Егер Ольга Александровна: другие произведения.

Трое В Доме, Не Считая Человека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вы верите в проклятия? Нет? Зря! Как ни странно, они могут сорваться с уст самых обычных людей, и приносят горе, страдания, порой даже смерть, оставляя клеймо на многих поколениях. ОКОНЧЕНО


   ТРОЕ В ДОМЕ, НЕ СЧИТАЯ ЧЕЛОВЕКА_15.11.11
   Вы верите в проклятия? Нет? Зря! Как ни странно, они могут сорваться с уст самых обычных людей, и приносят горе, страдания, порой даже смерть, оставляя клеймо на многих поколениях.

Глава 1.

"Если мечтаешь о радуге, будь готова попасть под дождь"

Автор неизвестен

  
   На улице уже второй день к ряду шел дождь. Ветер пробирающей практически до костей, забирался под куртку, и даже под свитер, явно собираясь добраться до души и охладить еще и ее. Но Его душа итак была холодна. Ледяное дыхание чего-то потустороннего наложило отпечаток на все: жесты, слова, выражение глаз.
   Весь мокрый, Он поднялся по ступенькам, открыл двери двухэтажного старого дома и вошел в прихожую. Сел на табурет, разулся, сбросил куртку и...
   - Почему без зонта? - суровым тоном потребовали ответа из полумрака.
   - А зачем? - пожал плечами парень.
   - Ты заболеешь! - возмутились из темноты.
   - Ну и пусть! И вообще, Николай Вячеславович, прекратите волноваться! Я не маленький! - отмахнулся парень, включил свет, обошел стоящего посреди коридора мужчину и постарался скрыться в ванной. Но там его настиг другой молодой и более нахальный соcед.
   - Нашел? - поинтересовался он.
   - Нет! - тяжело вздохнул парень, умылся, сбросил с себя мокрые вещи и замотался в полотенце. После чего решил избежать назойливых компаньонов, и спрятаться на кухне, но и там сегодня (впрочем, как и всегда) уже бродили соседи и по-хозяйски копались в холодильнике.
   - Просто дурдом какой-то! - заключил молодой человек, оглядев царивший на кухне беспорядок, и сел на стул.
   - О! Игорешка вернулся! - обрадовался невысокий парень, которого все называли Вован. - Чай будешь?
   - Буду! Но еще раз назовешь меня "Игорешка" и я тебя... - пригрозил хозяин дома.
   - Что ты со мной сделаешь? - ехидно поинтересовался нахал, отвлекаясь от исследования холодильной камеры.
   - А! - махнул рукой Игорь, прекрасно понимая, что никакого вреда этому скалящемуся подлецу нанести не сможет. А жаль! Так хотелось... Уже лет десять, а то и пятнадцать так и хочется запустить в него чем-нибудь. Хотя Игорь рискнул - швырнул нож! Холодное оружие пролетело сквозь тело ухмыляющегося Вована и застряло в стене.
   - Хоть попробовал... - тяжело вздохнул парень, опустив голову.
   Перед хозяином дома поставили чашку с чаем и бутерброд. Сухой паек, но в чисто мужской компании, к сожалению, самым настоящим кулинарным излишеством по сей день считался испорченный суп, который все обрастал плесенью из-за того, что его никто не удосужился вылить.
   Все обитатели собрались на кухне и устроили Игорю допрос. Это происходило ежевечерне и парень просто ненавидел час своего возвращения в родные стены.
   - И не надо на меня глаза выпучивать! Я так есть не могу! - бурчал Игорь, косясь на Вована.
   - Ой! Какие мы нервные. Не буду, как говоришь, "выпучивать"! - выдал Вован и вытащил глазные яблоки из глазниц. - Так лучше?
   Игорь подавился куском бутерброда и закашлялся. Тот парень, что встречал его в ванной, любезно стукнул несчастного по спине кулаком со всей силы, чтобы помочь откашляться. А Николай Вячеславович треснул шутника, чтобы воспитать - уж ему удалось-то до него достать - все-таки одной плотности... призрачной плотности!
   - Игорь! Скажи, нашел ты ее или нет? - не унимался самый старший.
   - Не нашел! И не найду! Вы думаете, это так легко? Вышел в чисто поле, стрелу пустил, куда упала, туда и пошел? - вскочил на ноги парень и повысил тон голоса, потому что уже не в силах ему было терпеть выходки товарищей. - Смиритесь с тем, что ничего не изменится! Я уже привык! Неминуемого не изменить! Хватит надеяться!
   - Игорешка, ну ты и пессимист! - выдал Вован, после чего в него полетела вилка...
  
   Игорь скрылся в своей спальне. Запер дверь, игнорируя голоса, доносящиеся с первого этажа:
   - Это плохо! Очень плохо! Он отчаялся. Он сдался! - паниковал Николай Вячеславович.
   - Да он - трус! Я пойду и надеру ему зад! - это буянил Стас.
   - Иди, иди! Я хочу посмотреть, как ты будешь своими прозрачными граблями размахивать. Вот поржем! А ты зарядку как раз сделаешь! - веселился Вован.
   - Боже, как же мне все это надоело! Избавь меня. Пусть моя смерть будет легкой и быстрой! - просил он, отчаянно сопротивляясь сну. Ведь ночами Игорь никак не мог обрести покой, как и его коллеги по несчастью. Кошмары погружали парня во тьму непроницаемую и устрашающую.
  
   Темно. Холодно и грустно. Она стояла на остановке, не зная куда идти. Вся ее жизнь была собрана в небольшую спортивную сумку. А в руках девушка держала маленького плюшевого медвежонка - своего единственного друга.
   - А вот не вернусь! - уперто повторяла Она, оглядываясь по сторонам. - Пусть помучается со своей Людой! Тоже мне ловелас! Думает, я без него не проживу! Ха! Да я таких в белых тапочках видела... - потом задумалась, вспомнила некоторые очень интимные моменты совместного прошлого и рассмеялась. - И без тапочек тоже! - Снова разозлилась. - Да на что там смотреть?! Свистулька, да и только!
   Она погрузилась в разговор с собой, точнее с образом того, кто причинил ей боль. В нескольких шагах от девушки остановилась машина. Темное стекло опустилось, и из салона донеслись ароматы перегара и курева. Это и заставило ее отвлечься от монолога. Окинув взглядом железного монстра, она поморщила тонкий вздернутый носик и скривилась.
   - Сколько? - спросил круглолицый парень с золотым зубом в кривой ухмылке.
   Девушка посмотрела на часы и честно ответила:
   - Начало двенадцатого!
   В машине четыре смеха слились в один.
   - Цену набивает! "Я не такая, я жду трамвая!" - хихикал златозубый, обращаясь к водителю. Потом повернулся к одиноко стоявшей на остановке девушке. - Повторяю, сколько стоишь?
   - А ни сколько! - ляпнула, не подумав она, хотела нагрубить, но не успела.
   - Отлично! За так, значит! - мужик уже вылез из машины, а следом на улицу выглянули еще двое и окружили ошарашенную одиночку. Она попятилась.
   - Что вам нужно? - глупо как-то было спрашивать, ведь по лицам незнакомцев итак с легкость читались все их грязные желания, пожелания, мысли и фантазии. - Я буду кричать!
   - Кричи! Так веселее! - обрадовались мужики.
   - На помощь! - взвыла сиреной Она.
   Но в наше время отважные принцы обычно лежат дома перед телевизорами и смотрят футбол. Бэтмены мирно дремлют в своих пещерах, а Спайдермены пытаются выкарабкаться из паутин. Да и поздно уже было. Безлюдно на улице. К тому же, почти край города... До ближайшего дома метров 100 бежать. А кто виноват? Кто виноват, что она запрыгнула в первый попавшийся автобус и уснула в нем? Вот теперь и влипла! Сама не знала, где находится...
   Мысль, что ее изувеченное тело некому будет искать, заставила девушку закричать еще громче. Дважды. Оглушив, при этом, одного из мужчин.
   Однако, не все так плохо в нашем мире!
   Когда изуверы, голодные до девичьих страданий, набросились на девушку, стали рвать на ней одежду, и пытались затащить в машину, вмешался посторонний - случайный прохожий, которому не спалось, не сиделось в уюте дома. Он быстро сориентировался, кто есть кто, и нокаутировал двоих насильников. Девушка толком не рассмотрела его: заметила сильные руки, широкие плечи и светлые волосы... А потом, ее толкнули и, хорошенько приложившись головой о сломанную скамейку остановки, Она потеряла сознание.
  

Глава 2.

"Большинство людей, предлагающих помочь, заботятся не о нас, а о себе."

Джоди Пиколт

  
   Над головой был потолок. Радовало, что это потолок дома, а не той машины, в которую ее вчера пытались посадить. Вера потрогала висок. Больно! Конечно, он ведь превратился в приличную ссадину. Попробовала привстать. Обнаружила, что на ней из одежды чистая мужская рубашка. Пахла она приятно - чем-то терпким, но свежим. А вот комната - она оставляла желать лучшего. То есть лучшей и стойкой уборщицы, которая не испугалась бы вековых слоев пыли, толстенной паутины, здоровенных пауков и грязных полов. Через слои грязи в окно с трудом пробивался свет, и понять день на дворе или ночь было просто невозможно.
   Терзаясь сомнениями, стоит ли опускать босые ноги на землю, то есть на пол, девушка все же слезла с кровати. Она тщательно вспоминала все, что произошло прошлым вечером. В памяти возник образ загадочного молодого человека.
   "Интересно, какой он? - думала Вера, крадучись к двери. - Надеюсь, не маньяк!"
   Она не лелеяла глупых фантазий о красавце супергерое или принце на белом коне. Девушка собиралась просто поблагодарить спасителя и... вмазать ему чем-нибудь тяжелым по голове, а потом сбежать, - если он все же окажется маньяком-извращенцем, коллекционирующим пленниц в возрасте от двадцати до двадцати пяти.
   Вера выглянула в коридор. Прошла к лестнице. Она слышала голоса, которые доносились откуда-то снизу. О чем говорили, разобрать было сложно. Хотя...
   - Я прошу! Нет! Я требую! - голос, несмотря на приятный тембр, звучал слишком уж сердито.
   - А вдруг, это она? - спрашивал кто-то еще. Голос был более высоким, почти писклявым.
   - Вряд ли! Не с нашим счастьем! - заговорил третий.
   "Ужас! Их там трое!" - подумала Вера и расхотела знакомиться со спасителем, а когда услышала еще и четвертый голос, испугалась, как бы не оказалась она запертой в логове тех, четверых придурков, желавших с ней поразвлечься.
   Девушка собралась подняться и забаррикадироваться в комнате, где проснулась, чтобы переодеться и повторить подвиг Карлсона, по-тихому выскользнув из окошка. Вдруг из-за угла в коридор вышел высокий худощавый блондин. Он замер, обнаружив гостью в здравии, да еще и снующей по его дому в одной рубашке. Вера тоже застыла на месте, не столько от испуга, сколько от удивления. Спаситель был красив! Слегка отливающие золотом пышные волосы спадали на глаза, а они... О! Они могли похвастаться красивейшим мягким, карим, даже почти янтарным, цветом!
   - Очнулась! - выдал парень.
   Единственное, что не понравилось в нем Вере так это его грубость.
   Он сделал шаг к ней, а девушка - два назад и чуть... Нет. Все же упала, да еще и съехала проблемной точкой приземления по ступенькам, заодно протерев с них пыль своим нижним бельем.
   - Неуклюжая! - припечатал незнакомец, и вместо того, чтобы подойти и помочь, довольствовался зрелищем, глядя на поскуливающую от боли гостью.
   - Хам! - высказалась Вера, которой уж очень не понравилось такое поведение молодого человека.
   - А я то тут при чем? Это ты под ноги не смотришь и компанию не умеешь выбирать! - заявил он, и поднялся на ступеньку к девушке. - Если ты пришла в себя, то собирайся! Я провожу тебя до остановки. Мне некогда с тобой нянчиться! Мне на работу пора!
   "Вот тебе и спаситель!" - подумала с обидой девушка, и так ей стало горько, что слезы навернулись на глаза.
   - Не реви! Терпеть не могу женские слезы! - остановил ее попытку впасть в истерику он. - Давай, поднимайся!
   Но Веру не мог остановить никто. А волшебная фраза о нелюбви к истерикам, возымела логичный эффект - девушка взревела громко-громко. Парень притих. Помялся около нее. Сходил на кухню, вернулся с сигаретой. Покурил. Вера продолжала вопить и пускать слезы.
   - Как тебя зовут? - спросил парень, присев на ступеньку рядом.
   - Вера, - размазала следы душевной боли по щекам она.
   - Игорь, - назвал свое имя хозяин дома. - Вчера ты куда-то собиралась? Возвращалась домой? Я обратил внимание, что у тебя много вещей.
   - Нет у меня дома! - снова завыла девушка. - У меня никого нет...
   Надо сказать, что Вера никогда не была "нюней", и никому не рассказывала о своих страданиях и проблемах. Однако в данный момент она ревела и, как на духу, изливала душу незнакомому парню. Затем поднялась и взбежала наверх по ступеням, хлопнув дверью комнаты. Достала сумку, вытащила из нее джинсы, майку. Быстро переоделась.
   - И куда ты пойдешь? - раздался вопрос от двери.
   Вера оглянулась. Она не ожидала увидеть его. Смутилась. Пожала плечами в ответ.
   - Не знаю, - сказала девушка. - Что-нибудь придумаю. Наверное.
   Игорь замолчал. Он смотрел, как гостья обувается, и думал.
   - Оставайся здесь. Поживешь немного, пока не придумаешь. - Выдал парень. - Но предупреждаю, я тебя на своей шее тащить не буду. Сегодня же идешь искать работу!
   - То есть жить здесь? У тебя? - переспросила шокированная таким оборотом Вера. - А если ты извращенец?
   - Тогда можешь выметаться. Я тебя не держу. - Заявил Игорь и ушел к себе. Его комната находилась прямо по коридору, напротив лестницы.
  
   Когда он уже был готов покидать дом, остановился на пороге и прислушался. Непривычная живая тишина царила в стенах пыльного здания. Но уже через секунду все ожило и наполнилось мелодичными звуками. Девушка пела, прибираясь в своей комнате.
   "Что ж, - подумал Игорь, - надеюсь, это хорошее настроение сохранится у тебя больше, чем на тридцать минут..." И, помолившись Богу, отправился на работу.
   В офисе ничто и никогда не менялось. Девушки самых разных форм и внешностей улыбались парню. И он отвечал им тем же. Большинство этих милых дам уже получили от Игоря желаемое, и надеялись на повтор пройденного, так сказать, на бис! Мало того, женская часть коллектива готова была устраивать бои за благосклонность красавчика.
   Парень раскланивался со встреченными коллегами, здоровался, и, не обращая внимания, на сплетни, которые тут же расползались в разные стороны за его спиной (в основном похвальные), спрятался за дверью своего кабинета. Там маска с нарисованной улыбкой осыпалась. Включил компьютер. Проверил почту. Прочитал три весьма откровенных письма. Скривился. Тем не менее ответил, кратко и лаконично.
   В двери постучали. Игорь снова растянул на лице улыбку, догадываясь, кто пожаловал. Как и ожидалось, в кабинете объявилась Ника, из отдела рекламы. Ее главным достоинством являлись длинные ноги, которыми она не забывала кичиться, нося очень короткие юбки. И никакие замечания начальства не заставили ее сменить гардероб. А потом мужская часть вышестоящих, включая и самого Игоря, пришли к выводу, что в работе с некоторыми клиентами такая внешность сотрудницы приносит только положительные результаты.
   Ника уселась на край стола и протянула парню папку. Игорь откинулся в кресле и посмотрел на предложенное.
   - Что это?
   - Сценарий. Ты у нас идеолог. Вот и посмотри. - Объяснила девушка.
   - Но, если я помню, заниматься рекламой для этой фирмы поручили Ивану! - хмыкнул он, прекрасно понимая, что задумала его работница.
   - Вот, когда он сделает свой вариант, - склонилась к Игорю она, намекая на благодарность в случае чего. - Ты посмотришь, и выберешь лучший.
   Парень оценил перспективу, на миг приоткрывшуюся в декольте девушки и уточнил.
   - А лучшим должен быть твой! - старался не смеяться он.
   - Может быть, - пожала плечиками Ника и слезла со стола. Пружинистой походкой она вышла из кабинета. Игорь сопроводил ее пожирающим взглядом до двери, и как только остался один, снова избавился от привлекательной улыбки. Он дико не любил, когда ему навязывали что-либо. Он спрятал сценарий в ящик стола. Выдохнул, предчувствуя тяжелый рабочий день, полный интриг и скандалов.
  

Глава 3.

"Одним словом, я не люблю сюрпризы. Зато они меня просто обожают."

Макс Фрай

  
   Раз уж ей разрешили остаться, Вера решила навести порядок в комнате, которая станет временным приютом. Избавилась от пыли, мусора, помыла пол. В общей сложности, убила полдня, чтобы оттереть грязь от окон. Огляделась - вокруг было чистенько. Но потом она шагнула за порог, и с ужасом осознала, что в этом бардаке ей придется жить.
   - Хотя проще умереть! - проронила девушка. Отыскала пылесос и прибрала в общем коридоре между комнатами, потом в прихожей, и в кухне, и в гостиной. В личные покои хозяина дома она заглядывать не рискнула. Измаявшись, Вера обратила внимание, что пока боролась с чистотой, собрала всю грязь на себя. Захотела принять ванную. Но сначала нужно было помыть ванную! Ведь она оказалась такой же чистой, как мойка, тарелки и прочее. О том, что творится в туалете, девушка старалась не думать.
   Вооружившись тряпкой, щеткой и чистящим средством, она открыла дверь, и... закричала. Непосредственно в самой ванне сидел темноволосый молодой человек. Голый. Курил. Он перевел взгляд на девушку, встал во весь рост, демонстрируя нагую свою красоту, и плотоядно ухмыльнувшись, выдал:
   - Присоединяйся, сладкая!
   - А-аааа! - было ему ответом.
   - Чего ты орешь? Что случилось? - прибежал сердитый Игорь. Парень только переступил порог дома, как услышал вопли. Он буквально поймал на руки бледную девушку.
   - Там... Там... Голый мужик! - заикаясь выдала она. - Это грабитель?
   - Что за чушь? - фыркнул Игорь. - Зачем грабителю вламываться в мой дом. Здесь же ничего нет ценного. К тому же, какой вор разденется и залезет в ванную?
   - Ненормальный? - с надеждой в глазах уставилась на парня она. - А ближайшая лечебница для душевнобольных далеко отсюда?
   - Километров двадцать. А что?
   - Сбежал! И пришел сюда. Ты же двери не закрываешь! - предположила девушка. Игорь откровенно рассмеялся с ее глупых речей.
   - Вряд ли! Говоришь, там мужик? - как-то подозрительно тихо и спокойно переспросил он, открыл дверь, и заглянул в ванную. Там никого не было.
   - Но... - просунулась под его рукой девушка и тоже оглядела комнату.
   - Тебе показалось! - сцедил сквозь зубы Игорь. Пригрозил кому-то, возможно стенам, кулаком и ушел.
   - Наверное, - признала Вера, все-таки отважившись остаться в ванной и помыть ее. Однако стоило Игорю отойти к лестнице, как за девушкой, словно по волшебству, щелкнул замок. Она покосилась на вредный предмет, размышляя, мог ли он сломаться? И тут ей в самое ухо кто-то проговорил:
   - Зачем же кричать, милая! Разве нам нужен третий? Давай останемся наедине!
   Вере было очень страшно оборачиваться, но она сделала это. Повернулась и встретилась лицом к лицу с обнаженным брюнетом.
   - Аааа! - прокричала девушка, и хлопнулась в обморок.
   Игорь ворвался в ванную, обнаружив новую соседку на полу. Над ней стоял голый брюнет и рассматривал обморочную.
   - Это от возбуждения! - констатировал он.
  
   - Я же просил! - злился Игорь.
   Вера могла только слышать его, так как сознание возвращалось с неохотой в суровую реальность, опасаясь встречи с навязчивыми нудистами.
   - А что я? Мне надоело сидеть на чердаке и молчать! Скучно, в конце концов! - возмущался уже знакомый мужской голос.
   - Решил познакомиться, так оделся бы! Какого, ты голый разгуливаешь?.. - не унимался Игорь.
   - Ну что ты так кричишь! Стаса можно понять! - примирительно заговорил кто-то третий, не знакомый. - Столько лет не видеть девушек, не притронутся к ним, ни обнять, поцеловать...
   - Вот я помню... Была у меня Нинка! Такая, эх! - прогундосил четвертый собеседник.
   - Николай Вячеславович! - рявкнул Игорь. - Избавьте меня от подробностей!
   - Ничего ты не понимаешь! - обиделся вышеуказанный, повернулся к другому собеседнику и все же поделился воспоминаниями. - Так вот Нинка была бабой что надо! Грудь - во! Ноги - во! А что вытворяла!..
   - Уууу! - взвыла Вера, боясь открыть глаза.
   - Ну, знакомь нас! А то прятаться уже бесполезно! - заключил кто-то из всей этой развеселой компании.
   Вера так и быть приподнялась, и пугливо приоткрыла сначала один глаз. Потом второй. Напротив нее сидело двое мужчин: брюнет, которого ей довелось повстречать в ванной и незнакомец лет сорока. Еще один, молодой парень, торчал только частью тела из приоткрытого холодильника.
   - Вера, придется мне кое-что тебе рассказать! - вздохнул рядом Игорь, придерживающий ее у себя на коленях. - Я живу не один здесь.
   - Заметила! - пробурчала девушка.
   - В ванной ты видела Стаса.
   Брюнет небрежно махнул рукой, отзываясь на имя.
   - Рядом с ним сидит Николай Вячеславович.
   Мужчина постарше улыбнулся.
   - Ну и тот, торчащий к нам задницей из холодильника, Вован!
   Озвученный повилял бедрам, дав понять, что все слышал и рад знакомству. Но из холодильника так и не высунулся.
   - Они... - замялся Игорь, подбирая подходящее определение, чтобы не слишком шокировать несчастную.
   - Призраки! - пояснил вместо него Стас, материализовавшись рядом с девушкой, и поцеловал ее в щеку. После чего снова испарился и появился уже на прежнем месте - сидя на столе.
   Вера опять потеряла сознание. Дальнейшее знакомство происходило полтора часа и две ватки с нашатырем спустя. Обстановка на кухне поменялась. Теперь Вера и Игорь сидели за столом с Николаем Вячеславовичем. Стас все время пытался притулиться поближе к девушке, поэтому ее оградили от него: хозяин дома и старший призрак заняли места по сторонам от Веры. Вован по-прежнему капался в холодильнике, и общаться можно было только с его задней частью.
   - Эти трое, вроде как мои родственники, понимаешь? - выдавал семейные тайны Игорь, попивая чай. - Все они после смерти остались, присматривать за мной.
   - Мило! - промычала Вера, и почувствовала, как по ее ноге, скользит холодная рука.
   Девушка поежилась, покосилась на Стаса, сидевшего напротив и стукнула по шаловливой конечности. Он на время от нее отстал. Вера предусмотрительно подтянула ноги под себя.
   - А этот, озабоченный, что в ванной делал? - шепотом спросила она у Игоря.
   - Это его любимое место, несмотря на то, что он там умер!
   - Поскользнулся в душе. Упал и все... - пояснил Николай Вячеславович, а Стас изобразил перечисленное и главное, показал, какая у него физиономия была в мгновение смерти и, как ему скрутило шею.
   Вера подавила тошноту.
   - Понятно... А этого, - она кивнула на Вована. - Дверью холодильника пришибло?
   Вован отвлекся от облизывания и обнюхивания ветчины, и повернулся ко всем присутствующим. После минутной паузы мужчины расхохотались.
   - Нет! - продолжая давиться смехом, выдавил Игорь. - Вообще-то он со ступенек упал и свернул себе шею. Просто он еще при жизни очень есть любил. А после смерти привычка осталась. Только насытиться никак не может.
   - Погоди, а как он может есть, если у него тела нет? - удивилась Вера, наблюдая, как в прозрачное тело проваливается кусок колбасы и исчезает.
   Игорь вдруг резко подпрыгнул на месте и злобно покосился на Стаса - видимо призрак-извращенец шаловливыми ручками до него добрался.
   - Извини, перепутал! - покаялся Стас.
   - Кхе, - прокашлялся Игорь, снова сел. - Видишь ли, они могут быть достаточно плотными, но не особо долго.
   - Мне хватает сил, только надкусывать пищу, но не есть! К тому же, я не чувствую вкуса... - расстроился Вован, поясняя свое умение портить продукты.
   - Да! Я попала в дурдом для особо буйных привидений! - выдала Вера.
   - Ничего, - успокаивал ее Николай Вячеславович. - Ты к нам привыкнешь!
   - С чего вы взяли? - возмутилась девушка, вжимаясь в спинку кухонного диванчика.
   - Ну, ты очень легко все воспринимаешь, - пояснил Николай Вячеславович, и призраки переглянулись.
   - Слишком легко! - согласился с ним Вован.
   - Да? - переспросила Вера и из вредности хлопнулась в обморок.
  
   Очнулась она в постели. Долго рассматривала потолок, размышляя: "Сон - это не сон, или не сон - это сон?" Встала. Выглянула за двери. В доме было тихо и темно. Никаких признаков, точнее призраков не наблюдалось.
   - Галлюцинации! - вынесла вердикт себе Вера.
   Достала ночную рубашку, сбросила перепачканные спортивные штаны, майку, которые нужно бы отложить для стирки.
   - Синяя. Как у старушки! - едко прокомментировал ее наряд мужской голос из ниоткуда. Потом появился сам его обладатель - давешний брюнет. На этот раз одетый. Пристроился позади ошарашенной его появлением девушки и, проведя ледяной рукой по ее щеке, другой обхватил за талию.
   - Твою фигурку украсил бы кружевной красный набор, желательно с подвязками и чулками. Аппетитная! - и скользнул ручищами по бедрам.
   Вера быстро отошла от испуга, и со всей силы вмазала нахалу по лицу. Не попала. Стас исчез, и девушка из-за интенсивности удара, сделала несколько кругов вокруг себя, прежде чем поняла, что дух-извращенец испарился.
   - Стас! Твою мать, я найду способ от тебя избавиться! - кричала на весь дом Вера.
   - Ищи, ищи! - посмеивался призрак, усаживаясь на тумбочку около постели Игоря. - Интересная особа. Бойкая, фигуристая. Как раз мой типаж. Но, не та! Клейма на ней нет! Я всю ее рассмотрел.
   - С тобой действительно что-то не то! - заключил парень, и шумно выдохнул, чувствуя облегчение от того, что нежданная гостья не подходит под описание той, которую ему нужно разыскать.
  

Глава 4.

"Не сможет противостоять ударам тот, кому никогда ни в чем не было отказа"

Сенека

   Утром Вера обнаружила в своей постели Стаса, в холодильнике - Вована, и в туалете - Николая Вячеславовича. Хозяин всей этой неприкаянной живности продолжал мирно спать.
   Предупредив призраков, что им не поздоровиться, если хоть один любопытный глаз будет сунут в замочную скважину ванной, девушка отважилась принять душ. Может быть глаза никто в двери совать не решился, но Стас все равно материализовался рядом с Верой, предложив потереть ей спинку. Она в свою очередь предложила призраку умереть повторно жуткой смертью, в страшных муках и с готовностью предложила свою посильную помощь. Запустила в скалящегося брюнета губкой. Попала. В Игоря, открывшего двери. Прицельно. Прямо в лицо.
   - У тебя ни на одной двери щеколды не работают! - взвыла девушка, прикрываясь полотенцем. Поссорилась еще и с Игорем, после чего, уступив ему место в ванной, переоделась в своей комнате и спустилась, чтобы приготовить завтрак. Вера намеревалась сегодня же искать работу, потому как находиться целый день в доме, полном ненормальных призраков пагубно для психики.
   - Если вот такого Стаса подселить к каждому лентяю в нашей стране, то вопрос с безработными решится сам собой. Как миленькие все на работу побегут! - бурчала себе под нос девушка, входя в кухню.
   - Хорошая стратегия! - похвалил ее Николай Вячеславович. - Предвыборная компания почти готова. Еще чуток и можно в парламент!
   - Спасибо! - злобно сцедила она и нагло отпихнула Вована от его кормушки. Тот обижено уставился сначала на обнаглевшую гостью, потом на товарищей по несчастью, и решил постоять в сторонке, пока Вера рыскает по холодильнику в поисках чего-нибудь съедобного.
   - Придется еще и на рынок сходить! - пробормотала заметку она, достав яйца, муку, молоко и пару сосисок (больше ничего не нашла). Развернулась к плите, принялась готовить. Призраки вели себя тихо и наблюдали, перемещаясь все ближе и ближе к девушке. В итоге, Вован взгромоздился с ногами на стол, Николай Вячеславович с азартом собаки-ищейки вынюхивал ароматы домашней горячей еды, переклоняясь через плечо Веры, а Стас с довольной физиономией, пытался сунуть нос в сковородку. Такую идиллию застал на кухне Игорь. Призрачная троица со счастливыми лицами повернулась к нему.
   - А все-таки хорошо, что ты не оставил ее на улице, и принес к нам! - заявил Вован.
   - Да! Без женского внимания в доме все не так, - нависая над тарелкой, которую Вера собиралась поставить перед Игорем, согласился Николай Вячеславович, и вместе с Вованом уселся поближе к парню, чтобы наблюдать, как тот будет есть.
   - А мне она сразу понравилась! - выдал Стас, опять пытаясь пощупать девушку.
   - Еще раз протянешь ко мне клешни... - сцепила зубы от дикого холода, обжигающего кожу, Вера. - И протянешь клешни!!!
   - Сладкая, я уже давно их протянул и теперь покоюсь на кладбище! - парировал не унывающий призрак, занимая место рядом с ней за столом.
   - А чего ж тебе не лежится в гробу? Чего ты здесь тусуешь? - злилась Вера.
   - Потому что мы охраняем его. - Кивнул в сторону схватившегося за вилку Игоря Стас.
   - От чего? - заинтересовалась девушка, бросив на парня взгляд жалости и легкого страха.
   Игорь сразу же отложил столовые приборы, отодвинул тарелку и заявив, что у него нет аппетита, ушел на работу раньше положенного.
   - Игорешка, ну хоть откусил бы чуток! - орал ему вслед Вован, который сам бы с удовольствием смел еду с тарелки, если б мог. Впрочем, ему представился такой шанс. Чтобы не смотреть на это "поглощение", Вера повернулась к Стасу и продолжила допрос.
   - От чего?
   - От проклятия, - спокойно выдал тот, убрав прядь волос с ее лица. Сказанное настолько поразило девушку, что она не протестовала.
   - Зачем ты ее пугаешь? - вмешался Николай Вячеславович.
   - Она ведь теперь с нами живет, - пожал плечами Стас. - Должна знать.
   - Не обязательно. - Фыркнул Вован, расправившийся с завтраком Игоря. - Но раз ты уже завел разговор об этом, то придется выложить все, как есть. Понимаешь, Вера, мы не просто так остались в мире живых. Мы связаны проклятием. Каждый из нас умер глупой смертью, оставив после себя наследника, которому грозит та же участь. Игорь - последний из нашей семьи.
   - И скоро он станет таким, как мы, - брякнул Стас.
   - Если не найдет ту, которая снимет проклятье! - нахмурился Николай Вячеславович.
   - Прямо, как в "Аленьком цветочке"! - хихикнула Вера. - И что? Снять проклятье может та, кто его искренне полюбит, несмотря на внешность и характер?
   - Ты слишком много сказок читала! - обвинил Вован. - Любовь здесь не причем. Просто та, кто нам нужна, должна иметь на теле некое клеймо.
   - Татуировку? - не поняла девушка.
   - Мы считаем так, - неуверенно вздохнул Николай Вячеславович.
   - Клеймо, - проговорила Вера и всерьез задумалась. - То, что ставят чем-то раскаленным. Это не обязательно татуировка. Может быть шрам... А какой он должен быть?
   Призраки уставились на девушку выпученными глазами.
   - Вот! - воскликнул Вован, и ткнул в Стаса пальцем. - А вы с Игорешкой уперлись в свою татуировку. Знаете теперь, куда можете ее себе поставить?..
   - Так! - поднялась из-за стола Вера. - Я на поиски!
   - Девушки? - в один голос переспросили мужчины.
   - Работы! - фыркнула она и поднялась к себе в комнату.
  
   Кто ищет тот найдет! - лозунг совершенно не подходивший для Вериного дня. Она промоталась по всему городу. Заходила в офисы, предлагая себя в качестве секретарши. Потом заглядывала в магазинчики. И в итоге прошлась по местным кафетериям, ресторанам и т. д. В одном из них нашла себе подработку. Правда, выходить нужно было поздно вечером и уходить с работы предполагалось под утро. Вера утешала себя тем, что теперь у нее будут деньги и можно спать весь день, не реагируя на Стаса и других прозрачных.
  
   День Игоря проходил более спокойно и привычно: флирт с клиентками, флирт с подопечными, разбор полетов, недолетов и перелетов в работе. Потом парень позволил себе несколько минут отдохнуть - сполз в кресле и прикрыл глаза.
   - Можно? - втиснулась в его пространство Зина. Она любила прикидываться дурочкой, хотя на самом деле была "прохаванной стервой", как отзывалась о ней Ника.
   - Игоречек, - с первых двух просительных нот он понял, что работница уже где-то оставила свой позорный след и теперь пришла просить помощи либо пощады.
   - Что на этот раз? - повернулся к ней лицом начальник.
   - Ты не подумай, я ничего не натворила! Честно. - С ходу принялась оправдываться девушка. - Просто...
   Помолчала, и вдруг взвыла, хлопнувшись на колени перед Игорем. Ухватилась за его рубашку, пару раз смыкнула в попытке использовать ее вместо носового платка. Парень попробовал разжать пальцы истерички, но она посчитала, что ее хотят успокоить, и с пола перебралась на колени Игоря. Ткнулась носом в его плечо и выдала:
   - Меня жених бросил...
   "Я бы тоже!" - подумал он, но вслух произнес совершенно другое.
   - Не понимаю почему. Если тебе надо уйти с работы раньше, я отпущу тебя. Может возьмешь пару дней за свой счет?
   Зина замотала белокурой головой, и жалостливо пролепетала:
   - Мне теперь жить негде... А можно...
   - Нет! - сразу оборвал идею переселения в свой дом парень. - Сними квартиру.
   - А у меня денег не хватит!
   - А ты работай лучше!
   - А как я могу работать лучше, если самые оплачиваемые заказы Ника с Сержем уже расхватали?
   Тут-то Игорь и понял ради чего устраивалась театральная постановка "Пожалейте меня горемычную" в исполнении вроде бы глупенькой блондинки. Он аккуратно столкнул ее со своих колен и сердито осмотрел. Зина, конечно, выглядела в таком слегка взволнованном состоянии очень эротично (она вообще по внешним данным напоминала ему Мэрилин Монро), но... Как-то он уже начинал уставать от всех этих интимных сторон чересчур насыщенной личной жизни.
   - Зайди к Федору, он подкинет тебе идею, где отыскать богатого клиента. Но остальное зависит только от тебя. И никаких больше истерик! - рявкнул начальник.
   Слезы испарились. На лице девушки расцвела очаровательная улыбка, и Зина помчалась терроризировать Федора - друга Игоря, тоже начальника, но другого отдела.
   Таких вот эпизодов вроде Зины и Ники за день случалось предостаточно. Хуже всего, когда на коленки к начальнику пытался взгромоздиться Сергей - отличный креативщик с ориентацией в синих тонах. Иногда Игорь называл свою работу зверинцем, а себя мнил укротителем. Правда, от всего этого хаоса мечтал сбежать куда-нибудь в тихое место, где никого нет, никто не достает и, где можно дожить отведенное время. Дом под такое описание не подходил. Хотя сегодня в нем кое-что изменилось. К примеру, разувшись в коридоре, Игорь обратил внимание на подозрительно притихших призраков. Наверное, они вели себя так потому, что их роль временно исполняла Вера. Девушка бродила из комнаты в комнату со свечой в руках и бормотала себе что-то под нос. Вован, Николай Вячеславович и Стас скрылись на кухне. Физиономии у всех были тоскливые.
   - Что происходит? - поинтересовался парень у призрачных сожителей. - Что она делает?
   - Стаса изгоняет! - поведал Вован и зевнул.
   - Да? - удивился Игорь, сдерживая смешок. - И как? Удачно?
   - Что-то не очень, - хмыкнул Стас, оглядев себя.
   - А у меня голова от ее бормотания разболелась! - пожаловался Николай Вячеславович.
   - У вас не может голова болеть! Вы призрак! - напомнил Игорь, схватил котлету и, откусив, побрел разбираться с доморощенным экзорцистом.
   - Эй! - притронулся к ее плечу он, и Вера подпрыгнула на месте, обернулась, осенила парня святым крестом, потом и сама перекрестилась.
   - Дурак! - прошипела она от обиды. - Зачем так пугать?
   - Ты мне всех привидений до нервного тика довела! - принялся отчитывать ее Игорь, а упомянутые неупокоенные опасливо выглянули из кухни. Девушка погрозила им кулаком. Вован хихикнул совсем не по-мужски и послал ей воздушный поцелуй. Но Вера вовремя пригнулась и "чмоки" прилетели прямо на щеку Игоря. Он недовольно нахмурил брови и покосился на призрака. Вован тут же спрятался.
   - Это они меня до нервного тика довели! - взмахнула руками девушка, неосторожно наклонила свечу и подожгла портьеру.
   - А теперь еще и дом спалить хочешь? - встрепенулся Игорь и содрал уже охваченную разрастающимся пламенем тряпку, бросил на пол, затоптал. - Позволь напомнить, что ты здесь временно! Это мой дом! Мои привидения! А ты просто временное явление! Понятно?!
   Парень рассвирепел. Вера испугалась его больше, чем призраков. Прикусила губу, чтобы не расплакаться и молча ушла в свою комнату. Естественно, после брошенных им слов она принялась собирать вещи.
   - Что у нас на ужин? - вопрос, озвученный будничным спокойным тоном, отыскал ответ в просвистевшей над головой парня вазе.
   - Странно, - пробормотал Игорь, наблюдая за полетом предмета. - У меня есть ваза?
   Хлоп. Хрясь...
   - У меня была ваза! - резюмировал он и снова повернулся к Вере. - Собираешься? Нашла работу и место, куда переехать?
   Легкий халат так и не попал в сумку. Вера опустила голову. Игорь прошел в комнату, сел на край кровати, скрестив руки на груди, и задал вопрос:
   - И что Стас сделал на этот раз, из-за чего ты так взбесилась?
   - Я не взбесилась! - протестовала девушка. - Он опять приставал. Но это же переходит все границы! Он... Он... Хотел снять с меня...
   Она покраснела. Игорь встал, достал из ее сумки штаны и протянул Вере.
   - Прости. Я с ними с пяти лет живу. Привык. Если хочешь, я поговорю с ним, - пообещал он. - А ты не будешь прикасаться ко всему, что огнеопасно!
   - Хорошо. Тогда бутерброды - ответ на твой вопрос. - Ухмыльнулась девушка.
   - Печью пользоваться можешь, - тоже рассмеялся Игорь.
  
   После плотного ужина, почувствовав приятную расслабленность и ленивость, хозяин дома решил принять ванную. Он лежал в воде, рассматривал глупый рисунок с крабами на клеенке, создающей иллюзию кокона, в котором закрываешься не ради того, чтобы не залить пол, а просто ради себя и собственного одиночества.
   - Один, второй и третий... И множество других.
   Оставят след на плитах гробовых.
   Лишь женщина способна развеять этот мрак.
   На теле незнакомки сокрыт особый знак.
   Но лишь коснется к тайне -
   За снятие оков
   Своей судьбой заплатит,
   Испив бокал грехов.
   - Неужели я смогу позволить кому-то умереть в обмен на свою жизнь? - вслух озвучил тревожившие его мысли Игорь.
   - А куда ты денешься?! - напугал его голос Николая Вячеславовича, и парень чуть не стал вторым, кто умер в ванной.
   Отдернул клеенчатую штору, намереваясь поскандалить с тем, кто вроде бы должен защищать, а не доводить до сердечного приступа.
   - Николай Вячеславович? - скрипнул зубами Игорь, увидев в ванной призрака, вертящегося перед зеркалом в халате парня.
   - Я тут посижу, ты не против? - как ни в чем небывало выдал тот.
   Игорь выдохнул, но его покой с появлением прозрачного соседа испарился.
   - Я кое-что заметил... - начал он.
   - Не надо! - хотел остановить болтливую душёнку парень.
   - Ты себя странно ведешь! - неумолимо затягивался разговор. - Спас девочку. Позволил ей жить с нами. Сегодня уговорил остаться, несмотря на то, что обычно ты так не поступил бы. Она тебе нравится?
   - Если я запущу в вас мылом, я перестану казаться вам странным? - озвучил мысли вслух Игорь.
   - Нет! Ты не трогаешь ее. Она для тебя...
   - Не выдумывайте! - рявкнул парень. - Если я не переспал с ней, как только она переступила порог этого дома, не значит, что она...
   - Ах ты ж с... такая! - дикий вопль раздался из зала и принадлежал он Стасу. Затем последовал дикий грохот чего-то или кого-то упавшего.
   - Лишь бы не тело! - проронил Игорь, и испугался, услышав страдальческий возглас девушки. Забыл напрочь о разговоре с призраком, о его утверждениях и собственных протестах. Игнорируя Николая Вячеславовича, он выскочил из ванной в чем был - в каплях и пене - и рванул на крики, чтобы спасти... или добить (парень подумал, что разберется по месту и ситуации).
   А в зале...
   Двое прыгали перед телевизором, матюкая косолапых, косоглаз футболистов. Вера сидела на полу, потирая поясницу - ее видимо уронили с дивана. Хотя если присмотреться - то вместе с диваном.
   Ор прекратился при виде обнаженного Игоря. Вера слегка покраснела. Николай Вячеславович возник рядом с ней и хотел прикрыть ей глаза. Но сквозь его полупрозрачную руку девушка все равно рассмотрела все достоинства парня, и присвистнула.
   - Да! - протянул Стас.
   - А король-то голый! - брякнул Вован и расхохотался. - Не застуди то, что пеной прикрыто!
   - Что тут происходит? - прошипел Игорь.
   - Эм... Голозадое дефиле? - хихикнула Вера.
   Выругавшись, парень махнул рукой и снова скрылся в ванной.
   - Значит совсем ничего для тебя не значит... - съязвил Николай Вячеславович. - И каждую ты помчался бы спасать в доспехах из пузырьков?
   - А я не собирался никого спасать... - скрылся за шторкой Игорь. - По крайней мере, её. Меня интересовал диван!
   - Не смеши мои тапки... - фыркнул призрак, и уточнил какие. - Белые. В которых меня похоронили!
   В Николая Вячеславовича все-таки полетело мыло, но ударившись о стену, вернулось к хозяину, треснув его по пояснице. Игорь крепко выругался, наскоро помылся, и снова выглянул в зал. Компания уже смотрела более подобающую программу - о потустороннем мире. И, что больше всего порадовало Игоря, сеанс проходил в идеальной тишине.
   Он присел на диван, решив тоже отдохнуть перед экраном телевизора. Вера смутилась, вспомнив каков сосед по дурдому (то есть по дому) в неглиже. Отодвинулась, поджав под себя ноги.
   - Как поиски работы? - заговорил Игорь, бросив взгляд на полную чипсов тарелку в руках девушки. Она подсунула ее парню, и волей-неволей пришлось сесть ближе.
   - Нормально. Пробегала весь день.
   - И на рынок зашла! - подметил Вован, уведя у Игоря из-под носа чипсы. Парень клацнул зубами по воздуху, и скривился.
   - Я заметил, что у нас теперь полный холодильник, - как-то слишком едко прокомментировал появление еды он. - Деньги у тебя откуда?
   - Было немного, - пожала плечами Вера.
   - Напишешь мне, сколько ты потратила, я отдам половину. - Заявил Игорь. - Не хочешь рассказать, как оказалась на улице среди ночи?
   - Не хочу! - ее вдруг оскорбило его отношение к дележу трат и вообще, сам тон в котором он позволял себе говорить с ней - раздражал до безумия. Поэтому Вера предпочла изобразить увлеченность передачей и уставилась в экран. Безумно интересная программа усыпила девушку за двадцать минут...
  
   - Я ж говорю, - слышала она Стаса сквозь тающий сон. - Она очень соблазнительно выглядит, когда спит.
   - Да, - шепотом соглашался Игорь, и сделал акцент на второй части фразы: - Когда спит! В остальное время суток, в бодрствовании, ее отлупить хочется!
   - А ты не стесняйся, - хихикнул призрак, у которого в мыслях были сплошные извращения. - Можешь привязать ее к кровати и...
   - Все! - приструнил его Игорь. - Кстати, имей совесть! Не лезь к ней, а? Не доставай. Ладно, вы мне жизнь портите...
   - Мы тебя охраняем! - поправил его Николай Вячеславович.
   - Вы, прошу прощения, нудите больше, - огрызнулся парень.
   - Ему наше общество не нравится! - обиделся Вован. - Да если б не мы, тебя б уже давно черви точили.
   Веру едва не стошнило, но она сдержалась и продолжила подслушивать... То есть притворяться спящей, чтобы не мешать призракам и их хозяину ссориться. Однако диалог кончился достаточно быстро: все друг друга послали очень далеко (а конкретно, на кладбище, с лопатами, но не будем уточнять, где эти предметы должны были торчать) и повисла тишина.
   "Все. Скандал окончен, всем спасибо. Наверное, духи испарились!" - подумала девушка и хотела открыть глаза, как почувствовала легкое прикосновение теплых пальцев к своей щеке. Сохранять непоколебимое спокойствие давалось с каждой секундой сложнее. Ведь Игорь, судя по всему, передвинулся к ней ближе. Одной рукой уперся в диван около Вериного плеча, а второй - нежно скользил по ее телу: поднимаясь от коленки к бедру, потом к животу и остановился у груди. Дыхание Веры сбилось. Она не шевелилась, ощущая трепет и страх одновременно. Снова почувствовала его пальцы, игриво описывающие овал ее лица, затем останавливаются у губ.
   - Может он и прав... - очень тихое прозвучало над Верой, и она надеялась, что имелось в виду не приковывание к кровати.
   - Ты до сих пор не спишь? - прикинулась дурочкой девушка, решив прекратить интимный досмотр ее тела, потянулась, зевнула. И замерла, потому что парень не только не сменил позу, нависая над ней, но и глядел на Веру очень хищно.
   - Притворщица! - поймал ее на обмане Игорь, и поцеловал, сжимая под собой так, что ей сложно было дышать.
   Как-то не заметно для самой Веры, ее колени с двух сторон обхватили бедра парня. А его ладони оказались под тонкой майкой, лаская грудь. Его движения вызывали в ней дрожь, испуг и томление. И только здравый смысл бил в набат, кричал о тревоге и требовал остановить этот эротичный бред. В результате, девушка совладала с шоком и смогла оттолкнуть от себя разгоряченного красавчика.
   - Ты чего? - пыхтела, как еж, Вера сидя на полу, куда свалилась, дабы освободиться от вездесущих рук "похотливого жеребца" (как она окрестила парня).
   - Что чего? - не понял он, и ухмыльнулся. - Мы взрослые. Одни в доме. Ты - привлекательная девушка. Я - парень, который хочет секса. Что удивительного в том, что я делаю?
   - Почему со мной-то? - глупый вопрос сорвался сам по себе, и Игорь расхохотался.
   - А с кем? Со Стасом, что ли?
   - Я могу лучше! - тут же возник озабоченный дух.
   - А-а! - взвыла Вера, уползая к лестнице на второй этаж. - В этом доме все какие-то озабоченные! - констатировала она.
   - Почему же, - обиделся Николай Вячеславович. - Мы с Вованом не такие.
   Остальные замолчали, вникая в сказанное, и прыснули от смеха, уловив скрытый подтекст. Николай Вячеславович не сразу понял, что ляпнул.
   - Спокойной ночи, психи! - махнула на них рукой Вера.
   - Ложись спать первой. Я скоро подойду! - прокричал ей во след Стас и в ответ ему продемонстрировали очень некрасивый жест, означающий, что его в спальне будут ждать с осиновым колом, распятием и святой водой.
   - И еще одно! - все же остановилась Вера, чтобы расставить все точки над "i" в отношениях с Игорем. - Если ты, надеешься, что я буду платить тебе за жилье натурой, то очень ошибаешься!
   - Я не думал, - крикнул в свое оправдание парень. - Так получилось.
   - Верунь, ну он по привычке... - брякнул Николай Вячеславович.
   - Чего? - чуть не упала со ступенек девушка.
   - Он у нас парень популярный, - пояснил Вован.
   - Заткнись! - швырнул в него пуфом Игорь, понимая, что сейчас информацию о нем превратят в скромную ориентировку маньяка-насильника. Но бесплотные товарищи молчать попросту не умели.
   - У него каждую неделю новая залетная пташка... - выпалил Стас.
   - Славно! А я - для коллекции? - разозлилась Вера. - Со мной ничего не получится! Я - не такая!
   И она ушла к себе, с твердым намерением реже встречаться с Игорем. Он узнал об этом слишком поздно. Возможно, даже расстроился, но никому не показал своих эмоций по этому поводу. Лишь Николай Вячеславович с легкостью отличал правду ото лжи.
  

