Ефремов Александр Юрьевич: другие произведения.

Там алеет заря 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.55*49  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 09.02.17


   Январь 1903 года
  
   Николай Карлович Гейслер шёл по недавно отстроенным цехам своего второго завода. Если первый выпускал различные механические и электромеханические устройства от арифмометров до системы управления артиллеристским огнём и пожарной сигнализации, то здесь делали чисто мирную продукцию. Его главный компаньон и акционер князь Агренев в конце 1899 года предложил ему заняться производством телеграфных аппаратов и печатных машинок. Сам Николай Карлович ещё лет двадцать назад мечтал выпускать все для телефонии. Но не сложилось. У князя этим занимались другие люди. И надо сказать, что очень талантливые. За счёт своего таланта, а также денег и связей князя они серьёзно потеснили на отечественном рынке таких, казалось бы, столпов рынка, как 'Сименс и Гальке' и 'Эриксон'. Да что там потеснили. Телефонные станции и аппараты князя до сих пор лучшие, как ни стараются пока превзойти их иностранные конкуренты. И вот сейчас со своей новой разработкой телеграфного аппарата Николай Карлович готов вступить в схватку за рынок телеграфного оборудования. Здесь, конечно, у Сименса позиции очень прочные, но и Гейслеру есть, что предложить на рынке. Второй продукцией завода стали печатные машинки. И надо сказать, что князь явно угадал с их производством. Они все больше входили в моду в различных министерствах и конторах. А потому для начала незатейливо купили лицензию на выделку у Ремингтона, с которым у князя имелись неплохие партнёрские отношения. Машинки Гейслер выделывал уже полгода. Пока в не очень больших количествах. Но это дело наживное. За счёт местного производства Гейслер легко держал цену на четверть ниже иностранных аналогов, получая при этом неплохую прибыль. А уж когда нарастут об'емы выделки, так и подавно все станет замечательно. Недавно князь подкинул ещё одну идею - кассовые аппараты. Начальным заказом для организации производства этой новинки князь Агренев вполне мог обеспечить завод. У него своих торговых пассажей вон сколько. Чуть ли не в каждом губернском городе свой пассаж имеется. Но вот дальше у Николая Карловича имелись сомнения. Русские купцы - люди в общем не бедные. Но в некоторых областях привыкли считать каждую копейку. По идее кассовый аппарат должен им сэкономить деньги на вороватых продавцах. Но это, так сказать, в теории. На практике же кассовый аппарат стоит денег. И вот захотят ли купцы на него раскошелиться - это было большим вопросом, на который у Гейслера пока не было ответа. А ведь организация выделки, да и лицензия стоили немалых денег. Потому тут имело смысл десять раз отмерить, прежде чем браться за их производство. А ну как не пойдёт новинка в Империи? Потому перед тем, как заняться этим делом, стоило переговорить с большим количеством купцов разного калибра. И продемонстрировать возможности самого аппарата, несколько штук которого было прислано из САСШ. Все это нужно было сделать, но вот последнее время здоровье все чаще подводило Гейслера. Сердце то и дело пошаливало. И потому все чаще ему большую часть даже организационной работы приходилось сваливать на своего родственника Иозефа и на прочих подчиненных. А что поделаешь - возраст. И вроде бы всего 53 года, но тем не менее.
   Николай Карлович спустился с четвёртого этажа фабрики. Все вроде в порядке. Производство налажено. Ну если не как часы, то близко к этому. На первом этаже его перехватил главный электрик с тетрадью подмышкой.
   - Добрый день, Николай Карлович. А мне сказали, что вы по этажам пошли с проверкой. Вот я вас тут и поджидаю.
   - Здравствуй, Петр Афанасьевич. Какие-то проблемы?
   - Да нет. Все слава Богу, - Бессонов немного помялся, а затем продолжил. - Тут такое дело... Мы с мастерами обсудили и решили на ваш суд вынести. Пришла мне в голову мысль, что можем мы выделывать электродвигатели малой мощности. Мы ж вон для того же телеграфного аппарата электродвигатель покупаем у Сименса. А там ведь ничего сложного нет. Вполне можно и самим делать. Да и для других надобностей тоже. Как его сиятельство говорил, можно целую линейку электродвигателей сделать. Я то лет пять назад, когда на учёбу ездил, тоже сначала недоумевал, - зачем в Перми столько разных двигателей делают. А оно вона как выходит. Пока двигатели в стране не делали, они вроде как и не особо нужны были. А как начали, так их сразу к разным механизмам и станкам приделывать начали. И добрые вещи выходят. У нас же, почитай, четверть станков уже с электродвигателями. Но это средней и большой мощности. А мы можем маломощные начать делать. Как начнём, так спустя некоторое время им инженеры применение найдут. Да сами мы тут с дюжину задумок уже накумекали... И свободные площади у нас еще имеются. А коль дело пойдет, так можно будет и на отдельное производство выделку перевести.
   Гейслер задумчиво почесал затылок. Задумка Бессонова то и вправду могла выйти с перспективой.
   - Хмм, интересная мысль. А пойдем-ка в контору. Там мне все и обскажешь подробно.
   Они вместе со старшим механиком направились к отдельно стоящему зданию конторы. Гейслер подошёл к входной двери, потянул за ручку и тут опять прихватило сердце. Да так прихватило...
   Вечером того же дня князю Агреневу пришла в Москву телеграмма - 'Скоропостижно скончался Николай Карлович Гейслер. Похороны через два дня. Временно принял управление фабриками на себя. Л.Х. Йозеф'.
  
   --------------------------
  
   Февраль 1903 года
  
   - Миша, я хотел бы с тобой поговорить, - Великий Князь Владимир Александрович грузно уселся в кресло напротив молодого Императора. - То, что я тебе сейчас скажу, беспокоит многих в нашей семье. И не только в нашей семье. Так думает большинство самых достойных представителей Российской Империи. Россия - страна самодержавная. Её дух всегда определялся самодержавием и православием. Дух и плоть. Некоторые твои шаги нас начали настораживать. Ты несколько раз уже заговаривал о конституции. И даже её кое-кому обещал. Ты не хочешь объяснить, откуда это у тебя? Ты действительно хочешь уравнять всех перед якобы законом? Нас, Великих Князей, и дворян, которые есть твой верный оплот самодержавной власти, и чернь?
   Михаил тяжело вздохнул. Он ждал этого разговора. И сильно опасался, что его не поймут. Да что там опасался, почти был в этом уверен. Ещё до восшествия на престол он многое успел подчеркнуть из книг, многое узнать об истории государств Европы. А некоторые вещи ему рассказывал Александэр. Вообще у Александэра к власти была довольно циничная позиция. Но отнюдь не безинтересная. И со временем Михаил даже оценил эту оригинальную циничность. И в чем-то даже её начал разделять. По крайней мере понимать, что если не получится править по-старому, то логика Александэра вполне позволит делать это по-новому. Правда для этого от самодержца потребуется больше усилий и хитрости.
   - Хорошо, дядя. Давай поговорим серьёзно. Но я начну несколько издалека. Самодержец, конечно, может пожелать чего угодно. А вот повелеть я могу уже не все, что хочу. Для начала я ограничиваю себя рамками здравого смысла. Затем меня ограничивают желания семьи Романовых и других старых дворянских семей. Кроме того, у самодержца имеется в советниках Государственный Совет, Канцелярия и другие структуры, которые помогают Императору править государством. При этом каждый входящий в линию власти понимает нужды Империи немного по-своему. И именно из своего понимания старается сначала провести в законах, а потом в их применении и исполнении. Это значит, что моя власть уже ограничена. Естественно, все это никто не называет ограничениями. Они просто исполняют мою волю и советуют, как лучше исполнить то или иное. При этом не забывают и свои интересы. То есть ограничение моей власти есть. Ты согласен с этим?
   - Ну допустим, - Владимир Александрович улыбнулся, - и куда же тебя заведует эта мысль? Я не говорю, что согласен. Мне просто интересно. Только не забывай, что дворянство и только оно есть верная опора трона.
   - Кстати о дворянстве. Если ты помнишь, то именно высшее дворянство устроило Павлу Петровичу апоплексический удар табакеркой по голове. Российского Императора ограничили во власти насовсем. И в основном потому, что разрыв экономических связей с Британией слишком сильно бил по кошельку дворянства. Нет, причин было много, но эта была как минимум не второстепенной. С тех пор прошло немало времени, и считается, что в гвардии вытравили своевольные настроения, и она более не способна на подобное, а является верной опорой нашему трону. И тем не менее это ещё один ограничитель самодержавия. Однако тот заговор произошёл не только в интересах части дворянства, но и в интересах иностранной державы. Это мне не нравится категорически. Между прочим сейчас ситуация мне не нравится тоже. Мы занимаем деньги у наших союзников - французов. И слишком многое им позволяем, поскольку сильно от них зависим. Но основной торговый партнёр у нас Германия. За ней идёт Британия. И только третьей с большущим отрывом идёт Франция. Что будет, если вдруг у нас возникнет напряженность в отношениях с немцами и британцами? И они откажутся покупать наши экспортные товары? Страна опять будет вынуждена сменить союзника, пустив кому то кровь внутри Империи? Но это так, к слову. Я остановился на дворянстве, которое служит монарху и самому себе, также неминуемо ограничивая власть монарха.
   В стране в качестве отдельных групп населения имеется еще буржуазия, либеральная интеллигенция и рабочее сословье. Ты прекрасно знаешь, что когда купцы, банкиры и фабриканты начинают ощущать себя силой, они тоже лезут во власть. Так было в любой крупной стране Европы. Кроме нас пока. И везде это сопровождалось буржуазными революциями. Это, конечно, не означало, что банкиры и купцы брали в руки оружие. Нет, они делали своим оружием чернь, которая и таскала для них каштаны из огня. И везде они добивались своего в той или иной степени. Во Франции Людовик XIV когда то считал, что 'Государство - это я'. Это было самодержавие по-французски. Но потом этот сильный монарх ушёл в вечность. И что теперь есть Франция? Республика. Слава богу, что таких республик не слишком много в Европе. Но вспомни, чем обернулась для Франции французская революция. Какими жертвами среди дворянства и прочего населения. А если не дай Бог у нас такое случится? Сколько миллионов потеряем мы? Десять? Двадцать? С нашим то русским бунтом - бессмысленным и беспощадным...
   - Миша, ты несешь ересь! Верные нам войска подавят любой бунт. А если при этом погибнет несколько сот тысяч бунтовщиков, так это даже хорошо, - усмехнулся Великий Князь.
   - В той же Европе у каждого монарха тоже были верные ему войска. А в Австро-Венгрию даже Паскевич с войском ходил. И тем не менее везде теперь имеются парламенты. Но заметь, везде кроме разве что Франции с её Республикой у власти осталось дворянство, хоть ему и приходится делить место у трона и часть власти с буржуазией. Остальной народ не получил почти ничего. То есть имеются и конституция и парламент, а реальная власть все равно у очень немногих. Это означает, что прошёл некоторый передел власти, а прочие получили видимость государственных преобразований. Именно видимость. Они хотели свободы, они её получили. Получили право раз в пять лет голосовать за тех, кого назначат те, у кого имеется реальная власть. Поэтому всякие там конституции и парламенты меня абсолютно не страшат. Если не получится по-другому, значит придётся принять и это. К сожалению. Но мне бы очень хотелось как можно дольше обойтись без них. Однако для этого нужно провести немалые изменения, дабы наша система власти стала соответствовать изменившимся условиям. И стала более гибкой. А кое-что нужно дать самому народу, иначе все может кончится плохо. Вплоть до того, что взбесившейся толпе придётся давать почти все, что она потребует, как это было в Европейских странах, а потом пытаться мелкими шажками исправлять вынужденно сделанное. Если получится, что не есть факт.
   - Стоит кому-то что-то дать, они откусят тебе руку. Ты ещё молод и неопытен. Только железной рукой можно править в нашей стране. Реформы воспринимаются многими как слабость власти. Послушай старших...
   - Нет это ты послушай, дядя. Разве мой покойный отец и твой брат был слабым? Разве дед и прадед были слабыми? Но они делали своё дело и железной рукой и реформами. 'Священная дружина' клялась защищать самодержавие. И что? Я точно знаю, что нескольких главарей наших социалистов, бежавших в Европы и якобы ликвидированных Дружиной, отправили на тот свет не ваши люди. Хотя и получили за них деньги из секретного фонда. А за Аксельрода деньги получил именно ты. Но убрали его не твои люди. Это что? Это защита? Вы что, решили сделать деньги на крови моего невинно убиенного брата? На крови русского Императора? Кого и что вы в этом случае можете защитить? Это хуже чем воровство! Ты мне ничего не хочешь сказать, дядя?
   - Миша, я был абсолютно уверен... Думаю, тебя ввели в заблуждение!
   Великий князь смутился всего лишь на какую-то секунду. Слишком опытным он был. И вся жизнь его прошла на самой вершине власти. И тем не менее Михаил заметил эту секундную растерянность.
   - Не думаю, что тебе нужны мои доказательства, дядя. Я, если ты помнишь, Император, слова которого сомнению при самодержавии не подвергаются.
   - Я разберусь, Миша.
   - Да уж, разберись, дядя. И не только со своими людьми. На Запад сбежала только верхушка бунтовщиков. А рядовые члены остались тут. Им бежать некуда и не на что. А потому громкие покушения пока продолжаются. Вот только мне совсем не нужно, чтобы 'Священная дружина', 'Чёрная сотня' и прочие отыгрывались на непричастных рабочих, евреях или поляках. Тем самым мы можем только обозлить всю эту братию и толкнуть на неправедный путь. Нам нужно с одной стороны вырвать корни революционной заразы, а с другой дать народу понять, что мы караем только за дело. И при этом ещё дать нашему народу некоторое послабление. И занять его чем-то иным. Посему я намерен заняться крестьянским и еврейским вопросами. Крестьян, как ты знаешь у нас большинство населения, а вторых слишком много среди бунтовщиков. И крестьянам и местным евреям надо что-то дать, чтобы надолго их занять своими собственными заботами и интересами. И я это что-то нашёл для каждой группы населения. Для нас решение обоих вопросов не должно выйти слишком обременительным. По крайней мере я на это надеюсь. И самодержавие от этого только должно выиграть.
   Беседа продолжалась ещё час, но уже в более спокойном русле. Дядю убедить в своей правоте Михаилу не удалось, но похоже и ставить палки в колёса он пока не будет. И это было уже хорошо.
   - Интересно, - подумал Михаил после ухода Великого Князя Владимира Александровича, - к кому он первому после меня пойдёт? И когда?
  
   ----------------------
  
   Февраль 1903 года
  
   - В целом мне идея увеличения количества орудий главного калибра на броненосном крейсере нравится. Мы точно уложимся в водоизмещение Громобоя? - переспросил Кутейникова Великий Князь Александр Михайлович
   - По моим прикидкам да. Увеличиваем на 8 футов длину, зауживаем на фут корпус. За счёт уменьшения коэффициента полноты, улучшения обводов и увеличения мощности машин при использовании котлов Шульца-Торникрофта мы должны выиграть около полузла скорости. Обводы рекомендованы Крыловым по результатам проверки в опытном бассейне. Придётся немного уменьшить высоту борта. Но в данном случае это оправдано. Крейсер создаётся не как рейдер, а как корабль боя. Так что незначительное ухудшение мореходности, я считаю, вполне допустимо. Три двухорудийных башни главного калибра, одна из которых линейно возвышенная, как выражается Александр Яковлевич, и две 8" в казематах. Количество шестидюймовок сокращается до 8. Увеличивая вдвое число 8-ми дюймовок, мы тем самым увеличиваем дальность, которой крейсер может работать эффективно по противнику. Ко мне поступал также прожект капитана 2 ранга Эссена - командира крейсера 'Новик'. Он предусматривает 4 двухорудийных башни восьмидюймовок. Но требует увеличения водоизмещения почти на полторы тысяч длинных тонн. Сомневаюсь, что это сейчас нужно. Крейсер и так выходит очень длинный. Здесь же изменения корпуса невелики. По совокупности боевых качеств мы тем самым значительно превзойдем не только японцев, но и британцев. Хотя по скорости будем примерно наравне с последней британской серией броненосных крейсеров, - ответил Кутейников.
   - А ваше мнение Павел Петрович? - повернулся к Тыртову Великий Князь
   - Корабль получается интересным, если все выйдет, как предполагает Николай Евлампиевич. Особой новизны по корпусу нет, поэтому, думаю, больших неприятностей удастся избежать. Нужно отдавать эскизы в подробную проработку. А там уже посмотрим. Хотя я бы предпочел ещё пару броненосцев.
   - Нет, с броненосцами на Балтике пока стоит подождать. Тем более, что ведется разработка проекта броненосцев с восьмидюймовым вторым калибром. А по Громобою уже такой опыт есть. Можно учесть огрехи. И стоит увеличить запас водоизмещения до 5%, а то и до 7. Строительная перегрузка - наш вечный бич. В общем, давайте отдадим проект инженерам Балтийского завода. И обязательно к проработке МТК подключите. Они много всякого ценного должны были посмотреть на иностранных верфях. Так что пусть используют. А как будет готов полноценный проект, так уже будем решать более определённо, что нам строить в дальнейшем. Ещё пара броненосных крейсеров нам бы сейчас не помешала.
   - Хорошо, Ваше Императорское Высочество.
   - Тогда с этим пока все, - подитожил Великий князь, - Павел Петрович, что у вас с поездкой по заводам князя Агренева.
   - Я побывал на Сестрорецком и Ковровском заводе. В Коврове доделали паровую турбину Парсонса-Кузьминского мощностью 6 тысяч лошадиных сил. Может чуть больше. Для снабжения её паром на Сестрорецком заводе выделывают паровые котлы Ярроу. Таковые у нас на некоторых миноносцах стоят. Котел достаточно простой. Сейчас под руководством Шухова котлы переделали под более тонкие медные трубки и ведут испытания. По всей видимости ещё пара месяцев и новый сестрорецкий котел будет готов. По крайней мере именно такие сроки мне назвал сам Шухов. На заводе меня уверили, что уже готовы серийно выпускать котлы. Вопрос только за окончательными чертежами. Мощность турбины такова, что она уже представляет интерес для нашего флота. Причём инженер Кузьминский - конструктор турбин заявил, что максимальная мощность турбины может быть на процентов 15 больше номинальной. А применение в качестве топлива нефти позволяет сильно сократить количество кочегаров. Да и большая теплотворность нефти по сравнению с углем должна положительно сказаться. Но есть две проблемы. Турбина экономично работает только вблизи значений своей номинальной мощности. Поэтому для крейсерского хода она не подходит. То есть нужен еще двигатель для крейсерского хода и маневрирования на малых ходах. Это означает, что корабль должен иметь два вала с равными по мощности турбинами или три вала с разными по мощности турбинами, две из которых будут одинаковыми. И вторая проблема - у нас нет корабля для паровой турбины. Причем ёмкости для топлива нужно располагать под ватерлинией, а не по бортам. Либо за броней, но все равно желательно под ватерлинией. Кстати князя Агренева в Николаеве сейчас строится сухогруз со смешанной двигательной установкой. Но и она для военно-морского флота не подойдёт. Она применима только для гражданских судов. Причем мы давно хотели попробовать на кораблях нефтяное отопление, ещё броненосец Потемкин в Николаеве собирались частично оснастить нефтяными котлами. Ну и третья проблема - турбины крутятся только в одну сторону. То есть для заднего хода нужен некий хитрый механизм изменения вращения вала. Либо машинная установка должна быть смешанной - и паровая машина и турбины. Британцы на дестроере ставили две турбины одинаковой мощности. А вот как и за счёт чего они осуществляют задний ход - сие неизвестно. Из трехвальных кораблей у нас есть серия Новиков. Если две машины малому крейсеру заменить турбины... Но вариант рискованный и не дешёвый. Правда князь Агренев предложил второй вариант. Большой минный крейсер водоизмещением около 1 тысячи тонн, длина около 280 футов при коэффициенте полноты 10, 2 его турбины, 3 4-дюймовых пушки плюс, 2 двухтрубных торпедных аппарата калибра 453 мм и 40-50 мин заграждения. Скорость прикидочно выйдет около 26-27 узлов. Но проекта как такового нет. Только наброски. То есть нужно об'являть конкурс на проектирование корабля. С большой вероятностью его выиграет иностранная компания. И заказ придётся отдавать за границу. Если же говорить в целом, то минный крейсер может выйти интересным. При волнении 3-4 балла от него не смогут уйти ни миноносцы, ни контрминоносцы. Да и 4-дюймовок у нас на вооружении не стоит.
   Глава Морского министерства задумался, а потом констатировал,
   - Хорошо. Подготовьте необходимые бумаги. И на следующем заседании МТК обсудите все более конкретно. А там и решим. Вообще от князя Агренева часто исходят очень дельные предложения, хоть он и не моряк. Умеет он все-таки мыслить на перспективу. Потому внимательно посмотрите, что он по минному крейсеру предлагает. Может это и имеет смысл, хотя конечно новую идею не хотелось бы на сторону отдавать, если она стоящая. У нас с идеями то полный порядок, а вот с их воплощением в металл, к сожалению, дела обстоят плоховато, - Великий Князь тяжело вздохнул.
   - Ладно, продолжим далее. Николай Евлампиевич, как обстоят дела с нашими подводными лодками у Круппа? - перешел к следующему вопросу Александр Михайлович
   - В целом верфь в Киле работает очень быстро. Если не произойдёт никаких накладок, то к июлю в соответствии с контрактом первую подлодку в виде машинокомплекта мы получим. Вторую через месяц после первой. К сожалению, качество работ можно будет проверить только после сборки на Дальнем Востоке. Мы договорились с Круппом, что для сборки к нам приедет группа немецких мастеров и инженеров для участия в работах. Как собирают миноносцы у нас во Владивостоке, вы знаете. Так что контроль и инженерная помощь нам там очень пригодятся. Но есть задумка, как переправить подводную лодку на Дальний Восток в почти боеготовом виде. Сейчас мы прорабатываем технические детали. С подлодкой в Лазаревском адмиралтействе дела обстоят похуже. В график постройки они уже не укладываются. Но в целом лодка возможно будет там готова к концу года. Пушек, к сожалению, пока для лодок нет. У Круппа пока нет, а у нас ей некому заниматься. Завод наследников Барановского отказался переделывать свою под требуемые условия. Они хотят получить заказ минимум на 30 пушек, тогда готовы начать работу. Так что или придётся ставить противоминную 47мм или подводная лодка останется пока вообще без пушки.
   - Мда..., - протянул Великий Князь. - Тридцать пушек нам явно не нужно. Что ж, подождем Крупповских. Но это конечно не дело. Этак ведь и боезапас нам придётся у германцев покупать, когда Крупп пушку сделает.
  
  
   -----------------------
  
   Март 1903
  
   - Мне известно и это, господин Гинсбург, - Его Императорское Величество откинулся на спинку стула. - Вы и в прошлый раз просили меня об этом. Но к сожалению это невозможно.
   Сегодня Император принимал троих еврейских банкиров и промышленников, просивших облегчить жизнь их соплеменников в черте оседлости.
   - У меня для вас есть один вариант. Возможно образование ещё одной подобной зоны. За Уралом до Енисейской губернии включительно, исключая сами уральские губернии и на юг исключая приграничные губернии Средней Азии и Бухару.
   От неожиданности банкиры несколько опешили. Но затем Поляков, справившись с волнением, задал вопрос:
   - Ваше Императорское Величество, переселяемые с западных пределов попадут под государственную программу переселения в Сибирь?
   - Нет, господин Поляков. В настоящее время государство пока не может изыскать на это средства. Казна испытывает определенные трудности с бюджетом. Добровольным переселенцам придётся пока делать это за свой счёт. Однако, полагаю, вы сможете им в этом помочь. Как самостоятельно, так и с помощью пожертвований заграничных еврейских организаций. На переселенцев этой волны будет наложены некоторые ограничения. Они не смогут заниматься рядом видов деятельности в течении ближайших 25 лет. В частности работать в питейных заведениях и заниматься в каком-либо виде производством любого вина, владеть приисками драгоценных камней и металлов, содержать ломбарды, а также заниматься покупкой-перепродажей земли, ростовщичеством, и рядом других операций, доступных прочим нашим подданным.
   - Александр Яковлевич, раздайте пожалуйста папки, - Император обратился к своему советнику - князю Агреневу, присутствующему на приёме.
   Еврейские банкиры и меценаты уткнулись в выданные им бумаги. Когда же процесс ознакомления закончился, Борис Абрамович Каменка после переглядывания с остальными двумя посетителями вкрадчиво спросил,
   - Ваше Императорское Величество, данные послабления несомненно будут с воодушевлением восприняты Вашими подданными, но дорога за Урал весьма длинна и дорога. Не многие могут себе позволить подобную смену места жительства. Не изволит ли Ваше Императорское Величество разрешить переезд в более близкие места? В ряд центральных губерний?
   - Борис Абрамович, данный проект затеен исключительно для того, чтобы уменьшить имеющееся перенаселение в западных губерниях Державы. В центральных недостатка рабочих рук ни в деревне, ни в городах нет. А имеется явный избыток оной. Более того, именно из центральных и южных губерний идёт поток переселенцев в Сибирь и на Дальний Восток. Зачем же Вы мне предлагаете, выселяя из Европейской части страны одних, тут же переселять в неё других? Что же касается железнодорожных тарифов, то в этих бумагах сказано, что они для целевых переселенцев будут льготными. Как и для прочих едущих за Урал в поисках лучшей доли. При этом оба потока фактически пересекаться в местах поселения не будут. Крестьяне центральных губерний едут за Урал за лучшей долей на обещанные им земли. А иудеи, насколько мне известно, хозяйствованием на земле заниматься не очень любят и предпочитают открыть своё дело или поступить на работу на фабрики или прочие заведения. В городах и крупных селах за Уралом им место явно найдется. Вот и у присутствующего здесь Александра Яковлевича рабочие места на стройках, заводах и рудниках явно имеются. И он такой явно не один. Мы с ним говорили на эту тему и он не отказался мне помочь. Если вы со своей стороны готовы организовать в Западных губерниях вербовочные переселенческие конторы, а потом договориться о сотрудничестве с сибирскими предпринимателями, то дело переселения существенно облегчится.
   Банкиры опять переглянулись и вопрос задал Гинсбург.
   - Ваше Императорское Величество, не будет ли вам угодно объяснить, почему на Ваших подданных накладываются столь серьёзные ограничения за Уралом. Ведь на других они не действуют.
   - Будет угодно. Ваши единоверцы издревле предпочитают оседлый образ жизни в городах, пробавляясь торговлей и мелкими собственными предприятиями. Накопление капитала изначально у многих начиналось в том числе и с запрещенных операций. Ростовщичество, торговля хмельным зельем, а также хлебом и так далее. И потому они сами отчасти своими собственными действиями становились причиной местных волнений, заканчивающихся иногда еврейскими погромами. Погромы мне не нужны ни на Западе, ни за Уралом. А потому я хотел бы их всемерно исключить, не допуская новых переселенцев в этой зоне до потенциально опасных с точки зрения народного возмущения занятий, для чего и наложены подобные ограничения. И более ничего в этом нет. Да, часто недовольство местных жителей не является спровоцированным со стороны иудейской общины и вызвано иными причинами и предубеждениями, однако это есть, и бороться с этим трудно. И поверьте, я делаю Вам поистине королевское предложение.
   - Против вот этого, - Михаил 2 кивнул на бумаги, - выступали очень многие. И пытались удержать меня от по их мнению скоропалительного и опасного решения. Константин Петрович (Победоносцев) вообще считает данный проект губительным для государства. Вследствии этого никаких других послаблений для части моих подданных вам ждать более не стоит кроме тех, кои будут дарованы позднее всем прочим. А поэтому, - он пристально оглядел богатых представителей еврейской общины и с жесткостью в голосе продолжил, - я жду от вас, что вы с должной убедительностью и настойчивостью раз'ясните в своей общине все аспекты этого дела, дабы оно было воспринято моими подданными как действительная забота о них. И мне бы совсем не хотелось, чтобы при осуществлении данного прожекта, в европейской прессе массово появились очередные пасквили, что якобы русский царь кинул бедным евреям подачку, которой они даже воспользоваться не могут. Или что евреев теперь массово собрались выслать в страшную холодную Сибирь. Перед Государством российским стоит много трудных задач, кои потребно решить. А денег на их реализацию как всегда до обидного мало. Поэтому и решать их приходится не так как хотелось бы, а так как позволяет казна.
   - Ваше Императорское Величество! - воскликнул Поляков, - Но как же можем воздействовать на то, что к чему мы не имеем отношения? Мы ни каким образом не контролируем газеты в Европе. Мы вообще к ним никакого отношения не имеем.
   - Полагаю, что договориться с соплеменниками по ту сторону границы вы вполне сможете. А они имеют в Европе определённое влияние. И, как мне представляется, весьма немалое. Еще в 1897 году Теодор Герцль на Всемирном сионистском конгрессе сказал что-то вроде, - "За некоторыми исключениями, которые не считаются вообще, вся пресса мира - в наших руках". Уж не знаю, насколько он преувеличивал, но... И я не беру в расчёт Британию. С ней договориться похоже в принципе невозможно. На это у вас есть полгода. По истечении этого срока указ будет принят. Если же переселенцев будет до обидного мало, то я буду считать, что еврейская община побрезговала моим великодушным предложением, а вы плохо справились со своей задачей. И сделаю соответствующие выводы, - последние слова были сказаны со значением. - Вы пришли просить за часть моих подданных, на умы коих имеете влияние. Поэтому я не хотел бы в вас разочароваться.
   Поляков поежился под взглядом молодого Государя и спросил.
   - Ваше Императорское Величество, дозволено ли нам будет узнать, возможно ли переселение иудеев на землю для занятия крестьянским хозяйством?
   Михаил Александрович постучал пальцами по столу, подумал и ответил,
   - Да, к сожалению, этот вариант как-то предусмотреть забыли. А поэтому ... - он немного помедлил, - Да, возможен. На общих основаниях в соответствии с Программой переселения. Но переселяться на казенные, кабинетные и удельные земли могут только лица, состоящие в крестьянском сословии. Дабы они имели опыт хозяйствования на земле. Однако все ограничения и сроки, указанные в вот этом проекте, будут соблюдены и для этой категории моих подданных. Обратитесь завтра в мою Канцелярию, и вам будет выдан откорректированный вариант прожекта.
   По окончании аудиенции князь остался в зале. Молодой император посмотрел на своего помощника и спросил:
   - И что ты насчёт этого думаешь, Александэр?
   - Вы знаете, Ваше Императорское Величество, а поджилки у них затряслись. Вы их своей милостью откровенно напугали. Они, конечно, похоже рады с одной стороны, но вот с другой на них теперь немалая ответственность. А потому они за дело возьмутся как следует. Царская немилость никому не нужна...
   Михаил 2 усмехнулся,
   - Лишь бы дело сделали...
   Император посидел на своём месте несколько минут, закрыв глаза, а потом обратился к князю,
   - Александэр, в связи с предполагаемым переселением иудеев я попросил Сергея Юльевича ускорить разработку ограничительных мер на деятельность иностранных компаний в Сибири. И мы в очередной раз поспорили. Я конечно по праву Императора всея Руси победил, но ... С одной стороны он понимает сложность ситуации, но с другой желает привлечь иностранные инвестиции за Урал...
   - Михаил, да какие к Дьяволу инвестиции? Народ там просто грабят. И ладно бы это делали свои. Так по крайней мере хоть деньги останутся в Империи. Свои - это свои. Иностранцев в этом деле нам только не хватало. Вот, например, что по маслу коровьему делается. Датская компания, не будем называть какая конкретно, продаёт импортную маслобойню за две цены в кредит. И заключает с общиной договор на то, что община имеет права сдавать масло только этой компании. Цена на масло компанией устанавливается раз в год. По 8 рубликов за пуд. Из этого рубль идёт на погашение долга. А вывозя масло за границу, компания продаёт его оптом уже по 16 рублей в пересчете на наши деньги. То есть людей обокрали дважды. 200% прибыли! Да за такое дельцы мать родную продадут. А кроме того, они продают в Россию свою продукцию, хотя аналоги её у нас производятся. То есть отбирают работу у наших рабочих. Это что? Инвестиции? Разве нам такое нужно?
   - А сам то чего? У тебя же там люди работают.
   - А мои люди не вездесущи. У меня есть и холодильники и скотобойни и элеваторы и склады на Великом Сибирском пути. Ну и кое-где ещё. Но ты же сам понимаешь, что охватить такую гигантскую территорию своим вниманием можно даже и не пытаться. Все равно не получится. К тому же я в тех краях человек относительно новый. Там своих купцов хватает. Но есть разница. Свои - ладно, но чужих то зачем пускать? Все, что нам удаётся сейчас - это давать в городах на ярмарках и земствам наши цены скупки сельхозпродукции, и рекламу наших машин и инструментов. Вообще с частью земств за Уралом налажен неплохой контакт. Они в своих магазинах предлагают крестьянству те механизмы и орудия труда, которые вырабатываются в Империи. В том числе и на моих заводах. Но кредит на это местных властей ограничен. Тут конечно неплохо помогает Витте и сами земства, но нужно в разы больше. У меня кстати уже исчерпан кредит Волжско-Камского банка на подобные операции. Да и сам понимаешь, я хоть и продаю свою продукцию таким образом, но риск невозврата кредита на мне. А я не могу за свой счёт насытить спрос. Да и никто в одиночку не сможет. К тому же выбор механизмов и сельскохозяйственных орудий у меня и у моих партнеров ограничен. Того, что идёт по казённой части также недостаточно, хотя Сергея Юльевича тоже можно понять. По сути мы, и казна и частные купцы с заводчиками не справляемся со спросом. Но бесконтрольно пускать иностранцев на только недавно открывшийся рынок категорически нельзя. Это как козла в огород запускать. Тем более, что скоро пойдёт ещё переселение иудеев в те края. А их коммерческую жилку ты знаешь. Или вот тебе другая история. Сейчас австрийская компания "Шрекенфукс" серьёзно внедряется на русский рынок самых обычных кос - литовок. И за счёт налаженности сбыта начинала его захватывать...
   - Погоди! Уж не хочешь ли ты сказать, что у нас и кос не могут делать? - удивился Михаил.
   - Могут. Но мало товар произвести, его ещё нужно продать. Косы у австрийцев доброй работы. А они ещё и демпинг устроили. Так вот, у тебя в Златоустовском горном округе есть Артинский завод. Завод, прямо скажем, лежачий был несколько лет назад. Уж больно все там устарело. Ещё немного, и закрылся бы вообще. Стоит он на реке Уфе. А выше по той реке у меня полтора завода. Так вот косы и серпы твой Артинский завод делает добрые в отличии от всего прочего. Его клеймо на селе хорошо знают. Не знаю, уж как мой кыштымский управляющий договорился с казённым управляющим, но согласились чиновники на некоторое изменение порядков. Было это 3 года назад. Теперь хорошую и недорогую сталь твой завод берет с моего Нязепетровского завода, а произведенный товар реализуется через мою торговую сеть. Так вот выделка кос на казенном заводе с тех пор выросла почти вдвое, все рабочие при деле и при заработке несмотря на то, что пришлось закрыть чисто металлургическое производство в виде древней домны и ещё более древнего кричного производства. Вот такая она правда жизни.
   - Мда, чудеса в решете! - покачал головой Михаил.
   - Они самые. Я потому и говорю, что по-хорошему, нужно на некоторое время приравнять в правовом отношении всю Сибирь к кабинетным землям. По типу Алтая. Иначе эти "иностранные инвестиции" нас закабалят очень быстро. Да, если мы пускаем иностранцев с их дешевыми деньгами в Сибирь, то вывоз продукции оттуда будет идти быстрее. И казна даже что-то получит с этого в виде всякого рода налогов. Но совсем немного. А главные прибыли получит не казна, а эти якобы благодетели. И никаким маневром потом их оттуда уже не выставишь. Свои предложения я тебе уже подавал. И сейчас ещё готовлю. В конце концов вполне достаточно того, что Правительство и ты сам будешь определять, кого и с чем туда пускать, а кого нет. Это не запрет на инвестиции, а ограничение бесконтрольного грабежа. И так уже более трети акционерного капитала Империи принадлежит иностранным компаниям. А по черному металлу дело еще хуже. Более половины выделки чугуна и стали уже под французами, бельгийцами и немцами. Мало того, казна их еще в трудные периоды вынуждена поддерживать за наш счет просто потому, что вроде бы как считается, что это русские заводы. Эдак не успеем оглянуться, страна в колонию для иностранного капитала превратится.
   Михаил долго смотрел на князя, а потом тяжело вздохнул.
   - Умеешь ты приободрить... Знал бы, что будет так тяжело, ещё б десять раз подумал, принимать ли мне престол или нет. Ладно, иди. Я подумаю.
  
