Ефименко Дмитрий Евгеньевич: другие произведения.

Не лишний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.05*55  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Появилась возможность поучаствовать в очень интересном проекте (cм. на http://other-universe.com/), поэтому часть текста удалена. Полный текст здесь: http://litmarket.org/ne-lishniy


   Город Энск, 8 октября 2005 года.
  
   Суббота не задалась с самого утра. Сначала позвонила Лиза и заявила, что едет к маме и поэтому запланированная "приятная" суббота накрылась медным тазом. Макс пожал плечами - бывает. Альтернативой были более тесные отношения, но Лизавета совсем не та девушка, которую Максим Виноградов был готов допустить в свой дом надолго.
   Следующий звонок был от хозяйки "однушки", снимаемой Максимом. Тетка проинформировала жильца, что в связи с инфляцией квартплата повышается. Именно так, в связи с инфляцией. И снова Максим пожал плечами - ожидаемо и, пока, не критично.
   И последней каплей стал звонок матери. Не приведи вам бог быть сыном учительницы не оправдавшим надежд матери! И ничего, что четыре года назад именно с подачи родителей Макс не смог оплатить учебу по контракту, ради успешного поступления младшей сестры. Положа руку на сердце, он признавал, что сам виноват в вылете с "бюджета" и что сестра будет лучшей студенткой. НО! Сестренка могла бы годик подождать, а вот для девятнадцатилетнего парня вылет из института и отсутствие денег на "медицину"... "Здравствуй юность в сапогах"!
   Теперь же, поняв, что у сына имеются свободные средства, мать, раз за разом предпринимала "атаки" с целью заставить непутевое чадо вернуться на "генеральный курс". При полном "одабрямсе" со стороны никогда не прекословящего жене отца и "заучки" сестры. Максим не винил родню, но четко дал понять, что теперь жизнь будет планировать самостоятельно. Не помогло...
   Настроение было окончательно испорчено, и Максим задумался, чем бы таким заняться, чтобы исправить плохо начавшийся день. Как ни парадоксально, но самым эффективным был признан поход на работу. Никаких срочных заказов не было, и была надежда часам к двум пополудни побаловаться с мужиками пивком. Особенно если Макарыч расщедрится на рыбку.
   Потирая в предвкушении руки, Максим быстро собрался и уже через сорок минут вылезал из такси неподалеку от автомастерской, в которой уже восемь месяцев работал. Открыв своим ключом калитку, Макс оказался по ту сторону забора. Во дворе обнаружился достаточно навороченный "Крузак" около которого беседовали трое. Двоих Максим знал: хозяин и главный мастер Петр Филиппыч и главный поставщик клиентов Сергей Иванович. Третьим, суда по всему, был клиент.
   "Нет, не клиент", - тут же поправил самого себя Максим, - "Джипяра и так неплохо подготовлен, вряд ли стоит что-то менять или переделывать. Похоже, это клиент Сергея Ивановича".
   Внимательно присмотрелся к незнакомому мужику. Лет тридцать пять, неплохо упакован в стиле "сафари", на правом боку еле прикрытая курточкой кобура...
   "Точно клиент Сергея Ивановича!" - порадовался собственной наблюдательности Максим. - "Интересно, а на кой они сюда заехали?"
   Все разъяснилось, когда Максим попал в раздевалку и на вопрос попивающего чаек Макарыча какого черта он припёрся на работу, а если приперся, то чего так поздно, только махнул рукой:
   - Та ну их нах!
   - Понятно! - Покивал Макарыч. - Значит, будем сегодня пить пиво!
   - А Филиппыча уговоришь? - Задал совсем не праздный вопрос Максим.
   - А-то! Счаз клиента проводим и сгоняем.
   - Так не наша же тачка?
   - Не наша, - согласился мастер, - резину поменяли. Машина-то у мужика вполне, а вот резина больше для комфорту была.
   - Ясненько! - Покивал головой Максим. - Ну, какие ЦУ?
   - Делаем так, ты, давай, начинай раздербанивать япошку. Миха закончит варить дуги на "козла" и поможет тебе. А там и мы с Петром вернемся. С пивом и рыбкой. - Макарыч отсалютовал Максиму кружкой.
   - Макарыч! - Радостно вскричал Макс. - Ну, почему у тебя нет еще одной дочери?! Блин, такой тесть и не мне достался!
   Пинок мастера цели не достиг, все-таки, двадцать три это вам не пятьдесят три! Посмеиваясь, Максим прошел в цех и принялся за работу.
   Минут через сорок рядом с "Хайлюксом" уже лишившимся кресел и внутренней обивки дверей появился Миха.
   - Ну, ты, блин, трудоголик! - Вытирая пот, приветствовал он друга. - Какого тебе дома не сидится? Че, Лизка не дала?
   - И это тоже. - Отмахнулся Макс.
   - Предки..., - понимающе покачал головой Миха. - Слушай, пошли перекурим, а то я совсем упрел.
   Парни прошли в дальний конец бокса и уселись под старой вытяжкой, так и не демонтированной после переноса покрасочной камеры. С удобством расположившись на, специально для этих целей приспособленном, диване от двадцать первой "Волги", приятели молча закурили.
   Собственно, Миха или, если официально, Михаил был сыном босса и Максу сильно повезло, что сначала в армии Миха признал парня из параллельного класса, а потом и на гражданке порекомендовал Максима отцу и, что гораздо важнее, Сергею Ивановичу. Максим невольно ухмыльнулся, вспомнив, как через месяц работы ему таки раскрыли секрет всех непоняток, творящихся в автомастерской.
   Максим откинул голову назад и ткнулся затылком о заднюю стену бокса, за которой, оказывается, находились ВРАТА.
   - Че головой об стенку бьешься? - Поинтересовался Миха. - Так достали?
   Макс пожал плечами. Михе, в отличие от многих, не было нужды изображать из себя своего парня, он именно таким и был. Поэтому, Максим и рассказал случайно встреченному бывшему соученику и сослуживцу о неприятностях с семьей. Но, в данный момент, никакого желания обсуждать перипетии сегодняшнего утра не было. Не получив ответа, Миха не обиделся и, хмыкнув, хлопнул приятеля по колену.
   - Прорвемся! - Жизнерадостно заявил он и вскочил с дивана. - Ну, что, айда трудиться?!
   Максим собрался последовать примеру приятеля, но затылок пронзила странная дрожь, и раздался звук наподобие комариного писка, только раза в два громче. Миха тоже услышал и изумленно оглянулся на Максима. Спросить он уже ничего не успел. Писк резко сменился на протяжный басовитый "бо-ом" и серебристый пузырь, вырвавшийся из бетонной стены поглотил обоих парней.
  
   Где-то, день первый, утро.
  
   Максиму повезло. Сильный удар сзади частично погасил волговский диван, а голова врезалась во что-то достаточно мягкое, чтобы вызвать лишь легкий шок. Потом мир в очередной раз накренился и сбросил парня на колени. При этом ветки кустарника больно хлестнули по лицу.
   - Мать! - Заорал Максим, вскакивая на ноги, и потрясенно добавил. - Твою мать!
   Кустарник, хоть и довольно густой оказался высотой всего по грудь Максу и совершенно не мешал любоваться на колышущееся разнотравье, среди которого то тут, то там торчали могучие деревья с раскидистой кроной. Словно завороженный, Максим оглянулся и обалдел окончательно. Прямо перед ним красовалась задняя половинка "Лендкрузера" сюрреалистически притулившаяся у подножья поросшего все тем же кустарником холма.
   - Ну, ни хрена себе! - Выдохнув, пробормотал Максим. Тут его внимание привлек стон и шевеление радом с останками машины. - Миха!
   Михаилу не повезло значительно больше. Тот же толчок, который бросил Максима вместе с диваном на заднее сидение бывшего джипа, впечатал стоявшего Михаила головой в крышу машины. И сейчас, парень тяжело ворочался в кустах, пытаясь перевернуться на живот и вытереть кровь с лица. Максим продрался сквозь куст к приятелю и принялся помогать. Он попытался усадить Миху на сиденье, но оглушенный парень все пытался с него сползти, так как лишившись передней половины и, соответственно колес, остатки "Круизера" располагались с существенным наклоном. Отчаявшись устроить раненого на сидении, Максим усадил его на землю и прислонил к остаткам волговского дивана.
   - Миха, ты как? - Лихорадочно соображая, чем же остановить кровь, поинтересовался Максим.
   - Ё-ё-ё..! - Только и смог простонать Миха.
   - Потерпи, брат! Сейчас что-нибудь придумаю! - Максим с сомнением расстегнул спецовки и оценил состояние футболки.
   Решив, что более чистую ткань он вряд ли найдет, максим быстро вылез из рукавов и стянул футболку. Поломанные ветки царапали оголенный торс и парень потратил несколько секунд, чтобы снова накинуть спецовку. Отведя руки раненого приятеля, Максим осторожно вытер тому лицо и попытался сделать повязку на разбитый лоб.
   - Ой, б..., голова моя! - Простонал Миха.
   - Да, ладно! Не самый важный для тебя орган! - Неуклюже попытался пошутить Максим.
   - Юморист, тля! - Уже тверже ругнулся Миха.
   - Так симулянт, прижми тряпку ко лбу, а я покопаюсь в багажнике, - Скомандовал Максим, - не на переднем же сиденье он шмотки держал.
   - Ты о чем? - Прижимая пропитанную кровью бывшую футболку ко лбу, Михаил попытался повернуться. Удалось ему это не полностью, но и увиденного через плечо хватило, чтобы пораженно выдохнуть. - Ёперный театр!
   - Ага! Вместе с балетом! - Хохотнул Максим. И хотя, ноги слегка дрожали, Макс сноровисто полез внутрь "урезанного" джипа. - Блин, как тут сидушка складывается! Ага, вот!
   - Урод, блин! - Пытаясь увернуться от выпавших после складывания сидения мешков и ящика, заорал Миха.
   - Упс! - Максим, все-таки, сумел удержать самый большой тюк от падения на многострадальную голову приятеля. - Прошу пардону!
   Два вывалившихся мешка были родственниками не раз виденных Максимом РД-54тых, только более навороченными. А поймать ему повезло здоровенную и очень тяжелую камуфлированную сумку. Мелькнуло воспоминание, как с подобными сумками садились в автобус спецназеры, отбывающие на "большую землю". Ну, по крайней мере, так ему шепнул один "знающий" прапор. Максим заглянул в багажный отсек и тихонько порадовался: еще одна сумка и два деревянных ящика застряли за не откинутой частью сиденья.
   - Да-а, не хило тип затарился! - Пробормотал он.
   - Ты о чем? - Снова попытался оглянуться Миха.
   - Это же тот "Круизер", которому вы резину поменяли сегодня. - Пояснил Максим. - Ну, что бы туда...
   Только произнеся эту фразу, Максим понял, вернее, окончательно осознал, случившееся. Судя по обалделому взгляду приятеля, до Михи тоже дошло. Выпустив сумку, которая с металлическим лязгом вывалилась в кусты, Максим выполз из остатков джипа и уселся рядом с приятелем. Машинально вытерев о спецовку окровавленные руки, он прикурил две сигареты, одну из которых сунул в рот Михе. Тот, сделав пару затяжек, попытался ухватить сигарету, но так и замер, глядя на свою окровавленную руку.
   - Вот-так влипли...! - Пробормотал Миха и принялся ожесточенно вытирать правую руку.
   Максим не ответил, машинально обламывая ветки кустарника, чтобы они не мешали сидеть. Оба парня знали, ЧТО находилось за стеной и КУДА отправляются люди на подготовленных в автомастерской внедорожниках, но... Вот так, внезапно, оказаться ТАМ...
   Докурив одну сигарету, не сговариваясь, достали еще по одной. Никто не решался первым нарушить молчание. Докурив и вторую сигарету, Максим в сердцах пнул сумку. Снова раздался металлический лязг. Словно прячась от окружающей действительности, Макс присел на корточки и открыл сумку.
   "Ну, ни хрена себе!" - уже в который раз мелькнуло у Максима в голове, - "Как он с этим не боялся ехать по городу?!"
   Сверху знакомых зеленых металлических ящичков, аккуратно в количестве трех штук уместившихся на дне сумки, лежали два чехла вполне узнаваемой оружейной формы. Кроме того, в сумке находился алюминиевый кейс пятьдесят на пятьдесят сантиметров. Непонятно зачем, Максим попытался поднять сумку и изумленно подумал: "Как же я ее удержал-то?!"
   - Ну, - поторопил приятеля Миха, - что там?
   - Три цинка, два ствола и какой-то ящик. - Не поворачиваясь сообщил Максим.
   - Охренеть! Хотя..., - Миха замолчал.
   - Ага, - подтвердил Макс, - Сергей Иванович, помнится, так и объяснял, что без стволов тут никак.
   Снова помолчали. Потом Максим вытащил чехол поменьше и начал его распаковывать. Появилась смутно знакомая конструкция.
   - Это что, "калаш"? - Изумился Миха.
   В отличие от Максима Михаил не особо интересовался оружием. Так, в рамках интереса любого нормального мужика. Максим не ответил, разглядывая странный "ствол". И только при взгляде на переводчик/предохранитель его осенило.
   - "Сайга"! Но, какая-то хитровы...тая. - Поделился Максим с приятелем. - Приклад как у америкосов, рукоятка тоже тюнингованая, цевье... А вот цевье и ствол, похоже, охотничьи. Хотя, на хрена охотнику планка Пикатинни...
   - Во, блин, странный! Уже "каклаш" бы тюнинговал. - Удивился Миха.
   - Не скажи. Если мужик охотник и толково умеет стрелять..., - Максим покачал головой. - Понимаешь, "Сайга" изначально качеством получше, а еще и тюнингованная. Причем, он даже автоматический режим не стал восстанавливать.
   - Что, только одиночными?
   - Знаешь, парни говорили, что уже на сотню метров очередями пулять, только для огневого подавления. А так или одиночными, или тройками. - Ответил Максим, вынимая из чехла снаряженный магазин. - Семь шестьдесят два, кстати.
   - Тебе виднее. - Миха прекрасно знал непонятную для него самого страсть приятеля к огнестрельному оружию.
   Максим присоединил магазин, кстати, стандартный армейский, отщелкнул предохранитель и передернул затвор. Попытавшись приложиться к оружию, потратил еще какое-то время, чтобы понять, как регулируется приклад.
   - Ну, все, дорвался. - Хмыкнул Миха.
   Немного сконфузившись, Максим снова поставил оружие на предохранитель и отложил в сторону. На очереди был второй чехол. И снова, добытое оружие сначала вызвало недоумение. Тем более, что оно было в разобранном состоянии.
   - Тигр!
   - Что? Где?! - Вскинулся Миха.
   - Э-э-э, вот это "Тигр". - Максим потряс винтовку без приклада.
   - Кретин! - Миха попытался пнуть приятеля ногой. - Я чуть не обделался!
   - Прости, брат! - Покаянно склонил голову Максим.
   Под продолжающееся бурчание Михи, он попытался приладить на место приклад, но быстро понял, что с наскока этого сделать не получится. Вздохнув, парень стал упаковывать винтовку обратно.
   - А что, ты этого "Тигра" собирать не будешь? - Удивился приятель.
   - Это возиться надо. Тем более, видишь, тут обычного прицела совсем нет. Наверное, где-то лежит оптика, но пока ее найдешь... - Максим махнул рукой. - "Тигр" - это СВД-ха, только, снова таки, вылизанная и отлаженная. А, уж, судя по ложе, вылизана она будь здоров.
   Упаковав "как было" гражданского родича снайперской винтовки СВД, Максим потянул алюминиевый кейс. К счастью, кроме обычных защелок, других замков не оказалось. Откинув крышку, Максим присвистнул и показал содержимое приятелю. Миха издал аналогичный звук. Этот "ствол", явно, не был охотничьим. В поролоновых гнездах покоился такой себе джентльменский набор: короткий, не больше полуметра, автомат со сложенным скелетным прикладом, пара достаточно длинных магазинов, толстый черный цилиндр, оптический прицел и какая-то коробка.
   Максим потянул автомат и удивился его легкости. Почти отрешившись от окружающего, особенно, от ехидного хихиканья Михи, он стал приводить оружие в боевое состояние. Черный цилиндр оказался глушителем, а странная конструкция цевья объяснялась возможностью выдвинуть штурмовую рукоятку. Парень, даже, вскочил на ноги, чтобы опробовать оптику. Кажется, это был обычный ПСО, но в оптических прицелах Максим не разбирался. По субъективным ощущениям, со всеми наворотами автомат был не тяжелее "калаша" и с учетом глушителя не особо длиннее. Удалось найти и маркировку - СР-3М. Хмыкнув, Максим выщелкнул из второго магазина патрон и снова присвистнул. Судя по всему, у него в руках находился небезызвестный СП-6, патрон для знаменитых "Винтореза" и "Вала". Доснарядив запасной магазин, Макс извлек из кейса ремень и прикрепил к автомату.
   - Закончил? - Весьма ядовито поинтересовался Миха. - Тут друг, можно сказать кровью истекает, а он играется. Давай рюкзаки потроши, может аптечка найдется.
   - Наверняка, - бодрым голосом ответил Максим, - мужик собирался со знанием дела.
   - Чего ты так решил?
   - Ну, смотри, два, явно, ухоженных и пристрелянных "ствола" для дальней и средней дистанции, - потроша первый рюкзак, принялся объяснять Максим, - и интер-р-ресный такой автоматец для ближней. Оп-па! А я что говорил!
   Максим вытащил из бокового "кармана" импортного РД аптечку. Опять-таки, импортную. Бинты и тампоны опознавались легко, но найти банальную перекись водорода среди импортных наворотов не удалось.
   - И чего ждем? - Нетерпеливо поинтересовался Миха. Он уже пришел в себя, но до сих пор текущая кровь мешала активно участвовать в процессе потрошения чужих вещей.
   - Ну-ка, запрокинь голову и убери тряпку. - Скомандовал Максим. - Так, кровь почти не течет. Умыть бы тебя и рану промыть, а то не понятно ничего.
   Максим отложил аптечку и из второго "кармана" рюкзака достал здоровенную флягу. Содержимое пахло обычной водой. Сделав небольшой глоток, Макс понял, на сколько у него пересохло во рту и основательно приложился к "бидончику". Довольно крякнув, он напоил приятеля и принялся очищать рану. Рана оказалась обширная и рванная. Пришлось использовать два пакета. При этом Миха ругался, чтобы Максим не заматывал ему глаза.
   - Потерпишь! - Категорично заявил Макс. - Хрен его знает, как правильно наматывать! А так, точно не слезет.
   - Ты гляди, буржуи, даже, ножницы положили! - Восхитился Миха.
   - Ну, дык! Вот ранят тебя, так пока с тебя одежку и все прибамбасы снимешь, ты и кровью истечешь. - Закрепляя бинт, объяснил Максим. - А так, разрезал где надо, обработал рану и бинтуй поверх штанов.
   После умывания приятели сошлись на том, что с водой они погараячились. И, хотя, во втором рюкзаке нашлась подобная фляжка, было решено воду экономить. И принялись уже в четыре руки исследовать доставшееся богатство.
   После получасового рыскания по сумкам, рюкзакам и ящикам, приятели согласились, что пресловутый Робинзон Крузо был экипирован не в пример хуже. Так как, солнце поднималось все выше и становилось все жарче и душнее, Максим с Михой переоделись в легкие камуфлированные костюмы из рюкзака. Макс еще и надел легкие ботинки с высоким голенищем на шнуровке, явно импортный аналог обычных "берцев".
   - Красавцы! Жаль девки не видят. - Констатировал Миха.
   - Слышь, герой любовник, я, кажется, понял, почему нас еще никто скушать не пытался. - Максим попытался в небольшой, но мощный бинокль осмотреть окрестности. - Получается, что мы сюда с утреца угодили. Ночные зверушки уже спать пошли, а дневные - еще не проснулись.
   - И что?
   - И то! Кровью пахнет? Пахнет! Так что, держи-ка ты автомат, а я возьму "Сайгу" и выберусь на холмик с биноклем.
   - Может не стоит разделяться? - Передернув плечами, спросил Миха.
   - Ну, осмотреться то надо. А куда тебе, калечному, по кустам продираться.
   - Сам калечь ходячая! - Возмутился Миха. - Ладно, топай. А я "сейф" открыть попробую.
   - Давай-давай. - Оживился Максим. - Если это оружейный ящик, то чего же он в него "стволы" не сложил? Ты, только, не шуми сильно.
   - Топай уже, советчик. - Отмахнулся приятель.
   Максим повесил винтовку на плечо стволом вниз, прицепил на пояс мачете в ножнах и подсумок с биноклем. Крутую "разгрузку" парень надевать не стал, во-первых, из-за жары, во-вторых, из-за непонятных креплений подсумков. Одного запасного магазина, на всякий случай, должно было хватить, что называется "за глаза". Макс не собирался воевать, а совсем, даже, наоборот.
  
   Где-то, день первый, час спустя.
  
   Продирание сквозь кустарник оказалось не столь сложным как представлялось, и Максим решил не пользоваться мачете, чтобы не оставлять следов. Холм оказался не очень высоким и достаточно пологим, чтобы спокойно добраться до вершины. Здесь кусты росли совсем редко. Парню пришлось поломать голову, где устроиться, чтобы незаметно осмотреть окрестности.
   А посмотреть было на что! По другую сторону холма, километрах в полутора-двух, красовался военный городок. Какой-то карявоватый, но, несомненно, военный. И дело было не в кривом заборе из колючей проволоки, не двух вышках по дальним углам. Максим быстро достал бинокль и жадно приник к окулярам. Через пару минут парень отложил бинокль и задумчиво пробормотал:
   - Мать-перемать, негры! И стремные какие-то негры.
   И, действительно, все виденные на территории люди ходили с оружием, но одетые, кто во что горазд. Нет, преобладал стиль милитари, но какой-то уж очень вольный. Да, и поведение коренным образом отличалось от воинской части: ну, где это видано, чтобы пятеро бойцов развалились в тенечке от домика и передавали друг другу что-то дымящееся. Впрочем, понятно что. Максим снова прильнул к биноклю.
   В этот раз он обратил внимание на два крытых грузовика и четыре пикапа, выстроившихся в жалкое подобие колоны недалеко от ворот. В кузове каждого пикапа был установлен пулемет. Максим не мог рассмотреть, какой именно, но судя по размерам, два из них имели совсем не маленький калибр. Парень снова стал шарить биноклем по территории.
   Именно в этот момент из дверей самого большого дома вылетел человек и безвольно распластался на земле. Прежде чем Макс смог понять, что ему кажется странным в этом человеке, из той же двери показался очередной негр. Этот был одет, можно даже сказать, щеголевато. Подойдя к лежащему на земле, новый персонаж достал пистолет и выстрелил в упор.
   - Б..дь! - Только и выдохнул Максим. А в следующее мгновение до него дошло, что именно его смущало в лежащем человеке. Это была обнаженная женщина и цвет ее кожи был значительно светлее чем у окружающих. - Ни х... себе!
   Тем временем, палач махнул кому-то рукой и все вокруг засуетились, смещаясь в сторону машин. Из дома показалась новая троица персонажей. Максим вдавился в бинокль еще плотнее. Эти были белыми! Более того, два полностью "упакованных" шкафа были вооружены "калашами", тоже "упакованными" по самое немогу. Третий тип, одетый, скорее, в стиле "сафари", брезгливо обошел труп и направился к камуфлированному "Хаммеру", выехавшему из-за дома. Не смотря на камуфляж, Максим был уверен, что машина именно "Хаммер", а не армейский "Хьюмви". Трое белых и главный негр погрузились в недра внедорожника, а остальные совершенно хаотично принялись набиваться в грузовики и пикапы. Через пятнадцать минут бардака, колонна тронулась в путь.
   "Вот это мы попали!" - лихорадочно соображал Максим. - "Банда какая-то. Ну, человек сорок уехало... А куда, когда вернуться? И что нам с Михой делать?"
   Переведя бинокль с территории базы бандитов на уходящую колону, Максим стал свидетелем ее короткой остановки. После чего колона перевалила за гребень холма и скрылась.
   "Или местность разведывали, или там пост". - Решил Макс. - "Нужно прикинуть, сколько их осталось. Машину я, вроде, вижу, а то, пешком отсюда хрен выберешься. Та-ак... Минимум десяток уродов есть. Двое на вышках, двое у ворот, двое на крыше с пулеметом и еще пяток бродит по территории. И как нам до машины добраться? Что-то не верится, что нас таких красивых и упакованных гостеприимно встретят и сопроводят в цивилизацию. Блин, надо с Михой советоваться".
   Спрятав бинокль, Максим отполз от гребня и, пригибаясь, отправился к "лагерю". В кустах что-то шуршало и это совсем не предавало парню уверенности. От остатков машины раздавалось странное ритмичное звяканье.
   - Миха! - Позвал Максим.
   Звяканье на мгновенье прервалось и отрешенный голос приятеля ответил:
   - Туточки.
   Миха сидел на земле и подбрасывал два каких-то блестящих куска металла. Автомат валялся где-то около левой ноги. Не успел Максим что-либо сказать, как приятель без предупреждения кинул Максу один из кусков металла. Максим автоматически поймал. Он открыл рот, чтобы высказать приятелю все, что думает о его умственных способностях, но тут же снова закрыл. Потому, что понял чем именно был этот кусок металла.
   - Килограмм двадцать. - Также отрешенно проинформировал Миха.
   - П...ц! - Выдохнул максим и уселся рядом. - И банда негров с той стороны.
   - Попали...! - Сообщение приятеля вывело Миху из отрешенности. - А чего ты решил, что банда?
   Максим пересказал все увиденное. Приятели снова закурили.
   - Валить отсюда надо. - Вынес вердикт Миха.
   - Пёхом?
   - Та ну нах! Даже без барахла мы далеко не уйдем, а со всем этим.... - Миха махнул рукой.
   - И что? Пойдем, всех перестреляем и заберем машину? Блин, их там десяток или больше. Все при "стволах", минимум пара пулеметов. - Максим махнул рукой.
   - Ну-у, у нас, вроде, снайперка есть.
   - Ага! А стрелять ты будешь? Мы, даже, не знаем какой прицел к какому стволу. Тем более, отсюда, - Максим махнул рукой в сторону вершины холма, - вообще стрелять бесполезно. А подбираться... Нашел, блин, одиноких рейнджеров!
   Еще через час оба приятеля вдоволь наразглядывались замершую базу бандитов. Оба устроились под тем же кустом. Миха с биноклем, а Максим со здоровенным оптическим прицелом, на котором нашлась надпись "MakSnipe 7-23x50SFE". Кроме того, сложная система переходников, позволялай присоединить его к обычному советскому креплению. Про себя Максим решил, что это прицел от "Тигра". Как ему казалось, не было никакой необходимости ставить такую здоровую и мощную штуку на "Сайгу".
   Спустя еще один час, Максим отложил оптику и удобно устроился на боку.
   - Поспать решил? - Угрюмо спросил Миха.
   - Не-а. Довести до личного состава диспозицию.
   - Ну-ка, ну-ка! - Миха тоже улегся на бок и заинтересованно уставился на Максима.
   - Значит так, боец...!
  
   Где-то, окрестности бандитской базы, день первый, два часа спустя.
  
   Гребень холма изгибался под вполне заметным углом и именно в месте перегиба Максим пристроил приятеля с обеими винтовками. Правда, на "Тигр" пришлось одеть не навороченный импортный прицел, а ПСО-3. Не факт, что он был пристрелян на баллистику "Тигра", но, так как, ни Максим, ни Миха не умели стрелять со снайперским прицелом, то разницы не было ни какой. Договорились, что Миха, в случае чего, попробует стрелять в район цели. Так сказать, беспокоящий огонь. Авось, охладит пыл бандитов. Сам Максим, навернув на автомат глушитель, отправлялся к блокпосту на дороге. Пройти предстояло метров восемьсот, причем по узкой траектории между краем гребня, чтобы не увидели с базы, и краем стены блокпоста.
   Когда до блокпоста осталось метров двести, Максим сместился в сторону и притаился в группе густых кустов. Отсюда можно было попробовать заглянуть внутрь. Конечно, четырехкратный ПСО-1 не шел ни в какое сравнение ни с импортным прицелом, ни с биноклем, но, как говорится, даренному коню... Людей заметно не было. Максим рассмотрел только спаренную установку крупнокалиберных пулеметов ДШК. У парня мелькнула мысль, что он видел такую на фотографиях времен Великой Отечественной - зенитная установка.
   Следующие сто метров он продвигался еще аккуратнее. Пару раз до него доносились голоса. Потом смолкли и они. Тихий шелест кустов и травы абсолютно не мешал, но с блокпоста не доносилось сколь-нибудь значимых звуков. Весь обливаясь потом, пригнувшись, пристально всматриваясь в мельтешение теней от масксети и моля бога, чтобы уродам не приспичило, Максим подобрался метров на тридцать. "Гранату бы!" - мелькнуло у него в голове. Но гранаты не было.
   Едва успокоившись и собравшись перед очередным этапом пути, Макс похолодел. Ему вспомнились рассказы о минах и растяжках вокруг блокпостов в Чечне. Сначала лихорадочно, а, затем, более планомерно, он осмотрел через оптику все кусты и землю на своем пути. Никаких бугорков или веревок заметно не было. Мысленно перекрестившись, Макс снова двинулся в путь.
   С этой стороны кусты подступали к блокпосту метров на пять. Стоя на коленях за одним таким кустиком, Максим решал, с какой стороны заглянуть внутрь. Можно было обойти еще чуть-чуть левее и заглянуть через вход. Или, наоборот, сместиться вправо и заглянуть со стороны сектора обстрела. Влево идти было дольше. Решив, что если, даже, столкнется лицом к лицу с охранниками блокпоста, то будет иметь преимущество внезапности, Максим пошел на право. Стараясь не задерживать дыхание и держа приклад автомата у плеча, парень подошел к самой стене из мешков, обтянутых маскировочной сетью. Буквально по миллиметру, Максим стал выдвигаться еще правее.
   Первый бандит попался на глаза только тогда, когда Макс полностью выдвинулся из-за края стены. Очередной негр сидел в некогда роскошном кресле, уложив ноги на какой-то ящик. Глаза его были закрыты, левая рука придерживала полупустую пузатую бутылку, стоящую на подлокотнике, а в правой дымилась, явно, не стандартная сигарета. Осторожно принюхавшись, Максим уловил в воздухе характерный сладковатый запах.
   "Драп с коньяком? Охренеть вояки! Ну, а мне что делать? Стрелять сразу или поискать второго?"
   После секундного раздумья, Макс оторвал взгляд от бандита и перевел его дальше, вглубь блокпоста. К счастью, второе тело обнаружилось тут же. Второй негр лежал на какой-то грязной дерюге у самой стены. Суда по струйке слюны, вытекающей изо рта, этот уже был в нирване. Максим снова перевел взгляд и ствол автомата на сидящего. Мелькнула мысль взять обоих живьем, но тут же пропала. С некоторым усилием (одно дело изображать уверенность перед Михой, а совсем другой хладнокровно пристрелить человека) Макс перевел прицел на грудь бандита и быстро дважды нажал на спуск.
   Два глухих удара и звон упавшей бутылки никак не повлияли на второго бандита. Стараясь не смотреть на окровавленную грудь и левое плечо убитого, Максим перенес прицел на еще живого. Словно боясь опоздать трижды нажал на спусковой крючок. Тело дернулось дважды и замерло. Вытирая испарину, Максим запрыгнул внутрь блокпоста. Только сейчас Максим заметил, что у сидящего бандита в ушах наушники от плеера. Парня отпустило. Да так, что едва не подкосились ноги.
   - Сука! - Прошипел Макс и с силой ударил ногой по креслу.
   Это не была истерика. Как и ожидал Максим, кресло перевернулось и оба трупа оказались рядом. Удовлетворенно хекнув, парень начал осматриваться. На шатком столе, среди объедков и пустых бутылок, валялись два автомата. Даже на вид раздолбаный АКМС и что-то явно немецкое. На рукоятках спарки ДШК висели два пояса с кобурами и тесаками в ножнах. Максим извлек пистолет из кобуры побольше. Вполне ожидаемо это оказался знаменитый Кольт М1911, тот самый с калибром почти как у стоящих тут же ДШК. Сразу вспомнилась шутка про размер, который имеет значение. На удивление, пистолет выглядел вполне ухоженным. Вторым пистолетом оказался банальный ТТ, еще и китайского производства.
   Картина стала проясняться. Один из бандитов имел более высокий статус. Ему и принадлежали Кольт и немецкая винтовка Г3 (маркировка обнаружилась на горловине магазина). Грязные разгрузки валялись в углу. Гранат в них не обнаружилось. Зато, обнаружилась обшарпанная рация "Моторола".
   Осталась последняя часть осмотра, но Максиму категорически не хотелось к ней приступать. Одно дело пристрелить двух мерзавцев, а в том, что оба негра мерзавцы, Виноградов себя убедил, и совсем другое хладнокровно лазить у них по карманам. Тут Макса осенило, что он давно уже должен был дать знать Михе, что все в порядке. Обрадованный таким неотложным делом, он снова перескочил через переднюю стенку блокпоста. Миха среагировал мгновенно. Согнутая фигурка приятеля попятилась от края гребня, выпрямилась и припустила в сторону Максима. Винтовки Миха держал в руках. Виноградов поежился, представив, сколько ласковых слов для него приготовил приятель.
   Миха, однако, ограничился только весьма выразительным взглядом. А заглянув внутрь, вообще, забыл о провинности Максима, тратя все силы на борьбу с тошнотой. Когда же, Виноградов, все-таки, решил обыскать трупы, Миха не выдержал. Он успел только перевесится через край блокпоста, как его вырвало. Сам Максим к своему удивлению почти не испытывал никаких чувств. Так, легкую брезгливость. "Насмотрелся на Мишкину кровь", - мелькнула мысль. К счастью, карманов у негров не оказалось, а были на теле у обоих поясные сумки. Тут-то и пригодились ножницы из аптечки, которую тоже притащил Миха.
   - Миха, иди глянь. - Позвал Максим, высыпая содержимое сумок на землю.
   Миха подошел закручивая флягу и угрюмо уставился на кучку разноцветных пластиковых пластинок.
   - Что за хрень?
   - Ну, вот это, похоже, или кредитка, или документ. - Максим продемонстрировал приятелю две пластиковые карточки, но без магнитной полосы на обороте, а со штрих-кодом. На лицевой стороне карточки была напечатана фотография, снизу было написано по-английски "Джон Браун" на одной и "Джозеф Браун" на другой, еще ниже стояла дата двухгодичной давности. Над именем, как на кредитке, был шестнадцатизначный номер, разбитый на четыре группы по четыре цифры. В правом верхнем углу имелась радужно переливающаяся голограммка с изображением пирамиды с глазом -- точь-в-точь как на обороте однодолларовой купюры. На обратной стороне карты во всю ширину была изображена такая же пирамида в круге.
   - А это, местные тугрики. Скорее всего. - Максим поворошил кучку чего-то напоминающего игральные карты из очень тонкого, но прочного и упругого пластика. Напоминающего и формой, и размером. Одна сторона была у них полностью голографической, переливающейся блуждающими цифрами номинала, с другой стороны голограммы были маленькие и по углам, а номинал напечатан в центре банкноты. Кроме того, номинал был выдавлен рельефно. Были здесь и какие-то точки, вызвавшие у Максима смутную ассоциацию со шрифтом для слепых.
   После подсчета "тугриков" оказалось, что их семьсот шестьдесят пять. Больше ничего не обнаружилось. Не сговариваясь, парни вышли из блокпоста и устроили очередной перекур. Они еще не успели докурить сигарету, как Миха вскинулся:
   - Слышал?
   - Что? - Максим насторожился и поудобнее ухватил автомат.
   - Движок где-то завели. Аж зазвенело, видать убитый в ж-пу. - Вынес диагноз потомственный автомеханик.
   - Где-то? Блин! Расслабились! - Прорычал Максим и, схватив бинокль, высунулся из-за гребня холма.
   Как раз вовремя, чтобы увидеть, как к большому дому подъехал, чуть ли не "Виллис". По крайней мере, выглядела машина именно так, как и должен выглядеть ветеран Второй мировой. Водитель, почесывая причинное место, выбрался из-за руля и с еще одним негром забросил в "кузов" труп женщины, до сих пор лежавший на земле. Неспешно беседуя оба бандита влезли на передние сидения и машина тронулась к воротам. Охранники у ворот не пожелали выбираться из-под навеса. Пришлось пассажиру "Виллиса" самому открывать ворота. Минута, и ветеран запылил по дороге к блокпосту.
   Максим с Михаилом переглянулись и, не сговариваясь, бросились внутрь блокпоста. А там... А там особо-то и спрятаться не где было.
   - Миха! Быстро сажаем этого урода обратно в кресло! - Воскликнул Максим. Уже не обращая внимания на кровь, приятели поставили кресло на место и взгромоздили в него труп. - Выбирайся наружу и заляг под передней стенкой. Только не у самого края! Стреляешь только в крайнем случае!
   Уронив "Тигр" на землю, Миха выпрыгнул из блокпоста. Максим прижался к левой стенке, рассчитывая, что бандиты сначала увидят ноги лежащего, потом сидящего в кресле и, только после этого, его, Максима. Минут десять спустя звук мотора раздался совсем близко и в проеме входа показался "Виллис". Как и ожидал Виноградов, машина остановилась так, чтобы и водителю и пассажиру было удобно заглянуть внутрь. Мельтешение теней от маскировочной сети сыграло с бандитами плохую шутку. Глядя на фигуру в кресле, водитель что-то прокричал, все еще не замечая Максима. Тому как раз хватило времени, чтобы и прицелиться и начать стрелять. Парень нажал на спусковой крючок. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Водитель только успел отшатнуться назад, тем самым облегчив Максиму задачу. Ему, даже, не пришлось переносить прицел на новую цель. Отдача сделала все сама. Тяжелая пуля попала прямо в голову, практически полностью снеся ее. Максим оторвался от стенки и, не опуская автомат, подошел к машине. Пассажир, получивший четыре пули в разные части туловища еще дергался, но кровавая пена изо рта не оставляла сомнений в исходе. Про водителя и говорить было нечего.
   - Миха! - Хриплым голосом позвал Максим.
   Сжимая в руках винтовку, Миха выскочил из-за блокпоста почти мгновенно. Увидев Максима, стоящего с автоматом наизготовку, он остановился и, тоже, приложил приклад "Сайги" к плечу. Рассмотрев, что творится в машине, Миха изумленно опустил винтовку и пробормотал:
   - Ну, ты монстр! Спецназ, мля, отдыхает!
   Только после этого Максим заставил себя опустить автомат и укоризненно взглянул на приятеля. Но в словах Михи не было никакого осуждения. Парень и, правда, смотрел на Максима с восхищенным удивлением. Стараясь при этом, не очень смотреть на машину. Убедившись, что приятель в норме, Максим перенес свое внимание на базу бандитов. С того места, на котором он стоял, едва-едва виднелась верхушка навеса над пулеметом на крыше дома. Максим с облегчением вздохнул. Даже, если кто-то специально следил за машиной, понять что именно случилось не сможет.
   - Вытягиваем трупы, пока они всю машину кровью не залили.
   Не глядя на своих "клиентов", парни почти одновременно выдернули бандитов из "Виллиса". При этом машина снялась с тормоза и, дребезжа холостыми оборотами, покатилась вперед. Михе ничего не оставалось, как запрыгнуть на место водителя и снова остановить драндулет. Выскочил он из машины еще быстрее.
   Пока Максим обыскивал очередные трупы, Миха занялся машиной. Судя по его матам, ничего хорошего он там не находил. Виноградову же достались очередной АКМС, правда, на этот раз в хорошем состоянии, и пара пистолетов-близнецов "Таурус". Кроме того, две то ли кредитки, то ли документа, и еще полторы тысячи "тугриков". Разгрузок, ножей, гранат у этих бандитов не было.
   - Макс, это ж...па! - Позвал приятеля Миха. - На этой колымаге мы никуда не уедем. У нее даже рулевое погнуто!
   - Знаешь, друг Миха, а давай-ка взглянем на базу еще разок. Что-то там такое мелькнуло, за что-то глаз зацепился... А что именно, не соображу. - Предложил Виноградов.
   Парни снова заняли наблюдательный пункт, и припали к оптическим приборам. Буквально спустя пару минут оба синхронно воскликнули:
   - Бардак!
   Это означало не состояние дел на бандитской базе, а стоящий за одним из домов БРДМ. Приятели переглянулись. Глаза у обоих блестели огнем предвкушения.
   - А, если, он еще и комплектный! - Протянул Миха.
   - Да, уж! Доводилось видеть последствия попадания из КПВТ в движок "жигуля". - Хмыкнул Максим. - Ну, какие идеи?
   Миха враз поскучнел. Основная идея была понятна - пробраться на базу. Но ее практическое воплощение оставалось в тумане.
   - Ладно, поползли назад. Думаю, полчаса у нас есть точно. Будем думать. - Подбодрил приятеля Максим.
   Парни вернулись к блокпосту. Уселись так, чтобы не видеть трупы и, по традиции, закурили.
   - Думаю, - принялся рассуждать вслух Максим, - они ехали, чтобы выбросить труп подальше в савану. Или в прерию? Нет, наверное, в савану...
   - Фиолетово! - Прервал географо-лингвистические изыскания приятеля Миха. - Дальше что?
   - Ну, да. Так вот, на первый взгляд все просто, садимся в машину, подъезжаем к воротам и снимаем охрану. С вышек не увидят в принципе, а пулеметчикам на крыше помешает солнце и навес. Но! - Максим поднял указательный палец. - Есть проблема. Мы белые! И если какая-нибудь сволочь хоть мельком взглянет в нашу сторону...
   - Его очень заинтересует, от чего это черные братья так побледнели. - Закончил Виноградова Миха.
   - И где успели постираться. - Подхватил Максим.
   - О-о-о! Это гораздо более невероятная вещь!
   - Эх, жаль, гуталина нет. - Вздохнул Максим.
   - Гуталина нет, - встрепенулся Миха, - а "маски-шоу" есть! Точно, блин! Там в шмотках точно была "маски-шоу", черная.
   - Хм-м! А, что, вариант. Только, их две нужно.
   - Фигня! Там еще черная майка была. - Миха вскочил на ноги. - Я мигом!
   - Стой, придурок! Ствол возьми!
   Максим с тяжелым сердцем отпустил приятеля - очень, уж, Миха увлекающаяся натура. Сто пудов, по сторонам смотреть не будет. А планета-то дикая! Загадочный Сергей Иванович рассказывал о целой куче хищных тварей. Максим быстро высунулся с биноклем из-за гребня, чтобы убедиться, что на базе все без изменений. Тяжело вздохнув, Виноградов направился к машине. Предстояло вытащить труп женщины. Прикасаться к обнаженному трупу, несколько часов пролежавшему на жаре категорически не хотелось. Максим отправился внутрь блокпоста, чтобы найти, чем накрыть убитую. К его огромному облегчению, нашелся кусок грязного засаленного брезента. Судя по всему, когда-то это было чехлом от спарки.
   Заворачивая труп в брезент и выталкивая его через борт машины, Максим, волей-неволей, разглядел женщину подробнее. Убитая оказалась совсем не негритянкой, а, скорее, как решил Виноградов, арабкой. Перед смертью женщину или пытали, или просто сильно избили. Смотреть было неприятно, да и появившийся запах энтузиазма не добавлял, но мандраж по поводу убитых бандитов окончательно отступил. Максим преисполнился решимости и дальше "мочить гадов".
   Таскать трупы, прикрытые брезентом, оказалось не так противно. Максим заканчивал "устраивать" последнего из мертвецов внутри блокпоста, когда вернулся Миха. Миха принес не только шапку-маску для Максима и черную футболку для себя, но и протянул приятелю черные тактические перчатки без пальцев.
   - Ну, что, меняем расу? - В голосе парня слышался нездоровый ажиотаж.
   - Меняем-меняем. - Подтвердил Виноградов. - Только ты сначала "козлика" заведи, развернись и подними стекло.
   - А на кой стекло поднимать? Через него и так ничего не видно, а я еще и в этой фигне буду. - Миха потряс футболкой.
   - Не увидишь ты - не увидят тебя. - Нравоучительным тоном выдал Максим. - Как-нибудь доедем. Чай, не в городе.
   Озадаченный, как в прямом, так и в переносном смысле слова, Миха, отправился возиться с машиной.
   Процесс превращения в "негра" прошел для Максима быстро и просто. А вот с Михаилом пришлось повозиться. В конце концов, удалось завязать футболку на затылке и прикрыть узел грязной панамой одного из бандитов. Подумав, Виноградов и себе нацепил подобранное кепи. Он понадеялся, что бандиты не обратят внимания на то, что два их сообщника уезжали без головных уборов.
   Уже садясь в машину, Максим досадливо хлопнул себя по лбу и заменил магазин в автомате на полный.
   - Едем спокойно. Останавливаешься носом на пост. - Напомнил напарнику Максим. - Оружие достаешь, только если начнется громкая стрельба. В случае чего... Не геройствуй.
   - Макс, а может, ну его? Закинем шмотки в этот тарантас и ходу. Сколько-то проедем, а там, может еще что подвернется! - Замандражировал Миха.
   - Не ссы в компот! - Бодро хлопнул приятеля по плечу Максим. - Прорвемся!
  
