Егер Ольга Александровна: другие произведения.

История одной оптимистки_ Часть Вторая. Черное-белые дни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.72*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    +Обновление


   ИСТОРИЯ ОДНОЙ ОПТИМИСТКИ. ЧАСТЬ 2. Черно-белые дни.
  
   Авария
   Когда мы начинаем ценить людей? Когда боимся потерять или уже в секунде от расставания?
   Почему приходится пройти через адские муки, чтобы сердце забилось с любовью к жизни, чтобы оно потянулось к свету, чтобы определилось, ради кого должно звучать?
   - Кто вы ему? - доносились голоса из иной реальности, отражаясь эхом, словно Он находился в подземелье.
   - Я... я... - такой знакомый, но почему-то неуверенный голос... - Никто.
   - Джули! - криком, болью и кровью вырывается имя, и он отчаянно пытается ухватиться за призрачный образ, мерцающий в сознании.
   - Я здесь, Эрик! - звучит надрывно, будто она плачет. - Здесь!
   - Ну хорошо. - Говорит нервный мужчина. - Поедете с нами!
   Мягкая, теплая рука оказывается в его ладони, и появляется надежда, что все будет хорошо...
   Шаткое сознание снова отключается, и темнота заполняет мироздание, оставляя Ее на другой стороне. Становится одиноко и холодно...
  
   В зале ожидания сидели четверо: две девушки и двое мужчин. Все нервничали, и на улыбчивого врача едва ли не набросились, готовые выбить из него правду, если будет отмалчиваться.
   - Привет, честной компании! - поздоровался доктор по имени Уильям, окинул всех взглядом и остановился на рыжей девушке, перепачканной кровью и грязью. Она раскачивалась в кресле, обхватив себя руками за плечи, будто пыталась согреться и никак не могла.
   - Так, а твое состояние не улучшилось! - констатировал он, присев рядом, и принялся светить ей в глаза маленьким фонариком, проводя ускоренный досмотр. - Джули, опять ничего не ешь?!
   - Уилл! - остановила его нездоровую тягу к работе она и вцепилась ему в руку. - Скажи, что с ним!
   - Можешь быть спокойна. Все хорошо... - заверил док, а потом добавил. - Будет. Сотрясение мозга, несколько царапин, пара сломанных ребер и повреждена нога. По-моему, он очень удачно отделался!
   Девушка застыла, не зная как реагировать: радоваться или плакать, или пойти и добить идиота, которому явно давно пора отказать в правах на вождение машины. Но потом передумала мстить за свои подпорченные нервы.
   - Уилл, можно я останусь здесь, рядом с ним?
   - Нельзя. - Покачал головой доктор, подумывая, что была б его воля, отправил бы ненормальную в какой-нибудь хороший диспансер на отдых... возможно в клинику для помешенных. - Ты не родственница.
   Джулия опустила глаза и уставилась в пол. Несмотря на все разногласия и ссоры, которые были между ней и музыкантом, она не могла оставить его вот так, одного. На выручку пришла младшая сестра пациента - Анна, вызванная в срочном порядке Честером.
   - Уилл, но она же практически жизнь ему спасла! - взмолилась девушка.
   Док посмотрел на присутствующих мужчин и понял: еще пара секунд и его просто прижмут к стенке! Поэтому решил идти в атаку, и сам задавать вопросы.
   - Кстати! - заинтересовался врач. - А как вы-то там оказались?
   Это было интересно даже Роберту - менеджеру лежащего сейчас в палате музыканта. Честер, который и сам с трудом верил в происходящее, улавливая некую примесь мистики в связи рыжей девчонки и певца, решил описать все со своей точки зрения:
   - Она истерику закатила. - Махнул рукой в сторону подопечной он. - Сначала жаловалась, что у нее сердце болит...
   Док сразу покосился на Джулию, прикидывая, как затащить ее на обследование.
   - Потом рассказала жуткую историю про предчувствия, и стала обзванивать всех подряд. Набрали номер Роберта, и выяснилось, что кое-кто решил покататься в очень неудачную погоду на сумасшедшей скорости. Репетировать она уже не могла и я спросил, что ей нужно, чтобы продолжать работу. Сошлись на том, что она посмотрит на него, убедится, что все хорошо, и мы уедем. Я выяснил, где он находится и мы поехали. Очень удивился, когда нашли его в овраге около дороги... Подъехали, как раз в момент, когда перепуганный дальнобойщик звонил в скорую. Я до сих пор удивляюсь, как она все это прочувствовала!.. Уилл, ты с таким хоть раз сталкивался?
   На Джули все уставились словно на диковинку.
   - Нет, - покачал головой док. - Предчувствия, говоришь...
   Он немного подумал, вспомнил, первый день знакомства с Джулией в квартире музыканта, как она присматривала за больным парнем, и сказал:
   - Ладно. Я скажу, что ты его невеста. Тогда сможешь оставаться здесь. Хотя, зная тебя, все равно будешь тут караулить, так уж лучше сиди в палате. - Он развернул Джулию лицом к себе. - Но давай договоримся. Ты сначала съездишь домой, переоденешься и ПОЕШЬ!
  
   Честер отвез девушку. Сара с откровенным ужасом встретила соседку по квартире, напоминавшую сейчас бомжа, раненого и грязного. А когда услышала последние новости о своем бывшем парне, долго сидела на диване и молчала, не зная, что делать. У нее возникло предостаточно вопросов. И тот факт, что от нее утаивали некоторые детали (весьма частое общение Джулии и Блайда) нервировал. В итоге, отважилась вместе с подругой поехать в больницу. Джулия не забыла привезти ужин для Анны и Роберта. Большой компанией они расселись в приемном покое. В палату к музыканту пока никого не пускали.
   Друзья болтали, разбившись на пары, и только Джулия сидела отрешенная. Звуки раздражали ее. Она прикрывала глаза и видела окровавленное лицо Эрика. Сердце болью отзывалось на эту картинку, и слезы самовольно скатывались по щекам, орошая кожу. Поймав на себе внимательный взгляд Честера, девушка отвернулась. И вдруг увидела мужчину в черном, уверенно вышагивающего по просторному белому коридору клиники.
   Она уже догадалась, что случится дальше. Джулия смиренно поднялась, шумно выдохнула и сделала шаг навстречу. В лицо ей полетели листки контракта, брошенные, судя по всему, уже экс-продюсером.
   - Ты больше не выйдешь на сцену ни в одном заведении Англии! - прокричал на весь этаж мужчина. - Я мог бы сделать из тебя звезду! Но ты...
   - Прости Генри! - устало говорила девушка. - Но жизнь друзей, для меня важнее. А тебе нужна только твоя любимая фляжка! - и она уставилась на него с издевкой.
   - Да пошла ты... - махнув рукой, он оставил ее в покое, вычеркнув из памяти.
   Честер хотел было догнать начальника и друга, поговорить с ним, заставить вернуть слова. Но Джулия остановила его.
   - Не стоит! - вздохнула она.
   Сара и Анна бережно подняли с пола все листы контракта и подали его девушке. Они ожидали истерики, нервного срыва - чего угодно. Но Джулия спокойно смотрела вслед продюсеру.
   - Что теперь будешь делать? - волновались подруги.
   - Ничего, - проговорила Джули, бросив когда-то важный документ в мусорное ведро. - Наверное, исчезну.
   - Ты не... - возмутились обе девушки.
   - Послушайте меня! - повысила голос Джулия, и все замолчали. - Никто и никогда не расскажет Блайду о том, что здесь произошло! Меня здесь не было! Не было и там, на месте аварии. Ясно? Всем понятно, чего я хочу?
   - Но почему? - удивилась младшая сестра певца.
   - Так надо! - коротко ответила ей Джулия. Она не собиралась никому и ничего объяснять. Она хотела только одного - исчезнуть! Усталость уже выжала ее душу до последней капли...
  
   Ближе к ночи, Джулии удалось отправить Анну вместе с Сарой домой, отдыхать. Это было сложно, но ей удалось. А еще попрощалась с Честером навсегда, но упертый менеджер пообещал остаться на ее пути, помогать, чем может, правда в свойственной ему манере высказался: "Не надейся от меня избавиться! До завтра!". Легче от его поддержки ей не стало, хотя бы по той причине, что Чесу взбрело в голову признаться:
   - До того, как вы расстались... - бормотал он, нервно покусывая губы и вертя в руках сотовый. - Я разговаривал с ним. Я просил оставить тебя в покое... И он...
   - Послушался, - подытожила девушка. Но разве Честер виноват? Нет. Скорее тот, кто согласился на его уговоры. Джулия вошла в палату, где спал предатель. Присела в кресло, в котором теперь будет коротать ночи, предпочитая появляться в клинике только, когда Эрик спит под действием снотворного. Чес ушел, боясь окончательно с ней рассориться. А она достала блокнот и излила на бумагу мысли, кружившие в голове. Так она делала очень часто, просто чтобы освободить мозг от ненужных мыслей.
   "Почему так происходит? - ложились ровные строчки тонкого почерка на листок. - Я не просила ничего. Мне было просто хорошо рядом с тобой. Впервые, спокойно и защищёно рядом с мужчиной. Мне хватало твоей улыбки, чтобы перестать нервничать. Одно слово - и я чувствовала себя увереннее. А теперь... Ты поступил глупо. Очень глупо. Не знаю, о чем ты думал, когда сделал это!... Идиот!"
   - Одна! - возник в дверном проеме Уилл. - Ты уже ела?
   - Да. - Соврала девушка.
   - Что? - настаивал док.
   - Тебе весь список перечислить? - злилась она.
   - А он такой длинный?! - с иронией отнесся к ее заявлению врач, присел в соседнее кресло, ожидая провозглашения блюд, но был больше чем уверен, что список на самом деле состоит из одного пункта, просто продублированного - "кофе". - Тогда я обязательно хочу послушать!
   Джули закатила глаза и шумно выдохнула. Вырвала лист из блокнота, скомкала и, жестом баскетболиста, бросила его в корзину.
   - Я в туалет! - заявила девушка, намереваясь избежать допроса по поводу еды. На этот раз Уилл ее отпустил. Но стоило девушке покинуть палату, как док поднял выброшенное письмо, развернул, просмотрел. Ничего не понял, однако сунул его в карман, посчитав, что пригодится когда-нибудь.
   Джулия шла по коридору, думая о том, какой путь выбрать дальше: возвращаться на родину или попробовать остаться здесь, бороться... Но за что? Сара вполне справится и без нее. Джош под присмотром Меган, ему и Дориан помогает. Харману и до появления девушки жилось вполне хорошо. А кому она здесь еще нужна? Никому... Правда, там, дома, тоже никого не было, кто ждал бы.
   Остановившись около чужой палаты, с гостеприимно распахнутой дверью, она задумчиво скользнула взглядом по комнате, и остановила внимание на лице пациента...
   - Черт побери! - сорвалось с уст Джулии, и она переступила порог, подошла к постели, присмотревшись к парню вблизи.
   Ромео даже не подозревал, что его пришли навестить. Он узнал об этом позже, когда проснулся и обнаружил на прикроватном столике крошечную открытку с надписью на русском языке: "Я всегда знала, что тебе лечиться надо! Псих!". Это едва ли не поставило парня на ноги раньше, чем положено. К сожалению, медсестры не позволили подниматься и носиться по всему госпиталю в поисках зеленоглазой девушки, так что пришлось певцу смиренно лежать на койке и сжимать в руке открытку. Интересно, что он даже не задумывался о первых словах, которые скажет, встретившись таки с той, чье имя уже позабыл.
  
   Очнись! Оглянись и вспомни!
   Солнце. Оно светило за окном и своими яркими лучами разбудило Эрика. Парень пока еще с трудом, преодолевая боль и недомогание, смог сесть на кровати. Док, как чувствовал, явился буквально через секунду, после пробуждения пациента.
   - Привет, гонщик! - поздоровался Уилл, присаживаясь на край и начиная обычный осмотр. - Вроде дела твои идут на поправку.
   Он сунул руку в карман, чтобы достать пейджер... И вдруг вспомнил про залежавшийся в его халате скомканный листок. Сразу же придумал, как его применить - отдал пациенту со словами: "Вот тебе, остатки от твоего ангела-хранителя. Может, ты разберешь, что там написано!". Эрик развернул мятую бумажку и прикусил губу. Этот почерк он узнал бы из тысячи!
   - Джулия? - оживился он. - Она была здесь?
   - Что значит была? - пожал плечами Уилл, внимательно следя за реакцией друга. - Каждый вечер приходит. А ты ее разве не видел? А ну да! - стукнул себя по лбу врач. - Ты же обычно спишь!
   В горле Блайда застряло столько слов. Ком мешал дышать, даже глаза заслезились. Вспомнились смутные картинки, которые он считал бредом после аварии: серое небо, заплаканное, взволнованное лицо рыжей девушки, потом потолок, лампочки.
   - Ты не должен был рассказывать! - упрекнул Уильяма, Роберт только переступив порог.
   - С чего вдруг? - удивился док, поворачиваясь к посетителю.
   - Да. Верно. - Хорошенько обдумав собственные слова, согласился с ним менеджер. - Тебя ведь не было с нами, когда она об этом просила.
   Друг внезапно опомнился. Посмотрел на округлившиеся глаза Блайда, и, боясь сболтнуть лишнего, попытался перевести тему на погоду за окном, самочувствие товарища, простой на работе и т.д.
   - И ты не сказал?! - разозлился Эрик, сжав в кулаке многострадальную записку.
   - Чего ты так бесишься? - попятился спиной к выходу Роберт. - Ты же сам оборвал с ней все отношения. Вот она и...
   - Ты дебил! - с таким боевым кличем в компании посетителей появилась Анна и бросилась на шею брату.
   - Прекрати душить моего пациента! - прикрикнул на нее док. - Хочешь его добить?
   Ойкнув, девушка отлипла от Блайда и уселась на кровати. Следом за ней в комнату вошел Харман с пакетом фруктов, и занял место в свободном кресле, где обычно отдыхала Джулия.
   - Ну, раз все в сборе, - внимательно осмотрел гостей Эрик, с видом следователя на допросе. - Рассказывайте с самого начала!
   Друзья решили играть в партизан. Только Харман продолжал улыбаться, размышляя, какую именно истину хочет услышать парень, и в каких пропорциях. Соответственно, Блайд потребовал ответа с него - пытать товарищей здоровье не позволяло.
   - Ладно, - кивнул Дин. - Не знаю, что стукнуло тебе в голову, но наша девочка, бросив все, помчалась разыскивать тебя. Честер говорит, это было какое-то там предчувствие. Я, лично, верю. Женщины - существа чуткие к изменениям в мире, им удается иногда заглядывать в будущее. - Немного отвлекся от темы он. - В общем, Чес воспользовался своими связями и отследил тебя по телефону. Потому что если бы он этого не сделал, она бы ему все нервы вытрепала. Ты же знаешь Джулию. Стоит ей чего-то захотеть, и на ушах будут стоять все! Так вот Чес повез ее посмотреть на тебя. Кстати, они очень вовремя оказались на месте. Ты уже потерял сознание, валяясь рядом с разбитой вдребезги машиной. Водитель грузовика, из-за которого и произошла авария, сразу вызвал скорую. Когда ребятки приехали, ты немного оклимался и орал, как ненормальный, требовал Джулию. Врачи позволили ей ехать с тобой. Ты не реагировал ни на кого другого. Им даже элементарные вопросы при осмотре пришлось задавать через нее.
   Эрик опустил голову. Его взгляд, обращенный к комку бумаги, стал стеклянным, словно парень ушел мыслями глубоко в себя. Дин безжалостно продолжал свой рассказ.
   - А потом пришел Генри, разорвал с ней контракт. Насколько мне известно, последнюю неделю она занималась сбором вещей и прощанием с ребятней в приюте. Без контракта ей здесь не позволят остаться.
   Взгляд Блайда в этот момент был полон ярости и боли, и обращен к продюсеру. Дин не переставал улыбаться.
   - Что? - сквозь зубы прошипел парень.
   - Если волнуешься, что она уедет, то можешь успокоиться! - подала голос Анна, и все уставились на нее. Девушка поведала последние новости, так как знала обо всем из первых уст, ведь уже около двух недель жила с подружками. - У Сары утром лопнуло терпение. Она спрятала ее паспорт! А без него Джули никуда не денется!
   - Вы бы поаккуратнее! Как бы она от вас в тюрьму "не делась"! - прокомментировал их подвиг Уилл. А судя по тому, как перекосило Анну, она об этом не задумалась.
   - Ой! - осознала ошибку девушка. - Надо позвонить Саре!
   И выскочила в коридор. Мужчины рассмеялись.
   - Я так понимаю, снотворное ты сегодня на ночь не пьешь! - усмехнулся Уилл, посмотрев на решительно настроенного друга. Тот кивнул. - Ладно. Развлекайся, я загляну позже.
   - Роберт, - позвал менеджера Эрик. - Ты не мог бы принести мне воды...
   Товарищ понял намек и покинул палату. А Блайд попросил Дина прочесть и перевести ему написанное на мятом листке бумаги. Харман просмотрел текст, удивился, хмыкнул, но все же пересказал парню слово в слово. И добавил кое-что от себя:
   - Знаешь, когда я попросил ее заменить Роба, думал, она заставит тебя двигаться, расшевелит. Получилось. Затем она стала спасательным кругом: когда ты болел, злился или не мог придумать ничего нового, Джулия просто не позволяла тебе утонуть в свалившихся проблемах. А теперь я понимаю, что ты для нее был тем же. Просто никто этого не замечал.
   - Она вообще никогда не делится своими слабостями! - буркнул Эрик.
   - Джулия считает себя сильной. Но даже сильным людям нужна поддержка. Тебе ли этого не знать! - Дин вернул ему листок.
  
   Ничто не вернется
   Сара и Анна кричали два с половиной часа, объединившись против депрессии своей подруги. В Джулии проснулась только злость на крикливых девчонок.
   - И еще кое-что! - догнала ее в попытке спрятаться за дверью в комнате, Сара. - Я говорила с Анной и... Ты мне врала! Вы встречаетесь!
   - Нет. Мы не встречаемся. Просто я не отказывалась от его внимания. Он... Он мне дорог... Был... Понимаешь? - Еще на слове "Он" девушка разревелась, и чтобы окончательно не поссориться с подругами, ушла из дома. Блуждания по улицам в одиночестве, в итоге привели ее к Жоржу. Помявшись у порога в нерешительности, беглянка все же постучалась в двери. Выяснилось, что в гостях у стилиста сидел фотограф Гарольд, он то и открыл двери девушке. Мужчины пили чай в гостиной, уставленной многочисленными цветами, папоротниками, фиалками и другими растениями. Жорж сидел в плетеном кресле, одетый в халат поверх пижамы, и вид у него был не очень цветущий.
   - Присаживайся! - пригласил хозяин, а Гарольд подсунул девушке чашку.
   - Плохо выглядишь! - заявил Жорж. - Рассказывай!
   - Ну, я больше не певица, - начала она.
   - Знаю, и очень расстроен по этому поводу. Не пробовала поговорить с Генри? Может, он успокоится и возьмет тебя обратно?
   - Не хочу я с ним разговаривать. - Разозлилась девушка. - Не хочу быть куклой, у которой достаточно нажать кнопку, и она будет петь и плясать, улыбаться...
   - Смешная! - хмыкнул стилист, добавив в чашки немного коньяка. - А зачем ты, собственно, решила стать певицей тогда? Не знала, что быть звездой - мастерское притворство? Что там за блеском на самом деле покалеченные судьбы? О чем ты думала, когда пришла к Генри?
   - Так получилось. Хотела отомстить, - пожала плечами Джулия, удивив заявлением мужчин. - Так судьба сложилась, что меня привели к Харману. Потом я хотела стать певицей из вредности, чтобы насолить Блайду...
   Она снова всхлипнула.
   - Да, с этим Блайдом, я смотрю, у вас все очень странно! - заметил Гарольд. - А что ты сейчас будешь делать?
   - Все спрашивают, - горько усмехнулась Джулия. - Наверное, вернусь домой...
   Мужчины смолкли.
   - Идиотка! - выдал свой вердикт стилист и не на шутку разозлился, даже лицо покрылось красными пятнами. - Запомни мои слова! Притворяться быть сильным - великое искусство. А просто быть сильным - необходимость для каждого. Ты мне казалась сильной! А сейчас разочаровываешь меня! Неужели ты только притворялась?! Я думал, ты бойкая, сможешь добиться всего! Ты же талантлива! Ты... ты...
   Он вдруг поднялся, прекращая разговор, и двинулся к кухне, чтобы там от досады и злости либо тяпнуть еще немного коньяка, либо что-нибудь разбить. Судя по звукам, то под руку стилисту попалась фарфоровая тарелка.
   Джулия чуть не расплакалась. Она подняла глаза на Гарольда. Фотограф жестом показал, что не стоит расстраиваться, мол: сама понимаешь, наш друг бывает вспыльчив!
   Из соседней комнаты донесся жуткий звук. На кухне что-то падало, гремела посуда. Разбивались тарелки за тарелками, потому что Жорж, потеряв равновесие, ухватился за шкаф с посудой и повалил его на пол. Гости бросились на помощь, и обнаружили друга распластавшимся на полу. Он хватал ртом воздух, не мог пошевелиться и дергался, будто в конвульсии, хватаясь за сердце.
   - Звони в скорую! - выкрикнула Джулия, падая на колени рядом со стилистом. Ей было дико страшно. Она подхватила мужчину за плечи. - Что с тобой? Чем мне помочь? Гарольд! Звони же!
   Фотограф называл адрес, нервно поглядывая на друзей.
   - Джу... - пытался заговорить Жорж, мертвой хваткой цепляясь за рукав девушки. - Будь... Не притворяйся...
   - Я буду, буду. - Обещала она, ощущая, как напрягается его тело. - Потерпи немного. Сейчас приедут...
   Но уже было поздно. Глаза мужчины больше ничего не видели...
   - Жорж? - робко позвала его девушка, не позволяющая себе думать о худшем. - Жорж?
   На кухне стало слишком тихо. Гарольд сжал в руке телефон.
  
   Врачи не успели. Приехали и констатировали смерть - инфаркт.
   - Он давно болел, наблюдался у врачей... - говорил час спустя Гарольд, глядя, как накрытое тело друга выносят из дома. - У него было уже два инфаркта. Чудом перенес. Наверное, вы с ним именно в этом и похожи - никому не рассказываете о своих проблемах. После второго он практически перестал работать. Потом Генри выдернул его из дома и привел тебя.
   - Это из-за меня! - всхлипнула девушка, усаживаясь на грязные ступени. - Он занервничал...
   - Нет! - хотел успокоить ее мужчина. - Он уже неделю лежал дома. Плохо себя чувствовал. Капельницы, таблетки и уколы. Сиделка приходила на ночь, уходила утром и возвращалась к обеду. Он отказывался идти в клинику. Даже меня видеть не хотел. Джули, ты меня слышишь? Ты не виновата!
   Она была парализована шоком и смотрела на свои руки, ей все казалось, что они грязные. Медсестра напоила девушку успокоительным, отчего та стала походить на зомби. Гарольд попытался приобнять свою музу, но она отшатнулась.
   - Прости, - испуганно оглянулась Джулия. - Лучше, если...
   - Я понимаю, - кивнул он.
   Но на самом деле никто сейчас не смог бы заглянуть в бездну ее души. Да и не захотел бы. Даже Гарольд, называющей себя "ловцом", ничего не заметил: ни ненависти к собственной судьбе, ни смирения, ни прощания... Он думал, что все обойдется, что она сильная, какой ее считал Жорж.
  
   Уже давно стемнело. А он лежал в палате и смотрел на людей, медсестер, бродивших по коридору. Он ждал ее. Прокручивал в голове план: сначала притворится спящим, чтобы не спугнуть девушку, потом заговорить с ней. Но Джулия появилась позже, чем обычно. И почему-то не стала переступать порог палаты. Стояла в дверях, облокотившись плечом о косяк, и смотрела на притворщика, не замечая признаков игры.
   - Снова твоя смена? - насмешливо поинтересовался Уилл, увидев девушку. Он встал рядом, и Джулия развернулась к нему лицом. Теперь Эрик мог наблюдать не таясь. Он знал, что друг сейчас заговорит с ней, и вопросы будут интересные, а ответы еще интересней.
   - Привет! - ее голос звучал слишком тихо, смешивался с хрипотцой, и больше не излучал никаких эмоций.
   - Говорят, ты собралась уезжать, - завязал разговор Уилл, и Блайд напрягся.
   - Да, - опустила голову она, укоренив страх в сердце музыканта своим ответом. - Уже собрала вещи. Сара, глупая, пыталась спрятать мой паспорт. Наивно полагала, что я не найду его среди ее нижнего белья.
   Горькая усмешка, от которой щемит сердце.
   - Что-то произошло? - заподозрил док, и Джулия сползла по стенке, присев на корточки. Уильям тоже опустился, чтобы видеть ее лицо. Но она отчаянно пыталась закрыть его ладонями.
   - Сегодня, - с трудом выжала из себя девушка, потом запрокинула голову назад. - Жорж умер... У меня на руках...
   Блайд чуть не вскочил с кровати. Он сам не понимал, какая сила все еще удерживала его от рывка. И почему-то продолжал лежать неподвижно, следить за происходящим, будто шпион. Уилл краем глаза заметил растерянность друга, но ничего не сказал, сосредоточившись на девушке.
   - Я пришла к нему... Хотела поговорить, попрощаться... Там был Гарольд. Мы пили чай. Общались. Он выругал меня за нерешительность, за то, что опустила руки. А потом. Пошел на кухню. Все еще кричал, злился... А потом... упал... Получилось, что мы простились навсегда. - Она не смогла сдержать слез. Они лились без привычных в таких случаях всхлипываний. Просто катились по щекам из неморгающих глаз. - Я во всем виновата. Все, к кому я ни прикоснусь, страдают. Сначала.... Потом Сара, потом Он, - девушка кивнула в сторону палаты, - теперь Жорж. Не хочу думать о том, кто будет следующим. Если я уеду, все наладится.
   - Думаешь, станет лучше? - хотел было упрекнуть ее Уилл, но оказалось, что он не так понял.
   - Им, станет лучше. Однажды мне сказали, что лучше бы я и не появлялась на этот свет... Возможно, этот человек был прав. - Выдала Джулия и хотела произнести что-то еще, но внезапно в ее поле зрения попалась примечательная фигура худощавого мальчишки. - Черт возьми!
   Взвыв, девушка поднялась, выровнялась и проявила немного эмоций, скрывая измученность и усталость. Утерла слезы рукавом. Она не хотела, чтобы ребенок, сейчас бодро шествующий к ней, видел, насколько ничтожна та, кем он так восхищался раньше.
   - Так! - протянула суровая бывшая учительница. - Что ты здесь делаешь?
   Подросток растянул на физиономии самодовольную ухмылку и преданно заглянул девушке в глаза.
   - Мег рассказала, что ты здесь, - пританцовывал на месте мальчишка. Джули недоверчиво изогнула бровь, и Джош добавил правду. - Ну, хорошо, она рассказала об этом мисс Мэри, а я подслушал.
   - Господи! - с шипением вырвалось у девушки. - Значит, она не в курсе, что тебя на ночь глядя, занесло в клинику! Придется звонить, оправдываться... Как ты мог?
   - А он где? Можно на него посмотреть? - оживился подросток, не обращая внимания на упреки. Он вел себя так, словно его в зоопарк привели.
   - Джош! - попыталась приструнить его Джулия, но неудачно.
   - Я краем глаза! - заверил ребенок и шмыгнул в открытую дверь.
   Блайд снова притворился спящим. А мальчишка обошел его постель трижды, как коршун жертву.
   - Он мертвый? Можно его потрогать? - и тут же получил смачную затрещину от девушки.
   - Прикуси язык! - разозлилась Джулия.
   - Усе! - прошипел мальчишка, прикрыв рот рукой, и злобно посмотрел на Джулию.
   - Ух! - выругалась про себя она. - Я отлучусь на минутку. Позвоню Мег. А ты ничего, и никого не трогай!
   Потом повернулась к доктору и попросила его присмотреть за мальчуганом, подозревая, что без нее, сорванец устроит тут расчленение еще живой звезды. Джош беспардонно облокотился о кровать и впритык стал рассматривать Блайда. Тот лежал смирно, надеясь, что ребенку в голову не придет какая-нибудь гениальная идея, например, закрыть ему нос или попробовать что-то еще из арсенала пыток для взрослых.
   - А притворяться не хорошо! - ехидно прозвучало у самого уха пациента. Эрик открыл глаза. Уилл подавился смешком, наблюдая за этой картиной.
   - Так и думал! - обрадовался мальчишка. - А еще артист! Хочешь, дам пару советов? Конечно, за отдельную плату!
   - Джош! - тихо и сердито произнес Блайд, схватив ребенка за майку. - Не дай ей уехать!
   Это все, что он успел сказать, когда Джули вернулась в палату. Мальчишка стоял ошарашенный, а парень снова притворился спящим.
   - Пойдем! Мег уже в панике! - позвала ребенка девушка, пряча сотовый в карман.
   Он хотел взорваться привычной для него истерикой, но уже секундой спустя в его глазах заблестела жестокая, и не предвещающая ничего хорошего, злость. Джош придумал план, как заставить ее остаться. Мальчик покорно последовал за девушкой, попрощался с доктором...
   В коридоре к Джулии подошел Гарольд. Он очень не понравился Джошу. Но, когда мальчик приводил коварный план в действие - подставил девушке подножку на лестнице, и она полетела вниз, чудом не сломав ногу, - понял, что этот дяденька тоже не хочет прощаться с Джулией. Гарольд поднял шипящую от боли девушку на руки, собираясь отнести ее обратно в поликлинику.
   - Джош, какого черта? - рычала на мальчика Джулия, потирая лодыжку.
   - Ты предательница! Ты решила уехать и даже не собиралась мне сказать! - злился тот, сверкая на нее глазами.
   - И поэтому ты решил спустить меня с лестницы? Да я тебя сейчас придушу просто! - бесилась от боли она. - И я собиралась с вами попрощаться! Просто хотела сделать это иначе.
   - А со мной ты не собиралась об этом поговорить? - вмешался Гарольд. - Мы, кажется, договаривались о чем-то!
   - Ууу, - провыла девушка. - Вы сговорились что ли?
   Она разревелась, забыв о том, что должна быть сильной.
   - Я больше не могу! Мне кажется, у меня скоро крыша поедет. Я не хочу есть, спать, пить. Я ничего не хочу. Только исчезнуть. Я - эпицентр всех бед! Дайте мне уйти в конце концов. Дайте уйти так, чтобы я осталась приятным воспоминанием, а не кошмаром, случившимся в вашей жизни! Прошу вас!
   Она все плакала и плакала, и не могла остановиться. Джош замолчал. Его нижняя челюсть мелко дрожала, выдавая инстинкт последовать примеру няни и тоже впасть в истерику. Ему было так жаль девушку, что он уже и сам винил себя в ее бедах, сожалея о доставленных неприятностях.
   - Джош, Гарольд, - перестала всхлипывать она и снова тихо роняла слезы. - Дайте мне уйти. Я хотела сделать это красиво и безболезненно. Но уже не выйдет. Простите. Но так будет лучше!
   Больше они не говорили. Гарольд пронес Джулию на руках мимо палаты Эрика. Увидев эту картину, Уилл только и смог прокомментировать неудавшийся план ребенка: "Жестоко! Сломать ей ногу, чтобы оставить здесь". И Блайд был с ним согласен. Хотя сам задумался о том, на что смог бы пойти ради того, чтобы оставить девушку здесь...
  
   Сумасшедшее прощание
   Похороны в Британии серьезно отличались от славянских традиций. Но нечто общее у них было - боль. Процессия медленно прошла по аллее кладбища. Священник обратился к собравшимся с мудрой речью, а потом предложил близким высказаться. Гарольд подтолкнул Джулию. Она, совершенно не зная, что говорить, закрыла глаза и... запела. Только так странная худая рыжая девушка смогла выразить свои чувства. В рядах пришедших не нашлось никого равнодушного - все плакали. Они разделили ее тоску. Легкий ветерок взъерошил ее волосы, и ей послышался голос: "Не притворяйся!". Девушка вздрогнула, подумала: "Уилл прав, пора в больницу!". Эта ирония, обращенная к самой себе, помогла. Джули почувствовала, как стальной стержень где-то внутри ее души распрямляется. Еще не окрепшая уверенность мягкой теплой волной прокатилась по телу. Джули бросила взгляд на Честера - он тоже пришел и стоял не далеко, чтобы в нужный момент подхватить слишком вялую, несчастную девушку. Мужчина поймал горячечный взгляд, удивился засветившимся эмоциям в глазах девушки, понимая, что ей в голову пришла очередная сумасшедшая идея. И, правда, после церемонии ему пришлось подвезти ненормальную к зданию компании...
   - К Генри? - решил убедиться, что слуховыми галлюцинациями не страдает бывший менеджер. - Зачем?
   - Попрощаться! - ответила девушка, и звучало это очень угрожающе. Честер Норфолт был совершенно уверен, что продюсеру прощание не понравится!
   Час спустя, когда они гордо вышагивали по направлению к кабинету продюсера, менеджер понял, что проблем не избежать. Поэтому и не отставал, опекаясь здоровьем двух участников грядущего "мероприятия".
   Секретарша, увидев бывшую певицу, сначала думала возразить, остановить или просто соврать, мол, нет шефа на месте. Но один раз взглянув на хищное выражение, застывшее на лице девушки, прикусила язык. Джули беспрепятственно вломилась в кабинет, широко распахнув дверь. Генри сидел за столом, с угрюмым видом, выпивая очередную порцию виски. Собственно эта порция и полилась ему на штаны, когда он увидел, кто его решил навестить.
   - Зачем пришла? Прощения просить? - наивный мужчина забыл, с кем имеет дело.
   - Нет. Ты же сам от меня отказался! - заявила девушка. - Я решила напоследок сделать что-то хорошее для тебя!
   Она, прошла вперед, встала за спиной продюсера и притворилась обольстительницей: игриво положила руки ему на плечи, заскользила ладонями по груди, вызывая в Генри искру животного желания... А потом шаловливые ручки оказались еще и загребущими, так как изъяли любимую фляжку мужчины из внутреннего кармана. Девушка со своим трофеем быстро отошла в сторону и, подхватив мусорное ведро, выбросила туда вещицу. Там же, составляя компанию фляжке, собрались все имевшиеся бутылки со спиртным, найденные в кабинете. Генри возмущался, орал, ругался, грозился отлупить (и не только), но этого не позволил Чес. Он вовремя сообразил, зачем Джулия попросила именно его поехать сюда.
   - Да кто ты такая! - рычал и бесновался Генри, обвиснув в руках менеджера.
   - Ах забыл, кто я?! - хитро сощурилась девушка, превратившись в фурию, крушащую все на своем пути. - Сейчас напомню! Для этого тебе нужно немного протрезветь!
   И не обращая внимания на возмущения, и даже на мольбы Честера прекращать фарс, налила в стакан воды, после чего выплеснула его прямо в лицо продюсера!
   - Хватит корчить из себя непонятно что! - прикрикнула на него она. - Ты спился совсем! От тебя все бегут! Ты замечаешь, что совершенно один?! А? - хотела достучаться до его совести Джулия. - Тебе не нравится, что я дорожу Эриком? Твои проблемы! Знаю, у вас есть что вспомнить. Но разуй глаза: в том, что та идиотка тебя бросила, не он виноват! Ты! Во-первых, потому что не видел, какая она на самом деле. А она - сука! Реально! Подумай хорошенько и сам осознаешь это. Во-вторых, если тебе нужна женщина, то уделяй ей внимание. Не думай все время о работе. Начни проявлять хоть какие-то чувства, кроме жажды наживы! Хватит унижаться, достаточно забиваться в угол и жалеть себя! Вставай и действуй! Ты мужик или тряпка половая! Генри! Ты же молодой, красивый мужчина! У тебя есть дар. Пользуйся им! Не сиди и не топи горе в спиртном! Слышишь?
   Он смотрел на нее испепеляющим взглядом, а она вдруг - с нежностью.
   - Стерва! - сорвалось с его уст.
   - Возможно, - холодно согласилась она, досадуя, что кричала слишком тихо, чтобы ее вопли достигли его слуха. - Но все сказанное - правда. И, к сожалению, иначе высказать ее нельзя. А теперь прощай!
   Рыжая девчонка, устроила погром в офисе бывшего продюсера, развернулась и, прихватив с собой ведро, полное спиртного, ушла прочь. Честер так и держал Генри под руки, и оба мужчины глядели вслед ненормальной гордой хромоножке. А она хромала... Спасибо за это Джошу!
   - Ты куда с этим добром? - столкнулся с ней в коридоре Харман. Рядом стояла Тэа, и тоже внимательно осматривала по-боевому настроенную девушку.
   - До ближайшего мусорника. - Улыбнулась Джули, чмокнула в щеки сначала продюсера, потом его жену. - Удачи вам! И большое спасибо за все!
   - Ты все-таки собираешься уезжать? - понял Дин по ее интонации и горечи, блеснувшей в глазах. Но девушка уверенно ковыляла к выходу, и останавливаться не собиралась.
  
