Соколовская Екатерина: другие произведения.

В погоне за вечностью...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Порой темное небо и холодная Луна открывают наши истинные сущности, показывая ту или иную сторону существа. Отказавшись от Солнца, Она обрела нечто более дорогое, чем Вечность, и не менее ценное, чем Любовь. И это "нечто" крепнет с восходом Луны... Прекрасной и убийственной... Но, что может случиться, если покусится на недоступное? Загнать Силу в угол? Вряд ли что-то хорошее... ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 19.11.2012 (ЗАМОРОЖЕНО)


   Екатерина Соколовская
   В погоне за вечностью...
   0x01 graphic
   Аннотация: Порой темное небо и холодная Луна открывают наши истинные сущности, показывая ту или иную сторону существа. Отказавшись от Солнца, Она обрела нечто более дорогое, чем Вечность, и не менее ценное, чем Любовь.
   И это "нечто" крепнет с восходом Луны...
   Прекрасной и убийственной...
   Но, что может случиться, если покусится на недоступное? Загнать Силу в угол? Вряд ли что-то хорошее...
  
   Предисловие:
   Многие легенды говорили, любовь между вампиром и вервольфом невозможна. Можете мне не верить, но такое реально. Любовь не выбирает людей, она не знает границ, не замечает лица и характеры, и уж тем более для нее не важна твоя сущность...
  

Глава первая. Знакомство

   Легкая вибрация, щекоткой пробежала по руке. На моем лице появилась слабая улыбка от имени, отраженном на маленьком экранчике мобильного.
   - Алло, - сказала я в трубку, тихим довольным голосом. Медленно идя по парку в колледж, где я училась на первом курсе, вдыхала свежий осенний воздух, который паром вылетал изо рта. На улице уже стоял ноябрь, и большая часть листьев опала, но это не портило общей картины.
   - Как ты? - пробормотал Паша, в тон мне. Пашке 18 лет, и вот уже прошло два месяца, с тех пор как он предложил мне встречаться. Мы познакомились случайно, а точнее он первый мне написал. Да, именно, мы повстречались в сети. Он довольно милый парень, веселый и ненавязчивый. Не знаю, каким чудом, но он переносил мой несносный характер. Терпел все ссоры, которые уже стали привычными. И хоть временами он меня раздражал и бесил своими запретами, я не могла долго находиться одной. Словно по заказу, едва я брала телефон, чтобы позвонить ему и поговорить, как он опережал меня.
   - Нормально, - просто ответила я, поднимая взгляд к хмурому небу. Сказать, чтобы я любила Пашку, значило сморозить глупость. Он не тот, кто перевернул бы мой мир с ног на голову; не тот, кто заставил бы смотреть на все по-другому. Но, мог помочь и посоветовать. За два месяца я научилась ему доверять. Ну, и что, что мы ходим, держась за руки и целуемся, расходясь по домам? Такая вот у нас дружба.
   - Кстати, с Днем рожденья! - как бы, между прочим, сказал он.
   - Спасибо, - ответила я с добротой. В груди разлилось приятное тепло, а на лице появилась улыбка.
   - Ну, тогда до вечера? - спросил парень с надеждой в голосе. За все время, он постоянно спрашивал у меня именно таким тоном, будто опасался, что я откажусь с ним погулять, хотя в лицо мне этого не говорил, и вообще не открывал тему совместного будущего. Пусть Пашка и был весельчаком и на первый взгляд казался глупыми, то на самом деле все обстояло далеко не так. Он видел, что я отношусь к нему, как к другу, поэтому и перестал надеяться на серьезные отношения. За что я ему искренне благодарна.
   - Да.
   - Я за тобой зайду. Удачи, - скороговоркой затараторил парень, и немедленно отключился.
   Бросив телефон в сумку, надела наушники. В меру громкая музыка заполняла сознание, прикрывая собой посторонние шумы, и я ускорила шаг, подстраиваясь под её ритм. Из-за своей прогулки, я опоздала, поэтому едва переступив порог колледжа, далеко не молодой дяденька, сидящий на посту, попросил мой студенческий.
   - Почему опаздываем? - спросил он, сощурив маленькие глазенки.
   - Ну... - протянула я, опуская глаза. С самого детства меня воспитывали, что если получаешь нагоняй лучше опустить взгляд. В моем возрасте это уже было не важным, но как говориться, привычка - вторая натура, поэтому я и делала этот жест на полном автомате.
   - У тебя что, сегодня день рожденья? - охранник пристально рассматривал мой студенческий, в то время, как его рука с авторучкой замерла над журналом.
   - Да, - просто ответила я.
   - Ладно, в честь праздника, не буду тебя записывать. Но, чтобы это было в последний раз, поняла? - укоризненным тоном, сказал охранник, возвращая мой билет.
   - Спасибо, - улыбнулась я. Я развернулась на пятках, отходя от поста. В то время, еще два опоздавших парня пытались пройти мимо.
   - Стоять! - прикрикнул охранник. Оба студента замерли, и с печальными лицами повернулись и вручили свои студенческие.
   - Причина опоздания? - все в том же приказном тоне спросил охранник.
   - Проспал, - буркнул один из них. Я наблюдала за развернувшейся сценой. До чего смешно выглядели те парни, словно провинившиеся дети. Когда я видела, что какой-то парень смотрит на меня, моя реакция становилась довольно странной. Я на глазах превращалась в ледышку, что, скорее всего и отталкивало. Сегодня не стало исключением. Один из парней, голубоглазый блондин, с короткими волосами медового цвета, пристально посмотрел на меня. Я не собиралась скромно отводить глаза. Не в моем стиле. Наоборот, выпрямилась и слегка вздернула носик. Пусть знает, что я не скромная простушка.
   Еще какое-то время, мы сверлили друг друга, но первым сдался он. Посмотрев на охранника, забрал свой студенческий. Холл был уже почти пустым, но я по-прежнему стояла около стендов. Бросив на меня последний взгляд, он пошел по коридору.
   То, что парень первый отвел взгляд, заставило меня в какой-то мере проникнуться к нему симпатией. Нельзя судить о людях с первого взгляда. Да, у меня была привычка так делать, но сегодня что-то изменило её. Звонок, эхом прокатился по пустому холлу. Подскочив от неожиданности, пулей помчалась в нужную аудиторию.
  
   - Ян, тут такое дело, - протянула шепотом я, привлекая внимание подруги. Мы с Янкой познакомились около месяца назад, но успели достаточно сдружиться, что на каждом уроке сидели вместе.
   - Чего? - буркнула девушка, отбрасывая угольно-черные пряди волос с лица. Карие глаза пристально заглянули в мои.
   - Слушай, а что, то за парень? Такой светленький. Он еще в наушниках постоянно ходит, - задала вопрос, сощуривая глаза. Яна в недоумении посмотрела на меня.
   - Денис Драгоманов. Та еще звезда! - съязвила она, отмахиваясь. Мне не понравился её тон. Все время я пыталась разобраться в образе парня, пытаясь найти хоть какие-то положительные черты и отделить негативные, но её слова все разрушили. Да, звучит странно, что я видела парня лишь раз, но уже распрашую о нем у подруги. То, как он на меня смотрел, вызвало интерес, а любопытство не порок.
   - В смысле?
   - Ну, в прямом. Гуляка он жуткий. Только я тебе ничего не говорила. Лучше не связывайся с ним, тебе же дороже. Попользуется и выбросит! Я, конечно, не сомневаюсь, что ты сможешь постоять за себя, но не думаю, что ты захочешь иметь такую рану, - заботливо прошептала она в ответ. В который раз мне захотелось обнять девушку за заботу, которую она проявляла по отношению ко мне.
   - Значит, гуляка, говоришь, - лукаво улыбнувшись, прошептала я. - Ну-ну.
  
   - В общем, смотри... - рассказывала девушка, тыкая пальчиком на карту, пытаясь втолковать мне историю Первой мировой войны. В честь того, что я опоздала, историк назначил мне пересдачу, которая состоится именно сегодня после четвертой пары. Да, этот человек решил основательно подпортить мне праздник.
   Мы с Янкой сидели в столовой, около окна. Народу тут было достаточно, чтобы все столики оказались занятыми. Бросив сумки на соседние стулья, учили историю, и пили чай.
   - Почему такие милые девушки сидят в одиночестве? - спросил незнакомый мужской голос.
   - Можно... - начал другой парень. Я конечно девушка воспитанная, но сегодня весь день со мной было что-то не так. Я изменяла своим привычкам. Подняв голову, глянула на двух студентов. О, те же эпизоды, которых я видела сегодня на посту.
   - Если мы первокурсницы, это не значит, что дуры. Иди, вешай лапшу кому-нибудь другому, - нагло перебила я, смотря на блондина. Бровь парня удивленно поползла вверх.
   - Вообще-то, мы вам комплимент сделали, - буркнул второй парень. Высокий, довольно накачанный с карими глаза и темно-шоколадными волосами.
   - Ах, ну тогда другое дело, - выдохнула я, переводя взгляд на карту. Рассказ о Денисе со стороны моей подруги, уничтожил всю ту симпатию, которая успела зародиться утром. Теперь я к нему испытывала ничего, кроме отвращения. Ловелас, хренов!
   Едва я навела четкость, как карта исчезла со стола. Я удивленно покосилась на подругу, встретив выразительный взгляд. Тем временем парни уселись около нас. Денис почему-то усадил свою пятую точку возле меня. Ну, ладно...
   - А как вас зовут? - спросил другой, внимательно смотря на Яну.
   - Яна, - ответила девушка. Щеки и кончики ушей запылали, когда она глянула на парня.
   - А тебя как? - спросил Денис. Я сделала глоток чая, и на полном серьезе выдала:
   - Прасковья.
   Смех внутри меня, так и рвался наружу, но я продолжала сохранять хладнокровье на лице. Я шутила. Мое родители люди веселые, но не странные. Мое настоящее имя Вероника, хотя чаще я представляюсь как Ника.
   Яна поперхнулась, и уже открыла рот, чтобы что-то сказать, как я стукнула её по ноге, давая понять, чтобы заткнулась. Теперь я обратила внимание на лица парней. Мама дорогая, да по сравнению с ними, цирк нервно курит в сторонке. Глаза по пять копеек, разве что челюсть на столе не валяется, хоть и держит курс туда. Я прикусила изнутри щеку, сдерживая хохот из последних сил.
   - Чего уставился? Челюсть подбери, не красиво, - упрекнула я Дениса. Парень тряхнул головой, приходя в себя, в потом схватил мою чашку с чаем и вылил все в себя. - Эй, а ты не офигел? - возмутилась я.
   - Ты что сельская? - переспросил он, смотря из-подо лба.
   - Чего уставился? Местная я. Если у меня такое имя, это не значит, что я из деревни. А как, кстати, вас зовут, молодые люди?
   - Я Денис, он - Игорь.
   - М-м-м, понятно, - выдавила я, поднимаясь с места.
   - Ну, ладно, ребята! До встречи, - пробормотала Яна.
   - Да упаси Господи, - буркнула я, одновременно с Денисом, прожигая друг друга взглядом. Отношения у нас уже не заладились уж точно. Выпрямившись, гордо пошла к выходу вслед за подругой. Едва мы переступили за порог столовой, как громко захохотали.
  
   Звонок трелью разнесся по пустым коридорам колледжа, которые постепенно стали заполняться студентами. Я вздохнула, в предвкушении того, как приду домой и упаду спать. Действительно, за четыре дня обучения я чувствовала себя подобно выжатому лимону. Постоянные конспекты, зубрежка и прочее белиберда, давила на извилины. Мне говорили, что тут будет сложно! Колледж это ведь не школа. И я верила. Хотя, как верила, делала вид, что верю, и сейчас понимаю, насколько родители были правы.
   Наспех покидав учебники в сумку, резко дернула язычок замка. Закинув ношу на плечо, пошла на выход. Едва ступив за порог, кто-то с силой дернул меня за руку.
   - Эй, куда намылилась! На пересдачу я, что сама пойду? - недовольно пробурчала моя одногруппница. Твою мамочку! Мои планы определенно рушатся.
   По приходу в нужную аудиторию, я закинула сумку на заднюю парту, а сама плюхнулась на стул. Историк ехидно поглядывал мою сторону, будто предвкушая что-то. Я достойно встретила его взгляд, даже чуть вздернула носик, всем видом показывая готовность. Эх, если бы так было на самом деле! Блефуя, в тоже время мои мысли лихорадочно складывались в пазил, пытаясь восстановить в памяти то, что мне уже известно о Первой мировой. Раздумывая над планом своего спасения, мой взгляд остановился и замер на входной двери, куда один за другим заходили студенты разных специальностей и курсов. Словно маячок, мой взгляд притянула входящая фигура Дениса. Я старательно отвернула голову в сторону окна, мысленно молясь о том, чтобы парень меня не заметил. Да что ж за день-то сегодня?!
   - Прасковья? - удивленно воскликнул Денис, смешно распахнув глаза. Многие сидящие в аудитории, в открытую стали пялиться на меня. Ну, хоть бы не так открыто это делали. Что за народ? Он медленно подошел ко мне.
   - Дурак, ты чё меня на всю страну позоришь? - зарычала я, хватая парня за рукав и усаживая возле себя на стул.
   - Так все-таки стыдишься своего имени? - не сбавляя громкости, с ухмылкой на лице спросил тот.
   - А ты как думаешь? - зашипела я.
   - Скажи спасибо мамочке и папочке, что одарили таким именем, - уже тише промолвил он.
   - Тебя забыла спросить, что мне говорить, а что нет, - парировала я, переводя взор на аудиторию. - Вот чё вы все смотрите? Будто имя впервые слышите!
   За все время, я уже сто раз успела пожалеть о выдуманном имени. Я и Дениса не покалечила именно потому, что наврала. А если бы меня так по-настоящему назвали?
   "Так, все больше никакого вранья!" - клятвенно сказала я про себя, мысленно положив руку на сердце.
   Тем временем преподаватель зашел в аудиторию, и весь шум стих. Взгляды были вновь обращены на учителя, от чего я смогла облегченно вздохнуть. Денис так и не переместился на другое место, и мне пришлось терпеть его общество. Он не зудел мне над ухом, абсолютно не мешал, вот только я до сих пор не могла побороть то отвращение, которое уже поселилось в моей душе. Я никогда не понимала людей, которые меняют своих избранников, как перчатки. Они бы их еще съедали после спаривания, как самки черной вдовы, ей богу. От таких мыслей меня передернуло. Боже, о чем я думаю?!
   - Романова, заберите свой тест, и приступайте к работе. Через 20 минут выполненное задание должно лежать у меня на столе, - приказным тоном сказал учитель. Я послушно взяла три листа скрепленных стиплером.
   - Так тут же работы как минимум минут на 40, - возмутилась я, смотря на вопросы.
   - У вас есть 20 минут, - все еще терпимо, прикрикнул историк. Я поплелась к своему месту. Усталость и плохое питание давало о себе знать. Едва я села за стол, как перед глазами замерцали черные точки. Тряхнув головой, уставилась в текст. Взяв ручку, написала пару ответов.
   С каждой минутой мне становилось все хуже и хуже. Я часто задышала, стараясь вдохнуть больше воздуха, которого мне стало не хватать. Буквы на листе бумаги заплясали, превращаясь в черные кружочки. Я закрыла глаза, опустив голову на сложенные руки.
   - Эй, с тобой все в порядке? - встревоженно прошептал Денис, положив руку на предплечье.
   - Денис, мне очень плохо, - прохрипела я, поднимая голову и заглядывая в его глаза.
   - Алексей Александрович, тут студентке плохо, - услышала я голос парня, словно сквозь пелену.
   - Отведи её в медпункт, - ответил тот. - Может еще кого-нибудь с вами отправить?
   - Не думаю, - Денис аккуратно встал, а я следом за ним. Голова жутко разболелась и стала словно чугунной. Глаза застилала черная пелена, а ноги едва держали меня. Едва мы вышли в коридор, как меня накрыла темнота.
  
   Неприятный запах нашатырного спирта ударил в нос. Я, слишком резко для своего состояния села, заходясь в приступе кашля.
   - Тише-тише, - ласково пробормотала мне медсестра, кладя руку на лоб, тем самым заставляя меня лечь обратно. Только сейчас я осмотрелась, пытаясь понять, где нахожусь. Чья-то рука бережно, но крепко сжимала мою ладонь. Взгляд скользнул на сидящего рядом Дениса. Парень просиял доброй улыбкой, заставляя, зародится симпатии снова. Я осторожно отдернула руку, закрывая глаза, чтобы скрыть смущение. Ничье прикосновение никогда не заставляло меня смущаться, но это было совсем другое. Я видела перед собой другого парня, не похожего на остальных. Когда я взяла себя в руки, вновь принимая облик сложной и ледяной, распахнула глаза. И тут же мой взор был притянут к чертам лица парня. Его глаза, отнюдь не голубые, были похожи на стеклышки. Темно-синего цвета, словно сапфиры, они смотрели на окружающие совсем не подростковым взглядом, будто проникаясь в самую глубину сути.
   - Так, вы еще посидите тут, я сейчас приду. И Ника, постарайся не вставать, я еще не до конца уверенна в твоем состоянии, - дала наставления медсестра, выходя из кабинета.
   - Значит никакая ты не Прасковья, - заметил парень, усмехаясь.
   - Нет, конечно. Назови родители меня таким именем, я бы их возненавидела, - буркнула я, прикрывая ладонью глаза.
   - Как ты себя чувствуешь? - заботливо спросил он, подсаживаясь ближе.
   - Эй-эй-эй, соблюдай личное пространство! - воскликнула я, и тут же в виске что-то стрельнуло. - Если судить по прежнему состоянию, то отлично!
   - Не пугай меня так больше, ладно? - спросил он, немного смущаясь. Я негромко хихикнула.
   - А тебе-то, какое дело? Денис, сколько можно повторять, я не дурочка. Я знаю, что о тебе говорят в колледже, и поверь, эти рассказы не внушают доверия, - спокойно заметила я, смотря, как парень на глазах превращался в ребенка. Но, маска малыша не задержалась на долго, и вскоре сменилась на скептический прищур.
   - А ты веришь этим слухам, не узнав человека? - спросил он.
   - Так, я выпишу тебе больничный на завтра. Побудь дома, отлежись и наберись сил, - прервала нас медсестра, тем самым спасая от неловкого положения моего ответа.
   - Спасибо!
   - Тебя есть, кому провести домой? - заботливо продолжила она, выписывая справку.
   - Я её проведу, - вызвался Денис. Медсестра подозрительно глянула на него, всем видом показывая недоверие.
   "Что и следовало доказать!" - проговорила я одними губами, обращаясь к Денису. На что тот мне только сгримасничал.
   При помощи парня, я поднялась с кушетки, и, забрав справку, последовала на выход, держась за его руку. Мы благополучно и в полном молчании пересекли холл, и вышли на улицу. Холодный осенний воздух приятно обдувал лицо и трепал волосы.
   - Спасибо, что провел, - поблагодарила я.
   - Хорошее у тебя место жительства! - усмехнулся он. - Я серьезно говорил, что доведу тебя до дома.
   - Я сам её проведу, - пробасил знакомый голос. Из тени вышел Пашка. Я улыбнулась парню, который подошел ко мне, и, отклонив голову, назад впился поцелуем. Никогда прежде, так страстно он не позволял себе меня целовать, но сегодня что-то изменилось. А скорее поспособствовало присутствие Дениса. Я не стала сопротивляться, так же отвечая.
   - Ты... - прошипел Денис, подходя к Пашке. Я побледнела от страха, что эти двое могут сцепиться, прямо здесь, на пороге колледжа.
   - Денис, успокойся! - на половину попросив, наполовину закричала я, становясь между парнями. - Что такое? Он мой парень, и имеет полное право целовать!
   - Я убью тебя! - прошипел Денис, полностью игнорирую мой вопрос. Я еще больше испугалась, и, схватив Пашу за руку, потащила подальше от разозлившего парня. Он еще раз взглянул на Дениса испепеляющим взглядом, и, сжав мою ладонь, пошел следом. Мы в полной тишине пошли через парк. Сумерки легли на город, окутывая деревья темнотой. Парк, негласно планировке делился на три части, первые две, ближе к моему дому были более ухоженными, нежели третья, по которой мы сейчас шли.
   - Что этот ублюдок от тебя хотел? - прошипел Пашка, до боли сжимая мне руку.
   - Эй, руку мне не ломай! - зарычала я, пытаясь, высвободится.
   - Прости, - холодно бросил он.
   - Всего лишь провести домой, - безмятежно ответила я. - Чего ты так взъелся? Ну, нечем парню заняться.
   - Еще раз увижу возле тебя, я ему шею сломаю! - пригрозился он, пиная лежащий на пути камешек.
   - Ты сейчас на пацана 13 летнего тянешь. Не будь дураком! - взвыла я, резко останавливаясь. Тяжелый взгляд карих глаз пригвоздил меня к земле.
   - Может, не будешь меня жизни учить? - прошипел он, сверкая глазами.
   - Тоже решил мне День рожденья испортить? Валяй! Спасибо большое, - съязвила я, сощуриваясь. Очередной порыв ветра забрал с собой его слова, а разом с ним и еще что-то, чего я не услышала, но почувствовала всем телом. Страх, мелкой дрожью поселился под кожей. Я выглянула из-за плеча Паши, уже совсем не слыша его слова, и глянула на тени, клубящиеся между деревьями. В свете луны, едва различимо выделялась тень огромного волка. Его глаза, цвет которых был мне так знаком, светились синим пламенем.
   - Паша, - прошептала я, обходя парня, и медленными шагами ступая в сторону теней. Что-то тянуло меня туда, вопреки страху и ужасу, я ощущала знакомость. Ледяная рука, схватила мое запястье железной хваткой, и потащила назад. Огромный волк, примерно моего роста, вышел из тени, слегка пригнув голову к земле раскатисто рыча. Я похолодела от ужаса, резко зажмуривая глаза. Я бы и уши с радостью избавила бы от удовольствия слышать этот рев, если бы не скованные руки.
   - Посмотри на меня! - прокричал Паша, заставляя поднять голову, и посмотреть в его глаза. Их цвет изменился на красный. Я завороженно наблюдала за пульсирующими зрачками, в то время как страх исчезал, уступая место беспамятству. Последнее что я помню, так это легкий поцелуй, после которого последовала тьма. Глубокая и всепоглощающая...
  

