Ефимова Юлия: другие произведения.

Летописец (трилогия). Книга 1. Игра на эшафоте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.50*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация 1: Король Айварих мечтает о наследнике, принц Дайрус хочет вернуть трон отца, сирота Мая ищет родных в незнакомой стране, бастрад Рик намерен узнать имя матери. Каждое из этих желаний просто и понятно, но вместе они способны не только ввергнуть страну в кровавую распрю гражданской и религиозной войны, но и пробудить магию языческого прошлого, дремавшую сотни лет.

    Аннотация 2: Борьба за власть - это игра, только играют в неё не на подмостках, а на эшафоте.



Трилогия "Летописец" принадлежит к псевдоисторическому фэнтези эпохи Реформации. Мир вымышлен, но ряд персонажей и событий имеют прототипы и аналогии в истории России и Англии, Франции и Германии. Эта трилогия - сплав истории и фэнтези, политики и магии.



Карта в приложенной иллюстрации



Пролог


   Старик дописал фразу и со вздохом откинулся на спинку кресла. Строчки ровными рядами заполняли страницу желтоватой бумаги, но летописец видел намного больше, чем записал в рукопись. Он видел не мятеж, почти подавленный королём Айварихом, не высадку армии Дайруса Кройдома, которая вот-вот начнёт сражение за трон, - старик предчувствовал смерть и перемены.
   Лес за окном привычно шелестел мокрой листвой, но что-то насторожило одинокого старика, жившего в избушке на краю света. Тревога нарастала, пока он не понял, в чём дело: ветви деревьев склонялись к югу. Значит, ветер северный. На его памяти он не дул ни разу. Старые предания пришли на ум, но он выбросил их из головы.
   Прикрыв уставшие глаза, старик опустил руку с гусиным пером на ореховую столешницу рядом с глиняной чернильницей. Уже пятьдесят лет он переписывал события, отражённые в Истинной Летописи. За это время его волосы поседели и наполовину выпали, лицо покрылось морщинами, кожа высохла, но глаза по-прежнему видели отлично, а твёрдые пальцы так свыклись с работой, что он без труда писал по много часов подряд. Порой ему казалось, будто он делает это машинально, и самые драматичные события для него были всего лишь набором бессмысленных слов. На его веку короли и их жёны, претенденты и самозванцы сменяли друг друга так часто, что кипящие в стране страсти, льющаяся кровь и шатающиеся троны его давно не волновали. Он делал своё дело, и ему было всё равно, сохранит ли Айварих корону в предстоящей схватке с принцем Дайрусом. Борьба за власть бесконечна, а Летопись нужно вести, кто бы ни сидел на троне Сканналии. Прошли те времена, когда он переживал за исход событий и сочувствовал жертвам. Осталась лишь монотонная работа среди одинокого леса.
   Снаружи послышался шум. Старик удивлённо прислушался: он не ждал гостей сегодня. Шум усилился, а через мгновение дверь с грохотом распахнулась от удара. Проём заполнила фигура бородатого верзилы в светло-коричневой куртке и тяжёлых сапогах со шпорами. Из-за его спины выглядывал второй мужчина в такой же одежде. Он был пониже, потоньше и без бороды.
   Безбородый прошмыгнул к столу, где находилась обычная рукописная книга и Истинная Летопись - прямоугольный лист пергамента в тонкой кожаной обложке с золотой застёжкой. Рукопись ничего особенного собой не представляла, но пергамент привлёк внимание незнакомца. Буквы на нём появлялись из ниоткуда, складываясь в слова.
   Бородач вытащил меч из ножен и направился к старику. Тот растерянно встал с кресла и сделал шаг назад, упёршись в стол. Убийца ухмыльнулся, подошёл ближе и с силой вогнал меч старику в живот. Лезвие легко проникло внутрь, провернулось и вышло из раны, откуда тут же хлынула кровь. Упав на колени, раненый беспомощно смотрел на палача. Меч взлетел в воздух и опустился на шею жертвы. Верзила поднял отрубленную голову за волосы, вытащил из-за пояса холщовый мешок и сунул её туда. Оглянувшись на компаньона, он увидел, что тот по слогам пытается разобрать слова, которые появлялись в Истинной Летописи:
   - "Флот Дайруса из 36 кораблей стоит на якоре у берега Северной гавани. На кораблях 4336 человек, из них..."
   - Откуда эта штука знает, сколько их там? - Верзила деловито вытирал заляпанную кровью подошву башмака о халат мертвеца.
   - Ты не слышал легенды про Истинную Летопись? - Второй убийца говорил почти шёпотом, словно боясь, что его услышат. - Говорят, она всё знает про всех, что в ней скрыта древняя и тёмная магия язычников...
   - Чего же она этому старому козлу не донесла, что мы идём за его башкой?
   - Ну не знаю, вроде имя летописца в Летопись никогда не попадает. - Безбородый подумал и улыбнулся: - А если попадает, то он подыхает.
   - Ага, ну вот и подох. Самая лёгкая работёнка в моей жизни, даже как-то стыдно брать деньги за этого доходягу.
   - Да чего стыдиться? Сколько времени угробили! Нет уж, я своё честно заслужил и получу всё сполна, что мне причитается!
   - Тогда хватит читать всякую чушь! Или забирай её с собой! - бородач протянул руку и попытался закрыть обложку Летописи, но едва он её коснулся, как заорал от боли. Рука на глазах покраснела, кожа на ней запузырилась. Воздух в комнате заискрился и сгустился так, что стало трудно дышать. Верзила схватился за грудь.
   - Пошли, говорю! - испуганно пробормотал его приятель. - Забыл, что нам велено? Хочешь вместо награды получить плаху?
   Убийцы попятились к двери и выскочили за порог. Комната погрузилась в тишину, только мухи жужжали над телом, да стук копыт затихал вдали. Текст начал бледнеть, новые слова всё медленнее появлялись на пергаментной странице: "Сегодня в полдень оборвана жизнь нашего верного слуги Нистора, сына Назера. Убийцы - Белес, сын Дориса, и Жак Собака из Усгарда - везут его голову на юг". Поверх надписи возникли ярко светящиеся руны и тут же испарились вместе с нею. Пергамент стал чистым.
   Одновременно огонь так быстро охватил тело старика, что спалил и несколько неуклюжих мух, а когда от тела осталась одна зола, огонь исчез, словно его и не было. Обложка зашевелилась, верхняя крышка поднялась и аккуратно опустилась на пергамент. Застежка щёлкнула, и снова наступила тишина.

Глава 1. Эшафот для убийц


   Слухи о вчерашней высадке армии Дайруса переполняли Нортхед, но угроза не помешала горожанам собраться на Волхидской площади, расположенной недалеко от северо-западных городских ворот. Местные прозвали их "Врата Покоя", поскольку от них вела одна дорога - на кладбище.
   На Волхидской площади без труда умещались толпа зевак, эшафот и двухъярусная трибуна, которую устанавливали, если приезжал король. Собственно, трибуной служил верхний ярус, а внизу стояла королевская стража и отгоняла толпу. Сотни лет назад на месте площади располагалось языческое святилище волхидов - жрецов древних скантов. Эктариане, верившие в единого Бога, выбросили идолов, разрушили алтари и возвели на этом месте храм, но он сгорел. Восстанавливать храм пытались не раз, однако на него обрушивались новые напасти: то рухнет купол, то вода затопит, то иконы враз потемнеют или стены трещинами пойдут. В конце концов плюнули и подыскали другое место, а тут начали проводить казни, кулачные бои и праздничные ярмарки, а когда их не было, площадь заполняли торговцы мясом и рыбой из соседних торговых кварталов.
   Двое приговорённых в грязных ободранных рубахах и штанах, шатаясь, с трудом взобрались на мокрый от дождя эшафот: утром плотники поспешно сколотили его, потеснив мясные ряды. Толпа завыла, то ли приветствуя их, то ли проклиная. Никто не знал, что они совершили, но слухи по столице уже распространялись: говорили, что эти двое убили какого-то летописца. Их тут же поправляли, что не какого-то, а того самого, который переписывал Летопись древних скантов. "Нет, - тут же вмешивались другие, - летописец был чародеем и алхимиком, и его убили монахи". "Ничего подобного, - возражали третьи, - виноваты потомки скантов, считавшие его предателем".
   Мнений было много, слухов ещё больше, и потому почти весь город собрался посмотреть на убийц, послушать приговор, поделиться мнением с окружающими и полюбоваться на четвертование, которое применялось довольно редко: за государственную измену и покушение на короля. Обычно убийц вешали или рубили им головы, но сегодня казнили явно не обычных убийц, да ещё в присутствии Его Величества короля Сканналии Айвариха Первого, его жены королевы Катрейны и толпы знатных дворян. В народе царило возбуждение.
   Рик остановил коня под окном двухэтажного деревянного дома, выходящего фасадом на площадь. Из его окон, как и из окон всех домов на площади, высовывались зеваки, несмотря на накрапывающий дождь. Людей на площади было много, но из седла Рик отлично видел и убийц на эшафоте слева, и высоких гостей на трибуне справа. Помимо короля Айвариха и королевы Катрейны присутствовал глава сканналийской церкви доминиарх Теодор Ривенхед и несколько членов Королевского Совета. Один из них - глава Совета барон Холлард Ривенхед, младший брат Теодора, - больше всего интересовал Рика. Ну, не столько он, сколько его дочь Илза, стоявшая рядом с отцом. Собранные в сетку каштановые волосы девушки укрывал капюшон чёрного плаща, а её светло-серые глаза смотрели то на короля, то на отца. На толпу она внимания не обращала.
   Рик не отрывал взгляда от девушки, пока глашатай зачитывал обвинение и приговор - их Рик слушал краем уха, не всегда улавливая смысл витиеватых фраз:
   - "Жак по прозвищу Собака и Белес, сын Дориса, родившиеся в Усгарде, получили преступный приказ от Дайруса, который называет себя сыном узурпатора Райгарда, восемнадцать лет назад захватившего трон своего брата Эйварда Пятого и вероломного убившего Байнара, сына и наследника короля Эйварда. В надежде, что убийство служившего нам верой и правдой Нистора поможет Дайрусу погрузить наше государство в беспорядки и навлечёт на нас разного рода бедствия, указанный Дайрус вчера прибыл в Северную гавань, дабы оттуда отправить убийц к Нистору и получить помощь мятежника Диэниса Ривенхеда..."
   Илза вздрогнула и опустила голову. Семнадцатилетний Диэнис был её троюродным кузеном, и она очень переживала за него последние недели. Она считала, что его обманули: он не мог сам додуматься и выступить против короля. Рик даже видел, спрятавшись за статуей в одной из комнат королевского дворца, как она умоляла принца Крисфена пощадить Диэниса. По приказу отца именно Крисфен во главе двух тысяч человек отправлялся, чтобы захватить Малгард и разгромить отряды восставших. Крис зажал Илзу в угол и обещал подумать, если она тоже кое-что ему пообещает. Пообещать она не успела, потому что Рик выбрался из убежища и объявил Крису, что его ждёт отец. Судя по злобному взгляду, которым Крис встретил Рика спустя час, отец сына совсем не ждал, но Рику было плевать - за Илзу он готов умереть. А вот чего он боялся, так это предстать перед ней в роли гонца с известием о смерти Диэниса, и поэтому сейчас он стоял напротив трибуны вместо того, чтобы тут же доложить о себе королю.
   Два дня назад Рик с удовольствием предвкушал, как станет героем, и готовился принять участие в первой в своей жизни битве. Он гордился тем, что ему позволили участвовать в таком важном деле, хотя военного опыта у него не имелось: отец не учил его воевать, и Рик по-настоящему начал обучение несколько месяцев назад, когда ему исполнилось пятнадцать и его взяли в королевскую стражу. Вчерашний день принёс разочарование, и Рик до сих пор не мог забыть того, что увидел. Он не спал всю ночь, пока мчался сюда, однако мёртвый Диэнис всё ещё стоял перед глазами. Крисфен прибил его руки гвоздями к каким-то воротам и вспорол живот. Отчаянный крик умирающего распугал даже собак, а люди Крисфена довольно вопили, глядя на его мучения. Рик старался делать вид, будто ему это нравится, но когда кишки полезли наружу, его вывернуло наизнанку. Крисфен презрительно плюнул в его сторону и велел приготовить свежего коня - отвести письмо королю. Когда Рик вернулся за письмом, Диэнис уже умер, собаки вылизывали лужи крови, отмахиваясь хвостами от надоедливых мух. Тело никто снимать не собирался: армия Криса занималась более важным делом - наказанием жителей Малгарда. На это у них была всего одна ночь.
   Недавно Рик мечтал попасть сюда, сражаться за короля, побеждать его врагов, но сейчас он радовался отъезду, пусть и на ночь глядя. Он не представлял, как присоединится к тем, кто носился в поисках недобитых мужчин или орущих от страха женщин. Неделя ожесточённого сопротивления дорого обойдётся жителям Малгарда. Гил Полосатик и Олек Рохля схватили одну женщину и пытались оседлать её вместе, но скорее мешали друг другу. В итоге начали кидать монетку, кто будет первым, кто вторым. Они любили эту игру и постоянно спорили друг с другом, что не мешало им быть друзьями не разлей вода. А вот младший сын барона Мэйдингора Влас добычей делиться не станет - светловолосая девочка лет десяти без рубахи, но ещё в цветастой юбке, предназначалась только для него. Теперь он пропадёт на всю ночь, а утром начнёт делиться с товарищами сальными подробностями. Михаэль Иглсуд покачал головой, глядя на этот вертеп, и, забрав семерых, отправился обыскивать ближайший дом. Главной страстью Михаэля были деньги и драгоценности, их он искал в первую очередь, а уж потом, если останется время, он подыщет себе какую-нибудь полуживую девочку, мальчика или женщину - в этих вопросах он часто довольствовался остатками, а если их не было, шёл спать один. Он даже за шлюх никогда не платил.
   Над Волхидской площадью разнёсся вопль, и Рик стряхнул наваждение: ему показалось, что он снова слышит предсмертный крик Диэниса. Чтение приговора давно закончилось, началась казнь. Первым казнили здоровяка Жака. Его привязали к уложенной на эшафоте деревянной конструкции, и палач с лёгкостью отрубил ему левую руку. На помост хлынула кровь, и зрители радостно загудели. Тут же на эшафоте стоял монах и бормотал молитву. Затем под вопли Жака ему отрубили правую ногу, но этого Рик не видел: он не отрывался от лица Илзы. Не глядя на эшафот, она сидела, склонившись к отцу, который выпрямился в кресле, устремив неподвижный взгляд на убийц.
   Айварих будто чего-то ждал, но его напряжение было почти незаметно. Королева Катрейна смотрела на казнь из-под полуприкрытых век, застыв словно статуя. Из-за морщинистой и блеклой кожи на лице она выглядела гораздо старше тридцати одного года. Рик не знал, что значил Диэнис для Её Величества, но он приходился ей дальним кузеном, да и в любом случае смерть члена самой знатной, могущественной и богатой семьи Сканналии станет ударом для всех Ривенхедов.
   Палач - огромный мускулистый молодец с клочкастой бородой и отвисшей губой, одетый в коричневую безрукавку с завязками спереди и просторные штаны, - отошёл, любуясь работой. Его помощники шустро перетаскивали отрубленные члены на повозку у эшафота. До конца казни ещё далеко, прикинул Рик, он не может больше откладывать. Рик на всякий случай взялся за рукоять меча и направил коня к трибуне. Люди недовольно косились на него, цедили что-то сквозь зубы, но открыто задевать боялись. Илза заметила его первой и почти сразу узнала. Она привстала в кресле, всматриваясь в его лицо. Её отец, рассмотрев, кто едет, шепнул что-то Айвариху, и тот кивнул.
   Когда над площадью разнёсся звук третьего удара, Рик предстал перед Его Величеством. Не глядя на Илзу, он протянул королю письмо от Крисфена, где говорилось о победе над мятежниками, смерти в бою их главаря Диэниса и о том, что завтра, то есть уже сегодня, Крисфен планирует выступить в Северную гавань.
   - Ну что ж, изменник получил по заслугам! - сказал Айварих, прочитав письмо, и удовлетворённо откинулся в кресле под стук четвёртого удара топора - палач отрубил Жаку правую руку.
   - Смерть ждёт всякого, кто посмеет предать короля, независимо от его звания и богатства! Стервятники в Малгарде неплохо поживились. - Айварих ни на кого не смотрел, но Холлард Ривенхед побагровел. Из-за вороньих крыльев на гербе, многочисленности и умения оказываться всюду, где можно было извлечь выгоду, Ривенхедов за глаза многие называли стервятниками, а молодые Ривенхеды и сами частенько себя так называли, бравируя перед соперниками. Стервятников хватит на всех, любили они говорить, уничтожая очередного бедолагу, вызвавшего недовольство могущественной семьи.
   Илза схватилась за рукав отцовского камзола, и стиснула пальцы так, что они побелели. Её губы дрожали, но она молчала. Отец ободряюще накрыл её пальцы ладонью правой руки. Эту руку барон обычно скрывал под широкой накидкой, и Рик впервые близко увидел, как она изуродована: мизинец отсутствовал, два соседних скрюченных пальца почти не двигались. Рик тоже хотел бы утешить Илзу, но куда ему, полунищему бастарду, до этой девушки. Он может лишь стоять в стороне и мечтать.
   - Кстати, - Айварих резко обернулся к барону Ривенхеду, - ты проиграл. Видишь, мой палач эту толстую шею с одного удара разрубил.
   И в самом деле, Жак после всех мучений лишился-таки головы, которая подкатилась к краю помоста, так что борода свешивалась вниз. К ней тут же потянулись руки, но палач резво отпихнул голову ногой к центру эшафота, ухмыльнулся недовольной толпе и деловито начал отвязывать обрубок тела: его предстояло сжечь на костре. Трясущийся Белес с ужасом наблюдал за тем, что его ждёт. Помощники палача подтащили его к освободившейся деревянной конструкции и начали привязывать.
   - Я непременно сегодня же постараюсь возвратить вам долг, - выдавил Ривенхед.
   - Ваше Величество, с вами бесполезно спорить, - тихо заметил барон Ворнхолм. - Вы всегда ставите на палача, поэтому всегда выигрываете.
   - Разве цель игры не в том, чтобы сопернику свои условия навязать? - фыркнул Айварих.
   - В таком случае скоро с вами никто спорить не будет. Удивляюсь, зачем Холлард это делает. Да и что за игра, если заранее знаешь результат?
   - А что ты предлагаешь, Георг?
   - Не сменить ли палача?
   - Да где я такого силача найду? - Айварих залюбовался тем, как палач приноравливается для очередного удара по новой жертве. - К тому же, согласись, если я против него поставлю, то могу приказать, чтобы он топором без усердия махал. Представляешь, как его репутация пострадает, если он голову не в один, а в три удара отрубит? - Айварих засмеялся. - Помнишь, мой прошлый палач как-то и с пятого удара не справился, так со злости грудь твоего тёзки, Георга Мэйдингора, ножом искромсал? Хотя, может, он просто топор наточить забыл?
   Георг Ворнхолм едва заметно поморщился, отчего шрам, идущий вдоль левого глаза до левого уха, стал особенно заметным. Война между баронскими родами, потрясавшая страну до прихода Айвариха к власти, оставила на нём след - в одной из битв он едва не лишился головы, но обошлось отрубленной мочкой левого уха. Рик представил себе сцену, когда топор впивается в шею один раз, потом второй и третий, и содрогнулся от отвращения.
   Король вдруг добавил:
   - Иногда не так уж плохо проигрывать. Как знать, может, однажды вы будете рады, что я на палача поставлю, а не против него.
   Рик заметил, что королева Катрейна напряжённо смотрит куда-то в толпу, словно забыв о казни. Рик пошарил взглядом по собравшимся людям и вздрогнул, увидев высокую фигуру отца. Тот стоял с неизменной тростью, глядя на трибуну, и Рик попытался спрятаться в тени. Он не знал, заметил его отец или нет, и уж точно встреча с ним в планы юноши не входила. Интересно, отец вообще знает, что он здесь?
   - Ваше Величество, каким образом вы узнали, что летописца убили именно они? - вполголоса спросил барон Ворнхолм. - И что случилось с Истинной Летописью?
   Айварих пожал плечами:
   - Да их с головой в руках поймали, а Летопись их вину подтвердила. Ты же древний закон знаешь - её слово незыблемо и окончательно!
   - Ваше Величество, сейчас не те времена, чтобы доверять слову язычников, - вмешался Оскар Мирн, глава Судебной Палаты и большой знаток законов. После прихода к власти Айварих создал при Судебной Палате специальный трибунал под названием Свет Веры, который рассматривал дела еретиков и колдунов. Этот орган формально возглавлял Теодор Ривенхед, но реально сейчас им заправлял Мирн. Он превосходно владел богословскими науками, знал священную книгу-кодекс Декамартион и законы, а также ненавидел любые упоминания язычников, еретиков и особенно безбожников.
   - Не беспокойся, Оскар, в таком деле я не только на Летопись полагаюсь. Естественно, мы их допросили.
   - Ваше Величество, а как вы прочли Летопись, если летописец мёртв? - негромко спросил Георг Ворнхолм. - Насколько мне помнится, он один может её читать.
   Айварих хитро прищурился:
   - А что ещё ты помнишь?
   - В основном предания. Летопись описывает происходящие в нашей стране события, а летописец переписывает их для вас. Помню, в детстве мне хотелось прочесть эту волшебную книгу, но с тех пор я и не вспоминал о ней.
   Почти все мужчины согласно закивали. Илза недоуменно нахмурилась, Рик лихорадочно вспоминал сказки, которые слышал от слуг или от отца. А ведь и впрямь было что-то знакомое в этой истории, но вот что? Какой-то могучий маг по имени Девин чёрт знает когда, тыщу лет назад, заколдовал лист пергамента так, что он знал всё про всех. Неужели это правда?!
   Мысли Рика прервали неуверенные слова Уолтера Фроммеля, главного казначея королевства:
   - Ваше Величество, я не слышал ничего подобного.
   - Немудрено, раз ты в Шагурии родился. Я вот тоже считал, что это всё сказки, пока королём не стал.
   - Чем эта Летопись отличается от обычных хроник? - пожал плечами Фроммель.
   - В отличие от них, она не лжёт, - ответил Айварих.
   Фроммель фыркнул едва слышно и спросил:
   - И только летописец может читать её?
   - Именно, мой дорогой казначей. Тебе не удастся узнать, кто и где хранит сбережения.
   - Летопись способна указать это? - напрягся Фроммель.
   - Да, если пожелает.
   - Но как проверить, что летописец не лжёт? Он может написать что угодно...
   - Это ты в отчётах можешь написать что угодно и надеяться, что тебя не поймают. Летописец клянётся писать правду.
   - Я видел много клятв, которые не соблюдались, - возразил Фроммель.
   - И как часто клятвопреступники умирали?
   - Умирали? Вы хотите сказать, что их казнили?
   - Да нет же, - нетерпеливо возразил Айварих. - Просто умирали. От того, что соврали, от самой клятвы.
   - Не понимаю, Ваше Величество, - Фроммель явно чувствовал себя не в своей тарелке.
   - Да что тут понимать? Вещица волшебная, летописец на ней магическую клятву даёт, а если её не выполняет - раз, и нет его! С магией шутки плохи! Надеюсь, мой новый летописец об этом не забудет.
   - Вы назначили нового летописца? - ужаснулся Оскар Мирн, забыв о всяком почтении. От избытка чувств побелела даже ямочка на его чисто выбритом подбородке, приподнятые брови изогнулись почти до кромки волос. Тонкие губы недовольно сжались, отчего глубокие морщины у рта обозначились резче обычного.
   - Можно подумать, у меня был выбор.
   - Ваше Величество, позвольте заметить, что существование подобных мерзостей в наше время недопустимо! Ради Господа нашего эту варварскую Летопись необходимо немедленно сжечь!
   - Ты слишком любишь жечь, Оскар. Свет Веры несёшь, так сказать? Разве недостаточно, что я тебя главой этого трибунала назначил? Сколько ты уже еретических книг сжёг - десятки или сотни? Сколько их хозяев? Троих или четверых? У тебя в суде ещё пара дел есть. Так что успокойся и мне голову не морочь! В Летописи нет ни слова о Боге или Дьяволе.
   - Но зачем назначать летописца? Ни в коем случае нельзя потворствовать богохульству, читая эту гнусную книгу! Её необходимо сжечь! - Рик ни разу не видел, чтобы уравновешенный и услужливый Оскар Мирн вёл себя так возбуждённо и резко.
   - Есть книги, которым нельзя заткнуть рот, которые нельзя сжечь! - Георг Ворнхолм пристально посмотрел на Мирна и отчеканил: - Можно убить летописца, но не Летопись. Ей тысяча лет, и за это время её пытались уничтожить тысячу раз. Чем больше пытались, тем сильнее она становилась.
   - В самом деле, ты историю неплохо знаешь, - заметил Айварих.
   - В моей семье чтут традиции.
   - Поэтому из твоей семьи ты один и остался? - грубо пошутил Айварих, а когда Ворнхолм сделал вид, что не слышал, добавил: - А мне вот никто толком про Летопись не рассказывал, хотя и мои предки когда-то ею владели. Хватит, Оскар! - Айварих оборвал Мирна, который хотел сказать что-то ещё. - Уверяю тебя, мой новый летописец крайне богобоязненный мальчик и совершенно искренне решил себя посвятить Летописи. Мне его Энгус порекомендовал, это его племянник, - Айварих кивнул на барона Энгуса Краска, главу Монетного двора, чья высокая сухая фигура во всём чёрном возвышалась надо всеми, кроме короля. В отличие от Мирна, Энгус Краск принадлежал древнему дворянскому роду и терпеть не мог выскочку из низов, чей отец был простым нотариусом.
   Оскар враждебно посмотрел на Краска:
   - Лучше бы ему уйти в монастырь и очиститься перед Богом от прежних грехов вместо того, чтобы совершать новые, служа ереси!
   - Он как раз в монахи и собирался, да я уговорил его передумать, - засмеялся Айварих. - Уж больно красочно дядя его достоинства расписал.
   - Да и не все монахи - пример для подражания, - добавил Фроммель, который с интересом прислушивался к разговору: - Надеюсь, что твой племянник будет служить королю верой и правдой, как и ты, Энгус!
   Краск сжал зубы и процедил:
   - У меня нет в том сомнений. Главное - обряд проведён, и новый летописец принят Летописью. Как известно, её не обмануть. Зря Оскар волнуется.
   - Ваше Величество, Господь мне свидетель, меня более всего волнует то, что эта Летопись до сих пор существует. Её необходимо уничтожить! На ней печать дьявола! - упрямо гнул своё Мирн.
   Все удивлённо смотрели на разгорячённого Оскара, который обычно не обращался к королю первым. Всегда крайне вежливый и корректный, свою точку зрения он доводил до короля только тогда, когда король сам его просил. Впрочем, король обращался к нему часто, ибо, несмотря на молодость - ему было всего двадцать семь, - Оскара Мирна знали далеко за пределами Сканналии благодаря его образованию, знаниям, трудам и обширным связям среди учёных, богословов и философов.
   - Тебе же сказали, её нельзя уничтожить! - раздражённо бросил Айварих. - Валамир пытался, так Сканналия чуть в покрытый льдом остров не превратилась. Почему, думаешь, Дайрус летописца приказал убить? Да чтобы в стране не одно восстание началось, а сотня. Вон, у Георга спроси или у Ривенхеда.
   - Если не ошибаюсь, летописец жил где-то за кладбищем в лесу, - задумчиво сказал Ворнхолм. - Каким образом его могли убить? Разве Летопись не защищает своего слугу?
   - Очевидно, плохо защищает. Или она решила, что слугу пора сменить, - ядовито заметил Айварих. - В любом случае, новый летописец будет во дворце жить. Утром его вместе с Летописью привезли.
   - Сюда?! Во дворец?! - задохнулся Оскар от возмущения. - Ваше Величество, умоляю, подумайте, что скажет святейшая церковь?! Несомненно, доминиарх Ривенхед согласится с тем, что дворец не место для языческих ритуалов!
   Теодор Ривенхед, пожевав полными губами, кивнул, отчего его второй подбородок стал ещё заметнее, и изрёк:
   - Мирн, без сомнения, прав, Ваше Величество, и я, как преданный вам всей душой слуга и представитель пантеарха, обеспокоенный благополучием нашей цветущей страны, хотел бы искренне и со всем уважением предостеречь вас от...
   - Доминиарх делами церкви занимается, а государственные дела - моё дело. Или ты хочешь, чтобы Дайрус и до нового летописца добрался?
   - Ваше Величество, мы, безусловно, осознаём возможные последствия, однако церковь не может одобрить...
   - Я сказал, хватит! Дайрус с войском в пятнадцати милях от нас, а вы только и знаете, что какой-то книжки бояться! - оборвал Айварих. - Эта Летопись слишком важна, чтобы её так далеко от дворца держать. И вообще, мы здесь не для того, чтобы мои решения обсуждать, а чтобы зрелищем наслаждаться. - Палач как раз собирался отрубить Белесу правую руку, но перед этим к нему подошёл священник и предложил ему покаяться напоследок, прикоснувшись к лику сына Божьего Зарии и его матери. Белес с отчаянной ненавистью смотрел на окружающих, потом обернулся к королевской трибуне и зашевелил губами, словно пытаясь что-то сказать. То ли Айварих его пожалел, то ли ему надоело, но по сигналу короля палач нанёс быстрый удар по оставшейся руке, и не успел Белес дёрнуться и закричать, как палач снёс ему голову.
   - Ваше Величество, - Георг Ворнхолм наклонился к Айвариху. - Её Величеству дурно.
   Айварих покосился на жену: королева и впрямь побледнела и с трудом дышала. Казалось, её сейчас стошнит, но, услышав слова Ворнхолма, она неприязненно посмотрела на барона.
   - Ну вот, в кои-то веки из дворца выбралась и сразу приступ! Ваше Величество, почему свежий воздух так на вас действует? Или вас новости о кузене огорчили? - Айварих склонился к самому лицу жены и ещё что-то ей сказал, но Рик его слов не расслышал. Катрейна закрыла глаза. Георг Ворнхолм, стоявший рядом, напрягся, не сводя с них глаз.
   Айварих недовольно огляделся и ткнул пальцем в Рика:
   - Райгард Сиверс! Проводишь мою супругу до кареты, а мне пусть другую подадут! Ты со мной поедешь! Мне нужны подробности о взятии Малгарда.
   - Слушаюсь, Ваше Величество! - Рик предложил королеве руку и медленно повёл её сквозь толпу сановников и членов их семей. Никто не шелохнулся.
   Катрейна шла тяжело, Рик слышал рядом хриплое свистящее дыхание. О её приступах он знал, но видеть до сих пор не доводилось - говорили, что королеве часто становится плохо на улице, словно воздух разрывал ей лёгкие. По этой причине она редко покидала дворец, всё больше превращаясь в затворницу. Некоторые шутили, что лучше бы она ушла в монастырь, коли так любит одиночество и стены вокруг. Рик один раз избил очередного шутника, и больше при нём о королеве никто не шутил.
   С самого его появления во дворце в качестве стражника короля Катрейна выделяла Рика среди других, иногда говорила с ним. Оказалось, она знала его отца, но Рик всегда уклонялся от вопросов о Ноэле Сиверсе, чтобы не грубить и не огорчать Её Величество. Он не простил отца, и расстались они после самой серьёзной в жизни Рика ссоры. Видя его реакцию, Катрейна начала деликатно обходить вопросы об отце, но на отношении к Рику это не сказалось. Она часто давала юноше мелкие поручения, рассказывала ему о дворце и его обитателях, но когда Рик попытался выяснить у неё, кем была его мать, Катрейна только сказала: "Несчастной женщиной". Впрочем, Рик не обиделся. Он не мог обижаться на королеву: она и сама была несчастной женщиной. Рик никогда не видел её улыбающейся, бодрой, уверенной в себе, а потому делал всё, чтобы не огорчать её.
   Стоило карете Катрейны отъехать, и на её место тут же хлынула толпа народа. Стражники принялись расчищать дорогу для новой кареты. Кто-то толкнул Рика локтем, кто-то наступил на ногу. Рик хотел поддать наглецу как следует, но увидел жалкого низкорослого мужичонку лет тридцати пяти. Мужичонка слегка подёргивался и, казалось, не соображал, где находится. Он извиняюще смотрел на Рика и что-то бормотал тихо и вкрадчиво, оглядываясь назад, где стояла его семья, состоявшая из жены и трёх девочек от четырёх до десяти лет. Рик от неожиданности даже улыбнулся, настолько комично смотрелся этот худосочный глава семейства с редкими прилизанными волосками, почти бесцветными глазами и губами на фоне мощной матроны с красным лицом, в чепце и ярко-красном платье под жёлтой накидкой, обшитой блёстками.
   - Понимаете, ваша светлость, вот привёл семью, чтобы посмотреть на короля, на королеву нашу... - тем временем расслышал Рик, и рука мужчины схватила его за рукав, - ...но тут так народу много, так много, куда ж нам, мы никому мешать не хотели. Я вот говорил жене, не надо деток брать сюда, зачем им такую жуть видеть, кровь эту, потом ведь спать не смогут, но она говорит, когда ещё они посмотрят на короля и королеву, но мы уже уходим...
   Рик с недоумением слушал поток слов, не понимая, зачем ему всё это вообще говорят. Жена мужичонки хлопнула его тяжёлой лапой по загривку, махнула дочерям рукой и с сожалением оглянулась на пустой эшафот:
   - Сам же твердил, что этот палач просто мастер, сильнее никого нет! Дал бы хоть полюбоваться на сильного мужика!
   Все, кто слышал сию сентенцию, расхохотались, а мужичонка криво ухмыльнулся, обежал всех бесцветными глазками и пожал плечами. Потом он оглянулся на помост, где палач смачно насаживал голову Белеса на пику, и его серые глаза широко распахнулись, стали ярче и живее. Следом палач насадил на пику голову Жака - одну поставят здесь же на Волхидской площади, вторую - на площади у королевского дворца. Руки и ноги на телегах довезут до четырёх городских ворот и там подвесят, чтобы люди не забывали об участи тех, кто предаёт короля. Мужичонка опустил голову, не глядя ни на кого. Дышал он хрипло и прерывисто, и Рику вдруг стало противно рядом с этим бесцветным типом. Брезгливо стряхнув его руку, Рик отодвинулся.
   - Да, королевский палач славится своим умением, - послышался за спиной Рика знакомый голос, от которого он вздрогнул. - Только вряд ли найдётся хоть одна жертва, способная об этом рассказать.
   Мужичонка непроизвольно кивал, но в конце произнесённой фразы сжался и уставился на новоприбывшего. Рик скривился и недовольно обернулся к отцу. Ноэль Сиверс стоял, одетый, как всегда, в длинный старомодный камзол до бёдер, старый синий дорожный плащ с капюшоном и широкополую шляпу с плоским верхом. В руках трость, короткая борода и усы аккуратно подстрижены. Рик не видел отца всего несколько месяцев, но казалось, что прошли годы.
   Ноэль холодно смотрел на семейство возле Рика. Мужичонка помялся:
   - Приветствую вас, ваша милость, - он поклонился, бросая на Ноэля взгляд из-под ресниц. - Вы так редко заглядываете к нам в Нортхед.
   - На то есть причины, Тимак. Полагаю, ты всё ещё служишь во дворце?
   - Его Величество доволен, весьма доволен, и я служу ему со всей преданностью, вы же знаете...
   - Ты служишь во дворце? - Рик не помнил, чтобы видел там этого странного человека. - А чем занимаешься?
   - Дак всем помаленьку, как Его Величество захочет. Товары привожу вот из разных стран, приборы кое-какие тонкие сделать да починить могу, с людьми дела всякие решаю. Дела - они такие, знаете, всегда находятся...
   - Райгард, нам необходимо поговорить, - прервал Ноэль излияния Тимака, пытаясь оттащить сына в сторону от толпы. - Ты не должен был вот так сбегать из дома...
   - Сбегать?! - Обида на отца до сих пор не зажила, и Рик крикнул, не обращая ни на кого внимания:
   - Ты молчал о моей матери, молчал, что я твой бастард, а теперь поговорить захотел?! Не о чем нам говорить! Другие мне всё уже сказали! И вообще, я теперь служу королю, и мой дом здесь! Больше ты меня в клетке не удержишь, я теперь сам за себя решаю!
   Ноэль нахмурился, тяжело опираясь на трость. Тимак и его жена навострили уши. Рик хотел продолжить обвинения, но тут послышался голос короля:
   - Где карета?
   Молчание повисло над толпой. Тимак с семейством и другие, кто стоял рядом, кроме королевских стражников, буквально попадали на землю. Ноэль тоже склонился, насколько позволяло покалеченное колено. Красный от злости и стыда Рик опустил голову и пробормотал:
   - Прошу прощения, Ваше Величество! Меня задержали.
   - Господин Сиверс нас визитом почтил, - насмешливо процедил Айварих, обращаясь к Ноэлю. - Решили на казнь посмотреть?
   - Нет, Ваше Величество, я прибыл по личному делу.
   - Если речь о вашем сыне, то он теперь в моей страже служит, а это не ваше личное дело.
   - Конечно, Ваше Величество, я лишь хотел убедиться, что он вернулся из Малгарда в целости и сохранности.
   - Вернулся, как видите, даже быстрее, чем мой сын, но времени на разговоры у него нет, потому что завтра до рассвета он отправляется с Дайрусом сражаться. Райгард за последние месяцы многому научился, но вряд ли под Малгардом он сумел себя проявить. Холлард как раз мне небольшое войско предоставил, вот пусть Райгард и поучаствует.
   Айварих повернулся к Рику:
   - Отправляйся к Шеймусу, он скажет, что делать. - Шеймус Ривенхед, младший брат Холларда, не участвовал в сражениях, но считался знатоком артиллерии и возглавлял Военную Палату. Именно он командовал армией, которая готовилась выступить в Северную гавань.
   Рик воспрял духом. Он идёт на настоящую войну! Именно об этом он мечтал в Малгарде! Его ждёт битва с Дайрусом! Отец был забыт, как и всё остальное.
   - Благодарю, Ваше Величество! - Рик попятился и упёрся в нечто большое. Это оказалась жена Тимака. Все, включая короля, рассмеялись, только Ноэль помрачнел, но Рику было всё равно: его ждала встреча, о которой он грезил много лет.

Глава 2. Земля предков


   Лагерь Дайруса Кройдома расположился в Северной гавани, в пятнадцати милях от Нортхеда. Будь его воля, Дайрус не торчал бы тут, а двинулся прямиком к столице, но его наёмникам не под силу победить войско Айвариха. К тому же именно здесь ему велели ждать посланцев мятежного Малгарда. Поддержка восставших поможет Дайрусу вернуть отцовский трон. Точно так же, с помощью восстания в Нугарде, Айварих когда-то победил короля Райгарда, отца Дайруса.
   Вот он и ждал уже второй день, сходя с ума от неопределённости. Вчера он так и не разглядел толком, куда они высадились: туман не позволял ничего видеть дальше полусотни шагов. Дайрус боялся, что их поджидают силы Айвариха, но разведчики этого не подтвердили, и все успешно выбрались на берег. Очевидно, их не ждали. В гавани болталось несколько торговых судов и лодок, но никаких следов сканналийского военного флота не было и в помине. По сведениям он находился на юге, и кораблям Дайруса, чтобы не столкнуться с ним, от Фангарии пришлось плыть сначала на северо-запад до Птичьего острова и оттуда повернуть на северо-восток, прямо к Северной гавани Сканналии.
   По берегу сновали грузчики, купцы, моряки, таможенники и прочие обитатели любой гавани. Крестьяне из ближайшей деревни приторговывали какой-то мелочью, да рыбак продавал свежевыловленных крабов, рыбу и омаров. Дозорный форта, расположенного у гавани, клялся, что из-за тумана не увидел их приближения и не успел отправить сообщение в Нортхед. Дайрус ему не поверил и приказал повесить, потому что тот не сумел правдиво объяснить, куда делись из форта все остальные дозорные и слуги.
   Туман поутру рассеялся, но с хмурого неба накрапывал дождь. Гавань никто не охранял, что ещё вчера показалось Дайрусу странным, а сегодня выглядело просто подозрительно. Создавалось ощущение, что всем наплевать на новоприбывших. К ночи беспокойство усилилось, но патрули не сообщали об опасностях. Несмотря на это, предчувствия не покидали претендента на трон. Обычно Дайрус не отличался верой в предчувствия, разве что это было предвкушение удачной охоты - будь то на зверя или на женщину. Но сейчас он не на охоте, а женщина, которую он прихватил с собой, никуда не убегает. Дайрус пожал плечами, тряхнул головой, скидывая капли воды с длинных чёрных волос, и плотнее запахнул лёгкий плащ. Кто ж знал, что в разгар первого летнего месяца тут холодно и сыро? Сапоги промокли, грязь чавкала под ногами, а холод мешал соображать, но что-то держало Дайруса на берегу. Он не помнил, как покидал Сканналию, - ему тогда было три года, - но по рассказам тётки и Ноэля знал эти места с детства. Знал он и то, что однажды вернётся и отберёт у Айвариха трон.
   Дайрус отвернулся от почти невидимого в темноте моря и подставил лицо северному ветру, порыв которого чуть не сбил его с ног. Дайрус прикрыл глаза от дождя и прислушался к шуму волн. Не было слышно даже болтовни наёмников, расположившихся у костров под наспех сработанными навесами. Он словно оказался один на краю земли, куда редко ходили корабли, где предания связывали северный ветер со смертью, где населённых городов почти не было, зато было много суеверий и страхов перед магией давно умерших предков. Один из предков - король Валамир - принёс сюда веру в единого Бога, но некоторые древние традиции не умерли до сих пор. Что самое удивительное, этого Валамира Дайрус видел прошлой ночью во сне: король швырял какого-то усатого идола в реку, но его снова прибивало к берегу, и слуги Валамира отталкивали его шестами, а люди вокруг плакали и что-то кричали. Потом Валамир повернулся к Дайрусу и объявил, что старые боги больше не вернутся, а если вернутся, то их надо остановить и отправить обратно по Мёртвой реке, иначе страна может погибнуть. Утром Дайрус сразу забыл сон, но сейчас он всплыл в памяти. Дайрус помнил, что река Марвага - в просторечии её прозвали Мёртвой - начинается к северу от Нортхеда. Это единственная река в Сканналии, которая течёт на север в Иштирию, а где она заканчивается, не знает никто, ибо те, кто рисковал отправиться в северные земли, никогда не возвращались.
   Шаги сзади прервали размышления, и Дайрус обернулся, стряхнув наваждение. Опять Мая явилась! И зачем он взял её с собой? Эта девчонка так цеплялась за него, что он не смог оставить её в Барундии. Да и куда он бы её пристроил? А так и ночью погреться можно и днём делом занята: он и половину наёмников не понимает, а Мая знает кучу языков, умеет читать, считать и всё время что-то пишет. Правда, что она там пишет, кто её знает. Надо бы ознакомиться с этими писульками.
   Мая робко приблизилась к покровителю. Эта робость начинала раздражать Дайруса: что он, изверг что ли? Ни разу пальцем не тронул, а она словно ждёт удара. Оно, конечно, неудивительно, учитывая обстоятельства их знакомства, но ведь не он её насиловал в том подвале! Он же её спас, прикончил двух ублюдков и неплохо развлёкся при этом. Стоило тогда и бросить её там без сознания, но нет, пожалел, дотащил до дворца, где вызвал королевского лекаря, чтобы перевязать полученную в драке царапину на руке и заодно осмотреть девчонку. Лекарь сказал, что она сегодня перестала быть девственницей, а так ничего страшного - переживёт. И ушёл, а девчонка осталась. В принципе, Дайрус не возражал. На вид он дал ей лет пятнадцать, хотя фигура её пышностью не отличалась. Несмотря на коротко подстриженные светло-русые волосы, довольно смазливая. Она в основном молчала и всегда повиновалась его приказам.
   Звали её необычно, Сам-что-то-там, но Дайрус называл её Мая. Поначалу она просто сидела одна в комнате и ничего не замечала, потом начала бродить по комнате, а когда Дайрус попытался затащить её в постель, заплакала, и всю первую ночь он её утешал. На вторую она особого рвения не проявила, но и не сбежала из постели. Даже теперь, через несколько недель после знакомства, она ждала, что он сам всё сделает. Это бесило Дайруса, но не брать же в поход Калерию, лучшую шлюху борделя, расположенного в квартале от дворца короля Барундии.
   Собственно, к Калерии Дайрус и направлялся, когда услышал женские вопли, среди которых разобрал слова на сканналийском языке. Это было так странно, что он прислушался, чего обычно делать бы не стал - мало ли кто как развлекается. С ним ехали два приятеля и трое слуг, и все шестеро были навеселе. Дайрус тут же предложил проверить, кто там орёт в подвале дома, хотя до борделя оставалась сотня шагов. После проверки из троих насильников в живых остался один - самый прыткий. Он и нанёс Дайрусу рану на руке. Рана давно зажила, а Мая осталась и всюду таскалась за ним. Вот и опять пришла: стоит как тень и молчит. Дайрус едва сдержался, чтобы не наорать на девушку. Если бы она сказала хоть слово, он бы так и сделал, но она говорила редко. Дайрус молча плюнул и зашагал к лагерю.
   Его люди уже были порядком злы, и он их понимал. Все устали, промокли и мёрзли даже у костров, ругая почём зря Дайруса, Айвариха и эту долбаную промозглую Сканналию. Хотя бы голодать не приходилось - слуги сновали меж костров, на которых в котлах готовилась еда.
   Странно, но есть не хотелось. Дайрус шёл к своей палатке, стараясь не обращать внимания на хмурые и опасные взгляды наёмников, собранных по всей Фангарии и Барундии. Король Барундии Гиемон немало ему в этом помог - Дайрус подозревал, что весь поход придуман с целью избавить Барундию от всякого сброда. Здесь были нищие барундийские солдаты, вернувшиеся с религиозной войны с Шагурией, и шагурийские солдаты, дезертировавшие из Шагурии после того, как зарианцы потерпели поражение. Конечно, все как один утверждали, что они не дезертиры, а честные эктариане, которые не могут видеть, как в их стране правят треклятые зарианцы. Много было уголовников, вытащенных из тюрем, - их без труда убедили присоединиться к войску Дайруса. Хватало и тех, кто никогда не воевал, но из-за бедности согласился поучаствовать в походе. На их подготовку пришлось потратить несколько дней, но Дайрус сомневался, что это поможет. Впрочем, королю без короны выбирать не приходилось. Придёт время, и верные вассалы будут поставлять ему солдат для войска, а пока немалую часть его армии составляют убийцы, насильники, неудачники, воры, бродяги, разорившиеся крестьяне и бог знает кто ещё. Более-менее приличными вояками были моряки с кораблей, принадлежавших Стефану Фангарскому, троюродному кузену Дайруса. Фангария - восточная область Лодивии на границе с Барундией - обладала небольшим торговым и военным флотом и мечтала о самостоятельности, чего король Лодивии Урмас Десятый допустить не мог и время от времени делал попытки отобрать флот в пользу лодивийской казны. Стефан на время передал Дайрусу корабли и раздобыл денег, а взамен Дайрус пообещал помочь Фангарии в борьбе за независимость и обеспечить торговому флоту Стефана беспрепятственный проход по Нейскому каналу. И он выполнит обещание, если станет королём Сканналии! Правда, Дайрус уже и сам не верил, что сможет это сделать.
   Дайрус остановился у сиротливого костра, отмахнулся от плосколицего узкоглазого слуги, суетившегося над огнём, и присел на бревно, которое Дим ухитрился сохранить сухим. Дим, как и Мая, имел более длинное и сложное имя, но Дайрус даже произнести его не мог. Никто не знал, из какой он страны, да никто и не интересовался. Гиемон просто всучил Дима племяннику и возражений не слушал. Может, шпионить поставил? Ну и хрен с ним, зато травяные отвары у него отменные, особенно если добавить туда кое-чего покрепче: Дайрус продрог до костей.
   Мая присела рядом, сняла с плеча деревянный футляр, обшитый выцветшей кожей, поелозила ключом в замке и вытащила тетрадку. Раскрыв её, она пробежала глазами страницу, подняла лицо к беспросветному небу и о чём-то задумалась. Дождь прекратился, но ветер не умолкал, заставляя страницы дёргаться словно живые.
   От соседнего костра раздался взрыв смеха, и Дайрус заметил насмешливые взгляды, которые наёмники бросали в их сторону. Он невольно прислушался.
   - ...ну вот, порезвились мы, и тут этот козёл приставил мне нож к горлу и спросил: "Какой церкви поклоняешься?" Прикинь, только что вместе бабу сношали, а он лезет со своим вопросом! Её-то этот мудак про веру не спрашивал!
   - Исповедать, что ли, тебя собрался?
   - А хрен его разберёт. Полез смотреть, висит ли у меня на шее лик или нет, да только моя верёвочка давно сгинула, но он не отставал...
   Дайрус невольно коснулся золотой струны, висевшей на шее. Эктариане верили, что такая вот невидимая струна, состоящая из десяти нитей, соединяла души людей напрямую с Отцом Небесным и после смерти помогала им попасть на небеса. Кончики струны скреплялись на груди. Эктариане, в отличие от зарианцев, носили на струне лик сына Божьего Зарии или его смертной матери Миры, вырезанный на тонкой пластинке. Внешне это было самым заметным отличием между зарианцами и эктарианами: зарианцы считали лики проявлением идолопоклонничества и боролись с ними изо всех сил.
   - А ты? - вклинился в мысли Дайруса голос наёмника.
   - А чего я? Захочешь жить, и скантом обзовёшься.
   - Тогда тебя и те, и другие пришьют.
   - Да щас. Я такого насмотрелся, что эктариане и зарианцы творили, и понял, что они друг друга ненавидят больше, чем язычников поганых.
   - Это потому, что язычников не осталось.
   - Ну уж и не осталось. А кто Таркуруна поминал, глядючи на молнии?
   - Да я ж к слову.
   - Так и я к слову.
   Дайрус поморщился. Такие разговоры точно не одобрила бы его покровительница Маэрина Барундийская. Она шпыняла его за бранные слова, за недостаточное прилежание в учёбе, за ошибки в сканналийском языке, но её религиозность была почти фанатичной. Даже её муж, король Гиемон, прикусывал язык в её присутствии, хотя обычно не стеснялся в крепких выражениях по отношению к церкви, чьи богатства и власть не давали ему покоя.
   Идеи церковных реформ витали в воздухе, о них говорили во дворцах, на рынках и в деревнях Барундии и других стран, о чём ему рассказывали приезжие. Дворец Гиемона был прибежищем как для образованных людей разных стран, так и для знатных эктариан, бежавших на запад из той же Шагурии или более восточных земель. Эктарианская церковь слишком разбогатела, слишком много монастырей, орденов и прочих нахлебников расплодилось, слишком много правил и церемоний, которые оплачивались непомерными налогами. Против этого и выступали зарианцы, считавшие, что нужно разогнать монастыри, отменить почитание святых и прекратить увешивать храмы многочисленными иконами и ликами, а сосредоточиться на более простых и понятных заветах, изложенных в священном кодексе Декамартион.
   Зарианцы, как и эктарианцы, верили в Отца Небесного, в то, что он держит в руках невидимые струны человеческих душ. И те, и другие верили, что грехи отягощают душу и не позволяют ей по невидимой струне подниматься на небеса после смерти, что каждый из десяти смертных грехов обрывает одну из десяти нитей струны, а если порваны все десять нитей, то душа низвергается в ад. Различия между эктарианцами и зарианцами проявлялись во взглядах на пути спасения души, совершившей меньше десяти грехов, или же отягощённой незначительными грехами. Если грешник не имел возможности или не хотел искупить их сам, издавна ему помогали в том монахи. Монастыри и появились изначально как места для тех, кто мечтал о безгрешной жизни, дабы после смерти вознестись к Богу без того, чтобы душа болталась где-то между небом и землёй. Если святые были одиночками, нёсшими веру язычникам, то монахи собирались вместе и жили по общим правилам, совершая добрые дела. Так, по крайней мере, внушали Дайрусу с детства. Они совершали так много добрых дел, что со временем стали записывать их на бумаге, скрепляя печатью монастыря и продавая грешникам. Такие бумаги назывались дайалуты. Зарианцы объявили дайалуты не меньшим злом, чем грех, ибо каждый человек должен искупать грехи сам, а не покупать прощение у других грешников, каковыми зарианцы считали монахов. Так же относились зарианцы и к святым: по их мнению то были обычные люди, и они не заслуживали почитания наравне с Богом. Даже лики сына Божьего Зарии и его матери Миры они считали порождением человеческих слабостей и желания иметь кумира под рукой, ибо согласно их учению Зария не носил никакого лика и не молился никаким иконам и святым. Зарианцы считали, что этому примеру и должны следовать все его последователи.
   Более двадцати пяти лет зарианцы вели борьбу против монастырей, дайалутов, почитания святых, ликов и икон, дорогих и сложных обрядов, и с тех пор это учение укоренилось во многих странах, с чем неустанно боролся латейский престол. Пантеарх Латеи - хранитель кодекса Декамартион - вёл переговоры с эктарианскими правителями, поддерживал походы против зарианцев, но популярность новой веры ширилась как среди простых людей, так и среди знати. Зарианцы дошли до такой наглости, что переводили Декамартион на разные языки, чтобы простые люди сами могли его прочесть. По мнению эктариан, только пантеарх Латеи имел право объяснять Божьи заповеди через назначенных в разные страны эмиссаров - доминиархов.
   Церковь Сканналии перемены пока не затронули благодаря твёрдой политике Айвариха и изолированному положению страны, но сам Айварих родился в Шагурии, и его первой женой была зарианка, да и требование реформ на юге Сканналии становилось всё настойчивее, что давно беспокоило Барундию.
   Сама Сканналия представляла собой вытянутый - миль триста в длину и сто тридцать в ширину - полуостров к северу от Барундии. Обе страны соединял Нейский перешеек, и Гиемон не отказался бы присоединить северного соседа к своим землям, но перешеек уже сотни лет контролировали жители Нугардской области - самой южной части Сканналии. Пятнадцать лет назад именно они помогли Айвариху отобрать трон у отца Дайруса.
   Дайрус радовался, что не пришлось идти пешком через Нейский перешеек, хотя захватить Сканналию с моря было ещё труднее. На восточном побережье у Нугарда имелась одна-единственная пригодная для судов Новая гавань, построенная на Нейском перешейке. Плавать дальше на север мешали течения и бури - никто не рисковал отправлять туда корабли. В полумиле к югу от Новой гавани начинался огромный разлом, заполненный морской водой, из-за чего его называли Нейским каналом. Разлом рассекал Нейский перешеек с востока на запад, превращая Сканналию фактически в остров, если бы не удивительный скальный мост, соединявший берега разлома у Нугарда, удачно расположенного между разломом и гаванью. Мост в две мили шириной - в народе его звали Дройхедским - аркой выгибался над водой, позволяя судам курсировать по Нейскому каналу. Ходило немало легенд о том, как возник этот разлом вместе с мостом, какие бедствия в те времена пришлось пережить народу, но всё это было давно.
   Западные воды Сканналии были поспокойнее, но тут корабли поджидали многочисленные скалы, хитро упрятанные природой, чтобы в самый неподходящий момент заманить какое-нибудь судно в ловушку. Кроме того, западное побережье покрывала сеть горных и прибрежных форпостов, позволявших сообщать о появлении чужаков. Больших гаваней на западе было в два раза больше, чем на востоке - целых две. Южная гавань также принадлежала Нугарду и находилась у западного конца Нейского канала, а вот Северная обеспечивала связь с морем столицы Сканналии Нортхеда, где располагался королевский дворец Айвариха. К северу от Нортхеда Сканналия снова сжималась до узкого перешейка, который уходил в неведомые земли Иштирии, северной области Сканналии. Где Иштирия заканчивалась, жили там люди или призраки - этого никто не знал. По преданиям там всё было покрыто льдом, а жили в Иштирии старые боги скантов - народа, когда-то населявшего Сканналию. Границу Иштирии отмечала Черта - стена плотного тумана, скрывавшего северные земли от взоров любопытных. Страна Ледяного Тумана - так называли Иштирию те, кто верил, что за туманом их ждёт загробный мир бога Селевруна.
   Какая прихоть природы или причуда богов создала такое странную, неуютную и малодоступную страну, Дайрус понятия не имел, как не знал, где на севере Сканналия заканчивалась, потому что никому ещё не удалось обогнуть эту землю по морю. Столетиями смельчаки пытались доплыть из Лодивии в Шагурию в обход Сканналии, но льды, скалы и ветры заставляли их возвращаться или сложить головы в тщетных усилиях найти морской путь с запада на восток, а потому ушлые торговцы использовали либо Нейский канал, либо шли через земли Барундии, в зависимости от того, где было выгоднее, и Гиемон с Айварихом ревниво следили за доходами друг друга.
   Дайрус очнулся от размышлений о наследстве, которое ему предстояло завоевать, и прислушался к болтовне солдат. Мая по-прежнему сидела рядом, напряжённо слушая тот же разговор.
   - ...а красоты в ней куда больше, чем в иной королевской шлюхе...
   Дайрус дёрнулся. Слово "королевской" звучало с такой издёвкой, что к лицу будущего короля прилила кровь. Солдаты, уже изрядно захмелевшие, несмотря на все запреты, смеялись, поглядывая в их сторону, а их признанный лидер - Василь Беззубый - призывно облизывал губы. Командир Василя, сотник Марик Седой из Броддама, подошёл, молча врезал ему по роже и так же молча вернулся к костру, приглаживая по дороге густую седую шевелюру. Его изборождённое оспинами лицо казалось совершенно спокойным.
   Дайрус облегчённо вздохнул. Марик предупреждал принца, что с бабой горя не оберёшься, требовал ссадить её на Птичьем острове, но Дайрус отказался наотрез. Теперь вот приходится расплачиваться. Ему хотелось наказать Василя, чтоб другим было неповадно, но он не представлял, как поставить на место этих мерзавцев. Вмешайся он, кто знает, как поступит тот же Василь, за спиной которого не один десяток убитых еретиков-зарианцев и вряд ли меньше эктариан. Он прошёл три войны, и, хотя зубов у него во рту и впрямь почти не осталось, кусаться он умел. И не факт, что остальные поддержат Дайруса. К счастью, Марик сам решил вопрос, и Дайрусу лучше сделать вид, что он ничего не слышал. В конце концов, Мая того не стоит. Вон уткнулась в книжку, словно ничего не слышит. Дайрус вспомнил, что хотел проверить, о чём она пишет. Он протянул руку и рывком выхватил книгу из рук девушки. Мая вздрогнула и испуганно покачала головой. Она попыталась отобрать книгу, но Дайрус упрямо оттолкнул её руку и начал громко читать вслух:
   - "...мы всё еще плывём на север. Берега Сканналии не видны за горизонтом, и мы держимся подальше от них, чтобы нас не заметили с береговых постов..." - Дайрус фыркнул: - Гляжу, ты внимательно слушала. Никогда бы не подумал. - Он перелистал пару страниц и продолжил:
   - "...родители так много говорили об этой стране, что мне кажется, будто я знаю о ней больше, чем все на этом корабле. Странно: я помню, чему меня учили, а вот папу и маму не помню почти совсем, хотя они умерли недавно. Не знаю, порадовались бы они, если узнали бы, что я возвращаюсь сюда..."
   Дайрус с досадой смотрел на Маю:
   - А меня уверяла, что ничего о себе не помнишь!
   Мая молчала. Дайрус нахмурился и вернулся к чтению:
   - "Не знаю, что бы я делала, если бы не встретила принца. Я не помнила, где мой дом, только знала своё имя. Он взял меня, чтобы я помогала его воинам общаться между собой, но, мне кажется, они друг друга понимают и без меня, и я их боюсь. Принц Дайрус снова мучился от морской болезни, его рвало почти весь день, и он совсем ослабел..." - Если бы громкий хохот не прервал чтение, Дайрус и сам бы остановился. Те неприятные мгновения он предпочёл бы забыть напрочь, а не выставлять напоказ. Чёрт бы побрал Маю с её писульками! Что ещё она там понаписала о нём и как она вообще посмела?! Если придётся покинуть Сканналию, он бросит девчонку тут!
   Дайрус смял книжку в руках и швырнул её в огонь. Мая застыла, глядя на горящую бумагу, потом кинулась к костру, но Дим перехватил её и удерживал, пока огонь пожирал это свидетельство чужих слабостей. Мая не вырывалась, она прижалась к Диму и сквозь слёзы смотрела то на книгу, то на Дайруса.
   - Между прочим, вышло получше, чем раньше, - встрял Сильвестр по прозвищу Монах. Он представлялся поэтом. То ли он сбежал из монастыря, то ли принял обет вести себя как монах, но прозвали его именно так. Он был довольно толст, почти лыс, а его черты менялись в зависимости от выражения лица - невозможно было сказать, толстые ли у него губы, широкие ли щёки, и даже цвет серых глаз иногда словно менялся. Вчера и сегодня он где-то шлялся и вот внезапно возник из темноты. Никто не знал, как эта странная личность затесалась в армию Дайруса, но настроение он поднять умел.
   Василь подскочил к ним. От него разило хмелем, но на ногах он стоял твёрдо.
   - Вашество, а от девчонки заодно не хотите ли избавиться? Я бы её оприходовал, а то...
   - В моя страна муссина спрасивать зенсина про её зелание, - глядя в упор на Василя, произнёс Дим. Он вечно коверкал слова, из-за чего над ним все издевались, но Дим не обращал внимания на такие мелочи.
   Василь медленно обернулся к нему:
   - Жёлтая обезьяна что-то сказала? - Он оскалился и передразнил: - А в моя страна мужчина берёт, что хочет, или он не мужчина! - и ехидно оглянулся на Дайруса.
   Дайрус понял, что придётся отреагировать на оскорбление, но пока он думал, Дим вдруг оказался рядом с Василем и нанёс резкий, почти невидимый удар в грудь противника, после чего врезал ему ногой между ног. Василь издал какой-то задушенный стон, повалился на землю и завыл. Пара его приятелей, чьих имён Дайрус не знал, бросилась на помощь, но Дим с лёгкостью, словно это ему ничего не стоило, отправил их к Василю. Казалось, Дим и с места не тронулся, а оба нападавших уже катались по грязи, причём один явно сломал руку и орал благим матом.
   Ещё несколько человек поднялись, решая, стоит ли вмешаться. Дайрус, наконец, опомнился и заорал:
   - Хватит!
   Прозвучали окрики из темноты, Марик Седой угрожающе навис над Василем. Кто-то пошутил над поверженными, кто-то присвистнул, глядя на три корчившиеся от боли жертвы, а некоторые явно не прочь были расправиться с иноземцем, поднявшим руки-ноги на их друзей. Большинство же собравшихся с интересом поглядывали на Дима, который внимательно водил по сторонам раскосыми чёрными глазами. Дайрусу Дим напоминал приготовившуюся к броску змею.
   - Иди в палатку! - велел Мае Дайрус. Та кивнула и побрела в темноту. Дим пошёл проводить её, и Дайрус сделал вид, что так и надо. Новых оскорблений не последовало.
   - Чтоб ему, безбожнику поганому, с его ломаным языком, пусто было, - пробормотал себе под нос Дайрус. - Не хватает мне с ним проблем! И чего лезет на рожон?
   Настроение, и без того поганое, испортилось совсем, но зато незаметно прошёл страх перед солдатами. Поэт, увидев возможности для развлечения, принёс лютню и запел похабную песенку о том, как два брата не поделили юную деву и порешили начать из-за неё поединок. Веселье продолжилось.
   Дайрус не стал слушать песню до конца. Напоследок глянув на Василя и его приятелей, он отправился вслед за Маей и Димом. Эта парочка удивительно легко нашла общий язык - друг с другом они говорили больше, чем со всеми остальными вместе взятыми. Мая обучала Дима сканналийскому, расспрашивала его о далёкой родине, а Дим покровительственно относился к девушке с самого первого дня, когда она появилась во дворце. Он заботился о ней, но сегодня впервые Дайрус увидел, на что он способен кроме мытья посуды и готовки еды. При нём Дим никогда не брал в руки оружия, но кто же знал, что оно ему и не нужно?
   Мая уже почти не плакала, когда Дайрус забрался в палатку, а тихо лежала на сырой подстилке. Дайрус разделся догола, моментально покрывшись мурашками, и нырнул под одеяло. Его знобило, и он мечтал побыстрее согреться и заснуть. А как лучше согреться? Подтащив Маю к себе, он стянул с неё одежду и приступил к делу. Мая неловко коснулась его лица пальцами, но Дайрус отмахнулся от них. Где же чёртовы посланцы восставших? Разбиты они или идут на помощь? Где армия Айвариха - ведь не может же он не знать об их присутствии? Вопросы волей-неволей возникали, и Дайрус остервенело гнал их прочь, усиливая толчки. Потом Дайрус прижался к Мае - так было теплее - и задремал. Где-то в мозгу свербила мысль: зачем он ввязался в эту бессмысленную авантюру? Во сне он шёл от Северной гавани к Нортхеду, но оказался у неведомой туманной Черты, и Айварих швырял его в Мёртвую реку, как Валамир деревянного идола.

***


   Самайя долго не могла заснуть, слушая хрипловатое дыхание принца Дайруса. Похоже, он всё-таки простудился несмотря на её и Дима травяные настои. Оставалось надеяться, что его не схватит лихорадка посреди этого холодного и негостеприимного края. Самайя теснее прижалась к Дайрусу, отдавая ему тепло. Ей было жаль принца. Он старался быть командиром, но большинство солдат его ни во что не ставили. Она точно знала, что некоторые прибыли сюда с целью дезертировать, и за прошедший день армия Дайруса недосчиталась пары десятков человек. Так ей сказал Дим, а он всегда всё замечал. Она не хотела огорчать Дайруса и не сказала ему об этом. Даже когда он выбросил её записи, она промолчала - всё равно они ей больше не нужны. Если потребуется, она снова запишет свои ощущения и наблюдения, а пока пришло время остановиться. Ей уже удалось увидеть лица родителей, хотя она не знала их имён, она вспомнила какого-то старого деда и похожего на неё саму мальчика, лежавшего в гробу. Память начинала возвращаться, пусть и медленно, но и от нескольких воспоминаний голова иногда жутко болела. А ещё она боялась, что её прошлое окажется тяжёлым и болезненным, как то изнасилование.
   Сама того не желая, она постоянно возвращалась к этому неприятному событию: с него, можно сказать, началась её новая жизнь. Что было в старой, она почти не помнила. Как она оказалась в том доме, кто те люди? Она смутно помнила боль и тяжесть тела насильника, помнила его руки на груди, но вот лица его не помнила совсем - от слёз всё расплывалось. Когда всё кончилось, она пыталась уползти, но другие тоже хотели получить удовольствие, и тогда она отчаянно закричала на них, причём не на барундийском языке, а на сканналийском, который они вряд ли знали. Она умоляла их оставить её в покое, дать ей уйти, и небеса её услышали, послав Дайруса. Он ворвался в её жизнь, спас и забрал с собой. Высокий, с чёрными волосами, тёмными пронзительными глазами и густыми бровями, он не был очень красив из-за длинного крючковатого носа и грубоватых черт лица, но из благодарности она старалась быть ласковой, даже привыкла спать с ним по ночам, хотя в постели особенно остро вспоминался первый печальный опыт. Она не испытывала ни желания, ни удовольствия от близости с принцем, но зато в остальное время жила своей жизнью, и никто не расспрашивал её о прошлом, которого она не знала. Дайрус бывал и нежным, и грубоватым, но по-своему любил её - ведь он её не выгнал на улицу без денег и памяти, а отправил помогать Диму в работе. Там, во дворце, где собирались люди из самых разных стран, она и выяснила, что понимает многие языки. Дим посоветовал королю Гиемону использовать её, когда королевский переводчик сломал шею. Позже она переводила речи наёмников, записывала их имена, составляла списки продуктов и всего необходимого для похода, указывая точную стоимость всех товаров, и подсчитывала, сколько кому выдать жалованья. Гиемон, глядя на неё, ухмылялся и советовал племяннику не слишком увлекаться женщинами вдали от Барундии. Самайя во дворце не раз слышала, что Дайрус может жениться на Марции, дочери Гиемона, но само собой предполагалось, что это произойдёт, если бездомный принц станет королём Сканналии. Говорить об этом при королеве Маэрине боялись - её сводная сестра Катрейна была королевой Сканналии, - но шила в мешке не утаишь, и, наконец, свершилось то, о чём даже слуги шептались меж собой с тех пор, как Дайрус появился во дворце: принц отправился завоёвывать трон. В какой-то мере Дайрус напоминал Самайе её саму: такой же бездомный и неприкаянный в поисках места под солнцем, и она цеплялась за него как за последнюю надежду обрести дом.
   Мысль о том, чтобы плыть в далёкую незнакомую страну, не сразу пришла ей в голову, да и Дайрус не собирался брать её с собой, но Дим сказал, что в бреду и во сне она часто упоминала родных из Сканналии и город Нортхед. Дим также разыскал в Арпене дом её родителей и выяснил, что вся её семья погибла, а дом сожгли. Соседи считали Маю погибшей и называли ведьмой, а при упоминании её имени прикасались к висящему на шее лику Зарии или его матери. Дим сказал, что они и на него смотрели косо, и посоветовал никому не говорить о семье, а просто уехать в Сканналию и поискать там родных. Засыпая, она мечтала о том, как Дайрус станет королём и поможет отыскать родственников.
   Самайя проснулась на рассвете от внезапного шума. Полог палатки откинулся, и незнакомый колючий голос произнёс:
   - Ваше Высочество, прибыли гонцы с новостями!
   Дайрус устало поднял голову, стряхивая сон и пытаясь сообразить, о чём речь:
   - И каковы новости? - прохрипел он и закашлялся.
   Незнакомец продолжил:
   - Восстание в Малгарде разгромлено, войско Айвариха на подходе!

Глава 3. Первая битва будущего короля


   Они едва успели подготовиться к нападению, как их атаковали прибывшие всадники. Пехотинцы Дайруса были готовы: длинные пики служили надёжным заслоном от этого манёвра. На месте противника Дайрус сначала пустил бы в ход лучников, но, похоже, во главе солдат Айварих поставил человека, не любившего тратить время на стрельбу. Уставшие лошади, отмахавшие пятнадцать миль, мало годились для боя. Лучше бы их командир приказал всадникам спешиться и идти в атаку пехотинцами.
   Впрочем, Дайрус не жаловался: он не хотел проиграть первый бой, даже если победа достанется из-за идиотизма соперника. К счастью, сама природа неплохо защитила гавань: горные кряжи закрывали её с юга и севера, переходя в невысокие холмы. Между холмами притулилась узкая равнина, по которой и проходила дорога от Нортхеда к гавани. Эту-то равнину и перекрыла пехота с пиками, а на холмах по флангам Дайрус поставил арбалетчиков, лучников и артиллерию. Подходящее место для обороны, и Дайрусу повезло, что нападавшие не дождались подкрепления.
   Конечно, будь у Дайруса конница, шансов было бы больше, но откуда ей взяться? Кораблей кузен Стефан выделил не так много - едва влезли четыре тысячи воинов и около пяти сотен слуг, мастеровых, оруженосцев и пажей. Наёмники, по большей части, не имели денег на лошадей. Впрочем, сканналийцы не обладали крупными армиями и конницей: они не ходили походами на другие страны, и к ним никто не совался. До гражданской войны во времена отца опасность исходила разве что от горцев Рургарда, да и она закончилась сто лет назад, когда последний король Рургарда признал власть короля Сканналии. Последние мощные укрепления Сканналии построили именно тогда, и с тех пор большая часть городских стен пришла в негодность. "Жаль, - подумал Дайрус, - что мне это не поможет".
   Дайрус всмотрелся в поле боя: конница Айвариха рассыпалась перед ощетинившейся пиками пехотой и пыталась продолжить атаку, несмотря на ливень из стрел. Всадники быстро приближались, но здесь их поджидали ямы, вырытые вчера по приказу Дайруса. Говорить о победе, конечно, рановато, но пока события развивались в его пользу.
   Да, конницы у него не было, но зато у него отличные лучники и арбалетчики, а также несколько пушек, которые напрочь отсутствовали у нападавших - их просто не успели притащить. Пушки стояли на флангах армии Дайруса и уже сделали несколько выстрелов, выведя из строя с полсотни всадников и лошадей.
   Как доложили разведчики, им противостоял отряд в две тысячи человек. У Дайруса вдвое больше, но хуже обученных и менее сплочённых. Оставалось надеяться, что его люди будут драться изо всех сил ради того, чтобы выжить.
   На самом деле, как только Дайрусу сообщили, что восстание разгромлено, он мечтал поскорее убраться из Сканналии. Его войско не сможет захватить страну, как бы им этого ни хотелось. Для осады и захвата Нортхеда нужна помощь хотя бы Малгарда, но на неё теперь рассчитывать не приходится. Разумнее всего отправиться восвояси, однако все не успеют погрузиться на корабли до прибытия врага, а оставшихся с лёгкостью уничтожат приближающиеся силы Айвариха. Дайрус не хотел бросать людей на произвол судьбы, а потому решил дождаться врага и дать бой.
   Когда закончилась первая атака, Дайрус потерял меньше сотни людей, при том что около двухсот солдат Айвариха остались на поле боя.
   Принц велел перестроиться, убрав в сторону раненых и убитых, но стоило начаться новой атаке, как хлынул ливень. Вскоре из-за дождя лошади стали вязнуть в песке, а тетивы луков и арбалетов вымокли. Порох превратился в жидкую кашу, и от пушек пришлось отказаться. Кончилось тем, что обе армии сошлись врукопашную, используя мечи, кинжалы, пики и алебарды. И тут уже исход боя решала численность.
   Дайрус ждал на правом фланге, пытаясь с холма рассмотреть, что происходит в гуще сражения. Из-под пелены дождя внезапно возник Дим, и Дайрус выругался, скрывая испуг. Слуга притащил промокшего насквозь типа в рваном плаще.
   - В чём дело? - рявкнул недовольный Дайрус, но Дим и ухом не повёл, а его спутник сказал:
   - Ваше Высочество, к вечеру или к утру прибудет Крисфен с ратью. Там тысячи полторы всадников. А ещё сюда движется флот из Южной гавани...
   Флот, значит. Этого следовало ожидать. Дайрус почему-то только сейчас понял, что придётся бежать. Он прибыл сюда, чтобы стать королём, а в итоге выставит себя на посмешище перед всем миром, предстанет перед дядей и тёткой как побитая собака. Ярость и обида буквально рвались наружу, и Дайрус дал им выход. До сих пор он участвовал только в учебных боях да уличных драках, но он постарался припомнить все навыки и умения, пока мчался навстречу битве, которая звенела вдали ударами мечей, хрипела треском ломающихся копий и кричала сотнями глоток. За Дайрусом неслись несколько человек, и они все вместе врубились в ряды сражающихся. Штандарт с гербом Дайруса в виде щита, разделённого вертикально на синее и белое поле со стоящим на двух ногах львом в центре, поплыл над полем битвы.

***


   Начала сражения Дайрус почти не запомнил: он рубил и колол всех, ничего вокруг не замечая. Постепенно крики "Принц Дайрус!" пробились сквозь грохот битвы. Вражеские солдаты быстро сообразили, кто перед ними, и усилили напор. Они что-то кричали, и Дайрус различил несколько фраз, долетавших со всех сторон: "Отродье убийцы!", "Будь проклят сын узурпатора!", "Нет ублюдку Райгарда!", "Выпотрошить мерзавца!".
   Перед Дайрусом возник мальчишка лет пятнадцати в открытом шлеме и яростно замахал мечом, который он явно лишь недавно научился держать в руках. Меч был невелик, мальчишка вертел им не слишком умело, но тоже орал: "Смерть сыну изверга!"
   Дайрус, недолго думая, рубанул парня тяжеленным мечом, тот рухнул на скользкую землю, попытался вскочить, но поскользнулся и снова упал. Дайрус почти ничего не видел из-за дождя, и со злости ткнул мечом в то место, где лежал мальчишка. Удар пришёлся по подолу кольчуги, но лезвие скользнуло к бедру, и мальчишка вскрикнул - похоже, зацепило всё-таки. Дайруса уже оттеснили в сторону, и он успел прикончить несколько человек, когда снова оказался рядом с мальчишкой: тот стоял на колене, поддерживая вторую ногу. Кровь сразу смывал дождь, но видно было, что парень потерял её немало и изрядно ослаб. Дайрус хотел отвернуться и продолжить бой, но мальчишка упрямо встал и, с ненавистью глядя на Дайруса, поднял меч. Дайрус собрался его добить, но тут сзади кто-то заехал мальчишке булавой по шлему, и он свалился в жидкую грязь. Краем глаза Дайрус заметил свой штандарт и оскалился. Битва продолжалась.

***


   Самайя выпрямилась, вытерла пот со лба и залюбовалась фигурой принца на берегу. Она едва успела прийти в себя от страха, что его убьют, и теперь постоянно оглядывалась на него, словно боялась поверить своим глазам. Битва шла полдня, а сейчас все лихорадочно грузились на суда, отобрав для этой цели все лодчонки у местных. Но всё равно погрузка займёт не один час, и Самайя боялась, что принц не успеет уйти от врагов. Легкораненые солдаты Айвариха собирались у леса по приказу Дайруса, их охраняли люди Марика Седого. Тяжелораненых никто не трогал. Несколько пленных под руководством одного из десятников Дайруса копали могилы для убитых наёмников.
   Принца Дайруса сейчас интересовало лишь одно: убраться подальше отсюда, пока к врагу не подоспели подкрепления. Самайя слышала, как он приказывал капитанам готовиться к выходу в открытое море, чтобы не столкнуться с флотом Айвариха, идущим с юга. Сама девушка не знала, как поступить: уплыть с Дайрусом или остаться в Сканналии и найти родных. Дим по этому поводу заявил, что в Барундии любят сжигать ведьм, и лучше остаться тут, но что ей делать одной? Дим сказал, что если она позволит, он отправится с ней куда угодно, только поможет ли ей его компания? Он слишком не похож на остальных. Самайя споткнулась об очередного мертвеца и отвлеклась от беспокойных мыслей.
   Они с Димом обыскивали трупы в поисках чего-нибудь ценного. Они уже нашли несколько золотых перстней и немало серебряных и медных монет: Дим мастерски вытаскивал их из кошельков на поясах, из-под кольчуг, из-за пазух, из сапог, из волос и других потайных мест. Этим, впрочем, занимались сейчас все солдаты Дайруса, ещё не погрузившиеся на корабли. Вообще-то Самайя предпочла бы держаться от мертвецов и раненых подальше, но Дим не спрашивал, а просто потащил её на поле боя.
   Опустившись возле мертвеца, уткнувшегося лицом в грязь, Самайя осторожно подёргала его за рубаху, выглядывавшую из-под кольчуги. На плаще, край которого был зажат в левой руке трупа, блестела омытая дождём серебряная застёжка с зелёным камнем. Заметив её, Дим протянул руку и дёрнул плащ на себя. Рука не отпускала - Самайя попыталась разжать кулак, но пальцы сжались сильнее. Тело зашевелилось, послышался слабый стон. Дим вынул нож, но Самайя оторвала застёжку и сунула в руки Дима. Тот задумчиво стоял над раненым с занесённым ножом, потом ногой перевернул его на спину. Совсем мальчик, бледный от потери крови и весь грязный, низ рубахи в крови, помятый сзади шлем валялся рядом, в коротких чёрных волосах запеклась кровь.
   - Оставь его, Дим, пожалуйста, - попросила Самайя. - Он тебе не помешает.
   Тот пожал плечами и позвал её дальше, но Самайя покачала головой.
   - Я останусь тут. Вдруг ему можно помочь?
   - Он здеся не помогать, а убивать. Ты, я, принс - всех убивать. А ты хотеть помогать?
   Самайя рассматривала врага её принца. Он казался её ровесником, но у него наверняка есть отец и мать, которые ждут его из похода. Может, и девушка есть - он такой симпатичный, даже под слоем грязи. Лицо по-мальчишески пухленькое, но когда он станет мужчиной, то будет очень красив, если доживёт, конечно. Высокий лоб, прямой нос, красиво очерченные брови и скулы, тонкие губы - особенно верхняя, - сужающееся книзу лицо и чуть выдающийся подбородок. А ещё упрямые и полные боли тёмно-карие глаза... Самайя вдруг осознала, что смотрит в эти глаза, и они открыты.
   - Кто победил? - его голос был хриплым, едва слышным. - Кто ты такая?
   - Я не враг, - прошептала Самайя. - Я не причиню вам вреда. Давайте, я помогу.
   - Что случилось? Чем кончилась... - незнакомец выплюнул грязь, набившуюся в рот, и скривился от боли.
   Самайя боялась сообщать ему исход боя. Краем глаза она заметила, как Дим выдернул из правой руки мальчика рукоять меча.
   - Принс Дайрус победить, твой принс проиграть, - громко сказал Дим.
   - С нами не было принца, он... - Раненый замолчал, с удивлением глядя на взъерошенного и необычного на вид Дима, и лишь потом до него дошёл смысл сказанных слов:
   - Дайрус победил?! Он не мог победить! Он ублюдок, его место... я должен был... - он снова закашлялся.
   - Не волнуйтесь, принц Дайрус скоро уедет. Вы проиграли битву, но не войну, - слова нечаянно вырвались, и мальчик уставился на неё как на ненормальную.
   - А ты кто?
   - Меня зовут Самайя, я приехала с принцем.
   - Самайя? Странное имя.
   - Все зовут меня Мая, - она едва сдержалась, чтобы не сказать, что это принц зовёт её так. - А это Дим, мой друг, он приехал издалека.
   Дим слегка поклонился, как всегда делал, когда его представляли кому-то.
   - Дим, помоги, пожалуйста, перенести его отсюда. Хочу его перевязать, - Дим скорчил недовольную рожу за спиной раненого, но обхватил мальчика за грудь и потащил к другим раненым.
   Они устроились под кривой одинокой берёзой, положив незнакомца на мокрую траву. Самайя разрезала штаны и увидела глубокую рану на левом бедре.
   - Эй, Рик, неужто это ты? Принц тебя не прикончил? - крикнул кто-то насмешливо.
   Легкораненые сидели неподалёку и напивались с горя вместе с недавними врагами. Василь Беззубый, сидевший тут же, не улыбался, а злобился на Дима.
   - Что, шлюшка королевская, решила себе нового любовничка завести? Одного мало? А я чем тебе не угодил? - Василь не стеснялся в выражениях, добавив пару ругательств. Дим напрягся, но Самайя и ухом не повела. Она не хотела, чтобы Дим из-за неё вляпался в неприятности. Дайрус далеко, Марик тоже, а Дим не выстоит против всех друзей Василя. Самайя часто слышала о себе нелицеприятные выражения - одним больше, одним меньше. Она способна спрятать обиду, а со временем эта обида забывалась. Ничто не могло быть страшнее того, что она пережила. Она выдержит.
   Рик с ненавистью посмотрел ей в глаза:
   - Ты любовница Дайруса, этого урода?
   - Он спас мне жизнь и ничего плохого мне не сделал. И я знаю, что он уехал из Сканналии, когда ему было три года. Что он сделал вам?
   - Что сделал?! Он явился в мою страну, куда его никто не звал, убил моих друзей, - Рик впервые оглянулся на поле боя, разглядывая тела. Он тяжело дышал, и Самайя попыталась осмотреть его рану, но он оттолкнул её руку.
   - Уйди! Без тебя справлюсь!
   - Пусть подыхает, Мая, раз он так хочет, - послышался высокомерный голос Дайруса. - Этот полутруп ещё будет мне указывать, что делать с троном моего отца!
   - Твой отец убийца, это все знают! На этой земле тебя ждёт только смерть, - с ненавистью выкрикнул Рик. - Жаль, я не прибил тебя в битве!
   Дайрус ухмыльнулся:
   - Это ты скажи спасибо, что я тебя не добил. Я с детьми воевать не привык.
   - Ничего, привыкнешь, как твой проклятый отец!
   Дайрус стиснул зубы и потянулся к мечу.
   - Да, убей меня, но правду не скроешь! Король Райгард Второй сел на трон, залитый кровью собственного племянника! Сколько Байнару было тогда - десять лет? Наверное твой отец считал его не ребёнком, а препятствием между собой и троном?
   - Мой отец не убийца!
   - Вся Сканналия знает правду, а ты ни сном, ни духом? Ты вообще про Байнара слышал?
   - Это был несчастный случай, - горячо заявил Дайрус. - Было расследование...
   - Ну да, под присмотром твоего отца. Отличное расследование - убийца ищет сам себя!
   - Говорят, он и короля Эйварда убил, а ещё жену... - выкрикнул кто-то из толпы солдат Айвариха. Остальные одобрительно загудели.
   - Это чушь! Никто не имеет права обвинять... - выпалил Дайрус.
   - Да любой житель этой страны скажет тебе в лицо то же самое и плюнет, если ты не успеешь его убить! - Рик махнул рукой туда, где лежали раненые. Некоторые люди Айвариха кивали и одобрительно поддакивали Рику, даже наёмники самого Дайруса явно верили им, а не принцу. Впрочем, последним было плевать, кого там прибил Райгард пятнадцать лет назад - им платили не за то, чтобы они сочувствовали убитым племянникам, хоть бы их был десяток.
   Рик поднял руку и ткнул пальцем в Дайруса:
   - Ты и сам подлец и убийца! Ты убил летописца! Думал, это тебе поможет? Чёрта с два! Твои сообщники уже за это заплатили! Вчера их четвертовали, и теперь твоя очередь. Или ты думал, никто не узнает?
   - Летописец? - растерялся Дайрус. - При чём тут летописец? Ты вообще о чём?
   - Ваше Высочество, - встрял возникший откуда-то Сильвестр-Монах, - Вы, конечно, помните, что такое Истинная Летопись?
   Дайрус медленно кивнул.
   - Видимо, этот юноша полагает, будто летописца, что её пишет, приказали убить вы.
   - Я не полагаю! Это слышал весь Нортхед! Сама Летопись обличила убийц, а они сознались, что их послал ты!
   - Под пытками сознались? - с ласковой издёвкой спросил Сильвестр.
   - Имена убийц записаны в Летописи, так король Айварих сказал!
   - И моё имя там записано? - уточнил Дайрус. Ему явно было не по себе. Самайя не понимала, о чём речь, хотя при упоминании Истинной Летописи в глубинах памяти возникли странные образы и фигуры, которые она постаралась выкинуть из головы. Потом она напишет об этом и попробует разобраться, а сейчас не время. Самайя вытянула шею в поисках Дима. Он был незаменим во всём, что касалось ран и болезней. У него в стране умели лечить так, как в Барундии не умел никто, и Дим ей не раз рассказывал о чудесах исцеления. Правда, в Барундии ему никто бы не доверил лечения, но именно он помог Самайе, когда она появилась во дворце Дайруса. Сначала она стыдилась говорить с ним об интимных вещах, но со временем привыкла. Вот и сейчас она хотела узнать у него, что делать с ранами Рика. Дим, как оказалось, стоял рядом, с любопытством слушая перепалку и не обращая на Самайю ни малейшего внимания.
   - Мне всё равно, есть там твоё имя или нет! Это ничего не меняет! В Сканналии все проклинают твоего отца и тебя! - дерзко добавил Рик.
   - Батюшка ваш тоже, ваша милость? - эта короткая фраза заставила Рика умолкнуть. Он побелел, и не только от потери крови. Говорил мужчина, стоявший рядом с принцем. На нём была потёртая тёмно-синяя куртка, дешёвый шерстяной плащ и порванные сапоги, его широкое лицо с тонкими губами выражало лёгкое презрение. Дайрус сказал Самайе, что именно он принёс сообщение о приближении сил Айвариха. С тех пор он держался рядом с Дайрусом, который расспрашивал его о восстании в Малгарде и других местных новостях. Дайрус удивлённо посмотрел на спутника.
   - А мой отец при чём? - выдавил Рик. - Что ты про него знаешь? Ты вообще кто такой?
   - Захар из Малгарда я, ваша милость. Вот сбежал оттуда за вами следом, только вы к одному королю отправились, а я к другому. Хорошо вы потешились в Малгарде, навидался я, как забавлялись с детишками ваши друзья. Сколько из них, по-вашему, заслужили погибель? Скольким было меньше десяти лет? - Захар в упор смотрел на Рика. Тот слегка набычился и умолк.
   Дайрус не выглядел огорчённым из-за новостей о смерти детей во время восстания, его интересовало другое:
   - А что ты там сказал про его отца? Он не верит, что мой отец убил Байнара?
   - Ваше Высочество, припоминаете ли вы Ноэля Сиверса? Этот молодец его сын.
   - Ноэль? - Дайруса передёрнуло. - Этот подлец? Нищий, который бесчестил знатных девушек, чтобы подняться из грязи?
   - Не смей клеветать на моего отца! Он никогда бы такого не сделал! И он не нищий! - взорвался Рик.
   - Отцы тех девушек с тобой бы не согласились, - зло усмехнулся Дайрус. Теперь он рассматривал Рика внимательно, но сквозь презрение и насмешку Самайя чувствовала интерес. Более того, куда-то ушла агрессия: принц, казалось, передумал убивать Рика. Самайя припомнила слухи и намёки о похождениях самого Дайруса. Интересно, а если бы этот Ноэль был знатным или бесчестил бедных девушек, это оскорбило бы принца?
   - И кого же он обесчестил? Назови имя! - вспылил Рик.
   - Ты имя матери знаешь?
   - При чём тут моя мать?
   - Так знаешь или нет? - Дайрус недобро прищурился, пристально глядя на Рика. Солдаты обеих армий открыто усмехались. Самайя услышала, как кто-то обозвал Рика бастардом. Похоже, у неё с ним общий не только возраст. Они оба не знали имена матерей. Самайя посмотрела на запёкшуюся кровь на подоле рубахи Рика, на свежую кровь, стекавшую на мокрую землю. Рику нужна помощь, но разве мужчины думают сейчас об этом? Они выясняют, чей отец хуже.
   - Не знаешь, стало быть? - Дайрус наклонился к лицу Рика: - А ты знаешь, в какой церкви они венчались? И какой священник их поженил?
   - Его папаши хватило только на то, чтобы довести его матушку до постели, до алтаря он не дотерпел! - выкрикнул Василь, и все захохотали.
   Рик покраснел:
   - Не смей так о них говорить!
   - А что ты сделаешь, сопляк?
   Рик пытался придумать ответ, но потеря крови дала себя знать, и он потерял сознание. Дайрус постоял, задумчиво глядя на Рика.
   Самайя обернулась к Диму и зашептала просьбу ему на ухо. Дим, окинув взглядом Рика, кивнул и ушёл. Дайрус отошёл в сторону, не заметив, что Самайя следует за ним.
   - Ноэль... - услышала Самайя. - Летопись... Анна...
   - Ваше Высочество, - робко произнесла Самайя, - я хотела попросить...
   - Что? Ты что тут делаешь? Чего привязалась?! Почему ты вечно за мной шляешься?! - он впервые повысил на неё голос, и ей показалось, что он сейчас её ударит. Самайя попятилась, но взяла себя в руки. Её просьба не могла ждать.
   - Ваше Высочество, пожалуйста, позвольте нам с Димом позаботиться о Рике, пока мы не отплыли.
   Дайрус стиснул зубы и слегка прикрыл глаза. Самайя сжалась, но слова, сказанные Дайрусом, прозвучали неожиданно:
   - Я дам вам с Димом позаботиться о нём. - Самайя удивилась, но следующие слова принца чуть не заставили её пожалеть о просьбе: - Вы доставите его к отцу, расспросите Сиверса про моего отца, а потом пойдёте в Нортхед искать Истинную Летопись.

***


   Выходить в море под вечер Дайрус не хотел, но ждать, когда гавань заблокирует флот Айвариха, было глупо. Придётся опять идти в обход: до Птичьего острова, там запастись водой и оттуда повернуть на юго-восток.
   Посадка на корабли заканчивалась. Где-то в летних сумерках осталась Мая. Интересно, увидит ли он её снова? Дайрус в этом сомневался. В самом деле, зачем везти Маю в Барундию, где у неё никого нет? Дим упоминал, что в Нортхеде живут её родные, вот пусть и ищет их. Конечно, неплохо, если ей заодно удастся узнать, что пишет Летопись о его отце, но в такую возможность Дайрус не верил. Да и какое ему дело до того, что о нём думают в этой стране? В конце концов, кто силён, у того и трон.
   Дайрус теперь отчётливо понимал, насколько малы его силы. Жаль, что Стефан Фангарский мёртв, но зато и счёт не предъявит! О том, что правителя Фангарии убили в тот же день, когда Дайрус отплыл в Сканналию, сообщил Захар. Урмас Лодивийский захватил Фангарию почти без боя за три дня. Дайрус не знал, огорчаться этой новости или радоваться, ведь теперь флот можно не возвращать. Нужно набрать новых людей. Нужна куда более мощная армия, нужна поддержка изнутри Сканналии, нужны союзники и нужны деньги. Вот это поможет ему вернуть трон, а не Летопись.
   С другой стороны, а что он теряет? Мая умеет читать и писать, владеет сканналийским, знает много хроник. Если ей удастся прочесть, что говорила Истинная Летопись о смерти Байнара, смерти короля Эйварда Пятого и об отце, то можно заявить, что Айварих сфабриковал обвинения, и выдвинуть свои. Отец, отец, кто же ты - убийца Байнара или жертва клеветы? Гиемон сказал бы, что это неважно, пока ты король, но Дайрус предпочёл бы, чтобы смерть Байнара и вправду была несчастным случаем. Дайрус всегда воспринимал отца как пример, тётка отзывалась о нём одобрительно, хотя и считала слишком мягким для короля. Гиемон, когда Маэрина не слышала, не раз пренебрежительно напоминал Дайрусу, что только неудачник мог просрать трон сидевшему в чужой стране почти без гроша Айвариху. Раньше Айварих был приживалкой, а теперь вот... стал королём, усмехался Гиемон. Ну да, а Дайрус стал приживалкой! Дайрус не знал, что ответить, когда Гиемон под язвительные смешки младшего брата открыто намекал, кем считает племянника. Зато с детства мечтал, что однажды Гиемон возьмёт свои слова назад - или Дайрус засунет их ему в задницу!
   Но чтобы победить, Дайрусу понадобится помощь местных баронов, а если они настроены так, как этот Рик, то не признают в нём нового короля и вряд ли помогут завоевать корону. Дайрус поёжился, вспоминая, как его называли во время боя. Дайрус уже сомневался, что восстание в Малгарде случилось из-за него. Скорее местный помещик чего-то не поделил с Айварихом. Пусть Мая расспросит Ноэля, раз уж он, судя по словам Захара, не считал короля Райгарда убийцей Байнара. Может, Ноэль и впрямь что-то знает? Не зря же он назвал сына в честь отца Дайруса. Тоже мне, нашёл честь - назвать бастарда именем королей!
   В последний раз Дайрус видел Ноэля в Барундии, куда тот бежал после смерти короля Райгарда, а потому помнил его смутно: Ноэль пересказывал маленькому Дайрусу разные истории про Сканналию, учил сканналийскому алфавиту, объяснял, почему нельзя бросать камни в слуг. Дайрус как-то подслушал его разговор с королевой Маэриной, где зашла речь об Анне, которую соблазнил Ноэль. Анна приходилась Дайрусу кузиной - её отец Саймеон был младшим братом короля Райгарда. Узнав правду, отец Дайруса упрятал Анну в монастырь, и там она умерла, оставив новорожденного бастарда.
   Хорошо хоть, он не убил этого Рика - всё-таки племянник, хоть и двоюродный. Пусть Мая и Дим о нём позаботятся и доставят к отцу. Дайрус сомневался, что товарищи Рика станут тратить время на тяжелораненого, а эти двое сделают всё, что Дайрус им приказал. То, что Дим знаком с лекарским искусством, Дайрус знал: иноземец дал ему немало советов относительно разных мелких ран, объясняя это тем, что "в моя страна муссина или хоросо лесить или умирать". Для Рика Дайрус ничего больше сделать не мог.
   - Ваше Высочество, пора! - Марик Седой выжидающе смотрел на Дайруса. Он и его люди оставались последними, кто покидал эту землю. Дайрус подождал, когда последний солдат уселся в лодку, и прыгнул туда же. Уже второй раз он бежит из собственной страны! Глядя на удалявшийся берег, Дайрус с удивлением ощутил на глазах слёзы. Это что за ерунда? Ну, подумаешь, неудача, но ведь бой он выиграл! Первый в его жизни бой! Придёт время, и у него будет сильная армия - с её помощью он вернёт трон отца и смоет грязь с его имени!

