Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошу прощенья, но Танюша появится не в этой главе, а в следующей - Рут никак не разберется, что же ему делать прямо сейчас...-----ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 18.02----ЗДЕСЬ АВТОРУ ГЕРОЯ ЖАЛЬ, ОН В ПОМОЩЬ ШЛЕТ ЕМУ РОЯЛЬ...

   Глава пятая. "Чего никто не ждал".
  
   Через одну десятую сила (анадейская мера времени, чуть больше часа) он стоял посереди двора. И, поглаживая Счастливчика, разглядывал башни Ваграна. Все, что нужно, было выполнено. Или выполнялось прямо сейчас. Стража возле главного рынка уже предупреждена - Рут отправил туда двух вестников с кристаллами, чтобы волки в башне закрыли заклинаниями заслона не только сами Врата, но и вход в строение над ними. Ещё вестники унесли блюдце для связи - он желал знать, что будет происходить в башне возле рынка.
   Ещё несколько эрни отправились к Вратам ближайших деревушек. С пригоршнями кристаллов для все тех же заслонов и лошадьми в поводу - возвращаться назад им придется своим ходом.
   Это уменьшило подвластный ему гарнизон сразу на двенадцать эрни, и оставило жалкую кучку от пятидесяти камней, казавшихся поначалу целым богатством. Но иного выхода он не видел. Если то, чего он опасался, случиться - у него будет время, чтобы увести семьи эрни через Врата Ваграна. Куда, он ещё не решил.
   Может, в Хаскел, к деду Цейлену? Старик не придет в восторг от нашествия почти тысячи женщин - и полтысячи детей - но перед внуком он дверей не захлопнет. Какая бы свита его не сопровождала. Хаскел состоял по сути из двух замков - древнего, заброшенного, и построенного недавно. Если заделать дыры в крыше старого здания, и закрыть разрушившийся угол подобием перегородки, в обеих замках можно разместить небольшую армию...
   Но если Врата Керсы перестанут работать, Хаскел превратится в ловушку. Небольшую армию укрыть он мог, но прокормить не сможет. Может, поискать другое место для бегства?
   - Наследник Рут! Мы собрали слуг возле ристалища! - Прокричал Леланд от угла Первой башни.
   Рут кивнул и зашагал туда, размышляя на ходу - пришлют Тарлани кого-нибудь в Вагран после всего? Или ограничатся закрытием Врат по просьбе Рута? Волк, посланный к ним, заявил, что маг во Вратной башне был любезнее шлюхи из дорогого борделя. Перед ним отвесили не меньше десяти поклонов, и отослали назад со словами, что князя известят немедленно. А Врата Фенрихта перекроют, едва посланник его милости уйдет.
   Будь у него время, он отправился бы к Тарланям сам. И расспросил о Вратах, о том, как их можно закрыть.
   А ещё ему не помешал бы один из тех камней, с которыми Тарлани прыгают по миру без Врат...
   Погруженный в мысли, Рут скорым шагом вылетел из-за угла Третьей башни - и тут же увидел в толпе слуг знакомое лицо. Нианна, девица, которую он спас в Аретце, шагнула к нему.
   - Мой господин! Вы тут, вы живы! А болтали, что вы пропали...
   Она осеклась, покраснела. Несколько девиц в толпе хихикнули, однако большинство слуг смотрело все так же настороженно.
   - Я бываю в разных местах. - Сухо сказал он. Лицо Нианны напряглось, и он, движимый чувством сострадания, быстро спросил: - Как тебя приняли в замке? Все хорошо?
   - Спасибо, господин, все хорошо. - Послушно ответила она, чуть сбившись перед словом "господин". Наверно, хотела опять добавить "мой".
   Рут кивнул и двинулся вдоль строя слуг, тут же позабыв о бедной девушке - а она замерла на месте, не сводя с него взгляда.
   Ему было не до того. Он видел. Чувствовал. Обонял. Сияющее облако свершившейся мести, робкой надежды и почти невинной любви, перемешанное с одиночеством и страхом, осталось позади вместе с Нианной.
   Где-то на краю сознания Рут слышал редкие, тягучие удары своего сердца. Ощущал, как Леланд, шедший рядом с ним, тоже напрягся, позволив себе чувствовать. Подковки на сапогах - и его, и Леланда - визгливо скребли по камням...
   На него одно за другим наплывали облака чувств, обид и воспоминаний, окружавшие людей. Обид было особенно много. Особенно на хозяев - на них, на эрни.
   Кто-то толкнул вот эту служанку, пробегая мимо - а ведь она несла поднос одной из их жен. Да ещё той самой, которая вечно кричит, если что не так. А сама-то какая грязнуля - причесывается прямо на кровати, а потом требует, чтобы постель ей перетряхивали и перестилали каждый день.
   Эти дети дьяволов, эти эрни - вот этот, тот и вон тот - вечно приносят на своих сапогах песок с ристалища. И ведь умудряются донести его прямо до комнат, не рассыпав, через холл и лестницу. Клеем, что ли, сапоги мажут?
   Он в тот раз выпил всего ничего, а эти чертовы эрни уже учуяли. Сами лакают вино почем зря, да ещё лучшее, с югов, а бедный конюх и капельку не пропусти.
   У прежних хозяев, у купцов, он хоть воровать мог - а у этих не уворуешь. И образ эрни на воротах замка, пристально глядящего - чующего, без сомнения.
   А под Второй башней спрятаны сокровищница, кристаллов полные подвалы. Виденье слуги в дорогом камзоле - смотрится как властитель, и только чуть угодливый взгляд его выдает. Но лицо не такое, как у хозяина виденья - знакомый? Зависть, ненависть, обида, смутный образ властителя из города, с плеча которого и был пожалован камзол. А его хозяева таскают на себе кожу. Такие даже если и подарят одежку от щедрот, то и не похвастаешь. Беднее здешних господ одеваются только слуги захудалых властителей дальнего севера, где земля скудная и живут охотой...
   И образы тех, к кому служанки и слуги испытывали страстные чувства - среди них затесалось даже несколько десятков эрни. С чувством смущения Рут четырежды узнал самого себя. Каждый раз с мечом и безжалостно приукрашенного - у него никогда не было таких выступающих мускулов и этой дурацкой улыбочки. И как правило, если рубаха на нем во время упражнений намокала, он её сбрасывал. Но не гарцевал в прекрасных позах, затянутый в липкую ткань...
   Он и сам не знал, чего ожидал от слуг. Навряд ли к ним подойдут с предложениями открытой измены - такое было бы слишком рискованно. Рядом с хозяевами Ваграна все тайны рано или поздно выходят наружу. Но их могли ненавязчиво расспросить, вызнать, как в Вагране живут и где что лежит... Рут взял на заметку молодого вертлявого служку, в видениях которого павлином выступал слуга в дорогом камзоле.
   Но беда была в том, что многих могли расспросить неявно, через вторые или третьи руки. И потому в облаке чувств, обид, надежд и пожеланий, облаком окружавших каждого, это могло не отразиться. Если тот, кто расспрашивал, сам мести не замышлял, а человек о случившемся разговоре потом позабыл - след чужого умысла ушел, и его уже не найти...
   Занятый своими мыслями и чужими видениями, Рут упустил тот момент, когда немолодой слуга, которого он уже миновал, вдруг дернулся. Почти тут же окутавшись белым сиянием, какое он видел только в Аретце, у людей из Лиги борцов с котами. Но волну воздуха Рут все-таки уловил. И обернулся стремительно, движением кисти выщелкивая далты из петель в рукавах, на лету подхватывая их обеими руками...
   Было уже слишком поздно. Двое эрни, которые мудро не стали отвлекаться на ощущения, а просто встали поодаль, молчаливо наблюдая за происходящим, уже держали слугу с двух сторон. Завернув ему руки назад и поспешно обшаривая карманы.
   Еще один эрни, успевший подхватить Леланда, опускал молодого волка на брусчатку. В боку у того торчала рукоятка даже не ножа, а небольшого орудия, с помощью которого садовники из оранжереи подрезали дерн возле кустов. Чтобы те не разрастались и не тянулись корнями к клумбам.
