Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 13

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вперед, без страха и сомнений...----Маленькое продолжение от 18.04---ОТ 19.04---ОТ 20.04 (А про Рута-то и забыли...)--------ОТ 21.04 (Тут Рут немножечко играет в Люцифера...)---------ОТ 23.04 ---ОТ 24.04-------от 25.04

  
   Глава тринадцатая. Наступает самый прекрасный рассвет...
  
  Таня лихорадочно пыталась сообразить, что же делать дальше. Не сводя при этом взгляда с Таркифа - как она надеялась, до ужаса угрожающего взгляда.
  Рут в Алом замке. Она в Серендионе. И Врат тут нет. Так что пройти через вратное Безмирье прямо в Кир-Авер не получится. Что делать?
  Блюдце, решила Таня. Не может быть, чтобы каганский сынок не обзавелся хотя бы одним, чтобы общаться с Орлом. Блюдце, и позвать по нему Фенрихт - благо Арлена в свое время успела рассказать, как это делается. Будем надеяться, что кто-нибудь из родственничков Тарланей прыгнет за ней с их белым кристаллом.
  А уже потом - в Алый замок.
  Ещё бы знать, на что именно способна сила Лейн... Таня отогнала нехорошие мысли подальше. Не сомневаться, не бояться, просто идти вперед. И будь что будет.
  Выбора все равно нет. Руту не выжить, если он останется в руках Орла. Ей не выжить, если она сейчас спасует перед Таркифом...
  Вперед.
  - Где блюдце? - Рявкнула она, наступая на серендионца.
  - В моем дворце. - Кривясь, пробормотал Таркиф.
  То, что он отвечает, это хорошо, подумала Таня. То, что красные переливы на его лице стали ярче - это плохо. Врет, зараза...
  Вопрос, как далеко она сама готова зайти, чтобы вытрясти из него правду.
  - Скажите, Таркиф, вам хорошо живется здесь, в Серендионе? - Звонким голосом спросила вдруг она.
  И положила руку ему на плечо. По ладони текли жилы алого огня - толстые, неровные.
  Ага, подумала Таня. Значит, у Таркифа от его силы Триры в этой башне - одни только ниточки. А у неё раздолье. Все работает на полную мощность. Стало быть, давить каганского сынка надо здесь, на месте.
  Сжавшийся в комок Таркиф глядел полубезумными глазами, но молчал.
  Придется пугать сильнее, решила Таня. Да так, чтоб поверил. Ну, помогай, сладкозвучная. Чего там боятся мужики больше всего?
  - Вот представьте себе - я получу блюдце, вызову своих родственников Тарланей и исчезну. Вы останетесь тут, в тишине и покое. Начнете снова плести интриги, радоваться жизни. А если я не найду блюдца, то мне придется остаться. И немного тут пошалить. Лейн Сладкозвучная только что назвала вас неудачником...
  Таркиф оскалился.
  - Подумайте, как вас назовет отец, каган Серендиона, если от его столицы по вашей вине останутся одни развалины. - Таня подняла вторую руку, помахала ей перед лицом Таркифа. - Видите, как сияет? А вас я запру в этой же башне. Людей с силой Триры она ведь удерживает? Полюбуетесь сверху...
  - Ты не знаешь, как тут запираются двери! - Огрызнулся он.
  - Да бог ты мой. - Сердито сказала Таня. - Точнее, богиня - Сладкозвучная Лейн. Да я просто разнесу часть стен и завалю камнями вход в камеру...
  Взгляд Таркифа из обезумевшего на мгновенье стал жадно-внимательным. Она тут же исправилась:
  - Хотя нет. Стены башни держат людей с силой, только пока целые, ведь так? Значит, я просто вырублю вас. Оставлю без сознания. Тут.
  Таркиф упрямо молчал. Глядел с ненавистью и молчал. Таня сузила глаза, выдохнула:
  - Но перед уходом я накажу вас... накажу по законам моей родины! - Чего он не знает, решила она, то всего страшней. - Наш закон гласит - глаз за глаз! А у вас я заберу другое. Вот этой рукой я у вас одно место...
  И, понизив голос до шипения, поднесла ладонь, обвитую красными жилами, к глазам Таркифа. Для наглядности.
  - После этого вы больше никогда не сможете...
  - Блюдце во дворце моего отца! - Хрипло выкрикнул серендионец. - Но вам его все равно не получить! Стража блюдца не спускает с него глаз!
  Красные жилы на её руке беспокойно дернулись - точно на них кто-то дунул. Надо бы это запомнить, с тревогой подумала Таня. Похоже, когда не пытаются скрыть тайну, подарок Лейн слабеет.
  - Знаете что, Таркиф? - Почти с отвращением заявила она. - Мне не терпится узнать, на что способна моя новая сила. Но и о старой забывать не следует. Так как управляется дар Триры?
  Ждать ответа пришлось недолго - ровно до того момента, когда она с небрежным выражением на лице опустила ладонь вниз. К поясу Таркифа.
  - Надо просто... - Здесь голос Таркифа надломился, и конец фразы он уже просипел: - Надо просто хотеть отомстить.
  - Ну-ну. - Пробормотала Таня. Взялась за складки тканевого пояса на животе Таркифа, скривилась от отвращения. - Знали бы вы, как я сейчас желаю отомстить...
  Тут он сломался. Взвизгнул по-бабьи:
  - Нет! Но обещайте меня не трогать!
  - Да богиня с вами. - Холодно сказала Таня. - Глубоко в душе я человек добрый, к тому же к Орлу у меня гораздо больше претензий. Ради него можно и вас простить. Итак?
  - Надо хотеть отомстить и позвать при этом Триру. - Надломленным голосом ответил Таркиф. - Про себя, но со страстью. Имя богини тут ключ.
  - Понятно. - Пробормотала Таня.
  Ключ-то он ключ, но вот отзовется ли богиня на её призыв - большой вопрос.
  Вперед, напомнила она себе. Не сомневаться, не бояться, просто идти вперед. И будь что будет. Таня вздохнула. Спросила последнее, что следовало узнать:
  - Как запираются здешние двери - и в какой стороне дворец с блюдцем?
  - Поклянитесь никому не говорить, что узнали это от меня. - Быстро потребовал Таркиф.
  Взгляд у него немного прояснился - кажется, каганский сын что-то усиленно соображал.
  - Поклянитесь силой Лейн, которая скрывает тайны. Иначе меня убьют. А мне нет разницы, кто меня прикончит - вы или отец...