   Где-то, бандитская база, день первый, три часа спустя.
  
   И они поехали. К немалому огорчению Максима, клубы пыли оставались у них за спиной. Но у ворот все было спокойно. Да, и на крыше рядом с пулеметом тоже. Уже у самых ворот до Виноградова дошло, что на крыше маячит только один бандит. "Блин! Где второй?" - мелькнула паническая мысль, - "Хотя... Так, даже, лучше!"
   Не смотря на судорожно сжатые на руле пальцы, Миха остановил машину как надо. Максим, еле сдерживаясь, вылез из машины и только теперь посмотрел под навес с охраной. Охрана резалась в карты. И было их трое! Мысленно поминая известную мать и всех падших женщин сразу, Виноградов выдернул из-за спины автомат и потратил несколько мгновений на то, чтобы поставить переводчик в положение автоматического огня.
   Максим вскинул автомат к плечу и буквально глаза в глаза столкнулся взглядом с одним из караульных. Тот, явно, еще не осознал происходящее, но, остальные бандиты уже обратили внимание на ошарашенный вид "коллеги". Виноградов нажал на спусковой крючок. Он старался удержать автомат на одном уровне и одновременно переводить его влево. Когда же ствол автомата, все-таки, задрался выше лини тел охраны, Максим с трудом отпустил палец. Очередь, непонятно на сколько патронов, успела поразить двоих негров. Третий, последний, огромными, абсолютно белыми глазами уставился на Виноградова из-за треноги с пулеметом.
   Одновременно матерясь и моля бога, чтобы не кончились патроны, Макс снова открыл огонь. Если "чпокание" автоматной очереди полностью терялось за тарахтеньем мотора, то звон попаданий пуль в металлические конструкции, заставил сердце Максима упасть еще ниже. Ко всему прочему, последний бандит дико закричал, прежде чем упасть бездыханным.
   - Макс! - Закричал Миха.
   Взгляд Максима заметался по базе бандитов. И, только спустя пару секунд, парень догадался посмотреть в сторону поста на крыше. Что собирался сделать бандит, о чем он думал, Макс так и не понял. В тот момент, когда Виноградов перевел взгляд на него, бандит, как раз, закончил поднимать оружие и, попытался выстрелить.
   Максим напряг ноги, готовясь отпрыгнуть в сторону. Но бандит, вдруг, начал что-то делать со своим автоматом и Виноградов решил не мешкать. Макс вскинул автомат и поймал в прицел живот бандита. Одновременно с тем, как парень нажал на спуск, послышался звук выстрелов бандита.
   Потом все произошло одновременно. Фигура бандита исчезла из оптического прицела, прекратилась его стрельба и автомат Максима сухо щелкнул. Стараясь унять дрожь в руках, Максим опустил автомат. На крыше никого не было видно.
   - Ма-акс! - Напряженный голос приятеля вывел Виноградова из ступора.
   - Давай, быстро! - Максим подбежал к машине. - Бежим к тому дому.
   Пока Миха выбирался из машины и подхватывал "Сайгу", Макс успел перезарядить автомат и закинуть за спину бандитский АКМС. "Мля! сколько же патронов осталось? Какого хрена не посчитал?!" - мысленно отвесил себе оплеуху Виноградов.
   Едва успев проскочить в ворота, приятели увидели очередного негра, который выбежал из-за угла. На удивление, первым среагировал Миха. Естественно, не попал. Михаил успел выстрелить еще три раза, а Максим дострелять неполный магазин автомата. Бандит, выронив оружие, скрылся за углом.
   - За ним! - Крикнул Максим. - Кажется, попали!
   С оружием наперевес, парни выскочили на площадку перед главным зданием. Раненый бандит, как раз, подбегал к крыльцу. На крыльце стояли двое: негр в одних штанах, но с автоматом, и негритянка в шортах и рубашке навыпуск. Девица сжимала в руках большой блестящий револьвер.
   В этот раз, Максим выстрелил первым. Очередь на бегу из АКМС зацепила только "подранка" и заставила остальных броситься внутрь дома. Причем, первой успела девица.
   - Стой! - Заорал Виноградов. - Миха, бей в дверь!
   Сам же Максим, остановился и принялся короткими очередями стрелять в стены рядом с дверью. На ум парню, почему-то, пришли американские фильмы, где дома пробивались пулей едва ли не на вылет. Этот дом оказался не лучше. По крайней мере, изнутри раздался душераздирающий крик и, следом, многочисленный женский визг.
   Парни смогли остановиться только, когда закончились патроны.
   - Миха, посматривай за окнами. - Скомандовал Максим после перезарядки. - Подходим сбоку и осторожно!
   В тени коридора почти ничего нельзя было разглядеть. Максим задержался перед входом, чтобы дать глазам привыкнуть. Полуголый бандит валялся почти рядом с входом и дергался в агонии. Было похоже, что он пытался спрятаться в простенке рядом с дверью. Виноградов покосился на стенку: тонкие дощечки пестрели дырками и торчащими щепками.
   - Один готов. - Сообщил Макс. - Девки не вижу.
   - Этот тоже. - Ответил Миха, имея в виду бандита, лежавшего у крыльца.
   - Заходим.
   Налево от входа оказалась большая комната с несколькими столами, на которых лежало оружие. Направо - две смежных комнаты без двери. Комнаты напоминали помесь кабинета, штаба и кабака. Иным образом объяснить присутствие рации, письменного стола с кучей бумаг и большого количества бутылок, Максим не смог. Оба помещения были пусты.
   Двух пролетная деревянная лестница вела на второй этаж. Именно оттуда доносились женские крики. Но Максим решил первым делом проверить дверь в глубине коридора первого этажа. Оттуда доносились непонятные шорохи и металлическое звяканье. Осторожно приоткрыв дверь, Виноградов уперся взглядом в необъятную женскую задницу, которая безуспешно пыталась втиснуться под кухонный стол. Верхняя часть бабищи, уже, была там. А, вот, для нижней, места не хватило. Металлическое звяканье издавали несколько мисок и сковородок, когда стол содрогался от очередной попытки вместить под него "необъятное". Хмыкнув, Макс прикрыл дверь.
   - Кухня. - Ответил Виноградов на вопросительный взгляд напарника. - И кухарка спрятаться пытается. М-да.
   Перед Максимом встала дилемма: где-то наверху прячется девка с револьвером и, судя по крикам, не одна, но есть еще часовые на вышках. Что им придет в голову, не понятно. Идеальный вариант, если они там и останутся сидеть. Видеть ничего они не могли, кроме, разве что, падения охранника на крыше. Значит... "Ничего это не значит!" - оборвал сам себя Максим, - "Вполне могут слезть и пойти посмотреть, что случилось! Блин!"
   - Миха, дай мне "Тигр", а сам следи за лестницей. Никому не давай спуститься!
   - Ты куда? - Переполошился Михаил, протягивая приятелю винтовку.
   - Гляну, что часовые на вышках делают. - Ответил Максим, забрасывая "снайперку" за спину. - Миха, не геройствуй, просто держи лестницу!
   Выскочив на улицу, Максим, не оглядываясь, рванул через "площадь" наискосок, к углу еще одного дома. Запоздало прозвучала автоматная очередь. Помня про ненадежность местных стен, Макс присел на корточки. А подумав, вообще, лег на землю. Очень аккуратно выглянув из-за угла, Виноградов увидел, что его пожелания исполнились ровно наполовину. Одна из вышек была пуста, а на второй был виден тип с автоматом.
   Второй часовой обнаружился на половине пути от своей вышки до домов. Бандит залег "в чистом поле" и целился в сторону Максима. Похоже, что бандиты не заметили парня, лежащего в тени дома. Стараясь не делать резких движений, Виноградов отложил АКМС и потянул из-за спины "Тигр". Ему пришлось пережить несколько неприятных мгновений, когда винтовка зацепилась за, висящий там же, СР-3М, но хватило выдержки не дергаться.
   В конце концов, "снайперка" оказалась в руках и Максим попытался прицелиться. Первой целью он выбрал залегшего бандита. Тому и увидеть Максима было легче, и стрелять удобнее. Трава прыгнула прямо в объектив прицела. Виноградов выматерился. Наблюдая за бандитами, они с Михой, естественно, выставили оптику на максимальное увеличение. Теперь же, на расстоянии тридцати метров найти в этот прицел цель было не реально.
   Пока Максим настраивал оптический прицел, бандиты о чем-то перекрикивались. С вышки раздалась короткая очередь. От угла дома полетели щепки, а залегший бандит вскочил на ноги. Успел он увидеть Максима или нет, осталось неизвестным, Виноградов успел-таки отрегулировать увеличение прицела и поймать бандита в перекрестие. При выстреле рука, все-таки, дернулась и пула попала не в грудь, как целился Максим, а куда-то в район ключицы. Но бандиту хватило и этого. Тело отлетело в одну сторону, автомат - в другую.
   В ответ, с вышки раздалась автоматная очередь. Снова полетели щепки, несколько пуль подняли фонтанчики пыли, но все это достаточно далеко. Прижимаясь к земле, Максим краем глаза увидел, как последний бандит принялся перезаряжать автомат. Не надеясь на точность выстрела из неудобного лежачего положения, Виноградов вскочил на колени. Поспешность, в этот раз подвела. Первый выстрел Максим смазал. Но на нервы бандиту свист пули подействовал. Часовой нырнул за ограду вышки. Здраво рассудив, что плетеную загородку пуля "Тигра" пробьет "на раз", Макс чуть опустил прицел и пару раз выстрелил. Потом немного подождал и дострелял обойму, перенося огонь по всей площади загородки. Часовой так и не показался.
   Максим бросил винтовку прямо на землю и подхватил "калашников". Из дома, где остался Миха, усилились крики. Не успел Макс подняться на ноги, как раздался неразборчивый крик Михи и последовательно грохнули два выстрела. Не заботясь ни о чем, Виноградов сломя голову бросился обратно.
   Влетев в дом с автоматом наперевес, Максим буквально налетел на стоящего на коленях друга. Миха издавал непонятные звуки, а его плечи содрогались. Виноградов не успел испугаться, как Миху вырвало. Только теперь Максим увидел на лестничной площадке, сидящую в неестественной позе, негритянку с револьвером. Вернее, револьвер валялся двумя ступеньками ниже.
   - Ясно. - Буркнул Максим.
   Наверное, нужно было помочь приятелю, но Макса больше волновало, не осталось ли на втором этаже еще какой-нибудь вооруженной бабы. Стараясь держать поворот лестницы на прицеле, парень поднялся вверх.
   Планировка второго этажа повторяла первый. Только дверей было четыре. Истеричные женские голоса раздавались из-за правой, ближней к фасаду. Примерившись для удара ногой, Максим вспомнил советы опытных людей никогда ТАК не пытаться ворваться в помещение. Чертыхнувшись про себя, Виноградов стволом вскинутого к плечу автомата толкнул дверь. Та легко поддалась. Поверх прицела Максим увидел пятерых, ну очень, фигуристых негритянок. Они что-то эмоционально доказывали друг другу. Чуть в стороне, жалась к стенке смуглая девушка в простом длинном платье неопределенного цвета. Максим опустил автомат и шагнул в комнату.
   Женщины его заметили и завизжали. А одна из них выхватила откуда-то здоровенный тесак и, не переставая визжать, бросилась к парню. Не успел Макс, даже, осознать факт нападения, как худенькая девушка запрыгнула на спину нападавшей и вцепилась той в волосы. Визг усилился в несколько раз. На помощь тетке с тесаком бросились остальные негритянки, но Максим уже пришел в себя. Автоматная очередь в потолок и дикий вопль: "А ну, лежать, суки!", принесли поразительный эффект. Пять грохнувшихся на пол весьма упитанных (хотя и не дотягивающих до габаритов кухарки) тел, ощутимо сотрясли дом. Худенькая смуглянка отлетела в сторону и, сидя на полу, настороженно смотрела на Максима.
   Максим подобрал тесак, оказавшийся натуральным мачете, и приглашающее кивнул девушке себе за спину. Та проворно воспользовалась приглашением, но держалась на определенной дистанции. Мучительно напрягая все свои познания английского, Максим рявкнул на негритянок:
   - Даун! Донт мув! - И, пнув ближайшую задницу, добавил по-русски. - Суки!
   Развернувшись, Максим подтолкнул новую союзницу к выходу в коридор. Девушка продолжала смотреть на Максима как-то странно. И только теперь до того дошло, что он все еще в маске. Хохотнув, Виноградов стянул маску-шапку и вытер вспотевшее лицо. Девушка облегченно вздохнула.
   - Хау мени бандитс? - Обратился к ней Макс.
   Как это ни удивительно, но девушка поняла. Обведя руками дом, показала три пальца. Потом, тыкая рукой в разные стороны, показала несколько раз по два пальца. Если Максим правильно сосчитал, бандитов должно было быть тринадцать. Чертова дюжина. "Два на блокпосту, еще два там же," - принялся про себя считать Макс, - "трое на воротах. Семь. Трое здесь и двое на вышках. Один на крыше. Вроде, все сходится!"
   Успокоившись по поводу бандитов, Макс озаботился тем, как закрыть дверь в комнату с ошалелыми бабами. Поняв его затруднения, девушка презрительно махнула рукой и что-то прокричала внутрь комнаты. Скулеж затих, зато, послышался возбужденный шепот. Максим вопросительно вздернул бровь. Девушка снова пренебрежительно махнула рукой и произнесла по-английски:
   - Бандитские подстилки. Будут сидеть тихо.
   (Так как, автор знает английский еще хуже, чем главный герой, то все реплики будут даваться по-русски)
   Максим понял только "бандиты" и "тихо". Решив, что девушка лучше разбирается в местных реалиях, парень махнул рукой. Внимательно присмотревшись к новоявленной помощнице, Виноградов решил, что рановато присвоил той почетное звание девушки. Скорее, девочка-подросток. Худая и не очень чистая. Девочка, тем временем, ухватила Макса за рукав и потащила вниз, говоря на ходу:
   - Мистер, пойдемте, нужно выпустить пленных. Пойдемте, мистер.
   Слова "мистер" и "гоу", Максим понял и последовал за девочкой. При виде мертвой негритянки на лестнице, девочка удовлетворенно кивнула головой и, как ни в чем не бывало, продолжила спуск. Максим хмыкнул, отводя глаза. Похоже, девочка и не такое видела.
   Миха сидел в проеме двери в большую комнату, спиной к лестнице. Он механически вытирал лицо черной футболкой. Максим порадовался, что приятель успел сорвать свою "маску" до того, как его стошнило.
   - Ты как? - Макс присел на корточки рядом с Михой.
   - Хреново. - Каркающим голосом ответил тот.
   Максим повернулся к девочке и спросил: "Где вода?". Помощница махнула рукой в сторону кухни. Виноградов жестом попросил принести. Глянув куда-то наружу, девочка вздохнула, но пошла за водой. Спустя несколько секунд из кухни раздался ее звонкий голос с, явно, повелительными интонациями. Что-то загремело. Максим представил, как кухарка пытается выбраться наружу и хихикнул. Миха искоса посмотрел на приятеля, но промолчал. Спустя пару минут, которые парни провели в молчании, девочка принесла воду.
   Миха припал к горлышку бутылки и не отрывался, пока не выпил две трети. Остатками он смочил футболку и тщательно вытер лицо. Отбросив футболку, Миха повернулся к Максиму:
   - Знаешь, там, пока трупы таскал, еще держался. А тут.... И выстрелил-то с перепугу. Как попал, сам не знаю.
   - Или ты, или тебя. - Вздохнул Максим. - У меня тоже такое было. Там, у нас...
   - И как? - Вяло поинтересовался приятель.
   - Никак. У меня это было в бою. Во втором.
   - А в первом? - Уже более живым голосом спросил Миха.
   - В первом? - Пришел черед Виноградова криво улыбаться. - В первом я, даже, не понял, кто меня под БТР засунул. И не обделался я только потому, что в ступор впал. И, знаешь Миха, так мне не понравилось чувствовать себя бревном, что я месяц приставал к десантуре на базе. Они мне много чего наговорили. Но самым главным стал совет одного старшины-контрактника. Штаны отстираешь на базе, сказал он мне, а пока, просто пристрели гада.
   - Н-да.
   - Так что, друг Миха, стираться будем вместе. - Максим ткнул приятеля в плечо.
   - Ага, и по количеству отстиранного определим кто круче. - Судя по всему, Миху отпустило. - Кстати, а это что за чудо?
   - А фиг ее знает. Ко мне там знойная негритянка приставала, а эта помогла отбиться. - Отшутился Макс и спросил у девочки по-английски. - Как тебя зовут.
   - Натали. - Ответила девочка и снова попросила. - Мистер, пойдемте.
   - Наташка, значит. - Констатировал Миха. - Слушай, а ничего так мулаточка.
   - Ты, педофил, блин! - Возмутился Максим.
   - Шучу! - Поднял руки Миха. - Хотя, куда это она тебя тянет, а? Не даром же она тебя у негритянки отбила! Если не врешь, конечно.
   - Не вру. Почти. - Улыбнулся Максим. - А куда тянет? Сейчас сходим, узнаем.
   Поскольку приятелю явно не хотелось возвращаться в дом за оброненным оружием, Максим решил сходить сам. К счастью, Миха отбросил "Сайгу" достаточно далеко в сторону и чистить винтовку не пришлось. Виноградов мимоходом заглянул в комнату с оружием и остановился как вкопанный. Его взгляд зацепился за очень характерные формы.
   - "Печенег"?
   Максим устремился внутрь. Теперь стало понятно, что комната представляет собой выставку "мечта милитариста". На столах были разложены образцы оружия. Даже беглого взгляда, Максиму хватило, чтобы понять: все оружие было российским. На столах лежали и стояли модификации автоматов и пулеметов Калашникова. От АКМ до чего-то современного и от РПК до "Печенега".
   - Все понятно, завис! - Раздался сзади голос Михи.
   Максим быстренько всучил приятелю автомат и винтовку и бросился к столам. Первым делом, он ухватил новенький "калашников". По пластиковому "обвесу" и переводчику режимов огня с дополнительным положением "3", было понятно, что автомат из 100-й серии. Рядом лежал металлический рожок и дисковый магазин. Даже не глядя на маркировку патрона, было понятно, что это семь шестьдесят два.
   - АК-103-2. - Пробормотал Максим. - Это мы удачно зашли!
   Патронов оказалась до обидного мало. Всего семь штук в рожке. "Банка" была и вовсе пустой. Метнувшись к Михе, Виноградов отсоединил магазин от трофейного АКМСа. Переснарядить магазины было делом нескольких минут. Тут Максим хлопнул себя по лбу и бросился к столу с РПК. Дисковый магазин и здесь оказался пуст, а вот большой рожок на 40 патронов порадовал полнотой.
   - Мистер! Мистер! - Девочка принялась с умоляющим выражением лица теребить Виноградова за рукав.
   Максим встряхнулся и виновато посмотрел на спутников. Миха хохотнул, а девочка настойчиво потянула Макса за собой. Нежно поглаживая приклад нового автомата, Максим дал себя увести.
   Проводница привела их к обратной стороне дома, из-за которого Макс воевал с часовыми. Тут обнаружились ступени в подвальное помещение, закрытое железной дверью. Девочка что-то затараторила и бросилась к двери. Максим едва успел придержать ее за плечо. Отодвинув спутницу за спину, он подошел к двери первым.
   - Есть кто живой? - Макс подкрепил вопрос ударом кулака по двери.
   - И чтоб мне таки провалиться на этом самом месте! - Раздалось приглушенно, но явно по-русски, из-за двери.
   - О! Рабинович, а вы что там делаете? - Схохмил Миха, первым узнавший акцент говорившего.
   - И что старый еврей может делать в запертом подвале? - Последовало в ответ. - Если вы не антисемиты, то, может быть, откроете эту дверь?
   - Вы один? - Прежде чем взяться за засов спросил Максим.
   - Таки нет. И у нас есть проблема. Среди девятерых, только пять приличных людей. Себя я, кстати, тоже посчитал.
   - А остальные?
   - Остальные, увы, это неудачливые коллеги тех личностей, которых вы, как я надеюсь, убили.
   - Вот б...дь! - Выругался Максим. - Миха приготовься! Делаем так, все отходят назад! Выходит только Рабинович.
   - Кройцман. Семен Маркович Кройцман, с вашего позволения. И если вы не возражаете, я таки переведу на английский.
   - Блин! - Смущенно ругнулся Максим.
   Кройцман что-то сказал по-английски. В ответ неразборчиво загомонили несколько голосов. Кройцман повысил голос и установилась тишина.
   - Ну, вот. Я стою здесь один одинешенек.
   Максим отодвинул засов и рывком распахнул дверь. В шаге от порога стоял мужчина лет пятидесяти совершенно не еврейской наружности. Свет с улицы ослепил его и мужчина прикрыл глаза рукой. Максим направил автомат в темноту за мужчиной. Сбоку-сзади раздалось сопение, и над плечом у Виноградова появился ствол винтовки.
   - Блин, Миха! Не вздумай стрелять у меня над ухом! - Обеспокоился Максим. - Семен Маркович, вы как с оружием?
   - С оружием я хорошо, - все еще щурясь, ответил Кройцман, - а вот без оружия, простите, плохо.
   - Миха, - позвал Максим, - достань из кобуры пистолет. Семен Маркович, разберетесь?
   - Молодой человек, - Кройцман, наконец-то, проморгался и рассмотрел "освободителей", - даже, если бы я ТАМ был домашним мальчиком со скрипкой, то за пять лет ТУТ, я бы освоил и этот инструмент!
   Кройцман уверенными движениями привел оружие в готовность. Развернувшись в сторону подвала, Семен Маркович выразительно поиграл пистолетом и начал командовать по-английски. Из темноты не торопясь, но и не очень медленно, появились четверо. Первым был мальчик, появление которого вызвало бурную реакцию со слезами у Натали. Девочка чуть не снесла Миху, чтобы быстрее добраться до брата. Вторым появился ровесник Кройцмана, но более мелкий и худой. Следом вышел жилистый латинос. И последним - могучий негр в остатках камуфляжа.
   Кройцман в приказном тоне что-то сказал в глубину подвала. Судя по реакции, оставшиеся были не очень довольны. Максим, на всякий случай, шагнул вперед, все также, держа автомат наизготовку. Но его помощь не понадобилась. Семен Маркович произнес еще несколько фраз, в ответ на которые раздались недовольные, но утвердительные ответы. Не опуская оружия, Кройцман и Максим попятились и закрыли дверь.
   Только тогда, когда лязгнул засов, Виноградов опустил оружие и оглянулся. Диспозиция кардинальным образом поменялась. Растерянный Миха топтался перед лестницей, а на ступеньках расположился освобожденный негр. По его виду было понятно, что он в любой момент был готов прийти на помощь Максиму и Кройцману. Теперь же, здоровяк расслабился и, кивнув Максу, поднялся по ступенькам.
   - Молодой человек, заберите у меня свой револьвер. - Кройцман протянул Максиму пистолет. - И пойдемте, совершим знакомство.
   - Может, оставите себе? - Неуверенно спросил Максим.
   - Что-то подсказывает мне, что без стреляющих приспособлений я не останусь. - Усмехнулся Кройцман. - Думаю, вы не будете такими жадными, какими считают нас и хохлов, и позволите нам вооружиться их ваших трофеев.
   - Без вопросов! - Засовывая пистолет в кобуру и поднимаясь по лестнице, согласился Максим. - Оружие нам очень понадобиться, когда вернуться остальные полсотни бандитов.
   Для себя же, Виноградов отметил, что отношение Кройцмана к трофеям совпадает со смутными намеками Сергея Ивановича. Тот, как-то, упоминал, что жизнь в новом мире частенько проходит по принципам средневековых рыцарских традиций: кто победил, тот и обирает проигравших.
   - Так, господа, давайте соблюдем политес. - Семен Маркович приосанился. - Позвольте мне, как единственному человеку, понимающему обе стороны, выполнить процедуру знакомства.
   - Охренеть! - Обалдел от такой речи Миха.
   - Итак. Как зовут вашего покорного слугу вы уже знаете. А, если не запомнили, то переспросите. Потому что, в следующий раз за "Рабиновича" можно и обзавестись осветительным прибором под глазом. - Кройцман выразительно посмотрел на Миху, который чуть не подавился от смеха. - Продолжим. Наиболее темным цветом кожи, среди присутствующих, обладает мистер Мартин Айверсон. Мистер Айверсон в прошлой жизни был морским пехотинцем, сами угадайте, каких Штатов Америки.
   - Семпер фи. - Пробормотал тихонько Максим.
   Мартин стукнул себя кулаком в грудь.
   - Хм. Сеньор Мигель Родригес Эрнандес. Вы догадались, о ком я говорю? Или вам ткнуть пальцем? - Продолжил представление Кройцман. - Тоже из бывших американских вояк. Правда, говорит, что больше занимался техникой, чем стрелял.
   Латиноамериканец помахал приятелям рукой.
   - И наконец, месье Антуан Лафонтель. Строил дороги там, в старом мире, и пытается прокладывать направления здесь, на Новой Земле.
   - Где? - Вытаращил глаза Максим.
   - Вот сейчас, вы меня очень удивили, молодой человек. - После едва заметной паузы ответил Кройцман.
   - Знаете, Семен Маркович, а давайте мы с вами поговорим чуть позже. - Поморщился Максим, досадуя на свою оплошность. Судя по реакции Кройцмана, название "Новая Земля" являлось общеизвестным. - А пока, давайте представимся мы, и быстренько перейдем к вопросам выживания.
   - Как скажете, молодой человек, как скажете. Но, помните, вы должны мне задушевный разговор.
   - Это, Михаил Квашнин, потомственный автомеханик. Откликается на прозвище Миха. - Указал на приятеля. - А, я, Максим Виноградов, немножко автомеханик, немножко путешественник ...
   - В общем, - влез Миха, - не пришей к ... э-э-э, кобыле хвост.
   - Есть у меня такое чувство, что последнюю реплику перевести понятным для инородцев образом будет затруднительно. - Фыркнул Кройцман.
   Англоязычная часть "инородцев" тут же перекрестила приятелей в "Майкла" и "Макса". Парни не возражали. Максим собрался было поднять вопрос о первоочередных делах, как его взгляд остановился на заплаканной девочке и независимо отвернувшемся пацане.
   - Минутку! Семен Маркович, а молодежь? Мы, правда, уже, знаем, что девочку зовут Натали. Но кто они и как здесь оказались?
   - Вы знаете, я имею не очень много информации. Если глаза меня не обманывают, а они таки не обманывают, молодые люди - родственники и у них в крови присутствует большая толика генов расы уважаемого мистера Айверсона. - Кройцман пожал плечами. - Юноша категорически не хотел говорить о своей семье. И этот юноша очень злой мальчик. Между прочим, девочка сейчас плачет из-за него и это не слезы радости. Нам удалось выяснить, что зовут мальчика Уэсли. Не нужно быть этнографом, чтобы предположить в одном из родителей этих детей европейца.
   - Ладно, разберемся. - Покачал головой Максим. - Давайте о насущном. Когда нам ожидать возвращения банды?
   Мужчины переглянулись и почти синхронно пожали плечами. А вот Натали, открыла, было, рот, но тут же смутилась и промолчала. Подобная пантомима не ускользнула от внимания Максима.
   - Натали, ты знаешь? - Спросил Виноградов и улыбнулся девочке.
   - Я слышала..., - девочка несмело подошла к Максиму.
  
   Новая Земля, бандитская база, день первый, пять часов спустя.
  
   Последующий рассказ девочки Максиму пришлось слушать в переводе Кройцмана. Получалось, что банда уехала за каким-то грузом, который им продал белый господин, плохо говорящий по-английски. Переводчиком выступал один из вооруженных телохранителей, тоже белый. И оружие привезли белые. Бандиты очень радовались и много из него стреляли. Банда поехала куда-то к морю и вернуться должна была через два-три дня.
   Выслушав перевод, Максим почесал в затылке и сказал:
   - Как всегда, есть две новости, хорошая и плохая. Хорошая, у нас есть целых два дня, чтобы отсюда убраться. Плохая, у нас есть всего два дня, чтобы придумать, как отсюда убраться ввосьмером.
   - Машины? - Коротко спросил Мигель Родригес Эрнандес.
   - Разбитый в хлам "Виллис" и БРДМ. Про БРДМ мы еще ничего не знаем. Если БРДМ на ходу, можно, конечно, попробовать в него влезть всем вместе, но.... - Максим поморщился. - Изображать из себя шпроты в банке.... Нет, если вы скажете, что кавалерия ждет за соседним холмом....
   Мартин Айверсон оглушительно расхохотался, услышав перевод.
   - Кроме того, у нас имеется пять знойных негритянок и что-то очень толстое на кухне. - Продолжил Максим. - Предлагаю, первым делом собрать все оружие и прошерстить жилища бандитов. Вам и переодеться не помешает, и патроны найти нужно. И еще... Что с трупами делать?
   - Бандиты выбрасывали трупы в сельву. - Сморщилась Натали.
   - Не по-людски это как-то. - Фыркнул от отвращения Миха. - Но и могилу копать....
   - В сельву. - Категорично заявил Мартин. - Это были, даже, не "грязные нигеры", это были полные уроды!
   - Займешься? - Спросил Максим у бывшего морпеха, выслушав перевод. - Вместе с сеньором Мигелем. Миха, то есть, Майкл пойдет проверять "бардак", мы втроем, соберем оружие и помародерствуем в домах. А молодежь, позаботится о еде. И помыться бы...
   - Окей! - Согласился Мартин, дождавшись кивка Мигеля. - Но, сперва, нужно взять оружие.
   - Хорошо. Миха, возьми Мигеля и пригоните драндулет. Заодно, соберете оружие у ворот.
   Миху передернуло, но он мужественно кивнул головой и поманил латиноамериканца за собой. Едва они отошли на несколько шагов, Максим тихонько сказал Кройцману:
   - Семен Маркович, крикните Мигелю, что Миха сегодня первый раз убил человека. Да, и трупы шмонать ему раньше не приходилось.
   Кройцман бросил на Виноградова еще один выразительный взгляд и прокричал что-то по-английски. Мигель на мгновение обернулся, покачал головой и показал "окей".
   Оставшиеся направились к главному зданию. На подходе, мальчишка вырвался вперед и коршуном бросился на очередную немецкую автоматическую винтовку, совершенно не обращая внимание на труп хозяина. Мартин произнес что-то одобрительное. А Максим, наоборот, осуждающе покачал головой. Виноградов встал напротив мальчика и требовательно протянул руку. Тот, яростно сверкая глазами, прижал винтовку к груди.
   - Молодой человек, - попытался вмешаться в конфликт Кройцман, - уверяю вас, этот ребенок знает, с какой стороны держать автомат.
   - Осталось только, научить его какой именно автомат держать. - Максим покрутил пальцем у виска и поманил мальчика пальцем.
   Еще во время боя, Виноградов отметил несуразность пистолета-пулемета Неклер-Кох МП-5 Курц в руках бандита. Именно это оружие, Максим и собирался вручить пацану. По крайней мере, он его, хотя бы, держать сможет нормально. Мальчишка дураком не был и с легкостью согласился поменять винтовку на пистолет-пулемет. Винтовка досталась Мартину. Очередной "Таурус" вместе с поясом и кобурой достался месье Антуану. Француз, как и Кройцман ранее, показал, что знаком с огнестрельным оружием не понаслышке. Максим, все-таки, заставил Кройцмана взять у него пистолет, и вся компания оказалась вооружена.
   - Семен Маркович, помогите Натали с братом вразумить кухарку и этих.... - Максим ткнул пальцем в потолок.
   - Вы кого сейчас имели ввиду? - Улыбнулся Кройцман. - Местный пантеон богов, или бандитских б..ей на втором этаже?
   - А еще культурный человек! - Покачал головой Максим.
   - Ой, и не говорите! Что делает с культурным человеком пребывание в тюрьме! - Притворно всплеснул руками Кройцман.
   Поманив за собой Уэсли и Натали, Семен Маркович отправился решать хозяйственные вопросы. Максим повернулся к французу и жестом предложил тому заняться "штабом". Месье Антуан кивнул. Оставшись вдвоем с Мартином, Виноградов заговорщицки поманил того за собой.
   Войдя в "выставочный зал" и рассмотрев его содержимое, бывший морпех, выразительно произнес: "О-о-о!".
   - Мало патронов. - Огорченно сказал Максим по-английски. - Но я имею немного. Это лучший пулемет.
   Максим похлопал по ствольной коробке "Печенега". Мартин отложил винтовку и сноровисто подхватил пулемет. Патронов в нем не оказалось. Досадливо крякнув, бывший морпех продолжил знакомство с оружием. Его очень заинтересовала конструкция ствола и Мартин вопросительно ткнул в него пальцем.
   - Это ноу-хау! Один. Не меняется. Тридцать тысяч выстрелов. - С трудом подбирая английские слов принялся объяснять Макс. - Тысяча выстрелов в час - идеально!
   Рекламируя таким образом изделие российского военпрома, Максим попытался найти патроны. Удалось найти лишь огрызок ленты с двадцатью патронами в соседнем ПК. Пару мгновений подумав, Мартин уверенно открыл пулемет Калашникова и извлек ленту. Покивав самому себе, бывший морпех переставил остатки ленты в "Печенег".
   - Мало. - Констатировал он. - Это?
   Максим подвинул к себе указанный Мартином ручной пулемет Калашникова. Пулемет, кстати, оказался вовсе не старым РПК, а его современной версией с пластиковыми деталями и складным прикладом. Показав все это американцу, Максим развел руками:
   - Ноу аммо. Ай зен бринг (Нет патронов. Я потом принесу).
   - Где? - Удивился Мартин, сообразившись, что при общении с Максом нужно использовать простейшие слова.
   - Недалеко. Наши вещи. - От дальнейших расспросов Максима спасло дребезжание двигателя "Виллиса".
   Бывший морпех покачал головой и сморщился. Максим пошел на выход. За рулем сидел Мигель. Он остановился у самого крыльца, едва не наехав на труп. Выпрыгнув, латиноамериканец ткнул пальцем в кучу оружия и лаконично спросил:
   - Куда?
   Подхватив несколько экземпляров, Максим приглашающее махнул рукой. Мигель с Михой вытащили остальное оружие и амуницию и занесли в дом. Мартин успел освободить один стол. Свалив все принесенное на этот стол, все четверо остановились и внимательно посмотрели друг на друга.
   - Мартин, Мигель, Майкл, Макс! - Неожиданно рассмеялся Максим, тыкая пальцем в каждого. - Четыре "М". Великолепная четверка!
   Остальные улыбнулись и приступили к разбору оружия. В этот раз им достались три немецкие винтовки Г-3 в среднем состоянии и один АКМ, примерно в таком же состоянии. Патронов к "немцам" набралось двенадцать магазинов. А с учетом тех, которые уже были у Мартина - четырнадцать. К "калашникову" нашлось четыре магазина. Максим прикинул, что у него своих два магазина по тридцать патрон, и, пожалуй, пока достаточно. Отдав один "рожок" Михе, Виноградов велел дозарядить оба магазина "Сайги". А Мартину указал на РПК и "банку" к нему.
   - Хм. - Американец потер лоб и согласился. - Окей.
   Пока Миха с Мартином занимались снаряжением своего оружия, Максим с Мигелем разобрали пистолеты. Это оказались четыре все тех же "Таурусов ПТ92" разной степени "убитости". Мигель скептически покачал головой и жестом попросил у Михи его пистолет. Скривившись еще больше, он решительно пододвинул парню один из пистолетов, лежавших на столе. Еще из одного Мигель выщелкнул магазин и отложил пистолет в сторону. На остальные приглашающе махнул рукой: "Выбирайте".
   Пожав плечами, Мартин взял ближайший. Максим поступил так же. Ремни оказались в разной степени заляпаны кровью, Мигель, видимо, умудрился их отчистить. Брезгливо поморщившись, Максим перепоясался и вложил пистолет в кобуру. Тут и Миха с Мартином закончили снаряжать магазины. Американец защелкнул диск в РПК и несколько раз приложился к пулемету, пробуя его ухватистость в разных положениях. Покачав головой, сложил сошки и приклад и снова попробовал. В этот раз результат удовлетворил бывшего морпеха.
   - Внимание. - Произнес Мигель и выложил на стол довольно большую пачку "тугриков".
   - Сколько? - Спросил Мартин.
   - Пять тысяч двести.
   - Это много? - Решил уточнить Максим.
   - Хм. - Недолго думая, Мартин ухватил новый АКМ с соседнего стола. - Шесть сотен. Я, охрана, один месяц, три тысячи.
   - Нормально. - Констатировал Миха.
   - Ваше. - Подвинул к Максиму деньги Мигель.
   - Для всех! - Почти не раздумывая ответил Максим.
   - Нет! - Стал возражать Мартин.
   - Поговорим потом. - Взмахом руки остановил Мартина Мигель.
   - Ладно. Миха, дуй давай к БРДМу. На вас главная надежда. - Обратился к приятелю Максим.
   Миха помялся, не решаясь сказать. Максим догадался о мыслях приятеля, но не успел ничего сказать. Мигель, видимо, тоже понял нежелание Михи оказаться в одиночестве.
   - Я и он. Двое. - Латиноамериканец подкрепил свои слова жестами.
   Никаких принципиальных возражений, кроме нежелания возиться с трупами, у Макса не было. Он лишь кивнул в ответ. Прежде чем Миха с Мигелем ушли, Виноградов отцепил от "Сайги" оптический прицел и приладил его на свой автомат.
   - Идем? - Спросил он у Мартина.
   - Идем. - Согласился бывший морпех.
   - Один, два, три. - Ткнул пальцем в трупы Максим.
   Ни слова не говоря, Мартин направился в сторону лестничной площадки.
   - Сука. - Констатировал американец и спросил. - Ты?
   - Нет, Майкл. - Ответил Максим. Тут он заметил отброшенный в сторону револьвер. - "Кольт Анаконда", сорок пятый калибр.
   - Сумасшедшая сука. - Пожал плечами Мартин.
   Примерившись, американец ухватил труп за руки и выволок на крыльцо. Туда же последовал и второй труп из дома. Он уже примерился было забрасывать все три трупа в машину, но Макс остановил.
   - Два. - Махнул рукой Виноградов в сторону караульных вышек.
   Мартин на мгновение задумался, а потом сделал рукой жест, словно перебрасывая что-то через преграду. Максим догадался, что бывший морпех предлагает, не мудрствуя лукаво, перебросить трупы через колючую проволоку.
   - Близко. Опасно? - Засомневался Максим.
   - Кровь. Если придут звери - не защита. - Мартин махнул рукой в сторону ограды.
   - Окей. Ты босс.
   Американец практически в одиночку забросил трупы в "багажник". Максим сел за руль и попытался тронуть драндулет с места. Со второго раза ему это удалось. Борясь с управлением, Виноградов окончательно убедился, что ЭТО далеко не уедет. Судя по выражению лица, американец был с ним согласен.
   Проезжая между домами, Максим заметил валяющийся на земле "Тигр" и обматерил самого себя. Не глуша двигатель, он подобрал винтовку и пристроил рядом с сидением. Увидев очередной, третий, оптический прицел американец спросил:
   - Снайпер?
   - Нет-нет-нет! - Максим, даже, помахал руками. Тут он решил пошутить и добавил по-русски. - Рембат!
   - Что это? Специальные силы? - Американец кивнул на автомат с глушителем за спиной у Максима.
   - Ремонт техники! - Максим специально заглянул в лицо бывшего морпеха, чтобы полюбоваться на изумленно распахнутые глаза. - Да-да, ремонт техники.
   - Дэмит! Как Мигель?
   - Наверное, да. Раньше. Два боя. Первый, все стреляли, я.... - Максим изобразил трясущиеся руки и вжатую в плечи голову. - Второй. Все стреляли, я стрелял. Один убитый. Наверное.
   - Черт побери! - Повторил Мартин. - Сколько здесь?
   - Тринадцать. - Ответил Максим.
   - Черт побери! - Снова воскликнул бывший морпех, но тут машина подъехала к первому из убитых часовых, и разговор пришлось отложить.
   Очередной мертвый бандит принес в общую копилку американский М-4 и револьвер "Кольт Питон". К карабину "прилагалось" два запасных магазина, а к револьверу - двенадцать патронов и один скорозарядник. Кроме того, нашелся нож, который Мартин опознал как "Ка-Бар", и восемьсот "тугриков". "Разгрузка" была основательно заляпана кровью и ее снимать не стали. Мартин с удовольствием сменил пистолет на револьвер. И, даже, пару раз выхватил его из кобуры в "ковбойском" стиле.
   - Ганфайтер! - Изобразил восхищение Максим.
   - Мечта! - Развел руками бывший морпех.
   Пристроив очередной труп, отправились к правой вышке. Залазить по хлипкой лестнице выпало Максиму. Почти не испытывая отвращения, Виноградов обыскал труп. Очередная Г-3 с одним не полным и одним пустым магазином, была дополнена знаменитой "Береттой 93Р", легко узнаваемой по длинному магазину и дополнительной складывающейся ручке. Ножа не было, зато, нашлось целых тысяча двадцать пять денежных единиц. Весь обвешанный оружием, Максим сбросил труп и с определенным трудом спустился вниз.
   Переглянувшись, напарники сложили все оружие под вышкой. После чего, Мартин жестами показал, как именно нужно подогнать машину к ограде из колючей проволоки. Утвердившись на бортике кузова, американец с Максимом довольно быстро перебросили все пять трупов за ограду. Процедура не доставила удовольствия ни одному, ни второму. Быстро сложив на освободившееся место оружие, Максим с Мартином поторопились уехать.
   Они уже приближались к домам, когда раздались пистолетные выстрелы, сопровождаемые металлическим лязгом. Мартин ухватился за РПК, а Максим прибавил газу. Из-за другого дома с оружием наперевес выбежали механики. Однако, стоящие на крыльце, француз с мальчиком, не проявляли никаких признаков беспокойства и с интересом заглядывали куда-то внутрь. Оглянувшись на звук двигателя, месье Антуан успокаивающее помахал рукой. Мартин опустил пулемет и пробормотал что-то явно нецензурное.
   Оказалось, что обыскав "штаб" и вывалив на стол все более-менее ценное, француз наткнулся на запертый железный ящик. Подошедший в этот момент Кройцман, не смотря на национальность, поступил совершенно по-русски. Выгнав, мальчишку и месье Антуана из комнаты, Семен Маркович попытался отстрелить то ли замок, то ли петли. Выслушав гневную тираду бывшего морпеха, Кройцман философски пожал плечами и опять поднял пистолет. Изрыгая ругательства, Мартин вытолкал всех из комнаты.
   Ящик сдался на последнем, пятнадцатом патроне. Лицо Кройцмана, первым заглянувшего внутрь, выражало едва ли не блаженство. Впрочем, и у остальных лица расплылись в улыбках, когда в ящике нашлись их пластиковые карты. Тут же лежали еще десяток карт. На фотографиях были и белые, и арабы, и негры.
   - Нужно обязательно захватить их с собой. - Перебирая чужие карточки, вздохнул Кройцман. - Может быть, их кто-то до сих пор ждет.
   Тут же лежали двадцать девять тысяч "тугриков" и мешочек с золотыми украшениями. Максим выложил все собранные с трупов деньги и снова потребовал делить на всех. Мигель принес еще пять тысяч двести из соседней комнаты. Посчитав общую сумму, Кройцман потер переносицу:
   - Почти сорок тысяч экю. Неплохая сумма, скажу я вам. Не знаю, за сколько пойдет бижутерия, но по весу потянет тысяч на двенадцать. Минус проценты орденскому банку.... В общем и целом, можно рассчитывать на пятьдесят тысяч. И это, заметьте, я не считаю оружие.
   - Сомневаюсь, что за это барахло много дадут. - Махнул рукой Максим, пока Кройцман переводил свои рассуждения на английский.
   - Э-э, молодой человек, десяток стволов хотя бы по триста экю, уже выходит несколько тысяч!
   - Как считает, как считает! - Громким шепотом "восхитился" Миха.
   - Юноша, вы, случайно, не антисемит? - Прищурился на Миху Кройцман.
   - На сухую? Да, ни в жисть!
   - Ха, юноша, после некоторой дозы алкоголя, евреев начинают ругать все! Даже сами евреи. - Отмахнулся Кройцман. - Кстати! Вы увидели эту прекрасную фото-видеотехнику? Вот вам еще несколько тысяч экю.
   - За фотик, что ли? - Изумился Миха.
   - За головы бандитов. - Ответил Кройцман и, снова, взглянул на Максима. - Орден платит за голову убитого бандита тысячу экю. Нет, саму голову можно не приносить, достаточно фото-видеоматериалы. Особенно, если есть свидетели.
   - Охренеть! - Миха в изумлении повернулся к Максиму. Тот лишь поморщился, понимая, что вопросов к ним у Кройцмана все больше и больше.
   - И у меня есть одна мысль. Только не нужно радоваться, что она только одна. - Семен Маркович погрозил пальцем Михе. - В эти неудачные экспедиции мы отправились наемными сотрудниками. Теперь, когда нашлись АйДи, можно утверждать, что наши деньги при нас. Думаю, мы подели наличность на четверых. Вы, молодые люди, и эти симпатичные детишки. Про оружие и как поделить бандитов - решайте сами.
   - По-моему, мы не тем занялись! - Сменил тему Максим. - Сначала нужно придумать, как отсюда смыться! Миха, что там с БРДМом?
   - Макс, ты не поверишь! БРДМ дизельный, без дополнительных колес, зато, с дверцами! Пулеметы на месте. И по паре жестянок с патронами для обоих есть.
   - Но.... - Выразительно поторопил приятеля Максим.
   - Но, эти уроды, умудрились посадить аккумулятор!
   - Господи! Что они с ним делали? - Изумился Максим.
   - Понятия не имею! - Развел руками Миха. - К тому же, он грязный, как... Как...
   - Ладно-ладно, я понял. От драндулета аккумулятора, конечно, не хватит? А с толкача?
   - Че-ево?! - Миха уронил челюсть на пол. - БРДМ с толкача? Ты охренел?
   - Пять человек. Ну, и Мартин... Как бы это сказать...
   Давясь от смеха, Кройцман перевел. Мартин показал Виноградову кулак. Мигель похлопал чернокожего здоровяка по плечу, а Кройцман что-то сказал. Мартин окончательно возмутился.
   - Я вам не губернатор Калифорнии, танки тягать. - Посмеиваясь, перевел Семен Маркович.
   - Н-да... А что же делать будем? - Спросил Максим.
   - Юная леди рассказывала, что у бандитов есть дизель-генератор. - Высказал предложение Кройцман.
   - А что? - Оживился Миха. - Надо посмотреть. Мигель, айда?
   Перевести последнюю фразу было бы затруднительно, но Мигель понял Миху и так. Оба механика отправились искать дизель.
   - Нет, ну, скажите мне, почему молодежь настолько нетерпелива. - Воздел руки вверх Кройцман. - Ведь стоило позвать Натали, и она привела бы их прямиком туда, куда нужно. А теперь они будут шляться по территории в бесплодных поисках!
   - Семен Маркович! - Укоризненно покачал головой Максим. - Чтобы два механика по косвенным признакам не нашли дизель? Да, они его по запаху солярки найдут.
   - Хм. Признаю свою излишнюю горячность.
   - Ладно, - вздохнул Максим, - пора и нам с Мартином заняться делом.
   Но сразу уйти не получилось. Кройцман вручил Мартину видеокамеру, а Максу фотоаппарат. Он потребовал заснять трупы бандитов. Никакие возражения, что трупы уже обобрали и нет доказательств их бандитизма, Кройцман отмел.
   - Загляните в ящик, молодой человек. Меня терзают большие сомнения, что на этих дисках записаны индийские мелодрамы. Я, даже, сомневаюсь, что там, извините, порнография. Поверьте моему жизненному опыту, на этих дисках вы найдете все необходимые доказательства.
   Кройцман произнес эту фразу и по-русски, и по-английски. Максим и бывший морпех переглянулись и одинаковыми жестами пожали плечами. Подхватив фото-видеотехнику, они вышли из дома. На улице Мартин сделал жест в сторону того места, где они чуть раньше перебрасывали трупы через колючую проволоку. Максим кивнул.
  