   - Она сказала... - Прохрипел зажатый меж эрни слуга.
  Рут глянул на него, отпустив взглядом лежавшего у его ног Леланда.
   - Она приказала. Она была так прекрасна. Прекрасней всех, кого я видел! Даже рензея в цвету не так хороша, как она! И она велела... нет, это не так. Она позволила мне сделать это. Я даже не знал прежде, как хотелось мне взрезать одного из этих щенков. Как землю, плодородную, мягкую... но они слишком жилистые, слишком вязкие. Мой секач застрял у него между ребрами! Вытащите его, он ещё пригодиться. Вечно ходят с заносчивыми мордами, машут мечами, как будто чего-то стоят... а я вырастил в прошлом месяце лилейный цвет с болот Халкидии! Никто до меня не выращивал его так далеко на севере! Под этим скудным светом... И только герцогиня заметила это. А тебе, эрнийский щенок, велено передать - тебе не перехитрить божественную. Прекрасней всех дев и женщин человеческих она, с ароматом цветов рензеи на кончиках волос, из лепестков алого гаринуса её одежды, лилейным цветом заполнены её следы...
   И несчастный садовник заскулил что-то неразборчивое, скривив лицо, выпустив на грудь струйку слюны.
   Эрни, наклонившийся над Леландом - из старых волков, мимолетно отметил про себя Рут - уже успел достать из кармашка на ремне двое мелких кристаллов. Надорвал разрезанную секачом одежду, быстро прижал камни к боку молодого волка, сбивчиво прошептал заклинание, останавливающее кровь. И только потом осторожно потянул на себя орудие. Оно все выходило и выходило, лезвие никак не кончалось...
   Леланд молчал, с хрипом выдыхая. С каждым выдохом в углах губ наплывала кровавая пена - значит, задето легкое. Рут сглотнул, ощутив бессильную ярость. Прошипел в сторону двух эрни, державших старого садовника:
   - Уберите его отсюда! Снимите все, до нитки - и заприте, к двери караул. Я ещё с ним поговорю...
   Потом он огляделся. Что ж, они были готовы к побоищу. И к избиению безоружных. Все эрни, что находились в этот момент поблизости, уже выстроились вокруг слуг негустой цепью. Сияли обнаженные мечи, смертельными жалами поблескивали далты.
   Группка эрнийских жен, вышедшая из пространства между Второй и Третьей башней - запертые в замке женщины решили поинтересоваться, что у него внутри? - замерла на месте. На лицах двоих, помимо испуга, мелькнуло отвращение. На таком расстоянии он воспринял только исходящую от всех вместе струю страха, обиды и непонимания. Почему те двое так скривились? Им не нравятся боевые волки, их мужья-эрни из управ, они чувствуют неприязнь к другим эрни - или тут что-то личное?
   - Опустите оружие. - Замороженным голосом распорядился Рут. Отец оставил его приглядывать за Ваграном. Но из-за него на эрни напали даже раньше, чем появился враг. Зачем он позволил Леланду идти за ним? В знак близости, доверия...
   От Третьей башни прибежал отставший Счастливчик. Кинулся было лизать ему руку. Рут выдавил:
   - Уйди.
   Обиженный пес сел на задние лапы, гавкнул. Потом глянул на Леланда, опустил голову, занявшись своей лапой...
   Эрни, склонившийся над раненым, уже читал заклинания на заживление органов - легкое, сердце, печень. Но красной пены на губах раненого становилось все больше. Леланд вдруг глотнул воздуха, сказал четко и ясно:
   - Моему отцу передайте - когда породит сына мне на замену, пусть не называет его Леландом. Ненавижу это имя. К нему нужен камзол в бантиках, как у горожан.
   Он выдохнул, улыбнулся нависшему над ним небу в редких желтых облаках - и умер. Эрни над ним все-таки дочитал последнее заклятье, помедлил, прежде чем отнять руку от распоротого бока. Поднял глаза, встретившись взглядом с Рутом.
   - Все. - Сказал просто. - Не знаю, почему не помогло. Мальчишка молод, я и не таких спасал заклинаниями. Отец у него сейчас на границе. Может, лучше не передавать ему последние слова сына? У него мог быть бред. Все-таки Леланд - родовое имя их линии. Так просто от памяти предков не отказываются...
   - Передайте все до последнего слова. - Выдохнул Рут. - В конце концов, Леланд теперь сам стал одним из предков. Не побывав отцом.
   - А что будем делать с этими? - Спросил один из эрни, выстроившихся цепью вокруг слуг.
   Он помедлил, обдумывая решение.
   - Отпустим. - Сказал наконец. - Люди слишком слабы перед силами - сами понимаете, чьими... выведите всех за ворота Ваграна. Немедленно. Обратно никого не пускать.
   Цепочка волков разорвалась в одном месте, стоявшие позади слуг эрни слаженно шагнули вперед. Выдавливая толпу людей наружу, строем.
   - Ваша милость, мой господин! - Закричала вдруг одна из служанок - он оглянулся и узнал Нианну. - Мне не к кому идти в этом городе, я нездешняя. Не выгоняйте меня, прошу. Оставьте здесь! Меня убьют за стенами, там все злые, не наши...
   - Я тоже нездешняя! - Выкрикнула другая.
   - И я!
   Он выдохнул. Впрочем... есть ещё одна проблема. И эта проблема может помочь в решении той, другой.
   - Те, кому некуда идти, пусть встанут в сторонке. - Буркнул он. - Остальных - выводите. Бегом!
   Он отступил вбок, наблюдая за тем, как слуги и служанки бегут к углу Третьей башни. Как вытягивается цепь эрни, следя, чтобы никто не рванулся в сторону. Все правильно. Любой из этих людей может быть опасен. Причем переродиться, судя по садовнику, каждый может внезапно, в одно мгновение...
   - Наследник Рут? - Окликнули его сбоку.
   Он повернул голову и увидел Гвора.
   - Эрни из управ собраны. - Взгляд Гвора скользнул вниз, брови сошлись на переносице. - Он мертв? Как я помню, этот мальчик ещё не успел породить сына. Его отцу придется зачать нового, едва похоронив первенца... Кто его? Неужто началось?
   - Его убила Трира, рукой одного из людей. - Тяжело сказал Рут. Слова выходили с натугой. - Что-то точно началось, Гвор. И я не знаю, сумею ли... Я не пойду наверх. Ты передашь эрни из управ мои распоряжения. У нас шесть башен на замковой стене и шесть вынесенных в город. Отдели от эрни человек сорок, остальных подели на двенадцать команд. Отправь их на башни.
   - А оставшиеся сорок? - Быстро спросил Гвор.
   Рут прищурился, оглянулся на группку эрнийских жен, все ещё стоявших в отдалении.
   - Нам придется собрать всех женщин эрни. И запереть их в комнатах. По отдельности. При этом у матерей нужно отобрать детей. Даже младенцев. Любая из них может быть опасна для собственного ребенка... Пусть двадцать эрни присматривают за детьми, а остальные двадцать - за дверями комнат. И хорошо бы разместить всех жен в одной башне. Это значит, что несемейным эрни придется отдать свои комнаты. Вон те служанки... - Он кивнул на застывших у ристалища Нианну и трех девиц. - Будут обслуживать запертых женщин. Следите, чтобы в руки им не попались ножи. И вообще - одних их не оставлять, к вечеру тоже запереть по отдельности...
   Так Вагран превратится в гигантскую тюрьму, но иного выхода он не видел.
   - Наследник Рут? - Нерешительно спросил Гвор. - Как нам поступить с герцогиней?
   Матушка, вспомнил он.
   - Скажите ей, как и прочим женщинам, что это для их блага. - Хмуро сказал Рут. - Расскажите, что мы опасаемся нападения призраков, навроде того, что случилось в Элиморе. Поэтому вынуждены их закрыть. Выберите ей комнату, которая... до которой не нужно далеко идти. Если будет время, я её навещу.
