Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прежде чем один раз на что-то согласиться - трижды спроси...------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 06.04----ОТ 07.04------ОТ 08.04

  
   Глава десятая. Да здравствует законный брак
  
  Арлена при её приближении стрельнула глазами в стороны - вокруг все ещё стояло несколько благородных Керсы, не успевших или не пожелавших уйти. В основном, как и следовало ожидать, поблизости торчали дамы...
  Арлена, очевидно желавшая что-то спросить, ухватила Таню за локти и притянула к себе. Прошептала на ухо:
  - О чем вы говорили с наследником? Княжна, это важно! Прошу вас, дословно...
  - Я поняла. - Буркнула она. - Он попросил меня стать его женой. Я согласилась. Все.
  - При всех? - Арлена наконец отпустила её, сказала торжественно: - Впрочем, что я спрашиваю, я же все видела. Позвольте первой поздравить вас, княжна Татьяна. Это большая честь. И, безусловно, несомненная удача.
  - Для Тарланей. - Немного желчно заявила Таня. И переступила на месте. Ноги резало. Похоже, она нацепляла туда слишком много осколков стекла. Как бы ещё дойти до кареты...
  Пухлая блондинка, не отвечая на её выпад, отступила на шаг назад. Оглядела салатного цвета платье, сказала сокрушенно:
  - Для новобрачной вы выглядите ужасно. Платье впереди распорото, кайма на подоле наполовину осыпалась. Нам придется прислать вам одежду из Фенрихта. Как не вовремя Вагран остался без слуг! Некоторые вещи происходят до ужаса несвоевременно... но если вы пожелаете, завтра утром я лично прибуду вместе с Мелтой в Вагран. Чтобы помочь вам облачиться.
  Таня замерла. Даже боль в ногах на миг вроде бы забылась.
  - Это вы о чем, благородная Арлена?
  Та отступила ещё дальше, сказала торжественно, громко - явно для ушей керсийских дам, чутко замерших в нескольких шагах отсюда:
  - Поздравляю супругу наследника Рута! Долгих лет жизни, счастья и благоденствия вашей чете!
  А потом медленно присела в реверансе. И прочие сделали то же самое. Мужчины склоняли головы...
  Одни эрни сновали где-то в отдалении, разбирая завалы на месте оранжереи и не участвуя во всем этом. Дедуля Тарлань подчеркнуто низко склонил голову. Стоя все так же, в отдалении.
  - Арлена... - Пробормотала Таня, от удивления даже забыв добавить словечко "благородная". - Вы что? Он попросил, я согласилась. Какая там супруга, какая чета? Так, поболтали и разошлись...
  - Правильно ли я поняла, княжна Татьяна? - Внушительно спросила Арлена, не выходя из своего низкого приседа. - Наследник Рут попросил вас стать его женой перед лицом своих родителей, их сиятельств герцога и герцогини? А также перед лицом не менее трех свидетелей, в помещении с открытыми дверями, что доказывает предоставленную обеим молодым возможность уйти с церемонии?
  - Да какая там комната! - Возмутилась Таня. - Под открытым небом все было! Вы ж все видели!
  - Главное, что не было закрытых дверей. - Величественно объявила блондинка в малиновом. И наконец-то поднялась. - А так все условия выдержаны. Три свидетеля, родители или их представители, церемония в незапертом помещении. Вопрос был задан женихом, невеста согласилась при свидетелях и его родителях. У самой невесты оба родителя погибли, так что их присутствие не требуется. Отныне вы официально и законно являетесь супругой его милости Рута. Завтра утром, когда вы спуститесь во двор Ваграна, вам подведут кобылу с белой гривой. Сидя на ней, вы появитесь на площади перед замком. Таков обычай керсийских властителей - новобрачная утром после свадьбы обязательно выезжает в город на белогривой лошади. Показывая всем, что на её лице нет побоев, а значит, она вступила на ложе супруга чистой и невинной...
  - Обалдеть. - Потрясенно прошептала Таня по-русски.
