Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Над Ваграном тучи ходят хмуро... ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 28.12. Рут рефлексирует, прочие обсуждают.

  
   Глава вторая. "Дом, милый дом".
  
   Вратная башня встретила Рута лучами вечернего солнца, что падали сквозь высокие окна и пронзали весь башенный зал насквозь. Теплый зеленовато-желтый свет плавился на людях и стенах. В окне, выходившем на закатную сторону, плескалось целое изумрудное озеро.
   А ещё башня встретила его усиленным караулом - и Энгером, застывшим у открытого проема, ведущего на мост. Пока Рут возился с псом, опуская того на плиты и снимая с морды оторванный рукав, Энгер двинулся к нему.
   Слушая его шаги, Рут снова раздумывал, как поступить. Рассказать обо всем сразу же или промолчать? Глядеть в глаза Энгеру не хотелось. Его сыну всего три года, вдруг подумал Рут. И он тоже эрни.
   Поэтому Рут немного потянул время, поглаживая Счастливчика и почесывая тому за ушами. Что тот воспринял без особого восторга. Вратная башня Ваграна псу не понравилась. Или наоборот, понравилась даже слишком - потому что Счастливчик, едва освободившись от рукава, тут же сделал попытку убежать к проему, за которым открывался залитый вечерним светом мост. Пришлось придержать пса, ухватив того за грязную шкуру на загривке.
   Когда Рут наконец поднял глаза, командир герцогских волков стоял рядом и терпеливо ждал.
   - Привет, Энгер. - Сказал он.
   И ощутил себя нашкодившим мальчишкой. Как в детстве.
   - Добрый день, наследник Рут. - Спокойно ответил Энгер. - Вы снова сбежали. И снова наврали. Тарлани не посылали вас в Ларсу, как вы заявили Глеру. Сегодня утром приходил один из них - чтобы забрать вас на похороны Гарта и Алвина. Потом Элсил почему-то почернел... и сразу после этого в Вагран явилась благородная Арлена Тарланьская. Она очень обижалась, думая, что вы отправились в вольный город Аретц без неё. Вашему отцу пришлось объявить, что он тоже не знает, куда вы исчезли. Но Арлена упрямо полагала, что почернение Элсила связано с тем, что вы встретились с человеком из Аретца. Который не совсем человек...
   Он глянул не осуждающе, но отстранено. Как на чужого.
   Рут замер. Через несколько мгновений - и два замедленных удара сердца - он осознал, что сейчас может произойти. Дойдет ли недовольство Энгера до того, что он посмотрит на герцогского наследника взглядом эрни? Вглядываясь не в лицо, а в то, что окружает всякое живое существо, как невидимый плащ - чувство вины, обрывки пережитых мгновений, прекрасных и ужасных, лохмотья чужой и своей ненависти. И месть, месть чужая, месть собственная, месть уже свершенная и творящаяся прямо сейчас. А ещё та, которой лишь предстоит свершиться...
   Увидит ли Энгер что-то из случившегося - или же воля богини Триры защитит Рута от чутья сородичей, как она пообещала там, в Ярге?
   Ждал он напрасно. Командир герцогских волков, чуть откинув голову назад, перевел взгляд на пса.
   - Подарок герцогине? Или Лирту? Глава управы немощных только вчера жаловался, что беженцы из Керсы закончились, и ему нечем заняться. Вы решили поставлять ему подопечных? Ту девицу, по имени Нианна, что вы притащили вчера, он хотел устроить в городе. Но герцогиня воспротивилась, и теперь она - её новая служанка...
   - Это подарок мне. - Ответил Рут.
   Загривок, за который он придерживал пса, вдруг вывернулся из-под руки. Через мгновенье горячий шершавый язык облизал пальцы. Пес понял, о ком говорили люди, и решил выказать свою преданность.
   - Вы нашли его в Ларсу? - Медленно спросил Энгер.
   Не лови меня на глупостях, сердито подумал Рут. Сто против одного, что к Вратам Ларсу ещё вчера послали отряд. И сейчас те Врата под присмотром - вдруг потерявшийся наследник выйдет из леса прямо к ним?
   - Я нашел его в Ольсе. - Ответил он.
   Ольса, ещё более крохотная, чем Ларсу, лежала на берегу Вьюжного моря. На самой северной оконечности керсийских берегов. Название сорвалось с языка само...
   - Вы были в Ольсе, наследник Рут? - Энгер прищурил янтарно-желтые глаза. - Далеко же вас занесло. Я слышал, снег в тех краях так и не выпал, хотя время для этого пришло ещё три декады назад. Тамошние зверобои обеспокоены. Они ждут тюленей, чтобы запастись мясом и жиром. А тюлени ждут первого льда, которого все нет. Да и Элсил сегодня почему-то почернел... Как там, спокойно?