   - Наследник Рут! - Крикнули из-за спины.
   Он развернулся. К нему по воздуху летел Ирили, сопровождаемый двумя волками. Герцогский маг, как всегда, был одет по халкидикийской моде. Пышные рукава, разрезанные до самых плеч, стелились по ветру, торчавшие из них худые руки прикрывала нательная рубаха. Желтоватая шерсть теплой рубахи смотрелась жалко среди шитых золотом складок. Тюрбан сбился набок, худое лицо покрывали красные пятна.
   Руками Ирили махал свободно, но по воздуху все-таки плыл. Похоже, он успел прикрыться от волков заклинанием заслона, но те просто наложили на него заклинание для переноса тяжестей - и потащили мага вместе с его заслоном, как кота в мешке...
   Штаны Ирили подозрительно болтались на бедрах, камзол застегнут через пуговицу. Словно его застали в борделе, и штаны маг натягивал второпях. Возможно, уже летя по воздуху...
   - Что за невиданное зверство! - Завопил Ирили издалека. - Да, я нанимался сюда служить магом - но не евнухом! Возможно ли, чтобы в самый тонкий момент, который должен понять всякий порядочный мужчина... и так грубо вырвать меня из избранного приюта! Где эта девица? Это грязный поклеп! Ваш отец знает, как я брезгую простыми горожанками! Я все-таки маг, окончивший академию Алого замка! Я требую уважения! Почитания!
   - Наследник Рут, мы его так от самого борделя волочем. - Доложил молодой волк, державшийся спереди. Значит, заклинание переноса выпустил он. - Он идти не хотел, кричал всякое...
   Рут кивнул, сказал, приподнимая одну бровь:
   - Вы все сделали правильно.
   Молодой возмутился:
   - Ещё бы не сделали! Не эту же мокрицу слушать!
   Старый волк только улыбнулся. Потом оба глянули на Леланда, которого двое эрни уносили в сторону Второй башни. Посерьезнели. Молодой пробормотал сквозь зубы:
   - А тут уже дерутся? Кто-то напал? Как же Леланд пропустил удар...
   - Он его не ждал. - Быстро сказал Рут. - Ты все узнаешь от своих. Это ты запустил заклятье? Останься.
   И перевел взгляд на старого волка, вспоминая его имя.
   - Ты, Дрейв. Найди Глера. Передай ему, что нужно взять под присмотр весь Вагран. Оранжерею, все жилые башни, ристалище... пусть расставит волков всюду. По двое. Оставшихся пусть отправит на стены. Узнай, вернулись ли те, кого я отправлял за Ирили.
   Старый волк тут же развернулся и зашагал к углу Третьей башни.
   - А где девица? - Взвизгнул Ирили. - И её папашка? Я тут не причем! Я не трогал заклинание "пустоцвета" на девице с тех самых пор... никогда не трогал!
   - Это был лишь предлог. - Рут глянул в лицо магу. - Чтобы вернуть тебя к месту твоей службы. Мне нужны сведения. Можно ли заставить не работать все Врата Перехода в стране, разом? Я не сомневаюсь, что в Алом замке знают некие тонкости, которыми не желают делиться ни с кем... однако Вагран под угрозой, Ирили. И так уж получилось, что ты - в нем.
   Герцогский маг затих, встревожено огляделся. Задержал взгляд на эрни, уносивших Леланда.
   - Враги? Нападение? А я вас предупреждал насчет Тарланей! Это ведь они? Но я не нанимался для боев! Меня нанимали служить при герцоге, при дворе...
   - Врата! - Рыкнул Рут.
   Лицо мага дернулось, плаксиво скуксилось.
   - Нет такого заклинания, ваша милость. Врата Перехода можно перекрыть заклинанием заслона. И всякий попытавшийся из них выйти будет отброшен назад. Можно разрушить заклинанием переноса или "руби камень"... но вы сами должны все знать, вас же учили! А вывести из строя Врата в одной отдельной стране, это... это немыслимо!
   Рут вздохнул, шагнул вперед. Прижался лицом к стене заслона, окружавшей Ирили. Замер, чувствуя, как замирает биение сердца.
   Провинность мага - и княжну Тарланьского дома - звали Элерией. Девицу в борделе, которую Ирили предпочитал, звали Айрия. Магу нравилось созвучие их имен. Ещё ему нравились волосы Айрии - они походили на волосы Элерии.
   Ирили не сожалел, что никогда не видел ребенка, рожденного Элерией. Не боялся за её судьбу. Но ненавидел герцога Франца за то, что тот велел платить Тарланям за обиду и содержание младенца. Заодно ненавидел ещё половину эрни из Ваграна - за косые взгляды, насмешки...
   Но насчет Врат он не врал. Ирили не знал, как можно привести в негодность Врата Перехода в целой стране.
   Что ж. Может, он ошибся.
  
  
  ---------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 18.02-------------------------------------------------
  
  
   Рут отодвинулся назад, и тут взгляд его упал на троицу, выходившую из-за угла башни. Двое из них оказались людьми. Третьим был один из герцогских волков. По тому, как он держался, вышагивая в трех шагах от магов и держа ладонь на рукояти меча, Рут понял, что волк гостям не доверяет.
   Но ведь он запретил пускать людей в замок, разве не так? Рут нахмурился, однако тут же узнал в идущих Тарланей. Старого князя и сына старшего княжича Гима, наследника Бара, улыбчивого блондина лет тридцати.
   Но сейчас наследник выглядел смертельно серьезным.
   Сначала Рут почувствовал облегчение, поскольку и сам хотел поговорить с кем-то из Тарланей.
   Но только сначала. Зачем пришли Тарлани? Неужто случилось что-то ещё?
   Старый князь на ходу величественно склонил голову, княжич Бар отвесил полупоклон. Рут вдруг вспомнил слова отца, которые тот обронил когда-то - что каких-то тридцать лет назад никто из Тарланей и не подумал бы склонить голову перед кем-то из Боресков.
   Однако гости были уже близко. Он, спохватившись, склонил голову, сказал поспешно:
   - Ваше светлейшее княжье могущество, рад вас видеть, хоть мы и расстались только этим утром... Светлейший княжич, добрый день. Что случилось? Вы перекрыли Врата Фенрихта, как я просил?
   Старый Вал Тарлань ехидно сморщился.
   - Вы просили? По словам мага, охранявшего Врата, ваш волк явился в башню и приказал завалить все заслонами. А потом заявил, что Тарланям следует отложить на время выбор шелков для камзолов и приготовиться к бою. Потому что илазирцы, как он выразился, опять лезут во все щели.
   - Мы боремся со страстью к выразительности у наших волков. - Пробормотал Рут. - Но не всегда удачно. Примите мои извинения за его горячность...так вы перекрыли Врата? И если да, то как сюда попали?
   Князь нервно повел подбородком, старческая кожа на горле дернулась. Словно ворот черного камзола, расшитого изумрудной нитью, сдавливал ему шею.
   - Все сделано. Врата защищены сферой из заслонов, а мы воспользовались белым кристаллом... когда-то благородная Арлена с помощью такого перенесла вас из Аретца в Фенрихт, помните?
   Он кивнул, припоминая все.
   - Мои Тарлани, как и велел ваш волк, отложили на время свои шелка. Все способные к бою маги собраны у Врат и ждут нападения. Однако Фенрихт вознесен над землей, обычных ворот там нет. И мы защищены лучше, чем вы в Вагране. Я и мой внук решили навестить вас. Конечно, я мог бы воспользоваться блюдцем, но рассудил, что вам сейчас не до болтовни. И страж блюдца в Вагране сидит в ожидании других новостей, поэтому не стоит его отвлекать. Что случилось, наследник Рут? Где его сиятельство герцог?
   - Отец отправился с отрядом в один из наших городов. - Ответил Рут. - Илазирцы напали сразу на несколько наших городов. Но не пограничных. Понимаете, что это значит?
   Старый князь чуть вскинул седые брови.
