Федорова Екатерина: другие произведения.

Четырнадцатая дочь-2. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Платье, бал и скромное Танино обаяние...--------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 18.03----А бал все идет...

   ПОЧИТАВ КОММЕНТАРИИ, Я РЕШИЛА, ЧТО ВОЗРАЖЕНИЯ ГЕРЦОГА ФРАНЦА ПРОТИВ ТАТЬЯНЫ НАДО РАСПИСАТЬ ПОПОДРОБНЕЕ. ЗДЕСЬ ПЕРЕД НАЧАЛОМ НОВОЙ ГЛАВЫ ЗАЛИТА ЧАСТЬ РАЗГОВОРА РУТА С ОТЦОМ - ЧУТОК ПЕРЕПИСАННАЯ.
  
  
  
  
   Герцог кивнул и несколько мгновений смотрел на сына, ничего не говоря. Потом склонил голову к плечу.
   - Рут. Как она тебе?
   - Она? - Он спохватился, осознав, что отвечает отцу вопросом на вопрос. - Княжна Татьяна весьма... благородная девица. И славная. Она... я даже не знаю, что сказать.
   - Она обыкновенная. - Медленно сказал отец. - Обыкновенная, если убрать её силу. Ты через год станешь посланником. И твоя сила в любом случае в разы будет превышать её мощь. Ты посланник самой Мстительной, вестник новой эпохи - какой бы она не стала для нас, эрни. А княжна лишь случайный обладатель капли её силы. Не захоти Коэни Милосердный обмануть Мать-Прародительницу, никто бы и не узнал, что у одного из Тарланей где-то имеется внебрачная дочь. И неизвестно, сохранится ли мощь княжны Татьяны после того, как закончится этот год. Может, Трира заберет назад свой подарок, как сделала это с нами. Ты должен понимать - Тарлани знают, что могущество их невесты товар скоропортящийся, и сделают все, чтобы свести тебя с ней как можно скорей. Протестовать против этого я считаю преждевременным, потому что год ещё не истек. Но мы можем потянуть время. От помолвки до свадьбы иногда проходит очень много месяцев. А помолвка ещё не свадьба. Впрочем, брак можно расторгнуть и потом. Главное - не завязнуть в нем...
   Он откинулся назад, посмотрел в сторону далекого окна. Добавил:
   - Если убрать её синее сияние, то в остатке окажется самая обычная девчонка. В любом городе, в любом селе по улицам ходят десятки таких. Да, в ней нет особой злости или зависти - но других достоинств я не заметил.
   Рут склонил голову вперед, словно собирался боднуть воздух.
   - Она попыталась свистнуть, чтобы подозвать моего пса. Это было забавно.
   Герцог Франц тоже склонил голову вперед.
   - Повадки уличной девчонки, так? Это только подтверждает мои слова. Ты мой сын. Все твои прабабки были одна именитее другой. Начиная с принцессы Янзель Бореск. Ты можешь отказаться от своего происхождения, Рут, но оно никогда не откажется от тебя. Что ты будешь делать через несколько лет, когда вдруг поймешь, что твоя жена больше подходит булочнику или мяснику? Низкое происхождение княжны выпирает. Как бы ни пытались Тарлани прикрыть его наспех заученными фразами и манерами, но она из простых. Да, она славная девочка - но и только.
   - Иногда... - Рут поморщился. Почему-то сейчас было трудно подобрать слова. - Иногда в обыкновенности может таиться даже больше, чем в избранности. Мне приходилось видеть девиц, у которых были особые достоинства. Или много достоинств. Все они несли свою особенность, как дар для этого мира. Они были так погружены в эти достоинства... а княжна просто открывает рот и смотрит на меня. Неумело свистит и не придерживается этикета. И мне почему-то становится смешно. К тому же, как я слышал, многие булочники и мясники живут со своими женами гораздо счастливее, чем многие высокородные властители. Хотя супруги властителей благородны во всех отношениях и полны всяческих достоинств... Думаю, в начале брака у меня будет несколько лет, когда я буду много смеяться. И я не хочу менять их на несколько лет, которые проведу, любуясь достоинствами моей жены. Вот, собственно, и все...
   - Иными словами, ты её берешь. - Сказал после паузы отец.
   Рут кивнул.
   - Я её беру.
   Герцог Франц поморщился.
   - Ты уверен, что твой восторг - не следствие заваленного хода?
   Рут чуть улыбнулся.
   - Скажем, одно другому не мешает. Княжна мне нравиться, это несомненно. Заваленный ход усиливает желание понравиться ей, и это также несомненно. - Он вздохнул. - Даже чересчур усиливает.
   - Я не знаю, как ты ей понравишься. - Проворчал отец. - Это будет не бал, а пикник в замке. Без слуг. Без поваров. На столы поставят мясо, которое испекут на вертелах мои волки. Они же будут подавать. Да, из того трактира - как там его?
   - "Окорок и дама", ваше сиятельство.
   Желвак на щеке у герцога раздраженно дернулся.
   - Оттуда доставят пирожные и десерты. Нам остается только надеяться, что благородные дамы согласятся их попробовать.
   - По слухам, - пробормотал Рут. - Почти все благородные дамы Таруса хотя бы раз в жизни пробовали угощение в "Окороке и даме". И если верить все тем же слухам, они единогласно одобряют тамошние пирожные и десерты.
   Герцог фыркнул.
   - Только не ляпни этого при ком-то из властителей.
   - Как можно. - Серьезным тоном провозгласил Рут. - Тем более, что господа властители и сами часто там бывают. Причем многие - не по разу, в отличие от жен...