   Умирает ли надежда?
   Джулия больше не приходила в клинику, решила, что надо быстро и резко оборвать эту связь и не мучится больше. Анна уехала домой, потому что Эрик уже лучше себя чувствовал. Гипс пока не сняли, но в остальном наметился прогресс. Сара не оставляла своих попыток задержать подругу в Британии. В основном изливалось ее желание в скандалы. Ежедневные. По четыре часа в сутки. Джулия относилась к ним, как к, своего рода, работе психолога - выслушивать вой неадекватного пациента. Модель наворачивала круги вокруг дивана, на котором лежала подруга и распиналась по поводу оптимизма, силы воли, и прочего - больше не имевшего никакого значения для девушки. Джулия бездумно смотрела в потолок, отсчитывая секунды.
   "101, 102, 103... Звонок в дверь! Ура!!" - думалось ей.
   - Я открою, а ты не отвлекайся, рассказывай, как космические корабли бороздили просторы... - поднялась девушка.
   Сара чуть не плюнула ей в спину. Не благодарное это дело быть подругой такой упертой и невыносимой личности! Она топнула ногой и ушла в ванную, умываться. Ведь так вошла в роль вдохновительницы, что даже раскраснелась и вспотела. Правда, бестолку. Подруге было плевать на уговоры.
   Джулия распахнула дверь, флегматично оглядела с ног до головы, стоявшего на пороге мужчину.
   - Что вам нужно? - потребовала от него она.
   - Поговорить... - стыдливо признался Генри, переминаясь с ноги на ногу и, не зная, куда прятаться от ледяного взгляда. К ее удивлению он был совершенно трезв. Наверное, впервые в жизни...
   Его впустили в квартиру, и даже на кухню. Предложили чаю, прокомментировав, что спиртное в доме уже выпито двумя молоденькими алкоголичками, зато есть слабительное - его навалом - "берегли для почетных гостей" - намекнула язвительная девица. Генри, потупив взгляд, признался, что больше не употребляет алкоголь, а слабительное ему как-то не приходилось, да и вообще такие экзотические вещи он не любит.
   - Что-то в лесу сдохло! - буркнула Джулия, ставя чайник на плиту. - Надо пойти и откопать! А то завоняется...
   Генри ничего не понял, но и не акцентировал на высказываниях девушки внимания. Сара уже успела переодеться в халат, и когда увидела мужчину, пожалела об этом. Но... решила, что повторно перерывать шкаф не станет. Поэтому присоединилась к компании на кухне в чем была. Однако, даже такой одомашненный вид произвел на гостя впечатление. От Джули не скрылся факт смущенного и искристого взгляда мужчины, скользящего по точеной фигуре подруги.
   - Добрый день! - поздоровалась Сара, и обратилась к девушке.
   - Дяденька продюсер. Хочешь и тебя спродюсирует? - съязвила Джулия, и модель предпочла молча пить чай, чтобы не нарываться на "продюсирование". Ведь судя по интонации, это что-то ну очень страшное и неприятное!
   - Начинай! - поставила перед мужчиной кружку девушка, и потребовала признания.
   Генри помолчал с секунду, обдумывая с чего начать, и выбрал самый неподходящий кусок заготовленного спича:
   - Тебя тяжело вытерпеть больше часа. Ты не понимаешь принципов работы в шоу-бизнесе. Ты так и не научилась держаться на сцене и подавать себя! Ты постоянно споришь и препираешься, и еще - самое главное: ты никогда не станешь профессионалом, пока на первом месте у тебя будет личная жизнь!
   Джулия в этот момент как раз сделала глоток, и, услышав первые три слова, не спешила проглотить кипяток. Она с полными щеками, подумывала, а не выплюнуть ли чай кое-кому в лицо?! Генри это понял, как только решился поднять на нее взгляд, поэтому ретировался:
   - Но! Мы с тобой добились очень многого и за короткий срок! Мы, вместе! - сделал ударение он. - И было бы жаль терять это! Ты так не думаешь?
   Девушка все-таки проглотила чай. Сара чуть не подавилась смешком, наблюдая за сценой вечерних откровений, представляя какие бури гуляли по студии звукозаписи, когда в ней сталкивались два совершенно непримиримых человека. И тут звонок в двери провозгласил о пришествии еще одного гостя. Чтобы не отвлекать подругу от разговора с бывшим продюсером, модель отправилась играть роль швейцара добровольно. Оказалось, что навестить Джулию пришел и Гарольд.
   - Джул, - ворвался, словно ветер, фотограф, не сразу обратив внимание на другого мужчину. - Я говорил со своим знакомым в посольстве. Мы продлим тебе визу и ты останешься моей моделью...
   И девушка, и бывший начальник уставились на него. Она - с удивлением, а Генри - со страхом и раздражением.
   - Еще Ричарда с его гениальными идеями не хватает! - буркнула Джулия, и зазвонил телефон.
   - Спорим, это он! - посмеиваясь, подняла трубку Сара, и расплылась в ухмылке, услышав голос на том конце провода. - Привет, шляпочник! Ты хочешь сделать Джулию своей актрисой? Откуда знаю? Да я телепат! Подожди, сейчас спрошу у нее.
   Во всей этой суматохе, когда все взгляды были обращены к ней, девушка никому пока не давала ответа, пристально глядя на Генри. Он начал нервничать.
   - Новый контракт! - сказал бывший продюсер.
   - Новый контракт, с моими условиями, виза и главное - ты больше не пьешь спиртное вообще! - жестко поставила его перед фактом Джулия.
   - Смотря, какие условия, - задумался мужчина.
   - Генри! - прикрикнула на него девушка, и он сдался. - Кроме меня, тебя все равно никто не вытерпит!
   - Тебя тоже! - фыркнул продюсер, и новое соглашение они закрепили звоном чашек.
   - Прости Ричард, но, кажется, она останется певицей! - разнесся по квартире голос довольной Сары.
   Генри на самом деле был согласен на все, лишь бы вернуть певицу. Ему уже названивали представители разных программ, тележурналисты и радиоведущие, интересуясь о дальнейших планах новой звезды. Он не знал, что ответить. Долго думал о произошедшем. Говорил с Харманом. А ночами ему снились кошмары. Утром он лично выбросил все, скопившееся в баре. Но он еще не подозревал, какие пункты придется вносить в новый договор и к чему его обяжет рыжая иностранка.
  
   Светлая полоса печали
   Компания "Стоунхерст" с радостью приняла в свои студии неугомонную рыжую дочь. Джулия отныне сутками пропадала в звукозаписывающей, ездила с гастролями, снималась в рекламных роликах, клипах. Генри серьезно изменился, как и Честер. Оба мужчины стали занимать важные места в жизни девушки, постепенно превращаясь в настоящих друзей. Втроем они праздновали день рождения Генри в тесном кругу, у него дома. Позвали Сару, Гарольда и даже Ричарда. Помянули Жоржа. Тэа вообще чуть ли не боготворила девушку за излечение брата от алкоголизма, обещая ей золотые горы, так что с некоторых пор Джулия стала частым гостем на показах именитых модельеров и постепенно превратилась в светскую львицу. Продюсер нашел общий язык с ребятами из группы и жалел, что раньше не общался с ними на уровне приятелей. Правда, теперь он подозревал Джулию в романтической связи с гитаристом Терри, и своей ревностью доставал подопечную, пока та не швырнула в него нотами, пояснив, что музыкант, насколько ей известно, занят!
   После смерти Жоржа девушка никому не доверяла свой сценический облик. Она извела шестерых стилистов. Седьмой продержался дольше всех - три дня, а потом смело высказал о своих сомнениях по поводу вменяемости звезды!
   Однажды Честер привез Джулию на телешоу. Даже в тамошние гримерки дошли слухи о скверном характере певицы. Руки молоденькой девочки-визажистки просто дрожали, когда она пыталась нанести макияж стервозной блондинке. Поэтому и промахнулась, нарисовав Джульетте стрелку от века до самого уха.
   - Простите, простите, - спохватилась перепуганная визажистка.
   Певица поймала ее за запястье и, как ни странно, мягко проговорила:
   - Ничего. Это ведь можно смыть. Давайте попробуем еще!
   Девушка затряслась сильнее, но звезда поспешила ее успокоить.
   - Перестаньте нервничать! Будьте увереннее в себе. - Говорила она, со скучающим видом рассматривая свое отражение, а потом повернулась и устремила взгляд прямо в глаза перепуганной девушке. - От того, как вы себя преподнесете, зависит, как вас будут воспринимать! Вы ведь профессионал?
   Визажистка перестала дрожать, собралась с духом, и работа пошла на лад.
   - Мой друг говорил, что притворяться быть сильным - великое искусство. А просто быть сильным... - Джулия замолчала, проглотив слова, которыми ее поучал Жорж.
   - А просто быть сильным - это... - заинтересовалась визажистка.
   Певица вдруг совершенно иначе посмотрела на девушку и улыбнулась.
   - Как вас зовут?
   - Сьюзи, - выдавила из себя несчастная, удивляясь приятной и мягкой улыбке, красившей лицо певицы.
   - Вы отлично справляетесь! Мы еще увидимся с вами! - заявила звезда и ушла на сцену. А визажистка все гадала: это обещание уволить ее или нечто другое? Она даже не подозревала, что после съемок к ней подойдет коренастый мужчина, очень напоминающий бандита, и предложит работу. А через пару дней Сьюзен Мейли стала личным стилистом певицы Джульетты.
   - Зачем она тебе? - не понимал Генри. - Она же не профессионал.
   - Она сможет заменить Жоржа! Я чувствую это! - с загадочной улыбкой на лице отвечала ему девушка.
   Но Сью (так называла теперь ее певица) никак не могла привыкнуть ни к бешеному ритму работы, ни к требованиям начальства. Она терялась и путалась, выслушивала ругань от менеджера и продюсера, и только рыжая девушка (в которую превращалась блондинка после концертов и интервью) успокаивающе брала ее за руку, убеждая не сворачивать с пути. Сьюзен даже боготворила эту странную девушку с большими печальными зелеными глазами. Она считала ее ангелом, знающим будущее, а от того и уверенным в каждом шаге. Но кое-что не давало девушке покоя. Новая начальница вне светской жизни одевалась в черное, и часто грустила, когда мужчины, окружавшие ее, не видели этого (при них она всегда улыбалась).
   - Вы и раньше были такой грустной? - осмелилась спросить певицу Сьюзен.
   - Я? - она попыталась улыбнуться. - Нет. Я не эмо!
   Но дальше этого разговор по душам не зашел. А еще Сью заметила интересный факт: певица становилась в два раза печальнее, когда, проходя по коридору, встречалась с другим певцом, работающим в компании "Стоунхерст". Столкнувшись в одном помещении, высокий брюнет с холодными серыми глазами неизменно обращал к девушке полный муки взгляд, но Джулия почему-то глядела только себе под ноги. Будто нарочно избегала смотреть на парня.
   - Ты знаешь, каково это: запрещать своему телу тянуться к тому человеку, прикосновения которого дарили чувство целостности, покоя, защищенности? - однажды, все-таки ответила на вопрос о депрессивном состоянии певица, затянувшись сигаретой (она завела эту привычку в тайне от Честера и Генри), когда Сьюзен снова завела эту тему в гримерной. - Поверь, это больно. Больно терять друзей. Больно видеть их отчужденными. Больно жить, дышать. Боль вообще, оказывается, единственная, кто никогда не покидает нас! Она верная. Наверное, стоит написать об этом песню!..
   - Для вас тот человек был другом? - говорила о Блайде стилистка.
   - Был! - выдохнула Джулия. - Были и еще друзья. Одного больше нет. Ты заняла его место, поэтому давай перейдем на "ты"!
   Но Сьюзен так и не смогла переступить черту уважения, зато больше не стремилась лезть в душу певице, осознав, какая черная бездна печали скрывается в хрупкой рыжей девушке. А вот продюсер, наоборот, никак не мог унять свое любопытство.
   - Кстати, по поводу Блайда! - заговорил Генри, когда вчетвером они обедали в кафетерии, и за соседний столик присел вышеуказанный. Парень снова сверлил взглядом Джулию, а она пыталась подавить желание метнуть чем-нибудь острым в продюсера. - Почему я ничего от тебя по его поводу не слышу?
   - Генри! - рявкнула на него певица, и хлопнула ладонью по столу, напугав до чертиков Сьюзи и Честера. - У меня нет аппетита. Я иду работать!
   Джулия поспешила покинуть место, где есть тот, к кому тянется вся ее жалкая сущность, чьего прикосновения она так требует. От взгляда Честера не скрылось измученное выражение, застывшее на лице Блайда, следившего за девушкой. Парень спрятал признаки боли, опустив голову на руки.
   - Ты знаешь, что происходит? - вцепился в менеджера Генри, так же рассматривающий музыканта за соседним столиком.
   Чес кивнул.
   - Тяжелая музыка и отвратительно грустные тексты, от которых повеситься хочется, связаны с ним? - кивком указал на Блайда продюсер.
   - Да. - Признал менеджер.
   - Почему все крутится вокруг Блайда? - озадачился Генри.
   - Послушай меня! - грубо остановил его Честер. - Не лезь в это! Пускай сами разберутся! Мы с тобой ничего не можем сделать. Он может. Но не сделает...
   Менеджер поднялся, оставляя Генри в компании Сьюзен. Он знал, что Джули сейчас курит или плачет где-нибудь вдалеке от всех. Нервные срывы в последнее время случались с ней все чаще. Есть девушка так и не научилась, и Уилл посещал студию два раза в неделю, грозя Джулии капельницами. "Хорошо, хоть не клизмами!" - приговаривала девчонка, доводя дока до истерики.
   - Будут тебе и клизмы! - вспылил как-то Уилл. - Трехлитровые!
   После такой угрозы девушка демонстративно съела йогурт. Это было первой победой Уильяма.
  
   Выбираем новый путь
   Совсем скоро все изменилось. Перемены затронули и жизнь Генри, причем личную сторону.
   Джулия с видом генеральши вышагивала по кабинету продюсера, пока тот декламировал во весь голос последние слухи из газет, и очень удивлялся, узнавая о себе много интересного. Вот лично он не был в курсе своих интимных отношений с певицей Джульеттой, которая, как свидетельствуют некоторые врачи, еще и беременна от него. А он, подлый, заставляет ее работать до седьмого пота и потери сознания.
   - Да ты скорее затюкаешь меня своими каблуками, - буркнул Генри, закончив чтение, и свернул газету. Честер рассмеялся, представив себе поединок продюсера и рыжей. И пришел к выводу, что ставки лучше делать на девушку.
   - Будешь плохо себя вести, так и сделаю! - смерила его взглядом она и пожалела, что продюсер в свое время сделал ревизию в кабинете, избавившись от колющих и режущих предметов декора. - Так вот что мы будем делать. Я добрая и самая лучшая, так что цени! Потому что сдам тебе в эксплуатацию на некоторое время свою подругу. В ее обществе ты появишься на тройке мероприятий, будешь изображать влюбленного по уши. А я на следующем же интервью заявлю, что вы уже давно вместе и вообще, она моя сестра родная, которая нас с тобой и познакомила!
   Генри едва не подавился застрявшими словами.
   - Это месть за Торнтона? - уточнил продюсер.
   - Не волнуйся. Сара не станет домогаться тебя! Она девушка тихая... Тихо задушит и все... - Хихикнула Джули.
   Мужчина прекрасно помнил Сару... Точнее ее халат, стройную фигуру, длинные золотые волосы, голубые глаза - в принципе ее образ запечатлелся крепко и очень детально. И Генри немного боялся возможной встречи. Почему? Сара все-таки была очень красивой и молодой девушкой, а он не хотел показаться скучным, некрасивым и старым. Заметив пропечатавшиеся тревожные мысли на лбу своего продюсера, Джулия устроила ему настоящий аутотренинг.
   - Повторяй за мной! - чуть ли не гипнотизируя его, тихим, но уверенным голосом бормотала она. - "Я молод душой и телом!"
   - Ты молода душой и телом, и я не спорю! - повторил мужчина, немного добавив от себя, и покосился на декольте певицы.
   Джули прокашлялась. Генри снова перевел взгляд на ее лицо. Она нахмурилась, и продюсер понял, что шутки закончились - сейчас его треснут.
   Он повторял за ней каждое слово, а на следующий день при полном параде приехал за моделью. Вот только не знал новоиспеченный влюбленный, к каким аутотренингами Джулии пришлось прибегнуть, чтобы заставить Сару сходить на фиктивное свидание.
   - Я брошу его! - приговаривала девушка, высунув руку с любимым зеленым шелковым нижним бельем своей подруги в окно. Модель сначала громко ругалась и грозилась выцарапать глаза подружке, но потом просто взмолилась и разревелась. Скандал длился вот уже четверть часа. Белокурая красотка и головой об пол билась, и топала ногами, и верещала, а коварная соседка размахивала на потеху прохожим трусами и лифом, решив взять подругу измором.
   Шантаж удался. Белье обещали вернуть только после удачно проведенной миссии, и к моменту выхода Сара была сердита, красива и готова порвать первого попавшегося под руку, как Тузик грелку. Но та самая "грелка" посмотрела на нее с порога печальными глазами, робко протянула букет ее любимых роз, уничтожив таким образом плохое настроение. Сара сама не поняла, в какой момент и почему стала податливой и мягкой.
  
   Их появление в светском обществе отметили все. Прекрасная блондинка рядом со скандальным продюсером привлекала взгляды, а также магнитом притягивала сплетни. Мужчины, падкие на красоту, пытались отбить спутницу у Генри, но Сара крепко хваталась за его локоть и отказывалась отходить от него хоть на один шаг. Тогда он подумал, что вот такой, пусть и не существующей на самом деле преданности ему не хватало - чтобы женщина не оставляла его одного, посвящая всю себя только ему.
   А потом они танцевали при свете луны на балконе, сбежав от посторонних. Много говорили о печальном опыте неудачных отношений, о том, чего хотели бы получить от этой жизни. Нашли много общего: они любили ту же музыку, одного модельера, млели от детективов и философских фильмов! Ну и им обоим довелось когда-то довелось выбросить из своей жизни Блайда.
   О впечатлениях самой девушки после вечера с Генри свидетельствовал факт ее появления дома около часа ночи. И между прочим, ухажер довел свою даму до самой двери, надеясь на поцелуй, который, в принципе, состоялся.
   Модель, явно чувствуя за собой какую-то вину, пыталась пробраться в квартиру, босиком, придерживая туфли в руках. Она даже свет не стала включать... За нее это сделала Джулия. Щелчок выключателя так напугал Сару, что она подбросила туфли вверх и одним чуть не пришибла подругу, вовремя увернувшуюся от опасных летающих предметов.
   - И как все прошло? - тоном голодного удава поинтересовалась соседка по квартире и сверкнула глазами на модель.
   - Нормально! - неуверенно промямлила Сара, развернулась и зашагала в сторону своей комнаты. - А ты чего не спишь?
   - Я? Не заговаривай мне зубы! - сердито заявила Джулия, мигом сменила тон на язвительный. - Он тебе понравился, да?
   - Кто он? - наивно захлопала ресничками блондинка.
   - Мой продюсер, Генри! - напомнили ей.
   - Ах этот... - рассеянно и как-то не к месту рассмеялась модель, потом насупилась, стала по стойке смирно и ответила. - Он не в моем вкусе!
   После чего быстро скрылась в собственной комнате, стараясь не реагировать на нервирующий стук в дверь и голос с той стороны: "Врешь! Меня не обманешь! Он тебе понравился! Давай об этом поговорим!".
   После третьего свидания журналисты были совершенно уверены, что белокурая подружка Генри вскоре станет его невестой, а там и до жены дорастет. Джулия не могла нарадоваться проведенной PR-кампанией! А вот в собственных отношениях кое с кем она никак не могла навести порядок. Впрочем, в один прекрасный день...
  
   Находиться вдали друг от друга оказалось невыносимым испытанием. Эрик не мог запретить себе смотреть на нее. Она же всегда уговаривала сердце биться ровнее и не сходить с ума в присутствии бывшего друга. Каждому было больно от того, что они порознь, что, как сейчас, приходится сидеть вдали, за другим столиком кафе, не иметь возможности даже поговорить.
   - Хочешь последнюю сплетню? - подался вперед Роберт, но Блайд запротестовал. Однако это не остановило болтливого друга. - Вот как ты думаешь, что бы сделала нормальная девушка, которая очень хочет стать звездой, но, вследствие некоторых причин, поскандалила с продюсером?
   - Ну, пришла бы к нему просить прощения, - вяло предположил Эрик, явно лишенный фантазии.
   - А как думаешь, что сделала Джули? - смаковал новости Роберт, и не дожидаясь вариантов от музыканта, сам все рассказал. - Разнесла пол офиса, закатила скандал, лишила всего спиртного. Ей просто повезло, что рядом был Честер в качестве сдерживающей силы.
   У Эрика заметно отвисла челюсть. Он перевел взгляд на сидящую недалеко девушку, увлеченно выводившую что-то карандашом в блокноте. Сказать: "Вот не подумал бы... Такое милое создание!" - парень не мог, ведь прекрасно знал, на что способна Джулия.
   - После всего этого Генри сам пришел к ней мириться! - сверкнул очками Роб. - Кстати, они заключили новый контракт, и там вписан пункт, касающийся тебя!
   - Догадываюсь, - грустно откликнулся на эту новость парень.
   - Нет! Ты не знаешь ничего! - заинтриговал его друг. - Там сказано, что каждый плохой отзыв о тебе грозит продюсеру штрафом! Да, в принципе, это грозит любому болтуну в ее присутствии.
   Заметив совсем растерянное выражение на лице парня, Роберт подтвердил:
   - Это абсолютная правда! - и чуть не добавил любимую фразочку Джулии: "Вот те крест на пузе!". - О маленькой поправочке знает только очень узкий круг людей!
   - А ты, госпожа сплетница, откуда знаешь?
   - Пообщался с Чесом. - Тут же сдал своего информатора парень.
   Эрик снова перевел взгляд на Джулию. Честер со своей стороны тоже следил за ее эмоциями и ждал, когда же лопнет терпение, и она сделает первый шаг. Роберт внимательно рассматривал, как Блайд таращится на девушку, и недолго думая, передал ее менеджеру записку следующего содержания:
   "100 евро - она заговорит первой!" - так было заключено пари за секунду до того, как Джули написала что-то на вырванном из блокнота листке и попросила передать на другой стол. Из рук в руки от менеджера к менеджеру перекочевала тайная записка, чтобы оказаться, наконец, у музыканта.
   "Не смотри на меня так!" - прочитал парень и, потребовав карандаш у Роберта, написал ответ:
   "Как?"
   Тут же последовала следующая записка от нее:
   "Глазами побитого щенка, брошенного на улице!"
   "А ты не смотри на меня так холодно!" - было написано на свежей салфетке его почерком.
   "Я на тебя вообще не смотрю!" - в этих словах чувствовалась обида.
   "Откуда же тогда знаешь, как я смотрю на тебя?" - была последняя записка с примесью иронии, после которой Джули вышла из себя и из зала кафетерия тоже. Менеджеры обрадовались - роль передатчиков закончилась! Эрик последовал за ней. К большому разочарованию заключивших пари друзей скандальная парочка скрылась от посторонних взглядов, в коридоре у лифта.
  
   Блайд шел следом за Джулией, смотрел ей в спину и все думал о том, как за короткое время после их расставания они оба изменились не в лучшую сторону. Особенно внешне: она очень заметно похудела, он - перестал спать и тоже питался через раз, потому и выглядел уставшим. Пока парень размышлял, девушка остановилась, постояла три секунды ровно, и принялась ходить перед ним, размахивая руками и что-то бубня себе под нос. Эрик смотрел на нее, не скрывая улыбки. Ее же это только больше сводило с ума, когда она вдруг ловила его чересчур счастливый взгляд.
   - Если хотел что-то сказать, то говори сейчас! - прорычала Джулия.
   Но парень молчал. Он тщательно сейчас подбирал слова, чтобы попытаться вернуть все, чего лишился. Джулия заговорила раньше.
   - Я знаю, что Чес с тобой общался по поводу того, что ты мешаешь моей карьере. Но неужели ты так легко согласился? - Джули смотрела прямо в глаза Блайду, а ему вдруг стало тяжело.
   - Он был очень убедителен. К тому же, ты слишком много сил отдала карьере... - опустив голову, признался Эрик, чувствуя себя кающимся грешником. - Я бы на твоем месте предпочел сцену. Я подумал, что другого шанса тебе не выпадет, кроме как засиять именно сейчас, пока удача поймана... Поверь, я знаю, что такое удачный момент.
   Она не знала, что сказать - просто очень хотела отпустить ему затрещину. Но вовремя вспомнила о недавно пережитом сотрясении мозга и побоялась устроить ему повторную травму черепа.
   - Ладно, - выдохнула она. - То, что ты повел себя, как, не будем говорить кто, это одно. Но поверь, стоило сначала спросить у меня! Теперь поговорим об аварии! Если у тебя возникли проблемы, то почему не пришел ко мне? Мы ведь были друзьями. Я выслушала бы тебя!
   - Джули, - с хрипом вырвалось ее имя. - Я тогда сказал это, потому что тебе нужно было двигаться вперед без меня. Понимаешь? И если бы я позвонил... Я бы не...
   Она вдруг вспомнила его, лежащего на земле, с запекшейся кровью на лице, и снова похолодела от ужаса, как тогда. Похоже, та картина прошлого еще долго будет мучить ее разум. Джулия постаралась не расплакаться, проглотила подкативший к горлу комок боли. Позволила себе разозлиться - это куда лучше, чем рыдать перед ним. Она так увлеклась освобождением накопившихся эмоций, что незаметно впала в ярость и начала ходить туда-сюда с бешеной скоростью.
   - То есть из-за того, что Честер сказал тебе, ты решил предать меня, свято веря, будто мне это поможет и что сцена для меня важнее?! - она резко остановилась прямо перед ним. - Ты дебил, что ли? Нет! Ты хуже!
   Выругать его оказалось хорошим способом сбросить с плеч и сердца давно подвешенные грузы разочарования и боли.
   - Да ты вообще представляешь, каково мне было? Особенно, когда ты попал в больницу? - Джулия металась из стороны в сторону, не забывая награждать Эрика самыми разнообразными кличками. - Кретин! Псих! Идиот!
   Когда английские слова закончились, она добавила на русском: "придурошный", "тупоумный!". А когда и все более-менее приличные ругательства исчерпались, она встала перед Эриком, поинтересовалась, какая нога у него больная. Убедившись, что правая, по ней и топнула со всей силы! Парень взвыл, схватился за конечность, стараясь удержать равновесие.
   - Ненавижу! - напоследок рявкнула девушка и ушла.
   Блайд вернулся к столику в кафе, прихрамывая и глупо улыбаясь.
   - Так что, помирились? - заинтересовался Роберт, выигравший у Честера спор.
   - Нет! - присел парень.
   - Так поговори с ней еще раз! - настаивал друг.
   Эрик уставился на него таким свирепым взглядом, словно желал поменяться местами и посмотреть на его реакцию, когда ему так отомстят!
   - Нет! - выдохнул музыкант. - Второго такого разговора мои ноги не выдержат! И придется тебе меня на кресле-каталке всюду возить!
   Роб так и не понял, причем ноги к беседе, но пытать уставшего и измученного музыканта не стал - сжалился.
  
   Я запрещаю тебе!
   Как-то Блайд вышел из студии, устроив себе перерыв. Нервы были на пределе, усталость выматывала, голова начинала гудеть от постоянного шума и повторяющейся час за часом мелодии новой песни, которую уже вторые сутки никак не могли нормально записать. Проходя мимо курилки, он остановился, с тоской посмотрев на струи табачного дыма, поднимающиеся откуда-то снизу, и в который раз задумался: "А не бросить ли полезную привычку не курить?". Безвольно вспомнив привкус табака, он уже было представил, как делает затяжку, но тут его осенило: ему еще не доводилось видеть курящего человека, сидящего на полу. Кто-то загадочный и немного трусливый прятался от посторонних. А кто же в этом здании стесняется пускать дым? Одна сумасшедшая мысль заставила его поддаться на уговоры любопытства и заглянуть в изолированную комнатку.
   - С каких пор ты куришь? - словно гром прозвучало в двух шагах от сидевшей на корточках рыжей девушки, и она чуть не упала.
   - Сядь, а то тебя заметят! Заметят тебя, и меня тогда тоже увидят! - дернула его за штанину она.
   Эрик, понимая комичность ситуации, все же присел рядом.
   - Ты не ответила! С каких пор ты пристрастилась к сигаретам? - настаивал парень, вонзив колючий взгляд в Джулию. Она сладостно пускала дым, что свидетельствовало о давности губительной привычки.
   - С тех пор, как ты отнял у меня близкого друга! - заявила она, норовя кольнуть побольнее.
   - Это какого? - уточнил Блайд.
   - Себя!
   Вдобавок к теоретически отобранному, Блайд выудил из рук девушки еще и сигарету. Затянулся, тут же пообещав больше такого не повторять. Краем глаза заметил ее перекошенное от негодования лицо.
   - Бросай это дело! - выпуская дым, приказал парень и поднялся, возвысившись над девушкой. - Это вредит твоему здоровью и голосовым связкам!
   - Кто бы говорил! - как и ожидалось, Джулия разозлилась. - А ты вообще, почему куришь? Причем мои сигареты?!
   Протест сопровождался взмахами и прыжками, дабы отобрать у парня предмет. Но из-за высокого роста музыканта Джули так ничего и не смогла сделать... только еще разок пнула его по больной ноге. Блайд ухитрился поймать ее за запястья, придвинуть ближе к себе и отобрать полную пачку, что вызвало не просто бурю эмоций, а целый шквал ругательств. Парень не реагировал на провокации. Развернулся и ушел, прихватив с собой упаковку губительного никотина. Перепалка с бывшей подругой придала парню былого острого прилива эмоций. Теперь, пообщавшись с ней, он чувствовал, что может продолжить работу. Джулия же вернулась в студию, громко хлопнув дверью.
   - Сволочь! - выругалась певица, остановившись перед гитаристом.
   Тери ничего не понял и уже собрался обидеться. Но все же решил поинтересоваться, за что его так!
   - Ты чего?
   - Да так, - выдохнула Джулия. - Встретилась с одним дебилом!
   - Ого! - рассмеялись ребята. - Скажи нам его имя и адрес, мы его проучим!
   Девушка мечтательно закатила глаза, представила, как парни отлупят Блайда... А потом опять в памяти воскрес эпизод аварии, и Джулия отказалась от этой затеи.
   - Давайте лучше работать! - ей хотелось скорее забыться в музыке. К тому же, в последнее время мелодии получили роковый оттенок, что очень нравилось и ребятам из группы, и самой Джулии, а Генри ничего против не имел, так как перестал спорить (она все равно выигрывала). Кстати, стоило продюсеру покинуть студию, как в нее заглянула Сара. Она робко топталась на пороге, перекинулась парой слов с подругой, но та заметила странность еще раньше, чем блондинка успела о чем-то спросить.
   - Ты же пришла не из-за того, что соскучилась! - поняла Джулия.
   - Я... - ей даже не пришлось договаривать фразу до конца.
   - Ты надеялась встретиться с Генри!
   Сара резко покраснела, схватила подругу за локоть и вытвщила в коридор.
   - Прошла неделя, а он даже не позвонил ни разу! - провыла модель. - Он хоть спрашивал обо мне?
   Джули задумалась, не припоминая подобные допросы от продюсера, а скорее соображая, как поведать девушке, что Генри слишком занят в последнее время, сказала:
   - Я не буду лезть в ваши отношения! - отрезала она.
   - Почему? Ты могла бы помочь! Узнай у него...
   - Нет! - отказалась Джулия, не дослушав. - Отношения между двумя людьми не терпят вмешательства извне. Пусть все происходит постепенно. Если ты его "задела", то он сам сделает первый шаг...
   Разговор на этом закончился. Правда Генри потом ловил на себе подозрительно внимательные взгляды и требовал пояснения, но Джулия только мотала головой, подумывая, хватит ли "субтильному хлюпику" силенок и отваги для покорения Сары.
  
   Следующие дни девушка описала бы лаконичным словом - "террор". Эрик же искренне верил, что это борьба за здоровый образ жизни, которая продолжалась неделю. Замечая музыканта с неизменной ухмылкой на лице (так как он уже предвкушал дальнейший оборот событий), Джули всячески пыталась скрыться от него, обойти или позорно сбежать, закрыться в ближайшем кабинете, не спрашивая разрешения у тех, кто там работает. Ни то, ни другое, ни третье не венчалось успехом. Эрик всегда догонял, ловил и тащил в сторонку, где настоятельно требовал показать содержимое сумки. Потом извлекал сигареты и удалялся, не обращая внимания на вопли, ругань и туфли, летящие ему в спину. Как-то, чтобы поиздеваться и смутить парня, Джули положила на самый верх сумки интимные вещи: трусы, прокладки... На Блайда это, конечно, подействовало, но ровно на две с половиной минуты. Преодолев секундное смущение, он отложил личные безделушки и отыскал заветную пачку.
   - Чтоб тебя! - бесилась девушка, все больше выходя из себя, и в следующий раз спрятала сигареты в бюстгальтере.
   Эту сцену изъятия Честер и Сьюзи запомнили навсегда. Эрик проводил досмотр, как истинный полицейский - ощупывая девушку. Она ехидно ухмылялась, стоя молча, что собственно и насторожило парня. Он догадался, где "зарыто сокровище". Шумно выдохнул.
   - Мне начинает казаться, что тебе просто нравится меня лапать! - пробубнила она, когда руки парня скользнули к ее груди.
   - Ты не бросила курить. Отсюда я делаю вывод, что тебе это все тоже доставляет удовольствие! - вежливо ответил он и улыбнулся.
   - Эй, что вы тут делаете? - появился в коридоре Генри. Его без того большие глаза увеличились при виде обнимающихся Блайда и Джули, а также спокойно наблюдающих за этой сценой менеджера и стилистки.
   - Секретничаем! - всполошилась девушка и, привстав на носочки, шепнула Эрику: - Если скажешь ему хоть слово по этому поводу, я стану твоим самым жутким кошмаром!
   - Ты обещаешь являться ко мне по ночам? - не обращая внимания на незваного продюсера, Эрик крепче прижал к себе пока еще не возражавшую девушку. - Надеюсь, ты будешь в чулках и этом черном нижнем белье...
   - И с топором в руках! - довершила картинку, нарисованную фантазией парня она.
   Блайд рассмеялся и отошел в сторону, незаметно спрятав сигареты в карман.
   - Ну что, идем работать? - как ни в чем ни бывало направилась к продюсеру Джулия.
   На грозный вопрошающе-предупреждающий взгляд Генри музыкант ответил пожатием плеч, мол, и сам не понял, что тут произошло.
   - А вы оживились! - шепотом подметила Сьюзи, следуя за певицей. Но та только невразумительно что-то промычала.
  
