Суржевская Марина: другие произведения.

Отражение не меня. Искра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Отражение Света и Тьмы приходит в этот мир лишь раз в сто лет, воплощаясь в человеческом теле. И никто не знает, как оно выглядит, есть лишь древнее пророчество на старом свитке и неясные указания. Но когда загорится синяя Звезда Забвения, Отражение должно быть инициировано. Оно должно полюбить и отдать свою силу, чтобы Свет продолжал защищать Пятиземелье от темноты и проклятых. Отражение уже рождено, и охота началась. Ведь и светлым, и темным нужна эта сила, способная изменить мир.

    Вот только никто не спросил, чего хочет само Отражение. И никто не расскажет, почему ей нельзя любить...

    Книга 1. Искра. Завершено.

    Книга 2. Сердце Оххарона. Завершено


  Суржевская Марина
  
  Отражение не меня
  
  Аннотация.
  Отражение Света и Тьмы приходит в этот мир лишь раз в сто лет, воплощаясь в человеческом теле. И никто не знает, как оно выглядит, есть лишь древнее пророчество на старом свитке и неясные указания. Но когда загорится синяя Звезда Забвения, Отражение должно быть инициировано. Оно должно полюбить и отдать свою силу, чтобы Свет продолжал защищать Пятиземелье от темноты и проклятых. Отражение уже рождено, и охота началась. Ведь и светлым, и темным нужна эта сила, способная изменить мир.
  Вот только никто не спросил, чего хочет само Отражение. И никто не расскажет, почему ей нельзя любить...
  Книга 1. Искра.
  
   Пролог
  
   Светлые отступили, ушли за Зону Сумерек, за ледяной полог. Они снова прогнали стражей света, хоть и ценой собственной крови, и испитой светлыми воинами магии. Шариссар тяжело сбросил броню - слишком много сил потратил, и оборот в человека давался с трудом. Будь его воля - не оборачивался бы вовсе, упал на все четыре лапы и проспал пару дней. Все, чего хотело израненное тело - отдыха. Но королева ждет, и она не любит, когда он приходит к ней зверем.
   Кожа без брони кажется слишком уязвимой, беззащитной. Но оборачиваться нужно, иначе можно совсем одичать и не заметить, как уходит сознание. Айк подал паладину мокрую холстину, и Шариссар благодарно кивнул. На границе купален нет, конечно, но кровь и грязь стереть хочется. Быстро обтерся и надел чистую одежду, пристегнул оружие.
   - Арка уже готова, господин, - склонил голову его верный оруженосец. Шариссар, проходя, хлопнул его по плечу и вздохнул. Королева ждет. А ждать слишком долго она не любит.
   Арку проводник поставил на пригорке, там, где было меньше трупов. Впрочем, убитых уже обходили Поднимающие, придирчиво рассматривали тела. Разорванные клыками или сожженные синим пламенем, конечно, уже ни на что не годятся, а вот более-менее целые еще послужат на благо Оххарона. Воины из мертвых не получаются - слишком медлительны, и даже полное отсутствие эмоций не помогает. Зато выходят отличные слуги - безропотные, молчаливые и услужливые. Если Поднимающий не сплоховал, то прослужить Бездушные могут довольно долго. А самое главное их достоинство - такой слуга никогда не разболтает хозяйские секреты, не засунет любопытный нос в спальню, и не продаст за долю света. Единственное - Бездушных не стоит использовать на кухне. Все-таки выловить в тарелке супа чужой палец или глаз не слишком приятно, хотя паладин мрака за годы войны и дохлых крыс не раз ел, ему не привыкать. Но вот впечатлительные леди от таких фокусов теряют аппетит. Хотя Бездушные не виноваты: как ни силен Поднимающий, но мертвое тело все равно мертво. И ток магии и тьмы внутри него не заменит живой крови и света.
   - Господин, - проводник согнулся в поясе так, что седые космы упали на землю. - Арка во дворец к вашим услугам.
   Шариссар окинул взглядом поле битвы.
   Много потерь. Плохо.
   Светлым на этот раз удалось прорвать ледяной полог, найти точку разрыва. И это нужно как-то объяснить Ее Величеству. И конечно, сделать это придется ему. Ну, что ж...
   Он набрал воздуха и шагнул в подпространство Арки. Тело привычно свело дрожью, а его внутренности завибрировали от разрывающей силы. Но проводник паладина, хоть и старик, свое дело знал: пространство он сжимал мастерски, и его арки были не только надежные, но и короткие. Так что Шариссар вышел почти сразу, не успев помучиться. Стражи Мрака встретили его направленными в сердце клинками или полной броней. Паладин усмехнулся, махнул рукой.
   - Неплохо, - похвалил он. Специально ведь велел проводнику сделать выход в дальнем конце дворцового парка, чтобы проверить бдительность стражей. Но они снова сработали на совесть. Хотя...
   Оборачиваться он не стал, решив испытать их оборону в человеческом облике. Черная сталь двойных клинков стала продолжением ладоней, два разворота, и он ударил в стража, что стоял с краю. Тот сломался через миг: хоть страж и ожидал нападения, но Шариссар успел пробить ему грудную клетку до того, как стрелы ударились в его защитный барьер. Паладин гневно развернулся, остановил тяжелый взгляд на старшем страже. Тот присел, прижимая голову к земле и убирая когти на лапах.
   - Если бы я обернулся, то уже успел бы добежать до самых ворот, - недовольно бросил он. - Зайдешь ко мне через час.
   Страж смотрел красными звериными глазами, понимая, что ничего хорошего этот визит ему не принесет. Сам виноват. Надо думать, когда расставляешь заслон: вместо паладина из Арки могли выйти Светлые, Ящеры или Двуликие. Такой просчет может дорого обойтись, а за свои ошибки надо платить.
  
   Шариссар развернулся и пошел по дорожке между каменными деревьями. Они сверкали малахитовой зеленью и горели красными прожилками даже сейчас, когда парк погружался в третьи сумерки, и над хрустальным шпилем мерцала Звезда Мрака. Огненное сердце на башне наливалось кровью, и паладин потянул темную силу - жадно, истово, ощущая, как затягиваются его раны. В голове слегка зашумело, и он прервал поток. Пока достаточно. Высший паладин тьмы не хотел являться к королеве хмельным...
   Она уже ждала его, он чувствовал. Звала. Если бы не звала, даже он не смог бы найти повелительницу. Но она звала, и этому зову невозможно было противиться. Впрочем, паладин этого и не хотел. Предвкушение наполнило нутро томлением и горечью, сладким кровавым привкусом ожидания.
   Поднялся по белым ступеням, уже по привычке отмечая невидимых воинов, вмурованных в хрусталь стен. Они обездвижены века назад, но все еще живы, охраняя подступы к королевским чертогам. Три десятка сильнейших магов королевства, влитые в хрусталь живьем и ставшие единым целым с башней. Их боль и ненависть сделала эти стены почти несокрушимыми, напоила тьмой и силой вечной смерти. Их взгляды провожали Шариссара, и в сумраке синих глаз он видел насмешку. Не живые и не мертвые, они всегда смеялись над теми, кто шел к королеве.
   Стекло лестницы под ногами паладина истончалось и на четвертом пролете исчезло вовсе. Но он слишком давно служил королеве, чтобы бояться шагнуть в пустоту. Шариссар ступил на невидимую глазу ступеньку без страха.
   Лиария ждала наверху, почти возле огненного сердца, и ее зов заставлял кровь бурлить в жилах паладина. Он прошел последний пролет и толкнул дверь, выходя на открытую площадку. Она стояла к нему спиной, сегодня на ней было красное - дань погибшим воинам и их пролитой крови. Белые волосы развевал ветер, играл с прядями, как ласковый любовник. Шариссар молчал, понимая, что королева давно услышала его.
   Сердце Оххарона пульсировало, заливая башню багровым светом и тьмой, и паладина снова повело от силы и черной магии. Даже заслоны не помогали: здесь ее было слишком много, больше, чем воздуха, больше, чем жизни. И от Тьмы и крови он хмелел, хотелось пить их жадно, до одури, до потери человечности, до обращения, до безумия! Шариссар сжал зубы и укрепил внутри себя барьер, отрезая сознание от столь притягательной бездны. Лиария тихонько засмеялась и обернулась.
   - Твой самоконтроль всегда удивлял меня, Высший Паладин Мрака. Даже я не могу растопить холодную сдержанность своего стража.
   - Вам стоит лишь приказать, Ваше Величество, - он опустился на колено и склонил голову. Алые шелковые туфельки остановились около стража, когда королева подошла, и холодные пальцы прикоснулись к его щеке.
   - Встань.
   Он поднялся, посмотрел на нее сверху вниз. Лиария закинула голову, рассматривая его, а Шариссар снова сжал зубы. Синие глаза темного народа смотрели, казалось, прямо в душу. Если бы она у него была.
   - Сердце Оххарона напиталось кровью, Шариссар, - ее губы сложились в усмешку. - Но, к сожалению, не только кровью Светлых. Скольких мы потеряли?
   - Четыре взвода почти целиком, - он смотрел в ее прекрасное лицо, не отрываясь. - Светлые нашли точку разрыва, Ваше Величество. Уже третий раз. Звезда Вечности уже горит на небосводе, и реальность нестабильна. Ледяной Полог все чаще прорывается. В мир пришло Отражение.
   - Я помню предсказание, страж! - в голосе королевы зазвенел лед. - Однако ты прав. И знаешь, что делать дальше.
   Он помолчал, раздумывая.
   - Мы можем отправить через границу лазутчика, Ваше Величество. Но его придется отрезать от Оххарона. И нам нужен сильный маг, вы же понимаете, что слабый без кровной нити долго не протянет. Я могу выбрать кандидата по своему усмотрению?
   - Я доверяю тебе, - синие глаза налились тьмой и почернели. - Отражение необходимо найти. И уничтожить.
   - Будет исполнено, Ваше Величество, - отозвался он.
   Лиария отошла и застыла на самом краю площадки, чуть покачиваясь от порывов ветра. Он подавил в себе безотчетное желание приблизиться к ней, чтобы удержать. Или чтобы помочь упасть?
   Шариссар спешно укрепил внутри себя заслон, тревожно прислушиваясь к своим чувствам и пытаясь понять, не услышала ли Лиария отголосок его мысли? Даже не мысли - мимолетного желания, неясного и тайного? Но королева стояла спокойно, и даже волосы ее не шевелились, укрывая тонкую спину белым плащом. Лиарии надоело играть с ветром и она его прогнала.
   - Ты уже выбрал, кто перейдет границу? - она не спрашивала - утверждала, зная склонность паладина готовить все варианты и предложения заранее.
  - Я предложил бы свою кандидатуру, - безэмоционально сказал Шариссар.
  - Нет! - Лиария сверкнула синевой глаз. - Ты нужен мне в Оххароне.
   - Тогда Второй Страж Чертогов, Нортон Четырехпалый, Ваше Величество. - Паладин никак не отреагировал на отказ королевы. Впрочем, он в нем не сомневался.
   - Хорошо, - она обернулась через плечо. Ветер приподнял подол красного платья, завертел кровавой пеной вокруг точеных ног. Королева чуть улыбнулась. - Почему он?
   - Нортон один из немногих, кто способен продержаться без нити Оххарона достаточно долго, чтобы найти Отражение. И обезвредить ее.
   - Нортон сильный маг, - Лиария развернулась, застыв на краю бездны. - Один из сильнейших. Хорошо. Пусть так. Готовьте стража к переходу, я оборву его нить на рассвете.
   - Слушаюсь, Ваше Величество.
   - Поклонись Сердцу Оххарона, Шариссар. Ты ослаблен, а мне нужен сильный паладин.
   Он вскинул голову, всматриваясь в совершенное лицо королевы. Насмешка не ускользнула от его взгляда - страж заметил ее отголосок в синих глазах. Лиария не терпела своеволия. А его нежелание растворяться во власти Оххарона разве не проявление вольнодумства?
   Она качнулась, белые волосы взлетели и поплыли в багровом свете, источаемом сердцем. А потом упала вниз, сорвавшись в пропасть, красное платье пролилось на землю кровью, а сама королева растворилась во мраке.
   Он вздохнул чуть свободнее. Аудиенция закончилась, а прощаниями королева себя никогда не утруждала. Без ее присутствия стало чуть легче, хотя разве можно сказать, что ее здесь нет? И её прямой приказ он не мог оспорить или не подчиниться.
  
   Паладин шагнул к углублению, над которым пылало сердце. Кровь десятка жертв наполняла каменную чашу, живая сила убитых заставляла его биться. Неторопливо разделся, сложил одежду на бортике, сжал в руке кинжал. И ступил в темную, почти черную кровь, лег на спину, не отрывая глаз от пульсирующего Сердца Оххарона. Разрезал себе запястье и опустил руку, позволяя своей крови смешиваться с багряной жидкостью вокруг него. Тьма закружила голову так сильно, что он чуть не закричал, дыхание вырывалось из горла тяжело, драло глотку, разрезало битым стеклом. Тело выгибалось, и сладкий вкус чужой крови наполнял нутро. Первое погружение самое болезненное, потом стало легче, как только Оххарон узнал и принял его кровь. Тело стража расслабилось, воздух вернулся, а потом накатило наслаждение. Сильное, почти невыносимое, болезненное наслаждение, от которого он все-таки закричал.
   - Ты молчишь, когда тебе больно, но не можешь удержать крик удовольствия, да, Шариссар?
   Тонкие руки обвили его шею. Лиария выплыла из черной крови и прижалась к паладину. Он дрожал от спазмов мучительного желания и неистового экстаза, что сводили с ума. Она нашла его губы и скользнула по ним языком, проникая внутрь его рта. Страж не отвечал, лишь тяжело дышал, ощущая ее тонкое тело.
   - Порой мне кажется, что ты забываешь, кому служишь, Шариссар! - в голосе Лиарии скользнул гнев.
   - Вам стоит лишь приказать, Ваше Величество, - выдохнул он.
   - Приказать... Лишь приказать... - в ее голосе злости стало больше, и Сердце Оххарона запульсировало быстрее. Кровь в чаше вскипела, забурлила, вскрылась пузырями. Лиария провела ладонью по его телу, лаская и дразня, тонкая рука опустилась к самому чувствительному месту мужчины. Паладин молчал и не двигался, хотя его тело дрожало от желания. Лиария вновь провела языком по его губам. - Что ж... Тогда я приказываю тебе, мой паладин. Приказываю полюбить меня...
   - Мое сердце принадлежит Оххарону, Ваше Величество, - он откинул голову на бортик, безучастно глядя в синие глаза королевы. И она по опыту знала, что не сможет добиться от него большего, даже если разрезать стража на куски.
  - Ты сожалеешь? - прошептала она.
   - Я ни о чем не сожалею, Ваше Величество, - равнодушно ответил страж. Его раны затянулись полностью, оставив несколько новых шрамов. Королева откинула белые волосы, глядя на стража, и снова ушла с головой в темную кровь...
  
   ***
  
  
  Элея
  
   - Элея, ты снова напутала! Ну куда это годится? - Кори сердито ткнула пальцем в переплетение ниточек на полотне. - Кто это купит? Да никто! За сто лье видно брак! Элея, ты меня слушаешь?
   - Простите, я задумалась, - очнулась я.
  Женщина сердито засопела.
  - Мне надоела твоя невнимательность, Элея! И я не могу платить тебе за то, что ты портишь полотно! И вычту из твоей платы ущерб. Молись, чтобы заказчик оплатил твою работу!
   - Да, госпожа Кори, - хозяйка швейной мастерской отошла, а я огорченно рассмотрела узелки на ткани и вздохнула. Неумеха, вот кто я. Ни на что не годная, безрукая неумеха! Закусила губу, чтобы удержать слезы, но тут же сердито тряхнула головой. Вот еще! Не буду я плакать из-за такой ерунды! Не дождетесь! Но если Кори не заплатит, мне не на что будет купить еду и оплатить комнатушку на чердаке.
   Подышала, заставляя себя успокоиться и вновь приняться за работу. Пальцы не слушались, дрожали, и я подула на них, согревая. В закутке, где сидела, было холодно - тепло камина сюда почти не доходило, а от окна ощутимо дуло. Руки мерзли и теряли чувствительность, нитки путались в непослушных пальцах, вызывая злость. Я стиснула зубы, вновь запрещая себе плакать, и сосредоточилась на вышивании. Повезло, что вообще получила этот заказ, и надо постараться его не испортить.
   Ринка посмотрела сочувственно с другого конца комнаты, но промолчала. Остальные швеи даже не повернулись в мою сторону, демонстрируя свое отношение к полукровке. Я еще ниже склонилась над пяльцами. Предательская слеза все-таки скатилась на ткань, и я сердито смахнула с лица влагу.
  Эх, если бы можно было с помощью Света исполнить мое желание! Всего одно! Мне не нужны груды золота или волшебные превращения, я бы просто изменила цвет глаз. Только и всего. Вернее, всего одного глаза! И почему мне так не повезло родиться с глазами разного цвета? Правый зеленый, а левый... Если бы можно было избавиться от этой предательской синевы, из-за которой все отворачиваются и смотрят косо!
  Тория даже советовала мне ходить в черной повязке, закрывающей синий глаз, но я снимала ее из чувства противоречия. Хотя Тория называла это просто вредностью. И я не могла объяснить женщине, воспитавшей меня, что мне претит подобное. Я ни в чем не виновата, я родилась такой, и не собираюсь прятаться под уродливой повязкой!
  Как всегда при воспоминании о Тории накатила грусть. Она была простой женщиной, сельской учительницей, но меня любила, как дочь. И я была благодарна ей. Жаль, что Боги отмерили Тории слишком короткую жизнь. Она сгорела за несколько дней от пришедшего в деревню болотного мора. В свои неполные четырнадцать я ухаживала за ней, вопреки запретам местной целительницы, но увы... не смогла отобрать у смерти. Перед кончиной Тория все твердила о том, что мне нужно бежать от магов, спасаться самой и спасать сестру. Но ничего толком так и не рассказала - не успела, впав в беспамятство.
  Меня мор обошел стороной. И, к сожалению, по приказу деревенского старосты домик Тории сожгли вместе со всем имуществом. Так делали всегда: болотный мор слишком опасен, а дерево и ткань способны надолго сохранить заразу. Наверное, я всегда буду помнить тот день. Пылающие костры, в которых сгорали дома заболевших. Огонь был магическим, его разводил вызванный из города маг, и он не перекидывался на другие строения. У пламени был неприятный зеленоватый оттенок, призрачный и потусторонний. Дома горели, а я стояла на окраине деревеньки, у частокола из потемневших заостренных бревен, и прижимала к себе годовалую Незабудку.
  Из всего имущества у нас остались лишь носильные вещи, да старый медальон, что с рождения висел у меня на шее. И пока я в растерянности решала, что делать дальше, ко мне подошел местный торговец - зажиточный купец, которого в деревне все за глаза звали Грош. И блестя глубоко посаженными глазками предложил мне выход - идти в услужение в его дом. Днями прислуживать его супруге и многочисленным детям, а ночами... То, что я должна буду делать ночами, заставило меня нестись от торговца со всех ног, не оглядываясь и не слушая его злобные выкрики.
  
   Вздохнув, я вернулась к своей работе, раздумывая, хватит ли денег, чтобы купить продуктов на ужин. Может, все же попросить у Кори монет? Хоть пару медяков. Хозяйка обернулась, словно подслушав мысли своей работницы, и окинула меня недовольным взглядом. Я отвернулась. Просить у Кори в долг бесполезно, это очевидно...
   Рабочий день все тянулся и тянулся, хилый огонек лампы дрожал, отбрасывая на пяльцы неровный свет и кривые тени: Кори жадничала и не хотела тратиться на магическую лампу. Предпочитала коптить масло. Спина снова затекла, и я потерла поясницу, выпрямляясь. К счастью, и этот нескончаемый день закончился.
   - До завтра, девушки, - попрощалась Кори и даже улыбнулась некоторым. Конечно, я в их число не входила.
  
   Ринка догнала меня уже на улице, придержала за локоть.
   - Ух, холодно как, - воскликнула она, прищурившись. - А ты чего без плаща? Одеваться надо, осень ведь! - Ринка рассмеялась, словно сказала что-то веселое, а я промолчала. Все же Ринка - единственная из работниц относилась ко мне хорошо, улыбалась при встрече и болтала в перерывах, так что ссориться с ней не хотелось. Единственный недостаток курносой и жизнерадостной Ринки был в полном отсутствии у нее такта. И еще она была не слишком умна, и, похоже, искренне полагала, что я хожу в дождливую погоду накинув лишь платок, исключительно по глупости и невниманию. А не от того, что у меня нет теплой одежды. И так же бесхитростно предложила:
   - Пойдем в кофейню посидим?
   - Прости, Рин, я не могу, - выдавила я извиняющуюся улыбку. - Может, в другой раз?
   - Ну, как хочешь.
   Ринка чуть скривилась, а я подумала, что скоро и эта швея перестанет со мной разговаривать. Какой толк дружить с той, что никогда не поддерживает компанию, не ходит в кофейню на чашечку ароматного напитка, и ничего о себе не рассказывает? Никакого.
   Ринка махнула рукой и побежала догонять других девушек, а я свернула в темный проулок. Здесь дома стояли плотно друг к другу, так, что между облезлых стен с облупившейся штукатуркой оставался узкий извилистый проход, теряющийся в темноте. Идти по нему я каждый раз боялась, но другого пути все равно не было. Замерла у этого темного коридора, торопливо вытащила из кармана осколок зеркала и зажала его в ладони. Прислушалась, настороженно всматриваясь во тьму. Но проход затаился и молчал, не выдавая себя ни звуком чужого дыхания, ни шорохом враждебных шагов.
   Я тихо пошла вперед, сжимая свой осколок и готовясь в любой момент ударить. Но этим вечером все обошлась, и со вздохом облегчения я скользнула в темную дверь черного хода, взлетела по лесенке под крышу дома.
   - Лея! - завопила Незабудка, кидаясь мне навстречу и радостно вереща.
   - Как ты, милая? - я потрепала малышку по макушке. - Не кашляла сегодня?
   - Нисколечко! - Незабудка вытаращила глазенки, показывая, что говорит истинную правду, и я рассмеялась. Девочка же тотчас сунула нос в мою сумку, пытаясь определить, что принесла на ужин сестра.
   - Не торопись, - удержала ее. - Сначала руки мыть, помнишь?
   - Так они чистые! - заявила Незабудка, вытаскивая из холстины хлеб, что я купила по дороге, и сразу вгрызаясь зубами в румяный бок. - Вкусно!
   Я с улыбкой пригладила непослушные кудри девочки и пошла к окну. За створкой в мешке висели оставшиеся продукты, которые я придирчиво осмотрела. Три яйца, пара картофелин, немного молока. Со свежим хлебом получится вполне достойный ужин, а утром накормлю сестру кашей, в мешочке как раз есть немного крупы. А сама перехвачу что-нибудь по дороге на работу. Или подожду до вечера, ничего страшного со мной не случится. Я ведь уже взрослая, вполне могу обойтись без еды. Какое-то время. А вот Незабудке нужно питаться, и по возможности сытно.
   Снова погладила сестру по голове, хоть та и не любила подобных нежностей. Отошла к маленькому очагу, согревающему скудное жилище, и повесила котелок. Воды в ведре почти не осталось, значит придется принести снизу. Но лучше сделать это ночью, чтобы не попадать на глаза хозяйке, а тем более постояльцам.
   - Чем ты сегодня занималась? - спросила я, срезая кожуру с картошки. Стружка получалась тоненькой-тоненькой, почти прозрачной, но даже ее я не собиралась выбрасывать, решив, что кожуру вполне можно пустить на суп.
   - Я играла! - важно объявила малышка и широко улыбнулась, показав щербатый рот.
   - Играла с куклой? - уточнила я. Сшитая из лоскутков и затасканная до неприличия кукла Пуся была любимой подружкой девочки.
   - Не-а, - Незабудка сверкнула зелеными глазищами. - Я ходила в Замок!
   Картошка выпала из моих рук и покатилась по темным скрипучим доскам. Я метнулась к сестре и присела перед девочкой, сжала ей плечи.
   - Как ходила? Как ты прошла? Я же говорила, чтобы ты не смела, чтобы никогда... Сиера! Как ты могла?! Ты ведь обещала!
   Незабудка скривила от испуга рот, и глаза наполнились слезами. Она точно знала, что когда я называю ее по имени, а не привычным ласковым прозвищем, это значит, что я по-настоящему рассердилась. Когда малышка была младенцем, ее глазенки были ярко-голубыми, словно цветы незабудки. Со временем глазки Сиеры поменяли цвет на зеленый, но прозвище так и осталось.
  Сестра захлюпала носом, надеясь, что одного этого достаточно, чтобы разжалобить меня, и я перестала ругаться. И обычно это срабатывало. Но только не в этот раз. Я побелела, и мои пальцы на плечах девочки сжались, почти оставляя синяки, до боли. Так что Незабудка все-таки расплакалась уже по-настоящему - от страха и непонимания.
   - Но мне было грустно... - завыла она. - Я жду - жду, а ты все не приходишь! Я просто посидела там немного и ушла, вот и все! Совсем капельку! Мне больно!!!
   Я рывком убрала руки и закусила губу. Незабудка ревела, уткнувшись в коленки и размазывая по покрасневшему личику слезы.
   - Туда нельзя ходить, Сиера! - я сердито отвернулась, не желая поддаваться жалости. И страху. Вскочила, оглядываясь. - Как ты прошла? Отвечай сейчас же!
   Я заметалась по крохотной комнатушке, почти задевая головой низкие наклонные балки. Половицы жалобно заскрипели от моих тревожных шагов, и я постаралась ступать тише, опасаясь, что потревожу толстого господина, что снимал комнату под мансардой. Но паника уже сжимала горло, страх клокотал внутри, обжигая нутро и не давая успокоиться.
   - Как ты прошла, говори! - хрипло выдохнула я.
   Незабудка сопела носом и отворачивалась, и я торопливо осмотрела девочку, проверила кармашки и даже заглянула в ботинки со сбитыми носами. Но ничего не нашла. Тогда принялась методично обшаривать коморку, не поленившись поднять и ощупать тюфяк, набитый соломой, лоскутный коврик на полу, и провести рукой по каждой из балок. Я прекрасно знаю, как искусно моя маленькая сестрица может прятать. Ложка обнаружилась в глиняном горшке, и я, вытащив ее, обернулась к девочке.
   - Где ты ее взяла?
   - Нашла, - Незабудка снова приготовилась заплакать.
   - Не ври мне! - вопль получился громче, чем это позволено безмолвным полукровкам с чердака, и я сжала виски, пытаясь успокоиться. Оловянная ложка весело поблескивала, отражая желтый свет очага. - Светлая Искра, помоги мне! - пробормотала я, приседая перед девочкой. - Незабудка, послушай, я ведь говорила, что тебе нельзя этого делать, помнишь? - я старалась не кричать, хотя страх сдавливал горло и заставлял сердце испуганно колотиться в груди: мне уже казалось, что стучат на лестнице подкованные сапоги тех, кто придет за нами.
   - Посмотри на меня, - я тронула заплаканное личико сестренки и со вздохом вытерла ей слезы платком. - Милая, это не игра, это очень опасно!
   - Но почему? - малышка похлопала ресницами, слипшимися от слез и торчащими, словно темные стрелы. - Я ведь просто играю! Я даже никого не видела в замке! Ты говорила, что главное ни с кем не разговаривать!
   - Я говорила, чтобы ты вообще не смела туда ходить! - поджала я губы. - Ты точно никого не видела?
   - Никого! - Незабудка почуяла, что сестра успокаивается, и подняла голову. - Никого-никогошеньки! - заверила она и даже попыталась робко улыбнуться. - Только котика.
   - Кого?! - опешила я.
   - Котика, - радостно пояснила малышка. - Но он разговаривать не умеет, он же не человек! Хоть и огромный... Мягкий такой, я его даже погладила...
   Я застонала в голос и вскочила, заметалась по комнате, уже не обращая внимания на скрип половиц. Сосед снизу возмущенно стукнул своей тростью по трубе водостока, показывая свое отношение к расшумевшимся нищенкам наверху.
   - Да пошел ты, - в сердцах пробормотала я. Недовольный толстяк сейчас был меньшей из моих проблем. - Собирайся, быстро! - бросила я сестре и забегала, скидывая наши скудные пожитки. Малышка так и сидела на полу, со страхом наблюдая, как я мечусь, и прижимая к себе потрепанную куклу. И готовясь снова зареветь.
   Я резко встала посреди каморки и сжала виски ладонями. Злополучная ложка сияла и блестела, но топота ног на лестнице слышно не было.
   - Ты точно не видела никого из людей? - горячечно спросила я у сестры. Незабудка закивала так, что веревочка вывалилась из косы, и темные волосы рассыпались по плечам малышки.
   Я задумалась. Может, пронесло? Или лучше перестраховаться и снова бежать? Куда? Я так устала постоянно скрываться...
   - Сиди тихо, - приказала Сиере и взяла ложку, укутала ее в платок. Выскользнула на темную лестницу и торопливо сбежала по ступенькам. Возможные опасности узкого прохода между домами сейчас совсем не волновали - слишком ничтожным казалось и нападение грабителей, и посягательство на девичью честь. По сравнению с тем, от чего мы с Незабудкой прятались, это виделось лишь досадным недоразумением.
  