   -----------------------------
  
   Апрель 1903 года
  
   Князь Агренев вышел на балкон второго этажа дома. Под ним колыхалась огромная агрессивно настроенная толпа рабочих. От самого здания толпу ограждала цепь солдат, за которой напряженно переминались с ноги на ногу несколько офицеров. А в проулках конными стояла сотня терских казаков. На балконе Александра сразу обступили четверо экспедиторов и прикрыли его двумя бронещитами. Перед таким количеством народа и столь недружелюбно настроенного Агреневу ещё не приходилось выступать. Более того, сейчас ему предстояло как-то сбить эту агрессивность, принудить толпу разойтись и вернуться к работе.
   Высочайший вызыв застал Александра в Новороссии на химическом заводе. Михаил приказывал срочно бросить все дела и мчаться в Баку, где стачка, начатая на нескольких нефтяных участках, грозила перерасти во всеобщую бакинскую. А что делать? Сам вызвался в доверенные порученцы. Когда Александр наконец добрался поездом до Баку, забастовка местами переросла даже в столкновения с полицией и казаками. Бастовало уже две трети всего города и окрестностей. Причём в числе бастующих, как ему сообщили на месте, было весьма немало и рабочих Манташева. Впрочем, тут же выяснилось, что часть бастующих бросила работу не сама, а под давлением агрессивно настроенных групп, которые врывались на заводы и места добычи. И останавливали работу принудительно. Где-то местной охране удалось отстоять порядок, но часто толпа просто не пускала идущих на работу и заставляла присоединиться к себе.
   Александр поднял руку. Шум на площади стал постепенно стихать. Он взял в руки поданный ему рупор.
   - Я - князь Агренев. Некоторые из вас меня знают. Наш Государь Михаил Александрович послал меня к вам прекратить смуту и узнать ваши нужды, дабы впредь не происходило подобного. Мне известны ваши просьбы, которые изложены вот тут, - он махнул перед собой отпечатанным на желтоватом листке тексте.
   - Мне также известно, что среди вас находятся те, кто подбивал вас к этой смуте. И среди вас есть те, которые не прочь устроить бойню. Провокаторы, которые готовы к сопротивлению законным властям. У них есть оружие, которое они не прочь пустить в ход.
   На балкон два казака вытолкнули связанного человека с бланшем под правым глазом.
   - Вот это один из них. У него был найден револьвер и антигосударственные листовки. Он призывал вас идти до конца и умереть, но не отступить ни шагу от своих требований. Он готов был из толпы стрелять в полицию и солдат. Которые в ответ стреляли бы в вас. Он называл вас товарищами. Но собирался подставить вас под пули. Все как во время смуты, случившейся на Обуховском заводе в позапрошлом году. Нужны ли вам такие 'товарищи', которые поставят вас под пули, а сами спрячутся за ваши спины?
   Толпа заволновалась и зашумела. По ней пошли различные нелицеприятные выкрики.
   - Я здесь для того, чтобы постараться решить ваши проблемы, - ещё более возвысил голос Агренев, - но договориться с таким количеством народа можно, только пообещав исполнить все, а потом обмануть. Поэтому!
   Он передохнул и продолжил.
   - Поэтому я сейчас прошу вас разойтись и выбрать среди вас 6-7 человек из тех, которых вы хорошо и давно знаете. Тех, которым вы полностью доверяете. Тех, с которыми я буду обсуждать и решать ваши проблемы. Я также настаиваю, чтобы вы вернулись на работу. От того, что вы продолжите бастовать, ничего хорошего ни для вас, ни для ваших хозяев не выйдет.
   Из толпы понеслись выкрики:
   - Да щас! Держи карман шире.
   - Мы сейчас разойдемся, а назавтра аресты пойдут.
   - Будем стоять до конца!
   - Анамана! Сыктым курдюк!
   - Оплату давай увеличивай!
   - Деньга давай! Талона сам кушай...
   - Выходной давай! Восьми часовой рабочий день!
   И так далее. Агренев опять поднял руку. Только минут через пять стало немного потише.
   - Я обещаю, что арестам могут подвергнуться только те зачинщики, которые подстрекали вас к прямому неповиновению властям. Вот как этот, - Александр указал на все ещё стоящего на балконе связанного человека. - И те, которые активно участвовали в беспорядках у здания полиции. Закон новый вы знаете. Он един для всех. Для того, чтобы вам подняли зарплату и уменьшили рабочий день, совершенно не обязательно громить отделение полиции. Этот опасный путь ведёт прямиком в тюрьму.
  
   Домой в Москву он вернулся только в через три недели. Ему удалось таки уговорить толпу, и люди через два дня вернулись к работе. Не все правда сразу, но вернулись. А через три дня после первого разговора с толпой он сел за стол переговоров с семью их представителями. Некоторые вопросы удалось согласовать на месте. Некоторые он обещал доложить Императору и ждать, когда последует Высочайшее решение. Пришлось пообещать и кое-что из того, что выполнить он уже не мог. Но обещал это он уже не от своего имени. И не от имени Императора. Он уговаривал, убеждал, согласовывал, разбирался с хозяевами нефтяных компаний, опять убеждал. Некоторым даже пришлось пригрозить. Как хозяевам, так и паре переговорщиков от рабочих. Но ему в конце концов удалось и погасить стачку, и договориться с обеими сторонами. А уж как они будут соблюдать взятые на себя обязательства, должна была следить специальная рабочая комиссия. Его партнёр Манташев тоже многое понял. И кое-что начал делать из того, что даже не было согласовано с рабочими. Все-таки с'ездил в прошлом году в Сулин он не напрасно. Манташев просто не успел сделать того, что запланировал. А ещё вмешалась толпа, насильно прекратившая работу некоторых его предприятий. К сожалению, уезжая, Александр уже понимал, что не все согласованное нефтепромышленники будут выполнять. Это сейчас они были напуганы массовой стачкой. Но пройдёт время и испуг забудется. А потому требовалось назначить кого-то кроме рабочей комиссии с правом штрафовать особо жадных хозяев прямо на месте. Но это уже удел Императора. И это только в его власти.
   За время нахождения в Баку было отловлено с три десятка подстрекателей и особо буйных, участвовавших в нападении на полицейский участок. Их просто вывезли в Тифлис, чтобы судить уже там. И процесс этот пока продолжался. Причем четверо из них оказались не местными, а приезжими. А двое из них вообще находилось в розыске. И Александру очень хотелось бы знать, откуда пожаловали эти господа-товарищи. И по чьему заданию. Или даже прямому заказу. Поэтому двоих своих экспедиторов он отправил в Тифлис вместе с арестованными. Пусть поспрашивают этих господ вдумчиво и с расстановкой. А там, глядишь, появится работа для других его парней, которые сейчас находились в Европе. Да и подпольную типографию группы социалистов, на которой печатались воззвания к рабочим Баку, удалось накрыть вместе с одним из её хозяев.
   Удалось также договориться с главой города, чтобы полиция не особо усердствовала. А брала в оборот только явных смутьянов и агитаторов. Впрочем после завершения забастовки в Баку стало относительно спокойно. Особо активные личности либо были отловлены, либо разбежались, либо притаились до следующего подходящего случая. А вот после выезда из города верст через сто поезд обстреляли какие-то местные абреки. Сделав несколько выстрелов по составу, они пришпорили своих коней и умчались прочь куда-то в сторону гор.
  
   ------------------------
  
   Начало мая 1903 года
  
   Надежда Николаевна Агренева полистала ежедневник.
   Так, Саша должен приехать через шесть дней. Но это если он опять не задержится. Что очень даже может быть. Если отложить дела с журналом, то вполне можно успеть на фабрику в подмосковный Клин.
   Она повертела пальцами локон. Да, так и сделаю, - решила она. - Завтра с утра можно выехать, два дня там, и вернусь как раз перед приездом мужа.
   Деятельная натура Надежды не терпела обычного женского времяпрепровождения. Нет, конечно, если надо, то любой приём будет организован на высшем уровне, но сидеть дома и просто встречать гостей ей не слишком нравилось еще в родительском доме. После свадьбы в декабре 1899 года её милый Саша дома долго не усидел. Вечно у него дела. Сначала она ездила с ним по городам и весям и быстро осознала, какое у мужа огромное и беспокойное хозяйство, требующее обязательного пригляда. Не все, к сожалению, на месте могли решить его управляющие. А ещё стройки, стройки, стройки... Но достаточно скоро она поняла, что хоть раньше и интересовалась всякими техническими новинками, но вот сидеть на совещаниях вместе с мужем или разбираться с новыми строками ей совсем не нравится. А ждать мужа в гостиницах или прогуливался по улочками больших и малых городов в ожидании возвращения Саши ей как-то не слишком подходит. Как и просто сидеть дома и вести с такими же замужними и незамужними дамами бесконечные разговоры. Как-то она сказала об этом мужу, и он предложил ей просто взять в управление какую-то часть его промышленной империи. Причём предложил заняться женской модой. Благо кое-что в этой сфере у него было. Пара небольших, но достаточно престижных салонов одежды, фабрика тканей, пара пошивочных цехов и химический заводик под Санкт-Петербургом. А к этому он предложил организовать ещё модный журнал, чего его компаньон Сытин ещё пока не сделал. Перспектива, нарисованная супругом, Наде весьма понравилась. И в самом деле, почему это Вена и Париж являются признанными центрами моды, а Москва или Санкт-Петербург являются только их бледными тенями, во всем следуя им по пятам? Да, у нас много чего не производится, но талантами страна обделена никогда не была. А когда он рассказал про норму прибыли, которую обычно получают модные дома, Наде стало даже обидно. Это, конечно, не игра 'Монополия', но почему бы и не попробовать? А потом Саша провез её по ателье и заводам, и она загорелась. Ведь шикарные вещи делают его мастера. Как оказалось, некоторые она даже видела у своих подруг. Но у мужа и его управляющих просто не доходили руки до того, чтоб поставить дело на широкую ногу. Если сытинские журналы рекламировали разные хитрые механизмы мужниных заводов, то почему не сделать это и с модными вещами? Да, имеющиеся ателье нужно расширять и ставить новые, потому как рекламировать сейчас то, что есть, особого смысла нет. Слишком мал выпуск. Все раскупается и так. Ну так и что с того? Значит расширим и поставим. Ко всему Саша сразу подкинул ей еще несколько новых идей. Некоторые правда выглядели даже несколько вульгарно, но в целом свежесть в них определенно была. В конце концов, кто как не женщина может определить ту грань, которую не следует переходить?
   С той поры в обоих столицах были открыты два дома моды. И сейчас ещё один достраивался в Крыму в игровой зоне. Дом моды Алиса, салон красоты, небольшое уютное кафе. И все под одной крышей. А два месяца назад вышел первый модный журнал, который уже имел успех.
   Химический завод выпускал различную парфюмерию. Ничего особо сложного, но через год после того, как она взяла его в свои руки, и запустила на нем производство лаков для ногтей и ещё некоторых женских нужностей, завод перестал справляться со спросом. А идея красного лака для ногтей различных оттенков с блестками вообще взорвала салоны мод Вены и обеих столиц. Завод сразу начали расширять. И строить ещё один в подмосковном Клину.
   На звон колольчика явился пожилой управляющий.
   - Семен, завтра с утра едем в Клин на завод. Автомобиль подать к десяти утра.
   - Ваше сиятельство, в охрану двоих брать?
   - Да, одним авто поедем. И дай телеграмму на завод.
   - Слушаюсь! Что-нибудь ещё, Ваше сиятельство?
   - Нет. Пожалуй нет.
   Семен поклонился и вышел.
  
   -------------------
  
   Май 1903 года
  
   В марте 1903 года Министру земледелия и государственных имуществ Ермолову Алексею Сергеевичу были назначены два товарища министра. Это было несколько не типично, поскольку обычно министры имели только одного заместителя. Первым был назначен бывший Новгородский губернатор князь Васильчиков Борис Александрович, а вторым - известный попечитель масло и сыроделания в России Верещагин Николай Васильевич. Они должны были заняться подготовкой земельной реформы. Если второго кандидата Императору рекомендовал Александр, то первого Михаил подыскал сам. После этих назначений в некоторых газетах появились обнадеживающие статьи, что крестьянам опять разрешат выходить из общины без её одобрения притом с отдельным отрубом. Это сделали специально, чтобы сбить нарастающее в среде крестьянства и интеллигенции недовольство и эффективность агитации всяких оппозиционных групп. Правда публикация в свою очередь вызвала негативную реакцию консервативных кругов особенно среди крупных землевладельцев. Но всем насильно мил не будешь, а выправлять положение с крестьянским вопросом было необходимо срочно. Вообще на удивление Александра за дюжину лет, которых он занимался сельским хозяйством, рост населения в стране за прошедшее время не привел к явному ухудшению положения крестьянина. Во многом положение компенсировалось некоторым повышением урожайности, арендой помещичьих земель, заработками крестьян вне села и распространением сыро и маслоделания в стране, к которыму он сам приложил руку. Также начало развиваться птицеводство, пока в основном на яйцо, и свиноводство. Свинина на экспорт шла в виде английского бекона и просто замороженного мяса. Но свиноводство пока только-только вышло из зачаточного состояния. А так в основном в Империи на мясо шла баранина и говядина. Увеличился также отток крестьян в города и в Сибирь на переселение. Были и другие факторы. В общем, в начале девяностых, когда Александр только организовывал Русскую аграрную компанию, он предполагал, что будет хуже. Но то ли действительно отчасти сказалась его деятельность, то ли он в прошлом несколько пессимистично смотрел в будущее, но пока все выглядело относительно терпимо. Предпосылок для явного взрыва на селе не наблюдалось, хотя отдельные эксцессы и случались. Тем более Михаил по восшествию на престол уже традиционно для очередного русского Императора простил общине часть недоимок. Да и сроки окончания выкупа земли общиной были уже не за горами. Вроде бы в 1920-м все должно было закончиться. Будет ли Император прощать выкупные платежи досрочно, Александр не знал. Не говорили они об этом. Тут многое зависело от состояния русской казны. А на данный момент с бюджетом было не слишком хорошо. И затяжной экономический кризис, из которого вышла пока только часть промышленности, и предстоящая война на востоке пока не обещали улучшения с точки зрения финансов. А тут ещё возросшие военные расходы портили всю картину. Впрочем, уж лучше потратиться до войны, чем делать это второпях уже по ее ходу, занимая за границей огромные суммы под повышенный процент и какие-то политические и экономические уступки. К сожалению, было уже ясно, что кредиты так и так брать придётся. И Александра подмывало посоветовать Михаилу занять некоторую сумму ещё до начала войны. Вот только Сергей Юльевич будет категорически против. И его можно понять. Он пока продолжает надеяться, что войны с Японией удастся избежать, каким-то образом урегулировав спорные вопросы.
   Дабы избежать не нужных осложнений в Финляндии, Михаил приказал назначенному в Великое Княжество Финляндское Плеве воздержаться на ближайшие пару лет от активной русификации княжества, план которой был подписан ещё Николаем II. Намечено было сделать вид, что новый Император дал если не отбой реформам, то колеблется. И следовало внушить финнам, что этот процесс может отложиться или растянуться вообще на неопределенное время. При этом работу над конкретикой и последовательностью реформ в кабинетах продолжить. То есть создавалась картина, что Император колеблется и притормозил реформы, а консерватор Плеве гнет свою линию и продолжает разрабатывать программу, которая может быть вообще отвергнута. Вячеслав Константинович, когда ему об'яснили причину задержки, согласился на эту роль и обещался сохранить доверенное в тайне. Правда Плеве тоже пришлось кое-что пообещать, но на фоне спокойствия Великого княжества в ближайшие пару-тройку лет это выглядело незначительной мелочью. Так что теперь парламент Великого Княжества писал Императору жалобы на Плеве, а Император в ответ иногда обещал принять меры к строптивому администратору. И при этом даже что-то менялось, правда разнонаправленно. Зато последние полгода публичные протесты на улицах финских городов сошли на нет, а кое в чем финны даже почувствовали себя победителями. Ну да и пусть их. Им ещё только предстояло через года три узнать, что подаренная им когда-то Выборгская губерния уже предназначена для из'ятия из состава Великого Княжества, а реформы все равно будут продолжены после войны.
   В апреле, когда Александр утихомиривал забастовку в Баку, Михаил озаботился самоличным просмотром сообщений охранного отделения по стране и успел остановить начавшийся было в Кишиневе еврейский погром. Причём бессарабский губернатор Раабен и начальник охранного отделения Кишинёва были уволены спустя неделю без права ношения мундира за непринятие мер по подавлению стихийных беспорядков. Без жертв правда не обошлось, но погибших было всего шестеро. А в кулуарах дворца пошла молва, что якобы Император при снятии обоих с должности сказал, что дураков нам во власти не нужно. Тем более на таких должностях. В газеты же попало его заявление о необходимости поддержания спокойствия, порядка и законности в пределах Империи. И об ответственности уполномоченных за это официальных лиц, и то, что он будет строго спрашивать за явное неумение этот самый порядок поддерживать всеми разумными способами.
   Александр взял в руки свежую газету 'Российские вести'. А там прям на передовице ... 'Министр иностранных дел Великобритании сэр Ленсдаун заявляет, что Британия будет категорически против любых военных объектов любых стран в зоне Персидского залива...'
   - Хмм, это не иначе как про организованное Русско-Персидское партнерство. Вот ведь какие нервные англичане. Там сейчас и роты охраны не наберется, а уже выступают против. Про себя любимых они естественно не упоминают. Они ведь себя не причисляют к 'любым странам', а только к избранным, которым все дозволено. Его людей там вообще было всего две дюжины. Остальное - торговая стража компаньонов и полусотня кубанских казаков в качестве летучего отряда. Купельников доносил, что в районе уже появились какие-то мутные личности, пытающиеся посеять вражду между местными и русскими купцами. Но, слава Богу, пока все было тихо. Местные арабы и персы поначалу приняли русских весьма настороженно, но постепенно настороженность рассеялась, и местные принялись активно делать общие гешефты с пришлыми. А местным крестьянам было все равно, кому продавать плоды своего труда. Более того, по прошествии нескольких лет местные чиновники и купцы стали относиться к русским лучше чем к тем же англичанам. Причина была простой. Англичане как из метрополии, так и из Индии мало что покупали у местных, стараясь только продавать свои товары. Русские же с удовольствием брали многое, но в первую очередь местный хлопок. По качеству он не уступал американскому, но при этом был процентов на 15 дешевле. А то и больше. Так что торговая экспансия, изначально задуманная как прикрытие проникновения в богатый нефтью район, оказалась коммерчески выгодной и сама по себе. Нефть же пока никто не искал. Хотя Эммануэль Нобель уже послал геологическую группу посмотреть и побродить по прилегающей к Шат-эль-Арабу провинции.
   Да и вообще с Персией получилось весьма неплохо. В конце прошлого года царское правительство ухитрилось подписать с шахом Договор о льготных тарифах, предоставлявший преимущество русским товарам. В основном это сделано для русско-персидской торговли на севере страны, но перепало и Русско-Персидскому товариществу, действовавшему на юго-западе. В результате британские и прочие товары оказались в некоторой дискриминации. Британцы по этому поводу очень возмущались, но пока шах был глух к этому недовольству.
   Александр просмотрел прочие новости. Взял следующую газету. И опять более ничего интересного. Ну и ладно. Отсутствие плохих новостей - это тоже хорошая новость. Тем более у него у самого имелись весьма приятные новости, которые в газеты по понятным причинам не попали. На днях вторая очередь аммиачного завода в Кыштыме вышла на полную мощность. И начали строиться ещё два завода. Один его под Самарой и казенный в Казани, рядом с пороховым заводом. Причем под Самарой сразу строился и небольшой завод для выделки мочевины по реакции Базарова, к проектированию которого привлекли самого Александра Ивановича, чье имя носила химическая реакция. Казна свой завод строила хозспособом, то есть самостоятельно. Людям Агренева предстояло только наблюдать за монтажем оборудования и впоследствии помочь осуществить пуск завода. Постройку второго своего завода казна пока отложила на потом, а так его тоже собирались строить при пороховом заводе - в Шостке.
   А вот с первой гидроэлектростанцией у него никак не ладилось. Так что пока Доливо-Добровольский с несколькими сотрудниками уехали в Ессентуки перенимать опыт, где Графтио и Шателен начали возводить на деньги Симменса ГЭС 'Белый уголь' на реке Подкумок. Станция была небольшая с импортными генераторами от Вестингауза. Небольшая она, конечно, небольшая, но тем не менее будет самой крупной в Империи. Почти 1000 лошадиных сил. Финансировать постройку крупной ГЭС между Кандалакшей и молодым городком Мончегорском Витте пока отказался. И с этим было понятно. Построить теоретически можно, только девать большую часть электроэнергии там пока было некуда. Русские нефелины никак не давались к переработке. С Кивачем и рекой Уфой под одноименным городом обстояло примерно аналогично. Нужно было строить комплекс целиком - ГЭС и потребляющие электричество об'екты. Но на это денег пока не было. Император и так у Витте чуть ли не с боем выбивал каждый миллион на военные расходы и постройку об'ектов двойного назначения. Немалую часть бюджета сейчас с'едали КВЖД и Сибирская железная дорога вместе с Кругобайкалкой. Причём постройка последней шла с немалой долей военной хитрости, как и финансирование. Кредиты отпускались на железную дорогу вокруг Байкала по весьма запутанной схеме. Так что у непосвященых должно было создаваться впечатление, что дорога может быть пущена в строй, как и предполагалось по плану, в конце 1905 года. Маскировка самого строительства тоже была налажена неплохо. Разобраться, когда это грандиозное инженерное сооружение войдёт в строй, по внешнему виду было весьма трудно. А правду знали очень немногие. К сожалению, к началу 1904 года с постройкой все равно явно не успевали. Но гонка со временем шла каждый день.
  