Глава 4. Истинная Летопись


   Самайя придвинулась к костру, пытаясь согреться. Видя, как её знобит, Дим пошуровал в огне палкой и добавил несколько веток. Пламя вспыхнуло и заискрилось в темноте летней ночи - первой ночи, которую Самайя проводила без Дайруса.
   Тихо шуршали от ветра листья берёз, чьи стволы редкой стеной окружали их лагерь и тонули во мгле. Небо усыпали блёстки звёзд, подмигивавших с высоты, но ни одна из них не привлекла внимания Самайи. Она хотела бы спросить у неба, куда идти дальше, но, увы, читать по звёздам не умела.
   Вопрос не был праздным: она пообещала Дайрусу повидать отца Рика, а все уговаривали её ехать в Нортхед. Помимо Рика, Сильвестра, Дима и Захара к ним прибились ещё двое: Боб-Следопыт из Нортхеда и Фил Дурошлёп. Монах, пожелавший остаться в Сканналии, выцепил Боба в гавани как отличного проводника, и вся компания постаралась убраться подальше от места, где вот-вот появится армия принца Крисфена.
   Дайрус снабдил их отличными лошадьми, отобранными у врага, но двигались они медленно из-за повозки, на которой лежал Рик. Самайя не умела ездить верхом, а потому пристроилась рядом с раненым. Ночь вынудила их остановиться. Дим разжёг костёр, и Самайя занялась готовкой. Когда из темноты возник Фил, Самайя едва не закричала от страха, но быстро его узнала. Дайрус прозвал его Дурошлёпом из-за привычки вечно болтать не по делу и громко жевать, шлёпая губами. Он был одним из дезертиров. Фил спросил, нельзя ли ему остаться. Дим презрительно сжал губы, но Захар кивнул. Боб с любопытством осмотрел новоприбывшего и подвинулся, давая ему место у костра. Фил быстро скрылся в темноте и вскоре вернулся с лошадью: судя по упряжи и седлу, она принадлежала одному из воинов Айвариха.
   Рик старался не показывать, как ему плохо, но всем это и так было ясно. Поездка его самочувствия не улучшила, и он потерял сознание, в бреду то ругая отца за ложь, то прося у него прощения.
   Убедившись, что повязка на бедре в порядке, и кровотечение не началось, Самайя положила голову Рика себе на колени. Дим принёс плащ и накинул на раненого, а Фил заметил что-то вроде "стоит мужику уехать, баба тут же находит другого".
   - Не жалеешь, что лишилась покровителя? - развязно спросил он.
   Самайя не хотела отвечать, за неё ответил Монах:
   - По крайней мере, она его не бросила, не то что ты.
   - Да больно-то надо лезть в это пекло! Ясно ж было, что кончится либо бегством, либо могилой, разве нет? Вашему Дайрусу ещё повезло: сам-то проиграл, да хоть жив остался.
   - Принц выиграл бой, - тихо заметила Самайя. - Если бы у него были кони...
   - Ну да, кони, люди и тыща пушек, - захохотал Фил. - Нет, дорогуша, тут ему ничего не светило, раз уж король расправился с бунтовщиками.
   - Но ты-то сбежал раньше, - вмешался Монах, - принц успел соскучиться по твоим губам-ушлёпкам, - эта шутка вызвала громкий смех. Фил обиделся:
   - Дак и ежу понятно было, что нифига не выйдет. Сил маловато, что, не так? В былые времена один принц долго шлялся по Лодивии с куда большей армией, но даже махотного городка не захватил.
   - Зато захватил короля Лодивии в плен, - припомнил Монах, неплохо знавший историю.
   - Ну дак королей много, а страна-то одна. На всех не хватит, верно? У Дайруса не просто силёнок мало, так и командир из него херовый. Одно хорошо - платил вовремя.
   - Чего ж ты сбежал? - поинтересовался Монах.
   - Ну дак местный я, куда мне вертаться назад? Я ведь так и замыслил, что приплыву и останусь, вот и все дела, - похвастался Фил. - А где бедняку деньжат раздобыть на дорогу до дому?
   - Не боишься Дайрусу попасть? - хмуро поинтересовался Боб.
   - Куда там, - отмахнулся Фил и причмокнул, - ещё неизвестно, оставят ли вашего принца в живых его кредиторы. Столько бабла на ветер пустил почём зря.
   - Принц Дайрус обещал вернуться, - тихо заметила Самайя.
   - Ну да, а кто ему армию даст, бедному родственнику? Один раз не оправдал доверия, дак откуда теперь деньги брать?
   Шёпот Дима резанул девушке по ушам:
   - Я думать, принс спасать себя из опасный ловуска.
   - Ловушки?
   - Я думать, король делать ловуська для принса.
   Самайя похолодела:
   - С чего ты взял?
   - Нет корабли в гавань, нет воины, нет пуски, нет нисего. Так не бывать.
   - Но он ведь не ждал принца? Он восстание должен был подавлять. Наверное, туда войско и отправил, - предположила Самайя.
   - Тогда он совсем дурак, - гнул своё Дим. - Но он не дурак. Гиемон сситать его осень умный. Он озидать Дайрус, просто ему не везти. Сто-то не слуситься верно. Принс Дайрус осень... как это... ссясливый?
   - Везучий?
   Дим кивнул и умолк. Самайя не хотела верить, но Дим не ошибался. А если это и впрямь была ловушка? Вдруг они в неё попадут? Самайя стиснула пальцы и услышала вопль Рика. Оказывается, её ногти буквально впились в его шею. Она отдёрнула руки, слушая проклятия раненого. Он пришёл в себя и хотел встать, но Дим силой уложил его обратно на колени Самайи.
   - Эй, малец, не докучай нам! Хочешь Богу душу отдать, делай это молча! - прикрикнул Захар на мальчишку, и тот притих. Несмотря на то, что Захар явно происходил из низов общества, было в нём что-то авторитетное, да и по возрасту он Рику в деды годился - ему было около пятидесяти. Его слушались все.
   - Слушайте, - обратился Фил то ли к Захару, то ли к Бобу. - А что за хрень насчёт убийства летописца? В гавани ходили слухи, что это Дайрус его шлёпнул. Как думаете, правда?
   Боб, чьё выражение лица было трудно разглядеть из-за густой длинной бороды и усов, буркнул:
   - Може, и правда. Токма в Нортхеде о том не балакай. Головы лишишься, навроде некоторых.
   - Каких-таких некоторых?
   - Да убивцев тех. На куски их порубили.
   - А это точно они самые?
   - Так кажет Летопись.
   - Это что за фигня? Откуда ей знать, кто там кого кокнул? Не сам же этот летописец туда вписал имена своих убийц?
   - Летописец ничего не вписывает, он переписывает то, что сообщает ему Летопись, - вмешался Захар.
   Рик и Дим с интересом прислушивались к разговору.
   - А что это вообще за Истинная Летопись? - негромко спросил Рик Захара. - Я что-то слышал, но не думал, что это правда. Король Айварих сказал, что она теперь во дворце... - Рик осёкся.
   Захар кивнул на Боба:
   - Вот он видал, как её переносили. Небось, король и летописца нового назначил, ежели имена убийц там узрел?
   Рик нехотя кивнул:
   - Откуда ты столько знаешь?
   - Все знают, да не все веруют, али позабыли уже. Вестимо, кое-кто постарался ради этого. Но предания живут по сию пору, ибо истина сокрыта глубже знания и веры.
   - А ты не расскажешь? - попросил Рик неуверенно.
   Самайя тоже хотела послушать, но не решалась просить. Упоминание о таинственной Летописи будоражило душу, голова гудела от какофонии голосов и странных теней. Что-то коснулось её, но и это была тень - тень Дима рядом.
   Захар оглянулся на тёмные верхушки деревьев, поворошил костёр и заговорил.
   - Сказывают, давным-давно Нейского перешейка не было и в помине, канала тоже, и нельзя было понять, где кончалась Барундия и начиналась Сканналия. То была одна земля, и народ на ней обитал один - сканты. Они были язычниками, повсюду стояли их алтари и священные дубовые рощи. У нас роща была на Волаге, другое святилище они воздвигли на месте Волхидской площади в Нортхеде. Богов у скантов двенадцать, и ещё дети богов и многие разные существа навроде леших, оборотней и водяных. Жрецами скантов были волхиды, и это, скажу я вам, люди были особенные. Чародейство, алхимия, предсказания - всё как положено. Они владели такими познаниями, что короли порой отдавали им целые состояния. Ну, вестимо, в ту пору королей-то и не было. Были вожди, чьи дружины враждовали друг с другом. Вожди завлекали волхидов: те славились умением колдовать, лечить смертельные раны и вещать о грядущем. Знания волхиды передавали друг другу из уст в уста, обучение шло в глухих лесах или глубоких пещерах в горах. Учение отнимало долгие годы, и волхиды высоко ценили себя и сами решали, оставаться ли с вождём, а нет - ищи ветра в поле.
   И вот однажды волхид по имени Девин явился к вождю Свенейву Победителю. То есть это он опосля стал Победителем, а в ту пору был одним из многих скантских вождей, и не сказать чтоб шибко сильным. Как любой вождь Свенейв мечтал видеть вокруг поменьше вождей и побольше холопов, но это было не так просто. У многих вождей имелись волшебные вещицы, супротив которых не попрёшь: у одного меч-кладенец, у другого лук бил без промаха, третий владел камнем судьбы, четвёртый не боялся никаких ран. Поговаривают, это всё пришло от богов, поелику при всех этих вождях жили волхиды, а все волхиды - потомки богов.
   Свенейв попросил Девина отыскать способ узнавать, что делают другие вожди. Девин подумал-подумал да и согласился. Он отправился в загробное царство бога Селевруна и заколдовал для Свенейва листок пергамента. Селеврун потребовал в обмен отдать ему Иштирию, и Свенейв согласился: там всё равно сплошь горы да снега. Селеврун магией прочертил на земле глубокую линию от моря до моря, и с тех пор она так и обзывается - Черта. Она не пропадала даже после ливней. Взамен Свенейв получил волшебный пергамент.
   - Это и была Истинная Летопись? - с любопытством спросил Рик.
   - Можно и так сказать. Стоило записать имя любого человека, как пергамент сообщал, где он и что делает. Любой враг как на ладони пред тобой. Свенейв пришёл в восторг. Однако не всё оказалось так просто. Летопись писала кровью того, кто задавал вопрос, такова была плата за её услугу.
   - Но ведь можно заставить писать слугу? - спросил Сильвестр.
   - Да, - Фил причмокнул губами. - Какой вождь захочет проливать кровь вместо чернил?
   - Тот, кто не желает делиться знанием. Свенейв берёг волшебный пергамент и никому его не показывал, тем паче читать по нему мог лишь тот, у кого в жилах текла кровь Свенейва. Так устроил Девин, ибо Свенейв боялся, как бы подарок бога не использовали против него самого.
   Годы шли, Свенейв завоёвывал всё больше земель. Он ведал, где какой вождь живёт, куда идёт в поход, кто его враги, чем он болен, где хранит золото...
   - И даже о чём он треплется ночью во сне? - передразнил Фил.
   - Нет, - серьёзно возразил Захар. - Летопись отображала поступки и письмена, а вот слова и думы не могла.
   - Почему? - спросила Самайя.
   - Они слишком быстры. Их нельзя уловить и удержать. Летопись показывает лишь то, что происходит ровно в этот миг, - Захар зевнул.
   - Ну и как? Свенейв победил всех? - жадно спросил Рик, испугавшись, что Захар ляжет спать.
   - Вестимо. Он овладел многими волшебными вещицами. Их невозможно было спрятать. Стоило Свенейву спросить у Летописи, где находится, к примеру, меч-кладенец, и он получал подробнейший ответ, а там оставалось собрать отряд головорезов - и в путь. Свенейв покорял племя за племенем, он знал столько тайн, что его считали чародеем и прозвали Победителем. Свенейв назвал себя князем, выстроил роскошный деревянный терем с оградой. Черту Свенейв охранял ретиво: за попытку пересечь её ради охоты, к примеру, людей ловили и казнили. Лес в тех местах заполонили охотники за головами: Свенейв платил им щедро. Все деревни по ту сторону Черты сожгли, их жителей либо перебили, либо они бежали на юг. Иштирия обезлюдела, стала покрываться снегом даже летом, и люди начали чураться тех мест. Они верили, что Селеврун обосновался именно там.
   - Баили, коль задул северный ветер, то Селеврун гневается, что уговор нарушен, - припомнил Боб, - а ветер тот нёс неурожаи и холод, вот Свенейв слово и держал.
   - Не то чтобы Свенейв был плохим правителем, - продолжал Захар. - Он не казнил зазря, судил верно благодаря Летописи, простые люди его почитали богом и любили, ибо он не отнимал последнее. Он много торговал, при нём возводили новые святилища. Его земли простирались далёко, и даже Летопись не могла описать, что творится на окраинах. Он так свыкся с победами, что забылся и как-то раз попросил её поведать обо всех доходах подданных, чтоб назначить им подати по справедливости. Летопись стала всё перечислять, Свенейв уснул от скуки, да и не проснулся боле. Летопись выпила всю его кровь.
   В темноте слова Захара звучали зловеще, даже Фил прикусил язык. Дим словно застыл с закрытыми глазами - он так сидел с самого начала рассказа: то ли слушал, то ли спал. Самайя прислушивалась к звукам леса, но они были обычные, живые: уханье филина, волчий вой, журчание воды в ручье, шелест листвы, потрескивание горящего дерева и завывание ветра где-то в вышине. Самайя хотела услышать продолжение, потому что по мере рассказа в памяти зашевелились смутные образы.
   - Об этом я не слышал, - озадаченно сообщил Рик. - Помню, что Свенейв получил Летопись, использовал её, чтобы покорить других вождей, но про его смерть в той сказке точно ни слова не было.
   - Это и понятно, - кивнул Сильвестр. - Сказания и легенды живут своей жизнью, и от того, в чьих устах они звучат, зависит многое. Прочти-ка пяток хроник о любом событии, и не сразу разберёшь, что они пишут об одном и том же.
   - Да, - согласился Захар. - Многое забыто, многое поменялось за века, в иных семьях предания хранятся и передаются в целости, а некоторые родители не всё говорят детям. Верно, твой отец не хотел пугать тебя на ночь страшной сказкой.
   Рик надулся. Он явно не хотел говорить об отце.
   - У Свенейва было четверо сыновей, - продолжил Захар. - Средний сын по имени Иригор умертвил двух старших братьев раньше, чем остыл труп отца, и забрал Летопись. Пощадил он только трёхлетнего Дарена, чтобы избежать участи Свенейва. Этого Дарена Иригор посадил в темницу и не выпускал наружу, а на службу звал не родичей, которых вскоре почти не осталось, а разный сброд. Иригор искал заговоры и предательство повсюду, а поскольку Летопись не ведала, о чём толкуют люди промеж собой, он наводнил страну соглядатаями и палачами. Хватали любого, кто покажется подозрительным. Иригор столь рьяно выискивал врагов, что убил жену, сыновей и дочерей, и только Дарен остался, ибо ни с кем не общался и никуда не выходил. Иригор страшно боялся волшебников и расправлялся с волхидами. Незнамо как, но однажды его нашли умершим, а подросший Дарен занял его место. Летопись он читал мало, после темницы предпочитал забавы да потехи, а страной правил волхид по имени Лоулах. Его прозвали Бардом из-за того, что Дарен услыхал на очередной попойке его песни и так восхитился, что сделал придворным певцом, опосля смотрителем над двором, а там и вовсе поручил ему все заботы и занялся утехами. Лоулах поправил дела государства, остановил казни волхидов, и при этом он обходился без Летописи, а вот Дарен нашёл ей место в своих забавах.
   - Он использовал волшебную вещь для развлечений? - недоверчиво спросил Рик. - Почему?
   - Потому что корона на челе не сделает из тебя правителя. Дарен не хотел править, а желал только...
   - Трахать баб, жрать да спать. И снова трахать - у него наложниц было без счёта, - беззастенчиво вставил Фил. - Это при нём право первой ночи стало так популярно. Ха, да он помешался на этом, такие... м... способы выдумывал, хоть отдельную летопись пиши! Я б почитал с удовольствием, - ухмыльнулся он. - Жаль, читать не умею.
   - Не в том суть, - Захару явно не нравилась тема разговора. - Одни по книгам постигают историю, астрономию, математику, науку войны или науку управления страной, а он по ночам просил Летопись поведать о том, как...
   - Как, в каких позах, какими способами, - подхватил Фил и подмигнул: - Полезная наука, между прочим, правда?
   - Дарен к тому времени натешился свободой, заскучал, вот и заинтересовался, как это делают другие. Он писал чьё-то имя и ночь напролёт со всеми подробностями читал, что делает избранник. Свадьбы любил и принуждал подданных жениться и выходить замуж почаще. Развестись всем дозволял при условии, что сразу новая свадьба. Стоило Дарену узреть нечто небывалое, он это пробовал сам, а ежели ему не нравилось, мог и должности лишить неугодного или обсмеять при всех. Иногда вынуждал кого-то прилюдно повторить ночные утехи. Скоро Дарен почти перестал вылезать из опочивальни, но вместо живых людей общался с Летописью.
   - И он не помер от потери крови? - удивился Сильвестр.
   - Он быстро смекнул, что может использовать своих бесчисленных бастардов, и держал их поблизости. Даже слова писать обучил.
   - Представляю, как его любили, - скривился Рик. - Надеюсь, он плохо кончил. Про него я никогда не слышал.
   - Он кончил по полной, уж будь уверен, - хихикнул Фил. - В погоне за наслаждением удушил себя напрочь, представляешь? Понятия не имею, чего он там вычитал, да вот опыт у него не задался. Когда его нашли, он был твёрже собственного хрена.
   - Летопись лежала на постели подле тела, - продолжал Захар. - Несколько человек нашли труп и решили избавиться от дальнейших унижений. Сжечь они хотели пергамент али порвать, не ведаю, но кончилось тем, что меч-кладенец, спрятанный Свенейвом, возник в воздухе и изрубил на куски всех.
   Лоулах стал соправителем при сыне Дарена Свамире, а когда тот подрос, посадил юношу в темницу, где держал десять лет. Изредка он заставлял Свамира читать Летопись, хотя вообще-то Лоулах её не жаловал, а вот волшебный меч держал при себе. Постепенно волхиды осерчали на Лоулаха: издревле повелось так, что промеж собой они все равны, как потомки богов, а он почитал себя кем-то навроде верховного жреца. Лоулах требовал с волхидов подати и хотел заставить их служить в его войске, чего не было испокон веков. Он выбирал, каким богам служить, а каким нет. Так их пути и разошлись.
   Волхиды решили вернуть трон Свамиру, но Лоулах об этом прознал и замыслил убить последнего потомка Свенейва. Он с волшебным мечом спустился в темницу, попросил Свамира почитать Летопись, а сам зашёл сзади и поднял меч. Заговорщики, следившие за Лоулахом, ворвались в подвал и закричали. Свамир их заметил, оглянулся на Лоулаха и увидал, что над ним занесён меч. От испуга он прикрыл чело рукой с пергаментом. Чуть только лезвие коснулось его, меч запылал аки факел. Металл плавился и шипел, обжигая руки Лоулаха. Правитель взвыл и бросился к двери, но заговорщики опомнились и зарезали его на месте. Свамир стал княжить, вернул волхидам их права и дал много новых, и с той поры повелось, что власть князя и жрецов сравнялась. Летопись трогали редко, в основном при решении споров и поиске преступников. В некоторых странах правоту доказывали мечом или словом, а в Сканналии повелось спрашивать Летопись.
   Потомки Свамира правили кто лучше, кто хуже, но в Сканналии всё худо-бедно успокоилось, и лишь изредка князья искали подспорья у Летописи. Так, Негобор избрал себе невесту из сотни девиц, прочтя, чем занимается каждая из них. Самую скромную он взял в жёны, а самых развратных сделал любовницами. Другой, Ярем, при поддержке жрецов изгнал старшего брата Эдмира, который грамоту не разумел. Эдмир разобиделся и замыслил не только брата убить, но и Летопись уничтожить, а посему похитил волшебный лук и стрелы. В день поминания предков Эдмир затаился на кладбище, поджидая брата. Он знал, что магический пергамент Ярем таскал с собой за поясом под кольчугой, и целил именно туда. Волшебная стрела ударила в цель, пробила кольчугу, но отскочила и упала на землю. Эдмир в тот же миг увидал, что в его руках не волшебный лук, а обычный старый лук с прогнившей тетивой. Из него ушла вся сила, вся магия. Эдмира тут же обезглавили, а Ярема назвали Неуязвимым.
   - Это что ж получается, - поразился Сильвестр, - этот ваш листок пергамента уничтожал магические предметы?
   - Он забирал магию, как забирал кровь, - подтвердил Захар.
   - И сколько ещё предметов он уничтожил?
   - Все до единого.
   - Я помню сказку про алхимика, - встрял Рик. - Про то, как великий алхимик по имени Санмар изобрёл зелье, одурманил им жену князя Хороса и стал её любовником, а самого князя опоил сонным зельем. Однажды Санмар нашёл Летопись и решил от неё избавиться, чтобы князь не узнал правды. Он сделал зелье, которое сворачивает кровь, чтобы облить им пергамент. Он использовал кровь младенцев, чтобы испытать это зелье, а их трупы приносил на костре в жертву богу огня и молний Таркуруну...
   - Это ты от отца услыхал? - прищурился Захар.
   - Нет, от приятеля, а он от старшего брата слышал, - неохотно поделился Рик.
   - Да уж, чего не насочиняют пацаны по ночам, - хмыкнул Фил. - Волхиды Таркуруну не поклонялись, чтоб ты знал. У них был свой бог, двуликий Белчерог, а в особые дни - Селеврун, понял? А уж про младенцев чушь собачья, точно говорю. Впрочем, в твоём возрасте я тоже такие страшилки любил.
   Рик смутился, а Монах спросил:
   - А что в итоге-то? Что там было?
   - Про то никому не ведомо! - оборвал Захар. - Сказывали, Санмар кинул Летопись в огонь, но она не сгорела, и он сотворил зелье с кровью князя - Санмар часто отворял ему кровь, поелику был ещё и лекарем. Санмар усыпил князя и его супругу, выкрал Летопись и бросил в зелье, чтобы кровь боролась с кровью. Зелье вскипело и вылилось в огонь, а тот взвился до небес, и пламя его спалило и Санмара, и князя, и его жену. С той поры князья страшились лишний раз приблизиться к Летописи.
   Захар умолк, уставившись на какую-то звезду, словно припоминая давние события. Дим приоткрыл один глаз, который пристально наблюдал за сказителем.
   - В моя страна когда-то тозе была такая весьть, - заявил он, - но она пропадать.
   - А почему сейчас про Летопись мало кто помнит? - не выдержал Рик.
   - Времена поменялись, и северный ветер заглушили ветра с юга, - загадочно сказал Захар.
   - В моя страна такой время звать время перемен, - снова послышался голос Дима.
   - Да, с юга в Сканналию пришли перемены. Древняя вера скантов превратилась в ересь, за неё жгли на кострах и резали без жалости, - голос Захара стал приглушённым, печальным и тихим. - Валамир убил старшего брата Полияра, сосватал его жену, усыновил сына Свирега и взялся укреплять власть. Когда жена померла, Валамир пожелал жениться вновь. В ту пору в Сканналии жило много эктариан, даже мать Валамира приняла веру в единого Бога и чтила Декамартион. Сам Валамир до смерти отца был его наместником на юге, где ныне Нугардская область и граница с Барундией, и там новая вера укоренилась крепко. Вскорости Валамир нашёл невесту - дочь барундийского короля, но условием для женитьбы король Барундии выставил принятие эктарианства. Валамир долго решал и таки внял зову принять новую веру. Идолов скантских богов вышвыривали на улицу, священные рощи вырубали, на месте алтарей предков потомки ставили храмы нового бога. Волхидов нещадно уничтожали, для чего Валамир без смущения пользоваться их Летописью. Но чем большим эктарианином становился Валамир, тем больше жаждал он уничтожить Летопись...
   - Потому что она языческая? - спросила Самайя.
   - Не только. Он помнил судьбу сыновей Свенейва и не хотел, чтобы его собственные сыновья - их тоже было четверо, считая Свирега, - перебили друг друга. Валамир не решился тронуть Летопись, но задумал её схоронить. Он спустился в подвал и заложил её камнями, а вход в подвал замуровал наглухо. Скоро жить во дворце ему показалось неуютно, ему чудилось, что магия Летописи сводит его с ума, и вот Валамир не выдержал и поджёг хоромы. Стены деревянного дворца сгорели дотла, отыскать ход в подвал стало невозможно. Валамир занял дом убитого брата - он стоял рядом на берегу Истры. Дворец Полияра, выстроенный самим Свенейвом, и все постройки в округе, кроме пожарища, за несколько лет обнесли толстой каменной стеной, а на месте сгинувшего дворца образовалось кладбище. Валамир всех уверял, что стена защитит от горцев, которые тогда нападали постоянно, но на самом деле он боялся нападения из Иштирии и боялся Летописи, похороненной за стеной.
   Волхиды взбунтовались против Валамира, но у него на юге хватало сторонников, а север всегда был безлюдным. Валамир победил, и идолы повсюду сменились ликами сына Божьего Зарии и его смертной матери Миры. Их изображали на иконах, на картинах и на пластинках, что эктариане носят на струне, висящей вокруг шеи. Валамир стал величать себя королём и утверждал, что его власть божественна. "Власть идёт от Бога", так он молвил, и этот девиз взял его сын Ярвис. И всё бы ничего, но древняя магия оказалась сильнее.
   Рик, воспитанный примерным эктарианином, нахмурился. Валамир принёс в Сканналию веру в единого Бога, но впервые Рик задумался о том, что отец, мать, дети Валамира, да и сам он были когда-то язычниками. Рик прикинул, смог бы он отказаться от нынешней веры ради чего-то нового? Эта крамольная мысль заставила его поёжиться, и он её отогнал. Вряд ли он окажется на месте Валамира.
   - Валамир правил двадцать лет, - голос Захара теперь казался мрачным, - но чем краше становился Нортхед, тем хуже жила страна.
   - Он был плохим королём? - спросил Рик.
   - Не в том дело. Просто есть силы, неподвластные королям. Поначалу перемен не замечали, но к концу царствования Валамира Сканналию всё чаще заливали ливни, урожаи гибли от засух, болезни выкашивали деревни и города, а зимы были такими студёными, что люди замерзали насмерть. Начались землетрясения - Летопись пыталась вырваться из плена. Земли на границе Сканналии и Иштирии уходили под воду, отгораживая царство древних богов от царства людей, и однажды остался лишь узкий перешеек, где едва умещалось зажатое горами русло Марваги. Марвага тоже стала иной: в былые времена её воды неслись на юг, а отныне они от истока направлялись на север, да ещё и под землёй, и только у Черты вырывались из скал и текли в Иштирию.
   Прежде мореходы огибали Сканналию и Иштирию по морю, плавая летом из Лодивии в Шагурию и обратно, но теперь на их пути встали льды, скалы, течения, ветры и туманы, которые до сих пор никто не преодолел. Страну охватил ужас. Вулканы извергались, закупоривая шахты лавой и сжигая горные поселения; горячие воды прорывались среди сельских полей и городских площадей, и люди варились заживо; море накатывало на брег, заливая посевы, деревни и города. Летопись мстила за то, что её похоронили заживо, - Захар говорил вдохновенно, словно пел давно заученную, но от этого не менее страшную песнь.
   - Никто не ведал, что творится, начались бунты, люди уверовали, будто невзгоды насылают старые боги. Дабы вновь обрести их милость, напуганные люди убивали и приносили в жертву эктариан. Даже в Нугарде появилось много противников Валамира. Сыновья Валамира разодрались меж собой. Старшие Свирег и Хослав против Ярвиса и Рагмира. Свирег хотел вернуть прежние порядки, Ярвис выступал за эктарианство, но братьев кое-что объединяло: они осмелились воспротивиться отцу. Свирег сидел в Малгарде, и его Валамир вероломно схватил и швырнул в темницу. Валамир отправил бы туда и Ярвиса, но не успел. Когда-то на севере был город Дингард с прекрасной гаванью, оттуда Валамир и хотел плыть в Нугард, где правил Ярвис. Король явился в Дингард, чтобы заночевать и наутро отплыть, но к утру город сгинул в пучине волн вместе со всеми обитателями, Валамиром и изрядным клочком земли. Напуганные жители Нортхеда освободили Свирега, умоляли его умилостивить богов и вернуть стране процветание. Свирег поклялся вернуть веру отцов, но и Ярвис времени не терял: договорился с Барундией, набрал рать и изгнал Свирега из Сканналии. Свирег укрылся в Шагурии. Он взял в жёны младшую дочь короля, у него родился сын, предок короля Айвариха, но два года спустя Шагурия дала Свирегу войско, и он бросился отвоёвывать трон. Война между Свирегом и Ярвисом длилась целый год, остальные братья погибли. Победил Ярвис, а о Свиреге никто боле ни разу не слыхивал.
   Захар вытащил флягу и отхлебнул из неё. Видно было, что он не привык говорить так много.
   - Вестимо, беды Сканналии не окончились, на юге тоже начались землетрясения и образовывался Нейский разлом. Много деревень сгинуло в нём, а огромный град Тесис погиб: разлом прорезал его посерёдке. Многие бежали кто в Барундию, кто в Шагурию, а некоторые аж на север, в земли Иштирии, и никто не ведает, что с ними сталось. Ярвис чуял, что трон ему не удержать, но однажды явился к нему человек по имени Вирм и заявил, что Летопись нужно вызволить из плена, ибо все невзгоды оттого, что она ищет выход. Ярвис и сам пытался найти её, когда воевал с братьями, но безуспешно, и вот он заключил договор с Вирмом.
   Вирм разыскал остатки дворца, на месте которого выросло кладбище, и откопал Летопись из-под развалин. Люди Ярвиса днём и ночью надзирали за работой. Несколько священников и юродивых слонялись по округе, требовали не тревожить покой мёртвых и грозили божьей карой, если Летопись найдут. Когда Вирм нашёл пергамент, взять его в руки смог один Ярвис. Тогда собрались на совет Ярвис, тогдашний доминиарх и Вирм. Доминиарх потребовал уничтожить пергамент, но когда он обрызгал его святой водой и затвердил молитву, вода обратилась в кислоту, брызги полетели в лицо доминиарха и выжгли ему глаза. Вирм и Ярвис заспорили, как быть с Летописью, и спор продолжался много дней. Вскоре Ярвис заметил, что ничего не меняется. Разлом на юге расширялся, Сканналия почти превратилась в остров, невзгоды не прекращались, и тогда Ярвис по совету Вирма окропил Летопись кровью. Пергамент засветился, буквы повыскакивали как грибы после дождя. И вдруг ливень за окном прекратился, туча над замком Ярвиса рассеялась, появилось солнце. Ярвис поразился, а Летопись всё писала и писала, пока он не ослаб от потери крови. Наверное, тогда Ярвис пожалел, что все его братья мертвы. Хуже того, в Сканналии не осталось ни единого потомка Свенейва, помимо сына Ярвиса. Чудится мне, в тот день Ярвису пришлось туго. Он владел языческой вещью, которую ни уничтожить, ни схоронить. К тому же Летопись перестала отвечать на вопросы, а просто рассказывала, что считала нужным. Как знать, долгий плен так повлиял, или её сила выросла, но она прекратила служить королям и их честолюбию. Как Ярвис, верно, разочаровался: ни сведений не собрать, ни уничтожить! Его терзал страх пред верой предков.
   - Да брось! - прервал Фил Дурошлёп, и все вздрогнули. - Жадность и страх потерять трон его терзали. Хотел и рыбку съесть и... кое-куда сесть. И ведь сумел, чёртов мерзавец, и Летопись прибрать к рукам, и с попами не поссориться. Ну дак, умный был, сволочь, прапра-уж-не-знаю-сколько-прадед нашего Дайруса. Не то что его праправнук.
   - Что, не жалуешь бывшего начальника? - презрительно усмехнулся Рик.
   - Да уж ваш Айварих поумнее будет и похитрее, - легко подтвердил Фил. - Но зато Дайрус молод и горяч, будущий тесть у него не глупее Айвариха, а тёща та ещё мегера...
   - А говорил, принцессы ему не видать, - напомнил Боб.
   - И что? Коль он такой везучий, как Дим утверждает, то фиг его знает, может и выйдет чего, особливо если он Летопись к рукам приберёт.
   - А откуда летописец взялся? Чья кровь пишет Летопись сейчас? - спросил Рик.
   - Кровь Огня... - вырвалось у Самайи. Она удивлённо посмотрела вокруг, словно искала того, кто ей это подсказал. Все молчали.
   - Да, - наконец заговорил Захар, - когда-то их так называли. Чернила из сажи и кипящего отвара коры священного дуба, куда добавлялась капля крови Свенейва, брошенная в огонь. Впервые их изготовили при Ярвисе: он не хотел рисковать жизнью по прихоти Летописи. Он боялся повторить судьбу Свенейва, но и расстаться с магической вещью не желал, хотя Вирм предлагал провести обряд, оборвать связь Летописи с потомством Свенейва и унести её из Сканналии. Ярвис отказался, Вирм пропал, а к Ярвису явился старик с белыми глазами и волосами, от которых пахло зимой. Он назвался Армагом, но предания гласят, то был сам Девин.
   - Тот, что изобрёл Летопись? - вмешался Рик. - Сколько ж ему лет было?
   - Великие волшебники бессмертны. Ежели тело почило, дух воскресает в новом теле. Да и кто, помимо него, мог бы сделать то, что он сделал?
   - А что?
   - Вы, молодой господин, слишком торопливы, - устало заметил Захар Рику. - Ярвис и Армаг начали переговоры. Долго ли, коротко ли, сошлись на том, что Летопись останется в Сканналии, но храниться будет подле Черты, а не в хоромах Ярвиса в Нортхеде. Черта, как и прежде, остаётся под запретом. Взамен Армаг согласился поколдовать над Летописью. Ярвис боялся писать её сам, тем паче он понимал, что повелевать ею не сможет, и придумал он вот что...
   Захар снова замолчал, и Рик засопел от нетерпения. Самайя чувствовала, что и Дим напрягся, но неожиданными для неё стали собственные ощущения. Она почти видела этот пергамент перед глазами, она почти знала, что сделал Ярвис, она почти чувствовала магию, исходившую от Армага. Рассказ Захара словно пробудил её от спячки, но что она видит сейчас - сон или явь? Мутные тени или обрывки сна, воспоминания или знания из её неведомого прошлого будоражат воображение? Она не знала, а тем временем Захар продолжил:
   - Ярвис был человек умный, образованный, зело законы любил - от него нам достался первый записанный свод законов Сканналии. Там даже сказано, что Истинной Летописи даётся право молвить последнее слово при суде над кем-то. Правда, этим давным-давно никто не пользуется.
   Так вот, Ярвис поразмыслил и придумал, что нужен летописец, который будет служить только королю, хранить его тайны и записывать всё, что расскажет Летопись. К пергаменту добавилась обложка с застёжкой, Армаг изобрёл чернила Кровь Огня, а Ярвис продумал магическую клятву для летописца. Претендент писал на волшебном листке слова клятвы, и Летопись отвечала, принимает она этого человека иль считает лжецом и отвергает. Ежели Летопись принимала клятву, то давшему её пути назад не было, а нарушив её, летописец умирал. Таково было условие Ярвиса, и Армаг его выполнил. Дюжине летописцев это стоило жизни.
   - Но зачем они нарушили клятву? - с негодованием спросил Рик.
   Захар тяжёлым взглядом обвёл присутствующих и остановился на Рике.
   - Не всякую клятву можно исполнить. Много монахов избирают свою стезю, но немногие из них проходят этот путь до конца, ибо он тернист и суров.
   - Да уж, один целибат чего стоит, - передёрнул плечами Фил. - Никогда не понимал кретинов, отказывающих себе в радостях жизни.
   - Летописец - тот же монах, но он не может забыть о клятвах, не может испросить помощи в очищении греховной души на исповеди, не может обмануть того, кому дал клятву. Летопись не ведает ни понимания, ни жалости.
   - А почему нужен целибат? - спросил Рик.
   - Не в нём дело... - Захар задумался. - Клятва содержала три условия: верой и правдой служить королю из рода Свенейва, честно переписывать Истинную Летопись, а третье условие - летописец не должен сам творить историю. Летопись пишет историю страны, королей, самозванцев, да хоть потаскухи какого-нибудь барона, но на её страницы не должно попасть имя летописца. Вот это исполнить оказалось многим не под силу, понеже даже самый маленький человек связан с другими. Ученик повара отравит королеву, крестьянка родит сына королю, король упадёт с лошади и расшибётся по вине жалкого конюха - из таких событий творится летопись. Летописцы мёрли, ибо не ведали этого. Они жили, как привыкли, и умирали по неосторожности, их супруги и отпрыски совершали поступки, и имя мужа и отца появлялось в Летописи. Любая безделица могла стать роковой. Тяжко жить среди людей и не быть одним из них.
   Самайя ощущала дрожь и холод во всём теле. Она не знала, почему слова Захара и древний обряд так её волнуют. Рик казался озадаченным:
   - Но зачем Ярвис поставил это условие? Летописец и так клянётся служить королю, разве мало?
   - Летописец владел огромным знанием, - ответил Захар. - Все тайны и секреты Сканналии перед ним как на ладони. А ну как он соблазнится вымогательством - не короля, а любого другого? Ну и Свирег не пойми куда делся: а ежели он выжил и вернётся? Кому тогда будет верен летописец? Опять же, летописца могут похитить, подвергнуть пыткам, и он вряд ли выдержит, а так не успеет он проболтаться, как тут же и помрёт.
   - Иль он по дурости спасёт кого-нибудь, кого король не хочет видеть среди живых, ясно? - подмигнул Фил.
   - Так и возник обряд, появился летописец и вместо крови стали использовать чернила. По уговору между Ярвисом и Армагом у Черты срубили дом для летописца - заколдованное место было, там рос единственный оставшийся в Сканналии священный дуб. Армаг объявил, что тут Истинная Летопись будет хранить покой не только Сканналии, но и Иштирии, и никто не сможет её похитить, ибо один лишь летописец способен взять её в руки.
   Так появился летописец, а Летопись оказалась у Черты, и про неё начали забывать. Черпать из неё нужные сведения стало непросто, разве что она сама ими делилась. Правителям больше пользы приносили донесения шпионов. Летопись сделалась ненужной.
   Поначалу летописцы жили привычной жизнью, как я говорил, но после ряда смертей король Эйвард Первый велел летописцу не появляться в Нортхеде, а жителям Сканналии строго-настрого запретили бывать в тех краях. Эйвард создал Лесную Стражу из охотников за головами и бывших воинов. Их задачей было ловить и убивать любого, кто проберётся в лес у Черты. Охоту на зверей там запретили. А потом свершилось удивительно чудо, - голос Захара смягчился:
   - Возникла Черта. Не борозда на границе Сканналии и Иштирии, а преграда между миром мёртвых и живых. Нигде в других краях о таком явлении слыхом не слыхивали. Заместо борозды появилась стена густого и холодного тумана, укрывшая Иштирию от любопытных взоров. Проникнуть за эту завесу не всем хватало сил, и эти смельчаки никогда не возвращались. К нам Черта пускает один лишь северный ветер, так сказывают. С тех пор Иштирию прозвали Страной Ледяного Тумана.
   Шли годы, летописец жил вдали от людей, не женился, не имел любовниц и вообще будто бы и не существовал. Еду и другие припасы ему отвозили лесные стражи, а записанные им рукописные книги доставляли во дворец. Многие короли, сев на трон, не сразу вспоминали про Летопись. Церковники тоже старались, чтобы в ней не возникало нужды. Они хранили покой короля и уничтожали любого, кто поминал богов скантов. Они заместили праздники скантов своими, на месте их алтарей поставили церкви и постарались стереть из памяти людской легенды о тех временах, - голос Захара снова зазвучал печально и размеренно. - Короли, в общем-то, прекрасно обходились без Летописи, ведь многие сведения она не могла или не хотела дать. У правителей хватало шпионов, доносчиков и палачей, чтобы добывать нужную правду, а посему книги, начертанные летописцами, частенько оставались непрочитанными. К тому же Летопись сообщала о том, что происходит в Сканналии в данный момент. Айварих, к примеру, узнал о походе Дайруса задолго до его высадки в Северной гавани, а Летопись была бы бессильна. Опять же и церковники постоянно внушали королям, что Летопись вещь бесовская. Тут много ещё всякого можно сказать, но, думаю, суть ясна, - закончил Захар.
   Все какое-то время молчали, даже Рик и Фил. Самайя пыталась уловить странные образы, которые возникали в голове, но безуспешно. Рик вдруг спросил:
   - А имя моей матери она могла указать?
   - Про то мне неведомо, - пожал плечами Захар.
   - Може, твой батя не зря помалкивает, - добавил Боб.
   - Он не имеет права решать за меня, я не ребёнок! Я-то верил, что мама просто была бедная, и он стыдился этого, а оказалось... Если он поступил с ней подло, то...
   - Вот и потолкуй с ним как взрослый. Всё лучше, чем Летопись поминать, - посоветовал Захар.
   - Не хочу с ним говорить!
   - А Мая хочет.
   - Мая? - удивился Рик.
   - Принц Дайрус просил меня поговорить с ним про короля Райгарда... - упрямо сказала Самайя.
   - Да чушь всё это! Все знают, что Байнара убил он!
   - Откуда знают? - спросил Сильвестр.
   - Да сколько я слышал от многих, кто тогда жил, и в хрониках написано...
   - А если в хронике напишут, что король Айварих выиграл вчерашний бой, - усмехнулся Сильвестр, - вы этому поверите?
   - Что? - удивился Рик. - При чём тут бой?
   - При том, что не всегда стоит верить даже собственным глазам, что уж говорить о чужих. Правда у каждого своя, видите ли, и всяк её опишет по-разному, со своей колокольни. Чем ниже колокольня, тем меньше знаний и больше домыслов, а чем она выше - тем больше возможностей и желания сказать то, что тебе надо, а не то, что было.
   - Кто, по-твоему, убил летописца? - спросил Захар.
   - Дайрус, конечно!
   - Кто тебе это поведал?
   - Так король сказал!
   - Мая, а ты как мыслишь?
   - Я не знаю, - она не верила, что Дайрус убил какого-то старика. Он ни разу не упоминал про Летопись. - Я думаю, это не он...
   - Но ты не можешь знать! - воскликнул Рик.
   - И ты не можешь! - оборвал его Захар. - Ты полагаешься на слова короля.
   - Но зачем королю врать?
   Фил захохотал:
   - Ну ты даёшь, твоя милость! В кого такой доверчивый уродился? Тебя кто воспитывал? Ах да, твой лживый папочка!
   Рик попытался вскочить и добраться до меча, но Дим легко удержал его на земле. Рик дёргался, но был слишком слаб.
   - Да я не в обиду, успокойся, ну чего ты? - примирительно сказал Фил и причмокнул: - Вот уж не думал, что кто-то в этом насквозь лживом мире верит в сказки. Знаешь, что я давно понял? Все люди ублюдки, только одни по рождению, другие по деяниям.
   Рик побагровел, скрипя зубами. Самайя обеспокоенно покосилась на него: на повязках выступила кровь.
   - Отвяжись от мальца, а то окочурится, - Боб предостерегающе посмотрел на Фила.
   - Надо спать, - объявил Дим.
   - Вот, верно человек говорит, - обрадовался Фил. - А то мы все уже не в себе. Покемарим, а утром рванём в Нортхед, так ведь?
   - Я обещала принцу поехать к господину Сиверсу, - твёрдо возразила Самайя.
   - Вот и езжай одна, - вмешался Сильвестр. - А мы ему ничего не обещали и поедем в Нортхед, правда, Дим?
   - В моя страна зенсина не бросать на дорога, - покачал головой Дим.
   - Ты должен слушаться меня!
   Дим сплюнул.
   - Я провожу даму, - ехидно предложил Фил.
   - Незачем тебе туда ехать одной! - заявил Рик.
   - Но мне надо поговорить с твоим отцом... - тихо заметила Самайя. - Я же обещала, - она надеялась, что это Рик поймёт.
   - Ладно, клянусь, что отвезу тебя к нему и попрошу ответить на твои вопросы. И свои вопросы задам, - угрожающе произнёс Рик. - Но сначала мне надо поправиться.
   - Ну вот, отличный выход. Все согласны? - спросил Сильвестр.
   Захар и Боб закивали, Фил скривился, Дим посмотрел на Самайю. Она растерялась. Рик прав - поговорить с Ноэлем Сиверсом никогда не поздно. И если она хочет найти родных, то надо ехать именно в Нортхед. Как быть? Самайя посмотрела на небо: ответа там не было. Она вспомнила прощание с Дайрусом, его приказы, но теперь она одна - пора принимать свои решения и идти своим путём.

Глава 5. Встреча с королём


   Выехав из леса, путники оказались у реки Истры, на противоположном берегу которой раскинулся Нортхед, окружённый каменной стеной. Путники перебрались по мосту через Истру и прошли в открытые Бронзовые ворота. У ворот на пиках красовались рука и нога - останки каких-то бедолаг. "Наверное, тех самых убийц", - подумала Самайя. Солдаты из городской стражи пропустили их, увидев едва живого Рика. Фил Дурошлёп тут же объявил, что дальше их пути расходятся, и скрылся, пришпоривая лошадку. Он так и не сказал, откуда родом.
   Нортхед казался маленьким по сравнению со столицей Барундии Арпеном. Двух- и трёхэтажные дома серого, красного и грязно-жёлтого цвета нависали над головой, пока они ехали вверх по короткой Разъезжей улице в сторону дворца, лавируя между многочисленными подводами и всадниками. Рик сказал, что здесь всегда многолюдно: торговцы, путешественники и моряки из гавани ехали через эти ворота, а дальше либо во дворец, либо поворачивали от ворот на Гаванскую улицу, которая вела на Волхидскую площадь.
   Самайя до жути боялась. Ей очень хотелось вернуться домой, но она старалась отбросить эти мысли: пути назад нет. При подходе к дворцу Рик оживился, показывая, куда идти, и, наконец, они въехали на Дворцовую площадь. Дворец напоминал одновременно замок и огромный дом в три этажа. На ступенях при входе стояли стражники в синих штанах и тёмно-красных куртках. На голове они носили обшитые серебряной нитью красные береты с синим пером. Под чёрными плащами с гербом Айвариха в виде сокола на красно-синем фоне виднелись мечи или шпаги. Сам дворец, казалось, состоял из частей, построенных в разное время и из разного материала. Наиболее древними были две квадратные башни по углам задней стены дворца. Башни из грубых, потемневших от времени блоков известняка казались нелепыми на фоне более современных построек и напоминали два гигантских рога. Сам дворец из серого и красного кирпича выглядел новым, фасад украшали многочисленные скульптуры и высокие вычурные окна с аркадами на первом и втором этажах. Оконца третьего этажа были крохотными - Рик сказал, что там жила дворцовая челядь. Над входными ступеньками нависал широкий балкон.
   Перед дворцом торчала одинокая пика с бородатой головой, вокруг неё жужжали мухи и горланили вороны. Самайя поёжилась от неприятного ощущения и опустила глаза. Убийца он или нет, но лучше бы его похоронили как подобает, вместе с теми конечностями у других ворот. Вообще-то в Барундии тоже любили разного рода казни, и увидеть тела и части тел можно было повсюду, но вот привыкнуть к этому Самайя не могла, а трупный запах вызывал у неё тошноту. Иногда она думала, что хотела бы жить вдали от всех городов, среди деревьев и тишины, где пахнет хвоей, морем или цветами.
   Трое королевских стражников, заприметив компанию, спешили в их сторону. Боб к этому времени незаметно испарился. Самайя подумала, что Захару стоило бы последовать его примеру, иначе его ждут неприятности. Что делать ей самой, она не представляла. Позволит ли ей теперь Рик заботиться о себе или сдаст стражникам как любовницу Дайруса? Она только сейчас поняла, чем для неё всё может кончиться.
   Рик упрямо потребовал, чтобы его поставили на ноги, Захар и Дим поддерживали его, чтобы он не упал.
   - Эй, Райгард Сиверс, ты, что ли? - недоверчиво спросил один из стражников. - А чего один? Сбежал от Дайруса?
   - Заткнись, Свистун! Если кто и сбежал, то не я!
   - Это Дайрус от него сбежал, ваша милость! - влез Сильвестр. - Зато наш мальчик сражался как герой! Дайрус его ранил, но победить не смог! Я сам всё видел и обязательно сложу песню про его храбрость и верность королю Айвариху! - Лицо Сильвестра лучилось улыбкой, он и впрямь походил на добродушного монаха.
   - Это что за болван?
   - Не болван, мой господин, а всего лишь поэт и актёр, писатель и философ, прибыл вот в вашу страну...
   - Прибыл, говоришь? - Свистун подозрительно нахмурился. Представление Монаха его не впечатлило. - Ты, чаем, не шпион Дайруса? На каком корабле прибыл?
   - Шпионы, ваша милость, ездят тайно, а не открыто. А я вот не скрываю, что именно Дайрус привёз меня в ваши края, но о нём я песен слагать не стану, уж больно не понравился он мне.
   - Ты мне тоже не нравишься, так что засунь свои песни себе в зад, - Свистун оглядел остальных. Самайя почувствовала взгляд, обшаривший её всю, после чего Свистун переключился на Дима.
   - Это что за чучело?
   - Да актёры мы, вместе выступаем. Нас все страны знают за пределами Сканналии, и вот, наконец, мы задумали покорить здешнюю публику. Дим - непревзойдённый мастер трюков и жонглёр, он может пройти по верёвке, натянутой между теми башнями, - Монах гордо указал на две башни, торчавшие из-за фасада.
   Свистун недоверчиво скривился.
   - А это кто? - ткнул он пальцем в Захара. - Местный?
   - Это мой пленник, - торжественно заявил Сильвестр. - Вот он и есть шпион Дайруса! - Захар дёрнулся, и Рик застонал от боли.
   - Что?! - Свистун уставился на Монаха. - Ты что несёшь? - Все, включая Захара, недоверчиво косились на Сильвестра.
   - Да, шпион, - подтвердил тот. - Это Захар доложил Дайрусу о том, что в Малгарде случилось, и он же предупредил, что скоро явится ваша армия. Да если бы не он, кто знает, может, Дайрус был бы мёртв, вот! Дим подтвердит. - Дим склонил голову на бок.
   Стражники приблизились к Захару, чтобы он не попытался сбежать. Самайя в ужасе застыла.
   - Эй, Рик, а ты что скажешь? Этот скоморох правду говорит? - обратился к Рику Свистун.
   - То, что он из Малгарда, это точно, - медленно начал Рик, - ну и с Дайрусом я его видел, они говорили о восстании.
   - И с ним был Боб, местный, так вот он точно сообщник этого Захара. Он донёс всё про казнь убийц, которых послал Дайрус. - Рик вытаращил глаза от такого поворота.
   - Он просто рассказал, что с ними стало! С чего ты взял, что он шпион? Ты же сам его нашёл в гавани! - слабо запротестовал он.
   - Это он меня нашёл, чтобы следить за нами, но я не дурак. Они с Захаром явно знакомы давно, всё время переговаривались, шептались и рассказывали про этого вашего убитого летописца.
   Захар был почти спокоен, но Свистун отдал приказ двум другим стражникам схватить малгардца.
   - Если он ваш пленник, почему не связан? И где второй?
   Рик оглянулся - он только сейчас заметил, что Боба нет. Вообще, Рик с трудом стоял на ногах, цепляясь за Дима, и вид у раненого становился всё хуже. Самайя испугалась, что он умрёт прямо у дворца. Свистун тоже это заметил и отправил слугу за носилками.
   - Так ехать-то сколько, мало ли, сбежит ещё, и прикончит перед этим! - лебезил Монах. - Молодой господин Райгард слаб, почти всегда без сознания, а я не мастер драться со шпионами, вам не чета. Да и зачем ему знать, что он пленник? Пусть сам добровольно доедет, куда мне надо, а уж тут вы его и возьмёте тёпленьким. Вот он, весь ваш, а мы, с вашего позволения, ваша милость, проводим юного Райгарда к лекарю. Господин, куда нам дальше идти? - обратился к Рику Сильвестр, подставляя плечо. Рик со злостью оттолкнул его и рухнул на землю без сознания, Самайя торопливо склонилась над ним. Свистун, раздражённо выкрикнув что-то, приказал увести Захара.
   Рядом опустились носилки, и слуги перетащили Рика на них.
   - Второй где? - настойчиво тряс Сильвестра Свистун.
   - Да тут где-то, от вас не скроется. Боб его зовут, он из Нортхеда. Охотник отличный, скажу я вам, провёл нас до города без сучка без задоринки. Он крупный такой, глаза серые, волос черный, короткий, и борода такая до груди, - Монах показал, докуда борода у Боба. - Лет тридцать ему будет. Он всё время с нами был, но потом ушёл - домой, наверное. Где живёт, Захар знать должен. Уверен, вы отыщете его без труда, и тогда эти двое много интересного вашему королю расскажут. Ну а я, если что, всегда готов опознать этого Боба и подтвердить, что вы отыскали опасного злодея.
   Рика погрузили на носилки, он даже открыл глаза, но больше напоминал труп. Самайя потрогала ему лоб.
   - Твоя баба? - спросил Свистун. - Что-то я её не помню.
   - Она осталась сиротой в Барундии, но в Сканналии у неё есть родные, вот она и приехала их искать, и если его милость господин Райгард ей поможет, она будет ему ну очень благодарна, - вставил Сильвестр.
   - Её тоже Дайрус привёз? - загоготал Свистун.
   - Господин мой, на кораблях было много людей. Кто бы ни привёз, обратно с собой он её не забрал, а нам пригодилось, - подмигнул Сильвестр.
   - Слушай, Свистун, Мая со мной, - Рик говорил с трудом. - Дай мне уже убраться к себе, а вопросы потом задашь. Вдруг король захочет что у меня спросить? Мая и Дим мне помогут, вон лучше Сильвестра забирай.
   Монах живо закивал:
   - Ваша милость правы, конечно, я помогу в поимке Боба, коли надо. Его Величество будут довольны!
   - Пшёл вон, - Свистун толкнул его на землю. - Помощник нашёлся. Ты его упустил, а я теперь гоняйся! Когда поймаю, ты мне ещё ответишь на пару вопросов! - Свистун позвал несколько человек и спешно направился в город.
   Сильвестр вздохнул и пристроился вслед носилкам, которые слуги понесли во дворец.

***


   Королевская стража состояла из трёхсот воинов, но постоянно во дворце жила только десятая их часть. Набирали сюда как юношей из дворянских семей, так и представителей более низших сословий по протекции высокопоставленных знакомых. Командные должности занимали дворяне, а возглавлял стражу короля барон Лантон Орланд. Стражник обычно проводил месяц на службе во дворце, после чего девять месяцев жил дома, откуда при необходимости король вызывал его в любое время. Юноши, поступавшие на службу, не имели жён и детей и жили в казарме постоянно, чтобы быть при деле и под присмотром, а заодно учиться у старших товарищей и время от времени участвовать в "настоящем деле", как между собой они называли события вроде тех, что произошли в Малгарде.
   Казармы представляли собой большое помещение в северном крыле дворца на первом этаже возле Северной башни. Оно делилось на три комнаты, в каждой жили по десять человек. Самайя, оказавшись здесь, чувствовала себя очень неловко от запаха мужских тел, разбросанных повсюду предметов одежды и других принадлежностей, а также двух почти голых стражников, которые разглядывали её с явным интересом, даже не думая прикрыться.
   Рик кивком указал на постель, укрытую шерстяным одеялом. Двое слуг помогли Рику перебраться на кровать с носилок.
   Стражник, сопровождавший их до казармы, отправил одного из слуг за лекарем и оттолкнул Дима, когда тот попытался осмотреть Рика. У стражника была курчавая бородка и щегольски завитые усы.
   - Да оставь его, Ларри, пусть, - слабо запротестовал Рик. - Не хватает сдохнуть прямо тут. Этот парень дело знает.
   - Где ты его откопал? Я таких в жизни не видывал.
   - Да где и остальных - в гавани. Лучше сообщи королю, что Дайрус бежал...
   - Уж это-то мы знаем, - усмехнулся Ларри. - Жаль, Крисфен опоздал, а то если Дайрус и сбежал бы, то на тот свет.
   - Я вот тоже думал, что он успеет, но почему-то не вышло. Крисфен должен был выступить из Малгарда на следующее утро после моего отъезда, и ему хватало времени прибыть в гавань. Что с ним случилось, не знаешь?
   - Да как не знать? - рассмеялся Ларри. - Ему не хватило одного дня на развлечения в Малгарде, вот и подзадержался малость. Не знаю уж, насколько им было весело там, а вот король нынче в таком настроении, что будь Крисфен тут, папа б ему устроил весёлую ночку.
   - Из-за такой ерунды Крисфен не выполнил приказ короля? Ведь Айварих чётко ему приказал...
   - Ты же знаешь Криса - ему никто не указ.
   - Но мы из-за этого столько народа потеряли, и Дайрус ушёл...
   - Не наше это с тобой дело, - посерьёзнел Ларри. - Пусть король сам с сыном разбирается. Ты ж своё дело сделал? Как твоя мечта сразиться с Дайрусом - исполнилась?
   Рик скривился.
   - Исполнилась, но не вся. Я-то его не убил!
   - Дак ведь и он вас не убил, ваша милость, - подобострастно, но с долей насмешки, заметил Сильвестр. - Главное, вы сделали всё, что могли, и не ваша вина, что не только от вас зависел исход боя.
   - А ты кто? - спросил Ларри у Монаха.
   - Я, ваша милость, хочу познакомиться с вашей страной и вашим королём, о коем много рассказывают в разных странах, где я бывал. Хочу и себя показать, а кто я, одним словом и не опишешь. Я и актёр, и поэт, и философ, и эстет...
   - Да заткнись ты, - прервал Рик. - Дим, помоги раздеться.
   Дим ловко снял рубаху и сапоги, а потом очень осторожно начал стаскивать остатки штанов. Самайя отвернулась, но те двое полуголых по-прежнему смотрели на неё, и она поневоле снова повернулась к Рику: тот кусал губы от боли, но не стонал. Сквозь полуприкрытые веки она разглядела его мускулистую фигуру - новый знакомый напомнил ей ученика кузнеца, который жил на окраине Арпена и работал без рубахи.
   - Ларри, не глянешь, куда лекарь запропастился? - попросил Рик, на его лбу выступила испарина.
   Ларри внимательно посмотрел на товарища, кивнул и ушёл. Рик, уже совершенно голый, наблюдал, как Дим осматривает рану на бедре и качает головой. Самайе показалось, что юноша боится, как бы Дим не объявил, что рана смертельна. На саму рану Рик не смотрел, старательно отводя глаза и время от времени цепляясь отчаянным взглядом за Самайю. Она присела на постели, взяв его руку в свою. Рука была холодная.
   - Я думал, Захар тебе нравится, а ты его так запросто сдал, - обратился Рик к Сильвестру.
   - Вы или я, какая разница, кто бы его сдал? - пожал плечами Сильвестр. - Он служил Дайрусу, а я хочу служить Айвариху. Зачем же мне молчать?
   - Хочешь служить Айвариху? - удивился Рик. Самайя была поражена не меньше. Сильвестр не походил на человека, который хочет служить в принципе. - И что ты будешь делать?
   - Что потребует король, если мои способности и знания придутся ко двору. Вы ведь замолвите за меня словечко, ваша милость? Мы с Димом и Маей будем служить и вам, и королю, но мы слишком маленькие люди, чтобы король обратил на нас внимание.
   - И ты думаешь, я тебе помогу?
   - Я лишь прошу вас помочь нам подыскать какую-никакую работёнку и место, где можно жить, ну а там мы справимся. Дим вот вам подсобит с ногой, Мая языки знает и читать-считать умеет, а то пока она родных-то найдёт! Ну а я, глядишь, напишу хронику вашей страны и прославлюсь на всю Сканналию. Или такую пьесу поставлю для короля, что он другие и смотреть не захочет! А ежели вы всё ещё хотите знать имя матери...
   - Заткнись, - велел Рик, - не смей об этом говорить!
   - Велите говорить, буду говорить, велите молчать, ни слова не услышите, мой господин, - поклонился Сильвестр. - Клянусь вам, король Айварих не встречал более преданного ему человека, чем я.
   - Но прибыл-то ты с Дайрусом?
   - Так это и есть начало моей хроники, мой господин. Я должен был познакомиться с врагом короля, чтобы потом описать ему этого врага, чтобы описать его слабости и силу, чтобы прославить победу и разузнать планы...

***


   Конец речи Рик слушал вполуха, ибо сознание ускользало куда-то далеко. Его знобило, порой к горлу подкатывала тошнота, а тело дрожало от слабости. Голос Сильвестра, однако, успокаивал и усыплял не хуже вина или сонного настоя, и даже дикая боль от раны, казалось, уменьшилась.
   Рик не верил, что Монах говорит правду, но ведь именно он выдал Захара. Рик разозлился за это на Монаха, но в глубине души испытал облегчение. Самому объявить Захара шпионом Дайруса ему было бы нелегко. Конечно, это пришлось бы сделать ради безопасности короля, но почему-то Рик радовался, что Сильвестр его опередил. А про Боба Рик вообще ничего не знал. Если бы не Сильвестр, второй шпион остался бы незамеченным. Может быть, и к лучшему, что Монах в Нортхеде? И Мая... Если поначалу он хотел убить её за связь с Дайрусом, то за прошедший день её руки слишком часто помогали ему, уменьшали боль, кормили и поили. Даже помочиться без неё он толком не мог - мужчины не жаждали оказывать такую помощь. Похоже, после всего произошедшего Мая не стесняется его наготы, а её ладони держат его руку, обволакивая её теплом. Он порадовался, что не стал дожидаться людей Криса на поле боя вместе с другими ранеными: мысль о встрече с принцем вызывала зубную боль.
   Ему особенно нравилось, что Мая почти не говорит, хотя иногда её молчание казалось очень красноречивым - он понимал её без слов. Правда, иногда понимал превратно. Она не так красива, как Илза, но и не уродина, это точно! Светлые короткие волосы слегка вились, едва скрывая уши, на мочках которых виднелись заросшие дырки для серёг. Одна мочка разорвана, словно кто-то с силой вырвал серьгу из уха. Рик не знал, что стоит за этими шрамами, но чувствовал: Мая испытала немало боли за свою короткую жизнь. Он не хотел причинять ей ещё больше боли, и она выглядела такой потерянной! В конце концов, мало ли кто у Дайруса был в любовницах. Сильвестр втихаря поделился с Риком подробным рассказом о том, как Дайрус познакомился с Маей, и Рик не винил её за то, что она осталась с ним.
   - Ваша милость! - настойчивый голос Монаха вернул Рика к реальности. - Где бы нам пристроиться на ночь? Понимаю, при дворце не всякому дадут остаться, но я могу понадобиться, чтобы опознать этого Боба, Дим пригодится вам, а Маю куда одну отпускать?
   Рику сейчас было откровенно плевать, где остановится Сильвестр и опознает ли он Боба, но Мая с Димом помогли ему, не бросать же их теперь? Но что можно сделать?
   - Мне нужны бумага и чернильница, - пробормотал Рик, пытаясь приподняться на кровати. - Я напишу...
   И то, и другое нашлось в Маином мешке, который таскал за собой Дим. Рик с трудом выводил буквы, ставя кляксы дрожащей рукой. Закончив письмо, он протянул его Мае.
   - Сейчас придёт Ларри, я попрошу его отвести тебя к королеве. Она подыщет тебе работу.
   Мая испуганно смотрела на письмо, не решаясь взять его, но стоило ей вытянуть руку, как Рик добавил:
   - Дай слово, что будешь служить королю и королеве, а не Дайрусу. Хочешь изучить историю Райгарда Второго, я не против - прошлое никому не навредит. Поможешь мне узнать мамино имя, я тебя отблагодарю, вздумаешь устроить заговор в пользу Дайруса - отправлю к палачу. Я видел, на что он способен - тебе не захочется с ним встречаться.
   Мая побледнела, но молча склонила голову и произнесла:
   - Я никогда вас не подведу, обещаю.
   Рик обвёл взглядом остальных и добавил:
   - И вас это касается. - Дим и Сильвестр кивнули, и тут дверь открылась: вошёл Айварих.
   

***


   Судя по тому, что двое полуголых мужчин вскочили и склонили головы, Самайя поняла: в казарму пожаловал сам король. Рик, увидев его, попытался встать и потерял сознание. Дим наклонился над ним и послушал сердце, потом стал считать пульс. Айварих в сопровождении двух стражников приблизился к ним.
   - Не помню, чтобы я такого лекаря нанимал! Где Кьяран?
   - За ним послали, Ваше Величество! - Сильвестр низко склонился перед королём. - Но если вам что-то требуется, наш Дим постарается это исполнить. Он не лекарь, но кое-что умеет.
   - Мне с Райгардом Сиверсом нужно поговорить, - брезгливо сказал Айварих. - Прямо сейчас.
   - Ваше желание для меня закон, Ваше Величество, - Сильвестр повернулся к Диму и велел ему привести Рика в чувство.
   Дим метнул взгляд на короля, вытащил из мешка пузырёк и откупорил крышечку. Сильвестр по его знаку приподнял Рика на кровати, и Дим молча поводил пузырьком под носом у раненого. Айварих нетерпеливо наблюдал. Самайя исподтишка разглядывала человека, о котором столько слышала от Дайруса. Айварих был невероятно высок - Самайя никогда не видела таких высоких людей. Несмотря на полноту, он не казался рыхлым, скорее от него исходила физическая сила, а в синих глазах отражалось превосходство над всеми. Короткие рыжеватые волосы изрядно поредели, а борода с проседью скрывала выдающуюся челюсть под тяжёлым носом. Ему было сорок три года, насколько она помнила.
   Рик открыл глаза, поморщился и застонал. Айварих жестом велел Сильвестру и Диму отойти. Нависая над кроватью, он спросил:
   - Дайрус и впрямь ушёл?
   Рик непонимающе смотрел на короля, моргая глазами:
   - Господин Ривенхед дрался с ним, но их было больше... Он погиб...
   - Шеймус убит? Ты видел? - резко спросил Айварих Рика. Тот кивнул.
   - Господин Райгард тоже дрался с принцем Дайрусом, но его ранили. Он ещё так неопытен... - снова влез Сильвестр.
   - Да, его отец не старался учить его тому, что воин должен уметь, - процедил Айварих. - А ты кто?
   - Я прибыл с Дайрусом, Ваше Величество, - оттарабанил Сильвестр, не моргнув глазом.
   Айварих заметно удивился:
   - И ты не боишься, что я тебя за это повешу?
   - Если такова будет ваша воля, вы всегда успеете меня повесить! Но сначала я хотел бы рассказать Вашему Величеству всё, что я знаю о Дайрусе и его шпионах! - без запинки отчеканил Сильвестр. - А если Ваше Величество после этого меня не повесит, то я бы очень хотел исполнить то, ради чего прибыл в Сканналию.
   - Ради чего же ты прибыл? - с любопытством глядя на Сильвестра, усмехнулся Айварих.
   - Покрыть славой своё имя и ещё больше восславить ваше!
   - А подробнее?
   - Ваше Величество, я мечтаю написать пьесу о вашем предке, чей трон получил недостойный.
   - Что? Ты это о чём?
   - Я говорю о Ярвисе, отнявшем трон у вашего предка Свирега и обвинившего его в грехе братоубийства, из-за чего его совершенно несправедливо прозвали Свирег Проклятый!
   Айварих помрачнел.
   - Ваше Величество, моя пьеса расскажет, каким злодеем был Ярвис, который безжалостно расправился с братьями.
   - События тех лет теперь мало кого волнуют, - бросил Айварих.
   - Моя пьеса покажет, что Ярвис был таким же злодеем, как его потомок Райгард, Ваше Величество! Весь род Кройдомов вместе с Дайрусом проклят из-за кровных преступлений!
   Айварих задумчиво смотрел на Сильвестра.
   - У меня тут уже один такой писатель есть, - фыркнул он. - Правда, что он там изобразил, я пока не видел.
   - Моя пьеса будет готова очень быстро, Ваше Величество. Может быть, вы также позволите мне написать хронику Сканналии, о чём я мечтал много лет.
   - Откуда такие мечты?
   - Ваше Величество, когда-то я был послушником при монастыре и переписывал хроники, сказания разные. Чего я только не читал за это время! Потом я покинул монастырь, так и не став монахом, но моё стремление к знаниям и истории осталось. Я сделался актёром, много путешествовал, много придумывал историй и ещё больше наблюдал сам, но я устал. Я мечтаю обрести дом и славу! Да, славу в веках! Хочу, чтобы мои хроники и пьесы переписывали и изучали монахи не только в Сканналии, но и повсюду! Поэтому я изучал Дайруса, прежде чем прибыть сюда, Ваше Величество! Я уверен, что он вернётся, он и сам это говорил, и я покажу вам вашего врага таким, каким вы его не знаете!
   - И что такого особенного ты знаешь? - Лицо Айвариха казалось непроницаемым, но слушал он внимательно.
   - Если вы позволите, я обо всём расскажу вам наедине, в более спокойной обстановке. Я много чего знаю. Про Гиемона и его жену, например.
   - Ладно, - решил Айварих. - Завтра расскажешь. А пока тут побудешь, в казарме.
   Рик за это время окончательно пришёл в себя и напряжённо слушал речь Сильвестра. Самайя уже успела до смерти испугаться, что Монах сейчас всё доложит про неё и Дайруса, и король отправит её к палачу, но пока вроде обошлось. Рик тоже расслабился и спросил:
   - Ваше Величество, а что случилось с нашим флотом? Он ведь должен был перехватить флот Дайруса...
   - Дерьмо с ним случилось, - зло оборвал король. - Сигналов с горных постов они не получили и дождались, что твой Дайрус уплыл!
   - Он не мой, - пробормотал Рик себе под нос. Айварих услышал и скривился.
   - Неважно! Кое-кто ложный сигнал подал и здорово этому щенку помог.
   - Это были люди Диэниса? - нерешительно спросил Рик.
   Айварих склонил голову, разглядывая Рика.
   - Возможно. Жаль, его мы не можем спросить, правда? Но мы их найдём, кто бы они ни были!
   - Рик, ты вернулся! Ты здоров? - в помещение вошёл молодой человек, одетый в бордовый бархатный камзол и пышный берет, расшитый жемчугом и камнями. На шее у него висела золотая цепь с огромным рубином. По мнению Самайи, ему было лет восемнадцать, как и Дайрусу. Длинные жидкие волосы - светлые с рыжеватым оттенком - рассыпались по плечам, а живые голубые глаза внимательно смотрели на Рика. Довольно худой, если не сказать тощий, но высокий, лицом он походил на Айвариха. Один из двух его сыновей от первого брака, решила Самайя. Рик подтвердил её подозрения, воскликнув:
   - Алексарх! - и тут же поправился: - Ваше Высочество!
   Айварих недовольно нахмурился, но сын учтиво поклонился отцу и спросил:
   - Ваше Величество, вы позволите мне поговорить с Райгардом?
   - Он сегодня не настроен болтать! - резко ответил Айварих. - Не видишь, он ранен, а лекарь до сих пор где-то шляется. Идём-ка со мной, нужно поговорить!
   - Если вы о том, что я не пришёл на казнь, то вам известно: такие зрелища не по мне.
   - Вот наедине мне всё и скажешь! Идём! - приказал Айварих и увёл сына из казармы.
   Самайя вздохнула с облегчением, да и остальные явно были рады, даже Рик, который так и не успел поговорить с Алексархом. Присутствие короля давило на всех.
   Сильвестр весело обратился к двум местным:
   - Господа, король велел мне переночевать тут, как вы слышали. Какую из этих кроватей я мог бы занять на ночь?
   Один стражник плюнул в его сторону, другой издевательски указал на пустую покосившуюся деревянную кровать без покрывал. Сильвестр бросил на неё мешок и улыбнулся:
   - Дим поспит на полу, заодно присмотрит за господином Райгардом. А вот и лекарь, кажется.
   И в самом деле, прибыл Ларри с лекарем. Осмотр раны Рика занял много времени.
   - Похоже, твой первый бой станет последним, - объявил лекарь. - Будешь хромать, как твой отец. У тебя тут месиво. Повезло, что кость не сломана.
   - Не может быть! - крикнул Рик. - Ты врёшь, Кьяран! Сделай что-нибудь ! Поставь пиявок, червяков, да кого хочешь, но я должен быть в строю!
   - Я лекарь, а не колдун, - отрезал Кьяран. - Я могу заживить рану, но не могу поставить тебя на ноги.
   - Не смей так говорить! - в глазах Рика показались слёзы. - Я не хочу стать калекой!
   Кьяран пожал плечами:
   - А я при чём? Что смогу, я сделаю, но остальное в руках Отца Небесного, а не моих. Пойду схожу за снадобьем.
   Когда он вышел, повисла неловкая тишина. Сильвестр качал головой и едва слышно бормотал: "Я не могу, не могу. А что он вообще может?"
   - Я могу, - вклинился голос Дима. Рик дёрнулся как от плети.
   - Что ты сказал?
   - Я могу лесить, - выговорил Дим. - Вы ходить.
   - И воевать?
   - Если хотеть.
   - Но как ты это сделаешь?
   - Не я, а вы, - поклонился Дим.
   - Это как?
   - Я показать. Будет болеть, вы ругать меня, не любить меня, но в конес вы ходить, - пообещал Дим.
   - Если я буду ходить, - поклялся Рик, - я не буду тебя ругать, а сделаю для тебя всё, что захочешь.
   - Хоросо, - снова поклонился Дим. - А где спать Мая?
   - Ларри, - Рик вспомнил о письме, - будь другом, проводи Маю. Я написал письмо королеве, пусть Мая ей его передаст.
   Ларри недовольно прищурился, но имя королевы заставило его прикусить язык. Он молча направился к двери, и Самайя так же молча последовала за ним.

Глава 6. Семейные отношения


   Рик выругался сквозь зубы, но продолжал шагать по знакомому наизусть маршруту, стараясь не опираться на трость. От дворца на север по улице Святого Рагмира до Волхидской площади, оттуда повернуть на юго-восток на самую длинную улицу Нортхеда - Кузнечную, - делившую город на две неравные части: северо-восточную с кварталами кузнецов, ювелиров, медников и оружейников и юго-западную с дворцом, городским управлением, кварталами аристократов и торговцев. Эта улица вела к Железным воротам: через них в Нортхед привозили серебро, железо, медь, олово, свинец, ртуть и прочие металлы, добытые в Серебряных горах. Почти посередине Кузнечной улицы - там, где площадь с кафедральным собором и ратушей, - резко повернуть на юго-запад по самой широкой в городе Замковой улице и по ней снова выйти ко дворцу. Пот градом лил с Рика, под ногами хлюпали лужи от недавно прошедшего короткого ливня, и Рик всё время боялся, что поскользнётся и рухнет прямо в бурую жижу. Впрочем, жаркое солнце уже светило вовсю.
   Дим невозмутимо шагал за ним. Ежедневная прогулка стала привычной, но боль в ноге давала о себе знать. Рана, которую Дим тщательно ушил под вопли и ругань Рика, зарубцевалась, но бедро то дёргалось от судорог и болело, то немело. Дим сказал, что это из-за порванного нерва, и без устали смазывал и массировал рубец твёрдыми пальцами. Постепенно Рик начал вставать, и Дим потребовал ежедневных упражнений для тренировки мышц. От этих упражнений Рику хотелось завыть, побить Дима и плюнуть на всю эту ерунду, но потом он вспоминал, что тогда не вернётся в королевскую стражу, не увидит Илзу, и, стиснув зубы, упрямо делал всё, что просил Дим. Возвращаться домой к отцу как побитая собака - да никогда!
   Изредка Рик вспоминал Маю и интересовался у Дима, как у неё дела, на что неизменно получал один ответ: "Королева довольна". Королева Катрейна не раз присылала слуг справиться о здоровье Рика, но ответы Рика всегда были одинаковы: "Передайте Её Величеству, что мне гораздо лучше, и я очень признателен ей за участие".
   Мая прислуживала королеве и её фрейлинам, читала вслух книги на разных языках. Рик видел Маю редко, но помнил обещание отвезти её к отцу. Может, она об этом давно забыла?
   - Как нога? - в казарму зашёл Алексарх, с которым Рик неплохо ладил.
   - Лучше, - неуверенно сказал Рик. После прихода принца он встал, опираясь на трость, но нога болела, и принц, заметив, очевидно, его гримасу, кивнул на кровать. Рик тяжело опустился на неё, положив трость на колени. Трость эбенового дерева с набалдашником слоновой кости подарил ему Алексарх - она выглядела изящно, но оказалась очень крепкой.
   Присутствие принца всегда смущало Рика, но Алексарх умел развеять любое смущение. Он пристроился на краешке соседней кровати и огляделся. В этот час в помещении никого не было, через распахнутое окно влетал раскалённый воздух, доносились отрывистые возгласы конюхов, щёлканье хлыстов и ржание лошадей из конюшни напротив.
   - Рад это слышать. Мне было бы жаль, если бы тебе пришлось покинуть службу.
   - Ну, пока говорить рано, но Дим уверяет, что всё будет в норме.
   - Ты ему доверяешь?
   - А что? - удивился Рик.
   - Он странный какой-то. Не такой, как все.
   - Понятно, издалека же приехал. Вон есть места, где люди чёрные.
   - Дело не в цвете кожи... - Алексарх нахмурился. - Объяснить не могу, но он другой. Словно с того света...
   - Ваше Высочество, он всего лишь нищий чужеземец, который хочет применить умения себе на пользу.
   - И какую пользу он извлечёт из помощи тебе?
   - Ну, мне-то он помогает ради Маи. Если б не она, Дим бы мне давно горло перерезал.
   - А откуда она его знает?
   - В Барундии они познакомились, потом плыли вместе в Сканналию. А почему вы спрашиваете?
   - Я и сам не уверен. Я видел его с отцом...
   - Ну и что, если король его о чём-то попросит? Дим служит ему, как и все мы.
   - Возможно, - задумчиво произнёс Алексарх. - А как твой отец? Ты так и не помирился с ним?
   Любому другому Рик заявил бы, что это не его дело, но к принцу так не обратишься, даже если это и впрямь не его дело.
   - Ваше Высочество, вы знакомы с Иваром Краском? - Рик решил перевести разговор на другую тему. Алексарх слегка дёрнулся.
   - Почему ты спросил?
   - Хотел узнать, знаете ли вы его.
   - Его дядя - член Королевского Совета, насколько я знаю.
   - Но вы в курсе, что король назначил Ивара новым летописцем?
   - Да, я слышал об этом, но я спрашивал тебя от отце. Не уходи от ответа, Рик.
   - Да не могу я с ним общаться! Мы по-разному смотрим на многие вещи...
   - У нас с отцом те же проблемы, но мы ведь не бежим друг от друга, - пожал плечами Алексарх.
   - Да, но вас не называли в честь короля-злодея.
   - Имя Райгард давно появилось в Сканналии, а мне моё всегда казалось каким-то... слишком напыщенным. Королю бы подошло, но я ведь не король.
   Все знали, что дети от первого брака Айвариха с шагурийской принцессой не считались наследниками трона Сканналии из-за того, что брак был заключён не по канонам эктариан, а так же потому, что оба сына родились до того, как Айварих стал королём. Крисфен постоянно проклинал всё и вся из-за этого, а Алексарх чаще шутил и не слишком переживал по этому поводу. Ситуация изменилась недавно, после смерти единственного сына Айвариха и Катрейны. Айварих чуть с ума с горя не сошёл, когда младший сын, тоже Айварих, заболел и вскоре умер. Наследников не осталось. Крисфен буквально требовал назначить его наследником, раз Алексарх такой слабак и неженка. Рик случайно оказался при короле в тот день и впервые увидел, как Айварих ударил сына.
   - Но надо мной смеются из-за имени, а хуже всего, что отец всё равно уверен, что Райгард был такой белый и пушистый. Даже Захар это знал!
   - Люди часто воспринимают близких иначе, чем посторонних, - задумчиво пробормотал Алексарх. - Мне кажется, твоему отцу непросто отказаться от того, во что он верил, ведь ему пришлось бы признать, что он неправ и все его жертвы напрасны.
   - Но и закрывать глаза на преступления тоже нельзя! Он никого не хочет слушать!
   - А как он относится к Оскару Мирну? - Рик удивился перемене темы.
   - При чём тут Оскар Мирн?
   - Я ведь упоминал о его новой книге? - Оскар Мирн долгое время был воспитателем Алексарха и сумел привить принцу любовь к богословию, истории и философии. Благодаря Алексарху Айварих выдал Мирну немалые средства на печать его трактата об устройстве идеального государства. Правда, сам король был от книги не в восторге. Зато принц всячески ею восхищался, так что Рику тоже пришлось её прочитать, но он мало что понял. Слышал Рик от принца и восторженные отзывы на первые главы новой рукописи Мирна, которую пока никто не читал. Очевидно, Алексарх имел в виду её.
   - Вы говорили, что она о самом гнусном государе, - припомнил Рик.
   - Да, Оскар от наилучшего государства перешёл к наихудшему. Его бросает из крайности в крайность. Так вот в качестве примера он взял как раз Райгарда Второго и изучил до основания его жизнь и преступления. Я читал и ужасался. Поговори с Оскаром, быть может, он подскажет тебе, как вести себя с отцом, если разговор зайдёт о Райгарде. По-моему, Оскар Райгарда просто ненавидит, он многих участников опрашивал, да и сам жил в те времена, когда правил Райгард.
   - Как вы думаете, Ваше Высочество, - нерешительно спросил Рик, нервно вертя в руках трость. - А нельзя ли узнать о тех событиях из Истинной Летописи? Может ли человек вроде меня или вот вас попросить Ивара Краска уточнить всё про это дело?
   - Ивара? Но к Летописи есть доступ только у отца. К тому же Оскар говорит, что это вещь дьявольская, опасная и языческая. Ивар не должен был соглашаться...
   - Не должен был, но не поэтому...
   - Я слышу имя Ивара, Алекс? Опять жалуешься, что потерял приятеля? - голос Крисфена прервал Рика. Принц отсутствовал во дворце последний месяц: король отослал его из столицы после бегства Дайруса. Младший сын Айвариха тяжёлыми шагами протопал в помещение казармы, поигрывая кинжалом на поясе. Алексарх стиснул зубы. Крисфен был на два года младше брата, но гораздо крепче и сильнее. Не такой высокий, как Алексарх, но его отличали те же рыжеватые волосы и голубые глаза.
   - Впервые вижу тебя среди мужиков, а не богословов, - съехидничал Крисфен, - так и здесь ты умудряешься поныть. Кстати, у меня для тебя две новости: хорошая и плохая. Сам решай, где какая.
   Крисфен рассмеялся каким-то своим мыслям, потом встал в картинную позу, вытянув вперёд ногу в облегающем светло-коричневом чулке и изящном кожаном башмаке с серебряной пряжкой:
   - Возрадуйся, брат мой, наш отец предложил тебя в мужья славной Марции, принцессе Барундийской, и никто иной как я повезу письмо Его Величеству королю Барундии Гиемону Третьему и жене его прекрасной и строгой королеве Маэрине! - произнося эту фразу, Крисфен не сводил с брата глаз. Алексарха новость ошарашила так, что он не обратил на это внимания.
   - Что ты такое говоришь? Отец собирается меня женить? - Алексарх вскочил с кровати.
   - А что странного? Отец жаждет внуков, а дети короля должны брать в жёны только принцесс!
   Алексарх внимательно посмотрел на брата:
   - Вижу, ты не забыл свою сказочную детскую мечту - жениться на принцессе?
   - Ну не на принце же, - скрипнул зубами Крис. - Как думаешь?
   - Тогда почему бы тебе самому на ней не жениться?
   - Я не против, так ведь не я старший. Впрочем, у тебя есть шанс избежать женитьбы, - усмехнулся Крис. - Вторая новость как раз об этом: наша возлюбленная мачеха ожидает... Ах, чёрт, не знаю, кого она ожидает, но если мальчика, то на Марции можно женить его, даже если она ему в матери годится.
   - У королевы будет ребёнок? - вырвалось у Рика.
   Крисфен с досадой посмотрел на него:
   - Будет, коли не помрёт, - бросил он. Основания для такого утверждения у него имелись: за тринадцать с лишним лет брака у Катрейны было несколько выкидышей, а трое детей умерли младенцами. Надежды Айвариха укрепить трон наследниками таяли с каждым годом, а смерть Айвариха-младшего их почти похоронила. И всё-таки Рику хотелось ударить Крисфена за эти слова, но он не смел, и только Алексарх сказал:
   - Не говори так о королеве! Отец сказал мне, что у нас будет брат, почти месяц назад, и пока, слава Богу, всё идёт хорошо. Надеюсь, ребёнок родится здоровым. Я помолюсь за него.
   - Молись-молись, только на это и способен, - пробормотал Крис и обернулся к Рику: - А ты-то уже здоров? После Барундии можешь мне понадобиться. Кстати, а где Мэйдингор? Хочу взять Власа с собой в Барундию - пусть местных баб полапает. - Крис рассмеялся, видя, как потемнело лицо Алексарха.
   - Он во дворе, Ваше Высочество, - выдавил Рик. Присутствие Криса начинало его тяготить.
   - Вот как? Эй, кто там! Вот ты! - Крис ткнул пальцем в Дима, как раз вошедшего в казарму. - Найди Власа Мэйдингора. Немедленно! Понял?
   Дим бросил взгляд на Рика, поклонился принцу и вышел.
   - Рик, идём, - сказал Алексарх.
   - Что, надоела моя компания? - нарочито удивлённо спросил Крис. Он быстро смахнул пот с раскрасневшегося лица. На улице стояла жара, а в казарме к тому же становилось всё более душно, несмотря на недавний дождь. Рик и сам вспотел, хотя был в одной рубахе без камзола.
   - Мы собирались пойти к Оскару. Рик хочет с ним поговорить.
   - Сам превратился в книжного червя и моего солдата хочешь погрести под книжками? - скривился Крис и добавил: - Смотри, Рик, поосторожнее с моим братцем, а то он тебя враз в свою веру обратит.
   - Не смей говорить о вере! - взорвался Алексарх. - Твой отряд состоит из одних подонков! Ты превратил их в скотов, погрязших в смертных грехах... - Алексарх осёкся.
   - Ну-ну, продолжай! Ты имеешь в виду тот грех, о котором в Декамартионе сказано "потакание страстям", или тот, который есть "извращение естественного порядка, противное Богу и природе"? Что ж, кому как не тебе всё знать о грехах, книгочей ты наш!
   Алексарх уже сжимал кулаки, но силы были неравны, и он просто повернулся и пошёл к выходу. Рик, прихватив ненавистную трость, отправился за старшим братом, сожалея, что поле боя осталось за младшим.

***


   Самайя не ожидала, что снова увидит Фила, но он выскочил прямо перед ней на оживлённой Замковой улице, где она часто прогуливалась, когда начинала задыхаться внутри стен дворца. На улице, правда, тоже дышать было нечем из-за жары. Остановившись в тени небольшого тополя, она раскрыла веер и тут заметила старого знакомого.
   - Дорогуша, как я рад встрече! - закричал Фил и зашептал: - Ты уж стражу не зови, ладно? Я никому зла не причиню, а тебе и подавно. Знаешь, у меня отличная новость для тебя, - Фил знакомо причмокнул губами и улыбнулся.
   - Новость? - удивилась Самайя.
   - Ну да, я ведь отыскал твою родню, представляешь?
   - Родню? - Самайя растерялась. Она за этот месяц так никого и не расспрашивала про родных. Служба королеве отнимала почти всё время, и из дворца удавалось выйти нечасто. Но сейчас королева ждала ребёнка, и её обхаживали несколько лекарей, прибывших по приказу Айвариха, так что Самайя оказалась не нужна. Она как раз решила, что пора отправиться к Ноэлю Сиверсу и поискать родственников деда. Правда, имени его она не помнила. Как Фил мог кого-то найти?
   - Да, именно, не сомневайся, дорогая! Видишь ли, я тут затесался в один дом по делу, и там висел портрет. Дочка хозяина, как я понял, померла она. Я увидал - враз обомлел! Думал, к тебе домой попал, представь? Оказалось, что у отца хозяина дома - его зовут Сайрон Бадл, хозяина, в смысле, - был брат, который давным-давно умотал в Барундию с сыночком-младенцем. Этот пацанёнок твой отец и есть, дошло? А Сайрон Бадл получается тебе... - Фил поразмыслил: - Ну да, двоюродный дядя, правда?
   Самайя за всё время этой речи не произнесла ни слова, только машинально обмахивалась веером. Веер из дерева и цветастой ткани сделал для неё Дим, и многие дамы, даже королева, заинтересовались новинкой. Ничего подобного в Сканналии, да и в Барундии не знали. Фил тем временем уставился на неё выжидающе.
   Она не знала, верить или нет такой новости. Неужели она нашла дядю? Но захочет ли он иметь дело с такой племянницей? Что Фил ему про неё рассказал?
   Судя по всему, Фил понял её сомнения:
   - Да ну, брось, Мая, я вовсе тебе зла не желаю, а помочь хочу. Ты мне тоже как-нибудь подсобишь, так? Ты ведь не сдашь меня страже короля?
   - А ты не станешь злоумышять против него? - спросила Самайя, вспоминая слово, данное Рику.
   - Я? Против короля? - Фил расхохотался и прихлопнул комара на щеке. - Дак я никогда этого не делал, не так разве? И ни в чём не участвовал, ты же помнишь? Да и на кой мне это? Чего я хочу, так это найти тёпленькое местечко и там прижиться, а что тут такого? Твой дядя подкинет мне работёнку, да ты кой-чем порадуешь, вот и сладим!
   - Дядя даст тебе работу? А он кто?
   - Ну, он торгаш, ткани делает. Айварих ему дворянство всучил после войны и разрешил носить серебряную струну! Везёт же людям!
   Серебряные струны носили простые обладатели дворянского титула. Только члены королевской семьи, баронских родов и высшие церковнослужители имели право носить золотую струну на шее, а простые монахи и бедный люд довольствовались менее благородными металлами, а то и вовсе сплетали верёвку из десяти обычных нитей. Самайя носила струну из медных проволочек.
   - Богатый мужик, но, как дочь схоронил, ходил весь никакой, а тут прямо ожил, как я про тебя ему сказал, - добавил Фил.
   - А что ты сказал? - с опаской спросила Самайя, теребя веер. Одна из деревянных пластинок хрустнула под пальцами.
   - Да не бойся, дорогуша, ничего страшного. Ну, что ты умная, красивая, грамоту разумеешь, жила аж во дворце в Барундии, да вот решила родных поискать, раз родители твои померли. А разве я в чём соврал? Дядя твой тебя ждёт не дождётся! Велел отыскать тебя, вот я и таскался тут, опрашивал, хотел к Рику этому сунуться, да побоялся, и вдруг тебя увидел! Повезло, правда же?
   Самайя всё еще не верила, но Фил вроде не врал. Если она так похожа на ту девушку, то вполне может быть её троюродной сестрой. Она не помнила имени отца и деда, но помнила, что они бежали из Сканналии давно, когда отец был крохой. Надо ехать к этому Сайрону Бадлу!
   - А где он? - спохватилась Самайя. - Где живёт?
   - Милях в ста отсюда, в Корнхеде, что на Арнагском озере.
   - Так далеко? - ужаснулась Самайя.
   - Да разве ж это далеко? Вон, Барундия дальше, но ты же здесь, верно?
   - Но я не могу просто уехать из дворца...
   - Да почему?
   - Королева...
   - Королева добрая женщина, да и не до тебя ей сейчас, как я слыхал, а? - подмигнул Фил. - Растолкуй ей, что обрела любимого дядю, разве она не отпустит?
   Её Величество и впрямь была доброй женщиной, как успела убедиться Самайя, но девушке не хотелось покидать её надолго: королева и так слишком часто оставалась одна. Впрочем, сейчас она как раз не одинока, вспомнила Самайя. Может, это наилучшее время для поездки? Только вот... Самайя покосилась на Фила. Ехать с ним она не хотела: не забыла ещё его сальные шутки. Надо найти второго спутника и взять Дима, если ему король позволит, решила Самайя.

***


   Оскар Мирн и впрямь много чего знал. Стоило Алексарху упомянуть о цели их визита, как судья разразился страстной речью, обличающей короля Райгарда. Потом Мирн прочитал выдержки из будущей книги, откуда Рик вынес несколько вещей: Райгард родился злодеем, жил злодеем и даже его добрые с виду дела были задуманы ради злодейских целей. Из книги и со слов Мирна следовало, что Райгард кроме Байнара убил короля Эйварда Пятого, другого брата Саймеона, его единственную дочь Анну, которую перед этим соблазнил, а также собственную жену и много других. Правда, Мирн несколько раз оговаривался, что часть сведений лишь слухи, доказательств нет, но тут же хвалил источники и добавлял, что очень уж это всё похоже на правду. Неужели Райгард уничтожил почти всех оставшихся Кройдомов? Но как же отец этого не видел? Рик не знал, чему верить. Вроде бы Мирн слишком молод, чтобы знать Райгарда, тогда откуда эта почти личная ненависть? Рик внимательно посмотрел в его полуприкрытые веками грустные глаза.
   - А вы знали короля лично, господин Мирн? - спросил Рик.
   - Лично не знал, но моим воспитателем был весьма уважаемый мною настоятель Нугардского монастыря Даниил Смерон. - Мирн кивнул на небольшой портрет мужчины лет сорока, висевший на стене в окружении икон. Его морщинистое лицо и впрямь напоминало лик святого, но Рику не понравились колючие тёмные глазки, которые словно следили за тобой, где бы ты ни оказался. Рик как раз сидел за столом напротив портрета в библиотеке Мирна, спиной к окну. Алекс стоял, прислонившись к книжному шкафу, а Мирн устроился в другом кресле и листал недописанный трактат о короле Райгарде. Тут же на столе лежали стопки книг, манускрипты, свитки и письменные принадлежности. Мирн закрыл трактат и снова посмотрел на портрет Смерона.
   - Крайне благочестивый человек, истинный друг несчастного короля Эйварда, он страшно сопереживал, когда умер его сын Байнар. Поскольку в то время король находился не в лучшем состоянии, настоятель Смерон потребовал от Королевского Совета провести расследование подозрительной смерти принца и настоял, чтобы во главе комиссии поставили барона Томара Ворнхолма.
   - Это родственник нынешнего барона Ворнхолма? - спросил Рик.
   - Старший брат.
   - Насколько я помню, - заметил Алексарх, - Томар поднял восстание против Райгарда.
   - Не стану отрицать, - подтвердил Мирн, - но до этого времени барон Ворнхолм служил ему верой и правдой. Осознав, каков на самом деле Райгард, Томар отрёкся от этого злодея.
   - А комиссия? Результаты были? - жадно спросил Рик.
   - Расследование велось довольно долго и по его итогам на заседании Королевского Совета прозвучал вывод: несчастный случай. Грум заявил, что на прогулке лошадь Байнара внезапно понесла, и потом, очевидно, она его сбросила. Принца нашли в пяти милях с пробитой головой. Однако говорили, что виноват конюх Ясик: он нашёл Байнара ещё живым и добил камнем, а сам бежал. Его так и не нашли. В заключении комиссии об этом не было ни слова, и зачитывал его не барон Ворнхолм, а Холлард Ривенхед.
   Рик вздрогнул от упоминания отца Илзы. Он что, тоже поддерживал Райгарда? Или был его соучастником?
   - А король Эйвард? Неужели он не возражал?
   - Несчастный отец к тому времени не осознавал, что происходит. Он замкнулся в себе после смерти Байнара, почти не выходил из дворца. Он искал Бога, молился, и все надеялись, что Господь вернёт ему силу и разум. Коварный Райгард воспользовался его невменяемым состоянием, став регентом. Ему решение комиссии пришлось как нельзя кстати. Когда год спустя после смерти Байнара король Эйвард умер, регент немедленно назначил коронацию - труп брата остыть не успел.
   - И никто ничего не сделал?
   - Барон Ворнхолм попытался, но, к несчастью, погиб. Вспыхнули несколько восстаний на юге - для их усмирения Райгард лично отправился туда после коронации. Некоторые бароны пытались истребовать трон для Рижитты, старшей сестры Байнара, но по законам Сканналии трон не наследуется по женской линии, к тому же хитрый Райгард насильно выдал племянницу за тогдашнего барона Мэйдингора. Этот род - один из старейших и богатейших в Сканналии - издревле правил горными районами Северо-Востока, контролируя добычу серебра, но не это послужило причиной свадьбы, а законы горцев. Эти люди выделяются грубой силой. Они живут по законам предков, в их вере вплоть до нашего времени много сохранилось от поганых язычников, и они признают исключительно наследование по мужской линии, а женщины у них никогда не появляются на людях. Для этих дикарей женщина вообще не человек. Они нередко похищают себе жён, потому что отцы не желают отдавать дочерей этим варварам, которые, я в этом совершенно убеждён, по сей день втайне молятся двенадцати богам. После вынужденной свадьбы горцы немедленно требуют приданое от отца невесты, а иначе возвращают девушку обратно, и даже если она выживет, её уже вряд ли кто возьмёт замуж: перед возвращением ею пользуется не только "муж", но и все его родственники.
   Рик вспомнил поведение товарища по королевской страже - Власа Мэйдингора. Да, именно так он и относился к любой женщине и девочке.
   - А как умерла принцесса Рижитта? - спросил Рик. Он всё больше понимал, что прочитанные хроники не слишком информативны. О её смерти он читал, но без подробностей.
   - За четыре года правления Райгарда было много сражений. Стычки между знатными родами случались и прежде, но, видит Бог, король Эйвард умел примирить разные стороны, а Райгард только подливал масла в огонь. Среди жертв оказались барон Мэйдингор и его жена.
   Рик вспомнил, что Айварих упоминал какого-то казнённого после нескольких ударов топором Георга Мэйдингора. "Похоже, смерти продолжались и после прихода Айвариха к власти", - подумал Рик.
   - Что ж, если Оскар хотел описать идеального злодея, то сделал правильный выбор, - заметил Алексарх. - Причём, в отличие от идеального государства, злодей вполне реальный.
   - Вижу, мои мысли по поводу устройства государства кажутся тебе нелепыми? - усмехнулся Мирн.
   - Скорее неосуществимыми, - пожал плечами Алексарх, скрестив руки на груди. - Да и откуда возьмётся государство, где нет воровства, бедности, жадности, когда люди вороваты, жадны и бедствуют повсюду? Ты пишешь о том, что все будут благочестивы, но я своими глазами вижу, как быстро распространяются ереси и безбожие.
   - Поверь, я прекрасно осведомлён обо всех пороках нашего несчастного мира, - устало заметил Мирн. - Я мечтаю, чтобы люди трудились на благо себе и другим, чтобы каждый человек нашёл себе место в новом, лучшем, мире. Священники, воины, философы, учёные, крестьяне - все в равной мере важны для Господа нашего и заслуживают почёта и счастья...
   - Жаль, что в жизни его получают лишь немногие, - закончил Алексарх.
   - Ты говорил, тебе понравилось, - Мирн склонил голову, глядя на принца. Рику показалось, что о нём оба уже забыли, увлечённые разговором. Рик тоже читал книгу Мирна, но ему показалось, что все его рассуждения больше подходят монахам или философам, чем главе Судебной Палаты. Рик поёрзал в кресле, вытер вспотевшие ладони о штаны и с сожалением оглянулся на закрытое окно - в комнате было душновато, но Алекс и Мирн словно этого не замечали.
   - Мне понравилась твоя дерзость, понравилось, как ты отстаиваешь свои принципы в такой необычной форме.
   - Я лишь показываю, каким хотел бы видеть общество, лишённое недостатков обычных людей.
   - Но общество состоит из обычных людей. Где найти тех, кто построит нечто новое? Разве что в сказках. Помнится, я слышал в детстве сказку про далёкую волшебную страну в Иштирии, которой управляли смелые воины, умные философы и сильные колдуны. Рик, ты знаешь эту сказку?
   Рик удивился:
   - Про то, как три князя подряд вели постоянные войны с соседями, и их вассалы тоже воевали, и так длилось много десятилетий, а потом некоторые воины сказали, что больше не хотят воевать за князей и ушли в Иштирию? И с ними ушли колдуны-волхиды?
   - Да, эта. Мне рассказывала её бабушка Ханна, мать моего отца. Она скучала по Сканналии, вспоминала все сказки и пересказывала их нам с Крисом. Мы с братом часто играли в Воинов Иштирии, и я обычно уходил в Страну Ледяного Тумана, а он становился королём Сканналии, рубил головы приближённым и приказывал служанкам приносить ему из кухни вина так, чтобы родители не знали. Он всегда хотел сидеть на троне, вот и сидел на сундуке с короной из листьев на голове... - Алексарх улыбнулся воспоминаниям. - А потом по правилам игры дети слуг нападали оравой на короля, и он отбивался игрушечным мечом: сначала один, затем я как Воин Иштирии внезапно выскакивал из-за пыльной занавески и помогал королю победить. Вообще-то, в жизни всё было по-другому: это он меня защищал. Помню, один племянник отца полез драться со мной, а Крис как даст ему мечом по заду! Тот потом отцу пожаловался, но отец Криса похвалил, а племянника наказал.
   Рик недоуменно нахмурился:
   - Вроде бы в сказке те, кто ушёл на север, королям не помогали. Они жили далеко и не хотели ничего знать про наш мир, но если Сканналии угрожали кары богов или начинались всякие бедствия, они появлялись и помогали людям. Я всегда любил сказку о невидимых Воинах Иштирии...
   - Довольно сказок, - непривычно резко заговорил Мирн и коснулся серебряной пластинки с ликом Зарии на шее. - Не хватает тут ещё языческих богов восхвалять! - Он коснулся струны и посмотрел на иконы на стене.
   - Мы не восхваляем богов, Оскар, мы детство вспоминаем. Иногда я думаю, что это было лучшее время в моей жизни, - невесело улыбнулся Алексарх. - Одни игры и никаких сомнений, где злодеи, а где герои. Кстати, Рик, ты к отцу-то поедешь? - обернулся он к Рику.
   - Поеду, - пожал плечами Рик. Он обещал Самайе и сдержит слово. Надо только, чтобы король позволил отправиться в путешествие.

