Шатров Егор Викторович: другие произведения.

Цивилизация Фиаско 4,5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   ЦИВИЛИЗАЦИЯ ФИАСКО
  
  ЧАСТЬ 4.1. НАШ ПУТЬ.
  
   Вдоль идущих к поверженным городам дорог, Гуго Фаберляйну и Субуре Шатэсу стояли приговорённые к казни - посажению на 2 кола ' / \' мятежники. Казнь предложил и организовал, привезённый Язвергом с Гипербореи наёмник. Гиперборея сама не воевала, поручая это наёмникам с другой стороны, несколько человек остались и приехали на Русь. Среди них выделялся молодцеватый, подтянутый парень - Тиль. Он реорганизовал стражу, вырядив в красную форму и дав новое холодное оружие. Толпы осуждённых мятежников стояли повязанные и кольев на всех не хватало. Картина была печальная. Немало людей жалело связанных по рукам и ногам полуголых бунтарей, приносили им поесть. Русские люди добрые, отходчивые - если не пьют, а уж когда напьются, так целоваться лезут.
  
   В Ареопаге не утихали споры. Наказать, конечно, надо, бунт против власти, масса людей погибла, три города разрушены. Однако Доминик, и Штурман настаивали, чтобы мятежников и варваров отправлять на стройки. Давид предложил новую фишку - продать часть пленных в рабство арабам - но по цене выходило почти бесплатно, сделка не состоялась. Триумвир Хактар усмехнулся - это он подал мысль о рабстве, собираясь выкупить своих и чужих. Наши бояре Давид, Матуш, Василий хотели выменять у него за рабов талисман "семивратную лестницу", так и ходили вокруг её семи переливающихся пластин-ступеней, может и ещё какая оплата была, жаль я тогда не интересовался этим, а сейчас самому интересно узнать. Большой отряд отобранных им бунтарей дожидался у кольев - часть проданных в рабство избежала суровой участи быть посаженными на кол. Триумвир выкупил рабов и набрал специалистов. По моим ощущениям - с ним заключили договор, иначе, зачем было отдавать рабочую силу и потенциальных бойцов? Что за этим скрывалось, пока было не ясно.
  
   Субура Шатэс загорелся идеей путешествия на Танганьику. Решив оставить свой разрушенный варварами некогда прекрасный городок, и восстанавливать его будут другие. Слишком много сил и души отдал он своему, некогда цветущему городу и просто не мог туда возвращаться к руинам. Зигфрид набирал воинов, крестьян и охотников в дорогу, живо обсуждалась и тема колонии у озера Танганьики. Зигфрид предложил Владу участие в этой компании, но катафрактарий не собирался возвращаться домой. Влад и Зигфрид - они были чем-то похожи - открытый независимый Тангоньика и свободолюбивый самостоятельный в делах и поступках Субура Шатэс, два воспетых в балладах героя! Что входило в планы Влада123 занимало и меня, но надеюсь, он сам об этом напишет!
  
   Тези Эллям и Юмруд Живанши собирались взять людей на свои рудники. Гиперборейцы тоже просили себе слуг, тех же рабов. Йогиберре Даяну нужны были люди на постройку собора и храмов. Стражник - советник Тиль Бруни Швайгер убеждал Ареопаг, что только казни станут уроком для всех. Он был напорист и вёл себя на равных с уже поднаторевшими советниками князя. Язверг указывая на него, обращался к остальным:
   - Вот послушайте, что вам говорят знающие люди и мотайте, себе на ус.
  
   Меня отправили от греха подальше домой в Фирузо, чтоб я не видел этой расправы. Мы выехали из столицы и проезжали мимо частокола уготовленных к посажению на колья. Моё внимание привлекла фигура здорового варвара, похожего на ночного персонажа с неоконченной дома картины маслом. Он выделялся среди других приговорённых к казни, был особо бледен, высокорослый, с длинными волосами, глубокие и леденящие душу глаза и что-то неизбежное манящее в том взгляде. Я остановил свою кампанию, спрыгнул и, подойдя ближе к узнику, вздрогнул - на меня будто вывалили ушат иголок, на шее и в кистях запульсировало - такого со мной не случалось. Вспомнилось, как смотрели такие личности, как Георгий, Василий, Марсолино - реально дух захватывало и тут просто мурашки по коже, а самое смешное я не могу отойти, нет, конечно, могу, но почему-то не хочу. Обернувшись, я оглядел соседних смертников - полутрупов и мне показалось, что они его больше бояться, чем казни. Показалось, бывает.
   - Давайте этого варвара отпускайте! - не понимая зачем, сказал я кому-то.
   Поднялась небольшая сумятица.
   - Пацан какой-то командует, - переговаривались между собой стражники, несмотря на вялые объяснения моих сопровождающих. Я вывернул им на обозрение лацкан своей майорской тёмно-синей рубахи с тремя звёздами:
   - Ну что непонятно, стража! Отпускайте, я забираю его с собой, - придумал я на месте.
   Тут мои сибиряки подошли к ним плотнее и стали объясняться. Но пацанёнок сказал своим разрубить все вериги с варвара, замечая по ходу, что тот уже сам их снимает.
   - Как его зовут?
   - А чёрт его знает.
   - Роман, - прохрипел варвар.
   Дело было сделано, варвар не дожидаясь, пока стража раздумает, зашагал прочь от частокола кольев к нашим повозкам. Стражники дёрнулись было за ним, но мой возничий прикрикнул на них:
   - Стоять! Приказ майора Фирузо!
   Мне понравилось, как он это сказал и те заткнулись, недоумённо всматриваясь в меня.
   - Майор?!
   Мои сибиряки тоже не поняли моего доброхотства и когда мы чуть отъехали, по-свойски спросили:
   - Винченцо, ты действительно хочешь взять с собой этого варвара?
   - Да, хочу. Мы его отпустим, когда отъедем от города.
   Сибирячки вообще запутались, переглянулись недоумённо, но тему закрыли. Мы ехали дальше, варвар шёл за нами. Смотрю, моя охрана стала поёживаться, оглядываясь на него, да и у меня вокруг шеи холодок гулял. Повозки остановились, я подошёл к нему, как в тумане, для чего?
   - Вот Роман тебе знак, что ты освобождён мною.
   И передал ему фигурку, которую знали все как мою и человек её показывающий был моим. Роман прохрипел что-то в ответ, по-моему:
   - Благодарю, господин.
   Но он, же не мог такое сказать. Забирая фигурку, его рука задержалась на моём запястье чуть дольше, ежовое прикосновение, у меня накидка зашумела как от ветра. Он смотрел мне в глаза, прямо и не мигая. Что-то мне тогда почудилось, еле уловимое вокруг нас, становилось не по себе. Мои сибиряки втроём подошли, вопросительно глядя на нас.
   - Всё, он свободен, я его отпускаю. Сам найдёт себе работу.
   Ребята совсем растерялись, это было ни на что не похоже.
   - Винченцо, может, мы его отдадим им обратно?
   - Поехали домой, по дороге я вам всё расскажу, - заверил я их, отстраняя в сторону повозок. И мы двинулись домой. Роман долго глядел нам вслед.
  
  
   Разум победил! А может это безумие? После жарких дебатов князь Руси Эльмар Тевессон Крёз объявил амнистию по вхождению на престол. Осуждённые передавались княжеским советникам для важных дел страны. Попросту говоря работать то некому было после восстания из бани. Решение ни всем пришлось по нраву. Тиль Бруни Швайгер, выйдя из тронного зала, отдал приказ своим стражникам повсеместно начать казни. И колья заработали. А следом отдал приказ об амнистии. Вот такой он был этот ариец - и приказ исполнил и душу отвёл. Тем сильнее навалилась радость прощения на бунтовщиков и им сочувствующих. Князя Эльмара посчитали добрым правителем. Приговорённые мятежники считали себя заново рождёнными, свободно вздохнули и посмотрели на жизнь и страну другими глазами. Надеюсь.
  
   Провожая сановников из столицы, Тези Эллям наставлял их в дорогу:
   - Разум, работа и люди! Не забывайте об этом!
   Йогиберра Даян добавлял:
   - И вера во всевышнего!
   Путешествие на Танганьику - что могло быть прекраснее? Зигфрид вёл пионеров к его далёким прозрачным берегам, нам жаль было расставаться с ним. Начало пути им покажет Хактар, затем триумвир с большим отрядом повернёт в свою сторону. Ох, долго убеждали его русские в силу нашего союза Руси и Триумвирата, который он однажды назвал Империал. Быть может и договорились потому что "семивратная лестница" снова ослепляла при встрече с ним.
   Советники разъехались. Раненые отправились с Фантактом лечиться на Источник молодости и в Благоухающую долину рядом с чудным городом Фарадеем. В Тайницкой башне остались только пятеро из Ареопага. Василий Тези Эллям, губернатор Сибири:
   - Мы отстаём! Потеряли много народу. Скажу прямо, нам нужны люди, города и земли. Надо расти во всех направлениях от наших границ, но не хватает сил. Поэтому я предлагаю выбрать Бразилию.
   - Говори, - он кивнул арийцу.
   - План такой. Мы засылаем нашего революционера Восставшего из бани, якобы сбежавшего от расправы с кучкой бунтарей к бразильцам, пусть они повторят то, что сделали здесь. Часть моих стражников станет лазутчиками к ним. Это мы уже проходили в Гиперборее, помогая им пировать и дожидаясь, пока Ариана захватит Гиперборею. Но чуть ошиблись - здесь будем хитрее.
   Продолжил митрополит:
   - Церковь пошлёт туда христианских миссионеров с широкими правами.
   - А вы, Давид? - спросил князь.
   - А я князь, давно готов вернуть мой город. Деньги, торговля, подкуп, перекуп, долги, договоры. У меня масса инструментов.
   - Мы очень надеемся на вас, Давид! - сказал Тевессон Крёз.
   - "Ваши инструменты" заменят не нужную кровь, - подметил митрополит.
   - Ну вот, а потом хорошая и большая армия с внезапным броском к ближним бразильским городам и всё будет в ажуре. Пока думаю о командире похода, - заключил Тези Эллям.
  
   Восставший из бани, оказался не только революционером, но и патриотом. С ним долго разговаривали по очереди Тези Эллям и Бруни Швайгер. Бани - новое имя восставшего. Ему прощались все прегрешения, за эту миссию подрыва приграничной Бразилии и обещали дать лейтенанта сразу за второй город. Первым было вернуть уничтоженный Давидов городок, куда вернулись бразильцы.
  
   Странным образом часть мятежников осталась прикованными к кольям. В поселениях вдоль дороги с частоколом появились путаные и непонятные рассказы. Мол, в тёмное время видели странных созданий бледных и синих, чёрных и красных, жёлтых и зелёных, так рассказывали, которые шастают вокруг домов. А потом и того больше, якобы они сосут кровь у привязанных бунтарей, оттого те и померли, да и в селениях нет-нет да появляются жертвы. А привлёк их запах крови казнённых. Крови было много - казни и восстание. Вот вурдалаки и появились. Деревенька странная такая стояла, Моска называют - там их полно, туда и ушёл Роман с моей фигуркой, а деревеньку эту все обходить стали, даже дорог к ней не было.
   Наш обоз двигался на север, когда мы заметили облако пыли, клубящееся за нами. Нас догоняли всадники, первого бы я узнал из тысячи - то был грозный рыцарь Влад Тангоньика. Вооружённые всадники оцепили наш обоз, а лейтенант широко улыбаясь, направился ко мне.
  
  
  ЧАСТЬ 4 . 2 ПОДМОСКОВНЫЕ ВЕЧЕРА.
  
   Панциря на нём не было - обнажённый торс путешественника, крест-накрест пересекали бронированные ремни, заканчивающиеся с двух сторон мордами нагов из чёрной бронзы. Зубы разъярённых змей намертво вцепились в широкий пояс покрытый бляхами и глаза Тангоньики сверкали ярче полировки металла.
   - Они вожди славные, спору нет, - подъезжая, Влад усмехнулся, взял паузу и добавил: - Но сейчас они хотят жить тихо и мирно, а мне и моим парням нужна схватка.
  Он рассмеялся - звонким, сильным и чистым смехом. И заразил меня.
   - Ты бросил стариков одних? - хохотал я, имея в виду Ареопаг и прыгая вокруг него.
   - Бросил, ха, сейчас около русского князя генеральное сражение за власть и землю. Самое время таким парням как мы слепить что-нибудь своё, ты согласен?
   - Ты говори правду, потом пусть хоть небо провалится, - заметил я, немного смущаясь и рисуя ногой на земле.
  
   - Мы немного поспорили, - продолжил он, - навязанная история, не навязанная история, вытеснение истины говорят они, а я им в ответ -
  подмена реальности, изменение человеческой сущности, вместо доброты и честности - лицемерие и обман. - У каждого времени свои идолы и образы, - сказал мне Ареопаг и я покинул столицу.
  
   Мальчишка слушал и старался его понять, а вспомнив, произнёс:
   - Где много слов, там правда теряется.
  
   - Я им сказал - всю вашу историю в кусты и пишем свою! - бесшабашно заключил Влад.
  
   - А дядька Василий, а князь?
  
   - Им нужны рабы для строительства странствующего королевства, - убедительно поведал он, но я чувствовал, что у рыцаря иссякли аргументы для оправдания.
   - Странствующее королевство? Вау! Что это такое?
  
   - Самые умные и самые асоциальные поселенцы, и воины всегда изгонялись. Они уходили и создавали будущие кланы земли и странствующие королевства.
   - Поэтому вы ушли с озера Танганьики?
   - Там я родился, но я земляк Урарту.
   - Звучит как сказка!
   - Или как песня, как боевой клич.
   - Расскажете?
   - Обязательно расскажу!
   Влад продемонстрировал причину ссоры с Ареопагом - его правая рука почти по локоть была покрыта поблескивающей чёрной пленкой.
   - Напоминает смолу, - пробормотал я. - Только без запаха.
   - Вот она Урарту! - восхищённо заявил он.
   - Эта штука нам пригодится в странствующем королевстве?
   - Вы абсолютно правы господин майор! - воскликнул рыцарь, пряча чёрную руку в ламинарный наручь.
   Масленица, запахло шашлыками и фруктово-ягодными муссами - в дни волнений и тревог, в дороге я заказывал любимые блюда. Отдельный обоз поваров и кулинаров кормил начинающего темнеть белокурого и голубоглазого сибирского паренька. Схваченное огнём на ветру аппетитное мясо с потемневшим салом, скворчащим жиром и утомлённым лучком скрасило нашу товарищескую встречу.
   - Где это мы?
   - Под Москвой.
   - В смысле?
   - Вон за дикорастущим садом та захудалая деревушка - так называется.
  
   В палевом небесном корыте с затихающим дуновением вздыхала дубрава. Меж двух дубочков мы наслаждались закатом уходящего дня. Многие из вас, наверное, замечали, что под сенью дерева наш мозг находит успокоение, тут хорошо думается и мечтается. Дело не в том, что под листвой деревьев прохладнее и душистее, а в том, что наш мозг имеет определенную фрактальную формулу, близкую к той, по которой развивается крона дерева.
   - Фрактальный резонанс. Если одну фрактальную форму гармонизировать с другой, то происходит явление "фрактальный резонанс". Существует мандала - геометрический рисунок сложной структуры, интерпретируемый как модель вселенной - фрактал, построенный по определенной формуле. Фрактальный резонанс - это четвертое измерение реальности. Мы же привыкли видеть мир трехмерным, но благодаря данному типу резонанса, можно ощутить мир в плоскости, которая нам плохо знакома.
  
   Услышав это, я решил, мой друг Тангоньика - чародей! Не испугался, пока. Влад закрыл глаза, чтобы не видеть препятствий ведь в магии главное верить и не сомневаться. И рыцарь негромко запел "Подмосковные вечера".
  
  Не слышны в саду даже шорохи.
  Все здесь замерло до утра.
  Если б знали вы, как мне дороги
  Подмосковные вечера.
  
  
   Наши игрушки - моя одинокая фигурка подобная той, что я отдал варвару, и бармица 284 реликвия Влада мелодично подыгрывали нам? Два человека вместе напевали красивую песню.
  
  
  Речка движется и не движется,
  Вся из лунного серебра.
  Песня слышится и не слышится
  В эти тихие вечера.
  
  
   - Без насыщения силой эти вещицы были бы просто дешевыми украшениями, имитирующими ритуальный рисунок.
  
   Мы пели, но я слышал пояснения Влада и не заметил, как он перешёл от реликвий к оружию.
  
   - Звериная природа - это нечто, находящееся вне человеческой власти. Саги постоянно напоминают, что в человеке под спудом скрывается вторая природа "внутренняя душа", не поддающаяся его контролю. Во снах и видениях она материализуется, приобретая облик животного.
  
   Лунное сияние призрачно заострило черты Влада, неуловимым жестом он вынул кинжал. Лезвие кинжала отливало зеленоватым цветом и характерные узоры на клинке наводили на мысль о комбинировании, проковке и последующем травлении разных типов стали, но большего я понять не смог.
  
   - А теперь смотри! Этот контос называется "Копьё судьбы" - когда римский солдат Лонгин вонзил его в подреберье Христа, оно стало священной реликвией христиан. Место его хранения оспаривают уже несколько храмов, а оно у меня! - засмеялся Тангоньика. И после этого мне спорить с Ареопагом? Да кто мы такие с тобой Винченцо, а?
  
   Я для себя давно решил, что Влад точно крупная фигура в этом мире. Тени метнулись с сада, пара оборванцев - высоченный детина и белокурая девица мотались вдоль дворов.
  
   - Москва - имя громкое, а деревня бедная, - покачал я головой, разглядывая шесть перекосившихся изб.
   - Вампиры, вестимо, не любят путешествовать. Понимаю, тут родной склеп, свой гроб - домашний уют и всё такое.
   - Вампиры?! - мальчишка уставился на тени, глаза загорелись.
   - Поэтому нежить и селится там, где скапливается магия: на погостах, близ святилищ, в курганах, в тех особенных местах, что сами непонятным образом притягивают волшебство.
  
   Двое местных оборванцев приблизились к нам, девица хищно разевала пасть, опустив голову и насупив брови. Влад пропел:
  
  
  Что ж, ты, милая, смотришь искоса,
  Низко голову наклоня?
  Трудно высказать и не высказать
  Все, что на сердце у меня.
  
  
   Девица, услышав эту мелодию, уселась на косогоре и принялась жалобно выть. То ли песня проняла, то ли ей кровушки нашей захотелось. Её дружок в это время зазывал из обоза жертву прочь с дороги, там, в ночной глуши он вампирил её, потом бросал, и пока она приходила в себя, искал новую.
   Дремота одолевала нас, но едва очнувшись, воины Тангоньики бросились на вампира. Его реакции можно было позавидовать, оказавшись первоклассным бойцом, он легко парировал все удары. Кольцо вокруг вампира сжималось, тут он вынул мою фигурку и, омыв её кровью жертвы, протянул в лунном сиянье. Этого хватило, Влад побледнел ещё больше, приобретая черты Дракулы. Бойцы отшатнулись при виде двух вампиров, их растерянность ослабила хватку.
  
   Москвич стал звать меня в Москву. Что он говорил, я не понял и на фига мне Москва тоже. Его больная фантазия разыгралась, он тихо говорил нам, что это будет "лучший город земли" и "утро красит нежным светом стены древнего", и "хорошо на московских просторах" - а там было шесть перекосившихся изб рогожа да куча могил.
  
   Влад не мог мне помочь, так как сопротивлялся обретению образа Дракулы, я вспомнил, как он говорил - "вторая природа" животного или существа. А долговязый гипнотическим вампирским шёпотом расписывал мне рубиновые звёзды, грановитые палаты и несметные наворованные сокровища - всё это будет якобы моё "если ты повстречался в Москве". Я заколебался, Влад заметил мои сомнения и, перебарывая сумерки, крикнул мне:
   - Ни шагу назад, позади Москва!
  
   Девица рыдала и убивалась, ползя к Владу. И тут я сделал шаг и посмотрел на Москву. Вампиры замерли. Я достал свою фигурку и показал её клыкастому, тот неожиданно поднял такую же и еле ворочая языком, я произнёс:
   - Отпустите людей и ступайте за мкад!
  
   Роман, было, дёрнулся, но Тангоньика молодец, поднял бармицу, пальцем закрывая на ней Луну и светя Солнцем и листком. Вампиры попятились, у девахи по-прежнему лились слёзы, но сама она уже не плакала, а злобно оборачиваясь, шипела гадости, уползая за своим Ромой. Всё наше полупарализованное воинство приходило в себя и когда все очухались, Влад предложил:
   - Сотрём эту деревушку к ядрёне фене, сожгём и пепел пустим по ветру, чтобы нормальные люди потом поселились, а не кровососы! Обе группы приготовились выполнить команду на уничтожение деревни.
   И тогда прозвучал мой странный приказ:
   - Нет! - закричал я.
  Все, я подчёркиваю, все посмотрели на меня осуждающе, мол, паренёк сбрендил. Команда Влада, ухмыльнувшись, смотрела на своего командира, им нужен был лишь его приказ. Влад и тогда и позже нисколько не сомневался, что нечисть надо изгонять, но огромным усилием воли подтвердил:
   - Нет, сказал русский майор, значит, нет!
  
   Да зайди я тогда в Москву, всё шло бы по известному сценарию!
  
   Нежить заскрежетала зубами, протягивая к Фирузо культи. Рыцарь ударил упыря ногой в грудь, отбрасывая назад, к входу в дом, но полу-мертвец, сохранив равновесие, вновь двинулся на него, волоча за собой ногу.
  
   - Роман?! - узнал его я, с ужасом наблюдая, как чудовищно изменился спасённый мною варвар.
  
   - Б-рр-у-ман, - послышалось в ответ злобное урчание, он сделал шаг ко мне, лунная дорожка вела от сада к дубраве и по ней неслышно шагали бледно - серые селяне, поблёскивая гипертрофированными клыками.
  
  А рассвет уже все заметнее.
  Так, пожалуйста, будь добра,
  Не забудь и ты эти летние
  Подмосковные вечера.
  
  
   Так в предрассветной заре пели наши бойцы, расчищая лунную дорожку от сассунов.
  
   Рассвет опускался на сад и дубраву. Один из кустов был заляпан то ли содержимым кишок, то ли мозгами, а может и всем этим вперемежку.
  
  
   Покинув подмосковье, мы миновали заливные луга, могучий лес и поля в сизой дымке. Всю дорогу я слушал рассказ о культовой земле, о золотом стандарте цивилизации о городе номер один в нашей истории. Рим! В ранние века христианства Рим назывался Новым Вавилоном. Магия имени "римлянин" была такова, что некогда небольшой город на берегах Тибра, набирая мощь на протяжении столетий, постоянно обретал новых сыновей в самых отдаленных уголках мира. И родившийся у Иберийских гор, и увидевший свет в долинах Дуная или там, где начинается великая африканская пустыня, считал себя римлянином.
   - Поэтому двое пареньков один с Енисея другой с Танганьики направлялись в Рим обрести такой статус, закончил свою поэму Влад. Мы остановились перед выбором - на север в родной Фирузо или на запад с Владом Тангоньикой. Рыцарь стал объяснять, показывая на себя: - Это урарту, - потом на меня - Это русский, - потом на нас обоих, - Это римляне! Мы станем ими, чтобы завоевать этот мир!
   И копьё его грозно высилось над землёй.
   Винченцо Фирузо поднял обе руки с завёрнутыми рукавами голубой рубахи и, показывая на себя, твёрдо ответил:
   - Это русский.
   - Хорошо, это руски - этруски, подойдёт - назовём так новую землю!
   - Не-а! Я хочу домой, - отрицательно замотал я головой.
   - И я хочу, только мой дом - родился я на Танганьике, земляк Урарту, а сейчас стою под Москвой и думаю взять не взять с собой этого мальчишку.
   - И что же вы решили, - насупился я.
   - Художник, майор, летописец - эта книга уникальна уже сейчас и...
   Я перебил его:
   - Летописец, я только записываю события, а не создаю их!
   - Хм-м, - непроизвольный смешок сорвался с рыцарских уст, - Поначалу все так говорят.
  Он похлопал по панцирю коня и с гордостью поправил бармицу.
   - Когда мы найдём новое место - знаки бармицы укажут нам это. Так было - так будет. Танганьика - Урарту - Русь - Этруски, мы ничего не забыли?
   - Не хочу! Надоело таскаться по грязным дорогам в неизвестность! - безапелляционно заявил я.
   - Вот поэтому я и сказал, художник! А знаешь, Винченцо для чего нам нужны картины? Картины художников - ворота в миры и перекинут нас в то самое место.
   - Так не бывает, картины не оживают, - совершенно точно сказал юный художник.
  