   Джулия надеялась покурить, спрятавшись под деревом в темном дворе приюта поздним вечером. Ее, конечно, грызла совесть за этот поступок: только детей ругала, а теперь сама хороша - курит! Она уже достала пачку, вытащила одну сигарету, посмотрела на нее преданным влюбленным взглядом и... точно также проводила улетающий объект.
   - Эй! - возмутилась девушка, оборачиваясь, и встретилась лицом к лицу с... - Блайд! Ты меня преследуешь?
   - Я хотел с тобой поговорить! - с неумолимой серьезностью произнес он.
   - Если ты по поводу курения, то это не твое собачье дело! - взвизгнула она, топнула ногой и скрестила руки на груди, демонстрируя отказ от любых диалогов.
   - Я хотел сказать еще кое-что! - он смотрел ей прямо в глаза. - Джули, давай начнем все сначала. Я козел. Но мне... тебя... не...
   У нее отвисла челюсть. Она не могла поверить в то, что слышит. Но Блайд не испарялся, как призрак, и на галлюцинацию не был похож (ну немного бледный, синяки под глазами - но, кажется, живой, из плоти и крови). Джули потрогала его лоб - не горячий, значит - не бредит.
   Эрик взял ее за руку. Мягкое тепло, приятное, забытое касание...
   - Нет! - приговором прозвучало для него. Впрочем, он ведь знал, что так будет.
   - Джул! - окликнул девушку Джош, и ее рука выскользнула из ладони парня.
   - Сломать легче, чем построить заново, не правда ли? - сказала она и ушла, но видел только Бог, как ей хотелось вернуться!
   Мальчишка, хоть и пойманный девушкой где-то на середине пути, все же увидел Блайда. Очень удивился его появлению и отстраненному виду.
   - Чего это он? - спросил Джош, кивая в сторону одинокого понурого музыканта, замершего садовой статуей под деревом. - Ты с ним не общаешься?
   - Нам не о чем говорить, - буркнула Джулия.
   - Он, видимо, так не считал! - заключил ребенок, и все занятие выглядывал из окна, проверяя, стоит ли новенький серебристый "мерседес" на другой стороне улицы. Он, похоже, и не собирался никуда исчезать, до тех пор пока не закончится урок. Учительница тоже видела авто, удивлялась, как Блайду хватило ума снова сесть за руль после аварии. Зная, что парень так просто от нее не отстанет, Джулия позвонила Честеру и попросила забрать ее. "Мерседес" преследовал их до самого дома девушки.
   - Он настойчив! - отметил менеджер, глянув в зеркало заднего вида.
   Девушка злобно фыркнула и, попрощавшись с мужчиной, поднялась на этаж в квартиру. А там Сара сидела на диване с видом оскорбленной невинности. Рядом валялся телефон, на который модель злобно косилась, мысленно проклиная одного нерешительного продюсера. По первому взгляду и не понятно было: она ждет звонка или подумывает, как бы разбить аппарат.
   Джулия плюхнулась рядом.
   - Дай ему время! - посоветовала.
   - Кому? - притворилась дурочкой блондинка, хотя Джулия считала, что притворство ни к чему!
   - Коню! - сердилась она, чувствуя, насколько близок нервный срыв. Прервав на такой оптимистичной ноте наклевывающийся разговор о Генри, девушка закрылась в ванной, умылась, достала сигарету, собралась закурить... Но и в этот раз безрезультатно. Блайда заменила Сара. Ее крики и стали последней каплей в чаше терпения. Послав весь мир к чертовой бабушке... огород копать, Джулия вылетела из квартиры, поймала такси, и полчаса спустя уже мучила дверной звонок музыканта, надеясь, что парень в данный момент страдает от мигрени. Увидев ее на пороге, Эрик сдержал нахлынувшие чувства, подумав, что все повторяется: с таким же лицом она стояла здесь больше полугода назад и тогда она ненавидела его.
   - Ненавижу! - выпалила она, словно прочтя его мысли. - Ты сам вычеркнул себя из моей жизни! Ты не имеешь права влезать в мои дела! Так какого хрена ты портишь все?
   Эрик протянул руку, но девушка больно саданула по ней, отталкивая. Тогда он попытался схватить Джулию за талию. Она сопротивлялась, била кулачками ему в грудь. Блайд не обращал на истерику внимания. Ему пришлось поймать брыкающуюся гостью, втащить в квартиру, закрыть двери и прижать девушку не только к себе, но и к стене, чтобы не вырвалась.
   - Я не хочу в тебе разочаровываться! - вдруг сказал он, и истерия прекратилась. - Не хочу даже думать о том, что у тебя есть такие изъяны, как пристрастие к курению! Пожалуйста, не расстраивай меня!
   Джулия молчала, согреваясь и успокаиваясь в его руках. Запах знакомых духов одурманивал разум, и она вспомнила, как когда-то было сладко, легко и уютно находиться рядом, не ссорится, а чувствовать крепкое плечо в трудную минуту. Она прижалась к груди парня, позволив себе мимолетную слабость. Ее кулачки крепко сжимали ткань мужской пайты. Блайд бережно и нежно поглаживал рыжие волосы, целовал в макушку.
   - Успокоилась? - шепотом говорил он. - Останешься?
   - Нет! - уперто твердила гостья, но не торопилась отступать или отталкивать парня от себя.
   - Давай, я отвезу тебя! - предложил Эрик. - Только переоденусь!
   Он выпустил ее из объятий совсем ненадолго, но перед тем, как скрыться в собственной комнате, предусмотрительно запер входную дверь на ключ - чтобы гостья не сбежала раньше времени. Блайд быстро сменил одежду, выскочил в коридор... Она все еще была там. Сидела на корточках, прижимая колени к груди, и отсутствующим взглядом смотрела в пол. Эрик присел рядом, убрал локон, спадающий ей на глаза, хотел в очередной раз попросить прощения, прекрасно зная, как нелегко пришлось девушке после его добровольного ухода. Да! Он был в курсе, что она лежала в больнице после переутомления, даже приходил несколько раз, повторив ее действия после аварии в точности - выбирал моменты, когда Джулия спала.
   - Может, все-таки останешься? - спросил он, и зеленые глаза, полные ярости и слез, впились ему в переносицу. Девушка резко поднялась и повернулась к двери.
   Блайд думал, что она больше не заговорит с ним, но...
   - Ты купил новую машину! - констатировала факт Джулия, старательно рассматривая пейзаж за окном.
   - Да, - обрадовался разговору Эрик.
   - Та была комфортнее. Она мне больше нравилась. В ней было спокойно. - Сказала девушка.
   - Ты в ней все время засыпала, - улыбнулся воспоминаниям он.
   - А ты на ней разбился! - она на секунду повернулась, чтобы вонзить в него очередной взгляд-нож.
   В салоне снова повисла тишина. Блайд смотрел на дорогу, Джулия - в окно. Каждый думал о своем, но в итоге их мысли сводились к одному - дню, когда Он сказал: "Я наигрался...", а Она прекрасно его поняла и просто ушла.
   Стоило машине притормозить у подъезда, как девушка дернула ручку, надеясь сбежать, не прощаясь. Но Эрик поймал за запястье и заставил обернуться на несколько секунд.
   - Я хочу, чтобы ты еще раз пришла ко мне. - Сказал он. - В любую минуту. Когда тебе понадобится помощь или просто захочется поговорить. Я буду ждать.
   Так ничего ему не ответив, она ушла. А дома ее встретила Сара. Конечно, она набросилась на подругу с расспросами, кричала и все такое. Но по безъэмоциональному выражению, застывшему на лице подруги, поняла, что усилия ее бесполезны. Модель сдалась. Приготовила чай для двоих, и отправилась спать. Джулия тоже спряталась в своей комнате, закрыла двери, упала на постель и долго смотрела в потолок.
   В кармане завибрировал телефон, еще с обеда поставленный на беззвучку.
   - Да? - устало протянула она.
   - Сладких снов, Джули! - его голос теплом отозвался в теле, будто вся она была инструментом, а он умелым музыкантом... Хотя в жизни ведь именно так и было. И ему не редко удавалось играть на ее нервах, чувствах.
   - И тебе, - не зная, что еще можно ему сказать, произнесла девушка и с замиранием сердца дождалась, когда тишина разъединила их. Потом перевернулась на бок и закрыла глаза. Утром обнаружила, что сжимала телефон в руках всю ночь.
  
   Когда из темноты выходит страх...
   Сьюзен внимательно следила за изменениями в атмосфере "Стоунхерст": две самые яркие фигуры опять бродили по коридорам, как призраки, печально поглядывая друг на друга, будто пытались мысленно передать послание. Причем у парня на лице было написано: "Ну, прости меня, пожалуйста!". А у девушки: "А не дождешься!". Джулия оказалась слишком упертой. Она с особой тягой мазохиста старалась ухудшить свое положение.
   - Мне казалось, что вы помирились! - позволила себе вольность заговорить на эту тему стилистка, хоть и прекрасно знала о запрете на подобные обсуждения. Честер, всегда сопровождающий певицу, закатил глаза и кашлянул, пытаясь таким образом намекнуть девушке о неудачном выборе предмета разговора.
   - Во всяком случае, он пытался, - все же ответила Джулия, но как-то слишком устало.
   - Вы хотите его проучить? - озвученная Сьюзен идея заинтересовала даже менеджера. Честер бросил взгляд на певицу, та и сама всерьез задумалась.
   - С этой стороны я еще не смотрела на... - пробубнила она, осеклась, и исправилась: - Нет. Но если ему от этого больно, мне - приятно!
   - Врешь! - уличил ее во лжи Честер. - Когда это ты получала удовольствие от того, что Блайд страдает? Когда у него болела голова, и он позвонил тебе, ты даже на обман пошла, сбежала с репетиции и помчалась к нему!
   Джулия резко притормозила и оказалась позади менеджера и стилистки, продолжавших шагать вперед по коридору. Чес тоже остановился, обернувшись к девушке.
   - Откуда ты?.. - удивилась она.
   - Роб проболтался! - пожал плечами менеджер.
   - Спелись, да? - фыркнула Джулия. - Мужики, а сплетничаете, как бабы!
   Менеджер в очередной раз пожал плечами, а что тут поделаешь, если у Роберта язык за зубами не держится! Это ведь не его вина - таким его природа сделала! Девушка опустила голову, задаваясь вопросом, как мужчины могут быть такими болтливыми. Мысленно выругала себя за прошлое, не дающее покоя, и вместе со своими компаньонами направилась в студию. А там... Вся честная компания музыкантов сидела с таким видом, словно...
   - И что сдохло? - озвучила первое, пришедшее в голову, певица.
   Ребята перевели взгляды на Тери. Тот понуро опустил плечи и дернул распухшим носом. При ближайшем рассмотрении несчастного гитариста, Джулия постановила:
   - Можем расходиться! Он болен!
   - И почему ты дома не остался? - заинтересовался Честер.
   - А она сто, ситит тома, когта болеет? - кивнул на Джулию парень, оскорбившись, что его отправляют домой, когда в точно такой же ситуации саму певицу только на руках выносят из студии, да и то со скандалом, по очереди отдирая ее пальцы от косяков дверей, за которые она по дороге цепляется.
   - Ну, я-то больная по жизни, - хмыкнула та.
   - И ушибленная на всю голову! - подчеркнул менеджер, но не получил по заслугам, так как очень удачно увернулся.
   Подтверждая его слова, Тери чихнул. Парни синхронно взвыли и прикрылись, чтобы не подхватить инфекцию.
   - Не ровняйся на нее! А то скоро тоже будешь носить обувь на шпильках, ругаться по-русски, пить водку и тихо ненавидеть Эрика Блайда!.. - выдал менеджер, и задержав на себе злобный взгляд уточнил: - Или это не ненависть?
   Она зарычала. Но расправы над Честером не случилось, так как в студии было слишком много свидетелей, и парни уже злорадно хихикали по поводу ее реакции на фразу об известном музыканте.
   - Да, каши с тобой не сваришь! Будем лечить. - Джулия демонстративно засучила рукава.
   Несчастный Тери заметно испугался, уже жалея, что не остался в постели. Мало ли что Джулии придет в голову. Может, у нее совсем не традиционные методы лечения: пиявки, черные петухи, и т. д. Ему пришлось терпеть все измывательства под бурные овации и улюлюканье друзей: сначала горячий чай с какой-то травой, потом какие-то капли, ноги в тазике с горячей водой.
   - Откуда взялся тазик? - озадачился Роланд.
   - Думаешь, это первый случай гриппа в этих стенах??? - хмыкнул Честер.
   Джули еще предлагала поставить парню банки... Но это ей пришло в голову просто из вредности, а не по надобности. Да и банки насобирать бы не удалось...
   Тери немного пришел в себя и удалось поработать. После же Джулия выдала ему целый список действий на вечер и отправила парня восвояси. Певица тоже поехала домой. Там ее ждал неприятный сюрприз - Сара собирала вещи, готовясь к командировке в Америку.
   - Месяц? - переспросила Джулия, услышав новость. Она присела на край кровати рядом с чемоданом подруги, полным всяких тряпок, которые, наверняка, модели даже не пригодятся!
   - Да, - увидев грусть подруги, Сара расстроилась и сама. - С тобой все будет в порядке?
   В последние дни не все складывалось хорошо, и модель видела, как тяжело приходится певице. Она замечала все нервные срывы, истерики по ночам и даже то, что Джулия стала заглядывать в церковь. Девушка очень волновалась за подругу и ее пошатнувшуюся психику. Модель отобрала у Джулии подушку, которую та прижимала к груди - это было первым признаком такого явления, как депрессия.
   - А с тобой? - обиделась подруга. - Целый месяц тебя никто не будет доставать, пытаться испортить твою фигуру...
   - Ты давно перестала это делать! - горько усмехнулась модель и бросилась обниматься. - Я буду скучать, - а потом добавила. - Я понимаю, почему тебе так плохо. Держись, хорошо?
   Джулия онемела. Сара впервые показалась ей мудрой не по годам и, несмотря на блондинистый цвет волос. Модель отодвинулась, нежно улыбнулась и сказала:
   - Все будет хорошо! Все переменится!
   Как ей хотелось в это верить. Но...
   - Алло? - телефонный звонок застал ее в пустой квартире, где итак было страшно находиться. А тут еще... Джули могла поклясться, что аноним ухмыляется. И совсем не хорошо. У нее мурашки по коже пробежали. Точнее от стойкого ощущения, что совсем близко есть кто-то, и этот кто-то следит за ней.
   - Алло? - но незнакомец ничего не ответил, и положил трубку.
   Такие неприятные звонки стали регулярными, и раздавались только тогда, когда рядом с Джулией никого не было. От тоски душевной девушка даже развлекалась, читая по памяти ненормальному, или кем бы ни был аноним, пошлые стишки. Пару раз незнакомец даже смеялся. Тем не менее, на вопрос: "Ты почему, козел, звонишь и молчишь?" - аноним решил не отвечать. А девушка только больше убеждалась, что донимает ее именно козел!
  
   Ощущение усталости притупило надежду на лучшее. Спутником стал страх. Днем все было хорошо: работа, съемки для журналов, студийная чистка нового альбома перед выпуском, подготовка презентации, концерты. Работа с Гарольдом. Новая выставка. Вот только в пустой дом возвращаться не хотелось. Тишина давила на уши. Во снах она все время бродила по каким-то лабиринтам и не могла найти выход. Еще ей снился Эрик и авария... Он умирал у нее на руках. Потом она видела Жоржа, и он тоже умирал... Другие смерти (близких и родных) заполнили ее сны. И так ночь за ночью они повторялись. Просыпаясь в холодном поту, она кусала подушку, включала свет и вновь пыталась уснуть.
   Чтобы сбежать от кошмаров, от гнетущего страха, поселившегося в сердце, Джулия отправлялась в приют. Там ее покой охраняли мальчишки - Джош и Дориан. Дни одиночества совсем измотали девушку, и Честеру это не нравилось. Он призывал на помощь Уильяма, но даже его суровость в отношении девушки никак не повлияла на увядающую певицу. Мужчины стали задумываться о необходимости показать девушку психотерапевту.
   К общим проблемам добавились и козни Селины - экс-супруги Генри: ей удавалось спровоцировать скандалы вокруг Джульетты на ровном месте, через хорошие связи отменить концерты или нарушить договоренность с фотографами, журналистами. Все больше и чаще в прессе стали расходиться порочащие новости. Продюсер все свое внимание переключил на их решение, стараясь оградить свою подопечную от лишних волнений. Он тоже видел, как постепенно подкрадывается к ней нервный срыв. Больше никого не могли обмануть ни ее улыбка, ни показная бодрость.
   - Тебе нужно поговорить с Блайдом! Решить все вопросы между вами и снова стать собой! На тебя уже смотреть страшно! - настаивал Честер, спускаясь по ступенькам на стоянку следом за спешащей сбежать от разговора девушкой. - Или, ей Богу, я отведу тебя к психотерапевту!
   - Чес, прошу, давай не будем! - взвыла она и хотела сказать: "Страшно? - Так не смотри! Отвернись!".
   - Я просто говорю, - он остановился у машины и только сейчас, сунув руку в правый карман штанов, понял, что ключ оставил наверху - в студии.
   - Придется вернуться! - вздохнул менеджер.
   Джули подниматься не хотелось, поэтому она отправила Честера в одиночку искать пропажу.
   - А я от тебя немного отдохну. Иди! - настаивала она.
   Менеджер ушел, оставив девушку одну на пустынной стоянке.
   Только мужчина скрылся из виду, как зазвонил телефон. И Джули совсем не удивилась ни неопределеному номеру, ни подозрительно знакомой тишине на том конце. Ее обуяла злость.
   - Знаешь, а пошел ты! - буркнула она в трубку и выключила сотовый. Оглянулась по сторонам. Тишина. На стоянке достаточно светло и вовсе не страшно. Она выдохнула. Но отвратительное, липкое чувство крадущегося ужаса своими щупальцами прикасалось к позвоночнику, заставляя каждый волосок на теле вставать дыбом. Любой шорох воспринимался, как удар ножа в спину. Сделав несколько шагов к автомобилю Честера, девушка остановилась, шепнула себе: "Это просто фантазия шалит! Нервы ни к черту стали!" - трижды вдохнула и выдохнула... И не смогла даже закричать, когда чья-то широкая рука в кожаной перчатке закрыла ей рот, а заодно и нос. Не в силах проронить ни звука, не дыша, Джулия впадала в панику. Ее утащили в дальний угол стоянки, в самую темень, где припаркован белый фургон. Белый парик упал на пол...
   Кто-то более крепкий ловко развернул девушку, бросив ее на грязный пол внутри грузового отделения машины. Человек, полностью укутанный до самых глаз, наскоро связал ее руки и закрыл рот кляпом. Затворил двери, сел за руль и фургон неспешно покинул стоянку "Стоунхерст".
   Первые мысли, посетившие девушку: "Этого не может быть! Не со мной!". Но фургон неумолимо увозил ее в неизвестность. И остановился у порта... Вот там, в ангаре, двери снова открылись. Появился похититель. Поднял девчонку. Потянул за волосы и накинул на шею жертвы плотный ремень, постепенно сжимая удавку. В голове Джулии не было ни одной мысли. Она просто задыхалась.
   Никто не придет. Совсем никто! - понимала она.
   Слезы полились ручьями, застилая глаза. Маньяк ненадолго отпустил ремень. Но дышать все равно не получалось. Горло болело, а Джули, упав на пол, старалась поскорее набрать воздуха...
   Перед тем, как он снова стал стягивать ремень на ее шее, отчаянное желание жить заставило жертву резко, со всей силы, ударить головой назад. С одной стороны, сделав себе хуже - она чуть не задушилась. Но при этом попала мужчине прямо по носу. Маньяк отвлекся - кровь хлынула, застилая глаза. Он временно выпустил ремень, чтобы руками прикрыть хлещущую во всей стороны кровь... Это и позволило девушке сбежать. Она перевернулась на спину, ногами оттолкнула от себя мужчину, отбросив его из машины на землю. Спрыгнула ему прямо на пузо и чуть не упала сама, но быстро перекатилась и побежала в так и не запертую дверь. Наверное, проведение или Бог помогли ей, и маньяк оказался забывчивым, потому и не успел плотно закрыть ворота.
   Бежала и бежала, не останавливаясь, не оглядываясь. Не задумываясь, что на шее все еще болтается пояс. И неизвестно сколько бы еще миль ноги несли ее подальше от жуткого места. Она могла бы заблудится. Но что-то направляло ее правильно. Пока она не выбежала к парку, оттуда дворами прошла, свернула в распахнутые двери какого-то дома. Сняла с себя ремень и глядя под ноги поднялась к лифту.
   Осознание того, где находится, к Джулии пришло, когда она стояла перед смутно знакомой дверью и вжимала кнопку звонка в стену.
   - Ты? - распахнул перед незваной гостьей двери Эрик. Первое, что бросилось ему в глаза: мужской ремень в ее руках, размазанная по лицу косметика, красные щеки и чуть ли не прокушенный губы. - Что случилось?
   - Я?.. - она не решалась войти и постоянно оглядывалась.
   Блайд схватил ее за локоть и втащил через порог. Сам выглянул в холл, осмотрелся - никого не было - и закрыл дверь. Джулия стояла у стены, прижав руки к груди, и глядела в пол. Она дрожала, как осиновый лист. Эрик сделал шаг к ней, и девушка сорвалась с места.
   - Я воспользуюсь твоей ванной? - пробормотала она, уже направляясь по нужному коридору.
   Блайд смотрел ей в след, отмечая другие странности: перепачканная одежда, слипшиеся на затылке волосы... Не размышляя больше, он набрал Честера. Норфолт уже бил тревогу, разыскивая подопечную, и звонок Эрика его удивил.
   - Она у тебя? - немного успокоился менеджер, не зная, какие новости сейчас услышит.
   - Да. Выглядит ужасно, на волосах, кажется, застывшая кровь... И ведет себя... - перечислил все наблюдения Блайд. - Принесла с собой какой-то ремень... Подъезжай ко мне через час, хорошо? Прихвати с собой Уилла! А я пока попробую поговорить с ней, выяснить, что произошло.
  
   Закрывшись в ванной, она забилась в угол, села на полу и обхватила голову руками. Она смотрела на дверь так, словно та - враг, тот мужчина с удавкой. Сердце колотилось как сумасшедшее, и девушка снова потеряла куски памяти, забыв, где находится. Джулия просидела в таком положении пятнадцать минут, пока голос Блайда с той стороны не выдернул ее из ада, в котором прибывал шокированный разум.
   - Джули, ты как?
   - Я... Уже выхожу! Все нормально! - отозвалась она, поднялась и вспомнила, что хотела привести себя в порядок. Она встала у рукомойника, посмотрела на отражение в зеркале, произнесла волшебную фразу: "Все хорошо! Все будет хорошо!" - и умылась. Холодная вода привела ее в чувства.
   Эрик не отходил от двери, поэтому Джули столкнулась с ним лицом к лицу и в испуге опустила глаза - не хотела, чтобы он видел, какой хаос сейчас творится в ее душе.
   - Спасибо! Я пойду, - промямлила она, но парень преградил путь.
   - Я ведь говорил, что ты можешь на меня рассчитывать, если что-то случится! Ты пришла, я - слушаю. Говори же! - напустился он, и внутри нее нечто взорвалось. Слезы снова подступили к глазам. Она вспомнила, как сильно ей не хватало этого парня, как давно хотелось просто посмотреть на него... И Джули совершила глупость - подняла голову. Эрик увидел все, что так отчаянно от него пытались скрыть. Он сделал шаг к ней, хотел обнять, уже протянул руки, но Джулия отшатнулась.
   - Нет! Не трогай меня! - вскрикнула она, напугав парня. А потом, совладав с собой, опустила голову, подошла ближе и уперлась лбом ему в грудь. Он поднял руки, чтобы сомкнуть их на хрупких девичьих плечах, но все та же холодная фраза заставила замереть, сжав кулаки от злости.
   - Не трогай меня, пожалуйста! - дрожал, когда-то бодрый и веселый, голос.
   Блайд замер. Он терпеливо ждал, когда слезы прекратят литься, и Джулия сможет адекватно с ним говорить. Девушка немного отодвинулась. Эрик перехватил ее руку и позвал за собой на кухню. Усадил на табурет, приготовил ее любимый какао.
   - В последний раз, когда я здесь была, - говорила она, рассматривая кружку в своих руках. - Какао было на дне пачки.
   - Я купил новый, - ответил Блайд, встав перед девушкой, руки которой дрожали настолько, что не могли удержать чашку.
   - Ты же не пьешь такое!
   - Я покупаю его для тебя, - заявил Эрик и, не выдержав, положил ладони поверх тонких ледяных пальцев, заставив кружку замереть, не расплескивать напиток.
   Джулия подняла на него глаза, потом отставила какао и попросила:
   - Подойди ближе!
   Эрик шагнул вперед, и девушка прижалась к нему, как несколько минут назад.
   - Постой так, хорошо?
   Он ничего не имел против, вот только обнять ее хотел, и все время натыкался на запреты. Она глубоко и мерно дышала, перестала дрожать.
   - Ты не расскажешь мне, что случилось? - нарушая тишину, спросил Эрик.
   Раздавшийся звонок в дверь заставил девушку резко дернуться от испуга и побледнеть.
   - Не волнуйся! Все хорошо! Тебя никто не обидит здесь. Я сейчас вернусь! - заверил ее Эрик, поцеловал в лоб и пошел открывать.
   В квартире музыканта появились Генри, Чес, Уильям и двое детективов. Как только они заглянули на кухню, Джулия разозлилась.
   - Ты позвонил им? - всполошилась девушка, когда увидела всю толпу непрошенных гостей.
   - Где ты была? - с хода начал допрос менеджер, сжимающий в руках вещи певицы. - Я нашел на стоянке только твою сумку и парик!
   Джули не смогла ничего ответить. Она посмотрела на предмет, которым размахивал перед собой менеджер, и упала в обморок.
  
   Из небытия ее вернул жуткий запах - нашатырь! Уильям сидел над Джулией и водил ваткой перед носом.
   - Ты снова с нами! - улыбнулся ей док.
   - Ты кого хочешь, с того света вытянешь! - ответила ему она, принимая вертикальное положение. Окинула комнату взглядом, отыскав Эрика, и успокоилась. Он был здесь, - стоял за спинами, сидящих в креслах детективов. Прижался спиной к стене, сложил руки на груди и как-то очень странно поглядывал на нее, будто винил в чем-то.
   - Мисс, - обратились к ней незнакомцы из полиции, рассматривая ремень. - Вы можете объяснить нам, что произошло? Эти господа очень волновались. Ваш продюсер обратился с просьбой отыскать вас. А вы оказались здесь. Почему ваши волосы в крови, и чья это кровь?
   Джули поджала ноги под себя, села на диване удобнее, обхватила маленькую подушку и закрыла лицо руками. Она попыталась спокойно говорить, но при этом не смотреть ни на кого конкретно.
   - Не знаю. Сначала мне звонили и молчали. Думаю, это был он. Он напал на меня сзади. На стоянке, когда Честер ушел за ключами. Бросил в фургон и увез. Это где-то около порта... Там в ангаре, он набросил на шею ремень и начал душить. Я не видела его лица... И, наверное, у него теперь разбит нос. Я ударила его головой, он выпустил меня. Я убежала. Не помню как, но дошла сюда. Опомнилась уже только, когда увидела Эрика.
   Хозяин квартиры сжал кулаки, отвернулся, прислонив голову к стене. Джули боязливо посмотрела на него, решив, что такой жест означает недовольство и ей наверняка, лучше больше не тревожить парня своим присутствием.
   - То есть на вас напали! - заключил один из детективов.
   - Можно ваш телефон? - попросил другой, и получив, принялся пересматривать все звонки, сохранившиеся в памяти.
   - Почему вы никому не говорили о том, что вас беспокоит неизвестный?
   - Мне казалось, что это нормальное явление, если ты работаешь на сцене! - пожала плечами она.
   - Вы должны написать заявление. Мы приставим к вам охрану. - Говорил второй полисмен. - Думаю, если он знает ваш номер и следил, чтобы напасть, значит, может повторить попытку и...
   - Я отвезу ее в одно место, где ее никто не найдет! - уверенно заявил Генри, прохаживаясь по гостиной туда-сюда. - Во время концертов от Чеса ни на шаг. С тобой всегда будет кто-то рядом. А после мы отвезем тебя...
   - Я не... - попыталась воспротивиться Джулия, но замолчала. Она совершенно не представляла, что ей делать. А выходить за порог квартиры казалось концом света.
   - Она останется здесь! - внезапно вступил в разговор Эрик.
   - Нет! - встрепенулся продюсер, и мужчины оказались друг напротив друга. - Не лезь в это! Ты итак достаточно сделал уже! Кто ты ей, чтобы решать за нее?
   Блайд стиснул зубы.
   - Он - друг! Я хочу остаться! - пришла ему на помощь Джулия.
   - Она. Останется. Здесь! - сцедил Эрик.
   - Друг, - презрительно фыркнул Генри. - Где ты был, когда она лежала в больнице под капельницами? А?
   - Ну, вообще-то, - влез в их словесный поединок док, и Блайд оглянулся на него, моля молчать, но Уилл проигнорировал просьбу. - Он приходил. По вечерам, когда никого не было в палате. Так же, как это делала она.
   Воцарилась тишина. Джулия смотрела на спину стоящего впереди парня, понимая, что ощущение его присутствия тогда, не было галлюцинацией. Он не оставлял ее.
   - Черт с вами! - махнул рукой Генри. - Делайте, что хотите!
  
   После того, как мужчины покинули квартиру музыканта, Блайд с облегчением выдохнул. Все эти споры, обсуждения, предположения - вымотали не только его, но совсем замучили Джулию. Она по-прежнему сидела на диване, подобрав под себя ноги, и смотрела в одну точку. Эрик решил стать этой "точкой", и пристроился прямо напротив девушки, усевшись на журнальный столик. Она сфокусировала на нем взгляд. Парень протянул руку и прижал ладонь к ее щеке. Джулия отозвалась на его жест, прикрыв веки.
   - Пойдем! - позвал Блайд, отвел ее в ванную, принес сменные вещи.
   Пока она принимала душ, впав в прострацию, вслушиваясь в успокаивающий шум воды, Эрик не находил себе места, прохаживаясь по коридору. Из ванны девушка вышла замотанная в его халат, бледная, притихшая, какой он практически ни разу ее не видел. Отчего ему стало совершенно не по себе. Блайд отвел ее в гостевую, уложил спать, а сам еще долго метался по гостиной. Укоры совести не покидали его и в собственной постели, не позволяя уснуть. А спустя час он услышал шорох на кухне и выглянул. В слабом свете за столом сидела Джулия, пила какао и бездумно рассматривала кружку.
   - Не смогла уснуть? - его вопрос так напугал девушку, что она расплескала напиток по столу. Эрик нашел тряпку и быстро справился с растекающейся лужей.
   - Прости, - приговаривал он.
   - Это я... Просто руки дрожат. Ничего поделать не могу. - Она все еще стеснялась смотреть на него, и когда его терпению пришел конец, парень развернул ее лицом к себе за подбородок.
   - Джули, - заговорил Эрик, вынуждая девушку смотреть в глаза. - Тебе нечего бояться. Здесь. Есть только ТЫ и Я!
   Она хорошенько обдумала эти слова. Блайд понял, что все равно не уснет, пока девушка будет мучится бессонницей в другой комнате, и привел ее в свою спальню. Отбросил с кровати одеяло, предлагая Джулии лечь. У нее не было возражений. Чувствовать рядом тепло мужчины, которому доверяешь лучше, чем ощущать липкий страх, глядящий на тебя из темноты комнаты. Свет погас, и через каких-то несколько мгновений к Блайду робко придвинулись. Усмехнулся, сам перевернулся на бок, чтобы обнять девушку. А потом она уже просто прижалась к нему, шумно выдохнула и уснула. Но сон не был сладким. Джулия вертелась, и даже кричала. Только слыша его голос, она снова затихала. В общем, Эрик уснул только к утру, потому что всю ночь рассказывал спящей Джулии, каким был идиотом, скучающим идиотом... Ей явно нравились его признания.
  
   Страх, который помогает жить
   В девять часов утра своим собственным ключом Роберт открыл входную дверь, прошел по привычке в гостиную. Не обнаружив готового к работе парня, менеджер поставил чайник на плиту и отправился в спальню. Ведь ясное дело - друг решил проспать утреннее интервью.
   Роб ворвался в спальню Блайда без стука, чтобы учинить скандал по поводу распутной жизни. Но поперхнулся. Вопль: "Хватит дрых..." - так и застрял у него в горле. Глаза чуть не повылезали из орбит, когда он увидел спящих в одной постели Эрика и Джулию. Встревоженный шумом, Блайд вскочил как ошпаренный, стоило мирно дремавшей рядом девушке шевельнуться.
   - Выйди! - приказал он растерянному Роберту.
   Джули перевернулась, отозвавшись на голос парня. Он заботливо погладил ее по щеке, прошептав:
   - Спи! Все хорошо.
   Только после наблюдения этого трогательного момента Роб все же вышел за дверь, ехидно ухмыляясь. Эрик явился злой как черт и сразу начал отчитывать приятеля злым полушепотом.
   - Ты что, постучать не мог? - свирепел он.
   - Прости, я не знал, что вы... Что она и ты... Ну... - замялся друг, как-то глупо ухмыляясь и опуская глаза. Еще ножкой осталось пошаркать.
   - Все. Ты сейчас надумаешь лишнего! - отмахнулся Эрик, выдохнул и направился к кухне, заподозрив, что бабушка-сплетница уже проснулась в друге и вяжет фантастическую сеть из собранного материала. - Джулия будет жить у меня некоторое время. Поэтому, будь добр, когда приходишь, звони или стучись. Хорошо?
   - А вы теперь вместе... - предположил менеджер, мечтательно ухмыляясь, и Эрик понял, что лучше сразу расставить все точки над "і".
   - На нее напали, и я не хотел, чтобы Генри упрятал ее куда-то подальше от меня. - Признался парень. - Она всю ночь ворочалась. От снотворного отказалась.
   Роберт молча слушал информацию о произошедшем, выстраивая примерную картину событий. И естественно домыслил лишнего.
   - Похозяйничай сам, я в душ! - махнул в сторону кухни музыкант, дошел до коридора, и столкнулся с выглянувшей из его спальни девушкой. Она слабо ему улыбнулась.
   - Зачем ты встала? - шепотом спросил он.
   - Не хочу больше лежать. Мне нужно двигаться! Я помогу тебе собраться! - заговорила она.
   - Тебе нужно отдыхать! - настаивал музыкант.
   - Эрик! - запротестовала она, отталкивая его от себя.
   - Ну, хорошо! - сдался парень, поглаживая оголенное плечо девушки.
   - Я приготовлю тебе завтрак. - Обрадовалась она и помчалась на кухню.
   Парень только усмехнулся - все-таки приятно, когда она рядом! И скрылся в ванной. Когда переоделся и присоединился к друзьям, Роберт уже жадно уплетал приготовленные Джулией блины. После совместного завтрака Эрик понял, как отчаянно ему не хочется покидать дом! Поэтому нарочно оттягивал момент, стоя в коридоре и прощаясь с Джулией. Перечислив весь список запретов: дверь никому не открывать, из квартиры не выходить, на телефонные звонки не отвечать - парень уже и не знал, что еще придумать.
   - Я вернусь к пяти часам! - сказал он. - Мария сегодня придет, и побудет с тобой.
   - Эрик! - улыбнулась Джули, привстала на носочки и поцеловала его в щеку. - Я не маленькая! Успокойся! Все будет хорошо! Иди, работай! Я буду ждать тебя здесь!
   Роберт прокашлялся, напоминая, что все-таки пора уходить! Блайд сдержался, чтобы не высказать ему...
   - Да. До вечера! - Он поцеловал девушку в лоб и закрыл двери.
   - Так трогательно! - подначивал Роберт, наблюдая, как парень возится с замком. - Вы прямо, как молодожены! Столько заботы!
   - Заткнись! - буркнул парень, но в ближайшие несколько дней жизнь музыканта действительно напоминала семейную: теперь он торопился домой потому, что там его ждали, ему готовили завтраки, обеды, ужины, стирали и гладили его вещи (Джулия пыталась найти себе занятие, чтобы ни о чем не думать). Однажды Блайд пришел очень поздно и жутко испугался, когда его никто не встретил. Сначала подумал, что Джулия еще не вернулась с концерта. Подождал немного, выпил кофе и заглянул в спальню. Пропажа обнаружилась в постели. Причем мирно спала в одежде, уставшая после выступления, на месте Эрика, обнимая вместо парня его гитару. Ему почему-то запомнился этот момент их совместных будней. Он даже сфотографировал спящую девушку, выставив на экран планшета.
  
