Екшибарова Лола Зайниддиновна: другие произведения.

Путь. История третья. Врата Иринон. часть1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда эльфы приходят вовремя.


Путь

История третья. Врата Иринон.

  
   Я даже не сразу поняла, что мы возвращаемся на материк. Только на барке, ощутив тошноту от качки, осознала, что несколько дней нахожусь в море. Берег встретил нас так, словно не прошло несколько лет, как я покинула его, словно мы никуда и не отлучались. То есть вовсе не заметил нашего прибытия.
   Рэм двинулся на юго-восток, это я отметила, потому что путь наш пролегал в безопасном отдалении от Зачаровня. Мы с Рэмом вновь остались вдвоем, который уже раз за столь малое время? Ренди с Ремси затерялись где-то в суматохе войны, Ронс все еще оставался с гномами, пользуясь у них заслуженным авторитетом. Росни вот-вот должен был подойти, отыскать нас здесь, внизу, у юго-восточных предгорий. А больше никого из Охотников я не знала близко.
   Был когда-то еще один, смешливый и мудрый, Охотник Рэй... воспоминания о нем до сих пор причиняли мучительную боль. Мне нравился этот юноша, та свобода и открытость, тихая внутренняя радость, с какой воспринимался им мир, не могла не вызывать искренних симпатий. Эллорн сумел вернуться с кровавых полян Зачаровня, сумел, вопреки всему. А Рэй нет.
   Но смерть не обманешь... Она нашла меченых...
   - Ты бы поплакала, что ли! - с досадой посоветовал хмурый Рэм, расстилая одеяла для ночлега. - А то глаза, как у мертвой...
   Очередное лето плавно переходило в осень, я поняла это однажды, когда, посмотрев на Рэма, вспомнила, что уже который день он надевает куртку, хотя раньше ходил в одной рубашке. Мне тоже иногда бывало зябко, но я как-то не связывала свои ощущения с изменением времен года. Сколько же месяцев прошло со дня степной встречи? Подсчитать не удавалось...
   Так же нечаянно я заметила, что на порезанных тетивой пальцах совсем зажили даже глубокие ранки. И огромный синяк на боку больше не беспокоит. Заглянув в ручей, поняла, что от шальной стрелы, оцарапавшей мне лицо, остался только еле заметный тонкий шрам. Странно, как быстро всё зажило.
   Мы некоторое время решили провести в деревне, отдохнуть хоть при минимальных удобствах. Деревенька попалась сразу же, Охотнику все обрадовались, как неожиданному подарку судьбы - недавно дети якобы видели в лесу эльфа, и поселяне всполошились. Так что мы пришлись кстати, и без лишних вопросов нашли себе и угол для отдыха, и возможность отойти от суеты хоть на малое время. Но долго радоваться передышке не вышло, зима как следует еще не наступила, как в деревню прилетели известия, чудовищные по своей сути: недавно к соседям, из Заречного бора, прибегали гонцы от деревень гряды Брадд, находящейся на востоке, далеко от побережья. Они просили тамошних Охотников рассудить их с гномами. Мол, сходят в долины, в которые раньше и для торговли не спускались никогда, и собирают дань со всех окрестных деревень. Кто пытается сопротивляться - вырезают целыми семьями.
   Охотники пристрастно выспросили: как выглядели, про что говорили, какие имена называли. По всему выходило, что банда состояла не из одних гномов, но гномы в ней тоже были. Тут же бросили призыв другим Охотникам, человек десять сразу ушли в сторону Копилен - так назывались старые разработки по добыче руды на Брадде, откуда спускалась лихая ватага. С того времени минуло больше месяца, никаких откликов ни от Охотников, ни из ближних деревень. Пришедший недавно караван с товарами под сильной охраной, принес неутешительные вести: в стороне Копилен поднимались к небу черные густые дымы. Так, словно горело много домов враз.
   Рэм, внимательный, помрачневший еще больше, собрался уходить. Найдя первого же торговца с более-менее приличным товаром, едва не силой потащил меня к нему. Придирчиво роясь в тряпках, выбрал ворох одежды, среди прочего новую куртку с очень похожим на охотничий капюшон, бросил мне: "примерь". Я удивилась, но переоделась. Приятно все же не выглядеть оборванкой. Поколебавшись, Рэм отобрал для меня еще несколько специфических вещиц, необходимых женщинам. Я подумала, что надо бы еще кое-какие мелочи, но тут же позабыла спросить о них, как про многое в последнее время.
   Набиралась группка десятка в два Охотников, они решили выступать немедленно. Должно еще было подойти около полусотни, созывали всех, что оказались поблизости на материке.
   - Дождись Росни здесь. - наставлял Рэм. - Все расскажешь ему, передашь мои слова: пусть один не суется. Мы идем разведкой, нам будет нужна помощь, а не отдельные павшие герои. И сама тут... смотри у меня!
   - На что смотреть, Рэм? - удивилась, собирая его охотничью сумку. - Со мною все в полном порядке.
   - Так я тебе и поверил!.. - толи согласился, толи огрызнулся он.
   И ушел. О том, что его нет рядом, я задумалась примерно через неделю, когда начали подходить первые отозвавшиеся.
  
   *
   - Привет, принцесса. - без особой радости поздоровался Росни.
   Запыленный, заметно загоревший, с сумасшедшими проблесками в чернющих глазах... Отмеченный особой, опасной привлекательностью. На пороге комнаты, выделенной для проживания нам с Рэмом, то и дело появлялись, будто случайно, дочери хозяина.
   - Чего одна-то?..
   - Рэм сказал тебя ждать. - я забрала у него сумку, помогла выпутаться из перевязи. Большущий чан теплой воды уже приволокли под навес, точно в то место, куда я показала. Выглянув в мутное маленькое оконце, отправила его во двор: - Иди, там под навесом я тебе все собрала, кроме рубахи. Не нашлось на тебя новой, если вот только ношенную возьмешь - я её выстирала, заштопала...
   Он приподнял мне лицо за подбородок, с подозрением принюхиваясь.
   - Странная ты какая... Пьяная, что ли? - пытливо вопросил.
   - Сто лет уж вина не пили. Иди, Росни, потом ужинать будем.
   С Рэмом мы легко делили небольшое пространство скромной комнаты, он словно старший родственник, совсем не смущал меня в обыденной жизни собственным присутствием. Я свалила вещи Росни на лавку в углу, ранее занимаемую другим Охотником, и подумала, что теперь в маленьком домике будет не так спокойно.
   Как обычно, мои предчувствия оправдались сразу, и в полной мере. Росни, не обремененный особой деликатностью, с его злыми шутками, изрядно действовал мне на нервы. К концу дня я всерьез задумалась о том, чтобы попроситься на постой в любой другой дом деревни. Но! Присутствие рядом Охотников надежно ограждало меня от нескромных расспросов и навязчивого любопытства сельчан. Так что, поразмыслив, согласилась с очевидным: лучше терпеть рядом одного злого Росни, чем целую деревню не в меру любопытного народа. К тому же, Росни-то я могла при случае, и ответить на колкости. Как отвечать на сложные вопросы чужих, я по прежнему не знала.
   Все-таки он умел быть невыносимым, этот Охотник. Вечером он окончательно достал меня своими придирками, и я ушла из дома, решив подуспокоиться в одиночестве, без свидетелей. Если еще хоть один дурацкий намек будет брошен в мою сторону, тресну ему промеж глаз - поняла, и от греха подальше, сбежала.
   За время мотания по долам и весям с всякими подозрительными личностями я хорошо приспособилась прятаться. Сидя на склизком плавленнике у мостика через мутную ленивую речушку, с интересом наблюдала, как по берегу ходят деревенские девчонки. Ходили не просто так. Глупо похихикивая, зыркали глазенками по сторонам, высматривая кого-то. Меня - поняла сразу. Зачем?
   Осторожно встала, неторопливо выбираясь по вязкой глине, стараясь не испугать внезапным появлением. Всё равно они шарахнулись, как от привидения.
   - Ну? - потребовала, разглядывая молодежь. - Чего хотели?
   - Говорить хотим. - высунулась вихрастая рыжуха из-за плеча более крупных подруг. - Спросим - ответишь?
   - Попробую. - согласилась, стараясь скрыть раздражение. В конце концов, они пока ни в чем не виноваты. - Сядем где, или так беседовать будем?
   - А нам недолго, и постоять можно! - осмелела рыжая, остальные молчали.
   - Спрашивай. - разрешила я, всё более уверяясь насчет чего - или, вернее, кого - хотят "поговорить" местные красавицы. Ну, и причем тут я?
   - Который твой муж? Первый, что был, или сейчас который?
   Так. Как неприятно, оказывается, быть догадливой.
   - Вам зачем? - спросила для порядка, итак понятно, зачем. - У Охотников жен не бывает, ты знаешь?
   - Не твоя забота, быть мне женой или нет! Приглянулся он мне, этот, чернявый. Только и с тобой мы вражды не хотим, ты не думай... Мы с Охотниками всегда в мире жили. Ну, так который?
   - Ни который, - сглатывая невольный вздох, ответила резко. - У Охотников не бывает мужей.
  
   *
   Успокоенный моим равнодушным молчанием, Росни перестал придираться, но все равно, нет-нет, да поглядывал с подозрением.
   - Чего ты на меня всё смотришь? - не выдержала как-то. - Аж топор из рук валится. Иди, помоги лучше.
   - Да так... - неопределенно протянул он, ловко разваливая на аккуратные поленца самые корявые чурбаки. Я залюбовалась - всегда приятно наблюдать мастера за работой. - Мне тут гномы историю занятную рассказали.
   - Про Рэма? - обрадовалась, но тут же погасла, понимая, что нет, не про то. - Про кулон?..
   - Правда, значит. - удовлетворенно заключил Росни, втыкая колун в последний кругляш. - А я, было, думал, привирают, как всегда. Приукрашают.
   - Лучше не трогай старое! - попросила нервно. Он, на удивление, спорить не стал, начал выкладывать поленницу.
   Дни проходили за днями, незаметно сменяя друг друга. Я и не сообразила бы, что прошло их уже довольно, но Росни, мрачнея день ото дня, напомнил как-то:
   - Три недели, как Рэм ушел.
   Приглядываясь к его неспешным, основательным сборам, поняла, что и сама последнее время неотчетливо беспокоюсь, не задумываясь о причине. Причину назвали вслух, и у нее появилось имя: Рэм.
   Рэм, повторила я про себя, Рэм. Глубоко-глубоко в памяти имя Охотника отозвалось давно забытым звуком - одной, но очень чистой, ясной ноткой. Я улыбнулась, слушая ее звучание. Надо же!..
   Охотников собралось уже около трех десятков, они все подходили и подходили, откладывая в сторону другие, несомненно, очень важные дела. Решили выждать еще несколько дней, до последнего назначенного срока. Насмешливые и хмурые, молодые и старые, с открытым и закрытым окончанием в имени, они все несли на себе невидимую печать особого братства. Умелые, старательные работники, неоценимые помощники, в деревне пользовались повышенным спросом. Собираясь вечерами за околицей, негромко беседовали о своем, как ни странно, зазывали и меня в компанию. Я же специально старалась не подсаживаться к ним, чувствуя стеснение. Но иногда все же оказывалась втянутой в общую беседу - когда заходили разговоры про недавние события на Тронг-Нльи.
   Крайняя деликатность, с которой мне позволяли обходить личные места, все больше располагала к ним. Я знала уже, какими чудесными людьми бывают Охотники, но не задумывалась до сих пор, что такими являются они все.