   - Я мог бы ответить - плохие картины да, не оживают, но это не совсем так. Я видел полотна Рубенса, Рембрандта, Сезанна, Гейнсборо - очень хорошие дорогие картины, но не те. Эти картины вполне могут ожить в чьём-то воображении, но они не живые.
  
   - А какие живые? Разве чьего-то воображения мало?
  
   - Для грёз воображения хватит, но для телепортации мало. Спасибо рыцарю Владу он любит живопись и купил такую картину.
  
   Тангоньике принесли из экипажа мой мифологический сюжет с девочкой, драконом и рыцарем. Оказывается, единственный у нас экипаж предназначался исключительно для перевозки этой картины, даже я ехал на телеге!
  
   - Купил? - вырвалось у меня, когда я узнал свой холст.
  
   - Ну не совсем, подарок знаменитого автора.
  
   Я сделал талантливое лицо и приготовился слушать дальше. Тангоньика продолжил, читая пергамент.
  
   - Телепорта́ция - изменение координат объекта, при котором его траектория не может быть описана математически непрерывной функцией в несингулярной системе координат. Либо существует возможность телепортации цепочек ДНК в удаленные клетки с помощью электромагнитных сигналов. Либо перенос предполагает увеличение размера планковских прыжков вместе с ростом скорости. Либо это прокол в ноль-пространство, чтобы преодолеть там пару метров и "проколоться" обратно в наше пространство. Либо джантация усилием воли и под влиянием стресса Альфреда Бестера "Тигр! Тигр".
  
   Влад посмотрел на меня безумными глазами, и я понял, что он сам ничегошеньки в этом не понимает.
  
   - Одно знаю точно, нам поможет Урарту.
  
   Я накрыл голову двумя руками, типа я в домике - меня не трогать и ушёл, оставив и Влада и картину.
  
   - Дорогу осилит идущий, - лихорадочно вспоминал рыцарь спасительные мудрости.
   - Желаем тебе не добычи, а возвращения, - в ответ съязвил я.
   - Единственный вред - мы будем моложе или по ошибке станем частью картины.
  
  
   Пауза колебаний затянулась. К позабытой картине подошёл старикашка, возможно из нашей экспедиции - смотрит лупень и аш глаза из орбит вылазят.
   - Дед, ты хочешь купить что ли, это очень дорогая картина! - Влад полез за пустым кошелём.
   - Дедушка не верьте рыцарю, она ему бесплатно досталась! - поспешил сказать правду я, радуясь что, по крайней мере, при авторе полотно не сбагрят налево.
   - Хорошо молодые люди и я её покупаю, - он рассыпал в открытой суме горсть не виданных мною золотых монет!
   - Ого! - не скрывал удивления рыцарь.
   - Продавай! - вошёл я в коммерческий раж. Тангоньика проверил всё золото и грозно надел бармицу. "Щас начнётся" - некстати подумал я.
   - Настоящее золото! - рыцарь купался ладонями в звенящих изобилием монетах. - За эту картину? - такой его скепсис поверг меня в шок. Я пригляделся, что же не так? Чем не шедевр? И вдруг понял - взгляд Влада пронзающего того что за рамкой картины говорил - "Всё тебе конец!", но в глазах дракона читалось - "Хе, битва не окончена!", а куда смотрела девочка в развевающейся газовой юбке, её лицо вообще ничего не выражало. Ай да, картина.
   - Я дам ещё столько, - проверещал старческим голосом старик.
   - А кто вы такой уважаемый позвольте узнать? - почтение деду в голосе рыцаря и за возраст и за богатство.
   - Да я сынки садовник, сад - помните что под Москвой.
   - Вы что же дядя, фрукты вампирам выращиваете? - деланно удивился Влад, а рука его потянулась за кинжалом.
   - Дедушка, а почему у вас там одни дички растут? - это спросил уже я.
   - Сынок, прививают дички, потом наливные яблочки появляются.
   - А-а-а, - охотно согласился я с садовником.
   - Спасибо вам за рассказ, за ботанику. Картина нам нужна самим, - серьёзно без дураков заявил Тангоньика.
   - А я бы продал и в хорошие руки - садовник, да и москвичам будет что посмотреть.
   Влад уставился на меня непонимающе, "какие москвичи, те которые на кустах висят что ли?"
   - Влад продавай, я тебе ещё нарисую!
  Старичок аж подпрыгнул, изумлению его не было предела:
   - Вы автор полотна?
   - Ой, дедушка извините я не Рафаэль, - малость смутился Винченцо.
   - Отлично, скажите мне, кого пронзает этот славный рыцарь, - и он показал не на живописного, а на реального Влада.
   - Да я не знаю, кого он пронзает, врагов...
   - Замечательно, господа я покупаю картину и к золоту добавляю все права на Москву и близлежащие территории.
   - Нет, ну зачем нам бывшее вампирское гнездовье?
   - Не скажите молодой человек, будет намного веселей! Реально место очень дорогое! - заявил он такое, что мы с Владом по-другому посмотрели на старикашку садовничего.
   - Вот мы и не продаём картину, чтобы этого не случилось и мир расцветёт! - тяжело вздохнув, уверенно и потрясённо заявил Тангоньика.
   Садовник опустил седую голову, плечи безвольно ссутулились, я заметил старческую слезу или показалось. Он достал заскорузлую корку хлеба и, шамкая, пожевал её. Мы смотрели это как кинофильм. Он сказал:
   - Вы сумели решить задачу, которую до вас никто не решил. Я имею в виду фазу вампира. Все игроки до вас волей-неволей становились очередным графом Дракулой, и продолжение главного квеста оказывалось невозможным. Происходило зацикливание игры, ошибка, плей-офф. Подобная фатальная ошибка была неизбежна, поскольку демиург не завершил своё творение, оказалось, есть запасные платформы. Что я говорю - не так.
   Старик запутался в терминах, достал кислую зелёную дичку и откусил её.
   - Расти, и расти! - сплюнув кислятину произнёс он. - Истину скажу - дерзайте молодцы, кистью, пером и шпагой! Перо могущественнее меча, - посмотрел садовник на меня. - Допиши старику эти строки, и я покидаю вас!
  
   Фирузо записал, слуга, ловко посыпал пергамент песком, чтобы не растеклись и быстрее засохли чернила, садовник довольно крякнул и ловко спрятал его, выбрасывая из освобождённого места, словно мусор золотые монеты. Дед скинул лапти и прытко заковылял прочь.
  
   - Этруски вперёд! - раздалось напоследок его надсадное эхо.
   Мы некоторые время сидели в раздумье, потом Влад сказал:
   - Вот видишь! А ты говорил, домой, домой, ещё детское время - поиграем, а? - азартно улыбаясь во всю широту своей надёжной доброй улыбки, встряхнул меня за плечи Тангоньика.
   - Поиграем, - мой голос звенел и переливался, а пять разбуженных стихий уже предвкушали победу.
   Влад двумя руками богатырски поигрывал копьём. Малец Винченцо и поднять то его не смог. Знаменитое копьё судьбы, наносившее раны Иисусу Христу, пронзающее невидимого врага на картине в очернённой по локоть руке Влада123.
   - Отдать его христианам что ли? Давай-ка сюда своего идола!
   Пришлось мне расстаться с фигуркой, Тангоньика ударил по ней контосом - копьём судьбы легко расщепив идола, точь - в - точь как не было нарисовано за картиной. Чёрная маслянистая субстанция, проступившая на расщепе, заполняла дефекты и ущербы идола, капая на землю. Расщеплённая фигурка лежала в чёрной маслянистой луже перед картиной, желейное колыхание вязкой субстанции создавало иллюзию почвы.
   - Искажение времени, другое время, задержка времени, резонанс и плёнка Урарту, Винченцо мы слепим свой мир! Вперёд Урарту! Вперёд Этруски! - позвал Тангоньика и первым вступил на чёрную покраску. Ничего не произошло, но Влад торопил меня.
   - Шире шаг сибиряк!
   Что же мне оставалось и, взяв летопись, я шагнул в чёрную лужу, ставшую вдруг пейзажем моей картины.
  
  
   Обозы и сопровождение без двух героев возвращались домой.
  
  
   - О, Цезарь, не вели казнить! Увы, Фирузо избегает твоих шатров! Он едет почти без остановок, а вчера вечером, став на ночлег у селения Марциано, приказал разбить свой лагерь как можно дальше от оплота твоего гостеприимства!
   - Откуда он взялся?
   - Его обнаружили у Падуи.
   - Смешной варварский отпрыск, не он первый, не он последний. Знаешь сколько таких, как он, родившихся якобы под необычными звёздами, в каждой провинции по двое. И все желают и все хотят, но первый под солнцем - Рим! Пусть приходят и учатся, как надо жить, если славянский сын умён или обладает талантом, мы дадим ему пару деревень для раскрутки.
   - Наисветлейший, божественный, ты - извечная мечта всех царей и президентов! Можно оторвать ему ноги и скажем, что так было?
   - Знаете, когда он родился - 1 июля, а я - 2 июля, хорошо хоть месяц назван моим именем. Пусть живёт, чем бы, дитя не тешилось, лишь бы не в пелёнки. Я удаляюсь из Рима, пусть выбирают папу, за своих богов мы не боимся!
   Бурные, искренние аплодисменты провожали Цезаря всю дорогу от трона до приморской виллы.
  
  
   ЧАСТЬ 4 . 3 АМАЗОНКИ.
  
   Хроники краткие, рассусоливать некогда, кто хочет, пусть подробней пишет, страна большая - места всем хватит!
  
   Первый свой визит князь Руси сделал в Давидов городок. Вместе с князем поехала барыня Сусанна Сибирская. Для устрашения, при въезде в город в ряд стояли колья с посаженными на них бунтовщиками, амнистия сюда сильно припоздала. Тевессон Крёз был вне себя - вереница жертв уходила к самому горизонту. Причём здесь решили сэкономить - вместо арийской казни на двух колах, сажали традиционно на один. Сусанна правила в таёжном западносибирском городе и узнав о неженатом князе, приехала в гости в столицу, князю приглянулась и он брал её с собой. Барыня ехала за княжеской охраной со своими людьми, её не пугала картина смерти на обочине дороги и она рассматривала эту живую драму - людей посаженных на кол. Варвары, мятежники, солдаты - угадывала она. Большинство из них были уже одинаковы - съёжившиеся, с гримасой, скукоженные, усохшие, обезображенные тела, мучившиеся, просящие пощады и не получившие её. Но что это, дама, аж подскочила от неожиданности, когда увидала сидящего на колу, обмотанного рогожей, из под которой вывалился, глядя на неё здоровым багровым глазом бугристый член. Сусанну как молнией пронзило, и варвар глядел на неё, прищурив глаза, он был жив. Повинуясь какому-то древнему чувству и будто позабыв о князе, Сусанна приказала:
   - Немедленно снимите его! И перенесите на ту повозку!
   Варвара с трудом сняли, рана была страшная, но он ещё жил, его уложили и позвали знахаря, как требовала мадам.
  
   Вся процессия остановилась у четырёх единственных, домов спалённого городка на болоте. Эльмар нерешительно подошёл к двери, отстраняя свою охрану. На пороге его ждал приземистый, невысокий тёмноволосый селянин. Ни бразилец, да и на русского мало похож, жил он здесь всё время, чудом уцелел при пожаре и мятежном разгроме. Рауль Кыштым многое хотел поведать о своём городе, каким он его видит и как можно это сделать. Это был мод города цивилизации. Долго разговаривали они с князем, не ожидал Тевессон Крёз услышать такое от простого селянина, удивился князь как богата земля русская самородками. Но не постеснялся Эльмар переспросить ещё раз, а Рауль толково и обстоятельно изложил представление о месте и жизни и тогда русский князь дал грамоту, где наделил Р. Кыштыма неограниченными полномочиями по городу и месту.
  
  
   Бани (восставший) и его группа "оранжевой революции" отправились в сторону северного бразильского города Ресифи. Следом тронулись в путь безлошадные казаки со своим атаманом Qqazzaqqом и группа есаула Бая Олеговича. Лошадей нельзя было брать - чтобы они не попали в руки бразильцев. Миновав бывший Давидов городок - ныне Кыштым, они двинулись на северо-запад, за болотистой местностью там начинались субтропические леса. Русским они были в диковинку. Бани с оранжевыми завернул на север, где растительности было намного меньше. Минуя заросли, они ушёл вперёд, а казаки пошли на запад. Внезапно резкие крики заставили их остановиться. Со всех сторон чащи, окружив пришельцев, выстроились крепкие мускулистые воины. Наши не сразу разобрались, что перед ними бабы. С резкими грубыми чертами, накаченные, поджарые, но бабы все как одна. Казаки попробовали шутить, да не тут-то было, бабы бесцеремонно стали валить их на землю, выкручивать руки, связывать. Война пока не входила в наши планы, и мы находились на бразильской территории - было запрещено воевать под страхом смерти, чтобы не спровоцировать бразильцев раньше времени. Мы даже не знали, какая у них армия. Бабы не улыбались, несмотря на попытки казаков, кого ущипнуть, кого погладить и казацкие рожи, ухмыляющиеся до ушей. Как-то ведь надо было нравиться бабам. Бай Олегович разошёлся перед солдатками и стал показывать им приёмы. Бабы обступили его кучей, немного поглазели и быстро заломали. Две ближайшие к нему оказались особо старательные и накаченными бёдрами прижали его руки. Похоже, мужики им не нравились. Часть казаков, оторвалась от преследовательниц и ушла в непроходимые заросли.
  
   Это было племя варварок - Барбары. Мужчин они избегали, прогоняли или убивали, прекрасно без них обходясь. Племя сторожило "сердце джунглей", так они называли то место. Казаки задержались у них на неделю. Приглянулось барбаркам, что эти русские не воюют с ними, слушаются, помогают и всё время загадочно улыбаются, как будто хотят чего-то. Атлетки предавались любви вдвоём, вчетвером прямо на глазах у неискушённого зрителя. У казачков челюсти отвалились, такой дивы они не видали. Грубыми шутками, тяжёлыми руками, суровым нравом казаки прокладывали дорожку к диким сердцам барбар. И часть казаков осело у барбарок, основав казацкие станицы, Куаззак нашёл себе жену, майоршу.
  
  
   К южному бразильскому городу Сальвадору пошли группы Фантаста, Язверга, Давида и с юга они достигли, бразильские джунгли. Давид в сопровождении большой группы повернул ещё южнее к городу. А Язверг и Фантаст с командой вошли в мангровые заросли, плотной стеной граничащие с рекой. Крики птиц, бурелом вокруг, шумы джунглей, живой растительный ковёр, в который проваливаешься по уши. Чавканье отовсюду, дикая живность, пугающая и неведомая, тяжёлый душный дурман, наваливающийся на тебя. Влажный и насыщенный воздух как в теплице, цветы всё ярче и ярче, их обманчивая доступность оборачивающаяся болью, живность мелькающая повсюду. А где не проникал свет - там четырёх-пяти ярусные древесные этажи и нет кустов и подлеска. Зато длиннющие балконы лиан, связывающие деревья со всех сторон. Цветы сумасшедших расцветок и диковинные сочные плоды росли прямо на деревьях.
   Путники шли по красной земле, когда из джунглей донеслись звуки. Стараясь быть незамеченными, разведчики отряда приблизились к месту. Они увидели голых загорелых женщин, собравшихся полукругом вокруг какого-то предмета в центре. Женщины, лёжа и упираясь руками о землю, двигались к этому предмету, шевеля тазом и раздвигая ноги. При этом конвульсивно подёргивались, так что груди у них болтались сами по себе, если не затвердели. Они по очереди налазили на этот предмет, оказавшийся большим вырезанным фаллосом, и доводили себя до экстаза, прыгая, вихляясь и теребясь на нём. Русичи взмокли от такого зрелища. Но тут их заметили - сзади подкрались смуглянки, их оказалось очень много и, набросившись, потащили зрителей к себе в круг. На ходу раздевали и пристраивали к обряду, ловко у них получилось, и половина команды уже была без штанов. Их разобрали женщины племени фалЛосихи и оприходовали гостей вокруг деревяшки - тотема. Наши ребята Язверга, поначалу неожидавшие такого приёма, пришли в себя, но не смогли конкурировать с фаллосом-идолом. А когда фалоссихи перепробовали и вторую часть команды Фантаста, стало ясно, что русские не оправдали их надежд. Фантаст, выйдя в круг и с первой и со второй группами, конечно, был великим учёным, но среднестатистическим мужиком. Племя охраняло сердце джунглей, не пропуская туда посторонних. Фаллосихи охотно поболтали с командой. Поклоняясь этому деревянному идолу, они довели себя до исступления, и рады мужчинам только сравнимым с идолом, иногда приходят к ним несколько бразильцев, а так в основном мелочовка. Фантаст отправил гонцов на Русь, надо было завоёвывать племя фаллосих.
  
   Деревяшкины жёны и не думали отпускать русских кавалеров, как говорится, мал золотник, да дорог. Язверг и Фантаст не заметили, как их головы стали меньше соображать, зато отличились другие части. Фантакт однажды сказал: "Тема сисек не раскрыта". Поэтому были устроены "сисястые дни". Фалоссихи обкладывали всего Фантаста, да так что он был весь в титьках. Массаж - титьки били по ягодицам, лезли в лицо, крупные затвердевшие вишенные соски упирались в уши, в глаза, тёрлись между ног и залазили в самые неожиданные места. Но философов скоро потянуло говорить умные вещи с умным видом, а бабы им наскучили и уже вызывали ужас. Тогда фаллосихи связали наших командиров, превратив помимо их воли, уставшие философские флаги в философские камни и расписав их по дням, намозоливали по очереди.
  
  
   Давид добрался до южного бразильского города Сальвадора. Сюда с Руси поставляли ослов, предварительно закупая их у арабов. Правда в десять раз дешевле, так как Аравию и Бразилию разделяли непроходимые горы. Торговля шла за серебряные деньги. Наша гора с серебром возле города Арктура Шелесто таяла на глазах. Бразильцы не имели ни быков, ни лошадей - ослы выручали их. Сюда добрались гиперборейки древнейшей профессии и в городе появились первые публичные дома. Так с помощью ослов и шлюх решили завоевать город. У Бразилии женщин было в 2 раза больше чем мужчин, такая демография. Бразильцы предпочитали юго-запад страны, где был мягкий морской климат, сады и пляжи. Там на берегу у них кипела жизнь.
  
  
   Ещё одно племя, некрофилки вылезло из своих укрытий, по ночам они лазали вдоль дорог и занимались непотребством с трупами варваров и мятежников. Их потревожил Фантаст, когда в его чудном городе Фарадее высадили поляну грибов. На таком чудном месте грибы росли необычно быстро, и их невероятных размеров грибница разрушила места обитания, спугнув некрофилок, прячущихся в корнях, буреломе, подлеске, подземных ходах. Племя принялось искать новые места, а тут восстание, казни на кольях и трупы повсюду. Некрофилки зашевелились, такой лакомый кусочек упускать никак нельзя. Что получится от этих любовных встреч, может, когда и узнаем. В общем, жуть, не надо было Фантакту напоминать про них, другие утверждают, что виноват дракон Аку_Аку и некрофилки его рук, точнее его крыльев дело - кто разберётся в этих домыслах.
  
  
   В Кыштыме развернулись работы. Для заселения были выделены бесплатные жилые зоны. В дар отдавалась и земля, сам город с прилегающими окрестностями был районирован. Районы предоставлялись новым владельцам на откуп под застройку. Рауль Кыштым отменил налоги и запретил поборы. Приглашение выбрать паи получила вся русская знать. Рауль вновь организовал работу банка. Всё добываемое серебро свозилось сюда, так как здесь были плавильня и хранилище. Марсолино доставил в город, добываемые около Юмруда Живанши изумруды. Из-за чего и появилось в его названии слово Юмруд. После их обработки получили изумительные камни, приводившие всех в трепет своей красотой и глубиной тёмно-зелёного цвета. Появление в расчётах самого ценного самоцвета, как сейчас говорит власть, В РАЗЫ увеличило казну и бюджет. Заработки в городе в 3 раза выше средних по стране. Народ непрерывно прибывал. Арабов от границы партиями доставляли в Кыштым. С юго-востока везли камень, гранит, мрамор. Нефтяные пожары научили и теперь здания строились из камня. В почёте были ремесленники, созданы цех, оружейная, рынок, базар. Гастарбайтерам предоставляли гражданство, это значило - ты просто живёшь в городе.
   Пришла весть - в далёких странах построена Великая Библиотека. Мятеж похоронил это воздвигаемое здесь чудо, сейчас навёрстывая, Кыштым особо принялся за Малые чудеса - Национальный Архив и Национальную Библиотеку. В городе появилась кузница, да непростая. В ней проводились опыты с огнём. Тогда только его по-настоящему и открыли. Мастерские, в одной из которых занимались алхимией. Первые гильдии - металлистов, каменщиков, торговцев, оружейников, ювелиров. Язверг оставил занятного гиперборейца Паоло Хильверсума - большого выдумщика игр и развлечений. Посчитали, что такой человек и здесь нужен и не отпустили его в Сальвадор. Зато появились - чехарда, лапту, перетягивание каната, кулачные бои, фанты на желания (поцелуи, раздевание и т.д.), лото кости армрестлинг, скачки бег подтягивание, отжимание, подъёмы и передвижение тяжестей. Стрельба из лука, броски, кто больше одолеет баб, танцы пение мода прятки догоняшки, поиск с завязанными глазами, веришь - не веришь, бабки щелбаны плавание ныряние, наряжания в зверей и пр. Театр, музыканты - гусли, лютни, барабаны, дудки. В городе можно было встретить людей всех национальностей, попадались и залётные иноземцы. Пройдёт совсем немного времени, и Кыштым станет крупнейшим городом Руси.
  