  Тут Таню разобрало сомнение, но время утекало, время было дорого, и после небольшого раздумья она кивнула:
  - Клянусь силой Лейн, никто не узнает.
  - Чтобы закрыть дверь, нужно прикоснуться к её четырем углам. Там... там такие гвозди, их сразу видно. А дворец моего отца за башней, с другой стороны. Выйдешь, обойдешь и увидишь.
  
  --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 18.04
  
  Четыре гвоздика, о которых рассказал Таркиф, на темном железе выделялись не очень. Таня немного повозилась, высматривая их - и старательно нажала на все четыре. Ребристые шляпки, до этого бывшие вровень с поверхностью, утонули в толще двери с легким щелчком. Для проверки она дернула створку. Заперто.
  И Таня повернулась спиной к своей бывшей камере.
  В круглой комнате, куда она попала, оказалось ещё семь дверей. Посередине пол прорезала дыра, где виднелись ступени винтовой лестницы. Таня уже шагнула к ней - но вдруг остановилась. Повернулась к крайней двери.
  И хоть знала, что её это только задержит, а особой помощи она оказать не сможет - но все же упрямо нажала на гвоздики в ближайшей створке. Никого не найдя внутри, перешла к следующей.
  Единственная неверная жена нашлась в камере напротив её бывшей. Всклокоченное, дурно пахнущее создание, забившееся в угол. Держали её там, похоже, давно, потому что на появление Тани женщина почти не отреагировала. Только подняла голову и молча глянула из-под волос, сбившихся в колтуны.
  Ну и что тут поделаешь? Таня распахнула дверь пошире, сказала несчастным голосом, отступая назад:
  - Я открыто оставлю. Вы выходите, если что...
  Потом она наскоро закончила осмотр камер и удрала по узкой лестнице вниз, боясь оглянуться назад и увидеть беднягу. Ступени вились в широкой трубе крутой спиралью, дверей больше не было, и Таня этому искренне обрадовалась.
  На выходе из башни стояла стража - два высоких мужика в железных доспехах, с такими же андалузскими глазами, как у Таркифа. По железу плясали отблески огня, настоящего живого огня, горевшего в фонарях вокруг выхода - похоже, флигов в Серендионе не было. Или были, но не везде. Какое убожество, как сказала бы Арлена...
  Стражник, стоявший со стороны дверной ручки, лениво оглянулся на скрипнувшую дверь. При виде Тани его глаза округлились.
  - Трира! Справедливая! - Тут же рявкнула она. Вслух.
  И подумала - а задолжали вы, господа серендионцы, за такое обращение с неверными женами. Потом Таня вспомнила несчастное создание в камере, морду Таркифа, нависшую над ней самой...
  Медленно, будто нехотя, из-под красных жил проросли и стрельнули по коже нити голубого огня. Стражники, уже стоявшие с мечами наизготовку, отступили назад. Андалузские очи испугано расширились.
  Чисто из интереса Таня махнула в сторону одного из них правой рукой, нацелившись указательным пальцем. Тот взвыл - и, отступив на шаг, бухнулся на колени. Мгновение спустя второй сделал то же самое.
  - Правильное решение. - Одобрила их Таня.
  И побежала, подхватив юбки, вдоль вытянутой стены башни. Здесь, внизу, она оказалась неожиданно тонкой. Таня стрельнула взглядом вверх - все верно, отделение с камерами для неверных жен нависает над тонким стеблем широким барабаном.
  А потом из-за округлой стены выплыл дворец, и она забыла о башне. Сказочная путаница балконов и балюстрад, из-за которой почти не видно стен. И все это карабкается на высоту в несколько этажей, с переходами и мостиками, собирается в отдельные здания, растекается по общему основанию. И везде, на всех балконах и мостиках - темная ползучая вязь местных лиан, подсвеченная изнутри. Огни, свет, хрупкое кружево дворца, наложенное на коричневый мрак...
  Вот только времени остановиться и полюбоваться у Тани не было. Стражники у небольших ворот, смотревших прямо на башню, оказались понастырнее, чем та парочка у башни. И на колени падать не собирались. Ей пришлось уворачиваться от меча - причем косо упавшее лезвие резануло по юбкам. Над бедром.
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 19.04
  Часть юбок повисла косой петлей, обнажая белое полотно нижней рубашки. Лезвие только чудом не зацепило ногу. Что-то в последнее время ей все беды сыпались на ноги - то щиколотку подвернет, то ступню порежет, то с седла не так стащат...
  Когда сталь с шелестом разрезала шелк, Таня чуть задохнулась - не столько от страха, сколько от изумления. Выкрикнула, разворачиваясь:
  - Ах ты! Да я тебя сейчас!
  И поскольку сказано это было от души, красные жилы на руках потускнели. А темно-голубые, наоборот - запылали. Ну да, все честно и с намеком на месть.
  - Именем Триры! - Крикнула Таня вслух.
  Голубое сияние жил переросло в бело-синее, какое она видела только у Таркифа. Да ещё у себя, давно, когда разбиралась на полях одной эрронской деревушки с тварями по имени игалсы.
  Теперь надо было решить, как этим воспользоваться. Или запульнуть что-то, или дотянуться до стражников руками....
  Или попробовать, как это действует на расстоянии. Ничего не касаясь, ничего не кидая.
  На мгновение она свела ладони перед собой, медля перед тем, что собиралась сделать. Повторила, как заклинание - не сомневаться, не бояться, просто идти вперед.
  Троица стражников, сторожившая ворота, за время её раздумий отступила назад. Один из них - тот, что рубанул по платью мечом - повел ладонью по воздуху. Что-то крикнул. В следующее мгновение Таня уже вскинула обе руки, протягивая их к мужчинам в доспехах. Тряхнула ладонями, на которых синие жилы лучились светом так, что глазам больно смотреть.
  И пожелала, тоже от всей души - да пропадите вы пропадом!
  Две бело-синие молнии сорвались с кончиков пальцев, протянулись к стражникам ветвистыми деревцами. И тут же стало понятно, почему здешняя стража такая смелая - похоже, мужик, водивший ладонью по воздуху, поставил заслон, защищая себя и других.
  Новая магия наткнулась на старую, но старая удар выдержала. Струи огня расплющились, облизали щит заслона, и потухли впустую.
  У защитников дворца имелись кристаллы. В отличие от стражи возле башни. Что и понятно - там всего лишь неверные жены, а здесь целый каган...
  Или все-таки молнии ударили не напрасно? Или Тане показалось, или и в самом деле часть огненного деревца стрельнула вглубь щита. Запустила маленькую такую веточку.