Глава 5.

"Каждый удар в спину имеет своё лицо"

Леонид Сухоруков

  
   Прошла неделя. Игорь сидел в своем темном кабинете в офисе и, глядя на служебную кляузу Сержа на Зину, думал о Вере, о том, что его соседка постепенно превращается в призрака: вроде бы следы ее присутствия есть, а самой девушки не наблюдается. Вера словно исчезла. А он снова возвращался в тихий и скучный дом, населенный привидениями.
   "Может узнать, где она и помириться?" - подумал парень, вспомнив, ее удивленное лицо, когда он застал ее врасплох поцелуем. Усмехнулся и подписал бумажку.
   - Давай, собирайся! - распахнул двери Федор, один из немногих товарищей Игоря, и начальник финансового отдела. - Нас долго ждать не будут. Все-таки, леди!
   - Не мешай работу и личное отношение! - махнул на него рукой парень, поднялся, лениво потянулся за пиджаком.
   - А когда это ты стал их разграничивать? - поддел Федя. - Сколько тебя знаю, все твои деловые встречи с партнерами... то есть, с партнершами, заканчивались под охи, стоны, и "О да!!! Еще! Ты просто чудо!"
   Игорь ухмыльнулся - правду отрицать он не стал.
   - Не понимаю, и за что бабы на тебя клюют? - задавался вопросом друг. - Развел вокруг себя тут палисадник. Одни девицы...
   - Иван, Илья и Серж, тоже часть палисадника? - уточнил Игорь, закрывая кабинет, кивнул девушкам на прощание и зашагал к выходу.
   - Да! Два кактуса и одна капризная георгина! - выдал Федор, копируя манеры всплескивать руками той самой георгины, то есть Сержа.
   Игорь расхохотался.
   - Тебе пора менять профессию! Будешь великолепным садоводом!
   - Боюсь, жена не оценит, - вздохнул Федор и спрятал обручальное кольцо в карман. Он всегда так делал, когда отправлялся на "деловые встречи".
  
   Вечер обещал быть... обычным. Ночь тоже не грозилась привнести разнообразие в отдых Игоря, его жизнь или постель. Все складывалось вполне ожидаемо: у ресторана они с Федором встретили своих дам (ничего особенного, скучающие женщины, которые привыкли брать все, что им только заблагорассудится), прошли в зал, сели за столики.
   Лилия, в возрасте, но с точеной в дорогих спортзалах и салонах красоты фигурой, совершенно не скрывала своего семейного статуса, как и планов на Игоря. Он не возражал, прекрасно зная, какие слухи о нем ходят. Да и развеивать их пока не собирался - не выгодно! Ведь заключать договора в постели куда приятнее тоскливой бумажной рутины в офисе.
   - Ну что? Стоит отметить начало наших плодотворных отношений! - намекая на нерабочие связи, говорил Федор, неустанно щупая свою даму. Та кокетливо опускала глазки и хихикала.
   - Тогда зови официанта, сделаем заказ! - вторил ему Игорь, но вел себя более сдержанно, что безумно заводило, сидящую с ним Лилию.
   - Добрый вечер! - подошла к столику девушка в длинном черном фартуке, и взгляд Игоря переместился с пышной груди женщины рядом, на лицо работницы в униформе. Та устало улыбалась, глядя на Федора, в миг переключившего внимание на молоденькую девицу (ему всегда нравились красотки в передничках). - Что будете заказывать?
   - А что у вас самое вкусное? - с тонким намеком поинтересовался Федор и дернул официантку за завязку. Она скосила глаза в злобном прищуре на его руку, подумывая воткнуть в нее карандаш, но, с трудом удерживая на лице улыбку, ответила:
   - Салаты: итальянский и морской, "Цезарио", "Плоды любви". Горячие закуски, красная рыба. Широкий выбор прекрасных вин. - Отбарабанила заученный текст официантка.
   - Оставьте нам меню, мы решим. - Улыбался ей Федор, а Игорь все ждал, когда девушка обратит на него внимание. И она бросила один единственный, беглый взгляд. Смутилась. Скрыла это и ушла.
   - А хорошенькая! - склонился к нему через стол друг. - Тебе тоже понравилась? Не таращись на нее так, а то наши дамы обидятся.
   Игорь вдруг растерял былой запал. Нахмурился и как-то неуютно почувствовал себя. Ласкам Лилии он отвечал с холодностью, все время поглядывая на барную стойку, около которой разговаривали официантки. Когда у него спрашивали о предпочтениях в еде и напитках, он ограничивался кивками, размышляя о чем-то своем. Мысли ему явно не нравились.
   - Пожалуй, я сам схожу к бару! - вызвался Федор пятью минутами спустя, и прихватив с собой меню чуть ли не вприпрыжку направился к перепуганной его приближением официантке.
   - Верочка! - позвал ее клиент, запомнив имя с бейджа. - Мы бы хотели заказать...
   Он перечислил не только блюда, но и некоторые пикантные пожелания, за которые обещал щедро вознаградить. Вера выслушивала его молча и сдержанно. Улыбалась. Точнее скалилась. Чуть не взорвалась, когда, уходя, клиент скользнул рукой сзади по юбке. Ей очень хотелось забиться где-нибудь в уголок, хоть под стойку, и дрожать, дрожать...
   - Ничего. Такое бывает! - успокоила ее Катерина - еще одна официантка, с которой Вере удалось подружиться. - Да, он козел. Но будь выше этого. В салаты и кофе в отместку плевать не рекомендую, а вот представить его голым, в смешных трусах и на каблуках можешь! Очень помогает.
   Вера рассмеялась. А вместе с ней и бармен, который все это слышал.
   - Действительно, Верунь, забей на него. - Поддакнул парень.
   Она бы и забила, если б было чем. Ведь Федор еще несколько раз пытался облапать ее, причем самое унизительное, что делал это на глазах у Игоря. А девушке приходилось глупо улыбаться и только мечтать о жуткой мести. Она очень надеялась на очередное волшебное спасение, но герой сегодня изображал из себя любовника и только сверлил Веру взглядом, будто обвинял в чем-то.
   Не отыскав помощи и поддержки со стороны соседа по дому, она оглядывалась на Катерину, и та пыталась подбодрить. Игорь же сидел, тискаемый незнакомкой. Он даже целовался с ней. Вера постаралась сбежать от наблюдения этой картины за спасительную черту - барную стойку. Ей вдруг вспомнился скандальный эпизод на диване, и отчего-то внутри проснулось чувство обиды, тут же пустившее коготки в сердце.
   - Ну, ничего. Не переживай. Зато чаевые полностью себе оставишь, - снова появилась рядом мудрая Катя, заметив все признаки грядущей истерики на лице коллеги (губы надуты, брови нахмурены, глаза блестят от готовых сорваться слез).
   Девушка выдохнула и благодарно отпила из стакана подсунутого барменом. Руки ее дрожали. Но воду она расплескала по другой причине - от испуга.
   - Можно тебя, на минутку?! - совсем рядом раздался голос Игоря, и парень, не стесняясь посторонних, схватил официантку за локоть, оттащил Веру в другой зал. - Ты что здесь делаешь?
   - Работаю! - вспылила она. - А ты? Тоже работаешь? И кем? Эскортом для дам в летах? Ребята правду говорили? Ты, что альфонс? Или ублажаешь баб из человеколюбия и просто нерастраченного энтузиазма? А может боишься из-за проклятья не успеть всех перетр...
   Глаза Игоря сверкнули опасным огнем. Вера даже отступила на шаг назад, понимая, что затронула больную тему и ее накажут - размазав по стенке в натюрморт под названием "Болтливая дура".
   - Прошу прощения, но выяснение отношений на рабочем месте не приветствуется начальством! - влезла между ними Катя, прикрыв собой коллегу. - Как и флирт с клиентами!
   Игорь скрипнул зубами.
   - Дома поговорим! - прорычал он и вернулся за столик.
   Вера с облегчением выдохнула.
   - Твой парень? - поинтересовалась Катя.
   - Нет. Сосед. - Устало опустила плечи Вера.
   - И между вашими домами пробежала большая черная кошка... - заключила официантка. - Идем работать.
  
   Прислуживание Игорю и его компании завершилось вполне мирно. Наверное потому, что Вера старалась лишний раз не подходить к столику и не показываться агрессивному парню на глаза. Федор, как и предрекала Катя, действительно оставил приличные чаевые. И не только их - еще и свою визитку в карман фартука сунул. Ее Вера благополучно выбросила в мусорное ведро. А наличностью поделилась с помогавшей ей коллегой. Когда перевалило за час ночи, усталая девушка побрела домой. Нехотя и без особого желания. Зная, что там ее ожидает: три скучающих призрака и разговор на повышенных тонах. Она не понимала из-за чего так взбесился Игорь, и для себя решила, что сократит их диалог до лаконичного: "Иди ты в ..."
   К счастью девушки, кроме бесплотной троицы дома никого не было. Вера разулась, босиком прошла на второй этаж и хлопнулась на постель лицом вниз. Ей дико хотелось спать, ведь дневная смена была не за горами. Одеяло приятно обняло плечи и Вера, зная, кого благодарить пробормотала:
   - Спасибо, Николай Вячеславович! - и отключилась.
   Стас увалился на кровати рядом с ней, намереваясь так пролежать с девушкой до ее пробуждения.
   - Оставь ты ее в покое, не видишь, устал человек! - воззвал к совести призрака Вован.
   И все трое испарились.
   В шесть утра пришел Игорь. Вместо того, чтобы отправиться к себе, и лечь баиньки, он вломился в комнату Веры. Бесцеремонно ее разбудил и был послан в, на и через, с разгону. Призрачная троица хотела вмешаться, а потом просто уселась на комоде, наблюдая за ссорой и болтая ногами.
   - Увольняйся оттуда! - орал Игорь.
   - С чего это? - поставила руки в боки Вера. - Ты завсегдатай моего ресторана? Тебе не нравится меня там видеть? Так я с удовольствием передам твой заказ в следующий раз другому. Поверь, мне тоже не приятно видеть тебя там с этими... Или есть другая причина? Я не лезу в твою жизнь, так и ты в мою нос не суй! Мы ведь просто соседи по стечению обстоятельств.
   - А я сказал, ты там больше работать не будешь! - рявкнул парень, и хлопнул дверью.
   - А вот посмотрим! - злобно процедила Вера, поднялась и стала собираться на работу.
  
   Обеденный перерыв застал Игоря врасплох, когда он пересматривал договора и составлял отчет. Федор возвестил о часе без забот, воспользовавшись пакетом-хлопушкой.
   - От работы дохнут кони! - прокомментировал тягу к труду Федор. - Давай покинем это угнетающее место и сходим перекусить.
   - Хорошо, - с неохотой отложил бумаги Игорь. - Куда?
   - В тот ресторанчик, где мы недавно были, - оглянулся на одну из подчиненных друга Федя, не заметив, как нахмурился его товарищ. - Мне та официанточка так к душе припала! Оставил ей приличные чаевые и свою визитку, а она не перезвонила.
   - И не перезвонит! - хмыкнул Игорь, одевая пиджак. - Пошли. Но ты ее там не увидишь. Уволили. За флирт на рабочем месте!
   - Да ты что? - удивился Федор. - А такой неприступной казалась.
  
   Чем больше Вера слушала администратора, тем больше не верила своим ушам. Ей вменили в вину разбитую посуду, и чуть ли не проституцию. При этом, отчитывая новенькую строгая барышня, занимающаяся управлением ресторана, потрясала злосчастной визиткой Федора.
   - И это не единичный случай! - распекала Веру начальница. - Подруга нашего постоянного клиента пожаловалась, что ты буквально навязывала себя, и вела хамски! Мы не потерпим такого!
   - Это все наговор! Я... я... - расплакалась не состоявшаяся официантка, но ничего не смогла сказать в свою защиту. А та же Катя легко сорвала с нее фартук.
   Вера оказалась на улице, снова сжимая газету с объявлениями в руках. Заплаканная, она бродила по вечернему городу несколько часов, в надежде долгой и бесцельной прогулкой уничтожить бурю негодования в душе. В голове все время прокручивались горькие, обидные слова администратора, и ссора с Игорем.
   Газета хлопнулась на асфальт у ее ног. Девушка остановилась, прекратив реветь, жалеть себя - настало время искать виновного...
  
   Обнаруженные в холодильнике бутерброды стояли на столе, намекая, что их лучше выбросить, чем принимать вовнутрь.
   - У тебя хитрая физиономия! - заключил Вован, рассматривая Игоря, пьющего чай. Уже было около девяти вечера и вся компания сидела на кухне в ожидании непонятно чего.
   - Что натворил? - сурово поинтересовался Николай Вячеславович, и ответ сам ворвался в кухню, лупя сумочкой хозяина дома.
   - Как прошел рабочий день? - язвительно поинтересовался Игорь, уворачиваясь от ударов.
   - Благодаря твоим усилиям - плохо! Меня уволили! - кричала Вера.
   - Я тут не при чем! Не надо было принимать от клиента визитку и позволять себя лапать. Если бы ты с ним не заигрывала, может и работала бы там дальше! - поймал ее сумку у своего лица Игорь, и вырвал из рук девушки, бросив на диванчик.
   - Мило! Ты лишил ее работы и так доволен этим? - скрестив руки на груди, выдал Стас.
   - Сволочь! - в пылу злости резюмировала Вера и ушла к себе.
   - Действительно, зачем ты это сделал? - не понимал Николай Вячеславович.
   - Я сказал, что она там работать не будет! Не нужно было упрямиться. - Ответил Игорь и вернулся к чаепитию. - И не надо на меня так смотреть! Идите, идите, утешайте ее.
   Стас растворился в воздухе первым.
  

Глава 6.

"Все мы, хотим того или нет, - участники огромной лотереи несчастий"

Антоний Слонимский

  
   Игорь спустился на кухню. В доме было тихо. Уже месяц. А может и два. Он даже стал задумываться, а была ли Вера? Была. Обувь, зубная щетка в ванной, резиночки для волос на тумбочке в прихожей - подтверждали существование неуловимой девицы.
   На столе в красивой тарелке привлекательно расположились пирожки, призывая Игоря надкусить хоть один. Он и схватил выпечку, сунул в рот и услышал оскорбленный вопль.
   - Эй! Это мое! - орал Вован.
   - На нем что, написано? - прошамкал Игорь.
   - Для меня их Верунчик утром испекла, перед работой... - не унимался дух- троглодит.
   - Уже "Вернучик"! Как же быстро вы к ней все привязались! - цинично подметил парень.
   - А сам? Тебе же нравилось то, что тебя дома по утрам ждал горячий завтрак! И что кроме нас здесь есть кто-то живой, симпатичный, с кем можно поговорить. Вообще, зря ты так с ней! - появился Николай Вячеславович. - Обидел девочку, а она теперь не хочет домой возвращаться...
   - И пусть. Ее здесь никто не держит. - Ляпнул Игорь и полез в холодильник за колбасой. Зря он это сказал, потому что в следующее мгновение призраки-хранители решили не дожидаться действия проклятья и сами толкнули тяжелую дверь, чуть не пришибив ею парня.
   - Сдурели? - раскричался на них Игорь, потирая шею. Однако его проигнорировали. Оба духа испарились, не желая общаться. Завтрак прошел в подозрительно гудящей тишине. На вопросы при одевании: "Куда я дел ключи от машины? Никто не видел?", "Где мой второй носок" - дом отвечал гробовым молчанием.
   - Я ушел! - прокричал Игорь уже с порога, но никто не ответил ни привычным "Удачи", ни таким же стандартным от Вована или Стаса "Вали, вали уже!".
  
   После смены в магазине женского белья, Вера отправилась на свою вторую работу - за прилавок ночного магазина, недалеко от призрачного дома. Главным было то, что Игорь сюда никогда не заглядывал. А с ним девушке видеться совершенно не хотелось.
   Она старалась, как могла, накопить денег на съемную однокомнатную квартирку и съехать из проклятого дома с его призрачными жителями и ненормальным хозяином. Хотя те самые призрачные в корне были не согласны с ее решением. Стас преследовал Веру всюду. Навязчивый дух с удовольствием составлял ей компанию в бутике белья. Он постоянно комментировал фасоны товара, уговаривал померить то одно, то другое, потом язвительно отзывался о покупательницах. И главное, видела его только Вера. А вот слышали почти все. Болтуна урезонить оказалось невозможно, как она ни старалась. В итоге смирилась и перестала на него реагировать. Поэтому, когда уже в другом магазине у нее попросили хлеб, и призрак любезно протянул ей буханку, Вера не сразу сообразила отчего так побледнели две девушки. Потом поняла, что летающий батон не каждый день увидишь.
   - Это новая партия. Для ленивых, - брякнула Вера в оправдание.
   Клиентки долго не осмеливались брать в руки "летающий хлеб". Сомневались. И все же сунув его в сумку, ушли. А Вера, удостоверившись, что покупателей больше не наблюдается, уселась на стул и потянулась к чайнику. Налила кружку чая, бросила туда лимон и прижала обе руки к горячему сосуду.
   - Был бы я жив, схватил бы тебя и отволок домой. Уложил бы в постель! - наблюдая за ней, выдал Стас.
   - У тебя все мысли о постели, - пробурчала Вера и чихнула.
   - Вообще-то, я имел в виду, что тебе нужно взять больничный и отлежаться. Но если ты настаиваешь... - попытался обнять ее Стас.
   - Отвали! - рыкнула на него девушка. - Не хочу, не могу и не буду! Надеюсь, в скором времени, я покину вас.
   - Такими темпами, ты к нам присоединишься! - злобно фыркнул Стас и на время оставил Веру в покое.
  
   На часах было около двух часов ночи. Игорь рассматривал циферблат, уже двадцать минут.
   - И где эта дура? - сорвалось у него.
   - Не называй ее так! - все-таки объявился Николай Вячеславович, нарушив ход игры в молчанку. - Лучше бы извинился перед девушкой.
   - Как? Если я ее дома не наблюдаю. - Шипел Игорь.
   - А что тебе мешает сходить к ней на работу?
   - Незнание адреса! - парировал парень.
   - Так я тебе скажу, - обрадовался призрак.
   - Будешь идти, - появился Стас посреди кухни, - захвати с собой что-нибудь жаропонижающее... - Подумал и отменил предыдущее требование. - Нет, лучше ремень. Съездишь ей пару раз по заднице, может поумнеет!
   - Что случилось? - в один голос спросили Игорь, Николай Вячеславович и, выглянувший из холодильника, Вован.
   - Упрямая, как ослица! Я ей говорю, двигай домой, спать, лечиться. А она - нет! Я буду работать до седьмого пота, чтобы слинять от вас за тридевять километров! - кривлялся дух.
   Взгляды призраков, красноречиво выдающие их мысли "Это ты довел девочку до такого!", обратились к Игорю.
   - Как вы меня все задолбали! - выругался он.
  
   - Эй, девушка! - стучали в окошко ночного магазинчика.
   Вера, в отсутствие клиентов, успела задремать. Ведь Стас был прав по поводу жаропонижающего. У нее поднялась температура.
   Вяло переставляя ноги, она подошла крошечному окошку.
   - Слушаю вас, - толком не рассмотрев лица покупателя, проговорила Вера.
   - Опа! Какие люди! - бодро воскликнул парень с той стороны.
   Девушка сфокусировала зрение на покупателе, и порадовалась, что ее от клиента отделяет решетка.
   - Как я удачно зашел! - радовался парень. - Нам ведь тогда помешали познакомиться поближе.
   Он огляделся. На улице в поздний час никого не было, что обрадовало златозубого еще больше.
   - Но ничего! Сегодня нам никто не помешает. - Думал он, а Вера взяла и закрыла перед его носом окошко.
   - Ах так! - разозлился златозубый. Достал из-за пазухи что-то металлическое и со всей дури ударил один раз, второй, третий по стеклу. Оно не выдержало и разлетелось мелкими осколками, впиваясь в руки и лицо продавщицы. Испуганная Вера спряталась под стойкой, сообразив, что следовало бы нажать тревожную кнопку.
   - А ну вылазь, сука! Я до тебя все равно доберусь! - орал парень, вскакивая на подоконник и цепляясь руками за решетку. Он просунулся достаточно для того, чтобы расстрелять из пистолета витрину со спиртным, и едва не задеть ноги девушки. Вера глотала подступившие слезы, молясь о том, чтобы этот псих ушел. Но его целью было развлечься по полной. То есть, сначала он собирался просто ограбить ночной магазин, однако встреча с неудавшейся жертвой прошлого веселья, изменила его планы.
   - Ну, где же ты? - никак не мог просочиться сквозь решетку златозубый.
   И вдруг до Веры донесся странный звук, словно чем-то тяжелым обо что-то мягкое ударили. Послышались маты. На улице развязалась драка. Вера осмелилась подняться с пола и выглянуть. Дальше она, не раздумывая, отворила двери и выскочила из магазина. Как и в прошлый раз ей на помощь пришел Игорь. Ему удалось выбить из рук златозубого пистолет, попутно разбив парню голову. Тем не менее, схлопотал приличный ответ кулаком под дых. Ведь грабитель не прощал надругательств над собой и, схватив благодетеля девушки, треснул его головой об стену. Потом ударил коленом в живот, и хорошенько отпинал ногами павшего.
   - Игорь! - закричала испуганная Вера.
   Златозубый отвлекся. А дальше произошло нечто сверхъестественное. Если точнее - проявился полтергейст, в лице Стаса. Он осмотрел место действия и поднял руки. Тотчас все осыпавшееся стекло полетело в грабителя, вонзаясь в лицо, руки, ноги, разрывая одежду. Грабитель кричал, боясь прикоснуться к коже, из которой уродливыми кровавыми шипами торчали осколки. Таким его приняли милиционеры.
  
   Магазин закрыли. Вере и Игорю пришлось писать заявление, и клятвенно обещать на следующий день приехать в отделение для дачи показаний.
   - Спасибо, - благодарно обратилась Вера к Стасу. - Если бы не ты...
   Призрак улыбнулся похвале.
   - А я? Если бы не я... - возмущался Игорь, сидя на табуретке в кухне. Девушка обрабатывала его раны перекисью водорода. - Это уже второй раз, я вытаскиваю тебя из переделки. Ты притягиваешь неприятности. Тебя нужно запереть где-нибудь!..
   - Не волнуйся! - разозлилась Вера, больно прижав ватку к ране. Игорь поморщился и зашипел. - Во-первых, не обязательно было вмешиваться, если тебе это в тягость. Во-вторых, я перестану быть твоей проблемой (хоть и не старалась ею быть). Я нашла квартиру. Хотела на следующей неделе переехать. Но думаю, договорюсь, с хозяйкой, чтобы вселиться уже завтра!
   Оповестив его, девушка вышла из кухни.
   - Жаль! С ней было не скучно и как-то живо, что ли! - нарушая тишину пробурчал расстроенный Вован.
   - Если б я мог, ушел бы с ней! - отчеканил Стас.
   - Ну и проваливай, - разозлился Игорь.
   Хлоп. Тудух. - Раскатился по дому звук. Хозяин и его призраки сорвались с мест. Бросились к лестнице на второй этаж. На ступеньках лежала без сознания девушка, не выдержавшая напряжения.
  
   Ее дух покинул тело и ушел в бесконечный коридор с множеством дверей. Вера боялась, что не сможет найти выход отсюда. Какую бы дверь она ни пыталась открыть - они все оказывались запертыми. В отчаянии, девушка села на пол, обняла колени и разревелась. Осознав, что слезами горю не поможешь, она успокоилась. Подняла голову и увидела прямо напротив дверь с табличкой "Станислав 1960 - 1987". Вера поднялась. Подошла, дернула ручку. Открыла двери и шагнула вперед.
  

Глава 7.

"Жизнь и сновидения - страницы одной и той же книги"

Артур Шопенгауэр

   Кровать на пружинах скрипела, ускоряя ритм. Еще пара скрипучих рывков и воцарилась тишина. В чистый воздух поднялся сигаретный дым.
   - Стасик, - потянулась к парню, сидящему лицом к окну на кровати, девушка.
   - М? - поинтересовался он.
   - Ты меня любишь? - и не дождавшись ответа, поцеловала его в плечо, озвучив свою скромную мечту. - Может ты... мы... поженимся?
   Парень скривился и затушил сигарету, оставив окурок в цветочном горшке. Девушка ойкнула, вскочила, вытаскивая остаток сигареты из вазона, и побежала в туалет скрывать следы присутствия в ее комнате мужчины. Она прекрасно знала, что вернувшись с работы, мама запросто унюхает запах никотина и устроит такую взбучку... Представить страшно, что она сделает, узнав о неподобающем поведении дочери. К сожалению, Алина, хоть и была воспитана в приличной семье дипломата и учительницы немецкого, но никак не могла противостоять шарму и притягательности того, о ком ходили отвратительные порочащие слухи. Стас принадлежал к семье успешного владельца фабрики, тоже скандально известного, и ни одна уважающая себя мать ни пожелала бы такого зятя. Однако мечты Алины были совершенно противоположными.
   Она выкинула бычок в унитаз и смыла его. Вода в трубах так шумела, что девушка не услышала, как щелкнул замок входной двери и в квартиру вернулись отец и мать. Увидев, выскочившую в коридор дочь в одном тонком халате, и явно голую под ним, папа нахмурился, понимая, что в доме есть еще кто-то. Он опустил глаза, скользнул взглядом по полу, обнаружив подтверждение догадкам: мужские импортные кроссовки. Мама побледнела от позора за воспитание такой разгульной, беспринципной девицы, которая тащить к себе в постель мужиков. Отец молча снял ремень.
   - Алина! - вскрикнула мама.
   Тут из спальни девушки вышел совершенно спокойный Стас. Без особого интереса осмотрел компанию. Застегнул джинсы и, отодвинув в сторону ошарашенного хозяина дома, принялся обуваться.
   - С ним! - цедил сквозь зубы отец, и отчего-то обратил карающий ремень не на парня, обесчестившего его дочь, а на саму девушку.
   - Папа, не надо! Меня нельзя бить! - кричала сквозь слезы Алина, уклоняясь от ударов. - Я беременна!
   Мама перестала всхлипывать, отец так и замер с ремнем в замахе, а Стас перестал шнуровать кроссовки. Вдруг все уставились на него.
   - Его ребенок? - как-то неуверенно, и в тоже время, грозно уточнил отец, ткнув в парня пальцем.
   - Почему это сразу от меня? - запротестовал Стас.
   - Потому что я люблю тебя, - всхлипнула Алина.
   - И что? - отчеканил он. - Это еще не значит, что я у тебя был единственным!
   Родители девушки синхронно скрипнули зубами.
   - Что ты хочешь сказать? - вскрикнула мама. - Она приличная, благовоспитанная...
   - Да вы что? - своим ехидным вопросом он поставил под сомнение слова хозяйки негостеприимного дома.
   Теперь все уставились на Алину. Она разревелась, вцепилась в ногу отца, и умоляла его не сердиться.
   - Вот что! - сказал мужчина, обращаясь и к дочери, и к ее любовнику. - Вы поженитесь! После всего, что ты сделал, ты обязан жениться!
   Алину такое решение проблемы очень даже устраивало. Но Стаса...
   - Ни за что! - выпалил сквозь едкий смех парень. - Я не собираюсь жениться и воспитывать чужого ребенка! Она нагуляла, пусть сама и расхлебывает!
   После сказанного он хлопнул дверью и спустился вниз по ступенькам. А по подъезду еще долго неслись ему в след оскорбления и угрозы. Стасу это было не в новинку. Он столько всего слышал за многие годы, что ничего интересного для себя не почерпнул из речи разгневанного родителя. Хотя сделал вывод: "Тоже мне дипломат! Матерится, как башмачник из нашего района!".
  
   Его дни начинались очень заурядно: проснулся, помылся, пошел на работу в инженерный отдел, повозил карандашом по ватману, на перерыве поймал в столовой коллежанку из соседнего кабинета, затащил в уборную, радуясь закрытым кабинкам, насладился мимолетной любовью без обязательств, дотянул кое-как до вечера и пошел в гости к еще одной подруге. А потом вернулся домой. В пустой отцовский дом, который передавался по наследству от отца к сыну. Несмотря на обеспеченность семьи, трухлявое серое здание никто не торопился перестраивать или ремонтировать. Мать Стаса вообще ненавидела эту "помойку" и говорила, что ноги ее не будет там. Собственно, это и стало причиной, по которой парень поселился в родовом гнезде. Он с трудом переносил придирки, участившиеся после смерти отца. Даже его старший брат поторопился найти себе отдельное место обиталища, правда пошел на уступки матери и женился на выбранной матерью женщине. Стас не был таким податливым, и считал слабый пол истеричным, ни на что не годным, кроме ублажения и готовки. И никак не мог взять в толк, зачем связывать себя узами браками. Почему? А он не верил ни в любовь, ни в верность. Кстати, о последнем. В пыльную пристань одинокого мужчины постучала одна замужняя дама - доказательство и подтверждение его убеждений о подлой натуре женщин.
   - Привет, Виолетта, - распахнул двери перед модницей, старшей его на несколько лет, Стас. - Мой брат тебя опять не может удовлетворить?
   - Но ты ведь другое дело, - кокетливо усмехнулась она, проскользнув в прихожую. Скинула с себя легкий темно-бардовый пиджак и, бросив его на пол, повисла на шее парня. - В кого сегодня поиграем? Только думай быстрее, потому что у нас есть всего два часа. Игорь у подруги, она за ним присмотрит. А Степа на каком-то мероприятии с твоей мамашей. Он же у нас примерный мальчик!
   Стас ухмыльнулся. С братом их отношения оставляли желать лучшего.
   Он ловко снял с нее платье. Оценил чулки и заграничное нижнее белье, а потом избавил гостью и от него.
  
   - Знаешь, я вот не представляю тебя семейным человеком! - курила тонкие сигареты Виола, перевернувшись на живот. Они так и лежали на полу в коридоре.
   - Не представишь. У тебя фантазии не хватит! - фыркнул Стас, пуская дым. - У женщин вообще ее нет!
   - Дурак, - пнула его женщина. - У меня очень богатая фантазия! Тебе то уж не знать!
   Стас усмехнулся, вспомнив изобретательность любовницы в постели.
   - Признайся, ты хоть кого-нибудь любил? - ее потянуло поговорить по душам, но у парня ее явно не было.
   - Нет! - выдал он, и поднялся. - Тебе пора собираться, если не хочешь вернуть девичью фамилию и вылететь из семьи!
   - Сволочь ты! - заключила Виола и, тем не менее, не обиделась. Поцеловала его, быстро оделась и покинула парня.
   Стас врал. Любил. Всего однажды. И эта любовь отбила у него желание быть честным, принадлежать кому-то и доверять. Ему нравилась пустота и тишина, свобода. К тому же, он знал секрет семьи, и то, что долгой счастливой жизни не видать!
  
   Дождливым утром чёрная "Волга" подъехала к заднему ходу поликлиники. Скрываясь под зонтом от капель и любопытных взглядов, выглянули две женщины: мать и дочь. Они надеялись пройти незамеченными. Так и было. Почти. Только цыганка с ребенком на руках рассматривала их, прячась под навесом у порога. И доктор, встречающий клиенток. Он был встревожен и недоволен обстоятельствами, приведшими родных его хорошего знакомого в поликлинику. Тем не менее, мужчина пригласил женщин в здание, передал их медсестрам, а те разместили гостий в небольшой операционной. Там девушку переодели, подготовили и положили на стол. Врач помыл руки, натянул резиновые перчатки и, оставив мысли о происходящем не озвученными, потянулся к инструментам, чтобы прервать существование крошечного человекоподобного комочка в утробе юной матери.
  
   Он стоял под душем, упираясь руками в стену. Смывал с себя ласки многочисленных женщин. Вспоминая их прикосновения, злился.
   - Любовь, - буркнул Стас. - Отговорка, чтобы списать похоть и неверность перед мужем или кем-то другим. "Прости, я полюбила другого!" - Передразнил кого-то он. - "Сердцу же не прикажешь..." Идиотка!
   Парень неаккуратно повернулся, поскользнулся и повалился на клеенку. Проволока, на которую она была подвешена, оборвалась. В попытке подняться Стас только запутался и железная удавка сомкнулась на шее. Чем больше он вертелся и сопротивлялся, тем сильнее проволока впивалась в шею. В его глазах застыл жуткий испуг, точно такой, с каким смотрела на врача Алина перед абортом. В миг когда жизнь так и не появившегося на свет малыша оборвалась, Стас затих и перестал бороться...
  
   По ее щекам стекали слезы. Отвратительное ощущение пустоты ныло в груди. Вера открыла глаза, и первое, что увидела - капельницу. А за ней стоял Стас. Она уже было подумала, что мерзкий сон продолжается, но парень просвечивался насквозь в отличие от того, которого девушка видела в бреду.
   - Пришла в себя! - обрадовался Стас. - Мы волновались.
   Она молчала, глядя на него, и хотела пожалеть что ли.
   - Или не пришла в себя? - озадачился Стас, смущаясь такого отрешенного взгляда девушки.
   - Вер, - позвал ее Николай Вячеславович.
   - Нормально, - с трудом произнесла она, стирая слезы.
   В горле пересохло. Губы потрескались. Шевелиться оказалось не так то и просто.
   - О, матушка, да вы очнулись! Идете на поправку! - отогнал призраков от постели больной врач. Следом за ним шел Игорь. - Что ж вы так доводите себя, милая? Разве не знаете, что с гриппом надо дома лежать? Так ведь и до воспаления легких рукой подать. Знаете, как тут ваш муж извелся, пока вас под палатой караулил?
   Вера перевела недоуменный взгляд на Игоря, тот прикусил губу.
   - Я, наверное, что-то проспала... То есть пропустила... - буркнула она, соображая, когда это успела выйти замуж, и главное за кого.
   - Доктор, вы лучше скажите, когда ее выпишут? - перебил ее Игорь.
   - Ну, еще дня два пусть полежит. Сомневаюсь, что она сможет встать после такого количества антибиотиков. Да и организм очень измотан. Вы бы берегли ее, голубчик. За женщинами нужен особый уход. Особенно за такими красивыми. Как вы ее только отпустили в таком состоянии на работу?
   - А попробуй не отпусти. Упертая, как осел или два осла! - пробубнил рядом Стас, и его слова в точности повторил Игорь.
   - Значит, проводите с ней воспитательную работу! - поучал врач. - А в целом, не позволяйте ей утомляться. Пусть ищет себе какую-нибудь простенькую, пыльную работенку. Следите за ее питанием. Больше фруктов. Ничего жареного или жирного, острого. У нее все предпосылы для язвы.
   - Хорошо, - клятвенно пообещал Игорь.
   - Ладно, вы общайтесь. Я потом загляну. - Распорядился доктор и покинул палату. Вера воспользовалась этим моментом, чтобы поинтересоваться:
   - За кем это я замужем? За тобой, что ли?
   - Поменьше ехидства! - остановил ее парень. - Пришлось соврать. Потерпи два дня.
   - Ладно, - вздохнула Вера. - Во сколько обошлось тебе все это? Палата, вызов скорой, лекарства?
   - Не важно, - отмахнулся Игорь.
   - Еще как важно! - попыталась сесть Вера и закашлялась.
   - Сейчас опять ссориться начнут, - взвыл Вован.
   - Придешь домой, заглянешь ко мне в комнату. Там в нижнем ящике деньги. Возьмешь в качестве платы за больницу. Там не много, но думаю, достаточно. Если нет, скажешь мне сколько не хватает. Заработаю - отдам. - Говорила она, не замечая, как с каждым ее словом парень приближается к пределу кипения. Вот-вот и пар из ушей повалит.
   - Спокойно! - попытался утихомирить его Николай Вячеславович.
   - Вер, - обратился к ней Вован. - Мы вообще-то, пришли извиниться. Мы все волновались.
   - И Игорь тоже. Он и тогда, к тебе на работу шел попросить прощения. - Вместо парня пояснил Николай Вячеславович.
   - Чего вы все время скубетесь? - не понимал Стас. - Помиритесь уже и успокойтесь. Скажи ей, что мы ее ждем дома.
   - Мы. - Начал Игорь, борясь с гордостью. - Ждем. Тебя.
   - Да, - облегчил ему задачу Вован. - Выздоравливай скорее. А то без тебя скучно.
   - Мне пора на работу, - закончил душе излияние угрюмый Игорь, и быстро ушел.
   - Да! Дал же бог муженька! - съехидничала Вера.
   - Я бы мог стать лучшим, - брякнул Стас.
   - Ты? - горько усмехнулась девушка. - Не говори ерунды. Ты же женщин терпеть не можешь! Предательницы, и все-такое...
   Призрак выпучил глаза, словно услышал оповещение о конце света. Остальные замолчали, и как-то уж нарочито пристально стали разглядывать девушку. А Вера обиженно надула губы и притворилась, что снова собирается уснуть, хотя погружаться опять во сны очень не хотелось.
  

Глава 8.

"Если тебе есть, куда вернуться, вернись!"

х/ф "Воды слонам"

  
   Несколько дней в больнице прошли невыносимо тоскливо. Вера ненавидела подобные заведения. Поэтому, когда Игорь приехал, чтобы забрать ее домой, она едва ли не бросилась обнимать его. Но мигом вспомнила, что он мерзкий тип с замашками героя-любовника. В общем, встретила она парня очень сдержано.
  
   Тишина в машине давила на уши. Вера, наверное, слишком привыкла к болтливым призракам, не оставляющим ее ни на секунду в покое, пока она находилась в доме или на работе. А тут вдруг они деликатно испарились.
   - Почему ты заботишься обо мне? - спросила девушка, и услышала вполне ожидаемый ответ.
   - Кто сказал, что забочусь?
   - А как еще это назвать? Спас, приютил, в больницу отвез... Ты прости, конечно, но я в сказки о щедроте душевной не верю!
   Игорь остановил машину у обочины. Повернулся к девушке, и глядя ей прямо в глаза, проникновенно выдал:
   - Вер, я влюбился в тебя с первого взгляда!
   Теперь шум проезжающих мимо авто казался ей жутко невыносимым. Вера покраснела. Отвела взгляд. И услышала сдавленный хохот. Игорь, выждав паузу, рассмеялся, и чуть не был травмирован сумкой по голове.
   - Ты же это хотела от меня услышать? - защищался он.
   - Дурак! - разозлилась Вера и сама же расхохоталась, представив, как выглядела со стороны. - Я хочу знать, чем мне в дальнейшем грозит твоя щедрость.
   - Ничем, - пожал плечами Игорь. - Домом, машиной. Все на халяву.
   Его взгляд устремился куда-то вдаль. Парень откинулся на спинку сидения, чувствуя, что накипевшее просится наружу.
   - Я с семи лет живу с мыслью о смерти. Эти трое никак не дают забыть. Хотя я пытался. Но веришь, я устал ждать, когда это случится. Такое бывает. Сначала боишься, и дрожишь от страха каждую ночь. Потом словно специально торопишь момент, садишься на мотоцикл и гонишь по автотрассе, под дождем. Дорога превращается в стекло. С управлением естественно не справляешься. Падаешь, но продолжаешь нестись вместе с мотоциклом, который тебя придавил. Ломаешь ноги, руки, получаешь ожоги и другие увечья, но все равно остаешься живой. Еще... - Он задрал рукав куртки, снял с запястья кожаный браслет и продемонстрировал шрамы.
   - Ты? - провела пальцами по следам ран Вера, сдерживая желание пожалеть горемычного.
   - Да, - скривился Игорь. - Пришел домой, взял лезвие и... Все равно не дали умереть. Потом еще выпил упаковку снотворного. Так эти трое откачали. Не знаю как, но у них получилось вернуть меня с того света. Как понимаешь, никто не знает о моих попытках расквитаться с жизнью. Кроме тебя и чокнутых родственников с того света.
   Немного помолчав, он вернулся к изначальной теме разговора.
   - Спасая тебя, я надеялся на...
   - Смерть? Хотел умереть от рук тех уродов? - поняла Вера, немного разочаровавшись в своем спасителе. - А сейчас, в больнице? Рассчитывал упасть со ступенек или заразиться чем-то?
   - Нет, - усмехнулся парень. - Просто ты так спокойно ко всему отнеслась: призраки, проклятье и прочее. Ты ведешь себя естественно во всем этом бардаке! Им с тобой легко, мне с тобой просто. - Он задумался, и вдруг спросил. - Скажи, ты сможешь принять еще одного призрака в свою жизнь?
   - Не знаю, - чуть не подавилась она, отвернулась, помолчала и лукаво хихикнула. - А ты будешь таким же озабоченным, как Стас?
   - Обещаю, вести себя прилично! - подмигнул Игорь, и завел мотор. - Завтра возьмешь паспорт, документы и поедем к моему знакомому нотариусу. Оформим завещание.
   - Стой! Ты что серьезно? - аттракционы с подарками от Игоря продолжались и Вера не могла поверить в то, что парень собирается сделать.
   - Прекрати вопить! - присмирил ее он. - Если после моей смерти ты куда-то переедешь, то мы не сможем общаться! А так у тебя будет дом. Или у тебя есть другие варианты?
   - Нет, - вздохнула Вера. - Ничего нет.
   - Может, расскажешь все, как есть? - бросил на нее взгляд Игорь. - Нам ведь целую вечность жить под одной крышей.
   - Дя... - обрадовалась перспективе она. - Ничего особо выдающегося. Просто и банально. Матери не стало три года назад, отец нас бросил, и где он - тайна, покрытая мраком. Да и не особо хочется его искать. Я жила с парнем. Но предательство, видимо, заразное: я застукала его с другой. Поэтому собрала вещички и хотела его выгнать. Вовремя вспомнила, что живу я у него. Поэтому выгнали, так сказать, меня.
   Она замолчала. Подумала немного, и тоже решила открыться.
   - Призраков я воспринимаю спокойно, наверное, потому что есть предрасположенность к сумасшествию. Знаешь, мама... - Вера сглотнула подкативший к горлу ком. - Она сошла с ума, когда отец сбежал от нас. Сначала ревела, забившись в угол. Потом стало хуже. Дошло до того, что пришлось закрыть ее в лечебнице. Я осталась на попечение соседки, тети Любы. Бегала к маме, а она меня не узнавала, разговаривала с кем-то в пустой комнате, потом бросалась с острыми предметами то на меня, то на врачей...
   Игорь притормозил машину у обочины, чтобы обнять девушку. Вера растерялась и расплакалась от такой неожиданности. Чем больше он успокаивал ее, тем сильнее лились слезы.
   - Не с кем было поделиться? - понял Игорь.
   - Угу, - прячась на его плече, ответила Вера.
   - Вот почему я хочу, чтобы ты осталась. Мне тоже не кому довериться. Давай договоримся, - сказал парень, развернув ее лицом к себе за подбородок. - Теперь будем заботиться друг о друге... До моей смерти.
   - Не говори так! - замотала головой она.
   - Давай смотреть правде в глаза! - нахмурился он. - Кстати, у тебя глаза красивые!
   - Болван! - стукнула его по коленке она. - Если ты еще раз заговоришь о смерти, я тебя ударю!
   Игорь только рассмеялся.
   - А куда подевались наши психи? - перевела тему разговора Вера.
   - Ты по ним соскучилась? - хмыкнул парень. - Наверное, дома. Если честно, я думал, что они все захотят поехать со мной. Но...
   Вера расстроилась.
   - Не переживай, - улыбнулся Игорь. - Они все в тебя влюбились. Я за те дни, пока ты была в больнице, только и выслушивал: "А Верунчик бутерброды и для меня делала"...
  
   В тот день Вера не только Игоря увидела с другой стороны, но и их совместное жилье. То есть, переступив порог, она не поверила своим глазам. Парень, впрочем, тоже. Оба они так и замерли на пороге свалки, в которую превратился уютный дом: диван на потолке, люстра разбита, вещи разбросаны по полу, телевизор повалился на бок. Стены изрисованы. Из кухни валит дым и пахнет паленым. И главное - ни одного призрака не слышно и не видно.
   - К нам что, заглядывал буйный незнакомый полтергейст? - озадачилась девушка.
   - Или наши сошли с ума, - хмыкнул Игорь, склоняясь к правдивости второго варианта, и бросился к телевизору, спасать его от верной гибели.
   - А ты говорил, любят. Да они меня просто ненавидят! - заключила Вера, оценив погром. Она встала около огромной кровавой надписи на всю стену: "ВЕРА... ДУРАК!".
   - Не правда! - донеслось откуда-то сверху.
   - Но на стене же ясно написано... - вздохнула она. - Только непонятно, почему я вдруг и мужского пола?
   - Это не то, что ты думаешь, - заверил ее Николай Вячеславович. - Дурак - это Стас.
   - Даже не буду спорить, - согласилась с ним Вера. - Я то при чем?
   - И при чем наш телевизор? - сердился Игорь.
   - Игорешка, ты только не нервничай! - начал Вован, чем еще больше разозлил парня. - Мы хотели сделать что-то приятное для Верунчика.
   - Бардак? Это очень приятно. Спасибо, конечно, но могли так не стараться. Обошлись бы чем попроще: "Привет! Рады тебя видеть!" - мне вполне хватило бы!
   - Нет! Мы хотели написать плакат... - заикнулся Вован.
   - С этого наши неприятности и начались, - уселся на телевизор Стас. - Меня вот не надо было просить! Я свою силу плохо контролирую.
   - Ты просто мозгами не шевелишь! - огрызнулся его полупрозрачный товарищ.
   - Отчего же, - ухмыльнулся извращенец и снял скальп, чтобы продемонстрировать шевеление. Вера вовремя ухватилась за Игоря, поэтому на грязный пол не упала.
   - Короче. Мы призраки. И тупо забыли, что многого в нашем теперешнем состоянии не можем делать. А из резерва наших возможностей готовку, уборку и творчество можно вычеркнуть. - Констатировал Николай Вячеславович. - Предметы двигаются только, когда мы злимся. Вот Стас и начал доставать Вована, чтобы тот вывел его на нужный уровень. Он должен был написать: "Вера мы тебя любим!". А этот дебил со своими... эм... замечаниями и советами... "Давай Малевич! Рисуй свой черный гроб!.." и "Шишкин - бездарь!"... В итоге, как видишь...
   Он указал на стену. Вера и Игорь еще раз прочли перегруженную смыслом надпись: "Вера дурак". Они переваривали информацию секунды три, после чего расхохотались.
   - А чего это вы такие веселые? - уставился на них Стас. - Помирились, да?
   - Вроде того, - улыбнулся Игорь, придерживая девушку за руку.
   - Эм, - смутилась повышенного внимания она, вырвалась. - Надо здесь все прибрать.
   "Наверное, в этом доме никогда не будет ничего нормального, - подумал парень. - Никто не отмечает возвращение уборкой! А мы... "
  

Глава 9.

"Чтобы что-то починить, надо сначала что-то сломать!"