   Новая Земля, бандитская база и окрестности, день первый, семь часов спустя.
  
   Потратив минут десять на съемки, напарники отправились к воротам. Там, Мартин, первым делом, осмотрел пулемет. Если Максим правильно вспомнил, это был американский крупнокалиберный М2. Древняя машинка, которую американцы все никак не могли заменить на что-то более современное. Мартин сделал неопределенный жест рукой. Максим для себя перевел этот жест как - не так плохо, как думалось, но не так хорошо, как хотелось.
   Погрузив предварительно сфотографированные трупы, Мартин взмахнул рукой в сторону блокпоста. Максим вел машину не торопясь и у него оказалось достаточно времени, чтобы подумать как добраться до места их с Михой появления в этом мире. Кроме того, Виноградова все чаще посещала мысль дождаться возвращения бандитов и разжиться у них техникой. Имея спарку ДШК, крупнокалиберного американца и "Печенег", можно, даже без БРДМа, устроить бандитам "теплый" прием. Главное не уничтожить все машины.
   Максим хотел притормозить около блокпоста, но чернокожий напарник махнул рукой вперед. Макс оглянулся на "кузов" и согласно кивнул головой. Засунуть в "виллис" еще пять трупов было бы проблематично.
   - Где? - Спросил Максим, отъезжая от блокпоста.
   - Дальше. Я смотрю. - Ответил Мартин.
   Проехать пришлось километра два, прежде чем Мартин хлопнул Максима по плечу и указал на полосу невысокой травы вдоль рощи. Основная дорога в этом месте огибала рощу справа, а Мартин предлагал объехать ее слева. Максим понял рассуждения напарника: невысокая трава быстрее распрямиться, а пыль от машин бандитов окончательно не позволит рассмотреть следы.
   Пока Мартин выбрасывал трупы, Максим развернулся и, не вылезая из машины, поднял к глазам прицел. Виноградов попытался придумать, как устроить засаду.
   - Что? - Обеспокоенно спросил американец.
   - Машины. - Максим рукой показал на дорогу. - Пулемет. Большой калибр. Там. Второй пулемет. Там или там. Пулемет. Маленький калибр. Там.
   По корявым фразам и размахиванию руками напарника, бывший морпех понял, что ему описывают диспозицию засады на бандитов. В принципе, Мартин считал, что засада могла получиться, но его интересовал вопрос:
   - Зачем?
   - Банда. Не маленькая. Плохие бойцы. Много оружия. Почему? - Попытался объясниться Максим. - Им нужно мы умереть. Это первое. Нам нужны машины. Одна или две.
   Максим пытался выстроить логические цепочки. Он подозревал, что попытка объяснить американцу что-то о предчувствии или интуиции, при столь скудном словарном запасе, обречены на провал. Макс представил себе, как он пытается перевести на английский фразу "чуйка сработала" или "ж..й чую". Хмыкнув, и даже покрутив головой, Виноградов попытался придумать что-то более литературное. Почему-то всплыла фраза "кошки на душе скребут". Максим мысленно перевел ее на английский и начал хохотать. Чернокожий американец удивленно уставился на Виноградова.
   - Катс он май соул из шкряб-шкряб! - Задыхаясь от хохота, озвучил свои лингвистические упражнения Максим.
   - Что?! - Сказать что Мартин обалдел, это значит сильно приуменьшить степень недоумения бывшего морпеха.
   - Шкряб-шкряб. - Повторил Максим, сопроводив свои слова характерным движением пальцев.
   - Сумасшедший русский! - Констатировал Мартин, качая головой. - Учи английский, парень.
   Кое-как успокоившись, Максим повел машину в обратный путь. Снова повторилась процедура фотографирования и транспортировки трупов. Возвращаясь во второй раз, Максим остановил машину метрах в трехстах перед блокпостом.
   - Здесь. Стрелять здесь.
   - Близко. - Возразил Мартин, ткнув пальцем в блокпост. - Опасно.
   - Мы стреляем плохо. Близко - хорошо. - Гнул свою линию Максим.
   - Нужен переводчик. - Махнул рукой американец. - Едем.
   На блокпосту задержались чтобы погрузить остатки оружия и амуниции. Кроме того, как можно тщательнее засыпали землей и пылью следы крови. Как догадался Максим, чтобы не привлекать животных и на утро иметь безопасный доступ на блокпост.
   Солнце ощутимо склонилось к горизонту. У Максима было полное ощущение, что день длиться бесконечно долго. Навалилась усталость. Но Виноградов решил, что до темноты нужно обязательно съездить за вещами к остатками "круизера". Заодно, обсудить с Михой, что рассказывать Кройцману.
   База встретила "похоронную команду" звучным тарахтением двух дизелей: БРДМа и базового. Обменявшись удовлетворенными улыбками, Максим и Мартин подъехали прямо к БРДМу.
   Сидящий на башне Мигель с веселой улыбкой наблюдал, как Миха гоняет двух негритянок, заставляя прибраться в бронированной машине. Увидев подъезжающий "виллис", латиноамериканец помахал рукой.
   Рядом с БРДМ высились три кучи вещей. В одной, Максим опознал патронные короба к пулеметам. Во второй - что-то из одежды. А, вот, содержимое третьей определению не поддавалось. Судя по тому, что кучи не пополнялись, Миха успел вытащить весь хлам и, теперь, заставил местных путан, отмывать внутренности машины.
   - Ну, ты монстр! - Приветствовал приятеля Максим.
   - Ха! Да, чтобы два квалифицированных механика не завели "бардак"?! Три раза "ха"! - Принял горделивую позу Миха.
   - У вас это надолго? - Спросил Максим, кивая на женщин.
   - Не, за часок управимся. Бабцы работают как звери! Еще и успевают "прелестями" потрясти! - Хохотнул Миха. - Я слышал, конечно, что в Африке любят "потолще", но эти...
   - Шутки в сторону. Нам нужно смотаться за вещами. - Мотнул головой в сторону Максим. - Заодно, поговорим. А то, все некогда было.
   - Вдвоем? - Выразил сомнение Миха.
   - А ты хочешь ВСЕ вещи показать? - Криво улыбнулся Максим.
   - Б...дь!
   - Вот-вот! Помнишь мешочек с золотыми "цацкам"? Кройцман оценил его в двенадцать тысяч по весу. Миха, я примерился к мешочку, там около килограмма. Считать умеешь?
   - Б...дь! - Еще более проникновенно повторил Миха.
   - Мигель, извини. Ты. Один. Я и Майкл. Вещи. Недалеко. Быстро. - Повернулся к латиноамериканцу Максим. - Хорошо?
   - Помощь? - Вмешался Мартин. - Опасно. Животные.
   - Машина. Оружие. - Максим пожал плечами.
   Мигель спрыгнул с башни и что-то спокойно объяснил Мартину. Тот скептично взглянул на приятелей и махнул рукой.
   - Спасибо. - Поблагодарил Максим. - Миха, хватай "ствол" и поехали.
   - Не понял, кто из нас механик и водитель? - Делано возмутился Миха. - Отдай баранку!
   - На обратном пути. - Максим рассмеялся. - Я уже присмотрел как ехать, а тебе, тормозу, пока объяснишь...
   - Оп-па! Наезд! Совсем нюх потерял, бродяга? - Копируя "братковские" интонации, Миха плюхнулся на пассажирское сидение. - Гони, шеф!
   На счет "гони", Миха явно преувеличил. Но по знакомой дороге до блокпоста добрались быстро. Сразу за блокпостом Максим свернул налево. Стараясь не выезжать на гребень холма, Виноградов "ползком" вел машину между кустами.
   Приблизиться к остаткам внедорожника вплотную не удалось. Метров сто пятьдесят предстояло пробираться среди кустов пешком. Подобная перспектива не радовала Максима, но делать было нечего. Оставалось, только, внимательно смотреть под ноги и по сторонам.
   До задней части "круизера" добрались без приключений. На месте, на не искушенный взгляд городских жителей, тоже, никаких следов животных не обнаружилось.
   Кое-как запихнув вещи, вываленные Михой из рюкзака, на место, парни по традиции уселись перекурить.
   - Что делать будем? - Озвучил основной вопрос Миха.
   - Что-что.... Кройцман нас "попалил" на раз. - Вздохнул Максим. - Придется ему правду рассказывать.
   - А какие проблемы?
   - Блин, Миха! Ты понимаешь, что наше попадалово, это авария с Вратами. Ты уверен, что хозяева Врат не захотят спрятать концы в воду?
   - Тем более, нужно рассказывать! Если об этом будет знать много народу, вроде, как и смысла нас ликвидировать нет. - Возразил Миха. - Подстава, конечно. Но можно его предупредить.
   - Хорошая мысль. Но, нас всего восемь. Если захотят зачистить.... - Максим махнул рукой. - Тут нужно искать кого-то посерьезней.
   - А без дяди Семы, мы никого не найдем. - Продолжал гнуть свое Миха.
   - Дядя Сема! - Хохотнул Макс и решил сменить тему. - А с золотишком, что делать будем?
   - А что, есть варианты?
   - Ну-у, понимаешь, я тут думал.... - Максим замялся. - Короче, не нравиться мне этот мужик. Он или сам крут не меряно, или вез золото кому-то. Прикинь, появляемся мы, такие красивые, а нас уже ждут с вопросом "а где наше золото, ребятки?".
   - А если он того? - Миха сложил руки крестом.
   - А если его ждут? - В тон ответил Максим.
   - Да-а.... По любому, золото нужно забирать. Ну, не закапывать же его здесь. - Миха обвел кусты рукой.
   - Забирать! - Виноградов вздохнул. - Помнишь карточки с фотками? Кройцман сказал, что раз АйДи найдены, то и деньги на месте. Помнится, в каком-то америкосовском фильме "АйДи" называли документы. А у нас их, ни хрена, нету! Так и будем по городам и весям с четырьмя ящиками золота шариться?
   - Слушай, Макс! Чего ты все мне вопросы задаешь? У самого-то идеи есть? - Возмутился Миха.
   - Солнце почти опустилось. - Вместо ответа пробормотал Максим.
   Получилось как-то по киношному, так, что Миха нервно передернул плечами.
   - Давай-ка, хватаем патроны и шмотки и ходу отсюда. Золото зверью всякому без надобности, а люди.... - Максим покачал головой. - Кроме наших, вряд ли кто-то сюда заберется. А нашим - не резон.
   - А дальше? - Миха надел рюкзак и пытался ухватить сразу два цинка с патронами.
   - Если отобьемся от бандитов или решим сваливать, забрать успеем. Не хочу светить такую кучу золота перед малознакомыми людьми.
   - Ну, так тому и быть. - Миха, наконец-то, ухватил цинки. - Идем?
   - Ага, а стрелять ты чем будешь, блин? - Ехидно поинтересовался Максим. - Вот выпрыгнет кто-нибудь!
   - Не, ну ты достал!
   - Ладно, не злись. - Примирительно поднял ладони Максим. - Патроны второй ходкой заберем. Часть сложим в сумку и за плечи. Если тяжело будет, то и третий раз сходим.
   - Ходок, блин! - Оставил за собой последнее слово Миха, но цинки опустил на землю.
   Так и оказалось - пришлось сделать три ходки. Возвращались тем же маршрутом, но за рулем теперь сидел Миха.
  
   Новая Земля, бандитская база, день первый, вечер.
  
   - И где вы устроили прогулку, молодые люди? - Встретил приятелей Кройцман. - Вы знаете, какие здесь неприятные животные? Они, почему-то, очень любят кушать глупых представителей нашего вида.
   - Спокойно, дядя Сема! - Максим выпрыгнул из машины. - Мы ни на секунду не выпускали оружие из рук.
   - Дядя Сема. - Задумчиво произнес Кройцман. - А вы знаете, это, даже, интересно. Правда, иметь таких племянников это не мечта моей жизни. Но у старого еврея обязательно должны быть племянники. Тут вы таки правы.
   - Дядя! - Делано шмыгая носом, Миха собрался заключить Кройцмана в объятья.
   Пока Семен Маркович пытался отбиться от дурачащегося Михи, Максим заметил удивленное личико Натали, выглядывавшей из двери. Максим подмигнул девочке и получил в ответ несмелую улыбку. Улыбнувшись в ответ, Макс обратил внимание на волосы девочки. Они были чистые!
   - Миха! Они тут без нас помыться успели!
   - А пожрать? - Тут же остановился Миха.
   - Божешь ты мой! И он еще спрашивает. - Возмутился Кройцман. - Только вас и ждем. Между прочим, здешняя кухарка оказалась женщиной, хоть и непривычных размеров, но очень порядочной.
   - Так, дядя Сема. Меньше слов, больше дела. - Прервал Кройцмана Максим. - Куда идти?
   - Вот там прячется Наташа, она вам и покажет.
   - Там, в машине, несколько цинков патронов...
   - Ах, идите уже. Сейчас придет этот чернокожий милитарист и занесет все патроны куда надо. - Махнул рукой Кройцман.
   Посмеиваясь, Максим прошел мимо Кройцмана в дом. Остановившись перед девочкой, Виноградов рассмотрел ее более внимательно и решил, что в отмытом и переодетом виде Натали, все-таки, вполне претендует на "звание" девушки.
   - Куда? - Улыбнулся девушке Максим.
   Смущенно дернув плечом, Натали махнула рукой и пошла на второй этаж. А там, при виде Натали и парней, две негритянки принялись что-то тараторить и весело смеяться. По взглядам шалав, по их жестам, по напрягшейся спине девушки, Максим понял: над Натали издеваются.
   - Свиньи. Жирные свиньи. - Отчетливо по-английски произнес Виноградов, кладя руку на плечо Натали.
   Негритянки завопили с удвоенной громкостью. Но напугать русского парня видом орущей толстой бабы? Смешно. Тем более, на этаж поднялся Миха.
   - Не понял? Чо они разоряются?
   - Похоже на Наташку наезжали, а я их жирными свиньями обозвал. - Выдал расклад Максим.
   - И?
   - Похоже, обиделись.
   - А вот, не хрен! - Миха сделал два шага мимо Максима с девушкой и, уничижительно оглядев негритянок, несколько раз хрюкнул.
   Не известно, чем бы закончилась эта перепалка, но тут из двери напротив вышел Мартин. Перевести на русский фразу бывшего морпеха Максим не смог, даже, приблизительно. Но шалавы поняли и резко исчезли за дверью. Максим победно подмигнул Натали и шепнул девочке на ушко:
   - Не переживай. Ты лучше.
   Натали покраснела. Мартин, усмехаясь, что-то ей сказал, от чего девушка зарделась совершенно. Максим рассмеялся и снова подмигнул девушке. Натали вывернулась из-под руки Максима и, буквально, побежала вглубь второго этажа. За ней, хихикая отправился Миха. Максим не успел увернуться от одобрительного похлопывания чернокожего здоровяка и последовал за провожатой, потирая плечо.
   Дальнее помещение, с той же стороны что и "б...ская комната", оказалось душевой с "предбанником". Парни потратили какое-то время, чтобы найти в рюкзаках вещи для себя.
   - Ты смотри, - вертя в руках упаковку с комплектом нижнего белья, подивился Миха, - все новье!
   - Ну, мужик в новый мир собрался. Не штопаные же носки ему с собой брать. - Пожал плечами Максим.
   - Носки не носки, - не сдавался Миха, - а любимую там футболку или курточку, я бы взял.
   - Твои любимые растоптанные кроссовки и так с тобой. - Максим ткнул пальцем в рабочую обувь приятеля. - Наконец-то будет повод их выбросить.
   - Это с каких? - Миха отодвинул обувку подальше от Максима.
   - Да с таких! Бегать в них паршиво. По высокой траве ходить стремно. К тому же, разваляться они быстро. - Перечислил Максим.
   - Блин! Все равно, не выброшу! Упакую вместе со спецовкой, может, пригодятся еще.
   Максим рассмеялся. Отец боролся с Михой очень просто: как босс, он, просто, приказывал сыну одеть приличную обувь и не позориться перед клиентами. У Максима таких рычагов воздействия на приятеля не было.
   - Ладно, тогда и мою спецовку упакуем. Эх, постирать бы их. - Качнул головой Максим.
   - А что, руки отсохли? - Миха махнул в сторону душевой.
   - Ты надеешься на горячую воду? - Поднял брови Максим. - Или собираешься масло отстирывать в холодной?
   - А... А купаться как? - Растерялся Миха.
   - Ну, я думаю, она не совсем холодная. Так, комнатной температуры. Или солнцем нагретая.
   - Вот это засада. - Горестно вздохнул Миха. - Но очень уж помыться хочется.
   - Ну, так вперед!
   Парни собрались было раздеваться, но тут до них дошло, что все это время у двери тихонько стояла девушка. Максим переглянулся с Михой и оба уставились на Натали. Девушка постаралась сохранить серьезное выражение лица, но, в конце концов, тихонько прыснула в ладошку.
   - Юная леди, что ты делаешь здесь? - Английские фразы давались Виноградову все лучше и лучше. - Брысь!
   Хихикая, Натали выскочила за дверь. Дождавшись, когда шаги девушки прозвучат на лестнице, приятели приступили к "омовению". Вода, действительно, оказалась чуть теплее комнатной температуры. Поэтому, помывка произошла стремительно.
   Только искупавшись, Максим понял, как было жарко до того. Удивившись тому, что не замечал жару, Виноградов решил, что, просто, было не до того. Видимо, правы были утверждавшие, что при предельной концентрации, человек способен "не замечать" многие неприятные вещи, до сильной боли включительно. Чувствуя себя посвежевшими, приятели спустились по лестнице.
   Из "оружейной" комнаты доносились голоса остальной команды. Максим не сразу понял, что в голосах слышно какое-то напряжение. Только войдя в комнату, Виноградов понял, что все внимание взрослых сосредоточено на Натали и ее брате. Девушка стояла перед братом с опущенной головой и безвольно повисшими руками. А Уэсли, договорив фразу, демонстративно отвернулся от сестры.
   - В чем дело? - Максим быстро подошел к девушке и положил руку ей на плечо.
   Натали стремительно развернулась и, прижав ладони к лицу, уткнулась Максиму в грудь. Мальчик через плечо бросил на Максима и сестру такой взгляд, что Виноградов едва не поежился.
   - Н-да.... Это, как раз, тот случай, когда я не рад быть правым. - Покачал головой Кройцман. - Очень злой мальчик. Сейчас он обвинил свою сестру в смерти мамы. По его словам выходит, что бандиты пришли именно за Натали. А еще, он считает, что девочка должна была нас освободить. И раз она этого не сделала, то ей было хорошо с бандитами.
   - Офанареть! - Изумился Максим.
   Мартин что-то спросил у мальчишки. Выслушав перевод вопроса и ответа, Максим полностью "выпал в осадок". Уэсли утверждал, что его сестра колдунья и именно поэтому бандиты явились в деревню. Девочка, не отрываясь от Максима, передернула плечами. Макс легонько погладил ее по спине. Такой "раздрай" в команде ни к чему хорошему привести не мог, и Виноградов уставился на Кройцмана.
   - И что вы на меня так смотрите, молодой человек? - Поинтересовался Кройцман. - Что я, по-вашему, должен сделать? Я геолог, а не психоаналитик.
   У Максима появились идеи. Вспоминая, опыт общения с младшей сестрой, Макс быстро сообразил, что нужно делать.
   - Дядя Сема, вам нужно объяснять, что получается из злых мальчиков с автоматом? - Криво усмехнулся Максим. - Нет? Тогда нужно срочно опустить пацана ниже плинтуса. Переводите!
   Максим повернулся к Уэсли и демонстративно рассмеялся.
   - Это она-то колдунья? И что она умеет? На метле летать?
   - Ты ничего не понимаешь! - Сверкая глазами, закричал мальчик. - Она может находить воду и всякое-прочее в земле! Бандиты захотели ее забрать, а мама не давала! Они убили маму!
   - О-о-о! Находить воду, это круто! - Едва дождавшись перевода, насмешливо продолжил Максим. - А откуда об этом узнали бандиты? Кто им рассказал?
   Мальчик передернул плечами и ничего не ответил.
   - Не знаешь? А я тебе скажу! Это был кто-то из твоей деревни, кто-то из твоих друзей. - Максим специально сгустил краски. - Без них бандиты не пришли бы. И почему они не защитили твою семью?
   - У бандитов оружие. - Начал оправдываться мальчик. - А в деревне только три винтовки.
   - А у нее?! - Едва дослушав перевод, Максим оторвал от себя девочку и слегка подвинул в сторону брата. - Или она должна была сама пойти с бандитами? А что сделал ты?
   - Я? - Мальчишка вскочил на ноги. - Когда убили маму, я бросился на них!
   - То есть, сестру ты готов был отдать? - Коварно поинтересовался Максим. - Твоя мама защищала дочь. А что делал ты?
   - Я ничего не мог сделать. - На глазах мальчика показались слезы. - Их было много и все с оружием.
   - А что могла сделать твоя сестра? Тут их было еще больше и тоже все с оружием. Знаешь, что с ней сделали бы?
   Едва сдерживая слезы, Уэсли схватил оружие и бросился к выходу. Не дав девушке броситься за братом, Максим яростно принялся жестикулировать Мартину, предлагая отправиться за мальчишкой.
   - Почему я? - Растерялся бывший морпех.
   - Ты воин. Ты сильный. Ты образец. - Быстро проговорил Виноградов.
   Пробормотав что-то про себя, Мартин встал из-за стола и отправился искать мальчика. После ухода чернокожего бойца, в комнате наступила тишина. Натали все также прижималась к груди Максима. А потом, тишину нарушили всхлипывания из коридора. Виноградов удивленно оглянулся. В комнату входила та самая кухарка необъятных размеров. Максиму сразу вспомнился какой-то американский фильм про войну Севера и Юга. Там был подобный персонаж: толстая негритянка кухарка, верно служащая своим хозяевам, но очень добрая и сочувствующая девушке-рабыне.
   Кухарка поставила на стол кастрюлю, погладила Натали по голове и, вытирая глаза передником, отправилась обратно на кухню. Девушка подняла голову и одними губами прошептала Максиму: "Спасибо". Виноградов ободряюще улыбнулся и повел Натали к одному из разномастных стульев.
   - Так, молодые люди, - Кройцман быстрее других справился с неловкостью. - Давайте кушать. У нас еще много дел.
   - Это каких? - Возмутился Миха.
   - Накормить пленных и женщин, заглушить дизель-генератор, распределить дежурство. Вам еще перечислить или достаточно, молодой человек? К тому же, вы задолжали мне разговор. Серьезный, смею заметить, разговор.
   - Это не ко мне, это к Максу! - Тут же открестился Миха. - И, вообще, когда я ем, я глух и нем.
   Миха снял крышку и решительно насыпал себе из кастрюли макароны с мясом. Поискав глазами хлеб и не обнаружив его, парень буркнул себе под нос: "Счастье полным не бывает". Глядя, на аппетитно жующего Миху, к кастрюле потянулись и остальные.
   Когда тарелки почти опустели, снова появилась кухарка. В одной руке она несла большой кофейник, а в другой несколько металлических кружек. Кухарка извинилась, что кружек мало и заявила, что еда скоро остынет, поэтому нужно звать "Большого Мартина" и мальчика. Максим решительно поднялся. Выходя из комнаты, он услышал, как Кройцман бормочет по-русски:
   - Если сравнивать с вами, мадам, то Мартин не кажется таким уж большим.
  
   Новая земля, бандитская база, день первый, глубокий вечер.
  
   Бывший морпех и мальчишка обнаружились рядом с "виллисом". Мальчик сидел за рулем, а Мартин стоял, опираясь на капот, и курил. Максим прикурил свою сигарету, подошел и стал рядом. Мальчик вылез из машины и встал перед Максимом. Он собирался что-то сказать, но Виноградов опередил его:
   - Не я. Сестра.
   Уэсли обреченно посмотрел на Мартина. Чернокожий здоровяк утвердительно кивнул головой. Мальчик вздохнул и, загребая ногами пыль, отправился к дому. Максим показал Мартину большой палец. Тот что-то буркнул в ответ и заинтересованно уставился в сторону соседнего здания. Максим проследил за его взглядом и обнаружил несколько странных существ, кружащих в воздухе над крышей. Рассмотреть местных птиц было сложно и Виноградов задумался: чего они там кружат. И тут же хлопнул себя по лбу. Часовой на крыше, его-то труп они не вывезли.
   Максим виновато посмотрел на Мартина.
   - Мертвый бандит? - Сообразил тот.
   По виду чернокожего бойца было понятно, что снова возиться с мертвецом ему совершенно не хочется. Максим виновато развел руками.
   Ситуацию спасли Кройцман, Мигель и Лафонтель. Они вышли с оружием на крыльцо. Кроме того, в руках Мигеля была кастрюля. Мигель что-то сказал бывшему морпеху. Тот в ответ горестно махнул рукой в сторону крыши соседнего дома. Сочувствующие выражения лиц Кройцмана и Мигеля не вызывали положительных эмоций. А, вот, месье Лафонтель улыбнулся, постучал пальцем по кастрюле и произнес какую-то фразу. Разобрать что сказал француз Максим не смог, но просветлевшее лицо Мартина яснее всяких слов говорило о том, что решение проблемы существует.
   - Действительно, мы таки не сообразили поручить эту малоприятную, с позволения сказать, работу нашим пленникам. - Озвучил для Максима идею дорожного инженера Кройцман. - Вы, молодой человек, сейчас пойдете и соберете оружие. А чуть позже вам приведут тех, кому более привычно возиться с трупами. И я не думаю, что с ними будут проблемы. В крайнем случае, оставшимся придется возиться с несколько большим количеством мертвецов.
   Немного подивившись некоей "отмороженности" Семена Марковича, Максим изобразил взятие "под козырек" и отправился на крышу. По металлической лестнице в коридоре второго этажа, Виноградов вылез на крышу. Трупный запах чувствовался весьма ощутимо и Максим пожалел, что успел поужинать. Стараясь меньше принюхиваться, парень осмотрелся. На трех сторонах крыши были оборудованы небольшие укрытия из мешков с песком. Одно из них, с той стороны, где сейчас стоял БРДМ, а раньше, еще и машины, было прикрыто небольшим навесом. Убитый бандит лежал недалеко от края. Максим подумал, что он вышел из-под навеса, чтобы поговорить с приятелями у ворот. Парень покачал головой: был бы бандит под навесом, еще неизвестно, как все обернулось бы. Может быть он успел бы сориентироваться и расстрелял бы Максима с Михой в спину. Максим передернул плечами.
   Стараясь не испачкаться в засохшей крови и испражнениях, Виноградов занялся "мародеркой". Очередная немецкая автоматическая винтовка удивления не вызвала. А, вот, пистолет, заставил Максима удивленно поднять брови. "Vektor SP1". А надпись "Сделано в Южной Африке" привела в полное недоумение. Сколько Макс не напрягал память, он не смог вспомнить ничего про южноафриканские пистолеты. В конце концов, подумав, что не такой он и знаток оружия, Виноградов прекратил ломать голову над маркой пистолета и оценил его состояние. Выглядел "Вектор" лучше "Тауруса", новее, и при этом, был похож словно родной брат. Убедившись, что патрон "южноафриканец" использует тот же самый, 9х19 Пара, Максим вложил именно его в свою кобуру. В который раз, возблагодарив бандитов за приверженность поясным сумкам, Макс стал обладателем очередного АйДи и тысячи двухсот экю. Заляпанную кровью разгрузку Максим снимать побрезговал.
   Под навесом обнаружилось пулеметное гнездо с американским М60 на треногом станке. Кроме присоединенной к пулемету ленты, рядом стояли еще три коробки. Максим попытался вспомнить сколько патронов в ленте к М60. Получалось сто или двести. Виноградов еще раз пожалел, что к "Печенегу" остался всего десяток патронов. Спаренный ДШК, крупнокалиберный М2, КПВТ и ПКТ на БРДМе, а теперь еще и М60. С такой огневой мощью можно смело встречать бандитов. И, пусть, стрелять почти никто не умеет, метров с трехсот-четырехсот можно так "причесать" колону, что отстреливаться будет некому. Жалко, только, что из БРДМа стрелять сразу из двух пулеметов в разные стороны нельзя.
   Едва подумав об этом, Максим досадливо поморщился, но, тут же, радостно потер руки: патроны к ПКТ и "Печенегу" одни и те же. Макс мысленно стал прикидывать, где разместить пулеметы и кто из них будет стрелять. Особенно из КПВТ. Максим подозревал, что никто из его сподвижников никогда раньше не стрелял из башенного пулемета, целясь через специальный прицел. К тому же, Виноградов вспомнил, что и башня, и пулеметы наводятся вручную.
   - Макс! - Крик откуда-то снизу отвлек Максима от размышлений о засаде.
   Подбежав к противоположной стороне крыши, Максим увидел стоящих перед входом в здание Мартина и Мигеля, конвоировавших двоих пленников.
   - Мы идем. Готов? - Задрав голову, спросил Мартин.
   - Да, я готов. - Ответил Максим и добавил. - Потом ты нужен здесь, Мартин.
   - Что случилось?
   - Здесь пулемет и .... - Максим попытался руками изобразить треногу. - Тяжелые.
   Бурча что-то себе под нос, бывший морской пехотинец махнул пленникам рукой. Все четверо вошли внутрь здания. Виноградов приготовил автомат и расположился так, чтобы не допустить пленников к оружию. Вскоре, из люка показалась первая голова. Никого не увидев, пленник начал оглядываться. Максим помог ему, негромко свистнув. Пленник вылез на крышу и отошел к убитому. Следом вылез и второй. Косясь на Максима, негры подхватили труп одного из своих бывших тюремщиков и подтащили к люку. Довольно быстро спустив труп внутрь, "похоронная команда" скрылась вслед за ним. Поставив автомат на предохранитель, Максим снова подошел к краю крыши.
   Спустя пару минут, из дома вышел Мигель, за ним носильщики с трупом и замыкал процессию Мартин. Показав Максиму растопыренную пятерню, что, видимо, означало "пять минут", чернокожий боец отправился дальше. Посмотрев им вслед, Максим перевел взгляд на пулемет и боеприпасы. Сам пулемет, тренога и четыре короба с патронами, по прикидкам Максима, весили килограмм двадцать. Парень решил, что грузить все на Мартина это наглость.
   - Миха! - Заорал Максим, глядя на противоположное здание. - Миха, выползай, дело есть!
   Миха сначала показался в окне с кружкой в руках. Сквозь не очень чистое стекло и решетку он недоуменно осмотрел улицу, но кричавшего не увидел. Только после того, как Максим крикнул: "На крышу смотри", Миха заметил приятеля. Максим несколько раз призывно махнул рукой. Миха отошел от окна и, вскоре, появился на крыльце.
   - Миха, сейчас Мартин подойдет, поднимайся с ним сюда. Тут куча барахла и мы сами не управимся.
   Михаил скривился в недовольной гримасе. Но из-за дома показался Мартин, и Миха направился к входу в дом. У входа они с Мартином встретились и бывший морской пехотинец что-то спросил. Самого вопроса Максим не услышал, но Миха в ответ похлопал по кобуре на поясе, и Виноградов догадался, о чем говорил Мартин. Очевидно, чернокожий боец интересовался, почему Миха без оружия. И спросил он таким образом, что, даже, Миха его понял. Макс, в который раз, подивился сообразительности, казалась бы, рядового вояки без образования. Заодно, Виноградов подумал, что и Мигель Эрнандес выбивается из классических представлений о шумных, импульсивных латиноамериканцах.
   Долго предаваться этнографическим размышлениям не пришлось. Бурчащие что-то себе под нос Миха и Мартин поднялись на крышу. Максим усмехнулся: хоть бурчали они на разных языках, но можно было поспорить, что смысл один. Мартин, ни слова не говоря, подошел к пулемету. Сноровистыми движениями разрядил М60 и бегло его осмотрел. Махнув рукой, чернокожий здоровяк отсоединил пулемет от станка-треноги и демонстративно взвалил на плечо. Максим помог Михе взвалить на плечо сложенную треногу, а сам постарался ухватить все четыре короба с патронами. В результате, Михе пришлось одеть на шею еще винтовку и пояс с пистолетом.
   Около люка, правда, пришлось все добро свалить в кучу, чтобы переправить его вниз. Нагрузившись по новой, трофейная команда отправилась в "штаб-квартиру". Их встретили и частично разгрузили. А когда трофеи заняли свое место рядом с остальной добычей, все снова уселись за стол. Максим быстренько налил себе кофе. Кофе был еще теплым и имел немного странный привкус, но после столь долгого дня это было просто божественно. Виноградов прихлебывал из кружки и посматривал на своих товарищей. Те отвечали такими же взглядами. Даже Натали с братом уселись на одну табуретку и переводили взгляды с одного из старших на другого.
   - Ну-с, молодые люди. - Нарушил молчаливое переглядывание Кройцман. - И позвольте вас спросить, что мы дальше собираемся предпринимать?
   - Ну, мне нужно почистить оружие. - Вздохнул Максим. - Поэтому первая вахта - моя.
   - А вы не забыли, что должны мне очень интересный, как мне думается, разговор? - Мило улыбнулся Виноградову Семен Маркович.
   - Значит, с первой парой часовых мы определились. - Вернул Кройцману улыбку Максим.
   - Вот и чудно! - Кройцман перевел диалог для остальных.
   После непродолжительного обмена мнениями, было решено, что вторую смену составит Мартин и Уэсли, а третью - Мигель и месье Лафонтель. Миха возмутился тем, что ему не нашлось места в расписании несения стражи. В ответ, Мигель выразительно показал на перевязанную голову механика.
   - Видишь, Миха, даже Мигель уже понял, что у тебя непорядок с головой. - Улыбнулся Максим.
   - Может, я помогу с чисткой? - Мужественно предложил Миха.
   Судя по тому, что приятель не прореагировал на подколку, Максиму стало понятно, что Миха держится исключительно на "морально-волевых". Виноградов, правда, чувствовал, что и сам недалеко ушел от приятеля, но твердо собирался сначала вычистить оружие и побеседовать с Кройцманом. И только потом вырубиться.
   Его несколько напрягало участие в ночном дежурстве мальчика, но поймав полный признательности взгляд, который Уэсли бросил на Мартина, промолчал.
   - Так, с ночными бдениями разобрались. А какие планы на завтра? - Подвел итог Кройцман.
   - Наполеоновские! - Рассмеялся Максим. - Дядя Сема, не парьтесь, будет день, будет пища. - Махнул рукой Максим. - У нас пол дня минимум. Успеем все обсудить и приготовиться.
   Кройцман перевел, и остальные согласно покивали головами. Только Мартин вдруг встрепенулся и что-то спросил у Кройцмана. Выслушав бывшего морского пехотинца, Семен Маркович подозрительно уставился на Максима.
   - Итак, молодой человек, что вы такого сказали нашему чернокожему друг, что он переживает за ваше душевное здоровье?
   - Э-э-э, в смысле? - Не сразу понял Максим.
   - Вы тогда были на дороге и, громко сказано, обсуждали планы встречи наших весьма неуважаемых хозяев.
   Тут Виноградов сообразил и, стараясь сохранить спокойное выражение на лице, небрежно ответил:
   - А-а-а! Ну, я процитировал ему одну из наших поговорок. Кэтс он май соул из шкряб-шкряб.
   Месье Лафонтель едва не подавился кофе, Уэсли широко раскрыл глаза и уронил челюсть, Натали принялась хихикать, прикрыв рот ладошками, Мартин развел руками: "А я что говорил", Миха шепотом проговаривал фразу, пытаясь понять, что же это приятель такое завернул, Мигель, улыбаясь, качал головой, а Кройцман укоризненно посмотрел на гордо обозревающего товарищей Максима.
   - Ах, молодой человек, нельзя же так! Я, конечно, догадываюсь, что именно вы хотели сказать, но зачем же так дословно? - Всплеснул руками Кройцман. - Нет, я, конечно, попытаюсь объяснить смысл русского выражения "кошки на душе скребут", но ваше "шкряб-шкряб"...
   Пока Кройцман собирался с мыслями и объяснял не понимающим русский язык что именно имел ввиду Виноградов, Миха уважительно взглянул на приятеля и сказал:
   - Силен бродяга! "Шкряб-шкряб" - это круто!
   - Ну дык, могем!
  
   Новая Земля, бандитская база, день первый, начало ночи.
  
