Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девчачье, розовое, пра любофф.-----------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 11.03

   Глава седьмая. "Под одним кустом сидели..."
  
  
  
  
   Рута Таня нашла не сразу. Вдоль ручья пришлось семенить - размашистых шагов корсет не позволял.
   Синий желоб тянулся по окружности, вдоль закругляющейся стены. Та тоже впечатляла, и не только размерами. Разлапистый каркас из старого потемневшего железа утекал вверх, выложенный пластинами толстого стекла, словно чешуей.
   Сияние флигов, горевших на разных уровнях, сливалось с тусклым дневным светом. Было тепло, но не жарко.
   На дальней стороне оранжереи желоб очерчивал петлю. Отсюда начиналась ещё одна дорожка, из круглого, стертого до ямок булыжника. Над ней, закрывая весь проход, нависали кусты - с бордовыми листьями в форме трехконечных звезд, с гроздьями лимонно-желтых соцветий. Пахло сиренью, молодыми сосновыми почками, ещё чем-то.
   Снизу из кустов высовывались чьи-то ноги в сапогах, наискосок протягивались над дорожкой - и каблуками опирались на истертые от времени камни дорожки. Носки сапог глядели в разные стороны. Рядом лежал бурый пес в светлых подпалинах.
   Пока она семенила мелкими шагами к кустам, сапоги ни разу не пошевелились. Лишь пес заметил её появление - поднял голову и глянул в её сторону.
   Перед пологом из соцветий Таня остановилась. Пес смотрел из-под ветвей внимательно, словно чего-то ждал.
   Она, припомнив дворовых собак из своего детства, неловко присвистнула. Но в груди, безжалостно стиснутой корсетом, воздуха на приличный посвист не хватило. То, что у неё вышло, больше смахивало на сиплый выдох. С подвыванием. Таня, смутившись, похлопала себя по бедру, забыв о платье, сшитом в лучших традициях местного паноптикума - юбки, складки, метры ткани.
   Ладонь тут же утонула в янтарном бархате, так что хлопок не получился. Собака в ответ зевнула и равнодушно положила голову на передние лапы.
   Таня стиснула зубы. Даже этот пес не испытывает к ней искреннего интереса. Ни к ней, ни к её руке, готовой погладить.
   Сапоги продолжали неподвижно покоиться на камнях по ту сторону занавеса из цветов. Она порылась в памяти. Что там используют местные дамы, чтобы привлечь внимание кавалеров? Прицельное метание платочков, печальный вздох, испуганный возглас, нежный смешок. Таня скривилась. И как апофеоз - падение в обморок.
   Он не мог меня не заметить, подумала она. Что ж, будем следовать программе, которая тут в ходу.
   Приняв такое решение, Таня присела в реверансе, пропела сладко - с нотками Арлены:
   - Ваша милость, примите наилучшие пожелания...
   И запнулась, вспоминая, что следовало воткнуть дальше. Сапоги вдруг дернулись, скрежетнули сталью по камням - он что, подкованный ходит? Мужской голос за занавесом из ветвей произнес, обрывая её мысли:
   - Пожелания, благородная госпожа, принимают или в честь большого события, или от тех, кого нет рядом. Но свой день рождения я отпраздновал летом, а больше ничего радостного у меня не случилось. И мы с вами находимся рядом, лицом к лицу, так что ваши пожелания несколько неуместны.
   От смущения и обиды она мигом позабыла все то доброе и теплое, что испытывала, вспоминая коренастого парня с серыми глазами. Да ещё и в голосе у него прозвучало то ли осуждение, то ли равнодушие, замороженное до состояния льда...
   - Я бы не сказала, что стою с вами лицом к лицу. - Колко заявила она. - Скорее - лицом к вашим сапогам.
   И рывком выпрямила колени.
   За занавесом из ветвей раздался фыркающий звук, пес поднялся и куда-то исчез.
   - Заходите сюда. - Пригласил её голос. - Особа, которая может разговаривать с моими сапогами, может позволить себе и лазить под кустами.
   Теперь фыркнула уже она. Потом шагнула вперед, сунула обе руки в гущу ветвей, раздвинула свисающие плети. И, осторожно пригнувшись - проклятый корсет! - нырнула под занавес, одуряющее пахнувший сосновыми почками с примесью сирени.
   По ту сторону занавеса обнаружилась скамейка, на которой сидел наследник - и выглядел он так же, как в тот день, в замке над Яргом. Или почти так же. Бледный, с полукружьями теней под глазами.
   Ветви над скамьей чья-то рука подстригла, создав подобие пещеры. С другой стороны дорожки кусты расступались, открывая деревья, ярусами уходящие к высокой крыше.
   Пес забился под скамейку и настороженно посматривал на неё из-под дощатого сиденья.