   К вечеру предпоследнего дня, назначенного для сбора, внезапно в деревне появился эльф. Казалось, уже привыкшие ко всему крестьяне, перепугались не на шутку. Он безошибочно прошел к дому, где нашли приют мы с Росни, остановился во дворе, поздоровался вежливо:
   - Доброго вечера, Охотники. Ты - Росни?
   - Я. - согласился тот, пододвигаясь на лавке. - Присаживайся, эйльфлёр. Дело ко мне?..
   - С удовольствием бы принял твое приглашение, - не лукавя, ответил эльф, - Но у нас неотложное поручение от Охотника Рэма. Если не возражаешь, приглашаю тебя к нам. Там, за речкой, мы остановились.
   - Идем. - вскочил Росни, и мне, не терпящим возражений тоном: - Пойдешь со мной!
   Эльф шел впереди, показывая дорогу, следом я, замыкал колонну Росни. Конечно, в темноте трудно разглядеть лицо высокого мужчины, да и голоса бывают похожими, а что цвет плаща - ну, мало ли... "Это действительно я. - согласился эльф, не оборачиваясь. - Приветствую тебя, Элирен. Ты считаешь, Охотнику Росни надо знать о нашем знакомстве?" - "Обстоятельства его не заставляют меня краснеть. - невольно улыбаясь, представила себе реакцию Росни на еще одну "занятную" историю. - Впрочем, хранят тайну двое".
   В пяти шагах невозможно заметить лагерь эйльфлёр, если не искать его специально. В десяти - даже если искать. Мы просто вдруг вступили в свет от веселого костра, оказавшись в кружке эльфов.
   - Я - Геллен. - представился нам проводник, откидывая капюшон плаща серебристо-непонятно-какого-оттенка. - Ваши имена нам известны. Если разделите с нами ужин, вы окажете нам честь. Заодно и поговорим.
   Поглядывая на невозмутимые лица эльфов, осознала, что совсем не испытываю стеснения. Странно, раньше прекрасный народ всегда немного нервировал меня своим совершенством. "Не трогает нас лишь то, что не волнует" - напомнил Рэм. Надежный, преданный Рэм, ушедший по зову долга в опасный поход. Теперь он сам звал на помощь.
   - Значит, заперты, говоришь... - тяжело протянул Росни, выслушав эльфа. Сапогом расчистил место, веткой обрисовал контуры Брадда. - Где?
   Вдвоем они склонились над недолговечной картой, обсуждая возможные пути подхода и проходимость старых, давно заброшенных тоннелей. Остальные эйльфлёр не выказывали особого интереса, сидели и лежали, наслаждаясь отдыхом.
   - Ну, что ж, понятно, - подытожил Росни, поднимаясь, раскланиваясь слегка нарочито. - Благодарю за вести и ужин. Вы всегда можете рассчитывать на мою признательность.
   - Охотник Рэм имел основания обратиться к нам с просьбой. - еще более церемонно раскланиваясь, ответил Геллен, поднимаясь вслед за нами. - Что еще мы можем сделать для вас?
   Росни подозрительно скосился на меня, я сходу взвилась, схмурив угрожающе брови. Некоторое время мы зло смотрели друг другу в глаза.
   - Ладно... - отступился Росни, отворачиваясь. - Нам ничего не нужно, благодарю за предложение. Ровной дороги вам, господа.
   - И вам. - согласился эльф.
   Росни проявлял нетипичную нерешительность. Отойдя от лагеря эльфов на расстояние слышимости - естественно, не нашей, - остановился в раздумье, поглядывая то назад, то на меня.
   - Даже не думай, Росни. - предупредила решительно. - Не смей навязывать мне эльфов. Ты ничего не знаешь!.. Ничего!
   - Ну, кое-что мне известно... - примирительно протянул он. - Как я тебя одну оставлю, сама подумай?
   - Я все равно сбегу от них! - он упрямо молчал. - Только не ты... Росни, только не ты!
   Он отвернулся, зашагал к деревне. Возможно, мне показалось, но Охотник на меня не сердился - проходя по хлипкому мостику даже протянул руку, вспомнив мои непростые отношения с водой.
   Дойдя до деревенской околицы, он тут же свернул к первому дому, стукнул в окошко. Проживающий там Охотник выглянул в ночь, Росни коротко переговорил, отчетливо прозвучало: "сразу, на рассвете!". Я в растерянности ушла с улицы, не зажигая свечи, уселась на лавку у стены, бездумно ожидая возвращения Росни. В голове непривычно теснились мысли, я порядком отвыкла за последние полгода от такого их разнообразия. Мне по-прежнему было уютно в моей отстраненности, я почти жалела, что приходилось как-то реагировать на происходящее вокруг. Полночь еще не наступила, как вернулся Росни, сразу принялся упихивать вещи в дорожный мешок.
   - И что же теперь? - предчувствуя ответ, спросила в тревоге.
   Охотник повел плечами, искоса поглядывая на темноту за окошком.
   - Клич брошен, посмотрим, кто отзовется. Пережидать, пока подойдут северяне, более не можем. Потому - в Копильни, наших вызволять.
   - Можно с вами?.. - попросила без надежды, зная, что получу в ответ.
   - Нет! Еще тебя мне только не хватало до кучи! И нечего тут сверкать глазищами, я не Рэм, уже давно от красивых глаз разума не теряю!..
   - Ты не Рэм, - согласилась, пряча усмешку. - Ты старый ворчун, но я все равно люблю тебя! И не пугай меня свирепой миной, я уже давно не теряю разума от зрелых мужчин.
   - Так им и надо, что ты им достанешься!.. - мстительно порадовался Росни, укладываясь в своем углу. - Так им и надо, этим спесивцам-эльфам!
  
   *
   Когда до зари Охотники ушли, я с тоской подумала, как мне будет их не хватать. Оставшись единственным, пусть и неформальным представителем уважаемого клана, стала чувствовать себя скоморохом на ярмарке. Что бы ни сказала, в ответ либо хихикали, либо пытались сделать умное лицо. Вроде бы этим выражая свое почтительное отношение. На самом деле, нервируя безмерно.
   Не прошло и двух дней, как решение не оставаться больше здесь, в месте, где стала центром внимания, созрело окончательно. Перетряхивая походные сумки и латая одежду, стала собираться. Многие необходимые мелочи либо просто отсутствовали, либо за долгим использованием обветшали. Торговцев поблизости, как назло, не наблюдалось, приходилось использовать подручные средства. Подозвала старшую дочку хозяина, и поделилась с ней проблемами гардероба. Девушка, смешливо поблескивая глазами, поняла все правильно, быстро притащила необходимое; ей без сожалений я подарила последнее колечко, что оставалось, самое красивое, с синим камушком. Хозяин, веселый чахоточный сапожник, тут же выставил передо мной на лавку пару удивительных маленьких сапожек. Заранее приготовил, поняла, едва не плача от трогательной заботы совершенно чужого человека. Изящная, удобная обувь была редкостью в моей жизни, я радовалась его подарку больше, чем его дочь - моему. Толстая, но мягкая кожа обнимала плотно голенищем, непривычно подходя.
   Было страшновато покидать людей. Со времен самостоятельных выходок прошло не так много дней, но очень много событий. Некоторые из них ощутимо побили. После полудня, собравшись окончательно, мне едва не за шиворот пришлось тащить себя прочь. В лес. В путь.
   Проходя перелеском, где несколько дней назад останавливались эльфы, невольно поискала место их лагеря - конечно, напрасно. Посмеявшись над своими наивными попытками уподобиться Охотникам, просто выбрала полянку поглуше, развела два невысоких костра, как учил Ренди, и заставила себя уснуть. Проснувшись с ломотой в пояснице, в утреннем инее, поняла - все нормально, снова живу.
   Куда, собственно, иду, я не задумывалась, пока меня прямо не спросили.
   В Высоковке мне рассказали, как выйти к торговому тракту за Траббом. Я вышла к нему в названные сроки: два дня, поздравляя себя с тем, что не совсем еще разучилась ориентироваться в лесу. Осторожно постояла на опушке, наблюдая за облачком пыли на западе. Облачко заметно увеличивалось. Шел обоз, к полудню должен был оказаться здесь. Если сейчас и поверну на восток, меня все равно догонят. Если только идти лесом?
   С чувством изначальной предрешенности я смотрела на его приближение, греясь в неожиданно жарких лучах осеннего солнца. Ехавшие впереди двое рослых молодых мужиков на сильных, красивых конях, заметили меня сразу, как поднялись на горку. Подлетели лихо, зорко выглядывая перелесок, подозрительно косясь по сторонам.
   - Ты кто? - спросил один требовательно, спрыгивая на землю. Я подумала, и тоже встала с камня. Он поморгал удивленно на такую узнаваемую по островерхому капюшону куртку, поклонился неловко. - Прости, Охотник, не встречали мы еще среди вас баб. Далек ли путь? Может, по пути нам?
   И столько бесхитростности, столько уважения было в его обращении, что если б еще умела краснеть, то сгорела бы со стыда тут же.
   - Может, и по пути. - стараясь держаться поуверенней, согласилась, поглядывая на длинную ленту обоза. От подвод к нам уже неслись другие всадники, заметив заминку на холме.
   - Что там? - издали прокричал тот, что, скорее всего, был главным в охране: здоровенный мужик в латах и с пикой.
   - Охотник! - со смехом ответил второй в паре. - Как заказывал, командир Бранд, Охотник сам нашелся!
   Командир подлетел, разглядев меня, озадаченно протянул:
   - Мда-а...
   - Мое имя Ренни. - представилась, чувствуя, что пора как-то заканчивать затянувшуюся неловкость. - Вас я здесь не ждала. Идите куда шли, господа, у всех свои дела.
   Бранд так зыркнул на своих вояк, что те поспешили убраться. Сам слез с коня, постоял, поглядывая на приближающиеся передние телеги, произнес примирительно:
   - Коли эти олухи тебя чем обидели, Охотник Ренни, я им башки пооткручиваю. Если сейчас ты свободна, не поможешь ли нам? О цене договоримся.
   - Не хочу недомолвок, Бранд. - подбирая слова, постаралась быть честной. - Я не опытна, и не очень успешна в делах.
   - Ну, это... того... ты ж Охотник? - настойчиво спросил Бранд.
   То, что я собиралась сделать, требовало, чтобы я была Охотником. Иначе не имело смысла уходить из деревни, из-под защиты. Откуда я знаю, кто я?!
   - Охотник. - удовлетворенно заключил Бранд, по-своему истолковав мое молчание. - Ты уж не сердись, что переспрашиваю... Сам ведь вижу, что молода еще... да и трудно, поди, женщине-то столь сложным делом заниматься, а?..
   - Трудно. - согласилась, невольно вздохнув.
   - Если б ты знала, как нужна нам! - и крикнул сидящим на первой телеге, уже преодолевшей склон: - Эй, там, лошадь Охотнику! Она с нами едет!
   - Что хоть за дело-то? - поинтересовалась, уже будучи в седле, заняв место в голове обоза бок о бок с Брандом.
   - Эльфы. - озабоченно сообщил тот, я едва удержалась от крепкого словца. Интересно, смогу ли хоть куда-нибудь уйти так, что бы рядом тут же не оказались эйльфлёр?! - Надо нам до Выстрима дойти, это за Браддом как раз. Новым трактом нельзя, шалят там последнее время, как рассказывали... Мы старым наладились. И, понимаешь, два дня как разминулись со встречным обозом, с зерном они шли. Вот. Рассказывают: пока мимо Мокрополья шли - его еще Долиной поющей воды здесь называют, страху натерпелись неописуемого. Как на ночлег становиться, так сейчас эльфы рядом шастают!..