   Выслушав перевод и объяснения, не русскоязычная часть команды едва ли не в один голос посоветовала Максиму учить английский и отправилась занимать спальные места. Оставшись вдвоем с Кройцманом, Макс впервые обратил внимание, что комната освещается двумя керосиновыми лампами. Прислушавшись, он не услышал шума дизеля. Максим покачал головой от огорчения: он даже не услышал, когда выключили дизель-генератор. Вокруг, конечно, свои, но нужно быть внимательнее, дал себе установку Виноградов.
   Максим разложил на столе оружие, требующее чистки. "Сайга", "Тигр" и "Вихрь" попали в первую очередь. Новенький АК-103-2 и АКМ из "демонстрационной партии" были оставлены напоследок. Хоть бандиты и много стреляли, как говорила Натали, но автоматы после этого вычистили. Еще немного подумав, Максим добавил прилично выглядевший АКМС. Ведь, если Миху посадить за руль БРДМа, то с "Сайгой" ему будет очень неудобно залезать и вылезать, если, не приведи господь, придется это делать быстро. А еще, Виноградов с сожалением посмотрел в сторону "Печенега": подходящие патроны появились, но лент было только три. Оставлять БРДМовский ПКТ совсем без патронов не хотелось. Конечно, и сто патронов к пулемету это не плохо, но очень мало для нормального боя. Особенно с неопытными пулеметчиками.
   Максим мысленно представил себе, как бандитская колона попадает под кинжальный огонь, фактически, трех крупнокалиберных пулеметов, а тут еще выезжает БРДМ, а с флангов два единых пулемета....
   Максим, даже, потер руки от удовольствия.
   - И что это было? - Вывел Виноградова из задумчивости голос Семена Марковича. - Вернитесь на грешную землю, молодой человек. И принимайтесь-таки рассказывать старому еврею свою историю.
   - Хм. Вы точно хотите услышать нашу историю целиком? Не подумайте, что я не хочу рассказывать, но.... - Максим замялся. - Понимаете, дядя Сема, у вас могут быть неприятности...
   - Божешь ты мой, Максим, - всплеснул руками Кройцман, - люди, которые бояться неприятностей, не оказываются здесь.
   - Ох, дядя Сема, не будьте так уверены! - Вздохнул Максим.
   - О-о-о! Я таки был прав, и эти загадочные Ворота сработали не так как нужно. Именно поэтому вы здесь?
   - Ну, ладно, слушайте. - Рассказ не занял много времени. Максим едва успел дочистить "Сайгу" и придвинуть к себе "Тигр".
   - Вот такие дела. И как на это все отреагируют хозяева Врат.... - Максим покачал головой. - Может они захотят это скрыть, а лучший способ скрыть какое-то событие, как вы понимаете, ликвидировать всех кто о нем знает.
   - Ну-с, молодой человек, что-то такое я и предполагал. А что касается Ордена.... - Кройцман поморщился. - Не думаю что эти, не к ночи будь помянуты, кровососы будут иметь к вам претензии. Может быть они, вообще, поступят совсем наоборот. Они таки могут использовать вашу историю, чтобы показать всем, насколько сложен процесс перехода, и отбиться-таки от многих вопросов.
   - Дай-то бог. А, кстати, может объясните мне подробнее, что за Орден такой. А то, по тому, что мне рассказали, так мать Тереза нервно курит в сторонке. - Спросил Максим.
   - О, да! Рассказать эти господа умеют. - Начал Кройцман и озадачено умолк.
   Максим повернул голову и озадачился не меньше. В комнату, с горячим кофейником в руках, вошла Натали. Не поднимая глаза на удивленных мужчин, девушка подошла к столу и поставила парящий кофейник. Почему-то так получилось, что поставила она его значительно ближе к Максиму, чем к Семену Марковичу.
   Кройцман вышел из ступора и спросил:
   - Ты почему не спишь?
   Пока девочка отвечала, Максим с интересом рассматривал ее. Две лампы давали для этого достаточно света. Тем более что днем специально присмотреться к Натали как-то не получалось. И, чем внимательнее Максим рассматривал девушку, тем в большем недоумении он пребывал. На первый взгляд в Натали можно было безошибочно определить как мулатку. Но при более подробном рассмотрении Виноградов никак не мог четко сформулировать, из чего следовал такой вывод. Черные, чуть кучерявые волосы длиной до плеча? Не самый очевидный признак. Смуглая кожа, чуть широковатые крылья изящного носа, слегка полноватые чувственные губы? Получалось, что ни одна из черт лица по отдельности признаком присутствия негритянской крови быть не могла, но все вместе.... Максим обнаружил, что его первоначальное отношение к 0x08 graphic
Натали, как к девочке-подростку, начинает коренным образом изменяться.
   (примерно так выглядит Натали)
   - Молодой человек! - Прервал свернувшие куда-то не туда мысли Максима Семен Маркович. - Вы так пристально смотрите на девушку, что совсем смутили ее.
   И действительно, Натали, склонив голову, смущенно водила пальцем по столу. При этом она нет-нет, да и посматривала на Максима.
   - Дядь Сема, вот вы сказали, что в ней течет негритянская кровь. Так? А теперь присмотритесь, и скажите, по каким признакам вы это определили. - Поделился Максим своим открытием.
   Теперь и Кройцман принялся внимательно рассматривать девушку. Чем окончательно смутил ее. Натали нервно поправила волосы, потом платье, потом не выдержала и воскликнула:
   - Что?
   - Мы спорить. - Серьезно начал Максим. - Он говорит ты симпатичная. Я говорю ты не симпатичная.
   Максим сделал паузу, наблюдая, как меняется выражение лица девушки. И прежде, чем смущение сменилось обидой, добавил:
   - Ты красивая.
   Кройцман хихикнул, а Натали с очаровательной смесью смущения, обиды и возмущения во взгляде, повернулась к Максиму. Девушка несколько раз набирала воздух, чтобы что-то сказать, но, видимо, не могла подобрать нужных слов, и каждый раз лишь вздыхала. Максим подмигнул. Судя по всему, это стало последней каплей. Натали повернулась к Кройцману и задумчивым тоном выдала несколько фраз. Максим разобрал едва ли четверть слов и смысл сказанного от него ускользнул. Зато, Семен Маркович согнулся пополам от хохота. Победно глядя на Максима, рассмеялась и девушка.
   - Ха-ха! - Возмутился Виноградов. - Может переведете, чтобы и я посмеялся?
   - Это милое создание поведало, что в детстве не понимала, почему мама начинает гоняться за папой и пытаться таки стукнуть его подушкой или полотенцем. - Продолжая посмеиваться, перевел Кройцман. - И только теперь она поняла. И даже более! У нее появилось желание сделать таки тоже самое.
   - Но-но! Вы переведите, что драка подушками, это любимое развлечение русских детей. Я буду защищаться! - Максим постарался принять самую гордую позу. И тут же коварно прищурился. - И, кстати, спросите, а чем заканчивались эти мамины попытки?
   Выслушав Кройцмана, Натали сначала улыбнулась, а потом ненадолго задумалась.
   - Они начинали целоваться. - Удивленно вспомнила девушка.
   - О-о-о! Может, сразу перейдем к этой части? - Максим широко раскинул руки и попытался обнять девушку.
   Натали и без перевода все поняла и смущенно прикрыла лицо руками. Оставив себе, впрочем, возможность поглядывать на Максима сквозь изящные пальчики. Макс рассмеялся и приобнял девушку за плечи. Не сопротивляясь, Натали позволила усадить себя на табуретку. После этого, она быстренько показала Максиму язык и отвернулась.
   - М-да. Э-э-э... О чем это мы говорили? - Попытался припомнить Виноградов.
   - Об Ордене, молодой человек, об Ордене. - Понимающе хмыкнул Кройцман.
   - Ну, тогда излагайте.
   Начал Семен Маркович с официальной версии. Максим кое-что слышал еще дома, но Кройцман очень интересно расставлял акценты в официальной версии. Виноградов и раньше не очень верил в бескорыстие финансовых и властных структур, а по мере рассказа дяди Семы прямо-таки почувствовал, что за "белым и пушистым" фасадом Ордена должна скрываться большая дурно пахнущая куча.
   Слушая Кройцмана, Максим продолжал возиться с оружием. А заметив, что Натали заскучала, слушая монолог на незнакомом языке, подсунул ей несколько деталей на протирку. Девушка благодарно улыбнулась.
   - И если вы спросите мое мнение, я таки вам скажу, что Орден что-то скрывает. - Закончил краткий обзор политики Ордена Кройцман. - И превратиться мне в чистокровного араба, если это не двухсторонняя связь со старой Землей.
   - Во как! - Вскинул голову Максим.
   - Не обольщайтесь, молодой человек. - Покачал головой Кройцман. - Даже, если я прав, а у меня есть такое чувство, то эта возможность доступна исключительно узкому кругу лиц.
   - То есть, домой нас не отправят?
   - Категорически в этом уверен!
   - Блин! - Максим криво усмехнулся. - Тогда рассказывайте об этом мире!
   - И что именно вы хотите узнать?
   - Ну, дядь Сема! - Укоризненно посмотрел на Кройцмана Максим. - Все, что я знаю об этом мире, укладывается в пару фраз. Дикий мир с опасной фауной и люди, живущие по законам Дикого Запада. Так что, все остальное должны будете сообщить мне вы.
   - Ох, молодой человек, я таки Семен Кройцман, а не Майн Рид с Фенимором Купером в одном флаконе. - Возмутился Семен Маркович, но хитро улыбнулся и добавил, вставая со стула. - Но я таки знаю, что может нам помочь!
   Подхватив одну из ламп, Кройцман вышел из комнаты. Максим пожал плечами и сосредоточился на окончании сборки "Тигра". Установив на место крышку ствольной коробки, Максим потянулся за магазином, но обнаружил его в руках у Натали. Девушка вполне уверенно вставляла патрон за патроном и через несколько секунд протянула снаряженный магазин Максиму. Виноградов прищелкнул магазин на место и протянул винтовку Натали.
   - Умеешь?
   Девушка взяла винтовку немного неловко, но быстро нашла удобное положение. Попробовала вскинуть "Тигр" к плечу. Четыре килограмма массы и сто тридцать сантиметров длины оказались не совсем по плечу худенькой девушке.
   - Папа учил меня. - Вздохнув, Натали положила винтовку на стол. - Другая винтовка. Тяжелая. Эта легче.
   Максим удивленно вскинул брови. Пусть сейчас девушке лет шестнадцать, тогда из чего же учил стрелять свою малолетнюю дочь папа? Максим прикрепил прицел, и Натали снова взяла "Тигр" в руки.
   - Мне нравится. - Решила через некоторое время девушка.
   Максим не успел ни прокомментировать, ни задать вопрос. Размахивая на ходу какой-то брошюркой, в комнату вернулся Кройцман.
   - Таки память старого еврея еще на что-то годиться! - Торжественно провозгласил Семен Маркович и положил довольно неприглядного вида книжицу перед Максимом. - Перед вами, молодой человек, "Памятка переселенца", такой с позволения сказать шедевр Орден выдает всем прошедшим Ворота.
   - Что, прямо в таком виде? - Максим брезгливо перелистнул страницу.
   - Хм. Ну, вы же видели, как они тут живут. Варвары. Никакого уважения к печатному слову. - Усмехнулся Кройцман. - Мне вообще удивительно, зачем это сохранили.
   - Бумага жесткая. - Ответил старой шуткой Максим.
   - Такая точка зрения таки имеет право на существование. - Согласился Кройцман. - Так, содержания этого опуса нам не интересно, но к нему прилагается комплект карт. И я не имею в виду принадлежности для преферанса. И не смотрите, что на ней грязи больше чем типографской краски. Общий контур более-менее населенных территорий рассмотреть можно.
   - Ну, в принципе.... - Вынужден был согласиться Максим.
   - Тогда я таки начну урок географии с элементами политинформации. - Кройцман в качестве указки решил использовать вилку.
   - И начну я с самого невероятного, что мне довелось увидеть за мою, поверьте, не бедную на события жизнь. В этом мире есть территория, где живут русские, но таки нет пьянства, воровства и раз-гильдяйства! Вы можете обвинить меня во лжи и будете не правы! Тут таки существует Протекторат Русской Армии. - Кройцман по-казал на карте. - Вы знаете, я впервые начал уважать военных. Когда они поняли, что и в этом мире собирается повториться история России во всей ее, не при дамах будь сказано, красе, они просто пе-реселились на еще не занятые земли. Там была еще какая-то история со старым зэком. Еще тем зэком, едва ли не сталинской закалки. И вы знаете, молодой человек, этот зэк оказался мудрее и порядочнее многих нынешних этих ... Как их называют в телевизоре: демокра-тическая интеллигенция, слуги народа и другие женщины легкого поведения. Ну, вы таки понимаете, что я имею ввиду. Или здесь сыграла роль фамилия этого человека, а это был таки Демидов. Или пожилого человека замучила ностальгия по империи, которую три алкоголика развалили, спрятавшись в Беловежской пуще. Или одно из двух. В результате столь странного союза, территория Русской Армии таки одна из самых сильных на Новой Земле. Демидов по-строил заводы, а военные их защитили.
   Семен Маркович развел руками, демонстрируя все степень своего удивления. После чего, скривился, словно съел лимон, и продолжил рассказ.
   - И вы, наверное, таки догадались, от кого пришлось защищаться в первую очередь? Правильно, молодой человек. Вот здесь лежит из-начальная русская территория. Угадайте, как называется столица? Да, таки Москва. - Семен Маркович снова обвел на карте немалый кусок земли. - Хотите верьте, хотите нет, но в Москве собрались те же люди, что и в той России. Как вы думаете, какими талантами они обладают? Что вы говорите? Хватательный рефлекс? Таки браво, молодой человек! Даже я не смог бы сказать лучше. Ну и что, что это не вы придумали. Проследите за речью любого из нас, и вы таки обнаружите сплошные цитаты. Но, мы отвлеклись от темы! Когда армия смогла сделать то, что не получалось в старом мире - привести свой сапог в соприкосновение с таки главной частью тела этих деятелей, они начали набирать новую, свою. Говорят, там со-бралось все, что вышло из внутренних органов. Молодой человек! Я таки говорил о милиции, внутренних войсках и прочих ОМОНах-шмомонах, а не о том, о чем вы подумали. Хотя, отдаю должное вашей проницательности. Этого там тоже хватает. Вы знаете, я раз-бираюсь в военном деле, если это можно назвать делом, еще хуже, чем в балете. Но я слушаю, что говорят люди. А люди таки уважают Русскую Армию. Или боятся. Вы можете опять-таки мне не по-верить, но даже самые отъявленные бандиты не рискуют больше нападать на конвои Русской Армии. Представьте себе, молодой че-ловек, британцы, а вы, наверное знаете, как они любят русских, британцы зовут Русскую Армию сюда в Дагомею наводить порядок.
   Кройцман отхлебнул кофе, давая Максиму время осознать всю невероятность приведенных фактов.
   - Кстати о Британии. Эти деятели и тут отхватили себе таки остров. Даже два. - Кройцман ткнул вилкой в карту. - А если вы хотите со-всем посмеяться. То посмотрите севернее. Там вы увидите, как таки реализовалась мечта многих китайских товарищей. Теперь у Китая и Евросоюза есть общая граница. Гм. А вы знаете, молодой человек, о Китае я вам ничего таки не расскажу. Просто не знаю. Но еще смешнее, чем граница Китая с Евросоюзом, смотреть на то, что произошло с Америкой. Молодой человек! Ну, что вам этот Евро-союз? Вот он, да занимает всю эту территорию и что? Людей мало, порядку много. Они хотят устроить тут таки филиал своей ухожен-ной скучной Европы.
   Пожав плечами, Семен Маркович махнул рукой и поспешил пе-рейти к более интересным, с его точки зрения, фактам.
   - Вы таки лучше послушайте про Америку. И я имею вам сказать, что здешняя Америка это самая большая печаль Ордена. Они умудрились поделиться на три части! Мало того, умники из Ордена поместили Америку в такое место, где снова нет нефти. Вы будете смеяться, но и здесь нефть таки у русских и арабов! Однако, вер-немся к нашим баранам. Вот здесь, два острова, Манхэттен и Ко-лумбия. Здесь, хочу я вам сказать, больше Орден, чем Америка. Вот здесь, на этом полуострове штат Нью-Йорк. И, хотите смейтесь, хо-тите нет, но в нем есть федеральный округ Новый Израиль и столица всех Штатов - Зион. И я не удивлен, что остальные штаты не любят свое правительство. Я тоже не хотел бы жить в стране с такой столицей. Да, я еврей. Но мне таки хватило порядков в старом Израиле. Я советский еврей. Я хочу в субботу пойти с друзьями таки на пиво! Какая матрица? Ах, фильм. Это тот, где здоровенный негр кормит белого юношу разноцветными таблетками? Ну, что вы, молодой человек! Смотрите, не скажите такое в присутствии кого-нибудь оттуда. Вас сочтут таки богохульником и еще много кем. Но мы снова отклонились от темы. Все вместе это называется АСШ - Американские Соединенные штаты. Никакой фантазии!
   - Остальные Америки? - Семен Маркович секунду собирался с мыслями. - Вы любите фильмы про Дикий Запад? Тогда вам сюда. Вот здесь Техас. Который не числится штатом Америки, и таки сам по себе веселая страна! Знаете, молодой человек, я постоянно нахожусь в состоянии полного недоумения, как могут жители этого штата иметь столько оружия и быть столь лояльными друг к другу. Вот посмотрите. Город Аламо. Если в этом городе вы выйдете на улицу без штанов, может быть, вам сделают замечание. Но, если вы выйдете без пистолета, вы станете потерянным для общества чело-веком! И при такой таки милитаризации они искренне уважают мэра и шерифа. Но, хватит про Техас. Если вы поедете на русские земли, вы сами все увидите, а ночь может скоро закончиться, и я не успею рассказать остальное.
   - Кстати! - Импровизированная указка, покинув Техас, остановилась на сопредельной территории. - По дороге на русские земли вы про-едете и еще одну Америку. Вот здесь, засели конфедераты. Это те, молодой человек, кто проиграл в войне Севера и Юга. Нет, вы только посмотрите, современная молодежь еще что-то знает. Да, южане. И флаг они взяли еще из той Конфедерации. Даже законы пытаются вводить те же. Поговаривают, хотя сам я такого не видел и не слышал, что в некоторых городах людям с кожей не белого цвета совсем не рады. Кстати, я едва не забыл о главной достопри-мечательности местных Америк. Если бы не грязь, то вот тут, у слияния двух рек с названиями Рио-Гранде и, только не удивляйтесь, Мормонская, расположился город с говорящим названием Нью-Рино. Столица Автономной Территории Невада и Аризона. И я вам скажу, что есть некая символика в том, что на этой карте в этом месте грязное пятно. Они умудрились таки всю грязь из старого мира пе-ретащить сюда и собрать в одном месте. Там можно все. Там можно такое, за что в другом месте вас просто повесят за шею на ближайшем дереве. И вы знаете, что говорят про это место? Про этот большой притон говорят как о месте с очень строгими порядками. Я даже слышал, что всех тех, кто хотел отнимать деньги у людей не через кассу, а с помощью револьвера, они перестреляли сами.
   Кройцман покачал головой, одновременно выражая и осуждение и удивление поведением неизвестных деятелей из Нью-Рино.
   - Но давайте оставим этих наследников Содома и Гоморры. По-смотрите на север. Да, север это вверху. Как вы думаете, как назы-ваются эти горы? Эк, вы хватили, молодой человек! Кордильеры! Нет, всего на всего, Сьерра-Невада. А вот эти? И снова не угадали. Это тоже Сьерра-Невада. А эти? Вы как будто знали! Да, это тоже таки Сьерра-Невада. - Семен Маркович рассмеялся. - Нет, дальше идут Сьерра-Гранде. И трех Сьерра-Невад вполне достаточно. Так вот о севере. Видите эту весьма впечатляющую реку? Это Амазонка. И течет она через и Бразилию и .... Да, в этом мире Амазонка таки протекает по территории России. И Бразилия оказалась севернее русских земель. Веселая страна. Русские туда в отпуск ездят. И кофе бразильцы выращивают еще лучше, чем в старом мире. А вот правее Бразилии начинается полное черти что под названием Латинский Союз. Хотите верьте, хотите нет, но количество Боливаров, Кортесов, Чегеваров на душу населения там превосходит все разумные пределы. А что делают подобные вожди и герои? Пра-вильно, сколачивают банду и отправляются грабить. Ну, хорошо, не только грабить. Еще и создавать свое собственное государство. Говорят, там даже ацтеки решили создать свое государство. Вы ду-мали ацтеки и майя вымерли? Какая разница, Ацтлан есть, а кто его населяет не столь важно. Так вот, насоздавали они там кучу своих государств и отправились куда? Грабить. А где грабить? Ну, не та-ких же соседей как сам. Конечно, гораздо интереснее грабить по другую сторону гор. Вот поэтому, северный Техас и северо-западная часть Европейского Союза не совсем безопасное место.
   - Время нас поджимает, а мы еще не добрались до мест, где нахо-димся сейчас. Но, прежде чем сказать где находимся мы, а находимся мы в, простите за прямоту, таки в том на чем сидят, полюбуйтесь на любимую шутку Ордена. - Кройцман постучал "указкой" по карте ниже русских земель. - Прошу любить и жаловать - Ичкерийский Имамат. И кого именно вы отнесли к категории падших женщин: Орден или...? Ах, и тех, и других! Вы бы слышали, молодой человек, как по этому поводу выражаются жители Протектората Русской Армии. Вот где простор для филологических исследований. Слов всего пяток, зато какие комбинации! И не забудьте, что снизу этот самый Имамат подпирает собой, и не только подпирает, но и всячески помогает "братьям по вере", Великий Исламский Халифат. Вы смотрели фильмы про старый Восток? И не надо думать, что я таки вспомнил о своей национальности, и поэтому буду ругать арабов. Рабство, торговля людьми, я уже не говорю, что опийного мака они выращивают несколько больше, чем, скажем, хлопка. Некоторые вспомнили о славных предках, чтоб они в гробу перевернулись, бороздивших просторы Средиземного моря. И, почему-то, торговцев среди них почти не нашлось. Кстати, и с сомалийскими пиратами здесь тоже все в порядке. Было. До тех пор, как гордые бритты не позвали Русскую Армию. Кажется, я вам об этом уже говорил. Мы уже почти подобрались к нашему сего-дняшнему местоположению. Осталось миновать территорию Аф-риканского Халифата Нигер и Судан.... И что, что они в разных местах Африки? Вы забываете, что здесь вам не та Африка. И хватит вам уже отвлекать меня, молодой человек!
   Семен Маркович укоризненно посмотрел на Максима.
   - Видите эти горы? Они отделяют всякие халифаты от еще одной с позволенья сказать страны. Дагомея. То же самое, что и Латинский Союз, но с черным таки цветом кожи. А может и хуже. Все что тво-риться в той Африке, умножьте на три и получите местную Африку.
   0x08 graphic
- Теперь вы понимаете, почему я говорил, что мы находимся в ... в очень нехорошем месте? - Вздохнул Семен Маркович. - Географи-чески, мы где-то здесь. А фактически - на краю обжитых земель и я скажу, слава богу. Может быть, у нас получиться проскочить в ци-вилизованные земли незаметно. Какая Дагомея, что вы, молодой человек! Вот здесь на мысу, можно сказать в устье вот этой реки Замбези, находится Свободная Африканская республика с городом Кейптаун. Вот туда нам и нужно попасть! Нет, это не единственное цивилизованное место по эту сторону залива, но, как вы видите, Новая Индия и Базы Ордена находятся слишком далеко. Считайте, на другой стороне материка.
   (Карта, сделанная читатетем под ником Som, в миру - Меннибаев Самат Маисович - архитектор. Обо всех достоинствах и недостатках карты можно прочитать в соответствующей ветке cruzworlds.ru)
  
   - Н-да. Весело. Спасибо, дядя Сема. - Максим с сожалением посмотрел на недочищенное оружие. - Очень познавательно. Кстати, а что у нас со временем?
   Кройцман потянулся к единственным трофейным часам, лежавшим на столе, и тут же стукнул себя по лбу.
   - Нет, таки склероз подбирается. Я, конечно, знаю, что это самая приятная болезнь, - ничего не болит и каждый день новости, - но это печально. - Покачал головой Семен Маркович. - Я вам, молодой человек, забыл сказать, что здесь в сутках здесь почти тридцать старых земных таки часов. И чтобы совсем запутать нормальных людей, в последнем часе суток семьдесят две минуты.
   - Ох, ёптыть! - Изумился Максим. - Значит, не показалось. А я было решил, что это из-за нервов день такой бесконечный.
   - Таки все взаправду. И нам еще почти час предстоит охранять мирный сон наших товарищей. - Кройцман, все-таки, посмотрел на часы. - Кстати, вы не хотите объяснить мне, почему эта девочка держит в руках большое ружье?
   - Вам по Фрейду или по жизни? - Невинно поинтересовался Максим.
   - Кгхм! - Поперхнулся Семен Маркович. - Таки лучше будет спросить саму девочку.
   Пока Семен Маркович разговаривал с Натали, Максим дочищал еще не обработанные "стволы". Автомат СР-3М был вычищен и уложен в кейс. С прицельной дальностью стрельбы двести метров в деле встречи банды он не помощник. Максим прикинул, что АКМом можно вооружить Кройцмана, у Мартина уже есть РПК, АКМС пойдет Михе, а Мигель и месье Лафонтель подберут себе наиболее приличные Г3. Пистолеты Виноградов рассматривал, скорее, как деталь имиджа, а не реальное оружие. Ну, и последний, так сказать, шанс. До которого лучше не доводить.
   - Ну, вот не нравится мне, когда женщина, тем более в столь юном возрасте, берет в руки оружие! - Снова заговорил по-русски Кройцман. - И пусть эта девочка не первая фемина с ружьем, встреченная мною в обоих мирах! Не должно так быть!
   - Кухня, дети, церковь? - Ехидно усмехнулся Максим.
   - Ах, оставьте! Я таки не какой-нибудь замшелый ретроград...
   - Дядь Сема. - Перебил Максим. - Выберемся из этой задницы, и я буду первым, кто отправит Натали с братом в какое-нибудь спокойное место, где они смогут ходить в школу, кушать мороженное и т.д. Я, даже, Миху постараюсь пристроить в какой-нибудь защищенной мастерской. Но здесь и сейчас...
   - За вашего друга я ничего не могу сказать. - Неожиданно ухмыльнулся Кройцман. - А вот планы одной юной особы вас таки могут удивить.
   - С этого места поподробнее. - Поднял брови Максим.
   - Нет-нет! - Взмахнул руками Семен Маркович. - Думаю, таки плохая примета - загадывать заранее. Придет время и наша юная воительница сама вам все расскажет.
   - Ох, Семен Маркович, кажется, это попахивает любимым занятием всех еврейских родственников. - Максим погрозил Кройцману пальцем.
   - Вы, простите, какое именно имеете ввиду? Иначе я таки затрудняюсь в выборе. - Сдерживая смех, ответил Кройцман.
   - Есть у меня такое впечатление, что вы уже присмотрели "девушку из приличной семьи" и вместе с ней распланировали мою дальнейшую жизнь. Учтите, я от подобного, вон даже, в другой мир сбежал.
   - Ах, ну что вы, молодой человек, наговариваете на старого еврея. - Всплеснул руками Кройцман. - Никого я не присматривал. Девушка таки сама вас присмотрела.
   Пришла очередь Максима поперхнуться от возмущения. Он несколько раз набирал воздух, чтобы высказать все, что думает по этому поводу, но в результате махнул рукой.
   - Ну вас!
   Натали с интересом смотрела на эту пикировку. Ангельски невинное выражение лица Кройцмана и бессловесное возмущение Максима вызвали у девушки улыбку. Но разузнать подробности Натали не успела. На лестнице раздались шаги и в комнату вошел Мартин. А за бывшим морским пехотинцем, отчаянно зевая и протирая глаза, появился Уэсли. Три пары глаз с одинаковым скептическим выражением пропутешествовали с мальчика на чернокожего здоровяка. Мартин развел руками и пробурчал: "Так нужно".
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день первый, 22 год, 3 день 9 месяца, 29 часов.
  
   Виноградов был очень признателен Мартину. Нет, он бы высидел оставшийся час. Но осознание факта, что можно пойти спать на целый час, ну, может чуть меньше, раньше, приятно грело душу. Натали и Кройцман тоже не горели желанием спорить о времени окончания "вахты".
   Сразу лечь спать не получилось. Оказалось, что спальных мест только два. В темной комнате выражения лица Натали видно не было, а вот руку Кройцмана, чешую затылок, можно было рассмотреть. Как выяснилось, изначально девушка собиралась спать рядом с братом. Максим хмыкнул. Укладываться с Кройцманом или двигать спящего, что называется, "мертвым сном" Миху никакого желания не было. Желание улечься вместе с Натали может и присутствовало, но было мгновенно задавлено как недостойное и несвоевременное. К счастью, Виноградов быстро вспомнил о небольшом диванчике в "кабинете" на первом этаже. Семен Маркович и девушка пытались благородно уступить Максиму нормальное спальное место, но были остановлены пафосным шепотом о недопустимости подобного отношения к старикам и женщинам.
   Вскоре, Максим устроился на диванчике и длинный-предлинный день для него закончился.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 7 часов.
  
   Начинать новый день с голоса Михи, который решил вспомнить армейскую юность и заорал "Рота подъем!" - еще то удовольствие. Но Максим подавил желание воплотить старую армейскую мечту и пристрелить "дневального" (благо теперь такая возможность имелась). Макс лишь пробурчал пару нелестных эпитетов в сторону приятеля.
   - Нет, я бы, конечно, мог позвать одну из знойных негритянок или симпатичную мулатку, чтобы разбудить тебя, - задумчиво произнес Миха, - но решил, что голос старого друга...
   Максим взял в руки автомат.
   - О-о! Я вспомнил! - Попятился к выходу Миха. - Дела не ждут.
   Через двадцать минут, по завершению обязательных утренних процедур, Максим приветствовал остальных товарищей. В комнате не оказалось только Натали и месье Лафонтеля. Максиму объяснили, что они помогают на кухне.
   Все, и даже Уэсли, выглядели бодрыми и отдохнувшими. Появление нового кофейника и пары сковородок, на которых шкворчало что-то неузнаваемое по виду, но аппетитно пахнущее, встретили почти синхронным алчным потиранием рук. Словно сговорившись, за завтраком обменивались лишь дежурными, ничего не значащими фразами. Потом необъятная кухарка, откликающаяся на имя тетушка Афуна, выдала подогретые остатки вчерашнего ужина для кормежки "арестантов". Пришлось потратить еще около часа, чтобы накормить и "выгулять" сидящих в подвале бандитов. Слава богу, "знойные негритянки" обслужили себя сами.
   В конце концов, все собрались вокруг стола с кофейником. Максим отметил, что Натали втихаря завладела "Тигром" и постаралась сесть так, чтобы не привлекать внимание. Макс подмигнул девушке, за что был удостоен демонстрации языка с соответствующей гримасой.
   - Что будем делать? - Вернул Виноградова к серьезному настроению вопрос Мартина.
   - Готовиться к войне. - Криво усмехнулся Максим. - На БРДМе мы все не уедем. Тем более, нужно будем взять с собой запасы минимум на два-три дня. Ведь, как я понимаю, мы юго-западнее Кейптауна, ближе к горам и границе с Халифатом. А это километров пятьсот по враждебной территории. Так?
   Все согласно покивали головами. А месье Лафонтель уточнил, что максимум через сто километров начнутся настоящие джунгли и передвигаться станет возможным только по дорогам. А они контролируются или местными племенами, или бандами. Что, впрочем, практически одно и то же.
   - Можно было бы прорваться в Кейптаун вдвоем-втроем и рассчитывать на спасательную экспедицию. - Скептически усмехнулся Максим. - Но и для этот нужно безопасное место для остающихся. Что возвращает нас к необходимости уничтожить банду.
   - Отдаете ли вы себе отчет, что бандитов около четырех десятков? - Перевел Семен Маркович вопрос французского инженера.
   - Да. Но у нас преимущество внезапности, бронемашина с пулеметом из которого танки подбивать можно, - слегка преувеличил Максим, - спаренные крупнокалиберные пулеметы на блокпосту, еще один крупнокалиберный пулемет и два единых пулемета. Если мы все сделаем по уму, то бандиты и мявкнуть не успеют. Главное, только, все машины не перекалечить.
   - Я - за. - Высказался Мартин. - Мы не знаем местность, а значит спрятаться в ожидании помощи не получиться. Да и помощь получить.... Нет среди нас таких персон, ради которых организуют спасательную экспедицию. Нужно все решать самим!
   Месье Лафонтель заявил, что он думает точно так же, но пытается играть роль, как говорится, "адвоката дьявола". Позицию француза одобрили и Максим продолжил:
   - Они уехали вчера утром, но не очень рано. Чтобы доехать триста кэмэ до побережья им нужно часов шесть...
   - Думаю, что даже больше. - Прервал перевод Кройцман и его поддержали остальные.
   - Тем более. Не думаю, что груз уже был на берегу. Я бы держал его на корабле, пока покупатели не приедут. - Предположил Максим. - Даже, если они начали выгрузку немедленно, то управились бы к такому времени, что обратно ехать уже поздно.
   - Значит, - подхватил бывший морпех, - сейчас они только собираются отправляться в обратный путь. И ожидать их можно примерно к обеду. В лучшем случае.
   - Я бы сказал, что вы чересчур хорошо думаете о бандитах, но придерживаясь выбранной роли, скажу, что начинать готовиться нам нужно немедленно. - Улыбнулся месье Лафонтель.
   - Значит, нужно ехать к блокпосту. - Заключил Максим. - И продолжать обсуждение, так сказать, на местности.
   - На чем поедем? - Оживился Миха.
   - На всем. - Усмехнулся Максим. - Нам еще три пулемета, два станка и кучу патронов куда-то пристроить нужно.
   - Все поедем? - Едва ли не тритий раз за все время знакомства спросил Мигель.
   - Э-э-э. - Максим почесал щетину на подбородке. - Получается, что нужно ехать всем.
   Тут все взрослые не сговариваясь перевели взгляды на брата с сестрой. Уэсли моментально начал возмущаться, а Натали поежилась. И девушка, и ее брат очень хотели поехать со всеми.
   Никто не боялся, что местные путаны могут взяться за оружие. Но оставалась возможность, что они выпустят пленных бандитов, а те, уж, точно возьмутся за оружие. Пытаться разрядить все "стволы" и увезти патроны с собой было можно, но хлопотно. Еще раз переглянувшись и посмотреть на Натали с братом, мужчины взялись разряжать трофеи. Младшие члены команды поняли все правильно и стали энергично помогать. Попутно, Максим вручил Михе АКМС, а Кройцману - АКМ. Мигель и месье Лафонтель тоже выбрали себе по винтовке. По ходу, снарядили еще одну "банку" и оба сорока патронных магазина для РПК. Посомневавшись, Мигель сменил "Таурус" на "легенду", "Кольт М1911", решив, что хорошее состояние важнее.
   На всякий случай, снарядив магазины для "Вихря", Максим окончательно закрыл кейс и вместе с цинком СП-6 отнес его в БРДМ. После чего, забрал у Натали "Тигр", взамен вручив "Сайгу". С помощью Мартина разобрался с креплением подсумков к "разгрузке" и укомплектовался подсумками под четыре магазина АК и два для "Тигра". Остальным пришлось довольствоваться "разгрузками", снятыми с бандитов, а Мартину под свой боезапас пришлось приспособить маленький рюкзак.
   Вся эта возня заняла довольно много времени, поэтому пулеметы в "виллис" грузили уже торопясь. Получилось, что из-за пулеметов, пулеметных станков и коробов с лентами для второго человека в "виллисе" места не нашлось. Воспользовавшись тем, что Мигель вместе с Мартином отправился проводить воспитательную работу с "бойцами сексуального фронта", Виноградов узурпировал место водителя развалюхи. Миха, разбирался с управлением БРДМа, а Кройцман, месье Лафонтель и Натали с братом пытались устроиться в "салоне" броневика. Пришлось американцам по возвращению устраиваться на броне.
   Вполне уверенно, хоть и матеря вполголоса конструкторов, Миха направил БРДМ к воротам. Растолкав носом незапертые ворота, "бардак" выехал на дорогу. Виноградов дождался пока створки ворот остановятся и отправился следом.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 10 часов.
  
   В считанные минуты мини колона достигла блокпоста. Мигель спрыгнул с брони и заглянул внутрь. Убедившись, что никаких неожиданностей нет, латиноамериканец дал команду выгружаться.
   - Были звери. - Мигель показал на следы в пыли. - Но ушли. Нужно быть внимательными. Они могли уйти недалеко.
   - Хорошее место. Дорога как на ладони. - Став за рукояти управления "спарки" констатировал Мартин.
   Каждый посчитал своим долгом подойти и потрогать ручки управления "спарки", одобрительно кивая головой. Только Натали не торопилась внутрь блокпоста, а с веселым изумлением наблюдала за странной пантомимой в исполнении Виноградова. Девушка жестами подозвала Семена Марковича и шепотом спросила:
   - Что он делает?!
   Кройцман с не меньшим удивлением смотрел, как Максим то замирает с прикрытыми глазами, то медленно поворачивается, то делает странные жесты руками. После одного из таких "извилистых" жестов, Семен Маркович догадался соотнести жест с тем, как проходит дорога. Судя по всему, молодой человек пытался воочию представить себе диспозицию предстоящего боя.
   - О! Я вижу, вы решили заняться шаманством. И это правильно! Помощь потусторонних сил нам не помешает. Только, где ваш бубен, молодой человек? Шаман без бубна, это таки неполноценный шаман. - Ухмыльнулся Кройцман.
   Максим удивленно посмотрел на Кройцмана и хихикающую девушку. Потом, представив, как выглядел со стороны, усмехнулся и сам.
   - Мне кажется или у вас есть план? - Спросил Семен Маркович.
   - Ну, план не план, а кое-какие идеи и вопросы точно есть. - Еще раз обведя взглядом окрестности, ответил Максим.
   По зову Кройцмана все вышли из блокпоста и уставились на Максима. Виноградов принялся спрашивать и объяснять.
   - Скажите, господа, а что вы вообще думаете о возможностях банды? Насколько они подготовлены?
   - Сброд. - Кратко ответил бывший морпех и пояснил. - Оружием, конечно, пользоваться умеют. Как-никак, с детства к нему привычны. Но дисциплины и выучки - никакой! Они, даже, не понимают, что оружие чистить нужно! Только и умеют, что палить изо всех стволов и бросаться толпой вперед.
   - Но, вас-то они захватили. И местное население держат в страхе. - На всякий случай решил уточнить Максим.
   Кислое выражение лица Кройцмана, после перевода было подкреплено энергичным ругательством Мартина и гневной тирадой месье Лафонтеля.
   - Ах, не сыпьте соль на раны, молодой человек! У каждого из нас таки своя печальная история. - Вместо перевода принялся рассказывать Кройцман.
   По его словам выходило, что делание дел через ж...у не является чисто славянской чертой, а вполне интернационально.
   Так, месье Лафонтеля начальство отправило проверить участок дороги буквально километрах в двадцати от Кейптауна. При этом в сопровождение ему выделили всего троих бойцов вспомогательного отряда из местных. От осознания принадлежности к власти у тех сорвало крышу. Вместо того чтобы просто постоять рядом, пока инженер будет делать свое дело, эта троица принялась "наводить порядок" на дороге. Умудриться создать пробку на дороге в мире, где людей едва ли не меньше чем в одном Нью-Йорке нужно уметь. В отчаянно ругающуюся мини толпу и въехала колона из "Хаммера", пикапа и двух пустых грузовиков с десятком бандитов "на борту". Может быть, все могло бы пойти и по-другому, но из "Хаммера" выскочила сумасшедшая девица с огромным револьвером и начала орать на толстяка сержанта. Тот попытался схватиться за оружие. Под одобрительные вопли свидетелей инцидента "солдаты" были избиты, а попытавшийся вмешаться инженер оказался связанным в багажнике "Хаммера". После чего все спокойно поехали по своим делам. Никто и не подумал связаться с патрулем.
   Пока главарь банды с сопровождением ездил в Кейптаун за грузовиками, еще два десятка бандитов ожидали начальство на стоянке в дневном переходе от города. Естественно, им стало скучно. Пятеро бандитов на двух машинах отправились в соседнюю деревню то ли за выпивкой, то ли за женщинами, то ли за всем сразу. Там они стали свидетелями ссоры местного князька с белым геологом.
   - Как вы понимаете, молодой человек, этим белым геологом был таки я. - Развел руками Кройцман. - Я до сих пор нахожусь в недоумении, какое затмение разума заставило меня согласиться на участие в этой с позволения сказать экспедиции. От нее пахло тем, что бывает после соленых огурцов с молоком, с самого начала. Мой наниматель хотел подтверждения, что люди здешнего сатрапа нашли нефть. Для этого он нанял немолодого еврея, дал ему в сопровождение двух бывших военных и отправил в джунгли Дагомеи. Нет, сначала все было кошерно. Нас встретили, отвезли на место. И уже там начались грязные танцы. Никакой нефти, только желание получить много денег даром. Когда я таки отказался участвовать в столь наглой афере, местные бандиты просто передали нас бандитам заезжим.
   - Да-а. - Протянул Миха. - А говорят у нас в России бардак.
   - Хм. Получается, в реальном бою вы банду не видели? - Уточнил Максим.
   - Макс, я дослужился до сержанта Корпуса Морской Пехоты. - Терпеливо объяснил Мартин. - Мне не пришлось участвовать в боях, но и без этого я могу оценить боеготовность подразделения. Достаточно посмотреть, как они обращаются с оружием, как несут караульную службу, как собираются, как отдаются приказы. Это - сброд. Если они почувствуют за собой силу, то нападут. Если противник будет сильнее - убегут. Если застать их врасплох - начнется паника.
   - Верю-верю! - Поднял руки Максим. - Я примерно так и думал, но сомневался. Может на базе оставили самых никчемных, а уехавшие - крутые бойцы.
   - Даже главарь боец так себе. А о тактике не имеет ни малейшего представления. - Гнул свое Мартин.
   - Значит, если мы нападем внезапно...
   - Начнется паника и ни о каком организованном сопротивлении речи не идет. - Закончил Мартин.
   - Отлично! Тогда смотрите сюда. - Максим широким жестом обвел пространство перед блокпостом. - Видите, какой зигзаг делает дорога? Если они будут возвращаться в том же порядке - два пикапа с пулеметами впереди, за ними "Хаммер", потом оба грузовика и еще два пикапа замыкающими, - то на этом участке и передние, и задние машины будут практически в одном секторе обстрела из "спарки". - Все внимательно следили за жестами Виноградова и слушали перевод. - Причем, задние пикапы будут, практически, повернуты боком.
   0x08 graphic
Мартин, как и давеча Максим, прикрыл глаза и поднял руку, водя е. словно стволом пулемета. Не смотря на серьезность ситуации, Натали прыснула в кулак. Чернокожий морпех открыл глаза и утвердительно кивнул.
   (что-то такого типа)
   - Когда первая машина доезжает до этого места, - Максим ткнул пальцем в воображаемую точку, - из-за гребня показывается БРДМ и, практически в упор, долбит по передним машинам. Там много не понадобиться - пара выстрелов из КПВТ и машина в хлам. Доводилось видеть. Одновременно с этим, "спарка" начинает обстреливать арьергард. Тут расстояние побольше, но для ДШК - прямой выстрел.
   Максим сделал паузу, чтобы убедиться, что все представили себе описанные события. Дождавшись согласных кивков, Виноградов продолжил:
   - Для колоны получится, что стрельба ведется спереди-слева. Так? Значит куда они кинуться? Вправо. Значит, где-то там, на гребне поставим М2, М60 и "Печенег". И встретим разбегающихся из трех пулеметов в лоб!
   - Хм. Ты точно был ремонтником в армии? - Подозрительно посмотрел на Максима бывший морской пехотинец.
   - Один пулемет нужно поставить поближе. - Вмешался Мигель. - Он прикроет бронемашину и блокпост. На всякий случай.
   - Чуть не забыл! - Воскликнул Максим. - Пикапы и джип раздалбываем в щепки. А грузовики нужно беречь!
   - А не лучше будет, все-таки, пикап захватить? - Приподнял бровь Мартин. - И скорость больше, и вооружение уже стоит.
   - Не-а. Во-первых, боязно. Вдруг успеют стрельбу открыть? Даже, если случайно попадут, нам от этого не легче. - Максим покачал головой. - А, во-вторых, вам напомнить, куда они поехали?
   - Блин, Макс! - Первым сообразил Миха, так как ему не нужен был перевод. - Куда тебе два грузовика оружия?!
   - Мани-мани-мани! - Негромко напел Максим старую песенку.
   - Ё! - Возмущенное выражение лица Михи сменилось на удивленно-заинтересованное.
   - Плюс, сами грузовики. Их, похоже, банде именно под эту сделку передали. Или продали. Кстати, а что за машины? - Спросил Виноградов.
   - Двух- или трехтонные "Унимоги". Старые, но в хорошем состоянии. - Ответил Мигель. - Я видел такие в Ираке. Надежная машина. Полный привод. Кажется, модель 1300Л.
   - "Унимог"! - Теперь выражение лица Михи стало мечтательным. - Если они еще и в армейской комплектации! М-м-м, конфетка!
   - И кто тут больной на голову фанат? - Толкнул приятеля в бок Максим.
   - Господа! Не рано ли мы начали считать трофеи. - Прервал веселье приятелей месье Лафонтель. - У нас может оказаться не так много времени. Господин Макс высказал план, вот и давайте займемся конкретным обсуждением. Вот вы, Мартин. Вы наиболее подготовленный в военном деле человек из всех нас. Это хороший план?
   - Нормальный. - Решительно ответил Мартин. - И у нас неплохие шансы, действительно, уничтожить банду. Хотя.... Для этого нам потребуется большая удача. Слишком их много, а мы не бойцы специальных сил.
   - Друг. - Мигель положил руку на плечо бывшему морскому пехотинцу. - Наверняка, мы убьем многих. И совершенно точно, оставшиеся разбегутся. Сумеют они, потом, собраться и доставить нам неприятности или их сожрут звери, это уже совсем другая история.
   - Вы, уж, великодушно простите, но у меня таки вопрос. - Внес свои "пять копеек" Кройцман. - А кто стрелять-то будет из всех этих ваших швейных машинок?
   0x08 graphic
- Ну, Мартину, как мне кажется, придется взять на себя "спарку". А Мигель с М60 будет прикрывать дорогу. Они, действительно, самые подготовленные из нас. - Предложил Максим. - Месье Лафонтель, наверняка, справиться с прицелом на БРДМ. Не теодолит конечно, но .... Миха, то есть Майкл, понятно, за рулем "бронника".
   (Прицельная сетка БРДМовского прицела)
   - И хотелось бы мне знать, что вы приготовили для меня. По родственному, так сказать. - Поинтересовался Кройцман.
   - А мы с вами, дядя Сема, как раз и будем тем засадным полком, который завершит разгром супостата! - Усмехнулся Максим. - Вы с крупнокалиберным М2, а я с "Печенегом" засядем где-то там на холме поодаль.
   - А я?! - Воинственно выпятил грудь Уэсли.
   - А ты, сначала, будешь дежурить на рации. Ты же знаешь их язык? - Дождавшись утвердительного кивка, Максим продолжил. - А потом, вместе с сестрой будешь в броневике помогать месье Лафонтелю.
   - Отвечать по рации плохая идея. - Нахмурился Мартин. - Да и с М2 лучше пойти мне. Не обижайтесь, мистер Кройцман, но если что-то пойдет не так, у меня будет больше шансов оттуда выбраться.
   - Ты прав по обоим пунктам. - Не дал Кройцману ответить Максим. - Но! "Спарка" тяжелая, а может понадобиться быстро переносить огонь на разные цели. Твоя сила и подготовка должны помочь в этом. Именно первые минуты боя решат все! У мистера Кройцмана будет больше времени прицеливаться по растерянным врагам. Ну, и промахи будут не так критичны.
   - А, если ты не хочешь пользоваться рацией, то тебе сам бог велел оставаться здесь. - Поддержал Виноградова Мигель. - Разденешься до пояса, нацепишь на голову панаму, выйдешь на дорогу и будешь махать бандитам руками. Без подтверждения по радио, они, наверняка, будут в бинокль смотреть. Вот и примут тебя за своего.
   Мартин поморщился. Ему не очень пришелся по вкусу намек коллеги. Но спорить с очевидным чернокожий боец не стал.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 12 часов.
  