  - А теперь на бис... - Пробормотала она, снова вскидывая руки. - Трира Справедливая, к тебе из Серендиона с мольбою. Твоя сердечно и все такое...
  На этот раз молнии, сорвавшиеся с её ладоней, ударили сильней. Громыхнуло, словно где-то в темном небе ворочалась гроза. И - то ли это оказалась отдача от столкновения молний со щитом, то ли сила Триры снова начала высасывать у неё силы, как раньше, но Тане почудилось, будто земля у неё под ногами дрогнула.
  Один из стражников, стоявший ближе всех к щиту заслона, завопил. После этого крика все трое опрометью кинулись к небольшой калитке, сделанной в воротах. С той стороны загромыхали засовы.
  - Ой, да ладно. - Пробормотала Таня. - Чтоб вас Трира Справедливая, со всеми вашими постройками...
  И шибанула по двустворчатым воротам синими молниями. Однако те устояли. Причем сами молнии даже не растеклись по створкам ветвистыми потоками, как это случилось с заслоном. Ворота словно впитали в себя струи огня.
  Если у них есть башня, которая сдерживает силы почти всех новых богов - то почему бы не быть и воротам им под стать, подумала Таня. Хуже всего то, что врать ей теперь некому, Таркиф остался в башне. А местные, даже если она к кому-нибудь пристанет с вопросом, навряд ли её поймут.
  Оставался один выход - врать самой. Таня подошла к воротам, уложила ладони на железные кованные створки. Сказала звонко:
  - Да не больно-то и хотелось сюда зайти. Лейн Сладкозвучная свидетельница...
  Струи алого огня ожили. Через несколько мгновений створки с гулким скрежетом колыхнулись, а потом разъехались в стороны, прогибаясь и скручиваясь, как бумага над огнем.
  - Тут у нас на двор окошко. - Пропела Таня.
  И зашла внутрь, в небольшой четырехугольный дворик, освещенный фонарями. Стража бодро улепетывала - она едва успела поймать взглядом спину в железном доспехе, исчезнувшую за одной из дверей, выходивших во двор.
  - А вот нечего жен замужних воровать. - Гордо объявила она.
  Жилы бело-синего огня снова расцвели, заглушая красные. Таня пробежалась взглядам по громаде из балконов и балюстрад, нависавшей над двором. Интересно, где у них тут комната с блюдцем, в которой стража сидит?
  Неизвестно, как бы все сложилось дальше, но тут на одном из балконов появилась толпа. Выстроилась вдоль бортика - Тане даже показалось, что балкон затрещал. Потом людские силуэты немного раздались. К ограждению вышла фигура, закутанная в покрывало. Вроде бы женщина, но голос, когда фигура заговорила, оказался несомненно мужской.
  Жаль только, что говорил человек в покрывале на незнакомом языке. На серендионском, надо думать.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 20.04
  
  Удары, которые наносил Орл, оказались болезненными, но приходились в основном по лицу, не затрагивая ни живот, ни ребра. Меня берегут, подумал Рут. Эта мысль радости ему не принесла.
  Когда Орл ушел, вместо лица у Рута осталось кровавое месиво. Почти тут же послышались шаги. Он приоткрыл глаза и в щелочки между распухшими веками разглядел мужчину в бордовом плаще. Маг.
  Рут напрягся, пытаясь ощутить хоть что-то. И не смог. То ли кулак Орла повредил что-то, отвечающее за возможность чуять, то ли все забивал теперь запах его собственной крови, свободно лившейся из носа и рассеченных губ.
  Пришедший со стуком поставил на стол поднос, шагнул к висевшему в воздухе пленнику. Несколько касаний, четыре неторопливо произнесенных заклинания - и глаза у Рута открылись пошире.
  Покончив с лечением, маг, не говоря ни слова, вернулся к столу. Звякнуло. Мужчина в бордовом плаще развернулся, держа в руках бокал. Снова подошел.
  - Пейте.
  Рут ощутил на губах край прохладного ободка - бокал, судя по цвету, был медный. Выпил, не чинясь.
  Но когда пришедший вернулся к нему уже с тарелкой и потянулся с ложкой, Рут отдернул голову. Сказал хрипло, невнятно - пусть и подправленные лечением, губы все ещё шевелились с трудом:
  - Вы знаете, кто я?
  Вместо ответа маг быстро протолкнул ему в рот еду. В полном молчании. Металлическая ложка стукнула по зубу, который и без того побаливал после одного из ударов Орла.
  Рут скривился, но плеваться сладкой кашкой не стал. Ему понадобятся силы, значит, надо хоть что-то съесть.
  Под конец, когда маг отошел к столу, он смог наконец почувствовать. У него даже сердце стукнуло быстрей, чем обычно - настолько сильно обрадовало его возвращение чутья.
  Но ничего полезного Рут не уловил. Лица домашних, строгое лицо какого-то старика в камзоле из черного бархата с серебряными нитями - этому человеку маг подчинялся. Образы странных насекомых с человеческими головами. Радость, что выжил после встречи с ними. Спокойная уверенность - теперь все идет как надо, маги Кир-Авера, маги Алого замка выживут. Источник иссяк, но в Алом замке остались запасы кристаллов. У него тоже припрятано несколько мешочков. А кристаллы будут расходоваться. И чем меньше их останется в мире, тем дороже они начнут стоить. Его внуки превратятся в богатеев - причем не двинув и пальцем...
  Мечты купца, а не мага, разочарованно подумал Рут. Здесь не за что ухватится. Человек, которого послали к нему, не имел слабых мест. Не желал кому-то отомстить, не мечтал о чем-то запретном. Просто хотел дожить до времени, когда его припрятанные кристаллы станут немыслимым богатством.
  Маг ушел, а Рут погрузился в свои мысли. Свет Элсила, который в начале беседы с Орлом заливал беленую стену по правую руку, уже погас. Комната стремительно погружалась в сумерки. А маг, уйдя, даже не зажег флиг.
  Все его мысли крутились вокруг одного - дара, доставшегося эрни от Триры. Дара, от которого они отказались. Это единственное, что могло спасти всех. Его, Таню, род...
  Значит, он должен его найти. Пробудить. Должен!
  Снова и снова Рут вспоминал слова из древней книги, о которых говорил отец. Нужно просто закрыть глаза, призвать Триру и приказать умереть тому, кто заслужил месть. Отец уже пробовал это сделать, но ничего не получилось.
