Екшибарова Лола Зайниддиновна: другие произведения.

Путь. История четвертая: Другие пути. часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь после подвига, подарки Высших, новые друзья и старые враги.


Путь

  

История четвертая. Другие пути.

  
   Мы направились вглубь материка, на запад. Ни Эллорн, ни Геллен не знали этих мест достаточно хорошо, мы то и дело натыкались на деревни и деревушки, которые приходилось обходить со всей возможной осторожностью. Необходимость найти опытного проводника-Охотника, способного провести нас по Западному Загорью, становилась все более очевидной.
   Как только на горизонте возникли дымы очередной деревни, мы решительно свернули к ним. Подойдя около полудня достаточно близко, внимательно разглядели прячущееся меж двух высокогорий убогое поселение: пять дворов, тридцать - тридцать пять человек, считая и детей. Не сразу смогли решить, кто именно из нас туда спустится узнать об Охотнике: меня одну отпускать эйльфлёр категорически не хотели, а что получится из попытки показаться эльфу в подобном месте, известно заранее: ничего хорошего, учитывая нынешний ужас перед ними. Наконец сошлись на компромиссе: я спущусь к домишкам одна, эйльфлёр притаятся у ограды.
   Вошла за ограду, как раз когда солнечная щека прикладывалась на податливый ковер вечнозеленого хвойника. Тут же поднялась невообразимая паника, мне не скоро удалось успокоить людей, и добиться от их Старосты вразумительного ответа: по соседству, в двух днях пути на запад, с начала зимы живет Охотник, да еще в дневном пешем переходе на юго-западе Охотник с середины осени.
   Вернувшись, рассказала обстоятельно все, что удалось узнать, и преспокойно улеглась спать. Утром Эллорн указал на юго-запад.
   Через сутки, наблюдая из перелеска за засыпающей деревней так же, как накануне за другим поселением, почувствовала знакомую нервозность. "Что-то будет. - ответила вопросительному взгляду принца. - Я чувствую нечто, Эллорн". - "Это опасность?"
   Хорошенько подумала над простым вопросом: "нет, скорее всего. Это просто неожиданность".
   Безо всяких видимых причин неожиданность произошла сама по себе: высокий человек едва не бежал по улице, что вела от одного конца деревни к другому. Мы удивленно смотрели, как через весь поселок в нашу сторону спешно двигалась очень знакомая фигура. Эльфы замерли в неподвижности, я затаила дыхание. Постояв у опушки в раздумье, Охотник безошибочно развернулся по направлению к нам, окликнул уверенно:
   - Эйльфлёр?.. Эти люди ни в чем не виноваты перед вами. Что вам надо?
   Повиснув на шее Рэма, я плакала и смеялась одновременно.
   Не слушая возражений, Рэм увлек нас в просторный дом, где сам жил уже несколько месяцев. Ни хозяев, ни их детей мы не увидели. Они боятся, поняла я, разглядывая следы внезапно прерванных дел. Их можно понять.
   Рэм, сноровисто накрыв на стол, требовательно ждал ответов, не утруждаясь задавать вопросы. Эллорн подчинился настойчивому светлому взгляду, пояснил отнюдь не уклончиво:
   - Сложно что-либо конкретное предполагать, не имея четкой цели пути... мы с Элирен собирались уйти на Запад, настолько далеко, насколько получится. Геллен идет с нами... - посмотрел в умоляющие преданные глаза, закончил безжалостно: - Пока что. Дальше - увидим.
   Принц с Охотником еще долго сидели в темноте, обмениваясь негромкими короткими фразами через длинные промежутки молчания. Геллен, поужинав, вызвался на добровольное дежурство, и сразу ушел наружу, вернулся в лес.
   Не выдержав тепла и относительного, но жилого уюта, заснула прямо за столом. Ночью Эллорн аккуратно перенес меня на охапки немятой соломы, подальше от посторонних глаз.
   Утром Рэм спросил участливо:
   - Что случилось, девушка? От чего вы убегаете? - и я едва смогла сдержать слезы.
   - Я чувствую себя такой виноватой!.. Я заставила их торопиться, я вынудила их уходить. Хотя, что еще мне оставалось делать, как не бежать?! Видя меня рядом, они никак не решались на ответственный шаг. Подумай сам, могу ли я жить в домах, что они бросали столь поспешно?..
   Рэм покачал головой, удивился непонятно:
   - Так это, значит, вы с судьбой спорите!.. Ну-ну. Надеюсь, вы получите желаемое.
   Я не выдержала, и все-таки расплакалась.
   - Подождите несколько дней. Неделю назад я получил известие от одного Охотника, что лучше многих знает те земли, и сам как раз собирается дальше на запад. Пусть проводит вас хоть немного. - посоветовал Эллорну Охотник. Эльф согласился. С Рэмом вообще часто соглашались.
   Утром мы ушли назад, в лес. Рэм привел нас к одинокой избушке, в ней летом жили бортники, зимой - никто. Сам вернулся в деревню, обещая: как только объявится ожидаемый Охотник, они придут к нам.
   Геллен сразу бросился обустраивать быт, я помогала по мере скромных сил, задумчивый сверх меры принц беспрекословно предоставил нам решение всех насущных проблем.
   Хлопот хватило на множество коротких зимних дней: законопатить щели в стенах, сложить рассыпавшийся очаг, сходить на охоту и вернуться не с пустыми руками... да мало ли чего! Геллену доставалось за троих.
  
   *
   Ночью выпал снег. Глядя в крохотное оконце, я поеживалась, представляя себе холод, что царил сейчас снаружи.
   Пока умывалась за перегородкой, в дом вернулся Геллен. Он нарочито громко топал, стряхивая снег у порога в недостроенных сенях, хлопал всеми подвернувшимися дверями, потом с шумом высыпал дрова у печки.
   - Я уже не сплю. - отозвалась, перебирая одежду. - Сейчас выхожу, подожди... А ты куда собрался? Вроде вчера уговаривались, что я пойду силки проверять?..
   Геллен посмотрел свысока, повел взглядом на окно:
   - Ты умеешь охотиться по снегу?
   Бессонные ночи этой недели, и без того давившие тяжким грузом, под сарказмом эльфа окончательно отключили во мне все центры осторожности. Глупые, самонадеянные существа!.. Да как вы смеете меня жалеть?!
   Геллен был не причем, но он подвернулся под руку. Я вспыхнула, и зло прошипела:
   - Ну и дурак!..
   - Возможно. - ничуть не обидевшись, еще высокомернее согласился эльф, проверяя ремни на колчане. - Наверное, я глуп. Потому что вынужден сейчас отправиться в холод, а ты останешься в тепле и уюте.
   Я отвернулась, уткнувшись в холодное стекло. В нем видно лишь край поленницы перед домом, и чуть-чуть скат крыши над хранилищем. Поленницу выложил Геллен в первые дни нашей жизни здесь, и хранилище оборудовал он, в то же время. Он, казалось, успевал всё. Иногда я пыталась помогать, когда он разрешал. С простейшими действиями справлялась неплохо: растопить очаг и вскипятить воды, но моя помощь бывала смехотворно мала. Впрочем, Геллен не жаловался, напротив, работа поднимала ему настроение.
   Из нас троих именно он сейчас сохранял присутствие духа, и не позволял внутренним терзаниям выплескиваться наружу. Чего нельзя было сказать о нас с Эллорном, увы.
   Там, дальше, шагах в пятидесяти, есть колодец. Его не видно отсюда. Когда мы только пришли к охотничьей избушке, он был крыт обыкновенной деревянной крышкой и привален большим камнем. Сейчас крыша над колодцем укреплена на четырех высоких мощных столбах, вокруг сооружено нечто вроде решетчатых стен, и всё это - в изумительной резьбе. Причудливое сплетение цветов и трав охватывает весь сказочно-игрушечный домик над колодцем, пятном выделяясь на фоне неприветливых лесов западного Загорья.