   По молчаливому уговору было решено быть полностью готовыми к сегодняшнему обеду. И началась безумная гонка со временем. Одна только переноска и установка крупнокалиберного М2 достойна отдельной саги. Пристроив "американца", Мартин привел его в боевую готовность и пообещал Кройцману, если будет время, потренировать в смене ленты. Оставив Семена Марковича приноравливаться к пулемету, "три М" отправились помогать месье Лафонтелю осваивать должность башенного стрелка. Потом, стуча себя кулаком по лбу в досаде на собственную недогадливость, с помощью жестов и русского мата, объяснили Михе, как он должен будет переместить БРДМ, чтобы стрелку было проще вести огонь. Оставив "экипаж машины боевой" тренироваться, ввалились на блокпост и занялись "спаркой". Тут-то и выяснилось, что пулеметы вовсе и не ДШК, а их китайские клоны, "тип какой-то там". С одинаковыми выражениями лиц - смеси брезгливости и крайнего недоверия - принялись, в меру разумения, проверять каждую деталь. На вид и на ощупь, выглядели "китайцы" нормально, но тень сомнения осталась.
   Оставив Мартина обживать огневую точку, Максим и Мигель взвалили на плечи "свои" пулеметы и разошлись выбирать позиции.
   Сгрузив "Печенег" рядом с задумчиво водящим стволом пулемета по саванне Кройцманом, Максим отправился в обратный путь за коробами с лентами и личным оружием.
   Подходя к дороге, Максим стал свидетелем выполнения БРДМом упражнения "вперед-остановка-вращение башни-на исходную". Контролировавший процесс Мартин сложил пальцы в знак "окей". Виноградов подошел ближе и сделал Михее знак вылезти наружу.
   - Миха, я тут вспомнил, что мужики говорили, будто стекло БРДМ "держит" только кирпич. Не даром "реснички" делали. - Максим изобразил руками бронещитки на окнах БРДМ. - Тут их нет. То ли стекло усилили, то ли сэкономили.... Короче, ты поосторожнее как-то.
   0x01 graphic
   (с сайта brdm2.ru)
   - Ну, вот скажи мне, чего у нас все так? Через ж...у. - Вздохнул Миха. - Машина четкая! Но, блин, обязательно что-нибудь недодумали. Я всего полчаса тут поездил и уже сочувствую тем, кому приходится рулить "бардаком" целый день. По-моему, управление делалось по эту, как ее, ну, тетку с шестью руками.
   - Богиня Кали. - Усмехнулся Максим.
   - Во-во. Ладно, вали куда шел, а мы еще потренируемся.
   Максим помахал рукой приятелю и отправился за второй партией груза. "Тигр" отправился за спину, "сто третий" устроился на груди, а руки ухватились за патронные короба к пулемету. По непонятному выверту судьбы, из трех коробок с лентами для ПКТ одна оказалась "двухсоткой". Волоча увесистые короба, Максим порадовался, что одну из "соток" было решено, все-таки, оставить на штатном месте. Стрелять из КПВТ по незащищенной пехоте как-то не очень эффективно, а так, можно и из ПКТ долбануть.
   Шутливо поручив Семену Марковичу приглядывать за "багажом", а то мало ли кто тут бродит, Виноградов отошел еще метров на двадцать дальше по гребню холма и стал искать удобную позицию. Оказалось, что лежать в разгрузочном жилете за пулеметом, это не совсем одно и то же, что сидеть в нем в машине. Тут же выяснилось, что сошки на самом конце ствола это, может и устойчиво, но очень неудобно при попытке перенести огонь в сторону. Особенно для пулеметчика впервые держащего пулемет в руках. Но, вскоре, Максим понял, что суетится излишне. Видимо, так проявлялся мандраж перед предстоящим боем. Заставив себя успокоиться, парень решил, что сделал все что мог и остается только ждать.
   Разлегшись под кустом, Виноградов почувствовал, что на него навалилась жаркая духота. Глотнув воды из фляжки, Максим взглянул на солнце. Судя по всему, светило стояло если не в зените, то где-то близко. Сразу же заурчало в желудке. Максим грустно усмехнулся - когда еще удастся пообедать. Захотелось хотя бы водой обмануть желудок. Но очередная мысль вызвала короткое ругательство и резкий подъем. Максим вспомнил, что фляг с водой взяли всего две. Одна у него самого, а вторая осталась на "броне". Получалось, что Семен Маркович с самого утра сидит без воды, а на вторую флягу приходится аж шесть человек. Тихонько ругаясь от стыда и досады на собственную глупость, Максим рванул к Кройцману.
   Семен Маркович сидел, прислонившись к пулемету, и меланхолично жевал травинку.
   - Дядя Сема, простите, совершенно из головы вылетело! - Покаялся Максим, протягивая флягу.
   - Ну, что вам сказать, это таки лишний раз подтверждает одну старую мудрость. - Кройцман сделал несколько глотков. - Все что ни происходит, происходит в свое время. Не раньше, но и, заметьте, не позже. Спасибо, молодой человек.
   - Я тут подумал, получается, что моя позиция самая бесполезная. Так, может, я быстренько смотаюсь привезу воды и, даст бог, еды? - Предложил Максим.
   - Ну, положим, еды даст не бог, а таки тетя Афуна. Но, мне нравится ход ваших мыслей. - Оживился Семен Маркович.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 14 часов.
  
   Козырнув, на американский манер, Максим отправился воплощать свою задумку. Остальная команда восприняла идею с не меньшим энтузиазмом. Но было решено совсем уж не расслабляться и отправить в помощь Максиму только младших членов команды.
   Пока младший брат колебался между желанием остаться и осознанием важности порученного дела, Натали быстренько заняла пассажирское сидение "виллиса". Максим сел за руль, а Уэсли пришлось забраться в "кузов". Виноградов вел машину медленно и на недоуменные взгляды девушки коротко ответил: "Пыль". Так и добрались до базы.
   В окнах второго этажа промелькнули физиономии негритянок, но выражения лиц Максим не разобрал. Зато, на крыльце, уперев руки в бока, грозно возвышалась тетя Афуна. Едва машина остановилась, повариха обрушила на Максима водопад праведного гнева. В речи негритянки было столько экспрессии, что Виноградов не всегда понимал, даже, на каком языке та говорит. Видя, что собеседник ее не понимает, тетя Афуна перешла на язык жестов, а в качестве наглядного пособия под руку попалась Натали. С трудом Макс начал понимать, что достойная повариха возмущена тем, что детей морят голодом. Натали с трудом отбивалась от попыток наглядно продемонстрировать свою худобу, а Уэсли хихикал откуда-то из-под машины.
   - У женщины должно быть тело. - Произнесла, наконец-то, фразу понятую Максимом тетя Афуна.
   - Она имеет красивое тело. - Возразил Максим.
   - Ты уже видел? - Оживилась повариха.
   Хихиканье Уэсли переросло в похрюкивание, а Натали от возмущения словно рыба, вытащенная из воды, только и могла открывать и закрывать рот, не в силах ответить на такое.
   - Нет. - Вздохнул Максим. - Но у меня хорошая фантазия.
   - Пф! - Пренебрежительно махнула рукой тетя Афуна.
   Не давая девушке излить свое возмущение, кухарка ухватила ее за руку и потянула внутрь дома. Уже на пороге она через плечо что-то скомандовала Уэсли. Тот, все еще хихикая и вытирая слезы, отправился вслед за сестрой. Максим, на всякий случай, показал пацану кулак.
   На кухне Максим с первого взгляда понял, что пока "дети" не будут накормлены, получить паек на остальных не реально. Испытывая некоторый стыд перед оставшимися на позициях товарищами, Виноградов не отказал себе в удовольствии освежиться. Даже пропотевший камуфляж после этого не вызвал особого отторжения.
   Попутно Максим заглянул в "б...довник" и продемонстрировал обитательницам кулак, подкрепив резким взмахом ладони поперек горла. Кажется, его поняли.
   На кухне его встретил умоляющий взгляд Натали, которую тетя Афуна, похоже, решила откормить до своих габаритов за один раз.
   - Тетя Афуна. - Обратил на себя внимание поварихи Виноградов. - Там пять голодных мужчин. Может быть война. Голодным - плохо.
   Негритянка всплеснула руками и принялась что-то энергично втолковывать Максиму, тыкая пальцем поочередно в то в Натали, то в ее брата. Девушка с братом начали наперебой отвечать, одновременно пытаясь бочком выскользнуть из кухни.
   - Дурдом. - Пробормотал Виноградов и гаркнул во весь голос. - Тихо!
   Как ни странно - подействовало. Обведя суровым взглядом замолкшую троицу, Максим принялся раздавать указания, для наглядности тыкая пальцем:
   - Ты - вода, много вода. Ты еда. Пять человек. Ты посуда. - Поочередно были озадачены Уэсли, тетя Афуна и Натали. - Быстро!
   Кухарка посмотрела на Максима с толикой уважения и принялась за дело. Уэсли кинулся наполнять фляги. А Натали с независимым видом фыркнула, но посуду собрала. Вдобавок к кастрюле, тетя Афуна выставила на стол большой термос, при виде которого Максим испытал умиление вездесущестью китайского ширпотреба. Убедившись, что все необходимое собрано, Максим решительно указал своим спутникам на выход. Брат с сестрой шустро выскочили из кухни. Максим, в свою очередь, подхватил кастрюлю и подмигнул поварихе. В ответ прозвучала непонятная фраза с непередаваемой ворчливо-заботливой интонацией.
   Поручив кастрюлю заботам Уэсли, а термос - Натали, Виноградов занял место водителя и направил машину к воротам. Сзади раздался громкий облегченный вздох мальчишки. Натали не позволила себе столь явных проявлений чувства облегчения. Но по тому, как девушка заерзала на сидении, занимая более расслабленную позу, было понятно, что и ее напряг напор тети Афуны.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 15 часов.
  
   - Почему долго? - Встретил "продотряд" нахмуренный Мартин.
   Максим вылез из машины встал в позу оратора и назидательно провозгласил:
   - Женщина должна иметь много тела.
   Не ожидавшая подобного коварства Натали едва не уронила термос. По ее прожигающему взгляду было понятно, что Максиму очень повезло находиться по другую сторону машины. Зато, не повезло хихикающему брату, который получил подзатыльник.
   - Не понял? - Помотал головой Миха.
   - Наша повариха решила, что Натали не отвечает местным канонам красоты. - Пояснил Максим. - И решила ее срочно откормить.
   - Бр-р-р! На фиг, на фиг! - Передернулся Миха.
   Пока Максим ходил за Кройцманом, остальные организовали в куцей тени от БРДМ импровизированный стол. Виноградов вручил Уэсли бинокль и отправил мальчишку на гребень холма. В дозор, типа. Под задавленные смешки взрослых, раздувшийся от важности поручения, Уэсли убежал на пост. Проводив брата взглядом, Натали отошла в сторонку и принялась осваивать "Сайгу".
   Мартин вопросительно посмотрел на Максима и кивнул в сторону девушки.
   - Она говорить папа учить ее. - В полголоса пробормотал Максим.
   Чернокожий сержант пожал плечами.
   После обеда решили, что нет необходимости непрерывно сидеть на позициях. Кто-то остался дремать в тени, кто-то возился с оружием, кто-то беседовал. Максим забрался на место башенного стрелка БРДМ и попытался понять, насколько эффективна будет стрельба. С первого раза получилось совсем плохо. Со второго - не лучше. Максим решил, что надежда только на неожиданность. Если первый удар получиться, то потом у стрелка появиться некий запас времени на исправление ошибок.
   После БРДМа, Виноградов поворочал "спарку". Здесь получалось лучше, да и надежд на силу и опыт отставного сержанта морской пехоты было больше.
   На позиции Мигеля все было идеально. Спокойный и уравновешенный латиноамериканец с единым пулеметом на станке должен был просто выкашивать деморализованного противника. Даже, если раньше ему не приходилось стрелять из пулемета.
   Поигрался Максим и с М2 Кройцмана. Лишние метров двести до дороги и запас времени перед вступлением в бой, делали задачу Семена Марковича проще, чем у основной засады. Оставалось надеяться, что дядя Сема сумеет воспользоваться этим преимуществом.
   В конце концов, Максим оказался на своей позиции. Но теперь он взялся не за пулемет, а за "Тигр". Возникла мысль попытаться застрелить водителей грузовиков. Виноградову приходилось постоянно бороться с мыслью о "всемогуществе", навеваемую мощным оптическим прицелом. И сколько он себя не останавливал рассуждениями о том, что из "снайперки" еще нужно уметь стрелять, многократное увеличение прицела прямо-таки требовало: стрельни, стрельни.
   Максим так увлекся "играми" с оптикой, что негромкое "хай", раздавшееся за спиной, прозвучало как гром с неба. Парень засуетился, роняя винтовку и пытаясь схватить автомат.
   - Натали, блин! - Наконец повернулся Максим. - Так человека заикой можно сделать!
   Выражение лица у девушки было одновременно и чуть виноватым, и немало ехидным. Словно опытный наставник, делающий выговор провинившемуся ученику, девушка покачала головой и, старательно подбирая простые слова, сказала:
   - Опасно. Смотреть по сторонам. Там, Уэсли видел львов. - Последовал взмах рукой в сторону саванны.
   - Действительных львов? - Удивился Максим и, видя, что Натали его не поняла, пояснил. - Львов с Земли?
   - Нет-нет. - Замахала руками девушка. - Их так назвали из-за .... - Натали произнесла непонятное слово, для наглядности изобразила вокруг головы что-то очень объемное. После чего ущипнула себя за кожу на руке и добавила. - Здесь - как змея.
   - Ну, надо же! - Удивился Максим.
   - Смотреть кругом. - Погрозила пальчиком девушка.
   - Йес, мэм! - Лихо отдал честь Максим.
   В разговоре наступила пауза. Оба не знали, что еще можно сказать. "Мля! Надо учить английский!" - решил про себя Максим. Он похлопал по земле рядом с собой. Натали уселась и аккуратно расправила подол платья, едва прикрывавший колени. Она положила карабин рядом с собой и искоса посмотрела на винтовку. "Тигр" привлекал девушку больше, чем "Сайга". Вопросительно взглянув на Максима и дождавшись кивка, Натали ухватила винтовку. Девушка достаточно сноровисто улеглась на позиции и приникла к оптическому прицелу.
   У Максима мелькнула даже крамольная мысль устроить Натали со "снайперкой" где-нибудь неподалеку. Мотнув головой, Виноградов отмел мысль как недостойную. Мало ли что произойдет. В БРДМе у девушки будет больше шансов. Максим еще раз взглянул на "снайпершу" и в голову полезли совсем другие мысли. Дабы устранить их причину и спрятать кое-что "выдающееся", парень лег рядом и принялся изучать местность перед позицией.
   - Я могу помочь. Я стреляла раньше. - Не поворачивая головы, произнесла девушка.
   - Нет. - Максим удивился созвучию мыслей, но быстро сориентировался. - Ты помочь там. Патроны. Большой вес. Уэсли один нет.
   Натали поняла, что хотел сказать Максим. Она отложила винтовку и вздохнула. Теперь оба, молча, смотрели куда-то вдаль.
   Первым вернулся к действию Максим. Он вскочил на ноги и подобрал автомат. Натали села и вопросительно посмотрела на парня.
   - Пойдем. - Максим протянул девушке руку.
   Девушка с удовольствием приняла помощь и не торопилась забирать руку. Максим нагнулся за "Сайгой". Натали повесила карабин на плечо, и молодые люди пошли в сторону остальных товарищей.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 18 часов.
  
   День тянулся бесконечно. Даже неугомонный Уэсли, наигравшись всеми видами вооружения отряда, притих в кресле командира БРДМ. Договорились сниматься с позиции на закате. Пулеметы решили оставить на месте, только чем-нибудь накрыть от лишней пыли и росы.
   Максим поймал себя на том, что время от времени посматривает на светило, проверяя, не приближается ли оно к горизонту. Проследив за товарищами, Виноградов тихонько рассмеялся. Словно цепная реакция охватывала людей, стоило кому-нибудь посмотреть на светило. Тут же взгляды остальных проделывали аналогичный путь.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 25 часов.
  
   Но, в конце концов, закат наступил! Все сразу оживились. Мартин с Мигелем съездили на базу и привезли несколько одеял, чтобы завернуть в них пулеметы. Затем все расселись по транспортным средствам и с облегчением отправились на базу.
   База встретила отряд суетой тети Афуны, косыми взглядами б...ей и привычной уже процедурой "выгула" и кормежки пленников. Во время ужина снова распределили ночные дежурства.
   Максим снова успел "забить" первую вахту. На что Кройцман заявил, что, так как все равно одна всем известная особа будет находиться рядом, имеет смысл поделить ночь не на три, а на четыре смены. И он, Семен Маркович Кройцман, согласен на компанию второго племянничка. Которого таки нужно поучить уму разуму. Упомянутая особа очень мило смутилась, но, ни словом не возразила. На том и порешили.
   Когда все разошлись по комнатам, Максим вышел на крыльцо и уселся покурить. Натали тут же оказалась рядом. Ночь выдалась светлая. Похоже, где-то сзади, за домом на небе можно было увидеть местную "Луну". Но Максиму было лень вставать. Ему хватило и вида совершенно незнакомого звездного неба.
   Натали подвинулась ближе, так, чтобы касаться плеча Максима. Девушка обхватила коленки руками и подтянула их к подбородку. Еще спустя пару минут, она уткнулась головой в колени и принялась подозрительно шмыгать носом.
   Истерика или, просто, реакция на усталость, но девушку нужно было успокоить. Правда, в отличие от авторов американских боевиков, знавших только один способ успокоения девушек, Максим пошел другим путем. Нет, начал он со стандартного приема. Виноградов обнял Натали за плечи и прижал к себе. Дождавшись очередного шмыгающего звука, парень шмыгнул носом в ответ. И следующий раз. И следующий тоже. На пятый раз, Натали шмыгала, уже искоса посматривая на Максима. Максим ответил. Девушка подняла голову и пристально уставилась на парня. Не отрывая взгляда, Натали, скорее демонстративно, чем по необходимости, шмыгнула снова. Невинными глазами, глядя в ответ, Максим передразнил. Натали, сжав губы и сверкая глазами, попыталась оттолкнуть Виноградова. Макс рассмеялся и прижал девушку к себе.
   - Нос выше. Все будет хорошо. Может я рыцарь в ярких доспехах. Я спасать принцесс. - Максим постарался принять как можно более значительную позу.
   - Я не принцесса. - Проинформировала Натали и с интересом стала ожидать, как парень будет выкручиваться.
   - Да-а-а? Жалко. - Разочарованно протянул Максим, за что и получил локотком по ребрам.
   Девушка обхватила руку Максима и прижалась к его плечу. Не сказать, что она сразу же стала весела и беззаботна, но подозрительные шмыганья прекратились. Молодые люди просто сидели и прислушивались к звукам ночи.
   Несмотря на молчание, а может благодаря нему, время дежурства пролетело быстро. Мартин с не проницаемым выражением лица и, зевающий, но ехидный, Уэсли выглянули из дверей. Парень и девушка поднялись с крыльца. Младший брат ехидно произнес какую-то фразу. Судя по ритмике фразы и ситуации, английский аналог русского "тили-тили тесто". Но Уэсли спросонья не рассчитал расстояние, почему и не смог увернуться от подзатыльника.
   Максим демонстративно выставил локоть, а Натали манерно подала свою руку. Под обиженное сопенье мальчишки и смешок Мартина, парочка прошествовала на второй этаж. Там Натали вмиг растеряла всю манерность и принялась хихикать. У самых дверей в комнату, девушка обернулась и чмокнула Максима в щеку. Максим улыбнулся в ответ и пожелал спокойной ночи.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 7 часов.
  
   Утро встретило Максима сосредоточенными и хмурыми лицами товарищей. Все понимали, что сегодня бой состоится. Понимал это и Виноградов. Но, то ли "романтическая ночь", то ли сны, совершенно не запомнившиеся, но оставившие в душе ощущение чего-то светлого, наполнили парня уверенностью. За завтраком у Макса возникло жгучее желание по-хулиганить.
   - Что сниться нашим ворогам, нам глубоко без разницы. Мы так ударим по врагу, что дым пойдет из задницы! Эгей, эгей, на бронетранспортере. Эгей, эгей, что дым пойдет из задницы. - Довольно громко принялся напевать Максим.
   Миха заржал, Кройцман подавился, а англоговорящее большинство уставилось в недоумении.
   - Русская боевая песня! - Гордо возвестил Виноградов.
   Семен Маркович снова закашлялся. А Миха с удовольствием подхватил:
   - На их мировую истерику ответим мы дружным строем. Колумб открыл Америку, а мы ее закроем! Эгей, эгей, на бронетранспортере. Эгей, эгей, и танки наши быстры!
   - Молодой человек! - Прокашлялся Кройцман. - Ну, вот что вы творите? От меня же сейчас потребуют перевод. А я еще после вашего "шкряб-шкряб" таки не пришел в себя.
   Семен Маркович оказался провидцем. Пришлось ему переводить песенное народное творчество на английский. Выслушав перевод, Мартин с серьезным выражением лица и смеющимися глазами заявил, что первый куплет очень даже, а второй подкачал. Остальные просто весело хмыкали.
   Как бы то ни было, цели своей Максим достиг. Лица товарищей хоть и не перестали быть сосредоточенными, но хмурость исчезла. Появилось что-то вроде здорового азарта и уверенности в своих силах.
   Когда все собрались рядом с машинами, на крыльце появилась тетя Афуна и, размахивая разделочным ножом, принялась выкрикивать что-то очень экспрессивное. Судя по покрасневшей Натали, отвалившейся челюсти у мальчишки и сконфуженным мужчинам, выражения женщина не выбирала. В ответ на требование перевода, Семен Маркович только промямлил, что достойная женщина пообещала сделать много чего интересного, если с детками что-нибудь случиться.
   - Эта может! - Уважительно взглянул на повариху Миха.
  
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 9 часов.
   На позиции еще раз обговорили план, пожали друг другу руки и разошлись по своим местам. Одеяла, в которые были закутаны пулеметы, если и намокли от росы, то уже успели высохнуть. Чрез полчаса все были готовы. Даже вода на этот раз была у всех.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 15 часов.
  
   Бандитская колона появилась, словно по расписанию. Заметив пылевое облако, Максим вздохнул облегченно. Раз им удалось просчитать время появления бандитов, то есть надежда, что и остальное оценено правильно. Со стороны блокпоста раздался автомобильный сигнал. Там тоже услышали.
   - Ну-с, шоколадные зайчики, готовьте ваши попчики! - Зло пробормотал Виноградов.
   Вскоре колону удалось рассмотреть и в оптику. Машины подъезжали все ближе, и Максим радовался все больше. Колона ехала именно в том порядке, на который и рассчитывала засада.
   Преувеличенно спокойно Максим отрегулировал оптический прицел, проверил, не стоит ли на предохранителе пулемет. Прикрыл на мгновение глаза и постарался успокоить дыхание.
   - Спокойствие, только спокойствие. - Пробормотал Максим, даже не заметив, что цитирует известного мультяшного героя.
   Машины приближались к намеченной точке. Максим краем глаза следил за передовым пикапом, но основное внимание уделил грузовикам. И, хотя момент остановки был ожидаем, все равно, вздрогнул, когда колона начала останавливаться.
   Если бы бандиты были настороже, может они и успели бы остановить машины на достаточном для маневра расстоянии. А так, каждая останавливалась с опозданием и едва не втыкалась в зад передней.
   - Ду-дут! Ду-дут! Ду-дут! - Уже выцеливая кабину первого грузовика услышал Максим.
   Тут же раскатился грохот "спарки". Руки Виноградова дрогнули и выстрел пропал даром. Подавив раздражение и азарт, Максим выстрелил еще раз. В лобовом стекле "Унимога" появилась дырочка, а из дверей выскочили трое бандитов. "Не попал" - как-то очень спокойно констатировал парень. Выстрелив еще раза три или четыре, Максим отбросил винтовку и подвинулся к пулемету.
   Судя по всему, Мартин побоялся задеть задний грузовик, и поэтому предпоследний пикап уцелел. Его замыкающий собрат получил по полной программе и валялся на боку выброшенный с дороги. Стрелял КПВТ, раздавались очереди "спарки", иногда удавалось расслышать стрекот М60.
   Максим перевел взгляд на голову колоны и облегченно вздохнул. Техника бандитов была выбита подчистую. Теперь пулеметы давили разбегающуюся живую силу. Это отвлечение внимания стоило Виноградову пропущенного рывка последнего пикапа. Едва не врезавшись в грузовик, машина вывернула как раз в нужную сторону. Семен Маркович, похоже, тоже "проспал". Заполошливо ударили два пулемета, но спешка никогда до добра не доводит.
   Максим глубоко вздохнул и, в отличие от Кройцмана, так и не отпустившего гашетку и пытающегося догнать пикап очередью, сначала заново прицелился. Результат очереди поверг Виноградова в шок. Пикап взлетел левым передним колесом в воздух и, словно на съемках трюкового кино, стал ввинчиваться в воздух. Четверка бандитов вылетела из кузова как пробки из бутылок шампанского. Тут же Максим получил объяснение столь неожиданному эффекту. С диким визгом что-то серое бросилось в сторону от поверженной машины.
   - Бля! - Воскликнул Виноградов и выпустил несколько коротких очередей в сторону разлетевшихся из кузова бандитов.
   Одна из копошившихся фигур дернулась и замерла. Но Максим уже переключил внимание на колонну. Зачистка передней части была завершена. Теперь короткими очередями стрелял только Мигель. Несколько бандитов пытались прятаться за разбитыми машинами. Злорадно улыбаясь, Максим дал очередь в их направлении. Бандиты попробовали броситься врассыпную, но нарвались на очереди и Мартина, и Мигеля.
   Неподалеку от грузовиков начала шевелиться трава. Кройцман тоже это заметил, и в место шевеления прилетело сразу две очереди. И здесь у бандитов не выдержали нервы. Несколько человек бросились сквозь траву в ту сторону, откуда приехали. Максим взял небольшое упреждение и повел пулеметным стволом, выбрасывая с полсотни пуль за одну очередь. Пулемет Кройцмана замолчал через пару-тройку выстрелов. А бандиты исчезли в траве. Не надеясь на то, что срезал одной очередью всех, Максим принялся методично расстреливать короткими очередями тот район.
   Неожиданно, из-под одного из грузовиков ударила автоматная очередь. Пули прошлись по кустам метрах в десяти ниже Максима. В ответ снова несколько раз "гавкнул" пулемет Кройцмана. Фонтанчики попаданий возникли прямо между колес машины.
   - Дядя Сема! - Едва не вскочил на ноги Максим.
   То ли Кройцман услышал этот вопль, то ли сам понял, что чуть было, не натворил, но стрелять перестал. Не стреляли и со стороны бандитов. Максим еще немного пострелял по траве, потом "добил" ленту в сторону едва не убежавшего пикапа. После перезарядки, Виноградов долго вглядывался во все возможные места нахождения бандитов через оптику "Тигра". Нигде ничего не шевелилось.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 16 часов.
  
   Пришла пора приступать к самой неприятной и опасной части операции. Решительно поднявшись, Максим поудобнее перехватил "калашников" и направился к дороге. Громче зарычал двигатель БРДМ, и броневик начал объезд разгромленной колоны, с другой от Макса стороны. На дороге показался Мартин с РПК наперевес. Бандиты молчали. В стороне от Мартина появилась фигура Мигеля. Зачистка началась.
   Идти сквозь высокую густую траву было тяжело. Максим едва не забыл об осторожности, торопясь успеть на место одновременно с остальными. В чувство его привел двойной выстрел КПВТ. Перевернутый пикап у дороги дернулся. Из-за него выскочил бандит и начал стрелять в сторону БРДМ. Не успел Максим вскинуть автомат, как свое слово сказал Семен Маркович. Попадание из крупнокалиберного пулемета унесло бандита далеко в сторону.
   Это послужило последней каплей и в разных местах, почти одновременно, поднялось пять бандитов. Они держали оружие высоко над головой и испуганно озирались по сторонам. Из-под грузовика не вылез никто. Подойдя метров на пятьдесят, Максим вскинул автомат к плечу и дал трехпатронную очередь чуть позади грузовика.
   Он уже собирался повторить намек, когда на дорогу вылетел автомат, а следом выбрался бандит.
   От головы разгромленной колоны раздался рев Мартина. Максим сумел разобрать только "бросить оружие", но бандиты поняли все правильно. Разоружившись прямо на месте, они достаточно живо направились на голос бывшего морпеха. Только визави Максима слегка задержался. Но увидев отрицательное покачивание головой поверх автоматного ствола, зло сплюнул на землю и пошел туда же, куда и все.
   Убедившись, что бандита "приняли", Максим направился к лежащему у дороги пикапу. Три трупа рядом и один в кабине. Запах крови вызывал рвотный спазм. Но еще хуже стало Виноградову, когда он обнаружил в кабине живого бандита. Весь в крови, то ли своей, то ли убитого водителя, негр, молча, смотрел на Максима абсолютно белыми глазами. Скрежеща зубами, парень надавил на спусковой крючок.
   О том, что раненных бандитов придется добить, Мартин, Мигель и Максим договорились только между собой. И не потому, что не надеялись на понимание товарищей. Этот мир был жесток. У Максима было подозрение, что, даже, Натали была бы не особо шокирована. Нет, они не захотели перекладывать часть кровавой вины на остальных, которые, хоть и не нажимали на спусковой крючок, но одобрили бойню. Не давая себе времени на мысли, Максим направился к грузовикам.
   Один. В кузове никого, под машиной никого, в кабине никого. Второй. В кузове никого, под машиной никого, в кабине никого. Кроме дырки в лобовом стекле грузовики повреждений не имели. На очереди "Хаммер". Машина стоит чуть боком. Левую сторону не видно. Изнутри чудом сохранившееся стекло все в крови. Из последних сил сдерживая себя, Максим распахнул заднюю дверцу.
   Очереди пришлись спереди-слева. Превратив троих пассажиров внедорожника в месиво, пули чудом не задели четвертого. Максим посмотрел внимательнее на белого пассажира в странно знакомом обмундировании серого цвета. Автомат задрожал в руках. Крупнокалиберная пуля попала в левую ногу чуть выше колена. Максим поспешно поднял глаза. Раненый оказался чертовски крепок. Рядом валялась распотрошенная аптечка и три пустых тюбика противошокового препарата, а обрубок ноги был перетянут жгутом.
   Раненый открыл мутные глаза и с минуту смотрел на, едва стоящего на ногах, Максима.
   - Белый. - Прохрипел раненый. - Не так погано помирать будет.
   - Б...дь! - Выругался Максим, едва до него дошло, что умирающий говорит по-русски.
   - Кха-кха-кха. - То ли закашлялся, то ли засмеялся раненый. - Еще лучше. Зёма. Слышь, зёма, добей пока я под наркотой. Один хрен не жить.
   Максим растерянно топтался рядом. Не дождавшись ответа, раненый снова открыл глаза.
   - Ну, чего ждешь? Или допросить хочешь? Так не повезло тебе, парень. Хрен я что знаю. - Раненый судорожно втягивал воздух. - Это полковник Гололобов дела крутит. А я английский неплохо знаю. Вот и попал. Даже не знаю, где эта сука оружие взяла. Что молчишь, думаешь, не понимаю, что сам такая же сука? Все я понимаю парень. Об одном жалею, нужно было в Русскую армию. Сразу как понял все расклады.
   Раненый закрыл глаза. Максим столбом замер перед открытой дверью "Хаммера" не в силах пошевелиться. Отдышавшись, раненый снова сфокусировал взгляд на собеседнике.
   - Добей, парень, Христом богом прошу. Или зассал? Зассал салага. Я бы и сам. Кх-кх. Говорят грех это. А мне лишнего не нужно, и так хватает.
   Из обрубка ноги ударила струйка крови. Видимо сил затянуть жгут у раненого не хватило. Словно во сне, Максим поднял автомат.
   - Спасибо, брат! - Прошептал раненый и Максим нажал на спуск.
   Дальнейшее Виноградов помнил плохо. В себя он пришел только около пленных бандитов. Мартин хлопал его по плечу, а Виноградов никак не мог понять, как он здесь оказался. Рядом появился землистого цвета Мигель. Латиноамериканец странно взглянул на Максима и стал рядом.
   - Дальних проверили? - Прохрипел Максим.
   Мартин сунул ему в руки флягу. Максим сделал несколько глотков и передал воду Мигелю. Парень сообразил, что задал вопрос по-русски. Махнув рукой, он развернулся и пошел к БРДМ. Издали было заметно, что Миха высунулся в свой люк и смотрит в сторону товарищей. "Придурок! Пулемету ж мешаешь" - беззлобно подумал Максим, и призывно махнул рукой. Миха увидел, скрылся в люке и БРДМ резко тронулся с места.
   Дождавшись броню, Максим не стал лезть в боковой люк, а взобрался наверх. Сделав знак выглядывающему снизу мальчишке посторониться, свесил ноги в люк командира.
   - Давай по дороге назад. Я скажу, где влево повернуть.
   - Что там? - Не удержался Миха.
   - П...ц. - Пробормотал Максим. К счастью, Миха уточнять не стал.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 17 часов.
  
