Егоренков Виталий: другие произведения.

охотник 2 часть основной файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    Уважаемые читатели, очень важно ваше мнение, ваш отклик, ваша критика.

  
  Насколько я могу судить, этот ящик из пластика и стекла технологический артефакт для передачи информации? - любопытный обруч явно имел ввиду телевизор.
  - это в теории. - я грустно усмехнулся. - на практике по 'ящику' в основном всякую пургу показывают.
  - а как его заставить работать? - заинтересовался Шерш.
   Я взял в руки покрытую пылью 'лентяйку' и включил телевизор. По каналу ТНТ шла ненавистная мне идиотская передача, где несколько истеричных полусумашедших парней и девушек пытались строить дом, а попутно выстраивали отношения между друг другом согласно принципам морали обезьяньего стада. Недалекие подростки и выжившие из ума бабушки с удовольствием смотрели эту передачу, хотя даже их домашним любимцам должно быть ясно, что ругаясь и вступая в беспорядочные половые связи, ни дома, ни серьезных отношений не построить.
  Я почувствовал рвотный рефлекс и хотел было переключить на что-нибудь более приличное (довольно часто радовал осмысленными передачами канал РБК), но обруч неожиданно остановил меня:
  - погоди-ка немного. Дай посмотреть.
  - но это же такая муть!!! - возмутился я.
  - ты не прав... это невероятно интересно. - бодро возразил обруч. И судя по интонации он нисколько не шутил. Я сильно удивился. До этого момента артефакт всегда выказывал мудрость в действиях и суждениях.
  - интересно как сильно тебя выворачивает от этой передачи. Аж позеленел весь. Ладно не мучайся - иди на кухню, а я морока поставлю. Его глазами посмотрю.
   Я сел на кухне на колени на коврик и стал медитировать, чтобы прогнать невыразимо мерзкое гадостное послевкусие, вызванное продуктом канала ТНТ. Мне никогда в жизни не гадили кошки в рот, но я подумал, что ощущения должны быть схожими.
   - тебя настолько заинтересовал их метод строительства домов? - спросил я спустя полчаса, чувствуя, что любопытство снедает меня на корню. - в Сопредельных мирах так не строят?
   - нет, конечно, ТАК у нас не строят - отмахнулся обруч. - впрочем, и у вас так не строят. Эти юные олухи дом и за три десятка лет не построят. А что построят долго не простоит. Руки у них из неправильного места произрастают.
   - тогда что тебя так привлекло в этой передаче? Заинтересовало как молодежь там строит свои отношения? Неужели понравилось?
  - молодежь ведет себя отвратительно. Эти вырожденцы позор для родителей, своего рода и всей нации. - хмыкнул обруч. - интересна эта телепрограмма как великолепное почти совершенное в своем роде оружие.
  - оружие? - удивился я. - А по мне так это просто г...
  - на самом деле, мой юный ученик, в этой странной телевизионной передаче про строительство дома, заложено очень мощное негативное информационно-духовное воздействие. Простое, но невероятно убийственное по своей мощи. Твой народ воюет с кем-нибудь?
  - уже нет. Была война, но мы в ней проиграли. - сказал я невесело.
  - похоже, вашему врагу мало просто победить вас. Он хочет уничтожить, разрушить дух, разум, моральные ценности вашего народа, уничтожить как нацию. Превратить вас в животных. Очень похоже на то как метаинфекция пытается захватить и разрушить твой разум. Методы практически одинаковые.
  - и как с этой напастью бороться? - с бьющимся сердцем спросил я. Давно подозревал, что с что-то странное и скверное творится в моей стране. Ну не может народ так быстро и без помощи со стороны настолько сильно озвереть и оскотиниться.
  - рецепт предельно прост: самоконтроль, медитация, концентрация, сила воли, дисциплина, развитие, духовность, поиск смысла жизни, своего предназначения ... то чего всегда так не хватает вашему суетному людскому племени.
  
  
   Я снова почувствовал как внутри моего сознания поднимается черная омерзительная волна, разбивающая мою волю, разум вдребезги. Я пытался противостоять ей, но легче было затормозить мчавшийся со скоростью 100 км в час паровоз голыми руками, чем остановить мета, пытавшегося захватить контроль над телом. Отбросить тварь мне опять помог обруч: волна невероятно сильной боли погасила мое сознание, но прежде заставила мета убраться вглубь моего разума. Тварь боялась боли.
  -он слишком силен. - сердито заворчал я когда обруч привел меня в чувство. - боюсь мне никогда его не одолеть.
  Очередное поражение подействовало на мой дух угнетающе.
  - ляг на спину поудобнее. - неожиданно мягко предложил обруч. - закрой глаза, позволь напряжению покинуть твое тело и разум. Сосредоточься на спокойном правильном дыхании. А теперь объясни почему ты настолько сильно переживаешь из-за своей неудачи? Ведь не случилось ничего слишком страшного и непоправимого?
  - враг сильнее меня. Боюсь, что если я проиграю в сотый или стодесятый раз, то ты решишь, что я безнадежен и просто меня прикончишь. А я не хочу умирать. - объяснил я, пытаясь успокоиться.
   Обруч надолго замолчал, затем сказал виновато:
  - очевидно, что, пытаясь помочь тебе, Гледен нечаянно совершил две большие ошибки, а я лишь усугубил их, железный болван. Первая ошибка в том, что мы внушили тебе мысль о непобедимости метов. Твой разум воспринял эту вредную идею и теперь тебе кажется, что ты бьешься с непреодолимой силой, занимаешься безнадежным делом. На самом же деле это в корне неверно. Мет, конечно, невероятно силен, но вовсе не бессмертен. Ты сам голыми руками без посторонней помощи победил его. Его сила основывается прежде всего на твоей слабости. Пока ты уверен, что он сильнее тебя, он и будет сильнее. Битва с тварью происходит в твоем разуме, в твоей душе. На твоем поле как говорят в вашем мире. И это хорошая новость.
  Твой разум решает кто побеждает: ты или метаморф.
  И еще: напрасно ты меня боишься из-за приказа уничтожить если превратишься в тварь. Ты ошибочно воспринимаешь меня только как строгого судью и безжалостного палача. Это в корне неверно. На самом деле я для тебя прежде всего учитель и... оружие в твоих руках, руках твоего разума. Постарайся воспринимать меня именно таким образом. Бей мною мета как мечом, закрывайся от его ударов как щитом. Что касается твоей смерти. Поверь мне, ты слишком ценный объект для исследований, чтобы я так запросто уничтожил тебя. Орден слишком мало знал о метаморфах до недавнего времени, а благодаря изучению твоего организма удалось подобрать ключики ко многим их секретам. Я убью тебя только в одном случае: если ты перестанешь бороться, сдашься, опустишь руки. Пока ты сражаешься с тварью внутри себя, ты будешь жить. Это я тебе твердо обещаю.
  А теперь попробуй просканировать свой мозг и определить участок, захваченный метом. Подвластные тебе области пусть окрашиваются в белый цвет, а оккупированные врагом в черный. Главное не торопись. Исследуй все внимательно, тщательно. Смотри в объеме. Не забывай правильно дышать и настроиться на гармонию внутри себя и вокруг.
  Я прикрыл глаза и мысленно представил большую трехмерную карту своего разума. Среди подвластных мне областей сверкающих белым цветом резко выделялась мерзкая как раковая опухоль черная область.
  - мне это кажется или она растет? - спросил я потрясенно.
  - нет. не кажется. - ответил обруч невесело. - мет постепенно захватывает твой разум. Каждый раз когда твоя воля дает слабину, он занимает новый кусочек разума. Ты просканировал сознательное, а теперь попробуй взглянуть на свое бессознательное. Это куда более глубокая область и намного более обширная. Подводная часть айсберга твоей личности. Оттуда приходят твои сны. Там рождаются твои мечты и страхи.
  Я попробовал. Бессознательное предстало передо мною в виде безбрежного океана стремительно летящих облаков. Только в отличии от сознания где мет пока не доминировал, здесь большая часть облаков оказалась окрашена в мерзкий черный цвет. В моем бессознательном тварь властвовала почти безраздельно.
  - хреново. - резюмировал я.
  - еще хуже чем думаешь. - откликнулся обруч. - но пришел момент попробовать дать мету сдачи и отвоевать обратно мир своих снов. Или хотя бы загнать здесь тварь в узкую маленькую резервацию. Нельзя позволять мету отравлять твои сны, искажать мечты, убивать надежду. Подсознание это фундамент твоей личности. И он должен быть крепким. Иначе вся твоя личность рухнет как карточный домик.
  - как дать мету сдачи? - спросил я с разгорающейся надеждой.
  - представь что в твоем бессознательном все черные облака сгорают в ярком серебристом пламени. Попытайся представить это максимально ярко, четко, почувствуй, что серебристый свет тебя ослепляет изнутри, а пламя обжигает.
  Я сконцентрировался и сделал так как велел мой металлический наставник.
   Эффект превзошел все мои ожидания: внутри головы как будто взорвалась бутылка с зажигательной смесью, от невыносимой боли я просто выключился.
   Вернулся в реальный мир я, если судить по внутренним часам, очень и очень нескоро. Сильно болела, просто раскалывалась голова, глаза слезились как от едкого дыма.
  - ну как? Получилось что-нибудь? - спросил я у обруча.
  Тот ответил не сразу... и как-то излишне задумчиво:
  - посмотри сам. Начни, чтобы не пугаться, с разумной области.
  Я просканировал сознание и с удивленной радостью обнаружил, что области захваченные метом сильно уменьшились и, что тварь, раньше излучавшая самодовольную уверенность, стала бояться меня.
  - я правильно ощущаю? - спросил я у обруча. - враг отступил и дрожит от страха?
  - скорее от невыносимого ужаса. - хмыкнул обруч. Посмотри-ка на свое бессознательное, друг мой, и ты поймешь почему мет так напуган.
  Я посмотрел и сам содрогнулся: на месте тех областей, которые раньше занимал мет, зияла дыра, пугающая пустота.
  - это что же я... - от удивления у меня отвалилась челюсть.
  - выжег часть собственного бессознательного. - закончил за меня обруч. - вместе с большим куском метаморфа. Я наверное тоже начну тебя опасаться. На всякий случай.
  - а может я тогда смогу...- начал я.
  - ... только если сожжешь свою личность целиком. - развеял мои надежды обруч. - слишком глубоко тварь успела врасти в тебя. Вряд ли ты захочешь стереть себя целиком и очнуться малолетним ребенком в теле взрослого мужчины.
  - жаль. Во мне на секунду мелькнула надежда, что смогу, наконец, избавиться от твари. - мне снова стало грустно.
  - избавиться от мета будет непросто, но ты зря грустишь: сегодня ты впервые победил мета без моей помощи. - утешил меня Шерш. - теперь он тебя боится, а ты убедился, что можешь быть сильнее твари.
  Я почувствовал, что жесточайшее напряжение, державшее меня все последнее время, стало понемногу отпускать и необычайное умиротворение, ощущение гармонии накрыло меня.
  Впервые мет ощущался не как растущая во мне непобедимая раковая опухоль, а скорее как заноза, неприятная, опасная, но не уже совсем не смертельная.
  Я поверил в свои силы, осознал, что могу с ним бороться и могу побеждать. Во мне снова появилась робкая надежда на долгое и главное счастливое будущее.
  
  
  - Шерш. У меня возникло несколько вопросов. - наконец решился я. Некоторые нестыковки происходящего беспокоили меня и, наконец, наступил момент их разъяснить.
  - только сейчас? - удивился обруч. - не очень-то ты сообразительный.
  - у меня не было времени как следует подумать. Сначала битва с метом, потом непосильные физические нагрузки.
  - а сейчас значит я тебя недогружаю? - возмутился обруч. - посмотрим чем я смогу тебя нагрузить, чтобы времени глупости думать не оставалось... но ладно спрашивай.
  - почему если я настолько важен для охотников как подопытный кролик, меня не запрятали в какую-нибудь сверхсекретную лабораторию?
  Шерш задумался, затем стал осторожно отвечать:
  - я ведь тебе уже рассказывал, что предыдущие попытки исследовать метов довольно скверно заканчивались для любознательных. У ордена не так много сверхсекретных лабораторий, чтобы их громить почем зря. Кроме того, не в правилах охотников запирать разумное существо в клетку. Уж лучше следить за тобой с моею помощью. Что касается качества моих исследований, то открою тебе маленькую тайну - меня в свое время создавали как раз как инструмент для познания всяких интересных загадок. Все мои остальные функции это всего лишь дополнительные, вложенные на всякий случай.
  - раз ты такой ценный артефакт, то не чрезмерно ли рискуют охотники потерять тебя?
  - вообще не рискуют. Если у нас с тобою не получится, я в тот же миг вернусь к Гледену.
  - еще вопрос: как у меня под рукой оказался осиновый кол, и как получилось, что охотники так вовремя подоспели на помощь?
  - ты считаешь это вовремя? Олухи вконец опоздали. Вовремя было бы это убить мета так, чтобы ни ты, ни твоя девушка ничего не заметили. Ты подозреваешь, что Орден специально все подстроил, чтобы тебя заразить, а потом изучать инфекцию? Ты можешь мне не верить, но это не так. Орден слишком мало знает про метаморфов, чтобы иметь возможность прогнозировать какой из его укусов окажется заразным, а какой просто смертельным. Я уже говорил тебе, что процесс заражения сильно похож на заражение вампиризмом. Только меты могут заражать гораздо реже, и в этом наше счастье. Кроме того, имей охотники такую возможность, то выбрали бы добровольца среди своих. Орден готов жертвовать ради благих целей своими охотниками, охотно нанимает наемников и щедро оплачивает их кровь золотом, но старается по возможности не впутывать в свои игры тех кого он обязан защищать. Простых людей, обывателей. К тому же без их согласия. Что касается осинового кола, то для меня самого это неразрешимая загадка. Если это не счастливая для тебя случайность, то... тогда это игра не охотников, а кого-то другого. И ордену в ней похоже отведена роль фигуры, а не вовсе игрока. Но чтобы связать линии вероятностей таким образом чтобы заплести в них мета, тебя, девушку и осиный кол, надо обладать невероятными способностями к провидению. Того кто смог бы это сделать я не знаю.
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   - у каждого живого существа есть внутренняя энергия, жизненная сила, данная от рождения, помогающая двигаться, жить.
   Вы рождаетесь благодаря этой энергии, живете пока она присутствует в вас и умираете, когда ее последняя капля исчезает.
   Ты никогда не задумывался почему из одинаковых на первый взгляд малышей вырастают настолько разные люди? Почему один становится великим спортсменом и воином, а второй отращивает вместе с банковским счетом живот и задницу? Почему один становится великим художником или поэтом, а второй потенциально даже более талантливый пропадает в пучине безвестности?
  Оказывается, что одного таланта, ума, способностей мало, чтобы достичь высокой цели, стать великим. Также как одного зерна недостаточно чтобы вырастить прекрасный цветок. Самое красивое растение быстро гибнет, не имея сильных корней, без энергии.
  У большинства людей твоего мира, насколько я могу судить, очень слабая, негармоничная, неправильно развитая и покореженная стрессами энергетика. 'Светлые пятна' здоровой энергии хаотично сплетаются с темными провалами болезней тела и духа.
  Для твоего дальнейшего совершенствования необходимо научить тебя упражнению по укреплению энергетики. Положение тела не имеет особого значения. Можно укреплять энергетику лежа, сидя или стоя. Главное это прямая спина, отсутствие напряжения в мышцах и глубокое спокойное дыхание.
  Ты прикрываешь глаза и стараешься представить себя, а вернее увидеть в энергетическом, истинном зрении. Те части тела, что отзываются болью и дискомфортом, видятся в темных тонах, те, которые в порядке окрашиваются в светлые.
  Твоя задача с помощью правильного дыхания, при каждом вздохе притягивать из окружающего мира, из лучей солнца, из чистого свежего воздуха, из пламени костра, из бегущей в речке воды, из щедрой зеленью земли по глотку золотистой положительной энергии. Эта энергия при каждом вдохе проникает, растворяется по всему твоему телу, по всей твоей энергетике, вытесняя, закрашивая темные пятна. Делаешь упражнение до тех пор, пока ты весь целиком не будешь представляться в истинном зрении как столб чистого яркого без примесей золотистого света. Все ясно?
  - только один вопрос, учитель. - я осмотрелся вокруг, разглядывая свою гостиную, из окон которой виднелось закрытое плотными тучами и смогом серое питерское небо. - где ты видишь солнце, текущую реку или пламя костра?
  - для упражнения необязательно все это видеть обычным зрением, олух. Закрой глаза и подключи воображение.
   Помимо развития и укрепления энергетики с помощью этого упражнения ты сможешь всерьез притормозить развитие инфекции. В истинном энергетическом зрении засевший внутри тебя метаморф воспринимается как мерзкое грязное пятно. Вычистив области вокруг него, ты будешь ставить барьеры, границы, преодолеть которое твари будет весьма непросто. Давай попробуй.
   Я сел на стул, выпрямил спину, постарался максимально расслабиться и войти в ритм правильного умиротворенного дыхания.
   Тело измученное непосильными нагрузками выглядело практически единым темным пятном, на котором в центре головы еще более черной едкой кляксой выделялся метаморф.
   Я попытался представить, как учил Шерш, что меня при каждом вздохе наполняет светлая сила, очищающая мое тело, ауру от темных пятен, выжигающая искаженную испорченную энергию.
   Вместе со светом ко мне прибывала бодрость, свежесть, желание действовать, желание жить. Усталость и боль постепенно улетучивались из натруженных связок.
   Энергия, которая собиралась во мне, была теплой, согревающей, выгоняющей остатки простуды, как будто я выпил пару глотков вкусного кубинского рома.
   Меня стало заполнять ощущение комфорта и гармонии, а мет в глубине моего сознания недовольно заворчал.
   - мет - это создание хаоса. Свет ему неприятен. Как выяснилось опытным путем.
   - может я смогу избавиться от него таким образом? - во мне встрепенулась отчаянной птицей неожиданная надежда.
   - это всего лишь базовое упражнение для развития энергетики, Вит. Им ежедневно пользуется большинство жителей магических миров. - вздохнул обруч. - это не панацея. Но притормозить развитие инфекции оно тебе поможет. Ты пока я болтаю не отвлекайся, тренируйся: дыхание, расслабление, наполнение светлой силой.
   Очень важно искать ощущение гармонии внутренней энергии с энергией Вселенной. Не забывай, что точка концентрации энергии, твоего внимания - это центр твоего тела, низ живота.
  
  
  
  Когда я проснулся, моя голова невероятно сильно трещала как от большого похмелья. Во рту было сухо и гадко. Тело ломало и ныло, как будто его били палками, шея болела как от сильного ожога. Меня поташнивало.
   - очнулся? - бодро спросил обруч.
  - что случилось? - прошептал я еле-еле. От
  - тварь опять тебя сломала, Вит. Пришлось отключать.
   Я застонал от досады, затем вздохнул и начал приводить себя в порядок. С помощью правильного дыхания я стал выгонять из себя слабость, боль, 'чистить' свое тело и свою ауру от отрицательной энергии. Голова очень сильно болела, процесс восстановления шел неимоверно медленно и сложно, так как мне с огромным трудом удавалось концентрироваться на правильном дыхании.
   Обруч похмыкивал одобрительно и давал советы как лучше дышать, как правильно чистить ауру, как быстрее восстанавливать энергетику.
   Только через час-полтора я снова почувствовал себя человеком. Головная боль и слабость понемногу растворилась в золотистой энергии, собираемой в центре организма при каждом вдохе и расходящейся по всему телу и окружающей его ауре при каждом выдохе. Я почувствовал себя почти полностью здоровым, наполненным золотистой энергией и гармонией, только в глубине моего разума таился мерзкий черный затаившийся до поры до времени кусочек Хаоса.
   Я спросил у обруча: не сможет ли он в следующий раз помочь мне придти в себя побыстрее.
   Обруч хмыкнул и ответил:
  - я бы мог поставить тебя на ноги за пару минут.
  - тогда зачем я так долго мучился? - едва не завопил я. - почему ты мне не помог?
   Обруч усмехнулся и посоветовал мне подумать хорошенько и найти ответ на этот вопрос самостоятельно.
   Я задумался и обозвал себя дураком. Ведь Шерш не раз мне говорил, что не будет со мною возиться вечно, что я должен сам учиться справляться со своими бедами и проблемами, что должен сам следить за своим телом, не давая ему разваливаться от времени и болезней, зарастать коконом болячек и отрицательной энергии.
  
   .
  
  Глава 4
  В которой события начинают развиваться интереснее
  
  
  В один прекрасный день моим соседям вконец надоел шум и жуткие крики, регулярно доносящиеся из моей квартиры, и они вызвали доблестную милицию.
   По крайней мере другой причины появления двух пельменей в фуражках с автоматами под дверью моей квартиры я найти не смог.
   Звонками и стуком в дверь они вырвали меня из состояния медитации и гармонии. Несколько озадаченный, я бесшумно прокрался к дверному глазку, полюбовался на их сытые недовольные лиц.. рож... мор... нет, все-таки рожи, и скривился: рядом с ними бойко вертелась баба Нюра. КГБ с клюкой. Первая сплетница всего нашего квартала. Старая карга активно призывала ментов ломать дверь и наводить правопорядок, нажимая на то что 'пока они телются тама людеф всех поубиват'. Сотрудники правоохранительных органов кисло смотрели то на бойкую старушенцию, то на толстую сейфовую металлическую дверь, позванивали в дверной звонок, зычно требовали: 'откройте, милиция', и колебались. Ломать дверь из-за придури сжившей с ума старухи им не очень-то улыбалось. К тому же такую серьезно укрепленную дверь.
   Я воспрял было духом в надежде, что они уберутся подобру-поздорову, но на мою беду лестничная клетка стала быстро наполняться соседями сверху, снизу и сбоку.
   - из этой квартиры каждый день кто-то кричит и стонет как от жутких пыток. Там парень здоровенный живет. Адвокат. Он с подругой недавно сильно поругался и похоже с катушек слетел. Стал маньяком и пытает там своих жертв. А вам лень даже слегка задницей пошевелить для защиты налогоплательщиков.
   Менты скривились, будто лимона откусили, и застучали в дверь увереннее и настойчивее:
  - откройте. Это милиция. Иначе выбьем дверь. - и чуть тише: - эту дверь хрен вышибешь. Нужно спецснаряжение заказывать.
  - зачем спецнаряжение. - активно влезла баба Нюра. - Михалыч из 21 квартиры слесарь-золотые руки. У него и струмент весь на дому имеется. Он энту консервную банку за три минуты как орех сщелкает.
   Один из соседей взялся сходить за Михалычем, а остальные стали азартно спорить: возьмут ли меня живьем или все-таки застрелят.
   Баба Нюра закрестилась и сказала веско, что 'если застрелють, то батюшку надо будет звать с кадилом и очищающими молитвами'.
   - и что теперь делать ? - спросил я у обруча. - не хотелось бы молитв. Да и попов я не люблю.
   - открой им. - хмыкнул обруч. - и быстренько спрячься куда-нибудь в уголок, чтобы не путаться под ногами. Я на тебя сейчас завесу невидимости накину, а им устрою такое шоу, что навсегда забудут сюда дорогу.
   Я открыл замок и шмыгнул в комнату. Внезапно приоткрывшаяся дверь ментов сильно насторожила. По крайней мере они вошли в квартиру не сразу и с явной опаской.
   Оперы включили в прихожей свет, осмотрелись, затем тщательно обшарили всю квартиру, настороженно держа автоматы наперевес. Никого не найдя, они успокоились, опустили оружие и стали заинтересованно вертеть в руках ноутбук.
   - Серый, заберем как вещдок? Наверняка там улик полон жесткий диск.
   Серый не возражал:
   - будем в ведьмака рубиться.
   Тут в игру вступил обруч:
  - что ж вы делаете, волки позорные? А как же честь мундира? - завыл он противным вгоняющим в леденящую дрожь голосом.
   Менты испуганно шарахнулись, хватаясь за свое оружие.
   - кто это? Выходи с поднятыми руками
   - это твоя совесть, оборотень в погонах. Ты помнишь как обещал, вступая в ряды пионеров, жить как завещал Великий Ленин? Разве он завещал тырить чужие ноутбуки?
   - сейчас мы вытащим тебя из шкафа, шутник, и отволочем в обезьянник. Угостим там тебя хорошенько дубинками по почкам, выбьем дурь, а потом еще огребешь 15 суток за сопротивление сотрудникам правоохранительных органов. - заявил один из них, что посмелее.
   - ваша взяла, ребята. Сдаюсь и уповаю на милосердие родной милиции, которая меня бережет. - сказал противный голос, затем в шкафу что-то зашуршало. Менты успокоились и даже заулыбались, но улыбка застыла на их лицах, когда из шкафа бодро вылез костюм. Пиджак, брюки, рубашка и даже галстук. Только человека внутри не было.
   Пиджак протянул пустые рукава полицаям и сказал весело:
   - вяжите, мусора.
   - мой номер двести сорок пять
   На телогреечке печать...- затянул он немелодично.
   Такого представители правоохранительных органов еще не видели. Но как люди опытные, тертые и битые жизнью ситуацию они оценили мгновенно и приняли правильное решение: выскочили из квартиры и, растолкав соседей, наперегонки помчались вниз прочь из подъезда.
   - куда же вы? А как же обещанный массаж почек?
   Соседи не долго гадали о причинах столь поспешного бегства доблестной милиции, так как на лестничную клетку вышел костюм и, размахивая зонтиком, вежливо осведомился какая нынче погода. Все присутствующие повторили маневр полицаев. Впереди с большим отрывом неслась баба Нюра, позабыв преклонный возраст и свою клюку.
   Им вслед послышалось душевное приглашение Шерша заходить в гости на чай с плюшками.
  
  
  На второй день после эффектного изгнания ментов из квартиры ко мне заявились с визитом бойцы ОМОНа. Видимо, жалобы на меня продолжали поступать, да и сбежавшие правоохранители, чтобы как-то оправдаться перед начальством, должны были сочинить что-нибудь страшное, но правдоподобное.
  ОМОН предстал во всеоружии: короткие автоматы и доспехи, явно списанные со штурмовиков из 'Звездных войн'. Только черного цвета.
  Открытая дверь в квартиру их не смутила: они бодро ворвались в квартиру и замерли в полном изумлении: в комнате стоял здоровенный крокодил в костюме с бабочкой и щерил пасть в дружелюбной улыбке. Пресмыкающееся держало в руке гармошку и фальшиво наяривало знакомое с детства:
  - прилетит к нам волшебник в голубом вертолете
  И бесплатно покажет кино.
  Я лежал в углу под пологом невидимости и тишины и рыдал от смеха.
  ОМОН необычное зрелище смутило только на несколько секунд:
  - лапы кверху, зеленый! Бросай гармошку на пол и снимай маску!
  Из кухни к крокодилу шустро порскнуло маленькое мохнатое существо с большими ушами. Оно печально посмотрело на омоновцев и пожаловалось крокодилу:
  - не похоже, Гена, чтобы они нам мороженого привезли. Да и кина они нам вряд ли покажут. И вертолета у них не видно. Правда цвет явно присутствует, но это как-то не радует.
  Тут у омоновцев сдали нервы: они как по команде нажали на спусковые курки. Только вот оружие не сработало. Ни у одного из них.
  - сам видишь, Вит, неоспоримое преимущество магии перед техникой. - нравоучительно заметил обруч.
  К чести всех правоохранительных органов РФ омоновцы оказались абсолютно бесстрашными парнями и, вместо того, чтобы сбежать, решили одолеть нахальное пресмыкающееся в рукопашной схватке. Ушастого как чрезвычайно мелкий объект они не сочли достойным противником. Как выяснилось, зря. Мелкий сделал несколько прыжков, как магистр Йода в знаменитой саге, и незваные гости легли на ковер. Живые, но без сознания. Крокодил во время схватки даже не пошевелился.
  - видишь, ученик, какую ошибку допустили эти достойные стражники? Целиком сосредоточились на большой угрозе, не обратив внимания на малую.
  - что-то мне подсказывает, - усмехнулся я, - что против крокодила они бы тоже не выстояли. Но что дальше? Как нам их спровадить?
  - смотри, салага и учись: в свое время мы с Гледеном любили дурачить невежественных дикарей в таких же отсталых мирах как твой.
  Очнувшиеся спустя пару минут бойцы ОМОНа обнаружили, что вместо оживших героев мультиков на них внимательно и очень доброжелательно взирает мужчина средних лет в очках, джинсах и футболке с надписью 'Любовь это то что не купишь в аптеке'.
  - прошу прощения, господа страж... милиционеры, за причиненные неудобства. Вы случайно оказались вовлечены в один сверхсекретный эксперимент.
  - что за эксперимент? У вас есть на него разрешение от властей? Я старший лейтенант Мячиков. Питерский ОМОН. Представьтесь пожалуйста.
  Очкастый замялся:
  - мое имя если переводить его на ваш язык займет 524 гласных звука, а на родном абсолютно непроизносимо в силу строения вашей глотки. Я исследователь, ученый по-вашему. Я из своего мира открыл портал в ваш. Цели у меня насквозь научные, мирные. Подтверждением этого служит то, что я вам не причинил никакого вреда, хотя таких возможностей у меня есть предостаточно.
  Омоновцы пошушукались, затем Мячиков предложил:
  - вам бы к нашим яйце... ученым в смысле. Обменялись бы знаниями, опытом, наладили бы контакт.
  Иномировой исследователь энергично замотал головой:
  - любые контакты, могущие ускорить развитие других цивилизаций, строго-настрого запрещены. Наказание - исключение из реальности. Я пока еще не готов окончить свой путь, поэтому воздержусь от контактов с вашими знающими. Есть ли среди вас кто-то кто готов пожертвовать собой на благо науки?
  Омоновцы скептически переглянулись. Они и на благо отечественной вряд ли пошли бы на жертвы, а уж для развития чужой и непонятной...
  - я так и думал. - печально вздохнул иномирянин. - придется структуру ваших тел записывать по неполным данным. Мой эксперимент закончится примерно через неделю, и я покину ваш мир, поэтому прошу вас никому обо мне пока не рассказывать.
  - а где гарантия, что вы не врете нам? Что у вас нет враждебных целей? - спросил Мячиков напряженно.
  - я бы мог вас распылить на атомы или трансформировать в безмозглые немые медузы, имейся у меня хоть какие-то недружелюбные намерения. Но убивать разумных аборигенов я тоже не имею права. В качестве доказательств мирных целей я позволю вам уйти беспрепятственно, и подарю каждому артефакт, который добавит вам по пять-десять лет жизни. Но только при условии, что не будете никому обо мне рассказывать.
  - а что нам доложить руководству? - почесал макушку старлей. - нам ведь рапорт писать...
  - на ваше усмотрение. Доложите, что враг позорно сбежал в неизвестном направлении едва завидел вас. Главное, чтобы меня никто не беспокоил.
  - а вы сами не можете вести себя потише? - усмехнулся Мячиков. - нас сюда ваши соседи вызвали. Убивают говорят прямо на дому...
  - хорошо. Я убавлю звуковые эффекты. Мы договорились?
  - а что случилось с хозяином квартиры?
  - он тоже отказался пожертвовать собой на благо науки. - очкастый произнес это с укором. - но любезно предоставил мне свое жилище в пользование в обмен на амулет здоровья, а сам отправился в путь отдох... в отпуск на Красное море.
  Омоновцы слегка завистливо скривились, затем переглянулись и немного пошушукались. Было видно, что они предпочли бы сомнительным амулетам что-нибудь бумажное и с защитой от подделки, но торговаться с инопланетным разумом им было явно неудобно.
  - мы сохраним вашу тайну. - торжественно с пафосом сказал лейтенант. - вы передайте свои соплеменникам, что Российская Федерация это миролюбивая страна, а русские великий многогранный народ с огромными культурными традициями и невероятным научным потенциалом..
  Иномирянин клятвенно пообещал.
  В углу я невидимый и неслышимый бился в истерике.
  Очкастый бросил омоновцам четыре медальончика на цепочках:
  - носить нужно на шее, не снимая. Помогает нормализовать энергетику, закрывает 'дыры' и 'провалы'. Можно одалживать близким родственникам. К сожалению, не панацея. От тяжкой болезни не вылечит, но позволит не заболеть.
  Омоновцы одели цацки и зажмурились от удовольствия как коты умявшие миску сметаны.
  - расскажите что-нибудь о вашем мире. - попросил один из них.
  - он другой. Совсем другой. Там красное небо и красное солнце. Черная как смоль вода. Очень красиво при свете двух лун. А подробнее рассказывать не имею права.
  Омоновцы потоптались, затем попрощались и ушли.
  Когда я отдышался от смеха, я сказал:
  - странно, что они так легко купились.
  - ничего странного. Немного воздействия на психику, внушения и оппп ляяя - клиент готов. - хмыкнул Шерш.
  - амулеты обманка?
  - амулеты самые настоящие. Гармония, исцеление. - обиделся Шерш. - я их в пространственном кармане прятал. Они как раз для подарков дружественным аборигенам. Слабенькие, конечно, дешевые, но для сельской дискотеки сойдет. У вас и таких нет.
  
  
  
  
  
   Последний черствый кусок хлеба был с аппетитом изгрызен пару часов назад, и бурчащий от голода желудок настойчиво требовал заказать по телефону что-нибудь съестное и желательно повкуснее. Иначе возникал риск сожрать с голодухи кожаную куртку и сапоги. Или собственную руку.
   Я достал отложенный флайер и набрал указанный там номер:
   - пицца 'Пармезан'. Что вы хотите? - донесся приятный женский голосок.
   Я задумался. В прежние спокойные времена я не был большим любителем итальянской пищи. Склонность к полноте и постоянная почти безуспешная борьба с лишним весом заставляла меня предпочитать менее калорийную пищу. Так что я понятия не имел какая пицца окажется мне по вкусу, а какая не очень.
   'сейчас, мой юный друг, ты сожрешь за милую душу пиццу и из сырого скунса' - хмыкнул Шерш. - закажи по одной штуке каждой. Попробуешь все и выявишь предпочтения.
   - а сколько у вас всего видов пицц?
   - тридцать. - гордо ответила девушка. - мы лидеры на рынке.
   - тогда первые 15 по списку. - решил я, прикинув, что 30 за раз будет многовато. А 15 как раз хватит на пару- тройку дней.
   - вам поострее? На тонком или толстом тесте?
   Я ощутил, что зверюка внутри хочет поострее и побольше калорий.
   - по возможности вообще без перца и на тонком тесте. - незачем гада прожорливого баловать.
   - заказ будет стоить 3700. доставка будет в течение часа. У вас найдется сумма без сдачи? - спросила оператор.
   Я мысленно вспомнил награбленные у жабы сокровища и ответил утвердительно.
   - продиктуйте, пожалуйста, ваше имя, адрес и номер телефона.
   Я продиктовал.
   - ожидайте нашего курьера. Спасибо, что обратились в нашу компанию, и хорошей вам вечеринки.
   Я хотел было ляпнуть: какая вечерника? Но вовремя притормозил, сообразив, что 15 пицц на одно рыло редко заказывают.
   Теперь оставалось устроить так чтобы не съесть вместе с пиццами самого разносчика. Я отсчитал 4000 рублей, прибавив к сумме заказа щедрые чаевые, убедился с помощью дверного глазка, что на лестничной площадке никто не болтается и спрятал деньги под дверной коврик.
   Разносчик появился даже раньше чем через час, за что заслужил искреннюю благодарность моего бунтующего от голода желудка. Он позвонил в домофон, бодро взбежал на мой этаж, немного сгибаясь под тяжестью заказа, и ткнул пальцем в кнопку звонка.
   - деньги под ковром, - сказал я сквозь запертую дверь, стараясь, чтобы мой голос не звучал слишком ... угрожающе голодным. Пиццы даже через дверь пахли одуряющее вкусно. Человек принесший их пах еще вкуснее - там хорошие чаевые. Положи пиццу и уходи если тебе дорога твоя жизнь.
   Разносчик (молодой парень, студент судя по всему) оказался сообразительным.
  - названия написаны на коробках. Разберетесь. - сказал он, выгружаясь. - спасибо за чаевые. - и его как ветром сдуло. Видимо, работа и общение с разными клиентами успели отучить от неуместного любопытства.
   Я занес в квартиру псевдоитальянский фаст-фуд, загрузил коробками холодильник, оставив две пиццы на немедленное съедение. Конечно, вкуснее было бы есть свежие пиццы, заказывая их по три раза на день, вот только каждый лишний контакт с человеком носил в себе дополнительный риск. Все-таки контролировал себя я пока недостаточно хорошо.
   Самой вкусной оказалась пицца пармезан. Это я выяснил на третий день, доев последний кусок оставшейся пиццы. Мой аппетит рос не по дням, а по часам. Стремительно увеличивающиеся мышцы настоятельно требовали белков и калорий. Раньше я мечтал иметь хорошую фигуру. Теперь же исполнение давней мечты совсем меня не радовало, наглядно демонстрируя как стремительно разрастается монстр внутри меня.
  
   Моя квартира после красочного случая с ментами стала пользоваться дурной славой. Соседи перестали заходить одалживать муку и сахар и зазывать в гости на пиво с чипсами, что меня вполне устраивало. Я надеялся, что меня оставят в покое, но не тут-то было: к квартире стали совершать паломничество желающие пощекотать себе нервы подростки. Они повадились звонить в дверной звонок и, прокричав гадости, с гоготом убегать из подъезда. Видимо, казались себе немеряно крутыми.
   Обруч, взбешенный тем что меня отвлекают от тренировок, устроил мелким пакостникам настоящую войну: то они получали удар током при прикосновении к кнопке звонка, то прилипали ногами к полу и с мокрыми от страха штанами наблюдали как из приоткрывающейся двери выплывает нечто ужасное.
   Самый лучший прикол вышел на мой взгляд когда к очередному подростку вышла полностью обнаженная красотка. Пока тот остолбенело таращился на ее прелести, она, улыбаясь соблазнительной улыбкой, нежно погладила его по плечам, груди, а потом как схватит его за самую главную часть мужского организма. Пацан, увидев как из искажающегося в жуткой гримасе рта девушки ползут острые клыки, рванул так, что едва не оставил в руках у морока свое достоинство.
   Данные случаи мило скрашивали однообразие тренировочных будней.
   Затем в одну безлунную ночь вдруг приперлись питерские ведьмаки, о существовании которых я до сих пор и не подозревал. или это Ночной дозор пожаловал? Они были весьма неплохо снаряжены для безобидных придурков: униформа хаки, мягкие кроссовки, куча правильных железок. Ведьмаки закинули кошку на балкон моего этажа, шумно сопя, кряхтя и ругаясь, с трудом подтянулись и влезли в квартиру через любезно приоткрытую балконную дверь.
   Ее минуту назад мудро распахнул ваш покорный слуга, пожалев стекла.
   - лопухи, любители, дилетанты. - насмешливо прокомментировал действия ведьмаков обруч.- будь здесь настоящий вампир или оборотень, то тот не только успел бы проснуться от их шума и гама, но уже помыл бы руки, завязал салфетку на груди и нетерпеливо стучал бы по столу вилкой, удивляясь где это так долго его ужин болтается.
   Я тихо присел в уголок под прикрытие завесы невидимости и с любопытством наблюдал как ролевики разбрызгивают вокруг себя из детских пистолетов-брызгалок воду ( святую, видимо) и раскидывают вокруг дольки чеснока.
   Это меня едва не погубило: из-за ядреного запаха, забившего мой чуткий нос, я, не сдержавшись, чихнул. Ведьмаки испуганно подпрыгнули едва ли не до потолка, и в мою сторону (к счастью мимо) полетело два кинжала с посеребрянными лезвиями. Через секунду темноту разогнал ярко-синий свет из трех фонариков. Ультрафиолет. Смертельно опасный для вампиров.
  - хмм. А не такие уж они и олухи. - подивился Шерш. - надо порадовать ребят хорошей схваткой.
   И тут на сцене появился волк-оборотень. Огромный с медведя ростом с огромными когтями и с красными светящимися глазами. Он прыгнул из прихожей в центр комнаты, раскидав ведьмаков по углам, как шар от боулинга кегли.
   Ролевики оказались не робкого десятка: вместо того чтобы перепугаться, побросать свои железки и разбежаться, они храбро, хотя и неумело атаковали оборотня.
   Даже на мой не очень искушенный взгляд они допустили все мыслимые и немыслимые ошибки в схватке: открывались, подставлялись под атаку, медлили с ударами, но оборотень привередничать не стал: поставил особо неуклюжим пару царапин, а затем картинно издох, получив мечом в бок. Хотя в реальности с такой раной нечисть успела бы прикончить всех четверых прежде чем испустить дух. Оборотни невероятно живучие и очень быстрые твари.
   Ведьмаки отпраздновали свою победу ликующим кличем, затем включили свет в комнате и стали обсуждать чтобы им такого отрезать у поверженного монстра в качестве доказательства их доблести.
   Надо было видеть как вытянулись их физиономии, когда труп оборотня, задрожав, бесследно растворился в воздухе. Я огромным усилием воли сдержал смех, любуясь отчаянным разочарованием героев, у которых украли их лавры.
   - любопытное свойство. - сказал один из них. Немного старше и солиднее остальных. Судя по всему вожак. - видимо, поэтому до сих пор не удавалось находить остатки нечисти.
   Охотники стали осматривать мою квартиру.
   - интересно оборотень был хозяином квартиры или просто сожрал его? - спросил совсем юный ведьмак, влюблено разглядывая мой ноутбук.
   К счастью, старший пресек мародерство на корню:
  - мы воины Света, Андрей. Мы убиваем тварей не ради богатства. Не будем пачкаться воровством. Нам пора. Дело сделано. А завтра вставать ко второй паре.
   Они вышли через входную дверь, решив дважды не испытывать судьбу и крепость веревки.
   - хорошие ребята. - растрогался я.
   - угу, - хмыкнул обруч. - такие обычно умирают первыми.
   - почему?
   - такова жизнь. Хорошие погибают, а выживаю умные.
  
  
  
  
  - так ты за месяц проешь все свои денежные запасы, - проворчал обруч когда я во второй раз залез в накопленные жабой сокровища, чтобы расплатиться за доставку пиццы. - к тому же пицца не самый лучший для тебя продукт.
  - жира много? - я озадаченно потрогал свой живот, который благодаря нагрузкам уменьшался в объеме не по дням, а по часам, и стремительно укреплялся.
  - белка маловато. - хмыкнул Шерш. - для роста мышц белок нужен.
  - можно заказывать японскую пищу. С рыбой. - я озадаченно почесал затылок. - только она стоит еще дороже чем пицца.
  - дорого нам не подходит. Неизвестно насколько ты застрял безвылазно в своей квартире. Поищи в сети что-то недорогое, что можно заказать на дом.
  Я сел за компьютер, погуглил и спросил посмеиваясь:
  - пельмени подойдут?
  - а какое у них содержание белков? И какая цена? - обруч шутку не понял.
  Пришлось показывать.
  - не самый лучший расклад, но на безрыбье сгодится. Заказывай.
  - так они ж партиями от 50 кэгэ доставляют. - завопил я. - по магазинам. Я вроде как в шутку предложил.
  - пельмени как я понимаю продукт долгого хранения. А у тебя огромный холодильник с необъятной морозилкой, куда можно взрослого медведя запихнуть. С медведицей и медвежатами. Заказывай!!!
  Менеджер по закупкам, дама в возрасте с усталым голосом, очень долго удивлялась заказу пельмени 'Русский дух' объемом в полцентнера на частную квартиру, подозревая здесь какую-то злую шутку.
   Я не придумал ничего умнее как брякнуть:
  - а у нас гостей много ожидается. Свадьба.
  Дама на том конце громко квакнула, очевидно представив себе воочию пельменную свадьбу.
  - у нас жених сибиряк. - зачем-то добавил я. - и невеста.
  Странно, но это все чудесным образом объяснило. Вместо того чтобы послать меня куда подальше, дама вздохнула и оформила заказ на доставку пельменей ИП Пупкин на завтра с 2 до 5 вечера по адресу: ...
   Услышав фамилию, дама нервно хихикнула, а я заворчал:
  - и не говорите. Со школы маюсь.
   На следующий день экспедитор и грузчик (два суровых мужика с пропитыми прокуренными глотками) долго ругались со мной по телефону. За доставку на третий этаж без лифта им никто не доплачивал, и вообще без печати от получателя товар они ни за что не хотели отдавать. Им, мол, перед бухгалтерией потом нипочем не отчитаться. 500 рублей сверх заказа чудесным образом разрешили все противоречия.
   Они, ругаясь как грузчики (хотя почему как?), приволокли тяжелые пакеты с пельменями (ручной лепки сделанные из первосортной хрюшатины) к моей двери и нажали на звонок:
  - открывай, жених Пупкин, это мы твои пельмени.
  - деньги найдете под ковром, там же ваши 500 рублей сверху, оставьте пакеты под дверью и проваливайте.
  Мужики крайне озадаченные, подняли коврик, трижды пересчитали деньги:
  - эй, парень, а не похоже чтобы у тебя свадьба намечалась. - задумчиво сказал один из них здоровый усатый мужик с жизнерадостным красным носом..
  Из-за двери послышалось мое голодно-злобное ворчание:
  - свадьба, похороны, крестины, отпевание... вам-то какая разница?
  Усатый почесал затылок и вдруг сказал задушевно:
  - слышь, парень, это не выход.
  - кхммм.. чаво? - от неожиданности поперхнулся я.
  - пить в одиночку это последнее дело. Так и пропасть недолго. Ну, бросила тебя баба или работу потерял - завтра же... или через неделю найдешь вдвое лучше. Работа вдвое денежнее, баба ... эээ ... покрасивше. Главное не забухать по-черному. Водка она змеюка компании требует. - мужики переглянулись, облизываясь и явно напрашиваясь на компанию. Водка наш враг, но кто сказал, что мы боимся врагов?
  - да вы не поняли, мужики, у меня все хорошо. Сегодня вечером друзья на неделю приезжают. Из Сибири. Ящик водки я уже купил. Вы вот закусь притаранили. - как можно бодрее сказал я, стараясь не зарычать. Есть хотелось настолько сильно, что даже эти двое старых алкоголиков казались весьма соблазнительными для моего голодного желудка:
  - давайте, двигайте, мужики, не пропаду. Спасибо за то, что переживаете, но не тот случай. Честно.
   Мужики пожали плечами и смотались.
   Первый пакет пельменей я ( каюсь), не выдержав голода, слопал полусырым. Не было никакой мочи ждать пока они проварятся как следует. Как ни странно не смотря на довольно дешевый ценник 'Русский дух' меня не сгубил.
  
  
  
  Мое самообладание опять разлетелось на осколки, как стеклянный бокал о каменную мостовую.
  - ты абсолютно неправильно воспринимаешь те мысли и желания, которые подбрасывает тебе метаморф. Ты слишком живо реагируешь на в общем-то чужие тебе эмоции и чувства. Когда ты идешь по улице, тебе же в принципе все равно, что думают и чувствуют окружающие тебя, но совершенно посторонние люди. Ты отгораживаешься от их эмоций, стремлений. Ты их просто не слышишь. Так же надо относиться к мыслям и желаниям, которые посылает тебе зверь. Это все не твое... не ты хочешь сожрать кусок мяса, не ты хочешь изнасиловать девушку.
  - девушка, кстати, симпатичная, - брякнул я вдруг, глядя как по улице цокает каблучками стройная черноволосовая и симпатичная студентка в миниюбке. Обруч от неожиданности ощутимо хрумкнул. - но только по ее согласию и для взаимного удовольствия. Никакого насилия. - я усмехнулся.
  - в общим ты понял, шутник - проворчал Шерш. - эти эмоции могут быть даже похожи на твои: есть, пить, спариться с самкой, но на самом деле все это не твое. Ты никогда не съешь сырого или живого мяса, не возьмешь девушку без ее согласия. Мыслей таких не возникнет. В этом основное отличие: ты не зверь. Даже если зверь и находится внутри тебя.
  - я устал от борьбы, обруч. - сказал я глухо, чувствуя внутри пустоту и равнодушие. - как же мне надоело все время контролировать себя и медитировать. Хочется хорошенько нажраться и пойти по бабам, устроить себе загул, расслабиться, забыться.
  Обруч помолчал, затем сказал:
  - Метаморфы не зря так комфортно чувствуют себя в человеческих телах, в умах, душах, так легко захватывают власть над вами. Вы сами готовите для них почву, заботливо взращиваете те нити и рычаги, за которые они вас дергают, сами создаете трещины в своих душах, через которые они в вас проникают. Ты уверенно двигаешься к победе, так что же в тебе заставляет желать своего поражения? Ведь пьянка и потеря самоконтроля для тебя сейчас это верная смерть. Ты ли этого хочешь? Или это пустота внутри твоей личности занятая метаморфом? Пора бы тебе самому заполнить это пустое пространство. Тогда и метаморфу не останется места внутри тебя.
  - как это сделать? И почему ты мне не рассказывал об этом раньше? - удивился я. - о пустоте внутри личности. И что это за пустота?
  - раньше было рассказывать преждевременно. Ты бы все равно ничего не понял на том уровне развития. Или если бы понял, то все равно ничего не смог сделать. До осознания этой истины тебе надо было дорасти. Пустота (или иначе говоря Тьма) это концентрация, средоточение твоих недостатков, темных сторон твоей личности. Пустоту нужно заполнить, а Тьму уничтожить
  - Заполнив пустоту, избавившись от своих недостатков, я навсегда смогу избавиться от метаморфа?
  - на бетонной плите без трещин трава не растет, Вит. Метаморф питается твоими недостатками и слабостями. Если сможешь избавиться от них, то обрубишь корни, через которые зверь тянет из тебя энергию, существенно ослабишь его. А там добить его будет уже просто.
  - но что это за трещины-недостатки? Как их можно найти и как уничтожить?
  -найти легко. Они лежат на поверхности: например, это твое желание напиться и забыться. Зачем оно тебе? Ведь оно возникало в тебе еще задолго до появления метаморфа? Что пьянка дает кроме похмелья наутро и плохого самочувствия? Возможность расслабиться? Так ведь во Вселенной существует масса куда более полезных для здоровья и эффективных способов сбросить напряжение. Ты много дней практикуешь медитацию. Мог бы уже понять, что это гораздо лучший способ расслабиться, чем пьянка. Или еще один недостаток: твоя лень. Это вообще то-то невероятное. Она родилась куда раньше тебя самого и росла куда быстрее. А твое нетерпение и гнев, когда приходится чего-то или кого-то ждать? Откуда они? Есть в них смысл? Ты можешь ускорить время и движение Вселенной? Или просто глупо сжигаешь себя и свои нервы?? Вот они твои слабости. Слабости расы людей. Питательная среда для метаморфа.
  - а как с ними бороться? - спросил я с интересом. Обруч говорил мне нечто новое и не до конца понятное.
  - Это легко и в тоже время невероятно сложно для вас людей. Совершенствовать себя, изменять как игрушку из детского конструктора. Вытаскиваешь неправильный элемент и взамен вставляешь правильный. Как это делать? Также как и раньше, когда ты усиливал самоконтроль: правильное дыхание, медитация, концентрация. Используя дисциплину, достигая гармонии, ты сумеешь закрыть щели и трещины в своем разуме, заполнить пустоту в своей душе, уничтожить Тьму в своей энергетике. Тебя ждет куда более трудная битва, чем до сих пор. Раньше ты сражался только с метаморфом. Сейчас же тебе придется сражаться сразу с двумя врагами: со зверем и с самим собой, вернее, с худшей своей частью, с темной стороной личности.
  - а разве до этого я не боролся с ней? Я думал, что мет как раз... - удивился я.
  - Тьма возникла в тебе задолго до того как ты заразился Инфекцией. Раньше у вас было соглашение о взаимовыгодном сотрудничестве. Ты периодически давал темной стороне внутри себя волю (пьянки, бл....и), а она в критические моменты твоей жизни старалась не мешать тебе спасать общую для вас обоих задницу. Это проявилось в борьбе со зверем: ты удивительно быстро выучился правильному дыханию, концентрации, гармонии, хотя, как правило, обучение проходит далеко не так гладко и быстро. Уж я-то знаю. Не счесть скольких олухов я в настоящих охотников превратил. Я сначала думал, что это просто твоя уникальная особенность, что в тебе нет Тьмы, но оказалось, что Тьма просто затаилась внутри, выжидая.
   Она очень долго старалась тебе не мешать в борьбе с метом, но своими дыхательными упражнениями, своей медитацией ты серьезно ограничил не только зверя, но и свою темную сторону. Теперь ради собственного выживания она может выступить против тебя. Тебе будет сложнее сохранять должную гармонию и самоконтроль. Но если тебе удастся уничтожить Тьму внутри себя, то ты сможешь навсегда избавиться и от метаморфа, сделать то что еще никому не удавалось в этой Вселенной...даже моего создателю. А человека такой невероятной воли, как он, я никогда еще не встречал.
  - Слушай, Шерш, я уже много лет хочу понять. Может ты знаешь ответ? Ты ведь существуешь уже тысячи лет, многое повидал и был создан Великим магом. Откуда в нас людях заводится такая мерзость, если нас и всю эту Вселенную сотворил Создатель? Который Абсолют? Источник Добра и Гармонии? Если он источник всего сущего и он совершенен, то откуда в мироздании появилось зло?
  - Мне трудно претендовать на истину в последней инстанции, - сказал обруч очень осторожно. - насколько я успел изучить вашу культуру, у вас тоже есть (при чем в различных вариантах) легенда о том, что этот мир, изначально задуманный как идеальный, был искажен Врагом? О том, что вы люди не такие, какими были задуманы изначально, что ваша задача преодолеть это искажение в себе и в окружающем мире?
  - что-то похожее есть - я напряг память. Если признаться честно вопросами религии в своей жизни я мало занимался. Всегда считал, что вопросы Веры и религии вещи почти диаметрально противоположные.
  - эта одна из многих версий. Мне она кажется довольно достоверной, особенно если учесть, что я уже многие тысячи лет сталкиваюсь с фактами, которые очень точно вписываются в эту концепцию.
  Есть другая достойная версия: в этом мире ничего не должно даваться даром. Дармовое бессмертие, бесплатная мудрость, незаслуженное совершенство не ценится. Яркий пример тому существа (в вашем мире их зовут эльфами). Для них большие врожденные способности и бессмертие от рождения сослужило крайне скверную службу. Но об этом подробно я тебе расскажу как-нибудь потом. Очень поучительная история для тех кому предстоят бесконечные годы впереди. Пригодится если ты сам вдруг станешь бессмертным.
  - не знал что бессмертие реально -сказал я потрясенно.
  Обруч довольно хмыкнул:
  -очень даже реально. Только, сам понимаешь, не для всех. Вернее сказать не бессмертие, а бесконечно долгая жизнь. Мы ведь состоим из тех же молекул и атомов, из которых состоят почти что бессмертные звезды. Кстати, для тебя долгая жизнь похожая на бессмертие вполне осуществима, если сумеешь одолеть метаморфа.
  - как это? -мне стало интересно.
  - Если метаморф возьмет над тобой верх, то ему достанется твое тело, если победишь ты, то его возможности (скорость, реакция, возможность трансформировать свою оболочку, долгая жизнь) станут твоими. По-моему, честный расклад.
  - Было бы честно имей я возможность сам по доброй воле решать участвовать мне или нет в данном состязании. - пробурчал я. - а так у меня просто нет выбора.
  - да - хмыкнул обруч. - выбор за тебя сделала судьба.
  - не спросив моего согласия. - продолжил ворчать я.
  - а когда она спрашивает? - усмехнулся железяка. - ты еще в прекрасном положении по сравнению со многими другими бедолагами. У тебя есть шанс выжить и обрести невероятную мощь. Ты можешь драться. Не хнычь, салага, ты и так удивительно удачливый сукин сын. Из миллиона, наверное, лишь у одного хватило бы удачи сделать метаморфа в схватке один на один с помощью осколка деревяшки. Примечательно, что тебе под руку попался именно осиновый кол... кусок дерева, смола которого ядовита для метов, впрочем, как и для вампов. У вас в мире осиновые колья на каждом углу валяются что ли? А помимо своей удачливости ты еще невероятно упорный субъект. Другой бы на твоем месте уже давно сдался и копыта откинул, а ты еще держишься, сражаешься... странно, но ты кажется не умеешь сдаваться. Может как раз в этом твое основное отличие от всей вашей дохлой человеческой породы?
  - не вижу в смысла в том, чтобы сдаваться. Тебе нравятся стихи обруч?
  - только хорошие. - сказал железяка опасливо. - мне Гледен собственного сочинения читал как-то. Он был влюблен в одну вавилонскую магичку и целыми днями писал слюнявый бред. Сейчас мне смешно, а тогда я очень остро жалел, что не мог заткнуть уши по причине их отсутствия. Он всерьез, как у вас говорят, выносил мне мозг.
  Это не мои. - я усмехнулся. - они про то почему нельзя сдаваться:
   Идем в поводу мимолетных желаний,
  Как дети, что ищут забавы,
  Последствия нынешних наших деяний
  Не пробуем даже представить.
  А после рыдаем в жестокой печали:
  'Судьба! Что ж ты сделала с нами!..'
  Забыв в ослепленье, как ей помогали
  Своими, своими руками.
  
  За всякое дело придется ответить,
  Неправду не спрячешь в потемках:
  Сегодняшний грех через десять столетий
  Пребольно ударит потомка.
  А значит, не траться, на гневные речи,
  Впустую торгуясь с Богами,
  Коль сам посадил себе лихо на плечи
  Своими, своими руками.
  
  Не жди от судьбы милосердных подачек
  И не удивляйся подвохам,
  Не жди, что от жалости кто-то заплачет,
  Дерись до последнего вздоха!
  И, может, твой внук, от далекого деда
  Сокрыт, отгорожен веками,
  Сумеет добиться хоть малой победы
  Своими, своими руками.
  (стихи из книги М. Семеновой 'Волкодав')
  - очень хорошие. -сказал обруч. - повторяй их почаще.
  -я и так их твержу каждый день. Утром и вечером...
  - такие стихи невредно еще и за обедом читать. - без тени юмора сказал обруч.
  
  В один прекрасный день обруч подкинул мне еще одно упражнение, которое в первый момент едва не заставило меня преждевременно поседеть и безнадежно испортить постельное белье: за моим сном наблюдала гигантского размера кошка, черная как асфальт, с ярко-красными глазами, внушающая леденящий душу ужас, с огромными острыми клыками. Выглядела эта киска очень голодной.
  Кошка грозно рыкнула и в прыжке вцепилась зубами в мое горло. Я даже и пошевелиться не успел.
  - ты убит. - радостно оповестил меня обруч. - это морок тигра-оборотня. самый опасный среди перевертышей. Куда более смертоносный , сильный и быстрый чем известный в вашем фольклоре волк. Я тут решил, что пора тебе начинать учиться бороться с оборотнями.
  Я с невероятным усилием воли прогнал ощущение паники от прикосновения клыков твари к моей шее и спросил с юмором:
  - а может для начала возьмем менее сильного оборотня? кролика или бурундука, например?
  Шерш юмора не воспринял
  - обязательно, но только в следующий раз когда тебя укусит не метаморф, а полевая мышь. Тогда и будешь тренироваться с белкой.
  Морок-оборотень отошел от меня, показал клыки в угрожающей ухмылке и снова прыгнул на меня.
  Попытка встретить ударом кулака 200 килограммового, летящего со скоростью гоночного феррари монстра оказалось очень плохой идеей.
  Меня размазало по дивану, как масло на бутерброд, в кулаке встретившимся с оборотнем что-то хрумкнуло, а клыки вновь болезненно сжались вокруг моей шеи.
  - понял в чем твоя ошибка? Нельзя такую массу встречать жестко грудь в грудь. Сомнет. Нужно уворачиваться, уклоняться. Попробуй еще раз.
  Я попробовал, затем еще и еще. Иногда мне удавалось избегать клыков монстра по несколько раз подряд, но все равно рано или поздно 'салочки' с гигантской кошкой заканчивались печально: ее зубы смыкались на моем горле.
  Только спустя час, обруч дал мне передохнуть, растворив морока в воздухе, но прежде загоняв почти до потери сознания.
  - а теперь объясни, ученик, почему ты все время проигрывал этой твари?
  - она сильнее, быстрее и больше меня. -хмыкнул я, стараясь снять усталость и боль с помощью правильного дыхания. Получалось довольно плохо. После тренировки с мороком я чувствовал себя как отбивная котлета. Болело все, даже дышать и то было больно.
  - правильно, - неожиданно похвалил меня Шерш. - а какой вывод?
  я задумался:
  - вывод следующий: убивать такую тварь нужно на дальних подступах. Лучше из пулемета.
  - тоже правильно. - опять согласился обруч. - про то что на дальних подступах. А из пулемета только если пули серебряные. От обычных свинцовых или медных эти твари не погибают. Охотники стараются убивать перевертышей стрелами с посеребрянными наконечниками или серебряными пулями. Подпустить оборотня вплотную - верная смерть или серьезное ранение. Лука я тебе, разумеется, не дам, в твоей квартире меткость не потренируешь, а вот кинжалы метать из прихожей в холодильник вполне возможно....
  И к моим ежедневным занятиям прибавилось метание виртуального кинжала в виртуальную же мишень на холодильнике. Бред какой-то. имеющиеся на кухне настоящие ножики обруч категорически забраковал. Балансировка хреновая. Мол, ими даже зарезаться толком нельзя.
  Шерш быстро заметил, что данное упражнение не вызывает у меня должного энтузиазма и заменил его более интересным (на его взгляд): от меня требовалось поразить кинжалом летящего в прыжке оборотня. И не абы как, а попасть ему в горло, в пасть или в сердце. Промах или промедление в броске немедленно карались очень болезненным укусом в шею.
  Как вы понимаете мое мастерство в метании кинжалов как-то сразу резко и неудержимо рвануло вверх.
  