   ---------------------
  
   Телеграмма Императора с требованием немедленно явиться в Санкт-Петербург застала князя Агренева в Омске 5 августа . Собственно телеграмму вручили ему по сходу с трапа речного пароходика, привезшего князя с риддерских рудников. В самом Риддере все шло весьма неплохо. Добыча росла, концентрат шёл на обогатительной завод, а потом в выплавку. Туда же шла добыча с казенных зыряновских рудников. А вот компаньон князя по угольному делу местный купец Деров был не очень доволен. Он, конечно, получил еще несколько потребителей добываемого в Экибастузе угля - ГОК, свинцово-цинковый металлургический завод, увеличившееся пароходство по Иртышу, поставки угля на Трансиб, но похоже изначально рассчитывал на что-то большее. Однако тут ничего не попишешь. По крайней мере пока. Впрочем, у компаньонов появились серьёзные надежды на расширение дела - неподалёку от шахт нашли весьма перспективное месторождение золота. Да и медь, которую добывал сам купец содержала, как оказалось, немалое количество драгоценного металла. Возвращаясь же к перевозкам угля и полиметаллам... К сожалению, Белый Иртыш в верхнем и среднем течении был мало приспособлен для нормальной навигации. От Павлодара до Усть-Каменогорска буксиры с баржами ходили только по большой воде. Так что князя выручало только то, что полиметаллические руды были достаточно богатыми, а казна давала ссуду под выработанные металлы на месте производства до момента их поступления в казну. Иначе б можно было и погореть при таком медленном обороте капиталов, вызванном тем, что вывоз произведенного был возможен только летом. И то с этим имелись проблемы. По-хорошему, для нормального крупного производства нужно было строить железные дороги от Риддера к Павлодару и к Барнаулу. Тем более население Кулундинской степи сильно выросло благодаря переселенцам, которым уголь Экибастуза тоже очень не помешал бы для собственного потребления. Да и железная дорога им тоже бы не помешала для вывоза плодов своего труда. Но денег на это в казне как всегда не было. Благо хоть нашлись деньги на вторую колею Великого Сибирского пути, которую сейчас начали укладывать. Пока на участке от Челябинска до Оби, но зато сразу тяжелыми рельсами. Причем в кои то веки заказы на рельсы получили и казенные заводы Урала, чего не случалось при Николае II. В связи с начавшимся расширением железнодорожной сети сейчас бы очень неплохо выглядел собственный металлургический завод в Кузбассе, но имелись дела и поважнее. Да и запустить сейчас встречные челночные составы в больших количествах между Уралом и Кемерово в одну сторону с углем и обратно железной рудой без второй нитки Транссиба особенно в преддверии надвигающейся войны с Японией было невозможно. Впрочем, больших об'емов угля тоже пока не было. Но оперативное начало постройки второго пути на Трансибе явилось для Александра приятной неожиданностью. Не то, чтобы второй путь был не нужен. Очень нужен и без его угля. И оперативность принятия решения откровенно радовала. Его дорога от станции Юрга до Кемерово уже вступила в строй в начале этого года, а кемеровский уголь пошёл и по реке Томь в Томск, и на Трансиб для МПС, и на Урал в Кыштымский и казенный Златоустовский горнозаводские округа. Сейчас в Кузбассе строились коксовые батареи для частичной переработки угля на месте, плюс были задуманы еще некоторые сопутствующие производства. Так что после посещения прииртышских предприятий Александр планировал посетить Кемерово, но не судьба. Мда!
   А вот в Питере явно что-то случилось. Притом ни в газетах, ни в запрошенной у Купельникова по телеграфу сводке ничего тревожного не было. И тем не менее в государевой телеграмме стояло слово 'Срочно'. Впрочем понятие 'срочно' на начало двадцатого века имело весьма расплывчатые очертания. Пассажирские поезда шли достаточно неспешно. В Кыштыме в общем-то имелся дирижабль. Но вот долететь на нем до Санкт-Петербурга было нельзя. Причальные мачты имелись только в Уфе и Перми. Западнее их не было. Уж больно дорогое удовольствие содержать необходимую инфраструетуру, да и никакой необходимости в этом не было. Имелось также срочное дирижабельное сообщение между Санкт-Петербургом, Москвой, Киевом и Одессой с Севастополем и Таганрогом для богатых клиентов, но и только.
   До столицы Александр добрался на восьмой день вечером. А утром девятого приехал в Гатчину. Но во дворец не попал. Михаил был на прогулке по парку. Адъютант Императора явно поджидал князя и провёл его по дорожкам парка к летней беседке, куда минут через десять под'ехал на эксклюзивном сестрорецком квадрацикле Император. Михаил соскочил и квадра и легко взбежал по ступенькам в беседку.
   - Ваше Императорское Величество, рад приветствовать вас в добром здравии, - Александр щелкнул каблуками и боднул головой воздух.
   - И ты, Александэр, туда же..., - усмехнулся Михаил, - мог бы и не изображать из себя шута. Пошли пройдемся. Погоды нынче знатные стоят.
   - Как с'ездил? Как там с рудниками? - спросил Михаил, когда они отошли от беседки.
   - Знаешь, Михаил, вот как ни странно даже неплохо. Хорошего администратора удалось подобрать. Из обрусевших остзейских немцев. Так что через полгода рудники и горно-обогатительный завод заработают на полную мощность. А свинцово-цинковый завод уже выдаёт продукцию.
   - Чтож, хорошо если так. Змеиногорские рудники не хочешь в аренду взять?
   - Нет, не сейчас точно. С деньгами и со сведующими в деле людьми плохо. Да и по-хорошему там нужно строить железные дороги. У меня на такое денег точно нет. Население в тех местах опять же сильно выросло. И нужно вывозить сельскохозяйственную продукцию. К тому же с железной дорогой можно было бы сильно поднять добычу и переработку полиметаллических руд. Тогда, глядишь, и от импорта свинца со временем можно было бы отказаться. Но денег на постройку железной дороги в тех местах у казны как всегда нет...
   Пару минут они шли молча, а потом Михаил вывалил на своего советника и порученца воз новостей.
   - Пока ты ездил на Алтай, многое произошло. Об этом пока не пишут в газетах. Но это только пока. Ты наверно знаешь, что Сандро пытался купить броненосные крейсера, от которых отказались чилийцы. Так вот пока он торговался с чилийцами, в Чили появились японские посланцы и купили крейсера за назначенную цену. И ладно бы только это. Они купили пару броненосных крейсеров у Италии. Это те, от которых отказались уже аргентинцы. Но и это ещё не все. При проходе Гибралтара наши умники ухитрились пропороть днище у 'Осляби'. Притом ещё и киль повредили. 'Ослябю' сняли с мели, конечно. Оттащили броненосец на ремонт в Италию. Теперь в доке он месяца четыре проведёт. Мне как донесли о покупке японцами итальянских крейсеров, я отдал Скрыдлову приказ срочно собирать отряд и двигаться быстрыми темпами в Порт-Артур.
   - А каков отряд кораблей у Скрыдлова?
   - Броненосцы Цесаревич и Пересвет, крейсера Баян, Русич, Боярин, три вспомогательных крейсера и восемь дестроеров, из которых пять французской постройки. Собственно это все, что у нас есть из более менее современных кораблей. Почти все. Остальное уже и так на Дальнем Востоке. Есть ещё Светлана и 'Ослябя'. Все. Больше просто ничего нет. И купить негде. Бородинцы вступят в строй не раньше лета следующего года, как и пара крейсеров отечественной постройки. В Средиземном море Скрылову пришлось оставить несколько номерных миноносцев, которые разбросаны по нескольким портам. Кому-то их собирать придётся и вести на Дальний Восток. Самостоятельно они только потонуть по дороге могут. Вот такие у нас дела. Ах да, ещё подводную лодку германской постройки надумали как перебросить на Дальний Восток, не разбирая. В сентябре в Киле её заберет специальный корабль и в сопровождении какого-нибудь крейсера пойдёт в Порт-Артур.
   - Мда, сильный ход сделали японцы! - отозвался после некоторого раздумья Александр. - А каковы предположительные сроки готовности новых ныне японских крейсеров?
   - Сандро говорит, что итальянские будут готовы примерно к Новому году. А бывшие чилийские где-то летом следующего года.
   Минут пять прошло в молчании. Собеседники неспешно шли по дорожками императорского парка. Шелест листвы, пение птиц и скрип мелкого гравия под ногами. Александр пытался просчитать варианты, но пока получалось плохо. Кроме старых заготовок, которые теперь нужно пускать в ход.
   - Если усиленных маневров японского флота пока нет, то, думаю, что японцы подождут прихода пары первых крейсеров. Тем более, что сейчас в Корее и Приморье начнутся сильные дожди. Уже начались. Воевать и доставлять снабжение по раскисшим дорогам - это одно мучение. А на севере Кореи дорог почти нет. Прям как у нас в глубинке. Так что остаётся надеяться, что японцы думают также. Это первое. Вернее второе. Первое - это то, что раз японцы купили сразу четыре броненосных крейсера, то война точно будет. Далее... Всякая война требует очень больших денег. А поскольку переброска массы войск на Дальний Восток - дело долгое, то и война выйдет долгой. Нам придётся занимать деньги за границей. Если делать это во время войны, то не только процент будет выше, но и саму выдачу кредита кредиторы наверняка будут обставлять какими-нибудь условиями, на которые в мирное время мы ни за что не пойдём. Поэтому стоит на мой взгляд попытаться занять хотя бы часть денег сейчас. Отправить переговорщиков во Францию, Британию и Германию. И запрашивать одну и ту же сумму, всячески демонстрируя, будто мы выбираем, у кого занять. Но попытаться занять во всех трёх странах одновременно. Германия имеет в этом ряду особое значение. В следующем году заканчивается русско-германский договор о двухсторонней торговле. Если Министерству финансов придётся перезаключать его во время войны, а заодно ещё и просить в Германии денег, то на будущем договоре страна может потерять массу денег. Так что лучше хотя бы кредит от германцев получить до начала войны. Если удастся. И то, что он может быть частично связанным, не столь важно. Нам все равно многое придётся закупать в Германии как во время войны, так и после. Так почему бы это не делать это частично на кредитные деньги, которые нам все равно придётся рано или поздно брать? - Александр внимательно посмотрел на молодого Императора. Явного отторжения его слова про заранее взятые кредиты у Михаила не вызвали.
   - И на мой взгляд следует задержать увольнение в запас на полгода матросов и солдат, служащих на Дальнем Востоке. При этом новое пополнение туда посылать следует. Как говорят в народе, запас карман не тянет, - продолжил он свою мысль. - Думается также, что следует запасти на Востоке побольше продовольствия, для чего произвести закупки излишков того, что шло раньше в Китай через Кяхту. Да и с Чёрного моря перебросить пароходами. Много, к сожалению, не завезти, поскольку там просто нет столько складских помещений. Но хотя бы часть. Ну и запасами топлива заранее озаботиться в Порт-Артуре. Избежать его временной и видимо достаточно долгой его осады нам не удастся. Ах, да, ещё одно. Нам после начала войны придётся проводить частичную мобилизацию. Нужно срочно составить список заводов, связанных в военное время с поставками продукции в действующую армию и с нормальным функционированием экономики. Редигер вроде бы собирался что-то подобное делать, но врядли далеко в этом продвинулся. Уж больно масштабная это работа. Надо сделать так, чтоб ценных работников этих предприятий не забрали в пехоту или кавалерию. Потому как тот же токарь или прочий специалист принесёт больше пользы, если он будет работать на своём месте, а не бегать с винтовкой в руках на поле боя. Просто потому, что заменить его у станка особо некем. Это, к сожалению, наша действительность. Кого-то конечно придется призывать в технические части. В артиллерию, флот, в ремонтные мастерские, но нужно сделать так, чтоб эти люди были на своих местах... И ещё вот что мне думается. У нас ведь есть суда на Черном море, которые могут использоваться как вспомогательные крейсеры. Думается, стоит отправить часть их с войсками и погруженным на борт вооружением на Дальний Восток. Два рейса они сделать могут и не успеть. Так что лучше пусть во Владивостоке остаются и с началом войны устанавливают вооружение, а то и раньше, и сразу выходят для дальней блокады торгового сообщения Японии. Без подвоза всего и вся Япония долго не протянет. Но для обеспечения крейсерских операций нужны ещё угольщики. У меня там есть два, но этого мало. Да и перехватить их могут. Неплохо было бы ещё прикупить на Доброфлот.
   Пару минут они опять шли по дорожке молча. Император обдумывая предложенное, а князь просто потому, что более ничего полезного на ходу в голову не приходило.
   - Все в общем правильно, Александэр. На бумаге изложишь свои предложения. В субботу я к тебе фельдегеря отправлю. Побудь пока в столице. Ещё что-нибудь надумаешь полезного, тоже дай знать. И придётся тебе похоже ехать опять на Дальний Восток. Теперь уже в Порт-Артур. И побыть там моими глазами и ушами. А то уж больно противоречивые сообщения идут оттуда. Макаров докладывает одно, Алексеев другое, по линии разведки и охранного отделения идет третье, Сергей Юльевич рассказывает четвертое. А это явно как-то неладно.
   - Ну что ж, - улыбнулся Александр, - Порт-Артур, так Порт-Артур. Тем более давненько я на Дальнем Востоке не был.
   - И ещё, - продолжил Михаил, - наши адмиралы всерьёз заинтересовались возможностью использования турбин на боевых кораблях. Уж больно много перспектив это сулит в будущем. Но есть и немало проблем. Тот принцип заднего хода, который ты применил на своём пароходе, для кораблей флота неприменим. И плюс проблема экономичного крейсерского хода. Все это нужно решить с помощью той же турбины или какого-то относительно простого механизма типа коробки передач на твоих автомобилях. Пока же Сандро решил рискнуть и попробовать спроектировать версию крейсера "Новик" на смешанном принципе - одна паровая машина тройного расширения и две твоих турбины. Проблем масса сразу вылезла. Внешность останется прежней, а по сути абсолютно новый корабль. И все из-за перехода на нефтяное топливо. В общем, Александэр, ты уверен, в своих турбинах? Уверен, что это все не напрасно? Уж больно дорогая затея может выйти. И сможешь ли ты обеспечить задний и крейсерский ход? Пусть даже не сейчас, а через год-два?
   Агренев взглянул в глаза Императору и ответил,
   - Уверен, Государь. За турбинами будущее на многие десятилетия. А с задним и крейсерским ходом мы проблему решим. Уже есть понимание, как это сделать. Мне и самому на пароходах это нужно. Правда, боюсь, для коммерческих судов это будет несколько дороговато. Но собственно, я ставил турбину на пароход как раз для того, чтоб продемонстрировать возможность её использования на море в, так сказать, не очень мирных целях.
   - И сколько тебе на решение проблем времени нужно по-твоему?
   - Вероятно года два. Может быть три. Тут нужно с Сандро переговорить насчёт конкретных параметров. Будет задание от флота, будем над ним работать.
   - Ну вот и хорошо. Согласовывайте. - Михаил помолчал, а потом продолжил,
   - Ну и так тебе для сведения... Сандро заложил на столичных верфях бронепалубника первого ранга и пару больших броненосных с восемью восьмидюймовками. Но все это будет ещё очень не скоро. Сейчас главное достроить четыре новых броненосца серии Бородино и пару бронепалубников. Увы, но раньше весны следующего года, а возможно и лета, они в строй не войдут. Сандро просит денег на покупку крейсеров. Если он найдет, у кого их вообще можно купить уже готовые. Это по морским делам. По артиллерии... Не знаю, писал ли тебе Славянов... Гаубицы наши пошли в серийное производство. 5-6 штук в месяц Пермь будет делать. В следующем году выделку должны поднять раза в полтора-два. Но сам понимаешь, на освоение их личным составом нужно время. Да и мало их. Зато боевое крещение пройдут, если уж так случится.
   - Понятно. А мои стратегические запасы выкупать будешь? - поинтересовался с улыбкой Александр.
   - Экий ты какой быстрый! - усмехнулся Михаил. - По-хорошему за создание подобных арсеналов ты давно должен сидеть в Петропавловской крепости по обвинении в умышлении против самодержавия и меня лично. Но учитывая некоторые обстоятельства... Гранаты твои уже на вооружении. Поэтому я дал команду их выкупить. А вот с пулеметами и патронами под новую форму пули генералы пока решают. Дело конечно стоящее, но есть ньюансы. Да и два вида патронов одних и тех же на вооружении - это как-то неправильно, а порой и опасно. Так что тут быстро не получится. Колючую проволоку с твоего завода в Петровске за Байкалом выкупят. Отзывы о её применении в бурских республиках от офицеров, бывших на Юге Африке, крайне положительные. Да и здесь на полигоне повторно испытания проводили без тебя. Так что можешь порадоваться. Твои противопехотные мины пока испытывают. Мелкого и крупного рогатого скота уже немало извели. Коварные все-таки у тебя придумки! Раньше то обычные фугасы ставили, а ты вон чего придумал. Пойдут они в дело. Явно пойдут. Так что можешь быть доволен.
   - Это не может не радовать, Государь. И есть у меня ещё вопрос. Что по моей задумке с тяжёлыми бронепоездами? Если дашь морские 120мм орудия, то можно сделать мобильную тяжелую дальнобойную батарею на железнодорожном ходу. В Трансваале британцы применяли подобные бронепоезда достаточно успешно. Думаю, и нам не стоит от этого опыта отказываться.
   - В общем, ни я, ни Сандро ничего не имеем против. А шестидюймовки на платформы не встанут? - заинтересовался Михаил
   - Встанут, но только на четырехосную платформу и стрелять можно только на тяжелых рельсов. Причём скорее всего только по ходу движения и под небольшим углом к нему. Хотя может я и не прав. Тут пробовать нужно.
   Император задумался. Проходя мимо куста жасмина, он сорвал ветку и покрутил её в руке.
   - Хорошо. Только тебе заниматься этим не придётся. Ты к этому времени в Порт-Артуре должен будешь быть. Четырёхосные платформы Обуховский завод сделает и сам пушки смонтирует. Я озабочу этим делом Сандро. Посмотрим, что из этого выйдет. Людей придётся большей частью из экипажа брать. Ну и какое-то прикрытие в голове и в хвосте состава видимо нужно. Пары пулеметов наверно хватит. И забронировать что-то придётся. Как минимум паровоз. Будет у моряков сухопутный крейсер. Если все получится, то можно будет наладить их выпуск даже в том же Порт-Артуре и Владивостоке. Вот только с выделкой морских орудий дела не очень хорошо обстоят, но на доброе дело найдём. Если, конечно, все получится, как ты расписывал.
   Незаметно за разговором они вышли к торцу Гатчинского дворца. От центрального входа навстречу им поспешил капитан гвардии. Щелкув каблуками и отдав честь, он обратился к Императору.
   - Ваше Императорское Величество, Ее Императорское Величество Мария Федоровна изволит пригласить вас с себе.
   Отпустив офицера кивком и движением руки, Михаил пожаловался князю.
   - Опять мамА будет убеждать меня скорейшим образом выбрать себе невесту.
   - И кто эти счастливые претенденки на российский престол? - заинтересовался Агренев.
   - Дочь Николы I Петровича, князя Черногории Ксения и Виктория Аделаида Шлезвиг-Гольштейнская., - неохотно и после некоторой паузы отозвался Михаил.
   - Насколько я тебя поняю, ни одна тебе не по душе. Я угадал?
   - Да, примерно так и обстоит дело. Ну а что ты хочешь? Брак династический. Я уж даже подумывал, а нельзя ли изменить как-то законы. Чем, например, наши княгини хуже, чем европейские принцессы? Да ничем. От брака с нашей княгиней могут быть внутренние проблемы, а от брака с европейскими принцессами проблемы будут международные. И не скажешь, что из этого хуже. По крайней мере сейчас на мой взгляд это именно так. Но изменить закон, увы, я могу только для своих будущих детей. Для себя - нет. Впрочем, теперь это не столь важно. Но в будущем я, пожалуй, все-таки закон дополню. А то в крови Романовых как-то очень мало русской крови осталось. Германской в ней не в пример больше. А я между прочим русский Государь, а не германский. Ну да ладно. Жду от тебя бумагу с предложениями. И будь в Столице.
   - Михаил, есть у меня к тебе личная просьба. Помнишь тех моих людей, с которыми мы с тобой на охоту в 98-м году на Амуре ходили?
   Император нахмурился и с подозрением посмотрел на князя
   - Помню. И что ты хочешь?
   - Таких людей у меня за Уралом с пару батальонов наберётся. Егеря, снайперы, пулеметчики, подрывники, диверсанты, члены досмотровых, а по сути абордажных команд, пластуны и так далее. Подавляющее большинство - военнообязанные. В том числе и отставные офицеры. Плюс ещё есть немало корейцев, которые являются не только проводниками. Если этих людей призовут в общем порядке и дадут в руки винтовку, то пользы от этого будет мало. Это как микроскопом гвозди забивать. А вот если они будут заниматься делом, которому они обучены, и под командованием тех, кто знает, на что они способны, - это совсем другое дело и совсем другой результат. Тем более, что часть операций уже заранее подготовлена. В том числе материально. А просьба моя такая. Если из них организовать отдельный батальон дальневосточных егерей с подчинением его к командующему армии, то пользу они принесут очень большую. Действовать же им в любом случае придётся мелкими группами.
   Императору подобная просьба явно не понравилась. Он внимательно посмотрел на князя и недовольно проговорил,
   - Александэр, личная армия может и впрямь привести тебя в Петропавловку.
   - А я ей и не собираюсь командовать. Я готов предоставить своих обученных людей в распоряжение власти и военного командования для решения задач, которые укажет власть. А могут мои люди многое. В том числе и на территории вероятного противника. Вот, скажем, есть у тебя люди, которые могут в Японии подорвать химический завод? Нет. Потому как наши генералы об этом не только не заботились, но и даже не подумали. А у меня такие люди есть. И есть план операции. Есть люди, которые могут снабжать наше командование разведывательной информацией из Кореи. Да много, чего есть, включая закладки оружия и взрывчатки на вероятных путях передвижения и снабжения противника. Назначь своих людей в командование батальоном. И лучше, если это будут способные офицеры Генерального Штаба и жандармы. Им подобная специфика деятельности более близка, чем армейским дуболомам, которых у нас хватает. В конце концов война - это не рыцарский поединок. На ней все средства хороши, если они ведут к победе над врагом. И те же англичане, которые являются союзниками японцев, точно не будут себя вести как подобает рыцарям. Врядли они вступят в войну на стороне японцев, но нейтралитет будут понимать весьма своеобразно.
   Во время последнего монолога князя Михаил откровенно хмурился. Подобная постановка вопроса ему явно пришлась не по душе. Но в то же время он понимал, что как минимум отчасти князь прав. После некоторого раздумья он решился.
   - Хорошо. Я подумаю. Бумаги на это тоже предоставь.
  
   Возвращаясь в столицу из Гатчины, Александр, откинувшись на заднем сидении автомобиля, размышлял на тему того, брать ли ему с собой в Порт-Артур Надю или нет. И выходило, что, если он в течении месяца отправится в те края, то вероятно там и останется до начала войны. То есть изначально Михаил его наверняка отправит на месяц-два. Но вот только врядли все ограничится этой парой месяцев. Особенно если там дела идут не совсем так, как это докладывают Императору. А поскольку своего начальства на Дальнем Востоке сейчас хватает, то в том случае, если это начальство по давней русской традиции действует, никуда особо не спеша, выполнять роль глаз Императора придётся весьма продолжительное время, пиная особо неторопливых. Причём действовать придётся через Санкт-Петербург, что не добавит ему в тех краях особой популярности в глазах тамошних больших чиновников.
   Вернувшись в свои петербургские аппартаменты, князь в раздумьях походил по пустым комнатам. Мда, пусто и не уютно без Нади. Она даже просто своим присутствием создавала уют в доме. Так и не решив, чем заняться, Александр позвонил Кутейникову и попросил того под'ехать. Иван Иванович был на месте и пообещался быть через полчаса. Полчаса пролетели достаточно быстро, и скоро Кутейников собственной персоной сидел в кабинете дома своего патрона, как всегда подтянутый и аккуратно одетытый.
   - В общем и целом срочных новостей нет кроме одной печальной и одной хорошей. Вчера мне телеграмма пришла. В Коврове вчера умер инженер Кузьминский... - начал свой доклад Иван Иванович.
   Агренев нервно дёрнул подбородком. Это была действительно потеря! Его главный конструктор паровых турбин. Причём он уже замахивался на газовые турбины, из-за чего инженера иногда приходилось осаживать хотя бы по причине того, что на сегодняшний день просто не существовало материалов для создания подобной работоспособной турбины. Александр поднялся из кресла, подошёл к бару и наполнил водкой три рюмки.
   Помянули усопшего.
   - Жаль! Хороший был человек Павел Дмитриевич. И инженер от бога.
   Посидели немного молча, и также молча помянув усопшего ещё раз.
   - Иваныч, ты пригляди, чтоб семья его ни в чем не нуждалась, - попросил Александр.
   Кутейников согласно кивнул.
   - Там вроде есть кому перенять его дело в Коврове?
   - Есть. Но такой фигуры, как Кузьминский, увы, нет. Хотя молодёжи талантливой немало.
   Ещё немного помолчав, Агренев поворочался в кресле и продолжил,
   - Ну, а порадуешь чем?
   - Поступили первые сведения от геологической партии, работающей под Тихвином. Нашли они бокситовую глину. Пока все это только первые находки, но геологи оценивают перспективы весьма оптимистично. Причём все это совсем недалеко от железной дороги. Верст двадцать всего по прямой. Земли там бедные на урожай. А в основном просто леса. Так что ежели это действительно доброе месторождение, то шанс задешево скупить окрестные земли имеется неплохой.
   Князь одобрительно кивнул. Новость и вправду была хорошей.
   - Иван Иванович, тогда предварительно так. Если все подтвердится и леса кругом, то в случае, если мы за разработку месторождений беремся, земли должна скупать наша лесная компания, дабы ажиотажа на пустом месте не создавать. Или брать в аренду на большой срок. Но оформлять их не на себя, потому как она у нас компания акционерная, а на вновь зарегистрированную фирму. А уж потом, когда все будет сделано, разберёмся, кому и чем там заняться. Лес для стройки все равно будет надобен, так что и лесной компании там дело найдётся.
   Кутейников согласно кивнул.
   - Ну а ещё чем порадуешь?
   - Да все остальное в общем текущие дела. Революционеры в заграницах попрятались, как тараканы. За последние три недели только двоих смогли ликвидировать. Да и то не из самой верхушки. Так что я начал отзываться группы. Оставлю там небольшую часть людей и в основном из наблюдателей и подставных лиц. Нет смысла держать там всех. Как успокоится немного, материал накопится, да тараканы из щелей выползут, так можно будет опять к активной фазе перейти.
   Александр, немного подумав, согласился.
   - Есть ещё одна думка, Александр Яковлевич. Но это ваша епархия. Я тут говорил о своем с геологами и случайно узнал, что изумруды и прочие бериллы являются по сути рудой для получения бериллия. Бериллий для бериллиевой бронзы мы покупаем за границей. Изумруды, конечно, никто не предлагает перерабатывать на металл, но вот бериллы - камни не драгоценные. И добывают их в тех же месторождениях, что и изумруды. По сути, это те же изумруды, только непрозрачные. На Урале неподалёку от Екатеринбурга есть казенные изумрудные копи. Часть из них самая богатая в 97-м году была сдана в концессию одной англо-французской компании аж на 60 лет. Правда под обработку драгоценных камней прямо на Урале, чего до сих пор не было. Это они выполнили. Есть в Екатеринбурге какая-то гранильная мастерская. Но это изумруды и александриты. А вот что компания делает с бериллами, я пока не знаю. Дал команду разузнать. Кроме самой компании на рудниках работают и старатели под сдачу добычи компании. Хотя они по большей части в отвалах ковыряются. Получается, что единственные добрые изумрудные копи в стране отданы на откуп иностранцам. И они же по сути подмяли под себя источник бериллия, если ведётся добыча и скупка берилла. А нам приходится металл за границей задорого покупать...
   Кутейников замолчал, посматривая на своего начальника. Вопрос задан не был, но был очевиден. Александр откинулся на спинку кресла в задумчивости. Браться ещё и за изумрудные копи и переработку бериллиевой руды ему ну совсем не хотелось. И так его компании заняты столькими делами, что он уже сам порой начинал путаться в том, чем заняты его компании, а чем нет. А это явно неправильно. Но с другой стороны, если копи единственные, то, почитай, это единственный источник бериллия в стране. По крайней мере пока. И со временем это скажется, обязательно скажется. Во время большой войны - точно.
   - Иван Иванович, ты все, как следует, про эту компанию разузнай. И про копи. Про те, которые у них в разработке, и те, которые нет. А тогда на основе полной информации и будем думать, что можно сделать. С одной стороны заниматься ещё и этим мне не хочется. А с другой стороны вроде как нужно, потому как действительно бериллиевой бронцы нужно будет все больше. И в будущем может так случиться, что это станет большой проблемой. В идеале было бы, конечно, неплохо получить доступ к добываемой бериллиевой руде, не занимаясь самостоятельно ее добычей. Но врядли это будет просто. В общем жду от тебя информации. Это не срочно, но нужно. Причём сразу оговариваю, что драгоценные камни меня не интересуют ни в каком виде, раз уж у нас не получилось с большой ювелирной фабрикой.
   - Хорошо, Александр Яковлевич, - Кутейников быстро набросал пару строк в своём блокноте.
   - Да, и разузнай не только по этим Уральским копям. Может именно эти копи нам и не нужны, а есть другие более простые и дешёвые варианты, где можно этот берилл добывать. А то может статься, что мы будем ломиться не в ту дверь.
   - Сделаем, Александр Яковлевич, - кивнул Кутейников.
   - Хорошо. Тогда с этим вопросам пока все. Есть у меня к тебе дело. Меня Государь, видимо, скоро пошлет на Дальний Восток. И сколько я там пробуду, я пока сам не представляю. А нужно сделать вот что. Среди людей Зубатова есть один человек. Священник Гапон. По твоим делам он тоже проходил. Явный лидер, да ещё и с огромным даром убеждения. Проблема состоит в том, что Зубатов, создавая подконтрольные ему профсоюзы, может не удержать над ними контроль. Причин, по которым это может случиться, масса. Вплоть до его отставки. А организация уже создана. И ей в своих целях могут воспользоваться совсем другие люди, включая всяких революционеров или его кого. Либо такие лидеры, как Гапон, могут попробовать возглавить эти профсоюзы уже не от лица охранки, а сами по себе, действуя из собственных интересов. В общем нужно за ним посмотреть. И по сторонам тоже посмотреть. Если этот Гапон вдруг начнёт собственную игру..., - Александр выразительно посмотрел на Кутейников, - ... то, он и ему подобные станут явно лишними. А поскольку он связан с охранкой, то представить все как террористический акт наших революционеров, у которых подобные ему люди уводят доверчивых сторонников.
   Иван Иванович с неудовольствием покачал головой.
   - Этак мы можем перейти дорогу самому Зубатову, чего мне ну совсем не хотелось бы. И... попахивает каторгой..., это ведь люди охранки. Пусть сами за ними и следят.
   Александр в ответ улыбнулся.
   - Иваныч, я надеюсь, что до этого не дойдёт. Но в то же время, очередного Стеньки Разина в новом обличии нам совсем не нужно. Особенно во время предстоящей войны с Японией. То есть нужно посмотреть и быть готовым, что такой вариант возможен. И сработать на опережение. А если ничего подобного не случится, то значит, что мы просто перестраховались. И все.
   Кутейников посидел немного, глядя в окно. Его явно не устраивала и подобная трактовка. Но потом он решился.
   - Хорошо, Александр Яковлевич. Но все равно мне это не нравится.
   - Мне это тоже не нравится. Но ещё больше не нравятся возможные последствия того, что мы могли бы сделать, но не сделали по причине того, что нам это претит.
   Твёрдый взгляд золотистых глаз князя упёрся в глаза подчиненного. Секунд десять они бодались взглядами, а потом Кутейников отвел глаза и тяжело вздохнул.
   - Какого дьявола мы ещё делами охранного отделения заниматься должны, лезть в ихнюю епархию, да ещё против оного? - пробурчал недовольно Кутейников.
   Этот вопрос Агренев оставил без ответа. Да и что тут говорить? Не будешь же объяснять, что совершил Гапон в другой истории. Тем более, что Александр и сам не знал, как попу Гапону жандармы позволили сотворить то, что он сделал. Да, история здесь уже идёт немного по-другому. Но кто даст гарантию, что и здесь не повторится нечто подобное Кровавому воскресенью и первой русской революции? И ведь виноваты не только революционеры. Виновата и верхушка. Да взять некоторых фабрикантов. Сами провоцируют рабочих на забастовку с митингами, потом сами требуют от властей её разогнать. Полиция и казаки разгоняют, и в сознании рабочих выходит, что главные виновники насилия - власти, а не те, кто все это изначально затеял. Суки! И самое поганое, что сейчас в кризис таких гадов нельзя облить грязью через газеты, поскольку негатива в обществе и так хватает. Ведь распространение негатива через печать про верхние слои общества - это вода на мельницу как раз тех, кто такое устраивает. Не конкретно этого лица, а именно группы заинтересованных лиц. Ну и на пользу тем же революционерам явным и потенциальным.
  