Глава вторая. Убийственная красота

   "Так нужно срочно прибраться!", лихорадочно думала я, раскладывая вещи по местам. Зажав трубку между плечом и ухом, считала гудки на том конце провода. В голове была полная каша, ведь я ждала прихода матери, а Яне об этом сообщить пока не могла. Я захлопнула мобильник, бросив его на застеленные кровати. Когда мне стало плохо, родителям сообщили о моем состоянии. Я не понимала, для чего было заставлять моих родителей нервничать, ведь ничего серьезного не случилось. Я не травмировалась, ничего себе не сломала и не ушибла, а мама наверняка всю ночь не спала, переживая за меня. Узнаю, кто позвонил, прибью!
   Звонок в дверь заставил меня подпрыгнуть. Я выскочила в коридор, и наспех глянув в зеркало, пошла, открывать дверь. Увидев мама на пороге, я поняла насколько скучала по ней. В пальто, плотно облегающем фигуру, она выглядела солидно, но добрый и ласковый взгляд сметали налет строгости.
   - Привет, мам. Проходи, - сказала я, пропуская её в коридор.
   - Спасибо, солнышко! Как ты? - спросила она, сжимая меня в объятиях. Запах её любимых духов окутал меня.
   - Уже лучше, - просто ответила я, вешая мамино пальто на вешалку. В дверь позвонили. Мы переглянулись.
   - Ты кого-то ждешь?
   - Может быть, Яна вернулась с пар. Проходи в комнату, я сейчас приду, - дала наставления я, указывая рукой на дверь.
   Я чувствовала, что это наверняка не Яна, как я сказала маме, а кое-кто другой. В кои-то веки интуиция меня не подвела, на пороге стоял Денис, сверкая улыбкой довольного кота.
   - Тебе чего? - прошипела я, смотря на парня.
   - Чего шепотом разговариваешь? Не сама дома, да? - спросил он, ухмыляясь. Так и хотелось треснуть один раз, да так крепко, чтобы шарики за ролики закатились.
   - Ника, кто там? - услышала я голос мамы, доносящийся из комнаты. Мы с Денисом задержали взгляды друг на друге. Смотря в синие глаза, четко видела его задум.
   - Твоя мама? - спросил он, все еще шепотом.
   - Только попробуй, - предупредила я, но все же не успела договорить.
   - Здрасте! - крикнул он, протискиваясь в коридор. Мама вышла нам на встречу с удивленным выражением лица. Строгий взгляд остановился на мне, от чего желание провалиться под землю стало колким. Смотря на спину Дениса, так и представляла как дам пинка под зад, но моя мечта не воплотилась в реальность.
   - Ника, кто это? - спросила мама, все еще сверля меня взглядом.
   - Мам, это мой... кхм... ну как бы сказать... - мямлила я, рассматривая цветастый ковер.
   - Парень, - спокойно сказал Денис, пожимая хрупкую ладонь моей матери. Сказать, что мои глаза полезли на лоб, означало ничего не сказать. Ну, останемся мы наедине, с землей сровняю!
   - Парень? - недоверчиво спросила она. - А как же Паша?
   - Мам, это ерунда! Да никакой он мне не парень. Просто однокурсник. Пришел в гости, уже уходит, - выпалила я, давая понять, чтобы он выметался.
   - Ника, не будь такой. О тебе позаботились, так что будь добра ответь тем же, - произнесла мама, все еще поглядывая на Дениса с примесью удивления и недоверия. Людям свойственно иметь привычки, и вот моя мамочка как раз имеет маниакальную потребность соблюдать правила и этикет. Но, это никогда не мешало ей быть заботливой и доброй.
   - Ладно, пошла, сделаю чаю, - бросила я, идя на кухню. Но, представив, что Денис может еще наговорить моей маме, я вернулась в комнату.
   - Пардон, мам, но придется тебе побыть в одиночестве! - с порога заявила я, вернувшись в комнату.
   В это время, дверь в коридоре хлопнула, пропуская легкий сквознячок. Я услышала голос подруги зовущий меня. Выглянув из-за косяка, позвала Яну в комнату. Удивлению девушки не было предела, когда она увидела Дениса.
   - Нет мам, ты будешь не одна. Поболтай пока с Яной. А мне нужно с Денисом поговорить, - сказала я, выразительно смотря на девушку. - Пойдем, любимый, нас ждет серьезный разговор! - проворковала я, хватая парня за шиворот и вытаскивая в коридор.
   Едва мы оказались на кухне, как я прижала его к стене, шипя в лицо:
   - Какой нафиг парень?! Что ты о себе возомнил?! Вообще мозги испарились, что я теперь маме буду говорить?! Как объясню твое появление?!
   - А что тут объяснять? Естественным путем, как и ты на свет белый явилась... - на полном серьезе выдал он. Я чуть собственной слюной не подавилась.
   - Придурок, я не об этом!!! Зачем ты вообще пришел? Неужели я не понятно сказала, ко мне не подходить? Что тебе от меня надо? - выпалила я, уже подходя в плите.
   - А тебе нужны дополнительные объяснения? - спросил он, внимательно смотря на меня.
   - Нет! Нет-нет-нет... Об этом даже речи быть не может. Я не собираюсь встречаться с парнем с сомнительной репутацией, - ответила я. - Денис, но ведь так оно и есть. Я не та, которая тебе нужна в любом случае.
   - Откуда ты знаешь? - напористо продолжил парень, подходя ко мне.
   - У меня вообще-то Паша есть! - слабо отмахнулась я.
   - Что-то твой Паша не особо о тебе беспокоиться, скорее вырубил как ненужную помеху, - процедил Денис, заставив меня задуматься. А ведь так оно и есть. Я абсолютно не помнила, как попала домой. Только легкий поцелуй был последним воспоминанием, а потом сразу утро. Что-то здесь было не так. И хоть я не была уверенна в этом на 100%, интуиция подсказывала совершенно противоположное.
   - Стоп. С этого места поподробнее. Что случилось вчера вечером? - приказала я, прищурив глаза.
   - Я тебе сейчас ничего не расскажу. Со временем сама все узнаешь, - просто ответил он. - И не съезжай с темы.
   - Ладно, - нарочно легко сдалась я. - Какой темы? Денис, этой темы нет.
   - Подожди, Ника! - воскликнул он. - Давай попробуем. Дай мне время, и я докажу, что достоин тебя.
   - Зачем тебе все это? - устало спросила я, при этом внимательно смотря в его глаза. Чем дольше я на них смотрела, тем сильнее становилась зависимой, словно наркоман.
   - Ты вроде не смахиваешь на слабоумную, - закатив глаза, устало буркнул он.
   - Ох, спасибо за комплемент, - съязвила я. - Ну, хорошо, допустим, я дам тебе шанс. Всего один, - сказала я, подняв указательный палец, когда его глаза по-детски расширились. Видимо, он давно сдерживал свой порыв, а мое согласие сдало позиции, от чего я в момент оказалась в его объятиях. Когда я почувствовала его руки на своих плечах, мне показалось, что все это так правильно и естественно, будто я создана для него, и наоборот. Положив голову на его плечо, и закрыв глаза, устало выдохнула. Наверное, я могла простоять так еще долгое время, забыв о его репутации, которая не подтверждена, о слухах и сплетнях, в полном спокойствии, но за нашими спинами кто-то кашлянул. Испугавшись, отскочила от парня на пару метров, и стала лихорадочно искать чайник, который так и не тронула за все это время.
   - Сейчас я принесу чай! - выкрикнула я, набирая воду.
  
   Дав согласие Денису, я поставила себя в тупик, причем вполне осознанно. Как я уже говорила, Паша был для меня не более чем другом, но ранить его чувства ко мне было выше моих сил. Не знаю, на что я надеялась, то ли на то, что Денис не произведет на меня никакого впечатления, то ли все само решится, но на данный момент я просто плыла по течению.
   Что-то мешало мне внутри, не давая покоя. Мне нужно было поговорит с Пашей, потому что его затянувшееся молчание наталкивало на неприятные мысли. Выходные почти подходили к концу, а он так ни разу и не позвонил, зато звонки от Дениса происходили не меньше чем раз в час.
   Я лежала на кровати, закинув руки за голову, и уставившись в потолок, слушала музыку. Еще утром я бросила попытки вспомнить, что стряслось в четверг вечером, когда возвращалась домой. Одна сплошная темнота. Телефон, лежавший рядом, уже в который раз завибрировал. Схватив аппаратик, глянула на дисплей.
   - Денис? - пробормотала я, притворившись сонной.
   - Привет. Я тебя разбудил? - в голосе парня звучала тревога и беспокойство, но мою совесть это ни капельки не зацепило.
   - Да не то чтобы... - начала мямлить я, но потом плюнула и сказала правду: - Да.
   - Ой, прости.
   - Не страшно. Давай я тебе позже перезвоню? - доброта, зазвучавшая в моем голосе, удивила меня до глубины души.
   - Хорошо, - в трубке послышались гудки. Едва я вернулась в прежнее положение, как телефон зазвонил снова.
   Как выяснилось, звонил Паша. Причину, почему он пропал на целые выходные, он умолчал, сославшись на банальный ответ "Не мог!". Я могла бы разозлиться за это, но сил закатывать скандалы просто не было, поэтому я плюнула на это дело. Парень пригласил меня в кафе, да и просто потом погулять на свежем воздухе. Уже значительно потемнело, но до кафе было рукой подать, поэтому я сказала идти ему сразу туда. Собиралась я около получаса, совсем не заботясь о своей пунктуальности.
   Едва я вышла на улицу, укутанная в теплый шарф, с шапкой на голове, как увидела маленькие снежинки, летающие в воздухе. Первый снег. Как жаль, что он не пошел в четверг, на мой День рожденья. Осень и зиму я любила больше чем остальные времена года. Конечно, бродить по улице в дождь и снег была не лучшим занятием, но наблюдать за природой из дома, смотреть, как мороз рисует на стекле причудливые узоры, было просто волшебно.
   До кафе я шла медленно, любуясь большими хлопьями снега, окутывавшие природу, и смотреть, как они запутываются в волосах. Белые, на темно-каштановых. Недолго я наблюдала за всей это красотищей. Подойдя к кафе, зашла внутрь, в тепло и уют, которого сейчас не сильно желала, предпочтя побыть на улице.
   Кафе было маленьким, выполненное в желтых тонах. На стенах были нарисованные рисунки, похожие на окно, с видом на Эйфелеевскую башню. В воздухе витал запах кофе и выпечки. Паша сидел напротив окна, внимательно смотря на него. На столике уже стояли две дымящиеся чашки.
   - Привет, - улыбнулась я, садясь напротив него.
   - Долго ты, - ответил он, наклоняясь через стол, чтобы запечатлеть легкий поцелуй на моей щеке.
   - Ну, я же девушка. Нам свойственно опаздывать, - вернула я, подтягивая к себе чашку, и обхватывая её руками. Минут тридцать мы разговаривали ни о чем, обсуждая все, что только можно.
   - Расскажи мне, что было в четверг вечером? - попросила я, пристально смотря на его глаза. По его глазам было видно, что я застала его врасплох, что тут же сбило меня. Наверняка, что-то случилось, что-то, что мне знать не надо.
   - Ника... - начала парень, колеблясь, будто выбирая, что мне сказать.
   - Правду говори, - подтолкнула я, начиная учащенно дышать, как часто бывало, когда я злилась.
   - Перед тем, как ты опять потеряла сознание, ты твердила про какого-то волка. Словно, у тебя была галлюцинация. В тени никого не было, - уставившись в столешницу, ответил Паша.
   Задумавшись, смотрела на остатки горячего шоколада в чашке. Что-то было не так. По словам Дениса, Паша вырубил меня, как помеху, что наталкивало на одни ругательство и недоверие со стороны Дениса. Более правдивыми выглядели слова друга, и более реальными, нежели "Ты все позже узнаешь!". Тут что-то не так. Кто-то из них врет, и в этом случае я склонялась больше к вранью Дениса.
   - Ты мне не веришь? - в его голосе звенела тревога, когда ладонь парня, накрыла мою.
   - Нет, все нормально. Правда, - ответила я, по-прежнему пытаясь распутать клубок, запутавшийся в голове.
  
   - Что ты здесь делаешь посреди ночи? - недовольно спросила сонная Яна, смотря на меня с порога. Уже давно перевалило за полночь, но мучимая бессонницей, я бросила любые попытки уснуть, и ушла на кухню. Смотря с одной стороны, было довольно глупо заморачиваться насчет того вечера, и забить на все, но что-то еще просто не давало опустить руки. Сам факт обмана был не то что противен, а скорее даже отвратителен. Какой резон меня обманывать?
   - Уснуть не могу, - ответила я. Девушка, набрав стакан с водой, поставила его напротив меня, положив рядом таблетку.
   - На выпей, и иди спать. Нечего тут сидеть. К тому же ты больна, - Вот такую я её просто не переношу. Забота заботой, но палку перегибать не надо!
   - Ой, мамочка, а что ты мне дала? - съязвила, с отвращением смотря на лекарство. Снотворное, сто процентов.
   - То, что тебе поможет, - она стояла возле меня, вперив руки по бокам.
   - Это не поможет. Только не в моей ситуации.
   - А что случилось? - в голосе зазвучали нотки интереса, что побудило её отойти от меня, и сесть напротив.
   - Чтобы ты сделала, если бы думала, что двое парней тебя обманывают? - начала я, отодвигая стакан в сторону.
   - Некорректно произносить это вслух. А с чего такие мысли? - В некоторые периоды мне казалось, будто знаю Яну с самого детства, настолько легко девушка могла проникнуть в суть вопроса и найти разгадку.
   Я вкратце рассказала о своих подозрениях, и ответах парней. Все это время она внимательно меня слушала, лишь изредка задавая вопросы, но тут же умолкала, получив ответ. Слова лились сами собой, позволяя открыть свою душу и переживания. Мне так нужно было что-то сделать!
   - Ну, прежде всего, но только без обид, мне твой Пашка совсем не нравится. А вот насчет Дениса, - она задумчиво уставилась на меня, словно взвешивая в уме варианты. - Смотри, парень явно запал на тебя, поэтому на данный момент все карты в твоих руках. Поговори с ним, но ни в коем случае не принимай отговорки вроде тех, что он тебе говорил. Надави на него, на кройняк. Прижми к стенке. Но, главное не дави тем, мол, обижусь и не обращу внимания. Поняла?
   - Да. Думаю, завтра я с ним и поговорю, - приняла решение я и со спокойной душой отправилась спать. Стоило укутаться в одеяло, и прикрыть глаза, как тут же навалился сон.
  