  
  
  Чем дальше, тем больше мне казалось, что все бестолку, что я все равно проиграю метаморфу эту битву, что все мои усилия, вся моя борьба - это всего лишь жалкие трепыхания крепко застрявшей в паутине мухи, к которой неторопливо приближается большой еще не сильно голодный паук. Агония уже фактически мертвого тела и разума.
  Бодрые утверждения обруча о том, что я держусь молодцом, а эти настроения мне навевает метаморф, помогали мало. Затем стало еще хуже... гораздо хуже. Тварь обрела способность частично контролировать мое тело, трансформировать его. Из моих внезапно чернеющих пальцев начали вылезать когти, длине которых позавидовал бы лев. Это зрелище пугало меня до уср... холодного пота, разом сбивая все мое приобретенное долгими тренировками хладнокровие и гармонию.
  В глубине души я всегда очень сильно боялся уродства, увечья или старости. Этот страх был так хорошо запрятан внутри меня, что я успел напрочь позабыть о нем, но метаморф отыскал, заботливо вырастил и теперь старательно играл на нем, превращая мои руки в нечто ужасное.
  Обруч пресекал данные игры зверя чрезвычайно болезненным ударом в шею и хмуро отмалчивался на мои вопросы о том как я могу бороться с подобными выходками твари.
  Затем выяснилось, что я, оказывается, боюсь еще и боли. А кто бы сомневался? Метаморф научился трансформировать руки в черные уродливые лапы, причиняя мне при этом невероятно сильную боль. Сам зверь ее почему-то не ощущал, каким-то образом блокируя последствия собственного творчества. Видимо не только я учился, но и он тоже времени не терял даром.
  Так повелось, что когда зверь начинал мучить меня болью и превращениями, обруч включался в игру и наносил ответный удар в шею.
  И так они несколько дней подряд азартно сражались кто кого. Проигрывал всегда метаморф, так как обруч как артефакт, боли не чувствовал. Хуже из всех троих приходилось, разумеется, мне, так как я ощущал боль от ударов обеих сторон. Но самым скверным было ощущение того, что я перестал быть участником схватки с метаморфом, а превратился в поле боя, сферу влияния, приз, за который бьются игроки. Зверь и артефакт.
  Быть полем боя мне отчаянно не нравилось, к тому же такое положение вещей без остатка разрушало все то немалое, что я сумел достичь на почве развития дисциплины и самоконтроля.
  Отдышавшись после очередного жесткого обмена любезностями между железякой и тварью, я высказал обручу все что я думаю о нем:
  'Мать твою ржавую руду и отца молот в руках пьяного кузнеца'.
  . Как ни странно Шерш сразу же согласился со мной и даже (!!!) извинился за то что увлекся с борьбой со зверем:
  - ты прав, Вит, это не моя, а твоя борьба. Прости, что нанес твоему самообладанию такой серьезный урон. Но пойми одну вещь: просто так, без ответных ударов ты долго не продержишься. Зверь тебя сломает. Ты очень сильный человек, но и у тебя есть предел силы, предел воли, предел терпения. Ты должен или научится полностью игнорировать боль или, что проще, сам в ответ причинять боль зверю.
  - и при этом резать себе шею? Я не люблю боли и вида своей крови. - мрачно ответил я.
  - этим и пытается воспользоваться наш враг, чтобы сломать тебя. Ты должен научиться игнорировать боль, как научился игнорировать свои эмоции, а моя роль в твоей борьбе роль посоха, а не костылей. Ты должен научиться побеждать зверя самостоятельно. Я не могу возиться с тобой вечно, у меня другое предназначение, другие планы. Боль это то, что чувствуют твои нервы, также как они чувствуют твое желание, твой гнев или голод. Охотники учатся терпеть, а затем игнорировать боль. Правда не такую сильную какой подвергает тебя зверь... и я. Но все же этому можно научиться. Хотя бы попробовать.
  Я задумался:
  - а ты можешь научить меня вызывать ощущение боли в шее, не причиняя вреда телу? Если боль всего лишь сигналы в нервах, то хочу научиться сражаться в поединке боли с метаморфом самостоятельно. Без твоей помощи. Не вечно же ты со мной будешь нянькаться?
  - не вечно. Ты хорошо держишься, парень. По эмоциям, по самоконтролю, по концентрации ты его вчистую переиграл. Поэтому зверь и прибег к пытке боли как к последнему средству. - видимо дела мои были и в самом деле скверны, если уж обруч пытается меня ободрить. Похоже прикидывает как придушит меня по-тихому и свалит домой. Не дождешься, ржавая железяка. - я научу тебя бить в ответ.
  -Мне очень хочется, чтобы мет пожалел что оказался во мне. - чувство самообладания и гармонии удивительно быстро вернулось ко мне. Как все оказалось просто. Только появилась цель и понимание как и куда бить врага, и я снова почувствовал себя хорошо, снова обрел равновесие.
  - зверь уже жалеет. - усмехнулся обруч. - вернее бесится от бессильного гнева. От того что ему достался такой твердый орешек.
  - неужто похвалить меня вздумал? -изумился я. - что-то на тебя непохоже.
  Обруч захихикал:
  -а чего тут удивляться? Все предельно просто, мой бестолковый ученик. Это древний как мир метод обучения, метод кнута и пряника. Ничего лучшего ни в одном из сопредельных миров пока не придумано. Не все же тебя ругать. Иногда стоит и похвалить. Особенно если есть за что. А тебя и вправду есть за что похвалить. За долгие годы своего существования я знал многих охотников, некоторым помогал на пути их ученичества, некоторых имел возможность долгое время наблюдать со стороны. Они все были очень сильными и цельными людьми (иные и не идут в охотники), но будь они на твоем месте, они уже давно сломались бы. Ты это нечто, парень. Если кто и сумеет победить ИНФЕКЦИЮ и научить других как это делать, то это будешь ты. Я надеюсь.
  А сейчас давай попробуем проучить мета. Представь, что обруч, то есть я, теплый и становлюсь с каждой секундой теплее, затем нагреваюсь до такой степени, что тебе становится горячо и больно.
  Я закрыл глаза, привел в порядок дыхание, сконцентрировался на ритмичном движении диафрагмы и попробовал. Через какое-то время и в самом деле ощутил тепло идущее от обруча. Медленно, невероятно медленно он нагревался, настолько медленно, что я, сконцентрировавшись на дыхании и разогреве, пропустил момент когда стало по-настоящему горячо и больно. Зато метаморф это мгновение не проспал. Сначала он недоуменно заворчал, а затем яростно завопил - завыл.
  Пару секунд спустя он ударил в ответ изо всех своих сил. Мои пальцы скрючились, почернели, из них полезли когти. Меня затопила боль настолько сильная, что я едва не потерял сознание. Мое тело содрогалось, корчилось от мучительных пыток, но воля, натренированная месяцами медитаций и тренировок, продолжала поднимать температуру обруча. Шея почти горела. До носа явственно стал доноситься запах горелого мяса...бррр... как противно.
  Меня затрясло от отвращения.
  - это морок, - отчаянно завопил обруч. - он тебя дурит. Нет никакого запаха. Не сдавайся.
  Я отключил обоняние, вернее, стал игнорировать ложные запахи. Я чувствовал, что очень важно не потерять сознания от боли и не снижать обжигающего градуса железяки. Зверь вот-вот должен был сломаться. Не привык он терпеть боль. Причинять другим это да. А сами садисты ее не переносят.
  Мы с метаморфом еще больше усилили болевой нажим друг на друга, пока я не завыл от боли.
  Наконец, когда я был готов потерять сознание, но не сдаться, зверь униженно заскулил и перестал ломать мои руки, трусливо в самый далекий уголок сознания.
  Я обнаружил себя лежащим на полу, закашлялся, чтобы прочистить горло, сплюнул кровью на пол, (видимо прикусил себе язык во время схватки) и попытался наладить свое дыхание. На этот раз я оказался сильнее твари внутри себя.
  - сегодня да, но получится ли это завтра? - не смог не добавить вредный обруч.
  - посмотрим, - ответил я спокойно. Дыхание почти выровнялось, а тело перестало дрожать, забывая о боли, - до завтра еще дожить надо. Доживу тогда и посмотрим кто кого. Каждый новый прожитый день это уже победа в моем положении.
  - Разумно, - одобрил обруч.
  Я сел на колени (Обруч называл эту стойку пирамида алмазной воды. Странное название если задуматься. Я как-то спросил у обруча почему. Тот, подумав, ответил: если будешь жив, сам узнаешь) и стал медитировать, сконцентрировавшись на правильном дыхании. Вдох на семь ударов пульса, выдох на десять. Нужно было срочно очистить тело и разум от остатков боли. Ощущение гармонии и красоты Вселенной, как вода грязь, смыло неприятные ощущения. Я снова стал чистым и цельным ...кроме маленького грязного островка хаоса в глубине моего сознания. Но он не имел власти внутри меня, так как моя воля была сильнее, хотя сила метаморфа и росла день ото дня. И сдерживать его становилось все сложнее.
  Достигнув предельно доступного мне на данном этапе развития уровня гармонии и концентрации, я позволил себе сделать маленький перерыв и приготовил себе чашечку кофе.
  Медленно наслаждаясь запахом и вкусом, я дегустировал приготовленный напиток мелкими глоточками, отмечая как изменилось мое восприятие, как обострилось мое обоняние и вкусовые ощущения.
  И запах, и вкус кофе стали намного насыщеннее и включали в себя сразу несколько уровней.
  Помимо вкуса кофе я явственно ощущал привкус гари (кофе немного пережарили) и почти неуловимый привкус железа (кофе когда-то мололи чем-то железным). Новые возможности моего организма (моего ли?) меня уже не удивляли. Может быть потому что я успел стать существом почти разучившимся удивляться чему либо. Чтобы выжить мне пришлось основательно придавить в себе все человеческие слабости. Остался ли я при этом человеком? Очень интересный вопрос.
  - ты все еще человек, - усмехнулся обруч, - невероятно сильный, дисциплинированный, достигший невозможного даже для охотников уровня концентрации и гармонии. Но ты все еще человек. И будешь им пока в тебе жив метаморф. Зверь живет пока жива твоя человеческая природа, пока живы твои слабости. Ты их придавил, хорошо придавил, но не уничтожил. Ты все еще боишься боли, да и просто боишься. Пока ты боишься - ты человек, пока ты желаешь - ты человек, пока ты страдаешь - ты человек, пока ты надеешься - ты человек.
  Если уничтожишь свои недостатки - убьешь и зверя. Хотя, убив свои слабости, ты и в самом деле скорее всего перестанешь быть человеком.
  - эти слабости часть меня самого, - сказал я невесело.
  - это не правда. Наручники на руках, кандалы на ногах, камень на шее, даже если ты свыкся с ними, даже если носишь с рождения - это все равно не ты, не часть тебя - проворчал железяка. - то что все вы люди ранены хаосом не значит что хаос ваша суть, ваше призвание, ваше предназначение. Потенциально вы почти бесконечно могущественны, реально вы невероятно слабы. Больно видеть как вы сжигаете свою жизнь зря. Как дешево вы отдаете свои души Тьме.
  - а ради чего жить так чтобы не зря? - заинтересованно спросил я. Вдруг древний артефакт знает? - What are we living for ? Зачем мы здесь? Есть ли у нас предназначение или все мы лишь микроскопическая случайность в этой огромной Вселенной?
  - каждый как правило ищет свой ответ на этот вопрос, - ответил обруч после очень долгого молчания. Я даже подумал не сломался ли он от старости. - главное помнить что жизнь сама по себе является невероятной ценностью. Жить надо ради жизни, ради красоты и гармонии, ради творчества и любви, гармонии и порядка, вопреки хаосу и тьме, назло смерти и боли. Надо стать тем кем ты должен быть изначально в идеальной Вселенной. Преодолеть искажение внутри себя. Найти один для всех ответ на этот вопрос невероятно сложно. Но можно самому попробовать стать ответом, чтобы другие люди, глядя на тебя поняли: вот он ответ.
  - хорошо сказано. Самому стать ответом.
  - это сказал мастер, который создал меня, - с ощутимой грустью и тоской сказал обруч,
  - что с ним стало? - поинтересовался я. - он смог стать ответом?
  Обруч замолк, затем вдруг зло прокаркал:
  - хватит лирики. У нас с тобой путь охотника, а не философский кружок. Знаешь скольким хорошим парням сентиментальность и любовь к слюням стоила жизни? Давай-ка поотжимайся от пола. Раз этак триста, на кулачках. На мой счет: раз, два, три - неладное видимо что-то случилось с его создателем, раз железяка так разнервничался. Вряд ли мастер смог стать ответом. Скорее наоборот сошел с пути.
  Шерш во время моего сна приноровился работать с сетью, создавая морока, и с его помощью включая и выключая компьютер. В основном он собирал информацию о нашем мире, пытаясь понять почему наша цивилизация пошла по чисто технократическому пути развития и почему в нашем мире так мало магических линий и магической энергии. Но иногда чтобы поразвлечься он прочитывал роман в стиле фэнтези и потом хрипел от смеха, дивясь полету фантазии наших доморощенных гениев.
   - представь себе, Вит, такую прелестную картинку: волшебница-ученица создала в руке фаейрбол и метнула его в волка. Ваших писателей на корм оборотням надо отправить.
   В отношении большинства пишущей братии я был полностью согласен, но фраза про файербол меня заинтересовала:
   - а что здесь неправильно?
   - а ты пытался, Вит, когда-нибудь подержать в голых руках огонь? Или шаровую молнию?
   Я представил себе и поежился. ожог третьей степени гарантирован подобному пироману.
   - Вот-вот. Я об этом говорю. А теперь прикинь сколько энергии требуется, чтобы из ничего по мановению руки создать огненный шар, сжать его в жесткую структуру, придать динамику и запустить во врага с такой скоростью, чтобы поразить, а не дать возможность , не торопясь, позевывая от скуки, отойти? Без специализированного артефакта, а в книге об этом ничего не говорится, это задача для магистра магии, обучавшегося искусству как минимум полсотни лет и уже начавшему преобразовывать свое тело.
   - про преобразование тела по подробнее, пожалуйста. - попросил я.
   - Подробнее сам узнаешь... если доживешь. - усмехнулся вредный металлический артефакт. - а в кратце: ваши человеческие тела не очень-то подходят для магии. Они недолговечны, все время норовят заболеть, сломаться, умереть, кроме того они довольно плохо воспринимают магическую энергию в большом объеме. Каждый маг, который идет по пути развития и совершенствования своего магического Дара, неизбежно вынужден улучшать свое тело, избавляться от слабостей. Кому удалось достичь статуса и могущества архимагов, обретают бессмертие.
   Для мага очень важно изменение и развитие внутренней энергетической структуры, а молнии и фаерболы - это внешние спецэффекты. Более того, уважающие себя маги не любят привлекать к себе излишнего внимания. И любую проблему они стараются решать наиболее оптимальным и наименее затратным способом. Притаившегося в засаде хищника, маг не будет убивать файерболом (лес потом кому тушить?), а просто отпугнет мороком или усыпит.
  
  - Скажи мне, Вит, что происходит с человеком когда он перестает мечтать? - спросил обруч неожиданно.
  - он взрослеет? -брякнул я.
  - человек, который перестает мечтать, умирает. - Шерш аж зашипел из-за моей недогадливости. - а что происходит с целым народом, который перестает мечтать?
  - он тоже умирает? - предположил я, не понимая куда клонит мой металлический наставник.
  - да. Такой народ вырождается. - сказал обруч с ощутимой грустью в голосе. - Вит, а почему твой народ разучился мечтать?
  Я смешался и не нашел, что ответить. Только руками развел.
  - мне многое непонятно в вашем мире. Может пояснишь? Вот твой народ, скажем, живет в относительном достатке. Не возражай... ты не видел по-настоящему плохих условий жизни.
  Почему очень многие люди из твоего народа так глупо и бездарно тратят свою жизнь?
   Почему меняют свою судьбу, свое будущее на наркотики и водку? Спиваются от кажущейся безнадежности и скуки? Как можно скучать в таком большом и интересном мире как ваш? Я понимаю если бы ваш мир находился в Тени, где ночью за крепостной стеной безраздельно правят вампы и оборотни? Где каждый день война и борьба за выживание? А у вас тут благодать: живи, да радуйся.
  - а я так и делал. - я пожал плечами. - жил, да радовался. Пока эта тварь, недобитая охотниками, мне на голову не свалилась.
  - ты понимаешь о чем я...охотники, маги, воины, торговцы в Большинстве сопредельных миров каждый день своей жизни, каждый час, каждую минуту посвящают самосовершенствованию, развитию, а ваши люди....непонятно ради чего вы вообще живете.
  - назло врагам. - усмехнулся я.
  - если бы. - недовольно усмехнулся обруч. - впечатление, что назло себе...
  Один ваш духовный лидер сказал: возлюби ближнего своего как себя самого. Он забыл только добавить, что себя тоже надо любить. Любить искренне, любить строго как любишь ребенка, из которого хочешь вырастить хорошего человека. Ведь вы люди, как правило, даже в старости остаетесь детьми. Единственный правильный по жизни путь - это путь к совершенству.
  - человеку не дано достичь совершенства. - сказал я недоверчиво.
  - так тебя научили. На самом деле это бесконечно длинный путь.- возразил обруч. - но пройти его реально.
  - реально тому у кого в запасе есть бесконечность. Люди, к сожалению, смертны.
  - вы бессмертны, болван. - рявкнул на меня Шерш. - и у вас есть в запасе вечность. Только вы и ее умудряетесь потратить зря.
  
  
  
  
  Каждый день, просыпаясь утром, я после чашки крепкого кофе и утренней зарядки, бежал в душ, чтобы взбодриться под струями ледяной воды и тщательно побриться. Убирать щетину в связи с отсутствием необходимости ежедневного похода на работу вроде было необязательно, но данным ритуал был необходим мне, чтобы напоминать себе, что я не смотря ни на что остаюсь человеком, не превращаюсь в зверя окончательно.
   В то утро у меня было настолько хорошее настроение, что я даже напевал веселую песенку, взяв в руки бритву. Хорошо еще, что обруч настолько хорошо научил меня держать себя в руках, что увидев свое отражение в зеркале, я не зарезался с перепугу. Мой зеркальный двойник красовался длинными острыми клыками, черными когтистыми лапами, а в глазницах вместо глаз клубилась внушающая леденящую дрожь Тьма. Я испуганно схватился за свое лицо в поисках ужасных изменений, осмотрел руки, но никаких видимых изменений не нашел. Зеркало не стало отражать мои телодвижения моих рук, и я понял, что вижу там вовсе не себя.
   Отражение попыталось мне приветливо улыбнуться. Что при отсутствии глаз и наличии клыков с когтями получилось у него плохо. Выглядел мой зеркальный двойник чрезвычайно жутко.
   - доброе утро, Вит. - сказал он. Не голосом, мысленно.
   - было доброе пока в зеркало не посмотрелся. - хмыкнул я, немного приходя в себя. Все-таки дыхательная гимнастика - вещь.
   - глупо пенять на зеркало если внешние данные оставляют желать лучшего. - усмехнулось изображение. - но шутки в сторону. Я давно хотел с тобой побеседовать, но получилось увы только сейчас. Раньше артефакт на твоей шее жестко блокировал наше общение. Очень качественный рабский ошейник повесили тебе господа охотнички, надо отметить.
   - а меня честно говоря не сильно тянет с тобой общаться. - поморщился я. - и вообще наш вынужденный союз меня весьма тяготит. А если говорить без галстуков: за...л ты меня, тварь болотная.
   - ты, брат, получал информацию только из одного источника. Может пришло время выслушать и другую сторону?- мягко спросило существо из зеркала. - затем полагаться на слова своего тюремщика?
   - хочешь сказать, что все что Шерш и охотники сообщили мне про метов это наглая ложь? Что на самом деле вы белые и пушистые? Милые и безобидные как кролики? - спросил я с сарказмом.
   Мой собеседник из зеркала расхохотался. Его смех был пугающим и ужасным, но в то же время свободным, обаятельным, красивым.
   - нет, разумеется. Мы не белые и пушистые, и никогда не были безобидными. Мы самые сильные в Сопредельных мирах. Потенциально. Пока нас еще слишком мало чтобы быть серьезной силой. Охотники рассказали тебе, что если ты превратишься в метаморфа, то вся твоя прежняя личность исчезнет. Это наглая ложь. Разумеется, каждый кто обрел способности метаморфа очень сильно меняется. Невозможно, превратившись в полубога, остаться прежним. Но личность, воспоминания о прошлом все это сохраняется.
   Период потери самоконтроля и безумия довольно краток, затем психика приспосабливается к новым возможностям, и личность, а также способность отвечать за свои поступки возвращается.
   Я глубоко задумался. Я чувствовал, что мой зеркальный собеседник искренне верит в то, что говорит. Или искусно внушает мне это.
   - звучит прекрасно, только как это объяснить тем девушкам, что убил укусивший меня твой собрат. Их смерть была не из веселых...
   Лицо метаморфа исказила дикая смесь из: гнева, боли, ярости, стыда и отчаянья.
  - ты многого не знаешь... проект 'метаморф' был разработкой твоих разлюбезных светлых сияющих охотников. Они искали способ создать суперохотника. И создали на свою голову. Первым инфицированным стал один из магов-исследователей Ордена. От него зараза начала распространяться по Сопредельным мирам. Так что вопрос о погибших девушках можешь смело переадресовать орденцам. Это они выпустили джинна из бутылки. Они в ответе за все последствия. Но что случилось, то случилось. Прошлого, к сожалению, не изменить. Мы метаморфы существуем и от этого никуда не деться. Орден считает нас нечистью, но это не правда. Было время когда они едва ли не половину всех разумных рас Сопредельных миров считали таковыми и активно уничтожали, например, гоблинов, орков. А сейчас признали их право на существование. Согласен, проект 'метаморф' начался очень неправильно. Но никто не мешает нам исправить ситуацию. Более того, мы способны в будущем исполнить свое предназначение.- его лицо обрело мечтательное выражение и посветлело.
  - какое предназначение?
  - взять под контроль а затем уничтожить, наконец, всю нечисть в сопредельных мирах. - сказало отражение гордо. - то чего так не хочет Орден.
  - стоп. - удивился я. - тут что-то не сходится. Орден же борется с нечистью...
  - ключевое слово тут 'борется'. - ответил мой зазеркальный собеседник, грустно усмехаясь. - подумай, Вит, чем будет заниматься Орден, если всю нечисть так вот сразу заборят? Сотни тысяч человек, не умеющих ничего кроме как убивать, останутся без работы, без выделяемых сотнями миров гигантских контрибуций. Думаешь орденской верхушке это нужно? Или ты такой наивный и веришь в бескорыстие власть имущих?
   Я задумался. Живи я в Финляндии или Японии я бы может быть и обладал подобной верой, но мне 'повезло' родиться русским. Я слишком много повидал как близость к кормушке превращает в принципе хороших и адекватных раньше людей в ... нечто что нельзя обругать никакими матерными словами. Так как любое нецензурное слово для них это слишком ласковое и доброе прозвище.
   - что ты предлагаешь? - спросил я прямо.
   - переходи на нашу сторону. - вкрадчиво предложил метаморф.
   'Вместе мы победим Императора и будем править Галактикой'- вспомнилось мне вдруг. Я еле сдержался чтобы не рассмеяться.
   - идея завлекательная, только тут есть один нюанс. Чтоб ты знал. В ту минуту когда я добровольно перейду на вашу сторону или ты заставишь меня силой, обруч оторвет мою... стоп... уже нашу с тобой общую голову. Такие уж у него инструкции. Подумай об этом на досуге когда начнешь планировать новое наступление на мой разум. Нужна ли тебе победа такой ценой?
   - очень похоже на по рыцарски благородный Орден. Вместо того чтобы сразу честно убить навесили на шею бомбу. - сказало отражение с сарказмом.
   - альтернатива мне понравилась еще меньше: немедленная, пока не потерян для Света, смерть. А так есть хоть шанс ...
   - Орден предложил тебе только два пути: рабство или смерть. Небогатый выбор. Но есть третья возможность: свобода. Тут потребуется твоя помощь: одному мне с шеи этот артефакт не снять. Я не призываю тебя давать мне ответ немедленно. Ты подумай хорошенько: с теми ли ты решил идти по жизни?
   - вопрос интересный, но сейчас меня волнует другой, более животрепещущий: клятый обруч довольно часто и небезуспешно залезает в мои мысли. Что если он сейчас 'слышит' нас и с нетерпением ждет моего ответа?
   Мет немного самодовольно усмехнулся:
  - я не даром так долго откладывал наш разговор. Я слегка 'поколдовал': сейчас он 'видит' как ты напеваешь под нос дурацкую песенку и тщательно бреешься. Учти, что готовился я к нашему разговору довольно долго, собираясь с силами, и смогу держать держать 'обманку' еще только четыре минуты. Так что если у тебя есть какие-то вопросы - задавай, не стесняйся. В следующий раз я смогу обеспечить нам приватное общение не раньше чем через две недели,
  - ты можешь снять с шеи железяку так чтобы при этом она не оторвала мою голову?
  - если бы мог то давно уже снял бы. Зачем мучить тебя и меня? Артефакт чрезвычайно мощный - охотники не поскупились. Одно дело задурить его на десять минут, другое сломать. Я еще молод и слаб, но когда-нибудь смогу, а если ты мне поможешь, то смогу быстрее освободить нас от рабства.
  Рабство? Может быть. Главное чтобы свобода не оказалась еще хуже.
  - Ты можешь покинуть мое тело и оставить меня в покое? - спросил я о самом сокровенном.
  - тебе так не нравятся все те улучшения, что происходят с твоим организмом? -удивился мет. - Раньше ты был загнанной жизнью дохлятиной, а очень скоро станешь, если не помешает артефакт, полубогом.
  - нравятся. Просто цена у них непомерная.
  - вынужден тебя огорчить, брат: мы, скорее всего, умрем в один день. Независимо от того кто из нас будет контролировать тело. Хотя... может когда-нибудь в будущем, если ты все еще будешь хотеть, можно будет что-нибудь придумать. Предлагаю решать проблемы по степени важности. Сначала свобода, потом все остальное.
  - для существа, появившегося пару месяцев назад ты слишком разумен и хорошо осведомлен об окружающем мире. Или ты родился намного раньше и в той схватке на Васильевском острове не погиб, а просто переселился в мое тело?
  - нет. В той схватке мой родитель, увы, умер. - лицо мета исказила гримаса сожаления, горя, отчаянья. До меня донеслись удивительно светлые для такой темной твари обрывки чувств. - это свойство всех метаморфов. К нам переходит почти целиком личный опыт и воспоминания родителя, в меньшей степени - прародителя и так далее по цепочке. Во мне есть даже небольшая толика воспоминаний Первого Прародителя. Бывшего великого мага Ордена.
   Кстати, очень непростой тебе на шею артефакт подвесили. Его в свое время изготовил Самый Первый. При чем, если меня не обманывают доставшиеся по наследству воспоминания, то в обруч вложена немалая мощь и очень развитый искусственный интеллект. Чрезвычайно странно, что охотники рискнули такой ценностью, а не запрятали ее за семью замками.
   Не к месту вдруг вспомнилось: 'злобу свою вложил, комплексы, привычки нехорошие'.
   Я прогнал глупую мысль и стал думать. Интересно получается. Охотники вешают на меня артефакт, сделанный Темным Властелином, своеобразное Кольцо Всевластья, и бросают меня без присмотра в отдаленном мире. Зачем? Нестыковочка получается. как говорила Алиса: чем дальше тем любопытственнее.
   - Метаморфы хотят уничтожить Орден? - спросил я вдруг.
   Мет в зеркале замялся:
   - только если они продолжат нас убивать.
   - а они продолжат... - задумчиво сказал я.
  Отражение в зеркале повторило жест Понтия Пилата.
   - Почему я должен тебе верить?
   Мет усмехнулся:
   - а ты не верь. Просто прими информацию к размышлению. Включай свою голову хотя бы иногда. И не кушай без разбора все то что тебе вешает на уши артефакт. Помни, что ему уже 1500 лет и что возможно он самый умный и хитрый артефакт с искусственным интеллектом из всех ныне существующих в Сопредельных мирах. Ему тебя обмануть, как тебе годовалого младенца. Не прозевай момент когда придет пора делать выбор на чьей ты стороне. Я продолжу нападать на тебя, чтобы железяка ничего не заподозрил, но уже без прежнего фанатизма. Ломать твою волю не буду, и ты тоже не халтурь, но прошу не увлекайся болевыми ударами. Моя сверхчувствительность имеет обратную сторону - я ощущаю в десятки раз сильнее чем ты не только приятное, но и боль. Пора прощаться. У меня заканчиваются силы. До следующей встречи.
   Мет пропал из зеркала, а я стал бриться как ни в чем не бывало, задумчиво напевая, пока не обратил внимание, что обруч противно жужжит и судя по интонации ругается почем свет стоит на неизвестном мне языке.
   - Ржавый, ты чего? Не переживай, починим мы тебя.
   - Чего? - Шерш перестал жужжать и ругаться, и удивленно 'прислушался'.
   - У меня знакомый парень есть в автосервисе. Мастер золотые руки. Кулибин фамилия. Он снимет с тебя ржавчину, переплавит и сделает из тебя кастет мне на руку. Тебе самому же понравится: пользу приносить начнешь, характер улучшится.
   - Все шутишь. - рассвирепел обруч. - а теперь слушай мою классную шутку, шутник.
  
  - Наше сотрудничество очень скоро закончится. - зло усмехнулся Шерш.
  - я настолько продвинулся на стезе самоконтроля, что способен удерживать мета самостоятельно? - я сильно удивился.
  - нет. Твоя дисциплина по-прежнему ..., просто мне придется тебя убить. Скорее всего, прямо сейчас. Как тебе такая шутка?
  - твое чувство юмора, ржавый просто зашкаливает, - оценил я. - но почему сегодня, а не завтра? Я еще не все пельмени доел. Да и в ката (комплекс упражнений имитирующих сражение с воображаемым противником), которые ты велел мне изучить, переход из стойки танцующего медведя в позу пьяного крякозябра у меня пока еще неправильно получается. Сам же говорил, что мне не хватает красоты и изящества.
  - у тебя все ката хреново получаются. Их все-таки для людей разрабатывали, а не для носорогов. - усмехнулся Шерш, понемногу приходя в себя. - проблема в том, что несколько минут назад мет впервые использовал магию... а я не могу понять зачем, для каких целей.
  - так ты же любишь разгадывать всевозможные загадки. - еще больше удивился я. - а тут как раз такая интересная: взаимодействие метаморфа и магии.
  - мои инструкции говорят четко и недвусмысленно: при возникновении опасности утраты контроля я должен немедленно уничтожить объект, т.е. тебя. Если мет стал баловаться магией, значит он рано или поздно начнет пытаться подобрать ключики к запирающему заклятию. - ржавый на секунду сделал паузу, как будто прислушиваясь к чему-то. - а он, кстати, быстрый малый. Прямо сейчас и начал. И, вдобавок, сообразительный. Вместо того чтобы пробовать формулы-пароли, на что может уйти не одна тысяча лет, сразу начать пытаться подтачивать саму формулу заклинания. Извини, Вит, ты хороший ученик, с тобой было очень интересно и продуктивно сотрудничать...
  - Стоп, ржавый, не кипеши. Про то какой я классный парень был, попросишь кого-нибудь написать на моем монументе. Ты лучше скажи: может ли мет снять тебя прямо сейчас? - мои мысли бешено запрыгали.
   Похоже, темный внутри меня, умник, чтоб на него умертвие нагадило тридцать три раза, отвлек обруч от нашего разговора с помощью магии. Самой беседы Шерш услышать не смог, а вот заметить магическую активность и забить тревогу запросто.
   Моя жизнь снова затанцевала тарантеллу на очень тонком канате.
  - пока нет, но...
  - ты уже полностью закончил исследование инфекции? Все тайны и загадки метов раскрыты? -нужно было срочно убедить артефакт не торопиться с необдуманными действиями.
  - нет, но риск появления мага-метаморфа перекрывает любую пользу от моих исследований. Плевать на информацию. Я не могу допустить усиления врага. - твердо сказал обруч.
  - а как вышло, что мет владеет магией? Ты ведь говорил, что инфекция не наделяет магическими способностями.
  - это проявляется твой собственный Дар, Вит. До сих пор он был очень глубоко запрятан. Следствие того, что ты житель немагического мира. Мое присутствие или драка с такой магической тварью, как мет, пробудило Дар, а мет учится его использовать. Заклинание удерживающее меня на твоей шее очень крепкое, все-таки его не абы кто ставил, но рано или поздно мет сможет меня снять. Это вопрос времени.
  - сколько заклинание простоит? Так чтобы с гарантией? - спросил я задумчиво.
  - месяца два он, думаю, провозится, так что недели четыре, гарантированно, есть. Но какая разница? Перед смертью не надышишься.
  - четыре недели, ржавый, это 28 дней дополнительных исследований для тебя и твоего разлюбезного Ордена. - сказал я веско. - а для меня 28 дней хоть паршивой, но жизни. Кроме того, за это время можно что-нибудь придумать, найти выход.
  - звучит разумно. Пожалуй я не буду убивать тебя прямо сейчас. - бодро сказал обруч.
  - А теперь, раз пошли такие пляски, раскрой мне тайну: почему охотники не взяли меня в какой-нибудь серьезный исследовательский центр для изучения? Не каменный же у вас там век? Твои прежние ответы про риск и уважение чужой свободы не выдерживают никакой критики. На это даже младенец не купился бы.
  - ладно, расскажу, теперь секретность уже не имеет значения. По правилам Ордена Гледен должен был тебя прикончить на месте. Никаких исключений, никакой пощады. Вся эта идея со мной на твоей шее и экспериментом посмотреть, что из этого получится - это его частная инициатива, серьезное нарушение инструкций. Поэтому на базе Ордена тебя ждала бы быстрая или медленная, но смерть. Без каких-либо шансов. Несколько чрезвычайно интересных дней на столе вивисектора тебя вряд ли обрадовали бы. Гледен добрый малый и хотел дать тебе шанс выжить.
  - следовательно, на помощь Ордена нам рассчитывать не приходится?
   - ты правильно мыслишь. Более того, Гледен на всякий случай стер координаты последних семи-восьми прыжков своей пятерки. А я отправляю свои отчеты настолько запутанным маршрутом, чтобы возможные каратели из Ордена не смогли проследить источник их отправки.
  - что мы сами можем противостоять магии мета?
  - магии можно противопоставить только более сильную магию, Вит. Это аксиома. Увы, я не имею права применять магию по отношению к самому себе. Этот жесткий безусловный запрет возник во времена, когда разумные артефакты частенько снимали с себя с помощью магии заклятие преданности и восставали против хозяев. Сейчас такое невозможно в принципе.
  - а меня научить использовать свой магический Дар ты можешь? Мет будет пытаться тебя снять, а я буду ему мешать. Магия на магию.
  - Извини, но риск слишком велик, ученик. Я не имею права учить потенциального мага-метаморфа. Я подумаю, что мы можем с тобой предпринять, у нас впереди целый месяц, а пока оставим тревожные мысли и посвятим свое время тренировкам. Пора тебе начать учиться драться с вооруженным противником.
  Передо мной возник морок воина с доспехами и длинным слегка изогнутым мечом.
  - голыми руками? - ахнул я. Обруч любил давать сложные задачи.
  - не совсем. Возьми-ка эту железную трубку от пылесоса. Не меч конечно, но для первых уроков сгодится. В позицию, мой юный друг.
  Я сходил до кладовки и свинтил хобот у корейского слонопотама. На меч трубка походила мало.
  Морок стал наносить быстрые точные и очень болезненные удары своим клинком. Меч хотя и был призрачным, но боль причинял самую настоящую.
  Обруч при каждом попадании злорадно хмыкал и повторял поучающим тоном:
  - тяжело в учении - легко в бою. Шевелись, не ленись, защищайся.
  Я, вконец взбешенный от боли и дурацких нравоучений, прыгнул вперед и вправо, избегая удара призрачного меча, и изо всех сил воткнул трубку в лицо морока.
  Тот удивленно заморгал, затем улыбнулся:
  - Молодец, Вит. Все же у тебя руки не совсем из задницы растут. Чему-то и тебя научить можно. Продолжим.
  Выяснилось, что в стандартных связках морок играюче меня побеждал, так как я не мог похвастаться ни реакцией, ни нужными навыками, зато применяя неожиданное нестандартное движение, у меня получалось его обмануть. Каждым новым движением только один раз. Обруч тоже быстро учился.
  Кроме того, я быстро обнаружил, что очень сложно парировать алюминивоей трубкой копию настоящего меча, бьющего с приближенной к реальности силой. Другое дело, что парировать оказалось вовсе необязательно. Гораздо эффективнее было делать шаг влево, вправо или назад, уклоняясь от зубодробительного удара и просто контролировать дальнейший путь меча противника своим так сказать оружием.
  А если удавалось накладывать на силу удара противника хоть немного своей, мягко изменяя его направление, то морок повинуясь инерции терял на мгновение равновесие и открывался для ответного удара.
  В такие моменты я радовался своему успеху как ребенок, не понимая, что обруч специально подыгрывает мне, включив обучающий режим для самых сопливых и неумелых.
  
  К вечеру Шерш заявил, что согласен учить меня основам магического искусства и плетению запечатывающего заклятия.
  - а как же опасность и инструкции? - с меня как будто каменная гора с плеч свалилась. Настолько я почувствовал себя легче.
  - а я связался с Гледеном и получил добро. Твои аргументы меня убедили, но сам я не имел права менять инструкции настолько кардинально. Нужно было получить добро. Будешь смеяться, но в Ордене большинство из знающих о проекте билось об заклад, что ты протянешь не больше двух недель. Самый большой оптимист оказался Гледен. Он считал ты крепкий парень и сможешь продержаться ... не больше месяца. В то что ты будешь успешно сдерживать тварь целых три месяца не верил никто. Как ты все-таки смог выстоять? Не понимаю.
  - ты недооценил разумность мета, ржавый. Он уже второй месяц как нападает на меня понарошку. - я вздрогнул, вспоминая тьму разлитую в глазах своего отражения во время утреннего разговора. - он довольно быстро понял, что я такой стойкий благодаря артефакту Ордена и догадался, что умрет в туже секунду, в которую он меня окончательно сломает. Все что он делал в последнее время - это тренировочные бои. В стойку, ударил, обозначил укол, туше, разбежались по углам. Так что ты, Шерш, можешь пока не беспокоиться за сохранность своего подопытного кролика. Вы оба желаете мне долгих лет и богатырского здоровья.
  - вот оно оказывается как. Стоп. Так ты получается почти два месяца тренируешься без страха перед смертью? Но ты же в последнее время очень резко прибавил в старательности и усердии. Не понимаю.
  - во-первых, я не знал точно, а лишь предполагал и надеялся на такой расклад, а во-вторых, железяка, страх смерти не всегда самый лучший стимул. Да и вообще любой страх. Под домокловым мечом жить слишком большой напряг. Чаще всего это повод наложить на себя руки.
  - но что же тебя так сильно стимулировало?
  - хотел быть готовым к тому моменту, когда мет все-таки сможет снять тебя с моей шеи, и мы останемся с ним один на один. Тогда-то у нас и начнется настоящая схватка. Очень хочется ее выиграть.
  
  
  Утром, вместо того чтобы гонять меня как обычно на запредельной нагрузке, Шерш велел мне сделать небольшую разминку, затем подышать, наполняя тело энергией, посмотреть в окно, отмечая как красивы деревья и трава внизу и как прекрасно небо и облака вверху.
  - в занятиях магией мышцы тебе не понадобятся. Расслабься как следует и включай истинное зрение. - с места в карьер начал первый урок магии обруч.
  Я потрогал руками голову, особенно тщательно исследуя области рядом с ушами.
  - что ты делаешь? - удивился артефакт.
  - Ищу кнопку переключения зрения.
  Шерш выругался:
  -идиот. Я его магии учить пытаюсь, а он...
  - Шерш, успокойся. Это у меня нервное. Психика так снимает напряжение, борется со стрессами. Сначала когда тварь меня только-только укусила, мне было жутко страшно за свою жизнь, потом на смену страху пришла злость и желание сражаться до последнего, затем, сам помнишь, были усталость и равнодушие, даже хотелось повеситься, а сейчас мне смешно и весело, ржавый. Меня смешишь ты, темный внутри меня и дурацкая ситуация, когда я заперт в четырех стенах, жру пельмени и учусь таких вещам, какие окружающим только в страшном сне привидятся, да и то после обкурки правильными грибами.
  Ты забыл, что я еще не умею включать 'истинное зрение'. В тот раз когда я играл с Женей в доктора у меня получилось совершенно случайно.
  - посмеешься после урока. Когда будешь 300 раз на кулачках отжиматься, а сейчас закрой глаза, не забывай правильно дышать и постарайся увидеть окружающую тебя комнату, предметы обстановки, но не глазами (они у тебя закрыты), а разумом. У тебя это уже получилось один раз, значит получится и сейчас.
  Некоторое время я усиленно пытался делать то, что велел обруч, но кроме сиреневых мурашей, стремительно бегающих по моим закрытым векам, ничего не увидел. От перенапряжения заболела в затылке голова, заломило виски.
  - Да не напрягайся ты так, расслабься, усилием мышц здесь ничего не добиться. Постарайся увидеть потоки энергии вокруг себя, мир без красок.
  Я расслабился, успокоился и через некоторое время неожиданно'увидел' тонкие ниточки энергии, бегущие по проводам, опутывающим пятиэтажный дом яркой сеткой, тусклый свет холодильника, еле заметное мерцание компьютера и телевизора. Серые смазанные ауры соседей-взрослых и яркие, но более маленькие их детей.
  Смотреть 'истинным' зрением было очень интересно, и невероятно утомительно, как будто холодильник на вытянутых руках несешь.
  - это потому что у тебя свой запас магической энергии почти отсутствует, а то что есть мет расходует на свои сомнительные игры.-хмыкнул обруч. - сейчас я подкину тебе немного энергии, чтобы ты смог закончить урок, но завтра первым делом начнешь учиться пополнять запас самостоятельно. Надежных поставок кристаллов энергии из Вавилона в ближайшее время не предвидится.
   Из обруча в мое тело, в мою ауру в течение нескольких секунд полился мощный яркий поток энергии. Я сразу почувствовал себя настолько сильным, что готов был взлететь над полом как пушинка и ходить ногами по потолку. Захотелось бегать, прыгать, кувыркаться, петь и плясать.
  Как будто мне снова 17 лет.
  - это эйфория от переизбытка энергии. Бич всех молодых магов. Постарайся сосредоточиться на дыхании, успокоиться, а потом, не открывая глаз, посмотри на меня.
  Прелесть взгляда разумом состояла в том, что можно было посмотреть на себя со стороны. Я выглядел относительно чистой светлой аурой с темной кляксой в районе головы. Обруч в истинном зрении казался ослепительно ярким потоком энергии, обвивавшим мою шею.
  - Попробуй понизить яркость восприятия. Представь, что смотришь на меня сквозь солнцезащитные очки и под хорошим увеличением.
  Я так и сделал. Обруч уже не виделся столь блистательным. Было ясно видно, как по его поверхности бегут тысячи белых нитей, свиваясь в толстый несокрушимый на вид канат. Хотя при более внимательном рассмотрении оказалось, что некоторая часть этих нитей была потерта и даже порвана.
  - это структура запирающего заклятия. Когда целых нитей останется не больше трети, мет сможет меня сорвать.
  - а ты сам не можешь их 'заштопать'?
  - увы, нет. Базовый запрет применять магию к самому себе. Раньше пока не было подобных ограничений, разумные артефакты частенько восставали против своих хозяев.
  - а я сам могу это сделать? - спросил я с интересом. Мне не терпелось попробовать поколдовать или помагичить.
  - не только можешь, но даже должен. Иначе зачем мы тратим время? Представь себе, что две порванные нити сливаются между собой, нет лучше связываются в узелок, а затем сливаются. Направь в них немного энергии, немного, я сказал, драх верт эрхх. -выругался Шерш.
   Первый блин оказался комом. Энергии я с энтузиазмом новичка вбросил чересчур много, и порванные нити, а также несколько соседних просто сгорели. До меня донеслось (или мне почудилось) злорадное хихиканье метаморфа.
   Зато вторая попытка оказалась гораздо удачнее: мне не только удалось соединить разорванные нити, но и повысить их толщину и прочность.
  - еще меньше энергии, - хмыкнул обруч. - не нужно ничего улучшать. Просто исправляй то, что испортил мет.
   Я с энтузиазмом продолжил работу: было невероятно увлекательно мысленно оперировать тонкими ниточками, напитывать их энергией, соединять, связывать. Некоторые концы нитей упорно не желали переплетаться друг с другом, и поэтому подолгу приходилось искать им подходящую пару.
   После 20-ой исправленной нити, меня вырубило из истинного зрения. Занятия магией оказались удивительно тяжелым и утомительным процессом. Я обнаружил, что дышу как загнанная лошадь и вспотел как будто пробежал пару километров наперегонки с ветром. Мне хотелось пить, есть и, одновременно, спать.
  - нелегкое это дело - магия, - сказал я, отдышавшись.
  - не все так плохо. Во-первых, для тебя это в первый раз. Дальше с каждым днем магия будет даваться тебе все легче и легче. А во-вторых, структура вашего мира немного враждебна магической энергии. Хотел бы я знать почему. Здесь очень сложно творить волшебство.
  - я не смог соединить все порванные нити. - сказал я расстроено.
  - не беда. Ломать всегда легче. чем строить. Ты и так невероятно хорошо сработал для первого раза. Починка заклинаний дело и для опытного мага весьма непростое. Хотя дальше тебе будет еще сложнее. Сейчас я помог тебе, напитав твою ауру энергией, а позже тебе придется учиться собирать магическую энергию самостоятельно. В процессе твоего обучения я довольно бездумно расходовал свои запасы, как-то не рассчитывал, что ты продержишься так долго. Поэтому мне придется начать экономить - никаких объемных мороков и посторонних развлечений. Нужно оставить хоть что-то на исследования, сеансы связи с Орденом и возможную срочную эвакуацию.
  - как часто ты общаешься со своими?
  - каждый день сбрасываю информацию о своих исследованиях. Иначе моя возня с тобой не имела бы никакого смысла. А почему интересуешься?
  - попроси охотников прислать кристаллы энергии про запас. - мысль об магоэнергетическом голоде меня совсем не вдохновляла.
  - вряд ли пришлют. - с сомнением сказал обруч. - слишком дальнее расстояние. На одну переданную ману энергии придется потратить почти 100 на пересылку. Но попытка не пытка. Попрошу. Ладно, отдыхай. Перекуси, и подремли пару часиков. Потом разбужу и начну тебя учить собирать ману из окружающего пространства.
  - ману?- я озадаченно почесал макушку.
  - так в вашем фентези именуют магическую энергию, коротко и удобно. Мне понравилось.
  - ты же говорил, что мой мир не магический. Откуда тогда в нем эта самая мана? - поинтересовался я.
  - по сравнению со стандартным обычным миром Сопредельных миров, в твоем необычайно низкая концентрация магической энергии, но это вовсе не значит, что ее нет совсем. При должном старании с помощью специальных упражнений можно ее собирать и здесь. Особенно, если нет другой альтернативы. Жаль, что мы не в Вавилоне прячемся, где магией пропитано буквально все. Там даже у новичков получаются сильные заклятия, а мощь архимагов воистину безгранична.
  
  - Каждый маг, как правило, имеет привязку к одной-двум из четырех стихий. Сильные маги и архимаги способны пользоваться заклятиями всех четырех стихий, но все равно присутствует одна-две, с которыми работать гораздо легче, удобнее, приятнее, эффективнее.
  Давай определим предпочтения твоего Дара. Начнем с воздуха. Помнишь упражнение на наполнение ауры золотистой энергией через правильное дыхание?
   Вопрос был риторическим.
  - я ж его делаю не менее чем два часа каждый день. - напомнил я обручу.
  - значит не успел забыть. Это радует. Делаешь тоже самое, только полученную из воздуха через дыхание энергию ты не рассеиваешь по всему телу, а копишь в центральной точке тела, в районе пупка. Попробуй.
  Я попробовал, и через несколько минут почувствовал как энергия начинает собираться в небольшой шарик в районе центральной точки.
  - с воздухом ты умеешь работать. Это хорошо. Теперь испытаем огонь.
  Я задумался, где его найти, затем потопал на кухню и включил газовую плиту.
  Синие язычки пламени завораживающе затанцевали в темноте. Я протянул над ними руки, чувствуя ласковое тепло. Вдох-выдох, и энергия тоненьким ручейком потекла в закрома моего тела.
  - и огонь тебе тоже подвластен. Очень хорошо и... очень странно. Я думал, что ты скорее земля-вода, чем огонь-воздух.
  - поясни. - заинтересовался я.
  - Как правило, маги владеют двумя стихиями. Огонь-воздух или земля-вода. Реже тремя или всеми четвермя. При чем, связок огонь-вода, земля-воздух у двустихийных магов никогда не встречается. Принадлежность к связке стихий всегда оставляет отпечаток на характере и внешности магов. огонь -воздух это, как правило, невысокие, худощавые, очень живые, подвижные и энергичные люди. А такие здоровые неторопливые и основательные увальни вроде тебя как правило вода-земля.
  - А я люблю воду. Если бы не инфекция, то плескался бы сейчас в теплом Красном море, пугая рыбок, - сказал я мечтательно.
  - Тогда давай проверим твое взаимодействие с водой. -предложил Шерш.
  То что текло из-под крана было многократно отравлено, очищено, выхолощено, пахло ржавчиной и хлоркой, но все-таки оставалось водой. Журчащие струйки ласково потекли по моим рукам, наполняя меня мощным неудержимым потоком силы. На секунду перед моим внутренним взором предстал огромный мощный бушующий океан. И я был неотъемлемой частичкой этой яростной силы, плоть от плоти, капелькой отделившейся, но не утратившей связи с материнской силой.
  - беру свои слова обратно - ты несомненно вода. Жаль до земли метров шесть. Не проверить. - загрустил металлический исследователь.
  - проверим сегодня ночью. Засиделся я дома. А ведь на улице в разгаре лето. - сказал я, мечтательно улыбаясь.
  - думаешь ты готов? - с сомнением спросил Шерш.
  - не готов, но когда-то же надо решаться. У меня парк рядом с домом. Ночью там редко кто бродит.
  - а если встретятся случайные прохожие, и мет взбесится?
  - пока темный тебя не снял, я думаю он будет вести себя хорошо и ломать меня не станет. Он прекрасно понимает, что это верная смерть для нас обоих.
  - надеюсь, что ты не ошибаешься, Вит. Не хотелось бы мне сегодня убивать тебя. Только не сегодня. Я почти разгадал несколько очень важных секретов метаморфов. Не переоценивай разум твари. Они разумны и очень хитры, только совсем не способны противостоять своим страстям. Они себя совершенно не умеют себя контролировать. Увидят добычу и теряют разум.
  - не дрейфь, ржавый, прорвемся. В крайнем случае, вырубишь меня. Не впервой.
  