   Едва Таня закончила свое движение, по пути чуть не потеряв диадему, зацепившуюся за ветви, наследник встал. Склонил голову выверенным движением.
   - Княжна Татьяна, добрый день, примите мои уверения в совершеннейшем к вам почтении...
   Мастак, с уважением подумала она. Чешет без запинки. Если мат бывает трехэтажный - то тут трехэтажное приветствие, не иначе. Или этот Рут всегда такой, или решил ей показать, как должно...
   - Я ждал вашего визита, но не так скоро. Простите мне ту дерзость и наглость, с которой я отвечал, пока не увидел вашего лица. Готов искупить кровью, если пожелаете.
   Чего это он, озадачилась Таня. И честно сказала:
   - Знаете, с вашими сапогами разговаривать было интереснее. Они вели себя попроще. А вы...
   Она запнулась, вдруг испугавшись, что переборщила с искренностью. А ведь пришла сюда за помощью.
   - Я? - Рут вскинул чуть кустистые брови, того же пепельного оттенка, что и волосы. - А как отвечаю я, княжна Татьяна?
   - Как игрушечный солдатик. - Не сдержалась она.
   Жесткие желваки по бокам рта наследника вдруг расслабились, и он улыбнулся - мягко, не разжимая губ.
   - Непременно передам это моему учителю манер. Если увижу вновь. Он не раз мне говаривал, что благородный человек сродни солдату, и всегда должен быть готов ответить другому благородному. Так же, как солдат всегда должен быть готов схватится за меч. Не желаете присесть? Здесь прекрасный вид.
   - Желаю. - Ухватилась она за возможность говорить как можно меньше.
   Улыбка Рута стала чуть глубже и Таня поспешно добавила:
   - Благодарю вас за любезное предложение, ваша милость.
   И уселась туда, где перед этим сидел Рут. Подобрала юбки, освобождая местечко для него, вскинула глаза:
   - А вы что не садитесь?
   - Вы приглашаете? - Он иронично склонил голову, потом опустился рядом.
   И сказал, не сводя с неё серого взгляда:
   - Если вы желаете, я отомщу за вас. За смерть вашего деда, отца вашей матери. Вам нужно только попросить.
   Но откуда... она задохнулась, сердце заколотилось. Потом Таня вспомнила о старом князе, который уже знал о случившемся, когда они с Арленой вернулись. Может, он рассказал Руту о смерти деда?
   Или эти эрни - а наследник герцога, по словам Арлены, был из них - узнают такие вещи сами?
   На мгновение ей стало неприятно. Что ещё он мог узнать, кроме того, что она пришла сюда ради мести?
   Но взгляд серых глаз был таким невозмутимым, что она успокоилась, начав думать о другом. То, что есть в её мире, может быть и здесь. Люди, которые вершат месть за тебя. Как удобно. Заплатить, попросить, и пусть свершиться. Где-то там, чьими-то руками. Это все... гадко, вот что.
   Перед глазами почему-то начало темнеть.
   - Откиньтесь на спинку, княжна. - Посоветовал Рут. - Ваш корсет не дает вам дышать полной грудью. Честно говоря, в этих платьях нужно или лежать, или стоять неподвижно. По моему мнению.
   Таня откинулась. Рут тоже оперся плечом о спинку скамейки. Спросил после паузы, внимательно её разглядывая:
   - Вам лучше?
   - Да. - Она сглотнула. Темных мушек больше не было.
   - Откройте мне одну тайну. - То ли сказал, то ли потребовал Рут. - Что за звук вы издали, когда стояли по ту сторону кустов? Я имею в виду странный хрип, в самом начале.
   Её дыхание снова зачастило. Положительно, корсет становится все уже и уже, решила Таня. Может, он самозатягивающийся?
   - Свистела. - Честно призналась она после паузы. - Чтобы подозвать вашего пса.
   Рут задумался на мгновение.
   - Понятно. Кстати, я вас так и не поблагодарил за то, что вы сделали в Ярге. Княжна Татьяна, примите мою искреннюю благодарность. Вы помогли мне стать посланником Триры Справедливой Расплаты, новой богини. Это... это незабываемо.
   - Да ладно. - Пробормотала она, разом позабыв, как надо принимать благодарности от кавалеров. А ведь Арлена ей говорила - снисходительно и с оттенком благосклонности... - Я вам тогда ничего не сломала?
   - Вы сломали ход истории. - Пробурчал Рут. - По сравнению с этим легкая боль в ребре - ерунда. Простите. Так что насчет мести? Я готов убить Орла, чтобы отомстить за смерть невинноубиенного, за вашего деда. Тем более что моя дорога скоро пересечется с его дорогой. Я это чувствую. Не спрашивайте как, я не смогу это объяснить.