  Арлена напротив недовольно шевельнулась. Сказала, снова шагнув к ней и понижая голос:
  - Ваша милость Татьяна, попрошу вас не выражать свой восторг на языке, непонятном местным властителям. Незнакомые слова могут принять за неизвестное заклинание. А таких подозрений следует избегать. Воспоминание об атаке Илазира ещё слишком свежо, и сам наследник только что пережил покушение. Среди знати могут пойти слухи...
  Таня хмуро на неё глянула, но не ответила. Задумалась, покусывая нижнюю губу.
  Что делать? Ей хочется убить Орла, а для этого ей нужен Рут. Ещё ей хочется узнать, каково это - быть рядом с Рутом весь день. Для этого ей опять-таки нужен Рут...
  Но вот так резко стать женой? Да ещё и не осознав это вовремя, не прочувствовав? Без свадьбы, без праздника, без каких-то мелочей, которые вроде бы не заметны, но врезаются в память и остаются с тобой навсегда, иногда почти неосязаемо - запах собственных духов в тот самый день, ощущение того, как скользит по телу свадебное платье в тот самый день, ожидание жениха, когда уже все готово...
  Все этого её лишили. Да ладно, подумала она вдруг. И подняла лицо к звездам.
  Они сияли холодно и уверенно. Стены Ваграна рамочкой обнимали небо, по которому плыли редкие тучи. Сзади вдруг заголосила какая-то женщина - наверно, родственница одного из тех, чьи трупы лежали сейчас под обломками оранжереи.
  Это не свадьба, это какой-то пир во время чумы. Я не хочу думать о плохом в такой день, подумала вдруг Таня. С грустью и злостью одновременно. Какая это свадьба, черт побери - за спиной трупы, жених едва живой, у самой на ногах порезы. Хорошо хоть, от холодных камней ноги в бальных туфлях заледенели. И боль теперь какая-то отстраненная, словно подмороженная.
  - Теперь... - напевно произнесла Арлена. - Мы должны откланяться. Ещё раз желаю вам счастья. А также счастливой первой брачной ночи, ваша милость.
  Но откланялась блондинка в малиновом не сразу - сначала подступила к ней, что-то пробормотала, легко коснулась руки. Прошептала, таинственно блеснув голубыми глазками:
  - Теперь заклинание "пустоцвета" с вас снято. Оставляю вас в вашем новом доме, княжна.
  - Стойте! - Почти крикнула Таня.
  И замолчала. Ну что она ей скажет? Хоть так, хоть этак посмотри - сама согласилась, никто клещами или пытками согласие из неё не тянул. А то, что по местным понятиям она тут же оказалась в браке, сама того не желая, никого не волнует. Тарланей же все случившееся и вовсе радует.
  Арлена исчезла, а Таня так и осталась стоять на месте. Одна. Ноги ныли, голова кружилась. Стоявшие поодаль дамы группками утянулись за Первую башню. Те, кто так и не дождался своих родных, стояли у края осыпи из обломков. Хрустело стекло, гулко гудел металл, ударяясь о камни - эрни разбирали руины. Громко, навзрыд, зарыдала женщина. Судя по тембру голоса, уже другая.
  И что теперь делать, беспомощно подумала Таня. Она вроде бы жена наследника, но стоит тут одна, забытая всеми. Тарлани её оставили, новые родственники слишком заняты всем случившимся. Этот... молодой новобрачный едва жив. Сказка, а не свадьба.
  Комнату бы. Хоть какую-нибудь. Лечь, стянуть с заледеневших ступней изрезанные туфли, обработать порезы. Просто помыть их водой с мылом, на крайний случай.
  Она оглянулась на эрни, разбиравших завалы. Герцога с герцогиней нигде не было видно. Словно подстерегая её движение, со стороны осыпи вдруг подбежала темная фигура. Заявила деловито:
  - Герцогиня велела проводить вас к ней, как только вы будете готовы. Вы ведь готовы, наследница Татьяна? Мысленно попрощались с вашей девичьей жизнью и все такое...
  Она подавила резко возникшее в ней желание увидеть лицо этого эрни в синих тонах.
  - А я тут не при чем. - Пробормотал тот вдруг. И быстро отступил. - Вам не за что мстить мне, наследница...