  
   Глава восьмая. "И грянул бал".
  
   - Этот цвет не подойдет. - Раздраженным тоном сказала Арлена. - Вы должны быть безупречны. Это первое официальное появление дев Тарланьского дома перед благородными другой страны... первое после изгнания, хочу сказать. И все наши девы должны быть безупречны - но более всех, конечно же, вы. Этот цвет не подходит для первого представления высшей знати Керсы.
   Таня с досадой отложила отрез синего цвета - глубокого оттенка, какой бывает у земного неба на закате.
   - Белый тоже не годится. - Арлена отодвинула в сторону штуку кипенно-белого шелка. - Его одевают лишь для первого представления князю Тарланю. Вот... вот этот. И вот этот. Прочие не подойдут ни к вашим волосам, ни к вашим глазам. Выбирайте из этих двух.
   Таня с тоской оглядела отрезы. Светло-салатный - настолько светлый, что отдает белизной. И промытый до все той же пасторальной светлости бледно-персиковый.
   - Первый подходит под ваши зеленые глаза. - Пояснила Арлена. - Второй подходит к волосам. У них слишком трудный оттенок - темного меда. Будь они потемнее или посветлее, подобрать ткань было бы легче. Что вы выберете, княжна Татьяна?
   Она с сомнением оглядела рулон персикового шелка и коснулась салатного. Арлена пробормотала:
   - Прекрасный выбор. К нему пойдут белые или зеленые камни. Хорош также радужный опал. Оправу можно взять из простого золота, неяркая ткань позволяет яркие украшения. Впрочем, вам лучше избегать крикливости. Но изумрудная крошка на отделке платья, вперемешку с жемчугом, вполне допустима... приступай, Мелта.
   Она шагнула в сторону. Кудрявая служанка тут же подступила к Тане с алой лентой в руках. На полоске шелка белели нашитые вручную черточки - для обмеров. Интересный подход.
   - Когда Мелта закончит, к вам придет благородный Ленклав Тарланьский. - Церемонно сказала Арлена. - Нужно повторить те движения, которые вы уже выучили. И узнать новые.
   Она смахнула разложенные по крышке отрезы обратно в ларь отрезы. Захлопнула короб, пробормотала заклинание, не отнимая пальцев. Ларь поднялся над полом.
   Арлена присела в своем извечном реверансе и выплыла из Таниной комнаты ожившей копной сена - сходство усиливал соломенный цвет платья. Ларь уплыл следом за ней.
   Мелта, оставшись наедине с Таней, с осуждающим прищуром оглядела её наряд - широкие штаны и футболку. Вернувшись из Ваграна, она первым делом переоделась в свое домашнее, варварски разодрав для этого шнурки на корсете - даже руки о них поранила, поскольку те никак не поддавались. Нелегко избавится от туалета, сшитого по мерке Тарланей...
   - Княжна Татьяна, вам лучше переодеться в нижнюю рубашку, какую одевают под корсет. Так мерки выйдут точнее. Я сейчас.
   Служанка метнулась к сундуку, вернулась с шелковой тряпицей. И протянула кожаный кармашек на шнурке.
   - Вот. Пока вас не было, я прибрала. Вы говорили, это ваш талисман.
   Она дрогнувшими пальцами приняла кожаный кулечек, растянула горловину. Достала связку ключей. Слеза из черного агата блеснула гранями. Материн подарок...
   Слезы навернулись на глаза. Таня сжала связку в руке, до боли. Потом шагнула к кровати, бережно уложила ключи на покрывало. И, хлюпнув носом, дергаными движениями принялась переодеваться.
   Служанка растерянно молчала за спиной.
  
   Все последующие три дня Таня провела между своей комнатой и небольшим зальчиком на втором этаже. В комнату каждое утро являлась Мелта, с ворохом будущего платья для примерки. А в зальчике ожидали благородный Ленклав Тарланьский - и ещё один Тарлань, симпатичный, лет тридцати, со скрипкой. Его имя Таня помнила по рассказам Арлены о чудесной жизни тут, в замке. Кузен Арентил.
   Они повторяли с Ленклавом уже знакомую ей затяжную кадриль, круговерть из скользящих шагов, поворотов, полуприседов и жеманных взмахов руками. Спешно выучили ещё два танца. Первый - хождение парами, в котором следовало шагать по спирали, все время держась лицом друг к другу, с претензией на изящность помахивая то одной рукой, то другой. Дланью, не занятой махами, нужно было держаться за партнера.
   Во втором танце мужчины стояли на месте, отвешивая поклоны и протягивая ладони - а дамы, кружась по кругу, зачем-то их касались. Самым изящным образом, говорил Ленклав, и показывал, как. Словно зерно с мужских ладоней подбирают, молча думала Таня.
   И повторяла, повторяла, повторяла...
  
   На четвертый день, перед закатом, голодная - за весь день Мелта принесла ей только несколько кусочков хлеба и воду - Таня стояла у зеркала, сооруженного Арленой на стене.
   Кайма из мелких изумрудов и жемчуга обнимала плечи и выставленную напоказ грудь. Длинные рукава с разрезами обегала кайма потоньше, шею охватывала жемчужная лента - узорчатое плетение с зеленым камнем посередке. В ушах тоже колыхалось нечто этакое, напоминавшее игрушки для елки. Вместо диадемы жемчужная нить поперек лба. Танины волосы Мелта завила в жесткие, стоящие колом спирали, а потом засунула в сетку на затылке, прицепив её к той же нити.
   Умеренно затянутый корсет на этот раз позволял дышать. Зато юбки были пугающе пышными.