   Чтобы не повторять ошибку приятеля и не заслонять пулеметчику сектор обстрела, Максим повел БРДМ по дуге. От пятна выстриженной пулями травы никаких следов не отходило. Макс дал команду остановиться, поднялся на ноги и несколько минут вглядывался в траву. Так и не заметив шевеления, спрыгнул вниз.
   Бандитов оказалось пятеро. Четверо лежали почти рядом, а один, видимо, пытавшийся ползти уже раненым, метрах в пяти. Контроль не требовался, но нужно было собрать все ценное, чтобы не возвращаться еще раз. Максим повернулся к БРДМу. Надеясь, что месье Лафонтель видит его в прицел, Виноградов указал на свои глаза и сделал круговое движение рукой. Так в фильмах спецназовцы давали указание напарникам следить за округой. Месье Лафонтель, видимо, тоже видел эти фильмы, потому что башня тут же стала поворачиваться.
   После всего пережитого сегодня, "мародерка" уже не вызывала у Максима былого отвращения. Недаром говорят, что все познается в сравнении. "Улов" оказался скудным. Автомат нашелся только один - бельгийская винтовка ФН ФАЛ с укороченным стволом и складывающимся прикладом. Остальные, похоже, с перепуга побросали оружие в машинах. Пистолеты были у всех. Все те же "Таурусы". Гранат не было. Деньги Максим не считал. АйДи не рассматривал.
   Трофеи никак не удавалось ухватить в охапку. Максим решил было, что придется сделать две ходки, но услышал крик Михи:
   - Макс, погоди!
   БРДМ тронулся с места и затормозил совсем рядом от Максима. Открылась боковая дверь, и показалось озабоченное лицо Натали. Девушка попыталась несмело улыбнуться. Но у Виноградова не нашлось сил ответить на эту улыбку. Он быстро забросил внутрь БРДМа все трофеи и снова полез на броню.
   - Миха, видишь перевернутый пикап? Давай к нему. Только, так же как и сюда. Объезжай, чтобы он был слева.
   Месье Лафонтель, хоть и не мог понять указания Максима, но общий принцип понял прекрасно. Башня развернулась в нужную сторону. Здесь Максим рассматривал местность еще дольше. Перед глазами так и стояла серая тень, ставшая причиной переворота машины. Обнаружились и два следа в траве. Один вел в ту сторону, куда бросилось животное, а второй под прямым углом к первому.
   - Встать! Бросить оружие! - Заорал Максим по направлению второго следа.
   В ответ из травы раздалась автоматная очередь. Кто-то выпустил в сторону Виноградова весь магазин. И, если свист первых пуль Максим еще услышал, то следующие ушли в белый свет, как в копеечку. Башня развернулась и стала плеваться огнем из ПКТ. Даже не подумав пригнуться или спрыгнуть с брони, Максим поддержал пулеметчика из автомата. Пока Максим перезаряжался, месье Лафонтель продолжал "стричь" траву.
   Когда закончились патроны к пулемету, Максим с какой-то яростью крикнул:
   - Вперед помалу!
   - Б...дь, Макс, давай внутрь! - Заорал в ответ Миха. - Убьют на...й!
   - Вперед, Миха, вперед!
   С трудом балансируя на движущейся броне, Виноградов внимательно высматривал стрелка. Едва завидев два тела среди травы, Максим скомандовал остановку и выпустил по пять трехпатронных очередей в каждое из тел. Были бандиты до этого живы или нет, стало не важно.
   Картина вырисовывалась следующая: двое раненых бандитов на чистом адреналине бросились бежать, но раны одного оказались слишком серьезными, а у второго оказалась повреждена нога. И стрелял хромой бандит от безысходности.
   Очередными трофеями стали приличный АКМС, очередной "Таурус", китайский ТТ, какая-то сумма денег и два АйДи. Закидывая трофеи внутрь, Максим обратил внимание на притихшего Уэсли. Мальчишка сидел, словно пришибленный и, время от времени, тер руку о штанину. Присмотревшись, Максим понял, что штанина испачкана в крови. Похоже, Уэсли полез к оружию и вляпался в свежую кровь. Макс перевел взгляд на Натали. Девушка была бледна, но держалась уверенно. Ее взгляд был полон тревоги за Максима. Невесело усмехнувшись, Виноградов скомандовал подъезжать к пикапу.
   Саму машину в трофеи занести не получилось. Скорее, уж, в металлолом. Пулемет, установленный на пикапе, не получилось даже опознать - из-под земли торчал неестественно выгнутый ствол. Внутрь смятой кабины Максим не полез. Даже в его теперешнем состоянии это было бы чересчур. Оставшиеся два бандита "подарили" еще одну укороченную ФН ФАЛ и два АКМСа. Причем, один из "калашниковых", предварительно отсоединив магазин, Максим выбросил. Сбитая вбок мушка послужила достаточным поводом для этого. К надоевшему "Таурусу" добавился ухоженный "Браунинг Хай Пауэр" с деревянными накладками на рукояти. И снова деньги и АйДи. Магазины с патронами Максим ссыпал кучей на пол БРДМ.
   - Возвращаемся. - Занял место в люке командира Максим. - Миха, давай ко второму пикапу.
   БРДМ резво побежал в обратный путь, прокладывая новую колею в высокой траве. "С высоты своего положения", Максим заметил непонятное шевеление среди разбитых машин. Присмотревшись, он криво ухмыльнулся. Кто-то из товарищей оказался сообразительным и, теперь, обиранием трупов занимались двое пленных бандитов. Мартин, Мигель и, подтянувшийся к остальным, Семен Маркович плотно контролировали бандитов с трех сторон. Тем не менее, Виноградов не стал вносить коррективы в маршрут.
   Со второго пикапа толку тоже оказалось мало. Машина была разбита вдребезги. Крупнокалиберный М2 "порадовал" повернутым под прямым углом стволом. И снова Виноградов не стал лезть в кабину. "Коллекцию" пополнили три немецких Г3 и один АКМ. Набор пистолет оказался разнообразнее. Кроме "штатного" "Тауруса", Максим обнаружил тяжеленный "Кольт Дабл Игл" сорок пятого калибра, "Браунинг Хай Пауэр" с деревянными же накладками на рукояти и экзотический испанский "Стар мод.Б" 1951 года выпуска.
   Для кого-то это может показаться отвратительным, но именно разглядывание испанского "раритета", немного привело Максима в чувство. Парень с силой потер лицо и помотал головой. Появилась слабость в коленках.
   - Ну нафиг! - Пробормотал Максим. - Пусть негры пашут.
   Быстро забросив оружие и запасные магазины в БРДМ, Виноградов не стал доставать деньги и документы у мертвецов. Еще раз оценив "диспозицию", Максим решил, что грузовики нужно отогнать подальше. Но Миха сидел за рулем БРДМ, а Мигель контролировал пленных бандитов. В своих способностях вот так сразу справиться с чудом немецкой техники Макс сомневался. Значит, нужно было кардинальным образом перегруппироваться.
   - Миха, вылезь на минутку. - Позвал Максим приятеля.
   - Ну? - Появился в люке водителя Миха.
   - Совсем вылезай. Нужно грузовики проверить. Вроде и не попали мы по ним, но ....
   - Понял, сделаем. - Миха вылез на броню и в два приема спустился на землю.
   - Стой, урод, мля! - Рявкнул Максим. - Когда до тебя уже дойдет?!
   Максим залез в "салон" БРДМ и вытащил из кучи трофеев АКМС. Сняв автомат с предохранителя и передернув затвор, Максим буквально впихнул оружие в руки приятелю.
   - И только так! - Еще и погрозил пальцем.
   Фраза, произнесенная в ответ Михой, на любой другой язык могла быть переведена и как извинение за забывчивость, и как сомнение в необходимости таскать с собой лишнюю железяку, и еще в двух-трех смыслах как минимум. При этом, фраза полностью соответствовала классическим канонам - цензурными были только предлоги и союзы.
   Не обратив внимания на возмущение приятеля, Максим первым направился к грузовикам. Махнув Михе в сторону кабины, сам Виноградов решил подробнее осмотреть груз. К его немалому удивлению, кузов на две трети оказался заполнен ящиками кустарного производства безо всякой маркировки. Максим почесал затылок. Получалось, чтобы разобраться с грузом, придется открывать каждый ящик.
   Парень заторопился ко второму грузовику. Когда он пробегал мимо кабины, Миха сообщил:
   - Все пучком! Ща заведемся и поедем.
   - Погоди ехать. - Притормозил Максим. - Там в кузове еще места полно. Сразу забросим все трофеи, чтобы пешком не таскать.
   - Ну, так давай я на "бардаке" подкачу поближе - сразу и перебросаем.
   - Ну-у, давай. - Пожал плечами Максим.
   Приятели разошлись в разные стороны.
   В кузове второго грузовика картина повторилась. Максим совсем приуныл. Хотя, по здравому размышлению решил, что все объяснимо. Ну, не хотелось продавцу светить армейским происхождением груза. А в таких объемах спереть оружие можно только в армии. Ящики одинаковые по размеру, доски достаточно свежие, значит, упаковывали, скорее всего, на Новой Земле. Максим задумался. Если вспомнить все то, что рассказывал дядя Сема и соотнести с городским камуфляжем убитого русского....
   Тут Максим передернулся. Почему-то возникло желание не дать бандитам обыскивать труп земляка. Своеобразная дань уважения, может быть и не очень хорошему, но, однозначно, сильному человеку. Словно преодолевая невидимое сопротивление, Максим вылез из кузова и пошел к "Хамеру".
   Негры до внедорожника еще не добрались. Мельком взглянув на них, Максим злорадно усмехнулся. Этих, похоже, тоже проняло. Читая в книгах о том, как бледнеют чернокожие, Виноградов никак не мог представить это себе воочию. Теперь довелось увидеть. Предположить, что эти землистого цвета трясущиеся создания способны схватиться за оружие и оказать сопротивление, мог только отчаянный пессимист.
   - Максим, у вас все в порядке? - Крикнул Кройцман.
   - Нормально. - Словно гипнотизируя закрытую дверцу "Хаммера", ответил Максим.
   - Вам не нужно туда лезть. - Продолжил Семен Маркович. - Сейчас эти сделают все что нужно.
   - Там русский. - Не поворачивая головы, ответил Максим.
   - О чем-то таком я и думал! - Воскликнул Кройцман. - Но вы таки уверены?
   - Я с ним разговаривал. - Максим решительно взялся за ручку.
   Кройцман только охнул. Виноградов рывком распахнул дверь. Стараясь не замечать ничего вокруг, парень сосредоточился на правой руке мертвеца. Ухватить за ткань куртки и потянуть на себя. К счастью, труп выпал из машины лицом вверх. К счастью, из трех пуль в голову попала только одна. К счастью, из-под подсумка на разгрузке торчала сложенная панама.
   Прикрыв лицо мертвого, Максим сосредоточился на его вещах. Снаряжение, "по номенклатуре", оказалось стандартным. А по конкретному содержанию, очень интересным.
   Универсальная тактическая кобура на левой стороне "разгрузки" подарила легко узнаваемый по непривычным обводам ГШ-18. Подсумки с большими клапанами явили на свет две пары черных "калашниковских" пупырчатых магазинов. Магазины были соединены парой пластмассовых муфт горловинам вверх. Еще один подсумок пополнил список трофеев двумя РГН. А на правом бедре нашлись ножны с хищного вида клинком. Максим никогда не увлекался холодным оружием, но эти формы узнал - "Каратель". Лезть во внутренний карман "разгрузки" очень не хотелось, но Виноградов пересилил себя. Там оказалось настоящее портмоне. Максим лишь убедился, что АйДи на месте и спрятал портмоне. Оставалось сделать самое последнее: найти в машине автомат. Точнее, не столько найти, Максим хорошо запомнил, где тот лежит, сколько пересилить себя и вытащить оружие из лужи крови рядом с оторванной ногой.
   Максим сделал и это. Держа измазанный кровью автомат на весу за ремень, Виноградов, пытался сообразить, что же в нем не так.
   - АЕК, что ли? - С сомнением пробормотал парень. - Ну, точно, только у АЕКа приклад складывается на правую сторону.
   Пистолет отправился за пазуху, запасной магазин к нему - в карман. Нож - в другой. Автомат и магазины к нему, Максим отложил в сторону на дороге. Он не собирался возиться и отстегивать с разгрузки убитого подсумки. Тем более, что все они были черного цвета. Максим совсем было собрался сделать знак, что закончил и негры могут заняться "Хаммером", как его осенило. Вряд ли человек мог ограничиться только теми вещами, которые были на нем.
   В багажнике внедорожника Максима ожидали два рюкзака типа РД и два зеленых ящика с маркировкой русскими буквами. Не успел Виноградов протянуть руку к запорам ящиков, как сзади раздался голос Михи:
   - Мент что ли? - Приятель стоял за спиной у Максима и смотрел на тело в городском камуфляже.
   - Скорее, какой-нибудь "омоно-собровец". - Спокойно ответил Максим.
   Сейчас ему самому казалось странным желание лично "обшмонать" мертвого русского. Похоже, это был такой же "глюк" утомленного мозга, как и стояние на броне под огнем.
   - Ты чего пришел? - Максим снова повернулся к приятелю.
   - Трофеи мы перекидали, а что дальше? - Миха неуверенно переступал с ноги на ногу, косясь внутрь салона "Хаммера".
   - Давай так, подгоняй грузовик сюда, перебросим ящики и будем думать, как их отогнать на базу.
   Миха ушел, а Максим крикнул Кройцману:
   - Дядя Сема! Скажите этим двоим, пусть подойдут сюда. Да и вы с Мигелем тоже.
   Зарычал двигатель дальнего грузовика. И тут же заглох.
   - Ага, "ща поедем". - Передразнил Миху Максим.
   Но двигатель завелся снова, и грузовик показался из-за своего собрата. Машина съехала с дороги и с черепашьей скоростью приблизилась к "Хаммеру". Миха, даже слегка развернулся, чтобы задний борт был поближе к месту погрузки.
   - Мигель. - Обратился к подошедшим товарищам Максим. - Отгоните первый грузовик. Возьмете "виллис", чтобы было на чем вернуться. Только, по ходу, посмотрите, можно ли разобрать "спарку".
   - Давай и эти трофеи сюда погрузим. - Выслушав перевод, предложил Мигель.
   - Давай. - Согласился Максим. - Ящики закинем и можно остальное грузить.
   - Хм. Минуточку! - Воскликнул Кройцман и перешел на английский.
   Мигель что-то резко ответил, но Семен Маркович не остановился. В конце концов, Кройцман стукнул себя в грудь, и Мигель махнул рукой.
   - И что это было? - Поинтересовался Максим.
   - Небольшой спор по поводу денег, что же еще? - Попытался увильнуть от ответа Кройцман.
   - Дядя Сема! Каких денег?
   - Тех, что валяются тут под ногами. И это таки не просто деньги. Это - определенный статус. - Кройцман взмахнул руками. - Я готов лично этим заняться. Тем боле, что толку от меня в паре с пулеметом было таки мало.
   - Вы хотите.... - Максим обвел рукой поле боя.
   - Да, я таки хочу это сделать!
   - Дядя Сема. - Криво ухмыльнулся Максим. - Не хотите начать прямо сейчас? Загляните в "Хаммер".
   - Максим. - Семен Маркович второй раз назвал Виноградова по имени. - Я, может и жадный еврей, как вы могли подумать, но я таки не дурак. И все понимаю. Мы уже сделали это. Мы убили всех этих людей. И таки правильно сделали! Это там могли прибежать, простите за выражение, адвокаты, рассказать, какое у этих бандитов было тяжелое детство. Здесь вам не там! Здесь все просто: бандит - умри! И они таки умерли. Так давайте мы с этого дела получим не только моральное удовлетворение.
   - Ё! - Опешил от такого натиска Максим.
   - Вот-вот. Так что, занимайтесь своими делами, а о деньгах будет думать представитель нации, у которой это получается лучше всего. - Кройцман помолчал и со вздохом закончил. - А когда-нибудь потом, мы с вами дружно поблюем, потом выпьем водки и снова таки поблюем.
   Максиму осталось только развести руками. Впечатление от речи Семена Марковича окончательно вернуло Виноградову мозги на место. И, хотя, возня с трупами не стала приятнее, и рвотный рефлекс никуда не делся, это уже были реакции организма. С которыми можно было бороться усилием воли.
   Ящики и оба рюкзака скрылись в кузове, хоть и далось это пленным грузчикам не просто. Миха и Мигель полезли в кабину. Однако крик Мартина заставил их остановиться. Максим не понял, что именно кричал бывший морпех, но Кройцман и Мигель одинаково растерянно уставились в сторону БРДМ.
   - Вот ведь! - Поморщился Семен Маркович. - И что же мы за люди? Совсем забыли про детей и нашего французского друга. Нужно таки выпустить их из этой консервной банки.
   - Здесь? - Поднял бровь Максим.
   - Знаете, девушка с винтовкой и мальчик с автоматом будут в безопасности рядом с пятью женщинами легкого таки поведения. - Решил Кройцман.
   - Ну, тогда так. - Прищурился Максим. - Миха! Давай перегони "бардак" к блокпосту. Посадите Натали с братом в кабину и отвезете на базу. А месье.... Черт, месье может и здесь вылезти. Не фиг зря кататься.
   - А чо, "бардак" так и бросить?
   - Нет, блин, на сигналку поставь!
   Послав Максима по известному адресу, Миха отправился перегонять БРДМ. Мигель подъехал к сложенной на дороге куче оружия и боеприпасов. Негры-грузчики, под присмотром Максима, Кройцмана и подошедшего месье Лафонтеля, быстро перекидали все в кузов. Максим заметил, что кроме личного стрелкового оружия, им достались два пулемета: один незнакомого вида и еще один М2.
  
   Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 19 часов.
  
   Мимо проехал БРДМ. Несколько минут спустя, Мигель увел грузовик. Обе машины остановились около блокпоста. Проводив машины взглядом, Мартин махнул рукой в сторону троицы связанных бандитов, а сам отправился заканчивать со сбором трофеев. Виноградов успел крикнуть, что не обыскивал убитых около второго пикапа, только забрал оружие.
   - Молодой человек! - Ехидно поинтересовался Кройцман. - И что это было? Чего ради вы изображаете из себя Тарзана, зовущего Джейн, если я стою рядом. Или вы считаете, что если глупым иностранцам громко кричать по-русски, они быстрее поймут?
   - Н-да! Увлекся. - Покачал головой Максим.
   - Молодой человек, просто присмотрите за этим криминальным контингентом. А, если еще что-то вспомните, тихонько скажите дяде Семе. Дядя Сема таки порешает все проблемы. - Семен Маркович забросил АКМ за спину, словно в фильме "Человек с ружьем" и отправился за Мартином.
   Убедившись, что бандиты связаны надежно, и попыток развязаться не предпринимают, Максим впервые с самого утра расслабленно вздохнул. Хотелось сесть где-нибудь в тенечке, опереться спиной на что-нибудь не очень твердое и расслабленно вытянуть ноги. Но Виноградов одернул сам себя. Расслабиться можно будет только тогда, когда они все окажутся на базе, а бандиты будут заперты под замок. Не стоит забывать и про зверей. Как долго страх перед грохотом выстрелов будет пересиливать голод? Максим вздохнул и приник к оптическому прицелу. Да, ПСО не мог сравниться с импортным "девайсом" на "Тигре", но винтовки под рукой не было, а бинокль, скорее всего, остался где-нибудь на блокпосту.
   Максим указал месье Лафонтелю на пленных, а сам полез на крышу переднего пикапа. Сделать это пришлось со стороны кузова, так как моторное отделение было разбито вдребезги. Крыша продукции не известно чьего автопрома, оказалась прочной. Металл хоть и прогибался под весом Максима, но совсем незначительно.
   По субъективным впечатлениям Виноградова, прошло не меньше сорока минут, прежде чем закончилась возня с останками в "Хаммере". После короткого совещания, Кройцман повел пленных к основной группе, а Мартин потащил трофеи к грузовику. Максим поморщился, когда чернокожий боец скрылся из поля зрения. Но спустя минуту Мартин появился снова. Он решительно подошел к кабине "Унимога". "Ну-ка, ну-ка!" - оживился Макс. И Мартин не подвел. Спустя еще несколько минут грузовик завелся.
   Одновременно с этим усилился звук мотора и у блокпоста. Оглянувшись, Максим стал свидетелем того, как машина скрылась за гребнем холма. Взглянув в оптику на блокпост, Виноградов с удовлетворением констатировал, что стволов "спарки" не видно. Переведя взгляд вниз, Максим увидел, как Кройцман сначала дал неграм напиться, а затем, связал руки за спиной. Тут и Мартин решил, что можно, наконец, трогаться с места.
   Двадцать метров, с учетом объезда разбитых пикапов, и грузовик начинает тормозить. Неожиданно, Кройцман принялся махать Мартину рукой: проезжай, мол. Сквозь лобовое стекло было видно, как Мартин пожал плечами и поехал дальше. Семен Маркович же, при помощи француза, развязал ноги троим бандитам, и поднял всех на ноги. Выразительный жест и бандиты, пошатываясь, бредут вслед за грузовиком. Кройцман и месье Лафонтель пристраиваются сзади, шагах в пяти, каждый со своего края дороги.
   - Логично. - Пробормотал Максим.
   Максим спрыгнул на землю и, в качестве арьергарда, двинулся по дороге.
  
   Если и были у бандитов какие-нибудь мысли о побеге, то вид могучего чернокожего бойца с РПК на груди, их моментально испарил. Пленных усадили внутри блокпоста, и Мартин произнес целую речь.
   - Вот замечательный пример ораторского мастерства. - Не смог удержаться от комментариев Кройцман. - Можно бежать туда, но там съедят. Можно бежать сюда, но тут застрелят. Лучше таки сидеть на месте.
   - Да, доходчиво. - Согласился Максим.
   Беседуя с Семеном Марковичем, Максим посматривал в сторону базы. Миха с Мигелем задерживались, и это было странно. Не выдержав, Макс жестом попросил бинокль и направил его в сторону базы. Найти грузовик оказалось делом не сложным. Только стояла машина как-то странно. Максим удивленно вскинул брови и протянул бинокль Мартину. Бывший сержант КМП рассматривал "диспозицию" считанные секунды. После чего сам себе кивнул головой и одобрительно произнес:
   - Молодцы, парни.
   Заинтересовавшийся Кройцман тоже воспользовался биноклем, после чего потребовал более развернутых комментариев. Выслушав бывшего морпеха, Семен Маркович тоже похвалил Миху с Мигелем.
   - Удивительная предусмотрительность! Как вы можете видеть, они таки загородили одно окно полностью и, даже, захватили часть второго. Они таки подумали о безопасности. - Пояснил Кройцман специально для Максима.
   - Это, точно не Миха. - Усмехнулся Максим. - О, кстати, едут!
   И действительно, "виллис" выехал из ворот базы. Заботиться об отсутствии пыли не было необходимости, поэтому машина двигалась со всей доступной ее дрынчащему нутру скоростью.
   - Оба-на! - Восхитился Миха, выпрыгивая из машины. - Вы, чо, уже все закончили?
   - И не мечтайте, молодой человек. - Ответил Кройцман, принимая из рук Мигеля фотоаппарат. - Мне нужно выполнить еще одну неприятную процедуру. И я таки хочу, чтобы меня сопровождал танк. Или как там называется этот железный гроб с большим пулеметом. И, само собой разумеется, не обойтись без шофэра этого агрегата.
   - А что делать будем?
   - Вы - крутить баранку. Я - зарабатывать грязные деньги. - Кройцман потряс фотоаппаратом под носом у Михи.
   Парень сморщился, но направился за Семеном Марковичем к БРДМ. Мартин что-то спросил им в спину, но ответил ему Мигель. Чернокожий боец тряхнул головой и решительно проследовал туда же.
   - Тоже верно. - Сам себе сказал Максим. - Из Мишки охранник никакой.
   Пока Максим следил за отъезжающим БРДМом, Мигель о чем-то беседовал с месье Лафонтелем. Результатом этой беседы стало то, что Мигель вывел троих пленных и поманил Максима за собой. Виноградов догадался, что латиноамериканец собирается забрать оставшееся на позициях оружие.
   - Позже? - С сомнением спросил Максим.
   Мигель жестами изобразил, что не собирается развязывать руки бандитам, а груз можно нести на плече, придерживая связанными руками. Максим согласился, что это нормальный вариант.
   Начали с самой дальней позиции. Максим повесил на плечо "Тигр", которому довелось за два дня валяться брошенным, наверное, больше, чем всем его собратьям вместе взятым. Мигель погрузил на плечо одного из негров разряженный "Печенег". Короб с лентой, после небольшого замешательства, взял Максим. Двум оставшимся неграм предстояло еще нести М2 и треногу от него.
   В результате, пришлось и Мигелю взять в руки короб с пулеметными лентами. Погрузив пулеметы в кузов грузовика, Мигель взял одного бандита и отправился на свою позицию за последним М60.
   Экипаж БРДМа отсутствовал, как показалось Максиму, очень долго. Невооруженным глазом, было видно, как броневик подолгу останавливается в разных местах и над ним вырастает могучая фигура Мартина. Фигурка Кройцмана, выбирающаяся через боковой люк суетилась внизу. Потом процедура повторялась.
   Наконец, БРДМ прямиком от дальнего пикапа направился к блокпосту. Лица экипажа, даже Михи, когда машина вернулась, были не радостными. Как оказалось, не только возня с трупами, повлияла на людей. Мартин с высоты БРДМ и своего роста заметил в траве подозрительное шевеление. Пока еще довольно далеко, но никто не сомневался, что пройдет не больше часа и падальщики окончательно осмелеют.
   Кройцман признался, что тоже не решился лезть внутрь кабин перевернувшихся пикапов, ограничившись снимками снаружи. Оглядевшись вокруг, команда пришла к выводу, что все дела закончены и пора отправляться на базу.
   Первыми отправились БРДМ и грузовик. А Максиму с Мартином выпала "честь" конвоировать пленных. Максим уселся за руль "виллиса", а Мартин выставил РПК на капот с места пассажира. Бандитов пришлось пару раз поторопить грозными окриками бывшего сержанта. Но, в конце концов, импровизированный конвой достиг места назначения. Там пленным дали по очереди умыться и напиться воды, после чего проинструктировали о правилах поведения. Особенно доходчивой стала информация, что в случае драк, криков или еще чего-нибудь подобного, в подвал просто бросят пару гранат, не разбирая, кто прав, а кто виноват.
   Водители, тем временем, загородили "Унимогом" и вторую половину фасада. Миха пообещал на ночь подпереть входную дверь БРДМом. И, вдруг, стало понятно, что все основные дела закончены.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 21 часа.
  
   Топтавшиеся на крыльце и перед домом мужчины, как-то вдруг, осознали, что ПОБЕДИЛИ. Что разгромили хорошо вооруженную банду, в которой было раз в шесть больше людей. Что добыли транспорт. И, что самое главное, остались целы и невредимы!
   - Йес! - Первым заорал Максим, вскидывая руку с автоматом вверх.
   За ним мало связными возгласами выразили свои ощущения и остальные. Началось всеобщее похлопывание по плечам, хлопанье по ладоням и прочие проявления "скупой мужской радости". На крики выбежали и тетя Афуна, и Натали с братом. Повариха лишь покачала головой и скрылась в доме, а Уэсли и Натали оказались вовлечены в процесс. Немного "выпустив пар", бойцы осмотрели друг друга и отправились приводить себя в порядок.
   Максиму пришлось выложить все вещи и отправить всю одежду в стирку. Он оказался самым измазавшимся в крови. В рюкзаке, доставшемся от неведомого переселенца, нашлись спортивные штаны и камуфлированная футболка. Кройцман импозантно выглядел в костюме типа "английский колонизатор", найденного в том же рюкзаке. Остальные ограничились тем, что почистили ту одежду, которая на них и была.
   Тетушка Афуна торжественно позвала всех на обед. Заговорщицки оглянувшись, повариха достала из-за спины бутылку. Старожилы Новой Земли принялись удивленно расспрашивать тетю Афуну, тыкая пальцами в бутылку. Максим взял посудину в руки. Нормальная бутылка вискаря. Этикетка, правда, несколько походила на кустарную, но чем вызван такой ажиотаж, ни Максим, ни Миха, определить не смогли.
   - Знаете, что я вам скажу? - Ответил на недоумение приятелей Кройцман. - Я все меньше и меньше понимаю, что здесь происходит. На первый взгляд, обычная дагомейская банда. А вот на второй! Вот возьмите это виски. Это же "Лоне Стар", местное техасское виски. И я вас спрашиваю, где Техас, а где Дагомея? А оружие? Нет, вы мне скажите, зачем московским ворюгам продавать дагомейской банде два грузовика оружия? И откуда у этих отбросов общества столько денег?
   - Может пленные что-то знают? Завтра допросим. - Успокоил Семена Марковича Максим.
   - А лед есть? - Миха мыслил более приземленными категориями, и ему совсем не улыбалось пить теплое виски. - Ну, это, как его? Айс!
   Как ни удивительно, тетя Афуна поняла. Или ожидала такого вопроса. По ее команде, Натали убежала на кухню и вернулась с кастрюлькой, в которой было несколько разнокалиберных кусочков льда.
   - Вот это другой разговор! - Миха решительно "свернул голову" "одинокой звезде".
   Получились почти стандартные "наркомовские" сто грамм на человека. Как отметил про себя Максим, спиртное выпили словно лекарство. И подействовало они примерно так же. Люди расслабились, словно распрямилась какая-то сжатая пружина внутри у каждого. Дальнейший обед прошел в умиротворенном молчании.
   После обеда, держа в руках кружки с традиционным кофе, Максим и Миха вышли на крыльцо покурить. Какое-то время спустя, к ним присоединился Мигель. От сигареты латиноамериканец отказался.
   - Я хочу спросить. - Нарушил молчание Мигель. - Вы называете мистера Кройцмана "диадиа Сиома". Почему?
   Максим начал думать, как перевести объяснение на английский.
   - Он старше. Не родственник, но близкий человек. Дядя. Его имя Семен. Вы говорите Роберт - Боб. Мы - Семен - Сема. Сэм.
   - Дядя Сэм? - Встрепенулся Мигель.
   Максим неприлично заржал. Сквозь смех, он объяснил "фишку" Михе. Теперь ржали двое и тихонько смеялся Мигель.
   - Кройцман! - Заорал Миха.- Мы вывели вас на чистую воду!
   - И что таки тут происходит? Чего ради вы мешаете мне наслаждаться заслуженным отдыхом? - Появился в дверях Семен Маркович.
   - Ваше инкогнито раскрыто, дядя Сэм! - Поддержал друга Максим.
   - Тьфу, бестолочи! - Быстро сообразил всю цепочку рассуждений Кройцман. - И что бы у вас так мозги работали над чем-нибудь приличным, как вы придумываете всякие глупости!
   - А чо, прикольно! - Возразил Миха.
   Семен Маркович махнул рукой и скрылся в доме. Вместо него вышел Мартин. Посмеявшись над новым прозвищем Кройцмана, бывший морпех вернул всех к более насущным делам.
   - Будем смотреть? - Мартин указал на грузовики. - Когда?
   - Завтра? - Жалобно спросил Максим.
   - Наше оружие. Чистить сегодня. - Возразил Мартин.
   - Сегодня, так сегодня. - По-русски ответил Максим и поднялся с крыльца.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 23 часа.
  
  
   Свое оружие почистили быстро. Тем более что с крупнокалиберными пулеметами решили не возиться. Использовать их в ближайшее время не предполагалось. В комнату постоянно вбегали то Уэсли, то Натали, которых Кройцман, Миха и месье Лафонтель использовали для переноски магазинов с патронами. Представив, как потом придется разряжать все эти магазины, Максим вспомнил бабушку, шелушащую подсолнух. С легкой улыбкой парень вышел на крыльцо.
   Прямо в пыли перед крыльцом были разложены "стволы" бандитов. Максим поморщился. Часть оружия было вымазано в крови и лежание в пыли не делало работу по его чистке проще. Вздохнув, Виноградов присмотрелся к "ассортименту".
   Первым его внимание привлек несколько необычный пулемет незнакомой конструкции. Понимая, что по интернету невозможно познакомиться со всеми видами вооружений мира, Максим принялся за изучение пулемета. Найденная маркировка "СС-77" и надпись "Производство Южной Африки" заставили задуматься. Вспомнился пистолет, лежащий у него в кобуре. Тоже южноафриканский. Удивление продлилось лишь до тех пор, пока Максим не вспомнил, что ближайший оплот цивилизации называется Кейптаун. Пулемет оказался слегка легче М60 и чуть тяжелее "Печенега". Калибр 7.62х51. Лента подается слева на право, как у "американца". Непривычно выглядело цевье, одиноким "кирпичом" расположившееся снизу на газоотводе. Приклад, чем-то похожий на приклад ПКМ, оказался складным. В целом, пулемет выглядел проще М60, а значит, надежнее. Но, это было внешнее впечатление, без разборки и стрельбы утверждать ничего было нельзя.
   Отвлекшись от юаровского пулемета, Максим обнаружил еще один М2, похоже, более новой модификации, чем захваченный ранее. Не заинтересовавшись крупнокалиберным американцем, Виноградов перевел взгляд дальше. Автоматы были разложены на три неравные кучи. Самая маленькая состояла из пяти бельгийских винтовок ФН ФАЛ, из которых три были с укороченным стволом и складным прикладом. Вторую кучку составляли "калаши". Семь АКМов и три АКМСа. Немного большее представительство имели немецкие Г3, незначительно отличавшиеся друг от друга модификациями. И совсем отдельно лежали три "ствола", не имевшие пары. АЕК-973 погибшего русского, судя по всему 104-й "калаш" с элементами тюнинга и, сначала оставшаяся неопознанной, американская М14.
   - Такая была у папы. - Со вздохом произнесла Натали, проследив за взглядом Максима.
   - Ты будешь иметь лучше. - Ответил Максим по-английски и добавил уже по-русски. - Только кровищу отмою...
   Пистолет тоже были разложены на несколько куч. Но тут безоговорочно выигрывал "Таурус" - 21 штука. Второе место, хоть и со значительным отставанием, было за Кольт М1911 - 6 штук. Можно ли назвать кучей пару Браунингов Хай Пауэр с деревянными накладками на рукояти, Максим не знал. Остальные пистолеты были "одиночками": китайский ТТ, Кольт Дабл Игл и испанский "Стар мод.Б".
   - Судя по пистолетам, их было тридцать два. - Посчитал Максим.
   - И еще четыре остались там. - Добавил Кройцман. - Тридцать шесть. И тринадцать были на базе. Без одного человека половина сотни.
   - Н-да. - Максим покачал головой. - А знаете что, дядя Сема, берите-ка вы бумагу, будем составлять опись имущества.
   Возиться с чисткой и, даже, переноской оружия никому не хотелось, поэтому все приняли самое деятельное участие в организации и проведении учета. Кройцман едва успевал отмахиваться от советчиков. В конце концов, дело пошло на лад и через некоторое время список трофеев был готов.
   "Спарка" китайских ДШК осталась с одним коробом патронов. Мартин пострелял от души, а нечетное число запасных лент к двум пулеметам, вызывало вопросы к здравому смыслу бандитов.
   Крупнокалиберные М2 имели четыре ленты на пятьдесят патронов на двоих. Снятый с разбитого пикапа пулемет выглядел новее.
   Из четырех лент к М60 остались две на сто патронов каждая. Правда, были еще три такие же, захваченные вместе с южноафриканским СС-77. С учетом того, что для "Печенега" осталось максимум две ленты, если забрать патроны с БРДМа, то М60 и СС-77 становились главной ударной силой. Максим в очередной раз досадливо покачал головой. Насколько он помнил, к ПКТ должны были идти ленты по двести пятьдесят патронов. Почему в БРДМ оказались сто- и двестипатронные ленты, было непонятно. Для себя Виноградов решил, что лучше пополнить боезапас ПКТ, а "Печенег" отложить до лучших времен.
   На 21 немецкую автоматическую винтовку Г3 в среднем приходилось по три магазина. Все винтовки выглядели достаточно ухоженными, но пластиковое цевье имели только девять. У остальных цевье было металлическим. Отечественный военпром был представлен восьмью АКМамаи, пятью АКМСами и одним АК-104. На каждый тоже приходилось по три магазина. Правда, Максим предложил выкинуть один АКМС, как доведенный предыдущим хозяином до плачевного состояния, но поддержки не встретил. Две обычных и три укороченных ФН ФАЛ на всех насчитывали семнадцать магазинов. К американской М14 прилагалось четыре магазина. И к совсем уж выглядевшему инородным в этой коллекции, карабину М4 - три магазина.
   РПК, заменивший Мартину автомат, комплектовался двумя "банками" по семьдесят пять патронов и еще двумя магазинами на сорок патронов.
   Для пистолета-пулемета МП5, который достался Уэсли нашлось еще два запасных магазина. И это был не предел, так как патронов 9х19 было много. Все "Таурусы", Брунинги, испанский раритет и южноафриканский "Вектор" были рассчитаны на этот патрон. Для "американских легенд" нашлись в бандитском штабе, даже, несколько непочатых пачек патронов сорок пятого калибра. Хуже всего обстояли дела с патронами к револьверам. Но взять вторым оружием "Анаконду" мог лишь законченный псих, а "Питон" нужен был Мартину лишь для "форсу". Китайские ТТ решили не рассматривать.
   Подбив итоги и основательно поспорив с Мартином и Мигелем, Семен Маркович объявил, что в зависимости от состояния оружия за все автоматы можно выручить от тринадцати до шестидесяти тысяч.
   - Ни фига себе разброс! - Изумился Миха.
   - Ах, молодой человек, вы не понимаете азов торговли. Нужно таки знать, где продавать, кому продавать, когда продавать. - Пояснил Кройцман. - А еще нужно уметь преподнести товар.
   - Понятно. - Прервал лекцию по маркетингу Максим. - А что по пулеметам?
   - Тяжело сказать. Наши военизированные друзья не особо интересовались ценами на такие изделия. Мы с господином инженером, как вы надеюсь понимаете, тоже. Могу сказать только одно - немало.
   Максим посмотрел на солнце. До темноты время еще было, но не на столько много, чтобы начинать возиться с ящиками в кузовах грузовиков. Виноградов с тоской осмотрел сложенное оружие, на глаз прикидывая, сколько автоматов придется основательно чистить. Не так уж и мало. Точно придется провозиться до вечера, еще и караульным на ночь останется.
   - А давайте, хотя бы, эти два зеленых ящика откроем. - Не удержался от искушения Максим.
   Видимо, любопытство донимало и остальных. Ящики были моментально добыты из кузова и открыты. Кто-то присвистнул, кто-то воскликнул "ого". Максим радостно потер руки.
   В одном ящике лежали четыре автомата. Два АК-103-2, такие же, как и тот, что был у Максима, и два АК-104 - укороченная версия "сто третьего". Еще одно место было свободно. Максим перевел взгляд на навороченный "сто четвертый" в куче трофейного оружия. Похоже, главарь банды не отказал себе в удовольствии сразу вооружиться новеньким автоматом. Откуда только "обвес" взял?
   - Миха, Мигель, бросайте в кучу свои "стволы". - Скомандовал Максим. - Тут для вас интереснее игрушки есть.
   Максим взял из ящика оба "сто четвертых" и протянул обоим механикам.
   - А чо это нам "укороты"? - Миха спрятал руки за спину. - Все ж говорят, что из него на фиг никуда не попадешь.
   - То, брат, говорят про "ксюху", а это АК-104. - Пояснил Максим. - Укоротили его не на много. И вообще, кроме длины ствола, полностью совпадает с обычным.
   - Да? Ну, тебе виднее.
   Максим вопросительно посмотрел на Мигеля. Тот демонстративно сравнил новенький автомат с б/у немецкой винтовкой и бросил "немку" в общую кучу. В отличие от Михи, Мигель сразу полез в ящик за магазинами, ремнем и прочими принадлежностями. Максим подтолкнул приятеля. Тихонько ругаясь, Миха последовал примеру латиноамериканца.
   - Дядя Сема, месье Лафонтель, ваша очередь. - Широким жестом указал Максим на ящик.
   Предоставив народу осваивать новое оружие, Максим сосредоточился на втором ящике. Рассматривавший его содержимое Мартин, ткнул пальцем и коротко произнес:
   - Радио.
   Максим почесал в затылке. Какой-то странный набор аппаратуры лежал в ящике. Наряду с двумя сумками явно армейского вида, присутствовало с десяток упаковок больше похожих на гражданские. К тому же, аксессуары к рациям были смотаны в пучки, и нужно было еще разобраться, что к какой рации относится. Переглянувшись с Мартином, Максим решительно закрыл ящик. Сегодня нужно привести оружие в порядок, а со всем остальным разбираться уже завтра.
   Озвучив эту мысль для всех, Максим первым подхватил навороченный "сто четвертый" и АЕК-973. Миха получил задание принести солярки, Натали было поручено найти достаточное количество тряпок, а Мартин назначен на сортировку оружия. Все остальные зачислялись в команду по чистке.
   Первым делом все занялись своим оружием. Благо, люди были достаточно грамотные и понимали, что новый автомат тем более нужно почистить, прежде чем стрелять. Миха, правда, может этого не знал, но взял пример старших товарищей. Максим же возился с трофейными автоматами главаря и русского. Со "сто четвертым" парня ожидал серьезный облом. Касательного попадания крупнокалиберной пули хватило, чтобы разбить, установленный на переходнике с бокового крепления на планку Пикатини, коллиматорный прицел, а сам переходник слегка вывернуть наружу. Зато, телескопический приклад, по типу американского М4, оказался в полном порядке. Приведя "калашников" в порядок, Максим с неким трепетом взялся за АЕК. Через несколько минут, Виноградов решил, что рассказы о чрезмерной сложности АЕКов полная ерунда. Правда, тут же он засомневался, об АЕКах это говорили или об "Абаканах". "Об "Абаканах". Это там тросики какие-то." - вспомнил Максим.
   Завершив работу с АЕКом, Максим задумался. Перед ним лежали три автомата: тот АК-103, который он "прихватизировал" самого начала, и два сегодняшних трофея. Было две проблемы. Во-первых, Максим собирался вооружить Натали чем-то размерами поменьше, чем "Тигр". Во-вторых, очень уж хотелось испытать АЕК. Если справедливы вся та информация, что ему довелось прочитать, АЕК должен быть круче "калаша".
   - О чем задумался, детинушка? - Влез с вопросом Миха, а перехватив взгляд Максима, заржал. - Витязь на распутье! Макс, я уже говорил тебе, что ты маньяк?
   Не до конца вынырнувший из своих мыслей, Максим автоматически показал приятелю средний палец. И тут же испуганно завертел головой, не видела ли девушка. К счастью, Натали в этот момент в комнате не было. Мужчины прореагировали на "телодвижения" Максима короткими усмешками.
   Тут в комнату ввалились Мартин и Натали с новой партией оружия на чистку. Максим снова уставился на девушку, прокручивая в голове мысль: "укорот" или АЕК.
   - Чего это он на меня так смотрит? - Делано испугалась девушка.
   - И действительно, молодой человек, вы таки странно смотрите на бедную девушку. - Вместо перевода поинтересовался Кройцман.
   - Кхгм. - Вернулся к действительности Максим. - Так, Натали это тебе.
   Максим протянул девушке АЕК, решив что после установки телескопического приклада "сто четвертый" лишился основного преимущества - меньшей длины. Натали взяла в руки автомат и принялась его разглядывать со всех сторон. Остальные внимательно наблюдали за этим процессом. В конце концов, девушка вопросительно уставилась на Максима. Мол, и что мне с этим делать? Максим делано вздохнул и поднялся с места.
   - Пойдем. Я учить тебя.
   - Э! Вы видали?! - Возмутился Миха. - Мы тут с этим г...ом должны возиться, а он девушек обучать будет! Слышь, Виноградов, я, может, тоже обучаться хочу.
   - Во-первых, тебя в армии научили. А, во-вторых, тебя обучать не интересно. - Ответил Максим.
   - В армии! - Фыркнул Миха. - Тебе напомнить, сколько раз я вообще автомат в руках в этой армии держал.
   Тем временем, Мартин взял из рук девушки автомат и внимательно осмотрел.
   - Это не "калашников". - Скорее утвердительно, чем вопросительно произнес он.
   - Нет. - Максиму не хватало английских слов, и он стал объяснять по-русски. - Это новый автомат. Говорят, их только малыми партиями выпускают. Автомат со сбалансированной автоматикой. Отдача гораздо меньше. При стрельбе очередью кучность в несколько раз больше, чем у АК.
   - Тогда и я хочу пострелять. - Улыбнулся Мартин.
   - Натали, ты дашь мальчикам играть с новой игрушкой? - Серьезно спросил на английском Максим.
   Девушка рассмеялась и забрала автомат у Мартина.
   - Только после меня.
   Теперь рассмеялись все. Грязное оружие было заброшено. Один лишь месье Лафонтель осуждающе покачал головой, но на улицу вышел вместе со всеми.
   Максим продемонстрировал девушке, как откидывается и убирается приклад. Затем объяснил, как работает предохранитель/переводчик. Показал, как вставлять магазин и передергивать затвор. Немного смущаясь из-за всеобщего внимания, Натали проделала те же операции самостоятельно. По совету Максима, девушка установила переводчик режимов огня в положение фиксированной очереди из трех патронов.
   И тут возник вопрос: а куда, собственно, стрелять? Все принялись вертеть головами, в поисках достойной мишени. В конце концов, Мартин махнул рукой и указал на стену дома напротив. Остальные пожали плечами и согласились. Максим, только, сбегал и нацарапал на стене некое подобие мишени.
   И вот, Натали на огневом рубеже. Под ехидный шепот Михи: "Так и знал, что он обниматься полезет!", Максим помог девушке удобнее приладить приклад к плечу. Прозвучали первые выстрелы. Для первой стрельбы результат был не плох. А главное, было видно, что разброс попаданий очень незначителен. Чтобы понять разницу, Максим взял свой "сто третий" и выпустил такую же очередь рядом. Даже, с учетом того, что стрелял мужчина, было видно, что вторая и третья пуля ушли чуть выше и правее. На такой дистанции не критично, но все же. Перебросив переводчик огня на стрельбу очередями, Максим выпустил длинную, патронов на десять, очередь. Дав всем оценить результат, Виноградов предложил девушке сделать то же самое. Натали старалась изо всех сил. Даже с учетом ее неопытности и меньших физических сил, результат получился несколько лучше.
   Посмотрев на такое дело, Мартин решительно забрал у Максима "калаш", а у девушки АЕК. В руках чернокожего здоровяка автоматы смотрелись не очень солидно. Бывший морпех быстро отстрелял по очереди из каждого автомата. Здесь разница результатов был не такой и существенной.
   - Интересно. - Провозгласил бывший сержант. - Новый автомат легче удерживать. Он не подпрыгивает, а почти ровно уходит назад.
   - С твоей силой и из М2 с рук можно стрелять. - Возразил Мигель. - Дай-ка сюда.
   - Мальчики, таки не ссорьтесь! Девочка всем разрешит пострелять. - Вставил свои "пять копеек" Кройцман. - А если вы будете хорошо себя вести, мы купим вам такую же игрушку.
   Мигель несколько смутился, но, все-таки, отобрал автомат и расстрелял свою долю патронов. К автомату потянулся Миха, но в этот момент кусок стены просто провалился внутрь дома. Все переглянулись и сконфуженно уставились на дыру в стене.
   - М-да. Как-то нехорошо получилось. - Пробормотал Максим. - Хуже бандитов, блин!
   Виноградов забрал АЕК из рук Мигеля и протянул Натали.
   - Идем. Я учить тебя чистить это. - Произнес он по-английски.
   Пристыженная компания без возражений последовала за Максимом и девушкой. Когда все расселись по рабочим местам, оказалось, что по-настоящему в чистке нуждаются всего шесть автоматов. Остальные можно просто отряхнуть от пыли и, для первого приближения, сойдет. Это извести резко подстегнуло "производственный процесс". И, хотя, до темноты было еще далеко, всем хотелось быстрее закончить с делами и отдохнуть.
   В общем, вчерне закончили с чисткой и сортировкой как раз когда солнце коснулось горизонта. Прежде чем разбрестись в ожидании ужина, обговорили порядок ночных смен. Сошлись на мнении, что первую и последнюю часть ночи можно особо не волноваться, так как хищникам будет не до того. А, вот в середине ночи, стоит быть внимательнее. Сперва, первую смену решили отдать "старичкам", последнюю Максу и молодежи. Но тут принялся ныть Миха.
   - Ну, блин, я ж свихнусь! Даже, поговорить не получится. Они же нифига по-русски не понимают. - Кивал он на Мартина с Мигелем.
   Поэтому, решили отправить Миху в пару к Семену Марковичу, а месье Лафонтеля - к Мартину с Мигелем. Максим промолчал, потому что, с одной стороны, ему было приятно дежурить вместе с Натали, а с другой, боевые возможности тройки из него самого, девушки и ее брата, вызывали определенные сомнения. В конце концов, Максим решил, что остальные должны понимать это не хуже него. И, раз народ так решил...
   Из расслабленного состояния пришлось выходить, когда пришла пора "обиходить" пленных. Их выпускали по трое, и контролировали всем взрослым составом. Потом, тетя Афуна, ругаясь, передала две кастрюли с ужином и потребовала вернуть их до утра. Таким образом, пришлось еще и после ужина общаться с пленными. Те, правда, проблем не доставляли. Наверное, их впечатлила продемонстрированная Мартином граната, которую он обещал забросить в подвал при малейших проблемах, созданных пленными.
   Уходя спать, вспомнили об обещании Михи подпереть дверь БРДМом. Миха это сделал, но оказалось, что влезть обратно в дом не так просто. Пришлось открывать окно, которое было закрыто "Унимогом" лишь наполовину. Под это дело, Максим вспомнил про рюкзаки из "Хаммера" и попросил Миху забросить их внутрь. Чтобы, если будет время и желание, покопаться в них.
   Наконец, все успокоилось.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 4 часа.
  