   Сразу после работы Джулия возвращалась под конвоем в квартиру музыканта. Соседи парня, все без исключения, знали ее и постоянно напрашивались в гости. А посетителей таких было много. Иногда сам Эрик приводил гостей. К примеру, чтобы порадовать Джулию, он привез Джоша и Меган. Вечер прошел достаточно чинно и спокойно, пока мальчишка не надумал спросить у девушки: "А где ты спишь? С ним?". Взрослые покраснели. Джули вообще язык прикусила, а сорванец получил по уху от воспитательницы. Блайд только посмеялся над ним.
   И это не единственный смутивший их случай. Как-то музыкант пришел домой. Переступил порог, к нему тут же подбежала Джулия, поцеловала в щеку, помогла раздеться... настроение у Эрика поднималось, и резко рухнуло со своей высоты, когда он прошел в кухню. Там за столиком сидели Гарольд и Ричард. И если последний у Блайда не вызывал особого отвращения, то человек, видевший Джулию в весьма откровенных нарядах и запечатлевший все это на камеру - просто бесил! Прощания с этими гостями музыкант ждал с нетерпением... и даже проверил хорошо ли за мужчинами дверь закрылась!
   Из обитателей дома, чаще всего заглядывала одна леди, безумно полюбившая лакомиться пирогами девушки. Кстати, именно даму с третьего этажа Эрик встретил на пороге своей квартиры, когда возвращался домой этим днем. Она мило беседовала с приставленными к охране полицейскими, обсуждая обволакивающие коридор запахи съестного - Джулия опять что-то готовила, и теперь все жильцы страдали обильным слюноотделением. И никакая вытяжка не справлялась с устранением ароматов. Хуже всех приходилось полисменам. Блайд в очередной раз их пожалел. Ведь войти и присоединиться к ужину они не могли - приказ запрещал. Сейчас под дверью принюхивались и обсуждали состряпанное девушкой трое: двое полисменов и женщина.
   - Привет, Лина! - поздоровался с соседкой Эрик, и все шарахнулись в стороны, смущенно посмеиваясь. - Ты к нам?
   - Привет! Да! Если ты не против! - улыбнулась она, прекратив болтать с охранником.
   - Проходи! - он распахнул дверь и тихо рассмеялся, услышав, как нервно сглотнули парни позади.
   Джулия уже успела накрыть на стол и как раз достала из духовки пахнущее нечто. Блайд поймал девушку в объятия и поприветствовал поцелуем в щеку, попутно попытавшись украсть с тарелки кусочек свежего пирога.
   - Не смей! - прикрикнула на него Джулия, и только потом увидела Лину, наблюдавшую за сценой встречи. - Привет!
   - Я хотела попросить у тебя рецепт! - сразу выдала причину своего появления здесь женщина. - Хочу приворожить одного мужчину. А ведь это делается исключительно через желудок.
   - Хорошо, - улыбнулась Джулия. - Только при одном условии!
   - Каком? - обрадовалась Лина, чуть ли не запрыгав от счастья, домохозяйка с опаской покосилась на Эрика, еще не успевшего далеко отойти, и тихо сказала:
   - На нем, - она кивнула в сторону Блайда. - Ты свою магию пробовать не будешь!
   Лина расхохоталась.
   - По-моему, ему чары других женщин абсолютно безразличны! - хихикнула соседка. - Когда дома есть своя собственная фея!
   Взяв несколько рецептов, она убежала колдовать на кухню. А Джулия распрощавшись с новой знакомой, обратила внимание на принесенные Эриком пакеты. Они, стояли у дивана, и просто призывали в них заглянуть. Что девушка и сделала, не удержавшись от любопытства.
   - Что это? - заинтересовалась она, настороженно рассмотрела извлеченные женские одежки, когда Блайд переоделся и вышел в гостиную.
   - Твои вещи! - пожал плечами парень.
   - Ты это, что для меня купил? - удивилась девушка, косясь на достаточно откровенное платьице из сплошных кружавчиков и ленточек. Даже покраснела, представив, где и в какой атмосфере стоит надевать такую красоту.
   - Да. - Кивнул Эрик. - Когда-то я тебе уже предлагал сюда переехать! Ты отказалась, а...
   - Подожди! - встретившись с ним лицом к лицу, подловила его Джули. - Ты предлагал перевезти сюда вещи! А не переехать.
   Эрик понял, что оговорился, но слов назад - не вернуть.
   - Не важно! Перевезти сюда вещи, это уже означает перебраться ко мне. - Отмахнулся он, делая вид, что ничего такого особенного не сказал. - Переоденься. Я хочу посмотреть! Нижнее белье выбирала Лара.
   - Там еще и нижнее белье есть? - удивлялась она, потом коварно подмигнула. - Ты и на него посмотреть хочешь?
   - Не отказался бы! - вздохнул он, тихо проронив слова, чтобы девушка не слышала. А она уже спряталась в спальне, чтобы примерить хотя бы половину из того, что принес парень. Помимо спортивных вещей, нижнего белья (которое Лара, жена басиста, явно подбирала с тонким намеком) в пакетах отыскалась книга - роман одного знакомого, но еще не особо известного писателя, живущего этажом ниже. Джулия пролистала его, а потом так углубилась в прочтение, что не отрывалась от истории любви ни за ужином, ни во время просмотра какого-то фильма. Блайд полулежал рядом на диване и усиленно делал вид, что ему интересна комедия. Потому что говорить с девушкой можно было только односторонне - на все вопросы и шутки Джули только кивала. По частым переменам мимики на ее лице, Блайд пытался определить насколько интересно произведение соседа, и какого оно рода. Судя по всему - это была драма. Потому что Джулия редко смеялась.
   - Что такое? - наконец обратила на него внимание она.
   - Ничего, - отвернулся Эрик, подумал, и сложил ноги на ее коленях.
   Девушка подавила смешок, и снова спряталась за книгой. Блайду просто не лежалось. Он ворочался, пытался умоститься, что, собственно и вынудило ее на время отвлечься от чтения. Джулия стала щекотать ступни парня, неосмотрительно возложенные на ее коленях. Эрик дернулся, не ожидая такого подвоха.
   - Ревнивый! - заключила девушка.
   - С чего ты взяла? - поставил ноги на диван он.
   Джулия коварно ухмыльнулась и принялась продолжать "веселые пытки", щекоча парня. Он успешно сопротивлялся, а потом вырвался и превратился в охотника. Джули поняла, что дело плохо - щекотки она боялась не меньше Эрика. Так что решила сбежать. Но подлый диван все время оказывался не в том месте, и не в то время, хоть и не двигался с места. Во всяком случае, Джули дважды об него споткнулась, упала, и в конце концов, оказалась захваченной Эриком.
   - Пусти! - смеялась она, по возможности, правдоподобнее сопротивляясь.
   - Сейчас проверим, насколько ревнива ты! - прорычал в самое ухо парень, начиная получать удовольствие от игры.
   - Не надо! - взвыв от смеха, прокричала Джулия. - Я и так тебе скажу - ЖУТКО ревнивая! Только не щекочи больше! Эрик! Ну, пожалуйста!
   И пошла на отчаянные меры - укусила парня за руку. Он вместо того, чтобы отпустить девушку, только поморщился, выругался, но крепче сжал ее в объятиях.
   - Теперь тебе придется делать уколы! От бешенства! - хихикала Джули.
   - Не такая ты и буйная! Красивая. - Перестав щекотать Джулию, он с нежностью смотрел на нее. Они оба замолчали.
   - Все, побаловались и хватит! - попыталась выползти из-под него девушка. - Пора спать!
   - Хорошо, пойдем! - не выпуская ее из рук, согласился он, встал, поднял Джулию и развернулся к своей комнате. Но девушка одернула его.
   - Я подумала... - замялась она. - В общем, сегодня мне лучше спать в гостевой. Просто, я начинаю привыкать спать рядом с тобой, а потом придется наоборот... И это будет сложно. Понимаешь? Не смогу оставаться одна. Это плохо.
   Эрик ничего не сказал. Разжал пальцы на ее запястье, отвернулся, и сухо произнес:
   - Как хочешь!
   После чего скрылся за дверью собственной комнаты, так и не дождавшись пожелания спокойной ночи. Впрочем, для него она сегодня и не была спокойной. Он никак не мог уснуть. Переворачивался с бока на бок, потом лег на спину и уставился в потолок. И наконец... тихие шаги босых ног возвестили о явлении крадущегося "призрака". Шум стих у двери. Две минуты царила тишина, и шаги снова возобновились, но двигались явно в обратную сторону - удалялись.
   - Джули? - окликнул парень, боясь, что все-таки сбежит.
   Шаги ускорились, вернулись к двери, и через мгновение на пороге появилась девушка. Почему-то на ней снова была надета старая майка Эрика.
   - Я же тебе купил... - возмутился он, вспомнив очень красивую ночную рубашку, больше напоминающую пеньюар.
   - Ну, мне в этом больше нравится! - погладив на себе вещь, оправдалась она, а потом спохватилась. - А ты не спишь?
   Девушка подошла немного ближе.
   - Нет, - честно ответил парень. - Думаю.
   - О чем? - сделала еще один шаг к нему Джулия.
   - Думал, когда же ты придешь! - выпалил Эрик, коварно улыбаясь. - Вот ты пришла, и я могу спать! Все! Спокойной ночи!
   С невозмутимым выражением на лице, заявил парень и отвернулся от девушки. Умастившись на левом боку, сделал вид, что спит. Джулия не зная, как реагировать потопталась на месте, глядя на спину музыканта, и собралась уходить.
   - Сладких снов! - грустно произнесла она, разворачиваясь на пятках.
   - Стой! - поймал ее за руку Эрик, решивший, что шуток хватит на сегодня.
   Она обернулась, встретив взгляд серых насмешливых глаз.
   - Ложись! - потянул ее он, сбрасывая с себя одеяло и освобождая нагретое место для девушки. Она повиновалась. Легла рядом. Блайд накрыл ее, придвинулся ближе, рассматривая бледное лицо. Заботливо убрал локон с ее лба, коснулся щеки.
   - Все равно приснился кошмар? - догадался Эрик.
   - Да! Вот такая я трусиха! - призналась она, попытавшись посмеяться над собственной слабостью. Сейчас Джули смогла сделать то, о чем мечтала в гостевой - прижалась к груди парня, вдохнула его запах, и, согревшись, расслабилась.
   - Кто бы мог подумать, что все так обернется, - говорила она, постепенно проваливаясь в бессознательное. - Человек, с которым мы так друг друга когда-то ненавидели, стал единственным, с кем мне действительно спокойно!
   - Я тебя не ненавидел! - поправил ее Эрик, продолжая гладить мягкие волосы. - Ты просто меня бесила! Причем тебе удавалось довести меня с полуслова!..
   - И что же изменилось?
   - Однажды проснулся и понял, что без тебя неинтересно! - честно признался он.
   - Без тебя тоже! Поэтому, наверное, ты так меня и притягиваешь! - проговорила она, заставив сердце парня внезапно взбунтоваться. Но только Эрик хотел продолжить эту тему, как понял - она сладко спит в его руках. Разговор он мудро отложил в дальний угол и, поцеловав Джулию в плечо, уснул.
  
   Когда дом перестает быть крепостью
   Прошла вторая или даже третья неделя, и Блайд уже забыл причину, по которой Джулия не выходит из его квартиры. Почетный караул сняли.
   Парень слишком быстро привык к тому, что его ждут, что горячий ужин всегда на столе, что кровать не пуста и согрета, что вместо такой привычной (и как выяснилось, надоевшей) ночной тишины, теперь слушает стук сердца, спящей рядом девушки. Но именно сегодня эти мысли не приносили радости, а вызывали какой-то странный дискомфорт. Что-то не давало музыканту покоя. Блайд прервал запись раньше положенного срока, предложив друзьям разойтись.
   - Джулия уже заждалась? - улыбнулась ему догадливая Лара.
   Эрик тоже улыбнулся.
   - Да. Не хотите сегодня к нам заехать? - предложил он, но басист и его супруга отказались, сославшись на то, что с дочерью вечером сидеть не кому. Зато Роберт был откровенно голоден, поэтому и стоял, глядя на музыканта большими, честными и грустными глазами.
   - В тебе я даже не сомневался, - рассмеялся Блайд. - Поехали.
   Роб всю дорогу рассказывал истории о том, как договаривался о фотосессии и прочем, а Эрик кивал, но не слушал - мерзкое, выворачивающее наизнанку ощущение рвало душу и подгоняло, приговаривая: "Не успеешь!... Не успеешь... Опаздываешь!" Даже когда парни поднимались на лифте, Блайду чудилось, будто время и все окружающее такое медлительное, вязкое, как трясина, в которую тебя затягивает и затягивает. Роберт ощущал взвинченность друга и несколько раз заговаривал о том, что не хотел бы мешать их с Джулией уединению.
   - Прекрати! - огрызнулся Эрик и дернул ручку двери на себя. Переступил порог, но... встречать его никто не вышел.
   Блайд прошел в кухню и... То, что он увидел, сначала убило в нем все эмоции разом, устроив небольшое замыкание, а потом взорвало, накалив нервы до предела.
   Разбросанная посуда, запах гари. И главное: на полу крупный мужик в форме газовой службы сидит верхом на уже не сопротивляющейся девушке, затягивая туже на ее шее плотный кожаный ремень. Эрик слышал только шум в собственных ушах... это был шум крови, бешеный пульс. Он бросился к убийце, хорошенько приложил его по затылку кулаком, оттащил от Джулии и, ухватив за шиворот, толкнул к стене, а потом и треснул его головой об эту самую стену.
   - Остановись! - попытался сдержать друга от необдуманных поступков Роберт, успевший набрать номер полиции. Блайд не собирался выпускать из рук убийцу... Но Роб нашел подходящие слова, чтобы убедить его отпустить негодяя более-менее целым.
   - Лучше посмотри, что с ней!
   Ярость Блайда отпустила. Он упал на колени рядом с распластавшейся, как сломанная кукла, девушкой. И судорожно прислушивался к ее дыханию...
  
  
   Шумный выдох, и даже от этого звука раскалывается голова. Из рукомойника противно капает. Кто-то всхлипывает, ревет...
   Он открыл глаза.
   "Что это? Небо?" - первые мысли при виде серого потолка.
   "Кто я?" - второй странный вопрос, заданный самому себе, и оставшийся без ответа.
   Его звали Ромео. Точнее, так его называли фанаты, продюсер, менеджеры, даже старые друзья, знавшие лежащего сейчас нагишом на кровати парня совершенно под другим именем - Рома. Он был родом из Украины. Сейчас временно жил в Великобритании, осуществляя свою детскую мечту - петь на сцене. У него это очень хорошо получалось. Он даже стал звездой. Но какой ценой? Сейчас Рома ощущал всю полноту пустоты, которая росла и росла внутри него и притуплялась только в первые несколько часов после приема дозы наркотиков. О да! Наркотики. Славное словечко для волшебного порошка, позволяющего летать в облаках, петь с ангелами...
   Рома поморщился - расстроился, что полеты так резко прекратились. Он был уверен, что те подлые белокрылые столкнули его с облаков и теперь, небось, сидят там себе наверху, дергают ножками и посмеиваются над его падением на грешную землю. Падший мысленно погрозил кулаком небесным жителям и пообещал вечером принять дозу, слетать наверх и накостылять подлецам! Прекратив монолог с галлюцинациями, Рома постепенно вспомнил, кто он.
   Очередной придушенный всхлип заставил его повернуть голову (а ей подобные резкие движения не понравились, и она заболела, будто по ней камнем вмазали) к эпицентру раздражительного звука. Как выяснилось, плакала девушка. Она сидела на полу за комодом, прижавшись спиной к стенке и закрыв лицо руками.
   - Ну что такое? - собственный голос, хриплый и какой-то рыхлый, недовольно пробурчал вопрос.
   Девушка испуганно дернулась и убрала ладошки от лица. Рома смолк и чуть не уронил челюсть. Плаксивое создание выглядело так, словно ее использовали в качестве боксерской груши: опухшие, разбитые губы, фингал под глазом, распухший нос.
   "Надо встать и помочь ей, выяснить, какие уроды так разукрасили и за что!" - думал он, рассматривая незнакомку.
   "А если эти психи еще здесь?" - закралась в его голову трусливая мысль, и прежде чем Рома понял, что маньяков, любителей поиздеваться над более слабыми не стоит искать в квартире, они не прячутся, да и не много их - один, и именно он сейчас лежит и смотрит на дело своих рук...
   - Черт! - выругался парень, резко вскочив с постели, и девушка разразилась бурной истерикой.
   - Прости, прости! - встал перед ней на колени Рома, пытаясь извинениями закрыть ей рот. Но от страха девушка всхлипывала еще громче и заливистее.
   - Да ты можешь заткнуться?! - перешел от долгих успокоительных бесед сразу к угрозам Рома и замахнулся. Девушка смолкла, а ладонь парня так и не коснулась ее щеки. Несчастная сейчас смотрела на него с выражением дикого ужаса в глазах... И зелень ее радужки кое-что напомнила извергу. Рома смотрел и видел перед собой другую. Но та не была напуганной, она с вызовом, яростью глядела на него. Тот взгляд из прошлого тронул уязвимую слабую струну сердца. Парень опустил руку и сел рядом с девушкой на пол.
   - Прости... - то ли избитой им, то ли когда-то брошенной и явившейся сейчас призраком девушке, сказал он...
  
  
   Она парила где-то совершенно далеко. Возможно, навещала кого-то, или просто заблудилась. Но там, где она летала было так хорошо, легко, свободно... И из этого славного места ее вырвали чуждые голоса. Они ссорились друг с другом, ругались, кричали... Столько агрессии!
   - Да прекрати ты меня доставать! Успокойся! Я сказал! - буквально прокричал док, сидевший прямо над ней. Джулия видела его не четко, размыто. - Серьезных ран, кажется, нет. Синяки... пройдут. Не знаю, есть ли сотрясение мозга. Да и после такого потрясения... Думаю, тебе, Генри, надо подыскать для нее хорошую клинику и психиатра!
   - Я не дам ее туда упрятать! - говорил кто-то другой, очень сердитый.
   - Я еще раз говорю тебе, - выходит из себя док. - УСПОКОЙСЯ! Эрик, еще пара твоих реплик и я тебя запру в том же пансионе! Будете лежать в соседних палатах.
   - Согласен! - нашелся Блайд, но прозвучало все равно угрожающе.
   Джулия попыталась привстать, чтобы увидеть его. Стоило ей пошевелиться, как шум вокруг стих, превращаясь в гробовую тишину. Она села на диване удобнее, оглядела всех присутствующих мужчин: Уильям - доктор, сидит рядом с ней на диване, Честер - менеджер, стоит рядом с продюсером и нервно потирает покоящуюся в кармане зажигалку, мечтая возобновить пагубную привычку и покурить; Генри нервно сглатывает - этот явно мысленно уже три рюмки коньяка выпил; в кресле сидит Роберт - друг и менеджер Блайда, а вот и он сам... Серьезный и напуганный, злой - замер вдалеке и не двигается. Не подходит почему-то.
   - Мисс! - еще один мужчина, незнакомый... Хотя нет. Она припомнила его. Виделись как-то... Когда они с напарником приходили сюда и вот точно так сидели за столом, составляли протокол... А сама она разместилась здесь же и рассказывала, как на нее напали... Сегодня на нее тоже...
   Джулия потеряла сознание. А когда пришла в себя, вокруг уже было тихо и пусто. Она даже испугалась, не увезли ли ее поспешно в какой-нибудь пансион, под наблюдение психиатра? Не желая находиться неизвестно где, девушка поднялась, добралась до окна...
   Щелчок замка - единственный звук в обители тишины, на который Джулия откликнулась. Вздрогнула, обернулась... И увидела его. Эрик вышел из своей комнаты с вещами в руках. Поднял на нее глаза и замер на месте. А она смотрела на него, плакала, дрожала и думала только о том, что ей хочется прикоснуться к нему. Он же, как на зло, двигался медленно. Слишком медленно. Потому что в прошлый раз она не позволила к себе даже притронуться, и он сомневался, позволят ли ему сейчас ее обнять. А ей было больно от того, что он остановился. Поэтому сама подошла, прижалась всем телом к парню, дрожа как осиновый лист. В голове одна за другой мелькали мысли, которые так хотелось озвучить, но ком в горле мешал говорить.
   "Не отпускай! ТЫ единственный, рядом с кем мне по-настоящему спокойно!" - кружилась без конца, будто зациклилась фраза.
   "Могу ли я тебя обнять?" - думал он и, плюнув на условности и размышления, просто крепко сжал ее в своих объятиях. Она разревелась и плакала около пятнадцати минут, спрятав лицо на его груди.
  
   Солнце прокралось в комнату Эрика, шутливо пустив лучик в глаза спящей девушке. Она очнулась ото сна, села на кровати, осматриваясь. И уже через секунду по ее щекам потекли слезы. Его - самого главного - не было рядом. Сердце щемило от боли. Глупый страх взывал к истерике.
   Дверь распахнулась, и в нее вошел тот, кого так не хватало. Эрик секунду помедлил, всматриваясь в испуганное лицо девушки, увидел несколько слезинок, скатывающихся по щекам, и, пристроив поднос с завтраком на полу, влез на кровать. Обнял дрожащую девушку за плечи.
   - Что? Кошмар?
   - Тебя не было... - очень тихо произнесла она.
   Эрик рассмеялся. Отпустил ее, чтобы более свободно усесться рядом и смотреть ей в глаза.
   - Так чем мы сегодня займемся? - задумался Блайд, рассматривая девушку. - Я бы с удовольствием провалялся вот так целый день! Можем поставить какое-нибудь кино и не вылезать из постели!
   - Погоди! - спохватилась она. - А как же работа?
   - Я все отменил еще вчера. - Заявил он, нежно погладив ее по плечу.
   - Не нужно жертвовать ради меня своей карьерой.
   - Джули, - начал сердиться на нее Эрик, а потом превратил все в шутку. - Я решил притвориться больным! Ничего страшного с моей карьерой не случится, если я хотя бы сегодня не выйду из дома!
   Зная, насколько развит трудоголизм у Блайда, она совершенно не поверила его словам.
   - Ладно! - сцедила она сквозь зубы и протянула открытую ладошку. - Дай мне телефон!
   Эрик подал ей сотовый, внимательно наблюдая, как девушка, набрав номер, ожидает ответа.
   - Привет! - стараясь говорить четче и чуть громче, поздоровалась она с кем-то. - Все нормально! Не нервничай! Я не нервничаю, и ты не волнуйся без надобности. Набери Джейка, пусть будет готов. Мы будем работать! Не истери! Все!
   Она выключила телефон и отложила его на столик. Эрик раскрыл рот от удивления, когда понял, что девушка не собирается отсиживаться дома после такого потрясения.
   - Набирай Роберта! Мы поедем на работу вместе! - заявила она. - Я буду записываться в соседней студии.
   - Но... - возмутился Эрик. - Уильям сказал, что не сможешь...
   - Ага! - подловила его она. - Значит, ты говорил с Уиллом. Решил поддержать меня. Считаешь, что я не способна работать? Я докажу тебе, что могу!
   Она слезла с кровати и принялась копаться в шкафу, соображая чего бы надеть - благодаря Честеру, привезшему некоторые ее вещи из квартиры Сары, на полках Блайда теперь хранились и женские шмотки. Парень уже собирался устроить скандал упертой дурехе, но решил, что с нее итак достаточно, и вообще - они ведь только недавно помирились, и не стоит рушить хрупкий мир ссорами. Хотя, был и еще один вариант - привязать ее к кровати, как в свое время это проделала Джулия. Блайд и не подозревал, что в его силах применить и очень даже приятный способ заставить девушку остаться дома... Но как и большинство мужчин, просто забыл о нем.
   Эрику тоже пришлось звонить менеджеру и снова менять свои планы, и собираться на работу.
  
   Через центральный вход, шокируя своим появлением работников компании "Стоунхерст". Одинаково одетые в темные тона, парень и девушка прошагали к лифту, где их уже поджидали встревоженные менеджеры. Все вместе они поднялись на этаж звукозаписывающих студий.
   - С этим бантиком на шее, ты как кошка! - прокомментировал Роберт, обратив внимание на весьма выделяющийся бант девушки.
   Блайд и Честер скривились и опустили глаза. Все знали, что Джулия скрывает под лентой.
   - Мяу! - подмигнула парню она, чтобы немного скрасить мрачное настроение друзей. - Вы меня не хороните, а просто отводите на запись!
   Эта фраза просто убила наповал Блайда. Парни заметили, как перекосило Эрика от слов девушки. Он дернул ее за руку на себя и на мгновение прижался к ее лбу губами.
   - Встретимся в перерыве! - на прощание сказал он и ушел не оборачиваясь.
  
   Джейк не был в курсе событий. Только приближенные знали о недавнем кошмаре. Поэтому звукорежиссер как всегда недовольный тональностью, громкостью, потерянными звуками и прочим, кривлялся и орал на певицу. Джули требовала перезаписи и делала большие паузы, чтобы заставить голосовые связки работать, как положено. Неоспоримо тяжелый труд, выматывал, отнимал время и нервы. Но она не останавливалась. Честер нервничал и метался по аппаратной. Он позвонил Генри, не забыв посетовать на невменяемость подопечной, и что она доводит до безумия не его одного, но и несчастного Блайда. Даже Джейк заметил странное поведение, обычно бойкой и острой на язык девушки. Он даже отказал себе в желании поскандалить с ней.
   В соседней студии не находил себе места Эрик. Делая частые перерывы в записи, он заставил Роберта выходить в коридор и следить, за появлением девушки. Но менеджер каждый раз возвращался без новостей, чем не приносил покоя музыканту. Нервы парня сдали уже на шестом часу работы, и он сделал серьезную передышку минут на тридцать, чтобы все это время лично караулить под дверью Джулию. Роберт наблюдал, как Эрик топчется перед запертой дверью соседней студии, тянется к ручке, но не решается войти. Сжав свои эмоции в кулак, музыкант возвратился к себе, и продолжил работу.
   Спустя еще четыре часа Джейк капитулировал и выбросил белый флаг, признав, что более нервной, своенравной, и при этом стойкой, личности, чем Джулия не встречал.
   - Джули, - впервые с жалостью в голосе позвал ее звукорежиссер. - Давай остановимся. Я сам подчищу запись. Поверь, все будет идеально.
   - Слушай его! - взмолился Честер.
   Джулия подумала, что неплохо сдать позиции и не нервировать менеджера. И пока Честер пошел ябедничать Генри, певица обдумывала, а не сходить ли ей к Харману пообщаться. В коридоре было пустынно и тихо. А от этого страшно. Пришлось признать, что без компании бдительных друзей по мрачному помещению пройти не сможет. Затем, поразмышляла на тему: "Одна рыжая дура и надуманные страхи!" - и постаралась взять себя в руки. Джули прижалась спиной к стене, глубоко вдохнула. Сосредоточилась на страхе, пытаясь спрятать его как можно подальше. Обнаружила, что горло дерет и дико болит. "Надо было не упрямиться! - думала она. - Послушалась бы Эрика и лежала бы с ним в обнимку на кровати целый день! Зачем было строить из себя героиню?!"
   - Ты все-таки добилась своего! - в самое ухо проговорил Броуди, незаметно подкравшийся к девушке. Она дрогнула и отодвинулась, испуганно воззрившись на парня. Учитывая боль в горле, ей не хотелось с ним разговаривать, спорить или ссориться. Но, похоже, избежать его внимания не суждено. Броуди преградил единственный путь отступления, нагло распуская руки. Вряд ли его целью было как-то ей навредить. Ему просто нравилось доставать ее, злить, нервировать.
   - Поздравляю, теперь о вас судачат на всех этажах офиса! Сегодня приехали вместе. За руки держитесь. Чем ты так его привязала к себе? - задавался вопросом парень. Джулия сцепила зубы, и заскользила спиной по стене, стремясь убраться подальше от навязчивого ударника.
   - Ничем! - проговорила она. - Ты не мог бы...
   - Отойди от нее! - громом прозвучал голос Блайда.
   Вздрогнули и Джули, и Броуди. Только девушке появление музыканта принесло облегчение. Роберт же видел кое-что скрытое от других. Он уже был однажды свидетелем затуманенного ненавистью и злостью взгляда, которым сейчас смотрел Эрик на ударника. Точно так же он испепелял спину маньяка посмевшего посягнуть на жизнь Джулии. Менеджер даже заволновался, не видит ли Эрик перед собой призрак недавнего прошлого?
   Руки Блайда сжались в кулаки.
   - Я предупреждал тебя! - сдерживаясь, говорил он.
   - Ты хочешь отстранить меня только из-за нее? - оскорбился ударник. - Из-за девчонки готов рисковать группой?
   Эрик уже был на грани, и Джули, видя это, как всегда спасла положение. Обойдя ударника, она встала перед сердитым музыкантом, отвлекая внимание на себя. Ее рука нежно, но требовательно скользнула по его плечу до локтя. Эрик перевел взгляд на нее. Несколько минут молча рассматривал, а потом схватил ее за запястье и потащил прочь. По привычке, вышел на лестницу, не обращая внимания на присутствие Роберта, отпустил Джулию и нервно стал мерить площадку шагами. Девушка и менеджер глядели на него, боясь нарваться на скандал, потому что музыкант себя совершенно не контролировал, а таким они видели его крайне редко.
   - Эрик, ты пугаешь меня! - короткая фраза остановила парня. Он виновато посмотрел на Джулию, жестом подозвал ее к себе и, когда подошла, обнял.
   - Как же мне этого не хватало целый день! - прошептала она.
   - Почему не пришла ко мне? - успокоился парень, но начал заметно дрожать.
   - Хотела казаться сильной! - честно призналась девушка.
   - Тебе не нужно притворяться... со мной! - укорил он, крепче сжав руки на ее плечах.
   Роберт притаился в сторонке и наблюдал за несколько интимной сценой. Ему раньше казалось, что он видел все проявления чувств звездного друга, но такое трепетное отношение к девушке, столько заботы, боли - это происходило впервые. Менеджер улыбнулся.
   - Поехали домой? - отодвинувшись предложил Блайд, и подмигнул Джулии. - Я устал! Хочу лечь на диван или лучше в кровать, и не шевелиться... дня два!
   Она рассмеялась, соглашаясь на его предложение. Роберт и тут обнаружил нечто интересное для себя. Он с некоторых пор был уверен, что Эрик слово "дом" давно ассоциирует с Джулией. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять - этим двоим вполне комфортно рядом и больше им никто не нужен.
   - Кхе, кхе, - прокашлялся Блайд, только сейчас заметив ехидно ухмыляющегося менеджера. - Я смотрю, у тебя фантазия работает круглосуточно!
   - О чем ты? - притворился Роб.
   - Мы... - начала Джули, продолжая прижиматься к Эрику.
   - Я все понял! - кивнул менеджер. - Вы собираетесь домой.
   - Мы отвезем тебя! - заявил Блайд, перехватывая руку девушки.
   - Пойдем, найдем Честера. Я хочу попрощаться!
   А Чес как раз спускался вместе с Генри. И нельзя сказать, что продюсер сильно обрадовался, увидев Блайда - сразу скривился. Джулию отношения между мужчинами начинали откровенно раздражать, и она решила изменить ситуацию.
   - Генри, мы собрались ехать домой, ты ведь не против? - заговорила девушка и, проигнорировав фразу менеджера, брякнувшего в сторону: "Слава богу, одумалась!" - внезапно предложила: - Не хочешь поехать с нами поужинать?
   Глаза продюсера полезли на лоб, а музыкант наклонился и тихо так прошептал Джулии:
   - Я надеялся, что мы побудем одни!
   Она одарила его недовольным взглядом, и парень замолчал. Потом его еще и в бок ткнули локтем, давая непрозрачный и болезненный намек. Блайд, превозмогая себя, промямлил:
   - Мы приглашаем тебя к нам!
   "Откажись!!!" - думал сам, глядя на врага, и еще раз получил локтем по ребрам.
   Роберт снова обратил внимание на открытое заявление "к нам" и "мы приглашаем": "Признание чистой воды! Он хоть сам замечает, что уже давно перестал быть в одиночестве и теперь всюду вставляет это "мы"? Да и разговоры ведутся в последнее время только вокруг одной персоны - как она готовит, во что одевается, что читает...". Пока Роб размышлял, чуть не пропустил весьма вежливый отказ продюсера.
   - Спасибо, но у меня есть дела. - Холодно сверкнул глазами Генри, чувствуя, что не рады его будут видеть в доме музыканта.
   - Нет у тебя никаких дел! И ты хочешь есть, я точно знаю! Не смей отказываться! - затараторила Джулия, не позволяя продюсеру выдумать достойные причины для побега. А еще пара секунд промедления - и господин начальник получил бы от своей подопечной щелбан или просто кулаком в лоб - широта девичьей души вполне позволяла Джулии совершенно нестандартно действовать в любых ситуациях. Честер стоял в стороне и давился рвущимся "хи-хи", наблюдая за сценой избиения несчастного продюсера, размышляя были ли такие случаи в истории, когда подчиненный откровенно издевался и фактически руководил начальником. В общем, Генри сдался. Чес и Роб уже хотели ехидно прокомментировать его слабовольность, но свидетелей тоже позвали на ужин. Роберт надеялся, что он пройдет спокойно, без скандалов. Джулия, видимо, тоже опасалась ссор, поэтому тщательно следила за разговорами во время трапезы. Переломный момент настал, когда девушка подала десерт. Ее внимательный взгляд скользнул по столу, проверяя наличие острых предметов. Выдохнула - кажется, все убрала. Потом села на диван, рядом с Блайдом. Эрик по привычке придвинул ее ближе к себе и обнял, так что она смогла немного откинуться назад, умостившись на его плече. Гости заметили, как изменилось настроение ее продюсера. Мышцы на лице Генри дернулись. Он отвел взгляд, уставившись в собственную кружку. Честер вообще напрягся, шкурой ощущая грядущие проблемы, и подумывал, как бы в кружку продюсера подбросить пару таблеток успокоительного.
   - Как вам ужин? - напрашивалась на комплименты Джулия.
   - Очень вкусно! - тут же выдал Генри, и остальные закивали, признавая ее гениальным поваром!
   Блайд растянул на физиономии такую ухмылку, словно похвалили его, и одарил девушку поцелуем в висок.
   - В твоих силах меня отблагодарить! - сориентировалась Джулия, не сводя пристального взгляда с продюсера.
   Генри, наконец, поднял голову и, впервые смутился, ощущая, что сейчас его заставят исполнять желания, как золотую рыбку.
   - Я хочу кое в чем разобраться. - Она отодвинулась от Эрика и села удобнее, подавшись немного вперед, к продюсеру. - Отвечай на вопросы. Хорошо? Итак. Кого ты встретил первым? Селину или Эрика?
   - Эрика, - сцедил сквозь зубы мужчина.
   - И кто последним от тебя ушел?
   - Он, - буркнул Генри и хотел возмутиться, но Джулия перебила его.
   - А теперь вопрос к тебе, - и она повернулась к Блайду. Он встретил ее суровым взглядом, надеясь, что она догадается, как ему не хочется играть в эту мрачную игру. - Ты знал, что спишь с чужой женой, почему продолжал это? Любил?
   - Нет, - проворчал Эрик, приходя в ярость. - Мы были либо пьяны, либо под наркотиками... К тому же, она была единственной, с кем я мог поговорить.
   - Какой ее видел ты? - заинтересовалась Джулия, обратившись к Генри.
   Продюсер задумался. Он вспомнил, как однажды встретил в кафе милую девушку... Ну, скорее немного развязную - этакий сорванец в юбке. Сначала она произвела на него отталкивающее впечатление, а потом... Генри увидел в ней нечто особое. Возможно, силу, опору. Наверное, ему самому не хватало ярко выраженной самоуверенности, которой обладала Селин. Они играли в карты на раздевание, много пили. Она постоянно подбивала его на сумасбродные поступки, делая его жизнь похожей на бурю. Как-то Селин поднялась на сцену в пабе и, едва держась на ногах, ухватилась за микрофон. Немного подумала, окинула мутным взглядом шумных посетителей, которым было дело исключительно до выпивки, и внезапно запела. Без аккомпанемента. Все смолкли. Повернулись к ней и слушали. А Генри понял, что ей дана власть над другими. И он кричал: "Давай, Сили! Мочи!". Позже, с той же целью - помочь ей, сделать ее счастливой - Генри взял девушку под свое крыло как продюсер. На тот момент у него уже был Блайд. С Селина они плохо ладили. Постоянно скандалили в студии. Первое время. Но скорее всего это в них бушевал здоровый азарт, желание обскакать коллегу на звездном поприще. От того они и работали в поте лица, воспринимая каждую победу противника собственной неудачей и поводом упорнее двигаться к цели - стать первым голосом шоу-бизнеса. Прошло несколько лет. Селина вышла замуж за Генри. Их отношения с Эриком наладились. Но...
   - Я не заметил, как она стала меня избегать, - исповедовался продюсер перед своей подопечной. - В один прекрасный день я понял, что мы охладели друг к другу. Сначала расстроился, потом подумал, что в этом нет ничего страшного - такое случается с большинством пар. Потом решил все изменить. Приехал, хотел... - Он внезапно смолк, а Эрик опустил глаза. - И что я увидел? Я попал как раз в самый разгар веселья!
   Джулия бросила взгляд на Блайда. А он, похоже, всерьез начинал злиться на нее, за то, что она заставила его пройти через весь этот неприятный процесс. И на Генри тоже. Ему вообще очень хотелось прекратить дурацкий разговор, выгнать гостей и немного поскандалить с девушкой.
   - Прошло много времени, - заговорила она. - Что ты чувствуешь?
   - Я не хочу об этом говорить! - сцедил сквозь зубы музыкант. - Зачем ты вообще это делаешь?
   Она положила ладонь на его пальцы, нежно поглаживая, надеясь таким жестом немного успокоить парня.
   - Просто хочу, чтобы сегодня вечером мы покончили с прошлым. Понимаю, что вам неприятно. Но лучше выяснить все здесь и сейчас. - Сказала она и снова повторила. - Так как ты оцениваешь случившееся?
   - Не знаю, - отвернулся от нее Эрик. - Это было давно... - Он замолчал на целую минуту, потом выжал из себя признание, словно уже давно хотел с кем-то обсудить давний не лучший свой поступок: - Это было какое-то наваждение.
   - Тебе нужна была та женщина? Ты любил ее?
   - Нет. Просто тогда она оказалась рядом. - Ответил Блайд, повторяясь и не понимая, почему Джули снова спрашивает о чувствах к Селине.
   "Потому что ревнует!" - кивал Роберт.
   - Ты понимал, что она жена другого человека, того, кто многое сделал ради вас двоих?
   - Джул, - не сдержался Эрик и повысил голос, а затем и на крик сорвался. - Я тогда вообще не думал! Я пел, фотографировался, работал в студии, пил, курил травку и... короче, всегда был под кайфом. А сквозь его дымку все видится иначе!
   - Прости, - снова ласково погладила его она и повернулась к Генри. Продюсер напрягся. В фантазии Роберта весь этот разговор больше напоминал суд или допрос, в ходе которого мастер раскаленными щипцами вытаскивает правду из подсудимых. По крайней мере, оба мужчины выглядели так, словно их пытают уже не первые сутки. Иногда на их мрачных физиономиях проскальзывали вполне счастливые эмоции, видимо, связанные с желанным побегом.
   - Генри, - "приложила раскаленное железо к груди" продюсера девушка и задала следующий убийственный вопрос: - Расскажи в деталях, что тогда произошло. Ваш разговор с Селиной...
   - Мы ссорились. Кричали друг на друга, - признавался подсудимый, решив сотрудничать со следствием, чтобы поскорее убраться из "тюремной камеры".
  