Глава 7. Дороги и воспоминания


   Несколько дней ушло, чтобы преодолеть около сотни миль, разделявших Нортхед и Тенгрот, где находились владения отца Рика. Здесь Самайя и Рик попрощались с попутчиками-виноторговцами и повернули на восток.
   Деревушка Тенгрот находилась на севере Арнагского озера, на южном берегу которого по забавному совпадению лежал город Корнхед, где жил Сайрон Бадл.
   Поначалу не слишком разговорчивый, Рик постепенно оттаял и рассказывал Самайе о местах, где жил в детстве, о красивом гроте, укрытом тенями вековых дубов, о местных крестьянах, знаменитых сырами, маслом и мёдом, о землях, где росли рожь, пшеница, а также лён - его превращали в лёгкие ткани на недавно основанной мануфактуре в Корнхеде. Как тут же уточнил Фил, мануфактура принадлежала дяде Самайи на паях с другим владельцем, а делали там ткани изо льна и овечьей шерсти, свезённой из многих отдалённых мест. Дим спросил, что означает слово "мануфактура" и терпеливо выслушал разъяснение словоохотливого Фила.
   Рик решил, что сначала они поедут к его отцу, а потом дальше на юг по берегу озера до Корнхеда. Самайе не терпелось увидеть дядю, но спорить с Риком она не стала из страха, что он вообще передумает. Об отце Рик не говорил вовсе, а стоило Филу или Самайе затронуть эту тему, как он замыкался и злился. Самайя этого не понимала: она знать не знала дядю, но радовалась встрече с ним, а Рик всё никак не мог примириться с прошлым и терзался обидами, которые Самайя про себя считала нелепыми. Рику она об этом, конечно, не говорила.
   - Как красиво! - Самайя не удержалась, когда дорога вывела путников к Арнагскому озеру. Огромный водоём, чей восточный берег почти терялся вдали на фоне покрытых снегами гор, предстал перед ними как на ладони в окружении лесистых холмов. Прозрачная вода плескалась почти у самых ног, и несколько рыбацких лодок застыли на её поверхности, покачиваясь в такт волнам. На берегу тут и там торчали небольшие деревеньки, а на юге с трудом различались городские башни и колокольни церквей Корнхеда, над которыми возвышалась громадная скала.
   - Тенгрот там, - Рик махнул рукой на восток. - До ночи будем на месте, а потом вернёмся сюда и поедем в Корнхед.
   Сначала они проехали мимо красивой церквушки, белым пятном выделявшейся среди зелени. Три десятка дворов, носивших название Тенгрот, даже в сумерках оказались приятными на вид: аккуратные дома из глиняных кирпичей с двускатными красными крышами и небольшими окнами, разделёнными рамой на 4 части. Женщина с мальчиком доставали воду из колодца, крутя скрипучий подъёмник. Где-то мычали коровы, но стада пока не было видно. Крылья мельницы неподалёку застыли неподвижно. Лошадь по пыльной просёлочной дороге тащила телегу с капустой, брюквой, свёклой, яблоками и набитыми чем-то мешками.
   Чуть в стороне, на холме у самого берега, дымила кузница, и мерный стук молотов по наковальне разносился над деревней, сливаясь с пением малиновок. Рик сказал, что их тут много, и они почти не боятся людей.
   Самайя покосилась на герб, вышитый на камзоле Рика. Серебристо-зелёный щит герба делился по косой линии рядом из десяти зубчиков. В центре красовался силуэт малиновки, а по краям поднимались ветви оливы, окаймляя вверху согнутую в круг струну с перекрещенными внизу концами. Девиз под щитом гласил: "Нет времени лучше сегодня". Несмотря на происхождение, Рик носил тот же герб, что и отец, поскольку король признал его наследные права. Самайя хотела спросить, что означает этот герб, но тут Рик привстал на стременах и направился к телеге.
   Издали увидав Рика, бородатый возница в простой холщовой рубахе улыбнулся и привстал, снимая коническую шляпу с загнутыми краями.
   - К нам едешь? - крикнул Рик.
   Мужик кивнул:
   - Да, ваша милость, вот припасы везу отцу вашему. Урожай недавний, ну и прочее, как обычно. А вы, стал быть, тоже домой?
   - Домой, - неохотно процедил Рик. - Дела есть.
   - Оно, конечно, дела, - вздохнул возница. - Но мы рады вас тут видеть, господин Райгард. Без вас как-то... не так. Да и господину Ноэлю тяжко...
   Рик скривился, но не возразил, а просто молча ехал вместе с телегой по знакомой дороге, изредка перебрасываясь новостями с мужиком. Самайя наблюдала за Риком исподтишка, гадая, как встретит их Ноэль Сиверс, о котором она слышала столько противоречивых мнений.
   Усадьба Сиверсов была в паре миль от деревни, у самого озера, откуда открывался прекрасный вид на горы и Корнхед с его огоньками. Уже темнело и начинало холодать, но Самайя слезла с коня и подошла к берегу. Запахи свежескошенной травы, полевых цветов и озёрной тины казались непривычными после духоты и вони Нортхеда, мелкая рябь пробегала по воде, отражая исчезающие лучи солнца, воздух словно застыл, и даже ветер не решался нарушить эту живописную картину. Только плеск рыбёшки, играющей в небольшой заводи за камышами, да стрекотание сверчков в траве оживляли полотно. Самайя вдохнула полной грудью. Вот если бы дядя жил в таком месте, она бы никогда не вернулась во дворец!
   Сама усадьба казалась небольшой по сравнению с городскими домами баронов и богатых купцов, но двухэтажный дом выглядел основательным, крепким и, по мнению Самайи, одиноким среди окружающих деревьев. В трёх местах - по бокам и в центре - фасад выступал в виде ризалитов под двускатной крышей. Белые наличники узких узорчатых окон выделялись в полутьме на фоне стен красного кирпича.
   На скрип колёс телеги выскочил долговязый слуга. Он застыл при виде незнакомцев, но, присмотревшись, радостно заорал:
   - Господин Рик приехал! Господин Рик вернулся! - и исчез за створками резных деревянных дверей.
   Рик покачал головой, пробормотав что-то вроде "Ну, Дылда, дождёшься у меня", но губы его так и расползались в улыбке.
   Две женщины и девочка лет шести выскочили на улицу и подбежали к Рику. Девочка ухватила его за руку и трясла, подпрыгивая на месте. Женщины ахали вокруг красного Рика, расспрашивая сразу обо всём так, что ничего нельзя было понять.
   - Райгард? - недоверчивый и строгий голос усмирил женщин, но девочка продолжала прыгать вокруг Рика. Тот безуспешно вертелся, пытаясь остановить ребёнка. Самайе показалось, что Рик старается оттянуть встречу с отцом, который стоял в дверном проёме, освещённый сзади тусклым светом.
   - Здравствуй, - неловко, но с вызовом выговорил Рик. - Я приехал с гостями по делу.
   - По делу? - повторил Ноэль, разглядывая спутников сына. - Проходите в дом. Скоро будем ужинать.
   Он повернулся к одной из женщин и слегка дрожащим голосом громко произнёс:
   - Дора, подготовь, пожалуйста, комнаты гостям!
   Потом отец Рика оглядел Самайю:
   - А кто эта девушка? - и тут же спохватился: - Прошу прощения за грубость, я просто не ожидал... - распахнув двери пошире, он пригласил всех внутрь, оставив Дылду помогать вознице разгружать телегу.
   Они оказались в небольшом зале, откуда наверх вела широкая деревянная лестница. Зал освещали несколько люстр, свисающих с потолка, справа через открытую дверь виднелась столовая.
   При свете и без суеты Самайя наконец рассмотрела хозяина усадьбы. Стало понятно, от кого Рик унаследовал внешность, но красота, которая пока ещё намечалась в чертах пятнадцатилетнего юноши, у его отца казалась зрелой и слегка приглушённой возрастом. Ноэлю Сиверсу было года тридцать три. Прямые каштановые волосы он зачёсывал назад, и только одна прядь падала на высокий лоб. Коротко подстриженные борода и усы очень ему шли, в отличие от большинства мужчин, по мнению Самайи. Она отметила, что Ноэль немного прихрамывает на правую ногу. Он спокойно отдавал приказания, и от низкого красивого голоса по коже Самайи бегали мурашки. Вот этого у Рика ещё и в помине не было - голос сына был слишком высоким и часто ломался. Унаследует ли Рик отцовский голос, пока сказать трудно, но Самайя вдруг вспомнила ту неведомую девушку, которую соблазнил Ноэль, и не только посочувствовала ей, но и отчасти согласилась с её выбором. Если Ноэль Сиверс и сейчас казался очень красивым, то пятнадцать лет назад был неотразим.
   Внимательные и печальные светло-карие глаза посмотрели на неё с вопросом, и Самайя смущённо отвернулась. Похоже, она слишком долго глазела на отца Рика.
   Давешний возница вместе с Дылдой, Димом и Филом суетились с продуктами, дровами и котлами. На столе появились тарелки с едой, бутылки с вином и сидром. Самайя сглотнула слюну, не зная, пойти ли переодеться или сразу сесть за стол. Рик решил проблему: он кликнул девочку по имени Ида и приказал ей отвести гостью в комнату наверху.
   Деревянные ступеньки почти не скрипели, а угловая комната оказалась маленькой, но уютной. Вытканные гранатами плотные зелёные шторы на двух окнах были задёрнуты, мягкий свет свечей освещал небольшую кровать под зелёным балдахином, стол и скамью в углу. Сундук с её вещами уже стоял у кровати. Она переоделась в простое сиреневое платье, поправила причёску и спустилась вниз.
   За небольшим столом Самайя осталась наедине с отцом и сыном. Рик коротко представил её отцу и усадил на стул сбоку от Ноэля. Сам он уселся напротив. Фил и Дим отправились в кухню, откуда долетали болтовня и смех. Женщина по имени Рада - местная кухарка - и её дочь Ида подавали на стол, весело перешёптываясь время от времени.
   Самайя ждала, что Рик начнёт разговор, но он уплетал кролика в винно-луковом соусе, не глядя на отца. Ноэль тоже не торопился, но ел мало, поглядывая то на сына, то на Самайю.
   - Меня известили, что ты ранен, - неловко начал Ноэль. - Как я вижу, ты выздоровел?
   - Почти.
   Насколько знала Самайя, нога у Рика всё ещё побаливала, но трость он больше не носил. Однако она заметила, что он старается не двигать ногой лишний раз.
   В столовую вошла Рада, поставила на стол кувшин парного молока - его только что принесли из деревни - и вышла. Рик налил Самайе кружку, а себе придвинул бутылку вина. Самайя сделала глоток, с удивлением отметив, что молоко ещё тёплое и непривычно жирное. В городе ей такого пробовать не доводилось. Впрочем, вся еда на столе выглядела куда свежее, чем даже во дворце: масло и сметана в горшочках, творог, корзинка поздних вишен, малиновое варенье, мёд, зелень, свежевыпеченный хлеб, запах которого кружил ей голову. Она быстро допила молоко и принялась за кролика.
   - Я ездил в Нортхед повидаться с тобой, но меня не пустили во дворец, - тихо заговорил Ноэль, отщипнув кусок от огромной буханки.
   - Не знал, что ты приезжал, - пожал плечами Рик.
   - Король позволил тебе съездить домой?
   - Да. Нет. Не домой... - Рик упрямо посмотрел на отца: - Я не к тебе ехал, а по делу. Сопровождаю Маю к её дяде в Корнхед. Сюда я по пути заехал, хочу кое-что спросить.
   - Ваш дядя живёт в Корнхеде? - обратился Ноэль к гостье.
   Самайя чуть привстала, не зная толком, как себя вести. Она никогда не сидела за столом с хозяевами. Во дворцах Барундии и Сканналии она была лишь служанкой, но теперь она - племянница владельца мануфактуры, произведённого в дворянский титул самим королём.
   - Да, его зовут Сайрон Бадл. Вы о нём слышали?
   Ноэль помолчал, подбирая слова:
   - Я слышал, что он богат. Его мануфактура работает исправно, хотя жалованье у рабочих невелико. Впрочем, должен заметить, что в других местах оно ещё меньше.
   Ноэль неосознанно оттянул ворот рубахи, и Самайя при свете стоявшей на столе свечи заметила родинку у него на шее - и такую же у левого уха.
   - Его дочь недавно умерла, - грустно сказала Самайя.
   - Дочь? Не знал, что у него была дочь. Сожалею, если так. Для отца нет ничего хуже, чем потерять ребёнка, - Ноэль бросил быстрый взгляд на Рика, но тот уткнулся в тарелку. - К сожалению, лично я не знаком с ним.
   - Ты ведь никогда ни с кем не знакомишься, чему удивляться? Удивительно, кто тебе про меня написал из Нортхеда? - с какой-то горечью сказал Рик. - Один так и проживёшь тут!
   - Райгард!
   - Я не Райгард, сколько повторять! Зови меня Рик! Если уж назвал в честь убийцы, так хоть вслух это имя не произноси!
   - Но это вовсе не... - Ноэль осёкся. - Дело не в имени, как ты не поймёшь?!
   - Ну да, не в имени и не в рождении. Быть бастардом или законнорожденным сыном для тебя одно и то же?! - Рик схватил со стола пузатую бутылку вина, со злостью откупорил её и плеснул жидкость в бокал, расплескав часть на скатерть.
   - Если бы можно было что-то изменить, поверь, я бы так и поступил. Я не совершил бы ошибок, которые причинили боль близким мне людям, - Ноэль, казалось, забыл о Самайе, а она старательно изучала жёлтый растительный узор на коричневой скатерти, чувствуя себя неловко. Перед ней открывалась чужая душа, но права видеть, что внутри, ей не давали. Низкий, хриплый от избытка чувств голос Ноэля разносился по комнате:
   - Ты и представить себе не можешь, как часто я ненавидел себя за то, что совершил по молодости...
   - А мне плевать! - жёстко сказал Рик. - За твои ошибки расплачиваюсь я! Ты должен был сказать мне правду раньше, а не кормить сказками про любовь и доверие! Ты не доверял мне тогда, а теперь поздно: я не верю тебе! Я приехал спросить у тебя две вещи: имя матери и причины, по которым ты так восхищаешься бывшим королём. Больше мне от тебя ничего не нужно!
   Ноэль Сиверс буквально застыл, глядя на сына. Рик вызывающе выставил вперёд отцовский подбородок и встал. Самайя мечтала провалиться под пол.
   - Я уже говорил, что не могу назвать её имя, - медленно произнёс Ноэль.
   - Ты говорил, но какое право...
   - Я - твой отец, это и есть моё право! - отрезал Ноэль.
   - А ты его вообще помнишь?
   Ноэль сжал кулак руки, лежащей на столе. Лицо его побледнело, и на нём проступили те же упрямство и решительность, какие Самайя часто видела у Рика.
   - Ещё раз позволишь себе такое сказать, я вышвырну тебя из дома! - резко бросил Ноэль.
   - Да я и сам уеду, но я задал тебе вопросы!
   - Жизнь постоянно задаёт нам вопросы, но её ответы слышны не всегда.
   - Ну тогда ответь на мой второй вопрос!
   - Что? Какой вопрос? - от неожиданности Ноэль растерялся.
   - Про Райгарда. Почему ты уверен, что он такой невиновный? Я говорил с Оскаром Мирном - ты ведь его знаешь? - и он считает Райгарда воплощением злодея. Я прочитал его новую рукопись...
   - Оскар Мирн? - удивился Ноэль. - Написал рукопись про Райгарда?
   - Тебе она вряд ли понравится, но принц Алексарх был в восторге.
   - Что бы ты хотел узнать? - миролюбиво спросил Ноэль.
   - Это не я, а Дайрус хочет знать.
   - Дайрус? - вздрогнул Ноэль. - Ты говорил с ним?
   - Говорил. Сначала на мечах, потом он облил помоями тебя и мою мать, а потом заявил, что его папаша ни в чём не виноват, да вот беда: ему никто не поверил.
   Ноэль не слышал, оглушённый новостями. Самайе показалось, что он погрузился в воспоминания. Ноэль даже слегка улыбнулся, забыв ссору с сыном.
   - Принц Дайрус, уже взрослый, - Ноэль качал головой, не обращая внимания на сына. - Я его помню совсем мальчишкой. Наверное, он забыл меня...
   - Ты оглох? Я же сказал, Дайрус тебя презирает!
   Самайя укоризненно посмотрела на Рика, который покраснел и прикусил язык.
   - Презирает? - усмехнулся Ноэль. - И ты решил взять с него пример?
   - Он ни при чём, - буркнул Рик и отхлебнул вина.
   - Что вы оба знаете о презрении? - бросил Ноэль. - Мальчишки!
   Рик хотел ещё что-то сказать, но Самайя решила, что с неё хватит:
   - Господин Сиверс, принц Дайрус просил меня узнать у вас, что же случилось с принцем Байнаром, кто его убил на самом деле. Принц Дайрус знает, что вы уважаете его отца...
   - Он просил вас? Но почему? Вы знакомы с ним?
   - Она прибыла с ним на корабле, - вставил Рик. - Она, э-э-э...
   - Принц спас мне жизнь, - заявила Самайя. - Он привёз меня сюда, чтобы я нашла родных, и я хотела бы его отблагодарить.
   - Вы любите его? - прямо спросил Ноэль.
   - Я... да, люблю, - кивнула Самайя. Рик нахмурился.
   - Передайте ему, что его отец совершал ошибки, как и все мы, но я уверен, что Байнара он не убивал.
   - Откуда ты знаешь? - вмешался Рик.
   - Райгард не убил бы ребёнка, даже если он мешал ему, - отрезал Ноэль. - Но, пожалуйста, не спрашивайте, кто убил. Я не знаю. Это мог быть и несчастный случай.
   - Получается, ты толком ничего не знаешь? - уточнил Рик.
   - Если ты думаешь, что Мирн знает правду, то ошибаешься. Он Райгарда в глаза не видел.
   - Оскар Мирн знает многих, кто Райгарда знал. И все говорят одно и то же...
   - То, что кто-то хочет слышать, вот что они говорят! - вырвалось у Ноэля, и он тут же замолчал.
   - Кто хочет?
   - Хватит! Мне добавить нечего. Самайя, - обратился к девушке Ноэль, - не могли бы вы рассказать мне о Дайрусе?
   Рассказ затянулся допоздна, после чего все разбрелись по комнатам, а наутро Рик объявил, что они уезжают. Ноэль огорчился, но на его лице читалось и облегчение, отчего Самайе стало стыдно. Ей не хотелось, чтобы Рик с отцом расстались в ссоре. Ноэль мог совершить по молодости что-то плохое, но разве Дайрус другой? Или Рик? Все мальчишки ведут себя как идиоты. Впрочем, Ноэль не мальчишка, и он ей понравился независимо от слухов о его прошлом. Прошлое её самой ничуть не лучше. Если ей когда-нибудь придётся выйти замуж, она бы предпочла такого мужчину, как Ноэль, а не Дайрус или... или Рик.
   - Надеюсь, ваш дядя вам понравится, - Ноэль и Самайя вышли на крыльцо усадьбы. Самайя снова загляделась на озеро. Здесь ей нравилось всё. Ночью она спала как убитая - в комнате стояла просто удивительная тишина. Такой невозможно найти ни в Нортхеде, ни тем более в Арпене, где даже по ночам город жил бурной жизнью. Ей не хотелось уезжать. Интересно, а как встретит её дядя?
   - Думаю, Сайрон Бадл поможет Мае стать фрейлиной королевы, и она займёт место при дворе, - Рик вскочил на лошадь. - Ты готова, Мая? - спросил он. Она кивнула и подошла к лошади. Фил и Дим уже сидели в сёдлах.
   - Ты уверен, что не хочешь остаться? - спросил Ноэль. - Жизнь при дворе...
   - Жизнь, это верно. Она кипит там, а не тут. Тут мне ничего не светит. Ты этого хочешь?
   - Не начинай, пожалуйста.
   - К тому же именно при дворе находится Истинная Летопись, - невзначай бросил Рик. Ноэль оцепенел.
   - Истинная Летопись?
   - Ну да, помнишь, ты мне сказки про неё рассказывал, а оказалось, что это и не сказки вовсе. Я попрошу короля позволить мне с её помощью узнать имя мамы.
   - Ты с ума сошёл? Король никому не позволит заглянуть в Летопись!
   - Посмотрим! Прощай!
   - Рик!
   Рик пришпорил коня и помчался прочь, не оглядываясь на отца. Фил поехал следом, а Дим ждал, пока Самайя сядет в седло. Ноэль подсадил её, даже не задумываясь о том, что делает, и Самайя почувствовала его прерывистое горячее дыхание на шее. Ей показалось, что в глазах Ноэля Сиверса застыл ужас.

***


   Мая неловко чувствовала себя в седле, но когда он предложил поискать в Нортхеде повозку, она отказалась. Повозка задерживала бы их, а Мая хотела побыстрее приехать к дяде, вот и мучилась теперь. Рику было жаль её, но скоро они будут на месте. Да и пусть лучше привыкает, раз её дядя такой богач. Знатные дамы должны уметь ездить верхом, полагал Рик. Даже королева умела, хотя и не любила верховые прогулки.
   Он уже успокоился, но злость просто ушла внутрь, как обычно. Стоит увидеть отца, и всё начнётся заново. А ведь он надеялся, что эта встреча обойдётся без ссоры.
   Рик хотел, чтобы отец признал ошибки, рассказал о матери, но он почему-то молчал. Соблазнил он маму или изнасиловал? Сам он её бросил или она его знать не хотела? Ну почему Рик должен гадать? Почему нельзя просто сказать правду? Может, она была шлюха... Рик приказал себе заткнуться, хотя эта мысль и раньше приходила ему в голову. Но вроде принц Дайрус сказал, что она знатного рода, и на том спасибо. Нет, чтоб ещё и имя добавить! Ублюдок!
   Рик знал, что такое хотеть женщину. Однажды год назад отец взял его в Нортхед, и Рик пришёл в восторг от столицы и королевского дворца. Как раз в то время на Волхидской площади проходила ярмарка, народу было полно, как на казни, все мешали друг другу, но даже в такой толпе Рик высмотрел девушку совершенно необыкновенную и красивую. Она ехала верхом вместе с мужчиной. Рик забыл, где находится, пока отец не спросил, в чём дело.
   - Чей это герб? - спросил Рик, ткнув трясущейся рукой в сторону девушки и мужчины. Сопровождавшие их лакеи щеголяли в красных ливреях и белых штанах, а на одежде у них был нашит герб в виде красно-белого щита с изображением жезла и меча. В центре щита красовалась согнутая струна, а по бокам - вороньи крылья. Надпись на гербе гласила: "Бог, политика, война".
   - Это барон Холлард Ривенхед, член Королевского Совета.
   - А это его дочь?
   - Не знаю. Наверное, - равнодушно ответил отец. Барон внезапно обернулся и увидел Ноэля, склонившего голову в знак приветствия. Ривенхед едва заметно кивнул, но презрительное выражение на его лице говорило, что он не рад встрече. Его дочь, однако, улыбнулась Рику, и он с тех пор потерял покой и рвался в столицу.
   Теперь Рик жил в Нортхеде, но ближе к Илзе не стал, хотя часто виделся с ней при дворе. Солдаты из казармы потешались над ним, а однажды затащили в бордель. Рик выбрался из него под утро, проклиная всё на свете, но добытых умений не забыл. Две дворцовые служанки - одна молоденькая, другая не очень - наперебой предлагали ему постирать и починить его одежду, покормить чем-нибудь этаким, показать город, посидеть вечерком с ними, и он иногда соглашался, чтобы хоть так забыться, но перед глазами даже в постели с другой всегда стояла Илза. Он бы отдал за неё что угодно, но навлечь на любимую женщину позор - на такое он не способен. А отец, который всегда учил его поступать справедливо, способен! Это в голове Рика до сих пор не укладывалось. И он не жалеет, что нагрубил! Отец это заслужил!
   Корнхед состоял из двух частей: на высоком холме была построена крепость, обнесённая каменной стеной с башнями, а к западу от неё на берегу озера раскинулся нижний город с торговыми и ремесленными кварталами. Голая отвесная скала, чья макушка напоминала изгиб седла, возвышалась над городом с юга. Холм с крепостью закрывал всё пространство между скалой и озером, защищая нижний город от горных кланов: в древности те не раз тревожили местное население.
   Фил уверенно показывал дорогу, и вскоре компания оказалась у ворот дома Бадла. Это было недавно построенное длинное кирпичное здание с башней и большим садом. Фасад выглядел строго, но Фил заверил, что внутри там сплошь роскошь да красота.
   Маю словно ждали именно сегодня - не успели гости постучать в ворота тяжёлым бронзовым молотком в виде бычьей головы, как они распахнулись, и слуги выскочили на улицу, приглашая всех в дом. Хозяин на миг показался в окне и через минуту вышел следом за слугами.
   Дядя оказался полным невысоким мужчиной лет сорока пяти, его серые глаза за стёклами очков в серебряной оправе напоминали маленькие кусочки стали. Тонкие губы улыбались на квадратном лице с небольшим носом, едва заметными усами и русой бородкой. Сайрон Бадл разглядывал Маю и приговаривал с неподдельной радостью:
   - Дождался, дочка моя вернулась, наконец-то дождался, как же я рад... - и так без конца.
   Мая смущённо смотрела на него, не зная, что делать, а он обхватил её ручищами и прижал к себе.
   - Пойдём в дом, дорогая, незачем на улице торчать. А это вот знакомые твои? - внимательные глаза сверлили Рика и Дима.
   - Это Райгард Сиверс... - начала Мая.
   - Бастард Ноэля Сиверса? - прервал её Сайрон, и Рик вздрогнул. Ему захотелось тут же убраться отсюда.
   - Зря обижаетесь, молодой человек, - Бадл словно почувствовал недовольство Рика и заговорил уже по-иному, неторопливо и уверенно, подчёркивая некоторые слова: - Строго говоря, ничего в том зазорного нет. Поверьте, я знаком со многими бастардами, и они, на мой взгляд, получше иных знатных особ будут. Так вот, вам я весьма благодарен, - а такими словами я не бросаюсь, - за помощь моей племяннице, тогда как происхождение ваше для меня лично значения не имеет. Вы привезли мне племянницу, так что мой дом к вашим услугам. Прошу! - он широким жестом пригласил их в дом, переведя взгляд на Дима. Фил что-то шепнул ему на ухо, Сайрон кивнул, и Дурошлёп с Димом исчезли из виду.
   Бадл повёл их вверх по лестнице на второй этаж, в большую комнату, где главное место занимал портрет юной девушки на стене. Рик замер от восхищения. Она была вылитая Мая, но Рик никогда не видел Маю такой красивой. Зелёное атласное платье со шнуровкой едва прикрывало плечи, в глубоком разрезе проглядывала нижняя сорочка с чёрным кантом поверху. Длинные светлые волнистые волосы каскадом спускались по плечам почти до талии, на голове их придерживала чёрная узкая тесьма с мелкими жемчужинами. Девушка сидела у окна и держала в руках белую и красную розу. Она казалась не от мира сего, но её глаза мягко сияли в свете идущих от окна солнечных лучей, как и жемчужное ожерелье у неё на шее.
   Этот портрет чем-то напомнил ему другой - портрет короля Эйварда - висевший в одной из галерей дворца. Конечно, Эйвард не походил на юную девушку, но что-то в деталях смущало Рика. Не мог ли один художник написать оба портрета? Надо будет спросить. Но какая же Мая красивая... Тьфу, не Мая. Но и Мая тоже. Рик запутался. Он никогда не воспринимал Маю как женщину, но, судя по портрету, она может выглядеть потрясающе. Из неё выйдет прекрасная фрейлина, и половина мужчин в Нортхеде начнут охоту за наследницей Бадла. Рику эта мысль не понравилась. Хватит с неё Дайруса, он не позволит никому обидеть Маю.
   - Пообедаем для начала, а там и о делах поговорим, - предложил Сайрон. - Надеюсь, вы у меня погостите? Я хотел бы как следует к визиту в Нортхед подготовиться, дела на предприятии уладить, ну а там мы вместе к королю и отправимся. Я, как вы понимаете, должен сперва получить разрешение представить ко двору мою племянницу, куда ж без этого?
   - Я не думаю, что король мне позволит...
   - Что касается службы, не беспокойтесь, я Энгусу Краску - мы с ним немного знакомы, видите ли, - про вас отпишу. Ведь вы, я вижу, не совсем здоровы? Вот и отдохнёте, поправитесь.
   Как он углядел, что Рик ранен? Рик действительно чувствовал боль в ноге после долгой езды. Внезапно он вспомнил, что племянник Энгуса стал новым летописцем. Значит, Сайрон знает эту семью? Рик колебался недолго. Если надо, он останется, но не из-за Бадла или Краска, а из-за Маи.

***


   Два месяца ушли у Бадла на то, чтобы уладить дела и приготовиться к поездке в Нортхед. Всё это время Рик смотрел окрестности, делал упражнения под присмотром Дима, учил Маю ездить верхом, а заодно они с Маей, опять же по совету Дима, плавали в местном озере. Последний летний месяц выдался необычно жарким, и днём после прогулки Рик с трудом приходил в себя, вот Дим и решил разрабатывать ногу в воде. Дим заявил, что плавание помогает телу работать правильно, и буквально силой поволок сопротивлявшегося Рика к воде: плавать Рик не любил, хотя и умел. Услышав разговор Рика с Димом, Мая попросила научить её плавать тайком от дяди в каком-нибудь укромном месте. Дим согласился не сразу, но Мая настояла, когда увидела, что Рик колеблется лезть в воду. К тому времени, когда жара спала, Рик чувствовал такой прилив сил, что почти забыл о ранении, а Мая довольно прилично держалась на воде. Она вообще любила воду и часто сидела одна у Арнагского озера, разглядывая его берега, либо каталась на лодке с Димом или Риком. Когда похолодало, Мая прекратила купания, а Рик всё равно нырял в пруд, потом шустро выпрыгивал на холодный воздух и мчался по берегу, забыв о боли. Нередко они с Димом тренировались на мечах под одобрительные крики Бадла, и Рик с завистью глядел, как Дим уверенно машет оружием, без труда отбивая удары. Рик попросил Дима давать ему уроки и в этом.
   В один из дней Сайрон Бадл пригласил Рика и Маю на мануфактуру. Рик, никогда не бывавший на таких предприятиях, с любопытством рассматривал ткацкие станки, груды шерсти на складе и шумных ткачих. Основная часть работниц всё делали на дому, а на мануфактуре работали всего семнадцать человек с пяти утра до восьми вечера, имея два часа на обед и завтрак, но это летом, а зимой весь световой день, как сообщил Рику Бадл. Из-за пыли и шерсти в воздухе дышать было тяжело. Тут работали и пара старух, и совсем молоденькие девочки. Несколько малышей лет пяти-шести ползали по полу, подбирая лоскуты ткани и обрывки волокон. Мая смотрела на них с жалостью, а потом, прикрыв рот и нос рукой, выскочила за дверь.
   - Сколько вы им платите? - спросил Рик Бадла.
   - Взрослым женщинам - серебряный грош в день, что до детей, то полугрош. - На эту сумму Рик купил бы себе разве что пару носков, даже хороший ужин в трактире обойдётся дороже. Он покачал головой, вспоминая, как отец упоминал, что Бадл платит работникам не слишком много. Это мягко сказано, подумал Рик. Ноэль Сиверс работникам платил больше, хотя им не приходилось сидеть по много часов в таком месте. Наверное, поэтому он так и не разбогател. А вот мануфактура, похоже, приносила немалый доход. Бадл заинтересовался и веером Маи, прикидывая, нельзя ли запустить производство этого товара. Он долго расспрашивал Дима о разных видах вееров.
   За ужином Мая молчала, а её дядя рассказывал, откуда привозят материал для тканей, сколько он стоит на разных рынках, как тяжело достать деньги для расширения производства, ибо банкиры дерут несусветные проценты, жаловался на подорожание квасцов для красителей и на конкуренцию со стороны лодивийского тонкого сукна, которое хоть и немного дороже, но зато намного качественнее более грубого сканналийского. Однако даже далёкому от производства ткани Рику было ясно, что Бадл процветает. Отец тоже не бедствовал, но не обдирал крестьян непомерной арендной платой.
   Рик вспомнил, как однажды, лет в десять, ему страшно захотелось лошадь, и он потребовал у отца купить ему дорогого жеребца, замеченного на ярмарке. Отец не стал отказывать: он повёл его в деревню и предложил пойти к приятелям из крестьянских домов и сообщить им, что ради лошади их родителям придётся уплатить больше налога. Рик не сразу понял, чего от него хотят, а потом представил, как кривится его приятель Вик, чей отец вечно жаловался на боли в сердце и отсутствие денег на лечение, и покраснел. Не будет же сын хозяина просить лишних денег у крестьян? Лошадь тогда ему так и не купили, но он не огорчился. Позже отец долго показывал ему, как рассчитывается налог, сколько платит каждый двор, каковы доходы поместья, сколько уходит в пользу казны и церкви, и Рик вникал в эти тонкости, понимая, что от них зависит жизнь множества семей. Михаэль Иглсуд посмеялся бы над ним, но Рику и в голову не приходило прибавить цифры в свою пользу.

***


   Наконец Сайрон Бадл объявил, что назавтра они отправляются в путь. Услышав новость, Самайя обрадовалась и огорчилась одновременно. Она хотела вернуться во дворец ради королевы, но боялась, что там ей придётся нелегко. Дворец жил своей жизнью, все друг друга знали, а Самайя была чужой, больше пряталась по углам и боялась лишний раз рот открыть.
   Здесь, в Корнхеде, ей нравилось гораздо больше: плавание и верховая езда - далеко не всё, чем она занималась. Дни Самайи были буквально расписаны по часам. Сайрон Бадл настоял на изучении поэзии и родословных сканналийских баронов, чтении хроник по истории Сканналии и её королей. Самайю также учили танцевать - Рик при полном одобрении Дима охотно показывал ей скользящие шаги, отрабатывал подскоки и быстрые повороты.
   Помимо обучения Самайя много времени тратила на примерку новых платьев и другой одежды. Некоторые платья, как она полагала, носила ещё дочь дяди - одно было точь-в-точь как на портрете, - но кое-что он приказал сшить специально ради Самайи. Ей очень понравилась вышитая серебром тёмно-зелёная бархатная накидка с капюшоном и широкими рукавами, отороченными беличьим мехом. Дядя преподнёс ей несколько золотых и серебряных украшений: ожерелье, серьги, браслеты, перстни. Самайя боялась потерять или испортить их и предпочитала держать в шкатулке, а серьги носить отказалась наотрез, вернув их дяде. Рик тут же попытался узнать, почему её ухо было порвано, но она не помнила.
   Иногда, когда ей удавалось вырваться из дома, она уходила на берег озера и смотрела вокруг, не в силах оторваться от непривычной для неё северной природы, густых лесов, высоких гор и причудливых скал. Сидя на берегу, Самайя наслаждалась тишиной, одиночеством, свежим воздухом, время от времени вспоминая Тенгрот и пытаясь разглядеть его на противоположном берегу.
   Листва пожелтела и начала опадать, зарядили дожди, и Самайя всё яснее понимала, что вот-вот придётся уехать. Она и не заметила, как прошли два месяца, но до сих пор не считала дом дяди своим. Сайрон Бадл старался угодить Самайе, был с ней обходителен, но слуги относились к ней как к гостье, дядя чаще говорил с Риком, чем с ней, а посещение мануфактуры оставило не самые приятные воспоминания. Она едва не задохнулась в той комнате, а кто-то работал там по много часов! Когда она попросила дядю что-нибудь сделать, он улыбнулся и отправил её зубрить, какие должности при дворе и в церкви занимали сейчас многочисленные Ривенхеды.

***


   Как только установилась сухая осенняя погода, Сайрон Бадл запряг крепкую карету парой откормленных лошадей. Поездка займёт дня три, как предположил Рик, радостно седлая коня и предвкушая возвращение на службу.
   Экипаж в сопровождении Рика, Дима и Фила тронулся вдоль озера к дороге, что вела от Нугарда к Нортхеду, пересекая Сканналию с юга на север. Когда они повернули в сторону от озера, Рик заметил, что Мая выглянула из окна кареты, провожая озеро так, словно прощалась с другом. Он и сам испытывал непривычные чувства: в прошлый раз он уезжал от отца злым и даже не оглянулся, но сейчас тосковал по дому и его обитателям. В его новой жизни чего-то не хватало, но Рик всегда мечтал о славе и богатстве, о войнах и любви, а получить это в Тенгроте невозможно. Отец там на своём месте, а Рик хотел большего, и этого отец никогда не понимал.
   Они уже выехали на большую дорогу и направились на север, когда сзади увидели отряд всадников, которые во всю прыть неслись в их сторону. Сайрон приказал остановить карету, а Рик придержал лошадь, пытаясь разглядеть, кто там едет. В правление Айвариха много внимания уделялось безопасности дорог, но иной раз находились желающие пограбить путников. Конечно, карету Бадла сопровождали вооружённые слуги, но Рик всё равно приготовился к неприятностям.
   - Эй, неужто это Райгард Сиверс? - послышался изумлённый возглас, и один из всадников притормозил. - Откуда ты тут взялся?
   Это был Крисфен. Рик помнил, что Айварих отправил сына в Барундию - сватать дочь Гиемона за Алексарха. Похоже, Крис возвращается домой именно оттуда.
   - Господин Бадл из Корнхеда едет к королю, а я после лечения возвращаюсь на службу.
   Сайрон Бадл выскочил из кареты, и Рик представил его принцу. Пока Крис, не жаловавший новоиспечённых аристократов, не начал насмехаться над дядей Маи, Рик спросил:
   - Надеюсь, миссия была успешной, Ваше Высочество? Король Гиемон согласился?
   Крис скривился и сплюнул, обозвав Гиемона старым козлом и мудаком, который слишком много о себе воображает. Оказалось, что свадьбы не будет - Гиемон промурыжил Криса в Арпене кучу времени и в итоге послал подальше как раз когда зарядили ливни. Крис злился не только на короля Барундии. Не выбирая выражений, он добавил:
   - Повезло Алексу, что на этой крале жениться не придётся. Нос у неё как у пьяной сучки, губы сжаты так, что хочется двинуть по ним кулаком, скулы как у мужика, а воображает о себе... Прынцесса хренова! Ну ничего, я не я буду, если... - он заткнулся, увидев Маю.
   - Эй, это же наша служаночка? Что, подцепил её вместо Дайруса? Ну даёшь! И как она? Слушай, уступи-ка мне её на часик, а то я уже устал скакать на лошади, лучше поскачу на бабёнке, - люди Криса расхохотались. Рик нахмурился: он не ожидал, что Крис узнает Маю и прицепится к ней. Дим невзначай подъехал к карете и встал между нею и Крисом.
   Сайрон, стоя у кареты, чётко сказал:
   - Что касается моей племянницы, то Ваше Высочество вряд ли с ней знакомы. Вероятно, вы с кем-то её спутали.
   - Спутал? - Крис недоуменно осматривал Маю. Рик напрягся. Он знал, как Крис любит обращаться с женщинами. - Это твоя племянница, говоришь?
   - Именно так, Ваше Высочество, имею честь представить вам Самайю Бадл! Ваш отец был невероятно щедр и предложил ей стать фрейлиной королевы.
   Крис что-то прикинул про себя, пристально посмотрел на Маю, играя желваками, и кивнул:
   - Приветствую вас, Самайя! Встретимся во дворце! - Он махнул товарищам, и отряд, обогнув карету, помчался дальше на север.
   Рик вздохнул с облегчением и расслабился. Фил тихонько хихикнул и бросил едва слышно: "Поджилки затряслись".
   - Ты о чём? - Рик обернулся к Филу.
   - А вы не слыхали? Ну, была ж года полтора назад история с одной девчонкой, дочкой помещика. Крис поимел её, когда гостил у её отца, причём девка-то, заметьте, была невестой одного из Мэйдингоров и плевать хотела на принца. Ну, короче, девка покончила с собой, помещик вместе с женихом наняли свору псов, начали мутить воду в округе, объявили награду за голову Криса, как вам это? Только через полгода удалось вырезать мятежников. Ну, Георга Мэйдингора казнили, конечно, но король заявил сыну, что если он хоть пальцем тронет девушку из дворянской семьи, то отправится вслед за Мэйдингором, а для наглядности всыпал ему хорошенько. С тех пор сынок если и щупает кого из ваших, то потихоньку, ну или балуется со служанками да крестьянками, а вот стоит где вспыхнуть, и он тут как тут!
   Рик вспомнил, как король рассказывал про казнь какого-то Мэйдингора, которому никак не могли отрубить голову. Наверное, это он и был. А ещё Рик понял, почему Крис так рвался в Малгард - мятежников, их жён и детей можно не щадить. Рик пожалел, что спросил: теперь он всегда будет думать о той девушке, когда увидит Криса. Рик оглянулся на Маю и снова поклялся про себя охранять и защищать её во дворце. Сайрон тяжёлым взглядом проводил отряд Криса, залез в карету, и она покатила дальше.

Глава 8. Портреты


   - Скажи, Сайрон, а с чего ты взял, что это - твоя племянница? Ты хочешь, чтобы я её фрейлиной сделал, но недавно она тут полы мыла и бог знает что ещё делала. И теперь к ней как к равной должны относиться? Знаешь, мне нужны доказательства. Мало ли кто хочет тебя надуть. У тебя есть основания её словам верить?
   Сайрон Бадл и Самайя стояли в большом тронном зале дворца, куда по приглашению короля прибыли для представления. Айварих сидел на троне - высоком посеребрённом кресле с подлокотниками, ступенькой для ног и округлой спинкой, увенчанной золотым соколом, - и его слова разносились эхом по залу. Самайя порадовалась, что народу почти нет - только Энгус Краск, Уолтер Фроммель, Холлард Ривенхед, Георг Ворнхолм, Оскар Мирн и Рик, одетый в форму королевской стражи. Крис тоже отсутствовал, хотя Самайя думала, что именно он сообщил королю о переменах в её положении. Собственно, официально дядя представит племянницу ко двору после этой встречи, на которой король должен решить: достойна девушка его милости или нет.
   - Я не верю ничьим словам, Ваше Величество, ибо не слова сказали мне правду, - поклонился Сайрон. - О том, что она моя кровь и дочь моего двоюродного брата, мне сказали мои собственные глаза. Как только - и если - вы позволите, я готов лично показать вам доказательство, - он ещё раз поклонился.
   - Любопытно, - усмехнулся Айварих. - Что же такое твои глаза тебе сказали?
   - Вы позволите, Ваше Величество, принести сюда одну вещь?
   Айварих кивнул. Через несколько минут дверь распахнулась, и слуги внесли нечто большое, укрытое покрывалом. Самайя знала, что дядя заранее отправил портрет дочери в Нортхед, но не думала, что он понадобится королю. Вот почему дядя заставил её надеть то самое платье и повязку на волосы, что на портрете носила его дочь! Сайрон поставил племянницу рядом с портретом, так, чтобы король отлично видел обеих девушек, и откинул покрывало. Айварих прищурился, пытаясь в полумраке зала разглядеть, что изображено на портрете, потом встал с трона и подошёл к картине. Он так долго изучал работу художника, что Самайя занервничала. Потом Айварих отступил от картины и перевёл взгляд на Самайю, так же пристально уставившись на неё. Девушка боялась дышать: опустив глаза, она старалась держаться прямо и отстранённо. Айварих приблизился, его сильные пальцы приподняли её подбородок. Лицо Самайи оказалось так близко к лицу короля, что она ощущала его резкий запах. Она прикрыла глаза и задержала дыхание.
   - Отличная работа! Я много портретов видел, но это - один из лучших! - послышался голос короля: оставив Самайю в покое, он вернулся к портрету. - Что скажешь, Георг? - обратился он к Ворнхолму, который пристально рассматривал портрет, но никаких чувств не проявлял.
   - Превосходно написано, - равнодушно ответил барон. - Очень необычные цвета...
   - Это портрет твоей дочери? - Айварих, не дослушав, повернулся к Бадлу.
   - Да, Ваше Величество, мой знакомый художник Дорин Килмах написал его два года назад. Кроме того, я сохранил платья и наряды дочери, и теперь их носит моя племянница. Стоило мне увидеть Маю, и у меня не осталось сомнений. Однако если Ваше Величество пожелает, мы уедем.
   - Но ты же хотел её фрейлиной сделать.
   - Я мечтаю об этом, Ваше Величество, и моя благодарность не знала бы границ, но на всё ваша воля, - Сайрон Бадл поклонился снова.
   - Должен признать, твой довод убедителен, - нахмурился король. - Что скажете, господа? - обратился он к членам Королевского Совета.
   - Как имя вашего отца? - обратился к Самайе Уолтер Фроммель.
   - Луций Бадл, ваша милость, - смущённо ответила Самайя. Сайрон убедил её молчать о том, что она не помнит имени отца и матери, и заставил выучить, как звали всех членов семьи, но Самайя всё равно с трудом произносила чужие для неё имена.
   - А вашего деда?
   - Его звали На... Найвил, - Самайя запнулась, но всё же выдавила нужное имя.
   Дядя что-то продолжал говорить, но Самайя не слышала: она пыталась поймать знакомое чувство, посещавшее её вместе с воспоминаниями. Вопрос об имени деда вызвал отклик, и откуда-то появилось другое имя - она его едва не произнесла. Назер - так звали... Но если её деда звали Назер, то кто тогда Найвил, отец Луция? Самайя запуталась, пытаясь понять, откуда взялось новое имя. Или это дед по матери? Самайя напрягала память, но сосредоточиться ей мешал разговор дяди и короля.
   Тем временем дядя, похоже, договорился с Айварихом обо всём, включая официальную церемонию представления ко двору. К тому времени, когда Самайя снова начала вслушиваться в их диалог, они говорили о другом портрете. Айвариху так понравилась работа, что он захотел сделать заказ на свой портрет. Сайрон пообещал, что Килмах прибудет во дворец завтра же, а оплату за его работу дядя брал на себя. Довольный Айварих, явно под впечатлением от картины, сказал, что художнику подготовят комнату для работы, и добавил, что ждёт Сайрона и его племянницу вечером на торжественном приёме.
   Покинув дворец, Бадл потянул племянницу в дом Энгуса Краска, где они остановились. Ей нужно переодеться и приукраситься, подмигнул дядя, раз отныне она - фрейлина королевы.
   Самайя мечтала об отдыхе, но день оказался таким насыщенным, что к вечеру она едва воспринимала окружающее. На приёме, среди множества мужчин и женщин в пышных и дорогих нарядах, сверкавших драгоценностями, она ощущала себя серой тенью, которая не видит и не чувствует ничего, а скользит вслед за дядей, повинуясь его движениям. Она не помнила, как оказалась дома и, едва сбросив платье, заснула мёртвым сном.

***


   Рик нетерпеливо вытягивал шею у покоев королевы в ожидании Маи. Вчера на балу она выглядела просто потрясающе в светло-зелёном парчовом платье с изумрудами на шее. Рик хотел поздравить её с должностью фрейлины и попросить помочь ему с Илзой.
   Он едва успел шепнуть ей просьбу о встрече, как она поспешно кивнула и скрылась в комнатах королевы, а Рик остался у дверей размышлять о том, что служба во дворце слишком скучна для воина. Обычно королева обходилась без личной охраны внутри дворца, но в её нынешнем положении Айварих решил не рисковать и ставил дежурить стражников на случай необходимости. С каждым днём беременности король становился всё более нервным и требовал от лучших врачей постоянно осматривать Её Величество и докладывать ему лично каждый день о её состоянии. Что делать Рику, если королеве станет хуже, никто не сказал, и он маялся целый день, надеясь, что всё будет в порядке, и одновременно желая хоть какого-то разнообразия.
   Вечером после смены Рик отправился на место встречи с Маей - в галерею портретов королей. Её чаще называли Тёмной. Даже по утрам, когда солнце светило прямо в три небольших окна, тут было темновато, а вечерами придворный, ответственный за освещение дворца, не утруждал себя тем, чтобы следить за люстрами и канделябрами, и галерея погружалась во мрак. Почему для портретов выбрали такое неуютное место, никто уже не помнил.
   Пройти сюда можно было из северного крыла через Северную башню, но посетители в галерее появлялись редко, поскольку она занимала самое удалённое нежилое восточное крыло на втором этаже дворца, и окна выходили не на Дворцовую площадь, а на пустующие сейчас площадки для игры в мяч и для учебных боёв стражников, за которыми расстилались крыши деловых кварталов и виднелись башни кафедрального собора.
   В галерее висели портреты всех королей, иногда их жён и детей за последние лет сто, а также портреты более древних королей, написанные спустя много времени после их смерти в виде ликов на иконах, какими были, например, портреты Валамира и его сына - Святого Рагмира. Не хватало только портрета Райгарда Второго: написанный при его жизни портрет куда-то убрали.
   В ожидании Маи Рик подошёл к портрету короля Эйварда Пятого. Обычно он не обращал на него внимания, любуясь портретом королевы Катрейны, на котором она казалась совсем юной и очень притягательной, но сегодня Рик хотел рассмотреть её брата. Точнее, сводного брата: королева была дочерью Райгарда Первого от второго брака с Лееной Ривенхед, в то время как Эйвард Пятый, Райгард Второй, Маэрина, ныне королева Барундии, и Саймеон - дети от первого брака с Диарой Ворнхолм.
   Рик подошёл поближе, вглядываясь в черты давно умершего короля. Эйвард был не слишком красив, но явно силён и здоров, хотя уже и не молод. Длинное красное складчатое одеяние прикрывала меховая накидка на плечах. Из-под белого меха на груди выглядывал чёрный камзол и ворот белой сорочки. Широкий чёрный берет на тёмных волосах украшала камея. В левой руке Эйвард держал надкушенный гранат. В чёрных глазах короля, смотревших куда-то вниз, уживались грусть и жажда власти, свойственная всем Кройдомам, чей официальный девиз был "Власть от Бога", а неофициальный - "Власть от Бога, и больше никто нам не указ".
   Говорили, правда, шёпотом, что Эйвард обезумел перед смертью из-за гибели сына и вёл себя совершенно непредсказуемо: то молился днями и ночами, то влетал в тронный зал и ставил печати на любых бумажках. Ривенхеды попытались найти ему новую жену, но в день свадьбы у короля начался припадок, и напуганная невеста сбежала из-под венца. Родители вернули её, но король заперся в молельне и не выходил несколько дней. Там он и умер.
   Рик вздрогнул от прикосновения: Мая подошла так неслышно, что он и не заметил, увлечённый портретом.
   - Я вижу, вы вернулись в королевскую стражу? - улыбнулась Мая. Рик гордо кивнул: даже Кьяран был поражён его выздоровлением, а король без проблем восстановил на службе.
   - Вы видели этот портрет раньше? - спросила Мая.
   - Да, но не рассматривал особо.
   Мая задумчиво склонила голову, глядя на Эйварда:
   - Королева сказала, что портрет писали после смерти Байнара. Я, когда этот портрет увидела, сначала не поняла, что это Эйвард и есть, но потом... Знаете, ваша милость...
   - Называй меня Рик, мы же теперь равны. Ты уже не служанка, а я... Ну, я кто был, тот и есть.
   Мая внимательно посмотрела Рику в глаза.
   - Вы не знаете, кто вы есть. Я вижу нечто общее между вами и этим портретом, - она указала на Эйварда. Рик едва не засмеялся, но Мая серьёзно продолжала: - У вас с ним похожие глаза, но он получил власть, а вы мечтаете о ней. Честолюбие, уверенность в своих силах - этим вы похожи. Иногда вы пугаете меня упорством и страстью идти вперёд.
   Рик невольно улыбнулся. Такого ему никто ещё не говорил. Да, он честолюбив и много раз ссорился из-за этого с отцом, который считал это гордыней.
   - А мне кажется, что этот портрет похож на твой... То есть на портрет Юны. - Юной звали дочь Сайрона Бадла.
   Мая кивнула:
   - Я думаю, их написал один художник, хотя они созданы с разницей больше пятнадцати лет. В глазах у написанных им людей можно прочесть душу, и он любит красно-белые цвета.
   Насколько Рик помнил, на портрете Юны были красная и белая розы.
   - И что?
   - У красного необычный оттенок, мне такие не встречались, напоминает кровь, а белый светится в темноте - я видела. Слабо так светится, словно в картине едва теплится жизнь. - Рик покосился на Маю: от её слов мороз прошёл у него по коже.

***


   Интерес Рика к Илзе Ривенхед был заметен издали, и он старался почаще попадаться ей на глаза. Самайя жалела Рика, который не обращал внимания на презрительные и порой враждебные взгляды Илзы. Королева однажды сказала, что Рик не менее красив, чем его отец в юности, а потом грустно и тихо заметила, что бастардов у Ривенхедов много, но нет Ривенхедов среди бастардов. Самайя порадовалась, что Рик этого не слышит. Его страстная мечта получить больше, чем дала ему жизнь, её иногда пугала: она боялась, что на пути к цели Рик способен задавить кого угодно.
   Чем больше Самайя узнавала жизнь дворца, тем меньше он ей нравился. Дядя частенько приглашал её к Краскам, расспрашивал подробности, делился знаниями о разных людях. Фил, ставший помощником дяди, много чего добавлял, красочно расписывая пороки и склонности обитателей дворца. Так, Фил намекнул, что Алексарх предпочитает мужчин, а не женщин, и Самайя теперь невольно косилась на принца, когда он разговаривал с кем-то из мужчин. Вот ещё один человек, чья сущность и желания выходили за рамки, признанные обществом. А когда Фил сказал, что последняя пассия Айвариха может дорого обойтись королевству, она мысленно пнула себя за ненаблюдательность: ведь на осеннем балу король и впрямь крутился вокруг одной женщины - Тории Иглсуд. Вскоре весь двор обсуждал этот страстный роман, а королева делала вид, что ничего не происходит, всё больше замыкаясь в себе.
   Самайя постепенно запоминала, кто есть кто, училась различать степень влияния при дворе и по намёкам понимать смысл речей. Энгус Краск нередко брал на себя роль её провожатого в мире политики, хотя Самайя не понимала, зачем это ему надо. Она уже знала, что при дворе никто ничего просто так не делает. Дядя благодаря присутствию Самайи зачастил во дворец, а пристроенный им живописец Дорин Килмах получил не только право писать портрет короля, но и открыл мастерскую с типографией и аптеку в Нортхеде. Даже Рик, который веселил её и помогал отвлечься от двора, не давал ей забыть про свою Илзу. Только Дим ничего не просил, а подбадривал и давал дельные советы, а заодно показал пару приёмов, как отбиться от пьяного мужчины, если он пристаёт, и как сбежать от насильника, если тот крепко стоит на ногах. С подачи Дима Самайя носила на поясе кинжал в ножнах, сделанных Димом в виде сумочки. Он же учил девушку им пользоваться. Рик однажды заметил её кинжал, выпытал об их занятиях, и Диму пришлось давать уроки и ему: юноша с каким-то остервенением изучал непривычные для Сканналии способы борьбы с мечом, кинжалом и без оружия вообще.
   Наступила зима, королева чувствовала себя хорошо, король навещал её, хотя и куда реже, чем Торию Иглсуд. Самайя исполняла обязанности, всё больше погружаясь в жизнь королевского двора, и научилась без содрогания приветствовать даже соратника принца Крисфена Власа Мэйдингора, о котором по дворцу ходили воистину жуткие слухи. От самого принца она держалась подальше, не слишком рассчитывая на его страх перед отцом. Принц, к счастью, её не замечал.
   В стране было спокойно, и только Оскар Мирн да Теодор Ривенхед время от времени тревожили Айвариха утверждениями, что ересь проникает всё глубже в Сканналию, обретая популярность как среди знати, так и простого народа. Айварих отмахивался, предвкушая рождение наследника в конце зимы, и предлагал им самим решать проблемы. В эту зиму Самайя видела четыре казни на костре, слышала множество проповедей против ереси и поняла для себя, что от слишком рьяных эктариан надо держаться так же далеко, как и от зарианцев. Фил, как всегда ехидно, высказался в том духе, что попы, особенно те, чья фамилия Ривенхед, боятся за свои задницы на тёпленьких местах, потому что еретики отрицают не веру и Бога, а роль попов, монахов и тех притонов, которые иные называют церквями и монастырями. Всё больше деловых людей, добавил дядя Сайрон, проявляют недовольство кучей нелепых правил и обрядов, стоящих баснословных денег.
   Рик, иногда сопровождавший Самайю на казни, поначалу поддерживал Мирна, но после того, как один из приговорённых обратился к толпе с длинной речью в защиту своей веры и сгорел без единого стона, ушёл задумчивым и растерянным, не заметив Ноэля, который хмуро стоял в толпе. У Самайи же Мирн, несмотря на все его заслуги и славу, вызывал страх, напоминая ей о смерти родителей в Арпене из-за обвинений в колдовстве.

***


   Рик знал Самуила-Данника с детства. Про себя Самуил говорил, что он выплачивает дань Богу и его истинным служителям, и потому его так и зовут, но когда позже Рик понял, чем он занимается, то не мог определиться, восхищают его деяния Самуила или ужасают. Самуил был из монашеской братии, но после поездки в Шагурию, где он переболел оспой, Самуил отошёл от монашества и занялся другой деятельностью: вступил в общество, которое занималось уходом за тяжело и смертельно больными людьми и их погребением. Самуил обладал худыми пальцами с раздутыми суставами, испещрённым оспинами лицом и свисающими клочьями седыми безжизненными волосами, но Рик привык этого не замечать, потому что лучшего рассказчика он не знал. Благодаря стараниям отца Рик прекрасно изучил Декамартион с его историями о десяти смертных грехах и их воздействии на душу человека, но именно Самуил познакомил Рика не с сюжетами, а с глубинными тайнами, сокрытыми в древней книге. Вдохновение, с которым Самуил описывал вроде бы знакомые события, затягивало Рика с головой, а герои рассказов казались живыми и близкими. Именно Самуил заставил его сомневаться в том, что умирающие ради веры святые так уж святы. Святость достигается не смертью во имя веры, а жизнью во имя Бога и людей, говаривал Самуил, образно и живо поясняя, почему заповеди Божьи так важны для общества, а вот символы церкви навроде икон и обрядов - лишь суета. К Самуилу можно было прийти с любым вопросом, и он отвечал откровенно и прямо. Отец иногда пытался его остановить, но Самуил говорил, что Рик уже большой и всё поймёт. За эти слова Рик его ещё больше обожал. В Нортхеде Рик как-то попытался в разговоре с Алексархом затронуть эту тему, но тот оборвал его на полуслове и пошутил, что так Рика самого скоро сожгут за ересь.
   Однажды во время редкого разговора Рика с Илзой к ним подошёл Теодор Ривенхед и начал расспрашивать Рика о том, о сём, сверля его большими водянистыми глазами над крупным отвисшим носом. Имя Самуила всплыло само собой, и сегодня Рик ощущал запах горелого мяса: огонь превращал его наставника в пепел и дым. Насколько Рик знал, Самуил никому не причинил вреда, всю жизнь посвятил добрым делам, и юноша пытался понять, что же такое ересь, что за неё надо казнить, ведь и зарианцы верили в одного с ним Бога, читали одни книги, молились в одних церквях. До сих пор он об этом не задумывался и корил себя за это с тех пор, как узнал об аресте. Наверное, Оскар Мирн, который провожал приговорённого в последний путь и сейчас истово молился перед костром, мог бы рассказать, в чём вина Самуила, но спрашивать его Рик не станет.
   "Я жил по заповедям Господа моего, вы же нарушаете главную заповедь: не убий!" - последние слова Самуила жгли Рика изнутри до самого дворца. Упав на кровать, Рик вспомнил, что видел отца, и пожалел, что не остановился и не попросил прощения.

***


   Айварих стоял на небольшом деревянном помосте перед художником, накладывавшим мазки на портрет, основу которого составляла дубовая доска. Роскошные вьющиеся тёмные волосы Дорина Килмаха, спускавшиеся ниже плеч, были прикрыты полосатым чёрно-белым колпаком, а фигуру скрывал длинный серый балахон, подпоясанный верёвкой.
   Самайя залюбовалась лёгкостью движений Килмаха, его вниманием к мельчайшим деталям, вплоть до узоров на стенах. Айварих на портрете походил на оригинал довольно сильно, но особенно удались художнику голубые глаза - прозрачные и живые, наполненные ярким белым светом от окна внизу. Казалось, они следят за каждым твоим шагом, и непонятно, чего в них больше: властности, одиночества или угрозы. Король стоял на ступеньках, по которым стелился красный ковёр с чёрным соколом. Жёлтая, отделанная горностаем, мантия Айвариха свисала до пола, из-под неё выглядывал коричневый камзол. В одной руке король держал чётки, другая лежала на эфесе шпаги. Самайя вспомнила портрет Эйварда и присмотрелась: да, знакомые белый и красный. Килмах, стоя спиной к Самайе, как раз наносил белой краской очередной штрих на горностаевый мех.
   Королева, настоявшая на визите к супругу, опиралась на руку Самайи и тяжело дышала: беременность давалась ей нелегко, она выглядела усталой и больной. Доминиарх Ривенхед сопровождал племянницу. Энгус Краск, что-то нудно докладывавший королю, замолчал и зашуршал свитками.
   Айварих раздражённо сошёл с помоста, отмахнувшись от протестующего вскрика Килмаха, и направился к королеве:
   - Ваше Величество, я позволил вам сюда прийти, но если бы я знал, что вам нехорошо, то запретил бы. Что такого срочного вы хотели сказать, что забыли о самом главном - нашем ребёнке?
   - Я не забыла, Ваше Величество. Лекари уверили, что мне необходимо двигаться, - тихо заговорила королева. - Я лишь хотела попросить вас изменить ваше решение.
   - Это по поводу развода? - развязно спросил Айварих. - Как жаль, что этот нелепый слух вас тревожит.
   - Но вы отправили пантеарху в Латею прошение с просьбой разрешить наш развод, - последнее слово Катрейна едва выговорила.
   - Я просил наследные права моих сыновей признать. Их мать была зарианкой, как вы знаете, и из-за этого у меня полно проблем. Не бойтесь, прав нашего с вами сына это не нарушит, если, конечно, у нас родится сын. Дайте мне наследника, и вопрос будет исчерпан! - Король снова вернулся на помост и застыл в прежней позе.
   Катрейна невольно бросила взгляд на портрет, а потом перевела его на художника. Самайя заметила, как она начала присматриваться к Дорину Килмаху, а потом вздрогнула и отшатнулась. Широко расставленные небольшие глаза Килмаха уставились на королеву, словно пытаясь её заворожить. Они и впрямь погружали в голубизну, как в бездонное озеро. "В него бросишься без раздумий и не выплывешь", - некстати подумала Самайя. Небольшие полные губы Килмаха слегка сжались, и тонкие усы, спускавшиеся почти до подбородка, колыхнулись над короткой бородкой. Вытянутое лицо, казалось, удлинилось ещё больше.
   Доминиарх, не замечая взглядов племянницы, обратился к королю:
   - Ваше Величество, развод в королевской семье способен разрушить самые основы нашей веры. Умоляю, ради Господа нашего, не позволяйте плоти влиять на ваши решения.
   Художник при последних словах Теодора случайно дёрнул рукой, и белая точка попала на коричневый камзол. Килмах чертыхнулся, оглядываясь на пришедших гостей, а доминиарх надулся от гнева. Глаза королевы вспыхнули, и Килмах на миг застыл с высоко поднятой рукой, в которой держал кисть. Вторая капля шлёпнулась на пол.
   - Вы... - с трудом выговорила Катрейна.
   - Ваше Величество, - торопливо заговорил Килмах. - Портрет почти закончен, но, может, быть, нам стоит перенести на завтра наш сегодняшний сеанс. Если Её Величеству необходимо с вами поговорить...
   - Это ей необходимо, а не мне! Я хочу, наконец, готовую работу увидеть. Продолжай! - Айварих встал в позу и мрачно посмотрел на жену.
   - Ваше Величество, даю слово, что сегодня вечером к вам приду, а пока поберегитесь, ради Бога, и вернитесь в постель. Господин доминиарх, прошу вас, сопроводите мою супругу до её комнат! - приказал король и слегка кивнул Краску. Тот начал читать вслух очередной свиток. Королева заморгала, потом посмотрела на художника и, поджав губы, тяжело пошла к двери. Самайя поспешила за ней.

***


   Стоя у двери, Рик скучал. Он хотел бы увидеть Илзу, но вместо неё мимо прошёл её дядя - доминиарх Ривенхед, сопровождавший королеву. Оставив Катрейну в её комнатах, Теодор Ривенхед заторопился куда-то, и Рик тоскливо смотрел ему вслед.
   Потом к Самайе пришёл Дим и увёл её из покоев на очередную тренировку. Рик позавидовал им, но долг есть долг. Рик продолжал стоять, пока вопли служанок не вывели его из оцепенения.
   - Помогите! Королеве плохо! Лекаря, скорее! Да скорее же!
   Рик встрепенулся, но куда бежать, сообразил не сразу. Служанка подскочила к нему и заорала:
   - Найди лекаря, идиот! Королева рожает!
   Все ждали родов через две недели, но Рик слышал, что дети могут родиться раньше срока. Только бы ребёнок был жив и здоров, успел подумать Рик, как служанка на удивление сильными руками буквально пинками отправила его на поиски Кьярана. Рик даже не разозлился: лучше уж искать лекаря, чем бессильно стоять у двери.
   Когда Рик с лекарем ворвались в комнаты королевы, она всё еще мучилась на постели, а целая туча служанок суетилась вокруг. Маи до сих пор не было.
   Кьяран бросился к постели и начал отдавать приказы, а Рик по-быстрому отступил к двери и отвернулся, изучая поочерёдно изображения на шпалерах и картинах, вещи на столе и полках, резьбу на капителях двух мраморных колонн, рисунок на жёлтом балдахине кровати и мозаику на полу. Смотреть на процесс ему не хотелось, хотя он не раз спокойно наблюдал роды у животных в поместье отца.
   Рик решил помолиться за рождение наследника, но до конца произнести молитву не успел: прибыл король. Бледная Катрейна, мокрая от пота, стонала на постели, кровавые пятна были на простынях повсюду, служанки таскали тазы с водой, от которой шёл пар, а Кьяран стоял у постели между ног королевы и руками пытался вытащить ребёнка, ругаясь на чём свет стоит. Айварих застыл у двери, не решаясь двинуться с места. Он так и стоял, пока Кьяран не положил мёртвого мальчика на постель, укрывая его простынёй. Лицо Айвариха сморщилось, губы затряслись, он с отвращением посмотрел на лежавшую без сознания жену и резко вышел из комнаты. Рик нерешительно посмотрел ему вслед, но остался на месте. Покинуть королеву сейчас он не мог. Когда-то его собственная мать вот так рожала, а потом умерла. Рик почувствовал, что вот-вот заплачет, и прикусил губу.
   Кьяран осматривал королеву, но явно не знал, что делать дальше. Служанки ждали его указаний, но он молчал. Потом, словно очнувшись, он приказал всем выйти, пробормотал Рику, что ему надо кое-что найти из снадобий, и тоже ушёл. Рик, ошарашенно глядя на разруху вокруг, остался наедине с полумёртвой женщиной.

***


   Самайя устало плелась за Димом, прислушиваясь к странным крикам, разносящимся по дворцу. У двери королевы никого не было, хотя Самайя знала, что стражник - сегодня это Рик - всегда там стоит. Ей стало не по себе, и она торопливо распахнула дверь. Рик, отчаянно оглянувшись, увидел её и крикнул:
   - Помоги ей, Мая, сделай что-нибудь! Она умирает!
   Самайя подошла к нему и увидела кровавые пятна, королеву в беспамятстве и укрытый простынёй кровавый холмик на постели. Между холмиком и королевой тянулась какая-то верёвка.
   - Надо резать, - деловито сказал Дим.
   - Что? Что резать? - вздрогнула Самайя.
   - Это, - Дим ткнул рукой в верёвку. - Это называть...
   - Пуповина, - процедил Рик. - Этот урод Кьяран даже её не перерезал.
   - Ты можешь это сделать? - дрожащим голосом спросила Самайя Рика. Тот замотал головой, испуганно глядя на королеву.
   - Я не осмелюсь, ты что? Это дело Кьярана. - Куда эта лекарская сволочь подевалась?
   - Дим, милый, сделай, пожалуйста, что надо, - Самайя умоляюще обратилась к Диму. - Спаси их!
   - Ребёнок умер, - Рик сглотнул, сдерживая слёзы. - Она тоже, наверное, умерла... И они все её бросили...
   - Дим, не стой столбом! - Самайя чувствовала, что вот-вот зайдётся в истерике. - Спаси её!
   Дим подошёл к постели и без колебаний взял руку королевы, потом наклонился и послушал ей сердце.
   - Она зива, но скоро умирёт, - сделал он вывод. - Терять много крови.
   - Не дай ей умереть, Дим, умоляю! Рик, скажи ему, - Самайя обратилась к Рику за поддержкой, впервые назвав его по имени.
   - Дим, ради меня, ради неё, сделай что-нибудь. Она не должна умереть! - Самайя трясла Дима, который явно был не слишком доволен. Он хмуро смотрел на королеву бесстрастными глазами, прищурив их так, что они почти скрылись под веками.
   Наконец Дим пожал плечами и пристроился на кровати, вытаскивая бутыль с какой-то настойкой и нож. Он откинул окровавленный подол платья и положил руки на живот Катрейны. Рик оторопел от такой наглости, но не вмешивался, наблюдая за Димом и время от времени выполняя его распоряжения. Никто так и не пришёл до тех пор, пока Дим удовлетворённо не расслабился и не сказал, что она вне опасности.

***


   Катрейна приходила в себя после родов несколько недель. Кьяран наблюдал за ней, но после случившегося Самайя почти не покидала королеву в течение дня. Не раз в бреду или во сне королева упоминала мужчину, которого когда-то тайно любила. Она называла его Рэй и шептала его имя чаще, чем имя мужа. Катрейна даже пересказала письмо с признанием в любви: однажды она написала его, но так и не отправила. Айварих заходил пару раз, но только ухудшил состояние жены придирками и обвинениями, припоминая зачем-то визит королевы к нему в день родов. Катрейна после его ухода плакала и начинала задыхаться, а Самайя старалась найти слова, чтобы помочь бедной женщине отвлечься от трагедии. Дим давал советы, но издали. По его настоятельной просьбе ни Рик, ни Самайя никому не сказали, что он спас жизнь королевы.
   Как-то, выходя из дворца, Самайя увидела Ноэля, который быстро подошёл к ней и отвёл в сторону. Отец Рика хотел знать, каково состояние Её Величества, и попросил передать королеве письмо. Самайя согласилась, а на следующий день принесла два письма Катрейны. Ноэль снял перчатки, развернул одно из них и прочёл его тут же, на зимнем ветру и морозе. Насколько она заметила, письмо начиналось со слов "Милый друг, не знаю, сколько ещё мне отпущено".
   Самайя видела, как дрожат листки бумаги в его руках, и как он щурит глаза, словно ничего не видит. Дочитав, Ноэль повертел в руках второе письмо, сунул его за пазуху и, взяв руки Самайи в свои, поцеловал их холодными губами со словами благодарности. Она замерла, пытаясь понять, почему больше всего ей хочется, чтобы он не уходил. Ноэль был будто из иного мира, не связанного с дворцом, и она хотела сбежать отсюда вместе с ним как можно дальше. Проезжавший мимо в экипаже барон Георг Ворнхолм пристально на них посмотрел, и Самайя неохотно отняла руку. Пора возвращаться.
   С бароном Ворнхолмом Самайя познакомилась лучше других знатных придворных, потому что он часто справлялся о здоровье королевы. Кроме него только Ривенхеды присылали слуг узнать, как дела у Её Величества, а Теодор Ривенхед не раз её посещал, но от этих визитов королеве становилось хуже.
   Ривенхеды настаивали, чтобы за королевой ухаживали члены их семьи и слуги, но Айварих отклонил их просьбу, и Самайя почти поселилась в комнатах королевы.
   Однажды она застала Её Величество за какой-то картиной. Самайя хотела выйти, но Катрейна дала ей знак подойти. На небольшом холсте без рамы был изображён мужчина в малиновом камзоле с тёмными полосками, с золотой рубиновой цепью на плечах. Несмотря на спокойный взгляд, руки и сжатый рот выдавали напряжение. Художник словно объединил в изображении разные состояния одного человека. Катрейна сказала, что художник начал рисовать портрет, когда Райгард стал королём, а закончил после смерти его жены. Значит, это и есть отец Дайруса, король Райгард Второй? Не так красив, как его сын, но это, безусловно, король, подумала Самайя. Такие же, как у сына, тёмные глаза и длинный крючковатый нос. Чёрные волосы под бархатным беретом ровно пострижены до уровня подбородка и завиты снизу, а не спускаются на плечи, как у Дайруса. Он ли убил Байнара? Самайя не решилась спросить об этом у королевы, но была уверена, что та ответила бы "нет". Интересно, а Дайрус видел портрет отца?
   Катрейна словно угадала мысли девушки:
   - Это единственный портрет Райгарда. Помимо него большой портрет висел в Тёмной галерее, но он исчез. Думаю, мой муж... - она замолчала.
   Самайя тоже молчала, разглядывая портрет. На нём не было тех необычных белого и красного цветов, которые она заметила на портретах Айвариха, Юны и Эйварда.
   - Кто его рисовал, Ваше Величество? - спросила она.
   - Алик Двар, - ответила королева. - Художник из Барундии. Брат выгнал другого...
   - Дорина Килмаха?
   - Да, его.
   - Но он превосходный художник, - удивилась Самайя. - Чем он не угодил вашему брату?
   - Не знаю, но Райгард говорил, что в его работах слишком много дьявольского, почти колдовского, мастерства. Я помню, как Эйвард после смерти Байнара подолгу не сводил глаз со своего портрета. Он уверял, что рядом с ним боль от потери сына утихает, притупляется. Наверное, так он и утратил рассудок. Райгард говорил, что он отправил бы этого художника на костёр, если бы в нашей стране было принято сжигать иноверцев и колдунов.
   - Но разве раньше не жгли? - осторожно спросила Самайя.
   - Нет, такого у нас не бывало. Всё началось позже, когда к нам приехало слишком много людей из южных стран, и ереси стало больше. Это всё торговля, моя милая. Его Величеству нравится использовать Нейский канал для торговли, и он уже не разделяет, а соединяет нашу страну с другими, - Катрейна замолчала, прислушиваясь к шороху за дверью.
   Самайя подумала, что портрет стоило бы передать Дайрусу, но вряд ли это возможно. И опять Катрейна угадала, о чём она думает:
   - Я берегу этот портрет, но боюсь, что другие из желания угодить мужу предпочтут его уничтожить. Я знаю, что ты любила моего племянника, - Самайя вздрогнула и уставилась на королеву, та слегка улыбнулась девушке: - Я не виню тебя ни в чём, и пусть я не увижу его самого, но хотя бы ты рядом, - она скатала холст и направилась к окну.
   - Я держу его вот в этом месте, - Катрейна показала на маленькую нишу у окна. Как оказалось, там был небольшой тайник, почти незаметный за шторами. Катрейна отодвинула дверцу тайника и положила внутрь картину.
   - Если я умру, хотя бы ты будешь знать, где хранится последнее изображение Райгарда. Отдай его Дайрусу, если сможешь, - попросила королева. - И пообещай не отдавать никому, кто говорит о моём брате плохо!
   - Обещаю, Ваше Величество, - Самайя не знала, получится ли выполнить волю королевы, но она постарается.
   Она хранила много тайн, выданных королевой в бреду во время болезни. Она знала, что Ноэль любил Анну, племянницу Катрейны, что Рик - её сын. Катрейна в бреду часто умоляла Ноэля простить её за то, что она с ним сделала. Самайя сопоставила это с тем, что уже знала: Ноэля Райгард изгнал из Сканналии до рождения Рика, потом он вернулся и увёз маленького Дайруса в Барундию, а спустя два года приехал домой, где, очевидно, забрал Рика у Катрейны. Получается, это королева, а не Ноэль назвала Рика в честь Райгарда Второго. Внезапно Самайя поняла, что знает ещё один секрет королевы - Рэй, которого во сне или бреду не раз поминала Катрейна, был её брат Райгард. Она любила короля Сканналии отнюдь не как брата, а ей пришлось стать женой его убийцы.

Глава 9. Пьеса о Свиреге Проклятом


   К середине весны королева начала принимать посетителей - в основном Ривенхедов. Рик тоже время от времени бывал у неё, стараясь её развлечь. К сожалению, поводов для радости у королевы почти не оставалось. Айварих всё больше увлекался Торией Иглсуд, и поговаривали, что он не просит, а требует у пантеарха разрешения на развод. Михаэль Иглсуд иногда вёл себя так, словно уже стал родственником короля, что злило Криса: он жаждал увидеть новую жену не больше, чем нового наследника.
   Все во дворце считали, что король сделает наследником одного из старших сыновей, однако эктарианская церковь не признавала брака Айвариха с шагурийской принцессой-зарианкой - оба сына в глазах церкви были всё равно что незаконнорожденными. Отказ Гиемона выдать Марцию за Алексарха ясно показал, как относятся к принцам в других странах. В Сканналии церковью правили Ривенхеды, и Рик плохо представлял себе, чтобы они предали Катрейну.
   Встречи Рика с Маей почти прекратились: она редко покидала покои королевы. Дим тоже перестал заниматься с ним, но Рик всё равно тренировался, чтобы отвлечься от проблем. Поначалу он занимался в одиночку, потом с ним напросился новичок, на которого даже Рик смотрел свысока. Незаметно собралась целая компания из стражников, желавших размять кости. Благодаря Диму Рик даже среди более опытных бойцов выделялся ловкостью и умением держать оружие, а в рукопашной его победить почти никто не мог. Конечно, были и зависть и издёвки, были и поражения, но Рик не обращал на это внимания, и как-то получилось, что среди стражников возникло две группы: Михаэля и Рика. Старшее поколение, глядя на них, хмурилось или усмехалось, но держалось обособленно. Собственно, об этом Рик по большей части и говорил с королевой: как он победил Свистуна в рукопашной, а тот потом помочился на его постель; как к юному Яну Горну приехала мать и попыталась утащить его домой за шкирку, а они вдесятером его отбивали, помирая со смеху; как глава королевских стражников барон Лантон Орланд поручил Рику отвезти письмо короля к барону Валеру Мэйдингору в Рургард, и Рик едва не замёрз в горах, где его откопали из-под снега горцы. О том, что они заодно согрели его крепкой наливкой и подарили красотку в постель, он не упомянул, как и о том, что потом ему пришлось помахать мечом в наскоро устроенном турнире, и Рик с удовольствием вышиб дух из Власа Мэйдингора, который гостил дома после возвращения Криса из Барундии. Рик сделал это с каким-то извращённым удовольствием. Влас прижал его потом к стене и пообещал отомстить, но Рик послал его подальше: он не девочка какая-нибудь! Барон Валер Мэйдингор, неведомо как узнавший об этом, хлопнул Рика по плечу и сказал, что тот всегда желанный гость у них дома.
   Вернувшись в Нортхед, Рик часто вспоминал холодные горы и их радушных хозяев, с содроганием думая о том, как можно годами жить в таких условиях. Неудивительно, что у них такие дикие нравы - какая девушка захочет по своей воле ехать туда?
   Однажды Рик застал у Катрейны Алексарха. Принц обрадовался и долго рассказывал о недавней поездке в Нугард:
   - Отец наказал мне зарыть барундийские торговые компании на Нейском перешейке. Король Гиемон направил отцу несколько посольств, но отец хочет, чтобы барундийцев сменили наши купцы. Шагурия теперь надеется получить преференции в торговле, а это лишь усилит влияние еретиков!
   Катрейна слушала рассеянно, едва вставляя замечания и вопросы. Она окрепла после болезни, но страх перед будущим скрыть не могла. Позже Алексарх увёл Рика к себе, чтобы расспросить поподробнее о том, что случилось в его отсутствие.
   - На юге еретики набирают силу, - возвращаясь к волновавшей его теме, сообщил Алексарх. - Их книги и идеи силой не остановить. А как Рургард? - обратился он к Рику.
   При скантах Рургард был небольшим укреплённым поселением в Серебряных горах Сканналии, но постепенно это название перенесли на все горные области Северо-Востока, и Рургард долго боролся за независимость с баронами равнин и распространением эктарианства. Лишь сто лет назад удалось заключить мир с воинственными кланами, но Рургард, как и вольнолюбивый богатый Нугард, пользовался особым статусом. Эктарианство там переплеталось с более древними традициями, и никто не собирался ничего менять. Рик так и сказал Алексу.
   Когда они с Риком вышли из комнаты, Алексарх спросил:
   - Ты слышал про Торию Иглсуд?
   - А что?
   - Отец намерен на ней жениться, - зло сказал Алексарх. - Сегодня он сообщил мне, что будет добиваться отмены брака с Катрейной. Бедная женщина! - он покачал головой. - Она столько перенесла за эти годы, неужели он её так унизит? - Лицо Алексарха скривилось. - Она относилась ко мне как к сыну, и я всегда её любил. Надеюсь, церковь не пойдёт на такой скандал! Иначе страшно представить, что нас ждёт...

***


   Надежды Алексарха сбылись, и летом от пантеарха пришёл отказ расторгнуть брак Айвариха с Катрейной. Рик впервые увидел короля в бешенстве. Айварих поругался с Оскаром Мирном, одобрившим это решение, и теперь чаще обращался к Уолтеру Фроммелю, проклиная церковные правила и собственное бессилие перед ними. Фроммель уверил короля, что выход есть, после чего они оба куда-то отправились.
   Рик ждал, что произойдёт нечто страшное, но первой ласточкой перемен стала обычная книга, изданная в типографии Дорина Килмаха. Даже не столько книга, сколько сборник рисунков Килмаха с краткими подписями Сильвестра-Монаха под ними - всего около сорока. Неграмотный люд веселился, глядя на карикатуры, изобличавшие жадных и развратных монахов, лицемерных настоятелей и монастыри, чьи богатства никак не соответствовали обетам нестяжательства. Изображая пороки церкви, Килмах был гениален, точен и безжалостен, а потому невероятно популярен. Помимо этого типография выпустила несколько ехидных книг с не менее ехидными названиями: "Отцы-вымогатели", "Удобства в жизни монахов", "Суп из святоши", "Вериги религии", "Триктрак распутных братьев".
   Книги и рисунки ходили по рукам, и все, кто умел читать, с удовольствием пересказывали сюжеты книг на рынках и площадях, иной раз добавляя пару изощрённых ругательств от себя. Мастерство художника вкупе с умением Сильвестра подбирать слова сделали своё дело: многие ждали, когда от слов король перейдёт к делу. Сбор церковного налога отныне сопровождался подробным перечислением того, сколько должны получить монастыри, а сколько пойдёт пантеарху в Латею. Типография выпустила книгу, в которой предлагалось сравнить, чем же поклонение иконам и статуям отличалось от поклонения идолам, свойственное язычникам. Рисунки Килмаха наглядно демонстрировали одну и ту же женщину то в образе языческой богини плодородия и домашнего очага Моруны, то в образе Миры, матери Сына Божьего Зарии, предлагая читателям отыскать разницу и объявляя обожествление картин и статуй идолопоклонством.
   Потом типография выпустила церковные книги на сканналийском языке. Богослужения издавна велись на латейском языке: на нём был написан кодекс Декамартион, описывавший десять смертных грехов вместе с притчами о судьбе тех, кто совершал эти грехи. На латейском же писались церковные книги, однако новые веяния оказались популярны, и некоторые церкви начали во время служб использовать родной язык, вызывая недовольство главы сканналийской церкви доминиарха Теодора Ривенхеда.
   В начале лета Рик вместе с отрядом Криса в пятьдесят человек выехал из Нортхеда на юг вместе с несколькими пустыми повозками. Как оказалось, ехали они в Залесский монастырь, построенный на доходы от серебряных рудников милях в двадцати от Нортхеда, на окраине леса в предгорьях Серебряных гор. Монастырь был невелик, но он славился обширным собранием книг и переписчиками.
   Рик не бывал в этом монастыре, но знал, что его настоятель происходил из семьи Ривенхедов. Именно он вышел навстречу Крису, который предъявил указ короля об изъятии ценностей и книг в пользу короны. Настоятель долго пытался объяснить Крису, что это невозможно, взывал к Богу и поминал о заслугах монастыря, но Крис лишь улыбался, а потом приказал арестовать настоятеля и отправил Михаэля Иглсуда на поиски сокровищ. Гил Полосатик и Олек Рохля, подкинув монетку, побежали куда-то.
   - Где библиотека? - деловито спросил Крис у настоятеля.
   - Не трогайте книги, прошу вас, Ваше Высочество! - умолял настоятель - мужчина лет сорока с голубыми глазами навыкате и чисто выбритым лицом.
   - У меня приказ короля, и не тебе его отменять!
   - Я не прошу отменять, дайте мне время переговорить с королём! Я уверен, что тут какое-то недопонимание...
   - Если так, то король всё вернёт, - издевательски поклонился Крис и заорал: - Да что ты их сюда тащишь, читать, что ли, собрался или на своём горбу переть? Сожги их к чёрту! - Горбатый Лис, у которого и впрямь имелся небольшой горб, а ещё огненно-рыжие волосы и острый нос, остановился, подумал и бросил на землю ящик, набитый огромной кипой книг. Ящик с грохотом рухнул в пыль, и книги рассыпались по земле под довольные вопли людей Криса. Лис покидал их ногами в кучу и запалил так быстро, что настоятель опомниться не успел. Когда огонь занялся, монах кинулся к костру и попытался вытащить несколько книг из огня. Крис, смеясь над его попытками, приказал Рику оттащить его. Рик и сам бросился к настоятелю, боясь, что он сгорит прямо среди книг.

***


   Крис огляделся. Дел предстояло много, и на этот раз он не подведёт отца, как тогда, когда упустил Дайруса в Северной гавани. Конечно, наказывать мятежников, посмевших подняться против короля, куда интереснее и почётнее, но ставить на место зарвавшихся попов он тоже не прочь.
   Рик возился с Родриком Ривенхедом, не желавшим признать поражение. Ну почему этим Ривенхедам всё надо объяснять дважды? Один уже поплатился головой в Малгарде, неужели этот на его примере ничему не научился? Одну бесплодную жену они отцу подсунули, так теперь пытаются подыскать новую. Отец даже посмеялся на днях, что за последние месяцы перетрахал больше девок из этой семейки, чем обычных шлюх за всю жизнь. В этом Крис сомневался, но кто его знает? Жаль, конечно, что распробовать красотку Илзу довелось отцу, а не Крису, ну да ладно. Он подыщет кого получше. Разобраться бы ещё с одной шлюхой - Иглсуд. Криса передёрнуло - вот стоило ненадолго уехать, и такой сюрприз. Чёртов Михаэль, а Крис считал его другом! Скупердяй проклятый решил таким образом пополнить запасы своего семейства! Ну ничего, Крис с ним разберётся, а пока пусть он отыщет, где тут самые ценные вещички - Михаэль их носом чует. Он всегда выгоду чует, и вот теперь благодаря Иглсудам вместо одной мачехи Крису грозит другая. Алексарх тоже не в восторге, но его больше волнуют вопросы веры. А Крис чихать на них хотел! Вон в Шагурии давно нет никаких монастырей и ничего, живут. Если бы отец ввёл тут такие же законы, как в Шагурии, то сделал бы наследниками их с Алексом, а не выродков Ривенхедов или Иглсудов.
   Происходящее Крису определённо нравилось. Отец позволил собрать отряд из тех, кому Крис доверял и чьи навыки полезны для важного дела.
   - Ваш Вышество, чё с остальными книгами делать? - заорал Лис.
   - Ты читать умеешь?
   - Неее... - захохотал Лис.
   - Ну так и отправь их следом за этими! - Крис кивнул на охваченные огнём тома.
   - Как прикажете, мой принц! - Лис скрылся за дверьми, и вскоре из окон библиотеки полетели искры. Родрик Ривенхед завыл и упал на колени. Крис с презрением смотрел на него. Монахи бегали вокруг, но люди Криса быстро объясняли им, что сопротивляться приказу короля нехорошо.
   Михаэль Иглсуд и несколько человек изучали чаши, блюда, иконы, усыпанные жемчугом и камнями церковные облачения, откладывая то, что отправится в Нортхед. Если кое-что и пропадёт, так монахи за это и ответят. Михаэль и ещё несколько человек останутся описывать имущество и земли монастыря, Крису же предстоит доставить доходные и расходные книги в Нортхед, где с ними поработают люди Уолтера Фроммеля, чтобы оценить стоимость имущества монастыря, а заодно доказать бесконечные злоупотребления и махинации с налогами.
   Олек схватил одну из икон и любовно прижал к животу.
   - Это тебе зачем? - спросил Крис.
   - Нам с Гилом пригодится, - набычился Олек. - В кости играть не на чем. - Крис махнул на него рукой.
   Вопли монахов резали уши, но Крис только отмахивался. Подводы для ценностей стояли наготове, и погрузка началась сразу. Отец не хотел, чтобы вот так напоказ ценности вывезли из монастыря, но Уолтер Фроммель убедил его, что народу полезно поглядеть, сколько богатств накопили монахи, которые в жизни ни дня не работали. Последним на повозку закинули арестованного Родрика Ривенхеда. Приказ короля выполнен, удовлетворённо кивнул Крис. Он оглядел монастырь, пока ещё наполненный монахами, и улыбнулся. Он был уверен: это лишь начало. Из-за отказа пантеарха признать первый брак отца и отменить брак с Катрейной, а также из-за отказа Гиемона от брака Алекса с Марцией отец здорово разозлился на попов и тех, кто их поддерживает. Скоро у монастырей земля будет гореть под ногами! Крис сделает всё, чтобы эти планы осуществились, а там он станет-таки королём Сканналии!
   В самом деле, не Алексу же отдавать трон? Нет, пусть отец посмотрит, кто из его сыновей истинный король, да к тому же настоящий мужчина! Глядишь, Гиемон передумает и отдаст ему Марцию. Ему, а не Алексу, который её всё равно не оценит, как во время ужина уже слегка пьяному Гиемону намекнул Крис. Она, конечно, не красотка и заумная слишком, но Крис сумеет её приручить, зато потом и Барундия и Сканналия будут принадлежать Дорвичам. Не зря отец говорил, что лучший способ заставить кого-то передумать, это ударить по его кошельку, и подписал указ о лишении Барундии права беспошлинной торговли на юге, отдав его Шагурии и Лодивии. Теперь вместо того, чтобы тащить товары через Барундию, её соседям выгоднее везти их на кораблях по каналу в любые страны, наполняя казну Сканналии и разоряя Гиемона. Крис предвидел огромные перемены и приветствовал их.

***


   Начало лета было жарким, и Айварих объявил, что специально для развлечения королевы на площади дворца состоится театральное представление. О нём трубили глашатаи на всех углах, так что желающих посмотреть оказалось немало. Королева сидела на балконе второго этажа рядом с мужем, Самайя пристроилась тут же.
   В центре площади поставили театральный помост с сооружением в виде четырёх вертикальных шестов, между которыми натянули три плотных коричневых ковра и красную занавеску. Возле неё суетился Сильвестр-Монах. За время, проведённое при дворе, он развил бурную деятельность, благодаря чему типография Дорина Килмаха процветала. Король пожаловал Сильвестру должность придворного хрониста, чем тот пользовался с размахом. Мало того, что Монах переводил церковные книги на сканналийский, он понемногу начал составлять хронику исторических событий Сканналии и как раз дошёл до междоусобной войны сыновей Валамира. Айварих покровительствовал этому начинанию, чем Сильвестр не раз хвастался Самайе и Диму, жалуясь при этом, что события тех лет приходится собирать по крупицам, разбросанным в сказках и легендах. Самайя прочитала часть хроники и подумала, что это очень уж напоминает рассказ Захара.
   Однако Сильвестр пообещал, что борьбу Свирега и Ярвиса покажет совсем с новой, небывалой стороны, потому что потомки Ярвиса, конечно, всё извратили, а он, Сильвестр, благодаря многолетним изысканиям и чтению сумел выяснить, что же случилось. Самайя с содроганием ждала откровений Монаха.
   За то время, что она жила в Сканналии, ей не раз приходилось слышать о Райгарде-убийце, но и предок Айвариха Свирег получил в народе похожее прозвище - Проклятый. Конечно, при Айварихе мало кто решался произносить его вслух, но это не значило, что все забыли, потому что ни много, ни мало, именно язычник Свирег Проклятый зверски расправился с братом-эктарианином Рагмиром, который позже стал первым святым Сканналии. Смирение Рагмира даже в момент смерти, его готовность забыть о личных интересах и служить Свирегу, не помешали последнему нанять людей для убийства Рагмира. Самайя видела в дворцовой церкви его изображение на иконе: Рагмир в длинном красном одеянии и тёмном плаще держал меч остриём вниз и строго смотрел на окружающих. Самайя молилась ему, как и другим святым, но, вспоминая рассказ Захара, не могла отделаться от мысли, что в междоусобной борьбе у каждого своя правда. Кто знает, что там случилось сотни лет назад?

***


   Айварих многого ждал от жизни и получил почти всё. Он покорил страну, которую когда-то покинул Свирег, поставив потомков в зависимость от милосердия шагурийских монархов. Он сумел примирить аристократов, дравшихся за власть и привилегии. Он практически создал с нуля военный и торговый флот, заработали мануфактуры, начало активно развиваться горное дело, торговля через Нейский канал увеличилась в разы, а иноземные компании лишились многих льгот, позволявших им обкрадывать Сканналию. Его мать, баронесса Ханна Беллгор, научила сына извлекать доходы из всего - потрясающая была женщина!
   Конечно, денег на все начинания вечно не хватало, но благодаря стараниям Айвариха страна пятнадцать лет жила спокойно. Любые попытки поколебать это спокойствие Айварих пресекал на корню. Единственное, о чём он мечтал, - чтобы сыновья больше походили на него. Иногда он хотел иметь одного сына с умом, твёрдостью, умением искать компромиссы и внутренней силой Алексарха и готовностью Крисфена при необходимости принимать крайние меры, его военными навыками и умением быть лидером, а также способностью идти к цели любым путём. Но судьба распорядилась несправедливо, и оба сына чаще разочаровывали короля.
   Алекс мало того, что в рот смотрит Мирну и доминиарху, мечтает всё о каких-то справедливых правителях, любой ответ ищет в пыльных книгах, а не в реальной жизни, так ещё и не смотрит на женщин! У скольких парней в его возрасте уже не один бастард прижит, а этот от женщин чуть ли не бегает. Только с Катрейной общается, да с её фрейлиной. Жаль, что с фрейлиной не в постели. Айварих надеялся, что хотя бы в Нугарде, где идеи обновления церкви давно прут из всех щелей, Алекс поумерит религиозный пыл и поймёт: не всё так страшно. Как он умудрился стать таким рьяным эктарианином при матери-зарианке? Это всё Оскар забил ему голову бредовыми идеями. Когда-то и сам Айварих поддавался их очарованию, но то было давно.
   Крис не подвергает сомнению неизбежность перемен, но не потому, что видит в их необходимость, а потому, что ему ни до чего нет дела: он с одинаковым рвением будет убивать эктариан и зарианцев, монахов и крестьян. Им движет жажда власти, не ограниченной ничем. Такой король доведёт страну до катастрофы, если дать ему волю. Ответственность и способность предвидеть последствия - вот чего Крису не хватает. В нём слишком много обиды и зависти, он не понимает простую вещь: король должен заботиться не только о себе, иначе он недолго будет королём. Бремя власти очень тяжёлая штука, а Крис полагает, что это значит спать со всеми женщинами подряд, отдавать приказы кому угодно и наказывать за грехи, как его душа пожелает. Надо бы ввести его в Королевский Совет и заставить присутствовать на заседаниях, а пока пусть поможет с попами разобраться. Крис подходит для этого, но вот научится ли он когда-нибудь править страной?
   Да, надо было браться за сыновей с детства, а теперь ни тот, ни другой не казались Айвариху достойными наследниками, но если он выберет кого-то из них, возникнут сложности. Будь проклят тот договор с Ривенхедами, по которому ему пришлось жениться на Катрейне! Мало того, что она в постели способна разохотить любого кислым видом и скованностью, так её родственнички заодно потребовали, чтобы наследником стал сын Катрейны. Почему мать не предусмотрела, что от этой мороженой рыбы и наследника-то не дождёшься?
   Шестнадцать лет назад Ривенхеды помогли свергнуть Райгарда, и с тех пор претендуют на власть, принадлежащую королю! Не зря их девиз "Бог, политика, война". Они всё хотят охватить загребущими ручками! Мало им титулов, земель, богатств; мало, что у них уйма мест в Королевском Совете; мало, что доминиарх Теодор Ривенхед управляет всеми церковными делами и пристраивает родичей по всем монастырям и церквям! Теперь они хотят, чтобы он вместо Катрейны женился на очередной дуре из этой семейки. О, он имел возможность убедиться, что они все дуры! Конечно, в постели некоторые очень даже ничего, но не жениться же из-за этого! Да ни одна из них не сравнится с Торией ни в постели, ни в беседе, ни в танце! Хватит с него Ривенхедов: они любят плодиться, но почему-то не в королевской спальне. Власть должна опираться на твёрдое основание, у короля должен быть достойный наследник, а не куча жадных родственников, которые перегрызутся между собой и другими семьями, стоит ему умереть.
   Мысли о смерти и раньше посещали Айвариха, но после кончины младшего сына он видел её знаки везде: обычный череп, украшавший комнату, казался предвестником несчастий, икона умирающего святого в углу вызывала дрожь. Наверное, он и позировать для портрета согласился, чтобы иметь перед глазами не напоминание о смерти, а образ живого человека. Иной раз Айвариху казалось, что этот образ действительно живой. Да, портрет получился отличный: глядя на него, Айварих забывал о печали и думал не о смерти, а о жизни. Он даже повесил его не в галерее, где висели все портреты, а у себя в спальне, и смотрел на него чаще, чем в зеркало.
   С улицы послышался гул толпы, собравшейся на представление, и Айварих улыбнулся. Год назад Сильвестр предложил идею пьесы, но Айварих решил, что время не пришло, и Сильвестр занялся созданием хроники Сканналии, роясь в архивах и монастырских библиотеках. Благодаря Монаху у Айвариха появилось немало доказательств нарушения законов со стороны монастырей, а живописные рассказы Сильвестра о нравах монахов, их неофициальных доходах и злоупотреблениях послужат хорошей основой для ликвидации монастырей и конфискации их земель.
   Пантеарх отказал ему в новом браке? Тем хуже для него. Ривенхеды забрали так много власти, что забыли, кто тут король? Мы напомним! Диэнис был первым, а теперь пришло время покончить с влиянием этого рода по всей Сканналии, а вместе с ним и с влиянием церкви на короля. Уолтер Фроммель давно намекает, что пантеарх слишком много требует и слишком мало даёт, а Тория не прочь родить ему сколько угодно детей, но в браке. Жаль, что они не понимают: такие вещи надо делать аккуратно, как следует подготовившись. Сегодня Крис делает первый шаг к тому, чтобы от подготовки перейти к делу, и Айварих ожидал новостей с нетерпением. Король вышел на балкон и уселся рядом с женой.
   Кроме королевы на балконе была фрейлина, эта странная Мая, или как там её, племянница Бадла из Корнхеда. Увидев портрет и почти точную копию, он взял её во дворец не только ради взятки от дядюшки, но и потому, что она ему понравилась. Айварих скривился: поначалу он пробовал с ней заигрывать, но она даже не поняла этого, уделяя слишком много времени королеве, а потом его отвлекли, и стало не до этой девчонки. К тому же тогда она выглядела красоткой, а сейчас одевалась как синий чулок и выглядела так же.
   - Дамы и господа, позвольте представить почтенной публике новое прочтение известной вам легенды о борьбе Свирега и его брата Ярвиса, а также о гибели Рагмира! - Сильвестр картинно, как истинный актёр, разогревал толпу, нагнетая интерес и обещая необычное зрелище. Дим рядом устраивал представление: жонглировал огненными факелами и показывал фокусы.
   - Я много странствовал по всему миру, слышал много легенд и сказаний, но то, что вы увидите сейчас, не слышал в Сканналии никто! А почему? Да потому, что при прежних королях вам побоялись бы рассказать правду! Её спрятали под нагромождением лжи, и эту ложь я вскрою на ваших глазах! Я обнаружил свидетельства от непосредственных участников, перевёл их на ваш язык и сегодня представлю на ваш суд! Я покажу вам, как Кройдомы получили власть на самом деле! Итак, пьеса начинается!
   Айварих не был уверен, что пьесу примут - слишком она меняла устоявшиеся представления, - но Рагмира многие почитали как святого, так почему не начать с него? Одновременно люди Монаха и Килмаха разбрасывали в толпе новые рисунки с подписями против монахов и святых. Не зря Айварих дал Килмаху деньги: его типография работала во благо трона не хуже отморозков Криса. Скоро он переименует улицу Святого Рагмира во что-нибудь более подходящее.
   Айварих на минуту испугался грядущих перемен, но если он хочет сам править в стране, то у него нет выбора. После сегодняшних событий назад он не повернёт.

***


   Она с трудом узнала Сильвестра в костюме Ярвиса и с приклеенной бородой. Лысину прикрывал пышный парик чёрных волос и округлая шапка, отороченная мехом и усыпанная цветными стекляшками. Но главное, поведение Сильвестра совершенно изменилась: он не просто выглядел как король, но и вёл себя соответственно. Гиемона копировал или Айвариха? Самайя пригляделась: скорее Гиемона - его резкие движения и пренебрежение ко всем, кто ниже по положению. Даже поворот головы при взгляде на того, кого хочется убить, Сильвестр сыграл точь-в-точь по-гиемоновски. Самайя видела такой взгляд у короля Барундии, когда он говорил с послом Шагурии - она как раз переводила слова последнего. Иногда Гиемон смотрел так на Дайруса и своего младшего брата Кэйрона. Принц Дайрус пытался копировать этот взгляд Гиемона, но без успеха, а вот Сильвестру это удалось. Его Ярвис привёл публику в восторг: он был жесток сверх меры, совершенно лишён родственных чувств, невероятно труслив и брал на службу в основном иноземцев-наёмников. Голоса из толпы то и дело желали ему сдохнуть поскорее, и Самайя видела, как Айварих улыбается при этих выкриках, что можно понять: Ярвис отобрал трон у его предка Свирега.
   Как раз сейчас Ярвис вызвал наёмного убийцу и объяснял ему задачу:
   - Мой брат Свирег занял трон, но отец мой не желал видеть его во главе страны, почему и бросил в темницу. На троне должен сидеть я, а не мой брат. Этого требует благо целой страны, которая погибает у меня на глазах под гнётом язычника. К сожалению, мой брат Рагмир готов поддержать его как старшего. Я боюсь, что он предаст меня.
   - Так мозет убить его? Я могу рубить баська, отрава сыпать или сею свернуть, - предложил Дим в образе наёмника.
   - Я не стану ни одобрять убийство, ни ругать кого бы то ни было, если он умрёт, - грустно кивнул "Ярвис".
   - Понял, моя господзина. Я посёл, - Дим щёлкнул пальцами и исчез так быстро, что публика завопила от восторга.
   Самайя слушала с интересом - Захар про эти события почти не рассказывал, а житие Рагмира и вовсе описывало Ярвиса спасителем Сканналии от языческих и иноземных орд Свирега, погубившего всех остальных братьев. Сильвестр как-то похвастался Самайе, что обнаружил в шагурийских собраниях книг рукопись с рассказом головореза, поступившего с дружиной на службу к Ярвису. Этот головорез по имени Дэймон в подробностях описывал войну сыновей Валамира между собой и собственное участие в войне на стороне Ярвиса. Вот этот рассказ и лёг в основу пьесы.
   Дэймон в исполнении Дима тем временем отыскал Рагмира и крался к нему с кинжалом. Публика выла, кричала Рагмиру, чтобы тот поскорее кончал молиться и брал оружие в руки, но актёр, игравший Рагмира, - красивый женоподобный юнец с испуганными глазами - взывал к Богу и твердил, что на брата руки не поднимет.
   - Ну и дурак! - вопили из толпы. - Дерись, не будь трусом! Загаси этого косоглазого!
   Похоже, все забыли, что миролюбивое поведение Рагмира считалось подвигом, и открыто высмеивали первого святого Сканналии. Суровые времена, войны - всё это было знакомо народу не понаслышке, и верить люди привыкли оружию, а не молитвам. Похоже, их даже не волновало, что убийцей по привычной версии должен быть человек Свирега, а не Ярвиса.
   Самайя оглядела толпу - недовольные всё же имелись, но их быстро выпроваживали из толпы какие-то люди, а служители церкви, поглядывая на короля, кусали губы и перешёптывались между собой. Из членов Королевского Совета присутствовали Энгус Краск, Уолтер Фроммель и Оскар Мирн. Последний явно волновался, ёрзая на скамье под балконом.
   Прикончив Рагмира, Дим совершил головокружительный трюк и метнул кинжал через половину Дворцовой площади в столб, где выставляли головы казнённых. Кинжал вонзился точно куда надо - в рисунок Килмаха, изображавший Святого Рагмира. Публика захлопала и завопила, а Дэймон-Дим отправился докладывать Ярвису-Сильвестру, что задание выполнено. Ярвис кинул Дэймону мешок с монетами:
   - Это тебе за работу.
   - Но тут слиськом мало! - нагло заявил Дэймон. - Нада побольсе давать! Гони десять унсия серебра!
   - За одного? Вот прикончишь Свирега, получишь больше!
   - Моя отряда зрать сисяс хосет, а не потома, - под смех публики потребовал Дим. - Гони деньгу, а то тебя приконсю!
   - Эй, стража, - завопил Ярвис, пятясь от наёмника.
   Испуг Сильвестр изобразил так искренне, что в ответ многие заорали:
   - Трус! Скряга!
   Дим прыгнул на стенку, изображавшую покои Ярвиса, пробежался по ней вверх и, оттолкнувшись, пролетел прямо над примчавшимися стражниками, после чего приземлился на краю помоста. Зрители довольно загудели, подбадривая Дима, который быстро убежал за сцену. Ярвис, покачав головой, проклял нравы дикарей и начал перечислять, каким он будет хорошим королём, когда избавится от последнего брата. Монолог был отличным, но публика почти не слушала, швыряя в актёра яблоки и подобранный под ногами навоз. Когда Ярвис скрылся с подмостков, из-за занавеса выглянул Дим-Дэймон со свитком и пером в руках. Он сделал вид, будто что-то записывает, а потом заговорил на незнакомом языке, словно читая написанное. Самайя впервые услышала, как звучит непривычный для слуха родной язык Дима.
   Читал он недолго, потом отдал свиток Сильвестру, который уже без костюма Ярвиса вышел на сцену. Обратившись к толпе, Сильвестр помахал свитком и прокричал:
   - Если хотите узнать эту историю подробнее, читайте мой перевод самолично написанного рассказа Дэймона. Я разыскал его в библиотеке университета Шагурии, больше он нигде не сохранился! Сегодня его раздают в типографии Дорина Килмаха совершенно бесплатно! Господин Килмах, как всегда, добавил прекрасные иллюстрации к тексту Дэймона. Спешите! - Сильвестр поклонился, послушал аплодисменты публики, кинул взгляд на Айвариха и объявил, что представление окончено.
   Самайя тоже посмотрела на Айвариха. Он сидел с горящими глазами, едва улыбаясь, не глядя на Мирна, который внизу пытался привлечь к себе внимание.
   Послышался шум, грохот, и на площади показались повозки. Отряд Крисфена вернулся. Те, кто ещё не успел покинуть площадь, с любопытством взирали на принца и с завистью - на богатый улов.
   Крисфен пришпорил лошадь и прямо сквозь толпу направился к лестнице. Он вошёл во дворец и вскоре оказался на балконе. Катрейна напряглась, а король нетерпеливо привстал, и сын что-то зашептал ему на ухо. Самайя уловила только "хватил удар" и "привёз то, что ты просил".
   Айварих нахмурился, слушая сына, после чего встал и громко объявил:
   - То, что вы видите, - крохотная часть богатств Залесского монастыря. Мой сын вскоре мне доложит, откуда столько добра у бедных монахов. К сожалению, у настоятеля Родрика Ривенхеда мы это узнать не сможем, ибо от страха перед нашими вопросами он по пути сюда скончался. Как добрый эктарианин я желаю ему покоиться с миром, но как король заявляю: воровать у казны и у народа я больше не позволю! А теперь продолжайте веселиться!
   Король щедрым жестом бросил в толпу горсть монет. Несколько человек тут же вышли и начали делать то же самое. Народ был доволен, толкаясь в давке и ползая в пыли в поисках серебряных кружков.