   Эльфийское мастерство выше человеческого понимания. Возможно, если бы это чудо искусства не отбирало у меня Эллорна с угнетающей регулярностью, я восхищалась бы колодцем так же, как всем остальным, что он делал. Но... наверное, я глупа. Я ненавидела этот колодец.
   - Скоро не ждите. - предупредил Геллен от порога.
   Я вздрогнула. Он мрачно глянул в оконце. На то же самое, что было не видно глазам, но что мы оба все равно угадывали и сквозь стены: на одинокую фигуру высокого мужчины, занятого созданием бессмысленной красоты. Ушедшего в мир собственных терзаний, уже много дней не замечающего ничего вокруг. Ажурные решетки - всего лишь слабый отсвет боли в его душе. Возможно, Эллорн даже и не задумывался над выбранным занятием. Просто попался топор в руки, вот его и повело.
   - Почему... Почему не ждать скоро?
   - Ты куда? - насторожился Геллен, наблюдая за моими поспешными сборами. Я натягивала куртку, не попадая в рукава.
   - Провожу тебя. - успокоила эльфа. Не собиралась я ему навязываться в попутчицы, чего испугался?
   - А кто тебя знает... - хмыкнул тот, выходя со мною на крыльцо. Снега выпало много, всего за одну ночь он покрыл и землю, и кроны деревьев. Невесомая морозная пыль висела в воздухе тонкой взвесью, размывая очертания предметов. - Вдруг задумаешь опять сбежать. Заблудишься, замерзнешь... ищи тебя потом... Ну ладно, ладно, не злись! Шучу.
   За углом не слышно ни шороха. Мне. Вопросительно глянув на Геллена, я поняла, что и ему тоже. Эльф поймал мой взгляд, ответил сам:
   - Он там, у колодца.
   - Тебя почему скоро не ждать?
   - Потому что пройдусь по окрестностям. Присмотрюсь к следам. Возможно, загляну к Охотнику Рэму... возможно. Это займет два дня, как я рассчитываю. Вернусь послезавтра к ночи.
   - Геллен! - позвала шагнувшего с крыльца эльфа.
   Тот непонимающе обернулся, удивленный паникой в моем голосе. А мне и вправду становилось все страшнее.
   - Удачи. Прошу, будь осторожен!
   Он скользнул взглядом мне за спину, на угол дома.
   - Ты тоже. - пожелал очень понятно.
   Я даже смутилась.
   Эльф растаял среди запорошенного снегом леса, и ни одна ветка не шелохнулась за ним. И следов не видно. Правильно, эльфы не оставляют следов. Как тени. Постояв перед крыльцом, неспешно двинулась вдоль поленницы.
   Неподвижный Эллорн сидел на низком чурбачке перед наспех сооруженными козлами. Из не до конца ошкуренного бревна вызывающе торчал топор, рядом громоздились уже оструганные, приготовленные для дела доски.
   Эльф небрежно опирался локтями на край бревна, подбородок лежал на сплетенных пальцах, снежинки живописно украсили раскиданные по плечам волосы. В отрешенном взгляде счастливая безмятежность. Он не пошевелился, даже когда я подошла вплотную. Если бы такое было в принципе возможно, я подумала бы, что эльф меня не заметил.
   - Доброе утро, мой принц.
   Его волосы одного цвета со снегом, совершенно белые, без оттенков. Странно, до сего дня я была уверена, что они с пепельным переливом.
   - И тебе, Элирен. Ты не замерзнешь?..
   - Геллен ушел на охоту. Ветрено сегодня...
   Взгляд цвета льда. Столь же чистый, столь же нетеплый.
   - Ты замерзнешь. Иди в дом.
   Набираюсь смелости, смотрю открыто. Не прячу ни глаз, ни мыслей.
   - Мне всегда тепло с тобой рядом. А ты... ты меня словно избегаешь! Пожалуйста, пойдем в дом вместе. Или разреши, я побуду здесь с тобой?..
   - Я останусь, Элирен, а тебе ни к чему. Ступай. Для тебя здесь нет дела.
   Вот так, откровенность за откровенность. Как прикажешь, мой господин.
   Неизбежность, старательно не замечаемая мною долгие дни и ночи, заставила посмотреть себе в лицо. Впрочем, Колючка, ты сама виновата в этом "ступай"!
   Бегом возвращаясь в дом, проторила вторую цепочку следов. Двое эльфов ходили по двору все утро, но от их присутствия не осталось никаких напоминаний. Только я всюду оставляю за собой след. Пора уже признать откровенно - след кровавый.
   Довольно, необходимо его прервать! Что они, умные, сильные, совершенные, делают в лесах Загорья? Зачем они здесь, к чему? Разве нет родины, ставшей столь доступной после бесконечных лет ожидания? Разве не для их возвращения мне - мне! - и дали так много?!
   Я оправдывалась, что они сами не уходят? Стыдно, девушка, зачем лгать себе самой? Я всегда знала, что Эллорн не бросит меня здесь, а Геллен не оставит принца. Я знала, насколько благородны и великодушны эльфы.
   А вот мне давно пора уходить. И быстро.
   Вчера Геллен чистил свой меч, а заодно и наточил все острые предметы обихода: топорик, колун, наши походные ножи. Наточил, и свалил кучей на лавке. Я запомнила.
   Прости меня, мой принц. Прощай.
   Я крепко сжала в ладонях рукоятку самого тонкого ножа, приставила его к груди слева. И!.. Мои руки вдруг стали не моими.
   Чужая воля сжала в кулак мысли, лишила возможности не только шевелиться, но и думать. Не надо, Эллорн!..
   От чудовищного давления потемнело в глазах. Отпусти, слышишь?!
   Я не успела.
   Одновременно стукнули обе входные двери: в сенях и та, что вела в комнату, и поверх моих пальцев легла его рука, легко отбирая нож. Спустя мгновение звонкая пощечина швырнула меня на бревенчатую стену. Со всего размаху влепившись в нее, оглушено сползаю на пол.
   Сжав виски ладонями, с заминкой прихожу в себя. В ушах звон, в глазах яркие искры, во рту знакомый солоноватый привкус. Тут же вновь поднимаюсь на ноги, протягиваю правую руку с раскрытой ладонью. Я почему-то знаю, что последует затем, но решительно прошу:
   - Отдай!..
   Ну, кто бы сомневался. Вторая пощечина, более жестокая, потому что удар намерено направлен вскользь, бросает меня вновь на стену, теперь в другую сторону. На пути попалась скамья, я перевернула ее, падая, наткнулась на перекладину. Подняться второй раз оказалось еще труднее, пришлось сначала встать на четвереньки, после осторожно выпрямиться. С подбородка сорвались темные капли, упали тяжело, пачкая пол. Инстинктивно прижала к лицу манжет - рукав тут же напитался кровью.
   Еле выпрямилась, комната плавно кренилась, как палуба барка. Пока корчилась на полу, глянула ему в лицо. Никаких эмоций, полное отстранение. Только глаза стали совсем черными.
   - Хорошо, если хочешь - бей. - согласилась, отводя руки от лица. Старалась стоять прямо, но меня все равно шатало. - Только вряд ли я...
   Эллорн резко протянул вперед руку, и я зажмурилась в ожидании следующей пощечины. Но он просто взял меня за подбородок, поворачивая лицом к скупому свету из оконца. Спросил сразу обо всем:
   - Зачем?
   Запоздало брызнули слезы, смешались с кровью на губах. Я невольно отстранилась, пытаясь вытереться рукавом, и меня повело. Потолок опрокинулся, свет померк. Вцепилась в то, что оказалось рядом - в протянутую руку эльфа, но не удержалась, и упала-таки, на пол, к его ногам. И пусть.