   - Там, где нельзя затянуть талию, всегда можно расширить бедра. - Наставительно сказала Арлена, поймав Танин взгляд. - Главное, чтобы мужской взгляд мог зацепиться за разницу в обхватах. Некие изгибы, княжна Татьяна, даме приличествуют. Если их нет, то их нужно изобразить. Учтите это на будущее.
   Сама она была затянута в малиновый корсет, сужавшийся в талии не рюмочкой, но могучей чашей.
   - Учту. - Односложно отозвалась Таня. - Поехали, благородная Арлена?
   Та приподняла бровки.
   - Не пора ли нам спустится к карете - вот как следовало спросить. Пора, княжна Татьяна, пойдемте.
   Она развернулась и устремилась к двери. Таня благодарно кивнула Мелте, набросившей ей на плечи меховой плащ, зашагала следом.
   В карете их уже ждали. Сам князь Вал Тарлань и его внук, княжич Бар. Их с Арленой поприветствовали, они кое-как втиснулись на скамеечку напротив, и карета тронулась.
   Следом зацокали по камню лошади второго экипажа - эти были все средства передвижения, что имелись у Тарланей. Те, кто не смог поместится в две кареты, отправятся в Вагран пешком, через Врата. Как объявила Арлена, это унизительно, но иного выхода нет...
   - Дитя мое. - Необычайно оживленно сказал старый князюшка. - Благородная Арлена уже рассказала вам о том случае, из-за которого Борески расстались со своей прислугой?
   Она кивнула. Обезумевший садовник пырнул ножом одного из эрни...
   - Так вот, согласно сведениям, которые мы узнали этим утром от поварихи, пришедшей в Фенрихт наниматься - тот слуга не обезумел, но был одержим. - Все так же оживленно сказал князь. - После нападения он начал болтать про какую-то даму, называя её божественной. Боюсь, здесь чувствуется божественная ручка той, кого мы зовем Трира Справедливая Расплата. Поэтому эрни бояться, и вполне резонно, пускать в замок посторонних людей. Непонятно, почему они не отказались от идеи дать бал.
   Арлена издала непонятный звук. Словно поперхнулась.
   - Да, я знаю, что для наших девиц это большая радость. - Князь покивал. - И возможность, хоть и призрачная, как-то устроиться. Но для самих Боресков это риск. Надо сказать, меня крайне интересует здоровье одного из них. Я надеюсь, княжна Татьяна, что вы будете держаться поближе к наследнику Руту. Чтобы защитить и оградить. Прошлое нападение произошло слишком близко к юному наследнику.
   - Когда я видела его в последний раз, - почти ласково сказала Таня. - Его милость наследник в защите не нуждался. Наоборот...
   Она прикусила язык, осознав, что собирается ляпнуть. Незачем их радовать.
   - Так что наоборот? - Князь поднял пушистые седые брови, блеснул голубыми глазами.
   - Сам предлагал мне защиту. - Буркнула она.
   И отвернулась к стенке кареты, давая понять, что разговор окончен.
   К счастью, больше с ней разговор не заводили. Беседа свернула на светские темы - какое приданое дать, если удастся-таки пристроить одну из княжон. Все трое сходились на том, что кристаллы нынче страшно дороги - и так просто разбрасываться ими не след.
  
   Когда они прибыли в Вагран, на выходе Тане подал руку сам княжич Бар. Она ступила на каменные плиты, тут же посторонилась, давая место спускавшейся следом Арлене.
   Зубчатые стены Ваграна, поднимавшиеся со всех сторон, заполняло закатное зарево, лежавшее в их темных краях, как изумрудное море в лагуне. Чуть ниже края стен тянулась цепочка сияющих шаров, пока ещё бледных, неярких на фоне зеленого заката. Громадное здание перед ними сияло огнями, а за ним, с той стороны замка, на зеленое море наступала кофейного оттенка тьма.
   Карета, высадив пассажиров, тут же отъехала в сторону. На её место встала следующая.
   - Княжна Татьяна, следуйте за нами. - Велела Арлена.
   И она последовала. У входа в здание группку Тарланей встретил мужчина лет сорока, с седыми висками. В темном камзоле, с серой отделкой по швам.
   - Рад приветствовать благородного Слера, главу управы торговых дел и заведений. - Благообразно сказал князь.
   И самую малость склонил голову. Бар отвесил легкий поклон, Таня вслед за Арленой присела.
   - Просто Слер. - Невыразительно ответил мужчина. - Я также рад приветствовать вас в Вагране, ваше светлейшее княжье могущество, княжич Бар, княжна Татьяна и благородная Арлена. По приказу моего герцога сообщаю, что сегодняшнее застолье будет в халкидикийском стиле. Столы с угощением находятся по левую сторону зала, стулья для отдыха в глубине, возле музыкантов, комнаты для дам возле лестницы, комнаты для мужчин по правую руку от входа. Желаю вам весело провести ночь Поворотной звезды в Вагране.
   Он поклонился - и взор его тут же перескочил на следующую группку гостей, подходившую сзади. Таня вслед за прочими прошла через широко распахнутые двери, по бокам которых застыли мужики в черной коже. Слер за их спинами все тем же невыразительным голосом произнес:
   - Рад приветствовать вас в Вагране, княжич Гальвен, княжна Орелия...
   - Угощение в халкидикийском стиле! - Негромко сказала Арлена. Глубоко вздохнула, отчего малиновый корсет протестующее затрещал. - Изящный выход из их положения. Выставить на стол все, что есть - и пусть гости сами накладывают себе еду на тарелки. Небывалая экономия на прислуге...