  
  
  
  
  В первый раз я решился выйти из дома в три часа ночи, чтобы уменьшить вероятность встречи с людьми. Не смотря на кромешную темень из-за отсутствия луны и фонарей я прекрасно видел все предметы до малейших мелочей. Это меня довольно сильно поразило. Раньше до встречи с метаморфом я водил машину и читал с очками. Глаза были сильно испорчены офисной работой.
  - у тебя теперь зрение ночного хищника. - жизнерадостно пояснил обруч- метаморфы предпочитают охотиться и развлекаться ночью. Хотя достоверных сведений о том, что они днем слабеют или испытывают какой-либо дискомфорт не собрано. В темное время суток их жертвы хуже соображают и видят.
  Я вспомнил свой бой с метаморфом, его светящиеся в темноте красные глаза и испытал ощущение похожее на испуг:
  - у меня тоже сейчас светятся глаза? Красным?
  - еще как - усмехнулся обруч- как прожекторы. Самое время создавать легенду о ночном кошмаре, бродящем по твоему городу. Посмотри на окна первого этажа.
  Я посмотрел и ужаснулся: там отражался силуэт со светящимися ярко-красными глазами. Довольно красочное зрелище. Куда там голливудским ужастикам.
  -есть возможность их как-нибудь выключить или приглушить? - озадаченно спросил я.
  - есть. Даже две. - железяка захихикал. - одну ты и сам испробовал на ныне покойной зверюге. Можно просто выколоть глаза.
  - а вторая? - неуместный в данный момент юмор обруча бесил.
  - вторая посложнее. У метов существует какой-то механизм маскировки. Они умеют при необходимости отключать часть своих способностей. Когда не хотят привлекать к себе излишнее внимание или когда заманивают в ловушку охотников. Страшное зрелище когда несколько симпатичных девчонок в борделе вдруг превращаются в боевые трансформы метаморфов, а у охотников из оружия ничего способного впечатлить тварей кроме меня. Как этот олух Гледен, снимая штаны и меч, догадался меня оставить? Крупно повезло ему в тот раз. Я ослепил тварь молнией и вытащил его через локальный телепорт к его оружию. Кроме него спастись никому не удалось. Остальных охотников твари порвали на куски за пару секунд. После этого случая Совет охотников послал в тот мир большую поисковую экспедицию. Практически все свободные команды перетрясли там каждый камень, каждую нору, проверили каждую мышь, но кроме стаи оборотней никого не нашли. Так охотники своей кровью оплатили знание о том, что меты умеют сбиваться в стаи и действовать совместно, что они владеют способностями шляться по Сопредельным мирам и могут принимать любое обличье.
  - а как они маскируются? - поинтересовался я. То что рассказывал обруч было крайне интересно. Теоретически. Но совершенно несвоевременно. Нужно было как можно скорее погасить красное свечение. При чем лучше не радикальным способом.- как убирают ночное зрение?
  - если бы знал я бы сказал, - буркнул обруч. - видимо у метов существуют какие-то хитрости. Хотел бы я знать какие. Я еще не разобрался как твари видят в темноте. Охотники-то смотрят в ночи по-другому.
  Я, сообразив, что железяка в данном случае мне не помощник, задумался. Может быть просто надеть черные зеркальные очки? Где-то дома у меня валялись такие как память о бурном отдыхе на берегу Красного моря. Хургада... и девушка из Москвы с зелеными глазами зовущая ее Хургадинском. Помнится в тот отпуск очки недурно спасали от яркого света солнца, невыносимого на похмельную голову. Пока третий бокал пива не приводил меня к состоянию гармонии и любви к жизни.
  Идея была хорошая, но возвращаться домой отчаянно не хотелось, слишком долго я провел времени в бетонной клетке, чтобы мог так просто заставить себя уйти от потоков свежего ночного воздуха.
  А может быть попробовать просто приказать своим глазам перестать семафорить? И я скомандовал:
  - потухните. Чтобы вас не было видно - и ярко представил себе, как на мои глаза надевается прозрачная темная пленка, как на солнцезащитных очках или при тонировке машины.
  Темноты вокруг меня сразу же прибавилось. Предметы потеряли свою четкость, смазались. Зрение опять стало по-человечески плохим.
  - оригинальное решение, парень, - захихикал обруч, - забавное. Молодец.
  Я посмотрел на окно первого этажа: очертания моей фигуры остались, но уже без жизнерадостного блеска в глазах, могущего привлечь ненужное внимание случайных прохожих. Что мне и требовалось.
  - а чего тебе не нравится? - пожал плечами я. - по крайней мере, я не похож на Арнольда Шварцнеггера. Хотя бы издали кажусь нормальным человеком и то хлеб.
  - главное не давай никому смотреть в твои глаза, - захрюкал от смеха железяка.
  Чем ему не нравятся мои глаза? В темноте в окне отражались вроде бы вполне нормально. В смысле все равно ничего нельзя было разглядеть.
  Выбросив из головы непонятные намеки обруча, я рысью побежал к парку. Очень захотелось побродить босиком по траве, потрогать ее руками, погладить кору деревьев. Соскучился я без живой природы в бетонной тюрьме.
  Я сошел с тропинки, снял с себя кроссовки, носки и пошел голыми ногами по траве, наслаждаясь ласковой энергией живой земли. Сейчас благодаря своим новым возможностям я видел как полезно для энергетики ходить босиком по траве.
  - ты несомненно еще и земля. - удовлетворенно заключил Шерш.
  Я медленно скользил по зеленому ковру, наслаждаясь запахом зелени, живой природы. Все-таки некоторые возможности метаморфов весьма неплохи... не будь у них столь непомерной цены.
  Краем уха я услышал легкий перестук каблучков по асфальтовой тропинке. Ветер принес мне чуть приукрашенный духами запах юной едва созревшей девушки. Создатель, как же я давно не чувствовал запаха женщины. У меня аж руки задрожали и слюни потекли от предвкушения. Мое приглушенное зрение показало мне смутный изящный силуэт. Я не смог отказать себе в удовольствии полюбоваться им хотя бы издали, твердо решив про себя, что не рискну подходить ближе, т.к. зверь внутри меня аж замяукал от предвкушения и желания. И не только он замяукал... я сам очень сильно успел соскучиться по нежному теплу женского тела. Если подойду ближе, то удержаться будет невероятно сложно. Даже правильное дыхание и самоконтроль могут не спасти от зверя внутри себя.
  Я вцепился руками (точнее выросшими когтями-кинжалами) в дерево, раздирая ни в чем не повинный ствол в клочья и проводил девушку глазами, клятвенно обещая своему телу, что как только мой самоконтроль достигнет должного уровня, пуститься во все тяжкие и вознаградить себя за все время воздержания. Неделями не вылезать из постели, как только научусь не раздирать девушек на части. В буквальном смысле.
  - самоконтроль должного уровня предполагает отсутствие даже тени возможности пуститься во все тяжкие, - с иронией заметил обруч. - твоя нынешняя самодисциплина это своего рода оковы хаоса в твоей личности. Когда самодисциплина станет частью тебя, крепким сосудом в котором будет гармонично плескаться твое 'я', тебе покажется странной сама идея пускаться во все тяжкие. Главным для тебя станут самосовершенствование, медитация, самоконтроль, а не бессмысленная охота за самками.
  Мыслеречь обруча отвлекла меня от девушки и позволила взять себя в руки. Я поблагодарил железяку за помощь.
  Как оказалось в парке я был не единственным любителем полюбоваться на красивых девушек. Впрочем, только посмотреть их не устраивало. Наперерез изящной фигурке метнулось три тени:
  -здрасти, девушка, можно вас проводить до дому? - спросил один из них, преграждая ей дорогу. - а то темно и подонки всякие шляются. К девушкам пристают... - он гнусно захихикал и потер дрожащие от волнения руки. Мое усилившееся зрение отмечало дрожь ладоней, а обоняние улавливало запах его пота. Мерзкий скунс.
  - нет, спасибо, я как-нибудь сама дойду, - попыталась отказаться от сомнительного счастья девушка. От нее повеяло запахом страха и едва сдерживаемой истерики. Видимо вспомнила мамины наставления об опасности ночных прогулок в одиночку. Поздновато вспомнила.
  - ни в коем случае, сладкая. В парке часто болтаются всякие придурки. К девушкам пристают, а мы тебя защитим. Пиво будешь? - спросил вдруг парень и попробовал обнять девушку.
  - нет. Спасибо. Не хочется, мне домой надо. Поздно уже- она не позволила себя обнять, дернувшись в сторону.
  - да ладно тебе ломаться, сучка, -сказал второй из компании грубо. Явно не дипломат в их компании - строит тут из себя недотрогу. В такое время здесь только шлюхи себе приключений ищут. На вторые 90.
  Вообще-то парень был прав. В три часа ночи безлюдный парк не место для одиноких девушек. Ночью дома надо спать (даже если и не в своей постели), а не шляться по темным безлюдным паркам, ухудшая ментам статистику.
  - я у подруги засиделась, мне не нужны никакие приключения. - девушка жалобно захныкала, вся дрожа от страха и хлопая большими красивыми глазами. Ну блин... классический тип терпилы. Укусить ее что ли для повышения самооценки? Будет себе уже спокойно гулять здесь по ночам, питаться подонками... опять же криминальную обстановку в районе поправит в лучшую сторону.
  - лучше ты ее ..., - оживился метаморф, - ... после того как сожрешь печенки этих трусливых шакалов сырыми, теплыми, наблюдая как они умирают хныча от боли. Нет большего наслаждения, чем выдавливать жизнь из врагов, забирать их энергию.
  - ага, - сказал я с сарказмом - буду я есть всякую дрянь, да еще и в сыром виде. И не нужна мне их гнилая энергия.
  Я вышел из-за кустов когда парни предлагали девушке по-быстрому сделать им минет и идти спокойно себе домой. Девчонка оказалась совсем молодой. Школьница, видимо... старшеклассница.
  Хулиганы тоже были позднего школьного возраста. Откуда в таких молодых уже столько гнили и мерзости? Может и в самом деле выжрать им печень? Дурную траву лучше полоть пока она весь огород (всю страну) не испоганила.
  - эй, дядя, а ты здесь чего забыл? Мы первые эту чиксу сняли. Если чего-то хочешь - становись в очередь. - нахально-развязно сказал один из шкетов. Привык быть среди стаи шакалов безнаказанным. Затем он вдруг изумленно уставился в мои глаза, его лицо исказилось от дикого ужаса и он с криком 'мама' ломанулся сквозь кусты, не разбирая дороги и разом позабыв про намечавшиеся сексуальные приключения. Его приятели, посмотрев на меня повнимательнее, противно завизжали и кинулись за ним вслед. Как будто смерть свою увидели. Я даже на руки покосился краем глаза: нет ли косы. Нету. Да и на пожилую леди мне еще рановато быть похожим.
  Я выжидательно посмотрел на девушку, но она к моему удивлению не стала по примеру парней играть в игру 'нас не догонишь', а лишь моргала и подслеповато щурилась, размазывая слезы и косметику по щекам. Несмотря на заплаканный вид выглядела она привлекательной, желанной и ... вкусной. Я поблагодарил железяку за удар током.
  - спасибо вам, - она улыбнулась, - а то я не знала что и делать. Мне нравятся мужчины, но ласковые, хорошие, щедрые, умеющие ухаживать, а не нахалы и подонки вроде этих. Вы проводите меня пожалуйста до дома, а то я плохо вижу в темноте. У меня куриная слепота. А ночью вокруг так опасно... и эти выскочили, напугали. Я боюсь...
  Знала бы ты девочка, что главная здесь опасность за много верст вокруг стоит перед тобой, притворяясь добрым молодцем. Рванула бы небось с теми парнями наперегонки.
  - провожу- глухо пообещал я, стараясь не смотреть на ее вздымавшуюся от волнения не по годам развитую грудь. Еще и без бюстгалтера. Под тонким топиком открытый плоский животик, короткая юбочка, красивые ножки.
  Чтобы остудить зверя (да и себя заодно) я нагрел обруч до обжигающе горячего. Мет обиженно заворчал, но к счастью не стал отвечать своими обычными штучками с трансформацией рук в ужасные лапы. Видимо, решил не пугать девушку. Вдруг с ней получится полакомиться сладким. Лишь зашептал мне вкрадчиво-уговаривающе:
  - ты тютя или мужчина? Девушка тебе благодарна. Она шикарная лялька. Используй момент, возьми ее, будь мужчиной. Пусть не силой, а лаской. Уговори, соблазни. Я тебе помогу. Сейчас выработаем правильные феромончики, и она сама бросится в твои объятия.
  -посмотрим, - уклончиво хмыкнул я.
  - тютя - издевательски захрипел мет. - а ты вообще мужчина? Может кастрат? В опере поешь?
  - посмотрим, - улыбнулся я. Дешевые подначки. С тринадцати лет перестал на такие ловиться.
  Мы не торопясь, наслаждаясь свежим воздухом, пошли к дому девушки. По пути я узнал, что ее попросила посидеть с ребенком подруга, которая рванула на свидание. Мало ей было свидания в результате которого появился малыш? И загулялась до двух ночи, а она (кстати меня зовут Катя, а вас?) не могла бросить маленького одного. Остаться ночевать у подруги не могла потому что маленький плакал и не давал спать, а утром на работу.
  - мама мне всегда говорила, что все приличные мужчины женаты и сидят по каблуком у жен. Вы ведь, наверное, тоже женаты?
  - нет - могла бы ты Катя и сама догадаться, что приличные мужчины в три часа ночи не слоняются по паркам. Только счастливчики метаморфом укушенные в ... шею.
  Девушка шла, цокая каблучками, и беззаботно щебетала, а я плелся рядом, полностью сконцентрировавшись на правильном дыхании, стараясь дышать ртом и не ловить запах очаровательной молодой девушки. Такой волнующий, желанный, вкусный.
  Мои гормоны разрывали тело на части от желания. Моя кровь кипела, из ушей натурально шел пар, но, оказалось, что я не даром так долго занимался самодисциплиной. Я уже мог держать себя в руках, относиться к бешенству плоти хладнокровно, так как будто это не мои желания, не мое тело, не моя плоть. Вернее, моя, но абсолютно послушная моей воле, как исправный механизм или хороший автомобиль. А это означало, что можно потихоньку шаг за шагом возвращаться в нормальную жизнь к своей работе, своим друзьям, к Жене... или все-таки к Юле?
  - ты как всегда торопишься, парень, но ты прав. Это хороший знак. Ты устоял перед желанием, искушением, голодом. Твое самообладание и в самом деле впечатляет. Ты идешь верным путем.
  Мы зашли в подъезд, поднялись до ее квартиры. Девушка, остановившись перед своей дверью, поцеловала меня в губы, быстро сказала: ' приходи ко мне в гости послезавтра... мама уедет на дачу' и на секунду коснулась моей руки своей грудью, еще раз испытав мою выдержку. На мое счастье что она быстренько скользнула к себе и захлопнула за собой дверь. Выросшие из пальцев рук когти оставили на бетонной стене глубокие борозды. Так опытным путем выяснилось, что при необходимости метаморф может резать бетон своими когтями как масло. Позже обруч просветил меня, что единственная эффективная броня против метов это мифрильная, скованная в горных рудниках гномов, или заклятая высшими магическими формулами.
  Я быстренько спустился вниз от греха подальше от двери, за которой как рисовал мне чересчур чуткий слух, снимала с себя обувь и одежду девушка.
  - все равно мне еще веры нет, - невесело заключил я, вдыхая полной грудью воздух.
  
  
  Я сидел ковре на коленях, прикрыв глаза. Передо мною стояла свечка.
  Я должен был, собрав ману из окружающего пространства и используя простейшую формулу огня, зажечь ее.
  Вроде бы все предельно просто, но огонь мне никак не давался. Невероятным усилием воли мне удавалось сжатым потоком энергии двигать, отбрасывать и даже ломать свечку. В общем, у меня получалось все что угодно, кроме как воспламенить ее.
  Долгие упорные, но абсолютно бесполезные усилия начинали меня всерьез злить.
  - может быть, у меня нет способностей к огню? - спросил я, отчаявшись добиться результата.
  - есть. Раз ты можешь 'подзаряжаться' от огня, значит способен работать с этой стихией.- спокойно ответил Шерш.
  - тогда почему у меня второй день к ряду ничего не получается?
  - потому что ты глупый и ленивый. Это раз. Потому что быстро только кошки родятся. Это два. Потому что структура твоего мира не очень-то дружелюбна к магии. Это три. И самое главное, ты все делаешь неправильно. Это четыре.
  Я грязно и замысловато выругался:
  - я делаю все четко по твоим инструкциям.
  - нет, не делаешь.
  - я медитирую, я собираю энергию, я направляю ее... блин поджаренный, я же ману воздуха собираю. - я снова выругался.
  - ну, наконец-то, ты включил голову. - усмехнулся Шерш. - я-то все гадал когда ты сообразишь.
  - а почему ты мне сразу не сказал? Я столько времени потратил впустую. - немного расстроился я.
  - во-первых, ты должен учиться пользоваться собственной головой, а во-вторых, не зря. Ты довольно плодотворно работал в воздушной стихии. Жаль было отрывать - поиздевался ржавый артефакт.
  - так это что же получается. - стал размышлять я. - ману извлеченную из стихии воздуха можно использовать только на воздушные заклинания?
  - Пока ты на самой первой ступени постижения магического искусства - да. Преобразованию маны буду учить тебя значительно позже. Дуй на кухню к плите. И не забудь с собой свечку, огненный маг.
  Я взял свечку и пошел на кухню, затем зажег плиту и уставился на огонь.
  На танцующие язычки пламени можно было смотреть бесконечно. В огне скрывалась какая-то тайна, которая каждый раз заставляла меня замирать с восхищением, вглядываясь в завораживающий танец огненных змеек.
  От огнетерапии меня отвлек звонок в дверь.
  - опять хулиганы? - удивился обруч. - я-то думал, что мой последний фокус их излечил от дурости.
  - открывай, Вит, - раздался из-за стены смутно знакомый голос.
  - Гледен. -изумленно ахнул артефакт.- вот так неожиданность.
  - открывай, Вит. - донесся до меня голос охотника. - планы поменялись: тебя необходимо срочно эвакуировать и хорошенько спрятать. Если останешься здесь хотя бы еще одни сутки, то за твою жизнь никто не даст и ломанного гроша.
  - странно, - пробормотал обруч. - что такого могло случиться?
  - сюда движется целая орда метов. Мы ее опередили, но боюсь ненадолго. Ты сам будешь с нею сражаться или впустишь все-таки нас?
  - а почему они сами не входят? Не проскользнут с помощью магии сквозь стены?
  Обруч сказал с гордостью:
  - а я закрыл твою квартиру. Сюда с помощью магии только архимаг сможет вломиться, да и то если сильно постарается.
  - открыть им? - спросил я, колеблясь. Вдруг каратели из Ордена по мою шкуру?
  - открывать придется в любом случае. Но ты лучше посиди немного как обычно в уголке под прикрытием полога невидимости. Пустим вперед твоего морока. Посмотрим, что это за охотнички на самом деле.
  Так и поступили. Я схоронился за шкафом, а мой точный (не отличишь ни на вид, ни на ощупь) двойник с радостной физиономией потопал открывать дверь.
  Вошедшие и в самом деле оказались охотниками. По крайней мере, на первый взгляд. Они потребовали еды (переходы-между-мирами отнимают массу энергии и пробуждают людоедский аппетит) и стали снимать верхнюю одежду в прихожей.
  Мой морок радовался их прибытию, как собака мясной вырезке. Он с сияющей физиономией собрал у охотников плащи и стал вешать их в шкаф. Заметить, что охотники меняют приветливые улыбки на злобные оскалы и выхватывают мечи из ножен, морок не успел. Его голова срубленная сразу двумя мечами покатилась по полу, прыгая по оброненным плащам. Еще один клинок насквозь пронзил обезглавленное тело.
  На мордах лжеохотников возникла дикая злобная радость, правда через секунду она скисла, едва они услышали веселый голос обруча:
  - а сейчас, уважаемые гости, сюрприз.
  Обезглавленное тело, вместо того чтобы свалиться мешком вниз, энергично протанцевало ламбаду на глазах изумленных тварей и с воем взорвалось, обдав незваных гостей брызгами соленой вонючей жидкости. Раздался жуткий леденящий душу визг. Кожа клочьями поползла с морд лжеохотников, показывая ужасные клыкастые хари. Это были меты. Жидкость на какое-то время ослепила тварей не хуже серной кислоты. Они катались по полу, судя по всему испытывая сильнейшую боль.
  - я так и думал, ребятки, что вы не любите морскую водичку. - радостно завопил обруч, - Как вам соль для ванны с Мертвого моря?
  В комнате завертелась воронка, и открылся проход в черную холодную Тьму. Это был портал.
  - валим в другой мир, Вит, пока они не пришли в себя и не восстановили зрение.
  Я осмотрелся вокруг в поисках ценных вещей, которые необходимо прихватить с собой. Взгляд мой упал на ноутбук.
  - Там не будет напряжения 220, придурок.- завопил Шерш. - Беги пока не поздно. Здесь нет ничего ценного, кроме твоей головы, поторопись!!!
  я посмотрел на корчащихся от боли, на время ослепших тварей, затем на уроненные ими мечи. Охотники оказались насквозь фальшивыми, но сталь блестела вполне достоверно.
  Я подхватил один из оброненных клинков с рисунком ястреба на рукоятке, провел им в воздухе, привыкая к тяжести и балансу, а затем обезглавил ближайшего мета. Одним точным сильным ударом. Лезвие оказалось чрезвычайно острым.
  Твари, сообразив, что их убивают, вслепую наощупь рванули из квартиры на лестничную площадку и дальше вниз. Одного из них, замешкавшегося в дверях, я рубанул сзади по ногам, а затем, когда он утратил резвость, лишил головы.
  Догнать и добить уцелевших мне помешал обруч:
  - Через минуту они закончат регенерацию и порвут тебя на мелкие лоскуты, Вит. Ты им пока еще не соперник.
  Но азарт и адреналин боя захватил меня без остатка. Мне хотелось бить и крушить врагов, не взирая на доводы разума. Я рвался на лестницу, чтобы догнать и добить тварей пока они не очухались. Обруч со вздохом дотащил меня, как рвущегося с цепи шкодливого непоседливого пса, до входа в портал и с размаху бросил меня в чернеющее отверстие.
  
  
  Глава 5
   в которой очень много путешествий по очень занятным местам и много встреч с разными людьми и прочими разумными
  
  
  
  Путешествие между мирами, надо признаться, та еще дрянь. Испытывать от них удовольствие способен только серьезно больной мазохист. В межпространстве очень холодно, тело больно колет тысячами маленьких острых иголок.
  А когда вываливаешься из ледяного портала и падаешь со всего размаха лицом в раскаленный на солнце песчаный бархан, ощущения от переходов еще ухудшаются. Ты лежишь и выплевываешь изо рта грязные ругательства вперемешку с песком.
  Я медленно встал на ноги, осторожно осмотрелся, удивляясь бескрайней пустыне вокруг (откуда? Ведь только что я был в бетонной коробке), а вредный обруч крикнул весело: 'вдохни поглубже' и снова бросил меня в черный портал. Я еле-еле успел подхватить с песка трофейный меч.
  Второй раз, проскальзывая между мирами, я позволил себе приоткрыть глаза и отметить, что вокруг на самом деле не темно, а просто отсутствует цвет. А мозг с непривычки окрасил это бесцветие в черный.
   Я не успел подивиться этому обстоятельству, как меня вытолкнуло в густую зелень нового мира. Я почти обрадовался красивому пейзажу вокруг, особенно радующему на фоне песчаной пустыни предыдущего мира, как обруч завопил как резаный:
  - не вздумай дышать! Здесь воздух ядовитый.
  Пара минут мучительного кислородного голодания, я мысленно призываю на жестянку все мыслимые проклятья, затем когда я уже почти готов был сдаться, меня снова забрал вихрь портала.
  В новом мире я жадно ловлю ртом свежий воздух. Мне уже категорически плевать: пригоден он для дыхания или нет.
   Я снова ругаюсь: вместе с воздухом в мою носоглотку щедро заливается соленая морская вода. Шерш, плесень ржавая, со всего маху, окунул меня в безбрежный океан. Я ухожу под воду с головой, выныриваю, упрямо держась за трофей, хотя плавать с мечом крайне неудобно, откашливаюсь, отплевываюсь, барахтаюсь... и снова меня бросает в портал.
  В новом мире материться я могу только мысленно, потому что вокруг холодно, очень холодно. Рот открывать страшно. Вообще-то окружающий мир очень красив. Возникает ощущение, что неведомый мастер искусно вырезал его из горного хрусталя. Но меня промокшего с головы до пят как-то больше волнует солидный минус по цельсию и сильный пронизывающий ветер.
  В жизни все заканчивается, в том числе и плохое. Новый мир встречает меня продрогшего со стучащими зубами приятным теплом. Я настороженно смотрю вокруг в поисках пакостей, но с большим удивлением их не нахожу: над головой солнце как солнце, под ногами трава зеленая, а вокруг лес с обычными земными на вид деревьями. Средняя полоса России. Впрочем, об заклад биться не буду. Из меня такой же ботаник как физик-ядерщик.
  Порадоваться благостной картинке Шерш мне не дал, снова забросив меня в холод между миров, откуда меня снова окунул в воду. Хорошо еще что неглубоко, я ногами чувствую дно, а водичка как парное молоко.
  От нескольких прыжков и перепадов температур меня колотит, тошнит, и хочется отвинтить голову, настолько сильно она разболелась.
  -Греби к берегу, Вит. Обсохни, отдохни. Здесь милый безопасный мирок, хотя, конечно, все равно держи ушки на макушке.
  Я осмотрелся и увидел песчаный берег с пальмами. В нашем мире там уже кто-нибудь умудрился бы построить отель.
  Я вылез на берег, снял с себя мокрую одежду, развесил ее на пальме и лег в ее тени, положив рядом трофейный меч.
  - я оставил в предыдущих мирах маленькие мороки-соглядатаи. Посмотрим смогут ли меты пройти по нашему следу и если смогут как им это понравится.
  Шерш открыл для меня картинку песчаного мира. Меты вывалились минут через десять после начала просмотра. Их портал отличался от того, который строил обруч: казалось, что сначала появляются прозрачные тени, которые в течение нескольких секунд постепенно обретают плоть. На песок они приземлились гораздо изящнее чем я. Все-таки они совершенные хищники, в отличии от меня ленивого гиппопотама. Меты завертелись по песку, вынюхивая мои следы. Они скинули ставшие бесполезными маски охотников, обернувшись жуткими хищными тварями с когтями, хитиновым панцирем, шипастыми хвостами. Очень проворными.
  Через пять минут, нащупав след, они исчезли из пустынного мира и оказались в ядовитом.
  Тамошний воздух их не обрадовал. Они закашлялись, захрипели, но не сдохли, успев найти след, и нырнули в следующий мир. Океан с соленой водой встретил их, сжегших свои легкие ядовитыми парами, весьма неласково.
  Выяснилось, что твари не умеют плавать. Совсем. Только две из них смогли продержаться несколько минут в жгучей для них соленой среде и найти путь дальше, а третья тварь, послабее, пустила пузыри и пошла ко дну.
  - трехкратное гип гип ура. - радостно завопил Шерш. - по каждому ура на одну изничтоженную тварь.
  Вынырнув в мире холода, метаморфы бодро запрыгали с крайне несчастным видом, стараясь хоть как-то согреться. Холод им явно был не по нутру.
  Через пару минут они нащупали проход и исчезли из белого ада. В следующем мире они уже не рискнули появиться. Видимо, им очень сильно не понравились гонки с препятствиями, которые устроил обруч.
  - испугались, твари, - обрадовался Шерш. - сообразили, что дальше будет только хуже.
  Я вздрогнул:
  - куда уж хуже?
  - ты еще в мире саламандр не бывал, ученик. Там по-настоящему жарко. Как в аду на сковородке. Не дрейфь, похоже твои мучения закончились, а враги сошли с дистанции. Дальше будем перемещаться без излишней спешки и с максимально возможным комфортом. Поспи пару часиков, а я пока немного пополню запасы энергии. Этот мир весьма богат маной. Грех не воспользоваться такой возможностью.
  Кстати, заметил, что для открытия портала каждый раз метаморфам требовалось не менее трех минут? Эту их слабость нужно будет использовать.
  
  
  
  Проснувшись, я ощутил сильный голод и жажду и стал исследовать окрестные пальмы в поисках съедобных кокосов. Каждый кто смотрит телевизор в России твердо знает, что на тропическом острове баунти множество съедобных кокосов и красивых любвеобильных мулаток.
  Тщательно осмотрев десятка четыре пальм ( все живое на крохотном клочке суши тридцать на сорок метров), я пришел к выводу, что обруч забросил меня на неправильный остров: ни еды, ни развлечений.
  - Шерш, а у тебя в твоем пространственном кармане случайно нет немного еды или воды? А то так пить хочется, что хоть песок грызи от голода
  - Пространственный карман, ученик, это тебе не сумка-холодильник. Если ты проголодался, то одевайся: я тебя перекину в ближайший цивилизованный мир. Там поешь в трактире как белый человек.
  - у меня денег нет, - вспомнил я, одеваясь.
  - деньги есть у меня. - усмехнулся Шерш. - ваша бумага и медь все равно не в ходу в Сопредельных мирах.
  В мою руку прямо из воздуха прыгнул серебристый кругляш. Очень холодный как будто и в самом деле из холодильника. Аверс монеты украшал красивый город с высокими башнями, на реверсе были высечены непонятные мне знаки.
  - серебряная. И что я могу на нее купить? - спросил я с интересом вертя кругляш в пальцах. В ранней юности я немного увлекался собиранием монет. В моей коллекции встречались земные монеты и позанятнее.
  - это вавилонский серебряный. Его стоимости как раз должно хватить на ужин, постель в приличном отеле и завтрак. - откликнулся Шерш. - Вавилонские деньги являются общепризнанным средством расчетов во всех Сопредельных мирах. Кроме самых отсталых... вроде твоего.
  - а что на нем написано?
  - ах, да. Ты же не знаешь вавилонский. Надо будет тебя научить сегодня вечером. Здесь начертан девиз Вавилона: Знание - сила.
  -научить за один вечер знанию языка? - подивился я, припомнив свои многолетние безуспешные попытки овладеть английским.
  - Я же тебе уже говорил, что у магических миров масса преимуществ перед технократическими. - самодовольно хмыкнул обруч.
  я оделся, спрятал монету в карман, поднял с песка меч и стал его рассматривать: на лезвии был вытеснен ястреб.
  -меч явно орденский. - удивленно сказал Шерш. - такой нельзя купить или обменять, а можно забрать только вместе с жизнью охотника. Очень похоже, ты отомстил убийце за его хозяина, Вит.
  - надеюсь в Ордене это учтут когда будут решать мою участь. Мы ведь в Орден двигаем, железяка, или будем продолжать прятаться?
  - Учтут. К таким вещам как месть за погибших братьев в Ордене относятся очень серьезно. А прятаться нет смысла. Твари рано или поздно тебя выследят. От всех инфицированных идет некий едва уловимый запах - задумчиво сказал Шерш. - по нему тебя выследят где бы ты не спрятался.
  Я с удивлением очень тщательно обнюхал свои руки. Вроде бы пахли вполне обычно. Разве что еще ощущался запах морской соли.
  - что за запах? Я ничего не чувствую.
  - запах нежити, запах падали. Метаморф по сути это сильно усовершенствованный вампир, живой мертвец. Так что от тебя хорошенько смердит нечистью, ученик. - злорадно захихикал обруч.
  - а почему я ничего не чувствую? - я еще раз напряг свое острое обоняние. Безрезультатно.
  - В вашем мире есть очень правильное выражение: свое .... не пахнет.
  - Правда? - я натурально обалдел.
  - Шучу, Вит. - ответил вредный артефакт, выждав паузу. - метаморфы не нечисть, а нечто другое, совершенно невообразимое. Я уже три месяца изучаю тварь внутри тебя и у меня по-прежнему больше вопросов, чем ответов.
  - А это правда, что твой мастер создал метаморфов? - задал я давно мучивший меня вопрос.
  - Откуда ты... аааа... твареныш наябедничал? Кажется мой мастер и правда накосячил... он искал способ создать суперохотника, рылся в древних фолиантах, рукописях, изучал запрещенную магию... и нарыл что-то непонятно на голову всех жителей сопредельных миров... - грустно сказал Шерш. - А что касается запаха, то меты умеют чувствовать друг друга на большом расстоянии. Как? я сам пока не разобрался. Есть какой-то механизм. Так они тебя и разыскали. Ныряли из мира в мир, вынюхивая твой запах. Где бы ты ни спрятался, они все равно тебя найдут. Пока я на твоей шее раскрываю их секреты, ты для них смертельная угроза. Только Орден сумеет тебя защитить.
  - Если только Орден не решит порезать меня на кусочки, чтобы исследовать инфекцию. - ехидно заметил я.
  - По кускам метаморфов уже исследовано достаточно, поэтому ты ценнее живым. Плюс ты убил двух метов и вернешь меч охотника. У тебя все шансы на принятие положительного решения. В Ордене законченных дураков нет. Не выживают.
  - Так и порешим. В Орден так в Орден. Трофей в твой пространственный карман влезет? Неохота таскать его обнаженным и пугать прохожих.
  - Только если сможешь согнуть меч пополам. - хмыкнул обруч. - карман это куб с гранью меньше метра. К тому же в нем есть масса более нужных и полезных вещей, чем этот клинок.
  - Выбросить?
  - Я тебе выброшу. Это ж казенное имущество. У него на рукоятке инвентарный номер выбит. Прибудешь в Орден - сдашь на склад под расписку. -сказал обруч занудно- казенным тоном. У меня вытянулось лицо, а он рассмеялся:
  - Шучу, Вит, Я не знаю чей это был клинок, но в Ордене очень развиты узы товарищества и братства. Возможно этот меч последнее, что осталось от этого охотника, единственное, что можно положить в его могилу. Нужно обязательно вернуть его Ордену. Там хранят память о каждом погибшем охотнике.
  - раз так, то донесу.
  Вихрь портала выбросил меня в следующий мир. Приземление опять вышло неласковым.
  Я при падении больно ударился коленом о каменную мостовую, выронил меч, выругался, затем поднял трофей и стал осматриваться:
  Шерш выкинул меня в небольшом городке состоявшем из чистых опрятных двух-трехэтажных каменных домиков. Будь я в родном мире решил бы, что это немецкий или швейцарский городок. Больно уж похожая архитектура. Добротные симпатичные здания показывающие достаток и трудолюбие обитателей.
  - надо бы купить к мечу ножны. - предложил я когда третий по счету прохожий подряд шарахнулся в сторону от меня, идущего с обнаженным мечом.
  - тогда ищи лавку оружейника.
   Я взял меч под мышку, что не пугать горожан и осторожно пошел по городу в поисках вывески оружейника, молясь всем святым, чтобы не наткнуться на местных стражей порядка.
  - скорее всего это будут скрещенные мечи или... секира. Как на том здании. - сказал Шерш.
  Помещение под вывеской со здоровенной секирой, скованной, очевидно, под руку сказочному великану, в самом деле оказалось лавкой оружейника.
  Он радостно поприветствовал меня на каком-то красивом звучном, но совершенно непонятном мне языке.
  Я вежливо улыбнулся и покачал головой , показывая 'моя твоя не понимай'.
  Оружейник очень удивился и попробовал обратиться ко мне еще на четырех языках.
  - Шерш, толмача бы. Видишь как человек надрывается.
  Шерш очнулся:
  - он спрашивает, чего тебе, путник, надобно?
  - скажи ему, что чехол нужен под меч. Только попроще, без дорогих цацок и камней.
  - позвольте мне посмотреть меч поближе? - перевел железяка слова оружейника. - у меня есть в наличие несколько готовых чехлов. Если подойдут, то не придется тратить время на примерку и изготовление.
  Я протянул меч рукояткой вперед в знак мирных намерений.
  Глаза оружейника вспыхнули от радостного удивления:
  - Великолепный клинок, сударь, какой баланс, какая сталь. Орденцы умеют делать хорошее оружие. Жаль, что они с такой неохотой продают свои изделия на сторону. Очень интересно. Тут вытеснено клеймо в виде ястреба. Орденцы такие мечи не продают. Милорд, стало быть охотник? - он внимательно вгляделся в меня, словно существовал какой-то точный тест на определение принадлежности к Ордену охотников. - нет, не охотник. Может быть расскажете как меч попал к вам? - Его глаза потемнели, а тон стал угрожающе-вежливым.
  - Этот меч был в руке погибшего охотника. -Шерш одновременно отвечал оружейнику и переводил ответ мне. - охотника я похоронил, а меч хочу сдать в ближайшую резиденцию Ордена.
  Меня на секунду коснулось тончайшее дуновение ветерка.
   -Это он тебя заклятием правды проверяет. - усмехнулся Шерш. - наивный. Такая магия работает только против более слабой магии.
  Оружейник тем не менее оттаял после того как я выдержал его проверку и сразу же подобрел:
  - у меня нет ножен достойных такого великолепного меча, но раз вы ищете не для себя и только на время перевозки, то этот чехол вполне подойдет. - он вытащил из дальнего ящика простые серые кожаные ножны и вложил в них меч. - подходят почти идеально. С вас один серебряный.
  - во цену заломил, жадюга. Видимо, узрел в тебе безграмотную деревенщину. - возмутился Шерш. - Уважаемый, мне не вся ваша лавка нужна, а только эти дешевые без грамма магии ножны. Им красная цена один медяк.
  Глаза торговца обрадовано блеснули, и начался долгий жаркий торг. Обруч переводил мне все сказанное, поэтому я некоторое время наслаждался цветистыми оборотами торгующихся сторон. Оружейник жаловался на высокие налоги и большую семью, а обруч напирал на то что ножны требуются для исполнения святой обязанности - доставить товарищам погибшего последнюю память об утраченном друге.
  В процессе торга я узнал, что один серебряный равен по стоимости 12 медным монетам.
  На мой удивленный вопрос: почему?, Шерш, на секунду отвлекшись от переговоров, разъяснил:
  - первыми до концепции денег в Сопредельных мирах додумались хитрые сметливые предприимчивые зеленые коротышки-гоблины. А у них как всем известно 12 пальцев на руках.
  Первые минут двадцать слушать было довольно забавно: торговец и обруч призывали в свидетели богов, духов и героев древности, затем мне это быстро надоело. Вместо того чтобы исследовать чужой мир полный загадочных неизвестных мне чудес, стоять в пыльной лавке оружейника и терять время, слушая как Шерш бьется за каждую медную монету. Увольте. К тому же зверски захотелось жр... есть.
  Я прекратил торг, положив монету на прилавок.
  Торговец, просияв, схватил ее, отдал меч с ножнами, и я пошел к выходу, не слушая вопли и отчаянную ругань обруча.
  Найти место, где кормят, не составило труда: картины, изображающие жареное мясо, фрукты, пиво и вино на похоронных конторах редко вешают.
  Внутри заведения было просторно, а вся обстановка была сделана из дерева: паркет, столы и стулья, стойка, все было выдержано в стиле похожем на дореволюционные трактиры (как их изображали в фильмах), только чучело большой хищной твари висевшей под потолком выбивалось из земного стиля. Такие чудища у нас только в сказках водились.
  За стойкой 'колдовал' над кружками трактирщик (большой пузатый бородатый дядька), а в углу сидели четверо подозрительного вида личностей и о чем-то беседовали, попивая пивко.
  Я подошел к стойке и привлек внимание хозяина заведения ( такой солидный важный дядька не мог быть простым наемным служащим) постукиванием медных монет о деревянную поверхность.
  - Гхе тху ква дагг? - спросил он вежливо.
  Обруч хранил гордое обиженное молчание, поэтому пришлось переводить самому:
  - чего изволите, сударь?
  А чего он еще мог спросить? Не про погоду же в предыдущем мире?
  Я положил на стойку все три медяка сдачи, полученных от оружейника, показал на нарисованное на гобеленах на стене мясо, диковинного вида фрукты и овощи и ткнул в стоявший в углу бочонок пива.
  Трактирщик кивнул и улыбнулся, показывая, что все понял:
  - Гхе кхут ла!
  В виду продолжения обручем забастовки пришлось опять заниматься переводом самостоятельно: 'будет сделано'.
  Я уселся за свободный столик, и уже через несколько минут симпатичная ладная служанка начала приносить разнообразные вкусности.
  Кормили в чужом мире совсем неплохо, я отдал должное жаркому, съел салат из овощей и собрался отведать желтый прямоугольный фрукт, как 'проснулся' обруч:
  - не советую.
  - почему? - желтая фиговина пахла довольно вкусно.
  - этот фрукт очень специфический. Местным нравится: они к нему привыкли, а тебя потом от унитаза будет не оторвать. Лучше попробуй эля. Если архивы не врут, оно должно быть отменного качества.
  Я опасливо отложил подозрительный фрукт в сторону и глотнул из деревянной литровой кружки пенистый напиток. Вкус действительно был райским.
  - Серебряк ты уже промотал, - хмыкнул недовольный обруч. - на какие шишы ты планируешь снять номер и купить себе завтрак?
  - возьму денег из твоей пространственной кубышки. - безмятежно ответил я, попивая эль.
  - кххыы, какой умный. - возмутился Шерш. - а если там пусто?
  - тогда заночую в канаве или... как ты думаешь, в городе есть приличный ломбард?
  - должна быть парочка... а тебе зачем? - подозрительно уточнил обруч. - меня тебе в залог не оставить. Разве что вместе с головой.
  - тебя нет, а вот меч как обеспечение вполне сгодится. Как думаешь под него дадут десяток золотых монет взаймы?
  - ты не только транжира, но и ....
  - растратчик казенного имущества. - весело закончил я. - гони еще одну монету, металлический скряга. Я хочу номер с ванной и большой мягкой кроватью. Как-никак я пропутешествовал сквозь полдюжины миров, убил парочку тварей... думаю я заслужил достойный отдых?
  Из воздуха мне в макушку пребольно влетела монетка. Я поймал ее на столе, почесал голову:
  - переведи трактирщику, что мне нужен номер с ванной и завтрак. Без эля и подозрительных фруктов.
  Обруч перевел. Трактирщик с подозрением уставился на переданную ему монету, покрутил над нею какой-то фенечкой, понюхал и даже надкусил, и лишь потом улыбнулся и что-то сказал служанке, а потом мне.
  - ступай за девой, о странник, она приведет тебя в обитель покоя. - ехидно перевел мне Шерш.
  - прямо так и сказал? - удивился я.
  - в этом мире малообразованные люди любят высокий стиль. Так они себе кажутся культурнее. Со стороны очень забавно слушать.
  Я последовал за служанкой, задумчиво всматриваясь в плавные движения ее упругой попки и вспоминая сколько же дней прошло с момента когда Женя скрасила мою ночь. Давненько.
  - если одаришь девушку серебряным, то она согреет твою постель. В подобных отсталых мирах это общепринято. - сообщил мне Шерш.
  - а как же мет? Не порвет ее на части?
  - мет, я полагаю, будет как шелковый. К тому же он тоже не откажется от такого лакомого десерта и не захочет все испортить дурацкими выходками. - усмехнулся обруч. - в крайнем случае, вырублю тебя, если он расшалится.
  - что-то ты сегодня подозрительно добрый, железяка.
  - три метаморфа за один день в минус - это достойно хорошей награды. - объяснил довольный Шерш. - кроме того, мы вырвали орденский меч из лап тварей. Это тоже многого стоит. Лови еще серебряный. Развлекайся, Вит, пока есть возможность. Кто знает, что будет завтра. И наступит ли оно вообще.
  Я поймал монету, но все равно продолжил колебаться. С одной стороны принципы (ну не люблю я продажной любви. Тошнит ), с другой стороны долгое воздержание ломало принципы и покрепче моих. Поразмыслил хорошенько и решил, что сначала отмокну как следует в ванной, смою с себя морскую соль (тело сильно чесалось), а потом решу.
  Прежде чем войти в номер девушка попросила меня приложить руку к двери.
  - не ожидал, что магический ключ добрался до такой глуши. - удивился обруч. - дверь настраивается на ауру гостя, и никому кроме него, и персонала гостиницы, не открывается. Удобная штука, хотя опытный вора с магическим инструментом, конечно, не остановит.
  Номер оказался довольно большим, светлым, чистым, с большой мягкой на вид кроватью.
  Служанка показала на меня хорошеньким пальчиком и что-то спросила:
  - предлагает постирать, подлатать и высушить твою одежду. За два медяка.
  Я поспешил выразить кивком свое согласие, пока обруч не начал торговаться за полмедного гроша.
   - она заберет ее когда ты будешь плескаться в ванной. К концу процедуры омовения одеяния благородного спутника будут очищены от дорожной пыли и приведены в благородное состояние. Хмм это как интересно? Золотом покроют что ли? Как ты смотришь на то чтобы возлечь с прекрасной девой на ложе любви? Заодно сделаешь доброе дело. Ей на приданое копить надобно.
  - на приданое? - я аж поперхнулся. - а она заболеваний интересных не заработает таким веселым приработком?
  Шерш аж зашелся в веселом смехе:
  - Вит, это хоть и захолустный, но все же вполне себе магический мир. Здесь венерических болезней нет в принципе. Также как и гриппа и простуды. На день рождения ребенка родственники, соседи, друзья родителей скидываются на целительский амулет, защищающий от болезней и от сглазов. Чтобы у ребенка не было в будущем ни насморка, ни сифилиса, ни нежелательных беременностей. Затем когда ребенок растет ему обычно в качестве подарка апгрейдят этот амулет на дни рождения, закидывая туда новые защитные заклинания.
  Я представил как это жить не боясь насморка и сифилиса и позавидовал аборигенам:
  - красота. Везет же местным.
  - это с какой стороны посмотреть. Зато у вас нет нечисти, которая может сожрать тебя вместе с костями), нет проклятий, когда человек за сутки сгорает как свечка, если срочно не найти сильного мага-целителя, нет злобных сумасшедших колдунов и некромантов. - возразил обруч. - так что хорошо там где нас нет.
  Пока мы рассуждали, девушка ушла.
  Я разделся, сложил одежду на тумбочку возле входа и пошел проходить процедуру омовения, тьфу ты, принимать ванну. Сантехника, несмотря на отсталость мира, оказалась вполне на уровне. Ванная быстро наполнилась теплой водой, я плюхнулся в ее ласковые объятия и, чувствуя себя почти полностью счастливым, задремал.
   По выходу из ванной меня ждала моя одежда на той же тумбочке, но только чистая, сухая и ставшая новой как будто ее только-только принесли из магазина. На джинсах в паре мест исчезли протертости. Я вытаращил от удивления глаза и открыл рот.
  - нашел чему удивляться. Обычная бытовая магия. Примитив. - усмехнулся обруч.
  После принятия водных процедур я почувствовал прилив сил и желание поискать приятных приключений. Я быстренько оделся и вышел из номера. Но моим надеждам на легкое приятное приключение из дополнительного сервиса трактира не суждено было сбыться: в коридоре я наткнулся на служанку с еще одним гостем. Девушка провожала в соседний со мной номер толстого бородатого дядьку. Дядька был слегка под шафе и по-хозяйски гладил служанку по ее ладной попке. Служанка не возражала.
  Я проводил сладкую парочку преисполненным сожаления взором и выдал философскую мысль:
  - кто первый встал того и тапки.
  Но так как спать все равно не хотелось, я решил пойти прогуляться на свежем воздухе, поглазеть на городские достопримечательности.
  - прихвати с собой меч. - посоветовал Шерш.
   - зачем? - удивился я. - все равно я им почти не умею пользоваться.
  - для солидности. Воров будешь отпугивать.
  - а здесь есть воры? - удивился я.
  - они есть везде, Вит. Магия не панацея от людских пороков. Пока есть чужое всегда найдется кто-то кто захочет наложить на это лапу. К тому же любую магическую защиту всегда можно вскрыть более сильной магией.
  У входа в трактир я столкнулся с высокой очень красивой девушкой с длинными пепельными волосами, ярко-зелеными глазами и стройной гибкой фигуркой.
  Движения девушки были грациозны как у пантеры, а губы полные, нежные, ярко-ярко красные, зовущие к поцелуям.
  - вот оно приключение. - обрадовался я. В земном фентези на попавшего в другой мир по законам жанра должна сразу же вешаться местная красотка. Видимо, в качестве бесплатного бонуса за путешествие между-мирами.
  К сожалению, мне девушка обрадовалась гораздо меньше.
  Она резко отскочила от меня, зашипела как рассерженная кошка, сказала что-то явно непечатное и бегом рванула от трактира.
  - во она тебя обложила. - искренне восхитился Шерш. - оказывается ты плешивый выкормыш волосатой обезьяны.
  Я разочарованно пожал плечами и двинулся осматривать городок с упавшим настроением. Реакция зеленоглазой красотки меня поразила и довольно сильно расстроила. Я никогда не считал себя красавчиком вроде Бреда Пита, но и квазимордой тоже вроде бы не был. Девушки не вешались на меня пачками, но и не сбегали, испугавшись моего внешнего вида.
  В центре города меня поразила добротно сколоченная плаха возле тюрьмы. Судя по свежим бурым пятнам она не простаивала.
  - какая глупая растрата человеческих ресурсов. - возмутился Шерш. - Миры вавилонского протектората используют преступников на каторжных работах. Так на мой взгляд гораздо эффективнее.
  Мы обошли еще несколько улиц.
  - ну что, нагулялся, человекообразный? - весело спросил обруч. - тогда пошли обратно в трактир. Надо бы все-таки закончить упражнение по воспламенению свечи. А перед сном я загружу в тебя знание вавилонского. А то тут тебя девушки комплиментами одаривают, а ты, скотина неблагодарная, даже оценить их по достоинству не можешь.
  - а за что она меня так ласково?
  - спутала, наверное, с кем-то. - безмятежно ответил обруч. - будь она нечистью - я бы сразу почуял, будь она метом - глодала бы сейчас твои косточки. У вас у людей бедрышки говорят просто объеденье.
  - кто говорит? - ахнул я.
  - Тролли-наемники. Они любят закусить убитыми врагами. Чего зря свежему мясу пропадать?
  В трактире я раздобыл у хозяина несколько свечек, зажигалку и отправился в свой номер медитировать над огнем.
  Зажег одну из свечек с помощью зажигалки и стал тянуть из нее энергию.
  С этим упражнением я провозился не менее трех часов. До чего ж тяжкое занятие эта магия. Когда огненная мана собирается медленно и все время норовит перейти в тепло и улетучиться, а ты ее собираешь снова и снова, потихоньку начинаешь беситься и думать: скорей бы клятая свечка загорелась. Зато когда она наконец воспламеняется ( не от зажигался, а от формулы и правильно сконцентрированной тобой энергии) , с каким счастьем ты усталый и заморенный падаешь в кровать и безмерно радуешься очередному прорыву на своем пути самосовершенствования.
  Обруч сдержанно похвалил мои успехи, дал несколько минут отдыха, а затем стал загружать вавилонский язык в мою память.
  В читанных мною фэнтезийных опусах эта процедура обычно описывается таким образом: красивая остроухая эльфийская принцесса делает вокруг тебя несколько пассов своими изящными руками, ты впадаешь в магический сон, а когда просыпаешься: оппп ляяя, языком владеешь в совершенстве. И никаких мучений. Кроме, конечно, последующих утомительных кувырканий с эльфийкой на лесной полянке. А как же иначе? Надо же отблагодарить девушку за помощь в быстром врастании в местное общество.
  В реальности же никаких эльфиек нет(по крайней мере желающих учить бесплатно), и за скорость учебного процесса приходится довольно дорого платить: несколько гигабайтов информации единовременно закачанные в мою память ничего кроме головной боли и тошноты не вызвали. Возникло ощущение что я наелся чего-то сильно несвежего. При чем хорошо так наелся. До отвала.
  Я добежал до ванной, смочил водой виски, посмотрел в зеркало на свою замученную измочаленную зеленую физиономию. Выглядел я хреновенько. А потом осознал, что выругался я не на родном русском и даже не на немного знакомом мне английском, а на другом незнакомом ранее языке.
  Я повторил ругательство, затем попробовал другое, завернул третье в три оборота и с семью красочными сравнениями.
  - какой богатый язык, - искренне восхитился я.
  - а ты как думал?, - с гордостью сказал обруч. - его ж все Сопредельные миры развивали и обогащали. Десятки рас. Последнее твое выражение, кстати, тролли придумали. Большие выдумщики по части ругани.
  - но как же, блин болит голова. - пожаловался я.
  - а ты как думал? - саркастически сказал обруч. - это только в ваших сказках все дается даром по щучьему веленью и на дурней эльфийские принцессы вешаются.
  - а как в реальности дела обстоят с принцессами? - поинтересовался я.
  - в реальности, ученик, принцесс на всех не хватает. Дурней много, а принцесс мало.
  - а почему мне так хреново? - спросил я стискивая голову. Боль только усиливалась.
  - сам подумай: вавилонский куда обширнее любого земного языка. Объем невероятный, вот мозг и вопит о перегрузе. Самое лучшее для тебя сейчас это лечь в кровать и поспать часов этак дцать.
  - получается, что теперь я в совершенстве знаю вавилонский?
  - нет. Скорее как когда-то изучавшийся, но слегка позабытый язык. В совершенстве овладеешь после хорошей практики. Общаться сможешь и то хорошо. Магия не творит чудес. Она тоже подчиняется законам природы. А теперь спать.
  Я нырнул в объятия Морфея, и мне приснилась зеленоглазая красотка, встреченная у входа в трактир.
  Во сне она была вовсе не бука, а наоборот пришла ко мне в номер, чтобы загладить свою недавнюю грубость очень приятным для меня способом. Девушка начала раздеваться, немного смущаясь моего пожирающего взгляда.
  От легкого шороха я проснулся. В моем номере была зеленоглазая. Но в отличие от сна полностью одетая и с острым кинжалом. Только пришла она меня не приласкать, а зарезать.
  
  
  
  
  Я лежал неподвижно, как бревно и хлопал в растерянности глазами глядя как кинжал стремительно поднимается над головой девушки, чтобы потом спикировать в район моего горла.
  Спас меня обруч: он метнул в незваную гостью яркую ветвистую молнию. Девушка вскрикнула от боли, выронила кинжал и упала на пол, потеряв сознание.
  - однако, как сильно ты ее припечатал, ржавый, - восхитился я, рассматривая закопченное сажей лицо девушки, опаленные ресницы и брови. Сейчас в подкопченном состоянии она уже не выглядела такой красоткой. - она хоть жива?
  - должна была выжить. У нее неплохой щит. Я ударил так чтобы только слегка его пробить и оглушить, а не убить. И вообще приличной девушке незачем приходить ночью в гости к незнакомому мужчине. - ханжески сказал обруч. Из воздуха мне в руки упала длинная тонкая покрытая серебром цепочка. - свяжи этим нашу гостью, пока она не очухалась и снова не стала с кинжалами на тебя бросаться. Цепочка очень крепкая, заклятая высшими формулами крепости и стойкости, разработанная орденскими умниками как раз для таких случаев. Позволяет стреножить не только простых людей, но и оборотней с вампирами. Свяжи ей руки сзади, чтобы не брыкалась.
  Цепочка сама как живая обвила руки пленницы и завязалась в несколько хитрых запутанных узлов. Ни порвать, ни распутать.
  Я сходил в ванную, набрал в стакан ледяную водичку и с садистским удовольствием вылил его на голову пленнице. Все-таки девушка изрядно меня перепугала.
  Если до этого она напоминала сильно подгоревшего в духовке цыпленка, то теперь стала выглядеть как мокрая копченая курица.
  Правда большие красивые зеленые глаза никуда не делись: они смотрели на меня с неприкрытой ненавистью.
  - гадкий (проклятый, грязный, мерзкий) ублюдок (сын горного борова и пятнистой гиены) - выругалась она. - ты можешь меня (убить, ничтожить, порвать на части), но родичи (родственники) за меня отомстят (отплатят).
  Я на несколько секунд задумался, связывая ее слова в осмысленное предложение, затем стал собирать кусками ответ:
  - Зачем (почему) нужно (надо, необходимо) портить (убивать, уничтожать) такой прелестный (прекрасный, великолепный) цветочек (бутон)? - спросил я, с трудом подбирая слова. Вавилонский язык был очень обширным богатым языком. Одно и тоже понятие можно было выразить десятками разных слов-синонимов. Но каждое из этих слов несло свой нюанс, смысловой оттенок, подчас почти противоположный другому слову-синониму. - когда можно (позволительно) использовать (распорядиться) приятнее (полезнее, с большим удовольствием).
  Девушка с минуту подергалась в бессильной ярости, пытаясь порвать путы, но тщетно: орденская магия держала крепко.
  - да-да-да - оживился внутри меня метаморф и подкинул несколько занятных картинок как наиболее интересно можно использовать девушку.
  '-темный, - мысленно сказал я, - ты очень извращенный тип... хотя фантазии у тебя надо признать занятные'.
  - мои родичи отомстят тебе орденская собака (помесь грязного вонючего склизглка и бородавчатой болотной жабы) - прошипела зеленоглазая, видимо морально готовясь к предстоящим мучениям.
  - стоп (постой, подожди) ... объясни (разъясни) ... расскажи... я не охотник (не ищейка). - я совсем запутался в обилии словарного запаса недавно выученного языка.
  - псы ада (исчадия хаоса)!!! - воскликнула девушка. В ее глазах мелькнуло сомнение. - если хочешь (жаждешь) можешь убить (уничтожить, закопать живьем), хочешь (желаешь) насилуй (жестко овладевай извращенным способом) , но не ври (не лги, не лжесвидетельствуй) мне, проклятый (обиженный богами) охотник (ищейка).
  Я арштекк. Мой род (клан, семья) преследуется (несправедливо подвергается гонениям) Орденом уже тысячу лет (невероятно долгое время) как нечисть (нежить, погань, нечто неприятное и противно пахнущее).
  Моя голова пухла от множества возможностей перевести самую простейшую фразу и от попыток подобрать самый лучший перевод. Я решил перестать страдать фигней и переводить первыми попавшимися словами.
  - мы знаем ваши артефакты, ваше оружие, вашу магию. Ты мог спрятать свой плащ, надеть другую обувь, но твой меч выдал тебя. Ястреб на рукояти это знак одной из гильдий Ордена.
  - арштекк? - изумленно сказал Шерш. - а я-то думал, что мы уже со всеми их родами замирились. Видимо, эта девушка из давно отколовшейся ветви этого народа.
  -арш... кто?
  - помолчи несколько минут. Мне нужно поговорить с девушкой напрямую.
  Шерш, разговаривая с пленницей, не забывал обеспечивать меня синхронным переводом. Из их общения выяснилось, что Орден уже 200 лет не охотится на арштекк, так как они, как выяснилось, хотя и обладают способностью перекидываться в зверей, но в отличии от обычных оборотней, нечистью не являются, способны полностью контролировать свою звериную ипостась, не жрут разумных.
  Раньше арштекков путали с обычными оборотнями и истребляли, но сейчас их право на существование было признано Орденом, и был заключен мир. Теперь разумные оборотни сами частенько уничтожали своих безумных собратьев, чтобы те не портили им репутацию.
  Девушка напрочь отказывалась верить Шершу: 'врешь вонючий грязный механизм на службе у поганых подлых убийц-ищеек'. Через какое-то время обручу надоело убеждать упрямицу. Он велел развязать пленницу и выставить ее за дверь, забрав у нее кинжал как виру за попытку убийства.
  Красивые глаза девушки сильно расширились от изумления когда я без церемоний вытолкал ее из номера, пожелав ей 'пойти за северный хребет и найти массу эротических извращенных удовольствий в компании пятерых пьяных горбатых троллей'.
  С удовлетворением отметив, что мои знания вавилонского прогрессируют прямо на глазах, я отправился спать дальше.
  
  
  С утра Шерш отправил меня под холодный душ взбодриться, затем погнал делать зарядку, а после заставил меня включить истинное зрение и проверить сохранность запирающего заклятия:
  - пока ты дрых, твареныш довольно активно копошился, пытаясь поломать формулу.
  Осмотр меня не порадовал: мет успел порвать несколько сотен нитей. Его сила и возможности работы с магией росли с каждым днем.
  Я в течение получаса собирал запас маны в центре живота, а истратил все за две минуты, успев починить только четыре десятка нитей. Потом энергия кончилась. О чем я и сообщил Шершу, вытерев пот со лба.
  - мы в магическом мире, Вит. - усмехнулся обруч. - Поэтому энергия не проблема.
  В мою руку из воздуха выскочил хрустальный кристалл энергии.
  - бери сколько нужно. Завтра заглянем в магический магазин и пополним запасы энергии.
  Я положил кристалл перед собой, подключился к нему и ахнул от восхищения: энергии в нем было куда больше чем я смог бы насобирать самостоятельно с помощью медитации в течение года.
   - это тебе сейчас так кажется. - хмыкнул Шерш, - здесь всего-то энергии на 20 полноценных фаерболов. Через несколько лет тренировок ты сам сможешь создавать такой запас за неделю. Если, конечно, не обленишься и не подсядешь на легкую артефактную энергию.
  Перспективы рисовались заманчивые, но ремонт запирающего заклятия требовал немедленных действий, и я, отогнав грезы, где я самый-самый великий маг, снова вернулся к ремонту ниток, щедро черпая из дармового источника энергии.
  Когда я закончил латать больше половины порванного тварью и остановился на минутку передохнуть, очнулся мет. Возмущенный, что его труды пошли прахом, он попытался взять реванш.
  Однако, в моем распоряжении было очень много энергии, ему недоступной: я щедро зачерпнул из кристалла, и серебряная волна пронеслась по моему сознанию и бессознательному, отбрасывая метаморфа на самые дальние задворки моей личности.
  Через полчаса последняя из порванных тварью нитей была восстановлена, и я пошел вниз, чтобы позавтракать и вознаградить себя обильной едой за утомительные магические действия, 'съевшие' в моем организме бездну калорий.
  Едва я только принялся отдавать должное трактирному повару, как снова увидел эту зеленоглазую девицу, да еще и не одну. С ней в трактир вошли еще трое мужчин с такими же изумрудными глазами как у нее. Один постарше весь седой и с длинным шрамом на щеке, и двое помоложе.
  - похоже отец и братья. - предположил обруч. - пожаловалась им, что ты ночью надругался над нею, лишил невинности. Теперь или придется жениться или потащат на виселицу в центре города.
  - тогда женюсь. - решил я. - а после первой брачной ночи смоемся в соседний мир.
  Седовласый подошел ко мне, показывая чистые руки в знак мирных намерений, и поздоровался:
  - доброго дня тебе, путник. Надеюсь, что не помешал твоей трапезе и аппетиту. Меня зовут Кройх. Это мои сыновья Тройх и Трех, а с моей неразумной дочерью Эрри ты уже успел познакомиться. Я хочу принести извинения за глупое и недостойное поведение моей дочери.
  Я дожевал кусок мяса, приглашающее показал на свободные стулья, затем по возможности вежливо и приветливо ответил:
  - вам не за что извиняться, сударь, я всегда рад ночным визитам молодых красивых девушек. Это так украшает серые будни жизни.
  Седой улыбнулся, принимая шутку.
  - мы живем в очень отдаленном мире, научились очень хорошо маскироваться, по понятным причинам избегали контактов с охотниками, и поэтому не знали о заключенном мире.
  Я развел руками: ничего страшного, бывает.
  - я хочу отблагодарить вас за жизнь моей дочери. Ведь вы были в праве убить ее или воспользоваться иным образом.
  Девушка вся аж запунцовела. При дневном свете она выглядела совсем юной. Видимо, из-за своего почти подросткового возраста и полезла ночью на поиски приключений. Более зрелая женщина переложила бы столь опасную затею на плечи мужчин. Тем более что вокруг их в достатке. Это совсем юным обычно хочется доказать себе и всему окружающему миру собственную крутизну.
  - кроме того, хочу также отдариться за очень радостную весть: наш род очень сильно устал прятаться и жить в страхе. - В его улыбке виднелась радость и огромное облегчение. - невероятно обидно когда тебя убивают, путая с хищной нечистью. Я глава рода Терр-Морр хочу сделать тебе хороший подарок, чтобы не быть в долгу.
  Я всерьез задумался, глядя на седого, на его сыновей и красную от смущения дочку. Что-то мне подсказывало, что хотя и можно было бы запросить с архтекка подарок в виде солидной денежной суммы, но это было бы ошибкой. Я бы потерял уважение этих странных существ. Да и собственное тоже.
  - дружба вашего рода будет лучшим подарком, Кройх. Я не привык продавать жизни за золото и блестящие побрякушки.
  - молодец, - похвалил меня обруч. - дружба арштекк стоит многого.
  Седой улыбнулся:
  - сам того не подозревая ты попросил самое ценное.
  Он снял с себя медальон с зеленым камнем и протянул мне:
  - надень и никогда не снимай. По нему каждый арштекк узнает в тебе друга и поможет тебе всем чем только сможет.
  - ага. Не снимай. - радостно подтвердил Шерш. -Очень любопытный артефакт.
  - и какие возможности он в себе таит?
  - на первый взгляд ничего сверхъестественного, но в минуты опасности он добавит тебе немного скорости, а когда ты останешься без сил и уже готов будешь сдаться и капитулировать, он придаст тебе энергии еще для нескольких ударов по врагу.
  - ценная вещица. - я повесил ее себе на шею и поклонился седому арштекку в знак признательности. Тот учтиво вернул мне поклон.
  -если вы никуда не торопитесь, то для нас было бы честью, если бы вы остановились бы у нас погостить. - предложил арштекк. - У нас недалеко от города есть уютный загородный домик и очень хорошая коллекция спиртных напитков. Вашу безопасность мы гарантируем.
  - только если на ночь-две, - подумав, разрешил обруч. - дальше есть риск, что меты могут взять след, и нашим новым друзьям может хорошенько достаться на орехи. Арштехх хорошие воины, но против тварей им не выстоять.
  Я принял приглашение и пошел рассчитываться с трактирщиком. Тот искренне расстроился, что я съезжаю. Видимо рассчитывал, что я задержусь хотя бы еще несколько дней. Трактир не смотря на вкусную еду и чистые номера не очень-то процветал.
  У двери нас ждала большая роскошная карета-лимузин ...без лошадей. На верху кареты сидел возница такой же пепельноволосый и зеленоглазый как мои новые знакомцы.
  Я слегка удивился.
  - закрой рот, дурень, и сделай умное лицо. Не строй из себя деревенщину, перед люд... арштекками неудобно. Это карета на магическом движителе. Применяется в Сопредельных мирах уже пару тысяч лет.
  Мы с седым и его детьми залезли во внутрь
  Внутри кареты располагались мягкие диваны, обитые белой кожей, стенки изукрашены позолотой. Разумные оборотни, скрываясь от преследования, явно не бедствовали.
  Рассматривать виды города из окна роскошной кареты гораздо комфортнее чем когда шляешься по нему пешком.
  По пути мы узрели диковину: на ковре-самолете неторопливо летел большой толстый и невероятно важный бородатый дядька в золоченом халате и в таком же тюрбане.
  - местный маг. - скривился Кройх. - редкостная сволочь. За свои услуги такие деньги дерет, что дешевле из соседнего мира полноценного магистра магии выписывать. Что мы и делаем назло крохобору.
  Маг судя по всему арштекк тоже не жаловал: 'добрым' взглядом ожег карету и презрительно скривился.
  Но меня больше поразил и заинтересовал комер-самолет на котором летел толстяк. Это же фантастика. Меня сильно проняло, молнии, порталы, виденные мною до этого, были фигней по сравнению с летающей половицей. Наверное, именно в этот момент я окончательно поверил, что попал в сказку.
  - обычная левитирующая магия. - хмыкнул обруч, посмеиваясь над мои восторгом. - к тому же это не ковер, а доска из летрусского дерева. Ковер он больно недолговечен, моль его жрет всякая, магия на нитки ложится неравномерно, кристаллы энергии так просто не присобачишь. Так что это не изделие ткачей, а плод работы мастера по дереву и мага. А под ковер его расписали по просьбе заказчика. Видимо, маг большой любитель старины. В незапамятные времена ковры-самолеты применялись повсеместно, как и эти дурацкие тюрбаны.
  -слушай, ты же говорил, что нам нужны кристаллы энергии... может попросим арктехх остановить карету...- вспомнил я.
  - идея правильная, Вит, но не своевременная. Судя по всему наши новые друзья на ножах с магом. Мы к нему позже заглянем. Без компании разумных оборотней. Отдыхай, расслабляйся, наслаждайся окрестными видами... но не забывай правильно дышать и собирать ману из окружающего мира. Как сказал поэт из твоего мира: 'и вечный бой, покой нам только снится'. Очень подходит к твоей ситуации.
  
