Вольф Эфраим: другие произведения.

События На Украине В 1917-1920 гг. И Евреи (Книга первая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Подробно рассмотрена история Украины периода 1917-1920 годов, роль евреев в становлении украинской автономии на отдельных этапах истории этого периода, и судьбы еврейских общин всех регионов Украины, входящих на тот период в черту оседлости.


СОБЫТИЯ НА УКРАИНЕ В 1917-1920 гг. И ЕВРЕИ

(Книга первая)

  
   Светлой памяти авторов фундаментальной работы о погромах на Украине в период 1917-1920 гг. Ильи Чериковера и Иосифа Шехтмана посвящается.
  
   Предисловие доктора Владимира Левина
   Предлагаемая читателям книга Э. Вольфа по истории евреев Украины в период революций 1917 года и Гражданской войны представляет зна­чительный интерес не только для профессиональных историков. Она рассчитана, прежде всего, на широкие читательские круги -- на всех, кто интересуется историей еврейского и украинскою народов.
   Этот труд -- часть обширнейшей темы "Евреи на Украине и в России". А тема, безусловно, всегда заслуженно привлекала и привлекает внимание ис­следователей. Между тем, как известно, почти все годы существования советской власти история евреев в бывшем Советском Союзе практиче­ски не изучалась и не освещалась. А если и появлялись такие исследо­вания, то роль и место евреев в истории страны рассматривались боль­шей частью в отрицательном плане.
   Особенно заметной была эта тенденция, когда речь шла об евреях Украины, ибо здесь евреи жили на протяжении многих веков. Именно тут, в пределах введенной в конце XVIII века "черты оседлости", жило свыше 40% всего еврейского населения Российской империи и сфор­мировался центр еврейской культуры, еврейской духовной жизни.
   Книга посвящена одному из тяжелейших времен в жизни укра­инских евреев -- от победы Февральской революции 1917 года до разгрома армии Деникина в начале 1920 года. Автор убедительно по­казывает, как непрекращающиеся боевые действия, бесконечная сме­на властей принесли евреям Украины неисчислимые бедствия. Доста­точно заметить, что в 1917-1920 гадах только в Киеве власть менялась 14 раз. Что тогда говорить об уездных городках и тем более местеч­ках, куда к тому же наведывались различные банды и крестьянские повстанческие отряды. Отсюда и невероятно нестабильное положение евреев, ибо почти каждая смена власти, а тем более разбойничьи набе­ги разных "атаманов" и "ватажков" оборачивались для евреев жесто­кими погромами.
   Причём, как убедительно показано в книге, к погромам прибегали практически все воюющие стороны: и воинские части Украинской Директории, и красноармейские, и деникинские войска, и повстанцы. Автор приводит развернутую статистику погромов.
   Конечно, не только об этом идет речь в книге. Она знакомит нас с участием евреев в политической борьбе, в общественной жизни, рас­крывает достаточно сложную гамму украинско-еврейских взаимоотношений.
   И -- что выгодно отличает книгу Вольфа,-- все это показано на широком историческом фоне политических и военных событий на Украине в исследуемый период. Автор рассказывает о полной проти­воречий борьбе украинского народа за создание своей государствен­ности в условиях жесточайшего сопротивления этому как со стороны российских большевистских властей, так и сторонников единой неде­лимой России -- деникинцев. И те, и другие пытались военной силой подавить стремление Украины к независимости, превратить ее по су­ти в колонию России.
   В соответствии с замыслом автора каждая из девяти глав предла­гаемого на суд читателя исследования, состоящего из двух книг, по­священа конкретному этапу событий 1917-1919 годов на Украине. В них речь идет, в частности, о пребывании Украины под властью пет­роградского Временного правительства, Центральной Рады, больше­виков, гетмана, Украинской Директории, деникинцев, показано отно­шение этих властей к евреям, к "еврейскому вопросу".
   Особого внимания заслуживает первая глава, хотя формально она выходит за рамки исследования. В ней, опять-таки на фоне показа эко­номического положения, политической борьбы на Украине, особенно развития украинского национального движения, подробно рассказано о появлении еврейских партий и организаций, становлении сионист­ского движения в конце XIX -- начале XX веков.
   Автор не ограничивается территорией Украины, входящей в состав Российской империи. На протяжении всего труда изложены в хроноло­гическом порядке также события в Восточной Галиции, входившей в рас­сматриваемое время вначале в состав Австро-Венгрии, а затем Польши.
   В книге использован широкий круг печатных источников, подав­ляющее большинство которых было опубликовано после Граждан­ской войны за пределами СССР и практически было недоступно для советских граждан. Это прежде всего мемуары видных деятелей укра­инского и еврейского национальных движений, а также генералов бе­лой армии.
   Нет сомнения, что книга Э. Вольфа будет благожелательно встре­чена читателями как в Израиле, так и на Украине.
  

ОТ АВТОРА

  
   Первоначально настоящая работа была задумана как приложение к трилогии "Евреи на Украине и в России" (книга первая "Евреи на Ук­раине до 1792 года", приложение -- "Религиозный быт евреев", книга вторая "Евреи в Российской империи и при Временном правительстве", приложение -- "События на Украине в 1917-1921 гг. и евреи"; книга третья "Евреи в СССР", приложение -- "Движение за алию").
   В ходе написания приложение к первой книге разрослось в отдель­ную книгу (135 страниц), а приложение ко второй книге -- в книгу в несколько сот страниц, хотя объем глав II и V не изменился, а хроно­логические рамки рассматриваемых событий были несколько сужены. Осталась ненаписанной глава X о событиях па Украине в 1920-1921 гг.
   Оставшееся ненаписанным мыслилось в следующем плане:
   Глава Х. События на Украине и евреи в 1920-1921 гг.:
   а) польско - советская война; .
   б) правительство и армия УНР под польской эгидой;
   в) третий Зимний поход;
   г) антибольшевистские крестьянские восстания на Украине;
   д) антиеврейские эксцессы и погромы на Украине в рассматривае­мый период;
   е) страшный удар, нанесенный советской властью еврейству как торгово-промышленному классу и религиозной общности.
   Эпилог: некоторые итоги господства большевиков в 20-е - 30-е го­ды XX века
   а) страшный удар, нанесенный украинцам как преимущественно земледельцам- собственникам;
   б) расправа с бывшими членами украинских партий;
   в) страшный удар, нанесенный евреям как преимущественно торговцам и ремесленникам;
   г) расправа советских властей с бывшими членами еврейских партий.
   Дополнения:
   а) украинские политические партии и группы в эмиграции;
   б) эволюция мировоззрения Симона Петлюры; его политическое и
   гражданское завещание.
   Настоящая работа основана, главным образом, на трудах И. Чериковера, И. Шехтмана, С. Гольдельмана, А. Гуменера, П. Христюка, М. Стахова, Д Дорошенко, И Мазепы, А. Лукомского, Г. Раковского и Г. Покровского, а также на составленном С. А. Алексеевым сборнике "Революция на Украине по мемуарам белых".
   Все даты приведены по новому (григорианскому) календарному стилю. Идишские и украинские названия партий и их печатных орга­нов пишутся так, чтобы передать их звучание на соответствующем языке, иногда ценой отхода от обшепринятой русской орфографии. В ивритских словах звук: близкий к украинскому "г" или немецкому "h" обозначается "'" (апостроф).
   Автор выражает глубокую признательность редакторам книги первой Якову Михайловичу Сусленскому и Изабелле Самойловне Левиной и редактору книги второй Владимиру Самойловичу Левину, по совету которого внесено много изменений также в книге первой. Выражаю свою глубокую признательность оформителю настоящей работы Якову Леонтьевичу Менакеру, а особенно моей супруге Рахили за ценные советы и всестороннюю помощь.
  
  

Глава I

НЕКОТОРЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИЙ

  

А. СОЦИАЛЬНЫЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ТРАГЕДИИ ЕВРЕЕВ УКРАИНЫ И В РОССИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

  
   В своей семитомной работе "УНР в период Директории" доктор Матвей Стахов обращает внимание на то, что до революции в самой России проживало лишь 4% еврейства Российской империи.
   Отсюда он делает два вывода: а) еврейская проблема _ проблема не коренной России, а её нерусских окраин; б) еврейские лидеры должны были искать пути к взаимопониманию, главным образом, с нерусскими национальными движениями и в первую очередь с национальным движением Украины, где проживало свыше 41,3% еврейского населения Российской империи и где евреи составляли 9,4% населения края.
   Однако, продолжает автор, тогдашнее руководство еврейской нации из всех национальных движений Российской империи поддержало лишь польское. Что же касается украинского национального движения, то большинство руководства еврейской нации отнеслось к нему отрицательно, меньшая часть отнеслась к нему нейтрально, и совсем незначительная часть _ положительно.
   В этом М. Стахов видит главную субъективную основу еврейско-украинского антагонизма на Украине в рассматриваемый период.
   Главная объективная социально-экономическая причина этого антагонизма заключалась в том, что евреи на Украине были городской и торгово-промышленной нацией, а украинцы _ сельской и земледельческой нацией. Об этом ярко свидетельствуют данные переписи 1897 года (даже если учесть, что за последующие двадцать лет картина несколько изменилась).
   В конце XIX века в восьми украинских губерниях (Волынская, Подольская, Киевская, Черниговская, Полтавская, Харьковская, Екатеринославская, Херсонская) люди, занятые в сельском хозяйстве и добыче сырья, вместе с членами их семей составляли: у украинцев 90%, а у евреев _ 2,5%, в промышленном и ремесленном производстве соответственно _ 3,6% и 32%, в торговом посредничестве _ 0,9% и 43%, люди свободных профессий, разного рода рантье и чиновники _ 5,5% и 17,5%.
   Кроме социально-экономического, к объективным факторам антагонизма между украинцами и евреями следует, пожалуй, отнести их иноверие, а также диаметрально противоположные восприятия народной памятью хмельничины и гайдамачины, когда украинский народ выступал не как объект, а как субъект истории. Для украинцев это были периоды славной народной вольницы, а для евреев _ периоды геноцида. Веками у украинцев вырабатывался стереотип еврея как шинкаря-соблазнителя, торгаша-мошенника или бессердечного помещичьего пособника, а у евреев _ стереотип украинца как казака-разбойника или гайдамака-головореза. И разница заключалась в том, что у украинцев образы казаков и гайдамаков были овеяны ореолом славы и почитания, чего отнюдь нельзя сказать об образах шинкаря, торговца или помещичьего пособника у евреев.
   Для мобилизации масс на борьбу за достижение национальной независимости украинские лидеры должны были обратиться к казацко-гайдамацкому мифу. Такое обращение не могло не насторожить еврейских лидеров: они опасались, как бы это не привело к "третьей гайдамачине" (термин С. Дубнова, который хмельничину называл "первой гайдамачиной"). К сожалению, эти опасения оказались не напрасными.
   Достижения Февральской революции удовлетворяли большинство еврейства, являющегося "торгово-промышленным классом". Не хватало ему разве что культурной автономии, но оно бы, без сомнения, легко достигло и этой цели, не будь Октябрьского переворота. Для абсолютного же большинства украинцев, являющегося "крестьянским классом", Февральская революция была явно недостаточной: она не решила аграрной проблемы, а Петроград едва ли готов был предоставить Украине территориальную автономию, не говоря уже о суверенной государственности.
   Исторически сложилось так, что на территории Российской империи образовалось пять культурных общностей евреев: бухарская, горская (кавказская), грузинская, польская и российская (включающая в себя, в частности, и евреев Украины). Все они с точки зрения своих экономических интересов были заинтересованы в сохранении единой Российской державы. С точки зрения культурных интересов в этом было заинтересовано лишь российское еврейство. Поэтому естественно, что польскому еврейству легче было поддержать соответствующее национальное движение, чем евреям Украины, не ставшим еще "украинским еврейством" и по инерции продолжавшим считать себя неразрывной частью "российского еврейства". Это не уберегло польских евреев от ярого антисемитизма польских националистов.
   В отличие от евреев, национально сознательные украинцы, как с культурной, так и с экономической точки зрения, были заинтересованы в выходе суверенной Украины из Российской державы.
   В заключение этого предварительного замечания отметим, что под "руководством украинской нации" в рассматриваемый период подразумевается руководство партий УСДРП (Украинская социал-демократическая рабочая партия), УПСР (Украинская партия социалистов-революционеров), УПСФ (Украинская партия социалистов-федералистов), УПСС (Украинская партия социалистов-самостийников). [Членов этих партий мы будем называть соответственно у. с.-д., у. с.-р., у. с.-ф., у. с.- с.]
   Поскольку руководство этих партий представляло господствующую нацию, то оно в той или иной мере несёт прямую или косвенную ответственность за всё, что совершалось на контролируемой их правительством территории, в частности _ за антиеврейские акции. Аналогично обстоит дело с гетманом, Директорией, руководством повстанческого движения и руководством добровольческого режима.
   Под "руководством еврейской нации" подразумевается руководство таких еврейских национальных партий и объединений, как блок общих сионистов и "Цеирэй-Цион", блок ортодоксальных группировок "Ахдут" ("Единство"), "Бунд", "Поалэй-Цион", "Фарейниктэ", "Фолькспартэй". Являясь руководством негосподствующей нации, оно в той или иной мере несёт прямую или косвенную ответственность за действия людей и группировок, находящихся под его влиянием. Оно ни в коей мере не ответственно за антиукраинские действия евреев-кадетов, евреев-эсеров, евреев-меньшевиков, евреев-большевиков и т.п. Еще менее ответственен за действия этих евреев весь еврейский народ.
   Для лучшего понимания описываемых событий рассмотрим некоторые аспекты истории украинских и еврейских политических партий до 1917 года.
  
  

Б. УКРАИНСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В ВОСТОЧНОЙ ГАЛИЦИИ И РОССИИ ДО ФЕВРАЛЯ 1917 ГОДА1.

  
   Первой украинской политической партией в современном смысле этого слова была УРП (Украинская радикальная партия). Учредительный съезд этой партии под председательством Ивана Франко состоялся во Львове осенью 1890 г. На нём присутствовало около 60 делегатов. Среди них _ Михаил Павлык, Емельян Терлецкий, Роман Яросевич, Евгений Левицкий, Владимир Охримович. Все они, в большей или меньшей степени, испытали на себе влияние идей Драгоманова.
   Программу партии составили Франко, Павлык, Яросевич по образцу программы Французской социалистической партии. В области социально-экономической эта программа включала, в частности, борьбу за коллективную, общественную организацию труда и коллективную собственность на средства производства.
   При этом предусматривалась, в определённых рамках, частная собственность на землю. В области политической программа предусматривала борьбу за свободу слова, печати, собраний, организаций и вероисповедания, за гарантии каждому человеку, без различия пола и национальности, возможности влиять на общественную, политическую и экономическую жизнь страны. Программа предусматривала автономию общин в вопросах, касающихся только их, создание условий для каждой народности свободно развивать свою культуру, предотвращение вмешательства духовенства в политику.
   Органом УРП стала газета "Громадськый голос" ("Общественный голос").
   В 1899 г. от УРП отделилось её левое крыло и образовало Украинскую социал-демократическую партию Галиции (УСДП) во главе с Николаем Ганкевичем, Романом Яросевичем, Евгеном Левицким, Юлианом Бачинским и Семеном Витыком. Партия отказалась от федерализма Драгоманова и, ожидая распада Российской и Австро-Венгерской империй, призывала к борьбе за создание единого и независимого украинского государства. С 1902 г. органом УСДП стала газета "Воля".
   В том же 1899 г. лидер "народовцев" (галицкий аналог приднепровских "украинофилов") Юлиан Романчук, разочаровавшись в возможности прийти к взаимопониманию с поляками, основал Украинскую национал-демократическую партию (УНДП), лишённую всякой социалистической и антиклерикальной окраски. Помимо "народовцев" в УНДП вошли также вышедшие из УРП функционеры её правого крыла, в частности Иван Франко, Кость Левицкий и Вячеслав Гудзиновский. В программе УНДП подчёркивалось, что в тех странах, где проживает несколько национальностей, должна быть установлена федеральная структура, исходящая из принципа равенства субъектов. Органом УНДП была газета "Дило".
   УРП, УСДП и УНДП действовали в основном среди крестьян. Благодаря
   поддержке греко-католического духовенства самой влиятельной из указанных трёх партий стала УНДП. В результате выборов 1907 г. украинцы Восточной Галиции были представлены в австрийском парламенте 17 национал-демократами, 5 радикалами и одним социал-демократом. УНДП постоянно сдвигалась вправо, и Иван Франко вышел из неё. Накануне Первой мировой войны лидерами УНДП были Кость Левицкий, Евген Петрушевич, Владимир Охримович и Леонгин Цегельский.
   В 1911 г. Александр Барвинский, считавший политику УНДП недостаточно католической, основал ХГС ("Хрыстыянсько-громадськый союз", т.е. "Христианско-общественный союз") с печатным органом "Руслан".
  
   * * *
  
   На Приднепровской Украине предтечами первых украинских политических партий были образованное в 1891 г. (по другим сведениям _ в 1892 г.) "Общество тарасовцев", возникшая в 1894 г. группа Ивана Стешенко _ Леси Украинки и основанная в 1897 г. "Общеукраинская беспартийная демократическая организация". Первое носило националистический характер, и в нем ведущую роль играли Владимир Боровик, Борис Гринченко, Иван Липа и Николай Михновский. Вторая носила социал-демократический характер, а третья _ либеральный.
   Инициаторами создания "Общеукраинской организации" были Владимир Антонович и Александр Конисский. Кроме них, почетными членами организации стали Павел Житецкий и Николай Лысенко. Своей активностью отличались члены организации Б. Бернгам, Н. Колоненко, А. Лотоцкий, Е. Чикаленко, Е. Тимченко. Роль органа организации играл журнал "Киевская старина".
   В 1903 г. под эгидой "Общеукраинской организации" в Полтаве был открыт памятник "отцу украинской литературы" Ивану Котляревскому. В том же году организация отметила также 35-летие музыкальной деятельности выдающегося украинского композитора Н. В. Лысенко, в 1905 году _ 35-летие литературной деятельности одного из лучших украинских прозаиков И. С. Нечуя-Левицкого.
   С 1900 г. постоянным представителем "Общеукраинской организации" в Петербурге был А. Лотоцкий. По инициативе А. Лотоцкого, Д. Мордовцева и П. Стебницкого в 1904 г. царское правительство обратилось с запросом в Российскую Академию Наук и в университеты ряда городов с просьбой высказаться по поводу Указа 1876 г. о запрете на печатное украинское слово. Российская Академия Наук и профессорский состав Харьковского и Киевского университетов высказались за отмену этого указа. С другой стороны, министр просвещения заявил, что свободное развитие украинского языка приведёт в российской Украине к разрушению русского языка и православной церкви и развитию радикализма, подобно тому, как это случилось в Галиции. Тем временем произошла революция, заставившая Николая II 17 октября 1905 г. издать Манифест, в котором, в частности, говорилось о свободе слова, демонстраций, организаций и т. п. Явочным порядком началось издание книг на украинском языке. После 1905 г. в Лубнах Полтавской губернии Николай Шемет издает первую в Российской империи свободную газету на украинском языке под названием "Хлибороб". 26 марта 1906 г. специальным циркуляром были отменены антиукраинские постановления 1863, 1876 и 1881 годов.
   К концу 1906 г. в российской Украине, Петербурге и Москве выходило 18 украинских газет и журналов. Журнал "Киевская старина" перешёл на украинский язык и под новым названием "Украина" просуществовал до конца 1907 г. Росту украинского национального самосознания в значительной степени содействовали получившие широкое распространение в этот период в российской Украине "просвиты", проводившие свою работу среди широких масс украинского населения исключительно на украинском языке. "Просвиты" открывали клубы и читальни для населения, налаживали выпуск на украинском языке научно-популярной литературы, организовывали лекции по украинской истории, культуре, литературе и искусству, оказывали помощь украинским музыкальным и драматическим кружкам. В этот период появляются школы с украинским языком преподавания. Одной из первых таких школ была школа в селе Богдановка Херсонской губернии, основанная Н. Н. Аркасом и просуществовавшая всего три года (1906-1908 гг.).
   В 1904 г. из "Общеукраинской организации" выделилась "Украинская демократическая партия" (УДП) во главе с Александром Лотоцким и Евгением Чикаленко, весьма близкая по своей идеологии к общероссийскому "Союзу освобождения", на базе которого позже возникла конституционно­-демократическая "Партия народной свободы". В конце 1904 г. по случаю 40-летнего юбилея судебных реформ Александра II "Союз освобождения" развернул широкую "банкетную кампанию" земств за преобразование России на конституционных началах. На Левобережной Украине в этой кампании приняла активное участие УДП.
   В начале 1905 г. из УДП выделилась "Украинская радикальная партия" во главе с Борисом Гринченко и Сергеем Ефремовым.
   В июне 1905 года в Полтаве состоялось совещание УДП, УРП и УНП (Украинская народная партия _ см. ниже). Партии пришли к соглашению о необходимости включиться в борьбу прогрессивных сил России за демократическое преобразование страны на федеративных началах и бороться за образование Украинского автономного края со своим сеймом и столицей в Киеве. Сейм этот должен быть полноправным во всём, что касается внутренней жизни края, за исключением финансов, внешней торговли, военного дела и таможенных пошлин.
   В конце 1905 г. УДП и УРП объединились в "Украинскую радикально-демократическую партию" (УРДП) во главе с Б. Гринченко, Д. Дорошенко, С. Ефремовым, Ф. Матушевским и Е. Чикаленко. В программе УРДП говорилось о предоставлении Украине национально-территориальной автономии в рамках российского федеративного государства и о национализации земли, которая должна быть передана в распоряжение украинского национального сейма. УРДП была единственной украинской партией, участвовавшей в выборах в I Государственную Думу.
   В I Государственной Думе, которая открылась весной 1906 г., были 4 курии: землевладельческая, мещанская, рабочая и крестьянская. Сорок пять из ста двух депутатов I Думы от Украины образовали "Украинскую парламентскую громаду" во главе с Ильей Шрагом. Она издавала бюллетень "Украинский вестник", редактируемый членом УРДП Максимом Славинским, и первоначально вместе с представителями других территориальных нерусских наций входила в "Союз автономистов", где тон задавала Польская национал­-демократическая партия. Поскольку последняя была противницей радикальной земельной реформы, украинские депутаты вышли из "Союза автономистов" и вошли в трудовую фракцию Думы, в которой большинство составляли российские эсеры.
   В выборах во II Государственную Думу приняли участие три украинские партии _ УРДП, "Спилка" и УСДРП (см. ниже). Вторая из них провела в Думу 14 депутатов, а третья _ одного. Украинские депутаты II Государственной Думы издавали свой бюллетень "Родное дело", редактируемый Василием Доманицким.
   Вторая Государственная Дума начала свою работу в феврале 1907 года, но уже 3 июня того же года в нарушение своего Манифеста от 17 октября 1905 г. Николай II издал манифест о её роспуске на основании докладной записки председателя Совета министров Петра Столыпина о неблагонадёжности значительной части депутатов Думы. Начался более чем трехлетний период так называемой "столыпинской реакции", в ходе которой от репрессий пострадали также и украинские партии. "Спилка" и УСДРП ушли в подполье, а на базе отдельных групп УРДП образовалось ТУП ("Товарыство украинськых поступовцив", то есть "Общество украинских прогрессистов"), в котором ведущую роль стал играть М. С. Грушевский, недавно возвратившийся из Львова в Киев. ТУП объединяло в своих рядах умеренную интеллигенцию и было в тесной связи с российской Конституционно-демократической партией. Органом ТУП была газета "Рада", издание которой финансировалось Е. Чикаленко и В. Семиренко. В 1911 г. ТУП вошло во Всероссийский Союз автономистов-федералистов.
   В 1912 г. ТУП блокировалось с "Партией народной свободы", которая поддерживала требование свободного развития украинского языка и культуры, но категорически возражала против переустройства России на федеративных началах и предоставления Украине национально ­- территориальной автономии.
   Русские националисты (которых до своей смерти в 1911 году поддерживал Петр Столыпин) возражали не только против существования украинских политических партий, но и против любых украинских культурно-просветительных организаций, считая, что они "способствуют возрождению украинского сепаратистского движения". В соответствии с этой установкой на Украине закрывались "просвиты", а в 1910 г. по всей Российской империи было запрещено создавать любые общества инородцев (к которым причислены были и украинцы).
   Важнейшей публикацией социал-демократической группы Ивана Стешенко _ Леси Украинки была брошюра о Михаиле Петровиче Драгоманове, содержащая анализ его мировоззрения с позиций социал-демократии (1907 год). В ней отмечалось, что, вопреки мнению Драгоманова, украинское крестьянство не является однородной массой, а состоит из нескольких социальных слоев, и "народолюб должен чётко осознать, за интересы какого слоя он борется. Только заняв позицию того или иного слоя, он сможет сделать нечто реальное для слоя, который ближе его сердцу".
   Группа Ивана Стешенко _ Леси Украинки была малочисленной. Немногим больше было число членов Украинской социалистической партии (УСП), основанной в 1900 г. Лидеры этой партии _ Богдан Ярошевский, Мариан Меленевский, Владислав Михновский и некоторые другие,_ подобно "хлопоманам" старшего поколения, отвергли польскую культуру своих отцов и вернулись к украинской культуре своих дедов и прадедов. УСП имела типографию во Львове, но распространяла свою литературу почти исключительно на Приднепровской Украине.
   В проекте программы УСП содержалось пожелание, чтобы все социалистические партии России объединились в одну партию. Против такой тенденции энергично выступила группа И. Стешенко _ Леси Украинки в своей брошюре "Оценка проекта программы Украинской партии социалистической", опубликованной в 1901 г. В брошюре отмечалось, что партия, подобная той, о которой мечтает УСП, уже существует. Это _ Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП), основанная в 1898 г. Однако в ней, сознательно или подсознательно, намечается великорусский шовинизм. Поэтому нерусские социалисты в России должны создавать свои отдельные партии по национальному признаку. Также и русским следовало бы назвать свою партию не "российской", а "русской" или "великорусской".
   В 1902 г. УСП опубликовала брошюру "О программе УСП", в которой говорилось, что партия отнюдь не игнорирует национальный вопрос, но убеждена, что для победы над своими врагами социалистам России всех национальностей необходимо действовать в рамках единой Общероссийской социалистической партии. 22 января 1903 года вышел первый номер органа УСП "Добра новына" ("Благая весть").
   Значительно многочисленней, чем группа И. Стешенко _ Леси Украинки и УСП, была "Революционная украинская партия" (РУП), основанная в 1900 г. на собрании студенческих громад Харькова. Среди основателей РУП были, в частности, сыновья видных деятелей украинского движения _ Дмитрий Антонович, Михаил Русов и Дмитрий Познанский. РУП считала крестьянство основой украинской нации и главной силой будущей революции. Партия издавала газету "Сэлянын" ("Крестьянин") и теоретический журнал "Гасло" ("Лозунг").
   На первых порах у РУП не было своей программы, и молодые её основатели обратились к харьковскому адвокату Николаю Михновскому с просьбой написать проект программы партии. Михновский согласился, но написал не программу, а пропагандистскую брошюру, которую он назвал "Самостийна Украина". В том же 1900 г. она была издана во Львове.
   В брошюре "Самостийна Украина" утверждается, что украинский вопрос может быть решен в рамках единой и неделимой независимой Украины от Карпат до Кавказа. Н Михновский беспощадно бичует украинскую элиту прошлого за то, что она, вместо того чтобы служить своему родному народу, служила то ляхам, то москалям и, в конечном итоге, полностью полонизировалась и русифицировалась. Он выражает уверенность в том, что современная ему украинская элита будет служить лишь своему народу и добьётся его освобождения. Брошюра заканчивается словами: "Третья украинская интеллигенция вступает в борьбу за свой народ, борьбу кровавую, беспощадную. Украина _ для украинцев! И пока хотя бы один враг-инородец остаётся на нашей территории, мы не имеем права сложить оружие. Вперёд, ибо нам не на кого надеяться и нечего оглядываться назад!".
   Руководство РУП отвергло брошюру "Самостийна Украина" в качестве программного документа. Свою программу, в которой чувствовалось сильное влияние Эрфуртской программы германской социал-демократии, РУП приняла лишь в 1903 году. В области рабочего законодательства программа РУП ничем не отличалась от программ других социал-демократических партий. В области аграрной она требовала муниципализации земли, в области национальной _ образования Украинского автономного края в рамках российского государства.
   Ведущими теоретиками РУП были Дмитрий Антонович и Николай Порш. Влияние первого постепенно падало в связи с тем, что он недооценивал важность национальной проблематики. РУП явилась политической школой для многих ведущих деятелей украинской революции, таких, как Владимир Винниченко, Симон Петлюра, Владимир Чеховский, Борис Мартос, Андрей Левицкий, Михаил Ткаченко, Валентин Садовский, Александр Коваленко, Владимир Дорошенко и др.
   Своё первое "боевое крещение" многие деятели РУП приняли весной 1902 г., активно участвуя в антипомещичьем движении крестьян Полтавщины и Харьковщины. В своих листовках и брошюрах "руповцы" призывали к свержению самодержавия, передаче земли крестьянам, а фабрик и заводов _ рабочим. Среди украинских крестьян "руповцы" были более популярными, чем российские эсеры, также делавшие ставку на крестьян. "Руповцы" обращались к украинским крестьянам на их родном языке.
   В июне 1903 г. руководители РУП и УСП договорились о совместных действиях: журнал "Гасло" будет общим теоретическим органом; "Сэлянын" будет вести разъяснительную работу среди крестьян, а "Добра новына" -- среди рабочих. Однако уже в январе 1904 г. сотрудниче­ство между двумя партиями прекратилось из-за разногласий по нацио­нальному вопросу. Для пропаганды среди рабочих РУП стала изда­вать журнал "Праця" ("Труд"). Где-то в середине 1904 г. УСП пере­стала существовать. Ещё до этого один из её лидеров -- М. Меленевский -- перешёл в РУП, продолжая и здесь отстаивать своё мнение о необходимости включения партий украинских социалистов в обще­российскую социалистическую партию.
   Уже осенью 1904 г. вокруг М. Меленевского (который часто выс­тупал под псевдонимом "Басок") образовалась группа его единомыш­ленников, так называемая "группа пролетарских элементов", в кото­рую, в частности, входили Александр Йолтуховский-Скоропыс, Петр Каневец и Виктор Мазуренко.
   Во второй половине декабря 1904 г. состоялся I съезд РУП. Нико­лай Порш в своём выступлении предложил зафиксировать в програм­ме принципиальное право Украины на независимость. Его поддержа­ли Д. Антонович, В. Винниченко, Е. Гущинский, А. Жук, Василий Ма­зуренко, С. Петлюра, П. Понятенко, М. Ткаченко и другие.
   С резкой критикой предложения Н. Порша от имени своей группы выступил М. Меленевский, заявив, что принятие подобного предло­жения положит конец связям не только с РСДРП, но и с "Бундом". Со своей стороны М. Меленевский потребовал безоговорочного включе­ния РУП в РСДРП.
   Большинство делегатов съезда категорически отклонило предложе­ние Меленевского. Первый съезд РУП так и не закончил своей рабо­ты. В начале 1905 г. группа Меленевского вышла из РУП.
   В декабре 1905 года состоялся Второй съезд РУП. По предложению Н. Порша, В. Винниченко и Д. Антоновича РУП была переименована в УСДРП ("Украинскую социал-демократическую рабочую партию").
   В резолюции съезда по национальному вопросу отмечалось, что, в соответствии с правом наций на самоопределение, Украина имеет право на полную независимость. Однако, по тактическим соображениям, в данный момент следует ограничиться требованием национально-территориальной автономии.
   Партия выразила готовность вступить в РСДРП на следующих ус­ловиях: а) УСДРП признаётся единственным представителем украин­ского пролетариата, 6) во всём, что касается Украины, УСДРП будет независимой в своих действиях. Подобные требования были неприем­лемыми не только для большевиков, но и для меньшевиков. Россий­ские социал-демократы, в отличие от австрийских, были за предста­вительство пролетариата не по национальному, а по территориально­му признаку. Исключение они делали для Грузии, Латвии и СДКПиЛ (Социал-демократии Королевства Польского и Литвы).
   В революционные 1905-1906 гг. украинские социал-демократы вели активную национальную и социальную политическую борьбу как в легальных, так и в нелегальных рамках. В 1906 г. украинские социал-демократы издавали в Киеве журнал "Боротьба", а в Петербурге - "Вильна Украина", в 1907 г. в Петербурге -- журнал "Наша Дума" (редактор --Дмитрий Донцов), а в 1907-1909 гг. в Киеве -- журнал "Слово" (редакторы -- Симон Петлюра и Валентин Садовский). В революционные годы издавался также ежемесячник "Дзвин" (редак­тор -- Владимир Левинский). В связи с тем, что после разгрома рево­люции легальная работа в России стала невозможной, в 1909 г. УСДРП начала издавать во Львове свои бюллетени "Праця" и "Робитнык", а в 1910 г., вместо них, -- орган украинских социал-демократов Австрии и России ежемесячник "Наш голос".
   В марте 1907 года в Киеве состоялся III съезд УСДРП -- последний съезд партии при царском режиме. К этому времени партия насчиты­вала около трёх тысяч членов и большое число сочувствующих.
   Вышедшая из РУП группа Меленевского стала называться УСДС ("Украинська социал-демократычна спилка"), или просто "Спилка" ("Союз"). "Спилка" вошла в партию меньшевиков под названием "Украинский союз при РСДРП". В уставе "Спилки" говорилось, что она является частью РСДРП, "предназначенной для организации украинскоязычного пролетариата". В местностях, где нет комитетов РСДРП "Спилка" автономна в своей работе. В местностях, где таковые имеются, она координирует с ними свою работу. Комитеты "Спил­ки" состояли из бывших членов РУП и членов меньшевистских орга­низаций Украины. В отличие от других украинских партий того вре­мени, среди членов "Спилки" было много неукраинцев, в частности русских и евреев. Кроме вышеупомянутых лидеров "Спилки", её вид­ными деятелями были Е. Довженко, П. Тучапский, С. Завальский, С Подольский (Гойхберг), С. Соколов (Биск), Ю. Ларин (М. Лурье) и Р. Рабинович.
   Свою агитационно-пропагандистскую работу "Спилка" вела как на украинском, так и на русском языках. В 1905-1906 гг. "Спилка" насчи­тывала около шести тысяч членов, в то время как большевики на Ук­раине -- не более четырёх с половиной тысяч, а УСДРП -- около трёх тысяч. На выборах во II Государственную Думу в 1906 г. "Спилка" провела четырнадцать депутатов, а УСДРП -- только одного.
   Эта популярность "Спилки" в 1905-1906 годах объясняется, в част­ности, тем, что её агитация и пропаганда того времени соответствова­ли революционным настроениям крестьян. Крестьяне явочным поряд­ком захватывали и делили между собой землю, инвентарь, скот круп­ных землевладельцев. В декабре 1905 года в одной из своих резолю­ций съезд УСДРП осудил подобные акты крестьян, как бы предлагая ждать того времени, когда земельный вопрос справедливо будет разрешен конституционным путём. "Спилка" же, как в своём журнале на украинском языке "Правда", который начал выходить во Львове в ян­варе 1905 г., так и в своих прокламациях призывала крестьян не толь­ко к немедленному захвату и разделу помещичьих земель, но и к са­мовооружению путём захвата государственных складов оружия. Без­оружные крестьяне не смогут удержать за собой земель, отобранных у помещиков. "Спилка" призывала не только крестьян, но также и рабо­чих и солдат к вооружённой борьбе против существующего строя. Та­ким образом, являясь частью меньшевистской партии, "Спилка" фактически агитировала по-большевистски, но, в отличие от большевиков, она обращалась к украинским крестьянам на их родном языке.
   После поражения революции нелегальная работа "Спилки" в дерев­не расстроилась. В городах русифицированные рабочие были больше склонны слушать российских эсеров, меньшевиков и большевиков, чем агитаторов "Спилки". В 1908 г. к "Спилке" на короткое время присоединился Лев Троцкий. Некоторое время он возглавлял редак­цию "Правды", но это не содействовало её успеху. В июле 1909 г. в Женеве в качестве главного органа "Спилки" начал выходить журнал "Известия Украинского Союза" под редакцией меньшевиков Ф. Дана и А. Мартынова. Журнал этот имел постоянную связь с социал-демо­кратическими организациями Украины, в составе которых, однако, преобладали русские и евреи. Примерно в 1913 году "Спилка" пре­кратила существование.
   Поскольку руководство РУП отвергло в качестве своей программы брошюру Николая Михновского "Самостийна Украина", в 1902 году он основал свою партию, которую назвал "Украинская народная пар­тия". (Хотя этому названию соответствует аббревиатура "УНП". неко­торые авторы предпочитают для обозначения этой партии аббревиа­туру "НУП"). В том же году в Черновцах (Буковина) УНП издала ряд брошюр, свидетельствующих о социалистическом и, вместе с тем, на­ционалистическом характере этой партии, а с сентября 1905 года во Львове стал выходить орган УНП -- ежедневная газета "Самостийна Украина".
   В "Десяти заповедях УНП", в частности, говорилось: "1. Одна-единственная от Карпат до Кавказа независимая свободная демократиче­ская Украина -- республика рабочих людей -- вот национальный всеукраинский идеал... 2, Все люди -- твои братья, но москали, ляхи, угры, румыны и жиды -- это враги нашего народа, поскольку они гос­подствуют над нами и эксплуатируют нас. 3. Украина -- для украин­цев! Поэтому изгоняй из Украины инородцев-угнетателей. 4. Везде и всегда пользуйся украинской речью, пусть ни жена твоя, ни дети твои не оскверняют очага твоего речью инородцев-угнетателей... Не бери себе жены из чужого рода, ибо дети твои будут твоими врагами; ... Не дружи с врагами нашего народа, ибо этим ты придаешь им силу и отвагу; не имей общего дела с нашими угнетателями, ибо станешь предателем".
   В 1905-1906 годы УНП стояла на крайних позициях не только в об­ласти национальной, но и в социальной. В первом номере "Самостий­ной Украины" за 1905 г. говорится, что недопустима эксплуатация че­ловека другим человеком, обществом или государством. Без соблюде­ния этого принципа неосуществимы ни равенство между людьми, ни свобода каждого индивидуума в отдельности. В обществе, в котором господствует наёмный труд, даже при двухчасовом рабочем дне и при участии рабочего в доходах, наёмный рабочий вечно будет зависеть от работодателя, и совсем не важно, будет ли этим работодателем от­дельное лицо, общество или государство.
   В программе УНП, изданной в 1906 г., четко говорилось, что пар­тия борется за создание украинского независимого социалистического государства. Еще до этого в 5-м номере ежемесячника "Литературно-науковый виснык" Михаил Лозинский писал, что капиталистическое государство, пусть и независимое, не принесло бы трудящимся Укра­ины никакого облегчения.
   Выступая против централизма, УНП мечтала о независимом укра­инском государстве как своего рода федерации самоуправляемых зе­мель, считая, что именно такая структура позволит оптимальным об­разом учитывать специфику местных условий и потребностей. По пу­ти к полной независимости Украины УНП готова была временно сог­ласиться и на автономный статус для нее.
   Руководители УНП советовали украинцам не растрачивать свои си­лы на чужое дело и не участвовать в общей борьбе за демократизацию режима в России. Конечно, лучше было бы,-- говорили они,-- если бы в России установился конституционный режим: в его условиях ук­раинцам легче было бы бороться за свои права.
   В 1906-1907 гг. в Приднепровской Украине националистической на­правленностью отличались еженедельник "Ридный край", который издавала мать Леси Украинки Олена Пчилка сначала в Полтаве, а за­тем в Киеве, и киевский журнал "Ридна хата", редактируемый Никитой Шаповалом, который через десять лет стал одним из лидеров украинских социалистов-революционеров.
   После разгрома революции 1905-1907 годов Н. Михновский считал, что в интересах украинского народа УНП и УДП должны поддержать царское правительство в борьбе против российского демократическо­го движения. В своём "Дневнике" один из лидеров УДП Евгений Чикаленко писал: "На одном из наших съездов Н. Михновский горячо убеждал нас в том, что нам надо идти против жидов и российской де­мократии вместе с националистами во главе со Столыпиным; что толь­ко при помощи такой тактики мы добьёмся льгот для украинского сло­ва от правительства. Мы же доказывали ему, что московский национа­лизм исключает национализм украинский. И Столыпин позже это до­казал своими циркулярами против украинского движения". В 1912 г. начала выходить ежедневная националистическая газета "Сниг" под редакцией Н. Михневского и Быча-Лубенского. Видными членами УНП были братья Шеметы из Лубен и Александр Макаренко. Из галицийских украинцев по своим взглядам был близок к Украинской на­родной партии Леонгин Цегельский.
  

* * *

   Когда началась Первая мировая война, большинство украинских об­щественно-политических группировок Австро-Венгрии высказались за победу стран Четверного союза (Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии). Для координации своих действий 19 августа 1914 года они образовали во Львове "Главную Украинскую Раду". Председателем Ра­ды стал Кость Левицкий (УНДП), его заместителями -- М. Павлык (УРН) и Н. Ганкевич (УСДП), а секретарём -- С. Баран (УНДП).
   Рада призвала галичан записываться в Украинский легион для учас­тия в войне на стороне стран Четверного союза. Победа последнего приведёт к отторжению от России Приднепровской Украины, Дона, Кубани и Причерноморья, на территории которых возникнет незави­симое украинское государство со столицей в Киеве. Тридцать тысяч украинцев Галиции выразили готовность служить в легионе сечевых стрельцов, но австрийские власти ограничили численность легиона двумя тысячами. Австрийское правительство отклонило выдвинутую Главной Украинской Радой кандидатуру директора рогатинской гимназии Михаила Глущинского на пост командира легиона, и на этот пост был назначен Грегор Корсак, который пробыл на нём до конца войны.
   17 августа 1914 г. украинские с.-р. Владимир Дорошенко и Николай Зализняк и украинские с.-д. Дмитрий Донцов и Александр Жук основали во Львове СВУ ("Союз вызволэння Украины"). Вскоре в СВУ вошли лидеры "Спилки" М. Меленевский-Басок и А. Йолтуховский-Скоропыс. В начале сентября, когда русские войска стали приближаться к Львову, все учреждения и организации Львова перебазировались в Вену. Вскоре после этого СВУ опубликовал свою политическую декларацию "Наша платформа", в которой говорилось, что цель СВУ -- создание независимого украинского государства в форме конституционной монархии с демократическим внутренним устройством. Цель эта недостижима без поражения России Территория украинского государства будет определена на послевоенной мирной конференции.
   В начале мая 1915 г. в Вене на базе галицийской Главной Украинской Рады, Буковинского представительства и СВУ была образована Общая Украинская Рада. В её президиум вошли 25 представителей от галичан, 6 -- от буковинцев и 3 -- от СВУ. Председателем президиума: был избран Кость Левицкий, его заместителями -- галичане Лев Бачинский, Евгений Петрушевич и Николай Ганкевич, буковинец Николай Василько и один из лидеров СВУ Александр Йолтуховский-Скоропыс. 12 мая Общая Украинская Рада опубликовала обращение к народам мира, в котором говорилось, что её задачами являются создание независимого украинского государства на базе украинских земель России и Украинского автономного края в рамках Австро-Венгерской империи. Видя, что австро-венгерские власти отрицательно относятся к первой из этих задач, граф Николай Василько и Дмитрий Донцов, вышедшие из СВУ, готовы были согласиться на присоединение украинских земель России к Австро-Венгерской империи. Донцов обосно­вался в Швеции и вёл сепаратные переговоры с немецкими и австрий­скими властями.
   В России почти все члены ТУП, а также подавляющее число чле­нов УСДРП были "оборонцами", то есть сторонниками победы Рос­сии в мировой войне. Позицию эту, в частности, выражали издавае­мый в Киеве орган ТУП "Нова рада" и издаваемый в Москве под ре­дакцией С. Петлюры орган УСДРП "Украинская жизнь".
   С другой стороны, среди украинских студентов, сочувствовавших СВУ, было немало "пораженцев" (то есть сторонников победы стран Четверного союза). "Пораженцы" были также среди членов УСДРП, но они отмежёвывались от СВУ из-за его ставки на конституционную монархию.
   В феврале 1915 г. в Женеве стал выходить орган Заграничного бю­ро УСДРП "Боротьба", редактируемый Л. Юркевичем, видными сот­рудниками которого были А. Лола и Б. Дяк. Газета призывала украин­цев к вооружённой борьбе за свержение монархии и установление республики, которая предоставит автономию Украине. Украинцы призывались не проливать свою кровь ни за российскую, ни за авст­рийскую монархию. Собственно говоря, группа Юркевича, подобно большевикам, стояла за превращение империалистической войны в войну гражданскую, что не помешало Ленину, стоящему на анало­гичных позициях, обрушиться на группу Юркевича с резкими на­падками за её "буржуазный национализм". Несколько позже к пози­ции этой группы присоединился В. Винниченко. Во второй половине 1915 г. всё новые и новые ячейки УСДРП выступают против продол­жения империалистической войны. К ним присоединяются первые ячейки украинских эсеров, выделившиеся из общероссийской социал-революционной партии. Последние в 1915-1916 годах издавали в Кие­ве нелегальную газету "Боротьба". В Петрограде же в это время вы­ходила нелегальная газета местной ячейки УСДРП "Наша жизнь".
   Весьма патриотическую линию вплоть до последних месяцев 1916 года занимала ТУП, члены которой приняли активное участие в рабо­те Юго-Западного комитета Всероссийского Союза земств, занимавшегося оказанием медико-санитарной помощи армии. В Петрограде и Киеве они открыли лазареты для раненых украинцев. Однако в конце 1916 г. также и ТУП было за прекращение войны. Лишь Украинская народная партия во главе с Михновским была за продолжение войны до победного конца.

В. ЕВРЕЙСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В РОССИИ ДО ОКТЯБРЯ 1917г.3

  
   В конце XVIII -- начале XIX в. для евреев -- подданных Россий­ской империи был установлен целый ряд правовых ограничений. Вступление России в середине XIX в. на путь капиталистического развития и либеральные реформы, осуществленные в годы правления Александра II (1855-1881), привели к некоторому смягчению этих ог­раничений.
   В шестидесятые -- семидесятые годы XIX в. всё большее число ев­реев приобщается к русской культуре, чувствует себя преданными гражданами России, верит в скорое достижение российским еврейст­вом полного гражданского равноправия.
   Но вот грянули погромы 1881-1882 годов, обрушившиеся на сотни еврейских общин и унесшие многие еврейские жизни. Российская об­щественность -- как правая, так и левая, как часть власть имущих, так и часть революционеров -- оправдывала эти зверства.
   Многие евреи больше, чем когда-либо, почувствовали, что они ---пасынки России. Между евреями разгорелся спор: оставаться ли даль­ше в России в ожидании лучшего будущего или уезжать?
   С 1881 по 1914 год Россию покинуло около 1 млн. 980 тыс. евреев, преимущественно представителей беднейших слоев населения. В основном, это была эмиграция диффузная, не ставящая перед собой ка­ких-либо общенациональных целей.
   Некоторые же активисты эмиграции считали, что евреи должны со­браться на определённой территории и основать там свой националь­ный очаг. Одни считали, что такой очаг может быть основан лишь на исторической родине евреев -- Эрец Исраэл4, другие принципиально допускали построение еврейского национального очага на любой тер­ритории. Первых стали называть "ховэвэй-Цион" ("любящие Сион")5, а соответствующее движение -- "Хиббат Цион" ("Любовь к Сиону"), а вторых (уже позже) -- "территориалистами". О путях превращения еврейских поселений на общей территории в еврейский национальный очаг и о характере этого очага ни "ховэвэй-Цион", ни "территориалисты" особенно не задумывались.
   Летом 1882 г. в Эрец Исраэл прибыло несколько групп "ховэвэй-Ци­он" из России и Румынии и несколько групп йеменских евреев, воодушевленных мессианскими чаяниями. Новоприбывшие приступили к основанию небольших сельскохозяйственных поселений. Так нача­лась "первая алия" (массовое переселение евреев в Эрец Исраэл из диаспоры), в ходе которой до 1903 г. в страну прибыло около 10 тыс. евреев.
   Лидерами светского крыла движения "Хиббат Цион" были публи­цист Моше-Лейб Лилиенблюм и врач Леон Пинскер, а лидером рели­гиозного крыла -- видный талмудист раввин Шмуэл Могилевер.
   Пинскер в своей брошюре на немецком языке "Автоэмансипация" (сентябрь!882 г) и Лилиенблюм в серии статей на иврите под общим названием "Путь возвращения" (1883) отмечают, что ни просвещение, ни прогресс не избавляют человечество от ксенофобии. Евреев ненавидят как чужих, и ненависть эта будет существовать до тех пор. пока евреи будут проживать не на своей земле. Ассимиляция не мо­жет быть решением еврейского вопроса: с одной стороны, она непри­емлема для еврейских масс, а с другой -- доминирующее нееврейское население не примет теперь еврейской ассимиляции, ибо уж очень долго евреи отказывались ассимилироваться. Евреи должны отказать­ся от тщетной и вредной идеи, что кто-то их эмансипирует. Эманси­пация евреев -- дело рук самих евреев. Они смогут возродиться как полноценная нация, лишь собравшись вместе и создав свой нацио­нальный очаг. Приобретение земель и скота в Эрец Исраэл и создание там еврейских сельскохозяйственных поселений было для Лилиенблюма превыше всего. Ему принадлежит крылатое изречение: "Одна коза, при­обретенная евреем в Палестине, важнее десяти гимназий в диаспоре". Примерно за 40 лет до Лилиенблюма и Пинскера к идее автоэмансипации евреев пришел американский общественно-политический деятель и журналист Мордехай Мануэл Ноах. За полвека до них к идее автоэмансипации евреев с позиций ортодоксального иудаизма пришли независимо друг от друга раввин Торна (Пруссия) Цви-Гирш Калишер (1795-1874) и раввин Землина (Сербия) Ие'уда Алкалай (1792-1878). Они учили, что сверхъестественное избавление евреев, сопровождаемое сверхестественными явлениями, наступит лишь после их естественного самоизбавления, лишь после того, как они возвратятся в Эрец Исраэл и подготовят себя и свою страну к приходу Божественного по­сланца.
   Под влиянием идей Алкалая и Калишера раввин Шмуэл Могилевер ещё до погромов 80-х годов призывал евреев, решивших покинуть Россию, ехать не куда-либо, не в новый галут (изгнание), а на свою историческую родину. Когда в Эрец Исраэл возникли первые сель­скохозяйственные поселения, он много сделал для предотвращения их экономического краха.
   Светские "ховэвэй-Цион" призывали евреев к немедленному пере­селению в Эрец Исраэл, не уделяя большого внимания идеологиче­ской подготовке к этому переселению. Такому подходу, который поз­же стали называть "практическим сионизмом"6, одесский публицист Ахад 'а-Ам ("Один из народа" -- псевдоним Ашера-Цви Гинцберга, 1856-1927) противопоставил "духовный сионизм", сущность которого была им изложена в статье на иврите "Не таков путь" (1889).
   Ахад 'а-Ам считал, что переселение евреев всего мира в Эрец Исраэл невозможно. Поэтому необходимо создание в Эрец Исраэл духовного центра для обновления еврейской культуры и возрождения националь­ного самосознания евреев всего мира. Создать такой центр смогут лишь высокосознательные люди, пропитанные еврейской культурой, исполь­зующие иврит для повседневного общения, способные к духовному творчеству и к производительному труду. Прежде, чем переезд в Эрец Исраэл станет массовым, необходимо, чтобы туда переехали именно такие люди. В противном случае Эрец Исраэл не приобретёт притяга­тельной силы и не станет образцом для мирового еврейства.
   С целью подготовки кадров для такого духовного центра в 1889 го­ду Ахад 'а-Ам основывает нечто вроде масонской ложи -- орден "Бнэй Моше" ("Сыны Моисея"), просуществовавший восемь лет.
  

* * *

   Во второй половине 1897 г. почти все сторонники "практического си­онизма" и "духовного сионизма" вошли во Всемирную сионистскую организацию, основанную на принципах т.н. "политического сиониз­ма". Принципы эти были изложены венским журналистом, юристом по образованию, Теодором (Биньямином-Зеэвом) Герцлем (1860-1904) в его брошюре "Государство евреев (опыт современного решения ев­рейской проблемы}", которая была опубликована на немецком языке в феврале 1896 г. и в том же году была переведена на языки англий­ский, французский, русский, румынский и иврит. План Герцля сводился к следующему:
   1) создание Всемирной еврейской организации, которая явится пред­ставителем и юридическим органом еврейского народа в деле его кон­центрации на единой территории и создания на ней еврейского на­ционального очага; желательно, чтобы эта территория была Эрец Ис­разл, но если это окажется невозможным, то допустима и часть терри­тории Аргентины7 ;
   2) разработка плана создания будущего еврейского государства, ко­торый учитывал бы последние достижения науки и техники и был на­целен на оптимальную реализацию принципа социальной справедли­вости; основание Еврейской компании по сбору средств для осущест­вления этого плана;
   3) заключение гарантированного одной или несколькими великими державами соглашения между Всемирной еврейской организацией и государством, согласившимся предоставить часть своей территории для создания там еврейского национального очага;
   4) декларирование создания еврейского государства на оговоренной этим соглашением территории; организация массового переселения евреев на эту территорию и передача её участков в аренду частным лицам или коллективам.
   Вышеупомянутое соглашение должно содержать следующие эле­менты;
   а) Всемирной еврейской организации передаётся определённая тер­ритория для создания на ней еврейского национального очага; б) раз­решается неограниченный переезд евреев на эту территорию; в) еврейскому населению на этой территории предоставляется суверенное или автономное самоуправление, включающее право соблюдать внут­ренний порядок и вооружённую самооборону; г) мировое еврейство окажет услуги государству, предоставившему ему территорию для ев­рейского национального очага и постепенно выкупит земли на ней, принадлежащие неевреям.
   I конгресс Всемирной сионистской организации состоялся в Базеле (Швейцария) 29-31 августа 1897 г. На нём присутствовало 208 делега­тов из 16 стран. Российское еврейство было представлено 66 делега­тами. Среди них -- деятели движения "Хиббат Цион": Авра'ам Менахем Усышкин, Лео Моцкин, Владимир Тёмкин, Исраэл-Изидор Ясиновский, Герман Шапиро, Макс Мандельштам и Яков Бернштейн-Коган. Конгресс избрал Исполком Всемирной сионистской организа­ции из 15 человек, в который из российских евреев вошли: Я. Бернштейн-Коган, М. Мандельштам, И. Ясиновский, а также избранный заочно Ш. Могилевер. Президентом Всемирной сионистской органи­зации был избран Теодор Герцль, который оставался на этом посту вплоть до своей смерти.
   Конгресс принял так называемую Базельскую программу, гласив­шую: "Сионизм стремится создать для еврейского народа обеспечен­ное публичным правом убежище в Палестине. Для достижения этой цели Конгресс рекомендует: 1) содействие поселению в Палестине ев­реев-земледельцев, ремесленников и рабочих; 2) организацию и объе­динение всего еврейства с помощью местных и международных уч­реждений, в соответствии с законами каждой страны; 3) укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального само­сознания; 4) предварительные меры для получения согласия прави­тельств на осуществление целей сионизма".
   За несколько дней до открытия II Сионистского конгресса, 15-26 ав­густа 1898 г. в Варшаве состоялся I Всероссийский сионистский съезд, на котором присутствовало около 160 делегатов, из них 14 раввинов. Развернулись дискуссии о соотношении политико-дипломатической и поселенческой деятельности и о сионистской культурно-воспитатель­ной работе в соответствии с третьим пунктом Базельской программы.
   По первому пункту большинство делегатов во главе с Усышкиным, вопреки мнению Герцля, высказались за продолжение поселенческой деятельности независимо от успеха политико-дипломатической. Что же касается сионистской культурно-воспитательной работы, значение которой особенно подчеркивал Бернштейн-Коган, большинство орто­доксальных делегатов усмотрели в ней возможную угрозу иудаизму и потребовали или изъять ее из сионистской программы, или поставить под контроль особой раввинской комиссии.
   II конгресс (Базель, 28-31 августа 1898 г.), заслушав доклады Давида Вольфсона и Макса-Изидора Боденгеймера, принял Устав Еврейского Колониального банка8 , внеся в него некоторые изменения. Было при­нято компромиссное решение по вопросу соотношения политико-ди­пломатической и поселенческой работы.
   Опасаясь усиления конфликта между "культурниками" и ортодокса­ми, ортодоксы послали в Базель раввина Полтавы Элия'у-Акиву Рабиновича, поручив ему изложить их требования на II конгрессе.
   Президент конгресса д-р Теодор Герцль и вице-президенты д-р Макс Нордау и д-р рав Моше Гастер приложили все усилия, чтобы ультиматум, выработанный раввинами-делегатами Варшавского съезда, не рассматривался II конгрессом. Было поддержано предложе­ние Макса Нордау о развёртывании сионистского спортивного дви­жения9.
   Весной 1899 г., когда руководство Еврейского Колониального бан­ка окончательно отвергло требование Э.-А. Рабиновича немедленно прекратить субсидирование культурной работы, он и его единомыш­ленники покинули сионистское движение и стали решительными противниками политического сионизма.
   Слишком умеренная и осторожная политика Герцля, почти полно­стью сводившаяся к дипломатической деятельности, и недостаточно демократические методы руководства Всемирной сионистской орга­низацией привели к возникновению в ней "демократической оппози­ции", которая, собравшись в Базеле незадолго до открытия V конгрес­са, избрала свой президиум. В него, в частности, вошли Яков Бернштейн-Коган, Лео Моцкин и будущий многолетний президент Всемир­ной сионистской организации, а затем первый президент Государства Израиль Хаим Вейцман.
   Бернштейн-Коган ещё раз подчеркнул важность сионистской куль­турно-воспитательной работы среди широких масс еврейского насе­ления с целью привития им национального самосознания и вовлече­ния их в ряды сионистской организации. Он отметил неприемлемость принципа классовой борьбы для сионизма. Принцип этот ведёт не к консолидации, а к расчленению нации.
   Лео Моцкин высказался против культа личности, за открытость в работе сионистского руководства. Он потребовал, чтобы Еврейский Колониальный банк действовал в духе принципа социальной справед­ливости и содействовал созданию кооперативных хозяйств.
   Лео Моцкин отметил, что, хотя в прогрессивных кругах отрица­тельно относятся к филантропии, еврейский народ, среди которого бедняки составляют подавляющее большинство, не может позволить себе отказаться от помощи Эдмонда Ротшильда, Мориса де Гирша и других богачей. Вместе с тем еврейские трудящиеся должны позабо­титься о создании профсоюзных организаций для защиты своих ин­тересов.
   На V конгрессе (26-31 декабря 1901 г.) "демократической оппо­зиции" удалось провести следующую резолюцию: "Конгресс разъ­ясняет, что под понятием культуры он имеет в виду национальное воспитание еврейского народа, рассматривает эту работу как важ­ный пункт сионистской программы и вменяет ее в обязанность каж­дому сионисту".
   V конгресс постановил учредить Еврейский Национальный фонд для покупки земель в Эрец Исраэл (" Кэрэн-'а-Каемэт ле-Исраэл" )10.
   По предложению Теодора Герцля во Всемирной сионистской орга­низации был узаконен "федеративный принцип", то есть правомер­ность существования фракций или партий в рамках этой организации. По предложению Иехиэла Членова впредь конгрессы стали созывать­ся раз в два года, а между ними -- региональные конференции и съез­ды.
   Появление "демократической фракции" в сионистском движении ускорило консолидацию религиозных сионистов и создание ими на­ционально-религиозной фракции в сионистском движении, которую они назвали "Мизрахи" по имени духовного центра, основанного рав­вином Шмуэлем Могилевером в 1893 г. На учредительном съезде "Мизрахи" в Вильне, проводившемся 4-5 марта 1901 г. по инициати­ве раввина-педагога Ицхака-Яакова Рейнеса и еврейского религиозно­го историка Зеэва Ябеца (Вольфа Яветса), присутствовали 72 делегата, из них 24 раввина11.
   В августе 1902 г. под председательством Йехиэля Членова в Мин­ске состоялся П Всероссийский сионистский съезд, на котором при­сутствовало свыше 500 делегатов; фракция "Мизрахи" была пред­ставлена 160 делегатами, "Демократическая фракция" -- 60. Осталь­ные делегаты составили как бы "центр". Съезд, в частности, признал "правомерными два существующих течения в вопросе воспитания на­рода -- национально-традиционное (религиозное) и национально-про­грессивное (светское)" и избрал две независимые друг от друга комис­сии по культуре -- религиозную и светскую.
   В конце XIX в. во всемирном сионистском движении возникло социалистическое течение немарксистского толка, теоретической осно­вой которого явилась работа Нахмана Сыркина "Еврейский вопрос и еврейское социалистическое государство", опубликованная в Вене на русском языке в 1898 г. В этой работе Сыркин отмечает, что создание еврейского государства будет сопровождаться массовым переселени­ем евреев, которое немыслимо без центрального планирования, без национального капитала. Поэтому будущее еврейское государство должно быть социалистическим. Лишь посредством планирования возможно создать экономику на голом месте. Лишь в рамках коллек­тивов можно продуктивизировать евреев, прибывших из диаспоры, и привить им навыки физического труда, в частности труда земледель­ческого.
   Сразу же после появления работы Сыркина "Еврейский вопрос и еврейское социалистическое государство" в разных местах Восточной Европы стали возникать кружки его последователей, которые называ­ли себя "поалэй-Цион" ("рабочие Сиона"). По призыву Нахмана Сыркина в конце 1901 г. в Минске состоялся нелегальный съезд пред­ставителей кружков "поалэй-Цион" с целью создать единую партию. Цель эта была реализована лишь четыре года спустя (см. ниже).
   Члены кружков "поалэй-Цион" изучали иврит и еврейскую историю, проходили определённую профессиональную подготовку, а часть из них переезжала в Эрец Исраэл. Такой же была деятельность кружков "цеирэй-Цион" ("молодёжь Сиона"), которые стали создаваться в Вос­точной Европе, начиная с 1903 г. Но в то время как кружки "поалэй-Цион" состояли исключительно из еврейских рабочих и интеллигентов-социалистов, в кружках "цеирэй-Цион" были представлены люди раз­личных мировоззрений и различного социального статуса.
   Питомцы "поалэй-Цион" и "цеирэй-Цион" составили актив второй алии (1904-1914 гг.).

* * *

  
   В конце октября -- начале ноября 1897 г. на нелегальном съезде в Вильне представителями еврейских социал-демократических групп была основана первая еврейская политическая партия в России "Бунд" (что на идиш означает "Союз", полное название: "Всеобщий еврей­ский рабочий союз в Литве, Польше и России"). В числе основателей "Бунда" были Аркадий Крамер, Владимир Косовский, Леон Гольдман, д Мутник и Ш. Кац. В марте 1899 г. "Бунд" вошёл в РСДРП в каче­стве "автономной организации, ведущей самостоятельную работу сре­ди еврейских рабочих".
   В первые годы своего существования "Бунд" не выдвигал никаких специфических национальных требований (если не считать требова­ния предоставления евреям гражданского равноправия). Но затем, дод влиянием съезда Социал-демократической партии Австро-Венгрии, который состоялся в 1899 г. в Брюнне (ныне Брно), на своём IV съезде (май 1902 г., Белосток) "Бунд" потребовал от руководства РСДРП преобразовать партию в федерацию национальных групп и постано­вил бороться за предоставление экстерриториальным нациям России национально-культурной автономии, то есть передачу вопроса об их культуре и образовании из ведения правительственных органов под контроль соответствующих экстерриториальных наций. Что касается евреев, "Бунд", в частности, потребовал предоставления им возмож­ности пользоваться языком идиш в органах местного самоуправления, в судебных и присутственных учреждениях. Теоретическую разработ­ку указанных постановлений IV съезда "Бунда" сделал В. Косовский в своей брошюре "К вопросу о национальной автономии Российской СДРП" (1902). Начиная с 1902 г. на первое место в "Бунде" выдвига­ется Марк Либер (Михаил Гольдман), брат Леона Гольдмана, который к этому времени стал решительным противником "Бунда", не согла­сившись с резолюцией его IV съезда. М. Либер возглавил делегацию "Бунда" на II съезде РСДРП, который состоялся в Лондоне в 1903 году. В делегацию эту вошли также И. Айзенберг, В. Косовский, В. Медем, И. Портной и А. Крамер (последний -- с совещательным голо­сом). После того как большинство делегатов II съезда РСДРП отказа­лось признать "Бунд" единственным представителем еврейского пролетариата в Российской империи, бундовцы покинули съезд, заявив о выходе "Бунда" из РСДРП. После этого "Бунд" дважды возвращался в состав РСДРП _ в объединённую партию в 1906-1907 гг. и как автономная фракция меньшевиков в 1912-1917 гг.12
   В 1904 году Владимир Медем опубликовал в "Вестнике Бунда" ряд статей, в которых противопоставил чрезмерной, по его мнению, активности В. Косовского, М. Либера и А. Крамера в о6ласти национальной политики принцип так называемого "нейтрализма": партия добивается предоставления евреям России национально-культурной автономии, но сама она не предпринимает никаких практических мер для предотвращения ассимиляции евреев. В 1906 г. статьи эти были опубликованы под названием "Социализм и национальный вопрос". Доктрина В. Медема была доминирующей в "Бунде" до второй половины 1910 г., когда и сам он от неё отказался.
   "Бунд" вёл широкую подпольную революционную работу, принимал активное участие в рабочих забастовках. В революции 1905-1907 годов в некоторых местах принимал участие в вооружённых выступлениях рабочих и в организации еврейских дружин самообороны. У "Бунда" было хорошо налажено издание партийной периодической печати на идиш и на русском языке, из которых упомянем лишь "Дэр вэкэр" ("Будильник"), "Арбэйтэр штимэ" ("Голос рабочего") и "Вестник Бунда".
   "Бунд" совместно с другими рабочими партиями организовывал в разных местах первомайские сходки трудящихся. В 1902 г. после разгона первомайской сходки виленский губернатор В. В. фон Валь приказал высечь 28 её нерусских участников _ 22 еврея и 6 поляков. Бундовец Гирш Леккерт стрелял в фон Валя и ранил его, за что 10 июня 1902 г. был повешен.
   "Бунд", который был принципиальным противником индивидуального террора, в редакционной статье 27-го номера своего органа "Арбэтэр штимэ", озаглавленной "Как надо отвечать на розги", частично оправдывал поступок Леккерта и на своей конференции в августе 1902 года в Бердичеве принял резолюцию о6 организованной мести. Однако уже на своём V съезде, состоявшемся в Цюрихе в 1903 г., "Бунд" отменил эту резолюцию.
  

* * *

  
   Ввиду развёртывания революционного движения в России и заметного участия в нём евреев власти стараются представить это движение как дело рук евреев. В борьбе с революционерами-евреями министр внутренних дел Вячеслав фон Плеве не брезгует никакими средствами. Под его эгидой акцизный чиновник, редактор газет "Бессарабец" (Кишинёв) и "Знамя" (Петербург) П. Крушеван и представитель департамента полиции Левендаль 6 апреля 1903 г., в последний день еврейской пасхи и первый день православной, на основании клеветнического обвинения евреев в ритуальном убийстве, организовали в Кишинёве погром, в результате которого 45 евреев было убито и 86 тяжело ранено. Было разрушено и разграблено свыше 1500 еврейских домов.
   Широкая общественность в России и за рубежом возложила на Плеве ответственность за Кишиневский погром, и в связи с этим он пригласил к себе руководителя минских сионистов Ш. Розенбаума и пообещал официально разрешить деятельность Всемирной сионистской организации в России, если она публично заявит о непричастности Плеве к погромам. Розенбаум отказался пойти на эту сделку.
   4 июня 1903 г., мстя Крушевану за организацию Кишиневского погрома, на него совершил неудавшееся покушение член одного из кружков "Поалэй-Цион" киевский студент Пинхас Дашевский. Дашевского приговорили к пяти годам каторги. Он отсидел только три года, а затем был помилован (Кстати, умер Дашевский в 1934 году в советской тюрьме).
   То ли вследствие отказа Ш. Розенбаума реабилитировать Плеве, то ли вследствие покушения Дашевского на Крушевана, 24 июня 1903 г. министерство внутренних дел издало циркуляр о запрещении сионистской деятельности в Российской империи, мотивируя это тем, что такая деятельность ведёт к повышению национального самосознания евреев, препятствует ассимиляции евреев и приводит к усилению межнациональной вражды, а это "противоречит началам русской государственной идеи и поэтому не может быть терпимо"13..
   После Кишиневского погрома в Петербурге активизировалось созданное еще в 1900 г. Бюро защиты евреев, которое возглавляли адвокаты М. Винавер, Г. Слиозберг, историк М. Кулишер, видные общественные деятели М. Брамсон, А. Браудо, Ю. Бруцкус и Я. Г. Фрумкин. Бюро в меру своих сил и возможностей вело борьбу против всех проявлений юдофобии и за достижение равноправия российского еврейства.
   В сентябре 1903 г. в Гомеле произошёл погром, во время которого погибло10 евреев. Впервые в истории России громилам, поддерживаемым полицией и войсками, было оказано вооружённое сопротивление двумя отрядами еврейской самообороны, один из которых был под эгидой "Бунда", а другой, которым руководил Йехезкэл Ханкин, под эгидой минской группы "Поалэй-Цион". После столкновения с войсками и полицией раненому Йехезкэлу Ханкину и его 13 товарищам удалось скрыться, и в январе 1904 г. они прибыли в Эрец Исраэл.
   В сионистской историографии прибытие Йехезкэла Ханкина в Эрец Исраэл считается началом Второй алии, которая продолжалась до августа 1914 г. и в ходе которой в Эрец Исраэл прибыло около 40 тысяч евреев.