Глава 10. Подмостки и эшафоты


   Алексарх дочитал пьесу и с отвращением швырнул её на пол. Её присутствие казалось принцу кощунством здесь, в богатейшей библиотеке рукописей и манускриптов, собранных доминиархом со всех концов эктарианского мира. Алекс немало часов провёл среди шкафов с редчайшими текстами и альбомами, листая огромные фолианты в тиснёных кожаных переплётах или хрупкие свитки на латейском языке.
   Теодор Ривенхед наклонился, поднял пьесу и брезгливо положил на пустой стол. Его холёная рука, унизанная тремя золотыми перстнями, сжалась в кулак, но доминиарх тут же спрятал её под складку облачения.
   Алекс не смотрел спектакль, но слухи о нём распространялись с такой быстротой, что пришлось прочесть пьесу. Алекса тошнило от того, как она описывает Рагмира, который являлся для него примером мужества и преданности. Принц мечтал о том, чтобы походить на него, а отец позволил какому-то... Ругательство вертелось на языке, но Алекс не станет уподобляться грубиянам, окружавшим его отца и брата. Увы, толпе на улицах было всё равно, и пьеса ходила по рукам не только в Нортхеде, но добралась даже до Нугарда.
   - К моему глубокому сожалению, нельзя решить проблему, отбрасывая её в сторону, - заговорил доминиарх. - А перед нами образовалась чрезвычайно серьёзная проблема, Ваше Высочество.
   - Это всего лишь пьеса. Её скоро забудут.
   - Если нет заинтересованных в обратном, - заметил Теодор.
   - Я стараюсь принять меры...
   - Запреты не образумят сомневающихся, а лишь убедят в том, что вы скрываете истину, Ваше Высочество.
   - Все мы с детства знаем истину - у нас есть жития святых, иконы...
   - Неужели вы не видите, что ваш отец настроен низвести их влияние на умы людские? Мне тяжко даются эти слова, но король готовит раскол, губительный для страны.
   - Раскол? - Алекс вздрогнул от твёрдой уверенности в словах Ривенхеда. - Вы серьёзно?
   - Вы ведь и сами, безусловно, понимаете суть происходящего? Сначала отвратительные рисунки Килмаха и пьески, потом разорение монастыря, сожжение его бесценной библиотеки. Далее последовала смерть настоятеля Родрика Ривенхеда, объявленного вором! Алексарх, вы ведь были с ним знакомы?
   - Да, он давал мне советы, которые я не забуду. Я оплакиваю его вместе с вами.
   - Мне горько от того, что я вынужден сказать, но вскоре всем нам придётся оплакивать многих, - отрезал Теодор, вытирая платком потную шею под короткими волосиками, выглядывавшими из-под красной шапочки. - В начале лета закрылся один монастырь, а сейчас, полгода спустя, давление на церковь неустанно нарастает.
   - Значит, сведения верны? Сколько монастырей закрыто?
   - Пять. Ещё в четырёх работают эти так называемые комиссии по выявлению злоупотреблений! Тьфу, - доминиарх с досадой сплюнул. - Само это слово звучит как богохульство по отношению к святой церкви! Всё то, что монашеская братия собирала веками, отобрано в казну либо порушено, а земли Уолтер Фроммель приписал в собственность короля. Я не раз твердил, что под его чёрной мантией сокрыто чёрное сердце еретика, но никто мне не внял.
   - Вы уверены, что речь о расколе?
   - Король, будто со злейшими врагами, борется со святыми и иконами, указы о новых правилах богослужения следуют один за другим. Да мог ли я помыслить, что доведётся узреть подобное кощунство!? Ваше Высочество, король в плотской страсти позабыл обо всём, его волнует не страна, а шлюха в постели, прости меня, Господи, за это слово, - Теодор поцеловал лик Зарии на золотой пластинке. - И её он жаждет сделать нашей королевой! Да неужели вы с этим смиритесь, согласившись потворствовать его греховной страсти? Неделю назад Его Величество потребовал, чтобы я признал его, а не нашего пантеарха, главою церкви Сканналии, забыв о прежних клятвах, данных перед Господом нашим! Как это назвать, если не расколом?
   Алекс побледнел:
   - Он хочет стать главой церкви? Но это невозможно!
   - Боюсь, вскоре всех вынудят принести вашему отцу такую присягу, и мысль об этом заставляет моё сердце обливаться кровью и сжиматься в предчувствии бед, которые, без сомнения, обрушатся на нашу страну! Став главой церкви, король немедленно расторгнет брак, дабы жениться вновь. Он потребует моего благословения, но как, во имя Господа, могу я дать на это согласие? - Теодор говорил с отчаянием, размахивая руками. - А вы, Ваше Высочество, готовы присягнуть на верность королю, вставшему во главе церкви, отвергнув пантеарха Латеи? Прямого наследника первосвященника, которому сын Отца Небесного Зария собственноручно передал священный кодекс Декамартион? Вы откажетесь от пантеарха, хранителя кодекса и его заветов?
   - Я никогда не подпишу такой присяги, - покачал головой Алексарх. - Отец не посмеет требовать подобного от верных сынов церкви.
   - К огромному моему сожалению, этого не избежать, - горько заметил Теодор.
   - Ему придётся казнить меня, но веру я не предам!
   - В этом случае король расправится с вами! Им овладели гнев, ярость и плотские похоти! Он слушает лишь еретиков, клеветников да скоморохов! Ваше Высочество, вам нужно готовиться либо к смерти, либо к борьбе!
   - Борьбе? Против короля? - изумился Алекс.
   - Не против короля, ни в коем случае я не попрошу об этом, а во имя святой веры! Рассудок вашего отца помрачился и не в состоянии отличить добро от зла. Дело, безусловно, не только в губительной страсти к падшей женщине, но и в преклонении перед дьявольской книгой!
   - Вы об Истинной Летописи?
   Доминиарх скривился:
   - Вы называете её Истинной, но для меня она - источник страшных бед, глас Дьявола. Валамир и Ярвис уничтожили язычников, проводивших кровавые ритуалы, но корни, сохранившиеся в глубине веков, дали плоды, и я уверен, что поганые сканты всё еще живут среди нас...
   - Отец и сканты? - Алекс засмеялся.
   - Вы напрасно так легкомысленно к этому относитесь, Ваше Высочество. Сейчас, когда ересь расправляет крылья, уничтожая истинную веру, могут взрасти и те семена, что когда-то Валамир втоптал в землю. Семена истинного зла!
   По спине Алекса пробежал холодок. Ересь ему знакома, а вот о язычниках он мало что знал. Но что за чушь! Откуда им взяться, этим скантам? Похоже, доминиарх просто запугивает его, чтобы предложить... В том, что ему предлагают, Алекс боялся признаться даже самому себе. Они хотят заставить его поднять оружие против отца? Ривенхедам мало Диэниса? Можно вспомнить и Георга Мэйдингора, после казни которого Алекс несколько дней почти ничего не ел, потому что тут же выблёвывал съеденное, а смачные удары топора по шее мятежного барона и хруст позвонков под вздохи толпы до сих пор преследуют его во сне. С тех пор Алекс отказывался присутствовать на любых публичных казнях, как бы отец ни старался его туда затащить. Если бы Алекс стал королём, то запретил бы такие зрелища, а еретиков сначала бы душили и только потом кидали на костёр.
   - Я поговорю с отцом, - медленно начал Алекс, - постараюсь убедить его не рушить основы веры... - Он поднялся с кресла, обвёл взглядом многочисленные деревянные шкафы с книгами и посмотрел в окно. Там уже темнело. Хороший предлог уйти и подумать.
   Доминиарх всё понял правильно и тоже поднялся проводить гостя. Они вышли из библиотеки и направились к выходу по пустым прохладным залам, увешенным живописными работами латейских и барундийских мастеров. Здесь всегда было сумрачно из-за тёмных витражных окон, но это лишь добавляло достоверности и торжественности трагическим сюжетам о жизни и смерти святых. Алекс часто бывал в этих залах, изучал полотна, проникаясь силой этих мужественных людей, чья жертва служила примером для потомков. Он и сейчас искал взглядом умирающего от меча Святого Рагмира, словно тот мог дать совет и помочь найти решение. Сам Алекс не знал, как ему быть.
   Доминиарх на ходу продолжал разговор:
   - Алексарх, вы лучше всех знаете отца. Приняв решение, он от него не откажется. Наш друг Оскар Мирн пытался говорить с королём на эти темы, рискуя обрушить на себя его гнев. Я боюсь за Оскара, Ваше Высочество. Он твёрд в вере и неустанно ищет пути образумить Его Величество, но всё тщетно. Видит Бог, мне тяжело это говорить, но ваш отец встал на гибельный путь и не свернёт с него без вашей помощи. - Голос доминиарха перекатывался гулким эхом под сводами залов и буквально давил на Алексарха.
   - Но что я могу сделать? - принц остановился у изображения умирающей в лапах льва Святой Ульги и склонил голову. - Я постараюсь повлиять на него. Завтра я еду в Шагурию по его просьбе, но когда вернусь...
   Теодор молча окинул Алекса взглядом и покачал головой:
   - Ваше Высочество, словами изменить вы ничего не в силах.
   - Но что мне делать? - Алекс посмотрел в глаза доминиарха, но в полутьме не разглядел, что они выражают. Теодор в ответ бросил лишь одно слово:
   - Ждать.

***


   - Оскар Мирн к Его Величеству! - объявил лакей, вернувшись из приёмной в кабинет короля.
   - Пусть войдёт! - Айварих обхватил голову руками: в последнее время она жутко болела. Кьяран без толку разводил руками, и Айварих в конце концов выгнал его со службы. Энгус Краск посоветовал нового лекаря, который вылечил ему простату и избавил от постоянных мигреней, и Айварих решил попробовать.
   Звали нового лекаря Карл Немой. Он и впрямь оказался немым, но Краск заверил, что так тайны пациентов никогда не достигнут чужих ушей. Поначалу лекарь показался Айвариху жалким и немощным - он был маленький, сухой и почти безволосый, - но вскоре король проникся его способностями, а молчание Карла успокаивало не хуже его лекарств. Собственно, Карл не столько использовал привычные снадобья, сколько руки. Его невероятно твёрдые пальцы касались головы, нажимали в некоторых местах, и вскоре приходило облегчение. Айварих засыпал иногда во время лечения, а просыпался без боли и бодрым, как в юности. Айварих благодарил Бога, что нашёл такого умельца, даже если физиономия Карла напоминала высохший виноград, и он порой просил позволения сидеть в присутствии короля, потому что его шатало от слабости как пьяного. Всё это пустяки по сравнению с его талантом ослаблять боль.
   - Ваше Величество, благодарю, что приняли меня! - Айварих отвлёкся от головной боли. Надо побыстрее избавиться от Оскара Мирна и позвать Карла. И что ему опять надо, этому Мирну? Сколько можно об одном и том же?
   - Я хотел попросить разрешения поставить пьесу, Ваше Величество.
   - Пьесу? - Айварих даже забыл о боли от неожиданности.
   - Да, Ваше Величество, пьесу о короле Райгарде и его несчастном племяннике Байнаре.
   - Кажется, Алексарх говорил, что ты целый трактат на эту тему пишешь?
   - Я его написал, но боюсь, мало кто его прочтёт. Поэтому я подготовил пьесу.
   - Слава Монаха покоя не даёт? - Пьеса Сильвестра и впрямь с лёгкой руки короля путешествовала по городам и весям, развлекая публику, которой мало было дела, что вскоре после постановки у соседних монастырей начинались проверки, конфискации, и заканчивалось всё приказом о закрытии монастыря. Казна пополнялась, и это не могло не радовать.
   Мирн стиснул зубы, но промолчал. Иногда Айвариха забавляло то, как боролись в нём преданность королю и эктарианской вере. Айварих надеялся, что первое пересилит: всё-таки Мирн всегда был ему другом и верным советником. Указы о признании Оскаром Мирном и остальными членами Королевского Совета его, Айвариха Первого, главой сканналийской церкви, скоро будут готовы. Останется поставить подпись. Откажутся - тем хуже для них. Никто не смеет подвергать сомнению авторитет короля!
   - Когда ты хочешь пьесу поставить? - спросил Айварих.
   - Если позволите, через месяц, Ваше Величество. Мне нужно найти актёров...
   - Возьми Дима, он роль убийцы прекрасно освоил.
   - Если пожелаете, Ваше Величество, - поклонился Мирн.
   - Через месяц, говоришь? Как раз к моему дню рождения? Что ж, с удовольствием на твой подарок посмотрю.

***


   - Где этот проклятый толмач? - раздражённо спросил Айварих, оглядывая толпу иноземных послов из Лодивии и от пантеарха. Королева покосилась на супруга и опустила глаза.
   - Ваше Величество, ему плохо. Должно быть, съел чего, весь день из нужника не выходит... - доложил стражник, дежуривший у трона.
   - На его нужды мне плевать, у меня своих хватает! Если он оттуда не выйдет, я его в собственном дерьме утоплю!
   - Ваше Величество, даже если его приведут силой, в этом не будет пользы, - тихо заметил Энгус Краск.
   - А Сильвестр где? - Монах знал уйму языков, чем Айварих не раз пользовался.
   - Они с принцем Крисфеном в Солгардском монастыре.
   - Чёрт! Кто у нас эти поганые языки знает?
   - Можно кого-нибудь подыскать, нужно немного времени...
   - Я бы дал тебе время, если бы только послам пришлось ждать. Но ждать и мне придётся, а я этого не люблю.
   - Моя фрейлина Мая владеет обоими языками, Ваше Величество, - едва слышно заметила Катрейна.
   Айварих покосился на жену: кажется, ей не хочется заставлять послов ждать. Впрочем, на худой конец пусть будет фрейлина. Женщина на переговорах! - Айварих покачал головой и приказал:
   - Позовите фрейлину!
   Девчонка прибыла через пять минут и, надо заметить, приступила к делу без лишних вопросов. На все просьбы Айвариха о признании первого брака и отмене второго он за месяцы переписки с пантеархом получил лишь обещания, отмазки да напоминания о нерушимости церковных уз и традиций. Словоблуды хреновы! А стоило ему приступить к делу, как тут же прислали ему письма с просьбой принять послов. Они думают, что заставят его отступить? Ладно, разрешение он дал, и вот послы здесь, но теперь им придётся слушать его ответы, и эти ответы им не понравятся.
   - Мы понимаем обеспокоенность святого престола, но пантеарх отверг все наши попытки мирно урегулировать сей крайне важный для нас и нашей страны вопрос. Если Его Святейшество пересмотрит решение, мы без труда устраним наши разногласия... - Айварих оборвал речь, давая Мае возможность перевести.
   Мая переводила быстро, чётко и довольно красивым голосом. Было видно, что язык она знает, да и посол недовольно хмурился, чего и следовало ожидать. Айварих ждал, когда Мая закончит, и вдруг поймал себя на мысли, что хочет слушать её без конца. Опять она одета слишком просто - в закрытое коричневое платье поверх белой рубашки. Образ с портрета вспыхнул в памяти короля, и он представил её в том тонком платье, которое так легко сорвать. Да и в постели какая разница, во что она одета?
   Мая повернулась к нему, посмотрела прямо в глаза, и Айварих вздрогнул. Кажется, нужно что-то сказать послам, а у него уже стоит. Он с трудом заставил себя дослушать перевод и попытался сформулировать ответ:
   - Передайте Его Святейшеству, что...
   Мая отвернулась к послам и негромко заговорила. Её голос отдавался под сводами тронного зала, и Айварих снова заслушался. Она ни разу не запнулась, ей не составило труда подобрать нужные слова, а её бесстрастный и спокойный тон сглаживал, наверное, неприятные оттенки речи Айвариха. Новая переводчица, решил король, ему нравится. И где были его глаза всё это время? Тория это хорошо, но Тория и Мая в два раза лучше!

***


   Самайя едва доползла до своей комнаты и бросилась на кровать. Ноги дрожали мелкой дрожью, руки тряслись, её колотило как от лихорадки. Когда за ней пришли по приказу короля, она не успела испугаться, потом ей пришлось переводить речи короля и ответы послов, и она не запомнила ни слова, зато не могла отделаться от мысли, что король не оставит её в покое. Что делать?
   Она обвела глазами комнату, словно пытаясь найти решение. Кровать находилась в стенной нише и обычно прикрывалась балдахином, но сейчас полог был откинут. Слуги зажгли свечи на высоких канделябрах, и они освещали потухший камин, две картины на стенах, икону в углу, деревянный сундук с красивой резьбой, мозаику на полу из коричневых, белых, чёрных и голубых квадратов и стол с кувшином воды, букетом цветов в вазочке и раскрытой книгой на подставке. Решения она не нашла, но немного успокоилась от вида знакомых вещей и красок. Она встала, вынула дневник из сундука и села за стол.
   За то время, что Самайя провела в Нортхеде, она держалась от мужчин подальше, общаясь накоротке только с Риком. Странно: невзирая на красоту Рика, он не вызывал в ней никаких пылких чувств. Никто не вызывал в ней пылких чувств. Если бы перед ней оказался Дайрус, она предпочла бы больше не оказываться в его постели. Когда они с принцем познакомились, она была сама не своя, ничего не помнила и искала утешения, искала того, кто защитит её от грубого мира, а теперь она - племянница богатого человека, состоит фрейлиной при дворе и знает хитрые приёмы борьбы с насильниками. Дим долго доказывал ей, что в его стране многие женщины дерутся не хуже мужчин, и она в итоге взялась за "учёбу", но не драться же ей с королём?
   Благодаря дневнику она разобралась, почему приняла Дайруса в постель, но с этим пришло и понимание, что любовь тут ни при чём: сейчас она с содроганием вспоминала его прикосновения, поцелуи и всё, что происходило в постели дальше.
   Живя во дворце, Самайя прекрасно видела, что и мужчины, и женщины порой не скрывают отношений, а некоторые молоденькие девушки вели себя слишком вызывающе и со знанием дела. Похоть витала в воздухе: в открытых нарядах, в объятиях во время танцев, во взглядах и полунамёках, в записках и прикосновениях - от неё некуда было деться. Самайя не хотела, чтобы мужчины обращали на неё внимание, одевалась скромно и вела себя тише воды, ниже травы.
   Глядя на её поведение, Энгус Краск морщился и твердил, что грех прятать такую красоту, а дядя вторил ему, когда приезжал в Нортхед, намекая, что хочет продолжения рода. К счастью, Сайрон Бадл прямо о браке ни разу не говорил, хотя она уже взрослая, и её сверстницы успели не только выйти замуж, но и детей родить. Что если он всё-таки найдёт ей мужа? Мысль о браке и постели вызывала желание сбежать подальше. Пока ей удавалось сбежать в комнаты королевы, но от короля в его дворце не убежишь. Что же делать? Пожалуй, надо признаться дяде, что у неё не будет детей. Дим сказал это ей ещё в Арпене, и она успела смириться, так почему бы не извлечь из этого выгоду?

***


   Голодный и хмурый Рик возвращался в казармы. Сильвестр, весело насвистывая, ехал рядом, бросая взгляды по сторонам. Он вёз королю отчёты и монастырские книги. Их обоих несколько месяцев не было в Нортхеде, но возвращение не слишком радовало. Крисфен остался "проверять" Солгардский монастырь, а Олек Рохля и Гил Полосатик как раз перед отъездом Рика присматривали себе кусочки монастырских земель, играя монеткой. Крис пообещал всему отряду землю от имени короля, и кое-кто уже получил участки, отобранные у закрытых монастырей. Правда, участки не самые лучшие - те сразу шли в казну. В Нортхед отправился и богатый запас вин - монахи Солгарда делали лучшее вино в Сканналии, о чём прекрасно знали при дворе, - и лишь несколько бочек разделили промеж собой соратники Криса.
   За прошедшие месяцы Рик видел, как разрушали алтари и исповедальни; видел замазанные штукатуркой иконы, валявшиеся в углу; видел куски мозаик от раскуроченных полов и осколки витражей от побитых окон; видел монахов, моливших о пощаде не для себя, а для книг, икон и даже могил при монастырях. Некоторые могилы были новыми, и оттуда несло гнилью - этот запах преследовал Рика до самого Нортхеда. Рик не мог к этому привыкнуть и выполнял приказ короля неохотно, но откуда у Сильвестра такое настроение? Рик неприязненно покосился на Монаха: неужели ему всё равно, что его бывшие товарищи оказались в опале? Почему он ополчился на монастыри, ведь сам когда-то жил в них? Рик не выдержал и задал спутнику прямой вопрос.
   - Да, ваша милость, я хотел быть монахом, я мечтал посвятить себя служению, это правда, но что я увидел? Разврат и извращения, невежество и жадность! Вы и впрямь считаете, что церковь непорочна аки девственница? Эти люди говорят нам, что правильно, а сами набивают мошны, забирая наши деньги. Может, и были времена, когда монахи жили по заповедям Декамартиона, старались очистить душу от греха, но нынче таких монахов вы днём с огнём не отыщете. Души большинства из них черны, как земля, и их с Богом не соединяет уже не то, что струна, но даже последняя из десяти нитей. Если кто из них и совершал в жизни добрые дела, то давно их продал в виде дайлутов другим грешникам, ибо деньги для них важнее души. - Самуил-Данник всегда осуждал дайалуты, поэтому Рик никогда их не покупал, но он всё же возразил:
   - Если они так продажны, почему не подчинятся королю? В Шагурии ведь живут нормально. Ну, примут новые правила, подумаешь! Зачем им вставать на защиту проигранного дела, которое уж точно выгод не принесёт?
   Монахи Солгардского монастыря перед прибытием Криса с людьми заперли ворота и отказались их открывать. Сильвестр пытался докричаться до них, но слышал только звон колокола и крики. Крис хотел вызвать пушку, но Сильвестр нашёл способ перебраться через старую каменную стену и вместе с десятком людей Криса рассеял мятежных монахов по двору. Они забаррикадировались в здании, но люди Криса через окна проникли туда и пинками повыгоняли монахов на улицу. Несколько святых отцов остались лежать на полу. Их потом зарыли в разорённых могилах.
   - В Шагурии монастырей нет, ваша милость, и вы это знаете. А нет монастырей - нет их богатств, нет земель, нет налогов, нет взяток и продажных дайалутов, нет лживых святых, выдуманных ради выманивания денег из кошельков простофиль, и не творят фокусы, которые выдают за чудеса. - Сильвестр засмеялся и вынул одну из бумаг, где рассказывалось о проверке мироточащей иконы.
   Сильвестр ещё до приезда в монастырь услышал об этом известном чуде: Горбатый Лис с придыханием повествовал всем, что этот монастырь не надо трогать, а то замироточит известная икона Св. Ульги, на что Крис двинул его ногой, а Сильвестр поклялся показать Лису, чего стоит это "чудо". Слово он сдержал: в присутствии настоятеля отодрал оклад от иконы и обнаружил внутри отверстия для розового масла, после чего подробно изложил детали на бумаге для Его Величества и Судебной Палаты. Рик и сам разочаровался, но ведь это не значит, что везде так? Это невозможно. Сильвестр на это заявление посмеялся и ткнул Рика в расходную и приходную книги, где цифры расходились настолько, что на разницу можно было построить новый монастырь. Рик сам посчитал цифры - отец приучил его вести все домашние дела и всегда выискивать, где и почему счета не сходятся, - и признал, что Сильвестр прав: воровать монахи умели.
   Но не все же они воры? К тому же стойкость этих людей заслуживала уважения, а крушить и уничтожать книги и иконы просто глупо, но и с этим Сильвестр не соглашался. Некоторые книги, говорил он, воруют и лгут не хуже людей, но если человека можно заставить раскрыть правду и вернуть награбленное, книга же свою тайну не выдаст никогда, а то, что она украдёт, ты не увидишь.
   - Вот поэтому, ваша милость, - продолжал Сильвестр, - наш любимый король и хочет закрыть эти заведения, а их неправедным образом нажитые богатства использовать на благо страны. Вы ведь понимаете, что Барундия и Лодивия, подстрекаемые пантеархом, могут заключить против нас союз? Барундия уже воевала с Шагурией из-за веры, а Лодивия усилилась после смерти Стефана Фангарского и захвата его земель. Впереди нас ждёт новая война. Монахи - такие же подданные нашего всемилостивейшего короля, как мы с вами, и должны подчиняться его решениям. Если же нет... - он неопределённо помахал рукой в направлении непокорного монастыря.
   Спорить с Сильвестром было непросто, и Рик замолчал. Он давно убедился, что Монах обладает огромными знаниями по истории и философии, имеет отлично подвешенный язык и в любом диспуте может перетянуть одеяло на себя. За месяцы поездок Сильвестр даже Рика заразил интересом к событиям прошлого, отыскивая разные книги в библиотеках монастырей и обсуждая их содержание, прежде чем отправить в королевскую казну. Рик с удовольствием изучал историю Сканналии и других стран, чтобы отвлечься от тягостных обязанностей или убить время по вечерам, когда другие развлекались. Рику всё больше хотелось вернуть прошлые времена вместо того, чтобы смотреть в неопределённое будущее, и в исторических трактатах он искал хоть какие-то намёки. Однако единственный король, сменивший веру ради женщины, о котором он прочёл, был Валамир. Король, победивший врагов, но погрузивший страну в гражданскую и религиозную войну, стоившую жизни почти всем его сыновьям.
   Рик боялся представить, до чего доведёт страну Айварих. Если бы король не влюбился в эту чёртову Торию Иглсуд, всё осталось бы как раньше, и никто бы никого не подстрекал. Неужели ради этой бабы стоило всю страну ставить на уши и менять веру предков? Этот вопрос Рик Сильвестру не задал, и Сильвестр переключился на новую постановку по пьесе Мирна: он очень хотел её посмотреть. Рик решил, что тоже пойдёт, особенно если там будет Илза.

***


   День рождения Айвариха отмечали с размахом: ярмарки, фокусники, плясуны, музыканты и полуголые танцовщицы веселили народ с самого утра. Айварих, глядя на веселье из окна дворца, скривился: Оскар Мирн подал в отставку с поста главного судьи. Он, видите ли, не слишком здоров, чтобы выполнять обязанности. Обязанность любого подданного - подчиняться королю, но об этом он, кажется, забыл. Айварих напомнит ему после представления.
   Пьеса о Райгарде, задуманная Мирном, ставилась сегодня на Дворцовой площади, как и пьеса Сильвестра. Катрейна сказала, что плохо себя чувствует, и попросила позволения не приходить. Айварих хмыкнул: эта клуша до сих пор жалеет погибшего братца. Весь проклятый род Кройдомов стоило извести. Если бы не она, то и Дайруса бы в Барундию не вывезли, и с бастардом он бы что-нибудь придумал. Увы, шестнадцать лет назад ему не хватило сил пойти против Ривенхедов и пришлось заключить с ними союз, но теперь этот союз дорого обойдётся их семье. Не сегодня, но скоро.
   Мужчина, обратившийся к публике, не обладал красноречием Сильвестра, говорил монотонно и без задора, а потому начало особого интереса не вызвало:
   - Уважаемая публика, вы увидите пьесу о любви к власти и злодеяниях, совершённых во имя этой любви, я покажу вам злодея, запятнавшего трон кровью брата и племянника, и покажу его закономерный конец!
   Кто-то из публики громко потребовал показать конец прямо сейчас, другие тоже хохотали над двусмысленной фразой, а говоривший, растерявшись, скрылся за ширмой.
   Актёр, игравший Райгарда, был не так внушителен и ярок, как Сильвестр, в роли отъявленного злодея, идущего по трупам. Первым делом Райгард разделался с братом Саймеоном, обвинив его в государственной измене и приказав Диму его убрать. Дима публика помнила и подбодрила свистом и криками, когда он буквально вырос из-под земли и окунул "Саймеона" в бочку с "вином". "Саймеон" подёргал ногами, разбрызгивая подкрашенную воду, и затих. Айварих кинул быстрый взгляд на внука Саймеона - сказал ли Ноэль Сиверс сыну, чью дочь он затащил в постель? Нет, вряд ли он нарушит договор, зная о последствиях. Катрейна тоже будет молчать ради племянника. Удивительно, какая она была красивая и упрямая шестнадцать лет назад - отстаивала пацана с горящими глазами, требовала оставить ему жизнь. Айварих тогда почти влюбился в неё и согласился держать бастарда при дворе, чтобы Катрейна могла с ним нянчится, даже не слишком возражал против его имени. Чего не пообещаешь невесте с такими родственниками! Знай он тогда, что Ноэль спас Дайруса, отправил бы его сына на тот свет. Но он тогда много чего не знал.
   Жаль, что все потомки Кройдомов не вымерли заодно с Байнаром, - Айварих полюбовался, как Дим вытащил едва живого "Байнара" из-за ширмы, откуда слышалось лошадиное ржание, и с силой приложил о настил, по которому тут же растеклась красная "кровь". Публика ахнула. Дим как кошка взобрался наверх ширмы, побалансировал на тонком ребре и скрылся под довольные крики. Сильвестр-Монах, ради пьесы выбравшийся из-за пыльных томов церковных уставов и доходных книг, криво улыбался. Через пятнадцать минут Райгард с помощью Дима навёл порчу на короля Эйварда Пятого и вскоре объявил, что брат помешался, а сам занял место регента.
   Ещё четверть часа спустя Райгард стоял с короной на голове, "народ" на сцене хлопал ему с восторгом, а тех, кто пытался возражать, люди Райгарда уводили за ширму, откуда непрерывно слышались предсмертные крики.
   Райгард приказал отпечатать много своих изображений с неофициальным девизом Кройдомов "Власть от Бога, и больше никто нам не указ", выпустил в толпу высмеивающие безумного брата-короля рисунки, а потом потребовал от доминиарха назначить его единовластным королём Сканналии, отменить брак с надоевшей женой и позволить жениться на племяннице Рижитте, дочери Эйварда Пятого. Доминиарх с ужасом отверг эту идею и отправился на тот свет. Айварих стиснул зубы.
   Какой-то монах на сцене тем временем красочно жаловался, что налоги велики, что королевская стража отбирает земли и присваивает их себе, что сила эктарианской молитвы становится всё слабее, а зло всё сильнее накрывает страну. Айварих нахмурился: Райгард не трогал земли церкви, а молился почаще иных монахов, как вечно напоминала Катрейна, пока он не поставил её на место.
   Райгард похоронил на сцене жену Эмму, а когда какой-то монах попытался обвинить его в её смерти, велел страже убить монаха и разгромить его монастырь. Стража с восторгом швыряла по сцене "иконы", оловянные кубки, книги, а за сценой слышался звон стекла и новые крики. "Райгард" прошёлся по сцене после погрома, поднял одну из уцелевших книг и произнёс вдохновенный монолог о том, что власть короля поставлена Богом и нет такой силы, которая может оспорить этот порядок. Ему внимали стражники с пиками в руках, за ними толпился "народ" - человек пятнадцать статистов, одетых как крестьяне, горожане, священники и даже мужчина с гербом в виде вороньей головы. "Народ" молчал, разглядывая разруху и мрачно глядя на короля. В этот момент прибыл гонец и прокричал, что началось восстание. Райгард попятился к краю сцены и спрятался, сцена опустела, и вскоре Райгард выкатился на помост уже "мёртвым". За сценой послышался громкий голос:
   - Тиран называет свою власть божественной, но не Бог вручает ему эту власть. Бог против тирании, поэтому он всегда находит человека, спасающего нас от тирана! Да здравствует праведный король!
   Айварих застыл в кресле, публика затаила дыхание. На сцену вышел Мирн:
   - Я благодарю всех, кто смотрел сегодня мою пьесу. - Отдельные одобрительные возгласы раздались из толпы, но в основном люди молча наблюдали за Мирном. Он обратился к королю:
   - Выше Величество, позвольте мне поблагодарить вас за то доверие, которое вы оказали мне должностью главного судьи, но теперь я прошу вашего позволения вернуться домой.
   Айварих молча кивнул и тоже поднялся. На сегодня представление окончено, а ему надо подумать. Сильвестр оказался рядом, и Айварих слегка нервно спросил:
   - Что наш писатель скажет? Как тебе пьеса про злодея Райгарда?
   - Вы позволите говорить прямо, Ваше Величество?
   - Да, мне нужно твоё мнение.
   - Сдаётся мне, Ваше Величество, - хмуро ответил Сильвестр, - что это пьеса про злодея, но вот про Райгарда ли? Мне кажется, ваш бывший судья взял на себя наглость осудить другого монарха. Отрубите мне голову, если я вру.
   - Я подумаю, кому её отрубить, - пообещал Айварих.

***


   Даже не переодевшись после многодневной скачки, Алексарх в грязном дорожном плаще бросился искать отца, звеня шпорами. Новости настолько не умещались в голове, что он до сих пор не верил: друг и наставник Оскар Мирн приговорён к смертной казни! Алекс всю дорогу до Нортхеда не слезал с коня, чтобы успеть, и у него есть время до завтра. Завтра назначена казнь. Так вот зачем отец отправил его в эту поездку! Бессмысленную поездку якобы с важным письмом к королю Шагурии Крисфену Второму, дальнему родственнику Алекса! Алекс был уверен, что отец в письме попросил короля задержать сына на время.
   Айварих в рабочем кабинете слушал отчёт Уолтера Фроммеля. Алекс успел услышать имя доминиарха Ривенхеда, но Айварих, увидев сына, оборвал казначея.
   - Ты должен быть в Шагурии, - то ли спросил, то ли потребовал Айварих.
   - Отец, прошу, мне надо поговорить с вами.
   - О Мирне?
   - Неужели вы действительно собираетесь его казнить?
   Айварих жестом попросил Фроммеля покинуть комнату.
   - Я не хотел, но он мне выбора не оставил.
   - Вы ведь знаете его, он просто верен принципам, но он так же верен и вам.
   - Верность против верности, да? Очевидно, мне он меньше предан, чем пантеарху.
   - Вы всегда ценили его именно за принципы, за его верность закону и твёрдость в вере. Прошу, дайте ему шанс остаться таким! Он никогда не пойдёт против вас!
   - Если я позволю ему по-своему поступить, то что мне делать, когда другие его примеру последуют? Тоже позволить им выбрать, кому присягнуть: мне или пантеарху? В этом случае кому они будут верны? Всё, что от него требуется, - присягу подписать. Любой, кто откажется, - враг короля. Поверь, отказываются немногие, особенно после казни настоятеля Солгардского монастыря.
   - Ваше Величество, эти казни восстановят народ против вас!
   - Алексарх, - тихо и серьёзно заговорил Айварих. - Нам трудные времена предстоят, и мне нужны люди, которым я могу доверять. Впереди схватка с Барундией, Лодивия тоже в стороне не останется. Я страну и её народ к новым условиям готовлю, а люди вроде Мирна её тянут ко дну, а там лишь старая плесень и мутный ил. Неужели ты не понимаешь, что я затеял?
   - Я... я никогда не стремился к трону, вы же знаете, - Алексарх покачал головой. - Я всегда считал вас образцом монарха, милосердного и великодушного. Оскар вам не враг...
   - Если враги могут друзьями стать, то почему не может быть наоборот?
   - Отец, позвольте мне поговорить с ним! Я постараюсь убедить Оскара примириться с вашими требованиями. Позвольте мне повидать его!
   Айварих остановился у окна, глядя вдаль.
   - Посоветуй ему последний шанс не упустить, Алексарх. Другого не будет.
   Прежде чем выйти, Алексарх вспомнил, о чём говорили король с Фроммелем перед его приходом.
   - Ваше Величество, а доминиарх Ривенхед, он...
   - Подписанную им присягу Фроммель только что мне принёс, Алексарх. Передай это Оскару - может, это его совесть успокоит.

***


   Увидев приказ короля, постовой на винтовой лестнице на втором этаже Северной башни пропустил принца вниз. Алексарх спустился на первый этаж, миновал две комнаты и открыл двери тюрьмы, расположенной под Тёмной галереей среди древней каменной кладки, помнившей ещё Свирега Проклятого. Оскара держали в одной из лучших камер с окнами, но Алексарх содрогнулся, оказавшись в её мрачных стенах, покрытых склизким налётом времени.
   Оскар Мирн выглядел не лучшим образом, хотя до пыток дело не дошло, как он сказал Алексу. Мирн сразу опустился на простую деревянную кровать, а Алекс, которого распирало от чувств, ходил из угла в угол.
   - Ваше Высочество, вы хотите убедить меня подчиниться воле короля, не так ли? - улыбка Мирна была горькой.
   - Да, я пришёл умолять тебя принять его условия!
   - Если бы я мог, то принял бы их давно. Мне дали месяц, чтобы подписать клятву, потом месяц я провёл тут, обдумывая своё "безответственное поведение", потом меня судили в моём бывшем суде, приговорив к смерти. Господь мне свидетель, после суда над настоятелем Солгардского монастыря я не ожидал ничего другого. Неделю я жду исполнения приговора, и каждый день словно кричит голосом короля: "Поклянись!"
   - Ну так поклянись! Твоя жизнь важнее клочка бумаги!
   Мирн покачал головой:
   - Нет, Алексарх, я не предам то, чему посвятил всю жизнь. Кто я в этом случае? Писатель, философ? Или еретик - один из тех, кого я приговорил к смерти? Или вынесенные мною именем Бога приговоры справедливы, или я обрёк на муки невинных людей! Нет, я верю в то, что делал, и не изменю этой вере до конца!
   - Но ты должен!
   Оскар внимательно посмотрел на Алексарха:
   - А ты сам? Получил присягу?
   - Пока нет. - Алекс ждал гонца с содроганием.
   - И что ты сделаешь, когда получишь?
   Алекс остановился, поглядел на Мирна и спокойно произнёс:
   - Я не подпишу, что бы ни случилось!
   - Для тебя это было бы ошибкой...
   - Я надеюсь, что отец одумается. Эта женщина играет им как хочет...
   - Ты неправ, если веришь, что дело в ней. У твоего отца есть лишь одна любимая женщина, и имя ей - Власть. Её он ревнует ко всем и не желает ни с кем делить. Остальные - бесплотные тени, приходящие, чтобы сыграть краткие роли и навеки сойти со сцены. Я боялся подобного исхода ещё в те времена, когда был молод. К моему горькому сожалению, эти страхи оправдались. Я постарался показать это в пьесе.
   - Зачем ты её поставил? Стоило ли ради уличного представления рисковать жизнью? Кому нужны эти игры?
   - Борьба за власть - это тоже игра, только играют в неё не на подмостках, а на эшафоте. Это самая жестокая и беспощадная игра на свете, потому что проигравшие складывают головы, а победитель всегда один. Господь мне свидетель, я пытался до последней минуты помочь твоему отцу свернуть с неверного пути, и я проиграл. Теперь ты вступишь в эту игру, и я хочу, чтобы ты был крайне осторожен.
   - Я думал об этом и не знаю, что делать. Доминиарх пытался убедить меня выступить против отца...
   - Никогда я не призывал к подобному! Богом тебя заклинаю: не вздумай поднять руку на отца!
   - Но ты оправдывал свержение Райгарда!
   - Я показывал грани, которые недопустимо переходить даже монарху, но один лишь Господь Бог вправе решать судьбы королей. Он даёт силу и наставляет на истинный путь. Когда-то у твоего отца был такой путь, но он сбился с него под влиянием...
   - Тории, Фроммеля... Кого ещё?
   - Возможно, Дьявола. Помнишь Летопись?
   - И ты туда же? Доминиарх говорил о ней.
   - Да. Стоило ей вылезти на Свет Божий, начались эти несчастья. Необходимо убрать её из дворца! Постарайся отыскать способ этого добиться, пока яд богохульства не отравил всё вокруг. Ради этого помирись с отцом. Нет, погоди! - Мирн протестующе поднял руку и с трудом встал с кровати. - Я рад был повидать тебя перед смертью, Алексарх. Я много в тебя вложил и верю, что ты мог бы стать достойным правителем, но чтобы твой отец разглядел твои достоинства, не вставай у него на пути. И не приходи завтра на казнь!
   - Я приду, - настойчиво и горячо заявил Алексарх. - Не проси меня прятаться!
   - Тогда дай мне силу пройти через последние минуты с надеждой, что ты продолжишь моё дело.
   - Я не забуду твоих заветов, друг мой. Прощай!
   - Прощай, Алексарх. Я благословляю тебя!
   Когда железные двери захлопнулись за спиной, Алекс бросился бежать по ступенькам, не разбирая дороги. Он не помнил, как оказался в своих комнатах, откуда не выходил весь вечер, оплакивая ещё живого мертвеца.

***


   Плаха, установленная на эшафоте, торчала как одинокий зуб во рту, а палач осматривал отточенный топор, словно ища дефекты. Рик промёрз в подбитой мехом куртке, но уйти с Волхидской площади не желал. Он плохо знал Оскара Мирна, но этот человек был справедливым судьёй, чьи заслуги никто не оспаривал. Рик увидел белого как снег Алексарха с покрасневшими глазами и вспомнил, что он обычно держался от казней подальше. Сегодня ему придётся нелегко, но Рик на его месте тоже любой ценой проводил бы наставника в последний путь.
   Король на казнь не прибыл, и зеваки разочарованно переговаривались на эту тему, разглядывая других знатных господ. Среди присутствовавших были Холлард Ривенхед и Энгус Краск на лошадях, но держались они в стороне, словно просто проезжали мимо. Большинство же знатных семей предпочли проигнорировать казнь бывшего королевского фаворита. Только барон Ворнхолм, занявший место Мирна во главе Судебной Палаты, стоял у эшафота, наблюдая за действиями палача.
   Рик вспомнил, как Мирн когда-то приказал казнить Самуила-Данника, но сейчас он был не в силах злорадствовать. Смерть уравнивала всех - и еретиков, и преданных эктариан.
   "А есть ли вообще разница?" - цинично подумал Рик. Сначала эктариане жгли книги зарианцев, потом еретики - книги и иконы эктариан, и все с верой в свою правоту рьяно убивали друг друга.
   За последние месяцы Рик много думал о различиях между эктарианами и зарианцами, об истине и лжи, но боялся делиться соображениями с кем-то. Вдруг это просто наивный бред и невежество? Ему часто начинало казаться, что все эти различия люди придумали ради обогащения и наживы. Ведь Бог у всех один, все чтут Декамартион, все читают одни и те же книги, пусть и на разных языках, так почему надо убивать ради веры? Одной и той же веры. Рик был уверен, что Сильвестр с лёгкостью разбил бы его доводы, а Мирн назвал бы еретиком, но не мог же он совсем не думать? Вот одни верили, что Райгард тиран и злодей, заслуживший смерть, а другие называли его достойным королём и оплакивали. Каждый верил своему, но разве и те, и другие заслуживали смерти? Рик покачал головой. Он старался избегать таких мыслей, но они всё чаще приходили сами.
   Рик пытался отыскать ответы в книгах, и во время поездок по монастырям читал и эктарианские трактаты, и зарианские. Никогда раньше он не читал так много книг - в детстве он любил лёгкие и весёлые рассказы о героях и богах, описания сражений. Конечно, он знал Декамартион и эктарианские священные книги, но вера и церковь были настолько безусловными, что ему и в голову не приходило сомневаться в общепризнанных догматах и искать причины, почему другим они кажутся неверными и даже опасными. Айварих перевернул все его представления о мире, и Рик, как и многие другие, пытался разобраться, правильно ли король поступил и к чему это приведёт. Пока это привело к разорению и разграблению монастырей, захвату их земель, увеличению числа нищих и бродяг, в которых превращались не только монахи и монашки, но и все, кто обслуживал огромные монастырские дворы. Ну и, разумеется, это привело к тому, что прежние советники и друзья короля превратились во врагов, и он избавлялся от них без колебаний.
   Мирн взошёл на эшафот, и палач не стал терять времени: он попросил снять плащ и после знака Ворнхолма подвёл Мирна к плахе. Обычно приговорённому давали последнее слово, но Мирну запретили его произносить. Он что-то сказал палачу, и пар от его последних слов быстро растворился в морозном воздухе. В толпе раздавались отдельные голоса поддержки, но в целом зеваки вели себя сдержанно. Алексарх промолчал, но Рик видел, что он напряжён, его лицо сморщилось от горя и холода, хотя глаза оставались сухими.
   Сзади послышался женский голос "Да начинай уже, дармоед", но на его обладательницу зашикали со всех сторон. Рик недовольно обернулся и увидел старую знакомую - жену Тимака, правда, без дочек. Худосочный Тимак стоял рядом и шумно дышал, не сводя сверкающих как льдинки бледных глаз с эшафота. Пар из его рта вырывался с такой силой, словно у него внутри не лёгкие, а кузнечные мехи. Рик с отвращением отвернулся.
   Дрожащий от холода Оскар Мирн положил голову на плаху, стараясь не глядеть на топор. Палач поднял топор и по знаку Ворнхолма опустил его на шею бывшего главы Судебной Палаты. Голова стукнула о дерево настила и покатилась по нему, кровь брызнула по сторонам, и передние ряды невольно отшатнулись. Алексарх сильнее сжался, и Рик, испугавшись, что он упадёт в обморок, направился к нему, грубо расталкивая толпу.
   Он не окликнул принца, а просто встал у него за спиной и ждал, когда тот придёт в себя и решит вернуться домой. Алексарх, не замечая ничего вокруг, смотрел, как тело и голову спускают с эшафота: брат Мирна ждал с повозкой наготове. Рик с принцем смотрели ей вслед, пока повозка не скрылась по дороге к Вратам Покоя.

Глава 11. Прерванный брак


   Мая проводила взглядом Теодора Ривенхеда и обеспокоенно оглянулась на королеву. Пока ещё королеву, но завтра, как объявил доминиарх, король Айварих станет главой сканналийской церкви и подпишет указ о разводе с Катрейной Ривенхед. Говоря это, Теодор не решался взглянуть племяннице в глаза: он сам согласовывал текст указа. Катрейна понимала, что ему не оставили выхода, но слово "предатель" вертелось на языке. Вслух она его так и не произнесла. Она давно отвыкла выражать чувства и мысли, даже если они рвались наружу.
   Катрейна ждала и боялась этого весь последний год, но она надеялась, что здравый смысл возобладает, и муж не решится порвать освящённый церковью союз. Очевидно, она ошиблась. Странно, но она чувствовала не столько боль, сколько опустошённость: смерть Оскара Мирна, разорение монастырей, гибель родственников, начиная с Диэниса, попрание мужем всех церковных законов заставили её пролить столько слёз, что сейчас она лишь молча лежала на подушках с сухими глазами и старалась ни о чём не думать. Тёплая рука Маи коснулась её лица. Катрейна судорожно ухватилась за неё, боясь отпустить, и закрыла глаза.
   Загородный кирпичный дом, куда ей приказали переехать из дворца, был охотничьей резиденцией Айвариха, а неподалёку простирались леса и болота. Наверное, король отправил бы её в Магдин монастырь, если бы единственный в Сканналии женский монастырь не разогнали месяцем раньше.
   Катрейне, помимо охранников, разрешили оставить управляющего поместьем, аптекаря, духовника и несколько домашних слуг. Мая - единственная из фрейлин и камеристок, кто не покинул её в новом доме, остальные старались угодить Тории Иглсуд: через три дня ей предстоит стать их новой королевой. Айварих не терял времени даром, тем более, как слышала Катрейна, Тория ждала ребёнка. Новость не вызвала бурных эмоций: Катрейна лишь вспомнила своих умерших и нерождённых детей - одного за другим. Собственно, что ей ещё делать в полном одиночестве, которое боялись нарушить самые близкие родственники? Она теперь для них словно прокажённая.
   Недавно её навестил Райгард, сын Анны, и сообщил о болезни Алексарха: тот простудился на казни Мирна и уже две недели метался в бреду. Катрейна пообещала молиться за его здоровье, но даже на это у неё не всегда хватало сил. Рик поделился новостями и к вечеру уехал. Он растерял большую часть энтузиазма, которым лучился год назад, вытянулся, и теперь всё больше напоминал отца, но Катрейна отмечала и черты брата Саймеона: длинные красивые пальцы, разрез глаз, чистая гладкая кожа лица без единой родинки и жёсткие, чёрные, как вороново крыло, волосы, свойственные всем Кройдомам. Эти волосы достались им от одной из заморских принцесс, ставшей женой короля Сканналии сто лет назад. Катрейна никак не могла вспомнить, кто была эта принцесса, но все её потомки получили такой вот дар, до сих пор отличавший их от остальных родов Сканналии, а также от рыжих Дорвичей.
   Умерший малыш Айварих тоже имел чёрные волосы, с тоской подумала Катрейна. Маленький карапуз полз к ней по пёстрому ковру, упираясь подгибающимися ручками в мягкий ворс, и смеялся почти беззубым ртом, пуская слюни. Катрейна тоже засмеялась, подняла сына и поцеловала. Она старалась проводить с ним всё время, но обязанности не позволяли делать это слишком часто, и она наслаждалась каждой минутой.
   Вошёл слуга, и Катрейна вздрогнула: сейчас сына отведут к воспитателям и нянькам. Но нет, это не слуга, это - Ноэль Сиверс. Откуда он взялся? Он же уехал в Барундию! Зачем он вернулся?! Айварих его убьёт! Может, что-то с Дайрусом? Она поднялась с кресла и вдруг заметила, что рядом играет не Айварих вовсе, а двухлетний Рик - он дёргал собачонку за хвост и заливался смехом, когда она лениво огрызалась, лежа в густой тени садовых кустов, куда заползла, спасаясь от жаркого летнего солнца. Катрейна редко видела мальчика - его воспитывала верная служанка Рада и её муж Афасий по прозвищу Дылда, - но иногда, когда муж уезжал по делам, Катрейна позволяла себе поиграть с ребёнком. Айварих знал от слуг Варусского замка, что Рик - бастард Анны, но лучше лишний раз не напоминать ему об очередном Кройдоме.
   - Ваше Величество, - поклонился Ноэль, - я выполнил ваш приказ и вернулся за сыном. Его Величество милостиво подарил мне небольшое поместье в Тенгроте, куда мы и отправимся...
   - Но как получилось, что вам удалось вернуться?
   - Я прибыл как посол Барундии с предложением мира, - Ноэль слегка наклонил голову, с улыбкой глядя на сына. - Это ведь Райгард? Так вы его назвали?
   - Я сожалею...
   - Прошу вас, позвольте мне взять его? - перебил Ноэль. Катрейна кивнула и тоже улыбнулась. Ноэль подошёл к мальчику, косо смотревшему на незнакомца, присел и погладил сына по голове. Рик приготовился заплакать, но Ноэль быстро подхватил его на руки и подбросил вверх. Рик завопил от удовольствия, а собачонка весело махнула освободившимся хвостом. Катрейна зажмурилась, а когда открыла глаза, хмурый Ноэль стоял перед ней в мокром дорожном плаще.
   - Где мой сын? - Ноэль говорил отрывисто и зло.
   - С ним всё будет в порядке. - Катрейна сглотнула откуда-то взявшуюся во рту горечь. Она не отступит. Ради Райгарда она настоит на своём! Боже, дай мне силы, взмолилась она и упрямо посмотрела в карие глаза человека, которому её племянница отдала честь и жизнь.
   - Возьмите моего племянника, - трёхлетний Дайрус испуганно моргал, словно понимая, что его отец, король Райгард, убит, а сам он вот-вот окажется в руках его убийцы. Ноэль с ужасом смотрел на Катрейну:
   - Вы отдаёте его мне?
   - Вы доставите его моей сестре Маэрине в Барундию, - Катрейна никогда не отдавала приказы так решительно. Мальчик не должен попасть в руки Айвариха! Катрейна была бы рада сбежать вместе с Дайрусом, но Холлард Ривенхед ясно объяснил, чем это кончится для всей семьи. Её участь решена, но племянник не разделит судьбы отца! Дайруса сейчас искали все, даже её собственная родня, но никто не получит наследника Райгарда!
   - Отдайте моего сына! Вы не смеете так поступать! - крикнул Ноэль, но когда она промолчала, заговорил тише: - Катрейна, умоляю вас, пожалуйста, позвольте мне забрать и его, ведь я могу никогда не вернуться...
   - Нет, - она решительно покачала головой. - Это слишком опасно. Ваш сын останется тут, я сама о нём позабочусь. Но если с Дайрусом что-нибудь случится... - Она хотела добавить угрозу, но голос дрогнул. К счастью, Ноэль этого не заметил. Он пытался ещё что-то сказать, однако Катрейна отмахнулась от возражений, легко подняла упитанного Дайруса и сунула его в руки Ноэля.
   - В Северной гавани вас ждёт шхуна под названием "Семь лун". - Она прислушалась: вроде бы колокола не звонили. Айварих пока не добрался до Золотых ворот, но времени оставалось всё меньше. - Отправляйтесь немедленно!
   Ноэль отчаянно посмотрел на знакомую с детства девушку, потом прижал к груди Дайруса и бросился к двери. Катрейна почувствовала, что задыхается, но вскоре дыхание выровнялось. Странно, такого с ней никогда не случалось. Ладно, главное, Дайрус будет в безопасности! Его минует участь отца! Катрейне показалось, что она теряет сознание, в голове был туман.
   - Король Райгард убит! - Голос возник в тумане словно из ниоткуда, и Катрейна вздрогнула, не желая верить своим ушам. Гонец, прибывший в Варусский замок, где она находилась с маленьким сыном Анны в ожидании исхода сражения, сообщил ей эту новость. Она встала, пошатнулась и вышла за дверь. Её трясло, она свалилась на ковёр, сжавшись от боли и тоски, и завыла в голос, а слёзы градом покатились по щекам. Райгард мёртв! Он больше не улыбнётся ей и не подарит безвкусное украшение. Он не будет больше доставать её нравоучениями, не будет угрожать выдать замуж за очередного претендента, не получит письмо, которое она отправила недавно, рассказывая, что назвала бастарда Анны Райгардом в его честь. И он не испугает её так, как в ту, последнюю встречу, когда, стоя у могилы Анны, заявил, что убьёт её сына вместе с его отцом.
   - Не говори так, Рэй, он всего лишь ребёнок! - Катрейна забыла, что к королю нужно обращаться "Ваше Величество" - сейчас она говорила с братом: - Он всё, что осталось от Анны и Сайма!
   Райгард стиснул зубы, и его лицо сморщилось от гнева. Они стояли вдвоём у сиротливой могилы на монастырском кладбище. В этом монастыре Анна провела бы свою жизнь, если бы не умерла при родах.
   - Я не позволю тебе его убить! - Катрейна бросилась прочь, чтобы спрятать мальчика, но монахини не давали ей войти. Приказ короля - так они сказали. Она пыталась протестовать, но бесстрастные серые женщины были непреклонны.
   Обратно на кладбище Катрейна возвращалась с трудом, глотая слёзы от бессилия. Райгард ещё находился у могилы, но теперь он стоял на коленях и плакал. Она никогда не видела, чтобы брат плакал. Катрейна застыла в тени дерева, не решаясь прервать это горькое одиночество. Она медленно и тихо вернулась в монастырь, а вечером Райгард поручил ей новорожденного мальчика и отправился на последний бой с Айварихом. В тот же день Катрейна решила назвать сына Анны Райгардом.
   Подумать только, подруга детства, с которой они играли в куклы, умерла. К горлу подступил комок. Анна стояла перед ней как живая, сверкая карими глазами и изумрудными серёжками, задорно улыбаясь тётке. Она просто лучилась от счастья, словно пришла с королевского бала.
   Катрейна приходилась Анне тёткой, но они были ровесницами и росли вместе в Варусском замке, вдали от дворцовых интриг и городской духоты.
   - Кати, а это правда, что ты выйдешь за Томара Ворнхолма? - звонкий и бойкий голос Анны прозвучал как наяву. Катрейна покачала головой: Анна всегда была слишком прямой. Никакого понятия о деликатности.
   - Это зависит от Рэя. - Помолвка и впрямь состоялась недавно, но Райгард пообещал, что выдаст её замуж не раньше, чем ей исполнится тринадцать, а до этого больше года.
   - Неужели ты выйдешь за этого старика?
   Томару было двадцать шесть, и Катрейна считала его весьма симпатичным. Не то, чтобы она мечтала об этом браке, но могло быть и хуже.
   - Георг Ворнхолм тебе подошёл бы куда больше, - Анна трещала без умолку, мечтательно закатывая глаза. - Я уверена, что он от тебя без ума...
   - Что ты говоришь? - оборвала Катрейна племянницу. - Когда ты с ним виделась?
   - Да ты разве забыла? Томар же привозил его с собой на помолвку. Георг принёс тебе такие цветы! Он не барон, конечно, но зато он всего на три года старше и такой же красавчик, как Ноэль.
   - Ноэль? С каких пор ты его так зовёшь?
   - А как мне его звать? Я ведь его знаю с рождения, - не смутилась Анна. - Я тут хотела попросить его давать мне уроки барундийского, а то дядя грозится отправить меня к тётке Маэрине, если я буду плохо себя вести. Ему Байнар, этот ябеда, нажаловался на меня, представляешь? Упроси дядю забрать его в Нортхед! Так как думаешь, стоит Ноэля попросить?
   - У него и без этого дел хватает, - Катрейна нахмурилась, заподозрив неладное, но Анна снова забросала её вопросами о Томаре и Георге. Анна всегда умела обходить неудобные вопросы, но никогда не умела вовремя остановиться...

***


   Самайя долго смотрела на спящую королеву, слушая отрывистые фразы. Её Величество всё чаще погружалась в прошлое, вспоминая Райгарда, Анну, Эйварда, Саймеона, Маэрину, Рижитту и многих других. Просыпаясь, она не сразу понимала, где и в каком времени находится, а потом уходила в себя и молчала часами. Снова переживала свои сны? Самайя старалась не мешать ей, но что, если королева сойдёт с ума от одиночества? Она решила позвать кого-нибудь из воспоминаний Катрейны, но из тех, кто мог приехать, в Сканналии остались только Георг Ворнхолм и Ноэль Сиверс.
   Барон вызывал в Самайе странное чувство страха. Было в нём что-то непреклонное, холодное. Он почти всегда выглядел спокойным и вёл себя с полной уверенностью в своём праве на что угодно. С Айварихом он разговаривал на равных, как не осмеливался никто другой. Рик упоминал как-то, что именно Георг, тогда совсем юнец, позволил Айвариху одержать победу под Соубортом, и сам сражался с безумной храбростью. Рик, правда, морщился, когда об этом рассказывал: Георг попросту предал Райгарда на поле боя и перешёл с войском на сторону его врага. Георгу та битва едва не стоила глаза и уха, но не поэтому Самайя не хотела его звать. Он предал Райгарда, и Катрейна - Самайя не раз это замечала - всегда сторонилась барона. Цветы, присланные им, она отдавала служанкам, не прикасаясь к ним даже в перчатках. Оставался Ноэль Сиверс. В Нортхеде Самайя часто вспоминала в нём и о его доме в Тенгроте, когда дворец становился особенно невыносим, а здесь, в полном одиночестве и после откровений Катрейны она даже видела его во сне. Попросить Рика его позвать? Или самой написать ему? Самайя колебалась, не зная, как поступить. А тут ещё эта свадьба! Завтра придётся оставить королеву и вернуться в Нортхед. Да, решено, если Ноэль будет на свадьбе, она попросит его приехать, а если его не будет, то она попросит Рика или сама напишет в Тенгрот.
   Айварих прислал ей личное приглашение, и отклонить его она не могла. Дядя Сайрон сам привёз его неделю назад и сказал, чтобы она прибыла в Нортхед по крайней мере за два дня до свадьбы для примерки платья и украшений. При этом он выглядел самодовольным, думал о чём-то, хитро поглядывая на неё, и намекал, что нечего ей делать так далеко от дворца и подходящих мужчин. Она решила не откладывать разговор о своём бесплодии. Она поговорит с дядей по приезде, а то чего доброго он и её свадьбу устроит или чего похуже... Не признаться ли в этом и королю? Он помешан на наследнике, а она на всё готова, лишь бы Айварих держался от неё подальше.

***


   Кафедральный собор заполняли желающие присутствовать на королевской свадьбе, на площади перед собором толпился народ. Собор окончательно достроили и освятили лишь при Айварихе, чем он невероятно гордился: две суживающиеся кверху квадратные башни-колокольни с остроконечной крышей по обе стороны от входа были самыми высокими строениями Нортхеда, на одной из них отмеряли время механические часы, на другой - солнечные. Стены фасада украшали мраморные скульптуры. Длинное здание собора было вытянуто на восток, внутри притягивали внимание высокие стрельчатые окна с мастерски выполненными витражами. Центральный неф от боковых отделяли два ряда арок и колонн из цельных кусков чёрного камня.
   Собор мог вместить несколько тысяч прихожан, но сегодня свободных мест внутри не осталось: весь Нортхед жаждал лицезреть новую королеву. Тория выглядела ослепительно и старалась не слишком кутаться в белую меховую накидку, хотя явно мёрзла на зимнем морозе. Её великолепное белое платье с пышной юбкой и квадратным вырезом было заткано золотым шитьём, жемчугом и бриллиантами, бриллианты ожерелья сверкали на тонкой шее словно хрусталики льда.
   Доминиарх Теодор Ривенхед с непроницаемым лицом произносил нужные слова, король внимательно следил за его действиями и время от времени косился на невесту, а народ вовсю обсуждал, сколько ей осталось до родов, заметен ли живот под платьем, будет мальчик или девочка, и кого король сделает наследником - старшего Алексарха или новорожденного сына.
   Крис скрипел зубами, когда до него доносились подобные речи. Надо было послать церемонию подальше, но поди скажи такое отцу. Оставалось разве простудиться, как Алексарх, который сейчас валялся в постели, вместо того чтобы любоваться на новую мачеху. Тоже мне мачеха - на три года старше Криса. Почему бы отцу не трахать её без свадьбы? Ну родил бы себе несколько бастардов - у кого их нет? Ведь у отца уже есть законные наследники, зачем ему новые? Не хватало, чтобы Иглсуды обошли Криса в борьбе за престол! Михаэль, вон, получит титул барона, да ещё хочет стать главой Монетного двора вместо Энгуса Краска. Отец пока не хочет убирать Краска, но Михаэль ради любимых денег найдёт способ сместить старика. А там, глядишь, Иглсуды разберутся и с Крисом. Нет уж, трон принадлежит ему, и он не станет стоять и смотреть, как Алекс или кто-то другой наложит на него лапы!
   Крис внезапно заметил, что отец отвернулся от Тории и смотрит в другую сторону. Там стояла эта чёртова фрейлина, с которой ему так и не удалось поразвлечься. Как её там? Ах да, Мая. Красотка, ничего не скажешь. Даже в меховой накидке поверх вызывающе-красного платья заметно, что талия у неё поменьше, чем у Тории до беременности. Выпрямилась, словно статуя на постаменте, и лицо невинное - а ведь спала, небось, не только с Дайрусом, но и половиной его армии, не говоря о Рике и ещё неизвестно ком. Бадл уверял тогда, на дороге, что Крис ошибся, что это вовсе не та служанка, но он же не слепой! Интересно, сможет она отвлечь отца от Тории?

***


   - Вы подпишете присягу? - вопрос вырвался у Рика непроизвольно.
   - Мне кажется, я должен. Оскар этого хотел, - Алексарх привстал на постели, прислушиваясь к колокольному звону за окном, известившему о появлении новой королевы.
   Рик по долгу службы сегодня дежурил во дворце, чему был рад. Свадьба короля вызывала в нём неприятие: для него королевой остаётся Катрейна. Рик подозревал, что те же чувства испытывает Алексарх: по его лицу при звуках колокольного звона пробежала судорога. Принц побледнел и откинулся на подушку - он ещё не до конца выздоровел. Его руки мелко дрожали, на лице застыли капли пота. Король утром навестил сына, но не стал требовать прийти на свадьбу. Алексарх чудом не умер от сильнейшего воспаления лёгких, полученного у эшафота Мирна. Новый лекарь Айвариха - Карл Немой - не отходил от постели Алексарха дни и ночи и сумел отвести угрозу смерти. Понемногу принц выздоравливал, и Рик время от времени навещал его.
   В последние дни между ними установились почти дружеские отношения: после того, как Рик съездил к Катрейне, Алексарх сам попросил его прийти и рассказать о ней, а потом как-то получилось, что они стали общаться и на другие темы. Алексарх говорил об Оскаре Мирне, Рик рассказывал о том, как они с Крисом ездили по монастырям. Рик не хотел затрагивать эти болезненные для принца темы, но Алексарх сам настаивал и слушал, закрыв глаза и не перебивая. Казалось, Алексарх ищет какое-то решение или путь среди разбитой вдребезги жизни. Найдёт ли он его? Рик не знал - он и сам всё чаще вспоминал отцовский дом, где жизнь была простой и понятной, пока заезжий музыкант не рассказал Рику о его происхождении, разбавив рассказ вином и разудалой песенкой. Рик не помнил его имени, не помнил, откуда он взялся - отец сразу выгнал его из дому, - но с тех пор его жизнь перевернулась навсегда.
   В дверь тихо постучали: это оказалась Мая, искавшая Рика. Она была в красном платье, слишком лёгком и открытом для зимы, несмотря на меховую накидку. Вон, руки синие, нос заострился от холода и дрожит вся. О чём только думал Сайрон Бадл? Болезнь никого не щадит - Алексарх тому пример. Рик быстро затащил Маю в тёплую комнату, где камин по приказу короля жгли днём и ночью, усадил в кресло и укрыл одеялом. Алексарх с любопытством наблюдал за их вознёй. Он плохо знал Маю, но наверняка помнил, что она фрейлина Катрейны.
   Мая не решалась говорить при Алексархе, но тот заговорил с ней сам - о королеве Катрейне, их жизни за городом, даже о сегодняшней церемонии. Мая отвечала, стараясь поднять принцу настроение, но всё равно Рик на мгновение увидел одинокую Катрейну, ощутил её отчаяние, которое Мая передавала не словами, а паузами и уходом от прямого ответа.
   Алексарх мрачнел всё больше, и тогда Мая заговорила о том, ради чего пришла:
   - Я поэтому и искала... Рика, чтобы он помог мне позвать господина Сиверса к Её Величеству. Она в бреду и во сне всё время его поминает, и мне кажется, она хотела бы поговорить с ним о чём-то. Я понимаю, что могу ошибаться, но...
   - Откуда твой отец знает мою мачеху? - удивился Алексарх.
   - Они были знакомы ещё при Райгарде. Я сам толком не знаю откуда, - пожал плечами Рик. - А ты не знаешь? - обратился он к Мае.
   - Королева никогда не рассказывала мне о прошлом, - Мая посмотрела в окно, откуда доносились крики гуляющей толпы. - Как думаешь, он согласится приехать?
   - Но король... - Рик задумался. Он помнил, как встретил отца король в день казни убийц летописца. - Вряд ли ему это понравится.
   - Можно ему не говорить, - задумчиво сказал Алексарх.
   - Он узнает от слуг или из Летописи, - возразил Рик.
   - Насколько я понял, она пишет о важных событиях.
   - Да кто его знает, что она пишет.
   - Я могу попросить Ивара не писать про Катрейну... - предложил Алексарх.
   - Нет! - вырвалось у Маи. - Он бы нарушил долг.
   - Да, верно, - Рик закусил губу. - Это опасно.
   - Опасно? - удивился Алексарх.
   Рик кратко пересказал то, что услышал от Захара, на всякий случай добавив, что это может оказаться враньём.
   Алексарх к концу рассказа был сам не свой:
   - Я не слышал ни о чём подобном. Не понимаю, как Ивар согласился!
   - Согласился, иначе Летопись бы не приняла клятву, - нехотя заметил Рик.
   - Это из-за меня, - прошептал Алексарх. - Отрезал все пути...
   Рик смущённо молчал, сожалея, что Мая слышала это признание. Похоже, слухи об отношениях принца с новым летописцем - правда. Рик всегда отмахивался от подобных намёков, иногда угрозами, иногда кулаками, но даже когда пьяный Крисфен прямо говорил, что его брат предпочитает дырки сзади, а не спереди, Рик списывал это на ревность младшего к старшему. Он много чего насмотрелся за время нахождения в отряде с Крисом, но сама мысль о том, что принц крови предпочитает мужчин... Рик уже сам был не рад, что затронул тему летописца.
   - Я должен с ним поговорить! Он мог не знать, когда давал согласие! - Алексарх вскочил с постели и пошатнулся. Рик схватил его в охапку и почти грубо бросил обратно.
   - Ваше Высочество, вы ещё не выздоровели, чтобы идти куда-то. Если хотите, я сам его попрошу.
   Мая кинула на Рика предостерегающий взгляд:
   - Позвольте лучше мне. Незачем, чтобы королю доложили, что вы с принцем были у Ивара Краска. А я хорошо знаю его дядю. Если спросят, скажу, что хотела узнать, как поживает его племянник. Насколько я понимаю, летописцу никто не мешает общаться с кем угодно. Он только не имеет права ни во что вмешиваться.
   Рик с подозрением посмотрел на девушку. Он вспомнил, как Дайрус хотел, чтобы она узнала правду о Райгарде. Кого она сейчас хочет защитить: Алексарха или Дайруса? Он стиснул зубы, не зная, что делать. С другой стороны, а что плохого, если она выяснит, убил Райгард Байнара или нет? За последние месяцы это перестало иметь значение, но почему не узнать, наконец, правду?
   - Я, пожалуй, согласен с вами, Мая, - Алексарх улыбнулся ей. - Сам я не в том состоянии, чтобы идти к нему, но пусть он побыстрее придёт сюда. Скажите ему, что это вопрос жизни и смерти, только не говорите, что его, а не моей.
   - Слушаю, Ваше Высочество, - Мая сдёрнула с себя одеяло и встала. - Где мне его искать?
   - Думаю, через покои отца лучше не ходить. Придётся идти в обход вдоль внутреннего двора: из моих комнат мимо комнат Криса, потом твои бывшие комнаты и покои королевы, оттуда через Северную башню в Тёмную галерею. На другом конце галереи вход в Южную башню, там постоянно снуют слуги, и охраны нет. Комнаты летописца на самом верху башни.
   Алексарх диктовал дорогу, Мая послушно кивала, и Рик с восхищением заметил в её глазах искры, а холод словно отступил перед её энтузиазмом. Лицо Маи раскраснелось - она снова напоминала Юну с портрета и казалась прекрасной. Похоже, она до сих пор любила Дайруса. И за что она любит этого сукина сына?

***


   Стук в дверь заставил Ивара вздрогнуть - сюда никто не осмеливался приходить, кроме короля. Но король сразу открывал дверь - волшебный замок, поставленный ещё Армагом, щёлкал, стоило королю коснуться его. Кроме короля только летописец мог открыть замок, а потому никакой охраны летописцу не полагалось: комнату защищала магия. Тяжёлая металлическая дверь выглядела как новая, хотя ей было пятьсот лет. Иногда Ивар пускал слуг, приносивших еду, менявших воду, подметавших пол, но и они норовили убраться поскорее.
   Айварих бывал здесь время от времени: давал указания и наблюдал за работой летописца, читая его последние записи и листая пыльные тома, которые никто не открывал веками. За несколько сот лет их накопилось больше сотни, так что ни один книгочей не взялся бы прочесть их за всю жизнь. Книги давно хранились в этой башне, и поэтому когда встал вопрос, где разместить летописца, его решили просто: в этой же башне. Здесь, почти под крышей, было две комнаты, и одна из них стала пристанищем Ивара. Все книги, написанные прошлыми летописцами, лежали в соседней комнате, даже тот недописанный том, где описывались последние дни правления Эйварда Пятого и четыре года правления Райгарда Второго. Когда-то Райгард спрятал его, но недавно король обнаружил его в тайнике в своих покоях. До недавнего времени он хранил книгу у себя, но на днях принёс её, запретив читать.
   Стук повторился. Ивар открыл дверь, и незнакомая худая девушка протиснулась в открывшийся проём. Ивар удивился - откуда она тут? Судя по платью, она присутствовала на свадьбе. Эту свадьбу Ивар сегодня видел как наяву: Истинная Летопись описала ход церемонии и перечислила всех гостей. Интересно, есть среди них имя этой девушки?
   - Прошу прощения, господин Краск, - девушка пристально смотрела на него, и Ивар смутился. - У меня к вам дело.
   - Что вам надо? - резко спросил он. - Сюда запрещено приходить!
   - Я ненадолго, - она вопросительно посмотрела на Истинную Летопись. Поскольку Ивар закончил на сегодня, обложка надёжно укрывала лист волшебного пергамента. Странная девушка сверлила Летопись глазами, словно спрашивая её о чём-то. Ивару стало не по себе.
   - Убирайтесь, - потребовал он.
   - Если я уйду, не сказав, зачем пришла, то сюда придёт принц Алексарх, а ему и без того плохо.
   - Алекс? - вырвалось у Ивара. - Идёт сюда?
   - Придёт, если вы меня не выслушаете.
   Ивар растерялся. Он скрылся в этой комнате от взоров всех, но от себя куда деваться? Алекс отказался от их любви из страха перед гневом Божьим, и Ивар принял это решение, но как заставить себя не любить? Ивар не мог и нашёл другой путь: уйти в небытие. Жаль, что Истинную Летопись перенесли во дворец, - жизнь вдали от людей быстрее помогла бы всё забыть, а так... Стоит имени Алекса появиться на страницах Истинной Летописи, как вспоминаются голубые глаза - вечно печальные и правдивые, - светлые с медным отливом волосы, которые Ивар любил крутить на пальце... Мысли стали совсем уж непристойными, и, ощутив шевеление в паху, Ивар одёрнул себя - хватит! Это в прошлом!
   - Как вас зовут? - спросил Ивар.
   - Самайя Бадл.
   Это имя он помнил - фрейлина Катрейны. Она жила одно время в доме дяди Энгуса. И она была любовницей Дайруса - в день назначения летописцем Ивар почти не спал, записывая события. Король потом очень внимательно их прочёл. Тогда, да и сейчас, Летопись называла её имя, зато её дядю не упоминала вовсе. Забавно, он так много о ней знал, но видел впервые. А дядя Энгус в курсе, кого привёл в дом?
   Самайя тем временем обежала взглядом небольшую комнату и остановилась на открытой рукописи на столе. Ивар поспешно захлопнул книгу в коричневом кожаном тиснёном переплёте с металлическими уголками и закрыл её спиной.
   - Послушайте, Самайя... - он с трудом выговорил непривычное имя.
   - Зовите меня Мая, - перебила она. - Все так делают.
   - Неважно, - отмахнулся Ивар. - Что вы сказали про Его Высочество?
   - Ему нужно поговорить с вами. Прошу вас, идёмте со мной.
   Ивар покачал головой: встреча с Алексом вызовет гнев короля. Эта девушка, похоже, не понимает, что у него за должность.
   - Принц не станет ни о чём вас просить, - она словно угадала его сомнения, - он хочет рассказать вам то, что считает важным. Смертельно важным, - добавила она. - Просто выслушайте его и всё. Вам же не запрещено видеться с людьми?
   Ивар усмехнулся: она думает, если король не запретил, то всё можно? Сам король вряд ли согласится. И любой, кто ошибётся, плохо кончит. Что же такое хочет Алекс? Вдруг это важно? Ведь он и впрямь способен явиться сюда, невзирая на последствия. Бога Алекс боится, но страха перед отцом у него нет. Узнать что ли, в чём дело? Королю сегодня не до сына - у него первая брачная ночь. Но почему эта Мая с таким любопытством смотрит на дверь во вторую комнату?
   - А что там? Ваши записи? - спросила она. Ивар скрипнул зубами от такой назойливости.
   - А вам что за дело?
   - Просто мы с Риком спорили про короля Райгарда, - она склонила голову. - Убил он Байнара или нет. А в тех книгах наверняка всё написано.
   Подозрение заставило Ивара стиснуть зубы. Спорили, вот как? Любовница Дайруса хочет знать, виновен ли его отец? Кого ещё интересуют старые тайны? Вдруг она шпионит для Дайруса? Стоит ли знать об этом королю? Да, но дядя пострадает... Чёртова девка, и что теперь делать? Дайрус убил старика-летописца - не подослал ли он её? - Ивар с сомнением осмотрел тщедушную пигалицу.
   - Ведь Истинная Летопись назвала даже убийц того летописца? Как там его звали... - продолжала болтать упрямая девица.
   - Нистор, сын Назера, - грубо сказал Ивар. Имя тайны не составляло. - И хватит вопросов...
   Мая стояла, широко распахнув глаза. Она побледнела и хватала ртом воздух, потом пошла к Летописи и решительно попыталась её открыть.
   - Ты что, чокнулась? Ты что делаешь? - Он перехватил её руку и сжал так, что она закричала. - Вон отсюда!
   Ивар вытолкал Маю за дверь и только тогда вспомнил, что его хотел видеть Алекс. Будь оно всё проклято! Он снова рывком распахнул дверь: Мая стояла, прислонившись к холодной и влажной стене, не замечая ничего. Ивар взял её за руку и потащил вниз.

***


   Нистор, сын Назера! Её деда звали Назер, в этом Самайя была уверена. Всю дорогу до комнаты Алексарха она думала, случайное ли это совпадение, или имя, которое недавно всплыло из глубин её памяти, имело отношение к летописцу? Как бы это узнать?
   Вопросы, роившиеся в голове, запутали Самайю и вызвали шквал новых вопросов. Дедушка! Назер, Назер, Назер... Каждая ступенька словно носила это имя. Только когда Ивар втащил её в комнату Алексарха, мысли отступили. Но она знала, что вернётся к этому вопросу.
   - Ивар! - Алексарх обрадованно привстал. - Я боялся, что ты не придёшь!
   - Я б и не пришёл, если бы эта идиотка не лезла, куда её не просят!
   - Что такое? - удивился Алексарх.
   - Ей взбрело в голову сунуться в Летопись! Только идиотка могла такое придумать!
   Алексарх нахмурился, а Рик с досадой поджал губы.
   - Я послал её, мне нужно с тобой поговорить!
   - А зачем? Ты же сам хотел всё забыть, так чего теперь?..
   - Да я не из-за этого... - Алексарх покраснел и оглянулся на Рика и Самайю. - Я должен выяснить, знаешь ли ты о том, как влияет клятва летописца на того, кто её даёт?
   - Хочешь спросить, знаю ли я, что умру, если нарушу клятву? Знаю, разумеется! А ты ускоришь мою смерть, если не отстанешь от меня!
   Принц вспыхнул:
   - Не говори так! Я лишь хочу убедиться, что ты знаешь. Я не задержу тебя надолго! Прошу, Ивар, послушай пять минут!
   Ивар сердито смотрел на принца, но постепенно Самайя почувствовала, как злость испаряется, уступая место... Чему? Влечению? Ей стало неловко - она немало насмотрелась и наслушалась, находясь при Дайрусе, да и во дворце хватало всякого, но вот так открыто наблюдать за двумя мужчинами, которые жадно сверлили друг друга взглядом...
   Она поёжилась, заметив, что и Рик чувствует себя не в своей тарелке. Именно Рик прервал молчание и, глядя в окно, пересказал слова Захара об опасности для летописца иметь родственные и любые другие связи с окружающими. Самайя вспомнила, что у нового летописца есть дядя, и его летопись наверняка иногда упоминает. Ивар стоит на краю пропасти, куда может упасть в любой момент. Она содрогнулась - такая жизнь хуже смерти, а ведь ему всего восемнадцать, на год старше её самой.
   По ходу рассказа Ивар бледнел, но стоило Рику закончить, он заявил:
   - Ничего нового я не узнал. Я и так в курсе, что должен избегать любых связей... - он запнулся, глядя на Алекса, но договорил: - ...с кем бы то ни было. Так что перестань меня отвлекать! И не присылай больше её! - он ткнул пальцем в сторону Самайи. Она опустила голову.
   - Да что она тебе сказала? - не выдержал Рик.
   - Интересовалась убийством Байнара.
   - Королева Катрейна уверена, что её брат невиновен, - робко вставила Самайя.
   - В самом деле, что такого? - спросил Алексарх.
   - Вот то самое и есть! - бросил Ивар. - Ей любопытно, а потом возьмёт и отправит сведения Дайрусу. Вдруг она - его шпионка? Если ей так интересно, пусть говорит с королём!
   - Мы с Его Высочеством тоже об этом спорили и думали, что в Истинной Летописи есть ответ. Помните, Ваше Высочество? - Алексарх нехотя кивнул. - Мы тоже шпионы, по-твоему? - обратился Рик к Ивару.
   - Кто шпион, это Истинная Летопись знает, - устало сказал Ивар, - а вы не спрашивайте меня ни о чём! Это и есть вмешательство во внешнюю жизнь, что тут непонятного? Оставьте меня в покое! - крикнул он и вышел за дверь, с грохотом захлопнув её за собой.
   Самайя, Рик и Алексарх смущённо переглянулись.

***


   Крис с трудом вспомнил этого человека - Ивар Краск. Его почти два года не видели, и вот теперь он мчится от комнаты Алекса сломя голову. Двое голубков что-то не поделили? Крис насторожился: пахло жареным. Что летописец делал в комнатах брата? Оно, конечно, Алекс едва не помер, и Ивар мог просто зайти его проведать, но отец вряд ли оценит такую заботу. А если, паче чаяния, между ними возобновился роман? Отец был уверен: летописец хранит целомудрие что твой монах, но Крис навидался среди монахов таких извращенцев, каких не имелось даже в его команде. Некоторые святые отцы под пытками или по пьяни делились с ним такими подробностями о своих оргиях, что привычный ко всему Влас записывал некоторые из них на память. Крис всё больше убеждался, насколько прав отец, избавляясь от монастырей. Строят из себя святош, гребут деньги лопатой, столько людей на них работают - и ради чего? Молятся за души, зависшие между царством Бога и Дьявола из-за грехов? Переписывают и хранят книги? Школы вон открывают для нищих, которые учителей нанять не могут? Да пошли они все! А Крис им поможет. Отец оценит его усилия!
   - Это Ивар Краск был? Не знаешь, откуда он шёл? - Айварих в свадебном, шитом жемчугом камзоле неожиданно вынырнул из-за поворота и недовольно смотрел на сына, словно это Крис виноват, что Ивар и Алекс возобновили встречи.
   - Насколько я видел, он вышел от Алекса, - Крис старался говорить спокойно и взвешенно. Отцу это нравилось. - Я как раз собирался его навестить.
   Крис решил ковать железо, пока горячо. Он поспешил к двери брата и распахнул её без стука. Его тут же окутал тёплый воздух спальни, напоминавшей лазарет запахом разных снадобий и валявшимися на постели грелками. У Криса руки зачесались открыть окно, но вместо этого он просто расстегнул тугой камзол и оттянул ворот шёлковой рубашки.
   - Алекс, мы с отцом хотели тебя навестить, но, гляжу, ты и так неплохо проводишь время... - Он оборвал речь, увидев Рика и Маю.
   - Вы что тут делаете?
   - Ваше Величество, я хотела узнать, как здоровье Его Высочества. Моя госпожа очень беспокоилась, так как получила известия, что принц тяжело болен, - затараторила фрейлина, вскочив с кресла и уронив на пол одеяло. - Я попросила господина Сиверса сопроводить меня к Его Высочеству.
   Айварих бросил взгляд на Рика:
   - Ты на дежурстве, убирайся на пост!
   Рик поклонился и быстро исчез в дверях. Крис ухмыльнулся про себя - этот ублюдок никогда ему не нравился. Рик пожалел Диэниса Ривенхеда, а как он смотрел на монахов во время их поездок! Зачем отец настаивал, чтобы Крис таскал этого недоноска с собой? Этому чистоплюю и в голову не пришло, что так и надо расправляться с любыми мятежниками, иначе они расплодятся как кролики. Зря отец определил его в королевскую стражу: Рику самое место среди крестьян его папаши. Власть - для настоящих мужчин, слабакам её не удержать.
   - Ваше Величество, я рад вас видеть, - Алекс выглядел неплохо, но встать с постели не пытался. - Если бы я знал, что вы придёте, то подготовился бы...
   - Например, Ивара Краска не звал бы? - резко оборвал Айварих. - Что он здесь делал?
   - Я позвал его, - Алекс пожал плечами. - Хотел спросить, можно ли почитать Летопись.
   - Летопись? - Айварих напрягся. - Зачем тебе Летопись?
   - Про неё много слухов и домыслов, Оскар проклинал её, но я хотел узнать побольше, ведь и во мне течёт кровь Свенейва.
   - Именно сейчас?
   - Почему бы нет? Мне всё равно нечем заняться. - Алекс тоскливо оглядел комнату, откуда не выходил три недели. Брату приносили книги, но, похоже, и они ему надоели. По крайней мере, тесёмка-закладка в очередном занудном трактате, лежавшем на столе, находилась на том же месте, что и два дня назад, насколько помнил Крис.
   - Значит, ты уже достаточно здоров?
   - Если бы я был здоров, то не лежал бы здесь в такой день, а присутствовал бы в церкви. Сожалею, что пропустил торжество. Но как же ваша... - Алекс заткнулся и закашлялся, прижав ко рту платок.
   Крис хмыкнул про себя - брат не такой дурак, чтобы прямо спросить отца, почему тот не в постели с молодой женой. Крис-то знал почему: он лично напоил Михаэля дорогущей заморской водкой, и тот проболтался, что Тория боится за ребёнка и отказывает отцу в радостях жизни. Михаэль утверждал, что кто-то буквально запугал её последствиями связи с королём до родов. Конечно, всё это чушь, но если Тория верит - тем лучше. Сам Михаэль считал сестру дурой и жаловался Крису, что ничего не может с ней поделать. Что ж, умный человек всегда найдёт, как использовать чью-то глупость.
   Крис исподволь изучал Маю - он помнил, как отец смотрел на эту фрейлину сегодня у алтаря. Да и сейчас на лице короля написано не просто желание - он сгорал от страсти, пусть и делал вид, что его волнует Алекс. Сколько же времени Тория ему не давала? Надо, пожалуй, понаблюдать за ними. Отец наверняка захочет "проводить" Маю до ближайшего ложа. Не брачного, конечно, ну и что? Если девчонка не дура, то воспользуется шансом потрахаться с настоящим королём, а не с недоделком Дайрусом. А когда она отцу надоест, ею займётся Крис: он не забыл ещё, как она отделалась от него на дороге в Нортхед. Она, в конце концов, королевская шлюха, вот пусть и обслужит - ведь и он когда-нибудь станет королём!

***


   Самайя, находясь среди короля и его сыновей, чувствовала себя ужасно. Ноги тряслись мелкой дрожью, и она мечтала испариться отсюда, лишь бы не видеть похотливого взгляда короля и оценивающего - Крисфена. К счастью, принц Крисфен почти сразу ушёл, оставив их втроём.
   - Я рад, что тебе полегчало, - Айварих проводил Крисфена взглядом, задержавшись на Самайе. Его взгляд так и норовил заглянуть в вырез её открытого платья. Она медленно начала отодвигаться к двери. Айварих, наконец, обернулся к сыну: - Ты должен поклясться больше не искать встреч с Краском. Это может стоить ему жизни.
   - Он сказал мне то же самое, - Алексарх нахмурился. - Но я не понял почему.
   - Время придёт, и я решу, стоит ли тебя во всё это посвящать. Вопросы безопасности государства я стану с тобой обсуждать, если полностью буду в тебе уверен.
   - Разве я тебя подводил?
   - Алексарх, страна меняется, а ты за старое цепляешься. Докажи, что ты способен в новом мире жить, женись, наследником обзаведись, и я для тебя всё сделаю!
   Айварих говорил с каким-то отчаянием, и Самайя с удивлением поняла, что верит ему. Сейчас он говорил то, что думал. Алексарх тоже это почувствовал:
   - Я хочу того же, но я не такой как ты. Ты с детства был для меня примером правителя, я восхищался тобой, однако есть вещи, которые мне трудно принять...
   - Но ты должен! - Айварих стремительно подошёл к кровати сына и положил руку ему на плечо. Кажется, он забыл о присутствии Самайи.
   - Ваше Величество, я сделаю всё, чтобы между нами не было непонимания, - Алексарх прямо смотрел в глаза отца. - Но я не Крис. Я должен разобраться, для чего вы поступаете так, как поступаете. Хочу знать, куда это приведёт вас, меня, Сканналию.
   - Этого я от тебя и жду, Алекс, - голос Айвариха потеплел. - Ты - мой старший сын и не представляешь, каким горем для меня будет, если во имя истин, которые вбил в тебя Оскар, ты от отца отвернёшься.
   Алекс сморщился, как от зубной боли, и Айварих тут же добавил:
   - Если ты думаешь, что я рад его смерти, то ошибаешься. Он мне был верным советчиком и другом, его учёность и знания я ценил, но он так и не понял, что идеальных государств не бывает, как не бывает идеальных правителей. Государство, как любой механизм, ломается и ремонта требует. У плохого правителя страну постоянно приходится чинить, и ни на что остальное нет ни времени, ни денег. Хороший правитель заранее механизм смажет и поломки выявит, зато потом всё будет без перебоев работать. Кто-то омертвевший орган ножом режет сразу и выживает, а кто-то спохватывается, когда гангрена уже половину тела убила. Смерть Мирна - это смазка или нож, если хочешь. Когда-то он страну избавлял от еретиков, сжигая их, чтобы зараза по стране не распространилась, но как только он сам заразился, настал его черёд. Алекс, такова необходимость в суровом мире, если ты хочешь править долго!
   Самайя подумала, что в словах Айвариха немало здравого смысла, но он не сказал о причинах болезни. Лечить надо их, а не симптомы, говорил Дим. И всё же речь короля производила впечатление. Алексарх тоже задумался.
   - Оскар говорил о том же, - вспомнил он. - Бремя власти неведомо тем, кто его не нёс. Он просил меня помириться с тобой и постараться увидеть всё твоими глазами. Кажется, я впервые начинаю его понимать. И тебя тоже.
   Айварих слегка побледнел и прикрыл глаза. Самайя незаметно выскользнула из комнаты: ей не хотелось случайно остаться наедине с королём.

***


   Фрейлина вышла из комнаты брата одна и свернула в его сторону. Похоже, отец её упустил на сегодня. Тем хуже для него! Крис ждал достаточно, чтобы его фантазии разыгрались не на шутку, а орудие стояло как каменное. Мая шла вдоль коридора, не глядя по сторонам. Отлично, теперь его время. Она даже не поймёт, кто её поимел, так что пожаловаться отцу не сможет.
   Крис пристроился в коридоре, поджидая жертву. Здесь была укрытая портьерой высокая ниша. Когда Мая поравнялась с его убежищем, Крис схватил её и затащил за портьеру.

***


   Внезапность нападения, как ни странно, привела Самайю в чувство. Когда кто-то обхватил её сзади, зажал рукой рот и утащил в темноту, она сразу оказалась в привычной обстановке: сказались уроки Дима, который в роли "насильника" никогда не церемонился с "жертвой". Он говорил, что чем достовернее учёба, тем больше она усвоит, и без жалости устраивал нападения с разных сторон.
   Удар под коленку - и сзади послышался стон. Теперь ударить локтем изо всей силы. Она хотела убежать, но незнакомец не отпускал. Её отбросило на стенку, и кто-то навалился на неё всей тушей, задирая юбку и просовывая руку между ног. Он так тесно прижался к ней, что она животом ощущала пульсирование возбуждённого члена. Злость и протест заставляли её сопротивляться: она пустила в ход ногти. Мужчина глухо чертыхнулся и потянулся одной рукой к штанам, придерживая жертву второй рукой. Самайя, пользуясь моментом, на ощупь вытащила правой рукой кинжал Дима, левой схватила член и приставила остриё прямо к нему, кольнув для острастки. Насильник дёрнулся, и она нажала сильнее.
   - Стой смирно или отрежу, - она старалась говорить чётко, хотя во рту было сухо.
   В темноте она не видела лица мужчины, но чувствовала его страх. Он хрипло дышал, обдавая её запахом вина, от него исходила ярость, но он боялся! Самайя приободрилась.
   - Убери руки! - приказала она, и руки послушно скользнули с её тела. - Я умею пользоваться кинжалом! Если не хочешь в этом убедиться, сиди тут, пока я не уйду!
   Она выскользнула из-за портьеры и бросилась по коридору назад к комнатам Алексарха. Она неслась со всей скоростью, на какую была способна, и только уткнувшись в кого-то, остановилась. Она судорожно подняла кинжал, но сразу опустила его. Перед ней стоял Рик.

***


   - Жаль, что ты не отрезала ему хрен! - злой Рик ходил туда-сюда по спальне Алексарха.
   - А король что скажет? Сейчас Крис вряд ли рискнёт жаловаться, - Самайю трясло несмотря на то, что Рик с Алексархом заставили её выпить вина. Рик пообещал проводить её лично, а пока они с Алексархом переглядывались друг с другом, смущённо поглядывая на Самайю.
   Она знала: на неё напал младший сын Айвариха. По пути она хорошо разглядела неведомо как оказавшийся в руке гульфик от штанов: треугольный лоскут с разрывами в том месте, где его крепили к штанам булавки. Сегодня на Крисе как раз были синие штаны и тёмно-красный атласный гульфик - он любил сочетать цвета Дорвичей. Отец и сын... Воистину, яблоко от яблони. Как бы сделать так, чтобы её оставили в покое? Она задумчиво посмотрела на Алексарха.
   - Наверное, Крис привёл короля, думая застать вас вдвоём, - начала она. Алексарх покраснел, но Самайя не остановилась.
   - Сегодня ваш брат не получил, что хотел, но что будет завтра? - Самайя проглотила комок в горле и закончила: - Как вы смотрите на то, чтобы мы с вами сделали вид, что... ну, встречаемся? - Она опустила голову, не отводя взгляда от лица принца.
   Алексарх опешил от удивления.
   - Что? Встречаемся? - выдавил он. - Кто этому поверит?
   - А что в этом странного? - Самайя боялась остановиться. - Ваш отец хочет поверить, и он поверит, а это главное. Если он будет думать, что я сплю с вами, то обрадуется, - её голос становился всё тише и неувереннее. Самайя испугалась, что Рик и Алексарх сочтут её шлюхой. Решат, что она набивается в любовницы к наследнику.
   Алексарх слегка улыбнулся и оживился:
   - Знаешь, а мне это нравится. Ты будешь под моей защитой, отец начнёт с тебя пылинки сдувать, и даже Крис не посмеет вмешиваться, а я смогу пожить спокойно.

Глава 12. Месть принца


   Это чёрт знает что! Крис смотрел в окно, как брат с этой девкой садится в карету. Отец разрешил ему навестить бывшую мачеху, как только он поправился. Потом Алекс подпишет чёртову присягу и станет наследником престола. Ещё бы - он же теперь трахает баб! Сколько Крис их поимел, но отец этим никогда не восторгался, а вот Алексу чуть ли не умиляется. Ради братца отказался сам её оприходовать. Небось, не даром она это делает! Что же он ей пообещал? Выдать потом за барона? Почему нет - вон хоть за Энгуса Краска. Он немолод, но крепок, да и наследников у него прямых нет. Может, она уже спала с Краском, ведь жила же она в его доме? Небось, захотела за него замуж, да куда ей, а тут такой шанс! Бастарда Алексу родит, а Краск воспитывай. Достанется барону за то, что его племянничек тискался с Алексом! Крис был уверен, что отец никогда об этом не забудет.
   Мало Тории с её ублюдком, так ещё и братец резко поумнел: разыгрывает из себя мужчину. Надо открыть отцу глаза, но как?
   Карета давно уехала, а Крис стоял и смотрел на грязные лужи, оставшиеся от первого весеннего дождя. Другая карета подъехала ко входу во дворец и остановилась. Энгус Краск, глава Монетного двора, гордо ступил в грязь, делая вид, что её не существует. Крис улыбнулся - вот кто ему поможет.
   На обдумывание плана ушло несколько дней. Крис провёл их как в лихорадке, после чего явился в дом Краска. Хозяин пригласил принца в беспорядочно заставленный мебелью и вещами кабинет и теперь невозмутимо смотрел на него, пока Крис подыскивал слова для начала разговора, разглядывая витраж в окне напротив своего кресла.
   - Господин Краск, я пришёл к вам, потому что у меня возникла проблема. Как я слышал, она возникла и у вас.
   - Проблема, Ваше Высочество? - прозрачные серые глаза Краска пристально рассматривали принца. Они редко общались - Крис не любил барона. Старик больше всего напоминал принцу обтянутый кожей скелет - впалые щёки, острые скулы, вечные круги под глазами, короткие седые волосы, да и одевался он как монах - в простые тёмные камзолы почти без украшений. Говорили, он даже не посещал бордели. Зануда!
   - Вот именно, проблема. У меня есть друг, Влас Мэйдингор. Знаете его?
   - Мне больше знаком его отец.
   - Мы занимались Залесским монастырём, и там среди документов обнаружился занятный план. Он лежал отдельно от остальных бумаг, и я не обратил бы внимания, если бы мой друг Влас не отметил одно обстоятельство... - Крис внимательно наблюдал за Краском. Тот казался спокойным. Ну, это ненадолго.
   - Так вот, план относился к серебряному прииску. Влас узнал местность и сказал, что никакого прииска там отродясь не бывало, - Краск был неподвижен как статуя. - Точнее, нет, он сказал, что его там не должно быть, потому что все залежи серебра прописаны в описях, которые хранятся у Мэйдингоров и в Казначействе.
   Барон молчал. Крис улыбнулся про себя.
   - Честно говоря, тогда я и думать забыл про этот план, к тому же он куда-то задевался, но недавно мы с Михаэлем Иглсудом неплохо проводили время, и он так напился, что признался: план забрал он, так как заподозрил махинации. Он, знаете, нюхом чует деньги, золото, серебро, поэтому и нацелился на ваше ведомство, правда? Монетный двор - что может быть ближе к деньгам?
   Краск слегка побледнел, но по-прежнему молчал. Принц продолжил:
   - Михаэль уговорил Власа, и они отправились в те места, чтобы проверить, есть там прииск или нет. Представьте, они нашли огромный рудник, где работают десятки рудокопов. Михаэль аж слюной исходил, когда уверял меня, что король отдаст прииск ему вместе с должностью главы Монетного двора.
   - Его Величеству потребуются доказательства, а не домыслы...
   - Михаэль точно знает, что прииск принадлежит... вам, господин Краск.
   - С чего бы ему пришла в голову подобная мысль? - Краск неплохо держался для человека, которому почти подписан приговор. Крис восхитился. Такой человек ему пригодится в будущем.
   - На том плане был герб - на щите справа внизу чёрное поле и жёлтые бычьи рога, слева вверху белое поле и красная руна. Он не подходил ни к одному из родов Сканналии, но Влас поехал к отцу, барону Мэйдингору, и спросил, не знает ли он такой герб. Представляете, оказалось, что это древний герб вашего далёкого предка - барона по прозвищу Красный Раскин. Любил эктариан убивать и герб придумал себе такой же - с языческими символами. Ваш другой предок убил его и взял себе его дочь вместе с землями и титулом, а заодно придумал имя Краск и новый герб: чёрно-белые шашечки внизу справа, красная согнутая струна на жёлтом поле вверху слева. Таких цветов больше ни у кого из родов нет. Откуда герб взялся на том плане? Да, я упомянул, что Влас и Михаэль прихватили с рудника одного из надсмотрщиков? По его словам, вы появлялись на руднике пару раз, когда по отчётам ездили в Серебряные горы с проверками других рудников. Вы же курируете их все с тех пор, когда ещё не руководили Монетным двором? Тот надсмотрщик, правда, уже не способен никому ничего сообщить, но там их много.
   - Меня беспокоит не столько неизвестный прииск, сколько притязания вашего друга, - заговорил Краск. Пальцами правой руки он машинально крутил перстень с печаткой на безымянном пальце левой руки. Крис про себя улыбнулся - на печатке тоже была руна. Та же, что и на плане. Энгус в его руках!
   - Он мне не друг, уверяю вас. Если вы понимаете, о чём я, - многозначительно намекнул Крис.
   - Безусловно, Ваше Высочество, и мне остаётся лишь согласиться с вами. Могу ли я быть вам полезен? - Энгус встал с кресла, подошёл к сундуку в углу за шкафом и вытащил оттуда вытянутый глиняный сосуд с двумя ручками. Глаза Криса загорелись - судя по тиснению в виде лика Зарии, он прибыл аж из виноградников пантеарха. Чего не отнимешь у латейских монахов - они делали лучшее вино, и даже отец не побрезговал бы таким подарком. Краск также достал из шкафа пару хрустальных бокалов и поставил их на стол. Они тихонько звякнули. Пока Энгус срывал свинцовую печать с горлышка сосуда, принц подыскивал слова для дальнейшего разговора.
   - Скажите, господин Краск, вас устраивает мой брат? - Крис с наслаждением откинулся в кресле, смакуя рубиновое вино. Вкус у него оказался восхитительным, да и запах буквально пьянил!
   - Что вы имеете в виду, мой принц? - хозяин тоже пригубил вино и чуть скривился, словно пил горькую настойку. Кажется, Энгус - не ценитель вин, решил Крис.
   - В роли будущего короля. Пока у Тории не родился сын, мой брат - наследник трона.
   - Если ему суждено стать королём согласно воле вашего отца, то и вы, и я станем его вассалами.
   - Мой брат до сих пор не присягнул королю, в отличие от нас с вами. Даже если он заполучит трон, не захочет ли он вернуть прежние порядки? Возможно, он также захочет избавиться от всех, кто поддерживал политику моего отца.
   - Это не исключено, - кивнул Краск.
   - Какая польза от короля, который не в силах обзавестись наследником?
   Краск промолчал.
   - Он вышвырнул вашего племянника, и тот с горя связал себя убийственной клятвой, не так ли? Разве такую судьбу вы хотели для вашего наследника?
   - Безусловно, Ваше Высочество, решение Ивара было огорчительным для меня. В мои годы остаться одному очень тяжело. Ивар был слишком молод, подобные вещи ему были не всегда очевидны, но Алексарху было прекрасно известно, что подобная... связь не будет одобрена королём. Ему не следовало соблазнять бедного мальчика. Приношу извинения Вашему Высочеству за эту дерзость, ведь речь идёт о вашем брате...
   - Ничего, вы совершенно правы. За его похоть заплатил ваш племянник. - Краск печально опустил голову и поставил бокал с остатками вина на стол.
   - Я хотел поговорить о фрейлине моей бывшей мачехи по имени Мая Бадл. Кажется, она жила в вашем доме.
   - Не она, а её дядя, - Энгус слегка пожал плечами.
   - Но вы принимали такое участие в её судьбе...
   - Сайрон был весьма убедителен в своей просьбе, - чуть насмешливо заметил Краск.
   - Вы знаете, что она собралась выйти замуж за вас? - Крис только предполагал это, но вряд ли Краск сейчас сможет это проверить.
   - Вам угодно шутить, Ваше Высочество? - с беспокойством спросил Краск.
   - Ничуть, она договорилась с моим братцем, что они станут любовниками, он её обрюхатит и уговорит отца выдать её за вас, чтобы внук короля не родился, ну вы понимаете... бастардом без рода, без племени. - Недавние фантазии Крис решил оформить поярче и преподнести Краску как данность.
   - Ваше Высочество, этого нельзя допустить, - в голосе Краска прозвучало беспокойство, в первый раз за вечер. Его рука невольно потянулась к недопитому бокалу. - Её дядя обычный торгаш! Мне не хотелось бы стать посмешищем для всей страны!
   - Отлично вас понимаю, господин Краск, - сочувственно произнёс Крис. - Уверен, что она способна и короля охмурить, а не только моего брата. И даже до Тории добраться, чтобы убрать её с дороги, или ещё хуже - околдовать Алекса и заставить его совершить какую-нибудь глупость, а то и преступление.
   - Она казалась мне безобидной девушкой.
   - Она умеет притворяться, - зло сказал Крис. - Уверен, её дядя не прочь захапать в наследство ваши земли и дом в Нортхеде.
   - Вынужден признать, я был излишне доверчив. Следует добавить, Ваше Высочество, что это он возил меня на тот рудник. По его уверениям, всё было законно, но я же не глава Казначейства, чтобы мне давали читать отчёты о приисках. Откуда же мне было знать, что этот рудник не учтён? Если это так, то Сайрон меня подставил, и теперь мне непонятно, что делать, - голос Краска звучал растерянно, но Крис считал, что это притворство.
   - Верю, что вы ни при чём. Будь я королём, я отдал бы вам этот чёртов прииск, а пока обещаю ничего не говорить отцу. Кроме меня только Михаэль и Влас в курсе про рудник, но я выкрал план у Михаэля, а Влас ничего не скажет. Он в обиде на Михаэля: тот забрал у него Торию, чтобы подсунуть её в постель короля. - Михаэль и впрямь хотел женить Власа на Тории, но это было до того, как король обратил на неё внимание.
   - Наверняка Сайрон обвинит вас, если его арестуют, но ваше слово против его - король, конечно, поверит вам. Я бы поверил, будь я королём!
   - Ваше Высочество стали бы прекрасным королём, я уверен.
   - А вы стали бы прекрасным главой Совета, не то что Холлард Ривенхед. Конечно, у Ривенхедов сейчас земля горит под ногами, но они живучие. Я не позволил бы родственнику предателя Диэниса Ривенхеда оставаться вторым после короля в нашей стране. Будь я королём... Увы, если у меня родится брат... - Крис махнул рукой.
   Краск облизал губы и медленно произнёс:
   - Говорили, у Её Величества проблемы со здоровьем. Ваш отец не посещает её по ночам, - он сокрушённо покачал головой. - Мой прежний лекарь Карл обеспокоен её здоровьем, постоянно готовит какие-то снадобья. Ей часто приходится оставаться одной, бедняжке.
   - Да, ей, наверное, не менее одиноко, чем моей бывшей мачехе. Хотя нет, Катрейне как раз охраняет покой Мая.
   - Сдаётся мне, это ненадолго. Если она и Алексарх влюблены, то жить на расстоянии не смогут. Уверен, Сайрон об этом позаботится.
   - Конечно, он предпочтёт, чтобы она была фрейлиной действующей королевы, а не бывшей.
   - Безусловно, так тому и быть, Ваше Высочество.
   - Думаю, когда она вернётся во дворец, случится много чего.
   - Вам и мне остаётся лишь ждать и молиться за здоровье Её Величества, - Краск торжественно поднялся, и Крис понял, что разговор окончен.