   Он даже не считает нужным поймать меня на моей лжи, вдруг осознал Рут. Он уверен заранее, что правды не услышит. Тогда к чему эта беседа?
   - Энгер. - Рут вскинул голову, вытянулся. Глянул в лицо высокого, чуть ли не на голову выше его самого, командира герцогских волков. - Что ты хочешь сказать?
   Энгер наклонился. Ножны короткого узкого меча, подвешенного к поясу, прошуршали по кожаной одежде. Он потрепал меж ушей Счастливчика, жмущегося к ногам Рута.
   - Только то, что я уже видел эту псину прежде. Как там Ярг?
   Разгадка оказалась проста. А он искал смыслы и тайны там, где их не было. Внезапное облегчение затопило Рута накатившей волной.
   - Замок больше не висит в воздухе. - Быстро ответил он. - Камни раскиданы по всей котловине. Думаю, лет через двадцать там снова поселятся люди. Мертвые забудутся, а вот поля, сады на холмах и готовый камень для построек - останутся.
   - Вы сами видели, как замок разлетелся по котловине? - То ли спросил, то ли объявил Энгер.
   - Едва под камни не попал. - Признался он.
   Энгер качнул головой.
   - Плохо. А может, наоборот, хорошо. Теперь идите и расскажите вашему отцу, почему упал Ярг. И зачем вы там побывали.
   Он чуть отступил, всем своим видом показывая, что освобождает Руту путь. Хотя и до этого стоял так, что дорога к мосту оставалась свободной.
  
   На пороге Главной башни Счастливчик унюхал запахи, плывущие с кухни - и коротко проскулил, ткнувшись носом ему в бедро. Подумав, Рут свернул налево, к дверям кухни. Пес был голоден, сам он был голоден... а серьезные разговоры лучше вести на сытый желудок.
   На кухне не оказалось никого из эрни, чему он втайне обрадовался. Не то настроение было у него сейчас, и не те мысли, чтобы терпеть чьи-то взгляды. А смотрели бы обязательно, или с недоумением, или, как Энгер, с отчуждением...
   Кухарка при виде его приветливо улыбнулась.
   - Покушать зашли? Сейчас, ваша милость, все наложу. Ужин скоро, но вы, думаю с дороги?
   Он кивнул. Кухарка кинула ему на блюдо стопку тонких лепешек с кружевными краями, потом, размашисто орудуя черпаком, навалила полную миску рагу из овощей и мелко нарубленного мяса. От вина он отказался сам, попросив взамен кружку отвара из сушенной красники - той самой ягоды, что в изобилии росла на холмах вокруг Ярга в начале осени.
   Для Счастливчика по его просьбе кухарка отыскала донце от разбитого горшка - и три раза подряд наполняла получившуюся плошку едой. Пес ел жадно, взахлеб.
   Некоторое время на кухне царила тишина. Только в углу трое служек побрякивали вилками, сложенными по трое, о края горшков - взбивали яйца для бисквитов. Кухарка, повернувшись к нему спиной, что-то резала на доске.
   Потом заскочила пара молодых конюхов. Но при виде Рута парни переглянулись, поспешно поклонились и выскочили вон. Кухарка, заметив через плечо отступление служек, развернулась.
   - Вы не подумайте, ваша милость, это они не со страху.
   Я уже пугало для замковой прислуги, молча изумился Рут.
   - Просто день сегодня такой. - Продолжала кухарка. - Элсил чернотой покрылся, а это, говорят, беды предвещает. Вон Ирили, герцогский маг, так и сказал - Элсил чернеет, только когда кто-то нарушает великий обет. Данный не людям, а самим богам. А после такого боги всегда сердятся. И беды приходят.
   Значит, конюхи испугались не лично его. Ирили, потный червяк, в бессильной ярости подумал Рут. Вместо того, чтобы наряжаться в тряпки из Халкидии, ему следовало бы почитать труды ученых людей оттуда же.
   Нет чтобы помянуть Шарицкиса, писавшем о невидимом диске, что кружится над Анадеей. Нет, он болтает об обете. И пророчествует беды. А кто на Анадее дал самый великий обет богам?
   Эрни. Те, кто правят Керсой и живут в этом замке.
  Выходит, Ирили запугивает людей ещё больше. От его бредней один шаг до того, чтобы обвинить эрни во всем. Чтобы ни случилось потом.
   Кухарка все ещё смотрела на него. Кухонные служки, сбивавшие яйца, тоже обернулись, тревожно блеснув белками глаз. Но Рут, прежде чем ответить, насмешливо хмыкнул и быстро откусил поджаристый край кружавчатой лепешки. Показывая, что дело не такое уж и важное.