   - Шлюха! - кричал тогда в порыве гнева, ослепленный ревностью муж.
   - Ошибаешься, миленький! - холодно улыбалась она, откинувшись на подушку и затягиваясь сигаретой, пока ее любовник натягивал штаны. - Я - звезда! И такой меня сделал ты!
   - Я не делал из тебя проститутку! Я пытался сделать из тебя первоклассную певицу! - зачем-то оправдывался Генри.
   - И у тебя это вышло! - внезапно вмешался молоденький любовник, во взгляде которого читалось презрение. - Только пока ты там подписывал контракты, она мучилась от одиночества, и...
   - И тут же полезла тебе в штаны, чтобы успокоиться и забыться? - переключился на него рогатый муж. - Я был тебе другом! Я поднял тебя со дна, поверил в тебя, дал тебе сцену! Я сделал тебя!
   - Ты перестал быть другом, как только начал распыляться на всякую мелочь! Когда стал подбирать с улицы кого попало, и забыл о том, к чему мы стремились!
   Дальше следовала гневная ария в исполнении неверной жены о том, что она - не кто попало, а самая-самая, и так далее! После чего в ход пошли все плохо лежащие вещи. Вазы разбивались о стены, рассыпаясь на мелкие осколки. Пух от подушек летел в разные стороны, словно снег. Дверь хлопнула дважды... И двое из любовного треугольника, с пустотой в сердцах, пошли искать новый путь...
  
   - Подумай хорошенько, - глаза Джулии опасно сузились, словно прицеливаясь, когда она смотрела на Генри. - Вспомни ее поведение тогда, и какой она была до того, как получила статус звезды. Многого ли она от тебя требовала? Какими были ваши отношения?
   Продюсер молчал.
   - Две большие разницы, правда? - намекнула девушка. - Да, ты допустил ошибку. Погрузился в работу, оставлял ее одну. И ее тоже можно понять. Я бы не выдержала нервного напряжения, особенно, когда человек, которого любила, предпочитал роль моего шефа и давил на меня. Вечером возвращаешься в пустую квартиру. Ждешь его. А он... Но я не оправдываю ее поступок. Ей следовало поговорить с тобой. Она же предпочла действовать исподтишка. Решила развлекаться всеми доступными способами. Просто потому, что обиделась на тебя.
   - И что теперь? - как-то растеряно спросил Генри.
   - А теперь самое главное, мальчики! - сказала Джулия, обращаясь к мужчинам, и ехидно ухмыльнулась. - Раньше между вами была женщина, и вы из-за нее рассорились. Теперь между вами я, и мне совершенно не хочется стоять на грани выстрела! Так что миритесь немедленно!
   Они оба молчали. Роберт и Честер ожидали, что будет дальше - не каждый день на их глазах распинали начальство в такой увлекательной форме! Мыльные оперы по телевизору просто ничто!
   - Помните! Кто старое помянет, тому глаз вон! - назидательно пробормотала девушка, разминая пальчики, явно чтобы продемонстрировать "наглядно" смысл пословицы. - Лично и выбью, если вы так и будете молчать!
   Генри и Эрик синхронно усмехнулись.
   - Хороши вы будете, одноглазые! - не унималась Джулия, заставив Роберта поперхнуться чаем от смеха.
   Эрик смотрел на Генри, не решаясь сделать первый шаг к прощению. Ему все еще мешала гордость, впрочем, как и продюсеру.
   - Я винил тебя во всем! - заговорил Генри.
   - В чем-то я был не прав, - несмотря на высказывание мужчины, выдал музыкант.
   Джулия не дослушала начинающийся диалог, сорвалась с места, как только прозвучал первый зов сотового. Подхватила трубку с тумбочки у телевизора и, увидев номер, радостно поздоровалась. Но потом ее лицо вытянулось, глаза расширились. Блайд и Генри замолчали и уставились на девушку, ожидая, когда она произнесет хоть слово. Однако, короткие фразы, вроде "Кто? Когда? Где?" - не могли дать никакой информации о том, что так растревожило Джулию.
   - Я сейчас буду! - заявила она, развернулась и посмотрела на мужчин таким взглядом, словно собиралась перестрелять, а потом и сама из окна выпрыгнуть. - Ваши идиотские размолвки из-за гулящей бабы ничто! Мне откровенно начхать на то, что было в прошлом! Вы сейчас же миритесь и в дальнейшем относитесь друг к другу с уважением! Понятно?
   Приказной тон ошарашил Генри и Эрика настолько, что они закивали, раскрыв рты. У Честера и Роба вообще от такого резкого перевоплощения мурашки по коже побежали. А Джулия, пока все приходили в себя, скрылась в спальне Блайда и появилась через минуту переодетая.
   - Чес, ты же на машине? Подвезешь меня? - на ходу бросила она менеджеру и целенаправленно прошла в холл, достала пальто.
   - Куда ты собралась? - вскочил Блайд.
   - Сара в больнице! Мне нужно к ней. - Ответила Джулия, когда Эрик поймал ее за руку, заставив отвлечься от сосредоточенного завязывания шнурков на высоком сапоге.
   - Она разве уже вернулась? Что с ней? - спохватился Генри, заметно занервничавший.
   - Не знаю. Плачет. Бормочет, что-то невразумительное. Порезали... Аэропорт. Мне нужно к ней! - девушка смотрела только на Блайда, а он понял, что Джулия на пределе и вот-вот сорвется. Поэтому обнял ее, крепко прижал к себе, чтобы успокоить - по крайней мере, ей это всегда помогало.
   - Поехать с тобой? - тихо спросил он.
   - Нет, - все же расплакалась девушка, обхватив его за шею. - Думаю, она не захочет тебя видеть.
   - А я не буду подниматься. Останусь в машине. Подожду тебя. - Настаивал музыкант.
   - Не надо, - покачала головой Джулия. - Не волнуйся за меня.
   "Хорошо тебе говорить!" - подумал Эрик.
   Он отодвинулся, чтобы прикоснуться к ее щеке и поцеловать в лоб.
   - Поехали! - скомандовала она менеджеру.
  
   Сара лежала в темной палате, отвернувшись от двери. Услышав шаги, она повыше натянула одеяло и сразу же предупредила, что не позволит включать свет! Джулия прошла к постели, присела на край, потом вообще легла напротив подруги, всматриваясь в искаженные мраком черты лица. Одна щека модели была скрыта многочисленными бинтами и ватными прокладками. Левый глаз опух.
   - Привет, - заговорила Джулия. - Как ты?
   - А ты как думаешь? - огрызнулась Сара. - Я хочу умереть! Я не смогу работать! От меня все откажутся! Что мне делать?
   Она расплакалась и прижалась к подруге. Джулия обняла ее, поглаживая спутанные шелковистые волосы.
   - Не преувеличивай! Ты нужна мне такая, как есть. Со шрамом на лице или без него... - хотела успокоить ее Джули, но только подала повод для истерики.
   - Шрам ведь останется на всю жизнь, на поллица! - возопила блондинка, только сейчас сообразив, что ее внешность окончательно и навеки испорчена. Хотя ведь можно сделать операцию...
   - А ну прекрати сопли распускать! - рявкнула подруга, и девушка замолчала. - Ты жива! Ты здорова! У тебя есть руки и ноги! Найдешь другую работу!
   - Да лучше б он меня зарезал! Прямо там, в аэропорту! Я, сколько себя помню, была моделью! Я больше ничего не умею! Тебе всего этого не понять! - снова впала в истерику блондинка.
   - Понять! - грустно вздохнула Джулия. - Я могу понять абсолютно все! Поверь.
   - Нет! На тебя же никто не нападал с ножом! - не верила подруга.
   Джули молчала. Сара вдруг взглянула на нее, совершенно серьезную и напряженную, и перестала вопить.
   - Что произошло, пока меня не было? - вкрадчиво поинтересовалась она.
   Джулия без разрешения щелкнула свет, а потом оттянула ворот водолазки, демонстрируя фиолетово-зеленые следы от ремня.
   - Что это? - Сара забыла, что она должна изображать разбитую и растоптанную жизнью.
   - На меня тоже напали. Причем дважды. В первый раз мне удалось удрать. А во второй я могла умереть. Причем, знаешь, - Джулия села, стараясь не смотреть в глаза подруге. - Когда он душил меня, я поняла, что больше не смогу сопротивляться. Сдамся. И уже почти... - Она нервно сглотнула. - Все говорят, что жизнь проносится перед глазами... Нет! В такие моменты ты можешь думать только о том, как тебе больно, что больше не увидишь друзей, не скажешь, как любишь их, как они тебе дороги, что не сможешь дышать, смеяться... И главное - тебе так страшно, что можно уписаться. Кровь в жилах стынет от ощущения смерти, уже пришедшей за тобой. И ты думаешь: "Неужели это все?"... Еще пара секунд, и я бы сейчас не говорила здесь с тобой. Но вовремя пришел Эрик. Роберт рассказывал, что он чуть не прибил того урода... Я пришла в себя, когда надо мной уже сидел Уилл.
   - Я приехала на съемки, и все было замечательно, - начала свою исповедь Сара, тоже примостившись рядом с подругой и взяв ее за руку. - А потом этот режиссер... начал ко мне подкатывать. Ну, намеки давать такие неоднозначные. Я, естественно, отказалась, съездила ему по физиономии, купила билет на самолет... Но в аэропорту меня остановил полицейский, сказал, что в сумке нашел что-то незаконное, собирается обыскать меня. Отвел в отдельную комнату... а потом... Достал нож, приставил к горлу и...
   Сара всхлипнула, и Джулия обняла ее.
   - Я дернулась, он полоснул меня по лицу. Не помню, как мне удалось вырваться, но я побежала по коридору... Кричала, звала на помощь. Его схватили... А потом я оказалась здесь. Доктор говорил, что нужно кому-то позвонить, но я... Отцу бесполезно. Мать не хотелось пугать. Хотя, думаю, она слишком занята, чтобы обо мне думать. А ты - единственная, кто... кому можно довериться. Ты каждый раз оказывалась рядом...
   - МЫ все переживем! Поверь! Как бы ни было плохо, но мы справимся! Ты и я! Хорошо?
  
   Блайд уже всерьез начал нервничать. Даже собирался закурить, но входная дверь хлопнула, и через минуту в гостиной появилась Джулия. Измученная и уставшая, обессиленная - она приземлилась прямо на пол у его ног, положив голову на колени парню, как кошка, требуя внимания.
   - Как Сара? - спросил Эрик, поглаживая рыжую макушку.
   - Плохо, - вздохнула девушка. - У нее будет шрам на поллица. С модельным бизнесом придется завязать, а чем заняться в дальнейшем, она и сама не знает. Можно сделать операцию, хирургия ведь творит чудеса. Но мне, кажется, что она и сама устала от сцены. Поэтому и капризничает. Доктор отправил ее к психотерапевту, а тот переадресовал ее в пансион на время, чтобы вернуть душевное равновесие. Впрочем, она не возражала. Сама хочет обречь себя на добровольное заточение.
   Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.
   - Прости за этот разговор сегодня с Генри. - Извинялась Джулия, чувствуя вину. - Я не хотела тебя мучить. Ты сильно на меня злишься?
   - Сильно, - признался Блайд. - Но! Будем считать это твоей местью за мои слова тогда...
   - Ты про "наигрался"? - поняла Джули. - Я уже давно забыла.
   - Простила? - удивился Эрик.
   - Давно! Как только поняла, что ты... - она снова спрятала лицо на его коленях.
   Блайд передвинулся, заставил девушку лечь на диван, улегся рядом и обнял ее.
   - Боже, это так больно! - вздохнула она. - Я до сих пор, как вспомню тебя, лежащим там на земле, в грязи... Становится жутко, холодно и страшно.
   - Не вспоминай! - Утешал ее Эрик, осыпая поцелуями лицо. Джулия прижалась к нему всем телом.
   - Никогда так больше не делай!
   Она успокоилась. Взглянула на него, надеясь услышать, что подобных фокусов парень никогда не выкинет. Но он мог думать только о ее губах. Поцеловал.
   Дверной звонок испортил всю романтику. Крепко сжав Джулию в объятиях, Эрик вздохнул. Отпустил девушку, поднялся и пошел открывать, бубня по дороге: "Сегодня просто безумно насыщенный день!".
   - А по-моему весь год такой! - прокомментировала Джули, принимая вертикальное положение и удобнее усаживаясь на диване.
   На пороге стояли Генри, Честер и детектив. Хозяин пропустил гостей, готовясь услышать совершенно неприятные новости. Джули отправилась на кухню, чтобы приготовить чай.
   - Мы кое-что интересное узнали, - начал Чес, но позволил детективу взять инициативу в свои руки.
   - Скажите, вам знакома некая Рейчл Грин?
   Вопрос застал врасплох не только Джулию. Она посмотрела на Блайда, который усиленно пытался понять, к чему в истории с нападением на Джули приплели бывшего менеджера Сары.
   - Да, - ответила девушка. - Встречались пару раз и при очень неприятных обстоятельствах. А что?
   - Расскажите мне подробнее, - настаивал полисмен.
   - Она была менеджером и помощницей моей подруги, Сары. Правда, как выяснилось, у Рейчл были свои планы на нее. Дело в том, что однажды она, мягко говоря, продала Сару одному влиятельному дяденьке, которому очень не нравилось получать отказы от моделей. Я была тогда с ней и знаю, о чем говорю. Вместе с Тэей Бленч, это директор агентства моделей в "Стоунхерст", мы вывели ее на чистую воду. А потом Тэя уволила ее и пригрозила оповестить все знакомые ей агентства о подвигах бывшей подчиненной. Но почему мы сейчас разговариваем с вами о ней?
   - Сегодня выяснились очень интересные подробности, - почесал нос детектив. - Мы допросили напавшего на вашу подругу... он тоже знаком с мисс Грин. Даже более того. Он состоял в некой связи с ней. Она попросила его оказать услугу. Как понимаете, в ее намерения входило отомстить вам и вашей подруге. А мистер Тэд Чонс, который и напал на мисс Рейзвелл, не собирался ее убивать. Его целью было напугать, возможно, покалечить, а лучше - испортить внешность!
   - Чего он и добился! - фыркнул Генри, стараясь смотреть в окно, а не на сидящих на диване Джулию и Эрика.
   - Так вот, - продолжил перечислять новости полисмен, не обращая больше внимания на нервного продюсера. - Человек, который напал на вас, тоже знаком с мисс Грин.
   Джулия онемела. Она сама не заметила, как разволновавшись, ухватила Блайда за колено. Эрик, успокаивая девушку, положил руку поверх ее пальцев.
   - Объясните, - попросил он детектива.
   Мужчина откинулся на спинку кресла, недобро сверкнув глазами в сторону музыканта, и заговорил так, словно вся эта ситуация доставляла ему особое извращенное удовольствие.
   - Насколько мне известно, вас, господин Блайд, когда-то связывали теплые отношения с мисс Рейзвелл. И вы не замечали чувств, которые испытывала к вам ее компаньонка. А ведь она очень радовалась, когда вы расстались. Мисс Грин рассчитывала на ваше внимание, пока рядом с вами не появилась рыжеволосая иностранка. Тогда вы, по мнению мисс Грин, стали одержимы ею и совершенно забыли обо всех... И вот по этой то причине злопамятная леди решила отомстить. Возможно, ее месть была бы более "мягкой", если бы вам, Джулия, не удалось поймать ее на горячем, когда вы подключили миссис Бленч к вашим разбирательствам по поводу сводничества. В общем, ей удалось убедить мужчин пойти на преступление. Как вы уже поняли, для вас готовилась очень неприятная участь. Но поскольку вам хватило сил удрать, то закрепленный за вами подозреваемый, решил немного переиграть план, и закончить его убийством.
   Эрик сильно сжал пальцы девушки. Она боялась, что он начнет винить во всем себя.
   - Нам удалось отыскать мисс Грин. На нее нас вывели ее подельники. Сейчас она под стражей. Уже дала показания, ничего не отрицает. Скоро состоится суд, и вы обязаны на нем присутствовать. - Закончил детектив. - Но мне, кажется, что дело дойдет до психологического аспекта, и мисс Грин избежит заключения. Потому что только психически неуравновешенная личность может придумать такой план из-за женских глупостей!
   Джулия только кивала, но все ее мысли метались вокруг помрачневшего Блайда.
  
   Наказание и поиски истины
   Сара совершенно не хотела присутствовать на суде. Она вообще не собиралась ни под каким предлогом выбираться из своего уютного заточения в пансионе. Но рано утром примчалась Джулия... После серьезного скандала с футболянием по комнате пластмассовой посуды, бывшая модель выдохлась и устало села на кровать, понимая, что с кем-с кем, но с Джулией воевать совершенно бесполезно.
   - Чего ты хочешь от меня? - взмолилась девушка.
   - Во-первых, - присела рядом подруга. - Ты все таки поднимешь свой тощий зад и мы поедем в суд. Поверь, мне тоже очень не хочется там присутствовать, смотреть на этих людей и вспоминать о том, что они с нами сделали. Но мы должны увериться, что они будут наказаны. Дадим показания и уйдем. Во-вторых, - Джулия весело подмигнула расстроенной блондинке, подскочила с места, выбежала за дверь, а вернулась уже с медсестрами, которые расставляли на столике три подарочные коробочки.
   - Выбирай одну из них! - широким жестом пригласила подруга.
   - Там бомба? - заинтересовалась Сара.
   - Ага, я решила облегчить себе жизнь и подорвать! А то как-то надоело выслушивать твой скулеж! - хихикнула, закатывая глаза Джулия. - Давай, выбирай!
   Блондинка поднялась. Медленно подошла к столу, протянула руку и, не касаясь, поводила над коробками, не зная на какой остановить выбор. Ее все еще одолевало странное ощущение, что это какой-то розыгрыш. Взмолившись, она все-таки положила ладонь на розовую коробку. Джулия рассмеялась:
   - Так и думала! Блондинок просто тянет к розовому!
   После чего сняла крышку и показала Саре очень дорогой профессиональный фотоаппарат. Камера перекочевала из рук в руки, и бывшая модель с удивлением для себя проявила особый интерес к этой "игрушке". Джулия смотрела на подругу с улыбкой.
   - Вот ты и сделала выбор, чем будешь заниматься! Фотографируй на здоровье!
   - Не поняла, - буркнула Сара.
   - Чего тут непонятного? - возмутилась подруга. - Ты сама сказала, что моделью больше не будешь, а чем заниматься дальше, не знаешь. Я решила тебе помочь. Ты станешь фотографом, и пусть твои бывшие коллеги умоляют тебя сделать им фотосессию!
   - Но...
   - Никаких но! Пора двигаться дальше! - мягко улыбнулась ей Джулия. - Собирайся. Я подожду тебя за дверью!
   Сбитая с толка Сара без лишних препирательств попыталась привести себя в порядок, оделась, не стала даже в зеркало смотреть - постаралась укутаться так, чтобы видны были только глаза. Смирившись с судьбой, она спустилась вниз, села в машину, и когда увидела водителя, готова была разорвать подругу на клочки.
   - Что он здесь делает? - рычала Сара, осведомленная, из-за кого все ее проблемы.
   - Успокойся! - резко ответила Джули, и у бывшей модели мурашки по коже пробежали от такого поведения. - Запомни хорошенько то, что я тебе скажу сейчас. То, что произошло с тобой, случилось бы так или иначе. Ты этого не знала, но Рейчл давно лелеяла месть. Попытка сделать из тебя проститутку была первым шагом, а потом она задумала это, - Джулия провела рукой по ране на лице подруги. - Могло быть и хуже, но вмешалась я, и оттянула основную часть ее внимания на себя. Эрик здесь не причем! Это не он вдалбливал в ее больную голову идеи нанять двух уродов. Не он взял нож, чтобы порезать тебя. Не он хотел тебя изнасиловать! Ему вся эта ситуация причиняет не меньше боли, чем тебе или мне! Пожалуйста, - она посмотрела на блондинку, умоляя прислушаться к ее словам, - не вини его. Ради меня! Он здесь, чтобы поддержать.
   У Сары возник вопрос: "Кого?". Но она не стала его озвучивать, потому что уже на судебном процессе увидела, как в минуты волнения ее подруга ищет руку парня, и он каждый раз придерживает ее, они обмениваются короткими взглядами. Было обидно. Джулия чувствовала напряженность сидящей рядом девушки и тоже старалась ее поддержать. Однако Саре от этого становилось противно. Еще и взгляды Генри, - такие жалостливые... Бороться с отвращением не хватало сил. Она с трудом выдержала всю процедуру, дотерпела до конца заседания и, уехала в пансион на такси. Сара заперлась в своей комнате, выключила свет, разбила зеркала, хотела грохнуть об стену фотоаппарат... Но рука дрогнула. Она зачем-то поднесла его к глазам, встала у окна и навела объектив на происходящее на улице. Ничего особенного не происходило: обитатели лечебницы бродили среди деревьев, отсиживали себе мягкие точки на неудобных лавках.
   И вдруг в ее поле зрения попал молодой человек. Ничего особого из себя не представляющий. Но его улыбка! Не понимая зачем, Сара сделала первые несколько фотографий.
  
   Пьяный принц
   Бывшая модель на время забыла о своих обидах, решив поиграть в детектива. Ее жертвой стал парень по имени Рональд. Он уже не первый месяц гостил в пансионе, отличался редкостным оптимизмом, частенько подбивал больных на всякие глупые, как считала Сара, шутки. И еще одно: ей очень нравилось фотографировать его. Конечно, девушка снимала и других пациентов, врачей, медсестер, но только портреты Рона получались лучше всего.
   Поздно вечером Сара, вооружившись фотоаппаратом, кралась по коридору за объектом своего наблюдения. Он словно чувствовал, что его преследуют, поэтому петлял в темноте и исчезал. Девушке удалось настигнуть молодого человека на первом этаже в служебном корпусе. Причем этот нахал поймал ее и прижал к стене, ехидно скалясь во все зубы при виде угодившей в его ловушку дамы.
   - Так вот, кто за мной следит! - весело подмигнул парень.
   - Я не... - хотела оправдаться она, отворачиваясь от него, чтобы не показывать уродливый шрам. Он воспользовался ее смятением и выхватил камеру, рассматривая "вещественные доказательства" в памяти фотоаппарата.
   - Ого! - присвистнул он. - Да ты мастер! У тебя хорошо получается!
   Сара от похвалы смутилась, хотела оправдываться, но только проглотила все слова, комом застрявшие в горле. Парень вернул ей аппарат.
   - Не хочешь выпить? - внезапно предложил он и, не услышав ответа, ухватил девушку под руку и повел на кухню.
   - Я... я... - заикалась Сара, крепко вцепившись в плечо парня. Она не разбирала в темноте дороги и боялась упасть. Уверенно идущий впереди Рон, не позволял ей распластаться на полу. Парень с ловкостью закоренелого воришки прошмыгнул в кухню, вихрем промчался, раскрывая все шкафчики, нашел необходимую бутылку виски (Сара тяжело вздохнула, вспомнив попойки с Джулией), прихватил что-то съестное из холодильника и вернулся к девушке. Схватив ее крепко за руку, он потащил блондинку на крышу. Там они уселись, устроив себе небольшую пирушку и разглядывая звезды на небе.
   - И часто ты так? - заинтересовалась она, украдкой посматривая на парня, уминавшего блины, запивая их виски.
   - От жизни нужно получать все! - философски проговорил Рон. - А из холодильника - только самое вкусное!
   И со счастливой физиономией съел еще один блин. Сара за ним просто не поспевала, смущалась и думала о том, что совершенно испортит фигуру. А потом - махнула рукой: смысл беспокоиться, если больше не работаешь моделью. Как ни странно, эта мысль принесла ей облегчение. Сара улыбнулась, и тут вдруг заметила подозрительно притихшего Рона. Парень внимательно смотрел на нее, и улыбка его становилась все шире.
   - Что? - испугалась Сара, вспомнив о ране на лице, и попыталась прикрыть "уродство", но Рональд поймал ее руку.
   - Не надо! - остановил девушку он. - Ты красивая!
   Сара ошарашено на него смотрела, пытаясь понять, издевается этот негодяй или нет.
   - Особенно, когда улыбаешься! - пояснил парень.
   - Ты пьян! - заявила Сара.
   - Возможно! - отвернулся Рон. - Меня опьяняет красота сидящей рядом девушки! Почему ты раньше не выходила? Ты стесняешься своего шрама?
   Она загрустила. Рональд подсел ближе и позволил себе приобнять девушку.
   - Расскажи мне обо всем! - вкрадчивым голосом попросил он, и Сара не смогла ему отказать - поведала о том, что случилось, что ее тревожило, что скрывала от друзей, о том, как ей одиноко и как хочется исчезнуть из этого жестокого и несправедливого мира.
   - Ты красивая, но глупая! - развеселился, немало обидев девушку этим, парень. - Прости, но ты зацикливаешься! На внешности, на том, что тебя обязательно должны все любить и обожать. Но большинству людей плевать на тебя... И на меня. Да на всех, кроме себя самих. Ты должна радоваться, что у тебя есть такая подруга, которая бросает все и идет к тебе. А тот парень... Ну зачем он тебе? Ты же его не любишь. По твоим словам я понял, что с той девушкой у них тоже сложные отношения. Причем, скорее всего из-за тебя. Она ведь твоя подруга.
   Сара молчала. Сквозь обиду и горечь она пыталась прислушаться к голосу разума в лице Рональда, но никак не могла впустить его слова в душу.
   - Еще кое-что! - не останавливался он, и девушка почувствовала себя совершенно обнаженной перед ним. - Забудь о прошлом. Учись показывать какая ты красивая внутри, а не снаружи, тогда тебя полюбят! Открой себя с другой стороны.
   - А что ты скажешь о себе? - разозлилась Сара. - В чем твоя проблема?
   - Моя? - удивился парень и, загадочно улыбнувшись, устремил свой взгляд к небу. - Она появится, если мы не уйдем отсюда немедленно и не скроем следы нашего здесь пребывания! Иначе мне придется выслушать долгую и весьма неприятную речь главврача, медсестер и прочих о вреде алкоголя на мой неокрепший организм!
   Он бодренько поднялся, сгреб импровизированную скатерть вместе с тем, что на ней было, и направился к лестнице.
  
   Эрик уже несколько минут смотрел на телефон. У него появился перерыв в графике, и парень вышел в коридор, чтобы никто не смог подслушать его разговор с Джулией. Но этот "никто" подкрался сзади.
   - Ты названиваешь ей каждые пятнадцать минут! - возмутился Роберт, пытаясь отнять у друга телефон. - Тебе не кажется, что это уже чересчур?
   Эрик опустил голову. Менеджер понял, что дело плохо.
   - Поехали в бар! - тяжело вздохнул Роб. - А оттуда возьмем такси!
   Час спустя в клубах дыма, под не слишком подходящую настроению музыку они откровенничали по душам, развязывая языки спиртным.
   - Мне нет покоя! - рассматривая скотч в прозрачном стакане, заговорил Эрик. - После того случая, когда я держал ее на руках и боялся, что она больше не откроет глаза, во мне будто перегорело все, понимаешь? Я боюсь, что все происходящее сейчас шутка моей фантазии, и на самом деле я все еще сижу на полу собственной кухни, держу ее тело на руках, а она не дышит. Я каждую ночь просыпаюсь в ужасе, стараясь не кричать. Думаю, вот открою глаза, а ее нет. И мне, как в детстве, становится по-настоящему страшно! Я не хочу просыпаться, представляешь?
   Роб, как ни странно, с легкостью представил каково другу. Он прекрасно помнил ярость вернувшегося домой и заставшего убийцу на кухне парня. Да и то, как Блайд прижимал к себе девушку, отчаянно сражающуюся за жизнь. Тогда менеджеру стало предельно ясно, насколько Джули важна для Эрика. Поэтому из вредности ущипнул друга.
   - Это чтоб доказать тебе, что все реально! - оправдался парень.
   Блайду не стало легче. Он вновь заговорил.
   - Нахожу в себе силы, открываю глаза: вижу ее лежащей рядом, мирно спящей на моем плече, или прижимающей мою руку к губам, - успокаиваюсь. Знаешь, оказывается, нет ничего прекрасней, чем спящая в твоей постели, в твоей майке, девушка. - Говоря о ней с таким воодушевлением, музыкант улыбнулся, словно сейчас вернулся домой, в то утро, когда позволил себе любоваться рыжеволосой соней. - У меня появилась дурацкая потребность обнимать ее каждый раз, когда происходит что-то. И самое интересное, что это нужно не столько ей, сколько мне - чтобы успокоиться.
   - Да, друг! - тяжело вздохнул сочувствующий Роберт. - Тебе не приходило в голову, что она тоже испытывает нечто подобное?
   - Думаешь?
   - Еще бы! - похлопал его по плечу Роб. - Мне со стороны виднее! Я же вижу, как она к тебе жмется. А как страдала, узнав, что ты разбился! Это что-то да значит! И вообще, хватит тут жаловаться! Иди и сделай ее своей! Ты мужик или кто?
  
   Джулия не находила себе места. Она 26 раз прошла вдоль прихожей и обратно. Порвала стопку бумаг, шесть раз звонила на номер музыканта, но он не брал трубку. А уже было около часа ночи! После недавнего его подвига, когда пришлось вместе с Чесом лететь по всем трассам в поисках этого "рыцаря печального образа", девушка боялась за его здоровье больше, чем за свое. Поэтому, когда в замке повернулся ключ, Джулия вскочила на ноги, собираясь по мере сил отлупить гулену, а потом, естественно, поплакать над его искалеченным телом!
   Он вошел, не обратив на нее внимания. Запер дверь, повернулся и только сейчас столкнулся с яростным взглядом девушки...
   Она догадалась, что с ним что-то не то, но только раскрыла рот, чтобы начать заранее приготовленную речь, как неожиданно оказалась в его объятиях. Страстные поцелуи не позволяли проговорить ни единого слова. Блайд медленно подталкивал ее двигаться назад, направляя Джулию к спальне. Стоило ей упереться в порожек, как Эрик поднял девушку на руки и отнес к постели. У нее в ушах шумела тишина квартиры. Осознание, что они совершенно одни и предоставлены себе, рушило принципы дружбы. Жар поцелуев куражил, заставлял отринуть данные обещания Саре. Ей хотелось принадлежать ему и только ему. А он не останавливался - срывал с себя одежду, сгреб под себя Джулию, покрывая каждый сантиметр ее кожи поцелуями, ласковыми прикосновениями... Его руки скользили по ее бедрам, ныряли под одежду, касаясь нежных мест, сводя с ума. А потом...
   Все резко закончилось, переместившись из реального мира в сны парня. Эрик уткнулся носом в подушку и уснул. Джулия еще несколько секунд продолжала лежать в неудобном положении, глядя в потолок и силясь понять, что же произошло.
   "И это все?" - с какой-то обидой подумалось ей, когда она унюхала наконец запах спиртного, исходящий от парня.
   Высвободившись из-под тяжелого мускулистого, но пьяного и храпящего тела, она принялась зло, быстро и очень нервно измерять шагами спальню парня. Ругая его такими словами, что слышал бы он, устыдился. Но ему все было ни по чем! Он улыбался во сне, прижимал к себе подушку, приговаривая: "Джули! Джули! Я хочу тебя!". Поперхнувшись то ли от злости, то ли от зависти к подушке, девушка швырнула в парня тапочкой - не помогло. Он продолжал заниматься любовью во сне... а не наяву.
  
   Солнечные тусклые лучи, пробившиеся сквозь занавески, разбудили его очень рано. В голове Эрика творилось непонятно что. Хотелось пить, и таблетка от головной боли тоже была бы как нельзя кстати! Он с трудом расплющил глаза, сел на кровати, и увидел ее... Видение сидело на полу, прижав колени к груди, и исподлобья глядело на парня таким уничтожающим взглядом, будто помышляло чем бы накормить дорогого друга: мышьяком или слабительным? Пока склонялась к последнему варианту.
   - Джули? - робко окликнул ее парень.
   Она могла бы и отозваться, спокойно поинтересовавшись о случившемся, о причине попойки... Но все передуманное за ночь кипело внутри как вулкан.
   - Голова болит? - вкрадчиво поинтересовалась она, и Блайд посетовал, что "очень!".
   - Хорошо! - заключила девушка, поднялась и начала кричать: - Что это вчера такое было, я не пойму! Ты не звонишь полдня. Потом пропадаешь из зоны доступа. Я тут нервничаю, не знаю, что с ним, а он, оказывается, пил! Ты, вообще, нормальный человек? - топнула ногой она, посмотрела пристально в его виноватые и круглые глаза, удостоверилась, что голова у парня болит еще больше, решила добить: - Какого хрена, я спрашиваю?! Тебе захотелось выпить? Так позвони мне и скажи, чтобы я не ждала и не волновалась понапрасну! Придурок! И чего я так распереживалась? Делай, что хочешь, кретин! Алкоголик хренов!
   Хлопнув дверью посильнее, чтобы вызвать безумный приступ мигрени у похмельного парня, она ушла прочь. Эрик сидел на кровати, схватившись за гудящую голову. Он понял только одно: его ждали, о нем волновались, а он - неблагодарная скотина, пришел пьяным. Стало стыдно, но в тоже время приятно: не каждый день тебе так экстравагантно демонстрируют свою заботу. Он привел себя в порядок и, набравшись мужества, постучался в гостевую. Джулия не отвечала, поэтому он просто вошел, обнаружив ее лежащей на кровати. Девушка повернулась к вошедшему спиной, не желая разговаривать. Эрик лег рядом, обнял ее и поцеловал в плечо.
   - Ты всю ночь из-за меня не спала? - осведомился он.
   - Как ты думаешь? - огрызнулась она, повернувшись к нему лицом, чтобы музыкант хорошенько разглядел серые круги под глазами.
   - Прости меня! - одарил очередным поцелуем Эрик.
   - Если у тебя есть проблемы, приди ко мне и поговори со мной. Если я не смогу помочь, то хотя бы выслушаю. Ну, максимум, напьемся вместе! - не успокаивалась она.
   Эрик рассмеялся, представив их попойку, и свою исповедь перед девушкой. Откинулся на подушки, чувствуя, как становится легче. А Джулия, умерив пыл, положила голову ему на плечо.
   - Прости! - снова поцеловал ее в макушку он. - Мне просто нужно было снять стресс!
   - На первый раз прощаю! - вздохнула она.
   - Слушай, а я ничего не делал... Ну, такого, за что потом стыдно? - задумался парень, а Джулия порадовалась, что он сейчас не может видеть ее лицо и густо покраснела. Вспомнились все те поцелуи, прикосновения и самое главное - что она даже не пыталась его остановить, а даже наоборот...
   - Не было ничего! - буркнула девушка.
   - По твоему голосу не скажешь, - тут же напрягся Эрик, собираясь все выяснить.
   - Ты пришел, шатался. Пришлось тащить тебя на себе. Укладывать баиньки! - отмахнулась она, перевернулась на бок, чтобы не встречаться с парнем взглядом. - Я спать хочу!
   В мысли Эрика закралось подозрение, что прошлой ночью все же нечто произошло, но Джули не собирается рассказывать. А зная ее, добиваться признания бесполезно! Поэтому просто обнял девушку, удобнее улегшись позади.
   - Спи. Я буду рядом! - тихо произнес он.
   Джулия крепко сжала его руку. В качестве мести, она тоже позволила себе немного пофантазировать.
  
  
   Как ни странно, но Роб выглядел гораздо лучше, чем чувствовал себя Эрик. При одном взгляде на менеджера музыкант тихо выругался, завидуя.
   - Что такое? - осмотрев помятую физиономию друга, заинтересовался Роберт.
   - Джулия разозлилась. Очень разозлилась! - с довольной ухмылкой на лице поведал Эрик.
   - Теоретически, ты должен быть расстроен. А ты довольный. В чем причина?
   - Она переживала из-за меня!
   - Она и раньше это делала! - прокомментировал Роберт. - Нашел чему радоваться! Лучше бы устроил ей романтический вечер и рассказал, как...
   - Хорошая идея, - согласился Блайд. - Но тебе я ничего рассказывать не буду!
   - Почему? - обиделся друг.
   - Потому что ты - госпожа сплетница! И о моей личной жизни завтра будет знать если не весь Лондон, то вся компания точно!
   Роберт очень обиделся. И в таком состоянии прибывал, пока они не доехали в лифте до первого этажа. А когда Эрик поделился с другом приготовленными Джулией бутербродами, перестал злиться... Зато заговорил о том, что собирается посвататься к Джулии - ему очень нравилось, как она готовит! Блайд подавился домашней выпечкой.
  