   Она уже была готова сказать "да", когда вспомнила слова старого князя - молодой Бореск опечален, он узнал, что натворил больше, чем хотел...
   И, сглотнув, сказала:
   - Нет. Спасибо, но... Я хочу сказать... месть, это не духи купить. Я не могу послать кого-то, а сама сидеть и ждать, пока он убьет этого Орла, нальет его кровь в пузырек и принесет мне.
   Рут наклонил голову к плечу.
   - Но вы - девица. -
   - Я в курсе. - Пробормотала она.
   - А месть не женское дело.
   - Именно поэтому местью в этом мире заведует демонша, а не демон. - Уличила она его.
   Но Рут не смутился.
   - Вы не демонша. А Орл один из магов Тарланьского дома. Пусть у него немного боевого опыта, но вам его не убить.
   Таня помолчала. Ответила, медленно проговаривая слова:
   - Орл убил моего деда страшно. Бесчеловечно. Может, если бы он просто отравил его, или столкнул с какой-то крыши, или ударил ножом, я не ощущала бы столько ярости. Но он разрубил лежащего старика надвое. И во мне сейчас одна ненависть. Я пыталась найти берега для моей ярости, всякий раз пыталась, когда думала об Орле. Но не нашла.
   Синие тени окутали цветущие ветви, что свисали над головой Рута. Бордовые трехконечные звезды листьев налились фиолетовым, лимонные цветы позеленели.
   Серые глаза наследника, ставшие теперь темно-синими, смотрели неотрывно.
   - Вы сейчас сияете гораздо ярче, чем тогда в Ярге. Вы знаете об этом?
   - Сейчас мне есть за что мстить. - Она вздохнула.
   И взмолилась тому, что было в ней. Хватит. Дождись Орла, ни к чему пугать невинных.
   Мир начал возвращать свои цвета.
   - Что ж. - Задумчиво сказал Рут. - Знаете что, княжна Татьяна? Давайте я украду вас у Тарланей. Моя матушка возьмет вас под крыло. Я упрошу отца, и он специальным указом разрешит вам носить платья без корсетов. А вторым указом запретит всем остальным думать об этом плохо.
   Таня прыснула. Рут улыбнулся - и вдруг стремительным движением подхватил её руку. Приподнял, зажав меж ладоней.
   Она ощутила тепло его рук. Их силу - не наглую, но осторожную. Мозоли на пальцах и подушечках ладоней. Остались от оружия?
   - Так как? Обещаю относиться к вам с величайшим почтением. Даже дам погладить мою собаку. И не буду препятствовать, когда вы вновь захотите пообщаться с моими сапогами...
   - Я подумаю. - Пообещала она, улыбнувшись сквозь слезы, навернувшиеся на глаза. Наверно, от воспоминаний о дедушке.
   Пауза затягивалась. Почему Арлена оставила меня с ним, кольнула вдруг нехорошая мысль. И дедуля-Тарлань пытался вызвать сочувствие к Руту...
   Меня ему подсовывают, с легкой дрожью осознала она. Небось и договор на эту тему уже сочинили, комбинаторы чертовы. Знает ли об этом Рут? Общество здесь древнее, полностью заточенное под мужчин и их желания. Это ей могли не сказать - потому что она женщина, баба то есть. А ему наверняка сообщили...
   Почему-то ей стало противно, и она взметнулась со скамьи. Резко выдернув ладонь из рук Рута и задохнувшись в конце рывка. Одна из висящих ветвей наконец сбила диадему с пузыря на голове. Рут поймал её не глядя.
   Таня обернулась - и наткнулась на его руку, протягивающую серебряный ободок с янтарными камнями. Серые глаза смотрели серьезно.
   - Я вас оскорбил, благородная княжна? Прошу простить, если мною что-то было сказано не так. Или сделано. Я, знаете ли, эрни, и с благородными девицами общаюсь нечасто. Всего четыре раза в год, когда в Вагране дают бал.
   - Самоуничижение вам не идет, ваша милость. - Бросила она, разом вспоминая все уроки Арлены. - Позвольте удалиться и примите... примите также и мои уверения в совершеннейшем к вам почтении. Была рада вас повидать,
   Она развернулась и полезла под свисающие ветви, зажав диадему в кулаке. Наверно, разумнее было отступать в другом направлении - по той стороне дорожки явно ходили чаще. Но Таня знала только эту дорогу. А плутать по чужой оранжерее, рискуя выйти назад, к этой самой скамье, не хотелось.
   - А как же Орл? - Бросил ей в спину Рут.
   Она замерла посреди ветвей, полусогнувшись и тяжело дыша. Потом обернулась. Ветки хлестнули её по лицу.