   Эльмар Тевессон Крёз задержался в Кыштыме, уж больно споро шла тут работа, с размахом и воодушевлением, город буквально бурлил и стройками и производством и идеями. Князь постоянно общался с Кыштымом, с Юмрудом Живанши, а отдыхал с Сусанной. Барыня спрятала в своих покоях спасённого варвара Вальяна. Рану обработал Знахарь и чем-то залепил. Не успели его привезти к ней, как она сама пришла отмывать его от грязи. Тут барыня дала волю своим чувствам, такого агрегата она не встречала ни в Сибири, ни на Руси и про князя забыла от ужаса и восхищения. А дикарю было хотьбы что, он её как лягушку натягивал на шлагбаум. Бабёнка попалась отчаянная и выносливая, несколько раз теряла сознание, пару раз опрасталась, но всё лезла и лезла, как куница на кедр за шишкой. Ни мытьё получилось, а срам один. Да чёрт с ними, пусть что хотят, то и делают.
   Всё время пока князь объезжал большой Кыштым и его многочисленные объекты, Сусанна не теряла время и всё держалась за варварский посох. Вальян только хрипел, но барыня и не слышала его, улетая от счастья и боли вникуда. Дошла всё-таки до княжеских ушей эта скабрезная новость, тут подоспел и гонец от Фантаста и Язверга, пленённых и измученных фаллосихами. Недолго думали и чтоб второй раз на кол не садить, отправили этого варвара Монтеля Вальяна к фаллосихам, пусть их русскими делает, вот племя то порадуется, когда такую игрушку примут и деревяшку свою забудут, живой-то он всё равно слаще. Смотришь, вместо шалмана наш городок появится. Ну не Херачинск конечно, как-нибудь по красивше назовём. Сусанна ни гу-гу, испугалась барыня, что её куда-нибудь сошлют, к вампирам, например, притихла, глазки свои опустила, от князя не отходит.
  
  
   ЧАСТЬ 4 . 4. БРАЗИЛИЯ
  
   Варварскому племени фаллосих вместе с Монтелем Вальяном отправили ещё добровольцев - пожелавших отличиться в покорении требовательного и ненасытного женского племени. Не все были богатырями, но всем хотелось ими быть. На удивление тихо и мирно встретило их племя. Буйные дамы спокойно сидели вокруг двух гамаков в виде лиан, в которых хозяйски возлежали Язверг и Фантаст, философы и стратеги. По очереди рассказывали женщинам обо всём и те, сжав передки, как миленькие слушали умные вещи двух кавалеров, издавая только звуки:
   - Й-ёё, - Говори-говори, - Сладенький, - Чур я первая, - За мной не занимать, - Как фишка ляжет,- А ты меня любишь-ага, - Попробуй-а-а-попробуй джага-джага, - Сама сама сама'.
   Короче, неся околесицу, неожиданно вскакивали, как будто навстречу врагу и снова замирали в разных позах, ловя каждое слово рассказчиков. Эректорат превратился в электорат. Дивчины не хотели их отпускать, так им понравилось слушать, и выбрали их своими вождями. Лейтенант Фантаст, видя, как успешно проходит одомашнивание, подумал, а не отправить ли возбуждённых кавалеров вместе с гигантом Вальяном назад домой, пока девчонки поддаются приручению. Так бы всё и было, да ночью, пришедшие кавалеры всё испортили, их потянуло познакомиться и наперекор Фантасту, эти встречи по всему племени затянулись до утра. А утром, снова бешеные фаллосихи набросились на русаков с удвоенной силой. В этот день их ждало на сладкое смена деревянного идола на живого. Монтеля Вальяна разодели, и малоразговорчивый варвар охотно выставил своего паспорту для перевода варварок в русскую нацию. Мы опускаем шторы, не показывая первобытно-дикую развернувшуюся картину - русифицирование варварок шло полным ходом, а Язверг и Фантаст, махнув рукой и смеясь, решили:
   - Бабы, они и в джунглях бабы, что с ними сделаешь, пока говорим - слушают, а достанешь кукурузину - всё забывают.
   С облегчением и немного с неохотой собрав своих мужиков, покинули племя, которое, тем не менее, с огромной скоростью русифицировалось. А на Руси пять воинских подразделений - казаки, сибиряки, стража, эскадра и добровольцы, уже вышли в поход на бразильские земли.
  
  
   В Ресифи, Бани работал на плантациях сахарного тростника. Здесь он и развернул агитацию. Его агитаторы и лазутчики действовали по всему городу. Подогревали народ, в буквальном смысле - была водка из сахарного тростника. Наши тайно скупали её в больших количествах, для часа Х. Переодетые стражники Бруни Швайгера проникали во все мало-мальски силовые точки города. За день до того как к городу подошли стража и сибирский Корпус, начались выступления мятежников Бани по всему городу, провокации против власти, оранжевые митинги, ожидания порядка и благоденствия.
   - Здравствуйте русские братья!
   - Здорово Володья!
   - Наташа за-хади.
   - Бабки давай!
   - Чё принёс?
   - Шмотки неси.
   - Совсем хороший.
   - Эх, рус, давай меняться?
   - А у тебя коник есть?
   - А ослица с молоком?
   Попутно спаивали народ бесплатным алкоголем, выставленным для свободных бразильцев. Лазутчики готовили 'сахарных делегатов', которые "хлебом и сахаром" встретят русских гостей. Войска беспрепятственно вошли в город, оккупировав его и заняв все подступы. Стража осталась в Ресифи, в городе формировался гарнизон, а сибирские части двинулись дальше на границы бразильских селений. Бразильцам были предложены новые специальности, новые места работы и серебряные деньги. Бани получил лейтенанта, но так увлёкся, что одного Ресифи ему уже было мало, и он направился в обнаруженный по-соседству город-государство.
  
  
   В Сальвадоре подпольно создавались мельницы, хлебопекарни, базар, подпольный рынок, ремёсла. Тёмные личности из подпольных мест обещали бразильцам свой дом и свою землю мол, бесплатно русские дадут каждому по ослу и по корове, никаких налогов, свободная торговля и ещё подъёмных серебряных денег. Паоло Хильверсум развернул сеть игорных заведений. Бразильцам пришлись по вкусу - кости, армрестлинг, танцы, плавание, наряжания, музыка и у них был свой футбол. Игры Хильверсума захватили азартных бразильцев, они днями пропадали в этих заведениях, забросив семью и работу. Когда к городу подошли русские добровольцы, казаки и матросы - никто особо не удивился, их ждали. Жителям стали раздавать приведённый скот - по ослу и по корове, подъёмные, в бесплатное владение передавались дом и земля, разрешалась свободная торговля, отменялись налоги. Теневые структуры в городе организовывал Грэм Завараджо, контролировавший распределение богатств. Он говорил:
   - Наше, теперь будет и твоё. Когда ты заработаешь, то поделишься с нами. Ведь мы братья? Если тебе что-то будет нужно - приходи к нам. Так и скажи своим друзьям. Чужого нам не надо. Но что принадлежит нам - верни вовремя. Я всегда могу сделать предложение, от которого никто не сможет отказаться. Это наш город. А мы его дети. Будем жить по правилам.
   Покуда было спокойно - в городе остались морячки, казаки и добровольцы отправились вглубь бразильской территории, казаки к югу, а севернее вблизи джунглей двигались добровольцы - отряд Rinsa. Стемнело и когда они уже начали зевать на ходу, со стороны субтропического леса показались женщины-воины, амазонки. Они прижигали грудь, чтобы легче было стрелять из лука. Быстрые как лань, безжалостные как пасть крокодила, меткие как ястребицы и сильные как тигрицы, женщины этого племени не знали пощады. Добровольцы в ужасе запаниковали, не ожидая такого напора. Это было как наваждение - безгрудые ошеломили добровольцев своим натиском, амазонки рассекли их шеренгу на три части и планомерно уничтожали. Наша армия ещё не встречала такого отчаянного натиска. Отряд добровольцев состоял из совсем зелёных воинов, почти все полегли во время этой схватки, остались жалкие крохи, а Rinsa взяли в плен.
  
   Сибирский Корпус шёл по джунглям с севера, приближаясь к этому месту. Для сибирских братьев джунгли после родной тайги были зрелищем необыкновенным. Тайга и джунгли - два лёгких одной Земли! В самом центре субтропического леса из сплошного древесно - лиственичного массива, занавесом стоящего перед людьми, в один миг, как по мановению руки возникли огромные каменные развалины. Возгласы удивления и необъяснимого восторга раздались в рядах солдат. Такого величия и превосходства, захватывающего дух и заставляющего молча часами смотреть ввысь и вдаль, им встречать не приходилось. Люди остолбенели, на огромной территории перед ними красовались, возвышаясь над джунглями руины. Не было ни одной целой постройки, а только развалины. Башни, терема, пирамиды, стены, здания, террасы - всё это сильно разрушено. Но как грандиозно! Как в какой-то головоломке. Да - точно, руины цивилизации. Камни были необычные, разноцветные, да и не камни вовсе. Что же это? Игрушку - строитель встречали? Огромные глыбы, как изломанные куски, так и абсолютно целые и гладкие, будто только что изготовленные, всевозможных видов, знакомых и незнакомых, непривычные, порой пугающие своей формой. Встречались странные шары. Загадочно мерцающая в свете пирамида. Разрушенные строения, огромная площадка. Полуобрушившаяся стена, на которой изображены цветные линии, состоящие из мелких цветных камушек, наподобие фресок, непонятные надписи.
   - Это же древняя карта! - догадался Йорик. - Но как ею пользоваться и где всё изображённое, понятия не имею!
   - Выводим всех отсюда! - вдруг приказал Ден 95410.
   Оставили здесь небольшой отряд с Йориком, остальным велено было идти на соединение с добровольцами и Куаззаком. А диковинки продолжались, в одном из полуразрушенных залов на полу увидели мозаику - цветные фигуры, элементы которые что-то напоминали. Мозаика иногда переливалась. Огромные булыжники необычного матового цвета окружали по периметру руины. Нашли и зал с торчащими из пола в нескольких местах рычагами. Когда сдвинули один из рычагов - на людей в другой комнате из желоба полилась вода. Второй рычаг и на карте-фреске зажглись огоньками объекты. Самая крайняя с востока точка изображала город руин.
   - Так, я понял, где мы. Вот это место, - Йорик показал на знак города изображающий руины.
   - А вот и два бразильских города - Ресифи и Сальвадор.
   Тут опустили третий рычаг и услышали вдали крики наших солдат. Пограничные камни матового цвета сепии прижимали к себе солдат корпуса сибиряков. Это были наши ребята, спешно возвращающиеся к руинам из джунглей.
   - Магниты? Или какие-нибудь поля? - скажем мы сейчас.
   Подняв рычаг в исходное положение, Йорик освободил бойцов из плена. Вернувшиеся взахлёб стали рассказывать страшную картину, которую они увидели на месте боя добровольцев и амазонок. Одни трупы. Кто их положил? Что за страшная сила? Сибиряки, в некоторой растерянности решили объединиться. Развязка недолго заставила себя ждать - вокруг руин показались амазонки. В яркой раскраске, одногрудые убийцы обступали воинов. Их лица не выражали ничего, кроме непередаваемой ненависти и жажды убийства за проникновение врага в их сердце джунглей.
   - Ага, попались дикарки! - крикнул Ден Цифровой и проворно вновь опустил третий рычаг.
   Амазонки были прижаты силой магнитов, так что лишь одной удалось проскочить вперёд.
   - Живой брать, стервятницу!
   Амазонок остановили. Но Rinsa с ними не нашли. А что было делать дальше? Хладнокровно убить? Они же перебили наших добровольцев, на войне, как на войне! Одни бабы, много баб, сколько ребятишек нарожали бы. Надо что-то решать, офицеры от амазонки добились только того что их племя охраняет сердце джунглей, но это уже нам было знакомо. И барбары и фаллосихи делали то же самое, а сейчас охраняют уже другие сердца - наших ребят.
   - Как у вас тут всё запущено, - сказал Ден, глядя на прижатых магнитами амазонок с прижжёнными грудями.
   - В принципе, пусть и дальше охраняют, теперь уже наши русские руины, - добавил он.
   - Оставим здесь изучать Йорика, с командой новобранцев внутри, а снаружи будут амазонки сторожить.
   - И ещё один эксперимент! Разрешаю воспользоваться беспомощным состоянием этих кровожадных невест и зачать от них русских деток. По выбору офицеров, как награда сибирячкам, отличившимся в походе, кто не захочет, может отдать своё право другому. Но так чтобы у каждого камня побывал наш солдат, а остальные девицы, пусть наблюдают - надо же приучать их к семейной жизни.
   Так и сделали. А руины стали первым Закрытым городом.
  
  
   ЧАСТЬ 4 . 5 БРАЗИЛИЯ
  
   Однажды ночью Йорик вышел на треугольную площадку руин, по углам которой располагались - мозаика, пирамида и зал рычагов. Это место особенно притягивало, ему казалось, что откуда-то доносится музыка, прислушался, нет показалось. Йорик уже и перерисовал карту и изучил террасу, спускался в подвалы. Вроде как пирамида, стоящая в сумеречном свете луны поменяла краски. Йорик уселся и начал следить за ней. Зелёная пирамида изменила цвет на сиреневый! Как это получается, он подошёл ближе, провёл рукой по орнаменту. Лунный свет упал прямо на 8-конечную звезду орнамента, что-то поменялось вокруг. Йорик ощутил порывы ветра в безветренную погоду. Пирамида раздвигалась! Внутри в лиловом свечении находился плавно двигающийся цилиндр со встроенным ложем. В ложе был человек!
  
   Йорик отпрянул от неожиданности. Прямо на него смотрел восседающий словно на троне худощавый высокий человек.
   - Хорошо, что вы пришли. Я помогу вам. Одолеть врагов и стать сильнее. Не надо никого звать. Спрашивайте лучше у меня и всё узнаете.
   - Вы житель этого города? Вышли из пирамиды? Очень высокого роста и не похожи на наших соседей? Кто вы?
   - Всё верно. Из жителей этого города я, похоже, остался один. Моё имя - Эруим Ллкуаль Теппль. В этих развалинах много полезного. Я видел ваших солдат, мы сделаем из них настоящих воинов. Ведите их на ту мозаику и включайте синий рычаг.
   Йорик решил проверить это обучение на трёх парнях из своего отряда, где были совсем сопливые молодые ребята, набранные помогать солдатам. Их привели и поставили на мозаику, Йорик сам сдвинул тот рычаг. Иллюминация окутала троих испытуемых. Под одним мозаика погасла. Эруим быстро заменил его другим. Не знаю, что они почувствовали. Через какое-то время всё закончилось. Двое побледнели, а один улыбался, как ни в чём не бывало.
   - Один не подойдёт для хорошего воина, - указал он на улыбающегося здоровяка, пригодится на другом поприще. Теперь испытайте их!
   Йорик позвал пятерых матёрых воинов:
   - Ну-ка завалите их, только по-серьёзному, с полным контактом.
   Пятёрка ветеранов набросилась на двоих бледных парней и отлетела в сторону, сшибаемая могучими ударами бледнолицых. К сбитым старшинам подошёл третий мозаичный и начал дубасить так, что опытные воины заорали от боли. Прокачка удалась! Выяснилось, что мозаику можно проходить только молодым будущим воинам и в перспективе из них выйдут настоящие гвардейцы. Знакомство с Ллкуаль Тепплем продолжалось.
  
  
   Люди беспокоились, когда встречали нечисть. Вампиры и некрофилки вдруг объявившиеся в русских местах тревожили и пугали жителей. Церковники объясняли, что напасть появляется, когда люди убивают друг друга, проливается кровь, из-за восстания, что это не богоугодное дело, а потому вылезает всякая нечисть. Надо жить спокойно и по-доброму, верить в выбранного нами Христа, тогда и страшилища уберутся с нашей земли. Самые доверчивые, внушаемые, слабые верили, некоторые ходили в церковь, крестились. Примас русской церкви - митрополит Матуш Йогиберра Даян настойчиво звал Ареопаг в полном составе на службу в храм. Приглашение получили все, кроме нового 2-х метрового шталмейстера, глава русской церкви игнорировал его. Были и ещё противоречия в Ареопаге, старая гвардия косилась на молодых энергичных бояр, приближенных князем Эльмаром.
   Гость из пирамиды предложил великому князю и вельможам создать иерархию - чины, титулы, награды и т.д. Ареопаг принял чины и титулы на Руси.
  
  ________________________________________
  ИЕРАРХИЯ Сановники, Офицеры:
  
  великий князь, лейтенант Эльмар Тевессон Крёз.
  канцлер (канцелярия, печать, архив) - лейтенант Василий Тези Эллям.
  лорд-камергер (ключник) - лейтенант Марсолино Юмруд Живанши.
  губернатор Сибири - майор Винченцо Фирузо,
  консул - лейтенант Доминик Арктур Шелесто
  казначей, Набоб - Рауль Кыштым
  префект - капитан Штурман.
  коннетабль - капитан Райан Гуго Фаберляйн.
  примас, митрополит - Матуш Йогиберра Даян.
  тайный советник - лейтенант Тиль Бруни Швайгер.
  шталмейстер (конюший) - Эруим Ллкуаль Теппль.
  егермейстер - лейтенант Зигфрид Субура Шатэс.
  сенешаль (суд, армия домена) - лейтенант Влад Тангоньика.
  комиссар-кузнец - Брюс Чарцы Торкиа
  губернатор Гипербореи - капитан Язверг,
  наместник Кореи, сантехник - сан Аригато - сэнсэй - лейтенант Фантакт. После Чудного города Фарадея он иногда чудил, как и с этим саном, непереводимым на русский, поэтому его и попросили в Корею.
  набоб - лейтенант Давид Рокфеллер.
  барон - Хуан Миро Иомитоши.
  капитан - Смертин,
  лейтенанты - Бани, Йорик, Саймон Бионди, Суперегистр, Бай Олегович, Антуан Фарадей.
  Роман Унгъоргео.
  бояре и боярыни - Ден Цифровой, Ринс, Сусанна Морозова, Юлиана Лиственница, Жюльет Рокфеллер, Паоло Хильверсум.
  буддийский монах Артём Ёнгол Шеваки.
  Триумвир, лейтенант Haktar
  посол Империи - маршал Окаи.
  Монтель Вальян.
  
  ТИТУЛЫ.
  Йомен, Боярин. Эсквайр. Шевалье, Кавалер. Рыцарь.
  Баронет, Барон. Лорд. Виконт. Граф. Маркиз. Князь.
  Герцог. Принц. Эрцгерцог. Кронпринц, Дофин. Триумвир.
  Великий Князь, Король.
  
  ________________________________________
  
  
   Ставка великого князя переместилась в г. Кыштым, а сам он собирался посетить закрытый город руин - Ллкуаль Теппль. К городам Ресифи и Хильверсуму (Сальвадору) подтягивали гвардию, состоящую из титаников и новобранцев высокого роста по отбору Ллкуаль Теппля - мозаичных кадетов. В программу подготовки гвардии входило пребывание у Источника молодости и на Руинной мозаике.
   Ллкуаль Теппль разъяснил всем необходимость создания независимого автономного, абсолютно оторванного от основного - научного центра, который будет полностью самостоятельно исследовать разные направления науки и знаний. Оба центра никак не будут связаны. Более того, 2-ой научный центр, находясь в закрытом городе Ллкуаль Теппле, является совершенно секретным объектом, все работающие в нём учёные будут навсегда оторваны от остальной страны. Академия Наук работала в городе Фарадей. А в Ллкуаль Теппле открылась Национальная Лаборатория. Шталмейстер сам подбирал туда людей по своему усмотрению. Таким образом, отныне в стране - науки и технологии, знания и опыт приобретались и накапливались параллельно в двух местах. Если этой осенью Лаборатория открыла иерархию, то Академия ещё летом дала знания нелюдь.
  
   2 Научных центра -
  Академия Наук (Малое Чудо) - занимается основной технологической веткой.
  Национальная Лаборатория (Малое Чудо) - в закрытом городе, закрыта, автономна, абсолютно независимый мозговой штурм идей, может дублировать основные открытия и производить свои оригинальные.
  
   Народы, народности.
  6 Цивилизация предполагает много народов и народностей в игре.
  
  
  
  ЧАСТЬ 4 . 6 . ПУСТЫНЯ.
  
   Десятка русских людей, заброшенных в пустыню, уже какой день тащились по барханам. Измождённые и попавшие в неизвестность, они не знали к кому взывать о помощи, к себе, к князю или к богу? И куда их занесло? Не верилось, что так можно взять и оказаться у чёрта на куличках, проще было погибнуть от бандитов в Субуре Шатэсе, чем так мучиться. Снова застилающая весь мир песчаная буря, люди, чем могли, закрывались от мириадов песчинок. Когда резко затихло, из виду потерялись Смертин и четыре женщины. Суперегистр, очищая рот от песка, заметил:
   - Смертин, весёлый парень и тут с собой девок увёл.
   Оставались - Суперрегистр, Фрося, Надя, Авдотья и Равиль. Пятёрка еле волочила ноги под зноем пустыни. Когда они вернулись к невесть как здесь оказавшейся разбитой телеге, поняли, что несколько дней блуждают на одном месте. А поутру они проснулись, но Фрося уже холодная. Днём песчаная мгла заволокла всё вокруг, не видно не зги, пронеслась над пустынниками, а когда развеялась - не нашли и Авдотью, засыпало рукодельницу. Надя тоже не могла идти, к тому же была беременная. Суперрегистр и Равиль искали вокруг воду для себя и для Нади, хоть какую-нибудь травку - выжать сок. К вечеру все трое притихли от слабости. Надя уже и глаза не открывала.
   - Надежда умирает последней!
  
   Резкий ветер подул в другую сторону и, завьюжив, быстро прекратился - пески рядом с ними лежали по-другому. Равиль вскрикнул:
   - Дорога!
   Странники увидели открывшийся путь, проглядывающий сквозь песок.
   - Смотрите, я там вижу деревья!
   Вдали показалась растительность, всего несколько шагов отделяло их от спасения, рядом с ними был оазис! Финиковые пальмы, ручьи и даже озерцо сияло на солнце. Надежду перетащили туда. Какое счастье было напиться вдоволь воды, а потом в тени пальм наслаждаться свежим прохладным молоком кокоса! Там обнаружили пустые жилища. Немного пришли в себя и Равиль отправился в дальнюю сторону - там был ещё один оазис. Заинтересовавшись новым открытием, парень двинулся туда.
  
   Навстречу ему шёл весёлый, улыбающийся Смертин!
   - Равиль, ты жив!
   - Дядя Смертин!
   - Все целы?
   - Фрося умерла, не выдержала пустыни, Авдотью засыпало, мы так её и не нашли.
   Воссоединившись, восьмёрка пустынников решила обосноваться в этих двух оазисах, полных живности и расцветших посреди пустыни.
  
   У Равиля, как обычно, было полно свободного времени, ночи он делил с одной или двумя прялками, несмотря на юный возраст, так уж сложились обстоятельства, и фортуна, спасая их от восставших, забросила в пустыню, где на троих было 6 дам. Но темперамент Равиля с дамами обгонял запросы офицеров, может, сказались юношеский кураж и национальность, торопился малый. Смертин был весёлый парень, влюбчивый и надёжный, всё делал по-настоящему. А пареньку то это было как спорт или игра. Суперрегистр - молодец вообще выбрал Надю себе в жёны. Совсем скоро ждали её ребёнка, от мужа из той жизни, где он скорей всего погиб от рук мятежников. Равиль облазил оазис вдоль и поперёк. То и дело, запуская свой семейный клинок в ствол пальмы. Силы были восстановлены и он уже не промахивался. В полёте клинок ослепительно играл на солнце, искры рассыпались от лезвия рассекающего воздух, а блики сотней зайчиков разлетались по сторонам - чудеса, да, и только, что за клинок!
   Несколько холмов вырисовались на горизонте Оазиса. Он поднялся на них и замер...
   Потому что увидел рай!
   - Долина, чудная долина! - вырвалось у Равиля.
  