* * *

   Обеспокоенный судьбой российских евреев, в августе 1903 г. Теодор Герцль отправился в Петербург, где встретился с В. Плеве и некоторыми другими царскими сановниками.
   В результате разговоров с ними и бесед с российскими евреями Теодор Герцль пришёл к выводу, что обстановка в России погромная, и ради спасения жизни российских евреев необходимо срочное создание убежища для них. Поэтому придется согласиться на выдвинутое в начале 1903 г. министром колоний Великобритании Джозефом Чемберленом предложение о создании еврейского национального очага в Уганде (предложение это было первоначально отвергнуто Герцлем).
   "Угандийский проект", представленный Герцлем на рассмотрение VI конгресса (23-25 августа 1903 г.), был встречен многими делегатами враждебно. Сама идея создания еврейского национального очага не в Эрец Исраэл возмутила большинство российских сионистов. Не успокоило их и заверение ближайшего соратника Герцля Макса Нордау, что Уганда _ лишь временное убежище, лишь "полустанок на пути к созданию постоянного еврейского национального очага в Эрец Исраэл".
   За посылку комиссии в Уганду и выяснение возможности переселения туда евреев проголосовало 295 делегатов, против _ 178, воздержалось _ 132. После голосования противники "угандийского проекта" покинули зал заседания. Они вернулись лишь на второй день после личной просьбы Теодора Герцля, заверившего их, что вопрос об уганде будет рассмотрен снова на VII конгрессе.
   В промежутке между двумя конгрессами, 3 июля 1904 года, умер Теодор Герцль а сионистское движение разбилось на два лагеря. В России сторонники построения еврейского национального очага только в Эрец Исраэл стали называть себя "ционэй-Цион" ("сионисты Сиона"). Их противники, допускавшие построение еврейского национального очага также и в других местах, стали называть себя "чисто политическими сионистами". Первых возглавил Авра'ам-Менахем Усышкин (который на VI конгрессе не присутствовал), а вторых _ Макс Мандельштам.
   На VII конгрессе, который состоялся в Базеле 26 июля _ 2 августа 1905 г., 750 делегатов (среди которых большинство составляли "ционэй-Цион" ) представляли около 140 тыс. членов 70 сионистских организаций. На этом конгрессе "угандийский проект" был окончательно отклонен, тем более что комиссия признала Уганду непригодной для переселения туда евреев.
   Когда стали известны результаты голосования, лидер сторонников "угандийского проекта" английский писатель Исраэл Зангвил (1864-1926) заявил: "Я предпочитаю сионизм без Сиона Сиону без сионистов" и вместе со своими сторонниками (среди них _ социалисты во главе с Нахманом Сыркиным) оставил зал заседаний.
   Не покидая Базеля, вышедшие из сионистской организация делегаты VII конгресса образовали Еврейское территориальное общество (ЕТО14).
   VII конгресс избрал президентом Всемирной сионистской организации Давида Вольфсона. Помимо него в правление организации вошли: Леопольд Гринберг (Лондон), Якобус Кан (Гаага), Александр Марморек (Париж), Отто Варбург (Берлин), Яков Бернштейн-Коган и Авра'ам-Менахем Усышкин. Двое последних _ представители "поселенческого направления" в сионизме, остальные _ представители "дипломатического направления". Резиденция правления Всемирной сионистской организации переместилась из Вены в Кельн.
   Важнейшей вехой в истории мирового сионистского движения вообще и российского в частности был III Всероссийский съезд, который состоялся в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) 21-27 ноября 1906 года под председательством Йехиэла Членова.
  
   Съезд высказался за сочетание политической, поселенческой, экономической и культурно-воспитательной сионистской деятельности с борьбой за гражданские и национальные права евреев в странах их проживания. Особый интерес вызвали выступления Ицхака Гринбаума и Владимира Жаботинского. Ицхак Гринбаум заявил, что причиной кризиса в сионистском движении является вера в возможность внезапного и полного решения еврейской проблемы. Эта вера привела к пренебрежению практической подготовкой к переезду в Эрец Исраэл и поселенческой деятельностью там; к пренебрежению культурно-воспитательной работой и борьбой за гражданские и политические права евреев в странах их проживания. Такой подход к решению еврейского вопроса Гринбаум назвал "катастрофальным сионизмом". Он призвал отказаться от такого подхода и признать, что сионизм является постепенным и длительным процессом, признать, что сионизм _ это "постоянный процесс собирания национальных сил как в Палестине, так и в диаспоре". Можно сказать, что Гринбаум противопоставил революционному герцлевскому сионизму сионизм эволюционный.
   В своём выступлении Жаботинский потребовал: 1) оформить сионистское движение в России как особую партию; 2) на выборах во II Государственную Думу выдвигать кандидатов от этой партии по отдельному списку; 3) действовать в пользу созыва Всероссийского Национального собрания евреев для достижения культурно-национальной автономии российского еврейства; 4) активно участвовать во всероссийском демократическом движении.
   Жаботинский разъяснил, что демократизация страны предусматривает "последовательный парламентаризм, широкие политические свободы, автономию для национальных районов и обеспечение прав национальных меньшинств". Он подчеркнул, что борьба за гражданское и политическое равноправие евреев предусматривает предоставление им статуса национального меньшинства, обладающего внутренним самоуправлением, имеющего возможность пользоваться родным языком и использовать субботу в качестве дня отдыха.
   Доклады Гринбаума и Жаботинского были одобрены съездом, несмотря на возражения группы во главе с Даниэлом Пасмаником против преобразования российской сионистской организации в полити-ческую партию.
   В Центральный Комитет российской сионистской партии вошли: Юлиус Бруцкус, Борис Гольдберг, Ицхак-Лейб Гольдберг, Лев Яффе, д-р Йосеф Лурье, д-р Даниэл Пасманик, адвокат Шимшон Розенбаум. Было образовано шесть комитетов российской сионистской партии _ Южной России, Центральной России, Сибири, Прибалтийского края, Польши и Литвы. Местом пребывания ЦК был избран город Вильна.
   За несколько дней до открытия VIII Конгресса, проходившего в Гааге с 14 по 21 августа 1907 г., там состоялся IV Всерос­сийский сионистский съезд. На нём решено было предоставить Польскому краевому комитету Российской сионистской партии полную автономию в области внутренней пропаганды, структуры и бюджета. Съезд постановил, что каждый сионист, желающий одновременно стать членом какой-либо другой партии, должен оговорить себе в ней полную свободу действий в области еврейского вопроса. Органом российских сионистов на русском языке был официально объявлен журнал "Рассвет", редактором которого был избран А. Идельсон, а временным органом на идиш _ ежедневная газета "Дос идише фолк" ("Еврейский народ"). Съезд обязал каждого члена сионистской организации выписывать не менее одного её печатного органа.
   Центральным на VIII Конгрессе было выступление Хаима Вейцмана, делегированного английскими сионистами и полностью солидарного с "Гельсингфорсской программой". Он отметил необходимость синтеза поселенческой и дипломатической деятельности. Надо добиваться, чтобы еврейский вопрос не переставал быть международным вопросом, но вместе с тем нельзя ни на минуту прекращать практической деятельности, то есть поселенческой работы в Эрец Исраэл. Исполнительный комитет сионистской организации должен "стремиться к достижению чартера, но как следствия нашей работы в стране. Если мы теперь получим чартер, он будет не более чем клочком бумаги, но если мы будем работать в Эрец Исраэл, то он будет нашей кровью и нашим потом и будет прочен", - сказал Хаим Вейцман.
   Линия "синтетического сионизма", выраженная в этом докладе, была одобрена большинством делегатов конгресса. Конгресс принял решение об учреждении "Палестинской землераспределительной комиссии" и особого "Палестинского управления" для руководства поселенческой работой в Эрец Исраэл15.
   На VIII конгрессе официальным языком Всемирной сионистской организации был объявлен иврит, а его органом вместо немецкоязычного еженедельника "Ди Вельт" ("Мир" _ в смысле "Вселенная") стал ивритоязычный еженедельник "'А-Олам" (в том же значении), редактором которого был избран Авра'ам Друянов. Президентом Все-мирной сионистской организации и председателем её правления повторно был избран Давид Вольфсон, а его заместителями _ "практик" Отто Варбург и "политик" Якобус Кан.
   В рассматриваемый период состоялось еще три сионистских конгресса. На IX конгрессе (1909 г., Гамбург) Нахман Сыркин и группа его сторонников вернулись во Всемирную сионистскую организацию. На Х конгрессе (1911 г., Базель) в связи с принятием большинством делегатов предложения Нахума Соколова об усилении культурно-воспитательной сионистской работы часть делегатов от "Мизрахи" во главе с раввином Базеля доктором Артуром Ко'эном вышла из сионистского движения. Президентом Всемирной сионистской организации был избран Отто Варбург, который пробыл на этом посту до 1920 г. На XI конгрессе (1913 г., Вена) была принята резолюция о том, что каждый член Всемирной сионистской организации должен "сделать план переселения в Эрец Исраэл частью своей жизненной программы".
  
   Вскоре после окончания работы Х сионистского конгресса в Берлине состоялся V съезд всемирной организации "Мизрахи". Представители Швейцарии, Венгрии и Главное бюро организации предложили, чтобы "Мизрахи" вышла из Всемирной сионистской организации из-за резолюции Х конгресса о культурно-воспитательной работе и объединилась с ортодоксами­-антисионистами. Когда большинство делегатов V съезда отвергло это предложение, выдвинувшие его делегаты покинули движение "Мизрахи".
   Раскол во всемирной организации "Мизрахи" в 1911 г. ускорил процесс консолидации еврейской антисионистской ортодоксии, начавшийся в конце XIX в. Летом 1912 г. в Катовицах (Польша) состоялся учредительный съезд всемирной организации "Агудат Исраэл", на котором присутствовало около 300 делегатов, представляющих часть несионистских ортодоксов Венгрии, Польши, Литвы и Белоруссии. Среди делегатов съезда были также и бывшие члены Всемирной организации "Мизрахи", вышедшие из неё в 1911 г.
   В программной декларации "Агудат Исраэл", составленной Яковом Розенгеймом, говорилось, что организация приложит все усилия, чтобы мировое еврейство во всех областях жизни действовало в строгом соответствии с Торой (Пятикнижием) и Талмудом. В промежутках между съездами "Агудат Исраэл" высшими органами организации являются Центральный Совет, Исполнительный Комитет и Высший раввинский Совет (который позже стали называть "Моэцэт гдолэй `а-Тора", или "Моэцэт хохмэй 'а Тора", перевод по смыслу: "Совет высших авторитетов в области иудаизма"). Все принципиально важные вопросы с точки зрения иудаизма Исполком и Центральный Совет обязаны представлять на рассмотрение и утверждение Высшего раввинского Совета.

* * *

   В январе 1904 г. началась русско-японская война. В ней приняли участие около 30 тыс. евреев. Известны многие случаи героизма и отваги еврейских воинов. Двое из них, впервые в истории армии, были произведены в офицеры _ Трумпельдор и Столберг. Тем не менее официозная пресса травила евреев, обвиняя их в сговоре с японцами и в шпионаже.
   В августе-октябре 1904 г. прокатилась волна так называемых "мобилизационных погромов": перед отправкой на восток солдаты напивались и, как бы готовясь к предстоящим боям, громили евреев. Весной 1905 г. прокатились "демобилизационные погромы": возвращаясь с востока, солдаты громили евреев, пытаясь смыть еврейской кровью горечь поражения на японских фронтах.
   Экономические трудности, переживаемые Россией, и неудачная японская война вызвали крайнее напряжение в стране. Требовалась лишь маленькая искра, чтобы разгорелась революция. 9 января 1905 г. такой искрой послужил расстрел мирной демонстрации рабочих охраной Зимнего дворца. Началась первая русская революция.
   Волна забастовочного и революционного движения подымалась всё выше и выше. Официозная пресса объявила евреев главными виновниками создавшегося хаоса. В нагнетаемой ею юдофобской атмосфере летом 1905 г. по стране прокатились "антизабастовочные" и "антиреволюционные" погромы.
   Под давлением революционных и либеральных сил 17 октября 1905 года император Николай II издал манифест, дарующий гражданам России ряд политических свобод. На следующий день повсеместно произошли многолюдные демонстрации за и против этого манифеста, а вслед за ними по всей стране прокатилась небывалая по своему размаху волна "патриотических погромов", которые инспирировались в той или иной мере поддерживаемыми властями черносотенными "Союзом русских людей" и "Союзом хоругвеносцев", которые вскоре влились в более многочисленные "Союз русского народа" и "Союз Миха-ила Архангела".
   Погромы, продолжавшиеся до 29 октября, произошли в 666 населённых пунктах, из них: 6 _ в Белоруссии, 71 _ в Бессарабии, а остальные _ на Украине. Из украинских губерний наибольшее число разгромленных еврейских общин приходится на Черниговщину (329), наименьшее -- на Волынь (20). В октябрьских погромах приняли уча­стие представители почти всех слоев нееврейского населения. Правая и официозная печать поддержала погромы, левая и либеральная осуди­ла их. Многие исследователи считают, что октябрьские погромы 1905 года организовывались под эгидой дворцового коменданта генерала Ф. Трепова и вице-директора департамента полиции Рачковского.
   В связи с октябрьскими погромами в ноябре 1905 г. в Петербурге состоялось собрание еврейской общественности, на котором присут­ствовало около двух тысяч человек. С примечательной речью перед собравшимися выступил Усышкин. Он заявил, что евреи в немалой степени сами повинны в погромах. Они не организуются для отпора погромщикам и всегда надеются на чужих спасителей. Усышкин при­звал евреев взять свою судьбу в свои собственные руки и "не пола­гаться ни на радикалов, ни на либералов, ни на русскую социал-демо­кратию". Когда последние слова вызвали неудовлетворение в зале, Усышкин сказал: "Два лозунга провозглашены теперь в России: "Бей жидов!" и "Пролетарии всех стран, объединяйтесь!", и надо быть лег­коверным и слепым, чтобы думать, что первый, который насчитывает триста лет со времён Хмельницкого и гайдамачины, сейчас же усту­пит позицию второму, насчитывающему каких-нибудь двадцать лет. И кто может поручиться, что пролетариат не забудет, что его первыми учителями были Карл Маркс и Фердинанд Лассаль, как христиане за­были, кем был Иисус Христос и апостол Павел?" [Ицхак Маор "Сио­нистское движение в России", стр. 234-235].
   В бурные 1905-1906 гг. российские евреи создали свою правозащит­ную организацию -- "Союз полноправия" -- и четыре национальные политические партии. Возросло число еврейских культурно-просвети­тельных и образовательных учреждений, а также число еврейских пе­риодических и непериодических изданий на иврите, идиш и на русском языке. "Союз полноправия", или, точнее, "Союз для достижения пол­ноправия еврейского народа в России"16, был создан по решению совещания представителей еврейских общин 32 городов, состоявшегося в Вильне 25-27 марта 1905 г. по инициативе руководства Бюро защиты евреев. Это совещание постановило распустить Бюро защиты и создать более массовую организацию. Председателем "Союза полнопра-вия" был избран Максим Винавер, а секретарём -- историк Юлий Гессен.
   "Союз полноправия" поставил перед собой следующие задачи: 1) бороться против антисемитизма и погромов; 2) помогать жертвам погро­мов 3) добиваться самоуправления во всех делах еврейского народно­го быта; 4) добиваться права пользоваться еврейским языком в шко­лах судах и общественных заведениях, 5) добиваться созыва Всерос­сийского еврейского национального собрания для выработки статуса русского еврейства.
   Сионисты-несоциалисты приняли активное участие в основании и работе "Союза полноправия". Еврейские же социалисты разных на­правлений с "Союзом полноправия" не сотрудничали, считая его бур­жуазной организацией, но поддерживали его борьбу за культурно-на­циональные права еврейства.
  
   В годы первой русской революции кружки "поалэй-Цион" образо­вали две группировки: киевско-одесскую территориалистической ори­ентации и полтавско-харьковско-екатеринославскую -- палестинской ориентации. На основе первой в конце 1904 -- начале 1905 г., после совещания в Киеве, а затем в Одессе, была образована Сионистско-социалистическая рабочая партия (ССРП), а на основе второй в мае-июне 1906 г. -- "Социал-демократическая партия Поалэй-Цион". Ос­нователями ССРП были Яков Лещинский, Яков-Зеэв (Вульф) Лацкий-Бертольди, Шмуэл Нигер и Чернихов.
   В июле-августе 1905 г. ССРП приняла участие в работе VII сиони­стского конгресса. После того как большинство делегатов конгресса отвергло "угандийский проект", ССРП вышла из Всемирной сионист­ской организации и, несмотря на свой радикально-социалистический характер, вступила в Еврейское территориальное общество, возглавляемое либералом Исраэлем Зангвилем. К этому времени в составе ССРП наряду с "чистыми территориалистами" были также автономисты из минского филиала группы "Возрождение"17 .
   В марте 1906 г. в Лейпциге состоялся съезд ССРП. Он принял прин­ципиальное решение о том, что в будущем партия будет называться "Еврейской территориалистической рабочей партией", и отказался от требования культурно-национальной автономии для российского ев­рейства, как "уводящего его в сторону от правильного пути". Реагируя на отказ ССРП от автономизма, "возрожденцы" покинули съезд и вско­ре после этого основали "Социалистическую еврейскую рабочую пар­тию". ССРП часто сокращенно называли "партия СС", а её членов -- "эсэсовцы". "Эсэсовцы" вели энергичную пропаганду и агитацию как против "буржуазных сионистов", так и против "бундовцев", ут­верждая, что те не понимают истинных интересов российского еврей­ства. Руководствуясь, по выражению Я. Лещинского, "социалистиче­скими соображениями", "эсэсовцы" в области культуры делали ставку на идиш.
   В период революции 1905-1907 гг. к ССРП присоединилась группа членов "Социал-демократической партии Поалэй-Цион", перешедших на позиции территориализма, после чего численность ССРП достигла почти 27 тысяч человек. В этот период органами партии (на идиш) бы­ли: "Хроника ССРП", "Еврейский пролетарий" и "Новый путь" (позже переименованный в "Наш путь"). После поражения революции 1905-1907 годов часть примкнувших к ССРП социал-демократов-террито-риалистов (в частности, Б. Кацнельсон, Д. Ремез и А. Гарцфельд) вер­нулась в "Социал-демократическую партию Поалэй-Цион".
   В 1906 г. в Вене состоялся нелегальный съезд ССРП, который выд­винул лозунг "регулирования эмиграции" и высказался за созыв Всемирного еврейского конгресса в целях содействия эмиграции и создания Общего еврейского эмиграционного банка.
  
   Российская "Социал-демократическая партия Поалэй-Цион" была основана в Полтаве весной 1906 г. Бэром Бороховым и Ицхаком Шимшилевичем. Теоретической основой этой партии явилась работа Бэра Борохова "Классовая борьба и национальный вопрос" (1906 г.), а программной _ его работа "Наша платформа" (1906 г.) Органом этой партии была газета "Еврейская рабочая хроника" (Полтава, 1906 г.). Два раза в неделю выходила газета "Дэр пролетаришэ геданк" ("Пролетарская мысль") и раз в неделю _ "Форвэртс" ("Вперёд").
   Первоначально российская "Социал-демократическая партия Поалэй-Цион" вела свою агитационно-пропагандистскую и культурно-просветительную работу на иврите и координировала свои действия как с международным рабочим движением, так и с Всемирной сионистской организацией. В период революции, несмотря на выход из неё социал-демократов территориалистической ориентации, российская "Социал­-демократическая партия Поалэй-Цион" насчитывала около 25 тысяч членов. В 1907 г. она явилась ядром всемирного объединения "Поалэй-Цион", оформившегося как федеративная часть Всемирной сионистской организации; затем российская "Социал­-демократическая партия Поалэй-Цион" значительно полевела, и в 1909 году она приняла решение порвать со Всемирной сионистской организацией из-за её "буржуазного характера" и объявила языком своей культурно-просветительной работы среди еврейских трудящихся не иврит, а идиш. Позиция российской "Социал-демократической партии Поалэй-Цион" отличалась от позиций одноимённых партий в других странах18.
   В апреле 1906 г. представители группы "Возрождение" и движения "Поалэй-Цион", которые, в отличие от лидеров этого движения, придавали большое значение борьбе за еврейскую культурно-национальную автономию, образовали в Киеве "Социалистическую еврейскую рабочую партию" (СЕРП). Партия эта в 1907 г. издавала на идиш газету "Фолксштимэ" ("Голос народа"), в 1907-1908 гг. _ газету на русском языке "Серп".
   В соответствии с доктриной Хаима Житловского о "социалистическом автономизме" СЕРП требовала признания евреев особой группой, обладающей территориально-национальной автономией. СЕРП считала, что основой еврейской национальной автономии должны стать реформированные общины, избирающие Всероссийский еврейский сейм, в компетенцию которого должны входить вопросы культуры, образования, здравоохранения, социального обеспечения, миграции и т. п.
   Подобно ССРП, СЕРП важное значение придавала созданию в будущем где-нибудь еврейского национального очага, который мог бы оказывать влияние на все аспекты жизни еврейской диаспоры, но, в отличие от ССРП, она считала, что ещё важнее уже теперь добиваться координируемой сеймом культурно-общинной автономии евреев в странах их проживания.
   Из-за важности, которую СЕРП придавала еврейскому сейму, членов этой партии часто называли "сеймистами". СЕРП была ближе к социал-революционерам, чем к социал-демократам, в частности потому, что первые с большим пониманием относились к идеям федерализма и автономизма, чем вторые. В конгрессах Социалистического Интернационала СЕРП имела представительство в рамках Российской партии социалистов-революционеров. В 1907 г. СЕРП участвовала во Всероссийском совещании национальных партий, созванном эсерами.
   В 1909 г. СЕРП объединилась с группой социалистов-территориалистов, не входящих в ССРП. Почти все ячейки СЕРП находились на Украине; несколько ячеек было также и в Литве. Лидерами СЕРП были Авра'ам Розин, Нахум Штиф, Моше Зильберфарб и Марк Ратнер.
  
   В декабре 1906 г. Дубнов, Крейнин и Зархи основали в Петербурге "Еврейскую народную партию" (Фолкспартэй), близкую по своим общим установкам к российским конституционным демократам. В области национальной идеология "Фолкспартэй" основывалась на "Письмах о старом и новом еврействе" С. Дубнова, опубликованных в журнале "Восход" в 1897-1902 гг.
   Согласно Дубнову, евреи каждой страны представляют собой "единую культурную, духовно-историческую нацию" и должны бороться за свою культурную и общинную автономию в рамках страны своего проживания. В каждой стране в отдельности еврейские общины должны образовать общий Ваад (вроде существовавшего в Речи Посполитой в XV - XVII вв. "Ваада четырёх земель"). Этот Ваад будет представлять еврейские общины перед правительством данной страны и защищать их интересы. В дальнейшем ваады разных стран объединятся во Всемирный еврейский конгресс, который будет координировать взаимоотношения между евреями разных стран, заботиться о соблюдении их интересов и прав, содействовать переезду евреев из страны в страну, в частности _ в Эрец Исраэл.
  
   Из перечисленных четырех еврейских партий самой радикальной была "Социал-демократическая партия Поалэй-Цион", а самой умеренной _ "Фолкспартэй". "Бунд" был ещё радикальней, чем партия "Поалэй-Цион". В 1905-1906 гг. "Бунд" насчитывал около 35 тысяч человек. Численность же "сионистов-несоциалистов" в эти годы значительно превышала численность остальных пяти еврейских партий, вместе взятых. По общим вопросам сионисты-несоциалисты были столь же умерены, как "Фолкспартэй", и были близки к российским конституционным демократам.
  

* * *

   В ноябре 1905 г. состоялся II съезд "Союза полноправия". В связи с Манифестом 17 октября и решением правительства не лишать евреев политических прав (при сохранении гражданского бесправия) съезд решил принять самое активное участие в предстоящих выборах в Государственную Думу и бороться за избрание кандидатов, поддерживающих полноправие евреев.
   Благодаря содействию "Союза полноправия" (который с марта 1906 года стал называться "Обществом полноправия") в I Государственную Думу было избрано 12 евреев, из них пять сионистов. Девять из еврейских депутатов примкнули к конституционным демократам, а трое _ к трудовикам. Первая Дума оказалась оппозиционной правительству, и уже спустя два месяца после ее открытия 8 июня 1906 г. Николай II распустил её.
   На выборах во II Государственную Думу национально настроенные евреи не проявили такой солидарности, какую они проявили на выборах в I Думу. Руководствуясь директивами Гельсингфорсского съезда, сионисты выдвигали своих кандидатов по отдельному списку, а не по общему списку "Общества полноправия". Их примеру последовала "Фолкспартэй". После этого действовавшим в рамках "Общества полноправия" Еврейской народной группе и Еврейской демократической группе ничего не оставалось, как выдвигать и своих кандидатов по отдельным спискам.
   Еврейская народная группа, возглавляемая Винавером, Слиозбергом и Штейнбергом, была близка к конституционным демократам, а Еврейская демократическая группа, возглавляемая Брамсоном, Браудо и Фрумкиным, была близка к трудовикам­-социалистам. Обе эти группы были противниками эмиграции евреев из России.
   Выдвижение еврейских кандидатов по отдельным спискам ослабило "Общество полноправия", и в мае 1907 г. оно прекратило своё существование.
   Во II Государственной Думе, собравшейся в феврале 1907 г., было значительно меньше сторонников еврейского равноправия, чем в I Думе. Если в I Думе антисемитствовал лишь кн. Волконский, то во II Думе было свыше ста антисемитов во главе с Пуришкевичем и Крушеваном. Тем не менее большинство депутатов II Думы положительно относилось к идее эмансипации евреев. Во II Думе было 5 евреев: кадеты А. Г. Абрамсон, Л. Г. Рабинович и Я. Н. Шапиро от внутренних губерний, социал-демократ В. Е. Мандельберг от Иркутска и председатель судебной комиссии И. В. Гессен, еврей по происхождению и православный по вероисповеданию. II Дума была значительно правее первой, но и она не устраивала Николая II, и 3 июня 1907 г. он распустил её.
   III Государственная Дума (1907-1912) была правее второй. В ней доминировали русские националисты во главе с В. Пуришкевичем и Н. Марковым-вторым и "октябристы"-монархисты во главе с А. Гучковым. В III Думе было два еврея _ Н. М. Фридман от Ковенской губернии и Л. Н. Ниселович от Курляндской губернии. Оба они вошли во фракцию кадетов, причём Л. Ниселович оговорил себе полную независимость в отношении еврейского вопроса. Ему удалось собрать 166 депутатских подписей (в том числе подписи 26 октябристов) под законопроектом о6 отмене "черты оседлости"19. Однако этот законопроект не был допущен к рассмотрению.
   В июле 1909 г. в г. Ковно состоялось совещание еврейских общественных и политических деятелей, в котором приняли участие около 120 человек. На нем, в частности, был образован так называемый "Ковенский комитет" для оказания помощи еврейским депутатам Думы в деле защиты интересов российского еврейства.
   В IV Государственной Думе (1912-1917) было три еврея: Н. Фридман от Ковенской губернии, И. Гуревич от Курляндской губернии и М. Б. Бомаш от Лодзи (все _ кадеты). Для оказания им содействия было образовано "Политическое бюро при еврейских депутатах", в которое вошли представители Еврейской народной группы (М. Винавер и Г. Слиозберг), Еврейской демократической группы (Л. Брамсон и Я. Фрумкин), сионистов (И. Розов, И. Гринбаум и М. Алейников) и "Фолкспартэй" (С. Дубнов, М. Крейнин и И. Зархи). В качестве представителя последней в Политическом бюро выступал также адвокат О. Грузенберг. Политическое бюро собиралось не реже двух раз в неделю. При нём было образовано Информационное бюро во главе с А. Браудо, которое собирало материалы о преследовании евреев и публиковало их в России и за границей.
  

* * *

  
   3 марта 1917 г., на следующий день после отречения императора Николая II, председатель Думы М. Родзянко и министр-председатель Временного правительства князь Г. Львов подписали декларацию, в которой говорилось, что главной целью новой власти является "отмена всех сословных, вероисповедальных и национальных ограничений". 20 марта Временное правительство приняло соответствующее постановление, подготовленное министром юстиции А. Ф. Керенским при участии Политического бюро при еврейских депутатах IV Думы. Этим законодательным актом, подписанным министрами 21 марта, были отменены около 150 антиеврейских ограничений, действовавших при царском режиме. 24 марта еврейские депутаты IV Государственной Думы и члены Политического бюро при них нанесли визит министру-председателю князю Г.В. Львову и лидерам Петроградского Совета рабочих депутатов А. Е. Скобелеву и Н. С. Чхеидзе и от имени всего российского еврейства выразили глубокое удовлетворение декларацией об отмене сословных, вероисповедальных и национальных ограничений. После этого Политическое бюро при еврейских депутатах самораспустилось.
   После Февральской революции активизировалась деятельность еврейских политических партий. В политическую жизнь включилась так-же и религиозная еврейская общественность. В Москве образовалась близкая к "Мизрахи" партия "Масорет ве-Херут" ("Традиция и свобода") во главе с будущим министром почт Государства Израиль Морйдехаем Нуроком, а в Петрограде _ близкая к "Агудат Исраэл" партия Нэцех Исраэл" ("Вечность Израиля"). В разных местах России возникли группы, близкие к "Агудат Исраэл". В июле 1917 года они свою конференцию в Москве. На Украине группы, близкие к "Агудат Исраэл", объединились в партию "Ахдут" ("Единство").
   14-19 апреля 1917 г. в Петрограде состоялась первая легальная конференция "Бунда", 83 делегата которой представляли около 25 тысяч членов партии. В руководство "Бунда" вошли: Р. Абрамович, И. Айзенштадт, А. Вайнштейн, Литвак и Эрлих. Критикуя некоторые аспек­ты внутренней политики Временного правительства, "Бунд" (за исклю­чением группы "интернационалистов" во главе с Р. Абрамовичем) поддерживал его внешнюю политику. После Петроградской конфе­ренции "Бунд" активизировал свою деятельность, и к концу 1917 года в более чем 400 его ячейках насчитывалось около 40 тысяч членов партии.
   В апреле 1917 г. в Петрограде состоялся VI съезд Сионистско-социалистической рабочей партии, на котором она приняла новое название -- "Еврейская территориалистическая рабочая партия" (ЕТРП). Тем са­мым была реализована соответствующая резолюция, принятая за де­сять лет до того в Лейпциге. Резолюция же Лейпцигского съезда, осу­ждающая автономизм, была заменена Петроградским съездом на пря­мо противоположную.
   В новой резолюции говорилось, что территориальное решение ев­рейского вопроса может быть достигнуто лишь после того, как евреям по месту их проживания будет предоставлена национально-культур­ная автономия. В условиях такой автономии создадутся культурные центры, содействующие консолидации еврейского народа, Эта резолюция позволила "эсэсовцам" в мае-июне 1917 г. объединиться с "сеймистами" в "Объединённую еврейскую социалистическую рабочую партию", которую обычно сокращённо называли "Фаниктэ" ("Объединенная"). Возражая против объединения с СЕРП, некоторые члены ЕТРП (в частности Я. Бертольди) вышли из неё и перешли в "Фолкспартэй".
   Лидером "Фарэйниктэ" стал Моше Зильберфарб, а главным редактором ее печатного органа "Ди найэ цайт" ("Новое время") -- Авра'ам Розин.
   Ведущим сотрудником в этой газете был один из лидеров "Фарэйниктэ" (а прежде _ ССРП) Моше Литваков.
   В апреле 1917 г. от российской "Социал-демократической партии Поалэй-Цион" отпочковалась "Радикально-социалистическая партия Поалэй-Цион" с центром в Одессе. Она проводила культурно-воспитательную работу на иврите и решила вернуться во Всемирную сионистскую организацию на федеративных началах.
   24 мая 1917 года в Петрограде состоялась II конференция движения "Цеирэй-Цион"20. На ней из "социалистов" особенно выделялся будущий первый министр финансов Государства Израиль Элиэзер Каплан, из "трудовиков" _ М. Малининский (Марон), а из "демократов" _ Исраэл Ритов. Конференция объявила сионистское движение надклассовым и констатировала, что в создании еврейского государства в Эрец Исраэл больше других заинтересованы еврейские трудящиеся. Решено было просить Всероссийскую сионистскую организацию принять в свой состав "Народную фракцию Цеирэй-Цион" на федеративных началах. Вскоре после II конференции движения "Цеирэй-Цион" число его членов достигло 50 тысяч.
   24-30 мая 1917 г. под председательством Йехиэла Членова и Авра'ама-Менахема Усышкина в Петрограде состоялся VII съезд Всероссийской сионистской организации. На нём присутствовало 552 делегата, представляющих около 140 тысяч членов партии. От имени Государственной Думы съезд приветствовал депутат Н. М. Фридман, от имени Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов _ Н. С. Чхеидзе, от имени Временного правительства было оглашено приветственное послание министра иностранных дел М. Терещенко. В нём, в частности, говорилось, что министерство иностранных дел обратилось к нейтральным странам с призывом подействовать на Турцию, чтобы та прекратила гонения на евреев Палестины.
   В своём докладе Юлиус Бруцкус, выступивший от имени руководства российских сионистов, сформулировал три основные задачи движения: "1. культурное возрождение еврейского народа на основах его исторического прошлого; 2. социальный переворот в экономическом укладе в смысле превращения народа лавочников и ремесленников в народ земледельцев и рабочих и создание нормальной экономической жизни, возможной для евреев лишь в своей стране; 3. политическая организация и объединение еврейского народа и отстаивание его политических, материальных и культурных интересов".
   От имени руководства российских сионистов выступил также Александр Гольдштейн, который поставил на голосование предложение о подготовке референдума среди евреев России по вопросу создания еврейского национального очага в Эрец Исраэл.
   Группа последователей Жаботинского во главе с Меиром Гроссманом, Иосифом Фишером и Иосифом Шехтманом потребовала не ограничиваться пассивным одобрением идеи еврейского национального очага, а активно включиться в вооружённую борьбу против Турции. Она призвала сионистов вступать добровольцами в ряды Еврейского легиона, который вскоре будет сформирован в рамках Британской армии. Сторонников этой группы стали называть "активистами-легионистами".
   Выступая против этой группы, Йехиэл Членов заявил, что сионистское движение не вправе вступать в вооружённую борьбу против Турции, чтобы не подвергать смертельной опасности еврейский ишув в Эрец Исраэл. Большинство делегатов съезда проголосовало за предложение А. Гольдштейна, отвергнув поправку "активистов-легионистов" и созвучное ей предложение Иосифа Трумпельдора "создать российскую армию, которая двинулась бы через Кавказ освобождать Эрец Исраэл от турецкого владычества".
   В своём докладе о характере еврейского самоуправления в демократической России будущий первый министр внутренних дел Государства Израиль Ицхак Гринбаум заявил, что, будучи экстерриториальной нацией, евреи не вправе претендовать на автономию; они могут лишь требовать общинного самоуправления, причём работу отдельных общин должно координировать Всероссийское объединение еврейских общин. По мысли Гринбаума, эти общины должны быть светскими. Дела, касающиеся религиозного культа, надо изъять из компетенции общин. Ими должны заниматься одни лишь верующие.
   Против резолюции, предложенной И. Гринбаумом, резко выступили
   А.М. Усышкин и Г. Златопольский, подчеркнув, что она противоречит первому тезису доклада Ю. Бруцкуса, выражающего позицию руководства Российской сионистской организации.
   После того, как подавляющее большинство делегатов съезда отклонило резолюцию Гринбаума, он вместе с группой своих единомышленников покинул зал заседаний. Членову с трудом удалось уговорить его вернуться на съезд. Гринбаум заявил, что он продолжит борьбу за свою точку зрения, а покамест не войдёт в руководство Всероссийской сионистской организации.
   "Активисты-легионисты" составили автономную фракцию во Всемирной сионистской организации, в которую к этому времени на федеративных началах уже входили Всемирная организация "Мизрахи", объединение студентов-сионистов "'Э-Хавер"21 и группа "Эт ливнот"22. Съезд удовлетворил просьбу "Народной фракции Цеирэй-Цион" и "Радикально-социалистической партии Поалэй-Цион" принять их во Всероссийскую сионистскую организацию на федеральных началах. В ноябре 1917 г. состоялись выборы во Всероссийское Учредительное собрание. Около 60% голосов было подано за эсеров, около 25% _ за большевиков.
   По еврейским спискам прошли 8 человек: 6 сионистов (Ю. Б. Бруцкус от Минской губернии, Я. И. Мазе _ от Могилёвской, А.М. Гольдберг _ от Подольской, В. И. Тёмкин _ от Херсонской, Н. С. Сыркин _ от Киевской, Я. Бернштейн-Коган _ от Бессарабской), 1 бундовец (Е. И. Лурье от Бессарабии), 1 беспартийный (О. О. Грузенберг); от Херсонской губернии по общероссийскому списку эсеров прошёл так-же член Объединённой еврейской социалистической рабочей партии Д. В. Львович.
   Партия российских социалистов-революционеров с большим пониманием, чем другие партии, относилась к национальным чаяниям евреев. Это проявилось, в частности, в программной речи лидера партии Виктора Чернова, которую он произнёс 5 января 1918 г. после избрания его председателем Всероссийского Учредительного собрания. Можно полагать, что, если бы, в соответствии с народным волеизъявлением, российские эсеры пришли к власти, культурно-национальная автономия в России была бы обеспечена, и никто не препятствовал бы желающим эмигрировать в Эрец Исраэл. Но, надругавшись над народным волеизъявлением, большевики разогнали Учредительное собрание и узурпировали власть.
  

СНОСКИ К ГЛАВЕ I

   1 Подглавы Б и В первой главы настоящей работы являются частью работы того же автора "К истории украинского и еврейского национальных движений до 1917 г.", причём подглава Б основана, главным образом, на книге П. Феденко "Украинское национальное движение в XX веке" (укр.), Лондон, 1959.
  
   2. Раскол РСДРП на "большевиков" во главе с В. Лениным и "меньшевиков" во главе с Л. Мартовым произошёл на её II съезде. Началось с того, что меньшевики отвергли требования большевиков, чтобы каждый член РСДРП состоял в одной из её местных ячеек. По этому вопросу "Бунд" был на стороне меньшевиков.
  
   3. Из еврейских политических партий и движений, существовавших тогда в России, наиболее много­численным и влиятельным было сионистское движение, которое оформилось как политическая партия в современном смысле этого слова лишь в ноябре 1906 г. Для лучшего понимания этой специфической партии мы сделаем небольшой и неполный экскурс в ее предысторию, используя главным образом материал, содержащийся в книге Ицхака Маора "Сионистское движение в России", Тель-Авив, 1977
  
   4. Эрец Исраэл (иврит) -- Земля Израиля. После подавления римлянами иудейского восстания под предводительством Бар-Кохбы (132-135) декретом римского императора Адриана земля эта (тогда Иудея) была переименована в "Палестину", по имени филистимлян (пилиштим)-- народа, прибывшего с остро­вов Эгейского моря в XII в. до н. э. и завоевавшего южную часть Средиземноморского побережья Эрец Исраэл. С тех пор неевреи (а иногда и евреи) стали называть Эрец Исраэл "Палестиной".
  
   5 В то время на русском языке вместо терминов "ховэвэй-Цион" и "Хиббат-Цион" употреблялись термины "палестинофилы" и "палестинофильство".
   Цион -- гора в Иерусалиме, по традиции - место погребения царя Давида и символ Эрец Исраэл. Сион -- старое название горы Хермон в северо-восточном углу Эрец Исраэл. По неизвестным нам причинам в русском и в некоторых других славянских языках вместо термина "Цион" употребляют термин "Сион".
  
   6. Термин "сионизм" (по-немецки : "ционизмус", на иврите: "ционут") для обозначения движения за построение еврейского национального очага в Эрец Исраэл ввёл в 1890 г. Натан Бирнбаум (1864-1937) на страницах журнала "Автоэмансипация" -- органа венских "ховэвэй-Цион".
  
   7. Меньше чем через год после опубликования своей основополагающей брошюры, в результате бесед с национально настроенными еврейскими лидерами, Теодор Герцль отказался от аргентинского варианта своего плана.
  
   8 В марте 1899 г. в Лондоне открылась главная контора Еврейского Колониального банка, а в 1903 г. в Яффе (Эрец Исраэл) открылся его филиал - "Англо-Палестинская компания" (ныне - Национальный банк Израиля).
  
   9. Под влиянием выступления Макса Нордау на II конгрессе и доклада Макса Мандельштама на IV конгрессе (1900 г.) "О физическом обновлении евреев" в разных странах развернулось еврейское спортивное движение, приведшее в 1921 г. к созданию всемирной сионистской спортивной организации "Маккаби".
  
   10. Впервые идею создания такого фонда выдвинул рав. Йе'уда Алкалай ещё' в 1847 г. О нём говорил проф. Герман Шапира на совещании "Ховэвэй-Цион" в 1894 г. и на I сионистском конгрессе в 1897 г. Еврейский национальный фонд был основан в Вене в 1902 г., и до 1907 г. его возглавлял Кременецкий.
  
   11. В августе 1904 г Пресбурге (ныне Братислава) была основана Всемирная организация "Мизра-хи". Ее первым президентом был Ицхак-Яаков Рейнес.
  
   12. Раскол РСДРП на "большевиков" во главе с В.Лениным и "меньшивиков" во главе с Л.Мартовым произошел на ее II съезде. Началось с того, что меньшивеки отвергли требование большевиков, чтобы каждый член РСДРП состоял в одной из ее местных ячеек. По этому вопросу "Бунд" был на стороне меньшевиков.
  
   13. В революционные 1905-1906 гг. полиции было не до соблюдения этого циркуляра. Но после поражения революции в 1907 г. Правительствующий Сенат подтвердил действенность циркуляра от 24 июня 1903 г., и он продолжал оставаться в силе вплоть до февраля 1917 г.
  
   14. ЕТО прилагало усилия к созданию еврейских национальных очагов в разных концах света, но безрезультатно. После Декларации Бальфура (2 ноября 1917 г.) ЕТО прекратило самостоятельные действия и стало сотрудничать со Всемирной сионистской организацией. В 1925 г. ЕТО самораспустилось.
  
   15. Бюро этого управления открылось в Яффе в апреле 1908 г. Его возглавил экономист и социолог Артур Руппин. Вскоре он предложил программу развития системы трудового поселения в Эрец Исраэл. Позже его назвали "отцом трудового поселения".
  
   16. Под "полноправием" понималось равноправие плюс специфические национальные права нацио­нальных меньшинств.
  
   17. Близкая к российским социал-революционерам еврейская группа "Возрождение", издававшая свой орган под тем же названием, была основана в Киеве ещё в 1903 г. Марком Ратнером и Моше Зильберфарбом. Под влиянием идей X. Житловского и С. Дубнова группа эта особенно подчёркивала важность на­ционального фактора в развитии человеческого общества и право каждой нации на "национал-поли­тическую автономию". Для евреев это означало культурную и общинную автономию в странах их проживания.
  
   18. После оформления Всемирного объединения "Поалэй-Цион" как федеративной части Всемирной сионистской организации, членов последней, не принадлежащих ни к "Мизрахи", ни к "Поалэй-Цион", стали называть "общими сионистами".
  
   19. Начало так называемой "черты еврейской оседлости" (то есть определённой территории, дозволенной для проживания и передвижения евреев без всяких ограничений) было положено указом Екатерины II от 23 декабря 1791 г. К концу 60-х годов XIX в. в "черту оседлости" входили: Белоруссия и Литва, Закавказье, Средняя Азия, Астраханская губерния, большая часть Украины и Царства Польского, меньшая часть Латвии.
  
   20. I конференция "Цеирэй-Цион" состоялась в Вене в сентябре 1913 г., одновременно с XI сионистским конгрессом. На ней выявились три течения в этом движении. "Социалисты" выдвигали лозунг построения социалистического общества в Эрец Исраэл усилиями всех неимущих и малоимущих слоев еврейского населения. "Трудовики" ограничивались лозунгом отказа от наемного труда. "Демократы" отвергали оба эти лозунга, считая, что они мешают консолидации еврейского народа в борьбе за создание своего государства. До середины 1918 г. первое течение было доминирующим. От еврейских социалистических партий его отличало чрезмерно широкое понимание термина "пролетарий" и почти полное игнорирование значения классовой борьбы. Отличительной чертой движения "Цеирэй-Цион" в целом была его упорная борьба за иврит (в противовес идиш).
   21. Объединение "'Э-Хавер" ("Товарищ") было основано в Швейцарии в 1912 г. сионистски настроенными евреями-студентами европейских высших учебных заведений родом из России.
   22. Группа "Эт ливнот" ("Время строить"), центр которой первоначально находился в Киеве, откололась от движения "Цеирэй-Цион" в 1914 г., незадолго до Первой мировой войны. Подобно Ахад `а-Аму, идеологи этой группы считали, что в первую очередь необходимо подготовить достойную элиту для руководства борьбой за реализацию национальных и социальных идей и лишь затем стремиться к распространению этих идей среди широких масс еврейского населения. После Февральской революции группа "Эт ливнот" издавала в Киеве одноимённую газету, сначала - на русском языке, а потом _ на иврите.
  
  
  

Глава II

  

АНТИСЕМИТИЗМ И ПОГРОМЫ

ПРИ ВРЕМЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ1

  
   Эйфория, вызванная лозунгом Февральской революции "Свобода, равенство, братство!", длилась недолго. В условиях свободы усилилось недовольство солдат продолжением непопулярной войны, начатой ещё Николаем II. Получив гражданское равноправие, неимущие классы еще болезненней почувствовали свое неравноправие социальное, а территориальные народы России_ свое неравноправие национальное. Так что о братских чувствах имущих и неимущих, русских и нерусских говорить не приходилось.
   Вследствие продолжавшейся более трех лет войны и двоевластия (а на окраинах России _ даже троевластия) в стране царили анархия и развал. Чувствовалась острая нехватка продовольствия и предметов широкого потребления. Обыватель искал виновников происходящего и, как всегда, находил их в евреях. Они, мол, спекулянты, взяточники, связаны между собой круговой порукой. Зря предоставили им гражданские права, зря дали им возможность занимать общественные и государственные должности. В подобном духе велась безудержная анти-семитская пропаганда в так называемой "Переяславской республике" Полтавской губернии, основанной вскоре после Февральской революции 1917 года Хрусталевым-Носарем, который в 1905 г. был первым председателем Петербургского Совета рабочих депутатов. Антисемитизм словесный постепенно переходит в антисемитизм действенный, антиеврейская агитация и пропаганда _ в антиеврейские погромы и эксцессы. Начиная со второй половины 1917 г., усиливается антисемитская пропаганда в Киевской, Полтавской и Екатеринославской губерниях, на Волыни и в Одессе. В селе Снежки Таращанского уезда Киевской губернии распространяется слух, что еврей убил христианскую девочку в ритуальных целях. В Тирасполе совершается попытка инсценировать ритуальное убийство. В Житомире группа христианских женщин врывается в еврейские дома, рыщет по всем закоулкам, чтобы обнаружить там продовольствие, дабы доказать, что, мол, у них, спекулянтов, имеются продукты, а у христианского люда их нет. Лишь благодаря решительности милиции удается предотвратить погром в городе Брусилов Киевской губернии и лишь путем посылки роты солдат _ в городе Балта Подольской губернии. Однако погромы не удалось предотвратить в Александровске Екатеринославской губернии и в городе Катербурге на Волыни.
   Главным фактором погромных явлений был катастрофический развал армии после провала наступления русских войск летом 1917 года. Отступая из Галиции, российская армия разгромила Тернополь и Калуш. От грабежей и убийств страдало преимущественно еврейское население. По приказу командующего армией за эти погромы были расстреляны 14 солдат. Но бесчинства продолжались. Измученные солдаты, которым всё осточертело, самовольно покидали свои подразделения и отправлялись в тыл. По дороге они громили помещичьи усадьбы и еврейские местечки, грабили склады, сжигали сахарные заводы. Повальный грабеж часто сопровождался избиениями и убийствами. На железных дорогах дезертиры нападали на пассажиров, преимущественно на евреев. Прибыв в родные места, они продолжали свои бесчинства _ грабили, насиловали, избивали и убивали. Осенью волна погромов прокатилась по Волыни, Подолии, Киевщине. Развалу российской армии и распространению в ней погромных настроений в немалой степени способствовали будоражащие лозунги большевиков и левых эсеров, вроде таких, как: "Мир _ хижинам, война _ дворцам!" и "Грабь награбленное!".
   Антипогромные приказы и воззвания, издаваемые отдельными командирами и местными властями, мало помогали. А Временное правительство отреагировало на погромы лишь 12 октября, менее чем за месяц до своего падения. В постановлении правительства говорилось, что на базе продовольственных неполадок происходят грабежи и погромы, которые на юге принимают антиеврейскую направленность. В некоторых местах, например, в Киеве, к ним подстрекают члены "Союза русского народа", которые распространяют прокламации, призывающие к еврейским погромам и к реставрации монархии. Правительство предоставило своим комиссарам чрезвычайные полномочия для предотвращения и пресечения погромов. Оно предписало всем местным органам власти содействовать комиссарам в этом и подчиняться их приказам. В местностях, находящихся на осадном положении, ответственность за предотвращение грабежей и погромов правительство возложило на военное командование.
   За два с половиной месяца до этого постановления I Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов выпустил воззвание, в котором говорилось: "а) господствующие классы до революции своей травлей евреев и антиеврейской пропагандой пустили глубокие корни в среде народа; б) будучи не в силах реставрировать старые порядки прямыми путями, контрреволюция пытается использовать темные суеверия масс, чтобы отвлечь их внимание от действительных причин кризиса, который переживает страна, и дать выход стихийному недовольству и глухому брожению народных масс по руслу антиеврейских действий; в) эта антиеврейская агитация, которая часто маскируется под очень радикальные лозунги, есть величайшая опасность как для евреев, так и для революции, ибо угрожает потопить последнюю в крови и запятнать революционное движение вечным позором; г) поэтому прямые интересы широких народных масс и дело революции требуют от всей революционной демократии приложить все усилия для борьбы с антиеврейской травлей и подавления в зародыше всяких антиеврейских выступлений; д) Всероссийский съезд рабочих и антисемитских групп и агитаторов и вести непрерывную агитацию и разъяснительную работу среди самых широких народных масс с целью борьбы с травлей евреев. Своему ЦК съезд поручает позаботиться о6 издании соответствующей литературы по еврейскому вопросу; е) посылая братский привет еврейскому рабочему классу, который борется в общих революционных шеренгах, съезд призывает вселить в еврейские народные массы твердую уверенность в том, что вся организованная демократия страны встанет грудью на их защиту от всех попыток любых насильственных действий против евреев". Резолюция эта была принята съездом единогласно.
   А еще за три месяца до этого воззвания, 26 марта 1917 года, правление Одесского Совета рабочих депутатов заслушало доклад о принятии эффективных мер по пресечению погромной пропаганды в еврейских местечках.
  

СНОСКИ К ГЛАВЕ II

      -- Глава II основана, главным образом, на работе И. Чериковера "Антисемитизм и погромы на Украине (1917-1918)", Берлин, 1923.
  

Глава III

ПЕРВЫЕ ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ

(17 марта--17 декабря 1917 г.)

  

А. НЕКОТОРЫЕ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ

ОРГАНИЗАЦИИ В КИЕВЕ В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ 1917 г.

  
   Подобно тому как в рассматриваемый период события в Петрогра­де почти полностью определяли происходящее во всей России, собы­тия в Киеве определяли происходящее на всех украинских землях. По­этому сосредоточимся на рассмотрении событий в Киеве.
   В своей работе "Из киевских воспоминаний" (1917-1920 гг.), поме­щенной в VI т. "Архива русской революции" (Берлин, 1922), адвокат А. А. Гольденвейзер пишет, что накануне Февральской революции ле­гальная общественная жизнь в Киеве концентрировалась вокруг трех организаций Киева: Земского союза во главе с С. П. Шликевичем, Союза городов во главе с бароном Ф. Р. Штейнгелем и Военно-промышленного комитета во главе с М. И. Терещенко. Из легальных и полулегальных политических организаций наиболее активным был об­ластной Комитет Партии народной свободы во главе с Д. Н. Григоровичем-Барским.
   В украинской национально-политической деятельности ведущую роль играл ТУП, близкий по своему умеренному мировоззрению к российским конституционным демократам. Еврейская национально-общественная и благотворительная деятельность концентрировалась вокруг еврейского представительства при Киевской городской упра­ве и КОПе (Комитет помощи евреям, пострадавшим от военных дей­ствий). В этой организации преобладали общие сионисты, кадеты, ортодоксы, представители промышленников. За свою умеренность
   они подвергались критике со стороны евреев-социалистов. Особенно усердствовал в этом направлении М. Литваков из партии "Фарэйниктэ" писавший статьи в "Киевской мысли" под псевдонимом М. Лиров.
  

* * *

  
   12 марта 1917 г., как только в Киеве стало известно о Февральской революции в Петрограде, был переизбран Исполком Киевской город­ской думы и во главе его стал барон фон Штейнгель. Среди 12 членов Исполкома было 5 украинцев, в том числе А. Никовский (секретарь) и С. Ефремов.
   14 марта в Киеве в поддержку нового режима образовался так назы­ваемый "Общественный комитет", вскоре преобразованный в "Совет объединенных общественных организаций", объединяющий почти все партии и организации города. Вслед за ним образовались аналогичные конгломераты по национальному принципу: Украинская Центральная Рада, которую вскоре возглавил профессор М.С. Грушевский, Исполком Объединенных польских организаций во главе с И. И. Бартошевичем, Совет объединенных еврейских организаций во главе с доктором Г. О. Быховским. Последний был образован 29 марта 1917 г.
   По инициативе руководства Совета объединенных еврейских орга­низаций 22 мая в Киеве собралась региональная конференция еврей­ских организаций, в которой приняли участие около 300 делегатов из еврейских общин Киевской, Волынской, Подольской, Полтавской, Черниговской и Харьковской губерний. Среди делегатов преобладали общие сионисты и ортодоксы. Уже на второй день бундовцы во главе с Моше Рафесом покинули конференцию, назвав ее несоциалистическое большинство "черно-синим блоком".
   Совет объединенных общественных организаций избрал Исполком из 15 членов. В него, в частности, вошли: от городской думы - кадеты М. Ф. Страдомский и Д. Н. Григорович-Барский, от Земского со­юза -- С. П. Шликевич, от Городского союза -- барон Ф. Р. Штейнгель, от Военно-промышленного комитета -- профессор Ю. Н. Вагнер, от ук­раинских организаций -- А. В. Никовский, от еврейских организаций -- И. О. Фрумин из "Фарэйниктэ", от рабочих -- эсер П. И. Незлобии и меньшевик А. В. Доротов, от военных -- офицер Л. С. Карум. Пред­седателем Исполкома был избран М. Ф. Страдомский, он же стал ко­миссаром Киева; Григорович-Барский стал комиссаром судебных уч­реждений, правый эсер полковник К. Оберучев -- комиссаром Киев­ского военного округа, правый эсер Зарубин -- комиссаром почты и телеграфа; комиссаром Киевской губернии стал председатель Киев­ской земской управы М. А.Суковкин. "При нем был свой губернский исполнительный комитет и свой губернский совет общественных организаций. Эти губернские органы, представлявшие все уезды без города Киева, с самого начала были окрашены в украинский цвет" (А. Гольденвейзер).
   В конце апреля социалистические партии отозвали своих предста­вителей из Исполкома Совета объединенных общественных органи­заций. В частности, вышли из Исполкома Незлобин, Доротов и Фрумин. Вместо последнего еврейские организации в Исполкоме стал представлять адвокат А. А. Гольденвейзер. В середине мая также и Никовский перестал посещать заседания Исполкома, отношения ко­торого с Центральной Радой ухудшились. Все это ослабило позиции Совета объединенных общественных организаций. После того как в июне состоялись выборы в Киевскую городскую думу, именно она, а не Совет в целом, стала главной опорой Временного правительства в городе. На этих выборах украинцы, составлявшие 16,4% киевлян, получили 21% голосов избирателей и заняли 25 из 125 мест в город­ской думе. Cторонники отделения Украины от России имели в думе 18 мест, сионисты -- 12, а блок русских, украинских и еврейских социалистов -- 44. Киевским городским головой был избран рос­сийский эсер Е. П. Рябцев, а его заместителем -- меньшевик, еврей А. М. Гинзбург-Наумов. В Исполком Киевской городской думы вошло всего лишь три украинца.
   17 марта 1917г. в Киеве образовались Совет рабочих депутатов под председательством П. И. Незлобина и Совет солдатских депутатов под председательством Е. Я. Таска.
   В момент образования Киевского Совета рабочих депутатов 230 его членов представляли 80 предприятий города и его окрестностей. В се­редине апреля число членов этого Совета возросло до 444, из которых 62(14%) были большевиками, 131 (29,5%) -- меньшевиками, 55 (12,4%) -- российскими эсерами, 13 (2,7%) -- бундовцами, 11 (2,5%) -- украин­скими социал-демократами, 58 (13,3%) -- представителями других партий и 105 (23,6%) -- беспартийными.
   В Киеве меньшевики доминировали во всех рабочих организациях, за исключением профсоюза портных, в котором большевики преоб­ладали еще задолго до революции. Сильны были позиции большеви­ков также и на заводе "Арсенал". Большевики уступали меньшевикам также и в других городах Украины. Кроме того, большевики Украины не представляли собой единой организации на VI съезде РСДРП/б/, состоявшемся в августе 1917 г. Большевики Украины были представ­лены тремя группами: харьковской (от 15 000 членов партии), киев­ской (от 5 000) и одесской (от 2 000). Одесская группа большевиков меньше киевской считалась с национальными проблемами Украины. Еще меньше с этими проблемами считалась харьковская группа. Но и киевские большевики, по замечанию председателя Юго-Западного об­ластного комитета РСДРП(б) Евгении Бош, недостаточно внимания Уделяли работе среди украинцев.
   На Украине влияние большевиков ограничивалось пролетариатом. Их влияние среди крестьян, ремесленников и интеллигенции было ничтожным (Джон Хевко. "Еврейско-украинские политические отношения с марта 1917 по январь 1918" (англ.). Нью-Йорк, 1981).
   Киевские Совет рабочих депутатов и Совет солдатских депутатов, в отличие от Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, во всем соглашались с Временным правительством.
  

Б. ОТ ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ ДО

I ВСЕУКРАЙНСКОГО КРЕСТЬЯНСКОГО СЪЕЗДА

  
   17 марта 1917 г. в киевском клубе "Витчызна" ("Отчизна") ТУП, к которому присоединились представители украинских партий, воен­ных, кооператоров, рабочих, студентов, учителей, православного ду­ховенства, Украинского научного общества, Общества украинских техников и агрономов и некоторых других украинских организаций, провозгласило образование Украинской Центральной Рады. По их за­мыслу Центральная Рада строилась по национально-корпоративному принципу и представляла интересы не отдельного города, уезда или губернии, а всех земель, где украинцы составляют большинство, а также украинских общин за пределами этих земель.
   20 марта состоялись выборы в руководство Центральной Рады. Её председателем был заочно избран профессор М. С. Грушевский, кото­рый вот-вот должен был вернуться из ссылки. В ссылку М.С. Грушев­ский был сослан царским правительствам еще в начале войны за свои тесные связи с галичанами. Ссылку он отбывал в Симбирске, Казани, а затем под Москвой. Исполняющим обязанности председателя был избран В.П. Науменко (ТУП), а заместителями председателя -- Д. Ан­тонович (УСДРП), Д. Дорошенко (ТУП) и Ф. Крыжановский (Объе­динение украинских кооперативов). Органом Центральной Рады ста­ла газета "Нова Рада"1
   19 марта Центральная Рада направила телеграмму председателю Временного правительства России князю Львову, в которой выража­лась лояльность Временному правительству и уверенность в том, что оно окажет полную поддержку в реализации чаяний украинского на­рода.
   22 марта Центральная Рада обратилась с воззванием к украинскому народу, в котором отмечалось, что она будет бороться за украинскую прессу, украинскую культуру, за украинизацию административных и общественных органов на землях, где украинцы составляют большинство; что она будет бороться за национально - территориальную автономию Украины в рамках федеративной демократической Российской республики.
   27 марта открылся I Свободный съезд кооперативов Киевщины, почетным председателем которого был избран только что приехавший
   Киев М. С. Грушевский. Съезд призвал Временное правительство преобразовать Россию в федеративно-демократическую республику, освободить военнопленных галичан, митрополита греко-католической церкви Андрея Шептицкого, заменить полицию милицией, полицей­ских, служивших при царе, послать на фронт. На съезде выступили многие деятели украинского кооперативного движения, ставшие поз­же видными политическими деятелями, такие, как X. Барановский, Н. Ковалевский, Б. Мартос, Н. Стасюк, профессор М. Туган-Барановский, П. Христюк.
   Дальнейшим этапом развития украинского кооперативного движе­ния был I съезд кооперативных союзов Украины, который открылся в Киеве 14 апреля. Он постановил издавать орган украинского коопера­тивного движения -- газету "Народна воля", первыми редакторами которой были Н. Ковалевский и П. Христюк.
   28 марта 1917 года, на следующий день после своего вступления в должность председателя Центральной Рады, профессор М. С. Грушев­ский выдвинул инициативу созыва в ближайший срок Всеукраинского Национального Конгресса. Затем М. С. Грушевский, Д. Дорошенко, Ф. Крыжановский, а также недавно присоединившийся к Центральной Раде лидер УСДРП В. Винниченко встретились с представителями Исполкома Киевского Совета объединенных общественных организа­ций и Исполкома Киевского Совета рабочих депутатов для ознаком­ления их с планами Центральной Рады. Планы эти были встречены
   враждебно. Председатель Исполкома Киевского Совета рабочих депутатов Незлобин назвал требования предоставления Украине автономии "ножом в спину русской революции".
   1 апреля 1917 года в Киеве состоялась стотысячная демонстрация в поддержку Центральной Рады, завершившаяся митингом на Софиевской площади. Было принято обращение к Временному правительству с призывом ускорить созыв Всероссийского Учредительного собра­ния, которое декретировало бы автономию Украинского края в рам­ках Российской федерации.
   Ещё до этого под аналогичными лозунгами прошла двадцатитысяч­ная украинская демонстрация в Петрограде 25 марта. Демонстрация эта дала толчок к образованию через неделю в Петрограде Украин­ской Национальной Рады во главе с Александром Лотоцким.
   3 апреля Рада направила к председателю Временного правительст­ва князю Г. Е. Львову делегацию, в которую вошли Александр Лотоцкий, Н. Корчинский, М. Славинский, Гайдай и Лобода. От имени ук­раинского народа делегация потребовала, чтобы была учреждена спе­циальная должность комиссара при Временном правительстве, пред­ставляющего интересы Украины; чтобы в качестве губернаторов и комиссаров Временного правительства на Украине назначались укра­инцы, так как они более других знакомы с местными условиями; что­бы на Украине были украинизированы официальные учреждения, в частности юридические.
   Князь Львов заявил, что он в принципе не возражает против украин­ских требований, но считает, что они предварительно должны быть подвергнуты тщательному и длительному изучению.
   Важную роль в украинском национальном возрождении сыграли украинские воины. Солдаты-украинцы Петроградского гарнизона много сделали для успеха манифестации 25 марта и для эффективно­сти работы Украинской Национальной Рады в Петрограде. Еще боль­ший вклад внесли солдаты-украинцы Киевского военного округа и Юго-Западного фронта своей поддержкой Центральной Рады и дела украинизации армии.
   22 марта 1917 г. по инициативе Николая Михновского в Киеве со­стоялось совещание солдат и офицеров-украинцев. На нем была обра­зована Временная войсковая Рада, которая обратилась к Временному правительству России с требованием предоставить Украине автоно­мию подобную той, которая была дарована Финляндии. На следую­щий день было созвано Украинское войсковое вече, на котором было избрано Украинское войсковое бюро из 7 человек во главе с полков­ником Глинским. Это бюро постановило немедленно организовать полк украинских добровольцев.
   29 марта собрание солдат Киевского военного округа приняло по­становление об открытии украинского войскового клуба, который стал бы "информативно-агитационным центром для украинского во­инства", и об образовании Украинского войскового организационного комитета для координации мероприятий по украинизации армии. Во главе клуба, названного по имени гетмана Полуботка, встал подпору­чик Ник. Михновский, а во главе Комитета -- полковник Белинский, полковник Волошин, прапорщик Ган и другие.
   В последней декаде марта 1917 г. в Киеве была образована Верхов­ная Рада украинских студентов, которую возглавили Полонский, Ере­меев, Бойко и другие. Вскоре Рада эта стала издавать свой орган -- газету "Стэрня" ("Жнивье").
   Начав с требования территориальной автономии, украинские сту­денты очень скоро перешли к требованию полной независимости Ук­раины. "Украинские студенты были самым националистическим флангом украинской революции" (Джон Хевко).
   Более умеренными были украинские учителя. Они требовали, что­бы украинизация проводилась постепенно, но неуклонно, и чтобы число украинских школ в городах было пропорционально численно­сти украинцев, в них проживающих.
   Под влиянием революционной обстановки в России Центральная Рада быстро левела, и в ней стали доминировать у.с.-д. и с.-р. Сдвинулись влево и сами её основатели, бывшие конституционные демократы "туповцы", которые в июле 1917 г. стали называть себя "социалистами-федералистами". В Центральной Раде преобладала радикальная молодежь, и поэтому вскоре в ней не нашлось места таким старым борцам за украинскую национальную идею, как В. Науменко и Н. Василенко (при Временном правительстве первый был попечителем Киевско­го учебного округа, а второй -- заместителем министра народного просвещения академика Гольденбурга). [Н. М. Могилянский. "Траге­дия Украины (Из пережитого в Киеве в 1917-1918 гг.)". -- "Архив русской революции", т. XI, Берлин, 1923].
   "Туповцы" настаивали на том, чтобы структура Центральной Рады продолжала оставаться корпоративной, чтобы в ней в первую очередь представлена была интеллектуальная элита нации. Социалисты же стремились превратить Центральную Раду в блок прогрессивных (с их точки зрения) партий. В конечном итоге в структуре Центральной Ра­ды принципы территориальности, партийности и корпоративности пе­реплелись между собой.
   7-8 апреля 1917г. под председательством М. Грушевского в Киеве состоялся последний съезд ТУП. Было принято решение переимено­вать это общество в "Союз украинских автономистов-федералистов", членам которого была предоставлена свобода самоопределения в пар­тийном смысле. Крупнейшими фракциями в Союзе были соответст­венно "автономисты-федералисты" и "радикал-демократы". М. Гру­шевский, попавший под влияние у.с.-р., в Союз не вошел. Во времен­ный ЦК Союза вошли В. Беднов, Д. Дорошенко, С. Ефремов, Ф. Матушевский, А. Никовский, В. Прокопович, А. Шульгин и С. Эрастов. Съезд рекомендовал Центральной Раде в ближайшее время созвать Всеукраинский Национальный Конгресс для определения будущего статуса Украины.
   Всеукраинский Национальный Конгресс состоялся в Киеве 17-21 апреля 1917 года. На нем присутствовали делегаты из губерний с пре­обладающим украинским населением, из Петрограда, Москвы, Кры­ма, Кубани и Холмщины (ныне Польша). Восточную Галицию пред­ставляли украинцы-галичане, вывезенные царскими властями в каче­стве заложников. На Конгрессе были представлены все слои населе­ния -- рабочие, крестьяне, интеллигенция, буржуазия, духовенство. Присутствовало около 1 300 человек, из них более 800, преимущест­венно крестьяне и рабочие, обладали депутатскими мандатами. Председателем Конгресса был избран С. Эрастов, а почетным председателем - М. Грушевский.
   Конгресс заслушал и одобрил доклады Д. Дорошенко и А. Шульгина о федеративном переустройстве Российской республики, М. Ткаченко и Ф. Крыжановского -- об автономном устройстве Украины, Валентина Садовского -- о территории Украинского автономного края и Ф. Матушевского и П. Понятенко -- о правах нацменьшинств и о гарантии этих прав в рамках Украинского автономного края. Конгресс предписал украинскому руководству еще до созыва Всероссий­ского Учредительного собрания встретиться с представителями нац­меньшинств и обсудить затронутые в двух последних докладах вопро­сы. Он поручил Центральной Раде сформировать краевое правитель­ство подведомственное всероссийскому Временному правительству, создать сеть украинских административных Рад -- губернских, уезд­ных, городских и сельских; позаботиться об открытии украинских школ, клубов, газет, журналов и т.д. Конгресс рекомендовал Централь­ной Раде установить контакт с зависимыми народами, которые, как и украинский народ, добиваются территориально-политической авто­номии, и требовать, чтобы по окончании мировой войны представи­тель Украины был допущен на мирные переговоры с тем, чтобы он мог добиваться для своей страны справедливых этнографических гра­ниц (имелось в виду воссоединение Восточной Галиции, Северной Буковины и Холмщины с украинскими землями России).
   Тайным голосованием Конгресс переизбрал Михаила Грушевского на пост председателя Центральной Рады. Открытым голосованием бы­ли избраны его заместители -- Владимир Винниченко и Сергей Ефре­мов. Была одобрена предложенная Грушевским квота представительст­ва в Центральной Раде: от губерний Киевской, Волынской, Подольской, Херсонской, Екатеринославской, Харьковской и Полтавской -- по 4 представителя; от Холмщины, Черниговщины, Таврии и Кубани - по 5; от губерний с меньшим числом украинского населения -- по одному; от Киева, Харькова, Екатеринослава и Одессы, а также от украинских колоний Петрограда и Москвы -- по два. От партии автономистов-федералистов -- 5; от у.с.-д. -- 4; от у.с.-р. -- 3; от радикал-демократов -- 3; от "самостийников" -- 1. Были указаны нормы также и для других организаций.
   В соответствии с этими нормами к концу Конгресса было избрано 115 депутатов Центральной Рады (не считая её председателя и двух его заместителей). Список избранных депутатов открывал основатель пер­вой украинской с.-д. группы Приднепровья Иван Стешенко. Из следу­ющих за ним в списке наибольшую известность впоследствии приоб­рели: Владимир Прокопович и Евгений Чикаленко -- от автономистов-федералистов; Ф. Матушевский, А. Никовский и А. Шульгин -- от ра­дикалов-демократов; Валентин Атамановскиий (которого вскоре нена­долго сменил Никита Шаповал) -- от самостийников; X. Барановский, Крыжановский и А. Степаненко -- от кооперативных организаций; Валентин Садовский, С. Веселовский, Михаил Ткаченко и Левко Чикаленко -- от у. с.-д.; П. Христюк -- от украинских с.-р.; С. Викул -- от Петрограда; Н. Шраг -- от Москвы; С. Тимошенко -- от Харькова; Иван Луценко -- от Одессы; Илья Шраг -- от Черниговской губер­нии; Н. Ковалевский и П. Чижевский -- от Полтавской губернии; Никифор Григорьев и Любинский -- от Подолии; С. Шелухин -- от Херсонщины; прапорщик Ган -- от Киевского организационного Украин­ского войскового комитета; подпоручик Н. Михновский -- от Войс­кового общества имени гетмана Полуботка.
   Вскоре Центральная Рада пополнилось еще пятью членами, среди них -- В. Чеховский от Одессы.
   17-18 апреля 1917 г. в Киеве наряду со Всеукраинским Националь­ным Конгрессом состоялись конференция УСДРП под председатель­ством В. К. Винниченко и Учредительный съезд УПСР, На конферен­ции УСДРП произошла некоторая ревизия программы партии. Если прежде партия представляла себе территориальную автономию лишь в культурно-политическом смысле, то теперь она пришла к выводу, что надо добиваться также широкой экономической автономии для украинского народа. До этой конференции из лидеров партии один лишь Н. Порш писал о необходимости экономической автономии для Украины. Конференция отметила, что партия не будет слепо следовать "московскому образцу", а будет осуществлять революцию, строго учитывая специфику местных условий. Подчеркивалось, что в своей деятель­ности УСДРП будет учитывать интересы не только украинцев, но и нацменьшинств, проживающих на Украине. Конференция постано­вила, что органом партии впредь будет "Робитныча газета".
   У с.-р., разрозненные группы которых существовали еще во время революции 1905 года и пытались объединиться в единую партию еще в 1912 г., теперь, наконец, осуществили свой замысел. Съезд решил, что орган партии будет называться "Боротьба", как и нелегальный лис­ток у.с.-р., который выходил в Киеве в 1913-1915 гг. В президиум съез­да были избраны Н. Ковалевский, Л. Ковалев, П. Христюк и В. Зализ­няк. Съезд высказался за автономно-федеральное решение националь­ных проблем в России, причем рекомендовал учитывать интересы национальных меньшинств, не имеющих основания претендовать на ав­тономную территорию. Съезд потребовал украинизации армии и фор­мирования отдельных украинских полков.
   Съезд высказался за социализацию земли, т.е. за передачу всех част­ных земель в национальный фонд с последующим распределением зе­мель на уравнительно-трудовой основе. Съезд заявил, что еще до со­зыва Всероссийского Учредительного собрания должно быть созвано Всеукраинское Учредительное собрание.
   В период прохождения Всеукраинского Национального Конгресса был образован Временный Комитет Украинского крестьянского сою­за (по-украински: "Украинська сэлянська спилка", УСС, или "Спилка) во главе с Н. Стасюком. По инициативе этого Комитета по всей Украине была создана сеть губернских, уездных и сельских крестьянских комитетов. Наиболее густой сеть этих комитетов была на Полтавщине и Киевщине.
   В промежутках между заседаниями Конгресса состоялись также совещания активистов Украинской радикально-демократической партии (УРДП). Партия эта входила в Союз автономистов-федералистов и представляла интересы интеллигенции и мелкой буржуазии. В ходе этих совещаний был образован временный ЦК УРДП, почти полностью совпадающий с ЦК временного Союза автономистов-федералистов.
   Позже, начиная с 8 июля 1917 г., УРДП стала называться УПСФ (Украинская партия социалистов-федералистов). Будем впредь назы­вать членов этой партии -- у.с.-ф. (украинские социалисты-федерали­сты). У.с-ф. были за преобразование России на федеративных началах. В отличие от у.с.-р. и у.с.-д., они были сторонниками не революцион­ного, а эволюционного развития общества, требовали выплаты поме­щикам и крупным землевладельцам выкупа за земли, отобранные у них в пользу Общенационального земельного фонда.
   В отличие от других украинских партий, УПСФ принимала в свои ряды также и представителей других национальностей. Позже актив­ным деятелем УПСФ стал адвокат-еврей Арнольд Марголин.
   Павел Христюк справедливо отмечал, что Всеукраинским Националь­ным Конгрессом закончился подготовительный национально-культурни­ческий период украинской революции и начался второй, национально-политический период, период борьбы за территориальную автономию Украины. Вплоть до конца этой борьбы ведущую роль в ней играли ук­раинские с.-д., с.-р. и с.-ф.
   Если в начале этого периода в России было двоевластие, то на Укра­ине-- троевластие: 1) власть Временного правительства, осуществляе­мая посредством губернских, уездных и городских комиссаров и под­чиненного им войска, а также посредством городских дум и земских собраний; 2) власть Советов рабочих, солдатских и крестьянских де­путатов, формирующихся на интернациональной основе; 3) власть ук­раинских губернских, уездных, волостных и сельских рад, формирую­щихся на национальной основе.
  