  У Энгера, командира их волков, тоже не вышло - правда, Рут его не спрашивал. Но был уверен, что тот пытался. Возможно, во всей Керсе не осталось эрни, не испробовавшего отдать кому-нибудь приказ умереть, подумал Рут. Сам он это сделал после того, как Таня - тогда ещё княжна Татьяна - навестила его в оранжерее. Когда ужас перед сотворенным в Илазире отступил. Ровно за три дня до бала Поворотной звезды. Слишком уж много задолжал Кайрес из Аретца Руту из Ваграна. За Алвина и Гарта...
  И ничего не вышло. Иначе вести из Аретца уже дошли бы до них, пусть и в виде пугающих слухов.
  Закрыть глаза. Призвать Триру. Приказать умереть. Может, дело в призыве? Или в чем-то ещё?
  Комната все больше и больше заполнялась мраком. Силуэты мебели мрачно темнели на фоне стен, теперь уже не белых, а мутно-белесых. Где-то вдали вдруг хлопнула дверь, загомонили чьи-то голоса. Рут напрягся. Пришли вести из Алого замка? Как он не пытался, но слов различить не мог. Слишком далеко. Рут коротко втянул воздух, ощущая, как вслед за телом, стиснутым заклинанием неподвижности, начинает деревенеть и лицо. Медленно ударило сердце...
  И на грани отчаяния он потянулся к голосам чутьем. Закрытые двери и стены отрезали все запахи и звуки, но он все равно тянулся и тянулся...
  Лицо Орла, мелькнувшее перед глазами в короткой вспышке света флига, горевшего не здесь, а на том конце дома, стало Руту наградой. Он даже различил слова, сказанные Тарланем:
  - Мои родственнички Тарлани уже отправились в Вагран. Собрались на битву... Значит, скоро. Я сейчас отправлюсь в Алый замок, подожду их там.
  У него есть сообщник в Фенрихте, подумал Рут. Вот как Орл узнал, как и откуда эрни начнут атаковать Алый замок.
  Отец. Энгер. Другие. Рут задохнулся от ненависти. Перед глазами вдруг засияло - месть, алое, лицо Орла на фоне алого зарева... Он зарычал, пытаясь дернуться в давящих объятьях заклинания неподвижности - но по-прежнему вися над полом застывшим куском плоти:
  - Сдохни, тварь! Сдохни!
  Все было до ужаса не по-герцогски - его слова, его оскал, сам собой появившийся на лице. То, что он видел и чуял, вдруг резко оборвалось. Словно по его чутью эрни рубанули топором.
  А потом издалека, из-за закрытых дверей, донесся крик. Один, но испуганный. И явно мужской.
  Когда в комнату ворвались, ослепив его сияньем нескольких флигов, Рут уже почти знал, что случилось.
  Он вернул дар эрни.
  
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 21.04
  - Ты! - Выкрикнул, встав перед ним, маг в бордовом плаще.
  Тот самый, что кормил его вечером. Потом мужчина стремительно мазнул ладонью по воздуху, шепча заклинание.
  Ставит щит заслона, сообразил Рут. Теперь его боятся даже обездвиженного. Вот только он и сам не понимает, как удалось что-то сделать. И что именно удалось, тоже непонятно.
  - Как ты убил Тарланя? - Дергано выпалил маг, покончив с защитой.
  Стоявший рядом с ним мужчина своим щитом озаботился сам. Стало быть, хозяева Алого замка перестают действовать слаженно. Каждый ставит защиту только для себя. Перед лицом грядущих бед люди либо сплачиваются, либо начинают осознавать, что жизнь у каждого своя - и мешки с кристаллами тоже...
  Учтем, подумал Рут. Запомним. Потом он вскинул брови, сказал с наигранным удивлением:
  - А его убили? Не расскажете, как? Люблю слушать на ночь страшные рассказы, знаете ли.
  Маг недоверчиво скривился.
  - Я почти уверен, что это ты. Про вас, эрни, говорят всякое.
  - Тогда я не понимаю, - Ровно ответил Рут. - Зачем вы пришли сюда. К одному из эрни, о которых говорят всякое. И не боитесь стоять рядом с ним. Даже ждете каких-то ответов.
  Человек в бордовом плаще смотрел хмуро и недоверчиво.
  - Если не ты, то кто? Сюда даже муравью не пробраться. Мы поставили кольцо заслонов в сотне шагов от стен дома, я лично обошел его по кругу. Проверил перед тем, как замкнуть...
  - А как убили Тарланя? - Перебил его Рут.
  И подумал - надо пользоваться чужим замешательством. Вскинул брови, сказал почти доброжелательно:
  - Знающему человеку способ убийства может подсказать многое. Если меня и учили в чем-то разбираться, так это в людских смертях.
  Тут главное - перехватить инициативу, мелькнула у него мысль. Если они поверят, если пойдут на поводу...
  Маг в бордовом плаще молчал, сверля Рута недоверчивым взглядом. Зато заговорил стоявший рядом мужчина. Бордового плаща, знака боевых магов, на нем не было. На внушительном брюхе топорщился ярко-фиолетовый камзол.
  - Тарлань почернел. Весь. Потом в одно мгновение обратился в уголь и осыпался. Хорошо хоть, уцелел оле...
  Обладатель бордового плаща рявкнул:
  - Заткнись, Ферсель!
  Чутье к Руту все никак не возвращалось, а между тем сейчас он нуждался в нем как никогда. Кто этот Ферсель, что из себя представляет? Судя по всему, его охраняют не только боевые, но и обычные маги... есть ли между ними несогласия? Маленькие трещины, куда можно вставить хорошо подобранное слово - и надавить, превращая трещину если не в ущелье, то как минимум в овраг?
  Или лучше решить все разом...
  От мысли, пришедшей в голову, глаза Рута чуть округлились. Он торопливо свел на переносице брови, сказал, понижая голос:
  - Недавно, в этой комнате, я спрашивал - знаете, кто я? Я посланник Триры Справедливой Расплаты. И Орла Тарланя настигло её возмездие. Что, как не рука новой богини, может испепелить человека, защищенного заслонами? Орл погиб, потому что покусился на посланника Триры. Потому что собирался обрушить Алый замок на головы детей Триры - эрни. Если вы снимете заклятье неподвижности, я могу поклясться в этом на своей правой руке...