   Мысли крутились в голове. Глуповатый Ирили затевает свою интригу? Но открыто обвинять хозяев, проживая в их замке, неимоверно глупо даже для Ирили. Единственно верный ответ - это интрига не отцовского мага, а кого-то другого. Кто может стоять за его спиной? Ответ прост - или местные властители, или Совет магов из Кир-Авера.
   Но будь на их месте сам Рут, он поостерегся бы использовать мага даже как оружие. Нет ничего хуже глупого помощника.
   - Все будет хорошо. - Объявил он кухарке, наконец дожевав. - На самом деле почернение Элсила предвещает не беды, а великие перемены в погоде и радости. Отныне зимы станут теплее, чем раньше. И мы будем собирать два урожая даже в северных землях. Слышали, что в Ларсу и Ольсе снег так и не выпал?
   Кухарка радостно закивала, разворачиваясь обратно к своей доске. Служки с утроенной силой ударили вилками о края горшков.
   Из-за стола в углу кухни Рут поднялся не скоро. За окнами уже успело стемнеть, когда он доел рагу, обтер края миски кружавчатой лепешкой и допил кислый, с легким оттенком сладости отвар.
   Допил неспешно, надо отметить.
   Он понимал, что тянет время, но ничего не мог с собой поделать. И правда, и ложь были одинаково ужасны. Если он расскажет все, эрни будут знать, что они обречены. Если он не расскажет, они умрут в неведении, потому что один из них отказал им в праве знать.
   Две служанки, которых он встретил на пороге кухни, поспешно отступили назад, присев в реверансах чуть ли не до пола. Рут спросил, где сейчас может находиться герцог Франц. Одна из девиц с придыханием пролепетала в ответ, что не знает.
   Вертевшийся у его ноги Счастливчик радостно гавкнул, и девицы отступили ещё дальше, а потом дружно убежали к входным дверям. Он проводил их взглядом.
   И подумал - лучше всего будет зайти сейчас к матери. Герцогиня не могла не знать, что сын опять куда-то исчез. Так что Рут сделает сразу два дела - успокоит её своим визитом и спросит об отце.
   И хоть ненадолго, но оттянет миг, когда нужно будет либо сказать, либо промолчать.
   Герцогиню Эвгалир он нашел в музыкальной комнате. По стенам ярко и бестрепетно пылали флиги, зачарованные факела, отсекая тьму, начавшую сгущаться за окнами. В комнате, кроме матери, никого не оказалось. Сама герцогиня сидела в кресле, к подлокотнику которого была прислонена серендионская лютня - темная, почти черная, сияющая дорогим южным лаком. Глаза матушки оказались закрыты, она откинулась на спинку кресла, разбросав по подлокотникам локти и сцепив пальцы перед собой. Молилась?
   Рут кашлянул от порога - она тут же открыла глаза, разорвав переплетенье пальцев.
   - Рут! Где ты был? В такое время...
   Он дошагал до её кресла, поклонился. Счастливчик, как привязанный, следовал за ним от самой двери, однако на середине комнаты отстал. Но обернуться, чтобы посмотреть, чем таким занят пес, Рут не захотел. Серо-зеленые глаза матери глядели потерянно. Белки заливала предательская краснота - герцогиня плакала, и совсем недавно.
   - Все хорошо, матушка. Мне нужно было кое-что обдумать, поэтому я отлучился. Недалеко, в одно тихое место. У нас в Керсе.
   Может, она не спросит про название места, и обойдется без вранья, со слабой надеждой подумал Рут
   Не обошлось. Герцогиня, не вставая с кресла, протянула руку, ухватила его за рукав. Дернула к себе, принуждая встать вплотную к креслу.
   - Куда ты отлучался? Рут, тебя же отправили в Аретц? Я знаю, там погибли двое Тарланей - это, конечно, ужасно, но это не твоя вина. Счастье, что ты сам остался жив. Что там болтала Арлена? Ты и впрямь собираешься встретиться с тем чудовищем, которое убило Тарланей? Это безумие. Я... твой отец не позволит этого. Я ему этого не позволю! И не прощу!
   Он моргнул. И без того выцветшие глаза герцогини стремительно заплывали слезами. Поэтому Рут опустился на одно колено, бережно отцепил её руку от своего рукава. Поцеловал, неспешно зажав между ладонями.
   - Матушка. Я не собираюсь встречаться с тем человеком. Клянусь вам.
   Сейчас не собираюсь, мысленно продолжил он свое признание. Сейчас мне нужно поговорить с отцом. Возможно, он прикажет отбыть наложенное им наказание до конца - а это означает заточение в Вагране без права выхода наружу.
   А может, и не прикажет. Там видно будет. В любом случае, кто-то должен рассказать Арлене, что случилось с княжной Татьяной. И кто-то должен отплатить Кайресу за Гарта и Алвина. Но это - потом. Сначала - разговор с отцом, весть для Арлены, сбор сведений о том, кто такой Кайрес, в чем его сила, где его слабость...