   ------------------
  
   Сентябрь 1903 года
  
   Конь вынес князя на сопку, с которой открывался вид на очередную стройку. Остановив горячего скакуна, Александр огляделся. Мда, все как везде вокруг Порт-Артура. Везде строятся оборонительные сооружения, копошатся русские и китайцы, но почти нигде ничего не закончено. А кое-где только начато. Это при том, что с конца прошлого года деньги на строительство крепостных сооружений выделяются в полном об'еме.
   - Командир, ты коня не рви так с места. Притомишь! - раздался сзади голос старшего четверки телохранителей.
   - Хорошо, Матвей. - Александр похлопал конягу по шее. - Извини, дружище. Как-то я последнее время отвык верхом ездить.
   Агренев уже второй день осматривал окрестности Порт-Артура. Ну что сказать? Сэкономили. Внутренний рейд окажется в пределах дальности обстрела осадной артиллерии. И с этим уже сделать ничего нельзя. Можно только постараться закончить начатое. Если японцы, конечно, дадут на это время. А скорее всего не дадут. Да точно не дадут. Здесь ещё строить и строить. А по новому плану Главного штаба требуется ещё возвести две линии передовых полевых укреплений. Одну у Кинджоу, а вторую у порта Дальнего. И что интересно, на это выделили кредиты. Вот только имеется несколько особенностей. По плану Порт-Артур должен оттянуть на себя и сковать немалую часть японских войск, дабы дать возможность сосредоточить у Ляояна нашу войсковую группировку, которая будет перебрасываться из центра страны. А значит нужно сделать так, чтобы в глазах японских шпионов, коих тут наверняка хватает, обе полевые линии обороны выглядели не слишком серьезными. Иначе враг может посчитать, что брать подобную оборону слишком накладно. И может просто оставить заслон, не ввязываясь в прорыв построенной обороны. Впрочем пока обе линии обороны у перешейка существовали исключительно на бумаге. И если первую, ту которая у Кинчжоу можно вполне возвести за полмесяца, то вторая была у Дальнего была почти в три раза шире по фронту. Для её обороны потребно никак не меньше четырёх полков. По крайней мере так сказал генерал Белов, который осматривал местность в плане рекогносцировки. А полков этих покуда в регионе просто не было. Нет, они начали потихоньку прибывать на Дальний Восток, увеличивая гарнизоны Порт-Артура и Владивостока, и тут же включались в работу по строительству морской крепости. Но ручеек подкреплений был пока слабым из-за малой пропускной способности железных дорог за Байкалом. И на Байкале. Также начали прибывать пополнения морем из Одессы и Новороссийска. Причем прибывали не только что призванные, а солдаты, отслужившие около года.
   На князю память пришла встреча с генерал-губернатором Квантунской области Алексеевым. После прочтения привезённого Александром личного письма Императора генерал-адьютанту Алексеев, отложив бумагу в сторону, поднял глаза на Александра и требовательно спросил,
   - В письме указано, что вы имеете ещё нечто, что должны сообщить устно...
   - Это так, Евгений Иванович. Первое и самое главное, что мне поручено передать - это то, что Император не сомневается, что война будет.
   После этих слов Алексеев как будто подобрался. Агренев это заметил сразу и после небольшой паузы он продолжил.
   - В то же время Император отдаёт себе отчёт, что мы к этой войне пока не готовы из-за целого ряда факторов. Не готовы оборонительные сооружения, железная дорога и сами войска. После проведения пары маневров войск столичного и московского округов Государь был сильно разочарован. И в первую очередь подготовкой высшего и среднего командного состава. По его словам, Империя слишком долго не участвовала в серьёзных сражениях. Из-за этого подготовка многих генералов и полковников, которые получили свои свои звания и должности в условиях мирного времени, оставляет желать лучшего, если не сказать больше. Великий сибирский пути пока не готов к переброске массы войск на театр военных действий. Поэтому никакого вывода войск из Манчжурии не будет. Будет их ротация и перемещение в пределах от Байкала до Тихого океана. Более того, как вы знаете, начата переброска дополнительных частей из центра страны заранее.
   Алексеев усмехнулся.
   - Ну как же, знаем-знаем. Якобы для проверки пропускной способности построенной железной дороги. Вы мне лучше скажите, когда будет готова дорога вокруг Байкала. Вот тут, - он накрыл ладонью письмо Императора, - об этом ничего не сказано.
   - К сожалению, Ваше высокопревосходительство, этого я вам сказать не могу. Могу лишь сказать, что мы опережаем намеченный график и делаем все, что в наших силах. Почти отвесная скальная стенка, уходящая в воды озера на западном участке строительства - это не равнина, на которой скорость прокладки заранее известна.
   - Это не ответ, князь! - взгляд Алексеева впился в лицо князя. - Как я могу планировать оборону, если не знаю, на какое количество войск я могу рассчитывать?
   Агеренев спокойно выдержал этот взгляд и невозмутимо продолжил.
   - Пока другого ответа у меня нет, Ваше высокопревосходительство. К тому же проблема намного сложнее, чем одна Кругобайкальская железная дорога. Пропускная способность всей дороги зависит от пропускной способности наихудшего ее участка. Сейчас это Байкал. Однако с этой стороны Байкала хватает мест, в которых пропускная способность пока не превышает 5 пар поездов в сутки. Принципиальной разницы между 3-4 и 5 парами поездов в сутки нет. Все равно это в разы, если не на порядок меньше требуемого для ведения боевых действий. Кроме того, имеются проблемы с платформами для выгрузки войск на участке от Харбина до Инкоу . Так что не стоит считать, что только Кругобайкальский участок сдерживает все. В этой связи Император просил передать следующее. Если есть возможность, следует максимально оттянуть начало войны. Для чего необходимо прекратить провоцировать японцев своими действиями на севере Кореи. Император повелел прекратить все активные работы на корейском берегу Ялу и вообще в Северной Корее. Разве что лес уже заготовленный оттуда вывезти. Там его на многие сотни тысяч рублей уже. Не бросать же добро. Оно в том числе и на Квантуне пригодится.
   Алексеев удовлетворенно постучал пальцами по столу и переспросил,
   - Все коммерческие дела?
   - Все дела и именно в Корее. А на китайской стороне как раз наоборот. Следует скрытно провести ряд инженерных работ для подготовки возможного рубежа обороны. Окопы рыть, конечно, пока не следует, но подготовить ряд древоземельных укрытий для пулеметов и артиллерии под видом строительства землянок стоит. И завезти часть снабжения, которое не вызовет особых подозрений. Дополнительный шанцовый инструмент, возможно полевые кухни, ещё что-то в этом роде... Но пока не пушки с боеприпасами. Разметкой и оборудованием части позиций у Тюренчена займутся офицеры-саперы, которые под'едут сразу туда чуть позже.
   - Угууу..., - протянул Алексеев. - Давно пора!
   - Все это одна сторона медали, - продолжил князь. - Но есть и другая. Империя не может годами держать на Дальнем Востоке большой флот и армию. И не может позволить себе гонку вооружений в столь отдаленной провинции, коей является Дальний Восток. Это слишком накладно для страны. Если не удаётся договориться с Японией миром, а договориться похоже не удастся до тех пор, пока за спиной японцев строит Британия, то война неизбежна. Дальнейшее наращивание Японией военной силы угрожает не только интересам Империи, но может привести к потере значительных территорий. Включая переданную в аренду Северо-Американским штатам Аляску. На прямую аннексию Америка врядли пойдёт, но наверняка постарается использовать момент в том случае, если война пойдёт для нас не слишком удачно. Поэтому сейчас на карту поставлено очень много. И это при том, что мы к войне как всегда не готовы.
   А вот теперь Алексеев похоже почувствовал серьезность ситуации. Да уж и куда серьёзней? Концессии эти в Корее теперь выглядят детскими шалостями. Он - генерал-губернатор Квантуна и командующий Тихоокеанским флотом. Ответственность огромная. И значит провалить предстоящую войну он не в праве.
   - Есть ещё пара важных частностей, Евгений Иванович. Не исключено, что военные действия на море могут начаться ДО объявления войны. И не исключен вариант, что японцы могут начать войну еще до прихода ВСЕХ кораблей, которые они купили в Европе. Есть несколько факторов, которые заставляют их торопиться с началом войны. Скорее всего они будут надеяться победить ещё до того, как Россия сможет сосредоточить в этих местах достаточное количество войск, чтобы потом с помощью своих английских и американских хозяев закрепить нужный результат переговорным путём.
   - Полноте, князь, неужели вы считаете, что эти азиаты способны победить Россию? - ухмыльнулся адмирал.
   - Не Россию. А экспедиционные её части на задворках Империи. Фактически это так. Дальний Восток на то и Дальний, что находится далеко. И даже Британия - нынешняя владычица морей усмиряла буров целых три года. Это при том, что она не имела проблем с подвозом войск и снабжения в Южную Африку. А те же американцы до сих пор не могут справиться со своими бывшими союзниками из местных на Филиппинах. Приведенные мной примеры, конечно, не очень показательны в плане задействованных сил, но вполне сравнимы в плане отдаленности театра военных действий от Метрополии. Причем, как вы сами прекрасно понимаете, подвезти войска и снабжение морем для морских держав намного проще и дешевле, чем это же делать сушей, как в нашем случае.
   Не все произнесенные тогда слова были словами Императора. Кое-что Александр добавил от себя. Как для того, чтоб усилить впечатление, так и для того, чтоб предостеречь от возможной недооценки противника. Впрочем врядли Михаил, если узнает об этом, будет его сильно журить. И дай Бог, чтоб сказанное пошло на пользу. Впрочем, это станет понятно только когда еще не начавшаяся война закончится.
   А потом были ещё три недели поездок, осмотров, инспекций. И встречи, беседы и даже два совещания с его участием. И еженедельные отчёты телеграфом в столицу о состоянии дел и мерах, которые нужны для ускорения подготовки к надвигающемуся противостоянию. Он даже успел сходить на одном из траулеров, которые базировались сейчас на порт Дальний, к устью Ялу, где отслужившие срок нижние чины в гражданской форме изображали из себя рабочих, нанятых руководством концессии для её освоения. Впрочем не только изображали, но и действительно работали вместе с местными китайцами и корейцами. Адмирал Макаров предлагал воспользоваться миноносцем, но Александр отказался от предложения. Опять же по причине того, чтоб лишний раз не вызывать ненужных сейчас эксцессов во взаимоотношениях с японцами. Местность в районе Тюренчена ему не сильно понравилась. Нет, для того, чтоб отбить лобовую атаку противника позиция весьма неплоха. Но позиции по правому берегу Юлудзяна вполне можно обойти, имея достаточно войск. Можно устроить сюрпризы противнику на местах обхода, но все не перекроешь. И есть возможность поиметь в тылу высадку морского десанта под прикрытием японского флота, если собственный флот эту высадку прозевает. Участки побережья, конечно, не сильно подходят для десанта. У берегов сплошное мелководье и толстый слой ила, но ведь как-то японцы и у Быдзиво высаживались в войне против Китая, где побережье тоже не сахар. На картах, которые были уточнены, а кое-где составлены заново и военными и его собственным дальневосточным отделом все выглядело несколько проще, чем в действительности. Тут несомненно лучше всего помогла бы новая горная трехдюймовка и опять же новые лёгкие гаубицы при стрельбе с закрытых позиций. Но первые существовали пока только в опытных образцах Путиловского завода, проходящих испытания, а вторые только-только пошли в серию. О такой секретной собственной разработке как миномет вообще лучше не вспоминать. Вернее вспоминать можно, но исключительно с сожалением, что применить её здесь на Дальнем востоке просто не получится. Во-первых, ротный миномет пока не готов, а во-вторых, для него нужно производить где-то поблизости огромное количество боеприпасов, что в здешних краях пока просто не реально. Так что воевать русской армии придётся с тем, что есть. Благо пулеметов теперь будет достаточно много, хотя имелись большие опасения за то, что патроны в блокированном Квантуне кончатся раньше, чем японцы. И что с этим делать, пока было не понятно. То есть то, что нужно создавать большие запасы патронов и снарядов ясно, но вот насколько большие, подсчитать было невозможно. Естественно, в армии существовали определённые нормы запасов, но к реальности они похоже имели не слишком большое отношение. Да и безопасных складов в Порт-Артуре под избыточное по мнению генералов количество боеприпасов также пока не существовало. Склады по их мнению можно было использовать гражданские в Дальнем. Что будет с ними после того, как японцы прорвут первую линию обороны у Кинджоу и порт окажется под обстрелом полевых орудий почему-то мало кто подумал. Зато о собственных дачах у Порт-Артура господа офицеры позаботились.
   По возвращении в Порт-Артур Александр имел ещё одну беседу с Алексеевым, который порадовал князя известием, что на Дальний Восток выехала целая делегация армейских и флотских ревизоров во главе с адмиралом Дубасовым и генерал-контролером Васильевым. Навярняка с намерениями произвести не только ревизию по вскрытым фактам, но и, так сказать, для рассмотрения некоторых персональных дел. Ибо рассматривать было что. Радостным естественно Евгений Иванович не выглядел, но с другой стороны как раз с флотом и гаванью все выглядело вроде бы относительно неплохо по крайней мере на непрофессиональный взгляд Александра. Недочетов и недоработок, конечно, хватало, но под приглядом беспокойного адмирала Макарова никто откровенно баклуши не бил и не халтурил. Морскую крепость строили в этом году тоже неплохими темпами. Хотелось бы быстрее, но получалось в меру невеликих имеющихся сил и выделенных средств. К тому же сам Агренев пообещал Алексееву выделить некоторые дополнительные ресурсы типа металла и цемента с собственных заводов Приморья и Забайкалья с последующей оплатой счетов казной по факту поставки. Пообещал и пополнить запасы угля с копей Сучана. А вот к деятельности местного армейского командования имелось немало вопросов.
   Подумав, Александр справедливо рассудил, что пока делать на Квантуне ему больше нечего. Купленные японцами в Италии и Британии броненосные крейсера пока ещё находятся в достройке на верфях. А здесь японцы пока особой активности не проявляют. Да, по имеющимся сообщениям иногда выходят флотом на учения, но армия у них вроде бы никуда не собирается. Команды оставаться на Дальнем Востоке Император также не давал. Исходя из этого князь первым же пароходом отбыл во Владивосток, дав предварительно телеграмму Дымкову о своём скором прибытии. Стоило быстро пробежаться по приморским владениям, дабы посмотреть готовность собственных сил и территорий с неизбежной раздачей последних особо ценных указаний.
   Но быстро не получилось. Получилось очень быстро, потому как на пристани Владивостока в компании Дымкова и других местных управляющих его встретил никто иной как улыбающийся Григорий Долгин. Одетый, видимо, по последней американской моде в котелке и с тросточкой. Тросточка впрочем была знакома. Ещё та из Парижа, которую они покупали вместе, со скрытым внутри клинком. Так что все дела и отчёты дальневосточников были сразу отодвинуты в сторону, хоть и с извинениями. И сначала Александр с Гришей пообщались тет-а-тет в знакомом офисе Дальневосточной компании.
   - В общем, проведя год в Америке, я проникся сущностью этой страны, - Григорий повертел в руках стакан с шустовским коньяком, сделал глоток и продолжил,
   - Всем там заправляют денежные мешки и бандиты. Притом зачастую бандиты находятся на содержании финансовых воротил. Позиция и армия - это те же бандиты, только в форме. А вот они уже не зачастую, а всегда на содержании. Наш Арчибальд Ильич тоже содержит своих бандюков, часть из которых являются сотрудниками частного детективного агентства. И при этом у меня даже в мыслях нет его в чем-то винить. Потому как если ты не показываешь собственной силы, то тебя там с'едят сразу же. Иначе никак. Либо ты на коне, либо ты сам конь, которым правят, или корова, которую доят. Такую судьбу России я не категорически не хотел бы. Уж лучше наши чиновники и бюрократы, чем такое. И знаешь, через пару месяцев меня ностальгия одолела. Вот вроде и берёзы почти те же. Или сосны. А не то. Про людей не говорю. Не наши там люди. Хотя некоторых русских там встречал. Одни жалеют, что уехали, но вернуться уже не могут или не хотят. Другие вроде бы и довольны жизнью, но это напоказ. И зачастую у них это пробивается сквозь маску довольности. Староверов наших тоже встречал. И знаешь, они какие-то там странные. Здесь им были не слишком рады, а там они пытаются выстроить собственный маленький мирок таким, каким они его представляли себе здесь. У кого-то отчасти получается. У кого-то нет. Но по крайней мере они там на земле неплохо устраиваются. Земли достаточно много, и она подчас очень тучная. Родит много. У нас так разве что в Малороссии и на Кубани.
   Александр сидел с улыбкой на губах и слушал эту исповедь, не прерывая. А Гриша все говорил и говорил... Потом он вдруг спохватился.
   - Да что я, право слово, все о впечатлениях своих?! Я ведь не на отдых али на экскурсию туда ездил. Хотя это тоже. В общем так. По Джейкобу Шиффу. Да, это он кредит японцам выделил на покупку броненосцев. Он не хозяин денег, но он управляющий и женат на дочери одного из хозяев банка - Соломона Лоеба. То есть он член семьи. А за ним стоят люди с очень большими бабками. Такие же жиды, как и он сам. Но управляет он банком крепко. Все держит в своих руках. И деньги и охрану и наемных бандитов. Причина того, что 'Кун, Лоеб и Ко' дал японцам кредит заключается в том, что банк имеет в Японии большие интересы. Немало они туда вложили. Тем самым они хотят сохранить и приумножить свои вложения. В то же время у американцев есть одна особенность. Они очень хорошо умеют считать деньги. И готовы драться за них с кем угодно. Но в то же время вкладывать неудачника или банкрота никто не будет. Япония там многим нужна только для того, чтоб ограничить наши интересы в Китае и Корее. И ни для чего больше. Если у японцев не получится, то американцы могут быстро перевернуться, дабы стать на сторону сильного. И тогда горе проигравшим. Деньги банкиры готовы получить и с покойника. Это как и везде. То есть я не думаю, что Штаты будут до последнего поддерживать японцев. Им главное прибыль и собственные интересы. А кто им за это заплатит, для них не так важно. И уж тем более неважно, будет ли жив клиент после того, как он заплатит. Это я уже не про конкретных банкиров говорю, а в общем про Америку. А если что-то не выйдет по ихнему, они попробуют ещё раз и ещё. Но в другое подходящее время и с другими действующими лицами. В конце концов Китай слишком знатная добыча, чтобы американцы от неё отказались. Но ведь нам Китай особо не нужен? Ты ведь должен знать. Все-таки как-никак порученец Императора теперь...
   - Не Гриш, не нужен нам Китай. Если только совсем маленький кусочек на севере. Да и то насчёт кусочка - это чисто моя хотелка, на будущее. А вот от протектората над Кореей я б, именно я, точно не отказался. На мой взгляд Корея - явный и последовательный сателлит. Лет десять назад она бы с удовольствием отдалась в наши руки. Только с одной стороны наши промедлили с решением, а с другой стороны сил на то, чтоб отстоять перед другими странами это решение, у нас тогда здесь не было. Да и сейчас этих сил не особо много. Причём сейчас за Корею будут решать, кому она достанется, другие. И заметь интересную вещь. По сути сейчас война будет не за Корею, а за влияние в Манчжурии и Квантун. А Корея - это так, приз победителю. И то только в том случае, если победитель выйдет явным. Хотя скорее всего англо-саксы постараются сохранить ее якобы независимой страной, кою им можно было бы грабить без зазрения совести как и Китай. Как это они могут сделать, я примерно представляю, но у англосаксов возможно есть иные варианты. Так что чёрт их знает, чего от них ждать. Но в том, что они изначально ставят на победу Японии, я ни секунды не сомневаюсь.
   Григорий поворочался в кресле, заложил ногу на ногу и поинтересовался,
   - Ваше почтенное сиятельство, а когда Кругобайкалка готова будет?
   Агренев только вздохнул.
   - Вот все от меня хотят знать, когда будет готова дорога вокруг Байкала. Вот тебе я могу сказать, будучи уверен в том, что ты не разболтаешь. Ведь не разболтаешь?
   Дождавшись от Долгина кивка согласия, Александр продолжил, постучав при этом по крышке стола.
   - Наверно в начале следующего года. И заметь, я ведь с тобой всегда честен и откровенен. И при этом даю весьма расплывчатый и не слишком уверенный ответ. Это что по-твоему означает?
   - То есть ты хочешь сказать, что не уверен и боишься сглазить? Ну понятно. Хорошо, не буду тебя больше по этому вопросу пытать.
   Александр улыбнулся.
   - И это правильно. Не надо меня пытать. Я сам кого хошь... Но поскольку рядом никого больше нет, то пытать буду только тебя. Давай дальше по делу Шиффа.
   - Ну по делу, так по делу, - Григорий отхлебнул коньяка и продолжил,
   - Коба - светлая голова. Удумал, как все сделать с большой выдумкой. Нашёл двух тамошних анархистов. Не сам, а Паша ему нашёл. И Паша их же и обрабатывает. В общем к Рождеству они будут готовы хоть на Папу римского покуситься. А наши их подстрахуют. И подчистят, если нужно. Но не самих анархистов. Замечательность идеи в том, что Шифф как раз сам и подкармливает верхушку тамошних анархистов, среди которых много иудеев. Но наши анархисты из немецких эммигрантов, а потому об таком ньюансе не в курсе. И к тому же сейчас они обитают на маленьком ранчо и ни с кем более не общаются. Но уже хотят стать героями в глазах своих товарищей. Есть некоторая сложность в том, что у нашего банкира есть двойник. Но мы уже научились отличать настоящего от двойника. Так что все должно получиться, как надо. Плюс по сигналу три бомбы в трёх городах в отделения банка. С последующими заметками в прессе о том, что у банка намечаются также серьёзные финансовые проблемы. Если все выйдет, как задумано, то дальше хозяевам на время станет не до поддержки Японии. Это как минимум. А как максимум, если кто из конкурентов банка подсуетится, то может проплатить дальнейшую истерию в прессе. И тогда может образоваться эффект лавины. Истерия в прессе, вкладчики снимают деньги в банке, у банка начинаются проблемы... Это, конечно, самый благоприятный вариант, но я на него не рассчитываю. Сами мы устроить серьезный скандал в американской прессе просто не в состоянии. А Лунева подключать к этому категорически нельзя. В 1901 году Kuhn, Loeb & Co. оказали помощь Эдварду Генри Гарриману в знаменитом "сражении" с Джеймсом Джеромом Хиллом и J.P. Morgan за контроль над Северной Тихоокеанской железной дорогой. И победили. Так что зацени устойчивость и силу противника. Такие банки сами не падают. Зато у них есть враги, которые теоретически могут подлить масла в огонь. После дела нашим парням придется сразу уходить в тень. И привлекать много местных кадров опасно из-за опасности провала операции.
   - Стоп! - вскинулся Александр. - Большой риск? Тогда нужно отменять операцию. Провал категорически не допустим!
   - Не, - расслабленно махнул рукой Гриша. - Сейчас риска почти нет. Наши ребята проверены. И если уж говорить прямо и грубо, у всех есть что терять в России. Риск будет, если мы попытаемся продолжить операцию для того, чтоб раскрутить проблемы банка через прессу. А так все нормально.
   Александр долго смотрел на казака, а потом вкрадчиво спросил,
   - Гриш, ты понимаешь, что если что, то эти нас и на том свете достанут? И не ограничатся одним разом.
   Но Григорий на взгляд никак особо не среагировал.
   - Командир, ты меня не первый год знаешь. Если я говорю, что нормально, то значит нормально. Причём все парни знают, что Шифф подкармливает наших бомбистов-социалистов и еврейских радикалов из Бунда. А у того же Лешки Бакланова двоюродную сестру убило в одном из покушений. Просто она оказалась не в то время в неподходящем месте.
   - Через анархистов этих на наших могут выйти...
   Григорий помедлил, задумчиво покрутив ус,
   - Не, шансов нет. Но если ты настаиваешь, то можно сработать и по третьему варианту. Предусмотрено. Значит пристрелят и анархистов.
   - Настаиваю, Гриш. Все должно быть чисто. И с двойной подстраховкой! Если где-то что-то может пойти не так, значит операцию отменяем!
   - Яковлевич, да нормально все. Это и есть третий вариант. Завтра же телеграмму Кобе пошлю. А если ты вдруг захочешь сказать, чтоб я вернулся обратно и сам все проконтролировал, то это зря. Вот именно меня там быть категорически не должно. И так я там засветился на одной из встреч с Арчибальдом Луневым. Он хоть и не в курсе этих наших дел, но мне сейчас в Штатах точно делать нечего. А вот здесь явно скоро дело найдётся.
   Они немного помолчали, а потом Григорий нарушил молчание, заметив,
   - Я кстати братанам телеграммы дал. Должны вскорости во Владивосток под'ехать. Давно уже никого из них не видел...
   Агренев в задумчивости почесал подбородок. Пробежаться без Долгина по собственным владениям, оставив Гришу во Владивостоке? Нет, не вариант! Раз уж он приехал и собирается здесь остаться, то может не заниматься тогда самому осмотром Приморья, а поручить это Григорию? Тем более что, если он остаётся здесь, то срочности в этом нет. Он и присмотрит и построит при необходимости неразумных управляющих. К тому же вроде бы неразумных не было. Опять же ему наверняка интересно, что такого у нас тут полезного имеется. Только нужно поставить задачи. И пусть осваивается в местных условиях. А самому садиться на поезд и на доклад Императору? Ну, в общем, почему бы и нет. А в декабре уже вернуться сюда. Тем более нужно ж решить с Михаилом вопрос о собственных егерях. Не для того их отбирали и учили, чтоб всякие идиоты в погонах гнали их в штыковые атаки. А в том, что такое возможно, Александр ничуть не сомневался. Насмотрелся уже. Не угадаешь, под чьё командование они могут попасть. Нет, нужно обязательно ехать! Да и кое-что нужно сделать там. Отсюда руководить этим неудобно. А значит...
   Долгин перехватил взгляд Агренева и усмехнулся в усы,
   - Командир, если ты так выпадаешь и не хватаешься за свой блокнот, то значит сейчас начнешь ставить задачи...
   - Гхм! - Александр немного смутился. - Ты меня неплохо изучил. И точно угадал. Слушай задачу! Доставить под мои светлые очи Игоря Владиславовича Дымкова. И по случаю столь редкой встречи старых друзей устраиваем небольшую пирушку. А последующие задачи буду ставить завтра. Сегодня отдыхаем!
   - Вот это дело! - обрадовался Григорий. И тут же отправился к дверям. Но на полпути обернулся и заметил.
   - Только знаешь, командир, последующие задачи завтра будут плохо усваиваться! Точно говорю. Давай тогда послезавтра.
   - Ну что с вами, оболтусами, делать? - засмеявшись, развел руки Александр, - Пусть будет послезавтра. Зови Игоря! И скажи ему, зачем его зовут. Он наверняка уже подготовился к чему-нибудь этакому.
  