  Тут Таня поняла, что все ещё хуже, чем она думала. Слишком вовремя этот эрни подбежал - как раз тогда, когда она подумала о комнате. И отступил, едва она ощутила ярость.
  Вокруг лежал замок, полный людей - существами эрни она назвать не могла, слишком уж пренебрежительно это звучало - чувствующих взрывы её эмоций. Ей придется либо контролировать себя, ежедневно, ежечасно, гася все нехорошие собственные чувства ещё в зародыше... либо смириться с тем, что её нутро постоянно выставлено напоказ. Это как жить с содранной кожей, вдруг подумала она. И содрогнулась.
  Зато теперь ей стало понятно, почему обитатели Ваграна предпочитают жениться на аристократках. Тех с детства учат владеть собой. Держать себя в руках, не позволять слишком сильных эмоций. Вот только её-то этому не учили...
  - Не горюйте так. - Неловко заявил вдруг эрни. - Все будет хорошо, наследник Рут любит вас.
  - Вот, кстати, о нем. - Мрачно сказала она.
  И стиснула полы плаща, зарываясь в теплый мех изнанки руками. Холодно. Одиноко. И расслабляться нельзя, вот что погано. Ощущать все, что хочется ощущать. Как себя чувствуют все эти господа, приехавшие сюда на бал? Зная, что хозяева читают их, как раскрытую книгу? И как только этих эрни не перерезали всех до сих пор - загадка и большой вопрос.
  Эрни отступил ещё дальше. Хватит, приказала Таня сама себе. Хватит думать о чем захочешь. Спросила, пытаясь справится со злой дрожью в голосе:
  - Где там мой супруг? Уж больно хочется повидаться с новобрачным, сказать ему... В общем, поздравить.
  - Вам сейчас готовят брачную комнату. - Поспешно ответил эрни. - Все случилось так неожиданно, в Вагране к этому не были готовы...
  - Полностью с вами согласна. - Ехидно заметила она. Нет, не получается у неё с самоконтролем.
  - Но пока вы будете беседовать с герцогиней, мы закончим все. - Напряженно добавил эрни. - Если хотите... у меня есть кристаллы. Я могу полечить ваши ноги. Я знаю пару заклинаний.
  Сзади раздался горестный крик, причем уже мужской. Ещё кого-то из керсийцев достали из-под обломков, подумала Таня. И сказала мягко:
  - Если вы раздобудете для меня ещё пару башмаков, хотя бы деревянных - буду вам несказанно благодарна. Мои туфли, похоже, в крови...
  - Разумеется. - Быстро согласился тот. Шагнул вперед, подступая совсем близко. - Вы позволите наложить на вас заклинание переноса, наследница Татьяна? С такими ногами ходить вам не следует, а взять вас на руки в день вашей свадьбы может только супруг.
  - Конечно. - Согласилась она.
  И первый раз поплыла по воздуху вслед за темной фигурой, радуясь тому, что не надо двигать ногами.
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 06.04
  
  
  Где-то через четверть часа, обутая в страшноватого вида разношенные башмаки, Таня стояла перед герцогиней. Эрни, наспех зарастивший ей раны в одной из комнатушек на первом этаже - и даже выдавивший из них несколько осколков - с её розовыми чулками обошелся небрежно, просто порвав их напрочь. Теперь у неё под юбками пряталось что-то вроде гетр. С окровавленными и разодранными концами, подвернутыми на щиколотках.
  При мысли об этом ей хотелось даже не плакать, а истерически рыдать. Хороша невеста, дивен свадебный наряд...
  - Надеюсь, вы понимаете. - Без запинки заявила её сиятельство Эвгалир. - Что стать женой наследника - это не только большая честь, но и огромная ответственность.
  - Да что вы говорите... - Пробормотала Таня.
  И, припомнив наставления Арлены, поспешно отвесила реверанс. Бедная дамочка, если вдуматься, тут не причем. Все подстроил её сын - а она, наверное, честно думает, что он её облагодетельствовал. Произвел из княжон, которых у Тарланей полная девичья, в наследницы.