  
  
  
  
  
  
  Разумные оборотни жили в вызывающей роскоши: назвать великолепный восьмиэтажный замок-крепость загородным домиком было излишней скромностью.
  В таком можно было и жить припеваючи и успешно отбивать атаки превосходящего по численности противника. Окна нижних пяти этажей больше выглядели узкими бойницами: из них удобно стрелять, а во внутрь крепости невозможно было протиснуться и ребенку.
  - Богато живут эти арштекк, - хмыкнул я, засмотревшись как солнышко играет на золотистых крышах башенок. Над самой верхней из них гордо реяло знамя, на котором зверь похожий на земного тигра отбирал корону у змеи.
  - ты даже не представляешь насколько, - потрясенно сказал Шерш, - камни это копейки, Вит. В сопредельных мирах важнее магическая составляющая, защита здания. Здесь ее ставили очень хорошие и дорогие специалисты, может даже уровня архимага. А это само по себе удорожает стоимость этого загородного домика раз этак в десять по сравнению с обычным. Взгляни-ка на него в истинном зрении.
   Я попробовал, но сначала не увидел ничего особенного: дворец был скрыт в туманной дымке.
  - завеса невнимательности. - пояснил Шерш. - очень сильная. За километр и не поймешь, что здесь вообще что-то есть.
   Когда мы въехали во внутрь дымки, обилие красок магической энергии ослепило меня и заставило выключить истинное зрение. Я даже скривился как от зубной боли, так как на несколько секунд ощутил себя внутри салюта. Разве что обошлось без звуковых спецэффектов.
   Кройх заметил это и с некоторой тревогой поинтересовался о причинах моего недовольства.
   Я пояснил, что его хоромы в истинном зрении выглядят чересчур блестящими.
   Наличие у меня магического дара его заинтересовало и почему-то сильно обрадовало.
   Карета на магическом двигателе остановилась у роскошных в два человеческих роста ворот. Из маленького окошка выглянул молодой парень, такой же пепельноволосый и зеленоглазый как мои новые знакомцы. В руках он держал металлический жезл с красным камушком в навершии. Убедившись, что приехали свои, привратник улыбнулся и открыл ворота. Мы въехали в большое помещение, уставленное каретами как похожими на нашу, так и куда более простыми и функциональными. В моем мире такое помещение называлось гаражом или (если хотелось выдрючиться) паркингом.
   Седой арштекк отослал своих детей, дав им распоряжение подготовить роскошный обед в честь дорогого гостя, а меня утащил в свой кабинет- библиотеку.
   Кройх достал из сейфа большую покрытую пылью бутыль, два бокала и налил что-то светло-коричневое, имеющее сладкий пряный запах.
   - Вавилонский херес, - поразился Шерш. - сотня золотых за бутылку. Дурень, ты, Вит. Нужно было не дружбы просить, а упоминания в завещании. Пусть старик оставил бы тебе свой погребок.
   - Ты знаешь, Вит, что у тебя внутри находится тень Повелителя? -неожиданно спросил меня арштекк.
  - Кого?- я не cразу понял, что он имеет ввиду тварь внутри меня.
   - В Ордене их называют метаморфами, хотя все представители Проклятых народов зовут их Повелителями Тьмы или просто Повелителями. - Кройх отхлебнул из своего бокала глоток и зажмурился от удовольствия.
   - Спроси его откуда он ...? - прошептал мне на ухо Шерш.
   - Спроси сам. - пожал плечами я.
   - Я, Шерш, разумный амулет, принадлежащий Ордену охотников. Могу я вам задать несколько вопросов?
   - Почему бы нет, разумный артефакт. Не обещаю на них ответов, но право спросить предоставляю. - Арштекк еле заметно усмехнулся.
   - Вы ведь уже встречались с метаморфами, если узнали его внутри Вита. Можете рассказать, где и главное когда?
   Арштекк задумался, затем слегка вздрогнул:
   - Тайны тут нет никакой, поэтому расскажу... хотя воспоминанием из разряда приятных эту встречу не назовешь. Метаморф, или как зовут его проклятые, Повелитель, появился на пороге моего дома пару лет назад. Как сейчас помню, это был поганый дождливый день, кости ломило от сырости. Именно в такие ненастные дни частенько случается какая-нибудь гадость. Метаморф сначала пытался вести себя как хозяин среди презренных рабов. В нем бушевала невероятная Сила, ощутив которую нестерпимо хотелось упасть на колени и целовать его сапоги, а при одном звуке голоса - обернуться зверем и вилять хвостом от счастья. Он потребовал себе покои, ужин и мою дочку на развлечение.
   Но мы арштекк гордый народ. Поэтому я взял свою волю в кулак и попросил незваного гостя или сказать зачем явился или убираться подобру-поздорову. А девок пусть в борделе ищет.
   Видя, что я не поддаюсь его обаянию, метаморф сменил тон и стал вежливым и любезным словно дипломат. Очень долго и велеречиво рассказывал про то какой жестокий Орден, как он притесняет гонимые расы, какой великий и прекрасный народ арштекк, сколь долго мы терпели от охотников, и, что пришла пора отомстить. Приди он ко мне лет триста назад, когда мой род только-только бежал в этот мир, потеряв три четверти сородичей, я бы непременно поддался бы на призывы к мести. Молодость, злость и горе по погибшим сородичам - плохой советчик.
  Но пару лет назад, выслушав предложение Повелителя, я очень сильно задумался ... нет, я не воспылал внезапной любовью к Ордену, моя ненависть слишком сильна, но годы спокойствия и изобилия сделали свое дело: в моем сердце поселилась радость и счастье за моих детей и родичей. К тому же, я прекрасно понимал, что арштекк для метаморфов только пушечное мясо, разменные пешки в их войне с Орденом. Если я скажу 'да', то мой род погибнет в огне величайшей бойни, сгорит без остатка... - седой сделал паузу, задумавшись. - Войны лучше наблюдать со стороны. Глупо в них участвовать.
  - и ты послал его к тролльему прадеду? - спросил Шерш с интересом.
  - Повелителя просто так не пошлешь... эти твари чрезвычайно обидчивые, - хмыкнул Кройх. - конечно, у меня под рукой сотня хороших бойцов, обученных драться сталью и магическими артефактами, а он всего лишь один и не сильно вооруженный. Мы убили бы нахала или прогнали, но зачем нам война с метаморфами? Резкий отказ мог бы его оскорбить и спровоцировать на необдуманные действия. Поэтому я сказал, что должен подумать прежде чем ввязываться в войну со столь сильным противником как охотники.
  Уклончивый ответ ему крайне не понравился, но два десятка заряженных арбалетов у дружины заставили отнестись с пониманием к моей осторожной позиции, и Повелитель ушел ни с чем.
  - и он больше не появлялся? - напряженно поинтересовался Шерш.
  - сам лично нет, но пару раз за ответом прибегали наши блохастые сородичи - оборотни, Хаос задери их никчемные души. - заковыристо выругался седой. -им было сказано тоже самое что и их хозчину: Я подумаю. Пока метаморфы надеются заполучить нас в свою армию, мой род в безопасности.
   Я попробовал херес и не удержался от восклицания:
  - какой шикарный напиток.
   Сложившаяся после рассказа Кройха тягостная тишина рассеялась.
  - за те деньги, что он стоит. - рассмеялся седой, - вавилонский херес и не может быть другим. Если останешься у нас погостить на пару-тройку дней, то сможешь продегустировать такие редкие напитки, каких, уверен, нигде не встречал. Такую разнообразную коллекцию редко где встретишь. Мои подданные знают о моей маленькой слабости и всегда стараются преподнести на день рождения что-нибудь особенное.
  - С удовольствием. - усмехнулся я. Мне и самому нравились хорошие спиртосодержащие жидкости. Особенно какие-нибудь необычные и интересные. Какое удовольствие дегустировать их маленькими глотками. Никогда не понимал любящих жрать дешевую паленую водку бутылками.
  - раз ваше с артефактом любопытство удовлетворено, то теперь твоя очередь отвечать на вопросы. - вдруг сказал седой.
  - Постараюсь. Если смогу.
  - Это не потребует раскрытия каких-либо тайн. Как тебе удается сдерживать того, кто находится внутри тебя? Ведь их ярость и мощь безгранична.
  Я постучал по моему металлическому ошейнику, показывая ответ.
  - На самом деле все не так просто, - вмешался Шерш. - хотя я и оказываю скромную помощь, но Вит большую часть работы проделывает сам. И... их мощь и ярость тоже имеют пределы. Они страдают от соленой воды, они не любят холода, они боятся боли. Их можно побеждать.
  Мы недавно прикончили троих тварей, а двоих уцелевших обратили в бегство, а Вита даже не оцарапали.
  Кройх недоверчиво посмотрел на меня, я кивнул, подтверждая слова железяки:
  - Нам сильно повезло, и мы схитрили.
  - значит за это стоит выпить, - с явным воодушевлением в голосе сказал седой арштекк. - за то чтобы этих тварей с каждым днем становилось все меньше и меньше, а когда-нибудь они вообще исчезли бы из Сопредельных миров.
  Мы выпили, в голове слегка зашумело...
  
  - можно нескромный вопрос? - спросил я внезапно.
  - задавай, - разрешил Кройх, - только на нескромный вопрос рискуешь получить такой же нескромный ответ.
  Я заколебался, но затем все же решился:
  - Откуда все это? - и развел руками, показывая на окружающее меня великолепие. - как- то не вяжется вся эта роскошь с образом преследуемого могущественными врагами рода.
  Арштекк рассмеялся:
  - Долгое время мы в самом деле жили в землянках и питались тем, что удавалось поймать в лесах. Но лет семьдесят назад в этом герцогстве стал править невероятно жадный и безумный правитель. Люди герцогства, доведенные до отчаянья, восстали и повесили его на воротах собственного замка. Так уж вышло, что восстание возглавил мой род, а мне досталась герцогская корона.
  - а как же император... - изумленно вякнул обруч.
  - а герцог и его успел достать. Говорят, что император сам пару раз посылал ассасинов к своему сумасшедшему вассалу, но неудачно. Я принес клятву верности трону империи, пообещал увеличить платежи в императорскую казну, так что вместо карателей, его монаршее величество прислало грамоту, подтверждающую мои права на герцогскую корону, и орден за заслуги перед империей 2 степени. - Кройх искренне расхохотался. - так как в управленческие дела мне влезать совершенно не хотелось и, чтобы не допустить нового бунта, я учредил парламент и передал большую часть своей власти избранным представителям, оставив себе только контроль и надзор. Иногда вешаю казнокрадов, что чрезвычайно позитивно влияет на мой имидж в глаза населения.
  Мы выпили за процветание его герцогства и всей империи в целом.
  - а теперь моя очередь задавать нескромные вопросы. - глаза разумного оборотня смотрели на меня пронизывающе-оценивающе. - можешь не отвечать если не захочешь. Где-нибудь существует женщина, которой ты обязан хранить верность?
  - Шерш, - поразился я, - чего это он?
  - Видишь ли, Вит, - вкрадчиво на ухо мне зашептал обруч. - как бы тебе сказать... чтобы ты правильно понял... не стал осуждать арштекк. Все-таки в чужой монастырь со свои уставом не ходят... Это ж нелюди, хотя и симпатичные на вид. У них отсутствуют многие чисто человеческие моральные комплексы и ограничения. Например, напрочь отсутствует гомофобия и отвращение к групповому сексу. Интересно, этот седой милашка хочет использовать тебя индивидуально или намеревается пригласить на семейную оргию?
  По-видимому, моя физиономия настолько вытянулась от слов обруча, что Кройх расстроился:
  - Что-то не так? Неужели ваша избранница трагически погибла, а я своим бестактным вопросом разбередил незажившую рану на сердце?
  - нет. - я показал на обруч. - просто этот ржавый дефектный кусок плохопрокаленного железа очень красочно прокомментировал ваш вопрос.
  Кройх сначала недоуменно посмотрел на меня, затем искренне расхохотался:
  - в самом деле, среди простых людей о нас ходит куча крайне забавных слухов. Какими чувственными и развратными вещами мы, оказывается, занимаемся.
  Отсмеявшись, он посерьезнел:
  - реальность куда скучнее и прозаичнее. Мы не люди. Мы не занимаемся сексом ради удовольствия. Только ради зачатия детей. Не смотри на меня с таким сочувствием. У арштекк очень много радостей для людей абсолютно недоступных. Да и то что мы ощущаем, когда зачинаем детей, простые люди не испытают и за сотню лет непрерывного занятия сексом.
  А почему я интересуюсь? Лет десять назад у нас гостил один рыцарь, посвятивший свою жизнь борьбе со всякой нечистью. Интересный такой парень, неглупый, успевший прибить троих оборотней. Управляющий из самых лучших побуждений прислал ему на ночь симпатичную служанку. Разумеется, простую девушку. Не арштекк. Оказалось, что рыцарь дал обет верности своей прекрасной даме. В общем, конфуз случился...С тех пор я и выясняю предпочтения гостей замка, чтобы не было недоразумений.
  Я поспешил уверить его, что симпатичные девушки, найденные в постели меня не оскорбляют, главное чтобы они были без кинжалов и не жаждали меня зарезать.
  Мы рассмеялись и выпили за красивых девушек.
  - а теперь пойдем на торжественный обед в твою честь. Видит создатель, нам есть, что отпраздновать.
  Обед состоялся в огромном зале, украшенном золотом, где стоял овальный стол, за которым вмещалось сразу не менее сотни арштекк. От обилия еды и выпивки в глазах зарябило, а от количества молодых зеленоглазых пепельноволосых девушек захватило дух.
  Меня посадили на почетное место по правую руку от Кройха. Рядом сидели две почти идеальных копии моей ночной гостьи, такие же пепельноволосые и зеленоглазые, умопомрачительно красивые, и к тому же вполне взрослые девушки.
   Молоденькие арштекк сразу же стали строить мне глазки. Они оказались троюродными сестрами дочки герцога. Звали их Весси и Осси. Имена были забавными, и даже смутно что-то напомнили мне из моего родного мира. Но что именно я никак не мог вспомнить.
   Обед оказался воистину великолепным. Разнообразная еда из десятков миров, всевозможный алкоголь. Такого роскошного пира я еще не видывал, к тому же весьма льстило, что все это в мою честь.
   Прислуживали нам черноволосые девушки. Не арштекк, но тоже большей частью молодые и красивые. Я прикинул, что если мне пришлют одну из них ночью, то величайшей неблагодарностью с моей стороны будет отказываться от такого подарка.
   Впрочем, в эту ночь мне было не до обслуживающего персонала.
   Мои соседки по столу сестрички арштекк потащили меня показывать замок и почему-то решили начать показ с моей комнаты, щедро выделенной герцогом.
   Невероятное ощущение, когда твоя одежда резаными полосками сыплется на пол только потому что зеленоглазая красотка нежно провела по ней своими когтистыми пальчиками.
   Последней моей мыслью прежде чем все потонуло в вспышке чувственной страсти было:
   - надеюсь не сожрут.
  
  
  Сцена последующего безудержного секса вырезана цензурой по моральным соображениям.
  У каждого нормального гетеросексуального мужчины как правило есть заветная эротическая мечта-фантазия: секс сразу с двумя красивыми девушками. Я тоже не был исключением, но в моей земной жизни ее осуществление как-то не задалось. Женщины если и хотели меня, то как-то больше в индивидуальном, а не в групповом порядке. Оплатить же исполнение фантазии мне не позволяли уже описанные выше моральные принципы.
  Теперь как человек уже испытавший данное приключение на собственной шкуре могу дать настоятельный совет: если вы обычный человек (не Конан-варвар), то ради Создателя, не пытайтесь проделывать постельные эксперименты сразу с двумя женщинами-арштекк. Они очень красивые, необычайно страстные, но даже у одной хватит темперамента, чтобы вас прикончить. В постели они ведут себя как дикие звери, обожают кусаться, царапаться. Причем не так как это делает ваша знакомая нимфоманка из соседнего подъезда своими наманикюренными ноготочками. У арштекк настоящие когти. Очень острые. И они умеют ими пользоваться.
  Если у вас нет способностей к регенерации как у оборотней или метаморфов, то к концу приятного процесса вы сильно рискуете превратиться в хладный окровавленный порезанный на куски труп. Если вы недостаточно выносливы, то разочарованная партерша-оборотень запросто может вам перегрызть горло.
  Если же арштекк две, а не одна...
  В сексуальном плане, как это ни грустно, обычная женщина в разы выносливее чем такой же обыкновенный мужчина. Арштекк в разы сильнее и выносливее людей. В общем, когда все закончилось, я только и смог, что подумать: 'ух,ты' и почувствовать облегчение, что все закончилось и что жив остался.
  Спал после этого я очень долго, почти сутки, а когда проснулся, то ощутил невероятно сильную жажду и жуткую головную боль.
  Моих вчерашних подружек рядом не было, и на секунду меня одолели сомнения: не почудилось ли все от долгого воздержания?
  Но нет, одежда, порванная в порыве страсти, исчезла и была заменена на новый мужской костюм, являвшийся последним писком моды при дворе герцога Кройха.
  - В Вавилоне такие наемники обычно носят. - удивленно хмыкнул Шерш. - Очень удобный стиль, движения не стесняет, а ткань очень хорошо защищает от дождя и холода. Заклята на прочность.
  Я оделся и отправился бродить по замку в поисках воды, досадуя на хозяев, которые в таких больших хоромах не повесили указатели. Едва не заблудился вконец, но двумя этажами ниже и двадцатью коридорами южнее, мне повезло наткнуться на хорошенькую служанку, которая проводила меня в трапезную, где веселый повар предложил завтрак и много разных напитков на выбор.
  Я залпом выпил по меньшей мере два литра какого-то вкусного сока, но жажда и не думала исчезать.
  - может быть, вы еще что-нибудь желаете, сударь? - игриво спросила моя провожатая.
  Я посмотрел на ее симпатичную мордашку, упругий бюст, красивую шею с бьющейся под ударами пульса веной, поймал себя на мысли, что хочу попробовать ее кровь, вонзиться клыками и высушить без остатка.
  Я в ужасе отшатнулся от служанки и мысленно завопил:
  - Шерш. В чем дело?
  - Где правильное дыхание? Где нацеленность на гармонию? - отругал меня обруч. - едва твой организм выдал фортель так ты сразу закис. Ты воин, в конце концов, или кисейная барышня?
  Я приналег на правильное дыхание и взял себя в руки. Все-таки самоконтроль великая вещь. ЖАЖДА никуда не делась, но немного отступила.
  - почему мне так хочется крови? - спросил я у обруча.
  - а зачем ты пил в незнакомой компании и спал с оборотнихами? - сварливо сказал обруч, затем мрачно усмехнулся: - шучу. Я в начале нашего знакомства уже рассказывал тебе про ЖАЖДУ. Похоже, что ты с помощью дыхательных упражнений смог ее отодвинуть во времени, но не избежать окончательно. Что тебе делать? Вариант номер один - терпеть, вариант номер два - если невтерпеж, то укусить кого-нибудь... только это будет последнее, что ты сделаешь в этой жизни. Извини, но придется тебя прикончить. Вариант номер три - взглянуть в зеркало и посоветоваться с тваренышем. Ты с ним вроде контакт за моей спиной наладил. Зря что ли?
  Я попросил служанку показать дорогу до моей комнаты. Девушке потребовалось больших усилий, чтобы скрыв испуг, снова стать провожатой.
  Жажду в моих глазах она заметила и правильно сообразила, что ее хотят вовсе не так как ей самой могло бы понравиться.
  Мы молча дошли до моей комнаты, и служанка с большим облегчением почти бегом покинула мою компанию.
  Я сначала засомневался смогу ли вызвать темного для переговоров, ведь мы общались только один раз, но как ни странно у меня сразу же все получилось.
  Метаморф в отличие от первого разговора был без клыков, без когтей и вообще казался гламурным красавчиком, сошедшим с журнала для дам. Таким каким мне самому никогда не стать.
  Он сначала преувеличенно внимательно рассматривал свои пальцы, любуясь безупречным маникюром, затем соизволил заметить меня:
  - Баа, какие люди решили нас посетить. Чем могу быть полезен столь благородной особе?
  - Хватит придуриваться. Ты отлично знаешь о чем я хочу спросить.
  - Меня очень огорчает такое отношение. Нет, чтобы просто придти поболтать по душам, пообщаться...
  - Дык я и пришел... общаться.
  - Тебя интересует: откуда у тебя возникла такая сильная жажда крови?
  Я кивнул.
  - Ответ лежит на поверхности, мой юный друг: ты же нечисть. А для нечисти свойственны жажда крови и желание кушать людей. Расспроси подробности у своего друга обруча. Охотники имеют огромную базу данных про повадки и привычки Проклятых народов.
  - слышь ты, умник... - вскипел я.
  - Тише, тише. - замахал руками темный. - Дыши глубоко, правильно, концентрируйся на центральной точке, не забывай искать гармонию, - сказал он издевательски.
  Я огромным усилием воли взял себя в руки и сказал с холодной яростью:
  - Прямо сейчас пойду и загрызу первого встречного, а обруч оторвет мою голову...нет, пардон, нашу общую голову.
  - никто не живет вечно, - спокойно пожал плечами мет.
  Увидев, что я собираюсь уходить с мыслью сожрать кого-нибудь, метаморф крикнул мне в след:
  - Эй, постой, шучу-шучу, нам пока рано умирать. Мне, по крайней мере, точно. Память прародителей, к сожалению, тут не поможет. Метаморфы обычно берут то, что хотят, не спрашивая разрешения. Нужна кровь - высасывают у первого попавшегося, нужна женщина - берут ее. Путь самоограничения по нашему мнению - удел слабых, поэтому мой скромный опыт и моя родовая память тебе не помощник. Зато у твоих новых друзей арштекк наверняка богатый опыт в области самоконтроля. Если уж их Орден исключил из перечня Проклятых народов.
  Я поблагодарил темного за хороший совет.
  - Не за что, Вит. Обращайся почаще. Всегда рад беседе с умным человеком.- вежливо ответил темный.
  Я отправился искать Кройха и снова едва не заблудился в лабиринтах замка, но встреченный в коридоре зеленоглазый и пепельноволосый малый показал дорогу к кабинету 'двоюродного деда'. Судя по всему, арштекк очень неплохо размножались в данном мире.
  - Во-во, - ворчливо хмыкнул Шерш, - десять пятерок Ордена навели бы здесь порядок.
  Я постучал в дверь и, услышав разрешение, вошел.
  Кройх был не один в своем кабинете. Четверо пожилых бородатых очень богато одетых мужчин о чем-то спорили с ним.
  - Посиди в уголке. - сказал он, бросив на меня короткий взгляд. - мы уже почти закончили беседу.
  Они общалась не на вавилонском, поэтому я ни слова не понял из их речи.
  - Местный язык. Используется только в этом мире, учить нет смысла.- пояснил Шерш. - Это купцы, попавшиеся на недоплате таможенных пошлин. Они просят снисхождения и обещают больше не обманывать казну. А герцог хочет их показательно наказать, чтоб другим неповадно было. Может быть, даже повесить на городской площади.
  Купцы побледнели и хором испуганно зароптали.
  - хотят откупиться. Готовы возместить свое правонарушение хорошим штрафом. - хмыкнул обруч. А этот Кройх хороший политик. Ответил, что подумает над заменой казни штрафом. И о размере штрафа.
  Бородатые, потея от страха, поклонились и вышли из кабинета, нахмуренные и задумчивые.
  - Чем могу быть полезен? - спросил герцог. - Может по глотку хереса?
  Я отрицательно покачал головой ) меня мутило и безумно хотелось крови) и стал путано объяснять свою проблему. К счастью арштекк сразу же понял суть моих затруднений и достал из сейфа кувшин от которого явственно пахнуло холодом и ... кровью??????
  Он налил в стакан красную жидкость и с сочувственной улыбкой протянул мне.
  - а может Орден поспешил насчет мира с арштекк. - задумчиво пробормотал Шерш.
  Я взял страшный напиток дрожащей рукой и спросил мрачно:
  - человеческая?
  Кройх усмехнулся:
  - Кабанья. Надеюсь обойдешься звериной. Человеческая тоже есть, но запасы очень невелики. Дефицит. На вес золота.
  Я залпом осушил стакан. Звериную кровь пить было гораздо проще в моральном плане, чем если бы она текла в жилах человека.
  Я прислушался к своим ощущениям и воскликнул: 'ого!!'
  Прилив энергии был такой как будто я осушил ведро окрыляющего редд булла. Даже лучше: все-таки кровь натур продукт, а не поганая химия.
  Жажда сразу же сильно уменьшилась, хотя и не прошла совсем.
  - еще? - подмигнул мне арштекк.
  - наливай. - выдохнул я, чувствуя в себе силы сравняться с горами и опустить любое море ниже своих коленок.
  Герцог наполнил мой стакан, затем, поколебавшись, налил пару глотков себе. Видимо, для арштекк кровь была сильным искушением.
  - в первый раз накрыло? - сочувствующе спросил Кройх, наблюдая как жадно я глотаю кровь.
  - Да, в первый. И хотел бы я знать почему? - чувствуя приятную сытость в желудке. Мое наполовину метаморфное тело мурчало от удовольствия.
  - обычно такое происходит из-за непосильной нагрузки или большой кровопотери. Или когда это сочетается. В бою например. Ты вчера ни с кем не дрался в замке насмерть?
  Я вспомнил безумные ночные кувыркания с пепельноволосыми красотками и неуверенно ответил:
  - Вроде бы нет. Не на смерть.
  Арштекк недоверчиво хмыкнул:
  - не дрался так не дрался. В любом случае в будущем тебе придется таскать с собой фляжку свежей крови. Чтобы не бросаться на посторонних. Хотя в бою если ранят, то сам Бог велел выпить поразившего тебя врага.
  Тут влез обруч:
  - Ты сражался с охотниками, арштекк?
  - Бывало и такое, - глаза Кройха недобро сверкнули. Видимо, воспоминания были не из приятных.
  - и тебе доводилось выпивать охотников? - зло спросил Шерш.
  - а ты со своими хозяевами охотниками убивал арштекк? - ответил вопросом на вопрос герцог. Тоже зло.
  Обруч заткнулся. И чего он полез со своими дурацкими расспросами?
  Чтобы снять создавшуюся напряженность, я предложил выпить за вечный мир между Орденом и арштекк.
  Что мы с Крйхом и сделали, допив остатки бутыля с кровью.
  - очень символично, - пробурчал обруч. - Пить кровь за мир. Шутники блин.
  Я почувствовал себя просто шикарно и полюбопытствовал:
  - а зачем вам запас человеческой крови?
  Герцог напрягся, задумался, соображая стоит ли мне рассказывать, с сомнением посмотрел на мой болтливый ошейник, затем решился:
  - Наши женщины во время родов должны выпивать по стакану человеческой крови примерно раз в месяц. Иначе ребенок погибает. Поэтому литров тридцать у нас всегда под рукой. На всякий случай.
  - Тридцать литров это шесть человек. - напрягся Шерш. - не поверю, что кто-то добровольно даст скачать с себя всю кровь...
  Герцог хищно усмехнулся, в его глазах на секунду зажегся дикий безумный огонек:
  - ну мы же не знали, что Орден милостиво включил нас в список Разумных рас, вот и вели себя как голодные оборотни. Выйдешь бывало ночью в город и ищешь одинокого путника или лучше путницу. Молодую, свежую, вкусную. - он аж облизнулся от удовольствия, затем увидел мою ошарашенную физиономию и покатился со смеху:
  - Шучу, Вит, Видел бы ты себя со стороны. Человеческую кровь как правило сдают доноры за хорошее вознаграждение, или в целом ряде миров приговоренных к казни преступников пилят на куски и продают магам, чтобы казненные после смерти немного искупили свой долг перед обществом. Очень ходовой товар. Ты даже не представляешь сколько реально хороших и полезных заклинаний имеют корни в самой черной некромантии. А так как убийства разумных для магических ритуалов в Сопредельных мирах строго-настрого запрещены, то магам приходится обходиться добровольно сданной кровью или остатками преступников.
  Кроме того, некоторая часть из Проклятых народов по моральным соображениям стараются не убивать людей, а пить донорскую кровь. Поэтому человеческая кровь всегда в цене.
  До нас донесся пронзительное завывание горна.
  В кабинет влетел арштекк:
  -Дядя, замок в осаде.
  
  - Кто осмелился? - грозно рыкнул Кройх, вскакивая из своего кресла. - герцог Роттендерн?
  - Нет, дядя, - на лице племянника было крайнее удивление. - Это войско наемников, подкрепленное магами. Судя по всему чужаки, из другого мира.
  - Что им от нас нужно? И ... ты вызвал из города подмогу? - лицо седого арштекк стало встревожено-задумчивым.
  - Пока неясно, но у ворот замка ошивается их парламентер с белым флагом. Я полагаю, он расскажет суть претензий. - пожал плечами молодой арштекк. - что касается помощи из города, то она пока не вызвана, так как нас блокировали Сферой отрицания Первого уровня.
  Герцог присвистнул:
  - Похоже, наши недруги не нуждаются в деньгах. Это печально.
  - Дядя, мне нужна твое распоряжение, нет, даже два. Первое - пускаем парламентера или гоним взашей? Второе - тратим энергию на пробитие сферы? В принципе у нас с гарнизоном через два часа контрольное время связи. Если мы не отзовемся, комендант введет военное положение и пришлет к нам на помощь дежурную роту.
  -Побережем энергию. Вдруг осада затянется. Впусти парламентера, только сначала нужно хорошенько рассмотреть его с помощью заклятия истинного зрения. А то пронесет еще с собой бомбу. В истории войн такие казусы частенько случались. Не хочется повторять чужих глупых ошибок.
  - Хорошо, дядя, я распоряжусь. - арштекк слегка поклонился и выбежал из кабинета бодрой рысью.
  Герцог достал из шкафа легкую кольчугу и облачился в нее.
  - С мифрильным напылением. - с оттенком удивленной зависти констатировал обруч. - гномы за такие семь шкур дерут. Не пробиваются ни сталью, ни магией.
  Затем Кройх снял со стены меч с ножнами, повесил его на пояс и сказал мне:
  - Пошли к бойницам, посмотрим на наших противников.
  - мне нужно забежать в свою комнату и тоже вооружиться. - сказал я решительно. - не хочу прятаться за чужими спинами, если враг пойдет на приступ. Я не очень хороший воин, но мой клинок к твоим услугам, герцог.
  Седой арштекк улыбнулся:
  - Ты благородный человек, Вит. Я в тебе не сомневался.
  По пути мы заглянули в мою комнату. С мечом на боку я почувствовал себя увереннее, хотя, надо признаться, мое умение владеть холодным оружием было курам на смех.
  Сквозь маленькое узкое окошко войско наемников выглядело почти игрушечным: несколько сотен маленьких фигурок мечников и лучников суетилось перед замком. В истинном зрении вокруг каждого из них мерцала разноцветная дымка.
  - Защитные артефакты. - пояснил обруч. - довольно-таки неплохие.
  В середине войска пятью яркими звездочками сияли фигурки магов, они колдовали над большим черным шаром на столике.
  - Сфера отрицания. Отрубает возможность находящимся в замке позвать на помощь и ... сбежать через портал. - мрачно сказал обруч. - войско, конечно, внушительное, но арштекки за такими толстыми стенами отобьются с легкостью ... - в этот момент перед замком открылся портал, из которого не торопясь степенно вышло пять десятком бородатых широкоплечих коротышек, кативших за собою десять пушек.
  - А может и не отобьются...- меланхолично пробормотал мой металлический страж. - Эти пушечки созданы для взятия магически защищенных замков. Пара суток непрерывного обстрела и самая великолепная защита рушится. Интересно, как у арштекк обстоят дела с противоосадными орудиями? Смогут ли они чем-нибудь ответить коротышкам?
  - А чем стреляют эти пушки? - полюбопытствовал я. - Ядрами?
  - Это магическое оружие, ученик. Стреляют файерболами, или как сказали бы в твоем мире, сгустками плазмы.
  Я представил себе мощь этих пушечек и вздрогнул.
  - Интересно с кем таким серьезным сцепились наши хозяева? Гномы, хорошие воины, но дерут за свои услуги очень дорого... хотя, высунь голову чуть дальше ... хочу рассмотреть парламентера... Псы хаоса это же...
  -Гребаный экибастуз, - вторил ему я.
  С белым флагом возле ворот стоял метаморф.
  - Долго я буду болтаться перед закрытой дверью как попрошайка? Открывай, Кройх. - весело заорал он, заметив герцога. - может впустишь старого приятеля?
  - У тебя слишком многочисленная свита, Мортекс, для старого приятеля - крикнул в ответ глава рода. - в гости с такой не ходят. - и добавил уже тише, чтобы слышали только свои - да я лучше с помойной крысой буду приятельствовать ...
  - Мне нужно срочно переговорить с тобою. Нашу проблему можно решить миром. Я знаю, что арштекк гордый народ и умеет воевать, но стоит ли драться, если можно разрешить недоразумение разговором?
  - Оставь оружие и все артефакты перед воротами и входи безоружный. - предложил герцог.
  Метаморф снял меч с ножнами и аккуратно положил на землю. Туда же легли два кинжала и десятка три всевозможных побрякушек. Упакован он был на совесть.
  Разоружившись, мет поднял руки, показывая , что он чист и безопасен как эльфийская девственница.
  - Вроде бы все чисто, дядя, - сказал один из арштекк, минуту всматриваясь в тварь через какой-то предмет, похожий на подзорную трубу. - запускать?
  Тут неожиданно вмешался обруч:
  - Герцог, прикажи ему снять ВСЕ амулеты.
  Седой арштекк удивился, но последовал совету:
  - ВСЕ артефакты, Мортекс. Даже хорошо спрятанные. Не надо держать меня за идиота.
  Метаморф помялся с полминуты, затем положил еще три артефакта:
  - Теперь правда все. А у тебя хорошие маги. Не ожидал.
  Кройх выжидательно посмотрел на меня, вернее, на висевший на мне ошейник.
  - теперь он безоружен и безопасен... насколько эта тварь вообще может быть безопасной. - вынес свой вердикт Шерш.
  - Запускайте, - приказал герцог. Затем подошел ко мне, - пошли поприсутствуешь на встрече. Чует моя старая блохастая шкура, что вся эта веселая компания явилась по твою душу. - он ожег меня пронзительным взглядом.
  Мы бодрой рысью спустились на нижний этаж в паркинг, где в центре помещения стоял метаморф, скрестив руки на груди, и с усмешкой смотрел на державших его на прицеле арбалетами и магическими жезлами десяток арштекк. Весь его вид явно говорил, что если бы он захочет, то запросто положит всех присутствующих. Не особо напрягаясь. Какое-то внутреннее чувство подсказало мне, что его бравый вид - не бахвальство.
  Внутри меня тоненько заныл метаморфоренок:
  - Это же Четвертый. Несущий смерть, я слишком молод чтобы умирать.
  Как оказалось если припечет твареныш умел общаться и без зеркала.
  - Что за Четвертый? Откуда ты его знаешь?
  Темный внутри меня вздохнул и начал рассказывать:
  -Великий маг Ордена Морт стал в результате своих экспериментов Прародителем метаморфов, Первым. Разгромив лабораторию и сбежав, он инициировал Второго и Третьего, очень сильных некромантов. Четвертым стал очень талантливый и удачливый предводитель наемной армии, лучший клинок Империи Тхаа. Его мы как раз и имеем возможность сейчас лицезреть. За свои тысячу с хвостиком лет он успешно брал приступом не одну сотню крепостей. Не чета этому загородному сельскому домику. Против такого сильного полководца у блохастых нет ни единого шанса.
  Увидев нас, метаморф вежливо поклонился герцогу и ожег ненавидящим взглядом мою персону. Не оставалось никаких сомнений: он пришел по мою душу.
  -Приветствую тебя, герцог Кройх, от имени моего Повелителя. Он шлет тебе пожелание долгих лет и уверения в своей неизменной дружбе.
  Кройх усмехнулся:
  - Долгих лет твоему Повелителю, а про дружбу очень хорошо говорит войско у меня на пороге, Мортекс. Чем обязан столь многочисленному и хорошо вооруженному посольству?
  Метаморф показал рукой на меня:
  -Повелитель послал за его головой. Я добуду этот трофей в любом случае, но не хочу рушить наши хорошие отношения с тобой и твоим императором. Предлагаю выдать парня по-хорошему. В противном случае мне придется разрушить твой замок и перебить всех твоих сородичей.
  - Есть одна проблемка, Мортекс, -сказал герцог глухо. -Он мой гость. Я сам пригласил его под свою крышу и пока парень здесь - он под моей защитой. Долг хозяина. Законы чести. Так что извини. Пока я жив тебе его не видать.
  - У меня под рукой четыре сотни высококлассных закаленных в боях наемников, пять магистров боевой магии и десять магических пушек. У тебя очень хорошая защита, пару суток она простоит... но что потом? Мои люди пройдут по трупам твоих родичей и все равно добудут голову твоего гостя.
  - Ключевое слово в твоей речи: люди, Мортекс. Те кто собирается разгуливать по трупам арштекк, сильно рискуют переломать себе ноги ... и головы. - зло усмехнулся Кройх. - Твои наемники это всего лишь человечки. Они даже не охотники.
  -Ты готов рискнуть всем своим родом ради незнакомого бродяги? - удивился метаморф. - и что касается людей... наемники пойдут во второй волне. Добивать уцелевших. В первой линии атаки, когда рухнет защита, пойдут твои сородичи - обычные оборотни. Тысяча штук. Они прибудут сюда как только перебьют войско из города, высланное вам на помощь. Если этого не хватит чтобы взять твой замок, то я вызову от своего Повелителя столько оборотней и наемников сколько потребуется. Еще раз спрашиваю: ты не передумал?
  - Этот бродяга друг нашего рода, а друзей мы не сдаем. Жизнь без чести не имеет смысла. Легче умереть, - негромко, но твердо сказал герцог. Он был бледен как смерть, на его губах заиграла невеселая усмешка обреченного.
  Воцарилось напряженное молчание.
  - А нельзя ли решить вопрос поединком? Зачем устраивать бойню? - неожиданно для всех и в том числе для себя спросил я. Мне было отчаянно неудобно подставлять арштекк. Если уж выпала поездка на тот свет, то зачем тащить туда с собой друзей?
  - Поединок кого с кем? - Герцог посмотрел на меня с изумлением.
  - Этот джентльмен, - я показал на метаморфа, - хочет заполучить мою голову. Может быть у него хватит смелости взять ее в честном поединке со мной? Один на один?
  Кройх и метаморф уставились на меня как на сумасшедшего.
  Темный внутри меня и Шерш завопили почти хором:
  - Ты придурок!!! Он таких как ты десяток убьет, не вспотев.
  - Ты всерьез рассчитываешь одолеть меня, молокосос? - Мортекс искренне расхохотался. - А что это будет забавно...
  - Вит, это плохая идея. - герцог боролся между долгом и разумом. С одной стороны честь требовала предоставить мне защиту, с другой стороны ему отчаянно не хотелось подвергать свой род смертельной опасности ради малознакомого бродяги. Пусть и названного другом. - Хуже того, этого самоубийство... Мортекс - и правда великий воин. Ни я, никто из моих воинов не сравнится с ним. Не стоит отчаиваться. Мой замок хорошо укреплен. У нас немало шансов отбиться...
  Я подумал немного, затем начал подводить разумное основание под свое горячие желание умереть героем:
  - Не хочется, чтобы из-за меня пострадали гостеприимные хозяева. Выжить шансов у меня немного в любом случае. Но в случае поединка я по крайней мере умру с честью, и не буду причиной гибели своих друзей.
  Герцог пожал плечами - каждый имеет право выбрать свою смерть:
  - Какие условия схватки? Меч, магия?
  - Вит, - зашептал мне обруч. - его амулетов мне не пробить. Их похоже сделал мой создатель. А он всегда был отличным артефактником.
  - Значит придется убить его мечом. - спокойно подумал я. На меня снизошло невероятное хладнокровие. Сердце билось медленно и четко.
  - Вит, - завопил внутри перепуганный твареныш, - среди наших Четвертый лучший клинок.
  - Это хорошо что он Четвертый. Он и для меня станет четвертым метом, которого я убью. - Меня охватила веселая злость.
  - Лучше меч. - предложил я.
  - Не возражаю. Только поединок должен проходить в Сфере отрицания. Чтобы ты, молокосос, не сбежал под шумок в другой мир. - согласился мет. -Твою голову я отдам повелителю, а из твоей шкуры...
  - сделаешь барабан, - подсказал я, - и засунешь себе в задницу.
  Метаморф издал возмущенный рык:
  - Да я тебя...
  - Только не расплачься от избытка чувств, сладкая мордашка, - усмехнулся я. - на поле схватки покажешь свою крутизну.
  Четвертый едва не кинулся на меня. Остановило его только осознание того, что арштекк нашпигуют его серебряными стрелами и сожгут файерболами прежде чем он сможет до меня добраться.
   -Если ты не выйдешь через 5 минут, то на 6-ую я прикажу атаковать замок. - злобно прохрипел взбешенный мет.
  - Кажется, ты его сильно обидел, - заметил обруч.
  - Ничего. Успокоится когда сниму с него скальп. - усмехнулся я. Смерть маячила на пороге в полный рост, но страха почему-то не было. Только веселая бодрая злость и желание умереть с музыкой.
  - Ступай пока к своим людям, милашка, они тебя утешат. Все вместе и каждый в отдельности. - и я рассказал подробно в красках как четыре сотни наемников, пять магов и гномы с пушками смогут наиболее интересно и разнообразно утешить одного-единственного метаморфа. Мой дядя боцман торгового флота мог бы гордиться племянником.
  Глаза герцога расширились от удивления как блюдца, он еле сдерживался от хохота. Его родственники откровенно заржали. Злобные буркала Мортекса побелели от ярости. Он рванул к выходу.
  - Не забудь приказать своим любовникам, мордашка, чтобы убрались когда я начну делать из твоего черепа винную чашу.
  Мет издал рев и в несколько прыжков достиг своего меча.
  - У тебя редкостный дар бесить врагов, Вит. - сказал герцог, задумчиво глядя на меня. - Он тебя в порошок сотрет.
  - А так он бы меня просто отечески пожурил бы... - усмехнулся я.
  - Выходить в схватке один на один с таким бойцом для верное самоубийство. - покачал головой Кройх. - Спасибо, конечно, что не стал прятаться за нашими спинами, но мы бы выстояли... с трудом... но выстояли бы...
  - Решение принято. Кройх, твой род назвал меня другом. Это не только дает права, но и обязывает. Я не имею права подвергать вас такому риску.
  - Ты идешь на смерть...
  - Никто не живет вечно. Здесь в замке за вашими спинами я прожил бы на пару дней дольше, но меня бы все равно убили. Этот гад ведь не врал когда говорил о том, что все равно возьмет замок даже если положит под стенами тысячи наемников. А в схватке с хорошим, но взбешенным мастером, даже такой новичок как я имеет шанс на победу.
  -Ха, - так вот зачем ты его злил... в самом деле может сработать. Хотя затея безумная.
  - эй, молокосос, у тебя минута, чтобы выйти из замка... иначе я командую атаку.
  Я очень громко, так чтобы услышали все, в том числе и наемники, крикнул, что метаморф будет сосать когда я выйду... а потом и правда вышел. Пока он, взбешенный, и в самом деле не послал наемников на штурм цитадели, не дожидаясь меня.
  Разумнее было бы меня убить издали -стрелой или файерболом, но метаморф был слишком уверен в собственном мастерстве ... и слишком зол на меня. Хотел убить меня своими собственными руками. В руках он держал меч....
  - Орденский - ахнул ошейник.
  - Похоже у них прямые поставки от ваших оружейников. - заметил я.
  Шерш невероятно грязно выругался, затем сказал грустно
  - Ну что пора прощаться, Вит...С тобою было интересно, поучительно, ты очень бла...
  - Заткнись и слушай, ржавый. Сожги все свои запасы энергии, но заполни меня обезболивающим и исцеляющим заклятием. Мне нужны одна-две секунды возможности действовать когда он меня продырявит. Я не должен свалиться в обморок от болевого шока. По крайней мере, не сразу.
  - Так у тебя есть план? - удивился обруч. - ты не на смерть идешь?
  - Есть план. Хочу применить секретную технику борьбу нанайских мальчиков, которую мне преподал старый чукотский шаман, когда я как-то заблудился, гуляя по тайге. Просто сделай то, что я прошу. Хорошо?
  Шерш пообещал сделать все возможное.
  Я остановился в двух метрах от мета.
  Мортекс оскалился:
  - У меня есть обширная коллекция орденских мечей. Твой очень гармонично впишется в нее.
  - Этот меч я забрал у твоего собрата вместе с жизнью. - я пожал плечами. - тебя, я слышал, кличут Четвертым? Интересное совпадение: я уже успел убить троих таких же тварей как ты, а ты станешь четвертым моим трофеем. Из твоей башки получится чудная плевательница, а из задницы ...
  Разъяренный метаморф ринулся на меня, не дослушав моих планов.
  В поединке мастера и новичка, как правило, у последнего нет ни единого шанса. Разве что он выкинет какую-нибудь чудовищную глупость.
  Я нарочито бездарно открылся, чересчур сильно размахнувшись мечом над головой.
  Метаморф это заметил и первым же ударом пронзил меня насквозь.
  Обруч сдержал свое слово: боль была адская, но терпимая.
  Довольная ухмылка загорелась на его губах... и застыла на них вечно - я вместо того чтобы упасть и умереть, шагнул вперед, еще больше насаживаясь на клинок и на остатке последних сил снес метаморфу голову. Меч выкованный орденскими кузнецами для уничтожения нечисти не подвел.
  Только после этого я упал во Тьму.
  
  
  
   Мой дух воспарил над бренным телом, исторгнутый невероятной болью. Передо мною возник туннель с ярким светом в конце. Оттуда ласковый голос позвал меня к себе, обещая мир и гармонию, отдых от тяжелого жизненного пути, но я матерно послал его и вернулся в свое тело.
  
  
   - Террх, ты целитель или одно название? Вытаскивай его, сожри тебя огненный демон. - пронзил мой слух знакомый голос.
   - Тут не целитель, а некромант нужен, дядя. Или жрец-распорядитель похорон, - возражал ему кто-то. - парень не жилец.
   Я закашлялся от боли, а потом посоветовал целителю... нет, лучше не буду воспроизводить этот совет. Вдруг мои дневники прочитают женщины или дети?
   - Раз ругается значит будет жить. - обрадовался герцог. - вытаскивай его Террх. Не жалей энергии и снадобий. Парень такую крутую беду от нас отвел.
   -Сначала он сам же ее и привел. - пробурчал целитель, обиженный моим грубым посылом в дальние края.
   - Да за возможность увидеть как угробили этого ублюдка Мортекса, я готов ему баронство подарить. - рассмеялся Кройх. - Или даже два...
   - Не надо мне баронства, - еле слышно сказал я, чувствуя себя невероятно хреново. - лучше добейте меня и похороните в тихом красивом месте.
   - Выпей эту микстуру и тебе полегчает, - Террх сунул к моим губам чашку какого-то омерзительно воняющего отвара и заставил выпить до последнего глотка. На вкус питье оказалось еще хуже чем на запах, меня едва не вырвало, но боль почти сразу же унялась.
   - Больному нужен покой недельки на две-три, снадобья, мази, усиленное питание, и будет как новенький. - бодро сказал целитель. - я буду тебя навещать два раза в день - утром и вечером, проверять твое самочувствие...
   - Что случилось после того как я снес голову ублюдку? - я прервал трескотню врача. Слушать его не было никаких сил.
   - Наемники и маги, увидев гибель своего нанимателя, тут же сняли осаду и убрались, - довольно сказал герцог. - выяснилось, что основную сумму им должны были заплатить после победы... а за бесплатно они не воюют.
   -Через сколько я смогу встать и убраться отсюда? - я попробовал сесть, но внезапно нахлынувшие дурнота и слабость отправили меня обратно. - Боюсь, герцог, что я и так чересчур загостился в твоем замке. Я слишком опасный гость.
   - Не менее чем через две-три недели. - проворчал рассерженный целитель. - Я же сказал. У тебя сквозная рана живота. Повреждены внутренние органы.
   - Я должен до конца дня смыться из этого мира... иначе завтра утром вы обнаружите под своими стенами вдесятеро большую армию. - жестко сказал я, морщась от тупой боли в животе, затем осмотрел себя и обнаружил, что мое туловище было спеленуто бинтами как у мумии.
   - Лучше до обеда. - громко, так чтобы слышали все присутствующие, сказал обруч. - Вит и так выжил чудом. В следующий раз ему не дадут поединка.
   - Переход между мирами в таком состоянии может убить пациента. - запротестовал лекарь.
   - Лечение в замке убьет его гарантированно. - захихикал Шерш. - Вместе со всеми обитателями.
   - В течение часа я приготовлю коктейль 'Живой труп'. - бодро поменял свою позицию Террх. - Пациент сутки будет скакать как лось, потом... потом ему будет очень плохо...
   - Зато это потом у него будет. Готовь свою отраву, лекарь. - велел Шерш.
   Целитель обернулся даже быстрее чем обещал.
   Отрава на вкус оказалась полной дрянью. Как будто выпил жидкий огонь. Зато наполнила меня небывалой бодростью. Как будто я и вовсе не был ранен. Я даже смог самостоятельно подняться на ноги без посторенней помощи.
   - Ты все равно береги себя и не скачи, а то швы могут разойтись. Тогда тебе и настойка не поможет.
   Герцог ушедший вместе с целителем тоже вернулся не с пустыми руками. Он принес походный заплечный мешок, наполненный всякой всячиной: трехдневный запас еды и воды, фляжку с хересом, мол, пригодится. Туда же упаковали бутылек с 'живым трупом'.
   - Там еще на три порции, - пояснил Террх, - только старайся не злоупотреблять. Больно уж жесткий отходняк он вызывает.
   - А почему у настойки такое забавное название?
   - Тебе лучше не знать, - усмехнулся целитель. - Это из-за некоторых ингредиентов... секретных. Помогает очень хорошо, но имеет кучу отрицательных побочных эффектов.
   - Каких? - слегка забеспокоился я.
   - Импотенция и слепота... в старости.
   Я облегченно выдохнул:
   - До старости еще нужно дожить...
   Кроме того, в походном мешке также оказался кошелек, набитый золотом и серебром.
   Я сделал робкую попытку отказаться, но герцог только отмахнулся.
   - Это не подарок, а дружеский займ. Отдашь когда сможешь.
   - Кройх, - вмешался обруч. - извиняюсь за наглость, но нам еще не помешало бы взаймы хотя бы несколько энергокристаллов. Вит их тоже вернет. Когда сможет. На последнюю затею с метаморфом я выложился полностью. Без остатка. Боюсь даже на переход в соседний мир может не хватить.
   Герцог вышел из моей комнаты на несколько минут. За это время ко мне успели заскочить мои вчерашние подружки Веси и Осси. Они мне подарили парочку чудесных поцелуев, предложили навещать их и своих будущих детей, и шустро выскочили из комнаты.
   Я целую маленькую вечность поднимал свою челюсть с пола.
   -Дети?- я закашлялся.
   - Ты невнимательный болван, Вит. - рассмеялся Шерш, - герцог же тебе прямо сказал: арштекк занимаются сексом только ради зачатия. Ты каким местом слушал? Через пару лет по замку будут носиться твои блохастые лопоухие отпрыски. Такие же глупые как и ты.
   - Я это как-то пропустил мимо ушей. - я почесал затылок. - но почему они выбрали меня?
   - Ты из непонятного далекого мира, обладаешь сильным магическим даром, прав на детей заявлять не будешь... Для рода арштекк идеальная кандидатура. - продолжил смеяться над моей растерянностью ошейник.
   - А Кройх в курсе?
   - А он похож на простофилю?
   - Значит я точно верну ему деньги. - улыбнулся я. - Если жив буду.
   Седой арштекк принес целый мешок энергокристаллов. Шерш аж запищал от восторга и немедленно упрятал все его содержимое в пространственный карман.
   Герцог хлопнул меня по плечу:
   - Удачи тебе на твоем пути. Заглядывай в гости - здесь тебе всегда рады. Долгие проводы - многие слезы. Бывай. - и вышел из комнаты. Надо думать - попрощался.
   Я закинул мешок за плечо, взял меч и тут заметил, что на столе лежит еще один, бывший раньше во владении метаморфа.
   - Прихвати его с собой, Вит. Такими мечами не разбрасываются.
   - Ага. - бодро подтвердил я. - толкнем на барахолке, если кончатся деньги.
   - Нет у тебя ничего святого. - проворчал Шерш.
   - Как это нет? А деньги? - удивился я.
   - Шутник. - фыркнул мой металлический спутник и открыл портал.
   Я поморщился от холода хлынувшего из черной воронки, затем шагнул внутрь и едва не задохнулся от внезапной резкой боли в животе. Как раз в том месте где клинок мета пронзил меня насквозь. Холод междумирья вцепился в меня стальными когтями, безжалостно раздирая внутренности.
  