   Собираясь с силами, уткнулась лбом в приятно прохладные железные пряжки на отворотах его сапог. Он постоял, медленно наклонился, осторожно убрал мои пальцы, вцепившиеся в его одежду. Присел рядом, крепко обхватил мои плечи. Честное слово, не знаю, чего больше было в его заботе: ласки или бешенства.
   - Пожалуйста, Эллорн!.. Отпусти!.. - прошептала, давясь то ли слезами, то ли горем. - Позволь освободить тебя!
   Он молчал, вглядываясь во что-то в моих мыслях, что видел лишь он. Потому что в их сумбуре я и сама заблудилась.
   - Почему ты считаешь, что я чем-то жертвую, оставаясь с тобой? - наконец спросил почти спокойно.
   - А почему ты считаешь меня дурой? - взвилась сердито, и его глаза вновь нехорошо потемнели. - Разве то, что сейчас происходит, не жертвоприношение тебя в угоду моему капризу? Довольно, хватит! Не мешай мне, или сам убей!.. Мне страшно до крика. Даже ты не настолько жесток, чтобы растягивать эту агонию.
   Он вздрогнул от моего напора. Ментал оглушительно звенел, мое отчаяние, моя злость стали серьезным препятствием его попыткам ментального вторжения. Мы оба с удивлением поняли, что впервые я оказываю ему достойный отпор.
   "Значит, решение окончательное?" - вопросил его взгляд, и я несколько раз кивнула. Слова не сразу дались даже мысленно, настолько вся моя сущность переполнена решимостью. С трудом собирая фразу, едва ли не по слогам, произнесла одними губами: "Я-не-пере-ду-маю. От-пус-ти-ме-ня".
   Он задумался, на пару мгновений, не больше, но для меня они длились словно две вечности, а потом согласно кивнул, удивляя безмерно неожиданной сговорчивостью. Встал, легко вздергивая меня за шиворот. Я не сопротивлялась, обманутая его спокойствием. Лишь когда оказалась брошенной на кровать, а эльф привычно начал расстегивать одежду, поняла смысл происходящего. Но поздно. Сопротивлялась отчаянно, до конца. Он так же всерьез подавил сопротивление, подчинил, нисколько не заботясь обо мне.
   Когда стало понятно, что он опять победил, просто закрыла глаза. Ты сильнее, мой господин. Все в твоей власти. Всё и всегда. Если таково твое желание, пусть будет, как ты хочешь.
   "Ведь ты собиралась умереть ради меня" - напомнил Эллорн насмешливо. Я болезненно скривилась от его насмешки, но согласилась: "да, я готова умереть ради тебя". "Так умри ради моего удовольствия!.. - предложил эльф со злой издевкой. - В моих объятиях".
   Я еще крепче зажмурилась. Либо сошла с ума я, либо весь остальной мир, но скорее всего - я. Это не любовь, это безумие: и причиняемая тобой боль доставляет мне наслаждение. Как страшно и легко!..
   - Ну, ты рано начала плакать. - издевательски укорил Эллорн, кончиками пальцев касаясь моих мокрых щек. - Ночь будет долгой!..
   Он торжествующе смеялся, подчиняя меня по своему желанию, как всегда. Только сегодня он вовсе не берегся, не осторожничал. Не выказывал нежности и заботы. По-моему, невольные гримасы его забавили, а стоны даже доставляли радость.
   Конечно, я никогда не была ему равным партнером, ни в поединке, ни в любви. Потому, когда вдруг свет начал меркнуть, а вокруг не вспыхнула радуга, поняла: вот и всё.
   Проваливаясь, падала все глубже и глубже в темноту. В тишину. В покой. Падала так долго, что стала уставать от падения.
   Очнулась так же внезапно. Почему так мрачно?..
   - Потому что наступил вечер. - Эллорн протянул мне плошку с подозрительно пахнущей горячей жидкостью. Приказал мягко: - Пей, не упрямься. Горько, но полезно.
   Послушно выпила предложенную гадость, и спрятала лицо в его ладонях. Смущение и растерянность, сменяясь попеременно, обливали то холодом, то жаром.
   - Ну что, продолжим умирать? - уточнил Эллорн с плохо скрытым смехом. - Или есть другие предложения?
   - Есть. Давай вначале поужинаем?
   Он вскочил, выдергивая меня из уютного одеяла, как невесомую тряпицу, помог и одеться, и умыться. Внимательно рассмотрел ясно видные следы пощечин, и, порывшись в своем дорожном мешке, смешал в глиняной плошке шепотку серого порошка с маслом. После осторожно втер мазь в ссадины и синяки, причем сделал это так бережно, как я и сама бы не смогла. Боль отпустила мгновенно.
   Потом усадил на скамью перед столом, и чуть ли не с ложки накормил горячей ухой. Вопрос: "откуда рыба?" остался мною не заданным. Во-первых, любые расспросы с моей стороны могли сейчас вызвать его раздражение, учитывая обстоятельства. Во-вторых, сам по себе вопрос о еде как-то не соответствовал моменту. В-третьих, шевелить разбитыми губами было зверски больно, издеваться над собой ради дурацких подробностей, на самом деле меня ничуть не интересующих, я посчитала величайшей глупостью. А глупостей итак уж мною совершено большое количество. Потому молча наелась, отрывая рот ровно настолько, чтобы пролезла ложка, и не шире.
   - Знаешь, вот теперь я за тебя спокоен. - признался он после ужина, когда я устроилась на полу рядом с печью, привычно откинувшись на стену и обхватив руками колени. Задрав голову, попыталась рассмотреть в темноте его лицо. - Значит, рыба - слишком примитивная тема для нас?.. ха-ха!.. Вновь обретаешь свое неподражаемое чувство юмора!.. это радует.
   - Жаль, - буркнула, облизывая распухшие губы. - Лучше бы я тебя раздражала.
   - Почему?
   Который раз за минувший день мне задан непростой вопрос? Едва успела остановить нервный смех. Довольно! Сколько можно об одном и том же?
   - Я все равно услышал. - признался Эллорн, и уселся на пол рядом. Притянул меня к себе, прижал крепко. Предложил довольно невесело: - Ладно, давай поговорим серьезно. Один раз. Ты все еще желаешь уйти?
   Вот теперь я не знаю, что ответить, чтобы не солгать. Он очень серьезно указал:
   - Это ответ, Элирен: ты не знаешь. Не знаешь, что будет лучше для меня. Но так - неправильно! Разделяя нас, мы предаем друг друга.
   От смущения я рассердилась, но возражений не нашла.
   Обнявшись, мы долго молчали, любуясь огнем в очаге. Подкравшаяся ночь напрасно заглядывала в оконце и грозила пальцем - меня не страшили ее гримасы. Так редко случалось, чтобы тиски предчувствий не сдавливали душу, отравляя помаленьку и самую светлую радость.
   - Послушай меня, любимая, - вдруг предложил Эллорн. Я затаила дыхание. - Я слышу каждую твою мысль. Знаю наперед каждое желание, все твои сомнения. Ты так много думаешь о моем благополучии, и совсем забываешь о себе. В этом таится ошибка. Я видел много зим, и не слишком страшусь смерти. Но мысль об опасности, грозящей тебе пока ты со мною, приводит меня в ужас!.. Ты думаешь, что несешь опасность в себе, но я уверен - она во мне. Я один виновен в неразберихе с Возвращением. Я первый попытался переломить судьбу, и подал дурной пример детям. Ведь если бы я, не мешкая, приказал: уходим! - все эйльфлёр уже бы покинули этот мир. Мы бы ушли, и воля Высших исполнилась. А я... я не только своих здесь оставил, но и тебя не отпустил. Не пытайся обмануть меня, мотылек, я знаю, ты вернулась из-за меня. Из-за моей эгоистичной несдержанности. Не скажу, что жалею о ней, это будет ложью. Я только боюсь, что ответственность падет на тебя... Всё на свете бы отдал, лишь бы оградить тебя от беды! А ведь всего пару лет назад я искренне полагал, что совсем разучился сочувствию, состраданию. Вы, смертные... Какой толк сочувствовать вам, проявлять милосердие, быть жертвенным, если не в силах изменить главного: вы умираете. Какая разница, сейчас или через несколько лет?