   - Да ну, - не поверила я. - Как они эльфов-то разглядели? Уж не сами ли эйльфлёр здоровались?
   - Вот то-то и оно, что эльфы не прятались. - с искренней верой возразил Бранд. - Мне тоже в диковинку показалось - зачем им людей смотреть, чего интересуются?.. Думается, поджидают они кого-то, разыскивают.
   - От меня чего хочешь? - спросила прямо, в ответе, в общем-то, не нуждаясь особо. Чего еще хотят от Охотников, кроме спокойной жизни?
   - Ежели случиться с эльфами столкнуться, рассуди нас. - попросил Бранд. - Мы им ничего плохого не мыслим, ничем не задолжали. Пусть не трогают. Говорю ж, в оплате не обижу...
   - А если задолжали, Бранд? - резонно посомневалась, понимая, что должна существовать причина столь пристальному вниманию. - Что тогда мне с вами делать?
   - Тогда отплатим, чем скажут. - разом мрачнея, твердо пообещал Бранд. - Нельзя нам иначе, Охотник, соседи они памятливые.
   Я кивнула согласно. Совершенно не веря в собственную способность помочь "если что". Какой, к воргам, из меня Охотник? "...люди называют так, когда однажды обращаются за помощью" - не к месту вспомнился Рэм. Эти хотели настоящего Охотника, не подделку. - Ладно, передашь их другому, как только встретите кого, - предложил упрямый внутренний голос. - Будь с ними, пока всё равно другого Охотника нет.
   Другого не было. И до старого тракта еще предстояло идти дней пять. Пока мне всё равно по пути с обозом. Да и верхом сподручнее, чем пешком. Я согласилась. Засыпая на первом привале, подумала, как же всем остальным со мной непросто, если самой с собою так нелегко?
   Проезжая живописными местами, невольно начинала вспоминать то, что помнить себе запретила накрепко. Спокойная погода да не хлопотные попутчики оставляли слишком много времени свободным.
   Обоз оказался смешанным, телеги с товаром вперемешку с крытыми возками, в которых ехали несколько семей. Убивая время, с пристрастием расспрашивала про события на новом тракте. Обозники мало что смогли рассказать такого, чего бы сама не знала: гномы шалят, Охотники сунулись было, да пропали, теперь и непонятно, что там вообще, в той стороне, творится.
   - Не дело, лиходейство спускать! - поделился как-то возмущением Бранд. - Оно конечно, земли вроде как ничейные там, кто занял - тот и хозяин. Только не хозяйствованием ведь заняты тамошние, а разбоем. Да и Охотники - не забор. Чего за вашими спинами отсиживаться? Сколь еще? Охотники, они ведь на что: если вот как с эльфами... либо промеж соседями чего содеялось... либо еще неясности какие... А тут так полная ясность, как видится: дело лихое. Прекратить надо.
   - Чего ж не прекращаете? - пожала плечами. Бранд покосился насторожено, промолчал. До вечера больше не вступал с разговорами, думал о чем-то напряженно. Мне хотелось надеяться, что думал про Копильни.
   Подъезжая к своротке на старый тракт, Бранд стал совсем неразговорчивым, остальные тоже притихли, со страхом поглядывали по сторонам. Невольно поддаваясь всеобщей подозрительности, и я стала приглядываться к кустам по обочинам. Несомненно, эльфы были где-то здесь, я чувствовала их присутствие безошибочно. За весь день они ни разу не приблизились достаточно для мысленного контакта, к вечеру я совсем потеряла их ментально. Для порядка пробежавшись кругом по обочинам, успокоила обозников:
   - Нет эльфов сейчас рядом.
   Бранд тут же скомандовал: привал. Утром проснулась отдохнувшей, в непонятной уверенности, что теперь еще не скоро удастся хорошо выспаться. Не успели тронуться телеги, как лес отчетливо позвал: "Элирен!".
   "Иду!" - сразу отозвалась, махнула Бранду: "стой!"
   - Что? - подлетел тот, взволнованный, размахивая пикой. - Где?..
   - Ждите здесь. - я нервничала, и не хотела, чтобы Бранд видел мое волнение. - Никуда ни на шаг, в лес не суйтесь. За детьми присмотри. И сам тоже... дождись спокойно! Понял?
   - Там?.. - проследил за моим взглядом, кивнул на опушку.
   - Да.
   Они тяжело смотрели вслед. Словно бревно на плечах, несла хмурые взгляды, пока не вошла в лес. Легкий утренний туман приятно охладил горячие щеки, остудил лоб. Лес легко позванивал обычной птичьей суетой. Нежная прохладная тень приняла меня в мягкие ладони, я вздохнула, успокаиваясь - разом отступили тревоги последних дней, отступили и растаяли. Солнце пронзало кроны насквозь дорогами золотого света, множилось в желтых и алых листьях, нежно гладило лапы елей. Выбравшись на относительно просторную полянку, я остановилась и открыла разум.
   "Ты звал, Геллен - я пришла. Что ты хочешь?"
   - Помочь. - отозвался эльф, отделяясь от ближайших зарослей боярышника.
   - Помощь - дело благое. - согласилась, не поверив ни на минуту. - Но кто вас о ней просил?
   Он промолчал. Я молчала. Эльфы, находившиеся где-то неподалеку, тоже молчали. Липкая, зловещая тишина между нами натянулась тетивой, выцеливая мысли наконечниками слов.
   Что-то похожее уже было раз, эльф: ты, я, и опасная тишина. Захотелось повторить? Тебе настолько понравилось?
   - Можно мне не зажмуриваться? - поинтересовалась насмешливо. - Считай, что я испугалась.
   - Твоё имя тебе удивительно подходит. - согласился Геллен, неторопливо приближаясь. - Ты царапаешь даже руку с помощью. Хорошо, тогда сама предложи тему: погода, дорога, искусство... Просто для начала беседы, о чем ты и я могли бы поговорить без колючек?
   - О перчатках. - предложила, не позволяя себе улыбки.
   Темноволосый эльф в зеленом предостерегающе вскинул руку, прислушиваясь к дороге. Я обернулась, напрягая слух - нет, ничего не слышу. Ну, если этот олух Бранд будет самовольничать!.. Мало мне своих забот!
   "Они тревожатся. - пояснил ментал. - Ты можешь пойти, и успокоить их. Иди, мы подождем". Поблагодарив кивком, поспешила к обозу, невольно посмеиваясь. Подождете? Ещё бы. Теперь вас не останавливает присутствие Росни.
  
   *
   - Эльфы закончили дела здесь. - пыталась позже втолковать командиру охраны. - Всё. Вы тут не причем, и я тоже. Можете ехать спокойно, вас они больше не потревожат.
   Бранд, обрадованный, никак не мог понять, почему я не хочу брать плату.
   - Не положено так, Охотник... - в сотый раз, наверное, прогудел, поглядывая за спину, на лес.
   - Ладно. - сдалась, утомленная его настойчивостью. - Мне ничего не надо. Тебе надо. Вот сам и предлагай.
   Поманив к одной из крытых телег, приподнял край шкур, кивнул, приглашая. Ого!
   - И для каких надобностей арсенал? - спросила нарочито безразлично. Обмануть старого вояку не удалось, Бранд укоризненно покачал головой.
   - Чего надумала? Что мы разбойникам подмогаем, да?
   - Нет?
   - Нет. Не обессудь, не могу открыться. Но не для лиходейства Браддского.
   Не лжет, - поняла, посмотрев в узкие, хитрые, не бегающие глаза.
   - Ровной дороги, Бранд! - пожелала на прощание, помахала вслед, оставаясь на обочине. Обоз уходил к Выстриму, за Брадд. Мне же надо было прямо, через лес.
   Им не за что было благодарить меня, и не за что платить. Но я не могла отказаться от подарка, приходилось выбирать между угрызениями совести и обидой Бранда. Иной раз лучше быть корыстной, чем невежливой - только этим я и могла оправдываться, пока прятала изумительный узкий клинок за высокое голенище, так, чтобы не виднелась рукоять. Это был третий нож, в дополнение к спрятанному за пазухой короткому ножу "на всякий случай", и висящему на поясе обычному широкому, что носили все Охотники. Осторожность, усвоенная за последние годы странствований, научила не демонстрировать имеющееся оружие без нужды.
   Я не собиралась возвращаться к эльфам, у меня была своя цель и я двинулась в направлении гор. Стараясь держаться по солнцу как можно точнее, шла, пока не стемнело. Лиловые тени теплого осеннего вечера располагали к отдыху и сомнениям, что, в общем-то, не свойственно мне в нормальном состоянии. Желалось спокойных раздумий, тепла, неторопливости... Поразмышляв над приступом столь странной меланхолии, поняла: либо схожу с ума, либо эльфы наглеют. Потянулась в пространство, сосредоточилась, обостренно впитывая колебания невидимого мира - так и есть, тонкая, почти не ощущаемая ниточка тянулась извне, ненавязчиво притягивала. Я крепко уцепилась за нее, пошла на зов.
   - Доброго вечера, эйльфлёр. - поздоровалась, выходя к костру. - Зачем звали?
   - Одной в лесах опасно. - ничуть не смутившись, кивнул Геллен. - Присаживайся, человек. Ужинать будешь?
   Только окончательный дурак откажется от пищи в пути. Конечно, если уверен, что не отравится, а на счет этого я могла не тревожиться. У эльфов не принято прибегать к таким сложным способам устранения, эйльфлёр предпочитают быстрые окончания: кулаком в затылок, или ножом горло до позвонков... ну, или просто рукой сердце вырвать.
   У половины присутствующих вспыхнули гневом глаза. Ага! Нечего подслушивать. Бесцеремонность, господа, не всем по вкусу.
   Удовлетворенная маленькой местью, устроилась удобнее в ямке между корней ближайшего дерева, расслабленно позволяя усталости тяжелить веки. И всё же... странно выглядят наши встречи, эйльфлёр. Словно бы специально подстроенные. Зачем?
   - Сейчас нам по пути. - с убийственной логичностью возразил Геллен. - Так?
   - Так. - согласилась вынужденно. - Пока что по пути.
   - Вот и пойдем. - подытожил эльф, откидываясь в траву неподалеку, потянулся с удовольствием. - И ты тоже спи, Элирен. Отдых нужен всем.
   Мне не засыпалось. Виной всему был ли раздумчивый лес, или что другое, но сон не шел категорически. Промаявшись с час, решила не мучиться, села поудобнее, составив компанию дежурившему у крохотного костерка эльфу. Он любовался звездами, я думала про Копильни. О том, что тревога перехлестывает грань приличия, поняла, когда заметила, что он смотрит в упор.
   - Прошу прошения, принц, не хотела мешать твоим размышлениям. - смущенно извинилась, гася мысли.
   - Чем же ты сможешь помочь? - поинтересовался он. Понаблюдав, как искрит его зеленый плащ, ответила серьезно.
   "Будь я в силах, я заставила бы гномов определиться с ответственностью. Если те, в Копильнях - свои, значит, пусть разбираются внутрисемейно; если же отступники - пусть так и заявят, мол, знать их не знаем, и никаких дел не ведем. Кто может, тот и угоманивайте лихую братию. Будь я в силах, я не позволила бы Охотникам взваливать этот груз на себя. Бранд прав, не вечно за их спинами другим прятаться, не дипломатией оканчивают подобные инциденты. Десяток деревень - уже сила, а там, у Брадда, их всяко больше. Почему не сопротивляются, почему надеются на чудо?! Я заставила бы людей вылезти из нор, будь я в силах. Но! Я не настолько большая величина, чтобы мыслить глобально. Всё, что могу, это откликнуться на призыв. Не надо улыбаться, эйльфлёр, я вполне осознаю ничтожность собственных сил!.."