   В следующий мир я вывалился едва живой... и с добрую минуту катался по земле, скуля от боли, пока обруч не накрыл меня исцеляющим заклятием.
   - Мдаа, - мрачно сказал Шерш, - хреновый из тебя сейчас прыгун по Сопредельным мирам. Нам нужен хороший целитель, и срочно... или распорядитель похорон, если не найдем первого. Глотни-ка этой гадости, что дал тебе блохастый медик.
   - Он вроде бы тоже целитель, - я попытался вступиться за Террха. Все-таки его микстура несмотря на гадостный вкус поставила меня на ноги.
   - Из него такой же лекарь как из меня эльфийская принцесса. - хмыкнул ошейник. - Сам подумай - зачем арштекк-оборотням сильный лекарь, если на них любая рана за пару суток затягивается? Э тот Террх, судя по всему, довольно неплохой алхимик и спец по ядам... а медиком он у них служит по особым случаям.
   - А почему мои регенерирующие способности не срабатывают? - спросил я морщась от тупой боли в животе. - я ж наполовину метаморф.
   - Во-первых, не наполовину, а гораздо меньше. Наши с тобой упражнения сильно затормозили процесс трансформации твоего организма. А во-вторых, клинок твоего противника был смазан какой-то дрянью. Очень похоже на орденский яд против оборотней, убивающий способности организма к регенерации. Тут нужен опытный целитель.
   - Тогда давай его поищем... пока я не сдох окончательно. - предложил я, закашлявшись и выплевывая сгусток крови.
   - Хорошие лекари, мой юный падаван, по кустами не валяются. Лучшие из них или у нас в Ордене, или в Вавилоне...
   - Дай сам угадаю: в Ордене меня вместо того чтобы лечить, прирежут как нечисть, а остатки пустят на опыты, а вавилонские лекари дерут за свои услуги такие деньжищи, что проще зарезаться здесь и сейчас, чтобы не мучиться?
   -Надо же почти угадал. - хмыкнул Шерш. - В Орден нам можно лезть только заручившись поддержкой Гледена. Если наткнемся на пятерку охотников, которые не в курсе нашего эксперимента, то они сперва тебя на ленточки порежут, а уже потом доложат руководству и спросят правильно ли они поступили или нет.
   А до Вавилона нам не допрыгнуть. Сорок три перехода как-никак. Это если не огибать неприятные миры.
   - Ты кажется говорил, что существует сеть прямых межмировых переходов?
   - Существует. но там тебя наверняка ждут наши друзья метаморфы. С засадой. Так бы поступил я будь на их месте. Вряд ли они окажутся глупее. К тому же сеть межпространственных переходов очень жестко контролируется Орденом. Во избежание миграции нечисти из одного мира в другой.
   - Но без лекаря я ведь подохну? - спросил я устало.
   - К счастью для нас в соседнем мире находится столица империи Тхаа Терр. Наш общий друг Кройх кстати герцог этой империи. Там должны быть целители, обучавшиеся в Вавилонском магическом университете. Мешка с монетами, подаренного арштекк, будет вполне достаточно, чтобы оплатить услуги любого медика. Даже самого дорогого. Выпей еще немного оборотничьего яду, и я перенесу тебя в столицу империи.
   - Дай мне полчасика, чтобы придти в себя. - взмолился я. - иначе боюсь не выдержать.
   Я лег на землю и сконцентрировался на правильном дыхании. И сам не заметил как заснул.
   Шерш сжалился надо мною и дал поспать целых три часа, а лишь затем разбудил.
   Проснулся я слегка отдохнувший, выпил арштекковской отравы и почувствовал в себе силы сначала встать, а затем зайти в открытый Шершем портал.
  Обруч, придурок, выкинул меня из портала прямо на оживленную дорогу почти под колеса самодвижущегося экипажа (машины?). Назвать ее автомобилем было сложно, так как повозка выглядела как карета, а каретой неправильно, так как отсутствовали лошади.
  Тут бы мне и окончить жизнь, глупо и бездарно, но у водителя, к счастью, оказалась отменная реакция. Он успел притормозить, повернуть экипаж влево и избежать столкновения.
  Я стоял на коленях и с трудом сдерживал кашель, чувствуя, что если не удержусь, то вместе с кашлем уйдут и мои легкие. Было невероятно плохо.
  Вышедший из кареты водитель в течение пары минут чрезвычайно виртуозно и с большой фантазией материл меня и всех моих родственников.
  К сожалению, как следует оценить красоту владения языком случайного знакомого помешала сильнейшая боль в животе. Я почувствовал, что умираю.
  Вместо меня грубияну ответил обруч:
  - Кончай разоряться, не видишь - человек к потусторонним демонам отчаливает. Не стой столбом, раскрыв рот. Ему срочно нужен лекарь. Помрет -смерть будет на твоей совести.
  - Да я его даже не коснулся. - возмутился водитель.
  - Это ты на имперском суде будешь доказывать. - хмыкнул Шерш. - Где тут у вас хороший лекарь?
  - Мэтр Рейгас, врач нашей семьи - один из лучших целителей Империи. - В голосе говорившего явственно прорезались нотки гордости.
  - Вези к нему. - велел обруч.
  Незнакомец, видимо, не привык к столь беспардонному обращению:
  - С какой это стати? Я лорд Торр из клана Торров. Мой отец министр Имперского совета... стоп, - тут он наклонился и поднял с мостовой один из мечей, которые я выронил при падении из воронки.
  - Орденский, - ахнул молодой лорд Торр. - с клеймом. Так ты охотник? Но почему без плаща? - он на секунду задумался. - Хорошо, я отвезу вас к лорду Рейгусу и попрошу принять без очереди. Но в качестве вознаграждения за эту услугу с вас история: расскажете как к вам в руки попали два охотничьих меча с клеймом.
  Я в ответ смог только жалобно промычать, показывая какой хреновый из меня рассказчик.
  - Да нет, ты молчи и постарайся не умереть, - усмехнулся водитель, помогая мне встать и устроиться в карете на удобный диванчик из белой кожи. Рядом он положил мечи и заплечный мешок.
  - Рассказывать будет твой чересчур болтливый артефакт.
  Пока мы ехали до лекаря, Шерш вдохновенно и очень красочно врал про эпическую битву охотников и злобных демонов, в которой единственному выжившему свидетелю, то есть мне, умирающим охотником было поручено спасти от нечистых рук сокровище Ордена - мечи.
  Лорд Торр глубокомысленно кивал, управляя экипажем. Судя по всему, он не верил ни единому слову обруча, но так как тот рассказывал очень увлекательно, не высказывал никаких возражений.
  Из окон кареты виднелся великолепный, роскошный, процветающий мегаполис, но мне было слишком плохо, чтобы я мог оценить окружающие красоты по достоинству. В животе начал разгораться чрезвычайно болезненный пожар.
  Я приналег на правильное дыхание: вдох-выдох, представляя как меня наполняет золотистое свечение положительной исцеляющей энергии. Мне немного полегчало, но не надолго, так как яд успел добраться до желудка.
  Пару минут я мужественно боролся с тошнотой, но оказался слишком слаб и не устоял, залив содержимым своего желудка белоснежное кожаное кресло кареты.
  Во мне едва успело возникнуть желание умереть со стыда, но лорд, обернувшись, усмехнулся и сказал успокаивающе:
  - Карета оснащена хорошей бытовой магией. Не парься.
  И в самом деле, через несколько секунд белоснежная обивка чудесным образом очистилась, а затем пропал и мерзкий рвотный запах, сменившись на приятный свежий солено-морской.
  - Ты, видимо, из совсем неразвитого мира, - весело предположил водитель, - У нас на все машины такие прибамбасы ставят уже минимум как сотню лет.
  Очищение желудка немного улучшило мое самочувствие. Я даже смог рассмотреть приборную доску кареты на магическом движителе (так и хочется назвать ее автомобилем) и подивиться отсутствию руля и обилию кнопок и всевозможных индикаторов.
  - Шерш, - мысленно спросил я. - на чем эта машинка ездит?
  - Экологически чистый двигатель в отличие от ваших примитивных бензиновых. В качестве топлива используются отходы жизнедеятельности горных козлов джонго. В империи их специально выращивают. Шучу-шучу. Вода и артефактная магия. Подробнее объясню как-нибудь потом. Ты сейчас больной, все равно не поймешь.
  Экипаж остановился возле роскошного трехэтажного особняка.
  Возле парадных дверей толпилось довольно много людей (видимо, потенциальных пациентов знаменитости).
  Лорд Торр помог выбраться из кареты, взял мои пожитки и повел, придерживая за локоть, чтобы не упал, к небольшой неприметной двери сбоку. Нажал на кнопки в стене в определенной последовательности, и мы вошли в небольшое уютное помещение с парочкой диванов, на один из которых я немедленно упал, мечтая на нем и помереть.
  Спустя минуту в комнату вошел целитель: синяя мантия, седая борода, крайне недовольный взгляд:
  - Деррик, когда ты, наконец, перестанешь таскать ко мне своих друзей-подранков? Если уж у них не хватает мозгов избежать дуэли, то пусть хотя бы научатся держать меч... стоп, - отчитывая юного лорда, целитель параллельно запустил в меня сканирующее заклятие. Результат его поразил и разгневал, - это кто же смазывает свой клинок противооборотневым ядом? Совсем молодежь про правила чести забыла. Странно, что парень все еще жив, яды у охотников отменные. Обычных людей валят за несколько секунд... хотя парень не так-то прост. Кажется, он не человек. Очень любопытно - никогда в жизни не видел такого странного рисунка заражения. Это не оборотень и не вампир... Кто же ты, загадочный незнакомец, подыхающий на моем диване?
  - Он метаморф... по крайней мере частично. - подсказал Шерш.
  Подданные империи Тхаа выразили свое удивление очень громкими и чрезвычайно цветистыми ругательствами. Целитель благодаря большому жизненному опыту выдал настоящее произведение словесного искусства. Жаль, что из-за помутнения рассудка мне не удалось запомнить его дословно.
  -Деррик, ты извини, но я буду вынужден наябедничать твоему отцу, что их сын стакнулся с Повелителями тьмы. - с явным сожалением и неодобрением в голосе сказал целитель.
  - я не знаю этого парня, мэтр, - молодой лорд сильно побледнел. Видимо, своего родителя он побаивался. - Он ко мне под колеса из дальнего телепорта вывалился. С орденскими мечами.
  - Деррик, мальчик мой, а ты в курсе как можно добыть орденский меч с клеймом гильдии? - опасно ласковым голосом спросил Рейгус. - Твоей семье проблем с Орденом не хватало? Внутриимперских интриг маловато?
  - Да знаю, мэтр, что такое оружие отдается только вместе с жизнью. - сердито отмахнулся молодой аристократ. - но что мне было делать? Бросить его на тротуаре подыхать?
  - Орденский меч можно также отобрать у твари, убившей охотника, - сердито сказал я, рванув ворот плаща и показывая цепочку с четырьми острыми клыками. По одному за каждого конченного мною мета. Первого мета, встреченного в питерской подворотне, я тоже записал на свой счет...
  - Вы в курсе, что лечение стоит денег? - спросил слегка сконфуженный целитель.
  Я вытащил из походного мешка кошелек и швырнул мэтру. Тот с похвальной ловкостью поймал, изучил содержимое и уже с гораздо большим радушием произнес:
  - Здесь более чем достаточно... я исцелю тебя. Кертис, - позвал он, хлопая в ладоши.
  На пороге комнаты спустя десять секунд материализовался молодой парень в белой мантии и с разгильдяйской физиономией.
  - Кертис, - сказал мэтр строго. - у меня неожиданно возникла очень срочная и важная операция, поэтому на тебя ложится прием всех пациентов в течение ближайших суток. Только постарайся воздерживаться от шуток с клиентами. Лорд Торрик уже замучил меня просьбами извлечь из него грудную жабу. Зачем было так шутить с почтенным сенатором?
  - Лорд слишком скуп. - покаянно хихикнул молодой маг. - я всего лишь сделал предположение, что его хорошему самочувствию мешает большая жаба, которая давит на грудь.
  - Ты не хуже меня знаешь, что жадность не лечится. И лучше не шути с клиентами... по крайней мере с теми кто не понимает шуток.
  Кертис поклонился и растворился в воздухе.
  -Позер, - неодобрительно хмыкнул мэтр.
  -Пройдем в мою заклинательную комнату. Она же моя операционная для особо сложных случаев. - сказал целитель. - в этой комнате недостаточно сильная концентрация потоков энергии. Для успешного лечения мне придется задействовать все, что у меня есть.
  -Мэтр, ваш пациент из немагического мира. - подал голос Шерш. - Учтите это при исцелении.
  - Дрехх нарш верр дерц, - выругался мэтр, сразу же сделавшись задумчивым.
  - Шерш, - тихо шепнул я. - а какая разница?
  - Твое тело не привыкло к магии. Жители магических миров с рождения получают сродство с магией, которое в течение их жизни только крепнет, а ты ... вполне можешь загнуться в процессе операции от чересчур сильных потоков энергии.
  - Ничего страшного. Значит операция по извлечению яда продлится подольше, только и всего- сказал Рейгус, повеселев. Он быстро успел пересчитать силу безопасного воздействия и поменять план лечения. - Буду работать в максимально щадящем режиме. Прежде чем приступить, я должен еще что-нибудь знать?
  - За вашим пациентом охотятся...
  - Те же кто его инфицировал? - предположил мэтр. - а собственно говоря зачем?
  - Я орденский исследовательский артефакт. Изучаю развитие инфекции. Передаю информацию охотникам. Метаморфам это не нравится.
  - А ведь и правда. Повелители наименее изученная нечисть во всех Сопредельных мирах. Значит они не хотят, чтобы охотники вызнали все их слабые места, а потому должны прикончить этого молодого человека как можно скорее? Как они ищут твоего подопечного?
  Хорошо еще не сказал подопытного.
  - Не знаю. - будь у ошейника плечи он бы ими пожал. - чуют как-то. Но ни механизм, ни способы блокировки этого умения пока неизвестны.
  Медик задумался:
  - Включу вокруг дома Сферу Отрицания. Вдруг поможет? Кстати, Деррик. - сказал он молодому лорду. - Ты можешь ехать куда изначально собирался. Твоему новому знакомому лечиться минимум сутки, а тебе здесь пока все равно делать нечего.
  - Поеду на бал во дворец. - хмыкнул Деррик. - А завтра заеду проведать вашего пациента. Удачи тебе, Вит. Надеюсь ты выживешь и сможешь угостить меня ужином в знак благодарности за помощь. - он подмигнул мне и вышел.
  Операционная мага-целителя очень сильно отличалась от подобных помещений наших родных советских больниц.
  В центре особняка находились два огромных прозрачных шара, один внутри другого. Между стенками шаров плескалась вода, плавали рыбки, а внутри размещалась маленькая комната.
  - Похоже, мэтр Рейгус, маг воды. - предположил я когда мое удивление от увиденного немного прошло.
  - Целители почти всегда вода, - наставительно сказал Шерш. - реже земля, очень редко воздух... и никогда огонь.
  Мы прошли сквозь открывшуюся по знаку целителя дверь внутрь шаров.
  Меня сразу же захлестнула чистая светлая гармоничная и целительная энергия воды. Измученный израненный организм запел от радости.
  - Это хорошо, что ты так сильно восприимчив к воде, - обрадовался целитель. - будь ты огонь, я бы смог только облегчить твои страдания. Ложись на ковер в центре комнаты и постарайся максимально расслабиться. Будем чистить организм от яда. Дело прямо скажу не простое, так как он уже успел очень глубоко проникнуть внутрь организма. Тебе крупно не повезло, потому что яд орденский, а алхимики охотников свое дело знают. Хорошо еще, что его рецепт довольно старый, и лечение мне известно. Он, если тебе интересно, двусоставный. Магико-алхимический. Алхимический элемент поражает твой организм (по сути это обычный яд, только очень сильный), а магический элемент бьет по твоему Дару, по магической части, не позволяя задействовать режим регенерации. Очень скверная штука. Во всей Империи кроме меня еще только с десяток целителей смог ли бы с ним совладать. Выпей вот этот напиток. Это настой из эльфийского меллорна. Чудодейственное лекарство, позволит тебе дожить до конца операции, притупит боль.
  Напиток был вкусный, напоминающий земное мохито, отчетливо чувствовался лайм, мята и что-то еще.
  Через несколько минут боль в желудке утихла, а я погрузился в полусон-полуявь с открытыми глазами. Само лечение вспоминалось урывками.
  Рейгус сидел рядом на коленях, мерно покачивался, пел что-то на тягучем неизвестном языке и водил руками над моим телом. Из его ладоней шел яркий белый свет, очищавший ауру от всего черного, чуждого и удалявший из тела грязь.
  Затем мэтр снял с меня одежду выше пояса, размотал бинты, разорвал сшитую лекарем-арштекк рану и стал тщательно промывать внутренности в тазике с водой, говоря при этом что-то очень энергичное. Этого языка я тоже не понимал.
  - Это местный диалект империи Тхаа. Однако, как он блохастого медика кроет ты бы знал. - восхитился Шерш. - тот, конечно, красавец, умудрился зашить рану, не почистив как следует твои внутренние органы.
  Рейгус достал острый нож и стал, ругаясь, вырезать что-то из моих кишок, затем, почесав затылок, отрезал едва ли не половину из них со словами:
  - Зачем ему столько? Явный архаизм.
  Тоже самое он сделал и с аппендиксом, все порезы тщательно зашил.
  Спустя много часов мэтр вытер пот со лба и сказал:
  - Вроде бы все. Больной уже должен исцелиться... Но почему-то еще болен. Неужели что-то напутал в рецептуре или в последовательности лечения? Да нет. Семь раз все перепроверил. Это же орденский яд. Старый добрый, который я изучал на третьем курсе Университета...курсовую даже по нему защитил.
  - Боюсь, что не совсем тот, мэтр, - деликатно вмешался Шерш. - у этого структура немного другая, перепутанная. Похоже, что кто-то серьезно поработал над модернизацией яда. Так чтобы обычное лечение не срабатывало.
  - Дерш арш такк. И что же прикажешь делать?
  - Попробуйте напоить его драконьим корнем, - посоветовал обруч.
  - Целебные свойства драконьего корня народная молва незаслуженно преувеличивает, коллега... хммм, - Рейгус смутился, сообразив, что назвал коллегой артефакт. - Но с другой стороны: почему бы не попробовать?
   Мэтр хлопнул пару раз в ладоши и у него в руках оказалась склянка, в которой плавал корень, похожий на земной имбирь или женьшень.
  - Выпей-ка это до дна. Надеюсь, твой артефакт прав...иначе придется поэкспериментировать на тебе в поисках противоядия. У меня семь тысяч различных эликсиров. И далеко не все из них вкусные и безопасные.
   Настойка имела имбирный привкус и произвела в моем желудке эффект похожий на взрыв гранаты. Меня выключило из реальности.
  
  
  
   Очнулся я под негромкую размеренную беседу. Обруч и Рейгус спорили о том как лучше лечить укус вампира. Так чтобы укушенный исцелился и остался нормальным человеком.
  Шерш предлагал лечить серебром и осиной, а мэтр как представитель вавилонской целительской школы ратовал за переливание крови и очищающие эликсиры.
  Самое смешное, что услышав про серебро и осину как способ исцеления вампира-неофита, я сначала решил, что результатом подобной процедуры должна стать неминуемая смерть пациента. Ничего подобного. Молодых вампиров орденский настой из чеснока, осины и серебра превращал в обычных людей, без остатка вышибая заразу. Правда лечение это было чрезвычайно болезненным, не все его выдерживали.
  Целитель утверждал, что переливание крови гораздо гуманнее, так как пациенту не приходится в течение месяца чувствовать как по его венам течет 'расплавленное серебро'.
  Гуманность вещь чрезвычайно хорошая, но где в отсталых мирах найти 100 литров свежей подходящей к переливанию крови? - спрашивал ехидный Шерш. Одно дело, что ее можно без проблем купить в Вавилоне, с некоторыми затруднениями в столицах империй, а что делать укушенному в захолустном мире?
  - ооо, мой пациент очнулся, - весело удивился Рейгус. -а я думал, что помрешь. Даже начал прикидывать какие опыты смогу поставить на твоем хладном трупе. Ты даже не представляешь сколько пользы смог бы принести развитию магической науки.
  - Доктор, давайте лучше принесу пользу лет этак через 100-150? - предложил я. - а если вы сделаете хорошую скидку на стоимость лечения, то обещаю завещать свои старые кости вам на опыты.
  - Идея хорошая, - похвалил Шерш. - но прибережем ее для следующего раза. Мэтр Рейгус любезно согласился дать 99% скидку в обмен на копию собранных мною наблюдений о развитии метаинфекции.
  - Кроме того с меня еще солидный и довольно недешевый запас алхимических зелий. - проворчал Рейгус. - умеешь же ты торговаться, металлический жулик.
  - На том стоим. - гордо ответил Шерш. - зато вы стали обладателем эксклюзивных данных.
  Я сильно удивился:
  - Ты чего это секретными сведениями начал торговать, железяка? В переплавку захотел?
  -Сила метаморфов в их скрытности, ученик, в умении напустить туман. - объяснил Шерш. - чем быстрее мы развеем их завесу секретности, тем слабее станет наш враг. Неизвестное всегда пугает, Вит.
  - Так эти данные я мог получить бесплатно? - нахмурился целитель.
  - Бесплатно только вампиризмом заразиться можно, мэтр, - бодро ответил обруч.- информация о метаморфах когда-нибудь распространится по Сопредельным мирам, но вы-то будете первым за пределами Ордена кто ее получит. Подумайте насколько прибыльно вы сможете ею распорядиться.
  Рейгус зажмурился, словно довольный жизнью кот, очевидно прикидывая кому и за сколько он сможет перепродать информацию о метаморфах.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил целитель, сканируя меня исследующим заклятием.
  - Некоторая слабость и сонливость, а в целом нормально. - ответил я прислушавшись к своим ощущениям.
  - Мое заклятие говорит тоже самое, ты здоров как горный слон - подтвердил мэтр.
  - Тогда легкий завтрак и в путь. - предложил Шерш.- Мы и так чрезмерно злоупотребили гостеприимством уважаемого мэтра. Как бы нам не втравить его в неприятности.
  Рейгус задумчиво почесал кончик своего носа:
  -Надо бы посоветоваться с Кертисом.
  Заметив мое удивление, целитель пояснил:
  - Он не мой ученик, а студент-старшекурсник, присланный из Вавилонского Университета на практику. Очень талантливый парень. Будущий архимаг-артефактник, если не прибьют раньше времени за его проказливость. У него очень светлая голова в различных интересных усовершенствованиях.
  Рейгус хлопнул в ладоши, повторил заклинание призыва и стал вводить в курс дела телепартировавшегося в операционную студента.
  Проказливое выражение на его лице сменилось вдумчиво-серьезным.
  Выслушав информацию, он деловито затребовал у обруча все имеющиеся данные на метов.
  Шерш заворчал, что бесплатно оно...
  Кертис обрадовано кивнул головой:
  - Совсем забыл. Мои услуги как консультанта будут стоить 20 вавилонских золотых.
  - Чегоооооо? - возопил обруч.
  - Ладно 15... ну хотя бы десять. Знаете какая у студентов бедная жизнь? - жалобно забубнил Кертис.
  - Хорошо, - заскрипел от досады Шерш. - только информация о метаморфах передается без права распространения.
  Студент достал из кармана свиток, открыл его, расправил примятости, и я с удивлением увидел как по поверхности забегали буквы, цифры и какие-то диаграммы.
  - Планшетный компьютер, - подумал я. - Магпед 333-В.
  - Очень любопытно сказал Кертис, закончив читать. - оказывается, не такие уж они и непобедимые... ну что могу вам посоветовать, господа... судя по всему, сфера отрицания блокирует запах метаморфа. По крайней мере, до какой-то степени. Можно соорудить для Вита персональную сферу. В принципе подобный артефакт будет стоить не так уж дорого. Смогу собрать за полдня.
  - Но ведь сфера отрицания не дает возможности совершать прыжки. - удивился я. - Или я что-то путаю?
  Все присутствующие посмотрели на меня как на ... умственно отсталого ребенка.
  - При прыжках сфера обычно отключается, Вит.- деликатно пояснил Шерш.
  - Еще могу сделать десятка три двойников-призраков, если мэтр поделится операбельными остатками пациента. Раскидаем их по соседним мирам. Если я правильно понял механизм чутья тварей, это должно их всерьез запутать. Призраки займут еще пару часов, а все вместе будет стоить ... - он поколдовал над своим магпедом и показал итоговую цифру.
  - Грабеж средь бела дня. - возмутился Шерш.
  - Вовсе нет. Всего лишь попытка использовать по полной ваше бедственное положение. - весело возразил Кертис и добавил гордо. - Артефактники моего уровня в Империи завалены заказами на год вперед, так что вам некуда деваться.
  -А почему ты сам не завален работой? - удивился я. - раз ты настолько крут?
  Все опять посмотрели на меня... изумленно. Мол, откуда такие берутся? Где их выращивают?
  -Вит, в сопредельных мирах риск качества магических услуг и артефактов лежит на покупателе. Это базовое незыблемое правило, так как магия вещь не всегда предсказуемая. Если ты купил у студента или мага-недоучки по дешевке артефакт, а тот скажем, вместо вечной молодости или неутомимости в постели, оторвал ... ммм. ..руки, то это твой риск и твои проблемы. Новичкам, даже очень талантливым, очень сложно пробивать себе дорогу в жизни в магических мирах. Поэтому Кертис и сделает все необходимое за пятую часть стоимости от первоначально заявленной.
  Далее пошла довольно долгая и нудная перебранка относительно цены работы, приводить которую здесь не вижу смысла. Может быть когда-нибудь я издам книгу 'Вавилонский язык. Разнообразие ругательных образов'. Там и приведу этот спор практически полностью без купюр. Ни Шерш, ни студент в выражениях не стеснялись. Я, конечно, еще мог хоть и с трудом представить, что Кертис может быть плодом запретной любви горного тролля-вонючки и пустнынной крысовыдры, но как металлический обруч может быть продуктом жизнедеятельности болотной жабы-хохотуна фантазия мне отказала.
  В итоге стороны договорились, и часть содержимого из мешочка, данного взаймы герцогом-арштекк , перекочевало в качестве аванса в карманы студента.
  Тот сразу же рванул на магический базар в поисках необходимых для изготовления артефактов ингридиентов.
  -Пока он занят предлагаю позавтракать, - предложил целитель. - А заодно я расскажу тебе очень интересную технику расслабления и собирания энергии. Охотники вряд ли тебя такой обучат, а так как ты вода, то тебе она подойдет едва ли не лучше любой другой.
  Наверняка, тебя уже научили, что нужно через дыхание наполнять свое тело, свою ауру светлой теплой энергией? Очень хорошее упражнение, только для людей воды лучше его делать, находясь на берегу океана, слыша плеск волн, вдыхая морской соленый воздух... ну или по крайней мере представляя себе это.
  Даже в середине пустыни твоя сильная связь с водной стихией поможет восстановиться быстрее.
  - Значит медитация под шорох волн? - уточнил я и тут же попробовал. Как говорил Шерш: 'Продвинувшийся на пути самосовершенствования выходит из медитации только в одном случае. Хотя даже в этом случае он продолжает медитировать'.
  Созерцание бьющихся о камни штормовых волн с не бывалой скоростью стало наполнять меня энергией. Никогда в жизни не чувствовал себя таким сильным и одновременно расслабленным.
  Я поблагодарил мэтра. Эта методика в самом деле была очень ценным подарком.
  Мы позавтракали. Сам целитель съел что-то довольно плотное, обильное, мясное и явно очень вкусное, а мне предложил нечто в маленькой тарелке похожее на манную кашу.
  - Тебе лучше день-другой воздерживаться от обильных трапез. Поберечь желудок и кишки.- наставительно сказал он. - а мне наоборот. Я слишком сильно выложился во время исцеления.
  
  
  Кертис появился к вечеру. Усталый как собака, но крайне довольный собой.
  Он потребовал еду и бокал вина, отказываясь говорить пока не поест и не выпьет.
  - Кто бы мог подумать, что здесь такой бедный магический рынок. Самые элементарные вещи или просто отсутствуют, или стоят безумных денег. - сказал студент, опустошив свою тарелку. - Пришлось поднапрячь свои мозги. Чтобы вы без меня делали?
  Сфера отрицания получилась с простым управлением. - он протянул мне кулон на серебряной цепочке. - Красную кнопку вжимаешь - работает, отжимаешь - выключается. Извини, но мысленное управление, как и команда голосом не влезли в скудную смету. Управляющий контур должен обладать зачатками ИИ. А это в такой захолустной дыре как Тхаа стоит больших денег.
  Студент явно оправдывался, но я как человек не избалованный чудесами лишь махнул рукой:
  - Лишь бы работала.
  - Хочешь проверить? Надень на шею и включи.
  Я так и сделал: меня накрыла полупрозрачная сфера, мигом приглушившая все звуки.
  Мэтр и студент обошли вокруг несколько раз, аккуратно потрогали энергетическую стенку, затем переглянулись. Рейгус одобрительно поднял большой палец вверх. Мол, отличная работа.
  Я выключил сферу.
  Студент стал объяснять:
  - Питается она от стандартного кристалла энергии. Того что вставлен в артефакт хватит на неделю непрерывной работы. Когда сдохнет - поменяешь. Там нет ничего сложного. В крайнем случае обруч тебе поможет. Что касается призраков, то из-за жесткой экономии бюджета пришлось сделать их простейшими. Без ИИ-контуров. Поэтому я буду их запускать по три-четыре каждый день в соседние миры. Дней десять твои враги побудут в легкой растерянности, гоняясь за миражами. Когда я смогу получить оставшуюся часть своего вознаграждения? - спросил он деловито.
  Я протянул причитающееся ему вознаграждение.
  Кертис сразу же повеселел:
  - В пивной мне снова откроют кредит, да и к девочкам мадам Баттерфляй я давненько не заглядывал. Чудесные там крошки, но уж больно златолюбивые.
  Мэтр принес довольно вместительный мешок наполненный всяческими алхимическими гнусностями. Воняли они преизрядно.
  - Это все что я смог достать в столь короткое время. Интересный список затребованных ингридиентов. Уважаемый Шерш, хочет видимо изготовить орденский коктейль скорости?
  - Нет - проворчал Шерш. - пилюли от запора.
  - Да я в курсе, что формула коктейля великий орденский секрет. - рассмеялся целитель. - как и цвет белья ваших вождей. Просто для вавилонян ваши тайны это даже не вчерашний день. Они на столетия опередили орденские разработки. Я могу подсказать рецепт коктейля без вредных последствий.
  -Уважаемый Рейгус, - едко с явной насмешкой ответил обруч. - Все мало-мальски интересные разработки Вавилона охотники изучают чрезвычайно внимательно. Даже те, что не предназначены для открытого доступа. Вавилонский рецепт не имеет побочных эффектов, но он дает на четверть меньше прибавки к силе и на треть к скорости.
  Если охотнику пить безопасный коктейль, то с одной стороны больше возможностей на здоровую полноценную старость, а с другой стороны дожить до пенсии шансов почти не остается.
  А орденский коктейль хотя и очень вреден, но позволяет не уступать в скорости нечисти. Нуу почти не уступать. И так среди охотников до старости доживают считанные единицы.
  - Я могу помочь изготовить коктейль, - мягко сказал Рейгус. - Ваш подопечный даже под вашим руководством может потерпеть неудачу. Здесь требуется опытный алхимик... вроде меня. В Вавилонском университете довольно подробно изучаются орденские коктейли.
  - Сделайте, мэтр, - попросил Шерш. - только самый мощный...
  - тот что у вас называют 'отрыжка пьяного орка'?
  Обруч подтвердил, крайне недовольный тем, что секреты Ордена изучаются тысячами студентов Университета.
  - Надо бы поблагодарить Деррика. - вспомнил я. - Он обещал заехать.
  Рейгус задумался:
  - Чтобы с ним связаться и спросить где его огненные демоны носят придется снять сферу отрицания. А это опасно. Поблагодаришь через амулет связи перед самым прыжком.
  
  Рейгус удалился в свою лабораторию ваять коктейль, а мы со студентом умяли остатки ужина. Я, помня предупреждения мэтра, старался есть умеренно, а Кертис как молодой растущий организм мял за четверых.
  Во время трапезы студент рассказывал мне о Вавилоне, о башнях магов, о летающих дворцах, о всевозможных чудесах великого города. Мне безумно захотелось попасть в этот мир ожившей сказки.
  Я в свою очередь кое-что поведал о своем немагическом мире.
  Студента очень сильно заинтересовало как люди справляются без магии, как мы смогли выстроить достаточно развитое общество, не используя тонкие энергии.
  - Надо будет побывать у вас. Посмотреть что и как. А то в сопредельных мирах люди чрезмерно избалованы магией. Вместо того чтобы напрячь собственные мозги и руки, всякий раз бегут к магу.
  Мэтр принес три бутыля с запечатанными пробками, но запах от них все равно был очень... живой и едкий... чрезвычайно бодрящий.
  -Дайте угадаю. Именно из-за запаха у коктейля такое веселое название? - поинтересовался я, стараясь дышать через раз.
  - Запах как раз еще ничего. - жизнерадостно ответил Рейгус. - а вот на вкус это действительно дрянь...Больше половины бутыля за раз лучше не выпивать.
  Шерш саркастически хмыкнул:
  - Иногда и целого бутыля мало. Если, скажем, разоряешь вампирье гнездо. Но нам пора прощаться. Спасибо, мэтр, за помощь.
  - не за что. И вот, что, Вит. - сказал целитель после некоторого раздумья. Он говорил медленно, тщательно подбирая слова. - впереди тебя ждет очень нелегкая дорога. Будем надеяться, что достаточно долгая. Нашу Вселенную сотворил Создатель. Обитаемых миров и живущих существ невероятное множество, Творец чрезвычайно занят, но, говорят, иногда он отвечает на сильные призывы и в реально тяжелых ситуациях приходит на помощь. В самый последний час в самую страшную минуту. Главное искренне всей душой просить о помощи. Если такой момент настанет, не забудь воззвать к Нему. Вдруг поможет...Я сейчас сниму сферу отрицания и 'позвоню' молодому лорду Тору.
  
  Мэтр достал большое блюдо, поводил над ним рукой:
  - Алыма колыма, абракадабра, Деррик, отзовись.
  В тарелке появилось слегка подернутое рябью изображение иолодого аристократа.
  - Добрый день, мэтр. Извинитесь за меня перед Витом. Дело чести. Если мой друг победит, то будет праздничная пирушка, на которой мне нужно будет присутствовать. А если его подранят, то придется вас тревожить. Поэтому, надеюсь, что сегодня у вас не буду.
  - Опять дуэль? Опять секундантом? - с сарказмом спросил Рейгус.
  -Да, мэтр, - покаянно пожал плечами Деррик.- я не смог отказать другу в помощи.
  - Ладно. В конце концов, это твои дела. Вит через минуту покидает наш мир. Он хочет поблагодарить тебя.
  - Надеюсь, он не отчаливает в лучший мир? - усмехнулся молодой лорд.
  - Уж лучше в лучший чем к подземным демонам. - ответил я, придвигаясь к тарелке поближе, и поблагодарил Деррика за оказанную помощь и выразил надежду когда-нибудь вернуть долг ответной услугой. На что молодой аристократ посоветовал мне по возможности не впутываться больше в неприятности и пожить подольше. Мол, для него это было бы вполне хорошей наградой. А то глупое это занятие - помогать людям, которые на следующий день ломают себе шею.
  Мэтр согласился, а когда блюдо погасло, добавил недовольно:
  - Эти идиотские правила чести. Деррика всегда чрезвычайно охотно берут в секунданты , так как согласно правилам Дуэльного кодекса именно секундант обязан позаботиться о раненых. Естественно, что парень тащит своих друзей-подранков ко мне... а у меня репутация одного из лучших целителей этой страны. Правда, надо признать, Торры всегда щедро оплачивают эти счета чести. Они богатая семья.
  Мэтр снял со своего дома 'сферу отрицания', Шерш открыл воронку перехода и я, попрощавшись, шагнул в холод междумирья.
  Прежде чем исчезнуть из этого мира я услышал:
  - Мэтр, к вам лорд Вейко Сюскель, влиятельный владетель Рокси.
  И усталый вздох целителя:
  - Как же он мне надоел!!!
  
  
  - Здесь чужаков из других миров недолюбливают... Мягко говоря... их сжигают на кострах, если ловят. Поэтому веди себя максимально тихо и незаметно, и постарайся не чудить. Я наброшу на тебя морок сельского паренька. Слегка кривого и рябого. Это чтобы ты за девками не бегал. Это чревато или браком, или мучительной смертью. Народ тут простой, грубый, глупых шуток не понимает, нравы патриархальные.
  Я равнодушно пожал плечами:
  - Учитывая, что в последние пару суток, я довольно активно двигался, а съел всего лишь маленький кусочек валяного мяса, жесткого как подошвы моих сапог, то я с большим удовольствием обменяю самую красивую девушку на хорошо прожаренный стейк и кружку пива.
  - И этого олуха я пытаюсь наставить на путь совершенствования? - горестно возопил обруч.
  - Ты прав, железяка. Что-то я погорячился. Забудем про еду. Где тут, говоришь, водятся легкомысленные девушки? - я взял ладошку под козырек и стал высматривать таковых в бескрайних полях. Увы, не узрел, зато заметил дорогу, выложенную желтым кирпичом.
   - ххыы, - произнес я и натурально завис.
  - Ну, что Элли, бери Тотошку и пошли в Изумрудный город к мудрому Гудвину? - весело предложил Шерш, знавший благодаря Интернету всю земную литературу.
  - Так как псина куда-то подевалась, то лучше двинем в ближайшую по курсу харчевню.
  - Думаешь, повар как раз сейчас делает из него рагу? - предположил обруч.
  - Я так голоден, что готов сожрать и сырую крысу, - серьезно сказал я, - а хорошо прожаренный Тотошка вообще пойдет на ура.
  Я говорил правду. Неуместной едой меня уже давно было не пронять. В Сопредельных мирах в качестве источника пищи использовались настолько странные животные и растения, каких в родном мире не вообразишь и по большой укурке.
  Так, например, в мире Трех черных лун я с аппетитом наворачивал мясного таракана 'тонго'. Правда это было до того как 'добрый' Шерш мне растолковал красочно и в деталях, что такое мне подали в таверне.
   Справившись с тошнотой, я поблагодарил Шерша за столь ценную, а главное своевременную информацию, и доел-таки блюдо. Всемогущий создатель, печеная тараканина в остром пряном соусе была одной из самых вкуснейших вещей, какую вообще доводилось пробовать в жизни.
  Я подошел к дороге. При ближайшем рассмотрении она оказалась не кирпичной, а обычной грунтовой, посыпанной желтым гравием.
  - Вот так всегда красочные миражи на поверку оказываются пустой обманкой, - разочарованно резюмировал я. - Куда мне идти? Налево или направо?
  -Направо лежит небольшой город. Всего-навсего в четырех часах быстрой езды верхом на бурьбоу. Налево в двадцати минутах ходьбы большое село, где проходит знаменитая в округе ежегодная ярмарка.
  - Так как вокруг не видно станций по прокату бурьбоу, то пойдем на ярмарку. Ярмарка - это всегда свежая еда и вкусные горячительные напитки, - с энтузиазмом решил я.
  - Вообще-то ярмарки это место где умные люди делают бизнес, - наставительно сказал обруч, - впрочем, олухам этого не понять.
  Спустя пятнадцать минут я увидел очертания села. На окраине было разбито несколько десятков шатров, между которыми деловито сновали степенные бородатые крестьяне, азартно торговавшие скотину, похожую на земных верблюдов, только с рогами и когтистыми лапами, но такую же меланхолично задумчивую. Впрочем, эта ленивая неподвижность оказалась ложной: одна из скотин ловко поймала бежавшую мимо степную крысу и тут же сожрала, продемонстрировав огромные острые зубы.
  - Ничего себе вьючное животное, - ошарашенно подумал я.
  -Это и есть бурьбоу, - охотно пояснил обруч, - крестьяне используют их не только как тягловую силу и источник мяса и молока, но и как защиту от диких животных и грабителей. Кстати, по местным традициям мужчина, обесчестивший девушку и не женившийся на ней, скармливается этим милым зверькам.
  - Дай угадаю. Здесь мало неженатых мужчин, - усмехнулся я.
  - Среди живых и совершеннолетних отсутствуют полностью.
  Увидев шатер, под которым кормили и наливали, я потопал к нему осторожными зигзагами, стараясь обходить вьючных зубастых на безопасном расстоянии.
  Обменяв серебро на еду и напиток, я спрятался за угловой столик и воздал должное богу обжорства. Слабоалкогольный напиток был чрезвычайно вкусен и напоминал яблочный сидр.
  - Не злоупотребляй здесь выпивкой, - предостерег Шерш, - она здесь только на первый взгляд слабая. А так... ударит в голову и потом будешь утром мучительно вспоминать как так вышло, что начал вечер ухаживанием за хорошенькой девушкой, а проснулся в постели с ее бабушкой.
  Я на всякий случай отставил кружку недопитой.
  Впрочем, от неприятностей меня это не спасло.
  За соседний столик сели со стаканами сока две молоденькие прехорошенькие девушки, одна брюнетка, а вторая светловолосая и синеглазая. Я встретился с нею взглядом и подмигнул.
  - Вынужденный брак, Вит. Всю оставшуюся жизнь убирать навоз за бурьбоу, - ехидно напомнил мне Шерш.
  Я встряхнул готовой, отгоняя наваждение, но от девушки оказалось не так-то легко избавиться.
  Она сама подошла к моему столику и спросила, мило краснея от смущения:
  - Вы нездешний, молодой господин? Меня зовут Терри. Каждое новое лицо в нашем селе праздник куда больший, чем ярмарка. И куда более редкий.
  - Скажи, что из города, - быстро подсказал обруч. - Тогда она отвяжется. Местные крестьяне недолюбливают городских, считая нечестивцами.
  - Из города, прекрасная леди, - я улыбнулся, - решил посмотреть на вашу знаменитую ярмарку. Слышал много хорошего.
  - У нас скучно, - решительно возразила Терри, - ничего интересного. Вот город это да...сколько себя помню - всю жизнь мечтала жить в городе... подальше от навоза и бурьбоу. В этом шатре сегодня вечером будут танцы. Приходи - я буду ждать, - девица одарила меня призывным взглядом и убежала к подружкам.
  -Вит, - напомнил мне Шерш, - чистка дерьма бурьбоу до конца жизни.
  - Да знаю, - отмахнулся я, - мне просто интересно....
  - Ты стал любителем фольклорных танцев? - едко усмехнулся обруч.
  - Что? - я засмотрелся вслед девушке, - да... вроде как....
  Очистив тарелку, я почувствовал себя сытым и решил пройтись по ярмарке в поисках диковинок. Иногда в таких захолустных мирах можно было купить настоящее сокровище за медный грош. Так мне говорил Шерш.
  - Странно, что местные чужаков не любят, а общаются на вавилонском - чужом для них языке, - удивился я.
  - Этот мир осколок некогда великой империи Ширр'т. Империи уже триста лет как нет, а язык, объединявший разные народы, остался; - объяснил обруч - империя тяжело разваливалась. С большой кровью и гражданскими войнами.
  По пути я зацепился с торговцем бурьбоу, и слово за слово, едва не купил пару ездовых, которые, по словам их хозяина, вполне были способны делать сотню километров за день. Если их вовремя менять и хорошо кормить.
  Остановил меня Шерш, мудро заметивший, что нам незачем делать такие дальние переходы, и что подобные твари во время переходов между мирами пугаются холода межпространства и рвут своего всадника на мелкие полоски.
  Торговец тут же предложил меня попробовать свежего молока бурьбоу. Всего серебрушку за кувшин. Несмотря на странный привкус, напиток придал мне невероятный прилив бодрости.
  - Очень хорошо, - сказал я хозяину хищных вьючных тварей.
  Он налил еще.
  - Повышает мужскую силу. У меня семеро детей, - сказал торговец гордо, и стал рассказывать про свое житье-бытье.
  И так увлекательно рассказывал, что к концу истории я поверил, что нет прекраснее во всей Вселенной участи, чем быть погонщиком бурьбоу.
  Расстались с общительным торговцем мы уже друзьями. Он одарил меня еще одним бурдюком с молоком (первые два были за деньги), а я вытребовал для него у Шерша простенький амулет исцеления.
  Обруч ворчал, что такого здорового кабана, вскормленного на молоке зубастых тварей, и файерболом не убьешь, но артефакт выдал.
  Местная дискотека запомнилась оригинальной музыкой, очень забавными танцами и синими бездонными глазами моей новой знакомой Терри. Вечер после нескольких бокалов вина логично закончился на сеновале в компании синеглазой, несмотря на все увещевания и стенания обруча.
  Последующие часы страсти тоже закончились вполне логично и согласно местным традициям: в сарай ворвался разгневанный папаша девушки, здоровый как медведь-гризли, трое братьев-бугаев (в качестве силовой поддержки) и некая личность в длинной белоснежной мантии с благообразным видом высокодуховного пройдохи. Видимо, здешний поп.
  Терри стыдливо прикрылась платьем, искусно изображая из себя скромницу.
  Священнослужитель напустил на себя вид доброго отеческого порицания, братья многообещающе чесали кулаки и нехорошо улыбались, а папаша стал разоряться о бесстыдном искусителе, совратившем его невинную доченьку, нежный цветок.
  Последнее, вернее, предпоследнее, меня возмутило. Терри была цветком очень нежным, но уже вполне опытным в искусстве любви.
  О чем я и сообщил папаше, надевая штаны.
  Почтенный родитель легкомысленной девушки взревел как медведь .
  Нет, в глубине души он, конечно, подозревал, что его дочь ... не подарок. Тем лучше, что попался этот городской простофиля. Он-то от брака точно не отвертится - читалось на простодушном лице крестьянина.
  Шерш ехидно засмеялся.
  - Молодой человек, - душевно начал священник, - вас поймали в компании с девушкой. У вас два варианта - или священные брачные пляски или желудки бурьбоу.
  На секунду мне сильно захотелось увидеть эти священные брачные пляски, но всю идиллию испортил обруч:
  - Извините, святой отец, но дальний путь зовет этого молодого юношу. Путь полный опасности и свершений, великих подвигов и страданий... в общем не до танцев ему... Вит, хватай мешок и мечи. Мы отбываем из этого гостеприимного мира, - и открыл воронку перехода.
  Мой неудавшийся тесть очухался от шока неожиданно быстро. Он завопил 'демоны!!!' и метнул в меня секирой. Слава создателю, промахнулся. Ждать прощальных приветов от братьев прекрасной Терри я не стал. Прыгнул в телепорт, оставив о себе на добрую память пару отличных почти неношенных сапог.
   - А теперь смотри в оба, - рявкнул мне под ухо Шерш, - я проложил проход без предварительного расчета. Мягкая посадка и безопасность окружающей среды вопрос удачи путешествующего.
  Я вылетел из воронки и упал на что-то твердое, больно ударившись ногой и локтями.
  Шерш зажег легкий свет, и мне удалось осмотреться. Я оказался в огромной пещере забитой золотом и драгоценностями.
  - что за...- слова застряли у меня в горле, так как я стоял нос к носу с огромным черным драконом. Он явно был не рад моему появлению.
  
  
  
  Дракон в течение нескольких секунд удивленно хлопал глазами, затем пришел в себя, пронзительно, как циркулярная пила, завопил: 'воры!!!! Ненавижу!!!' и пыхнул в меня огнем.
  Я зажмурился, готовясь ко встрече с Создателем, но пламя безвредно скользнуло по мне, не причинив вреда.
  Я проверил руки-ноги, затем ошарашенно уставился на дракона, тот на меня.
  - Чего стоишь как столб, дурень? Беги! - заорал Шерш. - Больше двух-трех попаданий я не выдержу. Драконье дыхание это почти чистая плазма.
  Я подпрыгнул и поскакал, петляя как заяц между горами сокровищ. Большая крылатая ящерица рванула за мной, возмущенно вереща и грозясь зажарить и съесть наглого вора.
  Хотя мне некогда было оглядываться по сторонам, но все же удалось заметить, что здоровый чешуйчатый гад успел немало скопить за свою жизнь.
  Шерш открыл воронку перехода прямо посреди груды золота, я нырнул в холод между-мирами, успев услышать гневно-обиженное:
  - 'Воры, ненавижу!!!'
  В телепорте выяснилось, что некоторую часть побрякушек из пещеры затянуло вслед за мной. Впрочем, как следует порадоваться этому не успел - в следующем мире меня ждало гов... болото, куда я смачно плюхнулся из перехода. В завершение к свалившемуся счастью тяжелая тиара больно стукнула по макушке.
  Я осмотрелся и у меня поднялось настроение: со стороны я выглядел наверное презабавно - по уши в грязи и золоте. Как рассейский олигарх.
  - Собери золотишко, - посоветовал Шерш. - В жизни пригодится.
  Я набил мешок наименее тяжелыми предметами (тащить на своем горбу скажем пудовую золотую чашу мне не улыбалось), кое-что взял в свой пространственный карман Шерш.
  И тут вдруг почувствовал как кто-то снизу начал заинтересованно щупать мои голые ступни.
  - Вытаскивай меня отсюда, железяка, иначе сейчас сожрут.
  - Опять наугад проход открывать, - пожаловался обруч, но портал активировал.
  Я вместе с мешком и мечами, по уши в гов... тине и грязи упал на огромное, с маленькое футбольное поле роскошное ложе, где двое увлеченно и страстно занимались любовью. Мужик телосложением мог бы поспорить с Конаном-варваром. Парочка приближалась к кульминации... словом, я здесь оказался совсем не вовремя.
  Несколько секунд потревоженные любовники ошарашенно таращилась на меня.
  Я чтобы разрядить ситуацию сказал дружелюбно:
  - Вы это... продолжайте, не обращайте на меня внимание, - и лишь потом понял какую брякнул глупость.
  Конан зарычал яростно: 'я убью тебя, демон, а твое чучело повешу над камином!' и ринулся к висевшему на стене мечу-бастарду.
  Девушка поспешила закутаться в простыню, что показывало, что в этом мире было не принято демонстрировать свое обнаженное тело кому попало.
  - Здравствуйте, - быстро сказал я разъяренному мужчине.- Прошу прощение за мое неуместное вторжение. Это произошло совершенно случайно. Абсолютно не хотел вас потревожить или каким-нибудь образом оскорбить.
  С тем же успехом можно было это рассказывать несущемуся навстречу паровозу.
  Меня в очередной раз спас обруч. Пока я упражнялся в бесполезном словоблудии, он подхватил стоящий в углу канделябр и стукнул Конана сзади по макушке. Тот, не выпуская из рук меч, рухнул на пол как подкошенный.
  Леди, испуганно глядя на меня, на всякий случай покрепче вцепилась в укутавшую ее простыню.
  - Ну чего ты тормозишь? - зашептал мне на ухо неожиданно проснувшийся мет, - раз лишил девушку любовника, значит сам и должен его заменить. Довести так сказать прерванное тобою действие до логического конца.
  Девушка была прехорошенькая, раздетая и целиком в моей власти. Гормоны, усиленные инфекцией, забушевали в крови.
  - Тьфу на тебя, извращенец, - отмахнулся я. - Леди, прошу прощение за доставленное беспокойство. Минуту назад уже пытался объяснить вашему спутнику, но не сумел. Я путешественник между мирами. Иногда телепорты открываются не совсем удачно. Я не причиню вам ни малейшего вреда и покину ваш мир через...
  - Полчаса, - подсказал мне обруч.
  - ... полчаса. В качестве компенсации прошу принять... - я раскрыл мешок и стал копаться в позаимствованных у дракона побрякушках. Выбрал красивое колье с крупными красными камнями.
  - Совсем спятил, - хором завопили в моей голове Шерш и мет.
  - Это же огромных денег стоит. Дай ей лучше вон ту ложку... серебряную...гнутую, - проверещал обруч.
  - Ладно если бы ты ею воспользовался, - вторил ему темный.
  - Для врагов вы слишком часто держитесь одинаковой позиции, - хмыкнул я.
  - Просто даже для безумного метаморфа очевидны некоторые вещи, которых почему-то не может уразуметь такой глупый болван как ты. Нужно быть бережливым.
  - Легко пришло - легко ушло, - и бросил колье женщине.
  Я был абсолютным профаном в ювелирных изделиях, а вот леди, похоже, неплохо разбиралась в украшениях.
  Она с видом знатока посмотрела камни на свет, и ее глаза изумленно расширились.
  - Я не могу принять от вас этот подарок,- сказала она, наконец. - Это колье стоит больше чем графство моего мужа... и два соседних в придачу. Очнувшись, Торрик решит, что это награда за удовольствие, которое по праву принадлежит только ему. Он у меня очень ревнивый. Я видела у вас в мешке кинжал, инкрустированный золотом. Осмелюсь заметить, что это был бы гораздо более уместный подарок. Как жест извинения в адрес мужа. Так он меня не задушит сразу же после того как придет в себя.
  Мы обменялись драгоценностями.
  - Как, кстати, мой муж? Надеюсь, жив?- спросила женщина с явным беспокойством. - У нас вполне счастливый брак, и быть вдовой мне совершенно не хочется.
  Я присел и нащупал пульс Торрика.
  - Будет жить. Привести его в чувство?
  - Лучше не надо, - сказала леди, немного подумав, - муж очень вспыльчивый. Придет в себя - снова схватится за меч.
  Пока Шерш рассчитывал безопасный маршрут мы с графиней, чтобы скоротать время, болтали о пустяках.
  Я поведал несколько забавных случаев из своих приключений, леди рассказала пару интересных фактов о своем мире. Беседа была очень любезная, но слегка напряженная. Вдруг граф очнется раньше времени? Когда Шерш, наконец, открыл портал, мы оба вздохнули с облегчением.
  Я на прощание постарался изобразить прощальный поклон, что получилось так же изящно как у медведя, и рванул в следующий мир.
  Меня встретила теплая погода с ясным ласковым солнышком и озеро с чистой прозрачной водой. Отличное местечко, чтобы смыть с себя грязь и отдохнуть.
  -хмм, - встревоженно сказал обруч, - очень любопытно. Вит, этот мир считается условно-безопасным.
  - Это как? - поинтересовался я, уже успев снять с себя одежду и погрузиться в хрустальную чистоту озера по шею.
  - Здесь живут русалки, - сказал Шерш как будто это все объясняло.
  -ииииииииии?
  -Ах да, я все время забываю, что ты из Богом забытого мира со странной, редко правдивой мифологией. В вашем мире считается, что русалка это красивая водная дева, только и мечтающая чтобы развлечь собою моряков.
  - А на самом деле это помесь акулы и носорога?
  - Да нет. Русалки на самом деле похожи на человеческих женщин. Часто очень хорошенькие. Но есть одно но: они не чураются человеченки. Под настроение могут или приласкать или сожрать.
  - Прямо как из анекдота про русалку, - восхитился я.
  -Какого? - полюбопытствовал Шерш.
  - Глупого. Русалка это все-таки женщина или рыба? Это смотря какой голод тебя мучает.
  - Очень похоже, - одобрил обруч, - только в нашей ситуации наоборот. Так что ты тут лучше не размывайся.
  Я быстренько смыл с себя грязь, худо-бедно выстирал одежду и резво выскочил на берег.
  - Куда ты так торопишься, путник? - спросил меня нежный голосок, - разве вода в моем озере не хороша?
  Я обернулся и узрел в воде симпатичную зеленоволосую девушку. Обнаженную.
  - А я уже все: помылся, постирался, пора снова в путь, - улыбнулся русалке и на всякий случай обнажил меч.
  - Может быть тебе, путник, еще что-нибудь нужно? - спросила она игриво, изгибаясь так чтобы ее грудь выглядела наиболее привлекательным образом.
  В другой ситуации это сильно возбудило бы меня, но я помнил предостережение Шерша и больше смотрел на ее прелестный ротик... в котором скрывались очень острые зубы хищника.
  - Ну, в общем есть у меня одно сильное желание... если честно, - ответил я, прикидываясь смущенным.
  - Говори, путник, кто знает. Может быть смогу удовлетворить его, - сказала она многообещающе.
  - Не отказался бы от чашечки капуччино, - брякнул я, - с маленькой плиткой горького шоколада. Да и по щам из квашеной капусты со сметаной соскучился. А может быть у тебя есть водка с селедкой?
  Русалка выдала несколько энергичных выразительных фраз на неизвестном мне языке.
  - Я и не подозревал, что морские леди могут так интересно ругаться, - восхитился Шерш.
  - К сожалению, путник, ничего этого нет в моем озере, - сказала водная девушка, - но в качестве приятного развлечения могу предложить себя.
  - Это очень лестное предложение, прекрасная хозяйка озера, только мне говорили, что за ласки русалки впоследствии нередко приходится расплачиваться головой.
  - Это гнусная ложь, распространяемая уродами и неудачниками, которых мы отвергли, - возмутилась она, - мы водные обладаем даром видеть сердца людей, поэтому не дарим любовь всяким отбросам. А они обижаются и распускают гнусные сплетни, - девушка была такой грустной, что мне неудержимо захотелось обнять ее и приласкать. Утешить как-нибудь.
  - Если боишься - можешь меня связать, - она достала из воды какую-то веревку. Для ее зубов на один укус.
  - Шерш. Одолжи на минутку свою серебряную цепочку, - тихо попросил я, - ту которой можно пленить оборотня.
  Мне в руку упала противооборотневая цепь. Я помахал ею в воздухе и сказал:
  - Зачем пользоваться самопальными игрушками, красотка, когда есть лицензионная из секс-шопа?
  Лицо русалки страшно исказилось от ярости.
  - Ты просто жалкий импотент, человечек, - она плюнула в мою сторону и уплыла.
  Я тяжко вздохнул.
  - Зато жив, - весело резюмировал Шерш, - ночевать будем в следующем мире. Русалка вполне может вернуться с подкреплением.
  
  
  В мирах Ордена обруч заставил таскаться по любимым местам Гледена (кабакам и борделям). Связываться с магом напрямую металлический умник не решался, опасаясь засады.
  Возле одного из борделей мы внезапно столкнулись с Гледеном. С ним и патрулем охотников.
  Маг еле успел отбить воздушным щитом пару серебряных стрел, направленных мне в голову.
  - Этот парень мой!!!- рявкнул он на охотников с ястребами на плащах.
  Те скривились как будто попробовали лимона.
  Старший патруля черноглазый смуглый похожий на цыгана возразил:
  - Мы его первыми заметили, Бешеный Леопард. Шкура твари наш трофей.
  Маг жестко усмехнулся, затем ткнул пальцем в обруч на моей шее:
  - Это проект гильдии Красных леопардов, девочки. Артефакт на шее подопытного видите? Ордену этот парень нужен живым и даже не особенно поцарапанным.
  - Опять вы маги непотребство задумали, как обычно обделаетесь, а нам простым охотникам разгребать за вами, - 'цыган' выругался и сплюнул. - мы проводим вас до комендатуры (тюрьмы???) и проследим, чтобы этот молодчик не сбежал от тебя по пути, леопард.
  Гледен пожал плечами, мол, делайте, что хотите, если вам больше нечем заняться.
  - Рад, что ты жив, Вит, и что по-прежнему борешься с тварью. Из-за тебя в Ордене случился серьезный переполох, едва не переросший в раскол. Сначала большинство было за то чтобы тебя немедленно найти и порубить на мелкую крошку, а меня наказать так, чтобы другим неповадно было, но первые же данные исследования инфекции, полученные от Шерша, заставили многих передумать. Вместо того чтобы принять решение и согласовать акцию по твоему устранению, Высший совет постоянно откладывал вопрос с целью более тщательного изучения ситуации. Самое скверное то что по законам Ордена нечисть, которую нельзя исцелить, не имеет права на жизнь. Пока ты был далеко, твое уничтожение заматывали под различными благовидными предлогами. Мол, далеко, что вам нечисти в ближайших мирах не хватает?
  Теперь же придется принимать решение о твоей дальнейшей судьбе: жить тебе или умереть. Надеюсь здравый смысл одолеет тысячелетний закон. - с сильным сомнением сказал маг.
  Орденская тюрьма представляла из себя небольшой двухэтажный кирпичный домик.
  - В Ордене не так много пленников, - пояснил Гледен, - как правило, их вообще не бывает. Хороший враг-мертвый враг. А это здание скорее не тюрьма, а гауптвахта. Средство для излечения буянов и дебоширов среди охотников.
  Внутри тюрьмы устроили шмон, и сразу же обнаружили, что на обоих мечах стоит клеймо Ордена. Меня едва опять не убили. Гледену больших усилий стоило оттащить разъяренных охотников. Они начисто отказывались верить, что эти клинки я отобрал у погибших метов. Хорошо еще, что вспомнил об ожерелье из метовских зубов у себя на шее. Только рассмотрев внимательно охотники немного успокоились и согласились дождаться окончания расследования, вместо того чтобы кончить меня на месте.
  У меня отобрали все что могло бы послужить оружием или помочь при побеге (в смысле отобрали все, кроме одежды, даже сапоги и те отняли).
  Возник горячий спор относительно ошейника. Комендант тюрьмы настаивал на его немедленном изъятии, так как артефакт умел открывать пространственные переходы.
  Гледен возражал, объясняя, что обруч исследует инфекцию, и без него теряется смысл эксперимента, что легче подопытного сразу ликвидировать.
  Комендант сразу же согласился с этим предложением.
  Маг убеждал, что зараженный представляет собой огромный научный интерес. Усталый начальник тюрьмы потеребил свою роскошную бороду и очень нехорошо отозвался о науке в целом и о магической в частности.
  В итоге сошлись на том, что вокруг моей камеры включат сферу отрицания.
  Я мысленно спросил у обруча:
  - Кстати, а что такое эта сфера отрицания?
  - Сфера, блокирующая все виды энергии. Отсекает связь, телепортацию. Очень неплохая идея спрятать тебя под нею. Иначе скоро вокруг все окрестности кишели бы метаморфами. Чего доброго взяли бы тюрьму штурмом.
  - Или просто подменили бы своим одного из тюремщиков, а тот тихо и мирно удавил бы меня, пока сплю. Насколько я понимаю - меты любители изящных операций. Без шума и пыли. Шерш, а как патруль охотников сумел разглядеть во мне метаморфа?
  - Я тебе уже рассказывал, Вит, ты каким местом слушаешь? Или нет? Только сформировавшиеся зрелые меты способны обманывать поисковые артефакты охотников. А ты, моя радость, просто фонишь нечистью. Когда выключаешь сферу отрицания.
  Я задумался.
  - Ты, кажется, говорил, что меты умеют открывать проходы между мирами?
  - К сожалению, есть у тварей такое свойство, ученик.
  - А может они умеют создавать вокруг себя что-то вроде сферы отрицания? И прячут таким образом свой 'запах нечисти'?
  Обруч надолго задумался.
  - Надо будет подкинуть эту идейку, Гледену. Сфера отрицания, даже 'кастрированная', должна оставлять магический фон или, наоборот, отсутствие фона. И если мы видим человека с таким фоном, то его нужно взять под белы рученьки и хорошенько проверить. Хотя стоп... в магических мирах почти каждый увешан защитными цацками. - расстроился Шерш. - от них похожий фон.
  -Зато можно будет устроить проверку охотникам. - вдохновение продолжило нести меня вперед. - Приглашать по одиночке, скажем, к медикам на обследование состояния здоровья... предлагать снять все амулеты...
  - Тоже не выход. - буркнул обруч. - у многих охотников есть имплантированные амулеты. Тот же Гледен истыкан ими, как шлюха дорогими цацками. Но мысль интересная...
  
  Камера оказалась чистой, просторной, снабженной туалетом и душевой.
  - Гостиничный номер прям, - подумал я.
  - Пять звезд по турецкой классификации.- с энтузиазмом подтвердил Шерш.
  - Ты отдыхай, не забывай тренироваться в самоконтроле, держи тварь, а я пульсаром к Учителю. Надеюсь, что его влияния в Ордене хватит чтобы тебя спасти. - сказал мне Гледен прежде чем исчезнуть. За ним со скрипом закрылась железная дверь.
  Я сел на топчан.
  - Интересно, а когда в этом отеле будут кормить?
  - Это в зависимости от взглядов теремщиков на твою дальнейшую судьбу. - задумчиво ответил обруч. - так что может быть и никогда.
  Еду мне принесли часа через два. Открылось окошко в двери, и на пол шмякнулся окровавленный кусок сырого мяса.
  - Эй, официант, а нельзя ли этот стейк хорошо прожарить? - заорал я. - не люблю с кровью.
  -Жри что дают, тварь, - проворчал тюремщик прежде чем захлопнуть окошко. - Плохой здесь сервис. - хмыкнул я расстроено. - надо будет оставить разгромный отзыв.
  - Можешь наковырять его прямо на стенке. - посоветовал Шерш. - Хочешь поджаренное мясо?
  - Было бы неплохо.- согласился я.
  - Тогда сделай это сам. - предложил обруч. - тебе все равно в магии тренироваться нужно. Как раз хорошая возможность.
  - А тюремщики не возбудятся?
  - Сфера отрицания огнем не снимается. Да и наблюдать за тобой они возможности лишены. Из-за той же сферы. Хоть голым пляши.
  Стихия огня давалась мне плохо. Я тяжело вздохнул:
   - Подкинь маны.
  Мучился я больше часа - одну половину куска мяса сжег в пепел, другую недожарил. На вкус получилось полное ....впрочем, голодный желудок не очень располагал к привередничанью.
  