   - Так где ты был? - Нетерпеливо спросила мать.
   Он заставил себя улыбнуться, глядя ей в глаза. Как хорошо, что мать - не эрни. Что ни говори, Трира знала, что делает, не позволив эрни иметь детей женского пола - женщины, способные распознать мужскую ложь с первого взгляда, слишком опасны. Чуть побольше таких, и мир рухнет...
   - В деревушке Ларсу. Оттуда я отправился в Ольсу, это на берегу Вьюжного моря. Любовался волнами, на которых никак не появятся льдины. Даже подобрал на берегу пса. Счастливчик!
   Он оторвал ладонь от руки матери, щелкнул пальцами. Грязная морда тут же перевесилась ему через локоть. Вывесила язык, радостно задышала.
   - Вот. Хорош, правда?
   Матушка свободной рукой утерла слезы.
   - Боги, какой он грязный. Видишь эти подпалины по бокам? Похоже, одна из его бабок путалась с диким волком...
   - Существа, имеющие слишком чистую родословную, перестают заботиться о чистоте своих душ. - Провозгласил он. - Не считая здесь присутствующих, конечно. Этот пес мне подходит - он так много повидал, что я кажусь ему божьим благословением. Поэтому он пристал ко мне в безлюдной глуши. И всячески настаивал, что должен сопровождать меня. Я назвал его Счастливчиком...
   - Помой его. - Приказала герцогиня. Глаза её перестали заплывать слезами, но лицо все ещё оставалось тревожным. - Ты и впрямь был на море? Сегодня Элсил стал черным. На целых полсила. Ты видел это?
   На полсила? Он молча подумал, что мать, наверно, считает все то время, что прошло от первого мгновенья, когда на Элсил наползла тень, до того момента, как она уползла.
   Герцогиня ждала его ответа, поэтому он кивнул.
   - Да, матушка, я видел это. И знаете, что подумал? Может, и впрямь пора найти себе пару? Устроим бал, вы разошлете приглашения самым красивым дочкам самых знатных властителей...
   Его семейное счастье было единственным, что могло отвлечь мать от любой темы. Расчет оказался верен - герцогиня тут же пустилась вслух перечислять, кого следует пригласить обязательно, а насчет кого нужно подумать.
   - Да-да. - Согласился он, когда она сделала наконец паузу. - Вы подумайте об этом, матушка. А я тем временем повидаю отца. Не знаете, где он может быть?
   Герцогиня озабоченно покивала - и устремила взгляд куда-то над его головой, сосредоточенно сводя на переносице брови.
   - Да, он тоже беспокоился, как ты. Франц заходил ко мне сразу, едва Элсил посветлел. Справлялся о моем самочувствии. Когда уходил, сказал, что пойдет на ристалище...
   Он откланялся, чувствуя себя виноватым. Матушка скороговоркой пожелала ему спокойной ночи - и тут же встала, обрушив на пол лютню. Струны жалко звякнули, короб ответил им горестным хрустом.
   - Ах. - пробормотала матушка. И ногой отпихнула любимую лютню подальше от кресла. - Вечно она лезет под ноги... Рут, ты не знаешь, куда я положила тисненную бумагу, которую заказала два года назад для этого случая?
   - В шкафчик под окном. - Пробормотал он, отступая к двери. - Счастливчик, за мной.
  
   На стояках высокого ристалища - каркаса, где эрни отрабатывали бой на высоте - сияли воткнутые в держаки флиги. Отца Рут нашел на осыпи - холмистом квадрате, где среди неровно насыпанных камней раскинула узорчатые листья вьюнка, низкая розовато-коричневая травка.
   Герцог упражнялся с коротким эрнийским боевым мечом. Кожаный камзол, с прорезями на локтях и под руками, поблескивал в свете флигов.
   Рядом с ним никого не оказалось - прочие эрни, решившие потренироваться сегодня в ночном бое, выбрали другие квадраты. Четверо даже залезли на высокое ристалище. Снизу они смотрелись черными тенями, что скользили по стоякам - и лишь иногда темными силуэтами возникали в круге света флигов.
   Лицо герцога было спокойным. Словно ничего и не случилось. И вот это спокойствие разом разрешило все сомнения Рута.
   - Я был в Ярге, отец. - Негромко сказал он. - И видел там богиню Триру. Кстати, замка над Яргом больше нет - он рассыпался по котловине.
   Герцог на мгновенье застыл, а потом завершил начатый перед этим замах.
  
  --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 28.12
  
  
   Клинок рванулся вниз, чуть слышно свистнув. И тут же мигнул светом, отразив огни факелов на ристалище - отец, закончив удар, подкинул меч в воздух.
   Счастливчик, все это время державшийся у ноги Рута, взвизгнул и унесся в сторону оранжереи. Вид обнаженного оружия псу не понравился. И в этом он прав, подумал Рут, прислушиваясь к топоту лап по замковым камням.