   - Ну-ну, благородная Арлена. - Мягко пожурил её князь. - Забудьте о мелочах. Мы здесь, это главное. Может, прогуляетесь по залам с княжной Татьяной, пока мы с Баром посидим возле музыкантов? Кажется, они уже играют что-то, хоть и едва слышно. Я узнаю песенку, которая была на слуху в годы моей юности.
   Таня различала только шаги и негромкий гомон прибывающих гостей, но спорить не стала.
   - Разумеется, ваше светлейшее княжье могущество. - Арлена присела, но не так глубоко, как обычно. - Княжна Татьяна, за мной...
  
   Они прошлись сначала вдоль стен, заскочили в комнаты возле лестницы, где звероватого вида мужчина в кожаном камзоле принял у них плащи - и повесил на грубо сколоченную вешалку, шедшую через всю комнату. Потом неспешно прогулялись вдоль столов. Таня не сомневалась, что Арлена высматривает Рута - но того нигде не оказалось.
   Что интересно, музыкантов, нездорового вида субъектов в цветистых камзолах, сидевших в углу возле лестницы, охраняло сразу шесть мужчин. И тоже устрашающего вида, в черном, с мечами на поясах.
   Этих мужчин, в черном и с мечами, в зале было крайне много - то тут, то там она натыкалась на них взглядом. Все они смотрели вроде бы в никуда, но при этом цепко держали зал под перекрестным прицелом взглядов. Таня, случайно встретившись глазами с одним из них, поежилась. И, чтобы отвлечься, спросила:
   - Скажите, благородная Арлена, а почему человек, что встречает гостей, попросил называть его просто Слер?
   Арлена, остановившись, ответила доверительным тоном:
   - Большая часть местных эрни происходит от весьма родовитых матерей, княжна Татьяна. И не менее родовитых бабок. Многие не желают этого признавать, в том числе и сами эрни - но они давно уже являются частью керсийской знати. Через браки и по праву крови. Поэтому князь назвал господина Слера благородным. А тот, следуя традициям эрни, отказался от этого титула. Но его матерью являлась благородная Ларгир, а бабкой, если мне не изменяет память, благородная Фанурия. Все они - дочери обедневших, но весьма достойных властителей, с древними родословными.
   - Восхитительно. - Пробормотала Таня, не зная, что сказать. Почему-то эти эрни начинали ей нравиться.
   - И обратите внимание на то, в каком порядке Слер назвал наши имена. - Заявила Арлена. - Это вам пригодится, когда вы станете... скажем, хозяйкой в каком-нибудь замке. В первую очередь всегда обращаются к главе дома, потом к его детям и внукам. Лишь после этого можно обратить внимание на дальних родственников. Поэтому Слер назвал мое имя в самом конце. А ваше - после княжича Бара. Хотя вы оба являетесь внуками князя, но Бар, как мужчина и наследник, имеет право на первоочередное упоминание. Учтите это на будущее.
   - Всенепременно. - Равнодушно пообещала она.
   Арлена, одобрительно кивнув, вновь поплыла вдоль накрытых столов, шелестя малиновыми юбками.
   Гости на них внимания не обращали. На стульях в дальнем конце зала сидели, составив стулья в кружки, компании дам и кавалеров. Тарлани уже выбрали места у самой стены - и исчезли за пышными прическами дам.
  
   Таня, идя вслед за Арленой, исподтишка разглядывала зал. Девиц оказалось больше, чем мужчин - и все они вырядились так же роскошно, как она. И тоже в светленькое. Такого сборища светлых тонов она ещё никогда не видела. Зал напоминал цветник, ароматы накатывались волнами то справа, то слева.
   - Выставка невест. - Пробормотала рядом с ней Арлена. - Как раз этим летом наследнику исполнилось двадцать два - возраст, после которого эрни разрешается вступать в брак. И большая часть маменек Таруса явилась сюда, опустошив фамильные шкатулки. В этот вечер все их сокровища висят на дочках. Посмотрите внимательно, княжна Татьяна. Хотя их платья шились за полгода до бала, а с вашим мы уложились за три дня, но оно не выглядит сделанным наспех. В этом сила Тарланьского дома - то, что другие делают за полгода, мы выполняем за несколько дней.
   Она мило улыбнулась и отвесила реверанс в сторону степенного господина, шедшего навстречу - и ведущего за собой, как на поводке, двух девиц.
   - Добрый день, благородный Дольвиг. Нас никогда не представляли друг другу, но я...
   Господин кисло глянул на неё и прошел мимо, словно не услышал. Девицы, проплывая мимо, скривили надутые губки. Арлена напряженно выдохнула. Сказала ровным тоном:
   - Не обращайте внимания, княжна Татьяна. Местное общество сторонится нас, боясь мести Совета магов. Да и мы прежде не стремились к общению. Однако теперь керсийской знати придется нас принять. Эпоха, что наступает, принадлежит той, кто не привык спускать обиды. Мы, разумеется, будем во всем следовать её указаниям.
   Таня нахмурилась, но промолчала. Тарланьский дом почуял силу?
   Арлена больше ни с кем не здоровалась, но у самых дверей проронила:
   - Надо навестить и другие башни. Следуйте за мной, княжна.
   Они вышли, причем в дверях едва разминулись с вновь прибывшими - ни Арлена, ни пышная мадам в фиолетовом, плывшая впереди двух кавалеров и одной девицы, не пожелали уступить дорогу. Лица благородных исказились в пренебрежительных усмешках, когда Танина спутница все-таки прорвалась первой.
   Сама Таня просто дождалась, когда путь освободится. И презрительные взгляды господ, медленно перешагивавших порог, её не взволновали.