   Он и спрашивал, и не спрашивал. Я растерялась, не зная, надо ли мне вклиниваться в откровенный монолог.
   - Вот-вот, именно так, - согласился эльф, целуя мои волосы. - "Непривычно откровенный" - да? А к чему тебе моя откровенность, Элирен? К чему тебе узнать о моем страхе, моих сомнениях? Зачем мне добавлять тяжесть к твоей ноше?
   - Я хочу знать. - заверила горячо, ничуть не пугаясь. - Добавь эту "тяжесть", Эллорн! Позволь приблизиться к тебе!..
   - Уже много дней и мой разум разрывает вопрос: как поступить, чтобы было лучше? - почти шепотом признался он, приникая лицом к моим волосам так, словно вдыхал с их запахом живительный эликсир. Нестерпимо хотелось встретить его поцелуи губами, даже боль сразу забылась напрочь - но я запретила себе шевелиться.
   - Мертв мир, не озаренный твоим светом, но я бы без колебаний ушел в него, если бы имел уверенность, что уношу беду с собой, а ты остаешься в безопасности! Вскорости и я бы умер, угас тихо и незаметно. Нет, не плачь, я не заслуживаю твоих слез!.. я лишь пытаюсь быть откровенным... Но уверенности нет, боюсь, я уже обрек нас. Всё, что могу теперь, это отдать все силы, чтобы оградить тебя от последствий!
   В негодовании я вскинулась, готовая спорить и защищаться, но уткнулась в его смеющийся взгляд, и почувствовала себя глупо. Как легко он управлял моим настроением! Мгновения не прошло, но от возмущения не осталось и следа, а еще через мгновение - и смущение сменилось легкой радостью. Пропасть меж нами все еще была неизмерима, но она не раздражала глубиной. Я смирилась с его превосходством, с его первенством во всем. Доказывать собственную значимость не имело смысла.
   Эллорн, видевший все мои эмоции насквозь, отчего-то нахмурился.
   - Я не хочу такой покорности, Элирен, - предупредил сурово. - Мне мучителен твой страх, ведь всеми силами я стремлюсь как раз закрыть тебя от боли и страха! За сегодняшний срыв сам себя никогда не прощу!..
   - Нет твоей вины!.. - твердо заверила, пряча покрасневшее лицо в складках его рубахи. Румянец, вызванный стыдом и смущением, сам по себе казался мне преступлением. - Если уж начистоту, то виновата только я. Мне просто необходимо учиться терпению! И не совершать опрометчивых поступков. Что уж там... Мы ведь и впрямь... те, кто мы есть.
   Он хотел возразить, но лишь хмыкнул, и крепче прижал меня. Я не сопротивлялась. Тепло и уверенность, излучаемые им, дарили невыразимое наслаждение. Я затихла, успокоенная и бесстрашная - когда он рядом, что может мне угрожать?
   - Кроме меня?.. - с нескрываемой горечью уточнил Эллорн.
   Я вздрогнула, чуткий эльф закаменел рядом.
   - Сжалься!.. - взмолилась чуть не плача. - Я итак со стыда сгораю!..
   Эллорн громко рассмеялся, и расслабился. Я ощутила, как разжались неосознанно напряженные мускулы, распрямились плечи. Он откинулся на стену свободнее, и я еще уютнее устроилась рядом, как ребенок в руках матери.
   - Меня часто боятся, - легко признал, поглядывая на меня с интересом и тенью несвойственного обычно смущения. - Видимо, это единственное искусство, которое я освоил в совершенстве. Не скажу, что безмерно рад такому положению вещей, но я привык. Это часть моего существования, страх других не радует и не печалит. Но страх в твоих глазах переворачивает душу. Я нуждаюсь в твоем доверии, как в воздухе!
   Я не выдержала, и, потянувшись, требовательно заглянула ему в глаза. В них отражалась ночь.
   - Ты не единственный, кто нуждается в доверии, Эллорн. - напомнила, не скрывая мыслей. - Твоя отстраненность доставляет... определенные неудобства, я действительно хотела бы, чтобы хоть иногда ты был более открытым. Тогда мне не придется раз за разом придумывать объяснения твоим необъяснимым поступкам. А фантазия у меня богатая, ты знаешь...
   Щеки все еще горели, и я знала, насколько ясно видны признаки моего смятения. С присущей ему мнительностью эльф мог запросто истолковать их неправильно, я отвернулась, крепко вжимаясь в мягкую ткань его распахнутой на груди рубашки, и открыла разум.
   - Ты - моя судьба! - прошептала ему в плечо. Получилось, словно призналась в неком преступлении. - Сразу был ею, и останешься до конца. Отдаюсь на твою милость, Эллорн, и соглашаюсь с любым решением!.. Ты сделал меня очень сильной. Даже если ты все-таки уйдешь, существенно это ничего не изменит: ты всегда был и будешь моей судьбой. Само твое существование - вот главное. Мне довольно знать, что ты есть, и ты счастлив. Пожалуйста, не считай себя обязанным быть рядом только потому, что я так люблю тебя! Думаю, теперь я смогу выдержать почти всё!..
   - Судьба... хм... твоим образным сравнениям могут завидовать поэты! - восхитился он. - Наши жизни переплелись настолько тесно, что теперь судьба у нас одна - на двоих. И перед ней бессилен даже я. Если тебя это не страшит, тем лучше! Потому что я тоже принял решение: я останусь, и буду сражаться! Я не позволю, ни своим сомнениям, ни твоей жертвенности разлучить нас!
   Невольно покачала головой, не в силах вместить глубины его чувств. Я не находила в себе ни одной черты, заслуживающей подобной любви, я вообще последнее время не находила в себе ничего мало-мальски стоящего его безграничной преданности. И раз за разом сжималась в страхе, ожидая, что вот-вот он очнется, увидит и поймет...
   Эллорн с бескрайним удивлением вскинулся, всматриваясь в меня так, словно и впрямь, только что увидел впервые. Я поглубже зарылась в складки полотна на его груди.
   - Сделаю вид, что я этого не слышал. - с плохо скрытым гневом предупредил эльф, и приказал: - Прекрати, Элирен! Ты меня оскорбляешь.
   - Прости!.. - покаянно прошептала, замерев и почти перестав дышать. - Но как спорить с очевидным?..
   - Действительно - как?.. - со злым сарказмом согласился он. - Как вообще можно быть настолько... слепой?! И ты прости меня, любимая, но твои домыслы не забавны.
   - Самой невесело. - призналась, тяжело вздохнув. - Но что делать, если знаю, насколько не соответствую твоим идеалам?
   - О, так вот в чем дело!.. - протянул он понимающе, - Что ж, оправдаться мне нечем. Не сохранив ни чистоты души, ни постоянства привязанностей, вполне заслуживаю укора. Могу только повторить: я люблю тебя! - и умолять: верь мне!
   Он наклонился близко-близко, теплое дыхание обожгло шею и щеку. Не в силах открыть глаз, я не шевелилась, желая только одного: чтобы этот миг никогда не кончался.
   - Я прожил долгую, и довольно бурную жизнь. - мягко признался мне в ухо завораживающий низкий голос. - Я знал многих до тебя, женщина, и даже считал, что любил их - пока однажды жуткая боль едва не убила на месте, там, у фрески, когда вдруг во всей полноте я осознал твой уход. Тень той боли все еще живет во мне. Иногда ночами я просыпаюсь в беззвучном крике, от ужаса, что ты так и не вернулась, и теперь я до скончания веков одинок.
   - ...так незаслуженно!.. - всхлипнула беспомощно. - Кто я, чтобы лишать тебя вечности?..