Вера

  
   Он проснулся от того, что по всему двору разносится противный звук. Кто-то прикидывался дятлом и долбил по чему-то деревянному (хотя Игорь был убежден, что терзали его несчастный мозг). Сунув ноги в тапки парень спустился вниз, выглянув в открытую дверь, чтобы поздороваться с дятлом... то есть с Верой. Она сидела на ступеньках и пыталась прибить дощечку.
   - Решила записаться на курсы плотников? - поинтересовался парень и услышал такое в свой адрес, что мигом прогнал остатки сна.
   - Ого! Вот тебе и доброе утро! - пробормотала он.
   - Она не в духе. Вера сегодня училась летать через ступеньки, - поведал Вован.
   - Ага, ласточкой! Очень красиво! - прокомментировал Николай Вячеславович.
   - Ласточки так не матерятся! - вздохнул Стас.
   - Четыре мужика в доме и всё отваливается, ломается, крошится... - бормотала она, прицеливаясь ударить молотком по...
   - Ай! - бросив орудие убийства, запрыгала девушка, придерживая прибитые пальцы.
   - Доигралась? - вздохнул Игорь. - Дай, посмотрю.
   Он ухватил ее за запястье и разжал кулачок, чтобы рассмотреть ранение. Расхохотался, оценив меткость девушки.
   - Чего ты ржешь? - обиделась Вера. - Мне больно, между прочим!
   - Ну, Верунь, - выровнялся Игорь. - Все люди, как люди, а ты умудрилась пришибить именно средней палец!
   - Ничего! Зато теперь удобно будет посылать на... не напрягаясь, даже фигуру из пяти пальцев складывать не надо, - искал положительные стороны в этом Стас, и девушка сразу ему изобразила незамысловатую композицию.
   - Идем, обработаем твое ранение, - потащил ее в дом Игорь.
   Пока парень прикладывал ватку с йодом и наматывал бинты, а Вера грозилась разреветься, призрачное трио работало вентиляторами и дуло на ранку. Потом Игорь поднялся, вооружился молотком и гвоздями и сам починил ступеньки.
   - А у тебя хорошо получается, - похвалила его девушка и протянула отвертку. - А покажи-ка мне, как ты умеешь чинить замки! Начнем с того, который в ванной!
   Игорь осознал масштаб проблемы, когда починил двери, шкафчики в кухне и краны.
   - Ой. Ай! - раздалось из спальни наверху.
   Парень крепче сжал в руке отвертку и несколько раз выдохнул.
   - Если она еще хоть что-то сломает, то я... - процедил он.
   - Починишь! - закончил вместо него Николай Вячеславович. - А куда ты денешься... с подводной лодки!
   - У нее, кстати, большие планы! Да-да! Я все слышал. - Авторитетно заявил Стас. - Сейчас "чисто случайно" сломается будильник...
   - ... , - схватился за голову Игорь, взлетая по ступенькам на второй этаж. - Я же не часовщик!
   Вера как раз стояла в своей комнате с будильником в руках, и задумчиво вертела его, рассматривая со всех сторон. Наверное, не могла прийти к решению: как его поэффектнее уронить.
   - Без лишних движений! - крикнул Игорь, словно девушка держала тикающую бомбу. - Положи его на стол!
   - Ты чего? - испугалась она.
   - Я? Это ты чего взбесилась? Бегаешь по дому и все крушишь! - взбесился он. - Я не нанимался...
   - Не хочешь заниматься ремонтом, не надо! - пожала плечами Вера и поставила будильник на тумбочку. - Вызовем мастера и заплатим ему. - Она мечтательно закатила глазки и прижала руки к груди. - Надеюсь, это будет шикарный, накачанный мужчина...
   - Ага, - хихикнул Вован. - И он все сделает за бутылку водки.
   - Ладно. Я сам. Только не ломай больше ничего! - сдался Игорь.
   - Ты тоже за бутылку водки работать будешь? - рассмеялся Николай Вячеславович.
   - Нет! Он за Верины пироги и борщ! - внес поправку в вопросе об оплате труда Вован.
  
   Незаметно день, а был он выходным, приближался к концу. Уставший от беготни по дому Игорь решил перекусить. Но Веры на кухне не обнаружил. Естественно, разозлился за то, что она его напрягла. Выглянул во двор и подумал, не закатить ли ему скандал!
   Девушка прохлаждалась под тенью старой яблони, раскачиваясь в гамаке. При этом попивала чаек и закусывала бутербродом. Увидев злого, перепачканного и голодного Игоря, она улыбнулась.
   - Ах ты... - хотел высказаться о ее подлой натуре парень, но ему быстро закрыли рот бутербродом.
   Распробовав "кляп" Игорь расхотел ссориться. Плюхнулся рядом с девушкой, откинулся назад и почувствовал настоящее блаженство.
   - Устал? - спросила она.
   - Уууу... - протянул парень.
   - Чай хочешь?
   - Угу, - согласился он, и ему мигом предоставили чашечку на блюдце.
   Они сидели так в тишине, слегка раскачиваясь. На окраине города не было лишнего раздражающего шума, вроде гудящих машин, гомонящих прохожих или воющих заводов. Песня ветра становилась отчетливее, мелодичные и нежнее. Она напоминала мелодию, наигранную на гитаре. Наверное, балладу о любви. Листья подключились к этому концерту и оттеняли звук ритмичным шелестом. Розовое небо превращалось в кулисы.
   - У тебя золотые руки! Ты молодец! - сказала Вера. - Столько всего умеешь!
   - Да, - усмехнулся Игорь, который и сам не подозревал о своих способностях до того, как девушка не сломала пару-тройку вещей в доме. - Только слегка припылились.
   Он посмотрел на мозоли и ссадины, грязь на руках. Вот только идти в ванную совершенно не хотел. Игорь вообще почувствовал себя таким ленивым, что завидовал котам, проводившим будни на пролет в полудремотном состоянии. Но возвращаться в дом не пришлось. Вера достала платок, обтерла его пальцы и ладони. Парень почему-то странно себя почувствовал. Он не мог отвести взгляда от касающихся его тонких рук, поэтому непроизвольно ухватился за них и крепко сжал.
   - Что? - спросила испуганная девушка, помня о прошлых выходках Игоря.
   - Ты заметила, что большинство наших с тобой диалогов начинаются с вопросов? - откинулся назад он и прикрыл глаза. - Признайся честно, весь этот погром был спланированной акцией?
   Ей казалось, что его ладонь, касающаяся ее кожи, раскаляется. Вера покраснела, но не высвободилась.
   - Даже, если так, - продолжал он, - я рад. Давно не чувствовал себя таким... никаким...
   И рассмеялся. Вера разделила его веселье.
   - Приятно вот так посидеть на свежем воздухе, - в какой-то момент Игорь понял, что не может перестать улыбаться. Повернулся, посмотрел на девушку, сжав крепче ее руку в своей. На лице Веры тоже застыло глупо-счастливое выражение.
   Теплая погодка, приятная компания, яркие цвета природы вокруг, шелест листвы, поскрипывание трущейся об ветку веревки от гамака усыпили девушку. Правда сны ей в очередной раз явились странные...
  
   Школа. Первый класс. Приличные мальчики и девочки в костюмчиках сидят за партами и старательно выводят в прописях букву Г. И только на галерке сидит над ребенком троица призрачных скучающих мужиков и отпускает неприличные комментарии.
   - Вот бездарь! - подсмотрел в тетрадь соседнего мальчишки Стас. - Такую простую букву обвести не может! Ух, дайте мне карандаш в руки!..
   - Тоже мне, великий художник! - фыркнул Вован, и покосился на другого ребенка, прикрывающегося книжкой. - А этот жрет! Все время. Деточка, да когда ж ты наешься? Такие щеки вон отъел!..
   - Что, сам есть хочешь? - понял его мотивы Николай Вячеславович.
   - Дико, - признался прозрачный друг и нацелился отобрать у мальчугана кусок домашнего пирога. Но ничего не вышло. Вован довольствовался разглядыванием, повторяя жевательные движения за ребенком.
   Старший призрак только головой покачал.
   Учительница, молодая и пышная, подошла к Игорю. Склонилась, оценила его успехи в прописях и, дабы проверить знания мальчика (о котором ходят слухи, мол, он отсталый), поинтересовалась:
   - Игоречек, а какие слова ты знаешь на букву Г?
   - Гранат, гриб, - ответил наивный малыш.
   - А я знаю другое хорошее слово! - влез с комментарием Стас, и попытался ощупать грудь преподавательницы. - Титьки!
   - Дебил! Это плохое слово на Г, не путай ребенка! - вздохнул Николай Вячеславович.
   - Я его путаю? - возмутился Стас.
   - Вы оба хоть поняли, что только что сказали? Где буква Г в слове "титьки"? - вмешался Вован, и демонстративно постучал кулаком по лбу... не себе, а соседу Игоря по парте.
   Мальчик смеялся, слушая весь этот бред, и краснел. А учительница подумала: "Точно! С ним что-то не в порядке! Бедный ребенок!"
  
   - Интересно, что ей снится? - задумался Игорь, рассматривая смеющуюся девушку.
   - Ты, в неглиже! - брякнул Стас, примостившись рядом с ней.
   - Тогда она не смеялась бы! - нахмурился парень. - У нее совершенно другая реакция была, когда я ее поцеловал.
   Девушка открыла глаза и посмотрела прямо на Игоря. Он даже немного растерялся, а затем и совершенно утратил собранность, услышав неожиданную просьбу.
   - Расскажи мне о своем детстве!
   - Зачем? - не понял парень.
   - Мне интересно! Расскажи! - потребовала Вера.
  

Глава 10.

"Бывают такие сны, что будильник хочется расцеловать..."

Автор неизвестен

   Серый, ветхим дом на окраине мегаполиса день за днем приобретал яркие краски. Сначала стены напитались цвета светлого неба... А началось все с того, что Вера решила помыть окна. Но разве это красиво: чистые окна на жутких стенах? - вопрос был задан как бы невзначай, когда Игорь пытался позавтракать. Он отложил ложку и взялся за валик. Затем под раздражающие комментарии призраков, вместе с Верой они покрасили двери, ступеньки и... самих себя, войдя в кураж. Долго отмывались, и вот теперь, коротали вечер за игрой в карты.
   - Знаешь, что мне нравится? - загадочным шепотом подкинул тему разговора Николай Вячеславович.
   - Что? - нехотя поинтересовался Игорь, стараясь угадать по лицам, сидящей напротив троицы, собираются они мухлевать или нет.
   - Ты все чаще остаешься дома, вместо того, чтобы шляться неизвестно где!
   - Лучше бы, подсказали! - бурчал парень, не решаясь сделать ход.
   Николай Вячеславович и Вера обменялись многозначительными взглядами, будто проверяя смелость друг друга, после чего призрак указал Игорю на две десятки: пиковую и крестовую. Надеясь выиграть, и наивно доверившись своему прозрачному охраннику, парень положил карты на стол. Вера ехидно усмехнулась и накрыла их валетами, соответствующих мастей. Вскочила с места и изобразила с напарниками, Стасом и Вованом, танец счастливых до безобразия туземцев.
   - Николай Вячеславович! - нараспев протянул Игорь, собираясь закатить скромный скандал.
   - А что я? - прикинулся простаком призрак. - Ты сказал: "Подскажи!". Ты же не уточнял кому именно!..
   Парень, не стесняясь, ударился головой об стол.
   - Не расстраивайся так, - смеялась над ним Вера.
   - Это не мне нужно переживать! - согласился Игорь, поднимаясь с кресла, и направляясь в кухню. - А тебе! Когда ты отведаешь мою стряпню...
   - Ой! - осознала масштаб трагедии девушка, вспоминая, остались ли в аптечке таблетки от несварения желудка.
   - Главное, что вода есть и туалетной бумаги много! - не смог промолчать Стас.
  
   На сковородке жарился лук, нарезанный мелко, и на удивление, пропорционально, словно Игорь всю жизнь тренировался. Вера просто наблюдала, не вмешиваясь в процесс. Она уже поняла, что парень врал, говоря будто не умеет готовить. Все у него получалось замечательно, хоть он и норовил насыпать больше соли, чем следовало бы в мясо, млеющее на медленном огне в кастрюльке.
   - Я завтра иду в магазин... - начала она.
   - Что хочешь купить? - моментально поддержал разговор парень.
   - Скорее продать! Себя. За умеренную плату раз в день. - Рассмеялась Вера. - Пожалуй, вернусь на старую работу.
   - В ночной? - уточнил Игорь. Глаза его округлились. - Ты не будешь там работать!
   - Ты опять за свое? - обиделась девушка. - Я не могу сидеть у тебя на шее. Итак, вон, больницу ты оплачивал. Кстати, почему не взял деньги из моей комнаты?
   Он не ответил. Отвернулся и все-таки сыпанул добротную горсть соли в мясо. Вера пискнула, бросилась к кастрюльке, надеясь как-то исправить испорченное блюдо.
   - Кто это теперь есть будет? - переживала она.
   - Скормим Вовану, - пожал плечами Игорь и, бросив зажарку, уселся за стол. Просверлил в Вере не одну дырку, пока она заканчивала начатое им кулинарное творение.
   - Опять собирается бросить нас! - грустно вздохнул Вован.
   - А я вам нянька? - огрызнулась девушка.
   - Не строй пока планов. Я найду тебе работу! - выдал Игорь и ушел к себе, заявив, что есть не хочет.
   - Что с ним происходит? - не понимала Вера.
   - Не смотри на меня так, - помотал головой Стас. - На моей памяти такое случается впервые. Обычно он женщин использует.
   - Ты из него все время какого-то извращенца делаешь. Не ровняй всех по себе! - пригрозила призраку ложкой девушка.
   - Ты уже готова отстаивать его честь? - приревновал он. - Посмотрим, чем это кончится!
   И, растворяясь в стене, бросил напоследок: "Будешь ходить к нему на могилку, цветы приносить..."
  
   Он смотрел на него, как Серый Волк на Красную Шапку - если хотел не съесть, то сделать с ним что-то очень не хорошее. А белокурое создание нахмурило бровки и таращилось то на незнакомого дядю, внезапно выскочившего из кустов, то на протянутую им конфету.
   - Хочешь? - спросил незнакомец.
   - Слышь, дядя, а ты пендаль хочешь? - контрвопрос со скрытой угрозой был задан призраком и, к сожалению, услышан исключительно ребенком.
   - Игореша, помнишь, золотое правило?.. - пропел в самое ухо мальчугану Николай Вячеславович. Тот кивнул.
   - Спасибо, - сказал Игореша, взяв у незнакомца конфету.
   Старший призрак взвыл.
   - Это не то! Не о правилах вежливости сейчас думать надо! - бубнил он, но было уже поздно.
   - Хочешь еще? - подмигнул дяденька. Мальчишка снова кивнул и через мгновение уже уплетал третью конфету на заднем сидении чужой машины. А она покатилась вдоль по дороге, и в итоге вывезла своих пассажиров к озелененной части города (к посадке, если быть точным).
   - Выходи, прогуляемся, - сказал дядя, и вытащил ребенка из машины. Он повел его в заросли.
   - Барашка ты, Игорешка! - отпустил подзатыльник Вован.
   - Ладно, - засучил рукава Стас. - Барана воспитаем потом. Волка - сейчас!
   - Игорек, закрой глазки! - попросил Николай Вячеславович, и малыш сделал все правильно - крепко зажмурился.
   А дальше подозрительный дяденька с нехорошими намерениями просмотрел бесплатное шоу со спецэффектами, достойное самого жуткого фильма ужасов. Игорь только слышал дикие крики, звучавшие вместо аплодисментов, улюлюканье, заменившее просьбы "На бис!", и, судорожное икание.
  
   - Пойдем домой, вежливый ты наш! - подтолкнул ребенка к дороге Вован.
   - А где дядя? - заинтересовался судьбой маньяка Игорешка.
   - Кукушка просила его подменить, покуковать за нее какое-то время, - рассказал Николай Вячеславович.
   Мальчик обернулся, посмотрел, как мирно, шелестя листвой, раскачивается рябина. На ней, обхватив двумя руками, и обеими ногами, ствол, прижавшись щекой к пористой коре, сидел тот добрый и щедрый дяденька.
   - Ик, ик, ик, - отсчитывал он человеческие часы, вместо птицы-вещуньи.
   - А почему он неправильно кукует? - не понимал ребенок.
   - Это потому что он в школе плохо учился! - тут же нашелся с ответом Вован.
   - Пойти доучить? - задумался Стас, а потом вспомнил о другом неоконченном уроке. - Игорь, вот в следующий раз, когда тебе будут предлагать конфеты на халяву, скажи: "А засуньте их себе в ..."
   - Стас! - вскрикнули товарищи.
   - Ну или, так: "Я конфеты не ем. Сейчас вызову милицию, вот им и предложите!"
  
   Смешной сон и совершенно не веселое пробуждение... По всему дому разносился пугающий вой. Вера вскочила с постели и бросилась к комнате Игоря. Распахнула дверь. Парень метался по кровати, не в силах вырваться из ночного кошмара. Он стонал и мучился. Вера села рядом с ним, и позвала:
   - Игорь, проснись! Игорь!
   Но слабые, тихие уговоры не давали результатов. Тогда девушка потрусила его за плечи. Когда и это не помогло - просто вмазала пощечину. Парень дернулся, поднялся, схватил ее, перекинул на подушки и попытался удушить.
   - Прости, прости, - хрипела она, и только сейчас, всматриваясь в его лицо, поняла, что он так и не проснулся.
   Уже и призраки кричали, моля парня разжать пальцы. Девушка краснела и задыхалась. Хватка ослабла. Игорь выдохнул. Его взгляд стал осознанным. Увидев под собой хватающую воздух ртом Веру, он испугался. На щеке парня блеснула слеза, за которую девушка простила ему приступ неосознанной агрессии. Игорь, тяжелым грузом, опустился, сжимая ее в объятиях, чтобы согреться после путешествия в ледяном бреду.
   - Тише, - приговаривала Вера, поглаживая дрожащего парня по спине. - Все прошло!
   Теперь он просил прощения.
   - Я чуть не задушил тебя, - сокрушался Игорь.
   - Но ведь не задушил! - нашла позитивную сторону ситуации она. - Или... Погоди, ты что досадуешь, что все-таки не задушил?
   Игорь рассмеялся, крепче смыкая объятия, и утыкаясь носом в ее плечо.
   - Нет. Я бы расстроился, если бы ты умерла. - Тяжело вздохнул, но заметно расслабился. - К тому же, те трое, меня бы сгноили раньше времени за твое убийство...
   Вера не знала, как реагировать на такую откровенность, однако решила не обижаться.
   - Полежи со мной, - попросил парень.
   - А куда я денусь? - задалась вопросом она. - Ты же меня придавил!
   - Прости! - ей снова удалось заставить его улыбнуться и забыть о горечи кошмара. Игорь выпустил девушку из объятий и чуть-чуть отодвинулся, чтобы дать ей хоть немного пространства. Призраки растаяли в воздухе, чтобы не мешать процессу терапии.
  
   - Я хочу пить! - час спустя выдал парень, явно не собираясь вставать и плестись вниз, на кухню.
   - А я - спать! Но ты ж мне этой милости не подаришь, - догадалась Вера, сползая с кровати, и потянула Игоря за руку. - Валяться здесь в одиночестве ты тоже не будешь!
   Как он ни сопротивлялся, однако девушке удалось поставить его на ноги, и отвести на первый этаж. Вера остановилась около двери в ванную, и указала на нее пальцем.
   - Иди, и смой с себя страх! - безапелляционно потребовала она.
   Игорь приподнял руку, понюхал собственный запах. Вроде бы, отвратительным он ему не показался.
   - Намекаешь, что от меня воняет?
   - Нет. - Рассмеялась Вера. - Просто бабушка, когда мне в детстве снились кошмары, говорила, что теплая вода смывает все тревоги.
   - Ага. Если тебя в этой теплой воде не топят! - поддакнул Стас.
   Живые уставились на призрака, жалея о неосуществимой возможности сделать ему больно.
   - Николай Вячеславович, - прокричала девушка. - Вы не могли бы...
   - Да, моя хорошая, - вышел из стены дух. - Я все понял, прослежу!
   Следуя за парнем в ванную комнату, призрак тут же предложил свои услуги:
   - Игореш, тебе спинку потереть?
   - Очень смешно! - отмахнулся тот. - Вы уже Вере один раз плакат нарисовали! Я боюсь даже представить, что будет с моей спиной!..
  
   Стоя под душем, Игорь отчаянно пытался выбросить из головы остатки сна. Вместо них он поселил воспоминания о Вере, о том, как приятно касаться ее, лежать рядом...
   - Старый кошмар или что-то новое? - вернул его к ночным переживаниям Николай Вячеславович.
   - Новый, - нехотя признался Игорь, и все же отважился поведать прозрачному надсмотрщику суть сна. - Я был в яме. Меня засыпали грязью и цветами. Я не мог выбраться. Бил кулаками по крышке. Содрал руки до крови. Потом стало совсем темно. Я понял, что в гробу еще кто-то. Повернулся... А там... Она... Она вцепилась в меня костлявыми пальцами и...
   - Все, все! - остановил его Николай Вячеславович. - Ополоснулся? Вылезай. Вера там уже кофе приготовила.
   - Так пахнет? - удивился парень.
   - Нет, я запахов не чувствую. Зато слышу, как Вован слюной исходит!
   Игорь вытерся, накинул на себя халат и заглянул на кухню, где девушка отбивалась от двух наглых привидений: один тянул руки к ней, второй к чашке с кофе. Парень прислонился плечом к стене и просто наблюдал за суматохой, отвлекающей от плохих мыслей, - веселой и беззаботной суматохой, приносящей иллюзию покоя.
  

Глава 11.

Все женщины прелестны, а красоту им придает любовь мужчин.

А. С. Пушкин

  
   Семь часов утра. Вместо "Доброе утро!" - "Чтоб ты, тварь такая, в гробу перевернулся!". Этот вопль разносился не только по всему дому, но и, Игорь мог поклясться, что Веру даже на улице было слышно. Дабы не попасть под раздачу пилюлей парень быстренько сбежал на первый этаж и спрятался в ванной, где принимал душ целых полчаса.
   В это время на кухне...
   - Вер, а Вер, - донимал ее Вован. - Хочешь яблоко?
   - Глазное, - влез Стас и протянул озвученное.
   Крышка от кастрюли полетела прямо в призрака. Он очень быстро ухитрился спрятаться в стене, позволив летающему объекту пришибить ногу Игоря - тот, как нельзя кстати, появился в коридоре. Сдержав злость от боли, парень сел на табурет и потер ушибленное место. Вера тут же метнулась к несчастному, осматривать боевое ранение.
   - Прости, я не хотела в тебя попасть, - оправдывалась она.
   - Это хорошо, а то я подумал, что ты жаждешь сделать из меня недвижимость! - сцедил Игорь. Поймав взгляд девушки замер. Она тоже не шевелилась, сидя у его ног. Возможно, все закончилось бы поцелуем, если бы не...
   - Искра! Смотри, искра пробежала! - ехидным, восторженным шепотком выдал Вован, толкая старшего призрака.
   - Целуй давай! - подначивал Николай Вячеславович.
   Естественно, после такого молодые люди отодвинулись друг от друга и сконфужено пытались найти себе занятие. Вера вернулась к плите, продолжив готовить. Игорь, прибывая в задумчивости, допил ее чай.
   - Не, ну ты посмотри на этих целомудренных пионеров! - возмущался Стас.
   Вера не обращала на него внимания.
   - Во сколько ты вернешься? - спросила у парня.
   - Как всегда, - было ответом. - А что?
   - Просто хотела узнать, когда начинать готовить ужин. Мы могли бы посидеть во дворе. Вынесем стол...
   - Ты говоришь, как женушка со стажем! - не унимался Стас.
   - И пусть! - подвинул его Николай Вячеславович.
   - Романтика, - согласился Вован. - Игореша, соглашайся!
   Парень нахмурился. Отхлебнул еще из чашки.
   - Не получится. В другой раз, - сухо проговорил он и поднялся из-за стола. Схватив хлеб с котлетой, убежал на работу.
   - А ты обиделась! - нараспев протянул фразу Вован, как только за Игорем закрылась дверь.
   - Наш мальчик тебе нравится! - поддержал его Николай Вячеславович.
   - Что в нем может нравиться? - единственный, не разделяющий энтузиазма окружающих, Стас озадачился этим вопросом.
   - Впервые с тобой согласна! - кивнула ему Вера и обзавелась защитником от приставучих сводников.
  
   Рабочий стол Игоря превратился в свалку ненужной макулатуры. Причем наверху стопок покоились мертвым грузом кляузы его обожаемых работников. После бесплодной попытки разобраться в бумажном хаосе самому, он взвыл и потребовал явиться в кабинет вечно пропадающую непонятно где секретаршу.
   - Эльвира! - вспылил парень, выскочив в приемную.
   Девушка только пришла. В руках она держала пакетик с соком.
   - Чего ты раскричался? - совершенно спокойно поинтересовалась она.
   - А где тебя носит, собственно говоря? - прислонился к двери он, собираясь устроить допрос на тему "Где вы ходите, сударыня с 10 до 17.00?".
   Она поставила вещи на стол, подтолкнула своего шефа обратно в кабинет, прикрыла двери и, подвинув бумаги, взгромоздилась на его стол, чтобы в такой, более спокойной обстановке, поведать:
   - Игорь, я собираюсь в декрет!
   - Нет, ты собираешься бросить меня! - помотал головой он. - Кто будет помогать мне? Я же с этим всем не...
   - Не волнуйся, - положила ему руку на плечо Эльвира. - Я не оставлю тебя одного. У меня есть хорошая знакомая. Сообразительная, шустрая. Тебе понравится.
   - Знаешь, - просияла на его лице самодовольная ухмылка. - У меня есть лучшая кандидатура...
   - Да? - хмыкнула Эльвира. - И кто она?
   Их беседу прервал стук в двери. Оба участника диалога оглянулись. На пороге стояла шикарная леди, при виде которой Эльвира невольно скривилась, но мигом вернула себе самообладание.
   - Привет! Я вам помешала? - спросила гостья.
   Секретарша слезла со стола, поправила свое расклешенное платье, скрывающее фигуру, и забрала пару стопок бумаг.
   - Как это возможно, Светлана? - совершенно безъэмоционально выдала Эльвира и удалилась на свое рабочее место, поближе к телефону.
   А женщина прошла в кабинет и заняла ее место на краешке стола перед Игорем. Поцеловала его в губы и поинтересовалась.
   - Соскучился?
   - Даже не знаю, - выдал парень. - Ты же сказала, что больше не вернешься?
   - Я передумала, - она склонилась к его шее, отодвинула воротник рубашки и намеренно оставила на ткани красный отпечаток губ. - Теперь я хочу вывести наши отношения на новый уровень.
  
   На чердаке обитало паучье царство. Сюда отважную девушку с веником и ведром, заменившими ей щит и меч, загнала любовь к чистоте и тоска смертная. Неуверенно продвигаясь от входа вперед она, едва слышно уговаривала саму себя: "Я не боюсь пауков! Не боюсь!" И когда эта волшебная мантра почти подействовала, то услышала:
   - Гляди какой жирный! - обратил внимание Веры на опустившегося прямо с потолка многолапого монстра Вован.
   Девушка завизжала и подпрыгнула, обняла веник, как родного человека. Обуздала эмоции и пожелала призракам упокоиться с миром. Они только ехидно ухмыльнулись.
   - Чего вы вообще за мной ходите? - злилась на них она.
   - А нам скучно, - выдал Вован.
   Успокоившись, Вера принялась за уборку, и параллельно продолжала общаться с духами, чтобы отвлечься от мыслей о страшных, глазастых чудищах с чердака.
   - Я что вам клоун? - задала риторический вопрос девушка.
   - Ну, если одеть на тебя рыжий парик... - тут же примерил к ней образ Стас, и его попытались смести вместе с прочим мусором.
   - Нет, так ты больше на ведьму из сказки похожа! - флегматично заключил Николай Вячеславович.
   - А мне ты больше Золушку напоминаешь. - Заявил Стас, развалившись на старых деревянных коробках. Вера уже собралась принять комплимент, как последовало продолжение: - На ту, из одного эротического журнала. Интересно. Тебе, наверняка, пойдут белые чулки и чёрно-красный корсет.
   В следующие несколько минут девушка поняла важную вещь: призракам просто нравится выводить ее из себя. Это их забавляет.
   - Не говори со мной! - в итоге приказала она Стасу и, он полез обниматься. - И не трогай!
   Отмахнувшись от призрака, Вера снова сосредоточилась на уборке.
   - Николай Вячеславович, а почему вас трое? - заинтересовалась фактом она.
   - Не знаю, - ответил тот. - Проклятье давнее. Мой дед о нем знал, его отец то же.
   - Но тогда ведь, призраков должно быть больше. Почему другие не присматривают за Игорем?
   В гробовой тишине Вере стало намного страшнее находиться на чердаке. Она оглянулась, обнаружив подвисших с озадаченными лицами духов.
   - Понятно! Вам это и в голову не приходило. Чем же вы занимались раньше, мыслители? - отпустила шпильку в их адрес Вера и понадеялась, что тишина продлиться подольше. Однако ее нарушили.
   - О, да к нам гости пожаловали! - констатировал Николай Вячеславович, глянув в круглое окно.
   Все подошли к нему, чтобы увидеть, как к дому подъезжает машина Игоря и из нее выходит светловолосая яркая женщина. Сравнив себя с ней, Вера расстроилась.
   - И кто она?
   - Светлана Леонидовна, шеф нашего мальчика. - Поведал Вован. - Он с ней второй год шашни крутит. Но ничего серьезного, поверь.
   - Да, и нам при ней показываться запрещено, - печально вздохнул Николай Вячеславович. - Придется весь вечер тут торчать, пока она не уедет.
   - Скучная баба! - ляпнул Стас. - Всего три позы знает.
   Все замолчали и уставились на извращенца.
   - Вы что, за ним и в такие моменты подглядываете? - ужаснулась Вера.
   - А что нам еще делать? - смущенно потупился в пол Николай Вячеславович. - Не в шахматы же играть.
   - Бедный Игорь, - пожалела парня она.
   - Почему же, - гадко усмехнулся Стас. - Сейчас его осчастливят.
   - Вот если бы вы с ним... - намекнул Вован. - То мы не сидели бы здесь.
   - Но мы НЕ! - отказалась от самой идеи Вера, правда, из принципа, а не потому что считала Игоря не привлекательным. - И к тому же, для меня подобные вещи священны, а значит посторонних быть не должно!
   - Раз так, то сиди тут с нами. Думаю, Светке, все равно не понравится твое присутствие в доме холостяка. Так что...
   Все четверо уселись на сундук. Подумали и мигом нашли себе занятие на ближайшие несколько часов - копались в том, что использовали вместо стула. Обнаружили старые фотографии, письма и нечто, касающееся проклятья.
   - Кто это? - развернула большой, потрепанный годами портрет Вера. - Почему не на стене?
   - Это мой дед, - грустно как-то рассказал Николай Вячеславович. - Самый первый проклятый. Поэтому мы его в рамочку и не вешаем. Уж слишком неприятные воспоминания.
   - А как он проклятье схлопотал? - рассматривала крупного, молодого мужчину девушка.
   - Об этом он никому не рассказывал. - Вздохнул старший призрак.
   - Какой у него крест! - воскликнула Вера, заметив резной деревянный кулон на шее родоначальника. - Ручная работа. Таких на заводе не сделают. Наверное, реликвия.
   - Наверное, - перегнулись с двух сторон духи, тоже обратив внимание на побрякушку. - Скорее всего потерялся во время войны. К нам он не попадал.
   - Ясно, - потерла глаза Вера, свернула портрет и, вскочив с сундука, спрятала картину. - Посмотрите, кто-нибудь, сильно ли они там заняты.
   Стас ухмыльнулся и проскользнул сквозь пол вниз. Вернулся довольный.
   - Очень, - ответил он.
   Тогда Вера спустилась с чердака к себе в комнату, и легла спать. Она даже позволила троице бродить по ее комнате. Но с условием, что Стас не посмеет к ней лезть, и посоветовала ему заняться привычным делом - подсматривать за Игорем.
  
   Мотоциклы ревели. Наверное, оттого, что хозяева не позволяли им сорваться в свободный бег по ночной улице. А байкеры просто решали, что поставят на кон в соревновании. Определили - честь и гордость.
   - Ты лихач, но на полной скорости не станешь! - говорил парень в красном шлеме.
   Его собеседник снял защиту с головы, чтобы продемонстрировать красивую и уверенную улыбку.
   - А ты сможешь? - задел за живое он.
   - Хорошо, Серый, засекай! - махнул рукой еще одному любителю лихой езды зачинщик гонок.
   Названный по имени вышел вперед, встал перед спорщиками и сорвал с шеи платок, чтобы дать старт. Однако перед этим посмотрел на сиреневые облака и посчитал должным предупредить:
   - Уверены? Может, отмените? Ну, в другой раз погоняете. Сейчас будет опасно.
   Светловолосый гонщик не стал дожидаться отмашки. Ударил по газам и помчал наперегонки не столько с партнером, сколько с ветром и каплями дождя. Скорость доставляла ему удовольствие. Он просто летел по дороге. А она превращалась в стекло.
   - От чудное создание! - возмущался невидимый хранитель. - Тормози, придурок!
   - Отстань! - усмехался ездок.
   - Расшибешься, мы тебя так лепешечкой и похороним, - успокаивал второй оберегающий.
   - Ну и пусть! - убежденно твердил лихач, упиваясь чувством опасности.
   - Не, вы только посмотрите на этого идиота. Сделаешь дирку в голове, мы тебе ее ваткой забьем! - обозлился третий.
   Парень не слушал. Он осмелился не просто отпустить руль, но и удерживая равновесие, встать ногами на сидение. Раскинув руки, чувствовал себя птицей, подхваченной ветром. Впервые, свободной от несчастий, проклятий, страха.
   И вдруг мелькнула тень... Что-то щелкнуло. Совсем близко в землю вонзилась молния. Потом отлетело колесо, и покатилось в другую сторону. Наездник же опасно полетел через руль, стирая об асфальт руки, шею, лицо.
   - Тормози! - вскрикнули призраки-хранители.
   А дальше: визг металла, искры в разные стороны, боль в бедре, плече, голове. И мотоцикл тащит своим весом бывшего хозяина к обрыву. А точнее на штыри сломанной ограды. Чувство самосохранения заставило парня цепляться пальцами за асфальт, оставляя кровавый след.
   Спасение возникло прямо из воздуха. Трое мужчин разом ухватились за покореженный мотоцикл, затормаживая его скольжение. И остановили у самого края. Потом долго матерились над сорвиголовой, обещали ему казнь. Звучало даже "в угол поставим!". Но он не слушал. Поднял окровавленное лицо к небу. Глубоко и с сожалением вздохнул. Дождь смывал грязь, и больно бил каплями по ранам.
  
   - Верочка! Веруня! - будил ее Николай Вячеславович.
   - Не так надо! - остановил его Стас и собрался нырнуть в кровать девушки. Но она сама вскочила, как ошпаренная.
   - Я не сплю! - вскрикнула она, успев остановить озабоченного призрака. - Чего вам надо?
  
   Светлана Леонидовна, или просто Светка (как называли ее призраки), оставаться на ночь в доме своих любовников считала дурным тоном. Но в этот раз сделала исключение. Ведь, как недавно сказала Игорю, собиралась перевести их отношения на новый уровень. Правда, в данный момент уже размышляла, а нужна ли ей эта сомнительная перспектива? Во-первых, спать в неудобной, жесткой кровати было не комфортно. Во-вторых, парень рядом вертелся, комкал под собой простыни, грыз подушку, бубнил что-то, скулил, выл, чем пугал женщину до дрожи.
   - Гарик! - попыталась растормошить его Светлана.
   По-хорошему не вышло, и она хлестнула лунатика по щеке. Потом выкрикнула приказ: "Очнись псих!" - и получила плевок в лицо. Оскорбившись, она уже хотела влепить ему пощечину, пнуть в бок, столкнуть с кровати... Но тут распахнулась дверь. В спальню прошла сонная темноволосая незнакомка со стаканом воды в руках. Она прошаркала к кровати, проигнорировав ошарашенную Светлану. Поставила стакан на столик. Размяла пальцы, как пианист перед выступлением. Прицелилась и хлестнула Игоря по лицу так, что аж у самой рука заболела - девушка тут же прижала ее к груди. А парень проснулся. Сел на кровати и уставился на незнакомку. Еще и поблагодарил за то, что его по физиономии треснули.
   - Спасибо, - проговорил он.
   - Держи, - сунула ему стакан с водой она, развернулась и ушла, прикрыв за собой двери.
   - Что это было? - возмутилась Светлана.
   Ответа не дождалась. Игорь отставил стакан и уперся головой в подушку. После чего блаженно засопел.
  
  

Глава 12.

"Дружба между женщинами - всего лишь пакт о ненападении".

Анри де Монтерлан

  
  
   Светлана Леонидовна не моргая следила за девушкой, которая готовила завтрак. Судя по ее уверенным движениям, она чувствовала себя полноценной хозяйкой дома. Этот факт злил Светлану и оскорблял. Она перевела взгляд на Игоря, совершенно спокойно попивающего чай, и тоже, иногда, поглядывающего на свою сожительницу.
   - Вера, - спросила гостья дома чокнутых. - Как давно вы живете здесь?
   - О! Ревность! - хихикнул совсем рядом с ухом девушки голос Вована. После чего кусок жареной колбасы поднялся с тарелки в воздух. Вера выпучила глаза, быстро соображая, на какое явление природы или экологический катаклизм списать самовольное парение продуктов. Но реакция привыкшего к выходкам призраков Игоря была молниеносной. Не задумываясь, он швырнул вафельное полотенце в предполагаемую руку голодного духа. Колбаса вместе с полотенцем скатились по кафелю на стене, оставив после себя грязные разводы.
   - Не долго, - выдохнула Вера.
   Светлана уставилась на парня, интересуясь его экстравагантным поведением, то есть метанием тряпок через кухню. Игорь проигнорировал ее.
   - А на каких правах вы здесь живете? - внезапно спросила Светлана Леонидовна.
   Игорь подавился чаем.
   - Я присматриваю за домом, когда Игорь Степанович отсутствует. Готовлю, убираю, глажу, стираю. - Соврала девушка. - Так, по мелочи.
   - Ага, значит, домработница, - успокоилась Светлана. Но уже через секунду вспомнила, как спокойно эта девица прошла ночью в спальню своего нанимателя и отпустила ему пощечину. Женщина снова посмотрела на любовника с подозрением. Что-то в отношениях между ним и его домработницей казалось ей подозрительным.
   - Она не домработница! - выпалил внезапно парень. - Вера здесь живет, потому что больше ей пойти было некуда. Я не плачу ей за уборку или готовку. Вера - друг. Что-либо для меня она делает исключительно по собственному желанию. И может оставаться здесь сколько пожелает.
   У его дамы сердца, мягко говоря, отпала челюсть. Вера тоже немного растерянно посмотрела на совершенно спокойного и уверенного в своих словах Игоря. Она прекрасно понимала, что сейчас разыграется скандал. Еще хуже то, что сам парень прекрасно осознавал, к чему приведет сказанное. Если бы он промолчал, Вера подыграла бы Светлане - ведь от нее не убудет. Подумаешь, поиграла бы в служанку полчаса! Но Игорь решил сразу расставить все на свои места.
   - Наш парень! - похвалил его шепотом Николай Вячеславович.
   А пока Светлана Леонидовна собиралась с мыслями, в смысле подбирала такие слова, чтоб вроде и не сильно обидеть, и вроде как намекнуть любовнику о своем отношении к посторонним личностям женского пола, Вован успел стрескать всю нажаренную Верой колбасу.
   "Если другие призраки двигают предметы и вещи силой настроения (от злости или радости), то у этого главный двигающий механизм - голод!" - отвлеклась Вера, заметив опустевшую тарелку.
   - У тебя нет друзей, среди женщин! - воскликнула Светлана. - Ты с ней тоже спал? Я не собираюсь с ней мириться. Попроси ее уйти!
   - Нет! Между нами ничего не было! - остановил ее Игорь, и поднялся, чтобы перенести разговор на повышенных тонах в его комнату, где он параллельно с выяснением отношений сможет переодеться и подготовиться к работе.
   Светлану слова парня не успокоили, а наоборот еще больше обеспокоили. Она тоже встала и пошла следом за любовником. Вера слышала только отрывки их пылкого диалога.
   - Это вдвойне хуже! Значит она для тебя...
   - Света, считай ее моей сестрой, - сказал Игорь.
   Вера почувствовала будто внутри нее все потяжелело и сжалось.
   - Ты расстроилась? - не скрываясь ни от кого, возник рядом с ней Стас.
   - С чего бы? - хмыкнула девушка и продолжила готовить. Но рука ее дрогнула и сковородка едва не полетела с плиты на пол. Вера успела среагировать и вернуть ее на место.
   - Действительно, - язвительно процедил Стас. - Ни капли не расстроилась. Я вижу.
  
   Игорь и Светлана уехали. Вера спряталась в своей комнате, легла на постели, свернувшись калачиком, и задумалась. В доме властвовала тишина. Призраки воздержались от шумихи. Тоже вели себя смирно. Пока им не надоело.
   - Верунь, - материализовался перед девушкой Николай Вячеславович. - Чего грустишь? Тебе Светка так не понравилась?
   - Мы в следующий раз ее не пустим! - пообещал Вован.
   - Она расстроилась из-за того, что Игорь сказал! - выдал секрет Стас и проводил полетевшую в него и сквозь него подушку взглядом.
   - Нет. - Снова соврала Вера. - Просто это все заставило меня задуматься о том, где мое место.
   - Здесь. - Уверенно заявил Николай Вячеславович. - С нами. А где же еще?
   - Хороший вопрос, - вздохнула она и села. - Своего дома нет. Работы у меня тоже нет. Друзей и подруг не имею.
   - А мы? - обиделся Вован.
   - А вы призраки. Или конкретно ты в подруги набиваешься? - присмотрелась к нему Вера. - Общение с вами, рано или поздно сделает из меня клиентку психдиспансера.
   Немного поразмыслив, она пришла к выводу, что сидеть, сложа руки, не следует. Ведь человек - кузнец своего счастья. И спустилась вниз. Взяла вчерашнюю газету, полистала, придирчиво изучая объявления. Неожиданно наткнулась на такое: "Нуждающиеся, заблудшие, ищущие. Обращаться по телефону..."
   - Интересно, - проронила Вера. Интуиция подсказывала, что стоит набрать номер, и спросить, какую именно помощь предлагают загадочные заказчики этого объявления. Набрала и ни капельки не удивилась, узнав, что напечатала такое странное сообщение в газете ясновидящая. Она, конечно, посмеялась, но тут же задумалась, а не сходить ли? В итоге, записалась на прием.
  
   Рабочий день Игоря начался со знакомства с новой секретаршей. Эльвира, как и обещала, привела свою знакомую "шуструю девочку", по ее же выражению. Новенькая оказалась ну о-очень "шустрой". В чем Эльвира и Светлана Леонидовна убедились час спустя.
   - Не нравится мне твоя Тоня! - злилась Светлана.
   Женщины возвращались из кафетерия. Они не дружили, просто общались. Эльвира вообще со всеми умудрялась находить общий язык, но при этом занимала нейтральную позицию в случаях скандалов и разборок.
   - Да она классная. Поверьте. - Внушала секретарша, уплетая на ходу пирожок. - Мы с ней вместе учились. Она была одной из лучших на курсе. Скромная, сообразительная. А если волнуетесь по поводу... Ну, Игоря. То, скажу вам, Тоня не из таких! У нее есть молодой человек. Весь обеспеченный. И ходить на сторону ей просто незачем.
   - А работа тогда ей зачем? - задала важный вопрос Светлана.
   - Чтоб было о чем с Жорой поговорить. Ведь если сутками дома сидишь и по салонам бегаешь, сами понимаете, кругозор сужается. - Пояснила Эльвира.
   - Наверное, ты права, - сдалась Светлана Леонидовна и остановилась, чтобы сказать. - Не знаю, как теперь буду без тебя! Пока ты находилась рядом с ним, я была совершенно спокойна. А что теперь?
   - Вы преувеличиваете, - покраснела Эльвира, и толкнула двери в кабинет.
   Приемная пустовала. Женщины переглянулись. Их обеих интересовал вопрос: "Куда подевалась Тоня?".
   - Значит, "не из таких!" - припомнила слова секретарши Светлана и толкнула дверь в кабинет Игоря.
   Тут-то и настал момент удивления. Потому что женщинам открылась сказочная картина (в смысле, иллюстрация сказочного хамства). Тоня сидела на столе начальника. Вся такая немного растрепанная и покрасневшая. Узкая юбка была задрана по самое нижнее белье, которое отсутствовало. А Игорь, не смущаясь ситуации, уже застегивал ремень на штанах.
   - Очень способная девочка, - прокомментировал парень. - Эльвира, не сочти за труд, приготовь мне крепкий кофе без сахара. И я жду график по выходам.
   Так закончился первый и последний день стажировки Антонины.
  
   Девушка в светлых джинсах и кружевном топе, легкой походкой направлялась к самому обычному восьмиэтажному дому. Издалека, казалось, что она разговаривает с кем-то по телефону - наушник, во всяком случае, наталкивал на такую мысль.
   - Верка, - обратился к ней невидимый собеседник. - А ты уверена, что не имеешь никаких сверхспособностей? Может ты у нас медиум? Поэтому и относишься к нам так спокойно.
   - Скорее, я просто уже очень давно сошла с ума, поэтому путаю нормальное и ненормальное! - огрызнулась она. - Кстати, как получается, что никто вас не видит, а я вижу?
   - А зачем нас кому-то сейчас видеть? Хочешь, чтобы от тебя все в разные стороны разбегались? - поддержал разговор более насмешливый и полный сарказма голос.
   - И то правда, - выдохнула Вера и вошла в подъезд. Поднялась на лифте на шестой этаж. С замиранием сердца нажала на кнопку звонка квартиры без опознавательных знаков. Ей открыла молоденькая девочка. Улыбнулась и пропустила, предложив подождать пока Маня Всеволодна освободится. Впереди Веры уже сидело двое человек, нервно терзающих в руках кто платок, кто фотокарточку.
   - Зачем мы сюда пришли? - не мог успокоиться Вован.
   - Помолчи, - шепотом ответила ему Вера и улыбнулась обернувшимся к ней клиентам ясновидящей.
   Призраки рассредоточились по квартире, пытаясь найти себе занятие. Вован ушел на кухню и оттуда стали доноситься странные звуки. В другой комнате включился сам по себе телевизор и, встретившая Веру девочка, тут же побежала выключать его.
   - Николай Вячеславович, - позвала Вера. - Будьте добры, повлияйте на них! Пусть не позорят меня.
   Колокольчик, висевший около резной двери, зазвенел. На его зов побежала девчушка, и вернулась секундой спустя, провожая прошлого гостя. Приостановилась рядом с Верой, и очень извиняясь, попросила остальных обождать, а девушку пройти. Вера поблагодарила ее. Вошла к ясновидящей.
   В темной комнате за столом, накрытым махровой скатертью сидела женщина средних лет. На ней был старый цветастый платок. Перед ней стоял стеклянный шар. В общем, декор оправдывал ожидания.
   Девушка присела на стул. Ясновидящая молчала и смотрела на нее затуманенными глазами.
   Сквозь стену прошел Стас, заинтересовался Маней Всеволодной. Походил вокруг нее. Помахал рукой перед глазами женщины и заключил:
   - Чистой воды лохотрон! Пошли отсюда!
   Глаза Мани Всеволодны медленно обратились к призраку. Вонзились в него взглядом. Стас даже замер.
   - Я попрошу!.. - звенящим сталью голосом проговорила женщина. - Я попрошу привести ко мне того хама, который грабит мой холодильник!
   - Что? - переспросил Стас.
   - Кажется, это она о Воване, - подсказала Вера.
   Впрочем, "хам" явился сам, приведенный Николаем Вячеславовичем.
   - Итак, начнем, - суровая ясновидящая погрозила пальцем прожорливому призраку, и повернулась к девушке. - Вы пришли ко мне, чтобы узнать, как снять проклятье.
   - А... - неуверенно проронила Вера.
   - Не задавай глупых вопросов. Я знаю. Я вижу. - Пояснила Маня Всеволодна. - Скажу одно. Помочь я вам в вашей беде не могу. Сами должны справиться. Проклятье на крови поставлено. От обиды. От предательства. За мальчиком вашим постоянно смерть ходит. Тебя же ему привели не случайно! Ты можешь...
   - Тум-бурум-бурум-бурурум... - пропел внезапно Вован, подражая Винни-Пуху.
   Монолог ясновидящей прервался. Все уставились на призрака.
   - Тум-бурум-бурум-бурурум... - снова пропел он.
   - Твою мать! - выругался Стас и испарился. Следом за ним растаял в воздухе Вован.
   - Верунь, увидимся дома, - на прощание сказал Николай Вячеславович и тоже исчез.
   - Что происходит? - испугалась Вера.
   - Беда, - пояснила Маня Всеволодна. Вдруг на ее лбу проступил пот. Женщина побледнела. - С их подопечным приключилась. С ним всегда что-то происходит. Она идет за ним. И не упустит своего. Он последний. Потом проклятье исчезнет. Хочешь узнать больше, так будь внимательна к своим снам.
   - О да! О них. Почему я их вижу?
   - Призраки искали на тебе печать. Но у тебя ее нет. По крайней мере такой, какую они себе представляют. Есть другая. Она вот здесь. - Указала на грудь ясновидящая. - Вспомни прошлое, и сама поймешь. Знаешь, что?
   - Я могу помочь ему? - спросила Вера.
   - Ты единственная, кто может. - Согласилась Маня Всеволодна. - Но... Деточка, нужна ли тебе вся эта история? Подумай хорошенько. В церковь сходи. Помолись. А еще лучше оставь его. Ты получишь другую жизнь. Будут и дети, и муж славный, и дом. Только если бросишь затею. Чем больше в ней повязнешь, тем меньше шансов... - Она замолчала. Посмотрела куда-то в темноту и сказала. - Тебе пора. И не приходи сюда больше. Я итак тебе много сказала.
   Вера покинула квартиру ясновидящей со смешанными чувствами. Она боялась. Шла к автобусной остановке и не могла побороть дрожь в руках. Думала о том, что ей грозит. И внезапно вспомнила о пропаже. Заволновалась об Игоре. Вскоре мысль о нем вытеснила другие, и домой Вера просто бежала.
  