   26 апреля 1917 г. Центральная Рада выделила из своего состава Ис­полнительный Комитет из 17 человек, включая председателя Рады и двух его заместителей. Был принят Устав Центральной Рады, согласно которому её сессии должны состояться раз в месяц и на них должно оп­ределяться общее направление её деятельности. В промежутках между сессиями регулярную деятельность осуществляет Исполнительный Комитет. Исполнительный комитет образует комиссии численностью не более восьми человек. Состав Центральной Рады может пополняться группами депутатов, избираемых на всеукраинских съездах (войско­вых, рабочих, крестьянских и т.д.)
   6 мая Центральная Рада издала декрет о том, что именно она являет­ся компетентным органом по делам Украины. В соответствии с реше­ниями Всеукраинского Национального Конгресса Центральная Рада об­ратилась к Временному правительству с просьбой считать 12 губерний, в которых большинство населения составляют украинцы, Украинским автономным краем, а её -- временным парламентом этого края.
   Речь шла о следующих губерниях: Подольская, Волынская, Киевская, Черниговская, Полтавская, Херсонская, Екатеринославская, Харьков­ская, Таврическая, Курская, Воронежская, Холмская.
   Временное правительство ответило, что оно не полномочно решать вопрос о статусе Украины. Подобные вопросы являются прерогативой предстоящего Всероссийского Учредительного собрания.
   В ответ на это Центральная Рада заявила, что она считает неприем­лемым рассмотрение вопроса о статусе Украины Всероссийским Учре­дительным собранием, абсолютным большинством депутатов которо­го будут неукраинцы. Она предложила передать этот вопрос на рассмо­трение Международного арбитража. На это предложение Центральной Рады ответа от Временного правительства не последовало. Напряжение между ним и Центральной Радой все росло и росло. Причем неукраин­ские партии и организации на Украине были на стороне Временного правительства.
   Между тем появился новый фактор, сыгравший на руку Центральной
   Раде. По инициативе большевиков и эсеров в армии стали создаваться
   Советы солдатских депутатов, и Временное правительство вынуждено
   было их признать. По примеру этих Советов украинские солдаты стали
   создавать свои национальные советы. Они требовали: 1) формирования
   всех украинских воинов в отдельные подразделения; 2) дислокации всех
   украинских подразделений на Украине; 3) вывода всех неукраинских
   войск из Украины.
   Первым чисто украинским воинским подразделением был полк имени гетмана Богдана Хмельницкого, сформированный киевским "Орга­низационным Войсковым комитетом" в начале мая 1917 г. из солдат, которые концентрировались в Киеве и ожидали отправки на фронт. Первый украинизированный полк насчитывал около 3 500 солдат, и командовал им полковник Г. Капкан.
   Временное правительство и местная администрация отнеслись к со­зданию чисто украинского полка отрицательно. Командующий Киев­ским военным округом полковник Оберучев возмущался "украиниза­цией штыка", однако расформировать полк им. Богдана Хмельницко­го не решился.
   В первой половине мая Николай Михновский с группой офице­ров встретился с командующим Юго-Западным фронтом генералом А. А. Брусиловым и потребовал украинизации армии. Тот отрица­тельно отнесся к этой идее, но все-таки разрешил сформировать из подчиненных ему воинских подразделений украинские подразделе­ния численностью в 500 человек. Волна украинизации прокатилась по всей российской армии. Украинцы требовали "чистоты своих пол­ков" (Н. Полонская-Василенко. "История Украины", ч. 2 /укр./, Мюн­хен, 1956).
   Из украинизированных воинских подразделений самым крупным был 34-й армейский корпус, которым командовал генерал-лейтенант П. П. Скоропадский. Украинизацию этого корпуса разрешил в августе 1917 г. Верховный Главнокомандующий российской армией генерал Л. Г. Корнилов.
   На Западном фронте большой вклад в дело украинизации армии внес украинский с.-д. Симон Петлюра, который с 1916 г. состоял помощни­ком уполномоченного Земского союза на Западном фронте.
   В первой половине мая 1917 г. состоялась целая серия съездов украин­ских войсковых комитетов. И, наконец, 18 мая 1917 года в Киеве открыл­ся I Всеукраинский войсковой съезд, на котором присутствовало свыше 700 делегатов, представлявших около 980 тысяч воинов-украинцев.
   Учитывая большие заслуги С. Петлюры в деле украинизации армий В. Винниченко предложил избрать его председателем съезда. Это предложение вызвало возражение со стороны делегатов, так как собственно в армии Петлюра до этого никогда не служил. После некоторого обсуждения почетным председателем съезда был избран М. Грушевский, а членами президиума - С. Петлюра (делегат сухопутного фронта), Н. Михновский (представитель тыла), С. Письменный (делегат флота) и В. Винниченко (представитель Центральной Рады).
   Съезд одобрил все решения Всеукраинского Национального Конг­ресса, признал Центральную Раду руководящим органом Украины и кооптировал в неё дополнительно 150 членов. Съезд поддержал Вре­менное правительство в его борьбе против стран Четверного союза. С другой стороны, съезд потребовал, чтобы все воинские подразделе­ния дислоцированные на территории Украины, состояли из украин­ских солдат; чтобы все украинские солдаты за пределами Украины находились в отдельных украинских подразделениях; чтобы все украин­ские подразделения были переведены на Украинский фронт; чтобы Временное правительство и Петроградский Совет рабочих депутатов признали национально-территориальную автономию Украины и что­бы в составе Временного правительства был особый министр по укра­инским делам.
   По решению съезда в составе Центральной Рады был образован Укра­инский Генеральный войсковой комитет из 16 человек во главе С. Петлюрой. В него, в частности, вошли В. Винниченко, И. Луценко, С. Пись­менный, М. Иванов, полковник В. Павленко и полковник А. Пилькевич.
   Всеукраинский войсковой съезд произвел значительное впечатление на Временное правительство. 27 мая на совещании, в котором принимали участие военный министр Керенский и руководители Ставки, было принято решение допустить украинизацию в трех корпусах.
   Вскоре после завершения работы I Всеукраинского войскового съезда Центральная Рада направила на переговоры с Временным правительством делегацию из 10 человек во главе с Винниченко и Ефремовым. Делегация прибыла в Петроград 25 мая, а 29 мая она вручила председателю Временного правительства князю Львову меморандум, в котором, в частности, выдвигались следующие требования: а) распространение автономии на 12 губерний; б) выделение особого фонда для реализации автономии; в) признание избранного Центральной Радой комиссара Временного правительства, власть которого распространялась бы на весь Украинский автономный край; г) признание Временным правительст­вом назначенного Центральной Радой её полномочного постоянного комиссара при нем; д) полная украинизация армии; е) украинизация школ и всех административных учреждений на Украине; занятие всех административных постов на Украине людьми, владеющими языком украинского народа, знающими его быт и нравы, заслужившими его доверие; ж) по окончании войны немедленное освобождение из плена украинцев, служивших в австро-венгерской армии; з) поддержка Рос­сией на послевоенной мирной конференции требования о предоставле­нии автономии Восточной Галиции.
   Не высказывая прямо своего отношения к меморандуму, князь Львов заверил, что на днях будет образована специальная правительственная комиссия для изучения меморандума и ответа на него.
   В ожидании начала работы обещанной комиссии украинская делега­ция провела ряд встреч с представителями разных партий, чтобы узнать их отношение к автономии Украины. Кадеты вообще высказались про­тив, социалисты разных мастей, кроме большевиков, высказались за за­мораживание этого вопроса вплоть до открытия Всероссийского Учре­дительного собрания. Лишь большевики, исходя из принципа самооп­ределения наций вплоть до отделения, высказались за немедленное пре­доставление автономии Украине. Но у власти они тогда не были, а нас­колько искренними были их декларации, украинцы смогли узнать позже. Тем временем противники украинской автономии не дремали. В ад­рес Временного правительства посылались телеграммы Советов обще­ственных организаций и Советов рабочих депутатов ряда городов Ук­раины, в которых отмечалось, что Временное правительство не пол­номочно предоставлять Центральной Раде компетенцию автономного управления краем, ибо Центральная Рада не была избрана всем насе­лением Украины и никем не доказано, что большинство этого населе­ния стремится к автономии. Всероссийское Учредительное собрание, и лишь оно одно, полномочно определить будущий статус Украины.
   Известный антиукраинец и антисемит В, В. Шульгин посетил премьер-министра князя Львова и предостерег его от капитуляции перед Центральной Радой. Князь Львов успокоил своего посетителя, заявив, что Временное правительство не собирается предоставлять автономию Украине. В подобном духе высказался и лидер ведущей партии в правительственной коалиции кадет П. Милюков. Изменил свое отношение к украинцам также А. Ф. Керенский. 31 мая он запретил проведение в Киеве намеченного на июнь II Всеукраинского войскового съезда.
   Наконец, более чем через неделю после приезда в Петроград укра­инской делегации, правительственная комиссия под председательст­вом зам. министра внутренних дел Д. Щепкина приступила к изуче­нию меморандума Центральной Рады. После первых же встреч с чле­нами этой комиссии украинская делегация поняла, что ничего хороше­го от неё не приходится ждать. Поскольку предстояло открытие Все­украинского крестьянского съезда, не дожидаясь окончания работы комиссии Щепкина, украинская делегация покинула Петроград и вернулась в Киев.
   Открытию I Всеукраинского крестьянского съезда предшествовали следующие события.
   6 мая 1917 г. в Киеве состоялся региональный съезд представителей Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Киевской, Во­лынской, Подольской, Черниговской и Полтавской губерний. Рассмат­ривали вопрос об отношении Советов к войне, Временному правитель­ству, к организации национальных воинских подразделений, к терри­ториально-национальной автономии и к земельной реформе. Многим из украинских партий и организаций не было сообщено о предстоя­щем съезде.
   Когда ЦК "Спилки" узнал об этом съезде, он послал на него двести своих делегатов. Их допустили на заседание съезда; но когда выясни­лось, что они настаивают на федеративном устройстве Российской демократической республики, их под предлогом того, что "Спилка" не является советской организацией, не допустили к участию в голосовании. Тогда ЦК "Спилки" созвал в Киеве совещание украинских крестьянских организаций Киевской губернии. Совещание предписало представителям Украинских крестьян на предстоящем Всероссийском крестьянском съезде требовать: 1) отмены частной собственности на землю; 2) передачи всех пригодных для обработки земель Земельному фонду для перераспределения между трудовым крестьянством; 3) полной ук­раинизации армии; 4) украинизации школ на Украине; 5) националь­но-территориальной автономии Украины в рамках Российской Феде­ративной Республики с полной гарантией прав для нацменьшинств.
   I Всеукраинский крестьянский съезд проходил в Киеве. Съезд от­крылся 16 июня 1917 г. На нем присутствовало около 1 500 делегатов губернских, уездных, волостных и сельских комитетов "Спилки", а так­же около 700 гостей. В президиум съезда были избраны М. Грушевский, В. Винниченко, Б. Мартос и старый народник Осадчий. Съезд избрал из своего состава новый ЦК "Спилки", в который вошли 7 у.с.-р., 5 у.с.-д. и 3 других, а также Всеукраинскую Раду крестьянских депутатов чис­ленностью 133 человека. Обе эти группы были кооптированы в Центральную Раду.
   Делегаты съезда проголосовали за майский меморандум Централь­ной Рады Временному правительству и за постановления недавно со­стоявшегося совещания крестьян Киевщины. Было принято решение о созыве в Киеве конгресса угнетенных народов бывшей Российской им­перии и о подготовке к выборам во Всеукраинское Учредительное со­брание.
   Социалист-самостийник Александр Степаненко предложил принять резолюцию о полной независимости украинского государства. За эту резолюцию проголосовало всего 19 человек (в то время как за автоном­ную Украину в рамках федеративной России проголосовало около 1300).
   В последние дни съезда были получены телеграмма председателя Вре­менного правительства России князя Львова, отвергающая майский ме­морандум Центральной Рады, и телеграмма военного министра А.Ф. Ке­ренского от 16 июня, запрещающая проведение второго Всеукраинского войскового съезда. Телеграмма князя Г. Е. Львова сводилась пример­но к следующему: а/ поскольку Центральная Рада не была избрана де­мократическим путём, Временное правительство не может считать ее законным представителем украинского народа; б) вопрос о предостав­лении Украине автономии может быть решен лишь Всероссийским
   Учредительным собранием; в) украинизация армии на добровольных чалах допустима при условии, что командование Киевского военного округа согласится на это.
   Эта телеграмма крайне возмутила депутатов съезда, а председатель Центральной Рады М. С. Грушевский сказал: "Праздник революции закончился. Наступают тревожные времена, Украина должна объеди­ниться. Украинский народ должен сам решать свою судьбу". Делега­ты съезда решили игнорировать обе телеграммы и явочным путем осу­ществлять ранее намеченные действия.
   16 июня 1917 г., в день закрытия I Всеукраинского крестьянского съезда, в Киеве собрались представители различных партий и органи­заций для обсуждения ответа Временного правительства от 15 июня на майский меморандум Центральной Рады. Как правые, так и левые неукраинские организации поддерживали позицию Временного пра­вительства. Все упрекали Центральную Раду в том, что перед посыл­кой своего меморандума в Петроград она не посоветовалась с неукра­инским населением. После этого совещания представители Централь­ной Рады стали саботировать работу Киевской городской думы и Со­вета объединенных общественных организаций.
  

В. ОТ II ВСЕУКРАИНСКОГО ВОЙСКОВОГО СЪЕЗДА И ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ I УНИВЕРСАЛА ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ ВРЕМЕННЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СУДЕБНОГО ДЕЛА ПРОТИВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ

  
   18 июня 1917 г. вопреки запрету военного министра Керенского в Киеве открылся II Всеукраинский войсковой съезд, на котором присутствовало 3 308 делегатов, представляющих около 1 600 000 воинов-украинцев. Съезд избрал из своей среды Всеукраинскую Раду войсковых депутатов численностью 150 человек, которые были кооптированы в Центральную Раду. Генеральный войсковой комитет в рамках Центральной Рады увеличился с 18 до 28 членов. Во главе его
   остался С. Петлюра.
   Съезд одобрил все постановления и действия Центральной Рады и потребовал от Временного правительства предоставления Украине пол­ной независимости. Однако лидеры Центральной Рады предпочли огра­ничиться автономией.
   23 июня 1917 г. в день завершения работы Войскового съезда был зачитан I Универсал Центральной Рады, провозглашающий Украину автономным краем Российской республики, а 25 июня В. Винниченко сформировал первое украинское правительство -- Генеральный Сек­ретариат Центральной Рады, в котором он же занял пост генерального секретаря по внутренним делам, а П. Христюк (у.с.-р.) -- пост гене­рального писаря. В кабинет вошло еще семь генеральных секретарей: С. Ефремов (у.с.-ф.) -- секретарь по межнациональным делам, X. Ба­рановский (беспартийный) -- по финансам; Б. Мартос (у.с.-д.) -- по земледелию; Н. Стасюк ("Спилка") -- по продовольствию; С. Петлюра (у.с.-д.) -- по войсковым делам; В. Садовский (у.с.-д..) -- по делам судопроизводства; И. Стешенко (у.с.-д.) -- по делам просвещения.
   3 июля состоялась V сессия Центральной Рады. Она утвердила сос­тав Генерального Секретариата и в связи с тем, что в него вошли В. Вин­ниченко и Ефремов, вывела их из своего президиума. Членами прези­диума Центральной Рады были избраны у.с.-д. С. Веселовский, трудо­вик Ф. Крыжановский, у.с.-ф. А. Никовский и у.с.-р. Н. Шраг.
   Первоначальная реакция всех неукраинских партий и организаций, за исключением большевиков, на провозглашение I Универсала была отрицательной. Киевский городской голова Рябцев и председатель Со­вета солдатских депутатов Таек заявили, что мероприятия Рады ведут к анархии. Председатель Совета рабочих депутатов Незлобии обвинил её в "мелкобуржуазном национализме", а Фрумин из "Фарэйниктэ"-- "в нарушении единого революционного фронта". Бундовец Давид За­славский предостерегал, что предоставление автономии Украине пло­хо отразится на положении евреев как экономически, так и социально. Другой бундовец Моше Рафес утверждал, что реализация планов Цен­тральной Рады в одностороннем порядке неизбежно приведет к граж­данской войне на Украине. Чтобы этого не случилось, по его мнению, необходимо создать новый национально-автономный орган управления Украиной, который включал бы "все местные революционные силы".
   По инициативе Рафеса Бюро Юго-Западного комитета "Бунда" обратилось к Центральной Раде с призывом созвать Всеукраинский тер­риториальный съезд на базе всеобщего, равного, прямого избиратель­ного права при тайном голосовании. Съезд представлял бы не только украинцев, но и все население, проживающее на Украине. Он пред­ставил бы проект будущего статуса края на утверждение Всероссий­ского Учредительного собрания.
   29 июня председатель Временного правительства князь Г. Е. Львов обратился с призывом к украинскому народу "не разъединять прогрес­сивных сил России, борющихся за демократизацию страны и за по­беду над странами Четверного союза". Этот призыв, как и призыв "Бунда", никакого влияния на политику Центральной Рады не имел.
   Генеральное Секретарство по внутренним делам прилагало боль­шие усилия, чтобы, не отказываясь от своих принципов, договориться с комиссарами Временного правительства, городскими думами и пред­ставителями нацменьшинств, но почти ничего не делало для достиже­ния взаимопонимания с Советами рабочих и солдатских депутатов.
   Генеральное Секретарство по межнациональным отношениям, в соответствии с директивами 1 Всеукраинского крестьянского съезда, вело энергичную подготовку к созыву в Киеве Конгресса угнетенных народов бывшей Российской империи в надежде, что он приведет к лучшему взаимопониманию между национальностями, особенно между национальностями, населяющими Украину.
   Была образована комиссия из 98 человек для подготовки проекта конституции Украинского автономного края, в которую вошли 71 ук­раинец, 11 русских, 8 евреев, 2 немца, белорус, татарин, молдаванин, болгарин, грек и чех. Не успев развернуть свою работу, эта комиссия была распущена ввиду достижения соглашения между Центральной адой и Временным правительством.
   Два абсолютно не связанных между собой события, начавшихся 16 июня 1917 г., побудили Временное правительство пойти на компро-мисс с Центральной Радой: I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов2 и закончившееся провалом наступление русской армии. В одной из своих резолюций съезд обратился к Временному пра­вительству с требованием предоставить автономию народам, населяю­щим Россию, в частности, с чуткостью отнестись к требованиям Цент­ральной Рады. С другой стороны, ввиду брожения среди участвовав­ших в неудачной "июньской операции" солдат, среди которых значи­тельный процент составляли украинцы, Верховный Главнокомандую­щий российской армии (с 4 июня) генерал А. А. Брусилов, опасаясь, как бы украинские солдаты вообще не вышли из повиновения, настойчиво посоветовал Временному правительству попытаться прийти к согла­шению с Центральной Радой.
   Временное правительство последовало этому совету, и 11 июля по его поручению для переговоров с украинскими лидерами в Киев прибыли министры Н. В. Некрасов, М. И. Терещенко, И. Г. Церетели (он же ли­дер Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов). 12 июля к ним присоединился военный министр А. Ф. Керенский. Затем министр финансов Н. В. Некрасов вынужден был покинуть своих коллег, ибо его срочно вызвали в Петроград. Главная заслуга в достижении договорен­ности между представителями Временного правительства и представи­телями Центральной Рады принадлежит Ираклию Церетели.
   В результате интенсивных переговоров 11-12 июля представители Центральной Рады и Временного правительства пришли к соглашению. Керенский согласился на то, чтобы Центральная Рада имела своих пред­ставителей при военном министерстве, при Ставке, при командовании Юго-Западного фронта и при командовании Румынского фронта,
   13-14 июля шли интенсивные переговоры между представителями Центральной Рады и представителями неукраинских партий и органи­заций Киева. Поняв, что автономный статус Украины -- дело предре­шенное, и отметив, что Центральная Рада была образована без участия нацменьшинств, они предложили вместо нее образовать коалицион­ный временный парламент, в котором украинские и неукраинские организации были бы представлены на паритетных началах. Отвергая это предложение, украинские представители утверждали, что нет никакой надобности заменять Центральную Раду каким-то другим органом. До­статочно расширить её за счет представителей нацменьшинств, кото­рые будут защищать интересы соответствующих наций. Кроме того, нет никакого основания предоставить нацменьшинствам 50% мест в Центральной Раде, в то время как они составляют всего лишь 20% населения Украины.
   После ряда дискуссий представители Центральной Рады и нацмень­шинств пришли к соглашению, причем представительство нацмень­шинств в Центральной Раде было определено в 30%. Этому соглаше­нию в значительной степени способствовали выступления меньшевика Ираклия Церетели и представителя "Поалэй-Цион" Соломона Гольдельмана. Последний исходил из резолюции Бюро Юго-Западного Комитета своей партии от 12 июля 1917 г., в которой оно высказа­лось за национально-территориальную автономию Украины, вклю­чающую все губернии, где украинцы составляют большинство, при условии предоставления равноправия нацменьшинствам и предо­ставления им возможности автономно решать свои сугубо нацио­нальные проблемы, создавать свои автономные органы местного самоуправления.
   Переговоры между представителями Временного правительства и Центральной Рады закончились согласованием текстов II Универсала Центральной Рады и Декларации Временного правительства о струк­туре отношений между ним и Центральной Радой. Договорились, что эти документы будут опубликованы после одобрения Декларации Временным правительством.
   15 июля большинство членов кабинета князя Г. Е. Львова одобрило
   выработанную в Киеве Декларацию Временного правительства, партия
   же кадетов резко осудила киевское соглашение, как и проект земельной
   реформы, предложенный министром земледелия эсером Виктором Черновым. Кадеты заявили, что предоставление автономии Украине я радикальная земельная реформа приведут к распаду России и к полной анархии в стране. В знак протеста министры-кадеты и сам министр-председатель вышли из правительства3. На следующий день, 16 июля 1917 г., в Петрограде состоялась организованная большевиками грандиозная демонстрация рабочих и солдат под лозунгами: "Долой Временное правительство!", "Вся власть Советам!". Оставшаяся часть правительства во главе с Керенским не растерялась, а вызвала с фронта войска и подавила эту демонстрацию, предотвратив большевистский переворот. После этого Керенский вступил в переговоры с кадетами и добился их возвращения в правительственную коалицию, пообещав рез­ко сократить компетенцию Совета рабочих и солдатских депутатов и пе­ресмотреть вышеупомянутую Декларацию Временного правительства.
   16 июля 1917 г. состоялось торжественное заседание Центральной Рады, на котором были зачитаны как официальные документы Декла­рация Временного правительства и II Универсал Центральной Рады. Оба эти документа были опубликованы на украинском, русском, поль­ском языках и на идиш. Суть этих документов сводилась к следующе­му: 1) Временное всероссийское правительство в принципе признает Центральную Раду временным парламентом Украинского автономного края, а её Генеральный Секретариат -- временным правительством этого края; 2) окончательный статус Украины будет определен на Всероссий­ском Учредительном собрании; 3) Центральная Рада и её Генеральный Секретариат будут расширены, причем представители нацменьшинств составят в Центральной Раде 30%.
   Вскоре в результате упорных переговоров между Исполкомом Со­вета объединенных общественных организаций и Центральной Радой, последняя выделила в своем Исполкоме (который теперь стал назы­ваться Малой Радой) для нацменьшинств 18 мест из 55: а) 5 мест общероссийским организациям (Исполком -- 1, Совет рабочих депу­татов -- 2, Совет военных депутатов -- 2); б) 6 мест -- общероссий­ским партиям (2 эсера, 2 меньшевика, 1 большевик и 1 кадет)4 ; в) 5 мест -- еврейским партиям (по одному -- "Бунду", "Фарэйниктэ", Поалэй-Цион", "Фолкспартэй" и общим сионистам); г) 2 места -- польским партиям (по одному -- Демократическому Централу и Польской социалистической партии). В силу левизны Центральной Рады не получили в ней представительства беспартийные национальные объединения: Исполком объединенных польских общин и Совет объединенных еврейских общин. В частности, в ней не были пред­ставлены еврейские религиозные объединения "Ахдут" и "Агудат Исразль", которые вместе с общими сионистами представляли от 67 до 75 процентов избирателей, голосующих за еврейские списки. С Другой стороны, в силу паритетного принципа, примененного к нацменьшинствам, первые четыре еврейские партии, перечисленные в пункте "в", отражающие интересы не более трети еврейского насе­ления, получили в Центральной Раде и её Малой Раде 4/5 мест, пред­назначенных для еврейских партий.
   24-25 июля 1917 г. в Киеве состоялся I Всеукраинский рабочий съезд, созванный украинской секцией Киевского Совета рабочих депутатов. На съезде доминирующую роль играли у.с.-д. Многие делегаты съезда критиковали Центральную Раду за чрезмерные уступки Временному правительству. В конце работы съезда была избрана Всеукраинская Рада рабочих депутатов, куда вошли 70 у.с.-д., 30 у.с.-р,
   27 июля Рабочая Рада и представители нацменьшинств были кооп­тированы в Центральную Раду. Таким образом, было завершено пре­образование Центральной Рады из сугубо национального в представи­тельный национально-территориальный орган.
   На 27 июля 1917 г. 822 депутата Центральной Рады распределились следующим образом. 1) Всеукраинская Рада крестьянских депутатов -- 212; 2) Всеукраинская Рада войсковых депутатов -- 253; 3) Всеукра­инская Рада рабочих депутатов -- 104, 4) представители общих Советов рабочих и солдатских депутатов -- 50, 5) украинские социалисти­ческие партии -- 20; 6) российские социалистические партии -- 40; 7) еврейские социалистические партии -- 35; 8) польские социалисти­ческие партии-- 15; 9) представители городов и губерний (избираемые преимущественно на рабочих, крестьянских и общенациональных съездах) -- 84; 10) представители профсоюзных, просветительных, экономических и общественных организаций, национальных, партий (молдаван, немцев, болгар, белорусов и др.) -- 108. Среди депутатов Центральной Рады преобладали молодые люди.
   27 июля в Центральной Раде впервые выступили представители нацменьшинств. Общий сионист Розенштейн произнес свою речь на иврите, а Гольдельман из "Поалэй-Цион" -- на идиш. В своих выступлениях они, как и Зильберфарб из "Фарэйниктэ", выразили полную поддержку принципу национально-территориальной автономии Украины. Зильберфарб, к тому же, начертал общий план нациорнально-персональной автономии для нацменьшинств.
   В тот же день, 27 июля, Малая Рада приняла решение, что число ге­неральных секретарств будет увеличено до 14 и что в рамках гене­рального секретарства по межнациональным делам будут образованы вице-секретарства великорусское, польское и еврейское. Статус вице-секретарей по национальным делам будет почти таким же, как и ста­тус генсекретарей по другим делам; они будут принимать участие в заседаниях кабинета и подавать в отставку вместе с ним. Как и генсекретари, они будут избираться на пленумах Центральной Рады..
   Решено было к девяти существующим портфелям Генерального Секретариата прибавить еще пять: торговли и промышленности, тру­да, путей сообщения, почт и телеграфа, генерального контролера. Два первых портфеля были предложены меньшевикам, но они отказались их принять до полного урегулирования взаимоотношений между Цен­тральной Радой и Временным правительством. Третий портфель принял украинский эсер Всеволод Голубович, четвертый -- российский эсер Александр Зарубин, пятый -- бундовец Моше Рафес. В качестве Генерального секретаря по делам Украины при Временном правительстве предполагалось послать П. Стебницкого (у.с.-ф.).
   Вице-секретарями в генеральном секретарстве по межнациональным делам, возглавляемом А, Шульгиным (сменившим на этом посту С. Ефремова), стали; по еврейским делам--М. Зильберфарб; по польским .-- демократ И. Мицкевич; по великорусским (несколько позже)--народный социалист Д. М. Одинец5.
   Как в первом, так и во втором составе Генерального Секретариата преобладали социал-демократы, несмотря на то, что по сравнению с эсерами они были немногочисленной партией. Это объясняется тем, что УСДРП организационно оформилась значительно раньше, чем УПСР, и в ней значительно больше было интеллигентов (П. Христюк).
   28 июля 1917 г, в Киеве открылся II съезд УПСР. На нем определи­лись три течения в партии: "интернационалисты", "конфедератисты", "федералисты".
   "Интернационалисты" отдавали предпочтение решению социаль­но-экономических проблем и отодвигали решение национально-поли­тических проблем на задний план. Большинство в этом течении сос­тавляли представители Левобережной Украины. Чувствовалось влия­ние на них общероссийской партии эсеров.
   Наоборот, "конфедератисты" чрезмерное внимание уделяли нацио­нально-политическим проблемам, пренебрегая проблемами социаль­но-экономическими. Они требовали преобразования России в конфе­дерацию независимых республик. Большинство среди них составляли представители Правобережной Украины.
   "Федералисты" же? являющиеся основным течением УПСР, требо­вали равного внимания решению как социально-экономических, так и национально-политических проблем.
   Съезд принял резолюции о преобразовании России на федератив­ных началах, о социализации земли, о борьбе за мир и за образование рабоче-крестьянского правительства Российской федеративной рес­публики.
   29 июля 1917 г. Малая Рада утвердила проект Устава высшего уп­равления Украиной, выработанный специальной комиссией на основе постановлений Центральной Рады от 16 и 27 июня..
   В этом уставе, состоящем из 21 параграфа, Центральная Рада назы­валась "органом революционной демократии всех народов Украины" а её Генеральный Секретариат -- "высшим краевым органом управления автономной Украиной", который имеет право на всей её терри­тории, состоящей из 12 губерний, назначать чиновников на все невъь борные должности. Члены Генерального Секретариата избираются Малой Радой и подлежат утверждению Временным правительством. Утверждению Временным правительством подлежат также прини­маемые Центральной Радой проекты законов и бюджетов. Все законы Центральной Рады и её Генерального Секретариата должны одновре­менно публиковаться на украинском, русском, польском языках и на идиш.
   В тексте Устава Малая Рада именуется Комитетом Центральной Ра­ды, а Генеральный секретарь по делам Украины при Временном пра­вительстве -- "украинским статс-секретарем при Временном прави­тельстве".
   Еще до утверждения проекта этого Устава Малой Радой В. Винннченко, X. Барановский и Моше Рафес выехали в Петроград для озна­комления с ним Временного правительства. Им долго пришлось ждать аудиенции у представителя Временного правительства и, наконец, 7 ав­густа их принял министр К В. Некрасов в присутствии трех экспертов: барона Нольде, Гальперина и Барта.
   Министр и эксперты отвергли проект Устава, возражая против пол­номочий Генерального Секретариата, количества его членов и против предполагаемого числа губерний в Украинском автономном крае.
   Встретив такое отношение к проекту, украинская делегация думала сразу же вернуться в Киев, но Малая Рада предписала ей оставаться в Петрограде, настаивать на принятии проекта Устава без всяких изме­нений и дождаться официального ответа Временного правительства.
   Тем временем 12 августа Малая Рада следующим образом распре­делила мандаты неукраинских партий и организаций в Центральной Раде: 1) Киевский Совет рабочих депутатов -- 30; 2) Киевский Совет солдатских депутатов -- 20; 3) российские с.-д. -- 20; 4) российские эсеры -- 20, 5) Совет объединенных общественных организаций -- 50, б) партия кадетов -- 7; 7) партия народных социалистов -- 4? 8) еврей­ские партии -- 50; 9) польские партии -- 20; 10) молдаване -- 4; 11) немцы -- 3; 12) татары -- 3; 13) греки, чехи, белорусы, болгары, меннониты -- по одному,-- всего 199 депутатов-неукраинцев.
   15 августа 1917 г состоялось совещание Малой Рады по вопросу пет­роградских беспорядков. Почти все депутаты осудили подстрекатель­ские действия большевиков, а секретарь по судебным делам В. Садов­ский предложил депутатам провести дискуссию о взаимоотношениях с Временным правительством в связи с отклонением им проекта Устава. Выступивший первым секретарь по национальным делам А. Шульгин сказал, что Центральная Рада продолжит свою работу по автономизации Украины--с согласия Временного правительства или без такового. Балабанов, представитель меньшевиков в Раде и издатель "Киевской мысли", говоря от имени своей партии и от имени "Бунда", резко вы­ступил против декларации А. Шульгина и потребовал, чтобы Малая Рада не предпринимала никаких действий до достижения взаимопо­нимания с Временным правительством.
   Малая Рада поддержала декларацию А, Шульгина; против голосо­вали лишь меньшевики, "Бунд" и кадеты,
   17 августа 1917 г. Временное правительство вручило украинской делегации в Петрограде свою альтернативу присланному Централь­ной Радой проекту Устава -- "Временную Инструкцию для Генераль­ного Секретариата Временного правительства на Украине".
   Инструкцию эту написали Нольде и Гальперин, подписали её предсе­датель Временного правительства Керенский и министр юстиции Зарудный. Параллельно текст Инструкции был послан также в Киев, непосредственно на имя Центральной Рады.
   Суть Инструкции Временного правительства сводилась к следующему:
   1) Генеральный Секретариат -- Временное правительство Украин­ского автономного края -- подотчетен Временному правительству рос­сийской республики.
   2) Из компетенции Генерального Секретариата изымаются следующие ведомства: а) военное; б) судопроизводство; в) продовольствия; г) путей сообщения; д) почт и телеграфа.
   3) Генеральному Секретариату Украины подчиняются пять ту5ерний, в которых украинцы составляют абсолютное большинство: Киев­ская, Волынская, Подольская, Полтавская и Черниговская.
   4) После утверждения автономного статуса Украины Всероссий­ским Учредительным собранием вопрос о статусе губерний, где ук­раинцы составляют большинство, но не абсолютное, будет решен
   путем плебисцита.
   5) Связь Временного правительства с Украинским автономным кра­ем будет происходить через Генеральный Секретариат, однако в экст­ренных случаях Временное правительство правомочно обходить Гене­ральный Секретариат и связываться непосредственно с местными чи­новниками; связь же между Центральной Радой и Временным прави­тельством будет осуществляться не избранным Малой Радой Генераль­ным секретарем по делам Украины при Временном правительстве, а назначенным Временным правительством генеральным секретарем по делам Украины, имеющим свою резиденцию в Киеве.
   Украинская делегация резко раскритиковала Инструкцию Времен­ного правительства. Винниченко и Рафес вернулись в Киев, а Бара­новский, к которому присоединились генсекретарь почт и телеграфа А. Зарубин и вице-секретарь по польским делам И, Мицкевич, оста­лись в Петрограде, чтобы продолжать оказывать давление на Времен­ное правительство.
   К моменту возвращения Винниченко и Рафеса в Киев там резко ухуд­шились отношения между Центральной Радой и некоторыми неукраин­скими организациями и учреждениями. Этому, в частности, способст­вовала публикация в газете "Новое время" декларации группы профес­соров Киевского университета, бичующей руководителей украинского национального движения за их стремление к сепаратизму, который на­несет вред не только великороссам, но и малороссам; особенно пагуб­ным будет для последних "замена высокоразвитого русского языка не­доразвитым украинским". Подобными "откровениями" пестрела газета "Киевлянин". "Союз малороссов им. Гоголя" опубликовал протест против якобы планируемой Центральной Радой "насильственной украинизации русских на Украине".
   Весьма напряженными были отношения между Центральной Радой и командованием КВО (Киевский военный округ). Командующий КВО полковник Оберучев обвинил украинских руководителей в том, что их политика украинизации армии привела к срыву июньского наступления русской армии. В частности, утверждал он, Центральная Рада, желая иметь при себе военную опору, противодействовала посылке на фронт полков им, Хмельницкого и Полуботка. События, связанные с послед­ним, ещё более обострили отношения между Центральной Радой и ко­мандованием КВО.
   19 июля солдаты полка им. Полуботка по приказу своих команди­ров, настроенных крайне националистически и антисоциалистически, покинули свои казармы и захватили здание городской полиции и ряд военных учреждений. Они потребовали немедленного провозглаше­ния полной независимости Украины и высылки за её пределы всех русских, "чтобы они не мешали украинскому народу строить свое са­мостоятельное государство".
   Генеральный Секретариат Центральной Рады направил против по-луботковцев полк им. Богдана Хмельницкого, который окружил и обезоружил их. После этого полковник Оберучев обещал, что против мятежных полуботковцев не будет предпринято никаких мер, если они безропотно отправятся на фронт.
   8 августа эшелон полуботковцев покинул Киев. Не успели они отъе­хать 55 км, как были обстреляны донскими казаками, подчиненными штабу КВО. Среди полуботковдев оказались убитые и раненые.
   В связи с этим инцидентом Малая Рада собралась на экстренное со­вещание. Оберучева обвинили в устройстве засады, а от Временного правительства потребовали отстранить Оберучева от командования КВО, выслать донских казаков из Киевской губернии и временно не отправлять на фронт полк им, Хмельницкого.
   В этой обстановке утром 18 августа собралась Малая Рада для обсуждения Инструкции Временного правительства. Винниченко доложил о контактах украинской делегации с представителями Временного правительства и зачитал текст его Инструкции. Всячески критикуя эту Инструкцию, он и Рафес посоветовали Раде принять её как неизбежное зло. Аналогичные рекомендации содержались в двух телеграммах из Петро-града> полученных Малой Радой в тот же день от членов украинской де­легации Барановского, Зарубина и Мицкевича и от участников срочно созванной ими конференции комиссаров украинских губерний (Любинского--от города Киева, Суковкина -- от Киевской губернии, Левицко­го -- от Полтавской, Искрицкого -- от Черниговской, Вязлова -- от Во­лынской, Дорошенко --от Галиции и Буковины).
   19 августа в Малой Раде продолжалось обсуждение Инструкции Временного правительства. В духе Винниченко и Рафеса высказались А. Зо­лотарев ("Бунд"), М. Литваков ("Фарэйниктэ"), Рычковский ("Поалэй-Цион"), Дубинский ("Фольксгтартэй") и Я С. Сыркин (общие сионисты), .Представители российских партий -- меньшевик Балабанов, эсер Суховик и кадет Крупнов -- высказались за принятие Инструкции без всяких оговорок.
   Наоборот, большинство докладчиков от УПСР требовали отклонить Инструкцию и захватить власть явочным порядком. Некоторые доклад­чики от УСДРП были за принятие Инструкции (например, Садовский), а некоторые -- за её отклонение (например, Довженко).
   18 августа 1917 г. в Киеве открылась также VI сессия Центральной Рады. Два дня она занималась оформлением новых депутатов. 20 ав­густа началось обсуждение Инструкции Временного правительству которое завершилось лишь 22 августа её принятием голосами 140 де­путатов против 36 при 70 воздержавшихся.
   Это принятие стало возможным после убедительной речи X. Бара­новского, вернувшегося вечером 21августа из Петрограда, и телеграм­мы из Петрограда оставшихся там членов украинской делегации А.За­рубина и И. Мицкевича, в которой сообщалось, что Временное прави­тельство несколько смягчило свои позиции: во-первых, оно готово при­нять в качестве статс-секретаря при Временном правительстве любого человека, которого пришлет Центральная Рада; во-вторых, оно обещает не вмешиваться во внутренние дела Украины, за исключением крайних случаев военного времени; в-третьих, оно согласно, чтобы из девяти
   генеральных секретарей лишь трое (а не четверо, как оно требовало прежде) были неукраинцами.
   Резолюция Генерального Секретариата о принятии Инструкции вклю­чала в себя две поправки у.с.-р. Данченко: 1) Центральная Рада посыла­ет на утверждение Временного правительства кандидатуры 9 из 14 сво­их генеральных секретарей; 2) как украинские, так и большинство не­украинских депутатов Центральной Рады считают текст Инструкции неудовлетворительным, но вынуждены принять его ввиду сложивших­ся обстоятельств.
   Поскольку поправки "Бунда" и меньшевиков к резолюции Генераль­ного Секретариата приняты не были, они при голосовании воздержались. Большинство воздержавшихся составили группа у.с.-р. во главе с Ники­той Шаповалом и группа национал-революционеров во главе с Николаем Любинским.
   Против голосовали, главным образом, независимые социалисты, со­циалисты-самостийники и правые кадеты,
   В резолюции Генерального Секретариата Временное правительство осуждалось за нарушение своей же Декларации от 15 июля, за велико­державные тенденции, за игнорирование интересов не только украин­цев, но и нацменьшинств, проживающих на Украине, С другой сторо­ны, резолюция выражала преданность украинцев "единому революци­онному фронту" и готовность выполнять указания Временного прави­тельства, если они не противоречат интересам украинского народа.
   Несмотря на все недостатки Инструкции, большинство депутатов Центральной Рады считали, что именно она "является первой, хотя и Ущербной, конституцией автономного украинского народа".
   На своей VI сессии Центральная Рада обсудила также приглашение Временного правительства принять участие в Московском Государственном совещании, созываемом по вопросу будущего устройства рос­сийской республики. Абсолютное большинство Центральной Рады отклонило это предложение, подчеркнув, что вопрос о будущем статусе Украины решать не этому, случайно подобранному совещанию, а избранным на законных основаниях Всеукраинскому и Всероссийскому Учредительным собраниям.
   За участие в московском совещании вместе с кадетами голосовала также "Фолкспартэй", однако она не последовала за ними, когда они вышли из Центральной Рады в знак протеста против её намерения про­вести выборы во Всеукраинское Учредительное собрание.
   На VI сессии Центральной Рады в неё вошли большевики. Их декла­рация, зачитанная 22 августа, заканчивалась словами: "Вступая в Цен­тральную Украинскую Раду, мы будем здесь вести упорную борьбу с буржуазией и буржуазным национализмом и будем призывать рабочих и крестьян Украины под красное знамя Интернационала для полной по­беды пролетарской революции".
   Многие члены Центральной Рады считали неудовлетворительной деятельность Генерального Секретариата в области подготовки выборов во Всеукраинское Учредительное собрание, подготовки земельной реформы, развития промышленности и народного просвещения, наве­дения порядка в стране и укрепления вооруженных украинских сил.
   Позиция председателя Генерального Секретариата Винниченко еще более пошатнулась после появления во Франции его статьи, давшей по­вод к обвинению автора в германофильстве.
   24 августа 1917 г Малая Рада проголосовала за вотум недоверия Вин­ниченко, и два дня спустя его кабинет подал в отставку. Формирование нового кабинета было поручено у,с.-ф, Дмитрию Дорошенко, занимав­шему до этого пост комиссара Временного правительства по Галицийско-Буковинскому генерал-губернаторству и в значительной степени способствовавшему украинизации его администрации.
   30 августа Дорошенко представил на рассмотрение Малой Рады спи­сок предполагаемого кабинета, состоящий почти исключительно из умеренных у.с.-ф. Когда 31 августа Дорошенко выступил с программной речью перед Малой Радой, он подвергся резкой критике со стороны у-с-р, и у,с.-д. за свою умеренность. А когда на следующий день российский министр финансов Некрасов заявил в Петрограде, что назначение Дорошенко председателем Генерального Секретариата дает основание наде­яться на улучшение отношений между Россией и Украиной, Дорошенко, не желая быть пешкой в руках Временного правительства, отказался от вступления в должность и предложил Малой Раде вновь избрать Винниченко на пост председателя Генерального Секретариата.
   Винниченко вначале пытался отказаться от этой миссии, но под дав­лением Малой Рады вынужден был согласиться. Уже 3 сентября на утверждение Временного правительства был направлен следующий спи­сок членов Генерального Секретариата: председатель Генерального Секретариата и секретарь внутренних дел --В. Винниченко; просве­щения ---И. Стешенко; финансов --М. Туган-Барановский; земледе­лия -- М. Савченко-Бельский; межнациональных дел -- А. Шульгин; генеральный контролер -- А. Зарубин; генеральный писарь -- А Лотоцкий; генеральный секретарь по делам Украины при Временном пра­вительстве -- П, Стебницкий. Оговаривалось, что вакантную пока дол­жность генерального секретаря по делам труда займёт неукраинец.
   За исключением А, Зарубина, кабинет этот состоял из одних у.с,-д. и у.с.-ф, В нем не было ни одного украинского эсера, хотя они состав­ляли большинство членов Центральной Рады.
   Для утверждения Временным правительством списка членов Гене­рального Секретариата Центральная Рада послала в Петроград деле­гацию в составе Шульгина, Туган-Барановского и Зарубина.
   Тем временем в Петрограде разразился правительственный кризис из-за отставки кадетов в знак протеста против мероприятий Керенско­го по подавлению выступления Верховного главнокомандующего рос­сийской армией генерала Л. Г. Корнилова против Временного прави­тельства (7-12 сентября). С целью преодоления этого кризиса 14 сен­тября 1917 г. А. Ф. Керенский образовал чрезвычайный орган власти --- так называемую "Директорию", или "Совет пяти", В состав Дирек­тории вошли также министр иностранных дел М. И. Терещенко, военный министр А. И, Верховский, морской министр Д. Н, Вердеревский и министр почт и телеграфа А. М. Никитин.
   Директория распустила Государственную Думу и Государственный
   Совет и впервые официально объявила Россию республикой. В тот же
   день, 14 сентября, Директорией была принята украинская делегация и
   утвержден состав Генерального Секретариата. 8 октября, в связи с об-
   образованием нового коалиционного кабинета Керенского, Директория
   самораспустилась.
   В конфликте между генералом Корниловым и Временным правительством Центральная Рада и её Генеральный Секретариат стали на сторону последнего и присоединились к антикорниловскому "Комитету защиты революции". Ряд Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Украины и Союз служащих почт и телеграфа тоже выступили против Корнилова.
   Попытка Корнилова реставрировать старый режим привела к радикализации левых сил, как в области социально-экономической, так и в области национально-политической. Резолюции II сессии Рады крестьянских депутатов (15-18 сентября) и общего собрания киевского отдела УСДРП (23 сентября) были выдержаны почти в большевистском духе (если не считать того, что они не призывали к свержению существую­щего строя вооруженным путем).
   В аналогичном духе был составлен принятый Малой Радой наказ украинской делегации в связи с предстоящим 28 сентября в Петрогра­де Всероссийским Демократическим совещанием. В наказе, в частно­сти, говорилось, что власть на Украине должна быть передана Цен­тральной Раде и её Генеральному Секретариату. При обсуждении на­каза большинство депутатов высказалось против коалиции с несоциа­листическими партиями.
   Российские эсеры, меньшевики и "Бунд" настаивали на том, чтобы Центральная Рада признала примат Всероссийского Учредительного собрания над Всеукраинским Учредительным собранием и "во имя единства российского революционного фронта" изъяла из своей Дек­ларации о предстоящем совещании термин "суверенитет Украины", Малая Рада согласилась на изъятие этого термина, но, вместо четкого признания примата, выразилась в своей декларации примерно так: желания народов, населяющих Украину, могут быть выражены не иначе как через Всеукраинское Учредительное собрание, а желания всех народов, населяющих Российскую республику, -- не иначе как через Всероссийское Учредительное собрание; последнее, в частно­сти, должно гарантировать национальные права и интересы Украины. Российские эсеры, меньшевики и "Бунд" удовлетворились этой формулировкой. Хотя Центральная Рада получила приглашение на 15 делегатов, она прислала лишь 8: 4 эсера и 4 эсдека.
   На Всероссийском Демократическом совещании (26-30 сентября 1017 года) присутствовало около 1 700 делегатов; председательство-меньшевик Ираклий Чхеидзе. Составлявшие большинство на совещании меньшевики и российские эсеры высказались за коалицию с несоциалистическими партиями, включая и кадетов, хотя на предва­рительном совещании своей партии большинство меньшевиков вы­сказалось против коалиции с кадетами из-за их поддержки корниловского выступления. Против коалиции с несоциалистическими партия­ми высказались большевики и делегация Центральной Рады, В конеч­ном итоге резолюция о коалиции с несоциалистическими партиями была принята большинством в несколько десятков голосов.
   Вместо упраздненных Керенским Государственного Совета и Госу­дарственной Думы был образован Временный Совет республики, так называемый Предпарламент, причем большинство делегатов совеща­ния решило, что Временное правительство не будет подотчетно Пред­парламенту. Во Временном Совете республики Центральной Раде было предоставлено 7 мест. Однако украинские делегаты, как и большевики, решили бойкотировать Временный Совет республики.
   4-11 октября в Киеве состоялся созванный Центральной Радой Кон­гресс угнетенных народов бывшей Российской империи. Инициатива созыва этого Конгресса принадлежала членам Союза автономистов не­государственных народов России, который был образован еще в 1913 г. Эта инициатива была подхвачена ведущими украинскими деятелями. На этом Конгрессе были представлены по 10 делегатов от казаков (дон­ских и сибирских), латышей, татар и евреев; по 9 -- от украинцев и ли­товцев; по 6 -- от поляков и молдаван, 5 --от тюркских народностей; 4- от эстонцев; 3 -- от российских эсеров; 2 -- от грузин. Армяне, якуты, калмыки, башкиры прислали приветствия Конгрессу. Добившиеся уже суверенитета финны на нем представлены не были. Мень-шевики и "Бунд" отклонили предложение прислать своих представителей. Около 2/3 делегатов Конгресса были представителями социалистических партий. Председателем Президиума Конгресса был избран М. Грушевский. Среди членов Президиума был лидер общих сионистов Украины Н. С. Сыркин. Временное правительство представлял М. Славинский. Все делегаты Конгресса, за исключением литовцев, высказались за вхождение своих народов в демократическую Россий­скую республику, преобразованную на федеративных началах. При этом предполагалось, что все территориальные национальности полу­чат национально-территориальную автономию, а экстерриториальные -- национально-персональную. Принципы национально-территориа­льной автономии и перечень гарантии, необходимых для защиты прав и интересов нацменьшинств, изложил в своем выступлении 5 октября представитель "Фарэйниктэ" Шац-Анин. О национально-персона­льной автономии говорил также общий сионист Н. С. Сыркин, а пред­ставитель "Поалэй-Цион" Ворохов доказывал экономическую целесо­образность федеративного переустройства России, В своем выступле­нии С. Петлюра критиковал централистскую политику Временного правительства и чинимые им препятствия в деле создания отдельных украинских воинских подразделений. Выступивший затем Оберучев утверждал, что организация воинских подразделений по националь­ному признаку неизбежно ослабит боеспособность российской армии. "Не о федерализации Российской республики надо говорить теперь, а о защите Российской республики от немцев", -- заявил Оберучев.
   7 и 8 октября не было пленарных заседаний Конгресса. В эти дни представители разных национальностей собирались отдельно для об­суждения своих: специфических проблем,
   В своих заключительных резолюциях, принятых 11 октября, Конгресс осудил централизм как основную причину всех национальных, социальных, экономических и военных проблем и отметил, что лишь федерализм будет способствовать их решению; призвал к реорганизации армии по национальному принципу, потребовал обеспечить представительство территориальных национальностей России на будущей мирной конфе­ренции и международных гарантий прав нацменьшинств.
   Хотя русский язык был признан государственным языком в Россий­ской республике, ему не был дан приоритет в местных образователь­ных, юридических, административных учреждениях. Конгресс призвал территориальные нации на своих учредительных собраниях обеспечить национально-персональную автономию для проживающих на их терри­ториях нацменьшинств, обеспечить нацменьшинствам, составляющим определенный процент в данном автономном крае, возможность поль­зоваться своим родным языком в судебных и административных орга­нах.
   Конгресс избрал из своего состава Совет народов с резиденцией в Киеве и обратился к Временному правительству, чтобы при нем был образован Совет национальностей.
   В своей заключительной Декларации Конгресс выразил надежду, что им сделан первый шаг на пути к построению вначале Европей­ской, а затем и Всемирной федерации народов.
   В нарушение своего обещания Центральной Раде Временное прави­тельство тайно связывалось с местными чиновниками на Украине через голову Генерального Секретариата и не выделяло из своего бюджета средств для украинизации административных учреждений в пяти гу­берниях Украинского автономного края, С другой стороны, Генераль­ный Секретариат далеко не во всем следовал Инструкции от 17 августа. Явным вызовом Временному правительству был его меморандум, на­правленный Малой Раде 12 октября 1917 г. В нем, в частности, говори­лось, что Генеральный Секретариат считает себя ответственным перед Малой Радой (а не перед Временным правительством, как требовала Инструкция), что будут функционировать все 14 его ведомств (в том числе и 5, отвергнутых Инструкцией), что Украинский автономный край включает в себя губернии Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую, Черниговскую, Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую (из которых 4 последних не предусматрива­лись Инструкцией). В меморандуме говорилось, что будут продолжены усилия по украинизации армии и скоро начнется подготовка к выборам во Всеукраинское Учредительное собрание. Меморандум 12 октября привел к обострению отношений между Временным правительством и Центральной Радой, а также между неукраинскими и украинскими депутатами Центральной Рады.
   12-17 октября в Киеве состоялся IV съезд УСДРП. Главный докладчик В. Винниченко поставил перед делегатами следующие вопросы: а) каков характер российской революции; б) закончилась ли эта рево­люция; в) какие практические выводы надо сделать, исходя из ответов на первые два вопроса.
   Отвечая на эти вопросы, Винниченко сказал, что российская рево­люция является социал-демократической, ибо ее движущей силой яв­ляются рабочий класс и крестьянство. На первом этапе революции бур­жуазия была нейтральной, с конца же лета она стала открыто контрре­волюционной. Революция не закончена, ибо требования рабочего клас­са и крестьянства не удовлетворены. При этом надо иметь в виду, что назревает конфликтная ситуация. В то время как пролетариат и значи­тельная часть крестьянства движутся влево, остальные слои населения движутся вправо. Гражданская война неизбежна. Добиваясь оптималь­ных завоеваний для пролетариата и крестьянства, надо иметь в виду, что им придется идти на уступки. Ведь страна отсталая, в ней господ­ствуют темнота и хаос, неспособность пользоваться свободой. Поэтому однородное социалистическое правительство привело бы к гибельным последствиям для России и к дискредитации идей социализма. Остава­ясь демократичным, такое правительство не было бы способным пре­одолеть анархию и разруху в стране, создать эффективную экономику. Главной задачей министров-социалистов в коалиционном правительст­ве должно быть прекращение войны, установление мира. Существую­щее центральное всероссийское правительство себя полностью дискре­дитировало. Власть должна быть перенесена на места, исходя из прин­ципа самоуправления и самоопределения надий. На местах же можно будет найти общий язык с левой частью буржуазии.
   Н. Порш и С. Викул в своих выступлениях заявили, что российская революция является социалистической, и надо стремиться к однородной социалистической власти, избегая коалиции с буржуазией не толь­ко в центре, но и на местах. Викул заявил, что мировая капиталистичекая система созрела для социалистической революции. Революция на­чалась в самом слабом месте этой системы -- в России, -- и отсюда она перекинется на весь мир.
   Иную позицию занял В. Садовский, Он говорил, что в интересах ра­бочего класса и крестьянства -- коалиция социалистических партий с левой частью буржуазии не только на местах, но и в центре. Нельзя в своих действиях исходить из того, чего стихийно желают массы и чего в действительности невозможно достичь. Независимо от субъективного желания того или иного класса, российская революция по своей сути является буржуазной; в России капиталистический способ производст­ва не исчерпал своих возможностей, рабочий класс и крестьянство еще не способны руководить производством. Поэтому разговоры о пост­роении социализма в России -- вредная утопия.
   На съезде победила линия Порша -- Викула. Были приняты следую­щие резолюции: 1) Россия должна быть преобразована на федератив­ных началах; 2) на Украине должна быть установлена однородная рабоче-крестьянско-солдатская власть; 3) Генеральному Секретариату Центральной Рады должны быть возвращены компетенции, изъятые у него августовской Инструкцией; 4) должен быть установлен рабоче-крестьянский контроль над производством и распределением продо­вольствия и промтоваров первой необходимости; 5) вся земля должна быть передана для перераспределения в земельные комитеты, состоя­щие исключительно из рабочих, крестьян и солдат; 6) значительно повысить налогообложение на крупный капитал, национализировать не­которые крупные предприятия; 7) добиться прекращения войны и за­ключения мира без аннексий и контрибуций на условиях принципа са­моопределения и самоуправления наций; 8} продолжить революцион­ную борьбу в содружестве с другими народами, имея в виду, что российская революция -- пролог мировой социалистической революции.
   Таким образом, в УСДРП произошел значительный сдвиг влево. Если еще в июле большинство украинских с.-д. приветствовало подавление Керенским попытки большевиков совершить переворот, то уже в середине октября большинство из них были ближе к большевикам, чем к меньшевикам. Так же обстояло дело и среди украинских эсеров..
   Тем временем в Украинском автономном крае (как и во всей Российской Республике) усиливались разруха и анархия, 16 октября состоялось совещание губернских комиссаров пяти губерний. Об эксцессах и погромах, чинимых солдатами, докладывали губернские комиссары Во­лыни и Подолии; о самовольном захвате помещичьих имений кресть­янами сообщал губернский комиссар Полтавщины; губернский комис­сар Киевщины Саликовский докладывал о беспорядках на сахарных плантациях и сахарных заводах. Черниговский губернский комиссар Д. Дорошенко заявил: "Самая большая опасность -- это голод, кото­рый может привести к восстанию". Он остро критиковал Централь­ную Раду за то? что она ничего не сделала для установления постоян­ного контакта с провинцией и строгого контроля над ней. Дорошенко подчеркивал, что это важнее, чем занятие бесплодными прожектами и бесконечными спорами с Временным правительством о формальных границах Украинской автономии.
   Правые и умеренные круги украинской администрации склонны были видеть в социалистической агитации причину многих бед. Они утвержда­ли, что, безответственно обещая народным массам дать то, чего они не в состоянии были дать, с.-д, и с.-р. сеяли на фронте и в тылу не столько со­знательные революционные настроения, сколько общую анархию и де­морализацию. Под влиянием пропаганды с.-д. и с.-р., не дожидаясь за­ключения мира правительством, солдаты самовольно покидали фронт и ; направлялись домой с оружием в руках. Не дожидаясь решения прави­тельства о судьбе заводов, фабрик и помещичьих имений, рабочие и кре­стьяне, зачастую руководимые дезертирами, явочным порядком захва­тывали их. Землю делили между собой, а заводы, фабрики и помещичьи дворцы грабили, разрушали и сжигали. Не удивительно, что в создав­шейся атмосфере призывы Центральной Рады прекратить эти безобразия и ждать решений Всеукраинского и Всероссийского Учредительных со­браний большого эффекта не имели.
   Еще в мае 1917 г., в противовес агитации социал-демократов и эсеров с одной стороны, и её косвенным последствиям -- с другой, возникли две организации. На Полтавщине помещики и зажиточные крестьяне создали "Союз земледельцев-собственников" во главе с М Коваленко. Этот союз ратовал за неприкосновенность частной собственности вообще и земельной -- в частности, за возрождение казацко-гайдамацких традиций, за восстановление соответствующей структуры общества. В Звенигородском уезде Киевской губернии, по инициативе крестья­нина Смуктия, для борьбы с бандитскими шайками стали организовы­ваться отряды гражданской самообороны, получившие название "воль­ное казачество".
   Вскоре движение "вольного казачества" перешло из сел в местечки и города В него стали вступать рабочие, служащие, представители нац­меньшинств, в том числе и евреи. "Вольное казачество" становится народной милицией, охраняющей население от бандитских налетов и погромов,
   В конце лета по инициативе крестьянина Семена Грызло состоялся I съезд "вольного казачества", делегаты которого представляли 6 000 "вольных казаков" Киевщины, Екатеринославщины и Черниговщины После I съезда движение "вольного казачества" распространилось также на Полтавщину, Харьковщину, Херсонщину и Кубань. На ха­рактер "вольного казачества" все большее и большее влияние оказы­вает "Союз земледельцев-собственников".
   Вначале Генеральный Секретариат недоверчиво относился к "воль­ному казачеству". На совещании губернских комиссаров 16 октября да­же было принято постановление разоружить его. Однако вскоре "воль­ное казачество" санкционируется, милитаризуется и включается в состав украинской армии. В инструкции относительно "вольного казачества", составленной Генеральным Секретарством по военным делам в октябре, в частности говорилось, что оно "образовалось для объединения всех граждан без различия национальности". Ему предписывалось вести ак­тивную борьбу с погромами, и выражалась надежда, что оно сыграет решающую роль в деле преодоления анархии на Украине.
   28-30 октября в городе Чигирине Киевской губернии состоялся II съезд "вольного казачества", на котором 2 000 делегатов представляли
   около 60 000 "вольных казаков". В постановлении съезда говорилось,
   что"вольное казачество" создается в духе запорожских традиций и будет служить не целям какого-нибудь господствующего класса, а всему
   трудовому народу Украины в целом. Для общего руководства избирается Генеральная казацкая Рада во главе с наказным атаманом, резиденцией которой будет город Белая Церковь. В ближайшее время будут со- званы губернские съезды "вольного казачества", на которых будут
   избраны кошевые атаманы.
   Поскольку Генеральная казацкая Рада будет охранять и защищать завоевания революции в интересах трудового народа и играть в пери­од демобилизации армии роль народной милиции, съезд потребовал чтобы содержание Генеральной казацкой Рады и вольного казацкого офицерства (старшин) взяло на себя украинское государство. Гене­ральный Секретариат Центральной Рады должен потребовать от воен­ного командования передачи "вольному казачеству" оружия для по­стоянного ношения. Почетным гетманом "вольного казачества" был избран генерал-лейтенант Павел Скоропадский, командир первого Украинского гвардейского корпуса, образованного в августе 1917 г Генеральным писарем стал сотник В. Кочубей,
   Центральная Рада положительно оценила деятельность "вольного казачества", и её генеральный писарь А. Лотоцкий, приветствуя II съезд "вольного казачества", сказал: "Вольное казачество спасло Ук­раину от анархии".
   Однако после своего II съезда "вольное казачество" быстро стало менять свой состав и характер. Вначале прекратился приём в него не­украинцев, а затем всех неукраинцев стали изгонять из его рядов. Соз­данная для охраны порядка народная милиция постепенно "выроди­лась в изолированную военную касту с явно выраженным антисемит­ским привкусом" (И. Шехтман).
   Если в первое время были случаи предотвращения погромов "воль­ными казаками" в ряде городов и местечек (например, в городах Белая Церковь и Черкассы, а также во многих местечках Звенигородского уез­да), то под конец "вольные казаки" становятся участниками и даже за­чинщиками антиеврейских погромов (например, в Каневе, Тараще, Прилуках). Некоторые бывшие организаторы "вольного казачества" стано­вятся вожаками погромных отрядов (например, Грызло в Звенигород­ском уезде и Струк в Чернобыльском уезде).
   Между тем в головах сотрудников еврейского ведомства постепенно вырисовывается картина будущей национально-персональной автоно­мии применительно к условиям Украинского автономного края.
   14 октября со своей программной речью выступил М. Зильберфарб. Он заявил, что возглавляемое им вице-секретарство уполномочено защищать интересы еврейской нации на Украине, охранять её членов от юридических ограничений и физических нападок, на основе демо­кратических свобод регулировать внутреннюю жизнь еврейской на­ции, обеспечивать нормальное функционирование существующих ев­рейских учреждений и создавать новые учреждения в соответствии с требованиями нового времени. Ни одно правило, ни одно распоряже­ние или закон, имеющие отношение к внутренней жизни еврейской нации или ее правам, не могут приобрести законной силы без согла­сия и подписи еврейского вице-секретарства,
   Работа еврейского вице-секретарства реализуется тремя его отдела­ми: общим, по делам народного образования, по делам местных еврей­ских общин. В ближайшие дни при вице-секретарстве начнет действо­вать совещательный орган -- Национальный совет, в который войдут по пять представителей от каждой еврейской партии, представленной в Малой Раде6.
   Главной задачей вице-секретарства будет выработка с помощью На­ционального совета Устава еврейской национальной автономии. Устав этот поступит на утверждение избранного на демократической основе еврейского Национального собрания Украины. Оно образует опреде­ленный орган, перед которым вице-секретарство будет ответственно за свою деятельность.
   "Нашу автономию мы будем строить на основе общины. Местная община будет тем звеном, которое свяжет будущее нашего националь­ного самоуправления с его прошлым". Новые Советы местных общин будут избраны на демократических началах. Будет введен прогрессивный налог на покрытие расходов на общинные нужды. Будет расширена сеть еврейских школьных и внешкольных образовательных и воспитательных учреждений.
   Еврейское вице-секретарство будет добиваться "обеспечения зако­нодательным путем публичных прав еврейского языка в обществен­ной и политической жизни, наравне с другими языками края" [Док тор М, Зильберфарб. "Еврейское министерство и еврейская нацио­нальная автономия на Украине" /идиш/. Киев, 1920],
   В соответствии с декларацией Зилъберфарба, его ведомство подготовило Закон о еврейских общинных советах и о выборах его членов, принятый Центральной Радой 15 декабря 1917 года, и Закон о нацио­нально-персональной автономии, принятый Малой Радой 22 января 1918 года7 . В разработке второго из этих законов, наряду с доктором Зильберфарбом, ведущую роль сыграли его коллеги по партии и ве­домству И. Хургин (заведующий общим отделом) и М. Шац-Анин
   (юрисконсульт).
   В соответствии с решением VI сессии Центральной Рады о прове­дении выборов во Всеукраинское Учредительное собрание до выбо­ров во Всероссийское Учредительное собрание, 23-31 октября в Ма­лой Раде состоялось обсуждение практических мероприятий по под­готовке к этим выборам. Когда у.с.-р. Севрюк заявил, что Всеукраин­ское Учредительное собрание должно быть суверенным, бундовец Рафес заметил, что в меморандуме Генерального Секретариата от 12 октября этот термин не употребляется, и вообще принцип федерации несовместим с полной суверенностью субъектов, в неё входящих. От имени меньшевиков Рафеса поддержал М. С. Балабанов, а от имени российских эсеров -- Скловский (оба евреи), Отношение остальных четырех еврейских партий к суверенитету Всеукраинского Учредительного собрания было менее непримиримым, чем отношение "Бунда".
   Председатель Генерального Секретариата Винниченко полностью поддержал Севрюка и сказал, что термин "суверенитет" есть "полное выражение воли" народа, живущего на Украине, причем термин этот не обязательно означает сепаратизм, Винниченко предупредил Временное правительство, что, хотя украинские социал-демократы не призывают независимости, но если Петроград останется глухим к потребностям украинского народа, Украина может отделиться.
   Коллега Владимира Винниченко по партии Николай Порш сказал, что вопрос о воссоединении народов станет злободневным лишь в далекое будущем, ныне же каждая нация должна стремиться к своей самостоя­тельности. Один из лидеров УПСР Никита Шаповал заявил, что ради су­веренитета Украины он готов даже на гражданскую войну, ибо в на­стоящий момент самый большой враг демократии -- это централизм.
   Реагируя на намерение Генерального Секретариата Центральной Ра­ды провести сепаратные выборы во Всеукраинское Учредительное соб­рание, министр юстиции Временного правительства П. Н. Малянтович дал указание киевскому городскому прокурору возбудить уголовное дело против Украинской Центральной Рады и её Генерального Секре­тариата. Винниченко же под угрозой немедленного роспуска Централь­ной Рады был вызван в Петроград, куда он отправился из Киева 4 нояб­ря. Однако давать разъяснения Временному правительству ему не до­велось: оно было свергнуто большевиками, и дело против Центральной Рады и её Секретариата было прекращено.
  

