Ефремов Александр Юрьевич: другие произведения.

Будущее неизвестно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.33*52  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятая книга цикла. После окончания русско-японской войны Империя пытается нащупать иной путь развития. На этом пути Империю ждут новые испытания. Закончено.


   Пролог.
  
   За 4 дня до православного Рождества в Кельне в газете Kоlnische Zeitung вышла со статьей с броским заголовком, гласящая о том, что переговоры об оборонительном союзе между Германией и Россией близки к завершению, и скоро можно ожидать подписание этого важного для обоих стран документа. Статья содержала много известных и неизвестных частных подробностей, так что складывалось впечатление, что автор прекрасно знает, о чем пишет. И это придавало основному посылу материала значительную правдоподобность. За два-три последующих дня статья из Kоlnische Zeitung была перепечатана во множестве германских газет и стала чуть ли не главной обсуждаемой новостью сначала в Германии, а потом и во Франции, где эту гипотетическую сенсацию также перепечатали, но с большими купюрами и снабдили соответствующими комментариями. Газетчики в Германии сразу попытались докопаться до истины, но получали от Правительства либо уклончивые, либо противоречивые ответы. Именно таким образом с санкции русского Императора была слита информация об идущих русско-германских переговорах. Не факт, что в Париже о них не знали, но вот то, что переговоры близки к завершению - это была, конечно, бомба. На самом деле все было не так, но германское правительство не торопилось опровергать эту информацию перед предстоящей конференцией по Марокко. Ему подобная шумиха тоже была на руку. Когда же дошло до официальной реакции Парижа на эту шумиху в прессе, высшие российские чиновники вместе со всей страной дружно ушли на рождественские каникулы и стали недоступны для иностранных дипломатов. А праздники в России были длинными. Париж брали на испуг, ведь неизвестность всегда страшит. И судя по всему в Париже действительно испугались.
   Нельзя сказать, что в самой России на тот момент ситуация была так уж спокойна. В польских землях одна за одной шли забастовки на заводах. Но в силу особой специфики польских земель власти не слишком вмешивались в происходящее. А специфика заключалась в том, что большинство крупных предприятий принадлежало либо иностранцам, в основном немцам, либо находилось в совместной собственности с теми же иностранцами, либо принадлежало лицам из "богоизбранного народа". Так что если общественный порядок не нарушался, то ни полиция, ни жандармерия, ни тем более русские войска в эти дела пока не лезли за исключением отдельных случаев. Если эти работодатели не желают по-хорошему договориться со своими рабочими, то причем тут власти, коли порядок не нарушается? Но подобное благодушие властей не касалось агентурной работы и точечной работы по особым персоналиям. Как раз эта работа наоборот была значительно усилена, да так, что многие возможные лидеры были либо изолированы, либо вообще временно изъяты. Усилена была также цензура и проправительственная агитация. В общем русские власти пока не лезли в конфликт, опасаясь, что их вмешательство только взорвет ситуацию.
   Пять дней после Рождества русский Император держал паузу, наблюдая, как французские и английские дипломаты пытаются прорваться к тем высшим чиновникам России, которые вправе что-то решать. Заодно наружка наблюдала за тем, кому еще дипломаты из стран "Сердечного согласия" наносят визиты. На пятый день вечером состоялась встреча французского посла в России с русским Министром иностранных дел Ламсдорфом. Михаил II не стал пока менять Ламсдорфа на кого-то другого, но после возвращения министра с Дальнего Востока вкупе с благодарностью Императора за успешное заключение мира с Японией, Ламсдорф со товарищи чуть ли не каждый месяц получали "накачку" от Императора. Встреча прошла достаточно жестко. Владимир Николаевич подтвердил французам, что переговоры с немцами действительно ведутся, но категорически отказался сообщать о них какие-либо подробности, упомянув лишь, что делается это для обеспечения безопасности Империи и не несет угрозы для Франции. Стороны обменялись упреками о своеобразном видении своих союзнических обязательств перед друг другом. А дальше Ламсдорф известил оппонента о том, что напряженности между странами можно в дальнейшем избежать, если Франция примет не слишком отягащающие ее условия. Взамен Париж вполне может получить поддержку Российской Империи на предстоящей конференции. Бумага с 7 требованиями России была передана французскому послу. Ознакомившись со списком, француз было заявил, что выполнение большинства русских требований по его мнению невозможно, на что Ламсдорф лишь пожал плечами и заметил, что сейчас все зависит от доброй воли России. И если Париж не готов поступиться такой малостью для восстановления нормальных отношений, то, видимо, русской дипломатии придется все-таки пойти навстречу германцам. На том встреча и была закончена. Список требований Российской стороны был таков:
   1. Французами как политическими инициаторами строительства железной дороги Оренбург-Ташкент выкупается половина акций железнодорожного общества, которое сейчас достраивает эту дорогу.
   2. Сохраняются условия прежнего конвенционного таможенного договора между Францией и Россией на очередной срок.
   3. Французские банки выдают России льготный кредит в размере 350 млн франков под гарантии французского правительства с минимальной маржой банков за его размещение.
   4. Осуществляется передача двух указанных военных французских технологий русской казне на льготных условиях.
   5. Франция гарантирует беспошлинную работу русских предпринимателей в одной из французских колоний Африки.
   6. Непротивление французских акционеров допэмиссии акций Русско-Азиатского банка и компании Моноголор в пользу русского Госбанка, после чего контроль над обществами переходит от французов к русским.
   7. Политическая поддержка Францией перехода порта Асэб с окрестностями от Италии к России и возможность постройки ветки к Асэбу от французской ж.д., идущей вглубь Эфиопской территории.
   Россия же со своей стороны гарантирует прекращение переговоров с Германией об оборонительном союзе и поддержку Франции в вопросе о Марокко.
   И дальше до открытия конференции по Марокко и даже в ходе между Санкт-Петербургом и Парижем нее шел ожесточенный политический торг. В итоге с Францией договорились не по всем пунктам, а потому по результатам конференции Марокко хоть и стало на шаг ближе к статусу колонии, тем не менее сохранилось в качестве почти независимого государства. Германию на Альхесирасской конференции явно поддержала только Австрия. Но и французы получили в Марокко далеко не все из того, что хотели. Как истинные торгаши они торговались с русским МИДом за каждый франк. В итоге первый пункт был заменен на официальное признание Францией исключительных прав России в северной части Кореи. Второй пункт подвергся значительной коррекции, но смысл его в целом остался почти прежним. Беспошлинная работа русских предпринимателей во французской колонии была заменена на льготную в течении 25 лет на Мадагаскаре, а из шестого пункта исчезло упоминание о компании Монголор. Отдавать контроль над Русско-Азиатским банком французские банкиры тоже очень не хотели, но тут Ламсдорф уперся намертво, и французам пришлось уступить контроль в банке до соотношения 60/40 в пользу русских акционеров. В целом на данном этапе вроде бы вышла победа русской дипломатии. Оставалось только получить с Парижа последние 6 пунктов, поскольку о признании Франции за Россией исключительных прав на север Кореи было объявлено еще на международной конференции в испанском Альхесирасе. Сама конференция продолжалась почти два месяца. Теоретически Париж после закрытия конференции мог начать изворачиваться, дабы не выполнять обещанного, но и Россия вполне могла преподнести очень неприятный сюрприз своему "союзнику". В конце концов германцы только что получили урок и вполне могут отбросить истинно германскую прижимистость в отношениях с русскими, согласившись на их условия. Париж теоретически мог спровоцировать обвал российских государственных ценных бумаг, размещенных во Франции, но имелась вероятность, что их тут же кто-нибудь начнет скупать по-дешевке. Хотя бы те же германские банки. Да и английские вполне могли позариться на дешевизну. Так что без гарантии успеха подобные операции проводить крайне рискованно. Но, главное, после подобной подляны о России, как о союзнике Франция могла бы забыть навсегда. Кстати кредит в 350 млн франков русское правительство брало исключительно для того, чтоб расплатиться по короткому кредиту, взятому в том же Париже во время русско-японской войны. Часть ранее взятого кредита Минфин погашал из собственных средств, а на часть суммы приходилось брать кредит длинный. Так начинался Новый 1906 год...
   Еще в первых числах декабря 1905 года начались неспешные консультации, а иными словами торг, России и САСШ по Аляске. Император озвучил свою цену - 130 миллионов долларов. Предложение американцев возросло с 50 миллионов до 75 и на этом уровне застыло. Больше платить янки не хотели. Начались предложения каких-то атоллов в южной части Тихого океана, не особо нужных американских товаров, услуг и политические заигрывания. К концу Альхесирасской конференции по Марокко предложение Америки достигло 82,5 миллионов плюс всякая ерунда, а Михаил снизил свою цену до 120 миллионов. И в этот момент американцев и прессу известили о том, что сделка по продаже Форта Росс американскому гражданину в 1841 году, оказывается, осталась неоплаченной. А коли так, то вообще-то она считается юридически ничтожной. То есть территорию надо бы вернуть Русско-Американской компании, читай России. В любое другое время американцы бы отмахнулись от желающих с них что-то получить, но именно сейчас, когда шла речь о покупке государством новой территории, отмахнуться было нельзя.
   В конце марта 1906 года американский Президент Рузвельт через своих дипломатов сделал Михаилу II предложение о том, что если Россия согласится на цену 90 миллионов плюс еще два за Форт Росс, то САСШ готовы заявить со своей стороны о не применении принципа "открытых дверей" в отношении Манчжурии еще на 10 лет. От русского Императора последовало встречное предложение: 110 миллионов, но архипелаг Александра, что находится у берегов Северной Америки, остается за Россией. Вообще-то это была явная провокация со стороны Михаила, подсказанная Агреневым. Согласиться на оставление прибрежного архипелага рядом с берегами Америки под чужой юрисдикцией в Вашингтоне явно не могли. Но формально это было реальное предложение со снижением цены. А тем временем в торг опять как бы включился Вильгельм II. Будучи в Голландии, он заявил газетчикам, что Германия тоже заинтересована в Аляске и потому скоро начнет консультации с Россией на этот счет. Не совсем понятно, что он этим хотел сделать, поскольку никаких реальных предложений от Германии так и не последовало. Возможно, Вильгельм просто хотел посчитаться с Рузвельтом за то, что Вашингтон на конференции по Марокко поддержал Францию, а не Германию. Американцы отреагировали на это заявление кайзера достаточно нервно. Последовала еще одна серия переговоров, а потом наступила пауза.
   15 апреля выступая в Конгрессе, Теодор Рузвельт неожиданно заявил, что Россия не договороспособна, а поэтому Америка выходит из переговоров. Заодно он еще наговорил всяких не нужных слов про Россию и ее власти. На следующий день благодаря газетам об этом узнала наверно вся Америка. В этот же день вечером по дипломатическим каналам в Россию из Нью-Йорка и Филадельфии пришли первые сообщения о выходке американского президента. Вот только если б Рузвельт знал, что случится 18 апреля, он бы наверно никогда и ни за что не сделал того, что совершил 15 апреля.
   В шестом часу утра 18 апреля западное побережье САСШ сотрясло мощное землетрясение. Сан-Франциско был разрушен на 80%. Немалые разрушения были в Лос-Анжелесе и Сан-Хосе. А вообще толчки ощущались от Орегона до юга Калифорнии с севера на юг и вплоть до Невады на восток страны. Без крова осталось около 300 тысяч человек. До 3000 погибло. Потом, правда, выяснилось, что большая часть строений была не разрушена землетрясением, а сгорела, причем в немалой степени из-за того, что этому поспособствовали сами домовладельцы. Дело в том, что в основном дома застраховались их владельцами от пожара, а не от землетрясений. Но поскольку строения в той или иной степени пострадали, то предприимчивые хозяева просто решили получить страховку, а не восстанавливать жилища за собственный счет. Надо сказать, что подобное поведение оказалось весьма массовым явлением. Вдобавок потеря инфраструктуры нескольких портов из-за землетрясения вкупе с еще не до конца восстановленным после взрыва портом Сиэтла сильно сказалась на экспортных возможностях Западного побережья САСШ.
   Трудно сказать, кто первый в Америке сказал, что землетрясение - это божья кара американцам за отказ привести Аляску под сень благословенной Америки, но через неделю об этом знали наверно жители САСШ. Одни в это свято верили, другие считали это дурью, но тем не менее Рузвельта начали "полоскать" и в Сенате и в Конгрессе и в прессе. Спустя некоторое время 8 мая в Санкт-Петербурге без всякой помпы был подписан договор о продаже Аляски и Форт Росса Штатам за 112 миллионов долларов. На следующий день об этом, конечно, было объявлено, но никто из этого праздника не делал. Была б возможность, Россия ни за что бы не уступила Аляску. Но, похоже, возможности такой действительно не было. Уже много позже Михаила II стали иногда называть царем, который продал Аляску. Впоследствии также выяснилось, что 52 миллиона из заплаченной суммы выделили крупные американские банки, которые впоследствии достаточно быстро подгребли под себя всю золотодобычу на Аляске в соответствии с выданными им Конгрессом преференциями. И не только золотодобычу. Выкупные платежи за Аляску распределялись на три года примерно равными суммами. А после получения последнего транша Император всея Руси должен был подписать акт передачи. При этом большая часть Алеутских островов осталась за Россией и в сделку включена не была.
   Ближе к концу Алхесирасской конференции в очень узких высших кругах Российской власти опять встал вопрос о том, как бы еще "тряхнуть" Пекин на деньги. Поскольку одновременно шел торг с Америкой за Аляску, процесс форсировать не торопились. Вот только к этому времени и форсировать было особо нечего. Подавляющая часть войск, участвовавших в русско-японской войне, уже покинуло Дальний Восток. Осталось примерно по две дополнительных дивизии на Формозе и в Северной Корее. А это фактически ничто. Можно, конечно, летом заново собрать группировку войск, вот только это обойдется скорее всего дороже той суммы, которую можно получить с Китая. Российский флот в основном тоже покинул те воды и ушел на Балтику или в Средиземное море. На потенциальном ТВД осталось 4 старых броненосца с тройкой крейсеров, миноносцами и тремя подводными лодками. К тому же имелась серьезная проблема. Ведь нельзя же было заявить, что русские только спустя полтора года после окончания войны с Японией вдруг вспомнили о китайских пригрешениях в ходе той войны. Подобного бы не поняли ни в Европе, ни в Китае. И как быть? Денег то слупить хочется. Тем более, что китайские пригрешения серьезные. Вон с французов что-то получили, американцы того и гляди готовы раскошелиться, а про слабый Китай как бы забыли. Непорядок! Конечно, никто в России о Китае не забывал, но логика политических событий в мире не позволяла до окончания Алхесирасской конференции поднимать вопрос получения компенсации с Китая. А когда закончилась конференция, подошел решающий момент по Аляске. И пришлось опять китайские дела откладывать. Это, конечно, не значит, что с Китаем не велось вообще никаких переговоров. Кое-что все-таки сделать удалось. А именно удалось добиться согласия Пекина на переоформление русской доли китайской контрибуции за события 1900 года в ценные бумаги номиналом по 5 миллионов лян. И уже эти бумаги можно было впоследствии продать любому желающему. Дело в том, что к выплате контрибуции в пользу России в предыдущие годы Пекин относился не слишком обязательно, недоплачивая каждый год. И только в прошлом году удалось получить все сполна не только за 1905 год, но и за предыдущие года. Однако это было даже не главное. Главным было то, что если в будущем затевать отделение от Китая некоторых его северных частей, то обладание китайским долгом для России к этому моменту становилось нежелательным. Китайцы могут просто перестать его выплачивать, а другие мировые державы с удовольствием поддержат в этом Китай. Секьюризация долга и разбивка его на мелкие доли позволяла значительно увеличить число потенциальных покупателей. Да, продавать бумаги придется с дисконтом, но это всяко лучше, чем потом вообще не получить ничего. А если учитывать, что в дальнейшем серебро будет только дешеветь, то избавление от чужих долгов, номинированных в серебре, это по-любому правильное решение, даже если с отделением Монголии и части Манчжурии у России ничего не получится.
   Так вот с возможностью получить с Китая новую контрибуцию пока дело было швах. Время уходило, а решения не было. И политический просчет себе записывать не хотелось. К тому же перевод долга Китая в ценные бумаги тоже требовал времени. Да и неплохо было бы хотя бы начать их продавать. А это опять отсрочка. И что потом? Устроить провокацию где-нибудь на границе или на КВЖД? Дык, и их и устраивать то не обязательно. Они сами собой периодически случаются. Можно после этого, конечно, раздуть из мухи слона, заявив, что русское терпение кончилось, и предъявить длинный счет, но в этом случае наверняка Китай обратится за международным арбитражем. Например, к тем же англичанам. Или к немцам. И что? Ждать, что британцы решат дело в пользу России, слишком наивно. А если не так, то как иначе? Ответа не было. А тут еще начались проблемы в Персии. Причем если в районе Персидского залива пока было относительно тихо, то на севере Персии обстановка потихоньку накалялась. Очень похоже, что там начиналась Персидская революция. Александр про нее ни черта не помнил кроме факта, что она произошла уже после русско-японской войны, но до начала Первой мировой, и что наши в Персию даже вводили войска для ее подавления. Не факт, что революция здесь пойдет тем же образом, что и ином варианте истории. Ведь тут большой северный сосед примера введения парламента и конституции персам не показал. Да и в Баку, где работало немало выходцев из Персии, все было тихо благодаря принятым мерам.
  
   Глава 1.
  
   С окончанием войны на Дальнем Востоке Правительству Империи пришлось официально снять режим экономии, который подразумевал отказ от ввоза немалого ряда иностранных товаров. Но хоть этот режим был снят, часть ограничений осталось. К тому же действие этого режима очень понравились Министерству финансов в плане сокращения излишнего импорта, за который приходилось платить валютой или золотом. Поэтому возникло желание его продлить тем или иным образом. А если не продлить, то хотя бы получить с этого дополнительный доход в казну после снятия ограничений. Ну или как-то еще пополнить доходную часть бюджета. Потому при прямой поддержке Императора был введен налог на роскошь. Подобные налоги уже существовали во многих странах Европы. Да и в России был, хоть таковым и не считался, поскольку был весьма чахленьким. Возможно, Минфин бы в ином случае обложил бы очередным налогом непревилигированное население страны, но гайки и так уже были закручены еще Правительством Витте, и дальше крутить было бы чревато. Поэтому решено было обложить налогом богатых. Дополнительным стимулом поступить так, а не иначе, послужили сельскохозяйственные итоги года. Результат сбора хлебов в 1905 году оказался ниже среднего. Еще не неурожай, но ниже нормы последних лет.
   Одновременно Минфин решил провести эксперимент. Правительство снизило акциз на сахар. Стимулом к этому послужила положительная практика германской экономики, уже получившей хорошие результаты от введения подобной меры. Дело в том, что уже давно русские сахарозаводчики мучились из-за перепроизводства сахара в стране. Высокая таможенная пошлина преграждала ввоз сахара в страну, превышая 100% от его цены, а внутри Империи действовал акциз. Спрос на сахар внутри страны рос не слишком большими темпами из-за высокой цены. А из-за перепроизводства продукта склады у производителей были вечно переполнены, и периодически сахар приходилось продавать на иностранных биржах ниже себестоимости только ради того, чтоб освободить место под продукт нового урожая. В Германии не так давно все было аналогично. А потом немцы снизили акциз, вслед за этим упала цена внутри страны, и внутреннее потребление сахара выросло. При этом доходы немецкой казны даже увеличились. Вот и русское Правительство решило подобным образом убить сразу нескольких зайцев. Не факт, что получится, но попытаться стоило. Все же доходы среднего германца явно выше чем у такого же русского.
   Кроме того, подключившись еще в 1904 году к самостоятельной скупке хлеба с последующим его экспортом с целью получения дополнительных доходов и валюты в казну, Правительство вдруг "неожиданно" для себя обнаружило, что в Одессе, которая являлась основными воротами для перевалки хлебов Малороссии на экспорт, ценник на перегрузку в порту просто конский - 6 копеек за пуд. В Санкт-Петербурге - 3.5 коп., в Новороссийске и Феодосии около 3 коп., а в "лучшем" российском порту Черного моря - 6! Коковцева такая несуразность цифр очень возмутила. А потому он совместно с жандармским управлением по-тихому собрал комиссию и отправил ее в Одессу. Причем состав комиссии был разделен на официальную часть и тайную. Последняя должна была поработать агентурными методами. В итоге комиссия проработала в городе около 7 месяцев, обнаружив огромные по своим масштабам махинации, злоупотребления, дурацкую припортовую инфраструктуру и круговую поруку местных предпринимателей и властей сверху до низу. После получения результатов проверки в октябре 1905 года в Одессе провели масштабную спецоперацию по разрушению этой фактически мафиозной структуры. Арестованных сразу вывозили в Севастополь и работали с ними уже там, ибо имелись серьезные опасения в том, что, если работать с задержанными будут в Одессе, то фигурантам громкого дела удастся либо отмазаться, либо их уберут, либо каким-то образом заставят молчать. Спецоперация очень быстро принесла свой результат, выражающийся в уменьшении цен перевалки зерна в порту. Ценник на перевалку почти сразу упал до 4.5 коп. за пуд, имея неплохие шансы снизиться еще. Около половины припортовых гешефтмахеров оказалось из евреев. Впрочем, это было и немудрено, ибо Одесса входила в черту оседлости. Хотя кого среди этих гешефтмахеров только не было. Русские, армяне, греки, хохлы, иностранцы... А за их счет кормилось все местное начальство вплоть до губернского. При арестах иногда доходило даже до перестрелок. Да и бомбисты уже три раза успели в Одессе отметиться взрывами. Поэтому в помощь приезжим жандармам и полиции выделили казаков и моряков Черноморского флота. Следствие в Одессе и Севастополе шло уже несколько месяцев, но конца и края этому пока было не видно. Часть мелких фигурантов уже получила свое в суде и отправилось осваивать северные районы Сибири или Забайкалье. А вся пойманная "крупная рыба" пока содержалась по казематам морской крепости. Но кое-кого мафия ухитрилась достать даже там. Кроме отечественных гешефтмахеров, казнокрадов и взяточников следствие зацепило и несколько иностранных фирм, занимавшихся различными нелицеприятными делами. Причем дела трех из них попали в ведение молодой русской контрразведки.
   Работавшая в Одессе комиссия при всех выявленных злоупотреблениях однако делала вывод, что ценник на перевалку грузов в одесском порту не удастся опустить даже до среднего российского уровня без серьезной реконструкции порта и припортовых сооружений. При этом был также был сделан вывод о том, что без серьезной чистки властных структур начинать реконструкцию порта нельзя. Иначе выделенные деньги скорее всего будут частично разворованы и положительного результата достичь не удастся. А реконструкция порту явно была нужна, ибо за границей в крупных хорошо оборудованных портах стоимость перевалки редко превышала 1.5 копеек на русские деньги. Именно по этой причине часть русского экспорта хлебов на Балтике шла не через русские порты, а через германский Кенигсберг. Несмотря на трудности с бюджетом Коковцев уже на 1906 год предусмотрел расходную статью на начало реконструкции одесского порта.
   В конце 1905 года в закон о земельной реформе было внесено дополнение. Теперь крестьянам разрешалось выделиться на хутор или отруб. Правда, крестьян сразу предупредили, что дело выделения на отруб или хутор не самое быстрое. Земли, которой придется перемерить, и составить земельный кадастр много, а землемеров мало... Поэтому сначала будут приниматься заявки от общин, в которых описанным в законе способом захотят выделиться не менее 5% будущих собственников земли. Да и то происходить все будет не слишком быстро.
   Вообще через год после окончания войны складывалось впечатление, что господин Плеве был прав, говоря о том, что маленькая победоносная война сможет предотвратить смуту в Империи. По крайней мере серьезные надежды на это были. Империей правил новый молодой и уже показавший себя в деле монарх. Рубль более менее стабилизировался. Он хоть и не имел опять золотого обеспечения, но это дело такое. Страна веками жила без золотого рубля и вполне к этому приспособилась. Рубль на иностранных биржах, конечно, колебался из-за сезонности и действий международных спекулянтов, но это тоже было привычным. Краткий миг в истории, когда рубль имел золотой стандарт, запомнился населению по последним трудностям, а именно по долгому экономическому кризису начала века. Так что особого сожаления от отмены золотого стандарта в обществе за небольшим исключением не было.
   С начала зимы 1905/1906 годов в Правительстве прошло несколько совещаний на тему обеспечения Северо-Западного района и балтийских портов углем. Агренев в этих совещаниях также участвовал не только как глава Антимонопольного комитета, но и как угледобытчик. Проблема состояла в том, что польского угля, добываемого в Домбровском бассейне, на весь экономический район не хватало, и каждый год приходилось закупать английский и немецкий уголь. Пока рубль был золотым, Правительству Витте приходилось с этим мириться. Но с отменой золотого стандарта ситуация ухудшилась. На закупку иностранного угля приходилось тратить валюту. И это никому в Правительстве не нравилось. Но и сделать, похоже, было ничего нельзя. Доставка угля с Донбасса выходила еще дороже даже несмотря на то, что он оплачивался условно "деревянными" рублями. Мало того, подобная перевозка излишне загрузила бы железные дороги центральной части Империи. Пользуясь своим присутствием на заседаниях Правительства, князь постарался добиться того, чтобы вопрос был рассмотрен шире. И это ему удалось. За последние 10 лет промышленность Северо-Западного экономического района сильно выросла. На побережье Балтики было построено или расширено большое количество заводов и фабрик. Большей частью они строились на деньги или при содействии иностранного капитала. При этом они обеспечивались иностранным оборудованием, сырьем и топливом. Отечественными там были в основном работники. Такое положение обуславливало повышенную себестоимость производимой продукции и полную зависимость этих заводов от зарубежных поставок сырья и топлива. И за все это платило русское население Империи. Случись что, может случится коллапс. Да и в мирное время территориальное расположение всех этих заводов явно не способствует конкурентности ее продукции в мире. До некоторых пор это можно было терпеть, но постоянно оплачивать нерациональное расположение промышленности за счет преференций казны и кармана русского потребителя было слишком накладно. И если нельзя перевезти уже построенные заводы в более удобное место, то нужно хотя бы каким-то образом воспретить там появление новых заводов и расширение старых. Не факт, что это сможет сделать "невидимая рука рынка", как это когда-то пропагандировал господин Витте. Как-то с этим у этой руки пока получалось плохо. А если так, то стоит ей помочь, введя дополнительные налоги именно в этом районе. Это как минимум. И одновременно постараться различными экономическими и административными мерами поощрить открытие заводов поближе к русским источникам сырья и топлива. В общем, Агреневу удалось перевести вопрос снабжения углем Прибалтики в более широкую проблему, которая раньше в таком контексте не рассматривалась.
   С углем для обеспечения портов фактически так ничего нового и не придумали. Да и что тут можно сделаешь? Ну не было в Прибалтике своего угля за исключением польского, хотя министром земледелия и государственных имуществ Ермоловым и был предложен вариант начала разработки угля на Груманте. Он даже предложил взять сам архипелаг под русский флаг. Но последний вопрос отпал быстро. За Шпицберген еще с 17-го века конкурировали несколько европейских стран, но архипелаг до сих пор так и не стал чьей-либо собственностью. Да и постоянных поселений на нем никто не держал. Воды архипелага изобиловали рыбой, а потому рыболовство в том районе процветало уже несколько веков . Пытаться объявить его Российской землей было бессмысленно. Это означало настроить против России сразу несколько европейских стран при нулевом результате. Ведь теоретически на него могли претендовать и Британия и Голландия и Германия и Дания. А теперь еще и Норвегия, которая сейчас находилась в процессе развода со Швецией. Причем Норвегия формально находилась ближе всех к Шпицбергену. Да и тамошние викинги наряду с русскими поморами наверно первыми и пользовались Грумантом для каких-то своих целей. В общем этот вопрос отпал. Не дадут! Но про уголь Груманта разговор закончен не был, ибо Архангельску и Мурманску тоже нужен уголь. А месторождение на Груманте к тем местам самое близкое. Правда, условия на архипелаге явно не комфортные, но ведь очень нужно... Камень был как раз в огород Агренева. Он ведь знатный угледобытчик, рыбодобытчик и вообще очень богатый человек. И даже что-то мутит с началом русского рыболовства с помощью траулеров на северах. Тут князю пришлось немало постараться, чтобы откреститься от такого "щедрого" предложения. Закончилось все тем, что Агренев пообещал поучаствовать деньгами и оборудованием, если найдется лицо или компания, готовая взяться за разработку угля на Груманте, но никак не заниматься самому организацией с нуля всего и вся.
   Однако частный вопрос по Груманту не отменял угольной проблемы всей русской Прибалтики. При рассмотрении вопроса Александр постарался направить русло обсуждения к необходимости строительства тепловых электростанций, которые бы использовали местные залежи торфа, а также гидроэлектростанций. Пришлось козырнуть наличием проекта постройки ГЭС на волховских порогах, и обратить внимание на то, что как минимум в столичной губернии гидроресурсов достаточно для снабжения энергией промышленности города, а не только для его освещения. Некоторые участники совещания тут же попытались обвинить князя, что с помощью принятого в 1904 году закона он на время стал чуть ли не монополистом в деле электрификации страны, но эту атаку он достаточно легко отбил. Ведь все равно никто пока в России не строил ГЭС большой мощности. Ни в столичной губернии, ни Прибалтике. Да и вообще он предлагает построить электростанцию на Волхове не первый месяц, но в ответ получает только отказы по причине отсутствия денег в казне. К тому же на Волхове мир клином не сошелся. Есть еще пороги реки Наровы, есть Свирь и другие реки. А электростанции, работающие на торфе, в столичной губернии строили и без него. Вот только они были очень слабосильные. А ведь ныне в Империи производятся турбины мощностью до 6.5 тысяч лошадиных сил и электрогенераторы. А потому грех их не использовать для выработки электроэнергии, которая бы приводила в движение станки и механизмы. Попытку пары заинтересованных лиц предъявить претензию на то, что раз князь такой умный, то отчего же он не построит свою ГЭС на Волхове, Агренев парировал оглашением цены постройки ГЭС и линий электропередач до столицы. Ценник был знатный. Такое только казне или большой группе акционеров по силам. А потому Александр и предложил собравшимся подумать, а не хотят ли они сами в это дело вложиться. Ведь один раз построил и лет 50 можно получать дивиденты, тратясь только по мелочи на текущий ремонт. Это было не совсем так, но в качестве аргумента в дискуссии сошло. Зато в этом случае можно серьезно сократить расходы валюты на покупку угля, который тратится на питание паровых двигателей, стоящих на заводах. Да, для металлургии и порта все равно придется где-то покупать уголь, но объемы его закупок уже будут явно меньшими. И в будущем всяко желательно не допускать в прибалтийском регионе строительство заводов, потребляющих много угля или нефти. Ибо место таким заводам где-нибудь поближе к Донбассу или Волге. И нагрузка на железные дороги будет всяко меньше, если правительство начнет думать о рациональном размещении промышленности на русской территории. Продвинул Агренев на заседании и другую мысль. Да, вот в польских землях есть и металл и уголь и работящий народ. Однако что будет, если начнется война? Ведь все эти земли потенциально попадают в район ведения боевых действий. А потому заводы могут быть разрушены или даже попасть в руки врага. В лучшем же случае из-за проблем с транспортом в прифронтовой зоне заводы смогут работать не на полную мощность. А ведь там и в Прибалтике сосредоточено четверть промышленного потенциала страны! И мы можем его потерять. А враг наоборот приобрести. И как это согласуется с идеей индустриализации страны? Более того, в случае войны мы точно лишимся привозного иностранного уголя и, возможно, польского. Это в свою очередь приведет к тому, что будет потеряна немалая часть промышленного потенциала всего Северо-Западного района, поскольку даже если в Донбассе вдруг смогут добыть недостающий уголь, железные дороги просто не смогут его перевезти на север. Нет у нас резервов пропускной мощности железных дорог на это. И мы опять получим вариант, который сложился в русско-японскую войну. То есть у нас вроде все для победы есть, но расположено оно не там, где нужно. Привезти это быстро туда, куда нужно, мы не можем, поскольку пути сообщения не позволяют. А потому пора наконец начать думать относительно правильного размещения отечественной промышленности, ибо это есть задача государственной важности.
   После этого князю, правда, пришлось отбиваться от обвинений в пораженческих настроениях и усугублении ситуации против действительной. Но это ладно. В конце концов пришлось напомнить обвинителям, что он слов на ветер не пускает. А доклад, освещающий данные проблемы, находится на столе у государя. Но вот будет ли он распространен, сказать трудно. Возможно, что на него могут наложить гриф секретности, ибо причины для этого имеются.
   То совещание, конечно, так и закончилось ничем, если говорить о размещении промышленности. А за ним были еще три. Но пока решения не было, ибо не было денег. А так пути решения частично были нащупаны, но еще не приняты, хотя желательность постройки тех же электростанций на альтернативных видах топлива к этому моменту уже никто не оспаривал. Однако переводить задуманное в практическую плоскость тоже не спешили даже в виде каких-то правительственных бумаг и планов.
   В середине января 1906 года вступил в действие подписанный Императором новый Антимонопольный закон. К сожалению Александра он был не столь радикален, как бы хотелось князю, но все равно по сравнению со старым это была небо и земля. Да и на фоне законодательств иных стран он выглядел достаточно авангардным. А под него уже пошли подзаконные акты, которые конкретизировали действие закона применительно к отдельным отраслям промышленности. Так на компании с иностранным участием в Донбассе и Кривбассе был наложен 5-летний мораторий на скупку месторождений угля и железной руды. Также иностранцам было запрещено строительство новых домен, увеличивающих их количество на принадлежащим им заводах. Теперь чтобы построить новую домну, нужно было сначала порушить ранее построенную устаревшей конструкции. Это был жест в сторону владельцев запрещенного ранее синдиката "Продамет". Синдикат хоть формально разогнали, но иностранные хозяева входивших в него заводов никуда не делись.
   Было выделено несколько стратегических отраслей промышленности, которые контролировались Антимонопольным комитетом. В список попали черная металлургия, добыча угля и нефти, выработка меди, кокса и керосина, добыча марганцевых руд, производство железнодорожного подвижного состава и еще кое-что. У Агренева имелись планы по расширению этого списка, но это дело будущее. По положениям закона запрещалось создание синдикатов и иных объединений, которые бы контролировали производство более 25 или 33% от вырабатываемого в стране объема продукции в своей сфере. После введения закона в силу первым постановлением Комитета был заранее запланированный курьез. На собрании сотрудников Комитета заместитель Агренева под аплодисменты и смешки собравшихся вручил своему боссу постановление, подписанное самим Агреневым о том, что не объявленный союз двух горных округов - Кыштымского и Сысертьского будет находиться под пристальным вниманием сотрудников ведомства, поскольку сей якобы синдикат производит более трети всей отечественной меди. Но поскольку цены заводов двух уральских округов на отпускаемую медь не превышают мировые, то требовать расформирования синдиката ведомство пока не намерено.
   А вот следующие предписания Комитета были не столь радужны для их адресатов. Предписания от роспуске в срок 6 месяцев получили компания "Мазут", которую была образована Нобелями и Ротшильдами, а также синдикаты "Продуголь", "Продпаровоз", "Трубопродажа", "Гвоздь" и "Кровля". В сопроводительных документах говорилось о немалых штрафах, которые грозят участникам синдикатов, если полученные предписания ими не будут выполнены в срок. Также в бумагах говорилось, что объединения заводов тем не менее возможны, если они будут контролировать не более 25 или 33% от объема выпускаемой продукции и будут конкурировать между собой за заказы. А вот если будет обнаружен сговор между объединениями заводчиков, которые по идее должны между собой конкурировать на рынке, то всем участникам этого сговора очень быстро поплохеет. А поскольку новый Антимонопольный закон был составлен особым образом, то не новому государственному контролирующие органу придется доказывать вину провинившихся участников рынка, а как раз объединениям и синдикатам придется оправдываться в том, что они белые и пушистые.
   Предписание Комитета были также отправлены в концерн бельгийца Сольве и пермскому купцу Любимову, которые на пару контролировали более 2/3 выработки соды в России. Разделить их концерн возможности явно не было, а потому им предписывалось в 3-месячный срок привести цены на соду к мировому уровню. А ежели господа не подчинятся, то пусть пеняют на себя...
   Вообще, был еще один не объявленный и никак не оформленный синдикат, объединяющий интересы компании "Мазут" и нефтедобывающих компаний Агренева. Но о его существовании посторонние могли только догадываться. А сам князь на данный момент не был уверен, что данный закулисный сговор вообще действителен. Формально он пока вроде бы сторонами соблюдался, но сколь долго продлится это состояние, было непонятно. В конце концов после смерти прежнего главы французского дома Ротшильдов возможно что угодно, поскольку его новый глава пока не торопился как-то подтверждать или опровергать прежние договоренности. Возможно, Эммануэль Нобель и знал об этом несколько больше Агренева, но делиться этой информацией не торопился. А самому Агреневу делать запрос Ротшильдами было сейчас явно не с руки. Он ведь и сам постройкой двух новых НПЗ в Баку и Грозном, а также освоением персидской нефти по сути готовил новый передел рынка нефтепродуктов. Да и Ротшильдов он не пустил в раработку нефти Персии. С другой стороны Агренев формально ничего пока не нарушал, поскольку оба новых НПЗ на Кавказе нацелены были на переработку новой нефти, которой либо раньше просто не было, либо той, которая раньше вообще не шла в переработку. Потому ситуация на данный ситуация находилась в неустойчивом равновесии, но грозила большим взрывом в будущем.
  
   --------------
  
   Двигались в Империи и военные дела. В конце 1905 года Император Михаил II начал перетряхивать армию. Начал он с того, что ему было ближе - с Главного Артиллерийского Управления. Генерал Альфатер был отправлен в отставку, а на его место назначен боевой генерал, герой Русско-японской войны Иванов Николай Иудович. Товарищем к нему назначили Костырко Петра Захаровича. Вообще изначально начальником ГАУ планировался именно генерал Костырко, но он вновь отказался от должности. Тем не менее он согласился стать заместителем Иванова, оставшись при этом отвечающим за испытание и принятие на вооружение новых образцов орудий. А как раз именно задача обновления артиллерийского парка и стояла в настоящий момент перед русской артиллерией. На должность Инспектора артиллерии неожиданно был назначен еще один герой недавней войны генерал Мрозовский, которому досрочно был присвоен чин генерал-лейтенанта.
   К февралю 1906 года удалось договориться с компанией Круппа о всяких разных делах. В обмен на хорошие отзывы крупповцев о русской легкой гаубице перед османами немцы получили заказ на изготовление опытного образца своей тяжелой гаубицы для России в калибре 6 дюймов с удлиненным на пару калибров стволом и поршневым затвором. Плюс, и это было главным, Военное ведомство пообещало компании Круппа отнестись со всем вниманием именно к немецкому предложению по оснащению оборудованием нового орудийного завода в Царицине. Международный конкурс по этому вопросу все равно предстоял, но ведь Крупп вполне может и не стать его победителем, даже если представит наилучшее предложение... В общем небольшой шантаж сработал, и немцы клюнули. Так что русская 42-линейная гаубица из наличия отправилась к туркам на испытание, а Мотовилиха начала срочно переконструирование ствола под калибр 105 мм. Если турки примут на вооружение русскую гаубицу - это будет прорыв! И не важно, что партия может составить всего от 18 до 32 орудий. Османы хотели использовать гаубицу в крепостной артиллерии. Для России важно, чтоб русские орудия вышли на мировой рынок. А репутация у гаубицы уже имелась неплохая, правда только внутри страны. При этом она была единственной из всех легких гаубиц нового типа с откатом по линии ствола, прошедшей войну. Ну, а на то, что произведенным в Перми орудиям возможно придется когда-нибудь стрелять по русским войскам, никто из принимавших решения оглядываться не стал. Главное выйти на мировой рынок и постараться там закрепиться. Можно, конечно, продать батарею гаубиц тестю Михаила - черногорскому князю Николе I, но это фикция. Все ж понимают, что деньги на покупку русских орудий Черногории тоже даст именно Россия. А вот продать гаубицы туркам - это уже международное признание качества. До заказа еще, конечно, далеко. Да и компания Круппа на пару с Рейнметаллом может под конец что-нибудь эдакое отчебучить с подачи германских властей, но пока остается надеяться на лучшее.
   ГАУ еще в 1904 году было озадаченно Военведом созданием зенитной пушки. Это хорошо, когда только у твоей страны есть дирижабли-бомбардировщики, но данный миг истории краток. А, значит, нужно иметь и противодействие новому средству нападения. Первым, что получило ГАУ, были зенитные станки для крупнокалиберных пулеметов. Их просто достали со склада РОК и предоставили в распоряжение военных. Но вот самих крупняков у Военведа не было, ибо у РОК они их не заказывали. Зато крупняки были у флота. В итоге Русская Оружейная компания получила заказ Военведа на 72 крупнокалиберных пулемета и еще от флота на 48 штук. Вторым желанием ГАУ стала идея использовать качающуюся часть 47-мм морских пушек, которых немало имелось на складах Морведа, с новым специальным станком для зенитной стрельбы. И сейчас по слухам такая пушка вроде бы начала проходить испытания на каком-то полигоне. И наконец, Военвед пожелал иметь более мощную пушку. Но дело пока шло тяжело. К началу 1906 года только разобрались с калибром орудия. Решили, что незачем отказываться от трехдюймового калибра. Есть ведь и полевая пушка и запас шрапнелей к ней. Так что Обуховскому заводу поручили взять качающуюся часть от трехдюймовки и создать под нее новый зенитный станок. Обуховцы взяли под козырек, и работа вроде бы началась.
   Вдруг активизировался брат Сандро Великий князь Сергей Михайлович, ставший начальником артиллерии Гвардии. Он за свои деньги притащил из Германии на испытание две крупповских пушки: горную 75-мм и полевую 105-мм пушку, аналогичные тем, что уже заказали себе османы. Пушки он, конечно, не покупал, а вот доставку и снаряды для испытаний оплатил. Сам он это надумал или по совету своего брата, было неизвестно. Ну, да то не столь важно. Михаил с Агреневым орудия осматривали и присутствовали на начале испытаний. Горная пушка Агреневу очень понравилась. Ладненькая такая. Все в ней было хорошо, если б не вес отдельных частей, на которые она разбиралась для перевозки во вьюках. Три вьюка выходили тяжелее установленного в русской армии норматива в 100 кг. Это скорее всего означало, что лошади переносить их не смогут. Могут мулы, но мулов в русской армии не использовали по причине их отсутствия. Ну, не занимался никто в Империи их разведением. Зато Александр сразу прикинул, что если орудие переделать под русский калибр и патрон, то пушка наверно как родная может использоваться в качестве полковой, благо вес в 450 кг позволял ее перемещать по полю боя усилиями орудийного расчета. Вообще на данный момент полковых орудий не было наверно ни в одной армии мира, но это только пока или еще. Лет 50 назад полковые пушки имелись. И лет через 10-15 они опять появятся. В общем, тема хорошая! Еще пушка могла подойти в качестве противоштурмовой в крепости и наверно в качестве десантной на флоте или в морской пехоте. Да и кавалерии придется все равно принимать себе какую-то пушку. Полевая трехдюймовка для нее оказалась слишком тяжелой и не поспевала за конницей. Так что подумать было над чем.
   А вот немецкую 105-мм пушку русские артиллеристы сразу обхаяли. Она имела пружинный накатник. Со времен принятия на вооружение пушки Барановского артиллеристы относились к пружинным накатникам с явным предубеждением из-за того, что пружины частенько лопались в самый неподходящий момент, выводя орудие из строя. Зато князь посмотрел на пушку с другой стороны. Орудие все равно нужно. Не сейчас, так через несколько лет примут не его, так какое-то другое подобное. Но есть интересный вариант. Ежели наложить ствол этой пушки на лафет будущей тяжелой гаубицы, то вполне может получиться интересное орудие. Это, конечно, дилетантская точка зрения, но почему бы потом не попробовать? Вдруг получится? Говорить он об этом никому не стал. Не зачем пока.
   На полигоне в ходе осмотра орудий Император рассказал Агреневу про казус, что недавно отчебучили спецы Путиловского завода. Этому заводу Морское ведомство заказало разработку морской 4-дюймовой пушки со стволом 45 калибров и поршневым затвором. И тут путиловцы неожиданно в кратчайшие сроки "выкатили" образец пушки калибра 105 мм с меньшей длиной ствола. Причем явно немецкой выделки. Фактически это была модификация старого крупповского орудия, принятого еще в 90-х годах, но с другим, как раз требуемым Морведом поршневым затвором. Видимо, крупповцы его где-то на своих складах разыскали и подогнали Путиловского заводу. Наверняка не за просто так. В итоге Сандро и адмиралы дружно обхаяли руководство завода за ту липу, которую им подсовывают. Зачем флоту старое германское орудие, если немцы в прошлом году себе создали новую модель? Тем более, что она то как раз со стволом в 45 калибров. В общем выволочка руководству завода получилась знатная. Путиловцев предупредили, что если они не возьмутся за ум, то заказ на разработку нового орудия у них просто заберут. А ежели завод сам не может создать пушку, то пускай тогда притаскивает от Круппа орудие новой модели, но исключительно за собственный счет. Как они будут договариваться с иностранным производителем, Морвед не интересует. Как выяснилось, путиловцы к проектированию собственного орудия даже не приступали. Поэтому им решили облегчить задачу. Если они смогут договориться с Круппом или еще с кем-то на представление нового орудия, то Морвед готов махнуть рукой на перестволение иностранного орудия под требуемый флотом калибр в 4 дюйма и на вид затвора. Пусть притаскивают в любом похожем калибре, ибо броненосцы под установку этих орудий уже строятся, а самих орудий до сих пор нет даже в проекте. Да и запасов старых снарядов, которые можно было бы использовать под ранее заданный калибр, на складах Морведа все равно нет. Так что разница в калибре в пару линий не столь уж принципиальна.
   А в остальном в хозяйстве у Сандро дела шли неплохо. Одни корабли строились, вернувшиеся с Дальнего Востока проходили ремонт, и началась постройка первого русского турбинного миноносца. На Невский завод с Охтенского притащили частично собранный корпус миноносца типа "Сокол" и начали его переоборудование под установку турбин и котлов Ярроу-Шухова. В начале марта в Ковров, где изготовлялись турбины, должны были приехать полтора десятка флотских мотористов для переобучения на специальность "паровые турбины".
   Еще в начале 1905 года Агренев узнал о том, что оборудованный его Русской Оружейной компанией на Ижевском оружейном заводе цех по выделке пистолетов марки РОК таки загнулся из-за целого комплекса причин. Главными среди них были неумение казенных заводов массово продавать свою продукцию и то, что пистолеты так и не были приняты на вооружение русской армии, хоть и допущены к ношению вне строя. Так что РОК опять стала единственным производителем пистолетов в Империи. И теперь Военное ведомство вынашивало планы переориентировать закрытое производство на выпуск пулеметов. Ведь в отличии от пистолетов количество пулеметов в армии должно было еще увеличиться, а мощностей Тульского оружейного завода для этого не хватало. Естественно, еще были мощности РОК, но казна по своему обыкновению в мирные годы не слишком баловала частные заводы крупными заказами. Вообще, перепрофилирование цеха на еще одном оружейном заводе на выпуск пулеметов можно только приветствовать. В будущем это очень даже пойдет на пользу. А РОК просто будет выпускать и продавать больше пистолетов. Хотя и с пулеметами тоже, возможно, скоро наладится. С ручными пулеметами. В новообразованной морской пехоте шли испытания ручного пулемета Браунинга и все шло к тому, что он будет таки принят там на вооружение вопреки недовольству ГАУ. В Управлении хоть и сменилось руководство, но требование сохранения единого патрона в армии и флоте оно не перестало поддерживать. А Морвед в свою очередь считал, что его устроит и два разных патрона. Все равно снабжение морской пехоты будет идти из главных морских крепостей. А в них флот уж точно обеспечит наличие необходимых патронов, тем более, что меньший вес патрона 7.62*45 позволял морпеху иметь больший носимый запас патронов. В Морведе даже начали задумываться о том, что им вообще мощный винтовочный патрон вроде бы как и не особо нужен. Коль скоро личный состав морской пехоты предполагается перевооружить на карабины, то может для карабина и уменьшенного патрона хватит? Ведь стрелять на целую милю морпехам из ручного оружия вроде как и не нужно. Да и матросам тоже. Для этого есть пушки Барановского и главный калибр броненосцев и крейсеров, которые будут поддерживать высадку десанта. А для досмотровых партий и патрульно-постовой службы этого патрона вообще за глаза. И тогда единообразие патрона во флоте будет более полным. Станковые пулеметы, конечно, так и останутся на русском винтовочном патроне, но это уже не суть. Ведь во флоте теперь есть и крупнокалиберные пулеметы. Их то к единому патрону все равно не приведешь. Вот так почти без всякого участия Агренева в Морведе вызревал "заговор" против русского винтовочного патрона. Что из этого получится - неизвестно, но все равно наблюдать интересно.
   С конца 1905 года патронные заводы получили приказ начать в следующем году переход на выпуск нового штатного патрона обр. 1905 года с пулей оживальной (остроконечной) формы. А Сестрорецкий казенный оружейный завод получил заказ на новые прицельные планки, позволяющие прицельно стрелять из имеющихся винтовок и карабинов обоими видами патронов - и старого образца и нового.
   За последние полгода Агренев несколько раз встречался с Мосиным. Сергей Иванович зимой 1903 года сильно простудился и подхватил инфлюенцию. Хоть новые лекарства его и вылечили, но, видимо, болезнь дала осложнение на сердце. Поэтому пост начальника казенного Сестрорецкого оружейного завода ему пришлось оставить, но с завода совсем он не ушел, а устроился при нем консультантом-оружейником. Мосин и поведал князю, что казенные заводы и отдельные оружейники-энтузиасты внимательно наблюдают за прогрессом в ручном оружии. И не просто наблюдают, но и стараются следовать в русле событий. В 1905 году Федоровым и Рощепеем были созданы и представлены высокой комиссии ГАУ автоматические винтовки собственного изобретения под штатный винтовочный патрон. ГАУ это почин поддержало и оба энтузиаста были прикомандированы к Сестрорецкому заводу. Там они должны были улучшить свои изобретения, на что были отпущены казенные средства. Пришлось Агреневу выражать Сергею Ивановичу свой скептицизм в отношении выданных заданий на проектирование. Даже пришлось немного приврать, что в Русской оружейной компании уже немало думали над этой проблемой. На начало 20-го века создать автоматическую винтовку под патрон обр. 1905 года просто не удастся. Этот патрон слишком мощный, чтобы автоматическая стрельба из винтовки была точной и кучной. Но можно создать таковую под более слабый патрон. Например, под тот же 7.62*45. Однако цена винтовки выйдет такая, что армия откажется тратить деньги на ее покупку. Фактически это будет цена ручного пулемета Браунинга. Можно создать полуавтоматическую винтовку под штатный винтовочный патрон. Но ценник останется таким же высоким, а точность будет ниже чем у "Агрени" или МАГ. Готова ли казна покупать такое оружие массово? Врядли. Более того, такую винтовку не вручишь первому попавшемуся бойцу. Он просто не сможет ее обслуживать. Разве одному из отделения или даже из взвода. А коли так, то таких подготовленных солдат лучше вооружить ручным пулеметом, а не полуавтоматической винтовкой. Все пользы будет больше, а цена будет примерна одинакова. В общем Мосина Агренев озадачил сильно. Так что если РОК предложат разработку чего-то подобного, то придется отказаться. Или придумывать нечто с отъемным магазином патронов на 10 и скобой Генри. Это выйдет всяко проще и дешевле, чем полуавтомат на винтовочном патроне. Пистолеты-пулеметы Мосина хоть и пришлись по душе воевавшим на Дальнем Востоке, но ГАУ они не нравятся из-за применяемого патрона и малой дальности стрельбы. Там пока продолжают считать, что это полицейское оружие. Что ж, не стоит торопиться. Тем более, что ценник на Мосинский ПП тоже весьма не маленький. Пусть пока все так и идет. А РОК стоит взяться за конструирование дешевого пистолета-пулемета. Он все равно понадобится, и нужно быть к этому готовым.
   Оставался вопрос про Федорова и Рощепея. В смысле сманить или оставить. Фамилию Рощепея Агренев только слышал или когда-то читал. А вот про автомат Федорова не слышал только тот, кто не интересовался историей русского оружия. Однако же этот автомат так никогда и не пошел в большую серию. Да и сконструирован он был явно позже. Видимо, перед самой Первой Мировой или после нее. Вопрос был в том, нужен ли Федоров с его автоматом. Ведь промышленность у Германии всяко мощнее, чем у России. И если будет эта самая Первая Мировая, и там в начале войны русские применят в более менее крупных масштабах подобный автомат, то как бы через год-полтора потом не пришлось пожалеть о содеянном, когда немцы его у себя скопируют и начнут производить в больших количествах. Или это все нехорошие предчувствия и перестраховка? Над этим князю предстояло серьезно подумать. Для тех же штурмовых отрядов вполне хватит ПП и помповиков. То есть вроде как Федоров и не нужен. Но ведь ему наверняка можно и иную задачу поставить...
   У РОК на данный момент имелся заказ на винтовки для мексиканской армии. Однако в то время имелись еще оставались вопросы по оплате. Так что Русская оружейная компания приняла заказ на половину требуемых "Агреней" под патрон 7*54, а вторую РОК отдала швейцарцам из фирмы SIG вместе с заказом на изготовление самозарядной винтовки Мондрагона. Александр сделал это для снижения рисков. А ну как выкупать изготовленное мексиканцы передумают. С деньгами у Мексики все ж обстояло не слишком хорошо. Это с богатствами недр там неплохо. Но лезть туда разрабатывать концессию полиметаллических руд, которую предлагало местное правительство, в преддверии будущей мексиканской революции, да еще под бочок САСШ желания у князя не было никакого.
  
   Александр давно хотел познакомиться с Владимиром Николаевичем Ипатьевым. Как бывший, хоть и недоучившийся химик, он эту фамилию прекрасно знал. Ипатьев был человеком, фактически создавшим своим трудом и своей настойчивостью в Первую Мировую войну военно-химическую промышленность России, а впоследствии создавшим в США передовую нефтехимическую промышленность. Такая личность не может не вызывать искреннего уважения. И пусть пока Ипатьев еще ничего такого не создал, но не использовать талант такой яркой личности явилось бы просто преступлением. Однако до русско-японской войны дело до знакомства как-то не дошло, а потом князя закрутил водоворот дел. И только в начале февраля 1906 года Александр наконец решил все-таки познакомиться с будущим гением лично. Через Дмитрия Ивановича Менделеева он навел справки о интересующем его человеке, и с рекомендацией от русского научного светила отправился на встречу.
   Владимир Николаевич служил в ГАУ и недавно получил звание полковника. При этом он совмещал исследовательскую работу с чтением лекций по химии в Санкт-Петербургском университете и Михайловской Академии. Подъехав к университету к окончанию лекций, удалось перехватить полковника и одновременно приват-доцента университета, дабы перекусить двоем в расположенном неподалеку ресторанчике. Первая встреча прошла неплохо и знакомство завязалось. Ипатьев оказался приятным человеком 38 лет от роду, живо интересующимся всем новым в сфере его деятельности. Поначалу он сдерживался, но потом попытался напроситься на осмотр химических предприятий князя. Особенно его интересовала промышленная установка получения аммиака из воздуха. Однако узнав, что при этом придется давать подписку о неразглашении сведений с драконовскими мерами, которые могут последовать в случае чего, он снизил напор. Да и вообще Агренев посоветовал химику немного подождать и летом посетить аналогичный казенный завод в Казани, который к этому времени должен войти в строй. Там тоже будут предприняты меры секретности, но наверняка не такие суровые, как в Кыштыме и Самаре. А в целом Ипатьев по крайней мере на данный момент похоже являлся почти типичным представителем русской науки данного времени несмотря на то, что носил погоны с несколькими звездами. Поскольку князь Агренев был не просто какой-то там князь, а вполне конкретный, активно развивающий в Империи отечественную химическую промышленность, спонсирующий науку и учебные заведения, сойтись с химиком удалось относительно легко. Владимир Николаевич желал признания своих пока не слишком больших заслуг в химии, довольно легко поддавался на небольшую лесть от почти коллеги и крупнейшего фабриканта Империи, явно жаждал международного успеха. При этом был благороден, принципиален и вообще обладал массой положительных качеств. Но это выяснилось уже потом. А через час знакомства Ипатьев был готов повести князя в свою лабораторию и показать буквально все, над чем он работал. У будущего гения обнаружились и чисто интеллигентские заморочки. Вообще в своих исследовательских работах уже добился в общем немалого и являлся автором десятка опубликанных работ. Однако собственную роль в науке он видел больше в том, чтобы новые открытия в химии имели русский приоритет. И только! Публиковался Владимир Николаевич в русских и иностранных химических журналах. Получение патента на результаты своих исследований его не интересовало совершено. А вот признание русских и зарубежных коллег ему явно импонировало. На вопрос, почему же он не берет патенты, последовал весьма удивительный ответ: "Я человек науки и хочу иметь свободу в своем в исследовании, иначе я буду связан в своем творчестве"... После этих слов Агреневу захотелось настучать по голове этому русскому интеллигенту в погонах. Но поскольку это была первая встреча, Александру пришлось сдержаться, иначе доброжелательная атмосфера встречи была бы нарушена. Сразу переубеждать химика он тоже не стал. Успеется еще. А вот занимался Ипатьев сейчас очень интересными вещами, а именно катализом органических веществ под давлением. На тот момент это была почти не исследованная тема, и Владимир Николаевич выступал в ней в качестве одного из пионеров. Конкретно сейчас он исследовал каталитическое превращение этилена и гидрогенизацию ароматических соединений под давлением . Полиэтилен для Агренева в качестве материала для исследований уже являлся делом прошлым. Старый патент на полимер у немцев в прошлом году был выкуплен, и сейчас в Самаре монтировалась первая опытно-промышленная установка по его получению. Германский патент выкупить удалось легко и достаточно дешево, поскольку немцы так и не смогли найти полиэтилену применения. Вот и хорошо. А результаты исследований химиков его Концерна о синтезе полиэтилена нигде и никогда не публиковались, ибо пока незачем. Князю нужен был сам материал и технология его получения. А материалы исследований можно и потом будет опубликовать. Хрен их кто оспорит при уже полученных нескольких патентах, которые были оформлены без всякой огласки в прессе. А то, что Ипатьев исследует то же самое, ну так и ладно. Может найдет лучшие более экономически выгодные варианты производства. Говорить Владимиру Николаевичу он об этом не стал. Зачем же расстраивать ученого? Тем более он помнил, что в иные времена и в иной жизни полиэтилен получали при различных давлениях. Зато Александр немного рассказал и о том, чем занимаются его ученые, и о том, что выпускают и будут выпускать на химических заводах его "Химпрома".
   Ипатьев несмотря на собственные взгляды одновременно был и практиком, что не удивительно из-за его места службы. Он периодически ездил по различным заводам и рудникам, на месте консультируя их владельцев или даже помогая наладить работу их производств. Так именно от Ипатьева князь узнал, что в верховьях Кубани общество "Эльборус" добывает и перерабатывает свинцово-цинковые руды. В 1902 году химик ездил от казны обследовать эксплуатируемый обществом рудник, и нашел месторождение весьма благонадежным. Он даже дал положительную рекомендацию на его финансовую поддержку, дабы казна от общества начала получать столь необходимый свинец. Но что-то там в итоге не сложилось, и это производство так и не получило от казны финансовой подпитки для расширения своей деятельности. Эта информация Агренева весьма заинтересовала. Если все так, как говорит Владимир Николаевич, и общество, эксплуатируя хороший рудник, пока не в состоянии расшириться, то грех не помочь его владельцам за долю в капитале. Вложить денег и подкинуть оборудования, а остальное дольщики сделают сами. Разве что контроль не помешает. Но это ведь не организовывать производство с нуля собственными силами.
   На третью встречу князю удалось подобрать ключик к будущему великому химику. Пришлось надавить на патриотизм и наконец удалось убедить Ипатьева начать действовать наиболее выгодным для России способом. А заодно еще и для самого Агренева. Владимир Николаевич все равно не собирался брать патенты на свои технологии, но согласился передавать право на них русским химическим компаниям в обмен на финансирование его исследований и его коллег по работе. Правда, Ипатьев заранее твердо оговорил, что темы своих работ он будет выбирать сам, дабы на него не давили спонсоры. Взаимопонимания с химиком удалось достичь, рассказав и приведя конкретные цифры про то, сколько теряет Россия на том, что русские химики не патентуют свои технологии и прочее. Более того, заботясь лишь о собственном приоритете и приоритете страны, подобные русские бессеребрянники по сути вручают в чужие руки финансовое оружие, которым бьют его страну те же немцы. Рассказал Агренев Ипатьеву и о тихих битвах, которые приходится вести его "Химпрому" с германскими производителями красителей и прочих химических веществ. С 1904 года в этой сфере стало особо напряженно. Мало того, что, похоже, главные немецкие химические концерны договорились между собой и за кулисами поделили русский рынок, так они еще собственной политикой продаж фактически вынуждают потребителей покупать всю химию только у них. Устроили гады политику "все или ничего". Но со вступлением Агренева на пост руководителя Антимонопольного комитета и принятием нового закона ситуация вроде бы немного выправилась. Похоже, немцы если не испугались возможных последствий, то по крайней мере заняли осторожную выжидательную политику. А ну как и им от Комитета прилетит? И ладно бы Комитет возглавил кто-то другой. А тут выходит, что в случае чего принимать решения против них будет их прямой конкурент, пытающийся отвоевать у них кусок русского рынка химии. Договариваться немцы пока не приходили, но этот вариант не исключен.
   В общем с Ипатьевым удалось договориться к обоюдному удовлетворению. Князь пообещал Владимиру Николаевичу организовать доступ на пару своих химических заводов включая завод химических красителей, где ничего секретного в принципе не было. А вот переманить Ипатьева к себе скорее всего не выйдет. Без работы в Артеллеристском Управлении и преподавательской работы он себя, похоже, не мыслил. К тому же он женат и имеет детей. Так что в Кыштым, Ковров или Самару его не заманишь. Ну, да и ладно. При необходимости вполне можно приглашать его приезжать в командировки. А диктовать темы исследований ему никто не собирается. Вполне можно заинтересовать перспективами некоторых работ и без всякого диктата. Он человек увлекающийся, так что на хорошую приманку клюнет, когда возникнет в этом нужда.
   А вообще с патентами в Империи обстояло все не слава Богу. Чтобы получить русский патент мало того, что нужно было предоставить образец или действующую установку, так еще нужно было умасливать чиновников, от которых зависела выдача или невыдача патента изобретателю. А вот в иных промышленно развитых странах при получении патента вполне можно обойтись чертежами. Одно это уже отсекало бедную часть русских изобретателей. Более того, патентная практика в России была такова, что при наличии схожих русского и иностранного патента практически всегда приоритет получал именно иностранный патент. Бред полный, но именно так и было. И раз уж Агренев попал во власть, он собирался постараться изменить эту порочную практику. Вон взять хотя бы САСШ. Там иностранные патенты вообще не признают. Так что если хочешь пользоваться плодами своих изобретений, будь добр регистрировать свои патенты там в обязательном порядке, иначе их будет использовать кто-то другой в этой самой Америке. И черта с два ты докажешь, что изобретение твое, если этого не сделал. Если же говорить о химических технологиях, очень часто иностранные патенты содержали неполное описание технологии, а иногда и заведомо не верное. Производство, организованное по таким патентам, очень хорошо охранялось от пристального внимания чужих глаз. Но это уже была больше германская особенность, хотя и в прочих странах этим не брезговали.
  
   Глава 2.
  
   2 апреля 1906 года сэр Генри сидел в кресле своего фамильного замка напротив камина, накрытый пледом, и размышлял. К нему со всех концов необъятной Империи и из иных стран стекались сведения о положении в тех или иных землях. Он был из тех, кто незаметно для окружающих вершил историю мира. Таких как он было не очень много. Власть придержащие в Британии старались прислушиваться к его советам и рекомендациям, ибо он был мозгом. А также одним из тех, кто многое знает и многое может помимо официальных каналов.
   Однако сейчас сэр Генри был в некотором затруднении. Закончившаяся русско-японская война привела не к тем результатам, которые бы хотелись. И даже не к тем, на которые рассчитывали в Вестминстере. Нет, формально вроде бы получилось не так уж и плохо, но явно хуже, чем задумывалось. Да, русские и косоглазые макаки схлестнулись в войне на Тихом океане. Империя от этого получила неплохую прибыль, многократно окупив вложения в Японию. Россия потратила очень немалые деньги на эту войну и, формально получив половину Кореи, осталась без денег на ее освоение, плюс обрела новые долги. Более того, растратив деньги на войну, русские почти не упрочили свое положение в Манчжурии, хотя с виду могло показаться обратное. Но это впечатление обманчиво. Ведь если ты не в состоянии освоить территорию, то через некоторое время за тебя это будет делать кто-то другой. Однако все могло получиться намного лучше, если б не русские подводные лодки и дирижабли. Фактически их применение позволило русским выиграть войну, порушив часть японской военной промышленности, и крайне затруднить в итоге снабжение японской армии на континенте. Если б не они, то японцы наверно могли бы даже победить. Ну, или по крайней мере не проиграть. А так Япония проиграла войну, лишившись большей части флота. И теперь ее, к сожалению, не получается использовать в интересах Британии. Обидно! Из-за этого очевидного проигрыша не удалось сделать из Японии затычку для русского флота на Тихом океане, каковой для Черноморского флота русских является турецкий Босфор.
   Русские же напротив потеряли немного кораблей, да еще завели себе с помощью дойчей подводные лодки, которые теоретически, да и, похоже, практически опасны для Королевского флота. А еще они хапнули Формозу, что вообще ни в какие рамки не лезет. Теперь в Метрополии никто не мог предложить достойного плана, что же делать с этой Японией. С одной стороны агрессивных косоглазых островитян было бы неплохо оставить потенциальной угрозой для русских, но с другой - как это сделать? Ведь главный кредитор у них теперь не Британия, а Россия. Да и лезть на тех, кто тебя уже один раз победил, захочет далеко не всякий. Нет, постепенно внушить желание реванша и уверенность в его благополучном исходе макакам можно, но не "поднимать" же их снова за собственный счет, тем более, что партнеры - американцы японцев, похоже, списали со счетов. В принципе это, конечно, можно исправить, договорившись с Вашингтоном, но нужно ли?
   Можно, конечно, на все это плюнуть и сделать из Японии полуколонию, каковой ныне является Китай, однако в этом случае охранять собственные интересы в этом отдаленном районе мира придется самим и за собственный счет. А это явно не лучший вариант. Да и ничего особо полезного для экономики Британии на японских островах нет. А как потребитель британских товаров нищая Япония не слишком выгодный клиент. Потому выгода с такой полуколонии не будет большой.
   После войны Англия собиралась говорить с Россией с позиции силы, но и этого не получилось. Не получилось также инициировать у русских медведей революцию. В этой азиатской стране, как оказалось, имелась неплохая пропагандистская пресса, которая на волне успехов русской армии не дала создать в обществе чувство недовольства существующей властью. А без общественного недовольства пытаться разжечь в стране смуту слишком проблематично и дорого. Не факт, что это бы вообще получилось. При этом скрыть английский след во всем этом бы явно не удалось. Вообще в таких случаях лучше всего ликвидировать главу государства. Это уже не раз проделывали. Тогда бы все было намного проще. Ведь за царем Михаилом, считай, никого нет. У него, конечно, есть наследник, но младенец - это игрушка в руках придворной камарильи. И кто бы там одержал верх, это еще неизвестно. Да, можно было бы ликвидировать нового русского царя, но Эдуард VII не дал на это согласия. Ему, видите ли, этот способ решения проблемы претит. Чистоплюй, прости Господи. Британия всегда добивалась своих целей, а тут прямой запрет. Можно было бы решить этот вопрос и в обход воли Короля. Союзники у сэра Генри бы нашлись, и нашлись бы исполнители среди русских, но это было чревато для самого сэра Генри опалой. А терять несколько лет жизни впустую в бездействии совершенно не хотелось. Мда. Нынешний русский царь хоть и молод, но не прост. Ой, как не прост. Наш Король даже хотел поехать в этом году в Россию встретиться и поговорить с русским царем. Но отговорили. Не время сейчас, рано. Толку от поездки не будет.
   Вообще с этой азиатской страной в последнее время как-то не ладилось. Взять хотя бы ту же русскую нефтяную концессию у устья Шатт-эль-Араба. Английские компании искали нефть в Персии не один десяток лет, а нашли ее русские. Мало того, князь Агренев пригласил в партнеры по освоению месторождения компанию Нобеля и немецкие банки. Это русские могут считать, что Нобели наполовину уже русские, хоть и имеют еще шведское гражданство. А сэр Генри точно знал, что за Нобелями стоят немалые германские капиталы. Попытки решить вопрос в Персидском заливе силовым методом провалились. И теперь не удается найти достаточно желающих среди аборигенов повторить налет на нефтепромыслы. А ведь русские там с помощью шаха охрану еще усилили. Вот пришла сейчас в Кувейт эскадра Королевского флота. Это Грей (Прим.: Эдвард Грей - Министр иностранных дел Великобритании 1905-1916) решил понагнетать обстановку. И что толку? Разве что шах испугался. Все попытки склонить его к аннулированию концессию ни к чему не привели. Он слишком боится русских. Вернее он боится и нас и русских, так что дальнейшие попытки перехватить нефтепромыслы через персидские власти врядли к чему-то приведут. Потому раз не удалось решить вопрос просто и быстро, придется идти долгим путем. Все равно через пару-тройку лет Персия погрузится в смуту, а там либо русские с немцами сами откажутся от владения столь проблемным активом, либо им в этом придется дополнительно помочь. А вообще будет полезнее потом организовать на тех землях новый эммират по типу кувейтского, и тогда вопрос с персидской властью в тех местах больше не будет играть никакой роли. Правда, пока не понятно, сколько там этой самой нефти. Может ее и хватит всего на несколько лет, хотя Ротшильды считают, что в Арабистане ее может быть много. И не учитывать мнение таких авторитетных людей нельзя. Впрочем, даже если ее и не слишком много, все равно нельзя позволять там укорениться русским и особенно дойчам. Этот район, как и все персидские земли, Богом предназначен для того, чтобы им владела Англия. И все шло хорошо до тех пор, пока там не появились русские нефтяники. Ну да ладно, недолго им там осталось. А вот дойчи - это серьезнее. Эдак в Берлине могут надумать, что железная дорога от Стамбула не должна заканчиваться в Багдаде, а ее следует продлить до берегов Персидского залива. Тем более, что и повод хороший появился. Однако пока у них почти ничего с железкой не получается, ибо это не выгодно Англии.
   Но все это периферийные второстепенные игры. Германия - вот главный соперник. Уж слишком она быстро развивается. Строительство германского флота несет угрозу английскому морскому владычеству. Рейхстаг принял очередную программу увеличения флота. А это недопустимо. Что ж, Германия сама подписала себе приговор... А заодно она может сослужить для Британии неплохую службу на континенте, если смотреть стратегически. Нам уже удалось решить все проблемы с Парижем в колониях, и теперь французы за свой интерес в перспективе не прочь схлестнуться с германцами. Правда, русские их недавно неплохо взяли на испуг, но это все частности. Союз французов и русских тем не менее сохранился, хоть и стал менее крепким, но это ничего. И есть союз французов с нами. Мы их тоже пугнули, не обещая пока большой помощи против дойчей, однако это исключительно на пользу делу. Теперь именно лягушатники будут добиваться от Англии более крепкого союза, а заодно постараются подтянуть к этому союзу и русских. То есть делать за нас часть нашей работы. Но вот дальше пока непонятно. Лучшим вариантом было бы вообще неучастие Англии в континентальной войне хотя бы на первом этапе или участие в ней исключительно флотом. Так можно будет заработать на участниках европейской войны просто колоссальные деньги, а заодно и получше приготовиться к боевым действиям на суше. Правда, у нас частенько звучат голоса, призывающие покончить с немецким флотом одним неожиданным мощным ударом, но это все ерунда. Часть германского флота мы таким образом, конечно, потопим, но мощь экономики Германии от этого никуда не денется. А ведь именно экономику нужно разрушить у дойчей. Для этого нужна Россия. Однако участие русских в европейской войне пока не очевидно. Да и дойчи пока явно не готовы задирать одновременно и французов и русских. Вильгельм, хоть и обижен ныне на своего русского кузена за то, что с ним обошлись не по-братски на конференции по Марокко, но прекрасно понимает, что к этому он сам в немалой степени приложил руку. Жадность дойчей и попытки урвать все что можно и нельзя тому причиной. Так что русский царь Михаил тем самым просто расплатился с Вильгельмом за новый двухсторонний торговый договор и всякое прочее. Хотя как знать. Может приглашение немцев к персидской нефти есть некие отступные русского царя Вильгельму? Вообще отчасти похоже, но ничего конкретного про это нашим агентам узнать не удалось. А то, что германцев позвали в Персию раньше, чем началась конференция по Марокко - это еще не показатель того, что все это не звенья одной цепи.
   В принципе со временем можно создать ситуацию, при которой дойчи сами объявят русским войну, и тогда Михаил просто не отвертится. Однако при этом нет уверенности, что те же французы без нашей помощи смогут выдержать удар германской армии и не выпасть из войны. Вот главная проблема! Если война будет быстрой и маневренной, то такое вполне возможно. И тогда наше неучастие в войне с самого начала может выйти нам боком. А ведь за Атлантикой набирает силу еще один хищник. Он пока должен Англии большие деньги, но если война пойдет непредвиденным образом, то именно САСШ, а не Англия может оказаться в итоге в экономическом выигрыше. И это тоже нужно учитывать. Правда, военной промышленности у американцев, считай, нет. Ну кроме относящейся к флоту. Но торговать сырьем, оборудованием и мирной продукцией они вполне могут.
   В итоге для нас на будущее важно сближение с Россией. На время. Нужно, чтобы русские обязательно воевали с дойчами и воевали желательно за свой интерес. Но тут есть проблема. Уж больно эти русские мыслят прямолинейно. Если их где-то в чем-то обидели, они возводят эту обиду в абсолют, и говорить с ними об обоюдной выгоде в других местах после этого становится очень трудно. Например, они до сих пор не хотят поделить Оттоманскую Империю, хотя вроде бы это в их же интересах. Последнее, конечно, не совсем так. И, возможно, они это даже понимают. Ну а то, что с османами им придется воевать главным образом самим, это уже частности. А вообще жаль. Хороший в 1895 году был план. Жаль, что старший брат нынешнего царя не польстился тогда на наши обещания заполучить Босфор и кусок Азии. Босфор бы он по-любому не получил, но так бы остался бы еще и без железной дороги на Тихий океан, ибо все русские деньги бы ушли на войну. А заодно бы наверно и без большей части металлургии на юге страны, которую русским настроили французы и бельгийцы. И тогда бы нашим интересам в Китае еще долго ничего бы не угрожало. Впрочем, жалеть о несбывшемся - дело пустое.
   Возвращаясь же к ситуации в Европе... Главная будущая цель - война в Европе. И теперь придется скрупулезно работать с этой Россией, потихоньку шаг за шагом втягивая ее в свою сферу интересов. Давление, угрозы, обещания, посулы, экономический шантаж... Все пойдет в ход. В общем обычные игры. А французы нам в этом помогут. Чем-то даже придется поступиться на время. Германию нужно победить и разорить. Не нужен нам этот конкурент в Европе, который мало того, что играет на противоречиях различных стран, так еще и год за годом оставляет нашу промышленность без вкусных заказов отсталых и второстепенных стран. Так что с русскими придется поиграть в дружбу. Однако ж играть, похоже, придется долго и не только с русскими. Недоверчивость у них, похоже в крови, как и открытость. Как это в них одновременно уживается, дьявол их знает. К сожалению, на время игры в дружбу придется отодвинуть планы по прямому отъему у них Формозы и нефти Персии. Но это не значит, что нужно оставить попытки принудить их к почти добровольному расставанию с этими активами. Это как раз делать нужно и должно. В конце концов они же сейчас продают ту же Аляску американцам, а значит могут продать и другие заморские активы. Но и их аппетиты вызывают тревогу. Асэб им, видите ли, нужен. А это между прочим опорная точка на пути к жемчужине Британской короны - Индии! И итальянцы, похоже, не прочь продать этот порт. Крепко русские, похоже, зацепили итальянцев. И пряником и кнутом одновременно. А ссориться по-крупному ни с теми ни с другими в ближайшее время явно не желательно.
   Все это, конечно, не будет иметь никакого значения после большой войны. Тогда ни итальянцы, ни русские будут больше не нужны, и можно будет просто придти и забрать то, чем им владеть не положено, если, конечно, они сами раньше не откажутся от неправедно прибранного. Но даже временное владение русскими портом в Красном море крайне нежелательно. Поэтому стоит продолжать работу с итальянцами. Пожалуй, стоит предложить им еще кусочек африканской пустыни. Итальянцы ведь так хотят стать Империей и обладать колониями. Ну так можно им в этом помочь, благо бесполезные территории в Египте и Судане еще имеются. Вот только чем парировать русскую угрозу помощи султану? После анекдотичного поражения в Абиссинии от местных негров итальянцы стали уж больно осторожны. А тут целая Оттоманская империя. Она хоть и далеко от тех мест и флота у осман, почитай, нет, но... Тут бы кого-то подрядить на помощь итальянцам. Чью-нибудь эскадру. Королевский флот все же использовать очень нежелательно. Пока нет окончательного решения по судьбе территорий Оттоманской Империи, лучше с османами не ссориться по-крупному, иначе это окончательно приведет их в лагерь дойчей. Тут многое будет зависеть от времени, когда итальянцы решатся на захват африканских земель.
   Можно, конечно, пойти другим путем. Можно пообещать русским какой-нибудь кусок в обмен на их добровольный отказ от Асэба. Это пряник. А кнут - это то, что они вообще ничего не получат. Мда..., может подействовать, а может и нет. Уж больно целенаправленно они борются за этот порт. Значит кусок, который нужно предложить, должен быть тоже большим и привлекательным. Взять его... Ну, например, кусок в Монголии. Обладание им русскими не опасно для наших интересов в Китае и Индии, но еще больше поссорит русских с Пекином. Однако вот насчёт его привлекательности для русских могут возникнуть проблемы. Значит, придется обещать им что-то еще в Европе. Ну, пообещать - это всегда можно. Никто ж не гарантирует, что обещанием можно будет воспользоваться. Всегда найдутся причины, почему это невозможно, либо стороны, которым это очень невыгодно. Например, можно пообещать учитывать приоритетные русские интересы в Сербии. Пусть русские попробуют их реализовать. Хе-хе! Они ведь так давно этого хотят. А реализуя, русские в конец испортят отношения и с Веной и с османами. И мы им в этом с удовольствием поможем. Сербы - те еще партнеры, а Балканы это уже давно пороховой погреб Европы. Да, пожалуй, это стоящий вариант, потому над ним стоит подумать отдельно.
   Теперь по поводу Формозы. Нашим людям наконец удалось докопаться, кто же на Филиппинах изначально помогал оружием местным бунтовщикам. Как оказалось, это была разведка русских, действующая через китайских бандитов. Мы там тоже под шумок отметились, но это знать никому не нужно. В итоге американцы получили головную боль в только что захваченной колонии. Значит, американцам стоит подсказать, по чьей вине они до сих пор вынуждены бороться с инсургентами. Но не сейчас и не за просто так. Всему своё время. Может через год... А сейчас стоит подкинуть на Формозу оружия, да хотя бы такого же китайского, и русские получат гемморой на свою задницу. Если снабжать инсургентов пусть и понемногу, но постоянно, то очень скоро русские поймут, какую головную боль они себе приобрели, отняв у Японии этот стратегически важный остров. И пусть себе расходуют деньги на подавление восстаний местных китайцев, пока им не надоест. Чем дольше все это будет продолжаться, тем дешевле потом станет этот актив. Мы начнем, а потом отойдем в сторону. За нас дело продолжат американцы, которым мы подскажем виновников их убытков на Филиппинах. Чисто работать янки не умеют, а потому быстро проколятся. И пусть себе американцы с русскими гадят друг другу пока им не надоест, или пока они не договорятся. А потом опять можно будет вступить в дело самим. И вот тогда доказать собственную невиновность в поддержке инсургентов не сможет ни одна сторона. Ни русские, ни американцы. Что и требуется.
   Впоследствии Формозу можно будет даже выкупить, хотя Британия и не привыкла платить за колонии. Если это вообще понадобится к тому времени. Ну, да это ничего. Можно и заплатить, или пообещать заплатить, тем более, что потом эти деньги вернутся...
   Сэр Генри сидел еще долго, размышляя и глядя на языки пламени, пока дворецкий не позвал своего хозяина на файв о'клок.
  