   Утром, смотря на свое отражение, я впервые за пару дней увидела здоровые карие глаза, без усталости и синяков под ними. Мои волосы, темно-каштанового цвета были смешно взъерошены, что вызывало у меня широкую улыбку. Я была рада о принятом решении, и мои проблемы оказались пустыми. Как я сама до этого не додумалась?
   Выбравшись из душа, счастливая и в одном полотенце, я поплелась в комнату, схватив по пути телефон. Денис спал, и я сделала ему огромную подлость, отвлекши от просмотра очередного сна. Когда он сказал, о чем сон, у меня уши в трубочку свернулись, и я опять вспомнила о его репутации. После долгих просьб избавить меня от подробностей сновидения, парень пригласил меня на прогулку, на что я согласилась.
   Через полчаса я уже бежала к Центральному парку. Солнце едва показывалось из-за горизонта, а народу на улицах и вовсе не было. Денис стоял около огромных кованых ворот у главного входа, пуская пар изо рта, и наблюдая за ним. На улице чувствовался мороз, поэтому я нарядилась в шапку и болоньевую курточку черного цвета. Быстрыми шагами я подошла к нему. Было довольно странным то, что он отнюдь не мерз, одетый лишь в куртку и джинсы. Светлые волосы были слегка взъерошенные и сверкали в первых солнечных лучах.
   - Э, привет, - выдавила я, подойдя к нему. Он ничего не ответил, сжав меня в крепких объятиях. Когда его лицо оказалось совсем рядом к моему, я невольно задержала дыхание, чувствуя тепло, исходящее от него.
   - Ты не болен? - спросила я, отстраняясь.
   - Нет. С чего ты взяла?
   - Не с чего. Забудь, - отмахнулась я. Не скажу, что мне было неприятно такое приветствие, но все же это перебор.
   Между нами повисла неловкая пауза, но, похоже, неловко было одной мне. По лицу Дениса все выглядело противоположно, будто молчание совсем не напрягало его.
   - Так о чем ты хотела поговорить? - отозвался парень, спустя десять минут, как мы шли по парку.
   - Скажи мне правду, - сходу сказала я. Не хотелось начинать издалека, и растягивать прогулку на долгое время, мне уже хотелось домой.
   - Ты меня позвала только для того, чтобы узнать, что случилось в тот вечер? - ответил Денис с неким разочарованием в голосе. А что он хотел услышать? Что я безумно по нему соскучилась или мне не терпится провести с ним время?
   - Да, - согласилась я, чувствуя одновременно и радость за его разочарование, и угрызения совести.
   - Я так и думал. Что именно тебя интересует? - холодно сказал он, засовывая руки в карманы куртки.
   - Ух ты! А где же фразы, мол "Скоро сама все узнаешь" или "Не сейчас. Придет время, поймешь"? - съязвила я, искренне удивленная. Но, этого не стала показывать.
   - Нет, не будет. Ты ведь пришла сюда, чтобы узнать, что случилось в тот вечер, и по твоему лицу видно, что не отстанешь, - с легкой улыбкой ответил он, повернув голову в мою сторону и внимательно смотря, будто впитывая и запоминая черты моего лица. Я чуть приподняла уголки губ в полуулыбке, чувствуя, что не могу сопротивляться красоте глаз-сапфиров.
   - Ага, вот ты сам и раскололся, что считаешь меня назойливой! - выпалила я, смеясь.
   - Не перекручивай слова. В придачу я не хочу, чтобы все началось с вранья, - серьезно ответил он, отводя взгляд, но я все еще была прикована к его профилю, рассматривая черты лица и взъерошенные светлые волосы.
   - Что всё? Вот только давай не будем с самого начала и все это действительно...
   - Вот и не начинай. Шанс ты мне уже дала, так что не торопись с выводами, - отрезал парень.
   - А ты не будь таким самоуверенным, - вернула я.
   Я ускорила шаг от злости, чувствуя себя так, словно это я начала весь этот разговор о наших возможных отношениях, хотя какие тут могут быть отношения, если два месяца я не пытала к нему ничего, кроме отвращения и ненависти. Мне была противна его репутация.
   - Конфету будешь? - вдруг спросил Денис, поравнявшись со мной. Его глаза смотрели на меня по-детски, а "голливудская" улыбка была не соблазнительной и томной, как он улыбался многим девушкам (я на редкость наблюдательной родилась!), а доброй и теплой.
   - В ней яд? - усмехнулась я, вертя в руках конфету в золотисто-бирюзовой обертке. Неизвестно откуда он узнал, что это мои любимые конфеты. Швейцарский молочный шоколад, как по мне, так лучшая сладость во всем мире.
   - Обижаешь, - буркнул парень, закидывая конфету в рот, начиная активно жевать.
   - Мои любимые, - между прочим сказала я, чувствуя вкус дорогого шоколада, тающего на языке.
   - Я знаю, - заметил парень, скомкивая фантик и отправляя в ближайший контейнер для мусора.
   - Откуда? - удивилась я.
   - Да просто знаю и все, - неопределенно ответил тот. Так бы и прихлопнула как комара, ненавижу такие ответы!
   Мы снова замолчали и неизвестно, сколько длилось это безмолвие, если бы парень снова не повернулся ко мне. Вначале я старательно сдерживала смех, видя, как на уголке его губ остался шоколад, но удивленное выражение его глаз, заставило меня прыснуть от смеха. Вдоволь насмеявшись, я, наконец, объяснила причину своей истерики.
   - Шоколад... - выдавила я, икая.
   - Где? - тупо спросил он, никак не понимая, что я хочу ему сказать.
   Я взяла Дениса за руку, подводя к большому каштану. Мы ступали по мягким опавшим листьям, наблюдая, как яркие лучи солнца скрываются за тяжелыми тучами. Без дождя сегодня видимо не обойдется, ну и пусть. Такая погода мне по душе.
   Денис лениво привалился к стволу дерева, с улыбкой смотря на меня. И я удивилась, поняв, что его улыбка не томная и соблазнительная, которой он часто пользовался в колледже, а теплая, и я бы сказала любящая. От нее я почувствовала тепло, появившееся во всем теле, такое, что заставляло ноги подгибаться. Последние лучи играли на его медовых волосах, отбрасывая тусклые блики.
   Дрожащей рукой я коснулась его губ, столь мягких на прикосновение, убирая тот самый шоколад. Я не могла отвести от него взгляда, от своих кончиков пальцев, касающихся к его лицу, и одновременно ощущала его взгляд на себе. Внимательный и ожидающий. Когда я попыталась убрать руку, Денис перехватил мое запястье, крепко сжимая его в своей руке, шепча "Не надо", и подтягивая меня ближе к себе. Я поддалась, ведь не могла противостоять синеве его глаз, манящих к себе. Денис сделал шаг ко мне, и неожиданно оступившись, упал на листву, таща меня за собой. Как-то странно было ощущать его тело, находящееся так близко ко мне, и его дыхание, щекочущее мою щеку. Лежа в сугробе листьев, совсем не беспокоясь о других заботах, я ощущала некоторую отдаленность от всего мира. Он зарылся рукой в мои волосы, нежно перебирая пряди, и чуть наклоняя мое лицо, будто притягивая к себе. Я же не могла отвести взгляд от его черт лица, запоминая их, и проводя пальцами по его скулам. Когда наши лица были в сантиметре друг от друга, мои губы слегка приоткрылись, и даже уловила себя на мысли о возможном поцелуе, но тут же резко икнула. Это было просто ужасно! Мне стало одновременно стыдно, обидно и злостно. Зато Денис беззаботно захохотал. Весь романтический момент был разрушен. Я по-прежнему чувствовала его руки, лежащие на моей талии, но уже ничего не могло компенсировать испытанное.
   - Из-за тебя я теперь вся в листьях, - пробурчала я, с досадой в голосе, поднимаясь с земли. Денис тут же оказался рядом, что я даже вздрогнула, когда его рука снова коснулась моих волос. Увидев мой испуг, он сказал:
   - Листик.
   - Так что ты мне хотел показать? - Нужно было вернуть разговор в нужное русло. Я позвала его не для того, чтобы в листьях посреди парка валятся. За все время нам ни разу не встретилось, ни одного человека, что я заметила только сейчас. Это немного настораживало, но я попыталась отбросить такие мысли подальше.
   - Да. Пойдем.
   Мы свернули немного в сторону от главной дороги, уходя глубже в лес. Тяжелые свинцовые тучи уже нависли над деревьями, создавая сумерки под мощными кронами. Не знаю, сколько мы шли, но мне показалось, что достаточно долгое время. В конце концов, перед нами показалась полянка, с небольшим озером. Сколько живу в этом городе, ни разу не знала, что это озеро вообще существует. Оно было абсолютно чистым, таким будто тут и не бывало ноги человека. Да, скорее всего так и было, что не могло не радовать.
   - Главное, ничего не бойся. И не беги, - предупредил Денис, оставляя меня у кромки поляны, в то время как он сам пошел в другую сторону, скрываясь за деревьями. Что он хотел сказать? Не беги. Зачем мне куда-то бежать? Странный он, однако.
   Смысл его слов я поняла только когда увидела Его. Огромного волка, черного, как сама ночь с глазами, полыхающими синим пламенем. Картинки того вечера всплыли на поверхность сознания, и я поняла, что этот волк был вовсе не моей галлюцинацией. И тут я по-настоящему испугалась. Не раздумывая, я резко развернулась и бросила бежать. Что-то толкало меня бежать еще быстрее, ни смотря на то, что я то и дело спотыкалась об корни деревьев. Я отказывалась принимать то, что это Денис, больше волнуясь о том, куда он пропал. Приближения зверя сопровождали не тяжелые шаги, а скорее тяжелое дыхание, которое слышалось у меня за спиной. Я в очередной раз споткнулась, проехавшись коленками по земле. Когда я попыталась встать, в поле моего зрения уже попался волк. Я оказалась загипнотизированной его красотой, столь величественной и ослепляющей. Могущество лучилось из него, и так правильно и органично он смотрелся в темноте леса, что не оставалось сомнений - он один из мира Тьмы. Мира, о котором написано столько книг и снято множество фильмов, но ничего не передавало его истинного обличия. Возможно, единицы людей сталкивались когда-то в жизни с ними, но настоящая картина вызывала страх и благоговение, не то, что художественный вымысел.
   Страх ледяными пальцами сжимал сердце, а крик застрял где-то в горле, не имея возможности выйти наружу. Я чаще задышала, будто мне перекрывали воздух в легких, но когда Он подошел ближе, я замерла, боясь уже пошевелиться, и только огромными от ужаса глазами, смотрела на волка. А он все также неспешно приближался ко мне, чуть припав к земле, его дыхание тяжелое и влажное долетало до меня, заставляя кожу покрываться мурашками. Прощайте милые друзья, подумалось мне с некоторым сарказмом. Странно, однако, даже находясь в таком положение, еще есть возможность шутить. Но, это было не все, и тот страх был мизерным, в сравнении с тем, что я испытала спустя пару минут.
   Он все ближе подходил ко мне, и тут случилось именно то, что заставило меня испугаться сильнее обычного. Размытая черная тень мелькнула между деревьями, и тут же резко напала на волка, отбрасывая животное к дереву за пару метров от места, где находилась я. Я тихонько взвизгнула, хотя больше этот звук походил на хныканье. Нападавший был похож на человека, но его перемещения были настолько быстрыми, что я просто не успевала выхватывать образ. В конечном итоге завязалась драка, и с каждой минутой мне все тяжелее было разбираться, кто есть кто.
   Волчий вой прорезал тишину леса, и этот звук был наполнен болью. Отчаянной, сильной болью, от чего сжималось сердце, но уже не от страха, а от жалости. Так хотелось закричать "Прекрати!", но язык словно прилип к небу. Животное лежало на земле, его передняя лапа странным образом была вывернута, и волк уже слегка поскуливал от боли. Его глаза, такие синие, как сумрачное небо, сейчас смотрели на парня, возвышавшегося над ним.
   - Я тебя уже предупреждал?! А ты мне не поверил. Это только начало, Драгоманов.
   Я была удивлена?! Ха, как бы, не так. Этот голос я знала уже относительно давно, более того с этим парнем я встречалась два месяца.
   - Паша? - отозвалась я, и он медленно обернулся. Волк чаще и тяжелее задышал, гортанно рыча, когда я приблизилась к ним на пару шагов.
   Паша, стоявший сейчас передо мной, не имел ничего общего с тем парнем, с которым я встречалась уже около двух месяцев. Его кожа была бледна, и немного светилась в сумерках леса, глаза полыхали красным, а из-под ярко-алых губ выступали белоснежные клыки, столько длинные и острые, что казалось, прикоснись к ним лишь кончиком пальца, и уже можно получить глубокую царапину.
   Каковой была моя реакция на увиденное удивляла меня саму. Страх, ненависть, злость, благоговение... Это было все, что я ощущала в ту минуту, даже не зная, как сильно нужно мне боятся этих существ находящихся передо мной. Мне одновременно хотелось думать, что это сон, и тут же я прекрасно понимала, что это реальность. Жестокая, страшная реальность... Все, что люди считали мифами и легендами, существует в реальности, но только тщательно скрывается. Но, зачем?! Чтобы мы не жили в страхе? Они, таким образом, защищали нас? И опять же этот вопрос, зачем?
   - Ника...
   - Не подходи ко мне. Просто, дай мне уйти, - дрожащим голосом, прохрипела я, видя, как клубки пара срывались вместе со словами. Я даже не заметила, как похолодало. Глаза Паши, по-прежнему красные, что вызывало ужас, с обреченностью и безысходностью смотрели на меня. Казалось бы, он всего лишь шелохнул рукой, и тут же он стоит передо мной, почти вплотную, длинные белые пальцы сжимаю мой подбородок, заставляя заглянуть в эти ужасные красные глаза, глаза вампира.
   - Забудь обо всем, что видела, - прошептал он, но теперь ничего не происходило. Я видела лишь пульсирующий зрачок, но оставалась в сознании. Современные фильмы и книги, в частности "Дневники вампира" показывали эту черту способности вампира, как внушение.
   За спиной Паши я услышала тихий смешок, и, вырвавшись из его рук, выглянула из-за плеча. Денис сидел на земле, привалившись спиной к столбу дерева. Его лицо было в грязи, но глаза горели и сильнее всего выделались, но в них была боль. Покалеченная рука, лежала на его животе, и временами на его лице проступало мучение, но тут же исчезало.
   У Паши же вызвало негодование, то, что он не смог мне ничего внушить, а у меня лишь недоумение.
   - Отпусти, - простонала я, отходя от них на несколько шагов.
   - Вероника...
   - Я даже не хочу ничего слышать. Не подходите ко мне, и забудь обо мне вообще. Вы вдвоем...
   Я тут же развернулась и бросила бежать со всех ног, и вскоре раздался громкий раскат грома, и волчий вой, тот самый пронзительный и болезненный. Теперь я в полной мере осознала случившееся, что выбило из колеи, заставляя зайтись в удушающем приступе слезы, которые стекали по щекам. Мои чувства вперемешку проносились перед сознание, и даже хлынувший, словно из ведра дождь не мог смыть эти мысли. В какой-то момент я просто поняла, что жизнь уже не станет прежней. И я никогда не смогу доверять Денису, потому что теперь я его боялась. Боялась того огромного волка, потрясающе красивого, только теперь я еще понимала, что это красота убийственна, как и красота Паши.
  

Глава третья. Почему я?

   Моя жизнь изменилась, и это произошло совсем не так, как я мечтала. Узнать о том, что люди считают вымыслом и фантастикой, существует на самом деле, и не иметь возможности с кем-то поделиться, не то, чтобы подавляло меня, скорее пугало и угнетало. Я плохо спала по ночам, если это вообще можно было назвать сном, постоянные вскакивания, и испуг от любой тени деревьев за окном. Если же мне и удавалось хоть ненадолго уснуть, то, по словам Яны, я металась и кричала в постели. Она будила меня, избавляя от очередного кошмара, и больше я уснуть не могла. Дальше не могло так продолжаться, нужно было что-то делать, или хотя бы хоть с кем-то поделиться, но с кем? Яна определенно не должна была знать об этом. Из нас двоих она до сих пор оставалась самой энергичной и жизненной, и этого заряда вполне хватало на нас двоих. Ни один раз я уже засыпала на парах, под монотонный голос учителей, и просыпалась от того самого противного запаха нашатыря. Сколько раз меня предлагали отправить домой, но я упорствовала, стоило мне только представить находится одной в чужой квартире, мучимая воспоминаниями того утра.
   Паша куда-то пропал, но от этого я чувствовала некое облегчения. От одной мысли вновь увидеть его настоящее лицо, тело начинала бить мелкая дрожь, в горле застревал страх, а ноги подкашивались. Но, точно также и пропал Денис. Уже прошло два дня с того воскресного утра, но ни звонка, ни сообщения. Может они, и вправду решили не трогать меня. Так даже лучше.
   Наутро глаза открылись через силу, проспала я всего два часа. Ни прохладный душ, ни чашка крепкого кофе не смогла хоть немного избавить меня от усталости.
   - Меня это уже достало! - воскликнула Яна, со стуком ставя чашку на стол. Чашка была полной, и часть её чая расплескался на полированный стол. Я с недоумением глянула на нее. Глупо было надеяться, что мои страхи останутся при мне.
   - Ты о чем? - я постаралась придать голосу веселости и жизненности. Но, разве Яну можно было так легко провести?
   - Дурочку будешь включать Денису, или тому, кто виноват в том, что ты в овощ превратилась! Что произошло, что ты тени собственной боишься, а ночью не спишь, а метаешься. Мне уже надоело вскакивать от любого твоего крика.
   Я шарахнулась от нее, и замерла, боясь, лишний раз шевельнуться. Яна смотрела на меня со злостью, и примесью тревоги. Она не понимала, что со мной происходит.
   Как бы я хотела тебе рассказать, но не могу, подумала я, но ответила совершенно другое.
   - Никто в этом не виноват. Я просто вымоталась за это время, все-таки осенние каникулы у нас отсутствовали, - я сказала это беззаботно, но выгнутая бровь Яны и надменный взгляд, говорили, что она не очень уж-то и поверила.
   - От усталости кошмары не сняться.
   - Тебе ли это знать! Давай закроем тему? Я в порядке, - попросила я, вставая из-за стола, и складывая чашки в мойку.
   - Я все равно узнаю причину.
   С этими словами она вышла с кухни, и с силой захлопнула дверь ванной. Яна-Яна, не лезь в это, ради Бога! Все ужаснее, чем кажется!
  
   Первая пара подходила к концу. Вот-вот должен был прозвенеть звонок, и едва это случилось, я выскочила из класса, и поспешила в холл, где стоял кофейный автомат. Когда горячий стакан белого шоколада был у меня в руке, я блаженно вдохнула сладкий запах, чуть прикрывая глаза. Перед взором мелькнула знакомая походка, от чего я широко распахнула глаза, смотря на улыбающегося Дениса. Он разговаривал с двумя девушкам, скорее всего своими сокурсницами. Несмотря на страх, я все же почувствовала некую радость, что он снова появился в колледже. Светлые волосы, как всегда в беспорядке, свисали на блестящие глаза, и все это резко контрастировало с черной одеждой. Чуть потертые джинсы, черные кеды и такая же рубашка, с закатанными манжетами, прикрывала крепкие руки. Только сейчас я заметила, что он был в меру худощав, с широкими плечами, что говорило о его умении плавать.
   Я в открытую смотрела на него, пока не поняла, что его взгляд внимательно изучает меня. Я была окована его глазами, манящего цвета, что страх рассеивался перед ними, и так хотелось подойти к нему, провести пальцами по высоким загорелым скулам. Мне хватило сил только на то, чтобы отвернуться.
   - Ты боишься меня? - От его голоса, полного ожидания с неизвестности, по спине пробежали мурашки, от чего все внутри поежилось.
   - Всю жизнь буду бояться.
   - Что мне сделать, чтобы ты поверила, что я тебя не обижу? - я прикрыла глаза, даже не понимая, почему мне не помогает мой холод. Будто за эти пару дней я лишилась его, став слабой и безвольной, раз от одного его взгляда уже хотело все забыть.
   - Я ведь попросила вас обоих не трогать меня. Забудь обо мне, - казалось бы, я попросила об этом, но где облегчение? Вместо него словно бетонная плита рухнула на грудную клетку. Я все дальше уходила от него, не оборачиваясь, зная, что если это сделаю, уйти не смогу. Неужели влюбилась?
  