   Я торопливо шла по ночным улицам, не обращая внимания на прохожих. Пару раз мне свистели вслед какие-то подвыпившие бродяги, но я не обернулась, лишь ниже опустила голову. Одета была более чем скромно, и местные забулдыги, видимо, справедливо решили, что взять у меня нечего, а разгулявшаяся непогода отбивала желание предаваться плотским удовольствиям. Холодного дождя, от которого мигом промокло платье, я почти не чувствовала, торопясь дойти до реки. За мостом было пусто, и я остановилась, перевела дыхание.
   Есть лишь один способ сбить след - создать более сильный. И именно этим я собиралась заняться. Вытащила из платка ложку и всмотрелась в ее выгнутую поверхность. При слабом свете фонаря рассмотрела кусочек своего носа и один глаз, синий, задержалась, фиксируя взгляд и настраиваясь.
  Олово в ладони затуманилось, а реальность поплыла. Грязная река затянулась белой пленкой, желтые фонари растаяли, исчезая. И уже через мгновение я стояла в самом прекрасном и самом страшном месте, которое только можно себе вообразить.
   Хрустальный Замок - так я называла это место. Как оно звалось на самом деле - не знаю, и надеюсь, что никогда не узнаю. Полупрозрачные стены светились багровым светом, словно внутри них текла живая кровь. И сам этот замок тоже был живым и хищным, он наблюдал за незваной гостьей, что посмела явиться сюда.
   Я поднялась с пола и снова ощутила знакомое головокружение, какое уже испытывала когда-то. Мне казалось, что я стою на краю бездны, почти парю в пустоте, что еще миг - и полечу, раскинув руки. Взметнусь птицей на самый верх. Туда, откуда льется алое сияние, зовущее меня.
   Бесконечный хрустальный зал был пуст, как и в моих воспоминаниях, и я с облегчением перевела дух. Оставаться в этом месте я точно не собиралась, нужно вернуться как можно скорее! Снова поднесла к лицу ложку, порадовавшись, что в этом мире достаточно светло. И уже размывая пространство увидела того, кого малышка Незабудка назвала 'котиком'. Я же чуть не завопила от ужаса, увидев это воплощение темноты. Огромный черный зверь, с плотными пластинами на мощной груди и боках, которые даже на вид казались непробиваемыми. Его хребет покрывали торчащие иглы, а клыки чуть приподнимали верхнюю губу. Уши короткие, прижатые к голове с темной шерстью. По строению тела он был похож на барса, если бы кому-то пришло в голову заковать барса в шипованную броню и выкрасить в цвет тьмы. Но больше всего меня испугали глаза животного. Ярко-желтые и ужасающе разумные. Всего миг зверь смотрел на меня, а потом одним прыжком преодолел разделяющий нас огромный зал и взмахнул лапой, выпуская когти. И я все-таки завопила, почувствовав, что острие коснулось ноги, разодрав платье. Но тут реальность изменилась окончательно, оставив порождение мрака в хрустальном дворце.
  
   Я вывалилась в грязь у реки и торопливо вскочила, тревожно озираясь. Но кроме далеких голосов за мостом ничего подозрительного не услышала. Швырнула ложку в воду, надеясь, что течение отнесет ее подальше. Как смогла, отряхнула измазанное, рваное платье, и быстро пошла в сторону гостиного дома, в котором ждала сестра.
  
   ***
  
  Шариссар
  
   Душа на этот раз пришла в образе женщины. Вернее, девушки. Хотя точно судить трудно: Шариccар видел лишь темную фигуру, покачивающуюся возле стены хрусталя. Тонкая до худобы, словно бестелесная оболочка, в черном нелепом одеянии и странных кусках серой тряпки, укрывающей лицо и волосы. Он видел лишь руки - бледные, с длинными пальцами, без украшений. И даже успел удивиться, что на этот раз душа выглядит почти материальной. Интересно, чья она? Духи порой принимают причудливые формы, самому Шариccару больше нравился образ маленькой девочки, что появлялся в хрустале недавно. Но малышка была совсем призрачной и почти невидимой: похоже, умерла недавно, и дух еще слишком слабый. Но он не противился, когда она попыталась до него дотронуться, даже подставил морду. Бестелесная ладошка легла на черную шерсть, но прикосновения он не ощутил.
   Эта же душа казалась материальной, Шариссар даже почувствовал запах. Он замер на миг, принюхиваясь, а потом оболочка повернула голову. И он увидел ее лицо. И уже не раздумывая взлетел над полом, рванул к незнакомке, которая затуманилась, исчезая. Рык вырвался из горла паладина, сотрясая хрустальные стены, но гостья уже потеряла облик, ее силуэт поплыл, словно дым затушенного костра. И все же в самый последний миг он успел зацепить ее лапой, мазнул когтями в бесплодной попытке удержать душу.
   Душу?
   Шариссар перевернулся через голову и приземлился на все четыре лапы. И поднял одну, принюхиваясь. На острие когтя осталась красная капля крови. Живой, настоящей, человеческой крови. Паладин втянул ее запах и замер. Закрыл глаза. Очень медленно лизнул. И стал стремительно обращаться.
  
   ***
  
  Элея
  
   Вода в котелке успела выкипеть, и я застонала, поняв, что совершенно забыла и про воду, и про котелок. Хорошо хоть Незабудка уже достаточно смышленая и погасила огонь в очаге, иначе мы остались бы и без котелка. А то и пожар устроили бы!
   Я присела на доски пола, хмуро рассматривая убогое жилище с плесенью по углам и голубиным гнездом за балкой. Силы внезапно закончились, все разом, и я не могла даже собраться, чтобы встать. Но Незабудка смотрела испуганно, боясь даже спрашивать, и пришлось с трудом подниматься на ноги.
   - Ничего, ничего, маленькая, сейчас будет ужин.
   - А я хлеб съела, - сообщила сестренка, икнув.
   - Да я уж поняла, - вздохнула я. - Хоть молока выпей, подожди, нагрею...
   Плеснула молоко все в тот же котелок и поставила на угли, не разжигая. Тепла хватит, чтобы жидкость немного согрелась. Несколько дней девочку мучил кашель, и я опасалась, как бы сестренка не разболелась всерьез. Так что пить молоко холодным ей точно не стоит. Наспех сварив яйцо в остатках воды, накормила ребенка и уложила ее на тюфяк, завернув в одеяло. Испуганная сегодняшним происшествием, Незабудка даже не стала требовать продолжение вечерней сказки, и вскоре засопела, обнимая свою куклу. Я же, убрав посуду и остатки продуктов, улеглась рядом, но сон не шел. Перед глазами все стоял страшный черный зверь с желтыми глазами, и это порождение бездны казалось мне сейчас даже ужаснее тех, от кого мы прятались. Я уткнулась лицом в подушку, чтобы своим стоном не разбудить сестренку. И не зная, как избавиться от дурного предчувствия.
  
   ***
  
   Утро началось с бодрого переругивания у соседа снизу. Я открыла глаза и минуту полежала, борясь с желанием снова их закрыть и провалиться в желанный сон. Казалось, что лишь на миг смежила веки, а уже наступил рассвет! Несмотря на все опасения, мне ничего не снилось, и черный зверь меня ночью не преследовал. Наверное, я так устала, что провалилась в омут без видений, и, к сожалению, без особого отдыха. Но даром хлеб не раздают, и мне необходимо работать, чтобы прокормить себя и малышку Незабудку. Тихо сползла с тюфяка, ежась от холода и поджимая пальцы на ногах. Хоть спать я легла в теплых носках, к утру все равно замерзла. Воздух на чердаке был затхлый, тяжелый, но холодный, а в щелях под крышей гулял ветер. И, похоже, за ночь еще сильнее похолодало, так что я снова замерзну в своей шали. Я хмурилась, пока одевалась. Нам нужны деньги. Впереди зима, необходимо купить теплую одежду для Незабудки, да и я не могу бегать под снегом в одном платке. Вернее могу, конечно, но если заболею, все станет еще хуже. Придется платить лекарю, покупать лекарства... Да и ждать хворую в швейной никто не будет, мигом возьмут на мое место новую работницу. Кори и так спит и видит, как бы заменить полукровку. И хотя я раньше никогда не болела, но все может однажды случиться впервые!
   Повздыхав, привычно повязала на голову платок и покосилась на остатки сухарей и вареное яйцо. Сглотнула набежавшую слюну и отвернулась. Торопливо развела огонь в очаге, прикрыла заслонкой.
   - Незабудка, милая, просыпайся.
   - Еще пять минуточек, - сонно пробормотала малышка, переворачиваясь на другой бок.
   - Вставай, моя хорошая. Надо следить за огнем, слышишь? А то погаснет, и ты замерзнешь. Незабудка! Быстро вставай!
   - Ну, Лея...
   - Вставай! Я тебе кашу сварила, поешь. И никуда не выходи, поняла меня?
   Малышка сползла с тюфяка, зевая во весь розовый рот и ежась от прохлады. Я накинула на сестричку шаль, быстро заплела ей косу и вздохнула. Все же девочке всего шесть лет, страшно ее одну оставлять. Но выбора не было, надо идти на работу. Еще раз строго наказав малышке никуда не выходить, я осмотрела комнатушку и вышла на лестницу.
   За ночь действительно похолодало, с реки несло сыростью, и на улице это ощущалось ещё сильнее, чем на нашем чердаке. В предрассветном сумраке бледно сверкали желтые звезды, а серп месяца покачивался на черных тучах. Красиво, только зябко. Зато ранним утром можно почти не опасаться нападения: к рассвету все местные отщепенцы расползались по своим норам.
   Я улыбнулась знакомому коту, что жил по соседству, но тот лишь вильнул хвостом и скрылся в тени дома. Вышла к реке и пошла вдоль нее, рассматривая деревянные перила моста. Этот городок был довольно большим - в маленьких сложнее найти работу, да и все приезжие на виду. А в больших городах легко затеряться: на окраинах всегда проживают разные люди, кто-то въезжает, кто-то отправляется дальше, и никому нет до других дела. И это меня вполне устраивало! Тория всю жизнь вдалбливала в меня страх перед магами, да и ее предсмертные слова я хорошо запомнила.
   За мостом уже была дорога и даже редкие экипажи с ранними путниками. Здесь сновали заспанные торговки с корзинами, что спешили в торговые ряды со своими товарами, булочник заманивал в свою лавку свежим ароматным хлебом, а молочник расталкивал прохожих, торопясь разнести кувшины зажиточным горожанам. Сон слетел с меня, и я пошла веселее, раздумывая, как упросить Кору выдать задаток. Иначе придется расстаться с медальоном, а делать этого ох как не хотелось! Все-таки это единственное наследство.
  
   В швейной уже все собрались, и кивнув приветливо работницам, я скользнула к своему месту в углу. Кора принимала на первом этаже заказчиков, и без ее неодобрительного взгляда работалось гораздо веселее. Я даже принялась мурлыкать себе под нос песенку, довольно рассматривая ровные стежки. Сегодня у меня все получалось, и я посчитала это добрым знаком.
   Ринка подсела ближе, сделав вид, что показывает мне прореху в серой мужской рубашке.
   - Слышала новость? - блестя глазами спросила Ринка. Я покачала головой. Конечно, я заметила необычное оживление в швейной - девушки шептались, склонившись друг к другу, но полукровку посвятить в свои обсуждения никто не захотел. И если бы не странное расположение Ринки, я так и не узнала бы того, что обсуждает весь город.
   - Сегодня приезжают они, - она ткнула пальцем в потолок и закатила глаза. И задышала тяжело, видимо, показывая свое восторженное отношение к новости. Покосилась на меня, проверяя, прониклась ли, оценила?
   - Они? - не поняла я, и Ринка разочаровано скривилась.
   - Они! Ну, они! Маги!
   Я промолчала в ответ на эту сногсшибательную новость, и Ринка совсем обиделась. Но тут же мотнула головой и посмотрела на меня с жалостью, решив, что полукровка не оценила масштабности сказанного просто по скудоумию. И решила просветить:
   - Ну, маги, понимаешь? Светлые! Те самые, всемогущие, из Хандраш! Представляешь?
   - И зачем они приезжают? - хмуро спросила я.
   - Будут набирать помощниц для хранительниц! - сообщила Ринка с таким видом, словно маги собирались жениться, или как минимум раздавать мешки с деньгами. Я нахмурилась еще больше. Здесь, на окраине Пятиземелья, маги были редкими птицами.
   - Сейчас? Но обычно набор происходит весной...
   - Мы тоже удивились, да и неожиданно все так. В прошлый раз, когда приезжали, за несколько месяцев уже на столбах магический призыв появился. А в этот раз - лишь сегодня ночью. Эх, даже подготовиться толком не успею!
   - Странно это, - задумчиво протянула я.
   - Да ты что, это же такой шанс! - возбужденно зашептала Рин, видя, что я ее сообщением не прониклась. - Они же увезут помощниц с собой! Счастливицы будут жить в замке, смотреть на все эти чудеса, да еще и деньги за это получать! Возможно, даже удастся увидеть Искру! Ты представляешь? А там, кто знает, может, прислужница кому из магов и понравится... - швея мечтательно закрыла глаза и растянула губы в улыбке. А я порадовалась, что благодаря этому Ринка не увидела мою гримасу.
   - Я тоже пойду на отбор, - Ринка нервно потеребила край ткани, что держала в руках. - Да и все девчонки пойдут, мало ли, вдруг повезет! Надо сегодня забежать в храм, зажечь лампадку у Обелиска Богов, чтобы помогли! Вот все бы отдала, лишь бы один из магов обратил на меня внимание! Вот полжизни бы не пожалела!
   Я промолчала, хотя и вертелся на языке резкий ответ.
   - А ты пойдешь? - очнулась от мечтаний о магах Рин.
   - Я? Нет, конечно, - и спохватилась. - Меня все равно не выберут, я не слишком искусная швея. Так зачем зря расстраиваться.
   - Ну, да, - Рин не сочла нужным разуверять подругу. Осмотрела скептически. - Да еще и твои глаза...
   Мы помолчали. Слова были излишни. Конечно, будь я даже самой искусной вышивальщицей на земле, кто из магов захочет взять в свой дом синеглазую? Дураков нет.
   - Но ты ведь придешь меня поддержать? - Рин заглянула мне в лицо.
   - Прости, я, наверное, не смогу...
   - Ну, Лея! - Ринка обиженно надулась. - Тебе трудно, что ли? А мне с тобой спокойнее как-то!
   Я закусила губу, раздумывая, как поступить. Отказывать Ринке не хотелось, может потом боком выйти. Выберут ее на этих смотринах вряд ли, конечно, и будет потом швея обижаться на меня и дуться. А мне здесь и так не сладко, не хватало еще, чтобы и Рин отвернулась. Да и совесть не позволяет отказать в ее просьбе, все ж какая - никакая, а почти подруга. Вот только Незабудка будет опять сидеть одна на чердаке, ожидая меня.
   - Кори ради такого события даже обещала отпустить всех на два часа раньше, - обрадовала Рин. - Правда, здорово?
   Я кивнула. Значит, у меня есть возможность задержаться ненадолго, надеюсь, Незабудка не сильно обидится. И тут Ринка добила меня самым сногсшибательным:
   - И Кори сегодня всем выдаст задаток! - с придыханием, наклонившись к самому моему уху, прошептала она. - Вот праздник, да? А после смотрин на площади будут танцы и фейерверк! В прошлый раз, когда маги приезжали, они запустили в небо огромного огненного дракона, Лея! До сих пор помню это чудо, а ведь пять лет прошло! А сегодня даже думать боюсь, что будет! Наверняка нечто потрясающее!
   Я невольно вспомнила ледяной замок с прожилками крови внутри хрустальных стен, и вздрогнула. Да уж, потрясающе...
   - Так ты со мной пойдешь? - Рин не собиралась оставлять меня в покое.
   - Пойду, пойду, - вздохнула я. Все равно ведь не отвяжется. - Надолго мероприятие? Смотрины эти?
   - Всего на час! - обрадовалась моему согласию Ринка. И тут же огорченно проворчала: - И что можно за час понять? Вот что? Надо же с чувством, с толком, а они - час! - она фыркнула недовольно и, сетуя на торопливость магов, пошла к своему месту.
   И правильно, в любую минуту может заглянуть Кори, а она разговоры на работе не одобряет. Или одна из работниц может потом нажаловаться, что мы болтали. Так что Рин ушла к очагу, но и оттуда продолжала поглядывать на меня заговорщицки и подмигивать так, словно у нее случился нервный тик. Я даже испугалась, что вернувшаяся Кори заподозрит неладное, но хозяйка мастерской была сегодня рассеянной и на работниц почти не смотрела. Да и сами швеи изрядно нервничали, и все их мысли, очевидно, были не о рваных рубашках и брюках, а предстоящих смотринах.
  Из шепотков я поняла, что идти на площадь собираются все, кроме старой Марты. Так что лишь она спокойно занималась работой. Остальные ерзали, шептались, поглядывали украдкой на старые часы, стоящие у стены, и с ожиданием косились на Кори.
   Я тоже ерзала, хотя у меня причина была другой. Я переживала, права ли Ринка, и выдаст ли нам хозяйка задаток. Если да, то я смогу накормить Незабудку нормальным ужином, а нет - придется бежать в лавку старьевщика и пытаться продать медальон.
   О еде я, конечно, подумала зря, потому что в животе настойчиво заурчало, да так громко, что Кори недовольно обернулась.
   - Простите, - пробормотала я.
   - Нажрутся всякой гадости, а потом животом маются, - протянула хозяйка и встала. Я покраснела еще больше и ниже опустила голову. Не объяснять же, что никакой гадости я не ела, хотя сейчас, кажется, слопала бы и подметку от башмака. Старую и жесткую. Можно даже без соли. Живот снова заворчал, видимо, одобряя подметку.
   - Нет, это просто невыносимо! - вознегодовала Кори и резко поднялась, зыркнув на меня из-под кустистых бровей. Пожевала губу и нахмурилась. - Как можно работать в такой обстановке? Одна тут животом рычит, другие ерзают! Бездельницы!
   Швеи опустили глаза в пол, стараясь не ерзать. Хозяйка нахмурилась еще сильнее, так что две брови почти сошлись в одну.
   - Никакого толку от вас!
   - Так смотрины же, - робко подала голос Ельга, самая умелая наша мастерица. Ее Кори ценила и даже порой прислушивалась к мнению швеи.
   - А вы никак собрались в хранительницы податься? - передразнила хозяйка. Девушки слаженно закивали.
   - Вот дуры безмозглые, - в сердцах пробормотала Кори и махнула рукой. - Идите, что уже... все равно никакого толку от вас сегодня!
   Девчонки сорвались со своих мест, словно стая гончих, у мутного зеркальца на стене сразу образовалась очередь.
   - А задаток? - напомнила Ельга, и я вздохнула с облегчением. Кори с недовольным сопением вытащила поясной кошель и принялась отсчитывать монеты. По пять каждой из работниц. Я протянула ладонь последней, но в мою руку упало лишь четыре звонких кругляша.
   - Это не все, - тихо, но настойчиво сказала я.
   - Все, что заслужила! - отрезала хозяйка. - И не топчись тут, а то и вовсе передумаю! Ишь, зыркает она своими глазюками! Ты на меня не зыркай, я твоих глазок-то не боюсь!
   Я привычно опустила глаза в пол, хоть и успела заметить сложенные щепотью пальцы Кори, и скрыла усмешку. Как же, не боится, но знаки охранные делать не забывает! Хотя что толку, все равно ведь не отдаст мою монету, а ругаться - только на неприятности нарываться. Поэтому я просто развернулась и пошла к выходу, буркнув Ринке, что подожду ее на улице.
  
   Смотреть на толпящихся у мутного зеркала разрумянившихся и радостно оживленных девчонок не хотелось. Я знала, что хозяйка отпустила работниц и выдала задаток вовсе не по доброте душевной, а потому, что так велит король. Если в какой из городов решат наведаться маги и провести смотрины, то всем хозяевам надлежит отпустить работников заблаговременно.
   Смотрины. Я фыркнула презрительно. Название-то какое, словно не прислугу, а невест выбирают! Да ни один маг никогда не посмотрит на простую девчонку с окраины Ардара, как на суженую. Впрочем, мне до этого нет никакого дела, постою в сторонке, пока Рин улыбается этим магам, да отправлюсь домой, к Незабудке.
   Я убрала монеты за пазуху, в лиф, и улыбнулась. То ли от ощущения холодных кругляшей, то ли от того, что погода наладилась и засияло солнце, но настроение значительно улучшилось. Мне даже снова захотелось начать напевать, как я делала всегда в моменты душевного подъема, но в это время по ступенькам слетела Рин, и я присвистнула.
   - Ого!
   Подруга ярко накрасила губы и щеки, неумело подвела глаза, так что стала похожа на расписную куклу. Да еще и волосы уложила в высокую прическу, подражая картинкам из Придворного Вестника! На них изображались столичные дамы, и волосы у них всегда стояли дыбом и украшались перьями, цветами и драгоценными заколками. У Рин ничего такого, конечно, не было, и она воткнула в голову ветку с пыльным тканевым цветком, что стоял у Кори в приемной. Я зажала рот рукой, стараясь не расхохотаться.
   - Э, Рин, ты уверена, что хочешь идти в таком виде? - как можно спокойнее осведомилась я.
   - Красиво, да? - восторженно завопила подруга и чуть смутилась. - Я впервые накрасилась! Все повода ждала. Хорошо получилось?
   - Э..., - промямлила я, не желая обижать доверчивую девушку. - Вроде, ничего...
   - Ага! - просияла она. - Прямо как у столичных дам, правда?
   - Ну да. Почти. Может... может всё же ветка - это лишнее?
   - С ума сошла? - Ринка схватила меня за руку и потащила в сторону площади. - Да я эту ветку еле отвоевала! Ельга на нее с утра глаз положила, но я ее в кладовой припрятала! Умно, да?
   - Очень, - вздрагивая от сдерживаемого смеха, выдавила я. Но Ринке и не требовалось мое одобрение: она сияла, словно начищенный медный таз, и как таран перла к площади, туда, куда уже стекались остальные горожане.
   Теперь и я поняла, почему с утра царило такое оживление, и даже заметила на объявительных столбах белые таблички, на которых было написано о прибытии в город магов. А для неграмотных - нарисовано. Художник, видимо, был не слишком талантлив, или обладал изрядной долей юмора, потому что картинка больше напоминала карикатуру. На ней был изображен усатый дядька в колпаке, подпирающем звезды и луну, а внизу у его ног копошились, словно муравьи, людишки. Наверное, таким образом творец желал подчеркнуть величие магов, но вышло до того смешно, что я расхохоталась. Ринка бросила на меня быстрый взгляд и тоже улыбнулась. На зубах девушки отпечаталась красная помада, словно швея кого-то съела. Но сказать ей об этом я не успела, потому что нас подхватила толпа и потащила к помосту, так что я даже порадовалась, что у Ринки в волосах торчит красный тряпичный цветок, словно маяк. Так был шанс ее не потерять.
  