   Глава 3.
  
   С окончанием русско-японской войны у команды Сытина пропала необходимость поддерживать патриотический порыв подданных Российской Империи. Остались частные задачи, на которые идеологическая команда, собранная под крылом Сытина, смотрела как на отдых после дел праведных. Нет, конечно, когда поступал заказ она на время включалась на часть мощности, но это было не совсем то, на что она была способна. Акулы пера без долговременных заказов тоже расслабились. Мелкие заказы они отрабатывали на раз, не особо напрягаясь. И тут классика Советской... то есть российской литературы Льва Николаевича Толстого пробило на откровения. Он стал в либеральной прессе вещать о том, что власть несмотря на все предпринимаемые шаги по Земельной реформе плохо заботится о крестьянах, что не одаривает их землей, в том, что не прощает им все выкупным платежи и долги, что власти забыли о Боге, ну и так далее. "Свободная" пресса подняла писателя и вообще гору-человека на щит и тоже начала активно муссировать эту тему. Причем, похоже, что для либералов откровения Толстого стали всего лишь поводом для наезда на власти, потому как постепенно дошло и до разговоров о "народном представительстве", которое якобы сделает жизнь народа просто замечательной. Нет, царя и Правительство они сатрапами и душителями свободы еще не называли, поскольку это было чревато, но нечто такое между строк уже явно проглядывало.
   Заодно досталось и князю Агреневу и всему Правительству. Князя и Правительство консерваторов начали обвинять в подавлении предпринимательской деятельности, в запретах на синдикаты, которые якобы чуть ли не ежедневно пекутся о благе страны. Конкретно князя начали обвинять в монополизации отдельных областей экономики несмотря на то, что он как раз и должен бороться с этим явлением, а также в том, что, пользуясь близостью Императору, он прокручивает разные темные делишки, и так далее.
   В апреле команда идеологов, приютившемуся под крылом Сытина, получила команду "фас". Дотошные репортеры покопались сначала в грязном белье Толстого, а потом принялись, за редакторов и хозяев газет, которые представляли собой эту самую "свободную" прессу. Выяснилось, что почтенный писатель, хоть и призывал к всепрощению по отношению к крестьянам, но имея немалые земельные владения, ничего подобного у себя в имениях и не предполагал. Ни полного прощения выкупных платежей, ни долгов, ни одарения бывших крепостных дополнительной землей. И вот тут команда идеологов спустила на Толстого всех собак. Признавая за писателем немалый творческий талант, да и то в прошлом, газеты Сытина развернули настоящую травлю оного. Ведь если ты хороший писатель, то это еще не значит, что ты смыслишь в иных областях. А если так, то какого хрена ты полез в то, в чем ты не только ничего не понимаешь, да и сам не желаешь делать того, к чему ты призываешь. Где собственный пример? Или все это лишь для того, чтоб напомнить обществу о себе и собственных взглядах?
   Началось все с Толстого, а потом досталось и всей либеральной и "свободной" прессе, причем местами поименно. Проправительственные и правительственные издания к этому тоже подключились. На свет вытащили очень многое. К июню месяцу некоторые редакторы "свободных" газет уже были не рады тому, что вообще включились в это дело. Нет, не то, чтобы у них упал тираж. Тираж то даже возрос, но измазали их с головы до ног. А репутация - это дело такое. Зарабатывается долго, а испортить ее можно очень быстро. Постоянные читатели, придерживающиеся либеральных взглядов, конечно, врядли перестанут читать издания, но.... Да и переходить в разряд второразрядных газетенок не хотелось никому.
   Одновременно общими усилиями удалось докопаться до того, кто это все инициировал. Ну, тут никаких неожиданностей не было. Инициаторами наезда на власти выступили либеральное дворянство и "прогрессивная" буржуазия. Последняя была в основном из тех, кто тем или иным образом был завязан на сотрудничество с иностранным капиталом, который как раз и затрагивался недавними антимонопольными указами. Ну, и прочие примкнувшие к ним. Людям давно хотелось самим порулить страной. А то как же? Ведь во всех "цивилизованных" странах парламент есть, а в отсталой России ничего подобного нету. А они сами такие прогрессивные, что готовы привести Империю к всеобщему процветанию, если, конечно, им позволят.
   Что особенно интересно, Михаил II и сам с конца зимы начал подумывать о том, чтобы сменить некоторых консерваторов в Правительстве. Они, конечно, верные, но тот же Премьер-министр П.Н. Дурново в качестве созидателя в мирное время это не то, что нужно. Это в войну без него как без рук. В мирное же время нужно строить новое, а он к этому морально не готов. Начавшаяся компания в прессе, носившая поначалу антиправительственное направление, произвела на Михаила II не самое приятное впечатление. Ему то как раз докладывали, кто там и почему. Но пока он раздумывал, началась встречная компания по очернению газетных бузотеров. Новый накал страстей и война компроматов в прессе не несли в себе ничего положительного, а потому в июне Михаил запустил в общество новую тему. Мысли о возобновлении на Руси Патриаршества у него имелись давно. Теоретически он мог бы это вообще сделать сам, но зачем? А потому он просто дал интервью "Правительственному вестнику" о том, что он не прочь восстановить пост Партиарха в стране. Но как Император и как честный человек не хочет решать этот вопрос за весь русский народ. А потому он предлагает идею, а уж там дальше как решит народ. Государство как минимум на первых порах готово помочь финансово, а дальше уж как сложится.
   Разборки в прессе по поводу Льва Толстого, Агренева и прочих дел тут же были отодвинуты на задний план, и началось широкое обсуждение столь животрепещущей для Империи темы, как введение на Руси Патриарха.
   За непрекращающейся газетной шумихой в Империи некоторые важные события остались несколько в тени. Ту же продажу Аляски хоть и заметили, и даже попытались использовать в своих интересах, но как-то не пошло, замылилось. А уж сообщения о начале реализации в середине мая на Парижской бирже китайской контрибуции вообще заинтересовало только тех, кому это было важно по работе. Между тем тема была очень важной. Спрос оказался неплохой, к тому же русское правительство не торопилось выбрасывать на рынок значительные объемы контрибуции, переоформленной в ценные бумаги, а действовало постепенно. Да и вообще подобные операции случались в мире ну очень редко. Так что китайские бумаги уходили за 89-91% от номинала. И это не могло не радовать русского министра финансов Коковцева. Но Владимир Николаевич категорически при этом потребовал, чтобы никаких действий, которые могли бы привести к срыву реализации китайского долга не проводилось. То есть чтоб Россия пока ничем не напрягала Китай и не третировала, да и вообще желательно, чтоб вела себя пока в мире сущей паинькой. Возражения тому если у кого и были, то не особо значимые. Так что лето должно было пройти спокойно. Тем более, что по весне виды на будущий урожай открывались хорошие.
  
   Молодая зелень деревьев и кустов радовала глаз. Погода была просто замечательная. Ласковый майский ветер теребил верхушки крон и иногда несильным порывом проносился по дорожкам парка. Двое неторопливо шли по дорожке Гатчинского парка и неспешно переговаривались.
   - Знаешь, Александэр, я тут недавно встречался с Аликс...
   - И как она?
   - Она до сих пор в трауре. Я хоть её и не особо люблю, но понимаю. Для нее смерть мужа - это крушение всей жизни, всех надежд. Крушение мира, который её окружал. Она была Императрицей, а сейчас она фактически никто. Заложница. И ей сейчас никто не позволит выехать за границу с детьми. А без детей она сама не поедет. Maman ее никогда не любила, так что свою власть Аликс пыталась осуществлять исподволь, через Ники. Когда-то ей это удавалось, когда-то нет. Но вообще ее влияние на моего покойного брата в последние годы было слишком велико. За это ее еще больше не любили. Сейчас она немало времени проводит со своей старшей сестрой, которая была замужем за моим дядей, Сергеем Александровичем. И которая тоже потеряла мужа от рук террористов.
   "Ну да", - подумал про себя Александр. - "Ведь в России имелось целых две "гессенских мухи". Слава Богу, теперь ни одна из них ничего не решает".
   - Ну, да ладно, - продолжил Император. - Я не про это. Так вот на последней встрече она поведала мне о пророчестве монаха Авеля, которое содержало письмо моего предка Павла I. По воле прадеда письмо должны были вскрыть в день 100-летней годовщины его смерти. Ники и Аликс вскрыли послание в апреле 1901 года. Правда, это не годовщина смерти моего прадеда, но не важно. Так вот письмо содержало описание пророчества Авеля о смерти всей Императорской семьи, о страшных бедствиях и о гибели России. Правда, там было сказано, что Империя впоследствии возродится, но уже без Романовых. И вообще без царей. При этом в письме говорилось, что Император, читающий это письмо, может ничего не бояться до 1917 года.
   Михаил замолчал и продолжал неторопливо идти по дорожке парка. Агренев тоже не торопился что-либо высказывать. В конце концов если его спросят, то ... Про себя же он подумал про еще одного вероятного попаданца. Хотя попаданец все-таки какой-то странный. Он ничего не хотел изменять? Или не мог? Или может этот Авель и не попаданец вовсе. Может личность попаданца в нем так и не проявилась, а все свелось к неким вещим снам? Хотя... Ведь мир тут немного отличается от известной ему истории. Может как раз из-за последствий воздействия этого Авеля тут крестьяне получили волю раньше? Да и судьба Аляски тут стала немного другой... Как это так могло случиться, если между посланием и остальными событиями прошло несколько десятилетий? Впрочем, какая разница...
   - В 1903 году, - продолжил Император, - уже мне в Сарове было передано послание якобы от прославленного святого земли Русской Серафима Саровского. Пакет с посланием был тщательно запечатан. Я вскрыл его вечером того же дня. Внутри было несколько свернутых листов пожелтевшей бумаги. Но на них не было ни строчки...
   "Оба-на! Круто! Если это оригинал, то похоже на то, что послание предназначалось Николаю, а потом .... Текст самоуничтожился что-ли? А пакет и бумага остались. И как это возможно? Бред! "
   - А ведь я тебя давно не спрашивал о твоих снах, - Михаил бросил испытывающий взгляд на Александра. - Я, конечно, не столь верю в мистику, как Ники, но в Господа нашего Иисуса Христа верю...
   Михаил трижды перекрестился и опять бросил взгляд на собеседника.
   "Мда, придется отвечать и ... Ничего, выпутаюсь. В конце концов моя предыдущая реальность в этой жизни может считаться сном. Так что в некотором смысле я буду говорить правду и только правду. Не стоит осложнять жизнь Михаилу. Не нужны ему все эти пророчества, а то так и до дурки недалеко. Мистика эта, блин! Хотя ведь мое сознание как-то сюда попало..."
   Через пару минут задумчивости князь начал отвечать.
   - Видишь ли, Михаил, был мне сон. Там, на войне. Но был он очень странный. В нем мы проиграли войну. А после проигрыша началась смута, а потом революция. Во сне на троне оставался твой покойный брат... Вот поэтому я и не стал тебе ничего говорить.
   Михаил с изумлением посмотрел на своего друга, после чего долго шел в задумчивости.
   - Я, конечно, не Великий толкователь всех этих снов, посланий и пророчеств, но думаю так... - Агренев опять сделал длинную паузу. - Если письмо Императора Павла и было подлинным, то оно было адресовано явно не тебе.
   - А как может быть иначе? Я имею ввиду подлинность письма. - встрепенулся Император.
   Князь пожал плечами.
   - Всяко может быть. Если человек верит в мистику, то подобными посланиями можно заставить его делать то, что угодно кому-то, кто хочет манипулировать таким человеком, будь он даже сам государь. Ведь письмо больше никто не видел?
   - Да. Аликс сказала, что Ники его сжег, чтобы больше никто не смог его прочитать. То пророчество ее ужасно напугало.
   - Вот видишь, - промолвил Александр, - послания больше нет. И никто теперь не может сказать, подлинное оно было или это подделка, чтобы заставить Императора покориться судьбе.
   - Мда, - после некоторого раздумья проговорил Михаил. - Ники и правда верил в предначертание и в судьбу. Он бы наверно так и нес свой крест по жизни.
   - Возможно, - согласился Александр. - Но даже если пророчество и настоящее, то выходит, что своей мученической смертью твой брат изменил и свою судьбу и судьбу Империи. И в этом случае послание от преподобного Серафима Воровского, если оно подлинное, было адресовано тоже не тебе, а Николаю. Но поскольку получил его уже ты, то в нем ничего не должно быть именно для тебя. Хотя с другой стороны, может оно и для тебя. Чистые листы. Ты можешь написать на них ту историю Империи, которую сможешь. Ты вершитель своей судьбы и судьбы России.
   Они остановились и Михаил озадаченно смотрел на князя.
   - А может это все и полная ерунда. Чьи-то дурные шутки. Или совсем даже не шутки. - улыбнулся Агренев. - Делай, что должно, Михаил. А что получится, узнаем потом.
   - Тебе легко говорить, - печально усмехнулся Император.
   - А ты не забивай голову не нужными вещами. Кстати, у тебя сохранилось послание от Преподобного Серафима Саровского?
   - Не знаю, - пожал плечами Император. - Врядли. Хотя может где-то и валяется. А тебе зачем?
   - А мне и не нужно. Если вдруг найдешь, отдай листы жандармам. Пусть они исследуют бумагу. Именно саму бумагу. Вполне возможно, что она произведена сильно позже тех времён, когда жил старец. И тогда у охранки появятся интересные вопросы к тому, кто тебе передал это послание.
   - Хмм! - оживился Михаил. - И то правда! А если ...? Ну ты понимаешь.
   - Ты сначала их найди.
   Через несколько минут они вышли к пруду. Михаил вышел на берег и оглянулся.
   - Впрочем, я тебя позвал не только за этим. Вернее не только за этим. Ты же в курсе, что скоро от янки должен поступить первый транш за Аляску. Из тех денег 32 миллиона долларов моих, можно сказать личных. Можно было бы часть положить на депозит в иностранный банк, но как-то международная обстановка пока не располагает. Пяток миллионов я бы и сам нашел, куда пристроить, но тут целых 32! Так что я вынужден просить тебя о консультациях. А то уже вокруг меня началась возня. То туда предлагают "надежно" вложить, то сюда... Ну ты знаешь подобных прохвостов. Так что придется тебя просить о финансовой консультации.
   "Очень вовремя, надо сказать." - подумал Александр.
   - Это смотря чего ты хочешь...
   - А я и сам пока не знаю, - дёрнул плечами Михаил. - Первый раз такое. Может и последний. Так что если есть, что без подготовки сказать, говори.
   - Ну, предложения то есть. Возьмем твой Алтай. А конкретно Кузбасс. Это ведь земли кабинетные. В их освоении и развитии ты должен быть заинтересован как никто другой. В этом году началось строительство железной дороги до Гурьевска. Деньги на нее собраны. А вот от Гурьевска до Кузнецка дорога только в замыслах. Меж тем на этом отрезке очень много угольных месторождений отличного угля неглубокого залегания, которые можно разрабатывать не шахтами, а разносами. Себестоимость добычи угля в этом случае выходит ниже, а объемы добычи в разы вырастают. Южнее Кузнецка верстах в 60-70 находится первое месторождение железной руды. Еще южнее их несколько. Так что у Кузнецка стоило бы поставить крупный металлургический завод. Да и в Гурьевске одну домну крупную. Там недалеко тоже железные руды есть, но их не столь много. Создав передовую металлургию в Кузбассе, ты станешь фактически монополистом от Урала до Амура. Никто по себестоимости с твоим металлом сравнится не сможет. А в Сибири стройки еще, можно сказать, только начинаются. Да там и не только черная металлургия. Вот, например, на Невском или Обуховскому заводах имеется производство подвижного состава. Но по-хорошему оно в столице не нужно. Тут нет ни своего угля, ни своего металла. Все привозное и дорогое. На Кузбассе оно больше к месту будет. А паровозы и вагоны потом сами до нужного места доедут. Людей, конечно, на Алтае много понадобится, но где они не нужны?
   Михаил кивнул, и пробурчал нечто похожее на "угу".
   - На юго-западе Персии нефти очень много... - князь заметил взгляд Императора и улыбнулся. - Но я тебе этого не говорил, а ты этого не слышал. Однако ж если ты всерьез хочешь, чтоб нас оттуда не турнули англичане, то я бы посоветовал тебе приобрести у меня 5-10% тамошней нефтяной компании. Тем самым ты многим дашь понять, как ты относишься к тому, что некоторые называют персидской авантюрой. Думаю, за лет пять ты отобьешь все свои вложения. А может и раньше.
   - Хорошо, я подумаю.
   - Ну и наконец третье, что с ходу приходит на ум, это строительство ГЭС на Волхове и линия электропередач к столице. А при ГЭС завод по выделке алюминия. И еще завод по выпуску спецсталей методом электрометаллургии. Значительная часть оборудования для ранее мной перечисленного может быть произведена внутри страны. Так что полученное американское золото в слитках можешь сдать казначейству, если хочешь. Но это, так сказать, навскидку. Более детально и широко я смогу за пару недель подготовить.
   - Да, Александэр, сделай одолжение. Кстати! В свои химические производства меня пустишь? В красители, в производство аммиака...
   - Да, пожалуйста. Только рад буду. В той же Самаре тогда можно будет вторую очередь аммиачного завода начать строить. Да и еще что-нибудь расширить. Кстати, раз уж зашел речь про экономику... Что ты решил про банки с иностранным участием? Ну, нельзя позволять им распоряжаться нашими внутренними накоплениями!
   Таким вот образом Агренев напоминал Михаилу о проблеме, которую он поднял в еще в начале русско-японской войны в своей пространной телеграмме-прогнозе с Дальнего Востока. А потом они еще несколько раз возвращались к этому вопросу после окончания войны. Агренев и сам несколько раз в этом году уже говорил на эту тему с Коковцевым...
   - Говорил я с Коковцевым на эту тему уже три раза, - недовольно ответил Император. - Он как бы и не против с одной стороны. Понимает, что постепенно захват нашей промышленности через банки вполне возможен. Но с другой приводит серьезные аргументы, почему это сейчас сделать нельзя. У нас, почитай, приток иностранных инвестиций сейчас превратился в чахлый ручеек. Кстати наше новое антимонопольное законодательство тоже одна из причин тому. А если мы сейчас еще и по части наших банков ударим, а там ведь не мелочь пузатая, а вполне себе солидные учреждения, то от нас вообще капиталы побегут. Даже те, которые тут уже устроились. И мы можем получить рукотворный финансовый кризис, который сами и спровоцировали.
   - Это он и мне говорил, - кивнул Александр. - Но, думается, что Владимир Николаевич сильно преувеличивает проблему. Если действовать мягко и поступательно, то никто никуда не побежит. Наша цель - отделить иностранных мух от наших котлет. Отечественными накоплениями должны заниматься чисто русские же банки. А банки с иностранным участием пусть в первую, да и вторую очередь оперируют капиталом, привлеченным за границей. Там у них денег много. Это первое. И второе. Я ведь тебе, государь, уже не раз про эти иностранные инвестиции говорил. По большей части к нам эти иностранцы везут старое оборудование. В том числе уже у них самих поработавшее. А себе ставят новое, более производительное. Примеров подобного я тебе хоть сотню приведу. Таким образом наша страна заранее ставится в положение отстающей. Иностранцы объясняют это тем, что наш рабочий современное оборудование не сможет освоить и запорет. Причем в основном это правда. Учить то они наших рабочих не очень хотят за собственный счет. И получается, что на старом оборудовании выпускаемая продукция выходит хуже и дороже заграничной. Либо другой вариант: свое производство иностранцы привязывают к получению из-за границы сырья, полуфабрикатов и так далее. Тем самым экономика Империи завязывается на импорт, и без него работать не способна. Ну или так называемая "отверточная сборка", про которую я тебе говорил. Да что тут говорить...
   Михаил с улыбкой смотрел на то, как Агренев его пытался убедить в собственной правоте, а потом подвел черту:
   - Ладно, Александэр, давай сделаем так. Через неделю я вызову Коковцева и тебя. И как следует вместе на тему иностранных банков подумаем.
   - Вот это дело! - удовлетворенно согласился князь.
  
   Глава 4
  
   29 июня Империю облетела весть об очередном злодеянии бомбистов. На этот раз финских. Вернее то, что они финские, стало известно несколько позднее. На Сестрорецком курорте бомбой в летнем кафе были убиты Великий князь Николай Михайлович и Министр внутренних дел В.К. Плеве.
   Агренев в этот день был на Алмазянском металлургическом заводе, который его соратники без его участия купили в позапрошлом году. Пару недель назад здесь запустили самую крупную в России домну. К пуску первого металла он опоздал, но это было не столь важно. Любителем перерезания ленточек, каким в иной реальности был дорогой Леонид Ильич, Александр не являлся. Главное - домна заработала. Правда, новый мартеновский цех на заводе еще не достроен. Он только концу года вроде бы должен войти в строй. А домна - реально гигант. В САСШ и покрупнее есть, а вот в Европе сравнимых с этой можно наверно пересчитать по пальцам одной руки. Вдвойне полезно и приятно, что ее конструкцию полностью со всей обвязкой разработали здесь, в России.
   Узнав о терракте, вечером князь уже садился в поезд, идущий в столицу. ЧП явно имперского масштаба. Да и вообще не понятно. Ладно фон Плеве. Он Министр внутренних дел. За ним эсеры могли и должны были охотиться целенаправленно. Но старший брат Сандро то тут причем? Он года три как из Гвардии ушел и вообще сейчас был занят историческими исследованиями и энтомологией. Его то за что? Оказался не в том месте и не в то время?
   К возвращению князя в столицу ситуация прояснилась. Тут газеты уже вовсю трубили о злодеянии финских националистов, некоторые требовали проведения карательных мер и возвращения Выборгский губернии, неосмотрительно переданной в состав Великого Княжества Финлядского в 1811 году, а в кабинетах вовсю шли совещания на самом высшем уровне. Оказалось, что в терракте действительно сработала финская пятерка террористов, в которой был всего один русский. Он там за компанию был, не иначе. Он то как раз и кидал бомбу, и при её подрыве погиб. Еще одного террориста, прикрывавшего бомбометателя, застрелили на месте, и еще одного ранили - главного в пятерке. У кафе оказались несколько офицеров. Вот они и вступили в перестрелку с бомбистами. Еще одного бомбиста отловили на русско-финской границе при её переходе. Тоже раненного. И еще один ушел. С пойманными бомбистами не церемонились. Раскололи их быстро. Готовили к акции их два хорошо известных жандармам человека: Конни Циллиакус и Борис Савинков. Ищут этих двоих уже давно, но пока безуспешно. По агентурным сведениям охранки финские националисты заочно приговорили фон Плеве к смерти еще по тем временам, когда он был в Финляндском княжестве генерал-губернатором. В середине июня Министр на несколько дней по делам приезжал в Гельсингфорс, а потом уехал отдохнуть на морской курорт. В столице княжества у бомбистов подобраться к Плеве не вышло из-за хорошей охраны, а вот потом его как-то отследили. С Великим князем Николаем Михайловичем Плеве встретился уже на курорте, где его, видимо, просто позвали за столик Великого князя в летнем кафе.
   Обстановка в высоких кабинетах была напряженная. Клан Михайловичей требовал крови. Правда, не совсем было понятно, чьей. Ну, да, эти могли и сами устроить нечто такое. Ведь у одного в подчинении флот, у другого - гвардейская артиллерия, да и прочие братья тоже в армии служат. Через неделю после терракта страсти в высших сферах немного подутихли, и направление мыслей сменилось. Теперь решали не только вопросы, насколько следует увеличить численность Охранного отделения, и что вообще нужно для сокращения популяции инсургентов...
   Вообще население Великого княжества Финляндского говорило на шведском и финском языках, получало образование на них же. Княжество имело свою валюту, таможню, власти и финские военные части, а в быту почти не чувствовало того, что оно является частью Российской Империи. Ну а что? Авторитет Империи, Российский Императорский Флот и ее войска охраняют княжество от внешних врагов. Да и какие могут быть враги у тихой провинциальной Финляндии? То есть нахождение в составе Империи для финнов было совершенно необременительным. Мало того, часть финского общества уже считала себя выше каких-то там русских и начала всерьез задумываться о возможности обретения независимости. Именно поэтому еще Николай II задумал и приступил к русификации Финляндии, чему финны сопротивлялись как могли.
   Меж тем, финская граница проходила на Карельском перешейке всего в 30 с лишним верстах от Санкт-Петербурга. А казенный Сестрорецкий оружейный завод и Сестрорецкий курорт вообще находились почти на самой границе. Из-за подобного расположения оружейный завод давно уже хотели ликвидировать или перенести его куда-нибудь вглубь Империи. С территории Финляндии давно шла нелегальная литература, а теперь еще и оружие в адрес русских инсургентов. В само княжество частенько устремлялись диссиденты и инсургенты, скрываясь от охранки, благо паспорта для выезда в Финляндию на границе предъявлять было не нужно. Добиться же ареста любого лица там по ордеру, выданному в России было трудно. Нет, финские власти в преследовании фигурантов не отказывали, но часто делали все с такой медлительностью, что человек успевал сменить адрес своего пребывания.
   На совещаниях опять был поднят вопрос, что следует отрезать у Финляндии 1-2 уезда на Карельском перешейке для того, чтобы обезопасить столицу, а также Сестрорецкие заводы и курорт. Вообще по Финляндии подобные мысли в верхах ходили уже давно. Впрочем, существовала и иная точка зрения. Высказывались мысли и вообще изъять Выборгскую губернию у Финляндии целиком, так неосмотрительно "подаренную" княжеству около сотни лет назад.
   На втором совещании в Высочайшем присутствии, на которое Михаил II пригласил Александра в качестве советника, князь, когда до него дошла очередь, высказал свое мнение. За длинным T-образным столом 16 пар глаз смотрели на Агренева. Кто-то глядел с интересом, кто-то с иронией, кто-то с безразличием.
   - Я думаю, что нужно поступить исходя из государственных интересов. Коль скоро финны все дальше отдаляются от нас, считая себя "цивилизованными" европейцами, то может случиться следующее. Нельзя исключить вероятность, что в будущем на какое-то время Россия ослабнет. Такое в прошлом случалось уже не раз. И в этот момент финны вполне могут отделиться от Империи. При сохранении нынешних границ мы получим внешнюю границу, которая будет проходить в 30 с лишним верстах от Столицы. Мы также лишимся стратегически важных островов в Финском заливе, которые могут быть использованы врагами Империи как передовые военные базы. Кроме того мы лишимся Аландских островов и получим вдобавок границу, проходящую по середине Ладоги. Как вы понимаете, это не лучший расклад. Отодвигать границу на Карельском перешейке на север еще верст на 30-50 особого смысла нет. Было 30 верст до Питера, станет 60-80. Разница невелика. С другой стороны вся Выборгская губерния России тоже врядли нужна. В ней проживает около 450 тысяч финнов и шведов, и всего 4 тысячи русских. Быстро изменить этнический формат в губернии за счет переселения русского населения у нас никак не получится. А финны, если и начнут уезжать с присоединенных к столичной губернии районов, то насколько массовым будет этот поток, сказать трудно. Я считаю, что от Выгоргской губернии нужно взять то, что требуется Империи, и установить границы там, где их удобно будет контролировать. В первую очередь России нужен сам русский Выборг. Это и порт и стоянка Балтийского флота. Кстати, хочу довести до сведения присутствующих такую информацию. Я с компаньонами в следующем году намеревался поставить новый судостроительный завод на Неве. Он же, построенный в Выборге, а не на Неве, будет куда как к месту. Во-вторых, Империи нужна вся Вуокса. Особенно верхняя. На ней можно и нужно поставить несколько больших ГЭС, для снабжения электроэнергией столицы, Выборга и прочих мест. В третьих, Сайменский канал, как единственную водную артерию, ведущую из озера Сайма в Финский залив, желательно иметь под своей рукой. Тем более, что и построен он на казенные деньги. Тем самым можно будет контролировать грузопоток из внутренних частей Финляндии в Финский залив. Северные границы новой Выборгский губернии неплохо было бы провести по рекам и озеру Сайма. Многого на озере прирезать не нужно. Хватит и пары верст водной глади. Если забирать сам Выборг, то нужен безопасный выход судов и кораблей с тамошнего рейда. Это накладывает некоторые ограничения на то, как будут делиться северо-западные уезды губернии. Ну и нужно, естественно забирать у княжества Аланды и все острова в Финском заливе, которые не тяготеют к финскому побережью. По северо-восточным частям губернии вопрос спорный. С одной стороны вроде бы как граница по воде проще, но на севере Ладоги проходит железная дорога, имеются город Сердоболь, остров Валаам и так далее...
   - От такого передела взвоют не только финны, но и вся Европа. Отплевываться будем не успевать, - это подал голос Ламсдорф.
   - Я тоже против, - высказался Министр финансов. - Нам для реализации китайской контрибуции нужно спокойствие. А если мы сейчас начнем резать границы по-новому, на дыбы может встать как минимум часть Европы. И тогда про продажу китайской контрибуции придется временно забыть.
   - Немцы, да и англичане какую-нибудь гадость наверняка выкинут. А уж финнов точно станут призывать к сопротивлению. И получим мы очередной бунт. - добавил Ламсдорф.
   - Все это возможно, - согласился Агренев. - Но сколько бы мы не отрезали у финнов, все равно и в Княжестве и в Европе начнется хай. То есть хай от размера отрезанного не зависит. Все это начнется несмотря на то, что это наше внутреннее дело, как нам следует проводить внутренние границы в Империи. Если отрежем совсем немного, то своих целей мы не достигнем, а обвинений в свой адрес от якобы "цивилизованных" стран получим вдоволь. Однако ж, не думаю, что нам вообще стоит подчеркнуто обращать внимание на то, что скажут в Лондоне, Берлине и Стокгольме. Как говорят в народе, это не их собачье дело.
   - Александр Яковлевич, почему ты упоминаешь Аланды, понятно. Но они нам вроде бы как в нынешнем их статусе не слишком полезны. - задал вопрос Сандро. - Я бы их, конечно, не отказался использовать по прямому назначению, дабы построить там морскую крепость, но некоторые международные обязательства нам в этом препятствуют...
   - Мне думается, что в ближайшие годы нам представится возможность отбросить сковывающие нас обязательства. Но произойдет ли это переговорным путем или в качестве взаимных демаршей, сказать пока затруднительно.
   - Я, как вы знаете, Министр иностранных дел. Но почему-то мне о подобных предпосылках неизвестно, - ядовито заметил Ламсдорф.
   - А вы, Владимир Николаевич, подумайте и сами придете к очевидной мысли. Вена развязала очередную таможенную войну с Сербией, которую уже успели обозвать "свиной войной". Будапешт рукоплещет Вене. У венгров опять увеличится прибыль от ихнего сельского хозяйства. И ладно бы торговая война, не в первый раз уже. Но эта просто так не закончится. Карагеоргиевичи считаются профранцузскими и почему-то еще прорусскими правителями Сербии, которая плотно завязана на экономику Австро-Венгрии. А тут сербы заказали артиллерию у Шнайдера, а не на заводе "Шкода". Оборудование для своего оружейного завода они тоже заказали у французов, ведут какие-то дела с Парижем по сельскому хозяйству, да еще о чем-то, похоже, договорились с болгарами. То есть, похоже на то, что Париж решил экономически и политически оторвать Белград от Австро-Венгрии. В Вене это, естественно, никому не понравилось. Так что дело будет долгим. А теперь посмотрим дальше... Если и когда австрийцами не удастся поставить Белград на место, то они могут сербов спровоцировать. Босния ведь давно находится под австрийской оккупацией, хотя формально она является османской территорией. А там половина населения сербского ...
   - Александр Яковлевич, - прервал риторику князя Ламсдорф, - я был бы не прочь обсудить этот вопрос тет-а-тет! Сейчас не время обсуждать сие...
   - Хорошо, Владимир Николаевич, почему бы и не обсудить?- усмехнулся Агренев.
   - И мне потом доложите, что вы там напридумывали, - дал команду Император, сидевший во главе обширного стола, - Оба! А сейчас возвращаемся к Финляндии.
   Несколько секунд над столом висела тишина, а потом Александр продолжил.
   - Если мне будет позволено продолжить, то хотел бы ответить Министру финансов.
   - Давай, не тяни, - бросил Николай Николаевич младший.
   - К сожалению, мы в который раз попадаем в ситуацию, когда нам хочется одного, а она требует позаботиться об ином. Иначе мы просто упустим момент. Сейчас нужен ответ за гибель члена семьи Романовых и министра внутренних дел. Отложить мы его не можем. И заодно можно решить некоторые собственные проблемы. Мы можем только как следует обосновать наши ходы для тех в Империи и в Европе, кто готов услышать это обоснование. Для других оно необязательно. Все равно они выльют на нас ушат помоев. Им нужен просто повод. А повод будет при любом изменении границы. Поэтому не нужно себя ограничивать опасениями того, что скажут про это на западе. Ничего хорошего мы от них все равно не услышим. А потому мы должны делать дело так, как нам нужно. Мы - Держава. Финляндия - наш задний двор. А дальше вы знаете... Нам бы, конечно, хотелось, чтоб финское общество почувствовало свою вину за это гнусное убийство и тихо покорилось нашему решению. Но лютеранская мораль финнов ни к чему подобному не располагает. Нам могла бы в какой-то мере помочь пресса. К сожалению, я хоть и имею влияние на некоторую часть прессы...
   В этот момент сразу трое из присутствующих ехидно хмыкнули.
   ... На финнов у меня средств воздействия нет. Поэтому придется делать, как сможем, придется резать по-живому. Количество отрезанного собравшиеся определят сами. А Государю придется решать, насколько мы тут все правы или не правы. С реализацией китайской контрибуции придется решать уже потом по ходу дела. Кстати, если волна в Европе поднимется сильная, то Аланды можно будет занять флотом и начать там строительство необходимых сооружений просто по факту для охраны рубежей Империи, ни на кого более не оглядываясь.
   - Александэр, - задал вопрос Император, - а что ты предлагаешь по успокоению населения Княжества, после того, как мы проведем перекройку границ?
   - Честно говоря, Ваше Императорское Величество, у меня недостает компетенции в подобных вопросах. Я просто не знаю тамошнюю обстановку в подробностях, ибо никогда ей не интересовался. А говорить какие-то общие слова не вижу смысла. В этом вопросе тут есть люди, которые смыслят намного больше, чем я.
   - Ладно. Тогда слово Николаю Николаевичу, - Михаил II обратил свой взор на Великого князя.
   Совещание закончилось поручением Императора всем соответствующим ведомствам проработать два варианта действий. То есть по перенесению границы на Карельском перешейке на север на 50-60 верст и по варианту, озвученному Агреневым, который поддержали еще пятеро собравшихся. А после совещания Михаил, уходя, поманил Александра за собой.
   Продолжили они разговор с Императором уже в его кабинете. Но про Финляндию говорили недолго. Очень скоро разговор свернул на иные темы. И причины тому были. Насколько весна благоприятствовала будущему урожаю, настолько же лето оказывалось для страны поганым. На всем Поволжье от Нижнего Новгорода до Астрахани и на всем Придонье стояла жара без единого дождичка. Если в ближайшую неделю-полторы не пройдут дожди, то весь этот здоровенный регион может остаться без урожая. Поэтому Министр земледелия и госимуществ Ермолов уже получил задание подумать о мерах по борьбе с очередным вероятным голодом в данных губерниях. Об этом Михаил в общих чертах поведал князю. Агренев про ситуацию с засухой на части территории Империи уже знал и подкинул идею поставить заградительные пошлины на вывоз жмыхов и отрубей, которые ежегодно скупались в России иностранными компаниями. Тут ведь как... Крестьянин даже в самые тяжёлые годы старается сохранить свою скотину, кормя ее в том числе и тем, что отрывает от себя. Но если припасов мало, то скотина все равно до весны не доживает. Но то, чем могла кормиться крестьянская семья, скотина уже съела зимой. Иностранцы же подчистую скупают и вывозят у нас жмыхи и отруби для развития собственного животноводства. А Россия остается ни с чем. Если запретить вывоз этих кормов, то крестьянину всяко проще будет. Наверное. Не каждому, но все-таки... И еще князь предложил подумать над ограничением вывоза ячменя и овса в этом году, дабы потом можно было заняться квотированием экспорта. А продажа квот - это всегда деньги в казну. Небольшие, но с учетом вероятного неурожая тоже не лишние. Ну и, естественно, не взымать налоги с пострадавших районов. Но это и без него все прекрасно понимают.
   Вообще, если случится неурожай, то стране придется в очередной раз тяжело. Мало того, что казна не получит значительной части доходов, так еще придется выделять средства на борьбу с голодом. И вполне вероятно, что помощи от русских благотворителей в этот раз будет маловато. В этом есть часть вины самих крестьян, которые с 1902 года успели местами набедокурить так, что врядли среди пострадавших помещиков найдутся желающие им после этого помогать... Да и с пополнением специально созданных губернских продовольственных магазинов крестьянские общины последние годы не слишком торопились.
   Во внешнеполитических делах Империи было тоже не все ладно. После успехов первой половины года пошли неудачи. Так, застопорились переговоры с итальянцами насчет продажи порта в Красном море. С одной стороны итальянцы вроде бы были и не прочь, но на них вовсю давят англичане, препятствуя проведению сделки. А потом у итальянцев в очередной раз сменилось правительство, и переговоры подвисли. Была в деле приобретения Асэба и еще одна заинтересованная сторона. Сам эфиопский негус Менелик II, страна которого находилась в окружении британских, итальянских и французских колоний. Он хоть в последнее время и отошел от непосредственного руководства своей страной, был обеими руками за то, чтоб Асэб с окрестностями перешел в русские руки. Негус, видимо, считал, что раз уж ему самому не удалось заполучить выход к морю, так пусть лучше соседей у него прибавится. Тем более, что русские один раз ему уже по-братски помогли. Они ведь той же веры, что и большинство населения его страны. Так что, глядишь, от приобретения ими Асеба будет польза и для Эфиопии.
   От англичан в июне в Санкт-Петербург приезжала небольшая делегация. С одной стороны их Министр иностранных дел Эдвард Грей недавно делал заявление, что хотел бы поправить двухсторонние отношения с Россией, а с другой англичане требуют многочисленных уступок. Хотят они много чего, начиная от отказа России от сделки с итальянцами по Асэбу до удаления немецких акционеров из компании по добычи нефти на юго-западе Персии. Да и вообще они не отказались бы от того, чтобы Россия признала весь юг Персии зоной британских интересов. Ну, или, например, британцы предлагали ввести международный контроль за доходами от японских таможен с организацией специального банка для этого. При этом не факт, что подобное предложение вообще не являлось чистой провокацией. В северной части Кореи они хотели бы, что им дозволили наконец воспользоваться концессией по добычи золота, которую одна из британских компаний получила от Коджона еще до русско-японской войны. Ну и так далее. Встречные предложения, конечно, у англичан были, но ничего, что можно было бы пощупать руками или уже сейчас этим воспользоваться, они не предлагали. Все было из разряда обещаний, хотя среди них и попадаются внешне заманчивые. Но вот с тем, чтоб этими обещаниями можно было сразу воспользоваться, обстояло плохо. Видя такое, наши дипломаты тоже не остались в долгу и подняли вопрос о том, как Британия собирается компенсировать весь тот вред, который она нанесла России во время русско-японской войны. И предложили свои варианты. Ответа, конечно, они не получили, да и не могли получить, потому как британцы вообще не считали себя чем-то обязанными русским. В общем, политический торг зашел в тупик, и никаких подвижек в двухсторонних отношениях достигнуто не было. Считай, как английская делегация дипломатов приехала, так и уехала, а отношения с Островом так и остались где-то на уровне плинтуса.
   При очередной встрече Император сообщил князю о том, что американцы прислали первый транш за Аляску. Из него Агренев может рассчитывать на 25 миллионов долларов. А потому Михаил ждет конкретных предложений с разблюдовкой, что, как и когда будет ему передано или начнет строиться в Империи.
  
   15 июля на территорию Финляндии начали вводиться дополнительные войска и Гвардия, а 17 числа был опубликован Указ Императора... Он гласил о расформировании Выборгский губернии, входившей ранее в состав Великого Княжества Финлядского. Вместо нее получались две примерно равные по территории части: Выборгский особый район, который переходил в состав столичной губернии и прочие куски на западе, севере и востоке бывшей Выборгский губернии. Эти куски присоединялись к трем соседним финским губерниям - Нюландской, Санкт-Михельской и Куопийской. Был еще 4-й кусок, но об этом позже. Новая граница между Санкт-Петербургской губернией и Финляндией теперь проходила следующим образом: ( https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/05/Map_of_Wyborg_Governorate%2C_1913.gif )
   В районе Финского залива она начиналась несколько восточнее селения Виролахти, потом шла на северо-северо-восток к городу Вильмандстранд, обходя его по восточной окраине, и выходя в озеро Сайма. По воде граница проходила в 2-5 км от южного берега озера и снова уходила на сушу на южной окраине селения Руоколакс. Далее она шла почти на восток, немного отклоняясь к югу к населенному пункту Копсала, находящемуся в шхерах Ладожского озера, выходила в озеро, потом шла по Ладоге на северо-восток к прибрежному селению Кителя и дальше по суше в этом же направлении почти по прямой до реки Шуя севернее села Инкола, спрямляя замысловатые изгибы старой границы. Отрезанный небольшой кусок бывшей финской территории на востоке Приладожья отходил к Олонецкой губернии. В особый Выборгский район также включались большинство островов Финского залива, которые не тяготели к побережью Финлядского княжества. А вот Аланды Император не стал трогать по каким-то своим соображениям.
   Таким образом Михаил учел пожелания своих министров и советников относительно Выборга, Сайменского канала и Вуоксы, при этом обойдясь минимально возможной прирезанной по такому варианту территорией и финско-шведским населением. Иноговорящего населения по прикидкам переходило из Финляндии в состав столичной губернии около 200 тысяч. Причем тысяч 40-50 из них теоретически кроме наличия работы на нынешнем месте ничего не держало. Остров Валаам на Ладоге с древним православным монастырем теперь оказывался пограничным русским островом, на котором можно было разместить озерный пограничный пост. При новых границах особый район временно оставался без собственной железной дороги с выходом к озеру Сайма. Но Министерству путей сообщения сразу было дано поручение о планировании такой дороги в промежутке между Сайменским каналом и рекой Вуокса, благо около трети пути там уже имелось, входя в ветку железной дороги Выборг-Сердоболь.
   Первые три дня в Финляндии и в особом Выборгском районе царила растерянность и проходили отдельные немногочисленные митинги протеста. Да и введенных в главные города русских войск население опасалось. К тому же была введена суровая цензура в прессе, а контролируемые газеты ежедневно печатали "успокаивающие" и разъясняющие сообщения и статьи. Российский Императорский Флот кораблями вплоть до защищенных крейсеров жестко блокировал финские территориальные воды, преграждая перевозку нежелательных грузов, а на финских таможнях "зверствовали" привлеченные русские таможенники. Но потом волна протеста стала нарастать. Начались забастовки и массовые митинги. Войска практически не вмешивались, если не нарушался общественный порядок. Правда, и простреливать "лесные братья" стали чаще. Но на этот случай в состав введенных войск были привлечены русские пограничники, егеря и егерьские (снайперские) пары, которых привезли около двухсот. Да и Охранное отделение уже успело завести себе подобную полезную новинку. И она была не единственной. Через 5 дней после выхода императорского указа собрался Финский сейм, а еще через день в Финляндии началась всеобщая забастовка, включая железные дороги и телеграф.
   С работниками финских железных дорог и почты поступили уже более решительно. По законам Империи они бастовать не имели права в принципе. Потому кого-то посадили под арест и завели уголовные дела, кого-то насильно принудили к выходу на работу. Тем более нечто подобное русскими властями предполагалось, поэтому постарались мобилизовать и привезти некоторое количество специалистов из русских и прибалтийских губерний. И все это на фоне не самой хорошей ситуации в самой Империи. Уже в середине июля стало понятно, что в Придонье и Приволжье будет неурожай. А август еще добавил проблем. Во время жатвы пошли сильные дожди, местами с градом, что еще усугубило ситуацию. 48 губерний в большей или меньшей степени оказались подвержены погодным катаклизмам. Тем не менее в западных районах Европейской части страны, а также в уральских губерниях и восточнее урожай вышел в целом неплохой, а где-то даже очень хороший. Проблемы осложнялись еще и тем, что в этот год сама Европа не пострадала от непогоды, и урожай в ней был неплохой. Так что цены на зерно в Европе несмотря на неурожай в Империи не повысились.
   Финский Сейм проголосовал за резолюцию к Императору Михаилу II с просьбой пожалеть своих финских подданных и вернуть все, как было. После того, как обращение было составлено и за него проголосовал Сейм, на заседании повторно выступил генерал-губернатор Княжества генерал-адьютант Бобриков Николай Иванович. Генерала финны активно не любили, поскольку он уже успел отличиться в проводении политики русификации княжества. Он попытался призвать Сейм успокоить население, но слушать его Сейм не захотел, освистав и поулулюкав. В этот же день генерал был застрелен в здании Финляндского сената мелким чиновником Эйгеном Шауманом, сыном финлядского сенатора, после чего террорист покончил с собой.
   Реакция на это последовала сразу. На следующий день появился еще один царский Указ. Действие финской конституции приостановливалось на 6 месяцев, распускался Сенат, и на территории Княжества и особого Выборгского района вводилось особое положение. Вдобавок Император наделял себя законодательной инициативой в период приостановки действия Конституции. Был введен и такой атрибут особого положения, как военно-полевые суды. Финские части были на время разоружены, вернее сказать оставлены без оружия. Казаки и войска начали разгонять митингующих на улицах городов. Активно применялись привезенные из обоих русских столиц спецсредства типа гранат со слезоточивым газом, специальных щитов и дубинок, а также оружие, стреляющее несмываемой краской, для пометки особо буйных. С погромщиками, если таковые обнаруживались, вообще не церемонились, применяя табельное оружие на поражение.
   Через два дня после начала всеобщей забастовки в Финляндии, видя реакцию иностранной прессы, Император в интервью нескольким русским газетам однозначно и даже грубо ответил на все нападки зарубежных газетчиков, сказав, что это не их собачье дело, как мы проводим свои внутренние границы в Империи. Ведь кого ни возьми за границей, и них у самих рыло в пуху. Он также заявил, что несмотря ни на какие протесты внутри страны и за рубежом он своего решения не изменит. А о причинах его решения уже сказано достаточно, и ему к этому добавить нечего.
   В самой России даже прошло несколько политических забастовок с выражением солидарности финским борцам за свои права, но массовыми они не были, ибо в основном русские горожане придерживались принципа "Так финнам и надо, ибо нехрен". Реакция властей на политические забастовки была скорой. Их сразу купировали, а зачинщиков и активистов быстро выявили и поместили под арест. Новый Министр внутренних дел Борис Владимирович Штюрмер хоть и умел быть гибким в своей работе, в данном случае церемониться не собирался.
   У побережья Финляндии патрульными кораблями и на таможнях было задержено немало подрывной литературы, призывающий финнов к восстанию, а также несколько небольших партий оружия. В Або, Фридрихсгаме и теперь уже русском Выборге были предприняты слабо организованные попытки вооруженного восстания, которые однако были жестко подавлены за один-два дня. Массовое противостояние продолжалось около двух недель, а потом пошло на спад, хотя незначительные его вспышки в отдельных финских городах продолжались еще долго. Впрочем, экономически все эти выступления особого вреда экономике Империи не нанесли. Дело в том, что поступления от Финляндии в российскую казну или в карман русского Императора, как сюзерена, были очень и очень незначительные. Поступления финских товаров в Империю были компенсированы из других источников или из запасов. Так что по сути экономически финны наказывали сами себя. Более того, через месяц после начала финского бардака вышел новый указ, уравнивающий таможенные пошлины Метрополии и Княжества. Так что Финляндия еще и потеряла на этом. А вот политический вред для России был, конечно, велик. Но и не ответить на демонстративное убийство финскими террористами нескольких высших чинов и члена семьи Романовых было нельзя. Тут уж приходилось выбирать лучший вариант из однозначно плохих.
   В то время пока войска и жандармы приводили к порядку Финляндию и Выборгский особый район, в Санкт-Петербург приехал германский Кайзер Вильгельм. Перед отплытием из Ростока от дал интервью нескольким газетам, в которых заявил, что едет поговорить с своим царственным русским братом о судьбе финского народа, а также о двухсторонних отношениях между Германией и Россией.
   Вообще с международной реакцией на действия России в Финляндии все было на первый взгляд странно. Но со временем пришло понимание, почему пошло именно так, а ее иначе. Поначалу крайне негативными оценками финских событий разразились только Швеция и Австро-Венгрия. И власти и пресса в этих странах прямо таки взвыли в единодушном осуждении русских действий. Во Франции, понятно почему, превалировали осторожные оценки. А вот в Германии и Британии поначалу реакция вышла лучше всего описываемая выражением "кто в лес, кто по дрова". Более того, немецкие официальные лица уже через несколько дней перешли к осторожным оценкам и выражениям надежды, что русские не позволят себе излишних мер по отношению к возмущенному населению Финлядского Княжества. Германские газеты также разнились в оценках, а потом постепенно волна сошла почти на нет. В Британии все было наоборот. Такое впечатление, что в Англии власти сначала пытались подстроиться под негативную оценку германцев, дабы именно немцы возглавили дипломатический и газетный поход на Россию. Но в этом они просчитались. Немецкие власти быстро сориентировались и придавили излишний негатив в официальной риторике и подвластных им средствах массовой информации. Подстраиваться под такое отношение британцам показалось неуместным, и они через неделю запустили свою пропагандистскую машину обличения русских варваров на полную катушку.
   Почему немецкая пресса отреагировала таким образом стало понятно, когда в Санкт-Петербург прибыл Вильгельм II. Собственно финны его не слишком интересовали. Нет, он бы наверно не отказался бы от самого жесткого варианта действий со стороны Михаила просто для того, чтоб русские сами себе наделали побольше внутренних проблем. Но поскольку ничего такого вроде бы не происходило, подстрекать Михаила жестко разобраться с финскими бунтовщикам он не стал. Видимо, понимал, что может повредить германским интересам, если его слова уплывут в прессу. А это было не исключено. Речь Кайзер завел о совсем другом, о совместном противодействии агрессивной политике Британии. На эту тему и в России были не прочь поговорить, если, конечно, подобные разговоры не останутся просто разговорами, и Германия сама будет предпринимать соответствующие шаги, а не просто подталкивать русских к дальнейшей конфронтации с британским львом, как это происходило раньше. По ходу переговоров стало понятно, что в Берлине осознают, чем для них может закончиться сближение Лондона и Санкт-Петербурга. Вхождение России в "Сердечное согласие" сулило Германии в будущем войну на два фронта и потерю колоний. То, как русские "отблагодарили" Париж за невмешательство во время русско-японской войны и Германию за ухудшенный вариант таможенного договора, в Берлине, видимо, оценили достаточно высоко если не по немецким меркам, то хотя бы по русским. А реакция Михаила на убийство члена Семьи Романовых и министра внутренних дел показывала, что русский царь не собирается в своей политике оглядываться на то, что о нем скажут "цивилизованные" страны. Так что, похоже, Вильгельм был готов договариваться по-настоящему. Немцы, конечно, постараются остаться при этом в выигрыше, но это естественное желание любого переговорщика. Так что шансы на хороший исход переговоров были.
   Со своей стороны Михаил II понимал, что России быстрое сближение с Англией сейчас совсем не нужно. Некоторая нормализация отношений, конечно, не помешает, но не за счет пренебрежения интересами России. И уж тем более ему сейчас не нужен был союз с британцами. Те всегда готовы повоевать со своим врагом чужими руками. В данном случае русскими руками с Берлином. Но России то это зачем? Да, Британия вышла из своей "блестящей изоляции", но это еще не повод бежать ей навстречу. И чем дольше продлится период неопределенности, тем Российской Империи лучше. В идеальном варианте вообще было бы неплохо как-то сгладить противоречия в Европе, но в то, что это удастся, верилось с трудом. А вот если попытаться запутать отношения в Европе с помощью заключения двухсторонних договоров, то их потом быстро не распутать. Да, Россия в начале 90-х годов прошлого века приняла на себя обязательство не заключать с Германией договоров, которые направлены непосредственно против Франции. Но вот ничего подобного в отношении Лондона царь никому и никогда не обещал. И обещать не собирался. А ежели удастся постепенно договориться с немцами о некоторых шагах совместного противодействия Англии, то потом британцам придется делать намного больше уступок России, чтобы русские отказались от блокирования с немцами против них. Как говорится, все имеет свою цену. Впрочем, также было очевидно, что никакого полноценного союзнического договора с немцами тоже пока быть не может, поскольку интересы Германии и России пересекаются во многих вопросах и местах, где найти компромисс скорее всего просто не удастся. Но это ладно. Даже частичное совпадение интересов и ограниченный договор - это тоже ценно. Да и конфликтовать с немцами теперь просто не было никакой нужды. И в этом русские интересы совпадали с германскими. К тому же если о чем-то реальном удастся договориться с Вильгельмом, то это рычаг воздействия не только на англичан, но и на французов. И весьма немалый. А это тоже очень ценно. Вот в такой обстановке и протекали русско-германские переговоры на высшем уровне.
   Кое о чем договориться удалось сразу. О других вопросах договорились позже после взаимных уступок. Но значительная часть вопросов так и осталась не разрешена. Каждая сторона всячески поощряла протекционизм в собственной экономике, поэтому Вильгельм категорически отказался что-либо менять во вступившем в действие таможенном договоре. Впрочем, Михаил на иное и не очень рассчитывал. Попытку пересмотра он сделал, но, увы, не сложилось. Также ни о чем не договорились и по так начатой немцами железной дороге Стамбул-Багдад. Ныне интересы Германии и России непримиримо сталкивались в случае ее прокладки сразу в четырех местах. В районе Проливов, в районе русского Закавказья и в районе Персии аж в двух местах. Немцы были не прочь построить ответвления данной железной дороги в этих направлениях, но России такие германские желания были абсолютно не выгодны. Да и вообще у немцев с этой дорогой пока не ладилось категорически. Для ее постройки Оттоманская Империя должна была гарантировать концессионеру коммерческую выгоду от ее использования. Сделать это можно было бы, только за счет увеличения турецких таможенных тарифов, которые составляли всего 8%. Но сами османы поднять ставки тарифов не могли, поскольку финансы Оттоманской Империи находились под внешним управлением. От России, как и от Англии вопрос османских таможенных сборов зависел напрямую. Но ни России, ни Англии дорога Стамбул-Багдад была совершенно не нужна, тем более, что немцы уже начинали подумывать о прокладке железной дороги от Вены к Стамбулу в обход всех балканских стран только через территории Австро-Венгрии и Оттоманской Империи. Так что в этом вопросе уже Вильгельм II вынужден был довольствоваться категорическим русским отказом.
   Михаил отказался также пускать германские компании в Манчжурию и северную часть Кореи. Вообще немцы надеялись на то, что в Корею их все же пустят. Ну хотя бы чутка. У них там имелись две концессии. Одна на добычу железной руды и вторая железнодорожная, о которой они почти договорились с Коджоном перед началом русско-японской войны. Но и тут Вильгельм получил полный отказ. Корейская руда, добываемая в тех местах, нужна была и самой России для Сучанского завода, а подъездные пути к месторождению совпадали с направлением железной дороги Гензан-Сеул, которую русская казна намеревалась начать строить в следующем году. Да и зачем вообще России германские компании в Корее? Хотя последний вопрос в будущем был не так однозначен, как могло показаться на первый взгляд.
   Тем не менее двум Императорам удалось договориться о непротивлении Германии в получении Россией порта Асэб в Красном море, о будущих поставках нефтепродуктов из Персидского залива в германские колонии в Африку и саму Германию, о совместных маневрах флотов в Балтийском море, о взаимной помощи в льготных поставках сырья, которое могло быть по тем или иным причинам временно недоступно какой-то стороне, о поставках русского леса в китайскую колонию Циндао, о возможности использования Великого Сибирского пути для доставки германских товаров в Китай через Владивосток и порт Дальний. Договорились также продолжить консультации по военно-морским и некоторым другим вопросам, по которым имелся шанс договориться к обоюдному удовлетворению. Но главное содержалось в секретной части договора. По нему в случае нападения Британии на одну из стран, подписавших договор, вторая должна была придерживаться в войне дружественного нейтралитета. Договор подписывался на 5 лет с возможностью пролонгации. В общем переговоры принесли не так уж и мало. Как дальше оно пойдет, неизвестно, но в целом обе стороны оказались довольны достигнутым.
  
   Глава 5.
  
   Двое сидели в кабинете на верхнем этаже административного здания столичного клуба "Колизей", закрытого сегодня на спецобслуживание, попивали клюквенный морс и вели неспешную беседу. Они извели на мишени сотни по три патронов и сейчас наслаждались отдыхом. За окном ветер трепал пожелтевшие листья кленов. Наступала осень.
   - Значит, говоришь, что не прочь пожертвовать миллион на помощь в освобождении какого-нибудь народа от британского ига? - с ироничной улыбкой проговорил Император, рассматривая уполовиненный высокий стакан. - Что ж, это дело весьма благородное, и для отчизны может быть полезным.
   - Да, Михаил, вот такой я патриот, - кивнул Агренев, принимая предложенный Михаилом ироничный тон, и ухмыльнулся. Александр не стал говорить Государю, что вопрос с Ирландией он решил "провентиллировать" самостоятельно. Но что-то пока в этом направлении не было вообще никаких успехов. Да, была огромная масса недовольных или даже обозленных ирландцев по обе стороны Атлантического океана, но ни на какие группы ирландцев, которые хоть чего-то противоправное умышляли против английских властей, его людям пока выйти не удавалось. Причем создавалось впечатление, что их и вообще нет. По крайней мере не наблюдалось никаких ощутимых результатов их деятельности. И что ему в такой ситуации делать? Не создавать же условную ИРА с нуля собственными руками...
   - Что ж, дело мы тебе найдем. Вернее не тебе, а себе. Тебе лично наверно лезть в это дело не стоит. Ты и так уже англичанам досадил немало. Такого они вообще-то не прощают, хотя сами гадить горазды. Вот кстати... , - Император почесал за ухом, поставил стакан на столик и продолжил:
   - Только мы привели Формозу к спокойствию и порядку, как там опять начало всплывать оружие. Всякое разное. А если есть оружие, то оно начинает стрелять. Банды вновь какие-то начали образовываться... Вред наносят. Ну или по крайней мере пытаются... Впрочем, от этого даже некоторая польза есть. Если банда базируется на какое-то селение или местность, то все население, которое там проживало, но не доносило, куда следует, или тем паче само в разбое участвововало, сразу идет под выселение на материк. А земля переходит в казенную собственность. На ней мы начинаем расселять казаков из тех, кто там не прочь осесть, и крестьян, которых везем из наших южных губерний. Но вообще, конечно, нашим людям там приживаться будет трудновато, на Формозе этой. Климат там, говорят, совсем другой. Даже японцы, оказывается, не сразу привыкли хозяйство вести, когда ихние власти начали переселять своих гражданских на остров. А ведь, сам понимаешь, что японцы то всяко более привычные к тамошнему климату, чем наши из Одесской или Киевской губернии. Ну, да ладно. Это я все к чему? А к тому, что оружие на острове само собой появляться не может. Его кто-то поставляет. И в первых кандидатах на это там англичане числятся. И во вторых тоже. И только потом возможно американцы с Филиппин. Нет, оружие на остров, конечно, везут не англичане, а китайские контрабандисты, как и тот же опиум, который теперь запрещен не только на Формозе и в Корее. Его даже Пекин недавно запретил ввозить на китайскую территорию в течении 10 лет. Но ведь оружие контрабандисты и прочие хунхузы где-то берут. А там везде на побережье материка всяких английских контор и фирм обретается как блох на собаке. Контрабандой всего и вся англичане в Китае занимаются многие десятки лет, и на этом уже собаку съели. Так что как ни крути, а ушки британские за поставками оружия на нашу новую территорию видны издалека. Этого просто не скрыть. Однако именно в Китае отвечать мы англичанам наверно не будем. По крайней я так думаю. Хотя возможно наша разведка и иное решение примет. Вообще в этом году для подавления всяких мелких бандитских вылазок и мятежных устремлений в Манчжурии, Формозе и Корее мы начали в Корее создавать туземные войска. Набираем в эту часть только корейцев. В принципе для корейцев это даже привычно. Они, пока под китайцами ходили, составляли часть китайских войск. Аркебузерами что-ли у китайцев они были. Не помню точно. Да и артиллеристами тоже вроде бы у китайцев состояли. Так вот про туземные войска... Как наберем и обучим бригаду, то привезем ее на Формозу. Наверно. А дальше все по британской системе: туземцы усмиряют туземцев, а джентльмены делят прибыли. Кстати полковник Петров из Охранного отделения Формозы сейчас пытается еще создать подобную часть из аборигенов Формозы. Не из китайцев, а именно из тамошних первичных аборигенов. Но пока дело идет трудно. Да и самих аборигенов там не так уж и много. Лицом и повадками они больше на каннибалов с островов Тихого океана смахивают. Да ростом покрупнее китайцев будут. Живут в горной местности и на восточном побережье. С одной стороны это было бы неплохо, но мы пока на острове власть новая. Нужно время, чтобы притереться. Если с теми аборигенами мы в согласие войдем, то и остров за собой наверно закрепим без особых проблем и навсегда. А вот ежели нет, то придется трудновато.
   Михаил ненадолго задумался, а потом продолжил:
   - Возможно мы твои денежки применим в Бенгалии. Там сейчас чуть ли не восстание поднялось против англичан. Но какое-то дурное. Не хотят аборигены браться за оружие. Считают, что мирным неповиновением и бойкотом английских товаров они могут чего-то добиться. Наивные...
   - А если подумать насчет Афганистана? - закинул удочку князь.
   - Афганистааан... - протянул Михаил. - Нет, это врядли. Там сейчас правит очень скользкий тип - Хабибулла-хан. В начале прошлого года он подписал с англичанами договор о том, что будет соотноситься с другими странами только через посредство англичан. За это ему вице-король Индии платит 175 тысяч фунтов ежегодно. Фактически это для Афганистана потеря суверинитета, но эмир пока об этом не сильно беспокоится. Если мы ему пошлем оружие, он скажет "спасибо" и ничего не будет делать. Для того, чтоб он слушал нас, а не англичан, ему нужно предложить еще большую сумму. Но и тогда он наверняка будет только кивать, со всем соглашаться и ничего не делать. К тому же у нас в отличии от Британии с Афганистаном есть общая граница. И кто может сказать, как нам потом это оружие отзовется? Как бы и нам от этого плохо потом не стало. В общем, не вижу я смысла туда оружие предлагать. Пусть пока эмира англичане содержат за свой счет. У них денег много... Нам от этого покуда особого вреда нет. Хотя со специалистами Азиатского отдела наверно стоит переговорить.
   - Понятно, жаль, жаль...- покачал головой Александр.
   - А ты не жалей. Не о чем жалеть. Для правоверного мусульманина, тем более эмира страны, обмануть неверного - не грех, а обычное поведение. Пока самому эмиру не будет выгодно какое-то действие, он и пальцем не пошевельнет.
   Михаил замолчал, а потом сменил тему.
   - Если уж мы заговорили о заграничных делах.... Тут вот какое дело. У итальянцев правительства меняются как перчатки. Не успеешь с ихним Премьером наладить контакт, как он в отставку уходит вместе со всем кабинетом. Во многом поэтому мы никак и не можем решить дело по Асэбу. Правда, нынешний их Премьер-министр Джованни Джолитти уже держится на посту с мая и вроде бы никуда пока уходить не собирается. Так вот. Приезжал от него недавно человек с предложением. Джолитти предлагает обменять Асэб на итальянский сеттлемент в Корее и плюс 250 тысяч фунтов с нас. Ну, и, конечно, наше невмешательство в ливийские дела.
   - А итальянцам не жирно будет? И сеттлемент и деньги и Ливия и еще Албания за никому кроме нас не нужную дыру на берегу Красного моря плюс кусок пустыни?
   - Ну, ему так и сказали, что мы, конечно, уважаем итальянские аппетиты, но нам будет неприятно смотреть, как они подавятся от обжорства. И заметь, это даже без Албании. Об Албании речь уже не идет. Про нее как бы забыли. Так вот... Итальянцы это тоже, видимо, прекрасно понимали. Поэтому предусмотрительно нам было дополнительно предложено открыть еще два своих нефтяных терминала в Бари и Специи. Как ты сам понимаешь, это будут твои терминалы, потому как радеть за Нобелей и тем более за Ротшильдов мне совсем не с руки. Это первое. И второе. Самый ранний срок сделки - осень следующего года.
   - Хмм! А почему так? В смысле - срок. И опять же... А этот Премьер дотянет до следующей осени то? Его точно в отставку не отправят?
   - Гарантий, конечно, никто не даст. А срок такой потому, что итальянцы у себя там затеяли большое дело. Они национализируют железные дороги и конвертируют свои государственные долги в бумаги с меньшим процентом. Если последнее им удастся, то им хватит денег на национализацию железнодорожного транспорта без дополнительных займов.
   - Ага, - прикинул князь, - а если не удастся, то вся конструкция рухнет и очередное итальянское Правительство уйдет в отставку...
   - Может и так, - согласился Михаил. - Даже наверное так. Ладно. Про такой размен что думаешь?
   Александр задумался. "А ведь действительно та еще задачка. Теоретически то вроде приемлимо получается. Взаимный допуск в контролируемые районы. Но те же нефтяные терминалы в Италии нужны и самим итальянцам. Правда, это нарушение негласного договора с Ротшильдами и Нобелями, но он же не сам его, так сказать, нарушает. Его туда направляют почти принудительно в политических целях. Да и рассыпется все равно договор, когда пойдет нефть и нефтепродукты из Персидского залива и Венесуэлы. Да-да, неделю назад Арчибальд Лунев прислал телеграмму, что 8-я пробуренная скважина дала наконец первую нефть. Причем нефть легкую. Примерно как техасская. Правда, в Венесуэле пока форсировать добычу и переработку не обязательно. Пусть пока идет, как идет. Это через лет семь-восемь там нужны будут объемы, а пока не особо и важно. Вот только страны Карибского бассейна - это, почитай, вотчина "Standart Oil", и Рокфеллеру там еще один конкурент не нужен... Ну, да ладно. Не о том сейчас речь. С итальянским предложением то что делать? Блин, как не хочется пускать итальянцев к себе. Но варианты то какие еще?"
   - Прям так сразу и не скажу, - задумчиво ответил Агренев. - Но ведь время пока терпит?
   - Да, время пока есть. Итальянцы таким образом отвязывают вопрос от Албании, а мы не будем связаны обязательствами по отношению к Стамбулу. Ведь, если мы не выкажем османам благожелательный нейтралитет во время их войны с Римом, то они нам могут Проливы закрыть для нашего экспорта. А этого хотелось бы избежать. Султана, конечно, можно пугнуть Черноморским флотом, но не факт, что реакция на испуг будет для нас правильной. А при предложенном варианте итальянцам будет каким-то образом проще в отношениях с англичанами. Не знаю, каким, но... Впрочем, мы теперь фактически имеем добро на обладание Асэбом от немцев, итальянцев и французов. А англичане то завсегда против будут.
   - Все это так. Вот только я чего боюсь. Чем дальше оттягивается наша покупка, тем больше вероятность какой-нибудь пакости от британцев.
   - Например?
   - Например, придет в Асэб пара английских крейсеров или канонерок, высадят десант и захватят бухту. Итальянцы тамошние сопротивляться наверняка не будут превосходящим силам. А если захват пройдет мирно, то английские дипломаты найдут способ потом урегулировать ситуацию. Предложат итальянцам еще кусок суданской или египетской пустыни и дело с концом. А мы останемся с носом.
   Михаил посмурнел.
   - Умеешь ты, Александэр, настроение испортить...
  
   Меж тем это были не все международные дела, которые прямо или косвенно касались России. На севере Персии обстановка становилась все хуже, и как итог, Мозафереддин-шах вынужден был в середине сентября подписать положение о выборах в меджлис. И явно там этим дело не закончится.
   Русской дипломатии наконец удалось узнать, почему японцы так держатся за южную часть Кореи и при этом сдали России отвоеванную у Китая Формозу. Это сам барон Ито, ставший еще в прошлом году главой японского правительства, поведал нашему послу в Токио. Во-первых, после поражения в войне японцы опасались, что англичане или американцы у них силой отберут Формозу просто за долги. Теперь то флота для охраны одновременно и метрополии и Формозы у японцев нет. А южную часть Кореи можно охранять даже миноносцами. Но, главное, русские просто не дадут англосаксам завладеть южной частью Кореи. Это кстати японцы правильно просчитали. Причем и русских и англосаксов. Англосаксы просто не полезут отнимать у японцев корейские земли из опаски, что в итоге эти земли могут полностью отойти под русское покровительство. И наконец, в Корее намного больше интересных полезных ископаемых именно для Японии. Да и под рукой все - через Корейский пролив. И хотя японцам уже пришлось одобрить англосаксам несколько концессий в южной части Кореи, но это для Японии выходило всяко лучше, чем остаться и без части Кореи и без Формозы.
   В конце сентября, явно что-то пронюхав про некоторые договоренности русских и немцев, в Санкт-Петербург приехал Министр иностранных дел Франции Рувье в сопровождении известного парижского банкира Нецлина. Перед Рувье особо ничего не стали скрывать кроме секретной части заключенного договора, хотя и подтвердили, что Россия договорилась с Германией о ряде шагов, направленных против агрессивной политики Британии, тем самым подтвердив французские опасения на этот счет. Попытку наезда со стороны Франции, что, дескать, они так с Россией не договаривались, удалось быстро свести на нет, ткнув французов носом в заключенные договоры. В них, естественно, ничего про обязательство России поддерживать союзников Франции не говорилось. А коль скоро Британия проводит антигерманскую и антирусскую политику, то нет ничего странного в том, что две страны решили "дружить" против нее. Понятно, что французам бы очень хотелось, чтобы русские поладили с англичанами, и тогда можно было бы привлечь Россию к "Сердечному согласию". А в свою очередь уже это могло превратить франко-русский союз из оборонительного по отношению к Германии, в наступательный. Но предпосылок к этому пока не просматривалось. Более того, Ламсдорф, руководствуясь поручением Государя, напрочь отмел все попытки уговорить его начать шаги к компромиссу с Англией. Ну какие могут быть со стороны России шаги, если Англия, почитай, ведет против нас не объявленную войну? Предложения новых французских кредитов тоже не заинтересовали русскую сторону. Французам разве что посоветовали попробовать воздействовать на Лондон, раз уж им так невтерпёж. Но Рувье, похоже, понимал, что если англичане сами того не захотят, то у него нет шансов понудить Британию пойти навстречу России. Теоретически можно, конечно, создать ситуацию, когда помощь Лондона и Парижа станет кровно нужна русским. Но с этим имелись серьезные проблемы. Поэтому французский Министр иностранных дел вынужден был заняться частными вопросами подготовки будущей войны в Европе. В конце концов совсем уж русские от новых кредитов не отказывались. Поэтому за несколько дней французская делегация "родила" набросок плана постройки новой железной дороги, ведущей из центра России к ее западной границе с Германией. Эту тему французы и предложили Коковцеву. Отказываться русский Министр финансов не стал. Да и зачем отказываться? Товарооборот с Европой растет. Дорога явно не помешает, но вот строить ее на французские кредиты увольте. Мы еще не закончили Оренбуржско-Ташкентскую, которую начали строить потому, что этого очень хотелось французам. А выкупать ее половину в начале года, когда это было им настоятельно предложено, французы отказались наотрез. И что? С этой новой железной дорогой так же будет? Ну, уж нет! Если она вам интересна, давайте строить ее в пополаме. От этого предложения уже отказались сами французы, хотя и обещали подумать. План то ведь был из пальца высосан на скорую руку.
   Единственное о чем договорились, так это об согласовании совместных шагов обоих стран на Балканах. И французы и русские были не прочь оторвать экономику Сербии, не имеющей собственного выхода к морю, от Австро-Венгрии. Что интересно, это даже финансово было выгодно обоим странам. В этом деле Париж имел существенно больше финансовых возможностей, а русские могли упирать на панславянство и угрозу балканским странам со стороны Вены и Стамбула.
   Попытки французов заговорить о получении новых французских концессий в Манчжурии не дали никакого результата. Там и старые то не очень развивались благодаря тому, что русские власти умело саботировали этот процесс. А уж новые... Париж ткнули в их же международную позицию. Вы Манчжурию и Монголию признали зоной, в которой не действует режим "открытых дверей" в Китае? Нет? Ну тогда какие вопросы к нам? Причем Рувье, похоже, подозревал, что если Правительство Франции признает этот режим, то как бы французов вообще оттуда не попросили. И надо сказать правильно подозревал. Впрочем, французы по-любому попали в вилку. Пускать лягушатников в Манчжурию Михаил II не собирался ни в первом, ни во втором случае. Не нужны они в тех местах. Один раз пустишь, они тебе на хребет сядут, и не выгонишь их потом. Опять же если б они что-то полезное для России с собой приносили, но, этого, увы, нет.
   Были и иные международные дела, связанные с вооружением. Попытка всучить османам легкую русскую гаубицу провалилась. Причем, среди русских заинтересованных лиц царило почти единодушное убеждение в том, что эта подляна устроена даже не самими османами, а фирмой Круппа. И, возможно, с одобрения или даже прямой санкции германских официальных властей. Османы заявили, что их якобы не устраивает мощность снаряда и некоторые прочие характеристики орудия. А потому они дозаказали Круппу еще его 105-мм пушек, а для полевой армии заказали крупповские 120-мм гаубицы. И ладно бы эта 120-мм гаубица была хороша. Так нет, ее характеристики полная фигня. Пермский завод перестволением своей гаубицы под этот калибр бы явно лучше орудие сделал, если б это кому-то было интересно.
   Мало того, немцы отказались давать лицензию России на свое новое 105-мм морское орудие. Вернее не отказались, а сделали так, чтоб отказались уже русские. Фирма Круппа предложила сначала заказать у нее 70 орудий и боекомплект к ним, а потом уже возможна передача лицензии. Подобное предложение русскому флоту и Морведу не подходило категорически.
   Если бы на этом все с компанией Круппа заканчивалось, еще ладно. Но как теперь быть уже объявленным международным конкурсом на поставку оборудования для нового Царицинской орудийного завода? Ведь поди немцы из Эссена сделают лучшее предложение. А им Военвед еще и образец новой 6-дюймовой гаубицы заказал. Спускать подляны с гаубицей и морской пушкой немцам нельзя! И как теперь быть? Переплачивать за оборудование условным французам, которые сделают не самое лучшее предложение? А если его все-таки покупать у Круппа, то в чем тогда должен состоять достойный ответ со стороны русских?
   Будь жив Фридрих Крупп, возможно, часть проблем можно было бы сгладить с помощью личных связей Агренева. Но после смерти предыдущего хозяина у компании из Эссена имелась несовершеннолетняя хозяйка, которой стреляющие железяки были не слишком интересны, и суровые германские менеджеры, которые вели дело строго рационально и во благо своего немецкого Рейха.
   Еще несколько лет назад Александр обещал Императору, что хоть и не собирается строить собственный орудийный завод, но постарается пропихнуть русские орудия на международный рынок. И сейчас его оружейные профессионалы шарились по странам и континентам, предлагая трехдюймовку и легкую гаубицу. Особых успехов у парней пока не было, но некоторые перспективы проглядывали в Бразилии, Испании и Португалии. Однако перспективы перспективами, а покуда ни одна страна кроме Оттоманской Империи не брала орудия даже на испытания. Проблема состояла не только в самих русских орудиях, но и в кредитном сопровождении сделки. Условные Крупп или Шнейдер легко могли рассчитывать не только на свою репутацию и качество орудий, но и на продажу орудия в кредит, который предоставил бы один из банков страны производителя. А вот с кредитным сопровождением со стороны одного из русских банков было весьма туманно. Может дадут, если сверху попросят, а может и нет. Да и по кредитным ставкам наши банки конкурировать с иностранными просто не могли. И хоть иностранные орудия стоило явно дороже русского, но все-таки. Вот такая петрушка.
   10 октября случилось сразу два события. В Санкт-Петербург прибыла немногочисленная эфиопская делегация. Ее в том числе интересовали и полевые пушки. За это можно было бы порадоваться, если бы потом эфиопы не собирались навестить Париж...
   В этот же день на государственной верфи в английском Портсмуте был заложен новый эскадренный броненосец "Антейкэбл". Про него пока мало что было известно кроме того, что это корабль новой серии. Английская пресса в отличии от иных закладок кораблей прокомментировала эту достаточно скупо. Но у Агренева почему-то появилось подозрение, что несмотря на его усилия линкорная гонка все-таки началась. Тут можно было порадоваться лишь за то, что при некотором воображении перевод названия с английского мог звучать в среде морских зубоскалов не как "Неприступный", а как "Неприкасаемый", что для английского корабля выглядело весьма нелицеприятно. Да и новый класс кораблей по крайней мере в русском врядли теперь назовут "Антейкэблами". Это ведь язык сломаешь, выговаривая такое... А потом дней через десять Александр узнал, что русской разведке еще в середине прошлого года стало известно о том, что Конгресс САСШ выделил деньги на постройку двух броненосцев новой серии с 8 орудиями главного калибра в 4-х башнях. Но тогда особого значения этому никто не придал. Да и вообще корабли еще до сих пор не заложены. Это событие ожидается где-то в конце этого года... После постройки американской судоверфью броненосца "Ретвизан" для России русская разведка начала приглядывать в меру своих невеликих сил за тем, что делается по ту сторону океана.
   А вот что радовало, так это то, что разведчикам удалось утащить кое-какие общие планы и конструкцию ускорителей заряжания главного калибра. Вернее не утащить, а купить по-дешевке у одного из нуждающихся в деньгах клерков из компании-производителя.
  