   --------------
  
   Октябрь 1903 года
  
   В закрытом клубе в одном из кабинетов собралось четверо. Трое из них были не последними людьми в Империи, над которой не заходит солнце.
   - Уильям, появились ли какие-нибудь новые сведения о том, кто же все-таки заказал предыдущего русского царя?
   - Увы, сэр Генри! Ничего нового. Причём и сами русские по нашим сведениям ничего нового так и не накопали. Версий много, но ... , - молодой способный английский джентльмен с сожалением развел руки.
   - Мда! - огорченно пробурчал сэр Генри. - А что там по идущим с Россией переговорам по ограничению русских аппетитов в в Азии?
   - В общем и целом русские снизили свои претензии. И не похоже, что они имеют явные территориальные претензии где-либо. Однако зоны влияния они намерены контролировать достаточно жёстко. За последние годы у них появилось немало товаров, которые напрямую конкурируют с нашими на внешних рынках и в России. И это начает создавать некоторые проблемы. К тому же с их новым министром иностранных дел Извольским достаточно трудно иметь дело. Интересы собственной страны он, к сожалению, готов отстаивать весьма твёрдо, хотя изначально при его назначении предполагалось, что он будет для нас не худшим вариантом. Таким образом, хоть переговоры ещё не завершены, но итоги их скорее всего будут близки к нулю.
   - Ну что ж, подождем войны на Востоке. В конце концов зря что-ли мы вскормили этих японцев. Вне зависимости от результатов войны русские ослабнут и им придётся удовлетворить наши требования, - усмехнулся сэр Чарльз.
   - А вы не допускаете, что русские могут победить? - спросил сэр Джон.
   - Нам это по существу все равно. Быстро победить они не смогут. Ни мы ни американцы им это не дадим. А значит русские получат большую дыру в бюджете и будут вынуждены обращаться за кредитами. Да и полноценно победить русские не смогут, даже если мы будем стоять от этого конфликта в стороне. Так что и победа и поражение им обойдутся очень дорого. Мда... Мы ведь хотим их использовать впоследствии для приведение в чувство Германии. Так что никуда они от нас не денутся. Нам пока не выгодно ни их усиление, ни их крайнее ослабление. А все, что между этим нас вполне устроит. Может такой вариант и не устроит САСШ, но это их проблемы. Тем более, что сама Америка представляет собой очень серьёзную проблему. Но в любом случае нужно сначала решить нарастающие проблемы в Европе, а уж потом приниматься за проблему за океаном.
   - Может все-таки стоит продать японцам ещё парочку броненосцев из того барахла, которое у нас имеется на Китайской или Индийской станции? - засомневался сэр Джон.
   - Видите ли в чем дело, - произнёс сэр Генри, - японцы стали весьма привередливы. Мы им предлагали такой вариант. Но из-за ограниченности средств они хотят получить лучшие корабли. И видимо закажут скоро нашим верфям постройку ещё пары броненосцев. Увы, они пока не чувствуют себя настолько нуждающимися, чтоб переплачивать за наши Центурионы или Ренаун.
   - Если мне не изменяет память, - сэр Джон принялся за кубинскую сигару, - то изначально мы собирались из Японии ручную собачку, которая охраняла бы наши интересы в Китае и кусала бы чужаков строго по нашей команде. Потому мне несколько странно слышать о том, что русские теоретически могут победить...
   - Видите ли, сэр, на самом деле все так и предполагается. Однако сначала собачка должна доказать, что у неё крепкие зубы. Русские - это не китайцы, которых не пинает разве что ленивый. Если японцы докажут свою состоятельность, тогда да. А если нет, то Японии придётся повторить участь Кореи. Они уже слишком много должны и нам и американцам. Поэтому в случае их поражения Японию ждёт внешнее управление. Не сказать, что нас такой вариант сильно устроит, но он не исключен. В этом случае их можно считать одноразовым инструментом. Вечно вкладывать деньги в этих тихоокеанских пиратов никто не собирается. А оттягивать войну не имеет смысла. Как только русские наладят железнодорожное снабжение с Дальним Востоком, вероятность проигрыша японцев на суше существенно возрастет. А с ним возрастает вероятность того, что русские захотят наложить лапу на Корею, - проворчал сэр Чарльз.
   Джентльмены ненадолго замолчали, раздумывая над прозвучавшими оценками ситуации и отдавая должное горячему грогу. В этом заведении он всегда был замечателен. Да и вообще хозяин заведения всегда крайне заботился о собственной кухне.
   - А вообще, обстановка в России меня все больше тревожит. - нарушил молчание сэр Генри, - Это загадочное убийство царя случилось крайне не вовремя и спутало нам карты. Если при Николае мы в немалой степени могли контролировать ситуацию в этой варварской стране, то при его брате это становится все труднее и труднее. Наши надежды на внутреннюю смуту во время предстоящей войны на Востоке могут и не оправдаться. Столь замечательно разработанный план по наводнению России подрывными элементами и самофинансированию смуты за счёт внутренних источников может пойти прахом... Уильям, что там есть по этому поводу?
   - Увы, сэр Генри, тут мне придётся с вами согласиться. Одно дело - ликвидация каких-то неугодных нам властных фигур, и совсем другое убийство царя. Внутри страны это не одобрили слишком многие, поскольку это нарушило и их планы. В итоге мы имеем сейчас там разгул полицейского произвола. Корпус жандармов увеличил свою численность раза в полтора, да и в полицию дополнительный набор об'явили. Многие инсургенты уже просто драпанули из России. Причём в этот раз русские не ограничились зачисткой поля внутри страны, а изрядно проредили руководство ряда оппозиционных групп в Европе, включая и Британию. Так что сейчас среди эмигрантов начались склоки, кому быть новыми вождями. Часть групп просто распалась. Мы пытаемся сейчас привести некоторые группы в порядок, но на это нужно время. Да и часть контактов между эмиграцией и внутренними группами инсургентов утеряно. Причём опять же не вовремя случилась смерть нашего лучшего специалиста по России...
   - Да уж, - подумал про себя сэр Генри. - Мидлтон оставил наш мир точно не ко времени. И хваленый Скотланд-Ярд до сих пор затрудняется дать ответ, был ли это несчастный случай, или бедняге кто-то помог отойти в мир иной. Потому как если ему помогли, то выполнено это на редкость профессионально. Это не какой-то там банальный яд или пуля.
   - ... к тому же, - продолжал сэр Уильям, - принятый русскими закон о противодействии финансирования терроризма серьёзно угрожает нашим интересам. Потенциальные спонсоры внутри страны теперь десять раз подумают, прежде чем дадут деньги. По крайней мере в ближайшее время. Большие сроки каторги и, главное, конфискация всего имущества, - куда уж может быть серьезней. Несколько процессов уже проведено и ещё пара сейчас идёт. Похоже русским судам спущено указание не принимать во внимание попытки тамошних адвокатов выгородить своих клиентов на основании того, что они жертвовали деньги, не зная, что помогают отдельным лицам и организациям, не брезгающим террором. Причём в одном из последних случаев под суд попал банкир, попытавшийся свести счеты с конкурентом. В общем-то обычное дело, но дело подвели под финансирование терроризма, так что ни от каторги, ни от конфискации имущества юристы его уже не спасут. А пресса в основном вынуждена выступать полностью на стороне властей, опасаясь гхм... неприятностей.
   Сэр Уильям глотнул грога, немного подумал и продолжил,
   - Но одними революционерами и их спонсорами дело не ограничилось. Увеличилось количество новых или возобновленных дел по взяткам, из-за чего под суд попал ряд чиновников, услугами которых мы пользовались для продвижения в России своих интересов. А это затрудняет ведение бизнеса в стране и удорожает его. В результате имеется тенденция к тому, что дальнейший захват позиций в таких стратегически важных регионах как Баку, Сибирь и ряде других может быть осложнен. Да и по ряду концессий, на получение которых нашими компаниями была надежда, получен отказ. Порой в категорической форме и вне зависимости от того, под чьей личиной выступали концессионеры. Под эту тенденцию попали не только мы. Сын французского президента пытался перекупить концессию на добычу угля в киргизских степях. В районе Краганда... или Караганд... Не помню точно. Варварский язык! Купить то он купил. Но вот регистрацию сделка не прошла. И теперь скорее всего ему придется продать этот вожделенный кусок русской казне. Есть там какой-то закон, не позволяющий иностранцам владеть концессиями в киргизских степях. Причём его ещё при этом предупредили, что он не сможет её контролировать и через вторые-третьи руки. Так что... А, например, контроль над русской платиной похоже пока утрачен полностью. Казна стала выкупать весь добываемый металл и строит завод по её аффинажу на Урале. В целом общая картина не слишком радостна. Но в то же время вполне закономерна из-за убийства предыдущего монарха. Для её перелома потребуется время. И предстоящая война на Востоке, я надеюсь, сможет это время сократить.
   - Что предлагается по этому поводу? - поинтересовался сэр Джон.
   - Поскольку отстрел революционеров продолжается пусть и в меньших масштабах даже несмотря на то, что большинство их главарей перешли на нелегальное положение, то предлагается следующее. На начальном этапе поддержать те группы, которые склонны к индивидуальному террору и добыванию средств на 'борьбу с режимом' собственными силами. Это по-любому смертники, и их не жалко. Взаимный отстрел представителей власти и инсургентов должен вызвать напряженность в обществе. А поскольку в таких случаях страдает часть непричастной оппозиции, то это как раз неплохо, поскольку вызывает в обществе напряжение и взаимное озлобление. После начала войны на Востоке особенно в том случае, если дела у японцев не заладятся, следует передать контакты с инсургентами японцам. Пусть японцы сами финансируют эту братию за свой счёт. А остальных пока подержать в чёрном теле. Тех же социал-демократов. Обстановка сейчас для них не очень благоприятна в том плане, что их активизация в России может привести к тому, что власти и их также могут сильно проредить. Они и так уже немало пострадали. Особенно верхушка. А по ходу войны посмотрим. Возможно во время неё появятся предпосылки для их активизации. Но пока об этом, как мне кажется, говорить преждевременно. Конечно, устройство бунта в России во время войны с Японией было бы неплохим делом, но боюсь, что мы можем скорее потерять ценные кадры, чем добиться серьезного результата. А кадры нам потом придётся восстанавливать в том числе и за собственный счёт. Восстановление их численности, конечно, произойдёт само собой, но для этого нужно время и деньги. Но тут будем действовать по обстановке. Если появятся хорошие шансы, то ...
   - А как же забастовки? Один террор не эффективен! А либералы? - поинтересовался сэр Джон.
   - Забастовки само собой, - улыбнулся сэр Уильям. - Крайняя бедность населения, как вы понимаете, со смертью предыдущего царя никуда не исчезла. А в условиях кризиса перепроизводства в части отраслей промышленности ещё более усилилась, на что часто накладывается дурость властей, заводчиков и помещиков. Забастовки и сейчас идут, причём их количество год от года нарастает. Но на первом этапе забастовки желательны только мирные с экономическими требованиями. Сначала нужно добиться их массовости, а потом уже можно переходить ко второму этапу. Тут мы предполагаем действовать по ситуации. Если не получится добиться массовости, то единичный бунт может так и остаться единичным. И о его подавлении в других местах могут только языками молоть. Да и то через какое-то весьма продолжительное время. А по либеральной общественности пока не понятно. Несомненно, либеральная общественность давно не в восторге от самодержавия. И на её настроения можно было легко влиять. Но все было хорошо до убийства царя. А вот после него часть интеллигенции и буржуазии смягчила свои взгляды по отношению к власти. Причин тут несколько. К немаловажным среди них можно отнести неплохую пропаганду через газеты и начавшиеся реформы. Оставшаяся большая часть открыто пропагандировать свои взгляды пока опасается, ибо это чревато. А потому сейчас же поднять голову она не сможет. Нужны серьезные трудности и притеснения либералов, в которых можно обвинить власть.
   - На Кавказе очередную войну с неверными устроить не получится? - задумчиво спросил сэр Генри. - Раньше это неплохо получалось.
   - Войну нет. Возможно какие-то местные бунты или забастовки, но не войну. И то, если власти наделают ошибок. Об'явить джихад может только османский султан как духовный лидер всех мусульман. Но в настоящий момент это невозможно. У турков своих проблем полно. К тому же пока не ясна реакция нового Императора на подобные вещи на Кавказе. Возможно и стоит подкупить какого-нибудь недовольного хана и попробовать устроить локальный бунт, чтобы посмотреть на действия властей. Но может статься, что за этим последует очередное выселение части потенциально мятежного мусульманского населения с последующим заселением опустевших мест русскими переселенцами. А этого как раз на взгляд наших специалистов хотелось бы избежать хотя бы потому, что переселенцы наверняка будут переведены в казацкое сословие, которое издавно является верной опорой русскому трону. На мой взгляд вечно мятежное мусульманское население нам может пригодиться в будущем.
   Сэр Генри потискал пальцами свой бакенбард.
   - Джентльмены, есть по этому вопросу другие мнения?
   Он обвел взглядом присутствующих. Несогласных не оказалось.
   - Ну раз нет, тогда так и поступим. Принципиальная схема утверждается.
   Сэр Генри раскурил толстую ямайскую сигару и задумчиво спросил,
   - Сэр Чарльз, может в преддверии войны мы отсоветуем нашим банкирам давать кредит русским?
   - Я думал над этим, сэр. Собственно русские просят не так много. Всего 25 миллионов фунтов. Но они кроме Лондона ведут переговоры и в Берлине. Лучше уж дать, но частично связанный кредит, чтоб эту часть русские могли использовать только на закупку наших товаров, что сейчас весьма немаловажно. Насколько мне известно, германцы выставляют подобные же условия. Ведь если мы откажем в кредите, Витте возьмёт его в Берлине. И доберет в Париже. Так что подобным советом мы можем себе оказать медвежью услугу. В конце концов почти все, что мы им сейчас дадим, они тут же потратят на войну. Разве это плохо?
   - Было бы лучше, если б они брали кредит во время войны, - проворчал сэр Джон. - В этом случае прибыль была бы больше и не только на одних процентах и поставках.
   - Вы несомненно правы, сэр. Но так случилось, что деньги им нужны сейчас. К тому же у них есть варианты. Однако, как мне кажется, новый царь ещё не раз к нам обратится по этому вопросу. И, думаю, в ходе войны тоже, если она затянется. Поэтому пусть пока все идет так, как оно идёт. Никуда этот Михаил от нас не денется. А после войны, каким бы ни был её исход, мы Россию привяжем к себе и возьмём с русских то, что они отказываются уступить нам сейчас.
  
   ------------------
  
   Ноябрь 1903 года
  
   По возвращении в Столицу Александр сдал в Канцелярию Императора полный доклад, и через несколько дней сидел у Государя в кабинете.
   - Прочёл я твой доклад, - начал Михаил после взаимных приветствий. - В общем ничего в нем особо нового не нашел по сравнению с тем, что ты мне телеграфом сообщал. Дело ты сделал доброе и нужное. Потому выражаю тебе своё полное благоволение. Я подписал бумаги, и поздравляю тебя статским советником.
   - Во как! Расту в чинах. Не факт, что мне это нужно, но все равно приятно, - подумал про себя Александр, но по этикету говорить было положено совсем другое. Когда же процедура расшаркивания за новый ранг окончилась, Михаил продолжил.
   - Ты наверное в курсе, что я отправил на Дальний Восток представительную комиссию для разбора всего, что ты там накопал. Она, надеюсь, и раздаст всем сестрам по серьгам, и дело поправит. С ней вместе отправились некоторые новые чины, для занятия должностей, кои окажутся при этом вакантны.
   - Далее, - после небольшой паузы сказал Император. - Я дал добро на организацию отдельного полка Амурских егерей. В него войдут кроме твоих людей ещё несколько сотен амурских и уссурийских казаков, а также кубанские пластуны. Плюс часть тех егерей, что твои люди обучают целевой стрельбе на Урале. К полку ты будешь иметь отношение поскольку постольку. Командовать будут другие люди, но о тебе они предупреждены. В командиры там записаны по отзывам хорошие гхм... специалисты. Место дислокации полка до начала войны - Уссурийск. Пока. А вот за мобилизацию своих людей отвечаешь сам. Для половины из них мобилизация начинается с 15-го декабря. Если японцы раньше не начнут. Обеспечивай ее как хочешь. Остальные - после начала войны. Не сделаешь сам, твои люди попадут под местную мобилизацию.
   - Государь, ты ж меня без ножа режешь! - возмутился князь. - - Да как я их соберу без официальных повесток в общий призыв? А в такой короткий срок до общей мобилизации? На Амуре, почитай и дорог почти нет кроме самой реки.
   - Ничего не знаю, - сразу же отрезал Михаил. - Сам просил меня о создании полка, сам и думай, как. А командиры тебе помогут. В Канцелярии возьмёшь копию штатного расписания. Правда в Уссурийск ещё наверно почти никто не добрался кроме квартирмейстеров.
   - А вот эта бумага, - Император достал из ящика стола и положил перед Александром красиво оформленную бумагу с гербовой печатью, - откроет тебе все двери на Дальнем Востоке. Ну почти. Назначаю тебя своим представителем в действующей армии. Без права командования, естественно, ибо не по рангу и не по знаниям. Ты будешь там не один такой, но это в данном случае не важно. Это в своей промышленной империи ты - генерал, а водить войска умение нужно. Так что будешь наблюдать, мне сообщать самое важное, ну и сам разберешься, что к чему. Замечать ошибки и переубеждать людей ты умеешь. Только сам на передний край не лезь. Это совсем не требуется. Ты мне, да и своей супруге живым больше нравишься. А в атаки на врага там будет кому и без тебя ходить. Понятно?
   - Да я и не собирался, - улыбнулся Агренев. - Будем надеяться, что и без моего личного участия в боях на этот раз обойдётся. Что сам смог, подготовил. Кого смог - научил.
   - Ну, а раз ясно, - хлопнул ладонью по столу Михаил, - значит будем считать, что задачу поставленную ты уяснил и будешь выполнять её правильно.
   Император внимательно посмотрел в глаза своему порученцу и, видимо, пытаясь понять, насколько тот внял его пожеланию.
   - Ладно. С этим все! - констатировал самодержец секунд через пять. - Поди знаешь, что мы кредит в 25 миллионов фунтов у британских банков взяли?
   - Знаю, Государь. С самого Владивостока об этом читаю.
   - Ну да, об этом нынче пишут. В общем на более менее приличных условиях получилось его взять. И не в последнюю очередь из-за того, что переговорщики одновременно и в Берлине сидели. Плюс французский посол выражал Витте свое недоумение по поводу того, почему за кредитом поехали не в Париж, а в Лондон. А вот то, о чем не пишут, я тебе сейчас расскажу. - Михаил сцепил руки на столе. - В общем в Берлине у нас ничего не получилось. В принципе я держал этот вариант на крайний случай, но тем не менее. Германцы сразу связали выдачу кредита с подписанием нового торгового договора. И выставили такие условия, что можно подумать, мы им войну проиграли. Ну по крайней мере весьма близко к этому. Пока переговоры шли, пришло известие о том, что мы кредит у англичан взяли. Вот тут сразу Берлин свои не умеренные желания снизил. Особенно после того, как наши переговорщики заявили, что кредит нам более не требуется. Но в целом все равно их предложения неприемлимы. Так, они предлагают почти вдвое снизить наши таможенные пошлины на свои машины и химические продукты. К тому же хотят несколько увеличить свои таможенные ставки на часть наших сырьевых товары. На рожь, пшеницу. Еще на что-то. А то действующие сейчас пошлины якобы убивают их сельское хозяйство и несут разорение их крестьянству и юнкерам. Вот так! Подписывать пусть и через год подобное неуместно. Этак мы можем убить нашу промышленность. А казна недополучит таможенных доходов миллионов 200 за следующее десятилетие, если не больше. Однако перед над нашей Империей стоит вопрос скорой войны на Дальнем Востоке. И Берлин об этом естественно знает. А если на это не соглашаться, то во время войны германцы могут ещё больше ужесточить свои требования по новому договору. Поступить так, как поступил в 1893 году мой покойный батюшка, Царствие ему Небесное, - Михаил перекрестился, - я не могу. Вести войну с Японией и одновременно таможенную войну с главным нашим торговым партнёром мы скорее всего не осилим. Получается куда ни кинь, везде клин. И наверняка немцы ещё затягивать переговоры будут. Они в отличии от нас себе это позволить могут, потому как руки у них ничем не связаны. Вот такие дела!
   Михаил взглянул на новоиспеченного статского советника.
   - То есть переговоры по новому конвенционному соглашению начались. И начали их германцы? - уточнил Александр.
   - Да. Но затянуть эти переговоры они могут ещё почти на год. А потом ещё его утверждать Рейхстагу. Я три дня назад отправил в Берлин Витте. Переговорщик он неплохой. Посмотрим, что из этого выйдет. Но чудес я не жду.
   - Мда! - покачал головой князь, - Но в общем ожидаемо. С другой стороны многие таможенные ставки у нас сейчас излишне высоки на мой взгляд.
   - Излишне? - переспросил Император. - А упущенные доходы казны мне с кого брать прикажешь? Опять с крестьян? Так с них уже больше ничего не возьмёшь. Акцизы и так задраны высоко. Наше машиностроение и нарождающуюся химическую промышленность немцы удушат своими дешевыми товарами. Между прочим у тебя самого доходы упадут.
   - Все это так, - согласно кивнул князь, - однако ты можешь ввести иные налоги на те же немецкие химию или машины. Не прямо на немецкие, а на группы товаров, завезённые в страну извне по ставкам ниже установленного правительством порога. То есть это не пошлина на товар, а налог, который каждая страна устанавлмвает самостоятельно. Например, какой-нибудь налог с оборота. Или гербовый сбор. Да много приёмов можно придумать, если захотеть. И сделать это в тот момент, который ты выберешь сам. То есть когда ты будешь к этому готов. А на ввоз части товаров можно вообще наложить временный запрет под каким-то благовидным предлогом. Или взять их чёрный металл. Сейчас германские металлургические концерны его продают на экспорт существенно дешевле, чем внутри страны. И их государство содействует этому экспорту некоторыми способами. Так в общем-то делают во всех странах с товарами, которые производятся в избытке. У нас тоже. Но не в этом суть. Вполне можно устроить антидемпинговое расследование и внутри страны наложить на подобные товары отдельных производителей дополнительные пошлины или налоги. Либо осуществлять ввоз какой-то части товаров только с помощью казны, об'явив казенную монополию.
   - Хмм! - заинтересовался Михаил, - ну даже если это и так, тут нужно с нашими налоговиками говорить, то не все ввозимые конвенционно товары подпадут под подобные налоги. Значительная часть выпадет. А Берлин аналогично может поступить с нашими товарами.
   - Не все, - согласился Александр. - Но суть не в этом. Когда придёт время, подобными мерами можно будет разрушить невыгодный России договор и усадить Берлин за стол переговоров.
   Михаил откинулся на спинку кресла и раздосадованно проговорил,
   - Все это проще сказать, чем сделать. Да и вообще никто так не делает. К тому же это наверняка приведёт к внешнеполитическому кризису...
   - Государь, мы стараемся быть большими европейцами во взаимоотношениях с Европой чем они сами. Только европейцы этого никогда не оценят. Мы для них всегда останемся азиатами. При этом они никогда не стесняется поступать так, как им выгодно. Так почему мы обязаны поступать иначе? Ты Император России, и обязан заботиться о своих поданных. О чужих подданных пусть заботятся их правительства. Ещё германский канцлер Бисмарк говорил, - "Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут, не надейтесь, что на иезуитские договоры, которые якобы вас оправдывают. Они не стоят бумаги, на которой написаны. С русскими нужно играть честно, или не играть совсем". Это не дословно, но где-то близко к тому.
   - Хмм! Он действительно говорил это? - переспросил Император.
   - Вроде бы да. Но если даже это не так, то почему бы в нужный момент подобные слова не сказать русскому Императору?
   - Мда! Умеешь ты приободрить, - Михаил встал из-за стола, подошёл к окну и долго смотрел на неуютный осенне-зимний пейзаж за окном.
   - Как-то оно там пойдет...? - не обращаясь ни к кому конкретно проворчал он. Потом обернулся и уселся на подоконник.
   - Вот и получается, что для того, чтоб заключить нормальный договор, нужно показать силу на Тихом океане. Да ещё при этом не сильно влезть в долги, - невесело резюмировал он.
   - Государь, я действительно считаю, что некоторые пошлины излишне велики. Из-за них и из-за золотого обеспечения рубля за несколько лет к нам в страну пришёл большой европейский капитал. Вроде бы это неплохо на первый взгляд. И Витте этому немало поспособствовал. Но за счёт высоких пошлин этот капитал получает сверхприбыли. По-хорошему, те же французы и бельгийцы, построив металлургические заводы и шахты на юге страны ничего нового технически нам не принесли. Зато теперь иностранцы в важнейшем регионе контролируют более половины выделки чугуна и стали. И до половины добычи угля. Они уже организовали синдикат по продаже своего металла. Туда пока вошли не все, кто мог бы, но это только пока. Цель вроде бы благая - снижение издержек при реализации своего товара. Сейчас эта организация распределяет квоты на казенные заказы между своими заводами. Это уже монополист. Нынче в кризис у нас избыток мощностей по выделке чёрного металла. Так что снижение издержек - это вроде бы правильно. Но разве цены на металл после образования синдиката снизились? Нет! При этом русская казна через ценовую политику поддерживает в том числе и пришедших сюда иностранцев за собственный счёт. Не учитывая то, что эти иностранные капиталисты легко могут кредитоваться у себя на родине под процент вдвое ниже, чем русские заводчики. Сейчас страна вроде начала выходить из кризиса. Но тот же Продметалл с наступлением лучших времена и не подумает самораспуститься. Цель любого капиталиста - получение максимальной прибыли. А потому целью любого монополистического синдиката будет являться продажа своей продукции по максимальным ценам. Сделать это можно, ограничив поступление продукции на рынок и казне. При избытке мощностей по выделке металла мы очень скоро получим его недостаток на рынке. Если в зародыше подобные монополии в зародыше не убить, то потом определять порядки на наших рынках будут в Париже, а не в Санкт-Петербурге. Монополия - это спрут. Избавляться от него нужно пока он не опутал страну своими щупальцами и не начал пить из неё кровь, считая себя в праве это делать на постоянной основе.
   Выслушав весьма убедительную речь новоиспеченного статского советника и немного помолчав, Император ответил,
   - Хорошо, я тебя услышал. Я подумаю, как быть.
   Он вернулся за стол, а потом спросил, кивнув на тонкую папку, оставшуюся в руках князя,
   - У тебя что-то ещё?
   - Да, Государь. Приберег тебе напоследок подарочек.
   Михаил подозрительно посмотрел на собеседника,
   - А он мне точно понравится?
   - Даже не сомневайся, - улыбнулся Александр и отдал папку самодержцу. - Подарок добрый, как раз ко времени. Видишь ли, мои инженеры долго мучились над одной проблемой. Аж 10 лет. Но, наконец, частично ее решили. В общем я могу со своих пермского механического и челябинского заводов поставлять казне стальные гильзы для снарядов трехдюймовок и нашей гаубицы. Но у новых гильз пока есть один существенный недостаток. Их нужно использовать в течении года с момента снаряжения. То есть это технология как раз для военного времени. Станки для изготовления гильз тоже мои. Но на них можно изготовлять хоть стальные, хоть латунные гильзы. Только перенастройка с одного на другое, не сказать, чтоб простая.
   - Так-так! Это действительно добрая весть! - улыбнулся Император, имевший к артиллерии большой интерес, - А цена на гильзы?
   - Та же, по которой Мотовилихе сейчас в МИРНОЕ время засчитывают гильзы в казну. - Но заметив разочарование на лице Михаила, Александр быстро пояснил, - Извини, дешевле никак пока не получается. Там все не просто. Но заметь, я не зря оговорился про мирное время. Если и когда война начнётся, так сразу цена на медь, включая импортную вырастет. Потому как вырастет потребление. Соответственно подрастает цена и на латунные гильзы. Причём чем серьёзней война, тем больше вырастет цена на медь. А вот мои стальные так останутся в прежней цене. Ну а цены частных заводов, кои нынче казне снарядные гильзы поставляют, и сейчас выше пермских. Так что государству прямая экономия. И денег и меди. Но только во время войны. Ну ещё на практические стрельбы их пускать можно. А насчёт проверки... В Перми их испытывали. Скажем так, частным порядком, но вместе с представителями казённого завода. В папке все данные по этому делу. Комиссию для официального испытания гильз все равно составлять нужно. Думается, что не стоит пока везти их сюда, на столичный полигон. Ну чтоб лишний раз не возбуждать интерес официальных иностранных шпионов. Они потом все равно узнают. Но чем позже, тем лучше. Все равно снаряды с этими гильзами в мобилизационный запас закладывать нельзя.
   - Ладно! - Михаил постучал пальцами по столу. - Спытаем мы твои гильзы. Ежели все так хорошо, как ты говоришь, значит доброе дело сделал... А об'емы какие дать можешь?
   - Об'емы немалые могут быть. Там в бумагах все подробно расписано. Но изначально нужны испытания. А то вдруг ГАУ заартачится. И еще. Передать технологию на казенные заводы в ближайшие год-два не получится. Металл там особый на гильзы идёт. Технология через это хитрая. А вот станки, настроенные для выделки латунных гильз, уже можешь у меня заказывать. Это всегда пожалуйста.
   - Хорошо, учту. Раз такое дело, комиссию за пару недель соберем.
   Михаил помолчал, покрутив перед собой на столе ручку-самописку.
   - Александэр, - начал он, - вот ты снаряды делаешь, гильзы делаешь, части к орудиям, станки опять же. С твоей немалой помощью всем миром сделали отличные пушку и гаубицу. А ты сам орудийный завод поставить не хочешь?
   Князь ответил сразу, а после некоторой паузы,
   - Может когда и сподоблюсь. Но у меня есть мысль получше. Пусть орудия делают те, кто это умеет. А я их буду продавать за границей. Вот смотри. По сути перевооружение на сухопутные орудия новых типов только началось. Ну не только что, но не так давно. Все крупные частные орудийные фирмы работают и на внутренних и на внешних заказах. А у нас казенные заводы только для своей армии пушки выделывают. Но ведь и пушка и гаубица у нас получились очень приличные. При этом у заводов наших всегда есть резерв мощностей. Вот ежели орудия в войне себя покажут, так, глядишь, ими можно будет заинтересовать иностранных покупателей. Если получится, так и заводы себе на денег заработают и казну в результате периодических вынужденных простоев в убытки вводить не будут. Ты же сам знаешь. Сегодня заказ есть - завод работает, завтра - нет, и рабочие зубы на полку кладут, а казна убыток подсчитывает. Ну и мне процент посреднический от сделки не помешает. Вот такая у меня есть идея.
   Михаил хмыкнул.
   - Русские продают свои орудия, конкурируя с Шнейдером, Виккерсом, Круппом и так далее? Ну, не знаю. Попробовать, конечно, стоит. А вдруг выгорит. По крайней мере кто-нибудь, может и правда, заинтересуется. Но это потом, не сейчас.
   - Так я и не тороплюсь. Мне сейчас тут дела кое-какие сделать, да на Дальний Восток дорога. Там я только японцам наши орудия смогу прорекламировать, - хохотнул напоследок Агренев.
   - Да уж, - поддержал шутку Император, - ты там уж постарайся. Только опять повторюсь, сам вперёд не лезь!
   - Не буду, не буду! - пообещал Александр. - Михаил, у меня к тебе вопрос..., мне тут сказали, что у тебя беседа с московскими купцами была?
   - Мда, все то ты знаешь, даже если тебя рядом не было. Хотя это не особо и секрет. Да, с богатыми купцами из Рогожской общины беседу имел. Сам же меня просил об этом подумать. Вот я и надумал. Не дело, что мы своих русских людей зажимаем, а всяким иностранным капиталистам, католикам и протестантам на своей земле излишнее позволяем. В общем я староверам кое-что пообещал, и они мне тоже кое-что пообещали. А так... им с Рождества Христова алтари закрытые в их храмах откроют. И перестанут чинить препятствия в некоторых делах. К сожалению, об возможном воссоединении церквей речь врядли может идти. Хотя может когда-нибудь подобное и произойдет. Если Синод и ихняя верхушка сподобятся и начнут делать маленькие шаги навстречу друг другу. Я даже не представляю, каким образом такое может быть. Но попытаться стоит. Может и получится, если обе стороны этого захотят.
   - Каждая большая дорога, Государь, начинается с маленького шага. И то, что ты сделал нашим староверам шаг навстречу - это очень здорово! А там поглядим. Пока есть возможность идти навстречу, нужно идти. Вот ей Бог, - Александр перекрестился, что делал нечасто, - там тебе воздастся за это. И тут зачтется. Ведь эти староверы по-хорошему обладатели очень больших капиталов. И кто знает, что у них ещё может быть в кубышках...
   - Ну, насчёт того места, где воздастся, мне ещё рано думать, - махнул рукой Михаил, - хотя на все Божья Воля. А то ведь до той поры здесь проклянуть могут. Победоносцев как узнал, так опять просить отставки приходил. Я его пока на время от этого шага отговорил, потому как не время нынче, но чую, что уйдёт он все равно. Вот как указ по образованию новой зоны в Сибири для переселения евреев подпишу на днях, так он точно в отставку уйдёт. А жаль. И не подписывать нельзя. Вот такая, понимаешь, у меня дилема!
  