   В центре площади возвышались мостки, доски заботливо укрыли бархатом и поставили парчовые кресла, которые пока были пусты. Рядом с ними суетился пузатый лысоватый мужчина, судя по одеяниям и массивной золотой цепи на груди - местный вельможа. Может даже сам градоначальник. Он беспокойно утирал батистовым платком лоб и что-то нервно говорил своим прислужникам и стражам. Воинов, кстати, тоже было не счесть, хоть в этом и не было нужды, ведь все знают, что магов нельзя убить. Но, похоже, градоначальник решил себя обезопасить. Сами Светлые все не появлялись, и толпа уже заволновалась, устав ожидать.
   - Обманули, не приедут! - истерично выкрикнул из центра женский голос, и народ всколыхнулся, как море, зашумел возмущенно.
   - Как не приедут? - заорала толстая тетка в белом переднике. - Я что же, зря тут с утра торчу? Кучу покупателей упустила!
   - А зачем торчишь, Мира? - меланхолично отозвался мужской голос. - Тебя все равно не возьмут в Хандраш. Им молоденьких да упругих подавай! А ты как перина пуховая, утонуть можно!
   - Ах, ты... Да я тебя! - заорала пунцовая от негодования Мира, а мужики захохотали.
   Но их дружный гогот оборвал тоненький девичий голос:
   - Смотрите, смотрите!
   И толпа послушно развернулась и притихла благоговейно.
   - Едут? - не понял мальчишка, который пытался выглянуть из-за спин взрослых.
   - Летят! - восторженно крикнула толстая Мира.
   Я тоже подняла голову, наблюдая приближение магов.
  Что и говорить, их появление было эффектным. В чистом небе, словно из ниоткуда, появилась пара хищных крылатых грифонов, описала круг над закинутыми изумленными лицами горожан и опустилась на помост. Из седел легко спрыгнули два молодых человека. Никаких колпаков на них не было, оба в одежде учеников Академии Хандраш, с эмблемой Искры на груди. Оружия у магов я не увидела, даже коротенького кинжала, только на бедре каждого ремнями был прикреплен недлинный стержень с осколком Оракула - усилитель силы. От рассматривания усилителя я снова перевела взгляд на лица молодых мужчин. Оба светловолосые, светлоглазые, с бледными красивыми лицами. Они встали в центре помоста, один из них поднял ладонь, и грифоны исчезли, словно и не было. По толпе прокатился восторженный вздох. Маги без улыбки рассматривали горожан, и я опустила глаза. Хоть и стояла я так далеко, что меня не было видно, за спинами двух рослых мужиков, и смотрела в щель между ними, но даже случайно встретиться взглядом с одним из Светлых мне не хотелось.
   Маги переглянулись. По губам того, что стоял слева, скользнула насмешливая улыбка. Второй откровенно рассмеялся. И мне вдруг стало неприятно, словно смеялись они над нами, над восторженно открытыми ртами простолюдинов и их горящими восторгом глазами. Но, возможно, мне это лишь казалось. Горожанам они ничего не говорили и словно чего-то ждали.
   Моя догадка подтвердилась, когда лица магов вдруг сделались серьезными и строгими, они выпрямили спины и слаженно повернулись в одну сторону. Горожане тоже уставились на пустое место в центре помоста, градоначальник нервно вытер лоснящийся от пота лоб. И тут... Словно лучи света поползли по багровому бархату, стягиваясь в одну точку, и там разлились сияющим полукругом. И сразу на площади стало чуть темнее - казалось, весь свет этого осеннего дня вобрала в себя сфера на мостках. Она вспыхнула, и из нее вышел человек.
   Первое, что привлекало внимание - это его волосы. Красные, они были длинные, заплетенные во множество косичек и стянуты сзади в хвост. Ярко-зеленые глаза смотрели так внимательно, словно заглядывали в души. Хотя, вполне возможно, так и было. На нем была светлая рубашка простого кроя и без украшений, темные штаны, заправленные в голенища высоких сапог, и черная мантия, сколотая на одном плече заколкой с голубым бриллиантом- отличительным знаком Хандраш. А это значит...
   - Магистр... - прокатилось по толпе изумленно-испуганное. Пожалуй, больше испуганное, потому что явление одного из Магистров Света в этом захолустье на краю Пятиземелья не предвещало ничего хорошего. И каждый из жителей городка поневоле задался вопросом, что ему здесь нужно? А я так и вовсе захотела провалиться сквозь землю и как можно скорее покинуть эту площадь и толпу. Мне уже даже не важно было то, что я нарушу обещание и брошу Ринку - лишь бы убраться подальше отсюда! В то, что Светлые прибыли за прислугой, я уже совсем не верила. К тому же подруга все равно потерялась в толпе, и даже ее торчащего на макушке цветка я больше не видела. Я принялась протискиваться в сторону, незаметно отпихивая пялящихся на помост и перешептывающихся людей. Но тут над площадью пролетел голос.
   Магистр говорил негромко, но его слова словно ветер подхватил и вложил в уши каждого из присутствующих.
   - От имени Хандраш и Обители Искры- оплота силы и света нашего мира, приветствую вас, жители Зеленой Низины. Вам выпала большая честь, и сегодня в вашем городе пройдут смотрины. Лучшие мастерицы и самые достойные девушки отправятся с нами в Хандраш. Вы готовы показать нам своих лучших умелиц?
   - Да! - крик вырвался слаженно из десяток глоток.
   - Хорошо.
  Красноволосый снова осмотрел толпу, настороженно всматриваясь в лица. Я присела за здоровым плечистым бугаем, который покачивался, словно в трансе. Или так и было? На лицах людей застыло такое восторженное выражение, что мне захотелось заорать и разбить магию Светлых. Но вместо этого я лишь тихонько пробиралась к выходу, пригибаясь и проползая между людьми, словно собачонка.
   - Тогда начнем, - по-прежнему негромко вещал магистр магии. - Каждая из девушек вашего города, не достигшая двадцатой весны и невинная, должна взойти на помост и прикоснуться к кристаллу.
   - Как, двадцатой? Как, невинная? - возмутилась Мира. - Они же все пигалицы и ничего не умеют! То ли дело женщины опытные! Как я!
   Красноволосый чуть повернул голову, и женщина осеклась, попятилась.
   - Я озвучил условия, - не повышая голоса изрек маг. - Приступаем.
   Я мельком глянула на помост. Лучи света свились в кокон, и в воздухе завис сияющий кристалл. Вот это мне совсем не понравилось, потому что он был подозрительно похож на осколок Оракула - даже я знала, как он выглядит. Магический кристалл показывал потенциал будущих магов, его использовали при поступлении в Академию Хандраш. Но выбирать служанку с помощью Оракула? Что за чушь?!
  Проклиная Ринку, что потащила меня сюда, а особенно себя - за глупость, я заработала ногами с удвоенной скоростью. Главное выбраться с площади, а там понесусь так, что никто не догонит! Заберу Незабудку, и прочь, прочь из этого городишки, отправлюсь на север, или за Перевал, туда магам хода нет. Светлая Искра, ну почему я сразу туда не отправилась? Почему, почему... Денег не хватило, вот и застряла здесь...
   Размышляя подобным образом, я добралась до края площади, вздохнула радостно, и тут же путь мне преградили два стражника.
   - Куда?
   Я сделала расстроенное лицо.
   - Ой, не подхожу я, - залепетала, не поднимая своих разноцветных глаз. - Так надеялась, так надеялась... Но уже двадцать две весны встретила! Так что пойду, пожалуй...
   - Не велено покидать площадь до ухода магов, - хмуро процедил усатый страж. - Никому, это приказ!
   - Так что же мне тут стоять без толку? - возмутилась я. - А дома у меня ребенок голодный! Пропустите, а?
   - Не велено! - грозно повторил мужчина.
   - Ну, пожалуйста, пустите, - заканючила я, лихорадочно кося глаза в поисках выхода. И с ужасом понимая, что его нет. Ох, не зря градоначальник нагнал на площадь всю городскую стражу! Да что здесь происходит?! - Пустите, дяденьки! - заныла, подражая местному говору. - Девочка у меня, малолетка, голодная, холодная... Тьфу-тьфу! А я все равно господам магам без надобности, стара для них! Вы же слышали, им только молодок подавай!
   - Слышал, а как же! - страж недовольно сплюнул, и я порадовалась, что он не попал на мой ботинок. Но мужественно стерпела и не отодвинулась. - Как будто нам самим девицы не пригодятся! - пробурчал он.
   - Вот-вот, - поддержала я и понизила голос до шепота. - Слухи ходят, что не для прислуживания девушек на Риф везут...
   Стражи переглянулись и слаженно посмотрели на помост, куда уже тянулась вереница ярко одетых девиц. Каждая из них поднималась, замирала на миг в круге света и дрожащей рукой прикасалась к кристаллу. Маг отрицательно качал головой, отверженная кандидатка ударялась в слезы, но покорно уходила с мостков. И тут же ее место занимала следующая.
   Я торопливо отвернулась. У них свой путь, у меня - свой.
   - Пропустите? А то голодная...
   - Холодная, слышали уже, - усмехнулся страж. - Ладно, иди, только тихо.
   Я от радости чуть не кинулась его обнимать, но опомнилась и бросилась к узкому проходу между домами, по которому можно было добраться до торговых рядов. А оттуда уже и до моего чердака рукой подать! Но стоило моей ноге коснуться края площади, как узкий луч света преградил мне путь. Он ударил меня в грудь так, что я отлетела и упала на спину, ударившись о телегу, которая непонятно зачем здесь стояла.
   Луч света отполз, расширился, и возле меня возник один из светловолосых магов. Он презрительно смотрел, как я пытаюсь подняться, не делая попыток мне помочь. Потом щелкнул пальцами, и меня вздернула в воздух невидимая рука, словно нагадившего котенка. Я задергалась, пытаясь освободиться, но мои носки еле-еле доставали мостовую.
   - Ортан, не надо пугать девушку, - мягкий голос магистра испугал меня куда больше, чем выходка молодого мага. Невидимая рука меня отпустила, и я снова едва не шлепнулась на булыжники мостовой. Но все же удержалась и с гневом уставилась на мужчин. Опомнилась и опустила глаза, но, увы, поздно. Красноволосый приблизился и приподнял мне подбородок, всматриваясь в разноцветные глаза.
   - Полукровка, - он не спрашивал, а утверждал.
   - У меня есть допуск на проживание в Пятиземелье, - пробормотала я. Магистр чуть улыбнулся, не убирая руки, а мне захотелось попятиться. Но я лишь упрямо сжала зубы и уставилась в его глаза, зеленые, словно весенняя травка.
   - Разве я спрашивал тебя про допуск? Это меня не волнует, - равнодушно протянул он. - Но мне интересно, почему вы, юная особа, не пожелали участвовать в смотринах?
   - Я не подхожу по возрасту! И по другим требованиям... - я постаралась не стучать зубами и не отводить глаз, хоть и очень хотелось.
   - Вы зря решили врать тому, кто служит Искре, - так же равнодушно оповестил магистр, и мне стало совсем дурно.
   - Я... я... я просто не хочу! Совсем не хочу в Хандраш! Я пришла просто из любопытства, но уже ухожу! Отпустите меня...
   - Ты сможешь уйти, если кристалл тебя отвергнет, - спокойно ответил красноволосый. И сделал жест рукой, словно приглашая пройти на помост.
   Я в отчаянии огляделась. Горожане смотрели на меня, некоторые - с недоумением и любопытством, большинство - со злостью. Словно гневались, что грязная полукровка расстроила великих магов своей глупой выходкой. Я распрямила плечи и высоко подняла голову. Терять все равно нечего - как бы ни сложилось, в этом городке я не задержусь. И всё, о чем я просила Искру, пока шла к мосткам - это чтобы загадочный кристалл меня не принял.
  На помосте я споткнулась, увидев сияющую и довольную Ринку. Она чуть притоптывала ногой и улыбалась во весь рот, тряпичный цветок потерялся, и теперь в ее волосах красовалась голая палка. Но такая мелочь подругу не волновала. Рядом с Рин стояла Ельга. Она тоже посматривала в толпу торжествующе, хоть и более сдержанно. И третья девушка тоже была из нашей мастерской, Полина, совсем молоденькая и молчаливая, она выглядела скорее испуганной, чем довольной. Я мысленно застонала. Все три девушки, выбранные кристаллом, мне знакомы. Вряд ли это хороший знак.
  Я несмело приблизилась к сияющему куску хрусталя и протянула ладонь. Была - не была! Тронула, и прозрачный камень покраснел, словно налился кровью. Лишь на миг, но этого было достаточно, чтобы я поняла - все пропало.
  - Оракул тебя принял, - подтвердил мои опасения маг. - Отойди в сторону и ожидай.
  Спотыкаясь, я подошла к Рин, и та схватила меня за руку, склонилась к уху:
  - Счастье-то какое, Лея! А ты идти не хотела! Всю жизнь теперь меня благодари, что я тебя уговорила! Боги к нам сегодня добры, не зря я целый крох на свечи потратила! Повезло! Ты рада?
  - А то, - мрачно согласилась я. - Прямо до одури.
  - Странная ты какая-то, - удивилась подруга, и тут ее осенило: - От радости сама не своя, да?
  - Угу, - еще мрачнее подтвердила я. - Прямо не знаю, как в себя прийти!
  - Тихо вы! - шикнула на нас Ельга, и мы послушно примолкли.
  Смотрины длились, пока все девушки подходящего возраста не взошли на помост и не коснулись кристалла. Неугомонная Мира тоже попыталась подняться, но перед ней словно выросла невидимая стена, и женщина ударилась об нее лбом. Толпа разразилась хохотом.
  Больше камень не покраснел ни разу, и магистр поднял ладонь, извещая, что смотрины окончены. Он повернулся к молодым магам, и молча посмотрел каждому в глаза. Те склонились в поклоне. Лучи света собрались в центре, и магистр исчез, даже не попрощавшись. Второй светловолосый маг развернулся к горожанам и раскинул руки. С его ладоней слетела золотая пыль, ее подхватил ветер, и в вечернем небе расцвели изумительные цветы, полетели птицы, пронеслись единороги... Там возникали сказочные звери - живые, объемные и красочные, и люди хлопали в ладоши и кричали, славя Хандраш и магов. Про четырех девушек на помосте все словно забыли.
  Пока парень развлекал публику, Ортан повернулся к нам.
  - Каждой из вас я надену кольцо, - сказал он. - Утром оно перенесет вас к пределам Рифа. У вас есть время, чтобы собраться и попрощаться с близкими. Вещи берите только самые ценные, вас обеспечат всем необходимым. Понятно? - девушки кивнули и заулыбались, одна я стояла, нахмурившись. Маг посмотрел на меня и усмехнулся. - И кстати, снять кольцо невозможно. И убежать тоже. Когда взойдет солнце, оно перенесет вас к Рифу, где бы вы ни находились.
  Я ответила мрачным взглядом.
  - Протяните руки.
  Он вытащил маленькую коробочку с простыми металлическими ободками и надел колечко на палец каждой избранной.
  - Ах, словно суженой! - просияла простодушная Ринка. И я порадовалась, увидев, как вытянулось лицо мага.
  - Свободны, - прошипел он, отворачиваясь.
  Девчонки тут же побежали в толпу, к родным и знакомым, я тоже сошла с помоста и направилась к домам. Любоваться праздником я точно не собиралась.
  
  ***
  
  До нашего чердака я добежала за двадцать минут. Улицы городка опустели - все были на площади, восторгались искусством магов. Я взлетела по узкой лесенке и принялась торопливо собирать вещи. Незабудка вылезла из своего 'домика', который она снова соорудила из одеял.
  - Милая, мы уезжаем, - запыхавшись, бросила я девочке. Вытащила из сумки булку, которую предусмотрительно купила в лавке по дороге. - Вот, поешь, а я пока вещи сложу.
  - А куда мы поедем? - блестя глазенками спросила сестра. Я порадовалась, что она у меня такая покладистая. Или просто привыкла к нашим постоянным переездам? Вздохнула, сворачивая пожитки в наплечный мешок.
  - Пока не знаю... Подальше отсюда.
  - У тебя колечко новое? - Незабудка застыла, не донесся булку до рта. - Покажи!
  - Чтоб ему провалиться, этому колечку, - пробормотала я, с досадой глянув на тусклый ободок. Конечно, покинув площадь, я первым делом попыталась его снять. Но безрезультатно. Украшение не давило и не мешало, но сидело на пальце, словно приклеенное! Палец покраснел и распух от того, что я дергала кольцо, но избавиться от ободка так и не удалось. Но ничего! Я сбегу туда, где даже маги до меня не доберутся!
  Выдохнула, чувствуя, как колотится сердце. Все же я не была уверена в том, что собиралась сделать. Но выбора у меня не было.
  С сожалением пересчитала оставшиеся монеты и спрятала их подальше. Потом одела Незабудку, завязала тесемки на ее плащике.
  - Малыш, мы сейчас очень тихо спустимся по лесенке, а потом побежим, поняла меня? Молчи и ни о чем не спрашивай. Ясно, Незабудка?
  Девочка радостно кивнула. Кажется, сестричка решила, что у нас намечается приключение. Я быстро вытерла мокрой тряпицей ее мордашку, испачканную повидлом и хлебными крошками.
  - А от кого мы убегаем? - шепотом спросила девочка.
  - Ото всех, - прошептала я, воровато покосившись на дверь. - Но для начала от нашей хозяйки. Платить за чердак нам, к сожалению, нечем...
  - Получается, мы пираты? - сообразила Незабудка и улыбнулась. Сказки о пиратах ей нравились больше других.
  - Можно и так сказать... - я тихонько выглянула за дверь. Никого. Я надеялась, что хозяйка дома тоже ушла на площадь, как и все горожане. Все-таки не так много в городке развлечений, чтобы пропустить приезд магов и представление. - Главное ни звука, Незабудка!
  Малышка понятливо кивнула и деловито прижала к себе куклу. Мы спустились по лесенке и, пригибаясь, чтобы нас не увидели из окон, пробежали по узкому проходу между домами. Каждую минуту я ожидала гневного окрика и вопля 'держи воровку!', но все было тихо, только соседская кошка проводила нас взглядом. Конечно, хозяйка поднимется на чердак, как только вернется, ведь она наверняка видела меня на площади, и придет требовать плату. Но я понадеялась, что представление ее задержит.
  
  Через полчаса мы добрались до реки и пошли чуть медленнее. Малышка довольно рассматривала окрестности - нежданная прогулка ее, очевидно, радовала, в отличие от меня. К счастью, на причале тоже было пусто, только дремал в лодке старик, и я вздохнула с облегчением. Боялась, что и лодочник ушел на праздник, тогда пришлось бы возвращаться к дороге, а это означало потерять время. И не зря я торопилась. Уже на середине реки я увидела, что на берег выскочила женская фигура, а с ней две мужские. Женщина орала, потрясая кулаки, мужики всматривались в воду.
  - Чего это они? - подслеповато прищурился лодочник.
  - Огорчаются, что на переправу не успели, - хмыкнула я, опознав в женщине хозяйку чердака.
  - Так можно вернуться, - оживился старик, почуяв выгоду.
  - Куда? - возмутилась я. - Мы уже почти у другого берега! А я тороплюсь!
  - Эх, надеюсь, дождутся... - пробормотал лодочник.
  - Да куда им деваться, - обнадежила я. - Другой дороги через реку Низинку все равно нет. А в объезд - это день пути!
  - И то верно, внученька, - важно кивнул старик. - Придется меня дожидаться!
  Я тоже порадовалась этому обстоятельству. Незабудка перевесилась через борт лодки, рассматривая рыбок, и я за шиворот втянула ее обратно.
  
  На берегу я громко посетовала, что до ближайшего городка, Лароса, куда мы направляемся, целый день пути, расплатилась и пошла в указанном направлении. За деревьями редкого леска остановилась. Лодочник уже усаживал в свою утлую посудину дородную торговку с корзиной яблок и в нашу сторону не смотрел. Так что я свернула с основной дороги и пошла по почти невидимой, петляющей тропке вглубь леса. Заблудиться я не боялась. Лес всегда подскажет направление, выведет на верный путь. Так что шла я быстро, закинув на спину мешок со скудными пожитками и посадив на закорки Незабудку, подвязав ее платком. Так было быстрее, чем если бы малышка пошла своими ножками.
  Темнеет осенью стремительно, и я торопилась, не обращая внимания на уже ноющую спину и усталость. Главное добраться до лесной сторожки, пока ночь окончательно не опустилась на Низинки. И когда я уже начала сомневаться и озираться, испугавшись, что заблудилась, мы почти уткнулись в темные, покрытые мхом бревенчатые стены приземистой сторожки. Весной я случайно нашла ее, когда пыталась набрать в лесу кислой, еще не созревшей земляники. И вот теперь лачуга пригодится нам для ночевки.
  - Заходи, - я спустила с плеч Незабудку.
  - Заколдованный домик! - девочка восторженно захлопала в ладоши и заглянула внутрь. - Фи, воняет.
  - Добрая фея нарочно напустила здесь такой запах, чтобы отпугнуть троллей, - пояснила я Незабудке, осматривая узкую комнатку. Лежанка в углу была сырой, но с одеялом и плащом - сойдет. Жаль, что нельзя развести огонь в очаге - дым могут заметить. Зато есть стены и крыша, защищающие от мелкого дождика, который начался к ночи.
  Я накормила малышку и даже поиграла с ней. Потом рассказала сказку о нашей лачуге, на ходу сочиняя историю и пытаясь уложить Незабудку спать.
  - Малыш, засыпай, нам рано вставать.
  - А утром мы снова поплывем на лодочке?
  - Нет, милая, - я помолчала. - Утром мы пойдем в хрустальный замок.
  Незабудка, уже почти закрывшая глазки, подскочила на лежанке.
  - Но ты же говорила, что туда нельзя ходить!
  - Нельзя. Но мы сходим всего один раз. По очень важному делу. Поняла меня? Ты будешь стоять рядом и ни на шаг от меня не отойдешь, Незабудка! Обещай!
  - Клянусь Искрой! - торжественно объявила девочка, а я снова вздохнула, приглаживая её торчащие вихры. На моих руках, под сказку, Незабудка все-таки уснула, утомленная множеством новых впечатлений. А я лишь прикрыла глаза. Спать я не собиралась, опасаясь пропустить восход. Но убаюканная мирным сопением Незабудки и темнотой не заметила, как задремала...
  
  ***
  
  Проснулась внезапно, еще не понимая, что меня разбудило. Может, предчувствие или плохой сон?
  Осторожно положила Незабудку на лежанку, потерла затекшую от неудобной позы руку. Тихо встала, прислушиваясь. И вздрогнула, уловив далекий собачий лай. Сердце сжалось и забилось испуганно. Почему-то я даже не сомневалась, что это по мою душу! А ведь так надеялась, что хозяйка не станет искать сбежавшую полукровку из-за пары медяков! Неужели решила, что раз меня выбрали маги, то можно стрясти побольше? Время было предрассветное, и хоть у меня не было хронометра, но я чувствовала, что скоро заря. Надо торопиться.
  Уже не опасаясь, я вытащила из кармана единственную огневку и зажгла ее. Маленькая палочка будет гореть лишь несколько мгновений, но этого хватит, чтобы поджечь сложенные в очаге веточки. Огневки дорогие, но я не пожалела, что когда-то купила ее. Возможность быстро развести костер, без утомительного трения, иногда дорогого стоит.
  Но сейчас меня интересовала не тепло очага, а свет. Потому что в темноте уйти в Замок я не смогу. Собачий лай раздавался все ближе, и даже были уже слышны крики.
  - Там сторожка лесника! Девчонка там!
  - Смотрите, дым...Ну, я ей покажу, воровке! Душу вытрясу...
  Мужские голоса перемешивались с визгливым женским, но я старалась не слушать, только бросила быстрый взгляд на толстую ветку, которой с вечера подперла дверь.
  - Они точно здесь! Проклятые полукровки!
  - Говорил тебе, выкини девчонок на улицу...
  - Открывай!
  Я прижала к себе сонно моргающую Незабудку.
  - Лея? А что, уже утро?
  - Да, милая, - я выхватила из кармана свой осколок зеркала и размотала тряпицу, в которою он был завернут.
  - Значит, мы идем в Замок? - обрадовалась сестра.
  - Да, Незабудка. Мы идем в Замок...
  Я всмотрелась в стекло. Чем лучше отражение, тем легче переходить. В разгорающемся свете очага я смотрела на свое лицо в мутноватом зеркале. Бледное лицо, кстати, с всклокоченными волосами и красными от недосыпа разноцветными глазами. В дверь заколотили, кажется, ногами...
  - Держись за меня, - приказала я малышке.
  Реальность поплыла, туманясь, и когда дверь рухнула под напором мужских сапог, мы с Незабудкой упали на хрустальный пол Замка.
  
  ***
  
  Здесь все было так, как я и запомнила: полупрозрачные стены, внутри которых тянулись красные кровяные прожилки, потолки такие высокие, что их почти не было видно. Глянцевый черный пол с золотым орнаментом, образующим какой-то рисунок. Я потрясла головой, потому что после перехода всегда немного кружилась голова, и поднялась на ноги. Незабудка вскочила еще раньше и теперь нетерпеливо подпрыгивала.
  - Лея, а пойдем посмотрим, что там за дверью? Может там волшебные феи? Или единороги? Или даже... дракон? Ну пойдем, ну Лея!
  - Стой на месте! - строго одернула я и испуганно оглянулась. Как ни страшно было приходить сюда, но куда еще я могла сбежать, чтобы светлые маги до меня не дотянулись? Я закинула на спину свой мешок и взяла Незабудку за чуть липкую ладошку.
  - Молчи и иди тихо, поняла?
  - А долго мы здесь будем гулять? - громким шепотом спросила девочка.
  - Нет. Недолго. Надо переждать рассвет.
  - А зачем?
  - Незабудка, помолчи. И не топай.
  Малышка насупилась, потому что ее просто распирало от желания болтать и прыгать, но все-таки послушалась. Мы шли по хрустальному залу, вслушиваясь в темноту. Шли без цели, просто потому что сидеть на месте мне было слишком жутко. Здесь царил полумрак, лишь сверху лилось алое сияние. Дошли до высокой золотой арки и осторожно выглянули.
  - Фи, - разочарованно протянула Незабудка, - еще один зал! А где дракон?
  - Надеюсь, спит в пещере, очень далеко отсюда, - пробормотала я себе под нос.
  - Ну и ладно, - неожиданно покладисто согласилась Незабудка, - зато котик пришел!
  - Котик? - похолодела я.
  - Ну да! Вон же он!
  Очень медленно, так медленно, чтобы успеть выдохнуть и не заорать от ужаса, я обернулась. 'Котик', а точнее жуткий черный хищник, стоял у стены, почти сливаясь с мраком. Его голова была прижата к полу, а хвост нервно подрагивал. Мощные лапы напряжены перед прыжком.
  - Мамочки, - прошептала я, задвигая за спину Незабудку.
  - Котик! - радостно крикнула девочка и бросилась к зверю.
  - Стой! - я заорала так, что эхо прокатилось по хрустальному залу, и кинулась ловить шуструю непоседу. Иногда малышка бывала удивительно проворной, и такой быстрой, что я с трудом за ней поспевала. Вот и сейчас она так стремительно преодолела расстояние до стены, где стоял зверь, что я догнала ее только когда Незабудка почти его коснулась. - Сиера!
  Я схватила девочку и, снова запихнув ее себе за спину, принялась пятиться, не сводя глаз с черного зверя. Шаг назад, и хищник делает мягкий, почти неуловимый шаг вперед. Я - еще шаг, и он повторяет. Я еще, он - снова. Словно играя с нами.
  - Лея, я хочу погладить котика! - звонко и радостно заявила Незабудка.
  - Молчи! - шикнула я, не оборачиваясь. Зверь чуть приподнял губу, показав длинные острые клыки, способные легко оторвать наши глупые головы. Еще шаг назад.
  - Хороший котик, хороший, - забормотала я, не слишком вдумываясь в смысл того, что несу, -красивая киса...
  - Пушистый! - добавила Незабудка.
  - Да-да, пушистая, добрая киса! Киса не тронет двух маленьких невкусных девочек, правда? Ведь киса совсем-совсем не голодная...
  'Киса' остановилась и склонила голову, рассматривая нас. Потом зверь сел, обвил лапы хвостом и снова склонил голову.
  - Вот и умница, - еще ласковее залепетала я. - Очень умный котик не будет преследовать нас, правда? А мы сейчас тихонечко уйдем...
  В зале стало чуть светлее, и я рассмотрела и шипы на хребте зверя, и острое жало на кончике хвоста. Что же это за хищник? Может, его здесь держат вместо сторожевого пса? Никогда таких не видела... Все так же отступая, без резких движений и крепко сжимая ладошку шумно сопящей Незабудки, я бросила быстрый взгляд на стены Замка. Они посветлели. А это значит, что и в этом мире наступал рассвет. Еще немного, и нам можно будет возвращаться. И уповать на то, что хозяйка чердачной комнатушки с напарниками уже покинула лесной домик, увидев его пустым. Потому что возвращалась я всегда на то же место, из которого ушла.
  Еще пара шажочков...
  Зверь лениво поднялся, сделал одно гибкое, неуловимое движение и оказался в полушаге от нас. Мы с Незабудкой слаженно вскрикнули. Я - испуганно, малышка- радостно. Ее эта игра с 'котиком' веселила.
  - Давай еще так! - обрадовалась девочка.
  Луч света пополз по стене, пробежал через черную плиту пола и коснулся моих ботинок. Я отпрыгнула от него, как от заразы, но было поздно. Руку с кольцом обожгло, и тусклый металл засветился. Реальность завибрировала, закручиваясь, и меня неудержимо начало затягивать в эту воронку.
  - Незабудка!
  Я рванула, подхватывая девочку на руки, а черный зверь молнией метнулся ко мне и вцепился клыками в ногу, когда я уже провалилась в пространство.
  
  Упала я на траву и закрыла глаза от потока утреннего света. Полежала, прижимая к себе сестру, потом неуверенно разомкнула веки и села. Застонала, потому что рядом обнаружился все тот же зверь, причем его клыки стискивали мой ботинок, правда, лишь держали, а не вспарывали кожу.
  - Отпусти! - рявкнула я. Зверь моргнул и, к моему удивлению, разжал пасть. Рыкнул недовольно и отошел в сторону. А я встала, спустила Незабудку с рук и осмотрелась.
  - Да чтоб этих магов слизняки сожрали, не смогли переварить и выплюнули недожеванными! - в сердцах бросила я, потому что уже поняла: кольцо сработало и вытащило меня даже из Замка. Незабудка захихикала, и я строго посмотрела. - Не вздумай повторять! Поняла меня?
  - А мы где?
  - Судя по всему - на Рифе, - мрачно известила я.
  - А Риф - это что? - заинтересовалась малышка.
  - Это отвратительное место, где живут самые отвратительные существа этого мира, - еще мрачнее бросила я.
  - Тролли? - обрадовалась Незабудка.
  - Маги. Хотя лучше бы тролли.
  Черный зверь, про которого я уже почти забыла от расстройства, издал низкий рык, и мы с сестрой слаженно подпрыгнули. Я попятилась, хватая за руку Сиеру.
   - Ну прости, - забормотала я 'котику', - я не виновата, что ты меня за ногу схватил. Сейчас попробуем вернуться! Только не рычи!
   Зверь не рычал и даже не приближался, сидел спокойно, лишь с силой втягивал воздух - принюхивался. Я посчитала, что такое поведение - хороший знак, очевидно, что есть нас он не собирался. Может, он не ест людей? Или просто не голодный?
   - Сейчас, сейчас, - забормотала я, торопливо доставая осколок зеркала. - Незабудка, сюда иди.
   Сестра подошла, и даже зверь приблизился, склонил голову, словно с интересом. Я же уставилась на свое отражение, ожидая привычного размытия реальности.
  - Ну давай же, давай... - в отчаянии бормотала я, до рези в глазах всматриваясь в осколок. В подробностях рассмотрела свой испачканный лоб, нос, губы, глаза - синий и зеленый, снова лоб... Но реальность не двигалась, и переход не открывался. - Не получается! - я отбросила осколок и потерла лицо. - Не знаю, почему! Вот же немытая пасть орка! Незабудка, не повторять!
  Встала, прикусив от расстройства губу и размышляя, что делать дальше.
  - Лея, я есть хочу! - напомнила о себе сестрица, так что я развязала мешок и вытащила оттуда лепешку и сыр. Покосилась на черного зверя, которой все так же сидел рядом.
  - Ну, что смотришь? - нахмурилась я. - Не могу я в твой Замок вернуться! Сама не отказалась бы. Уж лучше туда, чем в Хандраш. - И, подумав, кинула на траву кусочек лепешки, рассудив, что лучше хищник съест мой завтрак, чем меня. Но зверь лишь фыркнул, не пожелав принимать угощение, и гибко поднялся. Его шипы втянулись в кожу на хребте, а жало исчезло в кончике хвоста. Даже пластины словно втянулись, и теперь зверь походил на дикого барса. Только черного.
  - Не хочешь, как хочешь, - сказала я и подобрала нетронутую лепешку, сдула с нее травинку и с удовольствием съела. Сыр оставила для Незабудки, но и без него было очень вкусно. Зверь смотрел, склонив голову.
  Вокруг нас расстилалось мирное поле с желтыми цветочками. Где-то вдали темнели очертания гор. Легкий ветерок изредка приносил соленый запах, незнакомый мне, а в целом пейзаж был весьма спокойным. Даже тянуло растянуться на травке и полежать, рассматривая плывущие облака. Только жарко в пуховом платке.
  - Лея, а почему здесь лето? - дожевывая, спросила Незабудка.
  - Потому что маги не любят мерзнуть, - проворчала я. - Поэтому на Рифе всегда лето. Давай, милая, доедай и пойдем.
  - Куда?
  - Куда-нибудь. Должно же здесь быть ещё что-нибудь, кроме травы и цветочков.
  - Может, хоть здесь дракон живет? - с надеждой подпрыгнула Незабудка. - Ну хоть малюсенький?
  - Ох, милая, вот дракона я как-то не опасаюсь. Идем уже.
  