   Сверху на пригорке до самого небосклона простирался сплошной ковёр сотканный матушкой природой, соками и источниками, питающими оазис. И судьбой, которая вырвала его, простого паренька с Руси из лап беспощадных варваров и привела на это место. Ковёр - изразцово сшитый кустами вызывающе броского олеандра, нежного почти ночного тимьяна, по-домашнему уютного тамариска, плодородной и манящей гуайявы, запашистого и доверчивого миндаля. Обширными узорами выделялись оливковые деревца с полновесными маслинами, тутовник с иссиня-чёрной и белой от спелости шелковицей. Смоковница - самое древнее растение на Земле с инжиром - фигами торчащими на деревцах. Этими плодами будут кормить первого русского ребёнка, рождённого в пустыне. Деревца с самым большим и сахарным цитрусом - помело, маленький, но вкусный кумкват, бодрящая гуава, множество разных душистых акаций. Вдоль дорожки расположились невиданные ещё розы широчайшей палитры оттенков. А за кустами торжественный ряд, устремлённых ввысь кипарисов и живучих запашистых санитаров - тополей. Тонкие и длиннющие, как змеи пальмы - ротанги, а ещё дальше - разлапистые грецкие орехи. На границе этого чуда с песками - аллеи разнокалиберных кактусов и причудливо-необычные низкорослые деревца - вельвичии. В довершении жужжали пчёлы и собирали мёд с акаций, тополей, тимьяна, миндаля. Журчали ручьи и били минеральные источники, холодные и горячие.
   Необозримая долина, уходящая за горизонт и цветущая радугой садов, переливами запахов, полётами бабочек, птичьим гамом, несущемся с небес, каскадами цветов - лиловых, кремовых, пурпурных, бежевых, лазурьевых, канареечных, маренго и индиго. Вдали с трёх её сторон террасы раскидистых деревьев, уходящих на холмы. Равиль прозванный Тинто Брасс, незнамо, сколько стоял, созерцая эту картину. Может в такие минуты, мы действительно переносимся в рай? Смотрел во все глаза и ничего не видел. Очнулся от дурмана, и не поверил, что вокруг него десятки людей, голых, в набедренных повязках, обступили со всех сторон и ждут чего-то.
   - Эй, братцы, вы откуда взялись? Из воздуха?
   - Я хороший парень, - на всякий случай добавил он.
   Равиль опустил руки ладонями вверх, показывая, что руки его чисты, как и помыслы.
   - Ват ку-дУ, миших фурь-Я, - раздалось в ответ.
   - О-о, нет, я не понимаю. Я - Равиль! - он протянул им руку.
   Трое подошли к нему ближе и стали рассматривать всего, как вещь, нагибаясь со всех сторон. А потом и трогать и ещё трое бесцеремонно полезли в карманы, за шиворот и в штаны.
   - У-у, вы чё творите, у меня же щас встанет.
   Дальше уже по ходу начинался беспредел и Равиль выхватил клинок. Металл блеснул на солнце, аш зарябило в глазах.
   - Ва-ва-ва! - пронеслось по их рядам, шестёрка шнырявших по Равилю остолбенела и, пятясь, поползла назад в круг, все бахнулись на колени:
   - А, Батуалло! - вскричала толпа.
   И стали как будто молиться. Равиль быстро нашёлся:
   - Да, да, я - Батуалло!
   Они грохнулись лбами в землю.
   - А-ва! А-ва, Батуалло!
   - Ну вот, так бы сразу, а то начали меня шманать, я и не знал, драться будем или трахаться. Теперь понятно.
   Он увидел у одной пустынницы кокос, наполненный розовой жидкостью.
   - Вот и давай его мне, а то я пить хочу, аш в горле пересохло.
   Некоторые поняли его желание, и девушка в поклоне поднесла орех с напитком. Незнакомый тонизирующий кисло-сладкий вроде сок понравился.
   - Нормально, вот такие орехи с соком, мне и носите, вон - туда!
   И Равиль показал в сторону наших жилищ.
   - А теперь будем прощаться ребята! Мне надо рассказать про вас, у нас колония тут как-никак, а вы пока расслабляйтесь, недолго осталось...
   Тинто Брасс вернулся в лагерь и подробно рассказал о встрече.
  
  
   В следующий раз на встречу с пустынниками отправились всей колонией. И не зря, гостей уже ждали, с племенем был невысокий человек, с прищуренным взглядом, однако, несмотря на узкие глаза, он с интересом рассматривал колонистов.
   - Рад знакомству, вижу, вы издалека пожаловали, хотя вон тот парнишка похож на жителей соседнего города-государства Тбилисо. А ваша дама в положении напоминает северную жительницу другого нашего соседа - Копенгагена. А я сам из города Миро Иомитоши, меня позвали жители оазиса, когда встретили вас.
   - Очень рады знакомству! - Смертин вышел вперёд и пожал руку.
   - Смертин, русский офицер и путешественник.
   - Русский, о-о, так я про вас слышал, про русских. Вы щи хлебаете пятернёй. И народ у вас дикий, то пьёте, то гуляете. Хотя рассказывают, что встречали русских вежливых, спокойных, доброжелательных и гостеприимных. А вот недавно торговец говорил, что видел огромных рыжих гигантов - русичей, все молодые, озорные, до баб охочие, девок кувыркают, да дерутся меж собой и не работают. Тоже русские.
   Колонисты в ответ засмеялись, Суперрегистр обрадовано, как будто на Родине побывал:
   - Да это про нас, мы такие русские, были одинаковые, а теперь все разные. Главное, теперь будем жить с вами по-соседски, и получится у нас большая дружба народов!
   - Для этого я и пришёл. У нас открытый город и небольшая область вокруг него. В оазисах цветёт жизнь, мало с нами связанная, всюду сказочные ресурсы, что смогу объясню, ну а вы построите здесь город?
   - И колонию назовут в честь меня - Тинто Брасс, я её нашёл - гордо заявил выпячив грудь Равиль, при этом акробат вскочил на пригорок, тряся нешуточными мускулами, а заодно и яйцами, упруго и пружинисто хозяйство атлета заявляло о своих правах на эту землю. Встав на ноги, выхватил клинок, а пустынники, будто ожидая этого, воскликнули:
   - Ва - вай! Батуалло! Ай - хван!
   И восхищённо выстроились вокруг Равиля. Но парень явно переусердствовал, особенно крутя яйцами, и выронил клинок, который отлетел в сторону, где его быстро поднял Смертин, рассматривая оружие. Пустынники, ничуть не смутившись, сменив место поклонения, ринулись к Смертину, обступили его и заголосили:
   - О! Ай - ванн - Батуалло!
   И стали кланяться офицеру.
   Равиль дёрнулся и заорал на них:
   - Эй, аборигены, вы, с ума, что ли посходили, это я - Батуалло, а не он!
   Для пущей убедительности он бил себя кулаками в грудь. Пустынники посмотрели на него с интересом и продолжили, глядя на Смертина.
   - Батуалло! Ай - ванн!
   Суперрегистр расхохотался:
   - Эх, ты, Батуалло ослиный! Это же клинок они так называют, а не тебя.
   Русские засмеялись. Смертин, возвращая нож Равилю, заметил:
   - Очень красивый, тонкая работа, руку не тянет и лежит, как поёт, я не знаю, из чего он сделан, просто сказка правда?!
   Хуан Миро Иомитоши подошёл к Равилю:
   - Разреши славный юноша, - и рассматривая нож, сказал:
   - Бесспорно, это мифриловый клинок, сверхсеребро, легендарный. Оружие божества пустынников, некогда правившего ими. Уникальный материал, прочный, ковкий, изящный, источник которого находится на Земле только в одном месте. Как он к тебе попал?
   Равиль горделиво взяв клинок в две руки, поднял его высоко в небо - солнце крест - на крест распоясало лучи от его лезвия.
   - Этот нож перешёл мне от отца, которого я никогда не видел. Мама рассказывала - отец был воином и сражался с опасными и ловкими врагами, в бою ему и достался клинок.
  
  
    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ.
   Итак, на сегодня мы имеем:
  Городов - 22. (в т.ч. закрытый город - Ллкуаль Теппль.)
  Ресурсы - серебро, изумруды, слоновая кость, золотые монеты (привозные), камень, мрамор, гранит.
  Лошади, слоны, верблюды, коровы, козы, бараны, рыба.
  Обезьяны, попугаи, пумы, леопарды, др. звери.
  Ценная древесина - сосна, дуб, берёза, кедр, тополь, кипарисы, ротанги, пальмы, грецкий орех.
  Водные ресурсы, минводы, 2 моря, реки, 2 озера в оазисах, лес, пустыня, поля, болото, джунгли, пойма, пляжи Акапулько.
  Овощи (свёкла), фрукты - лимоны, гранаты, помело, кумкват, гуава, ананасы, персики, оливки, инжир, финики, кокосы, ягоды, грибы, орехи. Злаки - рожь, кукуруза. Сахарный тростник, пальмовое и розовое масло, пряности.
  Мёд, молоко (коровье, козье, верблюжье)
  Шёлк, лён, красители, шерсть.
  Чудеса - Чичен Итца (Юмруд Живанши), Мавзолей Массолуса, Оракул, Храм Артемиды (Тези Эллям), Мастерская Леонардо, Колосс (Бионди).
  Источник молодости и Благоухающая долина (Фарадей), Линии Наска, Северное Полярное сияние, Водопад Виктория (Гиперборея), руины Ллкуаль Теппля, Подземелье монстров.
  Ярмарка и Горнодобывающий консорциум (Арктур Шелесто)
  Старый дворец (Тевессон Крёз), Заоблачный дворец (Юмруд Живанши), Запретный дворец (Тези Эллям).
  Академия Наук (Фарадей), Национальная Лаборатория (Ллкуаль Теппль), Академия (Юмруд Живанши), Национальный Архив и Национальная Библиотека (Кыштым).
  Ателье, салон, бани, рынки, базары, хранилище.
  Мастерские, цех, оружейная, плавильня гильдии, кузница, лесопилки, мельницы, пекарни.
  Театр, колизей, цирк, стадион, библиотеки.
  Казармы, ставка, резервация.
  Казначейский и Инвестиционный Банк (Кыштым), Резервный и Кредитный Банк (Рокфеллер).
  Храмы (гг. Тевессон Крёз, Гуго Фаберляйн, Йогиберра Даян, Петро Канталия, Арктур Шелесто). Пагода. Капище (Бионди). Кумбум (Ёнгол Шеваки).
  Соседи:
  Открытый город Миро Иомитоши.
  Города - государства - Копенгаген, Тбилисо.
  Корея, Америка, Бразилия, Рим, Аравия, Ичкерия (?), варвары, титаны (?), Ариана (?), Урарту (?), Империя.
  
  
   ЧАСТЬ 4 . 7 ПУСТЫНЯ
  
   Колонисты, пустынники и Миро Иомитоши обходили прекрасный оазис. Пустыню и оазисы населяли верблюды, змеи, мангусты, пресмыкающиеся, антилопы, гепарды, птицы и насекомые. Пока они шли, рядом мирно жевали травку непуганые газели, а дорогу то и дело перебегали зайцы, шедший с ними пустынник ловко схватил одного за уши:
   - Ну что попался ушастый! Зайчатина с кумкватом неплохое блюдо, попробуете.
  
   Прошли романтично-независимую вересковую пустошь, облепленные красными ягодами кусты барбариса, спелейшие персики падали им в руки, когда они задевали деревца. Тропинку перегородило стадо баранов, двое уставились на процессию и не уступали дорогу.
   - Ме-е-ее.
   - Как баран, на новые ворота! Барашка тоже прихватим.
   Экскурсия вышла на гречишное, медоносное поле, выше по склонам холмов паслись козы, и стоял духмяный аромат душицы.
   - Чувствуете, как пахнет, а сколько здесь мёда! Бортничество, вот что необходимо, мёд откроет для вас все рынки. Здесь встречаются медоносы - акация, миндаль, барбарис, тимьян, душица, гречиха, тополь.
   - Видите вдали деревья! Тополь, вон кипарисы, а там пальмы - финиковые и ротанги, грецкий орех - отличное дерево для строительства и на продажу. Деревообработка.
   Антилопа выскочила к подножию холма и начала бить ножкой по камню, аж искры сыпались из-под ног.
   - А вот её мы трогать не будем. Смотрите, какая красавица!
   Антилопа будто понимая что говорят о ней перестала бить ножкой и наклонив голову набок рассматривала экскурсантов.
   - Так вот, соседние города-государства охотно купят у вас эти фрукты - гуаву, финики, инжир, помело, кумкват, персики; грецкий орех, сладкий миндаль. Будет садоводство - дарю.
   Суперрегистр, воодушевлённый перспективой, спросил:
   - А где мы найдём столько людей для этих занятий?
   - Отвечаю. Горожанам и селянам городов-государств не хватает работы, а значит и средств к существованию. А у вас откроются перспективные и доходные производства - бортничество, деревообработка, земледелие, садоводство, перевозка, торговля и это ещё не всё. Ваш народ - это пустынники. С вами клинок Батуалло - значит у вас общая судьба, и потому вы здесь не зря.
   Равиль подозвал трёх экзотичных нубиек, типа Наоми Кемпбелл.
   - Эти девушки пойдут со мной, будут угождать хозяину и его клинку, остальных можете забирать на работы.
   Равиль увёл нубийских красоток в тень пальм, как обычно на ходу сбрасывая с себя одежду. Женщины-колонистки тоже разошлись с пустынниками, пошли изучать хозяйство оазиса, каждой надо было освоить одно из производств колонии.
   - А вот теперь о самом главном, - Миро Иомитоши пригласил всех присесть на берегу озерца, украшающего оазис.
   - Этот человек, обнаружил вас умирающих в пустыне и отправился за мной, и я ждал вас. Так вот он пришёл ко мне и говорит:
   - Пришли люди, которые вернут жизнь на нашей земле. Это он - мне говорит. И увидел он вашего могучего паренька, с неувядаемым клинком. И он знаете, прав. Этот пустынник в крови хранит родовой дар инженера. Думаю великого инженера, а что он хочет, вы от него сами узнаете.
   Смертин и Суперрегистр разглядывали пустынника со странным именем - Исая Чарыман Гуру. Обычный, как и остальные представители племени, все на одно лицо, поджарый, цвет кожи капучино, возраст не определить, может лет 40, невысокий, как и Миро Иомитоши.
   - А в чём ваша выгода, господин Миро Иомитоши?
   - У нас открытый город-государство. Мы ограничены в ресурсах и территориях. У нас нет армии.
   Офицеры закачали головой.
   - Да, да своей армии нет. В городе стоят два иностранных гарнизона, и нас охраняют тоже. В ходу золотые деньги, вот такие.
   Суперрегистр и Смертин подивились красивым монетам, приятно отливающим охрой и потяжелее наших серебряных.
   - С вами мы заключим вечный договор о мире, торговле и взаимопомощи. Оазис станет нашим совместным проектом. Вы будете строить город-колонию Руси, нам нужен такой союзник. В оазисе, да и вокруг бездна ресурсов, богатства неисчислимые. Мы будем по договору покупать их у вас по дешёвке, а остальные за полную цену. Я и Исая много знаем про эти места, и ваша колония взорвётся ростом.
   Две огромные рыбины одна за другой вылетели из озерца и плюхнулись на берег.
   - Ага, карп и форель, к нашему столу в самый раз. А Русь, я вас порадую, находится за пустыней - да-да, за горами за лесами. Вон там ваша Русь - и там тоже! Я дарю вам одно знание за другим, потому что когда вы начнёте обустраиваться и развиваться, мы получим от вас кучу технологий, нам неведомых. У нас освоено одно, у вас другое. В принципе, ваша колония, а в перспективе и Русь - будут гарантом нашего вечного статуса открытого города Миро Иомитоши. Мы и сейчас лидеры региона, надеюсь, такими и останемся. Я опередил посланцев Копенгагена и Тбилиси, как говорится, кто не успел, тот опоздал. Датчане и грузины, кстати, тоже не промах. Приглашайте всех к себе на стройку!
  
  
   Надя устала, и ей пустынник принёс гуайяву, персики, открытый кокос и минводы. Миро Иомитоши и Чарыман Гуру бережно помогли лечь, так было ей удобней.
   - Берегите свою русскую мадонну, будущую мать рождённого в пустыне! Вон видите те кусты - тутовое деревцо, Надежда займётся этим делом и это будет Великий путь. А теперь я покажу вам уже знакомые кусты тимьяна, цветочки гвоздики, травку - мелисса, эстрагон, корица, эти пряности вас озолотят.
   - Ну как, вы согласны?
   - Будем жить! И может Русь скажет нам спасибо за такую колонию!
   - Тогда прямо сейчас и подпишем, я за открытый город Миро Иомитоши, а вы за колонию и за Русь.
   Он достал бумагу, русские офицеры, ощупав её в изумлении, подписали, как смогли, четвёртым в договоре был пустынник Гуру.
   - Поужинаем и вперёд за работу, дел много!
  
   В кругу компании готовились зайчатина, баранина и мясо антилопы, на оливковом масле, со специями, политое цитрусовым соком, с маслинами. Были гречишные хлебцы с мёдом; форель в масле с пряностями, карп, зажаренный с орехом и овощами; минеральная вода горячая и холодная, сыр, фрукты, ягоды, орехи, козье и верблюжье молоко - короче немного перекусили.
  
   Из кустов донёсся отчаянный девичий крик. Пустынники бросились туда и остановились, увидев голого Равиля, зажимающего сзади юную девушку-пустынницу. На крик подошёл и Суперрегистр. Равиль отпустил девушку и, оторвав от куста листок смоковницы и прикрываясь фиговым листком, побрёл искать свою одежду. Девочка горько плакала, а по бёдрам и ягодицам текли алые струйки. Потрясённые пустынники заговорили меж собой:
   - Кровь пролилась, кровь пролилась.
   Суперрегистр кинулся за Равилем:
   - Ты дурак что ли, тебе что, баб не хватает, девчонку нашёл? Совсем дикарь, смотри, ты нас погубишь.
   Равиль дойдя до одежды, резко повернулся, и его рука с клинком взметнулась ввысь:
   - О Батуалло! Прими эту кровь и этот подарок, будь милостив к нам и к нашему оазису.
   И сам, как был неодетый и испачканный кровью, так и кинулся на колени. Вокруг произошло движение. В это время солнце скрылось за тучи, небо помрачнело и грохнуло таким громом, что русские и пустынники присели от неожиданности. Хлынул дождь.
   - Смой с меня невинную кровь и можешь забрать девушку себе в награду! Это наш подарок!
   Равиль стоял под дождём, струи текли, остуживая разгорячённое тело, как вовремя он начался, может и прокатит.
  
  
   А под пальмой, скрывавшей от дождя, у Надежды появился на свет сын. Капли дождя упали на него с кроны пальмы и все услышали здоровый крик новорождённого. Начиналась другая жизнь на новой русской земле.
  
  
   МЕГА-ВЕРСИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ 6. ХРОНИКИ. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. АЛЬМАНАХ
  
   ЦИВИЛИЗАЦИЯ ФИАСКО
   ЧАСТЬ 5 . 1
  
   Мы и не заметили, как страна с названием Русь стала большой и провинции её обрисовывались вокруг древней стартовой территории у семи городов. Пёстрое по происхождению население теперь называлось русским. К трём морям пробрались наши поселенцы. Держава приютила малые народности. Жизнь народа Цивилизации мы наблюдаем на большом пространстве одновременно в разных её частях. В описываемый период будем переключаться на разные регионы. Хроники этого времени:
   - Смерть Ким Чен Ира в Корее и новая область, внедрённая между Кореей и Америкой.
   - Атаки и набеги чёрных всадников в Западной Сибири, терроризирующих местное население.
   - Карнавал в Рио и бразильский освободительный поход.
   - Грандиозная стройка среднего чуда - города оазисов и первый караван в Россию.
   - Дворцовые интриги и расследования на Руси, влияние церкви, другие новости.
   - Незаметное появление этрусков на Апеннинах.
  
  
   Равиля перестали замечать, только когда он доставал клинок, пустынники, молча и с почтением, к своему талисману замирали, не поднимая глаз на хозяина, дважды на него нападали, пытаясь отобрать нож. В ту пору мальчишке шёл пятнадцатый год, Смертин подошёл опечаленный и, опустив голову, сказал Равилю:
   - У пустынников нет другого наказания кроме изгнания. Случившееся может повлиять на судьбу русской колонии, согласись, мы не можем себе этого позволить. Здесь все люди одинаковы и мы строим новый город. Поэтому ты покинешь Оазис. Кругом пустыня, а вокруг неё города - государства - Миро Иомитоши, Копенгаген, Тбилиси - выбирай любой. Отправляйся немедленно и это всё что я могу сделать.
   - Ты самый главный, да дядя Смертин, прогоняешь меня. Суперрег ушёл с караваном, ты остаёшься один? Из-за какой-то девчонки...
   - Нет, новую жизнь надо начинать с чистого листа, как мне не жаль, но я думаю, ты не пропадёшь, с таким оснащением. Клинок при тебе.
   Р. Тинто Брасса выслали из оазиса. Колония - город меж двух оазисов, была названа именем инженера и пустынника Чарымана Гуру и приобретала черты грандиозной стройки, не большого и не малого, а среднего чуда света. Работников привлекали отовсюду, обещая им щедрое вознаграждение.
  
  
   Заброшенный в пустыню ещё во чреве матери, первый русский человек сегодня родился на земле оазиса. Вечером дня рождения русского пустынника багровая заря на востоке закрыла полнеба. Сумерки сменила ночь, мгновенная и неспокойная вдвое короче обычной, быстро рассветало, будто стрелки перевели сразу на 3 часа. К утру, алая заря осветила небосвод и держалась, бледнея и меняя оттенки целые сутки, а на второй день кромешная мгла заполонила всё вокруг. Пришлось отложить строительство - темень стояла, хоть глаз выколи.
  
  
   Западносибирские селения пугались от вида зарева поднимающегося с запада. К полудню крепкие, все в чёрном, конники на полосатых конях ворвались в поселения сибиряков. Убивали семьями и поодиночке, выбирая несчастных жертв, сжигали дома, амбары, рушили хозяйство, грабили нажитое. Они и раньше заходили на западные земли, но в последнее время атаки стали изощрёнными, а всадники превратились в дьявольских убийц. Мирные люди не знали, куда прятаться. Враги появлялись всегда неожиданно в разных местах на западных территориях Руси, приходили с гор, их набеги участились, чёрные наездники похищали детей, устраивали засады, ловушки, ставили силки, заставляли платить дань, ездили на зебрах предпочитая нападать в праздники. После страшного наскока оказалось, что были истреблены все семьи, где ждали ребёнка.
   Кровавая заря была видна и в центральных городах. Там - в Йогиберре Даяне, Тевессоне Крёзе, Гуго Фаберляйне, русско-корейской Петро Канталии, где правил Фантаст - христианские церковники вышли с крестным ходом. Обходили храмы и шли по всему городу и до реки, где она была, пели свои песни, отмечая предзнаменование.
  
  
   Спустя месяц, промысловики западных сибирских селений, вернувшиеся домой рассказывали, что видели как плакали горы, отделяющие наши земли от страшных соседей с собачьими мордами. Повсюду видны огромные подтёки на горных склонах, точно слёзы, раньше их не было, серовато-серебристые, иногда кроваво - красноватые с блеском, некоторые тянутся, как и текли - до самой земли. Горы эти неподалёку от города Чарцы Торкиа, стоящего на реке у границы Сибири. А на севере зловещие всадники подожгли лес вокруг селения, люди не успели выбраться и сгорели заживо. В другом небольшом городке, где правила Юлиана Лиственница стояла пагода, выстроенная буддийскими монахами ещё до христианства, в пору восстания монахи ушли почти все, но до Кореи добрался только один. Так в день нападения люди укрылись в пагоде от нападения чёрных, как вороны людей, скачущих на зебрах, отсюда и появилось выражение: "чёрт полосатый". Они учинили разгром по всему городку. Спаслись только люди в пагоде, которую агрессоры обходили стороной.
   В этот же день во всех церковных городах прошли шествия с горящим крестом. По свидетельству очевидцев, христиане заметно прибавили свои ряды. Храмы были построены в пяти городах - Тевессоне Крёзе, Йогиберре Даяне, Гуго Фаберляйне, Петро Канталии, Арктуре Шелесто.
   Ещё через месяц народ вообще попрятался капитально, ждали наездов чернявых. Но тех не было. Два или три дня люди прятались, где могли, потом зашевелились обрадованные, что пронесло. А беда поджидала рядом. К вечеру многие корчились в страшных муках от кинжальных болей в животе и умирали от чёрного поноса. Вода в колодцах была отравлена. Такой подарок мирным людям приготовили чёрно-полосатые.
  