  В общем, к чему хамить несчастной? И глаза у неё припухшие, красноватые. Словно герцогиня перед балом плакала.
  Её сиятельство оглядела Таню с головы до ног.
  - Выглядите вы вполне здоровой. И, кажется, у вас на редкость крепкая... душевная конституция. Вы действительно были в оранжерее, когда мой сын обнаружил там тела?
  - Да. - Односложно ответила Таня. И замерла, выжидая, что будет дальше.
  - Вы не стали рыдать и кричать. Это хорошо. - Задумчиво сказала герцогиня. - Судьба женщины, попавшей в Вагран, весьма, я бы сказала, противоречива. С одной стороны, тут можно жить, не думая о неоплаченных счетах - все, что супруги эрни покупают в лавках, оплачивает казна Ваграна. В разумных пределах, конечно. Иначе в следующий раз слишком ярую покупательницу даже не выпустят из ворот замка.
  Она замолчала, выжидательно глядя на Таню.
  - Приму к сведению. - Выдавила та под взглядом только что обретенной свекрови.
  Значит, идея отомстить сероглазому, скупив на его средства половину товаров в здешних лавках, заранее обречена на провал.
  - Я знаю, что Тарлани привыкли к роскоши. - Ровненько заявила свекровь. - По слухам, они знают так много тайн самых великих домов Анадеи, что те будут посылать им деньги ещё не одно десятилетие...
  Так вот с чего кормятся Тарлани, подумала Таня. А она-то голову ломала - откуда у местной эмиграции, бедных изгнанников, по сути, деньги на платья, расшитые драгоценными камнями?
  - Здесь мы живем гораздо скромнее. - Строго заявила герцогиня. - Не бедно, но без излишней роскоши. Надеюсь, вы простите нам этот недостаток...
  - Да запросто. - Ответила Таня. - Обещаю даже не надевать к завтраку свою княжескую корону.
  Она надеялась, что новоявленная свекровь хотя бы улыбнется в ответ - но её сиятельство только закашлялось. Потом выдавило:
  - Это радует. Теперь можно поговорить о другом. Видите ли, дитя мое... жизнь с супругом-эрни не так легка, как кажется.
  - А что не так? Бьют? - Участливо спросила Таня.
  И подумала - я почти что в наглую скоморошничаю... должно быть, это реакция на все, что случилось. На все события этого дня. Мой собственный вид истерики, не иначе.
  И это пора прекращать.
  Герцогиня возмущено дернулась, бархатные юбки шелестнули в абсолютной тишине.
  - Что? Нет, как вы могли подумать! Здешние мужчины - образец приличия в этом смысле. Дело в другом. Они иногда чувствуют, что у вас за душой.
  Старые новости, устало подумала Таня. Но со слабой надеждой все же спросила:
  - Вот прямо всегда-всегда?
  - Как объяснил мне когда-то мой супруг. - Эвгалир по-прежнему смотрела на Таню, но взгляд её теперь стал неопределенным. Словно она смотрела не на неё, а сквозь неё. - На самом деле чувствовать всегда невозможно. Да и нельзя. Такое напряжение может свести с ума. В обычной жизни эрни не пытаются понять, что у кого за душой. Однако проходя через ворота, вам всегда следует ожидать, что кто-то смотрит на вас не так, как обычно. Настороженность также царит в Вагране после неких событий. Или во время их. К примеру, сегодня был бал Поворотной звезды, и проходил он через несколько дней после вторжения Илазира. Неудивительно, что несколько эрни, бывших неподалеку от оранжереи, почувствовали, что там твориться нечто ужасное. Сегодня - да и все эти дни - мужчины Ваграна настороже...
  Таня чуть приподняла брови, размышляя.
  Значит, чуют они не всегда - и на том спасибо.
  - Кроме того, расстояние, - поспешно заявила герцогиня. - Оно крайне помогает. И каменные стены. Если вы приглядитесь, моя дорогая, то увидите, что все комнаты Ваграна имеют крайне толстые стены. Поэтому не тревожьтесь. Никто не почувствует вашу первую брачную ночь.
  Таня глянула на свекровь искоса. Ничего себе разговорчики...