  Но уйти мы никуда не успели, потому что пучки света возле нас стянулись в одну точку, и из искрящейся лужицы вышел светловолосый парень. Тот самый, что позорно 'подвесил' меня на площади в Низинках.
  - Как вас сюда занесло? - голос у него был недовольный, маг хмыкнул, осмотрев меня. - Все девушки уже на месте, а тебя все нет! Еле нашел! Почему ты с ребенком и зверем? Детей и домашних животных в Хандраш не принимают!
  - Потому что это моя сестра, и без нее я никуда не пойду, - сразу нахмурилась я и крепче сжала ладошку Незабудки.
  - Но на Рифе нет детей! - парень окинул девочку хмурым взглядом и постановил: - Ее надо переместить обратно в ваши грязные Низинки!
  Вокруг его ног снова начали собираться лучики света, а я прижала сестру к себе.
  - Незабудка останется со мной! Я сюда не просилась, и вы не смеете нас разлучать! Слышите? К тому же... - я лихорадочно вспоминала слова мага, - мне было велено взять с собой самое ценное! А ничего ценнее у меня нет!
  Он нахмурился и задумался. Понятно, что принимать меня в Хандраш вместе с девочкой маг не желал, и у меня мелькнула шальная надежда, что он и вовсе вернет нас в Низинки. Обнадеженная этими мыслями, я встала поближе к черному барсу, который все еще сидел рядом.
  - И зверь тоже со мной! Я без них никуда!
  Парень пробурчал что-то недовольное, а я почти возликовала, мысленно умоляя его отказаться от моей кандидатуры. Уже хотела поведать про свой вздорный характер и совершенную никчемность в вышивании, но маг вдруг кивнула, принимая решение.
  - Хорошо. Мне велено доставить вас в Хандраш, дальше уже наставники разберутся. Наберите воздуха и шагайте в круг света.
  Я сникла и расстроено посмотрела на сестру. А так надеялась, что не возьмут...
  - Живо! - поторопил парень. Так что мне ничего не оставалась, кроме как закинуть на спину свой мешок, поднять на руки Незабудку и войти в лужицу света. Черный зверь шагнул следом, и я покосилась на него. Почему он увязался за нами, я не понимала, но думать об этом было некогда.
  
  ***
  
  Второй раз мы перенеслись ближе к подножию гор, и черные скалы с хрустальными пиками возвышались уже совсем рядом. И еще здесь сильнее был запах соли и чего-то пряного, неизвестного мне.
  - Чем это пахнет? - не выдержала я, выходя из круга и отпуская с рук сестру.
  - Морем Искры, конечно, - презрительно хмыкнул маг, а я прикусила язык. Чем же еще? Но откуда мне было знать, как пахнет море? Я его никогда не видела. И не нюхала.
  - Лея! Ну наконец-то! Светлая Искра, а это кто с тобой?
  Я обернулась на голос и чуть смущенно улыбнулась Ринке, которая сидела на земле и вскочила при нашем появлении. Ельга и Полина тоже были здесь, первая отвернулась, даже не кивнув, а вторая помахала рукой, с опаской посмотрев на барса. Возле ног девушек лежали объемные тюки с вещами.
  - Это моя сестра, Незабудка, - вздохнула я, - а это... - покосилась на черного зверя, прикидывая, как его назвать. - Это... Ну... это... Просто Зверь!
  Зверь повернул голову, в желтых глазах вертикальный зрачок сузился до тонкой, почти невидимой линии, и оскалил клыки, словно желая сожрать. Я отодвинулась подальше. Но думать о нем было некогда.
  - Все в сборе? - маг обвел нас недовольным взглядом, перебив меня. - Меня зовут Ортан, я непосвященный маг и уполномочен доставить вас в Хадраш!
  - А что такое непосвященный? - простодушно влезла Ринка.
  - Молчать, когда я говорю! - недовольно блеснул светло-голубыми глазами Ортан. Но потом все-таки пояснил: - Во мне есть свет, но он еще не разгорелся, и посвящения у Искры я еще не прошел.
  Ринка кивнула и открыла рот, чтобы еще что-то спросить, но расположение мага на этом закончилось.
  - Хватит болтать, отправляемся. До Хандраш два дня пути, свои вещи несете сами, конечно - вас предупреждали, что нужно брать самое ценное.
  - А мы что, пешком пойдем? - возмутилась Ельга. - А как же летающие грифоны? Или волшебная колесница? Ну или хотя бы вот эта ваша светящаяся лужица? Нельзя как-то по-волшебному перенестись? Чтобы ногами не топать?
  - Нельзя, - отрезал Ортан. И проворчал: - Тоже мне, важные персоны, на грифоне захотели... А ну, шагайте!
  Бывшие швеи взвалили на спины свои огромные тюки, а я порадовалась, что у меня никогда не было много вещей. Зато у меня теперь были два довеска в виде сестры и черного барса. Зверь все так же шел рядом и людей, кажется, совершенно не боялся. Зато вот девушки смотрели на него с ужасом и старались держаться подальше.
  - Лея, кошмар какой, откуда он? Я таких даже на картинке не видела. Неужели из полосы сумрака?
  Я покосилась на барса.
  - Оттуда, - кивнула я.
  А что, хороший вариант, сразу все вопросы отпадут. Там и не такие звери водятся. И никто не удивится его необычному виду, Сумрак - и этим все сказано. Кстати, может, тот Замок действительно сумеречный? Вполне возможно, там ведь места неизученные, страшные и губительные. Возле Зоны Сумрака никто не живет, лишь стражи границ несут свою тяжелую службу.
  - Зачем ты его держишь? - громкий шепот Ринки прервал мои размышления. - Вдруг сожрет ночью? У него же клыки!
  - Котик хороший! - обиженно выкрикнула Незабудка и дернула котика за хвост. Зверь угрожающе оскалился, от чего девчонки завизжали, маг схватился за жезл, на котором загорелся кристалл, а Незабудка зашлась веселым смехом.
  - Сиера, прекрати, - я оттащила сестру от барса и успокаивающе подняла руки. - Все хорошо, это они так играют! Не волнуйтесь.
  - Убогая, что с нее взять, - фыркнула Ельга, поднимая свой тюфяк. - Полукровка ведь. Вот и не дружит с головой.
  - Чтоб тебя слизни сожрали и, подавившись, выплюнули! - звонко пожелала девушке Незабудка.
  Я зажала ей рот рукой, стараясь не расхохотаться, но не удержалась и хмыкнула.
  - Милая, я же просила не повторять!
  - Как только этой неумехе ребенка доверили! - возмутилась Ельга и демонстративно отвернулась. Ринка за ее спиной скорчила рожицу и подмигнула Незабудке, а Полина хихикнула.
  - Хватать болтать, ногами шевелите! - оборвал нас Ортан. Потом сложил руки и плавно приподнялся над землей, так что носки его сапог зависли над молодой травкой. И так и поплыл вперед, не касаясь земли. Мы, к сожалению, магией наделены не были, и поэтому тащились на своих двоих. К обеду солнце поднялось высоко, тени сжались в точки, а Незабудка устала и расхныкалась. Я какое-то время несла ее на плечах, потому что двигаться достаточно быстро малышка, понятно, не могла. Но к полудню я уже заметно устала, да и остальные тащились все медленнее. Ринка повязала на голову платок, чтобы солнце не напекало, Полина согнулась, как столетняя старушка, одна Ельга шла молча и прямо, хотя и раскраснелась от жары.
  Я уже давно отстегнула рукава и порадовалась, что одета так удобно- в платье до колен, простое и серое. Теплые чулки и шаль я тоже сняла, и теперь опасалась, что натру ноги грубой кожей ботинок. Но полотняных тонких чулок у меня не было, и не босиком же мне идти. Приходилось терпеть.
  С Незабудки я тоже стянула курточку, оставив девочку в платьеице.
  - Во всем мире уже конец осени, прохлада, а здесь солнцепек, - проворчала Ринка, утирая пот. - Нельзя приглушить солнце как-нибудь? Или ветерок наколдовать?
  Ортан на наши стенания не отреагировал, просто завис, внимательно рассматривая местность. Ничего интересного в ней не было, обычный пейзаж - поля да скалы в отдалении.
  - Привал, - объявил маг и плавно опустился на землю. Девчонки же просто попадали на траву, скидывая свою поклажу.
  Ортан простер руки над землей, зашептал что-то, и пространство дрогнуло, поплыло, а через миг на поляне появилась холстина, накрытая всякой снедью. Мы восторженно ахнули, а Незабудка захлопала в ладоши:
  - Волшебник! Лея, дядя- волшебник!
  - Да, милая, - улыбнулась я чуть смущенно.
  Маг лишь снова презрительно хмыкнул и отвернулся.
  - На еду и отдых - час, к вечеру мы должны пересечь плато и спуститься в долину. Там заночуем.
  - Пресветлая Искра! - восхитилась Ринка, подползая ближе к накрытому 'столу'. - Вот это да! А говорите, что непосвященный! Столько еды наколдовали!
  - Я ничего не колдовал, - недовольно пояснил Ортан. - Я лишь переместил еду сюда из Хандраш. Там накрывают походные холстины для таких случаев, а моей капли света хватает для переноса. Только и всего. Наколдовать из Ничто может только истинный и посвященный маг. Это очень трудно.
  - А нельзя нас тоже переместить? В Хандраш. - Ельга тоже подошла ближе.
  - Только если в виде бекона, - поджал губы маг и отошел в сторону. Есть с нами он, похоже, считал ниже своего достоинства.
  Ельга дернула плечом и замолчала. Я вопросов не задавала и молча сооружала для Незабудки обед, накладывая на лепешку все подряд: сыр, холодное мясо, ломтики помидора и листья салата. И когда девочка вгрызлась зубками в это великолепие, так же молча начала делать лепешку с начинкой для себя. Я давно поняла, что пока есть еда - надо есть. Никогда не знаешь, как быстро она закончится. А вопросы я и потом успею задать.
  Барс принюхался к нашему провианту, фыркнул и, развернувшись, умчался на скалы.
  - Куда это он?
  Я пожала плечами.
  Честно говоря, меня это волновало мало. Зверь хоть и вел себя смирно, но не переставал быть зверем, и меня это соседство тревожило. Я всю дорогу косилась на него, опасаясь, что он проголодается и нападет, может, от этого и тащила Незабудку на плечах. Кто его знает, что у него на уме. Поэтому сейчас лишь обрадовалась и понадеялась, что барс не вернется. Я вообще не понимала, почему он до сих пор идет за нами.
  Девчонки тоже не разговаривали, молча поглощая пищу. Перспектива и дальше тащиться по раскаленному плато никого не радовала.
  - Как-то я по-другому представляла дорогу в Хандраш, - пробурчала Ринка. - Думала, мы полетим, чудеса там всякие. А мы тащимся, как торговки на тракте. Никакого волшебства.
  - Зато мы идем в самое красивое место на земле, - тихо вздохнула рядом Полина.
  - Откуда ты знаешь, что оно красивое? - проворчала Ельга. - У тебя есть знакомый маг, чтобы рассказать?
  - Да, - неожиданно подтвердила Полина. Мы уставились на нее во все глаза.
  - Что, правда? Ты знакома с магом?
  - Мой брат наделен Светом, - не поднимая глаз, ответила девушка. - Он уехал в Хандраш шесть лет назад, в Академию. И стал боевым магом. Он присылал нам письма, что сами летели по воздуху и даже под дождем не мокли. И писал, что это необыкновенное место, очень красивое.
  - А ты ни разу не рассказывала, - с легкой обидой протянула Ринка.
  - Арамира отправили в Зону Сумрака, он ведь боевой маг. А оттуда писать нельзя...
  Полина отложила недоеденную лепешку, поднялась и ушла к скалам, за низкие деревья. Мы проводили ее взглядами.
  - Как же, боевой маг, слушайте больше, - проворчала Ельга. - Наверняка в младших прислужниках бегает, вот и стыдится семье написать. Вот будет братцу сюрприз, когда эту дурочку увидит!
  - Прекрати, - тихо сказала я. Все знали, что означает 'отправили в Зону Сумрака'. Боевые маги регулярно пропадали на границе. Или погибали. И порой родственники годами ждали от них известий.
  - Ой, у кого это голос прорезался? - насмешничала Ельга. - Я и не знала, что ты говорить умеешь!
  - Не только говорить, - я в упор уставилась в лицо девушки. Раньше я всегда голову опускала и в глаза старалась не смотреть, но здесь опасаться уже нечего. И Ельга сразу замерла, сложила торопливо пальцы в охранном жесте.
  - Проклятая! - прошептала она испуганно. - Не смотри! Отвернись, говорю! Еще беду приманишь...
  - А ты за языком следи, я на тебя и не посмотрю, - отозвалась я, потянувшись за еще одним куском мяса.
  От непривычной сытости неудержимо потянуло спать, мягкая травка так и манила прилечь. Незабудка уже растянулась рядом, скинув свои ботинки, и я не стала ее ругать. Пусть отдохнет, пока есть возможность. Но только собралась присесть рядом, как от кустов раздался дикий вопль Полины, а следом - нечеловеческий рык.
  
  Первой мыслью было, что черный барс все же решил нас сожрать, и начал с самой упитанной, но я быстро поняла, что ошибаюсь. От деревьев в нашу сторону неслась Полина, а за ней... Такое чудовище я видела только на картинках в своей любимой книжке. Извивающееся, склизкое, с короткими отростками-лапами и хвостом-обрубком, с чешуйчатыми наростами на бочкообразном теле. Их называли кохрами, Когда-то они тоже выползли из Сумрака, а потом расплодились на земле. Слизни питались мхом, но вот задавить своим телом могли запросто.
  Ортан вскинул руку с жезлом.
  - Бегите! - закричал он.
  Ельга и Ринка со всех ног бросились выполнять, я толкнула за ними Незабудку и обернулась.
  - Еще один!
  Слева в сторону мага двигался такой же монстр, и справа тоже... Я заколебалась, не зная, что предпринять. Понимала, что нельзя упускать такой случай, что надо хватать Незабудку и со всех ног нестись отсюда подальше, прятаться, а если найдут - можно сказать, что ополоумела от страха. Но только вид мага, стоящего на поляне, одного против нескольких чудовищ, не давал мне уйти. Даже я понимала, что его капли света не хватит для борьбы со слизнями - они окружали парня со всех сторон.
  - Чтоб вас всех зловонная гхара забрала, - с отчаянием пробормотала я, отпихнула Незабудку. - Беги к Ринке, милая, быстро!
  А сама бросилась обратно к магу, на ходу подбирая булыжник и швыряя в морду одного их чудищ. Попала. Кохр повернул голову в мою сторону, подумал и снова пополз к Ортану.
  - Ах, так?! - Я подобрала камень побольше, благо, здесь их было полно, и снова швырнула. На этот раз булыжник впечатался в бок чудовища. Но он лишь дернул хвостом, не обращая на меня внимания, и продолжил двигаться к магу.
  Я озадаченно перевела взгляд с подрагивающего массивного хвоста чудовища на парня со вскинутыми руками и вдруг поняла:
  - Капля Света! Их манит Свет! Ортан, вы слышите меня? Уберите Свет!
  Он то ли не слышал, то ли не счел нужным прислушаться к словам какой-то полукровки, но все еще пытался поразить монстров своей магией. Я бросилась к парню, кувырком поднырнула под хвост одного кохра, перекатилась, вскочила за спиной Ортана и повалила его на землю. Он вскрикнул, но не устоял, свалился, и капля Света погасла на его жезле.
  - Идиотка! - заорал маг. - Они же нас сожрут!
  Он снова вскинула руки, зажигая Свет, но я навалилась на мага всем телом, не позволяя это сделать и стараясь не думать, что будет, если я ошиблась. Парень пытался меня скинуть, но я уцепилась за его одежду, а ногами обхватила бедра, словно древесная обезьяна.
  - Слезь с меня, ненормальная! - пыхтел Ортан, пытаясь выползти из-под меня и ругаясь. - Чокнутая тварь, дрянь такая, пошла вон!
  Горячее зловонное дыхание опалило наши лица, и мы застыли, не двигаясь, так и замерев в нелепой позе - Ортан на земле, я - на нем. Кохры зависли над нашими телами, шумно принюхиваясь. Склизкие отростки тронули мое плечо, оставляя влажный след, и я дернулась от отвращения. Словно лизнул... И чудовище, недовольно заворчав, отползло в сторону. Я очень медленно подняла голову и скатилась с мага, села на траву. Все кохры уходили в лес, покачивая своими толстыми хвостами.
  - Они же из Сумрака, - стушевавшись пояснила я. - Вот их Свет и приманил. А людей кохры не едят.
  Ортан тоже поднялась, окинул меня хмурым взглядом. Но если я ждала благодарности, то сильно ошиблась. Потому что маг первым делом на меня наорал.
  - Ты проявила своеволие, Элея, и не послушалась моего приказа! Я доложу о твоем поступке, поняла? Еще и испачкала... всего! Ненормальная!
  
  Я лишь рукой махнула, коря себя за глупость. Надо было бежать со всех ног, а не пытаться спасти наглого мага. Зачем только я это сделала? С тоской осмотрела свой потрепанный вид: платье в земле и траве, волосы растрепались, а на руке слизь от языка кохра. Отвратительно!
  Вздохнув, я поднялась и пошла искать Незабудку. Барс сидел на скале, почти слившись с черным камнем, и внимательно наблюдал.
  
  ***
  
  Лиария
  
  Она была здесь, и ее здесь не было. Тьма везде и нигде. Лиария задумалась и соткалась из темноты в женскую фигуру, шагнула ближе к зеркалу, всматриваясь в свое лицо. Хотя было ли это лицо ее? Тьма способна принять любую форму.
  Она тронула ледяную поверхность кончиками пальцев, и они провалились в стекло, словно в вязкое желе.
  - Еще раз, - приказала она.
  Мутная белесая дымка внутри зеркала завилась в спирали и развеялась, очищаясь. Лиария снова увидела хрустальный зал и своего паладина, застывшего в прыжке. Мощное черное тело с литыми мышцами, оскаленная пасть, иглы вдоль хребта. И две фигурки на полу - одна женская, вторая детская. Кусочек прошлого, застывший в хрустале.
  Лиария прикрыла глаза.
  Шариссар знал, что королева рядом, когда прыгал в портал Светлых. Он всегда чувствовал Лиарию. Ведь в нем было больше тьмы, чем в ком-либо из всего Оххарона. Возможно даже больше, чем в самой королеве. В этот раз он снова проявил своеволие, приняв решение без ее разрешения.
  Посылать в Пятиземелье Нортона уже не имело смысла, Высший Паладин Мрака сам найдет Отражение.
  
  Королева отвернулась от зеркала и разлетелась стаей черных птиц. Вылетела в окно и снова соткалась в фигуру уже на самой высокой башне Оххарона, возле огненного сердца. Оно пульсировало, билось, окунаясь в черную кровь, что питала его. Жертвы еще дышали, обездвиженные черной магией, умирающие, но все еще надеющиеся на спасение. Это всегда удивляло королеву. Суть человека - надежда, они до самого последнего вздоха верят во что-то лучшее, даже если разум упрямо твердит, что выхода нет, люди - верят. Так странно.
  Лиария прошла по краю бортика, закинула голову, рассматривая кровяные линии. Нить Шариссара дрожала, натянутая, словно струна. Она вела туда, куда не было ходу никому из проклятых. Мягко улыбнувшись, Лиария тронула эту нить и резко разорвала. Отголосок боли паладина кольнул кончики ее пальцев, и королева снова улыбнулась.
  Шариссар своеволен. Но он никогда не предаст Оххарон.
  Лиария прошлась босыми ногами по краю чаши. Ее белоснежное платье плыло в черной крови, не пачкаясь, словно лилия на воде. Королева склонилась над мужчиной, лежащим с краю, и нежно коснулась ладонью его лица. Он распахнул глаза - серые, кажущиеся темными на бледном лице. Это был один из Светлых, захваченный во время последнего сражения. Света в нем почти не было - обычный страж границ, даже не боевой маг. Разве что красивый. Лиария желала видеть у Чаши лишь самых достойных.
  - Ведьма, - выдохнул мужчина, а Лиария рассмеялась.
  - Ты боишься смерти, человек? - пропела она и слизнула каплю крови из пореза на его шее. - Не бойся. Твоя будет приятной...
  
  ***
  
  Элея
  
  К вечеру мы вышли на утоптанную дорогу, и идти стало легче. К тому же солнце уже клонилось к горизонту, а не пыталось нас поджарить, так что мы даже повеселели. Ортан больше не летел, а, как и мы, шел по земле, демонстративно отвернувшись.
  Я подошла ближе.
  - Слушайте, я тут вспомнила, что вы колечки свои снять забыли, - похлопала я ресницами, изображая простушку. - Вы бы забрали, а то вдруг потеряю? Знаете, я все теряю, прямо ничего мне доверить нельзя! Иголку в швейной - и то сто раз теряла, а тут колечко. Дорогое, наверное?
  Маг поджал недовольно губы, покосившись на меня. И ответил, видимо, лишь от того, что и ему было скучно целый день молчать.
  - Узел с вас снимут только в Хандраш, - бросил он.
  - Узел?
  - Кольцо. Оно завязано на вашей ауре, потому и узел, - снисходительно пояснил он. - А то вдруг потеряетесь по дороге, где я вас искать буду? А узел всегда приведет к любой из вас.
  Я сникла, хоть и старалась не показать вида, что расстроилась. А я так надеялась ночью улизнуть! Дождаться, пока все уснут, и потихоньку сбежать, сжав в охапку Незабудку! А теперь выясняется, что это проклятое кольцо держит меня на привязи.
  - Ой, а оно мне давит! - застонала я, дергая палец. - Размерчик не мой! Вот смотрите, прямо палец распух! Снимите, а? Я не потеряюсь, вот Светлой Искрой клянусь! Я вообще от вас ни на шаг! Палец-то как болит, ааа!
  - Ну, значит, останешься без пальца, - обрадовал Ортан. - А снять я все равно не смогу, не я завязывал узел, а магистр Райден.
  - Никакого толка от вас, а еще маг называется! - не удержалась я от возмущения и ушла к девушкам, перестав дергать свой измученный палец. Парень проводил меня ошарашенным взглядом, а я прикусила язык. Конечно, нельзя так разговаривать со Светлыми, но уж очень я расстроилась. Как ни ужасно, но, очевидно, придется идти в Хандраш и пытаться сбежать уже оттуда. Я вздохнула, усаживая на плечи задремавшую Незабудку.
  Иногда я видела черного барса - он по-прежнему следовал за нами, хоть и держался на расстоянии. Порой мне казалось, что он хромает, а раз даже почудилось, что у него из пасти идет кровь, но, скорее всего, лишь показалось.
  
  К ночи мы спустились в долину, и уже в темноте подошли к дому. Увидев впереди стены и крышу, девчонки чуть ли не завизжали от радости: мы уже всерьез переживали, что ночевать придется под открытым небом. Хотя меня такая возможность не пугала, но вот воспоминание о слизнях как-то отбивало всю охоту. Да и Незабудке нежелательно спать на сырой земле, еще простудится. Так что я тоже обрадовалась, когда мы приблизились к жилищу.
  С виду оно напоминало обычный путевой дом, им и являлось. Но поразило меня не это. В светлом зале уже сидели на лавках с десяток девушек, все с тюками, и, очевидно, тоже проведшие день в пути. Нам навстречу шагнул светловолосый парень - тоже маг, тот самый, что запускал в воздух волшебных зверей.
  - Ортан! Мы вас уже заждались, - воскликнул он. - Почему так долго?
  - Негасимой Искры тебе, Арви, - ухмыльнулся Ортан. - А задержался я, потому что вот эту ненормальную узел через горы перетащил. Пришлось искать.
  - Ого, странно, может, она в вихрь попала? Хотя там, вроде, не было сегодня волнений пространства. А ребенок что здесь делает?
  Оба мага уставились на нас с Незабудкой, и я крепче прижала к себе уснувшую девочку и насупилась.
  - Сейчас расскажу, - пообещал другу Ортан, и обернулся к нам, застывшим на пороге: - Ну, что встали? Ужин вам подадут, располагайтесь. Или вам особое приглашение надо?
  Мы смутились и бросились в зал. Девушки на лавках потеснились, поглядывая на новеньких с легким любопытством. Через несколько минут толстая подавальщица принесла котелок с кашей, поставила на стол. Тарелки нам раздали, и из общего котла ужин мы уже черпали сами. Незабудка проснулась, почуяв запах еды. Сами маги вышли за дверь, видимо, для беседы.
  - А вы откуда будете? - доброжелательно спросила маленькая толстушка, сидевшая напротив.
  - Из Зеленой Низины, - улыбнулась я.
  - Да? А мы из Тростниковой Низины! - обрадовалась она такому совпадению.
  Девушка с толстой рыжей косой приподняла удивленно бровь, переглянулась с подружками.
  - А нас в Гнилой Низине набрали, - сказала она.
  - И меня в Низине! - хмыкнула кареглазая смуглая девушка, похожая на жительницу пустыни. И добавила задумчиво: - У нас поселок - десять домов, названия даже нет, только жители между собой кличут Низинкой, потому что внутри сопок. И магов мы там сроду не видели, а вот на днях - появились. И кольцо мне надели: я одна в селении незамужняя да молодая.
  - А ну, хватит разговаривать, - прикрикнул на нас вернувшийся Ортан. - Доедайте, убирайте столы и спать! Тюфяки вдоль стен лежат. На заре дальше отправимся.
  Мы притихли, удивленно переглянувшись. А я нахмурилась. Получается, что маги отобрали молодых девушек из поселений, в котором было слово Низинка? Странно. Кареглазая тоже сидела, задумавшись, ковыряя ложкой в тарелке.
  - Не нравится мне это, - тихо пробормотала она.
  - Перестань, мы же в Хандраш идем! - напомнила Ринка. - Тут радоваться надо! Смотри, а то передумают маги тебя с собой брать, и отправят обратно в твою Низинку! В три дома у сосны!
  - Да я и не против обратно, - хмуро бросила кареглазая. Ринка обиженно насупилась и ушла отвоевывать тюфяк, а я подсела ближе.
  - Я тоже не горю желанием в Хандраш ехать, - тихо поделилась я с девушкой. - Только маги моего желания не спрашивали. Меня зовут Элея, а это Незабудка.
  -Тисса, - представилась кареглазая. - Вам что сказали, когда отбирали?
  - Что набирают помощниц для хранительниц Искры, - прошептала я. - Только условия странные выдвинули: возраст, и чтобы нетронутой была...
  - Вот-вот, - кивнула головой Тисса. - Мой отец это как услышал, так побелел весь от негодования. Где это видано, чтобы прислугу по таким качествам отбирали? Ни умения не смотрели, ни искусность в ведении хозяйства...
  - Это все потому, что готовят нас не в прислуги, - подмигнула рыжеволосая. Обвела всех таинственным взглядом. - А в жены!
  - Да уж, жди, - фыркнула Тисса.
  - Не хотите, не верьте, - оскорбилась рыжая. - А я вот себе жениха уже присмотрела! - она томно вздохнула и стрельнула глазами в сторону Ортана, что стоял у стойки. - Молодой, красивый, глаза - словно небо летнее! - с придыханием пропела девушка. - Вот вернусь домой через год с таким мужем, все девчонки обзавидуются!
  - Ты вернись сначала, - хмуро бросила Тисса. Отодвинула тарелку и пошла за тюфяком. Подумав, я отправилась следом.
  Сестра снова задремала на моих руках, и я решила, что и мне не мешает поспать. Что бы ни готовила дальше судьба, а встречать ее подарки лучше со свежими силами.
  
  ***
  
  Шариссар.
  
  Обрыв кровной нити, связывающей его с Оххароном, ощутил дикой болью, выворачивающей наизнанку. Он знал, что это произойдет, Лиария еще долго тянула. Нельзя находиться в мире Светлых и оставаться связанным с миром тьмы. Любой сильный маг почует нить практически сразу, это неизбежно. К счастью, мальчишка, что вел девушек, всего лишь новобранец, ни значительной силы, ни умений Шариссар в нем не увидел. В его армии такие не выживали- слабак и глупец. Допустил кучу ошибок, разрешил зверю находиться рядом с людьми, и даже не попытался связать его арканом или изучить. А если бы на месте Шариссара был дикий хищник? Оторвал бы их глупые головы, а этот недомаг даже пискнуть бы не успел! И кровяную нить Оххарона мог бы почувствовать, если был бы внимательнее, но парень лишь красовался перед девушками и поигрывал своим жезлом силы. Доигрался до того, что привлек кохров - этих слизней всегда манит Свет, как и всех тварей Мрака.
  Раскидывать кохров Шариссар не стал, решил посмотреть, как поведут себя девушки. Вдруг Отражение проявит себя? Элея кинулась на помощь парню, но никакой магии не показала. Просто девушка оказалась умнее недомага и догадалась про Свет, который нужно убрать.
  Шариссар остановился, помотал головой. Его тело, пережив первую боль, восстанавливалось, излечиваясь от внутренних повреждений. У Темных высокий уровень самоисцеления - если бы не это, они давно бы уже вымерли, слишком много врагов у Оххарона. Но Тьма благоволит к своим подданным.
  Он облизнулся, рассматривая сквозь ветви деревьев фигуру недомага и девушку, что вытащила его из королевского дворца.
  