   Джулия осталась дома, как и раньше, в гордом одиночестве, которое продлилось ровно два с половиной часа - к 11:00 в дверях появился Ричард. С порога начал жаловаться на покинувшую его девушку, падал на колени и молил вернуться, забыв раз и навсегда про Блайда!
   - Поднимайся! - пнула его ногой безжалостная Джулия. - Что учудил?
   - Я? - искренне оскорбился мужчина, уселся за стол, подтянул к себе пирог и чай, и уминая все это, поведал. - Я по тебе соскучился! Блайд тебя просто приватизировал!
   - Надеюсь, тебе хватит ума при нем такие вещи не говорить, а то ты в следующий раз поцелуешь дверной замок и потопаешь обратно! - фыркнула девушка. - А теперь говори правду!
   - А у вас с ним все так серьезно? - Ричард сегодня явно предпочитал говорить о чем угодно, только не о деле.
   Джулия ухватила половник и пригрозила сим страшным оружием режиссеру съездить по лбу. Он шумно выдохнул.
   - Я попал, Джули! Вляпался так, что... - и схватился за голову.
   Девушка присела рядом с ним, сочувствуя, погладила по плечу.
   - Одна из моих девушек беременна... - выдал он, и Джулия расхохоталась.
   - Так тебя можно поздравить, а ей - посочувствовать! - веселилась она. - Рич, чего ты такую физиономию корчишь?! Это же хорошо! Тебе давно пора! Я понимаю, что тебе сложно расстаться со своей свободой...
   - Ты не понимаешь! - вскочил он. - Она ничего от меня не требует. Просто уведомила. Мол, так и так, я собираюсь родить. А ты...
   - Не обижайся, но я тебя тоже не умоляла бы стать отцом моего ребенка и брать на себя какие-то обязательства. Ты еще сам не вырос. А девушка, видимо, единственная умненькая оказалась, из всех, кто тебе попадался!
   - Ты жестокая! - обиделся друг.
   - В чем проблема? От тебя ничего не требуют! Лучше возьмись за голову... Да не для того, чтобы волосы выдергивать! Болван! - отпустила ему затрещину девушка. - Подумай! Помоги и малышу, и маме. Поверь мне, весь мир перевернется, как только ты возьмешь этот маленький живой комочек в руки! И еще одно - если ты бросишь этого малыша, я лично тебя убью!
   Ричард серьезно задумался и просидел около часа молча попивая чай, а потом ушел... На смену режиссеру явился Гарольд. У него проблем было поменьше - он просто уговаривал Джулию на очередную фотосессию. Она согласилась, и сессия прошла прямо в квартире. Единственное, о чем попросила девушка фотографа - обработать фото так, чтобы не было понятно, когда и где они сделаны (закралось в ее душу подозрение, что Эрику это очень не понравится).
   Вот так она и провела весь день, дожидаясь Блайда с работы.
   Ближе к вечеру позвонила Анна. Она была встревожена, и Джули схватила трубку, позабыв, что сестра Эрика не в курсе последних событий.
   - Привет!
   - Джули? - удивилась девушка. - Ты у Эрика? Вы, наконец....
   Пришлось оборвать радостные соображения по поводу личной жизни брата, срубив их на корню.
   - Нет, Анна, я просто... - Она задумалась, как бы объяснить девушке, не особо вдаваясь в подробности о нападении, маньяке и прочем. - В общем, мне здесь немного спокойнее, и Эрик разрешил побыть у него.
   Анна все равно ничего не поняла, но сам факт присутствия этой девушки рядом с братом в его холостяцком убежище показался ей очень перспективным.
   - Джули, слушай, если у Эрика что-то случится, ты же поддержишь его? Так ведь? - хитрость, недосказанность и коварство сквозили в каждом слове.
   - Анна, ты меня пугаешь! - вздохнула Джулия, мгновенно настроившись услышать что-то плохое.
   - Ответь мне сначала! - потребовал ледяной голос из трубки.
   - Конечно! Поддержу и сделаю все от меня зависящее! - заверила девушка.
   - Джули, тогда ты обязательно должна поехать с ним!
   - Куда?
   - Я вернулся! - заставил вздрогнуть Джулию радостный вопль Блайда из коридора. Заметив озадаченное выражение на лице девушки, парень быстро пересек расстояние до нее и выхватил трубку.
   - Алло? Кто это? - потребовал он, но услышав голос сестры, успокоился.
   - Эрик, ты только не волнуйся, - парень напрягся, приготовился к худшему. - Мама заболела. Она в больнице. Ты можешь...
   - Какая больница? - схватился за ручку, чтобы записывать адрес клиники он. - Что с ней?
   - Мы точно не знаем... Но... - с придыханием говорила сестра. Эрик сдерживался, чтобы не накричать на нее за медлительность.
   - Я завтра же приеду! - он положил трубку, уперся руками в стол, думая только о том, что сейчас где-то его мама лежит на больничной койке и страдает. Возможно, при смерти. Пока он размышлял, Джулия не теряла времени. Она взяла телефон, быстро набрала номер Роберта и, придерживая трубку у уха плечом, достала огромную дорожную сумку парня. После чего распахнула шкаф в его комнате и стала складывать необходимые вещи.
   - Да, привет! Роберт, послушай, тут непредвиденные обстоятельства, нужно минимум на недельку изменить расписание Эрика. Мы уедем. Ты же справишься? Да. Срочно нужно. Да.
   - Что ты делаешь? - прошел в спальню Блайд и сел на край кровати, наблюдая, как потрошат его шкаф. Джули обернулась, подмигнула, но ответить ничего не смогла, потому что уже набрала Генри.
   - Да. Не совсем! Успокойся со мной все более или менее в порядке. - Опережала все вопросы продюсера она. - Ты же в курсе, что мне нужно горло подлечить? Так вот, ты не против, если я уеду на недельку, а? Не переживай, я буду не одна! Я поеду с Эриком. Отпуск? Нет! Просто кое-какие обстоятельства. Да? Спасибо! Ты самый понимающий продюсер в мире! Не зазнавайся!
   Она, наконец, оставила телефон в покое.
   - Ты мне хоть что-то объяснишь? - вышел из себя парень.
   Джули подошла к нему, обняла, прижала его голову к своей груди и, поглаживая по волосам, успокаивающе заговорила.
   - Если ты считаешь, что после всего пережитого, я вот так легко оставлю тебя одного, то ты ошибаешься! Мы поедем вместе! Слышишь меня?
   Он слышал. Слышал, как бьется ее сердце, как оно обещает поддержку, и крепко обхватил девушку за талию.
  
   Рано утром они заехали в пансион к Саре. Девушки стояли на веранде светлого домика, по их лицам было понятно, что разговор напряженный. Эрик наблюдал из машины, а еще кое-кто с ближайшей скамейки.
   - Ты так им дорожишь! - фыркнула, надув губы блондинка.
   - Я и тобой дорожу, - опустила глаза Джулия. - Но после всего, что он для меня сделал...
   - Из-за него тебя чуть не убили! - напомнила подруга, и глаза рыжей девушки заблестели яростью. Сара поспешила отвести взгляд и увидела заинтересованную физиономию Рональда, наблюдавшего за ними.
   - Хорошо, едь! - сдалась девушка, вспомнив поздний разговор на крыше. Джулия обняла ее крепко-крепко.
   - Спасибо за понимание! - обрадовалась подруга, и Саре стало стыдно.
   - Иди! Он ждет тебя! - проговорила бывшая модель, отстраняясь.
   Джули еще разок обняла подругу и чмокнула в щеку. Потом помчалась к ожидавшему ее в машине Блайду. Рональд проследил за рыжеволосой девушкой, взглянул на мелькнувшего на мгновение парня, который вышел, чтобы открыть ей дверь и помахать рукой, окаменевшей на ступеньках Саре. Когда машина тронулась, Рон поднялся и подошел к грустной блондинке, которую мучили угрызения совести.
   - Они хорошая пара! - подлил масла в огонь парень, за что получил по ребрам кулачком.
   Сара развернулась на пятках и зашагала прочь. Но Рон рассмеялся, не собираясь отставать от девушки. Он догнал ее, ухватил за локоть и повел к парку.
  
   Маленькие каникулы
   Машина Блайда притормозила у небольшого дома на заснеженной улице спокойного английского пригорода. Эрик вышел из автомобиля и с замиранием сердца смотрел на отеческое гнездышко, которое покинул так давно ради карьеры звезды. Его холодную ладонь согрела теплая рука девушки, и парень повернулся, чтобы встретить нежный взгляд.
   - Пойдем! - позвала она, направляя его к крыльцу.
   Эрик постучал в дверь. С той стороны раздались восторженные крики и топот чьих-то шустрых ног по ступенькам. Через минуту в проеме появилась невысокая худенькая девушка, красивая, улыбающаяся - Анна повисла на шее брата, с прыжка обхватив его за плечи и зависнув в воздухе - Эрик обнял ее, целуя в щеку.
   - Ты все-таки приехал! - радовалась сестра.
   На этот крик сбежались и остальные. Первым вышел седоволосый мужчина с пронзительными и суровыми серыми глазами (Джулия сразу поняла, от кого досталось Эрику это наследство). Он был слишком сдержан, его радость от приезда сына ограничилась приветственным кивком. Следом за отцом семейства явилась пышная, добрая, с сияющей улыбкой женщина, уже почти седая, но привлекательная. Она всплеснула руками, прижала ладони ко рту и, едва не плача, бросилась к сыну.
   - Ты же болеешь! - опешил он, крепко обнимая "смертельно больную". - Ты же в больнице должна... быть!
   - В какой больнице? - переспросила мама, отстраняясь, чтобы взглянуть в лицо сына и удостовериться, что он не сошел с ума. И тут все взгляды обратились к Анне. Та уперто делала вид, будто она мимо проходила и совершенно случайно забрела в этот дом, полный каких-то странных незнакомцев!
   - Иначе тебя не выманишь! - виновато опустила голову Анна, придя к выводу, что даже такая страшная ложь - оправданное средство, чтобы увидеть любимого братца дома.
   Понять охватившие Эрика чувства младшей сестре удалось очень легко, поэтому пока ее не прибили, девушка переключила внимание родителей на персону рыжеволосой спутницы брата.
   - Знакомьтесь, это Джулия. Она подруга Эрика! Я вам о ней рассказывала! - обняв девушку, провозгласила Анна. Джули тут же смущенно попятилась назад, но музыкант, положив руку ей на талию, выдвинул вперед на общее обозрение. - Это наша мама - Оливия.
   Миссис Блайд, душевная женщина, едва сдерживалась, чтобы не броситься на девушку и расцеловать ее, приговаривая: "Слава Богу! Он одумался!", но потом задумалась, почему до этого момента ей мало что рассказывал сам сын о своей избраннице. До выяснения обстоятельств она решила не перегибать палку, и поэтому просто тепло улыбалась. Джули тоже улыбнулась, но растеряно, слегка поклонилась, по инерции придвигаясь к Эрику, чтобы в случае чего сбежать или спрятаться.
   - Это Мистер Томас Таунсенд, - понизив голос, проговорил парень, опустив глаза и не желая встречаться взглядом с родным отцом.
   Джули отметила разницу в фамилиях и то, с какой холодностью "старший Блайд" одарил гостью приветствием. Эрик догадался о размышлениях девушки и тихо прошептал на ухо:
   - Блайд - это фамилия бабушки. Мне нужен был псевдоним.
   - Не стойте, входите! - позвала мама, а Анна просто втянула Джулию в дом, весело заявив, что им есть о чем поболтать.
   - Пойдем! Я все тебе покажу, а если хочешь, даже расскажу парочку пикантных подробностей о братце. Я о нем столько всего знаю! - щебетала девушка, увлекая за собой гостью на второй этаж. Из "всего" обещанного Анна показала только свою комнату, в которой Джулия и решила устроить врунье воспитательное выступление. Как только закрылась дверь, девушка поставила руки в боки и, грозно насупив брови, поинтересовалась голосом палача:
   - И зачем ты, милое создание, разыграла всю эту комедию? Ты представляешь, как он перенервничал?
   Но на Анну не только не повлиял тон девушки и даже угрожающие жесты, она радостно захлопала в ладоши.
   - Как ты о нем волнуешься! Ему просто повезло, что есть ты! И прекрати злиться. Зато с родителями увидится впервые за несколько лет! - ответила сестра Эрика. - К тому же, мама очень хотела с тобой познакомиться!
   - Тебе его совсем не жалко! - упрекнула Джулия.
   - Для того, чтобы его пожалеть и приголубить, у него есть ты! - состроила глазки девушка.
   - Ах так! - Джулс схватила подушку и запустила ею в наглую девицу. Через минуту пух летел в разные стороны, а из комнаты доносились такие вопли, что Блайд решил наведаться и проверить, не отлупила ли его сестру Джулия (втайне надеялся, что отлупила). Он прислонился к двери, наслаждаясь зрелищем: Анна лежала на полу, упираясь ногами в живот Джулии, пытающейся треснуть ее остатками от подушки.
   - И от меня, да посильнее! - Попросил Джулию он. Потом обратился к Анне. - Я с тобой после этого даже разговаривать не хочу!
   - Прости, но я не знала, как еще тебя можно затащить домой! К тому же, мы все очень надеялись, что ты привезешь Джулию с собой! - усевшись снова на кровати, объяснила сестра. - Эмма приедет. И ей очень интересно посмотреть на Джулию!
   - А причем здесь я? - разозлилась гостья, встав рядом с Эриком. Он положил ей руку на плечо, придвигая к себе. - Чувствую себя зверюшкой в зоопарке!
   - Прости! - поцеловал ее в ухо парень.
   - А притом, дорогая белочка! - ехидно улыбнулась Анна.
   - О! - догадался парень. - И что ты наплела о нас маме?
   - Ничего особенного! - коварно улыбнулась сестра, беззаботно пожав плечами. - Рассказала только о том, что видела собственными глазами!
   - И приукрасила, конечно! - дополнил Эрик. - Копия Роберта!
   - Может, совсем чуть-чуть! - согласно кивнула Анна, показав примерную величину преувеличений. Эрик жестом подправил ее самокритичный вариант по своим соображениям до "ого-го как!", осознав, что реальность резко превратилась в сказку.
   - Подозреваю, она нас уже давно поженила... - Вздохнул парень. - Я пока твою сумку поставил у себя в комнате. - Переключился с сестры на Джулию он. - Мама не знает, где тебя разместить: в моей комнате или в гостевой? Я решил уточнить у тебя.
   - Оставайся у меня! - тут же решила Анна, а потом повернулась к брату и, стукнув его в плечо, заявила: - Придурок!
   - За что? - не понял он, и далее в комнате разразилась битва не на шутку. Пух и перья снова поднялись в воздух...
   Как раз этот момент выбрала миссис Таунсенд, чтобы заглянуть к детям, и ужаснулась размаху хаоса. Эрик так и застыл на месте, с занесенной над сестрой подушкой, из которой, как из рога изобилия, сыпались перья. Мама нахмурилась и покачала головой. Джулия очень старалась не рассмеяться, поэтому только хрюкнула из-под стола, чем обратила внимание и на себя.
   - Уберете здесь и спускайтесь вниз! - строго приказала женщина, а прикрыв двери, сокрушалась: - Как маленькие!
  
   Джулия с особым удовольствием наблюдала за Блайдом в семейном кругу. Здесь он окончательно растерял лоск и блеск звездной жизни, получал подзатыльники от мамы (когда воровал у нее прямо из-под рук горячие булочки), был охаян младшей сестрой за неудачный выбор майки, и вступал с Анной в постоянные склоки (хоть и было видно, что они просто от скуки друг дружку достают). Девушка глядела на все это со счастливой улыбкой на лице, но почему-то чувствовала себя неуютно и грустила, старательно скрывая накатившую депрессию. А вот отец Эрика совершенно не старался хоть немного спрятать раздражения от пребывания сына и его подруги в доме. Как только мистер Таунсенд появлялся на кухне, музыкант мрачнел и пытался удрать в другую комнату.
   - Папа против того, чем занимается Эрик, - пояснила Анна, улучив момент отсутствия поблизости брата.
   - Наш папа, - подключилась миссис Таунсенд, - считает музыку быстротечным увлечением, которое портит характер человека, толкает его на необдуманные поступки и вообще...
   - Портит жизнь! - в один голос закончили мама и дочь, передразнив интонацию мистера Таунсенда.
   - Он очень хотел, чтобы Эрик стал, как и он, юристом. - Продолжала рассказывать мама, пока Анна незаметно уплетала очередной украденный кулинарный изыск. - Но малыш решил, что он станет музыкантом!
   "Малыш! - хмыкнула про себя Джулия. - Почти двухметровый малыш!.."
   - И в этом он - бог! - заключила уже вслух девушка. - Вы видели его на сцене?
   - Да! - мечтательно закатили глаза женщины семейства Таунсенд и широко заулыбались. Мама Эрика даже пустила слезу, а Анна призналась, что хранит все диски брата, а также постеры и прочее, как самая ярая его фанатка.
   Весь день так и прошел. Женский коллектив заседал на кухне, делясь сплетнями, интересными историями из жизни и рецептами разных блюд. Эрик не мог понять, как вытащить дамское скопище хотя бы в гостиную. Подумал и решил, что пусть развлекаются, и перешел к ним - все лучше, чем общаться с отцом. А тот очень благополучно заперся в своем кабинете. Так что сын вздохнул с облегчением и с удовольствием позволил накормить себя из рук рыжеволосой девушке. После чего заявил, что таким образом он хочет питаться ежедневно.
   - Ага, чтоб свои ручки не пачкать! - прокомментировала Джулия.
   - Ты ж вилкой пользуешься! - напомнил парень и добавил. - Зато мы с тобой едим из одного прибора, и посуды меньше мыть придется!
   На такой аргумент Джулия не нашлась с ответом, а мама Эрика расхохоталась, наблюдая за кормлением сына.
  
   Ночь. Блайду не спалось на своей старой кровати. Он смотрел то в окно, то на старый постер на стене, и думал. Раньше ему не приходилось привозить в дом никого из своих девушек. Он почему-то боялся. А Джулия с легкостью ворвалась в семью. Мама как-то сразу прониклась к ней теплыми чувствами, хотя и устроила проверку, предложив приготовить что-нибудь. Он с ехидной усмешкой наблюдал, как она пробовала суп девушки. Даже прокомментировала, но очень тихо, чтобы это слышал только сын: "Я за тебя спокойна!" - сказала она.
   Насыщенный событиями день поселил в теле огонь, который не хотел потухать с приходом ночи и требовал действий. Эрик хотел прокрасться в комнату сестры, выманить оттуда Джулию. Но посчитал, что не стоит будить уже спящих девушек, поэтому просто пошел вниз на кухню попить воды.
   На ощупь он спустился по лестнице. В кухне ухватился за стакан... В тусклом свете, исходящем от холодильника, заметил тень, притаившуюся за столом.
   - Кто здесь?
   - Нет здесь никого! - хохотнул девичий голосок.
   Послышался двойной смех. Эрик обошел стол и обнаружил девушек, сидящими на полу. Они кутались в одеяло, придерживая на коленях ведерко с мороженным, и уминали его в две ложки.
   - Чего вам не спится? - присел рядом с Джули Блайд, удивляясь странному порыву есть мороженое среди ночи да еще и зимой.
   - Ей приснился плохой сон и мы... - выдала маленький секрет Анна.
   - Прости, что разбудила! - пристыжено опустила глаза Джули. Рука Эрика заботливо коснулась ее колена.
   - Все заново? - с сожалением пробормотал парень, поглаживая ткань, скрывающую ноги девушки.
   - Я надеялась, что... А, не важно! - махнула рукой она и улыбнулась.
   - Так о чем вы тут болтали? - перевел тему разговора Эрик. Девушки переглянулись, обменялись ехидными улыбками.
   - О тебе! - выдала Анна.
   - Зная тебя, ты могла только плохое рассказать! - фыркнул брат.
   - Не наговаривай! - вступилась Джули. - Она рассказывала мне о том, как ты в детстве ее защищал от мальчишек.
   - А что же обо мне ты говорила? - шутливо толкнул ее в плечо парень.
   - Ну, я-то рассказывала, какой ты подлый и коварный... - ухмыльнулась она.
   - А о том, как ты укусила меня, ты не рассказывала?
   - Ты его укусила? - оживилась Анна. - За что?
   - За руку, - наивно хлопая ресничками, ответила Джули. - Мы баловались.
   - О! - ехидно прозвучало на это высказывание от сестры укушенного парня.
   - О чем ты только думаешь! - упрекнул Эрик сестру.
   - Ой! - восклицание Анны заставило Джули поежиться и придвинуться ближе к Блайду, в поиске защиты. - Что это у тебя на шее?
   - Боевая рана, - грустно пошутила она, невольно стараясь прикрыть памятные синяки. В последнее время, девушка носила на шее плотные широкие ленты. Сейчас, будучи одетой в пижаму, и не имея возможности прикрыть шею, синяки стали видны. В спешке она забыла свои украшения и теперь смущалась жутких разводов на коже. Блайд сжал ее руку. Джулия повернулась к нему и улыбнулась, после чего все же призналась Анне.
   - На меня напали, а твой брат стал моим телохранителем!
   - Он спас тебя? - удивилась девушка. Эрик хотел прервать этот разговор, но не успел.
   - Да! - улыбнулась Джули, устраиваясь удобнее на подставленном плече парня, а он обнял ее, целуя в макушку. - Кстати, а как так получилось, что ты пришел раньше? - Вдруг вспомнила она.
   - Почувствовал... - со вздохом ответил Эрик, рассматривая ее длинные пальчики на своей ладони.
   Заметив те нежность и тепло, которые так и искрят между братом и девушкой, Анна приняла правильное решение:
   - Вы сидите, а я пойду! Мне выспаться надо! - улыбнулась она, поднимаясь на ноги. Но на нее никто не обратил внимания. Эрик и Джулия сейчас были слишком заняты друг другом.
   - Если тебе приснился кошмар, почему не пришла ко мне? - шепотом заговорил Блайд, прижимая девушку к себе.
   - Подумала, что: во-первых, тебе надо выспаться, а во-вторых, это неправильно, забираться в постель к парню в доме его родителей. И потом тяжело будет объяснить, что мне просто приснился кошмар. - Оправдывалась Джули, хотя первое, о чем она подумала, сбросив путы липкого ужаса - "Где Эрик?!".
   - Мы бы что-нибудь придумали, - проговорил он, и тут же перевел тему. - Может быть, мороженого?
   Джулия кивнула. Не желая оставлять друг друга, они так и просидели на полу кухни, пока не начало светать. Когда облака начали розоветь, Эрик поднялся, понимая, что вот-вот домашние проснутся.
   - Пойдем, - протянул он руку, и она ухватилась за нее.
   Вместе они прошагали по ступенькам. У двери в комнату парня остановились, смущенно опуская глаза.
   - Останешься... - заговорил он. - У Анны?
   Джулия только кивнула, поцеловала его в щеку и скрылась в комнате младшей сестры.
   - Жаль... - вздохнул парень.
  
   - Как романтично, вы болтали до самого утра! - только Джулия переступила порог, как Анна перестала прикидываться спящей.
   - Дай ей отдохнуть! - тут же в распахнутую дверь вошел Эрик.
   - Эй! - обернулась к нему Джулия. - Ты же вроде спать пошел!
   - А я хотел кое-что тебе сказать! - нашелся он, улыбаясь.
   - Что именно? - вместо девушки вопрос задала сестра.
   - Спокойной ночи? - предположила Джулия.
   - Скорее "Доброе утро!" - хихикнула Анна. - Оставайся уже здесь. Будем общаться! Все равно тебя давно не видела.
   Он с готовностью принял приглашение и упав на кровать сестры, подвинув ее к стене. Жестом Эрик позвал Джулию к себе. Она легла рядом, прижимаясь к парню. Еще около часа они проболтали втроем. Миссис Таунсенд подкралась к двери дочери, прислушалась, и все же постучавшись, вошла. Трое, до этого игравших в детские игры - "Кто кого победит ногами" или "камень, ножницы, бумага" (пусть тяжело представить, но им-то фантазии хватило), - резко замерли. Естественно, все девичьи ножки при этом оказались у Эрика на животе. Только хорошо накачанный пресс не позволил почувствовать боль от резкого движения. Увидев маму друзей, Джулия смущенно попыталась вырваться из объятий Эрика и отодвинуться. Парень при первом же намеке на трусливый побег прижал ее к себе.
   - А что вы делаете? - не то, чтобы миссис Таунсенд была против такого веселья, просто в последнее время в их тихом доме это казалось слишком уж редким явлением.
   - Общаемся, - хихикнула Анна, упираясь носом в плечо брата.
   - Вот как! Вы что, вообще не спали?
   - Ну... - пожала плечами дочь. - Как-то не очень хотелось.
   - У вас есть пять минут, чтобы подняться! Я жду вас в столовой! - постаралась выглядеть суровой миссис Таунсенд и закрыла за собой дверь.
  
   Почистив зубы, переодевшись и расчесавшись, Джулия выглянула за дверь, а там уже стоял Блайд. Он схватил ее за руку, и как мальчишка, воодушевленный грядущим подвигом, повел вниз по ступенькам, приговаривая: "Я хочу тебе кое-что показать!". Но где-то на середине лестницы остановился, прислушиваясь к голосам внизу.
   - Все, - обреченно выдохнул он. - Никуда мы не пойдем! Эмма приехала.
   Джулия не понимала, в чем заключается проблема, пока не увидела все семейство столпившееся у входной двери. Старшая сестра Блайда была на сносях - большой животик не позволял ей нормально передвигаться, поэтому она шумно выдыхала и закатывала глаза, когда ее первое чадо носилось вокруг бабушки с дедушкой, вопя во все горло. Супруг Эммы пытался догнать белокурого сынишку - между прочим, свою точную копию. Маленькое горластое создание навело шороху так, что миссис Таунсенд и Анна просто прижались к стенке.
   - И кто у нас здесь вопит?! - поймал и поднял за шиворот ребенка Эрик. Малыш замолчал, трепыхаясь в руках дяди. Понимая, что спуску ему не дадут, он обиженно надул губы и скрестил ручки на груди. Оба его родителя с облегчением выдохнули.
   - Почему, когда ты тут появляешься, от тебя столько шума? - попыталась возмущаться Анна. - Эмма? Ты родила не ребенка, а сирену! Давай будем сдавать его в прокат на морские судна! И нам прибыль, и им хорошо!
   Ребенок тут же возмутился. Муж Эммы, пожав Эрику свободную руку, присел на корточки, помогая жене разуться. Блайд поставил шкодника на пол.
   - И чего ты так разорался? - поинтересовался парень.
   - Она! - захлебывался гневом мальчишка, тыча пальцем в маму. - Обещала парк и качели! И только манкой пичкала! А я ее терпеть не могу!
   - Кого? - вмешалась Джулия, на которую до этого вопроса никто не обращал внимания. - Терпеть не можешь: маму или манку?
   Эрик заулыбался, а мальчик уставился на незнакомую тетю и подозрительно притих.
   - Эмма, Адам, знакомьтесь, это Джулия, моя... подруга! - представил ее вновь прибывшим парень.
   Старшая сестра переглянулась с младшей (они чем-то были похожи, хоть и казались совершенно разными).
   - Очень приятно!
   - И мне! - пожала руку Эмме Джулия, раскланялась с ее мужем и тут настала очередь высказаться самому маленькому представителю семьи. Альфред вышел вперед, дернул тетю за штанину и, задрав голову, с очень серьезной мордашкой выдал:
   - Я на тебе женюсь! - подумал и добавил: - Когда вырасту!
   - Если раньше тебя на ней дядя Эрик не женится! - хихикнула Анна, получив за это тычок от брата.
   - Пойдемте, позавтракаем! - подтолкнула всех к столовой миссис Таунсенд, и день для Джулии снова продолжился в тесном кругу семьи, которой у девушки никогда не было... Она смеялась, кормя с ложки Альфреда, занявшего место рядом с ней и отказывавшегося передвинуться. Иногда кормила и Эрика. Вместе со всеми хохотала, когда оба они отказались от каши, состроив одинаковые гримасы. Потом Эмма, мама Эрика, отец и Адам отправились по магазинам, скупать одежку для новорожденных. А Джули с Блайдом, прихватив Альфреда, решили устроить прогулку по былым местам славы одного скромного музыканта. В заснеженном городке практически не оказалось уголка, где Эрик бы ни бывал. "Вон там мы с друзьями как-то разбили окно и получили не только от родителей, но и от полисмена!.. А потом и в участке разбили окно... За что просидели несколько суток! - рассказывал парень, указывая пальцем на небольшой музыкальный магазинчик, из которого тут же выглянул продавец и помахал Блайду. - А там я первый раз целовался с девушкой и..." Он вовремя сообразил, что начинает выбалтывать лишнее - две удивленные пары глаз уставились на него, и музыкант решил прервать экскурсию. Замолчал, бросил снежком в Джулию, макнул племянника в сугроб, развязывая маленькую войну.
   И вот уже они шли по дороге, больше напоминающие передвигающихся снежных баб, когда Джулия резко остановилась, не веря своим глазам. В нескольких шагах от нее точно также замерла маленькая кудрявая девочка в розовой вязанной шапочке. Она глядела на девушку такими родными, немного испуганными глазами, что Джули невольно пустила слезу.
   - Джули! - с визгом бросилась на шею девушке малышка.
   - Люс! - крепко обнимала ее та, глотая горечь и подкативший к горлу ком. - Как?
   Приемная мама девочки встала рядом с Эриком, придерживающим за куртку Альфреда, - тот норовил вырваться и втиснуться между Джулией и Люси, демонстрируя, что делить невесту он ни с кем не собирается! Но только скользил по снегу ботинками и греб в воздухе руками.
   - Я так рада! Так рада! Я так скучала! - приговаривала девочка, а Джули ничего не могла выжать из себя в ответ, кроме всхлипываний. Наконец, Люси отодвинулась от нее и вытерла слезы, оросившие щеки взрослой.
   - Ну не плачь! - улыбнулась малышка и повернулась к Эрику. - Ты за ней присматриваешь? Как она себя вела?
   Блайд рассмеялся, чувствуя себя учителем, отвечающим перед директором за нерадивого ученика.
   - Хорошо! - подмигнул он. - Но кое за что ее можно было и наказать!
   Люси тут же обернулась к Джулии и насупила бровки.
   - Что натворила? - сурово поинтересовалась она.
   - Честное слово, ничего! Это он во всем виноват! - тут же попыталась спихнуть вину девушка.
   - Взрослые! - пробурчала Люси, воздев глаза к небу.
   Пока девочка воспитывала бывшую няню, Эрик спокойно пообщался с приемной мамой Люси и пригласил их на ужин в дом родителей. Решив вот так сделать приятное девушке.
  
   Джулия вернулась счастливая, а вот Альфред - молчаливый и злой. "Приревновал!" - подумал Блайд, снимая с племянника ботинки.
   Девушка буквально взлетела по ступенькам на второй этаж, желая поделиться радостной новостью с Анной. И не стуча ворвалась в комнату, застав сестру Эрика в объятиях голого парня под одеялом... Гостья проронила: "Извините" - и закрыла дверь. Осложняло ситуацию то, что музыкант уже поднимался следом за девушкой и заподозрил неладное, когда она попыталась развернуть его в обратную сторону. А услышав подозрительный шум из комнаты сестры, отодвинул Джулию и вошел...
  
   Блайд уже много наговорил сидящим перед ним парню и девушке. Отчитал так, что Анна едва ли не плакала, а ее бойфренд краснел, помышляя скорее сбежать, и нервно косился на дверь. Сейчас Эрик молчал, и то только потому, что Джулия крепко сжимала его колено, в попытке хоть как-то приструнить пыл друга.
   - О чем ты думала?! - снова собрался пристыдить сестру он.
   - Мне не пятнадцать, чтобы ты вот так на меня орал! - взбунтовалась Анна.
   - И правда, Эрик, она же взрослая девушка! - поддержала ее Джулия. - Ну, разве ты не пропадал по ночам у каких-нибудь девиц в ее возрасте?
   - Я - другое дело! - рявкнул парень.
   - Почему это? - не собиралась больше терпеть сестра.
   - Молчать! - прикрикнул на нее брат, а потом развернулся к Джулии. - И не смей вступаться за нее! Это не твое дело! Я сам разберусь со своей сестрой! Тебе понятно?
   Девушка просто онемела. Блайд не на шутку рассердился и орал так, как в тот день за кулисами, когда у него поднялась температура. Анна была шокирована. Вдруг, брат посмел поднять голос на ту, которую совершенно недавно нежно целовал...
   - Не ори на нее! - теперь Анна вступилась за гостью.
   - Ничего! - как-то резко помрачнев, проговорила Джулия, опустив глаза. - Прошу прощения!
   И с этими словами она поднялась наверх.
   Эрик распинался еще двадцать минут. Анна кричала на него в ответ. Под этот шум и гвалт, поднятый родственниками, бойфренд тихо прокрался к вожделенной двери и исчез в неизвестном направлении. Рассорившись окончательно, брат и сестра разошлись по разным комнатам.
  
   - И машинка бах! - хлопнул об пол миниатюрной копией джипа Альфред, но тетя Джулия печально глядела на сотворенное им ДТП, впрочем, как и на устроенный кавардак в комнате. Она просто сидела на полу, вертя в руках черный автомобиль.
   - Тетя Джули, - подсел ближе ребенок. - Тебе плохо?
   - Нет, все хорошо! - заверила его она и позволила залезть к себе на руки. - Ты знаешь какие-нибудь стихи? Прочтешь мне?
   Альфред самозабвенно стал декламировать какую-то детскую поэзию о медвежонке. И внезапно голос мальчишки поддержал бархатный, уже спокойный баритон Блайда. Он подошел сзади, усевшись за спиной девушки. Прижал ее коленями, обнимая.
   - Прости, - прошептал Эрик в самое ухо Джулии.
   - За что? - пожала плечами она. - Тебе не за что просить прощения. Я позволила себе лишнего. Это твоя семья, и твое дело.
   - Джули, - поцеловал ее в щеку парень, не обращая внимания на сосредоточенный и недовольный взгляд племянника, соображавшего, а сильно ли больно будет дяде, если стукнуть его машинкой.
   Девушка не глядела на Блайда.
   - Ты обидел тетю Джули? - сощурившись спросил Альфред, и не дожидаясь ответа треснул игрушкой Эрика по лбу.
   - Эй! - испугалась за парня девушка. - Нельзя драться!
   - Но он же... - Затянул ребенок.
   - Нет! - покачала головой Джулия, отпустила ребенка и повернулась к музыканту, чтобы удостовериться, что с тем все в порядке. На лбу Эрика красовалась шишка с царапиной посередине. - Жить будешь! Иди за льдом!
  
  
   Анна сидела в своей комнате. Она залезла на кровать с ногами и смотрела в потолок. Перед тем, как войти, Джулия постучалась.
   - Можно?
   Анна кивнула, приглашая девушку пройти. Они обе разместились на постели.
   - Извини меня, - попросила Джулия.
   - Ты не виновата. Вошел бы Альфред, и было бы хуже. - Пожала плечами девушка. - Я не могу понять, как он мог кричать на тебя!..
   - Подумаешь, - также флегматично отозвалась девушка. - С ним такое и раньше случалось. Было даже хуже! Кричал при целой толпе людей за кулисами перед концертом.
   - И что ты сделала? - удивлялась Анна.
   - Ничего. Ушла, чтобы потом вернуться с лекарствами. Я знала, что он плохо себя чувствует. У него с утра температура поднялась, а тут еще и концерт... Понятное дело, он и злился потому, что вынужден болеть. А сейчас... Не знаю. - Девушка облокотилась спиной о стену. Выглядела она очень подавленной, как подумалось Анне. И причину такого настроения долго искать не надо.
   - Послушай, а этот парень, - заговорила Джулия. - Вы давно встречаетесь?
   - Месяц, - призналась она. - А что?
   - Я могу ошибаться, но он тебе не подходит. Не верь или не слушай, если хочешь. Я понимаю, он тебе очень нравится. Но я встречала таких. Пока он не найдет себе другую, которая по его мнению будет делать для него больше, чем ты, останется, а потом... Станешь для него обузой.
   - И долго ты с таким встречалась? - Анне было очень интересно разговаривать с девушкой, почти того же возраста, но гораздо более умудренной жизнью. Джулия оказалась интересной подругой, умеющей рассказывать жуткие истории очень смешно. Время за такими историями летело незаметно.
   Стук в двери нарушил их задушевные беседы.
   - Все вернулись. - Объявил Эрик, прислонившись к косяку плечом. - Эмма собирается хвастаться покупками. Вы спуститесь?
   - Да, - Анна поднялась и проскользнула у брата под рукой.
   Джулия медленно встала, зная, что Блайд не уходит, желая поговорить. Подошла к нему, а он полез целоваться. Девушка отстранила его от себя.
   - Зачем ты это делаешь? - спросила она.
   - Потому что мне хочется тебя поцеловать! - заявил парень, пытаясь снова поймать её в объятья.
   - Лучше бы тебе этого захотелось не после того, как ты повысил на меня голос! - сказала Джулия и проскользнула мимо него.
   Ненавязчиво выпросить прощение не удалось. И он расстроился, наблюдая, как девушка сторонится, выбирая себе место вдали от него. Это заметили и остальные. Эмма показывала миленькие детские вещи, купленные для будущего малыша, и поглядывала на хмурого брата. Он растягивал на лице дежурную ухмылку, когда у него о чем-то спрашивали или демонстрировали очередную обновку, но только Эрик отворачивался, как становился серьезным и устремлял взгляд к Джулии. А она сидела в кресле с Альфредом на руках. Ребенок корчил дяде рожицы и показывал язык, намекая, что еще раз подойдет к девушке и игрушечный красный джип въедет ему в глаз!
   - Джули, - обратилась к ней Эмма. - А кого бы хотела ты? Мальчика или девочку?
   - Мне все равно! - улыбнулась девушка. - Я буду любить и мальчика, и девочку.
   - Джулия станет хорошей мамой! - влез в разговор Эрик, но девушка нахмурилась.
   - Она, наверное, натренировалась в детстве, на младших братьях и сестрах, - предположила Анна, не обратив внимания, как гостья нервно сглотнула, мягко спустила ребенка на пол и незаметно скрылась на кухне. Когда Эрик заглянул туда, то увидел, что девушка, пристроившись у окна, смотрит на экран своего сотового, будто не решаясь кому-то позвонить.
   - Джули... - он хотел заговорить с ней, но его голос утонул в мамином вопле.
   Миссис Таунсенд ворвалась на кухню неожиданно, схватила передник, быстро его надела, завязала и, пребывая в боевом настроении, призвала девушку на помощь по приготовлению званого ужина для ожидающихся гостей. Вскоре к ним подтянулась и Анна. А Эрику пришлось составить компанию Эмме и ее мужу, терпя тяжелый взгляд отца, усевшегося читать газету в своем любимом кресле у камина.
  