   Подзывать его обратно он не стал. Ворота Ваграна в этот час уже закрыты, поэтому из кольца крепостных стен Счастливчику не выбраться. Рано или поздно пес отыщется.
   Отец, пока он раздумывал, поймал подкинутый меч левой рукой, тяжело выдохнул. И предложил таким тоном, точно Рут не сказал ничего серьезного:
   - Пройдемся? Заодно и поговорим.
   Он поспешно кивнул. И отметил про себя, что негромкие возгласы прочих эрни стихли. Над ристалищем теперь звучал лишь лязг сходящихся мечей, выдохи и звяканье подков на сапогах по камням. Никто не попытался подобраться поближе, никто не остановился - но все навострили уши. Не подслушивали, но слушали.
   Рут прикусил губу. Скоро род узнает все. Таков оказался его выбор. И сам он уже не узнает, как бы все сложилось, избери он молчание. Как эрни будут жить с мыслью об обреченности? Может, все дело в том, что ему самому не хотелось лгать и изворачиваться, не хотелось чувствовать себя предателем? И он только что с легкостью обменял свое чувство вины на ощущение обреченности для всего рода?
   Они зашагали к просвету между Второй башней и замковой стеной. Герцог на мгновение задержался у оружейной стойки под навесом, чтобы бросить меч в узкое гнездо на деревянной полке с прорезями. Рут не стал останавливаться, поджидая отца. Просто замедлил шаг.
   Осенняя ночь уже рассыпала по коричневому небу колкие желтые звезды. Но их было мало, большую часть закрывали невидимые во мгле облака. Окна жилых башен, ярусами уходящие вверх, сияли во мраке намного ярче звезд. Витражи расцвечивали окна, превращая башни в дырявые ларцы с драгоценностями.
   Между громадами Второй и Третьей башни светилась оранжерея - округлая шкатулка, подсвеченная изнутри флигами и украшенная листвой, что приникла к стеклянному куполу. Листва казалась кружевом, наложенным на светло-желтый алмаз. Застекленные скаты перетекали один в другой, как грани огромного камня.
   Сторожевые башни Ваграна в этот миг кутались во мглу - и растворялись в ней, не освещенные ничем. Свет, долетавший от окон жилых башен, выхватывал из мрака лишь куски их оснований, округлые, мощные, каменные. Дозорные, охранявшие Вагран, не нуждались в свете - из темноты смотреть гораздо удобнее.
   Лишь завиток спуска, падавший от дыры в стене, освещался пунктиром флигов. Там, за темным зевом отверстия, повис над городской улицей мост, соединявший замок с Вратной башней.
   Рассказа Рута хватило как раз на то, чтобы дойти до главных ворот Ваграна - простых, выходивших в Тарус, столицу Керсы. И оттуда снова вернуться к ристалищу, пройдясь на этот раз не возле Второй башни, а рядом с Третьей.
   Когда Рут смолк, отец некоторое время молчал. Затем остановился. Он тоже замер, в ожидании первых отцовских слов.
   Ристалище, до которого они почти дошли, расстилалось перед ними. Рут перехватил взгляды двух эрни, махавших мечами в трех десятках шагов. Лица их прятала тьма. Лишь изредка, когда они поворачивались к одному из флигов, желтоватый свет вычерчивал их облик резкими тенями. А потому он не мог понять, как они на него смотрят - отчужденно, как Энгер, или по-другому. Скажем, недовольно или подозрительно...
   - Мы знали, что когда-нибудь этот день наступит. - Тихо проронил отец. После долгого молчания. - В один из веков, в одной из эпох, когда-нибудь... Демон мести не может простить, на то она и демон мести, чтобы мстить за все. А уж за предательство - многократно. Мы плюнули Трире в лицо, отказавшись от её дара, чтобы выжить. Что ж, этим предательством мы выкупили несколько эпох жизни для нашего рода. Достойная плата, что ни говори. Но все когда-нибудь кончается. И оплаченный нами срок подходит к концу.
   Рут резко обернулся к отцу.
   - Я думал... может, нам просто разбрестись по Анадее? По одному, по двое? Перестать быть родом, и попытаться выжить по отдельности?
   - Ты слишком много общался с людьми, Рут. - Укорил его отец. - Даже думать начал, как они. Демона... то есть богиню мести нельзя обмануть. Нельзя провести словесными увертками, одурачить, обхитрить, притворившись обычными людьми. Это не торговец из Таруса. И не Тарлани, грозные, но в чем-то по-прежнему наивные. Даже если все мы исчезнем завтра из Ваграна, возникнув в разных уголках Анадеи под новыми именами, месть Триры все равно найдет нас. Она новая богиня эпохи. Ты хоть представляешь себе, какие силы ей подвластны? Существует ли сила, способная отвлечь богиню мести от её собственного возмездия, которого она ждала несколько эпох? Нет. И я не хочу, чтобы нас убивали по одиночке, в разных краях, одиноких, никому не нужных, вспоминающих былую жизнь в Вагране как сон. Лучше мы умрем на пороге своего дома. Всем родом, как и жили.