   - О, нет, меня позабавило другое. Что значит - небольшая величина?
   - Мое слово не имеет веса.
   - Ты подразумеваешь, что наше слово вес имеет?..
   - А разве нет?
   - Да. Хоть и не тот, что позволял бы необдуманными действиями нарушать установившийся порядок. Ты умолчала о нас, эйльфлёр, но упрек очевиден. Да, возможно, мы могли бы подтолкнуть людей на решение Браддского вопроса. Возможно, могли бы сами поучаствовать в его разрешении... но зачем? Что изменит наше единичное вмешательство? Разве оно спасет от будущих промахов? Мы не можем постоянно все делать за других, значит, не надо и начинать.
   Ого! Какой полный ответ.
   - Иди спать, Элирен. Ты стремишься вперед, и это, безусловно, похвально. Но иногда путаешь направления. Сейчас ты как раз повернула не в ту сторону, что, впрочем, исключительно твое дело.
   - А где для меня "та" сторона, принц? Где меня ждут? Нуждаются? Кого беспокоит мое существование?! Кроме вас, разумеется... Кстати, а почему оно вас беспокоит?
   - Кто тебе сказал, женщина, что эйльфлёр беспокоит кто-то из смертных? Вы нас даже не интересуете.
   Благоразумно стараясь не смеяться слишком вызывающе, я вновь улеглась, натянула на голову капюшон, приказала себе: спать.
   Чего ж вы меня тогда на тракте караулили?
   Приглядываясь внимательнее к незваным попутчикам, отмечала странности. Во-первых, в отряде присутствовали представители минимум трех родов: некоторые различия в одежде можно было бы и не заметить, но цвет волос говорил за себя. Во-вторых, сам Геллен точно не жил в Зачаровне, по крайней мере, не жил в нем постоянно. Я хорошо помнила давным-давно подслушанный разговор в беседке, да и наша первая встреча у Лихих Бродов еще не забылась. В-третьих, один из присутствующих был принцем. В-четвертых, в отряде присутствовал Клейль, эльф, бывший с нами в Башнях в прошлом году. Я его узнала сразу, я помнила, кому приносила стрелы, и кто похвалил меня за "идею", помнила его белозубую довольную улыбку. Пусть сейчас он вел себя так, словно видел меня впервые, но проявления эльфийской надменности давно перестали меня смущать - я не сомневалась, что не ошибаюсь. Еще двое вызывали некоторые смутные подозрения, но в них я была не уверена. Случайность? И вот вся эта честная компания, собравшись вместе, за какой-то надобностью поджидает меня на тракте, пытаясь неубедительно убедить, что встреча наша совершенно случайна. К тому же не слишком и пытаясь, откровенно говоря. Эйльфлёр просто поставили меня перед фактом: дальше идем вместе. Я, по привычке, согласилась.
   На третий день пути поняла, что мы медленно, но верно забираем на юго-восток, вместо того, чтобы двигаться прямо. Сдерживая поднимающееся раздражение, понаблюдала с полдня: так и есть, солнце непозволительно смещается с нужного направления.
   - Геллен, я иду в Копильни. - напомнила эльфу на вечернем привале. - Ты помнишь об этом?
   Он посмотрел с бесконечной снисходительностью, покачал головой.
   - К Красным Скалам. - объявил эльф в зеленом.
   - Мне не надо к Красным Скалам. - возразила удивленно. - Как же вы не понимаете? Мне надо в Копильни, а это совсем не по пути...
   - Ты не дойдешь одна. - добродушно напомнил Геллен. - Ну, подумай сама, разве сможешь ты пройти там, где еще не так давно целый отряд вынужден был прорываться с боем?
   - Я не хочу спорить. Ответь прямо: пойдете вы со мной, или нет?
   - Пойдем. - заверил он. - Обязательно пойдем. Но только через Красные Скалы. Так надо.
   Что-то тут было не так.
   - Меня не устраивает ваш вариант. - решилась на бунт. - Зачем мне ваши Красные Скалы? Что вам там понадобилось? Почему меня тянете туда?
   Естественно, никто не собирался отвечать. Тихо закипая, чувствовала в себе нарастание того, что Рэм как-то назвал "противностью". Значит, вы просто хотите дойти со мною до Красных Скал?..
   - Для твоей же безопасности, человек, сначала тебе лучше пойти с нами. - неожиданно ответил моим мыслям другой эльф. - А потом ты сможешь направиться в любую сторону. К тому же, в Копильнях сейчас для тебя очень опасно.
   Некоторое время просто рассматривала шнурок, перетягивающий его волосы. Блондины последнее время действовали на меня раздражающе.
   - Там мои друзья, господа. И ваши, наверное, тоже.
   Устраиваясь отдыхать, эйльфлёр и бровью не повели. Переговаривались негромко, располагались, по обычаю, кружком. Кто-то ушел в заросли за хвойником. Покусав губы, запретила себе вспыхивать. Возможно, меня еще услышат. "Тебя слышат отчетливо. - слегка удивился тот, в зеленом. - Странно, что ты не слышишь нас". - "Попробуй ещё раз". - "Мы проводим тебя к Красным Скалам. От них, если пожелаешь, пойдешь куда угодно". - "Я не иду к скалам!" - "Так надо". - "Хорошо, я пойду к ним, раз вы так настаиваете. Но - после Копильней".
   - Это неразумно, Элирен. - холодновато предупредил Геллен. - Не надо навязывать нам условий.
   "Угрожаешь?" - "Нет. Приглашаю разделить дорогу. Попутчики не бывают лишними". - "Я хотела поддержки. От попутчиков я отказываюсь". - "Вот и странно! Разве не в этом ты упрекала нас совсем недавно?"
   О! Даже так. Хотя, чему я удивляюсь? Они просто не понимают, не злись, горько попеняла я сама себе. Ведь для них, и впрямь, с тех пор ничего не изменилось.
   - Эманель запомнил, да?.. Вот в чем смысл вашего преследования? Подтолкнуть меня к... чему-то, что я должна сделать для вас?.. Что-то, что не смогла тогда, в Зачаровне?.. Что-то, на что надеялись некоторые и отрицали другие?.. Что-то, на что мне постоянно намекал... намекали... - я не смогла заставить себя произнести его имя, тем более, произнести его вслух. Мертвая душа не перенесла бы такой боли. Я замолчала, расстроенная и испуганная собственными догадками.
   - Все, что мы хотим, Элирен, это помочь тебе. - с холодной заботливостью уверил меня принц. - Напрасно ты не доверяешь нашей искренности!
   Меня передернуло. Ну, хватит.
   "Элирен! - еще ласковее позвал Геллен. - Не совершай неразумных действий! Подумай еще раз".
   - Ещё чего! Мне, неумной смертной женщине, и один-то раз с трудом удалось. - я в сердцах рванула свой дорожный мешок на плечо, и естественно, едва тут же его не выронила. Конечно, устала за день, ничего особенного. Бывало хуже.
   Наверное, выглядела я забавно, улыбки промелькнули у многих, но состояние мое в тот момент не располагало к кокетливости. Говоря проще, мне было уже глубоко наплевать, как я выгляжу. Мы расставались, по-видимому, навсегда.
   - Тебе не хочется уходить. - посочувствовал Геллен, подошел, заглядывая в глаза. - Не надо быть ребенком, Элирен. Мы пойдем тропами, которых не найти смертным, даже вашим Охотникам. С нами ты после дойдешь до Копильней быстрее, если пожелаешь в них идти.
   Эйльфлёр обладают редким даром - убеждать. Не знаю, есть ли кто на свете, кто ни разу не поддавался их уловкам.
   Мне очень не хотелось покидать веселый костер. Возможно, я и доберусь до Копильней... когда-нибудь. Через неделю - другую. Все ж не такая я теперь и недотепа, долгие блуждания с Охотниками сделали свое дело, кое-чему выучилась. Но ведь лес - это лес. В нем дикие звери. Топи. Бездорожье. Ледяные ночи и холодные дни. Придется искать пищу и воду. "И постараться не попасть на глаза соплеменникам, Охотник" - заботливо подсказал кто-то из эльфов, я проигнорировала этот выпад.
   Я все мешкала, раздумывая, и Геллен, почувствовав нерешительность, ободряюще положил руки мне на плечи...
   Только на одно мгновение мне показалось, что он - некто другой. Такой же светловолосый, очень близкий. Самый надежный. Слова, что вырвались помимо воли, развеяли саму возможность договориться.
   - Столько стараний, Геллен, столько усилий... Видимо, я очень вам нужна!
   Если бы передо мною стоял человек, я знала бы, как назвать огонек, замерцавший в красивых глазах. Но эльфы не позволяют себе гневаться. Особенно на смертных.
   - Это тебе нужна наша помощь, Элирен. Если бы ты могла быть мудрее, ты бы оценила преимущества путешествия с нами.
   - Пусть звезды всегда встречают вас в конце пути! - помахав им рукой, развернулась, стала спускаться с холма.
   Наверное, стоило бы попрощаться. Поблагодарить за прием. Возможно, согласиться с предложением.
   Но я - не эльф. И не Охотник. Теперь, когда я отвергла их предложение, я вообще никто. "Мы редко приглашаем в попутчики смертных, женщина..." - "Мне не нужны попутчики. Мне нужна помощь". - "У каждого своя дорога. Чего ты хочешь от нас? Зачем нам идти путем смертных?" Незачем. Вы правы, прекрасный народ. Я не хочу никого подвергать опасности. Этот мир затопляет разрушение. Всё, всё разваливается и искажается. Возможно, он начинает движение к своему концу, и дальше будет все хуже и хуже... не знаю. Получается, - я вообще ничего не знаю, кроме одного: там, в Копильнях, ждут. Наверное, еще ждут, - поправила себя. Вы можете уйти, вот и уходите.
   Я уйти не могу.
   Я изрядно пропетляла по лесу, выбираясь на дорогу. Эльфы правы, с ними мой путь мог бы быть короче. По дороге идти оказалось не в пример легче, хоть старый тракт уже изрядно был разбит и давно заброшен. За ночь и день ушла не слишком далеко, устала окончательно, и уснула в первых попавшихся кустах. Следующие два дня прошли так же. К вечеру третьего дорога, наконец, вышла из лесу и стала спускаться вниз, в долину, делая изрядный крюк вправо.
   Сориентировавшись по восходу, двинулась дальше. Я не знала здешних троп, не знала, насколько могу доверять удобным направлениям. Приходилось идти строго прямо.
  
   *
   Перебираясь с кочки на кочку, пользовалась слегой, как и учил Рэм, но даже маленькое болотце стало серьезным препятствием, на преодоление которого потратила весь день. К тому же я вымокла и устала. Через сутки, едва миновав сухую пустошь, уткнулась в другое болото, и буквально заскрипела зубами. Это болото даже и не выглядело приятным. Оно было серым, тухлым и вонючим.
   Несколько часов я потратила на выламывание слег, а когда уже морально подготовилась к погружению в трясину, тропинка буквально поднырнула мне под ноги. Я просто случайно наткнулась на нее, и в удивлении простояла некоторое время, гадая, какой добрый дух проложил ее здесь, в забытом всеми краю.