   Возвращался из Гатчины на своём автомобиле Александр в неплохом настроении. Ситуация в стране, если исключить не слишком радужную экономическую, была в целом неплоха. Вовремя все-таки случилась эмм... скоропостижная кончина Николая II, за которой последовал, как говорят либералы и социалисты, "разгул реакции". Карающие органы встряхнулись и интенсивно принялись за работу. Притом были существенно пополнены людьми. И пусть эти новые люди в Охранном отделении ещё только набрались мастерства в процессе работы, но ведь там и старые никуда не делись. Потому борцы за свободу как из низов, так и из верхов сейчас предпочли залечь глубоко на дно или вообще покинуть пределы Империи. Причём в последнем случае даже это не гарантировало им сохранение спокойствия. Нет, нельзя сказать, что нынче в России царила тишь хотя бы потому, что социальные противоречия никуда не делись и экономическая ситуация была не лучшей. Но все-таки этот вариант Александру нравился больше. Если сильно утрировать, то хоть и нельзя сказать, что сейчас Михаил 2 прочно утвердился на престоле, но с другой стороны власть показала и силу и способность договариваться. Причём выходило, что договариваться она могла с самыми разными слоями населения. И с богатыми староверами, и с иудеями, и с рабочими. И в перспективе вероятно с либеральными интеллигенцией и дворянством. А крестьянство уже получило пряник в виде прощения части недоимок и возможности выхода из общины. Так что тыл в предстоящей войне на какое-то время скорее всего был относительно защищен. Тут несомненно была и его личная заслуга. И не в последнюю очередь благодаря не малому куску периодической прессы, которой он теперь владел. Этакая мягкая сила. Её присутствие почти не ощущалось, но она была. И в нужный момент уже серьезно могла влиять на умы населения. Для той части прессы, которую он теперь мог контролировать, уже была составлена программа тона, который необходимо выдерживать на протяжении долгого времени. Патриотический под'ем с началом войны на Востоке неминуем, но изначально нужно было не допустить патриотического угара, который быстро пройдёт особенно с первыми неудачными действиями русской армии на полях сражений. Последние неминуемы из-за малого количества войск на первом этапе войны. А вот дальше как раз и начнётся самая трудная работа прессы - поддержка этого самого патриотизма и веры в победу. И там уже точно пойдут в действия самые грязные приёмы охмурения умов, если неудачи на фронте затянуться. Впрочем больше полугода с начала войны находиться на Дальнем Востоке Александр не планировал изначально. Как уж там пойдёт война, ещё не известно, но тыл - а это по сути вся страна, был важнее. Проиграть на Тихом океане сильнее чем в ином варианте истории вроде бы было нельзя. Тем более с привнесенными им самим плюшками. А вот тыл проигрывать было категорически нельзя! Недопустимо. Иначе трон под Михаилом может зашататься, и все многолетнее прогрессорство Александра пойдёт псу под хвост. Восшествие на трон в результате дворцового переворота условных Владимировичей может и без всякой Мировой войны привести к превращению страны в колонию. Причём последующей мировой бойни никак не отменяет. И тогда останется самому строить социализм, если его раньше не пристрелят в процессе социальных преобразований и гражданской войны, что очень даже вероятно. Потому как иного пути к этому моменту у страны скорее всего просто не останется. Совсем!
   Но этот вариант, слава Богу, пока выглядит маловероятным. Хотя и может реализоваться, как говорится, несмотря на. Это с одной стороны. А вот с другой, все его прогрессорство, вся его экономическая империя пока по размерам капитала не слишком превышает сумму, которую сейчас выплачивает Россия по собственным долгам. Причём часть капитала вложена за границей в том числе в некрупные пакеты акций перспективных компаний. Большинство при продаже принесёт неплохую прибыль. Но именно при продаже. Продавать явно придётся на предстоящем витке экономического под'ема. Жаль, конечно, но приложение этих денег в России важнее. Теперь важнее. И главное теперь возможно. Хотя бы потому, что у него наладилось поступление обученных инженеров и рабочих. Но, блин, как же не хватает денег. Тут и на порядок большие капиталы могут не спасти страну в Великую бойню, если та затянется. Деньги... Навязчивая проблема, становящаяся идеей фикс. В Империи категорически не хватает собственного капитала для развития промышленности. А допуск иностранных инвестиций приводит к тому, что целые отрасли попадают в руки иностранных упырей, готовых сосать соки из страны, но не приносящих в страну ничего особо нового. И не факт, что даже государственное регулирование допуска иностранного капитала тут поможет. Это если оно ещё будет. Вот и получается, что что бабки нужны гигантские. Такие в кладах и в отделениях чужих банков не лежат. А курочка по зернышку... В какой-то момент курочке навярняка снесут голову и отправят в суп, как бы тщательно не прорабатывались операции. Поэтому этот путь теперь, считай, закрыт. Грабить теперь можно только в соответствии со статусом. Так как грабят прочие капиталисты - обирать население и более слабых конкурентов. Но много и подобным путём тоже не наберешь. Тем более, что самая доступная среда для него - это все та же Россия. Оно, естественно, заманчивое занятие разорять иностранных конкурентов, вот только капиталов в стране от этого не прибавится. Они просто сменят собственника на более правильного. Ну по крайней мере с его точки зрения. Так ещё и защитники всякие найдутся. Здесь бы, конечно, лучше поворачивать финансовые аферы за границами Империи, вот только в прошлой жизни ни с чем подобным он не был раньше связан, а потому не в курсе нужных приёмов раздевания соперников. А те приёмы, которые ему доступны, тут и без него известны. Так что ничего нового он в этом плане привнести не может, как бы ни хотелось. Да и чужой он в для рынков других стран. А чужаков, тем более успешных, не любят нигде.
   Взять хотя бы ту же Францию. За всю игру на биржах Парижа в кризис весь итог выразился в обретении, считай, за бесплатно небольшого банка южного побережья Франции с тремя отделениями в разных городах. Теперь то отделений уже шесть, и их число будет постепенно расти. Вся та мудреная комбинация была затеяна для того, чтоб присосаться к части больших французских финансовых ресурсов и для последующей перекачки их в Россию на собственное благо. Причём сам по себе этот процесс ещё по сути не начат. Более того самому придется около двух миллионов вложить в расширение филиальной сети. Но это пока. Вот после войны можно будет и приступать к этому делу. А там посмотрим, нужно ли будет валить этот банк, когда придёт время, оставив вкладчиков с бесполезными бумажками на руках, или процесс перекачки дешёвых финансовых ресурсов можно будет сделать постоянным. Постоянное, естественно, лучше, даже если придётся за это платить проценты. А там грянет Первая мировая и ... Посмотрим.
   Всем этим почему заниматься приходится? Да потому, что одним производством подобных бабок заработать при жизни не удастся, как ни старайся. Несмотря на все послезнание о перспективных тенденциях и местах залегания под землёй всякого полезного, которые удалось выудить из собственной памяти. А ведь ещё огромные деньги приходится тратить на обучение собственного персонала. По идее в нормальной стране об этом, ну вернее хотя бы о начальном образовании и высшем тоже, должно заботиться государство. Но мы ведь в России живём, где всегда всего не хватает. Поэтому на своих будущих и настоящих работников приходится тратиться самостоятельно. По этой же причине приходится вкладываться не только в условное машиностроение и химию, как хотелось бы, а ещё в кучу того, чего в стране либо нет, либо сильно не хватает. Конечно, подобные вложения позволяют использовать мало квалифицированную рабочую силу, коей в России пока в достатке. Но хотелось то иного. А вообще после предстоящей войны все-таки стоит серьезно подумать над вопросом, а нужны ли ему те же вложения в аграрную и лесную компанию. Ведь по сути отрасль, почитай, создана и никуда из страны уже не денётся. Здесь, конечно, в случае, если он решит полностью или частично избавится от этого ресурса, придётся как-то позаботиться о том, чтобы компании не попали в иностранные руки. Хотя ни черта не понятно, как это можно будет сделать. Но похоже сокращать свой пакет до минимальных 25 % все равно придётся. На машиностроение и химию нужны деньги. А к тяжелому машиностроению - прочной основе экономического развития страны он, считай, ещё не приступал. И не факт, что в ближайшие лет пять ему это удастся. Потому как идёт явный рост спроса на сельскохозяйственные машины. Не трактора, а всякое другое попроще. И похоже рост предстоит устойчивый. Не удастся как следует влезть в этот рынок, - он весь достанется немцам. То есть на рынке будет главенствовать импорт. По-хорошему, тут всего лишь нужно дать денег и оборудование тем, кто в этом хорошо разбирается. Для развития ихнего производства. Ну и свои заводы отчасти, именно отчасти, задействовать в пределах их производственных мощностей. Незачем давать немцам широкое поле для деятельности. Но ведь на это тоже придётся выделить денег.
   А взять ту же химию. Блин, тут вообще поле непаханное. И разбрасываться нельзя. Придётся тянуть только отдельные направления. А потому тот же калий на верхней Каме придётся кому-то преподнести на тарелочке с белой каемочкой. Ничего сложного в его добыче и разделении на калиевые и натриевые соли нет. Тот же Абемелек-Лазарев вполне потянет подобное дело. Те же шахты, только не угольные, а соляные. А оборудование вполне можно купить. Калийные удобрения дадут ему такой же стабильный доход, как и добыча угля. Мда. Только сначала это месторождение отыскать нужно. Оно вроде бы не на его землях. Вернее не только на его. А значит как-то нужно позаботиться и о том, чтобы после того, как весть о наличии калийных солей на Каме разнесется по стране, соседние территории не достались иностранцам. Ведь скупят все очень быстро. И как это сделать, спрашивается? Не самому же лезть в это дело? Или плюнуть, пусть пока полежит до того момента, когда у самого руки дойдут? Может и так, особенно если придётся продавать свою аграрную компанию. Опять все упирается в деньги. Вот ведь гадская вещь, которой вечно нужно на порядок больше, чем имеется. И это при том, что он, почитай, почти сотню миллионов здешних местных денег сакуммулировал в своих проектах. Начиная с денег Великих Князей, обычных князей и графов, ну и так далее. Все шло через акции и облигации открытых акционерных обществ, а также через личные векселя князя. Его банк "Русский капитал" ещё даже не выходил по-хорошему на рынок заимствований. Там тоже можно миллионов пятьдесят будет занять. Но все это деньги чужие. Не дай Бог что, вкладчики прибегут за своими накоплениями в самый неподходящий момент. А неподходящий момент случается именно тогда, когда его никак не ждут. И перезанять подобные суммы можно будет только под крайние условия. Мда!
   - Александр Яковлевич, подъезжаем! - отвлёк Агренева от раздумий командир группы телохранителей.
   - Хорошо Матвей. Я тут задумался слегка...
  
   Скинув в прихожей верхнюю одежду, Александр прошёл в гостиную. В кресле у камина сидела Надя с раскрытой на коленях книгой. Она вопросительного посмотрела на супруга,
   - Надь, можешь меня поздравить со статским советником, - улыбнулся Александр. - И Михаил передавал тебе большущий привет.
   Он подошёл, уселся на карточки перед супругой и, взяв в руки её ладонь, поцеловал её. Надя вз'ерошила его голову другой рукой и ответила на поцелуй. А потом отстранившись от мужа с подозрением заметила,
   - Вот только, боюсь, что хорошие новости на этом заканчиваются...
   - Ну почему прям сразу заканчиваются? Я тебя люблю, и это главное!
   - Опять уезжаешь...! Саш, а ты не забыл, что у меня..., у нас скоро родится ребёнок? Ты обо мне подумал? - Надя закрыла лицо рукой. - Вот за что мне такое?
   - Милая, понимаешь..., - Александр говорил медленно, стараясь по возможности найти нужные слова. - Это не вопрос каких-то денег. Да гори они огнём. Просто... Просто сейчас наступает критический момент в истории нашей страны. Это не многим понятно, но это так. Мы не имеем права проиграть! Не можем. Иначе потом судьба страны может измениться кардинально. Вплоть до того, что может так статься, что нашему будущему малышу потом не найдется места в этой жизни. Поверь мне.., я знаю, что это так. Как бы чудовищно это не выглядело. Мы ... Не ... Проиграем! А ещё... ещё я тебе обещаю, как и обещал Михаилу, что ни в какое пекло я сам не полезу. Мне это не нужно. Моя задача - сделать так, чтобы другие выполнили все от них зависящее, чтобы враг и думать забыл о том, что нас можно победить, пока мы ещё слабы на Дальнем Востоке. И еще, милая,... Я вернусь ДО конца войны. Потому что я тебя люблю, и потому... Потому, что так надо!
   - А ещё..., - он поднял Надю с кресла и подхватил её на руки, - ещё у нас есть две недели до моего от'езда.
  
   -----------------
  
   Ноябрь 1903 года
  
   Лунев устроился в уютном кресле напротив князя, приготовил блокнот с ручкой и обратился в слух.
   - Вениамин Ильич, - начал князь, - я принял решение продолжить структурирование нашего концерна, дабы получить с имеющихся у нас активов максимальный возможный результат. С этой целью необходимо выделить имеющееся у нас угольное направление в отдельную компанию. Мы имеем значительные активы по всей стране - в Донбассе, под Челябинском, в Кузбассе, в Иркутской губернии, и в Приморье. Спрос на уголь в Империи растёт из года в год так, что производство за ним не успевает, так что стоимость этих активов имеет огромный потенциал роста. С одной стороны для развития этому направлению нужны большие капиталы, а с другой стороны неплохо было бы не только получить их за чужой счёт, а также получить пусть не прямо сейчас, но в близкой перспективе деньги на иное за то, что мы в своё время сделали успешные инвестиции. Потому я принял решение, как уже сказал, во-первых, выделить угледобычу в отдельную компанию, а во-вторых, провести её акционирование и получить крупный облигационный заем. Может быть и не один. Соответственно, нужно зарегистрировать новую компанию. Пусть она называется Россуголь. Впрочем, на названии я не настаиваю, если вам удастся подобрать более броское. Далее..., следует перевести на неё все имеющиеся в собственности, аренде и прочих формах активы. Туда же перевести соответствующий подвижной состав и сбытовые структуры.
   - В этой папке, - Агренев передал своему стряпчему тонкую укладку, - мои соображения на этот счёт.
   Папка быстро исчезла в бронированном чемоданчике, и Вениамин Ильич набросал несколько строк в своём блокноте. А его наниматель продолжил выдачу ценных указаний,
   - Думается, что не будет лишним включить в активы компании и Сулимский механический завод в виде вишенки на торте, - усмехнулся князь. - Он уже сейчас производит некоторое горное оборудование в том числе и на продажу. И это направление при расширении об'емов угледобычи следует всемерно поощрять. Плюс следует посмотреть на вот какой момент. Не будет ли полезным перевести на Россуголь владение новопостроенным участком железной дороги в Кузнецком угольном бассейне? Русской оружейной компании он по сути не слишком нужен, так что если таковая возможность юридически имеется, то ее следует использовать. Что же касается руководства Россугля, то я уже попросил наших безопасников и Александра Владимировича начать подбор кандидатов.
   - Хорошо, Александр Яковлевич. С Экибастузом как быть? Вы про него ничего ничего не сказали.
   - Экибастуз включать в компанию не стоит. Нормального выхода на сеть железных дорог экибастузский уголь пока не имеет, и да добывается там мало при потенциальной возможности выдавать на гора на порядки больше, а потому при акционировании актив будет сильно недооценен. К тому же некоторые другие соображения у меня на этот насчёт имеются. На мой взгляд земель, богатых углем, там у Иртыша намного больше, чем сейчас используется. Но потом, когда компания будет оформлена, мы купца Дерова известим о её создании. Что же касается сроков выхода за привлечёнием стороннего капитала, то думается, что это произойдёт не раньше, чем будет построены вторые пути на участке от Челябинска до Оби и пропускная способность Сибирского пути сильно возрастет. То есть не раньше, чем через пару лет. А скорее всего и позже.
   - Долгосрочные контракты постепенно переводим на новую компанию?
   - Да. Те, которые просто можно переписать на Россуголь, те переводим. И новые заключаем на него же. То, что сделать затруднительно или невыгодно, то оставим на тех компаниях, на которые они записаны сейчас. А по истечении срока контрактов новые будут заключены уже от Россугля.
   - Хорошо. Вообще я нечто подобное я уже сам обдумывал. По-моему, нам по одним акциям удастся получить на порядок больше, чем мы уже вложили в это дело.
   Князь Агренев улыбнулся.
   - Думаю, даже больше чем на порядок. Вспомните конец 90-х годов. Ведь люди расставались с деньгами просто за обещание условной компании "Рога и копыта" что-то организовать на пустом месте, которое подчас никто и не собирался выполнять. В подобных масштабах такое конечно если и произойдет, то не скоро. Но в данном случае у нас выходит очень крупная компания, единственный недостаток которой заключается в том, что большинство её активов находится за Уралом, а на Юге России у неё земель, перспективных на уголь, маловато. Но продажи угля у нас растут и растут хорошо. И перспективы огромны. По-хорошему, нужно было бы ещё до акционирования прикупать земли в Донбассе и развивать в первую очередь их, но денег на это, как вы понимаете, особо нет. Однако впоследствии, когда компания уже будет более менее организована, можно будет переговорить с Рябушинскими и Алчевским на предмет их возможного вхождения собственными угольными активами в Россуголь. Тогда на Юге и покупать ничего не нужно будет. Но это потом по ситуации решать будем.
   - Хмм! В случае вхождения Рябушинских и Алчевского, мы также рискуем продешевить при акционировании, - улыбнулся Вениамин Ильич.
   - Посмотрим. Это как раз не горит. По-хорошему, мы в любом случае продешевим. Но ждать, когда в Сибири и на Дальнем Востоке наконец появится дельная промышленность, потребляющая много угля, мы тоже не можем. Просто не доживем до этого счастливого момента. Потому некоторые, в том числе и возможные активы, я в Россуголь включать не намерен. Тот же Экибастуз и возможные угольные концессии южного Кузбасса, до которого мы рано или поздно все равно доберемся. И пласт под Челябинском, который мы разрабатываем разносом, пойдёт для Россугля только в концессионную разработку. Права собственности на него я оставлю за РОК. В любом случае я намерен получить за долю в активах максимум, отдав как можно меньше. Лучшим для нас вариантом было бы вообще только привлекать заемные средства через выпуск долгосрочных облигаций, но врядли это получится сделать без акционирования. Часть акций все-таки придется выпустить в свободное обращение в том числе и на заграничных рынках. Кое-что на этот счёт я придумал. Но об том пока рано говорить.
  
   ---------------
  
   Ноябрь 1903 года.
  
   Иван Михайлович, он же Джон Браунинг с удовольствием прошёлся вдоль стеллажей с образцами оружия. Тут были и серийные образцы и эксклюзив и новинки, ещё только готовящиеся к производству, и опытные образцы, и то, что по каким-то причинам не пошло в серию. Выбор на любой вкус и калибр. Глаз любого мужчины откровенно радуется подобному изобилию. А уж глаз оружейника и подавно. Такая выставка устраивалась до этого всего один раз. В 99м году. Да и предназначена она всего для нескольких людей. Главных людей Российской оружейной компании и прочая и прочая. Эта вторая по счёту. Завтра должен под'ехать князь. Кое-каких образцов не было даже здесь. Руководство о них знало, а прочим знать было не обязательно. Причём Джон подозревал, что кое о чем не знает даже он - главный оружейник компании. Но это его нисколько не огорчало. В конце концов у всех есть свои маленькие тайны. И дело совсем не в недоверии. Как сказал однажды князь Агренев, "меньше знаешь - крепче спишь". А имея дело с производством и оборотом оружия, иногда приходится и переступать черту. Такая уж здесь специфика.
   Джон подошел к очередному стеллажу, который был посвящён калибру 4,2 русских линии. Вернее ему и тому, что можно сделать из огромных запасов русской винтовки Бердана. А сделать можно было очень и очень много. Самое простое - дробовики нескольких калибров. Рассверливанием стволов и кое-какой переделкой берданок в охотничьи ружья занимались даже кустари в Туле и Ижевске. А также сами эти заводы. И в сумме выделывали в год наверно тысяч по двадцать дробовиков в год. Российская оружейная компания, ставшая инициатором подобного производства, ещё в 98-м году прекратила эти работы. Слишком дёшево стали стоить подобные вещи. Выгоды почти никакой для большого завода. Аналогично обстояло и с берданками, переделываемыми под карабин. Возни немало, а прибыли кот наплакал. Но в переработку ещё вполне годные берданки пошли только пару-тройку лет назад, потому как они пока ещё стояли на вооружении русской армии, хотя активно вытеснялись новыми МАГами и Агренями. Все это уже неинтересно с точки зрения компании, хотя и связано с её историей производства. А вот дальше шли более интересные вещи. Взять хотя бы этот двухствольный штуцер. Вообще это разработка Мосина и Федорова, но начали его выпускать именно в Коврове. А уж потом к выделке подключился Сестрорецкий казенный завод. Оно и понятно. Как казенные заказы сильно сократились, заводы начали искать, чем занять имеющиеся мощности и рабочих. У оружейной империи князя Агренева уже лет пять нет казенных заказов кроме как на пулеметы и взрыватели. Так что приходится крутиться с выпуском все большего ассортимента оружия для гражданского рынка. И хотя сейчас наклевывается мексиканский заказ, но как говорят русские, это еще бабушка надвое сказала. Конкурс на винтовку для мексиканской армии РОК выиграла, но с деньгами у мексиканцев всегда были проблемы. Вот и сейчас они просят осуществить продажу в рассрочку или за что-то еще, производимое в их стране. И не понятно, выгорит сделка или нет...
   Ладно, черт с ними, с мексиканцами. Вот греки - это другое дело. Они более ста тысяч винтовок заказали. И хотя есть некоторые опасения насчёт своевременной оплаты, но они точно от нас никуда не денутся. Наша винтовка у них уже на вооружении. И они ей даже повоевать успели. А то, что не слишком успешно, так это не от винтовки зависит. Впрочем оплата заказа - это головная боль коммерческого отдела.
   Возвращаясь к оружию... Мда, вот взять этот штуцер. Он вполне достаточен для того, чтоб с охотиться на любого зверя Северного полушария. Ну, правда, если из него исключить Африку и Индию. Отличная в сущности вещь. При этом не слишком дорогая. У него у самого такой дома имеется, правда сделанный в эксклюзивном варианте под патрон с бездымным порохом. Причём из обрезка ствола берданки ещё выходит ствол револьвера. А вот кстати и сам револьвер. РОК выставила его на армейский конкурс в САСШ. К сожалению, уже ясно, что победить в нем не удастся. И дело не в том, что их револьвер хуже. А в том, что в Америке тоже имеются запасы устаревших винтовок, которые тоже можно переработать на что-то более полезное. А потому после некоторых размышлений Штаты выбрали калибр 0.45 дюйма, что сразу отсекло от конкурса ненужных иностранных конкурентов. Врядли, конечно, в Америке будут переделывать старье в новые револьверы, но факт остается фактом. САСШ сохранили привычный для себя калибр. С другой стороны наш револьвер уже разработан, причём с несколькими вариантами длины ствола. Оружие большой оставливающей силы. И также под бездымный порох. Пускать в свободную продажу такой в России и в некоторых странах Европы нельзя. Но Джон был абсолютно уверен, что револьвер обязательно найдёт своего покупателя. Может даже сама русская армия или полиция им заинтересуется. Правда у русских вечная проблема с деньгами. А так оружие получилось намного лучше, чем еще стоящий на вооружении револьвер Смита и Вессона. Потому как тому, что пришло на его замену ... Мда... остановливающей силы пуле трехлинейного револьвера все-таки недостостаточно. Все хорошо - точный, ладный, отдача не сильная, в руке хорошо сидит, но калибр для войны все ж маловат. Срочно переделывать сделанный к американскому конкурсу револьвер в калибр .45 не стали. А не срочно его переделают у Стивенса в Америке. Все равно выпускать в России в его в американском калибре не будут, потому и торопиться было уже некуда.
   Джон взял в руки ещё один штуцер. Элитная вещь, спроектированная им самим под идею князя о мощных поясковых патронах. Стоит дороже пулемета. Но платить деньги есть за что. Это оружие для сафари на 'big five'. Здесь уж кроме старого русского калибра с берданкой вобще никакой связи. Рынок достаточно узкий, но очень вкусный. Охотники, которые едут охотиться в британские, французские и немецкие колонии не привыкли отказывать себе в хорошем оружии. Хотя те же англичане весьма консервативны в своих вкусах. И тем не менее. Оружие пошло. Не говоря о богатых русских охотниках и путешественниках. Была мысль сделать штуцер под немного меньший калибр, но принято решение пока обождать пару-тройку лет. Нужно сначала приучить подобных взыскательных покупателей к продукции РОК, а потом можно будет выпустить на рынок очередную модель. Джон усмехнулся. Никуда эти господа с большими деньгами от нас не денутся! Будут покупать как миленькие.
   А вот "Рокот' под тот же что патрон, что и револьвера. С берданкой опять же кроме одинакового калибра ничего общего не имеется. Это максимальный калибр для Рокотов. Выпускается на заводе очень малой партией на любителей. А подобных любителей больше всего как раз среди его бывших соотечественников. Американцы вообще любят все большое. Поэтому выделка отдана на американский завод Стивенса, который князь купил с потрохами. Англичане тоже предпочитают большие калибры в оружии самообороны, но их консерватизм частенько им мешает. Потому в Британии, вернее в ее колониях, предпочитают именно револьверы.
   А взять вот этот пистолет-карабин "Кнут" в калибре 4,2 линии. Конкретно данный образец с новым стволом. Но если вдруг будет нужно, то вполне можно использовать стволы от берданок. По сути это разборный карабин, потому как стрелять из него как из пистолета могут только очень крепкие парни. Очень уж сильная отдача. Зато с пристегнутой деревянной кобурой в качестве приклада совсем другое дело. В серию пока не пошёл. Из-за особой мощности. Патрон тот же что и револьвера и Рокота, но с большей навеской пороха.
   А вот последняя разработка Греве. Джон провёл ладонью по ладному помповому ружью. Валентин Иванович совместил ствол берданки с помповым принципом перезарядки ствола самого Браунинга. Вышла знатная вещица. И тоже не слишком дорогая в выделке. Впрочем ствол можно взять любой. Хоть новодел, хоть берданочный. И тут есть одна особенность. По какой-то неведомой Джону причине в России, да и в Европе тоже, на гражданском рынке оружия ружья со скобой Генри не пользовались большой популярностью. А вот помповики пошли. Если не на ура, то где-то близко к этому. В прошлом году удалось продать аж 27 тысяч дробовых помповиков в трех калибрах. Так что возможно и это ружье ждет коммерческий успех. Тем более, что князь Агренев категорически запретил продавать кому-либо лицензию на принцип помповой перезарядки. Оно и правильно. Поскольку товар пользуется все возрастающим спросом, то желающие будут платить столько, сколько запрошено. А купить можно только у нас. Монополия! И плевать на введенные теми же САСШ высокие таможенные ставки. Таможенные сборы просто лягут на потребителя. А этому пулевому ружью ещё только предстоит завоевать своего покупателя. Хотя князь почему-то высказывал скептицизм насчёт идеи нарезной помпы. Но это мы ещё поглядим!
   - Иван Михайлович, - к главному конструктору подошел начальник опытного цеха. - Где размещать экспозицию гранат, мин и прочего взрывающегося добра? Может мы их завтра перед приездом его сиятельства выложим у нас на верстаках?
   Браунинг на секунду запнулся, а потом ответил,
   - Нет, Пантелеймон Кондратьевич, ты их на третьем складе размести. Он сейчас наполовину пустой стоит. А столы ты знаешь, где на время взять.
   Когда начальник опытного цеха ушёл, Джон вернулся к осмотру образцов.
   Вот лежит пистолет-пулемет Мосина под этот же русский калибр. Может он когда-нибудь и пойдёт в производство. Но это наверно случится только тогда, когда какому-нибудь государству понадобится вооружить свою полицию скорострельным оружием с мощным останавливающим и убойным действием. А пока пусть полежит. Возможно когда-нибудь придёт время и этого оружия.
   Джон взял в руки мощную целевую винтовку с оптическим прицелом. Мда, это одна из его неудач! Оказалось, что даже на самом современном оборудовании не получается выдержать настолько идеальную геометрию ствола, чтоб сделать по-настоящему целевую винтовку в данном или большем калибре, стреляющую более чем на три четверти версты с нормальной точностью даже с сошек. А может здесь виноват порох или пуля? Скорее всего и то и другое, и ещё ряд факторов. Потому у целевых калибр 9 мм так и остался максимальным, в котором они выделываются мелкой партией. В продажу целевые винтовки вообще не поступают. Князь наложил запрет. Разве что казна недавно заказывала полторы сотни штук, а потом дозаказала ещё немного.
   Рядом с самого края лежали две фантазии мастеров опытного цеха. Именно, что фантазии. Он сам дал указание не доводить их до ума, потому как ничего хорошего из этого не выйдет. В производство они точно не пойдут, а значит нет смысла тратить на их доводку силы и время. Джон улыбнулся, - и все равно это история компании и история оружия. А значит им здесь место.
   Браунинг обошел несколько стеллажей и подошёл к стенду с легкими пулеметами. Несколько вариантов. Его боль последние три года. Не выходит пока у него лёгкий пулемет. Он и его опытные мастера бьются, как рыба об лед, а пока не получается. И проблем не одна, а сразу несколько. Тут и рантовый русский патрон, и качество материала ствола, и проблемы с креплением магазинов и ещё пара не очевидных вопросов. Грум-Гржимайло по нужному сорту стали пока разводит руками. Не получается у него повторяемость в плавках металла. Но Владимир Ефимович не теряет духа и сейчас возлагает надежды на электрометаллургию. Надо сказать, надежды обоснованные. Достраивается опытно-промышленная установка. Так что через полгода, глядишь, и получатся нужные сплавы в товарных количествах. А вообще дело с пулеметом, конечно, движется потихоньку. Но именно потихоньку. Прорыва нет. Пока нет. А вот датский конкурент - Мадсен свой лёгкий пулемет сделал. Не сказать, что датчане решили все проблемы. Вон он этот Мадсен на краю стоит. Но тем не менее в продажу его пустили и на вооружение армии датчане его приняли. Из-за проблем с пулеметом Агренев даже предлагал Джону подумать о безрантовом патроне меньшей мощности. Но что это за пулемет выйдет? И кто его такой купит, раз под него нужен особый патрон? Нет, так дела не делаются! Хотя надо сказать, что соблазн такой имелся. И не малый. Но Джон этот соблазн отверг. И правильно сделал. В армии есть пистолетный патрон или револьверный. И есть винтовочный. И так обстоит в любой стране мира. Ещё один средний патрон не примут ни в одной стране мира. По крайней мере в тех, кто самостоятельно производят вооружение для собственных армий. Безусловно, полно прочих стран, но не они определяют моду на оружейном рынке. РОК теперь, конечно, один из главных законодателей мод, но финансы Российской Империи не позволят ей принять на вооружение и выпускать пулемет под специальный безрантовый патрон уменьшенной мощности. А значит и нет смысла пока думать о подобном оружии. Был бы какой-то иной первоначальный богатый заказчик, тогда другое дело, а так только время терять. Тем более лёгкий пулемет под винтовочный патрон все равно нужен. И значит нет смысла отвлекаться на какие-то промежуточные варианты. Есть вещи, которые создаются в процессе прорыва, и есть те, которые приходится доводить долго и трудно. Ничего, справимся и с этим!
   Джон тяжело вздохнул и пошёл на выход. Поднявшись к себе в кабинет, он взялся было за чертежи, но мысль как-то уплывала. Помянув нечистого, он встал и подошёл к окну. Тут ему в очередной раз пришла мысль, что руководство компании иногда ведёт себя несколько странно. Вот, скажем, взять производство боеприпасов. У РОК имеется свой завод по выделке патронов. Своей деятельностью Русская оружейная фактически способствует развитию стороннего производства патронов в Империи. С расширением ассортимента оружия РОК в стране появляются небольшие частные фирмы, не говоря уж о большом частном патронном заводе в Туле, изготавливающие различные типы патронов, которые вводит в оборот РОК, но князь Агренев почему-то отказывается их патентовать, хотя может. И в Европе количество запатентованных патронов можно пересчитать по пальцам одной руки. В основном те, что идут к дорогому оружию. Странно, что и говорить.
   Говорят, есть планы по строительству собственного патронного завода в Испании. Зачем? Нет, конечно, свой завод в Европе точно не помешает. Но почему именно в Испании? Ещё одна странность! А ещё нечто подобное говорилось про Южную Америку. Там, правда, пока непонятно. Вроде бы князь хочет найти достойного компаньона, который бы сам тянул эту лямку производства и сбыта, а РОК занималась бы только контролем. Здесь все понятно и прозрачно. Русская оружейная уже неплохо подсадила три главные страны Южной Америки на своё оружие, и теперь пора забираться туда с ногами и окончательно столбить рынок. Сначала по патронам, а потом можно будет даже подумать о переносе туда части производства для снижения издержек. Но последнее, пожалуй, выйдет не скоро, потому как для этого там должна быть хорошая металлургия. А с этим пока у южноамериканцев проблемы. Взять хотя бы ту же Чили. Там вообще почти весь чёрный металл привозной. Какое уж тут производство оружия?
   Да что там Чили?! Вон на востоке Империи зреет конфликт с Японией. И вроде бы неплохо было бы поставить где-нибудь в тех местах патронный заводик, тем более там рядом такой потребитель как Китай, ан не выходит. Для этого нужно туда завезти рабочих соответствующей квалификации, построить пороховой и капсульный заводы. А для порохового нужно развить выделку азотной и серной кислоты. Что-то там вроде бы есть, но в мизерных количествах. И, почитай, выходит, что построить завод можно, но работать он не будет. Вот такой парадокс получается.
   Джон ещё немного постоял у окна, смотря на зимний пейзаж, вздохнул и пошёл к рабочему столу.
  