   - Моя женщина! - оборвал решительно. - Часть моей души, самая светлая ее часть!.. Мне не вынести разлуки, теперь я знаю точно, без тебя и мне не жить. Вот если бы сейчас нам вновь выпало идти к Красным Скалам, ни долг, ни забота о близких, ни другие благие оправдания не заставили бы меня отпустить тебя еще раз за Край!.. А вечность - ну, не будь столь наивной, Элирен! Для воина нет жизни дальше нынешнего дня. Уж тебе ли не знать, женщина, прошедшая по дорогам стольких войн!..
   - С тобой невозможно спорить, - пожаловалась я его рукаву. - Ты все перевернул!
   - Вот и не спорь с судьбой! - с необидной насмешкой напомнил он.
   Желание увидеть любимое лицо стало нестерпимым, я осторожно разомкнула веки, и тут же провалилась в невозможно глубокий взгляд. Взгляд, лишивший воли и стерший страх, стыд, сомнения.
   - Давай не загадывать слишком далеко!.. Давай просто будем вместе столько, сколько нам отмерено. Позволь... - он запнулся на непривычном слове, - Позволь мне быть рядом, мотылек. - попросил с видимым усилием.
   Я снова сжалась, заверила поспешно: "всё, что пожелаешь!"
   - Я тоже чувствую: близятся перемены. - очень тихо признался эльф. Я вновь уткнулась в него, скрывая слезы. - Возможно, не добрые. Но клянусь!.. теперь я всегда буду рядом.
   Геллен вернулся вечером третьего дня, притащил едва не целую тушу оленя, штук десять зайцев, несколько жирных птичьих тушек. Я как раз возилась во дворе, убирала из прикаченной Эллорном откуда-то бочки остатки старых березовых веников.
   Принц сразу принес из дома котелки с горячей водой, мы расставили в круг посреди двора три чурбачка, кинули на снег несколько хорошо заглаженных досок, свалили на них мясо, и сели за работу. Осмотрев припас, мы с энтузиазмом бросились на очистительно-засолительно-нарезательные работы, потрошили тушки зайцев и птиц, закладывали в бочку, пересыпая принесенными Гелленом же солью и сушенными травами.
   Геллен, с присущей ему насмешливостью рассказывал о кратком походе вместе с Охотником Рэмом в соседнюю деревню за этими самыми приправами. Деревня была большой и довольно богатой, она стояла на пересечении нескольких торговых путей. Охотник не без оснований полагал, что там они смогут купить достаточное количество всего необходимого. Ничего особо смешного с ними не случилось, но в пересказе Геллена даже обычные события приобретали комичность.
   Мы с Эллорном заинтересованно слушали, и посмеивались над едкими шутками эльфа.
   Быстро стемнело, но откладывать работу до утра было опасно: стояли еще достаточно теплые ночи, мясо могло испортиться. Эллорн, оценивающе глянув на кучу неразделанных кусков, щелкнул пальцами над головой. Над нами повисло голубоватое сверкающее облако, в его неверном свете резче обозначились тени. Геллен, скользнув взглядом по моей физиономии, распахнул глаза в изумлении. Он замер, откровенно разглядывая то, что мне очень хотелось скрыть, и повергая меня своим вниманием в сильнейшее смущение.
   - Мы сами закончим здесь, - решил Эллорн. - Иди в дом Геллен, там тепло и ужин на столе.
   Только не возражай!.. - мысленно обратилась я к младшему эльфу. - Только прошу, не спорь. Просто уйди.
   Геллен не спеша отложил нож, поднялся с чурбачка, потянулся нарочито, напоказ. Эллорн так же неторопливо встал с другой стороны. Они стояли надо мной, а я в оцепенении никак не могла решиться взглянуть вверх. Что-то происходило там, над моей головой, где встретились их взгляды. Если эльфы и общались в ментале, то делали это крайне осторожно. Я ничего не услышала.
   - Я не голоден. Лучше вам помогу. - глухо возразил Геллен, и снова сел рядом.
   Принц так же спокойно вернулся к работе, время от времени внимательно поглядывая на нас. Я ежилась от его взглядов. Хоть и не была ни в чем виноватой, но испытывала некоторое беспокойство. За Геллена, конечно. Мальчишка иногда бывал не в меру дерзким.
   "Уж кто бы говорил! Твоя рассудительность на виду!.." - вдруг огрызнулся сам Геллен, и спрятал взгляд. Я вспыхнула, Эллорн нахмурился.
   - Бывают обстоятельства, - произнес принц тоном, исключающим любые попытки перебить его сейчас или возразить после. - Случаются иногда обстоятельства, когда надо принять всё, как оно есть. Особенно если лично тебя данное "всё" совершенно не касается.
   Геллен опустил голову: "да, Старший".
   - Вслух! - жестко приказал Эллорн, почти прикрикнул, и Геллен вовсе сжался:
   - Да, Старший!..
   Вечер закончился в молчании, утро началось как обычно: мы с Гелленом поругались. Эллорн отчитал нас обоих, потом все долго занимались всякими неинтересными хлопотами. Ни разу больше ни один из эльфов не допустил и намека на происшедшее накануне. Сам принц был достаточно деликатен, а Геллен слишком почитал Старшего, чтобы позволять себе открыто с ним спорить. Прошел не один день, прежде чем Эллорн с видимым усилием смог скинуть подавленность, стал чаще улыбаться и отвечать на фразы извне. Встревоженная приступом не присущей обычно эльфам меланхолии, я понемногу успокаивалась, видя, как тает лед во вновь обретающем тепло взгляде.
   - Спасибо! - говорит он мне однажды просто так, без видимой причины, и проходит мимо.
   "За молчание?.." - "За терпение".
   Чувствую горячую волну, заливающую щеки и лоб. Ну, кто из нас двоих обычно проявляет чудеса выдержки, это-то известно!..
  
   *
   Ожидаемый Охотник объявился только на исходе зимы, и не один: как-то вечером Геллен привел к избушке двоих: Росни и Раэля. Чуть позже к нам присоединился Рэм.
   Не сказать, что присутствие черноглазого грубияна когда-нибудь вносило в мою жизнь заметную радость, но оживляло ее, несомненно. За первые же полчаса он умудрился не раз сказать мне колкость, при этом я ему ответить тем же не успевала, остановленная то Рэмом, то Эллорном. Впрочем, поймав пару раз взгляд Геллена на реплики упомянутого Охотника, почувствовала себя заранее отомщенной, понимая - уж Геллен не упустит возможности вежливо поизмываться в ответ.
   Но услышать их перебранки мне так и не удалось. Занятая хлопотами, я пропустила занимательный момент. Только поняла, что он уже состоялся, когда Росни, вполголоса ругаясь, с тихим бешенством ушел в ночь, и не возвращался к нам, по своему обычаю, до рассвета.
   Вечером Рэм, поглядывая на третьего Охотника, объяснил крайне нервное состояние друга: недавно стало известно, что эйльфлёр Нейэль, Старший в семье, в которой провел детство Росни, не ушел вместе со всем своим родом Красными Скалами, как до того все предполагали. Эльф, оказывается, погиб в первые дни вторжения; и не он один из семьи.
   Эллорн, задумчиво смотревший на протяжении всего рассказа в очаг, с тем же выражением перевел взгляд на Геллена. Я ничего не услышала в ментале, но надо было видеть, как вдруг вспыхнули щеки не часто смущающегося эльфа!
   - Насколько я знаю, эльфы твоего рода весьма сильны невидимой силой. - сдержанно заметил Рэм, провожая взглядом выскочившего вон младшего эльфа.
   Эллорн неопределенно пошевелил рукой, его жест одинаково мог означать и "да, так и есть", и "мало ли чего болтают". Раэль, рыжебородый и несколько тяжеловатый мужчина, выглядевший вдвое старше Рэма, хитро сощурился:
   - Про вас, светловолосых, легенды слагают... будто ты, принц, в мысленной силе равных не имеешь, и лишь король Эманель тебе соперник?..