Г. ОТ III ВСЕУКРАИНСКОГО ВОЙСКОВОГО СЪЕЗДА И ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ УНР ДО I ВСЕУКРАИНСКОГО СЪЕЗДА

РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ

  
  
   2 ноября 1917 г в Киеве открылся III Всеукраинский войсковой съезд под председательством М. Грушевского, а 3 ноября -- Российский общеказачий трудовой съезд под председательством Агеева.
   На Ш Всеукраинском войсковом съезде присутствовало около 3000 делегатов; из них 2/3 составляли у.с.-р., большую группу составляли у.с.-д и совсем незначительную -- "самостийники". В президиум съезда были избраны у. с ,-р, Петр Лебединец, Шаул и Блонский; от у.с,-д. -- Скнарч от у.с.-ф.--Андрющенко, "самостийник" А. Макаренко и беспартийный Марченко, Среди гостей были представители английских, французских и бельгийских воинских частей.
   Съезд осудил Временное правительство за возбуждение им уголов­ного дела против Центральной Рады и её Генерального Секретариата. Когда во второй половине дня 7 ноября делегатам Украинского вой­скового съезда стало известно о большевистском перевороте в Петро­граде, они решили временно прекратить работу съезда и преобразо­ваться в специальный полк, готовый действовать по распоряжению Центральной Рады.
   Иной была реакция Общеказачьего трудового съезда. Он обратился к руководству Союза казачьих войск в Петрограде, ко всем казачьим правительствам, городским думам и прочим организациям с призывом выступить против большевиков "в защиту Родины и свобод",
   В ночь с 7 на 8 ноября состоялось экстренное заседание Малой Рады, на котором было принято следующее решение: "Центральная Рада единогласно постановила организовать Революционный Комитет для зашиты революции на Украине- По всей территории Украины Коми­тет полномочен распоряжаться всеми силами революционной демо­кратии, и ему подчиняются, в порядке зашиты революции, все органы власти на её территории. Комитет ответственен перед Центральной Ра­дой и немедленно приступает к работе". В краевой Комитет для защи­ты революции на Украине вошли, во-первых, в качестве представите­лей Центральной Рады украинские эсеры Н. Ковалевский, А. Севрюк и Н. Шаповал, украинские с.-д. Н. Порш и М. Ткаченко, украинские с.-ф-Ф. Матушевский, А. Никовский, большевик Г. Пятаков, а также С. Гольдельман из "Поалэй-Цион"; во-вторых, в качестве представителей от различных партий и организаций: С. Сараджев -- от российских эсе­ров, Песоцкий -- от УСДРП, Затонский -- от РСДРП(б), Рафес-- от
   "Бунда", Зильберфарб -- от "Фарэйниктэ", С. Петлюра -- от Украинского Генерального войскового комитета, Шумицкий -- от Желез­нодорожного комитета, Талижинский и Касьяненко -- от Украинской Рады войсковых депутатов, а также Крейсберг -- от Киевского Совета рабочих депутатов; в-третьих, представители Киевского Совета солдатских депутатов и революционных организаций Харькова, Екатеринослава и Одессы.
   Утром 8 ноября краевой Ревком Центральной Рады в своем воззва­нии к населению Украины временно запретил все демонстрации и соб­рания под открытым небом, предупреждая, что будут пресекаться лю­бые контрреволюционные выступления, любые попытки учинения по­громов и беспорядков. В воззвании говорилось, что отныне в юрисдик­цию Генерального Секретариата и краевого Ревкома помимо губерний, указанных в Инструкции Временного правительства от 17 августа, вой­дут губернии Харьковская, Екатеринославская и Херсонская, а также Северная Таврия (т. е. Таврическая губерния без Крыма).
   В полдень 8 ноября Киевская городская дума, по инициативе каде­тов, российских эсеров и меньшевиков, приняла резолюцию об осуж­дении большевистского переворота в Петрограде, а вечером того же дня незначительным большинством голосов аналогичное решение при­няла и Малая Рада.
   Резолюция Малой Рады, сформулированная Моше Литваковым из "Фарэйниктэ", гласила: "Признавая, что власть в государстве, как и в каждом отдельном крае, должна перейти в руки всей революционной демократии, и считая недопустимым переход всей власти исключительно в руки Советов рабочих и крестьянских депутатов, являющихся все­го лишь частью организованной революционной демократии. Украин­ская Центральная Рада из-за этого высказывается против восстания в Петрограде". В Малой Раде инициатором осуждения Октябрьского переворота были российские эсеры, меньшевики и "Бунд". При этом беспощаднее других бичевал большевиков за узурпацию власти бун-довец Моше Рафес.
   Многие украинские социалисты были недовольны решением Малой
   Рады. Почти правительственная "Робитныча газета" (орган УСДРП) обвиняла еврейских и российских социалистов в том, что они навязали Центральной Раде антибольшевистский курс.
   В знак протеста против принятия Малой Радой антибольшевистской резолюции 9 ноября Л. Пятаков вышел из Малой Рады, а 11 ноября Г, Пятаков, Затонский и Крейсберг официально заявили о своем выходе из краевого Ревкома,
   Вечером 9 ноября вопрос о петроградском перевороте обсуждался в Киевском Совете рабочих депутатов. За поддержку переворота вы­сказалось 489 депутатов, против -- 187. Совет рабочих депутатов избрал свой ревком, в который, в частности, вошли большевики Л. Л. Пятаков, А. В. Иванов, В. П. Затонский, И. М. Кудрин, И. Пу­ке, И. М. Крейсберг, II Ю, Кулик, А. Б. Горвиц, Я. Б. Гамарник (по­следние четверо -- евреи).
   Тем временем в Киеве центром всех сил, оставшихся верными Вре­менному правительству, стал штаб Киевского военного округа /КВО/, возглавляемый его начальником генералом Квецинским и комиссаром Временного правительства по КВО меньшевиком Кириенко,
   Опираясь на школу юнкеров и прапорщиков, делегатов Общеказачь­его трудового съезда, на срочно вызванные с Западного и Румынскою фронтов войска, в частности на так называемые "отряды смертников" на сформированный из военнопленных чехословацкий батальон, штаб решил подавить очаги большевизма в Киеве и восстановить прерогати­вы Временного правительства.
   Считая образование Малой Радой краевого Ревкома и особенно его воззвание от 8 ноября посягательством на прерогативу Временного правительства, 9 ноября штаб КВО объявил этот ревком распущен­ным, В ответ на это Малая Рада и краевой Ревком объявили распу­щенным штаб КВО.
   10 ноября Генеральный Секретариат, который несколько дней бездей­ствовал, принял функции краевого Ревкома. На этой стадии выступить против него штаб КВО побоялся и решил в первую очередь расправиться с Киевским Советом рабочих депутатов, в котором доминировали боль­шевики. В шесть часов вечера того же дня войска штаба КВО окружили здание, в котором заседали депутаты Совета, и предложили им безоговорочно сдаться, угрожая, что в противном случае по зданию будет открыт огонь из пушек и пулеметов.
   Считая себя ответственной за жизнь депутатов Совета, Малая Рада послала делегацию в штаб КВО, обещая занять нейтральную позицию в конфликте между ним и большевиками, если будут сохранены жизнь и свобода окруженных депутатов. От последних же Малая Рада добилась обещания, что они без сопротивления дадут разоружить себя. В наруше­ние своего обещания штаб КВО арестовал большевистских лидеров Ки­евского Совета рабочих депутатов и многих членов его Ревкома.
   11 ноября большевики образовали новый Ревком во главе с В. Затонским, А. В. Ивановым, Н. А. Новиковым и А Е. Карпенко. Этому Ревкому удалось поднять около 8,6 тыс. рабочих и солдат против 10 тыс. бойцов штаба КВО.
   11-12 ноября шли в Киеве кровопролитные бои. Вопреки указанию краевого Ревкома Центральной Рады о соблюдении нейтралитета, не­которые украинские подразделения разоружали подразделения штаба КВО. Иные даже участвовали в боях на стороне большевиков. Кроме того, некоторые вызванные с фронта воинские подразделения, в кото­рых значительный процент составляли украинцы, переходили из под­чинения штаба КВО в подчинение краевого Ревкома. В силу всего это­го перевес в боях все более и более получали большевики.
   Между тем 10 ноября возобновил свою работу III Всеукраинский вой­сковой съезд. На одном из заседаний перед ним выступили представи­тель Общеказачьего трудового съезда и представитель большевиков И. Ю. Кулик. Первый докладчик, призвавший украинских воинов вклю­читься в борьбу против большевиков, был принят делегатами съезда весьма холодно. Значительно теплее был принят ими второй докладчик,
   12 ноября, в последний день своей работы, съезд принял ряд резолюций. В них говорилось, что на Украине вся полнота гражданской и военной власти должна принадлежать Центральной Раде, а не общим Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, как того требуют большевики. Что же касается событий за пределами Украины, то в одной из своих резолюций съезд отметил, что свергнутое большевиками коалиционное Временное правительство не являлось выразителем интересов трудового народа, а посему съезд не станет осуждать большевистский переворот и постарается, чтобы украинские войска по своей инициативе не воевали против большевиков. Таким образом, Всеукраинский войсковой съезд по этому вопросу занял позицию, отличную от позиции Малой Рады, которая под давлением нацменьшинств осудила действия большевиков. Была принята резолюция, осуждающая дейст­вия штаба КВО и призывающая его войска, а также донских казаков и чехословаков, покинуть территорию Украины.
  
   13 ноября состоялось совещание Согласительной комиссий по прек­ращению военных: действии в Киеве, в которую вошли представители всех влиятельных политических сил города. (О создании такой комиссии было решено накануне на заседании VП сессии Центральной Рады, о ра­боте которой речь пойдёт ниже). Согласительная комиссия приняла ре­шение вывести из Киева все казачьи части и все войска, вызванные шта­бом КВО с фронту а также реорганизовать и демократизировать штаб КВО. Всю ответственность за соблюдение спокойствия в городе Согла­сительная комиссия возложила на Центральную Раду, Киевскую город­скую думу и Советы рабочих и солдатских депутатов. В тот же день ка­зачьи части стали покидать Киев, направляясь на восток, а фронтовые-- на запад. Подразделения Центральной Рады заняли телеграф, почту и ад­министративные учреждения города. Поздним вечером того же дня штаб КВО обменял арестованных большевиков на юнкеров, взятых в плен большевистскими отрядами.
   14 ноября штаб КВО покинул Киев, и вся полнота власти перешла в руки Центральной Рады, Начальник штаба контролируемого большевиками Ревкома Киевского Совета рабочих депутатов Панеев при­казал верным ему частям подчиняться подполковнику Виктору Пав­ленко, назначенному Центральной Радой комендантом Киева и вре­менно исполняющим обязанности начальника штаба КВО8 .
  
   Вечером 11 ноября на открытии VII сессии Центральной Рады Винниченко заявил, что Генеральный Секретариат берёт в свои руки все дела военные, продовольственные и путей сообщения на всей терри­тории Украины. На следующий день Центральная Рада официально восстановила ряд ведомств Генерального Секретариата, упраздненных в августе Временным правительством. Пост генсекретаря военных дел вновь занял С. Петлюра, продовольствия -- Ковалевский, почт и теле­графа -- А. Зарубин. Генсекретарем по делам судопроизводства стал М. Ткаченко, труда -- Н, Порш, путей сообщения -- Ещенко (тогда беспартийный), торговли и промышленности -- В. Голубович (у,с..). Позже (20 ноября) генсекретарство по межнациональным делам было преобразовано в генсекретарство по международным делам, а нацио­нальные вице-секретарсгва стали Генеральными Секретарствами.
   13 ноября Центральная Рада постановила, что её власть распрост­раняется на девять губерний, указанных в меморандуме Генерального Секретариата от 12 октября и в воззвании краевого Ревкома от 8 нояб­ря, а также на Холмскую губернию и части губерний Воронежской и Курской, Хотя кубанцы участвовали во Всеукраинском Национальном Конгрессе и все время активно поддерживали украинское националь­ное движение. Центральная Рада не декларировала распространение своей власти на Кубань, так как на заседании Кубанской Краевой Ра­ды в октябре 1917 г. большинство её депутатов высказалось за вхож­дение их края в Российскую федерацию на правах автономной рес­публики со своим законодательным органом и правительством.
   В ночь на 20 ноября 1917 г. М. С. Грушевский зачитал III Универ­сал Центральной Рады, составленный у.с.-д, и у.с.-р. В нем прокламировалась Украинская Народная Республика, входящая в Российскую Федерацию и состоящая из девяти губерний, указанных в меморандуме от 12 октября. Судьба же губерний Холмской, Курской и Воронежской, в которых украинцы составляют большинство, но не абсолютное, будет решена путем плебисцита. Население Украины призывается принять участие в образовании Всеукраинского Учредительное го собрания, выборы в которое состоятся 9 января 1918 г. и которое соберется 22 января.
  
   III Универсал, в частности, декларировал: 1) передачу в Национальный земельный фонд для перераспределения земельных участков площадь которых превосходит 40 десятин; 2) рабочий контроль на фабриках и заводах; 3) восьмичасовой рабочий день; 4) освобождение всех политзаключенных; 5) отмену смертной казни; 6) свободу совес­ти, слова, языка, печати, собраний и профсоюзов. В своем III Универ­сале Центральная Рада обещала вскоре провести реформу судопроиз­водства, принять закон о национально-персональной автономии для нацменьшинств, побудить воюющие стороны прекратить военные действия и вступить в мирные переговоры. До начала таких перегово­ров граждане УНР призываются выполнять все свои обязанности как в тылу, так и на фронте.
   Свержение Временного правительства ускорило политическую дез­интеграцию России, приведя к созданию на её территории региональ­ных правительств и провозглашению автономных государственных об­разований не только на Украине. В ноябре Белорусская Рада в обраще­нии к белорусскому народу осудила действия большевиков в Петрограде и поддержала Комитет спасения Родины и Революции, образованный при Ставке Верховного Главнокомандующего. Союз объединённых гор­цев Кавказа основал правительство Горской республики, а в декабре --- Временное Горско-Дагестанское правительство. 12 декабря в Уфе татар­ское Национальное собрание основало Урало-Волжские Штаты. В декабре казахский съезд провозгласил Алашскую автономию и избрал пар­тийно-правительственный центр "Алаш-Орда". Чрезвычайный Общесибирский областной съезд в Томске принял решение об автономии Сиби­ри. В Крыму было создано Краевое татарское правительство, а на Дону Кубани и Тереке -- войсковые казачьи правительства ["История Украины (новое видение)" (укр.). Киев, 1996, т. 2, стр. 25].
   Украинские партии подготовили Ш Универсал без всякой консуль­тации с представителями нацменьшинств. Тем самым "национальным меньшинствам было устроено нечто вроде экзамена на верность укра­инскому делу" (И. Чериковер). Пять представителей еврейских партий в Малой Раде голосовали за Ш Универсал, два меньшевика и два рос­сийских эсера воздержались, представитель польского демократиче­ского Централа голосовал против,
   Неукраинские депутаты опасались, что Ш Универсал приведет к развалу России, к распаду "единого революционного демократическо­го фронта"; евреев к тому же пугала перспектива распада единого рос­сийского еврейства.
   Выражая подобные опасения, М. Литваков из "Фарэйниктэ" сказал по поводу принятия Ш Универсала: "Мы с тревогой подходим к этому акту. Декларирование Украинской республики может быть восприня­то так, как будто мы рвем на части живое тело России". В том же духе высказались представители "Бунда" и "Поалэй-Цион".
   С иной точки зрения высказал свои опасения общий сионист К Сыркин; "Одно нас останавливает в этом акте. А что, если принятие этого Универсала вызовет еще больше анархии? А что будет, если эта анархия, от которой обычно в первую очередь страдают евреи, теперь еще больше усилится?"
   Обещание Центральной Рады предоставить нацменьшинствам на­ционально-персональную автономию помогло еврейским представите­лям подавить в себе свои опасения и тревоги, о чем ярко сказал бундовец А, Золотарев: "Когда мы видим, что освобожденный украинский народ дает и нашему народу свободу, мы берем на себя часть ответственности за этот акт и от всего сердца подписываемся под Универсалом"- Но при этом А. Золотарев предостерег; "Мы поставили себе предел, дальше которого мы идти вместе со своими украинскими товарищами не смогли бы, и этот предел -- единство России".
  

*. * *

   Во второй половине ноября 1917 г. Генеральный Секретариат пришел к выводу, что необходимо провести срочные меры по укреплению обороны западных границ Украины от австро-венгерских и германских войск. С этой целью в Могилев-на-Днепре, где находилась Ставка Верховного главнокомандующего российской армией генерала Духонина, был послан комиссар Черниговской губернии Дмитрий Дорошенко. В ночь с 20 на 21 ноября Дорошенко и Духонин подписали договор об объединении Западного и Румынского фронтов в еди­ный Украинский фронт под командованием Щербачева и о полной украинизации войск этого фронта.
   Зная о намерении правительства Советской России заключить сепа­ратный мирный договор со странами Четверного союза, Англия и Франция положительно отнеслись к образованию единого украинско­го фронта и решили признать УНР, но реализовали они это решение месяц спустя.
   Когда после ликвидации Ставки Духонина большевиками (2 декаб­ря) уцелевшие чины Ставки и представители стран Антанты при ней по дороге в Одессу остановились в Киеве, Генеральный Секретариат устроил им торжественный прием. Выступивший на этом приеме гене­ральный секретарь по международным делам А.Я. Шульгин заявил, что, хотя Украина жаждет мира, Центральная Рада не пойдет на сепаратные соглашения со странами Четверного союза, чтобы не предать Антанту Шульгин не имел никакого основания выдавать свое личное мнение за мнение Центральной Рады, подавляющее большинство депутатов кото­рой к этому времени считало, что необходимо в срочном порядке за­ключить мир с Германией и Австро-Венгрией.
   4 декабря 1917 года украинские лидеры в Малой Раде поставили воп­рос о необходимости прекращения войны и заключения мира с держа вами Четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией). Лучше всего было бы, если бы этот мир заключило Всерос­сийское федеративное правительство, созданное на демократически началах (каковым отнюдь нельзя считать большевистский Совнарком). Генеральный Секретариат УНР немедленно выступит с инициативой Создания такого правительства. Но если она окажется бесплодной
   он приступит к сепаратным переговорам со странами Четверного союза.
   Возражая против такой постановки вопроса, представители еврей­ских партий, а также меньшевиков и российских эсеров (от имени ко­торых тоже выступали евреи), заявляли, что при существующих усло­виях из инициативы Генерального Секретариата УНР ничего не полу­чится. С другой стороны, вести переговоры со странами Четверного союза полномочно лишь центральное правительство федеративной Рос­сии по согласованию со странами Антанты (Англией, Францией и др.).
   М. Шац-Анин из "Фарэйниктэ" сказал: "Согласно Ш Универсалу УНР является частью Российской федерации. Как же может часть фе­дерации вести отдельные мирные переговоры, когда это может поме­шать интересам целого государства? Не означает ли это, что вы хотите от России совсем отделиться? Тогда скажите прямо. Зачем прятаться?"
   Спустя 7 недель Центральная Рада скажет об этом прямо своим IV Универсалом. Но пока что позиция нацменьшинств вызывала крайнее возмущение у украинских депутатов Рады: мол, украинский народ сыт по горло войной, ему нужен мир, а нацменьшинства тормозят его за­ключение, опасаясь как бы это не причинило вред России.
   Выражая эти настроения, на том же заседании Малой Рады левый у. с,-д. Неронович, который три месяца спустя перешёл на сторону боль­шевиков, сказал; никогда не верил национальным меньшинствам, I которые всегда вели кампанию против Рады. Даже теперь, когда мень­шинства требуют, чтобы власть перешла только к Раде, я им тоже не верю". Следующим поводом к недоверию к представителям нацмень­шинств со стороны украинских депутатов стал конфликт между Цен­тральной Радой и большевиками.
   Ш Универсалом были недовольны, с одной стороны, помещики, круп-ные землевладельцы и капиталисты, а с другой -- беднейшее кресгьянство. Последнее требовало снижения нормы нереквизируемой земли до 50 десятин.
   Кроме того, многие рабочие, крестьяне и солдаты были недовольны тем что национализация фабрик и заводов, передел земли и заключение мира осуществляются не немедленно, а откладываются до созыва Учредительного собрания. Поэтому многие из них попали под влияние большевиков, требовавших немедленной передачи фабрик и заводов рабочим, земли -- крестьянам и заключения мира до Учредитель­ного собрания, без оглядки на Антанту.
   В ноябре-декабре 1917 г. на Украине шла почти бескровная борьба за влияние между большевиками и Центральной Радой. Власть во многих городах и местечках то и дело переходила от Центральной Ра­ды к Советам рабочих и солдатских депутатов, контролируемым большевиками, и наоборот -- от Советов к Центральной Раде, Войска, верные Центральной Раде, разоружали большевистские войска и на­оборот. Но в большинстве случаев верх брала Центральная Рада.
   4-7 ноября 1917 г в Киеве состоялся III съезд УПСР, на котором присутствовало 500 делегатов. На съезде доминировало интернациона­листское течение, представители которого критиковали Центральную Раду за то, что она недостаточно внимания уделяет решению нацио­нально-экономических проблем и тем самым ставит под угрозу также и решение проблем национально-политических.
   На съезде появилась крайне левая группировка, в которую, в ча­стности, входили Г. Михайличенко, А. Шуйский, В, Элланский (Блакитный), А. Любченко, которые позже, как и крайне левые у.с,-д. Е. Д. Медведев, Е, Неронович, А. Буценко, стали сотрудничать с большевиками. Съезд высказался за сохранение в настоящее время двоевластия: с одной стороны, власти надклассовой Центральной Рады, а с другой, власти классовых Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В то время как первая строится на националь­ном представительстве, вторую надо строить на представительстве территориальном. Съезд призвал Центральную Раду и ее Генераль­ный Секретариат энергичнее бороться за мир, за создание Всерос­сийского федеративного социалистического правительства, за реа­лизацию социально-экономических деклараций, содержащихся в Ш Универсале.
   И еще призвал III съезд УПСР в ближайшее время созвать Всеукраинский съезд Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Но события сложились так, что съезд этот был созван не Центральной Радой, а большевиками Украины, действовавшими по указке общего руководства РСДРП(б).
   Прежде чем говорить об этом съезде, остановимся вкратце на учре­дительном съезде еще одной украинской партии и ее программе, на некоторых результатах выборов во Всероссийское Учредительное со­брание касательно украинцев и евреев и на некоторых событиях, по­будивших большевиков срочно созвать этот съезд.
  
   В декабре 1917 г. группа бывших активистов Украинской народной партии (существовавшей в 1902-1906 годы) и группа воинов-украин­цев, которых объединяла идея немедленной полной независимости Украины (их называли "самостийниками), образовали УПСС (Ук­раинская партия социалистов-самостийников). 17 декабря в Киеве открылся I съезд УПСС. Председателем партии был избран инже­нер Александр Макаренко, его заместителями -- одесский врач Иван Луценко, киевский адвокат Панас Андриевский и доктор технологии Павел Макаренко, секретарями -- полковник Андрус и инженер Иван Зайченко.
   I Несколько позже была принята программа УПСС. Вот некоторые I элементы её: 1) полная конфискация земли у людей, не занимающихся земледельческим трудом, и распределение ее между безземельными крестьянами; 2} постепенная национализация промышленности и ра­бочий контроль над производством; 3) отмена регулярной армии и за­мена ее народной милицией; 4)полное отделение церкви от государ­ства, невмешательство государства в дела церкви и наоборот, автоке­фальная украинская церковь; выборность священников.
   Среди членов УПСС господствовали националистические настрое­ния. Видный деятель этой партии Александр Петренко назвал ее идеоло­гию "национальным социализмом",
   В своих воспоминаниях А, А. Гольденвейзер справедливо отмечает, что Центральная Рада и Директория, в отличие от большевиков, не фальсифицировали результаты выборов, так что результаты выборов во Всероссийское Учредительное собрание, проходивших 10-11 декабря 1917 г., верно отражали волю и чаяния избирателей.
   В городах и местечках Украины, в которых национально настроен­ные украинцы составляли незначительное меньшинство, украинские списки собрали незначительное число голосов. Совсем иной была картина в целом по Украине, около 80% населения которой составляли украинцы, главным образом крестьяне. В шести из девяти украинских гу­берний большинство получили украинские списки, а в Харьковской, Херсонской и Таврической губерниях большинство получил объеди­ненный список украинских и российских эсеров. Около 70% населения девяти украинских губерний проголосовало за УСДРП и УПСР вместе с крестьянской "Спилкой", а за большевиков -- около!0%. Большеви­ки на Волыни получили не более 4%, на Полтавщине -- 6%, на Харьковщине -- 11%, на Херсонщине -- 11% и на Черниговщине -- 20%.
   Что же касается еврейских списков, то за сионистов и религиозные партии было подано 417 215 из 498 198 голосов, поданных за все ев­рейские партии. За "Бунд" было подано 31123 голоса, за "Поалэй-Цион" -- 20 538, а за другие еврейские социалистические партии 29 322, В Киевской губернии за общих сионистов было подано 86 943 голоса, еврейских социалистов -- 35 443, в Екатеринославской губернии -- 37 032 за общих сионистов и 14021 -- за еврейских социалистов; в Подольской губернии -- 62 547 за общих сионистов и 13 443 -- за другие еврейские партии [О. Редкей. "Выборы в Российское Учреди­тельное собрание 1917 года" (англ,). Гарвард, 1950, стр,17]
   От еврейских партий Украины в Российское Учредительное собрание было избрано пять человек: общие сионисты А. Гольдштейн (от Подоль­ской губернии), Н С. Сыркин (от Киевской губернии) и В. И. Тёмкин (от Херсонской губернии), а также беспартийные О, О. Грузенберг и Д. В. Львович от Херсонской губернии (последний баллотировался в общем списке своей партии "Фарзйниктэ" и партии российских эсеров).
   В своей статье "Из киевских воспоминаний (1917-1920)" А. А. Голь­денвейзер, который во время выборов во Всероссийское Учредитель­ное собрание был членом одной из участковых избирательных комиссии города Киева, пишет: "По городу Киеву очень много голосов получил тогда "союз русских избирателей", выдвинувший на первое место В. В. Шульгина.
   Но деревня голосовала за список украинских эсеров и украинских эс­деков с Грушевским, Винниченко и др., и в результате из 22 депутатов от Киевской губернии 21 место получили украинцы и 1 - "еврейский на­циональный комитет", по списку которого прошел Н. С, Сыркин.
   Между прочим... по изданному Временным правительством -- после шестимесячного обсуждения -- избирательному закону один и тот же кандидат мог баллотироваться в пяти губерниях. Все партийные лидеры для обеспечения своих мандатов и для рекламы своих партий использо­вали это право. Избранные сразу в нескольких местах отказывались от излишних мандатов в пользу следующего кандидата по списку. Так, в Киеве кадетский список возглавлялся М. М. Винавером (фактически из­бранным в Петрограде), а список еврейского национального блока -- О. О. Грузенбергом (прошедшим в Одессе). Таким образом, киевские избиратели, голосуя за Грузенберга, в действительности избирали Сыркина, а голосуя за Винавера, избирали Григоровича-Барского".
   Отношения между Совнаркомом Советской России и украинской Центральной Радой никогда не были хорошими. Еще 13 ноября 1917 года, реагируя на осуждение Центральной Радой большевистского пе­реворота в Петрограде, наркомнац И. В. Сталин в своей статье в газе­те "Правда" назвал Центральную Раду "буржуазной" и косвенно при­звал большевиков Украины к её свержению.
   Отношения между Петроградом и Киевом резко ухудшились после того, как в декабре начались военные действия между большевиками и казаками атамана Каледина. Большевики были недовольны тем, что Центральная Рада: а) признает за Доном и Кубанью право на самоопре­деление, б) пропускает через территорию УНР казачьи части на Дон и в то же время не пропускает туда большевистские военные подразделения. в) деморализует Западный фронт, отзывая с участков фронта, граничащих: с Украиной, украинизированные части; г) разоружает боль-
   большевистские войска, дислоцированные на Украине.
   Расценивая все эти действия как враждебные по отношению к Советской России, 17 декабря 1917 г. Совнарком направил ультиматум
   Центральной Раде, в котором предупредил, что, если она не изменит эти действия, Советская Россия вынуждена будет считать себя в со­стоянии войны с Центральной Радой.
   По замыслу большевиков, в тот же день, 17 декабря, 1 Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, который собрался в Кие­ве 16 декабря, должен был вынести вотум недоверия Центральной Раде и провозгласить советскую власть на Украине. В подготовке съезда приня­ли участие 49 контролируемых большевиками Советов рабочих н сол­датских депутатов Киевской, Харьковской и Одесской губерний; пред­седателем оргкомитета съезда был В. П. Затонский.
   Центральная Рада вначале противилась созыву этого съезда, но за­тем она изменила свое решение и призвала крестьянские комитеты и украинизированные воинские части послать на съезд своих делегатов. Это привело к тому, что большевики оказались в явном меньшинстве (менее 130 делегатов из более 1200).
   89% делегатов съезда проголосовали против вотума недоверия Центральной Раде. Съезд одобрил все действия Центральной Рады и осу­дил петроградский ультиматум.
   Кроме большевиков, все партии на Украине, в том числе и россий­ские, резко осудили петроградский ультиматум от 17 декабря, а также вскоре последовавшее за ним большевистское нашествие на Украину, Тем не менее последнее изображалось в Киеве как нашествие "велико­россов". Сам глава правительства открыто это высказал: "Борьба, ко­торую ведут с нами большевики, есть борьба национальная. Большеви­ки борются с нами как великороссы",-- сказал Винниченко на Всеукраинском съезде Советов9.
   "Между тем это озлобление против великороссов неожиданным образом привело к озлоблению против евреев. Дремавшие в глубине украинской общественности антисемитские чувства внезапно выплес­нулись наружу. Несомненно, что в обострении этих настроений осо­бую роль сыграл тот факт, что на мирных переговорах в Брест-Литовске членам украинской делегации Н. Любинскому, А. Севрюку и А, Ле­вицкому пришлось столкнуться с враждебными демаршами трех евре­ев, представляющих Советскую Россию,-- Л. Троцким, А. Иоффе, Г. Сокольниковым". [И Чериковер, "Антисемитизм и погромы на Украине, 1917-1918 гг.", Берлин, 1923, стр. 75].
   Эта цитата из Чериковера, включающая основополагающие выска­зывания В. Винниченко, из которых: следовало бы исключить слова "между тем" и "внезапно", а вместо "неожиданным образом" сказать "неизбежно", дает основания с точки зрения украинско-еврейских от­ношений разбить время существования Центральной Рады на два пе­риода: а) первые 9 месяцев, б) последние 4,5 месяца.
   Если в первый период отношение украинских депутатов Централь­ной Рады к евреям в основном было положительным, то во второй пе­риод оно отнюдь не было таковым, хотя именно тогда был принят За­кон о национально-персональной автономии.
  

Д. ПРОБЛЕМА АНТИЕВРЕЙСКИХ ПОГРОМОВ И

ПРОБЛЕМА ЕВРЕЙСКИХ ДРУЖИН САМООБОРОНЫ

  
   После утверждения Временным правительством 4 сентября 1917 года состава Генерального Секретариата Центральная Рада стала юри­дически ответственной за безопасность своих граждан, в частности евреев. Трудная это была ответственность, и Центральная Рада объективно одна справиться с ней не могла" ибо основная опасность для евреев в этот период исходила не от украинских воинов и не от крестъян, а от деморализованных солдат российской армии, почти развалив­шейся после разгрома под Тернополем в июле 1917 г.
   Солдатские массы покидали фронт, самовольно разбегались по ро­дным местам, изливая свое недовольство и гнев на гражданское насе­ление и в первую очередь -- на евреев. Деморализованные, зачастую пьяные солдаты грабили, избивали, насиловали, а иногда и убивали. Как правило, в этот период именно они выступали зачинщиками погромов, и уже затем к ним присоединялись крестьяне и мещане -- неевреи.
   Если в первой половине 1917 г. волна антисемитской пропаганды, сопровождаемая одиночными антиеврейскими эксцессами, началась на Полтавщине и затем распространилась на Киевщину, Волынь и Подолию, выразившись в последней несколькими погромами в июне-ию­ле, то во второй половине 1917 г. волна погромов, начавшаяся на Во­лыни вслед за разгромом русской армии под Тернополем затем рас­пространилась на Подолию и Киевщину, достигнув в последней своей кульминации.
   Антисемитская пропаганда и антиеврейские эксцессы и погромы велись в рассматриваемый период не под знаком борьбы против "жидокоммунизма", как это было позже, а под знаком борьбы с инородца­ми, наживающимися в годину бедствия за счет трудового коренного населения. Антисемитские агитаторы и погромщики исходили в этот период не из "постулата", что "все коммунисты -- евреи, и все евреи -- коммунисты", а "постулата", что "все спекулянты -- евреи" и "все евреи -- спекулянты".
   В конце своей книги "Антисемитизм и погромы на Украине в 1917-1918 гг." И. М, Чериковер приводит итоговые данные о погромах, не связанных с борьбой против "жидокоммунизма". Из них, в частности, следует, что в последние четыре месяца 1917 года в украинских губерниях произошло 57 погромов: в Киевской -- 21, в Волынской -- 18, в Подольской -- 14, в Полтавской -- 2, в Черниговской --1 и Херсонской -- 1.
   Крупнейшие погромы произошли в местечках и городках: Канев, Монастырище, Погребище, Сквира, Тальное, Тараща, Умань Киевской губеряии, Дубно, Овруч, Острог Волынской губернии, Гайсин, Деражня, Ямполь Подольской губернии.
   Из перечисленных выше населенных пунктов остановимся лишь на Дубне, где установилось троевластие: с одной стороны, большевист­ский ревком, с другой -- комиссар Центральной Рады, с третьей -- ме­стная милиция. Первые две власти находились в постоянном конфлик­те между собой, и верные им отряды то и дело пытались разоружить друг друга. Местная милиция тщетно пыталась наладить отношения между ними, 18 декабря 1917 г. в местечке разразился погром, в кото­ром принимали участие деморализованные бойцы как большевистско­го, так и украинского отрядов. Местная милиция оказалась бессильной перед лицом погромщиков, командиры же отрядов не предприняли ни­каких шагов, чтобы своевременно остановить бесчинства.
   В нескольких случаях начавшиеся погромы были быстро останов­лены благодаря решительным действиям местной администрации, ми­лиции и украинских воинских подразделений. Так это было в Богуславе, Жашкове, Иванкове, Коростышеве, Литине, Томашполе, Фастове. Но в других случаях власти были менее решительны в деле подав­ления погромов. Были даже случаи, когда местная милиция присоеди­нялась к погромщикам, но были и случаи, когда погромщики избива­ли милиционеров, попытавшихся заступиться за евреев, как "запродавшихся жидам".
   В Киевской, Волынской и Подольской губерниях также в январе-феврале 1918 г. произошло несколько погромов подобного типа. В них участвовали солдаты запасных частей, дезертиры и дружинники "воль­ного казачества". В местечке Каменка Киевской губернии инициатором погрома стал Совет солдатских депутатов расположившегося здесь воинского подразделения. 14 января 1918 года солдаты Кубанского полка, дислоцированные в районе местечка Тульчин Подольской губернии, после ограбления еврейских лавок подожгли их. Одна еврейка сгорела, два еврея были убиты. Такой же погром произошел в городе Брацав той же губернии.
   Хотя украинские лидеры часто были недовольны позицией лидеров нацменьшинств, в том числе и евреев, по вопросу будущего статуса Украины, почти все они в этот период выступали с обличением антисемитизма, антиеврейских эксцессов и погромов. Еще в марте 1917 года Центральная Рада опубликовала воззвание к украинскому населению, в котором призывалось не поддаваться на провокации антиеврейской пропаганды, не верить антиеврейской клевете, ибо люди, которые ее распространяют, стремятся вызвать братоубийственную войну, которая приведет к возрождению старых порядков и утрате народом гражданских свобод, обретенных в резуль-тате Февральской революции.
   Осенью 1917 года против погромов выступили: генеральный секретарь по делам национальностей Александр Шульгин -- 2 ноября; генеральный секретарь по внутренним делам Владимир Винниченко -- 9 ноября; генеральный секретарь по войсковым делам Симон Петлюра -- 28 ноября. Обращение А. Шульгина адресовалось всему украин­скому населению, обращение В. Винниченко-- губернским и уездным комиссарам Центральной Рады, обращение С, Петлюры -- воинам ук­раинской армии.
   В первом обращении, в частности, говорилось; "Нас угнетали, но мы никого угнетать не должны. Каждый украинец должен помнить, что наша свобода еще не прочна. Мы нуждаемся в силах материаль­ных и духовных. Если мы допустим развитие национальной вражды и еврейские погромы, мы этим оттолкнем от себя целый народ, мы этим наложим темное пятно на нашу совесть, весь мир нас будет считать народом, недостойным свободы".
   Во втором обращении предписывалось в праздничные и ярмароч­ные дни, во избежание погромов и беспорядков, усиливать наряды пе­шей и конной милиции, подкрепляя их, в случаях надобности, воен­ными патрулями.
   В случае возникновения беспорядков начальники милиции обязаны приложить все усилия, вплоть до применения оружия, чтобы пресечь их в зародыше. Люди, ведущие погромную агитацию, должны быть задержаны и предстать перед судом.
   Симон Петлюра в своём обращении призвал воинов украинской армии не допускать беспорядков и погромов: "Если вы их допустите, то вы позором покроете украинское войско. Никакие погромы не должны быть допущены на нашей земле.
   Я уже вызывал украинские полки и дивизии для охраны порядка на Украине. Одновременно с этим я украинизирую разные подразделения в тылу -- запасные полки пехоты и конницы, артиллерийские дивизионы, саперные и другие специальные батальоны с целью иметь, по возможно­сти, больше своих частей. Войска будут распределены но всей Украине, вдоль всех железнодорожных линий и шоссе, чтобы покончить с беспо­рядками и погромами.
   Знайте, что все это я делаю в соответствии с полномочиями, дан­ными мне украинским правительством, правительством Украинской Народной Республики. И я несу ответственность перед Центральной Радой, перед Генеральным Секретариатом и перед всем населением за спокойствие в нашем крае. Всю ответственность я могу нести лишь тогда, когда буду уверен в вашей поддержке".
   Это обращение С. Петлюра написал во второй половине дня 28 но­ября. В первой половине того же дня на заседании Центральной Рады от имени фракции "общих сионистов" Иосиф Шехтман внёс запрос о том, что предпринимает правительство в связи с более чем тридца­тью погромами, прокатившимися по Киевщине, Волыни, Подолии.
   Отвечая ему на этот вопрос, Симон Петлюра сказал, что основная масса погромов приходится на прифронтовую полосу, где расположе­но очень много запасных воинских подразделений. Генеральное сек­ретарство по военным делам начало передислокацию этих частей, что Должно привести к резкому сокращению числа погромов. Такая передислокация вообще облегчит борьбу с анархией, И, Шехтман тут же сделал второй запрос: "Не возражает ли правительство против со­здания еврейских дружин самообороны?"
   На это Петлюра ответил, что никаких возражений на создание таких дружин у Генерального секретарства по военным делам нет, и добавил, что в случае надобности на помощь этим дружинам будут посылаться надежные украинские части. Однако против создания евеврейских дружин самообороны выступили представители остальных четырех еврейских партий, М. Рафес заявил, что наличие отдельных еврейских отрядов усилит погромные тенденции. Шац-Анин сказал что создание еврейских боевых отрядов противоречит интересам и воле еврейского народа. В подобном духе высказалась "Фолкспартэй". Партия "Поалэй-Цион" затруднялась занять определенную по­зицию по этому вопросу: с одной стороны, хорошо было бы, если ев­реи имели бы возможность с оружием в руках выступать против погромщиков, но с другой -- им нередко пришлось бы стрелять в укра­инских солдат и крестьян, что неизбежно привело бы к еще большим погромам.
   Вместо формирования отдельных еврейских дружин самообороны генеральный секретарь по еврейским делам М. Зильберфарб рекомен­довал боеспособным евреям вступать в ряды местной гражданской самообороны, в ряды так называемого "вольного казачества", но к этому времени евреев туда уже не принимали. Вследствие позиции большинства еврейских партий по вопросу об образовании отдельных еврейских боевых отрядов вопрос этот был снят с повестки дня Цен­тральной Рады.
   В первой декаде декабря 1917 года генеральный секретарь по еврей­ским делам М. Зильберфарб обратился с воззванием к еврейскому на­селению, в котором заверил, что правительство УНР приложит все усилия для ликвидации погромов. Если где-нибудь появятся симпто­мы готовящегося погрома, надо немедленно обратиться за помощью к местным украинским властям, которым дано указание подавлять по­громы в зародыше. Кроме того, необходимо сообщать об этих симп­томах также и Генеральному секретарству по еврейским делам.
   14 декабря 1917 года на пленуме Центральной Рады М, Зильберфарб доложил о проделанной его секретарством работе по борьбе с погромами. Будучи вынужден отметить, что погромы продолжаются, он призвал своих коллег включиться в активную борьбу с ними. Его призыв не был услышан.
   Когда 19 декабря на заседании Малой Рады лидер общих сионистов Н. Сыркин внес запрос о погромах, представитель правительства даже не пообещал положить им конец. Сыркин с горечью констатировал-"Генеральный Секретариат в последнее время как бы потерял свою былую чуткость к страданиям жертв и как бы фаталистически примирился с погромами".
   В заключение настоящей главы остановимся на проблеме создания еврейских дружин самообороны, несколько выходя за рамки рассмат­риваемого периода.
   Еще летом 1917 г., за несколько месяцев до обсуждения лидерами еврейской общественности вопроса о создании отрядов еврейской са­мообороны, такие отряды стали возникать явочным порядком. Иногда таким дружинам удавалось прогонять погромщиков. Так это было не­сколько позже в Богуславе, Голозаневске, Корсуни, Немирове, Овруче, Хмельнике и в некоторых других местечках. Наибольшее число еврей­ских дружинников было в Одессе и в Екатеринославе. В Одессе была единая аполитичная дружина, основанная общим сионистом С. Якоби в августе 1917 г. В Екатеринославе же каждая из еврейских социалисти­ческих партий и Союз евреев-воинов имели свои отдельные дружины.
   Администрация Центральной Рады, как правило, положительно от­носилась к существованию еврейских дружин самообороны. При дру­гих же режимах они обычно разоружались и распускались.
   Еврейские дружины самообороны были в состоянии защитить ев­рейское население от небольших банд погромщиков, но против погро­мов воинских подразделений они были бессильны. В связи с этим сре­ди еврейских воинов зреет осознание необходимости создания единой системы самообороны на всей территории Украины.
   В начале октября 1917 г. лейтенант И. Д, Ланда направил руково­дителю еврейского ведомства доктору М. Зильберфарбу письмо, в ко­тором предложил организовать в каждом еврейском поселении дру­жину еврейской самообороны, которая была бы в определенной степени автономна по отношению к местной милиции. Такие дружины, параллельно с выполнением своей основной задачи, должны также активно участвовать в общей структуре вооруженных сил УНР, выполняя в ней определенные функции.
   23-26 октября 1917 г. в Киеве состоялась I конференция Союза еврейских воинов. На ней преобладали солдаты Юго-Западного фронта, и
   председательствовал на ней прибывший из Петрограда Иосиф Трумпельдор. Конференция поставила перед собой задачу содействовать взаимопониманию между евреями и неевреями, активно участвовать в общественно-политической, культурной и хозяйственной жизни страны, бороться с антисемитизмом и погромами.
   Были образованы Временный Исполком и Временный ЦК Союза евреев-воинов, по 13 человек в каждом. В ЦК вошли пять человек, из­бранных из числа присутствовавших на съезде, два от киевского гарнизона, по одному-- от петроградского, новгородского, одесского и екатеринославского гарнизонов, а также один от "армейских организа­ций". Высшим органом Союза евреев-воинов должны были стать его съезды, которые предполагалось созывать раз в четыре месяца, В про­межутках между съездами высшим органом в области политической должен стать ЦК Союза, а в прочих областях -- исполком Союза, чис­ло членов которого предполагалось довести до 25, I Всероссийский съезд Союза евреев-воинов предполагалось созвать за пять дней до от­крытия Всероссийского Еврейского Конгресса (т.е. летом 1918 г.).
   Конференция высказалась за "интернациональное решение еврей­ского вопроса в целом и автономно-персональное решение для евреев России, Австрии, Румынии и Польши", а также за "содействие коло­низации Палестины". Конференция направила телеграмму Централь­ной Раде, в которой одобрительно отозвалась о ее политике.
   На своем заседании, состоявшемся 25 октября, отметив, что антисе­митизм проник во все слои нееврейского населения и что по тем или иным причинам ни Временному правительству, ни Центральной Раде не удается пресечь погромы, конференция постановила, что для борь­бы с ними необходимо создание согласованной с властями и субсиди­руемой ими еврейской самообороны,
   23 ноября в Киеве состоялся съезд солдат-евреев Особой армии. Среди его резолюций были резолюция, требующая создания отдель­ных дружин еврейской самообороны и резолюция о снабжении солдат специальной литературой для поднятия среди них национального самосознания.
   В своей речи общий сионист Фельдбаум говорил о необходимости создания в Палестине культурного центра как базы самостоятельного еврейского государства в будущем, В диаспоре же, как минимум, на­до стремиться к сохранению еврейских общин, а как максимум -- к постижению национально-персональной автономии и к выделению из общего бюджета государства, в котором евреи проживают, специаль­ных средств для удовлетворения еврейских национально-культурных нужд. При этом должно быть гарантировано право еврейских общин Украины и России на связь с еврейскими общинами в других странах. Еврейская община должна быть автономной по вопросам культурным, религиозным, социально-экономическим, здравоохранения и мигра­ции. Еврейские школы должны получить такой же статус, как и об­щие образовательно-воспитательные учреждения. Фельдбаум призвал сделать иврит официальным языком еврейских общин.
   Представитель "Бунда" Шидло резко выступил против предложе­ний Фельдбаума. Он заявил, что еврейская демократия должна идти рука об руку с другими демократиями и не брать на себя какие-то спе­цифические функции. Еврейская автономия должна быть не больше, чем культурной автономией.
   В связи с выступлениями Фельдбаума и Шидло разгорелась ожес­точенная дискуссия. Чтобы не привести к расколу, общие сионисты сняли с повестки дня предложения Фельдбаума.
   Еврейское ведомство Генерального Секретариата отвергло предло­жения И. Д Ланды, I конференции Союза евреев-воинов и съезда сол­дат-евреев Особой армии о создании отдельных еврейских дружин самообороны. Такую же позицию занял Еврейский Национальный Совет после обсуждения этого вопроса на своих VI и VII сессиях, которые состоялись 28 ноября -- 1 декабря и 15-17 декабря соответственно.
   1 декабря 1917 г. на заседании Еврейского Национального Совета представитель Союза евреев-воинов Иона Гоголь доложил о решении Союза по вопросу еврейской самообороны. Кроме того, он сообщил, что евреи изгоняются из украинизированных воинских подразделений, а те немногие, которые еще остались служить в них, подвергаются дискриминации и оскорблениям. В заключение VI сессии все присутствующие члены Национального Совета (представители общих сионистов отсутствовали) приняли резолюцию, предложенную Дубинским из "Фолкспартэй", в которой, в частности, говорилось:
   1) генеральное секретарство по военным делам должно издать приказ о недопустимости исключения из армии украинских граждан по национальному признаку и возбуждения солдат-украинцев против солдат-неукраинцев;
   2) создание особых еврейских отрядов для борьбы с погромами следует считать вредным как с политической, так и с практической точке зрения;
   3) генеральное секретарство по еврейским делам должно образовать Комиссию по борьбе с погромами и Комиссию по урегулированию отно­шений между еврейскими и нееврейскими солдатами украинской армии,
   17 декабря закончилась VII сессия Еврейского Национального Сове­та. Заведующий общим отделом генерального секретарства по еврей­ским делам И. Хургин зачитал окончательно отредактированный и до­полненный текст резолюции, принятой на предыдущей сессии. В нем, в частности, говорилось:
   1) Украинская армия должна быть территориальной, а не националь­ной, за исключением полка имени гетмана Богдана Хмельницкого и полка им. Полуботка (учитывая условия и политическое значение их создания);
   2) при всех местных военных комиссариатах должны быть предста­вители Союза евреев-воинов для работы с солдатами-евреями;
   3) генеральное секретарство по внутренним делам "должно издать разъяснение, что граждане, являющиеся постоянными жителями Ук­раины, суть украинцы".
   Затем И, Хургин сообщил, что "среди 200 инспекторов, которые те­перь учреждаются при генеральном секретарстве по внутренним де­лам для борьбы с анархией, будет 50 еврейских. Союз евреев-воинов берет на себя доставить этих инспекторов.
   С 12 по 20 января 1918 года в Киеве состоялась II конференция Союза евреев-воинов, на которой были представлены солдаты-евреи Юго-Западного фронта и Киевского военного округа. Она утвердила положение о системе еврейской самообороны, выработанное специальной комиссией по поручению предыдущей конференции. Суть его сводилась к следующему;
   1) Во всех губернских и уездных городах УНР для борьбы с погромами формируются сборные еврейские отряды, носящие названия по месту формирования. Отряды эти строго аполитичны.
   2) Каждый сборный отряд состоит из "кадра" и "резерва". Солдат­ский состав кадра: командир отряда, заведующий хозяйством, два вра­ча тринадцать офицеров, делопроизводитель, казначей и тысяча солдат (военнообязанных, но не годных к строевой службе). Кадр обучает и руководит резервом, который состоит из добровольцев-невоеннообя­занных в возрасте от 18 до 45 лет. Кадр отряда пользуется из военного бюджета УНР всеми видами довольствия.
   Военные органы обеспечивают сборные еврейские отряды воору­жением, боеприпасами и тягловой силой;
   3) Наряду с существованием еврейских сборных отрядов необходи­мо наличие во всех городах и местечках надежных дружин граждан­ской самообороны. Для работы в этих дружинах еврейские сборные от­ряды выделяют специальных инструкторов,
   4) При командовании всех военных округов УНР должны быть уч­реждены специальные отделы по делам еврейских отрядов и дружин самообороны, куда входят представители Союза евреев-воинов. Обы­чно любое передвижение сборного отряда происходит по согласова­нию с этим отделом и командованием военного округа, но в экстрен­ных случаях, не допускающих отлагательства, командир полномочен направить свой отряд в "горячую точку".
   Конференция избрала Исполком Совета евреев-воинов Киевского во­енного округа во главе с Ионой Гоголем. Совет этот выработал ряд по­ложений о срочном создании в Киеве еврейской дружины самообороны. На этот раз И, Хургин, который только что стал и.о. генерального секретаря по еврейским делам, учитывая погромную ситуацию в Киеве и отсутствие у Комиссии по борьбе с анархией реальной военной силы, на которую она могла бы опереться, поддержал идею создания еврейской дружины самообороны и имел по этому поводу соответствующую беседу с командующим Киевским военным округом М Шинкарем. Кроме этого, 28 января 1918 года И, Хургин направил М. Щинкарю письмо, в котором он официально заявил, что настаивает на создании дружины еврейской самообороны в Киеве. Ответа на это письмо не последовало: шла осада Киева большевиками, само существование УНР висело на волоске.
  

СНОСКИ К ГЛАВЕ III

      -- Одни историки считают началом Центральной Рады 17 марта 1917 г., а другие --20 марта.
  
      -- Из 822 депутатов съезда о своей партийной принадлежности сообщили 777, имз них эсеров -285, меньшевиков -248, большевиков -105.
  
      -- Вопреки позиции всероссийского руководства Конституционно-демократической партии, ее киевский и черниговский комитеты одобрили соглашение между Временным правительством и Центральной Радой и осудили министров-кадетов за выход из правительства.
  
  
      -- Так как большевики отказались от своего мандата в Центральной Раде, он был передан Киевскому Совету рабочих депутатов.
  
      -- Надо отметить, что, кроме еврейского, национальные вице-секретарства (с 20 ноябри 1917 г, - генеральные секретарства, а с 22 января 1918 г. - министерства) работали очень слабо и после возвра­щения Центральной Рады в Киев в марте 1918 г. были упразднены.
  
  
      -- Протестуя против "социалистической узурпации", общие Сионисты отказались прислать своих представителей в Национальный совет, так что в его работе с самого начала участвовало не 25, а 20 человек. Позже число его членов удвоилось. На заседаниях Национального совета время от времени присутствовал в качестве наблюдателя представитель общих сионистов.
  
      -- Идея национально-персональной автономии была заимствована у австромарксистов Бауэра и Шпрингера. Она учитывала специфику условий экстерриториальных нацменьшинств.
   По этой идее представители каждого нацменьшинства объединяются в свой национальный союз, независимо от места проживания в данном государстве. Каждый национальный союз пользуется автономи­ей, и Конституция гарантирует невмешательство правительства в его внутренние дела. В правительстве каждый национальный союз имеет своего полномочного представителя в должности министра или государственною секретаря по делам соответствующей нации (вопросы национальной культуры, воспитания и образования, местного национального самоуправления, социальной помощи, миграции, проблемы юри­дической и физической защиты представителей данного нацменьшинства).
  
   8. Быть может, вся эта киевская эпопея закончилась бы иначе, если бы 1-й Украинский гвардейский корпус под командованием Скоромадского не преградил бы дорогу 2-му гвардейскому корпусу, который вела на Киев Евгения Бош. В начале ноября 2-й гвардейский корпус находился в районе станции Жмеринка, в 40 км к юго-западу от города Винница. 5 ноября, за два дня до переворота в Петрограде, большевики захватили власть в Виннице. Для их подавления были вызваны войска с фронта, которые оцепили город. Падение большевиков казалось неизбежным. Но здесь за дело взялась председатель Юго-Западного обкома РСДРП(б) Евгении Бош. Она разагитировала солдат 2-го гвардейского корпуса , и он перешел на сторону большевиков. В начале подразделения корпуса сняли осаду Винницы, а затем двинулись на Киев, чтобы помочь тамошним Большевикам в их борьбе со штабом КВО. Однако в районе станции Казатин они были окружены солдатами 1-го гвардейского корпуса.
  
   9. Установка Винниченко, отражающая мнение также и других украинских лидеров, была глубоко неверной. Большевикипозже стали их преемники. Напомним, что первый большевистский Народный комиссариат по военным делам возглавлялся триумвиратом украинцев: Крыленко, Дыбенко, Антонов-Овсеенко. В конце 1917 - начале 1918 года руководство военными операциями большевиков против Центральной Рады осуществлял "нарком по борьбе с контрреволюцией на юге" Антонов-Овсеенко, подчиняясь Верховному Главнокомандующему вооруженных сил Советской Россия Н Крыленко, а в 1919 году немало хлопот Даректории представила Приднепровская дивизия во главе с большевиком П. Дыбенко.
   Так что не в национальности большевиков здесь дело, а в порочности системы, которой они служили в первую очередь - в ее тоталитаризме (что включает в себя централизм, монопартократизм и вождизм). Пренебрежение специфическими интересами отдельных наций -- лишь одно из последствий прочности этой системы. Вместо того, чтобы разоблачатъ эту систему и концентрировать внимание на коварстве большевиков, на лживости их лозунгов, на том, что они несут на Украину не рабоче-крестьянскую власть, а произвол комиссародержавия и террор "чрезвычаек" и ревтрибуналов, украинские лидеры акцентировали внимание на национальной принадлежности большевиков и тем самым неизбежно раздували национальную вражду.
  

Глава IV

ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ РЕСПУБЛИКИ НА УКРАИНЕ. ПОСЛЕДНИЕ ЧЕТЫРЕ С ПОЛОВИНОЙ МЕСЯЦА ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ

  

А. ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ РЕСПУБЛИКИ НА УКРАИНЕ.

СОБЫТИЯ В КИЕВЕ В КОНЦЕ ЯНВАРЯ - НАЧАЛЕ ФЕВРАЛЯ 1918 г.

   Явное поражение не обескуражило большевистских делегатов I Всеукраинского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов. Они обвинили Центральную Раду в создании "искусственного большинст­ва" и обратились к Оргкомитету III областного съезда Советов Донецко-Криворожского бассейна, который должен был открыться 22 де­кабря, с предложением совместно провести "истинный" 1 Всеукраинский съезд Советов.
   Предложение было принято, и такой съезд состоялся в Харькове 24-25 декабря. От Донецко-Криворожского бассейна на нем присутствовало 77 делегатов с правом решающего голоса и 6 делегатов -- с правом сове­щательного. Из Киева прибыло 124 (по другим сведениям 127) делегата, представляющих 49 местных большевистских организаций.
   Съезд объявил Центральную Раду низложенной, а УНР -- "рабоче-крестьянской республикой", в которой единственной властью является власть Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Съезд избрал Центральный Исполнительный Комитет Украины. В него вошли 35 большевиков, 4 левых эсера, 1 меньшевик-интернационалист и 1 украинский с.-д. -- Е. Д. Медведев. Последний был избран председателем съезда. 20 мест в ЦИК было забронировано для делегатов предстоящей Всеукраинской крестьянской конференции. Такая конференция под эгидой большевиков состоялась в Харькове 2 февраля 1918 г
   30 декабря ЦИК утвердил первое советское правительство Украины, назвав его Народным Секретариатом. Народными секретарями стали: 1/ торговли и промышленности -- Артем / Ф, А. Сергеев/; 2/ почт и те­леграфа -- Я, Мартьянов; 3/ финансов -- В. Ауссем; 4/ внутренних дел -- Е. Бош; 5/ межнациональных дел -- С. Бакинский /Л. Бернгейм/; 6/ продовольствия--Э. Лугановский /Португейз/; 7/ судебных дел -- Люк­сембург, 8/ просвещения -- В. Затонский; 9/ труда -- Н. Скрыпник; 10/ военных дел -- В. Шахрай, 11/ земельных дел -- Е. Терлецкий, Управ­ляющим делами Народного Секретариата был утверждён Г, Лапчин-ский.
   Все народные секретари, за исключением левого украинского эсера Терлецкого,-- большевики. В приведенном списке народных секрета­рей пять последних -- украинцы, Лугановский и Люксембург (быть может, и Бакинский) -- евреи. ...
   Первоначально члены Народного Секретариата председательство­вали на обоих заседаниях поочередно. Начиная же с 17 марта 1918 г, постоянным председателем Народного Секретариата стал Н. А Скры­пник. Для координации действий между Народным Секретариатом УНР и Совнаркомом РСФСР последний 2 января 1918 года назначил Г. К. Орджоникидзе временным чрезвычайным комиссаром Украины, а 19 января Советское правительство Украины назначило В. П. Затонского своим полномочным представителем при Совнаркоме РСФСР с правом решающего голоса по всем вопросам, касающимся Украины.
  

* * *

   Тем временем, 20 декабря 1917 г Центральная Рада отвергла уль­тиматум Совнаркома Советской России и вслед за тем, в связи с не­прекращающимися угрозами Петрограда свергнуть её власть, прекра­тила поставки Советской России хлеба и сырья и выпустила свои деньги -- карбованцы -- с надписями на украинском, русском, польского языках и языке идиш. Во исполнение своих угроз Советская Россия бросила войска на Украину, и уже 22 декабря 1917 года подразделения под командованием Ховрина и Сиверса вступили в Харьков. В связи с большевистской агрессией 28 декабря Центральная Рада об­разовала Особый комитет по обороне Украины, в который вошли Н Порш, С. Петлюра и В. Ещенко. 31 декабря полковник Капкан был назначен командующим всеми украинскими войсками по борь­бе с большевиками.
   После некоторого обмена телеграммами 2 января 1918 г Центральная Рада заявила, что она готова возобновить поставки хлеба и сырья в Со­ветскую Россию за соответствующее денежное вознаграждение, при ус­ловии, что Совнарком РСФСР издаст декрет о признании Генерального Секретариата Центральной Рады единственным правительством УНР.
   3 января Совнарком предложил Центральной Раде начать перегово­ры в Смоленске или Витебске. Поскольку её основное требование иг­норировалось, Центральная Рада отклонила это предложение.
   4 января 1918 г марионеточное харьковское правительство "Рабо­че-крестьянской УНР" начало войну "за освобождение Украины из-под власти буржуазной Центральной Рады". Война эта велась под об­щим руководством призванного с севера "комиссара по борьбе с контр­революцией на Юге" В. А. Антонова-Овсеенко, который еще во второй половине декабря передислоцировал свои полки из Гомеля и Брянска на Харьковщину. Вместе с войсками, прибывшими с севера, воевали подразделения местных красногвардейцев и бойцы "Червонного казачест­ва"1.
   Из Харькова войска Антонова-Овсеенко наступали в трех направ­лениях -- в юго-восточном, юго-западном и северо-западном. Первая группа войск за короткое время изгнала казачьи части Каледина из Донбасса, вторая группа войск под командованием П. Егорова и третья группа под командованием М Муравьева2 18 января начала общее наступление против войск Центральной Рады.
   22 января войска Егорова заняли Екатеринослав, Вскоре после этого советская власть установилась в Елисаветграде, Александровске, Каменце-Подольском, Жмеринке, Виннице, Николаеве, Херсоне и Одессе, при­чем в последних пяти пунктах -- путем вооружённого восстания,
   Войска Муравьева 19 января заняли Полтаву и начали наступление на Киев. В ночь с 7 на 8 февраля они вплотную подошли к Киеву, и их артиллерия под командованием Ремнева начала 11-дневный беспо­щадный и бессмысленный обстрел города. Зачем понадобился этот обстрел и почему большевики так медлили со вступлением в плохо защищенный город, остается непонятным.
   Успехи большевиков в их борьбе с УНР объяснялись в частности тем, что их лозунги относительно национализации промышленности, социализации земли, заключения мира были радикальнее лозунгов Центральной Рады. И в то время, как большинство Центральной Рады, положительно относясь к этим лозунгам, считало, что лишь Всеукраинское Учредительное собрание полномочно решать вопрос об их ре­ализации (за исключением вопроса о мире), большевики обещали реа­лизацию этих лозунгов немедленно, хотя ясно было, что это усилит анархию и произвол. Своими демагогическими обещаниями больше­вики привлекали на свою сторону рабочих, крестьян, социально-ра­дикальную интеллигенцию и даже левых у.с,-р. и у.с-д. Во многих городах и местечках вспыхнули успешные большевистские восстания, причем среди руководителей их видное место занимали евреи.
   Многие солдаты УНР переходили на сторону большевиков; многие отказывались бороться против них. Так, например, отказались сра­жаться против большевиков полки имени Наливайко, имени Дорошенко, имени Сагайдачного, имени Шевченко, имени Грушевского, имени Свободной Украины.
   Безоговорочно верными Центральной Раде оставались батальон Омельченко и Галицко-Волынско-Буковинский курень сечевых стрельцов, сфор­мированный из военнопленных и беженцев из Западной Украины. Коман­диром этого куреня был Евгении Коиовалец, а начальником штаба --Ан­дрей Мельник. При создавшихся условиях Центральной Раде пришлось срочно формировать новые военные отряды, каковыми были: отряд киев­ских "вольных казаков", численностью в несколько сот человек, органи­зованный возглавившим его инженером у.с,-д. Михаилом Ковенко; гай­дамацкий кош имени Слободской Украины, численностью примерно в 350 человек, организованный на базе Полтавского отряда Волоха быв­шим генеральным секретарем по военным делам С. Петлюрой (кото­рого во второй половине декабря 1917 года сменил на этом посту Ни­колай Порш), а также вспомогательный курень численностью при­мерно в 250 человек, состоявший из студентов и гимназистов. Румын­ские, бельгийские и чехословацкие войска, находившиеся в то время в Киеве, заняли нейтральную позицию. Только сотня польских легионе­ров и небольшой грузинский отряд выступили на стороне Централь­ной Рады,
   Когда в начале осады Киева Николаи Порш обратился с вопросом к представителям нацменьшинств относительно их готовности принять активное участие в вооруженной борьбе против большевиков, те укло­нялись от прямого ответа. А через несколько дней "Бунд", меньшеви­ки и российские эсеры напрямик отказались выделить свои боевые отряды для обороны столицы УНР, "Рафесы, балабановы, скловские, некогда самые ярые враги большевиков среди членов Центральной Рады, теперь стояли в стороне, совсем не думая о том, чтобы хоть как-нибудь помочь украинским войскам в обороне Киева. Этот "нейтралитет нацменьшинств" произвёл тягчайшее впечатление на украинскую демократию" (П. Христюк).
   Центральная Рада назначила комендантом Киева М, Ковенко, который опираясь на свое "вольное казачество", стал фактически диктатором города. Ему удалось предотвратить левоэсеровский пробольшевистский заговор. Но когда 29 января в городе вспыхнуло восстание, организованное ревкомом Киевского Совета рабочих и солдатских де­путатов во главе с М. Богдановым, Я. Гамарником и А. Ивановым и к восставшим примкнули солдаты некоторых украинских полков, при­шлось вызвать с фронта часть сечевых стрельцов. Общими усилиями "вольных казаков" и сечевых стрельцов уже 30 января восстание было подавлено во всех пунктах, за исключением завода "Арсенал" и железнодорожной станции; с помощью подоспевшего гайдамац­кого коша имени Слободской Украины 3 февраля были подавлены арсенальцы, а 4-го -- железнодорожники. Но уже 3 февраля войска М. Муравьева заняли Киев.
   За два дня до этого большая часть правительства УНР и часть Цен­тральной Рады эвакуировались из Киева в Житомир. Представители нацменьшинств в Житомир не поехали, чем вызвали озлобление про­тив себя со стороны эвакуировавшихся3.
   С самого начала 1918 года в Киеве усилилась антисемитская пропа­ганда и участились антиеврейские эксцессы, чинимые "вольными ка­заками" при попустительстве коменданта города Михаила Ковенко. Вот как описывает этот период М. Зильберфарб: "В Киеве господствовала тогда военная власть, которая никогда не была свободна от антисемитизма. Ещё до введения в городе осадного положения она издала приказ, согласно которому из Киева выселяют­ся все жители, поселившиеся там после 1 января 1915 года.
   Этот приказ явился особенным ударом для еврейского населения, получившего легальную возможность переселиться в город лишь после Закона о равноправии от 22 марта 1917 года. Почти три четверти ки­евского еврейского населения было поставлено под угрозу выселения. Генсеку по еврейским делам удалось этот приказ приостановить, но позже стало еще хуже".
   Когда было объявлено осадное положение и всю власть получили военные круги, начались гонения - Все неукраинцы, а евреи в особен­ности, были взяты под подозрение. Без следствия и суда расстрелива­лись десятки людей. "Еще доныне не установлено действительное число погибших в те дни; неизвестно, куда их трупы девались. В те дни очень частые нападения совершались на евреев. Было немало им­провизированных, а то и организованных погромных выступлений на улицах Киева". (Д-р М. Зильберфарб. "Еврейская автономия и еврей­ское министерство на Украине" /идиш/, Киев, 1919).
   Когда 29 января 1918 года В. Голубович сменил В. Винниченко на посту главы правительства УНР, он попросил М. Зильберфарба, чтобы тот продолжал возглавлять еврейское министерство. Зильберфарб кате­горически отказался из-за непрекращающихся антиеврейских эксцессов.
   2 февраля 1918 года "вольные казаки" совершили налёт на поме­щение Совета Союза евреев-воинов и разгромили его. Явившийся для разъяснения в комендатуру председатель Совета Иона Гоголь был зверски убит.
   4 февраля 1918 г еврейские представители в Малой Раде внесли запрос об усилившейся антиеврейской пропаганде в Киеве, предлагая Раде обратиться к населению со специальным воззванием о недопус­тимости национальной травли. Против этого высказался у.с.-д. Б. Мартос, упрекая нацменьшинства за то, что они не оказывали достаточной поддержки Центральной Раде.
   В результате обсуждения этого запроса было опубликовано воззвание социалистической фракции Центральной Рады, в котором население с одной стороны, призывалось оказывать всемерную поддержку Украинскому правительству в его борьбе с большевиками, а с другой -- предостерегалось от национальной травли.
   Вступившие в Киев войска Муравьева вели себя как завоеватели-украинофобы. Преследовалось все украинское, на улице арестовыва­лись люди, говорившие по-украински, носившие украинские папахи и вышитые рубашки. Это была политика так называемой "пятаковщины", по имени её инициатора, главаря киевских большевиков Георгия /Юрия/ Пятакова, брат которого, председатель подпольного киевского ревкома Леонид Пятаков был убит "вольными казаками" за 4 дня до захвата города Муравьевым.
   Местные большевики попытались воспротивиться этой дикой политике. 10 февраля по предложению их фракции Киевский Совет рабочих и солдатских депутатов принял резолюцию, осуждающую террор и "са­мосуды над пленным врагом".
   Как бы в ответ на эту резолюцию, 12 февраля 1918 г Муравьев издал свой знаменитый приказ N 14, в котором с беспрецедентным цинизмом писал; "Эту власть Советов мы несем из далекого севера на остриях своих штыков, и там, где мы её установили, мы поддерживаем её силой штыков, материальным авторитетом революционной социалистической армии"4
   Чериковер пишет; "Заняв на несколько недель Киев, большевики разрушили до основания все то, что с таким трудом и надеждой было создано украинским национальным движением. Рада вынуждена была бежать, министерства были разгромлены, украинские деньги аннулиро­ваны, украинские националисты беспощадно преследовались, нацио­нальные завоевания лежали в обломках. Фактически была отменена также и национально-персональная автономия для меньшинств"5 /по­мещение еврейского министерства, как и великорусского, было занято большевистскими учреждениями и частично разгромлено; польское министерство оставалось, но при нем был назначен комиссар, поляк-большевик/.
   Антиукраннская "сторона большевистской политики отчасти прими­ряла с ними те общероссийские течения на Украине, которые, в основ-ном, были ярыми противниками большевиков... Украинские деятели в те дни оставались одинокими. Этим было вызвано их озлобление против всех нацменьшинств, а особенно против евреев" .
   12 февраля 1918 г. Народный Секретариат и ЦИК "Рабоче-крестьян­ской УНР" переехали в Киев и объявили этот город вместо Харькова столицей республики. Одним из первых актов Народного Секретариата УНР был его ультиматум румынскому правительству с требованием не­медленного отвода румынских войск из Бессарабии (которую Румыния захватила за несколько дней до этого) и выдачи бывшего командующего Юго-Западным фронтом генерала Щербачева.
   16 февраля от "Рабоче-крестьянской УНР" отделилась Донецко-Криворожская Советская Республика, а вслед за ней -- Одесская Со­ветская Республика.
   В знак протеста против расчленения и русификации Украины, бес­контрольного вывоза из Украины в Россию продовольствия, сырья и инвентаря, подмены власти Советов властью ревкомов и комиссаров 24 февраля большинство членов Народного Секретариата во главе с В. Шахраем подало в отставку. В обновленный состав Народного Секретариата в качестве секретаря по военным делам вошел Евгений Неронович, который некогда был "самостийником", затем перешёл в УПСР и накануне прихода большевиков в Киев был одним из лидеров левого крыла этой партии.
   Вообще в рассматриваемый период с большевиками сотрудничали
   часть левых у. с.-р. и считанные левые у, с.-д. Среди большевиков было немало евреев, "но среди еврейских партий и руководящих органов еврейской общественности не было никого, кто был бы с большевиками" (Чериковер).
   Во время пребывания большевиков в Киеве, пользуясь тем, что они не успели прикрыть независимую прессу, еврейские социалисты продолжали беспощадно бичевать их. М Рафес в своей статье "Я попыта­юсь сравнить", помещенной 12 февраля 1918 г в органе "Бунда" "Фолксцайтунг" ("Народная газета"), писал: "Чуждая народу власть пришла в Киев. Оккупационная армия. Она разогнала всю демократию. Всем села на спину и хочет господствовать". Дальше автор проводит подробную параллель между Центральной Радой и большевистской властью и на раде примеров убедительно показывает, насколько демократичнее и ре­волюционнее была первая. В своих статьях "Штыкократия" и "Как ве­лика катастрофа", помещенных в той же газете 13 и 14 февраля соответ­ственно, М, Рафес гневно бичует большевиков за то, что они "своими "социалистическими" пушками выполнили работу В. Шульгина: они расстреляли все национальные завоевания революции на Украине",
   Не менее антибольшевистски, чем "Бунд", были настроены "Фарэйниктэ" и "Поалэй-Цион", не говоря уже о несоциалистических ев­рейских партиях.
   С другой стороны, еврейские рабочие дали определенное число добровольцев в Красную гвардию, а в городах и местечках многие ев­реи заняли руководящие посты в большевистском административном и партийном аппарате. Особенно это бросалось в глаза в Киеве, где комиссаром города был Чудновский, Кренсберг -- комиссаром фи­нансов, Райхштейн -- комиссаром прессы, Шапиро -- комиссаром гарнизона, Кулик -- одним из ведущих партийных деятелей. Эти фак­ты на фоне муравьевского гонения на украинцев приводили к уси­лению антиеврейских настроений среди последних..