  - Надеюсь также, - со вздохом сказала герцогиня. - Что вы больше не будете так жестоки к моему сыну, как сегодня. Он ваш супруг, он будущий герцог - и вы должны его почитать. А также слушаться.
  Тут у Тани шею почему-то свело судорогой. Наверно, от напряжения. Герцогиня Эвгалир поспешно отплыла к двери, распахнула её. И перекинулась парой тихих слов с кем-то, кого Таня не видела.
  - Вам нужно идти. - Объявила свекровь, вернувшись. - Комната уже готова, и ваш супруг ждет вас.
  
  Таня выскочила в коридор, стуча слишком большими для неё башмаками. Там стоял эрни. Не тот, что лечил ей ноги, а другой.
  - Следуйте за мной, наследница Татьяна.
  Она заковыляла следом - несмотря на лечение, свежезатянутые порезы все-таки побаливали. Брачная комната оказалась все в той же Первой башне. Рут, зараза такая, сидел у окна, когда она вошла. И даже не обернулся в её сторону. Только махнул рукой, приказывая подойти к нему.
  Она и подошла, сцепив от обиды зубы. Встала рядом. Стекла здесь были не прозрачные, а витражные, в голубых и апельсиновых окошках. Рут, уже вымытый, чистенький, сидел у окна, одетый в белую рубаху, поверх которой, прямо на плечи, неловко набросил камзол.
  - Наверно, я начну все-таки с благодарности. - Медленно сказал он. - Не окажись вы там, нам пришлось бы отправить двоих эрни на смерть...
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 07.04
  С секунду Таня размышляла, какой бы вариант ответа выбрать - то ли 'пожалуйста, обращайтесь ещё, как только задумаете кого-нибудь убить', то ли 'рада, что смогла вам помочь, ваша милость'. Первый вариант был в её стиле, второй - отдавал Арленой...
  Но после раздумий она выпалила совсем другое:
  - Можно я сяду, наследник Рут? А то меня уже ноги не держат.
  Наверно, это было не совсем разумно, потому что он встал. И тут же, покачнувшись, оперся о стенку.
  - Прошу меня простить, княжна. Я повел себя не как должно. Садитесь.
  Таня смутилась. Что ж она так... ведь ясно, что раны ему залечили, но потерю крови организм все равно восполнит не сразу. У неё самой простые порезы на ногах, и залечили их быстро, а они все равно побаливают. И слабость осталась.
  - Нет, я... - Таня быстро оглядела помещение.
  Брачная комната, как её называли и новоявленная свекровь, и эрни, обилием мебели не блистала. Громадная кровать с резными столбцами, полосы светлого шелка, реявшие над изголовьем на манер укороченного балдахина. Ещё две двери, помимо входной - одна в левой, другая в правой стене. Пол украшали неровных очертаний ковры из непонятно чьих шкур, напротив кровати вдоль всей стены тянулись высокие узкие ларцы в серебряных завитушках, создавая декоративную полку через всю комнату.
  Широкая низкая скамья, на которой Рут сидел, пока Таня не вынудила его встать, оказалась единственным сиденьем в комнате. В общем, без вариантов - сидит или он, или она.
  Вариант, при котором она сидит у него на коленях, Таня не хотела рассматривать изначально.
  - Так не пойдет. - Объявила она уже окрепшим тоном. - Вас без ветра качает, я вижу. Так что сядете вы, и без разговоров. Глубокие раны были?
  Рут недоуменно моргнул. Лицо его смотрелось удивительно бледным в желтоватом свете единственного флига, слабо горевшего в комнате.
  - У вас интересная манера перескакивать с одной темы на другую. Нет, я не сяду - разве что мы сядем вместе. Нет, раны были не слишком глубокие. Могу и я у вас кое-что спросить, княжна?
  - Да, конечно. - Пробормотала она, ломая голову, как бы усадить его обратно на скамью.
  - Вы моя жена. - Объявил он приглушенным голосом. - Я ваш муж. Думаю, нам пора перейти на ты. Могу я прекратить называть вас княжна? Имя Татьяна нравится мне больше.
  - Таня. - Поспешно сказала она. - Можете звать меня Таня.