   Глава 6.
   (короткая оппозиционная главка)
  
   Павел Николаевич Милюков сидел в зале одного из модных салонов столицы и обличал власть.
   - Вы только посмотрите, как жестоко подавила царская власть возмущение бедных финнов попранной конституцией, разорванной в клочья территориальной целостностью Великого Княжества Финлядского! Кровавые палачи нашего монарха безжалостно расправились с любыми попытками маленького северного народа отстоять свои исконные права. Все цивилизованные страны дружно выступили против самоуправства наших сатрапов, но Михаил II и слышать не желает того, что ему советуют умудренные политики Европы. Разве подобное могло произойти в правовом государстве? Нет, господа! Я говорю, нет! Ни за что и никогда! Нашей стране как воздух, как вода, нужны народное представительство во власти и ответственное Правительство. Только такой порядок власти может привести нашу страну к настоящему процветанию...
   В начале года Павел Николаевич вернулся из-за границы, где читал лекции в Чикагском университете о проблемах Российской Империи. Да и вообще за последних три года он объездил несколько стран, где его с почетом принимали и понимали. С тех пор он не раз уже выступал с речами на подобных вечеринках. За несколько лет, проведенных за границей, он встречался со многими людьми. Людьми разными. Кто-то подходил ему по духу, кто-то был излишне мягок, кто-то наоборот проповедовал крайне экстремистские взгляды. Но все хотели одного - освобождения для своего народа. Правда, понимали как сам народ, так и его освобождение по-своему. Там, за границей он сотрудничал с эмигрантским журналом "Освобождение". Он написал для него полтора десятка статей. Не все они попали в печать. Потом Милюков вернулся в Империю и главное, что он мог себе занести в актив по возвращении, это дискуссия в прессе, вылившаяся в обличение правительства. И пусть ту дискуссию его товарищи фактически проиграли проправительственной прессе, но это не столь уж важно. Вода камень точит. Когда его принимали в некоторых домах Лондона, ему об этом же говорили члены английского парламента. Главное - не сдаваться. Да и не собирался он сдаваться. Он уже выбрал свой путь. Тем более, что клубов, в которых его хотели слушать, было весьма немало.
   - ... А посмотрите на то, как Россия победила маленькую Японию! Чтобы победить, пришлось затратить почти целый год и почти миллиард рублей. Год! Уму не постижимо. Как так можно довести великую Империю до такого развала и позора? И остановиться перед самым Токио, не утвердив сапог русского солдата на земле агрессора. Как? Я вас спрашиваю?
   Вообще Милюкову было все равно о чем говорить. Ведь любой факт можно представить как достижение, а можно как провал. А поскольку Павел Николаевич был опытным оратором, он этим с удовольствием пользовался всегда и везде. Милюков вообще был амбициозным человеком, и считал, что он бы сделал лучше, чем проворовавшиеся царские генералы и чинуши. Сейчас он внушал свои мысли десятку слушателей. Не все из них, правда, были благодарными, ну да это ничего. Толпа и должна состоять из почитателей и недругов, иначе это не интересно. Его взгляды в той или иной степени разделяло немалое количество русской интеллигенции и дворянства. Но вот так как он говорить умели немногие.
   В это время в зале появилась парочка молодых людей - штабс-капитан артиллерист, который сопровождал молодую миловидную даму в розовом платье. Парочка устроилась в уголке и тоже решила послушать оратора, который и не думал останавливаться.
   - ... и мои друзья полностью разделяют эту точку зрения. Прогрессивная русская интеллигенция возмущена ... Как страна-победитель, Россия должна была после победы пользоваться ее благами. А мы что видим? В то время как Европа показывает высокие темпы роста своей экономики, а мы топчемся на месте. Это явное казнокрадство! А возьмите этого царского фаворита князя Агренева. Вместо того, чтобы дать экономике свободно развиваться, он поставил барьеры на этом пути своими новыми Антимонопольными законами. Нигде в мире нет такой дурости. Нигде! Я объездил за последние годы много стран. Никто и нигде сознательно не загоняет собственную промышленность в такие узкие рамки. И стоит ли удивляться тому, что в любых цивилизованных странах промышленность свободно развивается, приходят иностранные инвестиции, а у нас есть только чахлые ростки.
   Штабс-капитан повернулся к своей спутнице и спросил на ушко.
   - Марина, а кто этот насыщенный индюк? Хотя нет, это не индюк. Это скорее тетерев на току.
   Дама слегка прыснула в кулачек и так же негромко ответила своему спутнику.
   - Это господин Милюков. Известный в определенных кругах оппозиционер. Частенько наведывается в разные клубы. Особенно его привечают в Английском Клубе. В 1901 году он даже успел отсидеть несколько месяцев в тюрьме за свои речи и дела. Так что к короне, как ты видишь, он не испытывает никакого уважения.
   - Хмм! Я его слушаю всего несколько минут, но мне уже кажется, что ему там самое место, - усмехнулся кавалер.
   - Фу, Дмитрий! Что за солдафонские шутки? - осудила дама своего кавалера, но глаза ее смеялись.
   Пока молодежь выясняла личность и деяния оратора, у того случился спор с одним из слушателей.
   - Но позвольте, - возмутился седой господин во фраке, - неужто вы считаете, что потратив значительные деньги на войну, мы сейчас из воздуха должны найти средства на то, чтобы...
   - Не позволю, Порфирий Иванович. Не позволю! Я твердо убежден, что если бы мы заняли Токио, то японцы бы быстро нашли деньги на репарации, а не растягивали их выплату на черт знает сколько лет. Правительство просто не компетентно. А молодой царь, к сожалению, не имеет опыта управления Империей. Ему нужны решительные и компетентные помощники, такие как я, как Гучков, как князь Львов, как Струве, как другие наши компетентные соратники. Иначе страна так и будет стоять у края пропасти. За нами будущее, и история нас еще рассудит. Вы только подумайте, бывший лучший Министр финансов страны Витте якобы сидит на Кавказе на своей даче и никого не желает видеть. Ерунда! Он в ссылке, и никто не заставит меня думать по-иному. Лучшие люди Империи отстранены от управления ею, хотя именно за ними будущее. А еще будущее вот за такими молодыми людьми, как эта достойная пара, которая скромно стоит в уголке.
   Вот тут в ораторском запале Милюков сказал лишнего, за что тут же получил от артиллериста отповедь.
   - Если будущее страны за нами, то уж точно не за вами, господин хороший, - подал голос штабс-капитан. - С вами, честно говоря, меня связывает только нахождение в одной комнате. Да и то это временное явление. Я в отличии от вас воевал с японцами и знаю, насколько трудно далась победа. Если б не моя офицерская честь, то я бы, пожалуй, сообщил о ваших возмутительных речах в Охранное отделение. А уж там они пусть сами разбираются, достойны вы своего второго тюремного срока или нет.
   Лица слушателей в зале посмурнели. Им то, конечно, ничего не будет, ибо они только слушали, но даже в свидетели попадать - это не комильфо. А тут скандал, устроенный офицером на пустом месте. Фу, как это пошло!
   Последние слова офицер говорил, уже прекрасно видя в глазах собеседника страх. А потом повернул голову к своей спутнице и предложил,
   - Пойдемте, Марина. Мне с этим господином в одной комнате находиться противно. Право, думаю, мы найдем в этом доме более подходящую компанию. А если нет, то я, пожалуй, приглашу вас в один новый ресторан.
   Вцепившуюся в штабса во время его монолога Марину наконец отпустило. Она поняла, что на этом, похоже, возможные неприятности закончились. Молодые степенно повернулись и неторопливым шагом покинули залу.
   - Возмутительно! Совершенно возмутительно! - бурчал опомнившийся Павел Николаевич. - До чего низко пали нравы молодежи! Заслуженного человека так оскорбить... Будь моем месте был Гучков, он бы точно пристрелил этого молодого нахала.
   Собравшиеся оттаяли от неожиданного для них поступка офицера и начали переговариваться. В это время с кряхтением Порфирий Иванович поднялся на ноги и обращаясь ко всем присутствующим произнес.
   - А ведь этот молодой человек прав. Мне тоже придется вас покинуть. Честь имею!
   В чем был прав офицер, он не стал уточнять. Но и так было понятно, что раз старый помещик решил покинуть компанию вслед за офицером, то ... Перед выходом из залы Порфирий Иванович обернулся и некоторой ехидцей добавил.
   - А знаете, господин Милюков, возможно, я не буду столь же щепетилен как этот штабс-капитан. Так что у вас есть выбор. Либо новое дело, либо... Вас ведь наверно ждут в какой-нибудь Франции срочные дела...
   Закончив свой монолог, он повернулся и вышел из залы. Тут уже засобирались многие, даже те, что был во всем согласен с Милюковым. Уж больно неприятными могли быть последствия заявления старого хрена. А кому охота портить себе нервы?
   Вернувшись к себе под вечер Павел Николаевич прокрутил в уме ситуацию в модном салоне и рассудил, что ничего ему не грозит. Да, в запале он наговорил лишнего, употребил излишне жесткие обороты, но никто не будет ничего сообщать в Охранное отделение. В конце концов к свержению самодержавия он не призывал, и это главное. А фрондировать в той или иной степени перед властью русская знать не отказывала себе уже многие десятилетия. В следующий раз вполне достаточно будет немного смягчить оценки и все. Кстати завтра нужно встретиться и переговорить с кое кем из единомышленников. А их то у него ой как немало. И узнать, не было ли чего-то подобного к них, или это только ему так свезло нарваться на боевого офицерика. Да и вообще стоит пару дней провести среди понимающего общества. А уж потом с новыми силами в бой. Статью еще нужно для журнала написать, но это погодит. В общем все нормально. Не стоит особо беспокоиться... Ерунда это все. Да что тут говорить, если его взгляды разделяют такие совершенно разные люди, как богатейший заводчик Морозов, как князья Павел Дмитриевич Долгоруков и Дмитрий Иванович Шаховской, как Кокошкин... А адвокаты порой в очередь становятся, чтобы стать защитником на суде таких борцов за свободу, как он и его соратники. Да-с, в очередь. Ибо на этом они делают себе имя, которое потом задорого продают, участвуя в рассмотрении иных дел. А потому и дела против защитников народных рассыпаются, если их рассматривают в обычном порядке. Правда, теперь бывает еще особый порядок. Но об этом лучше не думать. Не дай Бог...
   Вообще главной задачей было завести массы. К сожалению, несмотря на нищету и забитость основной массы населения, народ так и не удалось завести в прошлом году. Не удалось, потому что не удалось победить этот чертов патриотизм, который так умело подогревался проправительственной прессой. И победа в войне на Дальнем Востоке, как итог этого патриотизма. И даже гениальная находка-провокация Струве по распространению слухов о том, что после победы крестьянам дадут землю себя по-настоящему не оправдала. Поэтому и приходится как жук-древоточец грызть дерево самодержавия в ожидании нового случая, новой бури, в надежде, что эта работа не пройдет даром и под новым порывом революционного ветра, дерево если не рухнет, то хотя бы надломится. А там... Все страны Европы проходили через это. Пройдет через это и Россия. И как знать, в каком тогда качестве будет выступать он - Милюков Павел Николаевич... Министром как минимум.
  
   Глава 7.
  
   Агренев сидел у себя в кабинете в кресле и играл с сыном - качал того на ноге. Кач-кач, кач-кач... Олежка всем своим видом выражал восторг от подобного развлечения. Ну так, как выражают его малые дети. Надя со своей сестрой Зинаидой Юсуповой секретничала о своем о женском в гардеробной. А поскольку обе еще примеривали кое-что из того, что Наде привезли из ее дома моды, то ходу туда Александру по понятным причинам не было. Зинаида приехала одна. Мужа ее - Феликса Феликсовича Агренев откровенно недолюбливал. И чего в нем Зинаида нашла? После потери своего шефа - Великого князя Сергея Александровича, убитого эсером-бомбистом в прошлом году, граф Сумароков-Эльстон все никак не мог куда-то пристроиться на, как ему казалось, достойное его светлость место. Пытался-пытался, но все у него как-то не выходило. Даже через Агренева как-бы по-родственному пытался, но и здесь ему ничего не обломилось. Александр даже не стал за это хлопотать. Не тот Феликс человек, чтоб за него просить. Да и не занимался князь Агренев никогда подобными вещами. Инвестор из мужа Зинаиды тоже был еще тот. Все Юсуповские капиталы, которые вкладывались через Агренева, приносили дивиденты. А вот все, что Феликс Феликсович пытался инвестировать сам, приводило обычно в лучшем случае разве что к отсутствию убытков. В лучшем случае! Но отец семейства сдаваться не собирался и делал все новые и новые попытки. Прям, мазохист какой-то. С женой он сегодня не приехал, поскольку был занят каким-то важным делом.
   В дверь кабинета постучали.
   - Да..., - бросил в направлении двери Александр.
   Дверь открылась и на пороге появилась гувернантка Мария.
   - Александр Яковлевич, Олегу пора кушать, а потом спать. Разрешите я его заберу.
   - Так, Олежка! Иди сюда, - Александр ссадил сына с ноги и взял его на руки.
   - Кач-Кач! - возмутился карапуз.
   - Нет, кач-кач будет завтра. Иди к Маше. Она тебя покормит и спать уложит.
   - Уууу..., - сын скорчил крайне недовольную гримасу.
   Мария подхватила обиженного в лучших чувствах Олега Александровича на руки и спросила,
   - Александр Яковлевич, я заходила к их сиятельствам. Освободятся они где-то через час. Ужин подавать к этому времени? Или вы в ресторан собираетесь?
   - Думаю, обойдемся ужином в домашних условиях. Соответственно и время трапезы подгадывай к тому времени, когда наши дамы освободятся, - ответил хозяин.
   Ну, да, дамы и мода - это проблема всех времен и народов. А уж если можно все проделывать на дому, то туда даже лучше и не соваться. Загрызут и распнут. Обе! Но Надя все равно молодец! Смогла раскрутиться со своим домом моды. Так что ей и лишний раз перед сестрой погордиться за собственную продукцию не грех.
   Когда за Марией закрылась дверь, князь встал и прошелся по кабинету туда-сюда. Срочных дел вроде бы нет. И это даже хорошо. Вчера с Григорием Долгиным они подбивали итоги уходящего года. Не в плане финансов, а в плане начатых или наоборот оконченных дел.
   Вообще, если говорить глобально, то если б не серьезный неурожай этого года, то в наступающем году Империя могла бы начать серьезный экономический рост за счет государственных капиталовложений. Но, увы, неурожай и недобор налогов. На одну только помощь пострадавшим районам казна выделила 70 миллионов рублей. Плюс то, что собирают благотворители. Тем не менее вроде бы удалось сделать так, чтобы немалая часть этой помощи пришла к крестьянам не в виде продовольственных ссуд, а в виде возможности заработать на отхожих работах. В огромном районе, затронутом неурожаем, организованы всякие разные общественные работы, но главное там - строительство дорог и прочего. Причем дорог железных. Нет, это не прокладка новых путей, а отсыпка насыпи под вторую колею. Железные дороги в Империи пока в основном одноколейные. Расширять насыпи и укладывать вторую колею все равно когда-то придется. Так почему бы не совместить помощь нуждающимся со строительством нужного? На это удалось подбить даже владельцев нескольких частных железных дорог.
   В связи с необходимостью дать работу пострадавшим от неурожая Концерну пришлось начать несколько строек, которые намечалось начать только в следующем году. Важнейшие из них - два новых машиностроительных завода в Воронеже и Саратове. Сейчас то, конечно, морозы, и стройка в основном прекратилась, но часть фундаментов уже заложена. В эти города потом частично переедет с последующим значительным расширением машиностроение с его Сестрорецкого завода. Причем с частью сестрорецких рабочих и инженеров. Нельзя же призывать Правительство к рациональному размещению промышленности и при этом самому ничего в этом плане не делать. Вот и Сестрорецкий завод начнет опять разъезжаться. Это второй масштабный съезд с него. Во время первого такового многие производства уехали в Ковров. Да и потом были переезды, но малого масштаба. Обычно это происходило после того, как какое-то подразделение завода упиралось в пределы собственной производительности на данной конкретной площадке, а спрос на его продукцию продолжал расти.
   На Великом Сибирском пути Правительство решило уложить рельсы в две нитки хотя бы до Иркутска. Не спеша, но и не слишком растягивая это дело на долгий срок. Вообще для хозяйственных надобностей пока хватило бы и одного пути, но если что, то на железке сразу образуется затык. На днях кстати достроена и принята в эксплуатацию дорога Оренбург-Ташкент. Очень нужное направление, но проблем с эксплуатацией там железнодорожники нахлебаются вдоволь. Начато планирование Амурской железной дороги. Для этого отправлены исследовательские партии на трассировку. По опыту постройки железных дорог в Сибири и Манчжурии сразу становится очевидным, насколько оживляется хозяйственная жизнь вокруг дороги. Но в данном случае пока даже и оживлять нечего. Тут сначала территории заселить нужно. Первый участок планируют положить от Сретенска до Благовещенска. А то навигация по Амуру выше Баговещенска оставляет желать лучшего. Ну, а потом, глядишь, и о восточном участке можно будет подумать.
   За последние полтора года прошло немало судебных процессов в отношении различных гешефтмахеров, которые в войну поставляли в армию и на флот всякое разное снабжение. Или даже вовсе не поставляли, хотя и должны были после получения авансов от казны. Работу следователи, что называется, проводили, не взирая на лица. Крику из-за этого порой бывало немало. В общем слегка почистили и поставщиков и интендантов. Выйдет ли из этого толк? Может и выйдет, хотя врядли. Воровали у нас всегда, и никакие кары не останавливали жадных до денег людишек вплоть до высших чинов, готовых погреть руки на чем угодно. Ну, разве что в дальнейшем может будут делать это не так тупо и откровенно, коль скоро власть показала, что мириться с подобным воровством не намерена. Аристарх Петрович говорил, что двое даже сами предложили вернуть ранее уворованное, когда к ним пришли. Чем там дело закончилось, Агренев у Горенина не интересовался.
   В Кыштыме пошел ванадий в промышленных масштабах. И это было здорово! Концерну теперь его точно хватит. Но это не единственная добрая весть. После прокладки нескольких верст железнодорожной ветки к Черемшанскому никелевому месторождению и передачи арендованной площади из казны в распоряжение Кыштымского горного округа владельцы Сергинско-Уфалейского округа попробовали поднять скандал. Гинсбургам совсем не понравилось как с ними обошлась казна. Но скоро им стало не до периферийных скандалов. За них и и за Поляковых казна взялась серьезно и вдумчиво. Причем действовала казна больше по понятиям, а не по закону, хотя формально закон и не нарушался. И было за что. К началу экономического кризиса начала века и те и другие накопили кучу долгов, настроили финансовых пирамид и прочих откровенно мошеннических схем. А когда их заложенные-перезаложенные якобы ценные бумаги упали в цене и были предъявлены к погашению, оказалось, что бумаги те ничего не стоят. Кредиторам и казне в том числе достались компании-пустышки, на которых почти ничего кроме долгов не значилось, а реальные активы ушлые еврейские коммерсанты вывели на другие свои компании или перевели на родственников. В итоге к концу этого года из Поляковых вытрясали последнее и, похоже, миллионерами им уже не быть. Ну по крайней мере в России. А что там за границей, поди проверь. Гинзбурги, видя, что за них тоже взялись всерьез, "добровольно" отписали в адрес казны почти половину принадлежавших им акций Ленских золотых приисков и тем самым урегулировали претензии к себе со стороны государства.
   В Сызрани летом следующего года даст первый ток новая электростанция. Но вот самой Сызрани в этом году досталось страшно. Мало того, что в округе неурожай, так еще и город в результате катастрофического пожара выгорел на 2/3. Сгорело большинство деревянных построек. Помощь погорельцам кто только не оказывал. И Агренев в том числе. Средства шли со всей страны. И лес с другими стройматериалами был оперативно выделен для восстановления города.
   Начато строительство двух важнейших проектов: Волховский ГЭС (но там еще все только в зародыше) и продолжение железной дороги в Кузбассе до Кузнецка. Император выкупил 6.5%-ый пакет акций персидских нефтепромыслов, тем самым показывая англичанам, что в развитии этого проекта он заинтересован лично. Врядли, конечно, их это остановит, если англичане соберутся пойти до конца в попытках отъема бизнеса, но посмотрим...
   Самарский НХЗ выдал под конец года сразу два пластика в более менее товарных количествах - полиэтилен и ПВХ. Пока эти пластики шли только на кабельную продукцию. И сразу у Концерна полегчало с сырьем - с натуральным каучуком, который до этого использовался в том числе в производстве проводов. Но это наверно явление временное. Каучук еще много где нужен, а его вечно не хватает. Плантаторы всего мира просто не успевают за увеличением спросом, и цена на сырье только растет. Тем более, что своих плантаций гевей у Концерна вообще нет. Все приходится покупать за рубежом.
   В Грозном где-то летом войдет в строй новый НПЗ. С окончанием стройки самого завода, начнут строиться сопутствующие производства: завод для выделки полиэтилена и аммиачный завод.
   На верхней Каме новое акционерное общество из 4-х акционеров роет шахту. Сведения о находке калийных солей пока удалось сохранить в секрете. А то, что АО "Соликамское" решило добывать соль не мокрой скважиной, как все, а шахтой - не такая уж невидаль. У товарищества Любимовых и Сольвей там теперь тоже шахта. Так что работам пока ничто не мешает. Подумаешь, еще одна компания решила соль добывать... Начал строиться и заводик рядом с шахтой. Тоже не такая уж невидаль.
   На Карабугаз-голе тоже начались работы. Компания с несколькими акционерами взяла в концессию у казны северную половину залива с окрестностями. Весь залив специально подгребать под себя не стали. Зачем? Пусть, глядя на них, еще кто-то решит организовать добычу мирабилита. Уже следующей осенью должен пойти первый товарный сульфат натрия и сразу в немалых объемах.
   На Колыме добыли первые три с лишним пуда шлихового золота. Дорогу с берега Охотского моря туда уже натоптали, но еще не до конца проложили. Золотоносных ручьёв и речек в тех местах, похоже, много, но пока, видимо, главное золото там еще не найдено. Ну, да это ничего. Дирижабль между побережьем и прииском "Первый" уже летает. Дорогу в следующем году доделают, и можно будет завезти драги и начать уже по-настоящему промышленную добычу золота. Вот только теплый сезон там уж больно короток. Как в тех местах вообще люди жили и работали круглый год?
   Морская пехота Империи приняла таки на вооружение ручной пулемет Браунинга под нестандартный патрон и заказала для начала 90 штук. Объем, конечно, незначительный, но это ладно. Тут главное факт принятия на вооружение Россией и казенного заказа. Для некоторых возможных иностранных заказчиков этот факт очень важен. Да и внутри страны еще посмотрим. Может удастся продвинуть пулемет в кавалерию. Но это так. Наметки. Зато сам Браунинг уже начал конструировать пулемет с дисковым магазином под штатный русский винтовочный патрон. Может через год-два первые экземпляры выйдут на испытания. Греве с Мосиным взялись за новый пистолет-пулемет. У них задачка посложнее. Требуется дешевая конструкция с максимальным использованием штамповки. А придумать, как сделать сложную вещь дешево - это всегда сложно.
   Постаревший, но все еще полный идей и энтузиазма Иммануил Викторович Герт с своими многочисленными учениками получил в этом году новое задание. Требовалось спроектировать и начать подготовку производства прессов для изготовления снарядов и гильз для артиллерии среднего калибра. Тут благо имелись германские образцы, и нужно было по образцу и подобию лучших сделать нечто свое. Если и когда начнется война в Европе, в лучшем случае подобное оборудование придется покупать за границей втридорога за золото с большущими сроками поставки. Это в лучшем случае. А вот ежели удастся наладить собственное производство, то можно будет подкинуть Императору мысль о развитии мобилизационной готовности русской промышленности в мирное время.
   Николаевский завод "Наваль" выдал проект турбинного минного крейсера, читай эсминца, в 800 тонн. Проект отдали на детальную доработку Балтийскому заводу, а чтоб "Наваль" не возмущался, черноморскую серию эсминцев по этому проекту обещали отдать этому заводу. Если навалевцы не накосячили в расчетах, то кораблик получается симпатичный. Орудий вот только под него пока нет.
   Обуховский завод спроектировал новое русское 12-дюймовое орудие и приступил к изготовлению первого экземпляра. Правда, заданные параметры оказались так велики, что ствол пришлось делать длиной не 45, а 47 калибров. Хотя может это даже и хорошо. Концерну кстати тоже достался заказик на ускорители заряжания. Но в основном теперь дело за Обуховским заводом, а также Металлическим. Последнему заказали проектирование двухорудийной башни новой конструкции - граненой. А в Адмиралтействе сейчас идут тихие бои. Решают, заказывать ли кому-то проект линкора, или подождать и посмотреть, что выйдет у американцев и англичан. Да и вообще странно. Что у американцев, что у англичан вроде бы проекты не подразумевают установку турбин на корабль. И там и там обошлись паровыми машинами. В представлении Александра линкор с паровыми машинами точно России не нужен. Пусть их себе англосаксы строят. Причем в проектировании и постройке боевых кораблей Россия пока достаточно слаба. Есть очевидный лидер - Балтийский завод, а все остальные так себе. Если проект эсминца отдали балтийцам, то пока они его не сделают, заниматься другими проектами не могут. Тот же "Наваль" явно не сам разрабатывал проект эсминца. Наверняка для этого привлекали специалистов какой-то французской судоверфи.
   Тринклер и Луцкой сделали соляровый новый V-образный движок-восьмерку на 410 л.с. Он уже в металле на стенде. Конструкторы говорят, что если и будут изменения в конструкции, то незначительные. А это означает, что можно начинать проектировать новую подводную лодку. И здесь сразу вопрос - кому отдать проект? Или может браться самому, но привлекать для этого на собственный Николаевский судостроительный завод таких спецов как Бубнов и Беклемишев? И под какие торпеды? Вроде бы завод Лесснера получил по итогам войны заказ на новый калибр торпед - 21 дюйм. Но торпед пока нет. Да и непонятно, а согласятся ли под шпицем с очередным частным проектом, или начнут придумывать собственный под собственное понимание темы. Кстати на подлодку больших размеров чем "Щука" наверно можно будет уже ставить нормальную трехдюймовку. Ну или хотя бы что-то типа горной. Но ведь и ее нет даже проекте.
   В конце года, как и ожидалось, компания Круппа выиграла конкурс на поставки оборудования для Царицинской орудийного завода. На заводе, конечно, будет не только германское оборудование. Почти половина будет русской выделки в том числе и с заводов Концерна. В начале декабря Крупп представил и 6-дюймовую гаубицу под русский заказ с поршневым затвором и длиной ствола 14 калибров. Гаубица при этом прибавила в весе четверть тонны. Впрочем, это терпимо. У тех же французов аналогичная гаубица Римайло тяжелее русского варианта Круппа на тонну с четвертью. Теперь Артком будет наверно ее год испытывать, а потом закажет батарею или две под войсковые испытания. И где тут найти время для мести компании Круппа за их совместную с османами подляну? А отвечать нужно. Спускать такое теперь уже конкуренту никак нельзя. Впрочем, шанс на ответку все-таки есть. ГАУ по каким-то своим соображениям выкупило у Круппа привезенные Великим князем Сергеем Михайловичем горную 75-мм пушку и полевую 105-мм пушку и вроде бы обещало немцам подумать на предмет желаемых русскими артиллеристами орудий на их базе. Так почему бы на основе имеющихся немецких образцов не сделать свои конструкции, не заплатив при это Круппу ни копейки за прототипы? Вполне себе нормальная ответка немцам выйдет. Правда, для этого еще нужно найти, кто возьмется за проектирование. С этим в России тоже большая проблема. Ведь что трехдюймовку, что легкую гаубицу делали, что называется, всем миром. А сейчас часть этих инженеров заняты дру...
   Дверь открылась и в кабинет вплыли две сестры в явных обновках.
   - Саш, как тебе? - Надежда сделала пару оборотов, показывая себя со всех сторон.
   "А ведь действительно здорово!"
   - Я сражен вашей красотой и грацией, дамы! У меня нет слов!
   Зинаида тоже сделала оборот, а потом они на пару с сестрой изобразили вальс без музыки.
  
   Глава 8.
  
   На девятый день после рождественских праздников Император собрал небольшое совещание. Присутствовали на нем всего 6 человек. Докладывал не очень хорошо выглядевший Министр иностранных дел Российской Империи Владимир Николаевич Ламсдорф.
   - Господа, как нам стало известно из надежных источников, а потом подтверждено с эфиопской стороны, перед Новым годом в Лондоне между Британией, Францией и Италией было заключен договор, который формально гарантировал Эфиопии территориальную целостность, но фактически страна была поделена на три зоны влияния. Соответственно, на английскую, французскую и итальянскую. Обычно договора по разделению какой-то страны на зоны влияния предшествуют последующему их фактическому разделу. В данном случае вроде бы три страны гарантируют территориальную целостность Эфиопии, но это обычно тоже является неким промежуточным шагом в тот момент, когда ни одна из стран-подписантов договора не готова приступить к дележу будущей жертвы. Вы все также знаете, что в прошлом году была достигнута принципиальная договоренность о приобретении у Италии порта Асэб в Красном море с небольшим куском территории. Со стороны Франции было получено одобрение на это приобретение, а также на постройку железной дороги, подсоединяющейся к французской концессионной дороге Джубути-Аддис-Абеба. Более того, мы даже с Германией достигли соглашения о том, что с ее стороны возражений по занятию Асэба не будет. Оставался один противник, которому это поперек горла - Англия. Так все выглядело для нас до заключения этого Лондонского соглашения. После получения известия о том, что такой договор заключен, я попросил нашего посла в Париже выяснить в Министерстве иностранных дел Франции, каким образом соотносится этот договор с одобрением со стороны Парижа нашей сделки по приобретению Асэба. Ответ нами был получен. Формально французы не отказываются от своих обязательств, говоря при этом, что просто констатировали в договоре существующий порядок вещей. И не более того. Но мы то все знаем, насколько трудно что-то изменить в международных договорах, коль скоро они уже заключены. А если их участником является Британия, то шансов на пересмотр для нас почти нет. Это характерный момент. Кроме того, есть некоторые незначительные детали, которые намекают на то, что сделка по Асебу вообще может не состояться.
   - У нашей разведки, - дополнил доклад Ламсдорфа Начальник новообразованного Генерального Штаба генерал Палицин, - тоже имеются некоторые фактики и подозрения, что Асэб нам не отдадут. Причем эти данные нами получены во Франции, которая подписала определенные обязательства перед нами.
   - А как же посланец, который приезжал с предложением от якобы итальянского премьер-министра? - хмуро переспросил Сандро.
   - Вот с него, с этого предложения, возможно, и начинается интрига. - вмешался Император. - По крайней мере для нас. Вернее против нас. Мы получаем предложение от итальянцев, в котором говорится об осени этого года как о самом ближнем сроке сделки. Нам объясняют почему именно так. И мы ждем этого срока, ничем не мешая Риму. Причем именно не мешая, поскольку тоже заинтересованы в том, чтобы у итальянцев все получилось с их внутренними делами. Иначе нам придется в очередной раз заново договариваться с их новым Правительством. Мы ждем, а время идет. Но когда придет озвученный срок, может появиться новая причина, по которой в данное конкретное время сделка пока невозможна и ее требуется отложить. И нам могут опять предложить еще подождать. Если же сопоставить все мелкие фактики, что добыты нашей разведкой и дипломатами, намекающие на то, что Асэб нам не достанется, то можно сделать вывод, что против нас интрига идет с этого итальянского предложения. Нас фактически загнали в тупик с кольцевым коридором, который никуда не ведет, если мы будем действовать обычными цивилизованными средствами. То есть или мы ждем, но ничего не получаем, или мы начинаем активно мешать итальянцам в их внутренней политике, портить с ними отношения, после чего их Правительство уходит в отставку, а мы оказываемся опять в начальной точке, да еще с ухудшившимися отношениями с Италией. Как мне кажется, это уровень планирования уже не итальянский. Это с нами наверняка уже играют английские сэры. Выходит достаточно изящная схема. Просто конкретные итальянцы врядли могут планировать свои действия на достаточно большой срок, коль скоро у них правительства приходят и уходят. А вот англичане вполне могут...
   - А французов подключили к этому, видимо, уже после того, как Рувье и Нецлин вернулись от нас с ничем, - продолжил мысль царя Агренев. - К этому моменту скорее всего французы уже обозлились на нашу неуступчивость в экономике и политике, и решили поставить нас на место чужими руками. Благо в данном случае у Франции достаточно формальная роль. Они одобрили сделку по Асэбу, но никоим образом в ней не участвуют. То есть если что-то срывается, то они вроде и не причем, хотя это, видимо, не так.
   - Да, похоже на то, - кивнул Император. - Но это явно не все. Если против нас начали работать еще и французы, то срывом сделки по Асэбу все явно не закончится. Это только цветочки. Ягодки, боюсь, будут более ядовитыми.
   - Хотел бы отметить, Ваше Императорское Величество, - взял слово Ламсдорф, - что так, видимо, будет продолжаться до нового обострения международной обстановки. Либо до разрешения дела по Марокко, либо до решения вопроса по Триполитании и Киренаике. Только там веское слово России может понадобиться ведущим мировым игрокам. И только там мы сможем наконец выторгововать себе кусок земли в Красном море.
   - Или не сможем, вернее не сможем получить, потому что в Асэбе будет стоять английская эскадра, - пробурчал генерал Палицин.
   - Вот оно, значит, как..., - Великий князь Александр Михайлович озабоченно морщил лоб. - Наказать нас решили, гаденыши, за то, что мы не по ихним правилам стали играть.
   Дальше пошло обсуждение идей, как бы это воздействовать на итальянцев прямо сейчас. Обсудили даже возможность занятия островов Ханиш в Красном море. Ну, да, занять то их можно, но пресной воды на них нет. И населения нет или почти нет. То есть хоть там какая-то бухта и имеется, но для паровых судов стоянка совсем неудобная. И не факт, что удастся договориться с османами, которым и принадлежат в настоящее время эти острова. Расположение то у островов хорошее, но больше на них ничего хорошего нет, иначе бы их давно кто-нибудь прибрал к рукам. Или Англия или Франция. Причем этот варианта не давал России границу с Эфиопией.
   Была обсуждена идея подвигнуть эфиопов на еще одну войну с итальянцами с целью, чтоб те сами себе отвоевали выход к морю. К сожалению, хоть мысль и интересная, но, вероятность ее осуществления пока непонятна. К тому же она дорогая, ибо именно России и придется за все это платить. Платить, обучать и вооружать эфиопскую армию. А потом еще вовремя нужно будет привести русскую эскадру в порт Асэб, чтобы по крайней мере в этом порту закончить боевые действия, разделив кораблями своим флотом враждующие стороны. Но поразмышлять об этом стоило. А заодно посчитать цену, которую придется за все это заплатить.
   По вооружению эфиопов и состоянию ихней псевдоармии дал справку глава Военного Ведомства генерал Редигер. Под конец он еще добавил:
   - Докладываю для тех кто не в курсе. Эфиопы заказали у нас 2 четырехорудийные батареи легких русских гаубиц с немалым боекомплектом. Также они проявляли интерес к нашим горным пушкам и ручным пулеметам Браунинга, что с месяц назад приняты на вооружение нашей морской пехотой. От нас эфиопская делегация направилась во Францию, где, видимо, закажет полевые пушки. Насчет горных пушек и пулеметов вопрос остается. Закажут или у нас или во Франции. Но денег или товаров на все желаемое у них не хватит. Кому-то придется выдавать эфиопам под поставки оружия кредит.
   В общем тут было над чем подумать. В крайнем случае, возможно, придется пробовать осуществить именно этот вариант. Скажете авантюра? Если действовать в лоб, то, несомненно. Но прямолинейно действовать не обязательно. Создание угрозы очередной войны может сподвигнуть итальянцев все-таки решить вопрос миром и продать Асэб России. Ведь итальянцам не нужны новая колониальная война за то, что она уже считает своим, и новые непредвиденные военные расходы. Но и тут есть нюансы. Ведь территорию можно захватывать по-разному. Для этого можно снарядить целую армию, а можно ограничится одним полком, большая часть которого будет всего лишь занимать отбитую у врага одним из его специальных батальонов территорию. По крайней мере в тех местах такое вполне могло выгореть. Вот только батальон тот должен состоять явно не из эфиопов. Хотя армию Менелика все равно придется вооружать, и делать это придется самим. Если сам Менелик не захочет, а он болеет уже не первый год, то почему бы это не сделать его преемнику перед вступлением на престол. Слава Великого воина и победителя итальянцев новому правителю Эфиопии лишней явно не будет. Но назвать приемника Менелика II не смогли ни Ламсдорф, ни Палицин, ибо его просто не было. А сам негус по этому поводу ничего пока не заявлял. И потом, как сподвигнуть на войну самих эфиопов? Тот еще вопрос!
   Обсудили вопрос преждевременного повторного поднятия вопроса по Марокко. В принципе такая возможность существует. Ведь наверняка, если там какая буза начнется, то французы не откажут себе в удовольствии под шумок окончательно решить этот вопрос. А немцы в свою очередь повторно поставят ребром вопрос о компенсациях в пользу Германии. Обсудить - обсудили, но не смогли найти приемлимых оснований для того, чтобы что-то получить для России. Вернее может возможности и обнаружатся, но после такой разборки русско-французские отношения станут совсем прохладными. А Франция как-никак союзник России в Европе, пусть и паршивый. До такого уровня их доводить не обязательно, тем более, что Россия формально уже получила за Марокко свои отступные. Правда, пока не все. Хотя если ядовитые ягодки для нас во французском саду созреют, то и на это придется пойти.
   Поговорили и о возможности аренды порта у османов на ливийском побережье. Но Сандро сразу сказал, что ловить там нечего. И портов, как таковых там нет, и нормальных бухт, и соседство с османами - вариант не самый лучший. Предупреждать османов о том, что на их территорию точит зубы Италия совсем не обязательно. В Стамбуле об этом и так знают. Но при этом ничего не делают. Да и что там сделаешь? Итальянский флот кроет османский как бык овцу. Так что на флот султан надеяться не может. Не может он надеяться на поддержку Германии. Между Оттоманской Империей и Италией Берлин всегда выберет Италию. Разве что местные племена можно вооружить и обучить. Вот только местные потом османов сами оттуда могут выкинуть пинком под зад. Так что, почитай, и сделать ничего нельзя.
   - Можно попробовать помочь Бешенному мулле, который воюет с англичанами, оружием в английском Сомали. - предложил генерал Палицин. - Дать ему десяток-другой пулеметов. Только, боюсь, он совсем бешеный. Может и на эфиопов броситься, как это он это уже делал. Я дам команду проработать этот вопрос. Хотя это так, булавочный укол.
   - Нужны нестандартные ходы. Нужно как-то заставить поторопиться с ответом итальянцев, и одновременно как-то воздействовать на французов и англичан, - констатировал Михаил II, оглядывая собеседников.
   - Нестандартные ходы? А как насчет сиамского дела? - Агренев вопросительно посмотрел на Государя.
   -Ты имеешь ввиду остров? - переспросил царь.
   - А это как получится. По-хорошему ограничиваться только островом не обязательно...
   Император помассировал подбородок, явно размышляя. Да, ответа на предложение русских сдать архипелаг Лангкави в аренду от короля Сиама так и не последовало.
   - Я чего-то не знаю? - хитро спросил Сандро, оглядывая собеседников, но те на него не смотрели, а смотрели на Императора. Палицин и Редигер же тоже были не в курсе, но открыто не показывали любопытства.
   - Ну, можно попробовать поторопить сиамского короля с ответом, - после некоторого раздумья согласился Михаил. Затем он оглядел Великого князя, а заодно и обоих генералов и рассказал суть позапрошлогодней затеи об обретении в аренду сиамского архипелага Лангкави, предупредив, что если кто-то где-то хоть намеком проговорится, то командовать после этого ему придется разве что белыми медведями на Северном океане. Впрочем, рано или поздно тот же Александр Михайлович все равно бы узнал про эту комбинацию, ибо ему то как раз все это и претворять в жизнь, если король Сиама вообще согласится на сделку.
   Сандро впечатлился как возможными карами, так и масштабностью замысла. Ведь если удастся в конечном итоге заполучить и Лангкави и Асэб, то русский флот, как боевой, так и торговый, фактически может проходить из Средиземного моря на Дальний Восток, вообще не заходя в иностранные порты, а получать уголь или мазут только на русских станциях в Асэбе, Лангкави и Пескадорах. Ну или делать только одну бункеровку в чужом порту где-то на побережье Индии. А иметь свои базы около двух ключевых проливов Индийского океана - это вообще давняя мечта любого русского адмирала!
   Императора попросил Ламсдорфа ознакомить присутствующих с историей отношений России и Сиама.
   - Для начала скажу, - начал Ламсдорф, - что Сиам - весьма интересная страна. У нее нет государственного долга. Вообще нет. А государственные доходы всегда превышают расходы. Вот так! Теперь об истории. В 1891 году наследник престола ныне покойный Великий князь Николай Александрович в ходе своего путешествия на Дальний Восток был тепло принят в Сиаме королем этой страны. Летом этого же года первый высокопоставленный сиамский гость посетил Россию -- в Петербург прибыл принц Дамронг, брат сиамского короля Чулалонгкорна, которого принял наш император Александр III. Но в те времена ни о чем существенном договориться не получилось. В 1893 году между Сиамом, Англией и Францией был заключен договор. По нему к Англии отошли северные подвластные Сиаму территории, а к французскому Индокитаю все территории по левому берегу Меконга, плюс еще его правобережье в устье реки. На этом европейские колонизаторы не остановились. В 1896 году независимость Сиама оказалась буквально на волоске. В Лондоне был подписан договор, предусматривавший раздел Сиама на три зоны -- британскую и французскую сферы влияния и нейтральную буферную территорию - бассейн реки Менам. Узнав об этом, сиамский король Чулалонгкорн решил найти поддержку и защиту в Европе, и отправился в турне по европейским государствам. В 1897 году король прибыл в Российскую империю. К этому времени на русском престоле находился Император Николай II, с которым сиамский король успел познакомиться шестью годами ранее. Встреча двух монархов оказалась куда более продуктивной, чем предыдущие знакомства российских и сиамских высокопоставленных персон. Стороны договорились об установлении дипломатических отношений между Российской империей и Сиамом. Ну и еще кое о чем по мелочи. Кроме того, фундаментальной основой для дальнейшего развития дружественных отношений становилась договоренность о приезде в Россию для получения военного образования сына сиамского короля принца Чакрабона. Он кстати до сих пор находится в Санкт-Петербурге и даже нашел себе тут русскую невесту. Родители наследного принца, правда, как вы понимаете, согласия брак не дают. Но это частности. В то время реальной защиты от территориальных притязаний со стороны Англии и Франции сиамский король в Европе так и не нашел, поскольку Чулалонгкорн желал обрести для своей страны некую форму легкого покровительства, в которой его страна почти ничего бы не была должна своему покровителю. Собственно, с 1893 года колониальные страны не прекращают нападок на Сиам, используя весь набор применяемых в таких случаях приёмов и не гнушаясь ничем. Особенно в этом активны французы. С 1898 года мы оказываем сиамской стороне значительные дипломатические услуги для сдерживания Франции. В 1904 году, пока Россия воевала с Японией, Франция захватила у Сиама еще несколько провинций.
   http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/2f/Siamese_territorial_concessions_%281867-1909%29.gif
   Кроме того еще в 1893 году Франция оккупировала у Сиама западную часть прибрежной провинции Чантабури. Сделали французы это явно из жадности.
   Провинция Чантабури:
   https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/69/Thailand_Chanthaburi_locator_map.svg
   Сама провинция никак с остальным французским Индокитаем не граничила, но местные прибрежные горы славились месторождениями драгоценных камней. По договору 1904 года французы обменяли ее на провинцию Трат, которая уже граничила с французскими колониями, а не являлась эксклавом в окружении сиамских владений.
   провинция Трат:
   https://en.wikipedia.org/wiki/Trat_Province#/media/File:Thailand_Trat_locator_map.svg
   Однако довольно скоро французы поняли свою ошибку. В этой провинции, также как и в провинции Чантабури проживало чисто тайское население, а потому при наличии по соседству независимого Сиама управлять ей французам стало довольно сложно. В настоящий же момент, как сообщает наш консул в Бангкоке, французы в очередной раз возобновили свои притязания на земли Сиама и требуют уступить им 3 кхмерских провинции в обмен на провинцию Трат. Англичане также ведут переговоры по уступке им трех вассальных Сиаму султанатов на Малайском полуострове. Поэтому если мы сможем оказать реальную дипломатическую помощь Сиаму, то, вероятно, можем рассчитывать на аренду Лангкави. Если же где-то мы допустим промашку, то окажемся в одном ряду с другими колониальные странами и врядли получим даже архипелаг. Как вы понимаете, при этом нам придется идти против интересов Англии и Франции. Да, еще одна ремарка. Все султанату и провинции, которые уже были отняты Францией и Англией у Сиама - это не чисто сиамские территории. Это вассальные земли, в разное время оказавшиеся по властью сиамской короны.
   - Владимир Николаевич, поподробнее осветите, пожалуйста, наши дипломатические усилия в этой стране. А также наши интересы в ней, - указал Михаил.
   Глава МИД начал подробный рассказ. Выходило следующее. Россия, зарабатывая себе дипломатический авторитет на юго-востоке Азии, старалась умерить аппетиты Франции и Англии в качестве посредника. Выходило не очень, но что-то выходило. При этом получалось, Сиам пытался играть на противоречиях мировых держав, защищая свою страну, а Россия играла против Франции, которая была ей союзником в Европе из чисто альтруистических соображений. Обычно посредник получает больше всех. Но не в данном случае. При этом Россия в Сиаме не имела ни серьезных экономических, ни серьезных политических интересов. Несмотря на оказываемую Сиаму дипломатическую помощь, Империя не имела вообще никаких привилегий от сиамских властей за свои труды. Более того, ее экономические возможности в Сиаме были даже хуже, чем у прочих европейских стран.
   По мере доклада Александр видел, как смурнеет лицо Михаила, несмотря на бодрый тон доклада об успехах русской дипломатии. Потом Ламсдорф начал рассказывать о том, что, оказывается, Россия в этой стране еще представляется защиту интересам датского бизнеса. Причем его то как раз в тех местах было поболее, чем русского. С русскими торговыми интересами в стране было намного хуже. Русский керосин с сиамского рынка был уже вытеснен керосином с острова Суматра, а никаких взаимных более крупных поставок не осуществлялось. У Концерна Агренева тоже были некоторые торговые интересы в Сиаме, но пока они были незначительны.
   - Владимир Николаевич, - прервал доклад Ламсдорфа Император, - а почему я многое узнаю из вашего доклада только сейчас?
   - Ну, как же, Ваше Императорское Величество, я подавал вам расширенный доклад в начале вашего царствования. И периодически докладываю о нашей политике в ...
   Отмаза выглядела действительно дурацкой. В начале царствования Михаилу было явно не до какого-то там Сиама. Тогда был завал по всем делам. Потом война, потом экономические вопросы. Какой тут к черту Сиам? А русская дипломатия чего-то там делала, якобы для зарабатывания международного авторитета, но толку с того для России не было никакого. И Михаил это быстро просек.
   - Насколько я понимаю, на какой-то мелкий архипелаг в аренду наши дипломаты уже давно наработали, - констатировал Император, неодобрительно глядя на главу МИД. - И не только на него. А аппетиты Франции можно и реально умерить, увязав, например, с получением нами Асэба. Или как-то так. Три дня вам Владимир Николаевич, на подготовку полного доклада по Сиаму. Потом будем думать про стратегию игры в этом направлении.
   Государь задумался, потом глянул на Великого Князя...
   - Да за ради такого я отряд кораблей быстро соберу, - кровожадно ухмыльнулся Сандро. - Не полезут любители чужого добра буром на наши корабли. Предпочтут договориться по-тихому. Это, как мне кажется, шанс по Асэбу.
   - Не совсем так, Александр Михайлович, хотя это и не исключено, - не согласился глава МИД. - Для англичан контроль важных проливов важнее пары-тройки сиамских султанатов. Они не хотят видеть германцев в Марокко именно потому, что это слишком близко к Гибралтару. И вы это наверняка знаете.
   Возник небольшой спор, который так и не привел к единодушию. Но было ясно, что если влезть в этот колониальный вопрос, то тут России кое-что явно перепадет. Правда, Сандро под это дело сразу попросил увеличить финансирование флота. Ну хотя бы еще на пару бронепалубных крейсеров. На взгляд Агренева просил он правильно.
   - Среди нас, кстати, находится крупный предприниматель. Александр Яковлевич. - прервал военно-морские запросы Сандро государь. - Какие у Империи могут быть экономические интересы в Сиаме?
   Про это у Агренева было что сказать. Правда, пока все больше в теории.
   - Как рынок сбыта русских изделий Сиам может быть и не плох. Кое-что наш Концерн там продает и покупает. Но, как вы понимаете, мои люди до роли Фигаро пока не доросли. А вот потенциально это очень интересный регион. Олово, вольфрам, каучук, некоторые виды продовольствия, хлопок, ценные породы дерева, опиум для медицины... Вот далеко не полный список того, что можно покупать в этой стране. Причем покупать не у англичан, а непосредственно у сиамцев, расплачиваясь за это русскими товарами. Там можно и собственные концессии организовать. Ну и еще. В страну, насколько мне известно, приезжает немало китайцев и неплохо там приживается. При необходимости можно даже своих с Формозы туда сплавить. Частично, конечно.
   По результатам обсуждения Император раздал всем поручения. Ламсдорфу было поручено срочно подготовить и отправить в Сиам специального посланника. Начинать все равно нужно было с Лангкави. И вопрос перед сиамский королем ставить жестко. Либо сиамцы его сдают в аренду, либо пусть выясняют свои взаимоотношения с Францией и Англией самостоятельно. Сначала аренда архипелага, а потом помощь в переговорах. И только в такой последовательности. По сути ведь Империи не нужны чужие земли. Вполне достаточно того, чтоб эти земли принадлежали самому Сиаму, и на них можно было выращивать или добывать нечто нужное обоим странам. А если в процессе удастся обрести еще что-то, то отказываться никто не будет.
   Германскому посольству был сформулирован ряд вопросов по Сиаму. Англия и Франция делят Сиам, основываясь только на двухстороннем договоре и "забыв", что в мире есть и другие интересанты. А как на этот факт смотрят в Берлине? Но тут приходилось действовать с большой опаской. Это Россия не прочь, чтобы Сиам сохранил территориальную целостность. В этом случае права на доступ в экономику страны будут равные у всех, а некоторые защитники Сиама могут ведь могут стать первыми среди равных... С Германией было все намного сложнее. Это тот еще хищник, который считает, что ему досталось мало колоний. А кроме этого Берлин вполне может выступить в качестве провокатора, рассчитывая на дальнейшее ухудшение отношений между Россией и Францией. И пускай сейчас немцы вроде бы нуждаются в улучшении отношений с Россией, возможность очередной дипломатической подляны с их стороны учитывать все-таки нужно.
   Не успело рейсовое судно Доброфлота, увозящее в Сиам специального посланника русского Императора пройти черноморские проливы, как пришла весть о том, что из Бангкока в Россию отбыл специальный посланник короля Рама V Чулалонгкорна. А это наводило на очень интересные мысли. Видать, территориальные претензии Англии и Франции вконец достали сиамского короля. Но вот с чем едет его посланник в Россию, предугадать было сложно.
  
   Глава 9.
  
   Через три дня после совещания по Асэбу и Сиаму состоялось еще одно двухдневной совещание по международным делам. Тема - смута в Персии. По сути у южного соседа все началось в декабре 1905 года с приказа тегеранского генерал-губернатора Ала эд-Доуле бить палками по пяткам купцов, которые подняли цены на импортный сахар, якобы нарушив его предписание. Это вызвало волнения в Тегеране, которые постепенно нарастали к лету 1906 года. Если зимой толпа требовала создать судебную палату, перед которой все будут равны, отставки премьер-министра Айн эд-Доуле и главы таможен бельгийца Науса, посаженного на свое место с помощью русских, то летом в Тегеране начались открытые демонстрации с требованием принятия конституции и созыва меджлиса -- парламента. За всем этим еще летом чувствовалась управляющая рука.
   Опасаясь арестов, в июле 1906 года девять купцов укрылись в бест в саду дипломатической миссии Великобритании. К началу августа к ним присоединилось около 4000 человек. В то же время около 200 авторитетных священнослужителей в знак протеста против политики шаха покинули столицу и уехали в священный город Кум. Нарастающая смута и настойчивые советы русских советников наконец вынудили персидского шаха Мозафереддин-шаха начать действовать. Английская дипмиссия была окружена шахскими войсками. В нее был ограничен ввоз продуктов питания и прекращен доступ подданных шаха. То есть англичане сами могли жрать хоть в два горла, а вот для укрывшихся в дипмиссии многочисленных персов продовольствие уже не пропускали. Британцы естественно не раз протестовали, негодовали, пытались угрожать и давить, но результата так и не добились. Шахские власти сумели выдержать прессинг англичан. Им просто рекомендовали выгнать неожиданных нахлебников. А ведь 4 тысячи голодных персидских ртов, многие из которых вообще не привыкли себя в чем-то ограничивать, - это тот еще контингент. Запасы продуктов в английской дипмиссии закончились меньше чем за неделю. Среди сторонников севших в бест в английской миссии нашлись находчивые люди. И еду начали забрасывать через ограду посольства в мешках. К ограде подбегал какой-нибудь бедняк или малолетка, согласившийся за пару монет на несложную минутную работу, метал мешок через забор и убегал. Кого-то ловили, кого-то нет. Да и что такому метателю можно было сделать кроме выдачи пары пинков? Однако и в противоположном лагере, который поддерживали русские агенты, тоже нашлись находчивые и остроумные люди. Очень скоро через забор полетели мешки с заведомо испорченными продуктами, дерьмом или даже отрезанными собачьими головами. Да и не каждый уважающий себя перс станет вкушать то, что кто-то ему бросил с той стороны забора и это успело поваляться на земле, пусть даже и в мешке.
   Англичане опять пытались протестовать, что кто-то забрасывает на английскую землю, а земля дипмиссии считалась таковой, всякое дерьмо, но власти только разводили руки и отвечали, что не справляются с самодеятельными метателями. Уж больно их много развелось. Но виноваты во всем этом все равно сами англичане, коль скоро сами собрали у себя такую свору протестующих. В итоге из посольства потек обратный ручеек оголодавших "сидельцев". А новых в дипмиссию персидские власти не пропускали. Реагируя на мирную осаду дипмиссии, англичане начали выписывать английские паспорта очутившимся на ее территории будущим оппозиционерам. Не всем, конечно. Видимо, самым полезным с английской точки зрения. Персидские власти обнаружили это не сразу. К тому времени почти половина "сидельцев" уже успела покинуть территорию посольства, и только часть из них была задержана. Нужно сказать, что в Персии иностранцы и иные люди с паспортами иностранных государств личной экстерриториальностью не пользовались. Когда английские паспорта у задержанных обнаружились чисто случайно, "сидельцев" стали шмонать по-серьезному и отбирать новенькие английские документы. Все протесты свежеиспеченных английских подданных и дипломатов напрочь отметались. Уж один перс другого от англичанина или индуса отличить вполне может. А ежели у тебя английский документ, то как ты вообще попал в столицу? Нелегально? Ха! Тогда тебе в тюрьме самое место. Выписали паспорта в дипмиссии? Ты не иначе хочешь, чтоб тебя выслали из страны? Так что часть второй половины "сидельцев" отправилась прямиком из дипмиссии в тюрьму.
   И все бы ничего, но на улицах столицы Персии не прекращались всякие сборища и демонстрации, а власти страны находились под двойным мощным прессингом. С одной стороны английским, с другой стороны русским. Русский оказался не таким мощным и более мягким, но в данном случае это уравновешивалось чувством самосохранения у представителей власти. Они то как раз были кровно заинтересованы в сохранении собственных постов. Кроме того проблема состояла в представителях духовной власти. Чем англичане смогли распропагандировать или соблазнить многочисленное духовенство, что оно стало в резкую оппозицию режиму, было пока не очень понятно. Это еще предстояло выяснить. Да и вообще по-хорошему правящая династия Каджаров не имела за собой реальной социальной базы и была вынуждена лавировать между аристократическими родами, натравливая их друг на друга. В результате такой политики Персия к началу XX века фактически стала конгломератом племен и правителей, связанных, как правило, только родовыми и личными узами. А национальная буржуазия оказалась в корне задушена иностранными монополиями. Вот в такой обстановке англичане смогли инициировать передел власти между родами и группировками, вылившийся на улицы городов. Но англичане в отличии от местных имели в этом свой интерес. Они тем самым пытались восстановить статус кво с русскими в Персии, который сохранялся до англо-бурской войны, уменьшить возможности и стабильность верховной власти, а заодно поиметь с этого дополнительную прибыль. Тем более, что основная смута пока происходила в основном на севере Персии, где в силу того, что эта часть страны заведомо находилась в русской сфере влияния, британцы были заинтересованы в создании максимального напряжения. В остальных регионах Персии было более спокойно.
   Напряженная обстановка вынудила Мозафереддин-шаха 19 сентября издать положение о выборах в меджлис. В ноябре меджлисом был разработан проект конституции, ограничивающий деятельность шаха и правительства. Ну, как разработан? Разрабатывали его основу явно не сами местные депутаты, иначе б он не появился столь быстро. Это уже явно были английские проделки. Так или иначе проект все-таки появился, однако шахский двор не торопился принимать этот проект. Особенность ситуации заключалась в том, что Мозафереддин-шах был тяжело болен и должен был скоро умереть, а на его место придти Мухаммед-Али мирза, чьим воспитателем, являлся российский агент Сергей Маркович Шапшал.
   Болезнь шаха затягивалась, но после внесения изменений без согласования с меджлисом 30 декабря Мозафереддин-шах подписал первую часть конституции -- положение о правах и полномочиях меджлиса, после чего через пять дней скончался. Первая часть Основного закона регулировала деятельность меджлиса, отдавала в его компетенцию финансовые вопросы, передачу государственного имущества, изменение границ государства, выдачу концессий и заключение займов, строительство шоссейных и железных дорог. Нужно сказать, что изменения, внесенные в Конституцию с подачи русских агентов, были достаточно существенными, хоть в глаза прямо не бросались. Тут уже поработали русские агенты. Внесенные с подачи русского посла изменения были направлены на то, чтобы урезать или ограничить возможности, которые себе нарисовал в проекте конституции меджлис.
   По получении подписанной шахом первой части Конституции в меджлисе разгорелись ожесточенные споры. К тому моменту, когда депутаты пришли к единому мнению о неприемлимости исправленного варианта Конституции, старый шах уже умер, а новый просто сослался на волю покойного. То есть первая часть Конституции теперь у Персии была, но она не устраивала парламент страны, а новый шах, поддерживаемый "русской партией", вообще не слишком жаловал "прогрессивная общественность". Почувствовавшая безнаказанность и подстрекаемая англичанами эта самая "прогрессивная общественность", видя, что шахская власть пассует перед "общественным возмущением", устроила новый раунд противостояния. В этот момент Мухаммед-Али-шах, понимая, что в одиночку он с разгулявшейся вольницей может и не справиться, обратился за помощью к России.
   А у самой России теперь имелись серьезные интересы не только на севере Персии, но и на юго-западе страны. В Арабистане, где компания "Gulf oil" уже начала промышленную добычу нефти, ситуация пока выглядела более спокойно, чем на севере. С приходом новых игроков на юго-западе Персии для населения стало получше с работой и возможностью продажи товаров собственного производства. Если раньше англичане безраздельно властвовали на местных рынках и потому фактически устанавливали местные цены, то на 1907 год все было уже не так. Английским товарам приходилось конкурировать с другими европейскими и в том числе русскими товарами, а потому цены на импорт снизились. Одновременно приподнялись цены скупки сельско-хозяйственной продукции у местных купцов и крестьян. В настоящее время наибольшую озабоченность руководства нефтяной компании вызывало множество откуда-то взявшихся проповедников включая бродячих дервишей, которые пытались возбуждать вражду к неверным. При этом английские торговцы как-то все резко слиняли на османский берег Шатт-эль-Араба или в Кувейт. А поскольку главными неверными конкретно в Арабистане сейчас были сотрудники нефтяной компании и русские купцы, то меры пришлось принимать довольно быстро. При этом там же в начале зимы началась скупка зерна англичагами по явно завышенным ценам, что было совершенно необъяснимо с экономической точки зрения. Не иначе, британцы решили устроить повторение ситуации 1897 года, когда они скупили на юге Персии все излишки зерна и тем самым спровоцировали голодную зиму и осень. Тогда они, правда, сильно нуждались в зерне из-за недорода хлебов в Индии, а сейчас реальной потребности в этом явно не было.
   К началу 1907 года нефтяная компания стала выдавать нефть и керосин в некоторых более менее товарных количествах. Керосин пока производился на небольшом выкупленном и перевезенном из Баку НПЗ самоварного типа, который был оперативно смонтирован и запущен под Аббаданом. Крупный нефтеперегонный завод пока только строился в порту Махшехр.
   Вообще в регионе Месопотамии все было очень непросто. До начала 20-го века в южных Ираке и Персии властвовал английский капитал. Потом в этих местах появились русские купцы. Взять хотя бы тот же керосин. До недавнего времени керосин сюда возила компания Royal Dutch Shell с Суматры и из Баку. Плюс русские поставки из Баку. А теперь ещё пошел местный керосин, но пока в небольших количествах. Однако всем игрокам уже было ясно, что как только "Gulf Oil" увеличит количество рабочих скважин и запустит в строй большой НПЗ, так она быстро вытеснит из Персии, Месопотамии и Персидского залива весь привозной продукт. Разве это могло понравиться британцам, которые не так давно тут всем рулили? Впрочем и у британцев тоже были свои козыри. Уже давно концессией на пароходное сообщение по рекам Шатт-Эль-Араб, Тигр, Евфрат и Карун владела английская компания Линча. И это было очень важно, поскольку сама река Шатт-эль-Араб за небольшим исключением была османской. Правда, пароходная концессия была не абсолютной. Местные арабы и персы как с османской стороны, так и с персидской вполне могли ходить по реке на своих парусных или весельных судах. Да и нефтяная компания, как непосредственный производитель товара, тоже могла перевозить свой товар по реке самостоятельно на пароходах, но не для продажи. Поэтому сейчас "Gulf Oil" намеревалась получить у османских властей концессию на использование на Шатт-эль-Арабе, Тигре и Евфрате буксиров-теплоходов. Ну, а что? Теплоход - это совсем не пароход. Почему бы под него не выдать отдельную лицензию на речное судоходство? Весельные и парусные суда ведь ходят по местным рекам, и ничего. Но вопрос пока не был решен даже принципиально. Большие османские начальники, которые могли выписать такой документ, требовали немалый бакшиш, а у "Gulf oil" пока не был запущен в работу большой НПЗ, чтоб было что возить в больших объемах. И тут еще англичане смуту в Персии настойчиво устраивают.
   Вот в таких условиях и проходило январское совещание в российских верхах. Прекрасно было понятно, кто все это устроил в Персии, но вот как дальше поступать, вопрос был очень серьезный. Да и сама смута уже начала жить своей собственной жизнью. Правительство Империи во мнениях разделилось на две неравные части. Первая предлагала просто задавить смуту в Персии введением войск, благо повод был. Меньшая часть во главе с Императором желала действовать более тонко. Ведь очевидно, что начни вводить войска просто для наведения порядка в соседней стране, воевать придется как бы не со всей страной, которую баламутят англичане. А, значит, нужно, во-первых, действовать более тонко, а во-вторых, так, чтобы повторять подобное у англичан больше не возникало соблазна. То есть по окончании смуты русские позиции в Персии должны еще больше усилиться. У самой России, конечно, был немалый опыт подавления всяких восстаний, но вот именно международный опыт в таких делах был явно неудачным. Достаточно вспомнить практику подавления смуты в Австро-Венгрии и посмотреть, к чему это все в итоге привело. Повторять печальный австрийский опыт желания ни у кого не было. Тем более, что необходимо было учитывать особенности конкретной исламской страны и в частности - не слишком хорошую поддержку в стране самой династии Каджаров и мешанину племён и народов в Персии. Кроме того хитрый генерал Палицин обратил внимание участников совещания на два момента. Он предложил не ориентироваться только на Мухаммед-Али-шаха, а поддержать еще одну влиятельную силу. Именно так часто действуют англичане. И если у них не получается с главным фигурантом, то они всегда могут рассчитывать на теневого претендента. Да и действовать одним кнутом начальник Генштаба крайне не советовал, иначе вместо положительного результата вмешательства можно получить озлобление персидского общества. А русским купцам и промышленникам все это потом расхлебывать. В этом министр финансов Коковцев поддержал Палицина, уточнив, что если уж дальше не получится действовать как раньше, то Минфин может сменить тактику работы в Персии. Тем более, что назревает необходимость постройки железных дорог в Персии, которые ранее в стране не строились принципиально. Ведь если в Арабистане нефти действительно так много, как утверждает князь Агренев, то желательно иметь железную дорогу от русской границы до устья Шатт-эль-Араба, дабы при необходимости можно было перевозить на юг сухопутным путем не только товары, но и войска. И вот на этом вполне можно сыграть. Как? Предложить хоть шаху, хоть меджлису постройку железной дороги от Джульфы до Тегерана, а потом постепенно продлить ее до Ахваза или Аббадана. Если мы не потеряем за это время нефтяные месторождения Арабистане, то постройка этой дороги будет и в русских и в персидских интересах. А вот англичане напротив будут всячески препятствовать продолжению ее на юг, ибо тогда они не смогут более мечтать о том, чтобы выкинуть русских из устья Шатт-эль-Араба силой. Правда, денег на постройку этой железной дороги в бюджете нет, но есть некоторые мысли, как смягчить данный вопрос. Меджлис ведь разработал проект создания национального банка? Вот и пусть этот банк частично оплачивает постройку железной дороги. Глядишь, на иное у персов денег не останется. Тем более можно строить дорогу только с северного конца, постепенно уходя все дальше на юг.
   Кроме того был обсужден более частный вопрос. Как еще можно отбить у англичан желание воспроизводить вариант персидской смуты в Персии или в другом месте? Стоит ли пробовать выделить из Персии нефтеносный и занимающий стратегическое положение Арабистан в качестве отдельного эмирата, ориентированного на Россию, как это уже сделали англичане с Кувейтом и некоторыми другими эмиратами? В самом Арабистане местный эмир Шейх-Хазал и вторая Персидская казачья бригада полностью на стороне русских. Шейх-Хазал наверное от Персии отделился бы с удовольствием, если бы кто-то смог гарантировать, что его эмират никто не тронет, а доходы от нефти не будут миновать его карман. Но такое пока гарантировать никто не сможет. Однако показать начало отделения территории от Персии наверно можно. В итоге вопрос подлежал глубокой проработке со всех сторон.
   Исходя из всех этих предпосылок предложено было делать следующее:
   - поскольку новый шах пока имеет прорусскую ориентацию, его следует активно поддержать. Что делают колониальные страны в том случае, если в какой-то не слишком независимой от них стране начинается смута? Вводят войска для защиты собственных граждан и капиталов. Ну и за чем дело встало? Но в самой стране действовать следует по-другому, поскольку шах все-таки пророссийский. Следует помочь подавить смуту, и одновременно нужно что-то дать или пообещать местной буржуазии и некоторым влиятельным родам, выступив в качестве арбитра между враждующими сторонами. При этом необходимо спровоцировать увеличение внешнего долга Персии, поскольку это увеличивает зависимость страны от конкретного "союзника". Собственно все так и делают. Ну, не бесплатно же русские будут усмирять расшалившееся население чужой страны. Не по-честному, скажете? Ну, в общем, да. Но ведь действовать приходится не только против самостийных бунтовщиков, а против англичан, которые все это затеяли. Так что увеличение зависимости Персии от России это не русская прихоть, а насущная стратегическая необходимость.
   - вторым действием, вернее даже первым, следует осуществить реальную защиту персидских нефтепромыслов и русских торговых домов в Арабистане от теоретически возможной беснующейся толпы и английских войск вторжения. Ну а как иначе? Провинция ценная, защищать ее нужно. Да, если англичане буром попрут ее воевать, то мы ее не удержим. Это абсолютно точно. Но ведь в компенсацию такой наглости можно пригрозить отобрать у английских компаний всю их собственность в России. И вот тут наступает острый момент. С одной стороны решимость России защищать свою собственность и собственность своих подданных за рубежом, а с другой - полный разрыв отношений с англичанами. Ведь конфискацию собственности своих компаний и граждан в России Лондон никогда не простит. И все это начнет попахивать ситуацией времен убийства Павла I. Однако выбора нет. Отступать нельзя ни в коем случае. Это вопрос международного престижа. Да и в отличии от Индии, на юг Персии наши войска дойти все-таки могут, хотя это крайне неудобно без наличия железной дороги в Персии. Впрочем, тут может сложиться интересный казус - может сработать русско-германский договор. И сработать не просто в варианте благожелательного нейтралитета, а в полном союзническом варианте. Вообще-то такого варианта нет и никогда не сушествовало, но при некоторых условиях он возможен. И совсем не факт, что англичане могут себе позволить играть одновременно против России и Германии.
   Намечено было также пойти на диалог с духовенством Персии. Одна из причин их недовольства - это то, что большую часть полученных кредитов предыдущий шах тратил на собственные нужды. Но ведь России совершенно не принципиально, кто будет тратить новые кредиты на русские изделия - шах или меджлис. Главное, чтоб покупали русское. А что это будет: драгоценности для гарема или паровозы с вагонами - для России, как для государства, абсолютно все равно. Разница есть только для конкретных производителей и продавцов. И не более того.
   Аналогично требовалось попробовать найти общий язык хотя бы с частью представителей крупнейших родов и группировок в Персии. Как оно там выйдет, пока не знает никто, но начинать разговор должен и шах и русские.
   Совещание продолжалось долго. Были розданы десятки поручений министерствам и ведомствам. Для начала выделялись две бригады для действий в Тегеране и в направлении Тавриза. Но наготове должна быть еще 1-2 дивизии и средства для их переброски в Персию просто на всякий случай. Одновременно частично закрывалась российско-персидская граница, чтобы через нее не шастали лишние подданные обоих корон. Товар в обе стороны - это всегда пожалуйста, но лишним путешественникам и гастрабайтерам пока придется посидеть там, где они оказались на данный момент времени. Усиливалась команда Охранного отделения в Баку. Снаряжался и отправлялся в Арабистан дополнительный войсковой транспорт под охраной небольшой канонерки. Этот транспорт кроме всего прочего должен был доставить в Арабистан новое вооружение, которое недавно представил на испытания Концерн Агренева - 3 пулеметных броневика. Крайним сроком для начала переброски первой бригады в каспийской порт для следования на Тегеран было названо 23 января.
  
   Глава 10.
  
   В середине января 1907 года Михаил отклонил новую десятилетнюю программу развития военного флота, подготовленную управляющим Морским ведомством Григоровичем. Но это было фактически предопределено. Причина была в том, что программа готовилась долго и подразумевала в том числе строительство новых эскадренных броненосцев. Однако вести из САСШ и смутные слухи из Британии о постройке новых броненосных кораблей с большим количеством стволов главного калибра естественным образом перечеркивали всю программу строительства нового русского броненосного флота. Зачем строить броненосцы с 4 орудиями главного калибра, если англосаксы уже начали строить корабли с 8-ю 12-дюймовыми пушками? Но это была не единственная причина. Была и еще как минимум одна. За последние годы британцы понастроили 30 с лишним новых броненосных крейсеров различных серий. Реально ответить на это было нечем, поскольку английские крейсера получались от серии к серии все сильнее и быстрее. Дело естественно было не в количестве кораблей. За количеством никто гнаться не собирался, поскольку соперничать в этом с Британией, уже давно заявившей о двухдержавном стандарте, было бессмысленно. Вопрос был в качестве. Если бы имелся проект броненосного крейсера, который бы был сильнее английского, его бы, возможно, начали строить. Но такового проекта пока просто не было. Вообще Сандро говорил, что в недрах Адмиралтейства что-то такое зреет, но пока показать было нечего. По мнению Агренева единственное, что тут могло удивить и обеспокоить законодательницу морских мод Британию, это создание корабля с тремя/четырьмя башнями главного калибра, расположенными в диаметральной плоскости. Но пока Александр предпочитал помалкивать о своем послезнании. Денег на флот все равно выделяют достаточно мало, так зачем суетиться? Вон для тех же 8-дюймовых орудий только осенью прошлого года наконец введены новые не облегченные снаряды обтекаемой формы. Но нормальных ускорителей заряжания для башенных орудий пока нет, да и сами орудия с башнями тоже новизной не блещут...
   С крупными броненосными кораблями у России вообще намечались проблемы. На Черноморскому флоте скоро собирались списывать сразу 3 старых броненосца типа "Чесма". И что на Черном море после этого останется? 5 броненосцев, один из которых еще находится на стапеле, еще два годятся разве что для обстрела берега, но никак не для эскадренного сражения, а "Ростислав" имеет главный калибр 10 дюймов, а не 12. Император все это тоже понимал, но что он мог сделать? Не закладывать же на верфях Николаева и Севастополя заведомо устаревшие корабли. Да и на Балтике оба броненосца типа "Император Александр II" тоже уже просились на перевод в учебные корабли. Но это то ладно. На Балтике все-таки эскадра не слабая, хоть и однозначно слабее германской.
   Оставались крейсера 2-го ранга, канонерки и более мелкие корабли. Однако и тут имелись свои ньюансы. Канонерки с минными крейсерами и миноносцами и так строились. На апрель была намечена закладка на Невском заводе турбинного эсминца в 800 тонн. А через месяц- другой еще одного. И на Балтике и на Черном море строились подводные лодки типа "Щука". Активно решался вопрос по началу проектирования более крупной подводной лодки с новыми двигателями Тринклера. С бронепалубными крейсерами было хуже. Хоть и в 1905 году и было заявлено, что крейсера 2-го ранга должны нести хотя бы легкую броню по ватерлинии, вопрос пока так и не был решен практически. То, что выходило из соединения легкой брони и стандартных крейсеров типа "два червонца", получалось дороговато, а сам крейсер не только формально, но и реально переходил по водоизмещению в корабли 1-й ранга. Либо для снижения водоизмещения требовалось уменьшить вооружение крейсера с десяти шестидюймовок до восьми, чего МТК делать совсем не хотел. Более того, дальнейшее использование паровых машин в качестве двигателей приводило к тому, что каждый дополнительный узел скорости крейсера становился просто золотым. К тому же корабли выходили длинными и узкими, что не слишком способствовало мореходности и управляемости на малых ходах. А высокая скорость была явно нужна, поскольку последние английские броненосные крейсера уже достигали скорости в 23 узла. И зачем тогда России закладывать относительно небольшие заведомо более слабые бронепалубные корабли с аналогичной скоростью? Поэтому в конце прошлого года под шпицем наконец решились попробовать турбины на бронепалубных крейсерах. Дабы не сильно мудрить Балтийскому заводу было поручено скрестить улучшенную версию корпуса бронепалубного шеститысячника с Ковровскими турбинами.
   Кое-как двигалось дело и с артиллерийским вооружением кораблей. Перед рождественскими праздниками Морвед смог договориться с компанией Виккерса о лицензии на английские 120-мм орудия нового типа с длиной ствола в 50 калибров. Виккерсу, видимо, было разрешено их продать, а вот новые 50-калиберные шестидюймовки этой же фирмы британские власти продавать русским запретили. Ни сами орудия, ни лицензию на них. Узнав о новых 120-миллиметровках, Агренев быстренько набросал в блокноте-напоминалке идею нового турбинного эсминца с 4-мя линейно-возвышенными орудиями 120-мм в диаметральной плоскости по две на баке и на юте. Ну, а что? По бортовому залпу такой эсминец будет равен "Новику". При этом он окажется быстрее его, а по водоизмещению раза в два меньше. Прямая выгода на его дилетантский взгляд. А, значит, таких корабликов можно построить раза в полтора больше чем крейсеров-скаутов, которых после русско-японской войны в России так больше и не закладывали. Вроде должно неплохо получиться неплохо, если во внутренности влезут 3-4 комплекта ковровских турбин и потребное количество котлов, работающих на мазуте.
   В связи со всем выше изложенным этим Император внял наконец мольбам адмиралов. Но поскольку новых приемлемых проектов броненосных кораблей пока не было, он поручил Коковцеву выделить деньги на постройку 4 бронепалубных крейсеров в 6 тысяч тонн. 2 на Черное море, 1 на Балтику и 1 для Мурманска. На Черное море и в Мурманск точно пойдут 6-тысячники последней модификации. Для Балтийского же флота Морское ведомство желало построить крейсер с легкой броней по ватерлинии. А поскольку и для Балтики и для Мурманска строить крейсера все равно будут на столичных судоверфях, а также для того, чтобы не плодить разносортицу на соседних стапелях, мурманский крейсер тоже желательно было строить однотипным с балтийским. Посему сейчас в Адмиралтействе и на Балтийском заводе творился аврал. Деньги, можно сказать, выделены, а проекта нового крейсера до сих пор, можно сказать, нет. Караул! А ведь до тех пор, пока проект окончательно не утвержден, теперь в Империи начинать постройку корабля было запрещено, ибо РИФ уже нахлебался неприятностей в подобных ситуациях.
   На Дальнем Востоке флот ни в 1905, ни в 1906 годах так и не смог поднять затопленный броненосец "Багратион", хотя привлекал не только черноморских водолазов, но и лучших профессиональных корейских ныряльщиц с острова Квельпарт. И больше пробовать не будет. Так что корабль списан окончательно. Однако дальневосточная эскадра все-таки пополнилась еще одним кораблем. По репарациям в 1906 году от Японии получен крейсер "Отова", принявший в русском флоте имя "Гиацинт". Что интересно, японцы сами предложили корабль, а наши не стали отказываться. Разве что забирали крейсер без принятой у японцев во флоте английской артиллерии, и сейчас в Порт-Артуре корабль перевооружали на 8*120-мм орудий Кане.
   По итогам русско-японской войны тоннаж торгового флота в России несмотря на военные потери увеличился на треть за счет трофеев и реквизированных судов с военной контрабандой. Какие только суда не попали в призы: японские, английские, германские, американские, норвежские. Даже под греческим флагом захватили две штуки. Причем и брали то в основном только достаточно новые и крупные суда. Увеличение тоннажа могло бы быть и больше, если б в то время было куда вести суда для решения призового суда. Но и так получилось очень неплохо. Причем это увеличение тоннажа пришлось очень кстати. Более того, к началу 1907 года на трех российских заводах благодаря снижению цен на черный металл, достаточно низкой цене рабочей силы и применению передового инструментария, который выпускали заводы Агренева либо привозили из-за границы, себестоимость изготовления корпусов судов и части механизмов вплотную приблизилась к среднеевропейской. Машины пока, правда, применяли в большинстве своем импортные. Потому в конце прошлого года Министерство торговли и промышленности получило задание найти способы поддержки русского судостроения и покупателей, которые выбирают для себя крупные суда русской постройки. Причем задание было непростым из-за того, что Правительство было не готово платить большие премии отечественным покупателям русских судов, как это практиковалось, например, в Германии или САСШ.
   Применительно же к Концерну Агренева это значило немало. Свой судостроительный завод в Николаеве у князя уже был и как раз входил в вышеупомянутую тройку ССЗ, которая по себестоимости изготовления корпусов судов приблизилась к среднеевропейскому уровню. Кроме того летом прошлого года было достигнуто соглашение с богатыми русскими купцами Стахеевыми о постройке на Неве нового судостроительного завода. Но в связи с тем, что Выборг из финского вдруг стал российским, решение переиграли. Все же Выборг для строительства морских судов подходил намного лучше, чем Нева. Да и речные суда при необходимости там тоже можно строить. Так что весной 1907 года в районе Выборга начнется большое строительство. Значительный участок земли был уже выкуплен у города Выборга. Пока решено ставить два больших эллинга, один малый стапель и жилье для рабочих. Сразу ставить сопутствующие судостроению производства в Выборге не требовалось. Рядом имелся и собственный Сестрорецкий завод, и вся столичная промышленность, готовая произвести чуть ли не все, что будет заказано. Только деньги плати. Так что как минимум на первых порах без сопутствующих производств в Выборге вполне можно обойтись. А может и не только на первых порах. Причем если на Балтике в ближайшие пару-тройку лет не развернется крупное строительство военно-морского флота, то персонал для нового завода легко можно будет набрать в Санкт-Петербурге. К настоящему времени бывшая половинка финской Выборгский губернии, ставшая Особым Выборгский районом, уже приведена к спокойствию. Правда, часть обитавших здесь финнов и шведов решила перебраться "обратно" в Финляндию, но это даже к лучшему. Коковцев уже пообещал выдать льготный кредит на 5 лет на организацию нового завода. И Императору и Правительству выгодно заселение Выборга православным населением. Ведь они то знают, что Агренев будет набирать персонал для завода именно в России. Так что с постройкой Выборгского ССЗ в планах получалось все очень даже неплохо.
   Вообще с экономикой Империи обстояло весьма неплохо. После стагнации 1905 года в 1906-м экономика показала рост особенно во втором полугодии. Наиболее активно в гору пошло городское строительство. Но в бочке отечественного меда имелась и ложка импортного дегтя. В начале зимы Банк Англии резко поднял учетную ставку. А за ним это сделали и госбанки прочих крупных европейских держав. По всей видимости это было сделано из-за последствий крупного землетрясения на западном побережье САСШ. В Америке началось восстановление разрушенного, выплата очень значительных страховых выплат и так далее. Видимо, британцы не захотели в этом участвовать собственными деньгами задешево и резко подняли учетную ставку. И вот в связи с этим князь Агренев начал сомневаться в том, что он правильно подсчитал сроки очередного экономического кризиса. Ведь высокие учетные ставки в экономике до добра обычно не доводят. Их увеличение обычно приводит к оттоку средств из стран заемщиков в страны-кредиторы. В данном случае в Англию и Францию. А за этим спустя некоторое время следует экономический кризис. И коль скоро Америка стала резко нуждаться в деньгах, а деньги скоро потекут из нее в Европу, то именно в САСШ этот самый кризис и начнется. А потом скорее всего переберется и на Европу, для которой высокие учетные ставки тоже не сахар. И все это отразится на иных странах включая Россию. Хотя, возможно, на России не так сильно из-за рубля, который опять стал "деревянным". А причина этого в том, что в данном экономическом цикле крупные спекулятивные иностранные капиталы в экономику Империи так и не пришли. А потому и уводить из страны особо нечего.
   Похожих взглядов придерживался и главный брокер Концерна Василий Иванович Мезенцев. И хоть раньше САСШ в его сферу деятельности не входили, но сейчас он был не против того, чтоб сыграть в Америке на понижение и начал приглядываться к тамошнему рынку, выбирая потенциальные жертвы. Выбирать явно было из чего. И хоть пока американский рынок не показывал очевидного движения вниз, это как раз было даже неплохо. Было время для того, чтоб как следует развернуться. Правда, и в данном деле имелись определенные ньюансы. Ведь теперь власти САСШ должны были выплатить Михаилу II еще 74 миллиона долларов за Аляску и Форт-Росс в течении ближайших двух лет. Что будет с этими платежами, если в Америке начнется серьезный экономический кризис? Бумажные или безналичные доллары ведь никому в России не нужны. Данная валюта пока не доросла до мировой. Тем более в САСШ доллары имеют право печатать немалое количество банков. Напечатать бумажки Агренев мог и сам...
   Кстати, это весьма интересная мысль! Над ней Александр собирался обязательно поразмыслить! Тут главное себе и Империи хуже не сделать...
  
