Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выезд новобрачной.-----ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 10.04----ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 11.04

  
   Глава одиннадцатая. День белой кобылы
  
  Разбудил Таню стук в дверь. Полотняная простыня с наброшенным сверху меховым покрывалом за ночь успела сбиться вниз, к поясу - так что первым делом она натянула их повыше. И только потом заметила, что Рута в комнате уже нет. Тусклый утренний свет, падавший в голубые и оранжевые окошки, раскрашивал комнату в серо-голубое и охряно-желтое.
  А в дверь кто-то колотился. Негромко, но настойчиво.
  Ещё мгновение Таня лежала, сбрасывая с себя последние остатки дремы и осознавая все факты - кто-то желает её видеть, она в комнате одна, на ней ничего нет, платье салатного шелка, снятое вчера при помощи Рута, лежит измятой грудой на скамье... и кажется, его уже не надеть, потому что шнурки на корсете вчера порвались. А на утро у неё вроде как назначена церемония с кобылой.
  - Княжна Татьяна! - Воззвал кто-то из-за двери.
  Ей полегчало. Она узнала Мелту, служанку из Фенрихта.
  - Не так! - Тут же заявил за дверью суровый женский голос - Арленин, без сомнения. - Отныне вы должны именовать нашу княжну наследницей Татьяной! Или вашей милостью.
  - Входите! - Отозвалась Таня.
  И, укутавшись в простыню, соскочила с кровати.
  Дверь тут же распахнулась. Влетела Мелта, следом чинно вошла Арлена, за которой по воздуху плыли аж пять сундуков.
  - Я доставила ваше приданое, наследница Татьяна. - Пышная блондинка присела, раскинув черные юбки с лимонными рюшами. - Правда, кое-что ещё не готово. Однако все неготовое доставят вам позднее. Какая дверь ведет в гардеробную?
  Таня выпростала из-под простыни руку, ткнула.
  - Прекрасно. - Величественно заявила Арлена. - Не хотите встать, ваша милость? Когда мы с Мелтой шли сюда, краем глаза я заметила кобылу с белой гривой. Её уже готовят во дворе Ваграна для вашего выезда. Лично мне она показалась на редкость спокойной. Помню, три года назад лошадь, на которой выехала в Тарус молодая супруга властителя Кергера, вдруг взбесилась. Благородная дама тогда, увы, сломала шею. Поговаривают, что властитель Кергер желал получить приданное супруги, но не её саму. С радость хочу заметить, что для вас выбрали несомненно здоровое животное. Мелта, я устрою сундуки, а ты подготовь наследницу Татьяну...
  Через полчаса, причесанная, снова обвешенная вчерашними жемчугами и затянутая в платье из синего шелка - того самого, на который она заглядывалась четыре дня назад - Таня спустилась во двор. Сердобольная Мелта накинула на неё вчерашний плащ на меху. Арлена задумчиво сказала:
  - Говорят, в прежние времена новобрачная должна была выезжать в открытом платье без рукавов, чтобы доказать всем отсутствие синяков на руках и плечах. Как все-таки быстро меняются нравы - всего каких-то триста лет, и от древнего обычая осталась лишь простая прогулка верхом.
  - Ужас. - В тон ей сказала Таня.
  Мелта сзади робко хихикнула.
  Поджидавшая её кобыла оказалась белой вся, от ушей до копыт. Молочного оттенка шкура, снежно-белые хвост и грива, стелющиеся по ветру. Легкий сероватый отлив вокруг тонко вырезанных ноздрей. Взбеситься, судя по виду, лошадка не могла - уж больно меланхолично она глядела на окружающий мир. Единственной её реакцией на подошедшую Таню стал вялый взмах хвостом.
  У лошади стояли аж четверо эрни - присматривая то ли друг за другом, то ли за бедной кобылкой. Едва Таня приблизилась, один из эрни сунул ей в ладонь поводья. Вся четверка тут же слаженно отступила назад, почти что печатая шаг.
  - Сейчас к вам подойдет наследник Рут! - Крикнул один из них.
  - Какое странное и, не побоюсь этого слова, необъяснимое поведение. - Пространно высказалась за Таниной спиной Арлена. - Впрочем, подозреваю, что они просто столпились у кобылы, чтобы поглазеть на жену наследника в утреннем наряде. Позвольте, ваша милость...
  Арлена аккуратно обошла Таню, коснулась лошадиной морды.