   - Они думают, что кристаллы их защитят. - Прошипела Арлена, едва Таня её нагнала. - Или Совет магов, при нужде. Мое происхождение выше, чем у любой местной гусыни, однако как они ведут себя! Сколько лет они пресмыкались при одном упоминании Тарланьского дома, а теперь... Но грядут перемены, княжна Татьяна. Грядут! И какие перемены!
   Она снова промолчала.
   Во второй башне наследника не оказалось, и Арлена, решительно обойдя здешний зал по периметру, объявила, что придется идти в третью.
   На выходе Таня с тоской покосилась на сияющую коробку оранжерею. Та стояла как раз в центре треугольника, вершинами которого являлись жилые башни замка. Туда бы сейчас - и ничего, что местная зелень таких диких ржаво-бордовых расцветок. Зато тишина, покой, и никакого променада под презрительными взглядами местных господ.
   Потом она увидела, как к оранжерее направилась парочка - девица в пышных юбках, кавалер в камзоле, шитом золотом. Полумрак прорезал желтый блик света, упавший из распахнувшейся двери. Таня вздохнула. Похоже, сегодня покоя не будет даже там...
   На самом деле, мрачно уличила она себя, ты хочешь не покоя, а встречи с наследником. Только наедине, а не на глазах у местных, которые словно лимон кусают, когда видят кого-то из Тарланей.
   Рут отыскался в третьей башне - стоял себе в глубине зала, обряженный в темно-серое. Цепь из толстых серебряных звеньев ровным полукругом обнимала плечи. Пепельные волосы недавно подстрижены. Или прилизаны так, что прилипли к голове.
   - Прилипли. - Негромко сказала Арлена.
   Таня вздрогнула. Может, она сказала что-то вслух?
   - Они все к нему прилипли. Надо сделать что-то, чтобы отклеить наследника Рута от этих девиц. - Решительно сказала Арлена. - Видите? Сейчас он отходит от особы в линялом голубом. А другая, в оттенках завядшего цвета рензеи, уже подстерегает на пути. Дальше гусыня с двумя дочками. И так по всей зале. У его милости, если приглядеться, не путь, а дорожка из клея.
   Таня вздохнула.
   - А оно нам надо? Я имею в виду, отклеивать?
   - Сделайте это хотя бы из гуманных целей. - Решительно заявила Арлена. - Сегодня праздник Поворотной звезды. Через три сила вокруг наследника будет уже настоящая свалка - все эти девицы мечтают выйти во двор вместе с его милостью. Чтобы увидеть возгорание Поворотной звезды в обществе наследника.
   - Вы предлагаете его пожалеть? - Изумилась Таня. - Да он сейчас как петух в курятнике. У него такой день, глаза разбегаются. Скромное мужское счастье - ты один, а их много, и все тебя хотят...
   - Не его. Их. - Арлена кивнула на девиц. - Ведь передавят друг друга. Или глаза выцарапают. Кроме того, если наследника уведете вы, меж лучшими домами Керсы снова воцарится мир.
   - Ну если ради мира во всем мире... - Нехотя сказала она.
   Ведь притворяюсь, повинилась она перед собой. А что делать? Уж больно не хочется, чтобы сероглазый смотрел на других. Вот как сейчас смотрит...
   Она выдохнула, решаясь, и зашагала вперед. Где-то за спиной шелестела малиновыми шелками Арлена. Местные дамы с брезгливыми минами уходили с дороги. Однако за десять метров до наследника все изменилось. Здесь девицы и их мамочки стояли неподвижно. Тане пришлось протискиваться между пышными юбками.
   - Ваша милость. - Громко сказала она, когда до Рута оставалось всего метра три. Тут игра шла уже не на жизнь, а на смерть. И дамы, пока она шла, успели уплотниться до состояния плотины. Глаза у них на спине, что ли? - Князь Тарлань желает обсудить с вами новые магические заклинания. Они действуют прекрасно, но на тех, кто рядом, почему-то исчезает одежда...
   Не подействовало. Юбки не шевельнулись.
   - Я могу показать одно из них прямо сейчас! - Громко объявила она.
   Стоявшие прямо перед ней дамы насмешливо фыркнули. Дура я, убито подумала Таня. Нашла чем напугать. Что они вот-вот останутся перед наследником в чем мать родила...
   Рут, глядевший на неё с той стороны девичьей запруды, уже начинавшей возмущенно гомонить, чуть улыбнулся. Подчеркнуто низко склонил в её сторону голову - отвесить поклон не позволяла грудь слишком близко стоявшей девицы. Возвестил:
   - Княжна Тарланьская! Мой отец просил отвести вас к нему, едва вы придете. Позвольте...
   Он кивнул особе, стоявшей перед ним - и двинулся вперед, не глядя на дам, загораживавших ему путь.
  Запруда из юбок нехотя начала расступаться. Пошла волна реверансов...
  
  
   -------------------------------------ПРОДОЛЖЕНИЕ ОТ 18.03
  
  
   Он приблизился, она присела. Все, как её учили.
   - Княжна. - Выдохнул Рут. - Я рад видеть вас в Вагране. Желаете руку, чтобы опереться на неё?
   - Не надо так жестоко с местными. - Едва слышно пробормотала она.
   Рут усмехнулся - значит, услышал. Потом отвесил полупоклон, короткий и достаточно официальный. Сказал равнодушным тоном, глядя поверх её головы:
   - Следуйте за мной, княжна Тарланьская. Мой отец скоро спустится в зал Главной башни, и у вас будет возможность увидеть его.