  - Можешь. - Поправил он её.
  - Как скажете. - Покладисто согласилась Таня.
  После этого наступила долгая пугливая пауза. Она глянула на него, сглотнула, перевела взгляд в окно. Рут просто рассматривал её. Долго. Неизвестно зачем. Сказал наконец:
  - Поворотная звезда вот-вот загорится. Говорят, когда меня уже уносили от обломков оранжереи, ты хотела со мной поговорить. О чем?
  С мгновение Таня собиралась с мыслями под пристальным взглядом серых глаз. Потом выпалила:
  - Это было ловушкой! Вы... ты специально спросил меня о согласии там! Все сошлось. Родители, толпа народа, открытое место - ты знал, что это можно будет посчитать свадьбой!
  - Многие браки начинались с меньшего. - Мягко ответил он. - И двери не всегда держали открытыми, и свидетелей не всегда звали, и родители приходили далеко не всегда. Прости, но ты сейчас бунтуешь не против меня. И не против того, что случилось. А против себя. Так неприятно осознавать, что я тебе все-таки нравлюсь? Или эрни, пусть даже и наследник герцога, не пара деве из великого Тарланьского дома?
  Таня от возмущения задохнулась.
  - Ты! Ты меня заманил в эту брачную ловушку, оставил без нормальной свадьбы, а теперь пытаешься выставить последней... последней аристократкой!
  Рут открыл от неожиданности рот - и захохотал. Сказал, перестав смеяться:
  - Вот этот оборот я постараюсь запомнить. Последняя аристократка, ну надо же. Обычно тут ставят слово 'шлюха'. Но тебе, конечно, виднее. - Он вдруг наклонил голову к плечу, вгляделся в неё. - Однако я рад, что дело не в презрении ко мне. Скорее, в твоем смущении. И в растерянности. А ещё в неуверенности. И неверии в меня...
  Она втянула носом воздух, огорошено замолчала. Рут, пользуясь её молчанием, протянул руку, распахнул створки окна. Они открылись, в комнату ворвался ледяной ветер.
  - У нашей комнаты очень удачное расположение. - Пробормотал он. - Наше окно выходит на ту самую сторону неба. Погляди... Та-ня.
  Её имя Рут произнес так, словно пробовал на вкус. По слогам.
  - Сейчас должна загореться Поворотная звезда. Видишь, на стенах Ваграна гаснут огни?
  Он вдруг два раза быстро топнул одной ногой, и флиг в их комнате тоже погас. Шагнул к окну, поймал Танину руку, подтянул её к подоконнику.
  - Вон там, справа, над стеной...
  Она замерла, глядя туда, куда небрежно указала его рука. Коричневое небо... потом первый розоватый отблеск. И тут же на кофейном шелке неба проклюнулась крохотная капля алого пламени. Повисла драгоценной подвеской над башнями.
  Холодный свет лимонных звезд вдруг потеплел, смешавшись с лучами Поворотной звезды. Рут неожиданно резко и сильно привлек Таню к себе. Сказал настойчиво, голосом, который то и дело прерывался:
  - Говорят, если поцеловаться под новой Поворотной звездой, то жизнь в браке будет долгой и счастливой.
  Она не нашла в себе сил оттолкнуть Рута. Губы его сначала прикоснулись к ней осторожно, словно изучали что-то незнакомое, но вскоре он целовал её уже уверенно. Правда, оторвавшись, жадно глотнул ртом воздух. И всем телом оперся о стенку. Прошептал почти несчастным тоном:
  - Из-за этой истории с оранжереей наша первая ночь будет испорчена...
  Здесь имелась некая несправедливость, и Таня тут же кинулась её исправлять:
  - Если бы не эта история с оранжереей, нам сейчас не нужно было бы проводить эту первую ночь!
  Рут снова хохотнул, но уже полузадушено.
  - Прости... у меня сейчас шрамы треснут от смеха. Ты не могла бы перестать говорить все то, что говоришь так серьезно?
  - Молчу. - Гордо объявила Таня.