  - Да, совершенно здоровое животное. Так я и передам князю. О, ваш супруг уже идет.
  Арлена выучено присела, встречая приближавшегося Рута. Таня глубоко вздохнула.
  Он сегодня был одет в черное. И на плечах снова блестела серебряная цепь. Подошел, забрал у Тани поводья, закинул их на шею лошади. Сказал, подхватывая поводья под уздцы:
  - Моего Люра уже выводят. Я решил проехаться по городу с тобой. Сам. Благородная Арлена, вы позволите мне остаться наедине с супругой?
  Та снова уселась в реверансе, потом отступила.
  - Мы обсудили с отцом сложившуюся ситуацию. - Вполголоса сказал Рут, поворачиваясь к Тане.
  И когда успели, изумилась она. Впрочем, утро уже давно наступило, просто оказалось до ужаса хмурым, с небом, обложенным гнойно-желтыми тучами...
  - Вполне возможно, что Трира попытается вынудить меня уничтожить эрни, заставив их совершать безумные поступки. - Тихим шепотом сказал Рут. - И поскольку эти безумства будут иметь одну цель - озлобить меня, ты и моя мать подвергаетесь наибольшему риску. Отныне эрни не должны оставаться рядом с вами надолго. И вы сами не должны оставаться с ними наедине... кроме того, их всегда будет не меньше четырех, когда я или мой отец отправим к вам эрни с поручениями. Пока что богиня показала, что может одновременно управлять двумя - отсюда и число четыре. Чтобы всегда оставались двое, готовые перерезать горло первой паре. Будем надеяться, что двое - это её предел. Мы уже подумывали, не отослать ли вас в Фенрихт, под защиту Тарланей, но потом решили, что обезумевшие маги ничуть не лучше обезумевших эрни. А если я буду раздавлен горем, мной будет легче управлять.
  Что-то такое Таня уже заподозрила, увидев четверку глядевших друг на друга молодцов возле кобылы. Она молча кивнула головой. Замерла, глядя в глаза Руту. Тот криво ухмыльнулся.
  - Мы весело начинаем нашу жизнь, не так ли? С предупреждения, что тебя могут убить. Один я защищен своим предназначением.
  - А незаменимых нет. - Шепотом напомнила ему Таня, все так же глядя в глаза. - Так что вы поосторожнее, ваша милость.
  Рядом радостно заржал крупный серый жеребец. Ударил копытом по плитам двора, высекая из них искры. Рут поймал на лету брошенные ему поводья. Эрни, что привел ему лошадь, тут же поспешно зашагал прочь.
  Если Трире так и не удастся заставить Рута убить своих, подумала Таня, глядя на это, она натравит одних эрни на других. Ещё немного, и обитатели Ваграна начнут бояться уже друг друга. А от страха безумие приходит иногда само, не дожидаясь богинь и демонов...
  - Вниз. - Негромко сказал Рут. И дернул за поводья белой кобылы.
  Та вдруг опустилась на передние колени. Таня с помощью Рута залезла на дамское седло - боком, уложив ноги на специальные загогулины. Лошадка поднялась, задумчиво мотнула головой и зашагала вперед.
  Ворота Ваграна распахнулись, пропуская их в город. Серый жеребец Рута плясал рядом.
  На улицах Таруса оказалось много народу. Несколько человек улыбнулись, повернувшись в их сторону, ещё несколько бросили под копыта лошадей жиденькие букетики. Конец осени, не время для цветов.
  Другие просто стояли и смотрели. Впрочем, взгляды по большей части были без особой ненависти. Но какие-то непонятные. Таня оглянулась на Рута, он сказал, наклоняя голову вперед:
  - Те, мимо кого мы проезжаем, сейчас стараются не думать. По крайней мере, большинство из них. Но они не опасны. Люди, которые нас действительно ненавидит, близко не подойдут. Они-то знают, что дело не в мыслях, точнее, не только в них... Ещё немного, две-три улицы - и мы вернемся. Ты устала?
  - Нет. - Честно пробормотала Таня.
  Рут улыбнулся краешком рта.
  - Я так и думал.
  
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 10.04
  
  
  Ехать в дамском седле оказалось довольно забавно - одно плохо, мышцы тела с той стороны, куда не свешивались ноги, напрягались больше. Через некоторое время Тане начало казаться, что она после этой поездки ходить будет исключительно боком. Этаким крабиком.