  Маги безмолвствовали. У того, что в бордовом плаще, выражение недоверчивости все ещё не ушло с лица. Зато у мага в фиолетовом камзоле взгляд все сильнее наполнялся ужасом. Рут заявил, торопясь, пока рот не заткнули заклинанием безмолвия:
  - Я уже предлагал магам Алого замка мир. Теперь я предлагаю его снова. Но теперь только вам - тем, кто находится в этом доме. Освободите меня. Верните олекон. И я отдам вам все кристаллы, которые мои эрни найдут в Кир-Авере. Более того. Я отдам вам всю Эррону. Мне она не нужна...
  - Вы так легко распоряжаетесь тем, что вам не принадлежит. - Хмуро сказал вдруг маг в бордовом плаще.
  Рут глянул на него, остро тоскуя по чутью. Но кажется, он и так понимал, о чем думал сейчас стоящий напротив мужчина. Оставить детям богатство в кристаллах - хорошо. Но оставить им...
  - Я вижу в вас человека, способного мыслить по-крупному. - Хрипло выдохнул Рут. - С вашей помощью или без, но Эррона освободится от Совета магов. До сих пор вы были воином на чужой войне. Все, что вам доверяли - это ставить заслоны. Кормить пленника.
  Он нарочно вложил в последние слова как можно больше презрения. Понизил голос:
  - Но я вижу, что вы зашли в эту комнату впереди всех. Значит, способны решать. И опережать других - шагом ли, мыслью ли... Хотите стать первым князем Эрроны новой эпохи? Тарлани сюда не вернуться. Такова моя воля. Может, я подарю им Илазир - там они всем будут обязаны мне. И смогут потратить свои силы на укрощение местной знати. Таких, как они, нельзя держать слишком далеко, и в слишком спокойном месте. Учтите, место князя свободно только до того момента, как...
  - Кунишу! - Вдруг выкрикнул маг в бордовом плаще.
  И стремительно шагнул вперед, вскидывая руку. На пол Рут повалился безвольной грудой мяса. После долгого пребывания под заклинанием неподвижности ноги немеют... Он сейчас не чувствовал вообще ничего.
  Бордовый плащ колыхался перед ним и над ним, загораживая его от прочих.
  - Мы можем договориться. - Сдавленным голосом сказал боевой маг. - Один я с Эрроной не справлюсь. Вас восемь. Армия, казна...
  Он запнулся, очевидно, соображая.
  - Управа торговых дел. - Помог ему Рут, лежа на полу. - Управа по налогам. Управа по сношениям с другими странами. Суды. Итого шесть.
  - Те, кто первыми шагнут ко мне, получат одно место из этих шести. - Окрепшим голосом объявил боевой маг. - Прочие получат... да ничего не получат. Живы останутся. Вот и все.
  Действительно все, подумал Рут. В комнате звучали шаги, возня, шум небольшой потасовки. Потом кто-то заругался.
  Заслонявший его маг в бордовом плаще наконец обернулся. Поклонился, отступая:
  - Ваше светлейшее могущество, мы ждем приказаний.
  - Верните олекон. - Прохрипел Рут, пытаясь подняться. Тело отказывалось слушаться. Тело вообще словно не существовало. - У вас ведь есть блюдце? Несите...
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 23.04
  
  Интересно, сможет ли она обрушить эту часть здания с балконом? Если поднапряжется? Мысль вынырнула не знай откуда - и в первое мгновение показалась Тане до крайности соблазнительной.
  Сверху донеслись слова на незнакомом языке.
  - Я не понимаю! - Крикнула она.
  И подумала - нет, рушить не выход. После этого во дворец не войдешь, а блюдце где-то там. Но мысль осталась. Воображение подсунуло картинку - балкон с людьми беззвучно надламывается, запрокидываясь во двор. Человеческие фигурки сыплются на камни двора, смешно машут ручками...
  Таня скривилась, отгоняя видения. Закричала на анадейском:
  - Мне нужно блюдце! Только оно! Иначе...
  У меня сила Лейн, мелькнуло в голове. Лейн Лгущая, Лейн Сбереженная Тайна, Лейн Сладкозвучная. С ней и надо работать.
  Таня раскинула руки в стороны, провозгласила, напрягая горловые связки:
  - Иначе разнесу весь ваш дворец по камушку! Лейн Сладкозвучная мне свидетель!
  И мысленно поклялась, упорно отворачиваясь от образа подламывающегося балкона - не буду этого делать!
  Наверху, за перилами, возникло смятение. Правда, только на концах людской шеренги, подальше от кагана. Люди придвигались друг к другу, образуя кучки. О чем-то шептались - со своего места Таня видела склоненные, сдвинутые вместе головы.
  Сеть алых жил на её руках сияла, заливая двор почти земным закатным заревом. Голубые нити, видневшиеся в просветах, едва тлели.
  - Зачем тебе блюдце, дочь злодеев Тарланей? - Закричал кто-то на корявом анадейском.
  Голос звучал не так, как раньше. Тоньше, визгливее. Придворный толмач?
  Скажу правду, подумала Таня, и красные жилы начнут светится тише. Тут нужна осторожность...
  - Чтобы остановить моих родственников Тарланей, которые уже знают, где я! - Прокричала она изо всех сил. Добавила зловеще: - Берегитесь! С ними не справились даже маги Алого замка! Вы похитили деву Тарланьского дома! Месть их будет страшна!
  - Где сын кагана, о дурнозвучная? - Заорали с балкона. - Что ты с ним сделала?
  Они все знают, подумала Таня. Кто я, к кому пошел Таркиф... И, приподняв повыше ладони, пошевелила пальцами. Ответила:
  - Оставила с богиней Лейн! Той, от которой я получила красное сияние! Она очень обижена, что у вас в Серендионе её считают слабой - но если отдадите блюдце, отпустит вашего сынка живым! Несите блюдце! Ещё немного, и я не смогу остановить месть богов и Тарланей!
  Занавешенная фигура на балконе вдруг перегнулась через перила. Подалась вперед, словно всматриваясь в неё. Таня пробормотала:
  - Чего уставился?
  И навела одну руку в перчатке из алых жил на балкон. Почти все отпрянули - только человек под покрывалом не тронулся с места.
  Что-то пошло не так, с ужасом осознала Таня. Они видят меня, понимают, что я обладаю силой богини, от которой их дворец не защищен - но не спешат отдать мне блюдце. Тянут время.
  Пора было сделать хоть что-то. Таня кинулась через весь двор к стене, над которой, через два балкона, стоял у перил местный царек. Обрушить её часть - благо входная дверь, через которую убежала стража, остается в стороне. Потом пробраться во дворец...
  Кто-то наверху завизжал немыслимо высоким голосом, и синие жилы на руках вдруг вспыхнули. Засветились, прорезаясь сквозь красное и гася его. Слились в синее зарево на обеих руках...