   Поначалу я осторожничала, продвигалась медленно, проверяя каждый дюйм пространства впереди, но тропинка неуклонно вела по верным кочкам, не пропадала, не тонула в жиже, и я пошла по ней быстрее. По сторонам часто встречались крест-накрест наклоненные шесты, справа от тропинки, верные указатели направления. Я шла от одного к другому, опасаясь, что пропущу следующую веху, или неправильно истолкую знак, или просто однажды они пропадут - но нет, вехи не исчезали, стояли ровно, длинной лентой ясно указывая мне путь от одного края болота до другого.
   Вот так я, нежданно-негаданно, миновала жуткую трясину, не подозревая о том ужасе, что наводило мертвое место на округу.
   Лес... Сложно подобрать точные слова для описания всего, что открывалось в нем. За широкими спинами Охотников я его, как оказалось, и не видела толком. Так, слегка заглянула. Наверное, и сейчас была не слишком толковым учеником, но я старалась. Смотрела двумя глазами, слушала обоими ушами, наблюдала, вбирая в себя всё, что путь нехотя приоткрывал.
   Преодоление невысокой горной гряды, почти и не гор, а так, высоких холмов - если сравнивать их с Гартрандом, - давалось мне сравнительно не трудно. Но, взобравшись достаточно высоко, вдруг сообразила, что придется ночевать минимум две ночи в голых камнях. Естественно, без костра, ибо по дороге я не захватила ни поленца - а кто мне подсказал, что так надо?! Но сказочное везение, стосковавшись в разлуке, не иначе, вдруг навестило меня невзначай. Я и испугаться всерьез не успела, как наткнулась на приличную кучку сухих веток. Это была просто охапка хвороста, но для легкомысленной особы, замерзающей в ледяном горном дыхании, она равнялась несметным сокровищам. Я собрала все, даже самые маленькие веточки, увязала тщательно, и едва ли не напевая от радости, потащила на себе. Место для костра я выбирала тщательно, старалась забраться поглубже в камни, подальше от ветра, и размышляла о вредоносности пустых фантазий.
   Понимая, насколько иллюзорны любые долговременные планы, я шла, отсчитывая жизнь сутками. Старалась совершать как можно меньше глупостей, и не производить лишнего шума. Так вот, где ползком, где кувырком, я продержалась одиннадцать дней. Путь был проделан немалый, но и впереди еще оставалось довольно. Нетерпение так и подталкивало к неосторожности, и, в конце концов, я ее совершила. Пологий склон очередного холма казался безопасно пустынным, я и стала спускаться не оглядываясь, не таясь, не стараясь скрываться в тени кустов. Спуск был легким, я уже предвкушала радость отдыха на берегу бегущей по долине речки, ведь впереди еще оставалась добрая половина дня и куча времени для тщательного обустройства привала!
   Волчий вой, раздавшийся за спиной, был убедительнее многих проглоченных ругательств. Длинной волной пролившись в долину, тоскливая жалоба отозвалась вдали издевательским всхлипом, не оставляя времени на раздумья или страх. Спасение серой полоской просвечивало там, на дне долины, и я побежала к нему изо всех сил. Даже не оглядываясь, знала, что в это время стая по моему следу спускалась следом.
   Странно, что, вкладывая все силы в этот рывок к реке, я не думала о бессмысленности стремления к ней - плавать-то все равно не умела. Сейчас предполагаю, что бежала скорее не "к..." а "от...", но, как бы там ни было, река меня спасла. У берега - реальность на грани безумия - плавно покачивалась эльфийская лодка. Просто лодка, совершенно пустая и совершенно ничья.
   Волки еще долго топтались у кромки воды, бурное течение остановило стаю, и только красноватые глаза алчно посверкивали в мою сторону. А я расслаблено валялась в траве, прислушиваясь к успокаивающемуся ритму сердца. Хорошо лежать в наступающих сумерках, никуда не спешить, просто радуясь жизни.
   Потом пришла ночь, я замерзла и обрела возможность соображать.
   Странности преследовали меня всю дорогу, странности, которые по отдельности можно назвать случайностями, но вместе... вместе они слишком походили на закономерности. Впрочем, если бы хоть раз я дала себе труд подумать, приметила бы их сразу. И открытие, которое, впрочем, и сейчас не явилось громом с ясного неба, давно обрело бы название.
   Куртуазно оно называлось бы "сопровождение". Я назвала его "преследованием". Назвала, разозлилась, и развела костер прямо на открытой равнине. К чему прятаться!..
   Пламя весело шуршало, тени, им отбрасываемые, дразнились. Я сознавала справедливость их насмешек. Деревья, падающие именно в тот момент и в том направлении, что нужно. Тропинки в непроходимых болотах, "вдруг" открывающиеся непосвященным. Хворост на голых камнях - специально для одинокого путника, поджигай и грейся. А уж сегодняшнее приключение, так вовсе чудесная невероятность: сначала неизвестно кем поднята посреди белого дня стая ночных хищников, потом лодка, которая, конечно же, случайно! - оказывается передо мною, и выворачивается из рук сразу, едва я пересекаю на ней реку. Она уплывает в неизвестность, а я остаюсь, на берегу, совсем для меня не нужном.
   Костер высовывал длинные розовые языки и ехидно покашливал, намекая на тупость некоторых смертных. Я не спорила. Я думала о себе даже хуже, чем он.
   Представляя, какое развлечение я доставила моим непрошеным опекунам, я едва сдерживалась, чтобы не расплакаться от унижения. Уж наверняка, повеселились они вволю! Забава получилась отменной, что и говорить.
   Они не выдержали первыми, подошли ближе. Нет, конечно, я их не услышала, эльфов нельзя услышать ушами. Но я почувствовала их присутствие рядом, как чувствуют внимательный взгляд хищного зверя.
   - Зачем ты идешь за мной? - окликнула серебристый просверк. Тень придвинулась, обрисовалась четче на фоне сиреневого заката. Эльф стоял напротив, остальные сгрудились за моей спиной. Можно, конечно, оглянуться, показав, что вижу их, но шевелиться было лень. - Чего тебе надо?
   - Ничего, - заверил Геллен, возникая рядом.
   Так же беззвучно появились остальные, обступили костер. На мой небрежный приглашающий жест ответили еле заметными кивками, но, вопреки ожиданиям, не отказались от приглашения, некоторые стали рассаживаться кружком. Я глазам своим не поверила - чтобы эльфы, да приняли что-нибудь от смертного?! Пусть даже свет костра.
   - Нам ничего от тебя не надо, Элирен. - мягко заговорил шатен в одежде, отливающей охрой, и тут я, наконец, вспомнила его, вспомнила внимательный взгляд в мою сторону и переброшенный через плечо плащ. Сжала кулаки и зубы, намертво закрылась ментально. Я не позволю вам трогать мои воспоминания.
   - Ну, наконец-то! - улыбнулся Фрейнир.
   Зажмурилась, пережидая приступ острой боли. Неудержимо рванувшиеся наружу подробности страшных дней прорвали сдерживающий барьер памяти, заставили вспомнить всё. Даже его имя.
   - Это хорошо, что ты вспомнила. Надеюсь, ты помнишь и о моем обещании принцу Эллорну заботиться о тебе. Поэтому я здесь. Исполняю его повеление.
   Ну, конечно. Объяснение, исключающее любые сомнение. Просто выполнение долга - и ничего личного. Никакого эгоистического интереса. Только почему же я не верю вам? "Присмотри за ней, пока я не приду!" - "Исполню!" - "Я сам найду вас потом"... - Ну, может, не совсем такими словами, но что-то похожее. Каждый раз, когда всуе упоминался достойнейший из них, в груди больно вскрывались едва зарубцевавшиеся раны. Раздражение на незваных гостей поднималось штормовой волной.
   - Ладно, я вспомнила. На этом всё? Можно попрощаться? - не справляясь с гневом, съязвила по привычке. Эльфы промолчали, но атмосфера у костра все больше теряла доброжелательность.
   - Не надо испытывать наше терпение, Элирен. - оч-чень спокойно и очень зловеще предостерег Фрейнир. - Мы не потерпим грубостей даже от женщины. Эйльфлёр не сделали тебе ничего плохого, ничем не оскорбили. Не понимаю, почему наша помощь вызывает негодование.
   Как всегда, тирада с окончанием. Разве можно на нее хоть что-то возразить? Нельзя. Я и не стала.
   - Чего ты такая злая!.. - пробурчал не по-эльфийски Геллен. Тихо пробурчал, но я услышала, и решила, что на эту реплику ответить могу.
   - Я не злая, я спать хочу. Я жутко устала за последний год, Геллен!..
   - Мы готовы помочь! - радостно откликнулся Фрейнир. - Только скажи, в чем трудности, и мы избавим тебя от них.
   - Избавите от себя? - удивилась я. Они настороженно переглянулись. - Вы и есть моя самая большая трудность на сегодняшний день, господа. Вы тревожите память и требуете необъяснимых поступков. Вы навязались насильно, и я никак не могу понять - зачем? Вот, я назвала. Ну что, когда начнете избавлять?
   - Почему ты не доверяешь нам, Элирен? - проникновенно удивился эльф в зеленом. - Почему ты так предвзято настроена?
   - Потому, что не понимаю причин. - спокойно отрезала. Нет, господа, вам не удастся размягчить меня притворной лаской! Я-то знаю, чего стоят сладкие нотки в ваших голосах. - Не понимаю, почему я должна вам безоглядно доверять. Вообще, на каком основании вы требуете от меня доверия?! Я вас не знаю, ни о чем не просила. Ничем не задолжала, и вообще не вижу, чем можете быть полезны, раз уж Копильни вам не по пути!..
   Я ждала возражений, эльфы молчали. Возможно, что-то и было произнесено ментально, я не прислушивалась. Мне надоело играть в догадки, если уж им чего-то нужно, пусть имеют смелость сказать это вслух!
   - Не хочу больше иметь с вами ничего общего, даже дорогу. Мы не просто непохожие, мы очень разные. Вы умны, сильны, почти идеальны. Искренне желаю вам жить вечно. Но меня - меня! - прошу оставить в покое! Можете хмуриться или улыбаться, можете убить меня прямо тут, но отныне я объявляю себя свободной. Вот всё, что хотела вам сказать.
   - "Всё!" - передразнил Геллен. - Как всегда, по-человечески грубо и непонятно. Хочешь поскорее расстаться с жизнью - пожалуйста!.. Но объяснить-то свою ненависть к нам ты можешь?
   - Ненависти нет, Геллен, но тот единственный из вас, кто... интересовал... меня, умер. А к вам, господа, я не испытываю и намека на теплые чувства. Вы настолько примитивны и предсказуемы, что не вызываете не то, что симпатий, но даже злости.
   - Твои оскорбления надоедают уже не только мне!
   - Прекрасно! Убирайтесь! Дайте, наконец, выспаться!
   - С меня хватит! - в гневе вскочил эльф в искристо-зеленом. - Или ты прекратишь свои издевательства, женщина, или вскорости пожалеешь о них!
   - Это каким же образом ты заставишь меня пожалеть?.. - искренне заинтересовалась я. - Что, просто горло мне перережешь? Или все-таки вначале вызовешь на поединок?
   Встревоженный Геллен быстро попросил:
   - Старший!..
   Он предостерегающе вскинул руку, останавливая то ли меня от очередной дерзости, то ли принца - от непоправимого поступка. Не вняв увещеванию, я вызывающе ухмыльнулась. Эльф вспыхнул злым румянцем, и бросил руку к поясу, из-за откинутого плаща заиграли цветными сполохами длинные ножны. Похоже, "момент истины" приблизился.
   Но дальше ничего не произошло. Как всегда с эльфами - либо далеко заходят, либо никак не начнут.