  Со всех сторон на неё по-прежнему глазели. Таня вздохнула, выпрямляясь в седле. Улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд Рута, показывая, что все хорошо. Подумала быстро - он говорил про две-три улицы, но забыл упомянуть, какая у них длина. И о том, что они понемногу взбираются в гору.
  Белая кобылка шагала по вымощенному булыжником склону все с той же меланхоличностью, только подковки цокали. А Тане, чтобы не упасть, приходилось наклоняться вперед, цепляясь за переднюю луку седла. И все сильнее напрягать ту сторону тела, что и так горела.
  Зато здесь, на карабкающейся вверх дороге, праздных зевак оказалось гораздо меньше. Кое-где террасками прямо к улице примыкали небольшие садики с полуоблетевшей листвой.
  Она могла видеть увитые голыми лозами плоские крыши громадных домов, которые уступами взбирались вверх. Опавшая ржаво-бордовая листва окантовывала стены и темной неровной рябью пятнала кровли.
  - А как по обычаю проходит выезд новобрачной? - Спросила Таня у Рута. Чтобы показать и доказать, что у неё все в порядке - вот, даже на поболтать тянет. - Или мы и так движемся в русле традиций?
  - Не совсем. - Тут же откликнулся он. - Обычно новобрачная выезжает в окружении родственников мужа. Задача - доехать от дома супруга до самого дальнего края города и вернуться. Видишь ли, Таня...
  Мне нравиться, как он произносит мое имя, подумала она. С долгой затяжной 'а'. От затяжной 'а' мысли её перескочили на другие слова, которые он говорил прошедшей ночью. Уши слегка загорелись. Таня закусила губу, напомнила себе - не забываться!
  Нелегко находиться рядом с человеком, для которого все твои ощущения - открытая книга. Если она когда-нибудь его возненавидит, он это узнает. И если просто засмотрится на другого - тоже. Это каких моральных высот она сможет достичь, пока будет жить с таким супругом...
  Рут, не глядя на неё, сказал с насмешкой в голосе:
  - Свадьба благородных керсийских властителей - дело довольно долгое. Пока невеста вместе с родными мужа едет до края города и обратно, новобрачный вместе с родными невесты обычно осматривает приданое. Говорят, в свое время эту часть обряда придумали не только для показа чистоты новобрачной. Если в сундуках чего-то не хватало, то ворота перед вернувшейся супругой могли и не открыть...
  - Это воодушевляет. - Пробормотала Таня себе под нос. - Значит, ты не должен был ехать со мной?
  - Вспомни оранжерею. - Без выражения сказал Рут. - После такого с тобой должен был ехать только я. Как ни горько говорить, но теперь я могу доверять лишь себе. И тебе - пока тебя не затронула хватка той... ты сама знаешь кого. Думаю, мы упускаем один момент, Таня. Ты владеешь каплей силы. Это делает тебя сильней - но и дотянутся до тебя той, о ком мы говорим, будет гораздо легче. Боюсь, тебя тоже может коснуться безумие. В любой момент.
  Таня глянула на низко висящие - рукой протяни и достанешь - тучи. Нехорошие у неё были предчувствия от этого разговора, ой, нехорошие...
  - Бояться всего на свете - тоже своего рода безумие. - Заявила она чуточку резче, чем следовало. - Знаешь, по-моему, ты слишком стараешься предугадать все, что может случиться.
  - Знаю. - Совсем другим голосом, уныло и устало, произнес Рут. - Но я должен попытаться предугадать... предупредить...
  - Вот прямо сегодня? - Так же уныло спросила она.
  И он наконец рассмеялся.
  - Нет, сегодня - первый день, как стали мы законными супругами. Э-э... может, у тебя есть какие-то пожелания на этот день?
  - А что делают керсийские новобрачные после того, как супругу все-таки впустят в дом? - С интересом спросила Таня.
  Рут ответил без запинки:
  - Молодой жене показывают хозяйство, после чего муж, если его мать скончалась или не живет с ним, вручает супруге ключи от сундуков и кладовых. Думаю, что вот это место вполне можно назвать краем города. Проедем через этот переулочек и вернемся по другой улице?
  - Весело. - Почти грустным тоном отозвалась Таня. - Да, конечно, проедем.
  И подумала - ну не может быть, чтобы они так тоскливо жили. А с другой стороны, у них тут сейчас отчаянные времена...
  Спуск под горку оказался для Тани таким же нелегким, как и подъем. Ей стало чуточку полегче, когда она увидела серые башни Ваграна...