   - Города далеко от границы? Небольшие гарнизоны, небольшой запас кристаллов, скорее всего, ни одного мага... как место для нападения - идеально. Но как путь для захвата страны - не думаю.
   - Нам сообщили по блюдцу, что среди нападавших илазирцев много магов. - Резко сказал Рут. - И они напали сразу на пять городов. При этом эрни и верные нам войска успели послать весточку в Вагран, укрывшись в городских управах. Слишком удачное стечение обстоятельств, на мой взгляд.
   - Вы намекаете, что им нарочно дали время для это? - Князь ссутулился.
   Молчавший до этого Бар кивнул в сторону висевшего в воздухе Ирили:
   - Может, этот что-то знает?
   Рут качнул головой.
   - Не думаю. Я его уже спросил. И выслушал его слова не как человек, а как эрни. Он ничего не знает, и он не лжет.
   - Вот как? - Отозвался Бар. - Может, тогда лучше убрать его отсюда?
   - Пусть остается. - Ответил он, задержавшись взглядом на герцогском маге, непривычно молчаливом. - В Алом замке все равно знают больше, чем он услышит здесь. К тому же Ирили мне скоро понадобиться.
   Бар наконец отвернулся от замершего мага.
   - Стало быть, то, что сейчас происходит в Керсе, затеял Илазир вместе с Советом магов?
   Рут склонил голову к плечу.
   - Я опасаюсь, что за атакой илазирцев стоит некий план. Более сложный, чем захват чужих городов. Скажите, можно ли отключить Врата Керсы одним махом?
   Вал Тарлань ответил после небольшой паузы:
   - В мою бытность в Алом замке таких заклинаний не было. Но ходят упорные слухи, что верховный Аргор, член Совета магов, давно ищет новые заклинания - и многие уже нашел. Я не могу знать, наследник Рут, можно ли отключить все Врата в вашей стране. Но исключить такую возможность я не могу...
   Рут отвел глаза. Решение принято. Что подумают эрни, которых он оставит тут? Уголком глаза он поймал влажный блик на одном из камней - в том самом месте, куда опустили Леланда. В сыром воздухе кровь на камнях сохнет долго...
   Есть преимущество в том, что я пойду один, подумал Рут. Не будет второго Леланда.
   - Ваше светлейшее княжье могущество. - Он опять перевел взгляд на князя, склонил голову к плечу. - У меня к вам три просьбы. Как я понимаю, Фенрихт сейчас - самый богатый магами замок Керсы? Может, вы пришлете двух или трех своих сородичей в помощь моим волкам?
   - Я пришел как раз для того, чтобы предложить свою помощь. И я, собственно, не понимаю, почему об этом не попросил ваш отец. - Степенно сказал Вал Тарлань.
   А я понимаю, подумал Рут. Он решил поберечь будущих союзников сына. Маги тоже смертны. А может, вспомнил, что ни одна услуга, исходящая от Тарланей, не остается неоплаченной?
   Он стиснул зубы. Как там те, кто ушел из Ваграна? Уже вступили в бой - или все ещё в пути? Как отец?
   У него были одни вопросы, но не было ответов. Что творится в Богаре? Там ждут помощи из Ваграна, но она не придет. Во всяком случае, не сейчас. Простит ли отец, когда узнает, как он решил поступить? Рут упрямо крутнул головой. Отвлекаться нельзя. Нужно идти своим путем, даже не зная, поможет ли это.
   Он глянул исподлобья на князя, продолжил:
   - Вторая просьба - я хочу попросить у вас олекон. Один из добытых в Элиморе. Способный сокрушать любые стены.
   Бар Тарлань насторожился, глянул недовольно. Но старый князь только кивнул.
   - Я ожидал подобной просьбы. Не сегодня, так завтра вы попросили бы...
   Рут проронил с холодком:
   - Поневоле задумаешься, не владеете ли вы олеконом с даром предвидения.
   Старый князь вздохнул.
   - Два олекона из Элимора обладают силой перемещения, которая при нужде превращается в силу сокрушения - но и только. Ещё три олекона, которые привезла Арлена, колдуны успели очистить, но не зарядить. А ведь их могли готовить как раз для дара предвидения. Поторопились вы с очисткой Элимора от призраков, что и говорить. Ещё бы немного... Но не будем о грустном. Бар, отдай свой олекон наследнику Руту. Мой повинуется только мне, и он для его милости бесполезен.
   Наследник князя с бесстрастным лицом расстегнул камзол, вытянул из-под нательной рубахи толстую цепочку. На конце стальной закрученной цепи болтался толстый серебряный диск. Выпуклый в центре. Рут, помнивший олекон как ноздреватый комок в детский кулак величиной, удивленно вскинул брови.
   Бар Тарлань нажал на край диска, что-то щелкнуло, и серебряный кругляш раскрылся двустворчатой раковиной. Над одной из сторон, дрогнув, расправился серый неровный комок - и застыл уродливой жемчужиной.
   - Олекон прекрасно сжимается. - Ровно сказал князь. - Он состоит из мягкой субстанции. Серебро медальона предохраняет тело и одежду от соприкосновения с ним, но не мешает использовать его силу. Управлять им просто. Посмотрите на предмет, который хотите переместить - или разнести - и пожелайте. Мысленного приказа будет достаточно. Также можно лишь представить предмет, но он при этом должен находиться недалеко. Каким будет ваше третье желание, наследник Рут?
   - Белый кристалл для перемещения. - Выдохнул он.
   Князь чуть улыбнулся.
   - Теперь ты понял, Бар, зачем я велел тебе взять запасной камень Дара? Помимо олекона?
   Княжич ответил легкой полуулыбкой - не слишком радостной.
   - Светлейший дедушка, если на то ваша воля...
   Он потянулся за мешочком, подвешенным к поясу.
   - Ваше светлейшее княжье могущество. - Подчеркнуто ровным голосом сказал Рут. - Почему вы решили принести в Вагран лишний олекон и камень? Что такого вы узнали с утра, чтобы вот так запросто расставаться с дорогими для Тарланей предметами?
   - Во-первых, ваша милость, даже не узнай я ничего, я принес бы вам эти, как вы выразились, дорогие для Тарланей предметы. - Князь чуть повернулся, глянул на мокрый от крови Леланда камень. Продолжил, не отводя взгляда от влажно поблескивающей плиты: - У вас слишком серьезные противники - а вы, ваша милость, слишком привязаны к своему роду, чтобы думать о себе. Пока княжна Татьяна с её силой Триры не доставлена в Вагран, мой долг уберечь вас от худшего. Вы - шанс для моего дома утвердиться в том мире, который вот-вот возникнет. После утренней встречи я многое обдумал. Все, что я могу сделать для вас - будет сделано...
   - Начните с рассказа о том, что узнали этим утром. - Предложил Рут.
   Князь наконец-то оторвал взгляд от плиты. Глянул на него.
   - Наш старый слуга, проживающий в Гилерии, столице Илазира, сообщил, что этим утром гилерийские Врата прошли три с половиной десятка магов из Кир-Авера. У него есть знакомый в охране Вратной башни...
   Он смолк, и Рут с легкой ехидцей сказал:
   - Старые слуги Тарланьского дома живут по всей Анадее. И в знак благодарности за службу вы снабжаете их блюдцами, как я понял? Нет ли ещё каких новостей от вышедших на покой слуг? Скажем, из Алого замка?
   - Вы просто читаете мои мысли, ваша милость. - Ответил князь. - Этим утром двадцать четыре подноса с завтраком вернулись на кухню Алого замка нетронутыми. Стало быть, двадцать четыре мага вечером покинули свои покои, ничего не сказав прислуге. Увы, в Алом замке теперь другие нравы.
   - Но вы сказали, что в Гилерию пришли три с половиной десятка... - Медленно обронил Рут.
   Князь шевельнул плечами, пустые рукава дрогнули.
   - Имеются ещё маги низшего ранга, живущие в Кир-Авере, эрронской столице. Их могли послать как... ну, скажем, как подносчиков для блюдца. Около тридцати пяти магов, из них двадцать четыре - высшего ранга, остальные для поддержания связи с Алым замком. Могу я спросить, что вы собираетесь делать?