   Всю следующую пару я думала не о предмете, а о себе с Денисом. Боялась ли я его? Да. Доверяла? Возможно. Я путалась в самой себе, понимая, что что-то во всем этом не так. Почему он не нормальный человек? Все было бы гораздо проще. Он не должен был так притягивать меня. Во всех своих кошмарах, я видела, как он уходил, оставляя меня наедине с Пашей. Это и вызывало страх. Я не хотела, чтобы он меня бросал с моим ужасом наедине.
   - Дай свой мобильный, - шепотом обратилась я к Яне. Она раздраженно глянула на меня, на что я ответила надменным взглядом. Яна вскинула брови в удивлении, но все же протянула телефон. Я знала, что у нее есть номер Дениса, поэтому найдя его, тут же написала сообщение.
   "Спустись в холл. Есть разговор. Ника"
   Покинуть кабинет не составило труда. Чем ближе я подходила к двери, тем сильнее начиналась дрожь в руках. Мне необходимо было поговорить с Денисом, чтобы все выяснить. Ненадолго меня хватило, раз хочу ему доверится. Он не сделал еще ничего такого, что можно бы подставить под сомнения его слова, что он не обидит меня. Значит нужно все выяснить, и постараться засунуть страх куда подальше, хотя бы на некоторое время.
   Я была настолько погружена в раздумья, словно во сне, миновала один лестничный пролет. Денис сидел около широкого окна, его глаза, сияющие теплотой, смотрели в сторону лестницы. Я неуверенно улыбнулась, когда наши взгляды пересеклись. Первая ступенька. Вторая. Боковым зрением я уловила мелькнувшую тень. Денис, с испуганными глазами, вскочил на ноги. С красивого лица стерлась доброта и улыбка, уступив место злости и хищности. Тот же страх сковал меня, а на плечи будто взвалили лед, толкая меня вниз. Все произошло слишком быстро. Вот я стою на ступеньке, а в следующий момент все тело разрывает боль, и самая сильная в области ребер, плеча и затылке. Я лежу на каменном полу, не имея сил шевельнуться, и вижу перед собой лишь темные глаза, словно ночное небо, наполненные ненавистью, и в тоже время страхом. Мне так хочется закрыть глаза, и провалиться в ту темноту, что постепенно накатывала на меня.
   - Не закрывай глаза, слышишь?
   Дыхание Дениса было тяжелым и теплым. Легким движением он поднял меня на руки, и даже не смотря на аккуратность жеста, боль стала еще сильнее. Я тихонько застонала, наполовину от боли, наполовину от приятного запаха, окутавшего меня. Руки невольно потянулись к его шивороту, и дрожащими пальцами я сжала черную ткань воротника.
   - Потерпи немного, пожалуйста.
   Он просил меня лишь об одном, но и этого я сделать не могла. Слезы скатывали по щекам, впитываясь в ткань, и я не могла понять от чего плачу. От того, что слетела со ступенек, или же потому, что Денис вот так бережно прижимал меня к себе.
   - Хорошо, - выдавила я, стараясь подавить очередную волну слез.
   Положив голову на его плечо, закрыла глаза, что стало ошибкой. Темнота, вместе с болью тут же навалились, забирая с собой. Все отошло на второй план, и осталась только я одна, наедине с тем самыми страхами. Словно плохой сон, они мелькали перед сознанием, пробирая тело дрожью. Так хотелось открыть глаза, вынырнуть из этой черноты, что давила на мозг и сердце, но я поняла, что это не возможно. Наверняка, я плакала, хотела избавиться от этого липкого страха, и тумана окутывавшего меня с ног до головы.
   В сознание я приходила постепенно, то выныривая на поверхность, то снова падая в бездну. Когда я, наконец, смогла побороть темноту, или хоть более и менее ей контролировать, приоткрыла глаза. Тело слабо покачивалось в такт равномерным толчкам машины. Я лежала на заднем сидении авто, смотря в потолок осоловевшими глазами. Очевидно, какая-то ямка на дороге, попалась под колеса, и машину неприятно качнуло. Я вскрикнула от боли, пронзившей мою грудную клетку и руку. Что-то произошло, вот только что? Тень. Лестница. Падение. Боль.
   - Как ты? - произнес Игорь. Я его даже не замечала, до тех пор, пока он не заговорил. Я, похоже, вообще ничего не замечала, даже светлой шевелюры на водительском сидении.
   - Какого черта я здесь делаю? - возмутилась я, одновременно пытаясь привстать на локте. Каким местом я думала, когда решила встать? Я даже вздохнуть нормально не могла.
   - Ругается, значит живая, - отозвался Денис, все также сосредоточено смотря на дорогу, и даже не оборачиваясь ко мне. Его голос был каким-то злым и через чур холодным.
   - Он зол?
   - Не на тебя. На...
   - Игорь, заткнись, а? Ничего, что я тут тоже сижу? Во люди, ни стыда, ни совести, - пробурчал Денис. Мы с Игорем удивленно переглянулись.
   - Куда вы меня везете? - требовательно спросила я.
   - В больницу.
   - Почему не скорая?
   - Они пока доедут. В медпункте тебе вкололи обезболивающее и снотворное. Первичный осмотр ничего толкового не показал, но стукнулась ты конкретно. Поэтому мы и везем тебя в больницу.
   Игорь объяснял терпеливо и в меру строго, от чего я почувствовала себя ребенком. На этом диалог закончился, и машине повисла тишина. Я снова почувствовала желание закрыть глаза и уснуть, но вспоминая ту бездну и липкий страх, желание пропадало. В данный момент, лучше быть в реальности, чем в забвении. Денис оказался на редкость аккуратным и умелым водителем, примерно, как мой отец, который работал водителем-дальнобойщиком. Ужасная профессия, я её ненавидела с самых пеленок, и если в детстве лишь догадывалась о возможных опасностях, то в старшем возрасте, я их четко осознавала.
   Все было отлично, дорога с парнями не напрягала меня, но мне скорее хотелось оказаться в нашей больнице, чтобы врачи могли сделать что-то с этой болью, разрывавшей изнутри. Смотря на мелькающие верхушки деревьев, старалась мысленно отделить себя от боли. Раньше это помогало, но сейчас это стало бесполезно. Эта боль, словно туман, проникала во все щели стены, которую я так старательно строила.
   - Сукин ты сын!!! - закричал Денис. Я даже не успела должным образом среагировать, думая, что мне почудился его крик. Но, нет. Все было по правде, и поняла я это, когда машина резко вильнула в сторону. Я ни за что не держалась, и мне сулила встреча с прорезиненным полом машины, но чьи-то руки поддержали меня.
   - Держи руль! - приказал Денис, перескакивая на заднее сиденье. На мгновение его взгляд замер на моих глазах, со слезами на ресницах.
   - Потерпи совсем чуть-чуть, - прошептал он, крепко прижимая к себе, и зажмуривая глаза, когда я тихо простонала ему на ухо от боли. Удерживая меня на руках, Денис плечом выбил дверцу машины, и на полном ходу выпрыгнул на дорогу. Я ожидала, что мы упадем на землю, и от ожидания новой боли, мне снова захотелось завыть, но этого не произошло. Он уверенно и твердо приземлился на асфальт, чуть присев. Я обвила руками его шею, уткнувшись носом в ложбинку над ключицей, и крепко зажмурила глаза, сдерживая поток слез. Денис не отпускал меня, обнимая все крепче с каждой секундой.
   Пересилив себя, открыла глаза, по-прежнему крепко прижимаясь к груди Дениса, я почти перестала чувствовать боль в теле, что почти не отступала. Зная, что никто не сможет меня защитить, мне даже никто не поверит, расскажи я о Паше с Денисом, поэтому искала защиты у того, кому доверяла чуточку больше. Им оказался Денис, и не удивительно, только находясь в кольце его рук, я чувствовала себя более и менее безопасно и спокойно.
   Я повернула голову в сторону, смотря на машину, в которой мы ехали раньше. Авто было небрежно припарковано у обочины. Только сейчас я заметила, что за все время, здесь не проехало ни одной машины. В какую глушь они меня завезли, отвозя в больницу? Сколько я тут живу, я никогда не слышала об это трассе, окруженной с двух сторон высокими деревьями, утратившими большую часть свое листвы.
   - Дай мне её положить в машину, - сказал Денис, размеренным голосом, смотря на Пашу. Тот насмешливо ухмыльнулся, разводя руками.
   - Ложи.
   - Спасибо что разрешил, кровосос клятый! - вставила свой пятак я, ведь так хотело хоть немного подначить эту сволочь. Денис усмехнулся, тепло, смотря на меня. Я притянула его голову к себе, и на ухо прошептала: - Не поворачивайся к нему спиной!
   - Он ничего не сделает, если у него хоть немного есть чести, - ответил Денис, бережно усаживая меня на сиденье машины. Странно, было чувствовать спокойствие, находясь в обществе двух сильных существ, даже смертоносных. Облегчение, как-то неприятно давило на грудную клетку, но я постаралась не обращать на нее внимание. Денис улыбнулся, отнимая от меня свои теплые руки, и в этот момент Паша таки смог сделать подлость. Не успел Денис, выпрямиться, как тут же был отброшен от машины, и, пролетев приличное расстояние, проломил толстый ствол дерева, падая на землю. От увиденного меня начало трясти, а крик застрял в груди, причиняя там сильную боль, не имея возможности вырваться наружу. Я даже не смогла шевельнуться, и замерла так на сидении, чувствуя пульсацию внутри тела. Я боролась внутри себя со страх, вновь увидев клыки и красные глаза, одновременно на дороге сцепились Игорь с Пашей. Игорь, умело изворачиваясь от ударов, хоть его скорость и сила не превосходили Пашиных. Когда до меня дошло, что Игорь далеко не просто человек, я стала задыхаться от шока.
   - Денис!!! - закричала я. Слезы потекли по щекам, падая на больную руку и ребра.
   Он появился мгновенно. Как и в прошлый раз, я оказалась загипнотизированная Его красотой и величием, когда черный волк прыгнул на дерущихся. Игорь в момент оказался в стороне, и уже бежал к машине. Осоловевшими глазами я следила за происходящим. Паша, как ранее Денис, полетел в сторону леса, благодаря удару Дениса, и лишь задержавшись на секунду, Волк задержал взгляд на мне. Мы словно зацепились друг за друга, я смотрела на тот синий огонь, будто проникая в их цвет.
   Я вернусь за тобой. Верь мне.
   Это был голос Дениса, я бы узнала его из тысячи голосов, ведь не боялась его. После этих слов, я провалилась в темноту, не мучимая страхом и болью, находясь в полном забвении.
  
   Приходила в себя я достаточно долго. Темнота просто не отпускала меня, опутывая тем туманом, и сейчас я даже не сопротивлялась ему. Так спокойно мне не было еще ни разу с тех пор, как я познакомилась с Денисом. Меня не мучила боль, как в теле, так и в душе. Временами мне снились сны, но я их слабо помнила. Один из них был сплошной темнотой, и только голоса моих знакомых гулко звучали, словно пробивались сквозь толщу воды.
   - Ты дурак! Зачем вы вообще повезли её сами? Она же простой человек, - в звучавшем женском голосе, звучала злость и упрек.
   - Вот поэтому и повезли. И чего ты на меня орешь? - возмутился второй, определенно парень.
   - Прикрутите громкость, мы все-таки в больнице, а за дверью стоят её родители. Им не понравиться, что вы тут отношения выясняете.
   - Это диагноз! Только вы так могли. Одни мозги на двоих, да, Денис? А если бы он не только к тебе руку приложил, оболтус, а и к ней? Вы об этом подумали? - определенно девушка распалялась все сильнее, но старалась сдерживать крик.
   - Но и мы не малыши! - возразил парень.
   - Без комментариев. Столько лет вас знаю, а как были самонадеянными детьми, так ими и остались.
   Хлопнула дверь, и я снова провалилась во тьму.
   Проснулась я под ритмичный стук дождевых капель о стекло. Какое-то время я лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь этим звуком. Я глубоко вздохнула, словно надеясь почувствовать запах дождя.
   - Ника? - позвал Денис, и я приоткрыла глаза. Повернув голову, всмотрелась в его лицо. На шее виднелись четыре царапины, и как я догадывалась, раны были рваными. Увидев мой взгляд, Денис подтянул воротник свитера чуть выше, закрывая от меня увечья.
   - Паша это сделал? - мой голос звучал тихо. В белой, стерильно чистой комнате мы находились абсолютно одни, но за дверью слышались шаги и голоса. Денис сидел около моей кровати, на кресле, смотря то на меня, то на окно.
   - Я ему отомстил, - довольно ответил он. Я не смогла сдержать от улыбки. Денис с кресла, и хотел было сесть на кровать, как я взвизгнула: - Личное пространство!
   Денис громко засмеялся, чисто и искренне, что не смогла противиться и я, прижимая ладони к лицу, и тихонько хихикая. Только сейчас я заметила, что хоть и могу двигать правой рукой, все равно я её не чувствую. Я перестала смеяться, и поднесла руку к глазам, рассматривая белый гипс, окутывавший руку от ладони до локтя.
   - Перелом со смещением. Поэтому ты и руку не чувствуешь. Тебе вкололи обезболивающее, чтобы ты не чувствовала, когда тебе вправляли, - объяснил Денис. В ясных, сверкающих глазах застыли сожаление и печаль. Какое-то время, я осоловевшими глазами рассматривала гипс с белым бинтом.
   - Странно так, - протянула я.
   - Что именно?
   - Я никогда в жизни не ломала руку, да и конечности в целом. А сейчас...
   - Все в жизни бывает впервые, - усмехнулся Денис, и только сейчас я заметила, что он был каким-то уставшим на вид.
   - Спасибо успокоил. Что у меня еще? - я приготовила ко всему, и старалась даже не чувствовать дрожь в теле. Денис встал, и протянул ко мне руку. Теплая ладонь легла на ребра, и слегка нажала на них. Только сейчас я почувствовала слабые покалывания.
   - Больно? - я подняла голову, заглядывая в его глаза, замученные и уже не такие яркие, Денис отвел их в сторону.
   - Только колит, - призналась я.
   - У тебя были побиты ребра и еще сотрясение, - сказал он, и, увидев каким взглядом, полным страха, смотрю на него я, добавил: - Было бы лучше, если тебе твои родители рассказали. Я не умею мягко преподносить новости.
   - Все нормально. Сколько сейчас время? - я как можно теплее улыбнулась.
   - Около десяти вечера.
   В желудке тихо заурчало, я была голодна, и только сейчас это заметила. Денис вскинул голову, удивленно смотря на меня.
   - Держи, - он протянул мне три конфеты, в знакомой золотисто-бирюзовой обертке. Я попробовала сесть, но ничего толкового не получалось, пока теплые руки не помогли. Его лицо было в миллиметрах от него, и я вспомнила то утро в парке, до того, как узнала, кто он. Те же эмоции всколыхнули сознание.
   - Ты мне когда-нибудь расскажешь все? - спросила я, не веря, что мои голос звучит так тихо и хрипло.
   - А, ты про оборотней, - проронил Денис, садясь на стул и опуская голову.
   - Нет. О тебе. О тебе, как о человеке. Почему я?
   - Ты меня боишься? - между нами повисло странное напряжение. Мне нужно было знать о нем, и я догадывалась, что он ко мне не ровно дышит, но как узнать об этом? Так не хотелось изворачиваться, и придумывать уловки.
   - Не так как раньше, - уклончиво ответила я.
   - Просто ты и все. Когда-нибудь ты все узнаешь, а сейчас, пожалуйста, давай закроем тему. Я сам тебе все расскажу, но позже.
   Я заворочалась в постели, усаживаясь поудобнее. Тишина, образовавшаяся в палате, неприятно давила на меня, но я упорно не показывала этого, с преувеличенным увлечением рассматривая яркий фантик. Я не знала, чем заняться, разговаривать не хотелось, слушать музыку, от одной мысли голова начинала протестовать, и мне не оставалось ничего, кроме как разглядывать белые стены, и прислушиваться к дыханию сидящего рядом Дениса. Вскоре его дыхание стало ровным и спокойным. Он уснул. Я тихонько встала с кровати, захватив одну подушку, положила под златовласую голову, а темным, клетчатым пледом, укрыла. Какое-то время я стояла неподвижно, смотря на Дениса, и перед тем, как уйти, провела кончиками пальцев по светлым кудрям, прошептав: "Спокойной ночи!".
   Я укуталась в белое одеяло, положив голову на подушку, и услышала тихий ответ:
   - Спокойной ночи, Ника.
  

Глава четвертая. Приятная новость

   Солнечные лучи играли в просторном холе больницы, отражаясь от блестящего пола. Не смотря на начало декабря, погода больше походила на весеннюю. Недавно выпавший снег, таял, хрустальными капельками падали на землю таявшие сосульки с козырьков зданий. Как и природа, мое настроение было весьма приподнятым. Я стояла у высокого зеркала, наматывая на шею шарф, и выходило это весьма смешно и нелепо. Рядом стоящий Денис, с улыбкой на лице, наблюдал за моими жалкими попытками укутаться в шарф одной рукой. Гипс по-прежнему оставался на правой руке.
   - Тебе весело? О, представляю как! Это же так смешно, словно за шимпанзе наблюдать, - съязвила я. Во всем моем состоянии меня бесило именно моменты с рукой. Я чувствовала себя слегка неправильной. Была бы в гипсе левая рука, было бы проще, а если вообще без гипса, так просто отлично.
   - Больница из тебя сделала жуткую язву. Просто не представляю, как выдержу тебя следующие две недели, - весело ответил тот, ставя сумку на лавочку, и помогая мне с этим шарфом, в котором я прилично запуталась. Я устало выдохнула, и тряхнула головой, чтобы откинуть с глаз челку. Денис быстрее и проще справился с шарфом, и даже завязал мне его на бантик, за что получил слабый пинок от меня. Я потянулась за наушниками, чтобы хоть ненадолго отстраниться от окружающего меня мира, и подумать о себе любимой. Скорее мне нужно было разобраться в самой себе. Больше всего меня пугало то, что я привязывалась к Денису, сама того не замечая. Когда он сообщил мне о предстоящей поездке домой на все каникулы, включая Рождество, я огорчилась, представив одиночество, которое будет меня грызть после его отъезда. И как бы я не старалась, он увидел промелькнувшую в глазах злость и печаль.
   - Наушники отдай. У тебя сотряс, тебе мозг нагружать нельзя, - заявил Денис, отбирая плеер. Я, сощурившись, уставилась на него.
   - И чем же мне заниматься? Тебя что ли слушать?
   - Хорошая, интересная беседа тебе не навредит.
   - Зануда, - буркнула я, выходя на крыльцо больницы, и слегка жмурясь от яркого света. За спиной послышался его смех. Я улыбнулась, скрывая губы за толстой вязкой шарфа. Теплый воздух ласково щекотал лицо, и было не похоже, что сейчас на улице зима. Никто, кроме Дениса не приехал забирать меня домой, и когда я потребовала ответа, Денис сослался на то, что они готовят сюрприз. Я снова насела на него, и после нескольких минут спора он таки сознался, что будет что-то наподобие вечеринки. Я не особо обрадовалась, не хотела видеть толпу людей у себя дома, но оказалось, что весь вечер мы будем смотреть фильмы, вместе с Игорем и Яной.
   Время летело почти незаметно. Мы шумно спорили насчет выбора, что вызывало смех у родителей. На невысоком стеклянном столике стояла еда, приготовленная мамой. Запах пиццы кружил голову, вызывая урчание в желудке, и если Яна с Денисом кричали на голодный желудок, что лучше, ужасы или мелодрама, то мы с Игорем набивали рты горячей пищей, слушая весь этот цирк.
   В конце концов, все пришли к выводу, что нас никто не выгоняет, и можно посмотреть и ужасы, и драму, мы удобно устроились. Игорь с Яной сидели на полу, а мы с Денисом устроились на диване. Я лежала на его плече, держа на коленях мыску с чипсами, а он обнимал меня одной рукой, не имея возможности дотянуться то еды. Мне приходилось кормить его, что вызывало недоумение у наших друзей. Те, время от времени, кидали на нас удивленные взгляды, перешептываясь.
   - Нет, товарищи, я, конечно, понимаю, мы парочка странная. Но, черт побери, у нас со зрением все в порядке, - возмутился Денис. Я тихонько хихикнула, уткнувшись носом в его руку.
   - Просто вы такие обаяшки, когда сидите спокойно, и не спорите, - ответила Яна, делая огромные глаза, от чего я прыснула пуще прежнего. Заливаясь хохотом, я смотрела на своих друзей, не веря своим ушам.
   - Так вы это... встречаетесь? - спросил Игорь, включая паузу фильма, и поворачиваясь к нам.
   - Нет, - одновременно выкрикнули мы с Денисом, от чего в зале прогремел смех.
   - Как конец света наступит, так и начнем встречаться, - сказала я, за что получила сразу три недовольных взглядов. Я подняла голову, смотря в темно-синие глаза, мерцающие в темноте, и на миг в них отразилась разбитость и боль, но как всегда все быстро исчезло, словно кто-то захлопнул, прям перед моим носом, книгу.
   - Да, - как ни в чем не бывало, подтвердил Денис, мило улыбаясь. Но, если Яна с Игорем купились на его наглую ложь, то мимо меня это не прошло. Долгое время, после того как друзья отвернулись к экрану, мы сверлили друг друга тяжелыми взглядами, и его глаза-сапфиры, словно замораживали все внутри. Он ожидал чего-то большего, думал, что уже смог добиться меня, мое же мнение было противоположным. Не скажу, что за месяц все осталось на своих местах, нет. Я больше не считала его законченным кобелем, прониклась больше симпатией, и стыдно признаться даже самой себе, начала привязываться к нему. Этих факторов было не достаточно, чтобы сказать, будто я влюблена в него по самые уши, но про Пашу, как своего парня я уже позабыла. Учитывая то, что это именно он столкнул меня с лестницы, никакой речи о дальнейших отношениях и быть не могло.
   Как и в тот день, Денис первым отвел взгляд в сторону, на что я самодовольно хмыкнула. Время уже почти подходило в шести вечера, и на улице прилично стемнело. За весь день мы успели пересмотреть массу фильмов, и сейчас очередь подошла к "Дориану Грею" с Беном Барнсом в главной роли. Я видела уже этот фильм, и осталась при мнении, что книга в сотни раз лучше. В комнате повисла странная тишина, взгляды друзей были устремлены в экран телевизора, в то время как мой блуждал по углам комнаты.
   - Ладно, пошла-ка я выпью... - начала я, но шипение Игоря и недовольный взгляд Яны заставил меня замолкнуть. Аккуратно, чтобы ненароком не наступить на недовольных Игоря и Яну, сидящих на полу, я прошла на кухню. Как всегда, маленькая и современно обставленная, она находилась в полной темноте, освещаемая лишь светом уличных фонарей. Налив стакан воды, запила ею три разные таблетки, прописанные врачом. На вкус дрянь полная, но что не поделаешь, лишь бы быть здоровой. Я подошла к окну, устремив взгляд на улицу. В темном воздухе, выделяясь мелкими белыми точками, в медленном танце кружили хлопья снега, первые в этом году. Словно в сказке, они опускались на качели на детской площадке, лавочки, голые ветви деревьев, укрывая собой дороги и улицы, словно белое полотно. Все дышало волшебством и неотразимой красотой, пока не нарушаемой присутствием человека. Я прислонилась лбом к окну, и вскоре из-за тепла моего дыхания, стекло запотело. Аккуратным почерком я вывела всего несколько слов.
   "Зима... Снег... Сказка..."
   - Зимой всегда веришь в чудо, даже если оно не случается, - от звука его голоса я вздрогнула, и легким движением руки стерла написанное, перед тем как обернуться. - Зря ты так.
   - Зима это уже чудо, а снежная зима, превращает чудо в сказку, - возразила я, снова приковывая взгляд к окну.
   - Ты любишь снег? Зиму?
   - Для меня это что-то родное. Будто зима, часть меня, этот колючий холод, ледяной ветер и хрупкие снежинки, - призналась я, поворачиваясь к Денису. Он стоял у самого входа, сложив руки на груди, и привалившись всем телом к косяку.
   - Ты любишь горы? - продолжал свой допрос Денис, а я наивно отвечала, даже не задумываясь, зачем ему все это.
   - Да, конечно. Природа в горах, она ведь почти не затронута человеком. Все к чему не прикасался человек, оно прекрасно. Денис, к чему все эти вопросы?
   - Помнишь, когда я сказал тебе, что уезжаю на все каникулы домой, ты еще тогда огорчилась, но попыталась скрыть это. Да, и не смотри ты так на меня, я все заметил. Так вот. Ты бы не хотела провести эти каникулы со мной в Альпах? Знаю, это может показаться странным, но все же...
   - А как же поездка домой? - удивилась я, пораженная его предложением. Денис лукаво улыбнулся.
   - Я и живу в Альпах. Там дом моих родителей. Заодно я познакомлю тебя со своим братом и его невестой, - я застыла, даже не зная, как реагировать, то ли прыгать от счастья, то ли падать в обморок. - Ну, так как?
   - Но... Мои родители, они ведь могут меня не отпустить.
   - Они не против, и все ждут только твоего согласия. Моей матери уже не терпиться с тобой познакомится.
   - Ну... - протянула я, чувствуя, как на смену шока и потрясения, приходит волна радости, захлестывая меня изнутри. - Да, черт побери, я согласна!
  