   - Вы знаете, где он сейчас? Вы сказали, что ваши дороги пересекутся, значит, вы что-то узнали о нем? Почуяли или что в этом роде...
   - Сейчас он в Алом замке. - Спокойно ответил Рут. - Не знаю, что его туда привело. Но ненависть к вам у него поутихла.
   Таня сжала зубы. Поутихла, потому что он ей отомстил. И как отомстил...
   - Там все немного запутанно. Но я почуял одно - что-то затевается. В этом будут замешаны многие - и Совет магов, и ваш родственник Орл, и...
   Он резко оборвал свою речь, наклонил голову вперед, лицо его на мгновенье стало каменным. Глаза уставились куда-то сквозь Таню. Потом как-то резко его брови сошлись на переносице, а взгляд снова стал осмысленным. И Рут отчеканил, не сводя с неё хмурого взгляда из-под нависших бровей:
   - Когда начнется то, что затевается, вы должны быть рядом со мной. Иначе многие умрут. Вы поняли? Как вы хотите - чтобы я вас украл, выпросил у вашей родни или любезно очаровал?
   - Ах ты! - Задохнулась она. - Значит, ты мне руку держал, чтобы очаровать? И улыбался, и болтал...
   Рут вдруг поднялся со скамьи. Шагнул к ней. Таня выпрямилась - по лицу скользнули ветви, несколько соцветий вольготно разлеглись на груди, повыше линии декольте, щекоча кожу. От запаха сосновых почек и сирени кружилась голова.
   И хоть их лица были почти на одном уровне, ей вдруг показалось, что он нависает над ней.
   - Я сделаю все, что должен, пока одна эпоха сменяет другую. И пока новые боги приходят на смену старым. Но даже посреди этого... всякий раз, когда у меня будет возможность побыть самим собой, я буду её использовать. И вам, княжна, советую поступать так же. Я держал вашу руку, потому что вы мне нравитесь. Иначе я просто осыпал бы вас комплиментами - я их знаю достаточно, когда-то меня заставляли учить их наизусть. Может, потискал бы вас. Поцеловал, в конце концов. И непременно предложил бы ослабить ваш корсет. А вы, учитывая ваше простодушие, наверняка согласились бы...
   Таня почти задохнулась в глубоком вздохе. Но ничего не сказала.
   - Однако я лишь дотронулся до вашей руки. И позволил себе разговаривать с вами, как хотел. Потому что под вашим корсетом бьется сердце обычной, довольно славной девочки. Которая не приучена к этим корсетам с малых лет - но это для меня скорее достоинство, чем недостаток. Особы с тонкой талией редко обладают широтой души. То ли она не вмешается в корсет, то ли что-то ещё мешает. И мысль о том, что я могу вас совратить ради какой-то цели - эта мысль не достойна ни меня, ни вас.
   Вот и этот меня назвал славной девочкой, как Арлена когда-то, убито подумала она.
   Рут тем временем протянул руку. Пальцы, скользнув меж ветвей, коснулись Таниной щеки. Двинулись к подбородку, царапая кожу мозолями.
   - Я повторю. Хотите, я убью Орла ради вас? Хотите, украду вас из Фенрихта? Все что угодно. Вы первая за прошедшие два дня, кто заставил меня почти позабыть то, что я натворил. Мои сапоги, мой пес и я - все мы будем скучать без вас. Возвращайтесь. Или оставайтесь. Кстати, через три дня в Вагране праздник Поворотной звезды. Будет бал. Мы долго думали, не отменить ли торжество - но тогда местные властители окажутся перед выбором, куда пойти на праздник. И тот, кто примет их у себя, может оказаться опасен. Для рода эрни и для всей Керсы. Поэтому бал все-таки состоится. Моя матушка уже должна была подписать приглашения для Тарланьского дома. Там есть и ваше имя. Так вы придете?
   - Что, война войной, а бал по расписанию? - Не смогла удержаться Таня от маленькой шпильки.
   Губы Рута дрогнули и снова расползлись в улыбке.
   - Вы невероятно точно подметили всю суть нашей жизни тут, в Вагране...
   Его пальцы замерли под Таниным подбородком. Дрогнули и робко потянулись к горлу.
   - Перестаньте. - Потребовала она.
   Он улыбнулся ещё шире.
   - Вам достаточно лишь отступить...
   Точно, изумилась она. И как я сама об этом не подумала? Она шагнула назад, помедлив лишь долю мгновения. Но этого хватило, чтобы пальцы наследника дерзко прогулялись по груди.
   - У вас белая кожа. - Сказал он, словно ничего такого не делал. - С синими прожилками, как на мраморе. Правда, мне не доводилось видеть мрамор такой белизны. И уж тем более касаться. Кажется, я все-таки настроен вас потискать. Бегите, княжна, бегите. Но обязательно возвращайтесь. Мои наилучшие пожелания старому князю и всему Тарланьскому дому...