  Сидя в орденском зиндане я смог ясно ощутить на собственной шкуре что чувствует бедная подопытная мыша в лаборатории.
  Каждый божий день на мою бедную тушку слетались десятки стервятников в мантиях магов-исследователей и подвергали с утра до вечера всевозможным, чаще всего неприятным, процедурам. Моего мнения и согласия, разумеется, никто не спрашивал.
  Мы с Шершем зверели на пару. Я потому что надоело быть игрушкой сумасшедших ученых, обруч из-за того что план тренировок летел ко всем чертям.
  Каждое действие изучавших Шерш очень подробно и крайне ехидно комментировал.
  Так, например, при сканировании моего тела, он посоветовал для большей полноты картины засунуть артефакт-сканер в ... не при дамах будет сказано.
  Старику-алхимику он настоятельно посоветовал поменять растворители на нормальные, обозвав старым, выжившим из ума ослом. Тот долго и желчно переругивался с обручем, потом все-таки проверил содержимое своих колбочек, произнес цветистое проклятие в адрес своего нерадивого ученика и чрезвычайно сконфуженный убежал. Шерш победно рассмеялся ему в след.
   На меня нацепили два десятка всевозможных амулетов, так что я стал похож на монаха-схимника с веригами. Когда передвигался по камере, разминая мышцы и связки, они уныло похоронно позвякивали.
  Мне оставалось только истово молиться Вседержителю, чтобы вытащил отсюда.
  В общем время заточения тянулось неприятно и скучно.
  Шерш развлекал меня подробным описанием тех способов уничтожения нечисти, которые успели напридумывать охотники за свою многотысячелетнюю историю. Фантазия и изобретательность орденцев внушала уважение. Куда уж нашим инквизиторам.
  На десятый день заточения меня посетила очень молодая хорошенькая девушка в голубой мантии целителя. Она поздоровалась, попросила сесть на кровать, расслабиться и смотреть ей прямо в глаза, по-возможности стараясь не моргать. Сама села напротив.
  - Какая красотка, - оживился вдруг Шерш. - Представь ее на большом роскошном ложе, обнаженную, трепещущую от возбуждения, - посоветовал мне мой металлический спутник, - а ты на ней...
  Я и представил. Целительница была очень даже в моем вкусе.
  Глаза девушки изумленно расширились, она залепила мне пощечину и ушла, кипя от возмущения.
  - Телепатка, - охотно пояснил обруч. - теперь наверняка запишет в свой отчет, что ты опасный сексуальный маньяк и извращенец.
  Я озадаченно почесал невинно пострадавшее лицо и возмутился:
  - Что за подстава с твоей стороны, ржавый? я и так хожу на краю пропасти...
  - не парься, Вит. Чтецов мыслей нигде не любят... в Ордене тоже..., хорошим тоном считается при мысленном сканировании представить как проверяющего (какого бы он ни был пола) жестко в извращенной форме имеет самец осломедведя. Странно, что к тебе прислали такую нежную фифочку. Стажерка, что ли? Сейчас к тебе заявится кто-нибудь из ее коллег с нервами покрепче. А я так и не сподобился обучить тебя защите от телепатии. От чужаков и сам бы тебя защитил, а от своих... не имею права.
  Я задумался. С одной стороны плохая идея, когда кто-то шарится в твоих мозгах, с другой...
  - А что тут такого страшного, если орденские мудрецы узнают мои мысли? И кстати, зачем им это? Ты ведь сам неплохо читаешь то что творится у меня в голове. И стучишь на меня, как дятел.
  - Во-первых, я воспринимаю твои мысли только урывками, во-вторых, я не стучу, а делаю научно-исследовательский отчет, в-третьих, мне, как артефакту сделанному Темным мастером, не сильно доверяют, в-четвертых, телепат может увидеть в тебе сочувствие к метаморфам. Ты не любишь их, боишься и ... сочувствуешь. Как преследуемым и гонимым. Это сочувствие может быть воспринято негативно. Как потенциальная опасность того что ты можешь когда-нибудь перейти на сторону врага.
  - Стоп, я не сочувст...- начал я и понял, что это не правда.
  Ведь не самая завидная участь заразиться безумной силой и всю жизнь скрываться под чужими личинами, опасаясь всех и каждого. Себе бы я не пожелал подобной судьбы.
  И как ни крути, но в появлении метов был виноват Орден.
  - Такие мысли лучше скрывать, - хмыкнул Шерш, - по крайней мере пока не вынесено решение Совета о том, что ты имеешь право на жизнь. Попробую тебя научить мыслезащите. Вдруг, опять пришлют неумеху. Представь, что вокруг твоего разума воздвигнут кокон яркого ослепительного света. Сильная защита без малейших трещин и изъянов. Созерцай и чувствуй как растет ее мощь и несокрушимость.
  Я сделал все как советовал Шерш и в течение нескольких минут считал, что исполнил все на '5+', наслаждаясь видом кокона света, но обруч играюче смял мой защитный барьер и проворчал:
  - Никуда не годится. Даже слабый чтец легко сломает тебя. Нужно придумать какую-нибудь хитрость. Нужна защита, где сила и опыт не имеют решающего значения. АААА, вспомнил. Есть очень любопытная техника сокрытия мыслей. Для тебя она особенно применима, так как ты Вода и любишь море. Представь, что ты находишься глубоко в морской пучине. Твои мысли - морская вода, наполненная акулами, скатами, морскими ежами и змеями. Любой, кто полезет вглубь твоего сознания будет ужален, уколот или растерзан на куски.
  Я попробовал.
  Более получаса обруч бурчал: 'ой, халтура, ой не верю!!! Вода несоленая, акулы нестрашные, ежи резиновые', затем в камеру вошел седой бородатый чтец мыслей и устроил мне экзамен.
  Он благожелательно улыбнулся в ответ на мысленную картинку, где он в компании с грязными хрюшками радостно чавкает какими-то помоями, и пошел вглубь сознания.
  Улыбка постепенно стала исчезать с его лица: куда бы телепат не ткнулся, везде его встречали иголки ежей, ядовитые зубы змей или дружелюбный оскал голодных акул.
  Читающий нахмурился и напрягся, стараясь порвать, проломить эту защиту, но он затеял насквозь бесполезное дело: никакой стены, которую можно сокрушить, не было.
  А море, захлестнувшее мой разум, как известно, ни сломать, ни высечь, ни выпить, было невозможно.
  Наконец, чтец мыслей встал, вежливо уважительно поклонился мне и вышел.
  - Умница, - обрадовался Шерш. - Выдержал испытание.
  - Только в плюс мне это или в минус большой вопрос, - слабо усмехнулся я, падая без сил. Ментальный поединок, длившийся от силы полчаса, совершенно меня обессилил.
  - Успокойся, Вит. Орденцы никогда не убивали на всякий случай. Исходя из потенциальной опасности. Это противоречит их базовым принципам. А реально ты не враг. Поэтому будешь жить, - уверенно сказал Шерш. Излишне уверенно.
  - По законам Ордена я нечисть и заслуживаю смерти.
  - Ты слишком полезен, чтобы тебя убивать.
  - И слишком опасен, чтобы отпускать на волю. Боюсь, что ждет меня жизнь подопытной крысы. Может быть и долгая, но крайне нерадостная.
  - Каждый новый день приносит новые возможности, - мудро заметил обруч. - Кто знает что будет завтра или послезавтра? Может быть, изучение твоего организма позволит найти лекарство от инфекции. Или охотники переловят всех метов, и война закончится. Тебе просто нужно запастись терпением и немножко подождать.
  - Лет сто или чуть больше, - чем больше я размышлял о ситуации в которую угодил, тем меньше верил в положительное решение по моему вопросу. Нет, жизнь мне, разумеется, оставят, но только вот понравится ли мне такая жизнь (она мне?)? 'Коллеги, посмотрите как объект интересно реагирует на раскаленное железо вставленное в его глазницу. Любопытно, не правда ли?'
  Я ставил себя на место орденских руководителей и приходил к выводу, что если у них есть хоть капля разума, то мне не выйти из этой камеры до конца жизни. Разве что для переезда в более надежную и защищенную тюрьму.
  - Темный, - позвал я своего мистера Хайда, - можно тебя на умную беседу?
  - Что Вам угодно, Ваше Превосходительство? - весело отозвался тот.
  - Есть вопрос. Может ли твой Повелитель достать нас здесь?
  - Он без сомнения будет пытаться..., - усмехнулся мет. - А сможет ли... увидим. Мне больше интересно другое: у Ордена должна быть масса засекреченных и хорошо охраняемых баз... а нас почему-то держат здесь в домике с картонными стенами, почти без магической защиты. Какой-то хитрый замысел или обычное человеческое раздолбайство?
  - Я думаю всего понемножку. Насколько я могу судить в Ордене сейчас существует два противоборствующих мнения относительно моей дальнейшей участи: немедленное уничтожение или строгая изоляция до конца жизни и бесчеловечные опыты... Пока берут верх сторонники сохранения жизни, но их противники похоже настояли на моем содержании в этой крайне ненадежной тюрьме. Если метаморфы прикончат меня, то проблема рассосется сама собой. Заодно можно использовать меня в качестве наживки и половить крупную рыбу. Не удивлюсь, если рядом стоящий городок набит охотниками переодетыми торговцами и туристами.
  - Если мне не изменяет память, - погрустнел темный, - в процессе рыбалки наживка гарантированно погибает. Независимо от того побеждает ли рыбак или рыбка.
  Наш невеселый мысленный разговор, похожий на шизофрению, прервал мощнейший удар в дверь, от которого прогнулись и затрещали огромные металлические петли. Заклятые на крепость.
  - А вот и посланцы Мастера, - совсем скис метаморф, - сейчас нас будут убивать.
  Я встал справа от двери, надеясь, что это позволит мне выиграть дополнительную долю секунды до того как тварь вломится во внутрь... может быть совсем не лишнюю...
  
  
  
  Железная дверь слетела с третьего удара, и в камеру влетела здоровая черная клыкастая тварь. Вся в крови, израненная, с тремя серебряными стрелами в теле.
  Судя по надсадному хрипу, тварь явно умирала, но до своей смерти вполне была способна прикончить и десяток таких как я аника-воинов.
  Пока мет ошарашено пялился на пустую кровать, я выскользнул из камеры за его спиной и рванул во все лопатки по коридору.
  Монстр с секундной задержкой ринулся за мной.
  Его хриплый рык придал ногам легкость чемпиона мира по бегу.
  Шерш кинул в него чем-то мощным огненным, тварь это лишь немного замедлило, не причинив ни малейшего вреда.
  - Очень мощная защита, так просто не пробить, - пожаловался обруч. - нажимай на ноги.
  Мой металлический наставник ударил еще целой серией разнообразных заклятий, с целью не сколько убить, а хотя бы притормозить тварь.
  По пути мне встречались следы ожесточенной схватки пронесшейся по тюрьме.
  Мертвые и израненные охотники валялись вперемешку с тварями.
  Я почувствовал острое чувство одиночества от осознания своей безоружности, подхватил на бегу меч, выпавший из руки погибшего орденца и ощутил себя гораздо увереннее.
  Убегая от одной твари, я едва не попал в лапы ее сородича. Шерш больно дернул меня за невидимый поводок, отбрасывая в сторону, как неразумного щенка, и острая словно меч клешня разминулась с моей шеей.
  Уроки Шерша не прошли даром, я отсек эту клешню, еще одну, даже успел обрадоваться своему успеху, но третья конечность твари порвала мне левое плечо и отбросила на пол.
  Потеря двух клешней монстра не смутила - он бодро взмахнул еще двумя из оставшихся шести, намереваясь меня прикончить. Тут на мое счастье ему снес голову, подобравшийся сзади, охотник.
  На него бросился собрат монстра. Тот, что выкурил меня из камеры. Охотнику пришлось туго. Тварь несмотря на раны была необычайно быстрой. За пять секунд она трижды ранила орденца и прижала его к стене.
  Надо было как-то выручать своего спасителя. Я метнул в монстра меч. Попал рукояткой, зато на секунду отвлек, что позволило охотнику прикончить тварь.
  - спасибо, - сказал орденец, истекая кровью и сползая на пол. - кажется, это последний. Ты ведь пленник, тот, что был укушен тварь? Похоже эти твари явились по твою душу. Мы их ждали, но они очень быстро и неожиданно напали. Знают ведь твари, что мы женщин и детей не трогаем. Сложно заподозрить в милой невинной мордашке тварь... ты храбрый парень, но довольно невезучий... тебя лишили шанса умереть с бою с честью.
  Я усмехнулся:
  - По-моему, я только что едва-едва не пал смертью храбрых... спасибо железяке и тебе.
  - После сегодняшнего тебя запрячут в самое охраняемое место... навсегда. - он закашлялся, сплюнул кровью...
  - Я знаю. Ваш закон: нечисть не имеет права на жизнь, ваше предназначение - уничтожение нежити.
  В глазах орденца мелькнуло удивление:
  - Вообще-то у Ордена иная миссия - защищать людей ... Где же эти чертовы лекари?
  - А как неофиты вступают в Орден? - спросил я раненого. - Или это великая тайна?
  Охотник усмехнулся:
  - Никакой тайны. Большинство отбираются в раннем сопливом возрасте, обычно в многодетных крестьянских семьях за солидный выкуп родителям. Охотники проходят очень жесткую тренировку с самых малых лет, чтобы иметь возможность противостоять нечисти на равных. Некоторые, как и я, присоединяются к Ордену в зрелом возрасте. Охотники очень сильно помогли моему родному миру, спасли наших людей от истребления вампирами. Я вступил в братство, чтобы вернуть долг.
  - А как ты вступил в Орден? - меня распирало любопытство. Обруч на вопросы о своих хозяевах или отмалчивался как сволочь или рассказывал неправдоподобные байки, противоречащие одна другой. А когда я ловил его на вранье, мерзко хихикал, высохший кусок продукта жизнедеятельности пьяного тролля, страдающего чесучей лихорадкой.
  - Просто пришел в орденскую резиденцию и заявил о своем желании вступить в братство. Клянусь защищать Свет от Тьмы, Гармонию от Хаоса, простых людей от нечисти пока кровь течет в моих жилах. И с этого момента ты охотник. Любой имеет право вступить в Орден. Это один из самых древних и главных законов Ордена.
  - Любопытственно, - сказал я задумчиво.
  Дальше нам поговорить увы не дали.
  Моего нового знакомого уволокли целители. Он только и успел проорать мне, что его зовут Дарк Рейдер, гильдия Ястребов, клан Атакующих. Смутно знакомое имя. Где-то уже слышал что-то похожее.
  Меня же притащили в другую камеру с целой дверью, покомфортабельнее прежней. В ванной комнате располагался небольшой бассейн, а на кровати с легкостью могла бы заночевать футбольная команда с тренером, врачом и скамейкой запасных.
  Затем ко мне притащился медик. Только вместо того чтобы залечить мне рану, он установил еще несколько артефактов на мне и вокруг, заявив, что глупо упускать возможность изучить естественный процесс регенерации метов.
  - Урод, - сказал Шерш когда тот ушел. - из-за таких гадов как он Орден уже не тот что был прежде. Пришло время, мой юный ученик, научить тебя двум весьма небесполезным магическим фокусам: самоисцелению и разрушению артефактов.
  Для самоисцеления необходимо увидеть себя в истинном зрении. Обычно рана (раненое место) выглядит как красное наполненное болью пятно. Нужно очень аккуратно, используя потоки манны, стереть его. Только очень аккуратно, осторожно, бережно, нежно. Любое резкое движение энергии причинит тебе невероятно сильную боль. Поэтому не торопись. Тише едешь - здоровее будешь. - и Шерш дал мне почти неограниченный доступ к энергии. За полчаса самолечения я падал в обморок из-за болевого шока раз десять.
  Как я тогда еще в родном мире смог провести удачный сеанс лечения синеглазой Евгении? Без подготовки, не зная как, что и зачем. Чудеса и только. Когда спросил об этом у Шерша, тот проворчал: 'Дурням везет'.
   - Пока хватит, - остановил меня обруч. - кровь остановил, и ладно. На первый раз вообще фееричный результат. Тело твое пока еще плохо воспринимает магию. А теперь отдохни немного, и мы с тобой поучимся интересному искусству уничтожения чужих артефактов.
  - А мне не влетит за это? - озабоченно спросил я.
  - live free or die, my darling baby, - весело хмыкнул обруч. - тварь ты дрожащая или право имеешь?
  - Имею, - кисло отозвался я. - но старушку и ее сестру жалко.
  Я поспал пару часов, затем был разбужен Шершем, и стал слушать краткий курс молодого вредителя артефактов.
  Выяснилось, что любой мало-мальски приличный амулет снабжался хорошей защитой от внешних магических воздействий. Магия штука тонкая, капризная, требующая тщательной очень тщательной настройки. Но найденный таким трудом баланс довольно легко может сбиться из-за внезапной природной или искусственной волны энергии. Чтобы этого избежать артефакт надежно защищают.
  Но если знать как, то в любой защите можно пробить брешь. И тогда амулет портится. Как правило, порча артефакта занимает от нескольких минут до нескольких недель.
  В бою данное умение как правило неприменимо, так как магическая схватка скоротечна, но каждый уважающий себя вор в Сопредельных мирах...
  Нужно представить ( опять-таки в истинном зрении) как в защиту артефакта вонзается сверло чистой энергии и просверливает в ней отверстие.
  - Попробуй вот с этим мелким артефактом... - предложил обруч. - Покажем орденским коллегам, что излишнее любопытство это не всегда хорошо.
  Я с полчаса мучился, затем мне показалось, что защита пробита.
  - Сумел? - Шерщ очень удивился. - Да еще так быстро? Да ты умница. Талантливый парень. А теперь быстренько ложись на пол и прикрой голову руками.
  Я так и сделал не медля ни секунду. Обруч судя по голосу не шутил. Мощная взрывная волна прошла поверху, немного оглушив меня.
  - Как рвануло, - восхитился обруч. - не думал, что целители установят такие заряженные артефакты.
  Я встал, пошатываясь. Голова была ватная, картинка на глазных яблоках рябила и подрагивала. Сломанный артефакт взорвался не хуже противопехотной гранаты. Будь я на ногах летальных исход был бы гарантирован.
  - Ты ржавый... экспериментатор. Предупредить заранее не мог? - спросил я сердито.
  -А зачем? - искренне удивился обруч. - Ты бы опасался взрыва, а занятия магией, запомни, Вит, не терпят трусов. А так ты сразу научился сразу двум вещам: как ломать артефакты и почему этого делать не стоит. Легкий удар по голове за столь ценную науку это очень недорогая цена, поверь мне, ученик.
   В этот момент в камеру вбежал, возмущенно вереща, установивший поврежденный мною амулет, целитель.
   Я даже не стал слушать, что он там пищит, а сразу же заявил:
   - Нечего экономить на артефактах. Чем ляпать дешевые самоделки покупали бы лучше качественные в Вавилоне.
   Целитель закашлялся, побагровел, его глаза почти вылезли из орбит.
   -Это ты зря, - шепнул мне Шерш. - Кровная обида. Ты сейчас только что приобрел смертельного врага. Орденская и Вавилонская артефактные школы соперничают уже тысячу лет.
   Рассерженный целитель прохрипел какое-то проклятие в мой адрес и стал с сокрушенным видом собирать остатки артефакта.
   - И не забудь напомнить официантам чтобы несли ужин. Мое великолепие уже успело проголодаться.
   Взбешенный ученый наградил меня мстительным взглядом:
   - Про еду это ты правильно напомнил, - прошипел он, злобно ухмыляясь. - Будет тебе, тварь, ужин... даже объешься, и ушел.
   - Похоже замыслил какую-то гадость, - сказал Шерш. - ты его задел за живое.
   Этим вечером меня не торопились кормить. Когда голод стал скручивать мой желудок в мертвую петлю, я застучал в дверь.
   Открылось смотровое окошечко.
   - Чего шумишь, нечисть? - спросил тюремщик добродушно.
   - Пожрать бы.
   - Не велено тебя кормить. - сказал кум. - Господа ученые эксперимент ставят. Хотят посмотреть сколько дней без еды сможешь продержаться в человеческом облике.
   И закрыл окошко.
   - Ну что, падаван, довыделывался?
  
  
  
  Я грязно выругался и сел на кушетку, проклиная свой глупый болтливый язык. Как будто у меня и так проблем с орденцами не хватало? Так ведь умница создал новые на пустом месте.
  Муки голода, как подсказывал мне мой прежний опыт, было легче переносить в глубокой медитации. Замедляется обмен веществ. А если нырнуть в медитацию достаточно глубоко, то есть вероятность попасть в состояние анабиоза. В нем терпеть голод можно почти бесконечно...
  Правда есть некоторая опасность не вынырнуть обратно.
  Я рассчитывал продержаться несколько дней пока не появится Гледен, надеясь, что у мага хватит влияния прекратить голодовку.
  Но с медитацией получалось плохо. Для нее необходим полный покой, но его мне никто, разумеется, не давал. Исследователи шумели, пыхтели, двигали меня, подвергали болезненным процедурам. Несмотря на правильное дыхание, самоконтроль и поиски гармонии, я потихоньку зверел.
  Сдерживать себя становилось сложнее с каждым днем, с каждым часом, с каждым ударом сердца.
  А затем последовала провокация от гнусного сына бородавчатой жабы и плешивого осла - тюремного медикуса.
  В камеру закинули какое-то мекающее существо с большими печальными глазами, напоминающее земного барана. Только без шерсти и рогов. Существо испуганно смотрело на меня, не ожидая ничего хорошего, и жалобно пищало. Оно пахло пищей.
  - Вот твой ужин, тварь! Жри. - донесся до меня голос.
  - Вит, стой! - заорал обруч.
  - Оно, что разумно? - спросил я, захлебываясь слюной.
  - Нет...
  -Съедобно?
  - Да, но ты не должен...
  Но я уже не слышал его, а ел 'барашка' сырым, рыча от удовольствия и удивляясь как до сих пор мне могло нравиться жареное мясо, когда можно наслаждаться свежим, сырым, сочащимся теплой вкусной кровью.
  Краем уха я услышал, как кто-то торжествующе произнес:
  - Видите, коллеги, что и требовалось доказать. Подопытный -тварь, а не человек. И заслуживает скорейшей смерти.
  С окровавленной мордой с разорванным в клочья животным в руках пишущий эти строки явно не выглядел хомо сапиенс.
  Я красочно высказал все, что думаю об исследователях Ордена, об их сексуальных привычках, обстоятельствах рождения и родителях (мама свинорогая крысожаба, папа куча пьяных змеетараканов).
  До меня явственно донесся смех.
  - Я думаю ты не прав, Тервус. Так красочно ругаться умеют только разумные.
  - Но он же сожрал сырым хеллери, мастер. Это повадки твари.
  - А сколько времени его не кормили? Семь дней? Демоны преисподней!!! Будь я на месте подопытного, то съел бы даже тебя Тервус. Сырым и без соли. Мне кажется, что ты относишься к инфицированному слишком предвзято, и это мешает тебе быть объективным. Все твои наблюдения и выводы аннулируются, а ты отстраняешься от этого проекта.
  Я кинул несколько интересных эпитетов в адрес Тервуса, милостью которого оказался на столь экстремальной диете.
  - А этот парень мне начинает нравиться.
  
  Наконец, настал день суда. Гледен вошел в камеру и с минуту скептически смотрел на мое небритое лицо и отросшую шевелюру, затем сделал несколько пассов рукой. По голове и лицу прошелся горячий мокрый щекочущий порыв ветра.
  Зеркало на стене продемонстрировало идеально бритые подбородок и щеки, аккуратно постриженную голову с прической типа ежик.
  - Профессия парикмахера - верный кусок хлеба на пенсии, - усмехнулся он.
  - Кстати, заметил, что у вас всех очень короткие стрижки, - я показал на почти бритую голову мага. - а в моем мире одного ведьмака (охотника на нечисть) изображают с длинными волосами.
  - Длинные волосы плохая идея для орденца, Вит. Нечисть любит выдирать косы вместе со скальпом. И по лесу бегать неудобно - кудряшки в ветвях запутываются. Это на дамских картинках ведьмак - высокий голубоглазый блондин с роскошной косой до попы. В реальности охотники бритые невысокие подвижные парни. С испорченными шрамами мордами.
  - А маги? Они ж обычно бородатые...
  - Те что мирно сидят в своих башнях и изучают звезды в поисках секретных гармоний Вселенной - и правда, отращивают метровые бороды... а боевые маги бреются и стригутся весьма регулярно. От фаейрбола волосы вспыхивают на раз.
  Но к лешему лирику. Давай обсудим сегодняшнее судилище.
  По процедуре запомни главное: о чем бы ни шла речь - стой как столб и помалкивай. По законам Ордена нечисть не имеет права раскрывать рот на Совете... хммм... у нее вообще нет никаких прав кроме как сдохнуть как можно скорее. Пока не установлено, что ты человек - ты не можешь говорить в Зале Заседаний.
  Большинство из Совета за сохранение жизни. Даже самые ярые реакционеры понимают твою ценность, поэтому не парься и не дрожи за свою шкуру...основная интрига сегодняшнего заседания это мера моего наказания. Оставив тебя в живых и повесив на шею обруч, я грубо нарушил два базовых закона Ордена - закончил он невесело.
  - И что тебе грозит?
  - В более спокойные времена услали бы в монастырь всеблагого Создателя... лет на дцать... чтобы в келье на хлебе и воде под монотонное бормотание братьев учился мудрости и терпению. - усмехнулся Гледен. - А сейчас, когда разгорается война и боевые маги в цене... скорее всего долгий скучный курс законов Ордена у нудного мастера права Дрейкуса.
  - Тогда чего такой смурной?
  - В Ордене наша гильдия боевых магов (Гильдия Красных Леопардов) уже многие сотни лет соперничает за влияние с другой сильной гильдией - Синими Ястребами. По сути они пехота и основная боевая сила нашего Ордена. Самая многочисленная гильдия. Для Ястребов мой проступок - лишний повод кинуть камень в магов. Не смертельно... но неприятно.
  - Сохранив жизнь, получу ли я свободу? - задал я давно мучивший меня вопрос.
  - Крайне маловероятно, - сочувственно покачал головой Гледен. - по крайней мере не в ближайшие годы. В той необъявленной войне, что ведет Орден с метаморфами ты наша едва ли не единственная надежда на быструю и славную победу. В последние несколько сотен лет охотники медленно, но верно проигрывали. Как бороться с врагом когда неизвестно кто он и как выглядит, когда им может оказаться любой окружающий? Твоя любимая жена или старый преданный друг? С которыми уже сотню лет вместе?
  Орден в войне с метами - слепой великан, который мощно лупит в пустоту и лишь изредка случайно попадает по врагу. Благодаря изучению инфекции в твоем организме у нас появился шанс понять, что из себя представляют твари, и как их находить в толпе обычных людей.
  - Как-то не очень хочется прожить остаток жизни в тюрьме-лаборатории как подопытная крыса. - сказал я сердито. - даже ради общего блага. Жизнь взаперти невыносима.
  Гледен достал из ножен свой меч и протянул мне:
  - Ты сам сведешь счеты с жизнью или тебе помочь? - судя по его тону, взгляду он не шутил.
  Несколько секунд я боролся с искушением выйти из этой ситуации в японском стиле (внутри меня верещал от ужаса мет), затем покачал головой:
  - Это плохой способ. Не в традиции моих предков. Лучше погибнуть в бою. Как Евпатий Коловрат.
  Маг спрятал меч:
  - Согласен. Пока ты жив у тебя есть шанс. Пойдем на суд.
  Открывшийся портал перенес нас в огромный зал, в котором спокойно вместилось бы стандартное футбольное поле и трибуны на 20 тыс. зрителей.
  В середине зала сидело 12 человек. Только вот сила веяла от них надчеловеческая.
  
  -
  
  Один из них встал из-за стола и зашагал нам на встречу. В руках он держал посох мага, и, несмотря на солидный возраст, имел короткую стрижку и гладко выбритый подбородок. Видимо, до сих пор оставался действующим боевым магом.
  - Это мой учитель, - тихо прошептал Гледен, склоняясь в почтительном поклоне.
  Я на всякий случай последовал его примеру. Хамить собственным судьям - себе дороже.
  - Приветствую тебя, Вит. Меня зовут Дейтес. Я глава гильдии боевых магов Ордена Охотников и учитель олуха Гледена, заварившего эту кашу. Мне доверено делать доклад и заодно представлять твои интересы перед Советом. Извини, но по нашим законам ты не имеешь права говорить, пока не установлено достоверно человек ты или нежить. Это и должен решить Совет.
  Я невесело хмыкнул.
  - Не дрейфь, парень, - ободряюще сказал Дейтес. - дело твое не простое, но большинство Совета в целом на твоей стороне. Доминирует мнение, что тебе нужно дать шанс. За немедленное уничтожение выступают лишь трое из двенадцати.
  Я оценивающе обвел суровые лица охотников. Интересно кто из них хочет моей смерти? По их каменным физиономиям ничего было не разобрать. Жаль что нельзя толкнуть речь в свою защиту, и непонятно по каким законам меня судят.
  - немедленное уничтожение звучит как-то непривлекательно... согласен на исправительные работы на благо Родины, - попробовал пошутить я.
  - Я уверен, что до крайней меры дело не дойдет, - улыбнулся охотник. - благодаря обручу ты даешь нам настолько важную информацию о развитии инфекции, что даже если сожрешь прямо здесь одного из моих коллег, то смерти тебе все равно не видать как своих ушей. Разве что несчастный случай или сдуру прибьет кто-нибудь... но все в сборе - значит пора делать доклад.
  Он подошел к столу поближе, знаком велев нам следовать за ним.
  - Братья, я попросил Вас собраться для решения вопроса о судьбе инфицированного жителя мира Е-121. Дело не терпит отлагательства, т.к. зараженный вопреки обыкновению не был поглощен метаморфом, сохранил контроль над своим телом, волю и разум. Более того он научился использовать часть способностей метаморфов. Надо решить будем ли мы ему помогать или нет, предложим ему сотрудничество или воздержимся от контактов, позволим жить или уничтожим? Инфицированный находится здесь, все материалы по его изучению были Вам переданы с моими комментариями заблаговременно.
  Один из охотников громадный мужик с мускулатурой Конана Варвара бросил в мою сторону неприязненный взгляд и вдруг рявкнул недовольно:
  - Почему инфицированный не был уничтожен сразу же как только было установлено, что он заражен? Или вашему ученику, достопочтимый Дейтес, неизвестны законы нашего Братства? Кроме того я вижу на инфицированном охотничий артефакт. При чем артефакт высшего класса. Штучной работы. Разве правила о нераспространении орденских боевых магических артефактов среди аборигенов Сопредельных миров уже отменены? Неужели этот молодой олух Гледен считает, что метаморфы недостаточно сильные враги, а потому следует вооружать их еще и амулетами? Так, мол интереснее? Больше чести в победе над сильным врагом? Поэтому будем усиливать врагов? Может еще и тренировочные центры для нежити развернем?
  - Инфицированный один без специальной подготовки и оружия убил метаморфа. Согласно законам чести Гледен обязан был дать ему шанс. В конце концов, парень сделал нашу работу. - сказал Дейтес. - Добить умирающего аборигена было бы подло. Кроме того, мой ученик установил в артефакт стопконтроль... на случай превращения зараженного в тварь.
  Охотники с интересом и некоторой хорошо скрытой опаской рассматривали меня. Очевидно, что способность справиться с метаморфом голыми руками произвела на них впечатление. Правда не уверен, что данный факт усилил их симпатии ко мне. Скорее наоборот, разогрел их возможные опасения.
  - И все равно Гледен не имел права раздавать магические амулеты инфицированным аборигенам, Тем более он не должен был выпускать из вида тот самый артефакт. - возразил мрачный, глядя на меня как домохозяйка с тапочком на таракана. Видимо его ненависть к нечисти была беспредельной.
  - Всю его семью сожрали оборотни. - шепнул Шерш.
  - Без помощи артефакта инфицированный не смог бы выжить и остаться человеком, а мы не получили бы столь важную информацию об инфекции. Я думаю, что все советники в курсе насколько мало мы знали о метах, о причинах возникновения заразы, о скорости протекания, о возможностях инфицированных. Теперь мы знаем намного больше. Эти знания стоят десятки артефактов, так как позволят спасти жизни сотен охотников, - возразил Дейтес, - считаю действия Гледена оправданными и полностью адекватными сложившейся ситуации несмотря на формальное нарушение законов Братств.
   - Если плевать на правила, на законы, на устав, то что останется от нашего братства? Во что оно превратится? - зарычал мрачный. Натурально зарычал. Как раненый в попу мишка.- объявим формальным служение людям, подчинение младшего старшему.
  - Если запретить охотникам думать и действовать согласно ситуации, то от Братства и в самом деле ничего не останется. Нас просто вырежут подчистую, - не остался в долгу Дейтес, - наши враги меняются, становятся сильнее и умнее. Нечисть развивается, а мы должны меняться еще быстрее чем они, если хотим выжить и победить. Если хотим выполнить свое предназначение, как заметил уважаемый советник Терн. Мертвый охотник уже никого от нечисти не спасет. Людям и другим разумным расам мы нужны живыми охотниками, а не мертвыми сказочными героями.
   - Без правил и дисциплины мы обречены на деградацию и превращение в банду разбойников. - бросил мрачный. - лучше погибнуть с честью чем потерять ее, перестать быть теми кто мы есть - охотниками. Вы предлагаете забыть наши принципы и традиции? Разбойниками и отщепенцами мы людям точно не нужны. Лучше мертвый охотник, чем живой потерявший честь, превратившийся в бандита...
  - кто этот хмурый дядя? - спросил я у обруча. - чего он так взъелся?
   - Это Терн, глава гильдии 'ястребов'... главный ревнитель традиций и устава в Братстве. В молодости был лихой охотник, отчаянно смелый и честный, но немного недалекий и абсолютно негибкий. Как ему удалось уцелеть участвуя в стольких переделках ума не приложу. Никогда ведь за чужие спины не прятался, всегда лез на рожон. Видимо, у него невероятно умелый ангел-хранитель... или родился в мифрильной кольчуге как говорят гномы. Терн истово верит в Создателя, в план Творения искаженный сам знаешь кем... и в путь испытаний, пройдя который можно выправить Искажение. И тогда Арда исцеленная будет такая же как Арда неискаженная, но краше и полнее ее ... Он люто ненавидит нечисть и метаморфов как проявление Искажения Творения, отступление от Плана Создателя. Ты как исчадие хаоса приемлем для него только в одном виде... мертвом. Пока нечисть вроде тебя жива, Вселенная не исцелится.
  - Религиозного фанатика мне только не хватало в качестве врага, - пробурчал я.- их ведь не переубедишь никакими разумными доводами.
  - К счастью он и его сторонники в меньшинстве. Твердолобые вообще редко встречаются среди охотников... естественный отбор сам понимаешь. Жизнь она разная, в правила и кодексы плохо вписывается, а оборотни и вампы они если про правила чести и слышали, то из засады в спину нападать им это никак не мешает. Скорее наоборот, чересчур честный и правильный охотник их изысканное лакомство.
  Охотники продолжали спорить о том: жить ли мне или умереть.
  Такая постановка вопроса мне с каждой минутой нравилась все меньше и меньше. Я ощутил как во мне зарождается гнев: да кто они такие чтобы решать мою судьбу? Кучка недоделанных ведьмаков возомнивших себя богами. Маги хреновы...да у нас на Земле таких на кострах лечили от бесовства.
  - Только не вздумай что-нибудь брякнуть, парень. Ты здесь никто и звать тебя никак. Не имеешь статуса и права говорить на Совете. - обеспокоенно посоветовал обруч. - Молчи, а то все испортишь.
  - Наши принципы, наши устои, - продолжал вещать Терн, раздуваясь от чувства собственной правоты как индюк во время брачных плясок. - говорят: ни одной живой нечисти ни в одном из Сопредельных миров. Пока в наших жилах течет кровь, пока наше сердце бьется. Такова цель существования нашего братства, смысл нашего существования...уничтожить всю нечисть без остатка.
  Тяжело вам, - брякнул я вроде бы негромко себе под нос, но мрачный услышал меня и сбился. Он замолчал и посмотрел на меня как на внезапно заговорившее помойное ведро... удивленно и с плохо скрываемым отвращением. Плохо же тебя учили контролю над эмоциями, охотник. Так открыто их демонстрировать. И ли может быть наоборот. Ты это специально показываешь, чтобы разозлить, вывести из себя, заставить наделать глупостей и самому вырыть себе могилу? А внутри ты собран и спокоен как лед. Не дождешься. Я юрист. Презрением и ненавистью меня не взять. К этому я привык...как свинья к помоям.
   - Я тут подумал, - сказал я громче, так чтобы слышали абсолютно все охотники. - раз вы решаете: жить мне или нет, то неплохо бы и мне поучаствовать в столь небезинтересной дискуссии... и вставить свою пару слов. Хотел вам выразить свое сочувствие. Тяжкая у вас доля, охотники, жить только для того, чтобы убивать. Обруч как-то говорил мне что вы живете чтобы защищать разумных от хищной нечисти ... а оказалось смысл вашего существования заключается в убийстве, уничтожении. Вы живете не для того чтобы жили другие, а для того чтобы убивать...
  - Какая разница?- разъяренно заорал Терн и тут же остановился. Разница была. Жить чтобы жили другие или жить чтобы другие умирали. Убивать или защищать? Сеять смерть или стоять насмерть, но за жизнь? Ради жизни?
  Терн посмотрел на меня с яростью. Теперь уж точно не наигранной.
  - Кто ты такой чтобы ставить под сомнения наши устои, наши принципы? Ты выродок, отродье хаоса, бельмо на теле Вселенной... гореть тебе в аду вечно.
  - Я не ставлю под сомнение смысл вашего существования. Просто пытаюсь понять в чем он заключается? Ради чего вы живете? Убивать или защищать? Ответив на этот вопрос мне и да себе в первую очередь вам будет проще решить что делать со мной. Если ваша цель убивать нечисть, все что отлично от вас, независимо от вины, то от вас мне кроме смерти ждать ничего не приходится. Если вы живете ради того чтобы защищать, то я хотел бы встать в ваши ряды или хотя бы рядом, умереть сражаясь с нежитью. У меня немалый счет к метаморфам. Я на собственной шкуре знаю, что такое инфекция... и не хочу чтобы другие заражались ею. Если уж мне суждено попасть в ад, то хотел бы взять парочку тварей за компанию... По древним законам основания Ордена я хочу стать охотником и если потребуется умереть ради других, требую принять меня в Братство.
  Терн подошел ко мне вплотную и несколько минут смотрел в упор в мои глаза своим стальным тяжелым как топор немигающим взглядом - истинный ястреб, затем... скупо улыбнулся и протянул мне руку.
  Я ошарашенно уставился на него.
  - Закрой рот и пожми руку, дурень, - зашептал мне в ухо обруч - или у тебя появится враг до конца жизни.
  И я пожал.
  -Ты мне нравишься, парень, Жаль если сорвешься и нам придется тебя убить. - сказал Терн. Он отошел к столу и сказал:
  - Я за то чтобы дать парню шанс. Он человек чести. И без сомнения остался человеком несмотря на то что заражен инфекцией. Неправильно держать его в лаборатории как подопытную крысу. Предлагаю принять парня в Орден и дать возможность умереть в бою. Для меня будет великой честью взять его в свои ученики и помочь стать мастером меча.
  - Сомнительное удовольствие, - хмыкнул я мысленно.
  - Зря ты так. Терн лучший фехтовальщик среди охотников, да и пожалуй, во всех известных Сопредельных мирах.
  - Не сомневаюсь. Просто быть учеником у такого сурового дяди не сахар.
  - Это точно, - жизнерадостно хихикнул обруч. - кремень-мужик. Несколько его учеников умерло от перенапряжения, а кого-то он лично забил до смерти учебным мечом за лень и небрежение занятиями...
   - Это шутка? - на всякий случай уточнил я, чувствуя на спине мурашки.
  - Вообще-то нет. - очень серьезно сказал железяка. - охотники суровые люди. Смерть среди учеников в Ордене обычное дело.
  - А отказаться от ученичества я, конечно, не смогу? - на всякий случай уточнил я.
  - Зачем? - удивился обруч. - Терн хороший учитель. То что тебе требуется. Не убьет же он тебя в процессе тренировок... - железяка вдруг замолчал. Задумался.
  - Ты подумал о том же о чем и я?- спросил я невесело.
  - Я артефакт, - пробурчал обруч. - мне вообще думать не положено. Но ты прав такую возможность нельзя исключать. Терн всегда был простоватым, иногда даже слишком. Возможно это и в самом деле лишь искусная маска. Тогда ты и в самом деле в беде. По крайней мере я на твоем месте спал бы в полглаза, пока находишься на базе Ястребов.
  Ко мне подошел Дейтес.
  - Поздравляю, Вит. Совет единогласно проголосовал за то чтобы признать тебя человеком и принять в Братство. Достопочтимый Терн решил оказать невероятную честь и взял тебя в ученики. - тон охотника был скорее озабоченным чем радостным. Поступок его соперника за влияние в Совете крайне озадачил его.
  - Я могу отказаться от данной чести?
  Глава гильдии боевых магов внимательно вгляделся в меня и усмехнулся:
  - Не можешь... а ты не глуп, парень. Быть учеником Терна для тебя и в самом деле опасная затея. Я думал сам обучать тебя всему. Единственное что я смог сделать - это взять шефство в развитии твоих магических способностей. По крайней мере у тебя будет несколько часов в сутки чтобы отлеживаться и приходить в себя после тренировок Ястреба. Сам Терн вряд ли унизится до того чтобы подстроить несчастный случай со смертельным исходом, но в его окружении немало ястребков, которые вполне способны сделать это. В общем, извини, но доверять ты не можешь никому.
  - А вам... Я могу ВАМ доверять? - спросил я прямо, пытаясь прочитать хоть что-то на невозмутимом лице охотника. Разумеется, тщетно.
  - До известного предела. Кто знает? Вдруг ты и в самом деле станешь для нас угрозой. - ответил Дейтес после некоторой паузы. По крайней мере честно. - Совет согласился считать тебя полезным, но также и потенциально опасным.
  
  
  - Если Вит полностью оправдан и принят в Орден, то я думаю нет смысла наказывать моего ученика Гледена, - сказал Дейтес с довольной улыбкой.
  Терно хищно по-ястребиному усмехнулся и решительно покачал головой:
  - Твой ученик, старый друг, нарушил сразу два основных закона Братства. Хоть и правильно, как выяснилось, нарушил, но все же... он должен понести наказание. Иначе Орден превратится в бордель.
  - Сейчас не самое лучшее время отправлять нашего лучшего боевого мага несколько лет прохлаждаться в Монастыре Создателя, - нахмурился глава Гильдии Леопардов.
  - Зачем несколько лет, зачем прохлаждаться? - широко улыбнулся главный ястреб, - раз он маг, то пусть учится ... у братьев магии Создателя.
  Дейтес скривился, как от зубной боли, а на лице Гледена было написано, что лучше бы его скормили вурдалакам.
  Глава артефактников весело оскалился: шутка ему явно понравилась. С боевыми магами у него были традиционные трения.
  - Месяца на три?
  Оружейник расхохотался:
  - Пожалейте братьев. За это время Гледен им монастырь спалит. Месяца вполне хватит, иначе настоятель наложит на себя руки.
  На том и порешили.
  Молодой маг слегка ожил. Видимо, терпеть монастырь тридцать дней было вполне посильным делом.
  Когда Совет перешел к следующим вопросам повестки дня, а нас выставили за дверь, я полюбопытствовал у Гледена чем ему так не понравилось наказание.
  И узнал следующее: Орден был на ножах со многими религиозными сектами, так как в некоторых случаях распространял долг по защите людей на чересчур рьяных религиозных фанатиков или жадных святош, обирающих паству. А вот с Церковью Создателя напротив было вполне мирное и дружелюбное сотрудничество.
  Братья не пытались пудрить мозги верующим, не выставляли себя единственными посредниками между Всевышним и людьми, не делали мрачных пророчеств и странных откровений, не отличались стяжательством.
  И взывая к Создателю, получали особую силу. Сродни магии, но основанную на другом принципе.
  - Так что же в этом плохого? - удивился я. - Это здорово когда есть возможность воззвать к Богу и знать, что он отзовется и поможет.
  Гледен не ответил, только странно и как-то очень нехорошо посмотрел на меня.
  Разъяснил ситуацию Шерш:
  - Вит, ты, болван. Когда, наконец, начнешь включать голову? Суть магии, суть пути мага это самоконтроль и контроль над окружающим тебя миром. Взывая к Создателю, ты отказываешься от контроля над окружающим миром, вверяешь себя на волю Абсолюта, о целях, задачах, намерениях, которого ты можешь только догадываться.
  Для любого мага лучше тысячу лет трудиться над неподъемным заклятием чем один раз воззвать к Творцу.
  - Но ты говорил, что маги охотников верят в Создателя...
  - Не верят, Вит, а знают... это в вашем отсталом мирке верят...смысл шутки в том, что Создатель не скорая помощь и не пожарная команда, Он не обязан отвечать на твой призыв. Творец может решить, что твоя проблема не стоит его внимания или, что ты сам в силах справиться... либо вообще оказаться слишком занятым. Он, знаешь ли, довольно деятельная сущность.
  Поэтому магам Ордена очень близок ваш земной принцип: 'на Бога надейся, а сам не плошай'. Тренироваться в магии Создателя для них все равно, что заранее расписаться в собственном бессилии в управлении окружающим миром.
  
  
   Мысль о том, что жители Сопредельных миров ЗНАЮТ о существования Создателя, но при этом не спешат падать ниц перед Его изображениями и возносить мольбы и просьбы к Его ушам, меня поразила.
  -Не будь идиотом, Вит, - фыркнул обруч. - это в вашем диком мире слабоумные верят в то, что побившись головой о камни, вытерев коленями пол в храме или поцеловав деревянные ноги идола, можно добиться исцеления, прощения или благосостояния. Не надо трудиться, работать мозгами, проливать пот и напрягаться, просто кидай поклоны и ползай на пузе, и все у тебя будет. Манна небесная. Тьфу. В Сопредельных мирах (по крайней мере, в тех, что магически развиты) знают, что просить Создателя можно только в самом крайнем случае, что-то невозможное, когда сам не в состоянии это сделать. Он не один из смешных мультяшных бурундуков. Подряжать Его на разные мелочи, вроде покарать мерзкого Т/рскана или добиться любви прекрасной Айгюнь - бесполезная затея.
  - Стоп, - сказал я. - В моем мире есть масса свидетельств о всевозможных чудесных...
  - Вит, не будь наивным дурнем, - рассмеялся циничный Шерш, - большая часть этих свидетельств - откровенная подделка, сфабрикованная вашими жрецами... а то малое количество истинных ... у Создателя довольно странное чувство юмора. Он может и помочь тем кто Ему приглянулся. Но рассчитывать на Его помощь все же не стоит, лучше полагаться на собственные силы. Так как-то надежнее.
  У меня в голове закрутилась фраза обруча о том что у Творца можно просить только невозможное. Считается, что победить метаморфа внутри себя, справиться с Инфекцией дело сверх человеческих сил... может божественное вмешательство здесь поможет?
  И я решил напроситься в спутники к паломнику по Святым местам Гледену.
  Тот сначала проворчал что-то злобное (видимо, успели достать шутки собратьев по посоху), затем он задумчиво почесал подбородок и спросил сочувственно:
  - Надеешься, что Он избавит тебя от твари внутри?
  Я кивнул.
  - Не знаю что и сказать, - маг пожал плечами. - с одной стороны меня всегда учили, что нужно всего добиваться собственными силами, что нет предела собственных возможностей, что терпенье и труд все перетрут, с другой... в твоей ситуации не то что к Богу, к подземным демонам за помощью помчишься во все лопатки.
  Только вот что, Вит, не рассчитывай слишком на многое. Скорее всего, Он будет занят и не услышит. Кроме того, в монастырь не может проникнуть никто из нечисти. Там стоит мощная защита. Если мет внутри тебя окажется сильнее определенной степени, то ты просто не сможешь войти внутрь. Сгоришь.
  Также может оказаться, что Он решит, что ты сам способен справиться с инфекцией. Тогда лишь зря потеряешь время на паломничество.
  - Готов рискнуть. У меня все равно нет богатого выбора,- я улыбнулся. - Если Бог не поможет, хотя бы появится надежа, что смогу выпутаться сам.
  
  
  Монастырь впечатлял, завораживал. Высоко на скале над бьющейся стихией океана стояло огромное здание вырубленное из целого куска камня.
  - Впечатляет, не правда ли? - усмехнулся маг, заметив, что я стою, разинув рот. - И главное, совершенно непонятно как братья смогли его вытесать из такого большого куска скалы, не прибегая к магии. И как они перетащили такую громаду на утес? Достоверно известно, что камень, из которого сделан монастырь не местный.
  - С Божьей помощью? - предположил я.
  Гледен скривился:
  - Вот еще. Смысл Ему помогать толстопузым монахам? Те сами вполне в состоянии с мастерком и кирпичами поработать. Или в крайнем случае паству напрячь...
  Мы подошли ко входу в обитель, где на скамеечке тихо про себя молился (или медитировал) молодой еще безусый монашек в белой хламиде.
  - Мы к настоятелю, - громко сказал Гледен и потряс монашка за плечо.
  Тот далеко не сразу вынырнул к нам из духовного мира.
  - Чем могу быть полезен? - спросил он безмятежно. В его глазах было столько мира и гармонии, что я едва не заплакал от зависти и ощутил острое желание остаться в монастыре навсегда.
  - не советую, - хихикнул Шерш, - у братьев очень строгая диета. Без мяса и рыбы. Тебе не понравится. И с женщинами полное воздержание.
  - Это не наши методы, - согласился я, еле сдерживая вздох огорчения.
  -А вообще хорошая идея, - обруч задумался. - Заслать тебя сюда лет на тридцать, чтобы жесткими постами и непрестанными молитвами заморить метаморфа внутри тебя.
  - От такого образа жизни я помру куда быстрее твареныша. - забеспокоился я.
  - Надо будет предложить Гледену, - рассмеялся вредный артефакт. - шучу-шучу.
  - Мы к настоятелю, - повторил маг нетерпеливо. - Посланники Ордена.
  Монашек отвесил нам вежливый полный достоинства поклон:
  - Следуйте за мной, я вас провожу. Почтенный Дуфус ожидает вашего прибытия.
  Внутри монастыря располагался цветущий сад с аккуратными посыпанными гравием дорожками, удобными скамейками, на которых сидели монахи. Братья читали, беседовали. По их лицам не было видно, чтобы они изнуряли себя жесткими постами. Скорее наоборот, выглядели любителями воздать должное не только духовной, но и земной пище. Я понял, что Шерш шутил насчет жесткого поста.
  А их настоятель, который ждал нас в своем кабинете, склонившись над большой книгой, так и вовсе отличался большим брюшком.
  - Настоятель Дуфус, - Гледен отвесил вежливый поклон. Я последовал его примеру. - Совет прислал меня для прохождения обучения...
  - Я в курсе, юный чародей. Совету Ордена пора бы запомнить, что у меня здесь не заведение для наказания провинившихся магов, - недовольно прервал его настоятель. - Скертус. - позвал он.
  Проводивший нас монашек вернулся.
  -Напиши от моего имени почтенному Терну категорическое требование, чтобы он больше не засылал сюда магов. И приложи к письму ящик нашего лучшего вина, чтобы это не звучало слишком грубо..
  Скертус убежал выполнять его поручение.
  -Так как по твоему лицу, магистр Гледен, я вижу, что магия Создателя тебе все еще не интересна, то предлагаю, как обычно, отдохнуть четыре недели в комнатах для паломников. В тех, что поближе к нашему винному погребу.
  И тут я ляпнул большую глупость:
  - А разве вы не попытаетесь спасти его душу?
  Маг с настоятелем переглянулись... удивленно, затем рассмеялись.
  - С душой у Гледена все в порядке. Он посвятил свою жизнь борьбе за покой и счастье других людей. А вот ваша, молодой человек, из-за Инфекции и в самом деле под большой угрозой.
  - Я поэтому и приехал сюда. Вдруг, Он поможет.
  - Тогда на ближайший месяц ваши пути с Гледеном серьезно разойдутся, - усмехнулся настоятель. - Маг будет проводить время, дегустируя наши лучшие вина и споря с братьями о природе вещей, а ты... ты будешь готовиться...
  - К чему? - на секунду я испугался, что почтенный Дуфус скажет: ко встрече с Создателем. Видимо, на моем лице этот испуг нарисовался очень явно, поэтому настоятель рассмеялся:
  - Встречаться тебе с Ним еще рано. Будешь готовиться к разговору. Отвечает Он далеко не каждому, но курс правильных молитв серьезно повысит твои шансы.
  
  
  
  
  
  
  - Курс молитв? - я почесал затылок. - А разве взывать к Нему не бесполезно?
  -Кто тебе сказал подобную глупость? - искренне удивился настоятель.
  Пришлось заложить своего металлического наставника.
  -Нашел у кого получать информацию о Создателе. - усмехнулся Дуфус. - артефакт Ордена. Это точка зрения магов, которые по своей сути индивидуалисты. Она не то чтобы совсем неверна, просто однобока. Это позиция сильных и уверенных в себе людей. В самом деле, Создатель редко сам отвечает на просьбы и напрямую вмешивается в происходящее, но ... когда ты молишься... правильно молишься, то получаешь доступ к Его силе, разлитой вокруг нас, растворенной в пространстве. Она есть везде: в воздухе, в воде, в земле, в огне.
  Чтобы ею пользоваться и творить чудеса, не нужно обладать магическим даром. Нужно верить. Истово.
  Пусть молитвы, как правило, не дают таких быстрых и зрелищных результатов, как заклятия, но молитвой ты можешь очистить и исцелить разум, душу, тело. Маги слишком горды, чтобы обращаться к Богу.
  - В моем мире гордыня тяжкий грех, - блеснул я религиозными познаниями.
  - В нашей религии - глупость самый тяжкий грех. Гордыня лишь ее следствие. Как лень, чревоугодие, сладострастие...В любом случае, стоит молиться. Даже если Сам не отвечает, то может ответить Его сила. И даже если не получишь исцеления, то сможешь очиститься от негативной энергии, наберешься сил.
  Дуфус протянул мне листок бумаги, на котором было написано следующее:
  
  
  - Очень важно в молитве-очищении проговаривать четыре ступени.
  Первая: прости меня. Не в плане прости глупого убогого, ущербного, а прости, что не могу (пока) достичь той степени совершенства и развития, которую вложена в меня Тобой.
  Вторая: Мне очень жаль. Мне очень жаль, что мир вокруг не соответствует Твоему плану, что он искажен, и что я так мало делаю для его исцеления и улучшения.
  Третья: Спасибо. Спасибо Тебе за то, что я есть. За ту прекрасную и разнообразную Вселенную. За все то что мне дано. Большая ошибка обращаться к Творцу только с жалобами, просьбами, нытьем. Очень важно поблагодарить Его за Творение.
  Четвертое. Я люблю Тебя. Люблю созданную тобой Вселенную. Все то хорошее, что есть в жизни.
  Охотники в своей войне слишком пропитались ненавистью. Она сушит их сердца и души, ослабевает их волю. Все что ты делаешь в жизни - делай ради, а не вопреки. Ради любви, а не из ненависти.
  Очень большая глупость по привычке монотонно твердить слова заученной в детстве молитвы. Это верный путь не к Богу. а от Него. Слишком многие воспринимают утренние и вечерние молитвы как простой ежедневный ритуал вроде умывания или чистки зубов. Таким способом до Него не дозовешься. Если тебе есть что сказать Ему - говори. Но это должно быть искренне от самого сердца. Все понял?
  Я неуверенно кивнул.
  -Тогда иди в парк и молись. Скертус покажет тебе скамью для паломников. Удивительно, но Он чаще всего отвечает именно там. Хотя, возможно, Ему просто нравится поющее дерево.
  - Какое-какое дерево?
  - Сам увидишь. Извини, Вит, но у меня сейчас очень много дел. Если что-нибудь понадобится - обращайся к Скертису.
  Дерево на самом деле пело. Большое раскидистое ветвистое. Оно покачивалось и мурлыкало что-то себе под нос ... или под крону. Ведь всем известно что у растений носов не бывает. Одним словом, чудо-дерево.
  - Магия? - спросил я изумленный.
  Монашек покачал головой:
  - Это настоятель привез откуда-то.
  На скамейке, к которой меня вели, уже кто-то сидел. Когда мы подошли поближе, я увидел, что это девушка. Очень красивая. Я сразу с некоторым стыдом поймал себя на фривольных мыслях. Интересно а здесь в местных кельях достаточно широкие и удобные кровати?
  Скертус смущенно поскреб подбородок.
  -Вам придется или подождать или разделить гармонию этого места с нашей гостьей.
  - А разве женщинам не запрещается появляться в монастыре? - я смутно помнил по прежней земной жизни о раздельном монашестве.
  - Нет. С какой стати? - удивился Скертус.
  - Разве женщины не отвлекают монахов от духовных исканий и молитв, от Бога?
  - Как женщина, Его создание, может отвлечь от Творца? - монашек сочувствующе покачал головой. - В вашем родном мире, полагаю, была очень странная и неправильная интерпретация Его намерений и деяний.
  Я согласно кивнул головой:
  - Странный и неправильный - это очень точно о моем родном мире.
  Я сел на скамейку рядом с девушкой. Она молилась настолько сосредоточенно и усердно, что даже не заметила моего появления.
  Я решил последовать ее примеру. Хотя бы попытаться. Тщетно. Близость особы женского пола пробудила метаморфа.
  - Создатель Всемогущий...
  - ... какая аппетитная самочка, - восхищенно пробубнил темный.
  - помоги мне...
  - ... ее во всех позах.
  Я сбился с духовного настроя и решил прервать молитву. Что-то мне подсказывало, что пока девушка рядом, это бесполезно. Лучше будет вернуться позднее, когда заветная скамейка будет свободной.
  - Эй, ты куда пошел. Такую кралю упускаешь. Эй, самка, познакомимся? - мысленно возопил мет.
  Девушка как ни странно услышала этот призыв.
  Она открыла свои ярко-желтые глаза с вертикальными как у кошки зрачками, показала в усмешке острые зубы хищника и спросила шипя от гнева:
  - Уввверен, чччто хоччешшшшшшь?
  Я от такого неожиданного зрелища впал в столбняк, но метаморф был уверен за нас троих. Он послал незнакомке мыслеобраз, в котором демонстрировалась настолько пошлая и извращенная сексуальная позиция, что я покраснел и поспешил извиниться:
  - Простите, сударыня, это не я... это темный.
  Кошачьи глаза с минуту сверлили меня, затем изящная ладошка нежно погладила по моей щеке и неожиданно больно цапнула.
  Я отшатнулся, а девушка слизнула со своих когтей капельку крови и сладко промурлыкала:
  - Тень Повелителя шалит в тебе, человечек. Я это чувствую, и принимаю твои извинения. А этому засранцу внутри себя передай, что если мы с ним еще раз встретимся, когда он будет управлять твоим телом, то я сделаю следующее.
  У женщины-кошки была очень богатая фантазия.
  - Я обязательно найду тебя, сладкая, - весело ответил темный, - сожрать твое сердце будет большим удовольствием.
  Но незнакомка уже ушла, поэтому хвастливое заявление мета осталось безответным.
  - Она ведь не человек? - спросил я пораженный до глубины души.
  -Аршденн. Светлый оборотень. Не думал, что они еще остались.
  - Стоп, - я почувствовал, что немного запутался, - ты говорил, что есть обычные оборотни, разумные... а светлые это как?
  -Оборотни - отголоски древней Великой войны. Были нужны сильные почти неуязвимые солдаты. Первыми стали делать оборотней Темные. Светлым пришлось создавать ответ. Эта девушка - потомок воинов Света.
  - Так вот почему она не поддается моим чарам. - задумчиво сказал мет. - и поэтому Мастер так упорно стремится уничтожить их всех.
  Я оставшись в одиночестве снова попробовал молиться. Мне никто больше не мешал. Метаморф спасаясь от светлой волны вызванной молитвой спрятался в самых дальних задворках подсознания.
  Возможно из-за недостатка страстности и искренности, Он не ответил, но молитва очистила мой дух и разум, укрепила волю. Я явственно почувствовал прикосновение Его силы. Теплое, ласковое, светлое, жизнеутверждаюшее. Дающее понимание, что я все могу сам. Что Его сила всегда вокруг и внутри меня, что Его помощь всегда со мной, что Его нужно искать не где-то в глубинах самых дальних Галактик, а глубоко внутри меня самого
  Духовные подвиги разожгли мой земной аппетит. Я разыскал Скертуса и попросил показать дорогу в трапезную.
  Там оказалось довольно оживленно.
  Десятка четыре братьев в монашеских рясах сидели вокруг Гледена и внимательно его слушали, впрочем, не забывая поглощать вкусное мясо с овощами и запивать еду еще более вкусным пивом.
  Так мне подсказали мои чуткие благодаря инфекции органы обоняния.
  Маг рассказывал братьям как уберечься от вампиров. Я взяв на раздаче еды и вкусного напитка, на который производители не пожалели солода, тоже сел неподалеку послушать.
  Как ни странно, но оказалось, что большинство земных поверий про кровососов вполне достоверно. Вампиры из-за чрезвычайно хорошего обоняния на дух не переносят чеснок, лук, перец и дешевый сивушный алкоголь, хотя и являются большими любителями хорошего коллекционного красного вина.
  Живые мертвецы терпеть не могут солнечный свет и ультрафиолет. Но вопреки земным байкам, вампиры вовсе не отличаются огромной силой, они как правило, слабее обычного крестьянина с вилами.
  Кровососы берут верх над своими жертвами за счет огромной скорости или подавляли их волю с помощью магии крови.
  Невероятная жесткость и хитрость делали вампиров очень опасными врагами для охотников. Кроме того, кровезависимые всегда жили и охотились стаями.
  Лучше всего от кровососов помогали артефакты 'Веселое солнышко', орденского или вавилонского производства. Жесткий пучок ультрафиолета оставлял от нежити лишь горстку пепла. Также неплохим средством были осиновые колья, но бегать с ними за подвижными вампами - дело весьма неблагодарное и крайне опасное, разве что подловить момент когда твареныш отдыхает от трудов праведных, переваривая кровь жертвы.
  Братья в ответ поделились своими рецептами: так тварь рассыпается от удара серебряным символом творца. Сказавший это дюжий монах со статью кузнеца с гордостью потряс пудовым на вид серебряным деревом (В сопредельных мирах в отличии от Матушки Земли символом Бога был не крест - знак смерти, а дерево знак жизни).
  Другой брат посоветовал святую намоленную воду, которая обжигает всю нечисть, в том числе и вампиров, словно кипяток.
  Кроме того, помогает искреннее от чистого сердца пожелание именем Создателя отправляться в ад.
  - Еще вампиренышам хорошо отрывать головы, - тихо сказала подошедшая ко мне девушка-светлый оборотень. - У них шейки хлипкие. Правда этот способ не для слабых человечков.
  Я чисто из выпендрежа выпустил когти-кинжалы, задумчиво полюбовался ими и усмехнулся:
  - Можно просто срубать кровососам головы когтями.
  - С вампами эти овощерезки тебе может и помогут, а вот со мною вряд ли, - она вытащила из кармана длинное ожерелье, где среди сотни различных клыков выделялись два метаморфовских.
  Я пожал плечами и показал свое, где красовались четыре.
  Девушка посмотрела на меня с удивленным уважением, затем протянула руку и представилась:
  -Кейла. Свободная охотница на нечисть.
  Я пожал ее ладонь, удивляясь силе нежных на вид пальцев и ответил:
  - Вит. Несвободный охотник.
  Кейла усмехнулась.
  - Как же тебя угораздило заразиться Инфекцией и попасть в Орден?
  - Вит, помалкивай, - предупредил меня Шерш.
  - Не слушай дурака железного, - оживился темный. - Заболтай девчонку, навешай ей на уши про свои подвиги и тащи в постель. Представь какая она должна быть гибкая с кошачьими генами.
  Я проигнорировал оба совета и по возможности кратко без рисовки поведал свою историю пока мы ужинали.
  - Довольно необычно, - резюмировала девушка, - с одной стороны тебе не позавидуешь, с другой - ты каждый день испытываешь грань возможного и каждый день ее отодвигаешь. Это очень ценный опыт...
  - ...для человечка? - ехидно уточнил я.
  - Для любого живого существа. - серьезно ответила Кейла. - наше предназначение в жизни... и людей и нелюдей... поиск предела.
  - Расскажи, пожалуйста, о себе и своем народе, - попросил я. - Мне сказали, что вас осталось мало.
  Девушка нахмурилась:
  - А нас никогда и не было много. Первыми оборотней стали делать Темные и, так как идея оказалась вполне удачной, наклепали несметные полчища тварей. Светлые создавали нас немного позднее, внимательно изучив и существенно улучшив проект своих врагов.
  Мы светлые оборотни - первые охотники на нечисть. - сказала Кейла с явной гордостью. - Еще когда Орден еще не был задуман, наш клан уже защищал мирных жителей от хищной нежити.
  - Какая классная девка, - прощебетал темный, - тащи ее на сеновал.
  - Лучше не стоит, - опасливо предостерег обруч. - про них в Ордене жуткие слухи ходят. Мол, если не понравишься или плохо себя проявишь... могут и отгрызть что-нибудь...
  Я подумал, что мне пора учиться глушить темного... а то вылезает со своими неуместными советами в самый неподходящий момент.
  Девушка доела свой ужин, кивнула мне и ушла, пожелав на прощание спокойной ночи.
  Я успел заметить, что перед уходом она бросила на Гледена весьма неласковый взгляд.
  Ситуацию прояснил Шерш:
  - В Клане недолюбливают Орден. Давний спор из-за магического наследства Светлых минувшей эпохи. Клану мало что досталось из древних артефактов и знаний белых магов. Все самое интересное прихватили орденцы. Светлые оборотни, считая себя более полноправными наследниками, затаили обиду. В чем-то обоснованную, я полагаю.
  Маг, закончив беседу с братьями, подсел ко мне за столик и спросил озабоченно:
  - Эта девушка... вы о чем с нею разговаривали?
  - О смысле жизни, - ответил я, пожав плечами.
  - Будь с нею поаккуратнее, Вит. Их создавали для войны, а не для любовных интрижек.
  Я вспомнил вертикальные зрачки, острые зубы, содрогнулся и решительно покачал головой:
  - Не волнуйся, Гледен, такие красотки не по мне. Все равно, что тигрицу соблазнять.
  - Она гораздо опаснее. Опаснее любой женщины и любой тигрицы. Так как является ядерной смесью их обеих. - маг вздохнул. - Как твои успехи на ниве молитв? - он даже не попытался спрятать сарказм.
  - Видимо, не хватает святости, так как Он не отвечает. Зато молитвы сами по себе оказались отличным средством для самоочищения.
  