  
   В конце января Мухаммед-Али-шах, которого русскому послу удалось таки уговорить действовать определенным образом, встретился с представителями меджлиса. В стране и в самом Тегеране продолжалась своеобразная восточная смута, но встреча все-таки состоялась. Шах терпеливо выслушал, что ему говорили, хотя ему явно хотелось отправить этих наглецов к палачу. Тем не менее он справился. После чего он вслух подвел итог того, что смутьяны уже успели сотворить за последний год. Каждый раз, когда представителям "прогрессивной общественности" чего-то хотелось, они выводили народ на улицы, закрывали лавки и базары, садились в бест, укрывались в английской дипмиссии или священных местах Персии, создавали всякие энджумены(комитеты)... И каждый раз власть уступала. В стране создан меджлис и принята первая часть Конституции. Но меджлису и его сторонникам этого оказалось мало. Опять очередные требования, опять толпы народа на улицах, опять закрываются лавки и базары... И при этом разнообразные энджумены пытаются что-то контролировать и регулировать, не давая работать представителям власти. Вот те же цены на хлеб пытаются регулировать. И как это согласуется с закрытием лавок и базаров? Да никак. Одно с другим не согласуется вообще никак. Или вон в Тавризе началось восстание черни. А вы все требуете. Но что вы сделали сами? Написали ряд документов, создали проект Национального банка, отклонили очередной займ, установили предельные цены, которые сами же не можете контролировать, потому что купцы отказываются торговать. Каждый раз, когда вам что-то приходит в голову, вы выводите народ на улицы, и там творятся разные безобразия. То есть сами вы ничего доброго не делаете для экономики Персии и властям мешаете исполнять свои обязанности. Вы уже набрали себе достаточно власти, но пользы от вас... В этой связи больше подачек вам не будет, пока вы не докажете свою полезность для государства самым что ни на есть практическим образом.
   Это естественно вызвало у представителей оппозиции яростный протест. Они стали заявлять, что не отступят и так далее. И вообще порывались уйти, не попрощавшись. На что шах с ухмылкой заметил, что о дальнейших реформах можно говорить только в том случае, когда от меджлиса наконец будет какая-то польза стране. Себя то они выбрали, а сенат, представителей которого должен был назначить сам шах, до сих пор не создан потому, что пока это невозможно. Но одного результата меджлис уже точно достиг. В связи со смутой в Персии шаху пришлось обратиться за помощью к большому северному соседу. И Россия откликнулась. Вот только помощь эта выходит уж больно суровая. Русские завтра начнут ввод войск на территорию Персии для защиты своих граждан и имущества. Увы, такое практикуется в международных отношениях. И он, шах, категорически не советует противиться русским войскам. Ведь те могут начать стрелять. Это ведь не их страна и русским командирам персов не жалко...
   На следующий день действительно русские начали высадку войск в порту Энзели. А консультации с меджлисом, родами и группировками продолжались еще два месяца. Каждому наобещали своего, им нужного, кое-что даже дали сразу. Знать, большие роды и крупная буржуазия стали постепенно отходить от революции. Они достигли много из того, чего желали. А часть им была обещана в будущем. Шахские и русские войска начали давить сопротивление оставшихся. В оппозиции осталась часть небольших родов, мелкая буржуазия плюс труженники города и села, которых изначально подняли на сопротивление меджлис, духовенство и большие роды. Попытки сопротивления войскам гасились жестко. Но сначала каждый раз пытались договориться по-хорошему. Ну а если нет... К концу февраля был задавлен бунт в Тавризе и окрестностях. Часть тавризцев удалось уговорить, а оставшихся федаев, запершихся в западной части города, задавили огнем и рассеяли. Только задавили Тавриз, - полыхнул Гилян. А вообще север и центр страны шах смог привести к спокойствию только осенью. И то местами случались рецедивы. Двух русских бригад для подавления смуты естественно не хватило. Пришлось вводить в Персии еще две дивизии.
   В начале апреля англичане тоже высадили войска на юге и юго-востоке страны. Но это было сделано без просьбы и одобрения шаха. Более того, особой нужды в этом не было, и англичанам шах несколько раз выразил свой протест по поводу несанкционированного вторжения. Но британцы - это не те люди, которые из-за протестов каких-то азиатов начнут сразу выводить свои войска. Результатов они добились. Вот только результаты были уж больно полярные. С одной стороны британцы привели интересующие их районы "к спокойствию" и вроде бы даже усилили свои позиции в регионе, но с другой - в Персии постепенно начался бойкот английских товаров. А вот русским подобной участи удалось избежать. Произошло это потому, что по большей части русские части стояли за спиной шахских войск и вступали в действие только тогда, когда у тех не получалось справиться с сопротивлением противной стороны. При этом жестокости по отношению к народностям страны русские не проявляли, а сразу после занятия населенных пунктов восстанавливали порядок, делились с местными продуктами и оказывали населению медицинскую помощь. На эти действия они имели прямой приказ Императора, да и вообще русские не чужды оказать помощь ближнему, а побежденного противника просто не принято унижать и презирать. Если, конечно, враг сдается... К сожалению, подавление бунта в Тавризе вызвало ухудшение отношений с отечественными армянами и курдами в Закавказье. Но все гладко пройти по-любому не могло. Где-нибудь последствия войсковой операции в Персии должны были аукнуться. Впрочем, и плюсы тоже наверняка были. В этом реальности большой северный сосед не показал Персии дурного примера революционного бардака. А то, возможно, давить смуту пришлось бы намного дольше.
  
   Глава 11.
  
   25 февраля 1907 г. в Санкт-Петербург поездом из Одессы прибыл посланник и брат короля Сиама принц Дамронг. Вообще-то нужно сказать, что русский посланник - начальник Азиатского отдела МИДа Павлов успел приехать в Бангкок на неделю раньше встречного посланника, но Александра Ивановича было решено придержать, и не испрашивать встречу с королем Сиама Рамой V до прибытия в русскую столицу сиамского спецпосланника. Так что пока Павлов с помощью поверенного в делах в Сиаме Орлановского изучал обстановку на месте. С момента отбытия Павлова из Санкт-Петербурга Орлановский получил указание всячески тянуть время, акцентируя внимание на чем угодно и делая вид, что он ждет специальных указаний из России, но обещать сиамцам начать действовать по их получению. Пока ждали прибытия в Петербург сиамского посла, Павлов уже успел прислать несколько шифрованных телеграмм, в которых уточнялись ньюансы местной политики, которые наш МИД не смог учесть до его отправки. Да и вообще Орлановский сообщил Павлову много такого, что было почему-то не слишком известно на Певческом мосту, но потом оказалось впоследствии очень важным для двухсторонних переговоров и в Санкт-Петербурге и в Бангкоке. Так что отсрочка встречи с королем Сиама пошла только на пользу.
   27 февраля начались переговоры в Петербурге. Сразу стала понятна позиция Сиама. Азиаты хотели получить от России если не гарантию территориальной целостности страны, то что-то в этом роде. И вот только тогда король Сиама обещал передать русским архипелаг Лангкави в аренду. Не иначе как сиамцы научились хитрожопости у британцев и тоже решили кормить русских лишь обещаниями. Вот только действовать подобным образом можно, имея сильные позиции. А как раз этого то у Сиама не было и в помине. Более того, у них реально горело. Французы настойчиво требовали уступить им аж 3 камбоджийских провинции из французской зоны влияния в обмен на занятую два года назад чисто тайскую провинцию Трат, и недовольные затяжкой, уже начали высказывать угрозы в адрес Сиама. К тому же Сиам еще хотел освободиться от правила экстерриториальности французских граждан на своей территории, на которое подписался по договору от 1893 года.
   Французы были не единственными претендентами на Сиамскую территорию. С 1906 года Британия вела переговоры с Сиамом об уступке трех вассальные султанатов на Малайском полуострове. За это англичане даже предлагали Сиаму кредит на постройку на полуострове железной дороги. Вот только дорога эта должна была проходить от одной британской сферы влияния до другой. То есть в первую очередь должна была обслуживать британские интересы, но Англия предлагала Сиаму построить эту дорогу за сиамский же счет из английских материалов и английскими же специалистами. Ну, а потом ведь можно отжать у страны эту территорию, да еще требовать с Сиама выплаты кредита и процентов по нему. В общем верх британского цинизма.
   Единственной особенностью, которая пока играла на руку Сиаму, было то, что в отличии от Франции, которая активно подгребала под себя всю "свою" зону влияния, "образовавшуюся" по англо-французскому договору о разделе Сиама на зоны влияния без всякого согласия на то самого Сиама, Британия не особо торопилась делать то же самое. И даже периодически вставляла французам палки в колеса в Индокитае. Косвенным результатом этого стало то, что Министр иностранных дел Сиама занимал ныне проанглийскую позицию. Но, возможно, это не надолго. И слава Богу, что его то как раз в дела о возможной аренде Россией архипелага Лангкави никто не ставил. А то всякое может быть. Русское дело шло на уровне секретов королевской семьи. И то не всей. Потому и в Россию в качестве посланника приехал брат Рамы V принц Дамронг.
   Тут следует уточнить еще одну деталь. Германия, когда русские обратились к ней за консультациями по Сиаму, в очередной раз заняла выжидательную позицию. Немцев естественно ни во что не посвящали, а просто пытались провентелировать отношение Берлина к непрекращающимся французским захватам территории Сиама. В общем, Берлин на русско-германских консультациях всячески соглашался с Петербургом о ненасытности притязаний Парижа и поощрял Россию к действию, но пока сам ничего не предпринимал. Вообще ничего. Впрочем, с подобной позицией германской стороны в России были уже знакомы не первый раз.
   Когда с позицией сиамской стороны стало все ясно, глава русского МИДа Извольский сделал свой шаг. В Бангкок шифром по телеграфу ушли дополнительные инструкции Павлову для переговоров с королем Сиама, а в Северной Столице русский МИД взял паузу в переговорах.
   На аудиенции у Рамы V Павлов сообщил, что понимает те гигантские сложности, которые стоят перед независимой страной, но при этом дал расклад русской позиции. До сих пор Россия пыталась отстаивать позиции Сиама на переговорах с Францией в то время, как именно Франция является нашим официальным союзником, а не Сиам. Что же с этого получила Россия? Да ничего. У русских не появилось никаких привилегий - ни в торговых, ни в политических делах. Более того, когда Санкт-Петербург обратился к Бангкоку с совершенно честным предложением об аренде архипелага, предлагая в том числе и встречную аренду, нам начинают выставлять какие-то условия, которые может быть сбудутся, а может нет. Вы хотите вести честный диалог дальше? Если да, то где взаимность? На какую-то аренду Россия своими предыдущими действиями уже явно заработала. Но так ничего и не получила. Да, мы можем помочь в делах с Францией, но с этого момента до получения от Сиама реальных доказательств его серьезного подхода к двухсторонним отношениям мы вынуждены взять долгую паузу. У вас обострение во французско-сиамских отношениях, где нужна наша помощь? Нет, мы не пользуемся случаем и не выбиваем что-то из нашего партнера. Принц Дамронг сам приехал в Санкт-Петербург с просьбой о помощи. Ну и так далее.
   Повторная встреча Рамы V и русского посланника состоялась через день. И потом уже пошли ежедневные переговоры. Азиаты не были бы азиатами, если б не начали торговаться. Причем торговля пошла и в Санкт-Петербурге и в Бангкоке, но в основном все-таки в столице Сиама. Для начала король выдвинул тезис, что если он отдаст в аренду Лангкави, то британцы могут просто захватить силой "свою" зону влияния, которая находится на Малайском полуострове. Ха! Вот конкретно это русскую сторону совершенно не волновало. Сиамской стороне просто напомнили, что 10 лет назад Сиам сам рассматривал вопрос о принятии мягкого русского протектората. Но тогда сиамцы обратились к англичанам за консультациями, и те смогли убедить Сиам, что страна в этом случае окажется колонией России. И кто прав? Кто после этого настоящий колонизатор? Тот, кто предлагает честную аренду или тот, кто по мнению сиамцев готов захватить территорию Сиама силой?
   На следующий день сиамский король предложил Павлову в аренду иной остров в Сиамском заливе. Охранять Сиамский залив и главное сиамское побережье за русский счет? Такое России и задаром не было нужно. Если с Бангкоком удастся договориться по Лангкави, то русские корабли вполне могут стоять и в сиамских портах Сиамского залива, когда потребует обстановка. Аренда какого-то острова у партнера для этого вообще не нужна. Потому русский дипломат поблагодарил короля за лестное предложение, но сказал, что нам такое не нужно, и что у России хватает островов, которые она не знает как использовать.
   Еще через день Рама V предложил Павлову подписать союзный договор. Но это тоже ожидалось. Русская дипломатия хлеб свой все-таки ела не зря. Александр Иванович согласился, что подобный союз был бы не плох, но пока на его пути имеются серьезные преграды. Если у такого большого государства как Сиам армия мирного времени составляет всего лишь 5000 солдат и офицеров, а по мобилизации может достигнуть всего лишь 12-14 тысяч, то предлагаемый союз выглядит как-то странно. Страна, если она хочет быть свободной, должна уметь себя защитить. Пусть и с помощью союзника. Но в данном случае получается, что Россия обязана защищать Сиам. И что? Это мы должны делать также безвозмездно как и помогали Сиаму дипломатически? Или взять вооружение. Русская Оружейная компания предлагала вам отличное русское вооружение, но вы выбрали старые германские Маузеры, а также мелкие крупповские горные пушки. И чем теперь мы вам можем помочь, если вам даже боеприпасы придется закупать у Германии? Если вам вообще это удастся... Да и вообще вы большую часть промышленной продукции закупаете у Германии, Франции и Британии, забывая своего дипломатического союзника. Да, Россия может прислать войска в Сиам. Вот только что они будут здесь охранять? Английские, германские, французские и прочие концессии? Не считает ли его Величество, что это было бы несколько странно? Из этого следует простой вывод. Армию Сиама следует увеличивать в разы и оснащать ее передовым вооружением. Таковое Россия готова продать своему будущему союзнику без ограничений. Самое лучше, прошедшее проверку недавней русско-японской войной. И даже еще более новое. И готова провести обучение офицеров Сиама как на месте, так и в военных учреждениях Российской Империи.
   Было видно, что король рассердился. Впрочем, похоже, он понимал, что ему говорят чистую правду. Он даже бросил упрек русскому дипломату, что союз у Павлова выходит какой-то весь в русскую пользу. На что получил ответ, что когда в течении многих лет Сиам получал безвозмездное содействие русской стороны в дипломатических вопросах, сиамская сторона, видимо, так не думала.
   Последовал еще день переговоров, после чего Чулалонгкорн прервал контакт, не называя Павлову никаких новых дат для встречи. Но поскольку в Санкт-Петербурге в это время сидел его брат, который к тому же являлся еще и главнокомандующим армией Сиама, русский Император приказал Павлову покинуть Бангкок, испросив на то разрешения у сиамского короля, и переместиться в Манилу. Там Павлову тоже было о чем поговорить с оккупационной американской администраций Филиппин. Согласие сиамской стороны было быстро получено.
   Нужно сказать, что русская сторона не просто вела переговоры, но и готовилась к броску в Сиам. В порту Крита Ханья стояли новенький броненосный крейсер французской постройки "Адмирал Макаров", безброневой крейсер "Бриллиант" и новенькая мореходная канонерка Черноморского флота, которая служила на Крите стационером, но при необходимости могла пойти в поход вместе с крейсерами. На Пескадорах в готовности стояли крейсер "Новик" и броненосный крейсер "Громобой". Для перевозки сухопутных войск в Порт-Артуре и Севастополе стояли наготове два крупных парохода, которые в русско-японской войну носили совсем иные имена и были вспомогательными крейсерами. В общем Русский Императорский флот был готов к броску, нужна была только команда. В Санкт-Петербурге были уверены, что сиамцы сломаются. Выхода у тех не было. Вернее был, но хреновый.
   Пока переговоры шли в основном в Сиаме, принц Дамронг не терял времени даром. Его знакомили с сухопутными вооружениями и организацией русской армии. В этом ему помогал обучавшийся в России принц Чакрабон, ставший к этому времени поручиком в лейб-гвардии Гусарском полку Его Величества Императора Михаила II. Русские власти этому знакомству с отечественным вооружением всячески способствовали.
   Три дня в сопровождении Агренева брат Сиамского короля и второй сын провели на Сестрорецком заводе РОК. Для сиамских принцев это была настоящая "пещера Алладина". Из всего приглянувшегося дали пострелять на заводском полигоне. Два фаната оружия реально дорвались до сладкого, и только вызов принца Дамронг в Санкт-Петербург прервал это пиршество. Оно и понятно. В столичных магазинах не было и половины того, что они увидели здесь. Не было потому, что это оружие просто нельзя было продавать в России частным порядком не только гражданскому населению, но даже людям в военной форме. В общем, два принца оторвались по полной. Делалось это для того, чтоб сиамцы прониклись, какое непростое государство у них просит какую-то мелочь. Возвращались в столицу принцы на обзорном дирижабле "Филин", специально вызванном князем из предместьев Санкт-Петербурга. Вообще зимой обзорные дирижабли над столицей не летали. И холодно и стекла кабины замерзают и пейзаж не очень впечатляющий, но для дорогих гостей не жалко и пыль в глаза пустить. Ведь по сути обзорный дирижабль был гражданской версией боевых дирижаблей, которые воевали с Японией несколько лет назад. Но Агренев сразу сказал принцам, что сомневается в том, что Сиаму потребно такое вооружение. Бомбить в юго-восточной Азии наверняка почти нечего. Если только создать панику у неприятеля, да и то это выйдет уж больно накладно.
   Возили принцев и на артиллеристский полигон Ржевка, где больше всего внимания уделили трем орудиям. Полевой и горной трехдюймовым пушкам и легкой 42-линейной гаубице. Это были самые современные армейские орудия. Впрочем, ничего иного современного у Империи больше пока не было. А из крупнокалиберного пулемета принцы постреляли еще в Сестрорецке, ощутив всю мощь такого оружия. В общем русские власти обхаживали сиамцев, как могли.
   Насколько стало известно, Сиамский МИД после отъезда Павлова из Бангкока обращался к германскому послу. Немцы, как и ожидалось, наобещали горы пряников, но и запросили немало. Всего лишь тут чуть-чуть, здесь вот эту половинку, там несколько концессий, предложили связанный кредит, обещали помощь в обучении сиамской армии и так далее. Орлановскому в Бангкоке это рассказал сам глава сиамского МИДа. Вот только когда германского посла попросили поучаствовать в переговорах с французами, Берлин сразу потребовал "предоплату" чем-то более вещественным, чем обещания. То есть немцы просили уже сразу больше, чем Россия.
   В итоге 22 марта в Санкт-Петербурге был подписан договор о передаче архипелага Лангкави в аренду Российской Империи на 60 лет. В договоре были и секретные статьи. И речь шла не только о Лангкави. О факте подписания договора никто объявлять не торопился. Причем к этому времени принц Дамронг уже подписал контракт на две 4-х орудийные батареи 42-линейных гаубиц, такое же количество горных пушек и на 72 станковых и ручных пулемета Браунинга. В Сиам оба принца увозили с собой большие списки того, что они бы хотели закупить в России из вооружения. Эти списки они везли с собой потому, что принц Дамронг и так уже вышел из выданного ему лимита расходования государственных средств, и ему нужно было как-то согласовать свои желания с финансовыми возможностями государства и разрешением своего царственного брата.
   Через 14 дней в египетском порту Суэц на борт русского броненосного крейсера "Адмирал Макаров" взошли трое почетных пассажиров: два сиамских принца и невеста младшего из них, новоиспеченная графиня Екатерина Десницкая-Ляоянская, которой русский Император не только даровал титул графини за ее самоотверженную работу сестрой милосердия во время русско-японской войны, но и разрешил принять иную веру и венчаться по другому канону, если она того захочет. Вот только сердце у второго сына сиамского короля было все равно не спокойно. Как то отец примет его невесту? Вполне ведь может и отказать от семьи... Принцы перешли на броненосный крейсер с борта транспорта "Москва 4", который кроме сводного полка вез в своем нутре еще много чего интересного. "Адмирал Макаров" кроме российского флага поднял еще и вымпел члена королевской семьи Сиама, принял в кильватор войсковой транспорт, крейсер "Бриллиант" и канонерку, после чего отряд кораблей пошел на юг. Шел русский отряд не в одиночестве. За ним в отдалении увязались два английских броненосных крейсера. Они сопровождали отряд до Коломбо. Но, британцы, видя, что отряд неторопливо идет совсем не в Персидский залив, у Коломбо отстали. В конце концов на Сингапурской станции у них имелся свой отряд кораблей, так зачем ресурс машин у крейсеров тратить? И это была английская ошибка.
   Вообще в марте 1907 года русско-английские отношения переживали непростой период. 2 марта из персидского порта Махшехр пришел доклад о том, что небольшой трофейный войсковой транспорт "Ржев" японской постройки под флагом Доброфлота 3 дня назад был остановлен в Ормузском проливе английским крейсером. "Ржев" вез подкрепление в Арабистан для охраны персидских нефтепромыслов и торговой концессии. Англичане мурыжили капитана судна полтора дня различными требованиями, главным из которых было проследовать для разбирательств в английский порт Карачи. Однако все ж капитану и командирам подкрепления удалось отбиться от бредовых требований англичан. Заранее предполагая, что англичане будут всячески чинить препятствия усилению русской группировки в Арабистане, подкрепление было сформировано в основном не из армейских частей. Транспорт вез сводную роту пограничников, отряд экспедиторов Агренева, которые вообще не носили военную форму, сотню казаков включая пластунов, отряд жандармов, батарею горных орудий и так далее по убыванию.
   На введение в конце января русских войск по просьбе шаха на север Персии англичане отреагировали достаточно бурно. Свое слово сказали и британские дипломаты, всячески выражая свой протест, и английская пресса, развернувшая очередную антирусскую компанию на страницах газет. Однако ж Михаил II и Правительство Империи на это никак не реагировали. Ну а что? Шах сам дал добро на это. Мало ли кто там бесится по этому поводу... Зачем на них внимание обращать? А вот на задержание русского транспорта английским крейсером русский МИД внимание очень даже обратил. После чего последовал обмен соответствующими нотами между Санкт-Петербургом и Лондоном. И нельзя сказать, что тон этих нот был мирным. Тем не менее транспорт все же доставил подкрепление в пункт назначения, и это было самым главным.
   Более того, видя растущую напряженность между Россией и Британией, немцы подбросили еще дровишек в топку. 10 марта от германского посла графа Пурталеса пришла информация о том, что в Стамбуле английский посол ведет переговоры о том, чтобы османы разрешили пропуск английских судов с войсками по Шатт-эль-Арабу в персидскую реку Карун для следования в направлении Ахваза. Если это было правдой, то уже была настоящая провокация. Тем самым англичане могли попытаться в наглую "залезть" в провинцию Арабистан, минуя русскую группировку на левом берегу реки. И ведь их потом не выгонишь! Сначала залезут, потом спровоцируют военную стычку, потом еще подбросят войск уже через какой-нибудь порт Персидского пролива, потом начнут требовать своей доли в нефтепромыслах... Если вообще не захотят решить вопрос силовым путем. Знакомые игры!
   Здесь, правда, имелось одно важное обстоятельство. Во-первых, османам пропускать чужие войска через свою территорию было совсем не с руки. Во-вторых, османы не могут не понимать, что начнись на юго-западе Персия заварушка между Россией и Британией, Оттоманская Империя в стороне от конфликта остаться явно не сможет. Ведь русские не станут локализовывать операцию в столь отдаленном от них районе. И тогда ситуация напрямую ведет к новой русско-турецкой войне. А зачем Стамбулу новая война, если вся прибыль опять уйдет в британский карман, а османам в очередной раз достанутся все русские шишки? Вполне возможно, что как раз этого и добивалась Британия, выступив с просьбой к Стамбулу о пропуске английских транспортов. Так что уже на следующий день в Оттоманскую столицу ушла грозная русская нота, описывающая к чему может привести легкомысленное разрешение османских властей, а турецкий посол в Санкт-Петербурге был вызван в русский МИД, где имел очень долгую беседу с Извольским. Через пару дней от султана пришла ответная нота о том, что ничего такого турецкие власти и не собирались делать. И якобы к ним никто и не обращался по этому поводу. Но раз новость такая появилась, дыма без огня бывает. То ли германцы специально подбросили дезинформацию, что вполне могло быть. То ли англичане и вправду нечто такое запрашивали. Тут опять же возможны были два варианта. Британцы могли вести подобные переговоры или с целью действительно получить разрешение или с целью спровоцировать русских на какие-нибудь резкие ответные шаги... И это был еще не весь потенциально возможный выбор вариантов. В то же время в Санкт-Петербурге имелось четное понимание, что на большой конфликт Британия сейчас врядли пойдет. Во-первых, у нее в настоящий момент нет союзника, который бы воевал за ее интересы, а во-вторых, даже малый проигранный конфликт может привести Россию в лагерь союзников Германии. А вот это уже грозило британцам немалыми проблемами в будущем. Поэтому никаких новых военных приготовлений инициировано в России не было, но охрана Императора и его семьи на всякий случай была усилена. А то не дай Бог что. С этих островитян станется. Тем более, что Россия сама в ближайшее время собиралась сделать нечто, что британцам не понравится категорически. Вернее уже начала это делать...
  
   Глава 12.
  
   4 апреля британцы начали ввод своих индийских войск на юг и юго-восток Персии. Причиной была названа необходимость защиты своих подданных и их имущества. Шах немедленно выразил свой протест. Протест выразил даже меджлис. Вернее большинство его депутатов. В конце концов с шахом они уже почти договорились, тем более на юге страны обстановка была спокойнее, чем на севере. Но англичанам было нужно. За пару недель они ввели в чужую страну около 2.5 дивизий. Тут не вытерпели даже немцы. У них то ведь теперь в Арабистане тоже немалые интересы появились. В Берлине было объявлено, что Германия, обеспокоенная нарушением суверенитета Персии, посылает два корабля в Персидский залив в качестве стационеров.
   Через три дня после начала ввода английских войск в Персию в неприметную бухту на северо-востоке Индии вошла небольшая достаточно потрепанная временем паровая шхуна явно английской постройки, коих в южных морях попадаются тысячи. Вот только это была совсем не рядовая шхуна из-за ее груза. А груз был весьма примечательный и в то же время странный. Ну, по крайней мере для Индии. В трюмах находились канадские винтовки Росса, старые швейцарские винтовки Веттерли и английские револьверы Webley. Всего около 19 тысяч стволов плюс боеприпасы и 3 тонны взрывчатки. Интересной особенностью груза было то, что некоторое время назад все это было с помощью английских частных лиц куплено и отправлено на Кавказ и в Финляндию. На Кавказ оружие так и не попало, будучи перехваченным еще в море, а вот в Финляндию, к сожалению, таки попало, но впоследствии было реквизировано у пользователей или в тайниках. Так что, можно сказать, русские сделали "алаверды". Оружие предназначалось для индусов Бенгалии. После разделения британцами Бенгалии на индуисткую и мусульманскую части в тех местах не прекращались волнения. Можно даже сказать, что они только усиливались. Вообще в 1905 году был создан "Индийский национальный конгресс", ратовавший за права индусов, развитие экономики и превращение Индии из английской колонии в доминион. Эта организация ориентировалась на мирные средства достижения своих целей. Но в самом движении имелись и крайние националисты, которые желали полной независимости, и были готовы бороться за это в том числе и с оружием в руках. Вот только оружия в стране почти не было. Вернее оно было либо у местных войск, либо у англичан. Кое-какие контакты у русских "путешественников", среди которых хватало офицеров Генерального штаба, с крайними националистами из этого Конгресса имелись. А потому, когда некоторым из них было предложено оружие, индусы долго не раздумывали. За три дня ящики с оружием и боеприпасами были выгружены, и шхуна ушла. Дальше уже была забота местных по переправке груза в нужное место и обучению желающих сражаться умению обращения с оружием. Вообще говоря, в Индии сейчас имелась и еще одна горячая точка - Пенджаб, но доставить оружие во внутренние районы Индии у потенциальных спонсоров возможностей не было никаких.
   28 марта в Париже у французского МИДа начались неприятности, но французы пока так не считали. Русский посол во Франции Александр Иванович Нелидов предложил Франции немножко поделиться тем, на что нацелились французы в юго-восточной Азии. Подобная постановка вопроса вызвала у министра иностранных дел Франции недоумение и категорический отказ. Зато Парижу теперь стало понятно, почему Сиам с русскими затягивали переговоры. Видимо, русские решили получить с обоих сторон себе хоть что-то. И хотя визит принца Дамронга в Россию несомненно не понравился Парижу, но это ерунда. Русские и раньше участвовали в французско-сиамских переговорах, но все всегда оборачивалось так, как того требовала Франция. А затяжка переговоров - это всего лишь отсрочка неизбежного. Конечно, французам хотелось бы решить вопрос быстрее, но в крайнем случае можно немного и потерпеть, пока русские не натешатся со своим посредничеством. В крайнем случае опять можно устроить какую-нибудь провокацию в Сиаме и дело быстро сдвинется с мертвой точки. Но вот к тому, что переговоры застопорятся совсем, Франция оказалась не готова. Это только в сказках на следующий день или максимум неделю обиженная сторона оказывается готова к адекватному военному ответу. Но в реальности все намного сложнее. Устроить ту же провокацию на границах с Сиамом можно, конечно, легко, но вот быть готовым реагировать и начинать очередную военную компанию - на это нужно время. Тем более, что французы и не готовились к чему-то подобному. Они были уверены, что ради отказа от экстерриториальности французских граждан на сиамской территории Сиам разменяет одну чисто сиамскую провинцию Трат, находящуюся ныне под французской властью, на три оставшихся у Сиама камбоджийских, которые еще входили в состав этой страны. А тут такой неожиданный казус. Нет, все прекрасно решалось. Подумаешь, нужно сделать еще некоторые телодвижения. На это, правда, нужно время. А вот времени как раз и не оказалось.
   В конце апреля в Сиамский залив пришли крейсера "Громобой" и "Новик". Они же привели войсковой транспорт с батальоном морской пехоты Тихого океана и некоторыми другими подразделениями. Тут, правда, нужно сказать, что русская морская пехота, будучи созданной только недавно, пока мало что умела из того, что должна была уметь в будущем. Но по крайней мере плавать в ней умели все нижние чины. Воевать с французами, естественно, никто в России не собирался, но продемонстрировать не только флаг, но и силу в умеренных дозах очень даже намеревались. А то, что демонстрировать это для начала придется именно Франции, так это ничего. Чтобы все это правильно обосновать, сделано было еще кое-что. Три года назад Париж после начала русско-японской войны, оправдывая собственный нейтралитет, французский МИД переправил Ламсдорфу официальную бумагу о том, что Франция не является союзником России в Азии. Сейчас эту бумагу нашли в архиве, и ее копия уже была переправлена в Париж для русского посла графа Нелидова.
   В начале мая из германской колонии Циндау вышли немецкий бронепалубный крейсер и небольшой транспорт, везший роту пехоты. Направлялись они тоже на юг. К этому времени русский МИД уже ознакомил германцев с наличием договора об аренде Лангкави и предложил немцам поучаствовать в деле воспрепятствования захвату провинций Сиама французами. Берлин думал 3 дня и потом согласился. В принципе германцы могли и отказаться или даже поступить вообще наоборот, но решили, что в очередной раз потретировать Париж и что-нибудь за это получить и с Франции, и заодно с Сиама, при этом не испортив отношения с русскими, для них будет выгоднее. А вот про их отношения к возможному англо-русскому спору не было известно ничего.
   21 апреля 1907 года из султаната Кедах пришла телеграмма о том, что вчера отряд кораблей, возглавляемый крейсером "Адмирал Макаров", бросил якорь на рейде Лангкави, и в этот же день началась высадка личного состава с русского транспорта. Передвижение отряда русских кораблей по Индийскому океану восточнее Цейлона британцы отслеживать не стали. Проводили миль 50 на восток, убедились, что отряд идет в направлении Малакского пролива и успокоились. И только 30-го числа, когда канонерка и частично разгруженный транспорт с сиамскими принцами уже ушли в направлении Сингапура, у Лангкави появился небольшой британский колониальный крейсер. Он было попытался зайти на внутренний рейд, но крейсер "Бриллиант" его отогнал. Нечего британцам пока делать на новой русской территории. Капитан британского крейсера, увидев на рейде броненосный крейсер, права качать не стал и выслал к русским офицеров связи, которые получили информацию о том, что это теперь русская территория, после чего британский крейсер тут же умчался куда-то на юг. Через день в русский МИД поступил запрос из Лондона с требованием разъяснить, что означает беспардонное занятие архипелага Лангкави. В ней же Форин Оффис предлагал русским немедленно покинуть данные острова, находящиеся в британской зоне влияния. Причем тон ноты был такой, что англичане открыто намекали, что русские должны убраться с архипелага "по-хорошему".
   Ответ русского МИДа в Лондоне получили через день. В нем сначала подробно сообщалось о том, что в соответствии с таким то договором между Россией и Сиамом, Империя взяла этот остров в аренду на длительный срок. А вторая половина сообщения напротив была выдержана в достаточно агрессивном тоне. Там заявлялось, что Сиам, как независимое государство вправе самостоятельно распоряжаться своей территорией. И если кто-то без его на то ведома причисляет какие-то территории страны к собственной зоне влияния либо будущей зоне оккупации, то, видимо, он излишне самонадеян. А если общепринятые международные нормы кому-то не нравятся, то для этого есть международный арбитраж в Гааге, в которой на днях соберутся представители многих стран мира. В том числе представители Британии, Сиама и России. Так что если у англичан есть какие-то претензии к Сиаму или России, то для разбирательств как раз подойдет Гаага.
   Данную новость, как и "вызывающий" тон русского ответа в Форин Оффисе переваривали долго. И наверняка пытались согласовать дальнейшие действия со своими союзниками по колониальным вопросам - французами. У тех ведь застопорился вопрос с отжатием у Сиама очередных провинций. А уж о том, что в Сиамский залив пришли два русских крейсера - "Громобой" и "Новик", плюс идет что-то еще, англичане тоже прекрасно знали. Теперь они смогли выявить, так сказать, причину и следствие. В Лондоне тоже прекрасно умели считать и сразу увидели, что дает русским занятый архипелаг Лангкави и еще неполученный русскими порт Асэб в Красном море в сочетании с Пескадорами и Формозой. А потому сразу увидели во всем этом конкретную угрозу своему владычеству в южных морях. Русские рядом с Малакским проливом, да еще в непосредственной близости от Индии, Бирмы и нефтепромыслов на Суматре? Это конкретный ахтунг! Причем, похоже, русские сделали все по уму и по существующим международным законам. А это несколько усложняет дело. Королевский флот безусловно может силой задавить этих наглых русских недочеловеков, вот только нужна ли нынче эта война?
   Более того, 30-го апреля у британцев полыхнуло в Бенгалии. Вдруг ниоткуда у бенгальцев появилось оружие. Совсем немного, но и этого хватило, чтобы обстановка в Бенгалии неожиданно стала критической. Более того, из 10 дивизий, дислоцированных на Индию, 2.5 были отправлены в Персию, а еще 2.5 направлены на север Индии и Афганистана для усиления охраны границ с Россией в этот период. А вот точек напряженности в Индии уже было минимум две. В этих условиях войск в Индии вдруг перестало хватать.
   8 мая в Сиам пришли русские транспорт и канонерка с сиамскими принцами. Утром этого же дня к Лангкави пришли русский пароход со стройматериалами и угольщик. А через два часа к архипелагу пожаловал британский крейсерской отряд индийской станции в составе 5 вымпелов. Англичане бесцеремонно было направились на внутренний рейд, но на крейсере "Адмирал Макаров" флагами вывесили: "Ваш путь ведет к опасности" и "Мины". Игнорировать подобное не мог ни один командир корабля. Поэтому британцы отвернули в сторону, а потом выслали паровой катер с английскими парламентерами, который довольно скоро пожаловал в гости к контр-адмиралу Эссену, командовававшему теперь новой ВМБ России "Лангкави" и отрядом кораблей на ней. На катере от англичан пришли капитан второго ранга и гражданский чиновник Индийской администрации Калькутты. Они вручили Эссену требование вице-короля Индии к русскому командиру немедленно покинуть архипелаг Лангкави. Николай Оттович взял переданный ему бланк телеграфного сообщения, посмеялся над подобным казусом и заявил, что с 22 марта Лангкави является русской территорией. Англичан сюда никто не звал, а потому он настоятельно рекомендует их покинуть территориальные воды Российской Империи и желательно больше тут не появляться. В разговор вступил английский офицер и заявил, что у его адмирала имеется приказ применить силу в случае русского отказа.
   - Тогда тем более убирайтесь, - с жестью в голосе ответил Эссен. А потом добавил. - Вы, господа, пешки в этой игре. А пешкам и достанутся все шишки, если вы спровоцируете войну между Британией и Россией. Самое лучшее, что вас после этого ждет, это отставка без мундира. В верхах такие ошибки не прощают.
   Англичане еще попробовали подискутировать, но попусту, и убыли обратно на свои корабли. Контр-адмирал Эссен блефовал лишь отчасти. Он действительно не верил в то, что англичане из-за какого-то острова начнут войну с Россией. Его явно хотят взять на испуг и заставить угрозой неравного боя покинуть архипелаг. Но британцы не напали три года назад во время русско-японской войны, когда у России были связаны руки. И сейчас врядли решатся.
   До вечера крейсера Королевского флота ходили невдалеке галсами и даже разворачивали орудия по-боевому. Наутро один крейсер куда-то делся. Не иначе пошел к ближайшему телеграфу за дополнительными инструкциями. Вернулся он на следующий день. И опять продолжилось то же самое. Но в этот день Эссен приказал командиру "Бриллианта" на виду у британцев начать демонстративно ставить мины заграждения, благо корабль был для этого приспособлен изначально. Эта демонстративная постановка мин, возможно, и вправду принесла результат. Наутро след английского отряда простыл, как будто его тут никогда не было. Только тогда русские моряки смогли вздохнуть с облегчением. В этот раз отбились! Но англичане не будут англичанами, если не попробуют еще раз, заодно придумав какую-нибудь каверзу. Поэтому катер с флагмана ушел на материк к ближайшему телеграфу с донесением об инциденте, а русские моряки и сухопутчики вернулись к прерванным англичанами работам.
   12 мая в Гааге открылась международная конференция в Гааге по военным вопросам. Главная дипломатическая битва по поводу Сиама состоялась именно во время этой конференции. Британцам и французам все же требовалось согласование позиций. Это ведь они уже поделили между собой Сиам десяток лет назад и намеревались отхватить от него очередные куски. Но делать это во время мирной конференции было совсем не комильфо. Ведь на конференцию собрались представители 44 стран, и по поводу любого обострения обстановки Сиам, представители которого тоже приехали в Гаагу, тут же подаст протест, а русские и дойчи его поддержат. Так что весьма вероятна ситуация, что даже Англию или Францию тут же могут заставить принять независимый арбитраж. Британская пресса к этому моменту бушевала вовсю, пытаясь создать правильный для себя информационный тон в мире. Французская же пока пыталась взять роль независимого арбитра, потому как в Париже еще не почувствовали для себя особой угрозы. С Россией и Германией и так понятно. Бельгийцы, которых недавно именно английская и французская пресса принудила к серьёзным уступкам в их собственном Свободном государстве Конго, лить воду на мельницу англичанам и французам совсем не стремились. Голландцы, недавно оказавшиеся в схожем с бельгийцами положении из-за вакханалии английской и французской прессы по поводу кровавого вторжения голландцев на Бали, тоже предпочли занять независимую позицию, периодически пиная в прессе британцев. Тем более, что ссориться в данный момент с Россией им было совсем не с руки. У голландцев только-только мощно пошла в гору морская торговля с Россией, а потому ломать ее из-за амбиций англичан они совершенно не собирались. Австрийцев интересовали оловянные концессии в Сиаме, а потому они дудели в свою дуду. Ну и так далее.
   В середине мая в Гааге глава русского МИД Извольский встретился со своим британским коллегой Эдвардом Греем. Британец вывалил на главу МИДа все свое раздражение поступком русских и потребовал добровольно отказаться от аренды Лангкави. Извольский же сообщил, что вообще-то Россия намерена создать на архипелаге обычную угольную и нефтяную станцию. Но заранее предвидя реакцию Британии, России пришлось отправить на острова боевые корабли, дабы воспрепятствовать выдворению своих гражданских специалистов, которое бы несомненно случилось, если бы были посланы только гражданские. После чего в свою очередь глава русского МИДа поинтересовался, чем обусловлена вызванная и любовно выпестованная англичанами революция в Персии. И не хочет ли Британия во-первых, отказаться от ее проведения, а во-вторых, компенсировать противоположной стороне понесенные убытки? Грей сразу начал говорить о непричастности Англии к творящемуся в Персии бардаку, о том, что народ Персии сам поднялся на борьбу с тиранией и так далее. На это Грею было предложено ознакомиться с показаниями различных свидетелей, которые прямо заявляли о провоцировании английскими агентами народного недовольства, и главное, о том, что смутой в Тегеране и Тавризе напрямую руководила английская миссия в Тегеране и английские агенты в других городах. Задан был вопрос и о том, что делают английские войска на юге и юго-востоке Персии несмотря на неоднократные протесты властей этой страны, и когда англичане наконец выведут свои войска.
   Кроме того Извольский попросил Грея дать официальный ответ на вопрос, почему Британия категорически противится покупке Россией порта Асэб. Итальянцы, как хозяева, не прочь были продать России эту территорию. Франция и Германия официально подтвердили свое одобрение сделки, и только баба Яга против. И как же этот вопрос разрешать будем? Вообще-то отношение Италии и Франции было уже не совсем такое или даже совсем не такое, но официальный ответ Форин Оффис на этот вопрос был интересен сам по себе...
   На второй встрече Грей опять в особой манере оговаривая себя со всех сторон некоторыми обязательствами и одобрениями со стороны своего Парламента предложил начать консультации по урегулированию взаимоотношений обоих стран в Азии, но только если Россия откажется от Лангкави. В противном случае он не исключал, что этот вопрос Королевскому флоту придется решать силой. Но русский дипломат на шантаж не поддался и в свою очередь попросил ответить, как в Англии воспримут известие о конфискации английских активов в России, если вдруг между двумя странами все-таки начнутся боевые действия? Да и вообще в России не понимают, почему занятие нескольких незначительных кусочков суши в соответствии с договором между Россией и Сиамом вызвало такую бурную негативную реакцию в Англии. Британцы колонизировали огромные территории в Африке и Азии. Разве они спрашивали на то одобрения у России? Или взять англо-французский договор от 1896 года по разделу Сиама. Разве Франция и Англия у кого-то спрашивали одобрение? Или взять недавний тройственный договор по разделу Абиссинии на зоны влияния? Может они позвали к его обсуждению другие заинтересованные страны - Россию и Абиссинию? Что же касается долготерпения России, то достаточно вспомнить, что Санкт-Петербург не стал брать под свое крыло султанат Ачех на Суматре, султан которого не раз просил покровительства России. И что Россия дождалась в благодарность за свое долготерпение? Войну с Японией, попытку организации смуты в России, финансирование русских и еврейских бомбистов, смуту в Персии и Финляндии, попытку организации очередной войны на Кавказе, набег бахтияров на русские нефтепромыслы в Персии, снабжение инсургентов на Формозе оружием и так далее. В общем, господин Грей, терпение у России закончилось. Долготерпение вы принимаете за слабость. А ведь мы еще даже не начали отвечать... Так что и вторая встреча Извольского с Греем закончилась на ножах. Правда, Извольскому во многом пришлось блефовать, но какая же политика без блефа? Впрочем, насчет того, что русские еще "не начали отвечать" тоже было не совсем правдой. Начали! Вброс 19 тысяч стволов в бурлящую негодованием Бенгалию уже вызвал очень немалые проблемы для англичан. И там похоже все только начиналось.
   Через два дня претензии, высказанные Извольским Грею, с соответствующими комментариями появились в русской правительственной прессе, а потом были перепечаны большинством значимых газет. Ну а что? Зачем скрывать от русских подданных правду? Русский народ доверие власти к себе оправдал и начал выражать свое возмущение доступными ему способами. В столичных Английских Клубах и некоторых домах англичан побили все стекла, некоторые купцы начали отказываться от фрахта английских судов или от заказа английских товаров. А Сытин с подачи Агренева подбросил еще одну гадость англичанам. Пять дней подряд несколько десятков газет печатали цикл очерков о том, как в Бенгалии несчастные индусы некоторое время назад протестовали против английской колониальной политики. И в итоге это привело к массовому кровопролитию. Протестовали до поры индусы мирно, в частности отказом от покупки английских товаров. Никаких призывов статьи в себе не несли, но жители русских городов прекрасно поняли, что несли в себе эти статьи. И скоро делать брезгливое "Фи" на предложение какого-то английского товара в России стало модным среди некоторой части населения. Подобная необременительная фронда вообще достаточно популярна среди "прогрессивной" части интеллигенции и дворян. Данная мода британцам врядли могла понравиться. Ведь для кого-то это просто фронда, а для кого-то - прямые убытки.
   Антианглийская шумиха в России на этом не закончилась. В газеты последовал очередной вброс теперь уже с подачи русской разведки. Вышли мощные обзорные статьи, рассказывающие о том, что пока Россия вела войну с Японией, в которой Англия всячески помогала японцам, британцы не только вторглись в Гималаи и навязали местным горцам свою торговлю, но и еще заставили за свое вторжение платить контрибуцию. Кроме того за пару лет британцы понастроили на севере Индии и Афганистана на границах с Россией форты и прочие укрепления, казармы для солдат, и так далее. И мало того. Именно сейчас во все эти объекты введены англо-индийские войска. Ну и задавался вопрос. Это что, британцы с нами воевать что-ли в Азии надумали? Если да, то не пришла ли пора помочь Афганистану освободиться от навязчивой английской опеки? Ну если, конечно, афганцы сами того пожелают... И вообще когда же наконец эти лайми уймутся? Россия на пороге избрания в стране Патриарха, а тут англичане вроде как удумали с нами воевать. И что на этот счет думают французы, которые нам якобы союзники в Европе?
   В отличии сиамских дел конференция в Гааге началась мирно. Был довольно быстро согласован ряд вопросов, которые не вызывали значительных разногласий, и принято 5 деклараций. Затем дошли до вопроса о продлении моратория на кидание снарядов и прочих подобных предметов с воздушных шаров, дирижаблей и прочих летающих объектов. Англия и САСШ попытались было осудить Россию за использование в русско-японской войне дирижаблей, но ничего из этого не вышло. Россия и Германия, как производители этих летающих аппаратов, быстро напомнили уважаемым представителям, что Россия действительно применяла все это на войне. Вот только после каждой бомбардировки русские обращались через посредников к японцам с просьбой-требованием остановить войну и сесть за стол переговоров. И кто после этого виноват, что Япония, подстрекаемая как раз Англией и САСШ, которые тут ратуют за осуждение России, войну продолжила, а не захотела решить спорные вопросы путем переговоров? А затем Германия с Россией отказались подписываться под этой конвенцией на очередной срок. По сути больше всего она была выгодна британцам. Ведь море вокруг их острова охраняет самый большой флот в мире. Через него по морю к британским берегам не прорвешься. А потому, чтобы чувствовать себя в полной безопасности, англичанам и нужна эта конвенция. Ведь по воздуху до Англии вполне можно долететь. Более того, русский посол Нелидов прямо указал, что две страны, которые тут пытаются в чем-то обвинять Россию, сами даже не стали ратифицировать ими же подписанный в 1899 году договор. И к чему тогда все эти жалкие обвинения? В общем и конвенцию и резолюцию с осуждением России в Гааге с треском провалили.
   17 июня в Гааге Сиам при совместной поддержке России, Германии и Австро-Венгрии заявил, что в связи с необходимостью уравнивания прав иностранных граждан и подданных на своей территории он отказывает в праве экстерриториальности гражданам Франции и подданым Британской короны. Подобное заявление вызвало ярость и угрозы со стороны англичан и французов. Как же? Какой-то туземный Сиам не соблюдает подписанных им самим договоров! Но решение Сиама очень быстро получило поддержку со стороны многих стран особенно с Американского континента. Ну а что? Почему одни равнее других? А для САСШ равенство всех - фетиш и один из краеугольных камней политики. То, что для САСШ это всего лишь повод, в данном случае значения не имело. В итоге одни страны поддержали Сиам просто из принципа, а другие в качестве шпильки в адрес британцев и французов. Так что несмотря на угрозы в адрес Сиама конференция в целом одобрила эту сиамскую выходку. Тем самым фактически у англичан и французов была выбита фора, с которой они могли торговаться с Сиамом за новые территории.
   К этому времени в районе Сиамского залива было сосредоточено несколько русских боевых кораблей и один германский крейсер. В Сиам привезли войсковыми транспортами более 1500 русских солдат и офицеров, которые там пока проходили акклиматизацию. Но этот незначительный контингент нужен был не для ведения боевых действий, хотя и мог теоретически это делать. Насыщенность автоматическим оружием сводного полка была на тот момент экстраординарной. 2 ручных пулемета на взвод и 2 станковых на роту. Плюс по две снайперских пары в каждой роте, плюс две батареи горной артиллерии в полку. Но все-таки в первую очередь сводный полк был предназначен для дистанционного сдерживания английских и французских колониальных войск, и для обучения сиамцев военному делу. Русская канонерка к тому времени вошла в реку Менам и причалила к одной из местных пристаней, дабы преградить путь кораблям иных стран к столице Сиама. Это было сделано, чтобы не повторилась предыдущая история, когда всего лишь одна французская канонерка, поднявшись до Бангкока и наведя стволы на Императорский дворец, принудила Сиам к капитуляции на переговорах с французами. В таких условиях да еще во время Гаагской конференции начинать боевые действия в Сиаме не хотелось даже британцам.
   Пока в Гааге проходили дипломатические битвы, в России активно искали возможных претендентов на освоение оговоренных сиамских концессий. Взять хотя бы лесную концессию. Предполагалось, что кто-то из русских предпринимателей займется в Сиаме организацией плантации гевей. Спрос на каучук в мире растет такими темпами, что цены растут год из года непомерно. А в Сиаме полно джунглей, которые было бы неплохо заменить на эти самые плантации. Причем это будет выгодно и русской и сиамской короне.
   Кроме всего прочего русские транспорты привезли в Сиам старые карабины Бердана и японские трофейные карабины Арисака. Принц Дамронг еще в Санкт-Петербурге подтвердил, что в оккупированной французами провинции Трат, а также в остальном Сиаме найдется немало патриотов своей страны, которые готовы взяться за оружие. А ведь французам и так трудно управлять этой провинцией из-за того, что там преобладало именно тайское население. Поэтому освобождение провинции должно было лечь на плечи патриотов-партизан. К тому же провинция прибрежная. Можно даже стационары пригнать. В крайнем случае Сиаму можно разменять провинции 1 к 1, а не 3 к 1.
   В мае 1907 года начались и русско-французские переговоры. Изначально, конечно, Францию интересовало, что делают русские корабли в Сиамском заливе. Но тогда Парижу ответили, что они защищают Бангкок от английского гнева. Французы в это, конечно, не поверили и пытались доискаться до истинных причин, но русские дипломаты стояли на своем. Следующий раунд инициировала уже российская сторона, которая потребовала от Парижа ответа, каким образом Франция намерена действовать в связи с угрозой возникновения войны между Россией и Британией. А то вон британцы реально грозятся, и одним Индокитаем это все явно не закончится. Вот тут с четким ответом у французов возникли серьезные трудности из-за того, что Франция оказалась одновременно союзником обоих конфликтующих держав. Так что ничего кроме предложений о посредничестве в разрешении конфликта между Россией и Британией русский МИД не услышал. Вернее услышал, но в виде предположения, что французы могут даже организовать пикник для нескольких своих дивизий под Кале. Русский ответ был жестким. Санкт-Петербург ответил, что таковой союз с Францией нас совершенно не устраивает. А потому Россия намерена подойти к его полной ревизии. Более того, в связи с подобным пониманием французами своих союзнических обязательств в самом ближайшем будущем России, видимо, придется обеспечивать свою безопасность в Европе с помощью договоров с иными государствами. Намек был слишком прозрачным. Но вот в данный конкретный момент французы могли либо молоть языком на переговорах, либо пытаться урезонить англичан, поскольку иного выхода у них не было.
   Когда же стала видна антифранцузская направленность русского сводного отряда в Сиаме, французы как ни в чем не бывало заявили протест и потребовали объяснить действия России в этом регионе. Объяснения давал русский посол в Париже граф Нелидов. Для начала он выложил копию французского ответа от 1904 года, в которой Париж сообщал русским, что является союзником России только в Европе, но не в Азии. Продолжил Нелидов свое сообщением тем, что России стало известно о секретном дополнении к Лондонском договору между Британией, Францией и Италией, по которому стороны обязались препятствовать получению иными сторонами портов и территорий на африканском берегу Красного моря. Да, к июню подтверждение об этом уже было получено сразу из нескольких источников, одним из которых была жена короля Италии, одновременно являвшаяся еще и родной сестрой жены Михаила II. Закончился монолог Нелидова вопросами к французской стороне. Каким образом Франция собирается выполнять свои обязательства по поддержке русско-итальянской сделки по Асэбу и железной дороге, если секретное дополнение к Лондонскому договору прямо этому противоречит? Или может быть Марокко уже больше не интересно Франции?
   Таким образом во взаимоотношениях с Россией и по Сиаму у французов возник цугцванг. Каждый их ход приводил только к ухудшению положения Франции на двухсторонних переговорах. И быстро из этого тупика вывести отношения было невозможно. Уж слишком Франция зависела от России, как союзника, в Европе. Она могла сделать русским очень много гадостей, вот только все это уводило русских в крепкие объятия Берлина. Тут впору уже не об Эльзасе с Лотарингией мечтать, а начинать строить крепкую оборону по французско-германской границе. И не факт, что поможет. Это британцы могут на островах отсидеться, отгородившись от континента своим Королевским флотом. А вот что делать Франции в данном случае?
   Английская пресса продолжала бушевать, обвиняя русских во всех смертных грехах. Звучали и призывы послать эскадру Королевского флота в Балтийское море, дабы показать наглецам, кто в море хозяин. Но те, кто имел право принять такое решение, с самим решением не торопились. 4 боеготовых русских подводных лодки Балтийского флота у своего побережья заставляли морских лордов осторожничать. Безнаказанно блокировать русское побережье уже не получится. Конечно, у короля много... Но ведь и спрос за отданный приказ и потерянные корабли будет именно с конкретных людей в погонах.
   К прочим обвинениям английских газет добавились и обвинения русских в поставках индусам оружия в Бенгалию. Но английские дипломаты подобные претензии предъявлять не торопились. Те, кому положено, уже знали, что за оружие попало в индийскую провинцию, как и его происхождение. Предъявлять в этом случае претензии русской стороне выглядело нонсенсом. А со "свободной" прессы то что возьмёшь? Она как бы сама по себе. Русская то, конечно, ответила, что британцы бредят и обвиняют русских как раз в том, чем англичане сами и занимаются. Но кто же в Европе читает русскую прессу? Только те, кому это нужно. Впрочем, в каждой стране Европы в первую очередь читали собственные газеты, а они отражали взгляд в первую очередь собственного правительства. Потом к завываниям английской прессы добавилось возмущение французской по поводу коварства русских, но к этому моменту большинству тех, кто ежедневно читает газеты было наплевать, что там пишет иностранная пресса. Нет, конечно, в каждой стране имелась некая пятая колонна, но не она в данный момент определяла политику и настроение читающих масс.
   В английских и французских колониальных портах пароходы, идущие под российским флагом, стали встречать не ласково. По приходу начиналась долгая волокита с бункеровкой угля и заправкой пресной воды. А могли и вовсе отказать. Команде могли запретить сходить на берег. Часто приходилось подолгу ждать лоцманов и так далее. Протесты подавать было бессмысленно. Мелкая гадость, а неприятно, и время тратится. И ведь ничего не поделаешь.
   А в Гааге продолжалась конференция. Там к этому времени перешли к морским вопросам. Англичане попытались было ограничить рост военно-морских сил. Все-таки морская гонка вооружений и для экономики Британии была тяжела. Но этот вопрос Германия провалила в одиночку, заявив, что не может оставить свою промышленность без заказов, а предлагаемые англичанами меры заранее ставят весь мир в зависимость от Королевского флота. Ведь никто не заставляет англичан поддерживать двухдержавный стандарт. Это они сами для себя выдумали. Ну а раз так, то как придумали, так пусть от него и отказываются. А как англичане откажутся, так можно начать разговаривать и о прекращении гонки морских вооружений.
   Потом англичане попытались было запретить подводные лодки или сильно ограничить их количество. Но тут британцев слушать не стали даже те страны, у кого эти подлодки были еще в самых отдаленных планах. В мире по результатам русско-японской войны уже поняли, что даже пара субмарин вполне может заставить возможного агрессора сильно пожалеть о том, что он напал на их небольшую страну. Вообще-то это было не так, но те, кто это знал или об этом подозревал, делиться своим мнением со всем миром не торопились.
   И так конференция в Гааге продолжалась до сентября. По каким-то вопросам достигалось согласие, по каким-то долго спорили, а по каким-то всего одна страна могла завалить отдельный обсуждаемый вопрос. А вообще Гаагская конференция началась для России и Сиама очень вовремя. Первой документом, который был принят всеми сторонами была Конвенция o мирном решении международных столкновений. Это естественно ни коем образом не ограничивало потенциальных агрессоров от решения вопросов двухсторонних отношений с помощью военной силы, тем более, что эти конвенции еще требовалось ратифицировать. Но вот сама идущая конференция очень даже ограничивала англичан и французов от непосредственного выяснения отношений здесь и сейчас.
   В конце июня в сопровождении угольщика на Лангкави из Порт-Артура пришли броненосец "Полтава" и два дестроера. Они сменили там крейсер "Адмирал Макаров". Вообще говоря, сначала Адмиралтейство хотело послать туда один из балтийских броненосцев береговой обороны, но от этого пришлось отказаться. Корабль мог и не дойти, особенно если ему начнут отказывать в бункеровке в портах по пути к цели назначения. А именно это и могло произойти. Ведь там по пути сплошь английские, французские и итальянские порты...
   Увы, безнаказанно для России все это долго продолжаться не могло. Британцы и французы начали отвечать. Резко исчез спрос на китайские долговые бумаги, которые продавал русский Минфин, и наоборот на вторичном рынке появились эти же бумаги по несколько сниженным ценам. Однако к тому времени 3/4 имевшегося у России китайского долга было уже продано, а потому Коковцев свернул операцию. Временно или окончательно - там видно будет.
   Но это было только начало. Из-за ухудшения отношений с Британией и Францией резко пошли вниз русские долговые бумаги в Париже, снизившись до 77% от номинала. И ведь не предъявишь французским банкирам ничего. Так на политические события отреагировал рынок. При таких ценах на российский долг новые бумаги уже не разместишь. Оно вроде как и не требуется ныне, но все равно хреново. Хотя с другой стороны при таких ценах нужно уже не размещать, а наоборот выкупать эти долги. Был бы у Империи лишний миллиард-полтора, непременно бы нужно было провести подобную операцию, но об этом можно было только мечтать. Да и вообще низкие котировки суверенного долга - это плохо. Вслед за снижением цен на русские бонды потянулись вниз котировки внутреннего долга, но тут снижение было всего на 4%, ибо было понятно, что больших проблем с выплатой рулевого долга при деревянном рубле быть не может. А вот рубль, зараза, снизился к основным мировым валютам. Хотя еще не факт, что в долгую это плохо. Если считать, что все это Россия получила за один мелкий архипелаг, то выходит неоправданно, чудовищно дорого. Тут увы явно просчитались. Но со временем котировки все равно поднимутся. Коковцев даже ухитрился заработать на падении курса русских бумаг. Теперь ему нужно не пропустить момент, чтобы выиграть на их росте. Ведь порывать союз с Францией пока никто не намерен. С другой стороны если не так, то как получить еще нужные участки суши? Переговорным процессом явно не получалось. Стоит вспомнить тот же Асэб. В общем методы хапка явно следует улучшать.
   Британцы ввели некоторые санкции против России, отказавшись продавать ей селитру, сырой каучук, индийский графит и кое-какое оборудование. Они также отказались бункеровать суда и корабли под Андреевским флагом от Индии до Гонконга. Все это приносило значительные неудобства, но было как-то мелко. А британцы по мелочи не работают. От них стоило ждать какой-то крупной гадости, но ее все не было и не было. Значит, они чего-то ждут или готовят нечто очень не доброе.
  
   Глава 13.
  
   Эдуард VII оглядел хмурым взглядом собравшихся за столом и проговорил:
   - Я вас больше не задерживаю, господа...
   Он встал, в раздражении дёрнул плечом, повернулся к ним спиной и отошел к окну, не глядя, как уходят его министры и советники. Подобное отношение к себе они явно заслужили.
   Выйдя из "блестящей изоляции", Империя, над которой не заходит Солнце, вдруг оказалась уязвима. Не сама, конечно, а ее планы. Ради того, чтобы впоследствии имелась возможность использовать русских против Германии, Британия не стала напрямую вмешиваться в русско-японскую войну. И даже вынуждена была позволить русским заключить с японскими макаками мир на русских условиях. Вот только свершившееся уже не понравилось никому. Из-за этого возникли некоторые недопонимания с рядом крупных денежных мешков, которые сильно вложились в Японию. Но это ладно. Оставалась вроде бы малость. В Британии испокон веков имелись хорошие дипломаты, которые умели повернуть любое дело к пользе Империи. Но,как видно, не в этот раз. Конечно же, у Империи имелись планы, если что-то пойдет не так. Однако именно в тот момент иного равноценного плана не оказалось. Именно равноценного, приводящего к решению сразу нескольких задач. Германии и России было предопределено схватиться между собой насмерть и надолго ослабить друг друга, ликвидировав тем самым опасность соперничества с Британской Империей. И не русские сейчас представляли собой главную угрозу, а дойчи, откровенно бросая вызов Англии и на море и в экономике. Русских то можно было бы "добить" еще одной региональной войной, после чего они бы еще на четверть века опять выпали бы из большой европейской политики. А вот с Германией все обстояло намного хуже. Более того, дойчи ныне уподобились угрю, которого невозможно удержать в руках. Все попытки использовать германцев в интересах Британии ни к чему не привели. Да, можно было бы вступить в нормальный союз с Берлином и разгромить русских, но в этом случае решалась только одна проблема. Ведь победившая русских Германия была бы сама по себе крайне опасна. Если она еще прирастет территорией, ресурсами и неограниченным рынком сбыта за счет России, то проблема Германии может превратиться из серьезной в неразрешимую.
   Нет, конечно, иной план на всякий случай имелся, но был отвергнут именно им, Эдуардом. Уж больно он выглядел кровавым и не гарантировал результат. В соответствии с ним необходимо было ликвидировать всю царскую семью, семью Михайловичей и еще нескольких Великих князей, приведя к власти в России какого-нибудь дурака из Великих князей, которым впоследствии можно было бы манипулировать. Вот только не было никаких гарантий, что план удастся довести до конца. А не доведенный до конца план политических убийств грозил бесповоротным вхождением русских в союз с Германией и обструкцией Англии со стороны всех королевских домов Европы. Все же связи русского Императорского дома со своими европейскими родственниками достаточно сильны. Более того, поскольку ликвидировать пришлось бы очень многих, риск провала операции слишком возрастал. Причастность Британии к этому делу осудили бы даже в Европе, хоть русских там и не считали настоящими европейцами. Но массовая ликвидация великих князей не могла бы быть понятой в высших сферах, и от Британии могли отвернуться даже союзники. Все же убивать царственных особ считалось не комильфо. А кроме того, русские кое-чему научились. Это означало, что покорными баранами на бойню они не пойдут. И обязательно последует ответ. А жить под угрозой мести Эдуарду не хотелось. И не ему одному.
   То, что русские кое-чему научились, подтверждалось мощнейшим взрывом особняка на окраине Лондона в конце мая. Там на общую конференцию собрались главари русских инсургентов от различных поддерживаемых Лондоном партий и групп, а также некоторые представители высшего русского дворянства и бизнеса из сочувствующих. Третий день конференции стал для ее участников последним. Выжили только трое из двух сотен, которые по разным причинам не явились в тот день в особняк. Подтверждением серьезности со стороны русских стали и несколько писем, полученных рядом высокопоставленных лиц Британии, в которых говорилось, что финансирование терроризма является опасным для жизни деянием. И что это первое и последнее предупреждение. Подобное было немыслимо для пасторальной Британии, но это было.
   Когда русские прибрали архипелаг в южной части Малаккского пролива, Империя встала на дыбы, то есть отреагировала так, как и должна была. Естественным образом, так сказать. Вот только стратегически это оказалось не совсем правильно. Не будь русские в ближайшем будущем нужны, их бы вышвырнули оттуда как нашкодивших котят. Но именно в данный момент силовое решение вопроса оказалось неприемлимо. И получилась дурацкая ситуация. Решать вопрос с Лангкави было нужно, но решить его здесь и сейчас было невозможно.
   Аналогично получилось и с Бенгалией. Империя очень давно опасалась за жемчужину в своей короне - Индию, и сделала все необходимое, чтобы защитить колонию с севера от возможности вторжения, но русский удар пришелся по югу, который хоть формально и защищен Королевским флотом, но флот подобной удар пропустил, даже не заметив момента удара. 20 тысяч винтовок и револьверов, вброшеные в кипящую смутой Бенгалию, наделали делов. И что толку с того, что английским тайным агентам ранее удавалось удерживать Индийский национальный конгресс на умеренных позициях, отеснив радикалов на обочину? Когда войска стреляют в толпу, когда приходится раздавать оружие мусульманам, вся многолетняя работа с индусами полетела к дьяволу. В Индийском Конгрессе подняли голову радикалы. И по иному быть не могло. Безусловно, восстание в Бенгалии будет подавлено, но прежних прибылей от Индии вероятно придется теперь ждать еще не один год.
   Русские, которые все это сотворили, могут быть довольны. Они показали Британии ее уязвимость. И хорошо, что в Индии и Лондоне нашлись умные люди, которые смогли понять и осознать, ЧТО подбросили русские в Бенгалию. Только то, что ранее тайными каналами мы им подкинули на Кавказ и в Финляндию. А ведь это демонстративный жест русских, говорящий о том, что они тоже могут и не такое, но не стали этого делать.
   Несмотря на двухдержавный стандарт Британия оказалась не в состоянии контролировать побережье Индии. И еще долго, видимо, не сможет. Для этого нужны совсем другие корабли, пограничная служба и многое другое. А это опять расходы. И, значит, здесь и сейчас придется договариваться. Договариваться с теми, кем не так долго пренебрегали. И слава Богу, что русским не успели ответить аналогичным вбросом оружия в Польшу, Финляндию и на Кавказ. Британия не может и не должна ввязываться в обмен подобными ударами, если каждый удар противника оставляет на ее теле кровоточащие раны. Тело должно быть одето в непробиваемую броню, в панцирь. Только тогда мы будем готовы к драке. К тому же стоит только ввязаться в драку с русскими, иначе все перспективные планы по сдерживанию Германии полетят к дьяволу.
   Нет, Британия безусловно не простит выказанной собственной слабости. Такое Британия не простит никому и никогда. Но именно сейчас не время для мести. Придется применять более долгий и более дорогой метод воздействия на Россию. Что ж, англичане умеют ждать и работать кропотливо. В противном случае вероятен вариант, что русский царь может снюхаться с Вильгельмом. Между прочим, если б не искусно подогреваемая германофобия вдовствующей Императрицы, ситуация могла бы быть еще хуже. Союз русских и дойчей может обернуться для Британии катастрофой и гигантскими убытками. Да, все пока не так однозначно, но на подобный риск Империя пойти не может. Значит, придется сейчас договариваться с русскими, а все проблемы решать уже в ходе и после будущей войны в Европе, которая отбросит в своем развитии и Германию и Россию. В конце концов по окончанию будущей войны нам не будет никакого дела до интересов русских, если они вообще сохранятся как Империя. А сейчас можно даже пообещать царю свое согласие на открытие черноморских Проливов. Все равно это не приведет к их открытию. Стамбул, Вена и Берлин этот вопрос утопят, поскольку им это не выгодно. А, значит, создаст дополнительный фактор напряженности между Россией и Германией. Подобных факторов можно создать достаточно много кроме тех, что и уже так имеются.
   Русским интересны морские пушки и корабли? Вот и хорошо. Мы им все это продадим. Пришло время поиграть в дружбу. Русским не хватает капиталов? Что ж, мы будем готовы их предоставить, как и кредиты. К собственной выгоде, конечно. Было бы еще неплохо понудить русских к восстановлению золотого стандарта. В этом случае большая часть их доходов уйдет на его восстановление и поддержание, а во время будущей войны русское золото довольно быстро переместится в подвалы английских банков. Не факт, что получится именно так, но попробовать стоит. Что же до оружия... Обладание хорошим оружием приводит к естественному желанию его опробовать на ком-то. Конечно, русские сами врядли захотят воевать с Германией. Но в данном случае это совершенно не важно. У них имеются постоянные интересы на Балканах. А это такой регион, который являлся причиной не одной и не двух войн. С Веной русские там обязательно сцепятся по какому-нибудь вопросу. А если не сцепятся сами, то этому легко помочь. Немного подтолкнуть одних, пообещать поддержку другим... Ничего особо сложного.
   С Сиамом придется подождать и придержать за штаны французов. В этом вопросе главное, чтобы Берлин не успел отхватить себе военную или угольную базу в регионе. А прочие вопросы можно будет порешать и потом. Это не горит.
   И нужно отдать должное русским. Французов они развели знатно! Поставили под сомнение русско-французский оборонительный договор в Европе. Поэтому именно Парижу и придется делать больше всего уступок русскому царю. И это весьма неплохо, поскольку даже временные уступки русским пойдут уже не за наш, а за французский счет. Как уж они там между собой будут договариваться, это их дело. Но Асэба русским все равно не видать. Это явный перебор.
   Имеется, правда, один забавный парадокс... Полгода-год назад, когда отношения с русскими были не такими скверными как сейчас, ему не рекомендовали встречаться с русским царем. Говорили, что результата от встречи не будет. А сейчас дела обстоят еще хуже, но именно встреча на высшем уровне может решить многое, если не справится Форин Оффис. Впрочем, почему бы и нет? В конце концов именно он сумел наладить нормальный диалог с Францией, и это завершилось подписанием "Сердечного согласия". Почему бы подобное не сделать и с русскими? Ему есть что предложить. Жаль только, что поездка английского монарха в Россию ныне невозможна. Некоторые могут воспринять это как проявление слабости. Михаил же ныне заперся в Гатчине, видимо, опасаясь покушений. Между прочим правильно делает. Если б выбор Британии пал на иной вариант, то ...
  
   В это время другой монарх - русский действительно обитал в Гатчине. Он, конечно, и знать не знал, о чем там думают английский король или Премьер-министр, однако ж считал, что поставив сейчас Империю в положение "третьего радующегося", он таки выиграет этот конфликт, пусть даже заплаченная цена за приобретения в Сиаме ныне выглядела несоразмерной. Впрочем, он рассчитывал, что поставив сейчас под сомнение оборонительный договор с Францией, он кое-что получит в будущем. И возможно не только с Франции. Хотя с нее то обязательно. Причем, прижившаяся в русско-японскую войну практика отрабатывать политические и военные события на бирже принесла в казну за пару последних месяцев почти 300 миллионов франков. И будь Коковцев не столь осторожен, сумма могла бы быть раза в полтора-два больше.
   Столь сильный провал российского долга на Парижской бирже не ожидался, но что вышло, то вышло. Тут уж ничего не поделаешь. Через год-два все выправится. А, значит, еще и на росте можно будет заработать. Да и золотой запас постепенно накапливался. Добыча золота благодаря новым способам и механизмам стабильно росла из года в год. Конечно, для экономики Империи лучше подходит стабильность, а не игры на бирже, но если предстоят события, которые отразятся на ценах русских бумаг, то глупо их не "отрабатывать" финансово.
   Французам, кстати, тоже досталось. У них хоть и принят биметаллизм, однако котировки французского долга тоже снизились процентов на пять. Но в конце концов это их проблемы. У Михаила и своих хватало. Вон не успели принять новый Боевой Устав, который 2 года готовила специальная группа Военного ведомства и Генерального Штаба, как старый друг - князь Агренев обрисовал еще парочку проблем.
   Первой из них была проблема мобилизации городского населения. Вернее мобилизация рабочих заводов и фабрик в случае большой войны. К своему стыду Михаил не знал, что cлучае большой войны под мобилизацию попадут до половины рабочих даже казенных заводов, выпускающих вооружение. Что уж тут говорить про заводы частные, которые также выделывают снаряды, винтовки, патроны и так далее? Положение нужно было срочно исправлять! Казенные оборонные заводы сейчас на случай войны поддерживают двухлетний запас импортных материалов и сырья, хотя Министр финансов уже не раз покушался на эти запасы, считая, что нечего замораживать в них деньги. Но кто будет работать на этих заводах, если половину из них сразу поставят под ружье? Александэр привел данные. Если сейчас будет объявлена мобилизация, то его Ковровский оружейный завод сможет выйти на полную мощность по производству стрелкового вооружения только через 6-8 месяцев при условии, что рабочих не забреют в солдаты. А вот если случится мобилизация, то только через год-полтора. Причем польза от обученного станочника с винтовкой будет такой же, как и от грузчика или крестьянина. Зато новых рабочих придется не только набирать, но еще и долго обучать. И все это будет включено в повышенную цену, которую придется заплатить казне за винтовку, пулемет или снаряд. Михаил естественно платить больше не хотел. И, значит, для таких рабочих нужно делать бронь. Вот только дальше Александэр перешел от заводов, работающих на оборону, к иным заводам. И оказалось, что и там тоже нужно бы оставить рабочих, занятых на основном производстве. А также забойщиков в шахтах, металлургов при домне или мартене, сапожников при их нехитром инструменте и так далее. Ведь кроме военного производства, нужно будет снабжать мирными товарами население, иначе эти товары придется покупать за границей за золото. Вот это уже самодержцу крайне не понравилось. При этом Михаил понимал, что его друг прав. Однако если не призывать в армию заводских рабочих, в Империи не хватало ратников. Впрочем, Александэр подсказал и способ их увеличить - уменьшить срок службы солдата в пехоте до двух лет, но увеличить число призванных. В итоге Михаил поручил Военному Министру и Министру торговли и промышленности попытаться найти общий язык с предложениями Агренева. И теперь все трое собачились уже вторую неделю. Генерал Редигер хоть и оказался в одиночестве против сразу против двух оппонентов, которые сговорились в первый же день, но он все-таки Военный Министр, у которого в его деле все посчитано и выверено. А тут не только требуется в армии новый Устав вводить, так у него еще и ратников собираются просто увести. И кем тогда армию комплектовать? Сорокалетними бородачами, которые и к строевой службе уже не всегда пригодны? А если сокращать срок службы в пехоте и увеличивать контингент призывников, то ничего хорошего не получается. За два года только солдата успеваешь обучить, а его уже в запас отправлять нужно. Да и расширять призыв - это проблема. И так врачебным комиссиям приходится закрывать глаза на то, что часть призывников по здоровью не подходит. А тут придется долю призывников из непригодных увеличивать, а потом откармливать на казенных харчах в армии.
   Вторая проблема тоже была связана с Военным ведомством. Правильный подсчет материальных потерь в русско-японскую войну показал, что запаса всего и вся в размере 10% (винтовок, орудий и т.д.) не хватит не то, что на всю большую войну, но скорее всего и на срок, за который существующие оборонные заводы выйдут на полную мощность. Нужно было создавать запас в 25%. Но Коковцев естественно был категорически против. Мало того, оказалось, что и мощностей самих заводов не хватает. Причем сильно. Кроме уже запланированных снарядных, патронных, пороховых и так далее заводов нужно строить еще. А потом к ним еще и запасы импортного сырья создавать. И опять Министр финансов был против. Он, понятно, был за направление кредитов в экономику, а не в построенные и тут же законсервированные заводы и фабрики. Получалось, что строить заводы нужно, но деньги придется отрывать от экономики. В общем - проблема, и весьма немалая. Можно, конечно, на нее закрыть глаза, но международная обстановка делать это явно не позволяла.
   Кроме того, на середину сентября было намечено проведение Поместного Собора для восстановления в Империи поста Патриарха Русской Православной церкви и выбора самого Патриарха. Проблемой это не было, конечно, но Михаил собирался подкинуть этому Собору важный вопрос. Сословное общество на Руси явно себя изжило и начало тормозить развитие Империи. Было бы неплохо часть ограничений и привилегий отменить, но решать этот вопрос Императору в одиночку было крайне нежелательно. Можно заполучить массу недовольных из тех, на кого нынче опирался Император. А вот если сей вопрос решит представительное собрание, то какие тогда нему вопросы? Однако достаточным представительством среди населения Поместный Собор обладать не будет. И тот же Александэр сразу предсказал, что вопрос отмены части ограничений и привилегий сословного общества Собор скорее всего провалит, поскольку большая часть его делегатов будет представлять церковь и правое крыло общества. И как теперь быть? Собирать еще и Земский Собор совсем не хотелось. Да и вопросов перед Земским Собором тогда нужно ставить больше. И как бы это не вылилось во что-нибудь недоброе. Либералы и левые давно ждут что-нить эдакое и не откажут себе в удовольствии устроить большую громкую свару из-за какого-нибудь пустяка...
   В приведенной к покорности Финляндии опять началось какое-то нездоровое бурление. Таковое показывает навозная жижа, поставленная на перегнивание. А финнский сейм закидывал Императора массой всяких прошений и дурацких запросов. И это при том, что русификация Финлядского Княжества пока была заморожена после известных событий. Проблемой это пока не стало, но вполне могло стать в будущем.
   Вообще прошлогоднее усмирение Финляндии изобиловало крайне неприглядными событиями. Можно было подумать, что усмиряли не небольшой северный народ, а каких-то диких горцев. Что творили финнские националисты с захваченными русскими, что военными, что гражданскими не поддавалось осмыслению. И расчлененка была не самым вопиющим фактом. Кое-что из этого попало в русские газеты, что вызвало шок даже у либерально настроенной общественности. Отсюда и многочисленные призывы воздать око за око. И тогда даже пришлось сделать кое-что такое, чтобы возмутились не только русские, но и часть иностранной прессы. Материалы об этих операциях уже уничтожены, а их участники будут молчать, ибо гордиться там нечем. Но именно это позволило не обращать внимание на вой английской и прочей "свободной" прессы о злодеяниях русских варваров.
  