   ----------------
  
   Конец ноября 1903 года.
  
   Звук перестука колёс изменился и поезд, везущий князя Агренева на Дальний Восток в'ехал на Самарский мост через Волгу. Здесь река ещё не до конца встала. На середине ещё оставалась полоса чистой воды, по которой потихоньку полз припозднившийся буксир с двумя баржами.
   Из окна стали видны пригороды Самары - места, где работали капиталы Александра. Один нефтеперерабатывающий завод чего стоил! Он был построен по новой для этого времени технологии. Здоровенные ректификационные колонны непрерывного цикла, гидроочистка, термический крекинг, выработка циклических углеводородов... Не все пока работало так, как должно. Потому здесь уже год как торчала команда химиков во главе с Зелинским, вводя одно специализированное производство за другим. Говорят, раньше проезжая мимо завода, нефтепромышленники ворчали себе под нос, что князь чудит. Теперь уже перестали. Ныне наоборот закидывают удочки, а нельзя ли и им заиметь нечто подобное, но размером поменьше. Среди них есть и Нобель и Лианозов и англичане. Ротшильды и Рокфеллер, правда, пока не об'являлись. Видимо, знают, какой ответ им будет дан - технология запатентована, но пока не отработана. Впрочем, ответ почти честный. Почти.
   По об'ему переработки нефти это - завод-гигант. По нынешним меркам. Он уже самый крупный в Империи. И к нему уже достраивается вторая очередь. Вернее полуторная. А также ряд специальных сопутствующих производств. Зато среди этих спецпроизводств будет выделка ПВХ. И тогда сладкий и денежный европейский рынок проводов и кабеля раскроет перед ним свои жаркие об'ятия. Мда. Правда до этого ещё эдак лет пять, если все пойдёт нормально.
   По полиэтилену, к сожалению, получилось не очень удачно. Менделеев синтезировал его в 1899 году одновременно с немцем Гансом фон Пехманном. И соответственно было выдано два патента, германский - фон Пехманну и русский - Менделееву. Налицо был патентный конфликт и вероятные долгие судебные тяжбы и не только они. Поэтому было решено подождать несколько лет и посмотреть, что будет. И это решение явно оправдалось. Применения новому веществу германцы явно не нашли, производить не собирались, и потенциального патентного конфликта не случилось. Так что нужно подождать ещё пару-тройку лет и спокойно выкупить у немцев германский патент. А после этого уже начинать производить полиэтилен, например, для того же телефонного кабеля. Впрочем навярняка этой парой-тройкой лет дело не ограничится. Чтоб уверенно себя чувствовать в подобных делах, не помешает сначала построить ещё один завод подобной мощности. Или перепрофилировать один из имеющихся у совместной с Манташевым нефтяной компании завод в основном на выпуск гранулированного полиэтилена. Но с этим как-нибудь в будущем решим.
   А вот аммиачную революцию решено пока отложить. Желающим купить лицензию управляющие пока отвечают, что она не будет продаваться в течении пяти лет. Вернее уже четырёх с половиной. Но на самом деле скорее всего отсрочка по истечении этого срока будет ещё продлена на такой же срок. А самым настойчивым и щедрым покупателям будет предложена внутрироссийская лицензия. И пусть себе строят заводы тут, в любом регионе России за исключением приграничных губерний. Если все выйдет как задумывается, то Россия вполне может стать на некоторое время экспортером азотных удобрений для части европейских стран. А потом в предстоящую мировую войну у Империи будет меньше проблем с выделкой пороха и взрывчатых веществ. Это, конечно, не означает, что он сам не сможет построить пару-тройку аммиачных заводов за границей. Очень даже может, если деньги будут. Впрочем насчет денег на будущее есть интересные соображения. А пока следующий завод намечено строить на Северном Кавказе. С площадкой только пока не определились. Майкоп, Петровск или Грозный. У вариантов есть свои плюсы и минусы. Скажем, неподалеку от Грозного Манташев осенью того года ухитрился взять у терских казаков в аренду три перспективных на нефть участка земли. Причём на двух из них до нефти он уже добурился в одном случае с мощным фонтаном. По третьему участку пока непонятно. Может и пустышкой оказаться. А вот в киргизских степях ему успех не сопутствует, что Александра Ивановича сильно задевает. Зубалов, с которым удалось встретиться накануне от'езда на Дальний Восток, в красках рассказывал, как Манташев бил себя кулаком в грудь и мамой клялся, что найдёт таки на Эльбе нефть. Возможно и найдёт. Главное, чтоб не переусердствовал в её поисках. А то бурение нынче - дорогое занятие особенно в отдаленных безлюдных местах. В общем, в письме Александру Ивановичу, переданному через Зубалова, Александр просил компаньона по нефтяному бизнесу не слишком усердствовать именно на Эльбе. Если дело пошло в районе Грозного, то в том районе и нужно сосредотачивать свои усилия. Тем более, что там Ахвердов и К® всегда готовы вмешаться за дележ перспективных участков. Да и без Ахвердова на северном Кавказе хищников хватает. Один Шелл чего стоит. Пустынные киргизские степи могут подождать хотя бы потому, что даже если там и найдётся нефть, всю инфраструктуру в тех местах придётся создавать самим с нуля. А это деньги ну очень немалые.
   Зубалов, побывав на грозненских нефтепромыслах, рассказал очередной ужастик. Впрочем ужастиком это было только по мнению князя. Если в Баку бензин и лигроин, которые почти не находили сбыта, сжигались или просто выливались в Каспийское море, то в Сунженской долине утилизация этих горючих жидкостей имела свою "специфику". Для того, чтоб избавиться от них, нефтедобытчики вырывали колодцы, в которые и сливали бензин. Так что после встречи с Зубаловым Агренев начал прикидывать, как бы этак можно было бы использовать в собственных целях то, что не нужно другим. Причём желательно как можно более долгий срок. Хоть сейчас на Северном Кавказе как и в Баку активно внедряются бензиновые и нефтяные двигатели в том числе и его выделки, но фабрикация бензина как отхода при переработке нефти на порядки превышает его потребление. Да и сами двигатели денег стоят. А бензин для нефтяников пока фактически ничего не стоит. Так что им вполне можно хоть топить паровые котлы, хоть использовать в ДВС. Разницы для того, кто перерабатывает нефть невелика. Все равно ещё остаются очень большие об'емы, которые некуда девать. Связываться с перевозкой бензина как легко воспламеняющейся жидкости желают немногие. Да и инфраструктуры под это почти нет. Поэтому стоит попытаться купить этот самый бензин по фиксированно низкой цене по долгосрочном контракту лет на десять вперед. Опять же собственный НПЗ в районе Грозного теперь строить придётся уже по-любому. Так почему бы не поставить там выделку толуола с бензолом из почти дармовой бензиновой фракции? Ведь сейчас Грозный дает до 5% от российской нефтедобычи, а содержание бензинов в нефти там доходит до 14%. Плюс несколько процентов лигроина. Так что есть за что побороться. Кусок явно лакомный, если удастся договориться о долгосрочном контракте подешевке с хорошими такими штрафными санкциями. Благо образовалась свободная наличность с возвращением Долгина и его уже не маленьких капиталов. Плюс пара миллионов появилась от выкупа казной накопленных в предыдущие годы всяких полезных для войны вещей. И это только начало. По идее ещё миллионов на 5 казна у него закупится сразу после начала боевых действий. Плюс текущее снабжение и поставки, что на будет на порядок больше. Так что со свободным капиталом стало проще. Правда, как всегда сразу встает другой вопрос, где взять кадры, которые все решают. А пока перед отъездом Александр поручил Сонину и Горенину подобрать небольшую команду способных парней и отправить на грозненские нефтепромыслы дабы подробно разузнать все условия возможной работы в этом перспективном направлении. То есть люди Манташева пусть занимаются под Грозным освоением новых месторождений, а эта команда своим делом. А уж потом можно будет проекты состыковать.
   Появление свободных средств также позволило запустить в работу сразу два очень нужных и полезных проекта. Во-первых, постройку трубного завода в Сулине по методу братьев Маннесманов. Вообще с немцами переговоры велись более двух лет. Уж больно они не хотели продавать лицензию на сторону. Оно и понятно. Германский капитал контролировал половину выпуска труб в Империи, но эту таким продвинутым способом труб в стране ещё не делали. Причём сами братья уже не являлись хозяевами патента. Они его продали консорциуму банков и фабрикантов. В общем крови из подчиненных Вениамина Ильича немцы попили за это время немало. Но в конце концов договориться с германцами удалось, хоть это и стоило не дешево. В итоге немецкий концерн "Маннесманрёрен верке" и РОК получали в создаваемой "Восточной трубной компании" по трети пакета акций, а ещё треть должна была распространяться по открытой подписке. Впрочем желающих приобщиться к такому перспективному бизнесу несмотря на кризис было много. Новая трубная компания могла построить в России два завода, причём второй не раньше чем в 1910-м году. Работать она могла только на внутренний рынок и рынки Персии, Афганистана и Манчжурии. И никуда более. В общем немцы оградили собственные интересы как только могли. Но с другой стороны, трубы нужны были не только для добычи нефти и её транспортировки, а в много где ещё. К тому же в планах на будущее у Агренева стояло последующее использование труб в военной сфере. Да и более полное использование мощностей своих металлургических заводов юга России тоже дело очень важное.
   Во-вторых, был запущен проект постройки в Санкт-Петербурге второго подшипникового завода. Собственно столица выбрана местом постройки завода из-за наличия относительно квалифицированной рабочей силы и из-за близости к шведской природно легированной руде, которую использовали немцы на своём подшипниковом заводе, теперь с потрохами принадлежащему Русской Оружейной компании. Здесь, правда, имелся один значительный минус, связанный с энергодифицитностью региона, который сильно проявится во время войны с Германией, но Александр уже видел способы смягчить в будущем этот минус за счёт постройки ГЭС на Волхове, если звезды сойдутся, и за счет ТЭС, работающей на местном торфе. В этом случае плюсы явно перевешивали минусы. И если трубный завод являлся в первую очередь необходимостью для нормальной работы нефтянки и не только ее, то подшипниковое направление наряду с аммиачным и некоторыми прочими по замыслу князя должно было со временем стать одним из конкурентных преимуществ не только его промышленной империи, но и страны в целом на долгие годы вперед. Если все получится, как задумано.
   Имелись у него и мысли на будущее, пока ещё не оформившиеся в конкретные планы. Вот, скажем, взять северные черноземные губернии центральной России. В них имелся явный переизбыток рабочей силы. Правда, малоквалифицированной и по большей части от сохи, но ... На севере от этой весьма обшироной области имелся Московский промышленный район, на юге Новороссия с её металлургией, металлобработкой и угольными шахтами, на западе - промышленный Харьков и Брянск. А вот районы Белгорода, Курска, Липецка, Орла были явно бедны на промышленность. Отчасти из-за того, что, по-видимому, не обладали какими-то серьезными местными конкурентными преимуществами, отчасти из-за отсутствия на месте серьёзных капиталов, которые можно было бы пустить в дело. Да и иностранцы, все больше наводняющие своими капиталами и собственным присутствием Россию, в основном обходили эти губернии стороной. Из-за избытка населения в первую очередь сельского из этих районов шло переселение в Сибирь на новые земли, что хоть и было крайне полезно, но стоило немалых денег. И если можно было бы хотя бы часть этого избыточного населения занять на месте полезным трудом, то это было бы очень неплохо. А если бы это получилось сделать за чужой счёт, ну например, за казенный, то было бы вообще здорово. Хотя на казну больших надежд в этом плане не было. После войны с Японией у неё явно будут проблемы с деньгами. Собственно самый простой способ занять сельское население известен был Александру ещё из его прошлой жизни. То есть развитие свиноводства и птицеводства на этих землях. И пусть постройка крупных комплексов сейчас была невозможна, в принципе вопрос можно было бы решить и проще. Но вот влезать в сельское хозяйство ещё и в этих землях в планы князя никак не входило. Иным способом частичного решения проблемы перенаселения могло бы стать размещение в крупных городах северного Черноземья заводов, выпускающих не сложную, но нужную технику. Хотя бы ту же сельскохозяйственную, благо неподалёку на юге имелся и уголь и металл. Это было уже более интересно с его точки зрения. Тем более, что в случае принятия положительного решения, здесь можно было бы сэкономить на постройке жилья, потому как частный сектор имелся в достаточных количествах. Третьим простым способом трудоустройства населения являлась добыча из земли чего-нибудь полезного с последующей относительно простой переработкой. То есть это производство стройматериалов, стекла и изделий из него, карбида, фосфатных удобрений и прочего подобного. Бизнес не очень выгодный, зато требующий не слишком больших капиталов и при этом занимающий немало рабочих рук. Но сильно зависящий от имеющегося внутреннего спроса. Ну и ещё одним вариантом была глубокая переработка сельхозпродукции в продукт окончательного потребительского спроса. То есть расфасованного и упакованного. Причём крайне желательно, чтобы большая часть этой продукции шла сразу на экспорт. Это как раз то, чем РАК пыталась заниматься последние три года в верхневолжских губерниях. Выходило пока не очень. Серьёзной проблемой тут была логистика. Вернее проблема перегрузки. Крановое хозяйство в русских морских портах было редким явлением, из-за чего стоимость обработки грузов в России вдвое проигрывала европейским портам. Но не это было главным. Проблемой была вообще перегрузка фассованного товара - условной крупы или муки в пакетах. Да и оптовые иностранные покупатели пока не слишком активно брали русскую фасовку. К тому же своих пассажей для продажи этого добра в Европе Александр так и не завёл. Нет, заиметь несколько собственных крупных магазинов в европейских столицах можно было бы, но это ничего не решало. А устройство крупной европейской сети супермаркетов встало бы в несколько десятков миллионов рублей, причём эти деньги пришлось бы брать из сумм предназначенных на постройку заводов и рудников внутри страны. Так что не сложилось. Агренев бы и сеть губернских пассажей с удовольствием продал лет этак через пять-семь, если б при этом не пострадали продажи его товаров. И хоть розничная торговля приносила процент дохода больший, чем некоторые его производства, наличие собственной крупной сети магазинов никак не поможет стране в предстоящую мировую войну, которая все равно начнётся лет эдак через десять.
   А вот кстати! Взять кожевенную отрасль. До недавних пор несмотря на возможность обработки в том числе и ремесленным способом кож Россия вывозила большую часть кож за границу в необработанном виде. А потом ввозила примерно тот же об'ем обратно в уже обработанном. Отчасти причиной тому была дороговизна необходимых химикатов, которые приходилось выписывать в Германии и Англии. Но только отчасти. Сейчас же тех же серной кислоты, сульфата аммония, хромпика и некоторых других химикатов Кыштым производил все больше и больше. А скоро к этому подключится еще и Сысертский округ Соломирского. Вернее уже подключается. Ту же серную кислоту вообще не успевали вывозить, настолько много её производилось на карабашском заводе. Пришлось менять на половине химического завода технологический процесс и начать производить серу заместо серной кислоты. Да и серного колчедана много вывозили. В связи с появлением дешевой химии на Урале и в Западной Сибири активно начала подниматься переработка кож. Квасцов пока правда производили маловато, но это только пока. Так почему бы не развить эту кожевенную отрасль и в северном Черноземье? Занятие трудоёмкое, а масштабы необходимой переботки велики. Дух от этого промысла, правда, весьма противный, но почему бы и нет?
   Александр потянулся за блокнотом для ценных мыслей и набросал в нем несколько строк. Подумал, покрутив свой 'Паркер', и набросал ещё парочку.
   Вообще если получится наметить верные и недорогие пути решения проблемы, а потом отдать их специалистам на проработку, то может получиться некая государственная программа, кою вполне можно предложить Михаилу и Витте. В этом могут вполне поучаствовать частные банки и купцы с промышленниками, если увидят свой интерес и некоторые преференции от казны. Так что тут есть за что побороться. Но дело это не быстрое, а долгое и многотрудное. В поезде в одиночку такое не придумаешь, однако ценные мысли на этот счет и в дороге могут придти. Вот хотя бы как эта мысль с кожевенной отраслью...
   Поезд начал тормозиться и вскоре остановился на станции Самара. За окном раздался громкий голос проводника, извещающий о том, что стоянка продлится 15 минут.
   - Ну да, сейчас сменят паровоз и дальше поедем. А после отправления можно будет навестить вагон-ресторан, - решил Александр. - А то червячок уже проснулся и требует его заморить.
   Вообще вагоны-рестораны ранее в Империи не производились. Да и не на всех железных дорогах они были в поездах дальнего следования. Импортные были, но не везде. Министерство путей сообщения не слишком торопилось закупать эти вагоны за валюту. Так что можно сказать, что кризис начала века оказал стимулирующее воздействие на вагоностроителей. И вдвойне приятно, что это были свои вагоностроители - челябинские. Сами вышли с предложением начать их выделку в условиях сужающегося рынка заказов, сами сконструировали. Князю оставалось только переговорить с Хилковым, который дал зелёный свет этому начинанию. А поскольку конструкция и оборудование вышло удачным и недорогим, то от МПС вскоре последовал немалый заказ аж на три года вперёд. Но вообще конечно он допустил промашку с этим заводом. Не нужно было ставить столь крупное производство паровозов и вагонов. Если б не частичное перепрофилирование и выпуск различного специализированного подвижного состава, пришлось бы сильно сокращать об'емы производства. Но справились, пусть и с некоторыми потерями, но справились.
   Через час, вернувшись из вагона-ресторана, князь взялся за всученную ему секретарем перед отъездом очередную порцию почтовой корреспонденции. Уже несколько лет назад он перераспределил получение почты на несколько адресов. Так что удалось разделить эти потоки. Те партнёры и знакомцы, которые были важны Александру, отправляли почту на новый адрес, и эту почту князь просматривал собственноручно. А остальная корреспонденция, приходящая на обычные адреса, просматривалась сначала помощником личного секретаря. Отобранное помощником попадало на стол Ярославцеву. Тимофей также сортировал полученное, направляя отобранное либо самому князю, либо специалистам, а на что-то отвечал самостоятельно. Построенный подобным образом многослойный фильтр почти избавил Александра от бесконечного спама начала двадцатого века. Так что то, что сейчас ехало с Агреневым в поезде действительно могло его заинтересовать или требовало личного ответа.
   Разорвал очередной конверт, Александр вчитался в текст. Мда... Саратовский губернатор в очередной раз, в третий уже, предлагает князю поставить в подведомственной ему губернии новое производство и готов выделить участок земли под это на льготных условиях. Таких людей как губернаторы игнорировать нельзя. Отвечать придется, хотя Тимофей вполне мог бы это сделать и сам. Ответ ему и так известен - денег не печатаем. В ответе будет конечно совсем другое, но по сути смысл тот же.
   Князь взялся за перо и быстренько набросал ответ. Потом скрепил скрепкой оба письма и отложил в сторону. Ярославцев остался в Москве, так что сейчас его обязанности в поезде заменяет один из команды телохранителей. Запечатает, надпишет конверт и отправит.
   Так, что тут у нас ещё? О! Письмо от Карпинского. Так-так! И пишет Павел Михайлович, что в Сысертском округе совсем рядом с Полевским заводом под железной шляпой обнаружено еще одно месторождение колчедана. Анализ дал неплохое содержание меди в серном колчедане. И карта прилагается. Ага! Ну вот похоже и оно - Зюзельское месторождение. Вот теперь в Сысерти полный комплект медных месторождений. Ну по крайней мере из того, что сохранилось в памяти. Что несомненно радует. По-хорошему, Соломирскому нужно бы сначала с Дегтяркой разобраться, а потом уже и за Зюзельский рудник браться. Но как-то в это не очень верится. Зюзельский рудник от Полевского завода - рукой подать. С него на завод руду и гужом возить можно. Хотя нет! При таких глубинах залегания руду нужно разрабатывать разносом. Уж какую выгоду дают экскаваторы Соломирский теперь прекрасно знает. А экскаваторы делается только у меня в Челябинске. Ну и ещё штучно в Питере, но туда Дмитрий Павлович ездит не слишком часто. Так, что тут ещё? Образцы имеют некоторое содержание золота и серебра, но не слишком большое. А вот цинка нет, что позволяет перерабатывать руду более простым способом, поскольку не требуется улавливать этот самый цинк.
   Александр быстро просмотрел стопку писем, но послания от Соломирского не было. Это кстати даже хорошо, что его нет. Видимо, Дмитрий Павлович решил сначала все хорошо разведать, а уж потом радовать своё драгоценного партнёра. Впрочем, он наверняка в курсе, что Карпинский отпишет своему нанимателю. Короче, будем посмотреть.
   Так, ещё что нам пишет Карпинский? А, ну да. В очередной раз через управляющего предлагают присоединиться к "крайне необходимому делу" и войти в объединение уральских производителей гвоздей и проволоки. И ведь соорганизовались таки, - Горенин докладывал. Акционерное общество "Гвоздь" во главе с Ратьковым-Рожновым - хозяином Ревдинского округа. Собрали больше половины производителей этого добра на Урале. Но многие отказались. Тот же Абемелек-Лазарев отказался. И нечто подобное мутят насчёт листового и кровельного металла. Одним из главных в этом мутном деле, прикрываемом высокими патриотическими речами, все тот же действительный тайный советник В.А. Ратьков-Рожнов. Тот самый, что, будучи городской главой Санкт-Петербурга, в 1897 году и владея немалым пакетом по сути германского "Общества электрического освещения" Сименса, получил для этой компании концессию на освещение северной столицы аж на 40 лет. И обломал этой прямо скажем монополией нормальный бизнес другим людям. В том числе и князю Агреневу.
   Впрочем создавая уральский картель и надеясь порулить ценами, его члены своих целей уже не добьются. Во-первых, с южными заводами России, девять из которых состоят в "Продамете", они врядли договорятся. Французы с бельгийцами при желании их легко удавят ценами, как только всерьёз займутся "народным товаром". Во-вторых, без Кыштыма, Кизела и Сысертского округа у картеля не хватит об'емов продукции для диктата цен даже за Уралом. Это не говоря о том, что есть ещё несколько прочих округов и казенные заводы, не вошедшие в этот пул. Ну и в третьих, ... В третьих, Алчевский также поддерживает об'единение сбыта с некоторыми заводами, где у руля стоят русские предприниматели. В своё время Александр отговорил владельцев некоторых южных заводов ложиться под французско-бельгийский синдикат " Продамет". Тут и Мальцовские заводы, тут и Общество Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода, плюс естественно полтора его завода - Сулинский и ДЮМО. Так что ежели удастся договориться о совместном сбыте хотя бы этим четырем заводам плюс Кыштым и плюс может быть Сысерть, то явной монополии "Продамета" уже не бывать. И ведь есть еще несколько крупных заводов, которые могут примкнуть куда угодно. Тот же по сути английский Юзовский завод Новороссийского общества, представителем которого является князь Кочубей, ещё совсем не факт, что примкнет к "Продамету". Хотя, конечно, французы будут очень стараться. Посмотрим. Нашему вероятному объединению, конечно, с "Продаметом" тягаться сложно, но и французам ценового диктата никто не гарантирует. Это без учёта того, что может сделать Император, если на думает. Да, формально "Продамет" закона по монополиям не нарушает. Но по сути он как раз и подпадает под этот закон. И если Михаил сочтет, что подобный синдикат ему не нужен, то его слово в России - закон, потому как он - самодержец. А в будущем все равно на Урале и в Кузбассе задумывается поставить пару крупных металлургических заводов перед Мировой войной. Так что ещё поглядим, "кому на Руси жить хорошо". Вот только весьма вероятно, что подобный шаг может убить самые лежачие уральские округа. Но и содержать такую древность только для того, чтобы чем-то занять местное население, смысла явно не имеет. Плохо то, что среди лежачих есть и некоторые казенные заводы. А это отрицательно влияет на мнение чиновников, которые будут подавать свои рекомендации на самый верх.
   Возвращаясь же к уральскому картелю, можно констатировать, что объединение сбыта вполне себе пойдёт уральским заводам на пользу, поскольку ликвидируется прослойка посредников. А вот диктовать цены рынку они черта с два смогут. Так что это вроде как плюс для страны.
   Причём надо сказать, что деятельность самого Александра на Урале уже принесла положительный результат в том числе и уральским округам. Дешевый Коркинский уголь хоть и нельзя использовать в домне, но для многих других целей он вполне подходит. И его уральцы неплохо берут. Пошёл тонкой струйкой коксующийся уголь с Кузбасса. Его пока не хватает даже казенному Златоустовскому округу и Кыштыму. Того же Соломирского приходится кормить "затраками". Ну дык это только начало, а там потихоньку дело раскочегарится. Ну и, наконец, применение отбойных молотков и прочих механизмов Абамелеком-Лазаревым в Кизеле также несколько снизило цену на уголь на западе Урала и в Прикамье. Все это слегка повысило конкурентность уральского металла. Ещё бы казна наконец разродилась решением построить железную дорогу к Егоршинскому углю, так вообще стало бы неплохо. Но Минфин с Министерством промышленности и торговли пока с этим не торопятся. И ведь не скажешь же Витте, что я знаю, что там угля лет на 100 хватит. Уральцы вот все пишут в разные инстанции, что им уголь и эта дорога нужна. Но казну тоже понять можно. У неё таких просителей не одна тысяча, и каждому дай. А не успеешь дать, они опять у крыльца стоят с ещё большими запросами, как будто им вечно кто-то что-то должен. Нахлебники и захребетники, вот ей Богу. Все горные округа заложены-перезаложены, набраны кредиты и в государственных банках и в частных, в том числе часто ещё под невывезенный металл и так далее. И что? Да ничего. Владельцы горных округов явно не бедствуют. А бедствуют их рабочие, получающие гроши. Так и эти гроши иногда месяцами задерживают. А Урал, как и Алтай - место в Российской Империи особенное с его горными округами. Просто так закрыть нерентабельный завод или рудник и уволить рабочих данного округа по закону нельзя. Хозяин округа обязан в этом случае предоставить рабочим или другую работу или выделить земельный надел для пропитания. Или просто кормить за свой счёт. Это если округ частовладельческий. А если он посессионный, то землю должно выделить государство. И владельцы этими особенностями прекрасно пользуются, как вот сейчас в кризис выбивая из Государственного банка ссуды иногда якобы на прокорм рабочим. Вот только кредиты эти до простых работяг редко доходят. Или в сильно урезанном виде. А при таком отношении к рабочим до толпы с красным флагом и Интернационалом один шаг несмотря на пропалываемую грядку с оппозиционерами и революционерами. Если так будет продолжаться и далее, то на место одного из'ятого будут приходить трое. Голодного слова не берут, ему себя и семью кормить нужно.
   Взять того же Ратькова-Ражнова с его посессионным Ревдинским округом. В прошлом году он закрыл без лишних вопросов Бисертский завод и ещё какой-то неподалеку, оставив толпу народа без денег и пропитания. Уж кто-кто, а служивший долгое время по Министерству юстиции чиновник законы знать должен. Только плевать он хотел на закон, если его власть не одернет. В итоге владелец получил и массовую забастовку, и письма от пострадавших во все инстанции. А потом ему ещё и поджог на заводе устроили. Да в догонку уральское горное ведомство ему основательно мозги вправило. Вот только тогда он испугался и производство вновь запустил, хоть и в усеченном виде. Думаете он бедный? Как бы ни так! Владелец заводов, земель, пароходов, включая доходные дома, золотые прииски от Урала до Амура, обширные лесные угодья с лесопилками и так далее. И таких тут каждый второй владелец, если не каждый первый. Хотя если посмотреть с другой стороны, то невозможность закрыть старый нерентабельным завод - это нонсенс и явный пережиток феодализма. Хозяев заводов тоже можно понять. Древесный уголь для домен - это вчерашний день. И для его заготовки нужно много дешевой рабочей силы. А другого доменного угля на Урале пока нет. Древесный уголь также накладывает свои ограничения на размер домен. Да еще леса основательно вырублены, плюс перевозка в основном гужом. Потому крупного современного высокопроизводительного производства металла на Урале пока нет и быть не может. А раз его нет, то платить больше заводчик рабочему не может. К тому же страна крестьянская, и нужды у населения простые и дешёвые. В общем, замкнутый круг...
   Александр почесал ручкой за ухом и поглядел в окно на проплывающие за окном поля. Надо сказать, что он и тут немного помог простому уральскому люду. Мало того, что у него в Кыштыме и на Челябинских землях производство растёт из года в год, привлекая рабочий люд с других округов, так ещё как раз в начавшийся кризис несколько тысяч умелых уральских мастеровых вместе с семьями или без оных он отправил на работу в Риддер, Экибастуз, Кузбасс, Кольский, на Байкал и Петровск забайкальский. Капля в море, конечно, а все равно приятно. А вот те, кто в это время уехал по его предложению и за его счёт в Приморье, возможно скоро его начнут поминать не самым добрым словом. Их то скорее всего призовут на службу в первую очередь, и некоторые не вернутся с войны. Или вернутся с увечиями. Но тут ничего не сделаешь. Кому-то нужно Родину защищать, пусть и вдалеке от нее.
   Александр вздохнул и взялся за газеты, купленные его парнями в Самаре. Первая страница всех газет, и это понятно, была посвящена объявленному освобождению крестьян. Крестьянин получил право выхода из общины, право продажи своего надела земли и право перемещения по стране без обязательного ранее получения паспорта и разрешительных документов. Тема являлась хитом для всех газет Империи уже вторую неделю, да и вообще взболомутила всю страну. Естественно мнения сильно различались. Одни называли Михаила II Освободителем, другие предрекали серьёзные потрясения для страны в результате этого "скороспелого и не до конца продуманного решения". Но одну важную вещь признавали все издания, если конечно хотели её признать. С началом действия этого закона у переселенцев в Сибирь появятся дополнительные весьма полезные при переезде на новое место денежные средства, что позволит лучше и легче устроиться за Уралом. И это было особенно важно в условиях, когда поток переселенцев в последние два года начал снижаться. Причины этого снижения в данном случае не были важны. А новые законы придадут темпам заселения Сибири основательный пинок. Законы должны были вступить в действие с 1 сентября будущего года. Но вот механизм действия в виде различных положений и инструкций разработан пока не был. Все это ещё пока находилось в кабинетах.
   Насколько Александру было известно, Михаилу удалось убедить семью в том, что Романовы от этого немало выиграют. Ведь заселяться будут и их земли, сейчас лежащие впусте. Иметь нетронутые леса и поля в Сибири - это конечно неплохо. Но лучше получать с этого дополнительный доход, чем его не получать. Там, где идет расселение, развиваются торговля, ремесла и со временем промышленность. С избытком же населения в Европейской части страны нужно что-то срочно делать, пока дело не дошло до крайностей. Рост цены земли и ее аренды в центральных губерниях - это хорошо, но в меру. К тому же государственная помощь селу в годы неурожаев становится излишне накладной. Да и толку с малоземельного крестьянина мало. Весь экспортный хлеб и большая часть остального ныне выращивается в крупных хозяйствах. Поэтому лучше уж продолжить перенаселение в Сибирь. Там земли много, и толку от её использования и от крестьян за Уралом будет больше. А чтоб минимизировать издержки казны на переселение и сроки обустройства на новом месте, нужно чтоб у переселенцев появились дополнительные деньги. Ну не из казны же их выделять. Так что пусть крестьянин, выходя из общины, получит их от другого крестьянина или от его бывшей общины за долю своей земли в общине. Казне тоже придётся помогать процессу, но размеры безвозмездной помощи в этом случае потребуются на одну переселяемую семью в разы меньшие. Безусловно, при этом придется увеличить кредитование, но зато в данном случае обеспеченность кредита будет высокой, поскольку в залоге оказывается земля, которую в случае чего можно из'ять у должника и перепродать. А деньги, полученные переселенцем в европейской части Империи, будут быстро им потрачены за Уралом, что вызовет там рост торговли и даст заказы уральской промышленности, испытывающий последние годы серьёзные трудности. То есть процесс ускоряется и частично переводится на самофинансирование за счёт самого крестьянства. Притом за Уралом хозяйства должны получаться крепкие благодаря обилию земли. А значит образовывается серьёзный район, который может производить экспортный русский товар. Ну и так далее... Также при выходе законов было анонсирована возможность выхода из общины и выселение на хутор с собственным отрубом. Но было заявлено, что это является следующим этапом земельной реформы и станет возможным года через три, когда земства начнут предоставлять услуги по размежеванию, для чего организовывались дополнительные курсы землемеров.
   Часть идей в этом плане подкинул Императору сам Агренев ещё до того, как Михаил взошел на трон. Ну а потом, что называется, процесс пошёл. Ну, а что? Красивая схема! Её инициатор должен стать любим простым народом. Противников, правда, нашлось немало, но это ожидаемо. К тому же умные все равно оценят идею, а до остальных особо нет дела. Недовольные нововведениями находятся всегда и везде.
  