* * *

   Остановимся вкратце на недолговечных Донецко-Криворожской, Одесской и Крымской советских республиках.
   9 февраля 1918 г., в день подписания мирного сепаратного договора между Центральной Радой и странами Четверного союза, на открытии в Харькове IV областной конференции большевиков Криворожья Донбасса под предлогом предотвращения немецкой оккупации это региона было принято решение об образовании Донецко-Криворожской Советской Республики (ДКСР) как составной части РСФСР. Решение это было реализовано 14 февраля.
   Председателем Совнаркома ДКСР стал Артем (Ф.А. Сергеев). В Совнарком, в частности, вошли И. Варейкис, С. Васильченко, Б. И, Магидов (нарком труда) и М. Л. Рухимович (нарком военных дел; двое последних -- евреи). ДКСР просуществовала до оккупации Харькова немцами 8 апреля.
   Возникновение Одесской Советской Республики связано с образо­ванием в мае 1917 г Центрального Исполнительного Комитета Сове­тов солдатских, матросских и рабочих депутатов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесского военного округа, так называемого "Румчерода". В Исполкоме преобладали российские эсеры и меньше­вики-оборонцы.
   С мая по ноябрь 1917г. в Одессе фактически существовало двоевлас­тие: с одной стороны, власть "Румчерода", а с другой -- власть Времен­ного правительства. Двоевластие продолжалось и после октябрьского переворота, причем место Временного правительства заняла Централь­ная Рада, главными представителями которой в Одессе были председа­тель Одесской городской Рады В, Чеховский и комендант города Липа.
   По инициативе прибывших из Петрограда Володарского и Рошаля 23 декабря 1917 г. в Одессе был созван II съезд "Румчерода", продол­жавшийся до 5 января. На съезд прибыл 1101 делегат, из них 396 боль­шевиков, 220 левых эсеров, 383 правых эсера. Председателем съезда был избран большевик П. Старостин, а председателем Исполкома -- большевик В. Г, Юдовский.
   Добившись полного большинства в "Румчероде", большевики энергично принялись за подготовку к захвату власти в городе. 14-17 января 1918 г. состоялось подпольное совещание представителей завкомов предприятий Одессы. На нем был избран ревком для руководства восстанием, так называемый "Комитет пятнадцати". В него, в частности, вошли: П. Старостин, В, Юдовский, Г Ачканов, Л. Рузер, С- Сергеев, М. Чижиков и матрос П. Кондренко.
   Восстание началось в субботу 26 января. После ожесточенных боев
   с войсками Центральной Рады 30 января 1918 г. большевики овладели Одессой. Была официально провозглашена Одесская Советская Республика как часть "рабоче-крестьянской УНР". Однако, во второй половине февраля по тем же причинам, что и ДКСР, республика эта вышла из "Рабоче-крестьянской УНР" и заявила о вступлении в РСФСР.
   В Совнаркоме Одесской республики заметно было участие евреев-В. Г. Юдовский -- председатель Совнаркома, Л. Рузер-- нарком фи­нансов, А, Хмельницкий -- нарком юстиции.
   19-20 февраля начались бои между румынскими войсками и вой­сками Одесской республики. Согласно одной версии, по указанию Ан­танты эти бои начали румыны, чтобы захватить Одессу и не допу­стить туда войска Центральной Рады. Согласно же другой версии, начали войска Одесской республики, чтобы, в соответствии с ульти­матумом Народного Секретариата УНР от 17 февраля, заставить ру­мын уйти из Бессарабии.
   Вначале бои шли с переменным успехом, но затем инициатива пе­решла в руки румын, и 24 февраля они форсировали Днестр. Одна­ко уже 26 февраля в районе местечка Слободка войска Одесской рес­публики разгромили румын, и они вынуждены были отойти на исход­ные позиции. В конце февраля Одесская Советская Республика пре­кратила военные действия против Румынии при условии, что в ближай­шие сроки румыны оставят Бессарабию.
   А 1 марта вместе с германскими войсками Центральная Рада верну­лась в Киев. Одним из первых её актов была нота румынскому прави­тельству от 3 марта, в которой она заявляла ему, что судьба Бессарабии может быть решена лишь при участии и согласии представителей Ук­раины на предстоящей Бухарестской мирной конференции, ибо Бесса­рабия является неразрывной частью Украины. С другой стороны, на ба­зе временного мирного соглашения между Одесской республикой и Ру­мынией 9 марта был подписан договор между РСФСР и Румынией о ли­квидации конфликта между ними при условии, что в течение двух меся­цев Румыния "очистит Бессарабию".
   Однако уже 13 марта австрийские и немецкие войска заняли Одессу и Румыния аннулировала все свои обязательства, данные Одесской республике и РСФСР, ссылаясь на решения молдавского На­родного собрания о присоединении Бессарабии к Румынии. На протест Центральной Рады от 16 апреля против аннексии Бессарабии Румы­нией румынское правительство ответило лишь 15 мая, после падения центральной Рады, отметив, что "Бессарабия не аннексирована, а доб­ровольно присоединилась к отчизне".
   В декабре 1917 г. в Крыму собрался татарский Учредительный ку­рултай (Народная ассамблея), который избрал правительство --Ди­ректорию во главе с Джафером Сейдаметовым..
   Большинство членов курултая стремились сделать Крым автоном­ной областью Турции. На полуостров стали стягиваться мусульманские части со всего юга России, С другой стороны, кадеты, меньшевики и правые российские эсеры основали "Совет народных представителей", поставивший перед собой цель не допустить отделения Крыма от Рос­сии. Наличие сильной большевистской организации в Крыму заставило курултай и "Совет народных представителей" сплотить свои усилия в борьбе против нее и образовать "Общий штаб" во главе с Джафером Сейдаметовым и полковником Макухиным. Однако этот штаб оказался бессильным в борьбе с большевиками.
   29 декабря 1917 г. ревком, в котором преобладали большевики, взял в свои руки власть в Севастополе. 26-27 января 1918 г. большевики овла­дели Симферополем, в феврале весь Крым был уже в их руках.
   В марте 1918 г. в Симферополе была провозглашена "Советская Социалистическая Республика Тавриды", просуществовавшая до послед­ней декады апреля того же года, когда Крым был оккупирован немцами. Республика эта декларировала себя составной частью РСФСР. Предсе­дателями Совнаркома были евреи: вначале -- Н. Г. Слуцкий, а после его смерти - Ж. А.Миллер.
   Предвидя, что немцы вторгнутся в Крым и попытаются захватить Черноморский флот, Совнарком РСФСР еще 27 марта 1918 года дал Указание командующему Черноморским флотом адмиралу М. Н. Саблину эвакуировать из Севастополя в Новороссийск все корабли, боеприпасы, провиант и снаряжение.
   Тем временем наступление немцев продолжалось . 18 апреля они взяли Перекоп, а 22--Симферополь и Евпаторию. Саблин же указания Москвы не выполнил и приказал поднять на кораблях флаг Центральной Рады.
   Верные большевикам моряки не подчинились приказу Саблина, и в ночь на 27 апреля два линкора, пять крейсеров, одиннадцать миноносцев и четыре транспортных корабля покинули Севастополь и направились в Новороссийск. 11 мая немецкое командование потребовало возвращения всех этих кораблей в Севастополь. Немецкие подводные лодки блокиро­вали Новороссийск, и над городом кружились немецкие самолеты.
   Опасаясь всё же за судьбу Брестского мирного договора и, вместе с тем, не желая передавать военные корабли немцам, Совнарком РСФСР дал указание потопить их. На обсуждении этого указания в Новороссий­ске 11 июня большинство присутствующих высказалось за потопление кораблей. Один линкор, несколько миноносцев и транспортные корабли, экипажи которых не согласились топить свои корабли, вернулись в Се­вастополь. Остальные корабли были потоплены 18-19 июня.
  
   По просьбе Центральной Рады 18 февраля 1918 г, немецкие войска, а через несколько дней и австрийские, вступили на территорию Укра­ины, чтобы очистить её от большевиков.
   Поскольку уже 28 февраля немцы заняли Фастов, Народный Секрета­риат и ЦИК Советов Украины покинули Киев и направились в Полтаву, где пробыли до 10 марта. 7 марта ЦИК Советов Украины призвал к объ­единению пяти советских республик -- Украинской, Донецко-Криворожской, Одесской, Крымской и Донской -- "для обшей защиты совет­ской власти на Юге". Призыв этот оказался бесплодным. 10 марта На­родный Секретариат и ЦИК переехали из Полтавы в Екатеринослав.
   16 марта 1918 г состоялось экстренное заседание Народного Сек­ретариата. Антонов-Овсеенко доложил о критическом положении на фронтах. Под впечатлением от этого доклада Э. Квиринг и Е. Неронович предложили прекратить военные действия против войск Цент­ральной Рады и попробовать договориться о совместных действиях против австро-германских оккупантов. Предложение это было принято четырьмя голосами против трёх.
   Решение Народного Секретариата Украины обеспокоило большеви­стский центр, и по инициативе Н. Скрыпника 17 марта 1918 г. за несколько часов до открытия II Всеукраинского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, предложение Квиринга -- Нероновича было обсуждено заново и отвергнуто,
   В первый день работы съезда на нём присутствовало немногим более 960 депутатов. Из них поддерживали Народный Секретариат 414 левых эсеров (российских и украинских), 401 большевик и 40 у.с.-д. (левые и центр). Оппозиционными к Народному Секретариату были группа пра­вых у.с.-д. - и у.с.-р. во главе с И. П. Мазепой и несколько депутатов от рос­сийских и еврейских социалистических партий. Свыше 80 депутатов съез­да были беспартийными. В президиум съезда вошли пять большевиков (Скрыпник, Квиринг, Гамарник, Медведев и А. Иванов) и пять левых эсеров (Одоевский, Качинский, Терлецкий, Бойченко и Сердюк). В своём докладе Н. А, Скрыпник рассказал о ратификации на IV Всероссийском съезде Советов Брестского мирного договора между Советской Россией и странами Четверного союза и призвал депутатов также одобрить этот договор.
   Левый эсер Одоевский резко выступил как против российского, так и против украинского мирных договоров со странами Четверного сою­за и призвал бороться с австро-германскими оккупантами до победно­го конца,
   Мазепа обратил внимание на то, что первой начала переговоры со странами Четверного союза Советская Россия и что именно из-за её агрессии против Украины последняя вынуждена была подписать Брест-Литовское мирное соглашение.
   Медведев заявил, что, хотя Советская Россия и первая начала пе­реговоры со странами Четверного союза, но договор первой подпи­сала Центральная Рада. Если бы она не поспешила с этим, то Совет­ская Россия могла бы добиться для себя лучших условий мира. Но если так уж получилось, сказал Медведев, то ничего не остаётся, как оборонять ещё не занятые немцами и австрийцами районы Украины.
   В духе решения, принятого Народным Секретариатом 16 марта и отвергнутого им же 17 марта, Медведев высказался за примирение с Центральной Радой и призвал образовать Бюро для созыва II Всеукраиского съезда Советов, в который вошли бы на паритетных началах представители Малой Рады и ЦИК Советов Украины6 , Никто не поддержал соглашательское предложение Медведева. [Исаак Мазе­па. "В огне и буре революции". Мюнхен, 1960, т. I, стр, 47-48]
   Большинство докладчиков высказались за Советскую Украину, не­зависимую от Советской России /лозунг Блакитного/ и за осуждение Брестского договора между РСФСР и странами Четверного союза. (Договор этот осуждали, в частности, "левые коммунисты", лидерами которых на Украине были тогда Г. Пятаков и А. Бубнов).
   Чтобы избежать принятия резолюции, неугодной Советской Рос­сии, Артем, Затонский и Скрыпник пополнили состав съезда "надеж­ными людьми", и к концу съезда число его делегатов превысило 1250. Новым составом съезд отверг резолюцию, осуждавшую Брестский до­говор, а "лозунг Блакитного" на голосование поставлен не был.
   Был избран ЦИК Советов Украины в составе!02 человек, из них 47 большевиков, 49 левых эсеров (российских и украинских), 5 левых у.с-д. и представитель ППС ("Польска партия социалистычна", так называемая "Левица"). Председателем ЦИК Советов Украины стал В, П. Затонский, а Народный Секретариат вновь возглавил И А. Скрыпник, В Москву было направлено Чрезвычайное посольство ЦИК и Народного Секре­тариата Украины в составе Н, А, Скрыпника, Ю. М. Коцюбинского и Н. Е. Врублевского,
   21 марта вновь избранные ЦИК Советов и Народный Секретариат Украины покинули Екатеринослав и направились в Таганрог. В Та­ганроге 17 апреля 1918 г. ЦИК принял следующие решения; 1/ рас­пустить Народный Секретариат УНР; 2/ распустить ЦИК Советов Ук­раины и направить его членов на повстанческую работу, 3/ для руководства повстанческой работой на оккупированной территории образовать специальный аппарат из 18 человек -- 9 членов "девятки" и 9 кандида­тов в члены "девятки". Членами "девятки" стали четыре большевика /А.С. Бубнов, В. П. Затонский, Г. Л. Пятаков, Н. А. Скрыпник/, четыре левых эсера /С. Д. Мстиславский, О. С. Северо-Одоевский, В, В. Семушкин и Е. П. Терлецкий/ и один левый у. с.-д. /Н Е. Врублевский/. Анало­гичным был состав кандидатов в члены "девятки": четыре большевика /Я. Б. Гамарник, С, В. Косиор, Ю. М. Коцюбинский, Р. Б. Фарбман (Ра­фаил)/, четыре левых эсера /В. А. Карелин, В" Качинский, Н. 3. Штейнберг, Ярош/ и один левый у.с,-д. /А.И. Буценко/, Председателем "девят­ки" был избран Н. А, Скрыпник.
   1 9-20 апреля 1918 г. по инициативе Н. А. Скрыпника в Таганроге со­стоялась конференция большевиков Украины, Обсуждался вопрос об оформлении коммунистической партии и о тактике её борьбы с авст­ро-немецкими оккупантами. В ней участвовали члены большевистских фракций ЦИК Советов Украины и Народного секретариата, а также отдельные представители левых элементов из УПСР и УСДРП, по­рвавшие со своими партиями. Всего присутствовал 71 человек. Кон­ференция избрала оргбюро по созыву I съезда КП(б)У.
   Екатеринославская группа большевиков, возглавляемая Эммануи­лом Квирингом, считала, что силы большевиков на Украине слишком слабы. Страну удастся освободить от оккупантов лишь после револю­ций в Берлине и в Вене, а до тех пор необходимо ограничиться забас­товочной борьбой против оккупантов.
   Киевская группа во главе с Юрием (Георгием) Пятаковым считала, что силы большевиков на Украине достаточны для изгнания оккупантов путем вооружённого восстания. Такого же мнения была и полтавская группа во главе с Василием Шахраем и Сергеем Межлауком (Робсманом).
   "Екатеринославцы" предлагали назвать партию большевиков Украины Коммунистической партией в Украине", являющейся филиалом
   РКП(б)7 ; "киевляне" -- "Коммунистической партией Украины", обладающей определённой независимостью относительно РКП(б), "полтав, чане" -- "Украинской коммунистической партией (большевиков)", пол­ностью независимой отРКП(б),
   По предложению представителя Ленина на Украине Николая Скрыть ника было принято название, предложенное "киевлянами",-- сокра-щенно "КП(б)У", причём мыслилось, что она будет поддерживать связь с
   РКП(б) через Коминтерн.
   21 апреля большинство членов распущенных ЦИК и Народного Сек-ретариата покинули Таганрог и направились в Москву. Шахрай же и Межлаук направились в Саратов.
   1 мая немцы взяли Таганрог, 8-го --Ростов-на-Дону. На этом дальнейшая экспансия немцев прекратилась /если не считать кратковременной оккупации ими Таманского полуострова/.
  

Б. СЕПАРАТНЫЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ ЦЕНТРАЛЬНОЙ

РАДОЙ И СТРАНАМИ ЧЕТВЕРНОГО СОЮЗА, IV УНИВЕРСАЛ.

ЗАКОН О НАЦИОНАЛЬНО-ПЕРСОНАЛЬНОЙ АВТОНОМИИ

  
   Вернемся опять к декабрю 1917 года.
   14 декабря состоялось заседание Малой Рады, на котором была принято два важных решения: а/ выступить с инициативой создания Всероссийского Социалистического Федеративного правительства на демократических началах, б/ если эта инициатива не увенчается успе­хом, то попытаться заключить сепаратный мирный договор со стра­нами Четверного союза.
   В соответствии с первым решением, 6 декабря 1917г. Генеральный Секретариат Центральной Рады обратился к большевистскому Совнар­кому, правительству Юго-Восточного Союза казаков, горцев и наро­дов вольных степей, к правительствам Кавказа, Сибири, автономной Молдавии, автономного Крыма, автономной Башкирии и к другим ав­тономно образовавшимся областям с призывом вступить в переговоры с Генеральным Секретариатом с целью создания после созыва Всерос­сийского Учредительного собрания Всероссийского социалистическо-
   го федеративного правительства. На этот призыв Генерального Секре­тариата никто не откликнулся, за исключением донских казаков. Они же заявили, что ни в коем случае не заинтересованы в создании одно­родного социалистического правительства, а наоборот, заинтересова­ны в восстановлении старых сословий.
   В соответствии со вторым решением Малой Рады Генеральный Сек­ретариат послал украинские делегации в штабы Юго-Западного и Ру­мынского фронтов, чтобы выяснить возможность заключения времен­ного перемирия с согласия всех враждующих сторон. Вернувшись в Киев, украинские делегации заявили, что такой возможности не существует.
   Тогда было решено послать в качестве наблюдателя украинско­го эсера Н.Любинского в Б реет-Литое с к, где уже несколько недель шли мирные переговоры между представителями стран Четверно­го союза во главе с Кюльманом (Германия) и графом Черниным (Австро-Венгрия) и представителями большевистского Совнарко­ма во главе с Л. Троцким и А. Иоффе. Вернувшись в Киев, Н, Любинский настоял на том, чтобы УНР немедленно вступила в мир­ные переговоры со странами Четверного союза.
   В Брест-Литовск была послана украинская делегация из пяти чело­век во главе с генеральным секретарем торговли и промышленности у.с.-р. В Толубовичем. Очередной тур переговоров должен был на­чаться 4 января 1918 г. Но советская делегация, после тщетных попы­ток изменить место переговоров, прибыла лишь 9 января. Украинская же делегация прибыла своевременно, что позволило ей провести ряд очень важных ознакомительных встреч с представителями Германии и Австро-Венгрии.
   10 января Л, Троцкий заявил, что советская делегация не возражает против УНР в качестве сепаратного участника переговоров. 12 января к этому мнению присоединились Германия и Австро-Венгрия. До 18 янва­ря шли интенсивные переговоры. Затем советская делегация попросила сделать перерыв до 29 января, поскольку требовалось присутствие Троцкого на заседаниях Совнаркома и ЦК большевистской партии.
   Перерыв этот оказался очень кстати для украинской делегации, и она за это время успела очень далеко продвинуться в своих переговорах с немцами и австрийцами. Украинская делегация потребовала, чтобы Холмщина, Закарпатье, Восточная Галиция и Северная Буковина бы­ли присоединены к УНР, Австро-Венгрия категорически отвергла это требование, но дала принципиальное согласие на объединение этих земель в Украинский автономный край в рамках Австро-Венгерской империи. Украинская республика со своей стороны обязалась обеспе­чить страны Четверного союза хлебом и сырьем взамен промышлен­ных изделий. Страны Четверного союза также потребовали чтобы УНР оформилась как полностью независимое государство и обяза­лась после войны заменить постоянную армию народной милицией.
   После возвращения в Киев, 16 января, В. Голубович доложил Ма­лой Раде о результатах переговоров в Брест-Литовске и предложил опубликовать Манифест независимости, провозглашение которого приурочивалось к 22 января, но было снято с повестки дня в связи с большевистской агрессией.
   Это предложение было принято, и в ночь с 24 на 25 января 1918 г Центральная Рада провозгласила свой IV Универсал.
   Вот некоторые пункты этого Универсала: 1/ УНР объявляется полностью суверенным государством; 2/ Генеральный Секретариат преобразуется в Раду Народных Министров; 3/ все природные ре­сурсы страны объявляются собственностью государства, 4/ посте­пенно будут национализированы крупная торговля и крупная про­мышленность; 5/ будет осуществляться государственный контроль над внешней торговлей и над банками; 6/ до начала весеннего сева будет завершено перераспределение земли земельными комитета­ми; 7/ будут приложены усилия для ликвидации безработицы и обеспечения инвалидов; 8/ будут приложены все усилия для обес­печения общественных и политических свобод, провозглашенных III Универсалом, 9/ в ближайшие недели будут завершены мирные переговоры со странами Четверного союза, 10/ по окончании воины регулярная армия будет заменена народной милицией и будут приложены все усилия к переводу военной промышленности на мир-ные рельсы.
   Во время обсуждения IV Универсала состоялась большая дискуссия вопросу социализации земли и роли украинских Рад рабочих, сол-датских и крестьянских депутатов. Эта дискуссия и признание неудов­летворительным отчета В, Винниченко о работе, проделанной Гене­ральным Секретариатом в промежутке между VII и VIII сессиями Цен­тральной Рады, вызвали правительственный кризис.
   Эсдековско-эсефовский Генеральный Секретариат вынужден был уступить место эсеровской Раде Народных Министров в следующем составе: 1/ Голубович -- премьер-министр и министр иностранных дел; 2/ Немиловский -- военный министр; 3/ Христюк -- министр внутренних дел; 4/ Н. Ковалевский -- министр продовольствия; 5/ Ни-кифор Григорьев -- министр просвещения; 6/ Перепелица -- министр финансов; 7/ С. Сокович -- министр путей сообщения; 8/ Темниченко-- министр земледелия; 9/ М Ткаченко -- министр судопроизводства; 10/ Д. Антонович -- министр морских дел.
   Первые пять членов правительства-- украинские эсеры, следующие три-- сочувствующие им, последние два-- левые украинские с.-д.
  
   После перерыва украинскую делегацию на Брест-Литовских мирных переговорах возглавлял эсер А. Севрюк.
   В своем выступлении 30 января Л. Троцкий сказал, что со времени его заявления от 10 января на Украине произошли коренные изменения. На подавляющей части территории страны власть теперь принадлежит не Центральной Раде и её Генеральному Секретариату, а Центральному Ис­полнительному Комитету Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Украины и его Народному секретариату. Власть эта представ­лена в советской делегации на федеративных началах Е. Медведевым и В.Шахраем. Именно они полномочны говорить от имени УНР, а не деле-гация, возглавляемая А, Севрюком.
   Представители стран Четверного союза отвергли притязания советской делегации и продолжили переговоры с делегацией Центральной Рады.
   9февраля 1918 г. между УНР и странами Четверного союза был заключен единственный в то время мирный договор без аннексий и контрибуций, который был напечатан на украинском, немецком, вен­герском, турецком и болгарском языках.
   Вот некоторые из пунктов этого договора; 1/ состояние войны ме­жду договаривающимися сторонами полностью прекращается; 2/ до-говаривающиеся стороны отказываются от материальных претензий друг к другу, связанных с расходами на войну, и с ущербом, нанесен­ным друг другу во время военных действий; 3/ граница между УНР и Австро-Венгрией останется такой же, как до войны. Граница же меж­ду УНР и бывшим Царством Польским пройдет по территории Холм-ской губернии и будет установлена демаркационной комиссией по эт­нографическому принципу. В этой комиссии примут участие украин­цы, поляки и немцы; 4/ УНР наладит доставку продтоваров и сырья в Австро-Венгрию и Германию в обмен на нужные ей промтовары; це­ны на товары будут установлены смешанной комиссией стран, участ­вующих в товарообмене; 5/ всем военнопленным, того желающим, будет предоставлена возможность вернуться на родину; 6/ УНР обес­печивает свободный провоз товаров стран Четверного союза через свою территорию в Азию и особенно в Персию.
   Последний из указанных здесь пунктов был, пожалуй, единственным односторонним жестом со стороны УНР. Заключению этого благо­приятного для УНР договора способствовали два обстоятельства: а/ тре­ния между делегациями стран Четверного союза и советской делегацией; б/ обострение сырьевого и продовольственного кризиса в странах Четверного союза.
   Советская делегация в Брест-Литовске отказалась признать мирный договор между УНР и странами Четверного союза, заявив, что делегация А. Севрюка не представляет украинского народа.
   10 февраля Л. Троцкий бросил свое знаменитое "ни мира, ни войны", заявив, что Советская Россия не может принять кабальные условия мира, предложенные странами Четверного союза, но в то же время не собира­ется воевать с ними.
   Возобновившееся наступление войск стран Четверного союза и внутренние трудности заставили советскую делегацию вернуться в Брест-Литовск, и 3 марта она подписала мирный договор на условиях значительно худших, чем те, которые выдвигали страны Четверного союза до 10 февраля. В этом договоре, в частности, предусматрива­лось, что Советская Россия: а/ выводит из Украины свои войска и пре-крашает на её территории всякую подрывную деятельность; б/признает существующее правительство УНР и мирный договор, заключенный им со странами Четверного союза.
   Еще с лета 1917г. Англия и Франция поддерживали контакт с Цен­тральной Радой, и в первых числах января 1918 г. их официальными представителями при Центральной Раде стали генерал Табуи и госпо­дин Пиктон Багге, После заключения мирного договора между УНР и странами Четверного союза Франция и Англия перебазировали свои дипломатические представительства из Киева в Одессу.
   Представители нацменьшинств отрицательно отнеслись к сепарат­ному договору со странами Четверного союза и к IV Универсалу, по­рывающему федеративные связи с Россией. Вследствие этого "именно в эти месяцы у ряда украинских вождей возникает то подозрительное, недоверчивое отношение к евреям /национальным меньшинствам/, кото­рое среди рядовых украинцев на хорах Рады и в широких кругах прими­тивно воспринимается как антисемитский импульс" /Чериковер, ст,74/.
   Когда 19 января 1918г. в Малой Раде обсуждались вопросы о наступ­лении большевиков и об отчете украинской делегации, на днях прибыв­шей из Брест-Литовска, выступления бундовцев М. Рафеса и М. Липеца часто прерывались свистом и антисемитскими выкриками. Свист и ру­гань сопровождали выступления также и других представителей нац­меньшинств.
   IV Универсал был принят в Малой Раде 24 января 1918 года 39 голо­сами украинцев против 4? при 6 воздержавшихся. Представитель "общих сионистов" на голосовании не присутствовал. Против голосовали "Бунд" и меньшевики, воздержались "Фарэйниктэ", "Поалэй-Цион", "Фолкспартэй", "Польское центральное объединение" и российские эсеры.
   Отношение представителей нацменьшинств к IV Универсалу хо-
   рошо выразил М Макаби в своей статье "Провозглашение независимости", опубликованной в органе "общих сионистов" "Дер телеграф"
   17/30/ января 1918 года: "Объявление самостийности было ошибочным и легкомысленным шагом, который еще отзовется в недалеком будущем как с экономической стороны, так и с политической. "Самостий­ность" только усилит те преграды, которые так мешают свободному развитию Украинской Народной Республики".
   "Еврейские представители были против Универсала, но, когда Универсал был принят и украинская независимость объявлена, они отне­слись лояльно к новому курсу" /Чериковер, стр.73/.
   В своей передовице "Свершившийся факт" 13 /26/ января 1918 г газета "Нойе цайт" высказывала опасение, что "события, которые мо­гут сопутствовать процессу самостийности, могут поставить в особо опасное положение еврейские массы". И Чериковер добавляет: "Уже ближайшие события показали, что эти слова были в значительной степени пророческими".
   За два дня до принятия IV Универсала, 22 января 1918 г., был принят закон о национально-персональной автономии, разработанный генераль­ным секретарством по еврейским делам. Суть этого закона, позже соста­вившего седьмой раздел Конституции УНР, сводилась к следующему:
   "Каждая населяющая Украину нация имеет право в пределах УНР на национально-персональную автономию, т.е. на самостоятельное образо­вание своей национальной жизни, которая осуществляется посредством органов Национального Союза, власть которого распространяется на всех его членов, независимо от места их поселения в УНР" /ст. 59/,
   Каждый Национальный Союз составляет и публикует для всеобще­го сведения свой национальный кадастр -- именной список всех сво­их членов. "Каждый гражданин имеет право требовать как включения в данный национальный кадастр, так и исключения из него, учитывая заявление о его принадлежности к данной нации" /ст.71/.
   Члены Национального Союза, достигшие двадцати лет, избирают соответствующее национальное Учредительное собрание и обнов­ляющиеся, как правило, через кюкдые три года национальные собра­ния. Постановления этих институций определяют меру компетенции и структуру как соответствующего Национального Союза в целом, так и отдельных, его органов. Постановления эти подлежат утверждению Всенародным собранием УНР.
   В случае возникновенния разногласий между этими учреждениями
   они создают на паритетных началах примирительную комиссию для достижения взаимно приемлемого решения. Принятое этой комиссией решение подлежит окончательному утверждению Всенародным соб­ранием УНР.
   Органы Национального Союза имеют статус государственных орга­нов. Высшим законодательным органом Национального Союза явля­ется Национальное собрание, а высшим исполнительным -- избирае­мая им и подотчетная ему. Национальная Рада. "Национальному Сою­зу принадлежит исключительное право представительства данной на­ции, проживающей на территории УНР, перед государственными и общественными учреждениями" /ст. 72/.
   "Из общих средств УНР и органов местного самоуправления отчис­ляется в распоряжение Национального Союза на дела, которыми он ведает, из сумм, вообще предназначенных для этих дел, определенная часть, пропорциональная количеству членов данного Национального Союза" /ст.73/. "Национальный Союз устанавливает свой годичный бюджет и имеет право; налогообложения своих членов на основах, оп­ределенных для общегосударственного налогообложения; на свою от­ветственность делать займы и проводить иные финансовые меропри­ятия для обеспечения нужд Национального Союза" /ст.74 /. "Все раз­ногласия, которые будут возникать между органами Национального Союза, с одной стороны, и органами государственной власти, местно­го самоуправления и других Национальных Союзов, с другой сторо­ны, будут решаться административным судом" /там же/.
   Вышеизложенный закон автоматически распространяется на рус­ских, поляков и евреев. Что же касается белорусов, чехов, молдаван," немцев, татар, греков и болгар, то они могут обратиться с петицией в Генеральный суд за подписью не менее десяти тысяч человек, и, если он найдет все эти подписи действительными, то статья 59 по отноше­нию к этим нациям вступит в силу не позже, чем через три месяца по-сле его решения. Если Законом о национально-персональной автоно-мии захотят воспользоваться другие нации, населяющие УНР, то они должны будут обратиться по этому вопросу во Всенародное собрание8.
  

В. НАЧАЛО ОККУПАЦИИ УКРАИНЫ ГЕРМАНИЕЙ

И АВСТРО-ВЕНГРИЕЙ.

ВАЖНЫЕ ЗАКОНОПРОЕКТЫ, РАЗРАБОТАННЫЕ ДЕПУТАТАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ В ЖИТОМИРЕ

  
   Сформированный В. Голубовичем кабинет пробыл в Киеве всего десять дней. 7 февраля 1918 г. часть депутатов Центральной Рады во главе с М. Грушевским и большинство членов Рады Народных Министров во главе с В, Голубовичем эвакуировались в Житомир. Как уже упоминалось выше, никто из неукраинских депутатов Центральной Рады в Житомир не поехал, что вызвало глубокое возмущение и озлобление против них со стороны украинских общественно-политических деятелей,
   В Житомире украинское правительство оказалось как бы в мешке. Со всех сторон ето теснили большевики. Украинское "войско" насчитывало тогда не более 5 тысяч человек. Поэтому 12 февраля 1918 г. на совещании Рады Народных Министров, в котором приняли участие пять человек, Николай Порш предложил обратиться к Германии и Австро-Венгрии с просьбой прислать для борьбы с большевиками воин-ские подразделения, сформированные из галицийских украинцев и украинцев -- солдат российской армии, попавших в плен . В тот же, день члены украинской делегации в Брест-Литовске передали пред­ставителям Германии и Австро-Венгрии просьбу правительства УНР.
   Представители германского и австро-венгерского командования от­ветили, что такое мероприятие неэффективно: большевики вот-вот задушат Центральную Раду, а переброска галицийских войск с итальянского фронта на Украину займет несколько недель, как и формирование боеспособных полков из военнопленных. Поэтому единственным вы­ходом из создавшегося положения является переброска на Украину германских и австро-венгерских войск. Берлин и Вена готовы, мол, ока­зать эту действенную поддержку мужественному украинскому народу.
   12 февраля Рада Народных Министров с благодарностью приняла это предложение и попросила дислоцировать германские и австро-вен­герские войска вдоль границы Украины с Россией. Однако Берлин и Вена сочли более целесообразным занять всю Украину.
   18 февраля на Украину двинулись германские войска, а 24-го -- авст­ро-венгерские. В начале мая в их руках была уже вся Украина, включая Крым. 12 австро-венгерских дивизий контролировали часть Волынской, Подольскую, Херсонскую и Екатеринославскую губернии, а 23 герман­ские дивизии -- остальную часть Украины. По иронии судьбы мир без аннексий и контрибуций окончился полной оккупацией Украины.
   При продвижении немцев на восток вместе с ними шли украинские войска, верные Центральной Раде, численность которых значительно возросла уже во время пребывания в Житомире, Отряды Присовского и Петлюры шли вместе с немцами до Киева, отряд Болбочана -- до Крыма, а отряд Натиева --до Ростова-на-Дону.
   Во время пребывания в Житомире Центральная Рада приняла сле­дующие важные законы:
   1) О переходе с 1 марта 191'8 г. на григорианский календарь;
   2) О трезубце Владимира как государственном гербе УНР9;
   3) Об украинском гражданстве;
   4) О гривне, состоящей из 100 шагов,-- новой денежной единице УНР (надпись на новых денежных знаках--только на украинском языке).
   Было принято принципиальное решение, что в ближайшее время все! вывески должны быть переписаны по-украински. Только на украинском языке должны писаться все объявления и афиши и совершаться дело­производство в ведомствах внутренних дел, юстиции, почт и телеграфа. В последнем законе и указанных принципиальных решениях чувствуется отход от былого уважения к правам нацменьшинств. Касаясь третьего закона, который гласил: "Гражданином Украины является тот, кто в ней родился и тесно с ней связан", Чериковер справедливо отмечает: "Эта формулировка явно оставляла место произволу" (стр. 117),
   В Житомире было также принято принципиальное решение о терри­ториально-административном делении Украины на 30 "земель" вместо прежних губерний10 . .
  

Г. АНТИСЕМИТИЗМ И АНТИЕВРЕЙСКИЕ ЭКСЦЕССЫ

В УНР В ФЕВРАЛЕ-АПРЕЛЕ 1918 года

   Раздражение "нейтралитетом" нацменьшинств со стороны украин­ских общественно-политических деятелей легко передалось украинской армии, которая проявила его в антиеврейских эксцессах. Армия, на кото­рую в антипогромном обращении генерального секретаря по военным делам от 28 ноября 1917 года возлагалась надежда, что именно она по­ложит конец погромам, чинимым деморализованными солдатами разва­лившейся русской армии, начиная с января 1918 года становится важ­нейшим фактором погромного движения, действующего под лозунгом борьбы с "жидоболъшевизмом". В этом направлении самую большую активность проявляли гайдамаки и "вольные казаки".
   Первые антиеврейские эксцессы, учиненные украинской армией, зафиксированы в Новоград-Волынском, Затем они вспыхивают в раз­ных местах вплоть до конца существования Центральной Рады, дос­тигнув своего апогея в Киеве в марте 1918 года. Остановимся вначале на некоторых антиеврейских эксцессах в провинции,
   17 февраля, на десятый день после сдачи Киева, на станциях Сарны и Коростень гайдамаки напали на евреев и многих убили. Спустя десять дней, направляясь обратно в Киев, гайдамаки учинили погром в Бердичеве, убили двадцать евреев и наложили на еврейское население города контрибуцию в 5 миллионов рублей,
   23 февраля 1918 г., заняв станцию Бородянка (на линии Коростень -- Киев) гайдамаки убили двух евреев, а семь евреев было убито в близле­жащем местечке Клавдиево. Они требовали от евреев выдать 70 пулеме­тов и 1000 ружей, которых у тех, конечно, не было. И дело не ограничи­лось бы девятью жертвами, если бы еврейская община не догадалась от­купиться от гайдамаков.
   "Все эти дни на вокзале станции Бородянка находился Петлюра и его помощник Загородский. Население Бородянки послало к нему де­легацию, состоявшую из 8 христиан и 2 евреев. Но Петлюра, соби­равшийся уезжать, отослал делегацию к своему помощнику. А по­следний ответил, что гайдамаки "раздражены", и он ничего не может поделать", ("Нойе цайт", 19 марта 1918 г,)
   В конце февраля кровавые антуеврейские эксцессы происходили также в районе города Мозырь в .юго-восточной части Белоруссии, отошедшей к УНР по Брест-Литовскому соглашению. Отрядом гайда­маков здесь командовал видный одесский украинский политический деятель, один из лидеров УПСС доктор Луценко.
   Эксцессы без человеческих жертв, но с издевательством и надругательсгвом над евреями, ограблением их и наложением на них самочинных контрибуций происходили во многих местечках. Самые серьезные из них были в местечке Гоголеве Черниговской губернии, где немало евреев было искалечено.
   На многих железнодорожных станциях происходили ограбления, избиения и убийства евреев. Продолжительное время происходили эксцессы на железнодорожных линиях Киев -- Полтава и Киев --Бахмач. На первой из указанных линий больше всего эксцессов произо­шло на станциях Ромодан и Гребенка. Только с 30 марта до середины апреля на станции Ромодан гайдамаками и "вольными казаками" бы­ло убито и задушено сорок евреев.
   16 апреля 1918 года представитель "общих сионистов" М Гроссман внес запрос в Малую Раду по поводу антиеврейских эксцессов на стан­циях Ромодан и Гребенка, совершаемых при подстрекательстве воен­ных властей. Аналогичный запрос сделал М. Шац-Анин из "Фарэйниктэ", причем в последнем говорилось также об эксцессах в местеч­ках Гоголеве, Брусилов и Ковшино, городе Радомысль.
   Малая Рада рассмотрела эти запросы 20 апреля. Если 3 марта при рассмотрении запроса о февральских эксцессах в Бердичеве, внесен­ного фракцией УСДРП на основании материалов, представленных бундовцем Д. Липецом, Малая Рада весьма сочувственно отнеслась к еврейским бедам, то теперь ее отношение отнюдь не было таковым. Лидер Трудовой партии Ф. Крыжановский в неприязненном тоне уп­рекнул интерпеллянтов в раздувании слухов об эксцессах, а у.с.-р-Никифор Григорьев (не путать с атаманом Николаем Григорьевым) назвал интерпеллянтов "нечестной оппозицией".
   Широкую известность среди общественности получили антиеврей­ские эксцессы в Полтаве (благодаря статье В. Г. Короленко) и в Кре­менчуге (благодаря выступлению еврейского гласного в местной го­родской думе).
   Как только гайдамаки пришли в Полтаву, они стали всячески изде­ваться над евреями, грабить и избивать их. 29 марта они арестовали нескольких евреев, повели их в здание Виленского военного училища, где заставили их проделывать "немецкую гимнастику", то есть бить друг друга по лицу. Затем их всех уложили, стали беспощадно сечь розгами, избивать шомполами, заставляя при этом кричать "Хай живее вильна Украина",
   После этих насилий в местной социалистической газете "Наша жизнь" появилась бичующая их статья Короленко "Стыд и грех". Статья
   произвела большое впечатление. Многие украинские офицеры отмежевывались от действий гайдамаков. Молва в городе приписывала ру­ководство насилием над евреями командиру гайдамацкого отряда, чле­ну УПСС полковнику Александру Шаповалу (не путать с видными эсерами братьями Никитой и Николаем Шаповалами).
   За свое выступление в защиту евреев Короленко стал получать ано­нимные письма с угрозой расправиться с ним как с "жидовским запроданцем". В Малой Раде против Короленко "в защиту украинского вой­ска" выступил с запальчивой речью один из лидеров УПСС П. Макаренко.
   Экзекуциям, подобным полтавским, были подвергнуты евреи Константинограда и Кременчуга Полтавской губернии. Вопрос об эксцес­сах в последнем обсуждался в кременчугской городской думе. В сво­ем выступлении представитель еврейской общины сказал; "Нацио­нально-персональная автономия для евреев -- это национально-пер­сональные убийства, избиения, ограбления, издевательства и глумле­ние. Волна этих насилий катится по всей Украине с первых дней во­дворения украинской власти после изгнания большевиков, и на днях волна эта докатилась до нас".
   В резолюции, принятой городской думой, говорилось об образова­нии специальной комиссии для расследования антиеврейских эксцес­сов в Кременчуге и требовалось, чтобы из центра была прислана "пар­тийно-парламентская следственная комиссия" для расследования экс­цессов и наказания виновных. Эта резолюция осталась без результатов.
   Переходя от антиеврейских эксцессов, чинимых в провинции укра­инской армией, к погромной деятельности крестьян, Чериковер пишет: "Антисемитская струя, которую принесла с собой украинская армия, влилась в деревню, как вода на мельницу, дав новый импульс и как бы официальную санкцию погромным чувствам крестьян.
   Донося о насилиях гайдамаков в Гоголеве Черниговской губ., пред­ставители местного населения делают очень характерное добавление; "Тревога среди евреев еще усиливается тем обстоятельством, что темные крестьянские массы, видя, с какой легкостью и безнаказанностью гайдамаки расправлялись с евреями, уверовали, что гайдамаки присланы верховной властью Украины для расправы с евреями, и с этих пор начали смотреть на последних как на клейменых преступников находящихся вне законной защиты". ("Донесение о событиях в Гоголево" от 5 апреля 1918 года).
   "Деревня оказалась необычайно восприимчива к погромным идеям и всегда охотно шла вслед за буйствующим гайдамаком с пустым мешком забирать еврейское добро" (Чериковер, стр.135).
   Нередко деревня сама проявляла погромную инициативу. Так, например, 22 января 1918 года громадная толпа крестьян с пулеметами, ружьями и гранатами явилась в местечко Медвин Киевской губернии. Они ограбили все еврейские лавки и дома и на телегах увезли еврей­ское имущество к себе домой. Не удовлетворившись этим, они подо­жгли местечко, и многие дома сгорели. Когда после многочисленных жалоб медвинских евреев начальник уездной милиции с отрядом ми­лиционеров явился в местечко Медвин для расследования, крестьяне прогнали его. Тут же все крестьяне собрались на сходку и решили, что в погроме участвовали все и никакого расследования, никаких дознаний они не допустят.
   После долгих мытарств медвинские евреи добились, что из центра в местечко для охраны еврейского населения был послан небольшой отряд сечевиков. Сечевики явились в местечко Медвин 19 апреля в тут же начали обыски еврейских квартир, требуя выдачи оружия. Мно­гие квартиры ограбили, арестовали группу евреев, одного из них жес­токо высекли. Пребывание отряда в местечке лишь ухудшило поло­жение медвинских евреев. Враждебное отношение украинцев к евреям выражалось не только в форме физического насилия. В ряде сёл кре­стьянские сходки принимают решения о выселении евреев. Еще в мае 1917 г. такие решения были приняты в ряде сел Проскуровского уезда Подольской губернии. Осенью 1917 года случаи принятия подобных решений учащаются, особенно в Литинском и Брацлавском уездах По­дольской губернии и в Таращанском уезде Киевской губернии. Число таких случаев еще больше увеличивается с начала 1918 года.
   "Особенно недружелюбно относятся крестьяне к занятию евреями
   земледелием. Они не только вновь не допускают их к земле, но и пытаются изгнать евреев-поселенцев из еврейских колоний", например, из Чеваньской колонии близ Фастова, а также из Новополтавки и Ефингари Херсонской губернии (Чериковер, стр. 134). ;
   Вернемся теперь к мартовским событиям в Киеве. В пропагандист­ских целях немцы решили, что первыми в Киев войдут два украинских отряда: один -- под командованием генерала Присовского, а второй -- под командованием Петлюры. В связи со слухами о погромных наст­роениях среди солдат приближающихся к Киеву украинских отрядов социалистическая фракция Киевской городской думы выслала им на­встречу свою делегацию с просьбой не допускать в Киеве никаких экс­цессов,
   Солдаты и офицеры отряда Присовского встретили делегацию злоб­ными и кровожадными антисемитскими выкриками. Поясняя настрое­ния своих солдат, генерал Присовский сказал: "Когда мы оставляли Киев, его население оскорбительно-равнодушно нас отпустило. Нам стреляли в спину, нас преследовали крестьяне в деревнях". И добавил: "Еще хуже настроение того отряда, который ведет в Киев Петлюра: там гайдамаки".
   Делегация отправилась ко второму отряду, встретилась с Петлюрой и доложила ему о своих опасениях. Петлюра сказал, что он не может ничего гарантировать- Настроение солдат ему известно, но он видит здесь только жажду мести, а не антисемитизм. В целях предосторож­ности, однако, Петлюра решил ввести войска в город через пригород Куреневку,
   Ознакомившись с настроениями украинских солдат, член делегации у. с.-д. Левко Чикаленко сказал: "Они задушат украинскую свободу в еврейской крови". Несмотря на тревожные слухи и донесения делегации Киевской городской думы, еврейские партии приветственно встретили возвраще­на в Киев украинской власти, надеясь, что она не допустит погромов. В своей передовице, озаглавленный "На старых позициях", газета "Нойе цайт" 2 марта 1918 года писала: "Мы -- граждане Украинской Народной Республики, и мы будем защищать все социальные и нацио-нальные достижения свободной революционной Украины".
   Однако надежды еврейских общественно-политических лидеров не сбылись. С 1 по 20 марта 1918 года в Киеве бушевала антиеврейская вакханалия гайдамаков и "вольных казаков".
   "Как только гайдамаки вступили в Киев, началась сильная погром­ная агитация, и пошли самовольные аресты и расстрелы. Гайдамаки и отряды "вильного казачества" с криками "Всех жидов перережем" хватали посреди улицы мирных жителей-евреев, под предлогом аре­ста "жидовских комиссаров", уводили их в казармы и чаще всего рас­стреливали. Офицеры разъезжали по городу и нагайками избивали ев­реев... Местом тайной расправы стал Михайловский монастырь, где находился штаб гайдамацкого отряда". Там евреев пытали, истязали, расстреливали. Эксцессами прославилась в то время также и Влади­мирская горка. Большое число жертв было в еврейских кварталах на окраинах города -- на Подоле и на Демиевке /Чериковер/.
   Сведения об эксцессах стекались в специальную комиссию, образо­ванную Киевской городской думой. Комиссия эта зарегистрировала десятки убитых, десятки пропавших без вести, сотни искалеченных. Но остановить эксцессы она была бессильна, как и некоторые гласные думы -- украинские социалисты, которые "приняли самые энергич­ные меры к прекращению эксцессов, объезжая арестные места, пыта­ясь освободить арестованных евреев. Украинские депутаты думы об­ратились к казакам со специальным воззванием, в котором писали: "Не запятнайте Украину самосудами и массовыми насилиями над че­ловеческими правами. Мы верим, что солдаты-украинцы хранят завет своих дедов-казаков: безоружного не бьют. Мы верим, что вы не до­пустите грабежей и насилий над мирными жителями, к какой бы они нации ни принадлежали". (Чериковер, стр. 122).
   Киевская городская дума решила выступить с официальным про­тестом против антиеврейских эксцессов, 3 марта 1918 года ее предсе­датель российский эсер Е. П. Рябцев обратился к главе "вольного ка­зачества" Киева атаману Данченко с горячим призывом приостано­вить насилие. С аналогичным призывом обратился он к военному ми­нистру А. Жуковскому и коменданту города генералу Присовскому.
   Делегация еврейской общины города Киева посетила премьер-ми­нистра УНР В. Голубовича и вручила ему меморандум о кровавых со­бытиях в городе. В меморандуме, в частности, говорилось, что под ви­дом гонения на коммунистов расстреливают почти исключительно ев­реев, Голубович заверил членов делегации, что курс правительства ос­тается прежним и что будут приняты меры для пресечения антиеврей­ских эксцессов.
   Однако меры были приняты не сразу, и 6 марта газета "Нойе цайт" в своей передовице "Почему они молчат?" писала; "Правда, что укра­инское правительство неповинно в нападениях на евреев. Оно, несом­ненно, не науськивало на них украинских солдат. Но, и это надо при­знать, оно пока относится "нейтрально" к ужасным событиям".
   Ввиду бездействия украинских властей некоторые еврейские обще­ственные деятели подумывали о том, что стоит искать заступничества у немецкой военной администрации. Считая такой шаг бестактным и чреватым большими опасностями в будущем для евреев Украины, со­вет киевской еврейской общины обратился к населению с воззванием по поводу непрекращающихся эксцессов, В воззвании отмечалось, что украинское правительство и все украинские партии неповинны в этих эксцессах и пытаются всеми мерами подавить погромные настроения. Еврейское население призывалось не делать опрометчивых и бестакт­ных шагов. (Это был намек на то, что недопустимо жаловаться немец­ким войскам на бесчинства гайдамаков и "вольных казаков"). Автора­ми этого воззвания были Н, Сыркин /общий сионист/, доктор Гарбер / "Поалэй-Цион" /, М. Левитан /"Фарэйниктэ"/. В подобном духе высказывались еврейские гласные в киевской городской думе.
   Наконец против эксцессов резко выступил сам председатель Центральной Рады М. Грушевский, Затем украинские власти издали ряд приказов, требующих от казаков прекратить самочинные акты расправы, и эксцессы постепенно прекратились.
   Однако "ни о каких мерах наказания виновных не могло быть тогда
   речи: казаки вернулись в Киев как "избавители от большевиков", как
   опора национального движения и были осыпаемы приветствиями".
   Была образована специальная комиссия для расследования мартовских событий. Но, как свидетельствует демонстративно вышедший из нее член этой комиссии гласный думы Ульяницкий, "комиссия занима­ется вовсе не расследованием мартовских событий (насилий над еврея­ми), а расследованием действий большевиков" (Чериковер, стр. 123).
   Украинская пресса в своем подавляющем большинстве высказыва­лась против погромов. Реагируя на антиеврейские эксцессы при вступлении гайдамаков в Киев, орган УПСР "Боротьба" требовал учреж­дения специальной комиссии под общественным контролем для рас­следования их причин. А орган УСДРП "Робитныча газета" бичевал безответственные элементы, распространяющие слухи, что большеви­стская интервенция против Украины --дело еврейских рук, и напоми­нал, что в Центральной Раде представители еврейского населения все­гда занимали самые крайние антибольшевистские позиции.
   Орган УПСФ "Нова Рада" утверждал, что ответственность за дикую антисемитскую пропаганду несут "скрытые черносотенцы" и больше­вики-провокаторы. Этим утверждением он как бы отрицательно отно­сился к антисемитской пропаганде и эксцессам и в то же время отво­дил критику от истинных виновников. Через несколько дней, в разгар гайдамацких эксцессов, в "Новой Раде" стали появляться открыто ан­тисемитские статьи. В одной из них редактор газеты А. Никовский, подписавшийся псевдонимом "Яринович", старался передать аргу­менты гайдамака, рассуждая примерно так:
   "Когда мы обороняли Киев, евреи помогали большевикам. Когда мы его покидали, они стреляли нам в спину. Когда большевики вошли в Киев, местами евреи выдавали им украинских деятелей, а еврейская молодежь массой вступала в Красную Гвардию. Евреи заняли в Киеве все руководящие административные и партийные должности". Даль­ше: "Еврейское население нас не любит, не сочувствует нам. Мы зна­ем, что при новом случае евреи нас снова предадут, будут стрелять в нас, доносить на нас. Мы -- солдаты, и на стрельбу мы отвечаем стрельбой, на удар --ударом".
   Приводя эти "аргументы", автор добавляет: "Логический ход мыслей у казаков вовсе не так дик. Евреи должны принять меры к тому, чтобы подавить злобу против них, они должны отречься от Чудновских, Райхштейнов, Шапиро, Они на деле должны доказать свою преданность украинскому государству, а не держать курс по политической погоде".
   Вслед за этим, 9 марта, уже не прикрываясь псевдонимом, А. Никовский выступил в "Новой Раде" с аналогичной, но еще более злобной статьей, озаглавив ее "Евреи и украинское войско". В подобном духе была написана ходившая тогда по рукам брошюра у, с.-д. Свогобочного (Григория Гетманца) "К страшным дням в Киеве". Написан­ные в разгар гайдамацких насилий, такие статьи и брошюры давали им полное моральное и психологическое оправдание.
   17 марта 1918 года в Центральной Раде рассматривался вопрос о ратификации мирного договора со странами Четверного союза, подписанного украинской делегацией в Брест-Литовске 10 февраля. По­скольку представители нацменьшинств опять отрицательно высказа­лись по поводу этого договора, украинские депутаты позволили себе ряд оскорбительных выпадов против них. В конечном итоге украин­ские партии, а также все еврейские партии, за исключением "Бунда", голосовали за ратификацию договора. "Бунд", меньшевики и россий­ские эсеры голосовали против, причем ораторами от этих партий были евреи-- Рафес, Биск и Скловский. Все они исходили отнюдь не из ев­рейских интересов. Рафес сказал: "Вашим миром вы продали русский народ и окраинные народы России".
   Несмотря на то, что прочие еврейские партии голосовали вместе с ук­раинцами, возбуждение против евреев, особенно в публике, было так ве­лико, что председатель Рады М. Грушевский велел страже очистить хоры. "Украинцев выгоняют, а жиды остаются!" -- кричали с хор. "Укра­инцы остаются здесь",-- указывая на себя, ответил Грушевский.
   Не меньшее напряжение царило между украинскими депутатами и
   представителями нацменьшинств на заседании Центральной Рады
   19 марта 1918 г. Один из лидеров УПСС Степаненко (не путать с у.с.-р,
   Аркадием Степаненко) выступил с декларацией, в которой заявил, что,
   поскольку евреи и русские действуют против украинских интересов и
   постоянно тянут к Москве", они не должны быть допущены ни к каким ответственным постам и изгнаны из государственного аппарата
   Украины. Министерства по еврейским и великорусским делам должны быть закрыты.
   В ряде своих предыдущих выступлений этот Степаненко неоднократно упрекал евреев в том, что их нет в украинских партиях и они не служат в украинской армии. Факты были верными, но упрек -- несправедливым,
   Верно, что не было евреев в армии УНР и в украинских партиях (если не считать нескольких членов УПСФ, среди которых вьщелялся буду щий зам. министра иностранных дел Арнольд Марголин). На первых порах не было их там по той простой причине, что их туда не принимали.
   Как уже упоминалось выше, в ходе украинизации образовались чисто украинские воинские подразделения. В ноябре-декабре 1917 года от целого ряда еврейских ветеранов войны поступили заявления с просьбой принять их в ряды украинской армии. Всем им, без исклю­чения, было в этом отказано. Они восприняли этот факт как дискри­минацию, как вопиющее противоречие многократным заявлениям Центральной Рады о равноправии всех граждан УНР. Затем начались антиеврейские эксцессы, и неудивительно, что, когда в январе 1918 года украинские лидеры обратились с призывом к нацменьшинствам вступать в ряды украинской армии, они не нашли отклика среди евреев.
   На том же заседании Центральной Рады, уже не в первый раз, укра­инские депутаты упрекали еврейских в том, что, постоянно декларируя свою верность украинской национальной идее, они ничего не сделали, чтобы эту идею поддерживали широкие еврейские массы. И опять это был верный, но несправедливый упрек.
   Начало сотрудничества между евреями и борцами за украинскую национальную идею восходит ещё к XIX в. В 1862 году в Полтаве "за распространение малороссийской литературу" был арестован сту­дент-бунтарь Вениамин Иосифович Португалов. А в 90-х годах член "Старой громады" В. Л. Беренштам публиковал свои статьи на укра­инские темы в газете "Заря", которую издавали адвокаты-евреи Л. А, Куперник и Н. И. Кулишер.
   Среди еврейских лидеров первыми поддержали украинскую национальную идею сионисты-несоциалистьг В 1904-1914 гг. В. Е. Жаботинский написал более двадцати статей, так или иначе затрагивающих украинские проблемы, причем добрая половина из них была посвяще­на исключительно этим проблемам. В 1906 г Жаботинский поместил ряд своих статей в петербургском журнале "Украинский вестник", ку­рируемом М. С. Грушевским, а в годы 1912-1914 поместил ряд статей в московском журнале "Украинская жизнь", одним из ведущих редак­торов которого был С. В. Петлюра. В годы 1910-1914 В. Е Жаботин­ский принял активное участие в дискуссии по национальному вопросу в связи с 50-летием со дня смерти Т. Г. Шевченко, Он подверг резкой критике видного русского либерала П. Б. Струве, отрицавшего нацио­нальную самобытность украинского народа.
   Жаботинский настаивал на необходимости координации действий нерусских народов Российской империи в борьбе за свои националь­ные права, в частности, на координации действий национально созна­тельных евреев и украинцев.
   В 1910г. по поручению Жаботинского один из вернейших его пос­ледователей И. Б. Шехтман установил связь с национально настроен­ными украинскими студентами Новороссийского университета в Одес­се. Вскоре Шехтман поместил статью в еженедельнике "Еврейская жизнь", выходившем в Петербурге, в которой доказывал необходи­мость еврейско-украинского диалога. Киевская "Нова Рада" назвала эту статью "первой ласточкой" в еврейско-украинских отношениях, Вскоре после Февральской революции, проживая еще в Одессе, Шехтман написал брошюры "Евреи и украинцы" и "Национальные дви­жения в свободной России".
   Летом 1917 года ЦК сионистской организации в России предписал И. Шехтману для поддержания постоянных контактов с лидерами ук­раинского национального движения поселиться в Киеве, Вскоре он стал депутатом Центральной Рады от партии общих сионистов.
   В апреле 1917 года, на самой заре деятельности Центральной Рады, с рядом статей в защиту украинской национальной идеи выступил лидер общих сионистов Н. С, Сыркин. В мае 1918 года, когда разгорелся спор между Польшей и Украиной о судьбе Холмщины, Сыркин в своей статье "Немецко-украинско-польское", помещенной в четвертом номере идишистского еженедельника "Оф дер вах" ("На страже") писал: "Во всех конфликтах, которые произойдут до мирного конгресса между Польшей и Украиной о пограничных землях, мы, евреи, должны стоять на стороне последней. Если Польша захочет расширить свою власть на земли бывшей Люблинской унии, захватив границы Украины Литвы и Белоруссии, мы, евреи, употребим все свое влияние, чтобы этого не допустить... точно так же, как в борьбе между централистской Рос­сией и свободным принципом федерации мы стояли на стороне свободной автономной Украины".
   Что касается еврейских социалистических партий и "Фолкспартэй", то в конфликте между Временным правительством и Центральной Радой они перешли на сторону последней летом 1917 года. Инициатором этого перехода был С. Гольдельман из "Поалэй-Цион".
   Ортодоксальный блок "Ахдут" в межнациональных делах, не каса­ющихся иудейской религии, занимал нейтральную позицию. В конф­ликтах между социалистами и несоциалистами он, как правило, стоял на стороне последних.
   Таким образом, "поскольку еврейская общественность была органи­зована и поскольку общественность вообще выражается в партиях, укра­инское еврейство было на стороне украинцев и оказывало им серьезную моральную поддержку".
   Однако, несмотря на позицию, занятую еврейскими партиями, ук­раинская национальная идея оставалась чуждой широким слоям ев­рейского населения. Ведь украинские национальные круги опирались в основном на деревню, где проживало абсолютное большинство ук­раинского народа.
   Абсолютное же большинство евреев проживало в городах и местеч­ках. Поэтому среди евреев сильна была идеология централизма и русификации, особенно среди ассимилированной интеллигенции и части рабочих. Еврейский обыватель "питал к украинскому делу определен­ное недоверие, а в лучшем случае равнодушие. Это отношение вьражалось не только в подшучивании над украинским языком и вывеской. На украинизацию он отвечал пассивным сопротивлением. Недоверие еврейских масс к украинскому делу еще более усилилось ввиду непрекращающихся антиеврейских эксцессов. Чтобы изменить это
   отношение к украинскому делу, нужно было немедленно положить ко­нец этим эксцессам и в течение продолжительного времени вести терпеливую разъяснительную работу.
   Украинские же депутаты Центральной Рады "от еврейских представителей потребовали в кратчайший срок переделки идеологии все­го еврейского населения Украины, с круговой порукой, предъявляя к немедленной оплате счет за национально-персональную автономию и еврейское министерство. Еврейские партии не могли и не хотели брать на себя такой круговой поруки. Украинские деятели с этим не считались и упрекали евреев в измене" (Чериковер, стр.116-117),
   Также и положительное влияние украинских деятелей на широкие круги украинской общественности в области украинско-еврейских от­ношений было весьма ограниченным. Нелегко было преодолеть веко­вое отчуждение между двумя народами, вековую вражду коренного населения к инородцам и иноверцам, вражду деревни к городу, враж­ду "крестьянской" нации к нации "торгово-промышленной", особен­но в условиях, когда культивировалась беспощадная борьба крестьян и рабочих против торговцев и промышленников.
   Трудности, с которыми сталкивались сторонники украинско-еврей­ского сближения, ярко иллюстрируются следующим эпизодом.
   В апреле 1918 года местные украинские деятели местечка Иванков Киевской губернии устроили празднества в память Шевченко и приз­вали евреев принять участие в них. Евреи охотно согласились. В устро­енной манифестации приняли участие несколько десятков евреев во главе с раввином и не более десятка украинцев. "Крестьяне отнеслись ко всей этой манифестации с насмешкой. Освистали её, издевались над ее участниками и называли её "жидовской манифестацией" /Чериковер, стр.135/.
   20-21 марта 1918 года Центральная Рада торжественно отметила годовщину своего существования.
   В своей приветственной речи М. Рафес пожелал дальнейших успехов Украинскому народу. Отметив ряд важных достижений Центральной Рады за истекший год, он выразил глубокое огорчение в связи с ростом шовинистских настроений в Раде. Рафес сказал: "Против национальных меньшинств началась кампания. Этим хоронят революцию. И если мы с вами не найдем пути сближения, мы оба будем похоронены",
   В противовес Рафесу у.с.-ф, Кушнир заявил: "Пока меньшинства не пойдут с нами, мы будем шовинистами".
   И. Чериковер замечает по этому поводу: "В этих словах представи­телей двух национальностей Украины заключались два резко проти­воположных взгляда на сотрудничество. Точно стена стояла между ними. Ненормальное положение, в какое попала еврейская общест­венность при национальной политике украинцев, вызвало у некото­рых еврейских деятелей сомнение в действительной выгоде самого института национально-персональной автономии",
   В статье "Завоевание или притеснение?" один из лидеров "объединенцев" М Литваков писал: "Украинцы постепенно превратили этот институт в какую-то государственно-политическую черту осед­лости ...Они говорят евреям: заберите у нас круг ваших специаль­ных дел, делайте там, что хотите, разрешайте себе свои вопросы, как вашей душе угодно, но украинское государство -- это вас не касает­ся, это предоставьте нам".
   Автор указывает далее, что все важнейшие акты в Раде, начиная с III Универсала, были решены без ведома и воли национальных мень­шинств. "Правда, им после всего разрешили прочитать свои деклара­ции, но само чтение этих деклараций превратилось в род экзамена на верность украинскому государству. А экзамен был строгий, беспощад­ный и пристрастный" ["Нойе цайт", 25.3.1918 г.].
  
   Вернемся теперь к еврейскому ведомству.
   После того как 29 января 1918г. М, Зильберфарб подал в отставку с поста министра по еврейским делам, его обязанности, вплоть до 10 апре­ля, исполнял заведующий общим отделом министерства И, Хургин. За­тем министром по еврейским делам стал представитель "Фолкспартэи" Вульф Лацкий-Бертольди, пробывший на этом посту до 18 июля 1918 года, когда гетманское правительство ликвидировало еврейское мини­стерство в связи с отменой национально-персональной автономии.
   После отставки Зильберфарба Еврейский Национальный Совет, который первоначально задуман был как совещательный орган при ев­рейском ведомстве, постепенно стал выполнять функции временного высшего органа еврейской общественности Украины, и эту роль он вы­полнял вплоть до отмены еврейской автономии гетманским правитель­ством. Формально этот статус был зафиксирован в тот момент, когда 10 апреля 1918 года на заседании Малой Рады В, И. Лацкий был избран ми­нистром по еврейским делам, а председатель Совета Министров Всево­лод Голубович заявил, что новый министр в своей деятельности должен следовать уставу и программе Еврейского Национального Совета и быть ответственным за свою деятельность перед этим Советом.
   В еврейском ведомстве собрался неплохой коллектив, однако льви­ную долю его рабочего времени занимали разбор жалоб на антиеврей­ские эксцессы, ходатайства перед властями о пресечении этих эксцес­сов, организация помощи погромленным. Так что для других дел оста­валось очень мало времени. В работе министерства был перерыв на несколько недель в связи с осадой Киева и захватом его большевика­ми. Работе еврейского ведомства мешал также разнобой во взглядах еврейских партий на задачи и цели еврейской автономии на Украине.
   В отличие от "Бунда", сужавшего задачи автономии до вопросов культуры и языка, "Фолкспартэи" и "Фарэйниктэ" считали, что авто­номия должна охватить все стороны еврейской жизни на Украине, Все эти три партии ориентировались на постоянное проживание евреев в диаспоре, настаивали на том, что преподавание в еврейских школах должно вестись на разговорном языке еврейского народа -- на идиш, были убеждены, что автономия способна предотвратить ассимиляцию.
   Общие сионисты исключали какую-либо нормализацию жизни евреев в диаспоре, ориентируясь исключительно на Палестину и настаивая на том, чтобы преподавание в еврейских школах велось на иврите.
   Партия "Поалэй-Цион" занимала как бы промежуточную позицию, Она считала, что будущее еврейского народа -- в Палестине. Однако, пока не созрели условия для массового переезда евреев в Палестину, не­обходимо, по мере возможности, нормализовать жизнь евреев в диаспоре. Именно этой задаче в значительной мере может способствовать национально-персональная автономия, В еврейских школах преподвание нужно вести преимущественно на идиш, но, наряду с этим, надо уделять большое внимание изучению иврита и литературы на иврите.
   В своей практической деятельности в области просвещения еврей­ское министерство встретилось с большими трудностями: отсутство­вали современные еврейские школы, не хватало идишистских учителей, не было идишистских учебников. Общее министерство просве­щения УНР ассигновало еврейскому министерству полмиллиона кар­бованцев для приобретения собственной типографии с целью издания еврейских учебников. Однако вскоре произошёл гетманский перево­рот, и стало невозможным использование этих денег по назначению.
   27 января 1918 года общее министерство просвещения утвердило закон об открытии в Киеве еврейской учительской семинарии. Вслед за тем Волынское губернское земство постановило открыть такую се­минарию и в Житомире.
   Еврейское министерство беспокоил также вопрос о приобщении к определенным еврейским знаниям еврейских детей, которые обуча­ются в общих школах. Решить этот вопрос легче было для частных средних школ. По предложению еврейского министерства общее ми­нистерство просвещения издало циркуляр о введении в этих школах курсов "еврееведения", включавшего в себя еврейскую историю, ев­рейскую литературу и язык (идиш или иврит). Кроме того, общее ми­нистерство просвещения распорядилось, чтобы в первых классах ев­рейских частных гимназий, начиная со следующего учебного года, преподавание велось не на русском языке, а на идиш или иврите. Это должно было стать началом общей замены в этих школах русского языка преподавания еврейским. Из-за политических потрясений на Украине это постановление не было реализовано, [С. Гольдельман. "Еврейская национальная автономия на Украине (1917-1920)" (укр-)-Мюнхен, 1963].
   В январе 1918 г. состоялись выборы во Всероссийский еврейский кон­гресс. По всей России за общих сионистов было подано почти 60% голо­сов, за социалистов (включая "Поалэй-Цион") -- около 25%, за религиозные партии и группировки -- около 15%. На Украине общие сионисты получили 36%, примыкающая к ним партия "Цэирей-Цион" ("Молодежь Циона") -- 11% и религиозное объединение "Ахдут" -- 13% (итого "правые" -- 60%); "Бунд" --18,4%, "Фарэйниктэ" -- 9,6%, "По-алей Цион" -- 8,8%, "Фолкспартэй" -- 3,2% (итого "левые" -- 40%).
  