   Глава 14.
  
   С нового 1907 года в отношении Японии и Манчжурии Россия начала проводить новую политику. Ее предложил Борис Владимирович Штюрмер, назначенный Министром внутренних дел после убийства Плеве. Вроде бы какая связь между политикой, экономикой и Министерством внутренних дел? Но это только на первый взгляд. В данном Министерстве имелся мощный экономический блок. Например, именно Министерство внутренних дел отвечало за помощь пострадавшим от неурожая губерниям и, нужно сказать, что в этот раз помощь пострадавшим от неурожая губерниям была налажена очень неплохо. Да и переселением крестьян за Урал Министерство занималось вплотную. Мимо предложений Штюрмера Коковцев не прошел. Более того, он, ознакомившись с ними, увидел в них конкретную пользу для экономики России. Впрочем это было и не мудрено.
   До 1904 года около 50% импорта в Манчжурию поступало из САСШ. Это было той настоящей действительностью. После русско-японской войны, в которой САСШ напрямую поддерживали Японию, американские товары в Манчжурии стали всячески подвергаться дискриминациям на местных таможнях и железной дороге, пока Китай вообще не объявил бойкот американским товарам. Это не более, чем совпадение, но для России оно оказалось очень удачным. Однако самостоятельно насытить необходимыми товарами местный рынок пока не могли ни Россия, ни Китай. Пускать немцев или французов заместо американцев? С чего бы это? Более того, один из крупнейших германских торговых операторов на Дальнем Востоке - компания "Кунст и Альберс" была ликвидирована русскими властями, а часть ее активов обращена в доход государства с последующей распродажей по обвинению в шпионаже в пользу иностранного государства во время русско-японской войны. В то же время после окончания войны японцы оказались должны России очень и очень значительную сумму по репарациям. Если им немного не помочь, то они никогда не расплатятся по долгам. Как оказалось, японцы могли поставлять в Манчжурию ряд товаров, которые ранее туда поставляли САСШ. Поскольку и русские и китайцы не одну собаку съели в бюрократии и крючкотворстве, то ввоз английских товаров в Манчжурию упал почти вдвое, а американских ныне почти и вовсе прекратился из-за продолжающегося бойкота Китаем американских товаров, начавшегося в прошлом году, чему русские чиновники были только рады. При этом хоть манчжурским властям из Пекина периодически и приходили всякие грозные инструкции, но похоже, что и центральному Правительству и губернаторам северных провинций такое положение представлялось предпочтительным. Может потому, что с Россией у Китая было положительное сальдо внешней торговли, и русские не ввозили в страну опиум, а может по какой-то иной причине...
   Казалось бы, заменяй чужие товары русскими и все. Но не так все просто. Часть из ранее поставлявшихся в Манчжурию иностранных товаров в России не производилась вообще или производилась в совершенно недостаточных объемах. Другая часть производилась в достатке, но была ориентирована на внутренний рынок Российской Империи. Однако для экспорта их на Дальний Восток существующие предприятия располагались совсем не там, где было это было бы выгодно. К тому же часть из них работала на импортном сырье и топливе, что еще больше увеличивало себестоимость несмотря на низкую стоимость рабочей силы в России. Потому частенько перевозка этих товаров в Манчжурию делала их неоправданно дорогими. Это в России они были неплохо защищены от конкуренции с импортом русскими таможенными пошлинами, а вот в Манчжурии уже все было не так. Более того, развитость русской торговли что в Китае, что в Манчжурии пока оставляла желать лучшего, притом часть русских товаров проникало туда вообще только благодаря германским комиссионерам. А тут под боком имеется Япония, которая должна России немало денег и в то же время может производить дешевые товары. Причем Россия не только может диктовать условия японцам, но и в любой момент запретить или ограничить ихний импорт. В общем, с японцами договорились. Они поставляют в Манчжурию через Дальний и Владивосток определенный ряд товаров в лимитированных объемах, русские начисляют на них увеличенные тарифы и некоторые иные поборы, не забывая себя, и идет торговля этими товарами в Манчжурии. При этом долг Японии частично списывается из этих повышенных тарифов и сборов. Обоим сторонам это оказалось выгодно. Ну, а Китай и прочие иностранные интересанты потерпят.
   Вообще после войны положение с обеспечением русскими товарами на Дальнем Востоке и Манчжурии хоть и постепенно менялось, но темпы изменения пока оставляли желать лучшего. Так в настоящий момент текстильные короли купцы Морозовы строили во Владивостоке ткацкую фабрику, которая должна будет работать на привозном хлопке. Да и Коншины похоже решились последовать примеру Морозовых, а потому присматривали подходящий участок в Находке. Плюс к этому в прибрежных городах Черного моря строились еще пара фабрик. Мало того, в Москве под эгидой Московского Купеческого банка образовывалась компания, которая намеревалась построить ткацкую фабрику на Формозе. Концерн Агренева производством текстиля больше не занимался, распродав заводы этого направления. Зато неожиданно весьма плодотворными оказались ранее сделанные вложения в два металлургических завода - Петровский в Забайкалье и Сучанский. После окончания русско-японской войны заводы постепенно перешли к выпуску мирной продукции, и она начала уходить в Манчжурии и на Дальнем Востоке в лет.
   О некоторых других добровольно взятых на себя обязательствах перед японцами в Санкт-Петербурге тоже помнили. Имеется ввиду то, что японцев обещали запустить в небольшой промежуток китайской территории между русской зоной влияния в Манчжурии и Великой китайской стеной в случае соблюдения ими графика платежей и проведения приемлимой политики. Но пока предпосылки для этого еще не созрели. Вот когда губернаторы провинций Китая начнут плевать на указания Пекина, тогда настанет то самое время.
   На север Кореи и Формозу японские товары не пропускали вообще. Там теперь могли появляться либо фабричные корейские либо русские товары. И хоть контрабанда имела место быть, к ней приходилось относиться как к неизбежному злу. Если же говорить о южной части Кореи, то за последние два года японцы ухитрились вложить в экономику этой территории около 100 миллионов рублей, если верить статистике. Конечно, в будущем это могло принести не слишком хорошие плоды для северной части Кореи и для России в частности. Но пока особо ничего с этим поделать было нельзя. Впрочем, и японские инвестиции в Корее были пока направлены в основном на эксплуатацию южнокорейских недр, а не на производство товаров внутри Кореи.
   Но русское покровительство Японии касалось только отдельных вопросов. В остальном же все было по-другому. Например, в русских водах и на побережье Приморья несмотря на неоднократные обращения японской стороны прав на рыболовные концессии японским рыбакам не выдали ни одного. Русские власти прекрасно помнили довоенное японское браконьерство и возвращать историю вспять совершенно не собирались. Тем более, что и деньги с тех концессий выходили совсем небольшие, в то время как японцы на русской рыбе зарабатывали в десятки раз больше. Так что сейчас промышленным рыболовством у своих берегов могли заниматься только русские предприниматели. За всем этим бдили и пограничная охрана и сами русские рыбаки. Ну, как могли.
   Решались и иные дальневосточные проблемы. За последних два года по настойчивому приглашению русской стороны с Эдзо в русское Приморье, на Сахалин и острова Курильской гряды перебралось около 55 тысяч айнов, став подданными русской короны. Это сразу увеличило население в регионе. Ну а то, что среди них обязательно имелись японские шпионы, так это неизбежное зло. Тем более, что селили айнов не в городах. Да они и сами в тесноте не желали селиться. Перевезенные в русское Приморье айны отчасти даже смогли заменить японских сборщиков всякой морской экзотики вроде морской капусты, трепангов и прочего. А им в дополнение Дальневосточная компания Агренева и некоторые ее русские конкуренты в теплый сезон начали завозить наемных профессиональных ныряльщиц с Квельпарта и из Северной Кореи. Дело с этой морской экзотикой началось в прошлом году и пока росло неплохими темпами.
   В отношении же эксплуатации Манчжурии русскими предпринимателями дело обстояло совсем не гладко. Сразу после войны вышел указ Императора о том, что новыми концессиями в Манчжурии, полученными с помощью русских властей, могли владеть только русские подданые и компании. Никакая перепродажа концессий иностранцам или акционирование в пользу иностранцев не допускались. А ежели до кого плохо доходил данный указ, то концессию просто отбирали в пользу казны без всякой компенсации их хитромудрым прежним владельцам и иностранным инвесторам. Но с этим порядком ведения дел как раз и имелись проблемы. Денег у русских коммерсантов для операций в Манчжурии обычно имелось немного. А потому в одиночку им поднять большое дело было крайне трудно.
   У богатых русских предпринимателей имелись другие проблемы. Например, у князя Агренева. Александр знал об имеющихся в Южной Манчжурии богатых месторождениях угля и железа. И вот вроде бы там самое место поставить металлургический завод. Однако будущее тех мест было крайне туманно. Более того, князь был практически уверен в том, что данный район ни при каких обстоятельствах русским не станет. Может он когда-нибудь станет металлургическом центром независимой Манчжурии, которая будет буфером между Россией и Китаем, но до тех пор еще нужно дожить. А вот смута там будет, возможно, даже не единожды. Можно было бы что-то (железную руду или уголь) вывозить в Россию, но уж больно далеко и не особо выгодно получается. Вот и выходит, кусок аппетитный, но не укусишь.
   Но так было не со всем, а только с крупными инвестициями. Дальневосточная компания уже поставила 2 крупных паровых мельницы в Манчжурии, строилась еще одна и в планах значилась еще одна. После осуществления этого плана около половины местного рынка муки в Манчжурии окажется под контролем Дальневосточной компании. При этом сами сделанные инвестиции не так уж и велики. В планах стояла также постройка трех маслобоин.
   Вообще наибольшими правами и возможностями в Манчжурии обладал Русско-Азиатский банк. Однако после перехвата управления им русским Министерством финансов новые инвестиции банк пока не делал, сосредоточившись только на завершении ранее начатого. К тому же те ранее начатые проекты к потребительскому рынку в основном отношения не имели. Прочие русские банки пока либо тоже работали по мелочи, либо приглядывались к местным возможностям и особенностям.
   Конечно, русский приоритет и "особые возможности" в Манчжурии не нравился ни властям Китая, ни другим иностранным державам, а потому постоянно подвергались всяческим нападкам, но Россия оставалась глуха к этим наездам. А для особо настойчивых господ был готов и тихий ответ. "Мы за это воевали, и потому вы еще должны быть благодарны за то, что Россия оставила эти территории китайскими."
   Впрочем, как шепнул князю Император, работа с коренным населением северных китайских территорий уже началась. Но пока не с Манчжурией. До нее руки если и дойдут, то позже. Наперво русские офицеры Генерального штаба вплотную занялись внешней Монголией. Последние лет 15-20 лет монгольские роды стали резко беднеть из-за повышения налогов китайскими властями. Табуны коней и овец, ранее достигавшие у некоторых местных богачей миллиона голов, сильно поредели. А налоги и аппетиты китайских сборщиков налогов только росли. Такое монголам нравиться не могло в принципе. И вот как раз среди кочевников то и проводилась определенная работа. А некоторые представители этих родов приглашались в Россию дабы получить некоторые навыки, связанные с военной подготовкой.
   Если же брать Сибирский регион, то после окончания русско-японской войны в 1905 году за Урал опять массово потянулись переселенцы из Европейской части страны. К середине 1905 года этот поток был наконец отрегулирован для пользы самих же переселенцев. Теперь землю за Уралом можно было получить, только послав туда ходока заранее, который должен зарезервировать за обществом, отправившим его, уже осмотренные и одобренные им земли. И никак иначе. Это было сделано, чтобы сократить процент обратных переселенцев, которые без разведки, надеясь на лучшую долю, приехав и растратив на новом месте все свои деньги, не подавались бы обратно на свою родину. Хотя нельзя сказать, что таковых не было вообще. Было, и процент их ходил до 10-15% от общего потока. Но тут уже ничего сделать было нельзя.
   К середине лета 1907 года на участке Великого Сибирского пути от Челябинска до станции Юрга на реке Томь были уложены вторые пути. И Правительство намеревалось продлить двухпутку как минимум до Иркутска. Благодаря прокладке второго пути на Урал из Кемерово опять пошел кузбасский уголь и кокс. Причем объемы их были уже значительно большими, чем до войны. В Кузбассе на кабинетных землях строилась железная дорога до Гурьевска, но в этом году она скорее всего не дойдет даже до Кожуховских угольных копий. А может и дойдет.
   Сдвинулось дело по Амурской железной дороге. Посланные в прошлом году экспедиции прошли путь от Забайкалья до Благовещенска тремя маршрутами. Именно до Благовещенска и была пока намечена в будущем прокладка железной дороги. Уже был выбран средний маршрут пути, и дорога фактически была трассирована. Будет ли продолжена дорога восточнее Благовещенска - решится позже. В Правительстве было понимание, что делать это нужно, но не все было так просто. Даже Великий Сибирский путь от Челябинска до Иркутска еще пока не вышел на самоокупаемость, хотя уже был близок к этому. Продолжение железнодорожного пути по левому берегу Амура восточнее Благовещенска - это задача стратегическая, но вешать на баланс государства еще одну заведомо убыточную дорогу Минфин в настоящее время не очень хотел. А ведь нужно еще найти в бюджете деньги на ее постройку. Вот как раз с деньгами на железнодорожное строительство обстояло паршиво. Сеть железных дорог в Империи необходимо было серьезно расширять, но средств на это у государства было мало. И не особо предвиделось в будущем. Уж больно территория России велика, а собственных капиталов маловато. Привлекать же новые иностранные кредиты было дорого и не желательно. Причем судя по всему такое положение всерьез и надолго. Как выпутываться из этой ситуации, в Правительстве никто не знал.
   В начале июля, пока в мире и конкретно в Гааге вершилась большая политика, в Санкт-Петербург с частным визитом приехал владелец крупнейшей в мире нефтяной компании "Standart Oil" Джон Рокфеллер старший. Приехал он по душу князя Агренева. Если по нефтяным делам компании князя в сравнение с Рокфеллеровскими не шли, то по суммарному капиталу все было уже не так однозначно, хотя и тут Рокфеллер был богаче князя в 2-3 раза. Однако к высшей элите в мировом бизнесе Агренев пока не принадлежал в отличии от американца. Вообще Рокфеллер был еще тем вражиной. Он успел поучаствовать в двух военных займах для Японии, преследуя собственные цели, но говорить с ним все равно было нужно, а отказывать в продаже лицензий - себе дороже.
   Переговоры были очень тяжелыми. На этом американец съел не одну собаку. Собственно началось с того, что Рокфеллер выкатил претензию, что Агренев влез в Венесуэлу, то есть на Американский континент, который САСШ считали своей вотчиной. Вот не получалось у Александра пока надежно спрятать концы в воду. Рокфеллер знал про то, кому принадлежит нефтяная концессия в Венесуэле, а Ротшильды прекрасно знают про агреневский банк на юге Франции. Но тут американцу ничего не обломилось. Рокфеллер сам продавал в Европе немалую часть своих нефтепродуктов, лез в Россию за этим же, имел нефтедобычу и нефтепереработку в Японии и так далее. Причем Агренев напомнил американцу, что не стал бомбить японские активы Рокфеллера в русско-японской войну, хотя и мог это сделать, отнюдь не из опасений. Он просто решил тогда не начинать конкурентные войны. Главное, князь сумел это втолковать американцу.
   Кроме того Агренев на посту главы Антимонопольного комитета сильно мешал Рокфеллеру в России, где тот был не прочь расширить свое присутствие. Впрочем, у американца и на родине с аналогичным ведомством имелись немалые проблемы. Нефтяной магнат пытался давить и намекал на всякое разное, но Александр остался тверд. Нечего американцам в России делать. После того, как вариант давления не прошел, Рокфеллер зашел с другой стороны и предложил большой кредит и раздел рынков. Кредит самому Агреневу или России. Князь от кредита отказался, а в Правительстве обещался поговорить, но сразу сказал, что сомневается в том, что Коковцеву будет интересно увеличение долговой нагрузки. Интересовала Рокфеллера и доля рынка керосина в Манчжурии, которой он лишился по окончании русско-японской войны. Но и тут его постигла неудача. Правительство Империи не собиралось открывать сей рынок ни перед кем, особенно перед американцами. И уж просить за Рокфеллера перед Коковцевым Агренев совершенно не собирался. А вот наоборот - это всегда пожалуйста.
   И только после этого Рокфеллер перешел к тому, за чем он в основном, похоже, и приехал. Его интересовала технология непрерывной переработки нефти, на которой строился уже третий завод в России. Вот тут и началась главная торговля в том числе и насчет рынков сбыта. У Агренева имелся и американский патент на данную технологию. Не продать лицензию на нее главному нефтяному мировому магнату врядли бы получилось. Возможно, в Америке Рокфеллер мог бы попытаться обойти патент, или даже попытаться его игнорировать при определённом раскладе, а потом долго судиться с непредсказуемым результатом, но он все-таки предпочел сначала попытаться его купить. Причем именно патент. Но тут американца ожидала неудача. Патент князь не собирался продавать в принципе. Лицензию - да, но не патент. Причем чисто деньги Агренева не очень интересовали как и акции "Standart Oil". Мало того, учитывая, как сейчас ведут дела некоторые монополии, в свое время создавшие или купившие патент на некоторые очень важные технологии, куш Агренева вполне мог быть очень и очень велик. Взять хотя бы господ Сольве или Маннесманн, которые с помощью поддерживающих их банков ухитрялись контролировать вообще большую часть производства продукции в своей сфере в мире. Главное тут было не продешевить и не поддаться на шантаж, хотя и так было понятно, что подобных лавров в случае с Рокфеллером Агреневу не видать.
   Напряженные переговоры шли 10 дней и договориться все же удалось. Рокфеллер расставался с 1,5% своей компании в пользу князя, но при Агренев обязался не препятствовать своим пакетом акций в оперативном управлении "Standart Oil", если не затрагивалась его интересы. Князь подписывался под обязательством в течении 15 лет перерабатывать треть своей венесуэльской нефти на заводах американца, а нефтепродукты, полученные из этой нефти, отдавать на комиссионную реализацию компании Рокфеллера, если они предназначались для рынка Американского континента. При этом в течении 15 последующих лет князь обязался не лезть в иные американские страны для организации добычи нефти. На это Агренев пошел с легкой душой, поскольку в отличии от Рокфеллера представлял, что таят в себе венесуэльские недра. Того, что имеется в Венесуэле хватит больше чем на 100 лет. Кроме того князь получал за лицензию 18 миллионов долларов и заказ на специфическое оборудование для трех НПЗ в САСШ, причем специалисты Рокфеллера, которым предстоит на работать на этих заводах, должны были проходить обучение или стажировку на Бакинском НПЗ, когда тот полностью войдет в строй. Пришлось Рокфеллеру также уступить в пользу князя две лицензии по буровой технике.
   Через три дня после отъезда Рокфеллера из России из Орска пришла телеграмма от археологов об обнаружении остатков древнего городища на слиянии рек Большая Караганка и Утяганка. Агренев давно подумывал сделать для Империи что-нибудь эдакое патриотическое. И вот надумал, профинансировав небольшую экспедицию археологов и историков к остаткам Аркаима. Более того, как спонсор экспедиции он забил за собой право на название. Местоположение Аркаима он знал весьма примерно, но и пройти мимо специалисты-археологи не могли. Они и не прошли. Так что теперь в истории Российской Империи появится и Аркаим. А потом можно будет высказать предположение, что обнаруженное городище там не единственное. Оно и, правда, там далеко не единственное. К следующему году у Аркаима или у станицы Бреды можно поставить приемную мачту для дирижабля и полетать в округе. Что-нибудь да найдется. Ведь именно так с воздуха в иной истории и были обнаружены прочие городище в том районе. Как будут определять возраст развалин? Да какая разница? Как-нибудь да определят. Патриотической пропаганде находка Аркаима пойдет в плюс. Что-то в Германии стали перебарщивать с собственным возвеличиванием как наследников гуннов и ариев, а тут такой исторический аргумент в русскую пользу. Теперь, правда, придется спонсировать раскопки Аркаима, но Александру думалось, что в этом он будет не одинок. Тут даже некоторые Великие князья могут поучаствовать. И не только деньгами. Просто нужно правильно выстроить акценты при подаче информации.
   https://uraloved.ru/images/mesta/chel-obl/arkaim/arkaim-3.jpg
   https://uraloved.ru/images/mesta/chel-obl/arkaim/arkaim-2.jpg
  
   Глава 15.
  
   Еще в начале 1907 года на стол Агреневу лег совместный доклад Русской Аграрной компании и начальника разведки/контрразведки Концерна Ивана Ивановича Кутейникова о деятельности датских компаний в России. Ознакомившись с ним, Александр понял, что это может быть настоящая бомба. Вернее из всего этого можно сделать настоящую бомбу. Но на всякий случай он поручил сотрудникам Антимонопольного комитета собрать информацию еще по другим родам деятельности датчан в России и в Европе. Оказалось, не зря, очень даже не зря. Его подчиненные из Антимонопольного Комитета всего-то поработали немного с русской и иностранной статистикой. Результат явно того стоил.
   Доклад РАК и Кутейникова говорил о том, что датские компании несмотря на некоторые принятые в Империи указы продолжают скупать сливочное масло за Уралом по ценам ниже минимально установленных указом Императора. Но это в конце концов была, конечно, ерунда. Всего лишь повод предъявить некоторые претензии. В России работало 7 крупных датских масложировых компаний, поставляющих русским крестьянам маслобойки и скупавших масло. Ну и 9 штук мелких. В Империи они стали активно появляться в Тобольской губернии с 1898 года после введения золотого рубля, впоследствии распространив свою деятельность на восток до Иртыша. Купленное масло шло на экспорт с ценой в 1.5-2 раза дороже закупочной. И это пусть. Об этом Александр тоже знал. И Император, возможно, тоже знал. Самое интересное происходило дальше. Дания считалась страной, выделывающей у себя самое лучшее в мире масло наряду разве что со Швейцарией. Масло категории премиум. Оно стоило немало и шло в продажу для обеспеченных людей Европы. Русское масло, включая масло сибирское и вологодское, поставляемое на экспорт русскими компаниями, шло крепким середняком, но никак не высшим сортом. Ну, кроме части того фасованного масла, которое Русская Агрокомпания (РАК) поставляла под своей маркой и с категорией премиум на экспорт. И то в этом сорте премиум имелась градация, и на верхних строчках стояло именно датское и швейцарское масла. Бомба была в том, что скупая и вывозя сибирское масло, минимум две из семи крупных датских компаний продавали его потом в Европе под видом датского масла категории премиум. А часть из производимого в Дании масла шло как Сибирское качеством и ценой ниже. В докладе шла речь именно про две компании, потому как только две и проверили. Сначала случайно узнали об одной, проверили. Факты подтвердились. Проверили наугад еще одну, и снова в точку. Остальные и проверять просто не стали. Выборка достаточная. А вот если все это переводить в рубли, то получается, что около двух-трех миллионов рублей ежегодно датские махинаторы зарабатывают только на подделке собственного бренда включая сверхдоходы от низких закупочных цен в России. В другое время, возможно, все бы для датчан могло сойти с рук, если бы не одно "НО". На русском троне ныне сидел Император Михаил, который к своим датским родственникам никакого пиитета не испытывал. Датская проблема состояла в том, что бомба, которую можно было взорвать в прессе, уничтожит бренд "Датское масло" к чертям собачьим и нанесет этой стране огромный финансовый урон. Ведь имя в бизнесе зарабатывается не годами, а десятилетиями. Если информация попадет в прессу, то потоптаться на датских костях не откажется ни один конкурент. И князь Агренев в том числе, но ведь можно было сделать и иначе.
   Подготовленный экономический доклад Антимонопольного комитета дополнил переоформленный самим князем доклад о датских масложировых компаниях. Выходило, что Дания под некоторым покровительством вдовствующей Марии Федоровны присосалась к России как пиявка. Ежегодные убытки России выходили в размере 2-3 миллионов рублей. Это в тот момент, когда Империя экономит деньги на всем. Причем это только Дания, которая в ряду торговых партнеров России занимает достаточно скромное место. Но речь шла в данном случае именно о ней. Что с нее взять кроме прекращения дотирования датской экономики, Агренев знал. Он воспользовался правом срочного доклада и поехал к Государю. Сам доклад был в трех экземплярах. Один на русском и два на немецком. Ну, чтоб сразу можно было в дело пустить.
   Тут повлияло сразу несколько факторов. С конца июля наконец пошли более менее конструктивные переговоры с англичанами и французами. И те и другие, конечно, давили, но, похоже, были готовы договориться о нормализации отношений с Россией. К сожалению, приходилось констатировать, что Россия в политике переоценила собственные силы и возможности, поскольку бодаться приходилось сразу и с Францией и с Британией, которые выступили более менее единым фронтом. И хоть отступать от собственных интересов русские дипломаты не собирались, им приходилось очень непросто. Так, Королевский флот занял группу островов в Корейском проливе, называемую обычно как порт Гамильтона. Вообще британцы туда наведывались еще с 40-х годов 19-го века, хоть формально прав на это теперь уже не имели. Ну, кроме права сильного. При этом они наверняка знали, что в случае занятия любого японского порта Россия автоматически приобретает право на организацию военно-морской базы на Цусиме. Защитить подобным путем территорию Кореи, которая отошла к японской сфере влияния в 1905 году, договорным путем не удалось. Вот, видимо, англичане и решили занять порт Гамильтона, как фактор давления на Россию. Но сам архипелаг был очень маленький. Потому влезть в бухту могла разве что пара небольших крейсеров-скаутов или несколько миноносцев. То есть по большей части подобные силы могли создавать видимость контроля пролива, а не осуществить сам контроль. На занятие британцами порта Гамильтона протестами отреагировали и Россия и Япония и Корея. Но в данном случае русская дипломатия среди прочих была главной. Извольскому пришлось частично блефовать, что Россия не оставит просто так выходку британцев, если они не покинут острова в Корейском проливе, а сделает свой ход, который британцам крайне не понравится. Вообще-то у России имелись возможности для ответного хода, но выкладывать козыри пока было рано. Порт Гамильтона в данной игре был не более чем козырная шестерка. Да и вообще все это можно было считать просто большим торгом. Но при всем при этом ни Британии, ни Франции не было никакого дела до датских коммерческих интересов, а потому операцию можно было начать.
   Выслушав доклад Агренева, подсматривая в экземпляры на немецком языке, Михаил II преисполнился негодования.
   - Вот значит как? Подделка бренда, скупка сельхозпродукции по низким ценам в нарушение моего указа, покупка зерна и полевых пушек не у нас, а у своих якобы злейших врагов - германцев... Ну, молитесь, потомки викингов! Теперь Maman вас точно не спасет!
   - Навязывание постройки и фрахта датских судов, датской сельскохозяйственной техники, беззастенчивое пользование русской дипломатической помощью в иных странах, где датскими консулами даже и не пахнет, перекупочная деятельность в Империи... - продолжил за Михаилом Агренев.
   - Да, - кивнул тот. - И это ты еще не все знаешь. Данны между прочим не пустили нашу эскадру, шедшую в 1905 году на Дальний Восток, в бухту Копенгагена для бункеровки. Они, видите ли, нейтралы. А как продавать нам и японцам свои пулеметы Мадсена, так о нейтралитете и не вспоминали.
   - Они и японцам успели Мадсены продать? - изумился князь.
   - Успели. Через англичан. Но на войну пулеметы уже не успели. Причем оружие было под датский патрон. Переработать пулемет под японский патрон датчане уже, видимо, не успевали.
   - Да ужжж...!
   - Ладно, что предлагаешь?
   Агренев усмехнулся и произнес:
   - Ну... тут большое поле возможностей. У датчан, например, есть Фарерские острова...
   Тут Михаил заржал как конь, а когда успокоился, размазывая выступившие от хохота слезы, переспросил:
   - Нет, ты что, правда, предлагаешь у них Фареры забрать?
   Агренев сделал мечтательную мину на лице:
   - Лет через десять-двадцать я бы не отказался. Вот честное слово. Но и сейчас между делом не помешает подложить ежа в штаны британцам.
   - Хорошо, я понял. Это провокация. - хохотнул Михаил, - а на самом деле что? Кстати жаль. Сандро локти кусать будет. Фареры - это такая шикарная заноза для англичан, что ...
   - Сейчас англичане стеной встанут и не дадут. И датчане, и англичане. Заполучить стоянки русских рейдеров рядом с английскими морскими путями - это перманентный ночной кошмар для англичан. С рейдерами у нас, правда, не очень. Реально же ... В 1902 году датчане чуть не продали американцам свои острова в Карибском море. 3 небольших острова за 5 миллионов долларов. Парламент датский тогда заартачился и не одобрил сделку.
   - Уж не предлагаешь ли ты мне еще и заплатить за совершенно не нужные мне острова? - с большим подозрением спросил государь.
   - Зачем? Пусть сделают подарок Марии Федоровне. Как одна корона другой.
   - Это же протестанты! Да они удавятся, но не подарят, - запротестовал Михаил.
   Александр смиренно сложил руки и сделал скорбную физиономию.
   - Ну тогда мне их будет совсем не жаль. Пожалуй, я на них начну отработку комплекса мер по противодействию получению компаниями-нерезидентами сверхдоходов. Бренд "Датское масло" канет в лету. Зато скандальная слава "Сибирского масла" может вытянуть не только мое, но чье-то еще русское масло в сорт премиум. Между прочим, это проделает в бюджете Дании немалую дыру. Да и часть датских масложировых компаний можно по миру пустить. Ну, или еще я чего-нить придумаю. А задумок у меня много.
   - Ну, хорошо, пусть так. Хотя Maman, возможно, будет против. - ухмыльнулся собеседник.
   - Ну так ей нужно преподнести только самые жареные факты. И акцентировать ее внимание на то, что пользуясь ее покровительством, ее датские земляки совсем страх потеряли. Они же ей ее долю наверняка не платят. И в этом случае лучше их как следует напугать на конкретных примерах, дабы они более не позволяли себе лишнего...
   - Хорошо. А зачем мне эта Датская Вест-Индия? Не зря же датчане ее хотели продать.
   - Ну ежели она тебе не очень нужна, то лет через десять можешь продать ее американцам миллионов за 20-30. Американцы нынче Панамский канал строят. Куба в очередной раз волнуется теперь уже под САСШ. Им на Карибах чужие базы не нужны. Так что заплатят как миленькие. Но, возможно , что это не самый лучший вариант. Почему бы острова не оформить именно в качестве владений русской короны, а не казенной собственности? Ну так, на всякий случай. А использование ... Вот чесное слово, не хочу делить не убитого медведя. А так то у меня есть на этот счет конкретные соображения. Да хоть как промежуточную торговую базу в регионе можно использовать. Туда могут приходить самостоятельно местные каботажники, свозя местные товары. А дальше пойдет централизованный вывоз русскими судами в Россию. Да и климат там хороший. Как курорт в сезон - самый раз.
   Михаил кивнул, соглашаясь. Но думал он уже, похоже, о другом.
   - Ладно, с этими датскими и прочими иностранными компаниями компаниями-перекупщиками пора кончать. Больше никаких поблажек! Начнем с маленькой Дании, чтоб другие боялись.
   - Ну, это само собой. Кстати, проверенные нами две масложировых компании имеют котировки на биржах. Можно будет сыграть на понижение. А там вполне возможно дойдет и до банкротства.
   - Так, все! Смех в сторону! - попытался собраться Император. Где предложения по конкретным шагам?
   Александр подсунул Михаилу еще пару листов. Михаил пробежал глазами по строчкам.
   - Ага... угум...
   Закончив чтение, Михаил поднял глаза на Александр и спросил.
   - А не слишком ли жестко выходит? Эдак мы со всеми странами можем перессориться.
   Князь пожал плечами.
   - Да какая разница? Европа сделала из нас сделала дойную корову. Но коровка прозрела и вспомнила, что у нее есть рога и копыта. Пора платить по счетам. И пусть радуются, что удалось откупиться только этим.
   Вечером следующего дня в Гатчине некоторые очевидцы видели раздраженную и шипящую на прислугу Марию Федоровну. Ну, да, было с чего. Михаил показал ей расчет, на сколько ежегодно датские соотечественники обкрадывают ее саму, "забывая" отстегивать справедливую долю за пользование админресурсом в чужой для них стране, и нанося Империи немалый экономический ущерб.
   Через 3 дня после этого в Копенгаген уехал спецпосланник, увозя опечатанный пакет одного монарха другому с претензией и весьма нескромным предложением. Вернее несколькими предложениями. А еще через несколько дней в России в одной из центральных правительственных газет вышла статья с сообщением о том, что Глуксбургам предложено подарить вдовствующей Императрице Марии Федоровне Фарерские острова. Намек был сделан, что это иначе как не выданное ранее приданое. Статья тут же была перепечатала еще рядом газет. Ведь официальная пресса явно не будет бросаться ложными заявлениями. Значит, за этим что-то стоит. За перепечаткой начали появляться комментарии и версии газетчиков, с чего вдруг стало такое возможно. Гадали много и разнообразно, но до правильной версии так и не докопались. Одно было понятно. Где-то в чем-то Дания вдруг сильно задолжала России. А потом русские газеты переключились на раздражение английского кабинета и прессы. Англичане предложили защитить "бедную" Данию, но вот беда. Дания - нейтральное государство. Если его кто-то попытается взять под защиту, оно сразу перестанет быть нейтральным. Да и идти под крыло Англии, имея под боком Германию, это уже форма государственного мазохизма. Взять Фарерские острова под охрану Королевского флота? А чем это отличается от временной оккупации? Пара британских крейсеров действительно на днях появилась на Фарерах, и английскую помощь Дании в случае чего Эдвард Грей пообещал публично. Вот только помочь Дании это уже не могло.
   Через некоторое время от Глюксбургов в Санкт-Петербург приехал глава МИД Дании Фредерик Рабен-Левецау с личным посланием от Фредерика VIII к русскому царю. После аудиенции у Михаила II Рабен-Левецау отправили к Извольскому. В конце концов царственным особам не след опускаться до банальной торговли, даже если она политическая. На это у них есть специальные люди, которые за это деньги получают. Приезд главы МИД Дании дал понять газетчикам и политикам, что сообщение русской правительственной прессы о Фарерах шуткой явно не было. За этим стояло что-то очень серьезное.
   Предложение от Глюксбургов русским последовало реально жлобское. Они обещали немедленно исправить выявленные нарушения датских компаний в России, обещали закупать для внутренних потребностей в течении следующих 5 лет только русское зерно при условии равенства цен с германскими и даже обещали построить и продать по себестоимости еще один минный заградитель типа "Амур", который был построен датской судоверфью несколько лет назад. Собственно нечто подобное от экономных протестантов и ожидалось. Извольский повздыхал, даже не став торговаться, и предложил датскому коллеге зайти через пару-тройку дней за ответом. Назавтра по телеграфный лентам пошли сообщения об аресте банковских счетов и имущества двух датских масложировых компаний по обвинению в нарушению указа о минимальных закупочных ценах на сельхозпродукцию и еще пары имперских законов и уложений. Узнав об этом, в середине дня Рабен-Левецау бросился было в Аничков дворец просить защиты для датских компаний, но к Марии Федоровне его не пустили, передав слова вдовствующей Императрицы, что говорить им пока не о чем. Подобного конфуза датчанин никак не предполагал. Пришлось ему возвращаться не солона хлебавши в посольство и оккупировать телеграф.
   На следующий день глава МИДа Дании пожаловал к Извольскому с более "щедрым" предложением. Но до требуемого уровня предложение еще не дошло. Тем более, что в отношении датских компаний главный их дипломат решить сам ничего не мог. А с них русские желали получить долю в акционерное капитале, если датские предприниматели желали и дальше работать в Империи. Извольский наконец озвучил на что минимум согласна пойти Россия, озвучил названия островов в Карибском море, которые желала бы получить Мария Федоровна вместо Фарер и ознакомил коллегу с одним из вариантов, по которому могут действовать русские власти, если Дания по каким-то причинам не сможет или не захочет удовлетворить русские требования. Рабен-Левецау выслушал Извольского, пытаясь сохранить каменное лицо, но это ему не всегда удавалось. Увы, русские нацелились на одну из главных экспортных сфер датской экономики. Начни русские описываемые ими действия, и скандал будет жуткий. Но ладно, скандал то можно пережить. Но вот что делать потом со здоровой дырой в бюджете государства на долгие годы, которую обещали пробить русские своими разоблачениями? Тут ведь не только Правительство слетит. Тут может случиться и что похуже.
   Для урегулирования вопроса главе МИД Дании пришлось съездить на родину и вернуться. Главной проблемой для Глюксбургов и их правительства было - как провести решение по островам в обход парламента, ибо нельзя раскрывать такие тайны депутатам парламента. Узнает один, узнают все. А потом узнает весь мир. Датчане в итоге справились за три месяца, при этом не единожды попытавшись соскочить. И частично им это удалось. Михаилу в итоге пришлось выбирать. Либо один небольшой остров, но без естественных бухт, либо два маленьких, но с хорошими бухтами. Он выбрал два маленьких. В ноябре датская корона начала процесс передачи Марии Федоровне двух островов Датской Вест-Индии: Сент-Томас и Сент-Джон. Остров Санта-Круз остался за датской короной.
   https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Virgin_Islands-CIA_WFB_Map.png?uselang=ru
   Свершившееся очень не понравилось Президенту и Конгрессу САСШ, которые считали Карибы своим задним двором. А тут какие-то русские влезают туда со своими грязными лапами. Но конкретно в этот момент помешать происходящему американцы не могли. Им было не до этого. А англичане на свершившийся факт отреагировали слабо и определенным ехидством, поскольку передача России этих двух островов их интересам в регионе никак не угрожала.
   Также в русскую казну до конца года перешли акции пяти крупных оставшихся незамаранными крупных датских масложировых компаний, действовавших в России и не слишком пострадавших. Немного, всего по 3%. А потом начался пересмотр корпоративных договоров о скупке сельхозпродукции у русских крестьян. Плюс еще в течении трех лет датским компаниям пришлось оказывать некоторым русским конкурентам услуги по выведению их продукции на рынки Европы. После этого отношения между двумя коронами стали достаточно прохладными, но зато люксовый бренд "датское масло" все-таки был спасен. Ну, а то, как Глюксбурги получали компенсацию за потеряные короной Карибские острова со своих масложировых компаний, мало кого волновало...
   Пока шли переговоры с датчанами, французами и англичанами, в Марокко, похоже, начался второй акт, который должен будет предположительно привести к колонизации страны. В нескольких прибрежных городах началась бунт против иностранцев, и в августе французский флот дважды обстреливал Касабланку, занятую восставшими. А где обстрел, там, глядишь, может случиться и иностранное вторжение под предлогом защиты собственности и жизни иностранцев. Эту жертву французы из рук явно не выпустят. Потом наверняка вмешаются германцы, и может начаться повторный дележ страны. Вот только что-то рано он начинается! Александр, как-то предполагал, что подобное случиться только через несколько лет. А тут уже почти все предпосылки созрели.
  
   Глава 16.
  
   Прошли август и сентябрь. 1907 год опять выдался в России малоурожайным. Год для страны, живущей в основном сельским хозяйством, все же не был таким же провальным как предыдущий. Урожай был, но он оказался ниже среднего. Слава Богу не было откровенного неурожая, поскольку еще один провальный год страна бы пережила с очень большим напряжением. А так может по весне даже не придется особо помогать крестьянским общинам.
   С крестьянскими общинами в Империи вообще обстояло все очень сложно. С одной стороны устоявшиеся за столетия существования патриархальные порядки в крестьянских общинах помогали основной части крестьян выживать в непростых русских условиях. И не только выживать, но и постепенно заселить всю Россию. Ведь страна по сути так и оставалась в большинстве своем чисто сельской. С другой же стороны, общины, выработав за столетия применения трехполья технику обработки земли, не готовы были ничего менять. Это происходило неосознанно, но это было. Отцы и деды нынешних крестьян работали именно так, и данный способ хозяйствования на земле считался крестьянами единственно правильным. Однако с каждым десятилетием увеличивалось количество крестьянского населения в Империи, а количество земли на душу населения только сокращалось. Плюс к тому с каждым неурожайным годом сокращалось количество лошадей и прочей скотины, приходящейся на одно крестьянское хозяйство, которые в общине являлись единственным производителем удобрения, вносимого в почву. Сокращение поголовья "навозопроизводителей" было сильно растянуто по времени. Старые приемы обработки земли мало изменялись, и обрабатываемая земля истощалась все больше и больше. При этом община по скудости и полной необразованности ее членов категорически отвергала большинство новаций. Так, даже травосеяние в России напряженным трудом земских специалистов удалось ввести только в 5 тысячах крестьянских хозяйств, в то время как в стране их было сотни тысяч. Фактически убив свою землю, крестьяне-общинники жаждали новой земли. И не просто новой земли, а земли хорошей. Вот только иной земли в Европейской части страны почти не было. Даже если вдруг отнять и поделить все помещичьи и иные хозяйские земли, то на мужскую душу этой дополнительной земли вышло бы всего по полдесятины. Причем многим не досталось бы вообще ничего за неимением таковой земли поблизости. Ведь крестьяне в большинстве своем и так уже использовали арендованную у помещиков землю, которую они "убивали" примитивным трехпольем еще быстрее, чем собственную, ибо она была не их личная. Переселенцы в Сибирь привозили с собой все ту же архаичную систему земледелия, впитанную ими с молоком матери. Показательно, что кочевые киргизы, сажаемые Правительством на землю на "своих землях" в степях и полустепях за Уралом, оказывались подчас даже более умелыми хозяйственниками, чем русские крестьяне из переселенцев. У этих киргизов просто не было никаких закоренелых привычек, а потому они ухитрялись впитывать приемы обработки земли, подсмотренные не только у русских, но и у оседлых соплеменников из Средней Азии, использовавших мелиоративную технику хозяйствования.
   Таким образом, крестьянская община, выполнявшая в некотором роде функцию социальной защиты сельского населения, и помогавшая совместному коллективному труду к началу 20-го века сильно обеднела и превратилась в абсолютный тормоз развития. Поэтому не удивительно, что урожайность зерновых в среднем по стране теперь была в 2.5 раза ниже чем в той же Германии, которая сделала за последние десятилетия большой рывок в развитии своего сельского хозяйства. Собственно даже на землях Русской Аграрной компании князя Агренева крестьян приходилось приучать к новым формам земледелия чуть ли насильно угрозой полного разорения. Так сильно переселенцы цеплялись за свою устаревшую технику обработки земли. Причем еще приходилось массово выдавать товарные кредиты удобрениями, семенами и т.д., ибо сами крестьяне были не в состоянии все это купить по весне. И то нередко обнаруживались случаи продажи отпущенных в долг удобрений на сторону. Да и иной организации труда общины крайне сопротивлялись - что преобразованию в некое подобие колхоза, что наоборот в выделение на отрубы. В общем, полная беда. Нет, когда все устаканивалось, то через несколько лет подшефные хозяйства уже не мыслили хозяйствование на земле по-иному. Но сам переходный период! Зато соседние общины даже на примере более успешных общин князя менять что-либо не торопились, предпочитая сохранение уклада, завещенного им отцами и дедами.
   На уровне макроэкономики это означало, что 3-4 крестьянина кормили одного городского жителя России, а почти все экспортное зерно давали крупные помещичьи и купеческие хозяйства. А поскольку крестьянские общины мало производили, то они и мало что могли купить. Поэтому преимущественно крестьянское население Империи потребляло мало промышленных товаров и мало содействовало развитию отечественной промышленности. Чтобы разорвать этот порочный круг требовалось много времени и сил всего государства. Ныне же в Империи после русско-японской войны начались фактически те же столыпинские реформы, про которые князь помнил из своей иной жизни, но без самого Столыпина. А сам Петр Аркадьевич пока губернаторствовал в Саратовской губернии, и судя по имеющимся сведениям делал это довольно неплохо.
  
   В начале октября cобранный Поместный Собор выбрал для России Патриарха. Ну выбрал и выбрал. По мнению князя Агренева сам процесс восстановления престола Патриарха на Руси можно было бы затянуть еще на год-два. У образованной публики была животрепещущая тема для обсуждения. А теперь что? Теперь Патриарха выбрали уже. Скушно! Но Мишкин сделал, как сделал. Не отменять же теперь. Тем более Император сделал еще кое-что важное. Он наконец даровал русским крестьянам личную свободу. Об этом Михаил объявил как раз на открытии Поместного Собора. Действо сие было совмещено с введением в Империи новых внутренних паспортов с фотографией. Паспорт будет выдаваться на 20 лет и служить единственным удостоверением личности русского подданого. Получивший такой документ крестьянин или мещанин православной веры вправе может без всяких разрешений властей перемещаться по всей территории Империи. Ну почти по всей. Так что теперь крестьянину, получившему новый паспорт, не нужно будет выправлять на каждую свою большую отлучку из общины новое разрешение на оное от общества и от местных властей. А поскольку получение паспорта для всех и каждого пока не является обязательным, то процесс оформления и паспортизации населения обещает растянуться на долгие годы и не будет слишком напряженным для властей.
   В Гааге закончилась вторая Конференция по военным вопросам. Там напринимали много всяких конвенций по законам войны, но все это по большей части является ерундой. Сама Конференция так и не смогла сделать главного. А именно прекратить гонку вооружений. Это с одной стороны, а с другой - по крайней мере в суше явной гонки вооружений вроде бы и нет. Страны постепенно обновляют свое ручное стрелковое оружие и артиллерию. Разве такое запретишь или ограничишь? Вот с морскими вооружениями обстояло как раз более напряженно. Тут явно есть страны, которые эту гонку подстегивают. И Британия в этом безусловный лидер, а за ней тянется Германия и САСШ. Эта картина определяется раскладом сил в Европе: есть "Сердечное согласие" и есть Тройственный союз, который не факт, что долго останется тройственным. Уж больно велики противоречия между Австро-Венгрией и Италией. Плюс к этому Франция и Англия много делают для того, чтобы оторвать Италию от союза центральных государств. В то же время имеется еще оборонительный европейский союз между Францией и Россией. Вот только теперь в Европе трудно найти политика, который бы не сомневался в нерушимости этого союза. Почему? Да просто потому, что и французы и русские успели за несколько лет наделать друг другу разных гадостей, и как теперь это отзовется в будущем, никто точно сказать не может. Консультации то между двумя сторонами идут, но...
   Более того Император Михаил II серьезно задумался в этом году о будущем Империи. И политические расклады в Европе ему категорически не понравились. Вставать на сторону "Сердечного согласия" и особенно на сторону Англии против Германии Михаилу не хотелось категорически. Но и принимать вот просто так сторону Берлина и особенно Вены Михаилу было совсем не с руки. Франции в последнем случае ничего хорошего бы вообще не светило. Немцы бы и в одиночку могли разобраться с гальскими петушками. Впрочем, это как раз Михаила нисколько не волновало. Волновало другое. Что будет с Россией, когда и если в Европе появится новый гегемон - мощная в экономическом и военном плане Германия. Это если сам Император вообще до этого момента сможет дожить. А вот это как раз далеко не факт, ибо если перед британцами будет стоять вопрос - воевать ли им с немцами самим или просто поменять в Северной Пальмире царя, то островитяне сомневаться с выбором явно не будут. Сможет ли царская охрана предотвратить все попытки покушения, никто сказать не может. За всем этим был и еще не самый очевидный момент. Германия в обозримом будущем не желает напрямую конфликтовать с британцами, хоть и является конкурентом островитянам. А вот для России как ни странно Англия будет постоянным противником вне зависимости от того, в какой коалиции она будет состоять.
   Вообще с германской стороны постоянно шли предложения о союзе. В сентябре в Санкт-Петербург опять приезжал Вильгельм II, и в очередной раз предлагал союз. Более того в этот раз он уже предлагал некоторые кредиты для того, чтобы русские порвали союз с французами. Но как сказал Мишкин, щедростью предложения кайзера не отличались, а к уговорам и ораторским экспромтам кузена он уже давно выработал иммунитет. При этом против Англии они с Вильгельмом даже что-то очередное придумали. Не слишком мелкое, но и не слишком крупное. На том собственно очередной приезд кайзера и завершился, ибо Мишкин хотел получить с Вильгельма выкуп немецкой стороной в Париже русского долга на 1.5 миллиарда рублей золотом. Но у Берлина таких денег либо просто не было, либо подобные траты оставили бы экономику Германии без средств к развитию.
   С англичанами тоже шли неторопливые переговоры по разграничению интересов в Азии. Более того, с середины октября должен начаться совместный вывод войск из Персии: русских - с севера страны, а английских с юга и юго-востока. Британцы под этот вывод пытались подвести и вывод русской охраны с нефтепромыслов Арабистана, но с ними даже не стали это обсуждать. В общем британцы в деле с русскими охранными частями в Арабистане утерлись, несмотря на то, что это была им явно кость в горле. Но выгнать оттуда русских теперь можно было только силой. А подобное было чревато было тем, что расклады в Европе могут определиться сразу четко и однозначно. Подобного англичанам было явно не нужно. С ними же пока обсуждались зоны влияния в Персии. Имелось два варианта. То ли поделить страну на две зоны, то ли на три. Этот вопрос еще решен не был.
   По Китаю англичане требовали, чтобы русские признали Гималаи вне зоны собственных интересов. Собственно Певческий мост против этого и не слишком возражал. Но о встречном требовании русских о том, чтобы Лондон признал Манчжурию и северную часть Кореи вне зоны британских интересов в туманном Альбионе не хотели и слышать. Оно и понятно. Британцы на такое ни в жизнь не согласятся. Но сила русской позиции состояла в том, что этот вопрос русские готовы были дискутировать хоть десятилетиями, потому как теперь никуда не торопились. А у британцев такого времени явно не было. Для того, чтобы втянуть Россию в Антанту, им следовало достичь с Петербургом компромисса во многих колониальных азиатских вопросах. А как это сделать в настоящее время? Впрочем, у англичан еще оставался вариант "замены" монарха в Русской Империи на более "договороспособного". Ну или кайзера в Германской...
   Финский котел продолжал что-то варить и побулькивать. Вроде бы явного противодействия имперским властям нет. А вроде как и есть. Тут как посмотреть. Собственно и в Финляндии и в Польше пока явного вмешательства со стороны Лондона и Парижа не видно. Англичане явно взяли тайм-аут на подавление восстания в Бенгалии и Пенджабе. А Мишкин тоже не лезет в английские колонии и дровишек в пожар не подбрасывает. Но зря, явно зря. Честно джентльмены вообще играть не привыкли. Это сейчас они смирные. Но стоит им замирить Индию, и они наверняка снова начнут гадить по-мелкому и по-крупному. Кстати экономические права Финляндскому княжеству Михаил чутка подрезал после подавления бунта. Финнам ограничили возможность импорта продовольствия и некоторого оборудования плюс сократили возможность продажи леса-кругляка. А то уж больно повадились в последнее время финны торговать и тем и другим с Германией. Как будто не в Империи живут.
   В самой Империи, если б не очередной не особо добрый урожай, дела были вполне себе. За французскую подляну с падением русских госбумаг на Парижской бирже Правительство ответило вполне адекватно. На следующий год предприятия, в которых имеется французский банковский капитал, просто постарались прокатить мимо госзаказа, обосновывая это необходимостью заботы именно о русских акционерах, а не об иностранном капитале. Не все получалось гладко, ибо иностранцы имели в стране влиятельных партнеров, но немалые успехи в этом явно были. А тут еще князь Агренев от себя добавил: запустил слух о якобы возможной принудительной национализации некоторых заводов... Правительство уже успело его опровергнуть, но слух усилиями людей Аристарха Петровича Горенина продолжает жить и наливаться новыми красками. Из-за этого же русско-французского "противостояния" пришлось начать активное строительство очередного металлургического завода. Теперь в районе Кривого Рога. Вообще-то это был как раз тот завод, который Агренев обещал построить еще будучи во Владивостоке в 1904 году. То есть самый крупный в России с самыми крупными домнами собственной конструкции. Но потом из-за ряда событий строительство пришлось отложить. Агренев бы и еще пару лет не начинал стройку, но обстоятельства сложились именно так, а не иначе. Да и под гарантию госзаказа на три года от Правительства кто ж будет сомневаться в необходимости постройки нового завода?
   Это будет не единственный металлургический завод, начатый в этом году. Еще один уже на этот раз для Министерства уделов начали строить в Кузбассе в Гурьевске. Ну как начали? Сделали нулевой цикл для того объема строительства, который начнется в следующем году. В этом то году железная дорога до Гурьевска не дотянется. Только следующей весной. Потому сделали только фундаменты, а основная стройка начнется, когда по железке на стройку пойдут привозные материалы с Урала. Этот завод всего на одну большую домну под местную железную руду Салаира. Руды той хватит на дюжину лет или чуть больше, а потом уже на завод пойдут привозные руды Горной Шории.
   Что касается ввода в эксплуатацию, то тут у Концерна тоже есть успехи. Летом заработала наконец Сызраньская ГЭС. Мощность у нее всего-то 2 МВт, но на настоящий момент это самая крупная ГЭС в Империи. Следующий рекорд будет взят после введения в строй Волховской ГЭС, что строится совместно на деньги Императора и Концерна. К важным введенным в строй следует отнести и самый крупный в Империи завод сельскохозяйственной техники и оборудования "Аксай". До условного Россельмаша ему, конечно, как до Луны на четырех точках, но все же. Да и двигатели на нем с сентября в серию пошли. Так что завод очень даже значительный для всего юга России. Вообще как-то оно само так сложилось еще с экономического кризиса начала века, что управляющие заводов не чураются расширять ассортимент выпускаемых товаров. И ежели когда-то в поездке на Дальний Восток князь подумывал кого бы еще напрячь выпуском сельскохозяйственной техники, на деле все сложилось само. Почти любой из его машиностроительных заводов до четверти своей продукции выпускает именно для сельского хозяйства. А мощная сбытовая сеть Концерна и купцы в большинстве губерний все это "проглатывают" и запрашивают еще.
   На ниве прогресса тоже есть хорошие достижения. Постаревший Иммануил Викторович Герт со своими многочисленными учениками в августе представил в Сестрорецке своему боссу роторно-конвеерную линию по производству патронов! Автоматической она не была. Скажем так, была она полуавтоматической и нуждалась в значительном количестве обслуживающего персонала. Но линия прекрасно учитывала особенности именно России: кроме ремонтников весь этот персонал мог быть абсолютно не квалифицированным. После нескольких часов обучения на линию можно было ставить подростков или женщин, плюс обычных грузчиков. Квалификации от этих работников никакой не требовалось. Тем не менее линия позволяла увеличить производительность выделки патронов раза в три от имеющейся у Концерна немецкой. Про возможность постройки полностью автоматической линии Герт ответил просто: это возможно, но я до этого точно не доживу.
   Но это было не единственным успехом. К концу лета были полностью отработаны для постановки в производство 82-мм миномет и мина для него. А группа разработчиков принялась за 60-мм и 120-мм минометы. Но с выпуском минометов Агренев решил погодить. Вот войдет в России в строй второй завод бесшовных труб по методу Маннесмана, тогда и можно будет явить миру новое оружие. А то не дай Бог что... Хотя почему-то так получается, что по сути оно вроде как и не особо новое. Осады Порт-Артура не было в этой реальности, и капитану Гобято свой миномет не придумывать не пришлось, но у Круппа германцы уже намудрили нечто наподобии бомбомета глухой схемы с демпфированием отдачи. Ну, да это их проблемы. Но патентование отдельных частей миномета в различных странах Концерн уже начал. Пока только отдельных частей без указания, зачем все это вообще нужно.
   Ну и третье достижение - полностью отработан самолет. Он в сентябре был представлен публике в Москве. А сами самолетостроители в августе перебрались под Муром в купленное там поместье. Похоже, что в этом мире двигателестроение и самолетостроение развиваются несколько быстрее. Потому срочно пришлось патентовать кучу всяких вещей и показывать сам самолет, дабы потом не пришлось платить роялти за патентованные иностранцами "изобретения", которые уже несколько лет применяются русскими инженерами Концерна Агренева. Конечно, показ полетов и самого самолета на земле - это мощный пинок для прогресса в этой области. Но уж лучше так. Тем более, что есть хороший шанс неплохо заработать на продаже самолетов и двигателей. Пока огромного всемирного ажиотажа по самолетам нет, так что производства князя вполне могут справиться с вероятным наплывом заказов.
  
   Глава 17.
  
   К концу 1907 года окончательно оформилась команда Императора Михаила II. То есть та свита, которая играет короля. Процесс формирования команды вышел достаточно длительным, но то, что получилось, лично Агреневу нравилось. В команде оказались собраны не просто люди, которые болеют за Империю, но люди готовые напряженно работать на ее благо. После окончания рождественских праздников пошли совещания. Сначала прошло собрание Семьи Романовых, а потом начались совещания по выработке политики России на перспективу. Если описать в двух словах то, что наработали на этих совещаниях, то Россия в ближайшие годы намеревалась вести взвешенную политику вооруженного нейтралитета. Империи необходимо было переварить то, на что она уже положила лапу, и более особо пока никуда не лезть. Все равно вожделенная морская база в Красном море пока России не светила. Эфиопы ожидаемо не стремились помогать России в ее получении, коль скоро их активность может обернуться против них. Они готовы были со всем соглашаться, говорить возвышенные речи, но предпочитали пассивно ожидать момента, когда Великие державы сами разберутся между собой. Не сказать, правда, что в том районе совсем не было альтернатив Асэбу. Были, но они требовали времени и достаточно долгой кропотливой работы, правда, без гарантии успеха. На противоположной стороне Красного моря имелись территории, которые формально принадлежали Оттоманской империи. Но лишь формально. Местные шейхи были не прочь отложиться от Стамбула, что и фактически делали, на словах сохраняя единство Империи османов. Процесс сей пока шел при неявной помощи британцев. Однако если удастся перехватить там инициативу, то можно будет попробовать организовать какой-нибудь эмират, а в его порту создать необходимую России промежуточную базу. Выйдет это или нет - вопрос весьма неоднозначный. Еще одной альтернативой было создание ползучим порядком базы в Средиземном море в Ханье. По крайней мере торговую опорную точку там точно можно было создать. Это было уже не то, что хотелось, но хоть что-то.
   Вот только выбранная на ближайшее время стратегия имела свои сложности. Причем весьма и весьма немалые. Необходимо было удержать Германию от явных нападок на Францию, но делая это не в интересах Парижа, а в собственных интересах. То есть требовалось как можно дольше отсрочить конфликт Парижа и Берлина, дабы не пришлось выбирать между сторонами вероятного конфликта. Кроме того необходимо было отстаивать собственные интересы на Балканах, но напрямую не вмешиваться в изменение имеющихся раскладов в этом регионе. Это не означало снижение интереса к региону, но было решено действовать иными методами. Был учтен положительный персидский опыт воспитания наследника престола русскими учителями, и потому настоятельно требовалось найти способ воздействия на будущего властителя Болгарии - нынешнего Наследника Бориса. На Фердинанда, отца Бориса, который являлся австрийским принцем, пытаться воздействовать особого смысла не имелось. Этот то готов как ласковая телятя сосать сразу двух или более мамок, но действовать он будет всегда, оглядываясь на Вену. А вот его наследник - совсем другое дело. Если удастся заполучить Бориса для обучения в российском университете или Пажеском корпусе, либо удастся подсунуть ему православных русских учителей, то можно считать, что половина успеха уже в кармане. Но вот удастся ли это осуществить - вопрос очень неоднозначный. С одной стороны Фердинанд крестил своего наследника Бориса повторно в возрасте двух лет в православную веру, за что даже был отлучен Папой Римским от церкви. Но делал он это исключительно в политических целях для себя и своей династии из-за того, что Болгария - чисто православная страна. В общем, многое в этом вопросе пока было неясным.
   К сожалению, выбранный на этих совещаниях курс политики предъявлял к Империи не самые простые требования. Желание оказаться над схваткой двух европейских блоков накладывало на Россию необходимость развивать не только армию, но и флот. Ведь в случае чего против Германии нужна армия, а против Британии флот. Хотя бы прибрежный. Вот такой получался парадокс. И как раз это и выходило весьма дорого, но в то же время необходимо. Любой иной вариант приводил к необходимости присоединения к какому-то блоку с явной перспективой ввязывания в не нужную для Империи войну. Ситуация получалась крайне неприятная. Но воевать в будущем за чужие интересы верхах Империи никто не хотел.
   В деле укрепления обороноспособности имелись свои успехи. В декабре на морском полигоне уже стреляло новое морское 12-дюймовое орудие с диной ствола 47 калибров.. И, похоже, оно являлось на данный момент самым мощным в мире орудием среди всех одноклассников как по дульной скорости, так и по весу снаряда. Ну, по крайней мере до тех пор, пока конкуренты не сделают 50-калиберные пушки. А Металлический завод столицы уже изготавливал башню под спарку данных орудий.
   Новая 120-мм 50-калиберная морская пушка у флота уже тоже фактически имелась. Еще до проблем с англичанами из-за архипелага Лангкави у Виккерса удалось купить пару новых орудий и всю конструкторскую документацию на них. Вообще-то контракт был на 18 штук, но из-за напряженности между двумя странами в Россию пока доехали только эти два орудия, хотя судя по всему остальные уже вот-вот должны были доплыть в Одессу. Лицензию на 50-калиберные шестидюймовки только что сторговали у американцев. Вышло, конечно, дороговато, но зато быстро. А вот новых восьмидюймовок пока не было. Британцы их отказывались продавать, а у американцев таковых не было даже в проекте. Эти орудия придется создавать самим по аналогии. Работы по ним уже вроде бы начались. Новые же морские 4-дюймовки уже имелись в чертежах Обуховского завода, но в металле их еще только начинали воплощать.
   С кораблями у России обстояло пока хуже. Скрещивание корпуса миноносца типа "Сокол" и паровых ковровских турбин не вышло. Кто-то в МТК ( Морской Технический комитет) посчитал, что получающаяся боевая единица по стоимости получается слишком дорогой для серии. Причем не просто посчитал, но и хорошенько это обосновал. Потому МТК пожелал удешевить проект хотя бы за счет отказа от турбины крейсерского хода. А это уже крайне не понравилось князю по причине того, что корабль в этом случае вообще не имел режима экономичного хода, что могло привести в итоге к отказу флота от использования турбин на кораблях. Поэтому Концерн отказался поставлять "голые" маршевые турбины, и контракт подвис. Так что переделанный под установку турбин корпус "Сокола" стоял ныне, вмерзший в лед, у причальной стенки Невского завода без двигателей и паровых котлов в полной неопределенности. По результатам расследования бдительный страж государственных интересов в недрах МТК был выявлен и уволен со службы. Но имелись серьезные подозрения, что действовал он не сам, а по чьему-то наущению. А это уже совсем другое дело. При любом раскладе получалось, что это экономическая диверсия. И в то же время он по-своему был прав, поскольку этот турбинный миноносец действительно выходил дороговатым. И пока дело с ним с места не двигалось.
   Несмотря на неудачу с турбинным "Соколом" и в связи с напряженностью во взаимоотношениях с Британией на Черном море и на Балтике было заложено по два 27-узловых турбинных эсминца серии "Бравый" водоизмещением в 800 тонн. На этих кораблях МТК уже не собирался экономить. Здесь все было по-взрослому. Правда, орудий калибра 4 дюйма в металле для вооружения эсминцев еще не было. Но это только пока.
   Вообще сложилась довольно интересная ситуация. На настоящее время Россия, а конкретно Ковровский механический завод, оказался мировым лидером по производству мощных паровых турбин. Англичане еще только подбирались к планке мощности в 6 тысяч лошадиных сил для паровых турбин, а русские их уже делали. С паровыми машинами все обстояло с точностью наоборот. Для новых крейсеров и броненосцев требовались все более мощные машины, но их проектирование и изготовление пришлось бы заказывать за границей. Причем у прогрессивной части морских специалистов турбины уже считались более перспективным видом двигателя. Но подобная ситуация вносила полный диссонанс в работу Адмиралтейства. Как так? Русские впереди планеты всей? Тут явно что-то не так! Крейсер или броненосец с турбинами? А кто будет отвечать, если дело не выгорит? Это ведь несколько миллионов рублей на выброс. Агреневу не раз приходилось в кабинетах ручаться за то, что дело верное. На его сторону встал и новый главный судостроитель флота Крылов, но дело пока ограничивалось бумажными проектами и с места не двигалось. В то же время чиновники в погонах прекрасно понимали, что для новых кораблей нужны новые двигатели, которые можно получить только за границей. Однако принимать положительное решение никто не торопился. А Сандро стоял над этой тяжбой, опасаясь вмешиваться в процесс. У него тоже были свои проблемы. Империи нужна была новая кораблестроительная программа, но в настоящий момент почти все зависело от двигателей. А в случае чего Мишкин именно с него спросит за все ошибки. Выходом из тупика виделось скорейшая постройка и испытания заложенной серии эсминцев, но поскольку корабли были новейшими, на этом пути ожидались очевидные трудности.
   За границей же пока использовали в основном паровые машины. По сообщениям русских морских агентов новые броненосцы, читай линкоры, что в Англии, что в САСШ строились с паровыми машинами. Из-за гибели в Англии адмирала Фишера линкор "Untakeable" никто не стремился построить за год. Заложенный в конце 1906 года корабль еще даже не был спущен на воду. Так что в лучшем для британцев случае его построят за два года. В Америке пара кораблей "Саут Кэролайна" вообще строилась без излишней торопливости. Зато тех же броненосных крейсеров англичане настроили за последние годы более 30 штук. И последние две серии по сведениям из-за границы имели скорость в 23 узла. Поэтому даже используя чужие паровые машины, превзойти британцев по этому показателю будет весьма проблематично. Так что массово строить в России бронепалубники типа двух "двух червонцев" с паровыми машинами тоже не имело смысла, ибо они не смогут ни биться с броненосных крейсерами, ни просто уйти от них. Но и не строить ничего из крупных боевых кораблей было нельзя. В итоге для РИФ нужно было решение о применении турбин, которое бы кто-то принял на себя. Но пока никто не хотел брать на себя такую ответственность. А поскольку что-то строить было нужно, в 1907 году было заложено по два бронепалубника на Черном море и Балтике. Несмотря на все примененные улучшения это были именно бронепалубники с паровыми машинами. И даже тонкий броневой противоосколочный пояс, о желательности которого заявлялось еще в 1905 году, корабли не несли. В случае его наличия перегруз кораблям был гарантирован уже в проекте. Применение турбин смогло бы дать выход из тупика, но турбин соответствующей мощности пока просто не было. А те, что были, даже ход в 23 узла не гарантировали. И не было "принципиального" решения по использованию турбин на крупных боевых кораблях.
   Вообще ковровцы через полгода-год за счет изменения формы лопаток, прочих улучшений и оптимизаций обещали поднять номинальную мощность старшей линейки турбин процентов на 10, что увеличивало мощность последних почти до 7.5 тысяч лошадиных сил. Но и это не решало вопрос. Нужен был либо иной проект корабля, либо третий гребной вал, либо сложный редуктор. Но из-за каких-то специфических тараканов в головах моряков именно с третьим валом русские адмиралы связываться в большинстве своем не хотели.
   Но не все было так грустно в кораблестроении. В данный момент в Николаеве кораблестроитель и бывший первый капитан подводной лодки "Щука" Бубнов совместно с инженерами казенной верфи и верфи Концерна уже третий месяц проектировал новые подлодки под новые V-образные 8-циллиндровые соляровые движки в 400 л.с. Дело двигалось споро и к лету возможно будет готов проект нового подводного хищника.
   На международной арене имелись свои военно-морские новости. В декабре американцы начали поход своего Большого Белого флота. 16 броненосцев, выкрашенных в белый цвет, который якобы должен олицетворять мирные намерения, плюс суда обеспечения вышли с восточного побережья САСШ и начали движение в сторону Сан-Франциско. Панамского канала пока нет, поэтому путь их лежал вокруг мыса Горн. Хотя, похоже американцы, если все пойдет нормально, были не против устроить и кругосветку. Ну, это как получится. На этот счет у Александра были свои каверзные мысли. Недавно этот самый Большой Белый Флот в полном составе продефилировал мимо двух недавно обретенных Россией островов в Карибском море. Ага, мира они хотят. Да и судя по шебуршению, амеры не против таки выкупить последний оставшийся у датчан остров на Карибах - остров Санта-Круз, дабы им не завладел кто-нибудь другой. А пока американцы демонстрируют мускулы. Ну да и хрен с ними.
   С сухопутной артиллерией дело в России обстояло получше, чем морской. В прошлом году заводы завершили выпуск полевых трехдюймовок. На дивизию их должно приходиться 36 штук. Еще дивизия должна иметь 12 42-линейных гаубиц. Эти орудия пока выпускала только Мотовилиха несмотря на неоднократные просьбы Путиловского завода дать им тоже заказ на эти гаубицы. Но Военвед каждый раз путиловцев отшивал и предлагал им побыстрее спроектировать заказанные заводу 107-мм корпусные пушки. Нужно сказать, что подобный метод воздействия на частный завод похоже приносил свои плоды, потому как в чертежах пушка уже имелась. "Осталось" ее только изготовить, испытать и запустить в серию. Для артиллерии пехотного корпуса предполагались также крупповские 6-дюймовые гаубицы в количестве 4-6 штук. Точнее Военвед еще не определился. Они же должны пойти в крепостную и осадную артиллерию, а также артиллерию РГК. Испытания гаубиц закончились в начале декабря и сразу же последовал приказ о принятии их на вооружение. Но с организацией их производства пока еще были неясности. Концерн Круппа за выдачу лицензии претендовал на выделку как минимум 50 штук, а заказы на остальные еще предстояло распределить по заводам.
   Кроме того Агренев силами своих и кащенных специалистов таки решился на создание полковой пушки. В связи с этим он выпросил у Военведа выкупленную горную пушку Круппа и утащил ее в Пермь. Поскольку никаких проектов на этот счет у Военного ведомства не было, "добровольцам" из Мотовилихи еще предстояло решить проблему калибра. С одной стороны вроде бы как нужно было проектировать трехдюймовку, но это не было очевидно. В иной реальности батальонные пушки СССР имели калибр 45 мм, а полковые - 76мм. Но ведь это наверняка было сделано для унификации калибров. Здесь же пока имелась свобода творчества. А с другой стороны даже 75-мм горная пушка Круппа весила больше 450 кг. В связи с чем у князя имелись серьезные опасения, что при выборе трехдюймового калибра требуемый вес орудия в 400-450 кг ему выдержать не удастся. А между прочим в армии еще имелись пушки Барановского калибром в 2.5 дюйма. Сами они, конечно, в Империи не изготовлялись, но снаряды под этот калибр русские заводы как раз делали. Ориентироваться, правда, в случае чего придется не на сам снаряд пушки Барановского, а на калибр, но это уже тоже немало. Кроме того имелись следующие соображения. Проектировать для России полковую гаубицу смысла не имело. В наступлении орудия будут действовать поодиночке и скорее всего прямой наводкой. И как бы не хотелось иметь в полку орудие навесной стрельбы, набрать среди населения России необходимое количество грамотных командиров орудий и наводчиков нечего и думать. А потому орудие должно быть в первую очередь предназначено для подавления пулеметов и минометов на поле боя при стрельбе прямой наводкой. Калибра 63.5 мм для этого скорее всего хватит. Потому, возможно, стоит пробовать его.
   В ноябре прошлого года русским дипломатам каким-то образом удалось поймать японских военных за интересом за новыми 120-мм гаубицами Круппа. А поскольку Япония была должна России ну очень большие деньги по репарациям, японское правительство поставили в позу пьющего оленя и сейчас навязывали японцам русские 42-линейные гаубицы, с которыми те уже успели познакомиться на поле боя. Что из этого выйдет пока непонятно, но перспектива вырисовывается весьма неплохая. Даже если придется продать им лицензию, то и это будет неплохо.
   В полевой артиллерии тоже имелись свои проблемы. Произвести орудия - это не главное. Цена необходимого боекомплекта для сухопутного орудия выходила в разы больше цены самого орудия. А если страна большая и орудий требовалось много, то как раз в производстве боекомплектов и заключалась главная проблема. На это требовались огромные деньги. Боекомплекты нужно произвести, складировать, хранить, а потом своевременно обновлять. А это по 1000 или более снарядов на ствол. Но если не хочешь кормить чужую армию, то решать проблему все равно нужно.
   Если же взглянуть на мирные дела, то в мировой экономике явно сгущались тучи. Целый год действия высоких кредитных ставок не прошел даром. Впрочем, пока Концерн сумел на этом даже неплохо заработать. Главный брокер Концерна Мезенцев весь прошлый год показывал мастер-класс. Весной встав в шорты на американском рынке, он таки сорвал банк. Октябрьский крах на бирже Нью-Йорка не обошелся без его усилий и принёс Концерну очень знатную прибыль. А поскольку играл он с плечом 10, то и выигрыш был соответствующий. Во время биржевой паники он уже откупал проданное. После чего оставив незначительные средства в Америке, он большую часть денег перевел в Париж, купив начавшие рост русские бонды. А потом заложив их в банках Парижа и Берлина, он встал в шорт на Берлинской бирже в акциях германских компаний. В общем, молодец, каких редко сыщешь. При этом он доложился, что скорее всего теперь можно спокойно сидеть полгода-год и смотреть на то, как "немцы падают". В то же время про отечественный рынок он спрогнозировал, что большого падения скорее всего уже не будет. Русский рынок и так уже упал в прошлом году из-за обвала наших бондов на Парижской бирже. При этом Мезенцев считал, что особого падения деловой активности скорее всего тоже у нас не будет, если русский Минфин не наделает ошибок. Мощные падения на развивающихся рынках обычно происходят из-за вывода из страны иностранных спекулятивные капиталов. Но сейчас их в Империи просто мало, а потому и выводить особо нечего. Построенные же иностранцами в России предприятия не выведешь. Более того они должны работать и не приносить хотя бы убытков. В то же время для нужд производства в стране объмов денег вполне хватает. Так что...
   Нужно сказать, что из биржевой краха Америка выходила долго и натужно, а не весело и бодро. Четыре дня, пусть даже два из них не являлись днями биржевых торгов, в острый экономический кризис и всеобщую панику в Америке - это долго. Властям Нью-Йорка пришлось обращаться не только к Моргану, но и к федеральному Правительству. Тут явно сказалось и то, что САСШ в сентябре пришлось выплачивать очередной транш России за приобретение Аляски, притом золотом, и то, что сам Морган выдал перед русско-японской войной немалый кредит России. Так что Моргану для спасения доллара пришлось привлекать еще 7 крупных американских банков. А пока они договаривались о распределении долей в этом масштабном предприятии и того, что они хотели бы с этого поиметь, прошло время. Но это было время паники, когда рушились некоторые промышленные Империи, создававшиеся десятилетиями, а население страны штурмовало отделения местных банков и даже успело разгромить отдельные магазины и особняки богачей. Дикие люди...
   Что касается перспектив Концерна, то тут похоже наклевывался вкусный долгосрочный контракт. Правительство и Военное ведомство заинтересовалось возможностями электрометаллургии применительно для орудийных заводов. Да и для крупного Тульского оружейного завода, который своей металлургии вообще не имел, тоже было бы неплохо построить 1-2 электропечи. А для электрометаллургии еще требовалась мощная по нынешним временам электростанция. Средства на постройку у казны в принципе имелись, поэтому потихоньку начались предварительные переговоры на этот счет. А когда казна "распробует" электропечи, то, глядишь, запросит их постройку и на иных своих заводах.
   В конце прошлого года с совместного завода в Карабугаз-голе пошла товарная глауберовой соль. Правда, пока в меньших количествах, нежели изначально планировалось, но это просто проблемы роста. За полгода управляющий грозился достичь намеченного уровня производства. А вот себестоимость получаемого продукта оказалась очень вкусной. Так что скорее всего некоторым из сотни заводов, которые производят по миру искуственный сульфат натрия, скоро придется немного потесниться на рынках.
   В ноябре месяце пришло важное сообщение с Сахалина. Русская Дальневосточная Компания князя, образовавшая совместное товарищество с владивостокским купцом Зотовым, нашла таки нефть на севере Сахалина. В октябре пробуренная скважина дала хороший приток нефти. Нужно сказать, что сам Зотов и его отец уже почти 30 лет пытались найти промышленную нефть в том районе, но нефть Охи оказалась уж больно коварной и трудной. То, что она там есть, знали многие. Но нефть Охи манила, показывала признаки своего наличия, а в руки никому не давалась. Не один купец растратил свой капитал в ее поисках. Так было до недавнего времени. И вот наконец нефть нашлась. Но даже тут она подложила "свинью" своим первооткрывателям. Купец Зотов по возвращении во Владивосток в ноябре заболел, слег и неожиданно умер. У купца осталась наследница - дочь. Но в сообщении Игоря Дымкова говорилось, что по характеру она врядли захочет продолжать дело отца. Да и вообще север Сахалина - место достаточно суровое. А это было чревато проблемами. Долю наследницы Зотова в товариществе еще предстояло как-то выкупить. Но удастся ли это сделать без проблем - неизвестно. Для развития добычы нужно серьезно вкладываться в дело, но и здесь дочь Зотова может подложить свинью, не давая денег на развитие и одновременно не продавая Концерну свою долю. Оставалось ждать, как сложатся события.
  
   Глава 18.
  