   - Так, Ника, ты точно ничего не забыла? Таблетки взяла? Руку береги. Ты все же еще с гипсом. И не забывай нам звонить, мы все-таки переживаем. Господи, Саш, ты подумай только, наша дочь повзрослела, и теперь встречает Новый Год не с нами, в кругу семьи, а со своим парнем, - сетовала мама, бросая на меня странные взгляды.
   - Мама, сколько можно повторять, Денис не мой парень. Он просто мой друг, который пригласил меня в гости, покататься на лыжах, - в сотый раз устало ответила я.
   - Ой, дочка, не смеши мать. Я видела, как вы друг на друга смотрите. Саш, ну скажи что-нибудь, - мама подтолкнула отца в бок, но тот и ухом не повел, все также внимательно следил за дорогой.
   - Не убейся там. И матери сувенир привези, - отсутствующе пробормотал папа, за что получил негодующий взгляд от мамы.
   - Еловых веток, что ли?
   - Можешь еще и лыжное снаряжение захватить. Маме оно не помещает. Будет на работе хвастаться, мол, Новый Год в Альпах встретила, - теперь отец улыбался. Какое-то странное чувство постепенно овладевало мной, заставляя нервничать и с особой внимательностью разглядывать лица родителей. Мне от чего-то казалось, будто я вижу их в последний раз. И как бы я не старалась побороть этот страх, ничего не выходило, и мне пришлось скрыть его за улыбкой, широкой и счастливой улыбкой.
   До самого аэропорта я молчала, поглядывая то за окно, то украдкой бросая взгляды на живую улыбчивую маму и сосредоточенного, но отнюдь не строгого отца. Сейчас им обоим было около сорока, но по сей день, если присмотреться, в их глазах можно было увидеть тот же блеск и огромную любовь. Мои дорогие родители! Страх пожирал изнутри, рисуя перед сознанием ужасные картины.
   Вдали замаячило здание аэропорта. В какой-то мере я испытала облегчение, чуть ослабившее это ничтожное предчувствие. Машина мягко затормозила на стоянке, около здания.
   - Пообещайте, что как только доберетесь, обязательно позвоните нам, - опередила меня мама. Её руки оплели мои плечи, прижимая к себе. И как бы я не радовалась предстоящей поездке, для меня было дико встречать Новый Год вдали от дома, от родителей.
   - Обещаю.
   - Ника! - позвал меня Денис, стоя неподалеку. Он приветственно наклонил голову, здороваясь с моими родителями. Я отвернулась от мамы, улыбаясь настолько широко, насколько было возможно.
   - Я сейчас приду.
   Денис оттолкнулся от машины, делая несколько шагов в мою сторону, в то время как я все ускоряла шаг, приближаясь к парню. Не смотря на морозную и хмурую погоду, его лицо словно сияло изнутри, озаряемое внутренним светом. Я улыбнулась, глядя на сверкающие задорные глаза, которые внимательно следили за каждым моим шагом. Когда его руки обвили мою талию, крепко прижимая к себе, то чувство, которое гложило изнутри, снедая всю радость от поездки, бесследно исчезло, сменившись спокойствием и умиротворением. Закрыв глаза, уперлась лбом в плечо Дениса. Он мягко рассмеялся, настолько тихо, что я бы даже не заметила, если бы не слабая дрожь в груди. Денис еще крепче обнял меня, одной рукой проведя по спутанным ветром волосам, уперевшись щекой о мою макушку.
   Что-то в этом было такое, что не предназначалось для посторонних глаз, и все же я прекрасно чувствовала заинтересованный, и в какой-то мере ликующий взгляд мамы, и немного строгий взгляд отца.
   - Эй, осторожней! - воскликнула я, открывая глаза и отстраняясь от Дениса. - Ты меня обнимаешь так, будто я твоя девушка.
   Улыбка появилась на его лице, вызывая легкое недоумение, но я не обратила внимание, стараясь списать на что-нибудь постороннее.
   - Ну-у-у, - протянул Денис. - Будь ты моей девушкой, я бы тебя еще поцеловал, а так как...
   - А так как я всю дорогу доказывала своим родителям обратное, то будь так любезен, руки прочь с моей талии!
  
   - Тебя что-то тревожит? - спросил Денис, протягивая мне кофе в пластиковом стаканчике, точно таком же, в каком я покупала себе в колледже.
   - Капучино? Откуда...?
   - Ну, ты уж совсем меня недооценила.
   - Прости.
   Я не могла ничего с собой поделать. Настроение падало, и я никак не могла это скрыть, как бы не старалась. До посадки оставалось около 40 минут, поэтому мы смогли позволить себе попить кофе. Я сделала глоток напитка, чуть горьковатого на вкус, и огляделась по сторонам, в поисках родителей. Но, их нигде не было. Наверное, мама не теряя времени, пошла в какой-нибудь магазинчик. Я чувствовала, как во мне поднимается волнение; никогда не любила, когда она так поступала.
   Время шло, но родителей нигде не было. В теле ощущалась дрожь, особенно в области позвоночника, что было частым явлением, когда я чего-то боялась, или же еле сдерживалась. Так было и сейчас, только теперь две причины совмещались в одну, с которой я боролась всеми силами. Вот что за люди-то такие?!
   В который раз, голос диктора объявлял, что до посадки оставалось все меньше времени. Через десять минут самолет будет отлетать. Я потянулась к телефону, дрожащими пальцами стараясь попасть на мелкие кнопки. Дениса рядом тоже не было, видимо пошел проходить регистрацию. В нем я сомневалась меньше всего, саму-то он меня здесь вряд ли оставит.
   - Ника! - позвала мама, махая рукой. Вместе с отцом, они стояли рядом с Денисом. От их вида мне захотелось одновременно заплакать, и засмеяться. С одной стороны, было, так глупо боятся, что они не успеют или же забудут, а с другой - закипала обида от того, что я так паниковала и нервничала из-за них.
   - Нет, ну вы вообще адекватные люди? Ну, блин, капец просто! Ничего что я переживала?! Где вас только носило?! - сходу накинулась я, как только подошла к родителям.
   - Успокойся! Тебе нервничать вредно, - заулыбалась мама.
   - Звучит так, будто я беременна.
   Произнесла я это с фальшивой улыбкой на лице, и совсем скоро смеялась вполне искренне и по-настоящему. Остроумием природа меня не обделила, и выдавать такие фразочки было привычным делом. Не стану скрывать, мне до жути нравилось, как вытягивались лица мамы и папы, когда до них доходил смысл сказанного. Так же случилось и сейчас. Когда я увидела за их спинами Дениса, который наверняка слышал все до последней буквы, что было видно по его улыбке, несколько сдержанной, меня вновь пробрал смех. Это было весьма странное ощущение, будто ты напакостила с кем-то, таким же, как ты сама.
   - Кто-то там переживал, что на самолет опоздает, а сам хохочет, - укоризненно произнесла мама, едва отошла от шока.
   - Да.
   - Позвони нам, обязательно, - в её глазах заблестели слезы, которые она постаралась скрыть, прижав меня к себе. Мама была очень сентиментальным человеком, и даже какой-то отъезд, совсем на маленький отрезок времени, мог растрогать до глубины души.
   Тревожное чувство накатило вновь, когда я зарылась носом в густые, чуть вьющиеся каштановые волосы, которые я унаследовала от нее, вдыхая их запах. Чтобы со мной не было, чтобы не случилось в дороге, я отрицала тот вариант, что с ними может случиться несчастье, хотелось навсегда запомнить их, моих родителей. Нежные и теплые руки мамы, и добрые карие глаза отца. Я даже не заметила, когда успела сама заплакать; слеза покатилась по моей щеке, падая на мамины волосы.
   Кто-то пристально следил за мной, и когда я подняла глаза, тут же попала в плен сапфиров. Денис смотрел на меня с некой жалостью, будто понимал, чего я боюсь. Диктор объявила конец посадки, и я разжала объятия. Сказав лишь "Пока!", и стараясь не смотреть на родителей, быстрым шагом прошла вслед за Денисом. Поддержку с его стороны я осознала лишь тогда, когда моя ладонь была сжата в его руке.
   - Я себя последней сволочью чувствую.
   - Всё будет в порядке! - глотая слезы, прошептала больше я себе, нежели Денису.
  
   - Ну, ни фига же себе!
   Это была первая фраза, которую я смогла выдавить из себя, после долговременного молчания, едва я увидела этот "домик". Огромных размеров здание, прекрасно гармонировало с пейзажем белоснежных гор, которые возвышались над землей на сотни метров. Все здешнее отличалось от того, где я провела всю свою сознательную жизнь. Природа была в сотни раз прекраснее и ярче, не смотря на зимнее время года, даже воздух, все здесь было иным. Лес, занимавший почти всю территорию, был пропитан какой-то сказочностью и таинством, и не хотелось даже дышать, страх нарушить эту тишину и покой, был вполне настоящим.
   Широкая, мощеная камнем дорога, идеально расчищенная от снега, вела к двухэтажному огромному дому, так идеально спланированному. Строение находилось на открытой местности, и лишь где-то на десятки метров от него, располагались высокие деревья, плотным кольцом окружившие дом. Все вокруг было покрыто белоснежным, нетронутым снегом, которые искрился в лучах заходящего солнца. Фасад дома был сооружен в альпийском стиле, что идеально подходило к месту его расположения. Ступеньки, ведущие к главному входу, широкой двухстворчатой двери, плавно перетекали в деревянное ограждение, оплетавшее просторную террасу. Темно-фиолетовая крыша, смотрелась весьма странно, но в то же время, красиво подходила к белоснежным стенам и широким и высоким окнам. Не трудно было понять, этот дом любят, и заботятся о нем.
   Я выбралась из машины, подходя к высоким кованым воротам, все еще не в силах оторвать глаз от этой красоты.
   - Нравится? - спросил Денис, с улыбкой наблюдая за моим заинтересованным выражением лица. В первую секунду, я вздрогнула, услышав его голос, так близко прозвучавшем около моего уха, но вскоре вновь оказалась отвлечена.
   - Да уж, - выдохнула я, не в силах сказать большего. Нужные слова словно исчезли, лишь выражения лица и эмоции выражали восторг и впечатление.
   - Вернемся в машину или хочешь пешком дойти до дома?
   - Лучше в машину. Я замерзла, - ответила я, и, продолжая, пялится на дом, вернулась в машину. Мы сели на сиденья, и рука Дениса тут же сжала мою ладонь, согревая теплом ледяные пальцы. Я посмотрела на наши сплетенные ладони, и тут же перевела взгляда на искрящиеся синие глаза. Он внимательно следил за моей реакцией, это был второй раз за сегодня, когда он дотрагивался до меня. Вторая его рука лежала на руле, но Денис не торопился заезжать в дом. Время будто замерло для нас, мы лишь смотрели друг на друга, то ли пытаясь высмотреть нужные нам эмоции, или же просто запомнить черты лица. У каждого были свои мотивы, и прекращать гляделки никто не собирался.
   На моем лице, против моей же воли, засияла улыбка, несколько робкая, и может быть напуганная, от чего глаза Дениса насмешливо сузились. Хитро улыбнувшись, он подтянул меня к себе, оплетая свободной от моей ладони рукой, талию и прижимая к себе. Щеки, так и не отогревшиеся от мороза, резко контрастировали с температурой его лица, вызывая одновременно дискомфорт с приятным ощущением.
   - Похоже, за нами наблюдают, - чопорно проговорила я, когда наши лица оказались в миллиметрах друг от друга. Посторонний взгляд, я почувствовала чуть ли не мгновенно, что немного напугало меня, но я постаралась взять себя в руки. Думаю, если со мной что-то случится, мама Денису голову снесёт. Именно мама. Потому что папа к физическим методам прибегает на крайний случай, в отличие от мамы. Я для нее была чем-то вроде клада, которого нужно охранять от посторонних глаз и жадных загребущих ручонок. А учитывая мамин характер (за что ей тоже спасибо; в этом я полная копия её), острый язык, а потом еще примешайте к этому материнский инстинкт, то даже сила оборотня вряд ли сможет противостоять ей.
   - Все в сборе. Я надеюсь, ты дружелюбна?
   - А по мне не видно?
   - Ты вспомни наше знакомство. Кроме остроумия, тогда в тебе не было ни капли обаяния и дружелюбия, - ответил Денис, легонько щелкнув меня по кончику носа. Я ахнула, и приложила ладонь к лицу, делая вид, что мне до ужаса больно.
   - Даже не думай! Мне не 20 лет, а гораздо больше, поэтому и силу контролировать я умею, - укоризненно, будто малому ребенку, сказал Денис, ложа руки на руль, и нажимая на газ. Едва машина въехала в не менее уютный дворик, сразу рядом с нами остановилась другая. Мы выбрались из машины, и нам на встречу вышла пара. Мужчине, на вид, можно было дать не меньше 40. Густые каштановые волосы, у висков покрытые проседью спадали на ярко-синие глаза, которые были точной копией глаз Дениса. Не смотря на возраст, у него была крепко сложенная фигура, и стариком он не выглядел. В то время как женщина, которой на вид было не больше 27, выглядела несколько странно рядом с ним. Такие же густые волосы, на тон светлее, нежели у мужчины спадали на хрупкие плечи, достигая талии, а карие глаза уже сверкали добротой.
   - Денис, - мужчина подошел к нам, и протянул сыну руку. Может у них какие-то плохие отношения? Что-то незаметно, чтобы Денис так сильно был рад встрече с отцом.
   - Привет, папа, - последнее слово он произнес несколько натянуто, а глаза наоборот похолодели, заморозив то тепло, которое было, когда мы находились наедине.
   - Только давайте не будем начинать? При вас стоят две девушки, и одну из них вы уже напугали своим поведением, - укоризненно сказала женщина, хмуря идеальные брови. Я только было открыла рот, чтобы возразить, как меня перебили. - Вы не хотите извиниться?
   Повисло неловкое молчание. Мой взгляд метался то к Денису, то к его отцу, и вновь возвращался к этой женщине.
   - Прости, - первым нарушил молчание Денис.
   - Все в порядке, - я улыбнулась ему, легонько сжимая его ладонь. Слово отвечая, он повторил мой жест.
   - Вот так-то лучше. Дмитрий, тебе нужно особое приглашение?
   - Простите, что напугали, - мужчина чуть склонил голову. Холода от него не убивилось, этот противный разряд я чувствовала всем телом.
   - Забудьте. Правда, все в порядке, - протараторила я.
   - Думаю, теперь время познакомится, - женщина улыбнулась, теплой и доброй улыбкой, от чего я тут же прониклась к ней симпатией. - Ты Ника, так ведь? - Я кивнула. - Рада с тобой наконец-то познакомится. Меня зовут Агата. Насколько ты поняла это мой муж, Дмитрий.
   - Я тоже рада с вами познакомится, - в свою очередь ответила я. Не смотря на приятную встречу, почти приятную, руки все равно била мелкая дрожь, а коленки готовые были вот-вот согнутся, лишив меня опоры. Но, этого не произошло. Рука Дениса, не заметно для его родителей, приобняла меня, чуть притягивая к себе. Его прикосновение, скорее не избавило от дрожи, а лишь переключило её на другой объект.
   - Мы слышали о том, что с тобой случилось. Мне очень жаль, - с некоторой жалостью и раскаянием в голосе промолвила Агата. На миг, мне показалось, будто она винит в случившемся себя и свою семью, и извиняется за произошедшее, но ведь это глупо! Не будь Дениса рядом, неизвестно чтобы со мной вообще было. Может быть, я и осталась бы цела, но если наоборот?!
   - Все в порядке, - в который раз повторила я, улыбаясь как можно приятнее. - У вас очень красивый дом.
   - Спасибо.
   Ответил мне Дмитрий, что вызвало у меня некую долю удивления. Все это время он упорно молчал. Красивое, взрослое лицо, почти не тронутое морщинами, было хмурым. Но, сейчас все изменилось. Широкая улыбка, рассыпала мелкие морщинки в уголках глаз, делая взгляд добрее и мягче.
   - Это был дизайн Агаты. Благодаря ей, этот дом наша гордость, - сказал Дмитрий, обнимая жену, и смотря на нее во все глаза. Мы с Денисом незаметно переглянулись, стараясь скрыть улыбки, которые постепенно озаряли наши лица.
   - Подхалим! - с улыбкой на лице и нежностью в голосе ответила она. Их отношения, наверняка выдержали многое, и даже теперь их глаза горели при виде друг друга. Чем-то они напоминали мне моих родителей. Единственная разница заключалась лишь в том, что мои мама и папа, простые люди, а не оборотни в отличие от родителей Дениса. И я не знала, радоваться ли мне от этого.
   Громкий, заливистый смех, эхом прокатился по тишине леса, отрывая меня от мыслей. Я, с глупой улыбкой на лице уставилась вначале на Агату, и почти тут же перевела взгляд на Дениса.
   - Пойдемте-ка в дом. Кое-кто тут начинает замерзать, - сказал Денис, смотря на меня теплым взглядом. В этот самый момент, оказавшись окованной глазами-сапфирами, я начала понимать, насколько нуждаюсь, чтобы он смотрел на меня вот так, с лаской и теплом. Его рука сжимала мои заледеневшие пальцы, и, несмотря на то, что их неприятно кололо из-за резкого контраста температур, меньше всего мне хотелось, чтобы он отпускал меня. Все окружающее почти утратило смысл, и теперь действовала я почти интуитивно, осознав то, что привыкла к Денису, и почти подпустила его к себе.
   Не скажу, что мне это не нравилось, скорее я боялась, что может быть дальше. Боялась боли, если вдруг в какой-то момент он уйдет, оставив наедине с прошлым, которое уже крепко устоялось в сердце, занимая все яркими событиями, малыми, но яркими. Неужели влюбилась?
   Я почти не помню, как оказалась в простором холле дома, щедро уставленным цветами, такими разными и живыми, будто только что срезанными с клумбы. Но, отрезветь от странных мыслей, которые уже вызывали у меня удивление, заставила Агата. Когда мы шли, я заметила, что что-то в ней было не так. Её пальто было слишком широким в талии, а походка была несколько странной, будто она несла тяжелую ношу, и одного взгляда хватило, чтобы понять, что именно её так мешало. Когда верхняя одежда была повешена в шкаф, и Агата повернулась лицом к нам, я увидела что она... беременна?! Именно, мне совсем не показалось. На фоне хрупкой фигуры живот выделялся и бросался в глаза слишком резко и сильно. Я поймала себя на том, что в помещение все резко затихли, а мой взгляд прикован к ней. Смущенная, буркнув тихое и невнятное "Простите!", я поспешила перевести взгляд на белые лилии, размещённые в одной из ваз античного стиля.
   - Пустяки. Все нормально, - как и ранее на красивом лице Агаты появилась легкая улыбка, и она с нежностью и лаской провела ладонью по животу.
   И вправду, чего это я? Что тут собственно такого паранормального, что я уже веду себя как невоспитанная провинциалка? Но, сама причина была в моем характере. Кода-то в детстве, вдоволь насмотревшись документальных фильмов о ранней беременности, истории, так ярко описанные журналистами, не слишком-то положительно повлияли на детскую психику. Поэтому по сей день, что-то пугало меня в этом. Мысль о существе, столь маленьком и беззащитном, живущим внутри тебя, пугало меня. И сейчас смотря на Агату, я, внутри себя боролась одновременно со страхом и интересом. Ей ведь не 15 лет, она уже взрослая женщина, имеющая двух сыновей.
   На её слова, я лишь улыбнулась, даже не зная, что стоит ответить, чтобы не опозорится пуще прежнего.
   - Денис, покажи Веронике её комнату. Думаю, тебе стоит отдохнуть, - обратилась она ко мне. Услышав её голос, ничуть не изменившей в интонации, я почувствовала себя менее тревожно, сумев, успокоится и взять себя в руки.
   Мы поднялись по белой лестнице, ведущей на второй этаж, и едва оказавшись в коридоре, обставленном до того просто и элегантно, что аж дух захватывало, я наконец смогла заговорить.
   - Боже! - шепотом воскликнула я, чуть прикрывая глаза, но, все же продолжая плестись за Денисом. Мы зашли в небольшую комнату, но мне было не до обстановки. Я прислонилась спиной к стене, и медленно сползла на пол, обхватывая голову руками и упираясь лбом в колени.
   - Все в порядке, - тут же сказал Денис. Я не видела его, но слышала, как моя сумка со стуком опустилась на пол.
   - Насколько ничтожно я выглядела, когда увидела что твоя мать... - договорить я не смогла, снова и снова вспоминая тот момент. Я могла её обидеть, но при этом она не показала этого.
   - Не меньше, чем в тот раз, когда я тебя при всех Прасковьей назвал. Вот тогда пялились все на тебя, - сказал Денис, по-мальчишески улыбаясь. Он сел около меня. Я удивленно посмотрела на красивое лицо с высокими скулами и прямым носом. Интересно, сколько ему лет на самом деле?
   - Да уж. Мне до сих пор стыдно, когда вспоминаю. Мне тогда хотелось под землю провалиться, и пролежать там долгое время, - ответила я, поражаясь, насколько беззаботно звучал мой голос. Постепенно становилось легче, чувство вины и стыда отступало, и я лишь устало привалилась к плечу Дениса, поняв насколько меня, вымотала дорога, и как сильно мне хочется спать.
   - Успеешь еще. Ты ведь молодая.
   - Как будто ты старый, - бросила я, гадая, попадет ли он на заброшенную удочку. Да уж, попал! Вот только не так, как мне надо.
   - Скользкая дорожка, Ника, - ответил он, уже совсем не весело. - Придет время, узнаешь. Думаю, ты устала и тебе пора спать. Моя комната напротив, - он встал с пола.
   Мне не понравился его ответ. Какой-то слишком холодный и отстраненный, что заставило меня почувствовать себя, как часто выражаются подростки - обломанной. Скрыв это за маской согласия и улыбки, я проводила Дениса взглядом до двери.
   - Думаю, завтра начнется все самое интересное!
  