   Она убежала, подхватив юбки, чувствуя, как разваливается на бегу начесанный пузырь из волос. Что скажет Арлена, когда её увидит в таком виде? С диадемой в руке и развалившейся прической?
   Если Тарлани и впрямь сводничают, то она моему виду даже обрадуется, вспыхнула мрачная мысль. Ну и положеньице...
  
  ---------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 11.03
  
  
   Перед выходом из оранжереи она все-таки остановилась. Подвесила диадему на руку как браслет, выбрала шпильки из распавшегося надвое пузыря. Несколько штук, выскользнув из подрагивающих пальцев, упали на камни дорожки. Жалко звякнув.
   Таня, плюнув на них, быстренько скрутила волосы на затылке в фигу, наскоро пригладила их ладонями и кое-как сколола шпильками.
   Вышло, как она подозревала, не очень. Но даже злосчастная фигушка была лучше, чем торчавшие в разные стороны пряди.
   Из железно-стеклянной двери Таня вышла самым достойным образом - с задранным вверх подбородком, чеканя мелкие шажки. Несколько дам, плывших по двору рядом с оранжерей, облили её внимательными взглядами.
   Она на всякий случай отвесила в их сторону реверанс. Диадема, подвешенная на руке, сверкнула охристо-рыжими искрами. Таня торопливо опустила руки, разведенные по всем правилам, поспешно засеменила к громадному зданию впереди.
   К счастью, экипаж стоял там, где они с Арленой его оставили. И складная лесенка висела вниз, словно дожидалась...
   Она заскочила внутрь, не дожидаясь помощи кучера. Устроилась на скамеечке, оббитой вишневым бархатом, отдышалась. Буквально через несколько секунд в окошко дверцы заглянул один из тех двоих, что сопровождали карету - то ли кучер, то ли ещё кто. Выпалил скороговоркой:
   - Благородная княжна Татьяна, прикажете найти благородную Арлену Тарланьскую - и сообщить, что вы ждете её в карете?
   - Сообщите. - Милостиво позволила она.
   Мужчина исчез. Арлена появилась подозрительно быстро. Протиснулась в узковатую для неё дверцу, бухнулась напротив Тани - карета содрогнулась, покачнувшись на рессорах. Пухлая блондинка, мрачно расправляя на скамейке шелестящие юбки, заявила:
   - Это неприлично. Это, не побоюсь этого слова, даже непристойно...
   Карета дернулась и покатилась. Таня замерла, вскидывая брови. Прошло то время, когда она почти безропотно сносила выволочки. Все поменялось - и времена, и обстоятельства, и сама княжна Тарланьская...
   Она уже напряглась, подыскивая достойные слова для ответа - но тут Арлена, недовольно глядя на свои юбки и почти не замечая свою спутницу, заявила:
   - Особа благородной крови... пусть не Тарланьского дома, но все же - герцогиня! Сама герцогиня этой страны! И дочь здешнего поместного властителя!
   Таня прищурилась. Выходит, это не о ней.
   - Её сиятельство герцогиня Эвгалир. - Подтвердила Танину догадку Арлена, отрывая сердитый взгляд от юбок. - Не кто-нибудь - её сиятельство сама! - лично обтирает пыль в музыкальной комнате. Видите ли, в годину бед они на время отказались от слуг. Потому что кто-то из них посмел напасть на одного из эрни. Печальные случаи бывают во всех замках, но это ещё не повод жить как простонародье - убираясь и подметая... Что у вас на голове, княжна Татьяна? Что это за прическа? Сюда, как я помню, вы приехали с другой. Или его милость, пока герцогиня обтирает пыль, причесывает здешних дам? Боги, я говорю такие непристойности... Но то, что я видела, ещё непристойнее!
   - Волосы растрепались, пока я бродила по оранжерее. - Твердым голосом объявила Таня. - Там заросли, ветки до самой земли висят. А герцогский наследник ещё и забился за кусты. Пока я к нему пробиралась, диадема слетела вместе со шпильками.
   И подумала - накось выкуси. Всей правды не скажу. Пусть думает, что мы с Рутом встретились, как в море корабли - постояли в полукилометре друг от друга, посемафорили и разошлись.
   Арлена бросила быстрый взгляд.
   - Если у них нет слуг, то и за оранжереей некому ухаживать. На той стороне и впрямь могут быть заросли... А каким вам показался наследник? Он сильно огорчен?
   Таня выдержала небольшую паузу.