   К появлению в доме Люси и ее мамы все было готово: стол накрыт, приборы начищены до блеска. А Джулия не находила себе места, приплясывая от переизбытка чувств у двери. Эрик стоял в сторонке, прислонившись к стене. Вот дверь раскрылась, и маленькая девочка с порога бросилась обниматься, повалив девушку на пол. Альферд счел это забавной игрой и присоединился. Он очень бурно возмущался, когда его за шкирку, как котенка, оттащил папа.
   - Люси, веди себя прилично! - ахнула мама девочки.
   Ребенок, опомнившись, сел, поправив пышную юбку, сделал легкий реверанс и широко улыбнулся присутствующим. Джулия при этом продолжала лежать на коврике до тех пор, пока Эрик не протянул ей руку. В тот момент Люси заметила, как похолодели отношения между принцем и няней - взяла это наблюдение на заметку, чтобы потом использовать.
   Миссис Таунсенд пригласила всех за стол. Дети обсели Джулию со всех сторон, чуть не подравшись за право занять стул около девушки. А она только смеялась, не скрывая своей радости от того, что у нее под боком два маленьких ангела... с адским характером. Люси повеселила семейство Эрика рассказами, как они издевались над няней в свое время, как любили подслушивать ее песни по ночам, как она гоняла их по коридорам ночью и рассказывала сказки.
   - Кстати! - вспомнила девушка и достала сотовый. - Думаю, кое-кто очень хотел бы с тобой поговорить!
   Она улыбнулась растерявшейся девочке. Джулия набрала номер и попросила Меган передать трубку Джошу.
   - Джул! Я в гольф играю! - злился мальчишка, которого оторвали от несомненно важного занятия. Матч по "гольфу" проводился в коридоре... Вместо мячей играли яйцами.
   - В какой-такой гольф? У вас же нет принадлежностей для него! - удивилась девушка.
   - Ну... мы нашли...
   - Если вы утащили яйца, в качестве замены шаров, то Мэри тебя...
   - Джул! Чего ты хотела? У меня есть еще три минуты, пока мисс Мэри не заглянула в холодильник! Скорее! - намекнул подросток.
   - Конечно. Я просто хотела, чтобы ты кое с кем поздоровался!
   Джулия передала трубку отчего-то робеющей малышке. Люси сползла с кресла в гостиной, где после ужина расположилась компания, и отошла в сторону, чтобы никто не помешал разговору со старым другом.
   - А кто такой Джош? - шепотом поинтересовалась мама девочки. - Это не тот ли мальчик...
   - Он самый! - кивнула девушка. - Они всегда друг за дружкой присматривали, и ему очень тяжело пришлось, когда он остался один. Вы простите, но мне показалось, что им не помешает поговорить. Вы ведь не против?
   Лицо женщины выказывало некоторое сомнение по этому поводу. Но вслух она ничего не сказала. Ее место рядом с Джулией занял Блайд, стоило только даме отвлечься на разговор о воспитании с Эммой.
   - Ты все еще злишься? - спросил он шепотом.
   - С чего бы? - хмыкнула Джулия, избегая его взглядов.
   - Вы поссорились? - появилась рядом с ними Люси, протягивая телефон девушке. Ее громкий голосок и давно мучивший миссис Тайнусенд и Эмму вопрос заставили всех обернуться к молодым людям.
   - Нет, малыш, мы не ссорились! - попыталась как можно убедительнее соврать Джулия, но не вышло.
   - Ты так и не научилась врать! - пристыдила ее Люси. - Я не хочу знать из-за чего вы ссорились. Вы должны немедленно помириться!
   - Но так не делается... - попыталась возмутиться девушка. А девочка сложила руки на груди и начала отсчет.
   - До трех! - предупредила она. - А потом ты знаешь, что будет! Один... Два...
   Эрик рассмеялся. Он знал, что Джулия не устоит перед таким напором. Она повернулась к нему лицом, пугливо подняла глаза.
   - Я не злюсь! - сказала девушка.
   - Не верю! - буркнула маленькая шантажистка.
   - Станиславский недорощенный! - злобно фыркнула Джулия.
   - Поцелуйтесь! - безапелляционно потребовала девочка и снова начала отсчет.
   Эрик обхватил девушку за талию и коснулся губами ее щеки. Она заметно потеплела и не стремилась больше сбежать, так и оставаясь рядом, не убирая его руку со своего бедра.
   - Ладно, верю! - успокоилась Люси.
   - А что было бы, если не поверила? - заинтригованный спросил Адам.
   - Нет! - пискнула Джулия, бросившись к Люси и прикрыв ей рот ладошкой. Девочка как раз собиралась продемонстрировать свое умение. - Скажем так, прибрежные сирены ей просто завидуют!
   Люси ухмыльнулась, оттянув руку девушки. Дальнейший вечер она старалась сидеть рядом с Джулией и Эриком. Анна, глядя на довольного брата, почувствовала в себе дар папарацци и сбегала за фотоаппаратом. Объектив камеры неизменно замирал, фокусируясь на Эрике и его подруге. Маленькая девочка попросила сестру музыканта сделать несколько фотографий для нее: с мамой, Джулией и Эриком. Анна согласилась и, пока в гостиной все общались, сбегала наверх, чтобы распечатать кадры.
   - Сделай для меня вот эту! - брат появился совершенно неожиданно за спиной девушки и ткнул в монитор компьютера на картинку, изображавшую его и прижимающуюся к нему рыжую девушку. Как только карточка вылезла из принтера, Эрик схватил ее и унес к себе в комнату, чтобы там спрятать в бумажнике. Анна только рассмеялась его выходке.
  
   Знакомься! Моя семья.
   Вечер продолжился песнями под гитару. Эрик играл, а Джулия пела. Потом они вместе пели, и Люси подала им хорошую идею записать дуэт. Это поддержали и остальные слушатели. Оставалось убедить только продюсеров.
   Провожая гостей, Джулия едва сдерживала слезы. Люси утешила ее тем, что отныне будет часто звонить и писать ей. Ведь взяла номер девушки.
   Семейство Таунсендов вернулось в гостиную, еще немного послушало пение звезд и разбежалось по своим комнатам. А Джулия и Эрик остались наедине у шипящего камина.
   - Расскажи мне о своей семье, - вдруг попросил он, отвлекаясь от игры на гитаре.
   Джулия тоскливо глядела на огонь в камине.
   - Она не такая, как твоя, - проговорила она.
   - А какая?
   - Зачем тебе? - вспылила ни с того ни с сего девушка, и Эрик, отложив гитару, приобнял ее за плечи, понимая, что у такой реакции есть особая причина.
   - С моими ты уже знакома, а мне интересно хотя бы узнать о твоих! Думаю, съездить и познакомиться с ними нам в ближайшее время не удастся! - улыбнулся ей он, заметив, какими грустными стали ее глаза.
   - Можешь познакомиться, - грустно усмехнулась Джули, сбегала наверх и вернулась с небольшой фотографией в руках.
   Темная черно-белая карточка оказалась в ладони Эрика. На картинке замерло мгновение далекого прошлого и трое человек: мужчина, играющий на гитаре, и двое маленьких девочек. Одна не сводила глаз с отца, а вторая глядела, еще совсем маленькая, куда-то в сторону.
   - Знакомься, это мой отец! - показала на мужчину Джулия. - Вот это. - Она ткнула пальцем в старшую девочку с двумя косичками. - Я. А рядом, Лиля, моя сестра.
   - Лилия? - задумался Эрик. - Ты так назвала кулон, который я тебе подарил!
   - Да, - ей было тяжело сдерживать грусть, поэтому Джули отвернулась. - Я всегда отвечала за нее. Меня это так злило! Я не могла нормально погулять с друзьями, потому что приходилось таскать за собой Лилю. Мы часто ругались. Она могла прийти, сломать мои игрушки, просто из вредности. Это я сейчас понимаю, что так она требовала моего внимания. Но... Как-то мы с ребятами заигрались, и я не заметила, как это чудное создание полезло за котенком под машину. Мужчины ремонтировали авто около гаражей, и мотор работал, а она, поймав кошку, осталась сидеть под машиной. Надышалась газов и... Когда выскочила мама позвать на обед... Мужики достали синее тело, вцепившееся в маленького котенка. Наверное, в тот день я умерла для мамы вместе с Лилей. Отец стал пить от горя. Он работал шахтером. Знаешь, до этого, чтобы с нашей семьей не случалось, он всегда улыбался и говорил, что пока мы вместе, все будет хорошо. А потом его завалило в шахте. Мама тогда уже не обращала на меня внимания. У нас так сложилось в стране, что люди чаще идут за помощью не к другим людям, а в ближайший магазин, за спиртным. Она тоже предпочла этот путь. Она считала меня виноватой во всем. Она говорила такие вещи!.. Говорила, что зря я родилась, что надо было сделать оборт...
   Джули заметно побледнела. Слезы уже подступали к глазам, и голос ее становился все тише, приобретая хрипоту. Эрик знал, что если он сейчас двинется к ней, она расплачется, сказав, что совсем этого не хотела. Ведь Джули всегда пытается казаться сильнее, чем есть на самом деле! Поэтому он молча ждал, когда она выговорится.
   - Я старалась приходить домой как можно позже. Стояла на улице до 11-12 часов ночи, дожидаясь, когда она уснет. Прокрадывалась в квартиру, убирала бардак, который она устраивала, и шла спать. Утром все начиналось заново. - Джули поджала ноги под себя. - Год спустя она познакомилась с сектантами и вроде бы взялась за ум. Вернулась на работу, перестала пить, но все также вела себя отстраненно. А когда мне было 14, в нашей жизни появился Борис. Сначала он вел себя вполне прилично. Но стоило матери уйти на работу, приходил в мою комнату и...
   Эрик сжал кулаки. Он прекрасно представлял, чего мог хотеть от девочки-подростка мужчина, назвавший себя отчимом. Но никак не мог поверить, что все перечисленные беды могли приключиться с его улыбчивой и стойкой подругой.
   - Каждый раз мне удавалось сбежать, - слова принесли облегчение парню. - Но мама ничего не хотела слушать. Она называла все ложью и даже дала мне пощечину... Я ушла. Поселилась у бабушки. Она была старенькой, жила в своем доме. Я готовила, убирала и помогала ей с огородом. Параллельно заканчивала школу. Потом поступила в институт. На втором курсе не стало и бабушки. Так что, можно считать, что я...
   Она иронично улыбнулась, но улыбка слетела с ее лица через секунду. Джули закрылась ладонями.
   - Я одна, Эрик!
   Блайд притянул девушку к себе, обнял, привычно поцеловал в макушку.
   - Нет! - успокаивая ее, он и сам перестал нервничать, ведь история девушки произвела на него жуткое впечатление. - Не одна. Я с тобой! И никуда пока не собираюсь.
   - Не смей так говорить! - почему-то воспротивилась она. - Ты же не знаешь, что будет завтра!
   - Знаю, - заявил парень. - Мы проснемся утром. Я скажу, что ты прекрасно выглядишь. И конечно, совру, потому что у тебя будут опухшие от слез глаза! Потом мы пойдем вместе умываться и чистить зубы. Пить чай.
   - Дурак! - прижимаясь к парню, заявила Джулия.
   - А ты, хочешь сказать, умнее?! - насмехался Эрик.
   Весь этот разговор слышала Анна, и так же волновалась, как и брат. Ей внезапно захотелось, чтобы Джулия поскорее стала частью их семьи. И полночи молилась о том.
  
   Миссис Блайд спустилась, чтобы принести мужу стакан воды, и к своему великому удивлению обнаружила лежащих в обнимку на диване сына и его подругу. Эрик не спал, он глядел на дремлющую на его плече девушку и думал о чем-то. Сын выглядел немного озабоченным проблемами. Мама принесла плед и набросила его на детей.
   - Спасибо! - шепотом поблагодарил сын, укрывая девушку.
   В каждом его движении было столько заботы, что миссис Таунсенд не сдержала улыбки.
   - Она для тебя особенная, да? - спросила она.
   Эрик посмотрел на мать, потом перевел взгляд на Джулию, и ему не нужно было отвечать - одно легкое прикосновение к щеке девушки сказало больше, чем какие-то лживые слова!
   Миссис Таунсенд вернулась в свою комнату, спокойная за сына, и уже чувствуя, что скоро приобретет еще одну дочь. Ну, может, и не очень скоро. "Эти мужчины, - немного раздраженно подумалось ей. - Вечно медлят в таких серьезных вопросах! Главное, чтобы он не упустил свой шанс! Эх, мальчик мой!"
   Блайд долго не мог уснуть. Он любовался светом огня, играющим в рыжих волосах спящей девушки. В какой-то миг она открыла глаза, посмотрела на него сквозь пелену ночных грез, улыбнулась и придвинулась ближе. Эрик обнял ее, вслушиваясь в мерное дыхание, ставшее для него самой лучшей колыбельной, и уснул.
  
   Попробовать все изменить
   Утро не всегда начинается с приятных вещей, вроде теплых объятий, ароматного кофе или пения соловьев. Иногда приходится просыпаться от дикого воя. К примеру, такого:
   - А я хочу играть! - срывался на крик детский голос, пробудивший всех жильцов дома и главное ту, над кем сейчас орал во все горло ребенок.
   Джулия приоткрыла один глаз, чтобы разобраться в творящемся хаосе. И увидела рвущегося к дивану Альфреда. Он греб по воздуху руками, как пловец, но ногами скользил по полу, и поэтому с места двинуться не мог. Точнее, ему не позволяла Эмма, придерживающая сына за подтяжки штанов.
   - Тетя Джули спит! Не мешай ей! - шепотом объясняла ему мама, терпение которой начинало лопаться, а удерживать равновесие с большим животиком, придерживая одновременно малыша, ей было трудно.
   - Я хочу играть! - вопил мальчишка, но подтяжки тащили его обратно. - Я хочу играть с тетей Джули!
   Весь обзор внезапно скрыло одеяло, наброшенное Эриком. Его нервы не выдержали раньше, и он решил спрятать и себя, и девушку от посторонних взглядов.
   - Я не знала, что ты уже не спишь, - прошептала Джули, слегка повернув голову.
   - Я спал, - проговорил он, а потом саркастично поинтересовался: - Ты все еще любишь детей?
   - Я об этом думаю последние несколько минут! - хихикнула она.
   Эрик сильнее прижал к себе девушку, сделал глубокий вдох и откинул край одеяла. Джулия села на диване, пристально рассматривая "живой будильник" и подумывая, что с ним сотворить: отлупить или закрыть где-нибудь.
   - Простите! - обреченно пожала плечами Эмма.
   - Ничего! - отмахнулась девушка и снова повернулась к ребенку. - Альфред! Давай сыграем в игру!
   Мальчик запрыгал от радости, хлопая в ладоши - он ждал этого целых два часа.
   - Играем в прятки! Мама будет считать, а мы все прятаться в разных комнатах, - повернувшись к Эрику, она с заговорщицким видом подмигнула и спросила: - Ты готов, дядя Эрик?
   Едва сдерживая улыбку, он кивнул.
   - Считай Эмма!
   Ничего не понимая, старшая из сестер Блайда, отпустила стартонувшего в направлении ближайшего коридора сына. Обо всем догадалась и грузно уселась в кресло, для приличия громко отсчитывая. Судя по приглушенному хихиканью, Альфред спрятался в шкафу с одеждой.
   - Не отыскивай, пока мы не вернемся! - попросил Эрик Эмму.
   Он взял Джулию за руку и повел за собой на второй этаж.
   Приняв утренний душ и приведя себя в порядок, Джули освободила ванную для Эрика, отправившись переодеваться. А спустя несколько минут они встретились у лестницы. Блайд привлек девушку к себе, поцеловал в шею и соврал, как обещал вчера: "Ты прекрасно выглядишь!". Она рассмеялась и одарила его легким поцелуем в губы. Вместе они спустились к столу завтракать.
   В какой-то момент увлеченные разговором женщины не заметили исчезновения Эрика. Казалось, он вышел вместе с Адамом. Но выглянув в гостиную, Джулия не обнаружила там парня, зато услышала звуки нарастающего скандала, доносившиеся из кабинета мистера Таунсенда. Она не смогла удержаться, чтобы не сунуть свой нос в семейную драму.
   - Отлично! Поступай, как считаешь нужным. Если тебе не важно мнение твоего сына! - было заключительной фразой, поставившей точку в споре с отцом.
   - Ты мне не сын! Ты давно опозорил честь семьи. Я тебя знать не хочу, до тех пор, пока... - кричал на него мистер Таунсенд.
   - Я сказал: "Мне все равно!" - ответил на его выпад Блайд, обманчиво спокойно и даже смиренно.
   - Вон из моего дома! Я не хочу тебя видеть! И девку свою увози! - для Эрика это оказалось последней каплей. Он вылетел из кабинета, пронесся по коридору, не заметив Джулию, оделся и хлопнул входной дверью.
   - Зря вы так! - заглянула Джулия. - Вы не можете требовать от него чего-то. Он уже сделал свой выбор и преуспел. Впрочем, он до сих пор нуждается в вашей поддержке. А вы топите его в собственной ярости. Вы уничтожаете его...
   Возмутительное поведение наглой девицы вызвало всплеск злости, но пока мистер Таунсенд не проронил и слова, Джулия продолжила.
   - Он хочет, чтобы вы гордились им, и делает только то, что умеет лучше всего! Его обожают миллионы, а вы все еще не признали этого. Вы же его отец... Разве не хотите видеть своего сына счастливым? Разве не это счастье отца - видеть своих детей успешными? Сомневаюсь, что он был бы прекрасным юристом или плотником, если бы отказался от музыки. Я видела его в работе. Таких, как он, практически не осталось. Он действительно очень одаренный. Что вам стоит принять его? Не гей, не наркоман, не игрок... Он ни разу не попрал вашу честь. Не стоит мучить ни себя, ни его!
   - Что ты можешь знать? - взбесился Таунсенд.
   - Многое. Вам не обязательно слушать меня. Но примите, как должное, ваш сын - талантлив. - Она посмотрела на хмурое серое лицо мужчины и отступила. - Наверное, вам никогда не понять, что значит получать удовольствие от музыки... Простите.
   Выговорившись, она вышла в коридор, схватила пальто, уже собралась выходить и искать парня, когда ее остановила Эмма, дав хороший совет.
   - Ты найдешь его за поворотом, около парка! Не простудись! - улыбнулась девушке она.
   Джули поблагодарила ее и выбежала на улицу, не обращая внимания, что не успела застегнуть сапоги и толком одеться. Она бежала, стараясь не упасть, оглядывалась по сторонам, и думала, что по возвращению надо бы собрать вещи, поскорее уехать... Эрика нигде не было. Найти его удалось действительно в парке, где они уже однажды гуляли с Альфредом. Парень стоял около скамейки, рядом с прудом и смотрел куда-то вдаль. В его руке дымилась сигарета. Джули выхватила ее и бросила в корзину.
   - Не смей курить! - приказ не вызвал в парне желания возмутиться или накричать. Он удивленно осмотрел стоящую перед ним девушку в расстегнутом пальто, легкой майке, домашних спортивных штанах и не застегнутых ботинках. Подавился смешком, сообразив, что в таком виде она мчалась по улице за ним следом. А потом - обнял, прижимая к себе, пытаясь согреть.
   - Тебе стоило теплее одеться! - заметил он.
   - Если бы я тратила на это время, то не нашла бы тебя!
   - А зачем ты за мной побежала?
   - Разве я бежала? - попыталась соврать она, но сбивчивое дыхание выдало правду. - Эрик, не важно, что он думает! Есть еще столько людей, которые тебя любят!
   - И ты одна из них? - уточнил он.
   - Не совсем, - прозвучал неожиданный ответ. - Я скорее отношусь к тем, кто видит тебя таким, какой ты есть, но при этом терпит все твои выходки! Хотя, знаешь, я даже не представляю, что делала бы, если бы тебя не было, если бы ты занимался юриспруденцией и не был музыкантом! Наверное, Генри не принял бы меня, и я не стала бы тем, кто я сейчас. Может, и не было бы меня вообще.
   Эрик чуть не прикусил губу, снова вспомнив, как вернулся домой и увидел ее в руках маньяка.
   - Может быть, не была бы такой уверенной. Потому что ты даешь мне больше, чем думаешь. Поэтому не расстраивайся по пустякам! Я не могу смотреть, как ты грустишь!
   Он слушал ее, и сердце билось сильнее, все громче.
   - Джулс, - вздохнул Эрик, прижавшись щекой к ее макушке. - Откуда ты только такая взялась?
   - Будто ты не знаешь! - рассмеялась она.
  
   Домой они возвращались вместе, не выпуская друг друга из объятий. А уже у самого порога остановились. Джулия как-то коварно окинула парня взглядом, после чего выдала: "Хочешь, покажу одну старинную традицию?". Наивный музыкант ответил, не подумав: "Да" - и спустя три секунды его валяли в снегу, приговаривая: "Лепись баба, лепись дед..."
   - Ты из меня снеговика сделать пытаешься? - возмутился Блайд, ухватив девчонку за ногу и дернув на себя, так что та очень неудачно рухнула в сугроб и попыталась отползти подальше. Но Эрик держал ее крепко... пока сапог с ее ноги не остался в его руке.
   - Нет! - вскочив и прыгая вокруг Блайда, ответила она. - Есть, знаешь, схожая забава в русской культуре. Но она проводится круглогодично, называется "валяние дурака"...
   После сего девушка попыталась сбежать. Не учла одного: далеко ли можно допрыгать только в одном сапоге? Блайд поймал ее тут же и опрокинул в снег.
   Дурачившиеся парень и девушка привлекли внимание всей семьи Таунсендов, столпившейся у окна. Альфред рванул к двери, быстро обуваясь.
   - Куда! - ухватила за ворот ребенка Анна.
   - Я хочу с ними! - провыл мальчишка, которого быстро раздели и отбуксировали к кухне.
   - Он выглядит таким беззаботным! - констатировала Эмма, игнорируя вопли сына.
   - Ну, рядом с ней с его физиономии ухмылка не исчезает в принципе! - ядовито прокомментировала Анна. - Я это наблюдала еще на его дне рождения!
   - Боже, дай ему ума однажды сделать ей предложение! - воздела глаза к потолку и сложила руки в просительном знаке мама.
   - И будем надеяться, что произойдет это не слишком поздно! - поддержала ее Эмма.
   - Аминь! - одновременно высказались по этому поводу дамы.
   - Что делаете? - заинтересовался проходивший мимо Адам и тоже выглянул из-за занавески.
   - Наблюдаем, как наш братец превращается в комок снега! - хихикнула Анна, и тут же спохватилась, увидев, что Эрик, прижавший Джулию к земле под собой, склоняется над ней, нежно проводит рукой по ее щеке, придвигается ближе... - Тихо! Вот оно!
   Женщины замерли, ожидая развития романтического момента. Адам подумал, что им не хватает поп-корна, потому что относятся они ко всему, как к просмотру фильма.
   - Ну, - не выдержала паузы Анна и прокричала: "Целуй ее! Целуй!". А брат, как на зло, не оправдал надежд. В самый ответственный момент вместо того, чтобы поцеловать девушку, уткнулся лицом в ее плечо и принялся закидывать ей снег под пальто.
   - Вот кретин! - раздосадовано топнула ногой сестра, и ее поддержала старшая.
   Наигравшись вдоволь, парочка все же добралась до порога. Стоило им войти в дом, как душа Анны не выдержала:
   - Ну, ты и тормоз! - поприветствовала его она, и ушла к себе в комнату.
   - Что с ней? - удивился Эрик.
   - Ничего, не обращайте внимания! - улыбалась миссис Таунсенд. - Пойдемте, чай попьем!
  
   А мистер Таунсенд сидел в своем кабинете. Думал. В его голове звучали слова сына, о том, что ему плевать на юриспруденцию, что ненавидит отца и ему все равно, признает ли его "старый чурбан" или нет! Потом в мыслях зазвучали слова той рыжей девицы, которую привел мальчишка. Это же какой надо быть наглой, чтобы заявить ему, будто он не способен познать радости от музыки!
   Мужчина поднялся из-за стола, подошел к книжному шкафу, потянул с полки красную книгу, и целый ряд отодвинулся, демонстрируя спрятанные за фальшивой литературой железные дверцы сейфа. Во внушительном железном ящике уже долгие двадцать лет томилась скрипка. Хозяин, наконец, достал ее, погладил по лакированным бокам. Достал смычок. Коснулся струн. Пальцы зажали первые ноты, смычок скользнул по струнам. По дому разнеслась грустная мелодия. Но заставила всех улыбнуться.
   - Что это? - удивился Адам.
   - Это наш папа! - мечтательно вздохнула миссис Таунсенд.
   - Давно он не брал ее в руки! - хмыкнула Эмма.
   - Зато теперь понятно, откуда у Эрика талант! - рассмеялась Джулия.
   Блайд немного посомневался, но все же заглянул в кабинет отца. Притаившись в дверях, он не рискнул нарушать творческое наитие родителя и выждал, когда на него обратят внимание. Мистер Таунсенд опустил скрипку и снова сел за стол.
   - Возможно, она права, - задумчиво разглядывая инструмент, признал отец.
   - Кто? - переспросил парень.
   - Подруга твоя, - вздохнул упрямец, отвернулся, достал из стола квадратную пластмассовую коробку и выложил на стол.
   Эрик посмотрел на предмет и очень удивился, опознав в нем диск с собственными песнями. Это был самый первый его альбом! Блайд хотел извиниться перед отцом, и тут вдруг весь дом наполнился криками. Мужчины мигом вылетели из кабинета в кухню, где вопила Эмма. Адам придерживал ее под руки, выводя к машине. С другой стороны роженицу уговаривала дышать правильно мама, а Анна бегала по ступенькам с уточнениями, где лежит необходимая сумка, как она выглядит и что нужно прихватить еще. Альфред плакал, перепуганный до ужаса. Его успокаивала Джулия.
   - В следующий раз сам рожать будешь! - отчитывала супруга Эмма и передразнивала краснеющего Адама. - "Давай родим девочку. Это же так классно иметь дочку!". Убью!
   - Милая, ну не переживай так! - приговаривал муж.
   - Не переживай? - орала она. - Дайте мне нож! Я хочу показать ему, как мне сейчас приятно!
   Как бы ее не успокаивали, она всю дорогу грозила супругу расправой, кастрацией и прочими жуткими свершениями. "Вот не думал, что она такая кровожадная!" - шепотом поведал папе Эрик, сидевший за рулем.
   - Я не хочу замуж! Не хочу детей! В монастырь уйду! - как мантру повторяла младшая сестра, наблюдая за муками старшей.
   В ближайшей к дому клинике Эмму сразу же увезли в родильное отделение, оставив всю семью дожидаться в приемном покое. Адам не находил себе места, меряя шагами коридор. Эрик пытался его успокоить, но получалось плохо, поэтому к делу по усмирению зятя подключился мистер Таунсенд. Однако на все их уверения мужчина пугливо оглядывался по сторонам и тихо бубнил себе под нос: "Она меня точно убьет!". Женщины сидели за небольшим столиком и мастерили что-то из оберток от конфет.
   - Что вы делаете? - заинтересовался Эрик.
   - Нервы успокаиваем! - ответила ему Джулия, не отвлекаясь от занятия.
   Вскоре бумажными поделками увлеклись не только мужчины, но и другие посетители клиники. А медсестры с удовольствием пожертвовали цветную бумагу для миленьких оригами, созданных семейством Таунсенд.
  
   Эмма родила. Еще одного мальчика. Его как раз принесли матери, когда посетители пришли в палату, обступив кровать роженицы. Адам боялся подойти к супруге, грозившей ему совсем недавно разнообразными изуверствами. Но, кажется, сейчас ей было не до этого. Она глядела на крошку в своих руках и улыбалась.
   - Как ты себя чувствуешь, родная? - спросил Адам и пожалел об этом, когда встретился взглядом с женой, явно не забывшей об озвученных ранее обещаниях.
   - Я тебя люблю! - напомнил он и выставил вперед себя Альфреда, любопытно разглядывающего сверток в маминых руках.
   - Джули, - обратилась роженица к девушке. - Хочешь подержать?
   - Давай его нам! - не дал опомниться ей Эрик, стоявший за спиной девушки, и протянул руки вперед, подхватывая малыша.
   Джули оказалась в объятиях Блайда, колышущего при этом ребенка. Она смотрела на крошечное беззащитное создание и чувствовала, как наворачиваются слезы на глаза.
   - Я тоже такого хочу! - выдал у самого ее уха Эрик.
   - Блайд, - улыбнулась девушка. - С твоим счастьем у тебя родится девочка! Она будет сводить тебя с ума требованиями купить куклу, помаду, побрынчать на твоей гитаре...
   - Короче, будет полностью твоей копией! - рассмеялся парень, повеселив и остальных свидетелей их диалога.
   - Да уж, вам бы действительно своего ребенка завести! - констатировала миссис Таунсенд и мечтательно закатила глаза. - Внучка, похожая на Эрика!
   Парень тут же вернул младенца матери, но девушку так и не выпустил из объятий. Ей было хорошо и так уютно чувствовать себя частью его мира, его семьи, что Джули просто светилась от счастья, наверное, даже больше, чем Эмма. Но понимала, что рано или поздно все вновь может кончится...
  
   Новые идеи
   Счастливые спокойные будни в семье музыканта достаточно резко закончились. Настало время возвращаться к работе, обратно в Лондон. Прощаться с Таунсендами было больно. Джулия старалась не плакать, когда ее по очереди обнимали: мама, Анна, Альфред и Адам. Мистер Таунсенд обошелся скромным кивком, но с сыном он все же обнялся, забыв о прошлых разногласиях, чему порадовались все.
  
   Серебристый "мерседес" въехал в столицу, когда Джулия удивила Эрика, попросив отвезти ее домой... Домой к Саре. Аргументировав это тем, что не хочет мешать личной жизни парня. Он чуть не выссказал все, что думает по поводу ее "аргумента" разъехаться, но сцепил зубы, промолчал и развернул машину. Потом Блайд вернулся в пустую квартиру. Переступил порог, и ему стало так тошно от царящей здесь тишины. А стоило музыканту представить, что теперь всегда будет так скучно, захотелось что-нибудь сломать.
   Джулия же украсила дом, готовясь ко встрече подруги. Сара как-то не особенно радовалась возвращению в родные стены. Она поставила сумку, села на диван и грустно поглядела на пирог, выпеченный соседкой.
   - Почему такая мрачная? - удивилась подруга.
   - Там, в пансионе, - заговорила бывшая модель и разрыдалась, примостив голову на коленях девушки. - Я познакомилась с одним парнем. Он был таким классным! Таким... Таким... Мы каждый вечер забирались на крышу и разговаривали. С ним я не чувствовала себя уродиной. С ним было так легко!..
   - И что случилось? - затаив дыхание, спросила Джулия.
   - Сегодня утром я зашла в его палату. А его уже не было. Медсестра сказала, что Рональд... Он, - блондинка просто захлебывалась от слез, - умер. Его лечащий врач мне долго объяснял про какую-то жуткую болезнь. Так и не запомнила ее названия. Рон давно болел. А в пансионе просто проводил свои последние дни. Понимаешь? Он знал, что совсем скоро умрет. И улыбался! Выслушивал глупости, которые я ему рассказывала, успокаивал, болтал о всяких философских вещах, а сам готовился к смерти! Зачем он так со мной?
   - Вряд ли он думал о смерти, - сказала Джулия, поглаживая длинные золотые локоны. - Возможно, просто хотел прожить последние дни без страха. А с тобой, наверняка, забыл обо всем. Может, даже влюбился в тебя! Ты же у нас красавица!
   Сара резко поднялась и уставилась на подругу. Она, как и Рон, считала ее красивой несмотря на шрам.
   - Тише! - приговаривала, успокаивая ее, Джулия. - Расскажи, как он выглядел?
   - Я могу показать! - заявила блондинка, вытирая слезы. Она достала из сумки подаренный фотоаппарат и быстренько прощелкала все кадры, скопившиеся за время пребывания в пансионе.
   - Очень качественные фотки! А давай их покажем Гарольду. Он тебе что-нибудь подскажет, а, может, и посоветует выставку целую устроить! - удивлялась девушка и, наконец, увидела улыбчивого парня на картинке: приятный, светлый, жизнерадостный. Джулия смотрела на воодушевленную Сару, рассказывающую об их первой встрече, о том, как Рон таскал спиртное из кухни, и понимала, что подруга действительно встретила своего защитника-спасителя... И увы потеряла...
  
   В компании "Стоунхерст" начался привычный рабочий день. В холле толпились девушки. Мрачная звезда компании статуей прислонилась к стене около студии несколькими этажами выше. Эрик так стоял уже двадцать минут и почему-то возвращаться на запись не хотел.
   - Ты не выспался? - догадался Роберт, рассматривая серое лицо музыканта. - Джулия спать не давала?
   Намеки товарища раздражали до такой степени, что Эрик едва ли не вспылил, чуть не высказал, мол, не его, менеджера, это дело, но сказал:
   - Она вчера от меня съехала, - признался он. Отчего-то просто тянуло поделиться хоть с кем-то пустотой, образовавшейся после ее ухода. - Сказала, что не хочет мешать моей личной жизни...
   - Как ты ее отпустил? Ты разве не сказал ей, что она и есть твоя личная жизнь?
   - После поездки к моим, я думал, она понимает это итак...
   - Лучше б ты ей просто сказал: "Джул, я тебя люблю!"
   - Кто говорит о любви? - нахмурился Блайд, и у Роберт отвисла челюсть.
   Но внезапно глаза Эрика сверкнули. Он смотрел куда-то за спину друга. Менеджер оглянулся - по коридору шли Джулия и Честер - а это вполне логичное объяснение изменению настроения музыканта.
   Девушка не отводила взгляда от высокого брюнета и немного нервно улыбалась, наверное, не зная, как вести себя после вчерашнего "побега".
   - Привет! - поздоровалась она со всеми, но смотрела только на Эрика. - Мы можем с тобой поговорить?
   Блайд кивнул, и они скрылись за дверью, ведущей к лестнице. Менеджеры только вздохнули с облегчением - ведь на этот раз им не придется быть свидетелями ссор или еще чего-нибудь этакого.
   Поднявшись на свое любимое место, двое остановились. Парень прислонился к стене, развернувшись лицом к девушке. Она вела себя странно, пританцовывая, будто не могла стоять ровно.
   - У меня есть к тебе предложение, - затараторила Джулия, глядя на его руки.
   - Может, сначала поздороваешься? - остановился ее он.
   Девушка рассмеялась, прижалась к парню, привстала на носочки и поцеловала в уголок губ. Он обнял ее, и дальнейший разговор развивался шепотом.
   - Ты плохо выглядишь! - сказала она, теперь внимательно глядя на него. - У тебя синяки. Ты не спал?
   - А ты выспалась? - иронично поинтересовался он, проведя пальцем по серым пятнам под ее глазами.
   - Нет, - усмехнулась Джулия. - Я вот о чем хотела поговорить. Если у тебя возможность поработать вместе со мной?
   - В смысле?
   - Помнишь, что сказала Люси? Может, нам стоит попробовать записать дуэт?
   - Генри вряд ли согласится! - Замотал головой парень.
   - У него нет выбора! - уверенно заявила девушка.
   А Генри действительно отказывался от возможности сделать из Блайда и Джульетты дуэт. Его даже не испугал бешеный вопль, который издала на весь этаж подопечная, услышав отказ. Он только предусмотрительно убрал со стола все тяжелые, колющие, режущие предметы. Честер же проявил дальновидность в другом - убрал верещащую Джулию из кабинета продюсера. Девушка не бросила затею и доставала своего шефа еще долгих шесть дней. Правда, вспомнила о том, что прежде было бы неплохо поговорить с Сарой, и как-нибудь морально ее подготовить.
   - Послушай, - заговорила Джулия, когда они вместе с бывшей моделью шли с кладбища после церемонии погребения Рональда. - Я знаю, что тебе плохо сейчас. Но мне нужно кое-что спросить. Ты ведь поддержишь меня во всем?
   - Конечно! - мигом согласилась Сара, еще не зная, о чем пойдет речь. - Ты моя единственная подруга!
   - Спасибо, - робко и смущенно улыбнулась та. - Я хочу записать с Эриком в дуэте несколько песен. Возможно, даже клип снять. Ты не будешь против?
   Сара почувствовала укол тонкой иглой ревности и обиды. Она помнила, как бывший парень обхаживал подругу, совершенно не стесняясь присутствия модели, менеджеров и прочих. Но сегодня девушка поняла одну истину: не так много рядом с ней людей, которыми стоит дорожить. Пусть ее отношения с Блайдом не сложились, однако он нужен Джулии. Так почему бы не уступить?
   - Не буду. Почему я должна мешать развитию твоей карьеры?! - соврала Сара. Ей очень тяжело далась борьба с собственным эгоистичным Я. А подруга просто плясала от радости.
  