   ------------------
  
   Середина декабря 1903
  
   Макаров поднялся из-за стола.
   - Заходи, Александр Яковлевич. Гостем будешь!
   - И вам, Степан Осипович, доброго здоровья! - поприветствовал хозяина дома гость.
   - Чаю будешь? - спросил Макаров
   - Это можно! - князь уселся в кресло напротив хозяина, - А то с утра все на ногах, да в заботах.
   Макаров выглянул за дверь и распорядился адъютанту подать два чая.
   - Ну рассказывай, Александр Яковлевич, что на этот раз тебя ко мне привело. Знаю, радеешь ты о деле государственном. Так что готов помочь тебе, чем могу.
   - Степан Осипович, тут такое дело. С конвоем, что сегодня пришел, шёл и мой пароход 'Парана'. Конвой то вон уже в гавани, а 'Парану' не пускают. На внешнем рейде стоит. Говорят, - не положено. Предлагают идти в Дальний разгружаться.
   - Ну так правильно. В Порт-Артуре торговым пароходами не место.
   - Оно то, конечно, так. Вот только груз больно специфический у него. Да и для флота кое-что есть. К тому же сами склады у меня именно в Порт-Артуре.
   - Так- так! - заинтересовался Макаров. - И что ж это за груз такой?
   - Для флота несколько дальномеров, немного исправленных взрывателей Бринка, еще кое-что и патроны. Много патронов. Целый пароход.
   - Дальномеры и взрыватели - это дело. Вот за это спасибо! А с патронами - это тебе к генералу Смирнову. Его это епархия.
   - Тут дело непростое, Степан Осипович. Вот гляди, - князь выложил на стол два трехлинейных патрона. - Вот патрон принятый в армии. А вот патрон с остроконечной пулей. Я его ещё на конкурсе на трехлинейки предлагал. Но тогда по какой-то причине его отвергли. А сейчас в ГАУ опять задумались. Патрон по всем характеристикам лучше того, что принят на вооружение. Но теперь уже накопленные мобилизационные запасы старых патронов не дают пока его принять. При том, что нынче уже в ГАУ признают, что сей патрон лучше.
   - Так ко мне то какое это отношение имеет? - не понял Макаров
   - А вот скажи, Степан Осипович. Может Порт-Артур в сухопутную блокаду попасть?
   - Ну ты сказал, Александр Яковлевич. Такая вероятность не исключена.
   - А как думаешь, Степан Осипович. Дополнительная полусотня пулеметов под улучшенные патроны с пароходом патронов - это лучше, чем без наличия оного.
   - Ах вон оно что! - улыбнулся Макаров. - У тебя и пулеметы тут уже есть? И ты хочешь устроить тут нечто вроде войсковых испытаний?
   - Пулеметы пока поездом едут. Вскорости должны быть.
   - Ну что ж, это другое дело..
   После стука в дверь вошёл адъютант с вестовым. С чаем, пироженными и баранками.
   - Семен, - обратился Макаров к адъютанту. - Сейчас найдёшь Греве. Скажешь, что я распорядился пропустить пароход 'Парана', что на внешнем рейде стоит, в бухту. Как освободится какой причал, так пусть пароход ставят под разгрузку.
   Когда адъютант с вестовым вышли, беседа продолжилась.
   - А что, - спросил Макаров, - патроны эти только к твоим пулемётам подходят? И никак больше?
   - Не совсем так, Степан Осипович. Патроны в общем-то подходят и к винтовками Мосина, но тогда прицельную планку менять нужно. А вот у тех пулеметов, что сейчас на вооружении, там сложнее. Там и задержки при стрельбе могут быть и перекосы патрона и прочее. Но это тоже поддается исправлению.
   - Ладно, - махнул рукой Макаров. - Войну все равно придётся выигрывать большим калибром. Потому как если не выиграем её флотом, туго армии на суше придётся. Вот скажи мне, ... подводный миноносец, что сегодня специальным пароходом привезли. Ты ж вроде как разработал его вместе с Круппом. Скажи, Александр Яковлевич. Ты в него веришь? Веришь, что вещь стоящая?
   Агренев отхлебнул чая из стакана и улыбнулся.
   - Верю, Степан Осипович. Верю! Если б не верил, не стал бы этим заниматься. Минимум один вражеский корабль подлодка на дно пустит. И возможно опаску враг иметь будет в этих местах появляться. А ежели утопят больше одного, так и вообще можно отвадить крупные корабли супостата от местных берегов.
   А про себя Александр, заметил..., - Если сами подводники раньше не утонут по какой-нибудь собственной ошибке.
   - Ну дай бог! В добрый путь!
   - Но есть и ещё одна возможность. - продолжил Агренев. - Хоть подлодка и мала, и запас хода у нее не очень большой, ее можно буксировать за кораблем в район её предполагаемых действий. Например, к тому же Чемульпо, который наверняка японцы будут использовать. И ту лодку, что сейчас начали собирать во Владивостоке тоже кораблем можно привести на буксире хотя бы до Цусимского пролива. Даже нужно. Но лучше до Чеджудо. А оттуда она сама может дойти в Порт-Артур. Потому как, думаю, что во Владивостоке ей работы не найдётся. А вообще, я уверен, что со временем подводные лодки станут важной составляющей флота. Пока же они делают только первые шаги.
   - Ну дай Бог! Меня то больше радует, что 'Манчжурия' со вторым боекомплектом и запасными стволами главного калибра пришла. А то пока натаскивал артиллеристов со всей эскадры, стволы 'Сисоя Великого' в ноль расстреляли. Так что формально у нас в Порт-Артуре восемь броненосцев, а на деле только семь. Да и боекомплекта немало потратили. Практических снарядов уже давно нет. Приходится чугунными стрелять. Хотя похоже толку от них в бою не будет никакого. Ту старую японскую посудину, что ты нам в качестве мишени подарил, мы уже сколько раз топили и снова поднимали. А толку? Один из десяти чугунных снарядов взрывается. Да и взрывчатки в чугунных снарядах с гулькин нос. Остальные просто аккуратные дырки в бортах и настройках делают. Эх..! - Макаров с обидой махнул рукой. - Вот новые стальные фугасные - да, те взрываются, а чугуном только дырки в бортах сверлить. Пришлось их почти все в порт сдать от греха. Только на пристрелку оставили. В ходе неё не суть важно, чем стрелять.
   Собеседники немного посидели молча, отдавая должное китайскому зелёному чаю и вкуснейшим пироженым.
   - Есть у меня к вам, Степан Осипович, ещё один неприятный вопрос. Вы ведь послали в Чемульпо крейсер Варяг?
   - Да, в качестве стационара. В Корее опять какие-то волнения в начале декабря случились. А в чем дело?
   - Дело в том, что по сути рейд Чемульпо является ловушкой. Когда японцы надумают напасть, они не будут утруждать себя соблюдением рыцарских правил. А поскольку Чемульпо им будет категорически нужен, то наш корабль оттуда не только не выпустят, но и там же и уничтожат. Каким образом это будет сделано - не суть важно. Это как раз в самурайских традициях. По их понятиям не важно, как ты уничтожил врага. Главное - победа. А мы можем по недоумию потерять отличный крейсер. Это большой ошибкой. Крейсеров на Дальнем Востоке и так меньше, чем хотелось бы. А Император Михаил Александрович иногда достаточно нервно реагирует на глупые ошибки по недомыслию. Очень бы не хотелось, чтоб произошло и то и другое.
   Адмирал с подозрением посмотрел на собеседника:
   - У вас есть какие-то сведения, которые мне не известны?
   - Нет. Сведений нет. А вот нехорошие предчувствия есть. И я им привык доверять. Особенно если прочие данные эти предчувствия подтверждают. Да и простая логика подсказывает, что таким образом легко и без собственных потерь японцы могут сократить нам флот на один очень приличный крейсер.
   - А не вы ли, Александр Яковлевич, мне говорили, что японцы скорее всего не начнут до тех пор, пока их недавно купленные корабли не покинут воды Италии и Британии. Итальянцы ещё не сдали корабли японской команде, а до готовности британских кораблей ещё несколько месяцев. Да и про доставку команд в Британию ничего не известно.
   - А я и не отказываюсь от своих слов. Но это наша логика. А вот японцы могут поступить иначе. Чёрт их знает, что делается в их головах. И мы, привыкнув к ожиданию какого-нибудь внешнего события, можем по глупости лишиться корабля.
   - То есть вы предлагаете мне заменить стационар на менее ценный корабль?
   - Да. Если нельзя не иметь стационара в Чемульпо, то пусть им будет корабль, обладающий для нас меньшей боевой ценностью.
   Адмирал покрутил в руках пустой стакан. После некоторых раздумий он ответил.
   - Хорошо. Вы меня убедили. Я пошлю Варягу замену. Но в таком случае, скажем, в том же Шанхае стационер тоже может попасться в ловушку и принужден будет разоружиться. А там у меня сейчас Кроун на 'Манчжуре'.
   Князь в ответ улыбнулся.
   - Да, это так. Но Шанхай японцам в этот раз захватывать не нужно. В случае с Шанхаем я готов поймать излишне хитрозадного охотника. Скажем, если вы мне дадите пару 15-дюймовых минных аппаратов, то ловец останется на дне, а 'Манчжур' или кто-то другой из наших канонерок спокойно уйдёт из порта.
   Макаров откровенно нахмурился.
   - Ваше предложение, Александр Яковлевич, дурно пахнет. К тому же я вам выдать требуемое никак не могу. Это противозаконно.
   - Ну, скажем, мобилизовать небольшое гражданское судно своей властью, если его хозяин не будет против, вы вполне можете. А на вспомогательный крейсер вполне можете выдать минные аппараты и самоходные мины. Хотя я предпочитаю обзывать их торпедами. Куда пойдёт потом столь мелкий вспомогательный крейсер, это никто в здравом уме отслеживать не будет. В нужный момент скромная посудина окажется там, где нужно. И если охотник будет один, он отправится на дно.
   - А если охотников будет больше одного?
   - Тогда команде вспомогательного крейсера придётся решать на месте, как ей быть.
   Макаров откинулся на спинку кресла. Потеребив свою бороду, он проворчал,
   - Все это мне крайне не нравится. Тем более, что все основано на ваших предположениях. Я подумаю и потом дам вам ответ.
   - Мне этого достаточно, Степан Осипович. Пока время терпит. По крайней мере я на это надеюсь.
   Еще немного потеребив свою бороду и видимо посомневавшись в допустимости вопроса Макаров, все-таки его задал. А вопрос и вправду получился не совсем удобный.
   - Есть у меня к вам неудобный вопрос, Александр Яковлевич. Если не хотите, можете не отвечать. Но все же... Скажите, отзыв в столицу Стесселя - это ваших рук дело?
   Александр открыто улыбнулся. Что ж, придётся расставить все точки над I. Впрочем рано или поздно это все равно бы произошло. Так почему бы и не сейчас.
   - Видите ли, Степан Осипович, отозвать кого-либо, тем более генералов и адмиралов, я не могу. Это с одной стороны. С другой, - Император был обеспокоен массой противоречивых сообщений с Дальнего Востока включая Порт-Артур. И попросил меня побыть здесь его глазами и ушами для того, чтоб дело, порученное множеству его поданных, делалось в соответствии с предписанным, быстро и добро, насколько это возможно. К сожалению, разобравшись с имеющимися фактами, мне стало понятно, что, как руководитель, господин Стессель не справляется обязанностями на своём посту. Более того некоторые его действия, вернее бездействия и волокита, наносят прямой вред делу. Обо всем этом я доложил в Столицу. Ну а уж Император сам принял решение. И явно не только на основании моего доклада, поскольку, насколько мне известно, отозван и ряд фигур, о которых мной в докладе на Высочайшее Имя не упоминалось. Таков мой ответ. Причём я бы предпочел, чтоб вы не предавали огласке услышанное вами сейчас. Многие здесь об этом подозревают. Но подозрения - это не точные сведения, а всего лишь подозрения. Надеюсь, мы договорились?
   Адмирал покачал головой,
   - Пусть будет по-вашему. Если по чести сказать, мне со Стесселем порой приходилось трудновато. Бюрократия вообще, к сожалению, частенько портила мне жизнь. И в этом плане с генералом Белым проще. К тому же он мне не начальник. Но мы все-таки одно дело делаем...
   Собеседники немного посидели в тишине. Князь уже подумывал о том, чтобы попрощаться и раскланяться, но у Макарова нашелся ещё один интересный вопрос. И даже не один.
   - Вы слышали самые свежие новости из Санкт-Петербурга? Государь Император разрешил покупку земли в Привислинских губерниях евреям и польской шляхте, коя раньше была лишина этого права. Вам не кажется, что это очень рискованный шаг? Как бы со временем не получить очередной польский бунт. Да ещё эти евреи...
   - Нет, Степан Осипович, не кажется. Более того, ход весьма интересный. Вы ведь заметили, что шляхта может теперь покупать земли ТОЛЬКО в Привислинских губерниях. Про Литву и Украину как раз ничего не говорится. Ну а где полякам жить, как не в Польше? Они там и живут. Просто теперь некоторые получили право выкупить свои родовые имения. Но только в том случае, если им их продадут. А ведь могут и не продать. Причем купить это могут не все, а только постоянно проживающие на территории Российской Империи. То есть те, кто в свое время сбежал от правосудия за границу, этого права не приобрели. И в стране эти изменники не покажутся. Кроме того купить землю там можно только за наличные. Ссуды под залог покупаемой земли банкам давать запрещено. А кроме того за землю им теперь придется конкурировать с евреями, которым такое право также дано. Но вот спекулировать землёй в Польше не получится. Купив её, продать можно только через 12 лет. Какие уж тут спекуляции? Таким образом те, кто из этих двух категорий граждан может и хочет заиметь землю в Польше, останутся там. Причём им за это придётся хорошенько заплатить. Русской та земля так и не стала. Да теперь уже не станет несмотря на все предпринимаемые ранее меры. Ну и ещё один из главных моментов. Вы ведь слышали о грядущем добровольном переселении евреев в Сибирь?
   - Да уж, немало мы копий по этому поводу с господами офицерами сломали..., - Макаров сокрушённо вскинул руки, - и большинство, да и я сам сомневаются в ...эмм... продуманность этого шага.
   - Думаю, для вас не секрет, что еврейское население проживает скученно в назначенных для того городах и местечках. Особенно плохо положение евреев в мелких местечках Белой Руси и Литвы. И там же обитает часть обнищавшей шляхты. С работой в тех местах обстоит очень неважно. Из-за этого немалая часть экстремитски настроенной оппозиции и особенно молодёжи происходит из данной части населения. Если все оставить, как есть, то социальная напряженность на западе Империи будет только возрастать. Кроме САСШ прибывающим на жительство евреям нигде не рады. Да и Америка привечает эмигрантов больше на словах. Вот если они сами найдут деньги на переезд, то, да, их готовы принять, как готовы принять любого европейского эмигранта. Принять примут, а дальше сам крутись, как хочешь. Никто о тебе заботиться не будет, если земляки не помогут. Но число иммигрантов-евреев из России несмотря на вроде бы плохое положение в черте оседлости весьма невелико. Так вот... С этой категорией нужно было что-то делать. Перемещать её в Центральную часть Империи естествено никто не собирается. Там и так народа хватает. Из страны они ехать тоже не слишком стремятся. Но зато за Уралом населения сильно не хватает. Просторы огромны, а людей мало. Продолжается переселение крестьян в Сибирь на казенные и кабинетные земли, которому недавними законами придан дополнительный импульс. Так почему бы и не переместить туда часть населения с запада страны, тем более, что крестьяне едут осесть на землю, но в городах и селах также нужны цирюльники, портные, скорняки, лавочники и просто рабочие? И то, что часть из них будет иудейского происхождения, не столь уж важно. Для переселения нужно знать русский язык и иметь некоторые средства на переезд. То есть Император старается разрядить обстановку на западе страны и увеличить население Сибири. Это, так сказать, общий принцип. Однако разработка детального плана столкнулась с большим количеством проблем и противоречий, которые необходимо разрешить наилучшим из возможных образом. А поскольку ещё стоит задача на некоторое время прикрыть нарождающийся за Уралом рынок от иностранных финансовых стервятников, то из-за того, что переселяться будут именно евреи, возникли дополнительные трудности. Потому хоть и выход закона о добровольном переселении евреев ранее анонсирован, он несколько задерживается из-за различных согласований и дополнений. Их цель состоит в том, чтобы переселиться могла действительно нуждающаяся часть населения Империи, а вот дельцы, желающие навариться на процентах с международного еврейского капитала, который попытается проникать в Сибирь вместе с переселенцами, остались разочарованными. Все возможные лазейки сразу прикрыть, к сожалению, не удастся, но к этому нужно стремиться.
   Александр оставил от себя стакан и откинулся на спинку кресла.
   - Если говорить кратко, то вот так примерно обстоит дело. Дело многотрудное. Когда оно только начиналось, все представлялось более простым, чем оказалось на самом деле, - резюмировал он.
   Адмирал некоторое время помолчал, глядя в окно, а потом высказался,
   - Мда, идея интересная. Честно говоря, мне все представлялось более простым образом. Это нужно хорошенько обдумать. Разве что не побоюсь выразить некоторое сомнение в том, что выполнить намеченное удастся должным образом. Идеями мы богаты, но вот исполнение частенько заставляет вспомнить про овраги...
   - А вот тут я с вами соглашусь. Но здесь уж ничего не поделаешь, - Александр развел руками. - Чем богаты...
  
   Распрощавшись с Макаровым Агренев вышел на крыльцо штаба.
   Мда, низкое серое небо. И с него сыпет какая-то мелкая гадость. То ли снег, то дождь. Прям как в Питере. Только в отличии от Столицы тут по улицам шастает более многонациональная толпа. Китайцы, маньчжуры, корейцы, русские, попадаются и японцы с европейцами. Впрочем во Владивостоке и Хабаровске было также.
   Князь в несколько быстрых шагов достиг автомобиля и плюхнулся на заднее сидение. Кожа с характерным скрипом приняла его вес. За ним на переднее залез охранник и, обернувшись назад спросил,
   - Куда, Командир?
   - В гостиницу.
   Автомобиль попетляв немного по улицам Нового Города, добрался до весьма приличной гостиницы. А там князя ждала короткая телеграмма из Инкоу от Дымкова. "Посылка нашим южным друзьям с китайской оказией ушла тчк ДИВ тчк".
   Ну что ж, очень хорошо. А то как-то борьба угнетенного филиппинского народа против иноземных захватчиков начала стихать. Уж больно сурово обходятся новые демократические хозяева Филиппин со своими бывшими союзниками, с которыми несколько лет назад вместе боролись против старых испанских хозяев. Усмирили по некоторым данным уже больше ста тысяч. Причём в землю и навсегда. Короче обычные демократические каратели. А поскольку усмиряют они в первую очередь не повстанцев, а мирное население целыми деревнями, то цифры усмиренных такие и выходят при не слишком большом американском воинском контингенте. В общем три с половиной тысячи винтовок в основном все тех же бывших китайских с патронами уже ждут на архипелаге. Китаец-приказчик русского китайца Тифонтая отправил на китайской посудине товар на Филиппины. Там суденышко встретят и разгрузят филиппинцы. Игорь тока издали должен был понаблюдать за процессом погрузки и отплытия. И никаких русских. Если что, претензии предъявить можно только китайцам. Но кто ж из европейцев в здравом уме китайцев в Китае на лицо запоминать будет?
   И что приятно и полезно, за эту и за предыдущую посылки филиппинцы смогли рассчитаться самостоятельно, благо приобретение этого добра стоило весьма дёшево. А цели заработать на таких поставках Александр перед собой не ставил. Вышло не в убыток, и ладно. Насчёт геноцида филиппинцев он даже попытался разжечь скандал в прессе через Мадрид. Но кроме испанцев, как бывших владельцев Филиппин, этим никто не заинтересовался и не понял. В нынешние времена считается, что на своём заднем дворе джентельмен может поступать так, как считает нужным. И никто не вправе его в этом укорять. А острова испанцы американцам как бы продали, так что никаких претензий господа просвещенные европейцы предъявлять Америке не собирались. Впрочем правило подходило не всегда и не для всех. Когда это было выгодно, европейская пресса могла выступить и единым фронтом, как это было в отношении англо-бурской войны. Но сейчас выгоды никто не видел, а потому и сотрясать воздух обвинениями в жестоком обращении с 'благочестивыми католиками-аборигенами' позволила себе только часть испанской прессы. Впрочем имелась и иная точка зрения. Как докладывал агент из Испании некоторые испанские газеты злорадно прошлись по бунтовщикам. Типа так им и нужно, - не хотели мириться с мягкими испанскими порядками, получите жестокие от своих бывших якобы заступников. Ещё сто раз нас с умилением вспомните.
   А вообще испанцы радовали. После разгрома от САСШ они немного пришли в себя и начали оглядываться по сторонам в поисках, чем бы повысить боеспособность собственной армии и флота. Наперво они заказали в начале года Русской Оружейной компании партию пулеметов, так хорошо показавших себя в войне с американцами. А сейчас проводили армейские испытания двух пистолетов РОК, никак не в силах выбрать какой же им больше подходит. Потому как нравились им оба пистолета. И испанцы похоже пока пребывали в состоянии буриданового осла. А вот сербы наоборот в этом году его сильно разочаровали. Мало того, что зверски расправились со старой правящей фамилией, так ещё и всячески пытались наглым образом или скинуть цену или вообще получить лицензию на производство Агрени на собственном заводе, ссылаясь на славянское братство. Да и поддержка среди отечественных панславянистов у них нашлась мощная. Причём деньги на переоборудование завода они уже успели найти у французов. В общем, ну их к черту этих братушек с такими запросами. Они ж, получается, к нему опять через несколько лет прискачут, когда вместе с греками и болгарами начнут прессовать дряхлеющую Османскую Империю. Нет, дело это конечно весьма полезное в перспективе, но зачем ему нахлебники, даже если вдруг Михаил за них и заплатит из русской казны. Выгодней для России будет поддержать болгар в будущей балканской войне, особенно если в Болгарии сменится нынешний правитель, излишне тяготеющий к австрийской короне. И только при том условии, что с этого можно будет получить что-то вещественное или полезное. Ну и поддержать черногорцев естественно. Они теперь в родственных отношениях не только с Великим Князем Петром Николаевичем будут. А с сербами потом Михаил решать будет. Пока что он выразил сожаление в связи со смертью старой правящей четы и ничего больше не предпринимает. Ну а что? Сделанного все равно не вернёшь, тем более, что с Обреновичами Россия не ладила из-за их проавстрийского курса, а как будет с Карагеоргиевичами, там посмотрим. Лет эдак через несколько.
   Александр подошёл к окну, выходящему на внутренний рейд Порт-Артура. Рейд полный кораблей и судов.
   Классная наблюдательная позиция! И ведь такая не у него одного. А вон буксир ещё кого-то втягивает в бухту... О! Так это "Парана". Ну точно она! Ну вот и славненько...
   Агренев понаблюдал за входящим сухогрузом, а потом вернулся к своим мыслям.
   Мда... Дык вот... В его мире действия сербов формально стали поводом для Первой Мировой войны. И хоть повод - не причина, но тем не менее. Как дружить с теми, чья экономика плотно завязана на австрийскую, потому как живут они почти исключительно сельским хозяйством? Как дружить и помогать через несколько границ, если у сербов выхода к морю нет? Да даже если бы и был, это ж, если турки закроют Проливы, вокруг всей Европы в какой-то иностранный порт пилить. В общем все это крайне неудобно. Правда, и болгары не лучше, а в чем-то даже хуже. Всегда готовы переметнуться на сторону сильного. Но у них хоть порты на Чёрном море имеются. Все в общем-то рядом. Так что во время Балканской войны, если верхушка там будет вменяемой и им помочь, то есть вероятность выхода болгарских войск к Мраморному морю или вообще захвата европейской части Босфора. И вот тут может появиться возможность зацепиться за берег, что правда приведёт к клинчу с немцами и англичанами, которым подобный вариант как нож острый. Впрочем, даже если и не цепляться до Великой Войны за Проливы, при дружественной и нейтральной Болгарии турки оказываются полностью отрезанными от немцев с австрийцами и долго не протянут. А в идеале и вообще в войну не вступят. Но в последнее верится плохо, потому как это уже не выгодно всем европейским игрокам кроме России. Ведь большинство уже готовы поделить наследство османов. Говорят, англичане уже предлагали покойному Николаю II сразу после того, как он стал Императором, забрать себе западную Армению. Суки! Естественно через войну. То есть пока наши бы в очередной раз били турков, англичане бы без особых хлопот прибрали бы к рукам часть Ближнего Востока в Средиземноморье. А то и не только там. Хорошо, наши верха на это не повелись. Да и западная Армения - тот ещё актив. По-хорошему он и задаром не нужен. Проблем с дашнаками сейчас и в самой России хватает. Вот что за народ? Их в свое время фактически спасли от истребления турками, устроив частичный обмен населением и переселив часть армян в Россию. Да и потом продолжали периодически спасать, хоть уже и через "не хочу". Но им этого мало. Им подай собственное государство, революционеры хреновы. В общем, пока турки особо массовый геноцид армянам у себя не устроят, все так и будет продолжаться. А иностранные спонсоры будут подзуживать русских армян. Впрочем, там в Закавказье вообще все паршиво. И правительственная политика тоже. Она сейчас вроде меняться начала, но слишком много зависит от конкретного исполнителя. Не дай Бог что, и мало не покажется. Ведь бакинские нефтепромыслы там, и от этого никуда не деться. А это болевая точка Российской Империи, да и его тоже. Слишком много там крутится капиталов, и слишком много даёт Баку прибыли и топлива. Потому во время войны с японцами недруги и конкуренты вполне могут попытаться ударить в эту болевую точку. Да точно ударят, вот хотя бы тот же Рокфеллер, которому бакинская нефть в Европе через несколько лет не нужна будет. А уж для англичан Кавказ вообще излюбленное место для создания проблем русским. И то, что в Баку уже имеется немало британских капиталов, роли не играет. В Англии хватает влиятельных групп по интересам. Там где одним прибыль, другим головная боль. Создать проблемы в Баку достаточно просто. Слишком все скучено. Вышки, бассейны с нефтью, выбросы попутного газа... Если пойдут поджоги, мало никому не покажется. И главное состав населения. Кого там только нет! Азербайджанские татары, армяне, русские, персы, дагестанские народности, курды, иностранцы... И все это вперемешку. Причём большинство в случае чего готова взяться за оружие и выяснить отношения или пограбить ближнего, если он окажется слаб. Опереться власти по-хорошему там могут только на русских и на войска. Раньше власти пытались опираться на татар, потому как те якобы не склонны к антиправительственным действиям. Ха три раза! Толку то от того? Зато вооружиться большими ножиками и пойти резать чужих с одновременным грабежом они готовы не меньше, чем всякие революционеры. А уж если ещё за это ещё кто-то заплатит их бекам... Слава Богу, что Михаил проблему понимает и в случае необходимости готов действовать очень жёстко. Но он Питере, а на местах исполнители и различные ньюансы. Так что несмотря на понимание, как оно там может выйти, никто сейчас не скажет.
   Опять же если на Кавказе начнётся организованная заварушка, то и ответ за это должен быть. Причём первоначально придется выяснять, кому мы этим подаркам обязаны. Впрочем беда даже не в выяснении, а в возможности нанесения адекватного ответа. Плохо с этими возможностями. Англосаксов нужно бить по кошельку, тогда они начинают дергаться. Вот только для хорошего и правильного ответа нужны не просто люди. Нужна мощная организация с хорошим финансированием. Только тогда начнут уважать. Но этого у России пока нет. И даже ещё не создано. А создавать беспорядки, во время которых обделываются всякие грязные детишки, тоже нужно уметь. Вот он пока этого не умеет. И теми же Филиппинами и бурами пользовался и пользуется просто потому, что знает, что и где должно было происходить. А создать проблемы своими руками, пусть и воспользовавшись вовремя ситуацией, это серьёзные искусство и уровень мастерства. И для всего этого нужны люди и огромные бабки. Опять БАБКИ! И не важно, что это уже будет не из его кармана. У Империи лишних бабок на это нет. И не лишних тоже. А так получается, что воевать России скоро придется, считай, против всего мира и в первую очередь финансового, для которого Япония со своим флотом и армией всего лишь один из инструментов.
  
  
  
  
  


Оценка: 8.55*49  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "В прятки с судьбой" (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"