   Вновь неопределенное пожимание плечами. Рэм, похоже, отступился с вопросами, но другой Охотник не унимался. У меня даже начало подниматься раздражение против его дотошных расспросов, но, подумав, осознала его право их задавать. В конце концов, это мы приглашали его, и он должен был знать, кого поведет. Ведь в случае непредвиденного инцидента он понесет за нас ответственность.
   Сам Эллорн не выказывал и тени недовольства. Да, он был немногословен, но не прекращал беседы, и не пытался уклониться от нее.
   Рэм долго молчал, думал о чем-то своем, важном. Вечер плавно перешел в глубокую ночь, и я уж, было, заподумывала уйти спать, как вдруг поняла, что что-то не так. Рэм, выведенный из задумчивости, переводил тревожный взгляд с Эллорна на меня и обратно, Раэль в упор глядел на принца. Сам Эллорн словно окаменел в спокойствии, красивый профиль четко выделялся на фоне красных углей в очаге, неподвижный, как статуя.
   - Так что же? - требовательно повторил Раэль. - Не отмалчивайся, Эллорн! Я был там, я прибежал одним из первых. Я видел ваши памятки, я держал в руках кинжал в изумрудных ножнах, тех самых, что сейчас висят на твоем поясе! Уж их-то не спутать ни с чьими иными. Шестнадцать памяток, четырнадцать ваших, две Охотников. Я знал их обоих, они были славные ребята... Руди исходил весь Трабб вдоль и поперек, Рэя я сам... сам обучал мастерству много лет. Ты не знаешь, видимо, но Рэй был моим воспитанником. Моим другом, моим сыном. Как же так вышло, что ты - вот он, живехонек и здоровехонек, а они? Они мертвы. Кто и за что убил моих друзей, эйльфлер? И почему жив ты один?
   - Получается, они погибли из-за меня. Кровопролития можно было избежать, прояви я больше терпимости, но я не сладил с собой. - просто ответил Эллорн, и Раэль болезненно сморщился. - Я был слишком озабочен своими переживаниями, вспылил, и потерял бдительность. Гномы отреагировали моментально, схватились за топоры. Они... они оказались удачливее в тот раз. Когда я пришел в себя, и попытался закрыть своих, всех наших уже перебили. Рэй погиб одним из первых. Второй Охотник, имени которого я до сего дня не знал, попытался вмешаться, и его тоже убили. А я... наверное, судьба оставила меня в живых в наказание, чтобы каждый день, вспоминая о резне на Безымянных Полянах, я помнил, какой ценой они расплатились за мою несдержанность. Я оказался только ранен. Когда гномы насыпа'ли курган над погибшими, я был рядом: я истекал кровью и корчился от боли, прощаясь с Охотниками и своими детьми. Гномам же внушил, что и меня похоронили в неглубокой могиле. Они ушли довольные, распевая песни и выкрикивая глупые угрозы. Ты не знаешь, Охотник, никто до нынешнего вечера не знал, кроме эйльфлер, но с Полян все гномы ушли живыми, хоть и не далеко. Я отлежался, догнал их, и перебил, два с половиной десятка - без жалости и сомнений!.. А потом по одному перетащил назад, и бросил на опушке, рядом с могилой эйльфлер. Там же, рядом с ранее собранными памятками Охотников и эйльфлёр оставил и свой кинжал. Я понимал, что мне не уйти, если гномы вдруг прибегут к своим на помощь, и поймут, что кто-то из эйльфлёр выжил. Ножны должны были уверить их в моей смерти, я надеялся, их легко узнают. Так и случилось. Никто не искал убийц, все решили, что вначале гномы вырезали нас, а потом умерли от полученных ран. Нелепое объяснение, странно, насколько легко его приняли. Вот и вся тайна Безымянных Полян. Неприглядная, надо признать.
   Раэль прерывисто вздохнул, Рэм по-прежнему пристально приглядывался к нам из своего угла. Эллорн, наконец, нарушил неподвижность, и обернулся, задумчивый и печальный.
   - Ты спрашивал, насколько я силен? Достаточно силен, Охотник. Я могу внушить видения. Могу внушить ложные образы, мысли, и даже чувства. Временные, конечно, но достаточно сильные. Моей силы вполне могло хватить на всех, но я сплоховал. Противостань нам в тот день люди, мне было бы проще. Но гномы... их разум неподатлив. Однако я не оправдываюсь. Виноват в гибели Охотников я один.
   - Это хорошо, что ты понимаешь. - Раэль, суровый, говорит, как втаптывает слова в пол. - Это правильно, что ты помнишь. Ладно, Эллорн, я буду вашим провожатым.
   - Спасибо. Я очень ценю твою помощь, Охотник! - вежливо благодарит Эллорн.
   Я прикрыла глаза, вспоминая. Рэй... Мы много гуляли по Зачаровню, Охотник и я. Вечерами я приходила в его беседку, и он рассказывал о своих странствиях. Рассказы бывали смешными. Его незлобивость поражала, веселость притягивала. Ни ненависть, ни высокомерие, ни чванство - ничто не пятнало его душу, он как листок кувшинки, плавал в мутной воде межрасовых конфликтов и не пачкался в них ни капли.
   Ушедшая в воспоминания, я как-то не сразу осознала полный смысл признания Эллорна. И хорошо, что не сразу, постепенное осмысление ситуации позволило не испугаться. Как он сказал?.. "...Да, я могу внушить видения. Могу внушить ложные образы, мысли, и даже чувства. Временные, но довольно сильные".
   Развернула мысли, инстинктивно зажатые в первом порыве, выровняла дыхание и душевное состояние. Позвала мысленно: "Эллорн! - он не откликнулся, вновь замер в неподвижности, только блики огня играли его тенью. - Эллорн!.. - крикнула, встревоженная его нежеланием отзываться. Он поднял голову, посмотрел прямо. - Мы вроде договорились доверять друг другу?"
   "Это правда. Прости меня".
   Хорошенько обдумала следующую свою фразу, прежде чем отразила ее ментально: "мне не страшно". Он еле заметно качнул головой, что могло бы обозначать и вопрос, и легкое недоверие.
   "Мне не страшно, Эллорн! Что ж, теперь я знаю, как у нас все начиналось. Не сказать, что сильно удивлена. Но сейчас, здесь, твое признание ничего не меняет. Я люблю тебя, и я верю тебе!"
   Молчание полное. Только неотрывный взгляд, с вполне знакомым отстраненным ожиданием. Погруженные в тяжелые мысли, ни Рэм, ни второй Охотник не обращают внимания на наши беззвучные переглядывания. Случайно?.. Намеренно?..
   "Можешь увидеть сама" - предложил эльф, и слегка потянул меня в память. Ну-уж-нет! "Не делай этого!.. - крикнула, решительно отрываясь от контакта, оставляя лишь поверхностное восприятие. - Не оскорбляй меня настолько!"
   Эллорн заметно удивился, но настаивать не стал. "Как пожелаешь, - согласился без спора, чем сильно удивил меня. - Я подумал, таково твое желание. Возможно, я был неправ" - "Именно. Никакого насилия. Можешь вообще не объясняться!" - "Но я хочу объясниться! - возразил он резковато. - Я - сам! - хочу этого. И если ты, все-таки, желаешь знать - спрашивай, Элирен".
   О. Ну, если так... ладно. "Скажи, почему ты..."
   "Почему я это начал?" - нетерпеливо перебил эльф, я отрицательно тряхнула головой.
   "Да нет, это-то понятно: если допускалась хоть малейшая вероятность, что я - Иринон, ты не мог поступить иначе!.. Вопрос в другом: почему ты перестал внушать?"
   Он покривил губы, и вновь опустил голову, спрятал лицо в тени.
   В чем дело? Ты что, смеешься?! И чем я позабавила в этот раз?..