   Весна 1908 года принесла России новые проблемы, хотя начиналось для Империи все вроде даже неплохо. По крайней мере с точки зрения князя Агренева. В феврале, будучи на отдыхе в Баден-Бадене, Великий князь Борис Владимирович вдруг неожиданно для всех сочетался браком с разведенной Викторией Мелитой принцессой Саксен-Кобург-Готской. Особое удивление вызывало то, что вообще-то еще несколько лет назад она была дамой сердца погибшего в Порт-Артуре старшего брата Бориса - Кирилла Владимировича. В общем никто не ожидал подобного, но оно вдруг произошло. Как и почему - это уже другой вопрос. А поскольку брак Великого князя с разведенной принцессой что по русским, что по английским обычиям однозначно считался морганатическим, то указом русского Императора князь Борис и его будущие дети были исключены из очереди на престолонаследование, а брак признан некошерным. Вообще-то этого могло бы и не произойти, если б пару лет назад Императору Михаилу II дали возможность изменить законы о престолонаследии. Но тогда Семья Романовых не согласилась с предложенными изменениями, и императорский указ не был подписан. Ну, а сейчас некоторые представители Семьи начали расплачиваться за собственное несогласие с мнением Императора. Помимо непризнания брака Борису отменили выплату денежной ренты и запретили проживание в Империи. Но это было даже не главное. По получении известия о браке сына и об отлучении его от престолонаследования отца Бориса - Великого князя Владимира Александровича, который часто болел в последние три года, хватил удар, после чего тот и скончался в течении недели. На похороны Владимира Александровича Великого князя Бориса, конечно, пустили в Россию, но после их окончания настойчиво попросили покинуть Империю. Смерть Владимира Александровича и женитьба его сына наверняка поломали какие-то тайные планы великокняжеской камарильи. Да, конечно, оставался еще один Владимирович - Андрей, но будучи не особо заметным членом Семьи Романовых, и без поддержки отца он врядли мог рассчитывать на что-либо. А его мать - Великую княгиню Марию Павловну в Семье и так не слишком любили. Так что Владимировичи после смерти главы клана лишилась значительной доли своего влияния. А в конечном итоге все это вкупе еще больше укрепило власть Императора Михаила. Более того, его жена - Императрица Ксения снова была беременна. Так что в случае рождения у Михаила еще одного сына позиции Императора становились бы еще прочнее. Поколебать их в будущем мог разве что апоплексический удар табакеркой или чем-то вроде этого.
   Но вот потом ситуация начала ухудшаться. Британия наконец кроваво подавила вооруженные восстания в Бенгалии и Пенджабе. Еще оставалось пассивное сопротивление индусов, но с этим британцы наверняка тоже справятся. В связи с этим у островитян оказались развязаны руки, и англичане начали активно "гадить". В сиамской провинции Кедах с мусульманским населением, к которой ранее относился архипелаг Лангкави, началось очередное антиправительственное восстание. Причем английские уши за всем этим торчали из всех щелей. Имеющиеся в султанате правительственные войска явно не справлялись, а направленный из Бангкока пароход с подкреплением вдруг пропал в море. К тому же власти соседней английской колонии настойчиво "советовали" королю Сиама при умиротворении населения проявить сдержанность, дабы им не пришлось вмешиваться самим. Это навевало мысли о дальнейшем вероятном ходе событий. Наверняка впоследствии британцы захотят отжать Кедах под себя, дабы потом оспорить передачу Лангкави в аренду России. Отжать у России архипелаг им врядли удастся, но трудностей России это добавит точно. Тем более, что архипелаг находится всего в 13-15 верстах от берега. А это дальность стрельбы 12-дюймого орудия. Задействовать для подавления восстания в Кедахе русский отряд, до сих пор находящийся в Сиаме, никто не собирался. Не для того его туда посылали, чтобы участвовать в местных разборках на периферии. На самом Лангкави было пока тихо. Там строилась русская маневренная база флота, имелись две сельскохозяйственных концессии и прочее по мелочи. Так что местным жителям было не до восстаний. Они деньги зарабатывали. Хотя нескольких провокаторов из материковой части мятежного султаната русскими властями архипелага было уже выявлено и ликвидировано.
   Но это оказалось только началом. В конце марта английские крейсера и пара миноносцев заняли корейский остров у южного побережья Кореи в Корейском проливе. А британский Министр Иностранных дел заявил о намерении создания на острове военной базы в целях охраны мирного судоходства в этом важном районе мира. Проблема состояла в том, что остров находился в японской зоне влияния. Император Чосон (Кореи) совместно с русскими властями заявил решительный протест против пиратских действий просвященных мореплавателей, но фактически сделать ничего не мог, ибо власть его в японской зоне влияния была близкой к номинальной, а каким-либо силовым способом выдавить британцев с острова он не мог даже теоретически. Не воевать же Корее с Британией, хотя вопрос этот сам по себе интересен. Дипломатический запрос России в Министерство иностранных дел Японии тоже не принес надежд. Японцы вроде бы и были формально против захвата острова, но активно противодействовать захвату острова не торопились. Вполне возможно, что британцы их просто нагнули, и тем ничего не оставалось как только возмущаться на словах, но ничего не делать. Ранее занятый британцами архипелаг в Корейском проливе, известный как порт Гамильтон, уже был несколько месяцев как покинут Королевским флотом. Уж больно тесная оказалась бухта. Там и паре малых крейсеров не развернуться. Да и удобной земли под строительство чего-либо из-за скальной и гористой местности там почти нет. В общем создавалось впечатление, что не сумев закрыть для России выход в океан и южные моря с русского Дальнего Востока с помощью японского союзника, британцы решили начать действовать в этом направлении самостоятельно. Тем более, что контроль важнейших проливов - это излюбленная фишка англичан. Возможность занятия корейских портов третьими странами в русско-японском договоре не прописывалась. А потому автоматически занять остров Цусиму Россия не могла. Да и не нужна была России сейчас эта Цусима. Постройка там морской базы и наполнение ее кораблями - это несколько десятков миллионов рублей затрат. А лишних денег в бюджете Империи не было. Да и вообще напрямую бодаться в море с англичанами для России чревато. Флоты России и Британии несопоставимы по корабельному составу и численности. Требовалась какая-то иная тактика реагирования. Более того, наверняка это была не последняя английская каверза, а потому вероятно следовало готовиться к очередной волне Большой игры.
   17 апреля во время посещения князем Агреневым Николаевских верфей пришло печальное известие. В Москве скончался крупнейший издатель Империи и важный компаньон Агренева Иван Дмитриевич Сытин. Вот хоть не посещай эту Малороссию. Вечно, как приедешь сюда, что-нибудь недоброе случается. А через несколько часов поступила оперативная информация от Службы безопасности Концерна, что Иван Дмитриевич умер не сам. Его отравили.
   Пришлось снимать с линии рейсовый дирижабль, который летал в Крым, и мчаться в Москву. К этому времени картина преступления была в целом ясна. Обычно Сытин обедал в соседнем ресторане. Но иногда, когда на поход в ресторацию у него времени не было, он заказывал еду в офис. Ее приносил в судках посыльный из ресторана. Вот и в тот трагический день обед был доставлен из мальчишкой-посыльным. Отравлены оказалась не сами блюда, а приправа. Ресторанного мальчишки-посыльного до сих пор нигде найти не могли. Да и судя по всему в живых его никто не оставит, поскольку он единственный, кто возможно контактировал с убийцей. Дело сразу было передано в Охранное отделение, но там пока разводили руки. Специалисты работали, но пока не было никаких зацепок. На действия эсеров и эсдеков преступление похоже не было. Они то обычно работают бомбой или пистолетом, а не ядом. Вообще все это смахивало на старые английские методы, но так ли это? Или кто-то умело маскируется под британцев?
   "Такое не прощают" - не раз повторял про себя Александр. "Выверну наизнанку всю Москву, а если потребуется, то и всю Империю. Найду и покараю до седьмого колена". Сытин ведь проводил правильную имперскую политику в средствах массовой информации, контролируя почти треть всех серьезных газет страны, и добился в мозгах читающего населения немалых подвижек. Таких людей просто так не убивают. Дело было явно политическим.
   Похороны были пышными и грустными. Казалось, полМосквы пришло проводить Ивана Дмитриевича в последний путь. Пользуясь своей властью как глава Антимонопольного комитета, считай почти Министр Империи, Агренев заказал ОКЖ и контрразведке обзор рынка печати за последние два года. Собственно подобный заказ не был чем-то особенным. Ему периодически приходилось по роду деятельности заказывать этим конторам нечто подобное по иным отраслям. То же самое с некоторыми дополнениями он затребовал и от своей СБ. Долго оставаться в Москве не позволяли дела, поэтому пришлось покинуть Первопрестольную и ехать в столицу. Тем более Император в телеграмме на имя князя интересовался временем его появления в Санкт-Петербурге.
   По приезду в столицу дело с вызовом Императора прояснилось. В Северную Пальмиру приехала делегация аргентинских военных. В основном, правда, моряков. Посланцы из Южной Америки прибыли переговорить о возможности строительства для их страны пары подводных лодок. Причем хотели они не субмарину типа "Щука", а совсем новый проект, который сейчас дорабатывали в Николаеве. А поскольку Агренев только что там побывал, то многие в столице его хотели видеть. Интересовались аргентинцы и новыми турбинными эсминцами. Причем за подлодки Сандро уже не хило "прилетело" от Михаила. Как так? Субмарина еще только разрабатывается, а какая-то сраная Аргентина уже про них знает. Что же тогда знают разведки мировых держав? Может они уже наши чертежи изучают?
   Как оказалось, аргентинцы приехали в Санкт-Петербург целенаправленно. Да, сейчас уже несколько морских держав строят подводные лодки. Но именно русские имеют практический опыт не только строительства, но и удачного их применения. А это очень много. По крайней мере для тех, кто сейчас приехал в Россию. Вообще после русско-японской войны в Южной Америке нарушилось хрупкое морское военное равновесие. По крайней мере с точки зрения аргентинцев. То, что чилийцы продали японцам броненосных крейсера, временно пошло аргентинцам в плюс. Аргентинцы неожиданно для себя стали самой сильной южноамериканской страной в тамошнем регионе. Но продолжаться так долго не могло. Чилийцы заказали в Британии замену проданным кораблям. Заказанная пара броненосных крейсеров была явно сильнее, чем проданные корабли. А потом и бразильцы заказали в Британии два броненосца. Аргентине нужно было как-то реагировать, и тут кто-то у них напомнил руководству аргентинского флота, что вообще-то русские почти половину японского флота утопили с помощью подводных лодок. А подлодки в отличии от броненосцев стоят довольно дешево. И вот прежде чем заказывать в Европе постройку броненосцев аргентинцы решили съездить к русским и узнать что к чему. Ну, и на прочее посмотреть.
   Без Агренева аргентинцев уже свозили на Невский завод и показали сформированные корпуса турбинных эсминцев на стапелях. Оно и понятно. Войти в узкий круг экспортеров морских вооружений для России было бы очень здорово. Показали аргентинцам внутри и подлодки "Щука". А с новым проектом только подтвердили, что он почти готов, но нужно еще подождать. Все равно в металле ничего пока нет. Типа заходите позже и все будет. Даже обучим, если закажете их постройку у нас подводные лодки в количестве от трех штук. Аргентинских армейских чинов свозили на полигон и показали работу батарей полевых пушек и легких гаубиц. А от Агренева требовалось впечатлить аргентинцев ручным оружием. В принципе аргентинской комиссии уже были показаны ручные пулеметы под промежуточный патрон, которые были приняты на вооружение флотом и морской пехотой. А в Сестрорецке и кроме этого Агреневу было что показать и из чего пострелять. Больше всего южноамериканцам понравились карабин под патрон 7*45 и ручной пулемет Браунинга. Насколько Александр знал, в 21-м веке наиболее перспективным калибром ручного оружия считался калибр 6.5-6.8 мм. Но это для пули с облегченной головой. Здесь же дешево в серии выпускать подобные пока не получалось. Но пуля калибром 7 мм лучше подошла именно к навеске пороха для данного патрона. Кроме того казачий карабин, который в свое время также был поставлен в том числе и в Аргентину, не совсем хорошо подходил к штатному патрону 7.62*54. В коротком стволе карабина порох не успевал полностью сгореть, что приводило к дульной вспышке при выстреле, которая в условиях плохой освещенности несколько слепила стрелка. А вот карабин Агрень, переделанный под промежуточный патрон с меньшим размером порохового зерна дульной вспышки не давал, и отдача при выстреле была мягче. Карабин нравился представителям Русского Императорского флота, но пока там не решили, менять ли мосинки с обычным патроном на новинку или нет. Собственно новый карабин был представлен аргентинцам как оружие для полиции и национальной гвардии. Мятежи и перевороты в Южной Америке бывают частенько, так что может аргентинцам и подойдет сие оружие. Показаны были также дирижабли, автомобили, самолет "Дрозд", продажи которого должны начаться в июне, и многое прочее. Вообще "Дрозд" выглядел на фоне зарубежных летающих заборов и прочих кракозябр просто верхом инженерной мысли. Правда, движок самолета для коммерческих продаж пойдет менее мощный, не форсированный на 55 л.с. Впрочем, по нынешним временам даже такая мощность самолетного движка - это просто отлично. А кроме того членам делегации раздали множество рекламных буклетов гражданской продукции Концерна. Ведь все эти люди являлись чьими-то близкими или дальними родственниками, среди которых навярняка найдутся предприниматели. Вполне возможно, что кто-то еще захочет наладить деловые отношения с Россией.
   Потом у князя был короткий разговор с Михаилом фактически на ходу.
   - Я все понимаю и тоже возмущен убийством Сытина. Но ты должен помнить, что сушествует закон о противодействию терроризму. - вот эти слова Михаила, да и само напоминание Александру сильно не понравились. Ну, да, там по закону вплоть до высшей меры с конфискацией имущества. Но зачем это говорить? Тем более Агренев уже был в курсе, что у Императора появились и свои тайные ликвидаторы. Амурская бригада егерей показала свою эффективность на русско-японской войне. И хоть она была расформирована после окончания боев, доброе начинание не осталось забытым. Вскоре была сформирована Сибирская бригада егерей и Кубанская бригада пластунов. Они уже успели отличиться в Финляндии, где упокаивали особо буйных "протестующих" в основном в сельской местности. Да и потом, насколько Александр знал, эти ребята не сидели без дела. Увы, не все дела в Империи и за ее пределами можно было решить правовым порядком. И тогда вступают в действие обученные люди. Впрочем, может именно на них намекал Император, но уж больно намек получился трудно читаемым.
   Аргентинская делегация уезжала из Санкт-Петербурга с сильными впечатлениями. Большинство ее членов просто не ожидало, что в России производят такое. Чисто житейская тема: если принято уважать английскую или германскую промышленность, то про Россию несмотря на продаваемые в Аргентине русские товары бытовало мнение, что она не слишком далеко оторвалась по промышленному развитию от их родной страны, пусть даже русские кое-что дельное выпускают. Да хоть то же стрелковое оружие. Так что приехавшим пришлось полностью менять свое мнение об Империи. Тем более они побывали именно в Санкт-Петербурге, который является витриной Империи, да в Сестрорецке, являющемся витриной русской промышленности после вывода оттуда большей части секретных производств. А то, что рядом соседствуют серьезные контрасты - от пышности и передовых технологий до полной бедности и убожества, так где такого нет. Но по той же причине, что увиденное намного превзошло ожидания аргентинцев, делегация увозила в основном договоры о намерениях, а не твердые контракты. У делегации просто не было прав на заключение такого количества контрактов, что желали ее члены. Судьбу договоров о намерениях будут решать уже другие более важные люди по возвращению делегации в Аргентину. Но и на этом пути имелись немалые политические препятствия. В аргентинской армии сейчас серьезные позиции занимали переселенцы из Германии. Они хоть в свое время и покинули Германию, но связей со своим Фатерляндом не прерывали. А, главное, для них германское означало лучшее. Потому как все сложится в военно-техническом сотрудничестве России и Аргентины было пока неясно.
   Через две недели после убийства Сытина официальное следствие так ничего и не накопало. У Службы безопасности Концерна дела обстоят несколько лучше, но только на фоне Охранного отделения. К этому времени пришли ответы на запросы князя. Как оказалось, за последний год более десяти процентов печатных изданий поменяло своих хозяев. Новыми хозяевами стали структуры, связанные с иностранным и еврейским капиталом. И теперь этот контингент владел более чем четвертью русской прессы. Это становилось ОПАСНО! Евреям давно удавалось оказывать свое влияние на мысли толпы. Еще с библейских времен. Проблема, впрочем, состояла в том, что полученные ответы на запросы Александра в расследовании убийства похоже ничего не дают. Массовая скупка евреями и иностранцами русских газет с убийством Сытина никак не стыковалась. То есть тут либо чья-то дурная инициатива, либо эти вообще не причем. Ведь подобное дело однозначно привлечет внимание властей к идущим процессам. И власти будут вынуждены реагировать, коль скоро до этого не придавали внимания происходящему. Причем меры за это меры наверняка последуют. Дабы не откладывать дело в долгий ящик, князь составил доклад на эту тему и передал в канцелярию Императора с пометками "Важно" и "Срочно". Впрочем, он уже догадывался, что подобный доклад на Высочайшее имя будет не только от него.
   Кстати, если уж говорить о еврейском населении Империи, то открытую для переселения Акмолинскую область евреи почему-то не слишком жаловали. С весны 1905 года по весну 1908-го в нее из черты оседлости переехало всего чуть менее 50 тысяч евреев. А между прочим по многим показателям это была самая лучшая за Уралом губерния по условиям проживания. Михаил обо всем этом наверняка знал много больше Агренева, а потому иные ранее обещанные за Уралом губернии открывать для переселения евреев из черты оседлости не торопился. А теперь в связи с выявившейся скупкой еврейским капиталом русских печатных изданий, возможно и вообще, не станет открывать. Может ему подкинуть мысль о создании эрец-Израиля на Мадагаскаре? Правда, Александр сомневался, что подобная идея понравится нынешним хозяевам острова - французам. Но сама по себе мысль интересная, если ее раскрутить в русской печати. Плюсов в этом немало даже если французы не согласятся.
   Пока шло соблазнение аргентинской делегации техническими новинками, политические интриги в мире шли своим чередом. Еще ранее японскому послу в России был фактически выдвинут ультиматум. Японии предложили в трехмесячный срок выгнать британский флот из японской зоны влияния на юге Корейского полуострова. Японцам напомнили, что со времен окончания русско-японской войны и до появления британцев в Корейском проливе взаимоотношения двух наших стран складывались поступательно. Более того, именно Россия после русско-японской войны сделала все, чтобы японские финансы не попали под внешнее управление. В настоящем же моменте Россия будет вынуждена применить к Японии рычаги давления, и если японцы не выполнят законную просьбу России, то Империи придется запретить ввоз японских товаров как в Манчжурию, так и в Россию. Если же и эти меры не помогут, то, к сожалению, России придется принимать иные способы влияния, которые врядли понравятся Правительству страны Восходящего солнца.
   В конце апреля китайское правительство, наверняка подстрекаемое британцами, вдруг сделало на публику заявление, что Формоза - это вообще-то китайская провинция, а потому Поднебесная ожидает возвращения острова под руку Пекина, как того хочет большинство населения острова, находящегося ныне под оккупацией России. Это было настолько неожиданно, что с ответом на Певческом мосту просто промедлили. Русские дипломаты просто не знали, в какой тональности следует ответить Пекина. В итоге ответ был достаточно ехидным по дипломатическим меркам. Китаю, если ему так дорог остров, предложили выкупить его за 25 млн. фунтов или обменять на территории в бассейне рек Амур, Сунгари и Уссури. На этом дело в общем-то и закончилось, ибо китайцы, похоже, просто собирались кукарекнуть, раз на том настаивает Лондон, но больше ничего не предпринимать. В принципе обмен острова на указанные территории для России был бы наверно выгоден. Китайцев и манчжур там пока обитало не слишком много, и в случае чего их выселение не станет большой проблемой. Это не 3 миллиона китайцев Формозы. А мирный обмен территориями в значительной степени избавлял Империю от соблазнов прибрать больше. И, главное, это можно было бы сделать мирно, без всякого осуждения со стороны мировых держав. Все-таки Формоза хоть и выглядела с одной стороны неплохим приобретением, но с другой могла стать проблемой в будущем. Впрочем, это было личным мнением Александра, а не официальной позицией Империи.
   А новости тем временем продолжали поступать. 5 мая к небольшому участку береговой черты Адриатического моря, которая принадлежала Черногории, пришли три броненосных крейсера Королевского флота и на протяжении четырех дней своими действиями пугали местных, в особенности рыбаков. Намек был вполне откровенным. Дочь черногорского князя Николы замужем за русским Императором. И эта демонстрация силы в первую очередь предназначена не для Черногории, а для Михаила II. Впрочем, другая дочь Николы I была замужем за итальянским монархом. Возможно, что этот жест был и в сторону Италии. Правда, итальянцы быстро прислали пару бронепалубников к берегам Черногории, после чего англичане покинули Адриатику. Это, видимо, тоже что-то должно значить на дипломатическом языке, но в такие подробности Александр вдаваться не собирался.
   Правда, пришла и неплохая весточка. Большой Белый флот САСШ, обогнув Южную Америку, пришел к западному побережью страны, дошел до Сиэтла и повернул назад к Сан-Франциско. Причем нужно сказать, что путь осилили все 16 броненосцев, вышедших с Восточного побережья, пусть и не без некоторых проблем. А вот 8 мая случилась серьезная авария. На броненосце "Нью-Джерси" во время движения взорвался паровой котел, выведя из строя все котельное отделение. Этот корабль дальше уже точно не пойдет. Ну в общем, да. Подрыв взрывчатки, замаскированной под кусок угля, нормальному функционированию котельного отделения не способствует. Даже если американцы и решат, что это диверсия, то кого им винить то? Ведь броненосцы принимали уголь в своем порту. Канадцев разве что. Они там рядом. То есть, почитай, англичан, которым океанские круизы флота кузенов тоже врядли по нраву.
   Из частных новостей пришло сообщение, что Григорий Долгин с супругой и сопровождающими лицами на паровой шхуне "Вуокса" наконец прибыл на отдых на новообретенный русский остров Святого Фомы в Карибском море. Вообще Гриша поехал туда не просто отдохнуть, но и осмотреться на месте. Во-первых, на одном из островов Концерн собирался в дальнейшем построить НПЗ для переработки венесуэльской нефти. Во-вторых, следовало подобрать место для транзитных складов Концерна. Все же проще торговать, имея товарные склады поблизости от стран-клиентов. Но главным там была сама шхуна и ее экипаж. Инженерам Концерна наконец удалось создать достаточно чуткий буксируемый металлоискатель, чтобы можно было замахнуться на поиск сокровищ затонувших испанских галеонов. А поскольку Империя на Карибах заполучила некоторые территории, то их следовало использовать как базу. Искать морские клады можно десятилетиями, и базировать экспедиционные судно все-таки лучше на своей территории, а не в чужих портах. Потенциально интересной будет реакция Испании, если и когда экспедиция что-то найдет и поднимет. Формально по морским законам кто что-то покинутое в море нашел, тот и становится новым хозяином. Но суммы найденного могут быть очень не маленькие, а это уже политика. Впрочем, пока это был чисто риторический вопрос. Сначала нужно было это что-то найти.
   В середине мая Имперская канцелярия известила новостные издания России о предстоящем визите Английского короля Георга VII. Теперь по мнению Александра становилась понятна активизация англичан против России. Вообще-то в Британии в этом году сменился Премьер-министр, но политика империи, над которой ее заходит Солнце, от этого ничуть не поменялась. Видимо, британцы набирали очки перед встречей двух монархов. Даже для всесильной Британии в принципе это выглядело зраво. И теперь России перед визитом английского короля тоже нужно обязательно сделать сильный ход. Ну или во время визита.
  
   Глава 19.
  
   В конце мая в Адмиралтействе в Высочайшем присутствии состоялось четырехдневное совещание по вопросам военно-морского флота. Если говорить кратко, то в строительстве флота произошла революция, а решения заключались в том, что турбинным кораблям в РИФ быть. Сия революция свершилась несмотря на то, что единственные русские турбинные корабли - эсминцы еще даже не были спущены на воду. Агреневу, как владельцу Ковровского турбинного завода, правда, пришлось поручиться честью и немалыми деньгами, что за паровыми турбинами будущее любого военного флота. Но по сути выхода у РИФ не было. Разве что вариант подстраховки требовалось разработать. Просто нужно было либо идти к Германии или Англии на поклон за более мощными паровыми машинами, либо использовать собственные наработки по паровым турбинам. Не для всех выбор был очевиден, поскольку преклонение русских чиновников по части технических новинок перед Европой никто не отменял. Порой казалось, что некоторыми немалыми чинами это впиталось чуть ли не с молоком матери, но слава Богу вопрос наконец был разрешен. К этому времени русская разведка смогла добыть в САСШ много материалов по строящимся линкорам типа "Северная Каролина". Хранить секреты там как и в России еще пока не слишком умели. Кроме того не возникало больше вопросов по осуществимости схемы расположения артиллерии главного калибра типа "башня над башней" в диаметральной плоскости. Американцы провели соответствующие испытания и, получалось, что главный калибр верхней башни не глушил выстрелом канониров из нижней башни даже в том случае, если стрельба верхних орудий осуществлялась непосредственно над нижней. Сам Агренев это прекрасно знал из иной истории, но не мог каким-либо разумным способом подтвердить правильность этой идеи.
   Нужно сказать, что русские кораблестроители и проектировщики последние годы без дела не сидели. А потому эскизные проекты линкора у них имелись. В отличии от американских коллег их фантазия относительно линкора не была ограничена пределами водоизмещения в 16 тысяч длинных тонн, а потому проект русского линкора был 158 м длины с водоизмещением 19 тысяч тонн. Будущий линкор имел 3 турбины с тремя валами, и был четырехбашенным с 8 орудиями 12" главного калибра и с бортовой броней в 11 дюймов. По результатам совещания его взяли за основу и поручили Балтийскому заводу осуществить детальную проработку. Международная обстановка настоятельно требовала от России возобновления постройки капитальных кораблей. Все-таки одними подлодками, миноносцами и защищенными (Прим.: бронепалубными) крейсерами свои берега защитить сложно, а построенные ранее броненосцы быстро устаревали. Министру финансов было поручено изыскать средства на постройку трех линкоров: двух на Балтике и одного в Черном море.
   Несколько сложнее обстояло с крейсерами. С одной стороны проектировщикам удалось вписать три турбины по 6800 л.с. и паровые котлы в корпус стандартного крейсера с 10 шестидюймовыми орудиями. Более того, именно переход на турбины позволял сэкономить вес на двигательной установке и за счет этого защитить наиболее важные части крейсера 2.5" броней по ватерлинии хотя бы от 6-дюймовых фугасных снарядов. Однако общая новизна двигательной установки и сам трехвальный привод адмиралов пока очень не радовал. Тем более, что по сути в наличии имелся только эскизный проект. По результатам совещания разработчикам было поручено создать полноценный проект крейсера. Кроме того МТК решил прикрыть задницу и выдал Ковровскому турбмнному заводу первый казенный заказ на проектирование. Заводу поручалось создать турбины в 12,5 тысяч л.с. с целью перехода обратно на двухвальный привод. Причем не только для крейсеров, но и для линкоров. В этот раз Морвед даже аванс за проектирование обещал выделить.
   Агренев явился на совещание не с пустыми руками. И так было понятно, что строить линкоры придется. Проблема состояла в том, что строить их в России фактически было негде. Только один каменный эллинг Балтийского завода мог бы вместить в себя будущий линкор. И то эллинг следовало несколько удлинить. Еще три: один на территории Балтийского завода, и два в Николаеве, нужно было построить с нуля. О будущем судостроения Агренев своевременно подумал. На совещании он представил увеличенные проекты эллингов из сборных металлоконструкций. Тех, что были построены у него в Николаеве и сейчас достраивались в Выборге. То есть проекты металлического эллинга на 1 и на 2 стапельных места. В общем, это не было чем-то особо новым, но представленные проекты попали, что называется, в струю. Кроме того для постройки линкоров требовалось увеличивать производительность российских заводов по выделке брони, морских орудий, орудийных башен и так далее. В общем, дело не на один год и не на один десяток миллионов рублей. Без модернизации казенной военной промышленности о развитии флота можно было и не думать. А думать приходилось. Министр финансов Коковцев кряхтел, прикидывая будущие затраты. Но что ему оставалось делать? Только брать под козырек.
   К концу мая у жандармов появилась ниточка к расследованию убийства Сытина. Пока это была оперативная информация. Нужно сказать, что Охранное отделение контролировало жизнь общества в достаточной мере через добровольных и не совсем добровольных осведомителей. На данную работу выделялись немалые средства. В этом варианте истории Охранное отделение было еще и раза в два более многочисленным, а потому лучше работало. Скорее всего и в ином варианте истории дело с контролем общества обстояло примерно неплохо, но там верховная власть пустила все на самотек, да и жандармы просто сами чересчур заигрались. Заигрались в политику, провокации и прочее. Здесь же никакой Первой русской революции и соответствующей свободы вранья в прессе не было. Цензура не дремала. Разве что была она более многоплановой и гибкой. Так что жандармы продолжали по долгу службы и по долгу чести стоять на страже государственных интересов Империи. Причем работа того же Сытина и его команды в службах массовой информации делала работу жандармов в немалой части умов общества не позорной, а наоборот государственно востребованной. Более того, если еще лет десять назад офицер флота или армейский офицер не подал бы руки коллеге в лазоревом мундире, то к 1908-му году подобная нелицеприятная практика в значительной мере себя изжила. Пусть далеко не каждый армейский или флотский офицер почитает жандарма себе равным, но все-таки большинство офицерского корпуса уже полагало, что жандармы делают весьма нужное для Империи дело, пусть и не всякий этим согласился бы заниматься сам. А кроме офицеров имелось достаточное количество народа, который по тем или иным причинам сотрудничал с Охранным отделением. Да, та же русская интеллигенция в основной своей массе считала стукачество мерзким злом. Причем вне зависимости от предмета дела. Но тут, как говорится, имеются национальные особенности. Те же германцы наверно все последние времена и в ином будущем "стучали" властям добровольно и с большим удовольствием, не считая это чем-то зазорным для себя. Наоборот, подобной порядок считался y них просто элементом орднунга. Но речь не об этом. В общем, Московское охранное отделение ухватило вероятную ниточку, которая скорее всего вела к русским массонам.
   Нужно сказать, что массоны в России завелись давно. Их деятельность в Империи уже не раз запрещали, но они как-то каждый раз возрождались, как птица Феникс из пепла. Вот и сейчас ниточка вела к массонской ложе "Великий восток народов России", которая саморганизовалась пару лет назад. Вернее не самооргазизовалась, а скорее была создана другой ложей - ложей "Великий Восток Франции". А лягушатники особенно в последнее непростое для взаимоотношений двух стран время наврядли могут что-либо полезное организовать для России, тем более тайное. То же убийство Сытина с благородными целями организации сообразовалось как-то плохо. И хотя пока новая русская массонская ложа выглядела какой-то плюшевой и немногочисленной, тем не менее следы вели туда. В ложу в основном входили некоторые знатные аристократы, некоторая часть интеллигенции и некоторая часть промышленников, в основном связанных с иностранным капиталом. Это, так сказать, в основном, хотя попадалось там каждой твари по паре. Вот тех же купцов-старообрядцев в ней было мало. Старообрядцы после отмены ограничений сейчас в основном делали бизнес. И причем не просто так, а, похоже, отрывая старые захоронки и выводя бабло из-за границы. Но, как говорится, и среди них были ... Гучков - знакомая даже из иных времен фамилия. Авантюрист, богач, на котором пробы некуда ставить, участник нескольких военных конфликтов, который даже успел побывать в английском плену в Южной Африке. И этот оказался в данной компании. Причем он был одним из трёх участников сборища противников режима, которых не похоронил взрыв в одном из особняков Лондона в прошлом году. Везучий гаденыш! В общем, похоже, расследование убийства сдвинулось с мертвой точки, но скорее всего быстрых результатов ждать не следовало.
   Вообще Агренева сейчас больше беспокоила либеральная русская оппозиция, а не всякие эсэры и эсдеки. Озабоченность Александра опасностью именно либералов была бы понятна гражданам России в 21-м веке. Здесь же это мало кто понимал. У людей просто не было его жизненного опыта, не было примеров их разрушительной деятельности по отношению к собственному государству. А у русского общества не было прививки от либерализма. Россия - огромная страна, которая может существовать только в виде Империи и никак иначе. А империи живут, пока они расширяются. Это расширение не обязательно должно быть территориальным. Оно может быть также политическим или экономическим. А может быть даже моральным. Но оно должно быть. Политический строй Империи не обязательно должен быть монархией. Ведь была же в иной истории и Красная Империя. Опасность либералов в том, что именно они и прочие, которые в них перекрашивались, проповедуя на словах народное счастье и рост экономики, поддерживаемые внешними силами, в иной истории трижды за 20-й век проявляли свою разрушительную сущность. Империей должны руководить люди с государственным мышлением, а не с повадками частного собственника, который заботится прежде всего о собственной власти и богатстве. В иной истории они чуть не вогнали в гроб страну во время Первой Русской революции. Этого оказалось мало, и Февральская революция именно их усилиями и бездумной политикой развалила страну. А в 90-х годах именно их усилиями и под их покровительством была развалена и разворована экономика второй державы планеты. И каждый раз, может сами того и не желая, либералы были лишь одноразовым инструментом иностранного капитала по развалу страны или ее экономики. Так что допускать подобных личностей, озабоченных в первую очередь жаждой властью и жаждой наживы, к управлению Империей было категорически нельзя ни под каким видом. Вот только на лице ни у кого не написано, какой он там внутри. А к власти, особенно власти верховной, в жестком соперничестве с другими претендентами пробираются в основном такие типы, что клеймо ставить негде. Лезут без мыла, лезут по головам, не брезгуя ничем. И, видимо, в процессе своего продвижения наверх лишаются всех моральных принципов, если таковые раньше и имелись.
   Безусловно, подавляющая масса либеральной публики желает себе и своей стране добра. По крайней мере так, как она его видит. Это ведь не какие-то адские монстры, а самые обычные люди, которые живут, обедают как и все, беседуют с соседями, работают, любят своих жен и детей, ругают власти и так далее. Большинство из них никогда не попадет во власть. Для этого существуют лидеры. Именно они правят балом. Именно они определяют политику либеральных движений. А простой человек либеральных воззрений при любом развитии событий так и остается при всех своих правилах и убеждениях. Никакого дела вождям до простого человека нет. Ну кроме момента выборов. Одним словом, масса простых людей для лидеров - это электорат. И то, что это для обычного человека боль и, вероятно, крушение надежд... Да какая разница? Одни останутся либералами навсегда. Есть такой тип людей. Другие изменят с возрастом свое мировоззрение, но потом все равно подрастет новое поколение, которое еще не ощутило горечи разочарования в либеральных идеях.
   Либералы в России в значительных количествах имелись среди всех "главных" слоев населения: среди аристократов, среди интеллигенции, среди купцов и промышленников. Причем были они всех цветов и оттенков. Вот и нынешние плюшевые массоны - это скорее всего те же либералы, решившие поиграть в таинственность. Не более того. Особый вид представляли собой либералы из интеллигенции. Особенно из интеллигенции творческой. Когда-то кто-то из великих сказал: "Я не интиллигент, у меня профессия есть.". Вот эта фраза хорошо описывала нынешнюю русскую интеллигенцию, хотя немалая ее часть ухитрялась совмещать и профессию и образ мышления интеллигентов. Особенно это относилось к многочисленным преподавателям высших учебных заведений. А ведь в университетах и ВУЗах учили и воспитывали молодых людей, будущую гражданскую элиту страны. Тех, кто впоследствии будет двигать науку и технику Империи вперед в соперничестве с иными державами. И это было особенно неприятно. Но вот что-то поменять в этом замкнутом круге было трудно. Кроме того, для Империи необходимо было создать специальные учебные заведения, где молодых людей будут специально воспитывать и обучать основам управления. Ведь военные учреждения типа кадетских корпусов, воспитывающие будущих офицеров, в Империи имелись в значительном количестве. Имелись и женские закрытые курсы, а вот подобных учебных заведений с жестким внутренним режимом, которые бы воспитывали гражданских управленцев, фактически не было. Государственные управленцы вырастали в основном сами и в основном из касты военных. И навыки у них имелись соответствующие, а не те, которые им были нужны на их государственных должностях. А гражданской молодежи в ВУЗах за исключением части дворянства с детских лет в нужной мере не прививали обязанность служения Империи, принципы дисциплины, обязанность подчинения старшим и делу, и прочее и прочее ... Те же молодые люди из обеспеченных не дворянских слоев населения и разночинцев не проходили нужной жесткой школы. Агренев уже не раз теребил Императора на эту тему, и вроде бы что-то начало делаться. Для Концерна Агренев создал подобный колледж в Самаре. Он должен был принять своих первых студентов в сентябре. Но это для себя. Да и специализация у колледжа все-таки несколько иная.
   По причине либеральных порядков в гражданских учебных заведениях молодые люди особенно из студентов часто отличались левыми взглядами. Ведь так или иначе их учили все те же преподаватели с либеральным "свободолюбивым" мировозрением . И тут пока оставалось уповать на изречение другого классика: "У того, кто в молодости не был революционером, нет сердца. А у того, кто в зрелости не стал консерватором, нет мозгов." Мудрое, нужно сказать наблюдение. Молодежь в силу своего возраста не имела опыта поживших людей, а потому не могла критически оценивать того, что она сама желала. Зато имела массу энергии и желание что-нибудь улучшить в Империи. Эта энергия лилась как обычно через край и частенько их поступки и помыслы не соответствовали нормам законов Империи. В принципе так было во все времена и везде. По крайней мере на Руси. Отчасти это так называемый конфликт отцов и детей. И не всегда, ой как не всегда, удавалось канализировать эту энергию в нужное для Империи русло. В ВУЗах, открытых при участии и на деньги Концерна это частично удавалось. Впрочем, даже когда это удавалось, среди общей массы всегда находились паршивые овцы. А с расширением класса образованных людей в стране, росло и абсолютное количество желающих перемен. В принципе перемены в Империи шли, жизнь потихоньку менялась. Но некоторым, особенно молодежи, хотелось всего и сразу, ибо терпением юность не обладает в принципе. И вот как раз этим пользовались те же либералы и революционеры всех мастей. Одни распространяли свои идеи в массы, на словах призывая к более быстрым реформам, к введению "народного представительства" и так далее, другие вообще к свержению царской власти, а на деле желая своей доли власти. И власти побольше. Для лидеров либералов и прочих жаждущих странного тот же парламент представлялся моментальным трамплином к власти вместо долгого и нудного продвижение по ступеням государственной карьеры в соответствии с действующими сейчас в стране порядками.
   Как уже говорилось, либералы имелись в России всех цветов и оттенков. Одних интересовала личная власть, других, особенно торговцев и промышленников, больше занимало приближение к бюджетной кормушке. Ведь не секрет, что значительную долю промышленных заказов в стране составляли именно казенные. Более того, именно на казенных заказах обычно можно было навариться значительно больше нежели на заказах частных. Ведь казенными заказами и казенными деньгами распоряжаются чиновники, а потому за взятку или откат порой можно было получить ну очень жирные контракты. И при этом не слишком утруждаться с качеством, потому как приемку товара тоже осуществляет такой же чиновник, а не собственник.
   В виду того, что цензура в печати продолжала существовать, на страницы газет выливалось не все, что хотели бы провозгласить те или иные потенциальные реформаторы. Так под запретом находился лозунг эсеров о государственной собственности на всю землю и раздачу самой земли в вечное пользование тем, кто ее обрабатывает. Нужно сказать, что данную идею поддерживало немалое число всяких реформаторов. Но полтора года назад Император в интервью "Русскому слову" разъяснил, что такого он не допустит никогда, ибо сей порядок предполагает, что по сути у земли собственника не будет. А раз нет собственника, то и некому эту землю холить и лелеять. Мало того, данная мера сразу снизит урожаи в стране и убьет многие виды селькохозяйственного производства. Ведь тот же крестьянин, под которым эсеры и прочие понимали человека, обрабатывающего землю, не будет содержать конные заводы, держать тонкорунных овец, заниматься селекцией и выведением новых сортов и так далее. Михаил II привел еще много разных доводов против данной бредовой идеи. Да и вообще такого нет ни в одной стране мира. А раз, говорил Император, я не собираюсь допускать возможности воплощения в реальность этих дурных идей, то и нет смысла их обсуждать и пропагандировать. Цензура за этим бдила строго, отслеживая всякие иносказательные высеры многочисленных писак и изданий. Проправительственные издания все это не раз рассусолили вдоль и поперек, но идея умирать не хотела. Она просто ушла в салоны, на улицы и так далее. Живучесть ее обуславливалось тем, что если и когда "народное представительство" таки в России возникнет, это прекрасная возможность с помощью запудривания мозгов населению получить голоса крестьянской массы Империи. Крестьяне же в Империи составляют большинство населения. А вот как раз они понимать неосуществимость этой идеи не хотели. Крестьяне просто хотели земли...
   Вообще Михаил II периодически подумывал о введении в стране некоего урезанного по функциям парламента, но сейчас эта мысль опять была отложена. В Европе начался очередной экономический кризис. Так что сейчас не до лишних расходов. Впрочем, пока в самой России кризисные явления если и проявлялись, то разве что в виде некоторой депрессии. Денежной массы в России пока хватало, а потому наличиствовало разве что замедление темпов роста экономики или приостановка его в отдельных отраслях. Обусловлено это было как раз отсутствием золотого рубля. Будь он, кризис скорее всего был бы неминуем. А так Правительство чувствовало себя достаточно уверенно. Минфин не стремился обязательно ужать денежную массу, но и не стремился с другой стороны к эмиссии деревянных рублей для покрытия излишних государственных расходов. Выходило пока в общем неплохо.
   8 июня в Ревель прибыл Эдуард VII в сопровождении Министра иностранных дел Англии сэра Эдварда Грея и прочей свиты. Переговоры с русским Императором длились три дня. Британцы давили, стращали, улещивали перспективами. Да, они хотели урегулировать отношения между двумя империями, но, что естественно, желали сделать это с выгодой для себя. У Михаила II была в принципе та же задача, но все требовалось сделать с пользой для России. Высшие лица двух империй обсудили весь круг двухсторонних вопросов, но достичь взаимопонимания смогли только в отдельных случаях. По Персии был подписан договор, разделяющий страну на три зоны: русского влияния, английского и нейтрального, где обе страны могли добиваться от персидских правительства, меджлиса и персидского шаха тех или иных привилегий и концессий. Была и секретная часть, которая гласила, что обе Империи приложат совместно все усилия дабы воспрепятствовать иным странам в получении концессий в Персии кроме одобренных обеими договаривающимися сторонами. Тех же немцев, которые ни шатко ни валко строили сейчас в Оттоманской империи железную дорогу к Багдаду, пускать в Персию ни одна из сторон не желала.
   Договорились Россия и Англия также по необходимости проведения дальнейших реформ в османской Македонии. Тема сама по себе была давнишняя. Все, как говорится, были "за". Но англичане по какой-то причине хотели более радикальных реформ, и подписывать итоговый документ Михаил не стал. В конце концов в Европе имеются не только Англия и Россия. Вот ежели бы документ был многосторонним, то это другое дело. Это в сторону англичан турки боятся чихнуть. Совсем другое дело Россия. Михаил потому и не захотел делать Россию крайней и быть очередным виновником всех бед Стамбула, тем более, что в настоящий момент отношения с султаном были неплохие. Зачем же их портить, делая тому гадость непонятно ради чего? В конце концов простое заявление России о необходимости продолжения реформ в Македонии султана ни к чему не обязывает. А если англичанам сильно надо, пусть привлекают иных союзников к этому вопросу. В то же время русское заявление скажет православным жителям Балкан, что о них в России помнят и думают.
   Договорились два монарха и относительно противодействия Германии в Оттоманской Империи. Ни России, ни Англии быстрая постройка железных дорог германским капиталом в Оттоманской Империи была не нужна. Железнодорожная колея, идущая прям из Берлина, несла непосредственную угрозу России начиная от возможного перехвата контроля Германией Черноморских Проливов и заканчивая возможностью быстрых маневров войсками для осман на Армянском нагорье. Да и вообще на границе с Персией включая нефтеносный Арабистан. Англии появление германских конкурентов и в перспективе германских войск и флота в Персидской заливе тоже было совсем не нужно. Но это были естественные совпадающие интересы двух стран. А вот дальше начались существенные разногласия позициях сторон.
   По-хорошему выпереть англичан из Корейского пролива не получилось. Эдуард и сэр Грей наотрез отказались покидать занятый корейский остров. Впрочем, они готовы были рассмотреть этот вопрос, если Россия начнет придерживаться принципа "открытых дверей" не только в коренном Китае, но и в Манчжурии. Отказались англичане и от признания особых интересов России в северной части Кореи. В общем создался тупик. Россия пока не могла вытурить англичан из Корейского пролива, а англичане ничего не могли поделать с позициями России в Манчжурии и северной части Кореи.
   Кроме того британцы желали, чтобы Россия ушла из Сиама и объявила о том, что Тибет находится вне ее интересов. Вот эти позиции британцы в некоторой степени готовы были разменять на свой уход из Корейского пролива и ослабление влияния России в Манчжурии. Но это было совершено не интересно России. Более того, часть завоеванных преимуществ в Лхасе англичане уже и так потеряли. Китай прислал в Лхасу энергичного высокопоставленного. чиновника - ямбаня, который постепенно урезал немалую часть полученных британцами привилегий в сфере торговли в этом регионе. А введенный впоследствии официальный запрет Поднебесной ввоза в страну опиума формально сводил английскую торговлю в том районе к незначительным размерам. Сам Далай-лама в последние годы уже два раза приезжал в Лхасу, но оставаться там пока опасался. С ямбанем они нашли общий язык, поскольку тот пока действовал на благо страны Великих горных вершин.
   Отказываться от аренды архипелага Лангкави и сотрудничества с Сиамом Михаил не собирался вовсе. На пару с Германией, которая ныне имела самую значительную торговлю из всех иностранных держав с Сиамом, Россия вполне могла защитить свои интересы в регионе. Британцы могли бы еще обкусать южные мусульманские провинции Сиама на Малакском полуострове Сиама, но попытка захватить иные районы привела бы к стычке с Германией и Россией одновременно. А французам не светило и обкусывание национальных окраин Сиама. Более того, там, похоже, все шло к тому, что так или иначе Франции придется уйти из захваченной коренной сиамской провинции Трат чуть ли не безвозмездно.
   Британцы также желали, чтобы Россия сносилась с Афганистаном только через колониальную администрацию Индии и подтвердила это документально. Но хоть афганский эмир "сидел" на английском денежном пособии и вроде бы был не против вести свои иностранные дела именно этим способом, Санкт-Петербург не стремился подписываться под этим порядком ведения дел. За это ведь британцы ничего полезного не предлагали. Так куда торопиться? Тем более что на границе Афганистана и Пенджаба у британцев опять начались проблемы. Они только подавили в тех краях одно восстание и вернули войска в места дислокации, как началось новое. Причем судя по всему к нынешнему восстанию присоединилась и часть афганцев во главе с каким-то муллой, объявившим англичанам джихад. Да, эмир Хабибулла-хан уже пообещал желающим объявлять самостийный джихад вырвать язык, а мятежникам-афганцам, отправившимся воевать с англичанами, отрезать ноги. Но когда это еще будет и будет ли вообще? В конце концов эмир Афганистана как правитель сказал то, что должен был сказать в его ситуации, раз он сам в данный момент не желает конфликтовать с Англией. Но вот станет ли он выполнять даже то, о чем он объявил по отношению к мятежникам, это еще большой вопрос. Да и вообще Восток - дело тонкое. Ввязываться тамошние дела непосредственно Россия не имела ни возможности, ни желания. Там нет ни правых, ни виноватых. Даже подбросить в огонь дровишек, чтоб сильнее горело, и то не было возможности. Если только опосредственно и через посредников.
   Был поднят и вопрос о Проливах. Он не мог быть не поднят на встрече монархов двух стран. Наверно даже англичане не поняли бы, если бы русский царь об этом бы не заговорил. В то же время Михаил прекрасно понимал, что вопрос об изменении статуса черноморских Проливов не может быть решен вот просто так. За положительное решение вопроса каждая из стран-гарантов соглашения, принятого на Берлинском Конгрессе, затребует плату. И в сумме это составит слишком много. А Англия вообще на это не согласится. Потому нет смысла настаивать на этом именно теперь в момент не самых хороших отношений с островом. Проливы или свободный проход через них придется брать силой в тот момент, когда либо позиция России будет очень важна для всей Европы, либо когда всем будет не до каких-то там Проливов. Собственно так и получилось. Эдвард Грей просто ответил, что сейчас не время для изменения статуса Проливов, если только Россия не договорится с Англией по большинству вопросов. И это только позиция одной Англии. А ведь есть еще Франция, Австро-Венгрия, Италия и Германия... Проще эти Проливы с боем будет взять, чем собрать одновременное добро от всех стран-гарантов.
   Кроме споров по тем или иным вопросам англичане пытались соблазнить Михаила обещаниями больших инвестиций в русскую экономику, новых кредитов казне и помощью в модернизации казенных предприятий. Но многолетнее общение Императора с князем Агреневым сделало свое дело. Михаил вообще не хотел видеть в России английских банков, желал иметь контроль над иностранными инвестициями, дабы они шли туда, куда нужно Империи, а не туда куда в настоящий момент выгодно дельцам лондонского Сити, и имел свой взгляд на необходимость привлечения новых кредитов, особенно если они связанные. Более того, видя что британцы уступать на взаимной основе не желают, он предложил для нормализации отношений компенсировать России тот вред, что нанесли английские поставки всего и вся непосредственно в ходе русско-японской войны. Даже цифру назвал - 24 миллиона фунтов. Раз уж Англия объявляла о нейтралитете в той войне, "свобода торговли" - это не аргумент, которым прикрывались Британия, поставляя в Японию военную контрабанду. Естественно, Михаил прекрасно понимал, что Эдуард наотрез откажется даже рассматривать этот вопрос. Но как претензия к Англии это вполне сошло. А вот вопрос введения в Японии внешнего управления ее финансами на сей раз нашел у российской стороны нужный отклик. Стороны согласились начать диалог в этой сфере. В принципе с русской стороны это было ничем не прикрытое предупреждение японцам. Ведь переговоры можно вести долго, а закончиться они могут любым результатом. Так что этим вопросом можно долго шантажировать японцев. А будет ли оно введено или нет, зависит только от благорасположения Российской Империи. Да и сам факт ведения переговоров по этому вопросу можно использовать против Британии. Это ведь Англия была союзником Японии. И судьба проигравшей Японии, как и судьба не одиножды битой Россией Оттоманской Империи, чьи финансы ныне также находятся под внешним управлением, - это прекрасный пример-предупреждение для всех потенциальных союзников Британии.
   Михаил также поднял вопрос о ситуации в Северной Африке. Англия ведь фактически заблокировала возможность получения Россией определенной компенсации за свое непротивление разделу этой части Африки. Коль скоро Англия, Франция, Италия и Испания решили поделить данный кусок между собой, не обращая внимания на другие заинтересованные стороны, то всем этим странам скоро придется столкнуться с русским и германским противодействием. И не факт, что это понравится странам, поделившим этот регион. Да, вместе 4 этих страны, поделивших север Африки, очень сильны, но неучитывание интересов иных держав приведет к тому, что те будут действовать сами и брать то, что им нравится. А подобный ход событий может привести к очень нежелательным последствиям вплоть до начала военных действий. Вопрос был весьма непростым, но английская сторона под разными предлогами уклонилась от его обсуждения в верхах. Вероятно, англичане считали, что и так сойдет, и они могут действовать в этом вопросе с позиции силы. А вот столкнуть лбами Россию и Германию англичане очень хотели. И предприняли в этом направлении немалые усилия, выложив Михаилу в том числе и часть конфеденциальной информации о действиях Берлина. Но Михаил ссориться с Вильгельмом совершенно не стремился, и усилия англичан не увенчались успехом. Опять же нужно еще посмотреть, где там правда, где намеренная ложь, а где смещение акцентов. На стравливании стран между собой британцы не одну собаку съели. И подозревать их в честности и беспристрастности - это себя не уважать.
   В целом переговоры прошли мало результативно. Но если в Лондоне на что-то надеялись, то в Санкт-Петербурге в основном к подобному результату переговоров и готовились, ибо было трудно представить, что Британия пойдет на существенные уступки России. Даже на те, которые официально и дипломатически закрепляли бы существующий порядок вещей.
   В связи с провалом русско-английских переговоров 14 июня в Осло королю Норвегии русским консулом был вручен опечатанный пакет. Причем на личной аудиенции русский консул специально попросил норвежского короля Хокона VII не предавать содержимое пакета какой-либо огласке даже внутри ограниченного круга приближенных лиц, поскольку утечка информации может пойти во вред самой Норвегии. А если король будет согласен с предложенными ему идеями, то русский Император готов в ближайшее время посетить Осло для подписания соответствующего документа.
  
   Глава 20.
  
   Что может помнить среднестатистический молодой мужик из начала 21-го века, пусть даже получивший высшее образование, не связанное с историей или дипломатией, о младотурецкой революции и Боснийском кризисе начала 20-го века? В общем-то совсем немного. А именно, что в условиях обоюдного ослабления и Российской и Оттоманской империй, когда в последней начался младотурецкий бардак, Вена задумала и провела удачную операцию по переводу режима бессрочной оккупации Боснии и Герцеговины в аннексию данной территории. Из-за того, что воевать турки в то время не могли, им оставалось лишь поскрипеть зубами и согласиться. И получить за это какую-то небольшую компенсацию в денежном выражении. Это один аспект. Второй - это то, что подобной операцией возмутились Сербия и Черногория. Ведь часть аннексированных территорий были заселены преимущественно сербами. Все это произошло в том числе из-за действий русского Министра иностранных дел Извольского, который в то время пытался дипломатическими способами открыть проход русского флота через Проливы, однако его сначала кинула Вена, а потом припечатал Берлин. Про действующее лицо у немцев Агреневу даже фамилия вспомнилась - германский посол в России Пурталес. Он и тут занимает свой дипломатический пост. Вот собственно и все. Нахождение Агренева в данных временах подсказывало ему еще некоторые возможные детали того, что возможно произойдет. Были и сомнения. Ведь в данном случае Россия после русско-японской войны и последующей революции не ослабла. Но готовиться к варианту развития событий все равно было нужно. Однако когда события начинают свой бег совсем иначе, оставалось лишь хвататься за голову и пытаться понять, в чем дело. То ли Александр просто плохо знает историю, то ли история пошла по другому пути.
   Еще в марте 1908 года Александр отдал приказ Купельникову подготовить несколько малых групп для глубокого и длительного вживания в Болгарию для того, чтобы действовать по двум направлениям. Свои люди в Болгарии во время Балканских войн пригодятся. Нельзя использовать только болгар, проживающих в настоящий момент в России. Они могут и не выполнить прямой приказ. Тут были нужны исключительно свои люди, которых требовалось внедрять заранее, поскольку ни одного натурального болгарина в составе СБ Концерна не было. А во-вторых, что там и как пойдет с наследником болгарского князя Фердинанда I неизвестно. Дипломатические переговоры об обучении Наследника Бориса русскими учителями или в России - дело долгое, а с самим Фердинандом Кобкргским все равно скорее всего придется как-то разбираться. Да и удастся ли заполучить Бориса для обучения и повлиять на него или нет, сейчас никто сказать не может. Потому своих людей нужно в Болгарию внедрять. В общем, Купельникову было отдано соответствующее указание. А проверять выполнение указания за Иваном Ивановичем было не нужно.
   О вероятности смуты у османов и об аннексии Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией Александр поведал Императору еще в прошлом году. И бумагу написал по вероятному прогнозу событий. Очередному прогнозу Михаил не удивился. В конце концов не первый раз и дай Бог не в последний. А то, что порой развитие событий идет не по описанному сценарию, так что удивляться то? Это ж прогноз. Но к прогнозам князя Император относился со всей серьезностью, ибо уже успел не раз убедиться, что они раз за разом сбываются полностью или в основном. Так что можно было быть уверенным, что к очередному повороту политических событий страна как-то подготовилась. Концерн тоже готовился. Но, как оказалось, готовиться нужно было не только к этому. Тем не менее в Критской Ханье сейчас стояла тройка броненосцев типа "Бородино", пара бронепалубных крейсеров и броненосный "Адмирал Макаров", составляя Средиземноморскую эскадру России. Корабли туда пригнали не просто так. Да и командовал эскадрой не кто иной как адмирал Скрыдлов - победитель японцев. Вообще-то он начальник МТК, но возглавить на время эскадру в Средиземке по просьбе Императора не отказался. Против средиземноморской эскадры Королевского флота русская эскадра, конечно, никак не потянет. Тут и пытаться не стоит. Но вот как раз с англичанами никто и не собирался бодаться.
   В начале июля взбунтовались турецкие войска, дислоцированные в Македонии. Вскоре на сторону восставших перешли военные гарнизоны Салоник и других крупных городов в Македонии. Революционное движение получило поддержку действовавших здесь и в Албании партизанских отрядов, а также местного населения. 23 июля повстанцы вступили в Салоники и другие крупные города Македонии. Повсюду на многолюдных митингах провозглашалось восстановление конституции. В тот же день салоникский комитет младотурок отправил телеграмму султану с требованием подчиниться воле восставших.
   Князь Агренев, что называется, потирал руки и наблюдал за происходящим. На первых порах действовать не требовалось, ибо было незачем. Османы и сами вполне справлялись с наведением бардака у себя в Империи. Подливать керосинчику в костер смуты сейчас было не нужно. Этим можно было только навредить. Во главе смуты стояла национал-либеральная организация "Единение и прогресс". Про нее было известно, что свои крупные сборища она обычно проводила в Париже. Ну, а где Париж, там рядом и британцы наверняка крутятся. Без них такие вещи сами собой не происходят.
   К концу июля султан Абдул-Гамид II уже сдался. Отправленные на подавление бунта войска еще до выступления в Македонию и по дороге к ней оказались распропагандированы младотурками и присоединились к восставшим. Больше султан не смог двинуть для подавления бунта ни одну дивизию даже из состава Стамбульского гарнизона. Правительственный аппарат оказался совершенно парализован. Даже высшие военные и гражданские чины (в том числе и генерал-инспектор Хильми-паша) частью из страха за свою жизнь, частью в надежде на сговор с младотурками проявляли за редкими исключениями полную пассивность. А потому 27 июля султан вынужден был согласиться с возобновлением действия Конституции 1876 года и назначить выборы в меджлис. Хозяином положения сделался салоникский комитет движения "Единение и прогресс". Но это было только начало. В первых числах августа султан потерял право назначать не только великого визиря, но и военного и военно-морского министров. Абдул-Гамид попытался восстановить контроль над вооруженными силами, но младотурки не позволили ему это сделать. В итоге великим визирем был назначен Кямиль-паша, который имел репутацию англофила. Потом младотурки распустили тайную полицию и ликвидировали многотысячную армию доносчиков, после чего была объявлена политическая амнистия. В правительство, составленное из старых султанских сановников, не вошел ни один представитель младотурок, но они контролировали его деятельность. Почти нигде не были сменены губернаторы, полицейские, жандармские и судебные чины. Но наряду с официальными властями (а вернее, над ними) страной управляли младотурецкие комитеты. В итоге монархия в Оттоманской империи стала носить по существу декоративный характер. Свободолюбивые лозунги, обещание установить всеобщее равенство и удовлетворить насущные нужды народа производили огромное впечатление. Пьянящее чувство свободы и победы на тиранией выводило на городские площади в Турции огромные толпы народа самых различных национальностей. Ведь СВОБОДА же! А за ней и процветание недалеко. Радовались и турки, и греки, и македонцы, и арабы, и армяне и прочие национальности. Все были готовы поддерживать национал-либералов из движения "Единение и прогресс". А движение, ставшее партией, тем временем открывало в очередных городах свои отделения и раздавало громкие сладкие обещания направо и налево.
   Пока народы Оттоманской Империи радовались, внешние игроки озаботились коварными планами относительно дряхлеющей империи. По результатам младотурецкой революции в первую очередь, похоже, выигрывали Британия и Франция. Впрочем, это и не удивительно. Кто девушку ужинает, тот ее и танцует. Ведь если султан раньше придерживался прогерманской ориентации, то младотурки были ориентированы на именно на Лондон и Париж, и всячески это пытались показать. В сентябре в предверье выборов в меджлис из-за прекращения финансирования и прочих причин даже приостановилась постройка Багдадской железной дороги. Ну какая нафиг стройка, если нужны деньги на выборы?
   В сентябре с двух мобилизационных складов турецкой армии испарилось около 20 тысяч винтовок - турецких маузеров и некоторое количество патронов. Так за взятки и комиссионные вороватые османские интенданты и предприимчивые греческие посредники облегчили турецкие запасы вооружения в пользу неизвестных лиц с чисто греческими и армянскими рожами. Князь Агренев стал беднее почти на четыреста тысяч, а оружие было погружено на пароход и отбыло в неизвестном для турок направлении. Хотя насчет беднее - это еще как сказать. Агренев бы и новые крупповские горные пушки с гаубицами купил, но уж больно турецкие интенданты большую цену заломили. Куда потом можно будет вбросить такую гору оружия, Александр пока представлял себе смутно, но, как говорится, запас карман не тянет. А тут оружие турецкой армии, да еще германского производства. В общем, вариантов могла быть масса.
   Русский Министр иностранных дел Извольский летом и в начале осени сидел в Санкт-Петербурге безвылазно и принимал иностранных послов и прочих зарубежных политиков и посланников. В Европе дипломаты крутили интриги и пытались поймать свою выгоду из создавшегося положения. Россия всем своим видом показывала интерес к происходящему и тоже шебуршила под ковром, но наружу пока ничего не выплескивалось.
   Как потом узнал Агренев, в Санкт-Петербург приезжал и австрийский Министр иностранных дел. Барон фон Эренталь предлагал Извольскому не возражать против аннексии Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины в обмен на австрийское "добро" на изменение статуса Проливов. Но данное предложение не нашло у русской стороны понимания. Вена испокон веков отличалась тем, что слово свое не держала, и периодически кидала своих союзников. К тому же выходило, что аннексию части Балкан австрийцы проведут прямо сейчас, а свое слово за возможность прохода кораблей Черноморского флота через Босфор и Дарданеллы Вена скажет неизвестно когда. Да и скажет ли? Вон, британцы только что Россию в этом вопросе продинамили. А теперь у них еще намного более лучшие позиции в Стамбуле. Так что голос Вены в данном вопросе ничего не стоил, что и было высказано Эренталю. В общем, Извольский запросил с Эренталя что-то более существенное. Причем не только для России, но и для Сербии с Черногорией. Это ведь сербы живут на оккупированных Австро-Венгрией территориях. Такая постановка вопроса категорически не устраивала австрийцев. Впрочем, Извольский это прекрасно понимал. И вроде бы Эренталю был предложен еще какой-то вариант. Но о его сути князь так и не узнал. Ну, да и ладно. Не очень то и хотелось. В конце концов каждый должен заниматься своим делом.
   5 октября грянул гром! Князь Фердинанд I объявил Болгарское княжество царством, а себя царем болгар. В тот же день Тырновский митрополит венчал его на царство. Вот тут Агренев схватился за голову. В его вариантах развития событий такое прописано не было, хотя в принципе исключить такой сценарий было нельзя. Ну, не помнил Александр ничего подобного. "Боснийский кризис" - это ж должно быть в Боснии, а тут Болгария. Впрочем, на следующий день ситуация частично "выправилась". Вена объявила об аннексии Боснии и Герцеговины. Вообще нужно сказать, что на Балканах всегда все было очень запутано. Де-факто Болгария уже являлась независимым государством, но де-юре ее южная часть - Восточная Румелия до настоящего времени оставалась вассалом Оттоманской Империи. Более того, хоть Болгария за прошедшие с Берлинского конгресса годы избавилась практически от всех наложенных ограничений, независимость ее не была никем признана. Да и организация в Европе еще одного монаршьего престола - это еще тот гемморой, даже если он происходит по согласованию с другими мировыми державами. А тут вообще самостийное.
   Болгария состояла в некотором оборонительном союзе с Сербией, но вооружения получала от Шнейдера, Манлихера и Круппа. С 1902 года княжество также имело подписанную военную конвенцию с Россией. А Империя сейчас не стремилась сейчас к изменению статус-кво на Балканах. Еще одна балканская страна - Румыния, армию которой РОК вооружил своим стрелковым оружием, состояла в союзе с Австро-Венгрией, а не Россией. Сербия который год вела таможенные войны с Веной, но получала основную финансовую поддержку из Парижа и одновременно политическую поддержку из России. В Санкт-Петербурге сейчас просто играли в Сербии по принципу враг моего врага - мой друг. Вена давно была врагом, а Сербия постепенно приобретала статус друга, правда, Певческий мост не слишком усердствовал в вопросах оказания материальной поддержки Белграду. В конце концов у России своих долгов хватало. Незачем было делать новые из-за пусть и православных, но далеких сербов. Сами сербы на французские деньги построили оружейный завод, но выпускали на нем не французские Лебели, а германские Маузеры. А вот с артиллерией у них был швах. Только древность всякая. Впрочем, это и не удивительно. Своих орудийных заводов в стране не было, а купить за границей пока не было денег. Черногория в этом плане выглядела относительно неплохо. У нее и стрелковое оружие и артиллерия были новыми. Все было русского производства благодаря зятю Николы I - Михаилу II. Но это только для армии мирного времени, потому как русский Император тоже умел считать деньги. По мобилизации черногорской армии приходилось довольствоваться всяким старьем, пусть даже и русские поделились с черногорцами устаревшими винтовками Бердана. Ну и, наконец, Греция была сама по себе, обладая новой русской стрелковой, но не для всей армии военного времени, и в основном устаревшей артиллерией.
   Через три дня после объявления аннексии Боснии и Герцеговины в Гатчине состоялось большое совещание. Официальный Санкт-Петербург пока молчал, зато в русской прессе творилась полная вакханалия с требованиями к царю покарать Австро-Венгрию. Одновременно славянофилы радовались "освобождению болгар". К этому моменту стало известно, что болгарский парламент полностью поддержал решение своего монарха. В России в двух южных военных округах и Черноморском флоте уже были отменены отпуска и увольнения офицерам, солдатам и матросам. В Оттоманской Империи несмотря на революционный бардак решения Вены и Софии вызвали естественное возмущение и озлобление. Стамбул как минимум готов был побренчать оружием. Все шло к тому, что османы могут объявить мобилизацию. А Сербия ее уже даже объявила, но не из-за осман, а из-за аннексии австрийцами Боснии и Герцеговины, где половина населения была этническими сербами. В Сербии пресса тоже безумствовала. Черногория была на грани этого.
   К этому времени уже кое-что начало проясняться. Фердинанд I перед объявлением себя болгарским царем ездил в Вену и явно согласовал свой шаг с австрийцами. Более того, хитромудрые венские политики и здесь ухитрились изловчиться и выиграть. Первым сделала свое заявление именно София. И именно с Болгарией у Оттоманской Империи имелась протяженная граница. Вена явно пустила болгарского самоубийцу вперед, а сама выступила на день позже. К тому же Австро-Венгрия граничила с османами только через небольшой Новопазарский санджак, в котором стояли австрийские части. В нем и воевать то неудобно. Да и не могут османы в нынешнем их состоянии воевать с сильной Веной, которую однозначно поддержит Берлин. Другое дело Болгария. Ей австрийцами явно прописана роль козла отпущения. И одновременно данным шагом Вена подставляла Россию, которой явно придется вмешиваться в ситуацию тем или иным образом. Более того, и самому Ферлинанду и его дипломатам Россия не раз заявляла, что отрицательно отнесется к провозглашению Болгарией независимости. Балканские дела вполне могли стать инициатором большой войны в Европе. Но, слава Богу, сейчас вроде бы из великих держав никто еще не готов к войне. Однако Фердинанду и болгарам похоже было невтерпёж, и они решили использовать ослабление осман для этого внешнеполитического шага.
   Кроме России, как оказалось, Вена кинула еще и итальянцев. О чем там Эренталь договаривался Министром иностранных дел Италии синьором Титтони неизвестно, но уже было понятно, что итальянцы тоже мягко говоря сильно рассержены аннексией Боснии и Герцеговины. Рим давно посматривал на Балканы и примеривался. И не суть важно, что сил у него на это не было. Зато было желание и какие-то планы. Официальный Париж пока осторожничал. Зато глава английского Форейн оффис Эдуард Грей уже успел высказаться, что "нарушение или изменение условий Берлинского трактата без предварительного согласования с другими державами, из которых Турция в данном случае затронута больше всех, никогда не может быть ни одобрено, ни признано правительством его величества". Это в общем-то было понятно, ибо таким образом Грей собирался набрать очков в Стамбуле, продолжая отрывать Турцию от Германии, и заодно получить что-нибудь не только для османов, но и для Англии.
   На совещании в Гатчине приглашенные пытались оценить обстановку и выработать политику России в связи с Боснийском кризисом. Было ясно, что Берлин поддержит своего союзника Австро-Венгрию. Более того, германский посол уже имел встречу с Извольским и настоятельно рекомендовал русским не противиться аннексии, а принять ее как должное, хотя и заговаривал о возможности некоторой компенсации. В конце концов рушить отношения с Россией Вильгельму тоже не хотелось. Это первое. Второе - следовало утихомирить Сербию и Черногорию. Со второй проще. Она русских послушает. А вот политики в Белграде - это те еще фрукты. Балканцы вообще отвязные ребята. Сначала начинают войну, восстание или объявляют независимость, а потом искренне надеются, что Россия своим вмешательством спасет их от нового разгрома. Первый раз что-ли? Нет, уже не первый. И даже не второй.
   Намного сложнее обстояло с Болгарией. Болгары - православные, а русские интересы на Балканах несомненны. Болгария имеет выход в Черное море, но правит там немец по национальности, постепенно усиливающий свою личную власть в стране. Санкт-Петербург долго не хотел признавать Фердинанда в качестве болгарского князя. Да и капиталы вБолгарии работают преимущественно австрийские, германские и французские. То есть если турки нападут, то не вмешаться Россия хоть каким-то образом не может. Но и вмешиваться на пользу излишне самонадеянного Фердинанда и иностранных капиталов, а потом воевать за русский счет смысла не имеет. Вот этот казус в Вене, видимо, хорошо продумали. Умеют же, гады! Причем, наверняка, Вена легко плюнет на Фердинанда, если турки начнут войну с Болгарией. Ведь козла отпущения никому не жалко. В крайнем случае другого можно назначить. В германских землях полунищих и никому не интересных принцев как грязи. Только позови, сразу несколько десятков нарисуется. Однако России заполучить нормального союзника на Балканах было бы очень неплохо. Но где он этот нормальный и послушный? Болгария на роль русского союзника на Балканах вполне подходила бы, если б Фердинанд Кобургский не захотел потешить собственное эго, став новоявленным царем. Более того в нынешних условиях война османов с Болгарией, вероятно, выгодна Лондону и Парижу. Ведь русским наверняка придется вмешаться в нее. А это будет для Британии большим подарком. Не хочешь дружить с державами из "Сердечного согласия"? Тогда получи еще одну войну и очередную дырищу в бюджете. При этом Проливы все равно скорее всего останутся турецкими. Их просто не дадут захватить. Опять поди Королевский флот вмешается.
   В этом же ключе следует рассматривать и позицию Берлина по отношению к османам. Пока между Германией и Оттоманской Империей была дружба и взаимопонимание, у осман было все нормально. Ну, относительно, конечно. Но стоило им переметнуться на сторону англичан и французов, получите и аннексию Боснии, и независимость Болгарии, и возможную войну с русскими. Фактически для османской верхушки это была показательная порка.
   России говорить свое однозначное "НЕТ аннексии" на международной основе теперь явно не следовало. В итоге она могла остаться в гордом одиночестве среди великих держав если не сейчас, то когда настанет решающий момент. Плюс эдак можно заполучить еще войну со Стамбулом или Веной. А может даже и с обоими при неудачном раскладе. Возможен и иной вариант. Авторитет Империи на Балканах резко упадет, если Россия вообще не вмешается в конфликт. Следовало попытаться сделать так, чтобы Вена сама отказалась от одностороннего решения вопроса, либо сделать это ее заставил тот же Лондон. То есть необходимо найти некий третий путь. Наметки плана имелись, но Болгария спутала русские карты. Теперь по сути требовалось и на ёлку влезть и не уколоться. Первой одобренный на совещании мыслью было следующее. Если уж Фердинанд I и так выбран Веной на роль козла отпущения для турок, то пусть так оно и будет. Но только пусть козлом будет он лично, а не вся Болгария. Болгарию следует освободить от этого козла и после этого каким-то образом посадить там на верхушку власти более здравомыслящих людей. В русскую пользу здравомыслящих. Ну, и в пользу Болгарии тоже, хотя с последним в этой балканской стране как раз обстоит относительно неплохо. Все это, конечно, проще сказать, чем сделать. Но не согласованные с Россией взбрыки на Балканах от славянских стран и народов больше терпеть было нельзя. Второе, что следовало сделать, это объяснить в Белграде, что крайняя воинственность сербов в одиночку против Австро-Венгрии, а также прямое провоцирование Вены приведет скорее всего к исчезновению Сербии с карты Европы. И что Россия за просто так вмешиваться в войну двух стран не собирается, коль скоро у сербов вдруг атрофировались мозги и чувство самосохранения. Белграду также следовало объяснить, что какую бы поддержку не сулили Сербии из Парижа и Лондона, в случае начала боевых действий ни одна из этих стран вмешиваться в войну на территории Сербии точно не будет. У них даже возможности для этого нет. Технически нет. В то же время, Карагеоргиевичам следовало разъяснить, что вероятность прямого вмешательства России все-таки имеется. Но, главное, имеются шансы кое-что получить от австрийцев мирным путем. Однако решать этот вопрос будет русский Император. А его решение будет обуславливаться не бедами или поражениями Сербии, а выгодой России. И не стоит в Белграде гадать, в чем состоит эта самая выгода. Может она совсем и не в том, о чем думают в Сербии. В-третьих, следовало как-то получить отступные с австрийцев. Побольше в свою пользу и пользу Балканских стран. В-четвертых, нужно было остудить возмущение османов по отношению к Болгарии, канализировав их ненависть конкретно на Фердинанде I и не допустить войны на Балканах. В-пятых, следовало, заняв нишу миротворца и поиграть мускулами дабы потом можно было получить какую-то прибыль как с ослабления османов, так и в Болгарии, либо использовать ситуацию иным полезным для России способом. Тут не все так плачевно, как может показаться. Есть определенные рычаги и варианты. Есть!
   Что интересно, в августе английский король Эдуард VII посетил германский Кронберг, и, насколько было известно, с Вильгельмом II они категорически не сошлись во мнениях вплоть до слов о возможности войны со стороны германского кайзера. В этих условиях совсем уж портить отношения с Россией, безусловно поддерживая только и исключительно Вену, германцам не выгодно. Да, германский посол Пурталес уже приходил к Извольскому и пытался найти приемлемый выход из ситуации, пусть и в свойственным ему требовательном стиле. Да и вообще. Если удастся избавиться от Фердинанда в Болгарии и посадить там прорусское правительство, то вся затея немцев о возможности использования строящейся железной дороги Стамбул-Багдад-Басра в военных целях окажется ничтожной. И тогда именно Россия будет контролировать возможность этого транзита просто потому, что Белград с Веной никогда по-доброму не договорятся, а Болгария из-за опасений войны с турками будет слушать в этом вопросе Санкт-Петербург, а не Берлин или Вену. По крайней мере так виделось в идеале. А как оно выйдет, посмотрим.
   Тем не менее что-то серьезное заявить следовало уже сейчас. И эти слова были найдены. Хорошие такие слова. Слова о том, что Вена своими действиями полностью разрушила Берлинский трактат до основания. Ведь если одна страна-гарант соглашения явочным порядком решила не соблюдать его условия, то и иные страны более не обязаны соблюдать его рамки. Пусть об этих словах подумают в каждой из европейских столиц. Причем отмолчаться в Берлине, Лондоне и Париже после их произнесения не выйдет. Всем придется что-то заявить и заявить публично. Правда, вполне возможно, что это будет полное словоблудие, ну так и Россия этим же может заняться, одновременно занимаясь Болгарией. И не только ей одной. Можно начинать сколачивать блок четырех балканских стран формально против Австро-Венгрии, как виновника всего этого бардака. И против Оттоманской Империи. Но об этом совершенно не обязательно говорить громко, пока власть в Стамбуле качнулась в сторону Лондона.
   Вообще у Александра даже появилась навязчивая мысль. А не являются ли события последних лет эдак с 1904 года первой волной цветных революций, устроенных британцами и французами? Россия, Персия, Оттоманская Империя, Марокко, да еще вон на Малаккском полуострове у Сиама в национальных окраинах подгорает. Правда, в России англичанам бардак устроить не удалось. Но это только в этой реальности. А ведь британцам этого явно хотелось. Впрочем, долго думать о конспирологических версиях было некогда. Имелись и другие дела.
   В июле Министерству иностранных дел Империи пришлось решать американский вопрос. Вашингтон запросил возможность принять во Владивостоке или Дальнем Большой Белый флот. К тому моменту американский флот добрался до Гонолулу и намерен был идти на Японию и далее к русскому побережью. О решении Агренев узнал только сильно позже, когда американская эскадра подходила к Владивостоку. Нужно сказать, что тот, кто предложил решение вопроса, обладал большой долей юмора. В русской ноте Правительству САСШ ответили, что появление американской эскадры у русских берегов весьма нежелательно. На Дальнем Востоке до сих пор помнят о поддержке американским капиталом японской агрессии. Более того, непрекращающееся браконьерство американцев у русских берегов крайне отрицательно сказывается на русско-американских отношениях. По крайней мере в данном регионе. Ведь порой до перестрелок доходит. Так что извините. А на словах американскому консулу было сказано, что вообще-то эскадру могут принять, если американские адмиралы примут участие в больших маневрах русских миноносных сил, надводных и подводных, намеченных на август-сентябрь. Как и следовало ожидать, изображать из своих кораблей мишени американцы не пожелали. Но не продефиллировать мимо окрестностей Владивостока всей эскадрой после этого они не могли. А то ведь еще скажут, что сыны гордой Америки испугались каких-то русских варваров. Так что учения миноносных сил на Дальнем Востоке все-таки состоялись, но с участием только подводных лодок. Правда, американцы узнали об этом лишь некоторое время спустя. Нужно сказать, что к Владивостоку пришел не тот состав американского флота, который выходил с Восточного побережья САСШ. Американцам пришлось заменить в составе эскадры три броненосца. И если два у них нашлись, то еще один пришлось заменять броненосным крейсером. Так что хоть американцы и научились уже быстро строить и хорошо обслуживать свои корабли, но тем не менее получилось, как получилось.
   К сентябрю 1908-го на Дальнем Востоке нашли меры воздействия и на британцев, захвативших корейский остров в Корейском проливе. Император Чосон издал указ о том, чтобы все его подданные покинули злополучный остров и не оказывали помощь англичанам в строительстве базы. Корейцы хоть и не боготворили своего Императора так же как японцы, но тем не менее послушались и почти все уехали. Тем самым они оставили британцев без рабочей силы. Вроде бы ерунда. Англичане начали завозить на остров китайцев, но скоро пришел русский транспорт в сопровождении канлодки и крейсера и высадил десант русской морской пехоты на соседний рядом расположенный остров. Плюс с десантом Владивостокского полка морской пехоты приехали три десятка корейских полицейских. И периодически начали отлавливать китайцев как незаконных мигрантов с катастрофическими для тех последствиями. И это вроде бы ерунда. Англичане начали выставлять пикеты и секреты по всему захваченном острову. Но иногда стали пропадать секреты в полном составе. Однако главным было то, что одним транспортом Россия не ограничилась. Следующий русский транспорт привез осадные орудия, и их начали устанавливать для стрельбы с закрытых позиций. Таким образом рейд будущей английской базы и вся ни шатко ни валко строящаяся английская база оказались в зоне обстрела русской осадной артиллерии. Русские орудия, конечно, были старенькими, но дальнобойности у них хватало. А снаряды ведь можно и переснарядить с черного пороха на гренит. Потом были обрезаны и утащены несколько сот ярдов телеграфного кабеля, уже брошенного англичанами к ближайшей телеграфной станции. Попытка англичан подсоединиться заново привела к знатной драке с местными корейцами, после которой телеграфная станция была взята под охрану русскими морпехами при полном непротивлении японцев, в чьей зоне ответственности она находилась.
   Через несколько дней пришла еще одна русская канонерка и британцам на базе стало совсем не до шуток. Капитан канонерки сообщил во Владивосток, что на подходе к острову он обнаружил две плавающие мины заграждения английского производства. Одну он расстрелял, а вторая была отбуксирована русскими моряками к берегу в качестве доказательства. В Лондон тут же полетела нота Министерства иностранных дел, указывающая, что Англия своими безответственными действиями нарушает не только суверенитет Кореи, но и мирное судоходство в этом важном районе. А потому Россия будет вынуждена полностью прекратить незаконное строительство, даже если ей придется осуществить полную блокаду острова в том числе и с помощью минных постановок. Причем английская мина была самая настоящая. Ее предъявили британцам с базы. Британские моряки и Форин-офис, естественно, открестились от такого"подарка", ибо никто ее там не ставил и не терял. Но факт наличия английской мины имел место быть. Ее фотография скоро начала фигурировать на страницах русских газет. Все прекрасно понимали, что это провокация. Вот только чья? А русские еще и ультиматум выдвинули. А потом привезли на свой остров еще роту корейской пехоты. Британцы, естественно, отобьются, но первая же перестрелка может привести к большому конфликту. И совсем не факт, что это сейчас на руку Лондону.
  
   Глава 21.
  