   - Ну, в чем сложность? - поторопила раздраженно. Нет, больше я не ехидничала, мне и вправду было немного жаль их. - Что значит жизнь обычной бродяжки перед вашими страшными тайнами? Давай, не стесняйся! Заставь меня согласиться, заставь пожалеть. Поглядим, что получится!
   - Никто не желает тебе смерти. - глухо заверил принц, и заставил себя опустить руки, не прикоснувшись к оружию. - Никто не допустит насилия.
   - Иначе я не пойду с вами. А вы, как я понимаю, не пойдете со мной. Тупик, господа?
   - Ты безрассудна до удивления. Даже странно, как ты смогла выжить с таким характером!.. - признал он, я не поняла, что прозвучало в простых словах: угроза или оскорбление.
   - Мне не страшно, эйльфлёр. - ответила сразу на оба варианта. - Когда не боишься, не дрожишь каждый миг над жизнью, многое становится проще. В отличие от вас я могу не страшиться смерти. Признайтесь! Вы её очень боитесь, и вас можно понять: трудно терять бессмертие. В том нет недостойного, что хранишь сокровище, доступное не многим. Недостойно скрывать истинную причину поступков. Лгать недостойно.
   - А ты? - не смутившись, отпарировал эльф. - На чем основана твоя самоуверенность?
   - Я изначально смертная. Чего мне бояться?
   "Не многие считают так же!" - кольнула мысль. Я не позволила ей свернуться, ухватившись, потянулась к источнику - Геллен! Сцепившись взглядами, мы некоторое время боролись, - он пытался оторваться, я не отпускала. "Но я-то считаю так. - заверила, открываясь ментально. - Мудрость в том, чтобы видеть истину, так вы любите повторять? Хочешь узнать истину, Геллен? Обреченность - дар, но вам он не достался! Жаль, ты никогда не поймешь, насколько ценен этот дар! Как свободны такие, как я!.. или те, в Копильнях. Или другие люди. А если уж совсем начистоту, то не тебе сомневаться в моих словах! В отличие от остальных, ты имел возможность проверить мою решимость!"
   В затылок упирались иглы недоброжелательных взглядов. "Зря ты это затеяла, - откуда-то из прошлой жизни пожурил Рэм. - Они всё равно тебя не поймут. Зачем злить ос?"
   - Храбра ты в словах, человек! - надменно не поверил кто-то вовне.
   - Проверим? - предложила, открывая глаза. - По-настоящему? Один раз, и навсегда. Любым оружием!.. С любым из вас!..
   Я вглядывалась в эльфов, выискивая говорившего, но он потушил мысль, и потерялся среди толпы. Всё. Это стало последней каплей.
   Завернувшись поплотнее в видавшее виды одеяло, я приказала себе уснуть. Зажатые нервы больно резонировали, отказываясь слушаться, в мозг стучались слова и мысли. Только зря они старались, я всё равно уснула.
  
   *
   Утром, продолжая путь, делала вид, что не вижу их. Они не возражали, не заговаривали, вообще никаким образом меня не затрагивали, просто шли рядом. Получалось даже забавно.
   О том, что скоро горы, поняла, когда холмы стали редколесными и высокими. Впрочем, горами Браддскую гряду назвали только из почтения к сокровищам, какими были полны ее недра, пока в них основательно не похозяйничали гномы. Невольно сравнивая её с Гартрандом, или даже Траббом, посмеивалась над вопиющей несправедливостью объединения столь разных возвышенностей под одно название.
   Впрочем, предгорья Брадда оказались не менее опасными, чем предгорья сестер, в чем приходилось убеждаться на собственном горьком опыте. Поскольку я всё еще принципиально игнорировала присутствие рядом столь полезных проводников, продвигаться приходилось строго прямо, что до невозможности усложняло путь.
   Лагерем становились вместе; не то, чтобы я навязывалась, просто в первый же привал эйльфлер сели рядом. Если сказать, что не рада умело разведенному костру - выйдет ложь. Если демонстративно уйти, сменив место ночлега - выйдет ненужная склока, от которых уже порядком устала. К тому же подозревала, что они перешли бы вслед за мной.
   Вот так и вышло, что шли мы опять все вместе, только уже направление выбирала я. Еще одно преимущество нахождения рядом столь опытных путешественников: охота. Они умудрялись добывать пищу, вовсе не тратя драгоценное время. Помня о собственных мытарствах по поводу каждодневных поисков пропитания, часто испытывала чувство благодарности, разделяя с ними ужин. В паре с благодарностью изредка возникали угрызения совести, мне благоразумно приходилось гасить слишком высокие порывы.
   До Копилен оставалось, судя по всему, совсем недолго, когда судьба, до того довольствовавшаяся ролью скромного наблюдателя, решила вмешаться. Вечером, понаблюдав, как эльфы налаживают непритязательный быт ночевки, решила быть самостоятельной, и отправилась искать родник. Он должен был находиться неподалеку, эльфы котелки принесли быстро, но, обойдя полянку, не обнаружила даже следов воды. Заинтересовавшись, пошла по расширяющемуся кругу, решив из вредности не спрашивать место источника.
   Нашла его в зарослях терновника: холодная чистая струя весело звенела, радуясь тому, как хорошо спряталась. Я поздоровалась с ней, подразнилась собственному отражению, заинтересованно пригляделась к крохотному руслу. Здесь, на взгорке, дорожка воды была. Там, внизу, где кончались колючие кусты, её не было. Тут же позабыв, чем заканчивались ранее приступы неуемного любопытства, я полезла в терновник, едва не ползком пробираясь вслед за родником.
   Естественно, полезла напрасно. Не сделав и десяти шагов, провалилась в канаву с осклизлыми глинистыми стенами, полную застоявшейся нечистой воды. Упала неловко, на поверхности плавало несколько трухлявых бревен, с одним умудрилась очень точно встретиться. Глубоко, - поняла, уходя под воду и не доставая дна. Уцепилась за мокрую, гнилую древесину, и не сразу осознала, во что запутались ноги, почему вдруг собственное тело стало настолько тяжелым. Только когда противное бурое щупальце поползло по плечам, до меня дошла вся серьезность ситуации, я попыталась дотянуться правой рукой до рукоятки ножа на бедре - бесполезно, руку тут же защемили в локте и она как приклеилась к боку, перехваченная в нескольких местах одновременно. Тогда я рванула нож левой рукой, схватилась неудачно, клинком вверх, пришлось отбиваться снизу-вверх. Всё многократно усложнялось тем, противник оставался неразличим во взбаламученной коричневой жиже.
   Скованная щупальцами правая рука не слушалась, скользкие плети оплетали, не позволяя вынырнуть, не давая вздохнуть. Противная жижа забила глаза и нос. На мгновенье показалось, что это конец.
   Но все еще свободной левой рукой я продолжала колотить отвратительного монстра, загоняя нож по самую рукоять, и монстр начал подыхать. Тиски ослабли, конвульсивные судороги перестали душить, я несколько раз вынырнула, вдыхая воздух пополам с ряской. Никак не удавалось остаться на поверхности, всё соскальзывала с ненадежных бревен в воду, к бьющемуся в агонии существу, но поединок с тварью мною был уже выигран.
   Осталось выиграть поединок с усталостью, не утонуть от судорог в вонючей луже. А вылезти все никак не удавалось. От той дряни, что попала в рот, поднималась удушающая тошнота. Я вдруг отчетливо поняла, что скоро потеряю сознание, и утону, умру тихо и незаметно, возможно, эльфы даже не найдут мой труп в этой вонючей западне.
   Затмив меркнущие вечерние лучи, сверху слетел Геллен. На грани возможного перепрыгнул ближе ко мне по скользким вертлявым плавунам. Легко балансируя, протянул руку.
   В очередной раз нырнув, подумала, что иногда эльфы приходят вовремя.
   - Перелом руки, повреждены ребра, и рваные раны на плечах и шее. Первый раз такое вижу, клюв у этой твари был с зубами, что ли?.. ранки неглубокие, но возможно отравление, если тварь ядовита. - безжалостно перечислил Клейль, убегая за походным мешком. - Рука срастется, про ребра ничего сказать не могу, время покажет. Укусы сейчас зашьем, даже шрамов не останется. Потерпишь?
   После того, как меня привел в чувство бесцеремонно вылитый сверху каскад воды, - к счастью, чистой! - я так и не смогла выговорить ни слова: зубов не разжимала, боялась, что вылетят.
   - Ну! - потребовал Геллен, стоя надо мной в позе памятника. - Что молчишь? У тебя ведь всегда найдется, что сказать.
   "Спасибо, эйльфлёр". Закрыла глаза, отчасти из-за набившегося в них песка, отчасти из-за чувства крайней неловкости.
   - Почему, ну почему ты не позвала на помощь? Не крикнула нам? - вопросил он пространство.
   Потому. Спесь - заболевание заразное, Геллен. А теперь отстань, прошу! Мне очень плохо...
  
   *
   Подняться, просто посидеть у костра, я смогла лишь к вечеру следующего дня. О том, чтобы идти куда бы то ни было в ближайшее время, не приходилось и думать. Клейль наложил повязки, быстро и аккуратно сшил ранки от укусов. Костяная игла и вымоченные в вине и масле жилы - откуда он в пять минут добыл настолько сложные средства перевязки, оставалось только догадываться!.. Похоже, предусмотрительный эльф носил в своем мешке целый лазарет.
   Он оказался изумительным лекарем, я почти не почувствовала боли во время зашивания, хотя он извинялся за каждый накладываемый шов. Видимо, от шока я вообще на время потеряла чувствительность, и это помогло ему оказать первую помощь, а мне - не упасть в обморок.
   Эйльфлёр проявляли трепетную заботу о моем здоровье. Поскольку меня часто лихорадило и бросало в жар, Клейль приносил и заставлял пить отвары, некоторые - гадкие, многие - просто отвратительные на вкус; если пыталась отказаться, силой вливал их мне в рот, не забыв перед этим вежливо извиниться. Геллен с нескрываемым удовольствием помогал ему пичкать меня гадостью.
   Их благое насилие вызывало приступы паники, я едва не плакала от ужаса, когда двое парней вертели мною, как куклой. Чувствовать собственную беспомощность оказалось невыносимо, я в конце концов перестала сопротивляться, позволяя им распоряжаться мною по своему усмотрению: поить мерзкой дрянью, слишком часто менять повязки, кормить тогда, когда есть вообще не хотелось. Так наши отношения носили хотя бы видимость достойного согласия.
   Но первые дни я все равно ничего не могла есть, рвало от пищи и просто так.
   Как только смогла самостоятельно пройти несколько шагов, попросила теплой воды. Эльфы тут же нагнули пару тонких деревьев, натянули полотнища плащей, притащили котелки с горячей и холодной водой. Краснея от слишком пристального внимания, ушла в импровизированную купальню. Сверху, через высокий край, немного погодя перекинули плащ, чистую рубашку - такую длинную, что я ней просто потерялась, и пару широких бинтов.
   Тронутая искренней заботой, приняла предложенное с благодарностью, перетянулась бинтами туго, на сколько смогла. Плотная повязка зафиксировала ребра, частично сняла боль. Чистые волосы вернули хорошее настроение, возможность скинуть колом стоящую от грязи одежду принесла нечто вроде счастья. Замотавшись до горла в плащ, спустилась к ручью, возилась долго, с остервенением отстирывая пятна. Назад меня притащил Геллен, безоговорочно отобрав мокрый костюм, ловко развесил по ближайшим кустам.