   Рут нахмурился.
   - Выходит, двенадцать групп нападения, так? - Богар не последний город, на который сегодня нападут, с легкой тенью холодного страха подумал он. А может, уже напали - но, как и бывает в жизни, замысел магов и илазирцев пошел наперекосяк. И до Ваграна эти новости пока что не дошли.
   Рут облизнул враз пересохшие губы, сказал чуть севшим голосом:
   - Думаю, вы уже догадались. Я хочу навестить Алый замок.
   - Для чего, ваша милость? - Учтиво спросил Вал Тарлань.
   - Вам это не понравится. - Честно признался он. - Я хочу предложить Совету магов мир. И рассказать о том, что случилось в Ярге.
   Старый князь вздохнул.
   - Боюсь, прежде всего это не понравится вашей божественной покровительнице. Скоро Велата Сострадающая будет зваться демоном. А богиня Трира потребует смерти магов, владеющих даром Велаты...
   - И все же я попробую. - Пробормотал Рут. - Смерть, конечно, не товар, но тот, кто может её принести, может ею и поторговать. Немного. Пожелайте мне удачи.
   Он забрал с ладони Бара белый камень, внутри которого бестрепетно сиял белый свет.
   - Чтобы попасть куда-то, коснитесь кристалла. - Сказал князь. - И назовите место. Если оно не определенно точно - скажем, вы назвали целый город или замок - тогда кристалл сам выберет комнату или улицу для прибытия. Учтите, это всегда будет там, где вас ждут - или просто место, где безопасно появиться. Не забудьте зажмуриться. Шагать по Безмирью вам не придется - но свет в глаза при переходе все-таки бьет, и можно ослепнуть. Чтобы не занимать руку, мы обычно используем подвеску. Но у вас уже есть подвеска с олеконом. Я бы не советовал вешать на одну шею магию двух разных эпох. Не всякий хребет такое выдержит. К тому же вы сами посланник совсем иной эпохи...
   Рут молча сунул белый камень в один из кармашков за ремнем. Расслабил кожаный пояс на одну дырку, чтобы камень не врезался в живот.
   И склонился перед старым князем.
   - Прошу простить, я должен идти.
   - Да-да. - Поспешно ответил тот. - Мы подождем вас в Вагране. Я, мой наследник и мой олекон. Не навестить ли нам пока что герцогиню, Бар? Раз уж все тихо?
   Женщин, вспомнил Рут, вот-вот начнут запирать в комнатах одной из башен. Скорее всего, Гвор выберет Третью - там меньше всего несемейных эрни, значит, меньше народу выселять.
   - Вам не следует искать герцогиню. - Твердо сказал он. - Вагран ждет нападения. Наши женщины отныне будут под охраной... но я буду вам благодарен, если вы согласитесь посидеть в холле Первой башни. Она стоит в центре замка, от неё можно быстро добежать до любой точки. Следуйте за мной.
   Он оглянулся на молодого волка, стоявшего неподалеку. Рядом с ним парил в воздухе зажатый заклинанием переноса Ирили, с ненавистью глядя на Тарланей.
   - Стой здесь и жди меня. - Приказал Рут волку.
   Потом свистнул Счастливчику, подзывая, и зашагал к Третьей башне. За спиной зазвучали шаги Тарланей.
   Выйдя из-за угла Третьей, Рут наткнулся взглядом на вереницу женщин, груженных узлами. Даже поймал на ходу несколько разъяренных взглядов. Потом он разглядел Гвора на дальнем конце вереницы и устремился к нему.
   - Поставьте в холле Первой башни стол и кресла. Их светлости Тарлани... - Рут, полуобернувшись, кивнул в сторону князя с наследником, - пришли нам помочь. Им нужно приготовить место, где они будут ждать...
   На мгновение Рут замялся. Ему не хотелось произносить слово 'нападение'.
   - Ждать моего возвращения. - Выкрутился он наконец.
   Глаза Гвора сузились.
   - Вы уходите, наследник Рут? Куда?
   - В Алый замок. - Открыто сказал он. - Маги послали помощь Илазиру, я хочу переговорить с ними. В мое отсутствие ты будешь командовать волками.
   - Не думаю, что смогу... - Начал было Гвор.
   Рут оборвал его взмахом руки.
   - Сможешь, Гвор. Времени нет. Позаботься о Тарланях. Держи их под рукой - они могут ставить заслоны пачками, без всяких кристаллов. Передай Глеру, что я оставил тебя командовать Ваграном. - Он настойчиво повторил: - И герцогскими волками тоже.
   - Вы отправитесь к магам Алого замка в одиночку, наследник Рут? - В голосе Гвора мешалось недовольство и изумление.
   Он кивнул, удаляясь. Перед уходом следовало поговорить с садовником - думая об этом, Рут тут же забыл о недовольстве в голосе Гвора. Чутье эрни, которое он подстегнул воспоминаниями о мертвом Леланде, направило его шаги ко Второй башне. Значит, садовника отвели туда. Разумно. Не в Третьей же его держать, рядом с арсеналом...
   Старика волки заперли в одной из кладовых первого этажа. Переступив порог Второй, Рут сразу же наткнулся взглядом на молодого эрни, замершего возле одной из дверей. Рядом с ним на полу лежала кучка сероватого тряпья - одежда садовника, догадался он. Волки выполнили его приказ, сняв с убийцы Леланда все до нитки.
   Он приказал это второпях, опасаясь, что старик попытается повеситься. Оставалось только надеяться, что в кладовой не окажется веревки...
   А ведь отец когда-то объяснял, что приказ должен очерчивать все, что хочешь получить в итоге. Не оставляя неясностей. Ему придется научиться облекать свои опасения в слова.
   Рут, сжав зубы, коротко кивнул волку и распахнул дверь кладовой. Голый старик скорчился рядом с дверью, примостившись на одном из мешков. Конец веревки, которой была затянута горловина, спускался по мешковине, выбиваясь из-под дряблого старческого бедра...
   При звуке открывающейся двери старик повернул голову, но с мешка не встал. Поза, в которой он сидел, навела Рута на мысль, что садовник озяб.
   На мгновенье он ощутил жалость. Наверно, следовало обездвижить старика заклинанием. Хотя и оно не мед. Нет, пожалуй, лучше так.
   - Как тебя зовут? - Спросил он, устраиваясь на мешке напротив.
   - Кордел. - Просипел старик. Глянул на него с исказившимся лицом. - Почему со мной так поступили, ваша милость? Что я сделал?
   Рут опешил.
   - Ты не помнишь?
   - Вы собрали нас возле ристалища, я пришел... а потом меня привели сюда, заставили раздеться...
   Он судорожно всхлипнул и размазал слезы по морщинистым щекам.
   - А между ристалищем, и тем, как тебя повели сюда, ты не помнишь ничего? Кордел?
   На мгновенье старик перестал плакать, и лицо его озарилось радостью.
   - Пахло цветами рензеи...
   Рут чуть напрягся. Подался вперед, позволяя себе ощутить. Белого облака, окружившего старика в момент нападения на Леланда, больше не было. Чувства и образы, кружившиеся вокруг, оказались самыми обычными - холод, обида, воспоминание о распустившихся цветах, огорчение из-за завядших. Мысли о том, как мало в эту осень солнечных дней, злоба на эрни. Садовник не врал, он и в самом деле ничего не помнил. Его использовали как оружие - а использовав, очистили от воспоминаний.
   Эрни тоже после боя очищают клинок от чужой крови...
   - Верни ему одежду. - Приказал Рут, выходя из кладовой. - И выведи из Ваграна.
   - Наследник Рут?! - Волк замер на месте. - Он же убил Леланда!
   Рут задержался, глянул, сдвинув брови.
   - Нет. Леланда убила богиня Трира. Старик лишь послужил клинком. Ты предлагаешь мне мстить железу, которое направила другая рука? Ты сам готов убить старика, который даже не помнит сделанного?
   Волк кивнул с непроницаемым лицом - и наклонился к лежавшей на полу одежде.