Глава пятая. Добровольно проклятый

   Не смотря на глубокую ночь, уснуть я все равно не могла, ворочаясь в постели с боку на бок, и с каждой секундой злясь все больше. Тревожное чувство, снедавшее меня весь день, вернулось вновь, вместе с пугающими тенями темной комнаты. В конце концов, перестав себя мучать, я слезла с высокой мягкой кровати, чувствуя, как легкий холодок пробегает по моей коже. Босая, в пижамных клетчатых штанах, черно-синего цвета и бледно-голубой трикотажной майке, которую когда-то я так удачно таскала по улице, до тех пор, пока случайно, вместо ополаскивателя не налила в стиральную машинку хлорки, тем самым портя еще несколько вещей. Напоминание о моем приступе хозяйства, стали белые разводы на вещах, половину из которых выкинули, а вторую половину мама пустила на тряпки, и лишь эту майку я смогла спасти от столь жестокой участи.
   Кое-как, пригладив спутанные волосы, торчащие в разные стороны, я скользнула в темный коридор, предварительно не затворив дверь до конца. Единственным источником света, была яркая луна, которая освещала ночное небо, щедро усеянное звездами. Уже в первую минуту, я пожалела, что хотя бы не натянула на ноги носки, холод тут же дал о себе знать. Стараясь не реагировать на слабую боль в ногах, тихими шагами, я спустилась на первый этаж. Постепенно дорога освещалась ярче, и совсем скоро до слуха донеслось потрескивание дерева. Этот звук чем-то напоминал горение камина, и мои догадки лишь подтвердились, когда я вдруг ощутила слабое тепло. Я подошла к одной и комнат, и замерла на пороге, в который раз поражаясь и восхищаясь обстановке комнаты.
   Просторная, сделанная в темно- и светло-бежевых тонах с большим камином у стены. Не желая больше нигде бродить, и тем более возвращаться в свою комнату, я опустилась на мягкий диван, облокачиваясь спиной на подушки. Взгляд тут же притянули языки пламени, высокие и яркие, они резали по сонным, привыкшим к темноте глазам. В этом было что-то такое теплое и домашнее, что не хотелось даже дышать, боясь испортить установившейся мир. По обе стороны от камина стояли книжные полки, уставленные книгами. Встав с дивана, я пересела ближе к камину, к его теплу, усаживаясь на пушистый ковер, лицом к пламени. Поджав колени к груди, чуть вытянули ноги вперед, и обхватила их руками, положив на них голову. Волосы тут же упали на лицо, закрывая от меня почти все вокруг, оставляя перед взглядом огонь.
   Спустя какое-то время, кто-то сел около меня. Повернув голову, наткнулась на синие глаза, в которых отражались языки пламени. Желтый и синий, они резко контрастировали между собой, в то же время, дополняя друг друга.
   - Бессонница? Или тебе спать не обязательно? - заговорила я. Денис медленно повернулся в мою сторону, изучая мое лицо. Без стрелок и с растрепанными волосами, я выглядела далеко не так, как он привык видеть меня, и хоть внутри я смущалась такого пристального внимания, внешне я была само равнодушие.
   - И не то, и не другое, - в конце концов, ответил он. - Просто кое-кто громко топает.
   - Не правда! - воскликнула я, возмущенная таким заявлением. - Я шла тихо.
   - Ты ведь человек, - как бы, между прочим, бросил Денис.
   - Тонкий намек на толстые обстоятельства? Ну, простите, что не такая как вы, - едко прошептала я, щуря глаза и чувствуя обиду на его слова.
   - Почему сама не спишь?
   - Я лунатик! - заявила я, закатывая глаза. - Шторы зашторь, скоро выть начну.
   Взгляд Дениса вновь стал внимательно изучать меня, и я никак не могла понять, поверил он мне или нет. То, что я прежде зареклась не врать, сейчас утратило свою важность. Его слова зацепили меня, и он даже не опроверг их.
   - Не ври мне, чтобы не было, так как с Прасковьей, - попросил он, без единого намека на веселье.
   - Я и не вру. Было бы кому, и было бы зачем.
   Мы замолчали, все также сидя близко друг к другу. Помимо тепла камина, я чувствовала тепло, исходившее от Дениса, и от этого мне стало еще жарче. Руки помокрели, и, не заботясь о том, увидит ли Денис, я вытерла ладони о колени штанов. Я чувствовала его взгляд на себе, но никак не реагировала, перебирая пальцами пушистый ворс ковра.
   - Тебе нравится быть оборотнем? - спросила я, все еще уперев взгляд в кирпичную основу камина.
   - Временами. Во всем есть свои минусы и плюсы. Оборотничество не исключение.
   - А как же сила? Внешность? - искренне удивилась я, посмотрев на Дениса. Отблески пламени играли на его точеном профиле, идеальном, будто вырезанном из камня. Он сидел неподвижно, будто осмысливал что-то, прежде чем дать мне ответ.
   - При внешности родителей, я бы и человеком мог бы остаться красивым. Наверное, в желании стать подобным родителям, большую роль сыграл эгоизм. Я не мог отказаться от возможности жить вечно, пусть даже и, жертвуя чем-то, - признался он, и это прозвучало так, будто он сожалел о содеянном.
   - Подожди. Разве ты не родился оборотнем?
   - Нет. Гены оборотня мне не передались. То, что мой брат оборотень было известно еще на двух месяцах его жизни. Он развивался, как подобает природе оборотня, в год выглядел на три. Мое же развитие было человеческим, и совсем скоро родители поняли, что первого обращения у меня не будет.
   - Почему вы развиваетесь так быстро?
   - Первое превращение болезненно, и если это происходит, когда человек не подготовлен, как морально, так и физически, процент того, что он выживет, ничтожно мал. Братец был готов к этому с тех самых пор, как начал самостоятельно мыслить. Никто не знает, когда это превращение может произойти, в какую ночь, в каком возрасте. Единственное, что известно, так это только то, что происходит это при полной луне.
   Он говорил об этом спокойно, будто читал лекцию студентам. Я же старалась вникать в рассказ, несмотря на поток мыслей, который так и струился по сознанию, приобретая ту или иную форму. Единственное, чего не было, так это страха. Интерес, благоговение, восторг, жалость.... Это было то, что наполняло меня в ту минуту.
   - Так как ты стал оборотнем, если гены в тебе отсутствуют? - мой голос звучал с жалостью, что удивило не только меня, но и Дениса. Такой он видел меня впервые, мягкой, умеющей сочувствовать, полностью лишенной жестокости.
   - Ты жалеешь меня? - с усмешкой спросил он, что неприятно задело мое самолюбие. В ту же минуту, выражение моего лица изменилось, как и тон голоса.
   - Тебе показалось, - с этими словами, я хотела было встать и уйти, пусть даже и не было желания снова возвращаться в ту комнату. Но, Денис не позволил мне этого сделать. Почти не двигаясь, он схватил меня за запястье, и, не смотря на бережность, которой был пропитан любой его жест, предназначенный для меня, силу я ощутила более чем хорошо.
   - Прости. Я не это имел в виду, - тут же заговорил он, с сожалением. Денис потянул меня за руку, чтобы я снова села на место, но не тут-то было. Словно, кто-то переключил рычаг во мне, и обида, вперемешку со злостью и задетым самолюбием, рванула в сознание, тем самым вызывая полное безразличие.
   - Мне без разницы. Да уж, Драгоманов, ты умеешь испортить момент, - заявила я, вырывая руку с его ладони. В этот раз все было далеко не так, как я могла себе представить. Его сила явно доминировала над моим острым языком, и Денис, проявив упорство, насильно потащил меня на пол, усаживая себе на колени. Как бы я не хотела вырваться, все было пустыми попытками, руки, крепко оплетавшие мою талию, и прижимавшие к мощному торсу, скрытому под свободной футболкой идеально-белого цвета, не давали не то чтобы двинуться, даже вздохнуть с трудом.
   - Выходит, ошибки можешь совершать одна ты? Не правильно понимать интонацию, позволено только тебе? И прекрати фамильярничать! - зло прошептал он, мне на самое ухо. Я поежилась от теплого дыхания, которое теперь не вызывало ничего кроме настоящего страха. В эту минуту, от милого приятного парня не осталось ни следа, и проявилась неуравновешенная натура оборотня.
   - Хорошо. Давай забудем эти пять минут, и ты отпустишь меня, потому что воздуха мне уже не хватает, - выдавила я, и на несколько секунд даже почувствовала себя так, будто унижаюсь перед парнем, но вскоре это ощущение исчезло.
   - Вот так-то лучше, - более мягко ответил Денис, и, зарывшись носом в растрепанные волосы, глубоко вдохнул. В следующую секунду я уже сидела на прежнем месте, также поджимая колени к груди и обхватив их руками.
   - Родители поступили на удивление благоразумно, учитывая черту Дмитрия, что он уверен всегда в том, что поступает правильно. Они растили меня, пусть даже я и рос медленнее братца. Агата с Дмитрием больше всего не хотели, чтобы я видел превращение брата, но уберечь не смогли. Никто не ожидал, что это произойдет в ночь молодого месяца. Мы тогда играли на чердаке, и пусть уже была глубокая ночь, даже будучи человеком, я предпочитал больше спать днем. Так было и в ту ночь. Это было жуткое зрелище, когда прямо на твоих глазах, тело брата искажалось, причиняя ему боль и изменяя в волка. Он метался по помещению, а я даже двинутся с места, не мог. Просто стоял на месте, с интересом смотря на происходящее, до тех пор, пока он не завыл. Тогда прибежали Дмитрий с Агатой, и что было дальше я не знаю, по сей день, - как ни в чем не бывало, продолжил свой рассказ Дениса. Его лицо вновь стало задумчивым и отстраненным. - Со мной все происходило иначе. Людям запрещено знать о нас. Этот закон вступил в силу во время Второй Мировой. Кровь, пролитая на землю, стала чем-то вроде спускового механизма. Вампиры и оборотни, параллельно вели ужесточённую борьбу за право утолить жажду, которая с каждым днем только росла. Никто не охотился на животных, как это принято в теперешние времена. Питаться трупами считалось низким, и единственным источником стали люди. Помимо смертей, наши ряды стали пополнятся новобранцами, и никто не хотел браться за их воспитание. Отец, вместе с другими тремя правителями пытались хоть как-то восстановить порядок, но мало что выходило, и в ход шло буквально все, начиная от отрядов, собранных из вампиров и оборотней, служивших Стае, и заканчивая охотниками. Постепенно, такой взрыв начал давать свои последствия, и случайные человеческие свидетели становились лишь помехой. Их либо устраняли, либо превращали в себе подобных. Именно в то время и был введен закон, в котором запрещалось рассказывать людям о том, кто мы и что мы.
   Денис вновь замолк, а я посмотрела на него. Как бы я не старалась понять, но услышанное казалось больше выдумкой, чем реальностью, пусть даже многое я и успела повидать.
   - Что произошло с тобой? - спросила я, нарушая тишину.
   - Я был нарушением этого закон, пусть моими родителями и были оборотнями. Не то, чтобы родители хотели от меня избавится, Агата до сих пор корит себя за ту мысль отпустить меня, но они знали, что такое быть оборотнем, и хотели от этого оградить. Дмитрий много раз предупреждал меня, чем это чревато, но я упрямствовал и, в конце концов, они согласились. Стать оборотнем можно через три варианта: родится им, через укус и быть проклятым. Агата как могла, пыталась отстрочить день укуса, и я это замечал. Тогда, на одном из приемов, организованном отцом, я таки смог нарваться. В нашем мире, одной из сильнейших ведьм была Арабелла, её не стало около десяти лет назад, и по правде говоря, наш мир вздохнул с облегчением. Любой её обидчик был наказан, поэтому многие и боялись её. Каким же я был дураком, - горько усмехнулся Денис, качая головой. - В общем, тогда состоялся не самый приятный разговор, в котором она пообещала, что сделает мою жизнь куда невыносимее, чем можно только представить. Она сказал, что сделает из меня оборотня, и это будет куда тяжелее привычного обращения, на что я ответил "Только об этом и мечтаю!". После такого Дмитрий был в бешенстве, Агата была напуганной, я же довольным. Своего я добился. Дурак! Фактически, я добровольно согласился быть проклятым. Это произошло в день солнечного затмения, когда мы вместе с братцем и его друзьями ходили на ближайшую реку. Когда солнце только начало закрывать темным диском, мне уже ставало хуже. Тело начинало болеть, и это боль усиливалась с каждой минутой. Кое-как выбравшись из воды, я развалился на земле, тяжело дыша и не имея сил, что-либо сказать, и уже тем более шевельнутся. Мне стоит рассказывать дальше? Ты уже напугана, - отвлекся Денис, внимательно смотря на меня, и только пару минут спустя я заметила, что покусываю ноготок на указательном пальце правой руки.
   - Я не напугана. Все порядке. Продолжай, - тут же ответила я. Все же посмотрев на меня с недоверием, Денис продолжил:
   - Это было подобно тому, будто тебе ломают кости, хотя, по сути, так оно и было. Тело трансформировалось, и боль была сильной, пусть этот период и длился пару минут. Когда я уже, так сказать, стоял на четырех лапах, вокруг никого не было. Желание завыть с каждой минутой росло, вместе с голодом. И я поддался ему. Обостренный слух уловил приближение шагов. На холме появились родители с братом, но я не стал идти к ним, а тут же сорвался с места, убегая подальше от них. Наши с Арабеллой понятия под словом "невыносимо", были несколько разными. И именно тогда я понял, на что пошел. Жажда стала настолько невыносимой, что я не хотел ничего, кроме как убивать. Следующие пять лет моя жизнь была наполнена кровопролитиями, и как бы жутко это не звучало, вспарывать кому глотки мне нравилось. В конце концов, я присоединился к местной стае Ирландских островов. Стая была одной из самых кровожадных мира. И именно её долгое время, так хотел устранить отец. Становится главным, я не хотел, но спор с альфой послужил хорошим подспорьем для доказательства моей крови. Во время драки, никто не заметил приближение одного из отрядов, собранных моим отцом, все были слишком увлечены происходящим. Они напали на нас, перебили почти всех волков, оставив в живых единицы. Меня же депортировали домой. Только оказавшись в семье, где контроль над желанием разорвать кого-то был сильным и жестким, я понял, что совершил на самом деле. До сих пор, я очень часто вспоминаю тех людей, которых убил, зная, что их нельзя вернуть к жизни. Теперь ты вполне обоснованно можешь, бояться меня, или же не доверять. Если захочешь домой, завтра мы тебя отвезем.
   Его слова, прозвучавшие отстраненно и безразлично, смогли болезненно зацепить меня. Не смотря на отсутствие страха, я все-таки отодвинулась от него, но лишь для того, чтобы внимательнее посмотреть на его лицо, напряженное и холодное.
   Я встала на ноги, и рядом со мной тут же вырос Денис. Он сжимал руки в кулаки, и все время пытался отвести взгляд в сторону.
   Не раздумывая, я шагнула к нему, и впервые за наше знакомство, позволила обвить руками его шею, прижимая к себе. Смотря на высокое окно за его спиной, положив подбородок на плечо Дениса, провела ладонью по золотым волосам, как делала это в больнице. После такого жеста, Денис расслабился, плечи перестали быть напряженными, и крепкие руки обвили мою талию, с огромной силой прижимая к себе, и не смотря на боль, которую причиняли его объятия, я ничего не сказала.
   - Помнишь, сколько раз ты просил меня довериться тебе? - прошептала ему на ухо я.
   - Много раз, - ответил он, теребя в пальцах кончики моих волос, спутанных и спадавших на мою спину.
   - Так вот. Теперь, пусть даже ты и думаешь, что меня нужно только просить о доверии, я тебе верю, и убегать завтра никуда не собираюсь. С утра мы увидимся снова, и поверь, страха в моих глазах не будет, - шептала я, крепко зажмуривая глаза. Я знала, что он будет мне верить, и что самое ужасное, обещая, я не была уверенна в своих словах.
   - Не знаю, то ли глупая ты, то ли такая добрая.
   - Я совсем не добрая, Денис. По крайней мере, не со всеми, - призналась я, отстраняясь от Дениса. Он устало посмотрел на меня.
   - Чем же я заслужил тогда?
   - Мне достаточного того, что ты мне рассказал. Ты признал свои ошибки, и многое успел исправить. Пусть мы и знакомы всего месяц, ты многое сделал для меня лично, поэтому я и не виню тебя. К тому же, кто знает, что Арабелла могла сделать еще.
   - Ника... - начал Денис, но я не дала ему договорить.
   - Спокойной ночи, Денис - мягко произнесла я, с полуулыбкой на лице. Он ничего не ответил, просто смотрел на меня с облегчением, будто я камень с его души стащила. Хотя, все может быть, и все же приписывать такую заслугу себе, не зная его настоящих мыслей и ощущением, было наглостью и самовлюбленностью. Я почувствовала вдруг резко навалившуюся усталость, и больше не говоря ни слова, пошла в свою комнату.
  