   Он прошел мимо, обойдя её юбки по кругу, и направился к выходу. Попадавшиеся по пути девицы низко приседали, Рут расшвыривал направо и налево поклоны, кивки и слова о том, как он счастлив и рад видеть благородную такую-то. На Таню, шагавшую следом, наследник больше не смотрел.
   Арлена куда-то пропала - хотя с её объемами, закутанными в малиновый шелк, стать невидимой было непросто. Вместо неё рядом со входом Таня заметила бледное лицо княжны Орелии. Та неведомым образом совместила приветливую улыбку и злой взгляд. Потомственную аристократию видно издалека...
   Они вышли из башни, промозглый ветерок погладил обнаженные плечи. Но холода Таня не почувствовала. Рут сделал от дверей шагов двадцать, остановился, поймал её за локоть. Притянул поближе и сказал, склоняя голову к плечу:
   - Тут мы можем поговорить. В зале башни ко мне могут подойти, а здесь это уже неприличная назойливость. У меня проблема, княжна Татьяна. Сегодня я должен побывать во всех трех башнях - и успеть потанцевать в каждой. Герцог с герцогиней вот-вот спустятся в зал Главной, музыканты возьмутся за смычки. Окажете честь протанцевать со мной первый танец? Обычно это гломар.
   Та самая спираль, с содроганием узнала название Таня. Этакий первобытный прообраз вальса - в котором партнеры держат друг друга не за талию или плечо, а за одну ладошку. Она, конечно, наловчилась танцевать этот гломар с Ленклавом. Но одно дело кружиться в пустой зале, и совсем другое - в ряду прочих пар, под колючими взглядами керсийских дам.
   - А обойтись без этого можно? - Выдохнула она, слегка скривившись. - Вы танцуйте, а я подожду. В стороне.
   Рут издал смешок.
   - Можно. Но мне будет скучно. Я танцевал этот гломар раз пятьдесят, если не больше. Я понимаю, что вы боитесь отдавить кому-нибудь ноги - но я готов подвергнуть такому испытанию знать своей страны.
   - За свои ноги, как я вижу, вы не боитесь. А зря. - Чуть резковато сказала она.
   - Разве я не говорил, что мои сапоги в полном вашем распоряжении? - Изумился он. - Если так, то это мое упущение. Соглашайтесь. Я знаю, что вам страшно, что вы никогда не танцевали перед полным залом - но рано или поздно вам придется научиться танцевать на таких балах.
   - Решили дать представление для приглашенных? - Пробормотала она, отступая на пол-шага.
   - Как сказала мне три дня назад одна княжна, самоуничижение вам не идет. - Объявил Рут. - Соглашайтесь или...
   Он вдруг замолчал, глядя ей за спину. Рука его соскользнула с Таниного локтя.
   Она обернулась. К ним шествовала княжна Орелия, под ручку с томным брюнетом в лиловом камзоле. Знакомое лицо - она видела его в Фенрихте, но имени не знала. Или не запомнила.
   - Княжна Татьяна! - Провозгласила Орелия. - Вы не представите нас вашему спутнику?
   Рут глядел мимо Тани с ничего не выражающим лицом.
   - Разумеется. - Сказала она.
   Одно короткое мгновение Таня размышляла - может, подсунуть наследнику для его танцев Орелию? Потом вдруг поняла, что собирается сделать с Рутом то же, что делали с ней самой Тарлани. Управлять и подсовывать кого-то...
   Рут неожиданно оглянулся на неё, ободряюще приподнял одну бровь. Орелия и томный брюнет смотрели выжидающе. Она выпалила:
   - Ваша милость, позвольте вам представить... - И запнулась. Кого представлять первым - брюнета или Орелию? Кто из них ближе к князю?
   Брюнет шагнул вперед, разрешая её сомнения. Низко поклонился.
   - Княжич Гальвен, ваша милость. Я так рад, что могу провести в Вагране бал Поворотной звезды, от всего сердца благодарю вас за приглашение...
   - И княжна Орелия! - Вставила Таня.
   Та присела в реверансе, пропела, не разгибая колен:
   - Наследник Рут, ваш замок прелестен. Теперь, когда меня представили вашей милости, моя радость от визита в Вагран стала полной. Пусть следующий год станет для вас удачным. Мои наилучшие пожелания герцогу и герцогине...
   - Счастлив приветствовать вас на балу Поворотной звезды. Княжич, княжна... - Церемонно сказал Рут.
   Орелия, как ни странно, тут же поднялась и под ручку с брюнетом уплыла назад. Оставив Таню немного разочарованной. Она-то надеялась, что Орелия проявит больше интереса к Руту. Ну и что это было? Напоминание о том, что Тарлани бдят? Создание искусственных трудностей, чтобы хоть как-то раззадорить двух голубков?
   - Пойдемте, княжна. - Сказал рядом Рут. - Вы уже мерзнете.
   Она вздрогнула, ощутив, что и впрямь начала дрожать. Рут снова подхватил её руку, потянул к башне, возвышавшейся впереди. Самоуверенно заявил, шагая рядом:
   - Первый танец вы танцуете со мной. Затем я оставлю вас в Главной башне и пройдусь по другим залам. Но обязательно вернусь. А как вы относитесь к привидениям, княжна? К тем, что приходят во сне?
   - С интересом. - Осторожно ответила она, припоминая Аделину дер Фонрайт, приходившую к ней в первые ночи в Фенрихте. - Даже с большим интересом.
   - Этой ночью мне приснился сон. - Неожиданно серьезным тоном сказал Рут. -И в этом сне был мой предок, Аленц Бореск. Должен сказать, что эрни вообще не видят сны, у меня это случилось второй раз за всю мою жизнь. Причем в первый раз предок Аленц дал мне крайне дельный совет...