  А потом они выехали на площадь, узким прямоугольником лежавшую перед воротами замка. На первый взгляд здесь было все так же, как и раньше. Но Рут вдруг бросил на неё странный взгляд, приподнимая верхнюю губу и оскаливаясь. Не глядя, хлопнул рукой по потнику, прикрывавшему конскую спину перед седлом, выхватил откуда-то странное оружие - то ли очень длинный кинжал, то ли короткий меч. С короткой перекладиной, тускло блестевшей сталью.
  Перегнулся, потянувшись к ней...
  В этот момент кто-то легонько хлопнул её по ноге - и тут же дернул в сторону, грубо стаскивая с седла. Не руками, но направленным заклинанием переноса. В ноге, зажатой загогулиной дамского седла, что-то хрустнуло, и Таня сначала задохнулась от боли...
  А потом закричала. Площадь и Рута, тянувшегося к ней, залило синим светом. Заклинание все ещё тащило её по воздуху - она извернулась, пытаясь увидеть того, кто это сделал.
  И наткнулась взглядом на андалузские очи Таркифа, сына серендионского кагана.
  - Ах ты! - Рявкнула Таня, кривясь от боли. Вытянула перед собой руки.
  По пальцам нетерпеливо метались синие отсветы. Только бы коснуться...
  За спиной зло ржал жеребец и нетерпеливо звенела сталь - значит, на Рута тоже напали. Таркиф пришел не один.
  Почему эрни в замке ничего не почувствовали? Расстояние виновато - или это тоже работа Триры? Ведь именно каганский сынок сначала был избранником Мстительной...
  Таркиф бал Вакриф ухмыльнулся, глядя ей в глаза. Вскинул обе руки, оплетенные жилами синего огня.
  Плохо дело, лихорадочно подумала Таня, летя по воздуху. Он ещё тогда, в Аретце, хвастался, что в отличие от неё, умеет управляться со своим даром.
  У неё самой на коже сияли не жилы, а просто отсветы. То ли от того, что она не умеет обращаться с силой, которая ей досталась, то ли Трира потихоньку забирает свой дар назад...
  Между Таркифом и Таней оставалось метра два, не больше, когда звон железа за её спиной стих. Она ещё раз извернулась - хорошо, что хлопнувший по ноге не наложил заклинания неподвижности.
  Рута нигде не было. На опустевшей мостовой лежало десятка полтора тел - но человека в темном камзоле с серебряной цепью среди них Таня не увидела. Белая кобылка успела отбежать в сторону, серый жеребец крутился на мостовой, хрипя и высоко вскидывая голову. По опустевшей площади от далеких ворот Ваграна бежали темные фигуры. Рута нигде не было, вот что ужасно...
  Чья-то рука ударила её по затылку, и мир погас.
  
  
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 11.04
  
  
  В себя она пришла от боли в плече. В правом.
  - Княжна Татьяна! - С ленцой позвал кто-то.
  Её тут же ущипнули над правой грудью, там, где платье не закрывало тело. Намеренно сильно прищемили кожу, причиняя боль. Таня задохнулась, резко распахивая глаза. И примерно представляя, кого увидит. Последние мгновения на площади вспыхнули в памяти, как только она очнулась.
  Таркиф бал Вакриф возвышался над ней, лежавшей. Опять все повторяется, зло подумала Таня. Я лежу, он стоит... и он меня куда-то уволок. Кажется, это грозит стать традицией. Пора с этим кончать, ох, пора...
  Позади каганского сынка поднималась стена из темного камня, в воздухе над его головой реял зеленовато-золотистый луч местного светила. В нем танцевали пылинки. Луч показался Тане неожиданно ярким, почти летним. Но в Тарусе, когда её выезд на белой кобыле так печально закончился, было утро. Почти полдень, тут же поправилась Таня. Однако полдень был пасмурный, осенний.
  Здесь - где бы это здесь не находилось - погода казалась другой. Да и время суток, кажется, тоже.
  Таркиф стоял у её правого плеча, уперев одну руку в бедро, а другую вольно бросив вдоль тела. Темно-вишневые глаза глядели сверху вниз с брезгливым прищуром, красиво очерченный рот кривился.
  - На этот раз мы не будем играть в жениха и невесту, а сразу поговорим о деле. - Заявил он.