   "Прости... - через паузу ответил эльф, по-прежнему скрываясь в неверных тенях. - Несколько неожиданно. Я опять оказался не готов к твоей реакции... прости, любимая!"
   Нервно дернула плечами, не понимая причин внезапной веселости. Прикинула, что такого особо... непродуманного ляпнула, рассмешив настолько.
   "Ты - образец разумности! - заверил Эллорн. - Дело во мне. Я так долго мучился сомнениями!.. Все гадал, насколько сильно испугает тебя правда, и страшился, что не найду достаточно веских оправданий. А вышло наоборот, ты оправдываешь меня. Ты очень чуткая женщина..."
   "Не увиливай, Эллорн! - твердо оборвала поток незаслуженных восхвалений. - Вопрос задан. Если ты действительно готов к откровенности, самое время начинать".
   Он откинулся на стену, полностью освещенный скупыми отблесками огня в очаге, и я поняла - эльф сделал так намеренно. "Я не переставал. - признался с легким вызовом. - Я давил до последнего дня, до самой минуты расставания. И поверь мне, усилия были нешуточными!"
   Озадаченная, я нервно потерла лицо ладонями. Перед глазами, как наяву встали все подробности наших непростых "отношений" в Зачаровне. Не понимаю. Разве я смогла бы вырваться из-под внушения? Могла бы уйти, если бы... если бы оно подействовало?.. С его-то силой!.. да я и помыслить бы не посмела!.. Или... внушение не подействовало совсем?.. Сразу не подействовало?!
   "Выходит, так. Я не сразу понял это, вначале все указывало на успешность моих усилий. Некоторые настораживающие моменты я отнес к особенностям твоего характера, и обычным женским капризам. Увы, все оказалось намного сложнее, но я очнулся довольно поздно. И изменить что-либо уже был не в силах, ты отвергла меня, решительно и бескомпромиссно. Твоя неподатливость стала очевидной, мне ничего не оставалось, как только тебя отпустить. Нет, конечно, оставался еще вариант задержать тебя в Зачаровне!.. к нему я прибегал крайне редко, но при необходимости использовал без колебаний!.. В моих покоях крепкие двери, и надежные решетки". - предельно честно пояснил он, пристально вглядываясь в мою реакцию. Я старательно изображала невозмутимость. Вряд ли успешно, но хоть не вздрогнула на последней фразе, и то ладно.
   Ну почему тебе так нравится меня дразнить?..
   "Да уж! Способ простой и довольно приятный!.." - вызывающе согласилась, не подумав о последствиях. Он помедлил лишь мгновение, и я поняла, что попалась: бросив ему открытый вызов, мне теперь придется либо защищаться до конца, либо сдаваться прямо сейчас. Ну нет эльф, довольно с тебя легких побед!
   "И действенный", - в тон мне согласился Эллорн, блеснув взглядом.
   "При твоей безжалостности, на пощаду шансов не оставалось!.." - не отступила, сжимая руки в кулаки с усилием, от которого заломило пальцы.
   "Ни единого!"
   "...И помощи ждать не приходилось... кто осмелился бы спорить с хозяином? Глупости! Да еще из-за какой-то смертной. Скорее, меня бы сочли неблагодарной эгоисткой!.."
   "Вне всяких сомнений!" - подтвердил он, по-прежнему нимало не смущенный.
   "Интерес эльфийского принца - высокая честь для безродной бродяжки?.."
   "Я бы постарался сгладить неприятные моменты".
   "Наверное, вначале я была бы счастлива..."
   "Моя забота стерла бы горечь первых обид!"
   "...но не долго. Ты бы скоро пресытился!.."
   "Или нет. Кто знает?"
   "Брось! Вряд ли интерес такого рода длителен. А что потом?.. Изгнание?.. Забвение?.."
   "По твоему желанию. Ты могла бы остаться в моем Дворце навсегда!.."
   "Кем?! Очередным опостылевшим трофеем?.. Раздражающей тенью былого увлечения?.."
   "Значит, я бы тебя отпустил!.."
   "Вряд ли, Эллорн. Ты и сам знаешь, что нет. Для меня все было бы кончено, едва начавшись. Ты бы быстро наигрался. Еще одна, в ряду других... скольких до меня? - нет, не отвечай! Не смей. Это не вопрос".
   "Ты могла бы прожить в покое и тишине долгие годы!" - с изрядной долей иронии утешил он, и у меня сжалось сердце от подобной черствости. Как можно шутить такими вещами?!
   "О, в твоей чуткости я не сомневаюсь!"
   "И правильно. Я не жесток сверх меры, мне не чуждо сострадание к побежденным".
   Не выдерживая внутреннего напряжения, я невольно соединила вместе ладони, прижала их крепко, как бы находя опору в себе самой. Эллорн с насмешливым интересом смотрел в упор, в красивых светлых глазах отражались малейшие проявления моей слабости.
   "Но ты - не победил. - напомнила из последних сил. - Я сбежала!"
   "Я - позволил! - тебе сбежать" - свысока уточнил он, и я все-таки разозлилась.
   "Когда противник настолько слаб, это не победа, а расправа!.." - замирая от собственного бесстрашия, бросила открыто.
   "Слова различны, но суть - одна" - возразил он без насмешки и без гнева, просто, как очередную истину. И я поневоле согласилась. Действительно, идеальные рассуждения сильно расходятся с реальной жизнью.
   "Что же помешало обречь меня подобной участи?" - угрюмо поинтересовалась, страшась услышать в ответ что-то вроде "я не успел". Он слегка пожал плечами.
   "И подарить идеальный повод для ненависти? Нет, Элирен. Не скажу, что не обдумывал подобное, но к тому времени уже понимал: применив силу, я использую последний довод. Если он не сработает, я потеряю тебя окончательно. При твоем невозможном упрямстве ты не оставишь попыток сбежать, и одна из них обязательно удастся".
   "Ты мог меня очаровать... - улыбнулась, вспоминая, как теряла голову от его самых легких прикосновений. - Подпоить, притвориться, ментально подавить... к воргам, Эллорн, не убеждай, что за столько лет не освоил парочку хитрых приемов соблазнять легко!.."
   "Да, думаю, мне бы удалось нечто подобное без труда..." - согласился он, покусывая губы.
   "Именно! Ты мог легко получить желаемое, эльф, без решеток и угроз. Я не пряталась - да от тебя и не скроешься, - мое увлечение тобою видел каждый встречный!.. даже Баннед раскусил меня с первого взгляда. Почему ты не воспользовался?.."
   "Твоей слабостью?.. - напрямую уточнил он, и жестко усмехнулся. - Мне мало этого! Ни насилие, ни обман не отдавали тебя полностью, я получил бы оболочку, но не душу. Мне было мало этого тогда, и сейчас ничего не изменилось!.. Я тоже хотел всё! - я подавилась воздухом, внезапный переход от легкой иронии к глубинной открытости ошеломил. Его сверкающий взгляд пронзал насквозь меня, стены и сложные воспоминания. - Собственное бессилие сводило с ума!.. Я разрывался между гневом и отчаянием, между желанием немедленно тебя найти, и страхом, что уже слишком поздно. Да еще и острота чувств настораживала, я впервые испытывал настолько сильный интерес... в общем, ты знаешь, что я выбрал. Я сдался".
   Я все-таки спряталась в ладонях, слишком перегруженная эмоциями, чтобы осмелиться хоть что-то ответить. Он сдался, спасая нас - тогда, и только что повторил свой подвиг, ведь кто знает, куда бы завели опасные игры!.. Ну почему, почему я не умею останавливаться вовремя?!
   Я не знала слов, способных отразить всю полноту моей любви к нему, моей благодарности его великодушию, и моего раскаяния за прошлое...
   Бесконечно долгое молчание накрыло тесную комнатенку, милостиво укутав своим душным одеялом. Переполнявшие меня чувства едва не утопили в своей безмерной глубине. Я почти обрадовалась, когда порыв ветра над крышей взметнул пламя в очаге, разорвал сонный танец теней, придал смятение мыслям.