   - А в этот? - С любопытством спросила она.
   - В этот раз его слова предназначались не для меня. - Рут помолчал, вспоминая то, что приснилось помимо предка. Сад. Дивный сад, поднимающий цветущие ветви к темно-желтому небу. В посмертном мире тоже перемены...
   - А для кого? - Спросила Таня, обрывая его мысли.
   Он на ходу повернул голову, оглядел её всю. Раскрасневшаяся на холоде щека, перед ухом завиток волос, слишком коротких, чтобы их удержала сетка на затылке. Ровный нос, немного вздернутый на конце. Ресницы над разрумянившейся щекой, не очень длинные, но густые. Оголенные платьем плечи - с той детской припухлостью, какая бывает иногда у совсем молоденьких девиц. Округлости, все ещё незрелые, но уже бесстыдно подчеркнутые полосой колко блестящих изумрудов.
   И алый блик мести внутри. А ещё... Он едва успел себя остановить. В этот вечер ему не хотелось знать, что таится внутри княжны Татьяны. Почему-то не хотелось.
   Она ждет, спохватился он.
   - Предок заявил - скажи ей, чтобы не слушала. А потом пропал. Поскольку он не сказал, кого имеет в виду, я решил, что расскажу о нем первой же девице, которая мне подвернется. Та, что отвоевала меня у керсийских дам, пригрозив оставить их без платьев, получит не только меня, но и слова моего предка в придачу. Что скажете?
   - О вас или о словах? - Она на ходу оглянулась на наследника.
   Нос с припухшей переносицей, глубоко посаженные глаза, желваки по бокам рта. Крупный, чуть бесформенный подбородок. Взгляд бесцеремонный, острый. Серые глаза под дугами бровей казались сейчас почти черными.
   - Вы уже готовы сказать что-то обо мне? - Рут прищурился и ухмыльнулся. Без особого веселья, правда. - Я весь внимание.
   Она смутилась и сказала совсем другое, то, ради чего и гуляла тут по холоду в одном платье. Правда, ниже пояса у неё был целый кочан из юбок, так что хоть ноги в тепле...
   - Вы говорили, что встретитесь с Орлом. А когда это будет? Может, нам стоит... как-то ускорить встречу?
   - Вы пришли на бал ради этого, но есть и другое. - Тихо заявил Рут. - Вы это знаете, и я знаю. Ничего не хотите мне сказать, княжна Татьяна? Нечто, что будет касаться только вас и меня?
   - Нам нужно узнать, что происходит сейчас в Алом замке. - Убито сказала она. - Узнать, что делает Орл. И подготовится. Договориться между собой, что и как...
   Рут молчал, и Таня понимала, чего он от неё ждет. Но язык почему-то не поворачивался...
   - Кстати, о вашем предке. - С фальшивым оживлением в голосе заявила она наконец, пытаясь разбить тягостную тишину. - Может, его слова - 'чтобы не слушала' - это о вас? Я не должна вас слушать, в этом все дело!
   - Возможно. - Коротко ответил он.
   Они уже вышли из-за угла Главной башни, как её называл Рут. Кареты больше не подъезжали, однако перед ярко освещенным входом пусто не было. Целая толпа разряженных господ парочками и компаниями прохаживалась по двору возле Главной.
   - Но наша договоренность о танце остается в силе. - Заявил вдруг Рут.
   - Хорошо. - Поспешно согласилась она. - Только предупреждаю - берегите ноги, ваша милость.
   Желвак на щеке, обращенной к ней, отмяк.
   - Я буду внимателен, как в бою.
   Рут снова глянул на неё, в последний раз позволяя себе измерить взглядом округлости, выставленные платьем напоказ. Кажется, она не заметила.
   - И глаза тоже берегите, ваша милость. - С ехидством, переходящим в легкое торжество, объявила вдруг Таня. - А то ведь повылазят от переутомления, блуждая по дамским корсетам...
   Рут засмеялся. Господа у входа начали оборачиваться. Он провел её мимо них стремительным шагом, на ходу раздавая поклоны и приветствия.
   За дверями в лицо Тане ударила волна теплого воздуха. И взгляды - от изучающих до презрительных. Что же мне так не везет-то, подумала она. Как ни попаду на Анадею, так всякий раз терки с каким-нибудь обществом. Ну прямо вечный бой...
   Рука Рута снова соскользнула с её локтя, и на этот раз она об этом пожалела. С ощущением его пальцев на локте было все-таки спокойнее. Они медленно добрались до двустворчатых дверей, ведущих на лестницу - шаг, поклон Рута, его приветствие. Снова шаг, поклон, приветствие. У дверей наследник остановился. Таня замерла рядом. Со всех сторон на неё глазели. Даже мужчина в кожаном камзоле, стоявший у входа на лестницу, облил внимательным взглядом.
   Рут развернулся, попросил:
   - Побеседуйте со мной, княжна Татьяна. Чтобы общество видело, как я занят. Надолго это не поможет, но...
   Мужчина в коже вдруг отступил в сторону, крикнул:
   - Герцог и герцогиня!
   Гости спешно расступились, открывая проход от лестницы до выхода. Рут выдохнул:
   - Наконец-то. Скоро будем танцевать.
   В тишине, что наступила в зале, слышен был только звук шагов - по ступенькам шли два человека. Мягкий цокот женских каблуков, твердая поступь мужчины. Потом из дверей показалась сиятельная пара. Таня сначала глянула и только потом присела в реверансе, заметно отстав от прочих девиц. Бородка герцога Франца исчезла, на квадратной челюсти светлела полоса кожи без загара. При дворе поменялась мода? На темном, почти черном камзоле сияла цепь из крупных золотых блях, усаженных рубинами.