   - Если тебя кто-то остановит по дороге к воротам... - Тяжело приказал Рут. - Повтори мои слова. И передай - я распорядился отпустить садовника. Да, вот ещё что...
   Он выгреб из поясного кармашка три кристалла, сунул их волку.
   - Будь с ним осторожен. Брось одежду внутрь - и подожди за дверью, пока он оденется. Потом обездвижь его заклинанием и отволоки к воротам заклинанием переноса. Помни о том, как погиб Леланд, хорошо?
   - Меня не застанут врасплох. - С торжеством в голосе объявил молодой волк.
   Но кристаллы взял.
   -Ну-ну. - Пробормотал Рут.
   А потом развернулся и зашагал к ристалищу.
   Ирили все ещё парил в воздухе, с ненавистью глядя на волка. Он подошел, приказал:
   - Сними заклинание.
   Герцогский маг бухнулся на плиты двора с жалобным криком. Покачнулся, сделал два шага, чтобы удержать равновесие - и сам выступил за пределы своего заслона.
   Рут крепко ухватил его за локоть, притянул к себе. Процедил сквозь зубы, заметив, как Ирили вскинул руку, готовясь к заклинанию:
   - Мы отправляемся в Алый замок. Разве ты не хочешь навестить место, где живут одни маги - и нет ни одного эрни?
   - Не думайте, что я буду помогать! - Неизвестно зачем выкрикнул маг.
   Но руку опустил. Рут ощутил, как губы сами растягиваются в ухмылке. Он сунул пальцы в кармашек на ремне, приказал:
   - Закройте глаза, Ирили. Вы же слышали, что сказал князь Тарлань - с открытыми глазами можно ослепнуть.
   Зажмурился сам, притягивая к себе мага, почти что обняв того за плечи. Выкрикнул:
   - Тронный зал Алого замка!
   Легкий приступ тошноты, навалившийся следом, тут же прошел. Воздух вдруг запах по-другому. Не осенней сыростью со сладковатым запахом подсыхающей рядом крови, а сухостью и плесенью. С отзвуками дорогих благовоний.
   Они были в Алом замке.
   Рут открыл глаза. Громадный восьмигранный зал утекал вверх бесконечно длинными стенами, свет лился откуда-то сверху, с немыслимой высоты. И от шести кресел, стоявших по ту сторону зала. Сделанных из кристаллов силы.
   Маг под рукой дернулся, спросил с дрожью в голосе:
   - Мы ещё не перешли?
   - Открывайте глаза, Ирили. - Распорядился Рут, убирая руку с узких плеч. - И бегите искать сиятельных верховных из Совета магов. Скажите им, что наследник Боресков явился в тронный зал и желает поговорить.
   Ирили метнулся к выходу испуганным зайцем. Рут, не глядя в его сторону, зашагал к стене по правую руку от ряда кресел.
   Стена защитит его спину от чужих заклинаний. А от того, что нападет спереди, он и сам отобьется...
   За дверями нарастала суетливая беготня - он ощущал её ступнями, через толстую сапожную подошву с подковками. Раза два в зал опасливо заглядывали чьи-то головы - но тут же исчезали. Из-за расстояния Рут так и не смог определить, маги это были или прислуга.
   Хотя хозяевам Алого замка вроде бы не по чину заглядывать в щелку...
   Совет магов заявился с охраной. Сначала в зал толпой вбежали четыре десятка магов. Со вскинутыми перед собой руками, чтобы в любой момент выпустить заклинание заслона. Наблюдая, как маги неровной цепью растягиваются по залу, охватывая его петлей от дальних стен, Рут только усмехнулся. Господам магам не хватало военной подготовки. Похоже, им не приходилось видеть, на какое расстояние эрни могут метнуть боевой кастет. Он снял бы не меньше пяти из них ещё до того, как остальные прикроются заклинаниями.
   Что они, по их мнению, делают, изумился Рут, разглядывая магов, которые, разбежавшись, начали приближаться странными, замедленными шагами. Пытаются к нему подкрасться? Но смысла в этом нет, здесь не лес, и их ничто не прикрывает.
   Им следовало бы поступить иначе, подумал он. Разделиться на двойки, первая пара ставит заслоны, ждет, тем временем вторая двойка выбегает вперед, ставит новые заслоны. И ждет, пока первая пара продвинется, выйдя из-за их щитов. Магов не ограничивает количество кристаллов, а шесть пар, разбитых на три клина, взяли бы его в клещи лучше и надежнее, чем вся эта толпа.
   Потом Рут припомнил, что по слухам, довольно много боевых магов из Алого замка погибло, отражая недавнее нашествие игалс. Ну, хоть какое-то объяснение всем этим танцам...
   А немногие выжившие, надо думать, теперь отправились в Керсу, вместе с илазирцами. Он зло выдохнул, скрестил руки на груди, оперся плечом о стену и приготовился ждать. Когда цепь магов наконец приблизилась на десять шагов, Рут отлепился от стены. Громко предупредил:
   - Стойте там, где стоите, или я сам вас остановлю. Ирили ведь рассказал, что у меня есть олекон? В точности такой же, каким князь Тарлань когда-то открыл дорогу из вашей западни...
   Неровный строй темных фигур замер. Добавим жару, холодно подумал он.
   И, глянув на стоявшее рядом с ним кресло, слепленное из крупных кристаллов, горящих оранжевыми, желтыми и красными огнями, приказал его снести. Во все стороны брызнуло сияющими искрами - но он успел зажмуриться, повернуться и присесть, так что разлетевшиеся камни лишь оцарапали щеку. А ещё наставили синяков на спине - судя по боли, которой отозвалось тело, когда он разогнулся...
   Магам пришлось хуже. Мало кто успел поставить заслоны, и теперь не меньше десятка стояли на коленях, держась руками за лицо. Но никто не стонал, и Рут с толикой изумления понял, что маги, прежде чем войти в зал, воспользовались заклинаниями от боли. Только последние идиоты, с отвращением подумал он, одурманивают себя перед опасным делом. Боль не враг, а друг воина - она указывает, откуда пришел удар, заставляя вертеться быстрей...
   - Зовите верховных! - Рявкнул он, утирая текущую с щеки кровь тыльной стороной ладони. Быстро вскинул правую руку, подчеркнуто медленно положил на её запястье ладонь левой. - Скажите, что я, Рут Бореск, обещаю и клянусь своей правой рукой, что хочу лишь поговорить. И не трону их, если они после разговора позволят мне уйти. Ну? Ирили слышал мой разговор с Тарланями, он должен был рассказать, что я хочу только поторговаться с вами. Жизнь моего дома на будущее для вас и ваших семей, слышите?
   Вдали, у дверей зала, началось какое-то движение. Двое магов, что шли оттуда, шагали уверенно, размашисто. Ну вот и верховные, понял он с облегчением. Правда не шесть, а всего двое.
   Трира его знает, к добру это или нет...
   Он дождался, пока двое верховных остановятся напротив - в тридцати шагах, ближе маги не подошли - и подчеркнуто вежливо поклонился.
   - Сиятельные верховные, рад вас приветствовать.
   Вот так, все строго по церемониалу - это их успокоит...
   - Кто ты такой, чтобы болтать о будущем наших семей? - Небрежно, но громко бросил один из них.
   Светловолосый, лет пятидесяти - значит, вполне мог участвовать в свержении Тарланей...
   Нападай, не отвлекаясь на мысли, приказал Рут сам себе. И нагло ухмыльнулся в лицо магам.
   - Я тот, кто был в Ярге, и не раз. Тот, кто поднялся по ступеням парящего замка и провел там несколько силов в тот самый день, когда Элсил* погас, став черным. Вы не хотите спросить, что я там делал? И кто ещё там был?
   - И чем ты докажешь, что твои слова - правда? - Недовольно заявил другой верховный, темноволосый.
   Этот выглядел лет на сорок. Значит, в мятеже против Тарланей не участвовал. Но его родитель, должно быть, один из бывших главарей - иначе он не вошел бы в Совет магов.