Глава шестая. Нежданный гость

   Солнечный диск едва показывался над верхушками хвойных деревьев, окрашивая небо в ярко-оранжевый цвет. Прислонившись щекой к холодному стеклу окна, смотря на природу, я в который раз удивлялась, насколько она загадочна и красива.
   Наверное, я старалась думать о чем угодно, постороннем, лишнем, ненужном, лишь бы не возвращаться к той проблеме, которая маячила на горизонте дня, подобно утреннему солнцу.
   Как бы я не старалась, принять прошлое Дениса, его сущность, оказалось для меня непосильной задачей. Я понимала, что не имею права его осуждать, ведь неизвестно, как бы я себя повела, будучи на его месте. Скорее из всего этого меня волновало то, что я могу не сдержать свое слово, что было немаловажным моей жизни. Знала, что он не замкнется в себе, он не был из тех людей, кто постоянно обижается. Просто Денис умел делать выводы из любой ситуации, которая с ним случалась. И да, как бы трудно это ни было, но хотя бы перед собой мне нужно было признаться - последнее, чего бы я хотела, так это оказаться негативным выводом.
   В дверь постучали, и мои мысли были прерваны. Я знала, кто стоял по ту сторону двери, даже сказала бы,...чувствовала, и это немного пугало. Неужели я так быстро смогла привязаться к этому мальчишке, которого ещё совсем недавно ненавидела и готова была убить?
   Спрыгнув с широкого подоконника, где просидела большую часть ночи, направилась к двери. Немного помедлив, будто колеблясь, как поступить, все-таки впустила Дениса в свою комнату. Он вел себя сдержано и насторожено, доброта исчезла из синих глаз, и я вновь видела перед собой парня из колледжа. Наверное, я была отражением его поведения, что сбивало с толку нас обоих. Мы вели себя так, будто только познакомились, и все то, что происходило с нами, было лишь плохим сном.
   Не сказав ни слова, я вернулась в прежнее положение. Между нами повисла тишина, и было заметно, что угнетала она нас обоих, но все же никто не осмелился её нарушать.
   За окном, на улице, поднялся ветер, тревожа верхушки деревьев и создавая, маленькие снежные буранчики. Снег искрился под лучами восходящего солнца, переливаясь разными цветами, будто россыпь маленьких драгоценных камушков.
   В который раз, я задала себе тот же вопрос, что и пару недель назад: боюсь ли я его?
   Вот только теперь я могла с уверенностью ответить: нет. И это было бы чистой правдой. У каждого есть свои погрешности, и ни я, ни кто-либо другой не имеют права осуждать и судить.
   - Еще вчера вечером я тебе ответила, что все будет хорошо, - нарушила тишину я, проводя кончиками пальцев по холодному стеклу. - За ночь ничего не изменилось.
   - Не стоит, Ника, - ответил Денис, и его ответ звучал категорично, что только лишний раз говорило "не спорь со мной! Я сам все вижу!". Жаль, что он не мог читать мои мысли. Тогда бы зря не старался меня переубедить.
   - Нет, - упрямо качнула головой я. Встав с подоконника, решительным шагом направилась к парню, который стоял у входа, скрестив руки на груди. Потемневшие глаза и плотно сжатые губы заставляли меня злиться сильнее.
   - Даже не думай.
   - Нет, - повторила я. - Не будь таким, слышишь? Перестань! Я не хочу слушать, как ты коришь себя, потому что ты не такой. Ты...другой. Гораздо лучше, чем хочешь показать это на самом деле, - затараторила я.
   Такого поворота не ожидали мы оба, и в отражении синих глаз видела удивление в своих глазах. Неужели это я сказала?
   - Еще месяц назад ты хотела меня убить. Презирала и ненавидела, - горько усмехнулся Денис.
   - Тогда были другие обстоятельства.
   - Ты судишь по людям с первого взгляда.
   - В яблочко, - кивнула я. Скрестив руки на груди, уставилась на Дениса, давая понять, что не отстану, пока он не признает, что я права. Это не доминирование друг над другом, это не тот случай, когда я доказывала парню, что сильнее его. Мы с Денисом были на равных, одинаково по силе духа, именно поэтому мне не было с ним трудно.
   - Ты считаешь, что поступаешь правильно, - спустя какое-то время, промолвил Денис.
   - Нет, я знаю, что поступаю правильно, - напористо произнесла я, показывая, что разговор окончен.
  
   Столовая произвела на меня не меньшее впечатление, нежели остальные комнаты дома. Выполненная в темных тонах, она была почти полностью обставленная вазонами с живыми белыми лилиями. Я любила эти цветы, и даже не за запах, а за их вид. Смотря на раскрытый бутончик, я не находила иных слов, кроме как "чистота".
   Мы с Денисом завтракали в полном молчании. Каждый думал о своем, но, пожалуй, наши мысли были одной тематики.
   Я перевела взгляд на один из вазонов, который стоял за спиной Дениса. Я настолько поглотилась разглядыванием цветка, что не сразу заметила пристального взгляда синих глаз.
   - Любишь лилии? - спросил Денис. Он почти не ел, и подобно мне просто колупался в своей тарелке. Я кивнула. Он обернулся, и ловко достал один цветок из вазона. Зажав зелененький стебелек пальцами, Денис поднес его к слабым лучам солнца, пробивавшихся сквозь серые портьеры, внимательно рассматривая.
   - В переводе с древнегалльского "ли-ли" означает "белый-белый", - задумчиво протянул Денис, не отрываясь от созерцания цветка. Я вскинула голову.
   - Лилия - символ царствующих династий. Она, похожая на корону, стала частью герба французских королей, - добавила я. - Её не стоит совмещать с другими цветами. Это гордый цветок, и только в одиночестве он приобретает всю свою красоту.
   Весь этот разговор был каким-то пустым и лишенным смысла. Зачем хвастаться своими знаниями о каком-то цветке, когда гораздо важнее решить повисшую между нами проблему.
   И снова молчание. Я, не отрываясь, смотрела на цветок, который был в руках Дениса. Нужно что-то делать. Так дальше нельзя. Качнув головой, будто соглашаясь со своими мыслями, произнесла:
   - Денис, в чем дело?
   Синие глаза тут же встретились с моими, такие темные, цвета ночного неба.
   - Все нормально, - отмахнулся он, беря в руки вилку. В столовой мы были вдвоем, Агата с Дмитрием были где-то в другой части дома, если я не ошибаюсь, что-то делали на втором этаже.
   - Нет, не нормально, - упрямо промолвила я, переклоняясь через стол, и выхватывая его вилку из рук.
   Денис возмущенно уставился на меня, часто дыша, будто начиная злиться.
   - Денис, к тебе гости, - произнесла Агата, стоя в дверном проеме.
   "И давно она здесь? Слышала что-то? Почему я раньше не заметила? Ох, уж эти оборотни", устало подумала я, смотря на силуэт женщины, освещаемый лучами солнца, которое пробивалось сквозь окно за её спиной.
   Я опустила голову, избегая взгляда карих глаз. Агата пристально смотрела на меня, заставляя почувствовать неловкость. В её взгляде не было ни капли осуждения или укора, простое любопытство, чтобы понять, что происходит с нами двумя. Почему сидим такие хмурые и поникшие?
   - Привет, - сладко протянул незнакомый голосок. Такое звучание резало уши и вызывало неприятные мурашки по коже. Я поморщилась, смотря на гостью.
   - Ева? - удивился Денис. - Ты что-то хотела?
   Девушка фыркнула на такое приветствие, привлекая мое внимание. Теперь в комнате было трое, Агата ушла, оставив меня, Дениса и Еву наедине.
   - Да, - коротко кивнула она. - Мог бы и позвонить.
   - Прости, дорогая, денег нет, - ответил Денис. Синие глаза сверкали холодом и надменностью. Его поведение изменилось, и я вновь видела перед собой человека, которого так ненавидела и презирала. В душе поднялась злость, и она была настолько реальной, что мне стало не по себе. Тем временем, Денис, взял два стакана, и налил в них черничный сок.
   - О, спасибо. Я как раз пить хочу, - весело произнесла девушка, будто и, не замечая изменений в Денисе. Его рука, сжимавшая хрустальный графин, замерла.
   - Это не тебе, - ухмыльнулся он. - За столько лет не выучила, где у нас стоят стаканы?
   Денис протянул стакан мне, и, взяв его в руки, сделала глоток, продолжая наблюдать за сценой. Быть наблюдателем интереснее, да и ввязываться в перебранки настроения не было.
   - Ей что ли? Она ведь человек, - фыркнула Ева, окидывая меня оценивающим взглядом.
   После подобного высказывания в комнате повисло молчание, нарушаемое тиканьем настенных часов. Денис напрягся, смотря то на меня, то на Еву, будто оценивая, что ему делать. Не менее злобно посмотрев на девушку, я фыркнула:
   - Без комментариев. На кукол внимания не обращают.
   В который раз, бросив взгляд на Дениса, заметила легкую усмешку, игравшую на его губах. Увидев мой взгляд, он улыбнулся чуточку больше, и снова косо посмотрел на Еву, надпивая сок из своего стакана. Казалось, будто Ева в мгновение превратилась в фурию. Чистые лазурные глаза, резко потемнели. Тряхнув черными прямыми волосами, Ева ответила:
   - Невежество.
   - Не больше вашего, - парировала я. Выпив сок, поставила пустой стакан на стол.
   - Что взять с простого человечишки? - усмехнулась она.
   - А ты не человек? Или все же мне изменяет зрение, и на самом деле ты злобная фурия?
   С этими словами я встала из-за стола, и направилась к выходу, но все же замерла на пороге, сломленная интересом, перед завязавшимся разговором между Евой и Денисом.
   - Боже, как ты с ней живешь? - удивлялась она. Смотря на прямую спину, на моем лице расцвела снисходительная улыбка.
   - Заговори бы ты с ней нормально, она бы и тебе понравилась, - ответил Денис. Заметив меня, в его глазах мелькнуло удивление, но он тут же переключил свое внимание на сидящую рядом Еву.
   - Всем? Покажи её Кейлебу, и девочка станет морально неполноценной, - фыркнула Ева. Я сильно прикусила щеку изнутри, стараясь сдержать язву в себе, которая рвалась наружу.
   - Или он станет, - возразил Денис. - Ты её совсем не знаешь.
   От тона, каким он произнес эти слова, в груди разлилось приятное тепло.
   "Так, Романова, соберись. Он же тебе даже не нравится!", накинулся внутренний голос, подавляя приятное ощущение.
   - Ладно, хватит о ней. Слишком много чести.
   Эх, жаль не видела её выражение лица, хотя если судить, по словам, она определенно бесится нашей с Денисом дружбе.
   - Я тут много думала, - начала она. Денис внимательно посмотрел на лицо Евы. - В общем, после того, что было той ночью мы просто обязаны как-то скрепить наши отношения.
   В комнате снова повисло молчание. Смотря на задумчивое лицо Дениса, я поймала себя на том, что жду ответа на вопрос Евы, не меньше самой Евы. На что я надеялась? Сама не знаю. Такое со мной было впервые. Все что связанно с Денисом, все случается со мной впервые.
   - Согласен, - кивнул тот, спустя пару минут. Должно быть, на лице Евы отразилась радость. Я замерла, всеми силами отрицая то ужасное чувство, которое поселилось в душе, и которое я никак не могла стереть с лица, как бы не старалась.
   Так, как говорил наш добрый знакомый Карлсон: "Спокойствие, только спокойствие!" Стараясь совладать со своими эмоциями, я уже шагнула из столовой, как услышала еще одну фразу.
   - Дай пять, - ухмыльнулся Денис, протягивая раскрытую ладонь Еве.
   От шока, я замерла на пороге, не имея сил двинуться, а просто не верила своим ушам, воспринимая все за галлюцинации. Буквально пара секунд, а все внутренности казалось, сделали по несколько акробатических трюков.
   Обернувшись, посмотрела на Дениса, на лице которого играла широкая издевательская улыбка. Я не удержалась, и негромко засмеялась, и вскоре мой смех подхватил Денис.
   - Ты! - Ева обернулась на меня, злобно сверкая глазами, но, не имея возможности, что-либо сделать. Ухмыльнувшись и сверкнув глазами, я покинула столовую, и поспешила в свою комнату. Порой, несколько минут могут стать длинной в несколько часов и за это время происходит то, что переворачивает внутренний мир с ног на голову. Мне просто нужно было все обдумать и разложить по полкам. В тот момент проявилось то, чего я так старательно избегала в своих мыслях. Теперь было самое время вновь задать себе тот же вопрос.
   Нравится ли мне Денис?
  
   ...26...27...28...29...30...31...32...Ровно столько я насчитала едва заметных звездочек на потолке своей комнаты. Развалившись на кровати, закинув руки за голову, уже несколько часов я размышляла над тем, что начало тревожить меня еще с самого утра. Выходит не такие уж мы и друзья, как казалось на первый взгляд. Видимо, Яна была права. Я не безразлична Денису, и пусть почти месяц он не заикался о каких либо отношениях, то это совсем не значит, что эта симпатия исчезла. Пожалуй, Денис поступил на зависть благоразумно, давая мне время понять все самой. Наверняка он знал, что рано или поздно, так и случится. Порой, мне и вправду казалось, что Денис знает все наперед, и это не могло не пугать.
   Перевернувшись на живот, глянула на ландшафт за окном. Еще с самого утра, солнце скрылось за тяжелыми свинцовыми тучами, будто намекая, что на сегодня радость тепла и света иссякла. Но, я всегда предпочитала пасмурную погоду, чего не понимали мои друзья. С сентября месяца, когда я ушла со своей школы, моя жизнь изменилась - изменился мой внутренний мир. Взгляды поменялись, как и предпочтения. Я ненавидела себя за все слабости, и ругала за все допущенные ошибки и пролитые слезы. Зато сейчас все по-другому. Вот уже пять месяцев, как я забыла, что такое слезы и боль.
   Вместе с внутренними изменениями, произошли перемены и в плане моего окружения. Те, кого я считала друзьями, перестали так называться. Теперь они были посторонними людьми, на которых, встречая на улице, не обращаешь внимания. Наверное, это не правильно, но другое поведение по отношению к ним было неприемлемым.
   Денис....Вроде знаю мало, но, тем не менее, в нем чувствовалось что-то знакомое, близкое, родное...Может это и не правильно? Может все слишком просто? Может что-то не так со мной, раз веду себя как наивная малолетняя девчонка? А может просто слишком много этих самых "может"?
   В дверь негромко постучали. Я села на край кровати, и кое-как пригладив волосы, положила руки на колени. Дав разрешение, я не торопилась смотреть на гостя, предпочтя разглядывать цветастый ковер. Да, потому что знала, что это был Денис.
   - Слушай, Вероника, - начал он, замерев на пороге. Я вскинула голову, удивленная тем, что он назвал меня полным именем, а не сокращенно, как обычно.
   - Что? - резко откликнулась я.
   Денис тяжело посмотрел на меня, явно не довольный такой реакцией с моей стороны, и, вздохнув, выпалил:
   - Прости за то, причем ты не должна была присутствовать. Ева просто устроила концерт, чтобы в очередной раз напомнить мне о своем характере. Но, это не значит, что она плохо настроена против тебя, и...
   - Мне плевать, - перебила я, и тут же добавила: - В смысле, я не обратила внимания на все её подколки. А насчет остального....Забудь. Ты ни в чем не виноват, тем более это твой дом, так что как бы там ни было, я должна понимать все, что происходит в его стенах. Так что я не обижаюсь.
   - Правда?
   - Чистейшая, - кивнула я.
   Денис подошел ко мне, и сел рядом. Я чувствовала на себе внимательный взгляд, как тогда в парке, и это воспоминание откликнулось теплым и ускоренным биением в груди. Странно так, ощущать нечто подобное. Стараясь избежать его взгляда, я упорно рассматривала свои ногти, с чуть подпорченным черным лаком.
   - Знаешь, в качестве компенсации, я хочу свозить тебя в одно место. Там красиво. Тебе точно понравится, - уверенно заявил он, беря мою руку в свою ладонь и тем самым привлекая внимание. Лучше не трогай, Денис, пока у меня в голове информация ищет мозг, чтобы вновь устроить террор над бедным серым веществом.
   - Хм....Если в качестве компенсации, то нет, а если просто в качестве экскурсии, то я согласна, - усмехнулась я, ненавязчиво отнимая свою руку.
   - Хорошо. Через 30 минут встретимся в холле.
   Я кивнула, смотря на спину парня. Даже когда Денис покинул комнату, я не спешила собираться, а просто сидела в той же позе, смотря в одну точку, а в голове назойливо вертелось слово "Да!".
   - Дура, - шепнула я, ведь понимала, что ответ на вопрос уже давно маячил перед глазами.
  