  Таня рывком села. Жемчужная нить, державшая сетку для волос на затылке, сбилась набок и теперь повисла наискосок, на манер пиратской повязки. Мочку уха саднило - то ли с него грубо содрали серьгу, то ли та просто зацепилась за что-то и разодрала ухо.
  Рут, мелькнуло в голове. Нужно узнать у этого серендионского Аполлончика, где сейчас Рут. И что с ним стало. Если этот Таркиф, конечно, знает...
  - Так говорите. - Выпалила Таня.
  И тут же отругала себя за резкость. Не так. Мягче надо, мягче...
  Таркиф бал Вакриф вскинул брови.
  - А вы изменились. Стали прямолинейнее, что ли.
  Мягче, рявкнула Таня на саму себя. И пропела, опуская ресницы, а руки этак изящненько укладывая на коленях - одна ладошка поверх другой, вылитая Арлена, да и только:
  - Меня похитили в первый же день брака, ударили по голове. Мой супруг исчез, я сама неизвестно где. Некая прямолинейность в такой ситуации простительна, вам не кажется?
  - А! Вот теперь вы похожи на себя прежнюю. - Брови Таркифа опустились, он снова брезгливо прищурился. - Кстати, по голове вас никто не бил. Я просто коснулся вас своей силой Триры. Она действует и на расстоянии. Та, что у меня, во всяком случае.
  - О! - С мгновение Таня думала, заломить руки или не надо. Потом решила, что это уже перебор. - И где я? Где мой муж? Зачем вообще...
  - Поскольку вы наверняка станете скулить об этом всякий раз, когда я буду приносить еду, - перебил её каганский сын. - Расскажу все сразу. Вы с этим глупцом-эрни насолили слишком многим. Поэтому недавно мне предложили поучаствовать в одной партии. Её разыгрывают как против наглеца, отнявшего у меня место избранника, так и против тех, кто рассчитывает пригреться возле него. То есть против Тарланей. И вас, как одной из Тарланей. Известно, что вы владеете силой, неподвластной магам Алого замка. Кстати, ваш эрни сам разболтал магам, что стал избранником Триры. Из-за этого - и из-за вас тоже - кое-кто обратился сюда, в место, где Триру почитают. В Серендион.
  Он вдруг оживился, вскинул голову, сложил рот в неприятной двусмысленной улыбке.
  - Кстати, башня, в которой вы находитесь, называется башней Неверных жен. Сюда заключают неверных жен кагана, если владыка Серендиона не желает их быстрой смерти. Думаю, рано или поздно я вас попробую - просто для того, чтобы не нарушать традицию. И не позорить честно заслуженное имя башни. Чтобы попасть сюда, жена должна быть неверна, это закон.
  Он поднял руку и лениво потер нижнюю губу - по-прежнему глядя на неё сверху вниз. Прошелся взглядом по краю её корсета. Разочаровано прищелкнул языком.
  Таня глядела на него и чувствовала отвращение. Он и впрямь мог бы попользоваться ею - судя по его повадкам. Хотя желания она у него не вызывала. Просто так, из скуки, из сиюминутного вялого интереса...
  Все окрасилось в синие тона. Луч светила над головой Таркифа из зеленовато-золотистого засиял изумрудными тонами. Таня уже рисовала себе в уме, как она резко вскакивает с жесткого ложа, замахивается, метя Таркифу по лицу...
   А потом отвернулась от этой картинки, позволив ей затуманится и исчезнуть. Рано. Она ещё ничего не знает. Где Рут. Что будет с ней. И с ним.
  Вслух Таня сказала подчеркнуто нейтральным тоном:
  - А какое у вас место в той партии, что играют против моего мужа, благородный Таркиф? И что получите лично вы?
  - Недавно я уже удостоверился, что вы, Тарлани, умеете выбирать для себя цели. - Почти одобрительно сказал её собеседник. Взгляд вишневых глаз наконец-то оторвался от Таниной груди и переместился на её лицо. - Вижу, вы тоже первым делом смотрите, где цель. Я получу все, дражайшая княжна Татьяна. Дар вашего супруга, который он через год получит от Триры, власть над Анадеей... все то, что он с вашей помощью украл у меня.
  Ты мог и не победить в поединке, хотелось ей прокричать. Таня прикусила губу. Потом со вздохом, ей самой больше напомнившим всхлип, сказала:
  - А где сейчас мой супруг?