   Широко распахнув дверь, она ожидала увидеть его. Но ни призраков, ни парня в доме не было.
   - Все будет хорошо! - настраивала себя она. Разулась, переоделась. Поставила чайник и села у окна, поглядывая на дорогу. Ей казалось, будто совсем похолодало. Вера выпила успокоительного. Накинула на плечи одеяло. Походила от ворот к порогу. Сверилась с часами. Накапала себе еще немного настойки пустырника.
   Когда пробило восемь, хлопнула калитка. Вера выбежала навстречу. Игорь стоял бело-зеленый у ворот. Опирался о столбец, потому что самостоятельно удерживать равновесие уже просто не мог.
   - Принимай! - сказал Стас.
   Вера подставила парню плечо, чтобы он смог на нее облокотиться. Но только она перехватила его за торс, как Игорь застонал.
   - Что? - испугано пискнула девушка и убрала руки. Но парень не дал ей отойти от него, крепче ухватившись за хрупкие плечи.
   - Спина! - стиснул зубы он.
   - Его слегка поцарапали, - объяснил Николай Вячеславович.
   "Слегка" - это было мягко сказано. Уложив парня на диван, сорвав с него рубашку, девушка увидела кровавые полосы, оставленные ножом.
   - Псих какой-то забрался в машину, - рассказывал Вован. - Стал деньги требовать, ножом угрожал. Игорешка, нет, чтоб отдать и поехать спокойно домой, стал кочевряжиться. Зажабился, понимаешь. Вывернулся. Пару раз уродца треснул. Из машины вытащил. Откинул далече, обещал ментуру вызвать. Да оплошал. Забыл, что ко врагам спиной не поворачиваются. Вот и получил расписную картинку на всю спину.
   - Если бы мы не вмешались, вообще без головы бы остался! - недовольно бурчал Стас. - Этот придурок сиганул ему на плечи и уже собирался по горлу пером провести, когда мы появились.
   - Ай! - протестовал Игорь. Вера уняла дрожь в руках, нашла в шкафу аптечку и присела рядом с парнем, замазывая раны зеленкой. Хотя считала, что особо крупную надо зашивать! Сам пострадавший ответил на это: "Так зашей!", а Вера пригрозила хлопнуться в обморок. Впрочем, скорую она все равно вызвала. Приехали дяди врачи, посмотрели на боевые царапины, и таки забрали Игоря в больницу, где сделали ему промывание ран, заштопали в нужных местах, и не забыли похвалить Верочку за качественное оказание первой помощи.
   Домой они возвращались на такси. Игорь так устал, что примостил голову на плече девушки, и мирно спал до самого дома, совершенно не реагируя на трель мобильного в кармане штанов. Зря! Потому что звонила Светлана Леонидовна. А не получив ответа от любовника, заподозрила неладное.
  
   - Вер, - говорил Игорь, опираясь на девушку, когда они шли к дому, ведь таксист, увидев дорогу, отказался ехать по таким ухабам. - Ты заботишься обо мне из-за наследства, которое я оставлю тебе?
   - Если ты вспомнишь, то я начала это делать до того, как тебе стукнуло в голову отписать на меня дом! - пыхтела она, помогая ему передвигаться.
   - Вер, - усмехнулся Игорь, остановившись у забора, прислонился щекой к ее щеке. - Я тебе нравлюсь! Если бы не нравился, ты бы ничего не делала для меня.
   - Какой ты проницательный! - съехидничала она, но покраснела, когда он прикоснулся к ее губам.
   Игорь поцеловал девушку, потом отодвинулся, чтобы полюбоваться реакцией. А Вера никак не могла понять, что ей делать. С одной стороны, было просто дико приятно (и даже призраки не мешали), с другой - Игорь ведь, как ветер и ожидать от него чего-то серьезного не стоит. В-третьих, у их отношений нет продолжения. Ему суждено умереть.
   - Спишем это на действие анестезии! - решила Вера и направила парня к входу. Впрочем, двери распахнулись сами. Ладно, не совсем. Их открыла Светлана Леонидовна. Прошлась взглядом по обнимающимся. Но прежде, чем вспылить, поинтересовалась произошедшим. Вера, вкратце, обрисовала ситуацию. Светлана сделала вид, что прониклась, перехватила заботу об Игоре на себя. Сама уложила его в спальне. И закрывая двери комнаты перед Верой, сказала, таким зловеще-дружественным голосом:
   - Милочка, знаете, нам с вами нужно дружить! Как думаете, мы подружимся?
   - Обязательно! - сквозь зубы сцедила девушка и скрылась в своем уголке.
  

Глава 13.

"Любой неудачник может предложить услуги квалифицированного специалиста по неприятностям"

Ю. Татаркин

  
   Собеседование. Страшное слово прозвучало этим утром из уст Игоря. Раньше Вера такого не боялась. Обычно. Но не сегодня. И вот она, не зная, перед кем будет играть роль "Ну, возьмите меня, пожалуйста!", подбирала подходящие случаю вещи. Крутилась перед зеркалом и старалась, как могла, игнорировать пристальные взгляды троих призрачных мужчин, выгнать которых из спальни не удавалось никакими методами.
   - Чего ты так нервничаешь? - не понимал Вован. - Подумаешь, собеседование!
   - Да, Верочка, - поддерживал Николай Вячеславович. - Все начальники те же люди. - Подумал и добавил. - Только у них денег больше. И запросы соответствующие. Правильно. Готовься!
   Стас просто комментировал выбор одежды.
   - Лучше розовая блуза.
   - Она же прозрачная! - ужаснулась Вера.
   - И что? - не понимал ее терзаний Стас. - Зато будущий шеф сразу оценит весь твой потенциал.
   Выставил руки впереди груди, намекая на конкретный "потенциал" третьего размера. Вера швырнула в него шарфом. Вещь, сопровожденная насмешливыми взглядами, пролетела сквозь прозрачное тело.
   - Балбесы! - покачала головой девушка. Достала синюю блузу с коротким рукавом и кружевами впереди. Кажется, именно одев ее, три года назад, Вере посчастливилось встретить Юру. Хотя, сомнительное счастье получилось. Ведь отношения их не удались.
   Примерила. Скривилась. И все же надела розовую, так понравившуюся Стасу. Призрак был доволен. А вот Игорь, обязавшийся подвезти девушку до места собеседования, не оценил всей красоты. Потребовал от Веры, чтобы она вернулась и сменила "рубашку" на более приличную. Пришлось подниматься и, скрипя зубами, одевать голубую блузу.
   - Удачи, Верунь! - крикнули в один голос призраки.
   - А я? - остановился у порога Игорь, пропуская девушку вперед.
   - И ты не чихай! - и ему пожелали приятного дня духи.
   - Хамы! - сделал вывод парень.
  
   Машина остановилась у самого обычного здания, "обшитого", как выражаются строители, зеленым стеклом. Но потом Игорь подумал, и переставил авто за здание, на стоянку во дворе, окруженном квадратом серых многоэтажек.
   - Сейчас пройдешь через главный вход, поднимешься на второй этаж в отдел кадров. Спросишь, какие вакансии есть. Тебе скажут, что свободна должность секретаря. Заполнишь анкету. Не забудь соврать, что опыт у тебя есть. Впишешь названия фирм, о которых я говорил тебе по дороге. И не волнуйся! Все получится! - отдал последние указания парень, чмокнул растерянную Веру в щеку, а потом скрылся за дверью того самого зеленого дома.
   Она сразу поняла, что он не просто так из-за праздной любезности зашел туда, поздороваться с кем-то.
   Чувствуя себя безумно глупо, Вера вошла через парадную. Робко улыбнулась охраннику. Отчиталась перед ним, куда собралась. Суровый дядя при входе оказался очень даже милым, и лично проводил девушку до отдела кадров, пожелав удачи.
   В отделе кадров Вере повстречалась Вероника Александровна. Она выглядела еще более строгой и пугающей, чем охранник при входе. Сначала осмотрела девушку с ног до головы, будто на приеме у медика. Едва ли количество зубов не пересчитала. Задавала вопросы, просила отвечать коротко и быстро. "Как на допросе в сверхсекретную организацию!" - добавила в мыслях Вера, только и успевая говорить: "Да" и "Нет". Она все ждала вопроса: что вы делали в ночь с пятнадцатого на двенадцатое.
   Улыбнулась, сравнив Веронику Александровну с детектором лжи.
   Детектор лжи недовольно сощурил ярко накрашенные глаза, не одобрив совершенно неуместное и чересчур хорошее настроение девушки. Вера испуганно отвела взгляд.
   - Хорошо. Вера, я познакомлю вас с той, которую вы будете замещать. Она расскажет вам об обязанностях. - Поднялась Вероника Александровна, и указала девушке на дверь.
   Они прошли по коридорам, свернули налево, направо, прошли по лестнице и после всех этих пеших прогулок остановились перед дверью в приемную директора рекламного отдела. За столом сидела зевающая молодая красивая девушка. Она тоскливо рассматривала большой цветок.
   - Эльвирочка, - сразу изменилась в лице строгая Вероника Александровна. - Вот принимай. Девушка пробуется на твое место.
   Эльвирочка на мгновение перестала быть такой милой, какой показалась на первый взгляд. Ее истинное лицо имело схожие черты с обликом хищницы. Правда, в следующую секунду недоверие, неискренность и презрение, читавшиеся по мимике секретарши, спрятались за светлой улыбкой и искорками в глазах, которым легко было поверить, если бы не прошлое мимолетное видение.
   - Входи, присаживайся, - указала на кресло напротив себя Эльвира. - Рассказывай: кто ты, откуда, почему решила работать у нас? И главное, почему считаешь, что справишься!
   Вера проглотила, подступивший к горлу, неприятный ком. Атмосфера, царящая в офисе, ей совсем не нравилась. Она никак не понимала, почему до сих пор не развернулась и не ушла.
   - Я не считаю, просто хочу попробовать найти свое место, - призналась девушка.
   Эльвира усмехнулась.
   - Честная. Но слишком скромная! - проронила она. - Место, значит. Хорошо. Тогда слушай...
   Целый час Эльвира проводила тестирование новенькой. Проверяла скорость набора текста на компьютере, как она принимает звонки, насколько терпелива (для этого были задействованы самые отъявленные хамы, наглецы и стервы из соседних отделов), умеет ли варить приличный кофе (тут у Веры проблем не возникло, и секретарше очень понравилось).
   - Ладно, - сказала Эльвира. - И последний тест. Пойдем, познакомлю тебя с начальником.
   Девушки прошли в соседнюю комнату, где в кожаном кресле, как на троне восседал начальник - молодой светловолосый парень. При виде его у Веры нервно дернулся правый глаз. А начальник рекламного отдела нахмурил брови.
   - Игорь, - обратилась к нему секретарша, запнулась и, вспомнив, что нужно вести себя иначе, повторно, как подобает, обратилась к шефу. - То есть, Игорь Степанович, я привела к вам новую кандидатку в секретари. Проведете с ней собеседование?
   Игорь Степанович сделал соответствующее великому и всезнающему начальнику лицо. Как и все предыдущие, повстречавшиеся Вере личности, осмотрел ее с ног до головы, будто в первый раз видел. Указал на стул, напротив себя. Эльвира усмехнулась и вышла из кабинета. Прикрыв двери, она посмотрела на часы, засекая время. Новенькой девице пока еще действующая секретарша отмерила примерно двадцать минут.
  
   - Что ты устроил? Что это за спектакль? - зашипела Вера, как только они с Игорем остались одни.
   - Что значит "Что устроил"? Кого! - поправил ее Игорь. - Тебя. На работу. К себе.
   - А сразу сказать не мог? - разозлилась девушка, встала и уперлась руками в стол парня, хлопнув по нему ладошками.
   Игорь тоже поднялся.
   - Не мог. Не хочу, чтобы тебя воспринимали, как мою протеже! - ответил ей он и передвинулся в сторону. Вера последовала его примеру.
   - Протеже из меня сделать захотел! - попыталась дотянуться до него она, чтобы стукнуть. Игорь скользнул вбок, и не заметил, как все завертелось: они бегали вокруг стола.
   - Что ты хочешь сделать? - уточнил о ее планах парень.
   - Отлупить тебя, чтоб больше не обманывал! - объяснила Вера, замахиваясь рукой над промелькнувшей прямо перед ней поясницей Игоря.
   - Эй! Ты что, хочешь покалечить своего начальника? - рассмеялся он. - А кто же тебе тогда зарплату выдавать будет?
   - Ты еще не мой начальник, - противилась девушка. - И не факт, что я здесь останусь!
   - Но, Вера! - поймал ее за руку парень. - Я беру тебя на работу! Подумай. Так ты будешь у меня под присмотром. Будешь получать зарплату большую, чем в том ночном магазине, где тебя чуть не убили. И дома будешь появляться четко в семь. А я перестану волноваться о том, где тебя носит по ночам.
   Он так смотрел на нее, что девушка перестала дергаться. Игорь провел рукой по ее волосам, исправляя растрепавшуюся прическу.
   - Тогда получится, - проронила она. - Что мы практически не расстаемся. И дома, и на работе...
   - Да, - улыбнулся Игорь. - Только без чокнутых бесплотных соседей.
   - Каких соседей? - уточнил Вован, образовавшись рядом с ними.
   Парень и девушка рассмеялись, отодвинулись друг от друга.
   - Таких, - хмыкнул Игорь. - Наглых и лезущих не в свое дело. Что ты здесь делаешь? Что-то случилось? Или случится?
   - Нет, - покачал головой призрак. - Просто решил посмотреть, никто ли тут нашу Верочку не обижает.
   - Никто. Это она меня чуть не обидела, - аккуратно сел в свое кресло парень, стараясь не тревожить раны.
   - Чем это? - заинтересовался Вован.
   - Побить меня хотела, - буркнул Игорь.
   - Воспитать! - поправила его Вера.
   - В первый день на новом рабочем месте, и уже взялась за воспитание шефа. Молодец! Ты его лупишь, а он тебе деньги платит! - радовался дух.
   - Она отказывается здесь работать, представляешь? - сдал ее с потрохами начальник и призрачный гость уставился на девушку.
   После минуты молчания, в ходе которой, Вера чувствовала себя жутко пристыженной, она все же проронила.
   - Ну, наверное, лучше остаться. Я смогу присмотреть за тобой. Проверю, поел ли ты в обед...
   - О, - взялся за голову парень. - Плохая была идея. Это теперь круглосуточное наблюдение!
   Правда, сам же он с этого и посмеялся. Вован тоже повеселел.
   - Раз у вас все отлично, то я домой, - сказал дух и испарился.
  
   Эльвира, прекрасно зная характер своего шефа, оставила его наедине с претенденткой в секретарши. Сходила в кафетерий, перекусила. На выходе столкнулась со Светланой Леонидовной.
   - Ты опять не на рабочем месте? - поприветствовала одна другую.
   - Что вы Светлана Леонидовна, - махнула рукой Эльвира. - Уже все сделала и жду результата!
   - Какого? - тут же заинтересовалась Светлана, подхватила секретаршу под руку и повела к лестнице.
   - К нам утром привели из отдела кадров некую девицу. - Шепотом, склонившись поближе к любовнице шефа, поделилась новостями Эльвира. - Ну, она, в принципе, ничего такая. Нормальная. Даже чересчур. Печатает быстро. Даже быстрее, чем я. Вежливая. Стойкая. Но...
   Она ехидно ухмыльнулась.
   - Отвела к Игорю? - поняла Светлана. - И что он?
   - Сейчас посмотрим, - подмигнула секретарша.
  
   Постояв немного у двери, прислонив к ней ушки, женщины, к своему великому сожалению, не услышали ничего интересного. Поэтому они смело вошли в кабинет. А там...
   Тишина. Рабочая. Начальник за столом. Рассматривает резюме. Кандидатка чинно ждет, когда озвучат вердикт. Руки на коленках сложила. На лице глубокомысленное выражение. В общем, идиллия.
   - Вера? - признала в новой работнице сожительницу своего любовника Светлана.
   - Добрый день, - вежливо поздоровалась девушка, скрыв разочарование и дискомфорт.
   - У вас какие-то вопросы? - обратился к ним Игорь.
   Эльвира и Светлана замялись. Секретарша откланялась и быстро исчезла. А вот любовница подошла к парню, поцеловала, не стесняясь присутствия посторонней.
   - Просто зашла поздороваться, - совладала с эмоциями Светлана Леонидовна. - А что Верочка теперь будет у нас работать?
   - Не у нас, а у меня, - поправил Игорь, поставил подпись на заявлении и попросил Эльвиру отнести бумагу в отдел кадров.
   - Хорошо, - из короткого слова этой женщины буквально сочился змеиный яд. Вере хватило одного взгляда, чтобы понять, какая жизнь ее ждет в офисе. - Не буду вам мешать!
   Светлана Леонидовна еще раз поцеловала Игоря и прикрыла за собой двери. В коридоре нагнала Эльвиру.
   - Дай-ка мне эту бумажку! - потребовала она, выхватив листок из рук секретарши. Ознакомилась с ним и попросила. - Делай, что хочешь и как хочешь, но эта девица должна покинуть нас в течение двух дней!
   - Кто она? - задала резонный вопрос Эльвира и уже в следующую секунду узнала столько всего интересного, отчего пришла к выводу: Вера - истинное Зло, которое нужно искоренить!
  

Глава 14.

"Человека легко уничтожить, но нельзя победить, если он не сдается"

Эрнест Хемингуэй

  
   Школьный двор. Пятеро учеников девятых классов и один семиклассник прохлаждались на улице. Прогульщики не курили. Они вели чисто мужской разговор на кулаках.
   - Ты, мелюзга! - таким было предисловие, повлекшее за собой драку. - Чтоб я тебя около Маринки из "В" класса не видел!
   Дружки говорившего усмехались и потирали кулаки, обступая светловолосого паренька флегматично рассматривавшего главаря школьной банды.
   - Ой, Маринка из "В"! - фыркнул бесплотный хранитель семиклассника. - Она сама на нас вешалась. - И даже припомнил слова той самой особы: "Игоречек, а давай пойдем домой вместе (что означало, проведи меня и тащи всю дорогу мою тяжеленную сумку!)". Маринка то отличница. Учебники сама еле доволакивает до класса.
   - Малыш, - говорил другой защитник. - Смотри. Сейчас он захочет ударить тебе в глаз. А ты, нагибаешься, как я тебя учил, позволяешь ему уйти вслед за кулаком вперед. Сам проскальзываешь под рукой и бьешь его ногой под зад. Благо, не промахнешься. У него задница сама пинки так и манит. Понял?
   Игорь незаметно кивнул.
   - Мне не нужна Маринка, - сказал он, глядя в глаза противника. - Но не могу обещать, что завтра она сама ко мне не прибежит.
   - Ты, че? Самый умный? - разозлился старшеклассник.
   - А мы быстро умным мозги вправляем, - поддержал его кто-то из друзей.
   - Ага. Умные сразу вспоминают список, кого боятся... - подал голос третий.
   - Прости, но я не собираюсь бояться тебя! - гордо заявил белокурый парень. Ведь он уже тогда не дрожал ни перед кем... живым. Его больше страшило неизвестное проклятие.
   А дальше события развивались, как говорил призрак по имени Стас.
   - Молодец! Это наш парень! - нахваливал Вован, наблюдая за дракой.
   - А может, стоит их разнять? - робко интересовался Николай Вячеславович не одобряющий такого поведения.
   - Мы растим не нюню, а бойца! - сказал Стас.
   - Да, да, только честно ли это: один против пятерых? - задался вопросом старший призрак.
   Это действительно было не честно. Вскоре Игорь оказался на асфальте с фингалом под глазом, рассеченной бровью и опухшей губой. У него болели ребра и голова.
   - Да, - протянул Николай Вячеславович. - А я говорил, что это плохая идея!
   - А ты хочешь, чтобы наш мальчик вышивал крестиком и вязал? - огрызнулся Стас. - Мужиками становятся в драке!
   После такого заверения призрак присел рядом с парнем, и, заглянув ему в глаза, похвалил.
   - Теперь ты почти настоящий мужик!
   - Что значит "почти"? - задумался Игорь.
   Только озабоченный дух собрался посвятить парнишку в некоторые премудрости общества настоящих мужиков, как лежащим на заднем дворе школы учеником заинтересовалась учительница-практикантка.
   - Игорь? Что случилось? - охала молоденькая женщина.
   - Упал, Василиса Евгеньевна, - соврал он.
   Она замолчала. Поджала губы и нахмурилась.
   - Эх, парни. Вы никогда не признаетесь, так ведь? Вставай, отведу тебя в медпункт, а потом...
   - Василиса Евгеньевна, - сухо проговорил мальчишка, встав на ноги. - Вы не скажите директору ни слова.
   Учительница еще раз вгляделась в лицо парня. Он был немного выше ее, и почему-то совершенно не походил на семиклассника - скорее на вполне взрослого мужчину. Игорь всегда выделялся из толпы школьников и это пугало практикантку. Но в то же время и притягивало.
   - Хорошо, - сдалась она. - Я ничего никому не скажу. Попрошу Людмилу Семеновну написать записку, что ты плохо себя чувствовал и, поэтому она отослала тебя домой.
   - Спасибо! - одарил ее улыбкой странный семиклассник.
   Учительница замерла, как завороженная.
   - Поцелуй ей руку! - шепнул Николай Вячеславович.
   Игорь склонился к руке женщины. Поцеловал, оставив Василису Евгеньевну в растерянности. И ушел домой.
   - Когда перейдешь в восьмой класс, и если эта дамочка, все еще будет работать в школе, - продолжил прерванный разговор о премудростях Стас, - я устрою тебе последнее посвящение!
   Николай Вячеславович и Вован только переглянулись. Отговорить Стаса за долгие годы им ни разу не удавалось. В восьмом классе он устроил обещанное Игорю. Случилось это в учительской, когда Василиса Евгеньевна проводила с парнем разъяснительную работу после уроков. Игорь ее не слушал, потому что ему прямо в ухо нашептывали инструкции по обращению с привлекательными женщинами. А Василиса потом еще долго удивлялась, откуда у мальчишки столько опыта!.. И каждый раз (точнее два-три раза в неделю) наступала на те же грабли, пока не расшибла себе лоб об увольнение.
  
   Сначала прозвенел будильник. Его без сожалений швырнули в стену.
   - Метко! - оценил Стас.
   Потом вкрадчивый голос Николая Вячеславовича, попросил:
   - Верочка, проснись! Тебе пора собираться на работу.
   - И Игоря покормить, - как всегда о своем, о наболевшем, заговорил Вован.
   - Что он сам себе бутерброд сделать не может? - взвыла она и спрятала голову под подушкой. Но ноги и попа то остались поверх одеяла!.. А озабоченный призрак тоже был на свободе и обитал где-то поблизости. Собственно, это и заставило девушку очень быстро вскочить с кровати, с воплем "Не подходи!", пока бесплотный маньяк не надумал будить ее нетрадиционными методами.
   - Не хочу я идти на работу! - мигом изменилось настроение Веры, когда она убедилась, что Стас и не думал к ней подходить. Он смирно седел на тумбочке. Девушка обняла подушку, как якорь, который не позволит ей покинуть дом.
   - Ты, что, маленькая?! - возмутился такому поведению Вован.
   - Это не работа, это аквариум с очень голодными двуличными пираньями! Я не могу там находиться. - Делилась переживаниями Вера. - Эльвира сначала улыбается, а потом скалится, как гиена...
   - Может у нее бешенство? - ни к месту задумался Николай Вячеславович.
   - Тогда они все там больны! - заключила девушка. - И если я побуду, еще хоть немного, в их обществе, сама стану психованной на всю голову.
   - Ну, скажи Игорю, что не хочешь больше у него работать, - предложил Вован.
   - Ты что! - ужаснулась она. - Я не могу его подвести.
   В двери комнаты постучался хозяин дома и разговор прекратился. А только парень заглянул в спальню, как Вера растянула на физиономии глупейшую улыбку и притворилась, будто все замечательно, она уже бодра и готова к труду и обороне.
   - Я жду тебя. Поставил чайник. Спускайся. Ванна свободна. - Отчитался он. Окинул взглядом честную компанию и все же спросил: - Все в порядке?
   Призраки посмотрели на Веру, а она махнула рукой.
   - Лучше не бывает!
   - Тогда спускайся. Рабочий день начинается через час.
   Только за ним закрылась дверь, как девушка уперлась головой в матрас.
   - Шестьдесят минут до дня открытых дверей в аду! - пробурчала она.
   - Хочешь, мы с ним поговорим? - предложил Николай Вячеславович.
   - Нет! Не смейте, иначе я... иначе я... - и Вера задумалась, а чтобы она такого плохого могла бы сделать призракам. Они тоже ждали.
   - Святая вода? - подкинул идею Вован.
   - Осиновый кол? - внес свою лепту Стас.
   - Хватит умничать! - остановила их девушка. - Просто не нужно вступаться за меня. Я сама справлюсь!
   И она вышла из спальни, услышав: "Верка, настоящий мужик!".
  
   Чудесный теплый день портило только зеленое здание, которое Вера мысленно украшала синими языками пламени, пожирающими его с особым наслаждением. Даже ноги девушки казались ватными и непослушными, когда она шагала ко входу, охраняемому дядей Веней, - на вид очень суровым и страшным сторожем, но на самом деле, единственным нормальным человеком во всей компании. Исходя из собственного убеждения о том, что офис - это аквариум с пираньями, Вера наградила дядю Веню кличкой "рыболов". Вчера она осмелилась и удивила его вопросом: "А любите ли вы сидеть с удочкой на пруду?". Сторож улыбнулся и ответил: "Откуда знаешь?". "Да так!" - загадочно улыбнулась Вера и пожелав мужчине спокойного дня, поднялась к себе в кабинет, где, как всегда, отсутствовала секретарша. Сегодня, подозревала девушка, Эльвира опять придет на час позже и сделает круглые глаза, обнаружив Веру на рабочем месте в столь раннее время.
   - Погоди секунду, - придержал ее за локоть Игорь, когда они поднимались по лестнице. - Постарайся найти себе подругу. А то общаться все время только со мной у тебя здесь не получится. Влейся в коллектив!
   Вера кивнула. Только себя пираньей она не представляла. Максимум - несчастным гуппиком.
   Вслед за Игорем она шла, опустив голову. Ей вообще очень не понравилась эта затея с работой. Ведь в офисе они с Игорем, по большей части, играли роли совершенно чужих людей: парень, усаживаясь в свое кресло начальника, сразу становился холодным и отдаленным, и огромная пропасть между ними росла до бесконечности. Вера злилась и нервничала, чувствуя, будто единственный человек, который мог бы быть на ее стороне, предает. Каждый раз, когда парень уходил вперед, ей дико хотелось догнать его и поймать за руку. Но, увы... Она не маленькая!
   Уже в первый день на посту секретарши, Вера поняла, почему Игорь не хотел афишировать их знакомство. В каждом кабинете, в углах коридоров и туалете женщины шептались о красавчике. Причем дамы здесь работали нервные, стервозные и нетерпимые. "Озабоченные!" - дополняла Вера. Она быстро возненавидела всех. И не без видимых причин. Несмотря на достаточно широкое пространство, ее постоянно больно задевали плечом. Раздражали постоянные мерзкие взгляды в спину, и шепот позади. Некоторые, правда, в лицо высказывались: "Откуда ты взялась? Не умеешь пользоваться факсом? Деревенская дурочка?", "Что это за юбка? Моя бабушка такую носила, до войны!", "Уйди с дороги, лохудра!". Естественно, все перечисленное подавляло бойцовское настроение девушки, и Вера кротко глотая слезы в женской уборной, умывалась и возвращалась в кабинет. А там сидела Эльвира. С ней все обстояло сложнее. Секретарша Игоря мило улыбалась, давала поручения, не объясняя, как их нужно исполнять. Гоняла по всяким мелочам новенькую, по этажам фирмы.
   - Игорь просил, - начала она, выдавая новое задание девушке, - принести ему кофе, латте, из кафешки напротив, через дорогу. Три. Два без сахара. У тебя есть десять минут.
   Вера очень хотела выругаться. Но собралась с духом, сжала кулачки и побежала.
   А пока новенькая бегала, как собачонка, за выдуманной костью, Эльвира спокойно болтала по телефону и сплетничала со Светланой Леонидовной. Последняя была крайне довольна проведенной работой, ведь Веры почти не было рядом с Игорем, благодаря секретарше.
  
   - Опять тебя погнали? - встретил девушку уже с кофе в руках на обратном пути дядя Веня. - Не давай себя в обиду!
   - Я не даю, - соврала Вера. - Чем больше двигаюсь, тем лучше сохраняю форму. А они пусть себе жир наращивают, в своих креслах.
   Улыбнувшись охраннику, она поднялась по лестнице, ведь уже опаздывала. Перепрыгнула через последние три ступени и едва удержала равновесие, оказавшись на площадке. По коридору она шла уже более медленно и аккуратно. И вдруг...
   - Глаза разуй! - крикнула какая-то блондинка, ударив Веру по рукам.
   Стаканчики сжались под натиском пальцев, крышки отпали, и горячий кофе полился прямо на белую блузку. Вера пискнула от испуга, боли и неожиданности. Блондинка ухмыльнулась, рассмотрев испачканную и лишенную дара речи девушку.
   - Тоже мне, любовница. Такие, как ты, нам и в подметки не годятся! Свали с дороги, ластоногая, пока кости целы! - сказала Зина. Вера узнала ее. Видела эту девицу несколько раз, когда она заходила к Игорю с какими-то бумажками, и выходила из кабинета, застегивая на груди пуговицы прозрачной блузы.
   Блонда ушла. А на ее месте возник симпатичный молодой мужчина.
   - Кофейные пятна, - выдал он, рассмотрев испорченный деловой костюм девушки. - Последний писк офисной моды?
   Вера скрипнула от злости и обиды зубами...
  
   Эльвира успела собрать урожай и обзавестись рогатым скотом в сетевой игре. Другими словами, она ждала Веру, чтобы отчитать ее за опоздание. Игорь выглянул из своего кабинета. На вечер у него были большие планы. Точнее не у него, а у Светланы Леонидовны. И парень хотел предупредить Веру о том, что придет домой поздно, к тому же, ехать девушка с работы будет одна. Однако не обнаружив ее в помещении удивился.
   - А где Вера? - спросил он у секретарши.
   Эльвира, нажатием одной кнопки, открыла на экране документ и, сверившись с часами, ответила:
   - Не знаю. Сказала, что выйдет ненадолго, и пропала, - потом она подумала и посчитала нужным добавить. - Знаешь, я что-то сильно сомневаюсь, что эта девчонка приживется здесь.
   - Давай я сам буду решать! - сказал Игорь.
   Он прошелся по коридорам, выглянул на улицу. Девушку нигде не нашел, и всерьез занервничал.
   - Не могла же она исчезнуть без предупреждения! - не мог подавить неприятное ноющее чувство где-то внутри парень. - Неужели что-то случилось?
   Игорь свернул к мужскому туалету. И вот там-то услышал нечто интересное.
   - Смотри, это Клава. Одна из бухгалтеров. Идет, будто лодочка плывет! - посмеиваясь, говорил кто-то в дальней кабинке у окна. - Хотя "лодочка" для нее уменьшительно-ласкательное.
   - Да, скорее, крейсер, - прозвучал голос Веры.
   - А ты сечешь фишку! - похвалил ее собеседник. - Ты мне нравишься!
   Игорь постучался, переполошив болтунов.
   - Занято! - выкрикнул мужчина с той стороны дверцы.
   - Я понял, - хмыкнул начальник. - А вам там вдвоем не тесно?
   - Ой, - пискнула Вера.
   - А я тут один, - соврали оттуда.
   - Серж, - опознал по голосу Игорь. - Что ты делаешь с моей секретаршей один на один в кабинке мужского туалета?
   Двери приоткрылись, выпуская девушку. Игорь удивился, увидев на ней чужую рубашку, небрежно заправленную в юбку-карандаш. Вера выглядела так, словно только что выбралась из постели разгоряченного любовника, и одела первое, попавшееся под руку.
   - Не понял, - проронил озадаченный начальник, осматривая и второго подчиненного в пиджаке, одетом на голый торс.
   - А что тут не понятного? - ухмыльнулся Серж-георгина. - Мы знакомились с твоей будущей секретаршей! Веруня же еще проходит стажировку.
   - Веруня? - повторил за ним Игорь и покосился на девушку, смущенно мнущую в руках свою блузу.
   - Простите, - раскланялся Серж, поцеловав пальчики прекрасной дамы. - Вера Александровна, был рад с вами познакомиться. Но меня ждут дела, увидимся позже!
   И он ушел. А Игорь так и стоял, переваривая информацию. Отчего-то он был уверен, что Серж самой, что ни на есть голубоватой ориентации. Тем не менее, его поведение по отношению к Вере, свидетельствовало о противоположном.
   - Ты искал меня? - направилась к выходу она.
   - Не исчезай с рабочего места! - шел за ней Игорь, и смотрел на ее одеяние.
   - Я не исчезала, - ответила девушка. - Эльвира послала меня за кофе для тебя. Три штуки. Латте. Два без сахара.
   - Латте? - задумался он. - Ты же знаешь, что я пью просто черный. Такой, как ты дома делаешь.
   - Кхе, кхе, - прокашлялась Вера, напоминая ему об обговоренной ранее цензуре в отношениях начальник-подчиненная. - Откуда мне знать, Игорь Степанович, вдруг, вы ожидали кого-то. А может Эльвира сама очень хотела латте и ленилась за ним сходить. Оно и понятно, в ее положении по ступенькам не побегаешь!
   Игорь хотел что-то сказать, но Вера оглянулась уже у самой двери в кабинет. Такую решительность в ее глазах он видел, когда она заявила, что собирается работать до седьмого пота, чтобы сбежать подальше от дома, полного призраков.
   Девушка толкнула дверь, вошла.
   - Ты опоздала! Где кофе? - не отрываясь от сетевой игры, начала Эльвира.
   - Вот! - огрызнулась Вера и бросила на стол секретарши испорченную блузу. - Можешь облизать!
   - Эльвира, ты ничего не хочешь мне объяснить? - поинтересовался начальник.
   Секретарша стушевалась.
   - Здесь нечего объяснять, Игорь Степанович, - вместо нее ответила Вера. - Так. Недоразумение. Сплошное. И простите за наглость. Я понимаю, что еще не оформлена, должна находиться здесь и перенимать у Эльвиры опыт, но могу ли я отпроситься на сегодня?
   Он кивнул.
   - Спасибо, - раскланялась девушка и, подхватив сумку, удрала с работы.
   Игорь смерил секретаршу взглядом. Ничего не сказал. Скрылся в кабинете, подальше от женских разборок.
   - Алло, Светлана Леонидовна? - тут же набрала номер Эльвира. - Кажется, она готова. Зинка облила ее кофе. Потом она пропала часа на два. А сейчас отпросилась. Думаю, завтра сошлется на плохое самочувствие. Потом вообще не придет!
   - Отлично! - радовалась та, размышляя, как сделать вечер с любовником во истину незабываемым.
  
   Ночь близилась к двенадцати. Небольшие скопления были потрачены на то, что покоилось в трех пакетах, которые она несла. Ключ легко провернулся в замке, и девушка шагнула во тьму дома. Встречать ее никто не вышел. Призраки затаились. В холодильнике никто не хрустел и не чавкал. В ванной песен не распевали. Перед телевизором пустовал диван. Поэтому Вера решила прокрасться к себе. Однако сделав пару шагов по направлению к лестнице, остановилась. Ее застал врасплох свет, включившийся на кухне. Очень медленно, она повернулась. Увидела четверых, сидящих за столом.
   - И где ты была? - потребовал отчета Игорь.
   - Гуляла, - спрятав пакеты за спину, ответила она. - А почему ты дома? Вы со Светланой разве никуда не собирались?
   - Где? С кем? - не позволил перевести тему разговора он.
   Призраки молчали, и слушали.
   - В центре. С Сержем. - Сдалась Вера. - Прошлись по магазинам. Потом зашли в клуб.
   - Когда я говорил тебе, "найди подругу", то не имел в виду Сержа! - разгневался Игорь.
   - Извини, но в твоем офисе нет подруг. Там есть стервы, неврастенички, дамочки легкого поведения и твоя драгоценная Светлана! - огрызнулась она. - Серж и дядя Веня - два нормальных человека в этом дурдоме. Но с дядей Веней, в отличие от Сержа, потанцевать не пойдешь. И вообще, я устала. Можно я пойду спать?
   - С кем? - ляпнул Вован.
   - Сама! - взвыла девушка и, не дожидаясь других глупых вопросов, поднялась к себе.
   - Вот так, - вздохнул Николай Вячеславович. - Мы ее тут ждем, а она с каким-то Сержем развлекается.
   - Не нравится мне все это! - озвучил мысль Стас, и все разделили его мнение.
  
  

Глава 15.

"Если не можешь изменить ситуацию, измени к ней отношение"

Гарун Агацарский

   Солнце поднялось над горизонтом, уже без опаски и брезгливости, касаясь своими лучами вполне приличного дома на окраине города. Хозяин этого строения спустился на первый этаж. В кухне его ждал завтрак. Перекусив, он вернулся к себе, оделся, задаваясь вопросом, почему его сожительница еще ни разу не попалась ему на глаза. Позвав ее, услышал: "Я одеваюсь!" - успокоился.
   Но прошел час, и Игорь топтался на пороге, поглядывая на часы. Он хотел попасть на работу раньше, чем сплетницы его офиса начнут дефилировать перед входом в зеленое здание.
   - Вера! - окликнул девушку еще раз Игорь, и повернулся к слишком довольному призраку. - С чего столько счастья?
   - Не терпится увидеть твое лицо, - выдал Вован, - когда она спустится!
   - А что с ней?
   Дух ухмыльнулся и кивнул в сторону лестницы. Нижняя челюсть Игоря подло отвисла.
   Вера аккуратно, как-то по-кошачьи переставляя ноги в красных туфлях, спускалась к нему. На ней были короткие (но в меру) черные шорты с подтяжками, красная блуза с короткими рукавами и кружевами. Девушка накрасилась, используя естественные цвета и подчеркнув губы более темной помадой, отличающейся от природного розового на один тон. Ее волосы стали немного короче, и лежали в простенькой, но дерзкой прическе.
   - Игорешь, ты рот то закрой и слюнки подотри, - шепнул парню Стас.
   - Эх, умел бы я пользоваться фотоаппаратом! - сокрушался Вован.
   - А не слишком ли это... ярко? - скрыл удивление Игорь.
   - Ни капельки! - отрезала Вера. - Поехали!
   - Удачи! - хором пропели призраки.
   - Я загляну к вам, проверю, как дела, - крикнул Вере Стас.
   - И не думай даже! - отказалась от гостя девушка. - Дайте хоть поработать спокойно!
   Игорь с опаской смотрел на девушку. А стоило ей сесть на сидение рядом с водителем, как набросил ей на колени свой пиджак. Вера только сдержала смешок и отвернулась к окну.
  
   В зеленом здании на третьем этаже обсуждали празднование победы в достаточно легкой борьбе со злом. Светлана Леонидовна по такому случаю принесла торт и соленые огурцы для своего главного генерала, Эльвиры.
   - За нас и за Веру! - подняла кружку с чаем любовница Игоря. - За веру в лучшее! И за наивность некоторых!
   - Лучше за нас, - уминала торт секретарша. - Ведь мы еще и не таких обламывали.
   - Да. Если она сегодня не выйдет на работу, это только маленькая победа, - сделала глоток Светлана. - Мне предстоит выдворить ее из его дома. Чтобы такого придумать, чтобы он сам выставил нашу Верочку? Раньше он никому не позволял даже на ночь оставаться. А тут приволок девицу. Еще и к нам устроил.
   - Кража? Измена? - выдвигала идеи Эльвира.
   - Нет. Банально. Нужно что-то свеженькое! - помотала головой та.
  
   Игорь впервые чувствовал себя дико, шагая рядом с представительницей прекрасного пола. На Веру оглядывались. Прохожие, работники и прочие. Она сохраняла хладнокровие. Лишь дяде Вене мило улыбнулась, сняв на мгновение с лица непроницаемую маску самоуверенное леди. Охранник, подумавший, что и эту милую девочку превратили в стерву, немного расстроился, но потом понял: "На войне, как на войне!". Серж стоял на верхней ступени в темных очках, пил кофе и ухмылялся. Встретив начальника и стажерку, поздоровался. А когда Игорь отвернулся, его подчиненный остановил девушку и прошептал нечто ей на ушко, отчего Вера повеселела.
   Парадное шествие закончилось у кабинета Игоря.
   - Доброе утро! - вошел в помещение он, в кой-то веки, обнаружив там секретаршу.
   - Доброе! - улыбнулась Эльвира и уголки ее губ опустились, когда следом за начальником поздоровалась новенькая.
   - Привет.
   - Вера, - позвал Игорь, открыв дверь к себе. - На пару слов.
   - Иду, - весело пропела девушка, насладившись вытянутым лицом секретарши. А та, быстро застучала по клавиатуре, набирая сообщение в аське Светлане Леонидовне. Впрочем, оно было весьма коротким: "Она опять здесь!".
   - Николай Вячеславович, вчера намекнул, что тебе здесь не нравится, - завел разговор Игорь, стараясь не смотреть на ноги Веры.
   - Предатель! - вырвалось у нее.
   - Вер, если тебя здесь кто-то будет обижать, скажи мне и я...
   - Что ты? - скрестила руки на груди она. - Будешь нянчиться со мной? Игорь, ты - начальник. Я твоя подчиненная. Ты не можешь постоянно опекать меня. Относись ко мне, как к другим. Я сама справлюсь со всем.
   Он выдохнул, собираясь набраться сил и поспорить с ней. Вера улыбнулась.
   - Не начинай! - оборвала его порыв девушка. - Лучше скажи, как твоя спина. Тебя вечером почти не застанешь и я волновалась...
   - Нормально. Заживает. Пойдешь со мной швы снимать?
   - Подержать тебя за ручку? - рассмеялась Вера. - Конечно.
   Прервав разговор, она надела маску прелестной пираньи и выскользнула в приемную. Эльвиры там уже не было.
  
   "Мне нужны распечатки по общему отчетам", "Найди телефон Аркадия Александровича", "Принеси мне кофе", "А... забыл, что хотел спросить" - постоянные поручения так и сыпались. В основном на Веру, так как секретарша Игоря предпочла куда-то удрать. Эльвира очень надеялась подставить новенькую. Она думала, что покинув рабочее место, лишит девушку поддержки, и та загнется на первом же ответственном задании, вроде собрать "творцов" (как говорил Игорь) в зал совещаний. Они были товарищами упрямыми и ждали уговоров. Могли кивнуть, услышав информацию, и не прийти, а потом заявить, мол, никто на совещание их не звал. Но в арсенале Веры сегодня была не только блуза с декольте. Пусть она еще плохо ориентировалась в расположении кабинетов, и не знала всех работников в лицо, но рассчитывала на надежного помощника. И Серж сдал пароли, явки - в общем, все о коллегах.
   - Игорь Степанович назначил совещание в зале через десять минут! - постучавшись, зашла к Зине и Нике Вера.
   - Мы заняты! - выдали девицы, листая журналы мод.
   - Хорошо, - улыбнулась новая секретарша. - Так и запишем: штраф за неявку...
   - Что? - ужаснулись нововведениям на фирме те.
   Но Вера ничего не объяснила. Коварно закрыла двери, и пошла в следующий кабинет. Во всяком случае, с мужчинами шутку о мифических штрафах разыгрывать не нужно было. Им хватило всего лишь посмотреть на стройные ножки девушки и приветливую улыбку. Они бросили свои занятия и отправились вслед за помощницей начальника.
   - Игорь Степанович, все ждут. - В последнюю очередь она заглянула к шефу, отчитаться.
   Парень оторвался от телефонного разговора и уставился на нее. Положил трубку.
   - Почему каждый раз, когда ты ко мне так обращаешься, меня передергивает? - сцедил сквозь зубы он.
   - Привыкай. Ты же начальник. - Пожала плечами Вера.
   - Прикрой дверь на минутку, - попросил он. Девушка послушалась и подошла ближе, чтобы услышать: - Помассируй мне виски. Голова после разговора с этим кошельком без мозгов разболелась. Я ему двадцать минут объяснял почему рекламная компания его продукта будет стоить так дорого.
   - Вот интересно, - задумалась Вера, касаясь его висков. - Что еще входит в обязанности секретаря?
   - А я тебя, как друга, попросил, - прикрыл глаза он.
   - Ну да. Кто-то тут распинался по поводу того, что в офисе мы типа незнакомые люди. - Хмыкнула она.
   - Какая разница, Вер? - пробурчал парень. - Все отчего-то уверены, что мы с тобой любовники.
   - И с чего бы? - кривлялась и ехидничала она. - Может потому, что кое-кто не пропускает ни одной юбки и переспал почти с основной частью коллектива? Кстати, Эльвира не от тебя...
   - Вера! - остановил ее Игорь. Задумался, прищурился и потянул девушку, усаживая себе на колени. - Ты сейчас договоришься и я...
   - Испортишь мою фигуру большим животом? - рассмеялась она, выскальзывая из его рук. - А я не дамся.
   - Кто тебя спрашивать будет? - то же поймал позитивную волну парень, забыл о вызванной телефонным разговором мигрени и снова попытался изловить изворотливую стажерку. Она уклонилась от захвата, предпочла держаться от него на расстоянии - через стол. Начальника это не устраивало.
   Их игру "Догони меня" застала Эльвира. Распахнув двери она, осмотрела застывших над столом. Игорь как раз тянул Веру за воротник к себе, решив больше не бегать за ней. Лица у обоих были по меньшей мере комичными.
   - Эльвира, - разжал пальцы парень, отпустив девушку. - А приготовь чай-кофе на всех и принеси в зал. У нас тут собрание намечается.
   - Хорошо, - ответила секретарша, высверливая взглядом в Вере дыры. Уходя, исполнять приказание, двери так и оставила открытыми.
   - Вот видишь, что получается, когда мы находимся в одном помещении! - пробормотала Вера.
   - Зато не так скучно, как раньше, - поправил рубашку Игорь. - Идем. Будешь вести отчет о совещании.
   - Это как? - ужаснулась девушка, которой еще не доводилось работать секретарем.
   - Просто записывай кому и что я поручил, кто, что пообещал. Когда придет время, напомнишь мне, чтобы они не отвертелись. - Подмигнул начальник. Придал физиономии строгости и вошел в зал. Вера села справа позади него на стул, положила на колени блокнот и стала ждать.
   - Начнем с того, что в соревновании сценариев, к последнему заказу победила Ника, - ошарашил шеф.
   Хищная брюнетка удовлетворенно усмехнулась. Серж расстроился. Ведь если бы эта стерва не влезла, то его идеи принесли бы ему приличную сумму. Вера одарила мужчину жалостливым взглядом.
   - А теперь о поводе нашего собрания, - перешел к самому интересному Игорь.
   Дверь приоткрылась. Эльвира вкатила столик с напитками. Замедлилась, увидев на своем месте Веру. Та, пожала плечами и сделала лицо типа "извини так получилось - я же, по вашим словам, любовница, а где ей сидеть, как не справа от своего мужчины". Честно говоря, ей уже откровенно нравилось ее положение на фирме. А когда пока еще действующая секретарша Игоря фыркнув ушла, Вера подумала: "А ведь классно быть стервой!". Подумала и пропустила момент, когда начальник раздавал по заслугам.
   - У нового проекта будут два идейных лидера: Серж, отвечающий за оформление макета, дизайн и прочее, и Зина. Учтите, вы должны работать вместе, а не выцарапывать друг другу глаза!
   Работнички обменялись ласковыми улыбками во все клыки. Зина, еще вытянула губки и прицмокнула, намекая на отвоевывание полномочий. Серж расселся на стуле удобнее, ухмыльнулся и указал на что-то под столом. Его напарник захихикал. Зина сконфуженно нахмурилась.
   - Остальные знают, что делать! Ника - свяжешься со СМИ, пробьешь возможные места размещения рекламы. Ане и Кате передашь, чтобы собирали активистов для работы на улицах. Серж, потом проверишь! Антон, меня интересуют баннеры в интернете, всплывающая реклама и т. д. Разработка макетов на тебе. И еще одно! С этого момента не тащите свои бумажки мне. Распечатывайте, приносите их на стол к Вере. Она потом передаст. Понятно?
   Все уставились на девушку, уже разочарованную в выборе профессии. Она решила, что быть секретарем плохо, и вообще, надо было идти, учиться на укротителя тигров, а лучше - на фокусника, чтобы, попав в такую ситуацию, щелкнуть пальцами и исчезнуть за завесой дыма.
  