   Если ревность Сары прошла для Джулии незамеченной, то вечером ей довелось увидеть целое шоу из криков и истерики. Задержавшись в студии допоздна (на часах уже было без четверти 12), певица вышла в сопровождении Терри, своего музыканта. Они увлеченно болтали о фильмах и держались рука об руку.
   - Черт! - выругалась девушка, резко остановившись, и быстро-быстро заморгала. Глаза ее тут же стали красными.
   - Что случилось? - Терри встал напротив, намереваясь помочь, он уже и так догадался о проблеме. - В глаз что-то попало? Давай посмотрю!
   Парень принялся выискивать соринку, а Джули вдруг рассмеялась, чувствуя себя героиней какой-нибудь глупой мыльной оперы.
   - По законам жанра, - веселилась она, - сейчас должна появиться ревнивая девушка, увидеть нас, подумать, что мы целуемся и устроить грандиозный скандал!
   В подтверждение ее слов из-за спины парня раздался жуткий вопль. Терри и Джулия уставились на свирепеющую с каждой секундой невысокую девицу. Незнакомка, не особо задумываясь, обрушила карающую сумку на многострадальную голову гитариста. Посчитала, что этого мало, и принялась отпускать парню подзатыльники и оплеухи.
   - Прекратите! - рявкнула Джулия, и тоже чуть не получила сумкой.
   - Ты! Так и знала, что ты мне изменяешь! - орала незнакомка, целясь поставить как минимум еще одну шишку музыканту, а он прятался за певицей.
   - Нэт, я не изменял! Я работал! - оправдывался парень.
   - С кем? С ней? Целуясь посреди коридора? - гоняла его девушка, а Джули, услышав это, нервно рассмеялась, вспомнив недавние свои слова.
   - Нэт, погодите. Мы действительно работали! - попыталась остановить взбешенную подругу гитариста и схлопотала звучную пощечину.
   - Шлюха! - окрестила ее невменяемая Нэт. - Кем ты можешь здесь работать?
   Терри перестал метаться, увидев злобный блеск в глазах замершей певицы. Она сейчас раздиралась между желанием жестоко отомстить, выдрав из прически его девушки пару локонов, и благородным порывом объяснить все как есть. Но почему-то дикая чесотка в кулачках перевешивала здравые позывы разума успокоиться.
   - Нэт! - схватил за руку свою ненормальную подругу парень, явно опасаясь за волосы подруги. - Приди в себя!
   Он всерьез рассердился, а девушка от его сурового грубого тона впала в слезливую истерику.
   - Ты защищаешь ее! - слезы лились в три ручья.
   Джули вновь расхохоталась, припомнив себя, обвиняющей Блайда в защите Селины. Нэт прекратила реветь.
   - Почему ты смеешься? - заинтересовался Терри.
   - Да так - вспомнилось... - и обратилась уже к Нэт, протянув руку открытой ладонью. - Джулия. Она же Джульетта. Она же фронт-вумен вашего суженого.
   - Нэтали Краун, - чуть присела с перепугу в реверансе подруга музыканта. - Мы с Терри...
   - Я итак поняла, - перебила ее Джули. - Если вы так волнуетесь по поводу того, чем мы занимаемся в рабочее время, то можете присутствовать при записи.
   - А Джейк? - удивился гитарист.
   - Джейк? - задумалась певица. - Будет против. Он и против меня был. А теперь, видишь, привык.
   - Так вы действительно не встречаетесь? - на всякий случай уточнила Нэт.
   - Нет! - улыбнулся ей Терри. - У Джулии есть уже кое-кто...
   - Я бы так не сказала, - немного смутилась та, уловив намек друга.
   - Кхе, - кашлянул вдруг Терри, указывая куда-то вдаль коридора, где притаилась чья-то фигура. - Думаю, он с тобой не согласится!
   Джулия оглянулась. Блайд вышел немного вперед. Сегодня он был одет во все черное, что придавало его облику таинственности и толику угрозы. Девушка улыбнулась и протянула руку вперед, призывая парня подойти. Эрик медленно двинулся к ней, сверля взглядом присутствующих, а потом скользнул по красной щеке Джулии.
   - Что это? - спросил он ледяным тоном.
   - Ничего! Не обращай внимания! - отмахнулась она и, привстав на носочки, поцеловала парня в губы. - У тебя же сегодня нет дел в студии.
   - Решил забрать тебя. Узнал от Чеса, что вы надолго засели за работой. - Сказал Эрик и снова бросил взгляд на Терри и его девушку. Джулия опомнилась, представила незнакомку Блайду, а потом предложила всем вместе отужинать в заведении мистера Чедхауса. Товарищи согласились. И только Эрик как-то уж очень холодно отнесся к идее совместной трапезы с посторонними личностями. У него были совсем иные планы, о которых Джулия узнала, когда ее привезли к дому музыканта и потащили в лифт.
   - Ты шутишь! - сопротивлялась она. - Ты знаешь, который час? Мне домой надо!
   - Идем! - волок ее за собой Блайд и грозился понести на руках, если она не прекратит отказываться. Причем грубая, каменная маска, весь вечер не слетавшая с его лица, начала пугать девушку, и она сдалась. Смиренно прошагала за парнем в лифт, потом по этажу к квартире, переступила порог и попыталась взмолиться, как Золотая Рыбка перед стариком, поймавшим ее неводом...
   - В ванную! - указал на дверь музыкант. - Твоя любимая майка в гостевой!
   - Да ты прям все спланировал! - хмыкнула она.
   После теплой ванны и переодевания в более легкую одежду Джулия столкнулась с Эриком в коридоре.
   - Спокойной ночи! - заявила девушка, разворачиваясь по направлению к гостевой комнате.
   - Куда? - остановил ее он. - Собираешься спать там?
   Джулия кивнула.
   - Хорошо! - сказал Блайд, дождался, когда она отвернется, после чего коварно подхватил Джулию, поднял и отнес в свою спальню. Там поставил на ноги прямо перед собой, взглядом намекнул, чтобы девушка сняла с его плеч халат. Приобняв ее за талию и раскачиваясь, словно в танце, подвел к постели, после чего толкнул на покрывало. Ей все это напоминало возбуждающую игру. Кровь уже бурлила в жилах, сердце ускоренно билось, но Блайд, устроившись рядом, просто придвинул Джулию к себе и уснул. А она лежала и думала, что ее второй раз так глупо и, тем не менее, красиво, "динамят". Посокрушалась, бросила взгляд на дремлющего с ангельским видом парня и тоже позволила сладким снам овладеть разумом...
   Утром Эрик не обнаружил девушки ни в постели, ни в квартире вообще. Набрал ее номер, и по шуму определил, что она уже на полпути домой.
   - Могла бы и попрощаться! - вместо приветствия буркнул он.
   - Подойди к зеркалу, сонный принц! - рассмеялась она, и положила трубку, чтобы набрать Гарольда. А Блайд нехотя поднялся с кровати, дошел до умывальника, посмотрел в зеркало, надеясь найти там записку, но "сообщение" оказалось в уголке его губ, оставленное помадой.
  
   Она знала, что придется оправдываться и, возможно, даже врать. И чувствовала себя просто жуткой трусихой, когда вызвонила Гарольда, моля его о помощи. Ведь мужчина не только смог бы отвлечь на себя внимание осерчалой подруги, но и стал бы замечательным прикрытием в случае, если Сара захочет чем-нибудь тяжелым запустить в подругу. Вместе с фотографом она переступила порог квартиры, заняв место немного позади гостя. Бывшая модель встретила их в коридоре. Она стояла, вперив руки в боки, с видом истинного гнобителя подруг.
   - И где ты?.. - начала Сара допрос, заметила Гарольда, застеснялась и завязала халат потуже, жалея, что нельзя надеть маску, чтобы спрятать не только тело, но и шрам.
   - Мы вчера с Терри засиделись. Потом примчалась его девушка, закатила скандал. Мы чуть не подрались. Вспомнили, что за день почти ничего не ели и отправились перекусить... - тараторила Джулия, умышленно исключив из своего доклада о вчерашнем вечере персону Блайда.
   - Ладно, - выдохнула блондинка, и перевела взгляд на Гарольда. Сара до сих пор стеснялась своего шрама, поэтому к мужчинам относилась весьма настороженно и даже агрессивно. А вот сам фотограф с удовольствием разглядывал девушку, конечно, с профессиональным интересом. Джулия уловила его настроение.
   - Сара, Гарольд! Я хочу, чтобы он посмотрел на твои работы. Мне показалось, что вам будет о чем поговорить.
   - В девять утра? - резонно удивилась девушка.
   - А почему бы и нет? - вытолкнула мужчину вперед подруга, а тот, как истинный джентльмен, подыграл.
   - Прошу прощения за визит без предупреждения, - улыбнулся Гарольд, включая свое обаяние, тут же окутавшее Сару паутиной. - Джули много рассказывала мне о ваших снимках. Мне не терпелось на них посмотреть.
   Блондинка в миг забыла о некрасивом шраме, и глупо улыбаясь очаровательному мужчине, повела его к себе в комнату, демонстрировать недавно распечатанные работы. Джулия почувствовала облегчение: ей удалось обмануть и в тоже время порадовать подругу. Гарольд, как профессиональный "ловец душ", выудил настоящую сущность когда-то красивой куклы на поверхность, заставив Сару напрочь забыть о предрассудках, связанных с ее лицом. Благодаря его напутствиям (на которые он не скупился), она полностью посвятила себя работе и постепенно превращалась в художника-фотографа. А с профессионалом общалась почти по шесть часов в день. Гарольду даже удалось вытащить девушку в свою студию, и как он один это умеет, заставить "оголить душу" перед камерой. Позже рассматривая себя новую на снимках, Сара удивлялась: она очень изменилась, стала более мягкой, ранимой, женственной, чувственной. Но девушка так и не приняла свою "печать". Продолжала сидеть дома и подсматривать за соседями, сделав ряд фото на тему "Жизнь за окном". Естественно, своими работами она похвасталась перед Гарольдом и Джулией, и те уговорили начинающего фотографа на новую авантюру - устроить выставку!
   - Я боюсь! - протестовала Сара.
   - Ну и дура! - вырвалось у рыжей после двух часов уговоров.
   - Зачем ты так? - вступился за модель Гарольд, еще не зная, что девушки в таком тоне общаются довольно часто. И уже спустя три минуты выслушал в свой адрес столько интересного! От нервного срыва его спасла внезапно заглянувшая на огонек Тэа Харман.
   - Чего вы раскричались? - она окинула взглядом притихших друзей, уделив особое внимание подозрительно смирному мужчине. А получив ответ, бывшая начальница, переживающая за дальнейшую судьбу своей подопечной, села в кресло, благодарно приняла поднесенный Джулией чай и тоже принялась поучать экс-модель.
   - Детка, тебе пора выбираться из своего кокона и зарабатывать деньги! Не все же Джулии оплачивать!
   - А почему нет? - возмутилась Сара. - Она же за мой счет жила!
   - Мы пополам оплачивали! - подала голос Джулия. Гарольд зажал уши руками, предчувствуя очередной скандал.
   - Девочки! - не повышая голоса, подавила бунт миссис Харман и все смолкли. - Чем ты планируешь заниматься в дальнейшем?
   - Не знаю, - отвечала Сара, потупив взгляд.
   - А я знаю! Ты будешь работать у меня фотографом! - выпалила женщина.
   - Я туда не вернусь! - чуть не сорвалась в истерику модель, представив каково будет терпеть издевки бывших коллег.
   - Успокойся. Ты будешь работать инкогнито!
   Пояснения поняла только Джулия и заулыбалась, как сытая змея. Увидев выражение ее лица. Сара уже заранее готова была отказаться от любых предложений бывшей начальницы.
   - Мы ее переоденем? - спросила Джулия у миссис Харман и та кивнула. - В мужской костюм? - на очередной вопрос ответом снова послужил кивок. - Спрячем волосы под парик? Прилепим усы? - потирала руки подруга, косясь на бледнеющую модель, успевшую подумать про себя: "Хорошо, хоть пол не просят сменить и к пластическому хирургу не отправляют!".
   - Что вы задумали? - испугалась Сара.
   - Кажется, милая, - приобнял ее за плечи Гарольд. - Из тебя сделают мальчика!
   Сара совершенно не хотел быть парнем. Но ее уже никто не спрашивал: Джулия набрала номер Сьюзи и вызвала ее на дом. Тэа мигом прикинула, где и у кого позаимствовать нужных размеров вещи, и тоже обзвонила знакомых. Бывшая модель надеялась найти утешение и понимание в единственном здравомыслящем мужчине, в этой бабской компании, однако, Гарольд поймал общее настроение, и когда дошло до переодевания, бегал вокруг, выбирая подходящий ракурс для съемки. Саре осталось только молиться, чтобы фотограф не выложил эти забавные картинки в Интернет. Но старания друзей оказались не напрасными, и она проверила это, когда ее с эскортом в виде Честера, Джулии, Гарольда и Тэа, привели в студию, всучили в руки фотоаппарат и потребовали исполнить роль. Сара безумно нервничала. Она боялась, что ее признают и разоблачат. Но модели упорно не видели в ней свою коллегу. Мало того! Они еще и пытались соблазнить нового молодого фотографа. Сара искренне старалась сдержаться, чтобы не рассмеяться одной "подружке" прямо в лицо, когда она сунула свой номер телефона ей в карман пиджака. Постепенно Сара вошла во вкус. Ей нравилось играть мужскую партию. Теперь она гоняла Джулию по квартире приговаривая: "А не сменить ли мне ориентацию?". На что Джулия трижды крестилась, шептала: "Чур меня!" - отвечала: "Сдурела, мать?!" и закрывала двери в свою комнату на замок (когда ночевала дома).
  
   Чужие роли
   - Почему ты все время упираешься? - не понимал Дин Харман, читая очередную лекцию о поведении своему драгоценному родственнику.
   Генри сидел в кресле, пил сок, и пялился в окно, мечтая о тишине. Ведь совсем недавно от него ушла Джулия, а она создавала столько шума! Теперь вот Дин явился.
   - Она тебе не жена, не любовница. Она вообще тебе не принадлежит! - не успокаивался друг, кружа перед столом продюсера. - Она не Селина, которая тебя предала.
   - Да, - согласился Генри. - Джулия ушла к Блайду гораздо раньше!
   - У! - взвыл Дин, стукнув кулаком по столу. - Оставь ты их в покое. Хотят петь вместе. Пусть поют! Хотят встречаться, - да пожалуйста! Мы с тобой от этого только выиграем. Во-первых, развернем такую пиар-компанию, которой твоя Селина позавидует. Во-вторых, поднимем тиражи, снимем клипы, продадим эксклюзивные интервью.
   - Соблазнительно звучит! - кивнул продюсер, подсчитывая будущую прибыль.
   Дин успокоился и присел в соседнее кресло перед другом.
   - К тому же, согласись, они - выгодная пара. Когда ссорятся, пишут песни грустные, но востребованные. Когда мирятся, снова пишут песни, уже более бодрые и те тоже раскупаются. Им не нужно сотрудничать с авторами или музыкантами. Джулия и Эрик прекрасно друг друга в этом плане дополняют. Он берет ее стихи и сочиняет к ним музыку. Ты же слышал его песни!
   Генри призадумался. У Дина все так легко получалось, складывалось в правильную картинку. А ему никак не удавалось сложить пазл под названием Джулия. Это потому, что не хватало небольшого кусочка - Эрика. Посмотрев на них в обычной домашней обстановке, Генри действительно понял, что девушка не принадлежит ему ни как продюсеру, ни как мужчине.
   Несмотря ни на что, он все же дал свое согласие на создание дуэта. Правда, потом они вместе сидели в его кабинете и размышляли над серьезной проблемой: как сказать об этом Саре?
   - Ты сообщишь ей об этом! - попыталась скинуть со своих плеч опасную миссию девушка.
   - Почему это? Она твоя подруга! - отказывался мужчина.
   - Но ты мой продюсер! - настаивала певица. - И ей будет приятно с тобой поговорить...
   И так как оба они не хотели нести дурную весть бывшей модели, то покосились на Честера, наблюдавшего за ними из своего скромного уголка у двери.
   - И как, по-вашему, это будет выглядеть? "Сара, а ты знаешь, что Джулия и Эрик теперь встречаются? Нет? Меня послали к тебе об этом сказать. Но, в принципе, ты все равно завтра прочтешь обо всем в газетах!"
   Джули совсем расстроилась.
   - У нее сегодня, между прочим, открытие выставки! - вздохнула девушка. - Пойдешь?
   - Зачем? - также тяжело вздохнул продюсер. - Она, наверное, вообще меня видеть не хочет.
   - Кстати, - оживилась Джули. - Мне казалось, что она тебе понравилась. Почему ты ей ни разу не позвонил?
   Генри пожал плечами, откинулся в кресле и потер переносицу.
   - Она мне действительно нравится. А не звонил... Я струсил. После всего, что со мной было, не так легко довериться новому человеку, как бы тебя к нему не тянуло!
   - Прекрасно понимаю! - улыбнулась ему Джулия и протянула руку. - Пойдем? Вместе взглянем в лицо твоим блондинистым страхам!
  
   А "страхи" выглядели сегодня просто сногсшибательно! Красавица блондинка нарядилась в стиле бандитского ретро. Она принимала поздравления, слонялась по залу, подсушивая отзывы о своих работах, и пила шампанское, иногда закусывая его каким-нибудь деликатесом, и напоминала себе, что не заботиться больше о лишних килограммах - просто замечательно. Новости от Джулии Сара выслушала и, кажется, приняла их совершенно спокойно. Но так только казалось. Никто не заметил, что подающая надежды фотограф слишком уж долго стоит у своего шедевра и размышляет.
   - Ты настоящий фото-художник! - отвлек ее Генри.
   Сара оглянулась. Посмотрела на него очень неприветливым взглядом и снова устремила мысли к картине.
   - Я хотел прийти раньше... - робко заговорил он.
   - Почему же не пришел? - ее голос был обжигающе холоден.
   - Не мог осмелиться...
   - Трусость... - безжалостно проговорила она. - Странное качество для мужчины!
   - Прости, - единственное, что смог сказать в свое оправдание Генри, и ушел.
   Сара еще долго стояла, всматриваясь в портрет на стене. И когда гости разошлись, она припала к изображению, пытаясь обнять. Плакала. Надрывно и долго.
   - Рон! - обращалась она, к запечатленному молодому человеку на фото. - Почему все должно быть так?..
   Рональд не отвечал. Он улыбался ей, как обычно - весело и задорно. Одними только глазами он обещал ей встречу, но во снах, где они могли бы часами говорить обо всем, вернувшись на крышу пансиона под звездное небо. И, конечно, он непременно сказал бы: "Ты - дура! Отпусти бывшего и живи счастливо!"
  
   Джулия не видела страданий подруги. Сара слишком хорошо научилась их скрывать. К тому же, девушке было не до слежки за соседкой: ее карьера росла, а совместная работа с одним из самых дорогих людей на свете придавала энергии. Возвращаясь из студии по вечерам, она пыталась поделиться своим позитивом с Сарой, за что та ее просто ненавидела, конечно, молча. Ее злила причина такого счастья - Эрик Блайд. А он, похоже, тоже замкнулся исключительно в своем крошечном мире, где были музыка и Джулия. Студия частенько содрогалась от скандалов, когда певцы не могли определиться, как конкретно должен звучать припев. Но также быстро, как вспыхивали, ссоры гасли, уступая место музе. И певцы усердно трудились, просиживая ночи напролет над треком, доводя до нервного тика несчастных режиссеров. Вскоре в студии появились именные одеяло и подушка, на которых с одной стороны были инициалы Джулии, с другой - Эрика.
   Долгожданное детище - песня - зазвучала на радиостанциях, а чтобы запустить ее в телеэфир, Генри обратился к Ричарду. Тот мигом придумал простенький сценарий, сюжет клипа и подготовил команду для съемок.
   - Вы выглядите счастливой! - констатировала Сьюзи, делая укладку певице.
   Джулия улыбнулась, рассматривая собственное отражение в зеркале.
   Дверь фургончика, где расположились девушки, распахнулась, и в помещении появился Эрик. Он кивком поздоровался со стилистом, подошел к Джулии и, склонившись, поцеловал в шею - с того жуткого дня, Блайд всегда нежно касался губами места, где уже не видны были следы жгута.
   - Привет! - поздоровалась с ним девушка, поднимаясь, чтобы обнять его.
   - Привет! - прошептал Блайд и, не смущаясь общества посторонних, крепче прижал к себе Джулию.
   - Я смотрю, ты входишь в образ уже с утра пораньше! - язвительное замечание принадлежало Генри.
   И парень, и девушка, и стилистка обернулись ко входу, где стоял продюсер и сверлил звездную парочку уж очень злобным взглядом. Генри, несмотря на свое согласие создать дуэт, все равно не упускал возможности поддеть Блайда во время работы, как только тот приближался к Джулии. Эрик быстро к этому привык и практически не реагировал на попытки вывести его из себя, да и Джулия помогала сохранить душевное равновесие, сводя все замечания продюсера к шутке.
   - Тренироваться никогда не поздно! - ответила вместо Блайда она. - И днем, и вечером, и ночью...
   Сьюзи подавилась смешком, заметив, как вытягивается лицо мужчины при таком уточнении.
   - На площадку! - крик Ричарда Портера - царя и бога на съемках - пронесся громом, оглушая тех, кто стоял ближе всех к режиссеру с громкоговорителем.
   Люди заметались по небольшой территории, занимая свои места. Главные герои встали на обозначенные яркими крестиками на полу позиции. Сюжет сценария не отличался новизной: есть он и она, между ними любовь, и все у них хорошо. На этот раз работа на площадке показалась Ричарду на удивление легкой и непринужденной... до одного момента.
   - Перерыв! - радостное слово подействовало на подчиненных волшебным образом - все исчезли с площадки в поисках еды и питья.
   - Вот, смотри, идет! - услышала Джульетта голоса девушек из коллектива съемочной группы, а говорили они именно о ней. - В прошлый раз была рыжая, теперь блондинка!.. У него романы с каждой "юбкой"!
   - Да, да! Блайд обольщает всех своих партнерш! Но дальше клипа или одной песни у них не заходит! Спорим, и эта продержится не долго! - сплетницы уже делали ставки.
   А Джулию внезапно так рассердил их диалог, что она резко остановилась, поймала взгляды сплетниц и, ухмыльнувшись, изобразила усталость.
   - Что-то душно мне! - выдала певица, стягивая с себя блондинистый парик и наглядно демонстрируя рыжие волосы. Сплетницы замолкли, уставившись на сие преображение выпученными глазами. Сьюзи и Честер, шедшие за девушкой следом, выругались: стилистка предвкушала еще два часа работы над возвращением "прически", а менеджер понимал, что ему придется долго беседовать со свидетелями, рассказывая им о новом вирусе, вызывающем всякие рыжие галлюцинации!
   - Честер просто счастлив! - констатировал Эрик, возникнув рядом с Джулией.
   - Спорим, он мечтает о таком таланте, как гипнотический взгляд? - хихикнула девушка, игнорируя ворчание своей стилистки, убедившейся, что ее визави просто взбалмошная девчонка, сбежавшая из детского садика.
   - И зачем ты это сделала? - следя за тем, как менеджер пытается провести общий сеанс гипноза, размахивая перед носом сплетниц контрактом и несколькими денежными купюрами, поинтересовался Блайд.
   - А мне надоел твой имидж бабника! - выдала, не задумываясь, она.
   - Ревнуешь? - повернулся к ней парень.
   - Нет! - соврала она, смутившись блеска в его глазах.
   - Хорошо, - вздохнул Блайд. - Тогда пойду и поцелую какую-нибудь поклонницу. Взасос!
   И уже развернулся, чтобы отправиться на поиски жертвы, как его дернули за рукав, угрожающе прошипев: "Только посмей!".
   - Все-таки ревнуешь! - уличил ее Эрик.
   - Ни капельки! - упорствовала Джулия.
   - Тогда что мне мешает целовать других? - откровенно издевался музыкант.
   - Я! - выдала она.
   - Джули! - вскрикнул Ричард, вмешиваясь в разговор. Он протиснулся между певцами, чтобы рассмотреть внимательнее неподобающе рыжую шевелюру девушки. - Почему ты еще не в образе? Если кто-то увидит...
   - Уже все видели! - вздохнул позади уставший от выходок подопечной менеджер. Мужчина посмотрел на певицу, а та только развела руками, мол, ну прости, такая я вот ненормальная!
   - Ладно, - почесал затылок под шапкой режиссер. - Я хотел кое о чем предупредить. Думаю, на этот раз у вас проблем не будет, просто помня прошлый опыт...
   - Ты о поцелуе перед камерой? - рассмеялся Блайд. - Думаю, мы справимся!
   Но это он только так думал! Потому, что оказавшись перед объективом, вроде бы и играл достойно, а режиссер все время останавливал съемку на самом интересном - в миллиметре от губ девушки. Ричарду то не нравилось выражение глаз, то кто-то голову не так повернул... Нашлась тысяча и одна причина прокричать: "Стоп!" - и почему-то всегда, когда Эрик уже почти коснулся губ Джулии.
   - Я объясню, чего хочу, покажу, а ты запомни и изобрази! - выскочил на площадку режиссер, отодвинул девушку от парня и, приобняв ее за талию, принялся поучать Блайда, как правильно нужно целовать партнершу.
   - Смотришь ей в глаза уверенно, немного игриво, - говорил Ричард наглядно демонстрируя все это на Джулии (она же искренне пыталась проникнуться идеей, вдохновиться, но только отчаянно сдерживала истеричный смех). - Медленно придвигаешься к ней. Ее губы манят тебя, и ты склоняешься...
   Мужчина уже придвинулся настолько близко, что еще пара секунд, и действительно впился бы в губы девушки. Но сделать это ему помешала внезапно перечеркнувшая расстояние между ним и Джулией рука Эрика. Блайд ухватил свою партнершу за плечо и вытащил из объятий режиссера, придвинув к себе.
   - Ричард, ты рассказывай как, а я сам все сделаю! - выдал парень, уставившись на того, словно на усатого таракана. Режиссер расхохотался, и его поддержала девушка.
   - Кто-то недавно говорил о ревности! - поддела музыканта Джулия.
   - Молчи! - рявкнул на нее Блайд, но только больше рассмешил, и она вжалась в его плечо, изредка похрюкивая от смеха.
   Портер пришел в себя и все же объяснил, чего ожидает от сцены финального поцелуя. К сожалению, семь или восемь дублей так и не вошли в клип, и Блайд так и не поцеловал партнершу. Но когда прозвучало: "Снято!" - и щелкнула хлопушка, он не выдержал. Не позволил Джулии уйти, крепко прижал и впился в ее губы. Как выяснилось позже, камера все еще работала и зафиксировала этот приступ страсти (вот он и попал на пленку, завершая эпизод).
   В гримерку Джулия вернулась не в силах стереть улыбку с лица. Она честно старалась, однако, подлые мышцы не расслаблялись. Сьюзи тоже пребывала в хорошем настроении, разделяя оптимизм певицы. Ей нравилось, что нанимательница перестала грустить. Теперь она видела другую Джулию - веселую, способную на шалости, трудолюбивую. Стилист и визажист в одном лице помогла певице снять осточертевший парик - это событие было самым радостным в конце рабочего дня.
   - У меня голова от него чешется и болит! - жаловалась девушка, делая себе легкий массаж, от которого ее волосы превратились в копну взъерошенной соломы.
   - Но вы же не поэтому сняли парик при всех, правда?
   - Это называлось вредностью! - усмехнулась Джулия.
   В двери фургончика постучали. Девушки в один голос прокричали дозволение войти, и их компанию разбавил Блайд. Он с видом голодной акулы походил возле Джулии, рассматривая ее, а потом обратился к Сьюзи.
   - Сьюзен, вы не могли бы принести нам по чашечке чая? Не сочтите меня... - говорил музыкант, но понятливая стилистка и так догадалась, что Эрик ищет предлог, поэтому улыбнулась и ушла.
   Блайд еще раз вгляделся в лицо Джулии.
   - Ты не сняла линзы! - заметил он.
   - Точно! - опомнилась она, и склонилась над столом, освобождая глаза от неудобных линз, меняющих цвет радужки. Проморгавшись, она повернулась к парню и не успела и слова сказать, как ее застали врасплох поцелуем.
   - Ты со всеми своими партнершами целуешься вот так? - между поцелуями спросила девушка.
   - С блондинкой целовался, с брюнеткой, - перечислял Блайд. - Но никто не знает, что все они на самом деле - одна рыжая девушка с тяжелым характером!
   - Сам такой! - рассмеялась она.
   - Давай проведем сегодняшний вечер вместе? - намекнул он. - Я хочу, чтобы ты осталась у меня.
   - Нет, - отказалась Джулия от его предложения, но не от поцелуев.
   - Почему? Что сейчас тебя удерживает? Мы ведь, теоретически, встречаемся!
   - В том то и дело, что теоретически! - отодвинулась она. - Делай различия между выдумкой и реальностью!
   Блайд нахмурился. Его настроение резко испортилось. Сьюзен как раз застала момент, когда двое, недавно изображавших любовь, явно тренировались над ролями серийных убийц - такие у них были выражения на лицах. Стилистка даже побоялась войти и окунуться в эту холодную, наэлектризованную атмосферу.
   - Хорошо, - сцедил сквозь зубы Блайд и ушел.
   - Что произошло? - Сьюзи боялась возвращения былой грустной Джулии. А та уже нервно кусала губы, собираясь впасть в депрессию. - Что...
   - Ничего! - фыркнула девушка, быстро высвобождаясь из платья и переодеваясь в привычные вещи. - Просто, как выяснилось, кто-то из нас что-то либо недопонимает, либо пропустил какой-то очень важный момент. И, наверное, этот кто-то я! Ибо, клянусь, я не понимаю, что творится у него в башке! Нельзя прямо сказать, чего он от меня хочет???
  
   "До встречи, мой друг!"
   Непонимание затянулось на неделю, на очень депрессивную, печальную и одинокую неделю. А потом Эрик позвонил Джулии. Звонок был поздним. Подруги уже почти уснули перед телевизором, наслаждаясь стареньким романтичным кино, когда Джулия вскочила, схватив телефон.
   - Да?
   - Ты можешь приехать? - голос музыканта немного хрипел.
   - Что случилось? Ты заболел? - всполошилась девушка.
   - Возможно. Ты приедешь?
   Услышав такое, она извинилась перед Сарой, успевшей подумать: "Чтоб на него недержание напало!" - и помчалась: сначала в аптеку за лекарствами, потом к Блайду домой. Груженая пакетами девушка поднялась на этаж и чуть не съездила этими баулами по физиономии в край обнаглевшего и совершенно здорового певца! Эрик встретил ее, улыбаясь у широко распахнутой двери.
   - Ты! - вскрикнула Джулия. - Ты не болеешь! Ты даже не чихаешь!
   - Могу покашлять, если тебе станет от этого легче! - заявил парень, предусмотрительно отобрав у нее тяжелые сумки. - Иначе тебя сюда не затащишь!
   Она очень хотела его стукнуть, а он хорошо подготовился, подхватил девушку на руки и принес в гостиную, где был накрыт стол, горели свечи, и оставалось только открыть бутылочку дорого вина. Джулия стояла среди всей этой романтики с не эстетично раскрытым ртом. Пользуясь ее замешательством, Блайд сунул в руку гостьи бокал, быстро налил ароматный бардовый напиток и усадил девушку на диван.
   - Сегодня ты останешься у меня! - заявил он.
   - Ну, если ты чем-нибудь отравишься, и тебе будет очень плохо, то я, возможно, посижу с тобой, пока тебе не станет легче! - намекнула Джулия и покосилась на стол. - На добровольное отравление у тебя есть ровно пятнадцать минут!
   - Джулия, я уезжаю! - выдал Блайд, и девушка, чуть не поперхнувшись глотком вина, отставила бокал.
   - Турне, - пояснил он. - В Америку. Полгода.
   Гостья побледнела. У нее сейчас был совершенно потерянный вид.
   - Поэтому я и хотел побыть с тобой. А ты не дала мне ни времени, ни шанса объяснить.
   - Когда ты уезжаешь? - промолвила Джули, хотя язык отказывался повиноваться, а губы будто онемели, с трудом разжимаясь. "Полгода!" - крутилось в голове.
   - Завтра. Самолет в одиннадцать. - Отвечал он, наблюдая, как ее цвет лица меняет оттенки белого, серого и зеленого.
   - Тебе помочь собраться? У тебя ведь обычно такой бардак... - затараторила девушка, но Блайд только покачал головой, присев рядом.
   - Лучше иди сюда! - позвал он, и Джулия прильнула к его груди.
   Они улеглись на диване и смотрели на горящие свечи, вслушиваясь в биение собственных сердец. А потом изучали лица друг друга, чтобы лучше их запомнить. Расставание приближалось неумолимо. И каждому оно несло свой подарок.
  
  
   Печальные прощающиеся, радостные встречающие и просто ожидающие - среди них, словно статуи, которым неведомы эмоции, стояли двое: звезда и его менеджер. Музыкант иногда поглядывал на вход, совершенно явно выискивая кого-то среди толпы.
   - Она придет! - заверил Роберт друга.
   - Вряд ли, - покачала головой Блайд. - Мы еще вчера попрощались. И у нее фотосессия на это время назначена...
   Но менеджер не верил, что Джулию остановят какие-то там рабочие моменты. И она не изменила своих привычек. Роб заметил, как сквозь толпу пробирался высокий, похожий на скалу Честер, а следом за ним шла рыжая взволнованная девчонка. Менеджер стукнул кулачком друга в плечо и помахал товарищам.
   - Эрик, - позвала парня долгожданная персона, и Роб злорадно ухмыльнулся, кивнул Блайду и отозвал Честера пообщаться в сторонку.
   - Привет, - музыкант не заметил, как быстро изменился в лице при виде девушки.
   - Я боялась не успеть, - волнуясь, говорила она, скользя взглядом по его фигуре. - Мне с утра как-то странно...
   - Давай отойдем. Здесь сильно шумно! - предложил он, чтобы их разговору никто не помешал, и в особенности любопытные менеджеры. Поэтому, подхватив под локоть Джулию, отвел ее в менее людный коридор.
   - Так ты странно себя чувствовала?.. - напомнил ей он, облокачиваясь о стену.
   - Не важно. Что бы там ни было... - Отмахнулась она, нервно терзая в руках сумку. - Я хочу, чтобы ты надел это!
   Она достала из кармана простенький маленький крестик на цепочке.
   - Это подарок? - улыбнулся Блайд, рассматривая протянутое ему.
   - Амулет на счастье, главное - наудачу! - Ей пришлось встать на носочки, чтобы надеть ему на шею украшение. Он привычно положил руки ей на талию, обнимая, пока она справлялась с застежкой. Ее тепло не туманило разум, а с удвоенной силой обволакивало его дымкой, подчиняя себе. Эрик даже на мгновение забыл, что вокруг люди. Парню пришлось развернуть ее лицо к себе, приподняв за подбородок, ведь сама она боялась смотреть на него. Ему показалось, что она вот-вот расплачется. Эрик склонился к ней, будто для поцелуя в губы, но вместо этого одарил нежным поцелуем в щеку...
   - Спасибо. Поужинаем, когда вернусь? - внезапно спросил Блайд, переводя тему.
   - Ты уезжаешь на полгода, и когда вернешься, два раза передумаешь, будешь уставшим... И... вообще, вернешься другим человеком... - перечисляла она.
   - Но ты все равно накормишь меня! Ты же не дашь мне умереть от голода? - продолжал улыбаться он, взяв ее за руку. - Не оставишь друга в беде?
   - Нет, не оставлю! Кстати, о еде! - Она достала сверток. - Съедите, когда приземлитесь.
   - Джули, - хотел что-то сказать Эрик, став очень серьезным на мгновение, но его прервали. Роб прокашлялся.
   - Тебе пора! Иди! - отступила на шаг Джулия. Эрику вдруг очень не понравилось это движение. Оно причиняло боль. Блайд опустил голову, глядя на ноги девушки.
   - Хорошо, - он сделал шаг, второй. Потом обернулся, вернулся и крепко прижал ее к себе. Она уже всхлипывала, не сумев сдержать слезы. Эрик поцеловал ее в рыжую макушку и ушел. А Джули несколько секунд приходила в себя, уставившись в пол. Вытирала слезы.
   - До встречи! - одними только губами прошептал Блайд, бросив последний взгляд на потерянную девушку позади, в нескольких метрах.
   - Может, стоило попрощаться несколько иначе? - тут же возник рядом с Эриком Роберт. Музыкант еще раз окинул взором девушку, не сводящую с него глаз, и улыбнулся.
   - Отстань от меня! - отмахнулся Эрик, продвигаясь вместе с толпой по коридору.
   - А, может, все-таки стоило признаться? Ну, сказать, что любишь. Это же видно! - продолжал гнуть свое менеджер.
   - А я не люблю! - выпалил Блайд, заставив друга остановиться.
   - Ты такой... Зачем тогда были все эти нежности, страсти, ревность?
   - Ты не понял! - постарался объяснить музыкант. - Что-то есть. Но насколько это крепкое, и можно ли это назвать любовью... Привязанность есть. Влечение есть. Доверие есть... Но время покажет. Думаю, турне все расставит на свои места.
   - Ты рискуешь! Серьезно рискуешь! - сказал Роберт, опустив голову. - Можешь упустить ее. Пока тебя не будет, появится какой-нибудь более расторопный парнишка и...
   - Сомневаюсь, что за полгода что-то изменится! - очень самоуверенно заявил Эрик...
  
  

Оценка: 5.72*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"