   Не смотря на все переживания прошедшего дня, спал Максим хорошо. Ни сны его не мучили, ни крики животных. Ко всему прочему еще и оказалось, что вторая смена решила слегка продлить свое дежурство и дать Максиму с напарниками поспать подольше. Максима хватило только на вопрос: "Зачем?". На что лаконично ответил месье Лафонтель: "Это было необходимо".
   Максим прихлебывал кофе, заодно, прикрывая чашкой ухмылку. Ухмылку вызывало поведение Уэсли. Мальчишка чувствовал себя не в своей тарелке, сидя напротив Виноградова. То ли он помнил о резких словах Максима, то ли просто не знал, как себя вести с типом ни слова не понимающим по-английски. Как бы то ни было, Уэсли ерзал, крутил головой, складывал руки на столе, убирал руки со стола. То есть, совершал все те движения, которые совершает человек, когда не знает как себя вести.
   Положение спасла Натали. Девушка, с самого начала, положила АЕК перед собой на стол и задумчиво его рассматривала. Спустя какое-то время, она подняла глаза на Максима и спросила:
   - Я могу взять винтовку тоже?
   - Зачем? - Удивился Максим. - Тебе не нравится это?
   - Это хорошее оружие. - Натали замялась, но продолжила. - Если близко, то страшно. Винтовка - далеко, не страшно.
   - Штурмовая винтовка тоже можно большое расстояние. Если взять прицел. - Максим указал на ПСО, присоединенный к его "калашу". - Потом найдем тебе тоже.
   Натали недоверчиво посмотрела на Максима и поднялась, чтобы взять "Тигр" и положить его рядом с АЕКом. Почувствуйте, так сказать, разницу. Максим, напрягая все свои познания в английском, попытался объяснить.
   - Штурмовая винтовка - пятьсот ярдов. Винтовка - девятьсот ярдов. Девятьсот ярдов надо знать ветер, линию полета пули и другое. Много знать, много помнить.
   - Папа говорил. - Вздохнула Натали.
   - И еще. Если иметь винтовку, нужно второе оружие.
   - Зачем? - Удивилась девушка.
   - Возьми винтовку, пожалуйста. В окно большой зверь. - Максим изобразил монстра в детском стиле. - Что ты делаешь? Быстро.
   Натали попыталась быстро вскочить и навести "Тигр" на указанное окно. Вполне предсказуемо, у нее не так чтобы получилось. Девушка попыталась изобразить стрельбу от бедра. С тем же успехом.
   - Ты забыла - нет автоматический огонь. Тебя ам-ам первой. - Усмехнулся Максим.
   - Почему первой? - Не оспаривая результаты "тактического учения", удивилась Натали.
   - Уэсли - мало мяса. Я - старое мясо. Ты м-м-м! - Максим мечтательно замычал и облизнулся.
   Уэсли начал хохотать в голос. Натали покачала головой и с видом умудренной жизнью женщины произнесла:
   - Мальчишки!
   Погрозив Уэсли кулаком и жестом призвав сохранять тишину, Максим уже серьезно сказал девушке:
   - Если хочешь, бери. Много-много учиться. Потом ты лучший стрелок - главная сила. Ты первая стрелять враг. Ты хочешь это?
   Натали с некоторой поспешностью положила винтовку. Взяла в руки автомат и навела его на окно. Получилось заметно быстрее, чем с винтовкой.
   - А я? - Решился-таки вмешаться в разговор мальчишка. - Мое оружие?
   Максим поднял из кучи патрон 9х19 и поставил на стол. За патроном 7.62х39 пришлось подниматься со стула. Жестом призвав зрителей сравнить оба патрона, Максим ткнул пальцем в пистолет-пулемет Уэсли.
   - Короткий, компактный, быстро на цель. На сто ярдов не дальше. Ты будешь иметь штурмовую винтовку позже.
   - Когда? - Оживился мальчишка.
   - Когда станешь жирнее и сильнее.
   - Что-о? - Почти в один голос удивились брат с сестрой. - Жирнее?
   - Э-э-э. - Максим досадливо поморщился. - Неправильно сказал! Больше вес.
   - А-а-а!
   Считая вопрос исчерпанным, Максим осмотрелся по сторонам. Все оружие было аккуратно разложено, патроны рассортированы по калибрам. На его долю работы, в общем-то, не осталось. Парень поискал глазами рюкзаки. Они так и лежали не разобранными под окном. Удовлетворенно кивнув самому себе, Максим подтянул их поближе.
   Дырку в меньшем из рюкзаков он заметил еще вчера, но только сейчас смог действительно оценить масштаб разрушений. Пуля калибра 14,5 мм прошла наискось почти по всей длине рюкзака. Максим философски вздохнул: чудо, что уцелели оба ящика и второй рюкзак.
   - Посмотрим? - Приглашающе кивнул Максим напарникам.
   Натали с братом подвинулись ближе и расположились по обе стороны от Максима. Виноградов открыл рюкзак. И первой на свет появилась коробка с сигарами. Судя по оформлению, местного производства. Максим понюхал и пожал плечами. Аромат был густой и приятный. Но Виноградов никогда не был знатоком табачных изделий. Он курил не много и, как правило, обычный ЛМ. Исключительно по той причине, что случаи, когда его не было в продаже, можно пересчитать по пальцам одной руки. Коробка легла в сторону.
   Следующий пакет сначала вызвал недоумение. Ну, не приходилось ему до сих пор видеть упаковку на двести пятьдесят презервативов. Разобрав, что именно держит в руках, Максим искоса посмотрел на Натали и ее брата. Уэсли застыл с немым "О-о-о!" на лице, а во взгляде девушки смешались смущение, удивление и брезгливость. Максим решил похулиганить.
   - Великолепно! - С гипертрофированным энтузиазмом воскликнул он. - Я буду использовать это сейчас!
   Брат с сестрой смотрели на него абсолютно "анимешными" глазами. Вдобавок, лицо Натали начало стремительно краснеть. Максим разорвал большой пакет и извлек непосредственно "изделие N 2". Разорвав пакетик, Виноградов потянулся в сторону девушки. Не успела та среагировать, как Макс подхватил ее автомат и натянул презерватив на компенсатор. И хотя это был не совсем тот опыт, который имел Макс, но разница была незначительная, и получилось довольно ловко. Вернув все еще пребывающей в ступоре девушке оружие, парень проделал ту же операцию со своим автоматом.
   - Прекрасно. - Констатировал Максим, старательно делая вид, что не замечает реакцию Натали.
   - За-зачем? - С трудом справилась с речью девушка.
   - Защита. А ты что подумала? - Глядя ну совершенно невинным взглядом, спросил Максим.
   Натали покраснела еще гуще. Из-за спины послышалось хихиканье пришедшего в себя мальчишки. Натали догадалась, что над ней подшутили и обиженно отвернулась. В качестве извинения, Максим легонько погладил девушку по плечу. Натали не повернулась, но и плечо не отдернула.
   Максим достал из рюкзака следующий предмет. С языка невольно сорвались несколько фраз негативного содержания. Пощадив сигары и презервативы, крупнокалиберная пуля не миновала ноутбук. Не будучи специалистом, Максим, не мог сказать, фатальны повреждения или нет. Но о немедленном включении можно было забыть. Вслед за ноутбуком появились две половинки, когда-то бывшие рацией. Защитного цвета, но с надписями "Харрис", "Мультибэнд" и "Фалкон" на разных частях корпуса. Тут и не специалист мог поставить однозначный диагноз - на запчасти. Нашлись еще несколько так же окрашенных коробочек с проводами, видимо, "прибамбасы" к рации. Максим подумал, что забыл спросить у Мартина, пришлось ли опознаваться по радио. Но, судя по тому, что рация была в рюкзаке, навряд ли.
   Не повезло и четырем тщательно завернутым в камуфляж бутылкам все того же "Лоне Стар". В результате чего и камуфляж стал не совсем пригоден к использованию. По крайней мере, до основательной стирки и штопки. Как и легкие тактические ботинки, явно новые, но вымоченные в виски. Коробку с набором инструментов и приспособлений для ухода за оружием лишь слегка поцарапало. А вот, ночной прицел с латинскими буквами "NVRS" на корпусе выглядел не поврежденным. Максим хотел было его сразу включить, но вспомнил, что "ночники" не любят ярких источников света. К тому же, на этом прицеле оказалось несколько больше кнопок, чем на виденном в армии НСПУ-3. Решив сначала закончить с рюкзаком, Максим отложил "ночник". Из мешка появилась стопка расколотых DVD-дисков. Обложек не было и о содержимом можно было только гадать. Затем последовала толстая записная книжка, больше похожая на ежедневник. Максим отложил ее в сторону - может быть пригодится. И последним оказался вполне канцелярского вида сегрегатор. В файлы были вложены семь сложенных вчетверо карт. Макс положил карты к записной книжке. Несмотря на оторванный угол, он не сомневался, что старожилы Новой Земли разберутся, что за местность изображена на картах.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 5 часов.
  
   Проверив наружные карманы и убедившись в их пустоте, Максим поднялся и заговорщицки поманил Натали с братом за собой. Те, видимо, привыкнув к выходкам Виноградова, переглянулись и пошли за Максом. Стоя в коридоре, где было уже темно, но еще хватало света разглядеть кнопку включения, Максим включил "ночник". Лишь прислушавшись изо всех сил, можно было услышать свист включившейся электроники, который, впрочем, сразу же прекратился.
   Потом они несколько минут, хихикая, ходили по темному коридору и соседней комнате. Максиму стало казаться, что выступ сбоку прицела это ИК-подсветка, но детальное знакомство с прицелом он решил отложить.
   Наигравшись и убедившись, что до утра еще есть время, Виноградов решил заняться большим рюкзаком. Он не сомневался, что это будет рюкзак русского, именем которого он так и не поинтересовался.
   Первым из рюкзака был вытащен шлем. Круглый, тяжелый, с чехлом городского камуфляжа. Внутрь шлема был уложен сменный чехол вполне нормальной камуфляжной расцветки. Максим надел шлем. Вспомнились забытые армейские ощущения. Разве что, этот шлем был тяжелее, чем старый добрый СШ-68. Но и форма шлема была гораздо продуманнее. По крайней мере, ощущения, что на голове у тебя стальная кепка-аэродром не возникало. Максим жестом попросил мальчишку стукнуть кулаком по шлему. Естественно, просьба была тот час исполнена со всем возможным энтузиазмом.
   - Лучше Мартин. - Хихикая, посоветовала Натали.
   - Нет! - В притворном ужасе вскинул руки Максим. - Против Мартина - танковая броня.
   Шлемом завладел Уэсли, который выглядел в нем донельзя комично и прилагал массу усилий, чтобы удержать голову, нагруженную лишними четырьмя килограммами, в вертикальном положении.
   Улыбаясь, Виноградов вернулся к содержимому рюкзака. Извлеченная наружу рация, вызвала у Максима острое недоумение. Всем своим видом - краской, формой, разъемами и регуляторами, номером вместо названия - она, казалось, просто кричит: "Я изделие советского военпрома!". Но надписи на английском языке....
   Максим достал из рюкзака брезентовую сумку, в которой оказались дополнительные аксессуары к рации. Знакомый "штырь", узнаваемая "куликовка", намотанные на выпиленное из фанеры основание провода, гарнитура, все было до боли родное, не раз виденное у связистов. Виноградов пожал плечами и решил, что рация могла быть в экспортном варианте. Или, "шоб враги не догадались"!
   Следующий предмет вызвал у Максима почти истерический смех. Пухлая картонная папка "Дело N". С завязочками. А вот содержимое папки было очень и очень кстати. То, что ныне называется модным словом "мануал", иначе говоря, инструкции по эксплуатации. Бегло просмотрев названия книжек, Максим понял, что они стали обладателями двух армейских раций Р-392А, шести (то ли штатских, то ли ментовских) портативок "Гранит-П", одной "гранит-В" и двух блоков для одновременной зарядки четырех аккумуляторов каждый. Максим мечтательно улыбнулся. Одних только портативок хватало, чтобы выдать каждому члену отряда. А, если военную рацию засунуть в БРДМ .... Потирая руки, Виноградов отложил "мануалы" в сторону.
   Упаковки белья и носков, электробритва и упаковка дешевых одноразовых станков, сменные подсумки для РПС, пара запасного камуфляжа нормальной, не городской, расцветки, облегченный спальный мешок. Все это было встречено с удовлетворением, но без особого энтузиазма. Разве что, ботинки с маркировкой "М-335 CORDURA", заинтересовали своей сравнительной легкостью.
   Четыре упаковки ИРП-П, индивидуального рациона питания повседневного, вызвали любопытство у Натали и Уэсли. Но Максим не позволил заняться немедленной дегустацией. Пусть так и останутся в качестве НЗ.
   Основное "сокровище", не считая "мануалов" на рации, оказалось у самого дня рюкзака. Аккуратно упакованные в отдельные полиэтиленовые свертки разного размера, там нашлись четыре пачки патронов к ГШ-18, три пары клипс для спаривания магазинов к "калашу" и очередной ПСО-1. Натали быстро сообразила, что прицел должен идти в комплекте с, теперь уже, ее автоматом.
   0x08 graphic
0x08 graphic
(Соединительные клипсы ProMag AK Mag Clamp для соединения двух магазинов АК калибра 7.63х39 и ПСО-1)
  
   Девушка, буквально выхватила прицел из рук Максима, и сосредоточенно пыталась приладить его к автомату. С помощью брата, ей это удалось. Натали победно посмотрела на ухмыляющегося Виноградова. Тому оставалось только отвесить почтительный поклон. После чего, Макс забрал у девушки автомат и отсоединил прицел. Затем снял со своего "сто третьего" ПСО-3 и переставил на АЕК девушки. Максим успел понять, что увеличение кратности в "третьем" ПСО привело к уменьшению угла зрения в два раза. Вот пусть, Натали и осваивает высокоточную стрельбу, а для себя Макс счел вполне достаточным увеличение ПСО-1.
   Вернув Натали автомат, Максим заставил девушку самостоятельно соединить две пары магазинов и потренироваться в их смене. Под завистливыми взглядами брата, Натали довольно ловко проделала все необходимое. Удостоверившись, что девушка, в достаточной степени, готова к использованию оружия, Максим занялся собственной амуницией. Он тоже соединил пару магазинов из оставшихся "пупырчатых" и вставил их в автомат. Еще пара старых железных магазинов отправилась в подсумок разгрузки. Пришла очередь и пистолета. Максим достаточно читал и слышал про ГШ-18, чтобы без раздумий выложить южноафриканский "Вектор" и пристроить на его место произведение конструкторов-артиллеристов. Не сказать, что ГШ "сел" в кобуру идеально, но, вспоминая обстоятельства, у Виноградова не мелькнуло и тени сожаления за оставленную штатную кобуру. Как, впрочем, и о ножнах. Хотя "Каратель" девать было некуда абсолютно.
   0x01 graphic
   (Боевой нож "Каратель")
   Подумав, Максим попытался пристроить нож за голенищем ботинок, но, по здравому размышлению, отказался от этой затеи.
   Находясь в благостном настроении после успешной "мародерки", Максим взглянул на своих напарников. Взглянул и нахмурился. Если штаны и рубашку Уэсли еще можно было считать подходящей одеждой, то "мешкообразное" платье Натали - нет. Максим опустил взгляд на ноги брата и сестры. Босые ноги в чем-то напоминающем домашние тапочки с задником. Виноградов растянул перед собой камуфляж из рюкзака русского. Пожалуй, если запихнуть обоих, то утягивать совсем не придется. На ум пришла психованная негритянка с большим револьвером. Если память Максиму не изменяла, то будучи "рельефнее" и упитаннее Натали, ростом бандитка не отличалась.
   - Натали. Где одежда женщина с пистолетом? - Спросил Максим.
   - Зачем тебе ее одежда? - Сделала большие глаза девушка.
   - Не мне. Для тебя. - Максим показал на одежду Натали. - Это не для пути и не для боя.
   Натали брезгливо скривилась, но здравый смысл взял верх. Девушка кивнула и пообещала поискать что-нибудь. Максим перевел взгляд на мальчишку.
   - Я ее одежду не одену! - Уэсли даже отодвинулся.
   Макс переглянулся с девушкой и расхохотался. Уэсли надулся и пробурчал что-то не лестное. Натали, хихикая, что-то ему ответила, в результате чего, мальчик подхватил оружие и отсел на другую сторону стола.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 7 часов.
  
   Веселье прервало появление тети Афуны. Максим взглянул на окно и понял, что рассвет уже близко. Приняв посильное участие в наведении порядка на столе, Виноградов поочередно выглянул из обоих, не заслоненных техникой, окон первого этажа. Обзор был хуже некуда. Макс, стараясь не шуметь, поднялся на второй этаж. Он посмотрел во все окна, кроме того, которое было в "женской" комнате. Из того, что удалось рассмотреть в рассветных сумерках, следовало, что на базе все в порядке.
   Когда повариха объявила "тен минитс" и для доходчивости показала две растопыренные пятерни, Максим пошел поднимать товарищей. Проснулись все легко, словно и не было ночных дежурств после тяжелейшего дня. Уже спустившись в "столовую" Мартин что-то пробурчал Кройцману. Семен Маркович ухмыльнулся и перевел Максиму:
   - Он говорит, что таки было большой ошибкой ставить вашу компанию на последнюю смену. И он спрашивает, так ли это было необходимо бегать по дому и смеяться? И я таки спрашиваю вслед за ним, чем вы тут занимались?
   - Придумывали, как использовать двести пятьдесят презервативов. - Максим махнул рукой в сторону надорванного пакета.
   Кройцман недоверчиво смотрел то на Максима, то на указанный пакет. Он, даже, проигнорировал вопрос Мартина. Зато Миха, тут же подколол Виноградова:
   - А ты, что, не знаешь, для чего эти штучки нужны?
   - Знаю. - Гордо ответил Максим. - И Натали теперь знает. И Уэсли.
   Теперь и Миха выпучил глаза.
   - Натали, покажи твой автомат. - Попросил по-английски Максим.
   Девушка продемонстрировала АЕК с надетым на компенсатор "изделием N 2". Миха с Кройцманом почти хором и в очень сходных выражениях прокомментировали чувство юмора одного молодого человека.
   - Это дело пяти минут. - Выслушав перевод, объявил Мартин. - А остальное время?
   Переждав хохот и подмигнув покрасневшей девушке, Максим рассказал, как они баловались с ночным прицелом. Энергичная фраза Мартина перевода не потребовала.
   Зато, информация об инструкциях для раций и папке с картами, вызвали энергичное потиранье рук. Когда же Кройцман увидел в чем "мануалы" хранились, то долго умильно качал головой и цокал языком.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 9 часов.
  
   После завтрака, оставив Кройцмана и месье Лафонтеля разбираться с картами и "обиходив" пленных, Максим вместе с Мартином, Мигелем и Михой засели за настройку портативных раций. Максим с приятелем читая инструкцию и, переругиваясь, настроили первую "портативку" "Гранит-П". Глядя на их манипуляции, американцы настроили еще по одной. Решили пока что не мучаться и поставить стандартные короткие антенны. Для проверки, Миха с Мартином вышли на улицу, откуда и связались с оставшимися в доме. Потом немного поругались из-за гарнитур, но сошлись на том, что пока можно обойтись и без. Настроили оставшиеся, рассовали все рации по чехлам и роздали всему взрослому составу команды.
   Кройцман и месье Лафонтель что-то тихонько обсуждали, перекладывая листы карт. Рядом пристроилась Натали, к которой оба "географа" время от времени обращались с вопросами.
   Максим жестами предложил пойти осмотреть содержимое ящиков в кузовах грузовиков. Выйдя на крыльцо, без раздумий повернули к левому грузовику. Тем самым подтвердив извечный тезис о стремлении любого мужика пойти налево. Максим с Михой залезли в кузов и стали подавать ящики второй паре, которая относила их в сторону и ставила на землю.
   Сняв, таким образом, пять ящиков, стали их открывать. Во всех оказались АКМы. По виду - совершенно новые. Ящики заколотили обратно и составили в маленький штабель.
   Так повторилось еще пять раз. Только в последних двух ящиках вместо АКМов лежали АКМСы. Все оружие обильно блестело смазкой и выглядело новым. Очевидно, кто-то хорошенько прошерстил склады длительного хранения.
   Оставшиеся ящики оказались значительно тяжелее. В одном обнаружился ПКМ, упакованный вместе со станком, а в другом - два станка. Все невольно посмотрели на дом, одновременно вспомнив и про ПКМ в комнате, и про "Печенег". У Максима создалось впечатление, что оба ПКМа несколько "моложе" автоматов. Но что удивило его значительно больше, запасных стволов не было, ни к одному из "калашниковских" пулеметов. Максим подумал, что либо продавцы сами не были не в курсе, либо "развели" не разбирающихся в оружии негров.
   - Миха, а вы с Мигелем сможете закрепить один станок у заднего борта грузовика? - Обратился к другу Максим.
   - Чо, тачанку из "Унимога" сделать хочешь? - Сообразил Миха. - Попробуем.
   Загружали оружие в обратном порядке. Сначала ящики с АКМами, потом с АКМСами и в конце с пулеметами. Второй ПКМ тоже уложили в ящик на освободившееся от одного из станков место.
   - Слышь, Макс, я тут подумал, а на фиг ставить треногу в кузов, если ты сам жалился, что патронов к пулемету нет? - Почесал в затылке Миха.
   - Ну, две ленты-то есть. Это раз. А, во-вторых, думается мне, что во второй машине как раз патроны и лежат. - Ответил Максим.
   - Так что, погнали по второму кругу тяжести носить? - Скривился Миха.
   - Погнали. - В голосе Максима тоже не было энтузиазма, но деваться было некуда.
   Во втором "Унимоге", действительно оказались боеприпасы. По приблизительным подсчетам Максима получалось, что на каждый автомат приходился штатный боекомплект из четырех магазинов на тридцать патронов, и еще патронов триста оставалось. Проводивший, видимо, подобные подсчеты Мартин кивнул на свой РПК. Максим пожал плечами. Он, вообще, не понимал, зачем в эту компанию затесался ручной пулемет. Тем более что обнаружились четыре двухсотпятидесятипатронные коробки и двадцать четыре стопатронные для ПКМ и "Печенега".
   В качестве отдыха, полезли примерять большие короба в БРДМ. Оказалось, что четыре коробки на двести пятьдесят патронов, как раз, штатный комплект для ПКТ. Таким образом, тысяча патронов для "Печенега" уже снаряженные в ленты сняли все вопросы какой пулемет использовать. Все с сочувствием посмотрели на Мартина. Другой кандидатуры на должность пулеметчика, даже, не обсуждали.
   Вернувшись к еще не рассмотренным ящикам, товарищи оказались обладателями тридцати гранат РГН. Максим, как мог, объяснил американцам про взрыватель ударного действия. Мартин тут же вкрутил запалы в две гранаты и пристроил их на своей РПС. Остальные решили подготовить несколько гранат, но не таскать их с собой, а сложить в кабинах "Унимогов".
   Но "хитом сезона", стал последний ящик. Восемь мин МОН-50 с тщательно упакованными взрывателями ЭДП-Р и две подрывных машинки ПМ-4. Максим только развел руками. Он все больше и больше впадал в глубокое недоумение. Ему никак не удавалось объяснить, хотя бы самому себе, зачем обычной банде столько оружия и почему выбор этого оружия такой странный.
   - Ну, предположим. - Сидя на ящике и вертя в руках подрывную машинку, Максим стал размышлять вслух. - Портативные рации и эта, как ее, "Гранит-В", подойдут для охраны базы. Четыре часовым, одну на блокпост, стационарную в штаб, еще одну про запас. А причем тут военные рации? На машины? А чего только две? Больше купить не смогли? Блин. Ну, хорошо. Пулеметы. Предположим, "Печенег", вместе с "сотыми калашами", подарок от фирмы оптовым клиентам. А ПКМы зачем. И сто пятьдесят АКМов со стандартным боекомплектом. Даже, если они поменяли бы все свое вооружение, автоматов еще осталось бы больше сотни.
   Мартин и Мигель с интересом наблюдали, как Виноградов разговаривает сам с собой. По его жестам и загибанию пальцев, американцы примерно догадались, о чем так напряженно думает их товарищ.
   - Мы думаем, они собирались набирать новых людей. - Подсказал идею Мартин.
   - Пф-ф! - Фыркнул Максим. - Здесь и пятьдесят много!
   - А если не здесь? - Предположил Мигель. - В Дагомее легко захватить власть. Нужно иметь больше оружия, чем соперник.
   - Мало гранат. Где гранатометы? - Возразил Максим.
   - Не-ет! - Покачал пальцем Мигель. - Гранатометы уничтожают трофеи.
   - Блин! - Поднял брови Максим и перешел на понятный американцам язык. - Нужно узнать о бандитском главаре.
   - Нужно погрузить все обратно. - Ухмыльнулся Миха.
   Подстегиваемые любопытством, товарищи загрузили боеприпасы обратно в "Унимог". Оставили только ящик с гранатами и шесть коробок с пулеметными лентами.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 13 часов.
  
   Вытирая трудовой пот, все вчетвером ввалились в комнату. Там Кройцман о чем-то оживленно общался с тетей Афуной. Месье Лафонтель сидел рядом и, время от времени, вставлял свои фразы. Натали с братом не было. Сделав вошедшим знак не мешать, Семен Маркович продолжил разговор. По, навострившим уши, Мартину и Мигелю, Максим понял, что разговор действительно интересный. Понимая, что отвлекать Кройцмана на перевод идея не очень хорошая, Виноградов решил подняться на второй этаж и освежиться.
   На втором этаже обнаружился Уэсли. Мальчик стоял у дверей в душевую комнату и что-то говорил в приоткрытую дверь.
   - Натали? - Спросил Максим, тыкнув пальцем в дверь.
   В ответ мальчишка принялся хихикать и что-то кричать в дверь. За дверью раздался шум. Спустя минуту, на пороге появилась Натали. Мимо воли, на ум Максиму пришли кадры старых фильмов про беспризорников. Понимая, что при попытке улыбнуться, автоматная очередь будет самым приятным, на что можно рассчитывать, Виноградов серьезно кивнул головой.
   - Это лучше. Я могу помочь?
   Натали огорченно махнула рукой и продемонстрировала, насколько одежда бандитки больше, чем нужно. Девушка захватила кусок камуфляжных штанов и изобразила работу иглой. Максим задумчиво покивал головой. Еще раз, окинув девушку взглядом, он спросил:
   - Где другая одежда?
   Натали нервно взглянула ему за спину.
   - Я большой мальчик. Я видел женскую одежду. - Правильно понял смущение девушки Максим.
   Не обращая внимания на женское белье, Виноградов сосредоточился на утилитарных проблемах. С этой точки зрения, среди вещей ничего подходящего не было. Как говорится, при всем богатстве выбора.... Черные кожаные штаны и потертые джинсы имели настолько заниженную линию талии, что возникали сомнения в их способности хоть как-то прикрыть попу. Набор топиков относился к тому же классу - не прикрыть, а выставить. Вполне в стиле американских боевиков, но абсолютно противопоказано в реальной жизни. По странной прихоти ассоциаций, Максим вспомнил фэнтезийных героинь, как говорится, в титановых стрингах и бронелифчиках. Смотрится потрясающе, но на то и Голливуд.
   Представив Натали в таком виде, Максим тут же постарался отогнать видение и заняться делом. А для дела, он уже приметил новенькую РПС из чего-то напоминающего брезент. Было заметно, что "подвесная" не пользовалась благосклонностью у бывшей хозяйки. Максим взял ремни в руки и жестом попросил Натали подойти ближе. Одетая поверх камуфляжа, РПС дела не поправила. Тогда Максим приподнял полу куртки. Как он и надеялся, более пропорциональное сложение Натали позволило поясу камуфляжных брюк разместиться на "штатном" месте. А еще, Максим понял, что под курткой у девушки ничего нет. Из одежды, имеется ввиду. Отгоняя ненужные мысли, Максим решительно отодвинулся и сказал:
   - Я имею идею. Подожди.
   Когда он вернулся обратно, неся в руках последнюю камуфлированную футболку из земных запасов и подсумок для автоматных магазинов, Натали сидела на кровати и вертела в руках РПС. Виноградов подошел к девушке и протянул футболку.
   - Поменяй. - Попросил он, потрогав куртку.
   Максиму пришлось выйти, подталкивая перед собой Уэсли. Мальчишка с интересом следил за всем происходящим. При этом, он даже не понял, что сестра собралась переодеваться. Хотя, Максим подумал, что ничего не знает о семье Натали. Может они жили в однокомнатной хижине и мальчишка не раз видел, как сестра переодевается. Виноградов решил, что нужно поговорить с Кройцманом. Тот, вроде, расспрашивал девушку о ее прошлом.
   Наконец, Натали позвала их обратно. В футболке и камуфляжных штанах она выглядела лучше. Максим отстегнул плечевые ремни от РПС и продел ремень в петли брюк. Для этого ему пришлось практически обнять Натали. Ему это понравилось, а девушка легонько уперлась ладонями Максиму в грудь. Но не оттолкнула. Виноградов едва не забыл подвесить у правого бедра подсумок. К счастью, длины ремня хватило, чтобы проделать лишнее отверстие.
   Максим жестами показал, что нужно заполнить подсумок. Натали ойкнула и что-то сказала брату. Мальчишка выскочил из комнаты и через минуту вернулся, неся АЕК и спаренные запасные магазины. Натали мальчишеским жестом подтянула штаны и вопросительно посмотрела на Макса. Критически осмотрев девушку, Виноградов хлопнул себя по лбу. Максим снял с плеча чехол с рацией и попытался пристроить на поясе у девушки. Получалось так себе.
   Максим взялся за пряжку пояса. Натали посмотрела немного странно, но не отстранилась. Снимая, а потом и одевая ремень, Макс уже сознательно прижимал девушку к себе сильнее, чем того требовала необходимость. Натали покраснела, но попыток оттолкнуть парня не делала. До тех пор, пока не услышала какой-то вопрос брата, произнесенный донельзя ехидным тоном. Девушка попыталась отстраниться, но Максим удержал ее за плечи.
   - Леди, я могу взять ваш автомат? - Глядя на разрумянившуюся девушку, спросил Виноградов по-английски. - Я должен убить один мальчик, который много говорить.
   - О! - Изумилась Натали, но тут же включилась в игру. - Прекрасная идея! Я помогу тебе.
   Уэсли со смехом выскочил за дверь. Дождавшись, пока топот ног мальчишки стихнет на лестнице, Максим притянул девушку к себе. Натали доверчиво прижалась к его груди. Чувствуя, что еще чуть-чуть и может сделать что-то, в данные момент, очень глупое и неправильное, Максим отстранился.
   Стараясь не смотреть в глаза девушки, Виноградов помог ей застегнуть ремень и поправить подсумки. Пришел черед плечевых ремней. И Максим чуть не взвыл. Небольшая, но вполне рельефная грудь девушки, этими самыми плечевыми ремнями, обрисовывалась очень соблазнительно. Быстро закрепив и отрегулировав длину ремней РПС, Максим показал Натали надеть камуфляжную куртку. К счастью, ткань куртки оказалась не очень толстой, и у Виноградова получилось завязать полы куртки на пиратский узел поверх подсумков.
   Отойдя на шаг назад, Максим с удовольствием оглядел девушку и показал большой палец. Натали снова покраснела и побежала в ванную комнату смотреться в зеркало. После секундного раздумья, Максим пошел за ней. Он появился как раз в тот момент, когда девушка пыталась запахнуть куртку. Обняв Натали сзади, Максим осторожно отвел ее руки.
   - Не делай это. Красиво. - Глядя в зеркало, сказал он.
   В ответном взгляде девушки было много чего. Дабы не испытывать собственное терпение и судьбу, Макс снова отстранился и, даже, отошел на пару шагов. Натали повернулась и несмело улыбнулась, явно не зная, куда девать руки. Тут взгляд Виноградова опустился на ноги девушки и к всеобщему облегчению, нашлась тема для разговора.
   - Обувь? - Спросил Максим.
   Натали кивнула в сторону лавочки. Там стояли на вид совершенно не ношенные тактические ботинки. Правда, присмотревшись, Макс решил, что ботинки только прикидываются тактическими. Молния и каблук, пусть и небольшой, не вписывались в это понятие. Как оказалось, не все так плохо. Шнуровка, хоть и не играла основной роли, но и бутафорией не была. С ее помощью ботинки можно было подогнать по ноге. Натали показала парню две пары длинных носок, практически гольфов, сохнущих после стирки.
   - Идем? - Спросил Максим.
   Натали подала ему руку. Держась за руки, молодые люди спустились на первый этаж. Где и были встречены недовольным бурчаньем Кройцмана.
   - И чем вы, позвольте спросить, занимаетесь там, когда тут мы занимаемся таки вопросами мировой политики?
   - Дядя Сема, разуйте таки глаза! - В стиле самого Кройцмана ответил Максим.
   - И что вы этим хотели сказать? - Поднял брови Кройцман. - Что за те пять минут, когда прибежал этот хихикающий мальчик, вы успели еще и одеть девушку? Молодой человек, неужели вы никогда не слышали, что умеючи таки долго?
   - Кройцман! Вам никогда не говорили, что вы .... - Максим задохнулся, не находя нужных слов.
   - Да, я знаю все свои достоинства. - Под неприличный ржач Михи, поклонился Семен Маркович.
   Натали удивленно переводила взгляды с Максима на Семена Марковича, не обращая внимания на разглядывавших ее остальных мужчин. Удивленное выражение сменилось на смущенно-довольное, когда Кройцман обратился непосредственно к ней. Стрельнув глазами по остальным мужчинам, довольная девушка убежала на кухню. Проводив Натали взглядом, Максим сел за стол.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 14 часов.
  
   - Ну, и что вы тут наполитичили? - Обратился он к Кройцману.
   - Ох, вы не поверите, молодой человек, но, то гуано, в которое мы все влезли, таки значительно глубже, чем нам казалось. - Развел руками Семен Маркович. - Начнем с того, что главный в этом вертепе, некий Саймон Гобога, еще восемь месяцев назад был то ли правой, то ли левой рукой начальника большой банды с берегов озера Свободы. Почему этот самый главный бандит переселился в мир иной, наша достойная кухарка не знает. Она только знает, что однажды ночью, ее непосредственному хозяину, которого мы, кстати, застрелили в "Хаммере", пришлось собирать вещи и таки почти в одиночку бежать из большого красивого дома на берегу озера.
   - Вторая, то ли правая, то ли левая рука подсуетился быстрее? - Ухмыльнулся Максим.
   - Мы пришли к такому же выводу. А если столько умных людей думает одинаково, то это таки похоже правду. - Кивнул Кройцман. - И, заметьте, молодой человек, мистер Гобога прямиком отправился сюда. И было при нем десять человек, если считать и нашу кухарку, мало денег и пакет, который он велел оберегать любой ценой. Пакет, заметьте молодой человек, перевязанный скотчем крест на крест, никогда не открывался. Если вы не заметили, то теперь никакого такого пакета таки нет.
   - Наркота? - Почти не удивился Максим. - И много?
   - Ну, молодой человек, разве почтенная женщина должна разбираться в пакетах с наркотиками? Но, если мы таки приложим свои головы, то получается, что этого содержимого хватило на два грузовика оружия и еще осталось восемьдесят тысяч наличными. - Кройцман кивнул на стопку денег, на которую Максим не обратил внимания.
   - Итого? - Поднял бровь Максим.
   - Мы посовещались и можем высказать предположение о трехстах тысячах. Естественно, орденских экю. Потому что, если вы не в курсе, другие деньги здесь таки хождения не имеют. Но, самое интересное, это здесь. - Кройцман похлопал рукой по картам. - Мы с месье Антуаном на этом свете видели много разных карт. И поверьте двум не молодым, но не страдающим маразмом людям - эти карты печатал таки Орден!
   - И что? - Максим не понял такого возбуждения со стороны Кройцмана.
   - Молодой человек! До чего же вы непонятливый! Вот вы мне таки скажите, вы понимаете разницу между топографической и туристической картой? Да? Так вот, считайте, что для своих служб Орден печатает топографические карты, а для простых смертных - туристические. - Эмоционально пояснил Семен Маркович. - И мы видим странную цепочку фактов. Загадочный пакет, который был, а теперь нет. Два грузовика с русским оружием, пусть старым, но таки новым. А сами грузовики, заметьте, снова-таки новые, из Кейптауна. И карты, напечатанные Орденом для внутреннего пользования.
   - Ну-у! - Махнул рукой Миха. - Дядя Сема, по-моему, все ясно. Этот тип толкнул заначенную наркоту, а кто-то из этого вашего Ордена срубил немного бабла, продав карты.
   - Нет, вы только подумайте, какой мудрый молодой человек. - С сарказмом воскликнул Кройцман. - Вот только, на картах сделаны четыре отметки. Одна - на побережье Большого Залива. Вторая - рядом с самой границей этих недоделанных Африканских Халифатов. Третья - это тот самый большой дом у озера, из которого и убежал мистер Гобога. Но, как вы понимаете, самое интересное я оставил таки напоследок. Четвертая точка, как совершенно случайно стало известно нашему французскому товарищу, это база Ордена, на которой изучают местную фауну.
   - Семен Маркович, насколько я понимаю, вы переживаете, что мы разрушили какую-то комбинацию Ордена? - Попытался резюмировать Максим.
   - Или таки да, или отдельных людей из Ордена. - Развел руками Кройцман.
   - И что? Чем это нам грозит? - Допытывался Максим. - Они, что, мстить начнут?
   - А вы меня озадачили, молодой человек. - После довольно продолжительного молчания, ответил Семен Маркович. - Если вы не возражаете, я вернусь к вашему вопросу через некоторое время таки позже.
   Кройцман повернулся к хмурым товарищам и быстро заговорил по-английски. Лица месье Лафонтеля, Мартина и Мигеля из хмурых поочередно становились задумчивыми, растерянными и, наконец, расслабленными.
   - Блин, нашли, чем пугать. Коррупцией в высших эшелонах власти. - Негромко хмыкнул Миха. - Ну, ладно эти.... Но Маркович-то, из наших.
   - К хорошему быстро привыкаешь. - Также тихо ответил Максим.
   - Нихренасе, к хорошему! - Возмутился Миха. - Это ты, мля, все вот это хорошим называешь?!
   - Миха, итическая сила! Ты что, реально, не понимаешь, насколько нам повезло? - Удивился Максим. - Блин, да у нас одного бабла столько, что пару-тройку лет можно вообще со стула не вставать. И, самое главное, если кто-то попытается у нас что-то отобрать, мы этого кого-то имеем полное право на ноль помножить! Еще и дополнительные бабки на этом поиметь. И учти, это я не считаю, того, что нас не размазало, не сожрали, не пристрелили, не захватили в рабы, что мы встретили порядочных людей.
   - Блин, Виноградов, не надо из меня делать тормоза! Все я понимаю. Ты, пойми, Макс! Мне и дома было неплохо. Ну, были свои заморочки. Но, так блин, и не нужно было в сортир с автоматом ходить! - Не сдержавшись, Миха заговорил во весь голос.
   - Вы извините, что я влезаю в вашу таки беседу. Но я не понимаю предмета вашего спора. Что вы спорите, если таки оба правы? - Кройцман поочередно укоризненно посмотрел на обоих парней. - Нынешняя ситуация, вы уж мне поверьте, даже для нашего чернокожего милитариста немного чересчур. И при этом, все нормальные люди в этом мире ни за какие блага не согласились бы переехать обратно. И вовсе не обязательно ходить, как вы говорите, в сортир с автоматом. Пистолета достаточно.
   Миха в сердцах сплюнул. Максим лишь ухмыльнулся и приготовился слушать, что дядя Сема скажет дальше.
   - Но вернемся к нашим, извините, баранам. Мы еще раз таки посовещались и хотим вам удивиться, молодой человек. Вы очень вовремя задали хороший вопрос. И вот вам ответ. Нет, Орден не будет нам мстить, если мы не станем на каждом углу кричать о его связи с торговлей этой гадостью! Вы ведь не имеете такого намерения?
   - На фиг! - Категорично мотнул головой Максим. - Нам бы "корочки" получить и видали мы ваш Орден. Хотя...
   - И только вот этого не надо! - Поднял палец Кройцман.
   - Дяденька, мы не будем, чесно-чесно. - Приложил руки к груди Миха.
   - Кстати, дядя Сема, а чего вы только нашу кормилицу расспрашивали? У нас, ведь, полный подвал, так сказать, непосредственных участников. - Спросил Максим.
   - И что? Даже, если среди них есть кто-то из того, самого первого десятка, вы и правда думаете, молодой человек, что он будет знать больше? - Кройцман покачал головой. - А всем остальным сообщалась только, как говориться, генеральная линия партии. Ну, знаете, что-то вроде - вы идете со мной, мы немного стреляем, у вас становиться много таки золота, женщин и выпивки. И не забывайте, что мы договорились не углубляться в эту таки тему.
   - Хорошо-хорошо! Я просто спросил.
   - Тогда и я просто спрошу. Что мы будем делать дальше? Может быть, таки пора уже подумать об отъезде? - Спросил Кройцман.
   - А чего вы у меня спрашиваете? Я как-то надеялся, что вы, ну, я имею в виду вас всех, местных, нам расскажите, что делать дальше. - Удивился Максим.
   - Я вижу, вы не понимаете простых таки вещей. - Кройцман повернулся к "местным" и заговорил по-английски.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 15 часов.
  