Д НЕКОТОРЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ РАДЫ НАРОДНЫХ МИНИСТРОВ УНР. ОБОСТРЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ С НЕМЕЦКИМ КОМАНДОВАНИЕМ. О КОНСТИТУЦИИ УНР

  
   В соответствии с законами, принятыми Центральной Радой во вре­мя её пребывания в Житомире (называемого некоторыми украински­ми общественно-политическими деятелями "житомирским сидени­ем"), Рада Народных Министров УНР 13 марта 1918 г. приняла пос­тановление о переходе на новый (григорианский) календарный стиль, а 23 марта--о замене российского герба украинским и о ведении все­го делопроизводства на украинском языке. Первое постановление бы­ло реализовано ровно через два дня, и в украинских официальных до­кументах после даты 28 февраля по старому (юлианскому) стилю не­посредственно последовала дата 14 марта по новому стилю 11. Свое­временно произошла также и смена гербов, чего нельзя сказать о пе­реходе в делопроизводстве с русского языка на украинский. У рус­скоязычного населения городов и местечек Украины были тому объ­ективные и субъективные причины.
   30 марта 1918г. Рада Народных Министров УНР обратилась к Сов­наркому РСФСР с предложением немедленно начать мирные переговоры. 3 апреля Совнарком РСФСР предложил, чтобы переговоры на­чались в Смоленске 5 апреля. Украинское правительство сочло это место неудобным и мирные переговоры между Украиной и Россией начались лишь в мае, уже после падения Центральной Рады, поскольку из-за агрессии большевиков Всеукраинское Учредительное собрание не было созвано своевременно (22 января), 11 апреля 1918
   года Малая Рада постановила созвать его 12 мая. Это постановление не было реализовано из-за гетманского переворота
   Признав де-юре независимость Украины, страны Четверного союза направили в Киев своих послов: Германия -- барона Мумма, бывшего до разрыва дипломатических отношений между Германией и Японией ве­дущим сотрудником немецкого посольства в Токио; Австро-Венгрия ---графа Форгача, представителя старинного венгерского рода; Болгария -- проф. Шишманова, женатого на дочери Михаила Драгоманова, Турция --Мурат-бея.
   Мурат-бей значительную часть своего времени проводил на Север­ном Причерноморье. Его больше всего беспокоила судьба Крыма, та­тарское население которого провозгласило независимость и изъявило желание стать автономным округом Турции. Шишманова же больше интересовали культура и искусство Украины, чем всякого рода поли­тические вопросы. Значительно большее участие в украинской обще­ственно-политической жизни принимали барон Мумм и граф Форгач,
   Первый установил тесные связи со сторонниками возрождения еди­ной России в соответствии с мнением руководителей германской внешней политики, что единая сырьевая Россия и высокоразвитая промышленная Германия смогут стать самым эффективным в мире экономическим комплексом.
   Второй установил тесные связи с украинскими националистами, так как руководители австро-венгерской внешней политики считали возможным направить национальное движение украинцев России по австрофильскому руслу, что в конечном итоге привело бы к вос­соединению всех украинских земель в автономный край Австро-Вен­герской империи. Кроме Форгача, весьма активно в этом духе дейст­вовал в Александровске (ныне Запорожье) офицер австрийской армии Вильгельм Габсбург. Особенно тесными были его связи с галицийскими сечевыми стрельцами, находившимися на службе УНР.
   Различные направления деятельности барона Мумма и графа Форгача часто приводили к трениям между германским и австро-венгер­ским правительствами [Н. Ковалевский. "У истоков борьбы" (укр.) Инсбрук, 1960].
   "Австро-германские оккупанты вели себя как хозяева страны. Украинская власть не была самостоятельна ни в чем, кроме как в области национальной" (А. А. Гольденвейзер). Свое главенство дали почуствовать украинским властям, сразу же после своего появления на Украине, посол Германии барон Мумм и главнокомандующий германскими войс­ками на Украине фельдмаршал фон Эйхгорн12 (прибывшие в Киев 15 мар­та и 5 апреля соответственно). Барон Мумм сразу же настоял на вы­сылке за пределы Украины всех представителей Антанты, что было выполнено украинскими властями 21 апреля. Еще более властно вел себя фон Эйхгорн.
   В соответствии с декларациями Ш и IV Универсалов Рада Народных Министров УНР намеревалась провести национализацию земли и ус­тановить народный контроль на фабриках, заводах и рудниках.
   Опасаясь, что эти мероприятия приведут к срыву поставок из Ук­раины продовольствия и сырья, германские и австро-венгерские воен­ные власти воспротивились их реализации, находя в своей политике естественную поддержку местных промышленников, торговцев и крупных землевладельцев. Позиции Центральной Рады и Рады На­родных Министров в значительной степени ослаблялись из-за дискре­дитирующих их действий стихийно возникающих повстанческих от­рядов, самовольно делящих помещичьи земли, грабящих и убиваю­щих помещиков, промышленников и торговцев. Кроме того, вследст­вие горького опыта большевистского хозяйничанья, идеи социализа­ции земли и национализации промышленности для многих на Украи­не потеряли свою былую привлекательность.
   В самой Центральной Раде замечается значительный сдвиг вправо, и Всеволод Голубович был вынужден сформировать новый кабинет, значительно умереннее предыдущего:
   Вот его состав: 1/ председатель Рады Народных Министров -- Голубович, 2/ военный министр -- А. Жуковский, 3/ министр земледелия -- Ковалевский, 4/ управляющий министерством иностранных дел -- Н. Любинский, 5/ государственный секретарь -- П. Христюк, 6/ министр внутренних дел-- М. Ткаченко, 7/министр труда-- Михайлов, 8 /министр юстиции -- С. Шелухин, 9/ министр просвещения -- В. Прокопович, 10/министр торговли и промышленности-- Фещенко-Чопивский; 11/ государственный контролер -- А. Лотоцкий, 12/ министр продовольствия-- Колеух; 13/министр путей сообщения-- Сокович; 14/ управляющий министерством финансов -- Климович; 15/ министр почт и телеграфа-- Г. Сидоренко.
   Открывают этот список пять украинских эсеров, за ними следуют два у.с.-д., за ними -- четыре у.с.-ф. Завершают этот список четверо беспартийных.
   Поправение Центральной Рады н Рады Народных Министров не уменьшило огня критики по ней справа, со стороны национально инерт­ного "Союза земледельцев-собственников" и национально настроенной "Украинской партии демократов-хлеборобов". Последняя была основана в мае 1917 г. в городе Лубны Полтавской губернии инициативной груп­пой, в которую, в частности, входили И, Корниенко, А. Макаренко, С. Шемет, М. Боярский, Л. Климов, В. Скляр и В.Чигрин,
   В октябре 1917 г. в Лубнах был опубликован набросок программы этой партии, написанный Вячеславом Ленинским. Вот некоторые пун­кты этой программы: 1/ Суверенность украинского народа и украин­ского государства; 2/ Государственная форма существования народа не только гарантирует его национальную суверенность, но также га­рантирует его экономические интересы; 3/ Специфичность украинско­го государства заключается в том, что оно является государством зем­ледельческим; 4/ Основной ячейкой сельского хозяйства должны стать хутора, которые передаются хлеборобам с правом передачи в наследство или продажи целиком, без права деления на части. Де-ление земельных участков на хутора осуществляется Государствен­ным земельным фондом. Целесообразно установить максимальную и минимальную нормы землевладения. Все земли сверх этой нормы должны быть переданы в Государственный земельный фонд, причем каждый собственник получит полное денежное вознаграждение13.
   7 апреля 1918 г, в городе Лубны состоялась конференция украин­ской партии демократов-хлеборобов, на которой присутствовали пред­ставители шести северных уездов Полтавской губернии. Считая земельный закон Центральной Рады разрушительным для сельского хо­зяйства, они призвали её отменить этот закон. Конференция потребо­вала опубликовать декларацию о неприкосновенности частной собст­венности на землю, возвратить прежним собственникам живой и мертвый сельскохозяйственный инвентарь, установить правовой по­рядок, равный для всех классов -- рабочего, крестьянского, мещан­ского и дворянского. Конференция потребовала пополнить состав Цен­тральной Рады представителями земельных собственников и отменить предстоящий созыв Всеукраинского Учредительного собрания.
   На следующий день, 8 апреля, около 200 делегатов лубенской кон­ференции во главе с С, Шеметом посетили Центральную Раду.
   Большинство членов последней отклонило требования лубенской конференции, и лишь у некоторых у.с.-ф., например, у министра юс­тиции С. Шелухина, эти требования нашли определенное сочувствие.
   Уже со второй половины марта 1918 г. усиливается критика Цент­ральной Рады и правительства Голубовича в органе УПСФ "Нова Ра­да". В своей статье "Изменение тактики" С. Шелухин заявил, что принцип государственности выше национальных и классовых интере­сов, выше благосостояния тех или иных слоев общества. Сейчас глав­ное -- не проведение социальных реформ, а преодоление анархии. Для этого необходимо объединить все здоровые элементы народа, без деления его на нации и классы. Такой же линии придерживался и ли­дер УПСФ С, Ефремов.
   Орган УПСС "Самостийнык" предлагал изменить не только земель­ный закон, но и состав Центральной Рады, выведя из нее всех неукра­инцев, что позволило б проводить более твердую политику. Он требо­вал отменить предполагаемый созыв Всеукраинского Учредительного собрания, считая, что январские выборы в него проходили в ненор­мальных условиях, и поэтому избранные депутаты не отражали ис­тинной воли народа. За повторные выборы были также украинские социал-демократы, так как состоявшиеся выборы были для них не­удачными.
   Дело в том, что "из 172 избранных к тому времени депутатов (всего должно было быть 301) приходилось: на крестьянскую "Спилку" и ук­раинских социалистов-революционеров 115 депутатов, на большевиков -- 34, на сионистов--9 и на другие группы и партии -- от 5 до 1 депу­тата" (П, Христюк. "Материалы... ",т. 2, стр.161).

* * *

  
   Между тем, опасаясь за ход весеннего сева на Украине, срыв кото­рого привел бы к невыполнению поставок товарного зерна в Германию, главнокомандующий немецкими войсками на Украине фельдмаршал фон Эйхгорн в начале апреля 1918 г. издал приказ, по которому все земледельцы обязаны были полностью засеять находящуюся в их распоряжении пахотную землю. В местах, где сохранились поме­щики, земельные комитеты должны оказать им помощь посевным зер­ном, рабочим скотом и инвентарем, а также рабочей силой, так чтобы вся принадлежащая помещику земля была полностью засеяна. После жатвы все земледельцы обязаны будут выполнить поставки немецко­му военному командованию, за что получат соответствующее денеж­ное вознаграждение.
   Ознакомившись с приказом фон Эйхгорна, Центральная Рада оцени­ла его как вмешательство во внутренние дела Украины и 13 апреля 1918 г. направила протест немецкому правительству по этому поводу. Барон Мумм и командующий немецкими войсками в районе Киева ге­нерал Тренер немедленно дали понять Центральной Раде и её прави­тельству, что этот демарш будет иметь для них роковые последствия.
   Руководители УПСР и УСДРП решили создать подпольные комитеты на случай возможного государственного переворота. Уже 14 апреля со­стоялось срочное заседание Рады Народных Министров, на котором на личный счёт некоторых министров были переведены определённые сум­мы для позднейшей передачи их этим комитетам. В частности, на имя министра земледелия Н. Ковалевского было переведено петь миллионов карбованцев, которые он затем передал представителям крестьянской "Спилки", ЦК УПСР, Украинского Красного Креста и командиру сечевых стрельцов Евгению Коновальцу. Позже эти деньги пригодились для ведения партизанской войны против немцев (Н Ковалевский, стр. 477),
   С другой стороны, чтобы несколько разрядить обстановку, значи­тельно поправевший за последнее время у, с.-д, Николай Порш предложил проект аграрной реформы, являющейся компромиссом между требованиями немцев и установками Центральной Рады. Аналогичный проект предложил также у. с.-р. Николай Салтан.
   Однако подавляющее число депутатов от крестьянской "Спилки" и
   УПСР во главе с Михаилом Грушевским отвергли эти проекты, полаполагая, что в области аграрной уступки недопустимы, Тем не менее, не желая входить в открытую конфронтацию с немецким командованием, 17 апреля премьер В. Голубович заявил, что приказ фон Эйхгорна не является вмешательством во внутренние дела УНР, а, наоборот, подтверждает указания министра сельского хозяй­ства Н. Ковалевского.
   Во второй половине апреля участились аресты немецкими властя­ми крестьян за невыполнение приказа Эйхгорна, а также рабочих и крестьян, повинных в самочинном разделе имущества помещиков и промышленников. Первых судили как "саботажников", а вторых -- как "большевиков".
   Во время одной из встреч между представителями Центральной Ра­ды и немецкого командования последние заявили, что они действуют не по своей инициативе, а по просьбе местных землевладельцев и про­мышленников. В связи с этим 21 апреля в газете "Народна Воля", ор­гане крестьянской "Спилки", появилась статья М. С. Грушевского "Старая история", в которой он резко осудил помещиков и промыш­ленников за их обращение к немцам и австрийцам с просьбой восстановить старые порядки на Украине, так как, мол, социалистическое правительство довело страну до анархии и разрухи, Грушевский вы­разил уверенность, что германское и австро-венгерское правительства будут достаточно благоразумными и, вопреки советам этих "иуд из Кариота", не станут вмешиваться во внутренние дела УНР. Что же каса­ется руководства УНР, то оно не пойдет по пути тех украинских гет­манов, которых Шевченко назвал "мусором Варшавы и грязью Моск­вы", и не повернется спиной к народу. Оно не откажется от идеи социальной справедливости, в частности от своей аграрной политики.
   23 апреля министр внутренних дел М. Ткаченко направил циркуляр губернским и уездным прокурорам, в котором указал, что лишь укра­инские суды правомочны арестовывать и судить граждан УНР. Арес­ты же и суды, производимые немецкими и австро-венгерскими военными властями, являются вмешательством во внутренние дела УНР и никакой законной силы не имеют.
   Циркуляр М. Ткаченко привел в бешенство фон Эйхгорна. Если до этого немецкие военно-полевые суды расправлялись с гражданами УНР явочным порядком, то 25 апреля 1918 г. он издал официальный приказ о действии немецких военно-полевых судов на территории УНР.
   под предлогом того, что украинское правительство не справляется с анархией.
   26-28 апреля в Центральной Раде шли бурные дебаты в связи с вмешательством германских и австро-венгерских властей во внутренние дела Украинской республики. Большинство докладчиков требовало предупредить Берлин и Вену, что, если они не утихомирят своих ге­нералов, то на Украине вспыхнет всенародное восстание, а тогда о ре­гулярных поставках в Германию и Австро-Венгрию продовольствия и сырья и думать будет нечего. Не соглашаясь с точкой зрения большин­ства, УПСФ вышла из правительства.
   Также и во второй половине дня 28 апреля в Центральной Раде про­должалось обсуждение вопроса об отношении к оккупационным вла­стям. В 16 часов, как только М. Рафес закончил свое резкое антигер­манское выступление, в зал заседания ворвался немецкий офицер с группой солдат и приказал всем присутствующим поднять руки вверх. Все подчинились этому приказу, за исключением М. С, Грушевского, который невозмутимо продолжал сидеть за столом председателя. Всех обыскали, а министров Ткаченко и Жуковского и еще троих лиц объя­вили арестованными. Ткаченко удалось скрыться, а других арестован­ных увезли в тюрьму. Остальным депутатам Центральной Рады нем­цы приказали разойтись по домам 14.
   29 апреля 1918 г. Центральная Рада собралась на свое последнее заседание. Она приняла Конституцию УНР и избрала Михаила Грушевского президентом республики.
   В тот же день в Киеве произошел государственный переворот, а на Грушевского и его жену было совершено покушение. Он получил лег­кое ранение в грудь, а она -- в руку. Немцы сразу же схватили покушав­шегося и куда-то увезли его. Следствия и суда по этому поводу не было.
  

* * *

  
   Конституция УНР от 29 апреля 1918 г. состояла из 83 статей, раз­битых на 8 разделов. При этом 7-й раздел составлял Закон о нацио­нально-персональной автономии.
   Конституция провозглашала суверенитет УНР, политические и об­щественные свободы её граждан, их равенство перед законом без раз­личия нации, религии, пола и социального состояния. Полноправными являются граждане УНР, достигшие 20 лет, причем двойное граждан­ство не допускается.
   Высшим законодательным органом УНР является Всенародное со­брание, исполнительным -- Рада Народных Министров, судебным -- Генеральный суд.Всенародное собрание избирается всеми граждана­ми прямым и тайным голосованием сроком на три года.
   Местное самоуправление осуществляется выборными управами и ра­дами народных депутатов общин, волостей и земель. В силу принципа децентрализации Рада Народных Министров в их внутренние дела не вмешивается, а только координирует и контролирует их деятельность.
  
  

СНОСКИ К ГЛАВЕ IV

   1. 7января 1918 г . Народный Секретариат постановил создать "Червонное казачество" как костяк вооруженных сил "Рабоче-крестьянской УНР". Народный секретарь по военным делам Юрий Коцюбнский, сменивший на своем посту В. Шахрая, поручил это дело своему другу детства и мужу своей сестры Оксаны 20-ти летнему Виталию Примакову, который уже успел побывать в Сибири за распространение социал-демократических листовок и участвовал в штурме Зимнего дворца. 9 января В. Примаков разагитировал большую часть солдат II запасного полка, которым командовал атаман Волох. Перешедшие на сторону большевиков солдаты образовали 1-й полк Червонного казачества.
   Позже в Полтаве был образован 2-й полк Червонного казачества, а в Кременчуге -- 3-й. В первой декаде февраля 1-й полк Червонного казачества участвовал во взятии Киева.
  
   2. М. А. Муравьев (1880-1918) -- подполковник царской армии. В начале октября 1917 г. примкнул к левым эсерам. После октябрьского переворота командовал войсками Петроградского ревкома, участвовал в боях. Затем был переброшен в распоряжение В. Д. Антонова-Овсеенко. В нюне 1918 г. назначен командующим Восточным фронтом В июле, когда левые эсеры подняли мятеж в Москве и Ярославле, выступил против сонетской власти и попытался двинуть войска с фронта на Москву. Войска не поддержали Муравьева, он был арестован в Симбирске и убит.
  
   3. Как сообщает известный украинский общественный, политический и государственный деятель, историк Дорошенко, далеко не все члены Центральной Рады были уведомлены о предстоящей эвакуации. В частности, по этой причине он и А. Я. Шульгин застряли в Киеве и чуть не попали в руки большевиков. Покидая Киев М. Ковенко, за несколько дней до этого самовольно взявший "на время" автомобиль Дорошснко и оповестивший его об этом постфактум, не удосужился заехать за ним, несмотря на неоднократные напоминания шофера.
   И еще рассказывает Дорошенко, что во второй половине января 1918 года С. Петлюра дислоцировал свой гайдамацкий кош в районе станции Гребенка, чтобы задержать продвижение большевиков, идущих из Полтавы на Киев. Большевики обошли Гребенку. С. Петлюра, опасаясь окружения, отошел со своим кошем в Киев. В городе разнесся слух, что его кош разгромил большевиков под Гребенкой. Петлюра не стал опровергать этот слух. (Д. И. Дорошенко. "Война и революция на Украине". В сборнике "История и современник", книга V, Берлин. 1924 г.)
  
   4. Надо отметит, что среди командиров войск, присланных Совнаркомом РСФСР "на помощь украинскому пролетариату и крестьянству", Муравьев отнюдь не был одинок в своём надменном отношении к местным интересам и потребностям, хотя превосходил других военачальников цинизмом и жестокостью. Присланные на Украину с севера войска вели себя здесь как оккупанты, пренебрегая компетенциями местной власти и всем украинским.
   Еще до взятая Киева Народный Секретариат "Рабоче-крестьянской УНР" жаловался Ленину поведение "наркома по борьбе с контрреволюцией на Юге" Антонова-Овсеенко. Чтобы как-то обуздать шовинизм Муравьева, Народный Секретариат назначил вместо него командующим Северо-Западным фронтом Юрия Михайловича Коцюбинского (сына известного украинского писателя). Однако это не ограничило произвола М. Муравьева. Он фактически командовал русскими войсками. Юрий же Коцюбинский играл жалкую роль "украинской этикетки на муравьёвском штыке" /П. Христюк/.
  
   5. И. Чериковер. "Антисемитизм и погромы на Украине 1917-1918 гг.", стр. 108
  
   6. На странице 152 тома II своих "Заметок.,." П. Христюк утаерждает, что подобное предложение выдвинул не Ефим Медведев, а народный секретарь по военным делам левый у. с.-д. Евгении Неронович. Мазепа же пишет, что Неронович присутствовал лишь па первом оседании съезда. Уже вечером 17 марта он сообщил Г. Третьяку и И. Мазепе, что решил порвать с большевиками из-за, их централизма и вражды ко всему украинскому, все бросить и уехать за границу. На следующих заседаниях съезда Неронович уже не присутствовал. Покинув Екатеринослав, Неронович заехал в село Сорочинцы Полтавской губернии, чтобы перед тем, как уехать за границу, попрощаться со своей женой. Здесь 24 марта он был арестован отрядом УНР, возглавляемым членом УПСС Александром Шаповалом, а 25 марта расстрелян, как предатель.
  
   7. Российская Коммунистическая партия (большевиков) - так с марта 1918 года стали называться РСДР(б).
  
   8. Кроме10 пунктов, составивших седьмой раздел Конституции УНР, Закон о национально-персональной автономии, принятый 22 января 1918 года, содержит также параграф 11: "Национальные Союзы УНР имеют право объединяться с Национальными Союзами соответствуюших наций, которые будут существоватъ в пределах Российской республики".
   Этот параграф был принят с учетом наличия в IV Универсале намека на то, что в будущем возможна федеративная связь УНР с республиками, образовавшимися на территории бывшей Российской империи. Ясно было, что в тогдашних условиях параграф этот имел сугубо декларативный хурактер. но для еврейской общественности он был важен, ибо вселял надоежду на то. что в будущем, хотя и далеком, будут восстановлены традиционные связи украинского еврейства с еврейством этих республик.
   Через три недели после опубликования Закона о национально-персональной автономии большевики заняли Киев. Когда Центральная Рада вернулась в Киев и Закон о националыю-переональной автономии был опубликован, из него был иаъят последний нараграф. [ С. Гольдельман. "Еврейская национальная автономия на Украине (1917-1920)"/укр,/, Мюнхен, 1963 г,]
  
   9. Трезубец в качестве государственного герба киевский князь Владимир Святой перенял у Византии (почему его иногда и называют "трезубцем Владимира"). В Византии же, как и у древних греков, этот символ олицетворял владычество над морями (трезубец-- атрибут бога морей Нептуна).
   Что же касается решении считать желто-голубой флаг национальным знаменем Украины, то оно было принято Центральной Радой осенью 1917 года но предложению М. Грушевского. Почти за 70 лет до этого австрийская ая императрица Мария-Терезия подарила желто-голубой флаг "Русской Народной Раде" во Львове в знак признательности украинцам Восточной Галиции за их верность Габсбургской династии в бурный 1848 год. В годы мировой войны под этим флагом сражались галицийские сечевые стрельцы в рядах австро-венгсрскик войск.
  
   10. Идея деления Украины на более мелкие тсрриториально-административные единицы была позже подхвачена советским правительством Украины. В 1923-1925 годы на Украине происходило упразднение губерний и образование округов, так что к концу 1925 года УССР была разбита па 41 округ. Однако позже почему-то вновь решили перейти к более крупным территориально-административным единицам. В 1930 году округа были упразднены, оставлены только районы, а в 1932 г, УССР была разбита на 7 областей. Затем происходит дробление некоторых областей. Если прежде губернии делились на уезды, а уезды на волости, то теперь меньшие по площади области делятся только на районы.
  
   11. В Советской России аналогичный переход с юлианского на григорианский стиль произошел за месяц до этого.
  
   12. Фон Эйхгорн был свойственником П.Скоропадского: оба они были женаты на сестрах Дурново, принадлежащих к знатному дворянскому роду.
  
   13. Вскоре В. Ленинский, полностью отказавшись от демократических лозунгов, перешел на позицию элитаризма, считая, что лучшей формой государственного устройства, по крайней мере для Украины, является монархия, Ои писал: "История наша уже сотни раз учила нас, что наша демократия --- все эти канцеляристы, писари по специальности н демагоги по тактике, эти карьеристы по духу -- на одно только были способны: уничтожить собственную украинскую державно-творческую аристократю, а вместе с ней-- и украинскую нацию, но построить что-то новое, свое, на том прежнем месте украинская демо­кратия никогда не сумела. Не потому, разумеется, что среди нее нельзя было найти людей, интеллек­туально равноценных вырезанной старой аристократии, а потому, что среди них господствовал дух разрушающий, завистливый, злобный и, вместе с тем, льстивый, лживый, рабский. Потому что все и каждый в отдельности, иногда н хорошие, и способные, и честные люди, все вместе образовали разрушительную общность, имя которой демократия.
   Особенно беспощадно бичует Ленинский социалистов и националистов, не видя в них принципиального различия: "Вы, социалисты и националисты, хотите создать Украину... путем горизонтального разделения, вы хотите отделить "чужие" верхи от "украинских" низов. Причем вы не отличаетесь ни психикой, ни методами, ни темпераментом, а только чисто словесными поверхностными лозунгами. Социалисты хотят уничтожить на Украине верхи посредством низов под лозунгом социальным: Бей господ, ибо они --- буржуи! А вы, нацио­налисты, хотите сделать то же самое, только под лозунгом пламенно-национальным "Бей господ, ибо они неукраинцы!" Их цель та же самая: власть на Украине с помощью "сопиалистического" или "националистиче­ского" народа захватить в свои "интеллигентные" руки. Поэтому с такой лсгкостью из социалистов вы становитесь националистами, а из националистов-- "сменовеховцами". И поэтому-то, одни и другие, как украинцы обречены на гибель. Ибо бунты низов могут низвергнуть государство, но из них еще ни одно государство в Итон не возникло, так как всегда в начале бывает государство, а затем-- нация...
   Придумать нечто такое, чтобы поднятъ массы и на нх спине выплыть наверх, -- вот на что нацравлены ваши жалкие лозунги. И поэтому вас бьют и всегда будут бить, поэтому не видеть вам вашей независимой социалистической или националистической Украины. Ее не обретет ваш социализм или национализм, но лишь дисциплина, организация, а главное -- облагорожение вас самих и предводителей ваших. Вас бьют и будут бить за то, что вы эгоцентрики, анархисты, хамы, за то, что вы вовсе не думаете о том, каким методом организации, каким образом жизни устранить эти ваши первородные грехи и как сделать,чтобы вы смогли, прежде чем "народ 40-миллионный", организовать и объединить самих себя, десяток интнллигентов, создающих самих себя "именем народа", пожирающих партии". ["Письма об Украине", /укр./; Берлин. 1923].
  
   14. Поводом для этих действий немецких военных властей послужило похищение сотрудничавшего с ними директора киевского Внешторгбанка А.Ю, Доброго по приказу министра внутренние дел М. Ткаченко, считавшего, что финансовые операции Доброго приносят вред Украине. Похищение было сделано с ведома и согласия премьер-министра Голубовнча, и в нем непосредственно участвовал военный министр А. Жуковский,
   Вскоре немцы обнаружили Доброго, который содержался в закрытом вагоне на запасном пути Харьковской железнодорожной станции под охраной верных Ткачснко людей. Добрый был освобожден и доставлен в Киев. Через некоторое время немецкие сыщики разыскали Ткаченко и арестовали его. Сулл по делу о похищении Доброго продолжался три дня. Вначале на скамье подсудимых находились министр внутренних дел Ткаченко, военный министр Жукоискнй, начальники отдела Министерства иностранных дел Любинский и Гаевский, а также начальник угрозыска Министерства внутренних дел Красовский. Премьер-министр Голубояич был вызван в качестве свидетеля. Он признал в своих показаниях, что похищение было совершено с его ведома и согласия, и вынужден был перейти со скамьи свидетелей на скамью подсудямых. Обвиняемые по делу о похищении Доброго были осуждены на различные сроки тюремного заключеия до двух лет,
   В своих воспоминаниях "У истоков борьбы" Н. Ковалевский излагает версию, отличную от вышеприведенной версии А. А. Гольденвейзера и С. Сумского. Н. Ковалевский утверждает, что А. Добрый был арестован начальником политического депарамента Минястерства иностранных дел Гаевским по
   приказу Михаила Ткаченко без ведома других членов кабинета, которые были оповещены об этом постфактум. Согласно Ковалевскому, немецкие солдаты прервали заседание Центральной Рады не 28, а 27 апреля. В зачитанном немецким лейтенантом списке лиц. подлежащих аресту, числились В. Голубович, М. Ткаченко, А. Жуковский. Н. Ковалевский и Гаевский.Все они, кроме отсутствующею Ковалевского были туг же аресгованы (стр.480-482).
  
  

Глава V

КРАСНОАРМЕЙСКИЕ ПОГРОМЫ

  
   Еще осенью 1917 года самовольно демобилизовавшиеся пробольшевистски настроенные солдаты учинили целый ряд так называемых "пьяных погромов" в местечках и городах Подолии и Волыни. От этих погромов страдали, главным образом, евреи. Пропагандируя в это вре­мя "самодеятельность масс", большевики тогда еще не предпринимали решительных мер по подавлению антисемитских настроений в рядах своей армии, как это делалось ими позже.
   В начале 1918 года в Симферополе отряд матросов-большевиков ус­троил жестокую резню интеллигенции и "буржуев". Пострадали пре­имущественно евреи. Затем отряд этот прибыл в Одессу, чтобы и там учинить погром, Намерение это не удалось из-за наличия в городе сильной гражданской самообороны.
   Большой вред способности еврейского населения городов и месте­чек Украины дать отпор погромщикам нанесла официальная больше­вистская политика роспуска автономных гражданских дружин само­обороны. Именно в этом отношении характерен случай с Екатеринеславом. В марте 1918 года екатерииославский Совет рабочих депутатов и ревком постановили срочно разоружить дружины самообороны "Бун­да", "Поалэй-Цион", "Фарэйниктэ" и Союза евреев-воинов под предло­гом, что единственная их цель -- "защита буржуазии". Вместе с боль­шевиками в разоружении еврейских дружин самообороны участвовали анархисты и эсеры-максималисты. При разоружении боевой дружины "Фарэйниктэ" произошла перестрелка, в результате один дружинник был убит и несколько ранены. Разоружение еврейских дружин самообороны взбудоражило некоторые слои нееврейского населения: мол, если "защитники буржуазии" разоружены, то можно, значит, грабить "буржуев". И начался повальный грабеж еврейского населения. Властям с трудом удалось остановить грабителей. После этого Совет рабочих депутатов официально заявил, что разоружение еврейские дружин самообороны было ошибкой и основывалось на ложной ин­формации провокаторов. Еврейским партиям и Союзу еврейских воинов разрешено было восстановить свои дружины самообороны, но тут город заняли немцы и гайдамаки. Немцы не допустили восстановле­ния еврейских дружин самообороны, ибо в этом отношении их поли­тика совпадала с большевистской. Никаких гайдамацких беспорядков в Екатеринославе на этот раз не было.
   В начале апреля 1918 года в районе Кременчуга 17 евреев были аре­стованы советскими властями по ложному обвинению в шпионаже в пользу Центральной Рады и немцев. Они подверглись страшным, не­человеческим пыткам, и все были расстреляны,
   В марте-апреле 1918 года антиеврейские настроения были сильны среди большевистских частей, покидавших под натиском немцев юго-восточное Полесье и северо-западную Черниговщину. Эти настроения вылились в кровавые погромы в городах Мглин, Новгород-Северский и Середина-Буда, а также в ряде местечек и деревень. Остановимся на этих событиях подробнее.
   Перед захватом Гомеля немцами оставшиеся в городе красноармей­цы и местные хулиганы попытались учинить еврейский погром. Дру­жина местной самообороны, вооруженная винтовками и пулеметами, не допустила погрома. При этом несколько погромщиков было убито и ранено1.
   Погромщики разбежались. Часть попряталась в соседних деревнях, другая часть присоединилась к отступающим отрядам Красной Армии, разнося слух о том, что в "Гомеле жиды расстреляли Красную Армию". Слух этот докатился, в частности, до города Мглин Черниговской губернии и привел там к сгущению антисемитской атмосферы.
   В это время произошло убийство председателя городского Совета рабочих депутатов Шимановского на уездном крестьянском съезде, на котором, очевидно, ни одного еврея не было. Со станции Унеча Полес­ской железной дороги в город Мглин прибыла большая карательная экспедиция, состоящая из трех отрядов. Под предлогом наказания ви­новных за убийство Шимановского она устроила в городе кровавый еврейский погром. Было убито 15 евреев, многие избиты и ранены, разгромлено много еврейских домов.
   В связи с убийством Шимановского со станции Унеча в город Сураж, расположенный неподалеку от Мглина, был направлен каратель­ный отряд, состоящий из солдат 1-го полка имени Ленина. Они учини­ли в городе Сураж большой еврейский погром. К счастью, человече­ских жертв не было, В числе прочих "мотивировок" погромщиков бы­ло утверждение, что "евреи пригласили немцев на Украину и всюду встречали их с хлебом-солью",
   В статье "На красном", помещенной в журнале "Рассвет" 26 мая 1918 года, Янович так описывает погром в городе Мглин: "Отдельные действия карательной экспедиции напоминали самые тяжкие погромы 1905 года. В дом местных богачей и общественных деятелей Негинских, где находилось несколько десятков человек, евреев и русских, во­шли красногвардейцы с криком; "Русские -- выходи, евреи -- оста­вайся!" Выпустили всех находившихся в доме русских (с ними успели выйти две еврейки), а оставшихся семь человек зарезали, среди них -- девочку двух лет и глухонемую женщину. Когда красноармейцы, за­кончив свое кровавое дело, уходили из дома Негинских, к ним подо­шел начальник одного из отрядов Красной Армии крестьянин Дворин. На вопрос: "Что вы здесь делали?", он получил от красноармей­цев ответ: "Жидов резали". Дворин возмутился, на месте убил двух красноармейцев, но затем вынужден был бежать и скрыться от солдат своего же отряда, не простивших своему начальнику заступничества
   за евреев",
   В ночь с 3 на 4 марта 1918 года большевики покинули Глухов Черниговской губернии, и в город вступил верный Центральной Раде украинизированный Батуринский полк, который дислоцировался здесь еще до войны. Насчитывал этот "полк" не более 300 человек. Спустя четыре дня большевистский Рославльский партизанский отряд во главе с матросом Цыганковым, при массовой поддержке окрестных кре­стьян, подавил сопротивление глуховской милиции и Батуринского полка и занял город. Большинство батуринцев перешли на сторону большевиков. Офицеров же полка и украинского комиссара Дрозда расстреляли. Оправдывая свои прежние действия, батуринцы говори­ли, что "глуховские жиды их подкупили, чтобы они воевали против большевиков".
   Затем в течение двух дней резали евреев. Погибло свыше 100 чело­век. Убийства сопровождались зверскими истязаниями; постепенно выкалывали глаза, отрезали уши и нос, отрубали руки, ноги и, наконец, голову. На третий день после возвращения большевиков в Глухов на здании Совета рабочих и солдатских депутатов, возглавляемого быв­шим деревенским кулаком Власовым и бывшим фальшивомонетчиком Пильченко, появилась надпись: "Красноармейцы, довольно крови!" Резня прекратилась, и началось повальное ограбление еврейского насе­ления. Крестьяне на подводах развозили в окрестные села награбленное еврейское добро. Под конец на еврейское население города наложили контрибуцию в 300 тысяч рублей,
   Характерный эпизод; погибший в борьбе с глуховской милицией при захвате города красный партизан был торжественно похоронен. На его могиле водрузили красное знамя с надписью: "Да здравствует Интернационал!"
   Вскоре после глуховского погрома произошли убийства евреев на близлежащих железнодорожных станциях. 19 марта отряд Красной гвардии вместе с присоединившимися к нему крестьянами учинил погром в городе Середина-Буда Черниговской губернии. Евреи из погромленных городов и окрестностей разбежались в разные стороны, опасаясь повторения красноармейских погромов. С самого начала 1918 года еврейское население города Новгород-Северского Черниговской губернии страдало от незаконно накладываемых на него контрибуций и от деморализованных большевистских солдат и матросов. Но до апреля эксцессы происходили без человеческих жертв. 6 апреля 1918 года советские арьергардные части, отсту­павшие из Сосницы по направлению к Брянску, учинили в Новгород-Северском еврейский погром, в ходе которого в течение четырех часов 88 евреев было убито и 11 тяжело ранено. Среди убитых был и еврейский писатель А. Я. Слуцкий, 8 апреля в Новгород-Северский вступили немцы, и в городе установилось спокойствие, А по окрест­ным деревням и местечкам крестьянские массы продолжали громить евреев. В местечке Гремяч при отступлении красноармейцы убили 15 евреев, а в его окрестностях -- 24, Перед тем как Глухов и Новгород-Северский опять перешли к большевикам, большинство еврейского населения этих городов ушло вместе с немцами.
   Большевистское руководство, неизменно бичуя антиеврейские по­громы на Украине и антиармянские погромы в Закавказье, умолчало о том, что погромы в северо-западной части Черниговской губернии -- в Мглине, Глухове, Новгород-Северском и в городке Середина-Буда -- были учинены красноармейцами и красногвардейцами.
   Виновные в этих погромах не были привлечены к ответственности.
  

* * *

  
   В своей книге "Еврейские погромы на Украине в 1919 году" (идиш, Нью-Йорк; 1965) И. Чериковер пишет, что во время гражданском вои­ны красноармейские власти, как и другие военные власти, терроризи­ровали гражданское население, проводили реквизиции и налагали кон­трибуции. Для Красной Армии было характерно грабить буржуазию и посылать ее на принудительные работы. На Украине от всего этого больше других страдали евреи.
   В 1919 году среди красноармейских подразделений на Украине самыми антисемитски настроенными были Таращанская дивизия, Богунский и Новгород-Северский, 8-й и 9-й советские полки.
   Свой первый погром Таращанская дивизия учинила в местечке Росава Киевской губернии в феврале 1919 года, а самый кровавый погром -- в местечке Теофиполь Волынской губернии в конце июня то­го же года. Дело в том, что в апреле 1919 года в Теофилольской во­лости образовалось своеобразное автономное правительство, объединившее волостной центр и около 50 окрестных сел. Во главе его стоя­ли Коваль и Шишко. Оно опиралось на вооруженный отряд численно­стью около 10 тысяч человек. Все мужчины волости в возрасте от 18 до 60 лет были обязаны проходить военную подготовку. Вокруг мес­течка были вырыты траншеи, установлены проволочные заграждения. 17-20 апреля 1919 года в Теофиполе состоялось сове­щание, на котором было принято решение, что "Теофипольская рес­публика" будет контролироваться собственными военными силами и в нее не будет допущена никакая армия -- ни большевистская, ни директорианская, 31 мая теофипольцы развернули наступление с целью захвата Шепетовки, Заславля и Острога. Большевики отбили это на­ступление и вторглись на территорию "Теофипольской республики". В ее защите приняли активное участие также и евреи, которые в этих местах всегда жили в мире с крестьянским населением. Разгромив теофипольцев, 29 июня большевики вступили в местечко. Это были части 4-го (или 5-го) полка Таращанской дивизии.
   Сразу же начался антиеврейский погром, в который были вовлече­ны и местные крестьяне. Были разграблены почти все еврейские дома, из них 176 было сожжено. Число убитых евреев составляло от 150 до 300 человек.
   В начале мая 1919 года Богунский полк устроил страшный погром в городе Золотоноша Полтавской губернии. Советские власти, нужда­ясь в этом полке, лучшем тогда подразделении Красной Армии па Украине, не отреагировали на это событие, а ограничились переброской полка на западный участок фронта.
   В том же месяце, заняв Житомир, богунцы запротестовали против
   "жидовско-китайского засилия" в ЧК своего полка. Чтобы убедить их, что это не так, начальство ввело в состав ЧК предложенного солдатами представителя для наблюдения и контроля. Но брожение среди богунцев не прекращалось. В конце мая они были на грани мятежа под предлогом того, что "жиды хотят насильно ввести на Украине коммуну, противную духу православной веры". На этот раз власти решили действовать круто. Несколько командиров и десятки солдат были аре­стованы. Военно-полевой суд, состоявшийся над ними в начале июня, констатировал, что в полку распространены бандитские и погромные настроения. Девять из арестованных были расстреляны, полк был полностью переформирован.
   В первой декаде марта 1919 г. 6-й Советский полк учинил погром в Росаве и Мироновке Киевской губернии. Обсудив этот вопрос, советское командование решило не наказывать солдат полка: как и Богунский полк, он был одним из лучших советских полков на Украине, хотя среди его солдат было много наркоманов и выходцев из преступного мира.
   10 апреля 1919 года 6-й Советский полк занял город Васильков Ки­евской губернии и тем самым приостановил погром, начатый пов­станцами Гончара (Батрака). Затем солдаты 6-го полка в течение нес­кольких дней сами грабили еврейское население Василькова, 7-8 мая солдаты 6-го Советского полка подвергли тотальному ограблению ев­рейское население местечка Обухов Киевской губернии.
   Точно так же вели себя солдаты 8-го Советского полка. В мае 1919 го­да в Умани Киевской губернии произошло антисоветское восстание. Повстанцы учинили страшный еврейский погром. Подавив это восста­ние и приостановив погром, 8-й полк на шесть недель остался в Умани для охраны порядка, В течение всего этого времени солдаты не прекра­щали грабить, избивать и насиловать, неоднократно угрожали "вырезать всех жидов". Нескольких евреев убили. И опять советские власти реши­ли не наказывать солдат полка: полк славился своей боеспособностью и наводил ужас на повстанцев. Руководство ограничилось воззваниями, в которых указывалось, что грабители, насильники и погромщики будут расстреляны на месте, 10 арестованных за эвдцессы были действительно расстреляны, но это не были солдаты 8-го Советского полка.
   Солдаты этого полка наводили ужас также и на местную партнйную организацию и на органы местного самоуправления, особенно на их членов-евреев, многие из которых, опасаясь за свою жизнь, вынуждены были покинуть город. Среди бандитов 8-го полка были также и евреи.
   В начале июня 8-й Советский полк покинул Умань. В город всту­пил 4-й Советский интернациональный полк, состоящий из мадьяр, немцев, евреев и великороссов, и в городе установилось спокойствие.
   До прихода в Умань 8-й Советский полк действовал в Немирове Подольской губернии. Также и здесь он подавил восстание крестьян, Захватив город, солдаты с антисемитскими выкриками бросались на евреев и в течение пяти дней грабили убивали и их.
   В марте 1919 года погромы были учинены 7-м Новгород-Северским полком в местечке Клевань Ровенского уезда Волынской губернии и двумя советскими полками в городе Бердичеве. В связи с этим по всем подразделениям Красной Армии на Украине был распространён стро­гий антипогромный приказ В. Антонова-Овсеенко.
   С усилением повстанческого движения советская власть всё боль­ше и больше развертывает борьбу с антисемитизмом и погромами, расстреливает погромщиков и подстрекателей к погромам. "Точно так же" как повстанческое движение против советской власти становится движением против еврейского местечка, борьба против этого движе­ния становится борьбой против погромов". (И. Чериковер)
   В 1920 году среди советских войск своими антисемитскими настрое­ниями отличались Первая конная армия Буденного и кавалерийская бригада Котовского. В мае 1920 года Первая конная армия учинила по­гром в местечке Любар Волынской губернии, а в конце августа, отсту­пая под натиском польских войск, -- страшную резню в Восточной Галиции.
  

СНОСКИ К ГЛАВЕ V

  
   1. В отличии от своей политики на Украине, большевики в Белоруссии допускали автономные гражданские дружины самообороны.
  

ГЛАВА VI

ПЕРИОД ГЕТМАНАТА

  
   В начале апреля 1918 года представители Союза земледельцев-собственников, Союза хлеборобов-демократов и Украинской Народ­ной Громады /общины/ пришли к соглашению о совместных действи­ях с целью смещения Центральной Рады, в которой задавали тон со­циалисты, и установления в стране традиционного украинского режи­ма-- гетманата. Союз земледельцев-собственников, отражающий ин­тересы крупных аграриев, и Союз хлеборобов-демократов, отражаю­щий интересы средних аграриев, образовались осенью 1917 года. Во глазе первого встал предводитель дворянства Винницкого уезда граф Д. Ф. Гейден; во главе второго были такие видные украинские об­щественно-политические деятели, как братья С. и В, Шеметы, идеолог "демократического гетманата" Вячеслав Ленинский, идеолог украин­ской самостийности Николай Михновский, бывший у.с.-д, и будущий идеолог ОУН /Организации украинских националистов/ Дмитрий Дон­цов. Украинская Народная Громада была основана Павлом Скоропадским в январе 1918 года. Ее активными членами были также Н.Н, Сохно-Устинович, доктор В. Любинский, В. Кочубей, Ежицкий, Пащевский, Мацько и Воронович. Громада стояла на позициях "умеренной демократизации, не вредной для государства, и медленной украиниза­ции общества". [Д. Дорошенко. "Украинское гетманское государство" /укр/ Ужгород, 1930]
   В качестве кандидатуры на пост гетмана земледельцы-собственни­ки выдвинули Е. X. Чикаленко, хлеборобы-демократы -- Н. Михновского, а Громада -- П. Скоропадского, Е. Чикаленко свою канди­датуру снял, и большинство проголосовало за Павла Скоропадского, потомка гетмана Ивана Скоропадского.
   18 апреля 1918 года П Скоропадский нанес визит немецкому послу в Киеве барону Мумму и фельдмаршалу Эйхгорну, Он добился их принципиального согласия на совершение государственного переворота. 24 апреля представители земледельцев-собственников, хлеборобов-демократов и Громады встретились с начальником штаба немецких войск генерал-лейтенантом Тренером, чтобы заручиться поддержкой немцев при совершении переворота. Через два дня император Вильгельм II дал своё согласие на содействие немецких властей сторонникам Павла Скоропадского в совершении государственного переворота..
   Генерал Тренер обещал такую поддержку при соблюдении трех ус­ловий: 1) будут строго выполняться условия Брестского мира; 2) Гер­мания получит вознаграждение за помощь Украине; 3) лица, высту­пающие против немецких военных властей, будут преданы военно-по­левому суду. Земледельцы-собственники и хлеборобы-демократы ре­шили провести совместный съезд в Киеве 28-29 апреля 1918 года, на котором Павел Скоропадский будет избран гетманом Украины, что положит начало государственному перевороту. Прибыв в Киев за день-два до начала съезда, депутаты хлеборобов-демократов поняли, что речь идет о переходе власти к крупным промышленникам, торговцам и аграриям, практически очень далеким от украинской национальной идеи. Поэтому они решили провести свой съезд отдельно, но послать на съезд земледельцев-собственников своих представителей.
   29 апреля 1918 года в киевском цирке состоялся Всеукраинский съезд земледельцев-собственников, на котором присутствовало 6 432 человека, среди них много гостей, в частности -- члены Украинской Народной Громады, хлеборобы-демократы, промышленники, купцы, финансисты, военные. Съезд постановил ликвидировать республикан­ский строй и учредить гетманат на Украине. Гетманом был избран Павел Скоропадский. В тот же день сторонники Скоропадского при поддержке немцев овладели всеми государственными учреждениями в Киеве. Также и на периферии гетманцы без труда отобрали власть у Центральной Рады.
   30 апреля гетман Скоропадский обратился с грамотой "Ко всему на­роду Украины". В грамоте говорилось об установлении гетманата на Украине, о роспуске Центральной Рады и Рады Народных Министров, Чиновники же призывались оставаться на своих местах и подчиняться новому Совету Министров, который вскоре будет утвержден гетманом Украины. Скоропадский обещал, что установит твердую власть, при которой будут господствовать спокойствие и порядок. "Права частной собственности как фундамента цивилизации и культуры будут восста­новлены полностью. Все законы и постановления бывшего украинского правительства и, в равной мере, Временного Всероссийского прави­тельства отменяются и ликвидируются. Восстанавливается полная сво­бода купли-продажи земли". Наряду с этим будут приняты меры, что­бы побудить крупных землевладельцев наделить землей малоземель­ных и безземельных крестьян за полный выкуп.
   Согласно духу этой грамоты, гетман становился духовным носите­лем как законодательной, так и исполнительной власти. В то время как Центральная Рада была преемницей Всероссийского Временного правительства, гетман был преемником дореволюционных порядков.
   30 апреля 1918 года в Киеве состоялся I съезд УДХП /"Украинська дэмократычно-хлиборобська партия" -- так отныне стал называться Союз хлеборобов-демократов/.
   Съезд выдвинул следующие условия участия представителей УДХП в гетманском правительстве:
   1. декларирование того, что целью новой власти является независи­мая вольная Народная Украинская держава;
   2, не позже, чем через шесть месяцев будет созван избранный всем народом полноправный Государственный Совет;
   3. после созыва Государственного Совета ничего не будет делаться без его согласия;
   4. временные мероприятия в аграрной области будут такими, что не смещают Государственному Совету осуществить дробление имений;
   5. будет запрещена спекуляция землей и никому, кроме украинских крестьян, не будет разрешено покупать землю;
   6. большинство членов украинского правительства составят люди,
   всей своей деятельностью доказавшие верность украинской национальной государственной идее и понимание интересов крестьянства и рабочих;
   7. среди членов правительства не будет сторонников воссоединения с Россией или с Польшей;
   8. в переходный период порядок будет наводиться осторожными мероприятиями, основанными на ясном законе.
   Формировать правительство П. П. Скоропадский поручил Н. Н. Устиновичу. Тот обратился в первую очередь к кадетам-украинцам и хлеборобам-демократам. Первые согласились войти в правительство. Вторые же потребовали выполнения условий, выдвинутых съездом. Поскольку эти условия оказались неприемлемыми для кадетов, то со­циалисты-федералисты сразу отвергли предложение Устиновича. Он отказался от своей миссии, и гетман Скоропадский поручил формиро­вать правительство кадету Н. П. Василенко. Также он предложил у.с.-ф, войти в гетманское правительство. Не дав ему окончательного ответа, они решили предварительно посоветоваться с у. с.-д. и у. с.-р. Те ска­зали, что в принципе не возражают против вхождения у. с.-ф. в прави­тельство Василенко, но при условии, что Скоропадский согласится на сохранение республиканского режима на Украине и удовлетворится титулом президента вместо титула гетмана. Зная, что Скоропадский на это не пойдет, у. с.-ф. сообщили Василенко, что они отказываются от его предложения.
   2 мая состоялось совещание представителей УСДРП, УПСР, УПСФ, УПСС. Они обратились с протестом к немецкому командованию в связи с вмешательством во внутренние дела Украины, предупреждая, что установление марионеточной монархической власти на Украине приведет к всенародному восстанию против германских и австро-вен­герских войск. Во избежание кровопролития украинские партии гото­вы на самороспуск Центральной Рады и создание вместо нее временного законодательного органа, куда войдут представители всех слоев населения.
   3 мая генерал Гренер пригласил к себе представителей украинских партий. В украинскую делегацию вошли: у. с,-д. Винничеико, у.с.-р.
   Салтан, у, с.-с. П. Андриевский, у. с.-ф. С. Ефремов и А. Потоцкий. Генерал Гренер сказал им, что возврата к прошлому быть не может. Им­ператор уже утвердил Скоропадского гетманом Украины, Что же ка­сается суверенности Украины, то Германия поддерживает это требо­вание и надеется, что у украинского правительства не будет ни промосковской, ни пропольской ориентации.
   В тот же день, 3 мая 1918 года, гетман Скоропадский утвердил сле­дующий неполный состав кабинета министров: 1. временный премьер-министр, министр народного просвещения и вероисповеданий -- быв­ший приват-доцент Киевского университета Василенко; 2. министр фи­нансов-- банкир Ржепецкий; 3. министр промышленности и торговли-- глава Одесского биржевого управления С. Гутник; 4. министр зем­леделия -- полтавский помещик Кияницын; 5. министр продовольст­венных дел -- агроном Соколовский; 6. министр труда -- бывший про­фессор Киевского политехнического института Ю, Вагнер; 7. министр путей сообщения -- инженер Бутенко; 8. министр здравоохранения -- врач В. Любинский; 9. министр юстиции -- профессор Чубинский; 10, государственный контролер -- бывший управляющий Киевским отделением Государственного банка Афанасьев; 11. управляющий во­енным министерством -- полковник Сливинский; 12. государствен­ный секретарь -- помещик Гежицкий. Из членов кабинета первые семь -- кадеты, а остальные -- правые, близкие к октябристам,
   Вскоре кабинет министров пополнился еще четырьмя украинцами. Сред" них -- потомственный полтавский помещик Федор Лизогуб и потомок гетманов Михаила и Петра Дорошенко Дмитрий Дорошенко, Первый стал министром внутренних дел, а второй -- министром иностранных дел. За вхождение в гетманский кабинет руководство УПСФ исключило Д. Дорошенко из партии.
   Антигетманские историки утверждают, что правительство Н. Василенко было антиукраинским как по своему национальному составу, так и по своим политическим устремлениям. Возражая им, прогетманские историки отмечают, что в этом правительстве было 12 украинцев, 1 русский /Афанасьев/, 1 поляк /Ржепецкий/, 1 обрусевший немец /Ю. Вагнер/ и 1 еврей (Гутник). В ответ на это антигетманские украинские истори­ки обращают внимание на то, что среди указанных 12 членов прави­тельства многие вообще не считали себя украинцами, а считавшие се­бя таковыми /кроме Н. Василенко и Д. Дорошенко/ совсем обрусели.
   В середине мая 1918 года Василенко уступил пост председателя Совета Министров Ф, Лизогубу, а ноет министра вероисповеданий В. Зеньковскому, Кияницын -- министерство сельского хозяйства Соко­ловскому, а Гежицкий -- пост Генерального секретаря И. Кистяков-скому, которому вскоре Ф. Лизогуб уступил министерство внут­ренних дел. Военное министерство возглавил генерал Рагозин. При­мерно в таком составе гетманское правительство оставалось до осени 1918 года.
   Делая вид, что они не причастны к перевороту, совершённому Скоропадским, немцы на первых порах признавали его режим лишь де-факто. Де-юре они признали его 2 июля. Точно так же поступили и австрийцы,
   Но в то время как летом 1918 г, Германия, Турция и Болгария рати­фицировали мирный договор с Украиной, подписанный 9 февраля, и обменялись с украинской стороной ратификационными грамотами, Австро-Венгрия этого не сделала. 16 июля Австро-Венгрия в односто­роннем порядке отменила свое тайное соглашение с Украиной от 8 фев­раля 1918 г,, по которому она обязалась не позже 20 июля того же го­да образовать на своей территории Украинский автономный край, под предлогом того, что это соглашение было подписано не с гетманским правительством, а с правительством УНР, а также под предлогом того, что Украина не выполнила своих обязательств по поставке зерна Ав­стро-Венгрии. К тому же, вопреки Брест-Литовскому соглашению" австрийцы не допустили создания украинской администрации на тер­ритории оккупированных ими пяти уездов Холмской губернии с пре-обладающим украинским населением. На украинско-австрийских от­ношениях также отрицательно сказывались попытки австрийского эрцгерцога Вильгельма Габсбурга, так называемого "Василя Вышива-ного", претендовать на престол украинского монарха.
   Отношения же между Германией и Украинской Державой склады вались, в основном, благоприятно. Правда, Скоропадский был очень недоволен тем, что немцы заставили украинские войска покинуть Крым сразу же после вытеснения оттуда большевиков и содействовали обра­зованию там 25 июня 1918 г. татарского правительства во главе с ген. Сулькевичем, которое декларировало независимость Крымского полу­острова. С другой стороны, немцы были очень недовольны украинской блокадой Крыма, начавшейся в конце августа и заставившей спустя месяц ген. Сулькевича заявить, что его правительство готово начать пере­говоры с гетманским правительством о форме объединения с Украи­ной, ["История Украины (новое видение)", т. 2, стр. 68-69].
  

* * *

   В течение мая 1918 года в Киеве состоялся ряд съездов различных партий и организаций, в ходе которых они выработали свое отноше­ние к новому режиму. Одни решили активно поддержать его, другие -- стремиться к его свержению вооруженным путем, третьи -- к его замене легальными путями.
   8-11 мая в Киеве состоялся краевой съезд российской "Партии на­родной свободы", съезд так называемых кадетов. Он декларировал автономное существование краевого комитета партии. 70 голосами против 13 съезд утвердил участие кадетов в гетманском правительстве.
   Решение это далось делегатам съезда нелегко: ведь оно практиче­ски означало переход от традиционной проанглийской ориентации кадетов к прогерманской. Ища "обоснование" этого перехода, Н. Ва­силенко сделал исторический экскурс, доказывая, что в прошлом отношение немцев к России было лучше отношения англичан и французов, а П Милюков выразил уверенность в победе стран Четверного союза над странами Антанты.
   Выражая мнение меньшинства, В. Шульгин назвал сторонников
   вхождения в гетманское правительство "изменниками". Съезд выразил уверенность в том, что существование гетманата в настоящем не помешает возрождению единой России в будушем, но уже на федеративных началах. Было выдвинуто требование признания русского языка наряду с украинским государственным языком Украины, В краевой комитет партии вошли, в частности, министры гетманского правительства Василенко, Ржепецкий, Гутник.
   15-18 мая в Киеве состоялся съезд промышленников, торговцев, финансистов и крупных аграриев Украины, на котором присутствовало около тысячи человек. Докладчики выразили уверенность в том, что гетману удастся установить спокойствие и порядок в стране: защитить частную инициативу и собственность, заставить крестьян отдать по­мещикам и крупным землевладельцам отнятые у них земли с уплатой нанесенных убытков. Съезд приветствовали министры Ф. Лизогуб и С. Гутник. Последний в своем выступлении отметил, что гетманское правительство не является ни помещичьим, ни буржуазным, а являет­ся правительством надклассовым, хранителем спокойствия, порядка, права, государственности.
   Дальше С. Гутник сказал: "Но, в конце концов, почему мы должны бояться или стыдиться слова буржуазия? Разве мы не знаем, разве это не ясно, что только мы, только буржуазия в состоянии возродить край? Поэтому кто как не мы должны взять на себя тяжесть политиче­ской работы? Чтобы перейти от существующей анархии и грабежей к новым условиям жизни, надо выполнить большую государственную работу. С этой целью надо пробудить к жизни и мобилизовать все творческие элементы народа. Надо создать нормальные условия для частной инициативы",
   Съезд постановил создать "Протофис" /"Союз представителей про­мысла, торговли, финансов и сельского хозяйства"/ -- своеобразный Совет промышленников, торговцев, финансистов и крупных аграриев. Председателем "Протофиса" был избран бывший член Государствен­ной Думы князь А. Д. Голицын. В своем заключительном слове пред­седатель съезда фон Дитмар призвал его участников активизировать борьбу с социалистами.
   Такой же ориентации, как и "Протофис", придерживался менее мас­штабный, но более компактный "Соузиф" /"Союз украинских заводчи­ков и фабрикантов"/, учредительный съезд которого состоялся в Кие­ве 16-20 августа 1918 года и который возглавлялся Оцупом. Украин­ская Народная Громада, Союз земледельцев-собственников, "Протофиз", "Соузиф" и Украинский краевой комитет Партии народной сво­боды --- вот те общественно-политические и хозяйственные внутрен­ние силы, на которые опирался гетманский режим. Опаснейшими его противниками были организации и партии крестьян и рабочих.
   8-10 мая 1918 года состоялся II Всеукраинский крестьянский съезд, на который съехалось около 12 тысяч крестьян со всех концов Украи­ны. Думали провести этот съезд легально, но в день организационного заседания в помещение ворвались гетмаицы и немцы. Они зачитали приказ гетмана об официальном запрещении съезда и арестовали чле­нов президиума и мандатной комиссии. Среди последних был буду­щий член Директории Ф. Швец. Часть делегатов собралась в Голосеевском лесу, неподалеку от Киева, и съезд нелегально продолжил свою работу. Было принято решение не признавать гетманскую власть и вести с ней бескомпромиссную борьбу. Была принята также резолю­ция, выражающая протест странам Четверного союза за их вмеша­тельство во внутренние дела Украины.
   В резолюции, предложенной Щадиловым, говорилось, что кресть­янство продолжает считать Украину народной республикой и не на­мерено отдавать помещикам отнятые у них земли. Крестьяне призы­ваются во всех уездах создавать боевые дружины для борьбы с гет­манской властью, но при этом --ни в коем случае не выступать по­одиночке, а только согласованно, совместно, по общему плану.
   12-14 мая в Киеве состоялся П Всеукраинский территориальный рабочий съезд. Также и он проходил нелегально. Причем украинцы составляли на нем меньшинство. Его постановления были подобны постановлениям П крестьянского съезда.
   13-16 мая в окрестностях Киева состоялся нелегальный IV съезд УПСР. Он был немногочисленным, ибо многие члены партии были арестованы, а многие скрывались от преследований. Съезд едино душно осудил гетманский переворот, осуществленный при помощи немецких штыков, и приход к власти неукраинцев и обрусевших украинцев, выражающих интересы помещиков, промышленников и крупных аграриев. Съезд единодушно высказался за восстановление республиканского режима и всех национально-политических и социально-экономических достижений украинской революции. Но в то же время на съезде ярко выразились различия между правым и левым крылом партии.
   Правые считали, что, достигнув своей кульминации накануне гет­манского переворота, украинская революция надолго исчерпала себя Ее внутренние силы иссякли, да и внешние обстоятельства не благо­приятствуют ее дальнейшему продвижению, так что речь теперь идет не о расширении достижений революции, а лишь о закреплении их Мало того, необходима длительная передышка, переход от револю­ционно-повстанческих к эволюционно-парламентским формам борь­бы. Надо концентрировать свои усилия на культурно-просветительной работе среди рядовых масс для повышения их национального и клас­сового самосознания. Как зеницу ока, надо беречь украинскую госу­дарственность и стремиться к ее республиканизации. С этой целью придется войти в контакт также и с несоциалистическими партиями. Надо принять участие в выборах в украинский сейм, не отказываться от участия в Государственном Совете, приложить все усилия, чтобы парламентским путем прийти к власти и таким образом восстановить республику.
   Левые считали украинскую революцию далеко не законченной. После свержения гетмана и восстановления республики предстоит еще расширение и углубление социально-экономического аспекта ре­волюции. Эта цель может быть достигнута лишь путем бескомпро­миссной классовой борьбы, в которой немыслимо сотрудничество с несоциалистическими партиями и нетрудовыми элементами. В этой борьбе надо опираться на интернациональную солидарность трудя­щихся всего мира и видеть в украинской революции неразрывную часть мировой революции трудящихся. Критикуя правых, левые гово­рили, что чрезмерное акцентирование иных принципов государствен­ности лишает партию ее социалистического принципа. И еще, утвер­ждали левые, республиканский строй на Украине может быть восста­новлен лишь путем всенародного вооруженного восстания.
   На IV съезде УПСР правое и левое крыло были представлены поч­ти равным числом делегатов, и поэтому съезд в целом не принял выразительных решений. Но получилось так, что, когда съезд, завершая свою работу, избрал новый состав Центрального Комитета, в него вошли почти исключительно представители левых /члены: А. Ковалев, Заливчин, Михайличенко, Дашкевич, Приходько, Н. Шраг; кандида­ты: Корж и Чечель/.
   3 июня 1918 г. среди украинских эсеров была распространена "Плат­форма ЦК УПСР", которая, собственно говоря, выражала точку зре­ния не всей партии, а лишь левого ее крыла. В ней отмечалось, что гетманский переворот ликвидировал национально-политические и со­циально-экономические достижения украинской революции. Анали­зируя причины поражения, авторы "Платформы" считали, что глав­ной из них была нерешительность Центральной Рады в деле осущест­вления социально-экономических реформ. Именно этой нерешитель­ностью объясняется кратковременное влияние большевиков на укра­инские крестьянские массы. Последовавший затем поход московских большевиков на Украину раскрыл их истинное лицо, но параллельно с этим "вызвал шовинизм народных масс". Союз Центральной Рады с центральными державами скомпрометировал украинскую демократию, ослабил ее поддержку со стороны крестьянства. Лишенная этой поддержки, она не устояла против сговора местной и немецкой буржуа­зии и вынуждена была уступить власть помещикам и капиталистам. В настоящее время у буржуазии есть большое преимущество перед тру­дящимися: в то время как буржуазия разных стран помогает друг другу, трудящиеся разных национальностей враждуют между собой. На­пример, русские и украинцы, причем не последние виноваты в этом, Надо изменить существующее положение вещей и придти к взаимопо­ниманию с трудящимися соседних стран -- Великороссии, Польши, Германии и Австро-Венгрии. Лишь солидаризируясь с ними, украин­ские трудящиеся придут к победе. Что же касается гетманского прави­тельства, то никакие компромиссы с ним недопустимы; надо вести про­тив него систематическую пропаганду и агитацию, постепенно подготавливая всеобщее восстание, но в то же время сдерживая массы от одиночных стихийных выступлений. Необходимо вести разьяснительную работу среди германских и австро-венгерских солдат, надо призывать все слои населения к борьбе за созыв Всеукраинского Учредительного собрания. При этом надо помнить, что нормальной формой демократии является парламентаризм, а Советы рабочих и солдатских депутатов являются лишь временной формой законодательной власти в период революции.
   В приложении к Платформе от 3 июня ЦК УПСР предписал рас­пустить все легальные ячейки партии; вся партия переводилась на не­легальное положение. При этом левый ЦК УПСР организовал неле­гальные ячейки партии не только среди крестьян, но и среди рабочих, Были организованы партизанские отряды для борьбы с гетманским режимом.
   В середине мая 1918 г. з Киеве состоялся также нелегальный V кон­гресс /съезд/ УСДРП Дискуссии на нем были подобны дискуссиям на IV съезде УПСР, Однако левое крыло было на нем очень малочислен­но, и все резолюции были приняты в духе правого крыла партии. В от­личие от IV съезда УСДРП, V съезд отказался от идеи федеративной связи с Россией и однозначно высказался за самостийность Украины.
   Если УПСР и УСДРП в своей критике гетманского режима подчер­кивали преимущественно социально-экономический аспект его поли­тики, то УДХП и УПСС подчеркивали главным образом аспект наци­ональный /хотя на съездах этих партий, как видно из их материалов, социально-экономическим проблемам уделялось довольно много вни­мания/. Выше мы уже говорили об учредительном съезде УДХП, со­стоявшемся 30 апреля. Остановимся теперь на съезде УПСР, который состоялся в Киеве 10-12 мая 1918 года.
   Съезд осудил: а/ вмешательство немецких войск за внутренние дела Украины; б/ антидемократичность гетманского режима в/ москвофильство гетманского правительства; г/ разгон II Всеукраинского крестьян­ского съезда; д/ введение строгой цензуры. Съезд заявил, что единствен­ным государственным языком на Украине должен быть украинский язык.
   С докладом о государственном статусе Украины выступил Александр Шульгин. В резолюции съезда по этому докладу, в частности, говори­лось: "Партия понимает, что идея федерализма в политической жизни имеет такое же всемирное значение, как и в социально-экономической жизни -- социализм. Поэтому эти идеи должны оставаться руководя­щими идеями партии. Подобно тому, как социализм объединяет трудящихся всего мира, так и федерализм содержит в себе идеал того все­мирного объединения государств, которое может предотвратить им­периализм и войну. Что же касается конкретных перспектив, то, учи­тывая реальные обстоятельства жизни в России, партия в данный мо­мент должна исключить всякую возможность федеративной связи с Великороссией. Вместе с тем единение с другими соседями, которые создают ныне свои государства, партия считает возможным и жела­тельным для интересов Украины".
   С докладом по земельному вопросу выступил К. Мациевич. В связи с его докладом съезд принял решение, в котором, в частности, говори­лось: 1/ верховное право собственности на землю принадлежит госу­дарству. Для государственных и общественных потребностей государ­ство отчуждает землю от собственников за соответствующую плату; 2/ подчеркивая, что в свете социалистических идеалов частная собст­венность на землю должна быть со временем отменена для предотвращения эксплуатации человека человеком, съезд считает необходи­мым в современных условиях хозяйственной жизни на Украине, в ин­тересах развития ее производительных сил и интенсификации сель­ского хозяйства, провести решительную, последовательную демокра­тизацию землевладения на основе частной собственности, так как на этой основе оно является самым производительным. Эта демократи­зация должна проводиться на основе принудительного отчуждения за определенную плату всех земель больше трудовой нормы и передачи их малоземельному и безземельному крестьянству, Съезд отметил, что для достижения политической и экономической независимости страны необходима реализация государственных финансового и народнохозяйственного планов. В возрождении промышленности должно непосредственно участвовать государство, привлекая к этому делу частных предпринимателей. В некоторых сферах народного хозяйства, например, в производстве сахара, вина, табака, ненеобходима государственная монополия.
   УДХП и УПСФ выступили инициаторами консолидации легального сопротивления гетманскому режиму. Это проявилось в создании в сере­дине мая 1918 г. УНДС /"Украинськый национально-державный союз"/. В УНДС вошли также; УПСС, УТЛ /"Украинська трудова партия"/. Объединенная Рада железных дорог Украины и Рада Всеукраинского почтово-телеграфного союза. "Последние две организации, вследствие национальной борьбы украинского рабочего класса с московским, борь­бы, которая поддерживалась частично и гетманским правительством с целью дезорганизации рабочего класса вообще, попали в руки национа­листически настроенных элементов украинского рабочего класса". [П. Хриспок. "Заметки и материалы...", т. III, стрг63]
   24 мая УНДС направил гетману Скоропадскому меморандум, в ко­тором говорилось, что утвержденное правительство не выражает ин­тересов украинского народа, так как "составлено из людей, чуждых украинскому народу национально и враждебных ему по своей поли­тической ориентации". Люди эти стоят не за суверенную Украину, а за единую неделимую Россию,
   30 мая 1918 года УНДС опубликовал обращение "К немецкому на­роду". В обращении говорилось, что украинский народ в течение 250 лет был под пятой московской нации и освободился лишь во время Февральской революции. Затем московская нация в форме так назы­ваемого большевизма вновь оккупировала Украину. Уничтожая укра­инскую интеллигенцию, оккупанты "явно щадили московскую и жи­довскую колонизацию на Украине".
   В те трагические для украинского народа дни он получил велико­душную помощь от немецкого народа, приславшего свои войска., кото­рые изгнали большевиков из Украины. Украинский премьер-министр В. Голубович направил канцлеру Германии Гартлингу благодарствен­ную телеграмму, в ответ на которую Гартлинг заявил, что немцы не думают вмешиваться во внутренние дела Украины и, как только их присутствие в стране перестанет быть необходимым, они покинут ее. "Однако по мере того, как немецко-австро-украинские войска вы­гоняли из Украины московские орды,-- говорится в обращении, - начала очень возрастать ненависть к украинскому народу у тех, кто был рад этим ордам, кто ненавидел идею Украинской Державы, кому порабощение украинского народа идет на пользу. Москали, жи­ды и польская шляхта почувствовали угрозу для себя от роста украин­ской государственности и, будучи бессильны начать открытую борьбу, они начали свои тайные интриги. Это-- домашние враги украин­ского народа.
   В большевистско-московском набеге увидели украинские москали возвращение своего национального господства над украинским наро­дом, возрождение единой России, Поэтому даже помещики-москали, несмотря на свой страх перед социальной программой большевиков, приветствовали восстановление господствующего московского языка и московского кулака над Украиной.
   Жидовский народ, буржуазия которого уже полностью ассимили­ровалась по языку с москалями, видит в отделении Украины террито­риальное сокращение своей торгово-промышленной деятельности, а в национальном и культурном возрождении украинского крестьянства видит непосредственную угрозу своему обычному образу жизни тор­гового посредника. Жидовский народ стремится к объединению Рос­сии и ненавидит украинскую самостийность.
   Польская шляхта, имея громадные имения на Украине, недоброжела­тельно относится к государственному возрождению украинского народа.
   Таким образом, объединенные ненавистью к украинскому народу, москали, жиды и поляки видят свое спасение лишь в том, чтобы укра­инский народ поссорить с немецким".
   Тем временем в украинском народе возникла естественная реакция против утопического подхода к аграрному вопросу, против социали­стов-утопистов, В защиту частной собственности выступили, с одной стороны, москвофильский Всеукраинский Союз земледельцев-собственников, поддерживаемый неукраинской буржуазией, а с другой -- национально настроенные украинские хлеборобы-демократы. И тут, вместо того чтобы выждать и дать переходу власти от социалистов-утопистов к национально сознательным украинцам завершиться естественным путем, немцы вмешались на стороне элементов московской ориентации, которые, разглагольствуя об укреплении украинской государственности, возрождают государственность московскую.
   Обращение заканчивается призывом к немцам не вмешиваться во внутренние дела Украины и заверением, что, если к власти придут до-. стойные представители украинского народа, они обеспечат полное вы­полнение условий Брестского мира.
   Это брызжущее ксенофобией обращение -- огульный политический донос оккупационным властям не только на нацменьшинства, но и на УСДРП, УПСР и на украинский Крестьянский Союз. Под обращением стоят названия четырех партий и двух профсоюзных организаций, об­разующих вместе УНДС.
   Но кому принадлежит авторство этого одиозного обращения? Оно написано весьма мастерски, и, учитывая мартовские антисемитские пу­бликации А. Никовского, с ведома и согласия С. Ефремова и "Новой Рады", подозрение могло бы пасть на УПСФ. Однако содержание и дух этого обращения совсем не вяжутся с материалами майского съез­да этой партии или публикацией за неделю до появления этого обра­щения в органе УПСФ "Нова Рада" статьи с горячей защитой прав нацменьшинств в связи с распространившимися слухами о скорой от­мене гетманскими властями национально-персональной автономии. Таким образом, вопрос об авторстве обращения "К немецкому наро­ду" остается открытым.
   Итак, к концу мая 1918 года выявилась практическая установка большинства оппозиционных украинских партий и организаций по от­ношению к гетманскому режиму. Партии и организации, входящие в УНДС, были готовы к активному сотрудничеству с режимом при усло­вии, что гетманское правительство будет обновлено. Абсолютное большинство его членов составят люди, безусловно преданные украин­ской национальной идее, и новое правительство будет в оптимальной мере реализовывать эту идею в интересах всего украинского народа. Левая часть УПСР, Крестьянский Союз /"Спилка"/ и некоторые рабо­чие организации занимали бескомпромиссную позицию по отношению к гетманскому режиму, готовые к восстанию против него, но ста­рались предостеречь крестьян и рабочих от стихийных и разобщенных выступлений. УСДРП и правая часть УПСР, провозгласившие переход от повстанческо-революционных к парламентско-эволюционным фор­мам борьбы, к этому времени еще не успели конкретизировать свою тактику.
  