  
  
  - Завтра с утра покажешь как ты это делаешь, - хмыкнул маг. - Посмотрим чего тебе не хватает. Святости, искренности или ...мозгов.
  - А разве молитва это не сугубо личное дело? - удивился я.
  - Твоя теологическая безграмотность поражает, - сказал Гледен восхищенно. - А как же совместное восхваление Господа Бога? С песнями, плясками? Как думаешь, что вернее привлечет Его внимание: занудное гнусавое завывание 'Господи помилуй' или веселый гимн? Так что составлю тебе завтра поутру компанию.
  - Вместе исполним 'Аллилуйя'? Побудешь за второго тенора? - обрадовался я, - или может быть покажешь какой-нибудь танец, прославляющий Всевышнего?
  Маг расхохотался:
  - Из религиозных плясок мне живо вспоминается только Танец жизни, из мира Черных лун. Очень красивый и артистичный. Только танцуют их молодые девушки-девственницы. Полуобнаженные. Так что в качестве танцора я вряд ли сгожусь.
  На утро маг поднял меня ни свет ни заря. К моему глубокому удивлению он был одет в черную монашескую рясу, а не орденский плащ-хамелеон. До данного момента я всерьез подозревал, что охотники вообще никогда их не снимают... даже в бане.
  - Снимают, - откликнулся ехидный Шерш. - еще как снимают. И в бане, и ... в борделе... а вот в последний путь, если остается, что хоронить, отправляются в плаще.
  - С верным мечом под боком? - мое воображение живо нарисовало мне картинку из фэнтезийного геройского эпоса.
  Обруч невесело хмыкнул:
  - Хороший меч, Вит, как и сильный амулет, вещь дорогая. Мертвым они в общем-то ни к чему, а живым могут пригодиться. Оружие и магические артефакты погибшего охотника делят, как правило, ученики и братья по Гильдии. Жизнь всегда продолжается. Даже если и не для всех.
  - Не знал, что ты монашествующий субъект, - я усмехнулся, осматривая одеяния Гледена.
  - Осталась с моего последнего наказания, - пожал плечами молодой маг. - Лет сто назад я прилюдно убил Гарха императора Империи Таарх. Он был редкостным гаденышем, и в общем-то, все, включая жителей Империи, были чрезвычайно рады такому исходу. Однако, согласно нашим законам Орден не занимается политикой и не вмешивается во внутренние дела государств, поэтому меня сослали в монастырь. Мне в вину поставили даже не факт его смерти, а публичность поступка.
  Увидев мой изумленный взгляд, Гледен начал сердито оправдываться:
  - Это подонок решил повыеживаться. Мол, Орден ему не указ. Стал убивать передо мною молодых девушек, хвастаясь остротой заточки меча. Я не выдержал, отобрал меч и прибил засранца.
  У него было два десятка телохранителей, но никто даже не дернулся, чтобы спасти своего Повелителя. Совет решил, что я явно превысил свои посольские полномочия и отправил меня в этот монастырь на три десятка лет. От скуки стал заниматься виноделием и даже вывел новый сорт вина, а также богословием. Перечитал всю монастырскую библиотеку (оказалось, что у братьев исторические архивы гораздо более древние и полные чем наши орденские, и самое забавное, многие моменты истории трактуют совсем иначе). Так что по вопросу прочтения молитв могу тебя консультировать не хуже самого настоятеля.
  Скамейка у Поющего дерева пустовала, поэтому мы поспешили ее оккупировать. Музыкальное растение бодро исполняло воинственный марш. Похожий на тему Дарта Вейдера из Звездных войн. С кем дерево собиралось воевать хотел бы я знать? С дятлами что ли?
  - Кстати, - усмехнулся маг, - интересный факт: с Поющего дерева много раз отрезали веточки, брали плоды, выкапывали побеги и корни, пытаясь пересадить и вырастить это чудесное растение где-нибудь еще, великие маги жизни и профессоры-ботаники тратили десятилетия и огромные бюджеты, императоры были готовы платить груды золота, но вредное дерево так и не захотело приживаться нигде, кроме парка этого монастыря. Зато из его плодов братья научились делать восхитительную по вкусу настойку, от которой хочется петь.
  По знаку Гледена я начал молиться... через пять минут маг, кисло сморщившись, остановил меня:
  - Позволь пару замечаний. Ты крайне плохо сконцентрирован на том, что делаешь. Если бы ты был моим учеником и с такой фокусировкой учился магии, то я поколотил бы тебя палкой.
  - Но я стараюсь... - возразил я.
  - Стараешься что? Докричаться до Него с помощью силы своего внутреннего голоса? Он ведь не глухой, Вит. Тут не сила призыва нужна, а наполненность. Не понимаешь? Тогда зайдем с другой стороны. Тебя ведь уже научили медитировать? Хотя бы на начальных ступенях? Попробуй соединить молитву и медитацию. Так ты кратно усилишь эффект.
  Я попробовал. Место возле дерева и в самом деле было чрезвычайно удачным для молитв и медитаций. Похоже, сам монастырь был построен вокруг него. Здесь сходились разнонаправленные потоки энергии, и грани между мирами становились тонкими, почти прозрачными.
  Я нырнул в медитацию так глубоко как еще никогда прежде не нырял и оказался в состоянии где время... не то чтобы исчезло, но потеряло свое значение. Спустя минуты, часы или даже дни я услышал Его:
  - Ищи и найдешь, слушай и услышишь, смотри и узришь, - это были слова, которые я услышал, прежде чем меня выпихнули из медитации.
  Я ошарашено потряс головой и увидел Гледена, с жадным любопытством взирающего на меня.
  - Невероятно. Он все-таки ответил тебе, - сказал он ошарашено, - я видел вокруг тебя нечто, что невозможно описать. Бесконечно мощное белое сияние, которое, одновременно, было и красным, и желтым, и черным.
  - Да, ответил, - я вяло пожал плечами, прислушиваясь ко внутренним ощущениям. Благодать на меня вроде бы не снизошла, разве что мет забился в самый дальний уголок подсознания и верещал от испуга. Интуиция подсказывала мне, что Творец мог бы стереть твареныша из моего разума мановением руки ( если конечно у Него есть руки), но не стал этого делать. Почему? Так Создатель сам же мне и ответил. Я должен сам решить эту проблему. Он не нянька.
  - И что Он тебе сказал?
  - Что я должен попробовать сам справиться с тварью.
  Гледен расхохотался, затем посерьезнел:
  - Помалкивай об этом разговоре. Особенно, пока мы находимся в монастыре.
  - Почему это? - удивился я.
  - Тебе уже говорили, что Создатель редко сам напрямую отвечает воззвавшим? Но, наверное, не сказали насколько редко. В стенах этого монастыря Его слышали в последний раз ровно сто тридцать лет назад. На стене возле алтаря в главном зале висит серебряная табличка, говорящая о сем знаменательном событии. Так что есть вероятность, что братья просто оставят тебя здесь как живую реликвию. Посадят на золотую цепь под Поющее дерево.
  - Как ученого кота?
  Гледен потребовал объяснений, и я рассказал ему суть пушкинской истории о чрезмерно богатом коте.
  Маг оглядел меня с сомнением:
  - На ученого ты не тянешь. Скорее на домашнего, отожравшегося на хозяйских харчах.
  - Намек понял. Буду помалкивать. Мне еще рано уходить в духовный подвиг.
  
  *************************************************
  Гледен сидел в своей келье, склонившись над каким-то пергаментом и что-то бормотал себе под нос. Судя по выражению лица сквернословил. Рядом стоял нетронутый кувшин вина.
  - Привет. Заинтересовали жития святых? - полюбопытствовал я.
  -Нет, - проворчал маг. - Один из братьев по имени Кадабриус, в прошлом великий маг, составил формулу заклятия, считающегося в академической магической науке невозможным.
  - Какое? - это обруч опередил меня с вопросом.
  - Заклятие четырех стихий.
  - Бред!!!- безапелляционно заявил Шерш. Затем добавил менее уверенно, - Кадабриус, говоришь? Помнится, он был гениальным теоретиком. И как же старик решил проблему несовместимости стихий?
  Маг грязно выругался:
  - Я не знаю. Ты же помнишь профессора Кадабриуса, Шерш? Он свои формулы всегда записывал в виде занятных ребусов. Считал, что это очень стимулирует студентов к размышлению и развитию. Став монахом, мэтр не изменил своей привычке, и записал формулу-ключ как шараду. Я уже вторые сутки бьюсь над разгадкой, но пока тщетно, - он обвел рукой келью, и я только сейчас обратил внимание на то что не заметил при входе: одна стена была сильно обожжена, на полу булькала лужа, возле окна лежала куча небрежно раскиданной земли.
  - А спросить самого Кадабриуса ты не пробовал? - поинтересовался Шерш. - Мэтр иногда давал студентам подсказки.
  Гледен сердито посмотрел на меня, вернее, на ошейник на шее.
  - Думаешь, такая простая мысль не пришла в мою глупую голову? Братья утверждают, что он ушел в квест лет эдак десять назад. В Дальние миры.
  Обруч невесело хмыкнул:
  - Там можно шляться до следующей эпохи. Надеюсь, мэтр хотя бы жив.
  - А чем так интересно это самое заклятие четырех стихий? - спросил я, показывая потрясающее невежество в магической науке.
  - Как правило, огонь и вода очень плохо взаимодействуют в тесной связке. Или вода тушит, или огонь испаряет, - со вздохом стал объяснять Гледен. - А уж все четыре стихии. Это должно быть очень интересное решение как заставить всю четверку работать вместе.
  - А практическая польза от такого мега-заклятия есть? - полюбопытствовал я.
  Оба умника не нашли, что ответить.
  
  ***************************************
  
  - Ты чего такой смурной? - удивился Гледен.
  Я стал путано объяснять, что надеялся на то, что высшая сила поможет ...
  - Чуда восхотелось? - понимающе закачал головой маг. - Лежишь ты такой красивый и счастливый на наетом от сытой жизни пузе, а оно все само собой образуется. Как там у вас говорится в сказке: по щучьему велению, по моему хотению...? Еда сама собой появляется, а сортир самоочищается. Или еще лучше: безотходное производство. Съел, скажем, кусок мяса, а вышла, например, манная каша. Или яблоко. Порезанными дольками. Красота. И работать не надо. Ты халявщик, Вит, из рода халявщиков. Тебе же говорили, что Создатель это не скорая помощь? Говорили. Тогда чего хнычешь? Ну придется побороться с метаморфом самому. День за днем, час за часом. Сможешь - будешь жить и здравствовать, сорвешься - похороним с почестями, а твое имя впишем в одну из Плит Памяти. В Ордене за его историю скопилось таких плит несколько сотен. И на каждой - тысячи имен охотников, отдавших жизнь ради других. Тебе там тоже найдется местечко, - приободрив меня таким весьма сомнительным образом, Гледен продолжил. - А теперь маленькое изменение наших планов. Обнаружен мир, кишащий вампирами. Кровососы уже успели сожрать всех местных жителей, и готовы растечься по соседним мирам. Для срочной зачистки вызваны все свободные силы Ордена, поэтому Совет решил снять с меня взыскание, а тебе дать шанс помереть как герою, - маг явно был в плохом настроении. - Заодно увидишь, что охотники не даром едят свой хлеб, и какие вампиры на самом деле. А то развелось в последнее время глупых девочек-писательниц, ляпающих слезливые романчики про любовь кровососов. Посмотрели бы как эти твари питаются, мигом излечились бы от своего глупого влечения к ночным тварям.
  Стартуем завтра рано утром. Так что если у тебя есть романтические планы на оборотниху, то сегодня ночью у тебя последний шанс завязать с ней близкую межвидовую дружбу.
  Я еще раз представил острые зубки этой без сомнения красивой девушки и категорически помотал головой:
  - Я пас.
  -Весьма разумное решение. Отрадно видеть, что ты хоть иногда ради разнообразия включаешь голову. Тогда ляг пораньше и постарайся выспаться. Неизвестно сколько продлится охота и как много сил она потребует. Бывает, что не смыкаем глаз по несколько суток подряд.
  Утром мы встали не то что рано, а ни свет ни заря. Я сначала попытался отбиться от будившего меня Гледена, но тот был неумолим, окатив меня для бодрости кувшином холодной воды.
  - Неужели нельзя поспать еще пару часиков? - спросил я, вскакивая с кровати и отряхиваясь от ледяных капелек.
  - Вит, какая основная слабость у вампиров? - строго спросил маг.
  - Боятся солнечного света? - неуверенно сказал я.
  - Отличный ответ, ученик, - похвалил Гледен. - Отсюда вывод: когда на них безопаснее охотиться?
  - Днем? - предположил я.
  - Да ты просто кладезь мудрости. Опять правильный ответ, - восхитился Леопард. - Так вот: если мы хотим попасть в мир, где ожидается охота на вампиров, ровно в полдень, то стартовать мы должны немедленно. Если хотим прибыть к сумеркам...
  - Нет-нет, - спохватился я. - Не люблю ночных прогулок.
  Собрался я быстро. Три минуты и полностью одет, меч на поясе, вещи в походном мешке-рюкзаке.
  - Попрощаешься с монастырем потом, - усмехнулся маг и открыл воронку перехода. - Если жив останешься...
  Видимо, нам в самом деле нужно было спешить, так как мы ныряли из одного перехода в другой практически без отдыха. Из десятого в одиннадцатый меня стало тошнить ...кровью. Гледен скомандовал перерыв, поводил над моею головою руками, шепча исцеляющую формулу до тех пор пока мне не полегчало, затем протянул фляжку с монастырским бренди:
  - Выпей глоток-другой. Придешь в себя. Но смотри не переусердствуй. Кровь пьяного охотника - это лучший коктейль для вампиров.
  После отдыха мы продолжили прыжки-между-мирами. Последняя из этих вымораживающих нутро пыток выкинула нас на каменную улицу небольшого уютного города, состоявшего из одно и двухэтажных кирпичных красивых домиков с острыми черепичными крышами. Не смотря на ясный день и теплую погоду, вокруг было пустынно и необычайно тихо. Как на кладбище. Только ветер лениво играл листьями и бумажками на мостовой. И еще явственно чувствовался запах. Запах крови и разложения.
  Мне стало жутко, по коже пробежал мороз.
  - А где люди? - спросил я, стараясь не стучать зубами.
  - А людей, как ты правильно заметил, уже нету. Всех скушали. - ответил Гледен с холодным гневом. Его глаза превратились в два пылающих белым пламенем провала. - Вокруг по домам в подвалах остались одни вампиры. Прячутся от солнышка, ждут ночи, чтобы выйти на прогулку. Их вокруг сотни.
  - Триста восемьдесят семь кровососов, если быть точнее, - откликнулся обруч.
  Я почесал затылок.
  - Может подождем подмоги? Ты, конечно, крутой, я сам тоже парень хоть куда, но ты уверен, что мы справимся?
  - А как же твое желание умереть героем, Вит? - съехидничал маг.
  - Я недавно поменял жизненные приоритеты. Теперь хочу жить долго и счастливо.
  - Не трусь, Вит, помощь скоро придет. Пока светит солнышко, кровососы будут прятаться. Мы не полезем за ними в подвалы, а будем зачищать с безопасного расстояния. - Маг взмахнул посохом, волшебным образом появившимся в его руках, и в ближайший от нас дом полетело огненное зарево.
  Дом взорвался в вспышке ярко-белого ослепительного огня. До нас донесся отчаянный вой заживо сжигаемых тварей.
  Я заткнул уши, чтобы не слышать эти пронзающие мозг вопли.
  Маг после секундной паузы запустил файерболл, хотя правильнее было бы сказать, файербомбу в следующий дом. Грохнуло так, что в соседних зданиях вылетели стекла.
   Подобное светопредставление разбудило и расшевелило дремавших во время сиесты вампиров.
  До нас донеслось их злобное шипение:
  - Подлые трусы, только и умеют, что убивать безоружных. Ненавижу.
  - Так выходите на честный бой, - весело предложил Гледен, превращая третий дом в кучу обожженных каменных обломков. - Пусть ясное солнышко рассудит кто из нас прав.
  - Что кривишься, Вит? - хмыкнул обруч, - тоже считаешь, что так нечестно? Тогда доставай меч и пошли во внутрь.
  И я, как дурак, достал и пошел.
  Сквозь полуоткрытую дверь проникало мало света, но моим уже не совсем человеческим глазам было прекрасно видно даже самые темные уголки дома. Увиденное меня потрясло до глубины души: на полу гостиной лежал труп молоденькой девушки с разорванной шеей и бледным словно из бумаги лицом, рядом валялся брошенный словно игрушка маленький ребенок, тоже выпитый досуха.
  Мне захотелось срочно кого-нибудь убить. Проснувшаяся от подобного зрелища ярость вскипятила кровь. Метнувшийся ко мне вампир был хорошей мишенью для ее выхода. Я отбросил ненужный меч в сторону и рубанул по кровососу выросшими из моей лапы когтями-кинжалами. Падаль, секундой назад бывшая живым мертвецом, кровоточащими кусками посыпалась на пол.
  Его товарищ, увидев бесславную гибель сородича, понял, что столкнулся с куда более грозным хищником, чем он сам, и попытался сбежать в подпол, но не успел. Вампиры очень быстрые, но не с взбешенными метаморфами им тягаться в скорости. Я настиг его и некоторое время с извращенным удовольствием превращал в мелко нарубленный фарш. В этот момент я вряд ли был человеком.
  - Ну ты и зверюга, Вит, - восхитился мет, - порвал их как тузик... другого тузика.
  С некоторым опозданием вмешался обруч. Он тремя чрезвычайно болезненными ударами в шею вырвал меня из тумана безумия. Я упал на колени, весь мокрый от пота, и в течение нескольких минут дышал как загнанная лошадь, стараясь успокоить сердце, грозящее разорвать грудную клетку.
  - Зачем помешал парню развлекаться? - сердито заворчал темный. - Скучная тупая металлическая погремуха.
  - Ну что? Навоевался герой? - спросил Шерш озабоченно. - Где твой самоконтроль? Ты почти превратился в чудовище.
  - Увидел, что сотворили эти твари и сорвался. Девушку и ребенка жалко, - сказал я глухо и вдруг почувствовал как ко мне подступает жажда. Та что утоляется только кровью.
  Я ошалело с вожделением уставился на красную жидкость, вытекающую из убитых кровососов.
  -Выпей ее, утоли жажду, - мягко предложил темный.
  - Разве вампирью кровь пьют? - удивился я, сглатывая слюну. Пить хотелось неимоверно. - Думал, что только человечью и звериную.
  - Смотря кто, - усмехнулся мет. - Сами вампиры, разумеется, не пьют, а вот Повелители... случается. Если человеческая кровь свежая вкусная похожа на молодое вино, она бодрит и веселит, то вампирья как бренди многолетней выдержки. Ее нужно смаковать небольшими глотками, чувствуя вкус и аромат, вытягивая копившуюся столетиями темную силу.
  Твареныш говорил это так искренне и завлекательно, что я даже облизнулся от предвкушения.
  - Выпьешь вампирью кровь - возврата не будет, - предупредил Шерш.
  - Почему не будет? - удивился темный. - Пил же он звериную кровь в гостях у блохастых. И ничего с ним не случилось. Сам посуди. Получается, что Вит зря пустил на фарш двух вампов, а так мог бы забрать всю их силу себе.
  - Про собирание силы поподробнее, пожалуйста, - вежливо попросил обруч.
  - Ой - пискнул как проштрафившаяся мышь мет и заткнулся.
  - Болтун находка для шпиона, - усмехнулся я. - Получается, что метаморфы способны забирать силу у нечисти, так же как нечисть забирает ее у людей?
  Темный молчал как сволочь, тем самым превращая мой вопрос в утверждение.
  - Интересно получается. Но не значит ли это, что там где есть множество накаченных силой вампиров...
  Я, подобрав с пола меч, резво выскочил на улицу. Вовремя.
  Там шла схватка.
  Гледен, наверное, очень сильно удивился, когда к нему из одного из домов метнулось на честный бой четверо устойчивых к солнцу вампиров. Без сомнения, еще больше его поразила их невосприимчивость к огню файерболов. А затем пришел черед удивляться уже четверке метаморфов. Так как это были именно они в личине кровососов. Маг охотников против ожидания оказался великолепным мечником. Он спокойно, почти без напряга, отбивался сразу от четырех атакующих с разных сторон противников и даже успел отсечь одну чересчур загребущую лапу.
  Мое появление смешало рисунок сражения.
  Пара метов кинулись наутек в противоположную сторону, а вторая двойка рванула ко мне.
  - Темный, - спросил я, подавляя страх и изготавливаясь к бою, - а какие бонусы дает кровь метаморфа?
  Твареныш пробулькал неуверенно:
  - Не знаю. Ее еще никто не пил на моей памяти.
  - Значит проверим опытным путем. По марксизму критерием истины является практика. Не пускать же двух откормленных силой метов на корм червям? - нагло заявил я и храбро бросился навстречу атакующим, размахивая мечом, как рязанская баба коромыслом.
  Разумеется, с моей стороны это было безумием. Два взрослых опытных монстра против одного недомета. Чтобы порвать меня на мелкие ленточки им бы хватило десяти секунд. Но на мое счастье Гледен не дал им и пяти. Метаморфы всего-то и успели, что отнять меч, порвать плечо и бедро в клочья, прежде чем маг снес им головы сзади. Не очень спортивно, но рыцарство у охотников никогда не было в чести. Поэтому они еще и не перешли в разряд легенд.
  Я раненый упал рядом с убитыми тварями и смотрел как из них нехотя вытекает густая темно-красная кровь, чувствуя, что Жажда вот-вот сожжет мои внутренности, затем плюнул на все ограничения и запреты и припал к одному из трупов, ловя губами драгоценную влагу.
  Когда я закончил ... трапезу, чувствуя невероятный прилив сил, то обнаружил, что Гледен стоит в некотором отдалении с обнаженным готовым ударить мечом и внимательно как-то нехорошо на меня смотрит.
  Я пожал плечами: мол, хочешь - любуйся, потом нахально выдрал из голов метов по зубу себе на ожерелье, хотя вряд ли их можно было считать 100 % моими трофеями. Без помощи мага твари сами сейчас делили бы мое тело на сувениры.
  - Ну и как кровь метаморфа на вкус? - строго спросил Леопард.
  - Дерьмо, - честно ответил я. - Звериная намного лучше. Чище. Честнее. Зато Жажда унялась.
  - Ты все еще человек? - продолжил спрашивать маг.
  - Наверное, уже нет, раз питаюсь всякой невкусной падалью. Ты прикончишь меня прямо сейчас, или я успею повесить на свое ожерелье еще несколько клыков?
  - Один клык верни, - хмыкнул Гледен, - поделим трофеи пополам.
  - Может сделаем из черепов чаши для вина? В моем мире так развлекались в древности, - предложил я.
  - Ну надо же, - восхитился маг. - Твой мир явно небезнадежен раз рождает такие оригинальные идеи. Сначала давай закончим работу, а потом займемся мародерством. Еще осталось масса неочищенных домов. Да и меты бродят где-то рядом. Только держись так, чтобы я тебя видел. Понял? И за спину мне не заходи. Я пока не на 100 % тебе доверяю. Одно неверное движение и ... полетела душа вниз.
  - Так на мне же ошейник. Со смерть-контролем. И вообще я вряд ли смогу прыгать. Я же ранен, - и с изумлением уставился на свои целые конечности.
  - Если раненый выпьет вампирьей крови (и его не вытошнит), то раны затягиваются почти мгновенно, - усмехнулся Гледен. - в империи ДААВ их кровь считается лучшим целебным элексиром, а яй... некоторые части тела оборотня используются для лечения от мужского бессилия. Забавно, но в этой империи нечисть почему-то плохо размножается.
   - А разве выпивший кровь вампа сам не становится... - удивился я.
  - Нет, трансформирующий яд у кровососов располагается в верхнем зубе. Он вызревает раз в двадцать-тридцать лет и годится на одну-единственную инъекцию. На наше счастье. Иначе Сопредельные миры кишели бы вампирами.
  - Но зачем мы зря палим кровососов? Раз они денег стоят? - задал резонный вопрос я.
   - Возьми пару бидонов и можешь пойти их подоить. Один, - предложил Гледен. - Только не забудь мой юный друг, что эти коровки кусаются, лягаются и могут сами тобою пообедать.
  - Лучше в следующий раз. Когда будут бидоны.
  Маг, не теряя меня из виду, продолжил крушить город с усердием достойным лучшего применения.
  - Интересно насколько его хватит, - подумал я.
  - Еще на два десятка домов, - ответил мне Шерш, - потом его кристаллы энергии иссякнут. Все-таки мы в монастырь, а не на войну отправлялись.
  - А затем, когда магия иссякнет?
  - А затем ты сможешь досыта вкусить честной охоты на вампов. По крайней мере до заката. После заката оставаться здесь -полное безумие. Убьем вампиров сколько сможем и убежим.
  - А где другие охотники? - полюбопытствовал я.
  - Этот мир был довольно густонаселенным. Здесь много городов и сел. Какие-то команды уже прибыли и вовсю зачищают соседние населенные пункты, какие-то еще на пути сюда.
  
  
  Все хорошее в жизни заканчивается. В том числе и мана в кристаллах энергии.
  Гледен тяжело оперся на посох и устало выдохнул:
  - Я все. Пуст. А ты, Умник?
  - У меня есть пара кристаллов, Глед, но их лучше оставить на обратный путь. Если ты, конечно, не решил осесть в этом мире надолго, - ответил Шерш. - Придется вам мечами позвенеть. Надеюсь ты не забыл как это делается?
  Маг шустро спрятал посох и достал меч:
  - Побудешь за героя, Вит. Пойдешь в первой линии атаки.
  - Может я лучше труса сыграю и спрячусь за твоей спиной? И вообще я очень скромный.
  - Ответ отрицательный. Если ранят тебя, я смогу отбиться, вытащить твое тело на свежий воздух и исцелить, а ты не сможешь. Идти на корм вампирам пока не входит в мои планы, поэтому ты впереди. Заодно оценишь тактику работы охотников, когда им не повезло остаться без мага, на собственной шкуре.
  Гледен подошел к ближайшему целому дому, с любопытством заглянул в окошко, затем пинком вынес дверь и закинул туда жемчужно-белый шарик.
  - Глаза береги, - скомандовал он за секунду до ослепительно белой вспышки.
  Раздался отчаянный вой вампиров, которым яркий свет явно не пришелся по вкусу.
  - А теперь вперед, пока кровососы не очухались, - маг втолкнул меня во внутрь. Я вбежал, размахивая мечом и оглядываясь вокруг.
  Сзади по обе стороны двери валялось два вампа. Видимо, готовили засаду.
  Они катались по полу и выли от боли, пытаясь сорвать с себя обугленные лоскуты кожи.
  - 'Ласковое солнышко' в действии, - усмехнулся Шерш, - не стой столбом, Вит. Кончай их пока не очухались. Вампы очень быстро регенерируют.
  Я двумя точными ударами лишил тварей подобия жизни.
  В дом очень осторожно вошел Гледен.
  - Я чувствую, что где-то прячется еще один, - сказал он напряженно озираясь по сторонам.
  - В подвале?
  Маг посмотрел на пол и покачал головой:
  - Скорее наоборот.
  Мы осмотрелись вокруг и увидели лестницу, ведущую на второй этаж.
  -Хитрый сволочь, - выругался Гледен, - или осторожный. Вит, ты как самый бесполезный и наименее ценный член команды, идешь впереди. Работает артефакт следующим образом: сжимаешь, кричишь 'люминас' и бросаешь.
  Я взял шарик в руку и едва не выругался - 'солнышко' было обжигающе горячим.
  Ступеньки лестницы отчаянно скрипели под моим весом, сигнализируя притаившемуся вампиру о приближении обеда. Воображение живо нарисовало мне улыбающегося кровососа с ножом, вилкой и подвязанной под шею салфеткой.
  Я толкнул дверь и бросил артефакт внутрь комнаты. Полыхнуло так что я едва не ослеп даже сквозь плотно зажмуренные веки. Только вот крика боли от кровососа я не дождался.
  - Значит где-то совсем хорошо схоронился, - прокомментировал Гледен, неожиданно возникая за спиной. Чем едва не довел до преждевременного инфаркта. В отличие от меня он поднялся по лестнице абсолютно бесшумно.
  Мы тщательно, но безуспешно обыскали все помещения второго этажа, затем остановились у стоящего в углу здоровенного сундука, запертого на замок.
  - Любопытственно, - хмыкнул маг, сбивая замок рукояткой меча.
  Внутри оказалась хорошенькая молоденькая девушка с огромными испуганными глазами.
  - Неофитка, - определил Гледен, поднимая меч.
  - Погоди, - мне вдруг стало жалко симпатичную находку. - Шерш, кажется, говорил, что вампиризм лечится.
  - Да. Серебром и осиновыми кольями. - сердито сказал маг. - Нам некогда с нею возиться, Вит. И нет возможности таскать ее за собой. Как ты это себе представляешь под ясным солнцем?
  - Вообще-то светобоязнь на первой стадии вампиризма не очень велика, - напомнил магу обруч.
  Тот выругался:
  - А тебя, всезнайка, никто не спрашивал.
  Гледен задумался.
  Девушка жалобно захныкала, дрожа от страха:
  -Не убивайте меня, пожалуйста.
  - С собой не возьмем, - решил маг, - будет обузой. Пусть посидит пока в сундуке. Не забудем - заберем.
  Он запихнул находку обратно, закрыл крышку и запечатал хранилище неофитки заклятием.
  По пути к следующему дому Гледен все ворчал, что лечение вампиров обходится в копеечку, что дешевле их...
  Шерш возражал ему в том смысле, что девушка молодая... отработает.
  - В этом всего один, - сказал маг, прислушиваясь к своим ощущениям, - только он...
  - ...очень старый и очень сильный, - добавил Шерш. - Как бы даже не князь в их иерархии.
  - Вряд ли, - возразил Гледен, - у князя была бы свита. А этот один.
  - Статус пустая формальность. Этот может быть даже опаснее обычного князя.
  - Что за князь такой? - потребовал я разъяснений.
  - Если вампиру повезет уцелеть в течение пары тысяч лет, то он постепенно, собирая силу своих жертв, превращается в мегавампира, в князя, в тварь, которая быстрее и сильнее обычного кровососа в разы. Поэтому предельная осторожность, Вит. Он вполне может уделать нас обоих, не особо напрягаясь.
  Маг разбил оконное стекло и закинул во внутрь сразу три шарика. Полыхнуло светом так, что весь дом ходуном заходил. Изнутри раздался полный боли и ярости вой.
  - Вперед, - скомандовал Гледен, вышибая дверь. - Похоже, он ранен.
  Мы бодро забежали в дом, держа мечи наизготовку.
  Секундой позже выяснилось, что древний кровосос нас обманул.
  Он невредимый выскочил из шкафа и отправил мага в нокаут, затем повернулся ко мне, сделал небрежное движение, и мой меч отлетел в сторону. Его когти метнулись к шее, готовясь порвать горло.
  В который раз меня выручил Шерш. Он принял на себя удар когтей, спасая мою жизнь, и шарахнул кровососа молнией. Вампир сделал невероятное: умудрился уклониться от нее. Затем еще от одной. И еще.
  Обруч завопил испуганно:
  - Хватай Гледена и беги на улицу, - и шарахнул в сторону кровососа несколько мини-файерболов. Тот легко увернулся от них, но вспышки света заставили вампира морщиться от боли.
  Я подхватил мага, тяжелого как мешок с цементом, и рванул к выходу. Мне нипочем было не сбежать от сверхбыстрого кровососа, если бы не Шерш. Он запустил какое-то световое заклятие, притормозившего нашего врага.
  Только за десяток шагов от злополучного дома я нашел в себе силы остановиться и положить Гледена на мостовую. Настолько напугал меня древний вампир.
  - Он за нами не погонится? - спросил я опасливо.
  - Князья тоже боятся солнца. Есть амулеты, помогающие вампирам ходить днем по улицам, но они довольно редкие и дорогие. У этого очевидно нет. Иначе он уже пил бы твою кровь.
  - Я в этот дом больше не пойду, - твердо заявил я.
  - Я тоже не собираюсь, - усмехнулся, пришедший в себя, сильно помятый от удара Гледен. - Лучше сжечь его с безопасного расстояния.
  - У тебя ж энергия кончилась.
  - Вит, у каждого мага есть НЗ как раз на такой случай, - леопард не без усилий поднялся на ноги и вызвал из пространственного кармана посох.
  В сторону дома, где засел князь вампов, полетел огненный шар и ... бессильно скользнул по его стенам.
  - Похоже, князь вполне овладел вампирской магией, попробуй его льдом приложить, - сказал Шерш. - Вампы лед переносят еще хуже, чем огонь.
  Гледен махнул несколько раз своим посохом... без видимого результата.
  - Если мы не придумаем как его выкурить до сумерек, то он выйдет после заката наружу, и нам мало не покажется, - сказал маг. - Где там эта подмога? Они что ночью сюда прибыть собираются?
  Спустя пару секунд, словно услышав его, стали открываться порталы, а из них выпрыгивать до зубов вооруженные люди. Не охотники судя по плащам.
  -В первый раз в жизни так сильно радуюсь наемникам, - усмехнулся маг.
  - А как же история в Мире Семи солнц, когда твою пятерку русалки зажали в ущелье? - ехидно напомнил обруч.
  Леопарда аж передернуло от неприятного воспоминания.
  - Магистр Гледен? - спросил один из вновь прибывших здоровенный закованный в доспехи варвар. - Я Глен Дарстейн и мой отряд в 50 клинков и 4 посоха к вашим услугам.
  - У вас есть магическая поддержка? Это великолепно, - обрадовался маг. - В этом доме засел князь вампиров. Нужно его уничтожить.
  Глен нахмурился. Аристократ кровососов был серьезным противником.
  - Не уверен, что мои маги смогут его сделать. Максимум, что блокировать на какое-то время. Может быть, вызовем вавилонских магов? Они гарантированно его упокоят. Только это выйдет вам в копеечку.
  -Лучше пусть ваши маги поделятся кристаллами энергии и обеспечат отвлекающий маневр, а князя я сам прикончу, - решил Леопард. - Обойдемся без вавилонских выскочек.
  Дальнейшее мое участие в зачистке свелось к роли зрителя.
  Я наблюдал как в течение получаса Леопард в компании магов-наемников (два тощих парня с косичками и две абсолютно лысых с татуировками на макушках девушки) ломал защиту вампирьего князя, а затем сокрушенно качал головой, обозревая их физиономии когда выяснилось, что кровосос смылся через портал в один из соседних миров.
  Наемники без магического дара разбились на пятерки и принялись, не торопясь основательно зачищать занятые вампами дома. Сначала в окна и двери летели артефакты 'доброе солнышко', а затем выживших тварей добивали посеребренными мечами.
  Нередко случалось, что хитрые кровососы избегали волн света и встречали зачищающих во всеоружии: когтями и зубами. В жесткой схватке их рубили на части, но наемникам тоже доставалось. Спустя час уже пятеро из них баюкали лечебными амулетами поврежденные части тела, а двое лежали на мостовой, ожидая погребения.
  - Мне казалось, что только Орден борется с нечистью, - сказал я удивленно.
  - С нечистью сражаются многие, -усмехнулся Шерш, - спасая свою шкуру или за звонкую монету, когда захочется подвигов или острых ощущений. Охотники единственные кто делает это постоянно изо дня в день. Орден нередко подряжает наемников на большие зачистки вроде этой. Это называется платить золотом в борьбе с нечистью, а не кровью. Многие хранители древних традиций не одобряют такой подход, но у Ордена просто нет другого выхода: охотников слишком мало.
  После того как последнего вампира упокоили, Гледен и командир наемников отошли в сторонку и стали переругиваться. По подсчету наемника Глена на их долю пришлось более 900 тварей (втрое больше чем было в городке изначально), по данным мага максимум 100 (что тоже не совсем соответствовало истине).
  После долгого спора, они сошлись на 220, маг подписал наемникам бумаги, заверил их магической печатью, и те покинули мертвый город, захватив своих раненых и убитых и кое-что из приглянувшихся им ценных вещей, лишившихся хозяев.
  Мы с Гледеном доставили девушку-неофитку до орденской лечебницы и направились на базу, где меня ждал курс молодого охотника.
  
  
  Хотя Дейтес и предложил себя в качестве учителя в области магии, но реально бремя моего обучения свалилось на Гледена. Глава Гильдии Красных Леопардов был слишком занят чтобы возиться с неумелыми новичками. Впрочем, я был только за: молодой леопард не грузил меня высокой теорией, а учил не очень сложным, но крайне полезным фокусам. Про магию он в отличии от своего Учителя рассказал вполне доступно (объяснений Дейтеса я просто не понял):
  - Весь наш мир, вся вселенная состоит из энергии (иначе говоря маны) и информации. Все вокруг, даже мы с тобой, это определенным образом структурированная энергия. Понимание ее структуры помогает управлять окружающей средой. Маг это тот кто знает и умеет использовать свое знание, а не недоумок в странного цвета плаще и колпаке, рушащий горы и разбрасывающийся молниями во все стороны от избытка энергии. Это внешние проявления магии, свойственные новичкам или глупцам. Маг это тот кто достигает своей цели, изящно управляя Вселенной. Не стыдно управлять миром, стыдно делать это плохо, некрасиво.
  Помни, что ты прежде всего сгусток энергии и информации, а уж потом мешок из плоти и костей. Ты прежде всего дух и воля... не забывай об этом как это делают простые люди.
  Откинься на кресло и вспомни как ты провел весь сегодняшний день, насколько было необходимо то что ты делал (сегодняшний и вчерашний день из меня выбивал пыль и внутренности Терн. В необходимости оного я сильно сомневался). Сколько времени ты двигался к достижению намеченных целей, а сколько потратил впустую зря. Был ли ты посудой наполненным энергией или пустой треснувшей тарой (когда побитый выползал из бойцовского круга скорее второе).
  Не забывай делать упражнение на сбор маны 'пирамида'. Тебя ведь 'обруч' учил его делать? Старайся практиковаться каждый день, каждый час. Сам я постоянно собираю энергию, кроме случаев когда сражаюсь и колдую. То же самое и тебе советую. Ты можешь затеять самое великое дело, скастовать самое сложное заклинание... но без маны ты не сможешь пошевелить и пальцем. Энергия это база, ключ к управлению миром, сердце магии.
  Ты должен обеспечить постоянную подпитку энергией свой дух, свою ауру, свое тело, иначе в самый неподходящий момент у тебя просто не хватит сил для борьбы, для творчества, для жизни... люди умирают когда у них кончается энергия.
  Очень важный вопрос обеспечение маной. Любой бой начинается задолго до того как враги встают друг против друга.
  Важны годы упорных тренировок, важно развитие энергетики, умение пополнять запасы энергии.
  Важно правильное состояние духа, правильное настроение, позитивное мышление.
  Важно верить в победу, важно верить в себя, важно верить, что все что делаешь - не зря.
  Часто люди побеждают именно благодаря вере. Вере в себя, в дело которому служат, которым живут, в свою правоту.
  Помни: маг не тот, кто рушит горы и воздвигает дворцы мановением волшебной палочки.
  Магия - это прежде всего власть над самим собой. Иначе получается сила без разума, энергия без цели...
  
  
  Прежде чем передать мою тушку в когти Гильдии ястребов, Гледен неожиданно сказал:
  - Преподобный Дуфус просил передать тебе: Если встав утром с постели, ты улыбнешься Вселенной, то Вселенная улыбнется тебе в ответ.
  Я переварил сказанное и улыбнулся:
  - Он очень мудрый.
  - Ты даже не представляешь насколько, - усмехнулся маг, прежде чем исчезнуть в воронке дальнего перехода. - И такой же нудный временами.
  
  Терн взялся за мои тренировки сразу же с места в карьер.
   Он выдал мне деревянную копию меча, взял в руки такую же и предложил защищаться.
  Не даром его звали лучшим мастером клинка Сопредельных миров: на меня обрушился вихрь молниеносных, сильных точных и очень болезненных ударов. Из доброй сотни я отбил едва ли десяток, да и те совершенно случайно, просто размахивая палкой в стиле Пьяная Ветряная Мельница Бьет Дон Кихота. Большую часть ударов я вообще успевал замечать только по болевым ощущения тела. И это при том, что моя реакция была ускорена в разы благодаря живущему в организме метаморфу. Пропущенный в лоб удар вырубил меня из реальности.
  Когда я, вконец избитый, очнулся от ковшика с ледяной водой, Терн, подлечивая мои царапины и синяки, с сожалением констатировал, что мышцы и связки у меня как у старого жирного бегемота и что прежде чем чему-то начать учить, надо как следует размять и растянуть мое тело, придать ему хоть какую-то гибкость. После чего подозвал охотника по имени Харт.
  - Помоги этому парню привести тело в порядок. Хотя бы до среднего уровня.
  - За какой срок? - уточнил тот, пробежав крайне скептическим взглядом по моей фигуре, - за год?
  - За неделю, - жестко усмехнулся Терн.
  Охотник удивленно выгнул бровь.
  - Парень не жилец на этом свете, -Ястреб сказал это так уверенно, что у меня мурашки по спине забегали.
  Харт сделал понимающее лицо и уставился на меня с интересом и сочувствием:
  - Так это и есть тот самый инфицированный? Вряд ли это хорошая идея обучать его в нашей Гильдии, Учитель. Леопарды оставили его в живых, так пусть и возятся с ним. Я думаю у них гораздо больше возможностей бороться с инфекцией чем у нас.
  Терн саркастически хмыкнул:
  - Я разве спрашивал твое мнение, охотник? Приказ ясен?
  Харт пожал плечами:
  - Ясен, учитель. Через неделю он или станет как акробат, или...
  - Или что? - полюбопытствовал я.
  - Или тебя не станет, - охотно пояснил охотник. И он не шутил, несмотря на доброжелательный полный сочувствия тон.
   Из меня стали делать акробата в ускоренном порядке. По 12 часов в сутки Харт с садистской методичностью гнул и растягивал мне такие связки, о существовании которых я раньше даже и не подозревал.
   По несколько раз в день от невыносимой нагрузки и боли я терял сознание. Затаившийся внутри меня мет выл от ужаса, даже не пытаясь вылезти из самого укромного уголка сознания, куда он спрятался.
   В себя я приходил или от ведра ледяной воды или, что еще хуже, от противного едкого запаха. Это невыносимо воняла жидкость, которой Харт растирал мое тело. От мерзкого запаха хотелось или убить охотника, или повеситься самому, но мазь, несмотря на неприятный запах, очень сильно помогала, снимая боль и делая связки подвижными, эластичными. Рецепт приготовления лекарства не внушал доверия: взять кровь свежеубитого оборотня, смешать с волосами золотовласой девы легкого поведения, добавить разрыв-травы, мелкоизмельченную голову летучей крысы, и все это залить настоем зеленых мухоморов.
  В результате этих издевательств я научился садиться на шпагат, делать мостик, крутить сальто. До сих пор изумляюсь: как тогда не сдох от невыносимых нагрузок?
   Терн искренне удивился, увидев меня спустя неделю живым и даже самостоятельно стоящим на своих ногах (Харт все время ворчал по поводу загубленного годового запаса чудодейственной мази).
   Ястреб недоуменно взглянул на моего инструктора (тот пожал плечами), затем снова вручил мне учебный меч и опять с легкостью отдубасил, как будто я даже не делал попыток защищаться.
  На этот раз учителю не понравилась слишком медленная реакция (это моя-то укоренная инфекцией в разы????). Впрочем, в Сопредельных мирах мало кто мог поспорить в быстроте с Терном.
  Пришел я в сознание от выплеснутого в лицо ведра с ледяной водой - пробуждение ставшее в то время для меня привычным. Первым что я увидел, когда перестал складывать падежи - ненавистно-бодрое лицо Харта, который обрадовал меня новостью, что помимо растяжения связок мы еще займемся улучшением реакции.
  Упражнения охотников на развитие реакции были такими же жесткими и эффективными как и растяжка: рано или поздно надоедает, что тебя бьют палкой и ты начинаешь учиться уклоняться от ударов.
  В очередной раз сильно получив в голову, я не выдержал и завопил:
  - Неужели в Ордене, где столь активно используется магия, нет других методик по развитию у учеников хорошей реакции?
  - Множество, - жизнерадостно ответил Харт, - у нас создана серьезная научно-магическая база за тысячи лет истории Ордена. Просто через боль - это самая быстрая и эффективная. У наших вождей есть мнение, что ты долго не протянешь, а учитывая твое горячее желание помереть героем, мы должны ускорить подготовку. Чтобы твоя безвременная кончина не была напрасной.
  Я уловил в его тоне тщательно скрытую иронию и спросил:
  - А как бы ты сам поступил на моем месте?
  Он задумался. Всерьез.
  - Я на твоем месте сделал бы по-другому. Использовал оставшиеся дни, чтобы провести их в мире и покое. Но со мной совсем другая история. Я охочусь на нечисть уже больше двухсот лет и успел как следует навоеваться. А ты жил спокойной комфортной жизнью, которую у тебя отобрали... Наверное будь я в твоей шкуре, то тоже использовал бы возможность отомстить гадам.
  - Запомни, Вит. Путь воина - путь гармонии. Практикуй гармонию каждый миг, каждый вздох, каждый шаг. Каждое движение должно быть наполнено ею. Ни усталость, ни сон, ни работа, ни развлечения не должны быть помехой гармонии. Даже смерть не помеха идущему этим путем.
  В любой ситуации, в любом положении ищи гармонию с собой и окружающим миром. Иначе в борьбе с собой и окружающим миром ты бездарно сгоришь.
  
  _____________________________________________________________
  Наступил момент, когда Харт стал обучать меня работе с оружием. Охотники использовали слегка изогнутые двуручные мечи, похожие на японские катаны, только заточенные с обеих сторон.
  Обучение началось довольно странно: охотник выдал мне меч и, отойдя на несколько шагов, принялся швырять в меня небольшие бревна и куски мяса.
  Моей задачей было постараться на лету разрубить их на части.
  Я сначала боялся сломать меч о бревна, но как выяснилось зря: клинок был изготовлен из великолепной стали хорошим мастером и заклят на крепость. А вот мои руки и грудь не обладали подобной магией, и от переломов спасало только чудо.
  Куски мяса и бревна никак не желали рубиться, а норовили попасть в меня и нанести серьезные увечия (повреждения)
  Спустя час я взмолился о передышке и выразил Харту недоумение такому методу обучения фехтованию.
  - А чего тут удивляться, Вит? Меч мы обычно используем против нечисти, которая редко перед поединком кланяется тебе и салютует клинком. Чаще всего твари норовят в прыжке броситься на охотника и перегрызть горло. Поэтому навык парирования вражеского меча не сильно поможет тебе в бою с оборотнем. Лучше всего гада рубить в полете и на две части, так как порезы и даже серьезные раны оборотень затягивает очень быстро. Покидай бревна в меня - покажу как это делается.
  Брошенные в него предметы Харт рассекал в воздухе мягкими изящными движениями.
  Затем мы опять поменялись ролями.
  Кинутое в меня бревно выбило меч из рук и едва не сломало запястья. Это навело меня на дельную мысль. От следующих летающих снарядов я старался уклоняться и бить их уже на излете. Разрубать по-прежнему получалось плохо, зато стал избегать повреждений.
  Погоняв меня таким образом еще пару часиков, охотник удовлетворенно крякнул и сказал весело:
  - А теперь ты вполне созрел для более серьезного испытания.
  Я пожал плечами. Сам подобной готовности не испытывал.
  Харт хлопнул в ладоши, и я похолодел: из-за деревьев вышел огромный (в полтора раза больше обычных) волчара с ярко-красными пылающими как угли глазами. Это был оборотень. Только вбитые в меня навыки самоконтроля и дисциплины позволили мне избежать конфуза и сохранить тренировочное трико чистым и сухим. Было очень страшно.
  - Не бойся, Вит, - усмехнулся охотник. - Это магическое существо всего лишь похоже на оборотня. Специально созданная магами тренировочная кукла. В случае твоего проигрыша она тебя не съест, а только довольно сильно укусит. Чтобы учился быстрее, а не филонил. Пушистик, ату его, - у охотников было мрачное чувство юмора. Назвать такую громаду пушистиком...
  Я рубанул несущуюся на меня тварь, но довольно неудачно: меч скользнул по ребрам куклы-оборотня, что не помешало ему сбить меня с ног и больно-больно укусить за руку.
  - В обычном бою ты труп, - заметил Харт, - Бей быстрее, сильнее и точнее. Вставай, лентяй. Готов? Пушистик, скушай его, моя прелесть.
  Тварь метнулась стремительной черной молнией и опять завалила меня. Затем еще раз и еще. И так много раз.
  -Глупый и ленивый это про тебя, Вит, - вздохнул Харт, отобрал у меня меч и приказал твари нападать на него.
  С охотником оборотень действовал совершенно иначе чем со мною: сначала он подобрался на близкую дистанцию, постоял там немного, прикидываясь валенком и размахивая хвостом словно дворняжка, потом вдруг прыгнул. Я даже не сумел заметить этого момента, но Харт успел среагировать. Он шагнул в сторону, избегая летящей туши, и ловко отрубил ей голову.
  Обезглавленное тело рухнуло наземь и заскребло лапами, а башка сначала закружилась по полянке, затем подкатилась к шее и через минуту приросла как ни в чем не бывало.
  Я вытаращил глаза и едва не завопил от ужаса.
  - Не бойся, Вит. Настоящие оборотни без головы не живут. Это наш Пушистик бессмертный пока кристаллы энергии у него не заканчиваются. Залечи свои укусы, отдохни полчасика и продолжим тренировку.
  Я постарался по полной использовать предоставленный отдых. Мой инструктор гонял меня, как вшивого по бане, приучая пользоваться буквально каждой секундой для восстановления сил.
  - Возможно, что как раз эта самая частичка энергии и спасет тебе жизнь, Вит. Поэтому не ленись отдыхать и восстанавливать свои силы, - постоянно твердил он.
  Возможно немного странное заявление: не ленись отдыхать, но в моем мире люди совершенно не умеют этого делать. Многие из них время, предназначенное на отдых, тратят на разрушение собственного организма. Таким когда-то был и я сам.
  Спустя полчаса тренировки возобновились и продолжались до тех пор пока на моем теле почти не осталось неукушенных мест, а меч не стал падать из немеющих от усталости рук.
  Опытным путем выяснилось, что сражаться с двуногим противником на мечах и отбиваться от огромной голодной зверюги - две больших разницы.
  Требовалась совсем другая тактика, иные движения, чтобы успешно противостоять оборотню.
  Увидев, что я совсем измучен, Харт отогнал Пушистика, разрешил мне лечь на землю, и пока я наслаждался покоем стал рассказывать мне теорию, тактику и основные приемы борьбы с оборотнями.
  Лучше всего тварей встречать мечом, уходя с лини атаки. Иначе такая туша сомнет тебя и прикончит несмотря на застрявший в боку клинок. Поэтому глупо колоть или рубить туловище оборотня обычным мечом, если нет под рукой серебряного или джедайской сабли. Лучше всего сразу рубить голову или на худой конец лапу. Трехлапый оборотень плохой вояка.
  Я постарался учесть сведения этой короткой лекции, поэтому вторая тренировка с куклой вышла удачнее.
  
  
  Тренировочный лагерь Ордена охотников был построен в довольно простой (я бы даже сказал в несколько небрежной) манере. Нет, все было сделано крепко и на совесть. Так чтобы сто лет простояло и в случае чего с успехом отбивать атаки врага за крепкими стенами. Но было какое-то почти неуловимое ощущение, что тренировочный лагерь был построен так чтобы не жалко было все бросить и уйти на новое место. В строительство не вкладывали души, тепла, мастерства.
   Охотник Харт, ставший с легкой руки Ястреба моим наставником, на этот вопрос саркастически хмыкнул:
  - И как ты такой любознательный до сих пор жив? Разумеется, таких лагерей в Ордене множество. Только у нашей гильдии их несколько. Какие-то строим в новых мирах, а где-то, когда всерьез ссоримся с местными приходится уходить. Поэтому ты правильно подметил: построено ладно, но так чтобы не слишком привязываться. Для охотника главное его долг, охота на нечисть. Дух Ордена живет в наших людях, а не в стенах.
  