  Элея. Так ее зовут. О том, что девушка - Ходящая Сквозь Миры, он догадался еще в Оххароне. Лишь они обладают способностью проникать сквозь полотно миров, сквозь пространство и даже время. Это очень редкий дар- наследие древнего народа, давным-давно ушедшего за грань. За свою долгую жизнь паладин встречал лишь одного человека с такими возможностями. Возможно ли, что Элея и есть Отражение? Он задумался.
  Шариссар фыркнул и улегся под кустом волчьей ягоды, положил морду на лапы, размышляя и перебирая в голове образы девушек. Ему хватило нескольких минут, чтобы разобраться в каждой из них, составить в своей голове подробные отчеты с перечнем достоинств, недостатков и возможностей. Все - обычные девчонки из глубинки, без значительной силы. У некоторых присутствует дар крови, как у этой Элеи. Это наследие тех времен, когда ткань миров была тонка, и народы разных реальностей могли перемещаться и встречаться друг с другом. От разных рас в их потомках и проявлялись дары крови. Рыжая красавица обладала небольшими способностями к стихиям. Пухленькая Полина - к целительству. В кареглазой Тиссе тлел первородный огонь. В некоторых дары крови спали так крепко, что могли и вовсе не проснуться. А в целом, все они были юные, глупые и шумные- ничего особенного. К тому же некоторые раздражали паладина довольно сильно, например самая маленькая, которая периодически пыталась дернуть Шариссара за хвост. Детей паладин не видел уже много лет. И даже не знал, как на них реагировать. Кажется, дети должны радовать.
  Он сдул с носа упавший сухой лист. Глупые выдумки людей. Да и чему радоваться, когда его за хвост дергают? Если бы можно было откусить девчонке голову - он бы порадовался. Впрочем, у него еще будет такая возможность. Пока же стоит затаиться и понаблюдать.
  Боль почти отпустила и думать стало легче. Хотя паладин давно научился не обращать внимания на боль, не замечать ее. К тому же эта была не самой мучительной, что ему довелось испытать.
  Элея. Он вспомнил вкус ее крови, что ощутил во владениях Лиарии, и облизнулся. Вот кровь у нее вкусная. Будоражащая. Терпкая. Он хотел бы вновь ощутить ее, сполна распознать этот вкус.
  Паладин прищурил желтые глаза, вспоминая. По телу прошла голодная судорога, и он мягко поднялся. Недомаг и девушка разошлись, а Шариссар подумал, что ему пора подкрепиться. Телу нужны резервы для восстановления.
  Он принюхался, впитывая запахи леса, и оскалился - его ждет славная охота.
  
  ***
  
  Элея
  
  Утром меня разбудило лошадиное ржание. Осторожно отодвинув сопящую Незабудку я поднялась, откидывая растрепавшуюся за ночь косу. В зале все еще спали, очаг почти потух, и к утру стало зябко. Хозяйка-подавальщица дремала в каморке под лестницей: дверь была приоткрыта, и я видела ее ногу, свесившуюся с лежанки. Магов видно не было, верно, расположились в отдельной комнате наверху.
  Я потихоньку встала и вышла за дверь гостевого дома, потянулась. И присвистнула. За низким заборчиком лежали, подогнув под себя ноги, летучие кони, каких впрягают в повозки богатые жители Пятиземелья. Да и экипаж имелся - с настоящим стеклом и бархатными сидениями внутри.
  Вряд ли такая роскошь предназначалась для перевозки девчонок из Низинок, да и место внутри было лишь для одного. Значит, в путевой дом пожаловал еще один гость?
  Я тихо прошла вдоль стены, прислушиваясь к звукам и вдыхая усилившийся запах моря. Мне даже показалось, что в рассветной тишине я уже слышу звук накатывающих волн. Или это снова разыгралось мое воображение? Стараясь не шуметь, я прокралась на задний двор, обогнув здание.
  Здесь стояла телега без колес, в которую рачительная хозяйка сваливала ненужный хлам. На эту телегу я и залезла, потому что ее бортик как раз расположился почти возле окошка второго этажа.
  Подползла ближе и прислушалась. В комнате разговаривали, но я слышала лишь один голос, задающий вопросы:
  - Ты уверен, что мы правильно определили время?
  ...
  - Не знаю... В прошлый раз ты тоже был уверен... Но Отражение так и не появилось.
  ...
  - Да-да... Я с тобой согласен. В любом случае мы должны снова попытаться...
  Голос стал затихать, а я приподнялась на доске, надеясь заглянуть в окошко. Мне был виден угол комнаты с краешком кровати и коричневого покрывала на ней. Голос, кажется, удалялся, я подтянулась еще выше... и слетела с телеги, словно отброшенная сильнейшим порывом ветра. Упала на землю, ободрав себе ладони с коленями, и ойкнула, когда возле моего лица плавно опустились ноги в мужских сапогах.
  - И кто это у нас такой любопытный? - насмешливо протянул голос, и меня вздернула невидимая рука и подвесила в воздухе. Я скривилась. Ну что за привычка у этих магов?! Скверная.
  - Утречка, - пробормотала я, опустив голову, чтобы не видеть красные волосы и зеленые глаза магистра.
  - И тебе всего искристого, - с усмешкой пожелал маг, и меня поставили на землю. - Разве приличные девушки заглядывают в окна к мужчинам? И что тебе понадобилось в моей комнате?
  Его глаза смеялись, хотя лицо оставалось серьезным и строгим. Я слегка смутилась.
  - Ничего, - вздохнула я, расправляя складку на платье. - Просто хотела посмотреть, кто приехал на крылатых конях. Простите...
  Маг промолчал, и хоть я не поднимала головы, мне казалось, что его глаза просто прожигают во мне дыры. Теплая рука в перчатке коснулась моего подбородка, приподнимая, а мужское лицо приблизилось настолько, что я почувствовала его дыхание. Попыталась отстраниться, но он не позволил.
  - Как тебя зовут?
  - Элея, господин магистр. Второго имени, конечно, нет. Я полукровка, как видите.
  - Да, какие удивительные глаза... Это ты прибыла с ребенком и зверем?
  - Да.
  - Почему-то не удивлен, - задумчиво протянул магистр.
  - Простите, - снова забормотала я. - Но у Незабудки кроме меня никого нет! А я не просилась в этот ваш Хандраш!
  - В Хандраш не просятся, Элея, - его пальцы все так же сжимали мой подбородок, большой палец слегка его погладил, и я вздрогнула, не понимая, что он делает. Прочертив линию, магистр убрал руку. И улыбнулся. - Если тебя выбрали, ты должна принять это с благодарностью и почтением. И сделать все, что понадобится на благо Хандраш и, соответственно, всего мира.
  - Конечно, господин магистр, - покорно пробормотала я. Конечно, ждите! Буду я делать все, что понадобится магам! Ну уж нет!
  
  Из-за угла выскочили два взъерошенных светловолосых мага в наспех застегнутых рубахах и склонились в низком поклоне.
  - Магистр Райден! Да продлит Искра вашу жизнь и увеличит силу! Мы не знали, что вы уже приехали!
  Я задумчиво обвела взглядом парней. Интересно, если они узнали о приезде магистра только что, то кто доложил магу обо мне? А о ребенке и звере? Еще одна странность!
  - Вы задерживаетесь, Ортан, - магистр отпустил меня и повернулся к молодым магам. - Ваши подопечные уже должны быть в сборе, а не смотреть десятые сны. Мы выдвигаемся через полчаса, девушек накормят на корабле, завтракать некогда.
  - На корабле? - вскинулась я. Но никто не обратил на меня внимания. Парни переглянулись, снова склонились в поклоне, и со всех ног бросились выполнять распоряжение. Райден обернулся ко мне.
  - Ваша сестра уже проснулась, Элея, и вот-вот свалится с лестницы, на которую залезла.
  Я ойкнула и понеслась ко входу, даже не удивившись, откуда магистр может это знать. С этими магами я скоро совсем разучусь удивляться!
  Незабудка висела на перилах вниз головой, и я еле успела схватить ее за ногу и втащить обратно.
  - Сиера! - шлепнула сестру по мягкому месту и присела, оправляя на ней рубашонку и завязывая шнурки на ботинках. - Ты решила себе шею сломать? У меня и без того проблем хватает, еще и ты балуешься!
  - Я играла, - обиделась Незабудка. Я торопливо проверила ее кармашек и хмыкнула, доставая блестящую заколку. - Ты где это взяла? У кого стащила? Говори немедленно!
  - У мымры, - надулась сестричка, кивнув на Ельгу, и захлюпала носом, уже готовясь разреветься, но я показала ей кулак.
  - Только попробуй! - сурово запретила я. - Возьму хворостину и выпорю! Еще раз что-то чужое возьмешь, тоже выпорю, поняла меня?
  Незабудка засопела, но не заплакала, лишь надулась, как индюшка. Я же спустилась вниз, наклонилась, сделав вид, что подобрала что-то с пола, и положила на стол тусклый медный кругляш.
  - Девушки, кто-то заколку потерял, - громко оповестила я, понаблюдала, как Ельга хватается за косу, и пошла к сестричке, вздохнув.
  Искоренить в ней привычку тащить и прятать все блестящие предметы я пыталась с тех пор, как Сиера научилась ползать. Но пока безрезультатно. Стоило блестяшке появиться в поле зрения ее глаз, и все! Словно сорока, Незабудка устремлялась к предмету и прятала его!
  Между тем, пока я возилась с Сиерой, внизу все проснулись и забегали, собираясь в дорогу. Ни умыться, ни позавтракать нам не дали - два злых светловолосых мага согнали нас, как стадо овечек, заспанных и нечесаных, построили по двое и велели следовать за ними. Зевающие девушки, взвалив на плечи свои мешки, нестройным рядом потянулись к выходу.
  - Снова тащиться целый день, - хмуро сказала рыжая. - Ой! Дождь, что ли, будет?
  Мы вышли во двор, который закрыла большая туча, зависшая над гостевым домом. И издали слаженный изумленный вздох. Потому что в небе была не туча, а корабль! Самый настоящий, с белыми парусами и узким носом, на котором красовалось изображение морской богини. Она раскинула все свои шесть рук, словно желая обнять застывших с открытыми ртами девушек.
  - Ну, что заснули? - окрикнул Ортан. - Снова ждем приглашения? Забирайтесь. Или кому-то хочется опять ножками топать?
  - Но как туда залезать? - пискнула Ринка. И стоило ей спросить, сверху упала узкая веревочная лестница.
  - Прошу вас, девушки! - с насмешкой изобразил поклон Ортан. Они с Арви переглянулись и обменялись смешками. Мы ответили им хмурыми взглядами, с ужасом рассматривая ненадежную конструкцию, которую раскачивал ветер.
  - Выстроились в линию и полезли! - скомандовал Арви. - Не задерживайте отправление!
  Но никто из девушек не двинулся с места, все стояли, вцепившись в свои мешки. Я прикинула высоту. В общем-то, не так уж и страшно - корабль завис на уровне крыши. И пока мы не могли решиться, моя Незабудка радостно засмеялась, почувствовав новую игру, и бросилась к лестнице. Уцепившись за веревки и быстро-быстро перебирая ногами, словно древесная обезьяна, она полезла наверх. Я ахнула, закинула за спину мешок и поползла следом, совершенно забыв о высоте. И сама не поняла, как оказалась возле деревянного бортика, а крепкие руки втянули меня внутрь.
  - Добро пожаловать на Грозу! - бодро приветствовал меня загорелый до черна старик с блестящими, словно шоколадная глазурь, глазами. Я кивнула с улыбкой и побежала ловить сестру, которая уже висела на каких-то канатах с улюлюканьем и визгом.
  - Лея, смотри, я пиратка! - обрадовала она, а старик рассмеялся.
  - Вот уж точно, юная госпожа! Но в Пятиземелье, и тем более на Рифе, пиратство вне закона, поэтому назначаю вас юнгой!
  - Юнгой? - с придыханием повторила Незабудка и свалилась с каната, но тут же вскочила и захлопала длиннющими ресницами: - А кто это?
  - А вот пока к Рифу прибудем, я тебе расскажу, - обрадовал старик. - А называть меня можно просто - капитан Дрозд!
  - Капитан Роз! - благоговейно повторила Сиера, почти влюбленно уставившись на смуглого мужчину в потрепанной шляпе. Я вздохнула. Ну, хоть кто-то счастлив!
  Кряхтя и сопя, по лесенке медленно карабкались остальные девушки, оставив внизу свои вещи. Кто-то, как пухленькая Полина, забрались с трудом, Тисса же поднялась так легко, что я заподозрила девушку в родстве все с теми же обезьянами. Ортан и Арви посмеивались внизу, наблюдая за потугами девушек одновременно лезть и придерживать разлетающиеся подолы платьев, и я с трудом удержалась, чтобы не плюнуть магам на головы. А потом сложенная в кучу поклажа плавно и сама собой поднялась на борт. Я хмыкнула. Вот не верю, что эти вредные парни не могли подобным же образом поднять и нас! Просто решили развлечься!
  Когда все девушки забрались на корабль, с крыши дома легко и беззвучно прыгнул на доски черный барс и по-хозяйски прошелся, принюхиваясь.
  - Пресветлая Искра, это еще кто? - изумился капитан Дрозд.
  - Это со мной! - пискнула я, а Незабудка помчалась обниматься с 'котей'. Правда, зверь лишь рыкнул и удрал, махнув хвостом. Я проводила его взглядом. И чего он снова за нами увязался?
  Последним на корабль поднялся магистр, и стоило ему ступить на доски палубы, как ветер надул опавшие паруса, заскрипели корабельные канаты, а деревянная богиня на носу вскинула свои шесть рук и сложила их в охранном знаке.
  - Ну, попутного нам ветра! - пожелал капитан и ушел к штурвалу.
  
  Команда корабля засуетилась, все были заняты своими делами, а нас маги определили в небольшие каюты по несколько человек. Но прежде магистр собрал всех на палубе. Девушки сбились испуганной стайкой, с любопытством поглядывая на мага. Он заложил руки за спину и улыбнулся.
  - Что ж, я рад снова всех вас видеть, - начал он. - И заранее прошу простить, если мои... - он бросил быстрый взгляд на Ортана и Арви, - мои ученики были с вами не вежливы. Я лично проведу с ними воспитательную беседу. Меня зовут магистр Алларис Райден, и вы можете обращаться со всеми вопросами ко мне. Но, - осадил он, увидев, как девушки уже открыли рты, - я настоятельно прошу воздержаться от них до прибытия в Хандраш. - Он снова обвел всех взглядом, заглядывая каждой из девушек в глаза. Те же в ответ расцветали, словно полевые ромашки, и улыбались так, что хотелось их стукнуть. Я скептически осмотрела мужчину с головы до ног. Нет, я, конечно, не могу не признать, что магистр красив. К тому же, помимо ауры властности и магии его окружала какая-то странная сила, и ее природы я не могла понять, но, кажется, именно она так очаровывающее действовала на девушек.
  Я вновь задалась вопросом, чья кровь текла в жилах магистра Райдена? Уж явно не только человеческая! Эти красные волосы и слишком яркие зеленые глаза не могут принадлежать обычному человеку. Конечно, я знала, что Искра меняет своих адептов, не только внутренне, но и внешне, но не думаю, что настолько!
  - В Академии Хандраш вас разметят со всем возможным комфортом, и, собравшись с силами, вы зададите ваши вопросы. Если они у вас останутся... Пока же отдыхайте и наслаждайтесь путешествием!
  Он склонил голову и ушел на мостик, а девушки так и смотрели ему в спину широко раскрытыми глазами.
  - О, Лучезарная Искра, дарующая свет! Какой мужчина! Вы видели, как он мне улыбался? - простонала рядом Ринка, мечтательно закатив глаза. Мне захотелось треснуть ее по лбу, чтобы в себя пришла.
  - Это он мне улыбался! - возмутилась рыжая Камилла.
  - Нет, мне, мне!
  - Дура!
  - Сама такая!
  Блаженные улыбки в один миг сменились злостью - кажется, еще миг, и девчонки передерутся, доказывая свое право на магистра. Помимо меня молчали лишь трое - Тисса, Полина, и маленькая светловолосая девушка, кажется, ее звали Летиция. Кареглазая отошла в сторону и хмурилась, рассматривая проплывающие пейзажи. Полина и светленькая тихо о чем-то разговаривали. Я подняла голову и поймала взгляд магистра. Он смотрел на нас с верхней палубы, и взгляд зеленых глаз мне не понравился.
  
  Отвернувшись, я покинула все еще спорящих девчонок и понесла свои вещи в выделенную мне каюту. Оставив их, снова поднялась наверх, подошла к борту. Внизу проплывали поля, засаженные ярко-желтыми цветами и кукурузой, узкие извилистые речки сливались в один большой поток, и он устремлялся вперед, где шумело что-то огромное и мощное, неукротимое и величественное.
  - Спустись в трюм, полукровка, и сестрицу свою забери, чтобы под ногами не путалась, - недовольно протянул за спиной Ортан. Я обернулась, прищурившись.
  - Вас, наверное, в детстве били? - не сдержалась. - Или вы были слабеньким и страшненьким? Или на девочку походили, и вас дразнили?
  - Что ты себе позволяешь, полукровка? - прошипел молодой маг.
  - Просто пытаюсь понять причину вашей злости! - брякнула я. - Смотрю - и молодой, и привлекательный, а злобы, как у кохра! Хотя нет, больше, раз даже слизняк вами побрезговал!
  И пока Ортан глотал от негодования воздух, развернулась и прошла мимо.
  - Ты еще за это ответишь, полукровка! - в спину мне бросил парень. Я гордо развернула плечи и прошествовала вперед, высоко подняв голову, и только на корме, там, где лежали толстые канаты и свернутый парус, села и обхватила плечи.
  - Полукровка, так и что же - не человек? - пробормотала я себе под нос.
  Было обидно, хоть я и пыталась не показывать вида. С самого детства я чувствую себя отбросом, мусором и грязью, на меня косятся и складывают пальцы в охранном жесте, поджимают губы и прячут под презрением страх. А ведь люди всего лишь видят мои разноцветные глаза. Даже в деревне, где я выросла и где никому не сделала ничего дурного, и там от меня отворачивались, а мамаши запрещали детям со мной играть. Даже в храмовую школу не взяли, и Тории пришлось всему учить меня самой, дома по вечерам.
  Сверху легко спрыгнул черный зверь и сел рядом. Я покосилась на него настороженно. Но других собеседников рядом не намечалось, а барс за эти дни ни разу не предпринял попытки меня сожрать. Я тяжело вздохнула.
  - Я же не виновата, что родилась с разными глазами, правда? - спросила я у него. - Да и что глаза... подумаешь! Один синий, второй зеленый, ерунда ведь? Даже не два синих, а всего один! А они все охранками своими тычут! Обидно. Хорошо хоть Незабудка с нормальными глазами...
  Зверь, конечно, молчал, лишь смотрел на меня своими желтыми глазищами. Потом лег, положил морду на мощные лапы.
  - Вот чего ты за мной увязался? Думаешь, я тебя кормить буду? Вот уж нет... сам как-нибудь. Прибудем в Хандраш, там поймаешь зайца, - я подумала. - Хотя нет, не надо зайца, лучше земляную мышь, они мерзкие, их не жалко.
  Еще посидела, вздыхая, и поднялась.
  - Пойду-ка, и правда, найду Незабудку, как бы она не залезла туда, куда не надо...
  Зверь проводил меня взглядом, но следом не пошел.
  
  ***
  
  Шариссар.
  
  Девчонка сидела на корме, и он спрыгнул, уселся рядом, рассматривая худую девичью фигурку. Она бормотала что-то о своих глазах, какую-то глупость, но он слушал вполуха.
   Высший паладин Тьмы и командующий армии Оххарона с сомнением оглядел скрючившуюся девушку. Волосы снова взлохмаченные, цвета темно-серого пепла, мордашка, правда, красивая. Глаза действительно необычные - чуть удлиненные, с насыщенной радужкой. Левый - зеленый, правый - синий. Такого темного и глубокого цвета, какой бывает лишь у потомков Темных.
  Шариссар фыркнул, сложил лапы. Если девушку откормить, то она станет красавицей, а пока слишком угловатая, испуганная и нервная. Хотя ее настроение паладина совсем не волновало.
  Гораздо больше заботило то, что совсем близко находится светлый магистр. И хоть Шариссар был отрезан от своей кровной нити, и тщательно установил ментальные щиты и иллюзию сознания неразумного хищника, он старался находиться от мага как можно дальше. Паладин не боялся. Он уже давно ничего не боялся, и легко мог перегрызть горло каждому на этом корабле, и три светлых мага вряд ли смогли бы ему помешать. Особенно если бы Шариссар принял боевую форму. Но ему нужны были ответы, а не гора трупов. И поэтому он пока просто наблюдал, стараясь не попадаться людям на глаза.
  
  Девушка прекратила бормотать и встала, а Шариссар поднял голову.
  Если она Отражение... он фыркнул. Тогда он возблагодарит Многоликий Мрак за такой подарок. Ведь это означает, что Тьма вернется в мир. Инициировать ее будет проще простого: насколько он знал, по пророчеству Отражение должно полюбить.
  Он насмешливо фыркнул.
  Он найдет Отражение и заставит ее полюбить, в этом паладин не сомневался.
  Главное, сделать это до того, как он начнет умирать без кровяной нити Оххарона.
  
  ***
  
  Магистр Райден.
  
  Крайген завис у потолка силуэтом летучей мыши, и магистр кинул на него недовольный взгляд. Но Тень лишь скрипнула, что у нее обозначало смех.
  'Ты так галантен, Алларис, - прозвучал в голове мага насмешливый голос. - Так вежлив и обходителен с этими девушками. Готов ответить на любые ваши вопросы... создадим комфортные условия... Дурочки уже смотрят на тебя, открыв рот! Но не все, не так ли?'
  - Четверо не отреагировали на излучение, - Райден прошелся по каюте капитана. Он мог общаться с Тенью мысленно, но предпочитал вслух. - Причины могут быть разные, от сильной влюбленности в кого-то другого, до природного ментального щита. Это редкость, но все же возможно... Надо разобраться.
  'Слишком привык, что женщины готовы на все ради твоей улыбки, Алларис? - съехидничал Крайген. - Задача оказалась непосильной?
  - Не язви, - поморщился маг и сел в кресло. Щелкнул пальцами, создав у стены камин и живой огонь. Пламя вспыхнуло и рассыпалось оранжевыми искрами. Магистр раскрыл ладонь, и в его руке появился бокал с вином.
  'Тратишь силу, - снова укорила Тень.
  - Тебе-то какое дело, - магистр сделал глоток, подумал, и создал вместо белого вина красное.
  'Дело есть, - прошелестел Крайген. - Если ты лишишься силы, то и меня не станет. Думаешь, кто-то из этих четверых - Отражение?
  - Один из признаков Отражения - невосприимчивость к ментальному воздействию, - задумчиво протянул Алларис. - В том числе к воздействию инкубов. Но это может быть и врожденной особенностью девушки, я уже говорил. Да ты и сам это знаешь не хуже меня, Крайген.
  Тень снова заскрипела, а магистр опять сменил вино в бокале. Сегодня ему все казалось невкусным.
  - Ты наблюдаешь за ними? - спросил он Тень.
  'Пока ничего необычного. Едят, пьют, болтают о всяких глупостях. Меня смущает лишь полукровка. И ее зверь'
  - Меня тоже, - задумчиво протянул магистр, согревая в ладони вино. - Магии я не почувствовал, правда. Но все же... Присмотри, Крайген. Уничтожить мы всегда успеем... Кстати, ты уверен, что в полукровке нет силы? И что она - человек?
  'Она человек. Примеси других рас присутствуют, но незначительно. Возможно, она и обладает какими-то способностями, аура занятная... Света я в ней не почувствовал. Тьмы - тоже, - ответил Крайген. И добавил вкрадчиво: - Тебя что-то тревожит?
  - Многое. Сейчас оставь меня. Мне надо подумать.
  Силуэт летучей мыши распался на клочки и исчез. Алларис встал, прошел по каюте и с досадой развеял бокал вина. Щелкнул пальцами, и в воздухе зависло четыре плоских изображения. Четыре девушки, которых не коснулась его сила инкуба. Магистр внимательно всмотрелся в призрачное лицо каждой.
  - Что ж... Попробуем еще раз, - пробормотал он.
  
  ***
  
  Элея
  
  Незабудку я нашла на мостике, где капитан Дрозд учил малышку натирать палубу. От увиденной картины у меня даже челюсть отвисла: чтобы моя непоседа с таким азартом орудовала щетками?
  - Не останавливаться! - командовал капитан. - Семь китов под килем, северный лохматый ветер в паруса! Так держать, юнга!
  - Есть так держать, капитан Роз! - бойко рапортовала Незабудка и с удвоенной силой принималась начищать палубу.
  Старик хитро мне подмигнул, а я улыбнулась в ответ.
  - Скоро мы прибудем в Хандраш, капитан?
  - На рассвете, красавица.
  - Нашли красавицу, - смутилась я, чуть покраснев.
  - Истинная правда, - снова подмигнул старик. - Только лучше бы вам спуститься вниз - скоро мы войдем в поток. Юнгу держите, чтобы за борт не улетела.
  Он махнул рукой, показывая, что некогда со мной болтать, а я схватила упирающуюся Сиеру. На корабле что-то происходило - команда носилась, как угорелая, сворачивая паруса и прикручивая их к мачтам, а впереди гудело и выло, словно легендарный Глас Оракула, извещающий о конце света!
  Мы спрятались за круглыми деревянными штуками, напоминавшими огромные швейные катушки. Гудение приближалось, и, ведомая любопытством, я посмотрела за борт. И застыла, пораженная! Впереди виднелся столб воды, словно огромный водопад встал на дыбы. Над этим потоком висели многочисленные радуги, солнечный свет плясал над тысячами крохотных капель, а наш корабль направлялся прямо в центр этого водопада! Ничего подобного я даже представить себе не могла, и мы с Незабудкой открыли рты, наблюдая приближение водной стихии.
  Обернувшись, я увидела на мостике магистра, который стоял, широко расставив ноги для устойчивости. В его руках слабо тлел кончик магического жезла, а когда нос корабля почти коснулся водопада, маг вскинул руки, выкрикнул заклинание, и поток света вырвался из жезла, устремившись к стене воды. Узкий, словно клинок, луч разрезал воду, и в ней открылся проход. И мы направились в него, проходя мимо стены воды, в которой плескались рыбки. Протяни руку - и можно коснуться серебристого хвоста или вытащить красную морскую звезду. Капли летели мне в лицо, но уйти я, конечно, не могла. Когда еще доведется такое увидеть?
  - Мать моя охотница и отец погонщик! - пробормотали рядом, и я оторвалась от небывалого зрелища. За спиной стояла Тисса и тоже смотрела, открыв рот. - Мне в Низинках в жизни не поверят, что такое бывает!
  - Да уж, - согласилась я. - У тебя там родители остались?
  - И родители, и пятеро братьев. Я в семье одна девчонка и была. Да и невеста одна, за меня сам старшина выкуп давал! - усмехнулась Тисса.
  - Так тебя жениха лишили? - ахнула я.
  - И лишь за это я Светлым благодарна! - расхохоталась девушка. - Старшина такое пузо отрастил, что свое хозяйство не видит, зачем мне такой женишок?
  Я покраснела, поняв смысл ее фразы.
  - А у тебя был жених? - заинтересовалась кареглазая.
  - Нет, конечно, - отвернулась я.
  - А, ты о своих глазах? Ну да, парни-то трусы, побоятся с полукровкой общаться, - пренебрежительно бросила она. - Так ты бы и не спрашивала! Заприметишь того, кто понравится, хватай и тащи в закуток, мне так мама говорила. А она женщина знающая, лучшая охотница в Низинках!
  - В следующий раз так и сделаю, - пробормотала я, смутившись окончательно. Тисса помолчала, достала из-за пояса нож и, ловко пронзив проплывающую в стене воды рыбешку, бросила ее на доски. - Никакого толка от мужиков, это мне тоже мама говорила. Вон, посмотри на них- рты раскрыли и пялятся. Нет бы рыбкой запастись к ужину. Ты бы тоже, того, ловила. Незабудка, помогай!
  Сестра радостно включилась в новую игру и принялась вытаскивать из воды все подряд. Правда, рыба от нее уходила, зато морских звезд сестричка натащила целую кучу, и даже одного пузатого зеленого осьминога, которого я, пожалев, бросила обратно.
  Я покосилась на магистра, который все еще разрезал лучом света водопад, и придвинулась ближе к Тиссе.
  - Как думаешь, зачем нас везут в Хандраш?
  - Не знаю, - кареглазая тоже понизила голос, не оборачиваясь, и я порадовалась ее сообразительности. - Но точно не помощницы хранительниц им нужны. Я хоть и девчонкой родилась, но иглу и метлу в руках никогда не держала, у нас женщины- охотницы. А мужчины за домом следят, за скотиной. Так что какой смысл меня на Риф везти? Я домашнее хозяйство вести не умею. Но никто об этом умении и не спрашивал.
  Я нахмурилась, раздумывая, и снова покосилась на магистра. И, словно почувствовав мой взгляд, он повернул голову и слегка улыбнулся. Я отвернулась.
  Тисса наколола еще одну рыбину и ненароком наклонилась ко мне.
  - Есть у нас предания о мужчинах с красными волосами, - очень тихо прошептала она. - Старики рассказывали... И судя по нашим девушкам, кое-что из тех преданий - правда.
  - Что? - прошептала я.
  - Потом расскажу. А то ты так смущаешься, как бы в обморок не свалилась! - хмыкнула Тисса, снова покосившись на магистра. Он улыбался уже явно, в зеленых глазах застыла насмешка. Мы с кареглазой охотницей слаженно отвернулись. - Если мне их Хандраш не понравится, сбегу, - объявила Тисса. - Еще никто не удержал быстроногую Тиссу!
  Я промолчала. Что-то мне подсказывало, что сбежать из Академии Искры будет не так-то просто.
  