   - Вспомним сначала о Ярге. - Настойчиво сказал Рут. - Вы знаете, что там случилось?
   Светловолосый чуть заметно усмехнулся.
   - Когда ваш отец так любезно убрал оттуда всех своих волков, мы даже навестили эту деревушку. Впечатляющее зрелище...
   - Было. - Оборвал его Рут. - И закончилось. Со вчерашнего дня парящий замок лежит россыпью камней в расселине. У Алого замка, как я знаю, имеется восемь Вратных башен. Вы прямо сейчас можете послать кого-нибудь проверить все сказанное. Я не требую верить мне на слово - пока что.
   Светловолосый вскинул брови, темноволосый повернулся, прокричал приказание. Двое из магов, стоявших возле дверей зала, исчезли.
   - Подождем подтверждения ваших слов, - неторопливо сказал светловолосый, - что ещё вы хотите сообщить, господин Бореск?
   Он пытается показать, что мой титул для него ничто, подумал Рут. Обронил в ответ:
   - К примеру, то, что мой отец, герцог Бореск, ничего не делает просто так. Если он убрал своих волков, значит, он хотел, чтобы многие, включая и вас, могли увидеть замок в Ярге. - Рут выдержал паузу, добавил со значением: - А может, главным образом - чтобы его увидели вы, маги Алого замка.
   - Зачем? - Светловолосый поджал губы. - Происходящее в Ярге, конечно, впечатляет. Этот висящий в небе замок, камни, что расходятся и вновь сходятся... хотел бы я, чтобы мои заклинания обрели такую мощь.
   Это верховный Аргор, подумал Рут, тот самый, что ищет новые заклинания в подвалах Алого замка. И упрямо вскинул подбородок.
   - Думаю, мой отец хотел, чтобы зрелище в Ярге стало напоминанием.
   - О чем? - Насмешливо спросил Аргор.
   - О том, что все события, происходящие на наших землях, рано или поздно служат к пользе нашего дома.
   Оба верховных сморщились.
   - Поменьше гонора, побольше фактов, молодой человек. - Заметил Аргор. - Иначе начнете походить на одного из Тарланей.
   - Как я знаю, - Скучно ответил он. - Вы все тоже родом из них. Из сиятельных Тарланей.
   - Значит, тем больше у нас прав на этот замок. - Светловолосый прищурился.
   Рут пробормотал, склоняя голову к плечу:
   - Я, как один из Боресков, могу вас заверить - иногда иметь права опасней, чем не иметь.
   - Продолжайте...
   Если он поверит мне - я победил, подумал Рут. Судя по тому, как Аргор говорит и держится, его слово решает здесь многое.
   - Я знаю, что вы помогли Илазиру. - Прямо сказал он. - Думаю, вы нашли заклинание, с помощью которого можете закрыть вход в Безмирье для всей Керсы. Только для Керсы. Но Источник силы в подвале Алого замка иссякает, и вы должны понимать, что это значит. Источник - дар богини Велаты. Иссякнуть он может только в одном случае - если эпоха Велаты кончилась, и пришло время для нового бога или богини. Для новой магии...
   И светловолосый, и темноволосый молчали, глядя на него очень внимательно. Только факты, подумал Рут. Только события - и ничего больше...
   - Вчера утром замок над пепелищем Ярга перестал рассыпаться на отдельные камни. В нем собрались боги, демоны и несколько людей. В момент, когда погас Элсил, произошел ритуал выбора. Была выбрана новая богиня эпохи - Великая Трира-Мстительница, богиня справедливости...
   Скорей всего она меня слышит, подумал он. Ей должно это понравиться. Немного лести не испортит ни одну женщину... Интересно, возразят ли маги? Ведь он назвал бывшего демона богиней.
   Верховные молчали. К нему на переговоры, похоже, послали самых умных. Хоть это хорошо.
   - И был также выбран новый посланник. - С чувством неловкости завершил он.
   - И кто же? - Быстро спросил светловолосый.
   - Я. - Ответил Рут. Вот отсюда начиналось самое трудное. Словно идешь по верхней жерди высокого ристалища в морозный день. В замерзшее дерево даже зубцы подковок впиваются с трудом... - И сейчас я прошу и требую от вас - прекратите воевать с моей страной. Отзовите своих магов, я знаю, у них имеются блюдца. Если вы уйдете из Керсы, я не уничтожу вас, когда придет время.
   - Да? - Вежливо удивился светловолосый. - Как заманчиво. Кстати, господин Бореск - если вы и впрямь новый Дар Тарлань, вестник и посланник следующей эпохи, прошу вас, сотворите чудо. Что-то, чего не можем сделать ни мы, ни Тарлани. Докажите, что ваши слова правда. Что на место Велаты Сострадающей и впрямь пришла Трира Мстительная, и вы её посланник...
   Рут полуприкрыл глаза и втянул ноздрями воздух. Больше всего сейчас его интересовал светловолосый.
   Вот почему маги Алого замка напали сейчас, а не двадцать шесть лет назад, когда Тарлани появились в Керсе. Княжна Татьяна. Он увидел её мельком, бледную, испуганную, в одной ночной рубахе. От горла ярусами шли оборки, распущенные волосы всклокочены. Потом мелькнуло лицо русоволосого мужчины, красивого, с ослепительной улыбкой. Верховный Харгор. Сын Аргора. Мертвый сын. Полыхнуло красным цветом творящейся мести. Вот оно что...
   Это княжна Татьяна убила Харгора. Из-за этого Аргор уговорил Совет магов напасть на Керсу. Целью были даже не Тарлани, а сама княжна.
   Да, но для Илазира-то все было наоборот. И для Триры. Илазиру нужна Керса, богине - гибель всех эрни.
   Потом на него нахлынули другие образы. Люди. Много людей. Здесь, в Алом замке, это называли царгемой. Приговоренных обездвиживают и отправляют в подвалы, где Аргор пробует на них новые заклинания. Лица. Бледные, с выпученными глазами. Сквозь лица прорастают - железо, камни, не пойми что. А у кого-то лица раздваиваются. А у кого-то...
   Он покачнулся и отступил назад, разрывая наплывающие рекой видения. Под всеми алым пунктиром билось - мести, мести, мести.
   Что ж, мрачно подумал Рут. От меня просят чуда... а пока жив Аргор, маги не остановятся. Верховный борется не за жизнь, а за месть. И верит, что княжна Татьяна у Тарланей, что они её прячут. Аргор не отступит. Его не отговорить.
   Он вскинул подбородок, изобразил улыбку. Подумал - надеюсь, я выгляжу уверенно. Победоносно. Зловеще. В общем, именно так, как положено посланнику новой эпохи и новой богини.
   - Вы, верховный Аргор, подстроили все это. - Он ткнул в светловолосого рукой. - Чтобы отомстить княжне Татьяне. Что ж, месть - дело святое. Я, как посланник Триры, берусь вас рассудить. Именем...
   На мгновение он запнулся, припоминая, как зовут бывшего демона мести в Серендионе. Анадейское прозвище - 'Мстительная' - звучало слишком неблагозвучно. Продолжил с угрозой в голосе:
   - Я берусь рассудить вас именем Триры Справедливой Расплаты! Заявляю, что девицу Татьяну похитили из дома. А раз так - она имела право вам отомстить. И смерть верховного Харгора была лишь расплатой. Вы опорочили благородную девицу, похитив её из собственной постели.
   Что-то же должна означать ночная рубашка в его видениях, подумал он. Навряд ли Тарлани после княжны Элерии позволяют девицам своего дома бегать на свидания по ночам.
   - Один из вас... - Он сделал паузу, обвел всех свирепым взглядом. - Коснулся тела благородной дамы без её позволения. И без позволения её родных! Вам, магам, легко быть сильными. Но за все приходится платить. И вам...
   Рут взглянул в упор на Аргора
   - Вам придется принять расплату за свои дела. Я говорю и утверждаю - смерть верховного Харгора была вашей справедливой расплатой!