***


   - Не стоило так рисковать! Мой... король будет недоволен, если узнает.
   Катрейна до сих пор считала Айвариха супругом, но так она называла его теперь лишь про себя. Никто не знал, чего стоила ей такая сдержанность, но разве станет легче, если изливать на всех тоску, закатывать скандалы, пытаться что-то доказать? Её время ушло, да и было ли оно когда-нибудь?
   Катрейна не жалела, что оставила дворец, - место, которое после смерти большинства Кройдомов она ненавидела. Но и новый дом ей не принадлежал: даже гостя принять она боится. Впрочем, этот гость был бы нежеланным и в Нортхеде. Нежеланным для Айвариха, не для неё.
   Ноэль Сиверс смотрел на неё открыто, а не так, как её родные. Они приезжали изредка и всё время отводили глаза, словно стыдились её или считали больной. Да, ей больно, так больно, что впору выть волком в ночной тьме, но разве она больше не Ривенхед? Почему все её покинули? Мая оставила её - король сделал её фрейлиной Тории, отобрав у бывшей жены последнее утешение.
   Ноэль словно не замечал её нового положения:
   - Ваше Величество...
   - Не надо, прошу вас! - Катрейна махнула рукой. - Я более не жена ему, согласно закону.
   - Есть законы людские, а есть - Божьи, и не короли их устанавливают. - Ноэль ходил по крохотной гостиной взад-вперёд. Её смущали потёртая обивка стен и скудость обстановки - диван, кресло, невысокий столик, пыльные занавеси на окнах и неработающий камин, но поделать она ничего не могла. К счастью, уже началось лето, и можно обойтись без камина.
   - Отныне думать подобным образом - преступление, - с горечью произнесла Катрейна, и, чтобы избежать неловкости в дальнейшем, попросила:
   - Ноэль, мы знакомы так давно, что можем называть друг друга по именам.
   - Я не осмелюсь...
   - Зовите меня Катрейна, и это - приказ, - слабо пошутила она.
   - Я всегда выполнял ваши приказы, Катрейна, - Ноэль слегка поклонился.
   - Я помню, - её лицо потемнело. - Вы исполнили даже приказ оставить своего ребёнка, и за это я ни разу не просила у вас прощения.
   - Не вспоминайте об этом, - Ноэль тоже помрачнел. - Если бы я отказался, Дайрус бы погиб, а я и так уже достаточно людей погубил...
   - Вы об Анне? Не думаю, что вы смогли бы её спасти. Монастырская повитуха говорила, что она бы не выжила при тех родах.
   - Если бы не я, не было бы и родов. - Катрейна знала, что он считал себя виновным в смерти Анны, но чтобы так говорить об этом спустя семнадцать лет! Он ведь не стар, по-прежнему красив и мог сто раз жениться, но остался одиноким. Сын заменял ему всё, а она отняла его тогда, и снова забрала два года назад.
   - Прости меня, Ноэль, ради Бога! - вырвалось у неё.
   - За что?
   - Если бы не я, Райгард не получил бы место в королевской страже, не оставил бы тебя.
   - Не стража, так что-нибудь ещё, уж поверьте мне, - пожал плечами Ноэль. - Как и Кройдомы, он честолюбив до крайности. Я пытался с этим бороться, но мне это оказалось не под силу. Ему никто не указ, как говорится. Он всегда стремился в столицу, влюбился там в дочку барона Ривенхеда, представляете? - Ноэль слегка улыбнулся. - Ну а с тех пор, как он узнал, что родился незаконным, его как подменили. Только об отъезде и мечтал. Знали бы вы, что он мне наговорил... - Ноэль замолчал.
   - Но если бы я не попросила мужа взять его к себе, он бы вскоре одумался.
   - Катрейна, - Ноэль с трудом выговорил её имя. - Вы ошибаетесь. Вы тут совершенно ни при чём.
   - Как ни при чём? Без меня мальчик не оказался бы среди этой грязи. Я боюсь за него. Иногда он так похож на тебя, что я не понимаю, как он может смотреть на все эти ужасы. Он ведь был в Залесском монастыре, когда умер настоятель Родрик Ривенхед, он видел убийство Диэниса и казнь Оскара Мирна... - Катрейна решила высказать всё, что её пугало: - Айварих знает, кто его мать, да и Крис Райгарда не любит. Не дай Бог, что-нибудь произойдёт. Сейчас такие ужасные времена, Ноэль, ему нельзя там находиться. Я пыталась убедить его уехать, я просила Алекса помочь, но он и сам не в лучшем положении. Бедные дети пока не представляют, как страшен мир, в который их привели взрослые.
   - Тогда мы и сами были детьми, - возразил Ноэль, - хотя это не оправдывает меня. Если бы не я, Анна вышла бы за другого...
   - Как Рижитта?
   Ноэль промолчал.
   - Ты помнишь, что случилось с Рижиттой? - настойчиво спросила Катрейна, а когда он не ответил, добавила: - И с её мужем, и с их сыном? Тебе напомнить, что с ними стало?
   - Я помню, - едва слышно выдавил Ноэль.
   - Очевидно, недостаточно хорошо помнишь. Они поженились, у них родился чудесный мальчик, и всех их однажды растерзали на пустынной дороге. Их убийц не нашли. Война, что поделаешь, говорил Айварих. Сам он праздновал победу, а я даже не смогла приехать на их похороны, - Катрейна чувствовала, как слёзы текут по лицу. Маленькая, дерзкая, упрямая Рижитта, единственная дочь Эйварда. Ей было всего двадцать, и она так любила жизнь! - Катрейна зарыдала и присела на диван.
   Ноэль, постояв, нерешительно подошёл к ней и прикоснулся к плечу. Катрейна схватила его руку и притянула к груди с такой силой, что ему пришлось сесть рядом. Она обняла его, не пытаясь взять себя в руки. С ним она не боялась казаться слабой. Когда-то она силой вынудила его принять тяжёлое решение, пусть теперь он поймёт, что это была не сила, а страх и слабость. Может, так он её простит?
   - Анну могла ждать подобная участь, стань она женой барона Пэйлана Ривенхеда, как хотел Райгард.
   - Если бы она стала его женой, он не предал бы Райгарда в последней битве, и Айварих... - Ноэль замолчал. Пэйлан Ривенхед должен был выступить с войском против Айвариха в битве при Соуборте, но вместо этого ждал, пока не увидел, что Айварих побеждает. Тогда Пэйлан атаковал силы Райгарда, решив исход битвы. Награду, правда, барон не получил: он погиб в той битве, и бароном стал его брат Холлард.
   Немного успокоившись, Катрейна отстранилась от Ноэля и посмотрела ему в глаза:
   - Мы этого не знаем. Анна умерла своей смертью, её сын жив. Ты тоже жив. Бог не допустил, чтобы ей довелось, как Рижитте, увидеть гибель мужа и ребёнка. - Катрейна гнала от себя мысль, что в их смерти виноват Айварих, но его упорное нежелание говорить на эту тему и искать убийц вызывали у Катрейны подозрения с самого начала, а когда она молилась о том, чтобы убийцы понесли наказание, перед глазами всегда стояло лицо мужа. Убийца Райгарда, возможный убийца Рижитты и её сына - один Господь знал, чего ей стоило выйти за него замуж. Она умерла в день свадьбы, и брачную ночь он провёл с холодным трупом, пусть и не знал об этом. Если бы не Рик, она бы сломалась.
   - Я не знал, что они погибли после смерти Райгарда, - Ноэль потрясённо смотрел в окно, за которым зеленел густой лес. - Королева Маэрина сообщила мне об их смерти, но без подробностей. Приехав сюда, я боялся вспоминать о Кройдомах лишний раз, - Лицо Ноэля было непривычно жёстким.
   - Но я-то всё знала, - возразила Катрейна. - И всё-таки попросила мужа взять Рика в стражу. Потеряв собственного сына, я снова хотела забрать твоего. Прости меня, Ноэль!
   - Вы тут ни при чём, Катрейна, - низкий голос Ноэля был тихим и мягким. Анна говорила, что его уроки любила, даже когда он рассказывал о склонениях барундийских глаголов. Катрейна всхлипнула.
   - Поверьте, пожалуйста, я говорю это не просто так. Король потребовал, чтобы я молчал, но я не хотел бы, чтобы вы обвиняли себя в том, что не зависело от вас.
   Катрейна посмотрела на него с недоумением. Ноэль облизал губы и сглотнул.
   - Король решил взять его к себе по собственной воле. Позже он написал мне и приказал не вмешиваться в жизнь моего сына. Запретил видеться с ним. В первый раз я увидел Райгарда после взятия Малгарда, и король был этим недоволен.
   - Но... тогда... Айварих что-то задумал, - неуверенно начала Катрейна. - Это всё неспроста. Он знает, кто мать Райгарда, и всё равно пригласил его? Господи, он хочет погубить мальчика! Ноэль, необходимо выяснить, в чём дело! Не позволь Айвариху уничтожить одного из Кройдомов!
   Почему Ноэль смотрит на неё с удивлением? Ах, да, Рик же бастард. Ну и что? Он - истинный Кройдом, и Катрейна любит его не меньше... Да, не меньше Дайруса. Эти двое мальчиков - всё, что осталось от когда-то большого рода, и пусть Господь сохранит им жизнь. Где-то в мозгу мелькнула мысль попросить у Бога вернуть им и трон, но Катрейна побоялась, что такую просьбу Там примут за предательство. Пусть Айварих и развёлся с ней, но по законам Божеским, как сказал Ноэль, он до сих пор её муж.

***


   Самайя с трудом подавила улыбку, сложила записку, переданную Димом, и спрятала её под лиф платья. Протянув Тории приготовленный служанкой лимонад - королеву от волнения мучила жажда - Самайя выскользнула из комнаты, где Тория Иглсуд переодевалась перед приёмом послов из Барундии. Поговаривали, что они прибыли ещё раз обсудить брак Алексарха и Марции.
   Тория с утра чувствовала себя не слишком хорошо: её тошнило, кружилась голова и ныл желудок. Две служанки суетились вокруг, норовя позвать Карла, но Тория и мысли не допускала о том, чтобы отказаться от приёма. Послы означали признание её брака со стороны Барундии. По крайней мере, Айварих сказал, что иначе вышвырнет их прочь. Неужели гордая Маэрина признает, что её сестра больше не королева? Самайя битый час выслушивала злые насмешки Тории по этому поводу - она словно забыла, что Самайя служила Катрейне. Или не забыла и хотела уязвить фрейлину, навязанную ей супругом? Заметила ли королева интерес Айвариха к ней? По мнению Самайи, вряд ли, тем более, что этот интерес куда-то пропал: король уделял ей внимания не больше, чем собачке Тории. К счастью, Тория отвлеклась на одевание и тоже забыла о фрейлине.
   Самайя и Дим пересекли Дворцовую площадь, смешавшись с толпой людей, сновавших туда-сюда по Разъезжей улице. Здесь всегда было полно народа, и никто ни на кого не обращал внимания. Самайя нетерпеливо завертела головой в поисках автора записки.
   Отец Рика ждал возле Бронзовых ворот, где, как всегда, стоял грохот от повозок, которые прибыли с грузами из гавани и теперь пытались разойтись на узком пятачке земли. Грязные дома стояли впритык на покрытой нечистотами улице, так что эти манёвры требовали сноровки и наглости. Возницы, купцы, городские стражники и нищие ругались на чём свет стоит или спорили по поводу пошлин, взяток и украденной мелочи.
   Ноэль Сиверс сам нашёл её в этой толпе и утащил на кривую боковую улочку, где пряталась известная в городе харчевня с публичным домом. Вывески и названия она не имела, в отличие от других подобных заведений, раскиданных по соседству. Дим прищурился и сжал губы, и Самайя понимала почему. Рик не советовал ей заглядывать в те края, когда они гуляли по Нортхеду. Кажется, Ноэль сам не понимал, где они находятся. Самайя заметила, что отец Рика обеспокоен, а его одежда в беспорядке. Конь Ноэля был привязан тут же у поилки и выглядел изрядно уставшим. Дим остался возле лошади, а Самайя и Ноэль отошли в сторону.
   - Благодарю, что пришли, Самайя, - Ноэль говорил быстро, но она успела вставить слово:
   - Вы видели королеву Катрейну?
   - Что? Да... Да, я от неё. Мы обсуждали... Самайя, у меня нет времени. Мне нужно увидеть сына, но он уехал с Алексархом и вернётся неизвестно когда. Вы что-нибудь знаете об этом?
   - Они уехали по приказу короля на юг, и я точно не знаю, когда вернутся.
   На юге, в Нугардской области, новую веру приняли далеко не все, и стычки её противников и сторонников приняли ожесточённый характер. Айварих отправил Алексарха разбираться с этим, как подозревал Алекс, исключительно ради того, чтобы посмотреть, сможет ли сын делом доказать верность отцу.
   Ноэль помрачнел, глядя по сторонам.
   - Господин Сиверс, мне нельзя уходить надолго. Скоро приём, король приказал мне быть там. Если я могу что-то сделать...
   - Сделать? - Ноэль словно её не слышал.
   - Да, я могу помочь?
   - Самайя... Вы не передадите Райгарду письмо от меня, как только он вернётся?
   - Конечно, - она кивнула, стараясь говорить кратко. - Где письмо?
   - Письмо? Я его напишу.
   Ноэль скрылся в кабаке, откуда вскоре вышел в сопровождении полуголой девицы. Он отмахивался от неё и в конце концов бросил серебряную монету, которую она ловко ухватила на лету. Самайя делала вид, что её тут нет, уткнувшись в шею лошади и жалея, что нет возможности поговорить с Ноэлем подробнее. Она осознала, что скучала по нему, несмотря на краткое знакомство.
   Письмо Самайя забрала и спрятала вместе с запиской, в которой Ноэль просил её прийти к Бронзовым воротам. Она не знала, что случилось, и не решилась спросить.
   - Я возвращаюсь в Тенгрот и прошу его приехать поскорее. Если Райгард откажется... - Ноэль заколебался. - Скажите ему, что...
   - Он не откажется, - уверенно сказала Самайя. - Он обязательно приедет домой. - Ей хотелось сказать ему ещё что-нибудь ободряющее, но ничего не приходило на ум.
   - Ваши бы слова... - Ноэль криво улыбнулся. - Если вы окажетесь неправы, передайте ему, пожалуйста, что я готов рассказать ему о его матери.
   - А в письме вы об этом написали?
   - Нет. Скажите это ему, только если не будет выбора. Поклянитесь! - Его низкий настойчивый голос вызывал у неё внутри странные ощущения, но у неё не было времени понять, что они означают.
   - Клянусь!
   Ноэль поцеловал её в щёку, пробормотал "Благодарю вас", вскочил на лошадь и скрылся за углом. Самайя с сожалением проводила его взглядом и очнулась только тогда, когда Дим дёрнул её за руку. Самайя и Дим быстро направились ко дворцу: приём вот-вот начнётся. По дороге их едва не задавили всадники, среди которых Самайя заметила Ривенхедов - Холларда, Теодора и Илзу. Странно, они должны быть на приёме!
   У дворца скопилась такая толпа, что протиснуться им не удавалось. Люди орали, перекрикивая друг друга. Выходившее на площадь окно на первом этаже было разбито вдребезги.
   Шёпот перекатывался по площади, и Самайя прислушалась, пытаясь уловить его смысл. Говорили про убитых послов, проклинали Барундию, выкрикивали что-то про отравление. Какое отравление? Послов отравили? Голова Самайи закружилась, ей стало жарко. Она не сразу осознала, что означало "Королева мертва". Королева Катрейна мертва? Но как? Что случилось?
   Дим сжал руку Самайи так, что она вскрикнула.
   - Убийство, - сквозь зубы пробормотал он.
   - Что? - ужаснулась Самайя. - Какое убийство?
   - Убили!!! Королеву Торию убили!!!

Глава 13. Расследование


   Катрейна по приказу Айвариха вернулась во дворец Нортхеда, но в прежние комнаты её не пустили - она жила в комнате одной из фрейлин, и обслуживала её лишь пара слуг. Похороны Тории прошли торжественно, однако и туда Катрейну не пустили. Тела двух послов собирались отправить в Барундию, но эта миссия откладывалась из-за паводка на Калсе, чьи воды затопили прямую дорогу у Соуборта. Ехать в объезд долго и небезопасно, а отправлять корабль Айварих отказался. Решено было подождать пару недель до окончания паводка. Карл Немой позаботился, чтобы тела не слишком испортились, и поместил их в холодный подвал.
   Расследование убийства началось с того, что арестовали несколько Ривенхедов. Даже Валамир Ривенхед, названный в честь первого короля Сканналии, оказался под арестом, хотя жил вдали от всех уже много лет: лишь перед убийством он оказался в Нортхеде по делам. Сын погибшего в Северной гавани Шеймуса Лайнард Ривенхед, недавно вступивший в королевскую стражу, убил Михаэля Иглсуда, но был заколот Власом Мэйдингором.
   Что происходит? Этот вопрос Катрейна задавала себе по сто раз на дню, но ответить на него никто не спешил. Она только знала, что перед приёмом Тория скончалась, и тут же заподозрили отравление. Кто-то выкрикнул имя Катрейны и её фрейлины Маи. Вслед за Катрейной послышалось имя Ривенхедов, и вот тут Лайнард вынул меч и бросился на клеветника - им оказался брат Тории Михаэль. В потасовке убили обоих послов Барундии.
   Катрейна отчаянно хотела знать, что же происходит за стенами комнаты, но она также боялась узнать о новых арестах. Похоже, с ужасом думала Катрейна, Айварих решил извести всю её семью. Она уже не пыталась понять действия бывшего мужа, а всё больше вспоминала родных и представляла их будущее в эти жуткие времена. Она молилась за каждого, оплакивая их и свою судьбу, но теперь даже слёзы закончились.
   Дверь открылась внезапно, и Катрейна вздрогнула. Айварих лично навестил её! Она попыталась встать, но пошатнулась и снова села на кровать, умоляюще взглянув на короля. Он изменился, некстати подумала Катрейна. Она не видела его четыре месяца, но что-то в нём казалось совершенно чужим. Его глаза были красноватыми, опухшими и незнакомыми. Айварих посмотрел на неё, как на таракана, потом приказал следовать за ним. Катрейна шла с трудом, но Айварих тоже не спешил. Они вышли из комнаты и свернули налево, к Северной башне. У входа в башню Айварих кивком велел жене идти внутрь. Они оказались на лестнице, которая вела и наверх, и вниз. Часовой выглянул из закрытой ниши, где когда-то был нужник, и вытянулся перед королём. Катрейна нерешительно замерла, но Айварих слегка подтолкнул её в спину и указал вниз. Они спустились на один пролёт и оказались на лестничной площадке первого этажа, откуда вела единственная дверь в восточное крыло. Катрейна подумала, что муж хочет запереть её в темнице. Она содрогнулась, но они оказались в обычной комнате, забитой сундуками. Бочки с водой отражали свет свечей. Единственное маленькое окошко закрывала решётка. Стульев в комнате не было.
   Айварих оглядел бывшую жену и хмыкнул, затем подвёл к столу, который ломился от каких-то приборов. Он взял плётку с шипастыми железными наконечниками на трёх "хвостах":
   - Знаешь, дорогая, мне иногда кажется, что каждый муж должен хотя бы раз её на шкуре жены испытать. - Он положил плётку и обежал взглядом стол.
   - А вот это, - он показал нечто вроде щипцов с двумя повёрнутыми друг к другу двузубыми вилками на концах, - что угодно оторвёт, например... - он коснулся груди Катрейны.
   У Катрейны подкосились ноги, и она упала на твёрдый пол. Она пришла в себя, когда вода потекла по лицу. Айварих улыбался, глядя на неё.
   - Не вздумай снова сознание потерять, иначе в этом ошейнике очнёшься. - Ошейник был железным с шипами внутри. Он брякнул его на стол.
   - Пойдём, ты ещё не всё видела.
   Он - Катрейна не решалась звать этого страшного человека по имени - схватил её за руку и заставил подняться. Подтащив её к другой двери, он распахнул её, и Катрейна оказалась в аду.
   От сильного жара она моментально взмокла. Горел камин, но не обычный камин, а приспособленный для мучений - с цепями, решёткой, колодкой для ног жертв и разного вида щипцами. Через крюк в потолке тянулась верёвка, один её конец был намотан на стоявшую у стены лебёдку, а другой удерживал связанные за спиной руки Ульрика Холмкреста, мужа Сиэллы Ривенхед, тётки Диэниса. Огромный палач подкрутил лебёдку, руки Ульрика дёрнулись, и он закричал. Его тело изогнулось, закреплённая на ногах тяжёлая гиря неохотно закачалась из стороны в сторону. Ульрик являлся членом Королевского Совета, куда его ввёл отец - барон Холмкрест. Сам барон был настолько стар, что никто уже не помнил, сколько ему лет. Ульрик - его единственный законный сын.
   Рядом с палачом стоял маленький человечек в маске и кожаном переднике, покрытом свежей кровью. В руке он держал финик, который как раз сунул в рот. На столике неподалёку стояла целая чашка засахаренных груш, вишен и слив.
   Катрейна наклонилась, и её стошнило.
   - Ваше Величество? - негромкий голос оглушал. Знакомый голос. Катрейна обернулась и увидела того, кого не заметила раньше. Георг Ворнхолм перед их приходом явно что-то записывал на столе в углу. Ворох бумаг лежал рядом.
   Барон с ужасом смотрел на Катрейну, словно не веря глазам.
   - Я же говорил, что приду, - раздражённо сказал Айварих, толкая Катрейну к столу. Она мельком отметила, что в комнате есть вторая дверь: за ней должны быть камеры.
   Георг вскочил, освобождая единственный стул в комнате.
   - Ваше Величество... - обратился он к ней.
   - Она больше не королева, забыл? - оборвал его Айварих.
   Барон Ворнхолм не обратил на него внимания, усаживая Катрейну на стул, после чего обернулся к королю:
   - Ваше Величество, что от меня требуется?
   - То же, что и всегда! Зря я что ли тебя главой Судебной Палаты назначил? Этот, - Айварих мотнул головой в сторону Ульрика, - что-нибудь интересное рассказал?
   - Да, весьма интересное. Они вступили в заговор против вас, Ваше Величество!
   - Заговор? - вырвалось у Катрейны. - Господи, зачем это им?
   - Из мести, - Георг поворошил бумаги, не глядя ни на неё, ни на короля. - Они мечтали отомстить за смерть Диэниса.
   Сиэлла и Ульрик растили Диэниса с детства и обожали его. Собственный первенец у них появился только пять лет назад, но и тогда Диэнис остался их любимым ребёнком. Со времени его смерти Сиэлла ни разу не появилась при дворе и не снимала траур.
   - Кто ещё в заговоре участвует? - небрежно спросил Айварих.
   - По его словам, всем заправляет Холлард Ривенхед.
   - Нет! Это всё ложь! Мой дядя не может...
   - Дорогая, ты себе не представляешь, что он может, - оборвал её Айварих. - Твоя семейка хотела меня извести...
   - Нет! Ваше Величество, ради Бога, неужели вы этому верите?..
   - О, я верю, Катрейна. Я всегда верил, что от вас нельзя добра ждать, и теперь вы за это заплатите. - Он обратился к Георгу. - А бывшая королева? Что о ней говорят?
   - Ничего, Ваше Величество, - ровно ответил барон.
   Послышался звон инструментов, и Ворнхолм недовольно оглянулся:
   - Поди прочь! После продолжим!
   Палач в маске проглотил очередной фрукт и низко поклонился королю:
   - Ваше Величество оказали мне такую честь, я счастлив лицезреть вас в этом месте, если Ваше Величество пожелает, я готов продолжить...
   - Тебе же велели убираться! - Айварих брезгливо вытер о штаны случайно оказавшийся в крови палец. - Далеко не уходи!
   Когда палач выскользнул за дверь, король попросил барона:
   - Итак, объясни моей жене, кто и в чём виноват.
   Георг минуту собирался с мыслями:
   - В ходе следствия выявлен заговор против Вашего Величества. Валамир Ривенхед показал, что и его пытались склонить к заговору, но он отказался от участия в нём...
   - Однако он знал и не доложил, - ехидно вставил Айварих. - Ты это учёл, Георг?
   - Да, Ваше Величество. Тем не менее, он выдал нам всех, кого знал, а поэтому по решению суда, который состоится завтра, если на то будет ваша воля, он не будет казнён или заключён в тюрьму, однако его земли перейдут казне.
   - Ему что-нибудь останется?
   - Если вы согласитесь оставить ему крохотное поместье, где он жил до сих пор...
   - Раньше я б его в монастырь сослал, но их почти не осталось, так что пусть в поместье гниёт и за его пределы носа не суёт.
   - Слушаюсь, Ваше Величество. - Барон Ворнхолм немедленно вынул какой-то свиток и дал его королю на подпись, потом засунул его под другие бумаги и взял лист сверху.
   - Согласно показаниям Валамира Ривенхеда, а также остальных, включая присутствующего здесь Ульрика Холмкреста... - Георг словно читал по бумаге роковые слова, но взгляд его застыл над стопкой свитков. Катрейна с ужасом смотрела на человека, который когда-то любил её. Любил? Или ненавидел так же, как и брата, преданного им семнадцать лет назад? Она не хотела слушать дальше. Какими пытками они заставили членов её семьи оговорить друг друга? Катрейна не сомневалась, что всё сказанное - вздор, но это, похоже, не имело значения. Катрейна с жалостью посмотрела на Ульрика. За что ему такое? Он ведь даже не Ривенхед! Почему Айварих показывает ей всё это?
   - Заговор возглавляют Холлард Ривенхед и доминиарх Теодор Ривенхед, - слова Георга отдавались молотами в мозгу, кровь пульсировала в висках. Катрейна чувствовала, что вот-вот упадёт в обморок, у неё перехватило дыхание. Катрейна задышала быстрее.
   - Их целью было сначала заменить госпожу Катрейну на Илзу Ривенхед...
   - Да, помню, как твой дядюшка её мне в постель протискивал, - хихикнул Айварих, - но крошка слишком походила на тебя, дорогая, и я её лишь разок попробовал, больше не захотелось.
   Катрейна вздрогнула: бедная Илза. Что с ней? Она скрылась или томится во дворце, как Катрейна? Вопросы нарастали, и она приказала себе прекратить. Ответов она всё равно не получит.
   - ...однако у них ничего не вышло, поскольку Ваше Величество нашли себе супругу. Доминиарх, недовольный вашими церковными реформами, подстрекал брата и своих сторонников пойти против вас, пытался склонить к мятежу принца Алексарха, но безуспешно. Есть основания полагать, что они готовили свержение законного короля и двух его сыновей, чтобы взамен посадить на трон Дайруса Кройдома. Именно для переговоров с ними сюда явились барундийские послы и именно в Барундию сейчас направляются Холлард и Теодор. - Георг замолчал.
   - Что? И всё? - Айварих прищурился. - А остальное?
   - Остальное?
   - Кто мою жену отравил? Замешана ли фрейлина, или, как Краск уверяет, она ни при чём? Где вообще эта девчонка? Кто послов убил? Как она, - Айварих указал на Катрейну, - с этим связана? Каковы условия договора с Гиемоном?
   - Ваше Величество, Маю ищут все свободные стражники. К сожалению, свидетели не знают, кто совершил убийство послов, но мы продолжим расспросы. На некоторые вопросы могут ответить лишь Холлард и Теодор, а они...
   - Я и сам знаю, что они сбежали! - раздражённо бросил Айварих. - Я Криса отправлю предателей разыскать, но сведения мне уже сейчас нужны! Если надо, я тебе бывшую жену отдам - пусть палач её расспросит. Он любит женщин допрашивать. - Глаза Ворнхолма сверкнули, и Катрейне показалось, что Георг и Ульрик переглянулись друг с другом. Айварих на это внимания не обратил и повернулся к Катрейне:
   - Кстати, я отправил стражу за твоим старым знакомцем, старшим Сиверсом. Думаю, он немало интересного расскажет. Мне доложили, он недавно у тебя гостил? Решил и тебя в постель затащить? - Айварих сверлил глазами бывшую жену. Катрейна закусила губу.
   - Пошли, дорогая! - Айварих силой поднял Катрейну за локоть и потащил к выходу. Георг проводил её взглядом, который жёг насквозь. Она не помнила, как сумела дойти до собственной постели.

***


   - Ваше Величество, Летопись не говорит, где фрейлина.
   - А что она говорит?!
   - Холлард Ривенхед в Малгарде, Теодор едет на юг, но нет ни слова о том, где Мая, - голос Ивара дрогнул, и Крис с подозрением покосился на него. А не скрывает ли он кое-что?
   Крис слышал об Истинной Летописи раньше, но сегодня впервые увидел, как выглядит знаменитая книга: отец взял его к Ивару Краску. О такой степени доверия Крис мечтал всю жизнь. Отец теперь часто приглашал Криса сопровождать его, и принц был доволен. Энгус Краск не подвёл! Как, интересно, он провернул трюк с ядом? Об этом Крис не решался спрашивать вслух, да и какая разница? Тория и Михаэль мертвы, Алекс у чёрта на куличках и может вообще не вернуться - мало ли какие еретики его по дороге прикончат. Только фрейлина неуловима, но даже если чёртова Летопись будет молчать, Крис сам её найдёт. Он уже дал знать всем, кому следует, что заплатит состояние за эту шлюху. Из Нортхеда она уйти вряд ли успела, так что ждать недолго.
   - А что она о яде пишет? Кто его моей жене дал?
   Ивар развёл руками:
   - Летопись об этом не сообщает.
   - А кто послов убил?
   Крис вздрогнул: одного из них убил он, но в суматохе этого никто не заметил. Неужели это отражено на бумаге? Впрочем, Энгус прикроет, если что. Крис защищал трон от врагов, и отец должен это оценить.
   - Летопись не упоминала...
   - Черти бы твою Летопись взяли! - Айварих склонился над текстом, написанным аккуратным крупным почерком Ивара. - Да тут толком ничего нет! "Самайя входит в комнату королевы Тории... чужестранец Дим передаёт ей записку Ноэля Сиверса... они выходят из комнаты... королева Тория отсылает служанок, ложится на кровать... бьётся в судорогах... задыхается, хватается за грудь, язык не двигается... её тошнит, она теряет сознание... умирает от дильтиры"! Если Мая перед уходом что-то Тории подсыпала, то почему тут не написано? Дильтира, как сообщил Карл, около часа действует, а Тория как раз где-то через час после ухода Маи умерла, служанки это подтвердили. И Мая ей питьё передавала. Так она убийца или нет?
   - Я не знаю, Ваше Величество.
   - Тогда на кой ты мне вообще сдался вместе с этой штуковиной? - Айварих плюнул на пол. Ивар вздрогнул.
   - Крис, иди отряд собирай, на поиски Ривенхедов отправишься. Кого поймаешь, немедленно сюда шли. Бери людей сколько надо.
   - Да, отец, - Крис возликовал в предвкушении. Задание было простое и важное одновременно. Омрачало его триумф лишь одно - Маю найдут без него, и он её не получит. А он так мечтал отдать её старому знакомому - местному палачу!

***


   Что-то с грохотом скатилось по лестнице за дверью, и Самайя вскочила, не зная, бежать ли или принять уготованную судьбу. Две недели прошли с тех пор, как Дим притащил её сюда прямо с Дворцовой площади, но она по-прежнему дёргалась от каждого шороха. Подвал был сухим, но прохладным. К счастью, середина лета выдалась жаркой, и только по ночам её трясло. Дим принёс кучу меховых одеял и тёплую одежду - её собственная одежда осталась во дворце. За эти недели она никого, кроме Дима, не видела: он приносил еду и выносил ночной горшок.
   Она понятия не имела, где находится, но убежище явно не было тайным: над головой всё время гремели голоса и музыка, люди грохали дверью, топали башмаками, а через крохотное грязное окно вверху слышался скрип колёс и стук копыт. Часто, особенно по ночам, доносились смех и ругань. Дом казался постоялым двором, что подтверждалось бочками с вином, которые занимали почти всё пространство подвала.
   Дим сказал, что так легче укрыться от любопытных глаз. Оказывается, Крис объявил награду за её поимку, и многие в Нортхеде интересовались молодой девушкой по имени Мая. Стража также получила приказ её разыскать, и Самайя терпела одиночество и неудобства, лишь бы не попасть им в руки. Беспокоила её только судьба дяди: если ищут её, то и он может пострадать.
   Как узнал Дим, Тория умерла от яда перед выходом к послам. Вскоре после ухода Маи она отослала служанок, чтобы отдохнуть перед приёмом, а когда через час служанка пришла её звать, королева была мертва. Служанка в ужасе примчалась в зал с воплями, что королеву убили. Михаэль Иглсуд заревел, что твой баран, бросился на Холларда Ривенхеда и заорал: "Убийцы! Все Ривенхеды убийцы! Вы всё подстроили, чтобы нам отомстить! Это старуха Катрейна виновата, она фрейлину специально сестре подослала!" Юный Лайнард Ривенхед начал избивать Михаэля, тот сбежал из зала, Лайнард выскочил за ним, а следом бросился Влас Мэйдингор. В зале поднялась суматоха, кто-то крикнул: "Послы Маэрины в сговоре с её сестрой! Они хотят убить короля и вернуть трон Дайрусу!" - Дим, слегка коверкая слова, живо пересказывал, что творилось в зале приёмов со слов Сильвестра.
   - А потом узнавать, сьто послы мёртвый. Холлард, Илза и Теодор сбезять, все слуги забирать на допрос. Айварих иметь отлисьный палать, - Дим восхищённо цокнул языком. - Все говорить, они хотеть Дайрус вместо Айварих.
   - Дайруса? Но они же не могут хотеть его возвращения? - растерянно спросила Самайя. - Они же предали его отца...
   - Ривенхедам конес, - Дим провёл ребром ладони по горлу. - Везде их ловить, сьто им делать ессё? Про них город плохо говорит на рынке и в серкови.
   - А ты откуда про церкви знаешь? - удивилась Самайя. Дим никогда не был эктарианином.
   - От Монах. - Дим махнул рукой. - За их голова давать награда, их земля и деньги идти к король. Объявить, сьто они предать король, слузить эктариане и Барундия, хотеть на трон Дайруса.
   - Этого не может быть!
   - Мая, ты думать, сьто они сидеть и нисево не делать, пока король думать, как убить их?
   - Убить? Зачем?
   Дим покачал головой:
   - Власть и деньги! Король иметь новая королева и хотеть иметь новые родные. Так все делать в моя страна. Но король не сделать одна вессь, - голос Дима стал зловещим. - Он дать им безять. Когда они иметь всё, они опасные, когда нет нисего, дазе больсе опасные. Все говорить, сьто в Малгард они собирать народ, сьто для война им нузен Дайрус или Алексарх.
   - Зачем им Алексарх?
   - Садить на трон, - Дим говорил об этом как о само собой разумеющемся.
   - Алексарх на такое не пойдёт!
   - Тем хузе, - пожал плечами Дим. - Скоро новый война, и победить тот, кто идти дальсе всех.
   - А Рик?
   - Рик?
   - О нём ничего не известно? И об его отце?
   Самайя виновато вспомнила о письме Ноэля, которое обещала передать Рику. Она потеряла его в суматохе где-то на улице.
   - Король приказать Рику ехать во дворес, а Рика отец... за ним посылать стразя. - Дим внимательно посмотрел на неё. - Тебе надо думать про тебя, а не про Рика. Тебя искать везде!
   Её обвиняют в убийстве королевы и ребёнка! Это не укладывалось в голове.
   Самайя пыталась узнать у Дима о судьбе Катрейны, но он только сказал, что она во дворце под охраной. Да и вообще, добавил Дим, дворец словно притих, ожидая выводов главы Судебной Палаты. Георг Ворнхолм день и ночь проводит с арестованными.
   От этих слов у Самайи волосы встали дыбом.

***


   Он не верил ни в бога, ни в дьявола, но в последние недели жалел об этом всё чаще. Иногда он подходил к двери какой-нибудь церкви, но не мог заставить себя сделать хотя бы шаг внутрь её стен. Как ни восхищался он точно выверенными объёмами, игрой света на полу и стенах, цветовой гаммой фресок и картин, гармонией нефов, куполов и апсид, но свечи, скорбные лики на иконах и витражи со сценами из Декамартиона вызывали у него отвращение нарочитой демонстрацией смерти и страданий. В его имении стояла небольшая церквушка, которую он время от времени посещал, чтобы не давать повода для пересудов, но там всё было скромно - он построил её за свой счёт и по собственному проекту.
   Когда-то давно родители пытались внушить ему уважение к многочисленным святым, заставляли зубрить наизусть молитвы, но после их смерти остался только старший брат Томар, мало обращавший внимания на малолетнего сопляка. Вскоре Томар отослал брата в Барундию для обучения самостоятельной жизни. В тринадцать лет благодаря королеве Маэрине, чья мать была из Ворнхолмов, Георг познакомился со многими художниками и влюбился в живопись, но быстро понял, что портреты юной невесты брата получаются далёкими от совершенства. Члены гильдии художников Арпена открыто насмехались над ним, что не мешало им брать с него немалые деньги за обучение. Позже он увлёкся архитектурой, но известия с родины заставили его вернуться домой три года спустя после отъезда.
   Томар выступил против короля Райгарда Второго и погиб. Райгард, который обещал выдать за Томара Катрейну, не просто отобрал её, но и отрубил брату голову за измену!
   Георг Ворнхолм, вернувшись из-за границы, неожиданно для себя оказался владельцем громкого титула, разорённого поместья и жгучей обиды за несправедливую смерть брата. Измена! Райгард ещё не знал, что такое измена!
   Сначала Георг пытался выяснить, что же случилось. Постоянно всплывало имя Байнара: Георг с удивлением узнал, что брат вёл расследование смерти мальчика, но отказался выступить с объявлением результатов. Слухи, распространяемые по стране, позволяли сделать вывод: брат знал, что Райгард виновен, и не желал служить ему. Что ж, Георг последует его примеру, но будет осторожнее.
   Шанс представился спустя почти четыре года после смерти брата: на реке Калса Райгард и Айварих сошлись в битве, и Георг отомстил, перейдя на сторону Айвариха. Лишь грусть Катрейны огорчала его: она ни разу не заговорила с ним с тех пор, даже за свадебный подарок не поблагодарила, хотя это была его единственная по-настоящему прекрасная картина. Зато победа Айвариха сделала её королевой! Георг приложил немало сил, чтобы через два года после смерти Райгарда Айварих заключил договор с Барундией именно на этом условии. Пусть принцесса не будет принадлежать Георгу, но он будет принадлежать и служить только ей. Других королей и богов у него не было.
   Ему исполнился двадцать один, когда Катрейна стала королевой, и тогда он верил в свою правоту, а сейчас, в тридцать шесть, Георг проклинал романтическую молодость и полное незнание реальной жизни. Трон не принёс ей счастья, не принёс покоя, не принёс детей, которые бы её утешили. Живая и яркая девушка погружалась в одиночество, и Георг бессильно наблюдал, как она угасает, а приступы удушья всё чаще дают о себе знать. Георг просил каждого нового королевского лекаря найти причину этой болезни, но всякий раз ответ был один: королева здорова, нет причин для затруднения дыхания.
   Мысли о том, что зря он помогал Айвариху получить трон, появились после того, как возникли слухи о разводе короля с женой. К счастью, после похода Дайруса и беременности они улеглись, но смерть ребёнка Катрейны вернула короля к этой идее. Георг не слишком возражал против перемен в церковных делах - какая ему разница, будут молитвы читать на латейском или сканналийском? - но Айварих заботился не о чистоте церкви, а лишь о силе собственной власти, и главный удар направил против Ривенхедов, стоявших за королевой. За прошедшие месяцы погибло несколько представителей этой семьи, но Георг начинал отсчёт со смерти Диэниса. Именно тогда он впервые задумался, а не совершил ли ошибку? Теперь, два года спустя, он этим вопросом уже не задавался. Ему было страшно - впервые за всю жизнь. Судьба Ривенхедов определена королём, и Катрейна может разделить её с остальными.
   Именно из страха за неё он и согласился на эту проклятую должность главы Судебной Палаты, хотя и поставил условие: приговоры выносить будет не он, а король. Айварих согласился, и с тех пор все дела по Ривенхедам ложились на стол Георга.
   Дело Диэниса Ривенхеда Георг вёл тайком: смерть этого мальчика выглядела странной. К сожалению, он не мог отправиться в Малгард и расспросить свидетелей, но полученных сведений хватало, чтобы возник резонный вопрос: зачем вообще Диэнис поднял восстание? На него никто не ответил, включая всех, кто прошёл через руки палача. Диэнис, как выяснил Георг, уехал в Малгард - вотчину умершего отца Эдгара Ривенхеда, - когда получил отказ в женитьбе на Илзе. Георг предполагал, что Холлард уже тогда подумывал о замене Катрейны на юную Илзу. В Малгарде как раз начались волнения, но то были простые стычки крестьян с налоговыми инспекторами, которые вдруг превратились в мятеж, подавленный Крисом без всякой жалости. Георг выслушал от Криса хвалебные оды друзьям, но даже принц признал, что сопротивления мятежники не оказали, а Диэнис прислал ему письмо накануне и просил о встрече. Георг спросил, где письмо, но Крис лишь хмыкнул и сказал, что отец велел ему не на письма отвечать, а выжечь мятеж калёным железом до прибытия Дайруса. Но что Крис выжигал: мятеж или Ривенхеда? Была ли связь между Диэнисом и Дайрусом? Крис сказал, что все бумаги Диэниса уничтожены, а Ульрик утверждал, что Диэнис и не помышлял об измене.
   Второй странной смертью стала гибель шестнадцатилетнего Лайнарда Ривенхеда. Георг опросил всех, кто мог что-то сказать. Влас Мэйдингор, убивший Лайнарда, сначала хвастался подвигом, однако быстро запутался в показаниях. Влас заявил, что Лайнард убил Михаэля, а он в ответ убил Лайнарда, но Георг сравнил раны Михаэля и Лайнарда и обнаружил, что оба они убиты кинжалом, тогда как у Лайнарда была шпага, а кинжал отсутствовал. Георг приказал обыскать комнаты, где Лайнард преследовал Михаэля, но безуспешно: другого оружия не нашли. Стоило Георгу поинтересоваться у Власа, где кинжал, которым он убил Лайнарда, как Влас напрягся, начал угрожать и упоминать Криса, и Георг заподозрил, что именно принц приказал ему убить Михаэля. Смерть Лайнарда вполне могла быть случайной. Георг не раз видел, что Крис с ненавистью смотрит на Иглсудов - конкурентов в борьбе за трон. Да, Крису выгодна смерть Михаэля. Выгодна ему и смерть Тории. Королю, разумеется, Георг о своих догадках не говорил, но кроме Ривенхедов у него появился ещё один подозреваемый.
   Первым делом Георг опросил служанок королевы, но те сообщили немного: с утра Тория чувствовала себя не слишком хорошо, ей приготовили прохладительный напиток, и именно Мая подала его Тории. Одна из служанок даже уверяла, что видела, как Мая сыпала туда яд. Потом прибыл Дим, сунул Мае записку, и они оба ушли, а вскоре Тория сказала, что хочет отдохнуть, и велела позвать её перед началом приёма. Когда служанка её обнаружила, вся постель была запачкана рвотой и шедшей изо рта пеной. Вызванный тут же Карл предположил по этим симптомам, а также по судорожно сведённым членам и суженным зрачкам, что королеву отравили. Позже король подтвердил его вывод на основании свидетельства Истинной Летописи. Дильтира - яд, созданный на основе цикуты в Латее, - редко попадал в Сканналию, однако о нём тут знали. В народе его прозвали "нектар пантеарха", ибо, по слухам, пантеархи любили применять его к неугодным им людям. Происхождение яда вызвало у Айвариха особенную ярость: узнав название яда, он заявил, что это лишнее доказательство вины доминиарха Ривенхеда.
   По мнению Карла, яд должен был подействовать в течение часа, а значит, подозреваемых трое. Сбежала только Мая. Её так и не отыскали, а допрос служанок больше ничего не дал. Они обе всё валили на Маю и божились, что не виноваты. Георг им верил, но добился от них признания, что ни одна не видела, чтобы Мая что-то клала в напиток. Мая слишком тесно связана с Катрейной, чтобы полагаться на обвинения двух напуганных женщин. Одна из них добавила, что королеве стало плохо с утра, и Георг задумался, не могли ли её отравить раньше, до прихода Маи. Его собственный лекарь, однако, заверил, что дильтира подействовала бы быстрее.
   Данные о смерти послов противоречили друг другу, и Георг не знал, кому верить. Из множества свидетелей никто ничего определённого не сказал. Двух послов зарезали посреди огромного, забитого людьми зала, и никто ничего не видел или боялся сказать. Георг опрашивал десятки человек, но не добился ничего. Суматоха, паника, испуг от новостей о смерти Тории словно сделали всех слепыми. Кто-то очень профессионально разделался с послами на глазах у всех. Но зачем? Случайно ли это произошло одновременно с убийством Тории? Связаны ли эти убийства?
   К сожалению, вести расследование как следует не получалось: король нацелился на Ривенхедов и торопил Георга, настаивая на пытках. Айварих сам составил списки и присутствовал на большинстве допросов. Катрейна была ему не нужна - чем помешает бывшая супруга, живущая отшельницей вдали от Нортхеда? Вряд ли Айварих верит в её виновность. Он лишь хочет использовать её для расправы над Ривенхедами. Всё, что Георг мог сделать, - доказать вину Ривенхедов раньше, чем это коснётся Катрейны. Однако одно дело государственная измена - Георг уже собрал достаточно улик, чтобы не сомневаться в ней, - а вот убийство Тории в картину не укладывалось.
   Сразу после убийства Георг приказал отыскать не только Маю Бадл, но и Дима, который провожал её из дворца в день убийства. Последний, однако, заявил, что ничего не знает про Маю, - потерял её в толпе на площади. Дим вручил Георгу записку Сиверса Мае с просьбой о встрече и сказал, что Сиверс также написал письмо, но утверждал, что это письмо осталось у Маи. Две ночи Дим провёл в руках палача, но от своих слов не отказался, зато сообщил, что одного из послов убил Крис, о чём ему сказал Сильвестр. Георг хотел выяснить всё подробнее, но король после разговора с Сильвестром вмешался, и Дим вышел из тюрьмы живым и относительно целым, а Крис отправился искать Холларда. Сайрона Бадла и Маю не нашли, Краск сказал, что понятия не имеет, где Мая, а её дядя сейчас заграницей. Георг был уверен: Краск знает куда больше, чем говорит, но король и слушать не стал.
   Визит Айвариха с Катрейной заставил Георга спешить, однако ничего нового об убийстве Тории он не узнал. Георг склонялся к выводу, что Ривенхеды к её убийству не имели отношения, но сказать об этом Айвариху не мог: тот назначит другого на его место, и тогда Катрейне конец. Нужно выиграть время - Георг начал готовить её побег, а пока он неохотно вернулся к очередному допросу.
   Палач любовно поглаживал тиски для коленей - два деревянных бруска с острыми шипами, насаженные на два винта. Он использовал прибор на десятилетнем мальчишке, который служил в доме Холларда Ривенхеда и отличался тем, что подслушивал разговоры господ вместо того, чтобы носить воду и колоть дрова. Стоило мальчишке три дня назад при виде внушительного арсенала пыточных инструментов рассказать про один такой разговор - как Холлард и Теодор обсуждали неудачу Илзы в деле соблазнения короля - и палач уже не останавливался. Применив по очереди большую часть имеющихся средств, палач снова и снова задавал парню вопросы тихим настойчивым голосом, вытаскивая ответы вместе с кусками плоти, слезами, соплями и кровью.
   Голос - единственное, что отличало палача. Голос и светлые глаза в прорезях маски. Маску эту палач носил, не снимая - она словно приросла к его лицу. На ней виднелись следы крови, некоторые заключённые плевали в неё, но палач снова и снова укрывал ею лицо. Казалось, он никогда её не стирал. Георг ни разу не обращался к палачу по имени - у него не было имени. На вид слабый и невзрачный, палач отлично знал бесчисленные способы пыток, часами рассказывал о видах казни в разных странах, где он побывал специально, чтобы обучиться заморским диковинкам. Так же изобретателен он был на допросах. Он мог любить жертву, ластиться к ней, угощать сладостями, которые обожал, мог угрожать и требовать, и каждый миг работы приносил ему безмерное удовольствие.
   Георг не раз видел, как палач возбуждается, глядя на мучения жертв, и с трудом удерживался от желания привязать его к ведьмину стулу, как называли кресло с многочисленными шипами на сиденье, спинке, подлокотниках и ножках. Увы, палач являлся любимчиком короля, и Айварих не раз лично беседовал с ним, интересовался его мнением о ходе следствия и рассказами о методах допроса. Список тех, кого надлежало допросить особенно тщательно, король передавал палачу лично. Георг предпочёл бы вообще обойтись без его услуг - он не слишком доверял сведениям, вытащенным под пыткой, - но приказ короля был однозначен, и Айварих часто контролировал процесс, хотя Георг раньше не замечал за ним привычки наблюдать за пытками.
   - Он выдержит? - Георг кивнул на мальчишку.
   - Да куда ж он денется, мальчик наш, - почти ласково сказал палач: Георг был уверен, что он улыбается под маской.
   Мальчишка застонал и открыл глаз. Второй глаз палач успел вырезать.
   - Ты говорил, что Холлард Ривенхед требовал от Илзы соблазнить короля. А как же королева Катрейна? Они говорили о ней? - спросил Георг.
   Мальчишка кивнул. Он уже не пытался ничего скрывать:
   - Они хотели жаменить её на Илжу, - прошамкал он. Зубов во рту почти не осталось, а рыжие вихры за эти дни совершенно поседели.
   - Как?
   - Они... говорили, ей надо в монаштырь... Доминиарх шобирался ш ней говорить. А барон шкажал, что пока штарая жена жива, новая будет нежаконной...
   - То есть они собирались избавиться от неё?
   Мальчишка за эти дни научился различать, нужно ли отвечать правду или просто подтвердить "догадку" следователя, и быстро закивал:
   - Да, да, мой гошподин, доминиарх хотел в монаштырь, но барон... он хотел, штоб гошударь был вдовшом. - Мальчишка скривился, и его вырвало кровью.
   - Убери его и приведи Фабиана Ривенхеда! - брезгливо приказал Георг помощнику палача по прозвищу Железный Бык. Помощник отправился за новой жертвой, а палач занялся подготовкой инструментов - он любил их чистить и натирать до блеска.
   Георг собрал достаточно материалов о планах Ривенхедов, которые не сидели сложа руки, пока Айварих просил пантеарха о разводе. Более того, речь шла о переговорах Гиемона и Холларда, касающихся свержения Айвариха. Ульрик Холмкрест сообщил немало сведений, например, что они и Алекса пытались склонить к измене, но парень оказался слишком нерешителен и уклонился от разговора. От него же Георг узнал о ссоре Диэниса и Холларда из-за Илзы. Взамен на показания Георг закрыл глаза на то, что жена Ульрика Сиэлла с сыном сбежала в замок свёкра. Это был один из немногих оставшихся с древних времён укреплённых замков. Георг надеялся, что Айварих не вспомнит о них, а если нет - старый Холмкрест не сдаст единственного внука: этот старик твёрже камней собственного замка.
   Да, Ривенхеды не хотели терять место под солнцем и шли ради этого на измену и предательство. Может, именно поэтому Георг не испытывал к ним жалости. Его задача - сделать так, чтобы на допросах никто не обвинил ни в чём Катрейну, и он очень внимательно формулировал вопросы и вносил ответы в документы.
   Фабиан давно не просил Георга прекратить пытки, но не просил и о пощаде. Он вздрагивал при виде палача и тонко выл от боли, но в преступлениях не признавался. Палач бился над ним дольше всех и заверил, что сегодня святой отец будет послушнее шлюхи самого щедрого клиента. Закованный в колодки Фабиан, однако, не сдавался.
   - Мы получили показания, что Холлард Ривенхед планировал убить королеву Катрейну, чтобы женить короля на Илзе.
   - Конечно, - усмехнулся Фабиан разбитыми губами. - А потом убить короля и стать королём самому, женившись на своей дочери. - Георг всегда подозревал, что Фабиан выбрал не тот путь в жизни. Он слишком насмешлив.
   - Вы отрицаете, что доминиарх Ривенхед ездил в город Латею, где от него потребовали воспрепятствовать установлению власти короля над церковью вплоть до восстания против Его Величества? - Фабиан был священником, личным помощником Теодора, и не раз выполнял его поручения.
   - Я там не был... - плюнул Фабиан, но из-за слабости слюна поползла по его подбородку.
   - Ты говорил, он будет сговорчив, - с издёвкой обратился Георг к палачу.
   - Ваша милость, не извольте беспокоиться, я всё сделаю, да прямо щас он заговорит... - Палач бросил длинные щипцы для прижигания пяток, схватил обруч для черепа, надел на голову Фабиана и слегка прикрутил винт. Фабиан заорал, когда острые шипы надавили на кости. Палач позвал помощника и что-то ему сказал. Георг не услышал слов за криками, да это было и неважно. Фабиан ничего не скажет. Он перенёс несколько пыток, рассказал, что Теодор Ривенхед не раз проявлял недовольство разрушениями монастырей, о чём и так все знали. Фабиан также вызывающе заявил, что считает смерть настоятеля Родрика Ривенхеда и Оскара Мирна злонамеренными убийствами, и если это измена, то он изменник. Фабиан высказывал своё мнение, но сдавать родных не спешил. Жаль, что ему это не поможет: его ждёт эшафот, где уже сложил голову Ульрик Холмкрест.
   - Ты что сделал? - тихий голос палача проник в мозг Георга. В воздухе повисли страх и напряжение.
   Георг вскочил и подошёл к палачу, над которым возвышался Железный Бык. Тело Фабиана сползло по стене, натянув цепи: они шли от стены к его ошейнику. Голова Фабиана была раздавлена, глаза почти вылезли из глазниц, а из носа вытекал мозг. Палач, не веря глазам, посмотрел на мертвеца, ощупал со всех сторон и обернулся к помощнику. Тот, судя по едкому запаху, обмочился от страха и теперь пятился назад.
   Железный Бык - бугай, который два года назад рубил головы убийцам летописца - до смерти боялся тихони-извращенца, как про себя называл палача Георг. Впервые Георг познакомился с палачом и Железным Быком, когда занимался делом Мирна. Сначала он думал, что Бык и есть главный палач, а худосочный тип в маске просто на подхвате, но оказалось, что всё как раз наоборот. Палач использовал Быка для тяжёлой работы: тот с удовольствием ломал кости, отбивал внутренности и засовывал людей в крохотные подвесные железные клетки на улицах. Похоже, сегодня Бык перестарался.
   Георг с досадой смотрел на мертвеца, силой духа которого втайне восхищался, и не мог не признать, что его смерть принесла облегчение. Теперь можно приписать ему любые показания: он их не оспорит.
   Палач с помощником занялись трупом, а Георг вернулся к столу. Он записал сегодняшние признания, опуская ненужные подробности и дополняя их, если сведения не совсем совпадали с тем, что Георг хотел показать королю. Это единственное, что он мог сделать для Катрейны.
   Георг откинулся в кресле и с тоской посмотрел на ворох записей - он не раз думал отказаться от должности, но тогда Катрейна окажется без его поддержки. Ривенхеды иногда во время допросов заявляли, что она и её фрейлина виноваты во всём, что девчонка Мая с помощью колдовства соблазнила Алексарха, а потом решила убить королеву и короля, чтобы Алексарх стал королём и женился на ней. Они прямо утверждали, что не может Алекс любить женщину, если она не ведьма. Чего только они не придумывали, чтобы выгородить себя. Фабиан был исключением, но остальные говорили всё, что угодно, лишь бы остановить боль. Впрочем, город переполняли подобные слухи, но Георг относил их на счёт суеверий и предрассудков и безумно боялся, что Маю найдут. Сколько женщин признавали что угодно, лишь бы закончились пытки. Такими делами занимался ещё Свет Веры Оскара Мирна. Георг закрыл его, но он достаточно читал протоколов о допросах, чтобы верить в их правдивость. К счастью, ни девчонки, ни её дяди найти не удалось, а за Энгуса Краска вступился Крисфен. Остался, правда, человек, который мог сказать, где Мая, но этот вопрос Георг решит сам.
   - Ваша милость, позвольте полюбопытствовать, мы сегодня будем продолжать? - вкрадчивый голос вернул Георга к реальности. Палач уже закончил разборки с помощником и жевал марципан. Сладости были его страстью.
   - Нет, на сегодня довольно. Мы допросили всех, кого прислал нам Его Величество.
   - Можно допросить кого-нибудь снова, - с готовностью предложил палач. Очевидно, смерть Фабиана Ривенхеда оборвала его планы на вечер, неприязненно подумал Георг.
   - Ты же говорил, у твоей жены день рождения?
   - Ой! - воскликнул палач. - И правда ведь! Она же с меня шкуру спустит! Благодарю, Ваша милость, вы спасли мне жизнь! - И он выскочил за дверь. Георг покачал головой, глядя ему вслед. Надо бы выяснить, кто скрывается под маской.

Глава 14. Беглецы и преследователи


   - Ваше Высочество, к вам посольство от Жабиной деревни, - Олек Рохля, который сегодня выполнял роль придворного, кривлялся так, что Крис от смеха не сразу понял, о чём речь.
   Гил Полосатик и Олек Рохля каждый день подбрасывали монетку, чтобы решить, кто будет докладывать о просителях. Крис предпочитал неповоротливого толстяка Олека: с ним было веселее. К тому же он умел потрясающе подражать королевскому глашатаю важностью и умением построить речь.
   - И что они хотят? - пренебрежительно спросил принц.
   - Жалуются, что их церковь сожгли эктариане и вырезали при этом половину деревни. Их староста говорит, что все жители всемерно поддерживают нашего короля в его стремлении покончить с засильем эктарианства и умоляют его сына о помощи.
   - А я что могу сделать?
   - Они требуют покарать нападавших и заставить их возместить ущерб.
   - Да вроде вчера они жаловались на то же самое, как и позавчера.
   - Вчера, - вмешался Гил Полосатик, - деревню называли Лужино, и там наши, наоборот, задали жару эктарианам. Классно повеселились, Ваше Высочество. М-м-м... - Гил прикрыл глаза и облизал губы. - Эти придурки ещё и смели требовать вернуть им их чёртовы иконы и поповские тряпки. Ну наши, конечно, осерчали, загнали всех в церковь да запалили. Ихний попик собрал деревенских, что остались, и припёрся сюда. Вчера это они тут требовали...
   - Да, вспомнил! - Крис поморщился. Не хватало, чтобы нераскаявшиеся эктариане лезли к нему с проблемами. Выполни они волю короля, ничего бы им не было. Почему эти нищие вечно цепляются за старые порядки?
   - Тех мы вчера изрядно попугали, а эти... Гони в шею! - Крис должен искать Ривенхедов, а не тратить время на бесконечные местные разборки. Крис готовился к отъезду из Малгарда: Теодор уже отсюда уехал, и Крис отправил за ним погоню, а Холлард, как ему сообщили, отбыл в Рургард. Туда Крис и собирался, так зачем отвлекаться на всякую ерунду?
   Крис старался не обращать внимания, но в Малгарде то и дело приходили сообщения о нападениях на отцовских стражников, на зарианские церкви. Чем южнее, тем недовольства было меньше, но Север оставался косным и неповоротливым. Жалкие крестьяне, терпевшие налоги и притеснения старых церковников, почему-то не всегда понимали, как им выгодно отделаться от этой жадной своры. Влас Мэйдингор не раз докладывал, что некоторые стычки нарочно провоцируются пришлыми проповедниками или нищими, но Крис считал, что Влас слишком подозрителен.
   Ехать к барону Рургарда Валеру Мэйдингору Крис не хотел: они терпеть друг друга не могли из-за казни сына Валера Георга Мэйдингора. Будто Крис виноват, что из-за какой-то бабы Георг так взбесился. Этих баб полно, какая разница, кого трахать? Он получил по заслугам, считал Крис, но каждый раз, когда Валер смотрел на него, ему становилось не по себе. Горы не забывают, говорил Влас, показывая на свой герб - четыре серебристых зубца-горы на фоне лазурного неба с молнией, в окружении двенадцати животных, символизировавших двенадцать горных кланов. Таков девиз Мэйдингоров. Кровная месть в этих краях была правом и обязанностью. Но если не ехать, то как поймать Холларда? Крис не трус, чтобы прятаться от какого-то барона, а потому на следующий день он с отрядом выехал из Малгарда на северо-восток.
   Земли Мэйдингоров считались неблагонадёжными. Даже отец не давил на горцев, оставляя барону Рургарда право принимать решения в интересах горных кланов. В Серебряных горах слишком многие не принимали перемен. Тут и язычество живо до сих пор. Отец говорил, что горцы живут по собственным правилам, и это его раздражало. Горы, идущие вдоль восточного побережья Сканналии, были в основном неприступны и небогаты ископаемыми, но на севере - между Иштирией и Арнагским озером - в Серебряных горах с давних времён добывали серебро, железо, медь, ртуть, свинец. Область эту прозвали Рургардом по названию единственного горного замка, а владели ею Мэйдингоры, чьим богатствам завидовали даже Ривенхеды. И не только богатствам, но и независимости от королевской власти. Мэйдингоры скорее формально подчинялись королю, платили налоги в казну, но на своей территории соблюдали лишь свои законы, а их вера допускала языческие обряды. Эктарианство здесь оставалось популярным, и Мэйдингоры не слишком торопились что-то менять.
   Крис решил отправиться в Рургард не только для того, чтобы поймать Холларда, но и выяснить, чего он добился, однако по прибытии его ждал неприятный сюрприз: Валер Мэйдингор уехал на охоту. Крис обозлился, но ему пришлось ждать.
   Замок Рургард, давший название всей горной области Северо-Восточной Сканналии, находился на высокой скале на берегу горного озера. Как сказал Крису проводник, скала - бывший вулкан. Снизу зубчатые стены замка со встроенными башнями и бойницами казались крохотными. Наверх вела узкая тропинка, преодолеть которую было непросто, если хозяева того не желали.
   Горцы любили и умели воевать: непокорный Рургард в древности не раз становился полем битвы между местными кланами или отбивался от очередного правителя Сканналии. Постепенно клан Мэйдингоров подчинил себе остальные одиннадцать кланов, договорился с королём, и сто лет назад горцы приняли присягу, но старые стены замка время от времени подновляли, а укрепления перестраивали на современный лад. В центре внутреннего двора возвышалась круглая башня с пристройками, рядом стояла небольшая церквушка и арсенал, в дальнем углу двора была конюшня и цистерна для воды.
   Валер вернулся на следующий день, но, к досаде Криса, ничего интересного не сказал. Холлард приезжал, но, ничего не добившись, уехал восвояси.
   - Какого чёрта вы его отпустили?! - Крис был в ярости. - Он изменник!
   Влас, стоявший рядом с Крисом, поёжился.
   - Ваше Высочество, - чётко произнёс Валер Мэйдингор, - мы не нарушаем законов гостеприимства! Гость в моём доме - священен. Горе тому, кто посмеет причинить ему вред!
   Крис скрипнул зубами. "В моём доме"! Ну ничего, стану королём, в моём королевстве избавлюсь от непокорных. Слишком много их развелось.
   - Вы присягали королю, - жёстко напомнил он барону. - Ривенхеды - враги королевства, и ваш долг помочь королю, а не покрывать их.
   - Я знаю, в чём состоит мой долг, - Валер наклонился вперёд. Его густые кустистые брови почти коснулись лица Криса, а светлые глаза будто потемнели. Тонкий шрам на шее барона, наоборот, побелел. Говорили, что Валеру пытались перерезать горло в одной из битв, но это плохо кончилось для нападавшего.
   - Вы знаете, где Холлард? - Крис решил пока не лезть на рожон.
   - Последовал за доминиархом в Нугард.
   - Вы уверены?
   Барон пожал плечами:
   - Не исключаю, что за время нашего разговора всё изменилось, Ваше Высочество.
   Крис хотел ответить резко, но сдержался. Всему своё время. Как там у них? Горы не забывают? Ну так и он не забудет. Крис приказал Власу собрать людей - надо отправляться на юг.

***


   - Но чем я могу помочь? Отец давно меня не слушает!
   - Зато вас послушают тысячи людей по всей Сканналии, Ваше Высочество! - горячо заверил доминиарх Теодор Ривенхед, тряся двойным подбородком от избытка чувств. Его голубые глаза навыкате пронзали Алекса насквозь.
   Алекс поражённо молчал. В прошлый раз предложение так и не прозвучало, но теперь доминиарх прямо предлагал принцу предать короля. Он со страхом ждал этого, но не представлял, что ответить.
   После смерти Тории Иглсуд на Ривенхедов шла настоящая охота, и неудивительно, что они бежали кто куда. Поместья одно за другим переходили в руки казны, а их обитатели вынуждены были скрываться от расправ. Зачастую они сбивались в огромные отряды и грабили округу, отчего недовольство ширилось: земли у Ривенхедов имелись повсюду.
   Доминиарх Ривенхед рассылал письма по приходам, где жили его сторонники, и призывал вспомнить, что пантеарх отверг притязания Айвариха. Он намекнул на возможную поддержку со стороны Мэйдингоров, но Алекс сомневался, что Валер согласится поддержать восстание против короля: они с Холлардом друг друга не жаловали ещё со времён Райгарда, которого Мэйдингоры поддерживали до конца, в отличие от Ривенхедов и Ворнхолма. Но и без поддержки Рургарда каша заварилась немалая. Письма пантеарха, растиражированные в типографиях Ривенхедов, ходили по стране. Покорившиеся было эктариане поднимали головы и помогали Ривенхедам уходить от погонь, прятали их от властей. Внезапно оказалось, что многие сканналийцы не поддерживали насилие против церкви: они присоединялись к отрядам Ривенхедов. Теперь не один Диэнис выступал против всего королевства: восстания вспыхивали во многих местах. Пока ещё отцовские войска жестоко давили их в зародыше, но это лишь увеличивало количество беглецов, готовых на всё. Ривенхеды организовывали их, вооружали и снова направляли против властей. Многие, пользуясь случаем, занимались грабежами, насилием и мародёрством.
   Прошёл всего месяц после смерти Тории, но страна изменилась. Алекс даже здесь, в Нугарде, где учение зарианцев имело глубокие корни, замечал недовольство правлением отца. На столбах и заборах сами собой появлялись листки, изображавшие короля кровожадным монстром с занесённым над головой кровавым топором; Алексарха в виде оборотня: в одной руке он держал надкусанный эктарианский храм, а другой подносил ко рту зарианскую церковь; эктарианских святых на гравюрах изображали с лицами Ривенхедов или настоятелей разорённых монастырей; рынки наводняли слухи о новых налогах для строительства церквей и грядущем отборе земли в пользу королевских стражников; монахи, ставшие бродячими проповедниками, в отрепьях ходили повсюду и предсказывали божью кару за отказ от веры, и чем севернее, тем больше поддержки им оказывало население. В харчевнях поминали безумного Иригора, который стал популярным героем анекдотов и карикатур, только одет он был как Айварих, да и внешне напоминал отца. Алекс считал, что Теодор ко всему этому приложил руку. Холлард занимался вербовкой наёмников по всей стране и посылал людей к другим баронам. На юге Сканналии у Холларда имелась мануфактура по производству пушек и мушкетов, и при отборе её в пользу казны оказалось, что вся продукция куда-то делась. А сколько Холлард хранит денег и производит товаров за границей? Неужели Ривенхеды хотели собрать армию и рассчитывали, что Алекс возглавит это безумие?
   - Вы ведь, без сомнения, понимаете, что многие недовольны переменами, затронувшими самые основы нашей с вами истинной веры. Вы могли бы помочь народу Сканналии вновь обрести веру отцов! С огромным сожалением вынужден отметить, что нам больше не на кого рассчитывать! - Доминиарх страстно стукнул кулаком по столу, заваленному письмами и прошениями. Сверху лежал недописанный указ о новых таможенных правилах на Нейском канале - Алексарх как раз размышлял над ним, когда в кабинет постучал слуга и доложил о приходе доминиарха. Алекс занимал небольшой двухэтажный кирпичный дом в Нугарде, недалеко от Новой гавани, и не мог пригласить к себе Ривенхедов, но доминиарху этого и не требовалось. Его цель была иной.
   Алекс прикусил губу. Он разрывался между преданностью отцу и желанием вернуть прежние времена. К сожалению, ему даже посоветоваться не с кем.
   - Понимаю ваши опасения, но как я осмелюсь поднять руку на отца? Вы просите невозможного. Боюсь, если вы продолжите в таком духе, мне придётся... принять меры, - слова давались Алексу с трудом. Он уважал священника, боялся за его судьбу, но Теодор Ривенхед предлагал принцу стать изменником.
   - Неужели вы предпочитаете наблюдать за тем, как ваш несчастный отец погружается в безумие?
   - Безумие?
   - Как ни больно мне это говорить, но он обезумел от жажды крови. Эта проклятая Летопись... С тех пор как она появилась во дворце, я не узнаю вашего отца. Разве вы не видите ужасающих перемен, произошедших с ним за последнее время, Ваше Высочество? Поверьте моему слову, если так будет продолжаться, страна погрузится в новую гражданскую войну, намного более кровавую, чем при кровавом Райгарде, потому что тогда сражались за власть, а нам на грядущем поле брани придётся сражаться за самоё душу! - Теодор умел говорить красивые речи, но Алекс помимо воли оказался под впечатлением. А вдруг доминиарх прав?
   Алекс подошёл к открытому окну и вдохнул прохладный солёный воздух: ветер с моря разгонял летний зной. Бумаги на столе тихо шелестели, моряки на улице громко переругивались из-за чего-то, лошадь тащила из гавани телегу с бочками. Он видел мачты кораблей, стоявших в гавани, где-то на горизонте плескалось море и кричали чайки. Мнимое умиротворение, но всё же это привычная жизнь, а то, что предлагал доминиарх...
   - Я должен подумать над вашими словами. Давайте поговорим завтра, - Алекс повернулся спиной к окну.
   Теодор посмотрел на него с жалостью и каким-то презрением, поклонился и молча вышел.

***


   Рик вернулся с прогулки по Нугарду с Илзой, приехавшей вместе с доминиархом, и был бы счастлив, если бы не страх за будущее девушки и её семьи. Илза без конца твердила о погибших и арестованных родственниках, вспоминала Диэниса и порывалась вернуться к дяде, чтобы узнать, нет ли новостей об отце. Рик старался отвлечь её от беспокойных мыслей, но она почти не слушала. В суматохе Новой гавани он намекнул, что любит её, и попытался поцеловать, но она отстранилась, и он не решился продолжать. Потом они заговорили о Барундии, Рик пересказал, как сражался с Дайрусом, и порадовался, видя, что Илза немного оживилась. Илза спросила, а не решится ли Дайрус на новый поход, но Рик заверил её, что у него нет шансов на победу. Потом они заговорили о несправедливости короля, и Рик смущённо слушал, как Илза обвиняет Маю и королеву в убийстве Тории. Илза считала, что её семья оказалась в опале из-за них. Рик заявил, что Мая не могла кого-то убить, а Катрейна - тем более, и в итоге Илза разозлилась и убежала. Рик помчался следом, но у дома Алекса Илза заметила Теодора и кинулась к нему. Рик с сожалением проводил их глазами и отправился к принцу.
   Рик за последнее время стал главой отряда стражников, охранявших Алекса, и отношения между ним и принцем были вполне дружеские. Алекс, в отличие от Криса, не стремился уничтожать недовольных: эктариане искали у него правосудия, и он им не отказывал. Алекс не посылал людей громить остатки эктарианских приходов, а защищал их от враждебных нападок. Старался он успокоить и недовольных зарианцев, но Рик видел, как тяжело принцу даётся общение с людьми другой веры. Занимался Алекс и делами купцов, мореходов, владельцев мануфактур. Принц умел находить компромиссы, и этим напоминал Ноэля. Рик скучал по отцу, а события последнего года заставили его забыть о прежних ссорах. Надо будет по пути в Нортхед заехать в Тенгрот. Рик получил приказ короля: вернуться во дворец. Приказ запоздал, судя по тому, что датирован был месяц назад. Разлив Калсы оказался неприятным сюрпризом для многих в это время года, и первый гонец, как оказалось, едва не утонул и в воде потерял запечатанный печатью короля приказ, а потому, не зная его содержания, вернулся за новым. Доминиарх тоже жаловался, что добираться пришлось чуть ли не вплавь. Рик надеялся, что не сегодня-завтра река вернётся в свои берега, иначе ему самому придётся вспоминать уроки Дима.
   Рик сразу понял, что Алекса обеспокоил визит доминиарха. Наверняка Теодор искал помощи принца, но чего именно он хотел? Помириться с королём или выступить против него? Рик знал о последних событиях не очень много - в основном слухи, - но и этого хватало, чтобы бояться за Катрейну и Илзу. Беспокоило Рика и усиление религиозного противостояния. Пока открытых драк было мало, но их число росло даже в Нугарде, и Рик отлично помнил, что могут сделать листовки и карикатуры в умелых руках. Ривенхеды, похоже, использовали методы Айвариха в борьбе с ним. Ещё немного, и войну не остановить. Рик никогда особо не интересовался гражданской войной при Райгарде, но раны, оставленные ею, он постоянно видел на лицах и конечностях Холларда Ривенхеда, Георга Ворнхолма и собственного отца. Та война знати с королём привела к свержению Райгарда, а чем кончится эта? Рик считал, что после неё от Ривенхедов не останется никого, и это казалось ему несправедливым. Он не раз думал о том, чью сторону он выберет, если до этого дойдёт, и каждый раз упирался в неприятный выбор: измена или бездействие и гибель близких людей. Рик точно знал, что Илза не виновата, но как быть с Теодором? Или Холлардом? Изменники они или жертвы предательства?
   Алекс ждал его в кабинете на втором этаже:
   - Рик, я еду с тобой в Нортхед! - Алекс собирался сделать это сразу, как услышал о смерти Тории, но известие дошло с опозданием, а потом прибыл доминиарх, и Алекс побоялся оставлять его одного среди зарианцев Нугарда.
   - Что случилось? Доминиарх что-то сказал?
   - Он боится, что отец не в себе.
   - То есть как?
   - Доминиарх считает, что он неспособен более править, - осторожно сказал Алексарх, и Рик понял: всё-таки Теодор говорил об измене.
   - Почему?
   - Из-за Истинной Летописи. Он говорит, что с тех пор, как она появилась во дворце, отец стал слишком жестоким, никого не слушает и... возможно, он сошёл с ума, - последние слова дались Алексарху нелегко.
   Рик покачал головой: таких фантазий он не ожидал. Король мог быть жестоким, но на сумасшедшего не походил. И что все бесятся из-за этой Летописи?
   - Я должен предупредить отца...
   - Об измене Ривенхедов?
   - Мне кажется, я обязан. Это мой долг как сына и его подданного. Сначала я хочу выяснить, каковы обвинения против Холларда, Катрейны и остальных. Надеюсь, всё ещё можно уладить, иначе доминиарх договориться с Барундией.
   - Ваше Высочество, этого нельзя допустить.
   - Нужно ехать. Завтра же. Как считаешь, мы должны арестовать доминиарха? - едва слышно спросил Алекс.
   Рик удивился вопросу: он и подумать не мог, что такая мысль посетит голову принца. Поэтому он и принц, подумал Рик, что думает о государстве и короле, а не о красивой девушке, которая останется одна. Рик заколебался. По сути Алекс прав - нельзя отпускать врага короля, - но что тогда будет с Илзой? Рик был рад, что решение принимает не он.
   - Если прикажете, я его арестую, - Рик заставил себя это сказать и молился, чтобы Алекс отверг предложение.
   - Пожалуй, не стоит, - Алекс покачал головой. - Не хочу увеличивать число жертв.
   Рик вздохнул с облегчением, но радость почему-то была с примесью горечи, как в тот день, когда от него ушёл Дайрус.

***


   Новости о смерти Тории Иглсуд и судьбе многих Ривенхедов дошли в Тенгрот с опозданием, как обычно, но на этот раз их принесли не заезжие музыканты, бродяги, купцы или охотники, а солдаты короля вместе с указом об аресте Ноэля Сиверса. Пока Афасий строил из себя идиота, рассказывая им, что господин уехал по каким-то ему неведомым делам и вернётся неизвестно когда, Рада разыскала Ноэля на берегу Арнагского озера. Ноэль не сразу поверил, но он слишком хорошо знал своих слуг, чтобы колебаться, и немедленно уехал из Тенгрота. Он не взял ни денег, ни вещей, но куда ехать решил сразу: к Рику в Нугард. Если опасность грозит ему, то и сыну достанется. Нужно убедить Рика бежать в Барундию. Маэрина наверняка их примет. К сожалению, далеко он не убежал: разлившаяся Калса отрезала единственный прямой путь в Нугард. Хуже всего, что он потерял лошадь, а другую купить не мог. Ноэль застрял в Соуборте, переполненном слухами, страхами и подозрениями. Продукты и любые возможности для переправы стоили баснословно дорого, вода покрывала улицы, город заполонили путники и контрабандисты. Будь у Ноэля обе ноги здоровые, он бы постарался выбраться пешком, а так пришлось торчать в ожидании спада воды. Там его и разыскали пятеро королевских стражников месяц спустя после смерти Тории и теперь везли в Нортхед как завзятого преступника. Хорошо хоть не связали - куда хромой денется?
   За те дни, что отряд преодолевал сто пятьдесят миль, разделявших Нортхед и Соуборт, Ноэль пытался узнать у них, что происходит в столице, чем вызван его арест, но вместо ответа получил по зубам и теперь старался не раскрывать рта, размышляя, связано ли решение Айвариха с происхождением Рика или дело в другом. Ноэль уже наслушался ужасов о судьбе Фабиана Ривенхеда, Ульрика Холмкреста, а о Катрейне стражники говорили так, словно она виновата во всём. Ноэль боялся того, что её ждёт, но хуже будет, если такую же судьбу разделит Рик. Постепенно он всё же вытянул кое-что из спутников. Помимо знакомых имён всплыло имя Маи Бадл.
   Слухи о девушке ходили жуткие: измена, убийство, связь с Дайрусом. Про Дайруса Ноэль знал, но не верил, что она убила Торию. Он считал Самайю самой необычной из всех знакомых женщин, но её последнюю он заподозрил бы в злодеяниях. Даже жизнь при дворе не испортила её настолько, чтобы разучиться чувствовать боль других. Этим она напоминала Анну, но если Анна была общительной, весёлой, напористой, то Самайя казалась печальной и одинокой, а её сила была мягкой, хотя и не менее настойчивой. Она заботилась о Рике, о Дайрусе, о Катрейне - Ноэль это знал твёрдо, - но убить ради них не могла. Хуже всего, что дело не в ней. Её обвинили, чтобы добраться до королевы и её родных, а там руки короля и до Рика дотянутся.
   Золотые ворота пропустили их беспрепятственно. Командир отряда по имени Ларри поприветствовал стражников в воротах и довольно ухмыльнулся Ноэлю.
   - Ну вот, сбуду тебя с рук и пойду развлекаться, - он мотнул головой налево, туда, где находились кварталы, заполненные борделями, харчевнями, постоялыми дворами и игорными домами. Среди кривых улочек, зажатых между Разъезжей и Придворной улицами, находилось знакомое Ноэлю заведение, где он писал письмо Рику. Сейчас они как раз ступили на Придворную улицу, получившую своё название не потому, что она от Золотых ворот вела прямо ко дворцу, а потому что на ней стояли дома самых дорогих шлюх, чьими услугами пользовался королевский двор. Шлюхи попроще и подешевле селились ближе к Разъезжей и Бронзовым воротам.
   Придворная была одной из самых коротких улиц Нортхеда, и Ноэль с ужасом считал минуты, оставшиеся до встречи с... с кем? Айварихом? Или сразу палачом? Он стиснул зубы. Пальцы, державшие поводья, мелко дрожали.
   Ларри то и дело поглаживал густые усы и подрезанную снизу вьющуюся бородку и кидал похотливые взгляды на окна, откуда высовывались смазливые девицы.
   - Эй, красавчик, вижу, ты издали прибыл! Не откажи даме в просьбе и посети её гостеприимный дом! - позвала одна, высунувшись из высокого окна и соблазнительно оттягивая вниз шёлковую сорочку. Обнажившаяся грудь заставила сглотнуть не только Ларри. Солдаты открыто пялились на неё и скалили зубы, а Ларри застыл на лошади, вытянув длинную шею.
   - Погоди полчаса, приду при параде! - прокричал он.
   - Через полчаса я другого найду, - рассмеялась дама. - Предложение действует только сейчас. Или заходи, или уходи. Сегодня я угощаю щедро и бесплатно.
   - Что значит бесплатно?
   - А вот то и значит, что платишь не ты. Мой клиент хочет посмотреть, как здоровый мужик вроде тебя... ну, скажем, покажет, на что он способен. Ты мне приглянулся, но коли тебе некогда... - Она подтянула сорочку к горлу и широко улыбнулась. Её зубы сверкнули, оттеняя ярко накрашенные губы и острый, слегка высунутый язычок. Ларри спрыгнул с лошади.
   - Нет уж, я такой шанс не упущу, - пробурчал он, поправив широченный берет с разрезами по краям, подкрутив усы и пригладив курчавую бороду.
   - А мы? - солдаты заволновались, жадно поглядывая на кирпичный двухэтажный дом с треугольной крышей и небольшой железной оградкой с завитками по карнизу.
   - А вы доставите арестованного...
   - А не пошёл бы ты...
   - Делиться надо!
   - А король спросит, чё ему ответить?
   Возражения и недовольные возгласы заставили Ларри заколебаться.
   - Не волнуйтесь, тут на всех хватит, - засмеялась красотка. - По крайней мере, угощу отличным вином. Повеселимся! Привяжите коней за углом и заходите, - она указала на дверь с торца. - Стукните три раза, чтобы служанка открыла.
   Дверной молоток в виде голой женской ножки сиял начищенной медью. Ларри постучал, и закутанная в платок щуплая служанка бесшумно распахнула деревянную дверь, за которой был короткий полутёмный коридор. Стражники шумно толклись в нём, предвкушая развлечения. Ноэля тащили следом и даже, кажется, забыли, зачем он им нужен. Он повертел головой, прикидывая, нет ли шанса сбежать, но Ларри, словно услышав его мысли, повернулся и приказал одному из солдат:
   - Глаз с него не своди, а то шею сверну.
   Солдат недовольно скривился, но другие его не поддержали, торопясь зайти в нежилую комнату нижнего этажа. В комнате царил мрак из-за плотных штор на окнах. Ларри недовольно крикнул:
   - Эй, какого чёрта?..
   Закончить он не успел. Послышался звон стали, и свет факела из дверного проёма осветил комнату. Ноэль не сразу понял, что случилось: тени колебались на стенах, но он разглядел несколько человек, окруживших солдат короля. Они были завёрнуты в плащи, лица прикрывали хвосты ткани, свисающие со шляп-шаперонов. Все незнакомцы были с оружием в руках.
   - Не двигаться! - послышался резкий голос. - Оружие на пол, коли жить хотите!
   - Что за?.. - Ларри попытался выхватить шпагу, но ближайший к нему мужчина угрожающе навёл на него остриё.
   - Сказал же, не двигаться! - спокойно приказал тот же голос. - Или подохнете прямо тут!
   Ларри огляделся: силы явно не на его стороне. Мужчин в шаперонах было больше, и они стояли наготове. Ларри неохотно махнул, и оружие полетело на пол.
   - Что вам нужно? У нас нет ни хрена!
   - Ошибаешься, - говоривший подошёл к Ноэлю и стиснул его руку.
   - С ума сошёл? Да король с тебя шкуру сдерёт! - крикнул Ларри.
   - Пусть сперва поймает, - ответил мужчина. - Скорей он с тебя её сдерёт, когда прознает, что ты променял Сиверса на шлюху, так что советую убраться из города, покуда есть время.
   - Ублюдок!
   Мужчина усмехнулся и приказал связать людей Ларри.
   - Сами освободитесь, а нам пора.
   Ноэль почувствовал, как его тянут к двери. Лошади ждали у коновязи, и вскоре Ноэль снова оказался в седле. Пятеро мужчин уселись на принадлежавших отряду Ларри лошадей, остальные скрылись за домами.
   - Не вздумай бежать! - предупредил знакомый голос. Даже на улице Ноэль не видел лица мужчины, но попытался вырваться. Он боялся короля, но и ехать неизвестно куда не хотел.
   - Да успокой его! - посоветовали сбоку. Ноэль ощутил удар по затылку и потерял сознание.
   Очнулся он в тёмном помещении, полном запахов еды, и долго пытался сообразить, как сюда попал. Кто были те люди? Чего они хотели? Голова гудела после удара и отказывалась работать.
   Шум дал понять, что ответы близко. Когда дверь открылась, Ноэль увидел, что находится в кладовке, набитой запасами вяленого мяса, сала, сухарей и вина. Внезапно захотелось есть.
   - Не стесняйтесь, - предложил холодный голос. - Вы тут надолго.
   Ноэль прищурился: знакомый голос. Не может быть!
   Георг Ворнхолм подошёл ближе:
   - У меня к вам много вопросов, господин Сиверс.
   - Каких?
   - Вы расскажете мне об отношениях с Катрейной и Маей Бадл и о причинах ненависти, которую к вам испытывает Айварих.
   - С какой стати?
   - Или вы расскажете мне, или палачу, а уж он вытянет из вас всё.
   Ворнхолм подошёл ближе. Ноэль едва помнил юного Георга, нынешнего барона Ворнхолма он не знал совсем: они были почти ровесниками, но вращались в разных кругах. Последний раз так близко они общались в Варусском замке, куда Георг приезжал свататься к Катрейне. Тогда же, когда он сам... Нет, не стоит вспоминать свои грехи. Сейчас он должен думать не о себе, а о сыне.
   - Объясните, что происходит, барон! Где мой сын?
   - Он скоро вернётся в Нортхед.
   - Его арестуют?
   - Пока об этом речи не было.
   - Я должен увидеть его!
   - У меня нет времени ждать. А у Катрейны тем более.
   - Катрейны? Что с ней?
   Ответить барон не успел: в проёме возник новый посетитель.
   - Ваша милость, король требует вас немедленно! - это был тот же голос, что руководил людьми в шаперонах.
   - Что случилось, Игер? - недовольно спросил Георг.
   - Привезли Холларда Ривенхеда.

Глава 15. Приговор королеве


   Георг и представить не мог, что однажды будет пытать человека, с которым в юности сражался рука об руку, а потом заседал в Королевском Совете. Почему изворотливый Холлард не позаботился о себе получше? Торжествующий Крисфен в цепях привёз барона Ривенхеда к отцу, но Айварих даже смотреть на него не стал - сразу отправил к палачу. Королю не терпелось вытянуть из Холларда все тайны Ривенхедов.
   Тайны! Георг уже понял, что показания складываются в несколько отдельных картин. Сначала Ривенхеды хотели женить Айвариха на Илзе, для чего планировали так или иначе избавиться от Катрейны. Может, изначально планировали отравить её, а не Торию? Холлард отрицал это под ножом палача. Георг, правда, велел тому не слишком усердствовать: ему хотелось понять, что случилось на самом деле.
   После неудачи с Илзой и смерти ребёнка Катрейны Теодор посоветовал обратить внимание на Алексарха и спрашивал пантеарха, нельзя ли признать его законным наследником, несмотря на мать-зарианку. Ответы пантеарха лежали в бумагах Георга: кто-то из шпионов короля неплохо постарался, собирая улики. Участвовал ли в заговоре сам принц или его имя использовали в своих целях? Георг знал, что Теодор Ривенхед встречался в Нугарде с Алексом, о чём Айвариху сообщила Истинная Летопись. Король направил сыну письмо с требованием арестовать изменника, но письмо запоздало: Теодор пересёк границу с Барундией и теперь в безопасности, из-за чего король был в бешенстве. Очевидно, после переговоров с Алексом Теодор отправился договариваться с Гиемоном и Дайрусом.
   Теодор мечтал о восстановлении старой веры, Холлард хотел вернуть семье прежнее влияние в политике, а дальше... Как там их девиз? "Бог, политика, война". Ради Бога и возвращения в политику они ввергнут страну в войну с Гиемоном, стоящим за спиной Дайруса. То, что именно в Барундию отправился Теодор, тоже подтверждало наличие заговора, указал в записях Георг. От признаний Холларда у него порой темнело в глазах, и он едва удерживался от того, чтобы расправиться с ним собственноручно. Холлард пытался обвинить Катрейну и Маю, но Георг с помощью Тимака добился того, чтобы он взял свои слова обратно.
   Спать пришлось во дворце: король ясно дал понять, что, пока Георг не представит окончательный доклад, домой его не отпустит. Георг смирился.
   Наутро, узнав о возвращении Алекса, Георг сделал вывод: принц не нашёл в себе сил ни выступить против отца, ни добить врагов короля. Если бы мальчишка догадался захватить святошу-изменника, Айварих, возможно, на радостях выпустил бы Катрейну. В показаниях всё чисто - Георг об этом позаботился, - а страх перед Гиемоном мог вынудить Айвариха вернуть прежней жене почёт и уважение. Нужно убедить Айвариха, что смерть Катрейны неизбежно приведёт к войне с Гиемоном.
   Единственное, что по-настоящему его беспокоило: он так и не узнал имя отравителя Тории. Ни один из арестованных его не назвал несмотря ни на какие пытки. Они обвиняли друг друга, Маю, Катрейну, Карла, даже Торию - то ли в неосторожности, то ли в попытке отравить короля, - а под особо изощрёнными пытками оговаривали самих себя, но Георга не убедили. По его мнению, ни один из них не знал убийцу, потому что ни один не сообщил верное название яда, ни один не сказал, кто его сделал и как. Самое большее, чего он добился, это обвинений против Маи, но доказательств никто не привёл и не сообщил, где она прячется. Если она и сделала это, то не Ривенхеды стояли за ней, а кто-то другой.
   Георг хотел найти её и заставить признаться в убийстве королевы Тории, - и одновременно он боялся, как бы она не указала на Катрейну. Не потому, что это правда, а потому, что так хочет король. Вот если бы поговорить с ней наедине... Сиверс мог знать, где она, - Георг отлично помнил, как он целовал ей руку на улице, с ним же она встречалась в день убийства, - но расспросить его сейчас невозможно.
   Георг решил зайти с другого конца: король действительно хотел найти убийцу, а потому стоит намекнуть Айвариху, что смерть Тории более всего выгодна Крису и Алексу. Заговор Ривенхедов уже скомпрометировал старшего сына, младший виновен в убийстве брата Тории. Если Айварих отвлечётся на сыновей, то может забыть о Катрейне. Конечно, недоказанные обвинения против сыновей короля могут дорого обойтись Георгу, но это волновало его меньше всего. Будь у него шанс допросить принцев, провести нормальное расследование, он бы выяснил правду, но королю правда не нужна, так пусть получит подозрения. Остаётся ещё Мая, и можно обвинить её, надеясь, что она не найдётся и не опровергнет ложь. Мая могла действовать и без согласия Катрейны, в пользу Алекса, например. Для приговора Катрейне даже королю понадобится убедить коллегию судей, и Георг постарается, чтобы ему нечем было на них давить.

***


   - Ваше Величество, я уверен, что она ни в чём не виновата! Умоляю, выпустите Катрейну. - Алекс наклонился над столом, за которым напротив него сидел отец. Айварих, не выпуская из рук какой-то документ, поверх него мрачно посмотрел на сына:
   - Алекс, я устал выслушивать твои жалобы! Не смей больше лезть ко мне с этим вопросом! Ты, кажется, не воспринимаешь её как угрозу? Тебе мало, что её семья хочет меня погубить? Все Ривенхеды с радостью посадили бы на трон Дайруса вместо меня. Довольно об этом, или тебе придётся поговорить с Ворнхолмом, если мне не веришь.
   - Под пытками кто угодно признался бы...
   - Пытки лишь подтвердили мои подозрения. А вот ты меня разочаровал. Как ты посмел отпустить доминиарха? Я же приказал его схватить!
   - Ваше Величество, я не получил приказа, и я бы никогда не подумал, что они решатся стать союзниками Гиемона...
   - А я вот считал тебя достаточно умным. Неужели я был неправ? Или ты что-то скрываешь? - глаза отца, покрасневшие и какие-то мутные, пристально смотрели на сына, отчего по спине поползли капли холодного пота. Алекс так и не решился сказать о предложении, сделанном доминиархом.
   - Ваше Величество, как вы можете...
   - Я - король! Я могу всё! Ты обязан был привезти Теодора, а ты дал ему уйти, чтобы плести заговоры против нас! Иногда мне кажется, что и ты участвуешь в заговоре! - Айварих резво встал, порвав при этом исписанную бумагу, которую держал в руках. Он этого даже не заметил.
   Алекс поражённо смотрел на отца. Они с Риком вернулись в Нортхед вчера, и первое, что сделал король, - устроил сыну настоящую истерику из-за сбежавшего Теодора, а когда Алекс заикнулся насчёт Катрейны, Айварих попросту выставил сына за дверь, после чего Карл Немой жестами попросил не беспокоить короля до утра. Алекс повиновался, чтобы не вызвать ещё больше обвинений, но слова доминиарха невольно пришли на ум. Король не в себе. Неужели Теодор был прав? Отец никогда не вёл себя так странно.
   Стражник отказался пустить Алекса в покои Катрейны, и он, не задумываясь, побрёл дальше, туда, где можно побыть одному. Алекс не любил Тёмную галерею, где висели многочисленные Кройдомы и ни одного Дорвича - портрет отца стоял в его спальне. Принцу нравился только портрет Катрейны, написанный неизвестным художником, но на него тяжело было смотреть: слишком бросалась в глаза разница между нынешней королевой и восемнадцатилетней девушкой, полной какого-то трагического очарования и силы. Алекс миновал этот портрет и остановился у портрета Эйварда Пятого.
   - Мая говорила, что я чем-то на него похож, - послышался знакомый голос, и Алекс обрадовался. Рик казался ему единственным близким человеком. Вот и сейчас он пытался отвлечь принца от невесёлых дум.
   - Похож? Чем же?
   - Ну, волосы, например, - усмехнулся Рик. - Не помню, что она ещё увидела.
   - У Кройдомов необычно чёрные волосы для Сканналии, - Алекс наклонил голову. Он редко осматривал эти картины, потому что испытывал перед ними непонятный стыд: словно он лично обокрал этих людей. Алекс понимал, что это смешно, но когда он смотрел им в глаза, то начинал сомневаться, а место ли тут Алексарху Дорвичу, сыну короля Айвариха Первого?
   - Знаешь, Мая права, - Алекс кинул взгляд на Рика. - Ты легко мог бы выдать себя за бастарда Кройдомов, как Фальшивый Байнар, - он осёкся, видя, как помрачнел Рик. - Прости, я не хотел...
   - Ну, я же и правда бастард, что уж там... - Рик посмотрел на портреты и кивнул в их сторону: - Мой отец, конечно, не король, но зато он жив, в отличие от них всех.
   - О нём слышно что-нибудь?
   Рик покачал головой. Он так и не заехал в Тенгрот из-за спешки Алекса, и принц сожалел, видя, как огорчён этим друг. Рик к тому же надеялся отыскать Маю, которая пропала, и все считали, что она убила Торию и что она ведьма. Рик, услышав об этом, заявил, что не верит в такую ерунду, и Алекс его поддержал, но он боялся, как бы обвинения не коснулись самого Рика. Это ведь он привёз Маю в Нортхед, а она - бывшая любовница Дайруса. Слишком всё запутано, и Алекс держал Рика подальше от слухов. Рик приостановил поиски, когда Дим намекнул, что за ним следят, и пообещал отыскать Маю сам. Теперь Рик бездумно слонялся по дворцу, не замечая внимательных взглядов стражи. Кажется, Дим прав, решил Алекс. Он не сказал Рику, как Ларри, капитан стражи, признался, что привёз Ноэля в Нортхед, где его перехватили какие-то люди. Айварих в ярости вызвал палача, но добился лишь невнятных описаний шлюхи и толпы безликих мужчин. Дом, указанный Ларри, оказался необитаемым, а его хозяин недавно умер. Может, король думает, что сын выведет на отца? Алекс боялся за Рика: Ноэля могли обвинить в пособничестве ведьме и убийстве Тории. Если Рик поможет отцу, то и его обвинят, пусть лучше ничего не знает. С подачи самого Алекса и Рика Ноэль встречался с Катрейной, и Бог знает, что об этом подумает отец. Алекс не решался предпринимать хоть что-то и на всякий случай старался держать Рика рядом, особенно в прогулках по городу.
   Нортхед стало не узнать: город казался незнакомым, чужим. Горожане прятались по домам и ходили по улицам лишь по необходимости, а попытка поговорить с ними вызывала подозрительные взгляды, полные ненависти и страха. Всадники мчались кто куда, не глядя на прохожих, а те молча терпели, сквозь зубы посылая проклятья им вслед. Церкви были переполнены, но Алекс, побывав на службах, ощущал не благодать и успокоение, а страх и агрессию. Каждый день проходили казни, куда почти никто не ходил, оглашались одинаковые приговоры, которые никто не слушал, и конца-краю им не предвиделось. Зарианцы, ещё недавно чувствовавшие себя победителями, казались неуверенными и старались распалить в себе ненависть к иноверцам. Листовки с призывами покаяться за измену истинной церкви, карикатуры на королевский двор, полные ужасов рассказы о грядущих несчастьях наводняли Нортхед, но городская стража редко умудрялась поймать тех, кто их разбрасывал. Алекс однажды остановился и из любопытства поднял одну листовку, но это оказался скабрезный стишок, где весьма подробно описывалось, чем Алекс занимался в постели с племянником некоего барона. Алекс порвал его, но таких стишков о нём, о Крисе, о короле было много. Что случилось? Алекс сказал бы, что город охвачен чумой, но Сканналия не знала эпидемий чумы. Всюду шатались какие-то бродяги, проповедники, предсказатели, актёры и фокусники, чьи чудеса сводились к запугиванию людей. В Нугарде подобное тоже творилось, но не в таких масштабах.
   У одной из церквей Рик заметил Сильвестра, который собрал вокруг себя толпу и что-то ей внушал. При виде Алекса и Рика он замолчал и громко поприветствовал принца, но тон его был скорее ехидный, а толпа со злобой оглядела двух мужчин и быстро разошлась. Сильвестр шутливо поклонился и скрылся за углом.
   Хуже всего было на Волхидской площади, куда Алекс и Рик забрели случайно. Шумные торговые ряды то ли переехали, то ли сгинули вовсе: эшафот гордо стоял на том же месте, где и всегда, будто врос в землю намертво.
   - Эй, - Рик остановил какого-то мальчишку. - Кого сегодня казнят?
   Парень пожал плечами:
   - Понятия не имею, господин. Видать, кого из Ривенхедов али их слуг. Изменники они и есть, королеву извели, на короля руку замыслили поднять.... - На всякий случай он поклонился Рику и Алексу. - Тут теперича кажный день кого-то да казнят. Даже неинтересно. Вон, гляньте, никого нет, - он обвёл рукой площадь.
   Народу и впрямь было мало, и в основном люди шли по делам, не глядя на виселицу и плаху. Алекс приблизился к эшафоту и коснулся его рукой:
   - Знаешь, сегодня я особенно жалею, что нет Оскара. Мне так нужен его совет. - Алекс посмотрел на доски, пропитанные кровью. - Однажды он сказал, что борьба за власть - это игра, но играют в неё на эшафоте. Кажется, впервые я по-настоящему понял, что он имел в виду. Я не хочу вступать в эту игру, Рик, меня буквально рвёт на части при мысли, что я буду либо стоять на этом помосте, либо отправлять на него других.
   - Ваше Высочество, идёмте во дворец,- в голосе Рика послышалось беспокойство, даже страх.
   - Что с тобой?
   - Я... я боюсь, не случилось ли что с отцом. - Алекс внимательно посмотрел на Рика и оглянулся на эшафот.
   - Ты же не думаешь?..
   Рик прикусил губу, и Алекс кивнул:
   - Идём.
   Покидая площадь, Алекс снова посмотрел на эшафот:
   - Помнишь, мы сегодня смотрели портреты? Среди них нет портрета короля Райгарда, ты замечал? Я вчера пытался представить, каким он был, но не смог, решил перечитать трактат Оскара про Райгарда, но он пропал. Жаль, что Оскар так его и не издал. Никто теперь его не прочтёт...
   - Главное, что вы его читали, Ваше Высочество, - заметил Рик. - Мне кажется, для господина Мирна это было важнее всего.
   - Да, - едва слышно выговорил Алекс, - он пытался предостеречь отца, а потом меня, но предостережение оба раза опоздало...
   - Предостеречь? О чём? При чём тут Райгард?
   - Ни при чём, - Алекс не признался Рику, что ему пришла в голову странная мысль: Оскар писал трактат вовсе не о Райгарде.