   "Прости меня!" - вновь попросил Эллорн, и я со слезами прошептала вслед:
   - Прости меня, любимый!..
   Внимательные взгляды Охотников и объятия эльфа настигли одновременно. Прежде, чем окончательно спрятаться в тепле его ласки я успела поймать озадаченное выражение на лице Раэля, и бесконечное сострадание в добрых глазах Рэма. Как хорошо, что ни один из них не понял истинной причины слез!..
  
   *
   Утром недолго прощаемся с Рэмом и Росни, уходим вслед за Раэлем в сторону невысоких лесистых гор. Не выдержав, оглядываюсь - Охотники стоят на опушке, внимательно смотрят нам вслед: Рэм чуть впереди, Росни сзади, за левым плечом в полушаге.
   Дорога выходила отнюдь не радостной, и уж точно - не легкой. Раэль старательно обходил самые непролазные места, но в такой глухомани трудно найти проходимые пути.
   - Нам не пройти напрямую, тут нет хороших дорог. - скупо объяснил на одном из привалов Охотник. - Но вас провожу так далеко, насколько понадобится. Только уж и вы не темните, давайте начистоту: куда вам точно нужно, в какие земли?
   - А где самые глухие места на Западе? - интересуется Эллорн, прикрывая меня своим плащом. Уже который день мне нездоровится, часто кружится голова.
   - Да кто его знает! Места здесь кругом нехоженые, почти не разведанные. Где-то там, совсем далеко, обитают Серые... правда, с тех пор, как на Острове их потрепали, о них и слыхом не слышно, но - кто его знает, что они замыслили?
   - Далеко до их земель? - вступает в разговор Геллен.
   - Далековато, надо признать: месяц пути, может и больше. Мы в те края не ходим. А по берегам здесь, дальше на юго-западе, поселений, считай, и вовсе мало. Рыбаки не любят эти воды, слишком холодные, говорят, рыбы мало. Дикие места, одно слово... Не то, что юг, к примеру, или восточная сторона. Пустынные.
   - Значит, самые нам подходящие. - соглашается негромко Эллорн. - Уведи нас подальше от заселенных территорий, Охотник. Подойдет любая долина, любой лес, лишь бы поглуше, и рядом никого.
   - Сложную задачу ты ставишь, Эллорн! Ну, да попробую.
   "Ты не передумала, Элирен?"
   "А что иное нам остается, мой принц? То, что приближается, пугает меня. Это опасность, и она все ближе. Я никого не хочу подвергать опасности".
   Эллорн крепче сжимает объятия.
   Мы долго петляли среди невысоких, сплошь заросших лесом гор, сворачивая то ближе к западу, то уклоняясь дальше на север. Действительно, в хаосе сплошных хвойных чащ трудно было искать пути. Чем дальше, тем западные земли нравились мне все меньше и меньше. Это был очень неприветливый, очень дикий край.
   Мне с каждым днем становилось все хуже. Ни эльфы, ни Охотник, ни я сама не понимали, что со мною, но я необъяснимо теряла силы. Словно костер моей жизни, ранее горящий ярко и ровно, стал постепенно угасать.
   Эльфы варили разнообразные отвары, Охотник приносил местные коренья, растирал их между камней, и заваривал в кипятке. Их усилий хватило лишь на то, чтобы помочь мне справится с тошнотой и головокружением, но слабость победить не удавалось, она усиливалась.
   Однажды мы вышли к странным каменным выростам: не поймешь, что они такое, голые скалы уступами, между ними узкие щели, там и тут понизу текут ручейки.
   - Не передумали? - спрашивает с надеждой Охотник, Эллорн отрицательно качает головой. - Тогда советовал бы вам покаместь переждать здесь. Скоро дожди начнутся, она совсем расхвораться может.
   - Наверное, мы останемся здесь, Охотник. Спасибо тебе за помощь! - благодарит Эллорн.
   Раэль берет плату, и уходит, пожелав нам доброго пути. Попрощавшись с ним, решительно вступаем в исполинский лабиринт.
   Чувствую себя по-прежнему скверно, и Эллорн с Гелленом старательно обшаривают окрестности, в поисках подходящего места для лагеря. Вскоре находится уютная сухая пещерка, с песчаным полом и довольно высоким сводом. Внизу, под ней - родник. Охота в этих краях совсем трудна, но эйльфлёр на то и эйльфлёр - рядом с ними трудно умереть с голоду, если только эльфы сами о том не позаботятся.
   Вскоре, и впрямь, погода портится. Заметно теплеет, но весна приносит с собой ливни, не прекращающиеся по многу дней. На некоторое время я почувствовала облегчение, и сразу начала подумывать о том, чтобы двигаться дальше. Мы итак слишком долго задержались на одном месте, я вполне понимала, как опасно наше положение. Да, вроде бы окрестности были не обжитыми, но мы не знали этих мест, и даже Раэль не знал их хорошо.
   Эллорн, как всегда, наотрез отказывался обсуждать со мною любые планы, а Геллен последнее время был и вовсе неразговорчив. Однажды, проснувшись среди ночи, я случайно оказалась свидетельницей их спора. Вначале бездумно слушала в полусне - полубреду голоса, звучавшие рядом, а когда вдруг осознала, что происходит, было поздно затыкать уши.
   - ...я сам теряюсь в догадках. Но перемены все ближе, и возможно, ее недуг - их начало. Если состояние Элирен не улучшится в ближайшие дни, ты покинешь нас.
   - Вот так, внезапно?
   - Я предупреждал с самого начала. Оставь, Геллен! Ты давно не ребенок.
   - Прости, но я - не согласен! Ты обрекаешь себя на ужасное... это несправедливо!
   - Этот мир вообще несправедлив, ты разве еще не заметил?..
   - Ладно, сознаю, я заслужил твои насмешки. Но я все равно не уйду, ну хотя бы, не сейчас!..
   Видимо, разговор перешел в ментал, я довольно долго ничего не слышала, и вот, когда уже совсем, было, задремала, вновь послышались слова, от которых вздрогнула.
   - Я никогда тебя не ослушаюсь... - тихий, надломленный голос Геллена настолько изменился, что я вначале не узнала его. - Но пожалуйста, Старший, прошу!.. - не прогоняй меня!..
   Не знаю, на чем они порешили, Эллорн вскоре пришел ко мне, а Геллен до рассвета бодрствовал, сидя у самого входа в пещеру. Изредка просыпаясь, я видела его силуэт, освещенный полной луной. Утром они вели себя как ни в чем не бывало, и я не посмела спрашивать.
   Мои опасения, к сожалению, оказались ненапрасными. Вернувшись однажды из дневных шатаний, Геллен с неприкрытой тревогой сообщает:
   - Я видел смертных. Много, около тридцати. Одеты в балахоны, вроде тех, что на Серых были. Шли гуськом, на запад.
   Эллорн молчит. Я решительно подсаживаюсь к ним.
   - Со мной уже все в полном порядке. - честно вру, глядя в умные, все замечающие глаза. - Нельзя больше здесь оставаться, надо уходить немедленно. Прямо сейчас.
   - Утром. - решает Эллорн, и Геллен досадливо кривит губы, но молчит. Кивнув нам, уходит наружу - до ночи его очередь дежурить, потом его сменяет Эллорн. У меня опять, как назло, поднимается жар, но я запрещаю себе даже шевелиться. Пусть эльфы считают, что я действительно здорова. Пусть не рискуют напрасно.
   Эллорн возвращается часа за два до рассвета, смененный вновь Гелленом. Он трогает мой мокрый лоб и тут же отчитывает за притворство, обидно, как всегда. И, как всегда, я прощаю ему все уже спустя мгновение. Под утро, успокоенная им, проваливаюсь не то в сон, не то в бред, не предполагая, насколько страшным будет пробуждение.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"