  
   В оазисе снарядили караван в Россию. С собой взяли всё, чем могли похвастать перед русскими братьями - сухие и засахаренные фрукты, мёд, пряности, орехи, вяленое и копчёное мясо и рыбу, сыр, минводу, розовое масло, деревянные поделки, товары, а главное вырученные от продажи золотые монеты. Караван верблюдов покинул колонию и направился на юго-восток в сторону Тбилиси. Шли уже неделю и, похоже, заблудились в пустыне, так как провожатые говорили всего о трёх днях пути. Остановились на ночлег, утром погрызли кое-как, надо было отправляться дальше в дорогу. И тут до путешественников долетела дивная мелодия, она звучала так отчётливо, будто играли рядом. Музыка, лилась из невидимых инструментов, а потом вступили и голоса. Караванщики и верблюды, сразу взбодрённые прибавили ходу, чтобы встретить тех, кто пел и играл. Они шли и шли, а песни всё звучали где-то рядом, их по-прежнему окружали только безмолвные дюны, а кто же тогда пел? Неужели поющие пески?
   - Сегодня три месяца моему названному сыну. Вот и пески поют, это хороший знак, надо идти и мы придём, так уже было однажды, - рассудил, успокаивая Суперрег.
   Им повстречалось и то место, откуда десятка русских появилась в пустыне, Суперрег узнал его по торчащей разбитой телеге. Он вдруг остановился как вкопанный.
   - Ба, да у телеги пятое колесо! Как мы это раньше не заметили?
   Одна мысль не покидала его - караван придёт с товаром, с монетами. Как делить потом, сколько это будет стоить, какая его доля, кто проверит расчёт и как сохранить оплату, чтоб не бросалось в глаза, у Давида же есть свои средства или пока суд да дело, присвоить всё себе?
   Через несколько часов пустыня внезапно отступила, и вдали показался город Тбилисо. Когда караван приблизился к городу, их обступили удивлённые жители.
   - Откуда вы? Что везёте? Какой народ?
   Жители были радушны и гостеприимны, пригласили отдохнуть и посидеть за столом. Кто-то решил поспать с дороги, но большинство караванщиков предпочло застолье. Грузины удивили своими раздольными песнями, то шумными, то лиричными, темпераментом, азартом жизни что ли, весёлостью нрава, шутками по всякому поводу и ароматными настойками.
   В разгар веселья, когда Суперрег заявил, что грузины его лучшие друзья, с большой компанией ввалился Бани, когда-то восставший, он перебрался в этот город после прихода наших в Ресифи.
   - Баня, тоже русский!
   - Вот два русских встретились, - радовались такому сюрпризу грузины.
   Суперрег и Бани, узнав друг друга, двинулись навстречу. Бани остановился возле земляка и со всего размаху влепил тому пощёчину, а потом и другую.
   - Это тебе за старое, а это за новое!
   Щёки Суперрега горели алым пламенем. Он закричал:
   - Хватайте его и на кол два раза, как и договаривались!
   Замешательство за столом, и вот две группы грузинов, одна за Суперрега, другая за Бани подступив вплотную, схватились друг с другом. Кто боролся, кто толкался, а кто и дрался по-настоящему, ну и подстрекатели, как водится, были рядом. Караванщики - пустынники, не долго, думая тоже бросились наподмогу Суперрегу, решив, что у них отбирают караван. Потасовка была что надо! Кто не дрался, тот смотрел, никто не разнимал, ведь драка была украшением любому застолью, а когда в доме стало тесно, махач перешёл на улицу.
   - Ты почему моего гостя обидел?
   И понеслось снова на кулаках. Два раза мирились, садились за стол, пили настойку на сахарном тростнике с фруктами из оазиса, и два раза ссора вспыхивала с новой силой. Бани и Суперрег непримиримы, один левша, другой правша. Пьяные, кто пел, кто плакал, кто подружился, самые упорные отчаянно бились, хотя причину уже никто не помнил.
   Мимо вели связанных одной цепью рабов. Русские впервые видели такую картину, даже перестали драться, а за ними и остальные успокоились. Унылые, с опущенным взглядом, в лохмотьях, грязные, рабы еле шаркали ногами.
   - Куда их повели?
   - Работать будут на нас. Рабы должны работать. А мы свободные граждане, ведь мы грузины, хотим, работаем, хотим, гуляем.
   - Где-то я уже это слышал? - заметил Бани.
   И тут из толпы выделился человек и кинулся в их сторону, крича по-русски:
   - Братцы помогите, я Rins - русский офицер!
   - Rins, точно ты, как тебя бродяга угораздило?!
   Бани быстро махнул своим, и они обступили рабов и их охранников.
   - У вас русские есть?
   - Нет
   - А Ринс? Это наш офицер. Надо его отпустить!
   - А кто работать будет? За него деньги заплатили амазонкам.
   - Сколько денег?
   - Много, вам таких денег не видать.
   - А если мы выкупим товаром из каравана? - предложил Суперрег.
   - А зачем нам товар, нам рабы нужны. Кто работать то будет? Или давайте много золотых монет.
   Монеты Суперрегу строго настрого поручено было доставить в казну, он не имел право ни одной распорядиться.
   Бани не выдержал:
   - А ну-ка мы щас отберём его у вас?
   - Ага, давайте! Кругом одни грузины, сделаем и вас рабами, вместе с пустынниками, а заодно и караван заберём.
   - Ну, это вряд ли, война будет, придут русские, и придётся вашему городскому голове, галстук есть.
   Запахло новой дракой, по-серьёзнее. Тут Бани неожиданно предложил:
   - Вахтанг, а если я за него рабом пойду? Пока не выкупят?
   Вахтанг посмотрел на него, потом на своих.
   - Это можно, ты покрепче его, работать лучше будешь, но не думай, тебя никто так просто не отпустит, это рабство, а не стройотряд.
   Суперрег смотрел на Бани и не понимал в своём ли тот уме? А Бани хитро подмигнул ему, Суперрег отвернулся и выругался:
   - Вот придурок по жизни...
   Бани:
   - Не бойся Суп, я тебе ещё по мордашке-то надою, после рабства.
   Грузины, подзадоренные спором:
   - А что русские, давайте так - трое вас против нас троих, победите вы - все свободны, а победим мы - вы наши рабы. По рукам Иваны? Соглашайтесь, вы же герои?
   - Решено! - не раздумывая, ответил Бани.
   - Замётано! - подтвердил Суперрег.
  
  
   Пришло время, и на русскую землю вступил Новый год, а люди и не думали, что его можно праздновать. И только в далёком полярном посёлке на Крайнем севере России на единственной площади росла красавица ель, на которую народ вешал, кто что мог. И вкуснятина и желания и игрушки и трусы совсем новые висели на той ёлке. Под самый праздник появлялся Дед Мороз проездом из Лапландии и дарил детям подарки. Красивая новогодняя сказка уже началась. С Новым годом жители Цивилизации!
  
  
   ЧАСТЬ 5 . 2 ПОСОЛ ИМПЕРИИ.
  
   Когда начинаешь писать о своей Цивилизации и не подозреваешь, сколько их вокруг! Каждый выбирает по себе, это - моя, о ней и пишу, о других пишут иные. Пишу, как умею, кто хочет пусть пишет по-другому, по-своему, с удовольствием почитаю. У каждого свои представления о его Цивилизации и цивилизации вообще, сложившиеся со времён 1-й из них и до 5-й, не будем им мешать, и свою шестую никому не навязываем. Честно - и критика абсолютно не интересна, разве только просьбы и пожелания и может что-то созидательное, летопись неизбежна и рождается на ваших глазах. Злопыхатели не дремлют, враги - это проверка на прочность, а неприветливая, бессильно враждебная хоть как-то повлиять обстановка интернет-сайта - это обычное дело. Сюда заходят и нейтральные читатели и негативные, у них тоже свои миры или мирки. Самая непригодная для жизни земля кто не знает это город-государство Цивфанатики, "овцеводство там превратило сосновый бор в пустыню" (читайте Википедию!), а бараны, которых раньше пас пастух, сейчас становятся мутантами, страшная участь постигнет то место.
  
   Но среди пустыни мы повстречали цветущий оазис - "Империал". Триумвир Хактар и рыцарь Влад Тангоньика были его знаменитыми жителями. Оба путешествовали, но никогда не забывали родной домашний уголок в кремниевой пустыне. Пока не нашлось ролевиков, а доброжелателей, если наберётся десяток - и, слава богу. По большому счёту Хроники предназначаются для одного человека. Который как я писал в самом начале, родился в одном городе со мной - Йогиберра Даяне, живёт своей жизнью, но именно его приход в нашу страну будет иметь решающее значение. И об этом я уже писал. Где он, неизвестно, но если однажды прочитает и появиться здесь, это будет Победа! А если это Влад Тангоньика с клинком за спиной? Этот герой пришёл не случайно! Влад и Винченцо - первые этруски на той прекрасной земле и я мечтаю услышать рассказ о ней от самого Влада123.
  
   Что касается недоброжелателей то их полно на моей родине и это её национальная особенность. Именно в этот период нашей страной плотно занялись иностранные службы и посетили гости с самыми разными намерениями, и мы это ощутили. Наш префект и капитан Штурман, назвал Хроники Пре-Экшн-Репорт, но они и не ААR и не PAR. Много нового, хотя основа - цивилизации 3-4-5 миров, канонов практически не существует, и мы плывём в открытом море фантазии, импровизации, реплик и ролевой игры, когда лица, появляющиеся в комментариях автоматом переносяться в страну, так вышло и с Око. Эта глава выходит внепланово, можно сказать экстренно, одним днём, должна была выйти следующая - о свадьбе, но внезапный визит посла спутал все карты.
   Итак, в южном на глазах растущем городе, позже названном Рокфеллер, появился полномочный посол империи Вздратегиум Глаз (Око). Его вид поразил всех - ядовито-зелёное флюоресцирующее лицо, огромное и непохожее на лица наших людей, высокий - см. 185 рост. Надменный, высокомерный, он собрал вокруг себя народ и стал сквозь зубы выпытывать всё про страну и про нас. У людей он вызывал оторопь, казалось, он пронизывает своим ядовитым зелёным свечением насквозь. И они выкладывали ему всё, признаваясь и в несуществующих грехах.
   Значит, он был полномочным послом великой империи Вздратегиум, где она находится, он никому не сказал.
   - Она огромная, вечная, всепобеждающая, непоколебимая, не чета вашей! За морем-океаном и на всех континентах.
   Посол ругал нашу цивилизацию (т.е. страну) на чём свет стоит.
   - Безрукие, пустоголовые, больные, откуда вы вылезли, никому вы не нужны и никто про вас знать не хочет! Другое дело мы - Вздратегиум!
   - Я приехал к вам как посол со всеми полномочиями и принимаю решения за империю.
   - Зовите своих боссов, я буду с ними разговаривать!
   Они съезжались уже на свадьбу в Рокфеллер. Когда появились наши "боссы", посол Окаи взглянув на их погоны, отказался дальше разговаривать. Так, боярин Ден Цифровой был вообще без звания.
   - У нашего князя лейтенантские погоны, - объясняли ему.
   - Мы молодая цивилизация, не надо судить нас строго.
   У него-то были маршальские погоны! Попытав всех, он выделил капитана Штурмана.
   - Ты здесь префект? У нас будешь великий префект!
   И понеслась душа в рай...
   Когда ему дали наши Хроники, он не читая, разорвал их, заявив:
   - По ходу это уже никто не читает.
  
   Полномочному послу великой империи предложили лучшее на сегодня здание галереи в Рокфеллере для резиденции, немедленно было начато строительство посольства империи на Руси.
   Посол Окаи сказал, что лучше будет нам русским платить дань их империи.
   - У нас свобода и демократия, все имеют равные права, а у вас режим - полный отстой - кто в лес, кто по дрова. Поэтому вы должны платить нам дань, чтобы мы терпели такое безобразие.
   - А где вы находитесь? - спросили у него.
   - Где надо. Мы везде, вам лучше нас не касаться, целее будете.
   - Почему у вас нет законов? Принимайте законы, а то у вас всюду беззаконие, - менторским тоном подвёл он итог.
   - Вот у нас есть тюрьма, есть расстрелянные, стрельнут и всё - концы в воду. Вот как вашего Егора Шатрова, глупый, думал кому то нужны новые и талантливые, не успел рта раскрыть - застрелили и жаловаться некому, связи никакой, у нас столько демократических институтов, что расстреливают десятками, и не знаешь куда обратиться. Супер! Сказка! Офигеть!
   - Так наш парень добрался до Вздратегиума! А может, он жив?
   Вот за Егора Шатрова, расстрелянного в Империи, мы готовы были заплатить любую цену. И если он жив, обратились с просьбой к господину Окаи помочь в его освобождении и возвращении на родину.
  
   Посол Окаи продолжал встречи с прибывающими в город на свадьбу гостями и сановниками, будто искал кого-то. Надо отдать ему должное, человек (если он человек) он был незаурядный. Подключились наши горе - аналитики, определив, что он точно не гипербореец (как Хильверсум), не титан (как Юмруд Живанши), арийское происхождение сомнительно (как Бруни Швайгер), не варвар (как Унгъоргео, Вальян), не Давидовых кровей. Не похож на чёрных всадников, не бразилец (как Лугано) и не грузин (как Рустам Имеретия), не напоминает жителей Миро Иомитоши, Оазиса Империал (Хактар), сибиряков, урартов (Тангоньика) или корейцев. Так кто же он, новая нация? Скорей всего, в империи много национальностей, даже есть Белая Русь! И это настоящие братки. Вот бы встретиться с ними поскорей.
  
   В то время как мы словно слепые котята тыкались в потёмках о свою территорию, нас тщательно изучали. И визит Окаи (Глаза) тому подтверждение и 680 / 1370 просмотров нашей Хроники свидетельствует, что кто-то заходит и смотрит. И не факт, что это будут друзья. Мы тоже с интересом следим за сообщениями о других цивилизациях и надеемся найти союзников на её обширных просторах.
  
  
   Часть 5 . 3 ЭТРУСКИ
  
   Не верьте рукописям! Там всё придумано и в нашей книге "Цивилизация Фиаско" не хватало несколько глав, так вот одна из них. История - сказки народов мира и модные теории профессоров, где полностью спутаны времена и нравы. Но даже такую историю я просто обожаю, что с меня взять - ребёнок! Ещё вчера земляк Урарту Влад Тангоньика и юнец описывающий миры Винченцо шагали по Руси, а сегодня они уже идут по дороге, ведущей в Рим! Разрешите мне сейчас признаться в любви к этому вечному городу! Можете обвинять меня в не патриотизме, но я ловлю себя, на желании навсегда уехать в Рим - такого воодушевления со мной не было, ни в одном другом городе. Как мы добрались до побережья Адриатики одному богу известно, я так и не понял - неужели помогла моя картина и мы перенеслись с помощью чёрной субстанции? Но, это похоже на колдовство, простому сибирскому мальчишке не надо таких прибамбасов - да я люблю людей, красоту, море и как любой, наверное, интересуюсь новым. Впечатления вытеснили раздумья, и сомнения, потому что я увидел море! Потом мы с Владом как дети плавали и носились по берегу и, поднявшись на крутой уступ, обыкновенно заснули у соседней деревушки.
   Бывают просто сны, а бывают - предупреждения. Особенно в первую ночь на новом месте.
  
   Нам обоим приснилась Этрурия. Более половины территории страны было занято горами и холмами. По росписям и рельефам можно судить о разнообразии флоры и фауны региона. Этруски культивировали кипарис, мирт, гранатовое дерево, привезённое в Италию из Карфагена - изображения граната встречаются на предметах этрусков. Этруски сохраняли архаические культы первых италийских поселенцев и проявляли особенный интерес к смерти и загробному миру. Черветери был самым южным городом Этрурии, он контролировал залежи металлоносной руды, обеспечившей благосостояние города. Поселение располагалось рядом с побережьем на крутом уступе. Некрополь по традиции находился за пределами города. К нему вела дорога, по которой провозили погребальные повозки, по обеим сторонам дороги располагались гробницы. Тела покоились на скамьях, в нишах или терракотовых саркофагах, вместе с ними помещали личные вещи усопшего. Некрополь известен богатыми погребениями, от названия этого города (этр. - Цере) впоследствии произошло римское слово "церемония" - так римляне называли некоторые погребальные обряды. Вырубленные в скале гробницы защищались курганами, камеры расписывались в течение многих лет. Именно здесь и в Тарквинии обнаружили великолепные саркофаги, украшенные барельефами с изображениями усопшего на крышке.
  
   А проснувшись, мы увидели поселение Черветери, его жители славянской внешности вышли из домов и смотрели на нас. Закопчённый, взмокший крестьянский парень поворачивал на вертеле аппетитный кусок и морщился, когда пламя шипело от капающего сала. Он протянул мне и Владу по шмату поджаристого мяса, и я проникся симпатией к этому народу. Правда, большинство этрусков - не воины, а крестьяне и мастеровые, да и женщин с детьми множество. Я, самоуверенно показывая на колоритного воина Влада и жадно обгладывая сочное мясо, заверил черветерцев:
   - Теперь мы будем вас защищать!
  
   Но, только наевшись, мы заметили нечто. На холме, освещённом сотнями матовых сфер, установленных на треножниках, возвышался деревянный истукан, раскрашенный яркими красками и инкрустированный перламутром и костью. В одной руке он держал пучок змей, а в другой связку человеческих черепов. У чудовища было шесть голов, которые глядели в разные стороны выпученными глазами. Из разверстых пастей торчали изогнутые клыки и синие языки.
  
   Наискось от него высеченной огромной каменной глыбой смеялся саркастичный Тумус, бог насмешки и приколов, разодетый и выряженный в бусах, серьгах и цепях Гермес, с выдающимися гениталиями, он манил и зазывал к себе почитателей, умеющий договориться с каждым и с выгодой обдурить всех.
   Третьей была Минерва молниеносная богиня мудрости, гор, открытий и изобретений. И в Риме Минерва считалась воинственной богиней, а в её честь проводились гладиаторские игры квинкватрии. Богиня так взглянула на нас, что я поверил - она живая! Влад схватился за шлем, бармица накалилась и символ - листок вырывался наружу. Скинув шлем, Тангоньика положил его перед Минервой. О-о, я не забуду эту картину - забавное зрелище - шлем подпрыгивал, листок на нём переливался, а богиня наслаждалась увиденным. Ну как наслаждалась - это было всего лишь видение, и статуя замерла.
  
   Такая встреча богов вдохновила этрусков, и к нам вышел старик:
   - Мир светом озарился, от сна народ наш пробудился! - торжественно проговорил старец, люди оживлённо подходили к нам и каждый при этом здоровался и улыбался.
  
   Этрусками двигала тесно связанное с религиозной и гражданской жизнью искусство угадывания воли богов - дивинация, называвшееся у римлян "этрусским знанием" (disciplina Etrusca). Замечательный народ чувствовал богов как никто другой, тем не менее, это не спасло их от ассимиляции с римлянами. Нас встретили, показали Черветери, мы выбрали их, а они нас, ну что ж, посмотрим или что смотреть - будем жить!
   Откуда такая высокая культура у римлян? Она досталась им от предыдущей цивилизации этрусков. Когда деревья были большими, мирный народ, в древности возводивший величественные дворцы уступал воинственному народу римлян, и ушёл в подземелья, спасаясь от римского господства и полного уничтожения. Однако глубокое проникновение в подземелья им было воспрепятственно.
  
   Важнейшие события этрусков переместились в пещеры. Естественные пещеры с краммелитовой кладкой, в которых текла жизнь сохранившихся этрусков, а древнее сокровенное знание жило в пещерах, вырубленных из ракушечника их предками в горе. При желании и в камень можно гвоздь забить. Спасибо пещерам - они сохранили этрусков, а тут и мы с Владом подоспели.
   У некоторых камни молчат, камни говорят с другими.
   Отстав от экскурсии, я притронулся к диковинному рельефу на гладкой плите. Жреческая печать в виде катящего солнце скарабея из золота и нефрита - не живая, недоступная, непонятная, неподвижная. Я отвлёкся и вмиг поплатился за самонадеянность и неосторожность, угодив в силки, расставленные врагом, и меня поволокло во мглу. Ощутив лёгкий толчок, и не понимая, что со мной я упал на плиту. Никакая хваленая меткость не поможет человеку разглядеть врага в кромешной тьме. Тот, кто в меня стрелял или что он там делал, наверное, успел заметить, как я проваливаюсь в пустоту. Пространственный карман. На самом деле в стене не было никакой пустоты, просто на эфирном плане реальности к этому месту вёл канал, служивший входом в тайник, который мог находиться где угодно, даже на другом краю света. И я попал в него - в солнце и скарабея. Где я оказался?
   На звук нападения и шум примчались этруски и Влад. Пойманный человек в богатой дворянской одежде, с вышитым серебряной канителью на груди гербом, кордом и кинжалом у пояса, вскрикнул, когда ему заломили руки за спину.
   - Поднявший руку на нашего мальчика станет жертвой богам! - одобрительно закивали головами этруски.
   - Но сначала я выпущу ему кишки, на которых вы погадаете - кто послал этого злодея! - уверенно рассудил Владислав Тангоньика.
   При первом же ударе покушавшийся наймит, попытался убить себя. Внезапно в пещере стало светло, и сопровождаемый факелоносцами перед нами предстал наивеличайший Гай Юлий Цезарь! Мы замерли.
   - Кто посылает дурака с поручением, тот сам за ним собирается идти, - вместо приветствия сказал Наисветлейший, мудрость его не знала границ.
  
   Император недоумённо показал на своего засланца и быстро приблизившись, выхватил меч.
  
   - И ты Брут? - воскликнул Цезарь, закалывая неудавшегося убийцу. Брут свалился замертво под своды пещеры. Гай Юлий посмотрел на меня и произнёс:
  
   - Все дороги ведут в Рим! Да малыш?
   - Эй, император сходи за водой или почеши мне спину, - неожиданно под впечатлением всего этого дерзко вырвалось у меня.
   - Рождённый в пустыне? - усмехнувшись, спросил Цезарь.
   - Рождённый в Сибири! - ответил ему Фирузо.
   Пожав плечами римский император, не говоря, повернулся и в сопровождении факелоносцев удалился в сторону выхода.
   - Пройдёмте на воздух, ваши пещеры тянут к земле, - донеслось его сухое замечание, разнёсшееся эхом.
   Римляне, этруски (этнографические и пришлые) дружно покинули пещеру.
   - Все жалуются на отсутствие денег, а на отсутствие ума - никто. Зачем было так прятаться от нас? Не лучше ли раствориться в великой римской империи? Пещеры - сурово, хотя мифы о вас получатся красивые.
  