  Таня хватнула ртом воздух, внезапно осознав, что задыхается. Перед глазами стремительно развернулась метель из черных точек, заслоняя все. Она ещё успела коснуться стены - но сделала это, уже падая, вытянутой вперед рукой. Синее на ладони сверкнуло почти белой, раскаленной вспышкой, по стене рванулись трещины.
  Таня вдруг осознала, что камни, если часть дворца все-таки обрушится, полетят прямо на неё. И что мысль о разрушении дворца ничего хорошего не принесла. Может, ей эту идею подсунули? Месть Триры? Или подлость Лейн? Все таки не зря в уходящую эпоху её называли Лгущей...
  А может, это визг сверху усилил её дар до предела, сделав опасным для неё самой?
  Дворец тяжко застонал, освобождаясь от нижнего балкона. Толпа людей, стоявших за перилами на третьем этаже, отхлынула назад. Но Таня этого уже не увидела.
  
  Маг в бордовом плаще услужливо предложил:
  - Вам помочь, ваше светлейшее могущество? Я знаю заклинания для усиления кровообращения в онемевших членах...
  - Помогите. - Рявкнул Рут.
  Человек в фиолетовом камзоле, стоявший сбоку, сказал скороговоркой:
  - Кердер, не слишком ли вы торопитесь? Попросите его могущество хотя бы поклясться, что он выполнит свои слова.
  Боевой маг замер.
  - В таком состоянии я могу поклясться только на словах. - Заявил Рут, сморщившись от отвращения к самому себе. - Заставьте шевелиться хотя бы мою левую руку - и я поклянусь на правой.
  Сейчас я могу поклясться вообще в чем угодно, мелькнуло у него в голове. Что, если башни Алого замка уже падают? Вместе с эрни? Вместе с отцом?
  Он, по-прежнему лежа на полу, взглядом окинул магов - тех, кто остался стоять на ногах после короткой схватки. Никто не бросился за блюдцем, вот что плохо. А олекон наверняка у кого-то из них, тут, в этой комнате...
  - Ну? - Прохрипел Рут. И, напрягшись, смог чуть приподняться. Тело начинало слушаться - но медленно, слишком медленно.
  Кердер, маг в бордовом плаще, наконец-то коснулся его рукой. Прошептал заклинание. Рут встал так быстро, как смог. Выкинул перед собой правую руку, коснулся левой её запястья.
  - Клянусь своей правой рукой. Кердер, завтрашнее утро вы встретите князем Эрроны. Если сейчас сделаете все, что я прикажу.
  - Надеюсь, вы не подстроите моей несчастной гибели до завтрашнего утра, ваше светлейшее могущество? - Совершенно невозмутимо спросил маг в бордовом плаще.
  Рут стиснул зубы. Рявкнул мысленно на самого себя - время! Его нет на то, чтобы оскорбляться!
  - Вам даже не надо отправляться вместе со мной в Алый замок, Кердер. - Ровно пообещал он. - Я жду олекон и блюдце. Да, кстати... белый кристалл для перемещений. Уверен, он не сгорел вместе с Орлом.
  Кердер откинул полу плаща. Вытащил из-за пазухи цепь с выпуклым диском. Потом оглянулся на одного из магов, кивнул. Тот исчез за дверью. Следующим на очереди оказался Ферсель. Кердер просто глянул - и человек в фиолетовом камзоле потянулся за кошелем, подвешенным к поясу.
  Потом хлопнула дверь, и Руту протянули серебристую тарелку размером с ладонь. Он подхватил её левой рукой, прикрыл сверху правой.
  Закрыл глаза и подумал - Вагран. Вагран из Таруса, что в Керсе!
  Ответ пришел спустя три долгих мгновения. Он услышал его всем телом, слова отдались в висках, заплескались в уме.
  - Кто это?
  Рут, и остановите герцога, прокричал он, не открывая рта. В Алом замке ловушка! Вас там ждут!
  Пришедшая в ответ чужая мысль оказалось такой же всполошенной, как и его собственная.
  - Они все ушли.
  Рут отдернул правую руку от тарелочки, сунул пальцы за обшлаг рукава, куда перед разговором засунул белый кристалл. Серебряный диск блюдца зазвенел, падая. Он коснулся холодной поверхности и хрипло рявкнул:
  - Алый замок! Вратная башня!
  И с запозданием вспомнил, что в Алом замке таких башен - семь.
  Его вынесло на ту, где оказалось безопаснее всего - на пустую, где перед перекладинами Врат никого не оказалось. Напротив, по ту сторону громадного холма Алого замка, поднимались башни, поверх которых шло движение - темные реки нападающих выливались из косяков Врат, исчезали в люках, выходивших на лестницу.
  - Назад! - Заорал Рут, надеясь, что его все-таки услышат. - Ловушка! Замок рухнет!
  Он видел, что кто-то оглянулся, но движение четырех колон на четырех башнях не прекратилось. Стены и опоры подрублены в нужных точках, вспомнил Рут слова Орла. В нужный момент мы обрушим замок. Мы... значит, маги будут ждать Тарланя. Да и олекон у него.
  Он снова коснулся кристалла, и, почти не веря в успех, пробормотал:
  - Хочу попасть туда, где маги ждут погибшего Орла Тарланя.
  Зажмурился и открыл глаза уже в каком-то подземелье. На него потрясенно смотрели люди в бордовых плащах. На мгновение Рут испытал угрызение совести. Как и Кердер, они были всего лишь исполнителями - но этим он ничего не мог предложить. Этих он пришел убить.
  Серебристая тарелочка блюдца свистнула по воздуху - и сбила с ног первого мага. Больше всего Руту сейчас не хватало далтов. Петли в рукавах после пленения опустели...
  Он скользнул между заслонами, ловя рукой диск олекона.
  
  
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ОТ 24.04
  
  Шестеро последних магов успели убежать. Рут с сожалением окинул взглядом поле боя. Одиннадцать тел. Маги Алого замка слишком полагались на заслоны, не зная, что олекон может дотянуться до человека даже сквозь щит.
  Впрочем, он и сам этого не знал, пока не опробовал нынче вечером на магах древний артефакт.
  Рут прошелся между телами, отыскал серебристое блюдце. Снял с мертвого тела, упавшего за пределами собственного заслона, пояс с ножнами и коротким мечом. Умершему оружие ни к чему, а он без него чувствовал себя голым. Застегнул ремень поверх камзола и огляделся.