  ***
  
  Пройдя сквозь толщу водопада, наш корабль плавно опустился на водную гладь моря, и команда снова бросилась поднимать паруса. И дальше мы уже просто плыли по воде, без всякой магии, лишь по воле капитана и вольного ветра, что надувал белые полотнища. Кроме Моря Искры вокруг ничего не было, суши мы достигнем лишь к утру, так что я потащила Незабудку в трюм, где нас обещали накормить. Правда, большинство девушек от обеда отказались - их свалила морская болезнь, и бедняги висели вдоль борта, позеленевшие и замученные.
  Я качку переносила спокойно, поэтому с удовольствием съела лепешку с кислым козьим сыром, мясо и румяное яблоко, а потом ушла на корму и расположилась на уже знакомых канатах. Но мое уединение длилось недолго, вскоре меня нашел один из матросов.
  - Ты Элея?
  - Я, - парнишка вздрогнул, рассмотрев мои глаза, и сложил пальцы в охранном жесте. Я вздохнула. - Так зачем искал?
  - А? А, тебя магистр зовет. Он там, в капитанской каюте! - парень буркнул отводящие беду слова и умчался. Я же поплелась в указанном направлении. И что Райдену от меня понадобилось?
  
  Капитанская каюта мало чем отличалась от тех, в которых нас разместили, разве что была больше и обставлена лучше. Маг сидел за широким столом, просматривая длинные свитки.
  - Мне сказали, что вы меня звали, - с сомнением пробурчала я.
  Магистр окинул меня таким недовольным взглядом, что я уже хотела потихоньку убежать и задать морячку трепку за глупую шутку. Но Райден поднялся.
  - Да. Я хочу поговорить с тобой.
  - О чем же? - испугалась я.
  - Расскажи мне о себе.
  - Нечего рассказывать, - нахмурилась я. - В моей жизни ничего особенного не происходило.
  - Расскажи, где ты выросла. Почему у тебя и сестры никого нет из родственников. И за что ты так не любишь магов.
  - Не понимаю, о чем вы спрашиваете, - я чуть вздрогнула, но тут же подняла голову и уставилась ему в лицо. - Я выросла в маленькой северной деревушке, вряд ли вам знакомо ее название. Родителей не знаю, - врать не хотелось, я все еще помнила, как магистр на площади в Низинках распознал мою ложь. - Меня вырастила женщина, взявшая к себе из милости, она умерла от болотного мора. Сиеру воспитывала я. Вот и вся история, магистр Райден. Она неинтересная, как видите.
  Пока я говорила, мужчина подошел ближе и вдруг убрал с моего лица прядку волос. А потом провел по щеке рукой в перчатке. Я уставилась на него в изумлении, не понимая его поведения, и на всякий случай отодвинулась. Магистр нахмурился. Словно ему что-то ужасно не нравилось. В зеленых глазах мерцали искорки, и мне захотелось попятиться. Но было уже некуда, я и так стояла возле двери.
  - Почему ты так боишься меня? - задумчиво произнес он.
  - Я не боюсь, - все же отодвинулась от магистра, борясь с желанием выскочить за дверь. - Эээ, я все рассказала... Можно я уже пойду? - дернулась я. - Что еще вы хотите услышать?
  - Правду, - он снова провел пальцем по моему лицу. - Всего лишь правду. С тобой происходило что-нибудь необычное? Может, тебе снятся странные сны? Или ты слышишь голоса? Или всего один ... голос? Тот, что кажется тебе почти родным? С тобой такое случалось?
  - Нет, я же не скаженная, чтобы голоса слышать, - огрызнулась я.
  - Голоса слышат не только скаженные, - хмыкнул магистр. - Еще их могут слышать маги... Иногда.
  - Во мне нет ни капли света, - хмуро бросила я, запнулась, но все же добавила:- И Тьмы тоже нет! Меня проверяли, я ведь полукровка.
  Уточнять, что делают с теми, в ком заподозрят Тьму - не стала, магистр и без меня это знал. Он отодвинулся и заложил руки за спину, рассматривая меня, а я снова поежилась.
  - Если с тобой будет происходить что-то необычное, ты ведь расскажешь мне, Элея?
  - Конечно, господин магистр.
  Как же, ждите.
  - И если заметишь что-то странное среди девушек? Я могу тебе доверять? - он снова плавно шагнул ко мне и взял мою ладонь, сжал. Я стиснула зубы, пытаясь выглядеть спокойной.
  - Я буду очень стараться, господин магистр.
  - Верю, что не ошибся в тебе, Элея, - он чуть склонился ко мне, рассматривая еще более мрачно. - Ты умная девушка и не станешь рисковать своим благополучием, правда? И благополучием своей маленькой сестренки. Сколько ей лет?
  - Шесть... - выдавила я.
  - Совсем маленькая, и такая непоседа, - магистр покачал головой. - Береги ее, Элея.
  - Я стараюсь, господин магистр. Я могу идти?
  Нервно переступила с ноги на ногу. Происходящее мне совсем не нравилось. Маг окинул меня взглядом и отошел на шаг. Вздохнул и снял перчатки.
  - Идти? Пока нет... Действительно, какой смысл тянуть? - с отвращением произнес он.
  Потом резко шагнул ко мне, положил мне ладони на лицо, не давая отвернуться, и поцеловал.
  Я опешила настолько, что застыла, ошарашенно глядя на него. Глаза не закрыла, и лицо мага расплылось, оказавшись слишком близко. Стыдно сказать, но меня еще ни разу никто не целовал. Никогда. Это и понятно - кто осмелится прикоснуться к синеглазой? Многие думают, что одно прикосновение ко мне способно навлечь беду на весь род! Так что поцелуй магистра Райдена оказался первым в моей жизни.
  Хотя на поцелуй это поначалу походило мало. Даже я со своим нулевым опытом поняла, что поцелуй должен быть каким-то ... другим. Ни нежности, ни ласки в губах мага не было, он просто прижался к моим губам и равнодушно провел по ним языком, размыкая. И снова лизнул.
  Рот я открыла, но не для того, чтобы ему было удобнее, а чтобы спросить, а что, собственно, происходит? Но маг вдруг коротко и тяжело втянул воздух и снова прижался ко мне. Только на этот раз что-то изменилось. Его ладони переместились, одна зарылась мне в волосы, поглаживая затылок, а вторая скользнула по шее, плечу, спине. А губы... Он накинулся на мой рот с такой силой, словно хотел сожрать, язык прошелся по губам, небу, зубкам. Коснулся моего языка, и маг втянул его в свой рот и принялся посасывать, вызвав у меня приглушенный писк изумления и негодования. Я даже попыталась вырваться, но он не отпустил, лишь прижал крепче, его дыхание стало хриплым и обжигающим. Ладони уже не гладили с нежностью, они трогали меня сильно и требовательно, лаская мои обнаженные руки и шею, а после опустились по спине, и мужчина сжал мои бедра, впечатывая в свое тело. Столь откровенно и недвусмысленно, что я от шока замерла, а потом дернулась с такой силой, что он разжал руки.
  Отпрыгнув, я метнулась к двери, чувствуя, как горят щеки. Дернула ручку, но створка не поддалась. И тут же маг прижался ко мне сзади, обхватив поперек талии. Горячее дыхание коснулось моего виска.
  - Элея, постой!
  - Как... вы... смеете! - я боялась, что сейчас начну орать, как базарная торговка, если он меня не отпустит. Или драться. О, Искра, что будет со мной и Незабудкой, если я ударю светлого магистра? И все же молчать я не собиралась, даже если меня потом посадят в трюм на все оставшееся путешествие! - Откройте дверь! Немедленно! И отпустите меня! Боги ... Уберите от меня ваши руки!
  - Подожди... - казалось, слова давались ему с трудом. Втянув воздух, он резко развернул меня. Черты его лица заострились, волосы стали еще ярче, и смотрел он так... что мне стало ощутимо не по себе.
  - Отпустите меня, - прошептала я. - Пожалуйста. Я... Я вас ударю, если вы еще раз ко мне прикоснетесь! Слышите! Не смейте меня трогать!
  Он снова глубоко вздохнул и отстранился.
  - Ударишь... - медленно протянул он. - Надо же. Иди, Элея, ты свободна, - и рассмеялся, только как-то невесело.
  Я попятилась, не спуская с него глаз и все еще не веря, что отпустит. В его лице было слишком много хищного желания, откровенного и голодного. Казалось, стоит сделать резкое движение, и дверь снова окажется запертой, а магистр набросится на меня.
  Спиной прижалась к створке, дернула ручку и выскочила с облегчением, когда она поддалась. В лицо полетели соленые брызги, и я с наслаждением втянула морской воздух. И бросилась прочь от капитанской каюты, жалея, что не могу убраться с этого корабля как можно дальше!
  И совершенно не понимая, что только что произошло.
  
  ***
  
  Магистр Райден.
  
  Он сжал край дубового стола с такой силой, что тот скрипнул. Темная клякса на свитке шевельнулась и перетекла на столешницу.
  'Так-так-так, Алларис, - раздалось в голове насмешливое. - Неужели ты встретил кого-то, кто плевать хотел на твои инкубские чары? Невероятно. Она совсем не поддалась, не так ли? Ни малейшего желания продолжить, лишь страх и неприязнь к тебе!
  - Заткнись! - магистр выплюнул это слово и нервно прошел по каюте.
  'Просто поразительно, - Тень и не подумала замолчать. - Ты так старался, а ей... не понравилось. Совершенно. Девушке не понравился твой поцелуй! Представляешь? Она так скривилась, словно ее целовал кохр!
  В голове магистра раздался скрип - смех.
  'Ты уже забыл, как соблазнять без своих чар, да, Алларис? Действительно, зачем? Твоя суть приведет в постель любую, стоит лишь захотеть. И даже если ты не хочешь, женщины все равно отзываются на зов инкуба. А эта девчонка мечтала лишь сбежать от тебя! - Крайген темным пятном пополз по стене. - Кстати, мне показалось, или ты увлекся?
  - Она отразила мое излучение, - сквозь зубы процедил Алларис. - Понимаешь? Ничем другим я это объяснить не могу!
  Он заставил себя остановиться и перестать мерить шагами каюту, замер посредине, закрыл глаза. Но так стало лишь хуже. Перед внутренним взором замелькали картины того, что он хотел бы сделать с этой девушкой. Прямо здесь, на этом столе. И эти образы были такими красочными, яркими, горячими...
  Магистр с трудом удержался от стона. И желания найти ее, догнать, вернуть. Он выругался сквозь зубы.
  'Отразила? - заинтересовался Крайген. - Неужели, это она? Отражение? Суть начинает пробуждаться? О, да ты совсем плох, мой друг! - тень рассыпалась множеством мелких точек и снова собралась, нарисовав на стене силуэт двух обнаженных тел. Они двигались, сплетаясь в страстных объятиях, и магистр нахмурился.
  - Я тебя развею, Крайген. Ты забываешься, - бросил он холодно.
  Тень растеклась неопрятной кляксой. Магистр отошел к маленькому окошку, за которым суетились люди. Ему не хотелось думать о том, как он повел себя с девушкой. Наверное, он действительно ее испугал. Проклятие, да он словно с ума сошел от этого поцелуя, обезумел. И совершенно забыл, для чего вообще все это затеял. А ведь поначалу все было нормально...
  Алларис Райден сжал кулаки, почти ненавидя и себя, и эту Элею, и необходимость искать Отражение таким вот способом.
  
  В юности, когда его дар инкуба проснулся, молодой маг был вне себя от счастья. Еще бы, стоило ему захотеть, и любая девушка становилась его. Неопытные девы, верные жены, жрицы - все едино. Никто не мог сопротивляться силе инкуба. Да, некоторые были способны устоять при простом излучении, но не при прикосновении, а тем более - поцелуе. Несколько лет он только и делал, что охотился на красавиц, о его похождениях можно было слагать легенды, или, напротив, повесить на ближайшем дереве. Помимо инкубской силы Алларис был наделен впечатляющей внешностью, магическим даром и незаурядным умом - убийственное сочетание, перед которым не могла устоять ни одна девушка.
  Но в однажды Алларису... надоело. Просто в одну из ночей, глядя на раскинувшуюся перед ним обнаженную и сгорающую от страсти жрицу, он понял, что ему невыносимо скучно. Потому что раз за разом повторялось одно и то же, уже не принося ему удовольствия. И вместо радости женщины, липнущие к нему, стали злить и раздражать, понимание, что их чувства - лишь результат его силы, убивало напрочь желание с ними общаться. Тогда он наворотил немало дел, от злости подался к разбойникам, радуясь, что среди грязных и вечно полупьяных лиходеев нет ни одной женщины. От неминуемой виселицы Аллариса Райдена спас магистр Корвелл Зрячий, что в тот период набирал учеников. Так молодой маг оказался в Академии Искры. И уже слишком много лет тщательно прятал свою суть. Даже в Хандраш немногие знали о способностях магистра, и он гордился, что достиг своего высокого положения благодаря магическим талантам и уму, а не инкубским чарам.
  Но сейчас ситуация требовала решительных и быстрых действий: найти Отражение нужно любой ценой. Хотя необходимость целовать этих девиц магу не нравилась категорически.
  
  Начать он решил с полукровки, и к ее губам прижался без интереса, ожидая от девчонки привычного влюбленного взгляда и готовности на все. И не понял, в какой момент сам потерял голову. Совершенно, отчаянно и бесповоротно! Ее губы были такими нежными и сладкими, он хотел пить ее вкус нескончаемо, хотел ощутить ладонями ее кожу. Нет, не ладонями - всем телом! Коснуться ее, почувствовать, прижаться, вбиться, ощутить так близко, как это только возможно. Он хотел снять ее платье и опускаться поцелуем все ниже, языком проводить по ее шее, груди, животу... Ее сопротивление лишь раззадорило Аллариса, сделало эту игру еще интереснее, а желание почти обжигающим! Он почти рычал, не желая выпускать ее из своих рук.
  И каких невероятных трудов ему стоило остановиться!
  Райден снова чуть не застонал, сорвал серебряную брошь, скалывающую у горла воротник, потому что было нечем дышать.
  Крайген снова переместился и растянулся огромным глазом, моргающим на стене.
  'Отразила? А может, все проще, и она тебе просто понравилась? - заскрипел в голове его голос. - Только признавать этого не хочешь? Она - юная и красивая девушка, ты не мог этого не заметить... К тому же у тебя давно никого не было...'
  - Она не в моем вкусе! - мрачно бросил магистр. - Все, Крайген, тема закрыта. Помолчи, и... - он чуть запнулся: - Посмотри, что она делает.
  'Значит, не в твоем вкусе? - Тень изобразила знак вопроса. Но увидев взгляд магистра, сползла по стене и втянулась в щель возле окна.
  
  ***
  
  Элея
  
  День не принес нам ничего нового. Море Искр было спокойным, шестирукая и хвостатая морская Богиня - благосклонна, так что наше путешествие проходило вполне приятно. Незабудка, как приклеенная, ходила за капитаном, ловила каждое его слово и бросалась выполнять любое указание. Так что я уже заранее переживала, как буду стаскивать ее с корабля.
  Хотя и без того поводов для беспокойства у меня было полно. Убежав от магистра, я забилась в какой-то угол и замерла там, обхватив коленки. Почему-то было ужасно обидно, а еще стыдно. Когда рядом возникла темная тень, я вздрогнула, решив это снова Райден, но увидела барса. Он принюхивался ко мне, чуть вздергивая губу и фыркая недовольно. Не знаю, что на меня нашло, но я просто обняла зверя за шею, уткнувшись лицом в черную шерсть, и всхлипнула. Не самый умный поступок, понятно, но в тот момент мне было все равно. Хищник замер, словно скульптура, я лишь чувствовала, как напряженны его мышцы под жесткой черной шерстью. Но стоял, не двигаясь, пока я хлюпала носом.
  И мне стало легче, как-то спокойнее рядом с ним - показалось, что этот большой и сильный зверь меня понимает. Так что, утерев слезы и ласково погладив барса между ушами, я поднялась и отправилась искать сестру, размышляя, что делать дальше. Зверь дернул хвостом и проводил меня долгим взглядом.
  
  Увы, кольцо все еще обхватывало мой палец, а значит, сбежать пока не представлялось возможным. Я уже убедилась, что узел способен вытащить меня даже из Замка. Так что мне предстояло увидеть Хандраш- Обитель Искры, оплот магии и попутно Магическую Академию, где обучались те, в ком разгорался Свет.
  Магистра я, к счастью, больше не видела.
  Утром все девушки уже стояли возле борта корабля, с надеждой всматриваясь в синюю гладь. Рассвет на море - потрясающее зрелище. Сначала над темной водой возник розовый свет, высветлив краешек и окрасив море, словно Легкокрылая Небесная Богиня плеснула золотой краски. А потом свет разлился, а над краем земли величественно поднялся огромный желтый диск, заливая все вокруг сиянием.
  Мы слаженно выдохнули, и тут же Ринка, подпрыгнув, указала рукой вдаль:
  - Смотрите! Хандраш!
  И действительно, развеялась легкая белесая дымка тумана, и показался берег - вытянутый Риф, на котором и располагалась Академия. И чем ближе мы подплывали, тем сильнее сжималось мое сердце, потому что уже видны были здания и люди, поля и леса, а самое главное - Искристая Обитель. Она стояла на скале - белый замок, окрашенный розовым утренним светом.
  - О, Боги, как же красиво, - прошептал кто-то рядом.
  Через два часа корабль причалил к пристани, и моряки положили широкую доску с перекладинами, чтобы мы могли спуститься. Я переживала, что Незабудка будет хныкать и упираться, но мою непоседу уже привлекли пейзажи и замок академии, что виднелся впереди. К тому же капитан Дрозд взял с юнги торжественную клятву быть храброй, не плакать и оставаться верной морю даже на суше. И похвалил за бравое несение службы. Так что по доске она понеслась впереди меня.
  Я закинула мешок на спину и тоже ступила на переход, настороженно всматриваясь в каменные стены Хандраш. И тут мои ноги словно попали в невидимый силок, петля затянулась, и чья-то рука дернула аркан. И с воплем я полетела с доски прямо в прохладную морскую воду!
  Здесь было довольно глубоко, по крайней мере я целиком ушла под воду. Платье мигом намокло и потянуло меня на дно, подол лип к ногам, не давая двигаться, а мешок на спине показался набитым камнями и душил. Я замолотила руками, но безрезультатно - лишь сильнее запуталась в платье и нахлебалась горько-соленой воды. Плавать я не умела совершенно, и уже почти попрощалась с жизнью, когда невидимая рука выдернула меня из воды и поставила на палубу. Я затряслась на холодном ветру, отчаянно кашляя и отплевываясь. В уши тоже затекла вода, так что я не сразу услышала ехидный смех. На палубе стояли Ортан и Арви, и оба ухмылялись, наблюдая мучения грязной полукровки. Но как только к ним повернулся магистр, смешки утихли, и оба шутника вытянулись по стойке смирно.
  - Что вы себе позволяете, адепт? - голос магистра прозвучал холодно, но светловолосый маг яростно сверкнул глазами.
  - Я подумал, что грязной полукровке не мешает помыться, перед тем как ступить на священную землю академии! - ухмыльнулся он.
  - Вы так считаете? - обманчиво мягко протянул магистр.
  - Я в этом уверен, магистр Райден! Не понимаю, почему Оракул вообще ее выбрал, это, должно быть, какая-то ошибка!
  - Если Оракул может ошибаться, то, возможно, и ваше избрание было ошибкой, Ортан? - все так же задумчиво протянул красноволосый мужчина.
  - Я потомственный боевой маг! - сквозь зубы прошипел парень.
  - Пока вы лишь непосвященный адепт, которому я поручил доставить этих девушек в Хандраш, - ледяным тоном оборвал его магистр. - Но вы сначала потеряли одну из кандидаток, потом задержали отправление, а теперь рисковали жизнью девушки из детского желания развлечься. К тому же нарушили основное правило - не применять магию без необходимости! - голос мужчины ни разу не повысился, но парни заметно сникли и побледнели.
  - Да она всего лишь полукровка... - пробормотал Ортан и осекся.
  Даже мне стало жутко, потому что красные волосы магистра налились кровавым багровым блеском и зашевелились, словно живые. Его глаза пылали и переливались, черты лица заострились, а на висках потемнели черные знаки, обозначающие принадлежность к ковену Искры. И, честно говоря, мне от такого зрелища просто дурно стало и захотелось забиться в ближайший угол. Оставшиеся на палубе девушки застыли на своих местах, словно истуканы, а парни сравнялись цветом лица с зеленой морской тиной. Но длился этот кошмар недолго, уже через минуту лицо магистра приняло обычный и равнодушный вид.
  - Что ж... - он заложил руки за спину и усмехнулся. - Раз вы решили, что после путешествия некоторым стоит освежиться, то и вам это не помешает.
  Райден слегка повел рукой, и оба светловолосых мага улетели за борт, в море. Они вынырнули, отплевываясь, и я услышала, как простонал Арви:
  - Меня-то за что?
  - За компанию, - припечатал Райден. - Смеялся за компанию, и плавать будешь вместе с другом.
  Магистр повернулся ко мне, осмотрел мою фигурку, облепленную мокрым платьем и свисающие сосульками волосы. Я обхватила себя ладонями, потому что на утреннем ветру было довольно зябко. Райден что-то прошептал и щелкнул пальцами. Теплая волна воздуха окутала меня покрывалом, высушивая платье и волосы. Я растерянно поблагодарила, правда, мужчина на меня уже не смотрел. Он, отвернувшись, прошел мимо, а я растерянно потопала следом, опустив голову, чтобы не видеть насмешливых и сочувствующих взглядов.
  Сейчас меня больше занимало другое.
  Во-первых, почему магистр проявляет такое рвение в охране нашего здоровья и благополучия? Наказать мага за то, что он скинул в воду полукровку? Это было неслыханно. Маги в нашем мире неприкосновенны, ведь они опора и защита от Тьмы. Без Света магов наш мир не сможет противиться нечисти, что ползет из сумеречной зоны, и отбивать атаки проклятых. Поэтому слово и желание мага - закон.
  И от того поступок магистра вызвал у меня недоумение, а еще злость. Потому что теперь вместо одного недоброжелателя у меня появилось два врага. Я видела ярость в глазах парней, которые подплыли к доске и взбирались на нее, ругаясь сквозь зубы. И готова поклясться, что, несмотря на запрет магистра, они обеспечат мне веселую жизнь в Академии!
  Так что задерживаться здесь мне точно не стоит.
  
  ***
  
  Погруженная в эти невеселые мысли я почти не обращала внимания на окрестности, хотя они, несомненно, были красивы. Но мое высушенное магией платье встало колом, а кожа под ним чесалась от соли. Коса стала жесткой, и я мрачно раздумывала, а не отрезать ли ее вовсе.
  Незабудка носилась кругами вокруг нашей процессии, а черный барс пошел рядом со мной, стоило нам оказаться на берегу. Я посмотрела на него с досадой, испугавшись, что магистр захочет узнать, откуда у меня такой хищник и почему увязался следом. Ни на один из этих вопросов я ответить не могла.
  Но маг лишь окинул барса задумчивым взглядом и отвернулся.
  
  До каменной стены, окружающей Хандраш, мы дошли пешком, никаких экипажей нам не подали. Дорога пролегала мимо цветущих полей, была выложена белым камнем и вела вверх, в скалы. Узкий проход в них охраняли два каменных дракона, и я даже вздрогнула, проходя мимо. Мне показалось, что драконы повернули головы, и желтые глаза ящеров уставились на меня. Но, возможно, это снова было лишь мое чрезмерное изображение.
  Пройдя по узкому туннелю между скалами, мы, наконец, вышли в ущелье и увидели здание Академии во всей красе. Впечатление оно производило неизгладимое - массивные стены из черного камня, с арками, зависшими в воздухе без видимой опоры. С огромными окнами первого этажа и маленькими, узкими на последующих. Два десятка башен протыкали небеса, и на шпиле каждой были флаги различных факультетов. Но не эти полотнища привлекали внимание и заставляли застыть, а то, что над флюгерами клубились смерчи, сверкали молнии и набухали тучи, и это при том, что небо было совершенно ясным и чистым! Вдоль дорожки росли исполинские деревья, их кроны слегка покачивались, а в ветвях весили огромные, похожие на улья, домики. С легким жужжанием из одного улья вылетел светящийся рой, и мы дружно ахнули. Ведь это были ахои - искристые крылатые создания, помогающие по хозяйству. Одна такая светящаяся крошка в Пятиземелье стоила, как табун лошадей. Девушки шли, раскрыв рты от изумления, дергая друг друга за рукава в приступах восторга.
  Но долго изумляться нам не дали, мы прошли к внутреннему дворику северной башни и остановились.
  - Вас разместят здесь, - пояснил маг, шествуя впереди нашей восторженной процессии. Навстречу уже двигались две женщины в длинных светлых платьях и с широкими рукавами, которые тоже волочились по земле. Я знала, как выглядят жрицы-хранительницы Искры, но снова поразилась тому, как можно ходить в такой одежде! Неудобно же! Правда, жрицы и не шли, а парили над брусчаткой двора. За их спинами трепетали белоснежные крылья - дар Искры ее хранительницам. И это было красиво, и в тоже время пугающе. Подлетев, хранительницы плавно опустились на землю и поклонились.
  - Магистр Райден, мы рады вашему возвращению! - сказала старшая из них с белыми прядями в русых косах.
  - Я тоже рад вернуться в Хандраш, Оливия Серебристая Ива. Разместите и накормите девушек, - магистр обернулся к нам. - Вам покажут комнаты, где вы будете проживать. Сегодня никаких занятий, конечно, располагайтесь и отдыхайте. А завтра у вас начнется обучение.
  Мы переглянулись и зашептались, с благоговением рассматривая жриц Искры. Наличие трех имен означало высокий статус их обладательницы, и мы слегка стушевались. Судя по имени, Оливия обладала способностями к управлению растениями. А я подумала, что у магистра Райдена наверняка тоже есть еще парочка имен, раз он занимает столь высокий пост. Интересно, какие? В Пятиземелье принято давать имена по каким-то заслугам или способностям. Но додумать не успела, потому что хранительницы увидела меня, стоящую в стороне.
  Наверное, выглядела я живописно: в платье с белыми разводами соли и свалявшимися волосами, слева стоит Незабудка, справа - сидит черный барс. Вся отстраненность мигом слетела с женских лиц, и они уставились с изумлением.
  - А это что такое?! - не сдержалась Оливия. - Ребенок? Зверь? Магистр Райден! Что нам с ними делать?
  - Накормите и выделите комнату! Неужели вас что-то удивляет, Оливия? В Хандраш и не такое можно встретить... - чуть раздраженно дернул плечом мужчина.
  - Но куда мы их поселим? У нас общие спальни для учениц!
  - Придумайте что-нибудь! Это всего лишь зверь и маленькая девочка, Оливия!- раздражения в голосе стало больше, и, развернувшись, маг ушел. Ортан и Арви тоже покинули нас, но я заметила многообещающий взгляд, которым меня наградили.
  Оливия выпрямилась и снова воспарила над землей.
  - Следуйте за мной, девушки, - приказала она.
  