   Герцогиню Эвгалир Таня увидела впервые. Благообразное мягкое лицо, красные глаза с припухшими веками, волосы уложены каскадом из локонов, обвитых серебряными нитями - в тон седине. Прозрачные камни поблескивали в прическе и на шее, платье темно-зеленого бархата выглядело настолько просто, что на фоне окружающего великолепия казалось почти монашеским.
   Герцог кивнул Тане, герцогиня бросила быстрый взгляд, в котором интерес сливался с недоверием. Потом сиятельная чета поплыла по проходу. Дамы снова заприседали - но только те, кто оказывался в нескольких шагах от них. Из-за чьей-то спины чертиком из табакерки выскочил старый Тарлань, сопровождаемый Баром. Подчеркнуто низко склонил голову.
   - Ваше светлейшее княжье могущество. - Возвестил герцог. Голос его враз перекрыл все легкие смешки и шепотки, наполнившие зал. - Мы рады приветствовать вас в Вагране.
   Князь ответил длинной фразой - мол, я тоже целиком и полностью рад.
   - Тоска. - Пробормотал рядом Рут.
   Таня, ничего не сказав, фыркнула.
   Они оттанцевали первый танец - причем Таня делала это со сжатыми от напряжения губами, а Рут с легкой ухмылкой. Прикосновение его руки к её ладони было жестким и крепким. Время от времени он чуточку тянул её то вправо, то влево, не давая выбиться из ряда пар, кружившихся в бесконечной спирали.
   Потом танец кончился. Наследник тут же поклонился, пробормотал что-то донельзя учтивое - и исчез, бросил на неё сожалеющий взгляд.
   Таня осталась одна. Музыканты снова что-то заиграли, по залу закружились пары, отплясывая местную кадриль. Искать родственников ей не хотелось - а потому она решительно зашагала в дамские комнаты рядом с лестницей. И, получив от звероватого мужчины свой плащ, вышла наружу.
   Башни сияли огнями, в промозглом воздухе вокруг них плыли звуки музыки. Из входов то и дело выскакивали парочки, хихикали, перешептывались - и забегали обратно.
   Она обошла весь Вагран - пройдясь сначала по окружности стен, потом возле громадных жилых башен. На задах оранжереи Таня наткнулась на ручеек, вытекавший из-под стеклянной стены. В потоке прыгали искры от огней, вода с шуршанием утекала по дну небольшого канала - и исчезала посреди поля странного вида, поделенного на части каменными оградками.
   Тут она сделала глупость - из любопытства сунулась там побродить. На первых же шагах нога в бальной туфле соскользнула с камня и влетела в узкую расщелину, невидимую в полумраке. Лодыжка вспыхнула болью. Таня замерла, приподняв ноющую ногу и потихоньку крутя ступней в воздухе - чтобы боль ушла поскорее.
   Здесь её и нашел Рут.
   - Княжна Татьяна. - Заявил он, останавливаясь по ту сторону оградки. - Я просил вас дождаться меня в зале Главной башни.
   Он уже командовать мной начал, молча изумилась Таня. Но вслух сказала другое:
   - Я решила поступить согласно завету вашего предка. Разве он не сказал - не слушай?
   Рут досадливо вздохнул.
   - Ристалище, на котором вы стоите, не место для девичьих прогулок. Вы можете идти?
   - Конечно, могу. - Величественно ответила она. И, хромая, выбралась к нему за оградку.
   - Надеюсь, эта боль послужит вам уроком. - Строгим тоном заявила его милость. - Здесь не место для дам.
   Наверно, ей следовало на него рассердиться, но ей стало лишь смешно.
   - Да что вы говорите... - Таня вдруг остановилась. Она не жаловалась ему на боль. - Откуда вы знаете?
   - Про вашу подвернутую лодыжку? - Почти ласково осведомился Рут. - Разве вам не рассказывали про эрни? Для многих вещей нам не нужны слова.
   У неё по коже вдруг побежали мурашки. Несколько мгновений она обдумывала, что это может значить для неё. Выходило страшненько. Все равно что гулять все время голой. Но только мысленно, изнутри.
   - И вы все время... как это называется...
   - Я чую. - Со вздохом сказал Рут. - Нет, не все время. Такое сводит с ума. И не все - только самое сильное. Вот вы, к примеру. Вы желаете мести. У вас болит нога и вас мучают воспоминания. И я вам нравлюсь. Все.
   - Это... - Словечко из лексикона Арлены само выскочило на язык: - Непристойно!
   Рут почему-то вздохнул.
   - Хотите, я понесу вас на руках?
   - Нет.
   - Я думал, мы ещё потанцуем, но теперь... - Он пожал плечами. - Если я верну вас в зал, поговорить нам уже не дадут. Значит...
   Рут вдруг стянул с плеч серебряную цепь, шагнул за оградку, присел и сунул её под ближайший камень. Выпрямился, поплевал на ладони и взъерошил прилизанные волосы. Пояснил:
   - Теперь издалека я выгляжу как простой эрни. Темный камзол без герцогских регалий. Приглашаю вас в оранжерею, княжна. Рензея ещё в цвету, вы сможете присесть на скамейку - а я смогу растереть вам лодыжку. Заверяю вас, что это крайне непристойно, но крайне приятно. Иногда.
   - А вашу регалию тут не своруют? - Таня кивнула в сторону ристалища.
   - Нет. Здесь, в Вагране, это чревато. - С оттенком самодовольства в голосе заявил наследник.
   Она фыркнула. И первой похромала к оранжерее.
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"