   В приемной Игоря и Веру ждала не только Эльвира, но и сюрприз из потустороннего мира. Сюрприз сидел на столе и, поглядывая в монитор секретарши, во весь голос советовал какой картой, какую крыть надо, чтобы выиграть. Жаль женщина не слышала, а то бы сразу победила всех игроков вместе взятых. Увидев тех, к кому пришел, призрачный гость весело помахал им ручкой. Игорь стукнул себя по лбу и вздохнул.
   - Я же просил, не мешать, - пробурчал он.
   - Прости, я не расслышала, что нужно сделать? - уточнила Эльвира, восприняв фразу шефа на свой счет.
   - Нет. Ничего, - ответил ей Игорь, и побрел к собственному кабинету, как на виселицу. Остановившись около двери, повернулся и кивком намекнул, что зовет кого-то с собой. Понятное дело, приглашал он призрака, но не всем. Поэтому трое с одинаковым выражением на лицах, ткнув в себя пальцами, переспросили: "Я?".
   Парень лишь покачал головой и скрылся из виду.
   - Странный он сегодня, - сказала Эльвира.
   - И не говори! - поддержал ее Вован.
   - Кстати, - прозвучало в два голоса призрака и секретарши. Причем оба повернулись к девушке. Но призрак повременил с вопросами, уступив даме.
   - Я хотела с тобой поговорить, - начала Эльвира. Ее тон свидетельствовал о недовольстве. - Я вижу тебя насквозь. Ты пришла сюда вся такая наивная и замечательная. Но меня не обманешь. Ты не заменишь меня.
   Вера нервно рассмеялась.
   - Не знаю, что ты там себе надумала... - хотела оправдаться она, и резко изменила планы. - Это твое дело. Но незаменимых людей не бывает! Уходит один и на его место тут же приходит другой. Прости, такова жизнь!
   Закончив разговор на такой ноте Вера вышла в коридор, взглядом позвав за собой призрака. Он, естественно, не мог удержаться и покривлялся, как маленький перед самым носом секретарши.
   - Так ее, секретутку эту! - хвалил Вован.
   - Давай, выкладывай, по какому поводу пожаловал! - потребовала ответа девушка от духа.
   - Верунь, - шаркнул ножкой тот. - Брось ты эту работу. Нам без тебя дома скучно.
   - И не подумаю. Я должна зарабатывать себе на жизнь, а не веселить призраков! - отказалась Вера.
   - Ладно, я Стасу так и передам. - Брякнул Вован и по его хитрой физиономии стало понятно, что уже завтра в офисе появятся три новых работника, в обязанности которых будет входить лишь один пункт: портить нервы ей и Игорю.
   - Не смей меня шантажировать! - возмутилась девушка. - Давай, лети к своим товарищам. Обсудим все вечером, когда вернусь.
   Вернувшись на рабочее место, встретила вопрошающий взгляд Игоря, мол, "Ушел? Чего хотел?". Вера ответила тем же зашифрованным, но понятным парню посланием - утвердительно кивнула на первую часть вопроса и пожала плечами на вторую. После чего начальник с чистой совестью заперся в своей крохотной цитадели. Эльвире их "перемигивание" совершенно не нравилось. О чем она тут же поведала Светлане Леонидовне через аську. А та была солидарна с шпионкой, и предприняла меры, не дав Игорю уехать домой после работы.
  
   Скольких усилий ему стоило сказать "Нет!". И повторить это раз шесть, прежде чем его отпустили.
   "С чего вдруг Светка стала такой навязчивой? Чем она мне раньше нравилась, так это тем, что не требовала особого внимания... " - размышлял Игорь, паркуя машину и закрывая ворота. В постели она была на вершине, но эти ее намеки об узаконивании отношений, детях и т.д. У Игоря голова кругом пошла. Он четко ощутил, как вокруг него стягивают расставленную сеть. Вот-вот и поймают. Сегодня удалось ускользнуть, а что будет завтра?
   Игорь толкнул входную дверь. Еще на пороге уловил аромат чего-то мясного и явно вкусного. На кухне все кипело, шкварчало и дымилось. Призраки неустанно комментировали процесс приготовления пищи, требуя добавить специй или положить побольше свинины. Вера посылали их с их советами вместе очень далеко, а конкретно - на кладбище. Просила, мирно разойтись по могилам пока она не вызвала охотников за привидениями. Парень посмеялся с кухонного диалога, пристроившись за стеной, чтобы не мешать.
   - Вован уйди! - вскрикнула Вера, а потом раздался дикий грохот, и к ногам Игоря выкатилась крышка. Она была горячей - пар тянулся от нее вверх, переплетаясь лентами.
   Парень влетел в кухню, перепрыгнул через перевернутую кастрюлю, из которой суп разлился по всему полу. Чудом не поскользнулся. Девушка сидела на табуретке, обхватив руками обожженные ноги, и дрожала от болевого шока.
   - Покажи мне, - отнял ее руки, чтобы осмотреть ожоги он. От пальцев до лодыжки кожа на правой ноге девушки покраснела. - Фух. Только немного обожгла. Ну, ты меня и напугала! Я уже подумал, что по колено залила. Сейчас принесу жидкий бинт, и все замажем. Завтра на работу не пойдешь, останешься дома. - Сказал Игорь уже из коридора. В гостиной открыл шкаф с лекарствами, достал спрей от ожогов и, читая инструкцию к применению, услышал похвалу Стаса:
   - Молодец, Вован! Теперь она, как минимум на неделю, а то и на месяц с нами останется!
   - Вы совсем совесть потеряли? - уточнил взбешенный догадкой парень. - Покалечить ее решили?
   - А я сразу сказал, что это плохая идея! - отрицал свое участие в террористическом акте Николай Вячеславович.
   - Что нам оставалось делать? - с виноватым видом проронил Вован. - Она не захотела бросать работу, где ее обижают, между прочим!
   - Ну, вы и... - Игорь проглотил все нецензурные слова, махнул рукой на трех ненормальных и пошел к Вере, залечивать ее раны.
   - Терпи, - приговаривал парень.
   - Угу, - отвечала ему девушка, заливаясь слезами.
   - Я отнесу тебя на диван, а сам уберу здесь. - Оповестил он, поднимая ее на руки. Но усадив Веру перед телевизором, и накрыв пледом не смог уйти сразу. Девушка крепко сжала руки на его шее.
   - Посидеть с тобой? - догадался Игорь.
   Она кивнула. Все же уговорив ее пару минут посидеть одной, то есть в компании трех эгоистичных призраков, он быстро вытер с пола суп, и вернулся к Вере. Положил ее ноги себе на колени и нежно поглаживал, чтобы унять боль. И это действовало. Вера постепенно успокоилась.
   - Спасибо, - прошептала она засыпая на его плече.
   Почувствовала поцелуй его губ, коснувшийся лба, и отключилась.
   Следующие несколько дней призракам был объявлен бойкот. Они, не заслужив прощения, собрались запугивать соседей. Вера восприняла шантаж всерьез, и сдалась. Игорь, пока девушка находилась на "больничном", звонил ей шесть-семь раз в день, узнавал, как она себя чувствует, что привезти на ужин. К разочарованию Светланы Леонидовны парень отказывался от свиданий и ночовок у любовницы, стремясь скорее попасть домой. Истинную причину всех его отговорок она знала в лицо. Оттого планы по устранению соперницы приобретали ну очень уж кровавые тона.
  

Глава 16.

"Нам только с теми по пути, кому уж все равно, куда идти"

Михаил Мамчич

  
   Традиционный женский вопрос "Что надеть?" стал ребром. Дурное настроение советовало остановить выбор на черном коротком платье. Но больная нога терпела исключительно удобные кеды-боксерки. А в сочетании с ними элегантный наряд смотрелся бы дико. В красном костюме Вера ходила на работу вчера. Белая рубашка ее ни капельки не притягивала. Кофейная хорошо скрывала следы кофе, часто опрокидываемого на нее Светланой Леонидовной, но делало круги под глазами просто ярче некуда. В общем, девушка перебрала все варианты, после чего решила действовать наобум. Другими словами, закрыла глаза, сунула руку в шкаф и пообещала себе обрядиться в первое, что ей попадется.
   - Правее, правее! - подсказывал Стас.
   - В чулках и нижнем белье без всего остального я не пойду! - ответила ему Вера и, вопреки его указаниям, направила руку влево. Нащупала что-то, достала.
   - Блин! - зашипела от досады она, рассматривая злосчастную синюю блузу.
   - А чем она плоха? - сунул любопытный нос Вован.
   - Я была в ней, когда встретила Юру, - вздохнула девушка.
   - Кто такой Юра? - в один голос спросили Николай Вячеславович, Стас и Игорь (к тому моменту, возникший в дверях ее спальни).
   Вера окинула парня недовольным взглядом и все же поведала секрет.
   - Мой бывший, - вздохнула девушка. - Короче, не счастливая эта блуза!
   - А мне нравится, - сказал Игорь.
   - Дай угадаю, почему! - съязвила она. - Потому что застегивается по самое горло?
   Мужчины усмехнулись.
   - Моя секретарша должна быть скромной, - выдал парень.
   - Ага. Только Эльвире, когда брал ее на должность, ты забыл об этом сказать! - подколола Вера.
   - А он тогда таких слов, как "скромность" и не знал, - схохмил Стас.
   - Кстати, об Эльвире! - вспомнила Вера. Воспользовалась дверкой шкафа вместо ширмы и сбросила халат, одеваясь в выбранные блузу и черные бриджи. - Она все еще на больничном или уже на сохранение? Когда у нее декрет начинается?
   - Хотят на сохранение положить. А что ты так переживаешь? Боишься, что не справишься сама?
   - Я, - вышла из своего укрытия она. - Если ты не заметил, уже давно исполняю ее обязанности. Или не справляюсь?
   - Я доволен, - улыбнулся Игорь, оценив ее внешний вид. - И как начальник, и как друг...
   - И как мужчина! - не смог сдержаться Стас.
  
   Благодаря словам Игоря о том, что все бумаги нужно передавать через Веру, на столе девушки ежедневно образовывался беспорядок, который приходилось трансформировать в порядок. Новая секретарша представляла себе, будто играет в пятнашки и, просмотрев пару листов, перекладывала их из одного угла стола на другой. Потом часть макулатуры перекочевывала в руки, ящик, мусорное ведро шефа.
   - Вера, сделайте нам кофе, - распорядилась Светлана Леонидовна, оторвав девушку от чтения очередной писульки, принесенной творцами. - И никого не пускать минут двадцать. Мы будем заняты. - Ухмыльнулась женщина, переступая порог следующей комнаты.
   - Вот и зачем им кофе, если они будут "заняты"? - правильно поняла намек секретарша.
   И в качестве издевательства, выждав пару минут, нажал кнопку на ресепшине, поинтересовавшись:
   - А вам сейчас кофе нести или минут через восемнадцать?
   - Потом! - рявкнула любовница шефа в ответ.
   Вера засекла еще минут шесть и снова нажала кнопку, чтобы спросить:
   - А вам, Светлана Леонидовна, две ложки сахара или одну?
   - Без! - ответила та, и на фоне был четко слышен смех Игоря.
   Секретарша подумала, подумала. Улыбнулась самой себе и снова нажала кнопку, отметив, что минут десять-пятнадцать уже прошло, и по идее "занятость" либо в разгаре, либо подходит к завершению.
   - Светлана Леонидовна...
   - Что? - разозлилась женщина, готовая метать гром и молнии даже через аппарат.
   - Ну, так я несу кофе? - предупредила-спросила девушка.
   - Неси! - сдалась любовница.
   Игорь просто давился смехом, застегивая верхние пуговицы рубашки. На Веру, принесшую кофе, он смотрел блестящими, игривыми глазами. Его вся ситуация откровенно веселила. Светлана Леонидовна слезла со стола и пересела на диван, сверля взглядом назойливую девицу. Сделав глоток кофе, она ждала, когда же эта заноза офисного масштаба покинет кабинет. А Вера, сложив руки, то же чего-то ожидала.
   - Что? - сдали нервы Светланы Леонидовны.
   - Еще какие-то распоряжения, пожелания, корректировки будут?
   Заметив, как округлился рот взбешенной любовницы, Игорь перехватил инициативу на себя. Иначе бы путь Веры откорректировали на более далекий, и пожелали "легкого пути".
   - Пока ничего. Можешь возвращаться к своим делам, - улыбнулся ей парень. - Кстати, вкусный кофе!
   Мимолетный и вроде бы ничего не значащий комплимент, отпущенный секретарше, просто добил любовницу. Вера прикрыла дверь за собой. Светлана Леонидовна помедлила прежде чем вернуться к прерванному занятию. Подошла к Игорю и...
   - Ааааа! - донеслось испуганное из другой комнаты.
   - Вера? - сразу же нажал кнопку ресепшина Игорь, беспокоясь о здоровье работницы.
   - Все нормально, Игорь Степанович, - сквозь зубы прошипела девушка. - Все отлично. Просто нежданный посетитель заглянул. Сейчас я его выпровожу!
   "Судя по воплю, Стас!" - сделал заключение парень. И был абсолютно прав.
  
   Вера села в свое кресло перед компьютером. Оно показалось ей неудобным. Немного поерзав, девушка поняла, почему. У кресла внезапно отрасли руки. Конечности потянулись к ее груди и тогда девушка вскочила, перевернув не только сидение, но и призрака вместе с ним. От злости попыталась пнуть озабоченного духа, и, ясное дело, угодила ногой в железную перекладину. Взвыла. Покрыла Стаса матом, в мат же упаковала, и попросила не объявляться больше вот так, без приглашения.
   - Вам мало того, что вы на меня кипяток перекинули?! - бурчала Вера.
   - А что сильно ушиблась? - с надеждой спросил Стас.
   - Сгинь нечистый! - отмахнулась от него девушка, поднялась, доковыляла до кресла, поставила его и уселась. - Не мешай мне работать.
   - Понял, не тупой, - сказал призрак и исчез.
   Но уже через час прямо перед монитором возникла физиономия Вована. И выгнав этого, Вера с замиранием сердца пыталась предугадать явление следующего "проведывателя". От напряжения чуть не швырнула в Светлану Леонидовну карандашом.
   - Мне нужны десять ксерокопий этого! - бросила на стол папку она.
   - А что с Лерой, вашей секретаршей? - спросила девушка, ошарашенная таким поручением.
   - Она занята. Поэтому я прошу тебя, - тоном грозной начальницы пояснила для особо одаренных Светлана Леонидовна, направляясь в кабинет Игоря.
   "Это называется избавилась, минут на пятнадцать!" - поняла Вера и побрела к сканеру. Надо сказать, что он находился в отдельной комнате, а точнее, такой себе кладовке, куда системщики стаскивали все ненужное: старые блоки, мышей с перебитыми "хвостами", залитую напитками клавиатуру. Больше всего Веру веселили старые большие мониторы, развернутые экранами к стене. Они стояли в ряд, до самого угла.
   - Привет, наказанные, - поздоровалась с ними девушка, включила сканер и положила первый лист.
   Вскоре от нудного занятия она начала зевать. Впрочем уснуть ей не дал хлопок затворившейся двери. Вера дернула пару раз за ручку и убедилась, что ее банально заперли.
   - Эй! Это не смешно!
   Но крики вызвали лишь агрессию таинственного вредителя, и он выключил свет.
   - Какая прелесть! - вздохнула Вера. На ощупь добралась до стола со сканером и присела, погоревать над кручинушкой.
   - Ой! - раздалось в темноте восклицание.
   - А я все жду, Николай Вячеславович, когда же придете на меня посмотреть, - устало обратилась к очередному призраку девушка.
   - Ага. Только не посмотришь на тебя толком - темно здесь. Вы что с Игорем в прятки играете? Как вам не стыдно, в рабочее то время! - поучал дух.
   - Не стыдно. Это со мной кто-то в "упрятки" решил поиграть. Закрыл здесь. И я догадываюсь кто! - подперла руками голову она, умащиваясь удобнее.
   - Кто? - полюбопытствовал Николай Вячеславович.
   - Светка. Я до обеда немного поприкалывалась, а теперь она надо мной прикололась. Вот и получила. - Воспринимала все, как должное девушка.
   - Горемычная ты наша! - пожалел ее призрак. - Хочешь, я Игорешке пожалуюсь?
   - Наверное, не стоит. Это наша, женская война.
   - Сама ей космы выдернешь? - уточнил дух. - Понятно.
   После десяти минут ожиданий свершилось чудесное спасение. Ключ в замке прокрутился и перед Верой предстал Серж. Оценив девушку и ее весьма привлекательную позу, он ехидно спросил:
   - А что ты делаешь?
   - Сканирую, - заулыбалась Вера.
   - Прости, ты свою попку там сканируешь и множишь? - насмехался мужчина, приближаясь. - Тогда мне пару копий дай. В рамку поставлю.
   Но вместо того, чтобы выпустить Веру, он лишь прикрыл за собой двери и подошел к ней. Девушка наивно полагала, что с ней хотят поделиться последними сплетнями. Однако в планы Сержа входило иное: он полез лапать подругу. Вера не верила в его страстные обнимания и прочее, и вообще, когда Серж-георгина прикасался к ней, не воспринимала это домогательствами мужчины. Она его вообще мужчиной не считала, когда узнала о легкой фиолетовости коллеги. Творец рекламы давно и прочно угнездился в ее сердце под статусом "подружка". Но, когда его пальцы оказались в лифчике, Вера испугалась и ударила Сержа по рукам.
   - Пошутили и хватит! - строго сказала она.
   Серж намеревался продолжить задуманное.
   - А я не шучу!
   - Как? - ужаснулась Вера, заглянув в лицо друга. - Ты же спец по мальчикам!
   - А по девочкам я вообще ас! - выдал любвеобильный тип.
   - Ты... Ты... - заикалась она, отбиваясь от его настойчивых ручонок.
   - Да, детка, я би-сексуален, - произнес вместо нее мужчина и присосался к губам. Тут то Николай Вячеславович проявил свою сущность. То есть наглядно продемонстрировал, за что его стоит бояться. Серж на мгновение отвлекся и понял, что в каморке они не одни. За правым плечом Веры стоял жуткий гниющий труп со светящимися глазами.
   Заверещав, как девчонка, Серж упал на задницу и отполз к порогу. Ткнувшись в ноги Светланы Леонидовны, чуть не расплакался. А потом выполз из комнаты и лишь в коридоре с четверенек поднялся на ноги.
   - Очень славно. Так ты работаешь?! - процедила она. - Не советую заводить интрижки на работе, милочка.
   - Исправлюсь в дальнейшем, - пообещала Вера, переводя дыхание. И сунув в руки женщине бумаги, удрала к себе в приемную.
   - Ты уверена, что тебя Светка заперла? - ненавязчиво поинтересовался Николай Вячеславович и, получив утвердительный ответ растерянной девушки, загадочно улыбнулся, исчезая.
   Дальнейшую часть рабочего дня Веру передергивало от любого скрипа. От стука в двери она чуть не спряталась под столом, боясь увидеть Сержа. Но все обстояло хуже. И тот, кто стоял на пороге пробудил в ней чувство необъяснимого ноющего страха.
   - Игорь Степанович у себя? - спросил грузный мужчина в дорогом костюме.
   - Да, - робко ответила секретарша, поглядывая на его компаньона, то же с интересом, осматривающего девушку. Невысокий парень не мог отвести удивленных глаз от секретарши. А она, растерялась настолько, что не сразу сообразила проводить клиента к начальнику. Когда опомнилась, допустила вторую ошибку - при посторонних назвала шефа лишь по имени. Пузатый дядя закатил глаза, мол, тоже мне работница! Она же оглянулась на гостя и вспомнила, что стоит, наверное, поинтересоваться у него по какому поводу прибыл, и как его зовут.
   - Проведи Геннадия Васильевича ко мне, - попросил Игорь.
   Вера пропустила мужчину в кабинет начальника. Его молодой напарник остался в приемной, сел на стул и вперил взгляд в Веру. Она спряталась от него за монитором компьютера. Парень не смог долго молчать. Пересел ближе и заговорил.
   - Вера.
   - Вы это к кому? - нахмурилась девушка. - Ко мне? Вы меня с кем-то путаете!
   - Вер, кончай придуриваться, - улыбнулся парень.
   Она вскочила, якобы переставить папку, а настойчивый парень оказался за ее спиной, прижимаясь к девушке всем телом.
   - Куда ты исчезла? - говорил он. - Я искал тебя. Люда сказала, что ты меня бросила. Я почти в это поверил. Но ты ведь не могла так со мной поступить. У нас все было хорошо.
   - Это ты так считаешь, - оттолкнула его Вера.
   - Что это значит? - изменился в лице парень.
   - Юр, спроси у своей Людочки! - огрызнулась она и села за стол, сжав в руке компьютерную мышь, которой просто водила по экрану, притворяясь занятой.
   - Причем здесь она? - прикидывался наивным бывший возлюбленный.
   Вера бросила на него оценивающий взгляд типа "Ты дурак или меня полной дурой считаешь?". Юра выдохнул. Игра в примерного мальчика закончилась.
   - Это было всего один раз. Да и то, по пьяне. Вер, всего один раз. А тебя то я люблю. Мы три года были вместе! И из-за какой-то проститутки ты наплевала на все?
   - Во-первых! - стиснула зубы она. - Эта проститутка была моей подругой. Во-вторых, если ты, как говоришь, любил меня, зачем же притащил в кровать ее? И, в-третьих, это у вас было не один раз!
   - Ну, подумаешь, два...
   У Веры рот раскрылся от шока. А парень подумав, что его насквозь видят, выдал следующее признание.
   - Три-четыре. Но это же не важно! Она для меня так...
   - Твою мать... - разочарованно проронила девушка, узнав больше, чем хотелось. Ее и факт единственной измены ранил, а излитая информация явно была призвана добить!
   - Ничего не хочу слышать! Проваливай из моей жизни! Я не хочу тебя видеть! - скомандовала она.
   - Верочка, - оторвал ее руку от мыши Юра, поднес к щетинистой щеке, потерся об нее. - Я не уйду. Ты нужна мне. Что мне сделать, чтобы загладить свою вину?..
   - Сделать? - протянула хитрым сладким голоском девушка.
  
   Крупный заказчик (не только по весу, но и по оплате труда) сидел в кресле напротив Игоря и внимательно пересматривал лист за листом. Он ничего не понимал в предложенном ему сценарии, однако не подавал вида.
   - И вы утверждаете, что это подействует? - еще раз переспросил мужчина у молодого парня.
   - Геннадий Васильевич, я не первый год в этой индустрии. Вас может обмануть мой вид. Да, я молод. Тем не менее, знаю вкусы потребителей, и как сделать качественную рекламную кампанию. На какие сегменты стоит ориентироваться, в какое время и, чем влиять. В ваших руках данные по исследованию рынка. Откройте последнюю страницу. Как видите...
   Клиент ничего не видел и не понимал в статистических опросах, циферках и процентном соотношении, указанных на листе бумаги.
   - Хорошо, - перебил он молодого специалиста. - Надеюсь, работаете вы так же, как и болтаете. Завтра подпишем контракт. Мои адвокаты обязательно проверят документ. И я хочу увидеть готовые наработки рекламы нашего продукта.
   - Тогда завтра жду вас в три часа дня, - Игорь поднялся, пожал протянутую руку и проводил клиента в приемную. А там Геннадий Васильевич замер прямо на проходе, выпучив глаза. Работник, с которым он приехал, стоял перед секретаршей рекламщика на коленях. Девица морща тонкий носик восседала на столе, скрестив руки на груди и, наверное, изображая из себя царицу, упиралась изящной ногой в черной туфле на высоком каблуке прямо в плечо парня.
   - Вера? - озадаченно позвал ее Игорь. - Что здесь происходит?
   Девушка с наивным выражением на личике обернулась, пожала плечами и мило улыбнулась, мол, вообще мимо проходила и сама понятия не имеет, почему какой-то мужик вытирает пыльный пол штанами.
   Игорь видел еще троих персонажей, стоящих за спиной Веры. Они посмеивались и давали девушке ценные советы, как унизить парня. А тот, увидев своего шефа, извинился за неподобающее поведение, и поднялся.
   - Если у вас даже секретарь обладает даром убеждения, нашу кампанию ждет успех, - насмешливо заключил Геннадий Васильевич, и нахмурился, при взгляде на своего помощника. Вместе они покинули приемную.
   - Бывший парень? - догадался Игорь.
   - Ага, - кивнула Вера, подошла к окну, посмотреть, как Юра и его шеф садятся в машину.
   - Наш Игорешка, все равно, лучше! - выдал Николай Вячеславович.
   - А я в шесть раз лучше! - не смог промолчать Стас.
   - Был! - в один голос поправили его остальные.
   Дверь внезапно распахнулась, стукнувшись о стену ручкой. Эффектное появление оценили и призраки, и люди. На пороге стояла Баба-яга. Ну, так подумала Вера. Присмотревшись, нашла в ней сходство с любовницей Игоря, Светланой Леонидовной.
   - Света? Что с тобой? - спросил парень.
   - Представляешь, - зло сцедила она, стреляя взглядами в секретаршу. - Я час просидела в копировальной. Меня кто-то там очень удачно закрыл и ключ в двери сломал!
   Игорь посмотрел на Веру, а она, как подумала Светлана, уставилась на кактус. Но на самом деле девушка глядела на Николая Вячеславовича. Он, в свою очередь, шаркал ножкой и посвистывал.
   - Думаю, это случайность, - сказал начальник, наивно веривший в святость подчиненной. И тут развязался серьезный скандал. Который, только утихнув, возобновился с новой силой, после фразы Игоря: "Прости, но сегодня я хочу выспаться дома"...
  
  

Глава 17.

"Благочестивые поступки не могут

заполнить пустого желудка человека... "

Автор неизвестен

   Машина двигалась по дороге, не чувствуя веса пятерых пассажиров. Впрочем, трое из них были совершенно невесомы. Поэтому вопрос о том, как им удавалось сидеть, а не парить, для Веры оставался тайной. Призраки, как ни странно, помалкивали. Будто чего-то ждали. Хотя Вован, единственный, кто вел себя непринужденно, он просто таращился в окно.
   - Как вы расстались? - нарушил тишину Игорь. Стас и Николай Вячеславович не скрывали любопытства.
   - Мммм, - промычала девушка. - Я разве не рассказывала?
   - Нет. Ты вскользь упомянула что-то, но даже имени его не называла. - Припомнил, как бы ненароком, старший призрак.
   - Это потому что не хотела даже вспоминать. - Ответила она.
   - Так обиделась? - спросил Игорь.
   Вера промолчала, подтверждая его догадку.
   - Изменил? - влез в разговор Стас.
   Девушка показала три пальца.
   - Трижды? - понял Игорь. - Ну и что?! Подумаешь, все мужчины изменяют своим женщинам.
   Стас с заднего сидения что-то солидарное пробурчал, но сказал, что если бы у него была Вера, то он бы на других не заглядывался. Вера иронично и театрально рассмеялась.
   - Наверное, пора, как Сержу, менять ориентацию. На кой мне сдался мужик, который будет мне регулярно рога наставлять? - фыркнула девушка. - Кстати, о птичках. Почему ты не сказал мне, что Сержа не только мальчики интересуют?
   Игорь отвлекся от дороги и уставился на Веру.
   - Да-да! - просунул голову Николай Вячеславович, рассеивая неверие парня. - Я свидетель! Он к нашей Верочке в подсобке лез с неприличными намерениями.
   Тут и Стас, и Вован повернулись к нему, интересуюсь, почему до них эта информация дошла постфактум.
   - Держись от него подальше, - приказал Игорь. - Мне сразу не понравилось...
   - Тум-турум-туру-рум, - пропел Вован.
   - ...что вы общаетесь! - закончил фразу парень и снова услышал.
   - Тум-турум-туру-рум, - в исполнении призрака.
   В салоне повисла гробовая, зловещая тишина. Игорь крепче сжал руль и посоветовал Вере пристегнуться. Она потянулась за ремнем безопасности, но его заело. Вован снова пропел свою странную песенку.
   - Скорее! - сквозь сжатые зубы сцедил Игорь, прежде чем звякнуло железо, и рычание машины сбилось с привычного. Их бросало из стороны в сторону, а Вера никак не могла пристегнуться. Зато успела защелкнуть ремень водителя. Парень выругался.
   - Идиотка! - психовал он.
   - Проклятье за тобой охотится, а не за мной! - успела сказать в противовес его оскорблению она, а потом увидела кого-то прямо перед капотом. Не смогла толком разобрать силуэт и все... Столкновение.
   Девушка вылетела через лобовое стекло...
  
   Этот мрачный коридор уже был ей знаком. Блуждать по нему, как раньше, она не стала. Просто медленно пошла вперед, зная, что остановится рано или поздно. Она осматривалась. Ждала. И, наконец, почувствовала подозрительное притяжение, словно ее приклеили к полу. Вера повернулась вправо. Потом влево, и встала лицом к двери, на которой висела табличка "Владимир Павлович 1930 - 1949"...
  
   Улыбчивого светловолосого паренька, в городе знали все. С утра он был на ногах. Подрабатывал сначала починкой всяких предметов в квартирах и домах овдовевших дам. Получал за это деньги. Небольшие. Да и сколько тогда заработать можно было? Главное, что его благодарили за труд сытным обедом, а Вова никогда не отказывался от еды. Он знал, что такое голод. Пережил страшные годы, когда маленький кусок хлеба на всех делили. Его младшая сестра едва не умерла на руках матери от истощения тогда. После того, как отец погиб на фронте, парень взял обязанности главы семьи на себя, и старался добыть деньги и пищу для родных.
   Купив младшей, Евгешке, леденец, парень отправился в шахту. Опасная работа, нечего сказать, но выбора у него особого не было. А вечером, едва волоча ноги, улыбчивый парень Вова, грязный, уставший, брел домой.
   На улице, где стояли старенькие, покошенные избы, почти в самом конце сиротливо белела родная мазанка, которую давно уже нужно было перестроить. Там парня дожидались трое: мама, брат и сестра. Оставалось сделать шагов тридцать, и Вова открыл бы покошенную калитку. Однако у соседского дома его окликнули.
   - Эй, красавец, не проходи мимо! - полушепотом обратилась к нему девушка, высунувшись из окна.
   Вова посмотрел на свои черные руки и задумался, неужели под всеми этими слоями пыли, она его признала? Или Манька просто издевалась?
   - Мань, я грязный! - скривился парень, надеясь удрать скорее к себе, но девушка, лукаво улыбаясь, поманила его пальцем. Подобные уловки его никогда не прельщали. Соседка разочарованно вздохнула, покачала головой и пустила в ход тяжелую артиллерию - продемонстрировала горшок еще горячей каши. Желудок парня мурлыкнул, намекая хозяину, что пора топать в направлении ближайшей еды!
   А за сытный ужин ему пришлось расплачиваться самому. Впрочем Вове всегда нравилась Маня и их роман длился уже достаточно долго. Женись он на ней и всегда был бы сытым, чистым, спокойным. Так думал сам парень, да и потенциальная невеста тоже.
   - Мань, - смеялся он, отбиваясь от ее шаловливых рук, увлекающих обратно в постель. - Если бы твой отец был жив, и узнал, чем мы тут с тобой занимаемся, отлупил бы обоих!
   - И заставил бы тебя жениться на мне! - поддержал его звонким смехом девушка, норовя сорвать с парня штаны. Но Вова выкрутился и очень быстро оделся.
   - Отец, может быть, - согласился он. - Но для тебя то был бы скандал! Сама знаешь: ворота дегтем и т. д. К тому же, тетя Клава меня на дух не переносит. Как она говорит тебе: "Гони его в три шея"?
   - Вов, - вскочила растревоженная Маня. - Я серьезно. Ты ко мне ходишь, ходишь. Возьми меня в жены, а? А то смотри, ты меня не возьмешь, так мать отдаст за Никиту, лавочника.
   - За Никиту? - задумался парень, обувая потертые сапоги, которые девушка уже успела протереть от пыли. - Разве ж это плохо? Он при деньгах. Ты не будешь ни в чем нуждаться. Еда, дом, платья. А что тебя ждет со мной? У меня же ничего нет, Манюш. Мать больная. Младший брат только азбуке учится. Сестра чахленькая. За ними присмотр нужен. Дом старый. Разваливается. В хозяйстве, кроме кур, только пес, так с него и молока не надоишь.
   Манька сильно разозлилась. Она думала так: "С милым и рай в шалаше". То, что шалаш дырявый и в нем еще трое человек, ее не смущало. У Вовы были совершенно другие представления о браке. И еще одно: он был уверен, что не доживет до собственной свадьбы. Во всяком случае, так ему предрекали сны, и отец. Даже брат его не избежал бы той участи. Радовало, что хоть сестрица не родня по отцу, а значит и проклятье ее не касалось.
   Вова поцеловал девушку и сказал, глядя прямо в глаза:
   - Манечка, поверь мне, так даже лучше. Не противься. Ты забудешь меня сразу же, как родишь хорошего малыша. Жаль не я буду его отцом. Такой бы пацан получился у нас славный!
   Маня поняла - на этом их отношения окончены. Она глотала горькие слезы и клялась себе выбросить соседа Вовку из головы. А на всякий случай, еще и бросила в него подгнившим гарбузом, припрятанным за печью. Мол, не он ей отказал, а она ему поворот-отворот дала. Вова постарался запечатать мысли о соседке и, улыбнувшись, как ни в чем не бывало, направился к дому. Перепрыгнул через три несчастные ступеньки, толкнул дверь и поймал, тут же прилетевшую к нему Евгешу. Она повисла на руках брата, допытываясь: "Где?".
   - А ты себя хорошо вела? - поинтересовался парень.
   - Хто? Она? - ехидно донеслось из кухни Костиным голосом. - Да она мамину юбку порезала. Сказала, кукле холодно, ее согреть надо.
   - Ай-ай-ай! - покачал головой старший. - Женька, ты маме платья шить уже должна, а не куклами играться!
   Девочка слезла с его рук. Надула губки и обиженно опустила голову, понимая, что гостинец не получит. Но в маленькую ладошку все же положили леденец. Счастливая Евгеша чуть не закричала от радости. Вова цыкнул на нее и подмигнул. Сестра умчалась, прятать сладость под подушку, и брат молился, чтобы еще и за постельное никто не получил веником. Прошел на кухню, хотел поздороваться с мамой, а увидев здоровенную дыру на юбке ниже талии, рассмеялся.
   - Зато не жарко! - хихикнул парень, поцеловав маму.
   - Я те щаз, как дам! - пригрозила та. - Ты когда ведро приладишь в колодце, чтоб я могла воду набирать?
   - Завтра, прямо с утра. - Пообещал сын, схватил горячий пирожок, сунул его в рот и попятился к выходу, зная, что сейчас его будут пилить.
   - Опять у Маньки был! Узнает Клавка, что ты с ее дочкой творишь, такой хай поднимет, мало не покажется!
   - Мам, - возмутился он. - Маня замуж за Никиту-лавочника пойдет.
   - Да? - удивилась женщина, но все равно продолжила бурчать. - Кто ж ее, порченую то возьмет?
   - Я бы и взял, - очень тихо проговорил парень, но мама услышала, и примчалась из кухни в жилую, чтобы треснуть его полотенцем. Потом снова вернулась к приготовлению пирожков. И поскольку руки у нее были заняты, а рот свободен, она не смолкала.
   - Всем всё чинишь, а у нас дома крыша худая и ступеньки сломаны. Костя, вон, подложил там камни, да все ж, кто-то спускаться будет, шею себе свернет! Точно тебе говорю!
   - Мама, я завтра починю. - Крикнул Вова, ткнулся головой в подушку и засыпая, почувствовал, как маленькие пальчики перебирают его волосы. Это Евгеша пришла, пожалеть кормильца. Правда, сам парень думал только об одном: "Надеюсь, она не хочет своей кукле косички сделать из моих волос!".
  
   Разбудил Вову дикий шум, точнее гвалт, доносившийся с улицы. Кого-то грозились отлупить скалкой, и засунуть ее в... Короче, во дворе развязалась драка. Пес рычал, гавкал. Мать орала. Костя что-то подсказывал. Евгеша ревела не своим голосом. Какая-то женщина причитала, пищала. Парень выскочил на крики, и увидел, как младший брат крутит руку малому чумазому сорванцу, а мать таскает за космы цыганку.
   - Нет у нас ничего, чтоб еще и с вами делиться. Самим не хватает! - ругалась мама.
   - Ай, жадная женщина. Твои сыновья умрут так же, как и мои. Но твои раньше! - проклинала цыганка.
   - Остановитесь! - рявкнул Вова с порога. Спрыгнул к склочникам, попросил Костю отпустить мальчишку. Ну, тот и отпустил... пендаля воришке, за что и схлопотал фингал под глаз.
   Мама сына слушаться отказывалась, хоть уже и не потрясала схваченными клочьями волос. По той простой причине, что ее пальцы запутались в шевелюре цыганки. Вова взялся их выпутывать, освобождая обеих женщин.
   - Всем сейчас плохо, - примирительно говорил он. - Зачем же делать еще хуже?
   Женька успокоилась, и только наблюдала за происходящим из окна. Костя вернулся в дом.
   - Иди мама, я сам разберусь с ними, - попросил сын.
   Недовольная женщина опустила ногу на ступеньку и чуть не провалилась. Грозно зыркнула на парня, мол, просила же починить! Он махнул рукой, показывая, что сделает все потом.
   - Сильно голодны? - спросил Вова у цыганки и ее ребенка. - Яйца воровали?
   - А хоть бы и так?! - подбоченилась боевая тетка.
   - Подождите, - сказал он и, сбегав в курятник, вынес несостоявшимся грабителям узелок из старой тряпки с яйцами. - Голод - плохое чувство!
   Обалдевшие от такой щедрости цыгане не знали, стоит ли принимать дар, и просчитывали, что им за это будет.
   - Берите, - сунул небольшой сверток парень, и ночные гости робко взяли предложенное.
   - Ты хороший, - осмотрела его цыганка, и покачала головой. - Жаль мне тебя. Ой, жаль. Ты помог мне, а я чем смогу, помогу той, кого ты встретишь через шестьдесят с лишним лет!
   - Столько не живут, - горько усмехнулся Вова.
   - Да. Не живут, - подтвердила она. - Прощавай, хороший человек!
   Воры ушли, прикрыв за собой скрипучую калитку. А парень, постояв немного на улице, подышав воздухом, решил, что пора объясняться с матерью, которая обязательно раскричится, когда узнает о пропаже яиц.
   Шаг, неправильно поставленной ноги. Балка под ступней провернулась. Парень пошатнулся. Взмахнул руками и рухнул, ударившись головой об угол дома. На побелке остался красный след...
  
  

Глава 18.

"Все, что хорошо начинается, кончается плохо. Все, что начинается плохо, кончается еще хуже."

Закон Паддера

   Чайник свистел и снимался с плиты уже шестой раз. За время возвращения из больницы, где Вере зашивали рану на лбу, честная компания успела выпить упаковку чая. Девушка жаловалась на то, что вместимость ее желудка не так велика, как о том думает Игорь.
   - Все! Я спать хочу! И в туалет! - запричитала Вера.
   - Врач, сказал, чтобы я не давал тебе спать! - остановил попытку бегства парень.
   - Плохой способ ты выбрал, - покачал головой Стас. - Не обязательно пичкать девушку чаем. Ласка - лучшее средство от бессонницы.
   - Ууу! - все же поднялась из-за стола она, пританцовывая на месте. - Мне очень надо в туалет!
   - Давай поговорим об этом, - действовал по инструкции врача Вован.
   Но Вера спряталась от навязчивого духа в уборной, искренне надеясь, что подсматривать за ней никто не будет.
   Тук-тук-тук. Все же постучались назойливые товарищи.
   - Да не сплю я здесь! - выкрикнула она, понимая, зачем ломятся в комнату, которую она оккупировала. - Писаю!
   - А почему не слышно? - издевался Стас.
   - Вер, тебе еще чаю сделать? - не остался безмолвный Игорь, и услышал такой список эпитетов, что сразу понял - мозги девушки при соприкосновении с асфальтом ничуть не пострадали.
  
   Час спустя, они вышли во двор, и разлеглись в гамаке - таким образом Вера увела парня от чайника подальше. Раскачиваясь под ветвями яблони, дыша свежим прохладным воздухом и кутаясь в плед, она сильнее хотела спать, но мужественно противостояла ночной сладости. Хотя, не ей принадлежала слава борца с усталостью, а Игорю, который регулярно будил девушку глупыми вопросами, вроде:
   - Вер, ты спишь?
   - Нет!
   Прошло десять минут.
   - Вер, ты спишь?
   - Нет!
   И еще какое-то время погодя.
   - Вер, ты спишь?
   - Нет!
   - А почему?
   Тем не менее, в какой-то момент парень перестал донимать ее. И голова девушки постепенно клонилась к плечу Игоря. Но достигнув цели, Вера пискнула от боли, прислонившись раной к твердому.
   - Прости, это из-за меня, - погладил ее парень, развернул к себе спиной, чтобы она смогла прилечь ему на грудь, разместившись, как в удобном кресле. - Больше ты со мной ездить не будешь!
   - Правильно, - съехидничала девушка. - Я потрачу вдвое больше денег на такси до работы и обратно, а ты разобьешься где-нибудь без моего ведома.
   - Если бы у тебя не было шва на голове, я бы тебя треснул, - разозлился на нее Игорь, крепко сжав объятия. - К тому же, пока машина в ремонте, будем оба ездить на такси.
   - Все хорошо. - Заверила его она.
   - Ага, если бы я тебя не поймал, было бы хуже! - подал голос, сидевший на ветке Стас.
   - Да, если бы не поймал, было бы не красиво... - поддержал его Николай Вячеславович, с другой ветви.
   - Да-да, - соглашался с ними Вован. - Без головы, или с вывернутой шеей, очень не красиво. Кости торчали бы не эстетично. А так, просто царапинка!
   - На пол лица! - вставил свои пять копеек Стас.
   Вера скрипнула зубами. Рука Игоря нежно погладила ее плечо, прося не злиться на глупых болтунов.
   - Призраков, как яблок, - пробурчала Вера. - Пора трусить дерево! Кстати, а Вован у тебя вместо сигнализации? Чего он в случае беды поет, как свихнувшийся Винни-Пух?
   - Он и сам не знает, - вместо Игоря ответил Стас.
   - Знаю, - перебрался поближе к гамаку Вован. - В детстве, мы с Игорешей смотрели мультики. И мне почему-то этот жадный до меда медведь запомнился.
   - Один вечно голодный цитирует другого, такого же, - сделала вывод девушка.
   После обсуждения призрака-проглота даже Игорь уснул. Правда, отдохнуть обоим удалось лишь два часа.
  
   Начальник рекламного отдела и его секретарша опаздывали, наслаждаясь всеми прелестями передвижения на общественном транспорте: давка, пробки, забавные кондукторы и совсем не смешные, а шумные, злые и нервные пассажиры. Игорь возненавидел весь род людской, проехавшись в час пик в троллейбусе N 2 с хрупкими бабушками, орудующими своими сумками-баулами, как ниндзя нунчаками, и со студентами, не умолкающими ни на секунду. Вера же чувствовала себя совершенно спокойно среди скопления народа. Она вообще предпочитала спать стоя, прислонившись спиной к стеклу. Парень смотрел на нее и думал о том, что его спутница и соседка по дому еще более ненормальная, чем сам он. Во всяком случае, ему бы с травмой головы не очень хотелось бы сидеть на работе. Хотя... Провести целый день в компании ненормальных призраков, которые уже пытались ее покалечить - то же не лучшая перспектива. Так что желание Веры отвлечься на склоки в офисе было вполне понятным. Немного подумав, Игорь и сам пришел к выводу, что поступил бы точно так же, как его подруга.
   Тем временем в офисе отсутствие начальника-бабника и новой секретарши, пока еще темной лошадки, заметили все. С подачи Светланы Леонидовны. Ей почему-то и в голову не пришло, что слухи могут коснуться ее лично.
   - Посоветовать ей, что ли, хороший шампунь от перхоти? - иронично проронила Ника.
   - Зачем? - не поняла Зинка, как всегда, умело притворяющаяся полной идиоткой.
   - Ну, чтоб трухи от спиленных рогов видно не было. - Растолковала девушка. - А то с Игорем ей что-то не везет.
   - Я думала, что у нее получится привязать его к себе, - вздохнула Зинка.
   - Ха! Два раза! Ты типа Игоря не знаешь. Он же ни одной юбки не пропускает. Сейчас у него эта секретарша, завтра другая...
   - Только эта секретарша вовсе не такая простая. Ты заметила? - и Зина впервые сбросила маску тупоголовой дуры, сверкнув блеском интеллекта в глазах.
   Светлана прикусила губу, услышав их диалог. Хотела ворваться в кабинет и устроить, как выражался Серж, шмон. Однако предпочла потратить силы на более полезное, к примеру, на войну с той же Верой. Остановилась около кабинета Игоря, застав топчущегося на пороге молодого человека со здоровенным букетом цветов.
   - Вы к кому? - поинтересовалась Светлана Леонидовна.
   - К Верочке, - брякнул парень. - То есть к Вере Александровне. Вот, хотел оставить для нее...
   - А вы, собственно, кто?
   - Жених... То есть парень. То есть... - никак не мог подобрать себе должность он.
   - Бывший. Скорее всего. - Констатировала женщина, расстроив незнакомца. Он даже рот раскрыл. - У нашей маленькой секретарши выросли амбиции. Ей не нужен какой-то водитель. Ей теперь начальников подавай.
   - Какой водитель? - выпучил глаза экс-бойфренд.
   - Простите, а кем вы работаете?
   - А какое ваше дело?! - возмутился парень.
   - Значит, шанс у тебя есть. Если, конечно, заработная плата больше, чем у нашего Игоря. Хотя внешние данные твои и его ни в какое сравнение не идут.
   Юра чуть не взорвался от негодования. Выслушать такое от совершенно незнакомой женщины. Да кто она такая! От взрыва злости его спасли собственные праведные мысли: разорись он сейчас посреди коридора компании, с которой сегодня подписывается контракт и никакого проекта не будет запущено на просторы телевидения. Поэтому Юра прикусил язык.
  
   Тишина в здании показалась Вере пугающей. Призраки и то не внушали столько страха, как покой в кубле рекламщиков. В приемную, вроде бы личные владения секретарши, она вошла с опаской. Но на столе стоял всего лишь большой букет. Да и то, когда Игорь потянулся к карточке, которая торчала среди цветов, девушка чуть не ляпнула: "А вдруг там оса!"
   - Это тебе! - с недовольством и удивлением протянул ей маленькую открытку начальник.
   "Я хочу все изменить! Ты - лучшее, что у меня было и я не хочу тебя терять! Юра" - прочла она.
   Игорь внимательно следил за изменением ее мимики. Ждал, когда сердце девушки дрогнет. Вспомнив, как бывший парень Веры елозил штанами по полу приемной, лишь бы вымолить у нее прощение, подумал, что сам бы так никогда не поступил - он слишком горд для подобных выходок. Юрий, видимо, настоящий рыцарь ее романа.
   Вера долго всматривалась в знакомый почерк. Вздохнула и отложила открытку, поставила букет в воду и передвинула подальше - на шкаф. Шеф, хмыкнув, ушел к себе. Отчего-то он чувствовал облегчение.
  
   Два часа дня. Ее раздражало все: звонящий беспрерывно телефон, жужжащий над ухом призрак Николая Вячеславовича, Игорь, из-за которого ей толком не довелось поспать, головная боль, усталость и главное - отсутствие скрепок в степлере. Последнее казалось Армагеддоном. Перерыв все ящики в столе, и устроив соответствующую разруху, ей удалось откопать коробочку с "обоймой". Вставила и принялась остервенело (исходя из комментария духа) скреплять листки. Этот весьма неудачный момент избрал Серж. С виноватым видом он пристроился на краю стола.
   - Слушай, - заговорил он. - То, что было вчера в подсобке...
   - Хочешь извиниться? - злобно процедила Вера, ударив ладошкой по железному степлеру. Грюк - и пять листов соединились.
   - Как раз нет, - выдал парень и наклонился к девушке...
   Грюк - и новый галстук со смешными человечками в неприличных позах прикрепился к стопке бумажек, на которой Вера быстро написала: "Говнюк!".
   - Ты что?! - возмутился Серж, мигом спрыгнув со стола, и рассматривая самодельную табличку, болтающуюся на пузе. - Мне же сегодня вести презентацию! Как я в таком виде... Пришибленная!
   Уставшая и нервная секретарша угрожающе клацнула степлером.
   - Не много потерял! Галстук, все равно, дрянь!
   - А давай ему еще что-нибудь проштампуем! - кровожадно предложил Николай Вячеславович.
   Вера ухмыльнулась. И хоть Серж не слышал комментария призрака, но по виду девушки догадался, что лучше линять подальше от кабинета начальника. Секретарша победоносно поклацала пустым оружием и ухмыльнулась. Игорь нерешительно выглянул из своей обители.
   - Вер, может тебе домой пойти? А?
   Она осмотрела на него так же, как несколько минут назад творца рекламы - в дилемме, а что же ему проштамповать?
   - Эй, ты не увлекайся, не увлекайся! Он нам еще внуков должен! - вступился за парня Николай Вячеславович и наитие оставило девушку. Она опустила грозный инструмент пыток и пожала плечами.
   - Почему бы и нет?!
   Улыбнувшись, как ребенок, которого отпустили с уроков, она подхватила сумку и, замерла на пороге.
   - Я вызову тебе такси. - Сказал Игорь. - Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
   Николай Вячеславович подозрительно ехидно ухмыльнулся, но впервые за годы бытия ничего едкого не сказал. Кивнул парню и сопроводил Веру до дома.
  