***


   Крис не сразу понял, чего хочет от него Энгус Краск поздно вечером. Георг Ворнхолм что-то подозревает? Но Крис ни в чём не замешан, что он может подозревать? Однако Краск настаивал, чтобы он поговорил с одним типом, и Крис сдался, согласившись организовать встречу в своих комнатах во дворце.
   - Ваше Высочество пожелали меня видеть? Я весь к вашим услугам... - он презирал этого жалкого с виду червяка, но Краск очень настойчиво просил уточнить у него ряд вопросов. Вот пусть бы сам их и задавал, негодовал Крис про себя, косясь на дверь в соседнюю комнату, где Краск подслушивал их разговор.
   - Скажи, Тимак...
   - Ваше Высочество, не называйте имён, прошу вас! Вы же обещали! - Тимак замахал руками, а Крис поморщился. Странный тип этот Тимак, подумал Крис, разглядывая гладкое бледное лицо. Ото всех скрывает свою личность: боится, наверное, что кто-нибудь захочет применить к нему те методы допроса, которые сам Тимак практиковал много лет. На работе Тимак не снимал маски, но сейчас он был одет как все, да и какой смысл Тимаку скрывать лицо от принца? Они знали друг друга давно: Крис пару раз пользовался его услугами для личных нужд, а взамен помалкивал о том, кто скрывается под маской. Тимак ценил анонимность и умел быть благодарным.
   - Ты допрашивал всех по делу о государственной измене...
   - Допрашивал его светлость, барон Ворнхолм, Ваше Высочество, как бы я мог допрашивать таких господ! Что вы, я всего лишь помогал получать ответы, а вопросы задавал господин барон...
   - Да чёрт с ним, - прервал Крис. - Мне нужно знать, какие вопросы он задавал.
   - Дак разные, Ваше Высочество, самые разные, а вас интересует что-то особенное? - глаза Тимака блеснули. Чует новую жертву?
   - Да, - Крис наклонился вперёд. - Спрашивал ли он о вине королевы Катрейны, что ему отвечали, и что из этого не попало в отчёты? - Георг Ворнхолм, как и Катрейна, Криса не интересовал, но Краск сказал, что это важно для их дела, и, если ради трона нужно пригласить палача в гости, Крис это сделает.
   - Вы же не думаете, что я их читал? Что вы, Ваше Высочество, я выслушивал то, что говорили, но вот что там господин барон записывал, кто же его знает?
   - Уверен, ты отлично помнишь признания тех, кому вставлял в зад грушу или прижигал пятки.
   - Это верно, тут вы правы, мой господин, всё вот тут, - Тимак постучал пальцем по виску. - Но как я могу судить, сколько из этого записал господин барон? Я же не читал...
   - А читать ты умеешь?
   - Ну а как же, Ваше Высочество, я обучился всем полезным вещам, и даже дочек моих обучил, а читать бывает ох как полезно...
   - Вот и прочитай это, - Крис вынул стопку бумаг и сунул Тимаку в руки. - Завтра барон сделает доклад перед королём, и я должен знать, все ли сведения он оставил или что-то утаил.

***


   Георг Ворнхолм осмотрел стол, устало вздохнул и поднял папку с показаниями и текст написанного вчера доклада. Георг не надеялся, что Катрейну удастся спасти, но доклад он сделает: он должен выбраться из дворца поскорее. Следствие в любом случае закончено. Почти все арестованные либо казнены, либо приговорены по решению королевского суда, заседания которого теперь проходили очень быстро. Георг представлял подписанные признания королю, Айварих выносил приговоры, чередуя лишь способы казни: повесить, отрубить голову или сжечь. Девять Ривенхедов и их родственников отправились на эшафот по обвинению в измене и попытке свергнуть короля, не считая слуг, Холлард может стать десятым. Георг прятал от себя растущий страх. Кто станет следующим, если король не остановится? И сможет ли он остановиться?
   Айварих изменился, это замечали даже те, кто по долгу службы обязан не замечать ничего. Король стал раздражительным и беспокойным, вечно распекал кого-то, придирался ко всем и постоянно оглядывался по сторонам. Судя по его покрасневшим глазам, он плохо спал, но Карл Немой, похоже, считал, что всё в порядке. От короля он почти не отходил.
   Слуги старались не попадаться Айвариху на глаза лишний раз, многочисленные музыканты и актёры незаметно покидали дворец, только Сильвестр-Монах веселил окружающих выдумками, а Дим невозмутимо развлекал короля фокусами. К ним Айварих благоволил.
   Члены Королевского Совета на совещаниях с королём словно набирали в рот воды, не решаясь высказать своё мнение. Уолтер Фроммель, который стал главным советником короля по вопросам борьбы с эктарианством, коротко отчитывался о стычках между эктарианами и зарианцами по всей стране, получая в ответ громкие требования очистить Сканналию от заразы. Казна быстро пустела. Валер Мэйдингор жаловался на уменьшение добычи серебра из-за того, что чернь отказывалась работать на королевских приисках, сбивалась в банды и грабила повозки с серебром. Банкиры и ростовщики закрывали лавки и бежали из страны вместе с деньгами. Поступления от торговли резко упали: Барундия после смерти послов заблокировала оба порта на юге Сканналии, Лодивия поддержала её действия после того, как король Урмас съездил к пантеарху, а Гиемон договорился с Урмасом о беспошлинном провозе лодивийских товаров через Барундию. Сканналийских купцов в Лодивии, Барундии, Латее и других странах грабили и притесняли, их товары не покупали, и они возвращались в Сканналию банкротами. Сканналийских рыбаков выгоняли отовсюду, а корабли Айвариха подвергались пиратским нападениям. Сканналийским банкам всё труднее было взыскивать деньги с заграничных должников.
   В Шагурии вообще творилось нечто невообразимое: в ряде городов эктариане захватили власть и отказались подчиняться королю, а в городе Гимере к власти пришёл бывший ткач Янис Руханский - он возомнил себя королём, поставленным самим Богом. Он основал собственную секту и пугал даже зарианцев тем, что объявил всё имущество общим и делил его как хотел, отменил деньги и долги, а кроме всего, ввёл многожёнство.
   Айварих, слушая советников, зверел, но решения принимать отказывался, перекладывая всё на плечи членов Совета, который после ареста Холларда Ривенхеда остался обезглавленным - хотя формально главой Совета был король, но именно барон руководил Советом много лет и лучше всех знал, как взаимодействуют между собой разные ведомства и куда направлять денежные потоки. Началась неразбериха с поступлениями налогов, а Казначейство Фроммеля жаловалось, что страна наводнена фальшивыми монетами, в которых меди больше, чем серебра.
   Королевские стражники начинали перешёптываться, а барон Орланд как-то спросил у Георга, не считает ли он, что короля могли околдовать, и вскользь упомянул Эйварда Пятого, сошедшего с ума. Георг ответил, что это абсурд, но присмотревшись к королю, признал, что не знает, как иначе объяснить его поведение. Король уже не вспоминал Торию, но и других женщин не искал - он вообще мало выходил из своих покоев. Однажды Георг застал его перед портретом и впервые сопоставил старые слухи о том, как Эйвард тоже часами стоял перед собственным портретом после смерти Байнара. Король Райгард однажды спросил Георга, как художника-любителя, могут ли картины влиять на разум, но Георг только посмеялся про себя над невежеством короля, которого уже планировал свергнуть. Сейчас слова Райгарда всплыли в памяти, но идей это не прибавило.
   Ривенхеды, особенно священники, в показаниях упоминали про Истинную Летопись. По их словам, Теодор считал её дьявольской и верил, будто она околдовала короля и заставляет его совершать безбожные поступки. Георг презрительно отмахивался, но что если Ривенхеды правы? Проблемы в стране начались как раз после убийства летописца и переноса Летописи во дворец. К сожалению, у него нет доступа ни к портрету, ни к Летописи. Он может лишь использовать вырванные пытками свидетельства и надеяться, что этого хватит.
   Георг оглянулся на камеру пыток, где провёл почти полтора месяца, слушая крики боли, проклятья и мольбы, не оставлявшие его даже во сне. Однажды ему приснился Айварих: он висел в цепях и сознавался в бесчисленных убийствах, начиная с наследника Эйварда Пятого и кончая летописцем Нистором и Оскаром Мирном.
   Независимо от того, чем кончится сегодняшний день, Георг сюда не вернётся: прошение об отставке у него с собой. Если король его не примет, неважно: он приготовил всё, что нужно для побега. Если Айварих простит Катрейну, ей и тогда лучше уехать к сестре, а одну её Георг не отпустит. Но Георг не верил в милость короля - очень уж его насторожил вчерашний ночной разговор с Алексом, которого Георг просил посодействовать освобождению Катрейны. Алекс в ответ на просьбу криво усмехнулся и сказал, что он просил за неё утром.
   - И что сказал король? - Георг мог бы не спрашивать, ибо ответ был написан у Алекса на лице.
   - Сказал, что отправит меня к вам, если я ещё раз посмею прийти к нему с такой просьбой, - глядя в глаза собеседника, ответил Алекс.
   Нет, оставаться здесь ей нельзя, а сестра защитит, даже если Гиемон будет против. План готов, остался последней акт пьесы. Георг взял бумаги и пошёл в приёмную Айвариха.

***


   Катрейна закрыла глаза и откинулась на спинку кресла: она боялась свалиться в обморок. Ничего, осталось недолго, завтра всё кончится. Сегодня она поняла, что ждёт смерти как избавления. Она устала и хочет покоя. Больше она не увидит ни Айвариха, ни Криса, ни... ни Рика, ни Алекса, и никогда не увидит повзрослевшего Дайруса. Нет, не надо об этом. Это в прошлом, а будущего у неё нет.
   Она почти не слышала Георга Ворнхолма, выступавшего перед Королевским Советом и судьями. Она толком не видела, кто присутствовал на заседании, поэтому с трудом верила в реальность происходящего: её судят за измену!
   В докладе Георга говорилось, что она невиновна, зато вина её родных не подлежала сомнению. Катрейна видела, как выбивали показания из Ульрика, и не сомневалась, что это ложь, но потом начался ад. После Георга Айварих велел привести Холларда Ривенхеда, и тот, глядя в пол, заявил, что по её приказу Мая Бадл отравила Торию. Катрейна и её сообщник Ноэль Сиверс, через которого она передавала письма в Барундию, мечтали посадить на трон Дайруса. Айварих передал трибуналу письмо, написанное Ноэлем в день смерти Тории. В письме говорилось, что всё готово, Мая на словах передаст ей, что делать дальше, и что Ноэль отправляется в Барундию для переговоров с Маэриной и Дайрусом. В её вещах нашли старое письмо Ноэля, где он интересовался её здоровьем, и сличили почерки: они оказались одинаковыми. Катрейна не верила ушам: Ноэль не мог написать такого, но бывший капитан стражи Ларри сообщил, что поймал Ноэля Сиверса как раз по пути в Барундию, и лишь нападение многочисленных сообщников Ноэля помешало Ларри доставить предателя во дворец. Ларри сказал, что на всех были маски, но он узнал Рика среди нападавших. Алексарх, присутствовавший на Совете, закричал, что этого не может быть, что в тот день они с Риком ещё не доехали до Нортхеда, но король заявил, что сам разберётся, и велел ему выйти.
   Кажется, Георг растерялся, услышав это, но когда он попытался что-то сказать, король велел ему замолчать и добавил, глядя Катрейне в глаза, что у Ноэля были причины, чтобы вернуть трон Кройдомам, правда, дорогая? Айварих не сказал вслух, что Рик сын Анны, но никто и не посмел требовать у него объяснений.
   Напоследок Айварих припас шифрованное письмо, адресованное Катрейне. Гиемон интересовался отношением сканналийцев к идее воцарения Дайруса, спрашивал, удалось ли Мае Бадл отыскать сведения о смерти Байнара, обещал помочь в возврате истинной веры. Письмо, как сказал Айварих, нашли у одного из послов. Его расшифровал Сильвестр через два дня после смерти Тории. Катрейна пробормотала, что Гиемон не мог такого написать, но подтвердила, что почерк принадлежит ему, и шифр ей знаком.
   Дальше всё произошло быстро. Айварих зачитал приказы о поисках и аресте Райгарда Сиверса, Ноэля Сиверса, Маи Бадл, а под конец вынул бумагу, скреплённую королевской печатью. Это был её собственный приговор - она поняла это до того, как прозвучали первые слова. Потом Катрейну отвели в соседнюю комнатку и оставили ждать: её должны под охраной доставить в одну из камер дворцовой тюрьмы, а завтра отправить на плаху. Катрейна, оглушённая приговором, не пыталась протестовать. Она не знала, сколько просидела здесь.
   Кто-то вошёл, но она не оглянулась. Шаги приближались, и она нехотя открыла глаза и посмотрела на вошедшего. Перед ней стоял Георг Ворнхолм. Она с трудом встала, молча глядя на него.
   - Катрейна, я вытащу вас отсюда, - Георг смотрел на неё как когда-то в юности, но теперь в его глазах читались не страсть и робость, а ярость и решимость. Ей было всё равно, она больше не боялась.
   - Вы? Зачем?
   - Я... - он заколебался. - Я не позволю им убить вас. Катрейна, вы можете меня ненавидеть, но позвольте мне спасти вас. Всё уже готово, я увезу вас к вашей сестре.
   Она покачала головой и слабо улыбнулась. Георг Ворнхолм, кажется, её всё-таки любил. Только это неважно.
   - Я не побегу, - она говорила устало, но твёрдо. - Моя судьба здесь, где умерли все мои дети и братья. Прошу вас, проследите, чтобы Айварих похоронил меня рядом с кем-нибудь из них.
   Она подняла на него глаза и сквозь набежавшие слёзы заметила, как скривилось его лицо и потухли серые глаза.
   - Я устала, Георг, я хочу умереть. Я должна была умереть вместе с моим последним ребёнком, но тогда Бог зачем-то сохранил мне жизнь. Вы - не Бог, Георг, вам это не под силу.
   - Ради вас я готов на всё...
   - Ради меня вы... - она оборвала сама себя и вдруг вспомнила, о чём могла попросить.
   - Если вы действительно хотите сделать для меня что-нибудь... - нерешительно начала она.
   - Что угодно, - твёрдо пообещал он.
   - Помогите Рику, умоляю вас. Ни он, ни Мая не виноваты, я уверена!
   - А то письмо?
   - Нет, - Катрейна покачала головой. - Вы не там ищете, Георг, на этот раз вам придётся поверить мне на слово без ваших пыток, - она выдавила из себя улыбку. - Или уходите и забудьте мои слова.
   - Райгард Сиверс и Мая Бадл. Вы просите меня позаботиться о них?
   - Вы исполните мою просьбу?
   - Клянусь, что сделаю для них всё то, что сейчас готов сделать для вас!
   - Тогда благослови вас Бог, Георг. Я... прощаю вам гибель моего брата. Я понимаю, что вы хотели мести, и я сожалею о смерти вашего брата, но если бы вы знали...
   - Если бы я знал, что этим кончится, я бы скорее умер сам. - Георг казался белым, как покойник, словно это не она, а он собирался на погост. - Если бы он согласился на нашу свадьбу, всё было бы по-другому!
   - Райгард говорил, что иначе нельзя. Я спрашивала про Томара, но Райгард так и не сказал, почему они поссорились.
   - Будь проклята эта вражда! Единственное, что осталось с тех пор, это моя любовь к вам!
   - Не надо, - она коснулась его руки. - Живите, Георг, и постарайтесь забыть старые чувства, на которые некому ответить. Простите меня за то, что я невольно внушила их вам. - Она всмотрелась в его черты, отмечая, что шрам хоть и изуродовал лицо, но оно всё же осталось привлекательным.
   Где-то послышался шум, и Катрейна отшатнулась. Ей больше нечего сказать. Когда двери открылись, она шагнула к своим тюремщикам. Шестеро - не много ли на одну больную женщину? Двое стражников встали по обе стороны от неё, но ещё четверо, включая барона Орланда, подошли к Георгу.
   - Барон Георг Ворнхолм, по свидетельству королевского палача вы обвиняетесь в подделке показаний в пользу Катрейны Ривенхед, а следовательно, в содействии государственной измене. Также вам вменяется в вину подготовка её побега, в чём вы сами только что признались, и вы же помогли бежать вдове изменника Ульрика Холмкреста Сиэлле Ривенхед. Кроме того, вы сфабриковали ложные улики против принца Крисфена и принца Алексарха. По приказу Его Величества, вы арестованы и будете подвергнуты допросу королевским палачом!
   Она пошатнулась и заметила, как Георг бросился к ней, но руки стражей быстро его остановили. Катрейна потеряла сознание.

Глава 16. Последний акт


   Самайя чувствовала, как кости скрипят от недостатка движения. Подвал она ненавидела, но Дим упрямо требовал оставаться здесь. Сколько оставаться? Полтора месяца она не могла помыться, постирать одежду, подышать свежим воздухом. Надо уходить, но куда?
   Вчера Дим не пришёл, а сегодня прибыл очень рано: проскользнул в проём и остановился. Самайя похолодела. Что-то случилось. Она не решалась задать вопрос, но Дим с порога бросил:
   - Сегодня казнить королева Катрейна.
   Оглушённая новостью Самайя села на ближайший бочонок вина, не сводя глаз с тёмного силуэта у двери.
   - Почему?
   - Все говорить, сьто она изменниса и убийса. У король есть письма...
   - Письма?
   - Письма и слова Холларда Ривенхеда. Король сделал приговор всера.
   - Но... это же... невозможно... - Самайя лепетала слова в полной растерянности, пока Дим не встряхнул её. Слёзы покатились по щекам, но Самайя не пыталась их вытереть. Дим терпеливо стоял рядом и ждал.
   - Я должна быть там! - Самайя решила это внезапно, хотя отчётливо представляла, что её там ждёт. - Я должна пойти туда!
   - Тебя поймать, - Дим покачал головой.
   - Я пойду! - она вскочила на ноги и покачнулась. Кровь стучала в висках. Она оттолкнула Дима и бросилась к двери.
   - Где будет казнь?
   - На Волхидская плоссядь, - нехотя ответил Дим.
   - Не вздумай мне мешать, - она вытащила кинжал, подаренный Димом.
   - В моя страна смерть хозяина - горе для хоросий слуга. Королева хоросий хозяйка тебе, я не буду месять.

***


   Вечером она съела ужин, от которого её стошнило, понос мучил её всю ночь, а утром её накрыл приступ удушья. Потом были завтрак, к которому она не прикоснулась, молитва, утренний туалет - синее с красной каймой по подолу платье со шнуровкой, которая никак не поддавалась неуклюжей служанке, и жемчужное ожерелье, - и снова молитва. Каждый новый шаг неумолимо приближал её к эшафоту. Она видела несколько казней, но сегодняшнюю она не увидит: это развлечение для других. Катрейна в последний раз оглядела мрачную камеру и вышла вслед за священником. Её долго вели по коридорам дворца, потом везли в закрытой карете по бывшей улице Святого Рагмира, и вот она оказалась на Волхидской площади, заполненной народом.
   Утреннее солнце резало опухшие от слёз глаза. Катрейна старалась голову держать высоко, а спину прямо, но ноги подгибались от страха. Ещё чуть-чуть, уговаривала она себя, и всё кончится!
   В сопровождении королевских стражников она шла вперёд, не глядя по сторонам. Она с трудом различала чьи-то лица, вместо одежды мелькали какие-то цветные пятна, а вокруг стояла тишина. Как может быть так тихо в толпе? Или это сон? Мысль, что она проснётся и вновь пройдёт через этот ад, испугала её, и Катрейна стиснула кулаки так, что ногти впились в кожу ладоней. Боль стала облегчением и предзнаменованием близкой гибели. Катрейна поднялась по ступенькам и подошла к плахе. Громадный палач стоял наготове, меч с широким плоским лезвием лежал рядом на помосте. Она заставила себя отвернуться и напоследок обвела взглядом толпу.
   На трибуне для высоких гостей сидел её бывший муж, но она не хотела его видеть. Кажется, Георг тоже там, - под конвоем. Жаль, что он погибнет ни за что, - нельзя спасти приговорённую к смерти самой Ледой. Катрейна удивилась: откуда всплыло имя древней скантской богини Судьбы? Леда однажды похитила камень Судьбы у бога невидимого мира мёртвых Селевруна, а в расплату за него посылала Селевруну всё новые жертвы, направляя их судьбу в нужное русло. Неужели Леда много лет назад выбрала её жертвой? За что?
   Зазвучали слова приговора, и Катрейна задрожала. Что это с ней? Какая Леда? Она осталась в детских сказках, где мёртвых оживляет живая вода, а герои из Страны Ледяного Тумана побеждают злодеев-оборотней. Её мир не такой. Её мир - кровь, смерть близких, жестокий муж и трон, который она ненавидела. Как повезло Анне, что она хотя бы ненадолго была счастлива с тем, кого любила. Жаль, что подруга так и не увидела сына. Рик стал таким красавцем! Лишь бы Айварих его не нашёл! Ноэль... Катрейна широко открыла глаза. Не может быть! Что он тут делает? Его схватят! Надо предупредить Ноэля, пусть бежит, прячется, спасает сына! Куда он идёт? Она заметила Рика. Что делать? И почему так тихо? Приговор уже прозвучал?
   Катрейна растерянно осмотрелась, и вдруг увидела ещё одно знакомое лицо. Мая! Как она тут оказалась? Катрейна хотела выругать её, заставить бежать подальше, но боялась привлечь к ней внимание. Толпа её растерзает, а девочка и так похудела и осунулась. Катрейна отступила назад и подняла глаза к небу - странно, но теперь солнце показалось ей тусклым. Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, лишь бы не выдать взглядом тех, кого любила.
   Катрейна не хотела произносить последнее слово, она мечтала поскорее покончить со всем и боялась, что голос изменит ей напоследок, но ради семьи - ради оставшихся Кройдомов - она подошла к краю эшафота и заговорила:
   - Я благодарю всех, кто пришёл проводить меня в последний путь, и прошу прощения у тех, кого вольно или невольно обидела в этой жизни, - она кинула взгляд на трибуну и улыбнулась Георгу.
   Толпа заволновалась. Кто-то встал рядом с Георгом и явно молился. Алексарх, заменивший ей сына, - спасибо, что я вижу тебя в такой час.
   - Я совершала поступки, о которых сожалею, но Бог мне свидетель, никогда я не помышляла об измене королю! Я была верна как брату, так и супругу, потому что власть даётся королю Богом, а Его воля для меня превыше всего! - "Власть от Бога" - таков девиз Кройдомов. Она поняла, что перестала в него верить. Её голос дрогнул:
   - Для меня и... моих близких, - она посмотрела прямо в глаза Ноэля, - настали тяжёлые времена, им угрожает опасность. Король верит, что они изменники, и я не в силах доказать обратное, хотя я готова перед Богом поклясться, что обвинения против меня несправедливы! - Она никогда не говорила так с Айварихом, и сейчас представила себе его ярость, но что он сделает? Она на краю могилы и скажет всё, что хочет.
   - Я молю, чтобы истина восторжествовала, и прошу Господа нашего спасти всех членов моей семьи, кого можно спасти. Пусть моя смерть станет последней жертвой, и я приношу её без сожаления!
   Она боялась, что люди из толпы будут насмехаться, кидать чем-нибудь, как случалось, но никто не шелохнулся. Она ещё раз взглянула в сторону Ноэля и Рика. Они о чём-то спорили, Ноэль схватил сына и прижал к себе, продолжая говорить. Рик отчаянно оглянулся на Катрейну, и их глаза встретились, потом она посмотрела на его отца: Ноэль медленно кивнул ей, держа сына за плечи. Она видела, что мальчик плачет, она и сама хотела зареветь, но взяла себя в руки. Негоже королеве вести себя недостойно даже на эшафоте. Жизнь и так под конец одарила её возможностью увидеть всех, кого она любила, и попрощаться с ними.
   Палач подошёл к ней и кивнул: пора. Она направилась к плахе, сняла жемчуг и отдала палачу. Тот неуклюже поблагодарил, взял меч и посмотрел на короля, ожидая знака. Катрейна опустилась на колени и положила голову на плаху. Мёртвая тишина повисла над площадью.

***


   Георг уже не помнил, сколько ругательств и проклятий мысленно обрушил на голову короля, бессильно наблюдая за восхождением Катрейны на эшафот, где её ждал Железный Бык. Ведь свобода была так близка! Ну почему он не действовал решительнее, почему раньше не понял, что всё этим кончится? Как был идиотом в юности, так им и остался! Георг сжал кулаки - скованные спереди руки онемели - и двинулся к краю трибуны, насколько позволяли охранники: он должен видеть всё до конца.
   Предстоящая встреча с палачом страшила его меньше, чем расправа над королевой. Алексарх пытался образумить отца, но только вызвал негодование Айвариха, и теперь принц стоял рядом с Георгом, натянутый как тетива. Когда Катрейна посмотрела в их сторону, Георгу показалось, что она улыбнулась. Будь у него оружие, он убил бы Айвариха, невзирая на последствия, но у него отобрали всё, да ещё приставили пару крепких парней из охраны. Жаль, нельзя переговорить с Игером - он стоял среди стражников.
   Насколько Георг успел разглядеть, король сегодня стянул на Волхидскую площадь почти всю королевскую и половину городской стражи. Остальная половина перемешалась с горожанами, чтобы увидеть диковинное зрелище: казнь королевы, пусть и бывшей. Такого не бывало в Сканналии ни разу, и площадь была буквально запружена народом, привычным к казням. В окнах некоторых домов Георг заметил арбалетчиков и лучников. То ли Айварих боялся беспорядков, то ли надеялся кого-то поймать.
   Георг, внимательно наблюдавший за Катрейной, заметил, что она куда-то смотрит, и попытался проследить за её взглядом. Ну, конечно, Ноэль Сиверс. И Рик рядом. Оба стояли спиной к трибуне, но Георг был уверен в своей догадке. Значит, Игер всё понял. Что им тут надо? Смерти захотели? Два идиота! Чем её так волнует этот нищий выскочка и его бастард? Почему она просила их защитить? Она любила этого мальчишку, с горечью подумал Георг, но почему? Или она любила Сиверса? Что ни говори, он хорош собой - племянница Катрейны Анна ему в рот смотрела. Может, у них что-то было? А Рик...
   Георг едва не задохнулся от понимания. Рик вылитый Кройдом - те же глаза, волосы. Георг частенько разглядывал портреты в галерее королей, так как же он, художник, раньше этого не заметил?! И это имя - Райгард. Ноэль не осмелился бы на такую наглость, а вот Катрейна именно так могла почтить память о брате. Вот почему Айварих ополчился на мальчишку! Мало ему слухов о заговоре в пользу Дайруса, а тут ещё один наследник прежней династии, пусть и бастард. Кровь Свенейва! И дружит с Маей, прибывшей от Дайруса.
   Георг нахмурился: на кого Катрейна смотрит с таким ужасом? Нда, помяни ведьму, и она появится, неприязненно подумал он. Мая оглянулась на трибуну и, как показалось Георгу, хотела что-то крикнуть, но косоглазый слуга - Георг не зря подозревал, что он знает, куда она делась, - прижался к ней сзади и закрыл ей рот рукой. Она попыталась вырваться, но напрасно: Дим с лёгкостью её удерживал. Георг заволновался - вдруг она сознается? Он хотел указать на неё Айвариху, потребовать пересмотра дела, но промолчал, увидев, что Катрейна боится за неё и отворачивается, чтобы не выдать. Королева сделала выбор, а он обязан его поддержать. Будь оно всё проклято!
   - О, вот и Холлард пожаловал! - голос Айвариха резанул по ушам, и Георг скрипнул зубами. Холлард вместе с Теодором должен стоять на эшафоте, а не Катрейна.
   - Ваше Величество хотели меня видеть?
   - Да, дорогой мой бывший родственник. Ты же не думал, что я тебя такого зрелища лишу? Присоединяйся.
   Холлард Ривенхед был богато одет - в чёрный атласный камзол с золотой цепью под роскошной чёрной накидкой - но Георг не узнавал старого друга. Бывший глава Королевского Совета постарел, поседел и уже не скрывал под рукавом изуродованную правую руку, унизанную золотыми перстнями: она то и дело взлетала в воздух, словно её хозяин терял равновесие. Георгу он напоминал Смерть с какой-то гравюры Килмаха. Взгляд Холларда блуждал туда-сюда, не останавливаясь ни на ком. Смотреть на Катрейну он избегал. Крис брезгливо оттолкнул руку Холларда, застывшую напротив его лица.
   Трибуна была переполнена: Валер Мэйдингор с единственной дочерью, которая смотрела на Георга со смесью ужаса и любопытства, не обращая внимания на королеву, Ильяс Чевиндом, Лантон Орланд, Таурин Беллгор, Эрегард Данрог, Честер Узенрек, наконец, Холлард Ривенхед и он сам - восемь из двенадцати баронов Сканналии почтили присутствием эту казнь. Четверо отсутствовали, но их место занял тринадцатый барон - старый Иглсуд с ненавистью в слезящихся глазках. Ему перешёл титул сгинувших Винкустов, дарованный им Эйвардом Пятым после женитьбы на Магде. Несчастный титул, но Иглсуд всегда был слишком жаден, как и его дети. Очевидно, он поверил, что Катрейна виновна в смерти его дочери. Также на казнь пришли Краск, Фроммель, Алекс и Крис.
   Катрейна заговорила, и Георг прислушался, надеясь вопреки всему, что она обратится к нему, но Катрейна говорила о другом и смотрела на Рика с Ноэлем. Она предупреждала их. Надеюсь, у них хватит мозгов понять её намёк, подумал Георг, залюбовавшись ею. Она никогда не вела себя так, став королевой, но он помнил её детские смелость и страсть. Давным-давно, будучи десятилетней девчонкой, она треснула по носу Байнара за то, что он мухлевал в игре. Байнар попытался дать сдачи, но юный Георг защитил даму: отшвырнул Байнара, и тот завыл в голос. Насколько Георг помнил, там была и Анна, которая звонко внушала Байнару, что настоящие мужчины так себя не ведут, и в назидание попыталась пнуть его ногой. Катрейна оттащила подругу, и Георг потом подарил ей огромный букет цветов, украденных из сада, из-за чего Томар жутко разозлился. Потом брат отправил Георга в путешествие, Байнар умер, Томар тоже умер, потом Анна, а теперь вот...
   - ... сука! Как она смеет себя жертвой называть? Да эта тварь у меня попляшет! - Айварих буквально плевался словами, и Георг похолодел. - Я с неё шкуру живьём прикажу содрать! - Глаза короля налились кровью, как у обезумевшего быка, лицо побагровело, и он дышал так тяжело, что говорил с трудом. - Позвать палача!
   Стражники замерли, услышав приказ, потом один из них вышел.
   - Отец, прекратите! - Алексарх бросился к нему. - Не надо!
   Даже Крис казался потрясённым, словно не верил глазам. Георг рванулся к королю, ощутив, как его хватают руки стражников. Айварих с ненавистью посмотрел на барона, но Георгу было всё равно. Пусть только этот озверевший мерзавец оставит её в покое! Георг знал, что палач не задержится - не упустит такого удовольствия - и судорожно искал способ отвлечь короля. Железный Бык тем временем застыл с мечом в руке, ожидая сигнала.
   - Пари! Давайте заключим пари, Ваше Величество! - закричал Георг.
   Айварих застыл, словно не понимая слов. Он минуту смотрел на Георга, и тому вдруг показалось, что это и не Айварих вовсе, а какой-то чужак в его шкуре. Черты лица короля изменились до неузнаваемости, зрачки почти пропали, но вот гримаса разгладилась, и лицо обрело прежние контуры.
   - Пари? - осторожно спросил Айварих. - Пари...
   - Ставлю на то, что палач не сможет отрубить ей голову с одного удара, - выпалил Георг. Холлард, весь серый, смотрел на него с ужасом, Алексарх отодвинулся, а Крис нахмурился. - Я поставлю на кон всё, что пожелаете!
   - Всё? - Айварих усмехнулся. - У тебя ничего нет.
   - Но мне есть, что предложить!
   - Давай, - Айварих начал остывать. Георг боялся спровоцировать его гнев снова, а потому заговорил спокойно:
   - Если я проиграю, то скажу, куда отправил Ноэля Сиверса. Это я его похитил! Я запер его и не имел возможности выпустить.
   Айварих задумался. Рядом возник Игер: Георг чувствовал его сосредоточенное сопение под ухом и его пальцы на скованных руках. На переполненной трибуне их манипуляций никто не заметил: все смотрели на короля. Закончив, Игер незаметно испарился с трибуны.
   Энгус Краск, до сих пор невозмутимо наблюдавший за событиями, тихо сказал, что толпа в ответ на издевательство над Катрейной может начать бунт - народ слишком подозрительно молчал. Алексарх тут же подтвердил, что нельзя совершать такой грех, а Крис едва заметно кивнул, с трудом скрывая страх. Палач всё не шёл, и король уселся в кресло, тяжело дыша. Пот лился градом по его лицу. Солнце жарило вовсю, а Георга трясло от холода.
   - Ладно, пусть будет пари, - Айварих дал сигнал палачу, и меч взлетел в воздух. Стук головы о деревянный помост отчётливо услышали даже на трибуне, и Георг с облегчением вздохнул. Катрейна больше не во власти этого подонка! Увидев, что Айварих выжидающе на него смотрит, Георг назвал бесполезный адрес, отбросил оковы, перемахнул через парапет и полетел вниз.

***


   Утром, когда распахнулась дверь подвала, Ноэль решил, что явился барон Ворнхолм, но это был незнакомый мужчина в форме королевского стражника.
   - Свободны, - коротко сказал он, и Ноэль узнал голос главаря нападавших на отряд Ларри. Кажется, Ворнхолм называл его Игер.
   - Что случилось, где барон? - Ноэля куда больше беспокоила судьба сына, чем собственная.
   - Арестован! - отрывисто сказал Игер. - Вас тоже ищут, советую убраться поскорее.
   - И вы меня просто выпускаете? - растерянно спросил Ноэль.
   - Барон так велел, если с ним что случится.
   - Пожалуйста, ответьте, что-нибудь известно о моём сыне? - если он служит в страже, то должен знать Рика.
   - Его ищут.
   - Но где он?
   - Не знаю! - отрезал Игер. - Уходите через Врата Покоя. Они открыты для королевы.
   - Королевы?
   - Сегодня казнят королеву Катрейну, - Ноэль не сразу поверил в такую чудовищную весть, но Игер не казался шутником.
   - Где?
   - На Волхидской площади. - Игер, не оглядываясь, убежал, а Ноэль остался на улице, пытаясь понять, что это за часть города. Он заметил вдали башни кафедрального собора. Значит, он в ремесленных кварталах - отсюда путь к Вратам Покоя лежал как раз через Волхидскую площадь, - но Ноэль не собирался бежать из города. Он был уверен, что найдёт Рика на площади, и отправился туда, натянув капюшон старого плаща поглубже.
   На него никто не обращал внимания в толпе, стремившейся в том же направлении. Ювелиры, золотых и часовых дел мастера, лудильщики, кузнецы, гравёры, их ученики и подмастерья шли в одном направлении. Ноэль хромал рядом с каким-то сильным, крупным мужчиной: тот громко обсуждал со спутницей предстоящее событие, но даже теперь Ноэль с трудом верил, что такое возможно. Трость - он сохранил её несмотря на все перипетии - стучала по булыжникам Кузнечной улицы.
   Выйдя на площадь, Ноэль начал изучать толпу - он верил, что найдёт Райгарда здесь. Народу было так много, что он не боялся обнаружить себя. Ноэль осматривал каждое лицо в надежде добраться до сына раньше королевской стражи. Он не заметил, как привели Катрейну, и лишь когда она уже поднялась на эшафот, отвлёкся от поисков и замер. Грудь сдавило при виде несчастной женщины, которую ждала такая страшная участь. Ноэль выпрямился, забыв о больной ноге, и стиснул трость обеими руками. К горлу подступал комок, но он не отворачивался.
   - Отец? - Ноэль вздрогнул от знакомого голоса. - Ты жив?
   - Тихо! - Ноэль одёрнул сына. - Нас не должны увидеть!
   - Надо что-то сделать!
   Рик стоял рядом, с ужасом наблюдая за Катрейной. Он был вооружён мечом, а рука лежала на рукоятке ножа. Не хватало устроить бойню, которая погубит всех! Ноэль боялся, что в толпе их узнают, и попытался оттащить сына от эшафота, но тот сопротивлялся.
   Ноэль обнял Рика и прошипел ему в ухо:
   - У тебя есть отряд в пару сотен?
   Рик помотал головой.
   - Тогда как мы её спасём? Или ты хочешь исполнить мечту Айвариха увидеть тебя мёртвым? Поверь, я готов умереть ради тебя, но и я, и Катрейна сделали бы всё, чтобы ты жил! Сынок, давай выберемся из Нортхеда, и я расскажу тебе, кто ты такой!
   - Кто я? Что за...
   - Не сейчас. Просто поверь, Райгард, я умоляю тебя, поверь мне!
   Наверное, он не был слишком убедителен, но тут над площадью зазвенел голос Катрейны, и Ноэль, держа сына за плечи, шепнул ему:
   - Слушай! Она говорит это тебе!
   Катрейна и впрямь смотрела на них, и Ноэль на миг забыл об опасности, внимая её словам. Какая женщина! Он восхищался ею даже тогда, когда она отняла Рика, чтобы отдать ему Дайруса. У него никогда не хватало сил ей сопротивляться, как и Анне. Кройдомы умели подчинять людей. Рик тоже делал с ним что хотел. Но не сегодня! Сегодня Ноэль обязан настоять на своём.
   Рик тоже слушал, стиснув зубы. Из глаз сына покатились слёзы, но он держался. Ноэль ощущал его дрожь: он обнял сына и ждал конца. Когда палач опустил меч, Ноэль отвернулся: он хотел запомнить Катрейну живой.
   Сзади послышался шум, который на фоне молчащей толпы казался громким. Стук о мостовую, крики, топот ног. Ноэль с недоумением оглянулся и удивлённо замер.
   Внизу, у трибуны, стоял Георг Ворнхолм, а ошарашенная толпа медленно пятилась назад. Сверху что-то кричали. Что происходит? Протестующие крики и угрозы раздались справа, и вдруг вокруг барона выстроились десятка два вооружённых людей в одежде королевской и городской стражи с клинками на изготовку. Толпа в испуге отхлынула, образовав пустой полукруг. Люди Георга действовали чётко и быстро - никто не успел опомниться. Один из них вручил Георгу меч и потянул к выходу с площади, который находился за эшафотом. Толпа раздалась в стороны, образовав проход, и маленький отряд попятился, ощетинившись лезвиями.
   - Стража! Взять этого сукина сына! Немедленно! Стреляйте! Арбалеты!
   На крики короля отовсюду неслись стражники, вытаскивая мечи и шпаги. Стрелки в растерянности искали цели в толпе, но после того, как Айварих пригрозил им, начали палить без разбора во всех.
   Люди на площади кинулись врассыпную, давя друг друга. Отовсюду слышались вопли ужаса и свист стрел. Стражники не стеснялись рубить любого, кто стоял у них на пути. Гнев короля пугал их, но люди Георга отступали так быстро и организованно, используя щиты для защиты от стрел, что вскоре на площади остались беспомощные горожане и мечущиеся в поисках добычи стражники.
   Ноэль потянул Рика к краю площади: нужно успеть скрыться из Нортхеда, пока не поздно.
   - Держите ведьму! Она убила королеву Торию! Это Мая Бадл! Хватайте её! - настоящий рёв пронёсся над толпой, и даже стражники приостановили погоню. Ноэль завертел головой, а Рик вытащил меч. Кричавший указывал куда-то рядом с ними, и Ноэль всматривался в обезумевшую толпу. Как можно было заметить девушку в такой давке?
   - Взять её! - завопил Крис сверху, нависая над парапетом трибуны, словно собирался прыгать по примеру Георга. Его крики заглушала орущая от ужаса толпа.
   - Мая, уходи! - Рик заметил девушку, и Ноэль посмотрел у ту сторону. Она растерянно стояла посреди площади, глядя на эшафот и не обращая внимания на поразившее всех безумие. Её губы шевелились, по щекам текли слёзы, а руки с переплетёнными пальцами касались подбородка. Настоящее дитя среди неистового моря. Рик что-то кричал, размахивая мечом.
   - Взять Сиверсов! - Айварих, похоже, отвлёкся от Георга. Хоть кто-то спасся с этой проклятой площади, подумал Ноэль и бросился в сторону Самайи вслед за Риком. Если его сын погибнет, то и он умрёт рядом с ним. Ноэль больше ни о чём не думал. У него не было оружия, но он заслонил детей от стражников, размахивая тростью. Он успел подумать, что выглядит, должно быть, глупо, когда получил удар по голове и рухнул на землю.

***


   Самайя плакала не только из-за смерти королевы. Она оплакивала себя и свои ошибки, которые привели к трагедии. Перед казнью она попыталась привлечь внимание к себе, но Дим закрыл ей рот рукой и железной хваткой удерживал на месте.
   - Не спасти тебе её, а себя выдать, - прошипел Дим едва слышно.
   Самайя умом это понимала, но когда меч засверкал на солнце, она закрыла глаза, мысленно умоляя королеву простить свою фрейлину. Это она виновата, что Катрейна оказалась на эшафоте. Если бы она не вмешалась тогда, при родах, королева умерла бы женой Айвариха. Её похоронили бы с мёртвым ребёнком, в тишине и покое, и её имя не склоняли бы все уличные торговки и оборванцы. Но нет, Самайя вынудила Дима спасти госпожу, и вот теперь она умерла в таком жутком месте, на виду всех этих людей. Катрейна всегда предпочитала одиночество, а её смерть стала развлечением для праздных зевак. Самайя молилась, не замечая ничего вокруг, молилась о прощении за грубое вмешательство, которое привело к таким ужасным последствиям.
   Люди вокруг носились, что-то кричали, Дим ударил кого-то и пропал, а Самайя стояла в бушующей толпе, и ей было всё равно, что станется с ней самой.
   - Мая, беги! - она очнулась, услышав знакомый голос. Кто это? Оглянувшись, она увидела Рика и его отца. Рик размахивал мечом, отбивая нападение двух стражников, а Ноэль Сиверс отталкивал от сына третьего. Мая не успела испугаться, как Ноэль свалился на землю с залитым кровью лицом, а Рик, убив одного из стражников, бросал отчаянные взгляды на отца, одновременно стараясь не терять из виду противников.
   Самайя, не задумываясь, кинулась к Ноэлю и закрыла его, сжавшись в ожидании удара. Она попыталась понять, жив ли он, но тут её оторвали от него и оттащили в сторону. Она брыкалась так, что крепившие рукава платья тесёмки лопнули. Она пыталась отбиться ножом, но его вырвали. Тем временем Рик оказался в паре десятков шагов, и это расстояние быстро заполнили стражи.
   - Беги! - прошептала она, понимая, что шансов нет ни у кого из них. Они обречены.
   - Рик, садись! - Алекс на лошади распихивал стражей ногами, и они нехотя отпрыгивали в стороны. С принцем было несколько всадников, которые оттеснили нападавших от Рика.
   Рик озирался по сторонам как загнанный в угол зверь.
   - Садись на коня! Я приказываю!
   Рик посмотрел на полупустую площадь: горожане почти покинули её, только трупы устилали мостовую. Самайя молилась, чтобы он внял голосу разума и приказу Алексарха. Звон мечей почти утих, но в ушах шумело. Время словно застыло, и Самайя сжала кулаки. "Уходи!" - заклинала она.
   Услышал Рик или нет, но он в последний раз махнул мечом и запрыгнул на лошадь позади Алексарха. Шпоры воткнулись в бока коня, и отряд принца помчался со всех ног к ближайшей улочке.
   - Не стрелять! Опустить арбалеты! - голос короля казался испуганным. - Догнать их! Не стрелять!
   Самайя вздохнула с облегчением и больше не сопротивлялась. Её потащили куда-то, грубый голос сверху что-то приказал, и вскоре она оказалась в тёмной комнате с крохотным окошечком и кучей пыльной деревянной рухляди. Следом стражники втащили Ноэля и вышли, оставив их наедине.

Глава 17. Суд Истинной Летописи


   Она не сразу решилась подойти и проверить, жив ли он. Стон привёл её в чувство: ему нужна помощь. Самайя отодрала ошмётки рукава, подползла к Ноэлю и стала вытирать ему лицо. Лоб был раскроен ударом, но лезвие лишь скользнуло по кости, и Самайя принялась останавливать кровь.
   Час спустя они всё еще находились в комнате, и никто не приходил. Судя по шуму снаружи, площадь снова заполнялась народом.
   Ноэль бредил и тяжело дышал - она не знала, как его успокоить. Самайя взяла его ладонь и поднесла к губам - однажды он так же поцеловал ей руку.
   - Анна! - голос был едва слышен, но она узнала имя и вздрогнула. Неужели она хотела услышать своё имя? Самайя чуть наклонилась, провела пальцами по его щеке и отдёрнула руку. Что с ней? Почему так колотится сердце? Он же отец её друга, взрослый мужчина. Почему же она дрожит от страха за него, а не за себя? Она никогда не воспринимала его как мужчину. Разве? Тишина давила на уши, мысли лезли в голову, ответы появлялись раньше вопросов.
   Самайя давно поняла, что её раздражает внимание мужчин. Она считала, что от них надо держаться подальше, но Ноэль понравился ей с первой встречи. Он не пытался навязать ей себя, был учтив и внимателен, несмотря на её прошлое, и он единственный называл её полным именем. Ей нравился его дом в Тенгроте, его отношение к слугам и сыну, его безмерная преданность бывшей королеве, его низкий голос, и он самый красивый мужчина из всех, кого она знала. А ещё он не меньше неё ненавидел власть и королевский двор. Впервые она отчётливо осознала то, что до сих пор не знала как назвать: она хотела быть рядом с ним, потому что влюбилась. Пожалуй, с той самой первой встречи. Ни один другой мужчина такого чувства у неё не вызывал. Вообще, до сих пор в её жизни отношения с мужчинами ограничивались Дайрусом и... тем подвалом. Может, поэтому только на пороге смерти она поняла, что именно испытывает к Ноэлю?
   Её передёрнуло. Катрейна умерла из-за неё на плахе, Ноэль тоже оказался здесь, потому что вместе с Риком пытался защитить её. Да что же это такое?! Зачем они это сделали? И что теперь делать ей?
   Снаружи послышался шум, и Самайя приняла решение. Она уже думала об этом, но Дим её остановил. Она признается во всём и постарается убедить короля, что Ноэль и Рик невиновны. Даже если король не поверит, она должна попытаться. Она заявит, что заколдовала Рика, что хотела завладеть принцем, да что угодно она признает, лишь бы спасти Ноэля.
   Шум усилился, засов щёлкнул за дверью. Самайя быстро склонилась к Ноэлю, коснулась губами его губ, потом поднялась на ноги и решительно направилась к двери.
   Вошедшим оказался Энгус Краск. Самайя боялась, что он тоже попадёт в немилость из-за неё, но, кажется, с ним всё в порядке. Краск прикрыл дверь и подошёл к Ноэлю.
   - Сиверс жив? - резко спросил он.
   - Он без сознания.
   Краск наклонился, внимательно разглядывая лицо Ноэля. Потом он отвёл Самайю подальше и спросил:
   - Тебе известно, в чём тебя обвиняют?
   - В колдовстве? В убийстве? В измене? - равнодушно перечислила она. - Пусть обвиняют. Я сознаюсь во всём, чего захочет король, но господин Ноэль невиновен.
   - Хочешь спасти его, погубив себя? - нахмурился Краск.
   - Меня в любом случае казнят.
   - Тебя казнят сегодня, а его велено просто арестовать. Чтобы спасти Сиверса, тебе придётся доказать свою невиновность, доказать, что письма фальшивые.
   Она раскрыла рот: что он такое говорит?
   - Ты ещё можешь быть спасена.
   - Как? - вырвалось у неё.
   - С помощью древнего закона. Обвиняемому дано право призвать в свидетели Истинную Летопись, которая либо подтвердит, либо опровергнет его слова.
   Что-то такое говорил Захар, вспомнила Самайя.
   - Закон Летописи можно забыть, но нельзя отменить. По крайней мере это не в человеческих силах, - мрачно произнёс Краск. - Сейчас тебя отведут на эшафот, чтобы сжечь. Король боится, что из-за устроенной им бойни начнётся бунт, вот ему и захотелось смягчить последствия казнью колдуньи. По приказу короля сюда согнали людей. Тебе необходимо показать им, что есть нечто сильнее королевской власти. Ты дашь клятву или сгоришь ни за что, а потом после долгих пыток умрёт Сиверс и боги знают, кто ещё. Если твои слова будут подтверждены Летописью, тебя не осмелятся казнить! - в голосе Энгуса слышалась непривычная для него страсть, и этого Самайя испугалась больше всего.
   - Но почему другие не дали такой клятвы, когда их казнили? Почему моя королева?..
   - Не все они были невиновны, но важнее то, что те времена давно забыты, а языческих обрядов люди боятся. По твоему мнению, Катрейна дала бы клятву на магической вещи?
   Самайя медленно покачала головой. Она помнила, как отзывались о Летописи Оскар Мирн и Алексарх. Боялись и ненавидели.
   - Даже в древности, в языческие времена, немногие отважились бы воззвать к суду Истинной Летописи, - негромко сказал Краск. - Ибо малейшая фальшь каралась смертью. Знакома ли тебе история про сына Свенейва, который первым призвал в свидетели Летопись?
   - Нет, - Самайя покачала головой. Захар об этом не рассказывал.
   - Вторым сыном Свенейва по имени Словин был обвинён его старший брат Деян. Словин утверждал, что Деяном была изнасилована его жена, зачавшая от этого ребёнка. Деян всё отрицал, между братьями вспыхнула вражда. Свенейву нужно было её остановить, и пришлось обратиться к Летописи. Выяснилось, что ребёнок от Деяна. Словин потребовал в наказание за насилие отнять у Деяна права наследования, но Деян клялся, что женщина не была против. Свенейву снова пришлось спрашивать Летопись, но прошлое ей было неподвластно. Зато ей была дана другая сила, - голос Краска отвердел:
   - Ей было под силу узнать, кто говорит правду, а кто лжёт, и это касалось не только потомков Свенейва. Надо было всего лишь своей кровью на любой поверхности начертать знак, вот такой, - Краск вывел на пыльной доске руну в виде закорючки и двух перекрещивающихся линий, - и потребовать суда Истинной Летописи. Затем оставалось вписать клятву. Именно так и поступил Деян. Дал клятву на крови, что насилия не было.
   - И что случилось? - Самайе не понравилось выражение лица Краска.
   - Ничего. На пергаменте появилась надпись, что он невиновен, и тогда Словин потребовал от жены дать клятву, что ею овладели против воли. Ей пришлось это сделать, и её ждала гибель, ибо это была ложь. Летопись убила и её, и нерождённого ребёнка. Оправдание или смерть, другого наказания предусмотрено не было. - Самайя похолодела. Краск уставился на неё в упор:
   - Вот потому-то мало кому хотелось испытывать судьбу. Только приговорённым вроде тебя терять нечего.
   - А если король откажет?.. - неуверенно спросила она.
   - Не откажет! - отрезал Краск. - Кровь, посвящённая Истинной Летописи, будет взывать к ней, поэтому даже древний закон отменять не стали. Айварих побоится, что Летопись его накажет, как был однажды наказан Угрин, сын Ярвиса, приговоривший к смерти за измену Иева Красивого. На самом деле ему хотелось получить жену Иева, и когда Иев потребовал суда Летописи, Угрин отказал. В тот же день его поразила молния. На днях Его Величество и я вспоминали этот случай. Дай руку! - приказал Краск, вынимая кинжал.
   Самайя протянула правую руку, и барон провёл лезвием по коже ладони. На ней выступила кровь. Самайя сжала руку в кулак, удерживая капли.
   - А если у меня не получится, если меня убьют, вы поможете ему? - она посмотрела на Ноэля.
   Краск присмотрелся к ней, пожевал губы и кивнул:
   - Я о нём позабочусь.
   - Что я должна сказать?
   Он произнёс короткую фразу - её нетрудно было запомнить. Она оглянулась на Ноэля. "Храни вас Бог", - подумала она и направилась к двери.
   На эшафоте уже закрепили столб. Самайя шла, с трудом переставляя ноги. Несмотря на заверение Краска, она боялась окончить жизнь в страшных муках. Зубы стучали от страха, а ноги стали ватными. Краск взял её под локоть и втащил на эшафот. Так, должно быть, чувствовала себя Катрейна сегодня утром. У Самайи закружилась голова, живот скрутило, и она постоянно косилась на будущее кострище.
   Ещё недавно пустую площадь снова заполнял народ, но на этот раз люди не молчали, а ругали и обзывали Самайю, плевали в неё, грозили кулаками, швыряли камни и навоз. Выкрики "Ведьма!", "Убийца!", "Шлюха!" преследовали её всю дорогу. Среди беснующихся Самайя заметила Сильвестра и отвернулась: именно он выдал её страже.
   Тот же глашатай, который читал приговор Катрейны, развернул длинный свиток. Священник подбежал к ней и начал что-то вещать насчёт дьявола и его слуг, но Самайя не слушала. Краск спустился вниз и смотрел на неё бесстрастно, но она ощущала его беспокойство. Почему он так за неё боится? Дядя его попросил? Она не видела Сайрона Бадла очень давно и понятия не имела, где он.
   После обвинений наступила её очередь. Она наклонилась и прямо на досках эшафота начертила руну. Выпрямившись и облизав сухие губы, она задрала подбородок и крикнула:
   - Я требую суда Истинной Летописи и готова принять её приговор!
   Она боялась, что никто не услышит её слов, и поначалу так и было, но она подняла правую руку и дрожащим голосом повторила фразу.

***


   Ивар с трудом заставлял себя окунать перо в чернильницу: рука тяжелела от каждого слова. Сегодняшний день принёс гибель королевы Катрейны, и ему пришлось подробно описывать всё, что происходило на Волхидской площади. Радовало одно: своими глазами он этого не видел, но радость была сомнительной, потому что вместо строк перед глазами стояла Катрейна на эшафоте, а теперь вот Мая, которую ждёт костёр.
   Несколько страшных мгновений Ивар пережил, когда Летопись упомянула про Алекса и арбалетчиков, но Алекс сбежал, как и Георг. Алекс выехал из Золотых ворот: его никто не решился тронуть. Георг, похоже, заранее подкупил стражу и подготовил бегство через ближайшие к Волхидской площади Врата Покоя: они открывались только в дни похорон и казней и никем не охранялись из суеверного страха: якобы любой стражник у этих врат, который попытается задержать похоронную процессию, никогда не попадёт на небеса, а застрянет на пороге загробного мира. На воротах не имелось опускающейся решётки, и Георг успешно воспользовался тем, что ворота открывали утром и закрывали вечером. Ивар читал о побеге, радуясь возможности отвлечься от событий на площади, где после казни Катрейны Летопись насчитала восемь трупов и тридцать четыре раненых и помятых в давке горожан.
   Приготовления к новой казни вызывали у Ивара тошноту: он хоть не и жаловал Маю, но не слишком верил в её вину. Во всяком случае, Летопись об этом молчала, зато внезапно страница опустела, и на ней появился странный красный знак.
   - Ивар, открой, у меня приказ короля! - голос дяди заставил Ивара отложить перо. Что ещё случилось? Почему казнь не началась? Ивар впустил дядю.
   - Бери Летопись и следуй за мной!
   - Зачем?
   - Она требует суда Истинной Летописи.
   - Кто?
   - Мая Бадл.
   - Какого суда?
   - Ивар, - нетерпеливо осадил его дядя. - Тебе напомнить, что такой закон существовал, и его никто не отменял?
   Ивар не помнил. Разве сегодня кто-нибудь соблюдает законы? Энгус поджал губы.
   - Любому жителю Сканналии дано право требовать суда Истинной Летописи, и даже король не может оспорить её приговор.
   Теперь Ивар вспомнил: об этом же гласил свод законов Ярвиса, которые дядя заставил его изучить.
   - Идём, король ждёт! - поторопил Энгус.
   Однако король не слишком ждал: он спорил с Холлардом.
   - Ваше Величество, эта девка колдунья, она способна на всё! Мы обязаны предать её правосудию! Сожгите её немедленно, это наилучший выход! Краски вполне могут ей подыгрывать. Я припоминаю, что именно Энгус представил её ко двору...
   - Сукин сын, - вырвалось у Энгуса Краска, но услышал его только Ивар.
   - По-видимому, Холларду не терпится, чтобы за его преступления был наказан другой! - громко заявил Энгус Краск. - Но вина Ривенхедов доказана их собственными признаниями, не так ли?
   - Под пытками и вы признали бы любую вину, - с ненавистью прошипел Холлард.
   - В таком случае, почему бы вам не доказать свою невиновность наравне с Маей? - пожал плечами Краск и повернулся к королю. - Ваше Величество, позвольте мне тоже предложить пари. Если вина Маи будет подтверждена Летописью, то после суда над нею вы можете призвать к ответу и меня - я готов. Но если подтвердится её невиновность, потребуйте от господина барона Ривенхеда ответа на тот же вопрос, и тогда станет видно, справедлив ли суд Истинной Летописи, или это лишь легенда.
   Айварих задумался. Холлард вспыхнул:
   - Зачем вообще выносить на Свет Божий эту вещь?! Неужели так важно, что потребовала эта девчонка? Она ведьма! Нельзя позволять ей говорить!
   - А чего тебе бояться? - ехидно заметил Айварих. - Не ты ли уверял, что всему виной твой брат, что ты лишь пешка в его руках? Или ты солгал? - в его глазах опять сверкнули красные искорки, и Холлард побелел. - Отлично, - продолжил король, - вот слово делом и подтвердишь.
   - Ваше Величество, - Краск поклонился. - Должен ли летописец провести обряд?
   - Что? Да... Пусть проводит, - Айварих явно не был рад, но он боялся Летописи, Ивар это знал. Она заворожила короля знаниями, хотя они нечасто оказывались полезны. Айварих говорил, что его доносчики приносят больше пользы, но это не мешало ему постоянно читать записи Ивара. Иногда Айварих поднимался в его комнату на вершине Южной башни и зачарованно смотрел, как появляются строчки. Правда, после смерти Оскара Мирна он приходил всё реже.
   Ивар спустился с трибуны и направился к эшафоту. На него смотрели со всех сторон, и это было непривычно. Он два года не появлялся на людях, скрываясь в своей комнате.
   Толпа на площади шумела, но перед Иваром люди расступились: кто испуганно, кто с подозрением. "Летописец!", "Кто?", "Это сам летописец!", "А зачем он тут?", - неслось отовсюду. Священник рядом с Маей с ужасом смотрел на Летопись и маленькими шажками пятился назад.
   Ивар подошёл к Мае, покосился на кровавую закорючку под ногами - такую же изобразила Летопись - и спросил:
   - Ты требуешь суда Истинной Летописи?
   - Это моё право согласно древнему закону, - срывающимся голосом произнесла Мая.
   - Ты знаешь, что, солгав, умрёшь в страшных муках?
   Мая кинула взгляд на столб и связку хвороста рядом:
   - Я приму приговор.
   Ивар обратился к толпе:
   - Приговорённая просит Истинную Летопись стать судьёй. - Ропот прокатился по рядам зрителей, которые не слишком понимали, что происходит.
   Ивар откинул верхнюю крышку, открыв пустой пергамент. Держа его на вытянутых руках, он произнёс, протягивая ей перо:
   - Принеси кровь в залог и клянись!
   Мая побледнела, но повиновалась, протянув порезанную руку над магическим листом и позволяя крови стечь на него. Затем она макнула в кровь перо и записала текст клятвы, повторив его вслух:
   - Клянусь на Истинной Летописи, что я не убивала королеву Торию и не причастна к заговору против короля! Письмо господина Ноэля Сиверса фальшивое, в настоящем ничего не говорилось о заговоре против короля Айвариха. - О письме её просветил Энгус, пока вёл к эшафоту. Она помнила письмо, которое потеряла в день смерти Тории, но не знала его содержания. Если она ошиблась... Рука дрогнула.
   Толпа зашумела, но никто не выкрикивал оскорблений. Ивар не представлял, что дальше делать, но тут пергамент засветился, вспыхнул необычно яркий голубой свет, и Ивар едва не уронил Летопись. Свет сгустился в туман, поглотивший Маю. Когда туман рассеялся, на листе появилась надпись:
   - "Невиновна", - громко прочёл Ивар, не веря своим глазам. Там были ещё руны, но их он прочесть не смог.
   На трибуне все зашевелились, но Ивар смотрел на Маю: было что-то странное в её взгляде. Во время клятвы он стал отрешённым, а теперь она словно не понимала, где находится. Послышались крики, а потом внизу появился Холлард, который под охраной стражников шёл к эшафоту.
   "Похоже, дядя убедил короля", - с неожиданной злостью подумал Ивар.
   Мая с недоумением смотрела на Холларда, а когда он повторил её действия, отшатнулась в сторону.
   - Клянусь на Истинной Летописи, что я не убивал королеву Торию и не замышлял свергнуть короля Айвариха!
   Ивар сглотнул, ожидая реакции Летописи, и не ошибся. Голубой свет, накрывший Холларда, резал глаза, превращаясь в тёмно-синий, почти чёрный. Горожане в ужасе закричали и попытались сбежать. Холлард орал от боли, его вены вздулись и полопались, из ушей и глаз хлынула кровь, которая словно дымилась. Ивар, уронив Летопись, закрыл глаза и зажал уши. Так продолжалось несколько минут, а когда крик замолк, Ивар оглянулся на трибуну, откуда Энгус Краск пристально разглядывал эшафот. Ивар заметил, что дядя сам не свой, словно поставил последнюю рубашку на предстоящее событие. Ивар поклялся бы, что в глазах дяди сверкает торжество. Энгус не отрывался от зрелища, и Ивар рискнул посмотреть туда же. То, что недавно было Холлардом Ривенхедом, превратилось в кусок мяса с вывороченными сосудами и выжженной кожей. Маю тошнило у края эшафота, огромный палач схватил её в охапку и прыгнул вместе с ней вниз. Тут Ивар заметил ещё кое-что: огонь на дровах, предназначенных для Маи, сам собой разгорелся и подбирался к трупу. Ивар бросился прочь, забыв обо всём, но стоило ему сделать несколько шагов, как дядя Энгус - и когда он успел спуститься с трибуны? - остановил его и ударил по лицу.
   - Не смей бежать от Истинной Летописи, которой ты клялся служить! Тебе дана сила, и не смей её бояться!
   Ивар испуганно посмотрел в глаза дяди - непреклонные и жестокие как никогда. Энгус подтащил его к горящему эшафоту, и они смотрели на пламя до тех пор, пока оно не погасло. На площади к этому времени почти никого не осталось, как не осталось самого эшафота. Запах гари висел в воздухе, пепел лез в глаза и ноздри, и Ивар кашлял без остановки. Энгус толкнул племянника прямо в чёрный квадрат, покрытый пеплом и кусочками дымящихся углей. Ивар не знал, что должен делать, пока дядя не ткнул пальцем в сторону Истинной Летописи на земле. Пергамент остался чистым, на нём красовалось одна-единственная фраза: "Невиновен в убийстве, виновен в измене".

***


   Мае позволили уйти, сняв все обвинения. Никто не решился протестовать, но все старались держаться от неё подальше, бормоча что-то про себя и тормоша струны на шее. Дядя куда-то направился, и Ивар поспешил за ним: у него есть вопросы к Энгусу Краску. Дядя добрался до своего дома, стоявшего недалеко от ратуши на Соборной площади, напротив кафедрального собора. Ивар подождал, потом осторожно вошёл за дядей. Слуг не было - то ли все ушли на Волхидскую площадь, то ли дядя отправил их по делам, - и Ивар незамеченным добрался до кабинета дяди и вошёл в чуть приоткрытую дверь. Комната мало изменилась за два года - то же нагромождение дорогой мебели и диковинок из разных стран на полках. Новым был только мольберт с накрытой тканью картиной. Странно, дядя никогда не любил картины.
   - Ваше Высочество, нельзя терять времени, - голос дяди прозвучал где-то поблизости. Ивар хотел выйти и подождать снаружи, но, услышав продолжение, застыл как вкопанный. - Принц Алексарх едет на юг. Если ему удастся объединиться с оставшимися Ривенхедами или Ворнхолмом, то, как знать, возможно у него получится отобрать у вашего отца трон. Рассчитывать на короля... вы сами видели...
   - Отец свихнулся, - ответил голос Крисфена. - Он... раньше он никогда так себя не вёл, - принц был слегка растерян, судя по тому, что не мог подыскать слова. - Эта казнь... Никогда его таким не видел.
   - Если вы правы, то тем более необходимо действовать. У вашего брата появится немало сторонников после сегодняшних событий. Его необходимо остановить сейчас, потом будет поздно.
   - Но как остановить?
   - Вам придётся отправиться за братом и вернуть его во дворец. Вас проводит мой человек - ему известен короткий путь.
   - А как я его верну?
   - Сообщите, что у короля был удар, и он умирает... О, боги, разве трудно придумать что-нибудь, вам ли не знать брата?! Главное - вернуть его во дворец, а об остальном позаботятся.
   - Как?
   - Вам лучше не знать, Ваше Высочество. И вам не следует возвращаться сюда с ним.
   - Почему?
   - Да чтобы нельзя было связать с вами то, что случится, - в голосе дяди послышалось раздражение. - Скажите, что вам нужен Кьяран, потому что, с вашей точки зрения, Карл недостоин доверия. Кьяран живёт недалеко от Малгарда.
   - А Мая?
   - Ей никуда от вас не деться, а Алексарха вскоре будет не догнать.
   Очевидно, Крисфен попытался что-то сказать, но дядя был неумолим:
   - Езжайте и верните брата! Остальное вы и я обсудим потом! Мне пора заняться старшим Сиверсом.
   Ивар спрятался за картиной - благо ткань падала до пола. В голове шумело. Шаги Крисфена простучали по деревянному полу и затихли.
   - Тебе всё ясно? - Ивар едва не уронил Летопись.
   - Угу, - спокойный, уверенный голос был Ивару незнаком. - Догнать Алексарха.
   - Проблем не будет?
   - Не дрейфь, Энгус, сделаю. Ты дал знать кому надо?
   - Да. Тебе осталось позаботиться, чтобы Крисфен добрался до цели, Боб.
   Незнакомец усмехнулся и затопал к двери. Дядя тоже вышел следом. Ивар остался один в комнате, не зная, что делать. Он - летописец, он пишет летопись, но не имеет права доложить королю даже то, что услышал, иначе умрёт. Но если промолчать, то умрёт Алекс... Нет! Так не должно быть! Его надо спасти. Но как? Король не поверит, что один сын хочет погубить другого. Он потребует доказательств, а где их взять? К тому же, Ивар в глубине души был согласен с дядей: король не в себе. Он пугал Ивара неистовством и жестокостью. Что же тогда? Кто остановит Криса?
   Ивар хотел броситься за дверь, но наступил на ткань, и она съехала с картины. Ивар уставился на полотно, с которого как живая смотрела Мая Бадл. Ивар почувствовал, как стучат зубы и не сразу понял, что стучат не только они. Стук в дверь вырвал его из оцепенения.
   - Господин Краск, это Мая. Можно войти?
   Ивар открыл дверь и втащил Маю в комнату. Она удивлённо посмотрела на него, а потом уставилась на портрет.
   - Что он здесь делает? Это же дядина... - недоуменно спросила она, но Ивар закрыл ей рот рукой. Она задёргалась.
   - Тихо! Идём со мной. Здесь опасно.
   Она посмотрела на Ивара, но страха в её глазах он не уловил. Вырываться она тоже перестала. Он быстро накинул ткань на портрет и потащил Маю за собой.
   Вход для слуг вывел их во дворик за домом, а оттуда через дверь в заборе они попали на Замковую улицу. Полчаса спустя Ивар открыл дверь своей каморки в Южной башне и тяжело опустился на стул. Дверь осталась открытой.
   - Я должен рассказать тебе кое-что.
   - Вам нельзя... - испуганно сказала Мая.
   - Как я могу молчать, зная, что Алекса скоро убьют?
   - Убьют? Кто?
   - Брат.
   - Крисфен?
   - Вы удивлены?
   Мая закусила губу и покачала головой. Ивар пересказал разговор Энгуса и Криса.
   - Вы должны спасти Алекса.
   Она смотрела на Ивара своими зелёными глазищами:
   - Я? Что я могу?
   - Езжайте за ним. От Нортхеда на юг ведёт одна дорога, потом развилка у разрушенного храма, где высокая сосна. Оттуда дорога заворачивает в обход лесов и болот, а Криса проведут короткой дорогой через лес. Он должен догнать брата и вынудить его вернуться. Ваше дело ждать у развилки и предупредить Алекса, когда он будет возвращаться. Умоляю, помогите ему!
   - Я... Скажите, почему король ненавидит Сиверсов? - вдруг спросила Мая.
   - Мне нельзя...
   - Я знаю, что Рик - потомок Кройдомов, но он бастард, и король об этом знал с самого начала. Кому он может помешать?
   - Я... не знаю.
   - Знаешь! - Мая смотрела на Ивара прямо.
   - Нет, я не читал тот том...
   - Дай мне прочесть.
   - Нет! Никому нельзя читать!
   - Я должна спасти Алексарха, но пусть погибают Рик и его отец?
   Она направилась к выходу. Ивар вдруг ощутил, как сердце замерло и боль разлилась в груди. Он начал задыхаться, захрипел и упал на пол. Мая уставилась на Ивара.
   - Ты что? Тебе помочь?
   Ивар не мог выдавить ни слова, чувствуя, как боль становится острее и расходится по телу: словно тысячи иголок впились в него одновременно.
   - Ивар! - в голосе Маи был страх, но Ивар уже понял, что происходит. Всё так, как должно быть. Предательство Холларда Ривенхеда наказано огнём, измена Ивара Краска клятве вызовет не менее страшное наказание.
   - Ивар! - голос Маи слышался будто издалека. - Ивар, что мне сделать?
   - Спаси Алекса! - прохрипел он с трудом. Мая кивнула, но не уходила. Что сделать, чтобы она ушла?
   - Книга, где описано правление Райгарда, вон в той комнате, - Ивар указал на дверь склада. - В жёлтом переплёте. Ноэль Сиверс у палача по имени Тимак, дядя сказал, что займётся им. Спаси Алекса, и тогда спасёшь Рика и его отца. - Ивар не слишком в это верил, но пусть она думает, что от жизни Алекса зависят жизни Сиверсов. Пусть Мая хоть так выполнит его просьбу. Самому Ивару уже ничем не помочь.
   Она вернулась с книгой в руках, подошла к Истинной Летописи, открыла её и начала читать. Ивар с ужасом ждал, что Летопись отомстит ей, но Мая спокойно читала строчки. Закончив, она с состраданием посмотрела на Ивара:
   - Я обещаю, что сделаю всё, чтобы спасти принца Алексарха. Ты можешь быть спокоен, Ивар.
   - Кто ты? - вырвалось у него. Боль не утихала, но то, что он увидел, было невероятно. Почему Летопись ей ответила? Боль пронзила грудь, и Ивар едва расслышал её слова:
   - Я здесь, чтобы занять твоё место. Мой дед - Нистор, сын Назера.

***


   Самайя сама не поняла, как произнесла эти слова: они вырвались неосознанно, но в глубине души она знала, что это правда. Она поняла это на эшафоте, когда произнесла клятву. Летопись не только вернула ей свободу, но и память. Кусочки мозаики сложились в одну картинку.
   На эшафоте она дала клятву, а потом испытала странное чувство: словно какая-то сила накрыла её с головой, отметая страхи и сомнения. В голове заклубились воспоминания, цепляясь одно за другое. Отец - грозный бородатый сероглазый мужчина в грубой рубахе и жилетке на шнуровке - рассказывает о далёкой стране, где ещё сохранилось волшебство. Вот он вбивает её маленькому брату в голову сканналийские глаголы, а она - совсем девчонка - слушает, сидя в углу и забросив куклу. Вот мама мелодичным голосом напевает старинную балладу о Стране Ледяного Тумана и северном ветре, который дует в дни невзгод и опасностей. И мёртвое лицо брата - пожелтевшее, с запавшими глазами и морщинами как у старика. Его звали Хэймас, ему было десять. Другие мужчины приходят и спорят с отцом и дают уже ей бесконечные уроки. Она как наяву видела полки с бесчисленными книгами и узнавала их названия, вспоминала опыты по алхимии, свитки с рунами, астрологические карты, жуткие приборы, посиделки до утра с мрачными гостями, среди которых был Дорин Килмах. А ещё боль и отупение, страх и пустота. Много воспоминаний - от них болела голова и раздваивались мысли.
   Она хотела расспросить Энгуса Краска подробнее об Истинной Летописи, о том, откуда он знал древний закон, но Ивар сказал не доверять ему. Энгус хотел убить Алекса и посадить Криса на трон? Тогда зачем он помог ей? Какую роль играл во всём Сайрон Бадл? Был ли он её дядей? Увидев портрет, она начала сомневаться в родстве с дядей. Если на портрете Юна, то что портрет делает у Энгуса? А если не Юна?.. Насколько вспомнила Самайя, у её прадеда Назера было два сына: Нистор и Назер. Старший Нистор стал летописцем почти сразу после рождения единственного сына Рислейва, и тогда его брат Назер забрал племянника и уехал в Барундию. Долгое время Самайя именно Назера считала дедом, и лишь много позже отец открыл ей истину. Отец всегда говорил, что кроме Нистора в Сканналии у них никого не осталось.
   - Мая? Ты что тут делаешь?
   "А что тут делаешь ты, Сильвестр? - подумала она. - Ты, кто сдал меня сегодня стражникам?"
   Сильвестр протиснулся в открытую дверь, с ним был Дим.
   - Сьто с ним? - Дим с любопытством смотрел на Ивара. - Нузно лекарь?
   Самайя покачала головой:
   - Лекарь ему не поможет. Он умирает.
   - Умирает? - Сильвестр поражённо смотрел на летописца. - Отчего?
   Самайя промолчала. Она смотрела, как Ивар корчится на полу, его крики усиливались, глаза налились кровью, пальцы скребли пол. Ивар покрылся пятнами. Самайя коснулась его лба и одёрнула руку - кожа пылала от жара. Дим тоже попытался взять его руку, но быстро опустил и больше не прикасался, отступив к столу, на котором лежали записи Ивара и Истинная Летопись. Все трое стояли и ждали конца, а Ивар Краск горел изнутри.
   - Его убила Истинная Летопись? - шёпотом спросил Сильвестр.
   Самайя кивнула, и тут глаза Ивара закрылись. Агония закончилась.
   Дим уставился на Истинную Летопись, и Самайя подошла к столу:
   "Из-за пренебрежения клятвой жизнь Ивара Краска оборвана. Самайя, дочь Рислейва, внучка Нистора, сына Назера, а также Сильвестр по прозвищу Монах и чужестранец Дим - свидетели наказания. Истинная Летопись принимает Самайю, дочь Рислейва, внучку Нистора, сына Назера, как наследницу".
   Крышка Истинной Летописи опустилась, застежка щелкнула. Дим попытался ухватить Летопись, но взвыл от боли, одёрнув обожжённую руку. Зачем она ему? Дим смотрит на неё словно ребёнок, у которого забрали игрушку.
   - Теперь нужен новый летописец... - задумчиво сказала Самайя, - иначе...
   - Иначе будут проблемы, - подтвердил Сильвестр. - Полагаю, король назначит кого-нибудь, а нам пора уходить, а то как бы нас не обвинили в его смерти.
   Самайя опомнилась. Что такое она сказала Ивару? Занять его место? Откуда она это взяла? Её дело - спасти Алекса, как хотел Ивар. И спасти Рика - он наверняка вернётся с принцем.
   - Дим, мне надо уехать из города. Ты не знаешь, где взять лошадь?
   - Лосадь будет.
   - Ты поедешь со мной?
   - Нам с Димом хватает дел и здесь, правда, Дим? К тому же у него рука не в порядке.
   Дим скосил глаза на Истинную Летопись и хмуро кивнул.
   - А ты зачем уезжаешь? - обратился Сильвестр к Самайе.
   - Я боюсь оставаться в Нортхеде, лучше уехать к... дяде.
   - А, к дяде. Конечно, дорогая, езжай к дяде, а я... - Сильвестр щёлкнул пальцами.
   - Выдашь нас королю, как выдал меня утром?
   - Мая, дорогая моя, ты ведь жива, правда? И не надо делать из меня чудовище, я лишь верно служу...
   - Кому?
   - Своему королю, конечно, - Сильвестр улыбнулся, но в его лице было что-то неприятное. Оно заострилось, затвердело, и глаза не казались маленькими.
   - Посли, - Дим дёрнул Самайю за руку, и она с трудом удержала данную Иваром книгу. Эта книга останется при ней и расскажет подлинную историю о смерти Байнара и, может быть, причину ненависти Айвариха к Сиверсам.

Глава 18. На развилке


   Рик нетерпеливо оглядывался, ожидая погони. В ночной темноте он ничего не разглядел, но стук копыт ночью не спрячешь. После бешеной скачки лошади перешли на шаг, и в голову полезли воспоминания об отце с окровавленной головой. Жив он или нет? Правильно ли Рик поступил, когда сбежал, оставив его лежать там? Не лучше ли вернуться? Но тогда его самого арестуют, и отцу он не поможет. Алекс, вернувшись после заседания трибунала, рассказал об обвинениях и велел никуда не уходить, а утром сказал, что Рик должен уехать. Но Рик не мог уехать - он хотел увидеть королеву напоследок. Он пришёл на площадь, где издали заметил отца в знакомом старом синем плаще.
   Отец! Рука стиснула рукоять меча, и Рик вынул его из ножен. Плавно сужающийся к острию широкий четырёхгранный клинок был чуть короче двух с половиной футов, но им можно и рубить, и колоть. У изогнутой крестовины отсутствовала защита для пальцев, а короткая рукоять не позволяла удерживать меч двумя руками, но Рик привык к нему и не хотел менять. Этот меч четыре года назад сделал Ратим, подмастерье тенгротского кузнеца-оружейника, на спор с учителем, который выставил на суд свой меч. Рик выступил судьёй спора, и Ратим пообещал отдать меч Рику, если тот присудит победу ему. Рик мечтал о мече, но отец держал его подальше от оружия, и вот у него появился такой шанс! Он будет тренироваться, станет воином! Ради такого можно присудить победу ученику, даже если меч учителя лучше. На виду у всей деревни Рик помахал обоими мечами под насмешки и ободряющие крики деревенских и с лёгким сердцем объявил победителем Ратима. Он ушёл домой с мечом в руке, а вечером в их усадьбу пришёл Ратим с синяком под глазом и сказал, что кузнец решил уйти из Тенгрота, а деревенские пригрозили выгнать Ратима, если это случится. Млад был на все руки мастер, его изделия расходились далеко за пределами Тенгрота, а заказы на оружие шли из Нортхеда. Парень плакал и просил вернуть меч, чтобы никто не доказал подкуп. Рик хотел отдать меч, но Ноэль велел Рику самому решить проблему, а не перекладывать на других. Рик проклинал себя за то, что ввязался в это дело, а отец взял Ратима за шкирку и выставил за дверь.
   - Мне часто приходится судить споры, Райгард, - хмуро сказал Ноэль. - Как ты думаешь, я сужу по чести или за взятки?
   - По чести, - Рик и мысли не допускал, что отец мог судить несправедливо.
   - Рано или поздно тебе придётся занять моё место. Ответь мне, пожалуйста, захотят люди приходить со спорами к тебе, если будут знать, что твоё решение зависит от взятки? Или ты именно так собираешься управлять поместьем?
   Рик смолчал.
   - Как ты думаешь, тебе предложат ещё раз судить чей-то спор после сегодняшнего?
   Рик облизал губы, но честно покачал головой, вспомнив глаза кузнеца. Родители когда-то прозвали его Младший, а попросту Млад, потому что он был самым младшим из восемнадцати детей. Взгляд огромного сорокалетнего силача с железными мышцами и без единого волоса на голове в тот день напоминал маленького ребёнка, у которого отобрали кусок сладкого пирога. Рик стиснул рукоять уже ненужного меча, едва сдерживая слёзы.
   - Скажи мне, если Млад уйдёт, Ратима выгонят, кто будет работать в кузнице?
   - Они не уйдут! - запротестовал Рик.
   - Не уйдут, если у тебя хватит смелости сделать то, что необходимо.
   - Что?
   - Подумай, сынок. - Ноэль вернулся к счетам, делая вид, что изучает цифры, а Рик застыл посреди комнаты с мечом в руке.
   - Я попрошу его не уходить, скажу, что ошибся, - Рик с надеждой посмотрел на отца. - Так правильно?
   - Пожалуйста, не спрашивай меня об этом, иди и попроси.
   Рик нехотя отправился в деревню. Млад и впрямь собирался в путь, шумно бросая пожитки на повозку. Его упрашивали и бабы, и мужики, и даже Ратим, но Млад упрямо нагружал повозку, не глядя по сторонам.
   - Млад, не уходи! - Рик подошёл к нему и вдруг понял, что не может сказать то, что собирался. Он не ошибся, он соврал, и Млад это знает. Они все знают - он видел это по их лицам.
   - Я... - слова застряли в горле, но когда Млад всё-таки посмотрел на него, Рик покраснел и выдавил: - Это я виноват. Прости, я не хотел тебя обидеть, я не подумал, накажи меня, но не уходи... - Он всё-таки разревелся.
   - Я чай не судья, чтоб господ судить, - отрезал Млад.
   - Ты простишь меня?
   Млад перестал грузить вещи и посмотрел вдаль. Рик оглянулся и увидел Ноэля. Тот стоял без шляпы, держа руки за спиной и не пытаясь вмешаться.
   - Вы судили меня перед всей деревней, так пущай люди решают, заслуживаете ли вы прощения.
   Рик растерянно огляделся, заметив несколько сочувственных взглядов.
   - Да ладно тебе, Млад, хватит придуриваться!
   - Ну сдурил пацан, так ты ж взрослый, чего дуешься? Мы ж не виноваты? Нас-то пошто наказываешь?
   Млад набычился:
   - Поклянись, что никогда не будешь судить ради выгоды.
   - Клянусь! - охотно сказал Рик, но подумал, что этого мало, и добавил: - Мой суд всегда будет по совести и чести, а не ради выгоды или мести. - Он воткнул меч в землю.
   - Так тому и быть, - Млад улыбнулся. Рик облегчённо вздохнул, и тут отец подошёл, выдернул меч из земли и повертел в руках.
   - Сколько ты за него хочешь? - спросил он у Ратима.
   Тот замотал головой.
   - Ничего! Моя работа принадлежит моему учителю! - Он умоляюще посмотрел на Млада.
   - А ты сколько возьмёшь? - спросил кузнеца Ноэль.
   - Да ну его. Я лучше свой продам, а этот в руки не возьму.
   - Тогда возьми Райгарда, пусть он отработает его цену, а потом пусть носит его, если пожелает.
   Рик месяц проработал в кузне, накачал мышцы, даже выковал кривой нож, а потом отец отдал ему этот меч, чтобы он напоминал о том, какова цена неправедного суда. Неправедного суда, который отец и Рик испытали на себе. За что король хотел его арестовать? Рик этого так и не понял, но вспомнил слова отца, услышанные на площади. Отец сказал, что королева обращалась к Рику, когда предупреждала об опасности. В последний миг жизни она думала о нём? Почему? Ещё отец сказал, что объяснит, кто он такой, но теперь Рику было на это плевать: он боялся, что больше не увидит отца. Он так долго отталкивал его из каких-то глупых прихотей, а теперь на всё готов, лишь бы его вернуть. Спокойный, рассудительный отец в старомодной одежде и с тростью возник как наяву, и слёзы закипели на глазах. Рик сжал зубы и запретил себе плакать. Он больше не мальчик, а мужчина. Вот только понять бы, как быть дальше.
   - Ваше Высочество, что вы намерены делать? - спросил Рик. Он давно пересел на отдельную лошадь, принц ехал рядом. За ними следовал десяток слуг принца.
   - Я мог бы поговорить с отцом, - задумчиво проговорил Алексарх, - но, по-моему, это не поможет. Я долго закрывал глаза, но сегодня... - Он сглотнул. - Сегодня он окончательно сошёл с ума. Видит Бог, я не помышлял о троне, но отец не способен править. Ты не видел его перед казнью королевы... - В голосе Алексарха слышались ужас и отвращение.
   - Если вы вернётесь, король не отдаст вам трон.
   - Скорее отправит на эшафот, как и предсказывал Оскар.
   - Вы хотите выступить против отца? - осторожно спросил Рик.
   - Я... не знаю.
   - Ваше Высочество, если вы это сделаете, я буду на вашей стороне, - Рик даже не вздрогнул, когда открыто согласился на измену. Смерть Мирна, Родрика Ривенхеда, аресты, погромы, казни последних месяцев он пережил, но смерть Катрейны Рик отказывался принимать как должное. Король совершил убийство, и он ответит! И за отца, и за Маю. Рик отныне ничего ему не должен. В королевской страже он тоже давно не состоит, а служит Алексарху. Только бы принц согласился стать королём - он этого заслуживает. Если собрать достаточно сторонников, Алексарх войдёт в Нортхед победителем, и никто не будет возражать после безумств Айвариха. Но доживёт ли отец? Как узнать, что с ним?
   - Может быть, Георг Ворнхолм, оставшиеся Ривенхеды и другие роды поддержат вас. Нужно найти их и...
   - Да-да, - Алекс словно собирался с мыслями. - Ты прав, я думаю, что так и поступим. Нужно найти место, где...
   Вдали послышался топот копыт, и Алекс встрепенулся.
   - Приготовиться к нападению! - крикнул он.
   Топот приближался, слуги держали наготове арбалеты. Алекс со шпагой в руке вглядывался в темноту.
   - Алекс, погоди, это я, Крис! - крик в темноте звучал отчётливо. - Не стреляй, я поговорить хочу!
   - Крис? Ты как сюда попал?
   - Боб знает короткую дорогу, вот он и привёл. Да опусти шпагу, придурок, я не убивать тебя приехал! Я должен сказать кое-что важное!
   - Говори!
   - Отъедем.
   Рик недовольно следил, как Крис и Алекс о чём-то говорили. Крису Рик не доверял. Наверное, Айварих послал одного сына за другим, но что он задумал? Рик подозрительно осмотрел людей Криса: вроде их не так много, чтобы победить. Вряд ли Крис надеялся захватить их силой. А это?.. Боб? Рик был ранен тогда, два с лишним года назад, но запомнил проводника, который вёл их от гавани к Нортхеду после похода Дайруса. Откуда он тут взялся? Рик беспокойно заёрзал в седле. Кажется, его пытались арестовать ещё тогда. Сильвестр дал его приметы страже... Дальше Рик не помнил. Он вообще забыл про Боба, как и про Захара. Что с ними стало? Впрочем, Боб вот он, жив-здоров. Рик исподволь следил за ним, но Боб спокойно стоял на месте, прислушиваясь к ночному лесу.
   - Рик, я возвращаюсь, - бледный Алексарх подъехал к Рику.
   - Что?!
   - Крис говорит, что отец при смерти.
   - А он не врёт?
   Алексарх укоризненно посмотрел на Рика, но тому было не до вежливости.
   - Как можно врать о подобном? Крис сказал, что отец хочет меня видеть. Я должен вернуться. Вдруг есть шанс всё решить миром?
   - А если это ловушка?
   - Ты слишком подозрителен, - покачал головой Алекс. - Поедешь со мной?
   Рик заколебался. Это могла быть ловушка, но так врать даже Крис вряд ли станет. Рик подавил сомнения: если есть хоть малейший шанс спасти отца, надо возвращаться. Если он жив...
   - А ваш брат?
   - Он едет за Кьяраном. Надеется, что тот поможет отцу лучше Карла.
   - Так с нами он не вернётся?
   - Нет.
   Рик повеселел: он не доверял Крису. Алекс приказал отряду разворачиваться, и лошади помчались к Нортхеду.

***


   Самайя давно не ездила верхом, но уроки Рика не прошли даром. Дим достал отличную лошадь, но сам ехать отказался. Самайя сочувственно посмотрела на его руку и нерешительно попросила узнать что-нибудь о Ноэле Сиверсе и дать ей знать, если получится. Дим прищурился и согласился. Он проводил её до Золотых ворот и сказал, что будет ждать её в Нортхеде.
   Самайя за час домчалась до развилки: слева от дороги лес отступал, и на открытом пространстве стояла разрушенная после пожара церковь - единственное строение на многие мили вокруг. Быстро темнело, и Самайя пожалела, что не взяла с собой Дима или кого-нибудь ещё. Но кого? У неё не было друзей. Хорошо хоть Дим настоял, чтобы она надела мужскую одежду, и сейчас она неловко натягивала длинный синий жакет на бёдра, обтянутые тугими серыми чулками. Берет с огромным пером укрывал короткие волосы. Звуки ночного леса окружали её, но после эшафота пугаться их смешно. Самайя привязала лошадь у высоченной сосны, одиноко стоявшей у дороги в окружении низкорослых кустов. Руины прятались в темноте, но иногда Самайе казалось, что она различает огоньки. Люди это или мертвецы? Она не станет выяснять.
   Внезапный шорох испугал её, но он тут же стих, и Самайя успокоилась. Кто будет бродить ночью по лесу?
   - И что же юноша делает один в такой час в таком месте? - она ощутила чьи-то руки на груди. Кто-то зажёг факел.
   - Ба, да это баба переодетая, - кто-то захохотал и отпустил смачную шутку. Руки продолжали шарить по телу. Самайя попыталась вырваться. Хохот усилился. - Что ты тут забыла? Шлюхи предпочитают более оживлённые перекрёстки.
   - Решила уйти в монастырь? - заржал незнакомец. - Или шпионишь за нами?
   - Нет, я жду друзей! Они должны вернуться в Нортхед!
   - Ну, теперь мы твои друзья. Скажи, цыпочка, как тебя зовут? - голос был ехидный, но он не так испугал Самайю, как знакомый холодный голос Георга Ворнхолма:
   - Давно хотел побеседовать с тобой, Мая Бадл, но сначала ответь, как вышло, что Катрейну убили, а ты спаслась?

***


   - Прячьтесь! Кто-то едет! - Георг грубо накрыл ладонью рот Маи и отступил за кусты. Остальные последовали его примеру.
   Девчонка попробовала вырываться, даже укусила его, но он не отпускал. Не хватало ещё, чтобы её вопли услышали. У него не так много людей, и Георг ценил каждого. Они давно служили ему, и всё же когда два десятка человек, полностью вооружённых и готовых умереть, появились на Волхидской площади, Георг не поверил глазам. Игер Яйцо привёл их, чтобы спасти Георга Ворнхолма. Тут были члены городской и королевской стражи, его собственные слуги и слуга Холларда Ривенхеда, прибившийся сегодня к их отряду. У всех имелись счёты с троном. Сам Игер когда-то занимался изготовлением мебели в родной деревне в окрестностях Голубинского монастыря, разорённого отрядом Криса. Деревня попала под раздачу, и Игер попытался остановить драку, однако его схватили, и Влас изнасиловал его жену у него на глазах. Выслушав всё, что высказал ему Игер, голый Влас Мэйдингор, изрядно пьяный, слез с захваченной женщины, пихнул её к Игеру и потребовал продолжить развлечение, а когда Игер отказался, заметил, что он - не мужчина и жена ему ни к чему, и тут же её прирезал. Гил и Олек со смехом пообещали лишить Игера мужского достоинства. Они подбросили монетку, какое яйцо отрезать первым, а когда Олек торжественно поднял один трофей вверх, пьяный Влас отправился за сковородкой, чтобы "накормить евнуха яичницей". Пока Гил с Олеком спорили, кому резать дальше, окровавленный Игер набросился на них. Олека он убил на месте его же ножом. Гил бросился прочь, но Игер догнал его у реки и утопил. Георг не поверил бы этому рассказу, но Игер с тех пор не раз доказывал, что никакая боль его не берёт, так что, может, в этом и была доля правды. Во всяком случае, отряд Криса и впрямь поредел на двоих, а изуродованный орган прилип к Игеру как кличка.
   Георг познакомился с Игером месяц назад, когда тот напал на Власа в Нортхеде. Мебельщик убил трёх слуг Власа, но тут появился Георг и отбил нападение. Влас сбежал, а Игер полез на Георга, но вмешались слуги барона. Разобравшись, Георг предложил пристроить Игера в королевскую стражу и пообещал больше не мешать при встрече с Власом, который тем временем уехал в Малгард ловить Ривенхедов. Благодаря Игеру быстро выяснилось, кто из стражи одобряет политику короля, а кого от неё тошнит, и постепенно Игер перетянул к Георгу несколько человек. Со временем удалось найти ещё несколько противников Айвариха и Криса, но для Катрейны было уже поздно. Георг думал теперь не о спасении, а о мести, поэтому он не отправился дальше на юг, а вернулся сюда, хотя Истинная Летопись могла без труда выдать его местонахождение.
   Георг и его люди остановились в развалинах храма, и, когда дозорные сообщили, что в кустах кто-то прячется, Георг взял троих, отправился проверить и наткнулся на Маю. Что она тут делает? Ладно, это потом - издалека доносился топот копыт. Главное - не дать всадникам их заметить. Георг и его люди замерли среди кустов и деревьев, растворившись во тьме.
   Свет двух факелов в руках скакавших колебался так, что ничего было не разобрать. Куда они несутся на такой скорости? Неужели ищут его? Ему доложили, что два отряда проскакали от Нортхеда - возможно, это возвращается один из них. Георг пригляделся, и ему показалось, что он видит Алексарха, но он мог и ошибиться. Георг подождал, когда всадники проедут, и спросил Маю:
   - Тебе что здесь нужно? Как ты нас нашла?
   Мая покачала головой:
   - Я не вас искала. Я ждала Алексарха. Он должен вернуться этим путём.
   - Так это всё-таки был он? Зачем он тебе?
   - Он уже проехал?
   - Увы, тебе не повезло, - Георг сам не знал, почему разговаривает с ней: нужно вернуться в храм, забрать деньги и ехать на юг. Но он дал слово Катрейне!
   - Нет! Их надо догнать! Пожалуйста, помогите, господин барон! Принца хотят убить! - Георг вздрогнул от крика.
   - Убить? Кто?
   - Крис и Краск.
   - С чего ты взяла?
   - Ивар слышал...
   - Ивар? Ивар Краск? Летописец?
   Мая кивнула. Георг ничего не понимал. Как мог летописец сказать такое?
   - Ивар... - Георг услышал слёзы в словах Маи, - ...хотел спасти Алекса. Он послал меня, а сам... умер, - она икнула.
   - Умер? Летописец умер? - Значит, Летопись будет молчать, никому не скажет, где Георг? По крайней мере, пока не назначат нового летописца.
   - Да, я сама видела. Спасите Алекса, господин барон. Он же умрёт! Его заманивают в ловушку!
   Георг задумался. Алекс ничего ему не сделал, и он любил Катрейну, а она - его. Послать, что ли, предупреждение вдогонку? Время ещё есть. К тому же Алекс пригодится для борьбы с отцом - как заложник или как союзник.
   - Игер, возьми пятерых и догони их! - приказал Георг. - Если не успеешь вернуться до нашего отъезда, знаешь, где нас искать.
   Яйцо кивнул и через минуту ускакал с отрядом в сторону Нортхеда. Георг проводил его взглядом и повернулся к Мае: она шарила в траве в поисках чего-то. Когда она поднялась, в её руках была книга. Георг протянул руку к книге, но Мая попятилась, прижимая её к груди. Георг пожал плечами и приказал отвести Маю к руинам храма. Им предстоял долгий путь, но сначала - деньги. Восстание против короля требует немалых средств, а в аркасолии одной из стен у алтаря захоронен не только труп, но и немалый клад, о котором ему на допросе поведал один из Ривенхедов. Эту церковь именно Ривенхеды когда-то возвели за свой счёт.

***


   Несколько человек настигали их, но Алексарх слишком торопился и не стал останавливаться, предоставив Рику говорить с незнакомцами. С ним остались пятеро солдат, а остальные пятеро вместе с Алексом понеслись дальше. Новость о близкой смерти отца не умещалась у Алекса в голове до сих пор, хотя он не был удивлён. С королём что-то происходило, но какая болезнь вызывает звериную жестокость? Алекс не знал, что и думать.
   Рик с отрядом их так и не догнал, когда Алекс въехал в ворота Нортхеда. Ворота по ночам запирали - пришлось постучать и покричать. Стражники приветствовали принца, но видно было: они недовольны, что их разбудили. Похоже, об агонии отца они не знали.
   Дворец тоже выглядел как всегда. Не было суеты, мелькания огней в окнах, слуги не носились, исполняя приказы. Дворец спал. Странно. Может, отцу полегчало? Алекс помялся и пошёл к дверям, приказав отряду оставаться на месте.
   Слуга распахнул дверь и уставился на Алекса с открытым ртом.
   - Ты что? Где отец?
   - Я...
   - Принц Алексарх, это вы! - воскликнул кто-то. Слуга испарился. Алексарх резко повернулся на голос: это был Сильвестр. - Как ужасно то, что случилось, - запричитал он.
   Алекс не любил этого актёришку, особенно после смерти Оскара Мирна, но отец испытывал к нему необъяснимую симпатию. К сожалению, кроме Сильвестра никого нет, придётся спрашивать у него.
   - Что стряслось?
   - Он умер!
   - Отец? - Алекс похолодел. Опоздал!
   - Идёмте, господин мой, идёмте, я провожу. Он умер такой страшной смертью, я сам всё видел, - не глядя на Алекса, Сильвестр засеменил к двери. Алекс шёл следом. Они свернули к залу приёмов на первом этаже.
   - Ты куда? - Алекс ухватил его за плечо, когда Сильвестр прошёл приёмную насквозь.
   - Дак к нему, сердешному. Бедный юноша, такой молодой! Что теперь будет со страной нашей, страшно подумать!
   У Алекса пересохло во рту. Кого он имел в виду? Ведь не...
   - Бедный Энгус Краск, я послал за ним, но разве что сделаешь, когда его племянник мёртв?
   - Ивар умер? - Алекс покачнулся, словно от удара. Он в ужасе смотрел на Сильвестра. - Говори, болван!
   Сильвестр блеснул глазами из-под опухших век и низко поклонился:
   - Да, мой принц, наш летописец мёртв, и смерть его была ужасна...
   - Его убили?
   - Посмотрите сами, Ваше Высочество, я покажу всё-всё! Вот сюда, ещё немного. Его перенесли из башни, дядя потом заберёт... - у Алекса потемнело в глазах, и он даже не заметил, куда его вёл Сильвестр. Распахнув какую-то дверь, Сильвестр пропустил Алекса и вошёл следом. Это оказался тронный зал на первом этаже, откуда был проход в Южную башню. В тёмной пустоте гулко отдавались их шаги.
   - Вот, извольте взглянуть. - Сильвестр осветил факелом угол, где лежали носилки с телом, прикрытым покрывалом. Алекс стянул покрывало: Ивар лежал с искажённым от боли лицом и разбитыми пальцами со сломанными ногтями. Ивар умер в муках, а Алекс был далеко. Принц хотел обнять друга, но его удерживало это застывшее в маске боли лицо.
   - Итак, это правда?
   Полный ярости голос отца вывел принца из оцепенения. Алекс резко обернулся: король сидел на троне, глядя на сына исподлобья. Внезапно Айварих вскочил и подошёл вплотную к Алексу.
   - Ты вернулся меня убить, как убил летописца?
   - Что? - растерялся Алекс. - Я приехал, потому что тебе было плохо.
   - Мне было плохо, потому что мой сын меня предал! Изменникам помог и сбежал, как последний подлец!
   Алекс опять видел в глазах отца безумие, охватившее его сегодня на казни Катрейны. Неужели это было сегодня? Или вчера? Алекс помотал головой, стряхивая видение, но оно не уходило.
   - Ты хочешь трон получить? Или уничтожить? Ты поэтому его зарезал перед тем, как сбежать с моим врагом? Вот этим кинжалом? - Айварих помахал в темноте рукой, в которой Алекс разглядел оружие.
   - Я его не убивал!
   - Сильвестр!
   - Да, Ваше Величество! - Актёр вынырнул из-за спины Алекса и запричитал:
   - Вы правы, Ваше Величество, но это ужасно! Ваш сын, он как с ума сошёл. Я не знал, как его остановить! Я пытался, но я маленький человек, что я могу?
   - Ты, проклятый ублю...
   - Если и есть тут ублюдок, то это ты, - Айварих подошёл вплотную к сыну. В его лице не осталось ничего человеческого, и Алекс вздрогнул. Как убедить в чём-то безумца? Алекс отшатнулся.
   - Нет, больше ты не сбежишь! - Айварих буквально прыгнул к сыну и левой рукой ухватил его за шею. - Не сбежишь! И ты мой трон не отберёшь!
   Что-то кольнуло Алекса, и он посмотрел вниз: лезвие кинжала медленно входило в живот. Алекс растерянно уставился на рукоять, торчавшую из-под одежды. Боль отрезвила его, и Алекс попытался вытащить оружие, но Айварих оттолкнул руку сына и вонзил лезвие глубже. Алекс упал на колени и ощутил толчок: отец ударил его ногой в плечо. Он повалился на пол, кровь стекала между пальцев, но Алекс всё еще не понял, как это случилось. Взгляд зацепился за труп. Ивар! Алекс пополз к нему, не обращая внимания на боль, которая становилась невыносимой, когда рукоять царапала пол. Ивар выдержал свою боль, теперь его очередь. Пусть они не могли в жизни быть вместе, так хоть умрут рядом. Алекс коснулся рукой лица Ивара, и сквозь слёзы ему показалось, что тот улыбается. Алекс улыбнулся Ивару в ответ и закрыл глаза.