  Полуосвещенные флигами, из тьмы выступали восемь гигантских опор, расставленных по огромному кругу. Их перечеркивали тени, словно кто-то выдрал из тела опор по большому куску, оставив глубокие раны. У оснований валялись глыбы, высеченными под углом, неровно. Похоже, опоры подрубали заклинаниями эпохи Дара Тарланя, теми, что предназначались для рассечения каменных плит.
  Пока Рут оглядывался, ему вдруг вспомнился здешний тронный зал. Тот самый, в котором он впервые убил с помощью олекона. Расстояния между опорами на разных сторонах круга соответствовали размерам зала... значит, сейчас он стоит как раз под ним.
  Надо полагать, что комната, куда его занесли на глазах у местной прислуги, находиться рядом с тронным залом. Когда до неё доберутся те, кто пришел его освобождать - все они окажутся в той части замка, которой должна была обвалиться.
  Но теперь не обвалится. И все же долго в этом замке оставаться не следует. Здесь могут быть и другие сюрпризы. Рут оглядел зал заново.
  Восемь опор, восемь ударов олеконом... а он и не знал, что Орл так отважен. Тут и самому недолго попасть под каменный обвал. Хотя его ждали маги - может, потолок подвала и выход из него прикрыты сверху заслонами?
  Рут проверил, не потерялся ли белый кристалл, засунутый за обшлаг рукава. Камень размером с младенческий кулачёк по-прежнему лежал там. Он снова уложил блюдце на левую, коснулся его правой.
  Позвал Вагран.
  На этот раз ответная мысль была далеко не такой заполошной, как в прошлый раз.
  - Наследник Рут, вы освободились? Вы можете доказать, что это вы?
  Он бросил ответную мысль - с кем я говорю?
  - Дрел.
  Я приказал тебе выдворить из оранжереи княжну Тарланьскую, а ты не смог, подумал Рут. Она заявила, что никто не должен касаться её княжеского тела - а потом предложила закрыть вход в оранжерею для гостей. А после этого ещё и обрушить её. Ты помнишь? Тех двоих и тела?
  Дрел ответил восторженным мысленным воплем:
  - Наследник Рут! Герцог недавно связывался со мной! Я сказал, что было непроверенное сообщение, вроде бы от вас. О ловушке. Герцог сообщил, что они держат под контролем входы в башни с Вратами, но внутрь замка пока не идут.
  - Я их найду. - Пообещал Рут.
  Уже убирая правую руку с блюдца, он подумал - все-таки эта связь не слишком удобна. Надо бы создать что-то другое. Чтобы связываться не только с замками и городами, но и с людьми. Через год, когда настанет время выбирать свой дар...
  Чутье все не возвращалось. Рут с сожалением глянул на кусок стены за опорами, где чернел выход. Хорошо бы пойти за магами следом, узнать, куда они убежали. Но времени не было. Он коснулся кристалла.
  - К герцогу Францу.
  Вынесло его за спину отца, который стоял рядом с двумя волками. Все трое учуяли его одновременно - и развернулись вместе...
  - Нам нужно поймать кого-то из магов. - Выдохнул Рут. - Чтобы узнать, где их Верховные.
  Отец согласился, не сводя с него жадного взгляда:
  - Да. И выжечь их змеиное гнездо дотла. Иначе они снова придут к нам. Я рад, что ты смог вырваться, сын.
  Рут кивнул.
  - Я тоже рад. Скажи Тарланям, что среди них предатель. Орлу сообщили из Фенрихта, что вы явитесь за мной сюда. Опоры под центром замка повреждены.
  - Я учту.
  Наступила короткая пауза. Оба Бореска молчали. И смотрели друг на друга.
  - Сейчас я должен идти. - Наконец сказал Рут. - Мне нужно... нужно найти мою супругу. Пока в Серендионе не знают, что я освободился.
  Герцог чуть поморщился.
  - Это нельзя отложить? Сначала следует что-то решить с Алым замком.
  - Это не может ждать. - Упрямо заявил Рут. - Алый замок не убежит. А моей супруге я клятвенно обещал защиту. Я должен сделать что-то сейчас, пока все в растерянности. Кроме того, не забывай - в ней сила Триры... а уничтожить Верховных будет не так-то просто. Может, как раз её нам будет недоставать. Старый князь здесь?
  Отец кивнул.
  - Скажи ему - лучшее, что можно сделать, это уничтожить Алый замок. Пока он не обрушился нам на головы. Но если он желает, может поискать здесь сына...
  - И нескольких Тарланей, оставшихся ещё с ночи Восставших магов. - Пробормотал герцог.
  Рут скривился.
  - Боюсь, он никого не найдет. Замок, по сути, пуст. Здесь остались только те, кто должен его разрушить. Поэтому будьте осторожны. Заблокируйте все Врата на башнях, перекройте заслонами входы в замок из города. Ждите у башен. Опасайтесь выходов из подвалов - там могут скрываться маги. Если я не вернусь до утра, уходите.
  Потом Рут медленно склонил голову в сторону отца. Коснулся кристалла.
  - Нейрес-Ага!
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 25.04
  
  Раскрыв глаза, он увидел узкую улицу, темным ущельем убегающую вдаль. Из редких окошек, расположенных высоко, выше человеческого роста, наружу выплескивался скудный свет, освещавший беленые стены напротив. По небу быстро плыли тучи. Звезды, то и дело выныривавшие из-под их разлохмаченных краев, обрисовывали на утоптанной земле едва заметные тени строений.
  Поворотная звезда не выглядывала - её тучи упрятали надежно.
  Рут попробовал обратиться к чутью эрни, но оно по-прежнему молчало. Может, запрет на использование дара был чем-то большим, чем просто клятва предков перед бывшими богами? Или он надорвался с непривычки...
  Рут отогнал легкую неуверенность, которую порождали такие мысли. Об этом можно подумать потом. Сначала следует узнать, где держат Таню.
  Кристалл мог перенести сразу к ней - но Серендион был местом, где Триру почитали издавна. Он не знал, чего тут ждать, а чего опасаться. Убежавшие маги могли успеть предупредить Таркифа. Таню с её даром Триры могли держать в месте, способном стать ловушкой для них обоих - слишком много факторов угрожали превратить его и без того безумное появление в Серендионе в сокрушительный провал...
  Поэтому сначала сведения, а потом налет. Желательно молниеносный. И победоносный.
  В конце улицы на мутно-коричневые тучи ложились легкие желтые отсветы. Там дома были явно повыше. И освещены получше. Стало быть, там богатые кварталы. Они в любой столице располагаются рядом с замком правителя...