   Федя, начальник финотдела, влетел в кабинет Игоря совсем не радостный. Отпуск не пошел ему на пользу. Наверное потому, что мужчина никогда не считал отдыхом время, проводимое с женой. Оттого он вел себя... А как всегда! - Еще поднимаясь по ступенькам, перещупал всех работниц, похвалил и туфли, и ноги, и много чего другого. Узнал последние новости, и одна его очень заинтересовала.
   - Ну и где твоя новая секретарша? - первым делом спросил он, кивнув на пустой стул в приемной.
   - Уже рассказали, - хмыкнул Игорь, второй раз перечитывающий документы, заверенные адвокатами.
   - Еще бы! Эта девчонка произвела такой фурор! - смеялся друг. - Бабы ее терпеть не могут, мужики расходятся во мнении: кому понравилась, а кто считает ничем не примечательной.
   - И ты пришел лично разобраться. Понятно. - Кивал парень. - Эльвиру ты тоже "разбирал". Последствия не от тебя, случайно?
   - Обижаешь, - рассмеялся Федя. - Эльвира меня сразу предупредила, что это единичный случай, и у нее есть покровитель, от которого она отказываться ради мелких интрижек и сошек вроде меня не собирается.
   - Ну, тогда можешь расслабиться и не напрягаться. Потому что у моей новой секретарши тоже есть свои покровители. - Выдал Игорь, имея в виду призраков. И очень надеялся на плохую память товарища. Вообще, за то время пока Феди не было, парень о нем забыл. А теперь подумал, что столкновение где-нибудь в коридоре Веры с Федей может оказаться серьезной проблемой.
   "Ненавязчиво узнать у него, помнит ли он ту официантку из ресторана?" - подумал Игорь, и предложил Феде после презентации перекусить. Однако за ужином выведать у друга ничего не удалось. Тот повествовал о подвигах заграницей, и о том, как жена чуть не поймала на горячем. Потом еще и Светлана присоединилась к ним за столом, так что поговорить о маленьких мужских тайнах не довелось. А, вернувшись домой около двух часов ночи, Игорь прокрался к себе в спальню, чтобы не потревожить покой девушки. Призраки бдили ее покой, то есть скопились в ее комнате и любовались спящей.
   Хлопнувшись на мягкую подушку, Игорь отключился от бед тяжелого дня.
  
   Теплый вечер. Солнце алеет на горизонте. Ветер играет листьями деревьев. Они сидят... Точнее лежат в гамаке, как много раз до этого, после ужина, приготовленного заботливыми руками Веры. Призраков не слышно и не видно. Наконец, им хватило ума спрятаться где-нибудь и не мешать. Поэтому Игорь позволяет себе обнять девушку. А она не сопротивляется. Впрочем, Вера перестала отбиваться от его рук. И конечно, он это заметил. Иногда ей очень даже хотелось, чтобы Игорь обнял ее. К примеру, когда эти три психа перевернули на нее кипяток. Тогда она вообще не хотела его отпускать.
   - Не хочется, чтобы это заканчивалось. - Говорит Вера, любуясь красками неба.
   - Да. Вот так раскачиваться с тобой... - согласился Игорь.
   - Даже несмотря на твою Светлану? - посмеивается Вера.
   - Хочешь, чтобы она пришла? - саркастично спрашивает он, и смотрит ей в глаза, ищет проявления ревности. - Тогда я не смогу сидеть с тобой, обнимать... И может быть... - Говорит уже тише. - Поцеловать.
   Склоняется и, не встречая отпора, целует.
   - Жаль, что я не смогу с тобой побыть дольше, - почему-то говорит она, допуская каплю горечи в сладкий миг. Игорь понимает, это правда, и никуда от нее не денешься. Ему суждено умереть. Просто, рядом с Верой он как-то забыл уже о нависшей угрозе. Но почему она сама, сегодня ему напомнила? Чтобы не терять время зря? И Игорь смеется, прижимая ее к себе. Целует страстно, с жадностью. Чувствует, как руки девушки притягивают ближе, скользят по плечам, а потом тянут за майку, намекая, что пора снять лишние вещи. Только, вдруг губы ее становятся непослушными и холодными. Игорь открывает глаза, прогоняя наваждение, и видит Веру: обмякшую, бледную, неподвижную, со стеклянным взглядом. Она не дышит. Он трясет ее, надеясь привести в чувства. Не понимает, что происходит.
   - Это из-за тебя, - говорит хмурый Вован, возникнув около гамака.
   Игорь смотрит на девушку, а по ее телу от тех мест, где касались руки парня, распространяются страшные коричневые пятна. Будто ее пожирает болезнь.
   Ему становится страшно. Он не хотел этого. Не хотел, чтобы Веры не стало. Не стало по его вине. Потому что она просто находилась рядом с ним. С проклятым...
  
  

Глава 19.

"Что минуло, то милее; что далеко - желаннее."

Бальтасар Гарсиан-и-Моралес

  
   Она спала в своей комнате. И пока Игоря мучили кошмары, Веру - призраки. Одеяло медленно и аккуратно само по себе сползло с нее, словно его тянул кто-то. Девушка перевернулась на другой бок, не желая прощаться с красивым сном. Ей снился шикарный парень, практически принц. Но вместо белого коня, он приехал на белом джипе. И обнимая девушку одной рукой, он целовал ее, ласкал и уже тянулся к ее груди...
   Вера вдруг поняла, что сон слишком уж реальный. А когда открыла глаза...
   - Стас! Чтоб ты сдох! - рявкнула она и швырнула подушкой в призрака. Тот расхохотался и сбежал.
   - А я итак мертв! - веселился он.
   - Нет! Я все-таки приведу в этот дом экзорциста! - злилась Вера, закутываясь в одеяло. Она прошлепала босыми ногами по холодному полу коридора, чтобы остановиться около двери напротив лестницы и грюкнуть по дереву кулаком. Игорь сонный и взлохмаченный выглянул, прикрываясь одеялом.
   - Чего тебе? - глядя на девушку одним глазом, спросил парень.
   - Этот извращенец опять ко мне в кровать забрался! - оповестила его Вера.
   - Стас? - уточнил Игорь.
   - Нет, блин, Николай Вячеславович! - фыркнула девушка.
   - Меня там не было! - донеслось сверху.
   - Простите! - синхронно прокричали Игорь и Вера, подняв головы.
   - Ну, пошли его! - предложил проверенный метод борьбы с полтергейстами парень.
   - Послала. Он все равно приперся! - злилась она. - Я его в следующий раз святой водой полью! Клянусь!
   - Полей! - буркнул Игорь и закрыл дверь.
   Вера вздохнула, собралась вернуться к себе, повернулась и увидела, пристроившегося у двери в ее комнату Стаса. Он ухмылялся и явно ждал продолжения. Девушка не собиралась доставлять ему такой радости, и решила окончательно лишить покоя Игоря. Снова постучалась.
   - Ну что еще?! - разозлился парень, однако, его просто оттеснили с прохода.
   Вера просочилась в комнату хозяина дома и нахально увалилась на кровать.
   - Не понял! - оскорбился таким поведением Игорь.
   - Я у тебя посплю! - пробурчала Вера, пристраиваясь на подушке и заворачиваясь в собственное одеяло, как в кокон.
   - А я где спать буду? - не понял парень.
   - Тоже здесь! При тебе он цепляться ко мне не посмеет! - пояснила девушка, погружаясь в сон.
   Игорь постоял на пороге, и сдался. Закрыл дверь. Вернулся в кровать. Лег и постарался держаться на расстоянии от девушки.
  
   Утром одеяла почему-то оказались на полу. Вера чувствовала тепло позади себя, пока не сообразила, что ее обнимают. Она открыла глаза и увидела еще и третьего в кровати. Стас сидел хмурый и буравил ее взглядом.
   - Изменница! - выдал призрак.
   - Э... Доброе утро! - сконфуженно промямлила девушка, сбросив с себя руку Игоря, и аккуратно сползла с кровати, чтобы быстренько испариться из комнаты.
   Стас остался сидеть на месте и теперь таращился на Игоря.
   - И как спалось? - поинтересовался дух.
   - Нормально, - слишком безъэмоционально ответил парень, стараясь не встречаться с призраком взглядами.
   - Брехлоооо! - весело прозвучало из-под потолка голосом Вована.
   - Я прислушаюсь к ее совету и действительно приведу экзорцистааа! - пропел в тон ему Игорь.
   - И тебе будет очень скучно, когда ты станешь, таким как мы... - явился дух, и тоже уселся на кровать. - А случится это очень скоро! Сколько времени осталось? Полгода? Три месяца?
   - Отстань! - вскочил на ноги Игорь, не желая думать о плохом, и сбежал ото всех в ванную. Но даже побриться спокойно не смог. Из стены рядом с зеркалом просунулась физиономия Николая Вячеславовича.
   - Хочешь, поделюсь наблюдением? - заискивающе улыбнулся дух.
   - Нет! - рявкнул парень.
   - А я все равно поделюсь! - заявил призрак. - Скажи, тебе этой ночью кошмары снились?
   Игорь задумался. Кошмар снился, но до того, как пришла Вера. Как только он ее обнял - провалился в сладкое небытие, которое давно не пускало его в свои владения.
   - Нет! - признался он.
   - То-то же! - пропел дух и испарился.
   Игорь вышел на кухню, где его уже ждал горячий завтрак. Вера приготовила, накрыла на стол и умчалась собираться на работу. А он все сидел за столом, смотрел в пустеющую тарелку и думал о том, что кошмары его не посещали, кроме одного, не обычного...
  
   С каждым днем работники фирмы убеждались, что шефу рекламного отдела ну катастрофически не везет с секретаршами. Новенькой фактически не было на месте. Однако, в отличие от прошлой, Вера вовсе не развлекалась - Игорь отправлял ее по важным делам, которые делались далеко от офиса. Хотя на самом деле, они были так же равноудалены от Феди. Просто сама Вера не знала этого. Вот и носилась по городу, как считала, по пустяковым поручениям.
   Светлана Леонидовна в приподнятом настроении заглянула к своему любовнику, пользуясь отсутствием надоедливой секретарши.
   - Игорь, я хочу, чтобы ты приехал сегодня ко мне! - заявила она.
   - Хорошо, - согласился парень, сравнивая старый и усовершенствованный дизайн эмблемы торговой марки.
   - До утра! - приковала к себе внимание парня она, своим уточнением.
   - Не могу до утра. Мне потом ехать домой, переодеваться... - снова отвернулся Игорь.
   - Брось ты свое захолустье. Переезжай ко мне. Это уже давно пора было сделать. - Отвлекла его женщина. - Мы с тобой не маленькие дети. Встречаемся. Так давай жить вместе.
   - Я подумаю над этим, - сухо прозвучало в ответ, задев гордость Светланы.
   - Не хочешь уезжать из своей халабуды или оставлять Веру? - злобно процедила она.
   - При чем здесь Вера? - сразу повернулся к ней парень. - Свет, ты ревнуешь к ней? Ты, такая серьезная, уверенная в себе, красивая и самодостаточная, чувствуешь в ней соперницу?
   Светлана Леонидовна придирчиво изучала выражение, застывшее на лице парня, когда он произносил эти слова. Угадать о чем думает любовник всегда было сложной задачей.
   - В себе я уверена! - сказала она. - В тебе - нет!
   - Тогда к чему весь этот разговор? - улыбнулся Игорь. - Не стоит ли оставить все, как есть и не отягощать себя обязательствами?
   Светлана обиделась не на шутку. Прикусила губу, вмазала парню пощечину и ушла. Гордость, все же, была на первом месте, а уж потом этот несносный мальчишка, к которому она прикипела душой.
  
   Солнце светило в глаза, и Вера сокрушалась о том, что у нее нет очков. Она быстро шла к магазину, чтобы купить прохладной воды. И не замечала, как на нее смотрят мужчины.
   - Думаю, стоит прикупить мешок. Такой большой. Как для картошки. - Делился мыслями Стас, жужжа у веры над ухом, как назойливая муха. - Оденем на тебя и тогда окружающие перестанут раздевать тебя взглядами.
   - Ага, и будут раздевать просто так, из интереса, что же там за чудище спряталось под мешком?! - хмыкнула она, глядя на светофор.
   Загорелся зеленый и Вера шагнула на белые полоски, начерченные на асфальте. Свет солнца резанул глаза. А в следующее мгновение она услышала ругань призрака, который отчаянно прыгал на нее, но не мог прикоснуться или сдвинуть с места - проскальзывал сквозь девушку и злился по этому поводу. Озадаченная происходящим, Вера лишь сейчас заметила несущуюся на нее машину. Окаменела от страха и раскрыла рот. Стас в этот раз ничем не мог помочь ей. Столкновение было неизбежно.
   - Мамочки, - пискнула она и зажмурилась.
   Затем ее потянуло куда-то в сторону. Спина нащупала асфальт, даже скопировала все его неровности.
   "Жива?" - мысленно спросила она себя, и тот же вопрос ей задал кто-то другой.
   - Жива?
   Вера расплющила веки. Над ней толпились люди. Какая-то бабушка костерила лихача, чуть не сбившего девушку. Другие свидетели произошедшего интересовались, вызвать ли скорую. Сама несостоявшаяся жертва ДТП не проронила ни слова - потому что была занята. Она таращилась на своего спасителя. Смуглый, темноволосый парень прижимал ее к земле. У него были широкие черные брови и большие карие глаза, в которых играли искры пламени. Его внешность, безусловно привлекательная, выдавала в нем цыганскую кровь.
   - Понятно, глухая. Поэтому не слышала машины! - поставил диагноз он.
   - Я слышу, - разжала сцепленные от шока челюсти девушка.
   Ее подняли на ноги. Осмотрели со всех сторон.
   - Ну, раз слышишь, то научись смотреть направо и налево, прежде, чем переходить дорогу. - Усмехнулся ей цыган, похлопал по плечу, набрасывая слетевшую сумку, и ушел.
   Вера продолжала рассматривать его спину. Замечание Стаса застало ее врасплох:
   - Ты карманы то проверь!
   И тут она обнаружила, что там пусто. А спаситель, уже стоящий у окна в автобусе, весело машет ей ее же кошельком.
   - Эй... - запоздало опомнилась Вера, но потом подумала. - Триста гривен - слишком маленькая плата за спасенную жизнь.
   Она тоже помахала цыгану.
  
   Вере повезло, что в маленькой сумке у нее оставалось ровно несколько купюр, которых хватило доехать до офиса. Стас всю дорогу молчал, переваривал случившееся. И не мог разобраться в причине собственной неспособности защитить окружающих его людей. Он так хмурился, что Вера не выдержала.
   - И что с тобой произошло? - она кивнула охраннику у входа в здание, и поднялась по лестнице.
   - Не знаю, - прорычал призрак. - Но мне это совершенно не нравится. Если я не смог спасти тебя сегодня, то что будет завтра? Буду плакать над вашими с Игорем телами?
   Вера передернула плечами от внезапно нахлынувшего холода. Представить себя мертвой и таким же Игоря - не приятно. Она будто ощутила прикосновение смерти. Поморщилась.
   - Умеешь ты настроение поднять! - фыркнула девушка, бросила сумку на стол в приемной и отпила из стакана воды. Потом подумала, заглянуть к Игорю и поделиться с ним байкой о том, как ее чуть не задавили на пешеходном переходе. Однако, остановившись посреди пустого кабинета начальника, подумала, что так даже лучше - если парень ничего не узнает. Он ведь безумно злился на себя, когда они попали в аварию.
   - Попалась! - радостно воскликнул кто-то позади и двери кабинета прикрылись, а Вера от испуга дернулась. Голос ей показался до омерзения знакомым. Повернулась. Убедилась, что видит перед собой напарника Игоря по шалостям в ресторане. Того самого, который усиленно пытался ее облапать, сунул свою визитку и щедрые чаевые, рассчитывая на продолжение банкета, но по его сценарию.
   - Я тебя уже видел! - осенило мужчину.
   Вера попятилась. В итоге, уперлась в стол и поняла, что ситуация - хуже не придумаешь.
   - Девочка в переднике из ресторана! - просиял Федя. - Ты нуждалась в более высокооплачиваемой работе? Почему не позвонила мне? Я же оставлял тебе свой номер.
   Он надвигался на Веру, а она понимала, что несмотря на ушибы и травму после полета через лобовое стекло, пока не готова прыгать по всему кабинету, как козочка. Подумала, а справится ли с этим увальнем? Пришла к выводу - он вдвойне сильнее и больше. Жаль, объяснить ему, что он принял ее вовсе не за ту легкомысленную и доступную девицу, с которыми привык общаться - не получилось бы. Вера даже разговор об этом не решилась заводить, видя растопыренные ручищи мужика, прущего на нее, словно мнил себя экскаватором.
   - Или Игорь меня обскакал? Я понимаю, он красивее. Но я опытнее. - Не смолкал Федя.
   - Ой-ой-ой, - взвыла девушка, опрокидывая перед собой кресло, чтобы перекрыть доступ к своему телу. - Не подходите ко мне! Что вам от меня нужно?
   - Не разыгрывай из себя недотрогу, - скривился он.
   Стас не стоял в стороне, а усиленно молотил прозрачными руками по наглому борову. Тем не менее, причинить какой-нибудь вред мужчине не смог, расстроился и плюнул прямо в морду Феде. Тот озадаченно замер, вроде бы почувствовав легкое прикосновение. И очень вовремя в свой кабинет заглянул сам Игорь. Весьма удивился присутствию Федора, перевернутой мебели и сконфуженной секретарше, пытавшейся забиться в угол.
   - Что здесь происходит? - рявкнул он на друга.
   - Ничего, Игорь, - ухмыльнулся товарищ. - Зашел, позвать тебя на посиделки вечером. Футбол все-таки. А вот познакомился с твоей секретаршей. Почему ты мне не сказал, что это наша знакомая из ресторана? Ты открыл в обычной официантке задатки секретаря? Интересно, когда и при каких обстоятельствах.
   Игорь скрипнул зубами. Перевел взгляд на Стаса. Тот ткнул пальцем в Федора и провел у горла, намекая, что с удовольствием сделал бы ему "вавку". Возможно, смертельную.
   - Вера, - повернулся к девушке шеф. - Ты не могла бы сделать нам кофе?
   Она кивнула и быстро выскочила в приемную, прикрыв за собой дверь. Руки у нее тряслись, так что кофе готовился восемь раз, да и то не понадобился.
   Игорь поставил кресло и предложил другу сесть.
   - Говоря о "покровителях" ты имел в виду себя? - прищурившись, спросил Федя.
   - Если ты мне друг, - начал очень неприятный разговор Игорь. - Не смей подходить к ней!
  
   Федор вышел от Игоря спустя час. Был он дико сердит, и Вера подумала, что мужчина затаил злобу на ее друга. Такую, что месть Игоря явно не минует. А ей очень не хотелось, чтобы у парня были проблемы по ее вине.
   Постучавшись в итак открытую дверь, Вера прошла в кабинет. Начальник сидел в кресле, безумно измотанный. Стас убеждал парня в правоте и вообще подбадривал.
   - А ты был очень убедителен! Правда, я бы в конце добавил: "Подойдешь к ней, и я тебе яйки оторву!" Но ты же у нас культурный. - Комментировал призрак.
   - Игорь, - вошла Вера. - Прости меня.
   - Не надо извиняться! - поднял на нее глаза он, вздохнул. - Знаешь, я, наверное, сегодня буду поздно. Так что вызову тебе такси.
   И ей сразу стало понятно, какие планы у парня. Поэтому она отказалась от машины.
   - Доберусь как-нибудь, - махнула рукой Вера.
   Стас остался с Игорем. Хотел поведать о неприятных изменениях в собственном существовании, как спустя пять минут опомнился:
   - У нее ведь кошелек сперли! - воскликнул призрак и вместе с парнем бросился к окну, чтобы крикнуть Вере, и попросить вернуться. Она ведь не могла далеко уйти. Девушка действительно сделала всего пару шагов от здания. Однако деньги на такси ей не понадобились. У входа ее караулил экс-бойфренд. Он стоял около машины с цветами наизготове и преданно глядел на Веру.
   - Второй букет, - приняла хризантемы из его рук она. - Это больше, чем за все годы, когда мы встречались.
   - Я подарю тебе еще, если хочешь, - сказал Юра.
  

Глава 20.

"Мужчина и женщина - это две ноты, без которых струны человеческой души не дают правильного и полного аккорда".

Д. Мадзини

  
   В уже не таком пыльном и страшном, но все равно полном призраков, доме царил скромных масштабов переполох. Заключался он в том, что девушка собиралась на свидание, а отпускали ее скрипя зубами. Зубами скрипел Игорь. Остальные донимали комментариями, вопросами и главное - прятали вещи. Ведь духи иногда умело вели себя, как полтергейсты, и могли передвигать предметы, есть - однако случалось это не особо часто, да и то по стечению множества обстоятельств (при повышенной опасности и чрезмерной вредности).
   - Тебе напомнить, что он тебе изменил? - поинтересовался Игорь, прислонившись плечом к стене.
   - Бесполезно, - махнул рукой Вован. - Мы ей об этом с утра раз шесть сказали. Ничего не слышит.
   - Она просто нарывается, - констатировал Стас. - Жаждет, чтоб ее опять обманули и выбросили.
   Вера злобно на него посмотрела. Призрак и не подумал изображать муки совести.
   - Не лезьте в мою личную жизнь! - заявила девушка. - Я не полная идиотка, и знаю, что делаю!
   Она поднялась и, взяв сумочку, сбежала от разговора с мужчинами, в прямом смысле слова - хлопнула дверью, покинув сожителей один на один с телевизором и футболом. Вообще, Вера думала над тем, почему в выходной день Игорь не поехал к своим многочисленным любовницам, а вместо этого совал нос в ее дела. Сердитая на парня, она брела к остановке, глядя себе под ноги и не поднимая головы. Внезапно остановилась, увидев перед собой на дороге преграду - ноги незнакомца, обутые в смешные сандалии, поверх носков. Скривилась - не любила она подобные зрелища.
   - Эй, красивая, - заговорил странный человек в смешной обуви. - Червонец есть? На дорогу до дома не хватает. Всю ночь с другом пил, обмывали переезд. Не успели оглянуться, как и копейки не осталось. А я тебе взамен по руке погадаю. Я могу, я ведь...
   Вера проглотила смешок, посмотрев на попрошайку. Перед ней стоял недавний спаситель.
   - Червонец? - уточнила она. - А что так дешево? Жизнь спасти - триста гривен, погадать - десять...
   - Не забыла? - ни капельки не удивился он, лишь растянул довольную белозубую ухмылку на лице.
   - Да! И о том, что мой кошелек у тебя то же не забыла! - протянула ему деньги взаймы Вера, и с удивлением получила украденный предмет, правда, пустой.
   - Прости. Хотел вернуть, как было, но мелюзга выпотрошила его под чистую. - Признался цыган.
   Вера смотрела на его улыбку и невольно усмехалась сама, словно зачарованная. Хотя проще сказать, очарованная. На какое-то мгновение она позабыла о том, что собиралась на свидание к Юре, и оставила дома скучающего Игоря, что ее ограбили. А спаситель не терялся, подхватил девушку под руку и повел прямо.
   - Кстати, я Гожо, - представился он.
   - Гожо? - переспросила Вера. - А что это означает?
   Парень довольный вниманием, пояснил:
   - Красавчик, - подмигнул он.
   Девушка немного смутилась. Ее покрасневшие щеки свидетельствовали о том, что родители парня подобрали ему подходящее имя.
   - Не хочешь, назвать мне свое?
   - Прости, - запоздало опомнилась она. - Вера.
   - Вера в лучшее, приносящая надежду и свободу, силу. - Мыслил вслух он. - Мне нравится! Так куда ты идешь, Вера? Хочешь провожу?
   Так легко она еще ни с кем не общалась. Ей нравилось находиться в обществе цыгана. Спустя час совместной поездки в автобусе, она поймала себя на мысли, будто знает парня всю жизнь. А когда он, помог ей выйти в центре города и собрался прощаться, девушке вдруг стало грустно. От Гожо это не укрылось.
   - У нас скоро праздник, - как бы между прочим обронил цыган, не торопясь покинуть знакомую. - Приглашаю.
   - А что за событие? - ухватилась за соломинку она.
   - День рождения моей бабушки. Хочешь посмотреть, как мы живем?
   Вера хотела. Очень. И сразу же согласилась. Попрощалась с цыганом и лишь в компании Юры, поняла, что слишком легкомысленно вела себя. Отсутствие золотой сережки на правом ухе - тому доказательство.
   - Ну и дура! - обозвала саму себя она, рассматривая отражение в маленьком зеркальце пудреницы. - Второй раз попалась. Ну, ничего, я ему припомню это при следующей встрече.
   Юра не мог взять в толк, о чем говорит девушка, но посчитал причиной расстройства потерю украшения. Поэтому из кафе потащил Веру в ювелирный.
   - Ты что-то сильно расщедрился! - отказалась от выбора новых сережек она. - Я еще не знаю, хочу ли вернуть то, что между нами было...
   - Не нужно возвращать прошлое, - поймал ее за талию парень и притянул к себе, чтобы поцеловать. Продавщицы завистливо закатывали глаза. - Я хочу новое, хорошее будущее с тобой. Дай мне шанс!
   Его губы напомнили о том, как славно было жить в одной квартире, чувствовать себя нужной, готовить для кого-то, вместе ходить в гости, и быть совершенно нормальной, не обремененной несчастьями, загадками и проклятьями, чужими любовницами и склоками с ними. Но она тут же себя отдернула, подумав об Игоре. После всего пережитого вместе, Вера ни за что не бросила бы его одного. Тем не менее Юре она дала не шанс, а так - испытательный срок. И вот, чем это обернулось для девушки...
  
   Стол был заставлен угощениями. Торт, пирожные, печенье, конфеты. Пожилая женщина напротив нервно выводила круги ложкой на поверхности кофе. По слишком скованному и напряженному виду нельзя было определить нравится ли ей гостья или категорически нет! Ее супруг таращился на девушку, сидящую рядом с сыном и думал только о том, что так с невестками не знакомятся. По традиции ведь со сватами пьют водку, а тут в компании трезвенников - скукота сплошная. На лице невесты четко пропечаталась мысль: "Как так все обернулось?".
   - Зануды! - вздохнул рядом с ней призрак и девушка дернулась, опрокинув чашку чая на себя. - Анекдот им, что ли, расскажи.
   - Ой, простите. - Подпрыгнула Вера, выставив на обозрение здоровенное пятно на юбке от пояса до колен.
   - Ничего, я уберу. Тебе нужно застирать это. Ванная там. - Указала Ангелина Викторовна, и пошла за тряпкой, в то время, как Вера убежала спасать любимую юбку.
   - Какого ... вы явились, Николай Вячеславович? - рычала она, снимая с себя испорченную вещь.
   - Ну, смотреть на зеленую физиономию Игоря, пускающего слюни перед телевизором, совсем не весело, - выдал дух.
   - О да! - раздался голос Стаса, тут же показавшегося на глаза. - А вот на твои длинные ножки и нижнее белье смотреть намного интереснее!
   Девушка сорвала полотенце с вешалки и прикрылась, забыв, что оставила юбку под открытым краном в рукомойнике. В двери ванной комнаты постучались.
   - Вер, - шкребся с той стороны Юра. - Я принес тебе одежду. Переоденешься в нее, пока твоя юбка сохнет.
   Приоткрытой двери парню показалось мало и, он проскользнул в помещение. А дав девушке вещи, привлек ее к себе, чтобы поцеловать.
   - Перестань! Мы в доме твоих родителей. Это не прилично! - сопротивлялась она.
   Стас, несмотря на свое очень яркое прошлое, был солидарен с Верой, поэтому после неудачной попытки оттянуть любвеобильного женишка от девушки, плюнул ему прямо в темечко. Если уж былой силы призрак лишился, то плевки - по-прежнему оставались самым действенным способом отвадить навязчивых ухажеров.
   Юра скривился, ощутив нечто влажное и неприятное на голове. Отстранился от Веры.
   - Переодевайся и выходи к нам. - Сказал он напоследок, ощупывая волосы.
   - Пока ты здесь играешь в любовь-морковь, Игорь страдает, - выдал Николай Вячеславович.
   - Зачем ей об этом знать?! - хмыкнул Стас. - Мужчины своих слабостей не раскрывают. А ты взял и все секреты парня выдал.
   - Чего он мучается? - удивилась девушка, накинув на себя халат с чужого плеча. - Что произошло?
   - Не волнуйся так, - опередил ее Николай Вячеславович. - Просто, чем ближе день... день "Большой крышки" - ну, смерти, понимаешь, - тем хуже становится. Он не может спать из-за кошмаров. Проклятье, за несколько недель до финала усиливается и выматывает организм, чтобы не мог сопротивляться.
   Раскрыв рот от удивления, Вера уставилась на Стаса. Тот не отрицал слов напарника и перекосил губы.
   - Мы все через это прошли, - подтвердил дух.
   Вера всегда была жалостливой девочкой. И сейчас, при одной только мысли о том, что Игорю плохо, он страдает в одиночестве (Вован не в счет!), хотела бросить все и бежать домой. Но кроме прочего, Вера еще имела представление о правилах приличия. В общем, она осталась в гостях. Пообщалась с родителями Юры и лишь потом, облачилась в высохшую юбку, вернув халат Ангелине Викторовне, уехала к себе.
   - Ты мог бы меня предупредить, что повезешь знакомиться? - некоторое время спустя высказывала свое недовольство она, когда парень вез ее домой.
   - Чтоб ты сбежала от меня? - хмыкнул Юра. - Я не собираюсь больше отпускать тебя. Поэтому говорю сейчас: Вера, я очень серьезно настроен!
   - Я тоже! - отозвался с заднего сидения Стас. - Вполне серьезно хочу треснуть его головой об руль! Но не могу. А жаль!
   Девушка ничего не ответила ни на реплику одного, ни на слова второго. Отвернулась к окну, погружаясь в развязывание возникшей дилеммы: стоит ли связывать себя с человеком уже предавшим однажды? Из омута рассуждений она вынырнула лишь у ворот дома. Свет фар окружил фигуру хозяина, стоявшего у калитки, сложив руки на груди. Он сверлил прибывших злобным взглядом.
   - Это разве не твой шеф? - удивился Юра. - Так значит, то, что мне сказали, правда? Ты с ним...
   - Все, что ты мог слышать в нашем офисе - ложь! - огрызнулась Вера. - А с Игорем мы друзья!
   - Тогда, может, представишь нас? - вознамерился завести себе товарища в лице шефа девушки Юрий.
   И призраки, и Вера уставились на него.
   - Плохая идея! - прокомментировал Стас.
   - Отчего же, - верил в лучшее Николай Вячеславович.
   - Думаю, он не в том настроении, чтобы вести задушевные разговоры за бокалом пива! - ответила на порыв парня Вера.
   - Еще бы - он не в духе! Смотри, как у него нервно глаз дергается! - обратил внимание Стас.
   Вера посмотрела на Игоря и рассмеялась, заметив признаки выше озвученного.
   - Ему соринка попалась! - вступился за парня старший призрак.
   - А вам отсюда видно? - хихикнула Вера на мгновение забыв, что души усопших позволено слышать не всем смертным. И она - редкое исключение из правил.
   Юра раскрыл рот. Девушка сообразила, какую ошибку допустила и поспешила исправиться.
   - То есть тебе! То есть, ты разве отсюда не видишь: человек устал.
   - А он тебя всегда вот так встречает? Поздно. - Продолжал развивать тему парень.
   - Волнуется, - объяснил Николай Вячеславович, однако кроме Веры его никто не услышал. Хотя и этого вполне хватило.
   - Пока, Юр! Спокойной ночи, - чмокнула парня в щеку она, неловко поймала поцелуй в губы, устыдилась и выскочила из машины.
   Игорь провожал автомобиль взглядом до тех пор, пока тот не скрылся из виду. И лишь потом прошел в дом за девушкой.
  
   Общение между сожителями не задалось. Хотя призраки от очень пламенного спора на тему грядущего "возможного/неуместного" замужества получили не абы какое удовольствие. Выкричавшись Вера и Игорь разбежались по своим скромным хоромам. Но только девушке удалось уснуть. Хотя спала она не слишком крепко, в любой момент готовая дать отпор озабоченному призраку. В руке, под подушкой Вера сжимала пузырек со святой водой.
   Одеяло слегка приподнялось. "Ну, капец тебе!" - подумала Вера, выплескивая содержимое стекляшки в лицо...
   - Игорь? - удивилась она, распознав в мокром посетителе хозяина дома. - Ой. Прости. Я думала, это Стас крадется. Ты что-то хотел?
   Если и хотел, то уже передумал. Парень стер с лица капли воды. Выругался и ушел, бормоча себе под нос: "И зачем?.. Что я не мог?.."
   - Чего это он? - задумалась Вера, не ожидая получить ответ. А он все-таки последовал.
   - Обиделся, - констатировал Вован, выглянув из стены. - Он у нас очень обидчивый.
   Следом за ним в спальне материализовались другие прозрачные. Причем Стас, не изменяя своей привычке, сразу занял свободное место рядом с Верой.
   - Я бы тоже обиделся, если бы меня так девушка встретила. - Выдало самое озабоченное в мире привидение.
   - А мне кажется, ему что-то нужно было! - глубокомысленно проронил Николай Вячеславович.
   - Ох, пойду, поговорю с ним, - определилась девушка, и прокралась к парню.
   Игорь, очень напряженный, стоял у окна, наблюдая за повисшей в небе луной.
   - Давай, колись, - с порога начала Вера. - Тебе кошмар приснился?
   - Нет! Все отлично! - рявкнул он.
   - Ну да, ну да, - не поверила ему девушка. Прошла, села на кровати и укуталась в одеяло. Зевнула. - Что-то новое или старое?
   - Новое, - сдался парень.
   - Рассказывай, - похлопала ладошкой по матрасу она, призывая Игоря присоединиться к ней.
   Он оглянулся. Постоял пару секунд, сомневаясь делать ли шаг к ней, но все же, подошел.
   - Для меня кровать и подушка, как электрический стул! - признался парень, спрятав лицо за ладошками.
   - Спи на диване, - посоветовала Вера.
   - Не помогает. - Фыркнул он.
   - Снотворное?
   - Пробовал.
   - Гильотина? - брякнула она, и парень злобно на нее уставился. - Ладно. Извини. Я пошутила. Хочешь анекдот расскажу?
   - Только не про Петьку и Василь Иваныча! - раздался возглас троицы.
   Игорь, наконец, рассмеялся. Вера пару мгновений рассматривала его веселящегося, а потом забралась в постель с ногами, умастилась и предложила хозяину дома последовать ее примеру.
   - Засыпай, я побуду с тобой немного! - шепнула она, взяв его за руку.
   Вот так, глядя на нее, парень, ожидающий смерти, уснул.
  
   Ему снились приятные сны. Вера лежала рядом и любовалась красивым молодым человеком, сожалея о том, что не может помочь, защитить его от гибели, спасти. В ее силах было лишь находиться поблизости, поддерживать.
   - Спи сладко! Отдыхай, - проговорила она, собираясь удрать к себе в спальню.
   - Не уходи, - застала врасплох просьба.
   Он мигом проснулся, почувствовав, что его хотят бросить. Поэтому крепко сжал ее руку. Вера убрала светлые локоны с его лица, чтобы лучше видеть уставшие, полные грусти глаза.
   - Хорошо, - улыбнулась она, возвращаясь на подушку. - Побуду твоим плюшевым медведем.
   - Будь собой, - сказал Игорь, провел пальцами по ее щеке, а в следующую секунду Вера уже не хотела исчезать из этой комнаты, отдаваясь мягкому поцелую. Руки парня ласково касались кожи, снимали ночную рубашку, внушали слабую надежду, что так нежно они касались только ее. И вдруг мысль о многочисленных женщинах Игоря взбесили девушку. Она отодвинулась.
   - Я стану частью твоей коллекции любовниц? - оторвавшись от губ парня, спросила она.
   - Я готов забыть обо всех, - усмехнулся он, крепко обнимая Веру. - Я хочу быть с тобой. До смерти. Ты же не оставишь меня?
   - Нет, - едва ли не плача прошептала девушка, понимая, что себя спасать уже слишком поздно. Если она ничего не сделает, то потеряет не только Игоря, но и нечто большее. Собственное сердце, наверное.
   - Я люблю тебя, - сорвалось признание, испугавшее ее саму.
   Игорь замер. Посмотрел ей в глаза, надеясь на то, что сказанное - шутка, глупая, жестокая шутка. Но нет. Она говорила искренне. Парень прикусил губу до крови, не зная, как реагировать. Он не хотел этого - привязывать ее к себе. Возможно, при других обстоятельствах ее слова обрадовали бы его. Но сейчас...
   - Вера, Верочка, извини меня! - уперся носом в ее плечо Игорь. Он дрожал, стараясь согреться теплом девушки. - Я оставлю тебя одну.
   - Но ты же обещал вернуться ко мне призраком! - напомнила она.
   - Совершенно не смешно, - вспылил Игорь, забыв, что собирался завершить день не в спорах.
   - Успокойся, - утешала она, целуя его. - Это мой выбор. Я хочу быть с тобой до последнего вздоха.
   Внезапная уверенность затмила рассудок. Вера накрыла их обоих одеялом. В темноте прижалась обнаженным телом к его телу, поцеловала, заставляя забыть обо всем хотя бы на одну ночь. Ведь утро вечера мудрее. Завтра она обязательно что-нибудь придумает. Обязательно спасет его!
  

Глава 21.

"У нас всех есть один якорь, с которого, если сам не захочешь, никогда не сорвешься: чувство долга"

И. С. Тургенев

  
   Игорь выглядел довольным. Наверное, даже слишком, поэтому Стас не спускался с чердака, предпочитая отсиживаться в мрачном месте и наслаждаться ревностью. По крайней мере, так считал Вован. Остальные духи вертелись на кухне, пока Вера привычно занималась завтраком.
   - Что это будет? - пристроился позади нее парень, обнимая за талию и целуя в шею.
   - Не лезь ко мне, когда у меня горячее в руках! - бурчала девушка, отбиваясь от приставаний, и сама же смеялась.
   - Интересное название блюда, - задумчиво протянул витавший около холодильника Вован. - Но слишком длинное. Надо укоротить просто до "борщ"!
   - Люблю, когда все так спокойно, - радовался Николай Вячеславович. - Мы просто, как настоящая семья.
   - Ага, только мелкого карапуза в подгузнике не хватает. - Ляпнул другой призрак и оптимистичное настроение растаяло. Игорь итак ночью злился, а теперь вообще выглядел подавленным и разбитым.
   - Все будет хорошо! - поцеловала его Вера. - Не думай о плохом.
   Парень слабо улыбнулся, потянулся к девушке и уперся лбом ей в живот.
   - Я бы предложил тебе пожениться, - выдал он. - Но не хочу оставлять тебя вдовой.
   - Не говори глупостей. Кстати, - вспомнила она. - Мне придется сегодня уйти не на долго.
   - Куда? - спросили представители сильного пола одновременно.
   - Меня недавно в гости пригласили, - протянула Вера. - Придется идти. Отказаться не смогу.
   На нее смотрели такими обиженными глазами, что девушка подумала, а почему бы и не остаться дома. Однако отомстить Гожо за его выходку казалось более интересной затеей. К тому же, Игорь ведь, по крайней мере сегодня, никуда не денется.
   - Ты меня отпустишь? - наивно поинтересовалась она.
   - Разве я тебя держу? - хмыкнул парень, притворяясь совершенно незаинтересованным в разговоре, а в Вере тем более. Николай Вячеславович хотел возразить, пожурить Игоря, мол, за такое сокровище, нужно крепко ухватиться обеими руками. Но стоило вышеупомянутому кладу расстроиться и отвернуться к плите, как газ выключили и развернули девушку в обратную сторону.
   - Вот теперь держу, - рассмеялся Игорь, поднимая ее на руки. - Может позже поедим? Во сколько ты должна уйти?
   - В пять. Вечера. А что?
   - Николай Вячеславович, представьте, что на наших дверях весит табличка "Не мешать!" - предложил развивать фантазию призракам Игорь и унес Веру из кухни.
   Вован тут же намылился подсматривать, но старший дух его остановил.
   - А вы, Николай Вячеславович, представляйте, представляйте. - Торопился попасть в спальню тот, когда его вволакивали в стену. - У меня же с фантазией плохо! Я просто пойду и посмотрю, чем они будут там заниматься!
   - Вова, ты же взрослый! Разве не знаешь, что делают любящие люди наедине?
   - Начинаю забывать, - выдал он. - Надо освежить память. Да пустите меня, в конце-концов!
  
   Где живут современные цыгане? Вера задавалась этим вопросом, ожидая увидеть небольшое селение со стойлом для лошадей, выставленными кругом шатрами или телегами. Хотя она догадывалась, что быт вольного народа кардинально отличается от представленного в фильме "Есенняя".
   - Даже не подходи ко мне! - сразу предупредила Вера, охладив пыл слишком радостного цыгана.
   Он собирался обнять ее, но девушка уже была научена горьким опытом.
   - Вот не надо! - отшатнулась она, когда парень попытался приблизиться.
   - Что так? - не переставал улыбаться Гожо.
   - Как только ты от меня отходишь, у меня чего-то не достает! - объяснила она, хоть и не могла сердиться. Смотрела на его белозубую улыбку и невольно поддавалась шарму, перенимая легкое настроение цыгана.
   - Предупреждаю, - сказала она, все же позволив себя обнять и взять под руку. - Драгоценностей на мне нет. Денег тоже. Только подарок, но он предназначен твоей бабушке. Так что оставь честь обокрасть меня ей!
   Гожо расхохотался.
   - Ты врешь, Вера! - заявил парень. - Кое-что важное у тебя есть. И это бесценно!
   Он провел пальцем от ее шеи к груди.
   - Но, кажется, уже кто-то украл это сокровище до меня. Я прав?
   Девушка смутилась. А цыган склонился к ней и неуловимым движением уронил что-то ей за пазуху. Оно скатилось и остановилось в бюстгальтере. Вера с интересом заглянула в собственное декольте, и обнаружила там недавно потерянную серьгу.
   - Теперь у тебя есть нечто драгоценное, - ухмыльнулся цыган.
   Она хотела высказать ему соображения о коварной и хитрой персоне некоего вороватого молодого человека, но промолчала. Парень перехватил ее руку и побежал, увлекая за собой к дорожке между высотками в спальном районе города. Дальше начинался частный сектор. А цыгане, как выяснилось, не все жили в собственных домах и давно не пользовались шатрами. Многие предпочли двух или трехкомнатные квартиры. В одной из таких и жил Гожо со своей семьей.
   Толпа ребятишек набросилась на незнакомую тетеньку еще в перегородке. Шустрая девчушка с толстыми косичками, вскарабкалась на руки парню, чтобы лучше разглядеть гостью. Потом прижалась к уху цыгана и что-то прошептала.
   - Она сказала, что у тебя очень красивые глаза, - поделился маленьким секретом Гожо.
   - Да, мне и самой они нравятся, - улыбнулась Вера, щелкнув малышку по носу. Та хихикнула и, спрыгнув на пол, влетела в соседнюю квартиру, увлекая за собой шумную гурьбу.
   - Входи, - подтолкнул девушку цыган.
   Они прошли в квартиру. В полупустую. Их встретила лишь мать парня. Отец был чем-то занят с другими мужчинами вне родных стен.
   - А где гости? - удивилась девушка.
   - Ты - наша гостья. Или тебе мало? - поразил ее Гожо, и Вера начала догадываться, что ее в очередной раз обманули. Мало того, сам парень подтвердил: - Бабушка будет рада твоей подарку!
   Выхватив из рук девушки коробку, он улизнул на кухню. Мама этого нахала жестом пригласила Веру пройти в дальнюю комнату.
   "Главное, чтобы меня здесь на органы не обокрали! - сверкнула мысль в голове. - То-то той девчушке мои глаза понравились! Прости, Игорь, надо было остаться с тобой..."
   - Она пришла, - провозгласила мама и отошла в сторону, чтобы Вера смогла пройти в комнату, увешанную коврами. В большом удобном кресле за столом с картами сидела еще молодая женщина, может на десять лет старше той, которая встретила гостью. Бабушка подняла голову, вонзившись взглядом в Веру
   - Ну, наконец-то, - выдохнула она. - Присаживайся. Покончим с долгосрочной обязанностью.
   - Простите? - робко проронила девушка, занимая место перед цыганкой в соседнем кресле.
   - Тебе предначертано узнать правду о трех душах, и снять родовое проклятье. - Напомнила гостье хозяйка. - Так что не будем тратить времени и сразу перейдем к делу.
   Бабушка раскинула карты, и пристально рассматривала каждую, иногда потягивая трубку и выпуская дым. Вера закашлялась.
   - Бабушка, не всем нравится запах твоего табака! - вошел в комнату Гожо, и протянул Вере стакан с водой.
   - Значит, ты профессиональный лжец! - с укором посмотрела она на парня. - И наша встреча не случайна.
   - Извини, - улыбнулся он. - Но если бы я подошел к тебе и заявил: "Эй, красивая, пошли со мной, моя бабушка хочет с тобой познакомиться!" Ты бы меня направила куда?
   - В полицию? - предположила Вера, Гожо похвалил ее за догадливость.
   - Эй, - призвала их к тишине цыганка. - Не галдите! - потом ткнула пальцем в карту и обратилась к девушке. - Видишь? Это возмездие. Они расплачиваются за свои грехи. А ты - за них. Ты - их возможность исправиться.
   - А что будет, если они их искупят? - задумалась Вера, заметив, как странная женщина спрятала последнюю из карт под стол.
   - Откуда мне знать, золотко. - Улыбнулась женщина, снова закурив. Она смотрела на Веру так, словно знала что-то и не хотела рассказывать. В то же время, в ее глазах искрился вопрос: "Справишься ли ты с уготованным тебе?".
   - Ладно. А как снять проклятье? - никак не могла понять девушка.
   - Найди источник, - ответила женщина. - И вот еще что!
   Она порылась в сокровищнице - за пазухой. Достала оттуда сначала зажигалку. Посчитала ее ненужной. Отложила на стол. Потом вытянула деньги. Поразмыслила над купюрами. Посмотрела на внука. Снова спрятала. И, наконец, достала маленький деревянный кулон. Его цыганка выложила на ладонь Веры.
   - Бери! Это поможет тебе разобраться.
   - Как? - озадачилась гостья, рассматривая подарок.
   - Ну, ты и смешная. Мне не ведомо. Сказано, передать той, что видит души. Вот и передаю. Как его использовать ты сама должна решать. Я просто выполняю свой долг. - Затараторила цыганка.
   - А что за карту вы спрятали? - не смогла удержать любопытство в узде Вера.
   Бабушка нахмурилась. Крепче стиснула зубами трубку и запыхтела, как паровоз.
   - Тебе оно надо? - огрызнулась женщина. - Все. Устала я. Иди давай. И передай Владимиру, что наш долг перед ним закрыт!
   Вера поднялась. Откланялась. Поблагодарила цыганку, теперь сопоставив свой давний сон о смерти Вована. Та маленькая семья, которой помог дух, нашла способ отплатить своему добродетелю.
   Растерянная она вышла в гостиную. Слышала, как бабушка и Гожо препираются о чем-то, а потом парень выскочил вслед за Верой. Подмигнул, взял за руку и вывел из квартиры.
   "И хорошо, что он рядом! - думала она. - После такой короткой беседы я сейчас вообще не соображаю: ни куда иду, ни зачем, ни что делать дальше!"
   - Ты на меня обижаешься? - спросил цыган уже на улице, задрав голову к звездному небу.
   Вера тоже посмотрела на тьму, украшенную яркими бриллиантами. Осознала, что уже достаточно поздно.
   - Как тебе сказать, - протянула она в ответ на его вопрос. - Нет. Не злюсь. Ты все-таки помог мне. И не только мне - если я все-таки смогу разгадать секрет.
   Она повертела подаренный ей кулон. Хотела внимательно рассмотреть, но его рука накрыла ее руку.
   - Может не стоит так сильно закапываться в чужом прошлом? - впервые этот парень выглядел очень серьезным. - Или ты любишь его настолько, что готова... Чем ты готова пожертвовать ради него?
   - Не знаю, - вздохнула Вера. - Но вчера поняла, что без него все станет не таким.
   Цыган молчал. Девушка тоже. И было в этой тишине нечто неуловимо тревожное, отчего у Веры заныло сердце.
   - Слушай, а что лошадей у вас нет? - стараясь избавиться от противного ощущения, перевела тему разговора она, угадав с выбором. Парень просиял.
   - Пошли, покажу! - потащил девушку цыган к частному сектору.
  