   - Он весь в печали. - Сказала она, почти театрально возвышая голос. - И мне болтал про какие-то странности - что-то там в будущем, вижу ужасы, мы должны... я вам сказала, что он сидит в оранжерее вместе с собакой? И выглядит так, словно его бревном по макушке стукнули - под глазами тени, губы в ниточку, сам белый.
   Арлена поморщилась.
   - Княжна Татьяна... прошу, воздерживайтесь от метафор с бревнами - вам это не к лицу. Положению не соответствует, знаете ли.
   Зато на тебя-то как действует, молча подумала Таня. Вон, сразу обо всем позабыла...
   - Вы спросили у его милости про Орла? - Вспомнила вдруг Арлена.
   На мгновение Таня посерьезнела. Не только внешне, но и внутренне. Тут дело серьезное, тут шутки в сторону...
   - Наследник Рут сказал, что Орл сейчас в Алом замке, вместе с Советом магов затевает какую-то гадость. И что их дороги скоро пересекутся.
   - Вот как.... - Севшим голосом пробормотала Арлена. - Этого мы не ожидали. Что ж, жизнь полна сюрпризов. Князь будет очень огорчен.
   - То есть? - Звонко сказала Таня, вскидывая брови. - Будет? Выходит, когда ваш Орл убил моего деда, князь огорчился не так сильно? Смерть человека - не повод для печали, а вот союз с Советом магов - это да, это сильный удар?
   Арлена едва заметно поморщилась.
   - Вы не так поняли. Случай с вашим дедом весьма прискорбный. И печальный, разумеется. Тарланьский дом убийство вашего деда Орлу не простит. Но одно дело совершить глупую, никому не нужную месть за надуманные обиды - и совсем другое предать свой род. В ночь Восставших магов больше восьмисот Тарланей были раздавлены камнями, выброшены из окон, сожжены и разрублены заживо. Почти треть из них были детьми. Вы уж простите, но на фоне всех этих смертей гибель вашего деда - малая капля...
   Для меня это не так, молча подумала она. Потому что деда я знала, а их нет. И вообще, Тарланей погибло много, но это случилось ещё до моего рождения. Это не моя война. Не мой мир.
   - Как видите, Совет магов пролил реку крови. - Донесся до неё невозмутимый голос Арлены. Продолжавшей говорить и говорить. - Однако Орл её переплыл. Он связался с врагами, позабыл про своих родителей, которые также погибли в ту ночь. Вот пример того, куда могут завести неверные пути... и несбывшиеся мечты. По шажку, по шажку - и люди оказываются там, куда и не думали идти, когда все начиналось.
   Таня глянула, ответила с холодком:
   - Если его милость прав, то эти неверные пути рано или поздно приведут Орла к здешнему наследнику. И на этом все кончится. Я об этом позабочусь.
   Арлена поправила пухлой рукой занавески на окнах.
   - Будем надеяться, что тогда и впрямь все кончится, и кончится хорошо... и для вас, и для наследника. А теперь поговорим о другом. Через три дня в Вагране дают бал. В честь праздника Поворотной звезды.
   - Что это за праздник-то? - Почти равнодушно спросила Таня.
   Было немного стыдно, потому что равнодушие её отчасти было наигранным. Здешних балов она ещё не видела. Любопытно, каково это...
   - Поворотная звезда зажигается на небе с приходом зимы. Ночь, когда это происходит, знаменует собой конец осени и начало нового года...
   - Теплые у вас тут зимы, без снега. - Заметила Таня.
   Арлена сдвинула брови, гладкий лоб пошел морщинками.
   - Вообще-то нет. Керса лежит на севере Анадеи, снег здесь обычно выпадает раньше праздника Поворотной звезды. Но в этом году все не так, как всегда. Слишком тепло, и реки никак не замерзнут. Думаю, виновата смена эпох. Как знать, может, в такое время меняется и погода?
   Таня глянула внимательно, пробормотала:
   - Боги у кое-кого уже поменялись...
   У Арлены хватило совести не стирать с лица виноватое выражение.
   - Поймите нас правильно, княжна Татьяна. Время прежних богов уже прошло. Нужно именовать бывших... бывших противников старых богов более благозвучно. Мы сейчас используем имена, которые им дали в Серендионе. Однако болтать об этом не следует. Ни на балу, ни где-то ещё. Трира Справедливая Расплата сама решит, когда здешний народ узнает её как богиню. И как узнает, каким образом... Но мы отвлеклись. Вернемся к балу. Он начнется на закате, по древней традиции. Танцы, угощенье... впрочем, если слуги не вернуться в замок до ночи Поворотной звезды, угощение можно исключить. Хотя это нарушит традицию, идущую из глубины веков. И кто же вымоет залы Ваграна перед праздником? Все это немыслимо...
   - Герцогиня? - Предположила Таня, нахально блеснув глазами.
