Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.20*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Дочери". Рабочее название - Последний герцог. Глава начинается с апрельских тезисов богини Триры - она хочет вот то и вот это. А исполнять все придется Руту.

  
   Последний герцог
  
   Глава первая. "Свой дар выбери сам".
  
   Очнулся Рут от несильного, но чувствительного пинка. Тело ответило на удар само, не дожидаясь приказа от сознания - он перекатился на другой бок, рывком взмыл на одно колено...
   И только тогда ощутил, как заходятся мелкой дрожью камни под ногами. Словно сила, державшая их в воздухе, была на исходе. Зато Элсил уже выбрался из черной тени. Небо посветлело, башни восставшего из небытия замка вновь купались в лучах, ловя свет на грани щербатых камней - остывающее в зелени золото.
   - Пора уходить. - Сказал кто-то голосом, звенящим, как добрая сталь под ударом. - Время выбора прошло. Наступило время мести.
   Он повернул голову на звук голоса и увидел Триру, закованную в багрово-алое платье. Мать-Прародительница эрни стояла по левую руку от него, как раз в той стороне, откуда пришел пинок. На складках шелка сияли острые искры камней, ястреб на плече застыл, повернув голову набок. Не отворачивая лица от демона, Рут скосил глаза, быстро обежал взглядом замок. Других богов и демонов во дворе не было - равно как и людей.
   - Где все? - Коротко спросил он. Ощутив при этом некоторое смущение - позволительно ли ему расспрашивать Прародительницу, как какую-то смертную?
   Несколько мгновений Трира смотрела на него, не шевелясь. Наконец ответила протяжно:
   - Все ушли. Потому что всё свершилось.
   - Что - всё?
   Правая рука Рута сама по себе опустилась вниз, пальцы привычно сложились, готовясь принять подвешенный в рукаве далт, эрнийский кастет с жалом. Он осознал, что делает, только когда острие далта уже высунулось из-под манжеты. И, стиснув зубы, дернул рукой, заставляя жало втянуться назад. Подумал - я чувствую то, что люди называют страхом. Но отвечаю на страх, как эрни, рукой, протянутой к оружию. Однако делать подобное в присутствии демона смешно...
   - Свершился выбор. - Голос Триры снова зазвенел сталью. - Случилось небывалое. Девица, которую притащил мой собрат, Коэни Милосердный, толкнула тебя в момент Выбора. По её милости ты коснулся мерила вместе с моим избранником, Таркифом бал Вакрифом. Впервые за все время до мерила вместе с избранником дотронулось постороннее существо - и выбор пал на него! Думаю, глупец Таркиф уже мечтал о победе, это все испортило. Скажи, о чем думал ты в последний момент, который ещё помнишь?
   - О мести. - Хрипло ответил Рут. - Кайрес убил двух моих друзей. Он заплатит.
   Трира чуть приподняла кончики рта, обозначив улыбку.
   - Мысли о мести самые сильные - куда до них предчувствиям и сладким надеждам на победу. Теперь я понимаю, почему мой избранник проиграл. Более того, я принимаю этот проигрыш.
   Ястреб на плече хлопнул крыльями. Голос демона взмыл, на Рута знакомо пахнуло грозой.
   - С течением времени мы, боги и демоны, начали забывать смысл Выбора. Когда-то мы не должны были давать людям нашу силу взаймы - наоборот, это они приносили нам свою. Что же до этого человека, ты можешь успокоиться. Кайрес из Аретца, избранник Милосердного, тоже потерпел неудачу. Он так и не стал посланником бога.
   - Это хорошо. - Рут чуть склонил голову. - Потому что перед тем, как я его убью, он должен потерять все, что имеет. И желать смерти.
   Как желали её Гарт и Алвин, умирая в домике Увира, подумал он.
   Губы Триры раздвинулись, улыбка стала истинной, блеснули крупные белые зубы.
   - В потомке предателей ещё жив дух первых эрни... очень скоро ты сможешь делать с этим Кайресом все, что захочешь. Ты посланник бога!
   - Какого? - Осторожно спросил Рут. Хотя он уже предполагал, каким будет ответ - и это его почему-то не радовало...