***


   - Долго ещё?
   - Не, почти на месте. Во-он домишко мой.
   Хижина, указанная Бобом, находилась в миле от дороги посреди леса и оказалась обычной развалюхой. Крис предпочёл бы скакать дальше, но Боб хотел здесь дождаться рассвета.
   Они возвращались в Нортхед обходным путём, и Крисфен порядком устал тащиться шагом: он хотел поскорее узнать, как дела дома. Выполнил ли обещания Энгус Краск?
   Боб предложил Крису и остальным подкрепиться и выпить, и уставшие люди с удовольствием занялись едой. Крис не мог ни есть, ни пить, и беспокойно смотрел в грязное окно, ожидая рассвета. Боб пожал плечами и сказал, что пойдёт на обход. Кого он боялся в таком месте? Крис ощущал всё более сильную дрожь, а фантазия разыгралась: он три раза как наяву видел смерть Алекса, и каждый раз брата убивали по-новому. Крис боялся лечь спать и ждал солнца, словно оно могло избавить его от видений.
   Когда Боб сказал, что пора ехать, Крис подпрыгнул и бросился к двери. Не успев сесть на лошадь, он заметил, что вокруг выстроились незнакомые всадники.
   - Вы кто? - голос сорвался, и Крис умолк: не хватало показывать страх. Его отряд достаточно силён. Крис оглянулся на своих людей и с ужасом увидел, как те, кто успел выбраться из хижины, падают замертво под ударами стрел. Пятеро нападавших ворвались с обнажёнными мечами в хижину, откуда послышался звон стали и вопли членов его отряда. Крис задрожал. Что это? Как такое возможно? Крис схватился за меч, но Боб подошёл сзади и бесцеремонно отобрал оружие. Крис и не предполагал, что этот волосатый мужлан так силён.
   - Кто вы? - в голосе Криса послышалась паника. Что, к чертям собачьим, происходит? К нему подошёл мужчина в плаще и кольчуге. Рядом шёл слуга с гербом на ленте через плечо. Крис присмотрелся: в предрассветных сумерках он разглядел вороньи крылья, меч, струну и жезл. Герб Ривенхедов! Крис содрогнулся. Мужчине не было тридцати, и его светлые волосы высовывались из-под шлема. Крис узнал старшего сына Холларда Ривенхеда. Его назвали Эйвардом в честь давно умершего короля. Эйвард насмешливо спросил:
   - А ты до сих пор не удосужился это понять?
   - Глянь, Эйв, он начал догонять, - тихо заметил другой голос, чей обладатель тоже носил герб Ривенхедов. Он был младше первого года на три, кожа его казалась очень смуглой, контрастируя со светлыми волосами, а одежда выглядела чужеземной: кожаная шляпа с загнутыми вверх полями, короткая чёрная, обшитая кожаными прорезными накладками куртка с кожаными застёжками, собранный стоячими складками ворот рубашки, широкие короткие штаны с большими прорезями на бёдрах. В правом ухе блеснула серьга.
   - Поздновато для него, Николь, но что ж поделать. Не будем терять времени, мы здесь не для того собрались, - оборвал его Эйв. Николь, младший брат Эйварда. Крис не видел его давно - он учился в университете города Латеи.
   - Согласен. Отец ждёт новостей... - Откуда-то из предрассветного тумана возник парень чуть младше самого Криса. Длинные волосы обрамляли обветренное бледное лицо, одет он был как горец: поверх куртки он вместо плаща носил большой синий плед, перетянутый на талии ремнём, один конец пледа свисал с плеча. На голове он носил синюю войлочную шапку без полей. Крис его не знал.
   Ривенхеды хмыкнули, и Крис уловил едва слышное "всяк бастард нас поучать будет". Парень, сделав вид, что не слышит, продолжил:
   - ...и он оценит помощь, которая важна для наших семей.
   - Не боись, Макс, на твою долю хватит.
   Макс. Бастард из Мэйдингоров? Крис разглядел герб в виде четырёх серебристых гор и молнии, но без двенадцати животных по краям. Влас как-то презрительно заметил, что у бастарда, даже если он Мэйдингор, нет шансов править двенадцатью кланами Рургарда.
   Из хижины вырвался Горбатый Лис, размахивая окровавленным мечом. Крис встрепенулся, но Лис сделал два шага и рухнул на землю. Следом выбрались трое из пятерых людей Ривенхедов и остервенело добили его.
   - Неплохо, как ты полагаешь, Николь? - спросил Эйвард, задумчиво глядя на побоище.
   - Сам говорил, времени, типа как, нет. Давай кончать с ним, - Николь кивнул на Криса, и тот закричал. Деревья заглушали крик, прохладный ветер тормошил их верхушки. Какая-то птица ухала вдали.
   Николь подошёл к Крису и ударил его по лицу кулаком. Крис упал, но Николь и Макс схватили его за руки и подняли. Ноги заплетались, Крис выкрикнул пару бессмысленных угроз.
   - Глянь-ка, чёртов стервец даже сдохнуть достойно не может. Только резать мальчишек типа Диэниса да стариков на цепь сажать.
   Крис поймал одного Ривенхеда, но другие ушли. Жаль, отец не успел с ними со всеми расправиться, подумал Крис, но, увидев, как Эйвард вынимает меч, забыл обо всём. Он не хотел умирать. Мысль об этом не приходила ему в голову, да и откуда ей взяться? Он же принц, наследник крови! Как они смеют! Меч приближался, и Крис решил встать с гордо поднятой головой, попытаться смело взглянуть в лицо смерти, но лицо было острым, стальным и безжалостным, и приближалось так быстро.
   - Он ещё насиловать женщин умеет, правда? Помнишь Рут? - на ухо Крису прошипел Макс.
   - Обоссался от страха, ублюдок! А гонору-то сколько! - презрительно заметил Николь. Эйвард тем временем всадил в грудь Криса клинок, дёрнув его вниз. Крис снова закричал - на этот раз от дикой боли. Залаяла собака.
   - Стой, Бродяга, стой! - Крис едва слышал голос Боба. Раздался смех.
   - Эйв, дай собачке кишками полакомиться.
   - Прекрати, Ник!
   Солнечный свет начал сочиться среди стволов, но Крис уже толком ничего не видел, только различал слова:
   - Что-то ты мягкотелый какой-то.
   - Разве в Латее принято скармливать людей собакам?
   - Нет, но там принято мстить за родных той же монетой. Сам говорил, что Диэнис...
   - Замолчи! Дай ему помереть, тогда и зверям пригодится.
   - А остальные?
   - Стервятников хватит на всех. Нам пора.
   - Но он, типа как, ещё не подох...
   - Так помоги ему!
   - Теперь моя очередь, - резкий голос Макса был едва слышен сквозь шум в ушах. - За моего брата Георга Мэйдингора, который пошёл на плаху из-за тебя!
   Крис моргнул и успел увидеть кроваво-стальной отблеск перед тем, как меч перерубил ему шею.

Глава 19. Тайны прошлого


   Ноэль следил за тем, как палач перекладывает инструменты, и проклинал себя последними словами. Он не смог сохранить тайну! Почему он не умер на площади?
   Сломанная левая рука горела огнём и кровоточила, кровь пропитала остатки штанов и сорочку, висевшую лохмотьями и запачканную блевотиной. Печень болела невыносимо. За эту долгую ночь Ноэль избавился не только от содержимого желудка и изрядного количества крови. Он избавился от сына, и это причиняло сейчас больше боли, чем предыдущие пытки. Даже цепи, удерживающие руки, было легче переносить, чем мысль о собственном предательстве.
   - Ваша светлость, желаете продолжить? - угодливый и приторный голос палача был обращён к Энгусу, но Ноэль сам едва не приказал ему продолжать. Он это заслужил!
   - Где Железный Бык?
   - Позвать его, ваша светлость?
   - Да. И положи свои штуки на стол, на сегодня хватит. Как дела у Сиверса? Не умрёт?
   - Нет, ваша светлость, не помрёт. Рука, конечно, нормально не срастётся, но жить будет, покуда нам надо.
   Энгус поморщился - наверное, ему не понравилось это "нам", - но смолчал. Палач аккуратно сложил приспособления на столе. Маска скрывала лицо, но Ноэль узнал его по голосу - услужливый Тимак. Когда посреди пытки Ноэль обратился к нему по имени, Тимак словно обезумел и чуть не прирезал его на месте, но вмешался Энгус и совершенно спокойно пообещал выпустить палачу кишки, если он будет заниматься самоуправством. Два часа Тимак действовал так виртуозно, что Ноэль не выдержал адской боли.
   Палач вышел, и Ноэль прикрыл глаза. Кожа была влажной, голова кружилась, и он мечтал умереть поскорее.
   - Нет нужды бояться меня, Сиверс, - чуть насмешливо сказал Энгус.
   Впервые Краск обратился к нему напрямую. Ноэль решил попытаться узнать о судьбе сына. Прокушенный язык опух и едва ворочался, но он сумел выговорить:
   - Скажите, что с Риком?
   - Уехал на юг, но мне пока неизвестно, где он. Счастье, что ему не пришло в голову вернуться с Алексархом. Принц мёртв.
   Ноэль с трудом понял смысл слов. Как это мёртв? Сын Айвариха?
   - Алексарх был убит Его Величеством лично за измену и побег с твоим сыном, - Энгус излагал всё это, глядя на Ноэля с любопытством. - В придачу ко всему летописец также мёртв. Тебе известно, каковы будут последствия?
   Ноэль не знал Ивара лично, но, казалось, его эта новость ужаснула больше, чем Энгуса.
   - Ваш племянник умер? Почему?
   - Судьбы не избежать, - почему-то произнёс Энгус.
   При чём тут судьба?
   - Но тебе его смерть будет полезна, Сиверс. Теперь никому не удастся узнать, что ты жив, а не мёртв.
   - Мёртв?
   - Да, Сиверс. Отныне для всех ты мёртв.

***


   Тимак весело насвистывал себе под нос. Георг Ворнхолм сумел сбежать, и это огорчало, зато Тимак получил Ноэля Сиверса. Неплохой день сегодня. Или ночь? Да какая разница? Он готов работать днём и ночью ради любимого дела. Жена и дочки не мешали ему и не отвлекали от дела, потому что никто из них не знал, чем он занимается. Служит королю, и точка! Жена любила прихвастнуть перед подружками об его работе, придумывая на ходу занятия и особенно величину жалованья. Что ж, на оплату он не жаловался, да и от упрямцев, попавших в лапки Тимака, кое-что перепадало. Тимак не чужд был жажде разбогатеть, но всё же главным в работе было другое: она приносила ему истинное удовлетворение. Сегодня он впервые сорвался и едва не навредил работе. Проклятый Сиверс! Как он узнал? Если он выберется из подземелий, то расскажет... Нет, никуда он не выберется - Тимак позаботится об этом. Не сам, конечно, есть Железный Бык. Малость перестарался - с ним такое случалось.
   Хуже всего, что теперь и Энгус Краск слышал его имя. Мало этого щенка - принца Крисфена, - так ещё и барон, который на панихиде по племяннику способен думать о процентах по вкладам. Холодный сукин сын наверняка захочет использовать его в своих целях, но Тимак не будет ждать: он сам использует барона. Удачно подвернулась новая тайна Ноэля Сиверса. Подумать только, этот нищеброд не просто отымел принцессу королевского дома, но и убедил её узаконить притязания на её наследство. Тимак хмыкнул: кто-нибудь заплатит ему за такую тайну, но что делать с Энгусом? У него власть, что ни говори, особенно если король сбрендил, как все думают, хотя и молчат об этом.
   Правда, Тимаку плевать на власть королей, у него своя власть - власть палача. Палачи пытают королей и королев, баронов и святых отцов. Разве палач не стоит выше своих жертв? Они пресмыкаются, умоляют, они готовы на всё: женщины не раз ублажали его разными способами, давая себе передышку от пыток, рассказывали самые интимные секреты, а мужчины... да он имел их как хотел. Его власть там, в подземельях, безгранична. Он - король королей, вот он кто! Приходится, конечно, носить маску, а без неё его никто не боится, но это необходимая предосторожность. Его предшественника нашли растерзанным до такой степени, что не сразу поняли кто это. К тому же незачем дочкам и жене знать, чем он занимается. Жена - женщина суровая, мало ли, что ей в голову взбредёт, если она прознает про его тайную власть.
   Тимак отыскал Быка, приказал идти в камеру к Энгусу, переоделся и решил пойти домой. Жена, конечно, орать начнёт, спрашивать, где он провёл ночь, а дочки потребуют новые платья, но думать ему это не помешает. Он способен думать даже тогда, когда под громкие крики сдирает с кого-нибудь кожу.
   Кто-то столкнулся с ним у лестницы, и Тимак потёр ушибленное плечо. Он посмотрел, кто путается под ногами, и улыбнулся: это был косоглазый чужестранец по имени Дим. К нему Тимак испытывал неподдельное уважение, потому что он знал массу способов, которыми на его родине пытали людей. Это выяснилось, когда Тимак однажды при Диме поглаживал пальцем бамбуковую трубку, приобретённую в лавке за пять серебряных монеток. Дим рассказал, как бамбук используют палачи: он растёт так быстро, что прорастает в человека, и тот умирает в страшных муках. Тимак несколько дней потом смаковал этот способ, но за неимением живого бамбука проверил на практике другие идеи Дима и не разочаровался. Тимак не отказался бы взять Дима помощником вместо тупого Быка.
   - Приветствую, Дим. - Тимак попытался пройти мимо, но Дим не двигался. Он прямо смотрел на Тимака смешными маленькими глазками и молчал. Тимак нахмурился:
   - Ты что? Дай пройти.
   - Не могу.
   - Что?
   Дим наклонился к его уху и обнял за плечи:
   - Не могу, приказ.
   - Чей?.. - Тимак не договорил: Дим мгновенно переместился за спину, сильно сдавил голову Тимака обеими руками и резко повернул.
   Хрустнул позвонок, и Тимак мешком упал на пол. Дим оставил труп валяться у подножия лестницы и неслышно скрылся.

***


   Энгус Краск, морщась от гнилого запаха подземелья, вышел на свежий воздух и устало вздохнул. Всю ночь он наблюдал за пытками Сиверса, и не сказать, чтобы был в восторге от чужой крови, блевотины и раскрытого в крике рта. Как Георг это выдерживал? Жаль, отдохнуть и поспать сегодня не удастся: предстоит множество дел. Надо уточнить у Карла, как чувствует себя король, убивший сына; организовать похороны Алекса и Ивара, подобрав для горожан более-менее убедительные причины их смерти; поговорить с Бобом после его возвращения; раздать родственникам тела убитых ночью людей Алекса и объявить новый набор в королевскую и городскую стражи, вчера изрядно поредевшие.
   Смерть Ивара была так неожиданна, что Энгус полночи думал о племяннике и едва не пропустил важнейшие сведения, которые Тимак вытащил из Сиверса под утро. Ноэль оказался не слишком крепок: сначала сообщил, что Рик - сын Анны Кройдом, а после рассказал нечто ещё более интересное. Оказывается, Ноэль и Анна поженились в Варусском замке, и Рик никакой не бастард, а законный претендент на трон. Второй после Дайруса. Доказательств Ноэль не привёл, сказал, что Райгард уничтожил церковную книгу с записью о браке, а священник давно мёртв, но Энгус не сомневался: если потребуется, доказательства найдутся. Вопрос в том, потребуются ли они? Также он был уверен, что Айварих знает правду: уж очень натянутой выглядела его попытка связать Сиверсов с заговором. То, что предъявленное на слушании письмо Ноэля фальшивое, Энгус знал точно: он сам его сочинил.
   Энгус давно получал сведения из Барундии о подготовке Гиемоном армии для похода против Шагурии, где власть захватили безумные зарианцы Яниса Руханского. По мнению Энгуса, поход готовился вовсе не против Шагурии, а против Сканналии, и на этот раз Гиемон настроен решительно, а Маэрина после казни сестры ещё и подтолкнёт племянника. Вряд ли Дайрус отправится воевать осенью или зимой, но по весне наверняка, особенно теперь, когда Айварих не в состоянии править, а его сыновья мертвы. Энгус пожал плечами: Рик пригодится в будущем, а потому стоит сохранить Ноэлю жизнь. Мая тоже просила за него, а Мая... Энгус остановился. Мая вернётся. Внучке Нистора не избежать судьбы.

***


   Покинув монастырь, Георг направился на юг, прихватив Самайю. Весь день они мчались, не жалея лошадей, и к вечеру добрались до какой-то разорённой деревушки. Георг выбрал более-менее целый дом и закрыл Самайю в одной из комнат, поставив охрану. Обращались с ней неплохо, выдали еду, принесли одеяло и даже пару свечей. Самайя устала, но одно дело она отложить не могла: при тусклом свете Самайя до утра читала книгу Ивара.
   События начинались почти год спустя после смерти Байнара, незадолго до смерти безумного Эйварда Пятого, которая привела к гражданской войне между сторонниками Райгарда, союзом Ворнхолмов-Ривенхедов и Саймеона-Винкустов, мечтавших посадить на трон Рижитту, старшую сестру Байнара.
   Мать Рижитты Магда Винкуст, насколько помнила Самайя уроки дяди Сайрона, принадлежала к богатому купеческому роду. Знатностью Винкусты не отличались, а происходили и вовсе из крестьян, но то было давно. При короле Эйварде они занимались торговлей диковинками: специями, южными винами, дорогими тканями. Торговые суда Винкустов постоянно толклись в трёх гаванях Сканналии, сгружая товары. Эйвард любил красивые вещи, а потому мечтал о красивой жене, и вместо того, чтобы заключить брачный союз со знатным родом или иноземной принцессой, выбрал Магду. В итоге её отец Нил Винкуст стал тринадцатым бароном Сканналии и со временем обзавёлся частью земель Мэйдингоров. Тогдашнему барону Рургарда Артуру Мэйдингору это, конечно, не понравилось, и начались стычки горцев с новым хозяином. Нил на свои деньги вооружал отряды наёмников, Артур давал отпор, выжигая склады и корабли Винкустов, король поддерживал родственников, лишая Мэйдингоров земель и голов, и так продолжалось несколько лет, пока внезапная смерть Эйварда не превратила вражду в настоящую войну. Всё это Самайя знала по рассказам и хроникам.
   После смерти короля Эйварда Винкусты хотели посадить на трон Рижитту, этому воспротивились Ворнхолмы и Ривенхеды, которые уже давно скрепили союз помолвкой между Томаром и Катрейной, но главным противником был, конечно, Райгард, ставший после смерти Байнара наследником короля. Против Райгарда выступил его младший брат Саймеон, примкнувший к Винкустам в надежде получить в жёны племянницу Рижитту и сесть на трон. Стычки переросли в полноценную войну по всей стране, и Райгарду потребовалось несколько месяцев, чтобы разобраться с противниками.
   Вот эти события и описал летописец в полученной Самайей рукописи, но сделал он это весьма своеобразно. Захоти Райгард по этой книге узнать тайны врагов, он не смог бы этого сделать. Записи шли по дням, но были отрывистыми и не всегда понятными. Если обычные хроники излагали события последовательно и более-менее связно, с учётом обстановки в Сканналии, то здесь была скорее учётная книга о том, кто куда и когда поехал, кто где присутствовал, кто какое сражение выиграл, у кого сколько солдат в отряде, какие потери. Иногда летописец подробнейшим образом расписывал свадебную церемонию или тексты попавших в поле зрения Истинной Летописи писем, а иногда обходился одной фразой.
   Самайя упрямо читала страницы, надеясь выяснить хоть что-нибудь, но книга не описывала даже цели каждой из воюющих групп. Истинная Летопись не давала ответов на такие вопросы, а без этого понять ход событий было невозможно. Ну поехал Георг Ворнхолм в Варусский замок к королю Райгарду, куда тот прибыл через месяц после коронации, и что? О чём они говорили? Книга ответов не давала. Зато она определённо говорила, что Эмма Чевиндом, жена короля Райгарда Второго, умерла от родильной горячки. Слухи, что отец Дайруса убил его мать, оказались враньём.
   Были записи, касавшиеся Байнара и датированные началом лета двадцать один год назад:
   "Брат короля Эйварда Райгард пересекает границу Барундии и Нугарда, его пленник - Йорас Арпен. Собственноручно им подписанное признание находится у Райгарда". Дальше шло признание, где Йорас подробно описал, как напугал лошадь Байнара так, что она понесла, как мчался следом и обнаружил ещё живого принца, как добил его ударом о камень, потом убил конюха Ясика, заподозрившего неладное, и закопал труп в лесу, а под конец заявил, что приказ ему отдал его хозяин Томар Ворнхолм. Самайя вздрогнула. И как ей быть с этой правдой?
   "Король Сканналии Эйвард Пятый мёртв, чему причиной воспаление мозга. Его тело находится в молельне королевского дворца".
   Эйвард умер в день летнего солнцестояния, когда отмечали день Рождества Зарии. Значит, и эта смерть к Райгарду отношения не имеет, как писал Мирн. Он был в Барундии и даже не успел вернуться в Нортхед. Но чем вызвана болезнь?
   В самом конце Самайя заметила нечто важное:
   "Святой отец Петрий в церкви при Варусском замке заключает брак между Анной, дочерью Саймеона Кройдома, младшего сына короля Райгарда Первого, и смотрителем Варусского замка Ноэлем Сиверсом. Принцесса Анна беременна. Свидетели отсутствуют".
   Запись датировалась первым днём зимы три с половиной года спустя после смерти Эйварда. Летописец несколько дней вёл записи, а дальше текст обрывался - последние листы остались пустыми. Самайя вгляделась в прочитанные фразы, словно они по волшебству могли измениться. Значит, Рик не бастард?
   Кто-то выхватил книгу из рук Самайи:
   - Хватит читать! Помоги Сиверсу!
   - Что? - Самайя со страхом следила за книгой, которая перекочевала в руки Георга Ворнхолма.
   - Он не в себе. Помоги ему.
   Самайя вскочила, забыв о книге.
   - Где он?
   - Там, - барон махнул рукой. - Я, честно говоря, устал слушать его обвинения. Пойди объясни ему, что задумал Крис, а то он рвётся в Нортхед.
   Самайя бросилась к двери. Где Рик, было совершенно понятно: его ругань разносилась по всему дому. Увидев её, Рик немного притих, но его взгляды метали молнии в окружающих. Люди Георга наблюдали скорее снисходительно или презрительно, отчего Рик бесился ещё больше.
   - Мая! Ты и вправду здесь? Скажи, что с отцом? Крис хочет убить Алекса, это правда? Ну, говори!
   Рассказ длился долго: Рик то требовал подробностей, то перескакивал с события на событие, с отца на Алекса, но Самайя мало что знала о Ноэле и принце, а о себе много говорить не решалась. Лишь под конец она, с жалостью глядя на Рика, пересказала слова Ивара о Ноэле и палаче. Рик сидел весь бледный, но уже не перебивал.
   - Как, ты сказала, зовут палача? - послышался резкий голос вошедшего Георга Ворнхолма.
   - Тимак.
   - Кажется, я его знаю. Мой отец называл так типа, что был на казни Жака и Белеса. Страшная жена, три дочки, а сам такой... мерзкий, - припомнил Рик.
   - Буду в Нортхеде, поговорю с ним, - пообещал барон. - У меня к нему счёт.
   - Что случилось? Вы не догнали принца Алексарха? - решилась спросить Самайя.
   Рик скривился:
   - Откуда мне было знать, кто это? Алекс спешил, думал, что его отец при смерти, а тут ваша погоня. Мы решили, что нас хотят убить. Он не хотел задерживаться и поехал дальше, а мы остались драться.
   - Да уж, подрались знатно, - усмехнулся Игер. - Ты, твоя милость, неплохо владеешь оружием, но впредь сперва разберись, с кем дерёшься.
   - Да я же...
   - Короче, - закончил Игер, - пока суть да дело, разобрались, Алексарх добрался до Нортхеда, а соваться туда мы не рискнули. Утром Ян спёр юбку и шляпку, переоделся бабой и проник в город. - Юный Ян Горн, бывший королевский стражник, покраснел от смущения и громкого хохота, который тут же утих, когда Игер добавил:
   - Алексарх мёртв. Думаю, его убил Айварих.
   - Айварих убил сына? - ошарашенно спросила Самайя.
   Игер пожал плечами:
   - Слухи ходят. Не все верят, конечно. В общем, такие дела.
   - Я должен быть там, - отчаянно сказал Рик. - Если мой отец жив...
   - Если он жив, то худшее, что можно сделать, это вернуться туда, - грубо оборвал его Георг. - И Тимак вместо одного Сиверса получит обоих. Желаешь знать, как он обращается с жертвами? - Рик злобно посмотрел на барона, но тот лишь усмехнулся:
   - Я могу рассказать, но ты же есть не сможешь недели две.
   - Зато у вас желудок крепкий! - дерзко заметил Рик.
   - Именно поэтому я до сих пор жив.
   - Да вы...
   - Что я?
   - Вы... вы виноваты в смерти королевы Катрейны и Ривенхедов... и Райгарда.
   - А по твоей вине погиб Алексарх. Он ведь тебя спасал там на площади? Ты же помешал нам спасти его на дороге!
   - Как вы смеете!
   - А ты полагаешь, что жизнь лишь контраст между чёрным и белым? Нет, юноша, краски, наложенные мирозданием, значительно разнообразнее. Они могут отражать суть, но чаще они её скрывают, как художники скрывают под голубым мазком жёлтый, чтобы получить зелёный. Правда в том, что я хотел спасти королеву, ты - принца, и мы оба проиграли. Теперь нужно решить, что делать дальше.
   - Дальше? - похоже, Рик об этом ещё не думал.
   - Хочешь сдаться Айвариху? Думаешь, он пощадит твоего отца? - Рик медленно, с трудом покачал головой.
   - Я хотел, чтобы Алекс собрал людей и...
   - Но Алексарх не хотел, верно? Он не пошёл бы против отца.
   - Он сказал, что отец болен и не может править.
   - Значит, тем более время действовать. Ты готов?
   - К чему? - растерялся Рик.
   - К войне.

***


   Георг устало упал на кровать, мечтая заснуть на пару дней. К сожалению, это слишком большая роскошь. Солнце уже встало, осветив захламленную разбитыми вещами комнату с паутиной по углам. Кто бы мог подумать, что он, высокородный Георг Ворнхолм, превратится в изгнанника и изменника! Он не жалел, что потерял всё, он жалел, что Айварих победил. Георг помнил, какие чувства испытывал к Райгарду Второму, убившему Томара, и вот теперь пришёл черёд Айвариха стать его врагом. Он предал одного короля на поле боя, но против Айвариха он выступит открыто. Сегодня он сделал в этом направлении первый шаг и теперь не свернёт никуда, пока Айварих не отправится... да хоть к дьяволу, хоть к Селевруну.
   Голова упёрлась во что-то твёрдое, и Георг обнаружил в постели книгу Маи. Он случайно бросил её сюда и не вернул. Мая читала её всю ночь, судя по оплывшей свече в её комнате. Что там такого интересного? Георг открыл книгу и начал читать.
   Он не сразу понял, что за книга перед ним, а когда понял, по спине прошёл холодок. Одно дело слышать об Истинной Летописи и рукописи летописца, совсем другое - видеть своими глазами. Георг просматривал страницы, надеясь увидеть имя Томара, но застыл, встретив другое имя: Йорас Арпен.
   "...брат короля Райгард пересекает границу Барундии и Нугарда, его пленник - Йорас Арпен..."
   Имя вспыхнуло в мозгу - он знал этого человека. Йорас был из Арпена, столицы Барундии, и взял себе такую же фамилию. Он превосходно разбирался в лошадях и быстро стал управлять конюшней Томара. Позже, когда Георг жил в Барундии при дворе Маэрины, изучая живопись, Йорас внезапно вернулся в Арпен и сообщил, что Байнар убит и что Томар велел брату не возвращаться, пока ситуация не прояснится. Георг попросил Маэрину подыскать Йорасу место и сделал его карандашный набросок с лошадью, который позже куда-то пропал.
   Когда Георг прочёл признание Йораса, у него в глазах потемнело. Не может быть! Это не укладывалось в голове! Георг машинально читал дальше, боясь верить книге, но она писала то, чего не было в хрониках. Йорас работал на Томара, а не на Райгарда! Йорас сбежал в Барундию, где Истинная Летопись не могла его проследить. Георг припомнил, как уговаривал Йораса работать во дворце Гиемона, но напрасно - тот всё равно уехал. Боялся Маэрину? Похоже, не зря. Георг внезапно отчётливо представил, как Райгард узнал его имя из Истинной Летописи после смерти Байнара, сообщил сестре, та вспомнила, что Георг нахваливал ей какого-то Йораса-конюха и показывал его портрет с лошадью. Да, у Маэрины отличная память на лица и имена. Она пришла к Георгу и попросила показать ей его работы. Наверное, она и забрала рисунок Йораса. Дальше ей оставалось пустить людей по следу Йораса, снабдив их рисунком, и доставить жертву на границу со Сканналией. Почти год поисков увенчались успехом.
   Георг понял, что верит прочитанному. Теперь многое прояснилось: разрыв помолвки Томара и Катрейны, мятеж брата, отказ Райгарда выдать Катрейну за Георга. И понятно, почему король смолчал, даже когда Томар открыто начал войну. Мать Райгарда происходила из рода Ворнхолмов, и он не хотел причинять ей боль. Книга больше не упоминала Йораса, но вряд ли он дожил до сегодняшнего дня.
   Георг наткнулся на запись о том, что "Георг Ворнхолм находится в Варусском замке и говорит с королём Райгардом". Книга не сообщала, о чём они говорили, но Георг отлично это помнил: он просил руки Катрейны. Понятно, почему Райгард не только грубо отказал, но и смотрел на него, как на змею. Райгарду это стоило жизни, а Георгу... ему это стоило души. Он погубил и Райгарда, и Катрейну. Брат оказался... - Георг мысленно выругался. Если бы он прочёл это тогда!
   Пальцы с трудом перелистывали страницы, но Георг заставил себя дочитать до конца. Тайна Ноэля поразила его как гром: этот нищий получил то, о чём мечтал Георг. Он женился на любимой принцессе, она родила ему сына... Георг нахмурился: постойте, женился?! Георг не знал, проклинать этого выскочку или восхищаться им. После догадки на казни Катрейны Георга мучил вопрос: почему Райгард отправил племянницу в монастырь, а не выдал за какого-нибудь не слишком щепетильного аристократа? Оказалось, всё просто: он мог выдать замуж опороченную племянницу, но не замужнюю женщину.
   Ну почему Георг не поступил так же? Забрал бы себе Катрейну, наплевав на всех. Поступок Ноэля, в конце концов, оказался лучше, чем то, что сделал Георг ради мести. Сиверс никогда не стал бы мстить королю, он спас Дайруса, и вон как судьба обернулась: могущественные Ворнхолмы повержены, а сын жалкого Сиверса - наследник трона!
   - Опасно читать эту книгу, - послышался тихий голос Маи. - Некоторые тайны лучше не знать.
   Георг хотел нагрубить, выгнать её или прибить на месте, а потом сжечь проклятую книгу, но разве он не достаточно глупостей натворил из-за импульсивности?
   - Опаснее не знать, что происходит, - сказал он. - Ты ведь знаешь про Байнара?
   Она сглотнула и кивнула.
   - Но, может, Йорас соврал? Если его пытали, он мог сказать, что угодно...
   Она смотрела на него с жалостью. Ему не нужна жалость!
   - Я знал Йораса. Он не соврал.
   - Зачем ваш брат это сделал? Он ненавидел Райгарда?
   - Он ненавидел Байнара, Рижитту и всех Винкустов.
   - Почему?
   Георг сам не знал, зачем объясняет что-то этой девчонке. Она всё доложит Рику или Дайрусу, все узнают... Да и чёрт с ними. Брат разрушил жизнь и себе, и Георгу. Какая теперь разница, что о нём скажут? Собственная репутация Георга давно не волновала. Надо восстановить имя Райгарда, чтобы его наследники могли править. Кто, кроме Дайруса или Рика, имеет право на трон? Кровь Свенейва должна писать проклятую Летопись, иначе страна погибнет. Да, он приведёт Дайруса на трон, даже если потом мальчишка отрубит ему голову.
   - Король Эйвард должен был жениться на нашей сестре Леноре, но отказался от неё. Заявил, что та худая, болезненная, уродливая... - Георг умолк. Томар тогда ещё добавил "сучка". Да, так Эйвард её и назвал в лицо Томару. Георг помнил, с какой горечью и злобой брат пересказывал эти слова. Ленора и впрямь не была ни красоткой, ни слишком здоровой девушкой, но оскорблять даму из рода Ворнхолмов даже король не имел права! Лица сестры Георг почти не помнил, но Томар однажды, кипя от злости, бросил, что это всё отговорки: на самом деле король Эйвард ненавидел собственную мать и перенёс эту ненависть на её племянницу.
   - После женитьбы Эйварда на Магде Ленора наотрез отказалась искать другую партию и укрылась в монастыре. Там она и скончалась вскоре от чахотки, однако Томар уверял, что она зачахла с горя. С тех пор жена Эйварда, он сам и их дети раздражали Томара. Думаю, он решил отомстить, жениться на Катрейне и сделать её королевой.
   - Что вы собираетесь делать с книгой? - спросила Мая.
   - Думаешь, я её сожгу?
   Георг насмешливо посмотрел на Маю.
   - Не сожгу, - он с отвращением бросил книгу на кровать. - С древней магией лучше не тягаться. Книгу нужно вернуть обратно. Мая решительно схватила её и прижала к груди, словно книга могла защитить её от гнева Георга.
   - Вы до конца дочитали? - осторожно спросила Мая.
   - Ты о том, что твой приятель и не бастард вовсе?
   - Вы расскажете ему?
   - А ты?
   Мая покачала головой.
   - Я предпочла бы не говорить.
   - Почему? - с любопытством спросил Георг.
   - Не хочу, чтобы Рика убили.
   - Айварих или Гиемон?
   Мая удивлённо посмотрела на Георга. Она считает его идиотом? Да это первое, что любому придёт в голову.
   - Айварих, наверное, знает, а если узнает Гиемон, то сочтёт Рика опасным.
   - А ты кого хотела бы видеть на троне?
   Мая промолчала. Георг вдруг подумал, что они тут оба как два идиота решают, кто будет править, словно это от них зависит.
   - Рик не готов править, - всё же сказала Мая. - У него нет союзников, нет денег, его отец - не аристократ.
   - Зато он ничем не обязан Гиемону, его знают местные, он нравится Валеру, а если тот узнает правду о его матери, то, возможно, предпочтёт Рика Дайрусу, - Мая удивлённо посмотрела на Георга.
   - Ты не знала? Анна была невестой его брата Артура Мэйдингора, но женился Артур на Рижитте. Знаешь как? Здесь, - Георг указал на книгу, - почти ничего не сказано.
   Мая кивнула:
   - Мне говорили, что Райгард выдал её за горца, чтобы она не мешала ему. У них к женщинам относятся, ну...
   Мая покраснела. Георг усмехнулся:
   - Рижитту насильно выдать было невозможно. Она сама походила на горцев, хотя и ненавидела холод. Зато обожала охоту вплоть до того, что сама могла тушу разделать. Райгард хотел отдать её за сына Гиемона и как раз уехал в Барундию договориться о свадьбе, но принц помер. Одновременно умер Эйвард, началась война, и Райгард отправил Рижитту в Варусский замок. Вскоре Рижитту и Анну похитили.
   - И Анну?
   - Собственно, Артур похитил Анну, свою невесту, потому что считал, что Саймеон хочет отдать её одному из Ривенхедов, чтобы купить союз с ними. Для горца это стало бы оскорблением, вот Артур и устроил похищение. Рижитту похитили заодно с кузиной. Артур увёз девушек в Рургард. Анне было тогда лет двенадцать, а в таком возрасте смотреть особо не на что, зато Рижитта в свои пятнадцать была красивой и дерзкой, требовала отпустить их, попыталась пырнуть кого-то ножом. Рижитта привела Артура в такой восторг, что он об Анне и думать забыл. Валер говорил, что они запирались буквально везде, а иногда и не запирались, и их заставали то тут, то там... - Георг осёкся. Зачем он это говорит?
   Мая покраснела ещё больше, неодобрительно заметив:
   - А Анна что чувствовала? Неужели Рижитта не понимала?
   - Рижитта хотела Артура, Артур сходил по ней с ума, больше они ни о чём не думали. Когда прибыл Райгард, Артур и Рижитта потребовали дать им разрешение пожениться, и Райгард благоразумно согласился, тем более за этим он и прибыл: оформить союз с Мэйдингорами и сесть на трон. У горцев есть обычай: женщина может стать женой короля, но никогда мужчина не станет мужем королевы. Рижитта, выйдя за Артура, отказалась от всех прав на трон. Думаю, это устраивало и Райгарда...
   Георг замолчал, осознавая, как причудливо богиня судьбы Леда переплела жизни разных людей, а война нарушила все планы и надежды. Он ощутил усталость, глаза начинали слипаться, и он на миг утратил нить разговора. Покосившаяся створка окна громко хлопнула от ветра, расколотое стекло звякнуло, и барон вздрогнул. Проклятье, надо поспать хоть немного! Он поморгал и отвернулся к окну. Яркое солнце беспечно освещало заброшенный огород с истоптанными грядками и наполовину сгнивший забор, невдалеке расстилался густой лес.
   - А дальше что? - не выдержала Мая, словно не замечая его состояния.
   - Райгард решил отправить Анну в свой замок под охраной. Её отец Саймеон мутил воду в Нортхеде, поэтому Анна была неплохой заложницей в случае чего. Анну позвали, но она пропала.
   - Куда?
   - Сбежала в горы. Она тоже была Кройдом, а они все гордецы, даже... - Георг умолк на мгновение и вернулся к рассказу: - Анна решила, что не потерпит унижения, доберётся к отцу или умрёт. Мэйдингоры, конечно, снарядили погоню, но нашёл её Сиверс.
   - Господин Ноэль?
   - Да. Странно, правда? Раньше это казалось неважным, но зная, как всё обернулось... Он служил при короле кем-то вроде помощника секретаря, ибо обращаться с оружием почти не умел.
   - Но он был ранен.
   - Да, король сделал его то ли оруженосцем, то ли пажом, не помню, но он был слишком неопытен и в первой же серьёзной битве получил тяжёлое ранение. Но это случилось потом, а тогда... Анна была вся синяя, когда Сиверс её нашёл и притащил к дяде. Райгард отправил их обоих в Варусский замок. После ранения Райгард снова отправил его в этот же замок. Вот и всё, что я знаю, - закончил Георг.
   - Я думаю, Рику надо сказать, кто его мать, - заметила Мая.
   - Он не знает? - удивился Георг.
   - Думаю, нет. Господин Ноэль, по-моему, собирался ему рассказать, но не успел.
   - Кто ещё знает? - спросил Георг.
   - Принц Дайрус, королева Маэрина, король Айварих, вы, я...
   - Энгус Краск наверняка знает.
   - Вы думаете?
   Георг пожалел её: она так наивна.
   - Если Тимак работает над кем-то, тайны становятся явными. Энгус знает. - Мая посмотрела на него с таким отчаянием, что Георг отвернулся.
   - Как вы сказали, иногда опаснее не знать, чем знать, - Мая говорила через силу. - Я повторю ему то, что вы сказали об Анне.
   - А об их браке?
   Она покачала головой.
   - Пока нет.
   - Ну, значит, да здравствует король Дайрус! - Георг сказал это с горечью, но решительно. Мая покосилась на него.
   - Вы поддержите Дайруса?
   - Он - единственный, кто остался. Крис хуже Айвариха. Правда, нам нужны союзники. Ривенхеды договариваются с Дайрусом. Я должен встретиться с Валером. Возьму Рика с собой, пусть учится. Кто знает, что Леда нам уготовила? - Георг второй раз упоминал эту богиню, и сам себе удивился. Изгибы судьбы порой так причудливы, что, может, это боги их плетут?
   - К тому же, как я сказал, Валеру нравится Рик, а вот у меня с ним не лучшие отношения.
   - Но он вам столько рассказал об Анне и Рижитте! - удивилась Мая.
   Щека Георга дёрнулась:
   - Мы были молоды, и это казалось хорошим поводом для шуток. Но я предал Райгарда, и он погиб, а после зверски убили Рижитту, Артура и их сына. Никто так и не нашёл убийц. С тех пор Валер меня не жалует.
   - А кто их убил?
   - Тогда много банд бродило по дорогам. Айварих заявил, что это было ограбление. Если в Истинной Летописи что и сказано, то не в этом томе, - Георг покосился на книгу.
   - А вы как считаете?
   - Сама посуди: поход Айвариха оплачивал Нил Винкуст. После замужества Рижитты и смерти Саймеона он бежал в Шагурию. Райгард ведь вернул Мэйдингорам отнятые Винкустами земли, часть их имущества Артур уничтожил набегами, все бароны были против них, поэтому Нил испугался и решил искать поддержки у Айвариха. Магда, вдова Эйварда, при поддержке Саймеона пыталась расторгнуть брак дочери, а когда Рижитта её высмеяла прямо перед доминиархом, они с Саймеоном организовали союз и стали распространять слухи против Райгарда. Магда умело пользовалась своей красотой, хотя и плохо выбрала союзника. Саймеон был болваном, но его слова разъедали душу - он много болтал и мешал всем. Однажды его нашли мёртвым и с облегчением объявили, что он упился вусмерть. Выпить он был не дурак, надо сказать.
   - Думаю, именно тогда имя Райгарда стали связывать с гибелью Байнара. Саймеон вполне мог такое выдумать. Потом Саймеон умер, и Нил с дочерью уехали из Сканналии. Скорее всего, Райгард бы их не тронул, но и ловить здесь им точно было нечего. Уж не знаю, что пообещал Нилу Айварих, - жениться на Рижитте или ещё что, - но денег Нил ему дал немало, только вернуть их Айварих не мог, а жениться на жене Мэйдингора... Айварих предпочёл Катрейну и ради этого заключил союз с Ривенхедами. И вот Рижитта мертва, её сын тоже, Винкусты побоялись вернуться в Сканналию, деньги Айварих им так и не вернул. Они попытались интриговать, откопали парня и заявили, что это сам Байнар, якобы живой. Фальшивый Байнар, как его прозвали в народе, целый год хозяйничал на бывших землях Винкустов на восточном побережье, пока Нил и Магда вели переговоры с Маэриной о признании ею "племянника". Маэрина тянула время, а сама мечтала женить Айвариха на Катрейне. Айварих тогда не так прочно сидел на троне, у местных хватало к нему претензий, и вот два года спустя после прихода к власти Айварих женился на Катрейне, боясь, что иначе Маэрина объявит королём Дайруса, и это уже будет не самозванец. Маэрина лично выдала Айвариху Магду, которая прибыла к ней на переговоры, а также голову Фальшивого Байнара. Сиверс привёз условия мира вместе с головой. Магда отказалась от самозванца и кончила жизнь в монастыре, остальные Винкусты бежали или были уничтожены вместе с Фальшивым Байнаром, а в Сканналии воцарился мир, - закончил Георг.
   Он считал, что беда Винкустов в том, что у них было полно денег, но нравы при дворе они так и не изучили. Политика и деньги дополняют друг друга, но это не одно и то же. Георг мысленно пожал плечами. Что ни говори, каждый привык думать и действовать так, как его учили. Винкусты - как дельцы и богачи, старая аристократия вроде Ривенхедов - как люди, уверенные, будто мир принадлежит им лишь потому, что их предки его завоевали. Ну а какой-нибудь крестьянин считает: главнее его нет, потому что он кормит всю эту ораву, невесело подумал Георг. Жизнь всё расставляет по местам.
   - Так кто хотел смерти Рижитты? - обратился Георг к Мае.
   Мая не ответила, но её лицо исказилось от отвращения. Ничего, пусть привыкает. Власть никогда не стоит дёшево, и цена - не только деньги, но и жизнь, и честь. Разменная монета любых переговоров. Георг уже прикинул, кого привлечь к новому союзу и что пообещать за него. Нужно поднимать остатки эктариан, обрабатывать семьи, потерпевшие от действий Айвариха. Георг был уверен, что отсутствие летописца приведёт к бедствиям, и этим тоже надо воспользоваться. К приходу Дайруса страна будет приветствовать нового короля.

Глава 20. Горы не забывают


   - Но почему он молчал? - Рик, который не мог прийти в себя после разговора с Маей, не знал, ругать отца или радоваться известиям. Он - Кройдом по материнской линии! Рик всегда стремился наверх, а теперь не знал, как реагировать. Хотелось врезать по бревенчатой стенке или на худой конец по дряхлому столу, покрытому пятнами копоти и забитыми трухой трещинами. Георг, наблюдавший за кем-то в окно, кинул на Рика оценивающий взгляд.
   - Думаю, Айварих угрожал тебя убить, если ты узнаешь правду, вот твой отец и молчал, - предположила Мая.
   Ворнхолм уверенно кивнул, отвернувшись от окна:
   - Когда твой отец вернулся из Барундии послом Маэрины, все думали, что его или выгонят или убьют, но Айварих позволил Сиверсу остаться в Сканналии, даже наградил поместьем и сделал дворянином. Думаю, это дело рук Катрейны. Она всё сделала, чтобы Айварих не воспринимал тебя как угрозу.
   - Она присматривала за тобой, и это она назвала тебя в честь брата, - добавила Мая.
   Рик поражённо смотрел на неё.
   - Твой отец впервые тебя увидел, когда тебе было два года. Королева вынудила его уехать и спасти Дайруса, а тебя держала при себе как...
   - Заложника? - с горечью спросил Рик.
   - Можешь ли ты её винить? - Мая смотрела на него огорчённо. Рик пожал плечами:
   - Она думала о законном принце, а я...
   - Ей пришлось так поступить! Она сожалела об этом до конца жизни.
   - Не вздумай её винить! - предупредил Георг. - Она тебе жизнь спасла! И Дайрусу тоже, а вот о себе никогда не думала.
   - Дайрус был чужим для неё, а тебя она любила как сына, - напомнила Мая. Рик и сам это знал, но голова всё равно гудела, а обида норовила выплеснуться наружу.
   "Неужели я такой эгоист?" - Рик вспомнил предупреждающий взгляд Катрейны на эшафоте, окровавленную голову отца, который вмешался в драку ради сына, хотя ненавидел сражения и оружие. Они оба пытались его защитить, и оба мертвы.
   Отец мёртв? Рик вздрогнул. Он гнал эту мысль от себя, но сейчас она прожгла его до костей. Сколько раз Рик ругался с отцом, оскорблял, а из-за чего? Подозрения, недомолвки, непонимание - Рик сам их создал, требуя невозможного, как он теперь видел. Отец всегда говорил правду, всегда вёл себя порядочно ко всем, так что ему ещё было надо? Повод сбежать в столицу? Он его нашёл, но чего он там добился? Познакомиться с Илзой? Так на безродного бастарда она и не посмотрела - прельстит ли её бастард родовитый? Служба королю, почёт, слава? Им отрубили голову на эшафоте вместе с Катрейной. Теперь он станет мятежником, как когда-то Диэнис, которого он помогал убивать.
   - Господин барон, по-вашему, есть шанс спасти отца? - обратился он к Ворнхолму. На мгновение Рика посетила мысль: как теперь относиться к тому, что барон предал короля Райгарда? Ответ пришёл на удивление быстро: никак. Пусть старые тайны покоятся с миром. Надо думать о будущем, а не о прошлом. Если мстить теням, то кто накажет живых злодеев? Рик поклялся себе, что не позволит больше прошлому диктовать себе, как себя вести или как относиться к окружающим. Одно дело - знать прошлое, другое - забыть из-за этого о нынешних целях и судить о человеке по его старым грехам. Отец, Дайрус, Айварих - вот его цели.
   - Попасть в тюрьму и выйти оттуда ты вряд ли сможешь, - покачал головой Георг Ворнхолм. - Когда мы возьмём Нортхед...
   - Но сколько времени на это уйдёт? - выкрикнул Рик. - У отца нет времени!
   - Хочешь, чтобы я соврал? - резко ответил Георг. Рик устало покачал головой.
   - Слухи о походе барундийцев множатся, но начнётся ли он, мы пока не знаем. Если Гиемон предпочтёт завоевать Шагурию, нам придётся рассчитывать на свои силы, а их маловато. Даже если Дайрус придёт, неизвестно, чем всё кончится: нашей казнью или его коронацией.
   Мужчина в пыльной одежде заглянул в комнату, и Георг вышел с ним на улицу. Рик и Мая смотрели из окна, как он говорит с незнакомцем на взмыленной лошади, а потом идёт обратно.
   - Я попросила Дима помочь твоему отцу, если получится, - наконец тихо сказала Мая.
   - Не получится! - голос Георга казался холодным, но его слова заставили Рика вздрогнуть от огненной вспышки боли: - Мне сообщили, что Крисфен пропал, а Ноэль Сиверс умер от пыток.
   Георг встряхнул оцепеневшего Рика. Рик хотел забиться куда-нибудь подальше ото всех, обдумать смерть отца и оплакать его, но Георг не позволял. Он смотрел на Рика, и этот взгляд наполнял его решимостью и злостью. Горевать они будут позже. Пришло время действовать. Он не подведёт своих предков - ни Кройдомов, ни Сиверсов!

***


   - Где мой сын?
   - Ваше Величество, он пока не вернулся.
   - Так на поиски пошлите! Крис здесь должен быть, а не шляться неизвестно где! Он - мой наследник и обязан себя соответственно вести!
   Айварих часто начинал утро с этого вопроса, но вестей от Крисфена не было. Айварих попытался даже узнать у Истинной Летописи, где сын, но вернулся злой и с обожжённой рукой. Король потребовал выбрать нового летописца, но желающих не нашлось, а пара напуганных священников, юный ученик Карла и собственный личный слуга, которых Энгус любезно предоставил в распоряжение короля, не выдержали испытания: их клятв Истинная Летопись не приняла, и все они облегчённо вздохнули. Айварих вышел из себя и едва не отправил всех четырёх на эшафот, но Энгус сказал, что тогда вообще желающих не найдётся. Один из священников со страха попытался ещё раз и упал замертво с обугленной кожей, остальные разбежались. Король заметил Дима, с любопытством изучавшего Летопись, и приказал ему дать клятву, но и Дима она отвергла. Айварих схватился за голову, сжал виски и застонал.
   Он часто теперь так делал - Карл говорил, что он почти не спит. Энгус и сам это видел: красные глаза, усталость и заторможенность. Через несколько дней, к удивлению Энгуса, Айварих почти забыл про летописца и даже Криса вспоминал реже. Он вообще устранился от дел - Энгус чаще видел его перед портретом Килмаха, чем на заседаниях Совета или в зале приёмов, хотя проблем было множество. Лето почти закончилось. Гиемон готовился к войне, к морской блокаде Сканналии присоединился Урмас Лодивийский, и Нейский перешеек перестал приносить прибыль: все товарные потоки шли теперь через Барундию. Кое-что доходило через Северную гавань, но это кормило Нортхед, остальные города и деревни Сканналии копили недовольство, особенно купеческий Нугард, имевший обширные связи со всеми. Иноземные компании и купцы сворачивали дела, отделение Лодивийского банка в Нортхеде закрылось, ростовщики подняли проценты по кредитам на небывалую высоту, а самые умные из них уехали. Вслух никто не говорил, но вторжение Дайруса ожидали уже весной. Одни со страхом, другие с надеждой.
   По всей стране отряды королевских стражников гонялись за оставшимися Ривенхедами, Георгом Ворнхолмом и Риком Сиверсом, но пока безрезультатно. Айварих яростно требовал арестов, и стража начала хватать всех без разбора. Иногда их выпускали, иногда они оставались в подвалах тюрьмы навсегда. Никто не знал, чья очередь следующая, но боялись все. Энгус, однако, заметил, что страх быстро уступал место ненависти. Многие бежали: леса и дороги заполняли десятки и сотни бродяг, грабивших всех подряд. Выехать из Нортхеда без большой охраны стало невозможно, и теперь вместо ловли врагов короля приходилось посылать стражу биться с этими плохо вооружёнными, но озлобленными людьми. Даже внутри городских стен Энгус ездил в сопровождении большой охраны. Продовольствия в город поступало меньше - разбойничали на дорогах с размахом, да и не всякий решится ехать, зная, что тебя могут прирезать ради пары окороков. Если не усмирить народ, зимой город будет голодать. Королю Энгус об этих перспективах не докладывал.
   На мануфактурах платили так мало, что работники начали массово покидать хозяев, вливаясь в армии изменников или сбиваясь в очередные банды грабителей. В полную силу работала только Оружейная мануфактура Нугарда, перешедшая из рук Ривенхедов в руки казны: ружья и пушки отливали день и ночь, но и на них скоро не хватит металла. Валер Мэйдингор потребовал больше работников на шахты и рудники, и король распорядился отправить ему арестованных бродяг и преступников.
   Зимы все ждали с какой-то обречённостью: урожай собрали, но часть зерна сохранить не удалось из-за грабежей и пожаров. Скоро оно будет стоить на вес золота. Энгус порадовался, что не продал прошлогодние запасы. Нужно организовать охрану скота на своих угодьях, а то голодные бандиты перережут его ещё до зимы. Энгус мысленно сделал себе пометку, чтобы не забыть, и тут же вздрогнул от громких криков:
   - Долой эктариан! Долой!
   - Верно! Гиемон хочет заставить нас снова ходить в свои церкви, молиться мёртвым святым и поклоняться иконам! Поклоняться нужно Богу, а не людям, иначе Господь ввергнет тела и души наши в адский огонь, ибо что есть латейский престол как не врата Ада?!
   - Точно! - жидкая толпа подхватила крик, но Энгус видел, что куда больше людей стоят вокруг и хмуро смотрят на потрёпанного батюшку со всклоченной бородой, потрясавшего кулаком. В толпе кричавших Энгус заметил Сильвестра, но не сразу его узнал: он казался худее обычного и был в рясе. Энгус усмехнулся.
   На соседней улице другая толпа остервенело рвала на части светловолосого мужчину в длинной белой рубахе со скантскими рунами. Откуда этот тип взял рисунок? Вряд ли он знал смысл этих надписей, подумал Энгус. Мужчина заорал:
   - Забудьте веру, навязанную нам огнём и мечом, верните веру наших предков, и тогда Истинная Летопись вернёт нашей стране мир и покой! Сканналии нужен истинный король, а не подделка, именно поэтому Айварих избавился от старого летописца! Тот знал все его секреты! И это он убил второго летописца, убил собственных детей! Он виноват, что страна гибнет! Вы все видели могущество Летописи на Волхидской площади! Боги скантов взывают к нам! Это было их послание! Друзья мои, братья, внемлите старым богам! Принесите жертвы Таркуруну-громовержцу и Селевруну-оборотню, чтобы не началась война, а мертвецы не ожили! Поклонитесь Моруне до земли, чтобы она накормила нас, несчастных, в годину горестей! Развейте по ветру прах эктарианства, и Бетарун уловит ваши мечты и чаяния и отплатит вам сторицей! Боги вас услышат и накажут детям своим Леде и Керогу, Луаде и Белчерогу...
   Речь оборвалась криком боли, и толпа радостно завопила. Мужчина вытирал со лба кровь от брошенного камня, но ещё больше камней летели в его сторону. Он замычал от боли, не пытаясь вырываться. Прикрыв голову руками, он орал:
   - Не верьте тем, кто уверяет вас, что ваш Бог правильный! Он несёт ложь и погибель! Вам не спастись! Богиня тьмы Веда застилает вам глаза, вы не ведаете, что творите! Это завистник Горгл сеет раздоры между братьями!
   Камни летели со всех сторон, и мужчина быстро устал уворачиваться. Его крики прорывались сквозь камнепад и ругань толпы, но никакие боги не могли спасти его от разъярённых людей. Имена скантских богов, давно забытые в Сканналии, вызывали ярость. Мужчина, насколько сосчитал Энгус, упомянул десять богов из двенадцати и собирался продолжать, но тут очередная груда камней обрушилась ему на голову, и он упал. Толпа набросилась на него.
   Не успели разгорячённые люди осознать, что случилось, как кем-то метко брошенные камни полетели в толпу и разозлили людей ещё больше. Не найдя виновника, горожане устроили драку друг с другом. Энгус присмотрелся и заметил Дима. Тот наблюдал за избиением спокойно, однако Энгус чувствовал его напряжение. Из толпы вылез вездесущий Сильвестр в изорванной рясе и быстро увёл Дима с улицы. Драка продолжалась, но Энгус не стал ждать её конца. Такие драки он видел всё чаще.

***


   Рик пристроился у краешка грубого стола, уставленного яствами и бутылками, и со скуки разглядывал двух любовников, схематично, но точно вырезанных ножом на столешнице. Похоже, на этом месте скучали частенько, потому что стереть рисунок никто не пытался. Рассматривать в обеденном зале замка Рургард тоже было особенно нечего: небольшой простой камин, голые каменные стены, увешанные оружием и толстыми коврами со сценами охоты и войны, высоченный потолок с нависающей прямо над столом тяжеленной бронзовой люстрой, маленькие окошки, до которых Рик не дотянулся бы даже встав на цыпочки. Собственно, это было единственное большое помещение в замке, а потому его использовали в разных случаях: для званых обедов, приёмов и собраний. Вдоль стен выстроились огромные канделябры, но их сегодня не зажгли, а потому обед проходил в полумраке. Охраняли зал закреплённые на палках металлические доспехи, расставленные по углам и у обеих дверей. Рик изучал доспехи перед обедом и заметил, что они уже начали покрываться ржавчиной.
   Переговоры шли давно, но Рик в них не участвовал, и это было обидно: Валер Мэйдингор и Георг Ворнхолм не обращали на него внимания, выясняя отношения. Их голоса разносились по залу, пугая слуг.
   К счастью, Валер не выгнал их сразу, как увидел, хотя Георг сказал, что не удивится, если горцы ради него в виде исключения нарушат закон гостеприимства. Рика Валер поприветствовал куда теплее и тут же забыл о нём.
   Разговор поначалу не клеился: оба барона явно были не в восторге друг от друга. Лишь когда дочь Валера Ванда принесла медовухи, а молодой Макс, бастард Валера, сидевший рядом с Риком, затянул песню про везучего принца, подыгрывая себе на лютне, мужчины расслабились:

   Однажды принцу повезло,
   Он деву повстречал.
   И лик её прекрасен был,
   В глазах огонь пылал.

   Её улыбкой озорной,
   И взмахами больших ресниц,
   И нежным голосом её
   Прельстился сладострастный принц.

   Она отвергла страсть его,
   Оберегая честь,
   Но честь для принца звук пустой,
   Решился он на месть.

   Ни в чём отказа принц не знал
   И деву силой взял.
   Не в силах смыть позор,
   Она вонзила в грудь кинжал.

   Жених её отмстить решил,
   Оружье в руки взял.
   Но принц ведь тот везучий был,
   Как трус домой сбежал.

   Жених от горя сам не свой,
   Он смерть в бою искал.
   Но принц сражаться не пришёл,
   А псов отца прислал.

   На эшафоте жениха
   Под взглядами толпы
   По указанью короля
   Лишили головы.

   Пять раз палач взмахнул над ним
   Огромным топором,
   Миг смерти краткой заменив
   Мучительным концом.

   Отец героя холодел,
   Считая каждый взмах,
   А принц на смерть врага глядел
   С улыбкой на устах.

   Ванда - темноволосая девушка с крупными чертами лица, карими глазами и невероятно алыми губами - задумчиво слушала приятный голос брата, а потом тихо ушла. Валер помрачнел, и Георг тихо спросил:
   - Я слышал, Крис пропал. Это нам не помешает?
   Валер отхлебнул из кружки и криво усмехнулся:
   - Дослушай песню, узнаешь. Первые куплеты появились, когда Макс ещё играть не умел, а недавно уже сам Макс досочинил концовку.
   Георг бросил оценивающий взгляд на Макса, но прерывать песню не стал:

   Недолго радовался принц
   Везенью своему.
   Богиня мести вслед за ним
   Отправила гонцов.

   Разящий меч сверкнул над ним,
   И голова его
   В один удар скатилась с плеч -
   Вновь принцу повезло!

   Стервятникам достался труп,
   Костей не соберёшь.
   И где теперь везучий принц?
   Его ты не найдёшь.

   Песня закончилась, Макс положил лютню на скамью рядом с собой.
   - Так он мёртв? - уточнил Георг.
   - Не веришь Максу, спроси Ривенхедов.
   - Они не сбежали из Сканналии?
   - А куда бежать? Их дома тут, слуги тут, земли тут, деньги... Ну, разве что деньги могут осесть где угодно.
   - Я не прочь с ними переговорить.
   - И они не прочь встретиться с тобой в тёмном лесу. Это ведь ты допрашивал их родных.
   - Не я, так другой. Король хотел их уничтожить.
   - Знаю, но кто объяснит это оставшимся Ривенхедам?
   - Я не стану оправдываться. Истинная Летопись провозгласила Холларда виновным и уничтожила на глазах у всех. С этим не поспоришь, хотя Теодор, конечно, может попытаться.
   - Да, я слышал, - в голосе Валера послышались восхищение и ужас одновременно. - Что там произошло? Сам я покинул площадь после казни королевы.
   - Не знаю, меня там тоже не было. Мая видела - спроси её.
   Маю на ужин не пригласили: женщин здесь вообще не было, кроме Ванды.
   - Спрошу, - протянул Валер. - Эта Мая, как мне кажется, та ещё ведьма.
   Рик напрягся, но Георг успокоил его взглядом.
   - Вероятно, поэтому Дайрус ею и увлёкся.
   - Дайрус? - заинтересованно спросил Валер.
   - Да, и я намерен позже отправить её к принцу.
   - Убедить его, что короля Райгарда убил не ты?
   - Убедить, что моя помощь ему полезнее моей смерти.
   - Полагаешь, её защита послужит тебе щитом? Ты предал Райгарда...
   - Райгард убил моего брата, я должен был отомстить! - по лицу Георга пробежала судорога.
   - Месть для нас - долг, а не оправдание, но Дайрус вряд ли с этим согласится.
   - Если бы я мог сейчас что-то исправить, я скорее убил бы себя. Райгард был прав, казнив Томара. - Георг повторил вслух то, что однажды сказал самому себе. - Знал бы ты, как мне хотелось своими руками убить брата. - Георг умолк. - Райгард сделал это за меня и поплатился жизнью.
   - Как бы мне хотелось, чтобы кто-нибудь вместо меня убил одну... крысу в моей семье.
   Рик удивился: неужели Георг Ворнхолм рассказал Валеру правду про смерть Байнара? Сам Рик, услышав историю, не знал, кто больше прав. Георг сказал, что и сам узнал обо всём недавно, но откуда - не сказал.
   Макс встал и подошёл к отцу. Валер что-то шепнул ему, и Макс увлёк Рика за собой, оставив баронов наедине.

***


   - Итак, ты намерен свергнуть Айвариха, - услышал Георг слова Валера. - А мне это зачем?
   Георг пожал плечами:
   - Ты ведь хотел знать, кто убил Рижитту и Артура? Пока Айварих у власти, это невозможно. Или ты не хочешь отомстить? Разве ты забыл их и Георга?
   - Горы не забывают, - Валер прищурился, - но у них впереди вечность, а нам надлежит думать о ближайшем будущем, о том, кто станет править при короле: ты, я или Теодор и его люди. После той войны они забрали слишком много власти, и мы сейчас это расхлёбываем.
   - А они не предложили тебе... присоединиться к ним?
   - Я предложил Холларду Ванду, но в союз с ними я не поверю, даже если его увенчает брак. - Валер усмехнулся: - Я вот подумал, а не скрепить ли нам узы союзничества узами кровными? - Валер пристально посмотрел на Георга.
   - Значит, тебе Холлард отказал?
   - Ну что ты, он сказал, что подумает.
   - Хочешь выдать Ванду за Рика? - Георг подумал, что парень, влюблённый в дочку Холларда, вряд ли обрадуется. С другой стороны, это неплохое предложение. Рик получит поддержку Мэйдингоров, и Дайрусу придётся считаться с племянником. А если Дайрус не сможет править или не оставит наследников, Мэйдингоры защитят права Рика на трон.
   Валер покачал головой:
   - Рик меня не интересует. Он неплохой парень, но он не имеет прав на корону. Если ты прибыл биться за его интересы, то забудь. Я могу поддержать Дайруса, но не побочного потомка по женской линии.
   Георг удивлённо и слегка раздосадованно посмотрел на Валера:
   - Тогда о ком...
   - Я имел в виду тебя.
   Георг уставился на Валера, не веря ушам.
   - Ты с ума сошёл?
   - Твой род невелик, у тебя остались только дальние родственники. Тебе нужны дети, чтобы наследовать твои земли.
   - Мои земли теперь у казны, да и не так их было много...
   - То, что казна отобрала, казна вернёт. Ривенхеды тебя не простят, да и Дайрус не забудет смерти отца. Тебе нужны мы, а нам... - Валер оценивающе осмотрел Георга. - Нам нужен тот, кто выстоит там, куда мы предпочитаем не соваться. Наша земля здесь... - Валер махнул рукой над головой, - ...но войны идут не в горах. Вне гор мы почти бессильны - вспомни моего Георга. Не уверен, знаешь ли ты, что носишь родовое имя Мэйдингоров именно потому, что твой и мой отец хотели породниться, да и среди твоих предков были горцы. Мы вели переговоры с Томаром о твоей свадьбе - ты тогда жил в Барундии, - а потом грянула война, и всё пошло прахом.
   Георг был поражён - Томар никогда об этом не говорил. Брат всё делал у него за спиной. Мысли о женитьбе нечасто посещали Георга, и он отбрасывал их за ненадобностью. Всегда хватает женщин, способных удовлетворить любые потребности, но жена - не просто женщина. Жена - это ответственность, дети, дом. Георг сомневался, что сможет предложить всё это какой-либо женщине.
   - Я... ценю твоё предложение, - Георг тщательно подбирал слова. - Но ты верно заметил: ни Ривенхеды, ни Дайрус меня не простят. Твоя дочь пострадает из-за меня. Кроме того, как отнесутся твои родичи к тому, что ты выдашь её за изменника?
   Откровенно говоря, Георг и сам хотел бы знать, почему Валер закрыл глаза на его прошлое. Смерть Райгарда привела к смерти Рижитты и Артура. Пусть не прямо, но Георг виноват в их смерти.
   - Ты отомстил королю, потому что кровь для тебя важнее присяги. Мы это понимаем. Мой сын тоже восстал против королевского произвола, и никто его здесь за это не винит. Король должен понимать границы власти, а не отодвигать их по своей прихоти. Если Дайрус этого не поймёт, нам потребуется сильный союзник. Ривенхеды сильны, но силу они придерживают для себя. Они предадут и поддержат кого угодно, если это им выгодно. Мы с тобой другие.
   - А твоя дочь согласится?
   - Ты ей нравишься, она не будет против. Но поклянись, что не заставишь её платить за свои грехи или несбывшиеся мечты.
   Георг заколебался: его будущее и так неопределённое, а тут ещё...
   - Не беспокойся, - насмешливо заметил Валер. - Свадьба состоится после победы, если ты останешься жив. Так ты согласен или предпочтёшь подумать, как Ривенхеды? - затуманенный хмелем взгляд Валера стал твёрдым и трезвым.
   Георг несколько мгновений смотрел в стол, потом встал и прошёлся вдоль него. Его взгляд упал на картинку, которую кто-то вырезал на столешнице. Рисунок был упрощён, но чувствовалась умелая рука.
   - Нравится, как она рисует?
   - Она?
   - Ванда. Они с Максом любят соревноваться: он поёт, она рисует сюжеты его песен. Растёт как дикарка. Ей нужен муж, но подходящих не так много. Не хочу, чтобы, за неимением лучшего, она обратила взоры на брата. Такое у нас случалось.
   Георг смутно помнил Ванду по дню казни Катрейны, но сегодня за обедом разглядел её получше. Он не назвал бы её красавицей, но не заметить Ванду было невозможно. Глядя на её тёмные слегка раскосые глаза и длинные распущенные волосы, Георг как наяву представил себе стройный чёрный силуэт на фоне заснеженных гор. Она стояла внутри воображаемой картины, глядя вверх, а большая чёрная шаль колыхалась словно крылья гигантской птицы. Полные алые губы на скуластом лице плотно сжались, а ноздри носа с небольшой горбинкой раздувались от гнева на кого-то. За чьей душой она прилетела? Георг не знал. Это был просто образ в слегка опьянённом мозгу, и этот образ возник снова при словах Валера.
   Георг так и не понял, что заставило его принять решение: рисунок на столешнице, придуманный образ или необходимость найти людей и деньги на борьбу.
   - Я согласен.
   - Правда?
   - Клянусь: если Дайрус не отрубит мне голову, если я доживу до изгнания Айвариха, то женюсь на твоей дочери!
   - Значит, решено.
   - Так ты мне поможешь?
   - Я дам тебе рудокопов, делай с ними, что хочешь.
   - Рудокопов?
   - Идём, - Валер, шатаясь, поднялся. - Покажу, кого прислал наш пока ещё король.

***


   - Смотрите! - Валер широким жестом обвёл мужчин, одетых в подбитые мехом куртки, укреплённые металлическими пластинами. Человек двадцать практиковались в стрельбе из луков недалеко от мощной стены замка, а откуда-то из-за башни слышался звон мечей. Рик не прочь был поразмяться с ними. Вот только рудокопов и шахтёров они не напоминали ни разу.
   - Ты говорил, это для рудников, - усмехнулся Георг.
   - Для рудников, - невозмутимо подтвердил Валер. - Для охраны рудников от бродяг, разбойников и жадных стражников. Времена нынче неспокойные. Они ждали, что их закуют в цепи и пошлют умирать в шахты, а я предложил им кое-что другое. Они присягнули мне на верность, и пусть кто посмеет проверить эту верность на прочность, - он отвёл взглядом свои владения и новых обитателей.
   Рик слегка передёрнул плечами и поправил камзол: ранняя осень выдалась холодной, но горцы словно не замечали холода. Большинство ходили в одних рубахах, весело переругиваясь друг с другом и поглядывая на тренировку.
   Георг с любопытством посмотрел на Валера.
   - А как быть с твоей присягой?
   - Мы не присягаем, мы заключаем с королями договор. Если король его нарушает... - Валер не договорил. Рик про себя покачал головой: похоже, он многого не знает о собственной стране. Обычаи горцев отличались от обычаев жителей равнин, и он должен научиться понимать их, чтобы не попадать впросак. В прошлый приезд в Рургард он славно подрался с Власом, но что он вынес из той поездки? Ничего. Рик пообещал себе расспросить Валера не только о родителях, но и обо всём народе, который жил в этих горах. Если бы всё шло как должно, он был бы здесь бароном... Рик вздрогнул. Нет, он был бы трупом, как сын Рижитты. И хватит уже думать, что было бы, если бы. Он тот, кто он есть, и сожалеть об этом - значит оскорблять память о матери и об отце.
   - Предатели!
   Рик обернулся на крик и увидел Власа. Тот указывал пальцем на них с Георгом. - Изменники! Отец, что они здесь делают? - За время, что они не виделись, Влас отрастил небольшие усики, и теперь они зло топорщились над верхней губой, а в руке он сжимал меч.
   Валер грустно посмотрел на младшего сына:
   - Влас, Влас, я отправил тебя с посланием королю. Что заставило тебя вернуться?
   - Крис. Я слышал, что он пропал, - растерянно ответил Влас. - Я думал, ты знаешь...
   - Откуда мне знать, где Крис? - с лёгким удивлением развёл руками Валер. - Ты же не думаешь, что я его похитил?
   - Они знают наверняка! - Влас махнул в сторону Георга и его людей. - Дай их мне на ночь, и я...
   - Влас, ты никогда не соблюдал наши обычаи, но закон гостеприимства даже тебе не позволено нарушать, - на лице Валера отразилось отвращение.
   - Это изменники! Какой закон?! Ты... Ты...
   - Наш закон тебе не указ? Тогда поступи по своему закону и передай их в руки короля Айвариха, - чуть ли не нараспев произнёс Валер, и Влас ухмыльнулся одной половиной рта.
   - Правда? Я сам готов отвезти их королю, отец. Мои люди скоро будут здесь. Задержи их, и я...
   - Ты хочешь, чтобы я сделал твою работу? - угрожающе спросил Валер. - Чтобы король хвалил тебя за то, чего ты не совершал?
   - Н-нет, - голос Власа дрогнул.
   - Вот они перед тобой! Возьми их!
   При этих словах среди присутствующих поднялся одобрительный ропот. Влас побелел и обвёл толпу глазами. Сочувствия он не встретил.
   - Если он прольёт кровь гостя под кровом отца, то отречётся от дома и рода, - прошептал Георг Рику. Рик смотрел, как Влас пытается подавить страх и жадность.
   - Вот Райгард Сиверс, - представил Рика Валер, словно они не были знакомы. - Победи его в поединке, убей, если сможешь.
   Рик не ожидал, что придётся снова драться с Власом, но страха не чувствовал. Он победил в прошлый раз, справится и сейчас. Георг хотел что-то сказать, но промолчал. Влас невольно поднял меч, посмотрел на него и бросил на землю:
   - Я принесу меч, что ты мне подарил в шестнадцать лет, - громко объявил он отцу и направился куда-то. Валер проводил его взглядом, в котором Рик с удивлением ощутил ненависть.

***


   Барон Валер Мэйдингор привык всё делать основательно, продумывая каждый шаг. Иногда над ним подтрунивали многочисленные родственники, но со временем и они привыкли к его кажущейся медлительности, а когда приходило время действовать, у него была стальная хватка.
   Как только прибыли гости, Валер понял, что решение придётся принять скоро, а после вмешательства Власа времени на раздумья не осталось. Он должен сделать выбор: поддержать сына и схватить гостей, предав вековые обычаи и погибших родных, или поддержать Георга Ворнхолма. Можно отправить гостей восвояси и не делать ничего, но Влас доложит Айвариху, а тот не станет разбираться. Король сейчас слушает лишь блуждающий в потёмках безумия разум. К тому же, Айварих много ему должен. Драки всё равно не избежать. Побывав на казни Катрейны, Валер понял, что этот человек более не король, но он был опасен и силён, так что оставалось либо терпеть, либо искать союзников. Валер нечасто бывал в Нортхеде, и перемены, происходившие в короле, бросались в глаза: он творил такое, что раньше ему и голову бы не взбрело. Всклоченный, с блуждающими красными глазами король напоминал взбесившегося пса - не знаешь, на кого бросится.
   Молодой Айварих был умён и понимал свои возможности. Он убивал лишь тех, кого опасался, да так, что доказательств и свидетелей не оставалось. Валер считал, что подлое убийство Артура и Рижитты - его рук дело. Горы не забывают, и он не забыл! Как не забыл и зверскую казнь сына, которому палач никак не мог отрубить голову. Георг был горячий и смелый парень, пёр напролом, не думая о последствиях, но его все любили. Валер возлагал на старшего сына немалые надежды, и они умерли вместе с ним, так как у среднего Грегора больное сердце, и в воины он не годился. Валер пытался договориться с Айварихом, уладить дело, заплатить, в конце концов, ведь виноват был Крис! Но Валер опоздал, и Георг сложил голову за честь невесты, а песни о нём и их страстной любви и смерти почти каждый вечер пели у очагов юноши и девушки их клана. Что ж, теперь добавилась ещё одна песнь: о том, как сластолюбивый принц, возжелавший чужую невесту, пошёл на корм стервятникам. Валер усмехнулся. Стервятники оказали ему услугу, а за услуги надо платить. Да и Ворнхолм не остановится, пока не сживёт Айвариха со света.
   Подумать только, как всё быстро произошло - Валер поверить не мог, что Георг согласится жениться на Ванде несмотря на чувства к другой. Любовь хороша в постели, но на грязной войне надо выбирать не жену, а тех, кто за ней стоит. Такой мужик, а погряз в бессмысленной любви к Катрейне. Валер отлично видел, как он смотрел на королеву в те дни, когда случались посольские приёмы, балы или громкие публичные казни, куда Айварих таскал жену. Ванда его приведёт в чувство, уж очень в ней много огня, который пора выпустить на волю, а ему нужен такой союзник как Георг.
   Решение созрело давно: в тот миг, когда Валер досчитал удары топора, рубившего голову сыну. Крис мёртв, настало время отомстить остальным. Да, Крис изнасиловал Рут, но выдал Георга страже Влас. Валер знал, что младший сын ненавидит брата и завидует ему, однако и помыслить не мог, куда эта ненависть заведёт. Прошло больше трёх лет, но горечь не уходила, и Валер боялся, что однажды не выдержит и поднимет руку на Власа. Кажется, Бог предоставляет ему шанс отомстить, не обагрив рук кровью сына. Валер был ему за это благодарен. Гость имеет право защищаться от хозяина, нарушившего священный закон гостеприимства. Но где же Влас?
   - Он сбежал! - со стороны конюшни неслись слуги, махая руками.
   - Влас струсил! Он помчался к Кривому ущелью!
   - Догнать! - машинально распорядился Валер.
   - Валер, - тихо сказал Ворнхолм, подходя близко. - Позволь мне отправить своего человека.
   - Кривое ущелье опасно. Влас знаком с местностью, а твой человек...
   - Он справится, - заверил Георг.
   Валер промолчал. Это его сын... Но именно поэтому лучше отправить за ним чужака. Не должны Мэйдингоры проливать кровь Мэйдингоров.
   - В горах можно попасть под камнепад. Любой шум опасен, - предупредил Валер.
   - Поверь, Игер не упустит Власа. Он привезёт его сюда, - Георг посмотрел Валеру в глаза. - Живым, если прикажешь.
   Только что Валер готовился наблюдать за смертельным поединком, а теперь заколебался. Одного сына он потерял, другой болен и слаб, а третий...
   "Третьего ты потерял давно, - прошептал голос внутри, - и он слишком много знает. Если он выдаст Айвариху правду о Ванде..."
   Валер покачал головой.
   Когда Игер со странным прозвищем Яйцо привёз труп сына, Валер даже не посмотрел на него. Похоже, Бог хочет поражения Айвариха, раз чужак в Кривом ущелье сумел выследить Власа. Что ж, выбор сделан, начало положено, и теперь войну не отложить.

Глава 21. На пороге войны


   - Что пишешь? - Вытирая пот с лица, усталый Рик подошёл к Мае, сидевшей за столом у окна. На ходу сняв потрёпанный камзол, он швырнул его в кресло, схватил кувшин холодной родниковой воды и с наслаждением выпил. С улицы под окном доносились крики и звон стали - тренировка ещё не окончилась.
   Мая прикрыла рукой страницы дневника, но быстро расслабилась.
   - Пишу о том, что вижу, о людях, о событиях... Пытаюсь разобраться.
   - Можно посмотреть?
   - Нет, это пустяки, - Мая скосила глаза на дневник, потом немного смущённо посмотрела на Рика. - Я просто стараюсь восстановить память.
   - Разве она не вернулась? Ты говорила...
   - Я многое вспомнила, но не всё. Иногда такое чувство, что я во тьме и надо пройти ещё чуть-чуть... Когда я пишу, это чуть-чуть уменьшается. Господин барон вернулся?
   - Нет пока, - Георг уехал в своё поместье, где сейчас хозяйничал Гордей Иглсуд, пятнадцатилетний брат Михаэля. Айварих давно обещал Иглсудам немалые земли в придачу к баронскому титулу, и вот передал им поместья Георга после конфискации. Старый Проспер Иглсуд, отец Михаэля, остался в Нортхеде, и барон Ворнхолм решил, что самое время нанести визит новоявленному владельцу. С собой он прихватил людей Валера Мэйдингора в полном вооружении. Конечно, Георг не собирался захватывать земли, но он нуждался в людях. Не всё же у Валера просить. Барон был уверен, что на его землях хватит желающих вернуться на его службу.
   Рика с собой он не взял, но пообещал отдать ему Рудокопов - как в шутку прозвали обученных и вооружённых Валером солдат, - если Рик обучит равное им количество оголодавших воров, разбойников, дезертиров, скоморохов, музыкантов, святых отцов-эктариан, алкашей, обнищавших зарианцев и многих других, кто искал хоть какого-то порядка, укрытия и еды накануне грядущей зимы.
   С помощью трёх сотен Рудокопов, а также советов и проводников Валера, им удалось взять Вышетос - старый форпост горцев на реке Даугаса, отделявшей горные массивы от лесистых равнин. Узкими тропами они прошли по Серебряным горам на юг и ударили по сонному городку, обитатели которого не удосужились поставить надлежащую охрану у ворот. Собственно, крепость давно не действовала, и стена почти разрушилась. Горцы здесь не жили, жителей было мало, но удачно выстроенная в древности крепость позволяла отбивать атаки и при случае отойти в горы.
   Горожане таращились на них, но вражды не проявляли. Они ещё не поняли, что в стране началась гражданская война. Георг выставил дозоры, поставил охрану у моста через реку и приказал начать работы по восстановлению крепости, снарядив для этой цели сотню горожан. Недовольным солдаты быстро заткнули рот, казнив троих, попытавшихся сбежать. Местный староста пообещал довести до горожан, что об охоте - ею жило почти всё население - пока придётся забыть. Георг надеялся сохранить лагерь в тайне хотя бы ненадолго.
   Вокруг Вышетоса поселений не было: с севера и востока высились горы, а за рекой начинались леса, богатые пушным зверем, оленями и кабанами. Пушнину веками обрабатывали и продавали как местным аристократам, так и за границу. Поскольку город был невелик, новоприбывшие разместились в лагере за рекой, чуть ли не среди деревьев, оставив в городе постоянный гарнизон. По крайней мере, с дровами и едой проблем не возникало. Леса, уходящие на север до Иштирии, принадлежали казне, а в пятидесяти милях к югу находились родовые земли Ворнхолмов. Также в пятидесяти милях, но к западу, находился Соуборт - через него проходила прямая дорога, соединявшая север и юг страны и позволявшая перекрыть доступ товарам из Нугарда в Нортхед. Игер отправился выяснять, какова там обстановка - этот город был настоящей целью Георга.
   Рику поручили обучать новобранцев искусству стрельбы из лука и боя на мечах. Дело шло из рук вон плохо, люди матерились, плевались, задирали друг друга и даже развлекались, но Рик, вытирая пот, и не думал стонать. Такую охоту у него напрочь отбил Игер Яйцо, руководивший небольшим отрядом бывших стражников. Как-то в очередной раз после того, как Рик заявил, что хочет настоящего дела, а не мышиной возни, Игер ухмыльнулся, свистнул так, что у всех заложило уши, и объявил:
   - Его милость Райгард Сиверс хочет взять Соуборт с наскока. Идите с ним и добудьте ему победу! Прямо сейчас!
   Все загоготали, а Рик набычился. С этими "солдатами" отправляться куда-либо было верным самоубийством. Так он и сказал Игеру, который уже не смеялся:
   - Ещё недавно и я бы с тобой никуда не пошёл. Писка детского мне не хватало! Это в пелёнки какать да девку трахать само получается, а на войне всё по-другому. Хочешь жить - учись убивать или убьют тебя! Ты вот сразу этому обучился? Готов заложить второе яйцо, только после того, как тебя погоняли как следует да десять потов согнали. Всему свой срок, пацан. Иль думаешь, тебе Айварих армию подарит? - Смех усилился, и Рик покраснел. - Ну, может и подарит, чтобы закопать нас под сосенками, потому как супротив него мы не соперники, солдат у нас раз, два и обчёлся, - Игер мотнул головой в сторону бывших сослуживцев Рика. Рик посмотрел на них: эти люди умели воевать, а Яна Горна сам же Рик научил кое-каким приёмам. Он многих обучил в казарме, как раньше Дим обучил его самого. Рик задумался. Игер это заметил и прекратил издеваться, понизив голос:
   - Никто не сделает для нас того, чего мы не готовы сделать сами! Барон с помощью грёбаной дипломатии затащит себе в постель змей, то бишь союзников, а твоё дело - дать ему армию, чтоб союзники не отравили его ядом, а уважили наши интересы и раскошелились как следует. Армия не падает с неба, её надо создавать. Даже из отребья, на которое в мирное время ты и не глянешь. Воры, убийцы, эктариане, зарианцы и прочие сукины дети пойдут за тобой, если ты научишь их, как отобрать у врагов деньги и баб. Им похрен, кто правит страной, лишь бы их не трогали да на пожрать хватало! Пока они на твоей стороне, используй это! Поделись с ними знаниями, и через пару месяцев они пойдут за тобой хоть к Селевруну. Тьфу ты, в ад.
   Бывший мебельщик не раз поминал языческих богов, особенно Таркуруна, когда начинался очередной ливень с грозой, но Рику было плевать, потому что он был прав. После отъезда Георга Рик заставил всех бывших стражников обучать группу новобранцев, и каждый день крепость оглашали удары мечей, свист стрел и ругань отбивших почки или ещё что-нибудь "учеников" пополам с добродушным смехом или едкими издёвками "учителей".

***


   Самайя просчитала в уме несколько цифр и записала получившееся число в учётную книгу. Теперь у них тысяча четыреста пятьдесят два человека. Это были Рудокопы Валера, вассалы Георга, прибившиеся из разных мест люди, несколько вышетосцев. К радости Рика прибыли и пятьдесят человек из Тенгрота. Пятеро за неделю умерли от дизентерии, а может, от сифилиса, двое пристрелили друг друга на охоте, четырнадцать дезертировали, одного топором зарубил отец девушки за попытку изнасилования. Всё это Самайя тщательно заносила в книгу.
   Поначалу к этому делу Георг пристроил бывшего писаря по имени Гарик, сбежавшего с разорившейся ткацкой мануфактуры. Его прозвали так после того, как он угорел: он так увлёкся счетами, что не заметил, как бумаги, а за ними и стол, загорелись от свечки. Лицо Гарика покрывали следы ожогов, но кожу на руках он умудрился сохранить чистой. Гарик разразился такой жалостной тирадой о себе несчастном, что Георг посадил его на самое занудное дело - вести счета. Вскоре стало ясно, что это ошибка: судя по тому, как часто не совпадали цифры, Гарик изо всех сил помогал предприятию разориться, и Георг отправил его учиться стрелять за городом из бомбарды. Орудия валялись в сарае у городских ворот, и никто не помнил, зачем их сюда завезли. Гарик оказался способным, и через неделю от орудий его было не оттащить. Самайе казалось, что он невероятно счастлив в новом деле, и только постоянные дожди и сырая пороховая смесь портили ему настроение. Отныне его беспокоил лишь оставшийся запас пороха и ядер - их он всегда помнил назубок.
   Гарик был не единственным пришельцем: Георгу недолго удалось держать в тайне их появление в Вышетосе, всё больше мужчин прибивались к их армии. Самайя с трудом осваивалась в мужском обществе, не раз её пытались затащить в постель, но когда Игер при всех развязал гульфик обтягивающих штанов, публично показал свой изуродованный орган и заявил, что это лишь половина того, что он сделает с обидчиком любой женщины, все притихли. В отсутствие Георга Игер стал негласным командующим.
   Самайя больше не пугалась мужчин: попытки ухаживать за ней были ей неприятны, но казались мелочью после того, что она пережила. Бывшие стражники уважали её за верность королеве и боялись из-за клятвы на Истинной Летописи, словно она имела отношение к жуткой смерти Холларда Ривенхеда. За глаза её называли колдуньей, но здесь различия между верой никого не волновали: каждый верил, что всяк имеет право любить любого бога, богов и особенно богинь. Кто-то посещал городскую церквушку, кто-то клялся языческими богами, кто-то сам читал священные книги или посылал всех богов в одном направлении. Рик поначалу смотрел на эти вольности неодобрительно, но давние разговоры с Сильвестром, память о Самуиле-Даннике, миролюбивые наставления отца делали своё дело: Рик взял пример с Георга и перестал обращать внимание на то, кто во что верит, заботясь только, чтобы обучение шло как надо и соблюдались правила.
   Правила установил Игер: не насиловать женщин, подчиняться командирам, драться как следует. После того, как Самайя недосчиталась сотни серебряных монет, выданных Георгом для оплаты солдатам, Игер лично обыскал вещи всех, включая стражников, Рика и себя, нашёл украденное и попросил Самайю уйти. Рик потом нехотя сказал, что вора, в конце концов, повесили. С тех пор добавилось правило: не красть у своих и у мирных жителей, если они помогают их армии.
   Во дворе послышался шум, и Самайя выглянула из окна: вернулся Игер, ездивший на разведку. С ним было несколько незнакомых людей, которых Игер подвёл к барону Ворнхолму, наблюдавшему за тренировкой солдат. Самайя поспешила на улицу.
   - ...пора. Если за месяц они ничему не научились, тем хуже для них. Дороги и так размыты из-за проклятых дождей: ещё немного, и нам придётся здесь зимовать, - барон говорил быстро и резко. Похоже, они собираются брать Соуборт прямо сейчас.
   - А ты что скажешь? - обратился к Игеру Георг. - Что ты узнал?
   - Гарнизон человек двести, но четверть перейдут на нашу сторону, - немного скептично сказал Игер. - Если так, то справимся. Вон, спросите местного, он сам меня нашёл, - Игер кивнул на незнакомца.
   - Да, мой господин, город сдастся вам, и у меня хватит людей внутри. Они помогут, - Самайя прислушалась к знакомому голосу. Незнакомец кинул на неё взгляд и почтительно кивнул. Она вздрогнула: это был Захар из Малгарда.

***


   Георг слушал Захара и прикидывал, сколько людей потребуется для взятия Соуборта. Город лежал примерно посередине между Нортхедом и Нугардом, на берегу Калсы. Он был отлично защищён стеной с трёх сторон: из-за его центрального положения на важных торговых путях находилось немало желающих пограбить горожан и богатые предместья. С запада город охраняла река, однако мост через неё не поднимался: никто не смог бы напасть со стороны междуречья двух рек. Истоки Калсы и Волаги находились недалеко друг от друга в горах Западной Сканналии, оттуда их воды текли на юг и сливались в одну реку у Четворта. Соуборт находился как раз в том месте, где расстояние между реками было наибольшим - около сорока миль, занятых озёрами и болотами. Южнее начинались пахотные земли Чевиндомов. Бродов через широкую и быструю Калсу не существовало, а узкий проход между истоками рек контролировали Холмкресты.
   Как сказал Захар, все считают, что Георг и его люди будут прятаться и ждать весны. Как бы не так! Это верный способ сдохнуть с голоду. Георг уже решил брать Соуборт. Это был ближайший к Вышетосу город: севернее разорённый Малгард, занятый крупным гарнизоном короля, и Корнхед, к которому незамеченными не подобраться, а на покрытый поселениями юг не хватит сил.
   Всего у Георга было около семисот малообученных мерзавцев, пара десятков бывших стражников, три сотни Рудокопов Валера и пять сотен человек, собранных Георгом в бывших владениях. Эти пятьсот человек даже умудрились получить боевой опыт в драке с людьми юного Гордея Иглсуда. Мальчишка попытался сопротивляться Георгу, но перед яростью людей барона оказался бессилен, и теперь у Георга был заложник. Пока старый Проспер ему не нужен, но время придёт...

***


   Соуборт взяли почти без потерь: город не ожидал атаки со стороны реки. Георг решил, что штурмовать стену себе дороже, и придумал другой план: пройти около ста миль на северо-запад от Вышетоса до истоков Волаги и Калсы, а оттуда двигаться на юго-восток по междуречью до моста через Соуборт. На пути лежали горы и болота, так что эта местность считалась непроходимой для армий, но Захар сказал, что пройти можно, если знать как. Георг не брал обоза и артиллерии, только пехоту и немногочисленную конницу, и им удалось проделать всё расстояние за неделю. Георг с конницей выехал вперёд на переговоры с бароном Холмкрестом, который заперся на острове посреди небольшого озера меж двух рек и разрывался между двумя желаниями: перерезать Георгу глотку, чтобы поквитаться за казнённого сына Ульрика, и помочь ему, чтобы покончить с Айварихом. После разговора с Георгом Холмкрест не только пропустил их, но и дал людей и проводников, благодаря чему они прошли пустынные болотистые земли междуречья так быстро, что в Соуборте не знали об их приближении.
   Рано утром по незащищённому мосту люди Георга прорвались в город под проливным дождём. Часть дозорных выступила на их стороне, и вскоре город капитулировал. Георг отправил гонца в Вышетос с требованием вести сюда всех прямым путём. Неделю спустя остатки армии Георга преодолели пятьдесят миль от Вышетоса и начали располагаться на зимовку.
   Жители попытались дать отпор, но у них не было шанса противостоять полуторатысячной армии солдат, мечтавших о сухих штанах, горячем пунше и тёплой девке у печки. Несколько дней горожане прятались по домам, и Георг потратил это время на то, чтобы установить орудия на стены, вытащить с местных арсеналов всё, что могло помочь, пересчитать склады с зерном и расселить людей по домам тех, кто слишком яростно протестовал против их прибытия. Захар сообщил ему имена наиболее активных сторонников Айвариха, а также знатных и богатых горожан, и Георг собрал их у себя, потребовав заложников. Всё шло своим чередом. Продовольствие с юга достигало Соуборта, но дальше Георг мало что пропускал. Нортхед должен голодать: найти другую дорогу зимой было невозможно.
   Стоило горожанам и солдатам Георга попривыкнуть к положению, как начались стычки, драки и провокации. Георг пресекал их, но ситуация накалялась. Дожди почти не прекращались, а в середине осени ударили заморозки. Правила общения с местными стали жёстче, но для умиротворения недовольных Георг распределял часть продовольствия между жителями бесплатно. Самайя занималась учётом продуктов и устала отбиваться от взяток и угроз, из-за которых Рику или кому-то ещё приходилось частенько её сопровождать. В конце концов на место её телохранителя пристроили Гордея Иглсуда: он и боялся Маи, и одновременно был в неё влюблён.
   Ривенхеды захватили контроль над Усгардом в Южной Сканналии, в ста двадцати милях от Соуборта, и от их вестников Георг впервые узнал, что происходит за пределами страны. Гонцы сновали между двумя городами, сообщая о блокаде портов, начавшейся в Нугарде эпидемии холеры и новых восстаниях крестьян против зарианцев, помещиков, сборщиков налогов и фанатичных проповедников. Год назад Айварих давил любое восстание, но недовольство ширилось, а возможности короля убывали. Усгард, напрямую соединённый с Южной гаванью, получал продовольствие от барундийцев благодаря Ривенхедам, и только Нугард пока не сдавал позиций, но зимой или весной там наверняка начнётся голод, и тогда их никто не спасёт. Нугард помог Айвариху прийти к власти, и он не должен помешать Дайрусу эту власть вернуть.
   В середине осени пошли слухи, что Айварих собирает армию. Иглсуды, Чевиндомы, Беллгоры, Орланды, Мэйдингоры, Данроги и многие роды помельче поставили ему около пяти тысяч человек. По мере роста количества восстаний, отряды направлялись королём на их подавление, причём никто не церемонился: виселицы торчали повсюду.
   Георг ожидал нападения с севера, но бесконечные дожди и ранние заморозки заставили короля отложить поход до весны и распустить армию по домам. Георгу сообщили, что король издал приказ о новом наборе весной, выставив квоты для аристократии, городов и сёл. Он хотел набрать по крайней мере десять тысяч, чтобы разбить отряды мятежников. Платить солдатам должны были те, кто их поставлял, что вызвало недовольство и пока ещё скрытое раздражение у баронов. Георг надеялся, что собрать эту армию королю не удастся, и ради этого осень и зиму занимался переговорами с главами родов.
   В конце осени в Соуборт с севера начал стекаться бесконечный людской поток. Осаду пришлось держать не от армии Айвариха, а от голодных и обозлённых людей, которых разогнало начало зимы: она разбились на отряды и разбрелись по стране в поисках наживы.
   Зима оказалась более трудной. Самайя занималась распределением продовольствия, лечением больных и обмороженных людей. Погода словно взбесилась: снежные бури часто длились по несколько дней, дороги заносило снегом в человеческий рост, охотиться было невозможно, звери в лесах дохли от голода, стаи голодных волков вперемешку с одичавшими собаками пробирались в деревни и уничтожали людей и припасы, птицы падали прямо в полёте. Никто не помнил такой зимы, и люди в Сканналии всё чаще поминали скантских богов, говоря, что Истинная Летопись наказывает всех за непочтение к ней и её создателям. Страх и отчаяние вынуждали людей вспоминать или выдумывать новые молитвы Таркуруну, Моруне, Селевруну, остальным девяти богам и их великому Праотцу, чьего имени никто не знал. Древние сказания и легенды обрели смысл: уже не дети слушали их, открыв рот, а взрослые трясли стариков, чтобы те подсказали выход из положения. Но выход был один: дать Истинной Летописи говорить. Никто не понимал, почему Айварих не назначает нового летописца. Многочисленные пророки, ясновидящие, чернокнижники вдруг начали вещать на улицах Соуборта о том, что грядёт конец света, и древние боги погрузят Сканналию в пучину морскую, как когда-то сделали с Дингардом. Они рассказывали о многочисленных знамениях - красных кометах, тёмном солнце, падающих звёздах - и обещали спасение за возвращение к вере прапрадедов. Захар объяснял желающим, что происходило сотни лет назад, когда Летопись впервые замолчала, пока Георг не приказал ему заткнуться. В городе появились книги с рисунками и гравюрами и сборники легенд, рассказывающие историю богов и скантских вождей, а Истинной Летописи приписывали всё более страшные силы.
   Георг неодобрительно относился к таким настроениям: когда в Соуборте возник небольшой алтарь с идолом Таркуруна, он разрушил его под гневные вопли одних и приветственные крики других. Всяк волен верить, во что хочет, сказал Георг, но раздоров из-за богов он не потерпит. Любых пророков он гнал из города нещадно - чтобы не разводили панику. Не допускал Георг и столкновений между сторонниками эктариан и зарианцев. Хотят жить в городе - пусть живут мирно друг с другом, а тех, кто отказывался, просто выставляли за ворота на верную гибель.
   Мир, к сожалению, не наступал. Однажды Игер поймал у языческого алтаря пятерых горожан в длинных балахонах с капюшонами: они положили на камень убитого младенца и рьяно молились, гундося песни на незнакомом языке. Георг повесил всех пятерых, но погода ухудшалась, и люди больше боялись неведомой силы, чем Георга Ворнхолма. Священники пытались бороться с проявлениями язычества, но лишь настроили многих против себя. Новыми подробностями обрастала история спасения Самайи от эшафота, и к ней потянулись целые делегации с мольбами о спасении. Поначалу она пыталась объяснять, что просто сказала правду, но ей не верили и умоляли дать благословение. Самайя начала прятаться ото всех.
   Весны ждали все - со страхом, надеждой и сомнениями. Грядущая война почти никого уже не пугала.