   Императору внесли кресло из слоновой кости, и когда Юлий в нарядной тоге цвета морской волны окаймлённой пурпуром в башмаках с загнутыми вверх носками под музыку флейт и труб занял почётное место, он признался:
   - Я специально одел всё этрусское, это всё дали нам этруски, такое кресло, музыку флейт и труб и эту одежду, - он безысходно развёл руками, - что же нам остаётся - ведь мы римляне и не привыкли отступать?!
   Взор Цезаря упал на Тангоньику.
  
   - Славный воин в потешной амуниции! Мне нужны такие - пугать провинциалов, пожалуй, запишите его в скифский легион. А-а, да вы же сами скифы, тогда в британский.
  
   Влад, не выдержав иронии императора, небрежно перекинул огромное копьё из левой руки в правую. Легионеры напряглись, плотнее оберегая подступы к венценосцу.
  
   - Стойте, стойте, это же то самое копьё, которое вонзили в вашего бога?
  
   - Да великий император, это, то самое копьё римского солдата Лонгина.
  
   Цезарь подошёл и с интересом ощупал Копьё судьбы.
  
   - Жаль, жаль, мне оно не нужно, у меня и так весь мир на ладони, - с некоторым сожалением грустно и торжественно заявил Гай Юлий. - А что же вы, отдайте его Лонгину, с чем он воюет?
  
   - Ваше императорское величество, наисветлейший и божественный, теперь это Копьё судьбы - великий артефакт христиан, символ церкви Христа и двенадцати его апостолов.
  
   - Не потому ли римляне заимствовали у этрусков ровно 12 ликторов?
  
  
   Под тенью навеса скрытые от лучей солнца стояли полотна Винченцо Фирузо.
  
   - Картины... - Цезарь был задумчив, как и к копью, он лишь чуть притронулся к холсту. - Какое высокое изображение, это будет посильнее скульптур и храмов!
  
   Оглядывая меня, римский император заметил:
   - Да, он лизнул языком небо.
   - Я маг, а не бог, - пошутил Фирузо.
   - Но это мы ещё посмотрим, - уверенно подытожил Цезарь.
   Он взмахнул рукой. Последнее пристанище этрусков Черветери и потаённые пещеры слаженно и педантично оцепляли Штандарты римских легионов. Этруски, в том числе и мы с Владом готовились к последней битве.
   И тут из леса выскочили хонхи, саблезубые боевые хонхи. Черные с белыми полосами и длинными белыми усами, они вызывали восхищение детворы - детей этрусков, которые с удовольствием помогали ухаживать за животными. Эти звери впервые описаны замечательным автором Михаилом Темновым. Хонхи уважали этрусков, но с детьми у хищников были особо доверительные отношения. Они катали ребят на могучих спинах, купались с ними в реке, терпеливо сносили все их шалости, играли с ними в прятки или догоняшки. Красавец Шахт! Огромный, он был соразмерным и грациозно лениво нес свое упругое послушное тело. Прыгнув между Гаем Юлием и Винченцо, он замурлыкал, а потом его грозный рёв разнёсся над Черветери и остальные большие кошки изготовились в прыжке растерзать римских легионеров.
   Удивлённый Цезарь отпустил своего коня, приказывая солдатам отступить. Налюбовавшись на опасных зверей, смело подходя к нам, император неожиданно ухмыльнулся.
   - Вот видишь, русский художник даже римским аристократам приходится отступать.
   Влад Тангоньика тоже спешился и подошёл в зону переговоров. Могучие кони Цезаря и Тангоньики призывно заржали, они рвались в бой или хотели попастись на свободе?
   - И ты мулла, и я мулла, кто же коням сена даст? - внимательно глядя на меня, спросил тогда Юлий Цезарь.
   В ответ я пожал плечами.
   - Подари мне свои картины маленький скиф?
   Хонхи замерли, легионеры напряглись в боевой позиции, этруски готовились достойно встретить бой и тогда я подарил римскому императору свои картины. Гай Юлий Цезарь выглядел довольным, чему? Отъезжая он погрозил Владу своим божественным пальцем и произнёс:
   - С тебя должок копьеносец!
   Вслед удаляющимся римским легионерам раздалось дружное рычание хонхов, к ним подходили радостные этруски и обнимали своих четвероногих друзей. На праздничный паужин зверюгам досталось лакомое тело Брута. Судьба улыбнулась, к этрускам вовремя вернулись хонхи. В пещерах находились озёра Памяти, быть может, эти удивительные водоёмы вернули издалека верных полосатых зверей?
  
   Через пару дней я был разбужен шумом гостей и, выскочив на улицу, по-быстрому умывшись и напившись гранатового сока, разинув рот, ходил - вокруг моего скромного домика расположились гости - узколицый недоверчивый Леонардо, кряжистый своенравный Микеланджело, изящный вежливый Рафаэль и задумчивый мачо Джорджоне. Они незаметно разглядывали меня, что было изображено на лицах гениальных живописцев? Надеюсь, мои картины тоже видели, смущённый поклонением художников я убежал к морю. Позже Санти увлекаемый этрусскими девушками удалился в поле, да Винчи с удовольствием осматривал пещеры, Кастельфранко с кучей поклонников и поклонниц направился с мольбертом к реке, а Буонаротти обещал расписать Палаццо Этруски.
   О Палаццо Этруски! По сохранившимся документам это был последний, шикарный дворец этрусков, другие завоевали или перестроили римляне. Палаццо представляет собой тип городского дворца-особняка, название происходит от Палатинского холма, где римские императоры возводили свои дворцы. Является одним из первых типов здания универсального назначения. Классический тип палаццо - трёх - четырёхэтажное здание с величественным фасадом, выходившим на улицу, и уютным двором. Композиционный центр здания был внутренний дом, обнесённый арочными галереями. Первый этаж отводился под служебные помещения, на втором располагались парадные комнаты Влада и залы, на третьем - мои жилые комнаты, на четвёртом музей. Палаццо Рима, Генуи, Венеции и особенно Флоренции имели свои архитектурные отличия.
  
   Когда Гаю Юлию Цезарю доложили о том, что у двух лидеров этрусков есть первоклассный дворец, император спросил:
   - Это интересно и что же там особенного? Почему дворец остался свободным - дожидался их звёздного часа?
   - Ладно, сказки хорошо, но чего ждать от этих гостей и как с ними поступить, одно дело варварские племена руссов, другое дело самозванец у тебя под носом. Сжечь деревушку, вычистить подземелье, перебить больших кошек и казнить этих наглецов - это хороший вариант, решит ли он проблему?
   - Мы приняли подарки этрусков, римляне гордость цивилизации, Рим с успехом несёт свою культуру невежественным народам, а про них никто не знает. Это правильная позиция, но будем гуманными - не геноцид, а ассимиляция этрусков, после того как я на глазах всего человечества разобью их предводителя - покачал головой император.
  
  
   В Риме колесничные гонки устраивались главным образом на гигантском ипподроме Циркус Максимус, который имел сидячие места для 150 000 зрителей и располагался в долине между холмами Палатин и Авентин. Циркус Максимус ведёт свою историю ещё от этрусков, но Юлий Цезарь перестроил его, увеличив до 600 метров в длину и 225 метров в ширину. Колесницы запрягались четверней или парой, иногда, если колесничий хотел продемонстрировать своё мастерство, он мог запрячь до 10 лошадей сразу, но управлять такой лавиной было крайне сложно.
  
   Цезарь появился в боевой тоге закреплённой шестью этрусскими фибулами - металлическими застёжками - драгоценными украшениями для одежды. Золотых дел этрусские мастера, изготавливая их, использовали гравировку, филигрань и зернение. Цезарь и Тангоньика! Эти двое меж холмов были прекрасны! Зачем толпа и фурор, прочь сомнения времён, истина, горе и человеки - мы будем сражаться! Излом истории - вы пишите под нашу диктовку! Циркус Максимус и пещеры Черветери - две грандиозные площадки для боя и герои не раздумывали! Даже представить невозможно, что на самом деле творилось в их душах? Римлянин и этруск. Твердело под копытами, под их взором сжижалась явь, огненными лепёшками свароги валились на щиты, арджуна захлёбывался в копейном крике. Нервом изгибалась тетива - что ей велел марс, машинный вал колесниц вспыхивал, чадя и звери, хохоча над людьми, подбрасывали масла в огонь. Целых пять стихий волнуясь, кружили, текли и ворочались над этими двумя - и шевелюрой брюнета Влада и русо-рыжим лысеющим обликом Юлия. Вороны не пропускали, заклёвывая птиц подземелья Черветери, ворча, колыхалась земная твердь, а в вышине парили орлы, ожидая посадки на щит победителя. Чертыхались и тужились скалы, да вереница плазмоидов выпорхнула из расщелины, кровавый трезубец рассёк небо, квадрига и колесница безумно мчались навстречу, сшибая три столетия. Гай Юлий, собрав вожжи, летел в огонь, магия, время и путь со звоном разлетались, расковаными цепями и лишь золото окутывало дымкой императора. Напротив Влад катафрактарий на червлёном коне, страшно улыбаясь, как будто стоял на месте, но с ним вихрем кружились сабля за спиной, натянутый лук, судьбоносное копьё и борзеющий клинок, а потому он летел в чудовищной атаке. Спустя вечность, в одно мгновение от удара императора Влад повис, цепляясь рукой и Цезарь неумолимо приближался, когда десятки бронзовых ручных зеркальц ослепили Юлия, своими знаменитыми изделиями воспользовались этруски, следящие за битвой.
  
   Со стороны казалось, что непревзойдённый Гай Юлий Цезарь в своей императорской квадриге горделиво всматривается в идола, мало обращая внимание на грозного всадника несущегося на него. Тангоньика во всей красе каменел ощеривщись необыкновенными доспехами и оружием, на суровом лице воина цвела улыбка - стать живой легендой и биться с императором - исход уже не имел значения! Все обратили внимание на русоволосого мальчика в вышитой пальмовыми ветвями этрусской тунике заворожёно следящего за схваткой. Мало кто заметил стоящую рядом пустую колесницу, впрочем, не совсем пустую, на оступке там дремал небольшой возница, капюшон надвинут на голову, а странные вылупленные глазки уставились на землю.
   Ужасный идол Черветери, тремя головами ободряюще подмигнув новоявленному этруску, а двумя мне - наблюдал за битвой.
   Гермес вздыбился - серьги в ушах Трисмегиста колотились в азартном предвкушении, да костыль между ног указывал бодрую горизонталь на этруска.
   Но и Минерва в панцире с пекторалью белого золота сдвинулась с места, она-то явно болела за величайшего из римлян. Кто победил в этой битве? А как вы думаете?
   Победил разум! Когда это было? Победил расчёт! Да неужели? Победил Его величество случай! Ха-ха! Победила третья сила! Какая - идолы? Победила история, мифы и легенды. Ну, это всяко. Победила дружба! Как в кино. Победил тот, кто сильней! Отлично. Итак, есть несколько версий схватки из разных источников.
  
  
   Настоящие сосуды буккеро - черная керамика этрусков были преподнесены героям. Профессиональные виночерпии, приглашённые на симпосии, с помощью ойнохойи - кувшина с одной ручкой и трилистниковым венчиком, напоминающим лист клевера, искусно разливали вино сразу в три сосуда - Цезарю, Тангоньике и мне, я не пил и отдал сию чашу четвёртому - Гермесу.
  
   Перед римским народом Цезарь вручил "королю этрусков" Владу Тангоньике дар - а одаривать, значит проявлять свое превосходство над тем, кто принимает дар.
   - Ну, хорошо берите и эту деревушку Черветери, римская империя дарит вам её.
   - А что там у вас в пещерах? - между делом спросил венценосный Гай.
   - Озёра Памяти.
   - ?
   Марк Красс, впервые разглядывая меня, заметил Юлию Цезарю:
   - Мальчишка будет похож на тебя! Рим так дорог вам обоим...
   - Что?! - вскипел император.
   - Жажда радости заложена в человеческой природе, всё остальное - суета, - быстро добавил Красс.
   - Каждый из нас лишь на краткий миг получает в дар яркую искру сознания посреди жуткой тьмы вечности, и каждый должен распорядиться этим мигом сам! - Цезарь, Красс, Помпей замолчали. - Что там известно про его заснеженную родину? - Цезарь не допил вино, его ждали великие дела.
  
  
   У нас в Черветери появилась Тагма Федератов. Варварские племена, поступившие на военную службу к римлянам и нёсшие её на границах Римской империи, получали за службу пограничные земли для поселения и жалованье. Зачастую, таким образом, Рим вынужденно откупался от варваров, армии которых не мог победить, а заодно ставил их себе на службу. Подобные договоры заключались не между государствами или народами, а лично между правителями, и потому после смерти правителя, заключившего договор, союз обычно прекращал существование. Служба варваров в римской армии и расселение их на римской территории способствовали постепенной варваризации как самой армии, так и государства. Тагма остояла из 200-400 воинов её командир Влад Тангоньика назывался тагматархом.
  
  
  
   ЧАСТЬ 5 . 4 СВАДЬБА ДАВИДА.
  
   Новости Великого Княжества Русь:
   - Кумбум в Ёнгол Шеваки становится буддийским центром.
   - Наши южные соседи в ожидании чуда
   - Три офицера и караван в Тбилиси
   - Первые русские лодки
   - Визит полномочного посла империи
   - Появление разведки, контрразведки, спецподразделений.
   - Первая карта Страны
   - Знания - Ростовщичество. Финансы. Кредит. Банки. Валюта. Ценные бумаги. Вклад. Процент. Займ. Доверенность. Вексель. Банкротство. Долг. Взятка. Коррупция. Чёрный нал. Подарки. Свадьба. Праздник. Спецподразделение. Политеизм. Сфера Услуг. Империя. Ненормативная лексика. Новый титул - Лорд.
   - Этруски эксклюзивно обосновались на Апеннинах, римляне удивлены, оказалось не факт что они первые на этой прекрасной земле.
  
  
   Лиса ноги кормят, а если ещё и голову иметь впридачу...
   Торговля, как водится, опережала разведку.
   У корейцев умер драгоценный и практически незаменимый вождь Ким Чен Ир, страна была в шоке, ушёл неожиданно, молодой и цветущий, на горизонте открывались новые земли и вдруг такое несчастье.
   Давида отправили с визитом выразить соболезнования соседям. Там он встретил девушку, симпатичную увлечённую Жюльет, они познакомились и подружились. Джульетта представляла деловые круги Штатов и приехала на похороны - почтить память корейского вождя (для бизнес-переговоров, разведки и зондирования). Их роман закрутился так стремительно и тепло, что молодые решили, не откладывая пожениться. Это была первая свадьба на Руси. В свадебном путешествии пара съездила в Америку, побывала в Бостоне и Филадельфии. Давид взял фамилию жены, провёл переговоры с деловыми кругами Штатов и вернулся уже Дэвидом Рокфеллером.
  
   Всё происходило в нашем южном местечке с корейским населением. Имея первое состояние в стране, казначей открыл Кредитный и Резервный Банк. А в город позвал со всей России таких же, как сам деловых и энергичных людей, с глазами-маслинами навыкате, большими ушными раковинами, говорящими об их таланте; смуглыми, оборотистыми и инициативными, со связями, поддерживающими, прежде всего своих; преемственностью, хорошей памятью, смышлённостью, скрупулёзностью, гибкостью и ловкой уступчивостью.
   Вокруг города Рокфеллера образовалась область заселённая этими сноровистыми людьми. Не крестьяне и не строители, а музыканты, дельцы, артисты сапожники часовщики, лекари учителя, агенты. Появилась сфера услуг!! Западнее, в г. Кыштыме работал Инвестиционный и Казначейский Банк. Расчёты в обоих банках велись серебряными монетами, изумрудами и слоновой костью, наши золотые монеты застряли в Тбилиси.
   Заранее были отправлены персональные приглашения, гости съезжались со всей России, на свадьбу приглашены русская знать и иностранцы. Параллельно в торговых рядах можно было купить или обменять товары из нескольких стран. Городок Рокфеллера рос на глазах, сплошная стройка уходила вдаль, сколь было видно глазу, выделялись шикарные здания банка и галереи.
   Заодно ещё несколько пар сыграли свадьбы. Давид постарался на славу. Свадебные палаты растянулись шестиугольником, между ними был оставлен плац для встречи гостей. В Открытых палатах гости, и вельможи могли наблюдать за происходящим, удобно расположившись в креслах или свободно переходить из одной палаты в другую, общаясь и меняя компании. Дамы, впервые собравшиеся в таком количестве с разных концов страны, таращились друг на друга не меньше чем на мужиков, красавицы Сусанна Морозова, Юлиана Лиственница, Жюльет Рокфеллер, подруги вельмож, гостьи. В палаты подавали блюда и напитки.
  
   - Не забудь и про молодую жену!
   - Нельзя ударить в грязь лицом - всё должно быть на высшем уровне!
  
  
   Под дудки, бубны и барабаны открывал торжество парад войск. Первыми шли дружинники, охранявшие свадьбу и гостей. Капитан Райян Гуго Фаберляйн, коннетабль на белом коне, после гибели семьи и Георгия, замкнутый и недоверчивый, избегал новоявленных вельмож, его авторитет в Армии был высок. Дружинники стали первой армией Руси, после восстания гонору у служак поубавилось, прибавилось ветеранов они и молодёжь шли уверенно, основательно разглядывая гостей.
   За ними вразвалочку проходили матросы префекта Штурмана, с песнями, а кое-кто вприсядку, напевая матершинные куплеты. Матросы весёлые и азартные в тельняшках, сделанных по образцу флага Штурмана, который он водрузил во время восстания, шутили и весело прикалывались над публикой.
   Казачки Ggazzaggа - барбары проходя мимо зрителей и трибун натягивали луки и поражали специально установленные цели падающие и звенящие при попадании в них. Многие на конях с мужьями - казаками. Казаки стали 2 армией Руси.
   Охотники из Субуры Шатэса с дрессированными зверями и циркачи увлекли зрителей необычным представлением. Сцены охоты и цирковые номера - менялись от одной кибитки к другой, трубили и поливали водой прирученные слоны, ржали лошади, грациозная пума недоверчиво оглядывала людей, попугаи кричали благим матом:
   - Д-давид д-давай денег!
   - Ван-нька - красный богатырь!
   - Р-р-рокфеллеру - ур-ра!
   - Сам д-дурак!
   Обезьяны воровали фрукты со столов и относили их невестам.
  
   Начались игры Паоло Хильверсума. Выбор невест с завязанными глазами - женихи и все желающие выбирали себе невест. Невесты были от девочек до старух - кому какая попалась, если выбрал - то женись. Следующая ловля проходила уже с открытыми глазами, а третий этап - невесты разбирают оставшихся женихов, всё это под музыку и шутки зрителей. Случались и казусы, тогда невесту или жениха можно было вернуть на третий день. Такая радость разрешалась только в свадебные игры.
   Торжественный выход молодых - Давида и Жюльет - венчал брачное шоу. Они проходили под нескончаемый водопад цветов, крики и поздравления толпы.
  
   Выступление внимательно смотрел Тиль Бруни Швайгер, тайный советник Руси. Он получал всё больше сведений от своих агентов, а сейчас занимался обстоятельствами гибели Георгия Воздвиженского - основателя Руси. Нашли маленький топорик, оборвавший жизнь первого русского венценосца. На топорике обнаружили гравировку в виде кумбума. Буддийский топорик? Доверенные советника побывали и в северно-сибирском городке Юлианы Лиственницы, где существовала древняя единственная в стране пагода и в корейских городах, куда дошёл единственный буддийский монах Ёнгол Шеваки, и теперь буддизм приняла вся Корея как официальную религию. Но вот что заинтересовало советника, такого металла корейцы и близко не видали, а вот у американцев он был.
   Тогда они сопоставили этот топорик и образцы слёз с горы возле Чарцы Торкиа, привезённые кузнецом Брюсом. И это было железо! Ура в России нашли железо! Брюсу немедленно Ареопагом в составе великого князя, лорда-камергера, тайного советника и консула были даны чрезвычайные полномочия комиссара по железу. Сам консул - Доминик Арктур Шелесто приехал в Чарцы Торкиа, где они вдвоём организовали все работы. Строительство под патронажем консула получает новый материал, и какой! К комиссару-кузнецу наведывались военные, купцы вспомнили и виденного когда то Ggazzaggом рыцаря.
   Значит топорик то подсадная утка, америкосовская! А если это происки никому доселе неизвестной империи, вдруг обрушившейся на наше сознание? Да и варваров тогда немерено объявилось на русской земле. Откуда и почему так много? Быстро они тогда объединились с восставшими.
   "А вот откуда! Да из лагерей", - рассказали наши агенты, где их готовили американские инструкторши - Кондолиза и Хиллари, чёрная и белая. В платьюшках ходили, а под платьями военная экипировка, до зубов вооружённые жỳчки.
   Значит нашего великого князя Георгия убили топориком и Ким Чен Ира траванули их наймиты, сведения были подлинные.
  
  
  
   ЧАСТЬ 5 . 5 СВАДЬБА ДАВИДА
  
   Шествие продолжалось, бразильцы из Хильверсума и Ресифи прошли с самбой под музыку тамтамов, зажигая так, что публика чуть не ушла за ними следом.
   Гиперборейцы показали диковинный лиричный танец с обожаемыми ими лебедями.
   Провинция накладывала отпечаток на своих правителей. С кем поведёшься - от того и наберёшься. Губернатор Язверг, живя в Гиперборее, стал лояльнее, независимее, свободнее. С двумя дамами, казалось, забыв обо всём, он выводил па и выверты грациозного танца, напоминающего одновременно тамбурин, танго и хип-хоп. На той земле он помолодел, став наполовину гиперборейцем. В разгар танца три невесты, бросив своих женихов, выбежали к нему и повисли на его широких плечах. А когда вышел и Фантаст, вокруг собралась кучка приехавших на свадьбу обрусевших варварок из племени дерева и Вальяна, которые с радостью встретив своих вождей, завелись с ними в свадебном хороводе.
  
   Позже на палатах, обращаясь к нему и к другим, митрополит спросил:
   - Гиперборейцы поклоняются Апполону, а почему вы не строите христианские храмы? Если мы хотим одну страну, нам нужна и одна вера.
   - Их древняя вера дала им силу и процветание, - ответил Язверг.
   - Только называются русскими, живут по-своему, ни нашей армии, ни нашей церкви.
   - И они счастливы! - заметил Язверг.
   - Вы так говорите, будто и не российский губернатор.
   - Немало гиперборейцев расселилось по всем городам, они отличные мастера и ремесленники, знают толк в своём деле. Быть российским - значит держать широкий круг народов дружной семьёй!
  Митрополит: - Молодец! А вот как мы свадьбы сделаем церковные, а-а, тогда и народ потянется?
   - Кстати, не вижу своего друга, где Йорик?
   - Йорик не выездной, с учёными в закрытом городе, названном, язык сломаешь - в честь верзилы шталмейстера.
  
   Корейцы Фантаста на свадьбе поразили борьбой и впервые привезёнными прирученными собаками, которые выбежав на плац, быстро разбежались, выбирая новых хозяев, русские люди умилились их привязанности и добрым мордашкам. А Ким Чен Ына попросили немного подождать - тогда вместе начнём битву за правду!
  
   Перед новобрачными и свадьбой появились заморские гонцы.
   - Триумвир Хактар шлёт вам свои поздравления! - громко протрубил вестовой. Внесли три покрытых тканью подарка. Три большие клетки поставили перед брачующимися Давидом и Жюльетт.
   - И дарит белку, змейку, канарейку!
   Покрывала были сняты и народ увидел диковинку. Белка в клетке грызла орехи и пела песенку.
  