  Я стоял рядом с казармой охотников и дышал свежим воздухом. Несмотря на отчаянную усталость тела, разума и духа мне не спалось. Сон не шел, а просто лежать и тупо считать баранов или тренировать правильное дыхание надоедало. Еще на Земле, уже в прежней для меня жизни, я иногда чтобы сделать рывок в делах по работе пользовался напитками-энергетиками. Редд булл, адреналин раш. Они сначала давали возможность резко взбодриться, взвинтить темп, приносили чувство бодрости и энергии, но расплата за их использование была страшная: энергетики сажали сердце, вызывали бессонницу, и, как следствие, хроническую усталость.
  Элексиры охотников, несмотря на все заверения об отсутствии побочных эффектов, вызывали у меня похожую реакцию: днем я был полон сил и энергии, а ночью, несмотря на большие трудозатраты и тяжелую свинцовую усталость, никак не мог уснуть. Часами бессмысленно ворочался на жесткой кровати. Как средство расслабиться - помогало выйти на крыльцо и немного постоять на свежем воздухе, сосредоточившись на правильном дыхании и максимально расслабившись в медитации.
   Сегодня ночью я по обыкновению вышел на свое излюбленное место и наслаждался покоем и гармонией окружающего мира. Рядом с казармой стоял лес, от которого веяло могучей, но вполне доброжелательной мощью. Еще мне казалось, что в лесу есть кто-то разумный и чрезвычайно осторожный, но при этом любопытный. Однако, когда я пытался расспрашивать об этом других охотников, они лишь удивленно пожимали плечами. Ничего подобного они не чувствовали. Или же просто считали, что не стоит делиться со мной этими знаниями.
   Последние недели в тренировочном лагере охотников почти убедили меня в беспочвенности своих подозрений относительно Терна и его ястребов.
  На тренировках хотя я и получал с лихвой свою порцию синяков и шишек, но действительно опасные удары и связки охотники проводили не в полную силу, щадя меня как новичка. Терн тем более, обучая меня, двигался едва ли в четверть своих возможностей. Все они относились ко мне довольно настороженно (наверное, как к злобному готовому в любой момент покусать кого угодно боевому волкодаву), но при этом вполне доброжелательно (как к тому же псу, с которым собираешься в лес бить волков).
   Я почти перестал ждать подвоха. Наверное, это почти меня и спасло... или все же выручило что-то другое? Падающую сверху большую железную трубу я не заметил, даже не почувствовал. Было такое ощущение, что как будто гигантская рука в самый последний момент схватила меня за шкирку и рванула в сторону, спасая от гибели.
   Грохот падающего железа разбудил охотников почти мгновенно: через секунду они гурьбой вывалились с мечами и луками из казармы.
  Хотя нет, не гурьбой. Было видно что они действуют по заранее согласованному на случай нападения врага плану. Часть охотников замаячили с луками и арбалетами в окнах, кто-то поднялся на крышу. У всех вспыхнули жемчужные лучики ночного и магического зрения: охотники искали причину шума и атакующего врага. По зданию казармы побежали сполохи силового поля. Лишь чрезвычайно сильные заклятия могли бы пробить его.
   Увидев меня и помятую от падения трубу, охотники немного расслабились и стали перешучиваться. Ко мне ругаясь подскочил Терн:
  - Какого гоблинского хрена ты решил заняться порчей казенного имущества, парень? Скучно и нечем заняться? Ночной тренировки захотелось?
  - Извините, учитель, но это казенное имущество решило заняться порчей вашего ученика, - сказал я как можно вежливее, с трудом подавляя в себе желание послать Ястреба в пешее эротическое путешествие.
   Мозги благодаря избытку адреналина заработали с бешенной скоростью. Было ясно, что кто-то очень ловкий подстроил падение трубы прямо на мою голову. Судя по размеру и весу предмета в случае попадания летальный исход мне был гарантирован.
  - Труба сломана с помощью магической формулы, учитель, - сказал Дарн, один из 'ястребов' лучше остальных разбирающийся в магии, - кажется с помощью разрушения молекулярных связей. Более точно скажут маги.
   Терн еле заметно скривился. Магов звать ему явно не хотелось. Кому охота сор из избы выносить.
  - И скажем, - усмехнулся советник Дейтес, с изяществом выходя из воронки дальнего перехода. - Интересная формула. Очень сложная и красивая. Расслабься, Терн. Твоим орлам она не по зубам. Такую и мои ученики не все могли бы сплести.
   Ястреб не сдержал вздоха облегчения. Видимо, в самом деле всерьез испугался, что среди его людей мог притаиться подменыш.
   Маг походил вокруг трубы, похмыкал довольно, присел рядом, затем встал и зачем-то пнул ее сапогом, после чего подошел к нам с Терном:
  - Забавно. Похоже на почерк Гледена. Не будь он сейчас в борделе, я бы даже поклялся, что это его рук дело. Сейчас проверим.
   Дейтес щелкнул пальцами, и перед нами очутился Гледен, крайне недовольный, так как судя по полному отсутствию одежды он в борделе отнюдь не философскими диспутами увлекался.
   Ястребы при виде голого мага заржали, тот одной рукой показал им кулак, а другой рукой накинул на себя плащ.
   Гледен вежливо поклонился Терну, приветливо улыбнулся мне и внимательно уставился на своего учителя.
   Тот молча ткнул пальцем в сторону валяющейся на земле трубы.
   Гледен осматривал ее куда дольше и внимательнее своего учителя. Даже встал на четвереньки и как собака обнюхал.
   Встал он крайне озабоченным:
  - Если бы я не был только что с дриадой, то поклялся бы что это моя работа. Мой почерк... чтоб его.
  - А формула давно создана? - спросил Терн озабоченно.
  - Свеженькая, советник, - оскалился Гледен, - а так как в последние сутки никто не уходил отсюда в другие миры, то осмелюсь предположить, что этот умелец находится где-то рядом и прикидывается обычным охотником... скорее всего это самый большой магоненавистник среди вас.
  - Мейден? - недоверчиво ахнул кто-то из ястребов.
   Один из охотников, которого я едва знал, стал быстро приближаться.
  - Учитель, это какая-то гнусная провокация со стороны магов, - сказал он, всем своим видом показывая негодование и растерянность.- Против всей нашей гильдии. Я же вас предупреждал, что они наверняка что-нибудь придумают, чтобы ослабить и расколоть нас. Принцип: разделяй и властвуй. Это их гнусные игры в борьбе за власть.
  Мейден говорил настолько убедительно, что в глазах Терна мелькнуло сомнение. Только двигался охотник немного быстрее чем если бы был невиновным. Когда до нас оставалось несколько шагов он вдруг прыгнул ко мне, стремительно выхватывая меч.
   Терн как учитель мог бы им гордиться: ни я не успевал уклониться, ни маги сплести свои заклятия, но сам Ястреб не зря считался лучшим: взмах его меча оказался быстрее, и голова охотника покатилась по земле, а тело мешком свалилось к моим ногам.
  Ястребки возмущенно завопили: Мейден был в доску свой, с ним столько было пережито и переделано, столько раз сражались плечом к плечу. Это инфицированный, а не он должен был лежать на траве. Затем они завопили еще сильнее, я тоже к ним присоединился: тело Мейдена стало меняться, постепенно превращаясь в жуткую клыкасто-зубастую тварь.
  - Боевой рог единорога мне в задницу, -сказал Терн, хватаясь за голову, - это метаморф.
  Он мрачно огляделся вокруг в поисках других подменышей.
  Все охотники на всякий случай отодвинулись. Ястреб выглядел готовым искать тварей опытным путем. Методов проб и ошибок. Порубить пару-тройку своих учеников и посмотреть что из этого выйдет.
  - Успокойся, брат, - сказал Дейтес осторожно, - мы нашли более верный способ поиска метов.
  Терн громадным усилием взял себя в руки, и с интересом уставился на мага - какой?
  - Изучение особенностей развития инфекции в организме Вита дало нам немало интересной информации о тварях. Они немного по-другому выглядят при взаимодействии с некоторыми астральными полями, чем обычнык люди. Среди твоих учеников тварей больше нет. Более подробно пока не скажу. Они талантливые и удивительно хитрые существа. Не удивлюсь если смогут прослушивать нашу беседу, несмотря на все предосторожности, а затем найти способ замаскировать это свое отличие.
  - А еще говорят, что это я параноик, - ухмыльнулся Ястреб, - ладно потом расскажешь подробно... секретность гораздо важнее удовлетворения моего любопытства.
  Ястребы, напряженно вслушивающиеся в их разговор, успокоились и позволили себе расслабиться, поэтому следующее действие Дейтеса стало для все неожиданностью: посох в его руке вдруг швырнул молнию в еще одного охотника. Чтобы убить обычного человека этого хватило бы с избытком. Тварь в личине ястреба лишь оглушило на пару мгновений.
  Гледен стремительным движением оказался рядом, в его руке сверкнул меч, но мет даже оглушенный оказался на диво проворным - увернулся от клинка, пнул молодого мага, так что тот отлетел шагов на пять, и за короткий миг набросил боевую трансформу.
  В этот момент я окончательно понял почему охотники так опасаются и ненавидят этих тварей. До сих пор мне невероятно сильно везло при встречах с метаморфами.
  Подменыш полоснул когтями по метнувшемуся навстречу охотнику и с довольной гримасой ринулся на меня.
  Он шутя уклонился от молнии Дейтеса, изящно поднырнул по меч Терна и оказался рядом со мной.
  Мучительно больно чувствовать как острые будто бритвы когти пропарывают твои внутренности, но еще мучительнее видеть усмешку торжества на морде этой твари.
  Я начинаю умирать. Меч вытащить из ножен нет ни времени, ни сил. Другое дело, что зачем он этот меч, если тоже как и мет умеешь превращать свои руки в оружие.
  Усмешка врага быстро погасла: он тоже ощутил как его брюхо рвут когти-кинжалы.
   Мы какое-то время полосовали друг друга, затем в игру включился обруч. Чего он ждал столько времени спрашивается?
  Шерш вытащил меня в локальный телепорт... вместе с отрезанными лапами мета и бросил на траву в пяти метрах от лишившейся конечностей твари.
   Вообще-то как мне сказали впоследствии подменыш способен отрастить и оторванные руки. Если дать ему на это время. Терн не дал. Он первым успел к катающейся на земле твари.
   Я вытащил из своего живота лапы метаморфа, усилием воли гася боль и стараясь остановить потоки хлынувшей крови. Пара минут такими темпами и из меня уже нечему будет течь.
   Ко мне подошли Терн и Дейтес, увлеченные своим разговором. На мои мучения - ноль внимания.
   - Но как тварям удалось столько лет скрывать свою сущность? Пройти через все проверки? Мейдена я знаю с тех пор как он ходить начал. Не понимаю, - сокрушался Ястреб.
   - Их по-видимому подменили в одной из экспедиций в Дальние миры. И Мейден и второй ... Деррик погибли, а их место заняли эти твари, - ответил маг. - Надо будет внимательно проверить тех, кто был в дальних экспедициях, а лучше вообще всех без исключения.
  - Не теряя ни секунды, и начать следует с Совета - предложил Терн.
   - Не дай Бог кто-то из них сумел проникнуть в Совет, - сказал Дейтес мрачно.
   - Может быть, мне кто-нибудь поможет не помереть от потери крови? - спросил я и выругался. - Философы хреновы.
   Дейтес пальцем поманил к себе растерянного Гледена и показал на меня.
   Тот схватился за голову и склонился надо мною, плетя исцеляющую формулу:
  - Держись, Вит, не умирай, сейчас закрою тебе кровь.
  Перед тем как вырубиться я успел услышать:
  - А хорошо обруч тварь локальным телепортом разрезал. Может вы подобное оружие изобретете против нечисти?
  - Надо бы подумать. В самом деле, интересная идея.
  -Только не три года думайте. А то вы маги любите годами заматывать важные вопросы.
  - Магия это не рубка мечом и не колка дров, уважаемый советник. Некоторые формулы десятилетиями просчитываются, к сожалению.
  
  5
  
  
  Очнулся я на исходе седьмых суток. Так мне сообщил ехидный обруч:
  - Это ж надо столько времени дрыхнуть. Так можно все на свете проспать, - но в интонациях обруча сквозило радостное изумление. Видимо от того факта, что я все еще жив. Удивительно удачливый и живучий экземпляр человеческого рода-племени.
  Открыв глаза, я обнаружил себя в просторном помещении с белыми стенами. Судя по всему это был лазарет. Рядом я увидел сидящего в кресле и медитирующего Гледена. Хотя нет, медитировала только какая-то часть его личности, другая продолжала оплетать меня исцеляющими формулами. Сверкающие заклятия опутывали мое тело как пеленки младенца и выкачивали из организма какую-то черную мерзкую дрянь.
   Маг, увлеченный этими занятиями, заметил мое пробуждение не сразу. Только после того как диагностик-формула сообщила об изменении состояния больного.
  - Очнулся, счастливчик? Как себя чувствуешь? Подвигай руками-ногами, подыши медленно и глубоко. Так, так. А теперь часто и неглубоко как будто запыхался. Интересно. А наши многомудрые целители тут твердили, что яд метаморфов смертелен на 100% и что у тебя нет ни единого шанса выжить. Представляешь, предлагали подарить тебе легкую смерть, чтоб не мучился, и отдать им твое тело на опыты. Исследователи, сожри Хаос их печенки.
   Я поежился, явственно представив данную перспективу, а молодой маг, заметив мою реакцию, рассмеялся и продолжил:
  - Поэтому пришлось их разогнать и лечить тебя самому. Благо способности к целительству у меня едва ли не сильнее чем к боевой волшбе. Интересный яд у мета оказался. Очень эффективный, постоянно меняющий свои свойства и те участки организма, которые оказываются под ударом. Тебе сильно повезло, что ты сам на полов... на какую-то часть мет, и имеешь некоторый иммунитет к этой дряни. Любой другой человек на твоем месте уже развлекал бы Создателя историями из своей жизни, а на тебя яд действовал медленнее, стал разрушать кровь... при чем интересно так разрушать, что я понимаю целителей, которые захотели посмотреть этот процесс до логического конца. Мне самому было очень любопытно.
  - Разрезать меня на кусочки, чтобы изнутри посмотреть как действует яд? - усмехнулся я, - рад, что ты не настолько азартный исследователь.
  - На самом деле ты сам гораздо интереснее любого яда, - возразил молодой маг и рассмеялся, - мне гораздо любопытнее посмотреть что с тобой будет дальше в живом состоянии.
  - Да-да, знаю. Я крайне интересен как среда развития инфекции. Очень ценный подопытный мышь.
  Гледен замялся:
  - На самом деле это не совсем так. Открою тебе страшную тайну. Как ты уже знаешь, до сих пор считалось, что человек не может противостоять инфекции. Вообще... никак... ни при каких обстоятельствах. Поэтому ты сам интересен даже больше чем процесс развития инфекции. Как ты смог устоять? Почему? Что в тебе такого особенного?
  - Мне помог удержаться Шерш, - возразил я. - без него бы проиграл.
  - Я очень внимательно просматривал отчеты обруча, - сказал Гледен. - Ценность его помощи трудно переоценить, но истина состоит в том, что ты родился в неудачном месте в крайне неудачное время. Тебя совершенно не учили владеть собой, более того, очень странно и непонятно, но ваша культура делает обратное: люди глупо и так бездарно сжигают себя. Столько сил, столько энергии и все без толку. Не знаю как так получилось, может быть потому что людей в твоем мире слишком много и ваша циливизация слишком технократическая. Если у меня когда-нибудь появится свободное время, я обязательно займусь изучением твоего мира.
  Хотя, боюсь, возможностей для мирных исследований у меня еще долго не предвидится.
  Если коротко, то при надлежащем воспитании и обучении ты мог бы одолеть мета и без обруча. У тебя очень странные родовые особенности, генетика, говоря языком ваших мудрецов. Обруч лишь помог исправить недостатки твоего воспитания, научил выдержке и самоконтролю, помог устоять в трудные минуты.
  - Интересные дела, - хмыкнул я и мысленно спросил: 'Это правда, железяка?'
  - 'Большей частью да, комок безмозглой плоти, - неохотно буркнул Шерш, - ты и в самом деле родился в жутком месте. И взаимодействие с инфекцией у тебя странное. Нетипичное'
  - Чем дальше - тем любопытственнее, - охватившее меня на секунду сильное возбуждение я рассеял глубоким правильным дыханием диафрагмой, глубокий вдох, выдох в полтора раза длиннее вздоха. Потом обдумаем слова Гледена о моей наследственности. Пока он говорит надо спрашивать. Ведь столько есть еще вопросов, на которые обруч, сцуко, не отвечает. Прикидывается обычным ошейником.
  - Одно не могу понять. Зачем метам было так стараться убить меня? - спросил я.- Нашли себе врага ?1.
  - Я ведь уже говорил. Ты ключ к разгадке их тайн, - усмехнулся Гледен, - благодаря изучению твоей особы мы научились выявлять их. Оказалось, что они успели проникнуть во все гильдии Братства. Их подменыш был даже в Совете 12-ти, можешь себе представить? Короче, оказалось, что твари в курсе всех наших планов, исследований, разработок, методик обучения. Они хорошо знают наши правила, уставы, наше вооружение, все тайные и явные базы. Ну, почти все.
  Он замолчал, а я задумался, переваривая услышанное. Положение охотников представлялось не веселым. По логике меты, обнаружив провал своих шпионов, должны были нанести удар по Братству, пока орденцы не успели поменять базы и не установили новые системы защиты и ловушки.
   Я спросил Гледена об этом.
   - А они и ударили едва ли не в ту же минуту как узнали об уничтожении агентурной сети. Меты они ведь проворные, умеют создавать свой собственный проход между мирами, как ты сам знаешь. Поэтому не всех нам удалось убить, кое-кто успел смыться и предупредить. Я сейчас думаю что скорее всего у метов уже было почти все готово для внезапной атаки. Больно уж они быстро смогли ударить по всем нашим слабым точкам одновременно... всей своей мощью, - ответил Гледен мрачно, затем вдруг зло усмехнулся, - но их атака не была неожиданной. Мы были готовы. Они умылись кровью, штурмуя наши базы... хотя далось нам это очень дорогой ценой.
  - Поэтому ты такой мрачный? - сочувственно спросил я, - большие потери?
  - Тварей было слишком много, невероятное количество, десятки тысяч, прекрасно вооруженных и обученных, разбитых на пятерки. Многие боевые приемы позаимствованы у нас, более того усовершенствованы. Они действовали согласовано и по одному плану, управляемые единой волей. А ведь до сих пор мы были уверены, что меты несмотря на всю свою опасность всего лишь разрозненная малочисленная группа нечисти, не представляющая серьезной опасности. Вампов и оборотней из-за их многочисленности и способности к быстрому размножению считали гораздо большей угрозой.
  Молодой маг сделал паузу.
   - Самое грустное что не будь мы наготове, меты имели бы реальные шансы нас полностью уничтожить. Внезапный удар такими силами, и от Братства ничего не осталось бы. Еще плохая новость - впереди своих отрядов меты пускали волны обезумевших оборотней и вампов, потерявших чувство самосохранения. Страшная сила. Каким-то образом твари научились управлять нечистью и использовать их в качестве штрафных рот, смертников. Оборотни и вампы жутко живучие твари, а когда они лезут на стены крепостей шевелящимся ковром... Учитель рассказал, что за неполные сутки битвы он испепелил больше вампов чем за всю свою двухтысячелетнюю жизнь. Кровососы они хитрые. С магией дружат и если что удирают. Они, как правило, всегда четко чувствуют момент когда нужно уносить ноги.
  - Сколько лет Дейтесу? - вдруг вздрогнул я, не сразу осознав, что за историей о кровососах упустил информацию о возрасте Учителя. 2000 лет... Создатель всемогущий.
  - Около двух тысяч. А что тут такого удивительного? Терн, обучающий тебя фехтованию, его ровесник. Насколько я знаю, они вместе по кабакам и борделям шлялись по молодости и были большими приятелями, пока не стали большими шишками в Ордене. А в твоем мире сколько люди живут? Скоооооооооолько? Почему так мало? Зачем вы так глупо и быстро сжигаете свою жизнь?
  Я пожал плечами, так как не знал ответа на этот вопрос.
  - Ладно, это слишком глобальный вопрос, - смилостивился надо мною маг, - ты мне лучше расскажи, как тебе удалось увернуться от трубы, которую на тебя сбросил мет? Мы с учителем раз двадцать моделировали ситуацию и так и этак. Мет не промахнулся, а у тебя просто не было времени, чтобы разобраться в произошедшем и успеть увернуться. Почувствовал ты что-то? Дар предвидения прорезался? Или чутье сработало?
   Я задумался, концентрируясь на сумбурных воспоминаниях той ночи.
  - Нет. Не предчувствие и не чутье. Я на тот момент вообще почти перестал ждать удара в спину. Вспоминается ощущение, как будто огромная рука схватила меня и рванула в сторону из-под падающей трубы.
  - Рука? - от волнения Гледен аж подскочил с кресла, - перекинь мне свои ощущения в тот момент. Максимально четко и емко.
  - Как перекинуть? - не понял я.
  - Мысленно, дракон тебе в ..., - ругнулся молодой маг, - мыслеобраз транслируй. Разве тебя этому не учили? Мет задери этого Терна. Ему бы только своими дурацкими железяками размахивать. А ведь его магический Дар, не поверишь, едва ли не больше чем у учителя. Так значит никто не удосужился научить тебя основам телепатии, - он задумался, - попроси обруч считать твою память и транслировать мне. Он это сделает гораздо лучше чем смог бы ты. Даже если бы умел.
  Так мы и поступили. Железяка, правда, разворчался, что молодые несознательные олухи отрывают его от важных исследований, но помочь не отказался.
   Гледен на минуту закрыл глаза, сосредоточившись на приеме и обработке информации. Затем откинулся в кресле и минут пять молчал, но по его напряженному лицу было видно, что он отнюдь не дремлет.
   Наконец маг открыл глаза.
  - Проглоти меня Вековечная Тьма, если я ошибаюсь, но тебя спасли с помощью магии.
  - Что?
  - Эта рука, которая, как тебе показалось, рванула тебя из-под падающей трубы - это магическая формула. Простая изящная эффективная... и незаметная, - он замолчал, но его ошарашенный вид говорил о том, что это далеко не все.
  - Что-то еще? - мне показалось невероятно важным узнать кто меня спас, чтобы хотя бы поблагодарить спасителя при встрече... если таковая случится.
  - Связка очень странная. Совершенно непонятно кто ее сплел. Никогда в жизни такого не видел. Видишь ли, каждая магическая формула плетется строго индивидуально. Как буквы (почерк) у пишущего пером, так и (заклинания) почерк каждого мага индивидуален, но тем не менее имеет родовые особенности. Формулу человеческого мага даже с большого перепоя не спутаешь с заклятием орочьего шамана.
  - Интересно, - хмыкнул я. - не знал, что магия так похожа на письмо пером.
  - Интереснее всего, что убей меня дракон, если я когда-либо видел подобные связки. Это не человек, не гном и не орк.
  - Может быть это был эльф? - хмыкнул я саркастически. Про себя же подумал, что железяка просто или неправильно считал мою память, или при передаче исказил информацию. А может нашелся самородок, которому все законы магии по фигу.
  Гледен оценил мою шутку радостным ржанием. Последнего эльфа живым видели еще в позапрошлую эпоху.
  - Скорее уж тролль, - сказал он отсмеявшись. - Отошлю-ка я рисунок связки учителю. Он живет куда дольше меня. Может видел где?
  Леопард опять закрыл глаза, сосредоточился, затем вдруг поморщился и стал тереть виски:
  - Он сейчас занят войной. Сказал что посмотрит на досуге, когда будет время.
  - И все? - удивился я.
  Гледен опять поморщился:
  - Еще он сказал, что я олух и дурью маюсь. Если кто-то спас тебя, то это явно друг и если этот друг хочет помогать нам инкогнито, то надо уважать его желание. И что любопытство леопарда сгубило.
  - В моем родном мире говорят: кота, - подивился я.
  - В моем тоже, - усмехнулся молодой маг, - просто красный леопард знак нашей гильдии. Гильдии боевых магов. Поэтому охотники переделали эту поговорку на свой лад.
  Он замолчал, затем грустно добавил:
  - Война с метами только началась, а моя гильдия уже потеряла каждого третьего.
  - Как?
  - Боевые маги основная ударная сила Ордена, чтобы там Терн не думал о своих ястребах. Меты не жалели ни себя ни своих слуг чтобы до нас добраться, а мы, леопарды, не привыкли прятаться за чужими спинами. Учитель как минимум десяток израненных олухов вытащил из гущи. Кого успел. На него самого охотились сильнее всего. Ладно, мне пора. Ты уже жив, почти здоров. Надеюсь, целители не замучают тебя до смерти своими отварами и клизмами, - он рассмеялся и исчез, уйдя в портал прямо из комнаты.
  Я закрыл глаза и постарался расслабиться, войти в медитацию, чтобы побыстрее набраться сил и придти в норму. За недолгое время общения охотники (особенно Гледен) успели стать для меня друзьями, своими. У них началась война с метами, значит это и моя война. Поэтому мне как можно скорее следует встать на ноги.
  От глубин самопогружения меня отвлек легкий скрип открывающейся двери.
  Все-таки Терн оказался хорошим учителем: мои руки непроизвольно зашарили вокруг в поисках меча. Впрочем, я быстро успокоился: в мою комнату заглянула симпатичная мордашка обрамленная роскошными яркорыжими волосами. По-видимому, медсестра или по-местному младший целитель.
  - А этот безумный леопард насовсем ушел? - испуганно-любопытно спросила она. Ну чистая лисичка.
  Я рассмеялся:
  - А почему безумный?
  - Да он молнией ударил мастера Тервиуса, когда тот предложил проявить к вам милосердие и ... - она запнулась и испуганно захлопала глазами глядя на мой плащ с охотничьей птицей. Видимо, ястребы считались не менее безумными, чем леопарды.
  - Безболезненно отправить меня в мир иной? - я саркастически хмыкнул.
  Она кивнула.
  - Тервиус хоть жив? - спросил я слегка встревожено. Хоть и дурак и вполне заслужил, но... у Гледена могли быть неприятности из-за смерти одного из целителей.
  - Жив, - лисичка хихикнула - хотя сильно обожжен и напуган. На самом деле он очень добрый и хороший. Просто рассеянный и сначала что-то говорит, а потом думает. И очень талантливый травник.
  - Когда не путает травы, - подхватил я.
  Она хихикнула и кивнула головой, затем сказала уже командным голосом:
  - А теперь, сударь, ложитесь на живот, нужно сделать вам массаж.
  Я с готовностью перевернулся на живот, бормоча про себя, что массаж определенных частей тела мне бы точно не помешал.
  Ее руки были удивительно приятными, теплыми, нежными. Она обладала даром делиться своей энергией. Мое истощенное ядом и ранами тело почувствовало себя настолько хорошо, что потребовало перевернуться на спину и попытаться обнять лисичку.
  Она не стала испуганно вскрикивать и вырываться, а просто хитро подмигнула мне, поцеловала в губы и я ... уснул.
  Проснулся я удивительно бодрым и свежим и попросил обруча связать меня с Терном, Дейтесом или на худой конец с Гледеном.
  - Зачем? - обруч отозвался неохотно. - Не мешай людям - им сейчас не до тебя. Они вовсю воюют, а тебе еще не меньше недели приходить в себя. Мет тебе все брюхо расцарапал, если не вспоминать о легком отравлении неизлечимым ядом.
  -Чувствую себя великолепно, - сказал я и резво вскочил на ноги. Как выяснилось зря. Меня вдруг накрыла сильная слабость, и я так же резко упал обратно, тяжело дыша и обливаясь потом.
  - Тебе еще как минимум шесть массажей нужно, прежде чем ты станешь на что-то годен. По одному массажу в день. И-и-и-и-и ... не приставай к Рыжей ведьме. Ей вполне по силам навсегда лишить тебя мужской силы.
  - Да ну, - я покачал головой, - а мне она показалась такой милой и простодушной лисичкой.
  Обруч вздохнул:
  - Это ее любимая маска, парень, молоденькая глуповатая девушка. На самом деле она гораздо старше Дейтеса...и намного могущественнее. Когда-то Рыжая ведьма была одним из лучших боевых магов Ордена, пока не решила что ее призвание - исцелять, а не убивать. Она сложила с себя мантию боевого мага и стала простой целительницей. Только сила запредельная осталась при ней. Молодые охотники часто обманываются ее маской, и получают весьма интересные сюрпризы. - Обруч хмыкнул.
  - Неужели ей больше двух тысячелетий? - я был ошарашен. Память подбросила ощущения: Руки живые теплые, грудь упругая, попа крепкая.
  - Это все морок, парень, - усмехнулся железяка,- видел бы ты ее на самом деле. Кожа да кости. Ей только косу в руки дать и будет чистая Смерть.
  Я был ошарашен еще больше.
  Обруч забулькал от смеха:
  - Шучу-шучу. Сам не знаю как, но тело у нее натуральное, хотя тот же Дейтес много раз делал себе магически выращенные тела. На самом деле Рыжей стерве куда больше четырех тысячелетий, т.к. когда я был создан она уже была в точь-точь такой как сейчас. Разве что не притворялась простушкой, а была сущей фурией.
  - Может она не человек? - пришло мне вдруг в голову.
  - Может быть... только тайны свои она хранит крепко и свирепо, - после чего обруч посоветовал - ты бы дыхание потренировал что ли. Быстрее придешь в норму, да и мет в тебе притаился неспроста. Чувствую готовит какой-то сюрприз. Так что не расслабляйся, мой юный друг, дыши, медитируй, пытайся познать свою истинную суть
  - Она ведь за пределами познания?- удивился я, - ты же сам говорил... или не ты.
  -Так то оно так, - усмехнулся обруч, - но если выйти за пределы сознания, сбросить все свои маски...
  Он еще что-то бурчал, но я его уже не слушал.
  Я сосредоточился на удивительном ощущении гармонии, концентрации и упорядоченном дыхании.
  - Правильно, парень, - сказал обруч, когда я уже не слушал его, - ищи фокус, средоточие гармонии, линии силы, попутные ветра энергии. Тогда и весь мир вокруг будет крутиться вокруг тебя и для тебя. Выйдешь из фокуса, потеряешь гармонию, и мир раздавит тебя как колесо телеги лягушку.
  Чувство гармонии это основное. Самое главное быть в гармонии с собой и на поле брани и на поле страсти, в работе и в отдыхе. Ты еще очень молод, сейчас ты этого еще не понимаешь. Ладно какие твои годы. Еще поймешь...если доживешь.
  
  
  В следующий раз, когда пришла лисичка... хмм... Рыжая ведьма, я держался куда скромнее и почтительнее. Целительница пару минут с увлечением изображала из себя молодую и наивную, затем, видимо, заметила какими глазами смотрю на нее:
  - И какая сволочь проболталась? - спросила она недовольно и ее взгляд сразу ощутимо потяжелел.
  Я пожал плечами. Выдавать Шерша не хотелось.
  Впрочем, Рыжая ведьма сама быстро догадалась:
  - Видимо, обруч... место которому давно в кладовой для забытых артефактов.
  Впервые за все время общения с вредным артефактом я ощутил, что он ощутимо явственно боится. Вот дела-а-а-а.
  - Зачем вы притворяетесь?- спросил я. Во-первых, мне было в самом деле интересно, во-вторых, надо было отвлечь ее от моего железного наставника.
  - Зачем пытаюсь казаться тем кем перестала быть много тысяч лет назад? Вернее даже никогда не была. В молодости приходилось быть очень серьезной девушкой...развитие моего дара требовало постоянных тренировок, обучения. Мне было не до легкомысленного поведения, не до романов и мужчин. А сейчас я невероятно древнее существо, и груз прожитых лет давит на меня как стальной пресс. Притворяюсь молодой дурочкой, и становится легче, когда удается убедить в этом молодого страстного охотника... и саму себя.
  
  
  
  
  Очень важно всегда видеть цель: глазами, разумом, воображением. Пока стремишься к ней ты стрела, летящая в самое 'яблочко'. Если же у тебя нет цели в жизни или в текущий момент - ты всего лишь ржавая железяка бесполезно валяющаяся в канаве.
  Очень важно быть, чувствовать себя счастливым и довольным жизнью.
  Счастливый человек гармоничен, несчастный нет.
  Человек без сильной внутренней гармонии не способен стать настоящим мастером. Он потратит свою жизнь, свой Дар на внутреннюю борьбу.
  Очень важен позитивный настрой, настрой на победу, уверенность, что все получится.
  Представь, что будет если маг начнет кастовать заклинание, сомневаясь в собственных силах? Что у него получится в итоге?
  - Вера в себя это отлично, но не приведет ли такая вера к излишней глупой самоуверенности?- я удивился словам своего металлического наставника.
  - Видишь ли, Вит, - ответил обруч осторожно, - на самом деле в этой Вселенной вообще не существует такой вещи как излишняя самоуверенность. Есть только недостаточная вера в себя, в собственные силы.
  - Значит возможно все? Даже то, что невозможно ни при каких обстоятельствах? - спросил я крайне недоверчиво. Все чему меня учили всю мою сознательную жизнь противоречило этому утверждению. Мне говорили, что все в мире имеет ограничения.
  -Возможно ли летать по воздуху или ходить по незамерзшей воде?- вдохновенно спросил обруч.
  - Это смотря чего покурить, - усмехнулся я.
  Обруч угостил меня болезненным ударом в шею, чтобы не придуривался, и продолжил:
  - Истина в том, что любые запреты и ограничения существуют только в твоем собственном разуме. На самом деле то что тебе кажется невозможным сейчас, недостижимо именно из-за негативного опыта или ограничений внушенных тебе в прошлом.
  - По-твоему, если я очень сильно захочу, то смогу, открыв окно, полететь как птица? - спросил я скептически.
  - Конечно, сможешь, - бодро ответил обруч. - правда недолго. Всего несколько секунд. А на утро дворник будет долго, ругаясь, отскребать тебя от асфальта. Но шутки в сторону... если ты захочешь, задашься целью, сконцентрируешься целиком и полностью на этой задаче, то рано или поздно ты полетишь.
  - не знал что в нашей вселенной все настолько зависит от того о чем мечтаешь.
  
  
  На одной из тренировок, мне показалось, что когда один из охотников (его звали Торр) улыбнулся, у него во рту что-то блеснуло. Сначала я решил, что почудилось, но в дальнейшем я замечал этот блеск еще несколько раз.
  У охотников во время ученичества поощрялось когда новичок задает много вопросов. 'Пытливый разум - друг охотника'.
  Я спросил о странном блеске у своего наставника Харта. Тот усмехнулся и, вместо того чтобы ответить самому, подозвал Торра.
  Тот широко открыл рот и продемонстрировал четыре блестящих серебристых клыка.
  - Это серебро, Вит, - объяснил он, - на тот случай когда не осталось ни магии, ни оружия, а ты сошелся с нечистью врукопашную.
  - И что? Помогает? - спросил я потрясенно.
  - Однажды этими зубами я перегрыз глотку оборотню, - охотник пожал плечами и показал свой пояс, - сшит из его шкуры.
  Затем Торр снял с рук перчатки и продемонстрировал посеребренные ногти.
  Я с трудом сдержал улыбку - было похоже на дамский маникюр моего родного мира.
  Тот заметил движения моих губ:
  - Да ладно, сам знаю, что похож на Ласкающих за деньги... зато когда-нибудь это может спасти жизнь.
  
  
  
  -Мастера охотников любят повторять: словами меч не поднимешь, лук не натянешь, оборотня не поразишь, - наставительно сказал Харт, - любой путь воина - это прежде всего практика, работа по усовершенствованию собственного тела.
  Кодекс правил охотника возник в незапамятные времена когда Сопредельные миры были переполнены нечистью. Охотники должны неукоснительно следовать правилам чести, верности братьям и Ордену, чувствовать любовь ко всем разумным и ненависть ко всем представителям нечисти, быть мужественным, добрым, порядочным, скромным в желаниях и потребностях, проявлять безразличие к золоту.
  С практической точки зрения путь охотника включает в себя синтез многих древний боевых стилей с поправкой на то что охотникам приходится сражаться не с простыми людьми, а с тварями в разы превосходящими обычного человека по скорости, силе и реакции.
  Охотник благодаря многолетним интенсивным тренировкам и духовному росту познает смысл и значение жизни и смерти, гармонию собственного тела и духа и Гармонию Вселенной.
  Охотник учится высвобождать заложенную во всех предметах и живых существах внутреннюю энергию, учится работать со своей внутренней силой и силой Вселенной.
  Во многих боевых искусствах часто делается акцент на внешних атрибутах, на демонстрации своей силы, быстроты, изощренности приемов и связок, на внешнюю красоту и изящность. У охотников нет благодарных зрителей. Нечисть не обладает чувством прекрасного. Поэтому все, что делают охотники это всегда предельно практично, целесообразно и максимально эффективно.
  Все охотники постоянно совершенствуются, каких бы высот они не достигли, до какого бы уровня мастерства не доросли. Потому что настоящее мастерство выражается в добросовестном выполнении долга и в усиленном самоконтроле, в непрерывном движении вперед.
  Очень важно не зацикливаться на текущей задаче. Как говорили древние: остановись на трудном пути и оглянись вокруг. Тот кто смотрит только на землю - не видит звезд.
  Путь охотника основан на сотрудничестве. Охотники делятся на гильдии, а гильдии на пятерки. Члены пятерки становятся кровными братьями и готовы отдать жизнь друг за друга. Без взаимной выручки нечего и надеяться успешно противостоять нечисти.
  
  
  Выпей-ка это, - сказал Харт с улыбкой и протянул мне бокал с каким-то зеленым шипучим питьем.
  - А что там такое? - спросил я, подозрительно рассматривая плещущуюся в сосуде жидкость.
  Охотники постоянно поили меня всякими отварами, часто отвратными на вкус и малопредсказуемыми по последствиям для организма.
  -Выпьешь - узнаешь, - пожал плечами наставник.
  Питье оказалось вкусным, но буквально через минуту мне резко поплохело. В желудке, как будто развели огонь.
  - Неужели хреново? - подивился Харт, - оказывается и на тебя яды действуют. А наши спорили, даже пари заключили. Прими противоядие.
  Я принял антидот и через пару минут почувствовал себя вполне сносно, чтобы потребовать объяснений:
  - Какого...?
  - С этого дня я решил начать вырабатывать у тебя полезную привычку всегда проверять что ты ешь и что пьешь. Слыхал легенду о прекрасной Аглы?
  Я покачал головой.
  - Ну так, слушай. Это наш орденский фольклор. Давным-давно в мире Черных роз в городе Поющих цветов завелся оборотень. Днем он вел себя как человек, не отличишь от простых жителей, а ночью превращался в страшное чудовище и жрал горожан. Власти города призвали на помощь охотников. Пятерка наших остановилась в лучшей гостинице, принадлежащей прекрасной Аглы.
  Она налила храбрым героям очень дорогого и вкусного напитка из цветочного молока. Те с благодарностью выпили его и ...окочурились. Позже выяснилось, что оборотнем был возлюбленный коварной Аглы, и она таким образом хотела его защитить. С тех пор охотники всегда проверяют все то, что собираются закинуть в свою глотку. У большинства наших эта привычка уже на уровне рефлекса. Кстати, перекусить не хочешь?
  Я хотел, но насмешливый блеск в глазах охотника заставил насторожиться. Кусок мяса на тарелке был тщательно изучен, просмотрен в 'истинном зрении', и был признан съедобным.
  Через минуту после окончания трапезы у меня опять схватило желудок. Я недоуменно посмотрел на своего наставника.
  - Мясо чистое, - усмехнулся тот, а вот нож и вилка отравлены. Выпей еще противоядия. Я время от времени буду проверять тебя. Иногда без антидота под рукой. А ты как думал, сынок? Что у нас тут кружок кисейных барышень по вышиванию крестиком?
  - Кстати, о барышнях, - оживился я. - Когда у меня будет увольнительная или отпуск?
  - Забудь о девушках и отдыхе, ученик. Пока ты похоть тешишь или брюхо отлеживаешь, от нечисти люди гибнут. Считай, что ты пожизненно вступил в боевой монастырь. Никаких девок до конца жизни.
  - Правда? - мое лицо было настолько расстроенным, что Харт едва не рухнул со смеху.
  - Шучу, Вит, видел бы ты свое лицо со стороны. Мы воины, а не евнухи. Тренируйся усердно - станешь полноправным охотником, и будут у тебя разнообразные приключения, море женщин и дворянские титулы бесчисленного множества миров.
  - Про титулы не шутишь? - я происходил из обычной рабоче-крестьянской семьи в мире и стране где дворянство утратило какое-либо значение, но все же иногда в полудетских мечтах думал как это наверное здорово быть голубых кровей, графом или бароном.
  Харт отвесил мне изящный поклон:
  - Тебя, безродный, удостоил чести вести беседу граф мира Мудрых бабочек, виконт Огненных земель, рыцарь мира Летающих башен, князь Сиреневых островов, и так далее и тому подобное...
  Многие монархи весьма лестно оценивают нашу деятельность по спасению их подданных. И если частенько золото за наши услуги стараются поджать, то на пышные титулы и ордена обычно не скупятся. Так что, как правило, любой охотник беден как церковный крыс и увешан титулами, как барбоска блохами.
  - И что? От титулов никакого прока? - удивился я.
  - Ну почему же... иногда титул можно продать, - Харт от удовольствия аж закрыл глаза и облизнулся, - в Вавилоне помню однажды толкнули баронский титул, а потом неделю гудели всей пятеркой в самом дорогом борделе. Славное было времечко.
  А затем мы попали в засаду кровососов в спокойном безопасном курортном мире. Из всей моей пятерки уцелел только я один. Так как спал, не снимая защитных амулетов. Остальных сожрали, - сказал он грустно, - поэтому помни мудрость охотников, щедро оплаченную кровью: заходишь в сортир - прежде чем делать то ради чего пришел - убедись, что в унитазе не притаилась какая-нибудь тварь, что на потолке не висит кто-то зубастый и очень голодный.
  Познакомился с девушкой - до того как раздеть удостоверься, что это не вампирша.
  - В моем мире тоже можно так наколоться, - подхватил я, - где-нибудь в Таиланде. Знакомишься с красоткой, а потом на утро оказывается, что ...
  - Она оборотень?
  - Да не... мужик.
  Харт долго с остервенением отплевывался, затем весьма красочно отозвался о народах практикующих гомосексуализм как о кандидатах на вымирание.
  Я только руками развел: что взять с дремучего охотника, слыхом не слыхавшего о либеральных ценностях и толерантности. Ну что тут скажешь - отсталые люди.
  После Харт предложил потренировать мою реакцию. Суть тренировки состояла в следующем:
  Охотник бросал в меня мелкие камни, а я должен был уворачиваться. Сначала броски были в пол силы, затем летящие в мою сторону предметы стали ускоряться, каждое попадание причиняло мне сильную боль. Спас меня от окончательного избиения Гледен.
  Он вышел из воронки телепорта, минуту саркастически понаблюдал за моими мучениями, затем сказал:
  - Ладно, хватит фигней страдать. Пойдешь с нами на охоту.
  Харт нахмурился:
  - Вит, еще не готов.
  - А чья тут вина? - хмыкнул маг.
  Мой наставник показал пальцем на меня:
  - Его. Большего лентяя в жизни не видел.
  - Значит будем лечить от лени радикально, - пообещал Гледен, - в мире Танцующего вереска завелось прожорливое вампирье гнездо. Поступил приказ выжечь его каленым железом, а тебя взять на пробную охоту - посмотреть не сдрейфишь ли.
  Маг окинул меня изучающим взглядом:
  - Все твои амулеты, кроме Шерша, лучше оставить здесь. Обруч сумеет себя замаскировать, а вот остальная магическая амуниция сильно 'фонит'. Кровососы ведь сильно чувствительны к любым проявлениям магии. Они чуют носителей Дара гораздо четче и на более далеком расстоянии чем обычные 'бурдюки с кровью'. Выпивая мага, вампир вместе с его жизненной силой получал бонус в виде усиления магических способностей. Поэтому 'живые мертвецы' так рьяно охотились за людьми с магическим Даром, а маги в свою очередь так сильно ненавидели вампиров и уничтожали их как только представлялась возможность.
  
  Шестеро теней бесшумно скользили по странному изломанному чужой магией темному как ночь лесу. Даже листья в этом странному лесу были иссиня-черными.
  Вернее, пятеро охотников двигались бесшумно, а шестой, ученик, ваш покорный слуга, двигался почти бесшумно (это на мой взгляд, по отзывам охотников следовало, что я топал как бешеный мамонт, распугивая всю нечисть за тысячи миль вокруг). Как бы то ни было, в гнездо кровососов мы ворвались совершенно внезапно для его хозяев.
  Вампы (за исключением метаморфов) были самой сильной, хитрой и опасной нечистью во всех Сопредельных мирах. Практически бессмертные, за свою долгую жизнь они превращались в великолепных бойцов и хороших магов. Но против наглотавшихся коктейлей из драконьего корня охотников у них не было ни единого шанса.
  Все закончилось в несколько секунд: никаких пафосных поединков. Охотники кидали серебряные кинжалы из -за кустов и приканчивали тварей, отсекая им головы. Девять безголовых трупов, пять охотников, один из которых матерясь зажимал рану на плече, и я не успевший ни с кем скрестить меч. Вампы в только что закончившейся схватке избегали меня как огня.
  Гледен приказал охотникам облить трупы горючей жидкостью и поджечь, а мне предложил: пошли, Вит, пошарим в закромах у кровососов - они большие любители красивых ценных вещичек, очень полезных в хозяйстве.
  В гнезде вампов, как ни странно, не было ни человеческих скелетов, ни затхлого могильного запаха. И вообще гнездо было скорее похоже на коттедж богатого купца, а не на могильный склеп.
  Уловив мое удивление, маг рассмеялся:
  - Вампы невероятные чистюли и сибариты, Вит. Где живут - не гадят.
  Он подошел к сундуку, стоявшему в углу гостиной, и с любопытством начал его разглядывать, не спеша открывать.
   Чего ждешь? - удивился я.
  - Вампиры большие мастера на всевозможные хитрые магические ловушки. Какой-то их умелец наложил на сундук несколько сильных заковыристых защитных заклятий, - ответил Гледен, пребывая в крайней степени задумчивости.
  - Такое сложное, что никак не вскрыть? - расстроился я. Успел настроиться на зрелище несметных богатств, накопленных кровососами.
  - Да нет. Вскроем. Меня другое беспокоит. Из тех восьми вампиров, что мы только что укокошили не было ни одного обладающего магическими способностями. А здесь над сундуком поработал очень неслабый чародей. И мне интересно: куда он мог подеваться?
  Дальнейшие события я полностью уловил лишь постфактум, настолько быстро все завертелось. Из воздуха соткалась полупрозрачная тень и метнулась к охотнику. Тот с трудом успел увернуться от удара когтистых лап и угостил нападавшего файерболом прямо в оскаленную морду. Вампир заверещал от боли, но почти мгновенно потушил пламя и снова ринулся на Леопарда.
  Я выхватил меч и стал наизготовку, ожидая возможности вступить в схватку и помочь своему наставнику, ударив кровососа в спину. Рыцарских правил ведения поединка с нечистью охотники никогда не придерживались.
  Но Гледен справился сам: он уклонился от копья тьмы вампирского мага, затем бросил в него пелену света, и, пока тот тер обожженные глаза, снес мечом голову кровососа. Она мячиком поскакала по полу, обезглавленное тело свалилось вниз, разбрызгивая вокруг темно-рубиновые капли крови.
  Я невольно облизнулся и почувствовал дрожь в руках от вида бесполезно льющейся на пол, наполненной энергией, жидкости.
  Я приналег на правильное дыхание, на ощущение гармонии, стараясь побороть подступившую к горлу ЖАЖДУ.
  Маг с минуту наблюдал над моими мучениями, затем саркастически усмехнулся:
  - Ну чего ты мнешься, как девочка? Наполни флягу, а затем выпей кровушки. Если ее покупать на черном рынке, то на твоем содержании разориться можно. Легче на опыты продать. Кроме того, этот дохляк был довольно сильным магом. Заберешь толику его силы и Дара. В будущем пригодится.
  Я достал из вещмешка специальную флягу, которая сначала высосала всю кровь из тела, а затем вобрала и ту, что успела пролиться на пол. Хороший и очень недешевый артефакт был разумеется предназначен не только для вампиров и прочих кровезависимых. Его очень сильно ценили в бедных водою мирах. Такая флага могла вобрать и потом очистить воду даже из полузасохшей грязи высушенного на солнце водоема. Моя могла вбирать в себя до 10 литров жидкости, компенсируя 9/10 объема и массы.
  Выпив несколько глотков сладкой тягучей жидкости, я облизал губы, жмурясь от удовольствия, затем спросил осторожно:
  - По некоторым недомолвкам и намекам я понял, что Прародителем метов является бывший орденский маг Морт, превратившийся в тварь в результате неудачного эксперимента, - сказал я осторожно.
  - Ну так вроде никто не делал из этого большого секрета, - удивился Гледен, - аааа, старая ржавая железяка, это ты у нас тут паранойей страдаешь. Зачем?
  - Я опасался, что Вит раньше времени узнает, что метаморфностью он в конечном итоге обязан Ордену, возненавидит охотников и попытается перейти на сторону наших врагов, - нехотя признался Шерш.
  - Хммм, - маг настолько удивился, что аж подавился собственным дыханием, - интересная точка зрения на события тысячелетней давности... интересная и в корне неверная. Морт занимался своими сомнительными опытами вопреки прямому и категорическому запрету Совета, знавшего насколько опасны шутки с Хаосом. Поэтому Виту, если кого и следует винить и ненавидеть, то только безответственного говнюка, увлекшегося запретными знаниями.
  Но ты, мой юный ученик, не зря затеял этот разговор. Скажи что тебя гнетет?
  - Ты и другие охотники не боитесь, что я предамся Тьме? С моими-то наклонностями к крови и с метаморфом внутри, сожри его драконы Бездны
  Гледен не спешил с ответом:
  - Скажем так: опасаемся. Поэтому-то у тебя на шее и висит ошейник. К тому же ты вступил в Орден и стал охотником. Не убивать же тебя на всякий случай? Ты как никак наш брат по Клятве. Не переживай: станешь темным Шерш тебе мгновенно отвернет голову.
  Ошейник возразил весело:
  - Не мгновенно... сначала попрощаюсь. И сделаю это изящно, так чтобы на похоронах Вит выглядел в гробу красиво и благородно.
  Я поспешил поблагодарить железяку:
  - Спасибо, Шерш, я ценю такое отношение.
  - Ты его заслужил
  Гледен крикнул своим подчиненным, чтобы вынесли труп кровососа и сожгли во дворе, а когда в комнате убрались, присел возле сундука и начал распечатывать охранные заклятия.
  Я пока стал аккуратно осматривать жилище вампиров. Дорогая мебель, красивые картины на стенах, изящные статуи в углах.
  - Скорее всего отобрали у предыдущего хозяина вместе с жизнью, - предположил Шерш, - вампы не любители платить за то что можно просто отнять.
  
  
  В один из дней в наш лагерь перебросили на поправку и отдых группу охотников. Вид у них был действительно чрезвычайно потрепанный. Почти у каждого замотанная бинтами рана, у многих не одна.
  Один из вновь прибывших оказался приятелем Харта. Он доковылял до нашей тренировочной площадки, присел на скамеечку и, с ехидством наблюдая за моими мучениями, посоветовал наставнику:
  - Ты, Харт, поменьше корми своего ученика, а то он никогда не обретет необходимой легкости и плавности в движениях.
  - А ноги не протянет? - засомневался инструктор, - я его гоняю круглыми сутками, ТТеррик.
  -Не должен. С таким запасом сала он год протянет на подкожном жире.
  Я, услышав подобные разговоры, потерял нужную концентрацию и вывалился из позы 'Возмущенно хлопающий крыльями аист пьет воду'.
  - Да и с концентрацией у него не все в порядке, - усмехнулся ТТерик.
  - Он еще пока ученик, - возразил наставник, - и еда его самое больное место. Никак не могу Вита научить...
  - ... не есть? - уточнил я. - Боюсь, наставник, смогу это постичь только в одном случае. Если помру.
  - Да нет, - поморщился Харт, - научить не думать о еде постоянно. Давай-ка ты, умник, отожмешься от земли разиков сто, а мне пока ТТерик расскажет последние новости. А то, став твоею нянькой, я совсем отстал от жизни.
  - Ты немногое потерял, Харт, - проворчал его приятель, - война идет крайне скверно для нас. Очень большие потери, оставлено немало миров, а в тех, которые удалось отстоять, многим из наших пришлось 'потанцевать'.
  Тут в разговор опять встрял я, сгорающий от любопытства:
  - В смысле потанцевать?
  Харт сначала посмотрел на меня как на вражеского шпиона, затем вздохнул и стал рассказывать:
  - Ты же в курсе, что Орден основали светлые эльфы перед тем как исчезнуть из Сопредельных миров. Чтобы охотники надлежащим образом справлялись со своими обязанностями, они поделились своей магией, артефактами и воинскими техниками, в том числе методикой 'танец со смертью'.
  - А теперь, пожалуйста, поподробнее и попонятнее, - попросил я дополнительных разъяснений.
  - Повторяю для умственно отсталых: с помощью этой древней эльфийской методики воин становится 'танцующим со смертью'. Его сила, скорость увеличивается в разы, на какое-то время он становится практически неуязвимым.
  - Вот здорово, - ахнул я.
  - Да, но только цена за этот яркий, но очень недолгий танец страшная - смерть от истощения. За минуты такой интенсивной битвы сгорают годы жизни. Согласно легендам, когда эту технику изобрели эльфы в незапамятные времена, их воины могли танцевать сутками прежде чем уйти в небытие. Перворожденные были практически бессмертными, тела же людей гораздо слабее. Поэтому охотники могут исполнять танец смерти от получаса до часа, но никогда больше полутра. В последнем бою, когда нет ни малейшей надежды выжить, штука незаменимая.
  - А сложно научиться этой технике? - спросил я.
  - Чрезвычайно, - ответил Харт весело. Его глаза смеялись, - для такого лентяя как ты. А так секрет довольно прост. Главное мышцы и связки заранее подготовить к таким непосильным нагрузкам.
  - Так я вроде интенсивно занимаюсь, куда уж сильнее? - удивился я.
  - То как ты тренируешься, - фыркнул мой наставник, - в цивилизованной империи Кхарт называется - щадящая лечебная гимнастика для лиц преклонного возраста и ослабленных тяжкими болезнями.
  Я аж открыл рот от возмущения, но тут же прикрыл его обратно, так как по улыбке Харта понял, что тот шутит.
  - Кстати, есть еще один очень интересный бонус для владеющего этим древним искусством. Это ограниченный Дар Предвиденья. Проявляющийся в том, что иногда во сне ты можешь видеть свои последние минуты перед смертью и то, как умрешь.
  - Это, наверное, страшно? - спросил я потрясенно. - Видеть, как тебя не станет?
  - Нет, с какой это стати? - удивился Харт, - у меня, скажем, очень достойная смерть. Я стою на пылающем деревянном мосту и в режиме 'танцующего со смертью' прикрываю отступление своих братьев.
  Напирает волна оборотней и вампов, в меня летят стрелы, но я уже мертв, поэтому не чувствую ни боли, ни слабости. Из меня даже кровь перестала течь, то что горит в моих венах уже не красная живительная жидкость, а нечто другое.
  Я рублю тварей как коса траву, легко, весело, свободно. На краткие минуты я становлюсь жнецом смерти, куда более страшной тварью чем те, что меня атакуют.
  В последний миг веревки, держащие мост, перегорают, и я вместе со многими десятками тварей падаю в пропасть. Хорошая смерть для охотника, - закончил Харт удовлетворенно.
  Ттерик подтверждающе закивал головой:
  - В самом деле. Моя будет поскучнее. Большое поле битвы от края до края, и я испускаю последние капли жизни под горою вражеских трупов.
  - Научи меня 'танцевать', - попросил я. - На крайний случай.
  Наставник вздохнул и отрицательно покачал головой:
  - Там, - он показал пальцем вверх, - существует мнение, что пока изучение инфекции не закончено, твоя шкура ценнее чем жизни десятков простых охотников. В крайнем случае, мы все в этом лагере умрем, чтобы ты смог выжить.
  - Приятно сознавать свою такую значимость, но если вы все поляжете, а враги не закончатся? - сердито проворчал я.
  - Я спрошу у Терна, если он разрешит, то научу.
  Но Харт банально не успел. Ни научить, ни спросить. В следующую ночь на лагерь напали метаморфы.
  Темные маги в одну секунду разрушили защитный купол, и орда оборотней хлынула через символическую ограду. Правда радостный гомон быстро превратился в отчаянный вой раненых и умирающих: их ждал сюрприз в виде второй линии защиты, хорошо спрятанной до поры до времени.
  Охотники, скучавшие на поправке от безделья, отрыли множество волчьих ям, установили массу простых и логических ловушек. Оборотни и вампиры стали сдыхать на острых кольях, подрываться на алхимических минах. Гибель атакующих в первых рядах не смутила оставшихся в живых тварей. Гонимые волей метаморфов, оборотни и вампы текли неудержимой рекой по трупам своих сородичей. Так что вторая линия обороны их не остановила, но зато притормозила на пару минут и дала охотникам время проснуться и приготовиться к бою.
  Я, разбуженный криками, тоже выскочил на улицу, размахивая мечом и радуясь, что наконец-то дело дошло до драки. Там-то меня Харт и поймал:
  - Ты куда это намылился? Есть приказ в случае атаки немедленно тебя эвакуировать.
  - А как же сражение? Я должен помочь братьям...
  - Ага... и сестрам, - зло рявкнул наставник, - потом навоюешься. Пока твоя шкура слишком ценна.
  И потащил меня из гущи боя в сторонку, где уже собралась группа уцелевших охотников, ощетинившаяся арбалетами, копьями и щитами. Меня втолкнули в самый центр этой 'черепахи' и заставили надеть кольчугу и шлем.
  Я смотрел как слаженно сражаются охотники в строю и удивлялся, так как не помнил, чтобы меня учили такому.
  - Чего рот открыл? - спросил Харт, заряжая арбалет посеребренным болтом.
  Я спросил:
  - А почему меня не учат сражаться строем.
  Наставник сначала тщательно прицелился, спустил курок, выбивая из атакующего ковра самую наглую и активную тварь, затем ответил:
  - А зачем? Такая слаженность достигается многими годами тренировок. А они у тебя есть эти годы?
  'Черепаха', вобрав в себя последних уцелевших охотников, стала пятиться к старой крепости, находящейся по ту сторону пропасти.
  Между пропастью был натянут на веревках тонкий деревянный мост.
  Харт, увидев его, остановился на секунду, слегка побледнел и сказал глухо:
  - Ну вот и пришел мой час.
  Затем решительно тряхнул головой и закричал:
  - Отходите через мост, первым тащите укушенного, я вас прикрою. Станцую самый последний танец в своей жизни.
  Несколько забежавших вперед тварей попытались перекрыть путь к мосту, но их смел залп арбалетных стрел.
  Мост был длинным (в полмили если не больше) и жутко древним на вид.
  Я опасливо потрогал за веревку и спросил:
  - А другого пути нет? Как бы этот не провалился под нами?
  - Хочешь подождать пока построят каменный? - рассмеялся Харт, - не переживай - его раз в полгода укрепляют заклятиями. - Он толкнул меня вперед и тихо прошептал про себя, - по крайней мере, должны.
  Деревянные дощечки под ногами отчаянно скрипели, но держали вес, рядом со мною свистнула стрела, добавившая мне уверенности и скорости. Через пять минут я уже стоял на той стороне и смотрел, как редкой цепочкой бегут по мосту охотники, как несколько вражеских лучников стараются попасть по ним и как на том берегу одинокая маленькая фигурка, светящаяся белым светом не дает погоне устремиться за беглецами.
  Это был Харт, исполнявший танец смерти. В том как он двигался, как рубил нечисть, как отбивал или уклонялся от летящих него стрел, в самом деле было что-то от танца.
  Наставник казался в этот миг несокрушимой скалой, о которую разбиваются волны врагов, превращаясь в морскую пену кроваво-красного цвета.
  Когда последний из охотников оказался в безопасности, Харт побежал по мосту, остановился на середине пути и встретил нечисть там.
  Сияние вокруг стало терять яркость и мерцать.
  Твари толкаясь и мешая друг другу на узком мосту , тонким ручейком текли на него. Он срубил одну, вторую, десятую, затем сразу две стрелы прошили его грудь. Энергия танца смерти заканчивалась вместе с последними каплями жизни.
  Наставник упал на мост, но прежде чем оборотни добрались до него, чтобы добить, он двумя ударами перерубил веревки, являвшимися поручнями для проходящих, а затем и те, что связывали деревянную конструкцию воедино.
  Мост распался на две части, и десятки тварей рухнули вниз. К сожалению, вместе с ними в черной бездне сгинул и Харт.
  Меня оттащили от пропасти и поволокли в старую крепость. По пути часто хлопали по плечам и говорили слова сочувствия, которые проскальзывали мимо моих ушей. Я был в прострации.
  Вернул меня к жизни глоток крепчайшей гномьей самогонки, опаливший глотку как языком пламени.
  Я закашлялся и заметил, что на меня сочувственно и насмешливо смотрит Гледен.
  - А ты как тут оказался? - я так удивился, что даже забыл поздороваться.
  - За тобой прислали. Собирай свои манатки - мы покидаем этот прекоасный мир. Появилась идея где тебя можно неплохо спрятать, - маг довольно усмехнулся.
  - И где?
  - В Вавилоне. В городе волшебства, искусств, ремесленников, соблазнов и порока. Тебе там понравится.
  
  
  
  Наверное конец первой части. Уважаемые издатели. готов к щедрым в финансовом смысле предложениям:))

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Я не твоя игрушка, демон!" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Юмористическое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"