Глава 22.

"Ревность -- это ощущение одиночества среди смеющихся врагов".

Элизабет Боуэн

   Темная дорога, как много месяцев назад, когда Вера бежала от Юры в поисках иного прибежища. Только сейчас она четко знала, куда и к кому едет. Ее ждали в месте, о котором она сама с любовью отзывалась "дом!". А еще она думала о Гожо. Возможно, он следил за ней все это время. Нарочно подстраивал встречи. А действительно ли цыган спас ее жизнь? Скорее да. Почему-то вспоминая улыбку парня, она не могла поверить в его коварство. Гожо имел какую-то просто сверхъестественную силу влиять на ее эмоции. Вера крепче сжала деревянный кулон и подумала уже не о таких приятных вещах - о возмездии. Вспоминала свои сны. Старательно пыталась поделить имеющуюся информацию, разложить ее по полочкам, потом составить общую картину... Вскоре у девушки разболелась голова. А еще, переосмысливая поход в гости, она никак не могла избавиться от навязчивой идеи, что Гожо и его бабушка укрыли от нее часть очень важных фактов. К примеру, та карта. Вот почему цыганка не пожелала показать ее или рассказать значение? Просто спрятала. И сам парень повел себя подозрительно. Чего стоит его вопрос о жертве! Единственное, что Вера поняла: Игоря она оставить не может. И не важно какую карту убрали со стола. Просто никуда Вера от него уже не денется.
   Прислонившись к прохладному стеклу, усевшись удобнее на заднем сидении такси, девушка позволила себе помечтать. Прикрыв веки, нарисовала в фантазии славную картину:
  
   Теплое утро. Солнечные лучики запутались в волосах, спящего на соседней подушке парня. Он приоткрыл глаза. Улыбнулся. Потом нагнулся, чтобы поцеловать ее. Но не в губы или в лоб, щеку, а коснуться поцелуем ее круглого живота.
   - Привет, моя хорошая, - улыбается Игорь. - Какие сны вам снились?
  
   Вера не поняла, как маленькая мечта жить счастливо с любимым человеком обросла таким финалом! Очень неожиданным. Она никогда не заглядывала так далеко в будущее, зная, что его попросту нет. Точнее не будет, если проклятье не разрушить. А ведь, если посмотреть правде в глаза, то очень хочется дотянуться до этого сладкого грядущего.
   Сосредоточив внимание на ощущениях, оставшихся после крошечной фантазии, девушка улыбнулась, положив ладонь на живот. Казалось, внутри зарождается свет, и он приведет ее к лучшему. Это яркое нежное сияние называлось надеждой. Оно окрыляло. Поэтому, оказавшись дома, Вера буквально пролетела над ступеньками, и с бодрыми криком "Я вернулась!", ворвалась в кухню. В следующее роковое мгновение, она больно прикусила губу, увидев за столом напротив Игоря, Светлану. Причем парень, как-то устало окинул Веру взглядом и, чуть ли плечами пожал, вроде, "не вовремя ты появилась!".
   - Я помешала? - сначала спросила она, и прочитав положительный ответ по мимике женщины, извинилась. - Прошу прощения.
   Рассердившись на парня, Вера направилась к себе в комнату. Игорь даже не шевельнулся, чтобы остановить ее, и от такого поведения сделалось в два раза больнее. Сердце бешено колотилось от ревности. Хотелось реветь, рвать, метать, убежать, что-нибудь сломать (возможно, об чью-нибудь голову).
   Подумать только: утром он целиком и полностью принадлежал ей одной, а стоило выйти за порог, и другая уже тут, как тут. А парень и не отказывается от старой любовницы.
   - Безвольная сволочь! - наградила Игоря почетным званием девушка, бормоча себе под нос накопившееся от горечи, поднимаясь по ступенькам. - Какого она вообще приперлась? Все ведь было так хорошо!
   Она открыла дверь в свою спальню, и, зная, что все призраки торчат у нее в комнате, с порога передала послание Вовану:
   - Цыгане сказали, что закрыли перед тобой долг!
   - Какой долг? - откликнулся тот.
   Вера быстро переодевалась, на ходу объясняла историю о знакомстве с Гожо, его бабушкой и прочими, старалась при этом не смотреть на троицу. Ведь по одному виду стало бы понятно о бушующих в ее душе чувствах. А, показав слабость при неугомонных полтергейстах, она, тем самым, подбросила бы им ниточку для издевательств. Стас обязательно придумал бы, как подколоть несчастную влюбленную.
   - В день своей смерти, ты пожалел одну семью. Дал еду. Вот теперь, они дали мне подсказку, в благодарность за...
   Осознав, что все слишком уж притихли, она подняла голову и поперхнулась продолжением фразы.
   - Что?.. - заикнулась девушка, и на дрожащих ногах прошла к постели, чтобы сесть. Для нее сегодня было слишком много потрясений. Однако рок, судьба или кто-то другой, отвечающий за нескучный склад наших будней, считал, что неожиданностей (очень неприятных) на долю Веры выпало не достаточно!
   Николай Вячеславович и Вован, с видом профессоров в больнице, замерших над особо больным пациентом, озадаченно рассматривали прозрачного до безобразия Стаса. Слишком прозрачного. От него исходил очень слабенький трепещущий свет. Вере стало страшно. Подумалось, что этот "перепад напряжения" кончится сплошным мраком, в смысле, призрак потухнет, как старенькая лампочка.
   Почти растаявший дух поймал ее взгляд.
   - Стас, - позвала его Вера. Призрак постарался улыбнуться. Получилось плохо. Все догадывались, что его состояние - конец загробной жизни. - Ты ведь не собираешься... Уйти?
   - Я бы не хотел. Но... - сказал он.
   - Ты не посмеешь! - вспылила Вера. - Ты... ты мне нужен.
   - Не кричи так! - остановил ее Стас. Остальные почтительно сохраняли нейтралитет, не вмешиваясь и не мешая прощаться.
   - Послушай, - обратился он. - Вер, я никому этого не говорил при жизни, а тебе, единственной, скажу, в смерти. Я люблю тебя.
   Вера глотала слезы, терла глаза и дрожала, не в силах удержать истерику в узде. Постучавшись, в двери вошел Игорь. Позади него пристроилась Светлана Леонидовна, с удовольствием отметив, что соперница поражена в самое сердце, ревет и ревнует, а значит избавиться от нее будет в два раза проще.
   - Вер, нам нужно пого... - начал парень, и тут увидел существенные изменения в плотности одного из своих охранников.
   - Да, - подтвердил немой вопрос Игоря призрак. - С тобой останутся только двое.
   Светлана Леонидовна смотрела то на любовника, то на его любовницу. Потом устремила взгляд в заинтересовавшую их точку на поверхности шкафа.
   "Трещина в древесине их, что ли, так расстроила?" - озадачилась женщина.
   - Свет, подожди меня внизу! - потребовал Игорь, закрыв двери перед носом той.
   Потом сам присел рядом с Верой.
   - И давно ты такой? - сопоставлял факты парень, припомнив, что не видел призрака с ночи.
   - С рассвета, если быть точным, - наябедничал Вован.
   - Почему? - произнес вопрос, интересовавший абсолютно всех, Игорь.
   - Я знаю, - внезапно сделала для себя открытие Вера. - Искупление грехов. Что ты сделал сейчас такого, чего не было при жизни?
   Все уставились на Стаса. Он опустил веки и хмыкнул. Потом пристально посмотрел на девушку. Подошел к ней, склонился и мягко поцеловал в щеку. Вера почувствовала, будто к ее коже скользнул опавший прохладный лист.
   - Полюбил. По-настоящему, детка, - признался Стас, и сощурил злые глаза на Игоря. - И ты себе даже не представляешь, счастливый ты наш, каково мне было ночью!
   - И утром! - поддержал его Вован.
   Вера хватала воздух ртом и не могла вспомнить, в каком ящичке у нее хранилось успокоительное. Ведь пары-тройки-двадцати капель настойки пустырника ей бы сейчас не помешало.
   - Кстати, я слышал ваш разговор со Светкой! - продолжал беседу с парнем Стас. - Мне это не нравится. Не будь идиотом, не ведись. Тебе не так долго осталось, чтобы повторять ошибки прошлых поколений. Понимаешь меня? То, что ты собираешься сделать не изменит ничего в лучшую сторону. Сделаешь только хуже и себе, и ей!
   Он кивнул на Веру, уже не слушающую. Она смотрела на него, боясь моргнуть. Думала, отвлечется и все - его не станет. Так и вышло. Прикрыла веки, чтобы смахнуть слезы и Стас совсем потерял свое сияние. Исчез. Будто его никогда не было. Девушка смотрела на шкаф, рядом с которым стоял призрак. Потом на пол. Затем на окно. И тихо ревела. Существование Стаса превратилось в сон, растаявший слишком быстро.
   - Я... хотел... - начал было Игорь, положив ладонь поверх ее руки.
   Дикая боль от его предательства, от прощания с тем, к кому привыкла и прикипела душой - заставили девушку вскочить, и поискать более спокойное пустое местечко. Например, ванную! Вера пулей вылетела в коридор, сбежала по лестнице, и закрылась там, где когда-то давно нашел погибель исчезнувший сегодня призрак. Сбросив вещи, она залезла под душ. Слезы смешивались со струями воды, скатывающимися по подбородку, шее, груди. Она чувствовала опустошение. Страшное. Черное. Оно пришло, чтобы поселиться внутри надолго.
   В один день Вера потеряла и любимого, и друга, и надежду. Все разбилось. Потеряло смысл. Окружающее больше не было реальным.
   Ей хотелось забиться в угол, скрутиться калачиком и выть, выпуская бурю наружу.
   - Вер, - с примесью испуга в голосе позвал ее Вован.
   Девушка хотела огрызнуться, думая, что он пришел утешать или просто поболтать. Собиралась послать его куда-нибудь далеко, на кладбище, но одернув шторку, поскользнулась, и полетела на кафель, разбив недавно травмированную, еще не зажившую голову. Лежа в луже собственной крови, сквозь застилающие весь мир слезы она смотрела на Вована. Такого же бледного и мерцающего, как Стас. Уходя в холодный и мрачный, бесконечный коридор с комнатами, хранящими историю чужих судеб, Вера жалела, что не смогла попрощаться с еще одним важным другом. А потом выломав двери влетел Игорь. Девушка только слышала, как он ругался с призраками.
   - Что это? - кричал он, тыча пальцем на старый шрам за ее ухом. - Отметина? Та самая? И вы мне ничего не сказали? Стас знал?
   Светлана не участвовала в беседе, и даже не обращала внимания на брошенные в неизвестность фразы. Она вызывала скорую помощь. Ведь даже соперницам, хоть иногда нужно помогать.
   - Знал. И если бы мы тебе сказали, что ты принес в дом ту, которая может снять проклятье, ты бы ее вернул обратно на улицу! - рассвирепел Вован, угасая с каждым мгновением.
   - Чертовы придурки! - рычал сквозь зубы парень, теребя Веру. - Проснись. Пожалуйста. Верочка!
   Но она не слышала его. Девушка уже ступила одной ногой в иной, уже знакомый, мир. Замерла перед дверью с именем последнего призрака...

Глава 23.

"Мотылек не спрашивает у розы: лобызал ли кто тебя? И роза не спрашивает у мотылька: увивался ли ты около другой розы?"

Генрих Гейне

   1915 год. Большой дом для большой семьи. Николай имел приличную скотоферму, и большой штат работников. В других городах (крупных) развивалась промышленность. Люди делали ставки на машины. Но Николай говаривал: "Колесо от своей повозки ты не съешь, хоть солью его присыпь. А вот сало, мясо - другое дело! Когда голодным будешь, все равно ко мне придешь". И к нему приходили за всем перечисленным. Приходили, покупали продукты или обменивали. Он никому не отказывал. Часто давал продукты в долг или просто так, но тайком от жены Аннушки. Она считала, что есть - привилегия тех, кто выше по статусу над остальными.
   - Бери Василий, бери пока не... - шептал Николай старцу, прижимая к его ладони здоровенный шмат сала.
   - Что бери? - вышла во двор старенькой колбасной лавки Анна.
   - Да вот, Василий спрашивал брать ли ему козу, - тут же нашёлся мужчина, ловко забросив кусок ценного продукта за пазуху товарищу. - А я ему говорю, бери! Такое добро в хозяйстве завсегда пригодится!
   Аннушка смерила взглядом старика, и тискающего его в крепких объятиях мужа. Заподозрила неладное. Хотела только ткнуть пальцем в заметно оттопыренное место на рубахе, как Николай резко отпустил тяморошного деда и принялся целовать пальчики супруги, нахваливая ее изысканное платье. Анна очень старалась. Ведь вечером намечалось торжество, по случаю дня рождения их сына. Поэтому на вольность мужа, снова разбрасывающегося добром, закрыла глаза.
   - Полно Никола, полно! Пора закрываться и собираться домой! - покачала головой пышная женщина, поправила ярко рыжий локон, выбившийся из прически, и вернулась в лавку.
   - Пронесло! - выдохнул Николай, разворачиваясь к деду Василию. - Скажи, Стёпке, что зайду, как-только минутка будет.
   Старик медленно, прихрамывая, побрел вдоль высоких двух- и трехэтажных домов. Пока он добрался до небольшой худой постройки, настал вечер.
  
   В большом зале толпились люди. Все они пришли не столько чествовать маленького сынишку мясного короля, сколько полакомиться продукцией, которой не часто можно было себя любимых порадовать. Кроме пищи, изысканный вкус гостей услаждали цыгане. Аннушке отчего-то захотелось почувствовать себя дворянкой, о каких писали в книгах, и она пригласила нескольких особо творческих ребят из заезжего табора, который еще вчера расставил свои шатры и повозки за чертой города. Темноволосый красавец в бардовой рубахе виртуозно играл не только на скрипке, но и на пианино. Засмотревшись на него, Анна с грустью подумала: "Эх, удрать бы с ним, да забыть о муже... Дней хоть на пять... " Она мазнула взглядом по Николаю и настроение ее ухудшилось. Супруг был и при деньгах, и вроде кривоногим, сухим, страшным его не назовешь. Но, вот отсутствовала в нем та дикая искра, что распалила бы в сердце женщины огонь. Считая супруга занудой и тряпкой, она позволила себе уделить внимание другим мужчинам.
   Появление именинника ознаменовалось воплем мамки-няньки. Под крик: "Стой, паршивец!", маленький голозадый мальчик вылетел пулей из комнаты и сделал круг по залу, лавируя между взрослыми и прячась под юбками дам, предварительно высоко их задирая, чтобы все господа могли в деталях рассмотреть нижнее белье барышень.
   - Николай! - вспыхнула от стыда Аннушка. - Сделай с ним что-нибудь.
   - А что с ним сделаешь? - усмехнулся супруг. - Пацан растет!
   - Да все уже заметили, что он не девочка! - зарычала жена, толкая Николая в бок.
   - А чего скрывать? Тут хвастаться надо! - привел ее в ужас своим замечанием он и женщина потребовала принести ей нюхательную соль, чтобы если уж и падать в обморок, то в очень счастливый.
   - Иннокентий! Сына, иди ко мне! - крикнул отец, и юркий малыш сквозняком преодолел зал, чтобы забраться родителю на руки. Но тут его подхватила нянька и быстро надела на ребенка штаны. Такой подлости от отца Кеша не ожидал.
   - Пусть прочтёт нам стихотворение! - потребовал кто-то из гостей.
   Гордая Аннушка приказала принести табурет, испокон веков заменяющий детям сцену. На него поставили именинника. Робко оглядевшись по сторонам Иннокентий задумался. Посмотрел на няню, шевелящую губами - она уже подсказывала ему слова любимой маминой поэтессы. Но, глубоко вдохнув, мальчишка громовым голосом произнес так, чтобы все слышали:
   Один, второй и третий... И множество других.
   Оставят след на плитах гробовых.
   Лишь женщина способна развеять этот мрак.
   На теле незнакомки сокрыт особый знак.
   Но лишь коснется к тайне -
   За снятие оков
   Своей судьбой заплатит,
   Испив бокал грехов.
   Аннушка знала о чем эти слова. Знала, поэтому упала в обморок. Николай горько усмехнулся сыну, похвалив его за хорошую дикцию и расстановку ударения. Ведь от того, как он прочел незатейливый стих в зале никто не шевелился. Все молчали и таращились на именинника. Забыли даже проглотить вино и перестали работать челюстями. Лишь расторопные цыгане облюбовав какое-то украшение делали свое дело. Поющая красавица, в шикарном расписном платке, под шумок припрятала старинный резной кулон из рябины, спрятав его в декольте.
   - Молодец, мой хороший! - чмокнул в лоб Кешу отец. - Иди, пусть тебя няня компотом напоит.
   Ребенок слетел с табурета и помчался за озвученной наградой. По поводу обморока супруги пришлось соврать, высказать надежду на возможное рождение еще одного мальца. С самой же Анной состоялся очень неприятный разговор после торжества.
   - Как ты можешь относиться ко всему так легко? - кричала она, только за последним гостем дверь закрылась.
   - Если горевать и неустанно думать о том, что умрешь, толком и пожить не успеешь. Ведь перед глазами вместо цветов, коров да женщин будешь только гроб видеть. - Ответил ей Николай.
   - А Кешку зачем этому жуткому стиху научил? - вспылила Аннушка.
   - Рано или поздно ему пришлось бы об этом рассказать. А ты бы промолчала. Я тебя знаю. Пусть сразу готовится, может ему повезет встретить ту, что с отметиной, и наш сын выживет...
   Чтобы ни говорил Николай, но супруга ничего не воспринимала. Она кричала, била посуду, добралась до дорогущей фарфоровой вазы и... на ней, впрочем, женщина решила остановиться. Как никак, матушкино наследство нужно беречь, а не портить из-за злости.
   - Если бы я сразу узнала, что ты проклят, не пошла бы за тебя! - вырвалось у нее.
   - Так я и не заставлял тебя, голубушка, - огрызнулся Николай и вышел из дома, оставив Анну бушевать в одиночестве. Ему больше не хотелось находиться там, где никому нет дела до его чувств. Он ведь уже месяц не спит. В последнем сне увидел число собственной смерти и ни единой душе не рассказал. Не в его привычке это - делиться собственными бедами.
   Николай прошел достаточно, чтобы почувствовать усталость. Оказался у маленького домика, мазанки. Здесь все сделано его руками: крыша, порог, ставни. Ласково погладив скамейку у стены, простился с приятными воспоминаниями.
   Скрипнула дверь. Он поднял голову, чтобы посмотреть на выглянувшую девушку. Чернявая, с длинной толстой косой до самой талии, а то и ниже, стройная, но не худая. Ей было чем похвастаться. Правда сейчас вся красота скрывалась под ночной сорочкой. Да и то, просвечивалась сквозь тонкую ткань. Смуглянка стояла словно окутанная маревом. Одно не красило ее - вопрос застывший в карих глазах: "Зачем пришел?"
   - Привет, Стёпа! - улыбнулся девушке мужчина. Он был старше ее лет на двадцать.
   Степанида скрестила руки на груди, привалилась плечом к стене и не сводя с него взгляда спросила:
   - Навсегда пришел или как?
   - Навсегда, - ответил Николай, поймав хрупкую с виду красавицу в объятия. И не важно, что он соврал. Точнее, не совсем. Доля правды в сказанном была. Иначе он бы и не ответил, потому что давно мечтал бросить все и остаться только с ней.
  
   Стёпа спала, раскинувшись на перине, у стенки. Николай долго смотрел ее, надеясь сохранить образ в памяти, чтобы вернувшись в свою постель, домой к жене, с которой никогда не знал счастья, умереть, воскрешая в голове картину: самая желанная женщина на свете, спящая на его руке.
   Аккуратно, опасаясь разбудить, он выбрался из сладкого плена тепла и, прихватив с собой табак, вышел во двор. На скамейке сидел дед Василий. Курил трубку, как делал это всегда. Он старался не мешать любовникам и подолгу сиживал во дворе, размышляя над бытом и его проблемами. Николай присел рядом, смастерил себе обычную самокрутку и тоже задымил.
   - Я приготовил ей приданное, - заговорил ночной гость. - Когда я уйду, выдашь ее замуж за какого-нибудь богача. Только смотри, не продешеви!
   - Да разве ж она пойдет? - хмыкнул старик.
   - Пойдет. Женщины быстро забываются в чужих объятиях. - Выпустив клуб дыма, ответил Николай.
   - Да коли и забудет тебя, кто ж ее порченую возьмет? Она итак спросом не пользуется из-за крови. Сам же знаешь нашу породу. - Взвешивал будущее Василий. - Как бабка отца моего под забором у мертвой цыганки нашла, да вырастила... Все знают, кто мы. Людей не обманешь. А Степанида вылитая цыганка.
   - С таким приданным, поверь, первой невестой на деревне будет! - протестовал собеседник. - И на порчу, и на кровь никто не посмотрит.
   - А будет ли она счастлива? - спросил хитрый дед, и тишина долго владела пространством.
   Николай не знал ответа. Надеялся, что у любимой все сладится. Хоть и рассчитывал, при этом, навсегда остаться единственным в ее сердце.
   - Что ж ты сам на ней не женился? - помолчав, заинтересовался Василий.
   - Слишком поздно нашел ее. Ты ж знаешь, наше дело слушаться родительского наказа. Я себе партию не выбирал. Анне тоже меня навязали. Если бы можно было повернуть время вспять и быть хоть немного вольней...
   Старик рассмеялся.
   - Ох, мечтатель! - приговаривал он. - Все: авось, да кабы... Послушай меня. Прошлое не воротишь, а будущее... Кто в даль глядит, у того и глазья болеть начинают. От напряга. Не будет Стёпка за другим счастлива. И он не будет. Потому что мы из вольных. Мы ветер почуем, и на его зов уйдем.
   - Ладно, бывай Василий, - поднялся со скамейки Николай, пожал деду руку. - Береги ее. Да и обо мне лихом не поминай.
   Договорив, он вернулся в дом, чтобы бесшумно одеться и уйти.
   Той же ночью Николай умер в собственной спальне. Умер с улыбкой на лице, потому что снилась ему Степанида. И то был единственный добрый и славный сон за долгие годы его проклятья.
   А Степанида, как и предвещал дед Вася, сбежала из дареного дома, не пожелала приданого. Она нашла таких же, как и она - вольных. Ее старик-отец остался доживать дни в маленькой мазанке, построенной Николаем. Позже сюда пришел Кеша. Уже взрослый парень. Ему дед Василий и передал ключи...
  

Глава 24.

"Мужчина - это человек, которому легче умереть ради любимой женщины, чем жить вместе с нею."

Автор неизвестен

  
   Распахнув глаза, Вера надеялась увидеть Николая Вячеславовича, но встретилась взглядом с Игорем. Парень плохо выглядел. Серые круги под глазами выдавали секрет бессонницы. Щеки впали.
   - Привет, - ласково прошептал он, сжав ее руку.
   - Ты здесь давно сидишь?
   Вера огляделась, убедившись, что "здесь" - это в больничной палате. А заодно сделала для себя небольшое открытие: глаза болели, голова гудела и казалась здоровенным колоколом, по которому хорошенько вмазали молотом. Позвоночник тоже завещал надеяться на лучшее.
   - Вторые сутки, - признался парень. В его голосе просто вопило сожаление. - Я не хотел всего этого для тебя. Если бы я сразу узнал, что у тебя есть отметка, я бы...
   - Оставил меня на улице? - безжалостно припечатала девушка. - Очень мило с твоей стороны!
   Она отвернулась. Почувствовала, как ее руки касаются горячие губы парня, вымаливая прощение.
   - Я не то хотел сказать. Просто не хочу, чтобы ты расплачивалась за меня таким образом, понимаешь?
   - Нет! Не понимаю, - рассердилась Вера. - Ты жалеешь о том, что между нами было?
   Игорь молчал. Сомнение, отпечатавшееся на его лице, послужило ясным ответом, который девушке не понравился.
   - Я съехал оттуда, - заговорил парень, опустив ресницы, чтобы скрыть чувства, наверняка, читающиеся в его взгляде. - Дом и все, что в нем есть - твое. Ты знаешь.
   - Ты меня еще и бросаешь! - ужаснулась Вера. - Значит, я пытаюсь ему помочь с проклятьем, а он меня бросает...
   - Нет! - вскрикнул Игорь, чуть не разбудив соседок по палате. - Я не хочу, чтобы ты имела хоть какое-то отношение к проклятью! - сцедил сквозь зубы он. - Ты не раз меня спасала, и сама не знаешь сколько... Просто я хочу, чтобы ты жила. А развязать этот узел может только твоя смерть. Мне не нужно этого!!!
   Вера молчала. Кусала губы, отвернувшись к стене, чтобы не смотреть на парня. А он, считая, что лучше сейчас расставить все точки, поведал:
   - Света ждет ребенка.
   У, и без того раненой, девушки разорвалось сердце. Ей очень хотелось завыть от боли, но она только сильнее прикусывала нижнюю губу, чтобы не издать ни одного позорного всхлипа.
   - Это мой сын. И я дам ему свою фамилию. Скорее всего он родится, когда меня уже не будет, но...
   Откровенный и мучительный разговор прервался. "Спавшие" старушки напрягли слух, и уже не особо скрывая свою заинтересованность в происходящем, уставились на новое действующее лицо в эпизоде мелодрамы.
   Двери палаты распахнулись, и прямо с порога к кровати бросился Юра, с большим букетом цветов на перевес. Игоря он просто проигнорировал, оттеснив в сторону. Все его поле зрения занимала лишь девушка с перемотанной головой и кровоподтеками на бинтах.
   - Ты в порядке? - спрашивал он, целуя поочередно то пальцы одной ее руки, то второй. Потом дотянулся до губ.
   - Ай! - пискнула Вера от неловкого объятия.
   - Я зацепил тебя? Больно? Прости родная моя, - без пауз говорил Юра. - Испугался за тебя. Точнее, когда позвонил и узнал, что тебя скорая увезла с такой серьезной травмой, боялся потерять. Но теперь я не отпущу тебя.
   Вера закатила глаза. Подобные фразы от парня она слышала в последнее время все чаще и чаще.
   - Ну прям Хулио Лопес из моего любимого сериала! - восхитилась одна из старушек, озвучив ехидные мысли девушки. Правда, неизвестный мыльный герой был заменен Верой на банального сказочного принца.
   Он же, не долго думая, присел на край кровати. "Смотри, что я тебе принес!" - сказал парень и протянул Вере маленькую коробочку с кольцом. Игорь поперхнулся, наконец, дав о себе знать.
   - О, и ты здесь? Привет. - Кивнул ему Юра, процедив приветствие сквозь зубы, и снова повернулся к девушке. - Ты же согласишься? Я должен был сделать это гораздо раньше. Еще, когда мы жили вместе.
   Вера взяла коробочку, посмотрела на кольцо. Посмотрела на Игоря, ставшего багровым от злости. "Зато уже не желто-зеленый, каким был пять минут назад" - подумала она.
   Игорь, как и Юра, ждал приговора.
   - Знаешь, кто еще собирается жениться? - спросила Вера у своего жениха. - Мой друг и начальник, Игорь. Вот пришел пригласить на свадьбу.
   Бабульки все больше погружаясь в сюжет, восторженно ахнули и поздравили блондина с грядущим событием. Правда, какая-то из соседок, так очень тихо прошептала подруге: "Молодец девка, он ее бросил, а она не растерялась и тут же за другого замуж собралась! Так и надо!"
   - Правда? - с недоверием отнесся к постороннему парню в принципе, и к новости вместе с тем, Юра.
   - Да, но придется извиниться за то, что мы не сможем прийти к ним на праздник, - вытащила колечко Вера и водрузила на безымянный палец. - У нас слишком много дел. Готовиться будем, надо ведь решить, где отмечать...
   Юра с каждой секундой сиял ярче и ярче от радости, гордости и восторга. Об Игоре такого не скажешь. Он молча покинул палату, даже не прощаясь. Вера какое-то время смотрела на дверь, захлопнувшуюся за парнем. Она отстранилась от страстного обсуждения ее личной жизни соседками по палате. Юра рассказывал о родителях, которые волновались о здоровье невестки. А девушка думала о нем - о другом мужчине.
  
   Ночь в отделении была скучной и угнетающей. Когда бабушки галдят в палате, то можно спрятаться под одеялом и немного поплакать. Но когда они храпят - никуда не денешься! И, несмотря на лекарства вгоняющие в дрему, Вера уснуть не могла. Не только из-за шума. Просто сны ничего хорошего не сулили. Реальность порадовать ее тоже не могла.
   - Привет, - прозвучало где-то совсем рядом.
   Девушка посмотрела на призрака, сидевшего в ее ногах на постели. Конечно, он был таким прозрачным, как и его товарищи, когда прощались с ней.
   - И вы уходите, Николай Вячеславович? - произнесла она тихо-тихо, не догадываясь, что некоторые личности просто симулируют жуткий храп и внимательно подслушивают.
   - Да, Верочка. Ты ведь теперь знаешь мою историю.
   - Откуда вы...
   - Знаю о снах? - уточнил он. - Каждый раз ты задавала нам такие вопросы, или просто делала замечания, что ни у кого не оставалось сомнений - ты знаешь о нас все. Но если ты жива, значит еще не разгадала секрет проклятья. Это немного успокаивает.
   - Не знаю, - вздохнула Вера.
   - А я знаю кое-что! - усмехнулся Николай Вячеславович. - Он любит тебя. Делает глупости, и ушел к Светке, но любит только тебя.
   - По собственному опыту меряете? - не смогла удержаться от укола она. Призрак опечалился.
   - Да, - все же ответил он. - Я любил Степаниду, и желал ей добра. Игорь повторяет мою ошибку.
   - Если вы исчезните, он останется совсем один. Кто его защитит? - пробормотала Вера.
   - Ты, - уверенно заявил дух. - Ты не оставишь его. Я знаю.
   - Откуда? - хмыкнула девушка, призрак подобрался ближе, чтобы прошептать на ухо:
   - Потому что ты любишь его не меньше!
   Она бы могла возмутиться, сказать, что не собирается помогать предателю и изменнику, но вспомнила сон о Николае Вячеславовиче.
   - Мужчины делают очень странные поступки во имя любимых женщин, иногда раня их. Но у каждой глупости есть своя причина. Поищи хорошенько, и ты ее найдешь. - Последние слова заставили Веру расплакаться.
   Николай Вячеславович ушел вслед за другими духами.
   Наревевшись вдоволь, девушка потянулась за стаканом воды. Увидела на тумбочке деревянный кулон, подаренный ей бабушкой Гожо. Душевные переживания отошли на второй план, когда Вера задумалась, а не имеет ли он родства с тем крестом, который однажды она рассмотрела на картине самого первого проклятого?
   Сжимая украшение в кулачке, измотанная девушка отправилась в мир видений.
  
   Кладбище. Похороны. Люди в черных траурных костюмах бросают по горсти земли на крышку гроба, опущенного в яму. У края стоит женщина. Она не плачет по почившему мужу. Она ждала этого, как освобождения.
   Чуть в стороне двое мужчин пристроились на надгробиях и беззастенчиво таращились на погребение.
   - Встанет! - утверждал один.
   - Не-а. Он не из нашей компании! - протестовал второй, молодой парень.
   Спорили они уже минут десять. И чего-то ждали.
   - Эй, - окликнул их третий. Пижонистый брюнет.
   - О! Стасик! - обрадовался ему, как родному юноша.
   - Мы знакомы? - удивился названный. Он вообще планировал не знакомиться с подозрительными типами, а узнать у них, как его самого на кладбище занесло.
   - Да мы не то что знакомы, мы родня! - бросился обниматься неизвестный. - Ты же Стас-1987?
   Брюнет никак не мог взять в толк о чем говорит ненормальный и дико жизнерадостный тип.
   - А я Вова-1949, - представился, наконец, парень.
   - Николай Вячеславович-1915. - Протянул руку старший.
   - Что за код? - все еще не понимал Стас, пожимая ладонь Николаю. - Съезд секретных служб или побег из местной клиники? Я не оттуда.
   - Юморист! - оценил Вова. - Но еще не врубился!
   Николай Вячеславович кивнул в сторону скорбящих. Светловолосый мальчик, держащий вдову за руку, оглянулся. Посмотрел на троицу и улыбнулся им, озорно подмигнув. Старший и средний дядьки весело заулюлюкали, показывая, что тоже заметили знаки ребенка, и подойдут к нему позже.
   - Это же... - осенило Стаса. - Игорь. А хоронят...
   - Да. Твоего брата. - Не переставая скалиться во все зубы, подтвердил Вова.
   - Тот славный малый теперь наш приемыш. И давай сделаем все, чтобы он не повторил ни наши подвиги, ни отцовский! - заключил более рассудительный, но тоже очень веселый Николай.
   - Это же похороны. Чему вы радуетесь? - оскорбился Стас.
   - И что? - в один голос огрызнулись обретенные товарищи. - Мы - призраки. Все плохое, что могло случиться с нами, уже случилось. Так что расслабься!
   Стас крепко задумался. И правда: в смерти то терять больше нечего! Поэтому он судорожно стал выискивать плюсы своего нового положения. Их оказалось столько!.. Но и минусы, к сожалению, тоже имелись.
  
   - Ты! Что ты здесь до сих пор делаешь? - отвлекла Веру от наблюдения за воссоединением призраков цыганка. Она была такой свирепой, что девушка испугалась. Шагнула назад и упала в свежевырытую яму. Охватившая ее паника усугубилась присутствием в том же пространстве незнакомой женщины, которая еще секунду назад стояла наверху.
   - Клейменная значит! - придирчиво осмотрев Веру сквозь прищур зеленых глаз, выдала цыганка, а потом вцепилась в горло девушке, сжимая его и лишая воздуха.
   - Нет! За что? Кто вы?.. - хрипела та, пытаясь разжать крепкие пальцы и высвободиться.
   - Я? - женщина вдруг отпустила Веру, дав небольшую передышку. Она посмотрела на свои руки, ноги, юбку и платок. Потом вдруг расхохоталась, как сумасшедшая. - Я - проклятье!
   Девушка смотрела на нее широко раскрытыми глазами.
   - То есть?
   - Я и есть проклятье этой семьи. - Повторила цыганка.
   - Вы прокляли их? За что?
   - А вот так прям я тебе и призналась! - фыркнула зеленоглазая.
   - Могли бы и сказать, - постаралась скрыть испуг Вера. - Вы ведь, наверное, давно ни с кем не общались. Только запугивали.
   Цыганка раскрыла рот. В последний раз она общалась с кем-то еще будучи живым существом. Присела прямо на землю.
   - А за что женщина может проклясть мужчину и весь его род? - задала риторический вопрос она.
   - Предательство? - предположила Вера, и тоже присела. - Знакомо. Игорь бросил меня ради Светы и не рожденного ребенка. Хотя не факт, что она беременна! Может соврала, чтобы удержать. Таких случаев много.
   Цыганка уставилась на нее. Усмехнулась, признав в жертве подругу по несчастью.
   - Знаешь, а я не буду тебя убивать, - вдруг сказала она. - Пусть сдохнет этот урод. Мы ему отомстим за тебя! И за меня.
   - Нет. Не надо! - умоляла Вера цыганку.
   - Почему? Он предал тебя, так же, как меня его прадед. Только ты, в отличие от меня хотела пожертвовать своей жизнью, а я еще и чужой. Моим малышом.
   В мгновение ока женщина превратилась в помешенную. Сложила руки, будто баюкала ребенка и затянула песенку на незнакомом Вере языке. Что-то подобное она, впрочем, слышала в гостях у Гожо. Только диалект у этой цыганки был несомненно другой.
   - Погоди, - вернула ее из бреда девушка. - Кто с тобой и как поступил?
   Она подумала, что лучшего времени для правды не найти. И раз уж нашла источник зла, то нужно вычерпать из него всю возможную информацию.
   Цыганка пару мгновений медлила, размышляла, стоит ли рассказывать о своей судьбе посторонней девице.
   - А ты сама узнай. - Вскинула она голову. - У тебя есть неделя. Не сможешь выведать - умрешь.
   - А как же Игорь? - ухватилась Вера.
   - Выживет... - хитро сощурила глаза цыганка. - Если я получу что-то взамен. Свою жизнь за него отдашь?
   - С ума сошла? - задала риторический вопрос Вера. - Мы же не в сказке! На дворе двадцать первый век! Обмен душ и сделки с дьяволом уже давно не в моде!
   - Жаль. - Расстроилось проклятье в женском обличье. - Что ты предлагаешь?
   - Даже не знаю, - вздохнула девушка.
   - Ладно. Назови меня по имени и я уйду. - И цыганка выжидательно уставилась на Веру.
   - А сама ты мне его не скажешь?! - хотела подловить та, но женщина ехидно хихикнула и исчезла.
  
   Тот сон остался в ее памяти. Сердитая цыганка никак не шла из головы. И Вера иногда раздумывала над вопросом: могла ли она так же поступить с Игорем - проклясть его за измену? Нет! Она ведь не полная идиотка. Стерпела бы боль и постаралась начать все сначала. У нее ведь есть гордость! Но, наверное, той женщине сделали гораздо хуже, не просто изменили. Она что-то говорила о ребенке. Может выкидыш или потребовали отдать кому-то? Вера ломала над этим голову, пока ее не выписали.
   Покинув больницу уже на третий день, она обещала врачам ходить аккуратно, ванную принимать не одна, в машину к гонщикам не садиться и вообще вести себя хорошо. Юра, забирая невесту клялся, что будет привозить девушку на осмотр к психотерапевту. Ведь разговоры с призраком в палате не остались не замеченными. И как бы Вера не отрицала имевшийся диалог поздней ночью, ее заставили посещать мозгоправа.
   В дом Игоря она вернулась всего на пару часов - собрать вещи. Как и Степанида в свое время, девушка не захотела принимать подачек от того, кто плохо с ней поступил. Она перебралась к Юре, где все было знакомым, привычным и не напоминало о блондине, его призрачных родственниках.
   На работу в офис рекламного агентства Вера вышла. И сразу принесла шефу на стол заявление об уходе, которое он мигом подписал.
   - Занесу его в отдел кадров. - Она хотела уйти, но ее рука внезапно попала в ловушку мужских пальцев, крепко сжавших запястье.
   - Ты злишься на меня, - заключил Игорь, не отпуская секретаршу.
   - А должно быть наоборот? - развернулась к нему лицом Вера, чтобы прожечь взглядом. Парень же, потянул ее на себя, вынудив обойти стол. Потом усадил себе на колени. Поцеловал в шею.
   - Я скоро умру, а ты злишься на меня. Это плохо. - Прошептал он.
   - Плохо - это то, как ты вытер об меня ноги! - Даже не пыталась вырваться Вера, признав, что скучает по его объятиям.
   - Прости меня, - снова поцеловал ее Игорь, но в щеку. Коснуться губ он боялся. Девушка, сидящая у него на коленях теперь принадлежала другому. Поцеловать Веру как раньше, означало: пожелать большего для себя, к примеру, жить дальше и быть с ней. Но он смирился. Отпустил ее, правда, отобрав заявление.
   - Я сам отнесу. - Сказал шеф.
   Вера вернулась за свой стол, прикинувшись секретаршей, которой интересна ее работа.
  
   - Вот, Вероника Александровна, возвращаю, - положила на стол Верино старое заявление о приеме на работу Светлана, украденное некогда у Эльвиры.
   Начальница отдела кадров озадаченно хмыкнула.
   - План мести отменяется? - уточнила она.
   - Да. Мы с Игорем женимся. - Обрадовала новостью новоиспеченная невеста и работницы с притворным восторгом посыпали поздравлениями, забыв о работе.
   - И как вам это удалось? - расспрашивали о секрете качественного "хомута" сотрудницы фирмы.
   - Просто нужно правильное приворотное зелье выбирать, - хохотнула Светлана Леонидовна и, довольная собой, покинула отдел.
   Гаденький заговорщицкий шепот после ее ухода не прекратился.
   - Вот так. Ведьмам - все, а простым золушкам - тыква! - брякнула бухгалтерша.
   - Хорошо, что не в тыкву! - рассмеялась другая, и сев на свое место громко провозгласила: - Делаем ставки: сколько продержится этот брак!
   - Держи сотку, - положила купюру блондинка и предложила. - Но я предлагаю поиграть в "Угадай предлог!": 1. Я не могу без тебя жить, я повешусь, если ты меня бросишь. 2. Я озолочу тебя и ты ни в чем не будешь нуждаться. 3. Я жду от тебя ребеночка, ты же не оставишь его?
   - Первые два мне кажутся совершенно идиотскими! - заключила Вероника Александровна, но тоже сделала ставку.
  

Глава 25.

  

"У женщин просто удивительная интуиция. Они замечают все, кроме очевидных вещей"

Оскар Уайльд

  
   Две недели так называемой производственной необходимости. Хотя все должно было решиться гораздо раньше. Смерть обещала прийти и за шефом и за его секретаршей уже к этой среде. Отворотить ее, сменив адрес, не получилось. Оставалось три самых страшных дня, а Вера так и не выяснила историю сердитой цыганки. Она перевернула весь бывший дом Игоря. Копалась на чердаке, где хранились старые бумаги, книги, портреты. Надеялась найти дневник первого проклятого или что-то подобное. Увы, среди хлама не обнаружилось ничего даже отдаленно напоминающего рукописи виновника.
   Девушка нервничала. Боялась не успеть. Оттого сон ее был беспокойным. Сама она становилась жутко нервной. Нормально отдохнуть не позволял и жених. То и дело намеревался вернуть былую страсть.
   - Юр, - отмахивалась от него Вера, когда парень утром разбудил ее, претендуя на нечто более существенное, чем поцелуи.
   - Все еще плохо себя чувствуешь? - приглушив разочарование в голосе, спросил он, и сдался. - Извини.
   - Потерпи немного, - поцеловала его Вера.
   - Хорошо, - вздохнул парень. - Могу я надеяться хотя бы на завтрак? Сделаешь мне свои фирменные горячие бутерброды?
   Хотя бы такой мелочью Вера могла его порадовать. Но по привычке наготовила на троих: себя, Юру и Вована. Посмотрела на тарелку для исчезнувшего призрака и сгрузив с нее продукты в другую тару, убежала в ванную вытирать слезы.
   - Критические дни! - списал переменчивое настроение невесты Юрий, даже не догадываясь насколько все сложно, и насколько "критичны" будни девушки.
   После завтрака он отвез ее на работу. Она улыбалась, прощаясь с ним, но только переступила порог кабинета, как беззаботность пропала. До самого обеда Вера вела себя тихо, как мышка, чтобы не дай бог, не привлечь внимание шефа. В общем, избегала общения с ним. Он не выходил в приемную. Заперся в кабинете и только иногда смотрел на дверь, уговаривая себя оставаться в кресле и не делать ошибок. Ближе к обеду не выдержал.
   - Вера, - выскочил в приемную он, но обнаружил там лишь пустое кресло секретарши и Светлану Леонидовну.
   - Ее нет! - улыбнулась женщина, подхватила парня под руку и повела прочь от рабочего места, в ресторан. Ведь беременным женщинам нельзя игнорировать приемы пищи.
  
   Находиться в одном помещении с шефом, которого любишь несмотря на разорванное им же сердце - сравни отбыванию наказания. Поэтому свой законный перерыв узница неразделенных чувств проводила в магазине сувениров. Стояла около витрины и разглядывала статуэтки, сундучки. Смотрела на небольшой резной ключик и снова возвращалась к вопросу о проклятье, грозившем отобрать и ее жизнь тоже.
   - Что же делать? Хоть к гадалке иди, - вслух подумала Вера и поняла, что это самый действенный способ - то есть сходить снова в гости к бабушке Гожо. Вот бы еще самого парня повстречать! Вспомнив, что он долгое время за ней следил, с надеждой оглянулась. Но цыган либо хорошо прятался, либо оставил девушку в покое, сыграв свою роль. Оставив скучное занятие, Вера отправилась в парк. Но на остановке заметила маленькую очень знакомую девочку. Радостное "Привет!" она проглотила, увидев, как крошка ловко вытащила кошелек из сумки крупной тетеньки. Факт кражи не прошел мимо полицейского. Мужчина схватил девчонку за руку. Поднялся такой вой, что мирно стоявшие в ожидании автобуса люди отпрыгнули в разные стороны, словно рядом не сиреной орала цыганка, а бомбу взорвали.
   - Да закрой же ты рот! - рычал на ребенка полицейский, и малышка трепыхаясь, кричала еще громче, надеясь оглушить представителя власти. У мужчины действительно позакладывало уши и даже глаза заслезились. Не осознавая, что делает, Вера пошла к скандальной композиции и, как бы случайно, наткнулась на полицейского. Упала прямо на него, оттолкнув воришку. Маленькая цыганка немного растерялась, посмотрела на придавившую мужчину своим худощавым телом благодетельницу и быстро удрала с места преступления. А Вера, повиснув на шее незнакомца в форме, представила себя настоящей актрисой и изобразила приступ дурноты. Учитывая ее слабое здоровье после стольких ударов по голове, ей удалось достойно прикинуться больной.
   О неудачной краже все забыли, и засуетились вокруг припадочной. Выждав несколько минут, Вера разыграла удивительное выздоровление и, поблагодарив ошарашенного полицейского, поторопилась вернуться на работу. Однако за следующим поворотом ее ждали.
   Маленькая цыганка стояла прямо посреди дороги, как валун, который все обходили. Вороватое создание пристально смотрело на девушку.
   - Наверное, спрашивать почему ты по городу в одиночестве бегаешь не имеет смысла? - Присела рядом с ней на корточки Вера. - Пойдешь со мной? Я тебя накормлю, а потом отвезем тебя домой.
   Малышка кивнула. Девушка нашла для нее занятие, когда они очутились в приемной. Цыганка потянулась к цветным ручкам, схватила первый попавшийся листик и стала рисовать. Сначала на белой бумаге расцвела... клякса. Потом она превратилась в болото. В итоге, Вера уверилась, что не разговорчивое дитя изобразило жуткого монстра. И лишь ближе к финалу картины, ей хватило ума узнать, на чем творит юный художник.
   - А ну-ка, погоди! - прервала процесс девушка и приподняла "холст" за край. Прочла написанное рукой Светланы Леонидовны: "Смета проекта". Вверху имелась приписка личного характера: "Как смотришь на то, чтобы сегодня пораньше удрать с работы? Гарантирую страстную ночь!". - Продолжай! У тебя хорошо получается! И зубы ему побольше нарисуй. Такие страшные. И глаза давай красной пастой подведем.
   Вера и сама приняла участие в иллюстрировании сметы. А рассмотрев готовую картину заключила:
   - Супер! Вот так Игорю Степановичу на стол и положим! Ему понравится!
   Девочка была не против. Ведь чем больше поклонников, тем шире популярность!
   - С каких пор секретарши приводят с собой цыган в офис? - в кабинет вошла Светлана Леонидовна, а за ней и Игорь. Только он, в отличие от своей будущей жены, смотрел на ребенка без злости.
   Малышка, увидев незнакомых взрослых, сочла их плохими личностями и спряталась под стол.
   - Ой, да не волнуйтесь так! - махнула рукой девушка, поглядывая на цыганку. - Что она может тут украсть? Сердце вашего жениха?
   Женщина аж закашлялась, услышав такое. А Вера бросив взгляд на ребенка, вовремя успела одернуть вороватое чудо, которое уже ползло по полу, обходя стол, и тянулось к сумке Светланы Леонидовны.
   - Я просто присматриваю за ней. Вечером отвезу родителям. - Подтягивая к себе, скользящую коленками по ковролину девочку, объяснила секретарша.
   - Если весь табор за ней раньше сюда не явится... - фыркнула женщина и, поцеловав жениха, удалилась.
   Игорь присел напротив цыганки, чтобы рассмотреть. Улыбнулся ей и щелкнул по носу. Девочка секунду серьезным взглядом изучала парня, а потом тоже усмехнулась.
   - Уже тренируешься налаживать контакт с детьми? - поддела его Вера.
   - Подружка твоего знакомого? - кивнул на маленькую цыганку Игорь, избегая темы Светланы и своего не рожденного ребенка.
   - Вроде того. Дочка его соседей.
   - Как же тебя зовут? - обратился к девочке он.
   - Ратри, - честно ответила та, поразив взрослых своим звонким голоском.
   - Значит, со мной разговаривать тебе было не интересно! - немного обиделась девушка. - Знаешь, я вообще заметила, что ей нравится общаться именно с мужчинами. Со мной она в прошлый раз перекинулась парой слов да и то через Гожо. Он суфлером был.
   Не переставая улыбаться, Игорь перевел взгляд на Веру. Она не могла понять, о чем он думал в тот момент, но выглядел весьма счастливым, не смотря на осунувшееся лицо и впалые щеки. Потом снова загрустил и ушел к себе.
  