   - Меня! - Голос Триры прокатился меж башен грохотом горной лавины, рассыпал гулкое эхо.
   Камни замка, отвечая на возглас богини, дрогнули ещё сильней. Рут пошатнулся, ухватился одной рукой за осколок плиты возле колена, на которое опирался. Вторую руку пришлось вскинуть, чтобы удержать равновесие.
   - Грядут перемены! - С яростным весельем закричала Мстительная, поднимая лицо к небу. Улыбка стала оскалом. - Даже камни, поднятые из праха ради смены эпох, чувствуют мою силу! Я - хозяйка нового времени!
   Складки платья расплелись и поплыли назад, обтекая мощные бедра. Засияла рукоять меча в багровых камнях. Ястреб на обнаженном плече переступил с места на место, свистнул. Из-под вонзающихся в кожу серповидных когтей кровь не выступила - наоборот, всякий раз когти сливались с телом. Словно ястреб и демон мести были одним целым.
   - А где сейчас та девица, княжна Тарланьская? - Спросил Рут. Камни вроде успокоились, поэтому он встал на ноги. Потер надсадно болевшую грудь одним быстрым движением - и приказал себе думать не о боли, а о княжне.
   Из всех существ, собравшихся в этом замке, княжна Татьяна была самой слабой. К тому же она, по своему обыкновению, натворила дел, а сообщать об этом Арлене Тарланьской придется ему - больше просто некому...
   - Девицу мой собрат Коэни куда-то отправил. - Небрежно сказала Трира. - Последние слова его были - чтоб тебя наша земля никогда не носила. Даже я, богиня Возмездия, не могу знать, куда она попала. В толщу земли? В одно из морей? Но довольно об этом. Рут Бореск, ты стал моим посланником. Тебе досталась великая честь. Теперь ты должен выбрать для себя дар - магию, которую получишь от меня.
   Она сделала паузу, глянула выжидающе. И Рут спросил - ещё и потому, что воспитанный кавалер не должен заставлять женщину ждать, даже если по сути она демон:
   - Вы сказали - богиня Возмездия?
   Ястреб на плече Триры присел, нацелился клювом на Рута, словно готовился атаковать. Закричал пронзительно и насмешливо. Высоко вскинутые брови Триры не дрогнули.
   - Да, с того момента, как победил мой избранник, я - богиня. А мой милосердный братец отныне станет зваться демоном. И имя ему будет...
   Она смолкла, потом сказала звенящим голосом:
   - Коэни Забывчивый, демон Забвения! Да, это станет справедливым возмездием Милосердному за его пакости. Подставить мне ложного избранника! Пытаться перехитрить меня, Триру! Я просто выделю ту часть его сущности, которую он всегда прячет. Милосердие есть обратная сторона забвения!
   - Люди в Анадее думают иначе. - Пробормотал Рут.
   - Это ненадолго. - Отозвалась Трира.
   Новоявленная богиня стояла в тени крепостной стены, лучи Элсила до неё не долетали. На лице, грубом, словно вырубленным мечом из дерева, разгорались понемногу бледно-синие сполохи. Отчеркивали раздутые ноздри, яростные глаза с багровыми зрачками.
   - Скоро все изменится. Открою тебе тайну, божий посланник - смена эпох наступает вовсе не потому, что этого хотят боги. Или демоны. Смена эпох наступает, когда этого хотят люди. Когда они больше не живут по-старому. Мир жаждет перемен, и он их получит. А теперь запомни одно - ты, как посланник, имеешь право получить от своего бога дар. И я, как положено, даю тебе год на размышления. Выбери свой дар сам. Но предупреждаю...
   Она вдруг шагнула вперед, оказалась совсем рядом. Ястреб заклекотал, распустил и заново сложил одно крыло.
   - Твой дар должен быть велик. Но помни - мой братец Ръяг когда-то звался богом Страсти, богом Желаний. В Ненасытного его превратил собственный посланник, попросивший магических амулетов великой силы. Ръяг дал ему олеконы, но чтобы наполнить их мощью, потребовались желания столь же огромной силы. И сколько ни искал Ръяг, но не смог найти ничего сильнее, чем желание страдающего утишить боль... или желание умирающего спастись. Да и вызывать такие желания проще, чем другие, они появляются сразу же, едва нож приближается к коже. Или замуровывается каменная стенка. Последние желания всегда сильны, их легко вызвать, легко напоить ими олекон. Ты понял? То, что ты попросишь у меня, изменит не только всю эпоху - но и меня саму...