   Арлена посуровела. Сказала торжественно:
   - Её сиятельство сегодня обтирала пыль собственным платком с монограммой. Украшенным герцогской короной. Конечно, у Боресков немного странная корона, однако даже самые странные регалии достойны большего уважения. Какой позор, какое унижение...
   - Да ладно. - Рассеянно бросила Таня. - Сморкаться в ту корону или пыль ей вытирать - невелика разница. Зато хоть убралась, пусть и по-герцогски. И вообще - раз слуг нет, или сама убирай, или сиди в грязи. Герцога навряд ли заставишь, мужчина и уборка - это нечто за пределами добра и зла...
   Арлена глянула по-особому, сказала медленно:
   - Боюсь, невесте наследника, которая вскоре будет выбрана, поскольку его милость уже достиг брачного возраста - так вот, ей придется нелегко. В данных обстоятельствах. И помимо украшений, туалетов и кристаллов силы в её приданое придется включить лоскуты для обтирки.
   - Но только с монограммами. - Пробормотала Таня. - Будущая герцогиня должна идти по стопам нынешней, иначе нельзя. Традиции и все такое...
   Арлена величественно кивнула.
   - Несомненно. Я запомню ваши слова. В вашем изложении все это обретает иной смысл. Величайшая жертвенность. Да, именно так мы и должны на это смотреть. Благородная супруга, готовая на любые лишения ради мужа, его рода, его замка и так далее. Я рада, что вы относитесь к этому так просто.
   Таня глянула непонимающе.
   - А как ещё относится? Благородная Арлена, а чего вы так разволновались? В моем мире, помнится, вы речей о несоответствии уборок высокому роду не закатывали.
   Невеста наследника, которая вскоре будет выбрана, подумала она про себя. Горло почему-то перехватило. Кто ей станет? Конечно, Арлена с князем сводничают, да и намеки у Арлены уже неприкрытые идут. Но для неё этот мир чужой. Здесь говорят не так, убивают слишком легко, врут, глядя честными глазами.
   И завести здесь что-то серьезное, навроде семьи - немыслимо. Это как добровольно уйти в тюрьму. Она не декабристка.
   - В вашем мире, - объявила Арлена. - Я нанимала людей, платила им деньги и отдавала приказы. То есть делала все то, что делаю и в этом мире. Кстати, вам не следовало мыть напоследок посуду и убираться в доме. Ваше происхождение даже выше моего. Я как раз собиралась вызвать приходящую поломойку. Но вы поторопились. Как всегда, впрочем.
   Если припомнить, молча подумала Таня, все те несколько дней на Земле Арлена и впрямь даже стол за собой не вытерла. Только платила и договаривалась.
   - Итак, о бале. - Возвестила Арлена бодрым голосом. - Официального представления герцогской чете не будет, Борески этикета не придерживаются. Кроме того, празднуют обычно сразу в трех башнях. В залах на первом этаже. И герцог с герцогиней по очереди посещают все три башни. Через три с половиной сила после заката все приглашенные выходят во двор, посмотреть, как загорается на небе Поворотная звезда. Молодые пары в этот момент целуются - говорят, это дарует долгую жизнь в браке. Но у нас с вами одна проблема. Бал состоится уже через три дня. А вам нужно сшить новое платье. Те, что для вас приготовили, увы, не подойдут. Сегодня вы задыхались на каждом шагу. Стало быть, танцевать в пошитых для вас платьях не сможете...
   - Блестящая догадка. - Пробормотала Таня.
   Арлена глянула кисло.
   - Я стараюсь ради вас. Мы засадим за шитье всю женскую прислугу Фенрихта. Если потребуется, я сама возьмусь за иглу...
   - Какая честь для меня.
   - Я не могу поступить иначе. Раз уж сама герцогиня обтирает пыль... - Проворчала Арлена. Сказала с надеждой в голосе: - Впрочем, это навряд ли потребуется. Как я помню, Мелта очень быстро шьет...
  
   - То, что видел один, знают все. - Спокойно сказал герцог Франц. - А то, что случилось с одним, может случиться и с другими. Княжна Татьяна вышла из оранжереи не такой, какой вошла, Рут. Этого могли не понять женщины, гулявшие по двору, но почуяли те, кто стоял на страже у дверей. И пока ход в дом за стеной запечатан - у многих будут рождаться подобные желания. Ты уверен, что проход нельзя распечатать?
   Рут, сидевший на скамье перед отцом, глянул себе на ноги.
   - Нет. Не уверен. Как не уверен и в обратном - что его можно распечатать.
   - Эрни, который проиграет в схватке девице из борделя - не эрни. - Негромко сказал отец. Глаза его блеснули.
   Рут ссутулился.
   - Постель - не то место, где можно держаться за рукоять меча.