   Месье Лафонтель пожал плечами и поднялся с места. За ним встали и остальные. Они направились к выходу из комнаты, что-то обсуждая на ходу. Мартин еще успел похлопать Максима по плечу.
   - Ну, вот. Теперь мы имеем таки возможность спокойно беседовать. Без хихиканья из-за вашего английского, молодой человек, и без моего отвлечения на таки перевод. - Кройцман внимательно посмотрел на Максима с Михой. - Молодые люди, послушайте дядю Сему. Если бы речь шла только о нас четверых.... Ну, пусть шестерых. Мы, и это понятно каждому, не оставили бы здесь юную девицу и ее брата. Так вот, если бы речь шла только о нас, то мы прекрасно знаем, что нам делать. Вопрос в том, что делать вам.
   - Бр-р-р! Дядя Сема, а попроще нельзя? - Передернул плечами Миха. - Я-то думал, что у нас у всех одна задача: выбраться отсюда живыми.
   - Вы очень узко мыслите, молодой человек! Поймите, мы, как я уже однажды говорил, вышли из этой неприятной ситуации не только без потерь, но и с прибылью. Все наши деньги в Орденском банке в целостности и таки сохранности. Ваш друг презентовал нам хорошее оружие. Имеется неплохая сумма наличных и фотографии убитых бандитов. Это тоже таки деньги! - Семен Маркович убедился, что его внимательно слушают и продолжил. - Мы могли бы использовать один грузовик и добраться до цивилизованных мест. Хотя бы, до дороги, по которой ходят конвои.
   - То есть, вы предлагаете бросить все трофеи и лишнюю технику. - Перебил Максим.
   - Ну, куда вы торопитесь, молодой человек? Ничего такого я не предлагаю. Я описываю вам ситуацию с точки зрения четверых, как вы сказали, местных. Нам есть куда и зачем возвращаться. И есть на что жить. - Кройцман наставительно поднял палец. - Теперь поговорим о вас. И начнем с того, что большая часть, как вы говорите, трофеев таки принадлежит вам. И, если у вас есть желание эти трофеи сохранить, то мы, как порядочные люди, должны вам в этом помочь. Но, поймите меня правильно, довезти трофеи до тех мест, где найдутся люди, способные их купить, это только половина дела. И дело не в дележе денег. Я еще раз повторю, что мы и так имеем прибыль. Дело в вашем статусе. Вернее, если говорить прямо, в его отсутствии. Нет, мы, конечно, можем все продать и вашу долю превратить в таки наличные. Будете ходить с парой мешков таки денег.
   - Я понял. - Кивнул головой Максим. - Вы хотите знать, наши планы, чтобы понять, что делать вам. Дядя Сема! У меня не было много времени, чтобы продумать все детально, но я вам скажу одно: в мои планы входите и вы, и остальные, и вся техника, и деньги от продажи трофеев, и еще много чего. Более того, я согласен вам всем заплатить, чтобы вы свои планы скорректировали с моими.
   - Охренеть! У него уже и планы есть! - То ли удивился, то ли возмутился Миха. - А со мной когда ты ими собирался поделиться?
   - Так, Семен Маркович, вы тут поскучайте, а мы пойдем, покурим. - Внимательно посмотрев на приятеля, объявил Максим.
   Молодые люди вышли на крыльцо, но Максим сделал жест, приглашая Миху отойти подальше.
   - Миша, Ну, вот чего ты на меня крысишься, а? Можно подумать, у нас время было планы обсуждать. - Максим развел руками. - Или ты переживаешь, что я без тебя все решил?
   На удивление Миха ответил не сразу. Он закурил сигарету, сделал несколько затяжек. Только после этого спросил, не глядя на Максима:
   - Виноградов, только честно, ты же кайфуешь от всего этого, да?
   - Честно? - Максим криво усмехнулся. - Ну, если честно, то ты прав. Я, как узнал, для кого мы машины делаем, только и думал, как мне сюда...
   - Вот видишь! А мне оно и на юх не упало! Понимаешь? Какие на хрен планы? Тут, мля, только и думаешь, как бы с предками связаться и успокоить! А-а-а, что говорить! - Миха махнул рукой.
   - Мишка! Мы уже попали. Все, свершилось! С предками свяжемся, никуда Орден не денется. - Максим только сообразил, что его родные ни о каком Ордене знать не знают. - Блин, с твоими-то ладно: хоть понятно где ты. А моим что сказать? Да, и не в этом дело. Дальше что? Так и сидеть, блин, переживать?
   - Нет, мля, негров бегать мочить! - Миха отшвырнул окурок. - Всю жизнь мечтал!
   - Слушай, ну, вот давай, прям сейчас разосремся и все! Ты, хоть, выслушать меня можешь? - Тоже повысил голос Максим.
   - Ну? - Буркнул, не поворачиваясь Миха.
   - Значит так. Вопрос с Орденом не обсуждается. Они нам должны, поэтому и "корочки" сделают, и связь с родными обеспечат, еще и компенсацию какую-нибудь собьем. Тут все понятно. А дальше? Вот теперь смотри: у нас есть "бардак", есть два грузовика, которые по проходимости не хуже БРДМ, есть геолог, есть два бойца. А еще есть нехилые "бабки". Подтянуть еще несколько нормальных мужиков, и, зашибись, поисковая партия получается!
   - Всю жизнь мечтал баранку крутить. В особо криминогенном районе. - Саркастично хмыкнул Миха.
   - А вот и не угадал, дружище! Ты помнишь, как мы с тобой прикалывались, по поводу лучшей "тачки" для этого мира? - Усмехнулся Максим.
   - Ну. - Насторожился Миха, невольно оглянувшись на БРДМ.
   - Во-во! Она самая. Так что, сидеть тебе товарищ Михаил Петрович в уютной мастерской и клепать крутые джипы. - Максим кивнул на БРДМ. - Информацию и материалы твой батя подкинет. А за мзду малую, тот же Сергей Иванович уговорит кого-нибудь доставить посылочку бесплатно. А то, и людей подобрать толковых.
   - Я с тебя фигею. - Покачал головой Миха. - За всех подумал, даже, бате моему работу нашел. Ты, хоть, представляешь, сколько это денег нужно?
   - А ты представляешь, сколько их у нас есть? Лично я уже запутался! - Усмехнулся Максим.
   - Наших, как я понимаю, там не так много. Сам же кричал: поровну, поровну. - В голосе Михи не было ни раздражения, ни сарказма, одна усталость.
   - Ага. - Согласился Максим. - Только, если они согласятся, эти деньги все равно в деле будут. Ну, и хорошее отношение к нам...
   - Да-а. И пострелял, и девчонку закадрил, и бабла заработал, и о будущем подумал. Когда ты все успеваешь? - Похоже, Миха успокоился и вернулся к своей обычной манере разговора.
   Подавив желание ответить: "Меньше сопли жевать нужно", Максим пожал плечами и попытался честно ответить:
   - Честно? Я полгода дома об этом думал. Нет, ТАКОГО я и предположить не мог. Но варианты рассматривал. Ладно, возвращаемся к дяде Семе?
   - Хороший он мужик, но утомил он меня по самое нехочу. - Вздохнул Миха. - Иди один. Я, лучше, пойду америкосам помогу.
   Парни пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Максим вернулся к Кройцману. Семен Маркович все так же сидел за столом и задумчиво водил патроном по карте.
   - Я так понимаю, что кризис удалось преодолеть? Признаюсь честно, мы удивлены, что вам удалось так долго быть такими таки спокойными. - Поднял глаза на Максима Семен Маркович.
   - Дядя Сема. Давайте расставим все точки над "ё". - Максим уселся напротив Кройцмана. - Рано или поздно, я, все равно, оказался бы в этом мире. Я сюда хотел! Поэтому и думал, как здесь жить и чем заниматься.
   - И до чего дошли ваши мысли, если это не секрет? - Оживился Кройцман.
   - Вам как, мечты или более приземленные мысли? - Улыбнулся Максим.
   - А давайте начнем с полета фантазии? Мне интересно, о чем мечтает современная таки молодежь!
   - Легко! Мечтой было сколотить отряд для дальней разведки. Пять-шесть машин высокой проходимости, два десятка человек, среди которых специалисты по геологии и биологии. И айда "по долинам и по взгорьям"! - Максим рассмеялся. - А результаты - продавать заинтересованным лицам. Оптом или в розницу.
   - Вот, а говорят, что современная молодежь утратила дух первопроходцев и романтиков! - Умилился Семен Маркович. - И что вы скажете теперь, когда суровая действительность таки обрушилась на вашу голову?
   - Скажу, что моя мечта как никогда близка к воплощению. - Максим наставил указательный палец на Кройцмана. - Техника есть. Геолог есть. Два толковых бойца тоже.
   - Вот вы мне скажите, молодой человек, почему вы такой умный? - Похлопал в ладоши Кройцман. - Нет, я совсем не хочу сказать, что мы готовы немедленно отправляться таки в дикие земли. Но, зато, я знаю места, где найдется работа для таких людей.
   - Знаете, дядя Сема, я дома читал много фантастики, особенно, про "попаданцев". Так в обсуждениях, даже, термин такой появился: рояли в кустах. Мне все происходящее здесь со мной напоминает эти самые рояли в кустах. Даже не рояли, а полноценный оркестр! - Максим развел руками. - С одной стороны меня это радует, с другой - пугает. Это же по закону жанра положено после череды пряников бочка д...ма.
   - Молодой человек, вы называете пряником то где, как и в каком виде, вы оказались?
   - А остальное? - Настаивал Максим.
   - Знаете, Максим, - Кройцман снова назвал Виноградова по имени. Похоже, таким образом Семен Маркович подчеркивал серьезность сказанного, - ответьте мне на один только вопрос. Если бы вместе с Михаилом оказались не таки вы, а кто-нибудь другой? Однажды один старый еврей сказал мне совсем по другому поводу одну умную мысль. Сема, сказал он мне, в мире вокруг нас все наполнено возможностями. Они только ждут человека, который их увидит и сможет воспользоваться. Вы увидели и воспользовались. Вы молодец!
   - Спасибо на добром слове, дядя Сема. Сказать, что вы меня совсем успокоили.... - Максим покачал головой. - Ну, и фиг с ним. Прорвемся!
   - Я все больше убеждаюсь, что вы попали таки по адресу. - Усмехнулся Кройцман. - Но, давайте на время отвлечемся от планов на таки будущее, и вернемся к таки настоящему.
   - Ну?
   - Молодой человек, откуда у вас замашки кучера? А, если по делу, то у нас есть два пути и оба имеют свои минусы. И давайте я покажу на карте, если вы пересядете таки ближе. - Кройцман похлопал по табуретке рядом с собой.
   Максим следил за импровизированной указкой и слушал Семена Марковича. При этом мысль, что упущено что-то важное не давала ему покоя. А рассказ Кройцмана, действительно, оставлял двойственное впечатление.
   На одном пути придется проехать мимо двух больших поселков и добраться почти до границы с Халифатом Нигер и Судан. И проделать все это нужно будет по одной из основных транспортных артерий Дагомеи. С двумя переправами через реки. Незатейливо названные Северным и Южным Конго и соединяющимися в просто Конго. Гарантий, что даже обычный торговец не захочет присвоить пару грузовиков с мизерной охраной, естественно, не было никаких. К тому же, у Виноградова возникали большие сомнения, что в этой части света существуют "просто торговцы".
   Второй путь на первом этапе совпадал с первым. До крупного поселения, контролирующего перекресток. От дороги на Халифат здесь отходила "ветка" на Малколм-Экс и Мандела-Сити. Ездили по ней, в основном, те, кто не хотел приближаться к районам, контролируемым властями Кейптауна. Что тоже не внушало оптимизма. Зато, с этой дороги можно было свернуть в джунгли и около брошеной деревни переправиться через Конго. А там совсем рукой подать до основной прибрежной дороги южного материка. На этой дороге можно попытаться дождаться нормального конвоя или постараться проскочить самим. Такого беспредела, как в глубине Дагомеи, на прибрежной дороге никогда не было.
   Мимо двери прошла Натали и при виде девушки Максима осенило.
   - Дядя Сема, а когда детям АйДи выдают? - Перебил он Семена Марковича. - Я имею в виду во сколько лет?
   - Молодой человек, а вы не рано задумались над этим таки вопросом? - Изумился Кройцман. - Или вы хотите сказать .... Я старый таки дурак! Ну, почему мальчишка два дня как попавший сюда это заметил, а я, повидавший виды еврей, даже таки не подумал! Я скажу вам более того, нельзя забирать людей не дав им проститься с домом. В конце концов, дети должны сказать последнее прости на могиле матери!
   Кройцман вскочил и выбежал из комнаты. Максиму было слышно, как Семен Маркович зовет Натали. Парень покачал головой. Ему стало интересно, сколько еще ляпов они допустили. Первый, который приходил на ум, заключался в вопросе: а допросил кто-нибудь бандитов каким маршрутом они ехали или нет. Максим подвинул карту ближе.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 16 часов.
  
   Спустя несколько минут в комнату вошел Мартин. Бывший сержант прислонил РПК к столу и от души высказался на английском языке. Судя по паре-тройке понятых Максимом слов, высказался Мартин действительно от души.
   - Как ты это делаешь? - Спросил Мартин. - Я, сержант корпуса морской пехоты США, не успеваю за тобой. Ты такой же гражданский, как и те двое. Почему ты видишь, а я нет?
   Объяснить американцу, что в России многое делается не благодаря, а вопреки, и поэтому граждане должны быть в тонусе и быстро соображать, Максим не смог из-за малого запаса английских слов. Ему оставалось только пожать плечами и спросить в ответ:
   - Что мы делать?
   Мартин оперся кулаками на стол, нависнув над ним как гора, и улыбнулся типичной "сержантской" улыбкой. После таких улыбок рядовому сразу становилось ясно, что делать придется много и делать будет именно он. Мартин подхватил ручной пулемет со стола и поманил Максима рукой. Вздохнув, Виноградов пошел вслед за бывшим морпехом.
   Зычный рык Мартина заставил всю компанию собраться у крыльца. Бывший сержант что-то эмоционально объяснил взрослой англоговорящей части команды. На робкие попытки возразить он только резко махал рукой. Миха, как и Максим не понимающий о чем идет речь, вопросительно посмотрел на приятеля. Виноградов пожал плечами и, сделав "страшные глаза", приложил два пальца к плечу, имитируя сержантские "лычки". Миха понимающе кивнул.
   Тем временем, консенсус был достигнут. Мартин повернулся к Виноградову и, подмигнув, хлопнул по плечу. Не успел Максим перевести дух после такой встряски, как его окончательно добил Кройцман.
   - И вот категорически не знаю, поздравлять вас, молодой человек, или выражать сочувствие. - Задумчиво проговорил Семен Маркович. - Чтоб вы были в курсе, только что вас назначили главным.
   - То есть? - Изумился Максим.
   - Ну, что вам таки непонятно? Теперь вы главный в нашей команде. Нет, не подумайте, что кто-то был очень против, но, должен заметить, такое предложение из уст бывшего сержанта морской пехоты и чего-нибудь, а США, было неожиданным. Обычно, военные, а особенно, военные таких войск, очень пренебрежительно относятся к штатскому начальству. Но, мистер Айверсон, есть у меня такое впечатление, принял вас за своего. К тому же, и тут я с ним полностью согласен, вы таки, действительно, удачливый сукин сын.
   - Итическая сила! - Только и мог развести руками Максим. - Ох, я вам накомандую!
   Оставив реплику Максима без внимания и без перевода, Кройцман выжидающе уставился на парня. Остальные, впрочем, смотрели так же. Только Миха, вдобавок, показал большой палец. Поняв, что отвертеться не получится, Максим вздохнул и начал раздавать указания.
   Первым делом, он назначил дату отъезда - следующее утро. После этого, Мартин и месье Лафонтель получили задание во время кормежки расспросить пленных бандитов о том, каким маршрутом те добирались до побережья. Оба механика - закрепить в кузове "Унимога" с оружием не только "Печенег", но и крупнокалиберный М2. Кройцман, Натали и Уэсли были назначены интендантской командой и отправлены позаботиться о продуктах на три-четыре дня и медикаментах. С подозрением глядя на новоявленного командира, Миха поинтересовался, чем Максим планирует заняться лично. Виноградов ответил, что планирует съездить к блокпосту и посмотреть, что твориться на равнине.
   Идиотом Макса не обозвали только Натали и ее брат. Все остальные высказались. В результате, месье Лафонтель был отправлен вместо Семена Марковича заниматься продуктами и медикаментами, а сам Кройцман вместе с Мартином отправились сопровождать Максима.
   - Придется рассказать. - Пробормотал Максим, проходя мимо Михи. - Сразу и заберем.
   - Уверен? - Глядя в сторону, переспросил приятель.
   - Нет, а что делать?
   - Ну, давай, удачи. - Кивнул Миха.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база и окрестности, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 17 часов.
  
   И снова, быстро уехать не получилось. Решили не искушать судьбу и ехать на БРДМ. Пришлось Михе подробно объяснять и демонстрировать особенности управления броневиком. Заодно, "напрягли" и месье Лафонтеля на предмет обмена опытом по стрельбе из башенной установки.
   Управлять БРДМом оказалось не очень сложно. При этом Максим отдавал себе отчет, что при спокойной неторопливой езде, и танком управлять не сложно. То ли дело, когда начнется бездорожье или резкие повороты. Как бы там ни было, БРДМ доехал до блокпоста без происшествий.
   Посмотрев на несколько групп чего-то похожего на диких свиней, но, явно, плотоядных, и мелькающие, то тут, то там спины местных львов, все дружно решили, что стрелять бессмысленно. По рассказам Кройцмана, "свинки" водились и в северной части континента, и были падальщиками. То есть, первыми практически не нападали. Но, если их задеть, то вся стая бросалась на обидчика, не считаясь с потерями. А с учетом того, что каждая "свинка" имела массу килограмм по триста-четыреста.... Не факт, что спасет автоподкачка колес БРДМ. Семен Маркович, улыбаясь, просветил Максима, что "свинки"-падальщики не самые большие и опасные хищники. Зоологический ликбез прервал Мартин, заявивший, что в целом все нормально и можно возвращаться.
   Забравшись внутрь БРДМ, Максим подпер подбородок кулаком и задумчиво уставился на Мартина. Чернокожий боец удивленно поднял бровь. Не дождавшись реакции Максима бывший морпех посмотрел на Кройцмана. Семен Маркович ответил столь же недоуменным взглядом.
   - Дядя Сема, а вы с ним разговаривали о планах на будущее? - Наконец поинтересовался Максим.
   - Ну, что вам ответить, молодой человек. Примерно в таком же ключе, как и с вами. Говоря дипломатическим языком: декларация о таки намерениях. - Ответил Кройцман.
   - Вы знакомы с ними дольше меня. Как вы думаете, они порядочные люди? - Продолжал допытываться Максим.
   - Пф-ф! Молодой человек, наши американцы принадлежат к той, с позволения сказать, категории переселенцев, которая в первую очередь ищет свободу и независимость, и только во вторую - материальные блага. - Кройцман пожал плечами. - Но, я могу напомнить вам старую мудрость, что у каждого человека есть своя цена. И она таки есть. И у меня, и у вас, и у них.
   - Ну, будем надеяться, что эта цена достаточно велика. - Принял решение Максим. - Мы сейчас заедем в одно место, так что, не волнуйтесь - я не заблудился.
   Максим тронул БРДМ с места. Мартин с Кройцманом чередовали взгляды наружу с взглядами на Виноградова. Правда, через пару минут Мартин засек остатки "ландкрузера" и спутники догадались, куда направляется Максим. Но даже на БРДМ Виноградов не смог подъехать вплотную просто повиснув в упругих зарослях. Прикинув оставшееся расстояние, Максим решил, что проще будет сходить пешком, чем искать подъездные пути.
   - Дальше придется пешком. Сколько тут, метров двадцать? - Прикинул Максим. - Нормально. Только, вам дядя Сема придется остаться и прикрывать нас сверху, с брони.
   - Будьте осторожны, молодой человек. Я не удивлюсь, если здесь обнаружатся змеи. Знаете ли, дагомейская гадюка считается самой ядовитой змеей на Новой Земле, а мы таки в Дагомее. - Напутствовал Кройцман.
   Мартин, догадываясь, что придется что-то нести, оставил РПК и взял в руку свой револьвер. Стараясь выбирать более широкие проходы в растительности, Максим с бывшим сержантом подобрались к располовиненому джипу. Покидав камешки и потыкав подобранной веткой, убедились, что внутри никто не свил себе гнездышко. Максим первый залез внутрь и поманил рукой к себе Мартина. Американец выжидающе уставился на непонятные ящики. Максим открыл один из них.
   - Срань господня! - Только и смог произнести Мартин.
   Максим хмыкнул и, давая время Мартину прийти в себя, достал сигареты. Достав зажигалку, Виноградов нахмурился и втянул носом воздух. Пахло бензином. Волосы на голове у Максима встали дыбом.
   "Господи! Мы с Михой идиоты! Бензопровод ведь тоже перерезало. Блин, а мы тут курили", - Максим вытер испарину со лба. Хотя, по здравому размышлению, бензином воняло не так и сильно. К тому же, сколько парень не напрягал память, вспомнить был ли запах бензина два дня назад, он не мог. Заинтересовавшись, Максим попробовал разобраться. Оказалось, что днище перерубленной пополам машины зарылось на несколько сантиметров в землю. Виноградов покачал головой: повезло. Неизвестно, в том состоянии, в котором они с Михой были, почувствовали бы они запах бензина или нет.
   Тем временем Мартин пришел в себя. Он положил руку на плечо Максиму и внимательно посмотрел в глаза. Максим не отвел взгляд. Бывший сержант крепко сжал плечо парня и коротко сказал:
   - Я с тобой.
   При наличии Мартина, переправить двадцать килограмм золота в БРДМ оказалось не так уж и трудно. Там осталось только выждать пока, ругающийся на трех языках сразу, Кройцман не успокоится и не станет доступен для конструктивного диалога. Когда это произошло, Максим спросил:
   - Мигель с нами?
   - Этот латинос надежный товарищ. - Подтвердил Мартин.
   - А месье Лафонтель? - Продолжил перечисление Максим.
   - Я не сомневаюсь в порядочности нашего французского коллеги, но он имеет семью, не то что мы - перекати-поле. - Посоветовавшись с Мартином, ответил Кройцман. - И, если вы меня спросите, показывать ему ЭТО или нет, я таки отвечу, нет. И не потому, что месье Лафонтель способен на подлость. Я сильно переживаю, чтобы он не решил вспомнить молодость и не отправился на поиски приключений. На самом деле, он этого не хочет, но такое количество презренного металла способно затуманить мозги и немолодому дорожному инженеру.
   Максим пожал плечами, мол, вам виднее. Ящики с золотом закрыли и постарались пристроить так, чтобы они не бросались в глаза. Напоследок Максим еще раз сходил к месту "высадки". На этот раз инициатором стал Семен Маркович, прихвативший фотоаппарат.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база и окрестности, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 17 часов.
  
   На обратном пути Максим позволил себе немного "погонять", чтобы лучше почувствовать тяжелую машину. Посмотрев на такое дело, попросился за руль и Мартин. Виноградов не возражал: лучше потренироваться заранее, чем, не дай бог, пытаться разобраться под огнем, например. Заодно проверили связь. Стоя на башне БРДМ, Мартин достаточно уверенно общался с Мигелем. Попытки хоть с кем-то связаться сидя внутри, прогнозируемо, результата не дали. Это навело Максима на мысль установить в БРДМ одну из армейских раций. Штатный крепеж подходил мало, зато гнездо под антенну оказалось в порядке. Возникал вопрос, а предназначена ли рация для работы с такой вот, выносной антенной, но решить его было можно только экспериментальным путем.
   В общем, вернулись на базу довольные. На вопросительный взгляд Михи, Максим утвердительно кивнул головой. Приятель философски пожал плечами.
   Тут и время обеда подошло. А значит, снова нужно было организовать вывод бандитов на свежий воздух. В этот раз все происходило значительно медленнее, так как приходилось еще и допрашивать их о маршрутах передвижения банды. Но и с этим справились.
   Пообедав сами, остались в комнате и отчитались о проделанной работе. С продуктами все было в порядке и даже более. Тетя Афуна заявила, что ей надоело сидеть неизвестно где и кормить толпу придурков, которые ничего не понимают в нормальной еде. А значит, она уезжает вместе с уважаемым месье и остальными. Месье Лафонтель сконфуженно сообщил, что дал свое согласие. Его жене, оказывается, была нужна помощница для работы в кафе. Максим пожал плечами. Едет и едет, одним человеком больше, одним меньше.
   Отчет о допросе бандитов ясности в вопрос выбора маршрута не внес. Банда ездила по разным маршрутам, и как конкретно выбирался маршрут, оставшиеся в живых бандиты, не знали. Обсуждая и так, и этак, пришли к выводу, что нужно прорываться к повороту на брошенную деревню. По основным дорогам ездить опасно: слишком много желающих присвоить машины и груз может там оказаться.
   Максим обратил внимание, что Уэсли несколько раз дергал сестру за рукав и что-то шептал. Натали в ответ лишь отмахивалась. В результате, мальчишка надулся и, насупившись, замолчал. Виноградов вопросительно уставился на девушку и кивнул в сторону ее брата. Натали замялась, но ткнула брата в бок, кивая на Максима.
   - Нет, вы таки думаете, что перемигиваться с девушкой важнее? Потерпите, молодой человек. - Возмутился, заметивший немой диалог, Кройцман.
   Максим не успел ответить на необоснованные обвинения, потому что, смущаясь, заговорил Уэсли. Как понял из перевода Виноградов, в деревне Натали и Уэсли жил охотник, который исходил все окрестности на много миль вокруг. Якобы, этот охотник рассказывал о заброшенной дороге вдоль болот, которая выводила куда-то в район сожженной деревни. Натали тут же вмешалась, чтобы сообщить, что вышеназванный охотник рассказывал много всяких историй и не всем из них можно верить.
   - Интересно. - Оживился Максим. - Все равно мы едем в деревню, так кто нам мешает расспросить этого типа.
   - Вот, между всем прочим, народ интересуется, кто в какой машине поедет. - Выслушав вопрос Мигеля, перевел Кройцман.
   - Эт, как раз, понятно. Вы на БРДМе, вместе со старым экипажем. Мигель с тетей Афуной в кабине замыкающего грузовика. Мартин там же в кузове с пулеметами. А я посередине, во втором "Унимоге". - Небрежно махнул рукой Максим.
   - И позвольте вас спросить, чем продиктовано такое решение? - Поднял бровь Кройцман. - И не кажется ли вам, молодой человек, что вы выбрали себе не самый безопасный транспорт?
   - Не преувеличивайте, дядя Сема. - Начал отвечать с конца Максим. - Патроны это не снаряды и не бомбы. Даже, если попадут, большого "бу-буха" не будет, будет много маленьких "бам-бамчиков". А значит, время сделать ноги у меня будет.
   - Наш морской пехотинец говорит, что неплохо умеет управлять грузовиком. - Снова перевел Семен Маркович.
   - А еще лучше он умеет стрелять из пулемета! - Не позволил Кройцману закончить Максим. - Блин, главный я или не главный? Сами назначили.
   - А вам не кажется, что для одного бронированного ящика слишком много содержимого? Мне таки кажется, что я должен быть вместе с вами. - Настаивал Кройцман.
   - Не-а. Вы единственный, кто сможет нормально объяснить Михе куда ехать.
   - А вот у вас, молодой человек, радио не наблюдается. А наблюдается оно у одной девушки. Вы же не хотите взять ее к себе?
   - Не-е, я у Михи рацию заберу.
   - А че сразу у меня? - Возмутился Миха.
   - А на кой она тебе? Тебе дядя Сема все, что нужно скажет. - Пожал плечами Максим. - К тому же, я еще попробую армейскую рацию засунуть в "бардак". А то, не дело, для связи наружу вылезать.
   - М-да, и возразить больше нечего. - Констатировал Кройцман и тут же мстительно ухмыльнулся.
   - Тогда давайте быстренько по остальным позициям и займемся делами. - Подвел итог Максим.
   С медикаментами дела обстояли так себе. Два десятка индивидуальных пакетов и все. Но месье Лафонтель обрадовал, что есть еще несколько бутылок виски, которое можно применять вместо обеззараживающего средства. Механики порадовали тем, что станок под крупнокалиберный пулемет уже установили и теперь пойдут заниматься станком под "Печенег". Натали, смущаясь, поведала, что некоторый запас консервов уже уложен в машину, а остальное тетя Афуна соберет завтра утром.
   - Ну что, мы славно поработали - мы славно отдохнем? - Потер руки Максим. - Советую всем, кому нечем заняться, отдохнуть. Не забывайте про ночное дежурство.
   Когда все разбрелись то ли заниматься делами, то ли отдыхать, Максим подхватил армейскую Р-392А и направился к БРДМу. Первым делом он попробовал закрепить в штатном разъеме на крыле БРДМа одну из прилагавшихся к рации антенн. Недолго думая, он выбрал многозвенчатую гибкую антенну. Смутно вспоминалось, что армейские связисты называли ее "куликовкой". Быстро сообразив, как привести антенну в рабочее состояние, Максим закрепил ее в гнезде. Полутораметровый гибкий хлыст болтался достаточно свободно, что абсолютно не радовало. Немного поразмыслив, Виноградов отправился на поиски. Через пять минут с несколькими стреляными гильзами он вернулся обратно. Сплющенная гильза послужила хорошим "клином" и, вроде бы, надежно зафиксировала "куликовку". Оставалось надеяться, что и внутри машины обойдется без сюрпризов.
   Не обошлось. Кабель для соединения антенны с радиостанцией болтался, но разъем не подходил к Р-392А. Подумав, Максим решил, что если антенна представляет собой простой кусок проволоки, то если ее слегка обрезать и соединить с кабелем.... Благо комплектов было два и один из них испортить было не жалко. Сказано - сделано. Провозившись какое-то время, Виноградов скептически осмотрел "дело рук своих" и включил радиостанцию. Сверяясь с инструкцией, Максим попытался выставить нужную частоту и обнаружил, что плавные регулировки отсутствуют. Высказавшись по поводу конструкторов, Виноградов отправился за одним из "Гранитов-П" и инструкцией к нему. В результате, под руку попался Мартин. Переключатель на армейской рации стоял на 45,5 МГц и именно на эту частоту настроили рацию Мартина.
   Как ни странно, все сработало. Максим и Мартин слышали друг друга. Для проверки бывший морской пехотинец походил по территории базы, прячась за углами домов, и, залез в кабину грузовика. Связь работала. Осталось перенастроить остальные "портативки" и дело в шляпе.
   Выставив нужную частоту на рациях Мигеля и Михи, Максим отправился искать остальных. Кройцман и месье Лафонтель обнаружились в "штабе" на диванчике, где вели неспешную беседу. На требование предоставить рации для перенастройки, оба синхронно пожали плечами и протянули Максиму требуемое. Закончив, Максим отправился искать Натали, у которой была последняя портативная рация.
   Девушка обнаружилась на втором этаже. Она сидела на подоконнике и задумчиво смотрела куда-то вдаль. Тут же на кровати сопел Уэсли. Максим привлек внимание девушки и поманил ее к себе. Натали, похоже, обрадовалась, что кто-то отвлек ее от грустных мыслей, и с радостью пошла за Максимом. Виноградов жестом попросил рацию.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 19 часов.
  
   Закончив настройку, парень решил, что не дело снова оставлять девушку одну. Потыкав пальцем в автомат, Максим мотнул головой:
   - Идти стрелять.
   Натали с радостью согласилась. В этот раз Максим решил подготовиться к стрельбам основательнее. В комнатах, где раньше жили бандиты, были найдены несколько светлых рубашек. Именно они послужили мишенями, будучи закрепленными на дальней вышке. Максим отсчитал пятьдесят шагов, что примерно соответствовало тридцати метрам. Парень понятия не имел, на какое расстояние пристреляны автоматы, но подозревал, что наиболее логичной будет дистанция сто метров. Насколько он помнил, до ста метров пуля 7,62х39 летит практически прямо. Плюс-минус два сантиметра легко определятся при стрельбе.
   Сначала решили стрелять без оптического прицела. Чтобы Натали привыкла к открытым прицельным приспособлениям АЕКа, Максим посоветовал ей стрелять одиночными. Уже с четвертого выстрела девушка приловчилась, и пули стали попадать в мишень. Не сказать, что близко к центру, но дырки в рубашке появлялись. Тогда перешли на стрельбу очередью из трех патронов. К концу второго магазина все три пули в рубашку попадали. Вразброс, но попадали. Третий магазин Максим предложил израсходовать на стрельбу длинными очередями. При этом сам он, от греха подальше, стал позади девушки, готовый в любой момент подстраховать Натали. Слишком уж отчетливо возникли в памяти рассказы о смешных и не очень казусах в ситуации "девушка с оружием".
   Даже сбалансированная автоматика не помогла Натали в первый раз. В мишень попало всего две-три пули. Девушка упрямо дернула головой и приготовилась стрелять снова. Максим положил руку ей на плечо. Потом направил автомат чуть ниже и левее. Натали, чувствуя поддержку Максима, расслабилась, и следующая очередь почти всеми двенадцатью пулями окончательно истрепала мишень. Натали повернулась к Максиму с торжествующей улыбкой на губах. Виноградов показал ей большой палец. Правда, следующим жестом он потребовал поставить оружие на предохранитель. Натали выполнила требование и заявила:
   - Теперь ты.
   Максим скинул с плеча свой "калашников". Натали отрицательно замотала головой и потребовала установить новую мишень. Чертыхнувшись про себя, Виноградов отправился вешать новую рубаху. Вернувшись на "огневой рубеж", парень откинул приклад в боевое положение и открыл огонь. Он приспособился быстрее, чем Натали, но кучность попаданий оставляла желать лучшего. Хотя, про себя Максим подумал, что не обязательно с первой пули попадать в голову. Две из трех пуль, попавшие в живот и грудь, даже, если третья ушла в "молоко" должны гарантированно вывести противника из строя.
   Разохотившаяся Натали потребовала снова сменить мишень и принялась пристраивать на свой автомат оптический прицел. Найдя удобное положение головы, девушка уже через несколько выстрелов уверенно поражала мишень одиночным огнем. Гораздо лучше стали и результаты стрельбы короткими очередями. Стрелять же длинными очередями Максим не дал. Ни малейшего смысла в стрельбе длинными очередями с оптическим прицелом он не видел. Используя весь свой словарный запас и язык жестов, Виноградов постарался донести до напарницы мысль, что автоматическая стрельба нужна на короткой дистанции, когда нет времени долго целиться. Кажется, Натали его поняла.
   Пришел черед и самому Виноградову пострелять с "оптикой". Его ПСО-1 давал меньшее увеличение, чем ПСО-3 на автомате Натали. Зато поле зрения было шире. Результаты Максима оказались не хуже, чем у девушки.
   - Ты лучшая! - Максим обнял девушку за плечи. - Теперь чистить оружие.
   Так, почти в обнимку, они отправились обратно. Попавшемуся на глаза Мигелю, Натали принялась что-то с энтузиазмом рассказывать. Латиноамериканец ободряюще улыбнулся и показал большой палец. При этом он, правда, посмотрел на Максима. Так что Виноградов не совсем понял, жест относился к успехам девушки в стрельбе или к успехам Максима в отношениях с девушкой.
   Процедура чистки оружия успела уже стать привычной и много времени не заняла. Потом в четыре руки набили опустевшие магазины. В этот момент зашипела рация на поясе у девушки. Выслушав сообщение, Натали потянула Максима за собой. На улице она показала на грузовик, вокруг которого собрались оба механика и Мартин.
   Оказалось, что установка пулеметов уже завершена и теперь бывший морпех готовился принимать работу. Посмотрев, как высокий Мартин пытается пристроится поочередно то к крупнокалиберному, то к единому пулемету, Максим досадливо покачал головой.
   - Блин, не сообразил. Можно было наш диванчик от "волжаны" захватить. - Поделился он запоздалой мыслью с Михой.
   - Да, прикольно было бы. - Согласился приятель. - Хотя, подожди-ка....
   Миха почесал затылок и решительно направился в "штаб". Спустя минуту раздался возмущенный голос Кройцмана. В ответ Миха принялся что-то пафосно объяснять. Максим особо не прислушивался, так как почти сразу догадался, что затеял приятель. И, хотя, получалось, что Виноградов лишается привычного спального места, удобство стрелка было несравнимо важнее. Вполне возможно, оно было жизненно важным.
   - Нет, вы мне скажите, почему едва успеют два немолодых человека, присесть поговорить за жизнь, как обязательно явится молодой нахал и сгонит их с этого места? - Появился в дверях Кройцман. - Идите уж, помогите вашему приятелю таскать мебель.
   Вынести из дома и забросить в кузов не самый большой диван при наличии четырех крепких мужчин, вернее, трех крепких и одного о-очень крепкого, задача не самая сложная. А еще через полчаса все по очереди опробовали удобство нового "пулеметного гнезда". Особенно усердствовал проснувшийся Уэсли.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 22 часа.
  
   Ближе к вечеру наступил момент, который пережил, наверное, каждый, кто готовился к дальней поездке. Все вроде бы сделано, а энергии осталось еще много. Начались массовые поиски занятия. И, если старшее поколение нашло достаточно безобидный способ занять себя: разложив карты Дагомеи, Кройцман и месье Лафонтель что-то с жаром обсуждали. То Миху пришлось оттаскивать от БРДМа, в двигатель которого механик решил залезть. Дабы отвлечь приятеля от дурных мыслей, Максим потребовал от Михи немедленно заняться совершенствованием навыков стрельбы.
   Сказать, что идея была хорошей, значит несколько погрешить против истины. Вдруг сообразивший, что можно пострелять в свое удовольствие, Миха категорически отказывался стрелять нормально. Попытки же попасть в мишень очередью от бедра давали настолько плачевный результат, что Максим потребовал прекратить выбрасывать деньги, то есть патроны, на ветер. В ответ приятель заявил, что нечего было давать ему негодный автомат. Максим возмутился и, пользуясь неоспоримым преимуществом в "знании" английского, сколотил коалицию для наказания одного наглого механика. К коалиции примкнул Уэсли, которому было обещано дать пострелять после того, как "враг" будет повержен.
   Вот эта идея оказалась вполне на уровне. На возню троих балбесов пришли посмотреть все. Натали активно болела за брата и Максима, Семен Маркович с французом бурчали про молодежь, которой силы девать некуда, Мартин порывался вступиться за слабого, а Мигель удерживал бывшего сержанта.
   Потом Мартин продемонстрировал класс, стреляя из РПК короткими очередями от бедра. Посмотрев на результат, Максим заявил, что это хорошо, что Мартин на их стороне. А раз так, то ему поручается помочь Уэсли в освоении пистолета-пулемета. Приведя оружие в порядок, приятели какое-то время обсуждали планы на будущее. У Михи оказался целый ворох идей, как переделать БРДМ в суперджип. Максим лениво пытался опустить приятеля с небес на землю. Тем не менее, вырисовалось три разновидности переделок. Одна - чисто боевой вариант. Обычный БРДМ облагораживался до современных стандартов комфорта по тепло-шумоизоляции, обзорности и удобству сидений. Второй вариант превращал "бардак" в машину, в которой можно было несколько дней вполне автономно существовать. Для этого варианта наличие КПВТ было признано нецелесообразным и приятели остановились на турели с "Утесом" вместо башни. И, наконец, третий вариант - машина ближе к "премиум" классу. Здесь предполагалось разнообразное оборудование для охотников, рыболовов и прочих экстремалов. Собственно, БРДМ превращался в эдакий высокопроходимый кемпер.
   0x08 graphic
0x08 graphic
(Что-то такое. Подробности на brdm2.ru)
  
   Так, за разными делами, серьезными и не очень, удалось убить время до ночи. В этот раз ночные дежурства снова разделили на четыре пары. Первыми выпало дежурить Максиму и Натали. Сменить их должны были Кройцман и Миха. Затем наступала очередь Мартина и Уэсли. И, наконец, под утро вахту принимали Мигель с месье Лафонтелем.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 27 часов.
  
   Дежурство прошло тихо. Натали была задумчива и грустна, а Максиму в который уже раз не хватало словарного запаса, чтобы вывести девушку из такого настроения. Все что он мог сделать, это придвинуться ближе, чтобы Натали могла положить голову на его плечо. Какие-либо другие действия Максим себе предпринимать запретил. Хотя соблазн и был велик.
  
   Новая Земля, Дагомея, бандитская база и окрестности, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 7 часов
  
   Утром все были в приподнятом настроении. Быстро позавтракав и приготовив питье в дорогу, команда последний раз огляделась по сторонам. Ничего не забыли, оружие сидящим в подвале бандитам оставили. По этому поводу немного поспорили. Максим хотел оставить полноценное вооружение с учетом того, что бандитам останется лишь раздолбаный открытый "виллис". Но Кройцман, поддержанный остальными, настоял на двух самых "убитых" автоматах и пятерке такого же состояния "Таурусах".
   Когда грузовики выбрались с территории базы и добрались практически до блокпоста, Кройцман отпер подвал. Сопровождаемые поворотом башни БРДМа, бандиты нашли небольшую кучу оружия и поспешно вооружились. Естественно, все глупые мысли при виде движущего ствола калибром 14,5 мм мгновенно исчезали из голов даже самых отмороженных особей. Так что, бронемашина совершенно спокойно догнала "Унимоги" и заняла законное место во главе колоны. Связь что с БРДМом, что между грузовиками держалась устойчиво. В зеркало заднего вида Максим сквозь пыль мог разглядеть лицо Мигеля, настолько близко ехали машины.
  
   ПОЯВИЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОУЧАСТВОВАТЬ В ИНТЕРЕСНОМ ПРОЕКТЕ. СМОТРИТЕ НА http://other-universe.com/
  
  
  
   Книга вышла! (http://litmarket.org/ne-lishniy
  
  
  
   Разновидность военного рюкзака
   Всю информацию об оружии и его изображения можно посмотреть на сайте world.guns.ru. Огромное спасибо автору этого сайта - Максиму Попенкеру за интересную информацию.
   Жилет разгрузочный
   Бронированная разведывательно-дозорная машина (см. brdm2.ru например)
   Крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый
   Semper fidelis -- фраза, в переводе с латыни означающая "Всегда верен". Служит девизом Корпуса морской пехоты США.
   Архипелаг в Северном Ледовитом океане (в нашем мире)
   Так карикатуристы обзывали империалистическое правительство США.
   Автомат АКС-74У
   Еще советский ночной оптический прицел.
   Основная работа Грязева и Шипунова - авиационные пушки.
   Ременно-плечевая система - разновидность "разгрузки"
   НСВ "Утес" - 12,7 мм пулемет, стоявший на вооружении до тех пор, пока его производство не оказалось в независимом Казахстане.
   Огаст - от английского "август".
   М1 Garand - американская самозарядная винтовка времен Второй мировой.
   С 1969 по 1975 год винтовка называлась ХМ21 и имела статус экспериментальной, хотя вовсю использовалась во Вьетнаме.
   ПБС - прибор бесшумной, беспламенной стрельбы, "глушитель".
   РПГ - ручной противотанковый гранатомет.
   Служба РАВ - служба ракетно-артилерийского вооружения. Ведает всем огнестрельным оружием в частях.
   Огромное спасибо связистам с сайта cruzworlds.ru , особенно ak108u, за информацию и терпение к "чайникам".
   ТПУ - танковое переговорное устройство. Позволяет экипажу общаться между собой или слышать радиостанцию.
   Патрон 7,62х39 УС - специальный патрон с дозвуковой скоростью пули для стрельбы из АК с глушителем
   См. форум cruzworlds.ru (http://cruzworlds.ru/fans/index.php?m=viewtopic&t=172) и огромное спасибо Александру (ak108u) за разрешение использовать данный персонаж.
   Контрольно-пропускной пункт
   http://ru.wikipedia.org/wiki/Пятидесятники
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.05*55  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"