  Рут тяжело вздохнул, свесился за подоконник, поймал оконные створки и затворил их. Звякнул какой-то железякой, запирая. Потом неловко потоптался рядом с ней в полумраке комнаты.
  Яркий свет всех звезд, к которым теперь присоединилась и Поворотная, лился в комнату. Голубые и оранжевые окошки пятнали лицо и рубаху Рута. По белому шелку над изголовьем кровати скользили цветные отсветы.
  - Я... - Растерянно произнесла вдруг Таня. - Я хотела спросить насчет лошади поутру. То есть насчет обычая. Видишь ли, если подходить ко мне с мерками, э-э... твоей страны, то мне никак нельзя выезжать поутру на кобыле с белой гривой. То есть если соблюдать обычай в точности, то я для этого не гожусь...
  - Я знаю. - Спокойно сказал Рут. - Я видел его лицо.
  Теперь была её очередь неловко переступить с ноги на ногу.
  - Может, нам лучше расстаться? Чтобы не доводить дело до кобылы с белой...
  Рут вдруг притянул её к себе. Сказал гулким шепотом:
  - Я выбрал то, что есть сейчас. Потому что оно лучше всего, что я видел. И сказать по правде, я и сам давно не гожусь для кобылы с белой гривой.
  Она прыснула, но заявила вполне серьезно:
  - Тогда я не буду просить твою милость проехаться на ней.
  Уже позже, ночью, перекатившись на бок, Таня очертила профиль Рута пальцем. Он ничего не сказал, и даже не шелохнулся, но чуть приподнял одно веко, искоса наблюдая за ней.
  - Поговорим? - Предложила она. - Если ты, конечно, не слишком устал и все такое...
  
  
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 08.04--- Варианты, варианты...
  
  - Устал. - Пробормотал Рут.
  Вышло это у него так жалобно, так что Танино сердце дрогнуло. Однако Рут тут же потянулся, прогибаясь. И закинул руки за голову. После чего провозгласил уже громче и живей:
  - Но если ты непременно желаешь поговорить, то боюсь, выхода у меня нет. Все, что угодно, лишь бы ты не начала снова хлопать дверью. Как тогда, в оранжерее.
  - Да убоится муж жены своей. - Почти торжественно объявила она. - Главное в семейной жизни - правильно запугать супруга...
  - Да, я запуган. - Согласился Рут. Уголок рта на той щеке, что была обращена к Тане, дернулся и поехал вверх. - Так о чем ты хочешь поговорить, о моя ужасная супруга?
  У Тани была наготове целая куча вопросов - о том, что за безумия начались в Вагране, о том, что случилось с самим Рутом, когда Коэни Милосердный вышвырнул её из этого мира домой. Но вместо этих нужных и правильных вопросов она зачем-то спросила о другом:
  - Почему у твоих родителей только один сын?
  - А! Это хороший вопрос. - Довольно заявил Рут. - Тебе когда-нибудь рассказывали, как появились эрни?
  Таня задумалась.
  - Вас создала Трира Мстительная. Зачем-то...
  - Не зачем-то. Конечно, этого нет в наших летописях, но уверен, что Трира Справедливая Расплата создала первых эрни не просто так. - Рут вдруг отвел одну руку от головы. Легко погладил округлость Таниной щеки - и по-хозяйски закинул тяжелую кисть ей на плечо. - Думаю, что тогда был ещё один конец эпохи. Или приближался. И Мать-Прародительница решила, что лучше всего подойдет существо, созданное ей самой как сосуд для мести. Дословно наши летописи говорят следующее - что Трира-Прародительница создала эрни, но после этого боги захотели их уничтожить. Вот и все. Без деталей - когда это было, в какую эпоху...
  Рут помолчал, тяжелая кисть переползла ей на затылок, взъерошив волосы. Нажала - Таня послушно скользнула по простыне к нему. Он продолжил, приглушая голос и опуская веки:
  - У меня есть две версии той давней истории, о которой никто ничего не знает. Первая - Трира создала эрни для поединка, ты сама знаешь, какого. Они победили, сделав её богиней. Но потом эпоха поменялась, а к власти пришла другая семерка. Вот они-то и решили уничтожить эрни. Вторая версия - лично мне кажется, что она наиболее вероятна - Мать-Прародительница создала эрни, но один из нас проиграл, не сумев сделать её богиней. Выигравшие тут же решили уничтожить детей Триры...