  ***
  
  Всех прибывших разместили довольно быстро, только я осталась в коридоре, потому что Ельга начала громко причитать, что не будет жить в одной комнате с диким зверем и вечно орущим ребенком. Кого она назвала диким зверем - еще неизвестно, потому что выразительно поглядывала швея на меня. А смирный до этого барс, как назло, поднялся, выгнул спину, обнажил свои клыки и рявкнул так, что девушки завизжали и бросились в рассыпную, а хранительницы испугано прижались к стенам.
  - Котик играет! - радостно объяснила Незабудка.
  'Котик' сел, зевнул и обвил лапы хвостом. Хранительницы по стеночкам отползли еще дальше, опасливо поглядывая с безопасного расстояния.
  - Это немыслимо! - Оливия все же взяла себя в руки и гневно сверкнула глазами. - Это Хандраш, а не зверинец! Я требую его немедленного... удаления!
  Я пожала плечами. Единственное, чего мне сейчас хотелось - это снять царапающее кожу платье и ополоснуться прохладной водой. С другой стороны, я тоже не горела желанием жить рядом с Ельгой, так что...
  - Зверь останется со мной, - сказала я. - Магистр Райден разрешил!
  Оливия поджала недовольно губы, ее крылья возмущенно дрогнули, и я подумала, что недоброжелатели в стенах Хандраш у меня появляются с пугающей скоростью.
  - Ну что ж, - недовольно протянула хранительница. - Тогда следуй за мной. И учти, кормить твоего питомца никто не станет!
  Зверь снова оскалился, словно усмехнулся, и я покосилась на него с опаской.
  - Да он сам как-нибудь... - пробормотала я.
  
  Нас провели через узкий извилистый коридор, освещенный лишь голубым светом настенной плесени-лунницы. В углу стояла бочка с гнилой водой, потому что лунница любит влажность. В конце коридора было несколько старых рассохшихся дверей, и одну из них Оливия и открыла со скрипом.
  - Располагайся, - она хлопнула в ладоши, и на одной из двух кроватей появились теплые одеяла, стопка с постельным бельем и нательными холстинами. Рядом возникло темно-зеленое платье, ботинки и несколько свитков. Взглянув на желтые листы, хранительница спросила: - Читать хоть умеешь?
  - Умею, - буркнула я, осматриваясь.
  - Ну, тогда разберешься. Удобства на общем этаже в конце коридора. И держи своего зверя на привязи, маги с ним церемониться не будут. Могут и развеять, если он кого-нибудь испугает. Ты уверена, что он не опасен? Хотя тут и не такое увидишь... - Она посмотрела на Незабудку, и взгляд строгой хранительницы слегка смягчился. Подумав, она снова хлопнула, переместив в комнату еще один комплект одежды и обуви. - Это шилось на недоретка, осталось в хранилище... Девочке должно подойти.
  И ушла.
  - Лея, а кто такой недореток? - Незабудка запрыгала по комнате на одной ноге.
  - Народ такой был, - пояснила я. - Как люди, только маленькие, росточком с тебя, примерно.
  - А где они сейчас?
  - Ушли за Грань. Говорят, где-то в горах проживают их потомки, но их совсем мало, - я развернула одежду, с восхищением разглядывая синие бархатные штанишки с алыми лентами на щиколотках и расшитую красной нитью рубашку. Наряд был выполнен по моде Ушедших Времен и от того казался еще прекраснее. И размер вполне подходил моей сестренке.
  Мое платье, к счастью, оказалось недлинным - я опасалась, что учениц нарядят в такие же неудобные одежды, как были на хранительницах. Но, напротив, мне выдали короткое платье-тунику с разрезами по бокам, узкие штаны и плащ до колен. Вполне удобная одежда для побега.
  В комнате разглядывать особо было нечего, но меня порадовало наличие большого окна, выходящего в сад. Из обстановки здесь были лишь кровати, стол со стулом, да старый платяной шкаф- пустой. Пока я расхаживала, барс по-хозяйски вспрыгнул на одну кровать и улегся, вытянув лапы.
  - Вот наглость! - возмутилась я. - А ну пошел!
  Барс поднял голову и коротко рыкнул, обнажив белоснежные и острые клыки. Так что я отпрыгнула и с тоской подумала, что спать нам с Незабудкой, кажется, придется вместе. Или в коридоре.
  - И зачем ты за мной увязался! - обозлилась я. - Мне что, теперь еще и от тебя прятаться? Да что же это такое?!
   Зверь снова рыкнул и, легко спрыгнув с кровати, улегся в углу. И головой мотнул. Я опешила, потому что жест этот красноречиво говорил 'занимай уже свою кровать, разрешаю!'
  - Ты понимаешь, что я говорю?
  - Котик все понимает, Лея! - возмутилась Незабудка.
  - Сиера, помолчи, - я подошла ближе, внимательно глядя в звериные глаза. - Если ты понимаешь мою речь, кивни. Ну... в смысле, опусти морду... голову!
  Барс мигнул, скучающе положил голову на лапы и закрыл глаза.
  - Бред какой-то! - сама себя отругала я. - Разговариваю со зверем, еще и ответа жду. Совсем ополоумела. Незабудка, идем, поищем где-нибудь воду. Знать бы еще, где...
  Барс поднялся, подошел к кровати и скинул лапой свитки. Фыркнул и снова ушел в угол.
  - Сам ты глупый, - я развернула свиток. На одном из них оказался живой рисунок, обозначающий это крыло здания, а на других - список требований к ученицам и правила поведения в Хандраш. В основном все они начинались с частицы 'не': не применять магию, не входить на запрещенную территорию, не перечить, не задавать вопросов без разрешения наставника, не мыслить незаконной и противоречащей правилам деятельности, а самое главное - никогда не приближаться к Обители Искры!
  - Ну вот, - разочаровалась я. - Искру мы тоже не увидим. Тогда нам здесь точно делать нечего. Незабудка, за мной!
  
  Купальня оказалась просторной и порадовала наличием бочек с теплой водой и неглубокой чашей для омовения, в которой можно было даже плавать. На камнях в углах дремали юркие саламандры, источая жар и нагревая помещение. Так что мы с Незабудкой с удовольствием освободились от одежды и залезли в воду. Сиера сразу начала плескаться и брызгаться, и мне пришлось ее ловить по всей чаше, чтобы попытаться отмыть. Сестричка выворачивалась и хохотала, пока я не шлепнула ее по мягкому месту. Намылив сестру и ополоснув, я занялась собой. Искупавшись, мы вылезли, понаблюдали, как грязная вода стекает в углубление в центре, а чаша снова наполняется чистой из отверстий в стене.
  - Магия, - проворчала я.
  - Система водопровода, - поправили меня. Я обернулась. В купальню вошли Тисса и рыжеволосая Камилла, которая лениво начала раздеваться. - Неужели в вашей дыре даже не знают о канализации?
  - Знают, - буркнула я. - Только позволить себе ее могут лишь богачи. Простые люди по старинке - обращаются к магам-бытовикам. Не так надежно, зато дешевле выходит.
  - Да уж, бытовики не мудрствуют, - рассмеялась Камилла. Я тоже улыбнулась. Все знают, чем чреваты услуги таких 'умельцев'. Например, большинство из них грязную воду из купален и отходы из горшков просто перемещают куда-нибудь, так что однажды на городском празднике вам на голову вполне может вылиться такой 'подарок'. Капли света для направленного отвода у большинства бытовиков не хватает, и они ограничиваются неопределенным 'куда боги пошлют'. Так что в городах состоятельные люди ходят с амулетами, и охранка от 'летучих сюрпризов' занимает далеко не последнее место!
  Девушки разделись и залезли в воду, а я пошла к сложенным горкой камням с саламандрами, чтобы подсохнуть и расчесать Незабудке волосы. Они у девочки кудрявые, красивого темно-каштанового цвета, и хоть ухаживать за такими с нашей жизнью было трудно, но отрезать у меня рука не поднималась. Тория всегда говорила, что волосы для девушки - главное богатство. Я в этом сильно сомневалась, но в память о ней продолжала мучиться и расчесывать...
  В купальню вбежали другие девушки, и в помещении стало тесно и шумно. Все делились впечатлениями, бурно обсуждали Хандраш и спальни, восторгались новой одеждой и крылатыми хранительницами. Саламандры, не жалующие шум, попрятались в свои каменные норки.
  - Девочки, поторопитесь! - строго окрикнула хохочущих учениц Ельга. - Хранительница Оливия велела явиться на обед через полчаса! Кто опоздает, останется голодным!
  - Ельгу назначили смотрящей, - негромко пояснила мне Полина. - Видимо, ее везде хозяйки выделяют, за склонность к ябедничеству!
  Мы отвернулись, скрывая смешки. Но животы уже урчали, требуя еды, и задерживаться в купальне никто не стал.
  
  Нижний зал был красиво украшен разноцветными панно с изображением богов и пейзажей, и я одернула Незабудку:
  - Ничего здесь не трогай без моего разрешения, поняла? - девочка кивнула и уселась на лавку за один из шести столов. Правда, для ее росточка было слишком высоко, и пришлось сделать подушку из своего грязного платья, которое я так и не занесла в свою комнату. Рядом со мной устроилась Тисса, а напротив - Ринка. Все девушки выглядели оживленными, а когда к нам вышла дородная хранительница и переместила на столы еду, лица и вовсе засияли от счастья.
  - А тут недурно, - с набитым ртом объявила Ринка.
  - Деревенщина, - фыркнула Ельга.
  - Так мы с тобой из одних Зеленых Низинок! В соседних домах выросли! - простодушно улыбнулась Ринка. - Обе зеленонизиновки!
  Ельга что-то ответила, но я не вслушивалась в их перепалку. Еда была отменная и очень вкусная. После горячего нам даже переместили на стол десерт - ягоды и орехи со сладкой сметаной. Я свою порцию отдала Незабудке, которая умяла обе в один присест и с надеждой уставилась в тарелочки соседок. Полина и Тисса слаженно вздохнули и подвинули ей креманки. Но я это безобразие пресекла, решив, что хватит моей сестре сладкого на сегодня, а то еще живот с непривычки разболится. Сиера хотела обидеться, но вокруг было слишком много нового и интересного, что занимало ее внимание.
  
  Когда обед закончился, снова явилась хранительница, на этот раз с Оливией Серебристой Ивой. Грязные тарелки исчезли, а хранительница приподнялась над полом, очевидно, чтобы нам ее лучше было видно.
  - Итак, девушки, я официально приветствую вас в древних стенах Хандраш. Вы находитесь в северном крыле академии, которое принадлежит хранительницам Искры. Здесь мы проживаем, здесь же учим новых помощниц. Занятия будут проходить в ученическом зале, он находится на втором этаже. Уже утром вы приступите к обучению, а сегодня можете отдохнуть.
  Девушки, сидящие за соседним столом, склонились друг к другу и зашептались. И тут же из воздуха появилась хворостина и ужалила их по спинам. Девушки вскрикнули, а Оливия довольно улыбнулась.
  - Но первый урок вы уже получили, и он гласит: пока говорит хранительница или наставник, все молчат и слушают.
  Мы притихли: никому не хотелось получить хворостиной по хребту. Хранительница кивнула и улыбнулась.
  - Если вы хотите задать вопрос, надо поднять вверх открытую ладонь.
  Ринка оглянулась и подняла.
  - Меня зовут Ринка. То есть Рин. Но все зовут Ринка. А второе имя у меня - Юркая... А третьего нет, конечно, мы и второе-то еле-еле получили, потому что мой дедушка, да проводит его Искра путями, далекими от тьмы, давным -давно оказал услугу одному господину, а тот...
  - Какой у тебя вопрос? - не выдержала Оливия.
  - Что? А, вопрос... - Ринка набрала побольше воздуха. - Мы увидим Искру?
  Все затаили дыхание, почти с мольбой уставившись на хранительницу. И оно понятно: увидеть величайшую святыню нашего мира - это чудо, это счастье и честь, о которой можно рассказать своим детям так, что они потом расскажут своим... Это мечта любого в Пятиземелье, да что там, и за его пределами тоже, везде, вплоть до зоны сумерек!
  Но, как я и думала, хранительница поджала губы и покачала головой.
  - Вы не хранительницы, девушки, вас будут учить, чтобы вы могли обслуживать тех, кто служит Искре. Готовить еду, шить, вести хозяйство.
  - Что, даже одним глазком не увидим? - расстроено протянула Ринка, - вот даже половиной глазика?
  - Это невозможно, - Оливия ответила на удивление мягко. - Даже я ее ни разу не видела. А я ведь девятая в круге жриц! Все очень просто, Рин Юркая. Если Искру увидит тот, в ком нет света - он погибнет на месте. Сгорит в изначальном пламени чистоты. Молодые адепты при посвящении видят лишь ее сияние, а не саму Искру, чтобы не ослепнуть. Только Великие Магистры и Хранительницы высшего порядка могут приблизиться к ней, и то лишь на несколько минут. Вы меня понимаете?
  Мы закивали головами.
  - Поэтому старайтесь держаться от Обители как можно дальше. У нас были случаи, когда ученики гибли из-за собственного любопытства, - она вздохнула. - Они сгорели в сиянии Искры, и, увы, их души так и бродят вокруг Хандраш. Так что если встретите призрак - не пугайтесь.
  - Здесь живут привидения? - испуганно пискнула Полина.
  - Здесь много разных сущностей и загадочных... явлений. Возле Искры сосредоточена чистая сила и магия, отсюда и всякие... необычности! - улыбнулась Оливия. - Но вам не стоит бояться. В нашем крыле вполне безопасно, а на сторону боевых магов вам ходить запрещено.
  При этом известии лица девушек огорченно вытянулись, и Оливия чуть улыбнулась.
  - Не переживайте, у вас будут совместные занятия. Уроки целительства и защиты от необъяснимых явлений ученики постигают вместе.
  Девушки радостно переглянулись, уже предвкушая эти уроки. Оливия хлопнула в ладоши.
  - Пока это все, жду вас завтра на занятиях!
  И улетела прежде, чем мы успели задать следующий вопрос.
  Девушки загомонили, спеша обсудить столь впечатляющие и волнительные новости. А я отправилась оттаскивать от стены Незабудку, которая украденной ложкой ковыряла панно, пытаясь отодрать блестящий кусочек, и повела ее в комнату, спать.
  
  ***
  
  Уговаривать сестру даже не пришлось, утомленная новыми впечатлениями она уснула у меня на руках. Я прикрыла ее одеялом и постояла в задумчивости. Черного барса в комнате не было, чему я снова порадовалась и выкинула мысли о нем из головы. И раз нам предоставили свободный день, решила обследовать Хандраш, вернее, ту часть, в которой нас поселили.
  Я вышла из комнаты и побрела, вспоминая все, что знала об этом месте.
  Это было одновременно и самое известное, и самое загадочное место всех пяти земель. Когда-то, еще в прошедшие времена, Риф действительно был небольшим клочком суши в море. До тех пор, пока в волны не упала небесная искра, которая пролила на землю Свет Магии. И тогда же появился первый Светлый - это был простой рыбак, вытащивший Искру в своем неводе вместе с вечерним уловом. А его хижина стала стенами Хандраш. Свет Искры вошел в сердца избранных, и все они потянулись к Рифу, чтобы поклониться святыне.
  Через столетия Риф разросся до огромной территории, на которой можно поместить целое королевство. Хандраш сейчас - это маленький город, который не подчиняется ни одному из пяти правителей нашего мира, но каждый из них служит Рифу. Потому что без Искры ни армия, ни обученные воины не имеют смысла.
  Раздумывая, я прошла через коридор с лунницей и вышла на галерею. Порой я слышала голоса и смех девушек: многие, как и я, отправились исследовать новый дом. На первом этаже располагался уже знакомый мне Нижний Зал, за ним - подсобные помещения и запертые двери. На втором - зал учебный и комнаты для ремесел. На третий вела узкая винтовая лесенка, и здесь тоже были длинные ряды закрытых дверей. Что удивительно, двери были разные, и коридор от этого выглядел неряшливо.
  Здесь встречались и простые двери с гладкими металлическими ручками, и обитые кожей разного цвета, в том числе и ярко-красной, и обшарпанные, похожие на створку в доме последнего нищего. Воровато оглядываясь и прислушиваясь, я незаметно пыталась их открыть, но все они были заперты. Лишь в самом конце коридора поддалась дверь с нарисованными и потускневшими от времени цветами, но в комнате за ней ничего интересного не обнаружилось. Помещение было пустым, если не считать старого зеркала в паутине трещинок. Но и такого я не видела уже очень давно, поэтому с удовольствием повертелась перед ним, поправила растрепавшиеся волосы и рассмотрела обновки. Нам даже выдали новые сапожки - удобные, из мягкой кожи и на небольшом каблучке. Так что я даже задумалась, а не остаться ли, и правда, в Хандраш? Кормят тут хорошо, комнаты удобные, одежда - красивая... И тут же невесело усмехнулась своим глупым мыслям.
  - Ты еще самолично этим магам скормись, и посмотри, сможешь ли поперек горла встать! - усмехнулась я и вышла из комнаты, чтобы продолжить свои исследования.
  
  ***
  
  Магистры Хандраш
  
  Изображение было нечетким, но вполне достаточным. Пять фигур в овальной комнате центральной башни застыли, напряженно всматриваясь в плывущие очертания девушки. Она таращила глаза и терла лицо, крутилась и пыталась рассмотреть свою спину. Словом, делала все то, что обычно делают молодые девушки, стоит им заметить отражающую поверхность.
  - Ты еще самолично этим магам скормись, и посмотри, сможешь ли поперек горла встать.
  Звук Всевидящее Око не передавало, и слова прочитал по губам Корвелл Зрячий. Магистр Райден чуть заметно хмыкнул, а когда девушка в тумане скорчила забавную рожицу и показала язык - хмыкнул уже отчетливо. Понятно, что девушка забавлялась с собственным отражением, но всем сидящим в овальном зале показалось, что она издевается над ними. Лорд Хормольд сложил пухлые руки на объемистом животе, который не мог скрыть белоснежный балахон с золотой вышивкой. Он поджал недовольно полные губы и многозначительно осмотрел собравшихся.
  - Думаю, нет смысла продолжать. Око снова промолчало. Покажите следующую претендентку.
  - Это была последняя, - голос Зрячего шелестел сухой листвой, гонимой ветром по песку. Да и сам он выглядел так, словно провел в пустыне сотню лет - иссохший древний старик с коричневой морщинистой кожей. И лишь глубокие серые глаза жили на его лице, замечая многое из того, что было недоступно обычному человеку.
  - Как последняя? - взвился лорд Хормольд.
  - Мы просмотрели всех девушек, - магистр Райден поднялся и щелкнул пальцами, прерывая магический поток, питающий Око. Пять адептов высшего ковена Искры молча смотрели на своего главенствующего.
  - Начальный этап результатов не дал, - высказал очевидное Райден. - Первую проверку я устроил на корабле, на мое влияние не отреагировали четверо претенденток. За ними я присмотрю особенно пристально. К сожалению, сегодня Око не отозвалось ни на одну из девушек, хотя мы создали все условия. Каждая из них заглянула в зеркала, расставленные в башне, но безуспешно.
  Магистр обвел взглядом ковен. О том, что одна из девушек отразила его силу, он говорить не стал.
  - Надо просто заставить их пройти проверку, надо заставить сознаться! - вскочил черноволосый маг, потрясая своим жезлом. Остальные поморщились.
  - Угомонитесь, Авилий, - устало вздохнул Райден. - В чем они, то есть она, должна сознаться? Отражение не знает о своем предназначении. А пока она не инициирована, это и вовсе бесполезно! Вы забыли опыт ковена сто лет назад? Тогда тоже нашлись те, кто кричал 'надо заставить!'. И что получили в итоге? Отражение не воплотилось в земном теле.
  Маги слаженно поморщились, вспоминая. Кристаллы сохранили память о том периоде, а некоторые из магов присутствовали лично.
  - Красная Звезда Вечности взошла на небосклоне, это значит, что Отражение снова пришло в наш мир, - Зрячий никогда не повышал голоса, но его всегда слушали. - И мы должны найти тело, в котором оно воплотилось! Просто обязаны.
  Тягостное молчание повисло в овальном зале - самом защищенном магическом помещении всего Хандраш. Этого зала даже не существовало в той реальности, в которой обитали маги - в нем было сосредоточенно столько силы, что он давно вырвался в иной мир. Но все высшие магистры ковена ощущали, что и эта сила слабеет с каждым днем.
  - Когда Синяя Звезда Забвения вспыхнет, Отражение должно быть инициировано и войти в Обитель. Иначе... - магистр не закончил, все и так знали ответ. Он жестко посмотрел на магов ковена. - Мы обязаны ее найти! На этот раз у нас просто нет иного выбора! Отражение должно любить. Потому что... Искра угасает, - жестко сказал Райден, и все снова вздрогнули. За такие слова любой другой поплатился бы жизнью, но здесь, в этом зале, они все-таки прозвучали. Слова, звучащие приговором не только для магов, а для всего Пятиземелья. - Тысячелетие Искры подходит к концу, она гаснет, господа магистры. И на этот раз найти Отражение - это наша жизненная необходимость. Сила камней - накопителей не вечна, однажды она закончится. Как ни пытаемся мы уменьшить расход света, но даже на сокрытие Хандраш уходит слишком много магии! Нам нужна сильная Искра. Нам нужно это Отражение! Иначе...
  Договаривать он не стал, все и так знали, что произойдет, когда сила закончится. Это значило, что в Мире Пятиземелья закончится магия. И исчезнет барьер, отделяющий их от мира проклятых.
  - Сколько у нас времени до полного угасания Искры? - спросил лорд Хормольд, беспокойно перебирая складки своего белоснежного наряда.
  - По моим подсчетам несколько лет, - помолчав, произнес магистр Райден, и маги не смогли удержать на лицах маску бесстрастности. Их лица отразили ужас.
  - Так мало... - не сдержался самый молодой и эмоциональный черноволосый маг Авилий. Он вошел в ковен совсем недавно и все еще чувствовал себя скованно среди сильнейших магов Хандраш
  - Но ведь надо что-то делать! - Авилий снова вскочил. В его жилах текла кровь диких орков, чего он сильно стыдился, и она же делала его чрезвычайно сильным, но и излишне эмоциональным и порой несдержанным. - Надо действовать! Мы не можем просто ждать этой инициации!
  - Что еще нам остается, дорогой Авилий? - пожевал губами Хормольд. - Нам оставлены четкие указания по нахождению Отражения. И самое главное из условий - никаких насильственных действий, иначе оно может не проснуться в земном воплощении еще сто лет! А как вы понимаете, у нас нет столько времени. Неизвестно, насколько хватит Искры.
  Спокойный до медлительности лорд тоже разнервничался настолько, что дергал балахон, уже почти разрывая его.
  - До восхождения Звезды Забвения примерно месяц, - сказал Зрячий. - За это время необходимо найти Отражение Света.
  - Света и Тьмы, дорогой магистр. Света. И Тьмы, - голос сидящего в углу человека прозвучал негромко, но все услышали.
  - Я вот даже думать об этом не хочу! Неуместное уточнение! - взвился Хормольд.
  Магистр Райден поднял ладонь, обрывая его стенания. И посмотрел на человека, сидящего у стены. Тот ответил магу продолжительным взглядом и спросил:
  - А что вы сами предлагаете, магистр?
  Заговоривший поднял лицо, и его глаза блеснули в темноте капюшона, словно матовое стекло. Райден чуть склонил голову.
  - У нас есть четырнадцать девушек, собранных в указанных местах и подходящих по возрасту. Они все невинны и не достигли двадцати лет, как и сказано в пророчестве.
  - Вы в этом уверенны? Девицы нынче не слишком благочестивы! - недовольно протянул Хормольд.
  Магистр Райден кивнул.
  - Я уверен. Итак, все они в Хандраш, и Звезда Вечности взошла над Обителью, - он неторопливо обвел взглядом ковен, и даже высшие маги с трудом удержались от желания опустить глаза. Но, конечно, никто из них себе этого не позволил. - Я предлагаю устроить Игры, - негромко закончил Райден.
  Маги дружно выдохнули и переглянулись.
  - Но это запрещено законом еще три века назад! - вскочил Авилий и отер вспотевший лоб. - Мы не можем нарушить запрет!
  - Три века назад у нас еще была сильная Искра, - тихо произнес Зрячий.
  - Это не оправдание, - отбил маг, сидящий в углу, и снял капюшон. На его лысом черепе двигались черные и красные оскаленные морды, перемещались с затылка на виски, открывали клыкастые пасти.
  - Чер Лерой, Искра с вами, уберите вы их! - лорд Хормольд отвернулся. Он все еще не мог смириться с тем, что в высший ковен входят не только чистокровные люди, но и те, в чьих жилах течет кровь других рас, в том числе и низших. Он единственный не только был потомственным магом, но и человеком в поколении до Истока Сотворения. И от этого было в десять раз обиднее, что из пятерки он был самым слабым!
  Чер Лерой Ядовитый Оскал ответил ему насмешливым взглядом. Морды на его черепе тоже посмотрели насмешливо и соскользнули за воротник, осталась лишь одна. Но она переместилась на лицо и расширилась, словно оскаленная маска, отчего облик мага стал ужасающим. Хормольд возмущенно отвернулся.
  - Вы правы, Корвелл, три века назад у нас была сильная Искра, и мы могли проявить... милосердие. Но эра благородства прошла, господа, - магистр Райден снова обвел всех взглядом, и маги замолчали, словно придавленные силой главы. - Если мы хотим найти Отражение в ближайшее время, нам нужны Игры. Это единственный способ.
  - Вы отдаете себе отчет в том, что может случиться с этими девушками? - Зрячий повернул морщинистое лицо к Алларису.
  - Конечно. И нам всем хотелось бы обойтись без этого. Но я не вижу выхода, господа. Мы начнем с самых простых ступеней испытания и будем молиться, чтобы они сработали. Если же нет...
  Магистр ковена замолчал, а маги отвернулись, избегая встречаться друг с другом взглядами. Они все за свою жизнь совершали разные поступки, и порой интересы Хандраш требовали довольно жестких мер. Но сейчас они выносили приговор девушкам. Юным, красивым и ни в чем не повинным. Триста лет назад на подобных Играх выжила лишь одна - та, которая и была Отражением. У остальных на это просто не хватило сил.
  - Давайте не будем спешить, - Зрячий успокаивающе поднял руки. - Возможно, уже в ближайшее время Отражение себя проявит, мы все знаем признаки, описанные в свитках! Реальности смещаются, я уже чувствую это. Сегодня я увидел цветущий озель-ис. Каменный озель-ис, господа. Который мертв уже тысячелетия. И драконы - стражи, кажется, тоже начинают просыпаться, - маг покачал головой. - Отражение вот-вот воплотится в земной форме, и мы сможем ее опознать. Если бы у нас было несколько попыток инициации...
  - Но у нас лишь одна попытка, - жестко оборвал Райден. - И мы не можем ошибиться. Только одна девушка сможет войти в Обитель Искры!
  - Вы правы, и мы все это знаем, - вклинился лорд Хормольд. - Предлагаю установить срок, к примеру, десять дней. Пусть девушки живут, общаются, веселятся и учатся - это будет способствовать развитию способностей. Создадим им все условия для приятной и комфортной жизни. Кто еще знает об истинном положении дел?
  - Никто, кроме нас с вами, конечно, - магистр Райден сверкнул глазами. - Даже хранительницы считают, что девушки лишь ученицы. Мы не можем допустить раскрытия тайны!
  - Будем надеяться, что Отражение проявит себя, - вздохнул Авилий Орочья Сила.
  - Да, но если позволить этим девушкам свободно общаться с учениками, то вместо Отражения мы получим кучу влюбленных дурочек, а к концу лета - два десятка младенцев! - недовольно поджал губы лорд Хормольд. - А ведь Отражение должно быть невинно, когда соприкоснется с Искрой!
  - Да, но при этом девушка должна любить, - вздохнул Зрячий.
  - Она должна полюбить, но не вступить в отношения с объектом своей любви. Просто парадокс, господа!
  - Таковы условия пророчества, - пожал плечами Авилий и покосился на магистра. - Кстати, заставить девушек любить - это по вашей части, Райден.
  - Вы предлагаете мне использовать свои способности на этих юных особах? - холодно переспросил маг. Авилий под его взглядом стушевался и опустил глаза.
  - Ну кто, если не вы...
  - Мы понимаем, что подобное претит вашим принципам, - лорд Хормольд скомкал пухлыми пальцами ткань балахона. - Но у нас нет времени на ожидание! Вы и сами понимаете это. Мы все заложники жестокой необходимости, что делать... Ради Искры, ради спасения мира приходится порой жертвовать... принципами! А с вашей инкубской сутью влюбить в себя девушек будет несложно, магистр.
  - Я учту ваши пожелания, - так же холодно отозвался Райден и кивнул на чашу в центре комнаты. - А пока прошу проголосовать за проведение Игр, если Отражение не проявится в течение десяти дней. Господа, прошу.
  Каждый из магов сжал ладонь в кулак, а потом раскрыл, развернув вниз. Магистр Райден повернул голову к стеклянной чаше в центре. Внутри нее плясали четыре золотистые струйки дыма, и лежал один черный камень.
   - Четыре голоса 'согласен' и один 'против', - бесстрастно констатировал Райден. Кто из магов отклонил его предложение - уточнять не стал, голосование было тайным. - Решение принято, господа маги.
  Он кивнул головой, показывая, что совет закончен. Каждый из членов высшего ковена кивнул в ответ, и все ушли в открытую арку портала. Оставшись один, магистр Райден прошептал заклинание, выписывая в воздухе узоры. Он старался не тратить силу понапрасну, но порой знать некоторые мелочи было необходимо, чтобы предотвратить большие неприятности. Сейчас мага интересовало, кто положил в чашу черный камень. И он удивился, увидев смутный силуэт, зависший в воздухе. Черные пасти скалились на лысом черепе лишь миг, но этого магистру хватило для узнавания. Он сел в кресло у стены и задумчиво уставился в окно на проплывающие мимо облака.
  