   Герцог Франц смолк, помолчал. Потом пробормотал:
   - Прогуляемся ещё.
   Пара эрни, тренировавшихся неподалеку, уже не скрывала, что слушает разговор своего герцога с сыном. Мечи не лязгали, а звенели легко, колокольчиками - верный знак того, что лезвия лишь самую малость соприкасаются друг с другом при ударе.
   - И что теперь? - Спросил Рут, когда они дошли до Третьей башни.
   Герцог пожал плечами - отблеск из ближайшего окна мигнул на коже камзола сине-зелеными сполохами.
   - У нас есть и хорошая новость. Один эрни останется жить. Ты посланник богини, тебя она не тронет...
   - Эта новость худшая из всех. - Пробормотал он.
   - Нет. - Спокойно возразил герцог. - Один эрни - это лучше, чем ничего. Если ты наделаешь с десяток сыновей, со временем наш род возродится. Только назови его по-другому, чтобы не привлекать внимания Триры. Скажем, благородный дом Рута Керсийского. Даже имя нашей линии - Хедаск - не упоминай...
   - Отец! - С этим возгласом Рут выдохнул весь воздух, что был в груди. И продолжил уже на сипящих, низких нотах: - Ты не собираешься бороться? Сдался? И мне предлагаешь такую жизнь, такое будущее...
   Герцог застыл на полушаге. Сказал тихо:
   - Что за человеческие страсти? Ты эрни. Веди себя, как положено эрни. И помни, кто ты, даже когда нас не станет. Ты примешь такую жизнь. Потому что такая, как ты выразился, жизнь - это все, что останется от нас. А сдаваться... ну, этого мы не умеем. Но когда придет неизбежное, ты останешься жить в этом мире, как живой памятник всем нам. Мне жаль тебя, сын. Жить, держа в памяти лица тех, кого помнишь с детства, это проклятие. Погляди на Тарланей. Они так и не смогли пережить гибель большей части их рода. И существуют, как призраки Алого замка, переселившиеся в замок Фенрихт. Мне будет легче, я просто уйду в бездну.
   Он смолк, и Рут разглядел на его лице улыбку. Добавил погромче:
   - В бездну, которая теперь, когда Трира стала богиней, превратилась в сад. Помнишь наше пожелание умершим? Пусть твоя бездна будет садом! Вот оно и сбылось. Иди спать, Рут. Завтра с утра я приглашу Тарланей. Послушаем, что они скажут. Все-таки их дом - потомки предыдущего посланника, они могут что-то знать. И я надеюсь, что Тарлани встанут рядом с тобой, когда нас не станет. Одному тебе с Керсой не справится. А им лучше быть поближе к новому посланнику.
   Рут сцепил зубы. Жаловаться и протестовать было смешно. Он эрни. Не следует вести себя по-человечески...
   Герцог вздохнул. Без надрыва, просто прочищая легкие.
   - Завтра нас ждет много дел. Надо будет проверить кладовые и стены Ваграна, после Тарланей поговорить с родом...
   - А почему ты назвал Тарланей наивными, отец? - Спросил Рут.
   Герцог стоял боком к Третьей башне, сиявшей разноцветными огнями. Он видел лишь его профиль - застывший, с твердо сжатыми губами.
   - Ты когда-нибудь задумывался о том, кто такие маги, захватившие Алый замок?
   Рут вдруг припомнил ответ Триры, когда он спросил, чего пожелал от своей богини прошлый посланник, Дар Тарлань. Источник магической силы, который можно передать своим детям, сказала богиня Возмездия. Выходит, Совет магов, отобравший у Тарланей Алый замок вместе с их Источником Силы - тоже Тарлани? По крови, хоть и не по духу...
   - Они Тарлани. - Ответил на его невысказанный вопрос отец. - Эпоха Велаты Сострадающей оказалась мирной, войн за это время случилось немного. Семя Тарланей расползлось по всей Анадее и даже успело выплеснуться за её пределы. Когда-то за девушек с кровью Тарланей в Серендионе и Диких землях платили хорошие деньги. Немало людей подсунули своих дочерей Тарланям, не наложив на них заклятья 'пустоцвета'. Кому-то думал получить золото от заезжих купцов, кто-то хотел потребовать от княжеского дома кристаллы силы на прокорм младенца...
   - Я понял. - Хмуро сказал Рут.
   Все было слишком по-человечески, на его взгляд. Герцог глянул на него через плечо.