  Серендионских слов Рут знал немного - его обучили ровно тому минимуму, который требуется для допроса. Этого хватит, чтобы узнать, где и чего опасаться.
  Рут сунул принесенное с собой блюдце за пазуху. Серебристый диск звякнул, коснувшись медальона, где хранился олекон. Вытащил белый кристалл из-за обшлага, сжал в кулаке, чтобы не потерять ненароком. И побежал.
  Улицы оказались непривычно пусты. В его родном Тарусе даже глубокой ночью можно встретить людей, засидевшихся в трактирах допоздна. А ещё наткнуться на патруль из волков, обходящих улицы. Правда, после событий в оранжерее обход улиц на время решили прекратить...
  Рут бежал, пока не устал. Случилось это нескоро. После тесных улочек, где дома шли сплошь, впритык друг к другу, потянулись имения с садами. Строения прятались за оградами, вытягивая из глубины высокие и узкие верхние надстройки.
  Потом дыхание у Рута началось прерываться, и он решил, что хватит. К тому же калитка в ближайшей ограде поблескивала серебристой витой решеткой, наложенной поверх досок. Небедные хозяева. Такие любят посплетничать, и им всегда есть с кем...
  Рут замер у калитки, положив руку на решетку. Пожелал - снести. Дверца вылетела с хрустом и грохотом, он понесся по темной дорожке меж низких кустов. К ярко освещенному дому.
  Из широких дверей появилась пара дюжих мужчин, выскочивших на шум. Вооруженных широкими длинными мечами. Рут чуть замешкался, засовывая кристалл в рукав, под петли для далтов. И выхватил из ножен снятое с трупа оружие в самый последний момент, когда один из мужчин уже замахнулся. Можно было, конечно, воспользоваться олеконом...
  Но он стосковался по старому доброму звону мечей. Первый удар Рут принял на лезвие у поперечной перекладины. Чужое лезвие скрежетнуло, едва не сняв стружку с его большого пальца.
  Хорошо, что никто из эрни этого не видел, подумал он. С этой магией забываешь, как держать меч.
  Он улыбнулся этой мысли, уходя от второго удара в сторону. Пнул второго нападавшего ногой в живот из боковой позиции. Тот повалился вперед. Рут перепрыгнул через вставшего на четыре кости мужчину, отбил неловкий удар первого нападавшего - он успел развернуться, но замахивался слишком медленно. И, завернув кисть, навершием рукояти вмазал первому по зубам. Мужчина качнулся, полетел со ступенек спиной вперед, куда-то в кусты. Рут развернулся. Оглушил другого, стоявшего на четвереньках и глухо мычавшего от боли.
  Потом перешагнул через порог. Светильники на стенах выплескивали языки живого, настоящего огня, одуряюще пахло сгоревшим жиром и благовониями - настолько одуряюще, что в первое мгновение Руту пришла мысль о вернувшемся чутье. Он жадно втянул воздух...
  Однако это оказались лишь запахи самого дома. Где-то испуганно завопила женщина.
  Рут крикнул на серендионском, глядя вглубь коридора, тянувшегося от самых дверей:
  - Я хочу спросить! Только спросить! Потом уйду!
  Те серендионские торгаши, с которыми Рут разговаривал после обучения, его понимали. Он надеялся, что поймут и тут...
  Женщина замолчала, но больше ничего не произошло. А время шло. Пожалуй, стоило дать хозяевам больше причин для разговора...
  Рут одной рукой смахнул со стены светильник. Махнул раскаленной чашкой в воздухе, держа её за край. Заявил, не особо мучаясь с подбором слов:
  - Или вы говорить, или я поджигать дом!
  Это подействовало. Из-за угла коридора выскочил хлипкий мужчина. Одетый в одежду, на которую ушло больше вуалей, чем ткани. Даже слуги у входа, встретившие его с мечами, и те выглядели более достойно, чем их хозяин.
  Прибежавший выпустил длинную тираду, из которой Рут понял только одно - что ты хочешь спросить, о...
  Дальше посыпались слова, в хорошем значении которых он сомневался.
  - Дворец. Таркиф. Женщина издалека. - Раздельно сказал Рут. - Где женщина? Как её охраняют? Если ты врешь - я вернусь.
  И он поводил светильником над полом, укрытым пушистым ковром.
  Хозяин дома взвизгнул, вуали, прикрывающие руки, взвились двумя облачками. Он что-то зачастил.
  Рут сунул светильник под длинный нос. Мужчина замер, испуганно глядя на пламя.
  - Медленно. Где женщина из далекой страны? Как её охраняют?
  Хозяин дома, заворожено блеснув белками, перевел взгляд с пламени на лицо Рута. Махнул рукой себе за спину, чуть разворачиваясь.
  - Там. Дворец кагана. Башня.
  - Женщина там? - Рут, чтобы ускорить дело, плеснул немного масла себе под ноги.
  - Женщина! - Взвизгнул хозяин. - Там! Там!
  - Как её охраняют?
  Сзади, из-за угла коридора, высунулась женщина, укутанная в вуали. Что-то залопотала. Хозяин, наклонив голову, рявкнул на неё.
  Но Рут успел различить слова - башня, дверь, запор.
  - Магия! - Рявкнул он, наступая на хозяина дома. - Какая там магия?
  Тот съежился.
  - Дар Триры - у Таркифа... Сила кагана - гасить дар Триры... зажигать дар Триры...
  Это опасно для Тани, подумал он. Да, но у него-то этого дара пока что нет. Рут перекосил рот в кривой, волчьей ухмылке. Сказал на анадейском:
  - Ну вот и молодец.
  Он в два шага вернул чашу на место, затоптав на обратном пути уже тлеющий под ногами ковер. Пробормотал, отступая к дверям:
  - Ухожу не прощаясь.
  И спрыгнул со ступенек, угодив в чащу низких кустов. Пожелал вполголоса, оступаясь на подмятых ветвях и нащупывая пальцами, обожженными о светильник, кристалл:
  - Дворец кагана Серендиона.
  
  Вынесло его в какую-то темную кладовую. Вдали был слышен шум и топот. Он выбил дверь, закрытую с той сторону на засов. Огляделся и побежал в сторону шума.
  Когда из бокового коридора на него выскочило несколько людей в кольчугах и с мечами, Рут обрадовался. Он как раз думал о том, что и тут неплохо бы спросить - где женщина из далекой страны?
  Первого воина он вырубил сразу, с прочими двумя пришлось повозиться.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"