   Под конец он возвысил голос до предела, и на мгновенье ему показалось, что под потолком грохотнуло эхо. Это все зал, подумал Рут. Он слишком высок, а длинные стены превращают его в подобие ущелья...
   - Прекрасно сказано. - С сарказмом заметил Аргор. - Вдохновенно, ярко. Жаль, здесь нет ни одной из тех благородных дам, о телах которых вы так печетесь. Они бы оценили.
   Пора. Как там говорил старый князь? Можно лишь представить предмет, но он при этом должен находиться недалеко...
   Рут представил сердце Аргора. Даже не напрягаясь, он слышал, как оно бьется. Подумал - разнести.
   Грудная клетка мага надулась пузырем и тут же опала. Аргор покачнулся. Упал, хрипя и выдувая изо рта клочья легких. Рут едва успел зажмуриться, кровавые ошметки брызнули веером.
   Он не стал вытирать лицо. Пугать так пугать. Вдохнул полную грудь воздуха и закричал:
   - Отзовите своих магов из Керсы - и я вас не трону, когда придет время! Помните - воюя с нами, вы идете против меня, нового посланника богини Триры!
   Воздух в легких быстро закончился, Рут сделал паузу, и тут в зал влетел один из магов, завопил:
   - Замка больше нет! Ярг... камни лежат в котловине!
   - Вот! - Рявкнул Рут. - Вот подтверждение! Маги, помните! Сегодняшний день решит судьбу ваших детей! В другой раз я не буду так добр! Все вы - и ваши дети - умрете так же, как Аргор!
   Четверо магов кинулись к нему - в Алом замке ещё остались смельчаки, мрачно подумал Рут. Он сунул пальцы в кармашек за ремнем, зажмурился и крикнул:
   - Вагран!
   Раскрыв глаза, Рут первым делом увидел Тарланей. Белый кристалл перенес его в холл Первой башни - туда, где он велел устроить нежданных союзников.
   Все верно, эти ждут его больше прочих. Он их надежда на новый Тарланьский дом - возродившийся, обновленный. Правда, с небольшой добавкой эрнийской крови.
   - Что случилось, ваша милость? - Старый князь приподнялся со стула.
   Гвор позаботился о Тарланях, подумал Рут. На столе перед ними стояло даже вино.
   - У вас кровь на лице!
   - Ничего. - Отмахнулся он. - Мне нужно подумать.
   И быстрым шагом вылетел во двор. За дверями на Рута со счастливым визгом налетел Счастливчик, радостно запрыгал у ног. Он погладил пса, глядя на желтоватое неяркое небо.
   Почему никто не нападает на Вагран? Может, то, что он перекрыл все Врата в столице и окрестностях, остановило илазирцев?
   Это было бы слишком просто, решил Рут. Кто там сейчас командует армией илазирцев? Память услужливо выдала - герцог Муркьеш Люг. Кажется, ему за сорок, он сын герцога Эркьеша Люга, командовавшего илазирскими войсками в последнем конфликте. Давненько эрни Керсы не сталкивались с илазирцами...
   Он вдруг замер, осознав то, что лежало на поверхности. Двадцать шесть лет. Уже целых двадцать шесть лет между Илазиром и Керсой не случалось ни войн, ни крупных конфликтов. Происходили лишь мелкие стычки на границе.
   И именно двадцать шесть лет назад Тарлани поселились в Фенрихте.
   Это не могло быть простым совпадением. Но почему никто, кроме эрнийских Боресков, не дал приют грозным беглецам? Раз они так страшны чужим королям? Рут шевельнул бровями, не сводя взгляда с желтых туч. И нашел ответ.
   То, что пугает чужих, может с таким же успехом грозить и тебе. Лишь эрни, вооруженные остатками дара Триры, могли рискнуть и дать приют Тарланям. Кажется, теперь он понял, почему отец раз в месяц обязательно навещал Фенрихт. И всякий раз подолгу беседовал со старым князем...
   Лучше подумай о другом, оборвал он сам себя. Почему до сих пор не случилось нападения?
   Кровавые брызги на лице начали подсыхать, стягивая кожу. Царапины, которые он получил, когда разносил стул из кристаллов, саднило. Умыться? Нет, решил Рут. Время слишком дорого...
   Илазирцы. Нельзя считать врагов глупее нас. Они должны были предполагать, что все Врата в столице и поблизости перекроют, получив известия из первого же осажденного города.
   Что, если отряды нападения уже в Тарусе? Он шевельнулся, Счастливчик, уловив его беспокойство, гавкнул, заколотив хвостом по ноге.
   Столичные Врата находятся под охраной эрни. Проход большого количества мужчин - пусть и невооруженных - не останется незамеченным. Конечно, илазирцы могли пройти через Врата в окрестных деревушках. Или накапливаться постепенно. А то и вовсе сказочный вариант - в доме одного из керсийских властителей, живущих в Тарусе, тайно могли быть установлены Врата. О которых эрни ничего не знают...
   Но это маловероятно. Это требует времени. Рут вспомнил верховного Аргора. То, что он ощутил, коснувшись его мыслей и запаха. Все лилось спутанным потоком. Словно события развивались слишком быстро. И образов оказалось слишком много, они наслаивались, погребая друг друга. Все это было придумано и начато совсем недавно, это лучшее объяснение. Возможно - вчера. Возможно, здесь опять отметилась Трира. Должно же быть объяснение, почему Илазир кинулся в бой после двадцати шести лет покоя...
   Илазир и Алый замок заключили союз недавно, в этом он был уверен. Военное нападение началось сегодня утром. Где-то в Тарусе, возможно, дожидается нужного момента отряд илазирцев. Какого момента они ждут?
   Он развернулся, глянул на спуск, завитком поднимающийся к дыре в стене. Мост от стены Ваграна к Вратной башне нависает над городской улицей. Любой, кто наблюдает за ним, способен приблизительно подсчитать, сколько эрни покинуло Вагран. Его предположение - илазирцы ждут, когда в Вагране почти не останется защитников, все отправятся в осажденные города...
   Слишком много предположений. А ему нужно решение, которое вернет илазирцев в Илазир, а магов в Алый замок. Никаких предположений, только решение.
   Поскольку с магами он не преуспел, может, навестить илазирского короля? Такой шаг отдавал отчаянием...
   В этот момент из-за угла Первой башни выскочил волк. Подбежал, грохоча сапогами.
   - Наследник Рут! Илазирцы в Шарисе! Наши не сразу смогли сообщить - их блюдце разбилось при нападении. Но они отбили блюдце у илазирцев...
   Отбили или им подсунули его в бою? Мне есть отчего впасть в отчаяние, решил Рут. И крикнул, двинув руку к поясу:
   - Гилерия, площадь перед королевским замком!
   То, что я собираюсь сделать - отвратительно, решил он, открывая глаза мгновение спустя. Но люди с легкостью сеют зло и убивают. А останавливает их лишь одно - встреча лицом к лицу с существом, сеющим смерть с ещё большей легкостью, чем они.
   Может, он не прав. Может, некто, способный сеять добро в размерах, граничащих с божественными, остановит зло быстрее и надежнее. Но это явно не про него. Он один из детей Триры Мстительной...
   Вокруг шумела площадь, полная столичного люда. Благородные в роскошных одеждах, попрошайки в лохмотьях, горожанки с покупками. Несколько людей, заметив его внезапное появление, замерли на месте. Бледные лица, распахнутые глаза. Один нищий вдруг закричал:
   - Он! Смотрите на него! Он!
   Пока они живут - в Керсе погибают, подумал он.
   Королевский замок был совсем рядом - в шести десятках шагов. Кокетливый новострой, башенки в каменных кружевах, желто-зеленый мрамор, не успевший потемнеть от времени.
   Посмотреть и пожелать.
   Как жаль, что гарнизоны королевской гвардии размещены в замке. Как жаль, что это война.
   Он пожелал.
   Желто-зеленый резной мрамор взорвался обломками. Град осколков выкосил половину площади. Рута задело по ноге, резануло по плечу. Он покачнулся, отступил и выкрикнул:
   - Вагран!
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"