   - Еще простудишься, вода-то ледяная! - резонно пояснял на возмущенные попытки вернуться к прерванному занятию. - Хватит, до дыр, гляди, дотрешь.
   Укутавшись в огромный теплый плащ, уснула впервые без тошноты. Утром, позавтракав, поняла: всё нормально. С отравлением покончено. С переломами было сложнее, рука, правда, слушалась неплохо, со временем все могло бы наладиться, но правый бок болел нестерпимо. Попеременно кидало то в жар, то в озноб, эльфийские отвары не очень помогали.
   Эйльфлер категорически возражали против вероятности двигаться дальше. Не в силах идти самостоятельно, понимая невозможность переспорить упрямцев, сдалась. Просиживала дни у костра, несмотря на то, что для меня соорудили навес, прекрасно защищавший от ветра и снежной крупы, часто ощущала холод. Компанию мне обычно составляли Геллен либо Фрейнир, остальные разбредались по лесу на целые дни, находя себе занятия в любой ситуации.
   Фрейнир при более близком знакомстве оказался очень мил. Деятельный романтик, поэт, просто рисковый парень, он умел непередаваемо смешить, не прибегая к специальным трюкам. В его пересказе трагедии становились занимательными приключениями, а обыденные происшествия - сказкой. Из его поэтических зарисовок я узнала про жизнь эйльфлёр много больше, чем из баллад, слышанных в Мерцающих Дворцах. Он сплетал занятные вещицы из коры и веточек, я пыталась копировать - получалось ужасно. Эльф смеялся, и вновь показывал, ничуть не раздражаясь на мою неловкость. Когда у меня первый раз получился сносный кубок из бересты, хоть и скособоченный, но вполне годный к употреблению, он радовался больше меня.
   С Гелленом отношения складывались не так просто. Именно в нем присутствовал нетипичный для эльфов сарказм, граничащий с издевкой. В его лице обрела достойного противника, изощряясь в остроумии долгими днями. Он не стеснялся, и я получала часто по больным местам, злилась безмерно, но помнила: ему я обязана жизнью уже не раз. Как все сложно сплетается в мире!
   Но он же становился и интереснейшим собеседником, когда пребывал в хорошем настроении. Обычно эйльфлёр редко разговаривают со смертными, в лучшем случае общение выливается в красивый монолог. А с Гелленом у нас получалась беседа, то есть не выслушивание твердых неоспоримых истин, а именно обмен мыслями, в тот момент, и по тому поводу, что интересовал сейчас.
   Как-то он вернулся из утренних блужданий в особенно приподнятом настроении. Высыпал мне на колени горку кедровых шишек, и присел рядом, довольный и задумчивый.
   Я удивленно вскинулась, не понимая причин внезапной щедрости. Последние дни эльф постоянно раздражался на любое мое слово, и меня заинтересовало, что нынешним утром изменило его настроение.
   Геллен улыбнулся своим мыслям. Мое любопытство разгорелось еще сильнее.
   - Ты не при чем. - поддразнил эльф. - Ни вчера, ни сегодня. Это наши, внутренние дела!..
   Мне на минуту подумалось, что он сейчас покажет мне язык, как мальчишка, настолько довольная была у него физиономия.
   - Ваши "внутренние дела" слишком часто оканчиваются для меня ранами!.. - лицемерно вздохнула, показывая руку на перевязи. Он удивился.
   - А мы-то чем виноваты? Сама ж погеройствовать захотела!
   - Можно подумать, ты никогда не геройствовал!.. - поддела эльфа в свою очередь. - Что, прямо ни разу опрометчивых поступков не совершал?
   - Да, я довольно азартен... - протянул он, с удивлением вглядываясь в меня. В красивых глазах просыпался интерес, словно я только что сказала нечто неожиданно умное. - Это настолько заметно?..
   Я пожала плечами, и поморщилась - перевязанные ребра тут же отозвались болью. Честно признаться, я не собиралась вызывать эльфа на откровения, и в моих словах не таилось никакого глубинного смысла, обычная подначка. Но Геллен услышал в них что-то свое, и наша беседа вдруг сделала неожиданный поворот.
   - Я совершал... "опрометчивые" поступки. - через силу признал он, и отвернулся. - Некоторые из них непоправимы, и я не знаю, что теперь делать с последствиями.
   Горечь, прозвучавшая в голосе, вызвала прилив жалости. Что бы там ни имелось в виду, он сильно переживал, и я не могла не посочувствовать его терзаниям.
   - Поэтому ты тут? - интуитивно догадалась, наклонилась, открыто заглядывая ему в лицо. - Ты ищешь решение?
   - Непоправимые, Элирен. - напомнил он, более не отворачиваясь, каменея от внутренней борьбы. - Решение изначально было неверным. И то, что случайно никто не... умер, ничего не меняет.
   - Если никто не умер, тогда надежда есть! - с энтузиазмом возразила, потянулась и погладила его по плечу.
   Возможно, не следовало настолько уж фамильярничать, но порыв был искренним, и он, похоже, меня понял. Глянул задумчиво из-под длинных ресниц, и покачал головой.
   - Иногда ты поражаешь меня проницательностью, а иногда ставишь в тупик крайней наивностью. Причем тут надежда?
   - Притом, что непоправима только смерть! - назидательно произнесла, пытаясь вспомнить, как эта фраза звучала полностью в устах Рэма.
   - Не всегда.
   - Да ну?
   - Да. Есть много непоправимых поступков на свете. Твое счастье, если ты ничего о них не знаешь!
   - О, ну тогда удиви меня!.. - обиделась на покровительственно-небрежный тон, Геллен вновь быстро глянул из-под ресниц, и отвернулся. - Давай-давай, объясни ограниченной смертной, что такого ужасного может совершить эйльфлёр, чего нельзя было бы исправить за долгие годы! Знаешь, когда впереди почти вечность, в "непоправимость" как-то слабо верится!
   - Это потому, что ты... - начал, было, он запальчиво, но оборвал сам себя, словно подумал еще раз, и решил промолчать.
   Я не собиралась сдаваться, продолжала требовательно смотреть в упор. Довольно долго он сидел неподвижно, покусывая губы и не поднимая взгляд, но в какой-то момент плечи эльфа расслабились, он выпрямился, и с известной долей ехидства усмехнулся.
   - Я опять подставился, да? Знаешь, это даже забавно!.. - признался легко, поигрывая тонким прутиком. - Именно ты, именно сейчас... но, почему бы и нет?.. Я слишком часто промахиваюсь в последние дни, Элирен.
   - Ну, это со всеми случается... - осторожно напомнила, гадая, что может иметься в виду.
   - Со мной - нет. Я хоть и молод, но давно на границе. Я попал на нее намного раньше сверстников, так сложилось. Опыт защитника, умение действовать быстро и без колебаний не раз спасали меня от ошибок, а последнюю сотню лет я вообще ни разу не споткнулся. И вдруг!.. - он прищелкнул пальцами, я вздрогнула. - Словно мгновенно что-то изменилось в мире. Я промахиваюсь раз за разом. Это так... раздражает!..
   - Хм. Ну, и причем тут "непоправимость"?
   - Все взаимосвязано. Однажды я посчитал, что некое... обстоятельство, очень сильно мешает тому, кого я люблю. Он не просил помощи, но я... я стремился оградить его, и поторопился. Это был первый промах, я сделал неверные выводы, но понял свою ошибку слишком поздно. А тогда... ослепленный гордыней, я тут же попытался это обстоятельство устранить, оно казалось настолько нелепым и малозначительным, что я даже не дал себе труд поразмыслить над очевидным! Но я вновь промахнулся, я не предусмотрел некие... особенности, и мои замыслы не сбылись.
   - Так ведь не сбылись же?.. - осторожно спросила, когда он вновь надолго замолк.
   - Иногда это неважно... - тихо возразил эльф. - Запрет нарушен, для нас это... немыслимо. Это недопустимо, это преступление, самое тяжкое и непростительное, какое только можно вообразить. И еще ложь, и предательство. Вначале я думал, что избирая путь обмана, я хотя бы смогу не предавать других, доверивших мне свои тревоги. Но чем дальше, тем яснее вижу, что выхода нет, мне придется их предать... если бы только мне позволили уйти молча!.. Надеюсь, будет именно так! - совсем беззвучно закончил он.
   Я поежилась. Откровения Геллена настораживали, я совершенно ничего не поняла из его объяснений, и эльф наверняка знал, что я не понимаю. Но ему необходимо было выговориться. Выслушать пугающие тайны - самое малое, чем я могла помочь сейчас.
   Он тряхнул головой, словно сбрасывая гнетущие мысли, и улыбнулся минимальнейшей из своих улыбок.
   - Ты такая чуткая, Элирен, благодарю за понимание!
   Я смутилась.
   - Вы так категоричны, эйльфлёр!.. - произнесла вслух, раз уж все равно эльф уловил мои страхи. - Но я по-прежнему надеюсь, что ты найдешь верный выход. Ты умный, честный, храбрый... ты сумеешь все уладить наилучшим образом.
   Геленн запрокинул голову и расхохотался.
   - Ты... неподражаема!.. - с искренним восхищением признал он, отсмеявшись. - Ты, действительно, уникальна. Спасибо, Элирен. Мне не страшно, ну, не настолько страшно, как можно подумать, я готов к последствиям. Но твоя поддержка очень трогательна, я искренне благодарен! Тем более, что совершенно ее не заслуживаю. Расплату я бы принял, но чувствую, что одной расплаты недостаточно. Я должен... не исправить, конечно, исправить ничего уже нельзя, но как-то загладить, что ли, совершенную несправедливость. Перевесить ее другими делами. Ты понимаешь?..
   - Наверное, нет. - призналась честно.
   - Наверное, и к лучшему... - очень тихо прошептал он.
   Я вообще запуталась, и пожалела, что завела пугающий разговор. Пытаясь отвлечь его от тяжелых раздумий, спросила первое, что пришло в голову:
   - Так почему ты здесь, Геллен? Разве твой дом не в Запретном лесу?
   Он чуть улыбнулся моей наивности, усилием воли прогоняя тяжелые мысли, ответил с легким намеком:
   - Меня вызвала принцесса Эрриль, по одному делу.
   - Дело, конечно, связано со мной? - воодушевленная его возвращающимся хорошим настроением, картинно вздохнула я. Он прищурился еще насмешливее.
   - Частично! - намекнул многозначительно. Я хмыкнула. Он подумал, и пояснил, совсем не таясь: - Твое вмешательство в наши дела намного серьезнее, чем ты думаешь, Элирен. Принц Эллорн и принцесса Лирриль были свободны в выборе, но ведь мы все понимаем, кто помог им выбрать, да? Ох, извини, я забыл, как ты реагируешь на... имена. Прости, я постараюсь больше не ранить твои чувства. Но понимаешь, не все эйльфлёр теперь относятся к тебе настолько благожелательно, как вначале.
   - Уж будто бы! - буркнула, помрачнев. Я-то хорошо помнила их "благожелательность". Геллен вновь усмехнулся.
   - Ты обижаешься как ребенок. Это неразумно. Впрочем, тебе и сейчас не надо нас бояться, поверь, никто из присутствующих не таит на тебя зла!
   - Ты спас меня. - напомнила, вновь показывая забинтованную руку. - Ты вытащил меня из вонючей ямы за минуту до смерти. Разве теперь я могу не верить твоим словам?
   - О!.. - протянул эльф, вновь настораживаясь. - Вот как ты всё понимаешь.
   - Я вообще ничего не понимаю, Геллен! - призналась с досадой, опять озадаченная его реакцией. Мы словно говорили о разном, совершенно не слыша друг друга. - А вы не помогаете мне понять. И от этого случаются... казусы.