  "Белка песенки поет,
   И орешки всё грызет,
   А орешки не простые,
   В них скорлупки золотые,
   Ядра - чистый изумруд;
   Вот что чудом-то зовут".
  
   Во второй клетке маленькая птичка выдавала такие рулады - вся свадьба притихла, слушая с восторгом это пение.
  
   В клетке той сидела птичка
  С виду кроха - невеличка
  А запела - ах, смеричка
  С небом песня перемычка
  Сердцу, ждущему отмычка
  Залилась - умолкли люди
  Ласку трель у них пробудет
  Кенар серенький допел
  Зёрнышки крупы поел
  
  
   А от третьей клетки народ отпрянул, когда увидел в ней змею.
  
  
  О решётку змейка бьётся
  Яд из трубки тихо льётся
  Змейка шелестит неслышно
  Чудь, подкрадываясь, пришло
  
  На Хактаровый подарок
  По глазам жених был падок
  Три диковинки в тот час
  Унесли подальше с глаз
  
  
  
   Насмотревшись на подарки, вельможи выпивали лёгкие напитки и беседовали в центральной палате.
  Митрополит: - Великий князь! Церковь должна быть единым оплотом государства, преданной своему правителю. Нужна объединяющая идея, когда страна и народ становятся одним монолитом. Тогда и басмачи, и американцы, и империя и что там будет ещё, раскусим и выплюнем!
   - Это верно, - заметил князь.
   - Провозгласим христианство официальной религией! И запретим другие. Прошу вас закрыть капище в Бионди, храм Артемиды и пресечь поклонение Апполону в Гиперборее, разрушить кумбум в соседнем городе.
   - Согласен с вами, митрополит, но, если не разрушать, хватит верно, трёх городов разрушенных восставшими?
  Фантаст: - Буддийский монах Ёнгол Шеваки построил в городе кумбум, к нему съезжаются буддисты Кореи, Сибири, Миро Иомитоши и паломники, они все в ожидании чуда.
  Миро Иомитоши: - Кумбум трогать нельзя - это место поклонение буддистов, в том числе и наших.
  Юлиана Лиственница: - У нас пагода спасла людей, басмачи не стали заходить в неё, а гарнизон и ополчение разлетелись как щепки.
  Митрополит: - Вот-вот и я про то же. Теперь и эти, чёрные на зебрах басмачи нас неверными называют.
  Миро Иомитоши: - Это другое, они не буддисты, их вера скорее наоборот, противостоит буддизму и это не зебры, а квагги.
  Митрополит: - Зебры, квагги, да ещё появился зелёный человечек от целой империи и если они все такие, как он - церковь надо делать второй армией.
  
  
   А я привёз Великих художников, двух гигантов мировой живописи!
   Малышом я был голубоглазым и светловолосым, постарше стал кареглазым, волосы потемнели светло, потом став тёмно-русыми, похожими на брюнета, а в сказаниях старины глубокой был голубоглазый блондин, поэтому западные сибиряки, видевшие меня впервые, особо и не выделяли.
   Радушно встретили меня, выехав далеко за город - великий князь, свадебный Давид и Тиль Бруни Швайгер. Встречали как старого друга, заодно проверив - как я там, не стал ли полностью иностранцем, этруском? После первых вопросов и дружеских рукопожатий - бояр шибко интересовала наша миссия этрусков. Влад Тангоньика этрусский бонза руководил небольшим народом среди римских провинций и вдали от Руси. С каким вниманием слушали они мой рассказ о схватке Цезаря и Тангоньики, о пещерах, палаццо и Черветери. Отдал им мою летопись и вельможи зачитывались ею, оставив меня ненадолго в покое.
  
   Со мной был Антонио Корреджо, несравненный гиперборейский художник невиданной доселе живописи изящества и лиричности. На продажу он привёз две картины: "Юпитер и Антиопа" и "Обручение св. Екатерины в присутствии св. Себастьяна и с мученичеством двух святых", вторую мы приобрели сходу, и фактически она стала первой жемчужиной Русской коллекции. Другой живописец Леонардо да Винчи, извинившись, к сожалению, не доехал с нами до Руси, повернув восвояси, но на продажу за баснословные деньги предложил два полотна - "Джоконду", у нас она была обыкновенной картиной и "Джиневру де Бенчи". Таким образом, на аукцион выставлялись работы Леонардо, Корреджо и вашего покорного слуги. В Рокфеллере они вызвали живой интерес, американцы, увидев картины, готовили кучу золота.
   - Как тебе Этрурия после Гипербореи? - спросил меня князь.
   - Прекрасная земля, талантливый народ, любят живопись, мы вовремя пришли, этрускам нужна поддержка, ни то Цезарь их мигом слопает. Великолепный император называет это ассимиляция - что значит перебить или отобрать историю или загнать в подземелья. Гиперборейцы и этруски похожи высокой культурой, хотя одни сгорали от скуки, а другие тихо умирали в пещерах. Объединившись, вместе мы не пропадём.
   - Эка ты загнул! На все народы пока у нас сил не хватает, - ответил князь. - А храмы? Поменять бы их на наши.
   - Храмы? Гермесу и Минерве у этрусков, Апполону и Артемиде у гипербореев? Да Гермес спас этрусков, а Аполлон у гипербореев в крови, это их душа, у меня половина картин на античную тему, что за бред?
   - Майор, тебя кто так научил с князем разговаривать?
   - С лейтенантом? - засмеялся я в ответ.
   Тевессон Крёз смутился. Бруни Швайгер вопросительно вскинул голову, только Давид, как ни в чём не бывало, что-то подсчитывал в уме, возможно уже перемножая капиталы гиперборейцев, этрусков и свои. Тогда я спрятал улыбку и, выставив ногу вперёд, сердито проговорил:
   - Сил не хватает, а кто защитит моих сибиряков, я серьёзно, на западе Сибири беда от чёрных всадников!
   - Винченцо, я тебе обещаю, что мы их всех до одного остановим!
  
  
   Чёрный командир на квагге въехал на плац в сопровождении отряда, будто император.
   - Незваный гость хуже татарина! - раздалось сверху с палаты.
   Посланник басмачей, нагло и гордо выехав к центру плаца, кричал:
   - Переговоров с русскими вести не будем. Решили показаться! Чтобы вы увидели, кто хозяин на Западе.
   - Мы будем резать неверных, как баранов для плова. Или становитесь нашими рабами!
  
   Посол Окаи придвинулся ближе в своей палате, его глаза оживились, он рассматривал наездников. А всадники выкобенивались перед народом.
   Неожиданно пума выскочила из охотничьего круга и вцепилась в кваггу под приземистым и злобно смотрящим всадником, два рывка и полосатое животное захрипело, а наездник упал. Взъярённые чёрные посланники налетели на пуму со всех сторон. Зверь был разрублен и куски отважной кошки разлетелись по сторонам, один шмат с головой зверя отлетев, упал прямо на стол перед Т. Бруни Швайгером. Тот не растерявшись, взял голову зверя и, насадив её на длинное копьё, заявил:
   - Вот, она и будет знаком нашего нового отряда, так и назовём 'Пума'!
  
   Тевессон Крёз подозвал тайного советника и коннетабля.
   - Командиры, что будем делать с этими врагами? - он показал на черноволосых всадников, выпендривающихся перед иностранной и местной публикой.
  Гуго Фаберляйн: - Идти войной на них немедленно, идите за мной вандерлоги и замочим их в сортире!
  Тевессон Крёз: - Очень смешно.
  Бруни Швайгер: - Там особая местность и у них своя манера воевать. Попробуем иначе - двумя специально подготовленными подразделениями.
  ГФ: - Часть войск у нас ждёт бразильцев с ответным ударом. Префект Штурман назначен командовать бразильским фронтом в составе - стража в Ресифи, казаки Бай Олеговича и матросы в Хильверсуме, на запад отправилась 3-я Добровольческая армия (басмачи/Бразилия). Дружина в центре и здесь около Америки.
  Князь: - А что у них за вера объясните мне? Почему мы-то неверные, они что верные? Какие у них идеи и что им надо?
  БШ: - Вера непонятная, выясняем, идеи - сделать нас рабами, грабить, унижать, заставить работать у себя или продавать.
  
  
   Ден Цифровой увидев посла империи, растерянно говорил всем:
   - Зелёные человечки, они пришли, теперь смотрите в оба!
   Полномочный посол неожиданно поменялся, став похож на зеленоватую голову змея вылезающего из колодца в горной реке.
   - Эй ты, зелёный, верни Егора, а не то матку вам вывернем!
   - Вот голова змея, которого поверг наш Георгий Победоносец!
   И впрямь голова посла напоминала того змея, которого победил Георгий. Этим Ден Цифровой обратил на себя внимание Окаи:
   - Приведите ко мне этого пьяницу, когда протрезвеет, я увезу его в империю. Мы наделаем с него ботов, (шпионов, подумал он про себя).
   Послу давно надоело это маппет-шоу, он изучал нашу страну - дикарское племя как он считал, с амбициями, превышающими размер государства в 10 раз и берущими соки неизвестно откуда.
   - Сюда бы парочку наших партий мы бы размочалили всё их Великое княжество, а они бы тёрли нам пятки своими дурными головами под бренчание наших маршальских эполетов.
  
   В это время боюсь, что и впрямь в головах некоторых сановников могли закрасться сомнения, типа:
   - А тому ли я дала?
   - В смысле, так ли мы всесильны?
   А что если станем рабами или колонией какой-нибудь Америки или не приведи господь, империи Вздратегиум и будем вздрагивать от каждого их шороха. Что лучше царьком здесь или холопом али трупом там? Бывают же и живые трупы - погоны со звёздами, положение, губа ниже подбородка, вроде и говорит словами бога, а по правде давно живой труп, и все эти дрязги, комменты и умничанье - прогнившее и не настоящее, хоть голосуй, хоть митингуй. Или снова попасть в самое свинячье место в этом мире - Цивфанатики, где у полуослепшего Гостя заправляют мерзкие создания - Snake B, swan, BuDDah, Dinamic и сверхублюдочная кукла Lada.
  
  
  
   ЧАСТЬ 5 . 6 СВАДЬБА ДАВИДА
  
   На свадьбе не было М. Юмруда Живанши и С. Бионди - которые с командой матросов находились в плавании, опробовали первые наши лодки. Канцлер В. Тези Эллям руководил в столице, а шталмейстер координировал в Ллкуаль Теппле запад (Бразилия, оазисы, басмачи), Консул-набоб Рауль Кыштым перевозил казну к себе в Инвестиционный и Казначейский банк Руси. А сенешаль и тагматарх Влад Тангоньика обустраивал этрусков.
   Доминик Арктур Шелесто - консул строительства в отдельной палате, скорее из-за молодой подруги с которой он приехал на свадьбу в стороне от всеобщей политической тусовки. Здесь рядом с городом Рокфеллер находились горы с камнем, мрамором и гранитом, основными строительными материалами и ему надо было оценить, насколько велики их запасы. Консул подарил Давиду и городу выстроенную галерею, банк и ударно возводимое посольство империи.
   Приехал Лидер соседней арабской страны Ливии - Муаммар Каддафи, в полковничьих погонах он произвёл фурор, жил в своём шатре, подарил нам ловчих соколов - вольных птиц и первоклассных охотников.
   В своём шатре арабского гостя Лидер беседовал с нашими вельможами.
  Каддафи: - Мне нравятся русские, у них чувствуется душа. Как широко размахнулось ваше государство! Мы хотим дружить с вами, как братья и чтобы не случилось - оставаться верными друзьями - никогда не предавать!
  Штурман: - Это предложение господин полковник, которое мы ждали, союзник, а не просто сосед это важно для нас!
  Фантаст: - У вас, кажется какой-то народный строй?
  Каддафи: - Джамахирия. Страна для каждого ливийца, других приоритетов нет и поэтому я - не господин, а товарищ полковник.
  Штурман: - Смелый институт власти. Может и на Руси, настанут такие времена, сейчас мы сильно разные.
  Каддафи: - У нас тоже 3 разных племени, но живём в мире, хотя к нам и пытаются залезть.
  
   Хуан Миро Иомитоши, приехал в качестве гостя к нам на свадьбу. Рассказал всё о русской колонии в оазисе, отправленном караване и т.д. став необычайно популярным. Вельможи вновь и вновь расспрашивали его обо всех обстоятельствах этого чуда, так и не иначе расценивали колонию и создаваемый там меж двух оазисов город Чарыман Гуру. За заслуги и помощь поселенцам в Оазисе он первым удостоился на Руси титула барона.
  
   Великий князь подарил на свадьбу Рокфеллеру титул барона, хотя Дэвид и перестал быть казначеем.
   От города Хильверсума поздравить молодых прибыл Грэм Завараджо. Он демонстративно вынес на плац большущий конверт и заявил:
   - Дорогие Давид и Жюльетта! От славного города Хильверсума и его дружных жителей я передаю вам подарок, и он в конверте. Примите от ваших друзей и будьте счастливы!
   С тех пор появилась дурная привычка дарить конверты, а с ней взятка, коррупция и чёрный нал.
  
   Послом Грузии был Рустам Имеретия. Он привёз в подарок коллекцию грузинских настоек. И рассказал о встрече и споре трёх русских и трёх грузин:
  Три дня и три ночи бились три богатыря с нечистой силой. Нет.
  Это было крупнейшее за всю историю танковое сражение под Прохоровкой. Тоже нет.
  И сошлись полчища басурман и русское войско на поле Куликовом. Не подходит.
  Отключили интернет по всей России и демократы-потомаки все кончились. Вот это как раз.
   Грузины были парни хоть куда, банальная русская драка не заводила сыновей свободолюбивой Джорджии. И после небольшой разборки решили состязаться в выпивке, скачках и плясках, предложили ещё у кого больше, но так как девушек не было, посмеявшись, это отклонили. Зрителей собралось достаточно, они и рассудят, кто кого. Ринсу плясать не хотелось, а выпить бы он не отказался. Думал не победю, так хоть напьюсь и после третьей бутылки свалился мертвецки пьяный. Бани выбрал пляску, вприсядку и хороводы против моей лезгинки и прыжков, я зажёг так, рассказывал Рустам, что люди кричали: "красавец!" Ладо и Суперрегу остались скачки. Суперрег - на верблюдах он приехал - люди замерли от смеха. Коня ему дали строптивого, он уцепился в него, сидел будто влитой, прижавшись к холке. А Ладо прирождённый наездник, грузины ещё и подначивали окриками, так, что соперники разделили победу на двоих, итого вышло 3:1 в пользу хозяев. Ничего не поделаешь. Уговор дороже денег. Троицу отправили работать с остальными рабами на плантацию сахарного тростника, а караван задержали в городе, караванщикам предложили одним вернуться в оазис, но те наотрез отказались, мол, от каравана не отойдём, ни на шаг. Тогда Рустам привёл караван в Ресифи и Кыштым, и отправился на свадьбу и с визитом в Рокфеллер договориться с русскими.
   - Слово для джигита дороже сабли!
   - Офицерская честь, проиграли - должны выполнять уговор. Караван русский и я привёл его.
   - Вы отняли у нас трёх офицеров, как нам быть? - спросил у него Бруни Швайгер.
   - Найдётё ещё, страна большая.
   - За караван спасибо! Но, а если для прочности договора русских и грузин, вместо них Рустам послужишь Руси?
   - Служить не люблю, повоевать можно!
   - Война предстоит, будь здоров какая!
   - Где?
   - А вот у нас есть отряд 'Пума'. Нужен дерзкий рейд на наших врагов басмачей, что на кваггах. Нападение внезапное, неожиданное, беспощадное, оставлять за собой только трупы врагов, быстро пройти и также исчезнуть, чтобы снова напасть в другом месте.
   - Так можно. Я знаю этих чертей полосатых, они граничат с нами, раньше их было не слышно и не видно, год, как они повылазили из своих нор, какой-то шайтан они говорят, их вытащил.
   - Кстати, если любишь не только славу, обещаю за победу звание, титул и немалые деньги. Эта операция для нас очень важна.
  
   Ким Чен Ын - новый вождь корейского народа. Корейцы разобрались - похоже, их вождя отравили, кому это надо было? Мы, присоединив три корейских города, ставшие у нас Петро Канталией, Рокфеллером и Ёнголом Шеваки, остановили свои притязания. А вот янки сомневаюсь, им же всегда мало.
  Ким Чен Ын: - Часть страны у нас смотрит на Америку, а часть на вас. У кого будет лучше, с тем мы и пойдём. Отец импонировал России, я хочу открыть двери американцам. Подарок нового корейского председателя остался в тайне для широкой публики.
  
   Америку представлял Генри Киссинджер. Американец, расспрашивал про железо, откуда он узнал? Рассматривал оружие у наших воинов и предлагал свои деньги - доллары в банкнотах, эти бумажки вызывали недоумение. В кулуарах госсекретарь отправил своих эмиссаров к грузинам и басмачам прозондировать почву для сотрудничества и предложить для начала денег. Прямых контактов с послом империи мы не заметили. Американцы привезли Голливуд - труппу из пяти артистов - гангстер-сутенёр, 2 проститутки, Мойше с мошной, играющий Куринского-Вязовского и герой-любовник, артисты развлекали гостей довольно откровенными сценками. Публика живо принимала участие, давая советы, некоторые выбегали драться с гангстером, отобрать деньги у олигарха и уехать в бани с артистками. В подарок русскому народу щедрые американцы привезли макдональдсы - хот-доги, сэндвичи и гамбургеры, которые они предлагали нам менять на ценную древесину, меха, серебро, изумруды и железо.
  
   Сбоку глубоко в тени навеса сидел живой селянин Роман Унгъоргео, приглашённый от варваров русских селений. Когда то отпущенный мною с кольев он добрался до местечка Моска. Там несколько семей строили родовое гнёздышко Gremlin. Жив кровопивец - эти сразу не погибают. Ночью при лунном свете они выходили из своего тёмного замка на промыслы в поисках жертв, мечтая как бы напиться кровушки всей страны, довольствуясь пока малой кровью.
   - Я получил приглашение на свадьбу! - беззвучно хохотал он.
   - Ну что ж, навещу свадебку, если меня позвали.
   - Берегите наше гнёздышко, стройте кольцами, но так, чтобы потом не было пробок.
   Роман шестым чувством ощущал своих и чужих и когда вдалеке в палату провозили полномочного посла империи с треугольной головой, вылезающей из колодца в горной реке - ноздри его раздулись, а на лице появился хищный оскал обнаживший клыки, затем вырвался звук напоминающий шипение. А во время бесчинства с пумой, к нему отлетел один из кусков, разрубленной басмачами большой кошки, москвич ногой придвинул его к себе. Поздно вечером на второй день свадьбы, Унгъоргео незаметно пробравшись, нашёл шатёр, где Тиль рассказывал интересные новости, и бесшумно зайдя и напугав нас, предложил свой отряд против басмачей. Тайный советник недоумённо спросил, отведя его в сторону:
   - Как же вы собираетесь воевать селяне?
   - А вот так, - показал Роман, вцепившись мёртвой хваткой своих клыков в кусок пумы который держал в руке.
  
  
  
   ЧАСТЬ 5 . 7 ВЫЖЖЕННАЯ ЗЕМЛЯ И БЕЛЫЙ ОСТРОВ.
  
  
   Западносибирские земли обширные. А до границы мы ещё и не доходили. С западных земель люди стали переселяться вглубь тайги и на восток, оставляя места своих предков, насиженные, с домами, с хозяйством, с участками обработанной земли, с могилами предков. Беженцы добирались до Фирузо, Йогиберры Даян, Чарцы Торкиа. В селениях по западу Сибири стоял вой. Хоронили убитых и зарезанных, задушенных и обезглавленных. Здесь уже побывали чеченцы и встречались боты - люди покалеченные чеченцами. Народный гнев был велик, ополченцы немногочисленные и разрозненные, погибали на первом - втором задании. Если же крестьяне в отместку убивали басмача, враги вырезали всю деревню, никого не щадя. Атаки басмачей заходили всё глубже и глубже на сибирские территории. Житья не было от этих супостатов.
  
   Этой ночью никто не спал, по неизведанным дорогам наши отряды вступили на территорию врага. Их селения, разбросанные по степи, плоскогорью, равнине крепко спали.
   "Пума" бесшумно врывалась и начиналась бойня. На бойцах была неслышная спецобувь, в масках пум ребята казались грознее самого Грозного. Враг не ожидал и не понимал, кто это и откуда? Бойцы не пропускали ни одного селения - кололи, зарубали, резали, давили, сжигали, душили.
   Отряд "Сумерки" действовал иначе, бесшумно подкрадываясь и мёртвой хваткой впившись, спецы прокусывали горло, это они умели и от них мало кто уходил.
   Мозаичные кадеты из Ллкуаль Теппля шли дружно, ничего не боялись, такая была подготовка. Лихо убивая врага, они бравировали друг перед другом, силой силушку превозмочь. Источник молодости, Благоухающая Долина, Мозаика руин и подготовка шталмейстера сделали из них идеальных солдат. Парни были ещё совсем молодые и много не думали, не особо и береглись, поэтому убивать было легко, азартно и они спешили, ведя счёт победам.
   Ночь, день, ночь, день, ночь. Это счёт этой войны. Два с половиной дня отводилось для броска под названием "Полосатый, как сама жизнь". Население этой страны и их воины были ошарашены внезапным полосатым рейдом. Прошёл день, потом второй, а они так и не собрались с ответом, приходя в себя, хороня родных и зализывая раны. А после наши отряды, ориентируясь уже по знакомым дорожкам, пришли с повторным визитом-зачисткой. Всё живое уничтожалось и сжигалось, такая была тактика. Второй рейд проходил с перерывами, наши боевики ели, отдыхали посменно. Все три группировки продолжали без разбору тотальное уничтожение населения.
   Третьим этапом на эту землю пришёл сибирский корпус. Тайный советник определил судьбу этого народа - всех уничтожить, а кто останется переселить далеко на запад в пустыню. Поэтому корпус прочёсывал каждый уголок земли басмачей, всех кто ещё был жив, связывали и под конвоем собирали одной большой толпой. Бои закончились, и осталось, на удивление мало местного населения, которых под конвоем отправили на запад, через Чарыман Гуру и дальше далеко в пустыню, это было переселение целого народа под конвоем корпуса.
   Больше в Западной Сибири не видели чёрных наездников басмачей.
    Ква́гга - истреблённое во время этой спецоперации непарнокопытное животное, ранее считавшееся отдельным видом зебр. Спереди оно имело полосатую расцветку, как у зебры, сзади - гнедой окрас лошади, длину тела 180 см. Квагги были приручены человеком и использовались для охраны стад: они намного раньше овец, коров, кур замечали приближение хищников и предупреждали владельцев громким криком "куаха", от которого и получили своё название.
  