   - Я понял. - Прохрипел Рут.
   Грудь болела все сильней, словно хотела отплатить за все то время, что он провел в беспамятстве, не ощущая боли. Тело тоже умело мстить. И мысль о том, что княжна могла задохнуться где-то у него под ногами, глубоко под поверхностью земли, или утонуть в море, была отвратительна.
   - А что попросил у своей богини Дар Тарлань? - Прохрипел он, пытаясь отогнать от себя страшные картины.
   - Он пожелал постоянный источник магической силы, который смог бы передать своим детям. - Трира чуть скривила губы. - И чтобы капли магии из этого источника можно было дарить людям. В виде милости. Велата, сделав это, обнаружила, что постоянный источник лучше магических амулетов. Потому что источник свою силу собирает постоянно, денно и нощно, от каждого сострадающего человека. А отдает, когда надо. Я ещё раз повторяю - постоянный источник лучше...
   Она смолкла, и Рут понял, что должен что-то сказать.
   - Каждое слово моей богини я сохраню в сердце...
   Он даже попытался поклониться, но грудь отозвалась вспышкой боли - и он застыл, скрюченный, пытаясь отдышаться. Трира довольно опустила вскинутые брови, сказала спокойно:
   - И последнее.
   Она сделала ещё один крохотный шажок, протянула руку и коснулась его щеки. Пальцы у богини оказались на диво тонкие и легкие. С грубым лицом они никак не сочетались. Рут ощутил прикосновение Триры как ленту прохладного шелка, скользнувшую по лицу. Потом пальцы отдернулись, а боль в груди стихла. Мгновенно, оставив после себя лишь легкий зуд под ребрами.
   - Ты, как мой посланник, должен сделать ещё одно. Род предателей должен быть уничтожен. Я говорю про род эрни.
   - По странному совпадению... - Сказал Рут разом осипшим голосом. - Это ещё и мой род.
   Богиня отступила назад, глянула на него издалека и свысока.
   - Я знаю. Но предупреждаю - если ты сам не сделаешь этого, сделаю я. И это будет намного больней и страшней, сын эрни.
   - Не... - Прохрипел он. Облизнул губы, сглотнул. - Невозможно сделать то, что вы просите. Моя богиня, молю...
   - Не проси. - Трира чуть шевельнула плечом, ястреб свистнул и ушел в воздух, задев крылом щеку Рута. - Помни, ты можешь сделать это безболезненно, а я не буду даже пытаться уменьшить их боль. Если хочешь, можешь рассказать им обо всем. Если не хочешь, промолчи и сгуби свой род тайно.
   - Мне молчать бесполезно. Они все узнают, как только я буду рядом. - Теперь он желал, чтобы боль вернулась. И желал, чтобы княжна Татьяна никогда не толкала его вперед. Погибнуть вместе с родом было бы проще, чем жить и видеть то, о чем рассказывала Трира.
   - Теперь сможешь. - Ответила она трубным голосом. Качнулась вперед, впилась в него тяжелым взглядом багровых зрачков. Добавила с насмешкой: - Это моя маленькая любезность - отныне твои сородичи не смогут читать твои мысли. Иди и ври им, мой маленький посланник, если хочешь. Или скажи правду. Но в любом случае ты увидишь, как все эрни погибнут. Один за другим. И помни - через год я приду к тебе с вопросом, на который ты должен будешь ответить. А теперь уходи, потому что древний Альцен скоро вернется на землю.
   Она не стала с ним прощаться - просто исчезла, оставив после себя синюю вспышку. Камни под ногами Рута затряслись снова, ещё сильней, чем прежде. Он развернулся, едва не угодив ногой в щель между обломками, и побежал к выходу из замка.