   - Так спроси! - в искреннем недоумении предложил он, я изумленно вскинулась. То есть, мне предлагают задавать вопросы? Любые вопросы?!
   - Почему ты пощадил меня в прошлый раз, эйльфлёр? - спросила сразу, о том, что давно не давало покоя. Он слегка схмурился, но уклоняться не стал, ответил прямо:
   - Принц Эллорн запретил.
   Я постаралась не дергаться, в конце концов, я сама подняла опасную тему.
   - Когда?
   - Когда признал тебя гостьей. Это ведь не только слова, Элирен. Ты была его гостьей в любом нашем доме, никто не должен был причинять тебе вред. На самом деле, тебя в Запретном лесу отпускали дважды, если хорошенько вспомнить.
   - Ты отпустил не только меня. Если "хорошенько вспомнить", то Волчий Излог отнюдь не равен Лихим Бродам! Вы хладнокровно убили мирных, ничего не замышляющих против вас людей... ну ладно, ладно! Не злись. Я ведь не упрекаю, я только показываю, почему меня удивляет твое милосердие именно в тот, второй, раз. Ты отпустил и других смертных! Что мешало устранить их, как обычно? Не думаю, что мы смогли бы оказать хоть малейшее сопротивление.
   - Нет, не думаю... - согласился он, и слегка дернул ртом, словно пряча усмешку. - Но разве тебе не хотелось спасти друзей?
   - Хорошо. - согласилась, не рискуя сильно давить. - Тогда ответь, чем я тебя разгневала в тот день?
   - Кроме очевидного?.. - с прежней ироничной подначкой уточнил эльф. Я тоже усмехнулась.
   - Кроме очевидного.
   - Тем же, чем и в многие иные дни.
   Ого! Я едва не подавилась кедровым орешком. Геллен редко бывал открытым, обычно мне приходилось выискивать тайный смысл за плотной завесой сарказма. Но сегодня он уже не первый раз ставил меня в тупик прямолинейностью, я невольно начала задумываться, а не насмехается ли он, заставляя меня поверить в его откровенность.
   - Вот видишь? Я вновь промахнулся, Элирен. - в прежнем тоне попенял эльф, укоризненно качая головой. - Что же в тебе такое, что я раз за разом промахиваюсь, а?
   Я зажмурилась, и посчитала в уме до десяти. Ясности размышлениям не прибавилось, но хотя бы погасло поднимающееся раздражение.
   - Не понимаю ни слова в твоих намеках. - предупредила, не открывая глаз. - Ты хочешь окончательно свести меня с ума? Если да, то продолжай.
   - Ну что ты, я не желал тебя обидеть! - искренне извинился эльф, и я наивно поверила. - Наоборот, я всеми силами стремлюсь помочь тебе обрести ясность. Только ты задаешь неправильные вопросы, не те, которые на самом деле важны.
   Да, что-то в этом есть, подумала, пересыпая орешки из ладони в ладонь. Он и вправду сегодня невозможно откровенен. Другое дело, что я его "откровения" совсем не понимаю, но ведь Геллен-то не виноват в моей бестолковости? Вопросы. У меня есть другие вопросы, но будешь ли ты отвечать на них хоть вполовину также правдиво?..
   - Спроси. - тихо напомнил он. - Задай их вслух. Увидишь.
   - Какой смысл в нынешнем преследовании?
   - Мы следуем, а не преследуем. Охраняем.
   - Кто приказал?
   - Король Эманель.
   С ума сойти. И зачем я ему понадобилась?
   - Не могу ответить. - честно ответил Геллен на не заданный вслух вопрос.
   - Не знаешь?.. - уточнила на всякий случай.
   - Не могу. - очень понятно повторил он.
   - Но ведь зачем-то я вам нужна, правда?
   - Не могу ответить.
   - А кто может? Принц?
   - Не знаю, но думаю - и он не может. - с прежним выражением повторил Геллен.
   Тупик. Я попробовала зайти с другой стороны:
   - Эйльфлер действительно хотят уйти, или ждут Иринон по привычке?
   - Действительно хотим. Мы закрепились здесь, но плохо вписываемся в законы этого мира.
   - И вы считаете, что я - новая Иринон?
   - Некоторые из эйльфлёр очень надеются. Другие сомневаются и ждут.
   - А ты?
   Он помедлил лишь долю мгновения: "уже нет".
   - Не надеешься, не сомневаешься, или не ждешь? - без обиняков уточнила, и поняла, что попала в цель: он вздрогнул. Тут же отступилась, сама испугавшись собственной смелости: - Можешь не отвечать, если лезу в личное!..
   Он зажмурился на миг, а потом очень понятно признался:
   - Второе.
   Ну вот, собственно. Ответ я получила. Он был неверен, и нелогичен, эльф заблуждался самым страшным образом - также, как и иные эйльфлёр, увидевшие во мне то, чем я никогда не смогла бы стать, и как разубедить их, я понятия не имела. Не знаю, зачем, наверное, по инерции, я все-таки уточнила:
   - Значит, если сейчас я соглашусь вернуться в Зачаровень, меня примут радушно?
   - Вернись к нам, Элирен. - попросил Геллен неожиданно мягко. - Ты не пожалеешь, поверь!
   Нет, Геллен. Мой путь в другую сторону.
   Раздраженно пожав плечами, он ушел, невежливо оставив меня одну, и даже для видимости не извинился.
  
   *
   Прошло около десяти дней, когда почувствовала: смогу идти. Эльф в зеленом, терпеливо выслушав меня, Клейля и Геллена, решил: еще два дня, а дальше - как сама знаю. Раньше не отпустят, если понадобится, остановят силой. Естественно, лишь для моей пользы.
   Разозлившись из-за задержки, выискивала возможность поругаться с Гелленом, угадывая именно в нем виновника отсрочки. Остаться один на один не удавалось, постоянно кто-то присутствовал рядом, а утром второго дня к лагерю вдруг вышло полсотни эльфов, усталых до засыпания на ходу.
   Меня тут же мобилизовали на грязные очистительно-нарезательно-потрошительные работы по приготовлению обильного завтрака, участие во всеобщей суматохе частично вернуло хорошее настроение. И тут подвернулся Геллен. Мы остались вдвоем у костра, поддерживая ровное пламя и наблюдая за котлом. И ни одного свидетеля рядом.
   - Для чего тебе задержка? - спросила в упор, жестко подавляя его мысленное сопротивление.
   Не очень красивый поступок с моей стороны, я знала, что в ментальном поле сильнее. У эльфа даже крылья носа побелели, но он не сдавался, изо всех сил возводя преграды и не пуская меня дальше поверхностного восприятия. Наверное, я могла бы ударить посильнее, и пробить слабую защиту, но побледневшее лицо с жестко сомкнутыми губами, и затравленный взгляд обычно очень смелых глаз меня остановили. Не в силах всерьез бить слабого, я отступила, освобождая ментал.
   - Чего ты ждешь? - повторила вопрос, теряя терпение. Геллен тяжело вздохнул, правильно оценив ситуацию, но дразнить больше не стал, полез за пазуху.
   - Ждал. Вот чего. - он небрежно уронил мне на колени сверток.
   Платок Росни. Золотой дракон заглатывает свой хвост. И странный орнамент по краю... Значит, они живы! От внезапной радости я едва на месте не подпрыгнула.
   Эльф многозначительно помолчал, помешивая варево в котле. Я не торопила.
   - Наши сегодня принесли. Если хочешь, можешь расспросить их вечером. Только, прошу, не сейчас, ладно? Пусть выспятся. Я сам расскажу, что знаю.
   - Эйльфлёр, - предостерегающе остановила, услышав в голосе хорошо знакомые интонации. - Оставь свои выкрутасы. Твое сладкозвучие действует в весьма ограниченных порциях, и на сегодня с меня довольно! Будешь врать, разговора не выйдет.
   Ясные синие глаза раскрылись в пол-лица, выражая максимальную степень искренности.
   - Я не буду лгать, Элирен, обещаю! После падения Башен меня вызвали с острова, как я говорил, по другому поводу. С тех пор я не был в Мерцающих дворцах, и знаю о происходящем исключительно из рассказов других эйльфлёр. Когда слухи про Брадд дошли до Мерцающих Дворцов, эйльфлёр расспрашивали Охотников обо всем, что происходило: и про Долину поющих рек, и... про Копильни. Мы думали, конфликт быстро разрешится, но ситуация неожиданно обострилась. Королевский Дом принял решение вмешаться. Неделю назад те, что спят сейчас у костра, пришли в Копильни, разогнали банду и вывели всех, кто захотел уйти. Дальше я не буду рассказывать, подробностей не знаю. Но закончилось всё хорошо.
   Итак, эльфы опять оказались не такими, какими их себе придумала я. Они пришли в Копильни на помощь моим друзьям. Они противостали гномам, рискуя жизнью, а я вела себя с ними как последняя эгоистка. Интересно, научусь когда-нибудь в них разбираться?
   Геллен, неприкрыто подглядывавший в ментале, польщено заулыбался, чем окончательно взбесил меня. Тем более что мое поведение в свете вновь открывшихся фактов и впрямь выглядело не лучшим образом.
   - Значит, поэтому ты... в этом и заключалась "частичность"? - спросила, погруженная в свои мысли.
   Геллен приподнял брови, и я поняла, какую глупость спросила. Но эльф не стал придираться:
   - Я ведь предупреждал - частично!
   Вечером, слушая рассказы в дружной многочисленной компании, поняла, как мало я знала про события на Брадде. Не вдумываясь в смысл происходящего, просто рвалась вперед, и не представляла, с чем бы пришлось столкнуться, дойди я туда. Банда, терроризирующая окрестности, состояла из тридцати гномов и около двух сотен людей. Ничего себе ополчение! Довольно хорошо организованные, поддерживаемые тайно либо явно близлежащими мелкими королевствами, они неплохо укрепились в Копильнях. Первая горстка Охотников была перебита, еще не успев дойти до предгорий. Те, что ушли с Рэмом, были осторожнее, действовали решительно, смогли подняться до самых верховий. И тут-то попались в капкан: снизу - банда, вверху - небо. Окрестные гномы наотрез отказались принимать какое-либо участие в разрешении конфликта, просто завалив тоннели, что вели к горным поселениям на Брадде, лишив возможности Охотников уйти по старым штольням. Пришедшие месяцем позже Охотники смогли пробиться к своим наверх, но тоже оказались в тисках. Отбивались, как могли, постоянно прячась по выработкам. Сколько еще продержались бы, неизвестно.
   Эльфы, подойдя к Копильням, оцепили южный отрог, и прошлись по нему кровавым гребнем. Не трогая старых поселений, уничтожили все новообразованные, не разбирая принадлежности. Убивали всех, кроме Охотников. Рэм жив, Росни жив, лично для меня передал платок. Всё.
   С невольным восхищением поглядывая на невозмутимо-доброжелательные лица, подумала, насколько страшных противников обрели эйльфлёр теперь в лице гномов. Межевые войны - дело каждодневное. Кровная месть избирательнее. Впрочем, они, верно, знали, на что шли.
   Отдохнув с нами до рассвета, эльфы ушли в Зачаровень, пообещав вернуть Охотнику Росни платок с моим искренним пожеланием ровных дорог, крепких снов, безопасной жизни и всего остального, что принято желать в подобных случаях. Рэму просто передала привет. Те, что были с Гелленом, не спрашивали меня о планах, не подталкивали к действиям, просто остались рядом.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"