  Рут вдруг потянулся вперед и поцеловал её - долго, яростно. Потом откинулся назад на подушки, молчаливый и расслабленный.
  - Но я все равно не вижу связи, - пробормотала Таня. - Между этим - и тем, что ты у родителей единственный сын...
  - А! - Оживился Рут. - Просто я начал издалека. В летописях сказано, что боги хотели нас уничтожить, но Йалди Любящая, богиня Любви, вступилась за нас. Боги Эрни позволили жить, но с условием, что мы отречемся от дара Триры и никогда не будем использовать его против людей. Что это за дар, никому не известно, так как мы теперь даже не знаем, как его вызвать... или как использовать, если он по-прежнему с нами. Кроме того, боги не хотели, чтобы род эрни размножался. При многих равных - мы более живучи, чем люди, уж прости за откровенность. Поэтому было поставлено второе условие. Один эрни породит не более одного сына.
  Рут на мгновение смолк. Плечо под Таниной рукой напряглось.
  - Я только что подумал... пожалуй, я все-таки не прав. Раз Йалди заступилась за нас и к ней прислушались, значит, власть в этот момент была в её руках. И эрни пощадили именно в эпоху Любящей. Но если боги поставили такое условие - не размножаться, значит, нас тогда было много. Думаю, перед эпохой Любящей правила все-таки Трира...
  - О! - Восхитилась Таня. - Выходит, вы тоже были когда-то Тарланями! В своем роде и в свою эпоху!
  Он фыркнул, сказал неожиданно серьезным тоном:
  - Есть ещё кое-что, что ты должна знать. Трира. Она хочет, чтобы я сам уничтожил мой род. Или Мать-Прародительница сделает это за меня.
  И слово за словом Рут выложил ей все. Начиная со слов Триры в замке над Яргом, а кончая историей с садовником. Добавил под конец задумчиво:
  - Когда мы шли к оранжерее, я увидел в той стороне вспышку. Пахнуло местью. И ненавистью. Будь я чуть дальше, может, ничего не различил бы. Не заметил, не пришел... Все могло сложится по-другому. Не знаю, как. Может, сначала известили бы моего отца. Он бы поступил как должно - но не так, как я, по твоему совету. Хуже всего то, что нечто подобное может случиться ещё не раз. Цель богини - сначала попытаться заставить меня самостоятельно уничтожить эрни. И только потом она возьмется за дело сама. Не будь там меня... - Он перекатился на бок, лицом к Тане. - И тебя...
  Его рука снова взъерошила ей волосы, поползла по спине. Бугорки мозолей царапали кожу. От этого шея у Тани покрылась гусиной кожей. Она задохнулась, прогибаясь...
  А в следующее мгновение ощутила себя самой несчастной невестой на свете, потому что желудок вдруг громко забурчал, нарушая все очарование момента.
  - Я нарушил клятву. - Прошептал Рут на ухо Тане. - Я обещался предоставить тебе еду, одежду и кров... но даже не вспомнил, что брачного пира у нас не было. Теперь я не только запуган, но и пристыжен.
  Он перекатился к краю кровати, встал, нахально голый - или восхитительно обнаженный, это уж как посмотреть. Таня выбрала второй вариант. Рут исчез за дверью возле посеребренных ларцов, вернулся с подносом в руках.
  - Эрни посчитали, что ночью мне может понадобиться еда. Но чтобы не смущать тебя, поставили все в гардеробной. Вот... тут мясо и угощение из трактира, который славится десертами на весь Тарус.
  Таня молчала, осознавая. Значит, тут есть гардеробная. Выходит, это уже покои, а не комната.
  Рут брякнул поднос на смятые простыни, пододвинул его к Тане, сам улегся следом. Сказал с наигранной серьезностью:
  - Я начинаю выполнять свои клятвы... и предлагаю оставить все серьезные разговоры на завтра. Поутру, как говорит моя мать, даже черная печаль светлеет...
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"