   Некоторые обстоятельства этой бойни. Сколько погибло тогда, я не знаю. Но в разгар достаточно кровавых событий с Севера появились всадники на конях белой масти, одетых в меховые шубы, ростом намного выше чеченцев, светлые, светловолосые, статные, гордые и независимые. Они приблизились к нам, дружно слезли с коней и подошли к командиру "Пумы", наши бойцы, в крови и эйфории жестокой схватки приготовились дать отпор, и пришлые были в боевой готовности, мы разглядели у них огромные металлические луки.
   - Шум войны долетел до нас, в этих краях жестокая бойня?
   - Не знаю, кто вы, надеюсь, не друзья тех бандитов, которые получили по заслугам.
   - Это ваша война. Но захватив эту землю, знайте - Север трогать не надо.
   - Я сержант, моё дело воевать, а говорить я долго не могу. Вы бы отправили на Русь послов что ли.
   - Долго говорить и не надо, наши послы с нами.
   Он достал рог и протрубил в него. Весь горизонт стал заполняться белыми всадниками, их было видимо - не видимо, такие же, как он светловолосые и светлолицые, все в богатых шкурах. А за горизонтом шёл новый горизонт воинов на белых конях.
   - Красиво! Скажите, кто вы и чего дальше нам делать, чтоб говорить, а не воевать.
   - Русский офицер, ты видишь перед собой воинов северной земли Тулле, границы которой во льдах идут далеко на север. Хорошо, что среди вас нет гиперборейцев, иначе мирно разойтись у нас не получилось бы.
   - Тулле. Страна, о которой мы даже не слышали. Важная встреча, приглашаю вас к нам закрепить уговор договором и жить в мире друг с другом.
   - Возможно, но не сейчас. Мы вас предупредили, никаких пожаров, грабежей и войн севернее этой земли, которую вы так безжалостно уничтожили. Уничтожили квагг, всё горит, выжженная земля, а людей как скот вывозите, впрочем, это ваше дело.
   Он повернулся и в сопровождении ближнего отряда умчался к армаде воинов, быстро скрывшихся в дымке горизонта.
   Рустам Имеретия долго смотрел им вслед, не веря в происходящее:
   - Ничего себе встреча! Есть, над чем, подумать русским вождям.
  
  
   ***
  
   Артём не помнил своих родителей. Двойная фамилия в нашей стране говорила о благородном происхождении. Ёнгол - уходила в отцовскую родословную, а Шеваки - в материнскую. Лицо восточного типа, глаза уже русских с центральной равнины, скулы шире. В этом городе построили кумбум. С ближнего и дальнего зарубежья люди желающие успокоения и поддержки и слышавшие о буддийском храме потянулись в Ёнгол Шеваки, кто верил, кто надеялся обрести защиту, всюду стояла предпраздничная атмосфера ожидания чуда. Артём выбрал молодых и выносливых служащих в кумбуме, не ведая зачем, но чувствуя непреодолимую тягу отправиться в путь. Дороги никто не знал. Сколько время займёт их поход?
   Девять человек ушли, и только вера согревала их в дороге, идея освещала горные тропинки, а природа кормила, чем бог пошлёт. Артём не замечал трудностей, а когда двоим товарищам стало совсем невмоготу - один заболел, а второй решил остаться в горном селении, семеро продолжили восхождение. Выше в горах стало нечем дышать и в день они проходили совсем немного. Что замечали вокруг? Прозрачный как молоко воздух? Тёплое как лягушка солнце? Верную как хамелеон тропу? Ощущение полёта, когда ты еле тащищься по узким и не тропочкам вовсе.
   День сменяла ночь. Ну и что, разве это важно? Узнать себя, стать другим, удаётся только в таких местах и, поднявшись над суетой, чувствуешь себя человеком. Человеком или созданием?
   Шли молча, зачем было говорить, каждый делал это про себя. Молодые, потому что монах верил, молодость - время полётов, а в старости можно и поучиться всему, ведь впереди целая жизнь. Что возраст - человеку отведено 250 лет жизни, по крайней мере. Мы сами стареем и сами определяем, ограничивая себе возраст. Зачем?
   Тоже и про болезни. Есть люди, которые вообще не болеют, я имею в виду именно болезни, а не фикцию. Лучшее лекарство - сила духа и вера, не верь - и не заболеешь! И может ещё самая малость чего-то впридачу.
  
   Двое в буддийских одеждах остановились, завидев вдали людей и решив остаться с ними, пятеро ушли в неизвестное. Сильно похудели и сейчас были именно в том весе, какой и нужен. В быту зеваки называют это "очистились от шлаков". Впереди - бескрайняя степь, Светило - то палевое, то бежевое, меняло азимут, это было неважно, стороны света не играли никакой роли. Сколько людей одновременно дышало на этой земле, какие такие народы смотрят на Солнце вместе с нами? Мы привыкли изучать народы по учебнику, как всё просто - ну верьте же - так всё и было. Не считая самой малости - были и другие народы, страны, материки и цивилизации.
   Местность менялась, вода оставалась. Товарищ Артёма нарушил тишину своим вопросом:
   - Долго нам ещё идти, Артёмча?
   Артём остановился. Раздумье:
   "Идти, разве надо идти? Идти всю жизнь - дойдёшь ли?"
   "Стоять или лежать - двигаясь духом. Мысли опережают взгляд".
   "Открой клетку - и мысли обретут мир".
   "Ты можешь молчать - твои идеи вольются в копилку человечества".
   "Долго - вечность или мгновение? Время - с чем оно соизмеримо? Почему оно такое, как есть?"
   "Если ты сильно чувствуешь - возможно, ли это объяснить? Он видел - росточек, зелёная веточка пробивается сквозь скалы, так и душа твоя сквозь интернет".
   Не зная, что ответить, Артём промолчал.
   С одной стороны от них была пустыня, а с другой горы.
   - Я останусь здесь, братья мои, путь к совершенству обретём через внутренний, а не через внешний мир. Буддист ощущает себя всегда в пути. Кто достигнет такой высоты, станет учителем для нас.
   С Ёнголом Шеваки остались двое соратников, и самые достойные ушли на рассвете с утренним туманом после прощания с братьями.
  
   Трое обнялись и расселись на три стороны, один лицом к пустыне, другой смотрел на горы, а третьему взору достался один туман, заволокший окрестности. Чистые сердцем, достойные стремящиеся, верившие в коммунистические идеалы вселенского братства. Перед ними открылся Белый Остров, необъяснимая энергетика, они стали сыты, как будто долго пировали, прилив сил такой, что казалось, монахи приподнимаются над землёй. Очевидно, впереди сиял ослепительный город, строениями упирающийся в небо, но и глубоко в землю уходили лучи, по которым можно было просто спуститься вниз.
   Друзья-буддисты шагнули и понеслись в тёплом потоке, это было одновременно и массаж и угощение, напоминающее пудинг, лёгкое и необычайно вкусное. Пока летели, поели, отдохнули, мысли били через край. Ведь это была Шамбала, дающая духовную энергию для получения силы. Хранилище древнего тайного знания.
   Призрачный свет из глубин планеты - здесь было столько всего! На виду, на фантастическом срезе земной коры тянулись зигзагообразные склоны с многочисленными залами, колоннадами, портиками и террасами, заполненные рукописями, тканями, картинами, изделиями, образцами и даже не знаю чем ещё, мало знакомым. Вспышки пульсирующих ромбовидных и шарообразных пьедесталов с непрерывно освещаемыми внутри их раритетами. А самое главное, анфилада бесконечных исчезающих в глубинах витрин с незаметными тончайшими, прозрачными стенками, а что было в них, не поддаётся описанию!
   Мы достигли той высоты и углубились настолько, что могли видеть Чинтамани - драгоценность, исполняющую желания. Как она выглядела, непостижимо, её нельзя описать, можно лишь увидеть! И воспользоваться подарком судьбы. В воздухе купались, брызги дающие здоровье и силу, а энергетические волны как морской прилив подхватывали тебя, и ты плыл в пене, счастливый и испытывающий невероятные для землян ощущения. И вот в полутьме показался призывно изгибаюшийся путь, с непредсказуемыми виражами в сумеречные водопады, выбрав такую дорожку, просто прыгаешь, и в потоке уносишься дальше.
   Так становятся явью тайные оккультные учения, выбираешь из них одно или несколько. Воинство Шамбалы, ожидающее часа справедливости огромное и незаметное, возникающее там, где его не ждёшь. Белый Остров, скрытый от непосвящённых, хранил идею и оснащение, на все случаи и повороты истории планеты. Любой мог остаться, но истина была в их возвращении и рассказе о познании. Ребята буддисты вернулись назад, Шамбала помигала им на прощание и исчезла, когда они обогнули цветущий ашокой холм. Шамбала становится невидимой для прохожих.
  
   Возвращение было триумфальным. Рассказ о Шамбале потряс народ. Это было чудо, которого очень многие ждали! Чудо Природы.
  
  
  Знания - Конвой, Зачистка, Переселение, Оккультные учения, Кирпич, Бумага, северная земля Тулле, Шамбала, Чинтамани.
  
  
  
   ЧАСТЬ 5 . 8 БРАЗИЛИЯ.
  
  
  Предыдущие Награждения - За проведение успешной операции 'Полосатые, как сама жизнь'
   - командиру отряда 'ПУМА' Рустаму Имеретия - присвоить звание лейтенанта.
   - командиру отряда 'СУМЕРКИ' Роману Унгъоргео - присвоить звание лейтенанта.
   - наставнику Мозаичных Кадетов Эруиму Ллкуаль Тепплю - присвоить звание лейтенанта.
   - командиру Сибирского Корпуса Дэну Скульптору - присвоить звание лейтенанта.
   - начальнику Стражи, Тайному Советнику Тилю Бруни Швайгеру - присвоить звание капитана.
  
  
   Грэг днями проводил на пляже. Красивые девчонки, друзья, которых знаешь с самых соплей, весёлая компания, обезоруживающие приколы, отпадная юность, плавали, пили кокосы, носились друг за другом. Работали от случая к случаю, кто-то прислуживал знати, другие рыбачили, третьи подрабатывали в городе. В Бразилии не было такой строгости, как на Руси - кто не работает, то не ест, все на строительство, всех в солдаты и т.д. Но пришёл враг, и это были русские, которые хитростью взяли Ресифи и Сальвадор и морские города Рио, Байя, пляжи Копакабаны оказались пограничными. У русских видели разные войска и разных воинов, некоторые выглядели угрожающе. Смелые и независимые бразильцы, любящие солнце и море, не очень понимали русских - мрачноватых, сутулившихся, озабоченных, порой беспричинно злых, а власти призывали всех на войну, собираться в большой поход.
   Рио-де-Жанейро гремел и плясал, в нём проходил очередной карнавал. Все районы участвовали в праздничном шествии, проходили не спеша, широкой ряженой процессией по Карнавальной авеню, под музыку, барабаны, пение и танцы. Грэг с друзьями, раскрашенные во все цвета радуги, зажигали байлу, да так что многие девчонки и даже дамы в возрасте, оголялись на ходу и готовы были отдаться им прямо в толпе. Ну, в толпе, не в толпе, а поодаль карнавала именно это и происходило - вдоль всей Авеню, не зря же люди специально приезжали сюда со всей Бразилии и с соседних стран. Карнавал - значит всего должно быть много с избытком, через край, чтоб хватило надолго - до следующего карнавала через пару месяцев. Влюблённые, раскрашенные и неузнаваемые в масках - и лиц друг друга не видели, поди потом через 9 месяцев разберись, кто будет мама, кто будет папа. Случались и казусы - девочка и дедушка, бабушка и парнишка, тётенька и тётенька и т.д. Карнавал шёл уже 8-ой день, не есть, не спать, а петь, танцевать и заниматься любовью - идеальная жизнь, человек и создан для этого - любви и счастья.
  
   А завтра была война. Ресифи и Сальвадор оккупировали русские, а бразильцы всё танцуют.
   Вы говорите - беззаботные, мы говорим - традиции. Вы говорите - гламур, а мы говорим вечность.
   Война - фигня, по сравнению с карнавалом! Куда там - убивать всегда проще, а ты развесели и заведи толпу, чтобы она забыла и про сон и про еду и про время, вот это карнавал!
   Огромное шоу вышло из города, и разряженная процессия двигалась выгонять русских из Сальвадора. Никакая армия не устоит против шоу и любви. Танцующие самбу бразильцы радостно улыбались:
   - Эй, русы, пошли с нами плясать!
   Некоторые не сдержались и стали подражать их игривым движениям. Бразильцы заняли всю площадку, растянувшись вдоль наших войск.
   Мы и не заметили, как наши солдаты стали падать, поражённые невидимыми лучниками. Когда разобрались, поняли, что вражеские лучники стреляют в наших воинов из-за танцующих.
   Музыка резко оборвалась, и все бразильцы устремились на нас. Вот хитрые, а мы-то поверили - не хотят воевать, хотят веселиться. Песня отзвучала, и завязался обычный бой, если бои бывают обычными. Толпы бразильцев теснили нас по всей линии.
  
   Столкновения войск Руси и Бразилии проходили у Байи и под Хильверсумом (Сальвадором), где была испытана новая боевая машина. С большой непрерывно крутящейся платформы русские поочерёдно стреляли по врагу, бесперебойный лучник. Впервые использовали наши катапульты со снарядами и с огнём. Воевали - 2-я Армия казаков Бая Олеговича и 3-я Добровольцев, а с ними и женщины-воины из джунглей, предпочитающие семье - войну. На войне всегда проще найти себе мужа, а убьют другого. Оба сражения проходили с переменным успехом.
   В своём городе Паоло Хильверсум предложил создать армию-обманку - огромнейшую толпу, наверное, с полгорода, одели в военных и с видимостью оружия вывели из города в сторону приготовленных укрытий. Бразильцы, решив, что горожане покидают город, двинулись к нему. Тут их и ждала засада - огромные ямы, прикрытые для виду, ловушки - на бразильцев вдруг обрушилась выливаемая кипящая сера, а когда они застряли, их окружили казаки и добровольцы. Несмотря ни на что, бразильцы бились упорно и брали вверх. Их передовые отряды входили в Хильверсум, навстречу к ним с разных сторон вышли одетые в кольчужки мозаичные кадеты. Наши воины были заранее предупреждены и все по команде заткнули уши, а бразильцы нет. Кадеты достали свои свистки и одуряющий, стискивающий мозг свист раздался у входа в город перед бразильцами. Они с выпученными глазами ошалело озирались вокруг, а когда свист повторился, бросились прочь от Хильверсума. Свист внушал ужас, вгонял в депрессию, им казалось, что они вот-вот погибнут. Некоторые солдаты побросали оружие, панически отступая, бежа от города, как от чумы. Хильверсум остался за нами. Дюжина мозаичных кадетов, оставив город и пересев на лошадей, поскакали к южному морскому городку Капокабане.
  
   Матросы Штурмана прорвались к портовому городу Байя. Команда подобралась опытная, но бразильцы парни крепкие и держались молодцом. Когда силы бразильцев защищающих Байю ослабли, солдаты отступили в город-крепость и наглухо закрыли все ворота, а стены были прочные. Началась осада Байи, она тянулась бы бесконечно, да шталмейстер отправил осаждавшим особый камень из тех, что стояли вокруг Ллкуаль Теппля, его привезли в специальном кожухе, нейтрализовавшем действие магнита(?) по дороге. Камень был установлен перед центральными воротами, кожух сняли, - и о чудо, силой его действия ворота поддались и стали открываться. Группа прорыва ворвалась через приоткрытые ворота в город, а за ней ринулась вся армия. Для бразильцев ожидавших подкрепления, полной неожиданностью стал внезапный штурм и бои в самом городе. Русские, под командованием Штурмана получив стимул, не теряли инициативу, Байя была взята. Штурман приказал обходиться без лишних жертв, с бразильцами обращаться хорошо, военнопленные такие же простые люди - ну угораздило их воевать на другой стороне.
  
   Не вся Бразилия воевала. В Рио-де-Жанейро продолжался карнавал, пели и плясали, словно не было войны. Грэг Лугано, его друзья и подруги шли в обнимку, потеряв счёт дням и ночам. Там их и сцапал бразильский офицер.
   - Вот вы мне и нужны!
   Он показал девушкам знаком - мол, вперёд на баррикады, а парней жёстко одёрнул:
   - Стоять головастики! Слушайте и запоминайте, а кто не поймёт, объясню по-другому! Русские взяли Байю, их войска стоят вокруг города. Вам приказ - доплыть морем до Байи, проникнуть в крепость и похитить их главного командира.
   - Если не выполните, всем будет плохо. Пока наши солдаты воевали под Байей и в Сальвадоре, вы балду пинали на пляже, танцевали, да обжимали друг друга, чтоб я этого больше не видел, - резко сказал он.
   - Не выполните, всех забреют на 10 лет в армию, и не вместе, а в разных местах, там вас научат родину любить, и свои дурные замашки забудете, а то совсем горько придётся.
   Парни повесили носы, 10 лет службы звучало как приговор.
  
   Через час подготовки все стояли у пальмы, с которой в детстве прыгали в воду. Они умели плавать раньше, чем начали хорошо ходить, потому, что росли на побережье, бегали вокруг своих матерей, ловили крабов, ныряли за раковинами, доставали морских ежей и устриц. И к Байе плавали не раз, расстояние было приличное, но только не для этих парней, живущих на пляже.
   - Доплыть то можно, а как командира ловить?
  
  
   Сначала плавание как зарядка, входишь в ритм, оцениваешь мах, лёгкость воды, амортизацию солёной массы, отдачу волн, собственное настроение, биоритмы. Это проходит за несколько десятков метров, максимум сотня-вторая, потом входишь в темп, определяешь стили, комбинируя их, плывя, поочерёдно делаешь акценты на руках, на плечах, на ногах, на тазе. Вот уже и открылось второе дыхание, значит, долго сможешь плыть в этом ритме, не замечая усталости. Не балуй себя отдыхом, не торопи его, когда действительно он понадобиться - это будет к месту, но не раньше. Смотришь и половина заплыва миновала. Дальше начинается самое интересное, твои возможности человек, профессионализм, пластика, аутотренинг, чудеса дыхалки, способность плыть по инерции и личные рекорды. В воде хорошо думать, петь, про себя или расслабиться и просто отключиться, сосредоточившись на воде.
   Бразинскаусы проплыли 2/3 пути, и тут к ним присоединилась стая дельфинов, это были их друзья. Сколько раз они играли и резвились вместе, пока не выросли большими. Флиппер подплыл к Лугано, подставляя бок и предлагая помощь в плавании.
   - Друг, я не устал, спасибо Флиппер!
   Он дотронулся и погладил друга дельфина, Флиппер завилял хвостом и защёлкал по-своему, радуясь за приятеля и говоря:
   - Ура мы вместе и плывём вперёд на искрящейся под солнцем волне!
  
   Вдали уже показались стены Байи. Они были у цели. Осталось за малым. Найти и похитить русского командира. Где наша не пропадала! Накостыляем им голов, мама не балуйся!
  
   С берега у крепости, через стоянку для лодок они пробрались в город. В Байе оставалось много бразильцев, затеряться среди них не составило труда. Им повезло, они заметили человека раздающего приказы налево и направо, хотя он и мало походил на главного командира, скорее учитель или мастеровой. Это был русский капитан, он набирал матросов прямо из жителей Байи, только что ставшей русской.
   - Давайте парни к нам! - завидев их, позвал офицер. - Не пожалеете, весь мир откроется перед вами! Русские и бразильцы обязательно станут друзьями.
   Пловцы, ещё не обсохшие, в мокром тряпье обступили офицера, раздумывая.
   - Как тебя зовут? - обратился кэп сразу к Лугано.
   - Грэг.
   - Ну, вот Грэг, тебе крупно повезло, я произвожу тебя в энсины, будешь командовать всеми бразильскими моряками, пойдёт?
   - Пойдёт. Только сплаваем сначала - покажите как надо...
   Штурман посмотрел на Лугано:
   - Ты вроде неглупый парень? Плавать умеешь?
   - А то!
   - Собирай команду.
   Грэг набрал всех своих. Офицер недолго раздумывал:
   - Пошли, покажу что ли.
   Они нашли 2 джонки и, разместившись в них, отплыли от берега, несколько парней сопровождали лодки вплавь, так как им не хватило места.
   - Хорошо плавают ребята! - похвалил капитан.
   - Мы чемпионы континента на открытой воде, - с гордостью сообщил приятель Грэга.
   - Чего-чего? - префект недоумённо уставился на него.
   - Мы и ныряем хорошо, - похвалились ребята.
   - А что здесь можно достать в морских пучинах?
   - Да всё, крабы, ракушки, моллюски.
   Штурман заулыбался так, что в ответ стали улыбаться и бразильцы, а один парень, было, по-свойски положил руку на плечо кэпу.
   - Это то, что мне нужно. Расскажите есть какие-то огромные раковины, где их можно найти?
  
   Беседуя, бразильцы налегали на вёсла и лодки быстро плыли в направлении Рио-де-Жанейро.
   - Да есть тут место, там иногда находят огромные необычные раковины, про них рассказывают всякое, непонятное.
   - Поплыли туда! Найдёте их - тройная оплата золотом или серебром и все будете сержантами.
   Деньги, конечно, не помешали бы, но бразильцы боялись, что тогда не доставят офицера в Рио.
   - На обратной дороге, господин офицер? - Лугано прикинул, мы, пожалуй, успеем. А своим тихо добавил:
   - С этими раковинами он от нас никуда не денется.
   Они повернули к отмели больших раковин.
  
   Пришлось всем по очереди нырять в поисках тех раковин, пока не нашли две большие диковинные раковины умопомрачительной расцветки, одна притягивала, а другая будто отталкивала от себя. Штурман сиял. А как же, найдены - это определённо Аттрактор и Эгрегор! Он бережно переложил их в сумку и только теперь стал немного волноваться за себя, ожидая продолжение концерта по заявкам.
  
  
   Смертин в Оазисе получил приказ немедленно ехать в Бразилию, ему отводилась роль буфера в ведении переговоров. Раньше он бывал в этой стране и хорошо знает её женщин. В Рио-де-Жанейро обрадовались, узнав, что мы не собираемся дальше воевать, потому карнавал продлили ещё на неделю. Нашу делегацию встречала глава Бразилии - Мать Мария или Просто Мария, как они сами звали её. Приехал Смертин, русский посланник, какого же было удивление, когда они узнали друг друга. Эту красивую и рассудительную бразильянку Смертин помнил как Марусю. Они познакомились, когда вечерами плавали на бразильской Ривьере.
   Беззаботные были денёчки, как всё изменилось.
   Хорошо то, что хорошо кончается.
   Главе и послу легко было найти взаимопонимание, и вскоре дипломатическая миссия увенчалась успехом. Русь и Бразилия признавали суверенитет друг друга, принимая договор о дружбе и торговле. Отныне мы должны только дружить и торговать. Русь предлагала помощь Бразилии за переход к нам её четырёх городов, субсидируя новые поселения на её смежных территориях, другая помощь - ещё обдумывалась обеими сторонами. Русским и бразильцам разрешалось свободно посещать свои страны.
  
   После раковин Лугано, пловцы и русский капитан уже безмятежно поплыли в Рио, сойдя на берег, Грэг предложил капитану показать город.
   - Пошли, - согласился кэп.
  
   Они вышли на Карнаваль-Авеню и увидели процессию. После подписания договора мать Мария и Смертин шли в окружении толпы, а народ радовался, что войны больше не будет и пришёл мир. Увидев того бразильского офицера, Лугано кивнул ему на Штурмана, мол бери языка за горло, он твой. Офицер сделал круглые глаза и с гримасой показал им знаком - отбой!
   Увидев друг друга, капитаны Штурман и Смертин обнялись, побывать в Рио-де-Жанейро в белых штанах, была мечта у обоих, и она осуществилась!
   Префекта познакомили с Марией. Мария и капитаны продолжили торжественную прогулку втроём и со всей Карнаваль Авеню.
   Префект и капитан Штурман стал наместником в Бразилии. По договору Русь поставляла бонус - пряности, красители, шерсть, кожу, древесину, зерно (рожь, кукурузу), мясо, сыр, экзотичных для них животных и т.д.
   Мы получали выход к Южному Морю!!
  
  Открытия - Аттрактор, Эгрегор, Джонка, Лодка, Авеню, Плавание, Аутотренинг, Моллюски, Карнавал, Дельфины, Байла, Катапульта, Свисток (частотно-волновой?).
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"