Б. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ГЕТМАНА;

БОРЬБА ПРОТИВ ГЕТМАНАТА КРЕСТЬЯН, РАБОЧИХ И ЗЕМЦЕВ

  
   Важнейшим событием гетманского периода было, несомненно, крестьянское движение сопротивления, которое развивалось стихий­но, вопреки предостережениям II Крестьянского съезда, П Рабочего съезда, IV съезда УПСР и V конгресса УСДРП. Остановимся на этом вопросе подробнее.
   Следуя лозунгам большевиков и левых эсеров, безземельные и ма­лоземельные крестьяне еще осенью 1917 года явочным порядком рас­пределили между собой земли помещиков и крупных аграриев. IV Уни­версал, декларируя социализацию земли, собственно говоря, лишь за­дним числом санкционировал этот факт.
   "... Окончательный закон о социализации земли был издан Радой уже в марте 1918 г., при немцах, и он-то больше всего побу­дил крупных землевладельцев к тому, чтобы завладеть, при по­мощи немцев, властью.". Гетман, пытавшийся вначале опереться на мелких и средних "хлеборобов", позже открыто стал на сторо­ну крупных землевладельцев. Возбуждение в деревне было также вызвано продовольственной политикой немецко-австрийских военных властей, пытавшихся выкачать из деревни побольше про­дуктов, не останавливаясь перед самыми жестокими мерами". /И.Чериковер/.
   Крестьянские волнения стали массовым явлением уже в апреле 1918 года, после известного приказа фельдмаршала Эйхгорна, а еще больше - после того, как в середине мая 1918 года созданные Центральной Радой земельные комитеты были упразднены и их место заняли губернские и уездные земельные комиссии. В то время как земельные комитеты занимались отчуждением земель у помещиков и крупных землевладельцев для распределения их между малоземельными и без­земельными крестьянами, земельные комиссии, в основном, занима­лись возвращением земель их бывшим владельцам и взысканием с крестьян нанесенных ими этим владельцам убытков.
   Крестьяне прореагировали немедленно. Уже в начале июня в Звени­городском уезде Киевской губернии вспыхнуло вооруженное восста­ние, которое вскоре распространилось на уезды Таращанский, Сквирский, Васильковский, Каневский, Уманский и Бердичевский. Повстан­цы действовали разрозненно, без общего руководства, без общего пла­на. Ведущую роль в этих восстаниях играли бывшие солдаты. Они ор­ганизуют крестьянские отряды, которые еще громят оставшиеся поме­щичьи усадьбы, совершают диверсии против немецких военных эше­лонов и эшелонов, увозящих в Германию украинский хлеб, нападают на немецких и гетманских солдат, отражают нападения карательных экспедиций, а в случаях, когда эти экспедиции значительно сильнее их, разбегаются по окрестным лесам. Следуя совету фельдмаршала Эйхгорна, чтобы хоть как-то утихомирить крестьян, в середине июня 1918 года гетман Скоропадский утвердил временный земельный за­кон, согласно которому землевладение ограничивалось 25 десятина­ми. Земли сверх этой нормы должны быть переданы за полное возна­граждение Государственному Земельному банку, который распреде­лит их за определенную плату между малоземельными и безземель­ными крестьянами. Хотя закон предусматривал безвозмездное отчуж­дение земель сверх указанной нормы у лиц, которые откажутся доб­ровольно продать их Государственному Земельному банку, на прак­тике эта угроза никогда не осуществлялась.
   Крестьян закон гетмана не удовлетворил, и они продолжали свои выступления, С другой стороны, крупные аграрии возмущались этим законом, утверждая, что он подрывает основы здорового сельского хо­зяйства.
   Идя навстречу крупным аграриям, 8 июля 1918 года гетман утвердил закон об эффективном использовании рабочей силы и инвентаря и об охране сельскохозяйственных посевов. Закон этот состоял из следующих пунктов;
   1. С целью обеспечения важных государственных поставок и пере­возок земледельцы, обладающие живым и мертвым инвентарем, кото­рый они не используют, обязаны передать его за определенную плагу в эксплуатацию землевладельцам, которые могут его использовать.
   2. Крестьяне, справившиеся с сельскохозяйственными работами на своём участке, обязаны за определенную плату принять участие в сроч­ных работах на других участках в соответствии с предписаниями ме­стной земельной комиссии.
   3. Нарушение пунктов "1" или "2" этого закона наказывается тю­ремным заключением сроком до трех месяцев и штрафом до 500 рублей,
   4. Уничтожение или порча посевов, самовольное прекращение сельскохозяйственных работ и подстрекательство к подобным действиям наказываются тюремным заключением сроком до одного года.
   Закон этот еще больше возмутил крестьян, увидевших в нем частич­ное возрождение крепостного права. Не ограничиваясь Киевщиной, крестьянские восстания захватывают Волынь, Черниговщину, Полтавщину, Екатеринославщину и Херсонщину.
   Крестьянские восстания продолжают сохранять свой стихийный, необузданный характер. Несмотря на то, что среди крестьян вели про­должительную работу украинские левые эсеры и Крестьянский Союз, им не удалось установить серьезный контроль над повстанческим дви­жением. Летом 1918 года развернулось повстанческое движение под руководством учителя-анархиста Нестора Махно, деятельность кото­рого была вначале локализована районом Гуляй-Поля и распростра­нялась вдоль границы Екатеринославской и Херсонской губерний. С оговорками можно сказать, что на Киевщине, где число повстанцев достигло 40 тысяч, движение возглавлял украинский левый эсер, капитан царской армии М. Щинкарь, который во время обороны Киева от большевиков был командующим Киевским военным округом.
   Нелегальную работу против гетмана и немцев проводила на деревне
   разветвленная сеть большевистских ячеек Они также вели партизанскую войну против гетмана и немцев, но они были изолированы от основной массы. На Черниговщине пробольшевистскими партизанами руководил так называемый "Центральный Революционно-повстанче­ский штаб" во главе с Н. Г. Крапивянским.
   Совсем не удается установить контакт с украинскими крестьянскими повстанцами "левым коммунистам" и российским левым эсерам, стре­мящимся распространить на Украине свою террористически-диверси­онную борьбу против немцев с целью срыва Брестского мирного дого­вора. Им приходится ограничить свои действия городом, полагаясь лишь на свои собственные силы. На Украину бежит и продолжает свою под­рывную деятельность левый эсер Яков Блюмкин, бросивший бомбу в германского посла в Москве фон Мирбаха. 6 июня российские левые эсеры взрывают пороховые склады в районе зоопарка в Киеве, а спустя десять дней поджигают в Киеве пять складов древесины. 30 июля крон­штадтский матрос Борис Донской по поручению ЦК партии левых эсе­ров бросает бомбу в командующего германскими силами на Украине фельдмаршала Эйхгорна. А 31 августа российские левые эсеры взрыва­ют склады боеприпасов украинской армии в Одессе. Некоторые прогет-манские историки видят в этих актах российских левых эсеров не что иное, как "попытку русских поссорить немцев с украинцами".
   В этот период единственным мероприятием в борьбе против гетма­на и немцев, когда украинцы и неукраинцы действовали сообща, была всеобщая стачка железнодорожников Украины, которая началась 14 июля и продолжалась до начала августа. Частично движение на же-лезных дорогах поддерживалось при помощи немецкого персонала. Стачка эта принесла большой ущерб экономике гетманской державы, Германии и Австро-Венгрии.
   Тем временем вооруженные выступления крестьяц продолжались, не­смотря на гетманские, германские и австрийские карательные экспеди­ции. "Горели помещичьи усадьбы, подожженные крестьянами, или кре­стьянские избы, подожженные немецкой артиллерией" /П. Христюк/.
   Считая, что для победы над гетманом и оккупантами необходимо объединение всех повстанческих сил, М. Шинкарь встретился с М Грушевским и предложил ему стать во главе крестьянского движения, Шинкарь заявил Грушевскому, что одного его имени будет достаточно для того, чтобы "повстанческим огнем загорелась вся рабоче-крестьянская Украина". Грушевский отказался, ответив, что всеобщее восстание при наличии на Украине боеспособной семикорпусной германо-австрий­ской армии было бы равносильно массовому самоубийству.
   Начавшись в июне, украинское крестьянское повстанческое движе­ние достигает своей кульминации в августе, в сентябре оно в значи­тельной мере утихает, но в середине ноября возрождается с огромной силой и под руководством Директории сметает власть гетмана. По официальным сообщениям оккупационных властей, за шесть месяцев на Украине погибло 19 тысяч солдат /составляющих около 5,5 процента численности оккупационной армии/ почти исключительно от рук крестьянских повстанцев. Реальное число убитых солдат было значительно больше. Не меньшим, конечно, было число погибших крестьян.
  

* * *

  
   Если экономическая политика гетманского правительства на дерев­не определялась, главным образом, интересами немцев и Союза земле­дельцев-собственников, то в городе экономическая политика опреде­лялась интересами немцев, "Протофиса" и "Соузифа", Но если первая приводила к разорению украинской деревни, то вторая приводила к процветанию города. Городскому обывателю жилось сытно и уютно. Благополучие Киева, Одессы, Екатеринослава и Харькова резко отли­чалось от обнищания Петрограда и Москвы. На Украину из Советской России потянулась бесконечная вереница беженцев, спасающихся от голода и политического террора.
   В своих военно-стратегических и экономических целях германцы и австрийцы постарались улучшить работу железнодорожного транспорта и связи, и это в значительной степени содействовало развитию ме-стной промышленности и торговли. Немцы были прекрасными им-портерами и экспортерами, и несмотря на то, что товарообмен между Германией и Австро-Венгрией, с одной стороны, и Украиной, с другой был явно не в пользу последней, он привел к оживлению хозяйственной жизни края.
   "Мы пережили тогда эпоху грюндерства и спекулятивной горячки. Парализованная буржуазия севера устремилась в Киев. А у нас учреждались все новые и новые акционерные компании и делались крупные дела". [АЛ. Гольденвейзер. "Из киевских воспоминаний, 1917-1920 годы". -- "Архив русской революции", т. 6, Берлин, 1922"]. "Наряду с развитием разнообразных видов спекуляции зарождались многие но­вые виды производства и увеличивались существующие промышлен­ные предприятия. Степень живучести этих начинаний на практике не удалось проверить. С захватом края большевиками все они погибли, независимо от их солидности. Возникали они, во всяком случае, де­сятками, и число уставов, утвержденных гетманским правительством, весьма значительно. Замышлялись и грандиозные мероприятия обще­го значения, как, например, использование днепровских порогов как огромной двигательной силы, которую предполагалось превратить в электрическую энергию"1 . [В Ж Гурко. "Из Петрограда через Москву, Париж и Лондон в Одессу, Годы 1917-1918" -- "Архив русской рево­люции", т. 15, Берлин,1924].
   С другой стороны, вследствие снятия контроля над промышлен­ностью, торговлей, оплатой труда и продолжительностью рабочего дня, на заводах и фабриках, шахтах и рудниках увеличивалась продол­жительность рабочего дня и, несмотря на непрекращающийся рост цен на предметы первой необходимости, понизилась зарплата трудящих­ся. Хотя при гетмане рабочим материально жилось лучше, чем при Центральной Раде и большевиках, они чувствуют себя ущемленными, ибо разрыв между уровнем их жизни и уровнем жизни работодателей все время возрастает. Это толкает рабочих на забастовки, которые без труда подавляются властями (единственная продолжцсельная забас­товка в этот период -- всеобщая стачка железнодорожников Украи­ны, о которой речь шла выше).
   Гетманское правительство ведет наступление на социальные, поли­тические и национальные права широких слоев населения. О положе­нии вещей дает представление меморандум гетману Скоропадскому, направленный ему съездом Всеукраинского Союза земств, состоявшим­ся в Киеве 16 июня 1918 года. Содержание этого Меморандума своди­лось к следующему.
   1. Гетманские старосты2 и коменданты подбираются, как бы нароч­но, из людей, враждебных крестьянам, чтобы осуществлять над ними классовую власть. То, что им дано право действовать по своему усмот­рению, дает им возможность творить насилие и террор. Они вмеши­ваются в судопроизводство и смещают судей, благодаря чему их бес­чинства остаются безнаказанными. Этим подрывается доверие к вла­сти, подрываются основы порядка и законности. Крестьянам ничего иного не остается, как или разбежаться по лесам и скрываться от по­лиции, или восстать с оружием в руках, защищая своё достоинство.
   2. Законно избранные органы местного самоуправления -- город­ские думы, сельские управы, земства -- должны справедливо и в оди­наковой мере защищать интересы государства и интересы отдельных граждан. Однако их под страхом наказания заставляют заниматься не своим делом, заставляют разоружать население, отдавать помещикам отобранные у них земли и взыскивать с крестьян нанесенные поме­щикам убытки. А если некоторые органы самоуправления отказыва­ются это делать, то их разгоняют и вместо них назначают ненавист­ных народу людей.
   3. Вместо официально провозглашенной украинизации на практике проводится деукраинизация. Сознательные украинцы изгоняются из государственных учреждений, а вместо них назначаются люди, которым чуждо все украинское. Закрываются "просвиты", украинские Учителя подвергаются административной ссылке.
   4. Нарушаются гражданские и политические свободы, свирепствует цензура. Официальная пресса тенденциозно изображает факты жизни, искажает их, а иногда и просто замалчивает. Запрещаются съезды ра­бочих и крестьян, в то время как на легальных съездах помещиков, промышленников и финансистов откровенно говорят о возрождении еди­ной неделимой России и осуждают украинский сепаратизм.
   5. Новой власти не удалось преодолеть анархию в стране и устано­вить спокойствие и порядок. Да это и невозможно сделать, опираясь, главным образом, на карательные экспедиции, которые накладывают на население необоснованные контрибуции, издеваются над человече­ским достоинством. Грабят, жгут села, расстреливают без суда невин­ных людей. Народ особенно возмущен тем, что в этих карательных экспедициях участвуют немецкие войска.
   Когда немцы пришли на Украину, местное население относилось к ним доброжелательно. Но после того, как они стали вмешиваться во вну­тренние дела Украины, отношение народа к ним изменилось и нередко против них совершаются террористические акты. Карательные экспеди­ции приводят не к успокоению края, а к всё новым и новым мятежам.
   В заключение меморандума делегаты съезда потребовали от пра­вительства устранения перечисленных беззаконий, освобождения по­литических заключенных, восстановления всех гражданских и поли­тических свобод, смены кабинета министров, немедленного созыва временного Законодательного Совета, куда вошли бы представители всех украинских партий и организаций, представляющие все слои на­селения, ответственности нового кабинета министров перед этим Советом, проведения не позже конца 1918 года выборов во Всеукраинское Учредительное собрание.
   Меморандум подписали члены Президиума Всеукраинского зем­ского союза Петлюра, Савченко-Бельский, Новик, а также уполномо­ченные съезда Ковтуненко, Н. Левицкий, Иванченко, Преснухин, Саликовский, Прокопович, Мациевич, Сидоренко, Одрина,
   /Интересно сравнить этот меморандум с Обращением "К немецкому
   народу"/
   Как бы в ответ на меморандум гетманские власти арестовали ряд
   украинских общественно-политических деятелей, в том числе В. Винниченко и С. Петлюру. По персональной просьбе министра иностран­ных дел Д, Дорошенко гетман Скоропадский освободил В. Винниченко уже на второй день после ареста. Петлюру тогда не освободили, ибо кроме его нападок на гетмана, немецкой контрразведке стало известно о его тайных связях с агентами Антанты.
  

В. ОТНОШЕНИЕ К ЕВРЕЯМ В ПЕРИОД ГЕТМАНАТА

  
   Остановимся теперь на отношениях между евреями и германской военной администрацией. Германцы и австрийцы пришли на Украину в последней декаде февраля 1918 года по приглашению Центральной Рады и ушли из нее десять месяцев спустя, вследствие поражения стран Четверного союза в Первой мировой войне и ноябрьской рево­люции в Германии.
   Еврейские партии отнеслись к приходу германцев и австрийцев от­рицательно, но никаких активных действий против них не предпри­нимали; широкие круги еврейского населения -- сдержанно, но доверчиво, считая, что они не допустят антиеврейских эксцессов и по­громов. Еврейские промышленники, торговцы и финансисты были ра­ды приходу немцев, поверив, что они обеспечат неприкосновенность частной собственности и свободу частной инициативы. Ожидания по­следних оправдались уже в первые месяцы германо-австрийского присутствия на Украине, под прикрытием которого местная буржуа­зия имела возможность совершать выгодные сделки, не опасаясь со­циалистического правительства В. Голубовича.
   В погоне за наживой приняла участие также и еврейская буржуа­зия. Кто занимался серьезным бизнесом, а кто -- разными аферами и спекуляцией. Некоторые евреи вели себя весьма бестактно; одни зак­лючали с немцами разного рода сомнительные сделки; другие, при­влеченные украинской милицией к ответственности за спекуляцию, обращались за помощью к немецкой военной администрации; третьи сопровождали немцев в качестве переводчиков во время их карательных выездов в украинские деревни.
   Все это настраивало украинское население против евреев. Особенно раздражала широкомасштабная деятельность киевского банкира А. Доб­рого и одесского биржевика С. Гутника.
   С именем А. Доброго у украинских эсеров связаны самые мрачные ассоциации. Выше уже упоминалось, что М Ткаченко распорядился похитить А. Доброго из-за его тесных связей с немцами, что дало по­вод немцам провести аресты в здании Центральной Рады во время её заседания 28 апреля. Затем, 29 июля, немецкий военный суд в Киеве приговорил бывших членов украинского правительства Вс. Голубовича, М. Ткаченко и А. Жуковского, а также нескольких других лиц к тюремному заключению сроком от одного до двух лет за похишение А. Доброго. Процесс этот был "открытым надругательством над украин­ской самостийностью" со стороны немцев /И. Чериковер/
   Не менее ненавистной фигурой для украинских социалистов был министр промышленности и торговли С. Гутник, проводивший поли­тику привилегий для предпринимателей и сокращения социальных прав рабочих. Благоприятствуя бизнесу в последние два месяца суще­ствования Центральной Рады, германо-австрийское присутствие не предотвратило антиеврейских эксцессов и погромов, чинимых "воль­ными казаками" и гайдамаками. Германцы и австрийцы как бы не за­мечали их, оставаясь нейтральными.
   После гетманского переворота немцы распустили отряды "воль­ных казаков" и гайдамаков подобно тому, как сразу же по приходе на Украину они распустили дружины еврейской самообороны. На­чиная с этого времени и вплоть до падения гетманского режима, ев­рейское население городов, а также местечек, вне зоны повстанче­ского движения не знало антиеврейских эксцессов и погромов /за редкими исключениями, о которых речь пойдет ниже/.
   С другой стороны, настраиванию нееврейского населения против евреев в значительной степени способствовали неоднократные анти­семитские выступления и воззвания германских и австро-венгерских органов власти. Так, вскоре после занятия Киева немцы вывесили на железнодорожном вокзале рядом два плаката. На одном из них было написано: "Остерегайтесь карманников!", а на другом -- "Остерегае­тесь евреев-менял!" Когда 20 апреля представитель общих сионистов в Малой Раде С, Гроссман внес запрос по этому поводу, требуя выразить протест немцам, украинские представители, которые в то время поло­жительно относились к немцам, увидели в этом только еврейскую мелочность и придирчивость.
   18 июля 1918 года начальник Белоцерковской окружной коменда­туры Киевской губернии немецкий полковник Никеш фон Розенек опу­бликовал воззвание,. в котором говорилось, что большая часть еврейского населения, и в первую очередь торговцы, контактируя с украин­ским населением во время своих поездок в деревню, агитируют крестьян против гетманского правительства и германской военной администра­ции. Уездным старостам и волостным старшинам предписывалось без­отлагательно сообщать имена этих антиправительственных агитаторов,
   18 октября 1918 года начальник Смелянской окружной комендатуры той же губернии подполковник Шерер опубликовал два воззвания к ук­раинскому населению, в которых говорилось, что "неприятельские аген­ты, большей частью евреи, в городах и местечках распространяют лож­ные и раздражающие слухи о немцах. Они хотят этим подорвать честь германского государства, а вас лишить доверия к немцам, которые охра­няют вас против разбойников и банд". Другие неприятельские агенты, и опять преимущественно евреи, распространяют ложные слухи, что нем­цы собираются вскоре покинуть Украину. Шерер грозился строго нака­зать подстрекателей-провокаторов, вплоть до применения смертной каз­ни.
   В августе 1918 года австро-венгерское командование распростра­нило циркуляр среди раввинов и общин Подольской, Екатеринославской и Херсонской губерний, в котором, в частности, говорилось: "До­казано, что единичные члены еврейской нации пытаются склонить на­ших солдат к проступкам и преступлениям в: а/ политическом направ­лении и б/ в хозяйственном отношении". С другой стороны, "известно, с какой солидарностью держится и действует все еврейство". Ввиду этого австро-венгерское командование "привлекает к ответственности все еврейство" и призывает его воспрепятствовать своим дурным элементам "Если же оно этого не сделает, то явится их соучастником и должно нести все последствия этого. Последствия суть; контрибуция на еврейское население, исключительные меры против него".
   Представители австрийской военной власти приняли этот циркуляр к руководству.
   Австрийский комендант Екатеринослава вызвал к себе местных рав­винов и прочитал по записке, что "Всемирный еврейский союз" зани­мается шпионажем в пользу Англии и Франции и что евреи являются вожаками краж и мошенничества на Украине". Комендант потребо­вал, чтобы община выдала властям этих шпионов и преступников, а также приняла резолюцию о своей ориентации на центральные держа­вы.
   Еврейские политические деятели в то время, очевидно, не чувство­вали себя запуганными такими угрозами, и фракции Екатеринослав-ского общинного совета приняли ответную резолюцию, что "община с негодованием проходит мимо всех этих инсинуаций и не находит нужным выносить резолюцию о своей ориентации" [И. Чериковер].
   Представитель австрийского командования в Верхнеднепровске Екатеринославской губернии вывесил следующий приказ: "Я запрещаю ме­стным жителям иудейского вероисповедания вступать в какие-либо сно­шения с моими солдатами, разговаривать с ними, гулять и т.п." Наруше­ние приказа каралось в первый раз поркой, а во второй -- расстрелом.
   "Отношение организованной еврейской общественности, полити­ческих деятелей и демократических общин к режиму гетманщины и немецкой оккупации было с самого начала отрицательное. Общая ре­акция, как это всегда бывает, немедленно отозвалась на еврейском вопросе". /И.ЧериковерА Ограничиваются права евреев в разных об­ластях, отменяется закон о национально-персональной автономии, упраздняется Еврейское министерство, затрудняется нормальное функционирование еврейских общин. По самым различным поводам на ев­реев накладывается контрибуция, в частности евреи привлекаются к уплате контрибуции, накладываемой на деревню "за участие в аграр­ных беспорядках", хотя еврейское население, разумеется, никакого участия в крестьянских волнениях не принимало. При этом евреи об­лагаются во много раз больше, чем нееврейское население. Так было, например, в Обухове Киевской губернии, где на местечко была нало­жена контрибуция в размере свыше 2 миллионов рублей в возмещение за понесенные помещиками убытки /при этом на долю еврейской семьи пришлось в среднем около 2 тысяч рублей, а крестьянской -- 40/. В официальной и проправительственной прессе часто появляются ан­тисемитские статьи, особенно в официозе военного министерства "Видродження" /"Возрождение"/ В одной из статей, помещенных в ней во второй половине мая 1918 года, писалось: "Там, где строится украинская государственность, там евреев как активных работников нет. Там же, где она разрушается, там евреи трудятся усердно. Они должны стать абсолютно нейтральными, не вмешиваться в дело осво­бождения украинского народа. Если они активно выступают против, то они пожнут то, что посеют. Евреи были на стороне поляков, когда мы с ними воевали, и за это дорого заплатили. Теперь Украина борет­ся с Московщиной, и еврейство вновь перешло в лагерь наших врагов. Заплатит оно и за это". Правительственное издательство "Националь­ный прапор" /"Национальное знамя"/ выпустило брошюру "Как жил украинский народ", в которой всячески поносились москали, ляхи и жиды. В ней говорится, что жиды испокон веков были врагами укра­инского народа. Поэтому надо опасаться, что они при первом же удобном случае попытаются "продать Украинскую Державу".
   Приведенные высказывания живо напоминают обращение "К немец­кому народу". Мы видим, что в области ксенофобии правящие круги гет­манской державы и оппозиционной им УНДС находят общий язык.
   Кроме проявления антисемитизма словесного, в этот период имеют место также проявления антисемитизма действенного со стороны гет­манских казаков и державной варты /государственной стражи, т,е, полиции/.
   В мае-июне 19.18 года отряд гетманских казаков под командовани­ем уездного коменданта Ярошевского терроризировал местечки Слобода, Радуль, Добрянка, Городня Городнянского уезда Черниговской губернииэ требуя выдачи якобы хранящегося у евреев оружия. Евреи подвергались жестоким истязаниям. Многие получили тяжелые увечья. Подобные эксцессы учинили гетманские солдаты также и в местечках Киевской губернии: в Плискове -- в мае и в Ружине -- в августе. В июле державна варта учинила погром в местечке Белиловка на Киевщене и в местечке Кузьмин на Волыни. Из последнего были увезены 20 евреев, судьба которых осталась неизвестной.
   Надо отметить, что "погромные насилия со стороны войск и державной варты в период гетманщины не носили характер системы и были немногочисленны и случайны". /И. Чериковер/.
   В конце мая -- начале июня 1918 года, в связи с аграрной полити­кой гетмана Скоропадского и продовольственной политикой немец­ких властей, вспыхивает крестьянское повстанческое движение. И тут же проявляется "неразрывная, почти органическая связь между пов­станчеством на Украине и еврейскими погромами. Одновременно с первыми вспышками крестьянских восстаний рождается и яростное движение деревни против еврейского населения. Связь между этими двумя явлениями видна хотя бы из того, что большая часть еврейских погромов этого периода имела место в селах и местечках Таращанского и Звенигородского уездов Киевской губернии, которые являются как раз колыбелью крестьянской революции и партизанщины.
   Обычная картина погромов этого типа такова: налёт окрестных партизанских групп из деревни на местечко, вымещение на евреях злобы против немцев и гетманской власти, подомный террор в тече­ние недель, иногда месяцев, частые случаи жестоких убийств, охота на спасающихся но окрестным дорогам евреев, ограбление и вымога­тельство контрибуции под угрозой смерти. Последний приём приме­няется с особой настойчивостью и последовательностью, и фактиче­ски создается положение, что крестьянское повсгаическое движение этих районов питается забранными у евреев деньгами" /И.Чериковер, стр. 174-175/
   Один из первых погромов, учиненных повстанцами, произошёл 5 ию­ня 1918 года в местечке Лысянка Звенигородского уезда, где 150 лет то­му назад Железняк впервые встретился с Гонтой и устроил знаменитую резню евреев. Многотысячная толпа крестьян из окрестных деревень во­рвалась в местечко и разгромила все еврейские дома и магазины. Затем началась кровавая расправа над еврейским населением "Терроризиро­ванное еврейское население укрылось в погреба, но несчастные жертвы в одних случаях были извлечены и убиты, причем надругались над трупами,а в других --их похоронили под развалинами, бросая бомбы в
   погреба. Так заживо были похоронены в одном погребе 7 человек",-- рассказывает очевиден. Всего было убито около 40 евреев (кроме беглецов, убитых по окрестным дорогам). 50 евреев получили тяжелые ранения (И. Чериковер).
   С приближением немецкого отряда повстанцы покинули Лысянку, но вскоре вернулись, в еще большем количестве. Немцы отступили, а пов­станцы учинили новый погром и убили нескольких евреев Особенным зверством отличалось убийство адвоката Эрлихмана, которого нашли с выколотыми глазами, отрезанными ушами, изрезанным на части.
   Затем прибыл большой отряд немцев в несколько тысяч человек. "Немцы назначили военный суд, судили убийц и 40 человек пригово­рили к расстрелу. Они заставили евреев выступить свидетелями и изобличать бандитов, и этим возбудили навеки злобу против евреев... Когда несколько дней спустя немцы уехали, оставив нас без охраны, бандиты опять ворвались в местечко и опять учинили резню",-- вспоминает раввин Лысянки (И. Чериковер).
   Через несколько дней опять пришли немцы и приостановили пог­ром. Затем они ушли, и опять пришли повстанцы. Хотели вырезать всех евреев за то; что они "привели немцев". На этот раз командир отряда Артаненко не допустил кровопролития.
   После Лысянки погромы с человеческими жертвами произошли в местечках Виноград и Рожаиы Звенигородского уезда, В середине ию­ня крестьяне из окрестных деревень явились в деревню Торчицы и учи­нили погром. Они обвинили евреев в том, что те привели немцев и не участвуют в движении против немцев и гетмана. В Торчицах повстан­цы убили 18 евреев и многих ранили. Раненых закапывали живьем.
   Погромная волна разливается все шире и шире и захлестывает все новые и новые местечки. Па дорогах ведется охота за проезжими евреями. В течение трех месяцев Жашков, Лысянка, Виноград. Стави­ще и лругие еврейские местечки находятся как бы на осадном положении. "Мы не успеваем предать погребению один труп, как уже првивозят второй и третий; изверги издеваются над трупами, бросают их по дорогам с отрубленными головами, сломанными руками, вспоротыми животами .. Немцы, часто проходящие через местечко, только подливают масло в пожар, охвативший район. Когда мы к ним об­ращаемся за помощью, они отговариваются, что у них нет об этом при­казании свыше",-- вспоминает очевидец из Жашкова (И. Чериковер).
   Во второй половине августа в Жашков прибыл большевистский от­ряд во главе с Гребенко. Отряд действовал под лозунгами: "Вон нем­цев!", "Долой гетманами "Смерть богатым!". Отрядом этим в Жашкове были убиты 10 евреев.
   Если повстанцы обвиняли евреев в том, что они якобы привели нем­цев на Украину, и мстили им за немцев и за гетмана, то немцы утвер­ждали, что евреи ведут среди крестьян антинемецкую пропаганду и, тем самым, подстрекают их к восстанию. Повстанцы обвиняли евреев в том, что они сотрудничают с немцами, а немцы упрекали евреев за хорошее отношение к повстанцам. Так, в районе местечка Корсунь происходили ожесточенные бои между повстанцами и немцами, и однажды немцам пришлось оставить Корсунь. "Когда они назавтра вер­нулись обратно, они решили излить свою злобу на евреев, которые тепло принимали повстанцев. Немцы въехали в город на броневике и выстрелили в группу евреев, мирно стоящих на базаре; некоторые бы­ли при этом убиты, некоторые ранены",-- сообщает очевидец (И. Че­риковер).
   29 августа 1918 года депутация киевской еврейской общины пред­ставила министру внутренних дел Игорю Кистяковскому докладную записку, в которой, в частности, говорилось: "Погромная волна гро­зит разлиться кровавым потоком по всей Киевщине, Черниговщине и Волыни. Во многих городах и местечках еврейство пребывает в по­стоянном страхе за жизнь и имущество". Для предотвращения даль­нейших эксцессов киевская община предлагала правительству: обна­родовать воззвание к населению против погромов, образовать след­ственную комиссию "с привлечением по возможности представите­лей еврейской общественности, издать законопроект о возмещении правительством убытков потерпевшему населению, ассигновать 300 тысяч руб. для экстренной помощи и принять другие соответствующие меры".
   В ответ на это Кистяковский сказал, что, согласно получаемым от
   губернских и уездных старост сообщениям, нигде на Украине не за­мечается специального движения против евреев. Потом он добавил: "Правда, в некоторых местах имеют место насилия над евреями, но это объясняется вообще хаосом переходного периода, да кроме того все эти грабежи и убийства являются результатом большевизма, в ко­ем евреи участвовали пропорционально больше, чем это полагается по их числу на Украине",
   Все-таки Кистяковский обещал принять решительнее меры против антиеврейских эксцессов. Однако гетманское правительство никакой помощи погромленным не оказало и никаких мер против погромов не предприняло.
   Впрочем, вряд ли гетманское правительство могло повлиять на пов­станцев, перед которыми оно было бессильно и действия которых были направлены, главным образом, против него.
   Антиеврейские эксцессы, чинимые повстанцами, продолжались почти до конца сентября.

* * . *

   Выше уже упоминалось, что 15 декабря 1917 года Центральная Рада приняла закон о еврейских общинных советах и о выборах их чле­нов /по так называемой "пятичленной норме" -- общие, равноправ­ные, пропорциональные, прямые, тайные выборы/. В выборах имели право участвовать все еврейские граждане УНР, достигшие 20 лет.
   Согласно переписи 1897 г., на территории Украины было 492 ев­рейские общины. За 20 прошедших с того времени лет число еврей­ских общин на Украине достигло примерно 600. Новые выборы в общинные советы состоялись в январе 1918 года, причем далеко не во всех общинах. Министерство по еврейским делам получило отчеты о проведении выборов в 250 общинах. Не было никаких условий для обработки поступивших данных. Несмотря на все усилия коллектива под руководством управляющего делами министерства Н Гергеля, к концу июня (т. е. ко времени, когда со дня на день ожидался приказ гетмана о ликвидации министерства) удалось обработать и утвердить лишь 193 отчёта. . I
   Согласно утверждённым отчётам, за общих сионистов проголосовало 36% избирателей, принявших: участие в выборах в 193 еврейских общи­нах, за "Бунд" -- 14,4%, за "Ахдут" -- 10%, за "Фарэйниктэ" -- 8,2%., за "Поалэй-Цион"-- 6,3%, за "Фолкспартэй" -- 3%, за "Фолксгруппэ" (еврейских кадетов) -- 1%, за местные группы -- 20%. ["Еврейская на­циональность и советская политика" (англ). Принстон, 1972, стр. 79]
   Результаты выборов еше раз показали, что большинство еврейских избирателей идут за общими сионистами и ортодоксами. Они потре­бовали преобразования состава Национального Совета в соответствии с результатами выборов. Социалисты долго не сдавали своих позиций. Наконец пришли к компромиссу: расширить Совет до 60 членов, из них -- 24 представителя общих сионистов и "Цэирэй-Цион", 6 пред­ставителей блока "Ахдут" и 30 представителей "Бунда", "Фарэйниктэ", "Поалэй-Цион" и "Фолкспартэй". Такой состав Национального Совета абсолютно парализовал его деятельность, ибо всегда приводил к ничейному тупику.
   2 июля члены Национального Совета пришли к выводу, что так даль­ше продолжаться не может и необходимо провести новые выборы, в ко­торых примут участие члены недавно избранных советов еврейских об­щин. С этой целью было образовано Главное избирательное бюро из 3 человек, по 4 от каждого блока. Это бюро, в свою очередь, избрало Сек­ретариат из одного общего сиониста и одного бундовца. Главное избира­тельное бюро приняло решение о проведении выборов 14-16 июля.
   Между тем 9 июля гетман издал указ об отмене закона о националь­но-персональной автономии и ликвидации национальных министерств, а 16 июля были ликвидированы также национальные советы. Поэто­му выборы несколько раз откладывались и, наконец, состоялись 11-13 сентября как "выборы делегатов на Всеукраинский съезд еврейских общин". В них приняли участие члены 168 советов еврейских общин из 194, утвержденных в июле.
   На заседании главного бюро по проведению выборов, состоявшем ся 21 октября, были признаны действительными результаты выборов в 161 совете еврейских общин. В общем были признаны действитель­ными 3 565 голосов членов советов общин, представляющих 209 128 избирателей, принявших в свое время участие в выборах в эти сове­ты. По своей партийной принадлежности 125 делегатов съезда рас­пределились следующим образом: 42 -- от общих сионистов, 23 -- от "Бунда", 16 -- от "Дадут", 14 -- от "Цэирэй-Цион", 12-- от "Фарэйниктэ", 11-- от "Поалэй-Цион" и 4 -- от "Фолкспартэй". На этом же заседании бюро было принято решение созвать съезд 3 но­ября, назвать его "Временным Еврейским Национальным собрани­ем" и включить в повестку работы съезда два политических пункта: 1/ восстановление национально-персональной автономии; 2/ отно­шение украинского еврейства к предстоящей международной мир­ной конференции.
   Первая /и последняя/ сессия Временного Еврейского Националь­ного собрания состоялась 3-11 ноября 1918 года. Она открылась вступительным словом на иврите общего сиониста Брука. Еврейские социалисты и "Фолкспартэй" бурно протестовали против ведения заседания на языке, непонятном большинству депутатов. "Бунд" и "Фарэйниктэ" покинули зал заседаний. Представители же "Поалэй-Цион" и "Фолкспартэй", несмотря на свой протест, остались на мес­тах. В президиум собрания вошли: Усышкин -- от общих сиони­стов, Каплан -- от "Цэирэй-Цион", раввин Алешковский -- от "Ахдут" и Лацкий --от "Фолкспартэй".Ни один социалист в прези­диум не вошел. Когда и второе заседание Усышкин начал проводить на иврите, в зале вспыхнула целая буря, В конце концов пришли к соглашению, что иврит и идиш будут равноправными языками на всех заседаниях Национального собрания. Это был единственный -
   компромисс, достигнутый представителями противоборствующих лагерей.
   10 ноября была принята предложенная общими сионистами резо-люция, которая гласила: "От имени трех миллионов украинских ев­реев Еврейское Временное Национальное собрание требует;
   1. Признания еврейского народа как нации;
   2. Принятия еврейской нации в Лигу Наций как равноправного члена;
   3. Международной гарантии для восстановления еврейского нацио­нального и политического центра на исторической родине еврейского народа-- в Палестине;
   4. Обеспечения путем международных гарантий и контроля Лиги Наций: 1/ национального и гражданского равноправия евреев во всех странах; 2/ полной свободы религиозной жизни, субботнего отдыха и т.д.; з/ национально-персональной автономии в тех местах, где евреи этого потребуют; 4/ допущения еврейской делегации на мирную кон­ференцию".
   За эту резолюцию проголосовало 64 представителя общих сионис­тов, "Цэирэй-Цион", "Ахдут", против -- 31 представитель остальных четырех еврейских партий. Представители меньшинства отказались в дальнейшем сотрудничать с большинством, сетуя на то, что оно с ним совсем не считается.
   В состав делегации евреев Украины на Парижскую мирную конфе­ренцию вошли; Усышкин, Ахад 'а-Ам, КреЙнин и Грузенберг от об­щих сионистов и раввин Аронсон от "Ахдут".
   В тот же день, 10 ноября, Временное Национальное собрание избрало из своей среды 25 членов Малого Национального собрания, которое дол­жно было; а/ исполнять законодательные функции в промежутке между сессиями Национального собрания; б/ контролировать деятельность ис­полнительного органа -- Национального Секретариата -- и пополнять его состав в случае выхода из него того или иного члена; в/ утверждать бюджет и контролировать его использование. Из 25 членов Малого На­ционального собрания было 8 от общих сионистов, 5 -- от "Бунда", 4 -- от "Ахдут", 3 -- от "Цэирэй-Цион", по 2 -- от "Поалэй-Цион" и "Фарэйниктэ" и 1 -- от "Фолкспартэй". Таким образом, соотношение сил в Малом Национальном собрании было 15 к 10.
   На последнем заседании 11 ноября было избрано 7 членов Национального Секретариата /вместо 12, ибо представители оппозиции от­казались в нем участвовать/, [С. Гольдельман, "Еврейская националь­ная автономия на Украине" /укр,/, Мюнхен, 1963]
  

Г. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ КИЕВОМ И МОСКВОЙ

В АПРЕЛЕ-ИЮНЕ 1918 ГОДА.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СТОРОННИКОВ ЕДИНОЙ И

НЕДЕЛИМОЙ РОССИИ НА УКРАИНЕ

  
   В соответствии с Брестским мирным договором Советская Россия должна была признать независимость Украины и установить с ней ди­пломатические отношения. Поскольку Совнарком не спешил с выполне­нием этих обязательств, 30 марта 1918 года Центральная Рада первая об­ратилась к Советской России с предложением начать мирные перегово­ры. В ответной ноте от 3 апреля Совнарком заявил о своей готовности начать переговоры 5 апреля в Смоленске. Украина же настаивала, чтобы переговоры велись в Киеве. Совнарком долго не соглашался, но, нако­нец, уступил, и переговоры начались в Киеве 23 мая уже при гетманском режиме. Украинскую делегацию возглавлял у.с.-ф. профессор С. Шелухин5 а российскую -- профессиональный революционер Христиан Раковский. Раковский заявил, что Совнарком России признает Украину не­зависимым государством,
   Переговоры проходили успешно, и уже 13 июня было заключено рос­сийско-украинское перемирие. Враждебные действия прекращались. До установления окончательных границ командиры пограничных частей по­лучили полномочия устанавливать демаркационные линии. Договори­лись, что не будут чиниться препятствия людям, желающим выехать из России на Украину или наоборот. Договорились о взаимном возврате военнопленных и о том, что Россия вернет Украине весь увезенный вагонно-паровозный парк. Договорились о регулярных торговых сноше­ниях, о согласовании железнодорожных перевозок. Однако в мирный договор это соглашение не переросло: договаривающиеся стороны не готовы были к территориальным уступкам, а Германия не была заинтересована оказывать на них давление, как это она делала в вопросах, Не относящихся к границам. Российско-украинское мирное соглашение имело, по крайней мере, два важных следствия: во-первых, возвращение Украине вагонно-паровозного парка способствовало хозяйственному оживлению в ней; во-вторых, Совнарком вынужден был разрешить всем того желающим покинуть Россию -- и на Украину потянулся бес­конечный поток беженцев, спасающихся от голода, холода, а также от экономического и политического террора.
   Член "Фолкспартэй" адвокат А.А. Гольденвейзер вспоминает: "Киев, хотя и на короткое время, стал подлинно всероссийским цен­тром... К нам переехали правления всех банков, крупные промыш­ленники и финансисты, представители аристократии, придворных и демократических кругов, К нам потянулась и интеллигенция -- адво­каты, профессора, журналисты. С августа по декабрь 1918 года у нас, можно оказать, перебывали весь Петроград и вся Москва".
   Одним из следствий притока эмигрантов с севера было то, что на юге сторонники единой и неделимой России, враги украинской само­стийности и украинизации получили значительное пополнение.
   Еще до этого притока в Киеве, под предлогом борьбы за русскую школу и культуру на Украине, а фактически -- для борьбы с украини­зацией был основан "Русский Союз", куда вошли представители раз­личных российских партий и организаций, начиная с кадетов и кончая народными социалистами, меньшевиками и эсерами. "Русский Союз" и русскоязычная пресса пользовались каждым удобным случаем, что­бы обвинить украинцев в сепаратизме и шовинизме. Все это приводило к усилению антирусских настроений среди украинских обществен­но-политических деятелей /П. Христюк/.
   Не встречая никаких препятствий со стороны гетманских властей, почти во всех городах Украины возродились филиалы черносотенно-монархического "Союза русского народа", одесский филиал которого почему-то стал называться "Русским государственным союзом". В Киеве образовался аналогичный "Союз деятелей Украины".
   16 июля 1918 года в Киеве состоялся съезд различных российских мо­нархических группировок Украины. Они объединились в единый "Мо­нархический блок", поставивший перед собой конечной целью восстано­вление в России династии Романовых, не связанной конституционными путами, В силу сложившихся обстоятельств в настоящий момент для достижения этой цели надо опереться на гетмана и немцев. Стараясь не высказываться откровенно по поводу самостийности Украины и украинизадии, "Монархический блок" принял активное участие в создании прогерманских российских Северо-Астраханской и Южной армий для борьбы с большевиками. На последнем вопросе остановимся подробнее.
   Когда в начале мая 1918 года, захватив Украину и Крым, нел.цы за­няли Ростов, перед ними встала дилемма: продвигаться дальше на вос­ток и юго-восток, или прийти к мирному соглашению с восставшим против большевиков донским казачеством и Добровольческой армией. Шедший с немцами украинский отряд под командованием генерала Натиева и полковника Болбочана был за первое решение, ибо это су­лило, по их мнению, присоединение Дона и Кубани к Украине3. Нем­цы же предпочли второе решение.
   Опасаясь чрезмерного распыления своих сил и вооруженных столк­новений с российскими патриотами, немцы пришли к молчаливому соглашению с проантантовской Добровольческой армией о взаимном ненападении, А после того как атаман "Всевеликого войска донского" П. Н. Краснов декларировал свою прогерманскую ориентацию, немцы снабдили его казачьи армии оружием и боеприпасами.
   Тем временем в Киеве функционировало Бюро записи волонтеров в Добровольческую армию. Никто не дал разрешения на открытие этого Бюро, но никто его и не закрывал. Запись шла открыто, и волонтеры без всякой задержки отправлялись на территории, контролируемые Добровольческой армией. В середине июня под давлением немцев гетман Скоропадский распорядился закрыть это Бюро и объявил про­ведение записи в Добровольческую армию уголовным преступлением.
   Учитывая, что на Украине собралось много российских офицеров, немцы сочли необходимым дать выход их антибольшевистской энергии. Но не в рамках проаантантовской Добровольческой армии, а в Рамках прогерманских российских армий, которые предполагалось создать. Поэтому сразу же после закрытия Бюро записи в Доброволь­ческую армию немцы через гетманское военное министерство и эмис­саров атамана Краснова стали широко пропагандировать идею создания особой Южной армии для борьбы с большевиками. Они обещали выделить большую сумму на ее создание на базе запасов бывших Ки­евского и Одесского военных округов. В Киеве и Харькове были от­крыты Бюро записи волонтеров в Южную армию. Считаясь с монар­хическими настроениями большинства российского офицерства, аги­таторы подчеркивали, что цель Южной армии -- восстановление мо­нархии в России, в то время как Добровольческая армия "пропитана республиканскими настроениями".
   Однако, несмотря на свои монархические устремления, российское офицерство старалось любыми путями пробраться в Новочеркасск или Екатеринодар, инстинктивно чувствуя, что, "независимо от господства тех или иных политических течений в Добровольческой армии, имен­но там бьётся её национальное сердце"./В. И, Гурко/,
   Южная армия насчитывала не более двух тысяч воинов; ее возглав­лял престарелый генерал Н. И. Иванов, бывший командующий Юго-Западным фронтом. В районе устья Дона формировались аналогичные Астраханская армия и Саратовский корпус. Созданию Южной армии содействовали герцог Г.Лихтенбергский, граф Бобринский, "Монархический блок" и монархическое объединение крупных землевладель­цев "Наша Родина",
   Во второй половине октября 1918 года, в связи с резким ухудшени­ем своего военного и экономического положения, немцы прекратили поддержку прогерманских российских армий. Астраханская армия и Саратовский корпус перешли на иждивение атамана Краснова, а Юж­ная армия еще год продолжала влачить жалкое существование. Затем Н. И. Иванов передал ее в распоряжение Добровольческой армий, и она была преобразована в особый Воронежский корпус и направлена в Кантемировку Воронежской губернии.
   24 ноября 1918 года в Киеве было распространено воззвание "Голос к русскому народу от Южной армии", в котором, в частности, говорилось: "Россия! Тем жидам Бронштейну /Троцкий/, Нахамкису /Стеклов/, Цедербауму /Мартов/, Гольдману /Горев/, Кирбису /Керенский/, Либерману /Чернов/ не нужна Россия и благополучие русского народа. Они мечтают уничтожить Россию и обессилить русский народ во взаимной вражде и грабеже. Южная армия обращается с горячим при­зывом к православному русскому народу: перестаньте продавать Рос­сию жидам! Сбросьте с себя иго жидов!"
   В сентябре 1918 года из Петрограда и Москвы в Киев прибыла боль­шая группа бывших членов Государственного Совета и Государствен­ной Думы. 70 человек да них образовали "Совещание членов законо­дательных палат", среди которых не было республиканцев и абсолют­ное большинство которых считало, что Россия должна быть конститу­ционной монархией. "Совещание" избрало Бюро в составе 15 человек, которое сплотило вокруг себя бывших гласных губернских, уездных и городских управ. По инициативе кадета П. Милюкова на базе "Сове­щания" был образован "Совет государственного объединения России", куда вошли представители: 1. бюро "Совещания законодательных па­лат"; 2. Церковного Собора; 3. группы сенаторов; 4. группы земских и городских деятелей дореволюционного состава; 5, группы торговцев и промышленников; 6. финансово-банковской группы; 7. совета земель­ных собственников.
   Таким образом, и после этого расширения "Совещание" осталось до­вольно консервативным и крайне правым /А. Деникин/. Отношение Совета государственного объединения России к гетману и немцам бы­ло почти таким же, как отношение к ним "Монархического блока". Совет государственного объединения России попытался возглавить борьбу за восстановление единой и неделимой России и предложил Добровольческой армии встать под его начало. Для этой цели он направил в Екатеринодар Владимира Гурко и Щебеко. Поскольку самого Деникина в тот момент в Екатеринодаре не было, их принял его заместитель генерал Лукомский, который готов был согласиться на предложение Совета. Вскоре вернувшийся Деникин решительно отверг это предложение, заявив: "Добровольческая армия отнюдь не может стать орудием какой-то одной политической партии, особливо с шаткой ориентацией".
   Поддерживающее Добровольческую армию Объединение русских обшественных деятелей в Екатеринодаре в составе Н.И. Астрова, ММ Винавера, Н.Н. Львова, А.Н. Нератова, ВА. Степанова, С. Г. Сазонова и В. В. Шульгина заявило, что готово к объединению сил, борющихся за восстановление единой и неделимой России на следующих условиях; 1, резиденция правительственного органа будет находиться вне зоны немецкой оккупации; 2. Добровольческая армия будет признана "Все­российским государственным центром"; 3. будет вестись решительная борьба с принципом самостийности Украины.
   Что касается расширения антибольшевистского фронта, то меньшин­ство высказалось за присоединение к нему "Союза возрождения Рос­сии" и "Совета земств и городов" (см. ниже). Но большинство отверг­ло эту идею, считая неприемлемым всякий союз с социалистами из-за их принципа классовой борьбы.
   Окончательно оформился Совет государственного объединения Рос­сии в первой половине ноября 1918 г. Его председателем стал барон В. Меллер-Закомельский, а заместителями -- А. Кривошеий, П Н. Ми­люков и С. Третьяков, Председатель вторично обратился к Деникину, но на этот раз он не предлагал подчинение Добровольческой армии Совету государственного объединения, а, наоборот, выражал готов­ность Совета оказывать услуги Добровольческой армии. Деникин по­благодарил за это предложение, но высказал мнение о необходимости расширения Совета, чтобы можно было "опереться на всех государст­венно мыслящих людей". Ответ этот был направлен 9 декабря. Пока он дошел до Киева, члены Совета государственного объединения вы­нуждены были бежать в Одессу в связи с наступлением войск Дирек­тории.
   В Киеве активно действовали филиалы общероссийских "Нацио­нального центра" и "Союза возрождения России", Если "Монархиче­ский блок" и Совет государственного объединения России стояли на безоговорочно монархических позициях, а "Союз возрождения Рос­сии" -- на позициях республиканских, то "Национальный центр" окон-чательной позиции по этому вопросу не определил. Он объединял раз­нообразные российские общественно-политические течения, за исклю­чением крайних монархистов и социалистов.
   Все компоненты "Национального центрам должны были признавать следующие принципы: 1.единая и неделимая Россия; 2. бескомпромисная борьба с большевизмом; 3. антигерманская ориентация; 4, вер­ность Антанте.
   Из киевских общероссийских организаций к "Национальному цен­тру" примкнули: I. группаВ. Шульгина (сам Шульгин с осени 1918 го­да находился в Екатеринодаре), 2.внепартийный блок русских избира­телей, 3. клуб русских националистов; 4. общество "Русь"; 5. оппози­ционное к Краевому комитету крыло партии кадетов во главе с Ефимовским и А. Левицким.
   "Национальный центр" считал, что в мирное время блок с социали­стами невозможен, ибо они -- за классовую борьбу, однако б борьбе с большевиками союз с ними весьма желателен. Как московский, так и киевский "Национальный центр" были в хороших отношениях с "Со­юзом возрождения России" и в плохих отношениях с "Монархиче­ским блоком" и Советом государственного объединения из-за их под­держки гетмана и немцев.
   Главное различие между "Национальным центром" и Советом государственного объединения состояло в том, что первый был проантантовской ориентации, а второй -- прогерманской. В целом "Национальный центр" был либеральнее Совета государственного объединения, но из-за проблемы ориентации в первом находился крайний националист В. В. Шульгин, а во втором -- весьма либеральный П. Н. Милюков. Учредительные заседания киевского "На­ционального центра" и Совета государственного объединения Рос­сии состоялись 30 октября 1918 года,
   "Национальный центр" был ярым врагом украинской самостийно­сти, и в его обращении к странам Антанты и руководству Доброволь­ческой армии развивались следующие идеи:
   "1. Украинского государства никогда не было;
   2. Украинцы -- не нация, а политическая партия, взращённая Австро-Германией;
   3. Огромное большинство населения Малороссии считает себя русским народом и свято неизменно хранит верность союзникам растер­занной России;
   4. И Центральная Рада, и гетманское правительство совершенно оторваны от страны".
   "Национальный центр" призывал Добровольческую армию и союз­ников освободить Малороссию, с одной стороны, от австро-германцев и их ставленника гетмана, а с другой -- от большевиков. Намерение гетмана Скоропадского создать сепаратный Державный Сейм он счи­тал покушением на суверенитет единой и неделимой России.
   В "Союз возрождения России" входили народные социалисты, тру­довики и группа "Единство" во главе с В. Мякотиным и А. Пошехоновым. Его киевский филиал возглавлял народный социалист Д. М Одинец. "Союз возрождения России" враждебно относился к немцам, гет­ману и украинским националистам, "находился в плохом мире с мень­шевиками и российскими эсерами, не прощавшими ему сотрудниче­ства с буржуазными партиями и "Национальным центром". Он постольку-поскольку поддерживал Добровольческую армию" (А. Деникин).
   "Союз возрождения России" был ярым сторонником идеи Директо­рии как временной формы правления до созыва первого Всероссийского Учредительного собрания. Остановимся на этом подробнее.
   К маю 1918 года антибольшевистские общественно-политические силы России пришли к общему соглашению, что окончательную фор­му государственного устройства страны определит заново избранное Всероссийское Учредительное собрание (учитывая, что выборы в кон­це 1917 года проходили в ненормальных условиях). Что же касается формы правления до открытия этого Учредительного собрания, то зна­чительная часть антибольшевистских общественно-политических сил считала, что таковой должна быть военная диктатура (как, например, власть адмирала Колчака на Востоке или генерала Деникина на Юге). Наоборот, "Союз возрождения России" считал, что и в переходный период власть в основном должна принадлежать гражданским лицам, представляющим ведущие партии страны.
   В июле-сентябре 1918 года, вначале в Челябинске, а затем в Уфе, представители ряда партий реализовали эту идею в пятичленной "Уфимской Директории", куда были избраны; председатель Времен­ного Сибирского правительства, близкий к кадетам беспартийный П. Вологодский, эсер Н. Д. Авксентьев, народный социалист Н В. Чай­ковский, кадет Н. И. Астров и беспартийный генерал Болдырев. По­скольку Астров и Чайковский не смогли прибыть в Уфу, то вместо них в Директорию были включены их заместители -- соответственно, кадет Виноградов и эсер Зензинов.
   Под давлением эсеров из Самарского комитета члены Учредитель­ного собрания "Уфимской Директории" высказались за созыв Уч­редительного собрания в составе, избранном в конце 1917 года. При­чем это Учредительное собрание должно открыться в январе 1919 го­да, если к этому времени соберется 250 его депутатов, или в феврале 1919 года, если соберется не менее 170 депутатов.
   Это решение оттолкнуло от "Уфимской Директории" многие антибольшевистские группировки. Тем не менее "Союз возрождения Рос­сии" склонен был рассматривать "Уфимскую Директорию" как все­российскую власть, хотя трудно было предположить, что отрезанные от Уфы районы юга России согласятся на это. Спустя некоторое время представители земств и городов Юга России выдвинули идею авто­номии для Директории своего края.
   С 30 ноября по 8 декабря 1918 года в Симферополе состоялся съезд представителей земских и городских самоуправлений Юга России. Он высказался за поддержку "Уфимской Директории", но при этом счел целесообразным создание по ее образцу автономной Южно­российской Директории, власть которой распространялась бы на Украину, Крым, Дон, Кубань и Кавказ. В эту директорию должен войти командующий вооруженными силами Юга России генерал Деникин. Для реализации этой программы съезд избрал Совет земств и городов Юга России, куда вошли: 9 меньшевиков, 9 эсеров, 4 народных социалиста и 9 кадетов. Совет земств и городов избрал Цен­тральное бюро с местопребыванием в Одессе. Руководство Добро­вольческой армии отклонило этот проект4.
  

Д, ГЕТМАНАТ В ПЕРИОД МЕЖДУ ОБРАЗОВАНИЕМ УНС

И ПРОВОЗГЛАШЕНИЕМ УКРАИНСКОЙ ДИРЕКТОРИИ

В МАЕ-ОКТЯБРЕ 1918 ГОДА.

  
   В августе 1918 года на политической арене Украины произошли важные изменения: с одной стороны -- сближение гетмана Скоропадского с борцом за возрождение единой и неделимой монархической России, атаманом "Всевеликого Войска Донского" П. Н. Красновым, а с другой -- качественные и количественные изменения в УНДС Из не­го вышли сторонники "демократического гегманата", хлеборобы-демо­краты и вошли республиканцы -- украинские эсдеки и эсеры (правые и центр). Объединение украинских партий и организаций теперь стало называться УНС ("Украинский Национальный Союз"). Вначале пред­седателем УНС был А. Лотоцкий, а с 18 сентября --В. Винниченко. Кроме Крестьянского союза, Почтово-телеграфного союза и Объедине­ния железнодорожников, в УНС входили следующие украинские орга­низации: Всеукраинский учительский союз, Юридическое общество, Союз врачей, Галицко-Буковинская Рада, Холмский комитет, Кирилло-Мефодиевское братство, Центральный кооперативный комитет. Бюро профессиональных союзов, Крестьянская громада, Центральная Просвита, Всеукраинский земский союз, Союз помощников врачей, Поли­тический Красный Крест и другие более мелкие организации.
   У УНС установились хорошие отношения с начальником штаба гер­манских оккупационных войск на Украине генерал-лейтенантом Трене­ром и посланником Австро-Венгрии на Украине графом Форгачем, а позже -- с левыми фракциями германского парламента и членами мир­ной делегации Советской России.
   30 августа состоялось заседание УНС, на котором обсуждалось за­ключенное 7 августа соглашение между Украинской Державой и Ве­ликим Войском Донским, по которому за последним закреплялись Ростов-на-Дону, Таганрог и вся Донская область. УНС направил гет­ману Скоропадскому резкий протест против "отторжения украинского народа Донщины от Украины",
   Гетман на этот протест не реагировал, 3 сентября он с большой сви­той отправился в турне по Германии, встретился с императором Виль­гельмом и выразил ему свою полную преданность,
   10 сентября действие договора от 23 апреля 1918 года о поставках Украиной Германии продовольствия и сырья, срок которого истёк в конце августа, было продолжено до 15 июля 1919 года. Однако вскоре гетману Скоропадскому пришлось пожалеть о своих прогерманских декларациях.
   В том же месяце войска Антанты под командованием маршала Фоша разгромили германские войска. И уже 29 сентября командование германскими войсками в лице Гинденбурга и Людендорфа заявило Вильгельму II, что война проиграна и необходимо предпринять шаги для ее скорейшего прекращения. Вильгельм П согласился с мнением генералов, и 5 октября страны Четверного союза обратились к стра­нам Антанты с предложением приостановить военные действия и на­чать мирные переговоры.
   8 октября, обсудив эти предложения, гетманское правительство по­становило добиваться украинского представительства на междуна­родной мирной конференции и установить дипломатические отноше­ния с нейтральными странами.
   Приближающееся окончание мировой войны привело к изменению ориентации нескольких общественно-политических группировок на Украине. Союз земледельцев-собственников и "Протофис", которые до этого были прогерманскими и неукоснительно поддерживали гет­мана, пришли к выводу, что надо возвратиться к идее единой России и постепенно перейти на проантантовокую позицию. 14 октября делега­ция Союза во главе с его председателем графом Гейденом посетила гетмана Скоропадского и заявила о временном характере самостийно­сти Украины, о необходимости воссоздания единой России, о недопустимости участия социалистов в правительстве.
   Вслед за этим десять министров гетманского правительства во гла-ве с Н. Василенко решили, что настало время переориентироваться на Антанту. Они обратились к председателю Совета министров Ф. Лизогубу с меморандумом об изменении внешней политики. Зная, что Антанта стремится к ликвидации большевизма и восстановлению единой России, эти министры предлагали начать военные действия против Со­ветской России и после свержения большевизма приступить к воссозда­нию единого Российского государства, но уже на федеративных началах.
   Премьер-министр Ф, Лизогуб и министры И. Кистяковский, Д. До­рошенко, В. Любинский и Бутенко высказались против этого плана, подчеркивая, что Украина должна оставаться суверенной и не ее дело восстанавливать единую Россию. В связи с этими разногласиями 18 ок­тября 1918 года кабинет министров подал в отставку.
   Краевой ЦК партии кадетов поддержал позицию десяти министров. Председатель "Протофиса" князь Голицын советовал гетману не опи­раться на украинские партии, ибо, мол, все они -- социалисты.
   Однако гетман не последовал этому совету и возобновил свои кон­такты с УНС, Еще до правительственного кризиса, 5 октября, гетман принял председателя УНС В. Винниченко и членов Президиума А. Никовского (УПСФ) и Швеца (Крестьянский союз). Гетман обещал им предпринять активные меры для украинизации режима, но ничего в этом направлении не сделал.
   В середине октября была опубликована декларация УНС с резкой критикой антиукраинской и антидемократической деятельности каби­нета Ф. Лизогуба и с требованием замены этого кабинета коалицион­ным демократическим правительством, которое правило бы страной вплоть до созыва Всеукраинского Учредительного собрания. Перво­начальной задачей этого правительства должна быть ликвидация крупного землевладения и наделение землей малоземельных и беззе­мельных крестьян. Необходимо приложи^ все усилия для присоеди­нения к украинскому государству всех земель, населенных украинца­ми, т.е. Восточной Галиции, Северной Буковины, Закарпатской Укра­ины, Подляшья, части Холмшины, Бессарабии, Донщинып Курской и Воронежской губерний? а также Причерноморья и Кубани.
   Сразу же за этой декларацией последовал правительственный кризис, и Ф. Лизогуб от имени гетмана предложил УНС послать своих представителей в коалиционное правительство. Партия социалистов-федералистов приняла это предложение, и уже 19 октября Ф. Лизогуб представил на утверждение гетмана следующий состав своего второ­го кабинета: 1. премьер-министр -- Ф.Лизогуб; 2. министр финан­сов -- Ржепецкий; 3- военный министр и министр морских дел -- Рагоза; 4. министр иностранных дел -- Д. Дорошенко; 5. министр пу­тей сообщения --Бутенко; 6. министр здравоохранения и социаль­ного обеспечения --В, Любинский; 7. министр продовольствия -- Гербель; 8, министр внутренних дел -- Рейнбот; 9, министр торговли и промышленности --Меринг; 10. министр земледелия --В. Леонтович; 11. министр юстиции --А. Вязлов; 12. министр вероисповеда­ний-- А. Лотоцкий; 13. министр труда -- М. Славинский; 14.министр просвещения и искусств -- П Стебницкий. В этом списке пять по­следних членов кабинета -- социалисты-федералисты5 .
   24 октября 1918 года члены второго кабинета Ф. Лизогуба присягнули на верность Украинской Державе и приступили к исполнению своих обязанностей. За три недели функционирования этого кабинета ничего существенного не было сделано в аграрной области. Были сделаны по­пытки ускорить темпы украинизации и создать украинскую армию.
   Что касается внешнеполитической ориентации, то она выразилась в Грамоте гетмана от 30 октября 1918 года, в которой он подчеркивал свою верность принципу самостийности, отметив, что в международ­ных отношениях Украинская Держава будет придерживаться строгого нейтралитета. Однако большинство членов второго кабинета Ф. Лизо­губа продолжали сохранять прогерманскую ориентацию, что особен­но проявлялось в высказываниях заместителя государственного сек­ретаря Н. М. Могилянского. Верными немцам продолжали оставаться "Монархический блок" и атаман Краснов. "Совещание членов законодательных палат", не порывая связи с немцами, установило также свя­зи и с Антантой. Оно просило у Антанты; 1. поддержки Добровольческой армии; 2. занятия обеих столиц высоко дисциплинированными и дружественно к России относящимися армиями и сохранения в оккупированных Германией областях ее гарнизонов до замены их гарнизонами союзников (в целях поддержания порядка и предотвращения большевистской агрессии). Последняя просьба содержалась также в телеграмме на имя президента США Вудро Вильсона, направленной во второй половине октября Союзом земледельцев-собственников и
   "Протофисом".
   Поскольку и во втором кабинете Ф. Лизогуба было много людей, весьма далеких от украинской национальной идеи, хлеборобы-демо­краты относились к нему весьма отрицательно. Поэтому, когда они подали заявку в министерство внутренних дел на проведение II съезда УДХП в последних числах октября, министр Рейнбот думал было не удовлетворять их просьбу. Однако за несколько дней до предполагае­мого открытия этого съезда в Киеве собрался съезд Союза земледель­цев-собственников. Его участники тепло восприняли выступление гетмана Скоропадского в пользу самостийности Украины. А когда гетман ушел, с неменьшей теплотой они восприняли выступление из­вестного черносотенца Пуришкевича против независимости Украины и сепаратной власти гетмана. На съезде присутствовал Рейнбот, кото­рый никак не отреагировал на выступление Пуришкевича. Обо всем этом хлеборобы-демократы написали гетману Скоропадскому, После этого Рейнботу ничего не оставалось, как удовлетворить заявку хле­боробов-демократов,
   II съезд УДХП состоялся в Киеве 26-28 октября 1918 года. Он при­нял следующие решения:
   1. Украина должна быть независимом конституционным государ­ством, конкретную форму которого определит Первый Всеукраинский
   Сейм.
   2. "Земли" должны обладать широчайшей автономией.
   3. Федерация с Россией нецелесообразна.
   4. Необходимо создать сильную армию и флот на основе всеобщей двухлетней воинской повинности.
   5. Никакой гражданин Украины не может быть ограничен в своих правах иначе, как после приговора суда.
   6. Образование должно быть обязательным, бесплатным. Подрастаю­щее поколение должно воспитываться в национально-государствен­ном духе.
   7. Православная украинская церковь должна стать автокефальной. Ей принадлежит первое место среди всех остальных церквей на Укра­ине. При этом соблюдаются права всех иных вероисповеданий.
   8. Основой сельского хозяйства страны должно быть среднее и мел­кое землевладение. Земли сверх определенной нормы должны быть про­даны в обязательном порядке.
   9. Партия будет защищать все оправданные и реальные профессио­нальные требования и права украинских рабочих.
   10. Партия будет защищать экономическую независимость Украины и поддерживать максимальное развитие национальной промышленно­сти и торговли.
   Съезд постановил также, что единственным государственным язы­ком на Украине должен быть язык украинский. Все русские газеты, ведущие пропаганду против суверенитета Украины, должны быть за­крыты, а все люди, ведущие подобную агитацию, должны быть выд­ворены за пределы страны.
   Съезд поручил Генеральному Правлению партии вступить в контакт с руководством УНС для выяснения возможности совместных действий.
  