   - Когда людей со способностями Тарланей стало слишком много, они приблизили их к себе. И свалили на них свои обязанности - по управлению страной, Кир-Авером, Алым замком, Источником Силы. Но не захотели делиться привилегиями, оставив их себе. Дом Тарланей позабыл, что власть в первую очередь связана с обязанностями. За что и поплатился. Привилегии - просто золотая пыль, приставшая к ножнам меча. Она может поблескивать, но может и отсутствовать. Запомни на будущее, сын - меч власти хранят только в ножнах обязанностей. Привилегии - это всего лишь пыль...
   Герцог умолк, отвернувшись от сына. Спросил неожиданно, глядя в сторону сияющих окон Третьей башни:
   - Где ты подобрал блохастое создание, что убежало с ристалища - там же, в Ярге?
   - Да.
   - Так найди его. - Приказал герцог. - Если не хочешь, чтобы твоего пса выпустили утром в город. До завтра, Рут.
   Он опустил голову вслед уходящему герцогу.
   - До завтра, отец.
   И выждал, пока его шаги затихнут, удаляясь в направлении Главной башни.
   Только после этого Рут позволил себе глянуть вокруг, как эрни. Подумав на мгновение, что теперь все может измениться. Раз настала эпоха Мстительной - может, ему позволено чувствовать всякий раз, когда он захочет? И так часто, сколько захочет. Полная свобода эрнийской сущности? Без страха, что он может скатиться до нарушения обета, данного богам...
   Причем свобода не только для него, но и для прочих эрни. Надо бы поговорить об этом с отцом. А ещё про дар Триры, от которого род когда-то отказался.
   Темно-лиловые отблески одиночества, страха и отчаянья, которые исходили от пса и которые он помнил ещё с Ярга, тянулись к оранжерее. Там, под застекленной теплой гранью, Рут и нашел Счастливчика. Пес лежал, свернувшись в комок. При его приближении он вскочил, заискивающе гавкнул и забил хвостом.
   Купание в бронзовой ванне Рута Счастливчик перенес спокойно. А ночью, поскуливая, забрался к нему на кровать. И улегся поверх его ног.
   Рут пса не прогнал.
  
   - Значит, его милость теперь новый посланник. - Выдохнула Арлена.
   И облила Рута взглядом голубых глаз. Белокурые кудряшки на макушке одного из лучших магов Тарланьского дома дрогнули, когда она повернулась в его сторону.
   Больше всего благородную Арлену заинтересовало известие о том, что я новый посланник, подумал Рут. Гибель княжны Татьяны и грядущая погибель моего рода для неё не так важны. Известия об этом не удостоились возгласа одной из Тарланей. И отец ещё надеется, что эти люди станут мне опорой, когда эрни не станет?
   Он перевел взгляд на князя. Его могущество Вал Тарлань, сидя на скамье в приемной зале, сгорбился. Кроваво-белые колонны мраморного дерева, поблескивая в утреннем свете гладкими боками, отбрасывали на лицо старика пронзительные розовые тени. Вульгарные, как румянец шлюхи.
   Отец, сидевший на герцогской скамье у стены, склонил голову к плечу.
   - Мы просим вас поделиться знаниями. Как происходит получение дара? Почему Трира дала наследнику Руту целый год для выбора дара? У вашего предка, великого Тарланя, тоже был год? И чего нам ждать в ближайшее время? Чего ждать моему сыну, когда нас не станет?
   - Всего. - Спокойно ответила Арлена.
   И глянула на Рута, стоявшего в пяти шагах от герцогской скамьи.
   - Наследник Рут, дар, который вы попросите у богини, должен быть оружием, а не средством возвыситься. А потому, выбирая, следует держать в уме всех тех, с кем вы можете столкнуться. Власть так просто не отдают, её всегда приходится завоевывать. И власть над Анадеей пока что принадлежит Совету магов...
   - А я думал, что в Керсе правим все-таки мы. - Пробормотал в сторону Рут.
   Уголок отцовского рта дрогнул, загибаясь вверх. Однако вслух герцог ничего не сказал. Вместо него отозвалась Арлена:
   - Как долго вы будете править, если Совет магов из Кир-Авера объявит, что Керса не получит больше кристаллов? И обвинит в этом эрни, а потом пришлет магов, чтобы помочь местным властителям вас свергнуть? Правда, судя по слухам, Источник Силы перестал выдавать кристаллы. Однако в Алом замке имеются солидные запасы камней. Старая магия при смене эпох слабеет, но полностью не исчезает, лучшее подтверждение - случай с адельбергцами. И учтите, что Совет магов в последнее время работал над новыми заклятьями. Согласно все тем же слухам. Заклинания великого Дара Тарланя были мирными, боюсь, творения Совета магов больше будут походить на оружие...