  - Ваш супруг - особый случай. Ловушку мы ставили на вас, но не на него. И какая удача! Я лично вижу в том руку Триры. - Таркиф сложил руки на груди. - Все обряды и обычаи крайне удобны для засад - потому что в определенное время они приводят определенных людей в определенные места. Мы узнали о вашей свадьбе, но думали, что поутру вас будут сопровождать лишь несколько эрни и кто-то из Тарланей. С их драгоценным олеконом. С учетом этого и собирался наш маленький отряд - я, чтобы скрутить вас, Орл, чтобы скрутить Тарланя с олеконом, несколько магов, чтобы одолеть эрни...
  - Орл. - Выдохнула Таня.
  Как там сказал Рут? Орл в Алом замке. Когда начнется то, что затевается, вы должны быть рядом со мной. Но она не с ним. Иначе умрут многие, добавил Рут в тот день. На миг задохнувшись от подступающих к глазам слез, она вдруг увидела его лицо - каким оно было в тот вечер, на фоне рыже-бордового моря цветущей оранжереи. Потом Таня с силой втянула воздух носом, поморгала, сгоняя единственную слезку, что успела выступить. И самым любезным образом улыбнулась Таркифу.
  - Итак, вы хотели захватить меня, но не хотели захватить его. Я, как понимаю, сейчас нахожусь в Серендионе?
  - В столице каганата. - Соизволил ответить Таркиф. - В Нейрес-Аге.
  Она кивнула, пытаясь справится с собственным нетерпением. И злостью. И ужасом.
  - Спасибо, что сказали мне об этом, благородный Таркиф. - Как Таня не пыталась, но здесь её голос прозвучал саркастически. - А где Рут?
  - Вот уже второй раз вы спрашиваете о своем супруге, княжна Татьяна. - Таркиф улыбнулся. - Похоже, наглец-эрни вам слишком дорог. Я непременно это учту и использую. Как я уже сказал, я должен был скрутить вас, Орл - Тарланя с олеконом. Но вместо Тарланя оказался этот дурак. Впрочем, у него тоже есть олекон, как сообщил мне ваш родственник. И кстати, благородная Татьяна...
  Таркиф зачем-то сделал паузу, улыбка на его лице сжалась в ухмылку.
  - Орл никогда не говорил, что видит в ваших глазах пламя рассвета. Мне он заявил, что этого не было. И что ваши глаза лично ему напоминают тухлых червяков, гнездящихся в трупе...
  Ну же, яростно подумала Таня. Чинно сложенные ладони сжались в кулаки. Мы говорим о Руте - вот и расскажи мне о Руте...
  - Мечты дурнушки. - С наигранной скромностью провозгласила она вслух. - Орл, как вы могли заметить, хорош собой. И что же вы сделали с такой нежданной удачей, как мой супруг?
  - Пока ваш эрни рвался к вам, кого-то закалывая, а кого-то просто, гм... разнося изнутри, - заявил Таркиф. - Поджидавший в доме по соседству Орл прыгнул ему за спину. С помощью какого-то белого кристалла Тарланей. Начни он подкрадываться, ваш эрни непременно учуял бы, развернулся и дал отпор. Ах, как у вас блеснули глаза. Нет, мы обязательно должны оправдать название башни...
  Таня стиснула зубы, застыла с каменным лицом. Таркиф глянул утомленно-презрительно.
  - Все вышло моментально, дражайшая княжна. Орл вырубил дурочка, потом убрал нас с площади - с помощью того же камушка, по очереди. Парочку существ из Ваграна, успевших добежать до меня, пришлось разнести в клочья - силой Триры. Вы с ней уже знакомы. Теперь ваш супруг в Алом замке. А вы у меня. И нам предстоят долгие переговоры с Орлом - как лучше использовать сложившиеся обстоятельства.
  Он вдруг лениво махнул рукой в сторону.
  - Вон там, на полу - поднос с едой на три дня. Слишком часто я сюда заходить не буду - я вам не слуга, а вы мне не дорогая гостья. Кроме меня, никто в эту комнату не войдет. Даже не надейтесь. Должен же я как-то защитить от вас свой народ. Эти стены строились так, чтобы удержать внутри женщин, имеющих самые разные силы. Отсюда вам не убежать.
  Таркиф стремительно вышел, грохотнув тяжелой, сплошь железной дверью. Таня наконец-то позволила себе стиснуть ладони, переплетя пальцы. Замерла, прижавшись губами к костяшкам, торчавшим сверху.
  Главное, что Рут жив. Жив.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"