   Машина неслась на приличной скорости, и все за окном сливалось почти в одну сплошную линию, только тяжелые свинцовые тучи, казалось, плыли за машиной, подгоняемые легким зимним ветром. Погода выдалась на удивление спокойной. Снежинки медленно, будто в танце опускались на дорогу. Настоящая зима, как я любила называть подобную погоду.
   По ту сторону окна стоял холод, в то время как в салоне машины царило тепло. И тишина.
   Я сильнее натянула на руки митенки, подтягивая колени к груди. Из динамиков на приборной панели голос ведущего какой-то передачи на радио без умолку тараторил, выдавая совершенно ненужную информацию об очередном разводе звезды эстрады. Не сказать, что это раздражало меня, скорее просто действовало на нервы. Денис внимательно следил за дорогой, и, судя по задумчивому выражению лица, явно находился где-то далеко от реальности. Я досадно вздохнула.
   - Выключить радио? - тут же отозвался Денис, поворачиваясь ко мне лицом.
   - У тебя есть какие-нибудь диски?
   - Глянь в бардачке.
   Я послушалась. Щелкнув замок, и я склонилась над небольшой полкой, если можно так назвать. Чего там только не было: чеки, бумажки от жвачек, батарейки, две зарядки, кабель, чехол для планшета...
   - Денис, ты, когда здесь порядок наводил в последний раз? - недовольно пробормотала я, поднимая с пола упавший ремешок от камеры.
   - Не превращайся в жену, - вернул парень. Подобное замечание лишь побудило меня закатить глаза, и буркнуть что-то совершенно невнятное. - Глянь немного глубже. Должны же быть.
   - Нюхом чувствуешь? - иронично усмехнулась я, глубже запуская правую руку, и касаясь чего-то мягкого и резинового. С коротким визгом я отдернула руку, с опаской всматриваясь в темноту бардачка. Денис громко заржал (смехом подобный звук трудно назвать!), запрокидывая голову. Невыразимая обида закипала внутри меня, проступая наружу. Со стороны это выглядело еще смешнее, судя по новому, уже сдержанному смешку, сорвавшемуся с губ Дениса.
   - Паук, - констатировал он, демонстрируя мне только что доставшую игрушку. Это напугало меня еще больше.
   - Мамочка! Выкинь его, - попросила я, с силой вжимаясь в сиденье, и прижимая руки к груди. - Пожалуйста...
   В глазах Дениса застил вопрос, но он послушался, и резким движением выкинув паучка в открытое окно, после снова обернулся ко мне.
   - Ты, правда, так боишься пауков? - все с тем же интересом в голосе, полюбопытствовал Денис.
   - Безумно, - призналась я, оставаясь сидеть в той же позе. Он усмехнулся.
   - Они ведь маленькие, - начал, было, Денис, но я его нагло перебила, вскинув вверх руку.
   - Так, вот давай только без этого, хорошо? Ты сам тоже чего-то боишься. Наверняка. Даже не смей этого отрицать.
   - Именно этим я и собираюсь сейчас заняться. Страх - это слабость, а быть слабым, тем более в моем положении, поменьше мере кощунство.
   - Да ты что? - отчеканила я. - Прям совсем-совсем ничего?
   - Нет. Ты диски давай ищи, - подтолкнул меня он, оставаясь невозмутимым. Только мелкие, едва заметные морщинки в уголках глаз, говорили о том, что все это его веселило. Меня передернуло от воспоминания того маленького, черного паучка, пусть и игрушечного.
   - Давай сам, - отмахнулась я, отворачиваясь к окну. Уже заметно расслабившись, я слышала шуршание бумаги, и постоянные чертыханья Дениса.
   Спустя пару минут безуспешных поисков, мне на колени опустился фотоаппарат. Я бросила вопросительный взгляд на парня, но камеру в руки пока не брала.
   - Не боись, в паука он не превратится, а диски я, похоже, дома оставил.
   С неохотой я взяла камеру в руки. Что именно он хотел сказать, давая мне её в руки? Это оставалось загадкой, но когда я на экране увидела список папок, одна из которых была подписана моим именем, решение пришло само собой.
   - Драгоманов! - угрожающе прошипела я, смотря на собственные фотографии, сделанные в столовой, в первый день нашего знакомства. Следующими были фотографии в моем доме, сразу после возвращения из больницы. Ничего криминального в этом, конечно же, не было, фото были потрясающими, но от чего-то это лишь сильнее разозлило меня. Да как он мог?! Тем более без моего ведома?!
   - Что? - удивленное, и немного рассеянно спросил Денис, отрываясь от созерцания дороги перед собой.
   - Дай Господи мозгов, или забери последние.
   С тем самым непониманием на лице, Денис перевел взгляд на фотоаппарат в моих руках, и тогда его лицо приняло страдальческий вид, а повисшую тишину нарушил тихий, досадный стон и фраза "Лохонулся".
   - Что. Это. Такое?! - теряя остатки самообладания, дрожащим голосом переспросила я. Обуздать злость стало чем-то выходящим вон из реальности, и проще было поддаться, и высказать все к чертовой матери, а напоследок разбить камеру о белобрысую голову воришки.
   - Капут.
   - Ага. Если ты не объяснишь, что делаю мои фотографии на твоей камере? - согласилась я, с силой сжимая пальцами корпус фотоаппарата. Видимого вреда я ему не причиняла, зато хоть немного, постепенно, стала более трезво смотреть на ситуацию.
   - Может ты и думаешь, что я скотина, но запомни, я не моральный урод, если твои мысли забрели в самые темные дебри! - Нападение, лучшая защита!
   Поднялся крик. Я уперто доказывала свое, в то время как Денис старался перекричать меня, и втолковать, что ничего плохого он не задумывал, но слушала его я лишь вполуха. Мне нужно было выпустить пар, и как можно скорее. За всем этим я не заметила, как мы свернули на обочину, а в висках появилась тупая пульсирующая боль.
   - Стоп! - в конце концов, рявкнула я, и мы оба замолчали. Тяжело дыша, мы испепеляюще смотрели друг на друга.
   В повисшей тишине, звонок телефона прогремел, будто выстрел, и, поморщившись, я полезла в карман куртки. Кожей я чувствовала внимательный взгляд Дениса, немного злой, но более спокойный и задумчивый. Я подняла трубку. Известие, которое мне пришлось услышать, напрочь заставило забыть о ссоре, и с визгом развернув машину, Денис погнал её назад домой.
   Сегодня вечером нам предстояло вернуться к моим родителям.
  

Глава седьмая. Терапия

   Огромное количество людей и необъяснимое чувство опасности - они будто спаяны между собой. Как два неразрывных звенья. Два близнеца, которых невозможно разделить.
   Смотря на эту снующую и бегающую толпу, не возникает ничего, кроме страха незащищенности. Да, рядом со мной Денис, и в случае чего он, не задумываясь броситься на мою защиту.
   Голос диктора лишь закаляет страх и панику.
   Смерть...
   Интересно, она теперь станет моим постоянным спутником? Может, стоит готовиться к тому, что скоро круг моих близких будет все уже и уже?
   - Что если, в конце концов, я останусь одна? - пробормотала я, отсутствующим взглядом смотря перед собой. Даже люди, то и дело мелькавшие перед моими глазами не привлекали должного внимания. Даже не вызывали раздражение.
   - Не говори глупостей, - мягким, почти материнским голосом возразила сидящая рядом Агата. Хрупкая ладонь болезненно сжала мое запястье, пытаясь вернуть мне, чувствительность к окружающему миру, но все оставалось на месте.
   С момента известия о смерти бабушки - папиной мамы - меня словно окунули в пустой мир. Не буду лгать - она не была моей любимой бабушкой, если это описание вообще подходило к реальности. Вдаваться в подробности - надобности нет. Единственное, я не должна была так расстроиться. Я готовилась к этому уже давно, но этого оказалось не достаточным.
   - Почему вы считаете это глупостью? - спустя пару минут молчания, спросила я, медленно поднимая голову и смотря в карие глаза Агаты.
   - Такую славную девочку нельзя оставлять одной, - ответила она, и в какой-то момент я почувствовала удовлетворение от её слов. Быть может, именно это мне и нужно было услышать? Вырисовывалось два вариант: либо Агата была потрясающим манипулятором людьми, либо она говорила чистейшую правду. Я больше склонялась ко второму.
   - Спасибо, - на моем лице появилась едва заметная тень улыбки.
   Снова повисла тишина.
   Теперь она переносилась более легче, чем несколько минут назад, и я даже позволила себе наблюдать за людьми, по привычке отмечая каждую деталь в прохожих.
   Мое внимание привлекла фигура парня. Что-то в нем было знакомое мне, но выделить эту черту не представлялось возможным. В простой кожаной куртке, джинсах и бейсболке, опущенной на глаза - он мало чем выделялся из толпы, но все же что-то меня привлекло в нем. Быть может какой-то магнетизм, невидимый человеческому глазу, но так чисто и мощно воспринимаемый остальными рецепторами. Я слышала его мягкий тембр, ласкающий слух, будто дорогой бархат. Обоняние улавливало приятный аромат, и наконец зрение... Словно вспышка, я успела уловить красное сверкание из-под тени бейсболки.
   О нет! Только не Паша.
   Я инстинктивно вжалась в пластиковое сиденье, чувствуя, как холодеют руки, а в ногах наоборот, разливается расслабляющее тепло. Ужас мелькнул в глазах, выказывая весь мой страх и панику лучше всяких слов. Лихорадочно, я метнула взгляд к стойке регистрации, где должен был находиться Денис, но его там не оказалось.
   Агата. Она ведь была рядом со мной! Но, сейчас рядом со мной пустующее место...
   Я осталась одна, наедине с реальностью или же иллюзией, которую так умело мне внушали. Вместо того чтобы зажмуриться, и пытаться убедить себя в том, что происходящее мне мерещится, я наоборот, неотрывно смотрела на незнакомца, до боли в глазах и первым слезам, покатившимся по щекам.
   Между нами оставались считанные метры.
   Еще немного...
   Совсем чуть-чуть и он будет рядом.
   Между нами прошла какая-то молодая девушка, и незнакомец исчез. Будто растворился в воздухе, не иначе.
   - Ника? - вторгся голос Дениса. - Куда ты смотришь? Ты кого-то заметила?
   - Нет, - слабо отозвалась я, пару раз моргнув.
   - Тогда пойдем. Нам пора.
  
   Что хорошего может быть в похоронах? Вот именно, что ничего. Абсолютно ничего, ведь это просто еще одно доказательство того, что рано или поздно жизнь обрывается, будто грузик, подвешенный на тончайшую нить. И хоть ты нечеловеческим криком кричи, все равно ничего не изменишь.
   Он шел рядом. Держал за руку, не смотря на косые взгляды родственников, темной процессией шедшей по старой, заброшенной тропинке, ведущей к кладбищу. Каблуки старшей сестры, их цокот, громким выстрелом рушат тишину с регулярностью, что я не сразу замечаю, как пульсирующая боль отдается в висках в такт её шагов. Вот она склонилась к своему парню, что-то шепча ему на ухо, в то время как мой взор прикован к ней. Она что-то задумала.
   - Улыбнись, - жаркое дыхание волной обдает кожу на шее теплом, вызывая огромное количество мурашек. Улыбка появляется на лице сама собой, и я сквозь зубы, шепчу:
   - Сдурел, что ли? Мы на похоронах, если что.
   - Её радует то, что ты выглядишь расстроенной, - отвечает Денис, почти, что прижимаясь губами к моему уху. Это мне не нравится еще больше.
   По сути, он прав, вид у меня оставляет желать лучшего. Лицо заметно осунулось, черты лица стали чуточку острее, а неестественная бледность только подчеркивала все это. И эти изменения не были беспричинными. Причина была, и довольно веская. Почти везде, куда бы я ни пошла и ни посмотрела; везде я видела Пашу. Во сне. Наяву. Везде и всегда. Это вселяло животный страх, не смотря на то, что Денис был рядом почти все время, и мог броситься на мою защиту в любую секунду.
   А еще я не могла заплакать. Все переживания скапливались, развивались и грызли меня изнутри. Не могли выбраться наружу. Слезы перестали быть моим спасениям, потому что их просто не было.
   - А чему мне радоваться, я понять не могу? - с жаром воскликнула я. Денис улыбнулся, перебирая кончиками пальцев пряди моих волос.
   Погода выдалась тихой, но, не смотря на это, я все равно успела замерзнуть. Перчатки я забыла в машине, и даже то, что держала руки в карманах куртки, не спасали от колючего мороза.
   - А еще ей больше всего не нравится мое поведение, - продолжал Денис, будто и, не слыша моего вопроса. Вскинув голову, я успела уловить в синих глазах долю азарта и насмешки прежде, чем Денис отвернулся. - Она считает, что на похоронах так себя не ведут, хотя на самом деле, даже не замечает то, как пошло она выглядит со стороны, повиснув на собственном парне, как на вешалке для верхней одежды.
   Такое сравнение меня позабавило. Стоит разъяснить.
   Мою сестру зовут Аня. Она на пару лет старше меня, хотя как таковой, при первом взгляде на её персону, можно сказать, что она вполне состоявшая успешная женщина, имеющая мужа, ребенка и приличный капитал. Могу сказать сразу - это наглая ложь. Она умна, эгоистична и слишком двуличная. Впрочем, в этом и заключается наша схожесть, кроме последнего.
   Обладательница светло-русых, идеально прямых волос и ярко-зеленых, почти кошачьих глаз. Она сама была похожа на кошку, что меня собственно и отталкивало в ней. Одним взглядом она могла убедить или же обидеть человека, жесты и манеры привлекали мужчин, которых она игнорировала, но все же благодаря их отношению, имела заоблачную самооценку.
   С искривлённых в ухмылке губ, сорвался тихий, едва слышный смешок, пока я смотрела на эту девушку, именуемую моей родственницей. Заметив мой взгляд, она оттолкнулась и грациозной походкой подошла к нам.
   Увидь это Ева, у девушки бы случился сердечный приступ.
   - Привет, Ника. Давно не виделись, - пропела Аня, и я невольно передернула плечами от звука её голоса. Тембр Евы казался классической музыкой, в сравнении с голосом моей сестры.
   - И, слава Богу, - сквозь зубы прошипела я.
   Это было открытой ненавистью. Как же мы презирали друг друга, но все же славно играли на публику. Мысли о Паше, вампирах и оборотнях автоматический отошли на задний план, стоило мне взглянуть вглубь её зеленых глаз.
   - А ты как было мерзкой дрянью, так и осталась!
   Я не удивилась её словам. Подобное я слышала лет так с 13 - иммунитет выработался сам собой.
   - Ты тоже не похорошела, - парировала я. - Что-то надо? Мне сейчас не до игр.
   - Хочешь смыться со своим ненаглядным?
   Я бросила короткий взгляд на Дениса. Сколько же насмешки было в его глазах, когда он смотрел на Аню. Мое эго ликовало.
   - Да, только вот и помышляем над этим, - заговорщицки подмигнул Денис, крепче прижимая меня к себе и засовывая руку в задний карман моих джинсов. Все во мне протестовало подобному, но я упорно оставалась невозмутимой.
   - Тебе чего? - коротко спросила я.
   - Ничего. Ах да, Ник, твои родители разводятся.
   Одна фраза - и вся маска крошиться на мелкие осколки, а на её лице сверкает злорадная улыбка...
  
   Все, кто был приглашен на похороны, теперь собрались в одном из кафе, недалеко от кладбища. Время ползло невыносимо медленно. Будто резина тянулась, не давая возможности расслабиться. Все время я тяжело смотрела на родителей, не понимая: стоит ли верить словам Ани. Она ведь могла и соврать. Да, черт побери, это выглядело враньем, потому что родители вели себя как обычно. Но, ведь и они могли играть на публику.
   Все переживания вернулись снова, только теперь были увеличены в сто крат. Пальцы еле держали блестящую ледяную вилку, а синие глаза Дениса все больше и больше ставали тревожными. Понимая, что еще чуть-чуть, и я могу сорваться, я вскочила со своего места, бросив короткое "Скоро буду" и побежала в один из коридорчиков кафе, ведущую в уборную.
   Хлопнула дверь, и я осталась наедине. Подойдя к огромному зеркалу, уставилась на собственное отражение. Когда я вернусь в прежнее состояние? Что стоит сделать, чтобы, наконец, зажить нормально, без страха увидеть эти ужасные красные глаза и сияющую белую кожу? Что?
   Резким движением руки, открыла кран, и горячая вода хлынула из крана, пар тут же пристал к стеклу зеркала, делая мое отражение размытым. Я опустила голову, крепко зажмуривая глаза, и уже мысленно прося о том, чтобы мне дали выплакаться. К черту туш и стрелки; к черту то, что подумают остальные - просто дайте мне свободу. Пальцы крепко вцепились в бортики раковины - керамика перестала быть холодной, и постепенно, уже не согревала, а обжигала ладони.
   - Ника, - тихий шепот над ухом, и жар дыхания, скользнувшее по коже. Денис. Я и не услышала, как он зашел.
   - Нет, - мой шепот ничем не отличается от его. Пока до меня доходила вся суть его действий, Денис уже прижал меня к стене. Руки крепко обнимали мою талию, не давай вырваться, а губы приникли к моим, целуя меня почти что насильно.
   Что-то щелкнуло внутри, взорвалось мощными фейерверком из ярости и слабости. Странная комбинация. Да, я была слаба перед ним, как физически, так теперь уже и морально, но поддаваться ему я не собиралась, и теперь яростно пыталась выбраться из кольца его рук.
   И он это чувствовал...
   Сволочь...
   Знал, что я не смогу отбиваться, и так все и произошло. Но, постепенно вся жгучая ненависть пропала, и, в конце концов, мне стало плевать на намерения оборотня. Денис уже был без футболки. Когда он успел её стянуть? Я же по-прежнему оставалась в рубашке, только пуговицы на ней были оборванны, и теперь валяли на полу, рассыпанные по всему кафелю.
   - Денис, не надо. Прошу тебя. Я не хочу. Нет, - слова постепенно превратились в несвязное бормотание, а на глазах выступили слезы. Горячими, и чистыми капельками они струились по щекам, и когда это произошло, все прекратилось. Денис перестал меня неистово целовать, оставляя жаркие дорожки на шее, плечах и ключицах, а руки перестали скользить по моему телу.
   - Мы выберемся из этого дерьма, обещаю, - прошептал он, прижав меня к себе и крепко обняв.
   Я качнула головой, не в силах, что-либо ответить. Крик рвался наружу, и я не придумала ничего лучше, кроме как впиться зубами в плечо оборотня.
   Ему было больно. Никакие слова не передали бы всей боли, которая жила на глубине моей души, отравляя все, чем и ради чего я жила. Отстранившись, я мягко поцеловала место укуса, не решаясь посмотреть на лицо Дениса. Заплаканными глазами, глянула на наше размытое отражение в зеркале напротив. Ладонь взметнулась вверх, и я провела кончиками пальцев по царапинам на спине Дениса, оставленные моими ногтями. Сколько все это длилось?
   - Плюнь на это. Пусть все будет, так как есть. Оставь меня. Мне надоело оглядывать и бояться, - слова вырвались слишком резкие и колкие, но более всего, они противоречили своей сути. И противоречили настолько сильно, что перестали быть естественными.
   - Дура ты, Романова. И знаешь почему? Да потому что, мне надоели эти пустые однодневки, которые ведутся исключительно на мою смазливую рожу. Которым розочки да варежки дари, а я этого не хочу. Я хочу быть с той, за которую готов глотку порвать. Которой могу дарить что-то более существенное. С которой буду жарить картошку и мясо на кухне, воспитывать свору детей, собственных, наших с ней детей, а не читать гребанные статусы интернете и писать признания под балконом. Которая будет орать на меня, говорить, как ненавидит, а через секунду будет признаваться в любви, ведь будет знать, что только её, дурочку, люблю, - сказал Денис.
   Я медленно подняла голову, смотря на него, и знала, что он видел на моем лице недоверие.
   - Так в чем проблема? - спустя пару минут спросила я.
   - Проблема в том, Ника, что ты отшиваешь меня и не хочешь стать той самой девушкой, о которой я только что говорил.
   Время вокруг будто замерло, а мыслях пульсировали последние произнесенные слова. Я отошла на шаг от Дениса, все еще пытаясь понять всю суть, и с последних сил сдерживая себя на месте, чтобы просто не кинуться к нему, и не прижаться к губам, заново пробуя и запоминая вкус его губ.
   Медленно протянув руку, закрыла воду, и в помещении стало как-то слишком тихо. Это мне не понравилось. Тишина....Казалось, будто еще чуть-чуть и она принесет что-то ужасное. Денис стоял за моей спиной, и я видела его напряженную фигуру и хмурое лицо в отражении зеркала. На пару мгновений закрыв глаза, и глубоко вздохнув, я обернулась, в два шага подскакивая к Денису, обвивая руками его шею, и приникая к губам, жадно целуя их, в то время как сам оборотень, подхватил меня на руки, и полностью забрал всю инициативу на себя.
   И вот теперь я знала, что практически добилась своего. Он сам сказал, что я нужна ему, не разрешая, даже скорее не давая мне сделать первый шаг самой.
   И, черт подери, но мне нравился такой исход.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Драконий подарок. Королевская академия Драко ??"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) З.Иван "Славия: Офицер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"