   - О да. - С насмешливой ухмылкой согласился отец.
   Но тут же стер эту ухмылку с лица.
   - Мы не можем все время жить как в осаде, Рут. Я пошел тебе навстречу, когда ты потребовал не пускать обратно прислугу и завалить ход в бордель. Но потом ты настоял, чтобы бал в честь Поворотной звезды состоялся.
   - Это важно. - Быстро сказал Рут. - Властители не должны забывать, что центр Керсы находится здесь, в Вагране. Кроме того, я боюсь, что где-то в Тарусе стоят Врата, о которых мы ничего не знаем. Именно через них илазирцы сначала пришли, а потом ушли...
   Герцог прищурился.
   - А если ты ошибаешься? Если во время нападения в столице не было никого из Илазира?
   - Может, и не было. - Согласился Рут. - Но я почему-то уверен... точнее, я хочу быть уверен в обратном. мы разослали приглашения всем властителям, живущим в столице и вокруг неё. Те, у кого рыльце в пушку, не придут. Прочих мы проверим ещё на входе в Вагран. Таким образом, у нас появиться небольшой список домов и поместий, к которым нужно приглядеться. И все благодаря одному балу. Который все равно должен пройти - это традиция, а в Вагране их чтут.
   Герцог кивнул и несколько мгновений смотрел на сына, ничего не говоря. Потом склонил голову к плечу.
   - Рут. Как она тебе?
   - Она? - Он спохватился, осознав, что отвечает отцу вопросом на вопрос. - Княжна Татьяна весьма... благородная девица. И славная. Она... я даже не знаю, что сказать.
   - Она обыкновенная. - Медленно сказал отец. - В любом городе, в любом селе по улицам ходят десятки таких. Да, в ней нет особой злости или зависти - но и других достоинств я тоже не заметил.
   Рут склонил голову вперед, словно собирался боднуть воздух.
   - Она попыталась свистнуть, чтобы подозвать моего пса. Это было забавно.
   Герцог Франц тоже склонил лицо вперед.
   - Повадки уличной девчонки, так? Ты мой сын. Что ты будешь делать через несколько лет, когда вдруг поймешь, что твоя жена больше подходит булочнику или мяснику? Низкое происхождение княжны выпирает. Как бы ни пытались Тарлани прикрыть его наспех заученными фразами и манерами, но она из простых. Да, она славная девочка - но и только.
   - Иногда... - Рут поморщился. Почему-то сейчас было трудно подобрать слова. - Иногда в обыкновенности может таиться даже больше, чем в избранности. Мне приходилось видеть девиц, у которых были особые достоинства. Или много достоинств. Все они несли свою особенность, как дар для этого мира. Они были так погружены в эти достоинства... а княжна просто открывает рот и смотрит на меня. Неумело свистит и не придерживается этикета. И мне почему-то становится смешно. К тому же, как я слышал, многие булочники и мясники живут со своими женами счастливее, чем высокородные властители. Хотя супруги властителей благородны во всех отношениях и полны всяческих достоинств... Думаю, в начале брака у меня будет несколько лет, когда я буду много смеяться. И я не хочу менять их на несколько лет, которые проведу, любуясь достоинствами моей жены. Вот, собственно, и все...
   - Иными словами, ты её берешь. - Сказал после паузы отец.
   Рут кивнул.
   - Я её беру.
   Герцог Франц поморщился.
   - Ты уверен, что твой восторг - не следствие заваленного хода?
   Рут чуть улыбнулся.
   - Скажем, одно другому не мешает. Княжна мне нравиться, это несомненно. Заваленный ход усиливает желание понравиться ей, и это также несомненно. - Он вздохнул. - Даже чересчур усиливает.
   - Я не знаю, как ты ей понравишься. - Проворчал отец. - Это будет не бал, а пикник в замке. Без слуг. Без поваров. На столы поставят мясо, которое испекут на вертелах мои волки. Они же будут подавать. Да, из того трактира - как там его?
   - 'Окорок и дама', ваше сиятельство.
   Желвак на щеке у герцога раздраженно дернулся.
   - Оттуда доставят пирожные и десерты. Нам остается только надеяться, что благородные дамы согласятся их попробовать.
   - По слухам, - пробормотал Рут. - Почти все благородные дамы Таруса хотя бы раз в жизни пробовали угощение в 'Окороке и даме'. И если верить все тем же слухам, они единогласно одобряют тамошние пирожные и десерты.
   Герцог фыркнул.
   - Только не ляпни этого при ком-то из властителей.
   - Как можно. - Серьезным тоном провозгласил Рут. - Тем более, что господа властители и сами часто там бывают. Причем многие - не по разу, в отличие от жен...
  
  
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | О.Гринберга "На Пределе" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"