   - Значит, первое, чего нам следует опасаться - это Совет магов? - Мягким голосом уточнил герцог.
   Арлена кивнула.
   - Маги из Кир-Авера станут вашими врагами в первую очередь. Кайрес из Аретца - во вторую. Ему досталась сила Коэни Милосердного, однако из-за вашего сына он не стал новым посланником. Конечно, есть надежда, что сила Коэни исчезла сразу же после выбора новой хозяйки эпохи. Но надежда эта, гм...
   Князь Тарлань, сгорбившийся на скамье просителя, вскинулся. Перехватил задумчивый взгляд Арлены, улетевший к окнам в дальнем конце залы. Заметил с неожиданной твердостью в голосе:
   - Эта надежда призрачная. Да, Коэни проиграл. Но не следует думать, что добрым богам свойственны лишь добрые мысли и намерения. Будь это так, они не выиграли бы ни одной эпохи. Кайрес ещё напомнит о себе. Даже самые добрые сердца не чужды мести...
   - И как сказала бы сейчас одна служительница Алора, будь она жива, данный случай прямо-таки вопиет о правосудии. - Подхватила Арлена.
   Рут ощутил, как ему мазнуло холодом по затылку.
   - А правосудие близко как Алору Понимающему, так и Эригу Честному. - Напевно продолжала Арлена, почти дословно повторяя то, что Рут слышал когда-то в элиморском храме.
   Нет, не когда-то - давно. Целых два месяца и целую эпоху назад...
   - Также правосудие является актом Милосердия по отношению к жертвам. - Арлена наставительно приподняла бровки. - Правда, у жертв в Ярге пострадало лишь самолюбие. И разрушились мечты, как я поняла. Однако боюсь, что Коэни не только не осудит мстительных порывов своего избранника - но и глянет на них одобрительным оком.
   - Есть ещё и Таркиф, сын кагана Вакрифа. - Напомнил со своего места князь Вал Тарлань. - Именно он с самого начала был избранником Триры. Должен заметить, ваша милость, что участь посланника не дает гарантий долгой жизни. К сожалению, я не знаю, зачем Трира Мстительная дала год для выбора дара. Увы, записей, которые рассказывают, что делал Дар Тарлань до того, как обрел свой дар в Кир-Авере, не сохранилось. Возможно, их и не было. Однако я думаю, что вам предначертано разгромить врагов со стороны бывших богов - Кайреса, избранника Коэни, и Совет магов, который владеет сейчас даром Велаты Сострадающей. Но Таркиф? Трира может подправить выбранный вами дар так, чтобы им мог владеть и Таркиф. Конечно, после вашей смерти. Или же его потомки.
   Если у меня когда-нибудь будет сын, а у Таркифа дочь... в жилах их детей будет течь моя кровь, подумал Рут. И просить, как Дар Тарлань, магию, которую смогут использовать только мои потомки, нет смысла.
   - Значит, Совет магов, Кайрес из Аретца и Таркиф. - Спокойно сказал герцог Франц. - Ты понял, Рут? Вот кого ты должен опасаться.
   - И в связи с этим, ваше сиятельство, - поспешно вклинилась Арлена. - Я считаю, что наследнику Руту можно и даже нужно опереться на Тарланьский дом. Ведь его милость пока что не получили от Триры никаких сил. А вот княжна Татьяна, напротив, получила некую толику мощи самой Мстительной...
   - Княжна Татьяна? - Рут вскинулся. - Думаете, она ещё жива?
   - Как вы там сказали - чтоб тебя наша земля никогда не носила? - Арлена чуть улыбнулась. - Эти слова звучат двусмысленно. Я бы даже сказала, крайне двусмысленно.
   - Думаете, Коэни имел в виду только наш материк, Анадею? - Изумился Рут. - И княжна Татьяна сейчас в Серендионе или в Диких землях? Неужто власть богов ограничена нашей Анадеей?
   - Не настолько. Но это все неважно. - Твердо сказала Арлена. - Важно другое - вы, наследник Рут, должны выжить. И упрочить свою власть над миром. А Тарланьский дом должен встать рядом с вами. Помогая, защищая... покинув наконец Фенрихт.
   Она быстро глянула на герцога Франца.
   - Вы ведь это имели в виду, приглашая нас сюда с советами, ваше сиятельство?
   Отец медленно кивнул. Глаза Арлены блеснули.
   - Вот и прекрасно. У вашего сына, ваше сиятельство, пока что нет своей силы. А вот у княжны Тарланьской она уже есть. Пусть капля, но своя. Знаете, в тех краях, где живет матушка княжны, есть такая пословица - и капля точит камень...
   - И один камень укрепляет стену. - Пробормотал герцог.
   Арлена кивнула, князь Вал Тарлань сгорбился ещё больше.
   - Я вижу, мы пришли к согласию, ваше сиятельство.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"