   По лестнице Рут спускался гигантскими скачками. На ногах он удержался только потому, что прошлым утром в Аретце - целую вечность назад, если вдуматься, когда ещё были живы Гарт и Алвин - предусмотрительно выбрал себе сапоги с зубчатыми набойками. Пробегая по улице бывшего села, краем уха он прислушивался к нарастающему за спиной каменному грохоту. На мгновенье даже мелькнула мысль - а если задержаться и попасть под каменный обвал? Тогда у Триры не станет посланника. Переиграют ли боги свою церемонию выбора после его смерти? Или Мстительная просто заменит погибшего на того же Таркифа бал Вакрифа, к примеру?
   Эта мысль его не обрадовала, потому что замена на Таркифа род эрни спасти не могла. Все, что оставалось - бежать и надеяться, что Аленц Бореск не зря послал его в Ярг, привидевшись во сне. Что где-то и как-то, но найдется лазейка, которая позволит спасти род.
   Ибо род превыше всего. Это он знал с детства.
   Замок, сплетенный в воздухе из камней древнего Альцена, обрушился в тот момент, когда он уже выбрался на склон холма, по которому петляла дорога, идущая к Вратам.
   Земля содрогнулась, заплясала под музыку каменного грохота. Рут присел, едва не свалившись, смешно как в танце, растопырил руки. Земля дрожала, пыталась уйти из-под ног. Он покачивался, ощущая себя мелкой мошкой на груди громадного мира. Мимо чиркнули по воздуху несколько громадных булыжников, рванулись вслед за ними неровные облака темно-желтой пыли. Рут присел, почти скрючился, вцепившись растопыренными пальцами в склон холма, ходивший ходуном.
   Потом грохот стих, и он наконец обернулся.
   Котловину, в которой когда-то стояло село по имени Ярг, заполняла россыпь камней. От края и до края. Маленький стожок из веток и сена, в котором он провел прошлую ночь, исчез под каменной насыпью.
   Ему вдруг припомнилась псина, с которой он разделил вчера окорок и нору в стожке. Рут прикусил губу. Уцелел ли пес? В последнее время его сопровождали одни смерти.
   Он провел ладонью по лицу, ощутив, как болезненно царапнула по коже каменная крошка. Повернулся и начал взбираться к Вратам Перехода. Засыпанные пылью глаза слезились, мешая разглядеть, что творилось вокруг. Оступившись на булыжнике, прилетевшим после падения замка - и почти полностью ушедшим в землю - он вяло подумал вдруг, что у Врат его могли поджидать. Скажем, Таркиф бал Вакриф, желавший поквитаться за упущенное счастье стать посланником Триры. Или Кайрес. Последнему он даже обрадовался бы - за аретцем остался должок. Как бы не слезились глаза, но в сердце Кайреса он попадет и вслепую - хоть далтом, хоть кинжалом...
   Мельком Рут подумал о странной силе аретца, которая когда-то бросила его на колени, вместе с Гартом и Алвином. Но Трира победила, стало быть, Милосердный больше не мог одаривать своей силой Главу Лиги борцов. А своей силы у аретца быть не могло - он не маг и не эрни.
   Но вместо Кайреса или Таркифа у Врат его встретил пес. Все в тех же колтунах и с ободранным хвостом. Подошел от черного кристалла-стойки, поскуливая и заглядывая в глаза.
   - Я назову тебя Счастливчик. - Серьезно сказал Рут. Пес радостно завилял хвостом. - Хочешь стать псом наследника герцога? Предупреждаю, жизнь у тебя может оказаться тяжелая. И жить тебе придется по заветам эрни, как и мне...
   Счастливчик сбил его с мысли, взвизгнув и радостно облизав ладонь. Рут потрепал пса по холке. Потом закончил речь:
   - Если ты согласен, то я принимаю тебя на службу. Но сначала тебе придется научиться носить повязку.
   У нас ещё есть какое-то время, подумал он. Наверное, есть. Потом расстегнул камзол, присыпанный пылью и осколками камней. Выпростал одну руку, рванул по плечу рубаху. И засунул морду Счастливчика в оторванный полотняный рукав, предусмотрительно высвободив черную пуговицу носа. Один раз пес попробовал вырваться, но Рут его удержал. Больше псина не делала попыток освободиться.
   Во Врата наследник герцога вошел, неся на руках шелудивого, ободранного пса. С рукавом его рубахи на морде.
Оценка: 7.20*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"