   Вечером за Верой приехал Юра. Он перенес успевшую уснуть на диване в кабинете Игоря Ратри к себе в машину. Она так и дремала на заднем сидении до самого дома.
   Притормозив у подъезда, парень предпочел остаться на улице, а не подниматься ради знакомства с сомнительными личностями, которым его невеста почему-то доверяла. Веру вышел встречать Гожо. Он с первого взгляда не понравился Юре. Но высказаться жених не успел, так как девушка уже ушла с цыганом, проведывать других.
   - Ты не важно выглядишь, - заметил Гожо, которого как обезьянка пальму обхватил ребенок. - Все-таки решила докопаться до истины? Ну, если ты хочешь дойти до конца, и уже отважилась, то я скажу тебе, что бабушка за карту спрятала...
   - Не надо, - отказалась Вера. - Думаю, это смерть. Я права? Она это увидела?
   Гожо прикусил губу.
   - Извини, - вздохнул он.
   - Ничего. Я сама на это подписалась. - Успокоила его обреченная умереть. - Ах да, об этом. Скажи, а может мне твоя бабушка погадать на одного человека? Точнее на прошлое?
   - Я спрошу, - пообещал парень.
   Они поднялись на этаж, позвонили в дверь к соседям и после продолжительной паузы, им отворил мальчик пяти лет. Смугленький, худенький, в помятых светлых штанах. Кое-что в его внешности поразило Веру. В отличие от остальных своих сородичей ребенок мог похвастаться яркими зелеными глазами.
   "Где-то я такое видела" - задумалась девушка.
   - Привет, Ило! - поздоровался с мальчуганом взрослый. - Тебе разве уже разрешают вставать?
   В ответ на вопрос Гожо, ребенок хлопнулся на пол, побледнев до цвета молока. В данном случае, до цвета вареного молока. Парень растерялся и не знал кого ловить: на нем уже висела Ратри, но кому-то надо было и Ило поднять с пола. Вера вызвалась помочь. Взяла мальчишку на руки и занесла в квартиру. Там на диване спокойно спала мать. Отец курил на балконе и не участвовал в происходящем.
   - Зурало! - окликнул главу семьи Гожо, и тут, как, выражался Вован, "понеслось": мужчина прибежал с балкона, бросив сигарету мимо банки с окурками, попал на коврик, тот задымился. Спящая женщина подскочила на ноги и раскричалась, увидев своих детей у посторонних. Поднялся ор. Мамаша размахивала руками и о чем-то рьяно спорила с Гожо, пару раз грозила Вере, но та ничего не понимала, ведь цыгане общались на своем языке. Зурало метался между балконом, ванной и гостиной, не зная, что делать первым: успокаивать жену, отбирать детей или тушить маленький пожар, образовавшийся по его же неосторожности.
   Ило расплющил глаза. Посмотрел на растерянную Веру и погладил ее по щеке. Наконец, образовалась тишина. Мальчик вяло пробурчал что-то и снова отрубился. Мать забрала ребенка у девушки, отнесла в другую комнату и уложила спать. Потом взялась за воспитание Ратри и мужа. Всем раздала поучительных пенделей: одного отправила обратно на балкон, вторую - досыпать в комнате вместе с братом. Покончив с одними, она уставилась на гостей, и Вера попятилась, спрятавшись за Гожо.
   - Чего она так злится? - не понимала девушка.
   - Она не на тебя злится, а на Ило за то, что встал без разрешения. И на Зурало, потому что не заметил, когда малой рванул к двери. - Пояснил парень.
   - А на меня почему так жадно смотрит?
   - Она снова беременна. Сама понимаешь, - гормоны. Настроение меняется каждые пять минут. - Пожал плечами цыган.
   - Ага, и организм требует незаурядных кулинарных шедевров, вроде рагу из человечины? - брякнула Вера, рассмешив друга.
   Женщина поманила их обоих на кухню, подтверждая опасения девушки.
  

Глава 26.

"Последовательность означает, что из одной ошибки

выводится целая цепь ошибок"

Юзеф Бестер

   От большинства, стоявших на столе угощений Вера отказывалась. Пила воду. Чем обидела хозяйку. Гожо, как мог, старался скрасить напряженную обстановку, но на него глядели так, словно хотели покалечить. Вообще вспыльчивость беременной хозяйки пугала гостей. И они оба вели себя как в клетке с диким зверем - малейшее неосторожное движение и тебя растерзают.
   - А что с Ило? - заинтересовалась девушка, задав вопрос, даже не повернув головы к парню и едва шевеля губами.
   - У него врожденная болезнь сердца. Слабый мальчуган. - Шепотом поведал тот, с которого не сводила глаз женщина. - Это у них семейное. Все родственники Ягори по ее линии страдают от этого. Просто у женщин это не так сильно проявляется, как у мужчин.
   - Как давно они с вами живут? - Веру не покидала одна стоящая мысль, постепенно обретающая очертания.
   - Ну, не очень. В нашем таборе они уже лет сорок. А до этого кочевали от одной общины к другой. - Поведал Гожо.
   - Спроси, её прабабка, случайно, не носила имя Степанида?
   Гожо подавился куском мяса.
   - К чему ты ведешь? - повернулся к ней парень.
   - Ты сначала спроси! - настояла Вера.
   Ягори, после заданного вопроса, долго буравила взглядом девушку. И в итоге, кивнула. Вера чуть от радости не запрыгала. Но вспомнила, где находится, и лишь улыбнулась. Хотя постукивала пятками от нетерпения.
   - Так что? - подтолкнул ее к беседе Гожо.
   - Кажется, я напала на след! - не скрывала счастья Вера. - Если я права, то выживу, и Игоря спасу. Господи, в мире, по истине, не бывает случайностей! Спасибо!
   Она даже поцеловала парня. Тот как-то растерялся. Так и замер, вытянув губы в трубочку, и сквозь розовую призму смотрел на Веру. Ягори взорвалась от смеха, наблюдая за ними. А Вера попыталась через друга расспросить женщину о ее родственниках: кем они были, что осталось после них. Но хозяйка не особо хотела делиться информацией о своих корнях. Знала она не много:
   Бабка Степанида кочевала со своим супругом, пока не остановилась где-то в Италии. У её детей там жизнь не заладилась и они переселились в Россию. Следующее поколение тоже не могло прижиться на новом месте. Кочевание длилось до тех пор, пока они не столкнулись с табором Гожо. От них подхватили идею осесть среди обычных людей, купили квартиру. Минус в том, что о деде Василии и о его отце Ягори ничего не знала.
   - Отведи меня к своей бабушке, - попросила Вера, попращавшись с хозяйкой одной квартиры и вместе с парнем перебралась в другую. Бабушка Гожо словно и не двигалась с того места, где девушка видела ее в прошлый раз. Цыганка сидела в мягком кресле за столом и курила.
   Вера так устала от погони за ускользающим прошлым, что уже чувствовала пыль на губах. Сев напротив, девушка вяло поздоровалась, отметив новый запах табака, от которого сразу зашлась кашлем.
   - Да. Новый. Более крепкий. Тебе нравится? - съехидничала цыганка.
   - Ага. - Кивнула Вера. - От прошлого просто кашляла, а этот прямо таки легкие на изнанку выкручивает.
   Бабушка рассмеялась.
   - А ты упрямая! - заключила она. - Такие даже со Смертью спорят! Ну, чего от меня хочешь?
   - Погадайте! - попросила Вера.
   - На кого? Твою судьбу я итак знаю. - Хмыкнула цыганка.
   - На женщину, имени которой я не знаю. Но мне известно имя мужчины, который был ей близок. Тарас. - Припомнила написанное на обороте портрета она.
   - Ох и задачку ты ставишь! Предупреждаю, я тебе не ясновидящая! - буркнула гадалка, достала карты, перетасовала, попросила снять часть, снова перемешала и стала выкладывать на поверхность стола в рядочки. Потом хмурилась. Пускала кольцами дым, и наконец, заговорила.
   - Мертвый. Давно. При казенном доме был. От баб покоя не знал. Но важных женщин было две: червовая и пиковая. От одной четверо детей, от второй один. Не благое дело совершил. Смерть вижу. Не его. Чужую. Пиковой дамы. Худо он ей сделал. Приказ отдал, а другие его послушались. Убили. И сами же погибли. Потому что одна смерть потянула за собой другие. Потом и он сам умер.
   - То есть он убил кого-то? - уточнила Вера.
   - Нет. Скорее попросил это сделать. - Покачала головой цыганка.
   - Он от нее избавился. От ненужной любовницы, чтобы она не попалась на глаза жене. Или она от него чего-то хотела? Чтобы признал ребенка? - вслух размышляла Вера и Гожо с бабушкой внимательно смотрели на нее.
   - Она - цыганка? Та, о которой ты расспрашивала Ягори? - принял участие в беседе Веры с самой собой парень.
   - Нет. Степанида была ее внучкой. - Девушка потерла виски. От полученной информации голова просто пухла. Потом выдохнула и поблагодарила помощников в нелегком деле. - Спасибо. Вы очень мне помогли. Даже не знаю, чем вас отблагодарить.
   Гадалка растянула на лице улыбку и протянула ладошку.
   - А ты ручку позолоти!
   "Вот же жадная натура!" - подумала Вера, но не стала оскорблять спонтанными высказываниями людей, которые были к ней добры. Вложила в руку цыганки деньги. И уже через секунду они исчезли в самом надежном исключительно женском сейфе - бюстгальтере.
   - Тебе они может и не понадобятся, а мне... - брякнула бабушка, напомнив о Вере о смерти. Гожо помрачнел вместе с девушкой. Она поспешила уйти, и парень последовал за ней, опасаясь оставлять ее одну.
   В прихожей между квартирами, они оба пристроились у стены.
   - Я верю, что у тебя получится! - взял ее за руку он.
   - Ответь, почему ты на моей стороне до сих пор? - уставилась на него Вера.
   - Может, ты мне нравишься, - озорно подмигнул он.
   - О да! - улыбнулась девушка, временно позабыв о тревогах. - Я постараюсь в это поверить.
   - Ну ты же - Вера. Тебе по определению положено. - Поддел Гожо.
   Скрипнула соседская дверь и к ребятам вышел Ило. Он еле-еле передвигал ножки. Дошел до девушки, посмотрел на нее затуманенным взглядом и потянулся. Чтобы облегчить общение, Вера присела.
   - Разве тебе разрешили встать? - спросила она.
   Мгновение его зеленые глаза фокусировались на лице девушки. Они словно пытались разглядеть ее из глубокого колодца, где обитал разум больного ребенка.
   - Ты нашла, - совершенно четко, но хрипло поведал голос мальчугана, и он повторил падение в обморок на бис. Вера подхватила его до того, как Ило коснулся грязного пола. Ягори и ее муж выбежали в прихожую. Ребенок прерывисто дышал, хватая ртом воздух.
   - Скорую нужно вызывать! - вскрикнула Вера, почувствовав, как в ее карман скользнуло что-то тяжелое, выпав из руки Ило.
  
   Ночь Юра хотел провести в объятиях любимой девушки. Дома. В тепле и уюте. Но все пошло наперекосяк. Когда из подъезда вышла Вера он хотел было отчитать ее, мол, забыла, что он ждет, не дорожит им, таскается с цыганами. Но она притащила их с собой. Мало того, потребовала везти целую банду в больницу. "В милицию их надо!" - мысленно корректировал путь парень, однако Вера, сев впереди, диктовала ему направление, уперто сокращая дорогу до ближайшей поликлиники. Бледный мальчишка на заднем сидении зачахал с каждой минутой.
   "Только трупов мне еще в машине не хватало!" - не мог избавиться от едких мыслей Юра.
   В больнице не хотели принимать подозрительных больных. Медсестры закатили скандал, пытались выпихнуть их. Казалось, им было совершенно наплевать на маленького ребенка, жизнь которого сейчас стояла под угрозой.
   - Бессердечные твари! - выругалась Вера. - Да, какая вам разница, кто они? Ребенок болен, разве не это важное? Вы бы своих оставили умирать на пороге?
   Женщины притихли на мгновение. Они сердито скрежетали зубами, но смотрели на Ило уже с жалостью, представляя своих малышей на его месте.
   - Уходите. Иди в другую клинику! - тем не менее указала на выход старшая медсестра.
   - Искренне желаю вам побывать в такой же ситуации! - выдала Вера, и Гожо вовремя прикрыл ей рот рукой.
   - Тебя своя собственная история ничему не научила? - прошептал ей в самое ухо парень и девушка пожалела о сказанном. Зато поняла, как действуют проклятья. Ведь любое слово, в которое вкладывается сильное чувство, к примеру, злость, набирает силу и подкрепляется волей Вселенной.
   "Интересно, - подумала девушка. - А что, если в слова вложить добрые чувства? Пожелания тоже сбудутся?"
   - Простите, - извинилась перед медсестрами Вера. - Нам очень нужна помощь!
   - Что за шум? - нарушил перепалку мужчина в синем костюме врача. Он стоял так, что свет ламп окружал его нежным сиянием, предавая человеку божественный ореол. Глядя на него, Вера интуитивно почувствовала добро и бросилась к незнакомцу.
   - Этому мальчику всего пять лет. У него проблемы с сердцем. Помогите ему пожалуйста, - взмолилась она, ухватив мужчину за руку.
   В ту минуту молчали все в отделении. Наверное, даже тяжело больные и прооперированные перестали бредить, в ожидании ответа. Врач посмотрел на девушку, на ее пальцы, крепко сжимающие его широкую ладонь, потом на бледного мальчишку, которого прижимал к себе отец, на испуганную молодую мать, ожидавшую еще одного ребенка.
   - Несите его за мной. Осмотрим сперва. - Кивнул он.
  
   Ило положили под капельницы. От них ему лучше не становилось. Врач, а его звали Марк Анатольевич, не давал утешительных прогнозов. Сказал лишь, что малыш поправится, но ему придется долго отдыхать на больничной койке, пока его состояние не стабилизируется. И вообще, доставить его не в скорой, а на обычной машине, было рискованным решением. И, тем не менее, похвалил отчаянную девушку.
   - Эти люди ваши родственники? - уточнил мужчина.
   - Нет, - честно ответила Вера, сжимая одной рукой лежащий в кармане "подарок" Ило, а другой вертела, висевший на шее деревянный, отданный ей бабушкой Гожо. - Просто знакомые.
   - Да? Тогда им очень повезло. Таких людей, как вы мало. - Сказал Марк Анатольевич и оставил ее наедине с собственными мыслями.
   Глядя на врача, Вера вдруг поймала цепочку событий за хвост и нащупала то, что искала. Она сняла с себя кулон и достала на свет подсунутое ей мальчишкой. Посмотрела и чуть не подавилась истеричным смешком. На ладони лежал тот самый деревянный резной крест, который она однажды рассмотрела на портрете первого проклятого.
   - Что интересного? - подошел к ней цыган, игнорируя ревнивого Юру.
   - Как думаешь, они связаны между собой? - показала ему оба украшения девушка.
   - Вер, я устал. - Потянул ее жених, надеясь увезти домой.
   - Тогда езжай, выспись. А я побуду здесь. Не хочу оставлять Ягори одну. - Неожиданный ответ шокировал парня. Он никак не мог понять, почему девушка ставит на первое место малознакомых цыган с плохой репутацией.
   - Если ты не вернешься домой вместе со мной, - зарычал Юра, больно сжав руку невесты. - То мы поссоримся!
   Вера чуть не закатила скандал сию же минуту. Она уже давно не подчинялась чужим приказам и не шла на поводу у других людей. Но подумала, что портить отношения с мужчиной, который вполне возможно станет ей мужем, не стоит. Девушка выдохнула и покорно опустила голову.
   - Хорошо. Дай мне пять минут. Я попрощаюсь и поедем. Подожди меня на улице.
   Юра ушел. Вера и Гожо вернулись к своему занятию - придирчивому изучению украшений.
   - Мне кажется, что если приложить вот здесь... - приговаривала девушка, примащивая крест на одной стороне кулона. Почувствовала, как одно скрепляется с другим и потянула. Значительная часть поверхности отошла. Деревянный лакированный амулетик раскрылся. Внутри обнаружилось два локона волос: тёмные и светлые. На крышке мелкими буквами было написано слово. Вера его не могла ни прочесть, ни понять.
   - Что это? - обратилась она за помощью к цыгану и он в очередной раз спас её жизнь, доказав, что знание родного языка - сила.
  

Глава 27.

"Сердце сделано из ткани, которая очень легко разрывается и очень легко починяется".

А. Дюма-сын

   Тяжелая ночь в больнице. Мучительные размышления. Вера должна была бы прийти домой и крепко уснуть. А во сне встретиться с цыганкой. Но то ли усталость была настолько велика, то ли проклятье решило поиздеваться, однако Веру не посещала смуглянка с зелеными глазами. Будто в насмешку подарила девушке самый обычный сон. Нельзя сказать, что девушка проснулась бодрой и оптимистично настроенной. О нет! Вера разозлилась. В первую очередь на цыганку, решив, что ее обманули. Впрочем, чего ожидать от проклятий? Им ведь закон не писан. Второй, кто окончательно оборвал струну терпения был Юра. Чем он заслужил порицание?
   - Ты тюбик зубной пасты не закрутил?! - вылетела из ванной свирепая девушка, и парень сразу задумался, а так ли сильно хочет на ней жениться? Пока он разбирался в собственных чувствах, Вера объявила начало увлекательного ток-шоу "Кто в доме свинья?" И Юра не сомневался, что звание парнокопытного присвоят ему, наградив тряпкой и шваброй. Вымывая полы в прихожей, обычно не терпеливый к подобным припадкам истеризма, парень повел себя, как зрелый мужчина и не отреагировал на следующие замечания, вроде "Пропустишь пылинку и я тебе виселицу из твоего же галстука устрою!". Он предпочел подождать, когда любимая успокоится. Ведь рано или поздно нервозность либо пройдет, либо обострится. Юра верил в первый вариант. И Веру это бесило вдвойне. Ей было бы проще выпустить пар, накричаться и пореветь. А так пришлось сдерживаться...
  
   10:00. Вера опоздала на работу. Намеренно! Да и какая разница во сколько приходить, если все равно увольняешься, еще и умрешь в ближайшее время? Кому нечего терять, тому не о чем и беспокоиться. Но есть и другая прописная истина, известная абсолютно всем: женщине раздуть из мухи слона - раз плюнуть... в кого-то. Желательно в начальство. "Вот бы сказочно повезло, повстречать Светлану Леонидовну!" - мечтала секретарша, бодро и грозно маршируя по коридору офиса и уже скапливая ядовитую слюну, которой можно метко попасть в цель. Но, работники рекламного агентства будто чувствовали грозу, и как муравьи попрятались в своих маленьких цитаделях. Выкуривать их оттуда было бы верхом наглости, поэтому Вера прошмыгнула к себе в приемную.
   Бросив сумку на стол, она включила компьютер и поставила чайник. Смотрела на булькающий аппарат и сравнивала себя с этим предметом. Ей казалось, вот еще чуть-чуть и точно так же вскипит, пуская пар из ушей.
   "Как так можно, а? Пообещать, поставить условия и не явиться! Ладно-ладно. Есть еще две ночи. Или одна? Я успею. Этой ночью она обязательно придет. И мы победим. Может все вернется, и будет, как раньше. Мы с Игорем... Правда, без полтергейстов. Хотя с ними ведь веселее жилось. - Она улыбнулась, а потом в голову закрылись мерзкие подозрения. - Если Светлана так крепко вцепилась в Игоря, что беременность не выдумала, а действительно ждет ребенка? Вряд ли он откажется от обязательств отца. Сам же помнит, каково расти без папы"
   Разволновавшись, Вера сосчитала до ста десяти, постепенно сбрасывая балласт злости и тревог. Однако сердце не переставало щемить и болеть. Тогда секретарша вспомнила о том, где находится и, собственно, о шефе. После чего поняла, что дверь в его кабинет открыта. Давно. Возможно с самого начала. Просто ослепленная яростью, девушка пять минут металась по приемной, не удосужившись проверить на месте ли главный. А он слышал ее. Но не звал. Сидел в кресле, сложив руки на стол, и думал. Игорь чувствовал смерть, и как никто другой знал, в котором часу она постучится.
   Вера прокралась к нему раньше костлявой госпожи.
   - Привет, - поздоровалась она, остановившись прямо перед парнем. С жалостью и нежностью осмотрела его, хотела сказать, мол: "Не волнуйся! У меня все готово. Ты будешь..." И вдруг обнаружила нечто удивительное. В неприятном смысле. Дело в том, что Игорь вертел на безымянном пальце тонкое золотое кольцо. Означало это только одно...
   - Когда? - проронила Вера, не сводя взгляда с украшения.
   - Сегодня утром. - Рассказал он.
   Внутри что-то оборвалось и Вера села на диван. Штамп в паспорте, кольцо на пальце, будущий ребенок - признаки провала, того, что любовь не вернуть, даже если получиться снять проклятье. Его брак - конец всего для Веры и ее маленького мира.
   Парень молчал. Смотрел на нее с видом приговоренного, молящего о прощении за содеянные грехи. А она не могла расплакаться.
   "Это так не честно! Какая же я дура! Идиотка. Точнее он дурак! Если бы не его уступчивость, мы могли бы быть счастливы оба. Мы бы справились со всем, если бы были вместе. А жить дальше порознь бессмысленно... " - стучалась пульсом в висках мысль, соскальзывая на язык. Но девушка больно его прикусила, чтобы не нарушить тишины. Впрочем, даже телефону не под силу оказалось надломить гнетущее молчание. Хоть он и трезвонил на всю приемную. Чайник не отставал от него, со свистом извергал дым, то и дело прыгал на подставке.
   Когда шум, все же, достиг ушей Веры, она поднялась и еле переставляя ноги пошла к себе. Села за стол. Выключила из розетки телефон. Чувствуя себя разбитой и пустой, откинулась на спинку стула, повернула голову. Увидела Игоря. Он лежал, как уставший от уроков школьник на парте, и следил за ней.
   Они оба не шевелились около часа. Не заговаривали друг с другом. Благо к ним никто не заходил, чтобы разрушить подозрительное коматозное оцепенение. Будто бессердечные люди, наконец, сжалились над двумя несчастными и позволили им проститься...
   Но нет! Светлане Леонидовне неизвестны подобные чувства, тем более к соперницам. Она вошла в кабинет, чтобы похвастаться новым нарядом: пышным платьем, скрывающим талию, и выставляющим на показ ноги. Смерив взглядом секретаршу, жена шефа прошла к нему и оставила Веру в другом измерении, закрыв за собой дверь в кабинет. Отрезанная от мира, в котором обитал Игорь, девушка разревелась.
   "Кончено. Зачем стараться? Зачем жертвовать собой, если не нужна ему? - думала она. - Бессмысленно! Все, что делала - глупость. Он смог перечеркнуть и меня, и своих хранителей. Стоит ли ему помогать дальше?" И тут Вера попыталась вообразить, а сможет ли отступиться, просто ничего не делать во имя спасения любимого мужчины? Получится ли у нее уйти от проклятья и фактически убить его... НЕТ! Она не из таких. Она сделает ради него все, что в ее силах.
   Девушка вытерла слезы отчаяния салфеткой, выпила чай с мятой, но прогнать застрявшую в мозгу фразу - "Я проиграла" - не смогла.
  
   Кое-как Вера продержалась до вечера. И уже собиралась уходить, как парочка новобрачных вышла к ней. Светлана ограничилась прощальным кивком, заявив, что завтра приходить на работу не обязательно и девушке вообще не имеет смысла отсиживать себе пятую точку в офисе, если шеф уезжает в отпуск по семейным обстоятельствам. То есть и необходимость в ней, как в секретарше, отпадает.
   - Дай мне пару секунд! - забыл что-то Игорь, и когда его супруга пошла в холл, задержался на мгновение около девушки.
   - Вер! - влетел в комнату Юра, не дав возможности поговорить им. Он с первого взгляда оценил обстановку. Да только слепой не заметил бы нежности и тоски, парящих вокруг начальника и его подчиненной. Игорь, с непроницаемым лицом, поднял со стола стопку бумаг.
   - Здесь допущена ошибка, смотри. Нужно исправить. - Ткнул пальцем в листок со счетами шеф, но лишь для того, чтобы склониться к девушке и прошептать: - В десять. В нашем доме!
   У нее во рту пересохло. Она не могла проронить и слова. Таращилась на него, кивала, когда он прощался, и слишком быстро собралась, в присутствии Юры. Вышла вместе с женихом на улицу, продумывая причину по которой должна уйти ночью. И на ум пришло лишь посещение больного Ило.
   - Я не понимаю, почему ты так заботишь об этих ворах. Но...
   Вера посмотрела на него с нескрываемой злостью. Опасаясь возобновления утреннего психоза, Юра сдался. Заговорил менее раздражительно, сменив тему.
   - Может у тебя температура? - озаботился ее бледностью жених, заводя мотор. - Заедем по дороге в аптеку, купим лекарств. Ты мне нужна здоровая!
   - Зачем? - брякнула девушка, неумело скрыв всхлипывание.
   - Чтобы родить мне сына. Крепыша такого. - Не останавливался в фантазиях о семейной жизни Юра, и продолжал рассказывать о том, какого ребенка видит.
   - Не получится, - всплакнула Вера, чуть не выдав маленький секрет: "Я умру утром".
   - Да не бойся. Это пройдет. Я буду рядом. Даже во время родов. - Обещал он, а Вера, прислонив горячий лоб к стеклу, прикрыла глаза и снова расплакалась.
  
   В тихом доме... В пустом доме, где нет ни души (ни живой, ни мертвой) обитала пыль. С тех пор, как хозяева покинули его, он словно сам постепенно умирал. Вера провернула ключ в замке, шагнула в прихожую. Включила свет. Дом оживился. Зашептал скрипучими половицами: "Привет, родная! Я так ждал тебя!".
   По привычке Вера заглянула в кухню. Вован обычно торчал из холодильника. Но морозильный шкаф не работал. Там обитали лишь пауки. Ну и мышь, наверное, от тоски повесилась. Девушка открыла холодильник, убедившись, что даже хвостатые вредители удрали к соседям.
   В ванной и намека не осталось на присутствие Стаса. Вера скучала по нему. И по Николаю Вячеславовичу - заботливому призраку и единственному здравомыслящему существу в шумной компании полтергейстов.
   Позади клацнула щеколда. Вера обернулась. Игорь стоял позади нее. Он отложил ключи на тумбочку, как делал это, когда жил здесь. Подошел к девушке. Взял за руку. Поцеловал. А потом повел наверх. Туда, где располагалась раньше его спальня. Остановившись у кровати, снял с пальца кольцо и убрал в ящик прикроватного столика, чтобы ничто не напоминало об измене, о жене.
   - Я хочу уснуть в последний раз рядом с тобой. - Сказал он перед тем, как поцеловать ее снова.
   - Я хочу, чтобы мы проснулись завтра вместе! - уперто верила в другой исход девушка.
   Игорь покачал головой. Поцеловал ее, стаскивая с плеч девушки кофту, майку, поглаживая нежную кожу.
  
   Как в свое время Николай Вячеславович, Игорь долго лежал в постели и любовался той, которую собирался предать. Он никак не мог решиться, чтобы встать и уйти. Хотелось перечеркнуть картину мира, порвать обязательства перед новоиспеченной женой, забыть о смерти. И просто остаться здесь, в дряхлом домишке, но рядом с самой дорогой на свете женщиной.
   - Не разгадывай тайны! - прошептал он, поцеловав горячие губы. - Я хотел бы все изменить. Защитить тебя. Но ты взяла на себя эту миссию, против моей воли. Я люблю тебя, моя Вера! И знаешь, сегодня я умру с улыбкой, потому что буду думать о тебе. Закрою глаза и вспомню тебя такую: спящую рядом со мной. Мне не нужны другие женщины. Уже давно не нужны. Ни одна не притягивала меня так, как ты. Если бы не ребенок, я женился бы на тебе. Я думал об этом не раз.
   Очередной прощальный поцелуй и Игорь исчез из старого дома, оставив Веру одну. Даже не подозревая, что в тот момент, она вовсе не спала, а фактически умирала.
  
   Их встреча была вовсе не такой, на какую рассчитывала Вера. Она думала: закрою глаза, окажусь где-нибудь в поле, в доме, в коридоре. Придет цыганка. Скажу: "Привет! А я знаю твое имя!". Но все началось с удушья. Проклятье вцепилось в горло и крепко удерживая, сжимало пальцы, не позволяя и пискнуть. Вера леденела от ужаса. Ни один мускул не двигался. Руки и ноги немели. И как бывает в самых жутких кошмарах, когда хочешь вскричать, позвать на помощь, а не можешь проронить и звука. Вера плакала. Молилась и плакала.
   Ее спасла одна классная идея. Когда-то давно девушка вместе с призраками смотрела фильм "Кошмар на улице Вязов" и запомнила смысл, вложенный в кино: человек сам хозяин своих снов. В данном случае, положением управляла Вера. Ведь цыганка пришла в ее бред. А здесь скипетр Морфея в руках девушки, и она может пожелать, чтобы пришло какое-нибудь чудище и проглотило проклятую женщину. Так и случится. Но Вере пока было достаточно неприятных ощущений, чтоб еще и монстров создавать в искаженном пространстве фантазий. Поэтому, ощутив силу, она уперлась ногами в живот душительницы.
   - Пусти! - закричала Вера и оттолкнула от себя цыганку.
   Та буквально улетела. В сиреневые грозовые небеса. Девушка видела удивленное лицо убийцы. Что придало уверенности. Еще большим потрясением для цыганки оказалась сеть, явившаяся непонятно откуда и спеленавшая ее, как куколку гусеницы. Вера тут же состряпала себе царское кресло, достойное повелительницы снов, и уселась в него. После чего сделала подобное для собеседницы.
   - Давай играть по правилам. - Попросила девушка. - Я знаю твое имя. И частично в курсе того, что с тобой случилось. Так мы поговорим? Присядешь? Или предпочитаешь висеть?
   Цыганка сердито нахмурилась. Вырвалась из плена, прошла к креслу, присела.
   - Говори! - приказала она Вере. Девушка, конечно, рассмеялась, но сразу вернулась к делу.
   - Ты хотела, чтобы я узнала о твоей смерти. Я в курсе. Ты влюбилась в мужчину. В прадеда Игоря. Его звали Тарас. Он использовал тебя. Ты забеременела. Пришла к нему, чтобы он принял ребенка. А он...
   - Он выгнал меня со двора своего дома, как безродную шавку. Его жена смеялась, кричала мне что, я продажная, подстилка для первого встречного. А я... - Подхватила нить повествования собеседница, заново переживая последний день собственной жизни.
   - Прокляла. - Без подсказок догадалась Вера, поставив себя на место цыганки.
   - Да. Я сказала, что он и его сыновья будут гибнуть один за другим, как мухи. И никто не сможет им помочь! Никто. Потому что смерть теперь будет ходить за ними по пятам, и ждать случая. - Ее глаза полыхнули красным огнем ненависти. - Я ушла. Мне нужно было заботится о своем малыше. Ведь из табора я ушла. Точнее мать прогнала. Нужно было искать приют. Хоть где-нибудь. Я сидела около церкви. Ману кричал. А молока у меня не было. Он хотел есть. Я не знала, чем его кормить. Какая-то женщина пообещала мне принести молоко и ушла. Я ждала... Не заметила, как подошли трое. С плетями и дубинами. Они ничего не объясняли. Просто били. Несмотря на то, что в моих руках плакал ребенок. Я накрыла моего мальчика собой, а потом...
   - Они избили тебя до смерти? - ужаснулась Вера, женщина кивнула.
   - Я понимаю, почему ты прокляла его. Сложно винить тебя, после такого. - Проговорила девушка после значительной паузы. - Кто знает, может и я бы так поступила. Но зло, причиненное другим, тянет за собой беды и приковывает не только к тебе, а и к твоим детям. Целый хоровод несчастий.
   - Так ему и надо! - фыркнула женщина.
   - Не только ему, Ратри! - назвала, наконец, ее по имени Вера. - Да. Ратри! Ведь тебя зовут точно так же, как и твою внучку. Я не ошибаюсь?
   Цыганка раскрыла рот.
   - О да! Твой ребенок выжил. Его подобрали, воспитали, вырастили. У него появились свои дети. Разве ты не знала? - и тут Вера поняла одну интересную вещь. - Ты застряла в собственном проклятье! Ты приходишь ко мне, приходила во снах к ним, а сама выйти не можешь!
   Судя по тому, насколько оскорбленной выглядела цыганка, девушка попала в самую точку.
   - Как все запущено! - позволила себе долю иронии и издевку над родовым проклятьем Вера. - Да не обижайся ты. Лучше послушай. Из-за того, что ты сделала, твои собственные потомки страдают. Сейчас Ило, твой правнук, хороший мальчик, лежит в больнице. У него слабое сердце. Думаю, если ты отпустишь меня и Игоря, то он поправится. И другие не будут болеть. Понимаешь? Твое проклятье принесло горе не только убийцам, но и твоей семье тоже. Разве ты не хочешь спасти тех, в ком течет твоя кровь?
   Ратри молчала. Переваривала услышанное. Потом посмотрела на девушку и...
  
   Тудух. Тудух. Тудух. Кто-то ломился в двери. Стучал кулаками, и наверное, ногами. И этим громыханием вырывал девушку из важного сна. Она так и не услышала приговор цыганки.
   - Вера, ты там? - сердито выкрикивал Юра, бегая вокруг дома.
   Девушка посмотрела на пустую подушку рядом. Вздохнула, с горечью понимая, что ночь была прощальной, и ласки, тепло Игорь унес с собой. Укуталась в одеяло. Спустилась вниз. Открыла двери ревнивому мужчине.
   - Ты же сказала, что будешь в больнице! - поймал на лжи он.
   - Юр, ответь мне честно, - игнорируя его тон, она присела на лестнице. - Насколько сильно ты мня любишь?
   Парень стушевался. Его гнев растаял, уступив место растерянности. Он присел напротив Веры, взяв ее руки в свои.
   - Я хочу прожить с тобой до конца. Этого мало?

  

Глава 28.

"Судьба дарует нам желаемое тогда, когда мы уже научились без него обходиться".

Кароль Ижиковский

   Ему снилась она: нежная, теплая, страстная. Сладкие поцелуи ощущались на губах, несмотря на то, что это всего лишь марево, фантазия, развитая подсознанием до реальности. Сон повторялся из ночи в ночь, словно укоряя: "Ты потерял единственную ценность!"
   Игорь не хотел просыпаться. Ему не нравилась действительность, где приходилось притворяться, играть в подобие семьи с женщиной, которая не нужна. Тем не менее, вставал, шел на кухню, ел с ней за одним столом, обсуждал последние новости из газет. Ждал смерти (вот уже почти год) - но напрасно. То, что проклятье отступило он понял лишь намного позже. А пока...
  
   Роддом. Игорь стоял у машины. С букетом цветов встречал Светлану. Немного боялся. Увидеть своего ребенка - это нечто новое.
   И вот она спустилась к нему по ступеням дорогого частного заведения. Светлана несла в руках сверток с розовой лентой. Игорь взял новорожденную на руки. Посмотрел на розовенькое личико, спящей малютки и шепотом спросил:
   - Девочка?
   - Конечно, - улыбалась жена. - Наша. Твоя дочка.
   - Нет. Не моя! - не переставал говорить радостным голосом муж, сбивая Светлану с толка. Его счастливая лучезарная улыбка совершенно не вязалась с произнесенными словами.
   - Что значит не твоя? - не поняла она.
   - У нас в семье на протяжении долгих лет первыми рождаются мальчики! - сюсюкаясь с ребенком ответил Игорь. - А девочка была один раз, и то сводная.
   - То есть, ты хочешь сказать, что... - Разозлилась его жена.
   - Дома поговорим! - не переставая качать на руках ребенка, он кивнул на машину.
   В семейном гнездышке был скандал. Серьезный. Качественный. С хлопаньем дверей, и побоями. Но не Игорь позволил себе жестокое обращение с супругой, а она. Светлана влепила ему пощечину.
   - Я не отказываюсь от ребенка! - внес поправку в затянувшейся ссоре мужчина, стерпев удар. - Но хочу сделать экспертизу. У нас ведь с тобой до свадьбы были свободные отношения. Кто знает, от кого она? Думаю, она и сама захочет выяснить, кто ее отец.
   Светлана высказалась неоднозначно. Однако согласилась. А тем же вечером, Игорь ушел праздновать день рождения дочери с друзьями. Их было не так много. То есть, пил он с Федей, в любимом ресторане. А хорошенько набравшись, думал о том, что безумно хочет увидеть Веру! Она виделась ему везде, и во всем: в отражении в зеркале, в любой женщине, проходящей мимо, даже в стакане виски.
   - Ты прости меня, - поднял голову из салата Федор.
   - За что? - Игорь хотел узнать о конкретном проступке из всего перечня.
   - А за все! Я так тебе завидовал! - признался друг. - Ты со своими бабами. Ты таких имел!..
   Спустя пару мгновений на лице Феди появилось странное и комичное выражение. Он думал! Но не додумав, спросил:
   - А малышка на кого похожа?
   Игорь вспомнил дочь.
   - Лицо круглое и красное, как у тебя. - Выдал он.
   - Ага! - самодовольно покрутил указательным пальцем у него перед носом Федя и снова хлопнулся мордой в салат.
   - Даже не удивлюсь, если выяснится, что ты и Светлана... - с высоты резко протрезвевшего разума, взглянул на происходящее Игорь.
  
   Чем больше времени Игорь проводил с малышкой, которую сам же наградил именем Надежда, тем сильнее привязывался. Девочка отвечала папе тем же. Когда он подходил к ее кроватке, Надя переставала плакать и внимательно слушала его голос.
   - Что моя хорошая? - спрашивал у нее Игорь. - Тебе снились добрые сны?
   "Ты попался!" - думала Светлана, наблюдая за мужем, забавляющимся с крошкой.
   - И мне. Мне снилась тетя Вера. Она бы тебе понравилась! - эта фраза супруга убила прежние радостные мысли женщины. Игорь тем временем, поднял Надю на руки и, качая ее, продолжал доверительную беседу с ребенком. - Скоро мы узнаем, кто твой настоящий папа! Но я тебя не брошу. Я буду рядом, чьей бы ты не оказалась. Хотя я итак знаю. И без экспертизы. Твой папа сейчас сидит у нас на кухне. Правда, ведь? Только не вырасти такой, как он! Договорились?
   Светлана подавилась, застрявшим в горле шипением. Ворвалась в кухню и набросилась на гостя, не дав ему выпить чай.
   - Это ты ему рассказал о нас? - бесилась женщина.
   - Что? Я? О чем? - прикидывался Федор. - Да и какая разница?
   - Что значит, какая? - не могла унять злость Светлана. - Он должен верить, что это его дочь! Иначе все рухнет.
   - И пусть. Мне-то какое до этого дело? - отошел от нее Федор и подхватил кружку с чаем. Прислонившись к стене, около входа, продолжил разговор. - Ты мне нужна была в качестве мести ему. Хотя она была бы полной, если бы мне удалось затащить ту секретаршу, которой он так дорожил! Он ведь не зря ее так берег от всех. Представляю, какое у него лицо было бы!
   - Удивленное? - уточнил голос позади мужчины.
   Игорь не пропустил ни единого слова из их диалога. Несмотря на внешнее спокойствие, от него исходила опасность, и Федя прочувствовал это на собственной шкуре. То есть, на лице, когда получил кулаком в нос.
   - А у тебя разбитое! - сжимая и разжимая пальцы, констатировал факт Игорь. - Хочешь или нет, но ты будешь поддерживать Свету и Надю. К дочери подходить не смей. К Вере, тем более! Теперь проваливай отсюда!
   Федя грозился чем-то, но разве человека недавно избежавшего смерти легко напугать? Игорь показал это, выпроводив бывшего друга пинками.
   - Что касается тебя, - вернулся в кухню и сел за стол муж. - То мы разведемся. Ты сама поймешь, что удерживая меня любой ценой возле себя, тратишь время. Свет, - он взял ее за руку, усадив напротив. - Однажды ты встретишь отличного мужика. Со мной ты будешь мучиться.
   - Не буду, - воспротивилась женщина.
   - Будешь! - покачал головой Игорь. - Знать, что ты не любима, и что твой муж каждую ночь мечтает о другой...
   Он схлопотал звучную пощечину.
   - Я помогу тебе воспитывать дочь. Но не жди большего.
   Затем встал, собрался и ушел, на прощание одарив крошечного спящего в колыбели человечка поцелуем.
  
   Игорь поехал прямиком в старый дом. Но застал там лишь пыль да пауков. Вера и следа после себя не оставила.
   - Где же ты можешь быть? - сердился он, снова колеся на машине по улицам города. На одной из них пришлось остановиться и предоставить дорогу похоронной процессии. Его сердце сжалось, когда он увидел молодую девушку в свадебном платье, лежащую в гробу.
   - Но лишь коснется к тайне -
   За снятие оков
   Своей судьбой заплатит,
   Испив бокал грехов.
   Припомнив рифмованные строки проклятья, сочиненные в свое время Николаем Вячеславовичем для своего сына, Игорь осознал, что опоздал. Он жив только благодаря Вере. Он предал ее, а она отдала за него жизнь. Мгновение раскрасило мир в траурные цвета. По щеке потекла слеза. Горячая и соленая она скатилась на бледные губы. Единственное чего желал сейчас Игорь - лечь и лежать, пока его душа не покинет тело.
   Приехав на кладбище, он зашел к директору и объяснил, что хочет найти могилу любимой девушки. Назвал фамилию, имя... Но в списке таких не числилось. Тогда женщина, заведующая землей вечно спящих, сжалилась и провела молодого человека, показав ему все свежие могилы. Ни одна не принадлежала Вере. На двух других кладбищах произошло то же самое. В Игоре росла надежда увидеть свою спасительницу живой! В последний момент он вспомнил о ревнивом женихе, Юре...
  
  
   Выбор свадебного платья - ответственная миссия, которую с честью должен был взять на себя Гожо, как единственный, кто остался на стороне Веры. Поэтому они вместе шли на штурм очередного свадебного салона.
   - Ты не хочешь увидеться с ним? - внезапно спросил парень, придерживая девушку под руку.
   - Не береди рану! - фыркнула Вера. - Почти год прошел. Я уже смирилась с новой ролью. Я почти поверила, что могу быть нормальной и выйти замуж, как все обычные девушки!
   - Но разве тебе не интересно, жив ли он? - донимал ее цыган. - Или ты боишься узнать? Хочешь, я съезжу и все выясню.
   - Нет! - резко остановилась девушка. На побелевшем лице только щеки краснели. Под глазами сразу проявились серые круги. - Я боюсь. Если узнаю, что он жив, то не смогу принять того факта, что он счастлив с другой. А если мертв... Самой захочется умереть. Уж лучше пребывать в неведении, чем мучиться каждый день.
   - Ну, доля правды в этом есть! - согласился Гожо. - Но...
   - Эй! Лучше расскажи мне, как там Ило. - Попросила Вера.
   Парень мог и дальше развивать тему под названием "Игорь", однако сжалился над подругой. Открыл для нее двери бутика, пропуская вперед.
   - Гоняет на велике, который ты подарила. Кстати, Ягори теперь тебя ненавидит за этот подарок. Говорит, что двухколесный монстр испортил пол в прихожей. - Поделился последними новостями Гожо.
   - Я рада, - улыбнулась Вера. - То есть, за Ило. А перед Ягори надо будет извиниться.
   - Хочешь попасть под горячую руку? - уточнил парень.
   - Неа! - смеялась Вера. - Зачем нервировать ее? Хочешь, поделюсь секретом?
   Цыган кивнул.
   - Я каждую ночь, и каждый день молюсь за вас всех. Прошу Бога беречь вас: твоих бабушку и маму, тебя, Ягори, Ило, Ратри, их отца, и малыша Бара. Кстати, надо и ему купить что-нибудь классное. И еще, я вынесла урок из прошлого. Все, что ты говоришь обретает силу. Поэтому, лучше произносить только хорошее, вроде: "Будь счастлив! Будь любим!" И все исполнится.
   - Произноси "люблю" только перед тем, кого действительно любишь! - подхватил Гожо, тренируясь в чудодейственных словах. Вера прикусила губу. Долго буравила его взглядом, а потом усмехнулась.
   - Я тебя люблю! - подмигнула ему она.
   - Польщен! - развеселился парень. - И я тебя!
   На болтающих обратили внимание продавщицы. Тут же подошли. К цыгану сначала отнеслись с подозрением, но стоило ему улыбнуться, как женщины растаяли и заворковали.
   - Спроси, есть ли у них половая тряпка! - пробурчала Вера, осматриваясь. - А то, такими темпами придется подтирать повсюду слюни, чтобы не поскользнуться!
   - Хм... - рассмеялся парень. - Ты уверена, что за того собралась замуж?
   Она увернулась от его рук, собиравшихся сцапать ее и прижать к себе. Схватив первое попавшееся платье, девушка скрылась в примерочной. Провозилась со шнуровкой, потом отчаялась, и выглянув из укрытия, позвала цыгана.
   - Ты не мог бы...
   Не дожидаясь его, снова спряталась за шторкой. Через минуту почувствовала руки парня на своей талии, и хотела уже отбиваться, когда поняла, что он и не собирается помогать ей с одеванием, а наоборот - раздевает. Ударила по конечностям. Услышала знакомый смешок и подняла голову. В отражении зеркала, увидела позади себя светловолосого парня. С писком радости, бросилась ему на шею, целуя, плача и приговаривая:
   - Ты, все-таки, жив!
   - Ты тоже! - разделял ее порыв он, целуя крепко и сжимая объятия. - Я искал тебя. Не мог найти. Думал, ты умерла из-за меня. Обошел все кладбища...
   - Зачем? - отодвинулась Вера, чтобы посмотреть ему в глаза.
   - Не знаю. - Пожал плечами Игорь. - Наверное, хотел быть там, где и ты.
   Крепко поцеловал ее, не дав даже вздохнуть.
   - Вернемся домой? - спросил он, надеясь услышать согласие.
   - Ты же женат. Да и я не могу, - пролепетала она, вырываясь из его рук. - Я, вроде бы как, замуж выхо...
   - Ой не смеши меня! - раздался голос Гожо с той стороны шторы. - Муж - не стена... Хотя, любое препятствие можно сломать. Хочешь, я скажу ему, что украл тебя и теперь ты будешь жить с нами в таборе?
   - Вы не в таборе живете, а в семиэтажном доме! - поправила его Вера.
   - Какая разница! Мы, цыгане, люди непостоянные, можем и поменять место жительства. - Просунул голову парень, подмигнул влюбленным и обратился непосредственно к Игорю. - Уводи ее отсюда!
   А десять минут спустя машина мчалась по дороге, игнорируя выбоины в асфальте. Она увозила несостоявшуюся невесту прочь из города, на окраину к старенькому домику, ставшему девушке родным с тех пор, как один молодой человек решил поиграть с судьбой и принес несчастную изгнанницу к себе.
   - Я ушел с фирмы! - рассказал Игорь, улыбаясь так легко, словно и не было никакого проклятья. - Больше не будет Светланы или еще кого-то. Я с ней развожусь. Но тебе придется смириться кое с кем. Ее зовут Надя.
   - Очередная любовница? - приготовилась ревновать Вера.
   - Почти, - расхохотался Игорь. - Дочь. Почти моя. Я вас познакомлю. Обещаю. Ты лучше поклянись, что у тебя не будет никаких Юр и прочих.
   - На Гожо намекаешь? - ухмыльнулась Вера. - Он хороший и...
   - Я в курсе! Если бы не он, я бы тебя не нашел! - подмигнул Игорь и склонился к девушке, чтобы поцеловать. - Давай поженимся при первой возможности. Весной!
   - Я согласна, - решилась Вера. Он сжал ее пальцы, чтобы еще раз почувствовать - она рядом из плоти и крови, живая и невредимая. И теперь никуда не денется. До самого конца, а может и после. Ведь, как проверено, жизнь не заканчивается после смерти...
  
   Конец.
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Веденеева "Дар демона " (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | В.Ксения "Леди-детектив" (Магический детектив) | | А.Вейн "Путешествие. Из принцессы в наемницы" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Современный любовный роман) | | М.Вольная "Капитан "Пересмешника" " (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"