***


   С начала весны жители Нортхеда с надеждой смотрели в небо, где солнце почти не появлялось из-за туч. Снег почернел, но таять отказывался, и время от времени земля под ногами ходила ходуном из-за землетрясений в горах. Крис так и не появился, и его тела не нашли. Айварих не хотел мириться со смертью сына, но и верить, что он жив, становилось всё труднее, отчего король замыкался в себе всё больше. Иногда, казалось, он даже забывал о сыне. Точнее, об обоих сыновьях.
   Айварих вновь заговорил о сборе небывалой для Сканналии армии, и оставшиеся члены Королевского Совета недовольно бурчали, что посевная будет загублена, если отправить всех в солдаты. Армии в Сканналии издавна собирали по деревням, профессиональных наёмников тут было мало.
   Люди прибывали, и к середине весны армия насчитывала восемь тысяч. К концу весны Айварих рассчитывал набрать ещё столько же. Насколько знал Энгус Краск, у Ворнхолма было около двух тысяч, у Ривенхедов в Усгарде не менее трёх, но если добавить к ним армию Дайруса, численность может уравняться. Впрочем, собрать людей оказалось куда проще, чем вооружить их и выдать доспехи. Многие крестьяне по примеру моряков смолили рубахи, но если моряки эту уловку использовали для защиты от ветра, то будущие вояки Айвариха надеялись таким образом уберечься от ударов копий. Насколько знал Энгус, у Ворнхолма была подобная ситуация. Мало кто носил кольчуги и защиту для рук и ног: в основном металлические пластины просто нашивали на одежду. В Сканналии латы были редкостью и стоили очень дорого.
   Энгус наблюдал, как армия отрабатывает взятие города на поле у городской стены. Грохот пушек перемежался проклятиями из-за жалоб на непригодный порох и лопавшиеся от нагрузки стволы пушек. Командовал войском Лантон Орланд, но Энгус сомневался в его способности руководить людьми на поле боя. Королевская гвардия - совсем не то, что огромное скопище самых разных людей. В основном, это были необученные и непривычные к дисциплине новобранцы. Сканналия много столетий не воевала с соседями благодаря изолированному положению, а внутренние конфликты не требовали больших армий.
   - Энгус, я не могу, ну не могу я больше так, - жаловался давно не просыхавший Проспер Иглсуд, который наблюдал за тремя сотнями воинов в красных беретах с перьями белого и жёлтого цветов. Многие из них были без доспехов, а на плащах виднелся герб Иглсудов в виде серебристо-золотого щита с красной лошадью в центре. Иглсуд с трудом наскрёб их по владениям Ворнхолма после того, как Георг удачно захватил его сыночка и увёл под свои знамёна самых лучших и боеспособных людей. Иглсуд продолжал действовать на нервы:
   - Он моя последняя деточка, мой Гордей, моя надёжа, да что ж делать-то мне? - Энгус хотел бы сказать ему, что делать, но старик ещё пригодится.
   Иглсуд, выкатив глаза и дыхнув перегаром, приблизил к нему лицо. Его борода защекотала кожу, и Энгус поморщился: этот жалкий нытик благодаря дочке-шлюхе выкарабкался из грязи в бароны, но по-прежнему оставался тупым деревенщиной, потомком жалких барышников. Его сын находился в заложниках у Ворнхолма, и Иглсуд постоянно спрашивал Энгуса, нет ли о нём известий. Каких известий? Мальчишка жив, это Энгус знал: как и везде, в Соуборте у него были свои люди.
   - Насколько мне известно, твой сын жив, - высокомерно заверил Энгус Иглсуда.
   - Ты уверен? А знаешь откуда? Сведеньица-то верны? - встрепенулся тот.
   - Тебе хочется узнать имена моих людей, чтобы сдать их Ворнхолму ради спасения сына?
   - Да ты что, ты что? Пошто говоришь-то такое? - засуетился Иглсуд. - Мне такое и в голову не придёт.
   "Разумеется, не придёт, - подумал Энгус, - если не подсказать".
   - Но что делать-то, если он потребует от меня... Ну, потребует...
   - В этом случае следует сообщить мне, тебе понятно? - Иглсуд живо закивал, но достаточно ли он трезв, чтобы запомнить?
   Энгус тронул коня и поехал к городским воротам, расталкивая толпившихся перед ними проповедников, бродяг, шлюх, калек и музыкантов, которые табором расположились под стенами, пугая жителей предместий. Они бесконечным потоком просачивались через южные ворота в надежде, что Нортхед предоставит им работу и еду, но город не вмещал столько желающих и выплёскивал эту свору обратно за городские стены. Недовольные жители пригородов старались выгнать нежеланных гостей, но тем некуда было идти, и они соглашались работать за еду. Тут процветали кражи, убийства, драки. Эти люди жили в грязи и вони, но не уходили. С середины весны к беженцам под стенами города добавилась армия солдат, поскольку в городе негде было разместить столько людей: население всего Нортхеда никогда не превышало двадцать тысяч. У шлюх с ворами работы прибавилось, для остальных её стало ещё меньше.
   Мельник с ближайшей мельницы набирал бродяг, оплачивая работу кульком муки, и это вызывало протесты местных работников, которые не могли трудиться на привычном месте. За зиму в городе снизились цены на рабочие руки, а на товары выросли в несколько раз. Две недели назад местные ночью сожгли палатки пришлых, но они, как по волшебству, возникли снова, хотя гарь пожара ощущалась до сих пор. Вчера только армия защитила палатки от нового пожара, а горожане в драке недосчитались трёх человек.
   Из города уезжали те, у кого имелись дома и земли в деревнях, недовольные наёмники с пустым кошельком, работники кузниц и ювелирных лавок, сидевшие почти без работы. В горах на рудниках работы прекратились из-за постоянных лавин и землетрясений. Валер Мэйдингор с осени не появлялся в Нортхеде. К сожалению, серебро с рудников также почти перестало поступать - лишь недавно Валер по требованию короля прислал серебро, но его было мало.
   Продовольствие в основном везли по морю через Северную гавань: зимой поставки остановились, в середине весны корабли начали плавать к берегам Сканналии, но этого было недостаточно. Город стоял на пороге голода. Огромная армия солдат и бродяг требовала немало еды. Скоро пора сеять, но лучшие сельские угодья в Центральной Сканналии принадлежали Ривенхедам, а там крестьян почти не осталось: кого не убили во время охоты на их хозяев, те разбежались. Несколько деревень полностью опустели. Новые хозяева вряд ли смогут наладить работы, тем более, неизвестно, долго ли они останутся хозяевами. Тот же Иглсуд во владениях Георга сейчас и пальцем не пошевелит из боязни за сына.
   - Помолитесь Господу нашему, верните взоры к прежней вере, и Бог дарует нам прощение, - донёсся издали хриплый голос монаха.
   - Какому богу молиться? - ехидно прервал его щуплый мужчина в драных штанах и обшитой медвежьими шкурками куртке. - Отцу Небесному или Таркуруну? По эктарианскому обряду или зарианскому? Кто у нас нонче в фаворе?
   Проповедник начал было распекать его за нечестивость, собравшаяся небольшая толпа разделилась: те, кто поддержал проповедника, бросились на мужчину, но ему на подмогу нашлись пятеро, и завязалась потасовка. Очередной проповедник собрал людей и убеждал их вернуться в эктарианство.
   "Давший им хлеба, а не увещеваний, будет наиболее успешен в проповедях", - усмехнулся Энгус про себя. Таких проповедников и в Нортхеде полно: они собирают народ, угрожают карами, сеют смуту. Одних казнишь, другие появляются тут же. Некоторые священники, принявшие новую веру, перекрашивались в эту зиму и осмеливались читать проповеди по старым канонам. За такое одну церковь вместе с прихожанами сожгли по приказу короля, но жители города, глядя на пожарище, роптали и шептали молитвы за погубленные души. Дим докладывал, что в ряде мест люди собираются и обсуждают положение, упоминая имя Дайруса.
   Церковные реформы Айвариха за последние полгода почти сошли на нет, зато эктариане открыто требовали вернуть им веру отцов. Появились и те, кто хотел вернуть веру дедов - старых скантских богов. После жуткой смерти Холларда Ривенхеда Энгус ожидал чего-то подобного: люди давно забыли о силе Истинной Летописи, но там, на эшафоте, город увидел, на что способна магия древних скантов. Даже спасение Георга приписывали ей, тем более, что Мая, как сообщали шпионы, находилась в его армии. Слухи наполняли город, люди пересказывали друг другу историю, добавляя ей всё новые подробности, а имя Маи произносили шёпотом - ей приписывали волшебную силу, способность приворожить любого мужчину или убить его одним взглядом, умение готовить яды и любовные напитки и много другой чепухи. Сильвестр рассказывал, что слышал одну такую историю: как она влюбила в себя летописца Ивара Краска и погубила его ради помощи Дайрусу. Энгус скрипел зубами при упоминании своей фамилии, но остановить слухи было невозможно.
   - Что там? - Энгус недовольно посмотрел на толпу, собравшуюся на берегу Истры. Слуга - один из шести, сопровождавших его в поездке, - бегом бросился к реке.
   Лёд уже подтаивал и покрывался трещинами, но это не останавливало желающих поймать хоть что-нибудь на ужин. Несколько бродяг и горожан сидели с удочками на льду у пробитых лунок, стараясь не двигаться лишний раз.
   - Кто-то провалился? - равнодушно спросил Энгус вернувшегося слугу.
   - Нет, господин, там был труп. Синий весь, голый, давно утоп, горло перерезано.
   - Снова?
   - Да их тут через день вылавливают. Этот дитё совсем, - слуга, однако, не выглядел взволнованным.
   Голодные, слабые, больные, немощные, старые и молодые жили и умирали под стенами города, и трупы их находили постоянно: хоронить покойников на городском кладбище бродягам запрещали, поэтому трупы встречались повсюду. Звери лакомились ими на земле, рыбы в воде, трупный яд портил воду, и умерших становилось всё больше. Чтобы добыть чистую воду, приходилось забираться на несколько миль выше по течению Истры. В городе существовали не связанные с рекой колонки и колодцы, но за воду брали плату их предприимчивые владельцы. Зима была трудная, Врата Покоя открывались чаще обычного, но весна и лето будут ещё хуже. Городу угрожала эпидемия, нехватка воды и голод.
   - Как дела? - Айварих задавал этот вопрос постоянно, и ответ Энгуса мало отличался от того, что докладывали королю обычно:
   - Ваше Величество, от Чевиндомов присланы сто семьдесят человек.
   - От Ильяса Чевиндома? Как думаешь, он меня не предаст, как Ворнхолм Райгарда? Всё-таки его племянница была матерью Дайруса, да и Саймеон, помнится, был на его дальней кузине женат.
   - Именно поэтому Ворнхолму бесполезно ждать от него поддержки, Ваше Величество. К тому же его единственный сын в вашей страже под хорошим присмотром.
   - Ты уверен, что старший Сиверс мёртв? - Король - в тему и не в тему - задавал этот вопрос постоянно, словно забывая предыдущие ответы. Энгус терпеливо повторял:
   - Да, Ваше Величество, Тимак перестарался. Похоже, наш палач был так расстроен, что оступился на лестнице, сломав шею.
   - Бедняга Тимак, - хихикнул Айварих. - А кто теперь на его месте?
   - Мне пока не удалось подыскать полноценной замены, но Железный Бык справляется, Ваше Величество, - заверил Энгус.
   - Ваше Величество, - Уолтер Фроммель почти влетел в королевскую приёмную. Айварих нечасто принимал у себя членов Королевского Совета, но главный казначей добился-таки аудиенции. Опять будет жаловаться, что денег нет, серебра нет, сборщиков налогов убивают, эктариане поднимают головы, да к тому же... Ну, конечно.
   - Ваше Величество, я прошу вас принять меры! Я видел вчера, как толпа несёт идола к Волхидской площади. Язычники уже не боятся гнева Божьего. Вы сделали много, чтобы нашу церковь направить на истинный путь, но Летопись уничтожила ваши усилия. Люди не знают, чему верить. На улицах драки и провокации! Я слышал три проповеди, и все три восхваляли разную веру. Ваш Сильвестр и этот Дим бродят по улицам и смущают людей. Нужно арестовать их обоих и послать стражу на усмирение...
   - Уолтер, ты вечно ноешь, как дитя малое, - тихо бросил Айварих. Энгус заметил, что всплески жестокости обычно следуют за такими вот тихими предупреждениями. Фроммель, реже видевший короля, этого не знал. Чем больше проблем королю предлагали решить, тем более агрессивным он становился. Именно поэтому Энгус всегда уверял короля, что всё в порядке.
   - Сильвестр мой приказ выполняет, Энгус также о происходящем докладывает, так с чего ты взял, что услугу мне окажешь, если на улицах моего города резню устроишь? Я вот слышал, что ты на вооружение людей Иглсуда деньги выделить отказываешься. Это так?
   - Ваше Величество, он обязан был купить им всё необходимое, но он привёл людей, которые не готовы к войне...
   - Он мой тесть, Уолтер, помочь ему - моя обязанность. То есть королевской казны. Хочешь, чтобы армия меня подвела, когда мы на Соуборт пойдём? Энгус, когда это будет?
   - В течение месяца, Ваше Величество, когда дороги станут проходимыми для армии и обоза.
   - Слышал, Уолтер? Мне нужна армия, а ты с идолами лезешь. Энгус говорит, что всё под контролем, ты ему противоречишь. Кому мне верить?
   - Ваше Величество, видимо, господин Краск не знает...
   - Чего я не знаю, дорогой Фроммель?
   - Что религиозная война может начаться в городе. Мы должны объединиться с Шагурией. Я могу поехать туда...
   - Шагурией? Не с твоим ли родным городом Гимером, где власть в руках настоящего безумца по имени Янис Руханский? По твоему мнению, нам следует стать его союзниками? Это нам не на пользу, - заметил Энгус. - Не им ли устроена кровавая вакханалия и полный передел владений с отменой всех долгов, дабы уравнять нищих с богатыми? Не он ли возомнил себя блюстителем нравственности, будучи женатым сразу на двадцати женщинах? Не им ли отвергаются заповеди Декамартиона, зато поощряется распутство и сектантство? Ему, видимо, кажется, что он не правитель, а сам Господь Бог, ибо издаваемые им указы неразумны и рушат сами устои государства! Как тебе пришло в голову сделать тирана-самодура нашим союзником?
   - В Шагурии достаточно здравомыслящих людей, а мы с их помощью должны избавиться от эктариан и язычников!
   - И сколько же подданных Его Величества вами запланировано уничтожить?
   - Неважно! Ваше Величество, - обратился Фроммель к королю. - Дайте мне полномочия, и я...
   - ...убьёте всех, кто впоследствии будет необходим для защиты Нортхеда, если в Северной гавани высадятся войска Дайруса, - с насмешкой заметил Энгус. - Вам напомнить, что наш флот практически уничтожен весенними штормами? - Айварих ещё осенью велел поставить флот у Северной гавани, где он простоял всю зиму, а весной его разметало бурей и раздавило льдами.
   - Вы сами утверждали осенью, что Гиемон готовится к войне с Шагурией и ему не до нас! - вспыхнул Фроммель. - Вы убедили нас не идти против Ворнхолма!
   - Насколько мне помнится, осень была крайне дождливой. Как можно взять Соуборт без артиллерии и лучников? До зимы было бы не управиться, армия могла погибнуть под снегом. Мне сообщили, что в Соуборте съедены все крысы да кошки, и теперь с голодным сбродом намного легче будет справиться. Разве вы не были согласны с решением Его Величества отложить поход? - Фроммель скривился, и Энгус продолжил: - Зимой у Гиемона были послы Ривенхедов. Нельзя исключить, что его флот будет по их просьбе послан сюда, как три года назад. В случае осады Нортхеда кто будет его защищать, если позволить вам перебить всех, кто требует от вас еды? Людям на улицах только и осталось, что драться за кусок хлеба. Еда - вот их идол. Ложные боги будут забыты, если дать народу еды. От отрядов, направленных по деревням на поиск фуража и продуктов, прячут всё, потому что крестьянам не платят, а только отбирают. А почему? Потому что в казне, которой вам доверили заведовать, постоянно нет денег. Тем не менее, у вас хватает времени бродить по улицам и слушать сплетни.
   - Подобные раздоры опасны, Ваше Величество. Позвольте мне...
   - Уолтер, сколько денег в казне?
   - Тысяч сто семьдесят...
   - И всё?
   - Ваше Величество, идёт война...
   - У нас нет войны, есть мятежники.
   - Но ведь из Рургарда недавно были присланы новые слитки? - спросил Энгус.
   - Да, пятьсот слитков. Я их учёл.
   - А на что, позвольте спросить, потрачены ещё пятьсот слитков? - поинтересовался Энгус.
   - Какие пятьсот слитков?
   - От Мэйдингора вам отправили серебро месяц назад. Мною от Валера получено письмо... - Энгус вытащил из-за пазухи лист бумаги и помахал им, - ...где указано, сколько было отправлено, и это ровно половина того, что поставлено вами на Монетный двор.
   - Это серебро было плохое, с примесями. Мои люди переплавили его, чтобы...
   - Вам запрещено этим заниматься. Казначейству надлежит считать деньги, а не делать их.
   Фроммель побелел. Энгус знал, куда делись деньги: серебро пошло на закупку зерна и других продуктов, которые Уолтер держал на складах до лучших времён. Энгус и сам придерживал зерно, но у Уолтера земли не было, он зарабатывал по-своему. Энгус не стал бы мешать, но Уолтер всё больше путался под ногами.
   - Энгус, почему ты раньше не сказал? - возмутился Айварих.
   - Мне хотелось быть уверенным, Ваше Величество, - поклонился Энгус, - прежде чем выдвигать обвинения. Недавно мне доложили, что у господина Фроммеля имеется некий склад, набитый зерном. Пусть Ваше Величество спросит, на какие деньги оно куплено?
   - По-вашему, у меня нет денег? - спросил Фроммель.
   - По-моему, тот торговец, что вам его продал, потом пытался всучить мне то самое серебро, что было прислано вам Валером. Моими ювелирами была проведена проверка слитков, и оказалось... - Энгус замолчал. Уолтер покачнулся. Айварих улыбнулся.
   "Сегодня Железному Быку сидеть без работы не придётся", - подумал Энгус.

***


   Зима лютовала до середины весны, потом резко потеплело, и начались наводнения. Поля затопило, несколько прибрежных сёл смыло в воду. В горах лавины сходили одна за другой, но хуже всего то, что начались землетрясения.
   - Значит, конец весны? - Георг посмотрел в окно на грязные лужи. Ривенхеды прислали гонца с письмом, что Дайрус выступит в следующем месяце. Рик не знал, кто заставил их вступить с переписку с Ворнхолмом, но лишние союзники не помешают. Георг сказал, что ещё зимой получил письмо от Маэрины, где она подтвердила, что Дайрус не будет иметь претензий к Георгу, если он поможет ему занять трон. Барон ответил согласием признать Дайруса королём, упомянул о Йорасе и выразил сожаление о том, что не знал этого раньше. Ответ королевы он Рику прочесть не дал. Рик не знал, как Дайрус отреагировал на то, что его союзник - человек, предавший отца. Рик поклялся себе, что если Дайрус нарушит слово, то он защитит Георга сам.
   - Надеюсь, погода устоится, - фыркнул Рик.
   - Сейчас именно погода мешает Айвариху ударить по нам всей силой.
   - У него большая армия?
   - Пока тринадцать тысяч, но будет больше, - Георг говорил деловито, и Рик восхищался его спокойствием.
   В дверь постучали, и вошла Мая в сопровождении какого-то невысокого мужчины в плаще с капюшоном. Рик улыбнулся, но Мая казалась взволнованной. Она обратилась к Георгу:
   - Господин барон, Дим принёс важные новости.
   Дим! Мужчина скинул капюшон, и Рик узнал Дима. Георг недоверчиво прищурился.
   - Армия Айвариха высьла два день назад. Хосет взять Соуборт. - Дим говорил коротко. - Меня послал вам сказать.
   - Кто послал?
   - Барон Краск.
   - Энгус? - Георг не верил ушам.
   - Да, господин. Ессё сказать вазные новости для принс Дайрус.
   - Какие новости?
   - Это только для принс, - покачал головой Дим. Рик видел, что Георг не прочь вытянуть их силой, но почему-то барон смолчал, глядя на Дима. Впрочем, Рик был уверен: Дим не скажет ни слова, если не захочет.
   - Полагаю, Энгус хочет договориться с Дайрусом, чтобы его не трогали.
   Дим молча поклонился.
   - Он ессё передать господину Райгарду, сьто его отес зивой.
   - Живой?! Ты что сказал? - у Рика перехватило дыхание, он бросился к Диму и начал трясти его за плечи. Дим невозмутимо отцепил его руки от одежды.
   - Но как Ноэль Сиверс до сих пор жив? - вмешался Георг.
   - Никто не знает правду. Барон Краск прятать его.
   - А палач? Тимак? Он разве не знает?
   - Тимак мёртвый.
   - Вот как? - в голосе Ворнхолма послышалось разочарование. - Я хотел с ним пообщаться.
   - Он сея сломал.
   - Странно, - Георг посмотрел на Дима. - Тимак был очень осторожен.
   Дим пожал плечами:
   - Не в тот раз.
   - Я должен ехать туда... - закричал Рик.
   - Поедешь! - оборвал его Георг. - Но сначала нам нужно выдержать осаду и продержаться до прихода Дайруса. Тогда мы все поедем в Нортхед. Ты - искать отца, а я... - он замолчал.
   - Господин Краск просить везти Мая к принсу, - сказал Дим.
   - Я здесь останусь! - возмутилась Мая. Её лицо пылало, а глаза так сияли, что Рик залюбовался ею.
   - Мая, - Георг внимательно смотрел на неё. - Тебе не стоит здесь оставаться. Мы можем погибнуть, но Дайрус получит шанс на корону. Ты должна быть рядом с ним и вернуть ту книгу на место. Рик, тебе лучше тоже...
   - Ну уж нет! Пусть Дайрус едет сюда сам, моя помощь ему не нужна! - разозлился Рик. Его отец ждёт помощи на севере, а не на юге.

***


   Через полторы недели армия Айвариха преодолела сто пятьдесят миль, разделявших Соуборт и Нортхед, и приступила к осаде. Командовал армией барон Орланд: с восемью тысячами ему нужно было взять город и идти дальше на юг, где обосновались Ривенхеды, а потом, уничтожив их, вступить в схватку с Дайрусом. Ещё пять тысяч остались у Нортхеда на тот случай, если Дайрус высадится в Северной гавани, как в прошлый раз. Георгу требовалось удержать город до подхода Дайруса. Наступал последний месяц весны, и Сканналия стояла на пороге большой войны.

Глава 22. Поход


   За две недели до конца весны армия Дайруса приготовилась к вторжению через Нейский перешеек и боям в Нугардской области, когда внезапно проснулся давно спавший вулкан с непонятным названием Глосвааль. Вулкан находился в горах у восточного побережья, почти в тридцати милях от Нугарда, но нугардцы в страхе побросали посты у Дройхедского моста и бросились кто на север, кто на юг. Армия Дайруса, готовая к маршу, смотрела, как противники бегут в их сторону, не замечая никого. Дройхедский мост был переполнен желающими попасть в Барундию. Вулкан выплёвывал в небо пепел, погребая под ним крохотные горные сёла и случайных охотников. Над кратером забегали молнии, и в народе заговорили о гневе Таркуруна. Нугард охватила паника, как сотни лет назад, когда появился Нейский канал, и земля раскалывалась под ногами. Легенды про Истинную Летопись, уничтожавшую страну из-за того, что ей не давали говорить, всплыли в памяти у всех нугардцев, и Дайрус, отлавливая беглецов, с удивлением слышал от них отнюдь не проклятия: они приветствовали будущего короля, надеясь, что он остановит буйство природы, как это сделал когда-то его предок Ярвис.
   По правде говоря, почти тысяча наёмников сбежала при виде вулкана, да и сам Дайрус побаивался его жерла. Только непреклонность и жестокость командиров заставляли людей идти вперёд. Дайрус, глядя на крутые берега Нейского канала, молился, чтобы благополучно его пересечь и не не рухнуть в пропасть вместе с мостом. Поджариться под лавой ему тоже не хотелось.
   Дайрус и сам не знал, что заставило его идти на север, когда жители Сканналии бежали на юг. Наверное, мысль, что в случае неудачи останется покончить с собой. Гиемон ясно дал понять: возвращаться бесполезно. С опаской поглядывая на далёкую гору, окружённую серой мглой, армия пересекла Дройхедский мост и повернула на запад к Усгарду. Командиры гнали испуганных солдат по мокрым и грязным дорогам опустевшей Нугардской области, а небо за спиной чернело на глазах. По крайней мере, теперь они не повернут, подумал Дайрус. Теперь только на север.

***


   - Кто? Мая? А как она тут оказалась? И что ей надо? - Дайрус раздражённо отложил письмо, доставленное от доминиарха. Тот клялся, что пантеарх Латеи готов предоставить средства для борьбы с ересью в Сканналии и возвращения законной династии Кройдомов. Лучше бы денег прислал, а не обещания!
   - Говорит, у неё сведения из Соуборта и Нортхеда, - доложил Марик Седой. Дайрус взял его и в этот поход, причём с неплохим жалованьем.
   - Сведения? - фыркнул Дайрус. Честно говоря, он давно забыл про Маю. Если она надеется вернуться в его постель, то напрасно: Калерия согласилась отправиться с ним при условии, что он позволит ей открыть бордель прямо в Нортхеде и оплатит все расходы. Что ж, Марция ещё не скоро прибудет - не спать же ему в одиночестве?
   Вообще, этот поход Дайрусу нравился намного больше первого. Армия походила на армию, а не на свору голодных псов, денег Гиемон выделил побольше, да и плыть не пришлось - Дайрус по-прежнему не любил моря. Три года Гиемон натаскивал его премудростям, которые необходимы королю: приём послов, судебные заседания, военная тактика, дипломатия. У него уже голова раскалывалась от советов и уроков, и он мечтал о войне как об избавлении от бесконечных занятий, опеки Гиемона и занудных учителей.
   - С ней этот тип, Дим. Ваш тесть говорил, что он может быть полезен. - Марик называл Гиемона тестем, хотя официальной помолвки не было. Дайрусу это льстило, но он предпочёл бы жениться на ком-нибудь другом, а не на Марции. Вот Илза вполне себе ничего: не умничает, и посмотреть есть на что. Увы, Илза вместе с Теодором осталась в Барундии прислуживать принцессе.
   - Да, точно, - Дайрус сморщил нос. Он всегда считал Дима шпионом Гиемона.
   - Пригласи, чего уж там - буркнул он.
   Из-за какой-то облезлой девчонки его оторвали от важного совещания с Эйвардом и Николем Ривенхедами - в одной из резиденций Ривенхедов он и остановился в Усгарде. Шло обсуждение дальнейших планов. Впрочем, обсуждать нечего: в нынешних условиях, когда даже в конце весны вода не уходила после паводков, долины рек превратились в болота, а небольшие дороги сделались непроходимыми из-за толстого слоя грязи, есть лишь один путь на север. Дайрус хотел достичь Соуборта до того, как его защитников уничтожат. У принца семь тысяч, у Ривенхедов ещё три, но если удастся увеличить армию, тем лучше.
   - Давай, зови её, - поторопил Дайрус Марика.
   Девушку, вошедшую в дверь, он не узнал бы на улице. Мая изменилась: светлые волосы остались короткими, дорожная одежда делала её непривлекательной, но Дайрус не ощущал больше былой робости и покорности. Перед ним стояла девушка, которая смотрела на него прямо, спокойно и уверенно. Мая присела, но тут же выпрямилась:
   - Приветствую Ваше Высочество, - голос казался куда приятнее, чем он помнил. Да и сама она, если присмотреться, вполне себе милашка... И не такая щуплая, как раньше. Приодеть бы её... или раздеть.
   - Мая, рад тебя видеть, - Дайрус поневоле улыбнулся. Неожиданно эта встреча начала ему нравиться. - У тебя всё хорошо?
   - Я мечтаю о том дне, когда вы сядете на трон Сканналии, Ваше Высочество, и я хотела бы ускорить этот день.
   Так она никогда не говорила, вспомнил Дайрус. Настоящая светская дама - она не посрамила бы и приёмы его привередливой тётки. Подумать только, всего три года прошло!
   - Мне сказали, у тебя есть сведения?
   - Не очень много, Ваше Высочество, - она склонила голову, глядя на дверь. - Но Диму есть что сказать.
   Нехотя Дайрус велел пригласить Дима, и разговор затянулся на весь вечер. Состав армии Айвариха, вооружение, кто на чьей стороне, сколько людей у Ворнхолма. Дайрус услышал подробности о казни Катрейны, спасении Георга, гибели летописца.
   - А почему не назначен новый летописец? - спросил Дайрус.
   - Непросто найти человека, которого примет Летопись, - объяснила Мая.
   - Никто не подойти, - подтвердил Дим.
   - Летопись убила Ивара... - впервые за всё время Дайрусу показалось, что Мая вот-вот заплачет. - Это было так страшно... - Её передёрнуло. - Он хотел спасти Алексарха, а сам...
   - И хорошо, что не спас. Одним наследником меньше. Род прежнего короля нужно искоренять! - резко оборвал её Дайрус. Мая посмотрела на него странным взглядом, словно хотела душу вывернуть, и опустила глаза.
   - Крис и Алексарх мертвы, остался Айварих. Что ж, - скрипнул зубами Дайрус, - на этот раз мы встретимся лицом к лицу.
   - Господин Краск помозет взять Нортхед, но он хосет гара... нтии, сьто вы осените его помоссь.
   - Я дам ему гарантии, но кто их доставит?
   - Я, - коротко ответил Дим и поклонился. Мая посмотрела на него удивлённо.
   Отлично. Значит, от Дима он избавится.
   - А ты? Хочешь вернуться в Барундию? - спросил Дайрус у Маи. Она сверкнула глазами и сжала губы, решительно покачав головой. Дайрусу она напомнила Маэрину, отчего он поёжился.
   - Я останусь, Ваше Высочество. Здесь мой дом, я не покину Сканналию, - Мая подумала и добавила. - Я хочу пройти весь путь с вами и войти в Нортхед как можно быстрее.
   Кем она себя возомнила? Великой воительницей? Дайрус вспомнил, что она отлично считала и вела записи. Не пристроить ли её к делу? Пусть приносит пользу, да и Калерия не будет ревновать. Тем паче они остались без писаря, который сбежал от вулкана вместе с другими дезертирами. Порешив так, Дайрус отправился спать.
   Перед рассветом Дайрус вышел на улицу. Этой ночью у него с Калерией ничего не вышло, и от переживаний заснуть он так и не смог. Было ещё темно, и Дайрус разглядел вспышку огня далеко на востоке. Похоже, вулкан выбросил лаву. Дайрусу стало холодно. Он уставился в тёмное небо, ища предзнаменования, но видел лишь мигающие звезды. Сканналия снова лежала перед ним, укрытая тьмой, и ему предстоял дальний поход, но Дайрус понимал: это не просто поход, а последний шанс доказать себе и Гиемону, что он на что-то способен. Дайрус услышал, как кто-то вывел лошадь из конюшни.
   - Дим, ты позаботишься о нём? - услышал он взволнованный голос Маи. О ком? Дим что-то пробурчал, но Дайрус не расслышал.
   - Спасибо. Мы с Риком этого не забудем. Передай ему, если сможешь, что мы уже идём.
   О ком это она? Влюбилась в кого? Дайрус пожал плечами - ну и чёрт с ней. У них теперь разные дороги, пусть они и идут в одном направлении.

***


   "Принц Дайрус выступил в поход из Усгарда. Город почти затоплен водой, жители бегут, многие присоединились к нашему обозу, но принц недоволен их появлением. Марик Седой и его люди разгоняют стариков и подростков, но мужчины остаются, и некоторые женщины тоже. Усгардцы всё время молятся: одни - Отцу Небесному, другие - богине-матери Моруне или Таркуруну, и таких всё больше. Они все слышали об Истинной Летописи и спрашивают меня, как быть, но я не знаю, что ответить. Они жалуются, что из-за наводнений засеять хлеб в этом году не удалось, и осенью будет голод. Какой-то священник попытался казнить уличного проповедника за проповедь язычества, но Марик Седой пригрозил, что тогда отправит его в одиночку тушить вулкан. Эйвард Ривенхед чуть не убил Марика, но Дайрус велел обоим заткнуться, а мне велел держаться от Ривенхедов подальше, потому что они не простили мне смерть барона Ривенхеда. Может быть, они и правы. Из-за моего вмешательства королева умерла не при родах, а погибла страшной смертью, а барон Ворнхолм узнал правду о брате и теперь ищет смерти своей и Айвариха, я погубила Ивара и не спасла Алексарха, дядя Сайрон, наверное, тоже погиб, господин Ноэль из-за меня подвергся пыткам. Боже, останови меня, если я поневоле ступлю на гибельный для кого-либо путь! Я не хочу быть причиной чьей-то гибели!"
   "Сегодня, в первый день лета, я внесла в списки новых солдат. Они пришли из деревни Рожино. Сказали, что там никого не осталось: всю осень и зиму деревня переходила из рук в руки, от Ривенхедов к войскам Айвариха, все ценности и продукты забрали, женщин изнасиловали и убили или увезли неизвестно куда, и в деревне остались только незахороненные трупы. Один крестьянин по кличке Кривозуб при этом смотрел на Николя Ривенхеда, но Николь не обратил внимания. Я сказала принцу, что они могут отомстить Ривенхедам, но Дайрус ответил, что Николь о себе позаботится. Тогда я сама попросила Кривозуба уехать: соврала, что Николь его узнал. Зачем я опять вмешалась? Кривозуб ночью влез в палатку Николя и ранил его, а сам сбежал. Николь долго ругался, что не будет участвовать в битве, потому что не может сидеть на лошади. Кривозуб порезал ему ягодицы. Принц посмеялся и спросил, как так получилось, но Николь разозлился и не ответил.
   Солгард и Четворт прислали гонцов и объявили, что готовы присягнуть принцу и пропустить его на север. До Соуборта две недели пути. Сообщают, что город уже в осаде, но не сдаётся. Айварих приказал рыть туннели под стеной, но барон Ворнхолм остановил его, пустив в них дым. Айварих строит осадные башни и пандусы, а также обстреливает город из пушек. Я боюсь за Рика и барона Ворнхолма. Они оба слишком безрассудны. Странно, но я не боюсь самой битвы. Пусть она быстрее начнётся!"
   "Сегодня, в день Рождества Зарии, был бой под Соубортом. Как сказал принц, у нас больше конницы, у них - пехоты, и для нас это хорошо, потому что возле Соуборта есть удобное для лошадей поле. На нём когда-то погиб король Райгард, и теперь там сражался его сын. Принц послал всадников против их пехоты, прорвал сначала левый фланг, потом центр, и к вечеру армия Айвариха отступила от Соуборта. Я сама этого не видела, потому что принц приказал мне помогать Николю, но вечером он рассказывал всё за ужином. Рик позже добавил, что конница Дайруса едва не упустила победу, когда после первых успехов бросилась не добивать противника, а грабить его обоз, а тем временем кавалерия Айвариха ударила по нашей пехоте. Если бы барон Ворнхолм не послал людей на подмогу, неизвестно, чем бы всё кончилось. Потери всё равно огромные: Дайрус потерял почти тысячу солдат. Так сказал Рик, и я ему верю. Я очень рада, что они с бароном живы, и Игер жив, и Гарик. Местные рады, что мы уходим, но они все присягнули Дайрусу. Думаю, им всё равно, Айварих или Дайрус, лишь бы наступил мир. Дайрус пообещал, что, как только станет королём, жизнь улучшится. Ему никто не поверил, некоторые жители плевали нам вслед, но Дайрус не заметил.
   Армия Айвариха отступила на север, к Нортхеду, и принц Дайрус говорит, что мы завтра выступим следом. Он торопится, Рик торопится, барон Ворнхолм торопится. Боже, дай им сил выжить и победить! Меня не интересует месть, я не желаю никому смерти, хочу лишь одного: побыстрее оказаться в Нортхеде и увидеть господина Ноэля. Мне никто больше не нужен, жаль, что мужчины этого не понимают. Гордей опять лез с поцелуями, и другим только дай повод. Одни Ривенхеды меня сторонятся, а Дайрус... Неважно! Снова встретив Дайруса, я сравниваю давние чувства к нему и нынешние к Ноэлю. Как же я была молода три года назад, если приняла за любовь его похоть и свой страх! Я принадлежала Дайрусу только телом, а Ноэлю... ему я отдала бы не только тело и душу, но и жизнь. Жаль, что он их не попросит. Лишь бы он был жив! Я вижу его во сне каждую ночь, мечтаю о его прикосновениях и поцелуях, а старые сны, которые не давали мне покоя, ушли, словно моё прошлое теперь не имеет значения. Но я знаю, что это не так. Прошлое живёт во мне, и чем дальше я иду вперёд, тем сильнее оно овладевает мною. Книга из летописного свода жжёт мне кожу даже на расстоянии. Мне кажется, не стоило брать её с собой. Как только вернусь в Нортхед, положу книгу на место".
   "Дайрус недоволен, когда я пишу дневник, он говорит, что всё это чушь собачья. Рик спросил, помогают ли мне записи, но, кажется, не понял, когда я ответила, что не знаю, просто не могу иначе. Меня так учили с детства. Отец буквально вбил в меня эту потребность. Барон Ворнхолм сказал, что он испытывал то же, когда писал картины. Я попросила его после войны написать портрет Катрейны, но барон вздрогнул и сказал, что одного с него хватит. В Тёмной галерее висит удивительный портрет юной королевы, но я не знала, что его написал он - там нет имени художника. Барон предложил попросить Килмаха, но я рассказала ему, что Катрейна боялась Килмаха и не хотела бы, чтобы он писал портрет. Барон удивился, и я спросила, могут ли краски отравить душу. Он посмеялся, но не очень весело, а потом задумался. Кажется, дневник стал слишком личным, не хочу, чтобы кто-нибудь прочитал мои записи. Надо его уничтожить".
   "Через неделю после битвы при Соуборте армия Айвариха ушла далеко на север на соединение с другой частью их войска, но мы разбили их арьергард и дошли до Корнхеда. Жители сообщили, что королевские войска тут не задержались, только пошарили по подвалам да прихватили пару девок. К счастью для жителей Корнхеда, им было где укрыться. Крепость на скале строилась для защиты от горцев, но она так же хорошо защитила корнхедцев от обоих королей. Городской староста сказал, что Айварих готовит большое сражение у Нортхеда, и попросил принца не трогать жителей. Дайрус сказал, пусть не боятся, но тоже немного пошарил по подвалам. Есть нам совершенно нечего, у местных жителей почти ничего не осталось.
   Гордей Иглсуд подрался с Николем Ривенхедом из-за спора, кто убил Торию. Странно, но этого никто так и не узнал. Барон Ворнхолм сказал Гордею, что это мог быть Крис. Гордей заплакал и сказал, что это были Ривенхеды, это все знают, и меня тоже обвинил, но барон хлопнул его по лицу и приказал замолчать. Кажется, даже Гордей не считает земли Ворнхолмов своими, зато всё время прячется у барона за спиной, когда Ривенхеды его дразнят. Гордею шестнадцать, но он такой ребёнок. Он хочет быть воином, но Рик говорит, что толку от него в бою немного. Надеюсь, барон не даст его в обиду, и себя тоже. Николь часто провоцирует барона: спрашивает, нравилось ли ему пытать его родных? Барон иногда рассказывает такие жуткие подробности, что Николь с Эйвардом хватаются за мечи. Неужели господин Ворнхолм хочет, чтобы они его убили?"
   "Мы две недели стоим в Корнхеде. Сюда прибыли несколько телег с продуктами, которые барон Ворнхолм сумел организовать из прежних владений. Гордей Иглсуд ездил с ним и очень гордился собой. Ещё Валер Мэйдингор прислал в Корнхед людей с вяленым и солёным мясом и салом, и у нас был пир. Дайрус потребовал от меня полный отчёт и просил написать благодарственное письмо в Рургард и просьбу прислать людей к Нортхеду для осады города.
   Пока барона Ворнхолма не было, Рик вызвался проехать вперёд, узнать, нет ли войск Айвариха поблизости, и я поехала с ним. Рик сначала запретил, но я сказала, что поеду одна, и он уступил. Мы оба хотели увидеть Тенгрот. Деревня притихла, жители прятались от нас, но один узнал Рика, и тогда все выбежали на улицу. Они кричали, что тут разыскивали Рика и господина Ноэля, а когда не нашли, то грабили всех, избивали, пытали. Многие дома порушены, в колодец кидали изуродованные трупы и использовали вместо отхожего места. Некоторых повесили в клетках, но их уже сняли и похоронили. Люди не знали, что творится вокруг, они забросали нас вопросами, спрашивали, чем Господь прогневался на них. Рик заверил, что Бог на нашей стороне, что скоро будет править новый король, и все жители деревни принесли присягу королю Дайрусу. Мы пошли к усадьбе Рика. Афасий и Рада, маленькая Ида и Дора очень обрадовались. Дом уцелел, но в нём мало осталось целой мебели, люстра разбилась, в моей бывшей комнате был пожар. Рик чуть не плакал, глядя на отчий дом, но Афасий сказал, что это ерунда, главное - все живы. Они думали, что Ноэль мёртв, а про Рика до них доходили только слухи. Дора накормила нас ухой с луком, и сказала, что хлеба нет. Рик отдал им пять золотых - всё, что было, - и поклялся спасти отца и восстановить отчий дом. Кажется, он так давно не называл его домом, что сам удивился. Но я чувствую, что Рик не будет здесь жить, дому нужен старый хозяин. Если Ноэль погибнет, то и усадьба тоже, а я хочу, чтобы этот дом стал таким, как прежде. Рик оставил меня в Тенгроте и поехал на разведку с Афасием, а по возвращении сказал, что дорога на Нортхед свободна. До Нортхеда больше недели пути. Ночью мне приснился Ноэль в тюрьме, потом мы оказались в море и неслись неизвестно куда. Я и раньше видела сны о том, как тону в воде, и поэтому я заставила Дима научить меня плавать, но это не помогло. Я думала, что сны прекратятся, но они преследуют меня до сих пор. В сегодняшнем сне Ноэль протянул мне руку, и я держалась за неё, словно это якорь. Я видела свет, хотела сказать ему, но он был мёртв. Я проснулась, чувствуя его холодную руку в своей. Ноэль, я люблю вас! Не умирайте! Завтра же я сожгу дневник!"

***


   - Король безумен!
   - Король хочет уничтожить не только нас, но и всю страну, поэтому не назначает летописца! Он погубит нас!
   - Король умер, разве вы не знаете? Его никто не видал давным-давно!
   - Нет, он прячется от сына Райгарда, потому что всё врал про старого короля! Он боится правды, боится Летописи, он хочет её уничтожить и скрыть свои преступления! Это он убил Байнара, Рижитту и всех других! Наверное, это он убил прежнего летописца!
   - Вот-вот, а теперича из-за этого ублюдка мы страдаем! Мало им, что мы дохнем с голодухи, так нам чуть что головы рубят! И этот убийца обвинял Райгарда в преступлениях! Да до Айвариха старому королю дальше некуда!
   Подобные разговоры уже давно велись шёпотом в харчевнях, но теперь об этом говорили открыто на улицах. Энгус часто ездил по городу, несмотря на опасность.
   - Помяните древних богов, иначе голод и болезни поразят ваши семьи, ибо знамение было явлено мне! - очередной жалкий вещун выпрыгнул на дорогу перед лошадью Энгуса, но охрана решительно потеснила его под хмурые взгляды толпы. В последнее время знамений стало многовато, одно страшнее другого, и все вещали о близкой гибели города. Самое забавное, что у каждого такого предсказателя находились сторонники.
   Проезжая мимо какой-то церквушки, Энгус заметил Сильвестра, выходящего из храма. Пение на латейском, доносившееся изнутри, напоминало о старых временах, когда зарианцев казнили за ересь. Энгус прислушался: ему показалось, что он слышал имя короля Эйварда. Так они и брата его начнут прославлять, усмехнулся он про себя. У своего дома напротив кафедрального собора Энгус замешкался.
   Кто-то незаметно сунул ему в руку свиток и исчез. Что ж, Дим умеет быть невидимым. Полезный тип. Энгус сам не заметил, как его услуги стали незаменимыми. Дим приносил сведения, возил письма и убивал с такой же лёгкостью, как готовил травяные настои для короля. Даже Карл их нахваливал - молча, но оттого не менее выразительно.
   Энгус быстро прочёл письмо и удовлетворённо хмыкнул: Дайрус принял его условия. Что ж, тогда можно передать ему план взятия города. У него был отличный план!
   - Пошёл вон! Как ты смеешь поносить Государя нашего! - проревел кто-то рядом. Энгус слегка вздрогнул: толстый батюшка выскочил из кафедрального собора, грозя кому-то кулаком. Мальчишка, подтянув рясу, изо всех сил сверкал пятками.
   - Как посмел этот поганец... - руки батюшки тряслись, и он косо поглядывал по сторонам.
   - В чём дело? - поинтересовался Энгус. Батюшка явно хотел смолчать, но он слишком хорошо знал барона Краска.
   - Да вот, посмел заявить молящимся, что надо не за здравие короля Айвариха молиться, а за упокой его души и приход короля Дайруса, - лицо священника искривилось, а в руках он тискал помятый рисунок, который вскоре бросил на землю. Энгус посмотрел на высыпавших прихожан главного городского собора и заметил одобрение на их лицах. Заметил он также и то, что одобрение направлено вслед мальчишке. Брошенный священником рисунок ветер поднёс к ногам Энгуса, и тот из любопытства глянул на изображение. Дайрус держал в руках меч, рубивший голову Айвариху. Голова эта напоминала голову бешеной собаки с капающей слюной и дикими злобными глазами. Подписи не было, но Энгус знал, что рисунок сделан в мастерской Килмаха. Он отшвырнул рисунок.
   - Чума! Чужаки принесли чуму в Нортхед! Их нужно гнать, жечь, или мы умрём! Это кара нам за грехи! - разнёсся вопль над Соборной площадью, и люди замерли. Чумы в Сканналии не было никогда.
   - Не может быть!
   - Враньё!
   - Нельзя пустить чуму в город!
   - Выжечь рассадник заразы, всех пришельцев отправить к дьяволу!
   Испуганные люди смотрели по сторонам. Одни мчались прочь, чтобы укрыться за стенами домов, другие сколачивали отряды, вооружались и с зажжёнными факелами шли к воротам. Среди них Энгус заметил Дима и дал ему сигнал подойти позже. Дим кивнул. Уже темнело, и отсветы факелов вспыхивали на улицах тут и там.
   "Ночь предстоит шумная", - подумал Энгус, вошёл в дом и закрыл дверь.

***


   Рик оглянулся на озеро, за которым не столько виднелся, сколько угадывался Тенгрот. Армия покидала Корнхед, чтобы два короля решили, кто будет править Сканналией. Рик не завидовал Дайрусу: страна в ужасном состоянии. Он почти девять месяцев провёл в Соуборте, и ему казалось, что невозможно найти больше нищеты и отчаяния, чем в осаждённом городе. Как оказалось, похожая ситуация повсюду. Рик не представлял, как Дайрус с этим справится. Сможет ли он? Чем больше Рик его узнавал, тем больше убеждался: принц не представляет, что его ждёт. Он неплохо показал себя в бою, но многие не воспринимали его как военачальника. Георгу его люди подчинялись беспрекословно, как и Валеру, а Дайрус сбросил всё на командиров. Иногда Рику казалось, что принц сторонится собственных солдат. Рик и сам раньше испытывал нечто подобное, но, к счастью, Игер выбил из него эту дурь. Может быть, благодаря этому среди Рудокопов ни один не дезертировал. Но кто осмелится преподать такой урок принцу Дайрусу?
   Рику принц приказал держаться сзади и прикрывать отход. Рик с Рудокопами задержался, ожидая, пока вся армия не пройдёт мимо. Неделю он потерпит, но у Нортхеда его никто не заставит держаться позади войска. Рик не знал, верить ли Диму, а тем более Краску, но жив отец или нет, он должен это знать.
   Рик протянул руки к костру: утро было холодным. Соседний костёр догорел, и местный мальчишка, с опаской поглядывая на Рика, копался в пепле в надежде отыскать что-нибудь съедобное. Он с радостным криком вытащил что-то, но тут же отшвырнул в сторону Рика и помчался к крепости. Рик невольно посмотрел, что упало ему под ноги, и с удивлением узнал дневник Маи. Страницы обожгло по краям, но огонь не успел их уничтожить. Может, Дайрус отобрал у Маи книгу и выбросил в костёр? Рик упрятал книгу в мешок, притороченный к седлу, и объявил, что пора отправляться. Рудокопы с ухмылками повиновались. Впереди последний город, который надлежало взять, и драка за него будет самой жестокой.

Глава 23. Забытые врата


   Ещё днём они находились в гуще сражения, где громыхали пушки и мушкеты, летали зажигательные снаряды, пороховой дым разъедал глаза, солдаты убивали друг друга под звон стали, но здесь стояла мёртвая тишина - только покосившиеся деревянные столбы с дощечками с изображением струны скрипели от ветра. Эта тишина пугала многих больше самой яростной битвы: она словно отгородила их от мира живых.
   - Долго ждать, пока откроются эти чёртовы Врата Покоя? - нервно спросил Николь. Он бухтел уже несколько часов. Проводник по имени Боб пожал плечами и что-то буркнул в густую бороду.
   Георг заметил, что не только Николь с опаской поглядывает на могилы. Вид ночного кладбища вызывал суеверный страх даже у опытных бойцов. По скантским преданиям четыре ночи в году - на равноденствия и солнцестояния - души мёртвых проникали из ледяного мира Селевруна в мир живых. Георг считал это суевериями, да и церковь их не поощряла, но они упорно существовали, и люди боялись лишний раз проходить мимо кладбища, тем более ночью.
   - Хватит бормотать, говори толком! - потребовал Николь у Боба. - Зачем торчать тут, если можно подойти прямо к воротам?
   Боб посмотрел на него тяжёлым взглядом:
   - Те ворота заперты, там охрана, - процедил он. - Нам их не треба.
   - Что это значит? Энгус заверил, что ты проводишь нас до северных ворот, а это они и есть! - вмешался Эйвард. - Он уверял, что охраны не будет!
   - Не будет, - Боб плюнул на землю и глянул на усыпанное звёздами небо. Он со всеми говорил без церемоний. - Думаю, пора.
   Два дня назад Боб прибыл в ставку Дайруса и изложил план Краска, заключавшийся в том, чтобы впустить в город часть войска через неохраняемые северные ворота и взять его изнутри, без долгой осады, а затем открыть Железные ворота, пока остальные отряды отвлекают защитников города с юга. Идея неплохая, но слишком уж походила на ловушку. Именно поэтому, как подозревал Георг, Дайрус и приказал ему взять пятьсот человек из числа своих людей и людей Ривенхедов и выполнить этот план. Георг не стал уклоняться - это был самый быстрый способ попасть в город. Эйвард и Николь пытались протестовать, но Дайрус напомнил о предательстве их предка и заявил, что даёт им шанс искупить его вину. Николь вспыхнул, и Эйварду пришлось его утихомиривать, отчего Дайрус упёрся ещё сильнее. Сам Дайрус собирался перед рассветом заняться южными Золотыми воротами, чтобы стянуть к ним побольше горожан, после чего планировал ехать на восток к Железным воротам и ждать их открытия. Западные Бронзовые ворота защищало от нападения течение Истры, мост через которую сожгли по приказу Айвариха.
   Чтобы дозорные со стен не увидели, куда они направляются, отряду Георга пришлось проскакать на юг, перейти Истру по мосту ниже по течению, потом проехать на север до места, где Истру можно было перейти вброд, после чего Боб привёл их на кладбище дожидаться темноты.
   - Эй, куда ты нас потащил? - возмущённо спросил Николь, когда Боб повёл их по лесу не к Вратам Покоя, а дальше вокруг городской стены.
   - Как договорено, - коротко ответил Боб. - К северным воротам.
   - Вон они! - махнул Николь.
   - Не, - Боб мотнул головой. - Не эти. Нам треба пятые ворота.
   - Что за чушь? - фыркнул Николь. - Нет никаких пятых ворот.
   - Нонче нема, раньше были.
   - Раньше?
   - При Валамире.
   - Так это когда было!
   - Северная стена не менялась. Ворота там. - Лица Боба Георг в темноте не видел, но его голос казался уверенным: - От них вела дорога в Страну Ледяного Тумана, а по ней нонче никто не ездит. Ещё Ярвис их заделал.
   - Но стену часто перестраивали, - резонно возразил Георг. Он не меньше Николя удивился планам Боба, но вида не показывал.
   - Не с того боку. Оттель некому нападать, - отрезал Боб. - Даже охраны нема.
   У Георга возникли вопросы, но он решил, что Краск не идиот. Если это шанс, надо им воспользоваться, а если ловушка... Это всё равно самый быстрый способ попасть в город.

***


   - Эта забава надолго, - бросил Захар.
   - Как ты можешь быть так спокоен? - Самайя стояла у лагерного шатра на левом берегу Истры, прислушиваясь к звукам нарастающей битвы и держа окровавленное полотенце. Шатёр служил лазаретом для больных и раненых - она как раз закончила перевязывать одного из тех, кого подстрелили стрелой во время ночной вылазки.
   - Я столько повидал, Мая, что мне почти не о чем радеть. Если Дайрус сразит Айвариха, нам толку будет мало.
   - Кому - нам? - Самайя проследила, как хромой солдат равнодушно грузит на тачку ампутированные после ранений руки и ноги, выброшенные из шатра армейскими лекарями. Их прикопают в какой-нибудь яме.
   - Простым людям. Таким как ты да я, да вон они, - Захар мотнул головой в сторону шатра, откуда слышались стоны и доносился неприятный запах гниения и крови. - Короли приходят и уходят, но что меняется в нашем житье-бытье? Райгард, Айварих, Дайрус, в сущности, звенья одной цепи.
   - Зачем так говорить? - возмутилась Самайя. - Тебе всё равно, что Айварих расправился со многими людьми, даже с родным сыном, и тебя чуть не казнил? - Захар почти не рассказывал о том, как сумел выбраться из тюрьмы.
   Захар пожал плечами:
   - Ежели король не умертвит врагов, они рано или поздно придут за ним, вон как те... - Захар кивнул в сторону Нортхеда.
   - Зачем же ты помогаешь Дайрусу? - тихо спросила Самайя. - Зачем помогал ему три года назад, если тебе всё равно?
   - Я не ему помогаю, - Захар посмотрел ей в глаза. - Я помогаю стране и народу. Гляди, до чего Айварих довёл Сканналию! В церкви раскол, погода буянит, горы ходят ходуном, трупов больше чем живых, реки выходят из берегов, и это меньше чем за год!
   - Ты же сам рассказывал, что без летописца...
   - Всё не так просто. Сама Истинная Летопись карает короля, поднявшего руку на летописца.
   - Что? - Самайя уставилась на Захара. - Какого летописца? Ивар сам умер. Я видела.
   - Я не про Ивара, - взгляд Захара завораживал. - Я про Нистора.
   - Нистора? Но разве его убил Айварих? - растерянно спросила Самайя. - Убийц же казнили...
   - Казнили пустоголовых душегубов, но подлинный убийца тот, кто их послал.
   - Айварих думал, что это Дайрус... Мне Рик говорил...
   - Возвести напраслину на Дайруса было удобно.
   - Да с чего ты взял?
   - Понеже Летопись мстит Айвариху, а не Дайрусу. Почему доселе никто не осмелился на такое злодеяние? Лишь по приказу короля можно проникнуть в те края. Лес охраняет Лесная Стража. Как убийцы её обошли?
   - Не знаю, - Самайя пожала плечами.
   - А Летопись знает, и кара настигнет убийцу. - От этих уверенных слов Самайя похолодела. Неужели книга на такое способна?
   - Но зачем Айвариху это было надо?
   - О том мне не ведомо. Может статься, король опасался, что старик переметнётся к сыну Райгарда. Либо Айварих просто хотел обвинить Дайруса в страшной расправе, дабы отвратить от него сторонников в Сканналии. А вдобавок есть легенда, которая гласит: пока Летопись в Нортхеде, он не падёт под натиском врага, недаром же именно накануне похода Дайруса её перенесли во дворец. Как знать, старик мог быть против переезда, и его убили. Или всё гораздо проще, и король попросту жаждал убрать с пути сына его полюбовника, - цинично закончил Захар. - А старик и так вскорости бы помер.
   Она слушала, затаив дыхание. Откуда он столько знает? А нельзя ли?..
   - Захар, я должна поскорее попасть в город. Туда есть дорога?
   - Что ты замыслила?
   - Хочу найти одного человека.
   - Подожди чуток, Дайрус возьмёт город и...
   - А если не возьмёт? Или возьмёт нескоро? Или его убьют...
   - Кого?
   - Отца Рика, - Самайя боялась, что Захар высмеет её, но он смотрел на неё с жалостью и каким-то ожесточением. - Он был в тюрьме, его объявили мёртвым, но мне сказали, что он жив.
   - Ежели он жив, то вряд ли испустит дух до завтра.
   - Захар, - настойчиво сказала Самайя. - Ты был в тюрьме, там есть только сегодня. Что будет завтра, не знает никто.
   Захар посмотрел на неё с интересом.
   - Когда меня арестовали, я ждала казни на эшафоте, и для меня это была вечность в аду!
   - Я подсоблю тебе, а ты дай обет исполнить мою просьбу.
   - Какую?
   - Опосля скажу. Клянёшься?
   - Если это будет в моих силах, - подумав, ответила Самайя. - И если это не причинит никому вреда.
   - Не причинит.
   - Тогда обещаю. Пошли скорее!

***


   Они полночи продирались по лесу - эти места посещали разве что звери, дорог здесь не было. Георг отыскал глазами рассыпавшуюся от времени башню с тремя зубцами, заросшую мхом. Начинало сереть, контуры стены проступали всё отчётливее.
   Боб два раза каркнул, подражая вороне. В стене появилось крохотное окошко.
   - Где мой сыночек? - дрожащим голосом спросил Проспер Иглсуд. Георг присмотрелся: окно явно смазали, чтобы не скрипело. Кто-то отлично подготовился.
   - Поранил руку, я отправил его в лагерь, - Георг говорил тихо. - Если повезёт, сегодня его увидишь.
   Юнец хотел увязаться с Георгом, но поцапался с Николем из-за Тории, и тот сломал ему палец правой руки. Гордей вынужден был остаться в лагере, да и Дайрус хотел держать заложника под присмотром.
   - Поранил? Что случилось? - испуганно спросил старик.
   - Он сам расскажет, - нетерпеливо ответил Георг, покосившись на Николя. Тот хмыкнул. - Открывай ворота, пока никто не заметил.
   - Все у Золотых врат, там идёт бой... - Что ж, Дайрус пообещал, что будет отвлекать защитников Нортхеда до утра, и сдержал слово.
   - Знаю, - Георгу не терпелось проникнуть внутрь. - Давай, Иглсуд, нам некогда. У меня встреча назначена.
   - Встреча? С кем это ты встречаться собрался? - подозрительно спросил Николь.
   - Не твоё дело! - отрезал Георг. - Твоё дело - открыть Дайрусу Железные ворота. Хотя, если ты боишься не справиться, я тебе помогу.
   - Да иди ты...
   Ворота, название которых давно забылось, открылись впервые за сотни лет, ржавые петли скрипели так, что, казалось, мертвецы с кладбища проснутся. Со стены посыпалась труха, сухая штукатурка, выдранная с корнем трава, камешки и куски извести. Несколько человек изнутри с трудом приоткрыли дверь. Иглсуд трясся, глядя, как один за другим всадники просачиваются через открывшийся проём. Удивительно, как искусно предки укрыли от чужих взоров северные ворота. Зачем их вообще сделали? Георг припомнил, что именно этим путём лучшие воины и жрецы ушли в Иштирию, не желая служить жадным и воинственным вождям. Но ведь тогда стены вообще не было. Может, ворота упрятали, чтобы они не вернулись? Но они всё равно появлялись, когда Сканналия нуждалась в помощи, - и снова исчезали. По крайней мере, так говорилось в сказках.
   - Вам туда, - Георг махнул рукой на юго-восток.
   - Сами знаем, - огрызнулся Николь. - Слышь, Эйв, а ты уверен, что подставы нет?
   - А ты уверен, что она есть?
   - Да почём мне знать? Слышь, старик, твой щенок жив и, типа, здоров, но если ты нас предашь...
   - Вы уже погубили мою доченьку, чего вам ещё надо-то? - с ненавистью бросил Иглсуд.
   - Да нас вообще тут не было! - возмутился Николь.
   - Ради сыночка я короля своего предал! - Иглсуд его словно не слышал. - Я предал память дорогой моей Тории, я предал...
   - Хватит! - оборвал Георг. - Убийца твоей дочери не уйдёт от расплаты, обещаю!
   - А? - старик посмотрел на него как на безумца. - Ты знаешь, кто он?
   - Нет, но выясню. Я найду того, кто погубил твою дочь и подставил королеву Катрейну и Ривенхедов. Постарайся до той поры думать не о мёртвых детях, а о живом сыне. Возвращайся к себе и жди.
   Георг оглянулся: Эйвард задумчиво смотрел на него, а Николь явно хотел сказать что-то неприятное.
   - Что ты имел в виду? Кто нас подставил? - спросил Эйвард, когда старик уехал, несколько раз оглянувшись на Георга. - Айварих просто искал повод от нас избавиться.
   - Не всё так просто. Я вёл расследование, и хочу довести его до конца.
   - Да мы, типа, знаем, как ты...
   - Довольно, Николь! - Эйвард обернулся к Георгу. - Ты что-то знаешь?
   - Я же сказал: нет! Но хочу знать!
   - Зачем?
   - Затем, что это не просто убийство. Это какой-то заговор.
   - Короля?
   - Сначала я так думал, но король не в себе, поэтому вряд ли он способен на что-то серьёзное, хотя он точно хотел избавиться от вашей семьи. Я думал, в убийстве Тории замешан Крис, но он мёртв, теперь его не спросить.
   - Крис? Да знай я об этом... - прошипел Николь.
   - Крис не настолько умён, чтобы возглавить заговор. За этими событиями стоял кто-то другой, - возразил Георг.
   - Господин барон, нас могут заметить, - напомнил Игер. Эйвард недовольно нахмурился, но Георг кивнул: мёртвые подождут, это у живых времени вечно не хватает.
   - Эйвард, твои люди справятся без моей помощи?
   - А ты куда? - грубо спросил Николь.
   - По делу. Если надо, возьмите моих людей, я поеду один.
   - Мы справимся, - заверил Эйвард. - Николь, нам пора выдвигаться!
   Оба отряда разъехались в разные стороны.

***


   В таком сражении Рик ещё не участвовал, хотя вспомнить, что он делал последний час, ему не удавалось. Кого-то он зарезал, кого-то бил ногой, кто-то ударил его и умер от ответного удара.
   Начинало светать, битва кипела вокруг, звон стали и грохот пушек раздавались со всех сторон. Отец был бы недоволен, мельком подумал Рик, но об этой жизни он мечтал с детства, и после того, как мандраж накануне битвы уступил место ярости и гневу в гуще сражения, Рик не останавливался. Время от времени рядом появлялось знамя Дайруса, и Рик на миг успел поразиться иронии судьбы, поставившей их по одну сторону в этой войне. Но в бою думать некогда, и Рик рубил и колол прежних товарищей. Он уже мог разглядеть гербы Иглсудов и Чевиндомов, Беллгоров и Орландов, Узенреков и Данрогов, но старался не думать о тех, чьи лица скрыты под шлемами. Сейчас они враги, и он будет их убивать. Заметив, как одинокий всадник из свиты Данрога мчится в сторону дяди, Рик пришпорил коня и с силой налетел на мужчину, воткнув меч ему в грудь. Тяжело дыша, Рик огляделся по сторонам, стискивая окровавленный меч.
   - Райгард! - Дайрус окликнул его, и Рик не сразу понял, что обращаются к нему. Наверное, принцу тоже не слишком понравилось звать его именем отца, и Дайрус поправился: - Сиверс! Ты мне нужен!
   Дайрус изучал поле боя, одновременно прислушиваясь к словам Марика Седого и кивая в ответ. Его солдаты оттеснили воинов Айвариха к стене и методично добивали их у Золотых ворот, стараясь не попасть под град летевших сверху стрел. Недавно ещё горячая смола застыла на земле чёрными лужами, в которых лежали мертвецы с искажёнными лицами, повсюду валялись булыжники, щедро сброшенные со стен. К утру ни смолы, ни камней у защитников города не осталось.
   Ворота были заперты: туда успели отойти несколько отрядов Айвариха, но немалая часть его войска сейчас отбивалась от армии Дайруса, теснившей врага к городской стене. Рудокопы дрались отважно, отметил Рик с гордостью. И те, кого он тренировал, тоже не подвели: рассыпавшись по долине, они демонстрировали отличную выучку и храбрость. Жаль, что так много погибло.
   - Рик! - услышал он нетерпеливый окрик. Чёрт!
   - Ваше Высочество?
   Чего хочет принц? Он и так делает, что может!
   - Рик, мне нужно, чтобы ты удерживал внимание у этих ворот ещё час, - приказал Дайрус.
   - А вы?
   - Если всё прошло как надо, Ворнхолм и Ривенхеды сейчас в городе. Они помогут нам проникнуть в Нортхед с востока через Железные ворота. Я отправляюсь туда.
   - Ваше Высочество, позвольте и мне пойти с вами! - Рик хотел поскорее найти отца.
   - Ты останешься здесь, - зло отрезал Дайрус. - Это приказ!
   Этот приказ мог выполнить кто угодно, подумал Рик. Чтоб тебе... Но Дайрус теперь его король, и приказ есть приказ. Дайрус быстро ускакал туда, где был спрятан его резерв. Попробовать догнать короля? Рик осмотрелся и увидел, как Лантон Орланд заносит меч над Яном Горном. Рик заорал во всю мочь и направил лошадь туда. Он не бросит своих людей даже ради отца. Он останется с ними до конца. Барон Орланд оскалился и рубанул мечом в сторону бывшего подчинённого. Рик отбил удар и приготовился к схватке.

***


   Игер уверенно вёл отряд в полсотни человек по улочкам ремесленных кварталов. Сегодня с утра никто не спешил на работу: одни дрались, другие попрятались. Город вымер, ощетинившись тёмными окнами, наглухо закрытыми дверьми и почти осязаемым страхом тех, кто укрылся внутри. Георг перед боем предупредил Дайруса, что нужно не допустить беспорядков и беззакония, но прислушается ли Дайрус к его словам? Когда Георг сказал ему, что король не должен начинать правление с резни, Дайрус процитировал книжицу какого-то писаки о том, что при захвате трона жестокость лучше проявить сразу, рассчитавшись за все обиды, иначе мир в стране долго не наступит. Принц частенько цитировал эту книжонку, словно собственных мыслей у него не было. Нужно заставить его понять, что быть королём значит заботиться обо всех подданных и думать своим умом. Айварих забыл об этом, и это будет стоить ему короны, как уже стоило жизни сыновей. Георг намерен напомнить королю и кое-что ещё при личной встрече, которой он ждал несколько месяцев.
   Дворец не казался тихим: в окнах мелькали и метались туда-сюда огоньки, на площади было много стражников. Георг велел людям не высовываться и прислушался:
   - К Золотым воротам!
   - На восток! Немедленно к Железным воротам!
   - В городе враги!
   Значит, Ривенхеды на месте. Отлично. Они отвлекут стражу на себя, надо подождать.
   Ожидания оправдались почти сразу: оседлав коней, человек пятьдесят стражников помчались на восток.
   - Пора! - Надо проникнуть во дворец, а там их не остановить.
   Георг приказал людям перекрыть вход и никого не пускать. Он не хотел, чтобы им с Айварихом помешали.
   Тишина внутри казалась противоестественной, и Георг обрадовался, когда какая-то служанка, выскочив на лестницу, завизжала при виде барона и скрылась за дверью. Значит, дворец не вымер. Тёмные шпалеры со сценами сражений смотрели на Георга, словно предупреждая о чём-то.
   Два стражника у комнаты короля не ожидали нападения, и Георг расправился с одним из них раньше, чем второй успел опомниться. Этот второй... Георг помнил его - один их тех, кто пришёл сопроводить Катрейну после суда. Георг убил его без сожалений.
   Айварих в доспехах, но без шлема, находился в комнате один: он смотрел на свой портрет и не оглянулся на вошедшего. В камине мирно трещал огонь, освещая высокую фигуру короля. Свечи были потушены.
   Георг давно ждал этого момента, но не убивать же короля в спину?
   - Ваше Величество! - громко окликнул Георг. Король оглянулся, но никак не отреагировал. Его глаза казались затуманенными.
   - Чего тебе? - Георг вздрогнул: Айварих говорил с ним, как будто только вчера они заседали в Совете. Георг подошёл ближе. В глазах короля появилась осмысленность, но белки казались красными в свете пламени.
   - Вы проиграли, - сказал Георг. - Ваш трон больше не ваш.
   - Этот щенок Дайрус думает, что будет моей страной править? - засмеялся Айварих и выхватил меч.
   Они схватились посреди королевской спальни, круша дорогие стулья красного дерева и сбрасывая на пол подсвечники, статуэтки, графин с вином и прочую ерунду. Один раз Айварих поскользнулся на шёлковом халате и с грохотом свалился на пол, но Георг не хотел убивать его так. Он хотел продлить удовольствие и дать выход ярости. Айварих обладал немалой физической силой и отлично владел мечом.
   Вскоре Георг понял, что проигрывает: король оказался куда сильнее, чем он думал, и начал теснить барона, загоняя его в угол. Лицо Айвариха напоминало маску безумца, и он продолжал смеяться даже когда мечи звенели от соприкосновений. Король усиливал натиск, нанося удары один за другим с такой скоростью, что Георг не успевал их отбивать. Он почувствовал боль в плече, но стиснул зубы, продолжая бой. Неужели он погибнет от руки этого ненормального? Георг решил драться до конца и, сделав глубокий вдох, снова нанёс удар.
   Внезапно Айварих заорал и схватился за голову, сжимая её руками. Георг поражённо остановился, держа меч наготове.
   Айварих посмотрел на него, и красные белки начали бледнеть, потом король завыл и бросил меч на пол.
   - Убей меня! - Георг вздрогнул от крика. - Хватит! Я больше не могу! Убей! Не дай им меня забрать! Убери их! Райгард! Нет! Алексарх... Катрейна, убирайся! Оскар, зачем ты здесь?
   Георг тоже опустил меч, не зная, что делать.
   - Что с вами? - спросил барон. - Что происходит?
   - Моя голова! Я не могу... Карл! Нет, не Карл! Георг, останови это!
   - Что именно? - Георг подошёл ближе.
   - Я не знаю, это всё он, убей его! - король махнул куда-то рукой.
   - Кого? Здесь никого нет.
   - Есть, - лихорадочный блеск в глазах Айвариха нарастал. Он схватил меч, но на Георга не обратил внимания: король обернулся к портрету, в три прыжка оказался рядом с ним и с размаху нанёс два удара крест-накрест. Деревянная доска треснула и развалилась на четыре части.
   - Уничтожь его! - заорал Айварих. - Сожги! - Он заозирался вокруг, улыбнулся, ухватил один из обломков и швырнул в камин. Второй и третий полетели следом. Едкий запах горящего дерева, лака и красок наполнил комнату.
   - Это он Торию убил, он!
   - Что? - поразился Георг. При чём тут Тория?
   - Я не знал! Я думал, это любовное зелье, он так сказал, а я поверил! Оно на столе стояло, и он сказал взять его и дать ей!
   - Какое зелье? Кто его вам дал? - Георг неосознанно задавал вопросы, ответ на которые искал весь год.
   - Он сказал, это поможет Тории за ребёнка не бояться, я же только с ней спать хотел!
   - Кто сказал? - спросил Георг, но король не услышал.
   - Я дал ей яд, я дал... Он сказал, это хорошее зелье, а потом сказал, что это я её убил и нашего ребёнка, как убил Алекса! Алексарх, мой мальчик! - Айварих заплакал, потом поднял голову, и Георг понял, что он снова готов убивать. Король вскочил с мечом в руке, глядя на Георга с яростью.
   - Ты, предатель, как ты посмел сюда явиться?! Хочешь меня убить?!
   Подняв меч, барон ждал нападения, но тут раздался свист, и Айварих повалился на пол. Стрела пробила ему горло.
   - Мне казалось, ты должен быть у Железных ворот, - запыхавшийся Энгус Краск вошёл в комнату, держа в руках арбалет.
   - Там и без меня справятся, - машинально ответил Георг, глядя на бывшего короля. Он так устал, что радости не испытывал. Энгус посмотрел на догорающие обломки дерева в камине, подошёл к четвёртому обломку и швырнул его в огонь.
   - Ну вот и всё! Король умер, да здравствует король, - провозгласил он.
   Георг посмотрел, как изображение Айвариха плавится в огне, как краски пузырятся на основе, доска чернеет, а дым клубиться в комнате, и ощутил тёплое дыхание, которое пёрышком коснулось его разума. Боль и тоска по Катрейне на миг отступили, и Георг испугался, но странное ощущение быстро исчезло. "Могут ли краски отравить душу?" - вспомнил он вопрос Маи. Он посмеялся тогда, но сейчас ему было не до смеха. Он знал теперь, кто убил Торию, но гораздо больше загадок требовали ответа.
   Звон колоколов привёл Георга в чувство. Сейчас надо закончить бой, а там будет видно. Георг решил отправиться к Золотым воротам на помощь Рику. Отряд Игера невелик, но весть о смерти Айвариха должна остановить защитников. Выходя из дворца, Георг закричал всем, кто его слышал:
   - Король умер!
   Его люди подхватили крик, и он понёсся по улицам замершего в страхе города.

Глава 24. Клятва летописца


   На кладбище было тихо: отряд барона Ворнхолма уже ушёл. Самайя прислушалась к звукам, но услышала лишь шелест листвы. Захар уверенно вёл её между склепов и надгробий, пока они не оказались рядом с высоким камнем с древней надписью. Захар огляделся и с трудом повернул камень. Тусклый свет луны осветил чёрную дыру. Захар спустил туда ноги, нащупал металлическую скобу и полез вниз. Самайя подождала, пока он скроется, и последовала за ним. Оказавшись в полной темноте, Самайя нерешительно застыла, что-то легко коснулось её лица, и она задрожала. Захар выругался, зажигая факел, висевший на стене. Самайя огляделась: пустой туннель уходил далеко. Под ногами валялись дохлые мыши и жуки, пахло гнилью и сыростью, сверху спускалась паутина.
   - Идём, - Захар схватил её за руку и двинулся вперёд.
   Они шли не очень долго, но ей показалось, что прошла вечность.
   - Откуда ты узнал про этот ход? - спросила она, чтобы не молчать. Тишина оглушала.
   - Есть старая легенда, давно забытая, - коротко ответил Захар. - О том, как Валамир бегал по этому ходу к жене Полияра в отсутствие брата. Подземный ход издревле соединял два терема братьев, но потом Валамир стёр свой дворец с лица земли, и про туннель позабыли. - Захар замолчал.
   - А как мы найдём отца Рика?
   - В тюрьме заправляет Дим.
   - Дим стал палачом? - ужаснулась Самайя.
   - Скорее, надсмотрщиком, - усмехнулся Захар. - Барон Краск его пристроил к делу.
   Самайя покачала головой, не веря ушам. Туннель закончился тупиком, но Захар знал, что делал: он с силой нажал на одну сторону каменной стены, и она повернулась вокруг своей оси, открывая слева узкий проход. Они протиснулись в него и оказались в другом туннеле, который по размерам превышал предыдущий. Где-то капала вода, стенки туннеля покрывала копоть. Самайя уловила запах нечистот. Дверь встала на место, и теперь не отличалась от остальной стены.
   - Мы под северным крылом дворца, под кухней и казармами. Камеры там, под восточным крылом, - махнул рукой Захар.
   Вонь усиливалась по мере приближения к Северной башне. В ней на каждом этаже было устроено отхожее место, а нечистоты по трубам сливались в выгребную яму в основании башни. Кажется, туда Захар её и вёл.
   Проход в Северную башню походил на предыдущий: вертящаяся каменная стена. Удивительно, что эти двери до сих пор действовали. Захар и Самайя протиснулись через проход и оказались на каменной вымостке рядом с покрытой ржавчиной винтовой лестницей. Здесь вонь казалась невыносимой. В яме в паре шагов от них на дне плескалась жижа.
   - При Полияре нечистоты выводились наружу, в ров вокруг дворца. - Захар словно извинялся. - Потом ров убрали, появился город, и выгребную яму сделали внутри башни. Я добрался до отхожего места этажом выше и прыгнул в дыру. Яму в тот день чистили, лаз на улицу открыли, а рабочий куда-то ушёл. Наверное, тюремщики сочли, что я через лаз и скрылся, и разыскивали меня по городу, а я уже был за стеной.
   Захар поднялся на несколько ступеней, ощупал потолок и нажал плечом. Дерево захрустело, посыпалась труха.
   - Тут люк, коим и пользовался Валамир, - прошептал Захар. - Ничего не говори, этажом выше обычно стоит охранник. Сейчас, верно, его нет, все на стенах, но мало ли...
   Он осторожно откинул люк, прислушался и подал руку Самайе. Поднявшись по ступенькам, они выбрались на площадку первого этажа, где возле лестницы была железная дверь. Захар положил люк на место, открыл дверь, и они оказались в тесной комнате с маленьким зарешеченным окном. На столе лежали пыточные инструменты. Захар потянул её дальше, и Самайя с ужасом увидела большую комнату пыток, где сейчас, к счастью, никого не было, кроме Дима. Он почему-то не удивился их приходу, но Самайю больше интересовало, где Ноэль. Она забросала Дима вопросами. Дим, блестя глазами, невозмутимо посмотрел на неё, потом на Захара и исчез за другой дверью.
   Самайю трясло, она не хотела рассматривать обстановку, только подошла к бочке с водой и сполоснула руки и лицо, испачканные во время прогулки по подземельям. Отряхнув одежду, она подошла к двери, за которой исчез Дим, приоткрыла её и заглянула внутрь. Это было восточное крыло под Тёмной галерей, но вместо картин вдоль стены выстроились камеры. Откуда-то доносились стоны и крики. Захар оттащил её от двери.
   Дим появился через несколько минут, неся на себе Ноэля. Он был без сознания и бредил, а когда Самайя коснулась его лба, то ощутила жар.
   - Простыл, - констатировал Дим.
   - Разве ты не должен был заботиться о нём? - спросила Самайя с упрёком.
   - Я быть занят, - пожал плечами Дим.
   - Давайте вытащим его отсюда! - приказала Самайя.
   - Не рано ли? Дайрус ещё не король, - Захар был прав, но она не оставит Ноэля в этом месте. Они вернулись в соседнюю комнатку, Дим притащил из пыточной единственное кресло для Ноэля и ушёл проверить, как дела снаружи.
   Самайя нашла тряпку, налила в таз мутной воды из огромного бака в углу и начала обтирать горячий лоб Ноэля. Он выглядел гораздо старше тридцати шести лет, волосы поседели. Самайя с жалостью провела по ним рукой, пропуская через пальцы грязные пряди.
   - Жаль, что ты полюбила его, - голос Захара звучал как предостережение.
   - Почему? - И с чего он это взял?
   - Сиверс не возьмёт тебя в жёны.
   - Я и не думала...
   - Всякая женщина думает, и ты тоже. Скажу без обиняков: ему не достанет чувств ответить на твою страсть.
   - В нём больше чувств, чем в большинстве людей, которых я знаю!
   - Но не эти чувства потребны тебе. Он будет тебя жалеть, оберегать, чтить, но не любить.
   - Ну и пусть, - упрямо ответила она.
   - Глупые девицы любят неприступных мужчин, но ты не глупая девица. Тебе предначертан иной путь, Мая, - Захар смотрел на неё серьёзно и насторожённо.
   - Какой путь?
   - Избавить страну от гибели.
   - Мне? - Самайя даже улыбнулась. - Как?
   - Ты - внучка Нистора.
   - Откуда ты знаешь? - кровь отхлынула от лица, ей стало плохо.
   - Прочёл твой дневник.
   - Ты? Как ты...
   - Знания не берутся из ниоткуда, Мая.
   - Ты не имел права...
   - Важно не право, а долг. Я искал нового летописца и нашёл. Ты здесь не ради его спасения, - Захар кивнул на Ноэля, - а дабы принять бремя, уготованное тебе Ледой.
   - Я не собираюсь...
   - У тебя нет выбора, - возразил Захар. - Летопись примет только тебя и остановит гибель страны. Иначе... - Самайя не хотела слушать дальше, но он продолжал:
   - Оглядись, Мая! Скоро не останется ни Дайруса, ни Сиверсов, ни Ворнхолма! Нортхед рухнет, Усгард и Соуборт затопит, Солгард и Корнхед помрут с голода, Рургард зальёт лавой и посыплет пеплом! Это нас ждёт, если ты выберешь Сиверса! Даже если он ответит тебе, будешь ли ты счастлива среди руин?
   Волосы зашевелились на голове Самайи.
   - Но почему я? - дрожащим голосом спросила она. - Должны быть другие.
   - Другие? Ты осознаёшь, что это не просто труд? Быть летописцем - это судьба, - голос Захара звучал торжественно. - Ивар не выдержал бремени, его сгубила страсть, но ты сильнее. Я узрел это тотчас, как познакомился с тобой. Ты должна учиться смотреть на всех со стороны! Сиверс, Дайрус, Ворнхолм будут жить своей жизнью, а ты станешь тенью без плоти и крови! Летописец - это тень во времени, а тень скользит везде, не касаясь никого! Ты дала зарок Ивару занять его место! Ты начертала это в дневнике, и Летопись ожидает тебя!
   У Самайи кружилась голова. Слова Захара пробивались сквозь туман мыслей:
   - Дав клятву, ты ни к кому не проявишь любви и жалости, и никому не окажешь помощи!
   Самайя с ужасом смотрела на Захара. Его глаза расширились и казались чёрными, ноздри побелели, морщины на лбу превратились в глубокие складки. Неужели он прав? Но тогда... Тогда она всё равно что умрёт. Сбежать? Куда? И зачем? Те, кого она любит, останутся здесь и погибнут. В другой стране она будет ведьмой, её сожгут, как сожгли бы и здесь, если бы не...
   Где-то вдали прогремело. Самайя открыла окошко, вдыхая предрассветный воздух и прислушиваясь к колокольному звону. Зарево на востоке казалось необычайно ярким, но это был не восход.
   - Что это?
   - Знамо, вулкан, - пожал плечами Захар. - Их вскорости много будет. Дайрус или Айварих, конец один.
   Он прав. Она сама видела это по пути из Усгарда в Нортхед, слышала от жителей, видела в снах. Самайя закрыла глаза и закричала: будто наяву она увидела, как небеса разверзлись над долиной Истры у стены Нортхеда, водяной столб со страшной силой ударил о землю, и вода хлынула во все стороны, сметая с пути солдат обеих армий.
   - Мая, что с тобой? - Захар тряс её за плечи, и Самайя поняла, что это было видение. Оно исчезло, в голове звенело, перед глазами мелькали вспышки. - Что ты узрела?
   - Не знаю, - губы пересохли и двигались с трудом, язык не шевелился. - Видела смерть, - прошептала она.
   - Летопись предвещает грядущее, - с каким-то диким восторгом выдохнул Захар. От его обычного спокойствия не осталось и следа. Всполох далёкого огня отразился в его глазах. - Ты исполнишь слово, данное Ивару? Станешь гласом Истинной Летописи? Мая, не молчи! Откажешься, клянусь, я уничтожу Сиверса! Потребуется, я убью Дайруса, но ты не избежишь судьбы!
   - Я не побегу, Захар. Пусти меня. - Самайя пыталась отдышаться. - Я дам клятву.
   - Дашь? - облегчение на лице Захара показалось ей зловещим.
   - Дам, - пообещала она. Захар недоверчиво прищурился.
   Она натянуто улыбнулась, но улыбка получилась кривой:
   - Не бойся, Захар, я исполню долг. Я позабочусь о Ноэле, а потом вернусь к Летописи.
   

***


   Дайрус нетерпеливо смотрел, как открываются Железные ворота, расположенные в восточной стене города. Слишком медленно, по его мнению. Три года назад он бежал из Северной гавани, но сегодня - день его триумфа! Створки ворот разъехались, и Дайрус торжествующе улыбнулся: город лежал перед ним.
   Валер Мэйдингор, только что прибывший с двумя тысячами человек, по приказу Дайруса не стал входить в город, а отправился к Золотым воротам, где были основные силы Айвариха. Рик сообщал, что там идёт жаркий бой. Дайрус считал, что тут справится и сам.
   - Да здравствует король Дайрус! - во всё горло проорали солдаты, открывшие ворота. Дайрус видел обоих Ривенхедов, но где Ворнхолм? Да какая разница!
   Судя по всему, подкрепление к королевской армии подоспело как раз перед открытием ворот. Эйвард и его люди отбивали нападение стражников Айвариха, и Дайрус вступил в сражение. Теперь его ничто не остановит! Дайрус испытывал невероятный восторг и уверенность, что всё будет как надо. Страх, загнанный внутрь перед боем, больше не высовывался, и принц врубался в ряды врагов, забыв об осторожности. Бог сегодня на его стороне, как сказала бы королева Маэрина.
   Солдаты Айвариха неуклонно прибывали. Судя по планам города, они шли со стороны дворца, от которого к Железным воротам вела Проточная улица. Эйвард и Николь криками подбадривали людей, и рубились так, что Дайрус не успевал за ними уследить. Всадники и пешие воины мешали друг другу, теснясь на крохотном клочке земли перед воротами, и постепенно бои смещались дальше вглубь города, выливаясь на узкие улочки. Дайрус не чувствовал ни усталости, ни страха, только желание победителем въехать во дворец. Дорогу позади него усеивали трупы его сторонников и противников. Дайрус нёсся по улице и притормозил коня на площади перед дворцом.
   Рядом остановился его знаменосец, и лев на сине-белом поле взмыл вверх в лучах восходящего солнца. В отличие от обычных домов, дворец был освещён, яростно звонили колокола, голоса слышались тут и там, и Дайрус не сразу разобрал, что они кричат, а, разобрав, не сразу понял:
   - Король умер! Король Айварих мёртв!
   Дайрус не поверил ушам, но тут увидел, как перед ним склоняются слуги, умоляя о пощаде, как оставшиеся охранять дворец стражники преклоняют колени, кладут мечи на землю и подхватывают крик, дополняя его новой фразой:
   - Да здравствует король!
   Об этом Дайрус мечтал всю жизнь, эту фразу он слышал в снах, а, просыпаясь, плакал, когда был ребёнком, и проклинал судьбу, когда стал взрослым. Судьба исправила ошибку. Трон отныне принадлежит ему, и пусть кто-нибудь попробует это оспорить! Дайрус спешился и взбежал по ступенькам дворца.

***


   Рик оставил тело Орланда и, убедившись, что Ян жив, бросился в гущу битвы. Дайрус сказал, надо продержаться час, но Рику казалось, что прошла вечность, а битва не успокаивалась. Солнце взошло, осветив многочисленные трупы, оторванные конечности, брошенное оружие, гербы противников на втоптанных в землю знамёнах и родовые цвета баронов на одежде солдат. Золотые ворота были открыты, но подобраться к ним мешали всё новые подкрепления Айвариха. Дайрус оставил слишком мало воинов, чтобы сломить сопротивление на этом участке.
   С рассветом драка усилилась, и Рик подумал, что так и не увидит отца, когда появился Валер с горцами. Уставшие от битвы солдаты противника ничего не могли противопоставить горцам и начали сдаваться. Те, кто решался бороться дальше, умирали на пропитанной кровью земле.
   Когда Золотые ворота оказались прямо перед ним, Рик растерялся. Их успели закрыть, но на стене уже никого не осталось. Может, пушку притащить?
   За стеной слышались крики, звон стали, и Рик приказал своим людям приготовиться. Ворота распахнулись, и Рудокопы с гиком ринулись внутрь, сметая сопротивление горожан.
   Рик не сразу заметил, что нортхедцы почему-то отказываются сражаться. Они бросали оружие, что-то кричали, поднимали руки.
   - Рик, стой! Прекрати! - сквозь шум боя Рик едва расслышал слова. Георг ухватил его лошадь за поводья и прокричал прямо в лицо:
   - Айварих мёртв! Они не будут сопротивляться! Оставь их!
   - Что? Как мёртв?
   - Он убит. Всё кончено. Город наш!
   Рик повертел головой. В подтверждение слов Георга жители города и немногочисленные стражники бросали оружие, испуганно и насторожённо глядя на новоприбывших. Они боялись, что победители начнут мстить, но и бороться ради проигранного дела не хотели. Тревожно звонили колокола.
   - А Дайрус где? - Рику приходилось кричать, чтобы Георг расслышал его.
   - Если Ривенхеды всё сделали, то едет во дворец.
   - Я должен найти отца!
   - Валер, одолжишь людей для охраны ворот? - обратился Георг к барону Мэйдингору, а когда тот отдал приказ, крикнул: - Остальные - за мной!
   Рик, Валер и Георг в сопровождении войска двинулись по Придворной улице, отбивая по пути нападение остатков армии Айвариха, решивших оказать сопротивление.
   Первым кого они увидели, когда добрались до Дворцовой площади, был Дайрус. Он стоял на ступенях дворца, купаясь в лучах солнца и славы.

***


   О том, что король мёртв, кричали повсюду, и Захар решил, что нет смысла больше прятаться. На них и впрямь никто не обратил внимания - сегодня много было убитых и раненых. Слышались крики, слуги бегали по лестницам.
   - Дим, сам управишься? - спросил Захар. - Я покуда осмотрюсь.
   Дим кивнул, Захар помог ему взвалить Ноэля на плечи, а сам убежал. Дим пронёс Ноэля мимо пустого сторожевого поста на втором этаже и направился из Северной башни в покои королевы. Комнаты, к счастью, пустовали после смерти обеих королев: похоже, тут никто не жил, вещи на прежних местах. Дим уложил Ноэля на постель и отправился за лекарствами, оставив Самайю наедине с ним. Укрыв Ноэля одеялом, она всмотрелась в его лицо. Оно было спокойным, но время от времени по нему пробегала тень, и иногда он хрипло кашлял. Самайя прикусила губу, чувствуя, как подступают слёзы. Ноэль застонал и обнажённая левая рука показалась из-под одеяла. Самайя только теперь рассмотрела, как она изуродована: помимо зажившего перелома виднелись следы содранной кожи. Самайя взяла покалеченную руку и долго смотрела на следы пыток и боли.
   - Пусть он живёт долго, пусть его дом снова станет мирным и уютным, пусть он будет счастлив, - Самайя сама не знала, молилась она или мечтала, вслух произнося эти слова.
   Вспомнив об одном обещании, она подошла к окну, открыла тайник Катрейны и вынула портрет Райгарда Второго. После клятвы летописца она даже этот портрет отдать не сможет, пусть лучше полежит тут.
   - Как я здесь оказался? - хриплый голос заставил её вздрогнуть. Ноэль с недоумением осматривал покои королевы.
   - Мы перенесли вас сюда из тюрьмы, - Самайя подошла к кровати.
   - Самайя? - Он прикрыл один глаз рукой. - Я вас почти не вижу.
   - Тут темно, - она бросилась зажигать свечи. Солнце ещё не добралось сюда, хотя за окнами уже посветлело.
   - Нет, это глаза...
   - Что с ними?
   - Один едва видит. Отвык я от света, да и Тимак постарался... - Ноэль умолк и откинулся на подушку.
   - Лежите спокойно, скоро вам помогут. Айварих умер. Армия Дайруса вот-вот возьмёт город.
   - Дайруса? - Ноэль встрепенулся. - А мой сын?
   - Он тоже здесь.
   - Он знает? Простите, вы же не...
   - Он знает то же, что и Дайрус. Что его мать - Анна Кройдом.
   - Это он сказал вам?
   - Это я ему сказала. Я прочла одну из книг Истинной Летописи.
   - И там написано, что он сын Анны?
   - Да. Только он не бастард, так там написано.
   Ноэль побелел.
   - Вы рассказали об этом кому-нибудь?
   - Георг Ворнхолм тоже прочёл книгу, но больше никто не знает.
   - Где эта книга?
   - У меня.
   - Что вы собираетесь делать с ней?
   - Верну туда, где ей место.
   - И вы не расскажете ни Райгарду, ни Дайрусу?
   - Барон сказал, что будет молчать, а я... Я никому не смогу ничего рассказать, даже если захочу.
   - Почему? - Он смотрел на неё так встревоженно, что она не стала скрывать.
   - Я собираюсь дать клятву летописца. Я не смогу больше ни во что вмешиваться.
   - Клятву? Вы хотите стать летописцем? Простите, но зачем?
   - Я пообещала Ивару Краску перед смертью, что займу его место.
   - Но это не повод вам гробить себе жизнь! Вы же так молоды, у вас всё впереди!
   - Я связана с летописью больше других, она спасла меня от эшафота.
   - Но зачем вам связывать себя с ней на всю жизнь?
   - Вы не знаете, что происходит в стране после смерти Ивара?
   - Происходит?
   - Как и пятьсот лет назад природа уничтожает Сканналию. Наводнения, вулканы, неурожаи, ливни повсюду. Страна умирает, все боятся. Летопись не приняла несколько человек, а меня она примет. Летописец, убитый три года назад, был моим дедом. - Ноэль слушал её молча, держа руку у горла.
   - Я должна это сделать, иначе... - Её голос сорвался, губы задрожали. Она не хотела отказываться от жизни, не хотела давать клятву. Ну почему она не может остаться с Ноэлем? Она увидела, с каким ужасом он смотрит на неё, и взяла себя в руки. Хватит ныть, пути назад нет.
   - Понимаю... - медленно произнёс он. - Поверьте, мне очень жаль. Вы похожи на неё...
   - На кого? - она почему-то подумала об Анне, но он ответил иначе:
   - На королеву Катрейну. Неудивительно, что она так вас любила. Она тоже ради долга, ради семьи и страны согласилась связать жизнь с...
   - С чудовищем! - пробормотала Самайя.
   - Тогда он был просто человеком, который убил её брата и забрал его трон. Мне нелегко представить, что она чувствовала, но даже когда она отобрала моего сына, я не смог её винить. Она много требовала от меня, но сама отдала гораздо больше. Вы, Самайя, такая же.
   Слёзы покатились по её щекам, и она отвернулась.
   - Пожалуйста, не надо. - Ноэль взял её руку и поднёс к губам, как когда-то. - Я не могу взять на себя вашу ношу, простите меня.
   Она решила наплевать на приличия и, наклонившись, коснулась губами его щеки.
   - Я бы не позволила вам это сделать. Ваш сын ищет вас, - она не знала, как там Рик, но была уверена, что он выживет.
   - Мая, нам пора, - в комнату вошёл Захар, следом протиснулся Дим. - Господин Сиверс, вижу, вам лучше.
   - Что ты узнал? - спросила Самайя.
   - Айварих убит. Говорят, это был барон Ворнхолм. Дайрус на площади дворца, и его уже приветствуют как короля. Я видел в окно вашего сына, - Захар обратился к Ноэлю, и тот облегчённо вздохнул.
   - Мая, идём, - приказал Захар.
   - Прощайте, господин Сиверс, - Самайя посмотрела на Ноэля. - Передайте это Дайрусу. Королева Катрейна сохранила его. - Она показала на портрет. Ноэль бросил на него быстрый взгляд:
   - Я передам. Спасибо вам за всё.
   Почувствовав, что ещё слово, и она разревётся, Самайя выбежала за дверь. Захар хмыкнул и последовал за ней. Они поднимались в комнату летописца, и Самайя по пути вспоминала слова клятвы, слышанные в детстве:
   "Даю клятву служить истинному летописному слову и истинному королю, кровь от крови Свенейва на троне замка Свенейва и не мешать ни словом, ни делом ходу истории. А если указанного не выполню, то пусть умру той смертью, что назначит мне Истинная Летопись".

***


   Этой ночью в Нортхеде не спал никто. Утром звон колоколов стих, но улицы оставались пустынными, хотя то и дело в окнах появлялись любопытные и встревоженные лица. Сотни солдат Дайруса носились в поисках добычи, и Георг отдал Игеру приказ постараться остановить бесчинства. Горцы Валера, не успевшие насладиться битвой, сейчас с удовольствием хватали мародёров и, в надежде на благодарность, отбивали женщин от насильников. По совету Георга бывшие солдаты Айвариха включились в наведение порядка.
   Дайрус, добравшись до трона, уселся на него, и Рик решил, что пора заняться поисками отца. Он не успел об этом подумать, как к нему подошёл Дим и позвал за собой.
   Ноэль Сиверс, увидев сына, поднялся с кровати, и Рик бросился к нему, чтобы обнять - впервые с тех пор, как ушёл из дома. Лет с десяти он уклонялся от объятий, но сегодня стиснул отца так, что тот охнул.
   - Райгард, ты мне кости переломаешь, - Ноэль смотрел на сына, словно впервые его видел, но Рику нравились гордость и восхищение в глазах отца. На него смотрели как на взрослого мужчину, а по росту они с отцом сравнялись. Сам отец казался таким постаревшим! Ноэль улыбался, щуря глаза, и Рик с ужасом увидел, во что превратилась его левая рука.
   - Отец, что они с тобой сделали?
   - Не надо, сынок, прошу тебя, - Ноэль отвёл руку за спину. Рик покачал головой и обхватил её обеими руками:
   - Тебе нечего стыдиться.
   - Я оказался слишком слаб, - лёгкая улыбка не обманула Рика. Отец пережил жуткие времена, потому что сын ничем ему не помог.
   - Это я оказался слаб, отец. Я сбежал, оставил тебя, но больше такого не случится! Я не брошу тебя никогда. Прости за то, что обвинял тебя... Ну... - Рик смутился.
   - Ты знаешь, верно?
   - По маму? Мне Мая рассказала...
   - Да, она мне говорила...
   - Когда? - удивился Рик.
   - Она только что была здесь.
   - Как? Она же осталась в лагере!
   - Она пришла сюда раньше вас.
   - И где она?
   - Пошла в комнату летописца. Она хочет дать клятву и занять место Ивара.
   - Она что, с ума сошла? Зачем?
   Рик мигом припомнил рассказы Захара. Да и смерть самого Ивара ей что, не пример? Надо её вернуть, пока не поздно!
   Он направился в тронный зал. Дайрус всё ещё наслаждался троном, отдавая какие-то приказы, рядом стоял Энгус Краск со свитками в руках.
   - Ваше Величество, нужно остановить Маю! Она собирается дать клятву летописца! - Рик остановился перед новым королём, переводя дыхание.
   - Летописца? Мая? Что за чушь?
   - Это правда, но это опасно! Она не должна рисковать!
   - Хм, Мая? - Дайрус что-то прикинул. - Что это на неё нашло? Лучше б в монастырь ушла. Я их скоро снова открою, моей будущей тёще это понравится. Кстати, я думал выдать Маю за кого-нибудь... Да, за Ворнхолма!
   - Ваше Величество, у меня уже есть невеста, - Георг вошёл в зал вместе с Валером Мэйдингором. - Думаю, Валер скоро объявит о моей помолвке с его дочерью.
   - Если я захочу, ты женишься на Мае! Я не забыл... - Георг и Валер напряглись, но тут вмешался Энгус:
   - Ваше Величество, стране необходим летописец! Лучше Маи никого нет, её дед тоже был летописцем.
   - Мая станет летописцем? - недоверчиво спросил Георг. - Почему?
   - Потому что необходимо остановить гибель страны! - резко бросил Энгус. - Вам есть кого предложить? Молчание Истинной Летописи слишком дорого обходится! Можно остановить Маю, но кто остановит дожди, вулканы, неурожаи, землетрясения? Валер, поправь меня, но мне докладывали, что твой замок в Рургарде почти разрушен?
   Валер хмуро кивнул. Рик огляделся, но даже Георг его не поддержал. Рик растерялся и хотел в одиночку искать Маю, но тут она сама вошла в комнату. Захар шёл следом. Георг посмотрел на Маю с каким-то восхищённым уважением, а Рик крикнул:
   - Мая, не делай этого! - и тут же понял, что опоздал. Она смотрела на него спокойно, отстранённо, почти равнодушно. Она подошла к трону и поклонилась Дайрусу:
   - Ваше Величество, летописец приветствует короля Сканналии Дайруса Первого. Истинная Летопись сообщила мне, что отныне вы - её повелитель, и моя обязанность повиноваться вам.
   У Рика закружилась голова. Он вспомнил её рассказ о смерти Ивара. Как слабая девушка сумеет выдержать такую нагрузку, как сможет отрешиться от реальной жизни, похоронить мечты, любовь? Ведь ей всего восемнадцать, как и ему самому! Накануне битвы Рик вспомнил, что у него дневник Маи, и хотел вернуть его ей, но взгляд упал на имя Ноэля, и Рик пробежал глазами несколько строчек. Затем он начал читать подряд всё, что не тронул огонь. Рик не сразу поверил своим глазам, потом вспомнил о её отношениях с Дайрусом, потом подумал о маме, а потом представил Маю рядом с отцом, и вдруг понял, что эта мысль кажется ему... нормальной. Мая любит отца - читая её признание, Рик в этом не усомнился - и она смогла бы избавить его от одиночества. Сам Рик хотел остаться в Нортхеде, Дайрус обещал ему титул барона, место в Королевском Совете, но отец... Он не любит политику и вернётся в Тенгрот, Рик был уверен. Рик вспомнил, с какой болью Мая осматривала разрушенную деревню, как любила, сидя в Корнхеде на берегу озера, смотреть на противоположный берег, как она закрыла собой отца, когда он упал от удара стражника на Волхидской площади в день казни Катрейны. Многое встало на места, но теперь этому конец!
   Дайрус тем временем смотрел на Маю, его глаза заблестели от удовольствия, он улыбнулся и приосанился:
   - Я принимаю твои услуги в качестве летописца, Мая. Я уверен, что твоя преданность нам и твои знания помогут тебе исполнить долг. С этого дня в Сканналии начнётся новая жизнь, и мне потребуются все, кому я могу доверять. Ты доказала, что заслуживаешь моего доверия, и я благодарю тебя за службу. Отныне и до самой смерти ты - летописец!

Эпилог


   Самайя устало присела в кресло, откинув гудящую голову на жёсткую спинку. Сегодня Дайрус сел на трон, завтра коронация, но её она не увидит - только опишет словами. Конечно, она будет выбираться наружу, общаться с людьми хоть иногда, но в основном теперь её место здесь.
   На стенах, в отличие от её прежней комнаты, не висело никаких изображений, только икона в углу. На столе на деревянных подставках лежали закрытая Истинная Летопись и её бумажная копия, а также чернильница, перо, серебряный карандаш, песочница и ножик для очинки перьев. Два окошка смотрели на восток и запад. На стенах светло-серого цвета много полок, заполненных книгами в кожаных переплётах с застёжками и лентами для закладок. На одной из полок у песочных часов лежал череп, на гвозде рядом висела шляпа Ивара. Вдоль стены пристроилась скамья с парой подушек, под которой умещалось два сундука и необычной формы металлический куб с замком. Самайя не стала его трогать - там чернила для Истинной Летописи. Она знала это, хотя ей никто не говорил.
   У одной стены в глубокой нише стояла кровать без балдахина под синим покрывалом с какими-то узорами. У кровати на подставке для ног были небрежно брошены чёрные домашние туфли с красной подкладкой.
   Ничего не изменилось со смерти Ивара, и Самайя не знала, будет ли что-нибудь менять. Больше всего ей хотелось рухнуть на кровать прямо в одежде и уснуть, но день в разгаре, и Летопись слишком долго молчала. Самайя вытащила сундук, открыла его и сунула туда шляпу, тапочки и череп. Остальное она оставит на потом, если решит что-то поменять. Слуги успели налить воды в пузатый умывальник, вбитый в стену. Самайя покрутила кран, сполоснула лицо над округлой раковиной, вытерла его висящим тут же полотенцем и подошла к столу.
   Чернильница почти опустела, но обычные чернила не проблема. Она достала большой сосуд из серебра с остатками Крови Огня. Пока хватит, но потом надо попросить кровь у Дайруса.
   Она медленно открыла Истинную Летопись. Пергамент был пуст. Припомнив наставления отца, Самайя наклонила сосуд, и тонкая чёрная с красным оттенком вязкая жидкость растеклась по поверхности листа, мгновенно впитавшись в него. Вскоре появились буквы, и одна за другой начали формировать слова. Самайя открыла рукописную книгу, куда Ивар внёс последние записи о подготовке её казни, и до вечера писала о похоронах Айвариха, о помолвке Георга Ворнхолма и Ванды Мэйдингор, о продолжающихся в городе беспорядках, новых назначениях, и лишь когда Летопись сообщила, что Дайрус с Калерией отправились в спальню, Самайя отложила перо.
   На следующий день состоялась коронация, а вечером Самайя по приказу Дайруса прибыла на пир. Она смотрела на знакомых и незнакомых людей, но чувствовала себя чужой, и даже Рик смотрел на неё не так, как всегда.
   По крайней мере, жизнь теперь наладится, подумала она. У Ноэля есть Рик, Георг собирается жениться, и они с Валером войдут в Совет, как и Энгус, который не только спас Ноэля, но ещё и помог взять город почти без боя. Иглсуд после объяснений Георга больше не обвинял Ривенхедов в смерти Тории, зато рьяно проклял Айвариха и отправил сына в королевскую стражу. Представители разных родов спешили поклясться в верности новому монарху. Сколько из них сдержат слово, Самайя не решилась бы предсказать. Баронский титул Орланда перешёл Рику, но многие были этим недовольны даже после того, как Дайрус издал приказ, даровавший племяннику привилегии законного сына, кроме прав на трон. Ривенхеды смотрели на Рика с нескрываемым презрением. По крайней мере, ни один не посмел усомниться, что Рик - потомок Свенейва. О браке с Анной Ноэль промолчал.
   За столом Эйвард и Николь Ривенхеды вместе с вездесущим Теодором шумно обсуждали, как восстановить права прежней веры, негодуя по поводу распространившихся языческих нравов и зарианских церквей. Дайрус собирался отменить часть законов Айвариха, обсудить, как пополнить казну, подготовить свадьбу с Марцией, убрать флот Барундии и Лодивии от гаваней, написать монархам разных стран о событиях в Сканналии... Дел было так много, что изрядно выпивший Дайрус пожаловался ей, как его всё задолбало. Самайя заметила презрительную усмешку Георга, который переглянулся с Валером и предложил предоставить им с новоиспечённым бароном Сиверсом формирование королевской и городской стражи и восстановление работы рудников в Рургарде. Энгус пообещал заняться оживлением торговли, финансов и религиозности, на что Теодор возразил, что вера - дело доминиарха. Дайрус нахмурился и заметил, что по действующему закону не доминиарх глава церкви, а король, и Теодор замолчал. Первый день правления Дайруса Первого закончился.

Конец.



Оценка: 8.50*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Огинская "Касимора. Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | У.Гринь "Швабра и шампанское, или Танцуют все!" (Женский роман) | | А.Минаева "Дыхание магии" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Рымарь "Притворись, что любишь" (Современный любовный роман) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | А.Максимова "Ангел для Демона" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Забавы ради... " (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"