  ***
  
  Элея
  
  Решив, что прогуляться за стенами будет полезнее, чем исследовать здание, я спустилась на первый этаж и вышла за дверь. Прищурилась от яркого солнца. Все-таки это странно, в Низинках - почти зима, а здесь - теплое лето. Зато удобно, убегать по морозу не слишком приятно. Я прогулочным шагом пошла через двор, с искренним любопытством осматриваясь. Мне навстречу пару раз попались хранительницы в своих белых одеяниях, за углом слышались веселые голоса девушек. Но я направилась в другую сторону. Обогнув здание, попала на задний двор, за которым располагался сад. Дорожки вели меня вглубь, пока подстриженные деревья не пропали, уступив место раскидистым дубам и лиственницам. Около одной я даже присвистнула, закинув голову. Мощный серый ствол в трещинах не смогли бы обхватить и четверо мужчин, настолько он был широк. Крона закрывала полнеба, а листья слегка звенели, когда их задевал шаловливый ветер. Я так засмотрелась на удивительное дерево, что даже не заметила появления гостей и подпрыгнула от неожиданности, услышав насмешливое:
  - Так-так, и кто это у нас тут прогуливается? Никак одна невоспитанная тупая полукровка?
  Я резко отпрянула и хмуро взглянула на усмехающегося Ортана. Его друг Арви, конечно, тоже был здесь.
  - Что тебе от меня надо? Что ты ко мне прицепился? - разозлилась я.
  - Но-но, побольше уважения, дрянь! Следи за своим языком, пока я его не отрезал!
  - С чего мне тебя уважать? - я потихоньку отошла к дереву, надеясь дать деру. Бегала я хорошо, тем более в такой удобной обуви и одежде. Но, похоже, маги мой маневр разгадали, потому что резко передвинулись, преграждая мне путь.
  - Куда это ты собралась? Я не разрешал тебе уходить, - улыбка светловолосого мага была наредкость гадкой.
  -А кто ты такой, чтобы я у тебя разрешения спрашивала? - бросила быстрый взгляд на второго парня. Он пока не вмешивался, но, конечно, поддержит друга.
  - Из-за тебя магистр лишил меня жезла силы на неопределенный срок! - прошипел Ортан мне в лицо. Я снова отступила и прижалась спиной к дереву, маг впечатал ладонь в кору возле моего лица с такой силой, что сверху посыпались сухие веточки. Но постаралась не показать испуга.
  - Сам виноват! Я, что ли, просила меня в воду скидывать? Так тебе и надо! Маг недоделанный! - язык стоило бы прикусить, но воспоминание о том, как они смеялись надо мной, пока я барахталась в море, неприятно ужалило. - Таких, как ты, вообще к магии допускать нельзя, у тебя же мозг отсутствует! Весь череп спесью забит!
  - Ах, ты... Да я тебя сейчас...
  Ждать продолжения я не стала, поднырнула под его руку и понеслась вглубь леса. Конечно, лучше бы бежать к замку, но на дорожке стоял Арви, и у меня был один путь.
  - Лови ее! - заорал за моей спиной Ортан. - Прибью гадину!
  'Поймай сначала', - подумала я, но говорить не стала - берегла дыхание. Сориентировались парни быстро и уже неслись следом, хоть я петляла, как заяц, сбивая их.
  Сад окончательно утратил ухоженный вид, и теперь вокруг меня был самый настоящий лес, становящийся все гуще и темнее. Я почти летела мимо кустов и деревьев, перепрыгивала через поваленные стволы и не позволяла себе оглядываться, лишь чувствовала нутром, что меня догоняют. Преследователи уже тоже не кричали, но мне казалось, что я ощущаю на затылке чужое дыхание. Кажется, я все же переоценила свои силы, и парни бегали быстрее ... Еще один рывок и... сильные руки обхватили меня.
  - Попалась! - торжествующе и хрипло от бега выдохнул Ортан. Я молча развернулась, изо всех сил ударила его локтем в грудь, и тут же каблуком наступила магу на ногу.
  - У-у-у! - взвыл он и разжал руки. Я выскользнула, но, видимо, ударила недостаточно сильно, потому что маг слишком быстро пришел в себя. И снова бросился на меня. Я не устояла на ногах, повалилась на землю, Ортан сверху, и вместе мы заорали, покатившись по склону в неожиданно разверзнувшийся под нашими телами овраг. Оцарапав руки и ноги и разодрав о колючки новую одежду, мы шлепнулись внизу. Причем я свалилась на парня сверху, да еще и коленом заехала ему между ног, отчего маг заорал и свернулся, слегка подвывая.
  - Ду-у-ура! - стонал он.
  Я потихоньку с него свалилась и отползла в сторонку.
  - Сам дурак, - буркнула я, поднимаясь. Мой красивый и новый наряд оказался весь в грязи, сухих травинках и колючках, руки - в ссадинах, но зато все кости целы. - Нечего ко мне лезть, так что сам и виноват!
  Ортан не отвечал, свернувшись клубком. Я сделала к нему осторожный шажок. Мне показалось, что парень не дышит, и я даже успела испугаться, что убила его.
  - Эй, ты там живой?
  - Я тебя прикончу, - тоскливо пообещал он, не меняя позу.
  Фыркнув, я осмотрелась.
  - Ну, раз ты жив, то я пошла. Если встречу твоего дружка, попрошу помочь тебе выбраться.
  - Я тебя мучительно прикончу, - маг зашевелился, и я торопливо полезла вверх по склону, цепляясь за корни деревьев и травинки. Дожидаться исполнения угрозы как-то не хотелось. Когда выбралась, глянула вниз. Ортан сидел, закинув голову и наблюдая за мной, так что задерживаться я не стала.
  Встретить Арви мне тоже не хотелось, и потому я снова пошла не в сторону замка, а полезла через кусты, вздыхая о безнадежно испорченном костюме. Пару раз мне казалось, что за деревьями мелькает темная тень, и я настороженно останавливалась, всматриваясь в гущу леса. Но никого так и не увидела. А еще через полчаса устала и села на поваленное дерево.
  - Ненавижу Хандраш, - буркнула я и осеклась.
  Из-за стволов неслышно скользнул черный барс, и мне стало не по себе от взгляда звериных глаз. Кто знает, что у этого хищника на уме? Он не рычал, но одна мысль, что я в лесу, наедине с огромным зверем, меня как-то не радовала.
  - Это я, помнишь меня? Ты же не собираешься меня есть? - тихонько бормоча, я шагнула назад.
  - Полукровка! Гадина такая, так вот ты где!
  На полянку выскочили из-за деревьев Ортан и Арви, а я вздохнула.
  - Да оставьте меня в покое! Ну что вы прицепились, как репей?
  - Прибью, закопаю и забуду! - зло усмехнулся Ортан. Выглядел маг не очень - светлые волосы всклокочены и в них застрял мусор, одежда местами разорвана и в грязи.
  - Ты еще в какой-то овраг свалился? Одного тебе показалось мало? - невинно поинтересовалась я. Ортан взревел и бросился на меня, но за миг до этого черный барс прыгнул и зарычал, закрывая меня собой.
  - Ничего себе! - изумилась я, даже, кажется, больше, чем парни.
  Маг остановился, с ненавистью глядя на меня, его руки дернули пустую петлицу для жезла силы. Барс опустил голову и оскалился, низко рыча. На его хребте медленно поднялись костяные шипы, а морда чуть вытянулась, показав нам два ряда клыков, даже на вид острых, как кинжалы. К тому же на голове зверя, по бокам, появились наросты, словно там прорезались гребни, спина выгнулась, а мышцы напряглись, готовые к прыжку. Наверняка смертельному для его жертвы. Жуткое зрелище. Я в ужасе прижалась к очередному стволу, а парни побледнели и попятились.
  - Что это еще за тварь? Убью!
  Зверь фыркнул и посмотрел на меня. Я выпрямила спину и уставилась на магов.
  - Рискни! - даже улыбку из себя выдавила. Почему-то из двух вариантов - хищник или маги, я выбирала первый! Уж не знаю, почему, но внутри была уверенность, что есть меня этот зверь не собирается. - У тебя даже магии сейчас нет, голыми руками убивать будешь, Ортан? И вообще, что ты заладил, все убью и убью... Хоть бы что-нибудь новенькое сказал! Никакой оригинальности!
  - Убь... - начал Ортан, а Арви хмыкнул и потянул друга за рукав.
  - Идем отсюда.
  - Иди-иди, - не удержалась я.
  - Ничего, полукровка, - сверкнул яростно глазами парень, - я до тебя еще доберусь! Скоро мне вернут жезл, так что жди в гости! - он окинул меня медленным наглым взглядом и усмехнулся. - Ты мой визит надолго запомнишь, я тебе обещаю!
  - Жду-не дождусь, - как можно беспечнее отозвалась я. - Предупреди, чтобы я носик припудрить успела! А то как же, сам овражный недомаг пожалует!
  - Дрянь! - зашипел Ортан и сделал ко мне шаг, сжимая кулаки. Барс зарычал. Низко, утробно, так что даже у меня все волоски на теле встали дыбом от этого угрожающего звука.
  - Ортан, не дури, - Арви крепче схватил друга за рукав, удерживая. - Идем. Вернемся... потом.
  Парни многозначительно переглянулись, и Ортан, резко выдохнув, криво усмехнулся. Развернувшись, они скрылись в лесу.
  А я устало сползла на землю.
  - Ненавижу парней! И магов! - прошептала себе под нос. - Сволочи! Думают, раз сильнее, то им все можно? Чтобы они все во тьму провалились, и проклятые их сожрали!
  Зверь тихо фыркнул, а я зажала себе рот рукой, сама испугавшись сказанного. И тревожно оглянулась. Тория всегда ругала меня за несдержанность и длинный язык, а за такое страшное пожелание и вовсе отстегала бы хворостиной! Упоминать вслух проклятых - что может быть хуже? Так можно беду накликать, или и вовсе... Призвать одного из них!
  Я вскочила и торопливо обернулась вокруг себя, а потом подняла одну ногу и сложила пальцы щепотью, стараясь удержать равновесие.
  - Беру свои слова обратно, и пусть Свет Искры убережет мою душу и покарает за длинный язык! - пробормотала я, как учила Тория. Мне эти действия казались глупостью, но кто знает? Все-таки она была старше и мудрее, вдруг неосторожными словами действительно можно привлечь проклятого? Уж лучше проделать все эти глупости, чем накликать беду!
  Рядом снова зафыркал черный барс, и я осторожно открыла один глаз. Кажется, я точно схожу с ума, потому что несколько ужасных мгновений мне казалось, что зверь смеется. Но длилось это недолго - плавно поднявшись, барс двинулся в лес и встал, словно ожидая меня.
  - Э-э-э, ты мне дорогу покажешь? - поняла я. Конечно, хищник не ответил, но пошел рядом, уверенно двигаясь к замку. Смирившись с происходящими странностями, я поплелась следом.
  
  Незабудка тихо посапывала на кровати, и я прикрыла ее покрывалом. Зверь устроился в углу, его шипы улеглись вдоль хребта, и теперь он вновь был похож на обычного барса. Правда, теперь я переживала, что воспоминания о его клыках будут преследовать меня в кошмарах.
  Раздумывая, я сняла испачканную тунику, стянула штаны, оставшись лишь в тонкой нижней сорочке. Со вздохом достала свое старое платье. Надевать его не хотелось, но новый наряд необходимо было выстирать и местами зашить. Я прошлась по комнате, потянулась. Сестра так сладко посапывала, что мне тоже захотелось прилечь. Наверное, сытный обед и бег по лесу были тому виной, или беспокойные ночи на корабле, но мне ужасно захотелось спать.
  Я потрясла головой, прогоняя дремоту, и ущипнула себя за руку. Обычно это помогало взбодриться.
  - Надо выстирать наряд, - напомнила я себе. - Соберись, Лея!
  И, решительно натянув платье, вышла в коридор.
  
  ***
  
  Шариссар.
  
  Дверь за девушкой закрылась, а он все продолжал смотреть. Потом встал и помотал головой. Ему нужно было подумать, но мысли путались, а его зверь рвался на свободу, пытаясь подавить человеческую волю. И все из-за этого представления, что устроила девчонка.
  Паладин фыркнул, заставляя себя успокоиться. Он загонял зверя глубоко в сознание, вновь возвращая себе контроль над телом и разумом. И ему совсем не понравилось то, как легко он этот контроль потерял. Шариссар хотел лишь проводить девушку до комнаты, а после исследовать территорию, но тут Лея начала раздеваться.
   Стоя спиной к нему, девушка стянула тунику, что-то мурлыча себе под нос, выскользнула из штанов. Закинула руки за голову, потягиваясь. На ней осталась лишь тонкая, светлая рубашка, обрисовывающая круглые ягодицы. Когда девушка двигалась, эта рубашка краем скользила по ее бедрам, вызывая у Шариссара настойчивое желание разодрать ее зубами. Элея словно дразнила его, двигая бедрами и выгибая спину, и хорошо, что стояла, отвернувшись, не видя, как зверь подобрался, готовясь к прыжку. Лишь в последний миг паладин заставил себя остаться на месте. Он мог бы просто выпрыгнуть в окно, как и собирался, но остался в углу комнаты, наблюдая за ее движениями.
   Когда на девушку никто не смотрел, вернее, когда она думала, что никто не смотрит, ее движения менялись. Обычно она ходила, опустив голову и пряча глаза, чуть ссутулившись и расставив локти, словно собиралась обороняться. Но когда оставалась одна - распрямляла плечи, вскидывала голову, и ее походка становилась легкой, танцующей. Она тоже напоминала паладину зверя - грациозного и дикого, но сидящего в клетке. И этот зверь внутри девчонки Шариссару понравился.
  А еще ему понравилось, как она выглядит без одежды. Только вот эта тонкая рубашка мешала, и он с трудом укротил собственного зверя, желающего содрать с девушки ненужную ткань.
  Что-то пробурчав себе под нос, Лея натянула серое бесформенное платье и ушла, а паладин потряс головой, загоняя звериную суть как можно глубже. Ему нужно было подумать, не отвлекаясь, но образы увиденного мешали.
  
  Разозлившись, он перемахнул через окно и устремился в лес, ощущая, как пружинит под мощными лапами земля, как пахнет трава, различая тысячи звуков и цветов. Все его органы чувств были нацелены на добычу, тело скользило сквозь деревья, словно сгусток тьмы, с такой скоростью, что его просто не могли увидеть обычные люди.
   Паладин любил эту форму, он любил силу мышц и остроту всех органов чувств, которых у зверя было в разы больше, чем у человека. Он разогнался до такой скорости, что лес слился в одну зелено-бурую ленту, и его лапы почти не касались земли... И вогнал клыки в шею дикого кабана, даже не останавливаясь, с такой силой и скоростью, что добыча не успела осознать свою смерть. Фыркнув, Шариссар отодрал кусок мяса и замедлился. Отбросил мясо, потому что был не голоден, но охота всегда его успокаивала. Зверь внутри него недовольно ворчал, не желая убираться, но стих, задавленный железной волей паладина.
  Теперь можно было подумать.
  Он наблюдал за всеми девушками, но так и не смог определить, кто из них Отражение. Пока ни в одной из них он не видел признаков воплощения. Самой вероятной кандидатурой казалась Элея. Шариссар не мог объяснить, на чем основано его предположение, но он привык верить собственному чутью. И тьме внутри себя. Она никогда его не обманывала. И сейчас эта тьма нашептывала, чтобы он присмотрелся к Элее, чтобы не спускал с нее глаз. Хотя порой ему хотелось просто встряхнуть девушку и выбить из нее ответы. Но вряд ли его методы выяснения девушке понравятся или помогут. Да и не время пока.
  Что Шариссар знал точно - ему придется в ближайшее время обратиться в человека. Слишком долго он находится в этой форме, и зверь становится все сильнее.
  Словно в ответ на его мысли, в голове снова вспыхнули образы девушки, танцующей в свете солнечного луча, и паладин зарычал. Он знал несколько способов успокоить зверя. Пожалуй, сегодня в лесу дичи поубавится. А может, и не только дичи.
  
  ***
  
  Элея
  
  Незабудку забрала к себе Ринка, и я не стала сопротивляться. В отличие от меня, моя маленькая сестра была счастлива здесь: еще бы, после одиночества на чердаке она получила огромный замок для игр, и новых подружек. Многие девушки с удовольствием играли с Сиерой, моя проказница выдумывала все новые игры, и до вечера по коридорам носилась толпа хохочущих девчонок. Я этому только радовалась и даже с некоторым огорчением думала, что скоро мы покинем Хандраш, и Незабудка снова будет проводить время одна и взаперти.
   Эти мысли меня расстраивали, но и выхода я не видела. С раннего детства я впитала, что мне нужно держаться как можно дальше от магов, и вот теперь прихотью судьбы оказалась в сердце Хандраш, в окружении тех, от кого всю жизнь убегала.
  После сытного ужина я вернулась в свою комнатку, слегка повздыхала от того, что Незабудка убежала к девчонкам, разделась и залезла под одеяло. В окно было видно верхушки деревьев и скалу, на которой стояла Обитель Искры. В угасающем свете дня белый замок, казалось, светился, и я вновь подумала, какая она - Искра. Мне представлялся сияющий шар, словно маленькое солнце, желтое и теплое.
   Кровать оказалась удобной, не то что лежанка на чердаке, я была сытой, и если бы не беспокойство - вполне довольной. Но я давно усвоила, что думать надо с утра, а ночью - спать, иначе не будет сил на новый день с его трудностями. К тому же я устала - слишком много впечатлений, да еще этот Ортан и беготня по лесу...
   Додумать не успела, потому что уснула.
  
   ... мне снилось, что снова стою в хрустальном замке. Я поднимаюсь все выше по бесконечной лестнице, что ведет к самому небу - черному, беззвездному. Я совсем не хочу идти туда, мне страшно и холодно, но переставляю ноги, хотя они тяжелые и непослушные. Что я увижу там? Страх сжимает мне сердце ледяными тисками, холодит кровь. И даже не замечаю, что ступеньки закончились, а я проваливаюсь во тьму. Но не разбиваюсь о камни, а лечу, подхваченная кем-то, кого я не вижу. Он держит меня, обнимает. Он оставляет горячий и влажный след там, где касаются его губы... На щеке, шее, во впадинке ключицы...
   Губы?!
  
   Я проснулась и распахнула глаза. И тот, кто придавливал меня к кровати, поднял голову, оторвавшись от моей шеи и усмехнулся. Мгновение я смотрела в его глаза, а потом открыла рот и заорала. Но звук не вырвался из моих губ, потому что мужчина зажал мне рот рукой, не давая кричать.
   - Тихо, - голос у мужчины оказался чуть хриплым, с низкими, словно рычащими нотками. - Ты ведь не хочешь разбудить весь Хандраш, Элея?
   Я вытаращила на него глаза. Он знает мое имя?! Что происходит?! Кто он?
   Попыталась пошевелиться, но он придавливал меня к кровати, удерживая без усилий. Я снова уставилась в лицо незнакомца, пытаясь хоть как-то отрешиться от факта, что на моей кровати, а вернее практически на мне, лежит молодой мужчина и, кажется, он только что меня целовал.
  За окном была ранняя заря, бледный свет освещал комнату и лицо незнакомца. Смуглую кожу и темные волосы, короткие, выстриженные на висках и длинные сзади, шрам, рассекающий уголок четко очерченных губ, и глаза - желтые, с вертикальным зрачком, звериные. Лицо одновременно красивое и жуткое, может от того, что черты слишком резкие, без единой мягкой черты. И еще он пах чем-то острым и пряным, незнакомым, но мне захотелось втянуть этот запах, и я сделала непроизвольный, но сильный вдох. Узкий зрачок в желтых глазах расширился и вновь сузился.
   Я же прикрыла глаза, расслабляясь.
  - Не вздумай упасть в обморок, - прошипел мужчина.
  Я обмякла, но стоило ему ослабить хватку - резко вырвалась, перекатилась и свалилась с кровати. Вскочила, хватая первое, что попалось под руку - мой сапог. Он фыркнул насмешливо, вытягиваясь на моей кровати, а я нахмурилась. Кого-то он мне напоминал, но вот кого?
  - Ты кто такой? - перехватила сапог поудобнее, тихонько пятясь к двери. - Как ты сюда попал? Убирайся!
  Он перевернулся на бок и положил руку под голову, рассматривая меня и не отвечая. На нем была одежда, и я вздохнула свободнее: в первый момент пробуждения я подумала, что мужчина обнажен.
  - Я сейчас закричу! - пригрозила.
  - Не стоит.
  Он оказался рядом так быстро, что я вскрикнула не от страха, а изумления, и снова зажал мне рот рукой, прижав спиной к своей груди.
  - Не кричи, Элея. Поверь, это не в твоих интересах, - от его тихого голоса у меня на коже встали все волоски.
  Я вцепилась зубами в его ладонь, но незнакомец даже не поморщился, словно не чувствовал боли.
  - Не глупи, и я тебя отпущу. Я не сделаю тебе ничего плохого. Не дергайся, сказал!
  Не глупи? Пресветлая Искра, да что же это такое?! Забрался в мою комнату, улегся на мою кровать, трогал меня...
  Вспомнив, что во время пробуждения рука незнакомца была на моей груди, я застонала и дернулась, пытаясь вырваться из стальных объятий.
  - Не сопротивляйся, - в его голосе вновь появились рычащие нотки. - Не сопротивляйся мне! Меня это еще больше... Проклятье!
   Я снова забилась, и тут что-то во мне изменилось. Я сама стала меняться, не понимая, что происходит и как остановить происходящее. Скосила глаза и увидела, что мои босые ноги потемнели, и на них появилась шерсть. И когти. Великая Пресветлая Искра!!! У меня на ногах появились когти?! У меня?!
   Я замычала мужчине в ладонь, извиваясь всем телом и ощущая, что тело становится более гибким и сильным. Другим.
  Он отпустил меня резко и шагнул назад, а я шлепнулась на пол. На все четыре лапы. Мужчина произнес ругательство, такое грязное, что я открыла рот, собираясь его одернуть. И зарычала.
  - Хорошая кошечка, - прошептал незнакомец.
  
  ***
  
  Шариссар.
  
  А ведь он просто хотел, чтобы она не мешала спать.
  Вернулся с охоты и запрыгнул в окно. Маленькой девчонки не было, а Элея спала, свернувшись в калачик и похныкивая. Ей что-то снилось, наверное, не слишком приятное.
  Он устроился на свободной кровати, но девушка мешала своими всхлипами, и паладин запрыгнул к ней. Понюхал волосы, потом лицо. Элея во сне перевернулась, прижалась к его боку, как тогда на корабле. В тот день он это вытерпел с трудом - просто пытался понять, почему от девушки так воняет светлым магистром, и что следует по этому поводу предпринять. И пока она слюнявила ему шкуру, мрачно размышлял, кого бы убить. Замкнутое пространство корабля нервировало, зверю паладина здесь не нравилось. Да еще и эта девчонка с ее слезами. Он даже лизнул потом шкуру - соленая. Шариссар не помнил вкуса слез. Слишком много времени прошло с тех пор, как он их ощущал их в последний раз. Может, поэтому он и остался, позволяя ей прижиматься к своему боку и сдерживая желание выпустить шипы. Они как раз пробили бы девчонке горло.
   Вот и сейчас она ткнулась лицом ему в шерсть и затихла. Может, просто согрелась. Люди слишком хрупкие, их тела так уязвимы... Паладин снова втянул воздух возле ее волос. Зверь внутри него зарычал... Он загнал его поглубже и медленно лизнул кожу девушки, самым краешком языка, чтобы не поранить. Зверь уже бесновался, требуя того, что ему не позволял человек. Шариссар мотнул головой. Надо вернуться в человеческое тело.
  Вздохнув, он обратился, продолжая прижимать девчонку к себе. На ней была сорочка, и она сбилась, оголяя ноги. Он провел пальцем по ее коже, чтобы снова почувствовать человеческие прикосновения. Понравилось. Тронул ее спину, потом волосы, ощущая желание сжать их в кулак и оттянуть ее голову, обнажая горло. Все-таки он пробыл в теле зверя слишком долго - паладином правили инстинкты, и они не желали слушать холодный разум. Зверю разум не ведом.
  Он помедлил и прижался губами к ямочке в вырезе ее сорочки. В его руках было женское тело - юное, теплое и соблазнительное, и Шариссар откровенно хотел этим телом насладиться. Ее кожа под его губами была бархатной и прохладной, и ему нравилось это сочетание. Он провел кончиками пальцев, очерчивая контур ее тела, словно срисовывая женский образ. Он хотел большего...Но она проснулась и попыталась заорать, так что пришлось закрыть ей рот. Он предпочел бы закрывать по-другому, но, кажется, девушка не настроена была играть. Совершенно. Он почти забыл, что имеет дело с невинной человеческой девушкой, а у них другие понятия.
  Шариссар попытался ее успокоить, даже сказал что-то ласковое, но видимо, этого оказалось недостаточно, потому что через несколько минут она обернулась.
  Он держал ее, прижимая к себе, чтобы не дергалась, и изменения ее тела почувствовал сразу. Все же паладин слишком хорошо знал, как это происходит. Как неестественно выгибается спина, грозя сломать хребет. Как мышцы становятся литыми, словно камень, сухожилия натягиваются до дикой боли. Как ускоряется ток крови и стук сердца, а нутро выворачивается наизнанку, выпуская наружу зверя. Он отступил и изумленно уставился на хищницу, что распласталась на полу, не понимая, как собрать лапы. Элея трясла головой, и даже на звериной ее морде проглядывало такое изумление, что он снова выругался.
  Огромная дикая кошка, черная, как сама тьма, с блестящей шелковой шерстью и колючими шипами вдоль хребта. Она была просто великолепна.
  - Тише, не бойся, - паладин попытался подойти, но девчонка оскалилась и зарычала. Он остановился, не желая напугать ее еще больше.
  - Хорошие зубки, я оценил. Элея, не бойся, ты просто обернулась, понимаешь? Сменила форму. Не бойся меня, я помогу...
  Черная хищница выгнула спину и очень осторожно поднялась. Вскинула голову, и он снова поневоле восхитился. Первое обращение дается непросто, ведь это полное изменение всех органов чувств и восприятия. Многие скулят и катаются по земле, кто-то кружит на месте, пытаясь сориентироваться в новом теле. Элея просто стояла, чуть склонив голову и настороженно наблюдая за ним. Что удивительно, ее глаза не изменились, так и остались - синим и зеленым.
  - Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, - паладин сделал осторожный шаг. - Я понимаю, что это трудно. Элея, ты меня слышишь?
  Шагнул еще, она попятилась, а потом рыкнула и одним махом перелетела через него и выпрыгнула в окно.
  - Какая шустрая, - пробормотал Шариссар. - Очень шустрое Отражение. - Он довольно усмехнулся и прыгнул, на лету меняя форму.
  
  *** ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ КНИГИ УДАЛЕНО. ВСЯ ИНФОРМАЦИЯ О МОИХ КНИГАХ ЕСТЬ В ГРУППЕ ВК. ___________________________________________________________________________________________________

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | П.Роман "Игра богов" (Боевое фэнтези) | | К.Корр "Секретарь дьявола или черти танцуют ламбаду " (Приключенческое фэнтези) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Ступая по шёлку" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Васина "Договор на счастье" (Современный любовный роман) | | Д.Данберг "Элитная школа магии. Чем дальше, тем страшнее..." (Попаданцы в другие миры) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | А.Довлатова "Геомант" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"