   Прошел почти месяц с тех пор, как начался Боснийский кризис. Они сидели в холле личного особняка князя Агренева в поселке Сестрорецкого оружейного завода Концерна. В камине весело горел огонь, и потрескивали дрова. Вообще, конечно, камин не для русского климата, но именно он создавал уют в помещении, а так для обогрева особняка использовалось водяное отопление. Михаил II был вполне себе свеж и доволен жизнью. Две недели назад пушки Петропавловской крепости палили по случаю рождения у Императора второго ребенка. Императрица Ксения Николаевна счастливо разрешилась от бремени крепенькой дочкой. Новорожденную Великую Княжну крестили Марией Михайловной в честь матери Михаила Дагмары. И вот после суетливых дней Михаил выбрался в Сестрорецк немного развеяться. Друзья неплохо постреляли из разного оружия на заводском полигоне. Кроме прочего Императору был представлен вариант ручного пулемета от Браунинга, недавно доведенный до постановки в серию, под штатный русский патрон 7,62*54. Внешним видом пулемет очень походил на ДПМ, хоть и имел иной механизм. А потом Михаилу еще был показан фильм об работе батальонного миномета калибра 82 мм. Да и сам оный был показан в натуре. О серии минометов Агренев пока оговорился, что не хочет его светить на публике, а представить полную линейку из трех минометов, дабы застолбить весь возможный диапазон от 60 до 120 мм. Очередные стреляющие игрушки Императору с одной стороны весьма понравились, с другой нехило озаботили. Это ведь сколько еще бабла нужно для вооружения ими Русской армии? Жуть! И это в то время, когда в Империи всерьез задумались об усилении Флота... Собеседники успели переговорить о всяком, пока не перешли к серьёзным разговорам.
   - Раскажешь, как там с международными делами? - Агренев разлил венгерский "Токай" по фужерам.
   - Ты про Балканы? - дождавшись кивка Александра Император небрежно махнул рукой и начал рассказ.
   - Идут дела. По разному идут. Австрийцы и поддерживающие их германцы отказываются идти на международную конференцию. Чуют, что с них там сдерут намного больше, чем если решать дела кулуарно. Все остальные включая болгар наоборот хотят созыва новой конференции. Вообще с возможными компенсациям что туркам, что сербам и черногорцам у Вены обстоит плохо. С османами им даже полегче будет. Ты наверно знаешь, у османов есть одна национальная особенность. Все территориальные споры по окончании проигранных войн издавно они стараются закончить предъявлением финансовых претензий за отошедшие к противнику территории. В Европе от этого уже в основном отошли, а для османов это по прежнему актуально. Так что дело между Веной и Стамбулом скорее всего закончится выплатой некоторой суммы отступных. С сербами все обстоит иначе. Сербия и Австро-Венгрия граничат между собой по Дунаю. К северу от Дуная на аннексированной австрийцами территории проживает значительное количество этнических сербов. А по Дунаю они составляют вообще большинство населения. Но отдать там хоть кусок территории Вена не может, поскольку тогда Дунай на каком-то отрезке станет чисто сербским. А поскольку таможенная война между двумя странами до сих пор не закончена, сербы просто смогут перекрыть транзит австрийских судов по речной артерии. Причем неважно, что будет написано в договорах про свободу судоходства по Дунаю. Сербы просто смогут это сделать фактически. Ведь таможенные войны тоже ни в каких договорах не прописаны. Кроме Дуная обе страны граничат в Новопазарском санджаке. Но на его передачу Сербии и Черногории никто в Европе не пойдет, поскольку никому не нужна общая граница между Сербией и Черногорией. А сужение санджака до совсем уж тонкой кишки не интересно ни австрийцами, ни османам. Вот примерно так обстоят дела на этом направлении.
   Михаил прервался, сделал глоток легкого вина из фужера и продолжил:
   - Кстати, англичан в этом кризисе как и нас тоже интересуют Проливы. Они непрочь изменить режим их прохода так, чтобы в Черное море могли проходить флоты любых стран. В первую очередь их, конечно, интересуют возможности для собственного флота. Нам же такой порядок даром не нужен.
   - А вот не скажи! - прервал Михаила Александр. Он поднялся с кресла, дошел до шкафа с бумагами, достал из него тонкую папку и протянул ее Императору. - Вот, ознакомься.
   Усевшись обратно в свое кресло, он продолжил:
   - По моему мнению долго смута в Оттоманской Империи продолжаться не может. А когда постепенно наступит некоторый порядок, османы скорее всего качнутся обратно к дружбе с Германией. Случится это через полгода или год - не важно. Нам стоит попробовать использовать это время для изменения режима Проливов. Пока англичане считают, что могут в немалой степени контролировать Стамбул, они могут рассчитывать на то, что в нужный момент турки откроют проход для Королевского флота. И формальное нарушение режима Проливов никого кроме нас волновать не будет, ведь это османы сидят на Проливах, а у них своя рука - владыка. Но, возможно, англичане не откажутся от возможности проводить некоторое количество кораблей в обычное время на законных основаниях по измененному режиму Проливов. Предлагаемый тут вариант разрешает проход кораблей нечерноморских стран в Черное море и обратно, но их общий тоннаж ограничен половиной водоизмещения всего турецкого флота. В обычное время османам большое количество чужих кораблей в Черном море тоже не нужно. Для пропуска кораблей черноморских стран в Средиземку аналогичный порядок с увеличенными квотами. Это логично. Плюс ограничение на водоизмещение единичного корабля нечерноморской страны - не более 10 тысяч тонн. Допускается пропуск только надводных кораблей. Подводные лодки пропускаются только черноморских стран и только в надводном положении. Это тоже логично. Ни нам, ни османам лишние провокации в Черном море не нужны. Хотя если османы откажутся пропускать подлодки, то и ладно. Переживём. Надо будет, тайно выведем. Думается, что наша новая серия субмарин будет обладать подобной возможностью. Пусть не сразу, но со временем будет. Поскольку тоннаж османского военного флота невелик, то с теми чужими кораблями, что османы пропустят через Проливы в Черное море по предлагаемому варианту режима, мы как-нибудь справимся. Более того, именно сейчас этот вариант может заинтересовать британцев и они его сами "пробьют" в Стамбуле. Но со временем ситуация изменится. Османы вновь задружатся с немцами, и Королевский флот уже никто беспрепятственно в Черное море не пропустит кроме как в прописанных новыми правилами количествах. Немцы же в Средиземке большой флот будут иметь ну очень не скоро, если вообще таковой когда-нибудь будет. Французы сейчас больше озабочены сухопутной армией, и кораблей строят мало. Более того, я предполагаю, что от лимитированного пропуска боевых кораблей в Черное море не откажется ни одна великая держава. В проекте еще есть кое-что про пропуск гражданских судов в тот момент, когда у осман намечается или идет война с кем-то. Это для того, чтоб османы совсем уж проход гражданских судов не перекрывали, и чтобы хотя бы наши суда могли проходить в Средиземку под соответствующие гарантии и обязательства. Это, конечно, не включает ситуацию, когда у нас с ними война, ибо понятно, что в этом случае никто никуда не пройдет. Да и можно будет на осман надавить и выставить им счет за убытки, понесенные Империей из-за срыва поставок.
   Михаил пробежал глазами достаточно короткий текст и пояснялку к нему, подумал и высказался:
   - Да, это интересный вариант. Это я беру. Если пройдет такой вариант, это будет неплохо! Всяко лучше, чем есть на данный момент. - Михаил положил папку на столик с закусками и прихлопнул по ней рукой. - Вот только ты уверен, что турки впоследствии опять переметнутся на сторону Берлина?
   - Процентов на 90 уверен. А даже, если это будет и не так, то ни старый, ни новый режим Проливов нас в случае чего не убережет от визита Королевского флота в Черное море, коли Стамбул будет смотреть британцам в рот.
   Михаил посидел, подумал и тихо как бы про себя проговорил:
   - Ладно, это нужно будет хорошенько обдумать.
   - А как обстоят дела с Болгарией? - задал вопрос Агренев.
   Михаил поудобнее устроился в кресле и после некоторой паузы ответил:
   - Пока, можно сказать, неплохо. Тем более, что воевать туркам сейчас совсем не с руки, ведь в противники они могут получить Россию. К тому же на носу зима, только что прошли выборы в меджлис, а с стране делается черте что. Короче, не до войны им сейчас. Поэтому османы и болгарам и австрийцам, скорее всего будут выставлять финансовые претензии, дабы совсем не потерять лицо. И как раз этому мы противодействовать не будем.
   Михаил помолчал, а потом продолжил.
   - Нашим Генеральным штабом разработана операция. Нам удалось через различные каналы подкинуть османам идею с насчет того, что саму Болгарию они еще как-то могут стерпеть за существенные отступные, но присутствие на болгарском троне Фердинанда I, который все это сотворил, есть оскорбление их национальной гордости, чего они стерпеть никак не могут. Эта идея активно внедряется в определенные круги в том числе и через прессу. Пока эта позиция в османском обществе еще не стала официальной, но дело движется в нужном направлении. На это брошены значительные усилия. А гордость, и в данном случае национальная гордость - это такая штука, что если об этом официально объявлено, то ей нельзя поступиться без потери лица. Тем самым мы канализируем ненависть осман не на всей Болгарии, а конкретно на Фердинанда I. Успех распространения нашей идеи у турок связана с тем, что она им не просто нравится, но и выгодна со всех сторон - и политически и финансово. Ибо независимость Болгарии с Фердинандом-царем окажется сильно дороже чем без оного. А для осман во-первых, это месть конкретно болгарскому князю. Во-вторых, если они заставят Фердинанда отречься от престола, то Болгария останется со слабым в политическом плане малолетним наследником Борисом. Кто там станет регентом при нем, уже не суть важно. Регента болгарам придется выбирать среди своих граждан. Вот такие дела. Будь это какая-то другая страна, а не Оттоманская Империя, такой финт нам бы не удалось провернуть, не раскрыв инкогнито, чья же это на самом деле идея. Но слава Богу это именно Стамбул, где наши возможности в некоторых делах весьма неплохи. Опять же, как ты знаешь, независимость Болгарии и самого Фердинанда, как монарха, никто из великих держав признавать не торопится. И мы не торопимся и все прочие, ибо никому из игроков в Европе это не нужно. Вена кстати сразу же отвернулась от Фердинанда. Типа она тут не причем. Более того, трудно найти в Европе такого игрока, который бы не предостерегал Фердинанда от подобного шага. Ну кроме Вены, которая просто сыграла свою игру, выставив Болгарию козлом отпущения. Нарушение Берлинского трактата и статус-кво на Балканах сразу двумя странами оказалось для Европы очень неприятной неожиданностью. А тут еще и самостийная организация нового престола ...
   - Хмм, - задумался Агренев, - а в Болгарии мы сумеем это вообще реализовать? Ведь Фердинанд же навярняка не захочет отрекаться? Не для того же он короновался, чтобы столь бесславно отречься.
   Михаил качнул фужером и после короткой паузы ответил:
   - Да, ты прав, не для того. И эта вторая стадия операции. Необходимо втолковать болгарам, что по сути они ничего не получили кроме праздника, зато попали на очень большие деньги. У нас есть в Болгарии немало сторонников, но из-за эйфории, которая охватила общество, наши слова пока плохо доходят даже до них. И я рассчитываю в этом вопросе на твою помощь...
   "Так-так! Есть у моей медиа империи в Болгарии некоторые возможности. Есть. Пока в стране царит эйфория по поводу объявления независимости голос разума и логика действительно будут плохо доходить до умов. Эйфория лучше всего лечится временем и дурными вестями. В качестве последних и черный пиар сойдет. Но тут нужно не перестараться, а то народ стиснет зубы и ожесточится. Но в целом ситуация подходящая. Независимость объявлена, но ее никто признает. И короля тоже. И что же получила тогда Болгария в результате объявления независимости? Да ничего! Только не признанного никем царька, чьи личные амбиции и привели к сему событию. А еще будут финансовые претензии от осман. Как говорит Михаил, немалые. И все это из-за Фердинанда Кобургского, немца и лютеранина в православной стране? Класс! А ведь независимость у болгар от Стамбула и так имелась, хоть и не была объявлена официально. Но этими фактами и логикой можно будет достучаться до умов болгар несколько позже, когда они начнут трезво оценивать действительность. Задачка знатная!"
   - А каков вообще возможный уровень противодействия в самой Болгарии со стороны внешних игроков? - поинтересовался прочими деталями князь.
   - Пока не особо существенный. Поддерживать Фердинанда напрямую в данный момент не готов никто. Так как? Берешься?
   Агренев кивнул и улыбнулся:
   - Берусь! Задачка мне нравится, как и сама идея. Но вот гарантировать успех я не смогу. Все-таки первый раз мои газетчики и политологи будут так работать так серьезно на иностранном уровне.
   - Ну, ты не в одиночку там будешь работать. Мы со своей стороны тоже всемерно поможем, - отозвался Император, - Хотя в Болгарии в деле "отрезвления" народа я все-таки больше на тебя рассчитываю.
   "Ну, да. В итоге в стране найдутся силы, которые захотят сэкономить на компенсациях османам за счет отречения Фердинанда. И, возможно, даже скорее всего, кто-то захочет решить вопрос с царем кардинально. Тем более, что политические убийства в Болгарии не такая уж редкость. И на болгарский престол останется единственный претендент - несовершеннолетний Борис, которого потом нужно будет перетянуть на нашу сторону и дать соответствующее воспитание. Дай Бог, чтобы у нас на все это хватило сил. "
   Александр в задумчивости потер бритый подбородок.
   - Михаил, а ты не боишься, что мы переиграем сами себя? Вот почует Фердинанд опасность и сам спровоцирует турок на войну? У него же амбиции. Ему ведь так хотелось сесть на собственный трон, что ... Ну ты понимаешь. А тут его никто не признает. Зато в случае войны русские за Болгарию заступятся. А там, глядишь, и пройдет его афера.
   Михаил покачал головой, соглашаясь словам князя и подтверждая существующую опасность.
   - Вообще говоря, такая ситуация в принципе возможна. Но в этом случае он точно подпишет себе смертный приговор. А кто его исполнит, это уже не суть важно.
   - Но платить Болгарии все равно ведь придется, - заметил Агренев, намекая на то, за чей счет будет банкет.
   - Это, да, но пока об этом говорить рано. Посмотрим, что из всего этого вообще выйдет. Переговоры в Стамбуле только начались. Да и мы никуда не торопимся. - Михаил заложил ногу на ногу и сделал очередной глоток вина.
   Агренев посидел молча, прикидывая в уме возможные расклады, а потом спросил:
   - А что слышно в Афинах насчет заявления Крита о союзе с Грецией?
   - Ничего, - усмехнулся Михаил. - И ничего не будет слышно. Фактически Крит уже греческий. Но заявлять о союзе или вхождении Крита в Грецию греческий престол не намерен, ибо король Георг I умнее Фердинанда Кобургского. К тому же он и так король. Да и била его уже жизнь не раз. Он прекрасно понимает, что Греции в будущем еще придется воевать с османами за освобождение от осман европейских территорий, населенных греками. Ему намного выгоднее потратить деньги на собственную экономику и на покупку оружия, чем заплатить их османам за формальное присоединение Крита. Поэтому критские патриоты, вдохновленные бардаком в Стамбуле и присутствием в Ханье нашей эскадры, никакого официального ответа из Афин не дождутся. А неофициально им посоветуют в дальнейшем воздержаться от громких заявлений и скоропалительных шагов...
   "Действительно. Зачем что-то объявлять своим то, что и так уже твое? Тем более, что за это еще придется заплатить. Международные миротворцы уже почти все покинули Крит. А на острове поддерживают порядок греческие жандармы и местные власти..." - подумалось князю.
   А Император продолжал свою мысль:
   - ... Причем посоветуют со всех сторон. С греческой, с русской... Тем более денег у Афин все равно нет. Греция и так в долгах как в шелках. К тому же в Греции традиционно сильны английские позиции. А Англии сейчас совсем нежелательно ссориться со своими сторонниками в рядах младотурок. А вот у нас есть некоторый шанс на этом сыграть. Не в Греции, а на самом Крите, население и власти которого будут недовольны молчанием Афин. В конце концов порт Ханья - неплохое место для русской военно-морской базы в Средиземном море. А то Средиземноморская эскадра у нас есть, а вот собственной базы для нее до сих пор нет. Но это пока вилами на воде писано. Хотя вполне возможно, что и для греков это будет неплохим решением. Они как бы не причем, свою территорию под базу не предоставляют, а потому перед англичанами чисты, но при этом база все равно будет находиться одновременно на их территории, хотя и формально это турецкий остров под международным протекторатом. А потому и греки и жители Крита вполне могут рассчитывать на нашу защиту, благосклонность и поддержку в определенных вопросах. При этом остров у Греции уже никто не отберет, как те же англичане отобрали у осман Кипр с преобладающим греческим населением. Правда, с греками никогда нельзя быть ни в чем уверенным до конца. Такой уж они народ, что без больших интриг никак не обходится.
   - Хмм! Ханья на Крите. - Агренев откинулся на спинку кресла, пытаясь просчитать ситуацию. - Это интересная мысль. Но гложет меня опаска. А не торопимся ли мы? У нас и флота то на все базы нет.
   - А мы не торопимся. Это просто мысли вслух. На будущее. Кстати! - Император поднял глаза на князя и усмехнулся. - Раз ты у нас все так неплохо предвидишь, ты сам то что-нибудь успел выиграть на смуте у осман?
   Вопрос был ехидным и с некоторой подковыркой. Но Александр не собирался таиться в этом вопросе. Да и зачем?
   - Ну как сказать? Еще до всего этого бардака в Стамбуле мы успели получить разрешение на перевозку грузов до Багдада речным путем с помощью судов, использующих тринклеры. Вообще у англичан монополия на пароходное сообщение по Шат-эль-Арабу, Тигру и Ефврату. Но моим людям удалось разъяснить местным чиновникам, что одно другому не мешает. Более того, за выдачу еще одной привилегии на речное сообщение можно получить не только деньги в казну Басры и Багдада, но и неплохой бакшиш. Я даже успел отправить туда один речной буксир из Николаева. Пока он еще не дошел до места назначения. Суденышко все-таки речное, а идти ему через несколько морей. Баржи то я там на месте найду или склепаю, а буксиры с тринклером только на трех заводах внутри Империи делают. Вооот... Турецких маузеров немного прикупил. Могу поделиться, если нужно. Но не за так, а за деньги. Самому пришлось покупать.
   - Ага... - Михаил вскинул глаза к потолку, подумал, но больше ничего не сказал.
   - ... Ну и так, по мелочи. Ты же знаешь, османы объявили бойкот болгарским и австрийским товарам. Так что пытаюсь перехватить эти ниши. Как там получится, еще рано говорить. Посмотрим. Кстати, я надеюсь, что мы Вене бойкот австрийских товаров не будем объявлять?
   Император отрицательно покачал головой:
   - Нет, хотя горячие головы и призывают это сделать. Только нам сие не выгодно. У нас сальдо торговли с австрийцами положительное, потому мы потеряем больше, чем обретем.
   Потом он помолчал и сменил тему.
   - Что мы все о политике? Говорят, у тебя Надя снова в тягости? Правда?
   На лице Агренева сама собой расплылась улыбка.
   - Да. Сподобились мы...
   - Молодцы! Я за вас очень рад! Когда ждать пополнения в семье? К какому месяцу готовить подарки моему бессменному советнику, другу и его очаровательной супруге? - подколол собеседника Император.
   - Ну... наверно к маю. Тьфу-тьфу-тьфу! Дай Бог, чтоб беременность и роды прошли легко...
   - За это стоит поднять бокалы! - Михаил взял бутылку и долил в хрусталь золотистой искрящийся жидкости. - Прозит!
   Собеседники сделали по нескольку глотков, а потом Агренев решился поднять назревший вопрос.
   - Мизаил, если ты помнишь, в 1905 году мы договорились, что я пробуду на посту главы Антимонопольного комитета три года, налажу работу и ...
   - Надоело сидеть каждый день в присутствии? - улыбнулся Император. - Ну, хорошо. Кого наметил себе на замену?
   - Есть две кандидатуры. Бородин Николай Иванович, мой нынешний товарищ и губернатор Саратовской губернии Столыпин...
   - Столыпин Петр Аркадьевич? - переспросил Михаил. - Забудь! Столыпина мне еще покойный Плеве рекомендовал как достойного кандидата в Правительство. Нынешний министр внутренних дел Штюрмер показал немалые организаторские способности и в декабре займет пост Председателя Совета министров. Ежели справится, то может даже и до канцлера дорасти. А вот Столыпин после его ухода на повышение займет место Штюрмера в Министерстве внутренних дел. Так что ... Бородина твоего я не знаю. Пока не знаю. Дело его я попрошу поднять. Как он вообще? Справится?
   - Справится. Да и я помогу и советом и делом.
   - Хмм! Ладно, тогда предварительно так. Он займет твое место, а ты место его освобожденного товарища. Тебе ведь оклад товарища Председателя Комитета не интересен? - Император получил подтверждающий кивок от князя и продолжил: - Поможешь ему. И первый год спрашивать я буду за дело не только с него, но и, главное, с тебя. Договорились? А из моих советников тебя никто не освобождает. Более того, пожалуй, я тебя еще нагрузки подкину. Правда, пока не знаю какой. Ну да ладно, придумаю. Это дело не хитрое. И раз уж разговор зашел о деле, тогда так... Лицензия на выделку брони по методу Круппа у тебя есть. Но ты пока все с тонкой броней возишься. Давай сделаем следующим образом. На флот кредиты скоро будут увеличены. И, видимо, сильно. Ижорский завод в одиночку всю потребную броню для новых линейных кораблей не сделает даже после модернизации производства. Подключайся! Как будешь готов, тебе выделят и заказы и кредиты на них. Броня крупповская нужна до 12 дюймов толщиной. С деньгами у тебя вроде неплохо, так что с организацией выделки справишься. Если нужно, тебе специалистами немного помогут. Договорились?
   - Добро! - согласился Агренев. - Все к тому и шло. Я уже начал готовиться. Но быстро наверно не получится. Дело уж больно большое. А вообще по флоту у меня вот какое предложение. В следующем году наверно с лета в Коврове пойдут турбины мощностью не 6800 л.с., а 7400 л.с. Пока об этом почти никто в России не знает, кроме нескольких специалистов. А спецы в Коврове уже приучены не болтать языком. Потому даже таблички на агрегатах и документацию можно не менять. Пусть считают, что мощность турбин осталась прежняя. Было бы неплохо, чтоб так оно и оставалось еще пару-тройку лет. А те, кому нужно, те будут знать. Тогда по официальным данным строящиеся турбинные корабли будут иметь меньшую скорость, чем реально. Запасные паровые котлы все равно на кораблях положены. Да и у самих котлов моей выделки некоторый запас паропроизводительности имеется. Таким образом можно, занизив предполагаемые и официальные данные, ввести потенциальных противников в заблуждение. Если все пойдет, как задумано, то обман можно будет дотянуть даже до момента введения кораблей в строй. К тому же и так известно, что паровые турбины могут ограниченное время выдавать мощность на 10-20% больше номинальной. Так что повышенная мощность как раз никого не удивит. А потом уже таблички и документацию сменим.
   - Дельная мысль! - согласился Михаил. - Пусть будет. Сандро сам шепнешь. Ты его послезавтра ведь увидишь в Кронштадте. Как там кстати головной эсминец?
   - Да там недоделок еще море. Вместо пушек и минных аппаратов вообще чугунные чушки или макеты установлены. Сандро и его адмиралы опасаются закладывать новые корабли, пока турбинную двигательную установку не попробуют хотя бы на головном корабле. А как раз она к испытаниям готова. Опять же винты может другие нужны будут. Это только на испытаниях понять можно. Так что пока Финский залив свободен ото льда, решено опробовать эсминец на разных ходах. А остальное потом доделать можно. И, главное, можно будет продолжить серию новыми закладками кораблей, не дожидаясь официального ввода в строй головного корабля.
   - Угум... - отреагировал на пояснения Михаил. - Кстати вот что. Ты этого еще не знаешь. Так вот тебе сведения. Недавно наш морской агент в Англии сообщил следующее. Наши отследили постройку у англичан одного корабля. То ли очень большой эсминец, то ли очень малый крейсер-скаут. Турбинный, около 2000 тонн, длиной почти как наш крейсер "Новик", вооружение 4*4", несколько минных аппаратов. Максимальная скорость пока неизвестна, ибо на испытания он еще не выходил.
   "Британцы лидер что-ли сделали?" - подумалось князю, - "2 тысячи тонн... Куда такой? Впрочем, и хрен с ним. Много они их не наштампуют. Если корабль будет иметь большую скорость, то это получается слишком дорогая игрушка и причем не особо нужная даже Королевскому флоту."
   Не заметив никакой реакции на сообщение Император продолжил.
   - Но главное в другом. Еще до начала испытаний своего восьмиорудийного линейного корабля британцы в прошлом месяце заложили еще три похожих. Причем вероятно один из них будет турбинным. Летом этого года новую пару линейных кораблей заложили и в САСШ. Причем судя по всему за англосаксам потянулись и немцы. У них скорее всего пошла разработка проекта линейного корабля. Вот такие дела.
   Александр обмозговал полученную информацию и высказал свое мнение.
   - Я вот что думаю... Каждая следующая серия кораблей будет сильнее предыдущей. Ну, это очевидно. Так было раньше, так будет и в будущем. Причем закладкой своего линкора "Антейкэбл" англичане спровоцируют новую гонку морских вооружений. Ведь сей корабль однозначно сильнее чем любой из броненосцев. Не факт, что даже два броненосца из последних серий смогут выйти победителями из битвы с головным английским линкором. А с каждой новой серией ситуация для броненосцев будет становиться еще хуже. Это новый качественный скачок. Но есть одна закавыка. Британцы то хотели еще больше утвердить свое однозначное лидерство на море, но в итоге переиграли сами себя. Ни САСШ, ни Германия никогда бы не смогли догнать англичан по числу броненосцев. А вот по числу линкоров они с Англией потягаться могут, поскольку в линкорах все начнется с чистого листа, ибо ни у кого нет никакого особого преимущества.
   Михаил задумался, переваривая сказанное, и его лицо посмурнело:
   - Это получается, что и нам что-ли в гонку морских вооружений придется включаться? Не... мы такое по финансам не потянем...
   - А я и не предлагаю. Россия - страна сухопутная, хотя в последнее время обзавелась некоторыми заморскими территориями. Линкоры придется строить, но как мне кажется, в не слишком больших количествах. Берега свои нам наверно лучше защищать в случае чего массовыми минными постановками, которые будут в свою очередь защищать подводные лодки, линкоры и миноносцы. Я говорю про защиту наших берегов от недружественных морских держав. А в конфликте с той же Германией, если такое случится, все будет решаться не на море, а на суше.
   - Ну, если так, то это уже проще. - согласился Император,- Хотя... В случае конфдикта с Англией мы потеряем все свои заморские базы и территории, а причинить особого вреда британцам не сможем.
   - В варианте 1 на 1 - да. Но такой вариант, как мне кажется, маловероятен. Ведь британцам придется все делать самим. Они могут отобрать у нас Формозу и некоторые нефтяные земли, а ты конфискуешь всю британскую собственность в России. Прибыль от такого размена для британцев невелика. А без существенной предполагаемой прибыли они воевать не станут. Прибыль британцы могут получить, если столкнут нас лбами с Германией. К сожалению, такое может случиться. Ты ведь последний из Александровичей, а у Вильгельма сын англофил... Впрочем, кому я это говорю? Ты и сам это прекрасно знаешь.
   Михаил посидел некоторое время молча, а потом бросил:
   - Давай не сегодня. Не хочу на ночь глядя это обсуждать.
  
   Глава 22.
  
   Император переночевал в Сестрорецке, а на следующий день Императорский поезд увез Михаила в Гатчину. Агренев задержался по делам на заводе еще на несколько часов, а потом поехал в Петербург. Через день он взошёл на борт головного эсминца "Бравый" в Кронштадте, который выходил на предварительные ходовые испытания. Впрочем, хватило князя только на один день. Нудное это дело - испытания, а предзимняя Балтика - не самое лучшее место и время для морских прогулок. Моряки и мотористы никуда не торопились, испытывая корабль пока на малых ходах. Так что Александр сошел с борта корабля в Кронштадте под вечер, а к полуночи был уже дома. Ему и своих дел хватало.
   Несколько дней назад в столицу из Австралии вернулся Иосиф Джугашвили после более чем двухлетнего пребывания в стране кенгуру. Основное Александр уже знал, но пообщаться с Кобой нужно было обязательно. Афера с австралийскими золотыми землями, которую Иосиф сам придумал и провел, к сожалению, не принесла особо больших денег. Нет, 320 тысяч британских фунтов - это тоже неплохо, но все-таки князь рассчитывал на большее. Однако британские инвесторы оказались излишне недоверчивыми и не торопились раскрывать свой кошелек на нужные глубину и ширину перед людьми не из своего круга. В общем получилось, как получилось. Следующий раз, если он будет, придётся подбирать в качестве главных действующих лиц кого-то из опустившихся представителей тамошней элиты. А это тот еще гемморой.
   Потом были еще беседы с некоторыми недавно приехавшими людьми. Во-первых, приехал путейский инженер из Кузбасса. Железную дорогу удалось дотянуть до Кузнецка, но сдадут ее в эксплуатацию только к осени следующего года. Однако это не мешает уже сейчас начать подвоз стройматериалов, дабы с наступлением весны начинать строить совместно с Кабинетом Кузнецкий металургический завод. А железнодорожники по весне уйдут дальше на юг в Горную Шорию тянуть ветку к месторождениям железных руд.
   Во-вторых, приехал человек из-под Благовещенска. В июне в Забайкалье началось строительство Амурской железной дороги от Нерчинска до Благовещенска. Из-за того, что основная часть железнодорожного отдела Концерна работала в Кузбассе, Концерн не стал претендовать на долю в строительстве Амурской дороги, а выступил просто субподрядчиком на восточной части будущей магистрали в части, связанной с проведением земляных работ. Все ж землеройной техники у этого подразделения Концерна имелся даже избыток, а вот с людьми было не очень.
   Еще князя желали видеть в Петербургской Академии наук. 30 июня 1908 года упал долгожданный Тунгусский метеорит. Для князя Агренева долгожданный. Но до обеих столиц масштабы случившегося дошли только недели через две. Сам Александр помнил, что метеорит упадет именно в 1908 году, что это произойдет где-то в теплое время года на Тунгуске и что никаких крупных его остатков так и не найдут. Попытка придумать, как можно использовать это событие для собственной выгоды без знания даты предстоящего падения ничего хорошего не дала. Он даже приблизительного места падения не помнил. Тунгусок ведь две - Нижняя и Подкаменная. Единственное, что приходило в голову - это представить мегавзрыв от падения метеорита как результат опытов по беспроводной передаче электричества. Однако в этой реальности главный пропагандист этого дела - Никола Тесла не дожил до своих то ли крупных опытов, то ли спекуляций. И не успел распропагандировать эту идею достаточно широко. Так что и сослаться было не на кого. Кроме того, князь не помнил, горела ли тайга после падения метеорита. Фактически Концерн обладал средством доставки немногочисленной группы ученых к месту происшествия - дирижаблем. Ну если, конечно, знать откуда стартовать. Вот только если тайга горела, то сей транспорт отпадал категорически. Летать над горящей тайгой на пузыре, наполненном водородом... Ну сами понимаете. Но теперь место "падения" было известно. Доставить по реке экспедицию было возможно. Но на следующий год. Ну и ладно. Все равно ученые остатков метеорита не найдут. Они то будут искать большие обломки, а там, видимо, взрыв произошел в воздухе. Но профинансировать экспедицию он был готов. Деньги незначительные. Вон от находки Аркаима польза образовалась. Треть городища уже раскопали. Народ пишет, обсуждает, древней историей страны интересуется. Это пока еще не Гардарика, а только начало. Но за чем дело стало? Над Оренбургской степью полетать на дирижабле всегда можно. Насколько он помнил, прочие городище вокруг Аркаима так и нашли - при облете с воздуха. Вот уляжется интерес вокруг Аркаима, он и плеснет еще керосинчику в затухающий костер интереса.
   Вообще из важных проектов Империя еще начала в этом году постройку железной дороги в Корее Сеул-Гензан. Вот только перспективные планы Агренева, связанные с этой дорогой, на постройку в Гензане металлургического завода пошли прахом. И дело было не в деньгах, а в специалистах. На данный момент новые работающие 420-кубовые домны имеются только две - на Алмазянском металлургическом заводе и в Сучане. И еще две строятся - в Гурьевске и Кривом Роге. Плюс Алчевский наконец расплатился с долгами, немного поднакопил жирка и захотел увеличить производительность завода ДЮМО. Так что в 1909 году предстояло начать строительство еще минимум трех новых крупных домен в Алчевске, Кривом Роге и Кузнецке. И на все потом нужны будут обученные специалисты, которые сейчас проходили стажировку в основном на Алмазянском заводе. Но в Корею из обученных спецов ехать никто не хотел. Ставить в Корее домны старой конструкции и малого объема, а также платить сторонним наемным спецам 2.5 оклада для того, чтобы они поехали работать в Корею не желал уже сам Агренев. Так что в Сучан пришлось дополнительно набирать тамошних старожилов и корейцев. Может из них что выйдет. Пусть даже не мастера, но хотя бы обученные доменные рабочие. Однако это будет еще не скоро. Потому строительство металлургического завода в Гензане пришлось отложить, а со следующего года начинать заниматься только тамошним корейским железнорудным месторождением и устройством терминала по перегрузке руды в порту для ее последующей отправки в Находку и далее на Сучанский металлургический завод.
   За лето и осень в Империи изменилась обстановка. Кризисные моменты в экономике России все-таки начали себя проявлять. Сильно и сразу. Вот вроде в мае все было неплохо, а в октябре уже начались проблемы в большинстве отраслей. Уменьшились и внутренние и внешние заказы. Частично экономике помог увеличивающийся экспорт в Персию, Сиам, Манчжурию, Формозу и т.д., но все-таки эти страны не могли поглотить излишков всего того, что на пике короткого экономического цикла производила Империя. Так что в Империи начались затоваривание, снижение объемов производства и увольнения рабочих. И это несмотря на весьма неплохой урожай 1908 года, который по идее должен был подстегнуть спрос на товары со стороны населения Империи. У Концерна все было полегче, ибо имелись соответствующие наработки, но не во всех сферах деятельности.
   Впрочем, для части тяжелой промышленности перспективы на следующий год имелись. Кроме уже перечисленных больших строек с весны следующего года должна начаться укладка второго пути на участке Ростов-на-Дону-Москва. Большая часть земляных работ уже была проведена в 1906-1907 годах во время акции Правительства по поддержке крестьянства пострадавших от недорода губерний. После запуска в эксплуатацию всей этой линии донецкий антрацит и уголь должен будет в удвоенных объемах пойти на север в Центральный экономический район. По предварительным расчетам цены привозного английского угля, завозимого через Санкт-Петербург, и донецкого должны сравняться где-то в районе Твери или даже Вышнего Волочка, что дало бы новый мощный импульс развитию угледобычи в Кузбассе и снижение завоза импортного угля. И это при использовании нынешних паровозов. А ежели бы можно было электрофицировать железные дороги...! Но, к сожалению, на это денег у Правительства пока не было. Еще имелся вариант использования тепловозов, но пока только в мыслях самого князя Агренева. Тут нужны уже будут как минимум тринклеры не в 400 лошадиных сил, а 12-циллиндровые на 600 лошадок. Подобные двигатели еще только разрабатывались. Опять же это было только необходимое условие, а не достаточное. Как должны быть устроены тепловозы Александр знал ну очень приблизительно. А может только думал, что знал. Там ведь электродвижение вроде должно быть. В общем, это задача на перспективу.
   С новым строящимся Криворожским металлургическим заводом Концерна вообще получилась забавная история. Стоило только распространиться слухам о начале строительства, как тут же посыпались предложения от столичных аристократов и московских купцов, желающих поучаствовать в капитале и будущих прибылях завода. Все эти люди почему-то считали, что Император не обойдет своего фаворита с выгодными заказами. К тому же многолетняя репутация князя как завидного промышленника говорила о том, что завод будет построен, как и запланировано, а деньги не будут разворованы или потрачены неизвестно на что. Да еще новейшая конструкция домен и прочие новации обещали снижение себестоимости продукции. Разубеждать этих господ в чем-либо Александр не стал. Зачем? После того, как он переговорил с пятым претендентом, а на горизонте нарисовались еще два, князь решил, что и ладно. Ну, хочет народ вложиться, и пусть. 50-процентный пакет акций Александр решил отдать сразу. Так что компанию Криворожского завода срочно перерегистровали в отдельное АО, и начали размещение акций. Акции сейчас разлетались как горячие пирожки по два номинала. И это при том, что в двери стучался экономический кризис. Так что, можно считать, что сам Концерн вообще ничего не потратит на строительство, а даже что-то заработает просто на том, что все это организовал.
   Вообще нужно сказать, что даже после постройки всех предполагаемых заводов, а также увеличения мощности ДЮМО и Алмазанского завода иностранцы в России все равно будут контролировать около 50% выделки чугуна и стали. Уж больно много они настроили металлургических заводов в 90-х годах прошлого века и паре лет этого. И это если считать все заводы Империи, а не только южные. И слава Богу, что Михаил II и Правительство согласилось придержать за штаны французов, бельгийцев и прочих на юге страны. Иностранцам сейчас временно запрещено строить там новые домны без слома старых. Но только на юге Империи. Михаил справедливо рассудил, что хоть формально это вроде бы русская промышленность, но какая-то совсем неправильная. Почти все прибыли от нее уплывают за границу, а цены на металл в начале века намного превысили те, по которым можно было бы его купить за границей. И хоть в этом немалая вина правительства Витте, тем не менее... Однако запрет касался только юга России. На Урал мораторий не распространялся. Правда, там иностранцы после начала кризиса века не особо активничали, а в Кузбассе их вообще никто не ждал, ибо это были кабинетные земли. На Дальний Восток никто из иностранцев пока ехать не хотел. Оставалась еще Польша, но и в ней особой строительной активности по части новой черной металлургии иностранцы пока не проявляли.
   Но не все было так уж плохо. Все южные заводы и некоторая часть уральских были построены иностранцами в расчете получение заказов на большое железнодорожное строительство. А с завершением постройки Транссиба и КВЖД вал казенных заказов спал, и акционерам пришлось постепенно перестраивать производство на выпуск прочей продукции. К тому же большинство южных заводов было оснащено устарелым оборудованием, часть которого они просто демонтировали в других странах и перевозили в Россию. Да и большинство построенных на юге домен были небольшими и откровенно устаревшей или неудачной конструкции. Когда их строили, считалось, что лапотным русским и так сойдет. Они ведь и этого самостоятельно не смогли построить. Но на данный момент иностранцы сами попали в собственную ловушку. Металлургических мощностей в России настроено больше потребного, да еще устаревших. А чтобы конкурировать по цене с новыми заводами того же Агренева, иностранцам придется рушить то, что они построили всего 10 лет назад, а то и меньше. Кому такое понравится?
   Или взять коксохимическое производство. С 1905 года в Империи запрещена постройка коксовых печей без улавливания всех продуктов коксохимии. Первые печи в 90-х годах в Новороссии порой строились из некачественных материалов. Лишь бы побыстрее и подешевле. И их уже пора менять. Кто-то это уже сделал, а другим это еще предстоит. Тем более, что спрос на кокс в стране постепенно растет. Но печи с улавливанием коксохимических продуктов стоят дороже, чем без оного. А сами продукты еще нужно кому-то продать. И если с аммиачными водами все обстоит неплохо, то с сырым бензолом и каменноугольной смолой в точности наоборот. Спрос на них ниже предложения. Более того, продукты русской выделки будут напрямую конкурировать с германскими и французским импортом. Кто ж на такое в Германии и Франции спокойно смотреть будет? Нет, если бы сейчас было военное время, русские бы все скупили и попросили еще. Но время мирное, и спрос не особо велик. То есть придется как-то пристраивать продукцию, которую сам же произведешь. Либо пускать эту коксохимию в переработку, напрямую конкурируя с тем же импортом из своей страны. Были, правда, две попытки вывалить не нужную коксохимию в отдаленные балки. Вот только хозяева тех заводов до сих пор с содроганием вспоминают последствия этой затеи. 100 тысяч рублей штрафа и год тюрьмы тому, кто непосредственно отдавал приказ. Брр!! А до кучи губернатор Екатеринославской губернии в случае повторения пообещал построить тюрьму именно на месте свалки, дабы виновники не только отбывали срок непосредственно на химии, но и сами ее выгребали. Так что головная боль и немалые затраты любому хозяину устаревших коксовых печей были гарантированы, а вот спрос на продукты коксохимии - нет.
   19 ноября пришла телеграмма из Москвы, в которой князя Агренева и начальника СБ Концерна Купельникова попросили подъехать в Первопрестольную в канцелярию Московского Охранного отделения. Жандармы размотали дело об убийстве Сытина. Формально организаторами убийства оказались младший сын графа Вельского - одного из миноритарных акционеров Дружковского металлургического завода и его знакомый - Барский, немалый чин из Московской полиции, которому обещали за его "помощь" списать его немалые карточные долги. Сыну Вельского, который постепенно перенимал дела у своего родителя, французы откровенно запудрили мозги. В этом поучаствовал один из французских членов Правления завода, хотя больше младший Вельский общался в этом деле с неким помощником француза. Помощник - Жан Паради, был человеком внешне неприметным, но при этом отличным рассказчиком и прочее и прочее. Все неудачи или даже убытки завода в последнее время по убедительным рассказам французов были связаны с деятельностью главы Антимонопольного Комитета князя Агренева, фаворита Михаила II, но главную опасность якобы несла деятельность его подручного Сытина, который за последние 10-12 лет так измазал в прессе бе ля Франс и ее дружбу с Россией, что многие русские начали воспринимать французов, как проходимцев, хапуг, ростовщиков и даже врагов. А Франция и ее граждане совсем не такие... Вообще все там оказалось на порядок запутаннее, но суть оказалась такова. Младший Вельский дал деньги на операцию, а Барский непосредственно контактировал с наемниками, попутно прикарманив часть суммы. Непосредственно операцию осуществляла какая-то особая пятерка из эсдеков. Двоих из них жандармы поймали, еще один - главарь был смертельно ранен при задержании, хотя кое-какую информацию из него охранка успела выдоить. Где скрывались еще двое, пока никто не знал. Возможно, они рванули после начала ареста соратников за рубеж, а может легли на "дно". Оба француза сразу после покушения отбыли из России и стали недоступны для российского правосудия. Причем Луи Жердье - члену правления Дружковского завода даже предъявить по-хорошему было нечего. С точки зрения закона он только вел беседы и никому ничего не заказывал. Жан Паради - другое дело. Он как минимум заказчик и один из организаторов преступления. Однако у жандармов имелись серьезные сомнения в том, что Жан Паради - это настоящая имя и фамилия француза. Вполне возможно, что это офицер французской разведки под прикрытием. А может и не французской, а один из функционеров масонской ложи "Великий Восток Франции". Ответ можно получить только во Франции, если удастся там разыскать Луи Жердье, потому как искать Паради под данной фамилией охранка считала бессмысленным занятием. В итоге получалось, что почти все, что возможно, московские жандармы со своей стороны сделали. Дальше нужно было действовать князю. Либо через Императора, ибо тот тоже считал убийство Сытина особо опасным преступлением, прямо влияющим на безопасность Империи, либо своими силами.
   Пока поезд возвращался из Первопрестольной в Северную столицу, Агренев обсудил с Иваном Ивановичем ситуацию и дальнейшие действия. Глава Московской охранки обещал подробно отписать Государю про раскрытие дело, ибо на то было Высочайшее повеление. Купельникову предстояло заслать во Францию группу своих людей для поиска Луи Жердье, дабы того выдоить досуха и прикопать. И нужно было обязательно отыскать второго француза. Только тогда вся картина станет ясна. Ибо пока получалось, что русские массоны вроде бы как и не причем, хоть младший Вельский и был новообращенным массоном. А вот французские массоны, возможно, наоборот очень даже причем. Но это предварительно. Следовало также накапать Государю на члена Правления Дружковского завода и сам завод. Дружественными действиями со стороны французских акционеров тут явно не пахло. А Михаил - самодержец, так что вполне может устроить акционерам большие убытки. Еще одним нехорошим возможным симптомом было то, что два смывшихся от охранки бандита были евреями. Один обычным, а второй из семьи выкрестов, что было не совсем нормальным. Выкрестов евреи не жаловали, хотя, возможно, для самих революционеров это и не имело никакого значения. И тем не менее. Наконец, если идет речь об участии в деле ложи "Великий Восток Франции" и французской разведки, то дело плохо. Очень плохо! Бодаться с такими структурами можно и нужно, ибо не ответить нельзя, но вот за личную безопасность борцов с французскими массонами следует опасаться всерьез. Опять же не совсем понятно, почему на роль жертвы избрали Сытина. Не смогли добраться до самого Агренева, или не захотели. Во втором случае убийство Сытина - это предупреждение его шефу, сделанное чужими руками. Или нет? Опять же есть связь между скупкой иностранцами и евреями русских газет и журналов с убийством Сытина или нет? Вполне возможно, что есть. Ведь если условный еврей, француз или немец контролирует газету "Русское слово", то слово это уже явно не русское, а газета будет отражать на своих страницах то, что диктует редакции его хозяин. В общем вопросов было больше чем ответов. Кстати, ответная реакция русских властей на скупку русской прессы уже началась. Увеличилось количество случаев изъятия номеров, обыски в редакции, временный запрет на деятельность, а главное, когда хозяева начали приходить выяснять отношения в охранные отделения, им начали предлагать либо продать газету или журнал, либо перерегистрировать название типа на "Еврейское слово" или "Новости для немцев в России". В противном случае охранка стращала дальнейшими трудностями и убытками. О том, чем это закончится, говорить пока рано.
   Поговорили с Купельниковым и о старых делах. Трехлетняя практика сбыта индийских сокровищ выдавала прогнозную цифру добытого всего в 50 миллионов золотых рублей, а не 100-150, как полагали раньше, и уж никак не 20 миллиардов долларов 21-го века. И продавать добро придется еще лет 8. Видимо, за 100 лет, которые клад мог еще пролежать в подземельях индийского храма, ценность любой валюты должна была упасть во много раз, а сами сокровища еще должны были подорожать как историческая и антикварная ценность, если б о них не вспомнил князь Агренев. Да и вообще сейчас коллекционеры ценят антиквариат из туземных стран, похоже, не особо высоко за исключением отдельных уникальных вещей. По всему получалось, что похищать президента крупного банка или открывать месторождения нефти в Америке выгоднее, чем находить клады. По крайней мере раньше не приходилось тратить столько времени на реализацию добытого. Впрочем, первые две операции были весьма и весьма рискованные, особенно первая. Это в те времена Александр мог себе позволить подобную выходку. Теперь же, когда за князем стоит столь много, попасться на похищении он себе позволить не может. Приходится зарабатывать деньгу себе и Империи также, как прочии буржуины, и при этом стараться не обкрадывать собственный народ.
   2 декабря закончились предварительные ходовые испытания эсминца "Бравый". Как на любой новой технике вылезли ошибки, недоделки и косяки. Но в то же время ничего непоправимого не случилось. На мерной миле корабль показал на номинальной мощности и оборотах 27,16 узлов, а на максимальной - 27.6. Но, как потом признались прикоммандированные турбинисты с Ковровского завода, до максимума они всё-таки турбину не раскручивали, ибо главное было сделано - корабль достиг контрактной скорости. А запас карман не тянет. Нет смысла насиловать новую турбину, если через полгода или чуть больше пойдет ее новая более мощная модификация.
   На Невский завод корабль заводили уже с помощью портового ледокола, ибо на реке стал прочный лед. Теперь эсминцу предстояла достройка и вооружение. Первые две 4-дюймовые 45 калиберные пушки Обуховский завод уже сделал. Но главным было то, что по крайней мере в отношении возможности оснащения эсминцев турбинами Парсонса-Шухова опасения у адмиралов должны если не рассеяться совсем, то хотя бы сильно уменьшиться. По окончании этих испытаний Агренев собирался вдарить по мозгам русских военных моряков посредством патриотического кино. В конце концов какой попаданец откажет себе в использовании наработок из будущего? В какой-то момент Александру пришла мысль, что если соединить кино, кадры обороны Порт-Артура, мелодию и некоторые технологии из будущего, то может для получиться убойная вещь для нынешнего поколения русских военных моряков. Та же Одесская киностудия князя клепала до дюжины новых фильмов в год. В Порт-Артуре и Владивостоке в русско-японскую войну работало 3 кинооператора. Причем не просто работали на берегу, а частенько выходили на кораблях эскадры. Так что реальных документальных кадров с войны было очень много. Часть уже использовали в нескольких фильмах, но сколько еще материалов осталось. Так что видеоряд для клипа "28 узлов" удалось подобрать легко. Бурун на форштевне миноносца "Выносливый", идущего полным ходом, его команда, отдающая честь при проходе мимо командующего на флагмане эскадры, адмирал Макаров на борту флагманского броненосца, залп японской эскадры, капитан второго ранга Эссен в боевой рубке "Новика", отдающий приказ в машинное отделение, броненосный крейсер "Баян" под вражеским обстрелом, постановка в док торпедированного броненосца "Цесаревич", уходящий под воду броненосец "Князь Багратион", радостная толпа встречающих корабли в самом Кронштадте и так далее. Исполнителя немного переделанной песни Розенбаума нашли среди лейтенантов Балтийского флота, одного из тех, кто участвовал в русско-японской войне. Даже применили новый для этих времен прием - облет по полукругу камерой певца, стоящего на каменистом карельском мысу и поюшего песню под собственный гитарный аккомпонимент. Для этого пришлось на несколько дней арендовать плавкран и тренировать крановщика на плавный облет кинокамерой вокруг певца. И под конец кадры идущего вниз по Неве эсминца "Бравый". В общем для нынешней неизбаловонной публики получилась мощная вещь! Да что говорить? Звуковое кино вообще пока было редкостью. Все больше немое с субтитрами и под рояль в зале. А то, что "Бравый" на максимуме все-таки не выдал 28 узлов, так и ладно. Глядишь, весной на официальных испытаниях выдаст. Уж головному эсминцу винты точно подберут. А не он, так кто-то из его собратьев второй серии это точно сделает. По замыслу самого Агренева новые эсминцы должны стать стаей гончих в Балтийском, Черном и Японском морях. А то, что они не дотягивают до эсминца "Новик" из иной истории, так то ладно. Будут и другие серии эсминцев. Всему своё время. Все равно пока ни у кого ничего подобного нет.
   Вторая песня была тоже из будущего. Ее полный текст Александр точно не помнил, так что пришлось его подсократить до двух куплетов. Эта песня была из еще не вышедшего на экраны фильма о Владивостокской эскадре...
   Прощайте, лесистые сопки,
   На подвиг Отчизна зовет!
   Мы вышли в открытое море,
   В суровый и дальний поход...
   А оригинальные слова про Рыбачий пришлось заменить на поселок Славянка и остров Русский. Кадры хроники показывали три русских броненосных крейсера, уходящих в неспокойное и враждебное в ту пору Японское море...
   На Новый год в Морском собрании Кронштадта как обычно собрались моряки. Сначала был какой-то концерт, а под конец были показаны два клипа. Первым шел "Прощайте лесистые сопки". Аудитория слушала его в абсолютной тишине. А клип "28 узлов" моряки вообще слушали стоя. Получилось мощно! Потом зрители пытались найти лейтенанта - исполнителя песни. Его многие знали, но найти не смогли. Ну не было его там, ибо он в то время пребывал в Риге. Все это потом Агреневу рассказали посланные в Кронштадт киношники. Сам Александр с супругой в это время присутствовал на балу у Волконских. А в этом высшем обществе все было как обычно и описывалось скорее словами иной песни:
   Балы, красавицы, лакеи, юнкера,
   И вальсы Шуберта, и хруст французской булки...
   Любовь, шампанское, закаты, переулки.
   Как упоительны в России вечера.
  
   Глава 23.
  
   Еще 25 декабря из Венесуэлы пришло экстренное сообщение. Ко 2-му января, а с Нового года Империя перешла на грегорианский календарь, все подтвердилось. Пока Президент Венесуэлы Сиприано Кастро пребывал в Европе на лечении, вице-президент Хуан Висенте Гомес совершил небольшой почти бескровный переворот и объявил себя временным президентом страны. Проблема заключалась не только в том, что Концерн имел в Венесуэле уже немалый нефтяной бизнес, но и в том, что свергнутый президент имел в собственности акции нефтедобывающей компании. Если каждого нового президента ублажать передачей ему новых акций... Ну, вы понимаете. Необходимо было срочно что-то делать. Акции ныне в простой бумажной форме, и где всплывет пакет бывшего президента, одному Богу известно. Но все оказалось проще. Сиприано Кастро их с собой в Европу брать не стал, а Гомес их просто изъял из сейфа предшественника при обыске дома свергнутого Президента. И сам предложил представителю Концерна в Венесуэле переоформить их на себя. Акции переписали на Гомеса и объявили "президентскими", то есть переходящими от одного президента страны к другому при смене власти, и запретили их номера к перепродаже кроме как в пользу самой компании. Временного президента это решение не совсем устраивало, но другим способом он их законно получить в этот момент не мог. Все это, конечно, было грубым нарушением Устава компании, но решение само по себе не задевало никого из акционеров кроме Сиприано Кастро. Так что в суд на компанию кроме него никто подавать не будет. Но суд выиграть он не может, потому как иск согласно Устава компании придется подавать в городской суд Москвы. А там на 98% удастся отбиться и доказать, что это действительно "президентские" акции. Не будет же русский суд официально обвинять самого богатого человека Империи в подкупе иностранного должностного лица, даже если тот бывший президент Венесуэлы.
   К началу 1909 года труженикам невидимого фронта князя Агренева удалось наладить связь с несколькими ирландскими группами сопротивления и ирладскими эммигрантами в САСШ. В основном эти группы были пассивными и не вели никакой особой деятельности, но кое-где удалось не только наладить контакт, но и структурировать само сопротивление - внедрить систему боевых пятерок. В конце концов те же британцы, поддерживая русских эсеров и эсдеков, ничего особо нового не придумали, а просто воспользовались опытом прошлого. Так что разведка Концерна сейчас тоже пользовалась чужими наработками. Серьезных акций пока в ближайшее время не собирались устраивать, но как знать. Ирландцы - парни отчаяные и горячие, так что все может быть.
   14 января Император созвал большое совещание в Гатчине. Там Агренев узнал, что переговоры в Стамбуле относительно Болгарии зашли в тупик. Впрочем, это нисколько не огорчало присутствовавших. Россия на этих переговорах пока занимала позицию "и нашим и вашим". То есть и за независимую Болгарию и одновременно высказывала сочуствие самой Оттоманской Империи. Ну и, естественно, выступала против аннексии Боснии и Герцеговины. Проблема состояла в том, говорить в самом Стамбуле было не то, что не с кем, а в том, что уж больно полярные силы в данный момент правили в самой турецкой столице. Прошедшие в начале декабря выборы дали большинство в меджлисе младотуркам. Но в то же время имелась значительная оппозиция - консервативная партия "Ахрар", многочисленные сторонники султана на местах и самом Стамбуле приимущественно из Малой Азии, плюс реакционно настроенное духовенство, плюс проанглийски настроенный Великий визирь, который младотурком совершенно не являлся, и плюс прочие чисто национальные партии армян, арабов и так далее. И все они имели собственные взгляды относительно Болгарии. Хоть младотурки большинством фактически контролировали и меджлис и формально власти всей страны, но реальными делами у них заниматься не получалось. Они пока больше были озабочены укреплением собственных позиций, где-то меняя отдельных представителей местной власти, а где-то действуя через головы властей, и внося в дела страны дополнительный бардак. Депутаты меджлиса от прочих политических сил сильно увлеклись подачей депутатских запросов к исполнительной власти и говорили с трибун о своих бедах и потребностях, не слыша оппонентов.
   Впрочем, как раз подобный разброд в Стамбуле был во многом на руку русским планам, ибо на их осуществление требовалось время. А время тем самым выигрывалось, ибо никто ничего пока подписывать не торопился.
   Вена в свою очередь предложила около 2.5 миллионов фунтов стерлингов отступных Стамбулу за Боснию и Герцеговину. Младотурки в основном были готовы принять австрийское предложение просто потому, что ни на что иное сил у дряхлеющей империи не было. Разве что еще поторговаться. Но подписываться под документом тоже никто не торопился, и все оставалось на уровне разговоров. Вена со своей стороны ничего не хотела уступать Белграду, но на нее поддавливал Вильгельм II, который одновременно поддерживал австрийцев и не хотел ссориться с русским Императором, плюс навярняка играл какую-то свою игру. Русские предложения по частичному открытию черноморских Проливов нашли понимание и в Берлине и в Вене. Но только частичное. Вена готова была разменять его на одобрение Россией аннексии Боснии и Герцеговины. Извольский на это не соглашался, поскольку Проливы то по приложенному Агреневым варианту открываются для всех, а не только для русского флота. И где тут чисто русская выгода? А вот англичанам судя по всему предложенный русскими вариант не понравился, потому как они всякий раз под различными предлогами уклонялись от его обсуждения. Заполучив в лице Великого визиря Киамиль-пашу своего сторонника, они явно не хотели портить с ним отношения из-за открытия Проливов. Более того, они всячески поддерживали в Стамбуле тех, кто выступал за укрепление обороны Босфора. А это явно указывало, что даже небольшие силы русского Черноморского флота британцам в Средиземке не нужны. Сами же британцы торопились урегулировать двухстронние проблемы с османами на Аравийском полуострове и в районе Персидского залива. Естественно в свою пользу. Париж, похоже, вариант частичного открытия Проливов в целом устраивал, но за это французы хотели бы получить поддержку России по своим африканским делам, однако при этом намекали на то, что вынуждены увязывать свою позицию с мнением Лондона. Итальянцев даже спрашивать никто не стал об их мнении. В общем, каждый из европейских игроков, пользуясь возможностью, пытался ловить рыбку в мутной воде младотурецкой революции. Мнение же самих турок? Это смотря кого и о чем спрашивать. При этом даже высказанное официальным лицом личное мнение могло измениться буквально за неделю-две на прямо противоположное. Зато со стороны и младотурок и нового кабинета настойчиво высказывалась надежда, что Россия позволит им начать строить железные дороги, ведущие к Армянскому нагорью, просто вследствие дружественного расположения, обнаруженного ею к Турции. Наивные... Нет, поторговаться можно было бы, но османы пока явно были не договороспособны.
   Насчет ловли рыбы в мутной воде со стороны Агренева обстояло следующим образом. Где-то с осени прошлого года в Оттоманской Империи радужное настроение и местами даже братание между мусульманами и христианами закончилось и сменилось еще большим недоверием между представителями различных конфессий. Национал-либералы успели огласить собственную программу, заключавшуюся в пантюркизме вместо прежнего панисламизма, и это не нравилось очень многим. Всю ответственность за бардак в стране младотурки сваливали на старые местные власти, которые в Малой Азии в основном остались прежними. С поддержанием порядка с стране начались проблемы, а за этим опять возобновились конфликты на религиозной и национальной почве. В следствии этого в Оттоманской Империи сильно возрос спрос на личное оружие. В основном на револьверы и пистолеты, но не только. Многие, особенно представители национальных меньшинств, в разваливающейся Империи озаботились личной безопасностью. А что может быть лучше подобной ситуации для одного из европейских лидеров в производстве стрелкового вооружения? Князь этим и пользовался в меру своих возможностей, сбывая продукцию РОК оружейным магазинам и прочим торговцам в самой Турции и на ее национальных окраинах. Отчасти приходилось действовать нелегально. Тут на помощь приходили греческие торговцы-контрабандисты, которые готовы были за вознаграждение доставить что угодно и куда угодно. Так что в Оттоманскую Империю шел не только короткоствол, но и карабины под промежуточный патрон под маркой охотничьего оружия. Впрочем, подобной деятельностью сейчас занимался явно не только РОК, но и его европейские конкуренты.
   Из-за Боснийского кризиса Берлину пришлось наступить на горло собственной игре. У немцев подгорало в Марокко. Там французы постепенно прибирали под себя власть в стране. Одновременно поддерживать Вену и играть собственную игру в Марокко у Берлина не выходило. Из Вены начали звучать воинственные заявления в сторону Сербии. В ответ на них в декабре русские войска провели недалеко от русско-австрийской границы маневры двух корпусов. В этой ситуации бросить на произвол судьбы и растерзание прочими европейскими игроками Вену ради увеличения собственных выгод в Марокко германцы были не готовы. Одновременно Берлин пытался воздействовать на младотурок и чутка ободрить в Болгарии никем не признанного короля Фердинанда I.
   К январю в Болгарии политики и народ постепенно начали понимать, что провозглашенная независимость страны какая-то неправильная. Никто ее не желал признавать. Даже ближайший сосед и союзник - Сербия. Посаженного на трон короля тоже никто за рубежом не жаловал. Да и вообще почему-то до самой Болгарии никому из великих держав особо дела нет. Их больше волновала Оттоманская Империя и аннексия Боснии. Если бы про болгар совсем забыли, тех бы это, конечно, устроило. Но шансов на это не было никаких. Одновременно в болгарское общество постепенно приходило осознание, что за провозглашение независимости и севшего на болгарский трон немца стране придется заплатить османам. И заплатить много. Часть болгарской прессы все чаще указывала на серьезные ошибки, призывала к союзу с Россией, как единственной силой, которая действительно может помочь разрешить ситуацию, другая писала всякие гадости и т.д. При этом некоторые политики и пишущие авторы указывали, что очередной раз за простое "спасибо" и тем более за чёрную неблагодарность Россия врядли захочет помогать болгарам. А ведь помимо непризнанной независимости и короля многие болгарские политики имели определенные виды как минимум на часть Македонии, принадлежащую османам, население которой было ближе всего по крови именно болгарам. Однако заполучить эти территории можно только через войну с османами. Но именно Македония сейчас была центром сосредоточения младотурок и регионом, где располагались немалые силы турецких войск. А воевать в одиночку с османами, не имея союзников и не будучи никем не признанным государством, было явно чревато. Тем более, что за османов кто-то обязательно вступится из великих держав. Сербы, будучи союзником болгар, совершенно не стремились сейчас даже ухудшать отношения с османами, ибо пока было не понятно, чем разрешится конфликт с их северным соседом - Австро-Венгрией. Более того, Карагеоргиевичи тоже потенциально претендовали на часть Македонии. Зато в соседней Румынии с интересом поглядывали на болгарскую Добруджу, и в Бухаресте уже слышались голоса, что ежели Болгария вдруг решит еще расширить свои границы, то Румыния будет вынуждена прибегнуть к определённым шагам, чтобы сохранить статус-кво. Читай напасть на Болгарию. Россия же, на которую могли надеяться болгары, на помощь Болгарии не особо не торопилась, а раздавала общие ободряющие заявления, но ничего существенного внешне пока не происходило. Все было на уровне слухов. В то же время муссировалось одно из заявлений Извольского, что Фердинанд сотворил своими руками такое, что теперь никто в Европе не знает, что с этим делать. Впрочем, Россия в своей неспешности была явно не одинока.
   Император Михаил II наконец освободил князя Агренева от должности главы Антимонопольного комитета, что теоретически могло несколько снизить негатив в его отношении со стороны иностранных держав. Правда, перед своим уходом князь быстренько состряпал и подмахнул у Михаила пару Императорских указов. Один из них был о запрете продажи новейших оборудования и лицензий в страны, в свою очередь ограничивающие передачу того же в Россию, без Высочайшего на то соизволения сроком на 7 лет. Указы он делал под себя и под других русских изобретателей. Не секрет, что некоторое новое оборудование и технологии большинство компаний развитых стран поставлять в Россию не желало. Ну и Агренев тоже не всегда готов был выдавать лицензии на то, что у него имелось, а потому решил чутка подстраховаться, дабы в случае чего можно было сослаться еще и на отказ русского Императора.
   Февраль принес новую порцию новостей из Стамбула. Там младотурки скинули со своего поста Великого визиря Киамиль-пашу, известного своим англифильством, и его кабинет. Великим визирем был назначен Хильми-паша, сторонник дружбы с Германией. Что тут началось!! Британцы всего за какие-то пару недель вдрызг разругались и с новым великим визирем и с младотурками. Причем чем дальше, тем резче звучали заявления английских официальных лиц. Пошли в ход и заявления об узурпации власти комитетом "Единство и Прогресс" и о неконституционности его действий, и что назначение Хильми-паши - это прямой вызов Англии и хорошим англо-турецким отношениям со стороны группы лиц, совершивший переворот, и что группа английских кредиторов Турции будет вынуждена учитывать произошедшее. Пошли даже слухи о том, что Англия может окончательно аннексировать Египет, и что виноваты в этом сами младотурки, которые своими действиями пытаются вызвать недовольство и беспорядки в Египте. Перечисленным список младотурецких прегрешений по мнению Британии не исчерпывался. По мнению посла России в Стамбуле Ивана Алексеевича Зиновьева британцы, похоже, рассчитывали постепенно занять в Стамбуле такое же положение, какое они занимают в Египте. А тут такой облом! Османы пытались как-то успокоить британцев, но тех это, похоже, только еще больше распаляло.
   У новоявленного болгарского царя в стране тоже начало подгорать. Никто не признает, болгарское общество начало приходить в разум и понимать, что сделано что-то не то, и что болгарам придется немало заплатить за амбиции своего монарха. В адрес новоявленного короля посыпались стрелы критики и откровенные пинки оппозиции. 24 февраля он рванул в Санкт-Петербург за помощью к Михаилу II. Причем в Северной столице его явно не ждали. Он приехал сам без приглашения. Вопреки, так сказать. Вот только Михаил - это не его покойный брат Николай. Королевских почестей Фердинанду не стали оказывать ни на вокзале по приезду, ни в Гатчинском дворце и принимали исключительно как князя, а не как царя болгар. Своим приездом в Россию Фердинанд явно намеревался сломать лед отчуждения по отношению к себе и сразу заручиться поддержкой России, но вышло по-другому. Ему сразу указали на ряд стратегических ошибок, которые он совершил и тем самым сломал чужую политическую игру несмотря на неоднократные русские предостережения. В переговорах с османами ему пообещали помочь, но прямо указали, что действительно независимой Болгария сможет стать только через войну с османами. И опять же только через нее страна может получить часть Македонии, на которую болгары уже давно положили глаз. Вот только в одиночку против осман и, возможно, румын Болгария воевать никак не сможет. И здесь Россия Фердинанду не помощник, ибо для Империи в этом нет никакой выгоды. Одни убытки. А те, кто намерен ввести Империю в убытки, русскому Императору категорически не нравятся. Да и как вообще помогать Болгарии, если у нее стрелковка австрийская, а артиллерия французская и германская? К тому же сейчас страна еще будет вынуждена заплатить очень большие деньги своему будущему противнику. Они у Болгарии есть? А потом спустя некоторое время еще найти деньги на войну. Поэтому единственный способ расширения Болгарии и иных Балканских стран - это создание православного союза против Австро-Венгрии и Оттоманской Империи, дабы в удобный момент воспользоваться ситуацией. Она обязательно появится. Пусть не сейчас, а несколько позже. С деньгами Михаил обещал помочь, но при определенных условиях. Император также предостерег Фердинанда от попыток союза с Веной или Берлином. С Веной вон Фердинанд уже по-крупному сыграл. И что? Австрийцы сделали из него козла отпущения. И еще не раз сделают, ибо в Вене мечтают о триединой Империи. Так что самостоятельные православные государства на Балканах австрийцами совершенно не нужны. Берлин в этом плане ничем не лучше Вены. Ему нужны колонии и полуколонии. В сложных вопросах при выборе между Веной, Стамбулом и Софией, германцы никогда не предпочтут Софию тем более после того, как в Стамбуле чаша весов опять качнулась в сторону Берлина. И никакое германское происхождение Фердинанда тут не спасет. Это политика. Тут играет роль только политическая выгода. Хотя если Фердинанд хочет, чтоб его покровительственно похлопали по плечу, наобещали златые горы, а потом в очередной раз обманули, то он, конечно, может съездить за помощью в Берлин. Русскому Императору будет даже любопытно, чем его там охмурять будут. В общем, в Гатчине Фердинанда сначала отчитали как мальчишку, но все эдак в доброжелательном сочувственном тоне. Ну так, порода у Романовых сказывается и окружение. Умеет Михаил, уже умеет. Не со всеми, но такие Фердинанды ему уже по плечу. А потом болгарского немца обнадежили. Вернее подарили надежду и указали путь. Правда, с болгарским обществом корольку предложили разбираться самому. Кто кроме Фердинанда это может сделать, как не он сам? С особой позицией осман по отношении лично к нему пообещали помочь, если получится. Но именно если получится. А то, что османы и часть болгарской оппозиции теперь требовали корону Фердинанда именно по наускиванию русских агентов... Так кто ж об этом знает? Только те, кому положено. В конце встречи Фердинанду намекнули, что если он сейчас вопреки советам все-таки решит влезть в войну с османами, дабы укрепить положение короны на своей голове, и тем самым вызовет закрытие османами Проливов для русского экспорта, то Россия не даст ни гроша не только за болгарскую корону на его голове, но и за жизнь самого монарха. Да наверно и не только Россия.
   Из Санкт-Петербурга Фердинанд уехал выпоротый морально и обиженный, но с определенными надеждами. Хорошо хоть в Берлин не поехал, а то были такие опасения. Слава Богу Михаил палку не перегнул, а обида и амбиции Фердинанда не затмили тому окончательно разум, чтобы наплевать на русские предостережения. Опять же помочь ему в будущем обещали и показали путь, которым можно идти, дабы сохранить корону и расширить территорию страны. Пусть себе занимается. Быстро без помощи России у него это не получится. Помимо мыслей из Санкт-Петербурга Фердинанд увозил двух русских учителей для своих детей, представительский кабриолет АМО и русскую легкую гаубицу для испытаний.
   Пока Фердинанд пребывал с визитом в русской столице из Стамбула пришло известие, что османы таки подписали с австрийцами согласие на аннексию Боснии за 2.5 миллиона фунтов отступных и возврат Стамбулу Новопазарского санджака. Австрия давала также своё согласие на повышение турецких пошлин и на отмену режима капитуляций. Однако обе последние уступки приобретали силу лишь после того, как все остальные заинтересованные державы изъявят на это своё согласие. А до этого было ещё очень далеко.
   В тот же день глава межлиса Ахмед-Риза-бей объявил сумму отступных, которую предъявляет Стамбул Болгарии - 175 миллионов левов в случае сохранения на троне Фердинанда. (Прим: Болгарский лев равен французскому франку.) Без Фердинанда в роли монарха сумму обещали снизить, но вторая цифра названа не была. Выходило, что за квадратный километр территории это было значительно больше, чем заплатит Вены за единицу аннексированной площади Боснии и Герцеговины. Фактически озвученная османами сумма компенсаций немного превышала государственный бюджет Болгарии на текущий год. А это очень много для любой страны!
   Болгарская пресса и часть политиков вскипела возмущением, но только часть. Другие на словах соглашаясь с коллегами, заявляли, что они де предупреждали, но их не послушали. Впрочем, таковые деятели на политическом Олимпе всегда имеются. И что теперь делать Болгарии?
   13 марта на Фердинанда и его "молодую" вторую жену было совершено покушение. Хоронили потом обоих с королевскими почестями в закрытых гробах. Уж больно мощной была бомба. Бомбист от взрыва сам сильно пострадал, а потом на второй день вдруг неожиданно помер в тюремной больнице. Не иначе ему с уходом из жизни помогли и тем самым обрубиои все концы. Потом долго ходило много версий, кто же стоял за покушением. На болгарский трон был возведен несовершеннолетний наследник Фердинанда - Борис. И сразу пошли прения о том, кто будет при нем регентом. На похороны невинно убиенных и коронацию Бориса от русской короны приезжал Великий Князь и адмирал русского флота Александр Михайлович. Из Севастополя до болгарской Варны он добирался на новом броненосце в сопровождении пары крейсеров. София, правда, расположена далековато от моря, но известия о примененном русскими транспорте и самом посланце России мировая пресса разнесла сразу же. Как же? Это же явный жест России. Вот только никто из официальных российских лиц этот жест прилюдно комментировать не захотел. А потому писакам оставалось самим догадываться, что означает этот жест. Впрочем, газетчики разных стран как раз были не в претензии и расшифровывали русский жест кто во что горазд в меру собственных пристрастий.
   Пытаться выяснить, кто же угрохал Фердинанда, князь Агренев даже не пытался. Не задавай неудобных вопросов, и не получишь уклончивых ответов. Хотя это врядли. Скорее всего это кто-то из болгар сработал, не доводя дело до выплаты повышенных отступных. И теперь Фердинанда можно объявить мучеником, пролить крокодиловы слезы, поставить ему памятник, как освободителю, но лишку османам не платить. К тому же противники и недоброжелатели у короля имелись и без того. Так что можно сказать, что как минимум большая часть русского плана сработала. А вот удастся ли повернуть болгар и их малолетнего царя в сторону России, это еще вопрос. Ответ на него быстро получить врядли удастся. Сейчас за влияние в Болгарии, как и за Стамбул начнется настоящая драка.
   Но одними Балканами международные события не ограничивались. На юге Кореи британцев, похоже, все-таки удалось выжить с самовольно захваченного ими острова. Вернее не так. Понимая, что остров и рейд оказался в зоне обстрела русской осадной артиллерии, британцы прекратили строительство базы, вывели оттуда оба крейсера, а также вывезли большую часть своих частей и китайских кули. Но окончательно освободить остров им, видимо, мешала национальная гордость. Так что у острова пока продолжала болтаться английская канонерка, а на самом острове еще находилось несколько взводов туземной пехоты.
   Если в Корее дело шло к русскому выигрышу, то в Сиаме, похоже, выиграли англичане. Вернее в сиамской провинции Кедах, куда британцы все-таки ввели свои колониальные войска, а сиамцы вынуждены были отступить и оставить мятежную провинцию. Впрочем, в Санкт-Петербурге по этому поводу не слишком горевали. Ведь территория то не своя. Зато Сиам теперь точно находится в контрах с британцами. Впрочем, до окончательного разрешения вопроса было еще далеко. Даже если Сиам официально уступит Кедах Британии, все равно архипелаг Лангкави останется за Россией. Правда, британцы тоже могут поставить орудия на берегу Маллакского полуострова напротив архипелага Лангкави, чтобы держать русскую базу в зоне обстрела артиллерии, но это еще посмотреть нужно. Осадной артиллерией англичане тут не обойдутся. Далековато. Придется ставить тяжелые морские орудия. А там посмотрим. К тому же все равно на Лангкави нужно ставить береговую артиллерию.
   В декабре в Китае в 1908 году в один день умерли бесправный Император Гуансюй и Императрица Цыси. На трон Поднебесной взошёл новый Император Пу И двух лет от роду. И хоть за его спиной пока правила вполне самостоятельная регенша - Императрица Лунъюй, вдова покойного Императора Гуансюя, большинство политиков считало, что ничего хорошего в будущем Китай не ждет. Все может окончиться распадом Империи на отдельные куски или даже провинции.
   В деле прикармливания монгольских ханов у России все шло достаточно неплохо, но момент еще не настал. Да и одной Монголией в Санкт-Петербурге ограничиваться многие не желали. Имелся интерес и к части северной Манчжурии в нижнем течении рек Уссури и Сунгари. Но как и с Монголией момент еще не настал, тем более на повестке дня имелся более злободневный вопрос - Боснийский кризис.
   Правительство наконец уломало японцев на то, чтобы те приняли у себя на вооружение русскую легкую гаубицу. Последовал заказ 36 орудий в России и покупка лицензию на ее производство в Японии. Форма оплаты за русские гаубицы и лицензию была достаточно своеобразной, но тем не менее вполне реальной. А вот русские трехдюймовки японцы покупать отказались, заказав нужную себе модификацию горного орудия у Круппа.
   Неожиданно 22 марта в Зимнем дворце было созвано экстренное совещание. Выяснилось, что германский посол Пурталес выкатил Извольскому требование отказаться от поддержки Сербии, ясно ответить на вопрос, готова ли Россия безоговорочно согласиться на отмену параграфа 25 Берлинского трактата и признать аннексию Боснии и Герцеговины, а также добиться того же от Сербии и Черногории. Извольский не стал сам отвечать германскому послу, заявив, что должен сообщить об этом своему Государю. Подобная германская выходка застала российские власти врасплох, ибо вроде бы ничего ее не предвещало. Отношения с немцами были довольно ровные и вдруг... Требовалось понять, что за этим стоит. То, что германцы порой прибегают к подобным шантажу и вымогательствам, желая решить какой-то вопрос, было давно известно. Соответственно, это проверка России на дрожь в ногах или Вильгельму вдруг вожжа под хвост попала? Это ведь это не шутки! Тут новой войной пахнет. А из союзников у России только армия и флот. Формально в союзниках еще числится Франция, но в то, что она не придет на помощь, почти никто не сомневался. Однако Париж может выступить несколько позже против Германии исключительно из собственных интересов, а потом оформить нормальный военный союз уже по ходу войны. Такое вполне возможно. Скорее всего они так и поступят, просто воспользовавшись шансом на удачную для них ситуацию в деле припрягания России к войне против Германии, ибо второго такого шанса может и не случиться. В общем, для России отступать - это потеря лица, а не отступать - это угроза войны. Проводить консультации с Францией и Британией бессмысленно. Они сейчас ничего не дадут.
   Британцы могут вмешаться флотом, а могут и посидеть в сторонке, дабы выторгововать себе лучшие условия. Итальянцы точно на стороне Вены не выступят. У них у самих серьезные претензии к австрийцам из-за Боснийского кризиса. Да и сообщений из Италии о том, что Рим и Вена могли договориться, не поступало. А тем же туркам сейчас вообще воевать противопоказано.
   В то же время врядли немцы готовы к войне. У них и артиллерии тяжелой почти нет. Или они рассчитывают, что русские будут сомневаться в открытии французами второго фронта? Ну, правильно вообще-то рассчитывают. Сразу французы на помощь не побегут. Не с чего. Но сезон для наступательных действий сейчас не слишком удачный. Уж в России то точно. Или это простой наезд германской дипломатии? Ошибиться нельзя! Уж больно риск огромный.
   До пуска нового орудийного завода в Царицине еще месяца три. Да и сколько там будут осваивать легкую и 6-дюймовую гаубицы? Путиловцы только что сделали 42-линейную корпусную пушку. Еще бы они не сделали, если им помогал Крупповский концерн, а на самом заводе немцев работает до черта. Но до серии пушке еще ой как далеко. Еще несколько военных заводов находится на стадии строительства в различной степени готовности. То есть много чего есть в образцах, но нет в серии. Запасов снарядов и патронов мало, особенно первых. Русская эскадра в Средиземке без базы. К тому же она явно слабее всего австрийского флота. Да и в Балтику ей в случае войны хода нет. Есть, правда, еще Мурманск, но там тоже до готовности еще пару лет, да и особого смысла держать такую эскадру на северах нет. Активно действовать она там не сможет. Если это война, то немцы подловили Россию со спущенными штанами.
   Кабинет министров заседал в Зимнем до позднего вечера. На 10 утра следующего дня в МИД был вызван Пурталес, а в русское посольство в Берлине ушло несколько шифровок с инструкциями. Отдан был также еще ряд поручений министерствам и ведомствам. Ушли шифровки в Белград и Цетине. Михаил потребовал всех собраться завтра к 8-30 еще раз, чтобы каждый подумал еще раз и утром подтвердил или изменил свою позицию. Да и сам он может передумать. Вообще-то ответ можно было отложить на день или два, но Михаил решил не затягивать. Лишнее время - лишние переживания.
   Назавтра Пурталес, вызванный в русский МИД, получил аудиенцию у Извольского не в 10 утра, как было назначено, а только к 11. Тому были свои причины. Русский министр иностранных дел принял немецкого посла без всякой учтивости и в достаточно жесткой форме заявил, что Россия рассмотрела требования Пурталеса и откровенно сомневается, что тот выполнял свое очередное поручение так, как того требуют добрые двухсторонние отношения, сложившиеся между Россией и Германией в последнее время. И так, как того хотят в самой Германии. Вероятно, у немцев где-то произошла накладка, но разбираться, кто в германском МИДе и в чем напортачил, Россия не собирается. Пусть уж это делают сами германцы. Но и оставить все как есть Россия тоже не может. Потому лично Пурталес объявляется персоной нон грата, и ему дается 24 часа на то, чтобы покинуть Санкт-Петербург. А уже по окончанию официального приема Александр Петрович оговорился, что в приличном обществе за такое даже не на дуэль вызывают, а тупо бьют кнутом и потом ногами по голове. Ведь явно у кого-то их немецких оппонентов сдали нервы и он начал решать свои служебные проблемы, самолично поставив Россию и Германию на грань войны. Пурталесу также был вручен билет на завтрашний поезд Санкт-Петербург - Берлин. Это был первый акт действия. Тем самым по утвержденному в Зимнем дворце с утра плану Россия резко отвергала притязания Берлина, но оставляла германскому кайзеру удобный путь отхода, списав инцидент на издерки пусть и не совсем рядовых, но исполнителей.
   В час по полудни состоялась встреча Извольского с русскими газетчиками. А через пару часов или чуть позже вышли экстренные выпуски ряда столичных газет. В германской столице было немного по-другому, но генеральная линия выдерживалась строго. В полдень посол России в Германии граф Остен-Сакен встретился с представителями трех главных берлинских газет и с прискорбием сообщил, что вчера в Санкт-Петербурге состоялся отвратительный случай, в связи с чем из-за абсолютно неприемлимого поведения германского посла Германии сегодня он объявлен персоной нон грата. Произошло это из-за личных амбиций Пурталеса, из-за технической ошибки кого-то во внешнеполитическом ведомстве Германии или еще по какой-то причине, придется разбираться самому германскому народу. Ибо Россия не верит, что небольшие разногласия двух стран на Балканах могут привести к тому, что Германия всерьез намерена поставить двухсторонние отношения на грань войны. Это никак не соответствует добрым отношениям между двумя странами, сложившимся в последние годы, и может быть выгодно только общим недоброжелателям типа лондонских банкиров. Остен-Сакен упомянул, что сегодня ему предстоит визит к канцлеру, и, возможно, многое выяснится. Однако не подлежит сомнению, что сам посол будет на паритетной основе также выслан из Германии. А потому, пользуясь последней возможностью, он просто обязан обратиться к народу Германии и предупредить о бдительности, иначе безответственные действия одного человека или группы лиц могут совершенно не спровоцировано привести к тому, что никто из двух стран впоследствии не сможет сделать шаг назад, дабы разрядить искусственно нагнетенную обстановку.
   Газетчики естественно желали мельчайших подробностей, но у профессиональных дипломатов язык подвешен так, что говоря много, они могут не сказать ничего. Поэтому вытянуть из русского посла газетчики смогли немного. Только то, что он и собирался сказать. А граф Остен-Сакен лишь добавил, что многого он сказать пока не может по вполне понятным причинам, а потому привел образное сравнение. Типа, жили в соседних домах два бюргера. Жили по разному, но в целом жили неплохо. Потом у одного сменился управляющий. И как-то, когда хозяин управляющего был в отъезде, перепив шнапса, управляющий отправился к соседу, и заявил, что половина соседского сада, которая граничит с садом его хозяина, - это теперь земля его хозяина. А ежели тот не согласен, то он сейчас вызовет знакомых молотчиков, которые объяснят соседу всю его неправоту. Спрашивается, что будет, когда приедет хозяин управляющего и обнаружит, возможно, непоправимое? И не на руку ли это другому богатому и надменному соседу-лавочнику, живущему через улицу, который вечно наговаривал одному соседу на другого и гадил изподтишка чужими руками из врожденной вредности и в собственных меркантильных интересах.
   Через несколько часов в Берлине тоже вышли экстренные выпуски столичных газет с описаниями сказанного русским послом и первыми комментариями германских издателей. Они, конечно, не могли не отражать германскую точку зрения на балканские проблемы, но быстро обличить русскую точку зрения не получалось, поскольку многое было непонятно. Главное же было сказано русским графом. А именно то, что действиями отдельных лиц обе страны могут быть поставлены на грань войны. Хочет ли Германия вдруг воевать с соседом и кому это на руку?
   В это время русскому послу графу Николаю Дмитриевичу Остен-Сакену была дана аудиенция у германского канцлера фон Бюлова. Бюлов к тому времени уже знал о резкой реакции русских на запрос Пурталеса и о том, что того высылают из России. Но также явно знал, на что при этом Россия сделала акцент. Разговор у фон Бюлова и Остен-Сакена был жестким. Фактически германский канцлер повторил запрос Пурталеса, но в несколько более мягкой форме. Вероятно, германский МИД не ожидал от русских подобной реакции, а без предварительных консультаций еще больше нагнетать атмосферу Белов не захотел. Русского посла фон Бюлов высылать пока не стал, поскольку в этом случае быстрое общение между двумя странами может стать проблематичным, хотя и предупредил, что это может случиться в любой момент. Впрочем, и добиться чего-то иного канцлер от русского посла не смог. Николай Дмитриевич пообещал лишь в точности довести до Правительства его Императорского величества все услышанное в Берлине. А также проехался по тому, что ежели все так, как говорит ему канцлер, то вся ответственность за складывающуюся ситуацию лежит именно на германской стороне, а вот выгоды для обоих стран в этом конфликте он совершенно не видит. Ну и так далее.
   Дальше дело пошло совсем не так, как это изначально наверно виделось Бюлову. На выходе от германского канцлера русского посла опять поджидали газетчики. Впрочем, тут как и было приказано из Санкт-Петербурга, Остен-Сакен лишь оговорился, что у обоих стран, похоже, намечаются огромные проблемы, и он пока совершенно не понимает, кому это выгодно. И что, да, войну по его мнению из этих проблем исключить нельзя. Так что в Берлине вышли еще и вечерние экстренные выпуски с громкими заголовками, содержащими слово "ВОЙНА" и знак вопроса. Но именно на это и делалась ставка в Зимнем дворце. Дело в том, что в Германии несмотря на твердую исполнительную власть имелась значительная вольница в виде рейхстага - германского парламента. Вильгельм II и Бюлов давно "воевали" с местными социалистами и прочими недовольными в рейхстаге, но победа или умиротворение их исполнительной властью могла только сниться. А сейчас война с Россией скорее всего мало кому в Германии была нужна, кроме самых отъявленных "ястребов".
   Следующие несколько дней прошли в зловещих приготовлениях. Из Австро-Венгрии приходили известия о том, что там в части корпусов австрийской армии объявлено "состояние тревоги". В Одесском и Киевском военных округах, а также Черноморским флоте все было аналогично. Никто из официальных лиц правительств Германии, Австро-Венгрии и России никаких комментариев не давал. Зато началась "война" в прессе. Особо приближенные к правительственным кругам газеты печатали то, что скорее всего им прямо указывали из властных кабинетов. Так в газете "Правительственный вестник" прямо указывалось, что сложившаяся ситуация может оказать непредсказуемые последствия на международные отношения. Сейчас, говорилось в тексте, могут неожиданно возникнуть такие военные союзы, которые еще вчера никто не мог себе представить. И в то же время прочные союзы, еще вчера казавшиеся нерушимыми, могут не просто дать трещину, а просто развалиться. Меж тем консультации с теми же французами начались и даже приветствовались Парижем с соответствующими комментариями в прессе. Нет, прям сразу Париж ничего не обещал, и даже пока не предполагал. Французы пытались пока выбить из русских определенные политические и экономические уступки. Но для России сейчас был важен сам факт консультаций, а не то, что на них будет достигнуто. Переговоры можно вести долго, но закончиться они могут ничем, ну, или незначительными результатами, ибо все это пока было не слишком важно.
   Прочая пресса делилась на части. Одна поднимала в обществе патриотические настроения, другая осуждала что-то, третья делала еще что-то и так далее. Однако германским властям приходилось сейчас явно хуже. Германский парламент, как и все общество, поделился на части, но большинство депутатов и народа неожиданной войны с Россией на фоне предыдущих неплохих отношений с русскими совершенно не хотела. А потому половина немецкой прессы откровенно пинало фон Бюлова за неожиданный поворот событий. Ему сразу припомнили все старые прегрешения и промахи, и полоскали его по-черному, ибо было за что.
   27 марта Остен-Сакен еще раз был вызван к Бюлову, который объявил о высылке посла. А вот дальше уже пошел некоторый конструктив. Канцлер завел речь о том, что Германия готова пойти на некоторые уступки в своей позиции, если .... Тут было сказано многое. И что Берлин готов провести встречу на уровне канцлеров в случае русского согласия с некоторыми уступками. Также русского посла известили, что перед отъездом с ним хочет неофициально встретиться сам Вильгельм II. Что-то подобное в Санкт-Петербурге предполагали и довели до посольства в Берлине о такой вероятности с указанием линии поведения для русского посла. Остен-Сакен возражать Бюлову не стал. Зачем? Коль скоро это игра самого канцлера, то никакие слова его не убедят. А вот накапать на мозги Вильгельму - это совсем другое дело. Не факт, что тому понравится то, что будет сказано, но тут уж как повезет.
   Тайная аудиенция у кайзера произошла в тот же вечер. Вильгельм много говорил о величии германской нации и о желании дружбы с Россией. Однако по его мнению этому всегда что-то мешает. А потому России стоит пойти на некоторые совсем не существенные для той уступки, и тогда снова все вернется к лучшему. Кайзер выражал надежду, что Остен-Сакен понимает, что высылают его не со зла, и что русский посол в точности доведет до своего Императора то, что хотел сказать германский монарх. Речь Вильгельма растянулась минут на 25, во время которой Николай Дмитриевич кивал в нужных местах, а местами даже соглашался между делом, не прерывая кайзера. Все это было уже привычным. Но вот дальше пошло не по германскому сценарию. Посол пообещал все в точности передать Михаилу II, а затем коротко сообщил, что на сегодняшний день думают в Санкт-Петербурге. А думали в России следующее. Коль скоро ни Германия, ни Россия не готовы поступиться своей позицией, то и ладно. В конце концов не обязательно, чтобы Германия уступала России и наоборот. Для этого есть те, за которых обе страны ратуют. Вот пусть они и делают друг другу уступки. А Германия с Россией это одобрят, и тем самым придут к взаимопониманию. И ничья честь и репутация при этом не пострадает. И что это то, что передает русский Император германскому устами русского посла. Россия готова на встречу без всяких условий, которые как раз и желательно обсудить на будущей встрече. Опять же можно будет потом сказать, что глав правительств обоих Империй ввели в заблуждение и сослаться на недобросовестных исполнителей. После этого Остен-Сакен передал слова Михаила, чтобы Кайзер не торопился с ответом, ибо все равно представителям обоих стран еще предстоит встречаться, и нужные слова все равно будут сказаны.
   На следующий день русский посол покинул Берлин, и наступило тревожное ожидание. Впрочем, воинственная риторика отдельных газет немного пошла на спад. Теперь следовало ждать встречи двух глав правительств. Тут у России имелась проблема. Новый русский премьер-министр Борис Владимирович Штюрмер занимал свой пост всего 4 месяца и при этом не был дипломатом в отличии от фон Бюлова. Тем не менее пока некоторый выигрыш был за Россией. В Санкт-Петербурге к этому времени убедились, что воевать Берлин не слишком хочет, и, значит, все предшествующее было политической игрой с наездом немцев в надежде, что Россия уступит и утрется. Но Россия не захотела уступить и уперлась. На горизонте у немцев замаячила вероятность войны на два фронта, да еще потирающая лапки Британия, с которой у Германии совсем испортились отношения. По всему выходило, что Германия сильно испортила отношения с Россией только ради своего союзника, а сама ни хрена не получала. Более того, к этому времени венгерский парламент довольно ясно выразил своё мнение. Венграм война нафиг была не нужна. Ведь если Сербия будет завоевана, то она будет включена в состав уже триединой Империи, а это венграм было невыгодно ни по политическим, ни по экономическим мотивам. Да и воевать из-за каких-то не сделанных Веной уступок они совершенно не хотели. В случае чего нога русского солдата сначала вступит на их землю, а не на австрийскую. Видимо, Вена с Пештом обо всем окончательно договориться не смогли.
   Новый раунд переговоров требовал разработки нового плана и поддержки переговоров Штюрмера со стороны опытных дипломатов. Через неделю в Кенигсберге начались российско-германские переговоры. Штюрмер приехал в прибалтийский город в сопровождении Извольского и нескольких его помощников включая выдающегося международного юриста Мартенса, который не раз занимался международным арбитражем. Фон Бюлов начал переговоры агрессивно, доказывая свою точку зрения и склоняя Россию к уступкам. Впрочем, ничего иного с русской стороны от него и не ждали. А потому тщательно подготовились. Ну, как могли. Битва была жаркой! Но Штюрмер показал себя истинным "господином НЕТ". Присутствие на переговорах авторитетного арбитра-международника Федора Федора Мартенса позволило доказать абсурдность первоначальных требований германской стороны с точки зрения международного права. Ежели германская и австрийская стороны не намерена соблюдать положения Берлинского трактата, то почему Россия их должна соблюдать. А раз так, то Берлинский трактат более недействителен вообще за исключением некоторых незыблимых положений. Выступления Мартенса очень достали германцев, ибо он выступал ярко, четко и обоснованно. Безусловно, обе стороны не собирались на переговорах обсуждать юридическую сторону, а намеревались торговаться. Но когда твои аргументы вдрызг разбивают с точки зрения международного права, то обоснованность твоих притязаний явно снижается, если ты не готов полагаться только на грубую силу. С последним у немцев не все было в порядке, а русские гнуться не намеревались, да и Германия не была готова прибегать к последнему аргументу. С русской стороны опять в ход пошли доводы, кому выгодна война между двумя странами и так далее.
   Фон Белов вообще-то сначала пытался настаивать на участии Вены на переговорах, но не слишком удачно. В свою очередь Штюрмер категорически отверг это предложение, пообещав, что тогда либо никаких переговоров не будет, либо будет международная конференция участием всех стран-гарантов Берлинского трактата. Первый вариант не устраивал германцев, а второй еще и австрийцев, причем категорически. Ведь в этом случае Вену обдерут как липку.
   Потом, продолжая свое наступление на российских переговорщиков, фон Белов заявил, что Берлину известно о роли России в последних событиях в Стамбуле и Софии. И что германское правительство с большой беспокойством относится ко всему происходящему в двух странах и подозревает, что часть вины в убийстве Фердинанда I лежит на России. Ну, и все в таком духе. Однако ж русские переговорщики тоже были не пальцем деланные. Тем более, оказалось, что немцы знали далеко не все. Они знали про то, что русские в болгарской прессе играли против Фердинанда и про намерение создать союз Балканских государств. Но это всегда пожалуйста. Ничего криминального в этом нет. Подобными делами занимается каждая вторая держава, если не каждая первая. Берлин и Вена аналогичных делишках замешаны куда как сильнее.
   Штюрмер в ответ заявил, что для начала во всем виноваты безответственные венские политики. Кто подговорил Фердинанда на объявление независимости и коронацию? Явно не Россия. Россия чуть ли не ежегодно предостерегала Болгарию от подобного шага. Но Фердинанд съездил в Вену, и что из этого вышло? Так что не стоит валить ответственность с больной головы на здоровую и обвинять русских. Да и вообще по мнению России проблемы в Болгарии идут на руку австрийцам и османам.
   По поводу младотурецкой революции Штюрмер отослал немцев к Парижу и Лондону. Это их вина полностью. Россия вообще тут никаким боком. Она, пожалуй, только проиграла от смены режима в Стамбуле. Да и насчет дел Германии в Стамбуле и Софии России тоже известно. Их результаты тоже на лицо. В отличии от Германии и Британии в Стамбуле русские играют честно по известным причинам. В общем, начало переговоров было жестким.
   Переговоры прерывались на три дня для консультаций ее участников со своими монархами. Постепенно удалось перейти к более конструктивному обсуждению, а потом и к взаимно приемлимым решениям. Как изначально и предлагала русская сторона, виноватыми были назначены стрелочники и австрийцы с сербами. Россия отказывалась от требования созыва международной конференции. С конференцией то ладно. Никто из мировых игроков в данный момент больше на ней всерьез не настаивал, предпочитая ситуацию, в которой русские собачатся с германцами и австрийцами. Далее... От сербов требовалось уволить министра иностранных дел, а также прекратить поддержку сербских инсургентов в Боснии. Австро-Венгрия по договоренности должна была предоставить Сербии небольшой кусок территории в Боснии по левому западному берегу реки Дрина, но не за бесплатно, а за деньги по цене, которую Вена платила османам за квадратный километр. Все равно больших денег у сербов нет, и выкупить много земли они не смогут. Австрийцы также должны были уступить Черногории небольшой кусок побережья и горной местности, а также снимали с себя обязанность контроля прибрежных вод княжества. Россия обязалась не препятствовать сотрудничеству Германии и Оттоманской империи, если это не будет противоречить безопасности России, а также принудить Сербию провести требуемые по соглашению действия. (Ну надо же нести какие-то обязанности, тем более, что они не особо обременительны). Германия обязалась понудить Вену к встречным оговоренным действиям и не препятствовать договору между Стамбулом и Софией. Формально самим Германии и России по Кенигсбергскому соглашению ничего не причиталось, но на самом деле это было не совсем так.
   Не прошли некоторые предложения. Немцы хотели включить в соглашение снятие Россией запрета османам на постройку железных дорог к Армянскому нагорью и непротивление России постройке железной дороги от Багдада к северной части Персии. Они также желали, чтобы Россия не противилась увеличению таможенных пошлин Стамбулом. Россия желала получить от осман ограниченный пропуск своего флота через Проливы просто договоренности между двумя странами, а не через международную конференцию. И так далее.
   Не включенные в соглашение вопросы стороны обязались обсудить в ближайшее время в рабочем порядке. Все-таки уже принятые решения требовалось утвердить и огласить, дабы не нагнетать воинственные настроения в обоих Империях и на Балканах. Вдобавок стороны высказались за то, чтобы по прошествии некоторого времени состоялась встреча главных лиц Империй. В итоге в собственной прессе каждая сторона объявила о своей победе, но на самом деле вышел компромисс. Однако ж праздновать победу в прессе намного приятнее, чем какой-то компромисс.
   После подписания Кенигсберского соглашения осталось еще несколько аспектов. Несмотря на достигнутое соглашение отношения между Россией и Германией оказались сильно испорчены. Для их нормализации от Германии требовались некоторые уступки и время. Это как минимум. И никакие эспады Вильгельма II в вечной дружбе не заставят русского Императора и общество думать иначе. Так что именно германскому кайзеру потом придется идти русским на уступки. А если же немцы считают иначе, всегда можно поторопить Берлин путем некоторого сближения Санкт-Петербурга с Парижем. Да и окончательно порушенный Берлинский трактат, на который теперь у немцев нет особой возможности ссылаться, позволяет кое-что сделать явочным порядком. Например, построить наконец на Аландах передовую базу легких сил, но не строить там укрепления, читай, форт. Он как-бы по нынешним временам и не особо там нужен. Хватит и просто пушек до 6 дюймов на береговых позициях. Ну и наконец предстояло получить некоторые плюшки с Балканских государств за оказанную им поддержку в Боснийском кризисе. И не только. Наличными с них стрясти не получится, но мысли насчет ряда преференций России уже имелись.
   Вена выказала явное недовольство и тем, что ее не позвали на переговоры, и тем, что вопросы с Сербией и Черногорией решили за ее счет. Быть объектом переговоров, а не их участником никому не нравится. В итоге Берлин договорился с русскими, и возмущаться австрийцам стало поздновато. Однако скоро европейским политикам стало не до австрийского недовольства.
   Не успели стихнуть фанфары в Германии и России об удачном разрешении Боснийского кризиса, как 13 апреля в Стамбуле произошел государственный переворот. Солдаты столичного гарнизона, подстрекаемые духовенством, подняли контрреволюционный мятеж, получивший полную поддержку султана Абдул-Хамида. Впрочем, скорее всего все изначально делалось если не по его приказу, то с его одобрения. Повстанцы заняли здания парламента и правительства. Мятеж сопровождался стрельбой на поражение, арестами и погромами жилищ младотурков. Прочее мирное население солдаты не трогали. Часть лидеров младотурок успело спастись и сбежало в Македонию. Но только часть. Другая включая многих офицеров оказалась либо убита, либо арестована. По сообщениям русского посла в Стамбуле Зиновьева число жертв достигало по некоторым данным сотни человек.
   Между тем восставшие батальоны предъявили явившемуся для объяснений с ними шейх-уль-исламу ряд требований: шариат, увольнение великого визиря и силовых министров, восстановление в должности Киамиль-паши, смена власти в парламенте и так далее... В связи с новым переворотом в Стамбуле в Софии возникло большое беспокойство насчет признания османами независимости страны. С одними властями у туркок только почти договорились, как власть у осман опять новая. И что теперь делать?
   В Стамбуле сменился кабинет министров и великий визирь, а войска были официально освобождены султаном от ответственности за совершенный мятеж. К вечеру войска вернулись в казармы победителями под активную стрельбу в воздух из винтовок и пулеметов. Пули залетали и в некоторые посольства. Утро следующего дня началось с очередного выхода восставших батальонов в город. Опять стрельба, опять аресты. Видимо, солдаты решили довершить начатое. По слухам власть султана полностью восстановлена. Либералы из партии "Единство и Прогресс" окончательно разбежались и попрятались.
   Пока войска и консерваторы праздновали в Стамбуле победу, младотурки в Македонии в Янине, Монастыре, Салониках и Сересе, негодуя против переворота, потребовали возвращения к власти старого кабинета. Активная ежедневная либеральная пропаганда дала результаты, но только в третьем корпусе. Второй корпус участвовать в разборках с соплеменниками в столице не хотел. Уже 17 апреля младотурки двинули войска на Стамбул по железной дороге и в этот же день овладели без боя главным фортом чаталджинской оборонительной позиции. На следующий день в Константинополь была выслана делегация для того, чтобы договориться с первым корпусом и обойтись в Стамбуле без боя. Младотурки во всеуслышание потребовали отречения или смерти султана Абдул-Гамида.
   К 20 числу стало понятно, что никакого особого плана у контрреволюционеров на то, что делать после восстановления своей власти, не имелось. Потому из-за быстрой реакции младотурок после взятия третим корпусом чаталджинской позиции в Стамбуле начали распростаняться страх и уныние. К этому времени стало известно, что в перевороте точно участвовал один из сыновей султана. Он же финансировал его из личных средств султана, да и британцы явно не остались в стороне.
   Потом из Парижа пришло сообщение, что французы и британцы выслали по два крейсера к Дарданелам под благозвучными предлогами защиты иностранных граждан. Россия тоже решила не отставать в этом деле от стран-участников "Сердечного согласия" и отправила отряд кораблей Черноморского флота в Бургас. Русские ястребы даже завели разговор о возможности мирного десанта в Босфоре. Ну, чтобы придти на берега пролива под благовидным предлогом, а потом там и остаться. Но международная обстановка не слишком благоприятствовала такому решению. Сначала требовалось получить с Вены и Берлина то, что с них причиталось по Кенигсбергскому соглашению, а заодно под шумок упрочить свое влияние в Болгарии. Поэтому о желании десанта в Босфоре ястребам пришлось забыть, но в Бургас на двух пароходах был отправлен пехотный полк пока без средств усиления. Об этом быстро договорились с болгарским правительством. Полку предназначалось встать отдельными небольшими гарнизонами на границе Болгарии и Оттоманской империи якобы в целях предотвращения столкновений между османами и болгарами. Воевать никто не собирался, потому артиллерию можно было не брать. Болгар даже пришлось одергивать, потому как горячие балканские парни уже подумывали объявить частичную мобилизацию.
   Меж тем к 23 апреля в Стамбуле помимо уныния имелись более серьезные проблемы. Войска первого стамбульского корпуса остались с небольшим количеством младшего и среднего офицерского состава, ибо офицеры этого ранга в основном поддерживали младотурок, а потому оказались либо под арестом, либо разбежались и попрятались. А армия без офицеров - это не армия, это стадо баранов. Зато Македонская армия младотурок, к которой все-таки присоединился второй корпус, тем временем накапливалась у Чаталджи.
   На следующий день рано утром эта армия вошла в Стамбул. В город войска входили со значительной стрельбой в том числе из артиллерии, а потом последовал штурм казарм первого корпуса. Видимо, переговоры между турками разных мастей не достигли ожидаемого результата. Султанский дворец Илдыз был окружён, а его старая охрана разогнана. Еще через день Стамбул был объявлен на осадном положении. В город была введена жандармерия в количестве 500 человек. Ирония ситуации заключалась в том, что почти половина офицеров этого батальона были русскими, отправленными в свое время в Македонию для контроля за положением христианского населения в этой части Оттоманской Империи.
   27 числа начались активные поиски разбежавшихся солдат Стамбульского гарнизона и прочих лиц, поддержавших недавний переворот включая духовенство. Начались массовые аресты, расстрелы и расправы без суда и следствия. Впрочем, солдат первого стамбульского корпуса младотурки старались отправлять в Македонию. Видимо, на перевоспитание. Потери убитыми и ранеными за время штурма столицы превысило 4 тысячи человек. Хотя для большого города это немного.
   29 апреля султан Абдул-Гамид был низложен, а на трон возвели султана Мохаммеда V, 30 лет прожившего под арестом. Впрочем, серьезной власти ему явно никто не обещал. Победившие национал-либералы занялись восстановлением и укреплением своих позиций в стране.
   Меж тем положение в Оттоманской империи после многочисленных смен власти стало совсем тяжелым, а местами критическим как в экономическом, так и в межнациональном плане. Пока турки делили между собой власть в столице, 14 апреля в Киликии началась резня армян, которая быстро распространилась на соседние города и местности. В Адане русских консулов не было, а потому о резне в русской столице узнали только через два дня. Из критской Ханьи туда сразу же был отправлен броненосец, крейсер и канонерка. По прибытию кораблей иностранных государств к османскому побережью, а там постепенно собрались корабли аж пяти государств, резня в самой Адане прекратилась, но еще несколько дней продолжалась в прилегающих местностях. Впрочем, немалая часть христиан сумела спастись или отстоять свою жизнь с оружием в руках. Как потом выяснилось, в резне и грабежах опять принимал участие местный гарнизон по приказу местных властей и старших офицеров. Однако и армяне оказались хороши. По некоторым сведениям будто бы еще с начала года священники местной армянской церкви активно призывали соплеменников вооружаться, но не в целях защиты, а дабы покарать своих извечных врагов. Впрочем, трудно судить о правых и виноватых сразу по горячим следам. Но то, что резня началась сразу после контрреволюционного переворота намекало, что все это случилось неспроста. После окончания киликийской резни начались восстания друзов в сирийских и палестинских землях, подавленные с различным успехом османскими войсками.
   После завершения бардака в Стамбуле в Адану из Севастополя пришел русский пароход-транспорт "Воронеж" с русскими военными медиками. Впрочем, оказание медицинской помощи являлось не главной целью его прихода. Помимо чистого сострадания к жертвам очередного погрома имелась и еще одна задачка. Михаил II просто решил, что несколько тысяч армян на русском Дальнем Востоке ему совсем не помешают. Пассажирских мест на пароходе было почти тысяча, а при необходимости он мог вместить и в 2.5 раза больше, но простояв почти три недели на рейде, он принял на борт чуть более шести сотен человек. Даже после очередной резни местные христиане готовы были ехать в Россию разве что на Кавказ или в Крым. Но туда русские власти готовы были везти лишь виноградарей или иных ценных специалистов. Свои крестьяне ежегодно сотнями тысяч уезжают за Урал в поисках лучшей доли. Зачем на югах еще чужие? Так пароход и ушел во Владивосток не полностью заполненный беженцами.
  