* * *

  
   Остановимся вкратце на деятельности большевиков Украины, по­кинувших её в связи с немецкой оккупацией. .
   15 мая 1918 г, в Москве состоялась конференция украинских коммунистов, Она осудила принятую их партией меньше месяца тому назад в Таганроге резолюцию о независимости КП(б)У от РКП(б) и высказалась за неразрывную связь украинской и российской коммунистических партий. Сторонники Николая Скрыпника остались в меньшинстве. На этой конференции чётко определились два течения в КП(б)У: "киевское", возглавляемое Пятаковым, и "екатеринославское", возглавляе­мое Квирингом и Яковлевым (Эпштейном). Первое считало ведущей революционной силой на Украине крестьянство, а второе -- пролета­риат. Оба эти течения нигилистически относились к праву наций на самоопределение. Лидер "киевской" группы Пятаков говорил, что право наций на самоопределение -- "это лозунг буржуазии, объеди­няющий все контрреволюционные силы. С этим лозунгом надо счи­таться, но, если будет установлена большевистская власть, лозунг этот не будет стоить выеденного яйца". Члены "екатеринославской" груп­пы еще меньше считались с правом наций на самоопределение,
   5-12 июля 1918 г. в Москве состоялся I съезд КП(б)У. На нём при­сутствовало 65 делегатов с решающим голосом и 177 -- с совещатель­ным. Делегаты эти представляли 45 парторганизаций Украины, насчи­тывающих 4364 члена партии. I съезд КП(б)У решил строить Украин­скую коммунистическую партию как часть РКП(б). Он избрал ЦК в со­ставе 15 членов и 6 кандидатов. В ЦК вошли: И. К. Амосов, А. С. Буб­нов, А. И. Буценко, Ш. А. Грузман, Ю. Гутаринов, В- П. Затонский, Л. И. Картвелишвили, Э. И. Квиринг, С. В, Косиор, И М Крейсберг, Г Л. Пятаков, Д. Л. Ровнер, Р. Б. Фарбман, И. И. Шварц, Я. А. Яков­лев (Эпштейн). Секретарем КП(б)У был избран Г. Л. Пятаков, а пред­седателем ЦВРК (Центрального Военно-Революционного Комитета Украины -- А. С. Бубнов. В состав ЦВРК вошли также В. П Затонский, Ю. М Коцюбинский и несколько военных специалистов.
   Из состава ЦК КП(б)У было выделено "заграничное бюро" для свя­зи с ЦК РКП(б). Резиденцией этвго "бюро" стал город Орел.
   Это бюро должно было координировать стачечное движение в горо­дах гетманской державы (ответственный -- А. Е. Близниченко) и пов­станческое движение в деревне (ответственный --Г. Пятаков). Послед­ний руководил формированием новых пробольшевисгских повстанче­ских отрядов и снабжением уже существующих отрядов продоволь­ствием и оружием. В случае общего восстания против гетмана и оккупантов планировалось вторжение на Украину из так называемой "нейтральной зоны" на юге Курской губернии, где находили убежище остатки разгромленных немцами и гетманцами повстанческих отрядов и фор­мировались новые отряды.
   В начале июня 1918 г. в Таращанском и Звенигородском уездах Киевской губернии вспыхнуло крестьянское восстание под руководством В. С. Баляса. "Заграничное бюро" послало на Украину бывше­го подполковника царской армии большевика Н. Г. Крапивянского. Крапивянский организует "Центральный повстанческий штаб", под руководством которого, начиная с 6 августа, во многих уездах Черни­говской губернии и в некоторых прилегающих к ней уездах Полтавской губернии разгорается антигетманское крестьянское восстание.
   Примерно в это же время наносит ряд сильных ударов по немцам и гетманцам отряд бывшего коллеги Крапивянского по Комитету солдат­ских депутатов 7-й армии, кавалера четырех георгиевских крестов прапорщика Д, Шмидта (Давида Гутмана). Сфера деятельности от­ряда Шмидта распространялась на уезды Полтавской губернии вокруг города Прилуки, в котором до прихода немцев Шмидт был большеви­стским комендантом.
   В последней декаде августа после ряда сражений с превосходящи­ми силами немцев и гетманцев отряды Крапивянского и Шмидта вы­нуждены были покинуть пределы Украины и расположиться в "ней­тральной зоне". Вскоре в эту зону прибыли также большевистские партизанские отряды из ряда уездов Киевской губернии (главным об­разом -- Таращанского).
   Сразу же после того, как Пятакову и Бубнову стало известно, что Крапивянский назначил начало восстания на 6 августа, они отдали так называемый "Приказ N 1" об антигетманском крестьянском восста­нии. Поскольку этот приказ не возымел никакого действия за преде-, лами Черниговщины, северной Полтавщины и бунтующих уездов Ки-евщиныэ уже 7 августа Пятаков и Бубнов вынуждены были отдать "(Приказ N 2", отменяющий восстание и заменяющий его "мобилиза­цией сил". Этим была внесена дезорганизация в работу повстанческих комитетов и подорван авторитет Пятакова и Бубнова.
   8-9 сентября в Орле состоялся IV пленум ЦК КП(б)У. Пленум осудил Пятакова и Бубнова за "провал преждевременно начатого восстания" в августе. Нельзя, мол, было делать ставку на украинское кре­стьянство, а из-за слабости украинского пролетариата необходимо было дожидаться времени, когда Советская Россия сможет оказать Украине свою "братскую помощь". Критикующие Пятакова и Бубно­ва "екатеринославцы" договорились до обвинения их в "мелкобуржу­азном украинском национализме".
   Пятаков был снят с поста секретаря ЦК КП(б)У. По неофициально­му предложению Ленина пост председателя "заграничного бюро" вре­менно заняла Серафима Гопнер, не принадлежавшая ни к одному из противоборствующих течений партии. Для усиления ЦВРК Украины в него был введён Артем (Ф. А, Сергеев).
   22 сентября 1918 года ЦВРК Украины отдал приказ о сведении всех повстанческих отрядов в "нейтральной зоне" в две украинские повстанческие дивизии. Первую возглавили. Г. Крапивянский, вто­рую -- В. X. Ауссем, бывший член первого большевистского пра­вительства Украины. Первая дивизия состояла из полков; 1, Богунского; 2. Таращанского; 3. Новгород-Северского; 4. Нежинского, Их первыми командирами были; Н. А. Щорс, В. С. Баляс, Т. В. Черняк и Я. А, Кисель. Вторая дивизия состояла из полков Глуховского, Корочанского, Суджанского и Обоянского.
   В "нейтральной зоне" находился тогда также и Первый полк Червон­ного казачества, возглавляемый В. М. Примаковым. Вначале предпола­галось ввести его в состав Первой украинской дивизии, однако затем решено было придать Второй украинской дивизии. Осенью1918 г. в этот полк влились свежие силы. В частности, под начало Примакова встали его бывшие коллеги по дореволюционной подпольной работе С. А. Ту­ровский и М. О. Зюк. Первый впоследствии стал начальником штаба Червонного казачества, а второй -- начальником артиллерии6 .
   17-22 октября 1918 г. в Москве состоялся II съезд КП(б)У, 125 де­легатов которого представляли 5014 членов партии. Съезд избрал ЦК в составе 15 членов и 15 кандидатов. В ЦК, в частности, вошли: Артем (Ф. А. Сергеев), Н. И. Бесчетвертный, Ш.А. Грузман, Э. И. Квиринг, Н, В. Реут, П. Ф. Слинько, И. В. Сталин, И. И. Шварц.
   Съезд осудил как Пятакова и Бубнова за преждевременное восстание, так и Квиринга за недооценку важности союза с крестьянством. Тем не менее секретарём КП(б)У был избран Квиринг; Гопнер же продолжала возглавлять "заграничное бюро" вплоть до его роспуска в январе 1919 г.
   В связи с ожидаемым поражением стран Четверного союза на II съезде КП(б)У рассматривался вопрос, направить ли после ухода не­мецких войск из Украины украинские дивизии из "нейтральной зо­ны" на восток, как этого требовал главком Красной Армии И, И. Вацетис, или же направить их на Киев, как этого требовали вонны 1-й Украинской дивизии, наступавшей в направлении города Стародуб Черниговской губернии. 18 октября по этому вопросу выступил представитель РКП(б) Л. Б. Каменев, который, в частности, сказал: "Путь к Киеву лежит через Ростов. Мы придем к Киеву не через пар­тизанские действия и не через Стародуб, а через Ростов и Воронеж". "Екатеринославская группа" поддержала Каменева, "киевская груп­па" высказалась против. Конкретного решения по этому вопросу съезд не принял. Впоследствии 3-я украинская дивизия двинулась из "нейтральной зоны" в киевском направлении, а 2-я -- на Харьков.
   Подрывную деятельность против гетманской Украинской Державы проводили также советская мирная делегация в Киеве и советские кон­сульства в Киеве и Одессе. Державна варта напала на след советских агентов. Среди этих "дипломатов" были проведены обыски и аресты, но немцы почему-то настояли на освобождении арестованных7.
   В связи с этим Совнарком Советской России направил протест гет­манскому правительству по поводу "оскорбления членов советской мирной делегации" и отозвал ее председателя X. Раковского в Моск­ву. 7 октября мирные переговоры между двумя странами прекрати­лись, но дипломатические отношения не были разорваны, и советская делегация во главе с заместителем Раковского Д. Мануильским про­должала оставаться в Киеве.
   23 октября украинский посланник в Москве Кривцов телеграфи­ровал в Киев, что в связи с приближающимся крахом Германии Со­ветская Россия собирается аннулировать Брестский договор, предпи­сывающий ей мирные отношения с Украиной, и посему следует ожи­дать большевистского вторжения. И действительно, вскоре большеви­стские отряды вторглись в северные районы Черниговской и Харьков­ской губерний. На тревожный запрос гетманских властей об этом факте Д. Мануильский успокаивающе ответил, что на Черниговщине и Харьковщине действуют временно вышедшие из подчинения ко­мандования недисциплинированные отряды Красной Армии, кото­рые скоро будут прибраны к рукам, так как советская Россия с Украи­ной воевать не собирается.
  
   Перед лицом большевистской угрозы и крестьянского повстанче­ского движения гетманский режим был почти безоружен. Числен­ность его вооруженных сил вряд ли превышала 5 тысяч. Самыми бое­способными были отряд полковника Коновальца на Правобережной Украине, отряд полковника Болбочана на Левобережной Украине, а также немногочисленная гетманская гвардия, укомплектованная из выходцев из зажиточных крестьянских семей (так называемые "сердюки"}. Ввиду крайней немногочисленности своих вооруженных сил гетману волей-неволей приходилось опираться на немецкие штыки.
   Придя к власти, гетман Скоропадский думал создать значительные украинские вооруженные силы. На базе 18-й армии планировалось создать 8 пехотных корпусов и 4-5 кавалерийских дивизий. Немцы разрешили содержать на довольствии значительное число офицеров, но некоторое время не разрешали проведение массовой мобилизации. Затем они прекратили противодействие, и 26 июля 1918 года был опуб­ликован закон о всеобщей воинской повинности.
   Однако из-за развернувшегося повстанческого движения гетман Скоропадский опасался проводить мобилизацию среди незажиточных крестьян, находящихся под сильным влиянием украинских левых эсе­ров и большевиков. Поэтому он ограничился мобилизацией среди за­житочного крестьянства. Эта мобилизация не оправдала его ожиданий.
   В октябре 1918 года сильно ухудшилась дисциплина среди герман­ских и австро-венгерских войск, дислоцированных на Украине, Сол­даты требовали немедленной их отправки на родину. Началось броже­ние также среди гетманских войск.
   Гетман Скоропадский приходит к выводу о срочной необходимости воссоздания традиционных украинских вооруженных сил. 16 октября 1918 года он публикует закон о восстановлении казачества. К казац­кому сословию относятся потомки украинских казаков. Каждая гу­берния образует казацкий кош, состоящий из нескольких полков и воз­главляемый кошевым атаманом. Кошевые атаманы избирают Большую Казацкую Раду, во главе которой стоит сам гетман.
   Павел Скоропадский прекрасно понимал, что в тогдашних условиях подобный законопроект имел не более чем пропагандистское зна­чение. Что же касается реальных мероприятий, то 21 октября 1918 года через атамана Краснова он обратился к генералу Деникину с пред­ложением созвать в Киеве общее совещание антибольшевистских сил, в котором приняли бы участие представители Украины, Дона, Кубани, Терека, Азербайджана и Грузии. Деникин согласился с идеей совместстных действий против большевиков, но возражал против того, чтобы совещание это состоялось в Киеве и чтобы в нём принимали участие представители Грузии, которая "враждебна России вообще и Добро­вольческой армии -- в частности".
  
   Тем временем Первая мировая война подходила к концу. Первой капитулировала Болгария, за ней -- Турция и в конце октября император Австро-Венгрии Карл сообщил императору Германии Вильгельму II, что его страна больше не в состоянии воевать. Начался необратимый распад Австро-Венгерской империи. В начале ноября в Германии восстали мо­ряки, а вскоре после этого Германия капитулировала. 11 ноября отрек­лись от престола Вильгельм II в Берлине и Карл -- в Вене.
   Примерно в это время ген. Деникину удалось усилить и консоли­дировать вооруженные антибольшевистские силы Юга европейской части бывшей Российской империи. В связи с этим состоялось сроч­ное заседание гетманского коалиционного правительства. Большинст­во высказалось за то, чтобы и украинская армия встала под начало ге­нерала Деникина, Министры от УГТСФ категорически высказались против, считая, что при любых обстоятельствах украинская армия должна оставаться независимой,
   14 ноября гетман Скоропадский утвердил новый кабинет министров в следующем составе: 1. премьер-министр и временно исполняющий обя­занности министра земледелия -- С. Н. Гербель, 2. министр финансов -- Ржепецкий; 3, министр внутренних дел-- Кистяковский; 4. министр ино­странных дел -- Афанасьев; 5. временно исполняющий обязанности во­енного министра -- генерал-лейтенант Шуцкой; 6. морской министр -- адмирал Покровский; 7. министр труда -- профессор Косинский; 8. ми­нистр торговли и промышленности -- Меринг; 9, министр народного просвещения -- Науменко; 10. министр продовольственных дел --~ Глинка; 11, министр юстиции -- Рейнбот; 12. государственный контро­лер -- Петров; 13. министр здравоохранения -- В.Любинский;14. министр вероисповеданий -- Воронович; 15. временно исполняющий обя­занности министра путей сообщения -- Ландсберг
   Одновременно с утверждением нового кабинета министров гетман опубликовал грамоту, в которой, в частности, говорилось о будущей федеративной связи Украины с небольшевистской Россией. А в ночь с 14 на 15 ноября на улицах Киева был расклеен манифест Директо­рии УНР, в котором народ призывался к свержению гетманата и к вос­становлению независимой Украинской Республики. На образовании Директории УНР остановимся подробнее.
  

Е. ПОСЛЕДНИЙ МЕСЯЦ СУЩЕСТВОВАНИЯ ГЕТМАНАТА, ОН ЖЕ ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ СУЩЕСТВОВАНИЯ ДИРЕКТОРИИ.

  
   Осенью 1918 года, учитывая резкое ослабление стран Четверного союза, с одной стороны, и непрекращающиеся попытки гетмана Скоропадского установить тесные связи с Добровольческой армией -- с другой, радикальные украинские общественно-политические деятели пришли к выводу, что надо срочно готовиться к вооруженному вос­станию против гетмана. Владимир Винниченко и один из лидеров центра УПСР Никита Шаповал утверждают, что это они первые при­шли к такому выводу (см. соответственно их работы "Возрождение нации", т, 3. Вена, 1920 г.; "Великая революция и украинская освобо­дительная программа", Прага, 1928 г.), Н. Шаповал сразу же нашел ши­рокую поддержку по этому вопросу в рядах членов партии, чего от­нюдь нельзя сказать о В. Винниченко. Затем идею антигетманского восстания подхватили УПСС, Объединение железнодорожников Ук­раины и корпус галицких сечевых стрельцов.
   П. Христюк пишет, что первыми о подготовке восстания заговори­ли в центре УПСР и в Крестьянском союзе. Скоро к ним присоедини­лись самостийники и железнодорожники, затем, после некоторых ко­лебаний,-- часть у,с.-д. и сечевые стрельцы.
   В своей работе "УНР и период Директории" Матвей Стахов говорит, что идея антигетманского восстания зародилась у троих: у члена УПСС, начальника железнодорожной охраны генерала Осецкого (в некото­рых работах его почему-то называли "Александр Викторович"), у ру­ководителя Объединения железнодорожников беспартийного Андрея Макаренко и у члена ЦК УПСР (центр) Никиты Шаповала. И последний поделился этой идеей с В. Винниченко, который ее сразу же одобрил.
   Затем об этой идее было сообщено сечевым стрельцам. Их начальник штаба подполковник Андрей Мельник заявил, что его корпус примет участие в восстании лишь при условии, что в его руководстве в каче­стве головного атамана (пост главнокомандующего) будет Симон Петлюра, который тогда находился в заключении.
   В планы восстания уже на ранней стадии были посвящены также полковники В. Павленко и П. Болбочан, а из гражданских лиц -- сек­ретарь УНС Петр Дедушок и чиновник министерства иностранных дел буковинский украинец Артем Галип, сыгравший важную роль в подготовке восстания.
   В 20-х числах октября министр внутренних дел Рейнбот разрешил русским офицерам формировать на территории Украинской державы российские добровольческие дружины, что вызвало возмущение сре­ди украинских общественно-политических деятелей.
   Воспользовавшись этим, Винниченко и Шаповал в конце октября созвали совещание представителей УСДРП, УПСР, УПСС и УПСФ, на котором повели речь о необходимости свержения гетманского ре­жима. Большинство участников совещания высказались против этой идеи, а представители УПСФ назвали её "вредной авантюрой".
   5 ноября 1918 года на станции Скороходово между Харьковом и Полтавой состоялась встреча гетмана Скоропадского с атаманом Вой­ска Донского П. Н. Красновым. Гетман Скоропадский поднял тост за здоровье атамана и расцвет Войска Донского. В ответном тосте ата­ман Краснов весьма поэтически, но не очень дипломатично с полити­ческой точки зрения, сказал, что украинско-донской союз есть лишь начало того большого дела объединения российских земель, которое завершит гетман Скоропадский. Последний не отреагировал на это и тем самым как бы признал, что готов пожертвовать Украинской державой ради единой неделимой России,
   Этот эпизод получил широкую известность и, как отметил Н.Шаповал, явился поворотным пунктом в деле подготовки восстания.
   Вскоре после этой встречи в редакции органа УПСФ "Нова Рада" состоялось совещание представителей некоторых партий? входящих в УНС. На нём, в частности, присутствовали у. с.-ф. С, Ефремов, А, Никовский и К. Мациевич, у.с.-д. В, Винниченко и В. Садовский, пред­ставитель Крестьянского союза Ф. Швец и представитель Центра УПСР Н. Шаповал. Последний заявил, что в случае восстания можно рассчи­тывать на отряд сечевых стрельцов -- около 1500 чел,, отряд "черно­морцев" -- около 600 чел., Отдельный запорожский полк -- 2 500 чел.7 три полка Запорожской дивизии -- около 6 000 чел,, отряд железнодо­рожной охраны -- около 1 000 чел. Шаповал сказал, что, когда начнет­ся восстание, к этим отрядам присоединятся многие тысячи повстанцев.
   К. Мациевич сказал, что в случае восстания надо рассчитывать только на кадровых военных, ибо, "подняв народные массы, мы анархизируем Украину, а это приведет к большевизму. Ведь крестьяне придут захватывать землю, начнутся разбои и погромы, а это и есть большевизм". Поскольку УНС не обладает достаточным количеством регулярных войск, то поднимать восстание против гетмана нецелесо­образно. Аналогичную позицию занял С. Ефремов, подвергнув, к тому же, сомнению данные Шаповала.
   А. Никовский, в отличие от своих коллег по партии, высказался за восстание и подчеркнул необходимость принятия суровых мер, чтобы оно не выродилось в полнейшую анархию,
   Против восстания выступил правый у. с.-д. Валентин Садовский, отметив отсталость производственных сил на Украине, слабость ее пролетариата и реакционность крестьянства. Он доказывал, что необ­ходимо приложить все усилия для достижения определенного ком­промисса с гетманом.
   Спустя несколько дней состоялось открытое заседание УНС. Со­циалист-федералист Кушнир спросил, верпы ли слухи, что часть ру­ководства УНС затевает восстание. Винниченко ответил отрицательно и, чтобы предотвратить удар гетманской Державной Варты, 9 ноября опубликовал официальное опровержение.
   10 ноября руководство УНС через посредство хлеборобов-демократов Щемета и Михновского пообещало гетману Скоропадскому свою поддержку, если он согласится на восстановление республиканского режима на Украине и выдвинет свою кандидатуру на пост президента. Поскольку гетман ещё в начале ноября уже сделал свои выбор в пользу федеративной России, он отклонил это предложение.
   13 ноября 1918 г. гетманский кабинет восемью голосами против семи
   отклонил просьбу УНС о разрешении созыва Всеукраинского Национального Конгресса, В знак протеста министры от УПСФ подали в отставку.
   В тот же день социалистам-федералистам стало известно, что гетман готовится издать Грамоту о федеративной связи Украины с Россией. Они решили примкнуть к восстанию и сообщили о планах гетмана В. Винниченко и Н. Шаповалу. Те сочли, что настало время действовать, и от имени УНС тут же созвали тайное совещание, которое состоялось в ночь с 14 на 15 ноября в здании Министерства путей сообщения на Бибиковском бульваре, 34, в кабинете чиновника по особым поручениям А. Стокоза.
   На совещании присутствовали представители партий, входящих в УНС, Крестьянского союза, железнодорожников и воинских частей, которым было известно о готовящемся восстании,-- В. Винниченко, Н. Шаповал, Ф. Швец, П. Андриевский, А. Макаренко, А. Янко, П. Дедушок, Л. Мацюк, М. Кушнир, И. Кульчицкий, генерал А, Осецкий, полковник Василий Тютюнник, полковник Николай Аркас и сотник корпуса сечевых стрельцов Юлиан Чайковский.
   Совещание открыл В.Винниченко. Он сказал, что наступил крити­ческий момент. Гетман Скоропадский собирается поставить все воо­руженные силы Украины под начало генерала Деникина, а это неиз­бежно приведет к удушению украинской национально-социальной революции. Гетманскому заговору надо помешать и немедленно на­чать восстание. Для руководства восстанием надо избрать Директо­рию из трех человек,
   Все присутствующие согласились с этими тезисами. Были предло­жены следующие кандидатуры: от УСДРП -- Винниченко, от УПСР -- Щаповал, от Крестьянского союза -- Швец. Присутствующие было уже согласились на такой состав Директории, но тут выступил Юлиан Чайковский и от имени корпуса сечевых стрельцов потребовал вве­дения в директорию также и Симона Петлюры8. Винниченко поддержал это требование; тогда Никита Шаповал попросил снять свою кандидатуру, ссылаясь на плохое состояние здоровья9.
   Также и эта просьба была удовлетворена. Затем поступило предложение избрать дополнительно двух временных членов Директории: П. Андриевского от УПСС и А. Макаренко от Объединения железно­дорожников. В конечном итоге была избрана пятичленная Директо­рия: Владимир Винниченко, Симон Петлюра, Федор Швец, Панас Ан­дриевский и Андрей Макаренко.
   В результате поспешности созыва этого совещания и случайности состава его участников "Директория получилась с точки зрения соци­ально-политической бесцветной и серой". Последние три её члена были узкими националистами, плохо разбирающимися в социальных и политических вопросах (ПХристюк). В ней не были представлены УПСР и УПСФ. Петлюра социальными проблемами не занимал­ся. В. Винниченко же большей частью оставался в меньшинстве. Директория решила развернуть восстание под единственным лозунгом: "свержение гетманата и восстановление суверенной УНР", не выдвигая при этом никакой социально-экономической платформы.
   Под Манифестом Директории, расклеенным по Киеву в ночь с 14 на 15 ноября, стояли имена В. Винниченко, С. Петлюры, Ф. Швеца и П. Андриевского. Имени А. Макаренко не было, поскольку он еще на протяжении десяти дней оставался на нелегальном положении в Киеве.
   15 ноября Винниченко, Швец и Андриевский выехали из Киева в Белую Церковь, А в это время там появился Универсал Петлюры о вос­стании против гетмана. В нем он провозглашал себя головным атама­ном всех повстанческих сил. Универсал этот Петлюра выпустил по своей инициативе, не согласуй своих действий с другими членами Ди­ректории. Универсал Петлюры получил значительно большую извест­ность, чем Манифест об образовании Директории. На него откликну­лись массы крестьян, организуй свои повстанческие антигетманские отряды. Все они провозглашали себя "петлюровцами", ибо под Уни­версалом стояла одна подпись -- подпись головного атамана Симона Петлюры.
   Винниченко пишет, что этот эпизод привел к персонификации вто­рого этапа украинской революции. Украинское национально-социаль­ное движение стало называться петлюровским. Это приводило к неяс­ности цели, беспрограммности, отсутствию коллеюнвизма в руковод­стве движением.
   Эту персонификацию широко использовала германская пропаган­да, называя украинское революционное движение не иначе, как "петлюровшиной", и утверждая, что все началось с того, что у Петлюры были личные счеты со Скоропадским. Она абсолютно игнорировала участие в восстании украинских партий, характеризуя его как бунт криминальных, деклассированных элементов. Так же поступали боль­шевистская и добровольческая пропаганда.
   Практически антигетманское восстание началось 16 ноября 1918 го­да в Белой Церкви, Хребтом восстания стал корпус галицких сечевых стрельцов, что не могло не наложить определенную печать на его ха­рактер. Договорившись с местным немецким гарнизоном о его нейт­ралитете, сечевые стрельцы без всякого труда овладели Белой Цер­ковью. То же произошло и в Фастове. Вместе с корпусом сечевых стрельцов шли отряды железнодорожников, К ним присоединялись десятки тысяч восставших крестьян. Начальником штаба повстан­ческой армии стал генерал Осецкий.
   18 ноября командир Запорожской дивизии полковник П. Болбочан присоединился к Директории и захватил власть в Харькове. В тот день в районе Мотовиловки, в 30 километрах от Киева, основные силы Ди­ректории наносят поражение гетманским войскам. Гвардейцы -- "сер­дюки" -- группами переходят на сторону Директории. Затем, нанеся гетманцам еще один удар под Бояркой, войска Директории начали наступление на Киев.
   И в то же время из района Ирпень-- Ворзель на Киев шёл пере­шедший на сторону Директории Черноморский кош во главе с Пилищуком.
   Перед тем, как только что избранная Директория покинула Киев, там был организован ревком для руководства подпольной работой в городе. В него вошли украинские с.-д. М Авдиенко, 3. Высоцкий, В. Галаган, В, Мазуренко, Б. Мартос, М. Марченко, Л. Михайлов, А, Песоцкий, Н. Порш, В. Чеховский и Штефан.
   Когда 19 ноября войска Директории начали наступление на Киев, ревком поднял восстание, для руководства которым был организован оперативный штаб, куда вошли Авдеенко, Галаган и Горобец. В под­чинении штаба были боевые дружины социалистических партий, как украинских, так и неукраинских, а также большевиков.
   Восстание началось в ночь с 22 на 23 ноября. Были захвачены Подол, часть Лукьяновки, Куреневки и часть прилегающих к ним районов. Од­нако к вечеру пришлось все занятые районы оставить.
   Тем временем войска Директории приостановили продвижение на Киев, так как вокруг него окопались немецкие войска и заявили, что не впустят повстанцев в город. Директория направила свою делегацию для встречи с представителями немецкого Большого Совета солдат­ских депутатов. Представитель Совета майор Ярош заявил, что немцы ничего не имеют против Директории, однако Антанта предупредила их, что, если они впустят повстанцев в город, то союзнические войска будут чинить препятствия возвращению немецких солдат на родину. Немцы предложили повстанцам установить демаркационную линию и Дальше по направлению к Киеву не продвигаться.
   Директории ничего не оставалось, как согласиться на это предло­жение. 2 декабря демаркационная линия была установлена и, после двухнедельного пребывания в Фастове, Директория переехала в Винницу, которая на короткое время стала столицей УНР.
  

* * *

   Вернемся теперь к середине ноября. Положение гетмана было кри­тическим. Его войска терпели поражение. На сторону Директории пе­реходили его отборные воинские подразделения. По совету союза земледельцев-собственников, "Протофиса" и Киевской городской ду­мы гетман обратился за помощью к российским добровольческим дружинам, которые уже в течение нескольких месяцев существовали б Киеве и других городах Украинской державы. Они предназначались для сохранения порядка и спокойствия на местах. Крупнейшими из них были дружины полковника Святополк-Мирского, генерала Кирпичева, Рубанова и Голембиовского, Общая численность этих дружин не превышала 4 тысяч. Кроме того, в Киеве существовали Офицер­ское общество и клуб "СВИВ" ("Союз взаимопомощи интеллигентных воинов"). Последний взял на себя охрану арсенала, артиллерийских и интендантских складов, а также полигонов. Представитель Добро­вольческой армии на Украине генерал Ломновский предложил добро­вольческим дружинам поддерживать гетмана в его борьбе против
   большевиков и Директории,
   Вплоть до падения гетмана Скоропадского его открыто поддержи­вали Союз земледельцев-собственников, ротофис", "Монархиче­ский блок", в то время как "Национальный центр" и "Союз возрожде­ния России" по-прежнему были непримиримо враждебны к нему.
   Что касается Совета государственного объединения России, то на по­следней стадии существования гетманского режима, оставаясь лояльным к нему, он считал нецелесообразным открыто заявлять о его поддержке.
   18 ноября 1918 года по совету "Монархического блока" гетман Скоропадский назначил генерала от кавалерии графа Келлера главно­командующим армией и флотом. Келлер получил чрезвычайные пол­номочия. Ему подчинялась не только военная администрация (вклю­чая и самого военного министра генерал-лейтенанта Щуцкого), но так­же и гражданская администрация.
   Граф Келлер воспринял это назначение как полную капитуляцию гетмана Скоропадского и передачу ему, Келлеру, всей полноты вла­сти. Он назначил при себе Особый Совет во главе с Безаком. На тре­тий день по пришествии к власти граф Келлер подготовил специальное воззвание к населению, в котором говорилось о восстановлении мо­нархии в России. В последний момент "Монархический блок" удер­жал его от публикации этого воззвания, объяснив ему, что при сло­жившихся обстоятельствах подобный шаг нанес бы громадный вред монархическому делу.
   Намерения графа Келлера обеспокоили гетманский кабинет. 25 но­ября графу Келлеру нанесли визит министр иностранных дел Афа­насьев и министр юстиции Рейнбот. Они объяснили ему, что он не со­всем правильно понимает суть врученных ему полномочий. Законода­тельная власть находится вне его компетенции. До созыва Державного Сейма она находится в компетенции кабинета министров. Они обра­тили его внимание на то, что недопустимо в приказах и воззваниях к населению говорить только о единой России, не упоминая о самостийности Украины, Правительство не может отказаться от федера­тивной структуры будущего Российского государства. В ответ на все это граф Келлер заявил, что он считает все свои действия правильны­ми и впредь будет действовать в том же ключе.
   Заслушав отчет Афанасьева и Рейнбота о результатах их визита, гетман Скоропадский сместил Келлера и назначил вместо него князя Долгорукова, отношения которого с Добровольческим центром в Кие­ве все время оставались напряженными. ( А. Деникин. "Очерки рус­ской смуты").
   В последние дни гетманской власти в Киеве было значительно боль­ше российских добровольческих дружинников, чем украинских гет­манских солдат. Над зданиями развивалось больше российских трех­цветных знамен, чем украинских двухцветных, "Чтобы хоть как-то подбодрить российское население Киева, гетманское правительство шло на политический шантаж, оглашая составленные министром внутренних дел Кистяковским телеграммы о приходе на Украину со­юзнических войск Антанты и о полном разгроме войск Директории" (П. Христюк).
  
   Вернемся теперь в стан Директории. Достигнутое ею 2 декабря в Фастове соглашение с немцами не соблюдалось. Крестьянские повстанческие отряды нападали на немецкие эшелоны, грабили, разоружали солдат, разрушали железнодорожное полотно. Все это часто приво­дило к кровопролитным столкновениям. С другой стороны, немецкие войска революционизировались, разлагались.
   Появилась потребность дополнительного немецко-украинского со­глашения. 12 декабря на станции Казатин встретились представители немецкого военного командования и Директории во главе с генералом А. Грековым и доктором А. Назаруком. 13 декабря они подписали вто­рое соглашение, согласно которому немцы больше не возражали против вступления войск Директории в Киев, Директория же обязалась просле­дить за беспрепятственным продвижением немецких эшелонов на же­лезных дорогах, предоставить в распоряжение немцев 10 железнодорож­ных составов для эвакуации через Пинск, Сарны и Казатин.
   В тот же день началось общее наступление войск Директории на Киев, а в самом Киеве опять вспыхнуло восстание под руководством Оперативного штаба. В этом восстании, в частности, принимали уча­стие боевые дружины еврейских партий "Бунда", "Поапэй-Цион" и. "Фарэйниктэ"10.
   14 декабря 1918 года, в 4 часа пополудни, Осадный корпус сечевых стрельцов вступил в Киев и через несколько часов подавил сопротив­ление добровольческих дружин. Гетман Скоропадский отрекся от власти. Несколько дней он скрывался в Киеве, переодетый в немец­кий мундир, а затем бежал в Германию. Князь Долгоруков капитули­ровал и отбыл в Одессу. В Одессу бежали многие дворяне, капитали­сты и враждебные Директории пророссийские общественно-полити­ческие деятели, Гербель и Рейнбот бежать не успели. Их три месяца продержали в тюрьме, а затем отпустили.
   Вечером 14 декабря, сразу же после отречения гетмана Скоропадского, Киевский ревком образовал Временную Раду Комиссаров в качестве высшей политической власти в городе до прихода Директории. Комиссары взяли под надзор гетманских министров и освободили около 500 политзаключенных. 17 декабря, учитывая, что военная власть в городе перешла в руки командира Осадного корпуса сечевых стрельцов Евгения Коновальца, а политическая -- в руки Временной Рады Комиссаров, Киевский ревком объявил о своем самороспуске.
  

Ж. ОЦЕНКА ГЕТМАНАТА УКРАИНСКИМИ ИСТОРИКАМИ

  
   Подводя итоги гетманскому периоду, Н. Полонская-Василенко от­мечает, что, хотя гетманат просуществовал 7,5 месяца, а Центральная Рада -- 13,5, при гетмане Скоропадском было сделано значительно больше, чем при Центральной Раде в области экономики, финансов, судопроизводства, просвещения и внешней политики.
   При гетманском правительстве были аккредитованы представители Германии, Австро-Венгрии, Болгарии, Польши, Дона, Кубани, Грузии, Азербайджана, Крыма, Финляндии. Улучшились отношения с Герма­нией. С Австро-Венгрией были трения: она не выполнила данное ею в Бресте обещание образовать у себя украинский автономный край, ку­да вошли бы Восточная Галиция, Западная Волынь, Северная Букови­на и Закарпатье; во-вторых, под ее давлением пришлось уступить Поль­ше ряд северо-западных районов Украины. Не удалось предотвратить оккупацию Бессарабии Румынией и присоединить к Украине Кубань и Крым. В последнем под эгидой Германии установилась вначале татар­ская администрация во главе с Д. Саламатовым, а затем - русско-татарская во главе с Сулькевичем.
   Приводя разные факты, антигетманские и прогетманские украин­ские историки по-разному оценивают деятельность гетманского пра­вительства в области украинизации. В то время как первые дают ей самую отрицательную оценку, вторые отмечают, что при гетмане бы­ли открыты следующие украинские учебные заведения и учреждения культуры университеты в Киеве (6 октября) и в Каменец-Подольском (27 октября). Академия Наук (24 ноября), театр драмы и оперы, государственные симфонический оркестр и капелла, драматическая школа и ряд гимназий, организована система образования для взрослых и упорядочена публикация украинских учебников.
   По указанию гетмана Скоропадского 12 ноября 1918 года украинская православная церковь стала автокефальной11.
   Антигетманские украинские историки утверждают, что подготовка к открытию упомянутых университетов и учреждений культуры была начата еще при Центральной Раде. Что же касается украинских гимна­зий, то при гетмане их было больше закрыто, чем открыто, и украини-задия высшей и средней школы фактически затормозилась.
   Правда, гетман неоднократно рассылал циркуляры об изучении ук­раинского языка во зсех школах и об овладении им всеми чиновниками с тем, чтобы постепенно перейти к делопроизводству исключительно на украинском языке. Однако на практике в этом направлении мало что де­лалось
   Антигетманские украинские историки считали особенно пагубной для Украины политику Скоропадского в аграрной области и его толе­рантность по отношению к врагам украинской самостийности.
  

СНОСКИ К ГЛАВЕ VI

  
   1. Идею эту подхватили большевики. В 1920 году в связи с планом ГОЭЛРО академик Александров составил проект строительства Днепровской гидроэлектростанции. Строительство Днепрогэса началось 8 мая 1927 года, а 1 мая 1927 года дал промышленный ток первый агрегат Днепрогэса.
  
   2. При Скоропадском вместо прежних царских губсрнаторон н исправников (при Временном правительстве и Центральной Раде -- губернских и уездных комиссаров) были назначены губернские и уездные старосты.
  
   3. У украинцев не было никаких оснований питать подобные надежды. Незадолго до этого, во второй половине апреля, отряд Натиева вместе с нецами вступнл в Крым. Как только отряд занял Джанкой, немцы заставаили его покинуть полуостров, дабы не дать повода Украинскому государству претендовать на Крым.
  
   4. Материал об общероссийских общественно-политических течениях на Украине почерпнут, в основном, из статей А. Деникина, А. Лукомского, В. Гурко и В. Мякотина, помещенных составителем С. А. Алексеевым в сборнике "Революция на Украине в мемуарах белых", М.-Л., 1930
  
   5. В своей книге "Украина и полигика Антанты" (Берлин, 1921) Арнольд Марголин рассказывает, что по инициативе А. Никовского социалисты-федералисты поставили условием своего вхождения в гетманское правительтво восстановление равноправия наций и национально-персональной автономии. Лизогуб это условие принял, но реализовать его не услал, так как вскоре его правительство пало.
  
   6. Примаков и его товарищи стали одними из первых жертв сталинской ликвидации почти всей элиты Красной Армии, прошедшей суровую гражданскую войну. По сфабрикованному обвинению в подготов­ке военного переворота в июле-декабре 1936 г. были арестованы комкоры В. М. Примаков, В. К. Путна и С. А. Туровский (первых двух расстреляли 12 июня, третьего -- 1 июля 1937 года), комдивы Д Шмидт, Ю. В. Саблин, комбриг М О. /И./ Зюк, полковник И. Л. Карпель и майор Б, И. Кузьмичев (последних расстреляли 19 июни 1937 г). Из них Примаков -- украинского происхождения, Путна - литовского, Саблин и Кузьмичсв -- русского, Туровский, Шмидт. Зюк и Карпель - еврейского.
  
   7. В своих "Очерках русской смуты", из которых почерпнуты эти сведения, Антон Деникин утверждает, что именно этот инцидент привел к кризису гетманского правительства, о котором речь шла выше. Он рассказывает, что по распоряжению министра внутренних дел Игоря Кистяковского в Киеве был арестован военный эксперт советской делегации Егоров, а в Одессе -- член советского консульства Дыбенко. Во время обыска в советском посольстве были найдены документы, раскрывающие план большевистского восстания, из которого, в частности, явствовала связь между Раковским и Винниченко, а также полная осведомленность немцев о всем происходящем. Советник Тиль, временно исполнявший обязанности посланника Германии на Украине барона Мумма, потребовал немедленного смешения Кистяковского, освобождения арестованных и возвращения советскому консульству отобранных документов. В знак протеста, против смещения Кистяковского 9 мининистров гетманского кабинета подали в отставку. Они потребовали от гетмана. Скоропадского обобъединения всех сил для борьбы с большевиками. Под давлением Гренера и Винниченко гетман Скоропадский назначил новый кабинет министров, куда вошли пять членов УПСФ. Теперь в гетманском кабинете полностью преобладали самостийники и германофилы.
   Эта версия явно противоречит вышеприведенной версии украинских историков, согласно которой отставка десяти министров никоим образом не связна с отстранением Кистяковского, причем в момент этой отставки Кистяковский был в числе четырех министров, оставшихся верными самостийнику и германофилу Ф. Лизогубу. Интересно отметить, что Кистяковскнй, Василенко и Зеньковский, которых А.Деникин называет главными проводниками украинизации в первом кабинете Ф. Лизогуба, во второй кабинет Лизогуба не вошли, причем пост Кистяковского занял Рейнбот - человек, которого уж никак самостийником не назовешь.
  
      -- Гетман Скоропадский освободил С. Петлюру 12 ноября, поручив министру юстиции Вязлову взять с него честное слово, что он впредь не будет заниматься антигосударственной деятельностью. С. Петлюра такое обещание дал, но, выйдя на свободу, сразу же установил нелегальную связь с УНС. По совету сечевых стрельцов В.Винниченко через специального советника ввел его в курс дела и пригласил прийти на тайное совещание. Петлюра сказал, что идею восстания он полностью одобряет, но на совещанне не пришел, а поехал в Белую Церковь, где был дислоцирован корпус сечевых стрельцов.
  
   9. В своих мемуарах Н. Шаповал пишет, что назвать руководящий орган украинского восстания "Директорией", по образцу французской Директории 1795 года, они с В. Винниченко решили ещё в средине октября.
   Шаповал снял свою кандидатуру, когда стало ясно, что в Директорию неизбежно войдет Петлюра, с которым он не ладил. М Стахов добавляет, что Никита Шаповал не ладил также и с М. Грушевским, чем объясняется тот факт, что последнему ничего не сообщили о готовящемся восстании.
  
   10. Еврейские социалисты активно сотрудничали с повстанцами Директории также в Фастове, Черкассах, Коростышевс. Гайсине, Немирове и Бердичеве. В связи с событиями в Бердичеве волынский губернский староста С. В. Андро пригласил к себе членов президиума Житомирской еврейской обшины и предупредил их, что, если в Житомире евреи поддержат Директорию, то он зальет мостовые города еврейской кровью.
  
   11. Предложение об отделении украинской православной церкви от русской было представлено министром по делам вероисповеданий Зеньковскнм I Всеукраинскому Церковному Собору", который открылся в Киеве 20 июня 1918 года. Большннством голосов Собор отклонил это предложение и утвердил духовным владыкой православных Украины митрополита Антония, назначенного московским патриархом.
   Будучи сторонником украинской автокефальной православной церкви, гетман Скоропадский чинилвсякого рода препятствия нормальному выполнению митрополитом Антонием своих функций.
  

СПИСОК СОКРАЩЕННЫХ НАЗВАНИЙ ПАРТИЙ И ОРГАНИЗАЦИЙ,

УПОМИНАЕМЫХ В КНИГЕ

  
   1) ВСО --Всемирная сионистская организация,
   2) ЕКОПО -- Еврейский комитет помощи жертвам войны
   3) ЕНРП -- Еврейская независимая рабочая партия.
   4) ЕСДРП -- Еврейская социал-демократическая рабочая партия.
   5) ЕТО -- Еврейское территориалистическое общество.
   6) ЕТРП -- Еврейская территориалистическая рабочая партия.
   7) Кадеты -- Конституционно-демократическая партия. .
   8) КОПЕ -- Комитет помощи евреям, пострадавшим от военных действий.
   9) КП(б)У -- Коммунистическая партия (большевиков) Украины.
   10) Октябристы -- Союз 17 октября.
   11) Протофис -- Союз представителей промысла, торговли, финан­сов, сельского хозяйства.
   12) РКП(б) -- Российская коммунистическая партия (большевиков).
   13) РСДРП -- Российская социал-демократическая рабочая партия.
   14) РСДРП(б) -- Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков).
   15) РУП -- Революционная украинская партия.
   16) СЕРП -- Социалистическая еврейская рабочая партия.
   17) СНК, Совнарком -- Совет народных комиссаров,
   18) Соузиф -- Союз украинских заводчиков и фабрикантов.
   19) ССРП -- Сионистско-социалистическая рабочая партия.
   20) ТУП -- Товарищество украинских поступовцев (прогрессистов).
   21) УДП -- Украинская демократическая партия.
   22) УДХП -- Украинская демократическая хлеборобская партия.
   23) УНДП -- Украинская национал-демократическая партия.
   24) УНДС -- Украинский национально-державный союз.
   25) УНП -- Украинская народная партия.
   26) УНРП --Украинская национал-революционная партия; у. н.-р, -- украинский национал-революционер,
   27) УНС -- Украинский национальный союз.
   28) УПСР -- Украинская партия социалистов-революционеров;
   у, с.-р. -- украинский социалист-революционер.
   29) УПСС -- Украинская партия социалистов-самостийников;
   у, с.-с. -- украинский социалист-самостийник.
   30) УПСФ -- Украинская партия социалистов-федералистов;
   У- С.-Ф- -- украинский социалист-федералист,
   31) УРДП -- Украинская радикально-демократическая партия;
   у. р.-д. -- украинский радикал-демократ.
   32) УРП --Украинская радикальная партия.
   33) УСДП -- Украинская социал-демократическая партия,
   34) УСДРП -- Украинская социал-демократическая рабочая пар
   у, с.-д, -- украинский социал-демократ.
   35) УСДС -- Украинский социал-демократический союз,
   или "Спилка".
   36) УСП -- Украинская социалистическая партия.
   37) УСС -- Украинская селянская спилка,
   38) УТП -- Украинская трудовая партия.
   39) Эсеры-- Партия социалистов-революционеров.
  
  

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

( по книге первой, издания 2004г.)

  
   А
   Абрамович Р. - 66
   Абрамсон А. Г. - 53
   Авдеенко М. - 283
   Авксентьев Н. Д. - 253
   Агеев- 119
   Адриан - 26
   АйзенбергИ. -35,55
   Ашенштадт И. - 55
   Алейников М. - 53
   Александр II - 12,25
   Александров - 240
   Алексееве. А.- Х,263
   Алешковский - 253
   Алкалай Йе'уда-Хай (раввин) - 2, 27
   Амосов И. К.- 270
   Андриевский Панас -131, 222, 280,1
   Андро С. В. - 286
   Андрус- 131
   Андрющенко- 120
   Антоний, митрополит- 288
   Антонов-Овсеенко В. А. - 134, 155,156, 160, 166, 215
   Антонович Владимир - 10, 76
   Антонович Дмитрий-15, 16 17, 173
   АркасНиколай- 12, 280
   Аронсон- 254
   Артаненко - 249
   Артем (Сергеев Ф. А.) - 154, 163, 168, 272,273
   Астров Н. И.- 259, 263
   Атамановский Валентин - 82
   Ауссем В. X.-154, 272
   Афанасьев-223, 276, 285
   Ахад 'а-Ам (Гинцберг Ашср-Цви) -28, 58, 25
   Ачканов Г. - 163
  
   Б
   Багге П. -175
   Бакинский С. (Л. Бернгейм) - 154
   Балабанов М. С. - 101, 104, 118
   Бальфур Артур - 40
   БалясВ. С.- 271, 272
   Баран С. - 22
   Барановский X, - 77, 82, 92, 100, 104
   Барвинский Александр -10
   Бар-Кохба-26
   Барт- 100
   Барташевич И. И. - 73
   Бауэр-118
   Бачинский Лев - 23 3
   Бачинский Юлиан - 9
   Беднов В. - 80 I
   Безак - 284
   Белинский - 79
   Беренштам В. Л. - 190
   Бернгам Б. - 10
   Бсрниггейн-Коган Я.- 30, 32, 40, 59
   Бесчетвертный Н. И. - 273
   Бирнбаум Натан - 28
   Биск С. (Соколов)- 19, 189
   Близниченко А. Е. - 270
   Блонский- 120
   БлюмкинЯков - 238
   Бобринский, граф - 258
   Богданов М.- 158
   Боденгеймер Макс-Изидор -- 31
   Бойко - 79
   Бойченко -- 167
   Болбочан П- 257,282
   Бомаш М. Б.-53
   Боровик Владимир - 10
   Ворохов Бэр- 49, 110
   Бочкин И.Ю.-272
   Бош Евгения- 69, 75, 124, 125, 154
   Боярский М - 200
   Брамсон Леон- 52, 53
   Брамсон М. -38
   Браудо А. - 38, 52, 54
   Брук - 253
   Брусилов А. А. - 86, 94
   Бруцкус Юлиус - 38, 42, 57. 58, 59
   Бубнов А. С, - 168, 169, 270 271, 272, 273
   Бутенга- 223, 266. 267
   БуценкоА.И.- 130,169,270
   Быхсшский Г. О. - 73
   Быч-Лубенский - 22
  
   В
   Вагнер К.Х. Н. -74223
   Вайнштейн А. - 55
   Валь, фон- 3, 36
   Варбург Отто- 40,43
   Варейкис И. - 163
   Василенко Н. П. - 79, 222, 223, 224, 225, 226, 265, 274
   Василько Николай - 23
   Васильченко С - 163
   Вацегис И. И, - 273
   Вейцман Хаим - 32, 42, 43
   Вердеревский Д, Н. - 107
   Верховский А,И. - 107
   Веселовский С. - 82, 92
   Викул С- 82, 112, 113
   Вильгельм II - 220. 265, 270
   Вильсон Вудро - 268
   Винавср М. М. - 38, 47, 52, 53, 133, 259
   Винниченко В. К, - 16, 17. 24, 68. 70. 77, 81,82,86, 87, 90, 92, 100, 102 , 104. 106, 107, 112, 119. 133, 134. 135, 138, 148, 159, 173, 222, 242, 264, 266, 273, 274, 277, 278, 279, 280, 281, 282
   Виноградов - 263
   Витык Семен - 9
   Владимир Святой - 179
   Власов-211
   Волконский- 52
   Вологодский П. - 263
   Володарский- 163
   Волох Емельян- 155, 157
   Волошин-79
   Вольфсон Давид - 31, 40, 43
   Ворононич- 219, 276,
   Врублсвский И. Е. - 168, 169
   Высоцкий 3, - 283
   Вязлов А. - 104,267, 280
  
   Г
   Габсбург Вильгельм - 198, 224
   Гаевскйй - 205, 206
   Гайдай - 78
   Галагак М. - 283 ;
   Галип Артем - 278 ,
   Гальперин- 100, 101
   Гамарник Я. Б.-122, 158. 167, 169
   Ганн - 79, 82
   Ганкевич Николай - 9, 22
   Гартлинг - 232
   Гарцфельд А. - 48
   Гастсер Моше - 31
   Гежицкий - 223, 224
   Гейден Д, Ф. (граф) - 219, 265
   Гербель С Н, - 218, 267, 276
   Гербер- 187
   Гергель Н, -261 29. 30, 31, 32, 39
   Гсрцль Теодор - 2, 28,
   Гессен И. В. -53
   Гессен Юлий - 47
   Гстманец Григорий (Свогобочный) - 189
   Гиндснбург - 265 Л
   Гинзбург-Наумов А. М, - 75
   Гирш Морис (барон) - 32
   Глинка - 276
   Глинский - 79
   Глушинский Михаил - 23
   Гоголь Иона - 143,146, 159
   Голдырев - 263
   Голембиовский - 284
   Голицын А. Д. - 226, 266
   Голубович Всеволод - 125. 148, 161, 172, 173,178, 195, 159, 171,199, 2< 203,205,206, 232,243, 244
   Гольдберг А. М. - 59
   Гольдберг Борис - 42
   Гольдберг Ицхак-Лейб - 42
   Гольдельман Соломон - X, 95, 98, 120, 178, 192,196,264
   Гольденбург - 80
   Гольденвейзер А. А.-72, 74, 131 132, 205, 240, 256
   Гольдман Леон - 35
   Гольдштейн Александр - 57, 132
   Гонта - 248
   Гончар (Батрак) - 214
   Гопнер Серафима - 272, 27Э
   Горвид А, Б. -122
   Горобец - 283
   Гребенко - 250
   Греков Александр -286
   Гренер - 203, 220, 222, 223, 264, 274
   Григорович-Барский Д. Н. - 72, 74, 133
   Григорьев Никифор - 82, 150, 173, 183
   Гринбаум Ицхак - 41, 42, 53, 58
   Гринберг Леопольд - 40
   Гринченко Борис -10, 12
   Гроссман Меир - 57, 150, 182
   Гроссман С. - 244
   Грузенберг - 254
   ГрузснбергО. О. - 54, 59, 132, 133
   Грузман Щ А. - 270, 273
   Грушевский М. С. - 13. 73, 76, 77, 81, 90,91,109,119-125,133, 150,152, 178, 179, 186, 189,191,203,204, 205,206,238,239,281
   Грызло Семен - 115, 116
   Гуд'зиновский Вячеслав -- 9
   Гуменер А. - X
   Гуревич И. -53
   Гурко В, И. -240, 258, 259, 263
   Гутаринов Ю. - 270 ,
   Гутник С. - 223, 224, 226, 243,244
   Гучков А, - 53
   Гущинский Е. - 17
  
   Д
   Давил (царь)-26
   Дан Ф. - 20
   Данченко-105, 186
   Дашевскяй Пинхас - 3, 37, 38
   Дашкевич - 229
   Дворни - 210
   Дедушок П. -278, 280
   Деникин А, - 218, 259, 260,262. 263, 273 -276, 280, 285
   Дитмар, фон-226
   Добрый А. Ю. - 152, 205, 243, 244
   Довженко Е. - 19, 104
   Долгорукий (князь) - 285, 286
   Доманицкий Василий -13
   Донской Борис - 238
   Донцов Дмитрий -18, 23, 24, 219
   Доротов А, В. - 74
   Дорошенко Владимир -16, 23
   Дорошенко Дмитрий -X, 12, 68, 76, 77, 81,106, 114, 128. 158, 219, 223, 224, 242, 266
   Дорошенко Михаил (гетман) - 223
   Дорошенко Петр (гетман) - 223
   Драгоманов Михаил - 8, 9, 14, 198
   Дрозд - 211
   Друянов Авра'ам - 43
   Дубинский- 104, 144
   Дубнов Семен - 6, 48, 50, 51, 54
   Дурново- 199
   Духонин- 128
   Дыбенко Павел- 134, 273
   Дяк Б,- 24
  
   Е
   Егоров П.-155, 156.273
   Ежицкий-219
   Екатерина II - 53
   Еремеев-79
   Ефимовский-261
   Ефремов Сергей - 12, 73, 80, 81, 87, 88, 202, 222, 234
   Ещенко В.-125,155
  
   Ж
   Жаботинский Владимир - 41, 42, 57, 151, 190, 191
   Железняк - 248
   Житецкий Павел- 10
   Житловский Хаим -- 48, 50
   Жук Александр - 17, 23
   Жуковский А. - 186, 199, 205, 206, 24
  
   3
   Завальский С. -18
   Загорский-181
   Зайченко Иван -131
   Заливчин - 229
   Зализняк В, -83
   Зализняк Николай - 83
   Зангвил Исраэл - 40
   Зарубин Александр - 74. 98,102, 104, 107,125
   Зарудный-101
   Зархи - 50,54
   Затонский В.П.-120, 122, 123, 134, 168, 169, 270
   Заславский Давид - 92
   Зензинов - 263
   Зеньковецкий В. - 224, 274, 288
   Зильберфарб Моше - 48, 50, 55, 68, 70, 98, 117, 118, 121,140, 141, 158, 159, 194
   Златопольский Г. - 58
   Золотарев А. -104,127
   Зюк М.О.-272
  
   И
   Иванов А. В. -122, 123, 158. 167
   Иванов М, - 67
   Иванов Н. И. - 258
   Иванченко - 242
   Идельсон А. - 42
   Иоффе А. А, -135,171
   Искрицкий - 104
  
   Й
   Иолтуховский-Скоропыс Александр - 17,23
  
   К
   Каледин-133,155
   Калищер Цви-Гирш (раввин) - 2, 27
   Каменев Л. Б. - 273
   Кан Якобус - 40, 43
   Канивец Петр - 17
   Капкан Г-86, 155
   Каплан Эдюзер - 56, 253
   Карелин В. А. -169
   Карл (император) - 276
   Карпель И" Л. - 272
   Карпенко А. Е.-123
   Картвелишвили Л. И. -- 270
   Карум Л. С. - 74
   Касьяненко- 121
   Кац Ш.-35
   Кацнельсон Берл - 48
   КачинскийВ. -167, 169 .
   Каспийский-- 122
   Квиринг Э, И. - 166. 167.169, 270, 273
   Келлер (граф) - 284, 285
   Керенский А, Ф. - 54,67. 87, 89, 90.94, 101, 107,109.113,156
   Кириенко- 122
   Кирпичев - 284
   Кисель Я, А. - 272
   Кистяковский И. - 217, 224, 250, 266, 273, 274, 276, 285
   Кияницын-223, 224
   Климов Л.-200
   Климович-200
   Ковалев А, - 229
   Ковалев Л. - 83
   Ковалевский Николая - 77, 82, 120, 125,173,198,199,203,204,205, 206
   Коваленко Александр - 16
   Коваль-213
   Ковенко Михаил - 157, 158
   Ковтуненко-242
   Колеух-200
   Колоненко Николай - 10
   Колчак -- 262
   Кондренко П, -- 163
   Конисский Александр - 10
   Коновалец Евгений - 157, 203, 274, 287
   Корж -229
   Корниенко И. - 200
   Корнилов Л. Г -68, 86,107, 108
   Короленко В. Г, - 150, 182, 183
   Корсак Грегор - 23
   Корчинский Н. - 78
   Косинский-276
   Косиор С. Б.-169, 270
   Косовский Владимир - 35, 36
   Котлярсвский Иван -10
   Котовский Г. И, -215
   Коцюбинский Ю. М. - 155, 160, 168, 169,270
   Кочубей В.-116, 219
   Ко'эн Артур - 43
   Крамер Аркадий - 35, 36
   Крапивянский Н, Г. - 238, 271, 272
   Краснов П. Н.-156, 217, 218,
   Красовский - 205
   Крейнин М. - 50. 54, 254
   Крейсберг И. М, - 121, 122,162
   Кременецкий- 33
   Кривошеий А, В, - 260
   Кривцов- 274
   Крушюв- 104
   Крушеван П. - 2, 37, 38, 52
   Крыжановский Ф. - 76, 77, 81, 82, 92, 182
   Крыленко Н. - 134
   Кудрин И. М. - 122
   Кузьмичев Б- И. - 272
   КуликИ. Ю.- 122, 123, 162
   Кулишер М. -- 38
   Кулишер Н. И - 190
   Кульчицкий И.-280
   Кушнир М.-151, 194,279
   КуперникЛ. А.- 190
   Кюльман- 171
  
   Л
   Лавда И. Д. - 70, 141, 143
   Ландсберг-276
   Ланчинский Г. - 154
   Ларин Ю. (Лурье М.) - 19
   Лассаль Фердинанд - 46
   Лацкий-Бертольди Вульф (Яков-Зеев)-47, 55, 194, 195, 253
   Лебединец Петр - 120
   Левендаль-37
   Левитан М, -167
   Ленинский Владимир- 18
   Левицкий Андрей- 16,104, 135, 26
   Левицкий Евгений - 8, 9
   Левицкий Кость - 9, 10, 22, 23
   Левицкий Н - 242
   Леккерт Гирш - 2, 26, 37
   Ленин Владимир - 24, 36, 272
   Леонтович В, - 267
   Лепинский В, - 151, 200,201,219
   Лещинский Яков - 47, 46
   Либер Марк (Голъдман Михаил) - 35, 36
   Лизогуб Федор - 217, 223, 224, 226,265, 266, 267, 268, 274
   Лилиенблюм Моше-Лейб - 2, 26,27
   Липа Иван- 10, 163
   Липец Д.- 182
   Липец М - 175
   Литвак-55
   Литваков М. (М Лиров) - 56, 73, 104, 121,127,151
   Лихтенбергский Г. - 258
   Лобода-78
   Лозинский Михаил -- 21
   Лола А. - 24
   Ломновский- 284
   Лотоцкий Александр- 10, 11, 12, 78, 116,200,222,264,
   Лугановский Э. (Португейз) - 154
   Лукомский А. - X, 259, 263
   Лурье Е. И. -59
   Лурье Иосеф-42
   Луценко Иван-82, 87, 131,181
   Лысенко Николай - 10,11
   Львов Г Е. - 54, 67, 76, 78, 87, 885 89, 90,93
   Львов Н. Н,- 259
   Львович Д. В.- 69; 132
   Любинский В. - 219:223, 266,267, 276
   Любинский Николай - 82, 104,105,135, 148, 171, 199,205,
   Любченко А. - 130
   Людендорф - 265
   Люксембург В. - 154
  
   М
   Магидов Б.И.-163
   Мазе Я, И. (раввин) - 59
   Мазепа Исаак-X, 167, 168
   Мазуренко Василий - 17, 283
   Мазуренко Виктор - 17
   Макаби М. -175
   Макаренко Александр-22, 120, 131
   Макаренко Андрей - 200, 277. 280, 281
   Макаренко Павел - 131,150,183
   Макухин - 165
   Малянтович П. Н. -- 119
   Мандельберг В. Б. - 53
   Мандельштам Макс-30, 31,40
   Мануильский Д. 3. - 274
   Маор Ицхак-25
   Марголин Арнольд - 83,190, 267
   Мария-Терсзия - 179
   Марков-второй Н. - 53
   Маркс Карл - 46
   Марминский И, (Маром) - 56
   Марморек Александр - 40
   Мартов Л. (Цедербаум Юлий)-36, 258
   Мартос Борис-16, 77, 90, 92, 159, 283
   Мартынов А.- 20
   Мартьянов Я. --154
   Марченко- 120.283
   Матушевский Федор - 12, 80, 81, 82, 120
   Махно Нестор - 237
   Мациевич К. -231, 242,279
   Мацько-219
   Мацюк А. - 280
   Медведев Ефим- 130,153,167, 168,173
   Медем В. -35, 36
   Межлаух (Робшан) Сергей - 169, 170
   Меленевский Мариан (Басок) - 14,17, 18, 23
   Меллер-Закомельский В, - 260
   Мельник Андрей - 157. 278
   Меринг - 267, 276
   Миллер Ж. А, -165
   Милюков П. Н. - 89, 225, 259, 260 261
   Мирбах, фон -238
   Михайличенко Г. - 130, 229
   Михайлов Л. - 199, 283
   Михновский Владислав -14
   Моичновский Николай -10, 15 20, 22, 25,78,79,82,86,87.219.270
   Мицкевич И.-98,102, 104
   Могилевер Шмуэл -2,26,27,30.33
   Могилянский Н. М. - 80, 267
   Мордовцев Дмитрий - 11
   Моцкин Лео - 30, 32
   Мстиславский С. Д - 169
   Мумм (барон) - 196, 199,203, 220, 272
   Муравьев М. А. - 156, 158, 160
   Мурат-бей-198
   Мутник А. -35
   Мякотин В. - 262, 263
  
   Н
   Назарук А.-286
   Натиев - 257
   Науменко В. П. -16, 79, 276
   Негинские - 210
   Незлобин П. И, - 74, 75, 77, 92
   Некрасов Н. В. - 94, 100, 106
   Немиловский- 173
   Нератов А. Н. - 259
   Неронович Е. - 130, 161, 166,168
   Нечуй-Левицкий Иван - 11
   Нигер Шмуэл- 47
   Никитина М. - 107
   Никовский А, В. - 73, 74, 82, 92, 120, 150,188,189,234, 266. 267, 278, 279
   Николай 11 - 11, 13,45, 52, 53, 54, 61
   Ниселевич Л. Н, - 53
   Ноах Мордехай-Мэнуэл - 27
   Новик - 242
   Новиков Н. А.- 123
   Нольдс (барон)-100Л01
   Нордау Макс -31,39
   Нурок Мордехай - 54
  
   О
   Обсручев К. - 74, 86, 103, 110
   Одинец Д. М. - 99, 262
   Одоевский - 167
   Одрина - 242
   Орджоникидзе Г. К. - 154
   Осадчий - 90
   Осецкий А. - 277, 280, 282
   Охримович Владимир - 8,10
   Оцул-226
  
   П
   Павел (апостол) - 46
   Павленко Виктор - 87. 124, 278
   Павлык Михаил - 8, 22
   Панеев - 124
   Пасманик Даниэл - 42
   Пащевский-219
   Перепелица- 173
   Песоцкий А.-120,283
   Петлюра Симон - IХ, 16, 17, 18, 24, 86,87,91,92, 110, 121, 125 139,160,166,167,278,280
   Петренко Александр - 131
   Петров В. - 276
   Петрушевич Евгений - 10, 23
   Пилищук-283
   Пилькевич А,-87
   Пильченко-211
   Пинскер Леон- 2, 26
   Письменный С. - 87
   Плеве Вячеслав - 37, 38, 39
   Подольский С, (Гойхберг) - 19
   Познанский Дмитрий - 15
   Покровский Г. - X
   Покровский (адмирал) - 276
   Полонская-Василенко Н. - 86, 287
   Полонский-79
   Полуботок Иван (гетман) - 79
   Понятенко П. - 17,81
   Портной И.-35
   Португалов В. И, -190
   Порш Николай-16, 17, 112, 113, 119, 120, 125,155,157, 178, 203, 283
   Пошехонов А. - 262
   Преснухин-242
   Примаков В.-155, 272
   Присовский- 150, 185, 186
   Приходько-229
   Прокопович Владимир - 80, 82, 200,
   Пуке И.- 122
   Пуришкевич В, - 52, 53. 268
   Путна В. К. -272
   Пчилка Олена -- 21
   Пятаков Г. Л. - 120, 122. 1605 168, 270,271,272,273
   Пятаков Л. Л.-122, 160
  
   Р
   Рабинович Л. Г. - 53
   Рабинович Р. -19
   Рабинович Элия'у-Акива (раввин) -Рагоза-267
   Рагозин-224
   Райхштейн - 162
   Раковский Г. - X
   Раковский Христиан -- 255, 273,274
   Ратнер Марк- 48, 50
   Рафес Моше - 73. 92, 93, 98,100, 102. 104,118. 120. 121, 139.151,162,175,189, 193,194, 205
   Рачковский Ц -- 46
   Редкой О.-132
   Рейнбот - 267, 268, 274, 276, 278, 285, 286
   Рейнсес Ицхак-Яков (раввин) -- 33
   Ремез Д. - 48
   Ремнев- 156
   РеутН, В.-273
   Ржепецкий - 223, 226, 267, 276
   Ритов Исраеэл - 56
   Ровнер Д Л. - 270
   Родзянко М. В. - 54
   Розенбаум Шимшон - 37, 38, 42
   Розенгейм Яков- 44 ,
   Розенек Никеш - 245
   Розенштейн - 98
   Розин Авра'ам - 50, 55
   Розов И. - 53
   Романчук Юлиан -- 9
   Ротшильд Эдмонд- 32
   Рошаль - 163
   Рубанов-284
   Рузер Л-163, 164
   Руппин Артур - 43
   Русов Михаил- 15
   Рухимович М. Л. - 163
   Рычковский-104
   Рябцев Е.П,-74. 92, 186
  
   С
   Саблин М. Н.- 165,166
   Саблин Ю.В,-272
   Савченко-Бельский М. - 107, 242
   Садовский Валентин- 16, 18,81, 82, 92, 101, 104, 113, 279
   Сазонов С. Г. - 269
   Саламатов Д.- 287
   Саликовский - 242
   Салтан Н.-203,222
   Сараджев С.-120
   Святополк-Мирскии - 284
   Северо-Одоевский О. С. - 169
   Севрюк А. -118. 119, 120, 135, 173, 174
   Сейдамстов Джафер- 165
   СемиренкоВ, - 13
   Семушкин В. В.-169
   Сергеев С, - 163
   Сердюк -- 167
   Сиверс- 155
   Сидоренко Г. - 200, 242
   Скловский-118, 189
   Скляр В. - 200
   Скнар-120
   Скобелев А. Е, - 54
   Скоропадский Иван - 219
   Скоропадский Павел - 69, 86, 116,124,199,216,217,218,219, 220,222, 223,224, 232, 235, 236, 240, 241, 242, 257, 264, 265, 268, 274, 275, 276, 277, 278, 279, 280, 284, 285, 286, 287, 288
   Скрыпник Н. А. -154, 166, 167, 168, 169, 170,269
   Славянский Максим -13, 78, 110,
   Сливинский М. - 223
   Слинько П, Ф. - 273
   Слиозберг Г, - 08, 52, 53
   Слуцкий А, Я.-212
   Слуцкий Н, Г, -165
   Смуктий -115
   Сокович С, -173,200
   Соколов Нахум - 43
   Соколов С, (Биск) - 19, 189
   Соколовский - 223, 224
   Сокольников Г. Я. -- 135
   Сохно-Устинович Н. Н. - 219
   Сталин Иосиф -133, 273
   Старостин П. -163
   Стасюк Н,-77, 83, 92
   Стахов Матвей - X, 1, 5, 277, 281
   Стебницкий Петр -11, 98, 107, 267
   Степаненко Александр - 90,189, 191
   Степаненко Аркадий -189
   Степанов В. А-259
   Стешенко Иван- I, 2, 10. 14,
   Стокоз А. - 280
   Столбсрг - 45
   Столыпин Петр - 13, 14? 22
   Страдомский М Ф. - 74
   Струве П Б. -191
   Струк-116
   Суковкин М А, -74, 104
   Сулькевич - 225, 287
   Суховник-104
   Сыркин Нахман - 2, 34? 40, 43, 59, 104, 110, 127,132133,140,151,187.191
  
   Т
   Табуи-175
   Талижанский - 121
   Таек Е. Я. -75,92
   Темкин В. И, - 59, 132
   Темниченко-173
   Терещенко М. И. - 57, 72, 94, 107
   Терлецкий Емельян - 8, 154, 167,169
   Тиль - 273
   Тимошенко С. - 82
   Тимченко Е. - 10
   Ткаченко Михаил- 16, 17, 81, 82, 120, 125, 152, 173 178, 199, 204, 205, 206,244
   Тренов Ф. - 46
   Третьяк Г -168
   Третьяков С. Н. - 260
   Троцкий Лев - 20, 135, 148, 171, 173, 174, 258
   Трумпельдор Иосиф - 45, 57, 141
   Туган-Барановский М, -77, 107
   Туровский С. А. - 272
   Тучапский П -19
   Тютюниик В, - 280
  
   У
   Украинка Леся - 1, 2,10, 14, 15 ,
   Ульяницкий -188
   Устинович Н. Н. - 222
   Усышкин Авра'ам-Менахем -3, 30, 40, 56,58,253,254
  
   Ф
   Фарбман Р. Б.-169, 270
   Феденко Панас - 8
   Фельдбаум - 70, 142, 143
   Фещенко-Чопивский -200
   Фишер Иосиф - 57
   Форгач(граф) -138, 264
   Фош (маршал) - 265
   Франко Иван - 8. 9, 10
   Фридман Н. М. - 53, 56
   Фрумин И. О. - 74, 92
   Фрумкин Я. Г. -38, 52, 53
  
   X
   Ханкин Иехезкэл - 38
   Хевко Джон - 75, 79
   Хмельницкий А. -164
   Хмельницкий Б. - 86
   Ховрин - 155
   Христюк Павел - X, 77, 82, 83. 92, 99, 157, 160, 168, 173, 199,202,232,238,256, 277, 281, 285
   Хрусталев-Носаръ - 61
   ХургинИ. Я. -71, 118, 144, 145,14
  
   Ц
   Цегельский Леонтин - 10, 22
   Церетели И. Г -94,95
   Циганков - 211
  
   Ч
   Чайковский Н. В. -263
   Чайковский Юлиан - 280
   Чемберлен Джозеф - 39
   Чериковер Илья -III, X, 61, 127. 135, 136, 160, 161, 175, 176, 189, 183, 185, 188, 194, 212, 215, 235,.244, 246.248 Чсрнин - 171
   Чернихов - 47
   Чернов Виктор - 59. 95
   Черняк Т. В.-272
   Чеховский Владимир - 16, 82, 163
   Чечель - 229
   Чижевский-82
   Чижиков М. -163
   Чикаленко Евгений - 10, 12, 13, 22, 62,219
   Чикаленко Левко - 82, 185
   Членов Йехиэл - 33,40, 56, 57,58
   Чубинский - 223
   Чудновский - 162
   Чхеидзе Ираклий -109
   Чхеидзе Н, С.-54, 56
  
   Ш
   Шапиро Герман - 30, 33 ,
   Шапиро Я. Н.-52
   Шаповал Александр - 21, 168, 183
   Шаповал Никита - 82. 105, 119,120 183, 277, 278, 279, 280, 281
   Шаповал Николай -18
   Шаул-120
   Шахрай В. -154, 155, 161, 169,170, 173
   Шац-Анин М. -110, 118, 129, 140, 150,182
   Шварц И. И.-270, 273
   Швец Федор - 227, 266, 279,280, 281
   Шебеко - 259
   Шевченко Тарас - 191
   Шелухин С. - 82, 200. 202, 255
   Шемет В, - 219
   Шемет Николай -11
   Шемет С. - 200, 201,219, 279
   Шептицкий Андрей (митрополит)- 77
   Шерер-245
   Шехтман И_ Б. - III X, 87.116, 139
   Шидло-143
   Шимановский - 210
   Шимшанов -198
   Шимшилевич Ицхак (Бен-Цви) - 4
   Шинкарь М. -145, 146, 237, 238
   Щишко-213
   Щишкевич С, П. -72, 74
   Шмидт Д. А. (Давид Гутман)-271'
   Щпрингер-118
   Шраг Илья- 13, 82
   Щраг Н.-82, 92, 229
   Щтейнберг Ю, - 169
   Штейнберг - 52
   Штсйнгель Ф. Р. (барон) - 72, 73, 74
   Штефан-283
   Штиф Нахум - 50
   Шульгин А. Я. - 70, 80, 81, 82, 98, 101, 107.128,138,158,230
   Шульгин В. В. - 88, 132, 162, 225, 260, 261
   Шумицкий-121
   Шумский А. - 130
   Шуцкой - 276, 284
  
   Щ
   Щадилов- 227
   Щепкин Д. - 89
   Щербачев-128, 161
   Щорс Николай-272
  
   Э
   Эйхгорн фон -152. 199, 202, 204; 220,235,236,238
   Элланский В. (Блакитный) - 130
   Эрастов С. - 80
   Эрлих-55
   Эрлихман-249
  
   Ю
   Юдовский В. Г. - 163, 164
   Юркевич Л, -24
  
   Я
   Ябед Зеев (Яветс Вольф) - 33
   Якоби С.-141
   Яковлев (Эпштейн) Я. А. - 270
   Янко А. - 280
   Янович М.-210
   Яросевич Роман - 8
   Ярош-169,283
   Ярошевский Б. - 14
   Ярошевский - 247
   Ясиновский Исраэл-Изидор - 30
   Яффе Лев - 42
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | С.Бушар "Неправильная" (Женский роман) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Молодежная проза) | | Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | Э.Грин "Жеребец" (Романтическая проза) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | Т.Серганова "Секрет Ведьмы" (Городское фэнтези) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"