   Глава 24.
  
   В конце февраля 1909 года пока внимание всей Европы было приковано к Боснийскому кризису случилось важное событие, на которое в то время мало кто обратил внимание. В Германии еще продолжали выпускать шарики для подшипников, но вот производство оборудования для их выделки было окончательно закрыто и переехало в Тулу вместе с частью германских мастеров и рабочих из тех, кто согласился "временно" сменить место работы и жительства. Защищенное многими патентами теперь возобновить такое производство в Германии врядли возможно в мирное время.
   Еще более важное событие произошло в горном районе Кыштымского горного округа. Но пока о нем знали только посвященные. Работавшие в лаборатории ученые наконец заявили, что отработка технологии выделки пеницилина закончена. Само лекарство в мизерных количествах уже более года проходило успешное испытание в некоторых клиниках, открытых князем Агреневым. Теперь дело было за постройкой нового фармацевтического завода. Место под него уже выбрали под Рязанью в сосновом бору. Одним заводом естественно не обойтись, но это пока первый шаг.
   К марту месяцу Правительство Империи смогло наконец в добровольно-принудительном порядке сформировать акционерное общество для добычи угля на Груманте. Князя Агренева в него тоже включили. Вообще, уголь там уже начали в некотором количестве добывать норвежцы, хотя сам остров так и оставался пока ничейным. Проблема состояла не в том, чтобы как там что-то добывать, а в том, как туда завлечь рабочую силу. Климат на архипелаге был еще тот. Но уголь был нужен для всего севера Империи. Вечно покупать английский уголь для этого севера России было нельзя, а иных источников угля кроме импортного в тех местах просто не было. От Правительства обществу были обещаны большие привилегии на ближайшие шесть лет. Прошлогоднее послание норвежскому королю от Михаила II с предложением провозгласить архипелаг совместным русско-норвежским владением адресат со слов Императора оценил и даже одобрил, но саму акцию пока предпочел отложить на будущее, о чем отписал русскому царю.
   В конце марта 1909 года на фоне кризиса в русско-германских отношениях на Балтийском заводе был заложен головной русский линкор "Гангут". Там же в июне должна состояться еще одна закладка в соседнем пока еще строящемся эллинге. Причем достроят этот новый металлический эллинг где-то только к началу осени. И то не факт. А осенью должны были заложить еще единицу в Николаеве. Кроме линкоров в течении года предполагалось заложить еще 2 минных транспорта, головной легкий крейсер, 8 эсминцев типа "Бравый", 4 подлодки нового типа "Мурена" и всякую мелочь. Германцы кстати тоже не дремали и заложили у себя 3 линкора. Но о них пока мало что было известно. Только то, что они заложены.
   В начале апреля Агренев дал указание на несколько собственных заводов начать производство батальонных минометов и боеприпасов к ним. Да, минометы еще не только не приняты на вооружение армии, но их даже никто из армейских не видел. Но время непростое, поэтому не стоит больше откладывать начало производства. В крайнем случае запасы могут полежать в его личных "закромах Родины". Он себе может позволить потратиться на создание запасов миллиона на три. А его заводам это конкретная нагрузка, что в условиях экономического кризиса не маловажно. Потом еще посмотрим, как минометы позиционировать на первом этапе. Может даже как артиллерию для бедных. Ну, а что? Мортира гладкоствольная и дульнозарядная. Точность невысокая. И стреляет максимум всего на пару с лишним верст. Авось мировые державы на первых порах и не заинтересуются. Зато небольшим странам минометы могут оказаться по карману. А потом, когда производство в России разовьется, пусть проявляют интерес и великие державы. Все равно пока продавать лицензии Агренев не собирался. А сами минометы - это всегда пожалуйста.
   С марта месяца из Соли Камской пошли в товарных количествах калийные удобрения. Пока только хлорид калия и немного сульфата. Причем последний пока выделывался из соликамского хлорида только в Кыштымским округе. Ничего сложного, но возить серную кислоту в город на Каме по вечно загруженной Горно-Заводской железной дороге было неудобно. Да и дороговато. Впрочем, на этом транспортные проблемы не заканчивались. Из-за того, что зимой реки в России покрыты льдом, а с Урала было всего два не самых удачных железнодорожных выхода в Европейскую часть России, имелись проблемы. Удобрения в первую, да и во вторую очередь требовались сельскому хозяйству весной, но завозить их придется либо по воде летом и осенью, либо в любое время года через Вологду и Ярославль по железной дороге на север европейской России. А на юг страны перевозка по железке зимой будет возможна только аж через Екатеринбург и Челябинск. Да и цены на перевозку калийных удобрений на железной дороге кусаются, поскольку они изначально утверждались под продукцию, завозимую из Германии, которая еще недавно являлась практически мировым монополистом в их производстве. Вероятно, цены можно будет снизить. Но когда это еще будет? А перевозка водным путем означает заморозку средств в товаре с осени до весны на полгода минимум. Хотя в урожайный год у владельцев поместий и пахотных земель деньги появляются как раз осенью, но в расчете на крестьянские общины это вариант не всегда подходящий. Да и вообще крестьян придется опять "убеждать" еще много лет, что калийные удобрения нужны, и за них стоит платить. Опять же с вопросом количества вносимых удобрений придется долго бодаться. С внесением фосфорных и азотных удобрениями даже на некоторых землях Агренева до сих пор имеются местами недопонимания и обиды. Уже сколько раз памятки раздавали, да и на упаковках удобрений многое расписано, но некоторым все равно хоть кол на голове теши. У них какой-нибудь деверь или свояк из соседней общины больший авторитет, нежели официальные памятки от Русской Аграрной компании.
   В апреле коллекция заводов, принадлежащих Концерну Агренева, пополнилась заводом Валенкова в славном городе Муроме. Собственно его никто даже не отжимал. Он просто сам упал в руки из-за кризиса. Завод кроме всякой мелочевки строил пассажирские пароходы по одной штуке в год. Стоило заказчику отказаться от парохода, как хозяева завода - наследники Качкова ощутили на себе всю тяжесть экономического кризиса и выставили завод на продажу. А Сонин и Коломенский завод были не против расширить свое судостроительное отделение. Так что завод был выкуплен за сущие копейки вместе с почти построенным пароходом. Не сказать, чтоб сам заводик был так уж перспективен, но и упускать его Сонин не захотел. Пусть будет. Дооснастить немного, рабочих подучить и можно будет потом продать какому-нибудь купцу через несколько лет. А пока пусть завод станет потребителем тринклеров и прочих механизмов Коломенского и Ковровских заводов.
   В апреле пошел никель с первой очереди Теченского завода металлов и ферросплавов, что построен немного за границей Кыштымского горного округа. Руду на завод с Черемшанского никелевого месторождения неторопливо начали возить еще с начала года. Так что гора сырья у завода уже скопилась немалая. Правда, банковский дом "Мейер Э.М. и Ко", являющийся одним из совладельцев Сергинско-Уфалейского горного округа, в котором на арендованной площадке добывали никелевую руду, подал в суд на князя. Дождались, когда запустилось производство и подали. Даже пытались прекратить деятельность рудника до окончательного решения суда, чтоб сразу ввести ответчика в убытки, но подобная инициатива не нашла понимания у судейских. Ничего, отобьемся. И Правительство поможет. Оно тоже фактически в деле. Тем более, что никель - металл очень нужный для любого грамотного металлурга. Даже первая очередь завода может еще на треть сократить ввоз никеля и ферросплавов в страну из-за границы. Кроме того она же даст возможность казенным орудийный заводам в Мотовилихе, Питере и Царицине начать выпуск новой орудийной стали, позволяющей достичь хорошего ресурса орудийного ствола, а не так, как было до недавнего времени. Впрочем, по мнению Агренева не всем орудиям нужен особо большой ресурс ствола. Вот полковым или противотанковым он не особо нужен. Нахождение этих орудий на передке приводит, как говорит еще несостоявшаяся тут история, к тому, что орудия обычно не доживают до критического износа ствола. Может это и не так на самом деле, но вот такое мнение сложилось у князя по отрывочным воспоминаниям из другой жизни. Впрочем, противотанковые пушки пока были не нужны вследствии отсутствия объектов охоты, а вот полковую инженеры Мотовилихи сделали. И сделали весьма вовремя. Артком недавно озаботился проблемой горных, противоштурмовых и десантных пушек. А в Мотовилихе посчитали, что предложенный Агреневым калибр в 2,5 дюйма как-то маловат, и в ГАУ могут не оценить их по сути инициативный труд. Князь, конечно, финансировал работу по разработки проекта полковой пушки, но без всяких излишеств. Да и работать приходилось пермякам в основном во внерабочее время. Так что для пушки был выбран трехдюймовый калибр, а саму ее по общему виду сделали похожей на горную пушку Круппа М1904. Но были и различия. Например, угол вертикальной наводки был больше чем у немки, ствол больше выдавался вперед в люльке, а станину сделали не разборную. Применение в отдельных частях пушки легированной стали и прочие ухищрения позволило сделать пушку со щитом весом в 29 пудов (475 кг). Вес, конечно, получился больше, чем то, на что рассчитывал Агренев, но тоже очень неплохо. Дальность стрельбы гранатой составляла 5 верст при использовании стандартного патрона от русской горной пушки обр. 1904 года. Зато скорострельность по сравнению с ней же выросла в 2 раза. Дальность стрельбы шрапнелью осталась по прежнему невысокой. Всего 3,5 версты. Но это не вина пермяков. ГАУ никак не могло принять на вооружение французскую 34-секундную трубку в придачу к уже имеющейся русской 22-секундной. Вот как примут, тогда и дальность стрельбы шрапнелью вырастет.
   Как уже говорилось, пушка подоспела как раз ко времени. А то Артком уже начал размышлять на предмет того, не принять ли ему на вооружение горную пушку Данглиз-Шнейдера. Сдерживало ГАУ то, что две трети потребного заказа придется размещать во Франции, иначе французы отказывались продавать лицензию на орудие. Да, пушка Мотовилихи на части не разбирается, но совсем не факт, что это нужно для той части горнострелковых дивизий, которые еще не перевооружены. Более того, за счет неразборности пушка имеет некоторое преимущество. Уж больно быстро горные пушки обр. 1904 года начали разбалтываться по штатным скреплениям, а за счет этого снижалась точность стрельбы.
   Пушка скорее всего подойдет и морпехам, ежели ее возить целиком, а не разобранную на части в шлюпках, как стоящую на вооружении пушку Барановского. В качестве противоштурмовой в крепости пушка тоже вполне подойдет. Да и о полковой пушке многие умные артиллеристы уже начали задумываться. Вот в качестве конной сделанная Мотовилихой пушка подойдет врядли. Хотя...
   На Волховских порогах продолжала строиться Волховская ГЭС, и рядышком начали возводить алюминиевый завод. Однако на одном Волхове останавливаться специалисты-энергетики Концерна и не думали. По собственной инициативе они уже с осени прошлого года начали обследовать реку Вуокса на Карельском перешейке, что так неожиданно недавно перешел из владения Финляндского Княжества в чисто российское. По предварительным прикидкам энергетики уже наметили аж 4 места для постройки там новых ГЭС. Целый каскад ГЭС. Вот только пока они были там никому не нужны.
   Кроме того случилось еще одно важное событие лично для князя Агренева. Люди Купельникова наконец нашли француза Луи Жердье под Льежем в конце марта. Вообще-то его могли зацепить еще к конце декабря, но по странному стечению обстоятельств этого не произошло. В Льеже француза сразу не нашли и посчитали эту версию отработанной. И только когда отработали все прочие версии и поняли, что его почему-то нигде нет, занялись повторной проверкой вариантов. Поскольку время прошло уже много, лишняя неделя или две уже не играли роли. Потому решили сыграть чисто и изъять клиента так, чтоб его не только не искали, но и не подозревали о том, что его удалось "вытрясти". Подготовка дала плоды и бельгийская полиция обнаружила труп клиента только на пятый день, когда труп уже "поплыл". А потому точное опознание было сильно затруднительно. Но раз клиент одет в нижнее белье, рядом находится его одежда, его документы и некоторые детали женского гардероба, а помер он от удара стилетом, то почему бы трупу не быть самим Луи Жердье? Сам же француз в это время находился на одной из ферм, снятой по случаю. Однако уже после первого допроса стало ясно, что клиент знает достаточно много и обо всем, а не только о деле Сытина. В общем, было решено его вывезти в Россию и колоть долго и вдумчиво, а не прикапывать сразу. Старший группы захвата сообщил в Центр, что желательна эвакуация.
   Клиента ввозили в Империю аж через Мурманск. Путь не близкий, но зато можно вдумчиво спрашивать. Как оказалось впоследствии, почему удар был направлен именно на Сытина, он не знал. Но якобы слышал, что две группы боевиков отказались от покушения на самого Агренева. Одна по каким-то идейным соображениям, а вторая потому, что опасалась, что гонораром за покушение некому будет воспользоваться из-за плотной охраны и мощной службы безопасности Концерна, о которой каких только слухов не ходило. Француз действительно являлся массоном ложи "Великий Восток Франции", но невысокого ранга, и приказ ему отдавал один из иерархов. Однако, как ему самому удалось выяснить уже потом, сам заказ был выполнен в интересах давно формально распущенного "Продамета". Читай в интересах трех крупнейших французских банков, которые серьезно вложились в свое время в Россию и сейчас были недовольны получаемыми прибылями и заказами. Так что наезд этот, безусловно, на самого Агренева, да еще следует остерегаться рецедивов покушений как на него самого, так и на ближайших соратников.
   В то же время Жердье, как оказалось, много чего знал прочего. Не полно, и не обо всех, но тем не менее информация была очень занимательная. Поэтому французу еще предстояло несколько задержаться на этом свете. Да и сам он на тот свет совершенно не торопился, а всячески желал доказать свою полезность в будущем.
  
   Пока Европу сотрясал Боснийский кризис и прочие связанные с ним и с османами проблемы, в апреле накалилась обстановка в Сиаме. Британцы, заняв султанат Кедах, начали выкручивать Сиаму руки и требовать от сиамского короля передать его под английский протекторат. А вдобавок они настаивали на передаче еще султанатов Перлис, Келантан и Тренгану, как населенных преимущественно малайцами мусульманского вероисповедания, а не сиамцами-буддистами. Ни одному монарху подобный диктат не понравился бы. А потому от короля Чулалонгкорна в адрес русского Императора поступило предложение забрать Кедах под свое крыло на условиях долгосрочной аренды. Михаил II естественно отказался. Ежели Кедах нынче занят английскими колониальными войсками, то как же его теперь заберешь? Воевать с британцами что-ли? Нет, на такое Михаил подписываться не собирался. И тогда сиамский монарх сделал изящный ход. Он предложил русской короне в аренду маленький султанат Перлис, на который претендовали британцы, и который фактически разделял территории населенные преимущественно малайцами и преимущественно тайцами. Более того, именно на его побережье англичане могли бы теоретически поставить береговую артиллерию, чтобы держать под обстрелом архипелаг Лангкави.
   А вторым шагом король Сиама предложил Берлину в аренду султанат Келантан, который также разделал зоны преимущественного проживания малайцев и тайцев, но с другого, восточного побережья Малаккского полуострова. Неделю стороны согласовывали принципиальные позиции. В результате и Санкт-Петербург и Берлин дали согласие на сделку. Правда, Извольский выторгововал еще небольшой кусок побережья провинции Сатун севернее султаната Перлиса, чтобы совсем уж исключить возможность артобстрела архипелага Лангкави с материка. Тем самым на юге Малаккского полуострова между Сиамом и малайскими колониями Британии появилась буферная зона из сданных русским и немцам в аренду территорий. Впрочем, англичане узнали об этом не сразу. И не только англичане.
   Но на этом события на юго-востоке Азии не закончились. Видя начавшиеся проблемы у Сиама с британцами, активизировались французы из соседнего с Сиамом Аннама. В одной из кхмерских деревень на берегу озера Тонлесап французские вьетнамцы устроили провокацию с поножовщиной и стрельбой. После провокации колониальные власти французского Индокитая потребовали от Сиама возмещения убытков своих заезжих торговцев, передачи французским властям виновных и обмена провинции Трат на три кхмерских провинции, прилегающих к одноименным озеру и реке Тонлесап. Король Чулалонгкорн естественно отказался от столь щедрого французского предложения и предложил французским властям расследовать эпизод на озере. Колониальные власти Аннама, видимо, только и ждали подобного ответа. Через пару дней из Меконга по реке Тонлесап в озеро поднялась французская речная канонерка. Вообще-то пара сиамских орудий в устье реки Тонлесап стояли и были обязаны открыть огонь, но по какой-то причине этого не случилось. Дойдя до деревни, в которой случился инцидент, канонерка "Меконг" стала на якорь и навела орудия на деревню. Капитан канонерки выдвинул деревенским ультиматум: в течении 4 часов собрать немалую сумму денег и выдать зачинщиков инцидента с той стороны. Но вот дальше пошло не совсем так, как рассчитывали французские колониальные власти. На озере в верховье и в низовье по договоренности между русскими и сиамскими властями стояла полурота морпехов. Один взвод в низовьях, а другой - в верховьях. Причем лейтенант, командовавший полуротой обретался в верховьях озера, поскольку именно там имелась станция телеграфа. А взводом в низовьях командовал прапорщик Берзин. Французы обо всем этом навярняка знали, но они и не собирались покушаться на русских морпехов. Им нужно было дальнейшее обострение ситуации с Сиамом. Деревня, в которой произошел инциндент, находилась в верстах десяти выше места, где река вытекала из озера, и где квартировал взвод Берзина. Как прошла мимо них вверх французская канонерка, морпехи видели. Прапорщик отправил четверых морпехов и одного переводчика в разведку по берегу, чтоб узнать, что вообще французские речники тут забыли. Своих лошадей у морпехов естественно не было, а у местных жителей удалось взять на время только одну неказистую лошадку. Пока морпехи добрались до деревни, на траверзе которой расположилась канонерка, пока выясняли в чем собственно дело, подошло время окончания ультиматума. Запрошенных денег у местных отродясь не было, да и сдаваться французам никто не хотел. Морпехи уже собирались выйти на берег озера, чтоб заявить о своем присутствии в деревне, как канонерка открыла огонь из двух орудий по деревне. Неторопливый обстрел велся минут 15. Десяток хижин был разрушен или поврежден. Имелась масса раненых среди местных. Из морпехов почти никто не пострадал за исключением легкой контузии у одного из рядовых, а вот арендованную морпехами в своей деревне лошадь убило. Старший дозора отвел своих людей из деревни так, чтоб не попасть в очередной раз под обстрел и расположился в кустах на берегу в полуверсте от обстреляной деревни, после чего послал вестового доложить взводному о творимых французами безобразиях. Пока вестовой добрался до месторасположения взвода, пока прапорщик соображал, что же ему делать, наступила ночь. Берзин нанял местных, чтобы те на лодке вдоль противоположного берега озера добрались до верховьев и передали записку его командиру - лейтенанту полуроты. А сам решил еще по темноте выступить с двумя отделениями к обстреляной французами деревне.
   Часам к десяти утра его взвод добрался до обстреляной деревни. Воевать с французской канонеркой Берзин вообще-то не собирался. Да и чем воевать? Один ручной пулемет Мадсена и три десятка карабинов. Вот только к приходу прапорщика у дозора появился еще один раненый. Часа через три после окончания артобстрела канонерка причесала берег из пулеметов. И надо же было такому случиться, что лежащий в дозоре рядовой Сапрыкин получил легкое ранение щепкой, выбитой из дерева, под которым он лежал, в нижнюю часть спины.
   Как и что решал после этого прапорщик Берзин, теперь он уже наверно никому не скажет. Деревень на берегу озера было много, а лодки имелись наверно у каждого местного хозяина. Да там вообще половина народа жила в домах на сваях на самом озере. Но эта деревня была береговая. В общем, Берзин реквизировал вечером три лодки у местных и ночью по-тихому захватил эту чертову канонерку. Захватил безкровно, если не считать синяков, кровоподтеков и выбитых зубов у некоторых членов команды. Французского языка никто из морпехов не знал, а переводчик из местных остался на берегу. Как оказалось французов на канонерке было всего пятеро. Остальные члены команды - местные из Аннама. Управлять канонеркой никто из морпехов не умел, а французы и вьетнамцы в плену работать не хотели. Потому воспользоваться посудиной, чтоб на ней же дойти в верховьев и самолично доложиться своему лейтенанту, Берзин не мог. Зато смог с помощью доставленного утром на борт переводчика напрячь сына старосты порушенной деревни отправиться на лодке в верховья с новым письменным докладом лейтенанту полуроты. На следующий день морпехи пинками все-таки заставили пленных вьетнамцев шевелиться, запустили машину и на малом ходу канонерка дошла до места, где река вытекала из озера, чтобы стать там на якорь и перегородить путь прочим нежелательным визитерам. Теперь у прапорщика Берзина имелась немалая по местным меркам сила: канонерка с двумя 75-мм орудиями и два пулемета. Один свой ручной Мадсена и один штатный станковый пулемет канонерки.
   Командир полуроты лейтенант Завьялов когда получил второе послание от прапорщика Берзина сначала схватился было за голову, но потом решил, что все не так плохо. Так что в Бангкок ушла телеграмма о том, что такого то мая сего года незаконно в озеро Тонлесап вошла французская речная канонерка "Меконг", которая подвергла неоднократному неспровоцированному обстрелу прибрежную деревню. В деревне в тот момент находились несколько бойцов второго взвода подчиненной лейтенанту полуроты. Ни на какие сигналы бойцов морской пехоты капитан корабля не реагировал. Среди местных имеется много убитых и раненых. Разрушения в деревне значительны. В двух артобстрелах второй взвод имеет потери. Один рядовой контужен и один ранен. Плюс убита штатная лошадь взвода. Для воспрепятствования дальнейших потерь среди личного состава и мирных жителей командир 2-го взвода прапорщик Берзин принял решение о захвате корабля и осуществил его ночью без потерь с обоих сторон. Канонерка захвачена. Лейтенант также сообщал, что отбывает в низовья озера Тонлесап для координации действий полуроты и организации защиты района, а для связи за себя оставляет мичмана Паршина.
   Получивший телеграмму лейтенанта Завьялова русский консул в Сиаме Орлановский, как обычно это делается в случае передачи сведений снизу вверх, преувеличил масштабы случившегося в своем донесении в Санкт-Петербург. И на следующий день выкатил протест местному французскому консулу. Случилось это за пару дней до того, как всем заинтересованным сторонам в Сиаме включая французов стало известно о том, что король Чулалонгкорн намерен передать два султаната на Маллакском полуострове в аренду русским и германцам. А это событие явно намекало, что безучастными к инцинденту на кхмерских территориях и русские и германцы скорее всего не останутся. Собственно так и вышло. Певческий мост тоже выкатил грозный протест Парижу в неспровоцированном нападении на русских морских пехотинцев. Через пару дней германский Кайзер заявил, что намерен отправить пехотную роту в район озера Тонлесап, дабы покончить с французскими провокациями в Сиаме. А в это время в Сиаме начинался сезон дождей.
   Конечно, никакие пехотные части Вильгельм II туда посылать и не собирался. По крайней мере пока. Главное - заявить о своем намерении и попугать Париж. Бодаться с немцами напрямую военным путем в Сиаме французы совершенно не желали. Черт его знает, как это отзовется потом в Европе. В иное время французы могли бы послать к Бангкоку свою канонерку дабы "по-хорошему уговорить" сиамского монарха, как это уже делали в прошлом. Но не в этот раз. В этот раз в устье реки Менам в качестве стационера стояла русская канонерка, преграждая путь вверх по реке в столице Сиама. Бодаться с русскими после позорной потери собственной канонерки на озере Тонлесап у Парижа желания не возникло. Кстати возвращать захваченную речную канонерку русские наотрез отказались, нагло заявив: "Что с боя взято, то свято".
   Позже, где-то через полгода французы разменяли сиамскую прибрежную провинцию Трат на одну кхмерскую по правому берегу Меконга. Британцы получили два султаната на Маллакском полуострове - Кедах и Тренгану. Русским достался в аренду маленький султанат Перлис с небольшим довеском, а германцам султанат Келантан. И тоже в аренду. Всем получателям сиамских земель пришлось чем-то расплачиваться с Бангкоком за полученные земли.
  
   Глава 25.
  
   2 мая Надя родила прелестную дочку и была при этом абсолютно счастлива. Роды были не самыми легкими, но слава Богу, что все закончилось благополучно. Дочку нарекли Марией. Мария Александровна Агренева. Неделю Александр пробыл с любимой, а потом труба опять позвала его "в поход". Крестить ребенка решено было после возвращения Агренева из поездки.
   В тот же день мая, когда в Санкт-Петербурге у Агренева родилась дочка, на судостроительном отделении Коломенского завода спустили на воду готовую баржу о двух тринклерах по 275 л.с. каждый. Баржа была не простой, а большой десантной. Ну, насколько Агренев смог объяснить то, что ему нужно, и насколько инженеры завода смогли воплотить затребованное в металле. Длина судна составила 45 м., ширина 6, с малой осадкой и откидывающейся аппарелью на носу. По идее обычный самоходный плашкоут, только длинный. Такие суда встречались на европейских реках и в Америке, но не столь длинные. Недели две по большой воде баржа ходила по Оке в окрестностям Коломны. Проводились ходовые и эксплуатационные испытания. БДБ показала себя неплохим ходоком, но пока только на речных просторах в половодье. Капитан докладывал, что 9 узлов она дает точно, а может выдаст и все 10. Впрочем, это и не очень мудрено. Никакой срочности не было, а потому обводы БДБ сделали нормальные, хотя был подготовлен и эконом-вариант с плоским днищем, который можно было строить быстро и дёшево. Баржа уверенно выезжала на берег носом и откидывала пандус. По идее на ней можно было перевезти на коротком плече две роты морпехов. Но ее мореходность пока была неизвестна. Хотя ведь немецкие БДБ как-то и по морю ходили, а они то вроде бы вообще строились в виде плоскодонок. Александр сам прошелся на барже от Коломенского завода до поселка Озёры, где дымил чей-то суконный завод, вверх по Оке и обратно. На полпути до Озер у деревни Акатьево капитан судна, старикан с окладистой бородой дал протяжный гудок и направил судно к берегу. К тому времени, как БДБ выехала носом на берег, с деревеньки, стоящей на высоком речном берегу, набежало с дюжину мужиков, пацанов и баб. Баржа откинула аппарель и местные начали вытаскивать какие-то грузы.
   Капитан вышел из рубки, обхаял суетившихся деревенских и вернулся в рубку.
   - А мы значица, вашсветлость, грузы местным подкидываем из города. У баржи все равно испытания, но не жечь же горючку понапрасну. Вот я и беру чутка груза. И людям польза и мне от общества благодарность...
   Агренев только махнул рукой. Типа, делай как знаешь.
   - А вообще здеся знатные места, вашсветлость, - молвил капитан, сделав жест рукой на реку. - Как вода спадет, тута большая обратка будет. В ней, значица, лещ добрый ловится. Да и сома знатного на квок взять можна. Но нынеча не сезон. Это с июля токма. Кстати лещ вскорости на нерест пойдет. А у нас же как заведено? Пока лещ на нерест идет, в церквах побережных в колокола не звонят. Воот...
   Капитан огладил свою бороду и продолжил:
   - Вона впереди кусты в воде видите? Эта, значица, берег этот. И ивы нем. А на том берегу, - капитан ткнул пальцем налево, - тама отмель каменистая. И чутка выше Осетр в Оку впадает. Тама летом хороший жерех бьет. И выше впадения Осетра и ниже. Кажут, до 6 фунтов попадается. Токма костлявый он. Но мы, значица, не в претензии. Вот токма рыбы в реке мало стало. То ли дело раньше. Эххх! Да чо тут гутарить?!
   После впадения Осетра правый берег реки стал высоким и лесистым. Начали попадаться красивые места! Агреневу даже захотелось поставить где-нидь в этих местах дачу. Летом с удочкой посидеть, да блесенку покидать... Впрочем, потом он одернулся себя. Да, места хорошие, и дачку поставить можно. Вот только когда на ней бывать? И так еле вырвался.
   19 мая БДБ-1 дала в Коломне прощальный гудок и ушла вниз по разлившейся реке. Ее путь лежал в Кронштадт. Пусть русские адмиралы оценивают предложенную им посудину. У них все равно пока ничего подобного нет. Да и ни у одной страны, похоже, нет, а морпехи до сих пор высаживаются на берег черт знает на чем. Так что дорога ложка к обеду. Вообще сейчас БДБ была бы наверно полезнее в Севастополе. Да даже не наверно, а точно. Но канала Волга-Дон пока не было даже в проекте. А каким либо иным способом из Коломны в Черное море было не попасть. В принципе и в Николаеве подобные баржи можно делать, но занимать один из больших эллингов было теперь нельзя. И так строящихся судов пока не хватает. А тут еще в марте в одном из них были заложены две подлодки нового проекта "Мурена". Есть еще два малых стапеля, но они для постройки баржи коротковаты. На них пока только катера и буксиры строили. Для строительства БДБ или подлодок их требовалось удлинять. Вообще-то, баржа имела двойное назначение, в том числе и мирное. Ежели все будет приемлимо с мореходностью, то можно будет попробовать перегнать построенную в Николаеве баржу своим ходом через несколько морей в Шатт-эль-Араб. Там подобные посудины, ну разве что без аппарели, как раз подойдут для перевозок по Тигру, Евфрату и Персидскому заливу. Буксир своим ходом из Николаева до Персидского залива в прошлом году как-то дошел. Непросто, не без проблем, но дошел. А сейчас уже второй в пути. Глядишь, и баржи дойдут.
   Дальше путь князя лежал в Тулу и Ковров.
   В 20-х числах мая при содействии России Болгарской делегации наконец удалось разрешить вопрос со Стамбулом с признанием независимости страны и компенсациями за это. Сумма отступных удалось снизить до 115 миллионов золотых франков под обещание заплатить около четверти сразу. Эта цена уже была более приемлемой. Лучше было бы, конечно, не платить ничего, но сделанного Фердинандом I уже не воротишь. Одновременно произошел короткий торг русских представителей с османами. Османам как воздух были нужны деньги. Вена хоть и договорилась о компенсациях со Стамбулом, но до сих пор ни одной кроны османам не перевела. В итоге русский Минфин замутил хитрую комбинацию. 33 миллиона франков болгары выплачивали разом из того, что у них имелось. То есть из бюджета и средств короны. А сумму в 82 оставшихся миллиона франков Россия фактически списывала с турецкого долга России, образовавшегося в результате поражения осман в последней русско-турецкой войне, и переводила на Болгарию. И это было очень даже здорово! А далее было так. Россия давала эти 82 миллиона в долг Болгарии под 5% годовых на 25 лет с ежегодной выплатой 5,818 млн. Болгария по этому же графику должна была выплачивать компенсацию османам. Хитрость заключалась, во-первых, в том, что живых денег Россия не тратила ни копейки, а во-вторых, что даже если потом будет война Балканских государств против Оттоманской Империи, долг на Болгарии в русскую пользу все равно останется. Разве что болгары могут прекратить платить османам после войны, если таковое решение будет достигнуто. А это совсем не факт. Ну, и раскладка турецкого долга на две страны - это для России оптимизация рисков.
   (Прим.: В РеИ общая сумма компенсации составила 125 млн. франков, а долг в 82 млн., выданный по "льготной" ставке 4.75% годовых, болгары должны были гасить России в течении 75 лет ежегодной выплатой по 4,0256 млн. )
   Вообще получив информацию о действительном состоянии болгарских финансов, в русском Минфине начали чесать тыковку. До 1892 года у страны вообще не было долгов. Но за какие-то 17 последних лет долги накопились в устрашающем количестве. Так уже в следующем 1910 году на обслуживание госдолга Болгарии придется потратить почти 30% государственного бюджета. После некоторых раздумий в Санкт-Петербурге сделали еще один подарок Софии. Ставка русского кредита 5% льготной для Болгарии не была. Потому льготу таки придумали. Все суммы ежегодных выплат, превышающие 4 миллиона франков, должны были оставаться в Болгарии и фигурировать как русские инвестиции в союзную, как сейчас рассчитывали в Санкт-Петербурге, страну. Таким образом за 25 лет даже по самому минимуму в Болгарии образуется 45 с лишним миллионов русских инвестиций. А это немало для небольшой страны. И даже первый объект для инвестиций уже был найден. Бургас обладал неплохой гаванью, но в отличии от той же Варны, был пока маленьким городком с населением только-только перевалившим за 10 тысяч человек. Вообще-то французы в Бургасе уже начали что-то строить, но по мелочи. Зато ежели этот порт развить, то через него будет идти на экспорт немалый объем грузов. В общем по прикидкам с Бургасом все могло получиться очень неплохо.
   После достижения соглашения со Стамбулом русские военные агенты начали настойчиво нашептывать болгарам, что русскую легкую гаубицу, что привез из Санкт-Петербурга с собой их покойный монарх, стоит принять на вооружение. Болгария - страна с немалым количеством горных районов, а уж пересеченной местности там хватает, так что помимо пушек гаубицы болгарской армии просто необходимы. Вообще еще полгода назад у болгарской армии были планы насчет 120-мм гаубицы Шнейдера, но теперь, пожалуй, французы окажутся в пролете.
   В Софию также рванули агенты Концерна Агренева и начали рекламировать всякое разное от ручных пулеметов до станков и подвижного железнодорожного состава. Правда, пулеметы еще не были приспособлены под принятый на вооружение в Болгарии австрийский патрон 8*50, но это как раз дело поправимое. Вопрос чисто технический. Ранее болгарской казне ничего из вооружения продать не удавалось. А сейчас появились неплохие шансы.
   Большинству болгаров было понятно, что союз с Россией является просто необходимым. К сожалению, не все болгарские политики думали именно так. Но это, так сказать, наследие покойного монарха. Данное положение предстояло со временем исправить. На это была направлена работа русских агентов и дипломатов в Болгарии. При этом в России прекрасно понимали, что та же Германия не будет сидеть сложа руки и наблюдать, как балканская страна уплывает в русскую сферу влияния. В конце концов у Германии денег больше, чем у России. Однако встраивание Болгарии в русскую политику было просто необходимо. Именно через Болгарию проходила железная дорога из Германии в Стамбул. А из Стамбула немцы строили дорогу к Багдаду. Так что даже если германцам удастся тем или иным путем соблазнить и подчинить младотурков, может оказаться, что севернее Стамбула транзит по железной дороге контролируют не Берлин и Вена, а Санкт-Петербург. А то Вильгельм II уже успел назначить себя другом и покровителем всех мусульман. Это, правда, случилось еще до младотурецкой революции, но не суть важно. Вот хрен ему по всей его наглой роже. Впрочем, в Берлине создавшуюся непростую обстановку навярняка тоже прекрасно понимали и не останутся безучастными к усилению русских позиций в Болгарии.
   В отличии от Германии для России игрывать в дружбу с османами особого смысла не имело. Череда войн на протяжении нескольких веков однозначно показывала, что между такими соседями настоящей дружбы быть не может. Турки это тоже понимали, как и младотурки. У этих была своя национальная идея, а планы вообще были наполеоновские. В принципе, единственное, что интересовало Россию в случае очередной войны с омманами, это только Проливы. Никакая иная территория, принадлежащая ныне османам, Империи не была интересна. Да и в самих Проливах главным был даже не свободный проход через них для русского флота, а недопущение в Черное море чужого флота. Намного проще и дешевле контролировать один Босфор, чем строить береговую оборону для всех русских причерноморских городов. А вот у младотурок аппетит был явно выше любых их возможностей. Эти уже начали мечтать об османском халифате аж до Алтая. И не только мечтать, но и заявлять об этом, правда, пока в основном только среди своих единомышленников.
   После окончания Боснийского кризиса в Санкт-Петербурге в Высочайшем присутствии в узком кругу прошло очередное совещание, на котором было решено, что более терпеть интриги и притязания Вены не стоит. Организация некоего гипотетического Балканского союза это лишь защитная полумера. А защитой войны, в том числе холодные, выиграть никогда не получится. Поэтому следовало расширить и наступательную стратегию. До недавних пор Россия отвечала австрийцам чужими руками на Балканах, но, похоже, этого было мало. Коль скоро австрийцы всячески продолжают поощрять польский сепаратизм, а также укрывают и опекают на своей территории великопольских бандитов в том числе самой низшей пробы, то стоит разыграть в Австро-Венгрии еще и венгерскую карту. Особой новинкой это не было, да и определенные контакты с венгерскими сепаратистами имелись, но фактически дело было отдано на откуп энтузиастам и почти никак не финансировалось. Поэтому это направление стоило серьезно развить, дабы впоследствии можно было рассчитывать на реальные результаты. В случае отделения Венгрии от Австро-Венгрии Вена теряла большинство рычагов влияния не только на венгров, но и территории Чехии и Словакии. Да даже просто устройство смуты в двуединой Империи давало бы России множество возможностей. А уж потенциально возможный развал двуединой вообще позволял избавиться от многих проблем. Потому было принято решение всячески развивать на венгерских землях идею сепаратизма и независимой Венгрии. В общем, как говорится, зуб за зуб. Приверженцев всепрощения в новой команде русского Императора не было. Вот такая принята стратегия. Дело не на один год и, может, даже не на одно десятилетие, но посчитаться с австрийцами стоило уже давно. Чуть ли не со времен Киевской Руси. Однако практических навыков в таких делах у России было немного в отличии от той же Австро-Венгрии. И первым делом следовало как следует изучить вопрос. По идее шансы имелись, а вот как обстояло на самом деле, еще предстояло выяснить.
   Кроме того было принято решение неторопливо начать формирование Балканского союза. Потенциальных противника у него будет два: Австро-Венгрия и Оттоманская Империя. Пока следует вести речь лишь о дипломатическом взаимодействии трех или четырех стран, а потом можно будет вести речь и об оборонительном союзе. Теоретически каждой из стран это должно быть интересно, а как будет на самом деле, посмотрим. Впрочем, то, что страны будущего союза могут перессориться впоследствии из-за территорий тоже нужно будет учитывать.
   Осман также решили не оставлять в покое. По некоторым данным германцы сейчас усиленно обхаживают младотурков. Вообще согласно подготовленного разведкой доклада еще в 1907 году этих младотурок было всего около 300 человек, большинство из которых отиралось во Франции и прочих европейских странах. А вот поди ж ты, эти 300 человек как-то сильно увеличились в числе и при наличии кризисной ситуации и внешнего финансирования поставили всю Оттоманскую Империю в позу пьющего оленя. Впрочем, сейчас власть в Стамбуле была под другой ветвью младотурок. Не той, что ранее отиралась по заграницам, а другой - той, что самоорганизовалась под влиянием первой в османской Македонии. И между ними уже имелись определенные различия во взглядах. Так что внутри национал-либеральной партии единства явно не было. Это давало некоторые шансы на то, что бузу у осман можно будет продолжить. Почему бы отдельным группировкам внутри "Единения и Прогресса" не начать выяснять между собой отношения? Тут главное не переборщить. Распад Оттоманской Империи сейчас очень невыгоден России. Ведь отпасть от нее могут те части, на которые Россия никак претендовать не сможет или не захочет. Опять же кто тогда России османские долги возвращать будет, ежели у них Империя распадается? А, например, создание национального армянского государства на Армянском нагорье прямо угрожает безопасности России в Закавказье. Там, правда, практически ни в одном вилайете у армян нет национального большинства, но зато желания восстановить Великую Армению у некоторых хоть отбавляй. В общем идея была сформулирована и одобрена, а программу действий пусть отрабатывают те, кто за это получает жалование от казны.
   Какими бы младотурки себя не считали либералами, но после второго захвата власти в Стамбуле были резко закручены гайки. В прессе была установлена жесточайшая цензура. Лозунги свободы и братства всех народов Оттоманской Империи оказались отброшены. Вернее все это теперь возможно только для осман. Под османами младотурки понимали и турков и армян и греков и прочие национальные меньшинства, но только если те откажутся от своего языка. Хотя вроде бы свободу веры пока предполагалось сохранить, а сами национальные меньшинства постепенно растворить в османском обществе. Впрочем, подобные ужимки насчет веры - это только пока. В общем, младотурки прямо на глазах перекрашивались в крайних консерваторов с людоедскими замашками.
   Вопрос о возможном союзе православных христианских стран против Австро-Венгрии и Оттоманской Империи был очень непростым. Когда этот вопрос встал на повестку дня, князю Агреневу пришлось изучать нынешнее положение дел на Балканах. То есть Македонский вопрос. Вдумчивое ознакомление с этим вопросом стало для Александра настоящим откровением. Оказалось, что его понимание этой темы находится на крайне низком обывательском уровне. На самом деле дела на Балканах обстояли намного хуже и запутанней, чем принято было считать в русском обществе. Балканы оказались еще тем кублом змеюг, кусающих друг друга. Территориально греки в османской Македонии селились по побережью континента, а православные славяне в глубине территории. Большая часть Македонии была заселена славянами, которые причисляли себя к болгарам. Впрочем, греки так не считали. Они считали македонцев славянизированными греками, а территории, ими занятые, отнятой у Греции османами территорией. Подобная постановка вопроса Агренева весьма повеселила.
   Болгары считали большую часть территории, заселенную македонцами своей. Ну, не сейчас, а в будущем. А язык, на котором говорила большая часть македонцев, просто разновидностью болгарского. С этим была категорически не согласна Сербия. На официальном уровне в Белграде было заявлено, что в Македонии проживают македонские славяне, которые на самом деле сербы, а потому им требуется автономия в Оттоманской Империи. Именно через это сербские власти собирались впоследствии предъявить собственные притязания на данную территорию. Причем похоже, что даже не все официальные сербские лица, которые это заявляли, в это верили. Но это же политика. Главное тут не то, веришь ли ты сам в то, что заявляешь, а совсем другое. Вообще Сербия давно желала получить выход к морю. В первую очередь она рассматривала этот вопрос через возможность захвата Адриатического побережья, населенного албанцами. Впрочем, через выдвинутую концепцию о македонских славянах сербы не прочь были получить выход и к Эгейскому морю в районе Саллоник. Вот только территории к югу от нынешнего государства Сербии и до территорий, где проживали македонцы, были заселены албанцами. Впрочем, этот момент сербов совершенно не смущал. В стране пропагандировалась идея Старой Сербии, которая гласила о том, что занятые ныне албанцами территории были покинуты сербами еще в 17-18-м веках в ходе противостояния Оттоманской Империи и Австро-Венгрии в тех районах. В какой-то степени это была правда. Вот только толку с нее. Даже в нынешних Косово и Метохии сербы находились в меньшинстве и к тому же в бесправном состоянии. Причем их количество на этих территориях постоянно сокращалось вследствии оттока православного населения в Сербию и по причине того, что их периодически резали албанцы. Сербия с некоторой помощью России финансировала сопротивление и партизанские отряды не только в Косово и Метохии, но и в Боснии и Герцеговине.
   И греки и болгары открывали и финансировали в Македонии соответственно болгарские и греческие школы, количество которых уже превышало по семь сотен с каждой стороны. А национальные школы - это не просто язык. Это еще и мировозрение для детей, которые вскоре станут взрослыми. Кроме школ обе стороны организовали и финансировали собственные революционные организации в Македонии. А уже эти организации создавали партизанские отряды. Реально болгары и греки вели между собой тихую необъявленную войну на территории Оттоманской Империи. На границах районов проживания греки терроризировали славян и наоборот. А когда начиналось крупное восстание одной из национальных общин против осман, турки начинали с упоением резать и тех и других, включая в действие свои войска и местных башибузуков.
   Албанцы, в свою очередь еще не так давно бывшие подручными османов, вообще постепенно расселились по так называемой Старой Сербии и уже считали эту землю своей. При этом они одновременно являлись инструментом давления на сербов как со стороны тюрков, так и со стороны Австро-Венгрии. Почти половина албанцев была христианами, а половина мусульманами. Из этой половины албанских христиан, католиков и православных было примерно поровну. И как раз католики и использовались Римским престолом и Веной против сербов. Впрочем, тамошние албанцы не стеснялись убивать и русских дипломатов, работавших в этих краях и встававших на защиту православных сербов. Так в Косовской Митривице был убит албанцами русский консул Григорий Щербина. Проснувшееся самосознание албанцев уже мечтало как минимум об автономии в составе Империи османов. А как известно, за автономией обычно следуют и требования независимости.
   Черногория не без помощи со стороны России снабжала население северных районов албанских территорий оружием, чтобы тамошние албанцы бунтовали против осман. И периодически укрывала на своей территории албанских партизан-христиан. Это при том, что в соседнем с Черногорией Шкодере православных албанцев папские и австрийские агенты вовсю склоняли к переходу в католичество путем подкупов, интриг и запугивания.
   Кроме этого в Македонии имелся и некоторый этнически не выраженный процент населения. И именно за него происходили главные схватки между Грецией, Болгарией и Сербией. Мало того, кроме этнического имелся еще церковный вопрос. Одни македонцы были под греческой церковью, а другие под болгарской. Это кроме тех, кто принял ислам. И несмотря на то, что обе церкви были православными, грызня за паству между ними велась страшная.
   Помимо православных македонцев и албанцев различных мастей и в Османской Македонии проживало еще немало осман-мусульман, которые считались там людьми первого сорта. Районов проживания осман в Македонии было достаточно много и они были разбросаны почти по всей Македонии.
   Но даже такое описание было сильно упрощенным. Ситуация в реальности была намного хуже и запутаннее. Именно через Балканы Россия создавала проблемы Вене и Стамбулу. А Вена отыгрывалась на России через польских католиков, через великопольскую шляхту, ненавидившую все русское. В общем немудрено, что Балканы ныне считались пороховой бочкой Европы. Столкновение интересов соседних Балканских государств и интересов Великих держав вполне могло привести к очередной Европейской войне. А тут еще Россия посредством удаления со сцены Фердинанда I сделала Болгарию ближе к себе.
   Внимательное ознакомление с Македонским вопросом помогло Агреневу с пониманием того, насколько противоречивым будет намеченный к созданию блок Балканских государств. Неудивительно, что после победы над Оттоманской Империей члены Балканского союза в иной истории передрались между собой при дележке отвоеванного у осман. И не суть важно, что им в этом "помогли" некоторые из Великих держав. Тут и без внешнего подстрекательства такое возможно. В общем, на взгляд Александра пока вопросов по Балканскому союзу было больше, чем ответов.
  
   Эпилог.
  
   Если бы кто-то мог услышать разговор двух джентльменов в одном из лондонских клубов, то вынес бы из него много интересного для будущего Европы. Но этот разговор так и остался тайной для непосвященных.
   - Гэнри, что-то я не понимаю, что происходит. Мы перестали давить на русских. В чем дело? Почему приостановлена операция у финнов? - допытывался до собеседника сэр лет пятидесяти с лицом, похожим на морду бульдога.
   - Что поделать, Роберт. Политика как раз и существует для того, чтобы меняться. В результате различных перипетий мы так и не перешли к варианту благожелательности по отношению к русским. Более того, мы передавили на них, и они уперлись. К тому же Эдвард Грей во время Боснийского кризиса вовремя не успел сообразить, что стоит поддержать русских в конфликте с Берлином. Тогда бы смена курса политики прошла бы намного проще, и естественней. Но что сделано, то сделано. В общем, решено политику наконец поменять. Рецепт в таких случаях известен, но один из наших яйцеголовых умников придумал и предложил новый вариант программы действий.
   - И что? Мы теперь будем дружить с русским царем?
   - А почему нет? Тебе не все ли равно? Операции в России не прекращаются и не замораживаются. Просто будет снижение активности. Мы потеряли в этой стране многих наших поклонников и борцов за свободу. А следовательно и влияние. Следует исправить эту ошибку. Правда, быстро перейти от политики конфронтации к дружбе не получится. Но это неважно. Важно другое. В настоящий момент Германия представляет для нас большую угрозу. Вот пусть дойчи с русскими и враждуют. Кстати нашему королю германский Кайзер при обсуждении не особо важного вопроса между прочим в прошлом году пообещал, что не уступит и готов воевать. Колбасники становятся все меньше склонны к компромиссам. В этом году Берлин принял очередной новый закон о флоте. А это для нас более неприятно, чем какая-то Россия. Так вот как раз на нетерпимости Кайзера и предлагается сыграть, даже если нам не удастся войти с русскими в союз. На первом этапе предлагается снять ряд ограничений в торговле и разрешить нашим компаниям продавать русским то, что раньше им не продавали включая некоторое вооружение. Но это первый этап. Затем следует поднакачать русских деньгами, чтобы они смогли усилить свою сухопутную мощь. Нам это ничем не грозит, зато сделает их еще более твердыми перед нападками Берлина. При этом колбасников с одной стороны будут со временем все больше раздражать, а с другой - искусственным образом повышать в них воинственность. Но это не сейчас. Несколько позже. И третья задачка - заставить гальских петушков помириться с русскими и потратить больше денег на армию. Мы неофициально пообещаем Парижу всемерную помощь, а воевать французы будут за свой интерес. Галлы с русскими сейчас не сильно ладят. Вот и нужно это исправить. Чем более сильными станут армии на континенте, тем больше они перебьют друг друга впоследствии и разбаллансируют свои экономики. Как ты знаешь, французы недавно приняли экстренный военный бюджет. Но к войне они пока не готовы. И врядли это произойдет раньше, чем через 5-7 лет. Мы же будем усиленно развивать флот. Если одновременно как следует усилить русских, то вполне возможно, что вмешиваться в будущую европейскую войну нам придется только флотом. Или вообще не вмешиваться, а как обычно торговать с обоими сторонами. Тогда мир в будущей войне выиграет не кто-то на континенте, а мы. Тем самым мы сильно ослабим обе воюющие стороны. Наши товары опять займут положенное место на рынках Европы, а европейцам еще долго придется расплачиваться за долги, набранные во время войны.
   - Хмм! А не получится ли так, что война закончится за 3-6 месяцев, как об этом поговаривают некоторые эксперты на континенте?
   - Нет. Это крайне сомнительно. Если с каждой стороны будут воевать многомиллионные армии, при нынешних вооружениях это будет крупнейшая бойня в истории. Так что воевать им придется год-полтора с полным напряжением всех сил и ресурсов. Ну, а если они не выявят победителя за этот срок, что ж, тем лучше для нас. Мы вмешаемся на суше только на последнем этапе и сами будем определять, что и кому достанется после войны.
   Некоторое время собеседники сидели молча, а затем послышалось довольное хмыкание.
   - Ну, а что... Неплохо! Но вкладываться в русских сейчас затруднительно. Они не пускают к себе наши капиталы туда, куда их выгодно вкладывать. Как с этим быть?
   - Ничего, Британия может себе позволить немного потерпеть. Все это пока не план, а в основном идея. Требуется ее тщательная проработка. Опять же наши структуры и банки не будут сильно фигурировать при финансировании русских. А то те могут взбрыкнуть и запретить ... Придется заводить деньги кружным путем. Через Францию, Бельгию, Америку, Швейцарию и так далее. Пусть русские порадуются инвестициям. Еще один важный момент. На нем настаивают наши банкиры. Деньги должны заводиться как инвестиции в русские банки, в результате чего контроль над многими из них в итоге мы должны получить. Естественно, речь идет о крупных русских банках с развитой сетью филиалов. Так мы постепенно получим контроль не только над своими, но и над русскими деньгами, а затем и над предприятиями, которые эти банки обслуживают. В идеале, если война затянется, возможно вообще получить контроль над большей частью финансовой системой русских.
   - Дааа! Красиво!
   - После войны вся Европа будет у нас должниках и с разрушенным хозяйством. Россия вообще может скатиться до уровня нынешней Оттоманской Империи, что позволит полностью подмять под себя ее экономику, а может быть даже и отделить от нее чужими руками некоторые важные азиатские куски. Тем самым мы окончательно обезопасим Индию, вышвырнем русских из Персии и лишим их всех возможностей в Китае... В последнем случае, правда, имеются определенные опасения насчет наших заокеанских кузенов. Как бы они не влезли на место русских в тех краях. Это тоже придется учитывать. В общем, требуется время на разработку и многочисленные согласования...
   - Что ж, Генри, мне нравится!
   - Тебе еще больше понравится... Но, учти, я тебе этого не говорил, а ты не слышал. Реально мы вообще денег на это почти не потратим. Большая часть из того, что пойдет в Россию, будет воздух. Просто временные записи на счетах, которые довольно скоро превратятся в русское золото и прочие реальные активы. Все это нам обеспечит Банк Англии. Мы сейчас можем себе это позволить.
  
  
  

Оценка: 7.33*52  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) А.Климова "Заложники"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) А.Платонов "Грассдольм. Стая"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"