Екшибарова Лола Зайниддиновна: другие произведения.

Занимательные приключения Сброда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не пугайтесь стихов - они хоть и длинные, но простые. Стихи - вступление. Их можно просто пролистнуть, потом все равно все будет понятно. Это история с моей самой первой ролевой игры. Восемнадцать лет назад их называли не "ролевки", а "постановки". Принцип был тот же, что и сейчас - есть персонаж, его надо отыграть. Есть задание на группу и личное задание. Их надо постараться выполнить. Есть толпа подростков, которые играют, как живут. И наломала же я в тот раз дров! Стыдно было даже вспоминать лет пятнадцать. Только год назад поняла - могу рассказывать о той ночи, честно, без истерики. Возможно, я наконец-то повзрослела?..

  Занимательные приключения Сброда.
  Приключение последнее: Смена Эпох.
  
  Золотое сердечко
  Среди окурков и дряни,
  В драной куртке обычной
  У бродяги в кармане...
  (Что-то вроде предыстории)
  
  "Над долиною Эллы
  И под тенью Арата
  Собрались вершить дело
  Три Короля-Брата.
  
  Три Короля-Силы
  Решили сойтись в беседе
  Их всех волновало нечто,
  То, чем владели соседи.
  
  Старший Король - долинный
  Он жил на холмах Боноя.
  Его царство цвело и пело
  Его люди не знали горя.
  
  И им ни к чему бы бессмертье
  Но что-то в душе тревожит:
  Почему так свободны - Эти?
  ... обычная зависть, быть может?
  
  Средний Король из мрака
  Из кипен ветров горных
  Его народ не знал рабства
  Его народ был свободным.
  
  Никогда еще иноземцы
  Не сгибали людей поднебесных
  Гордитесь, сильные сердцем!
  Но что-то им давит сердце.
  
  Младший Король - смиренный
  Никогда он не шел войною
  На соседей, ему невместно
  Чужой управлять страною
  
  Ему совсем нет желанья
  Покорять роды и вершины.
  Одно у него призванье -
  Сном наполнять низины.
  
  Он властвует в сени леса
  Птичьим пением упоенный
  В венке из цветов невеста
  Назначена ему в жены.
  
  И народ его упокоен
  Вечным пеньем, цветеньем, жизнью
  Им неведомо недовольство.
  Ну, быть может, лишь нелюдимством.
  
  Итак, Короли говорили,
  И каждый из них клял других:
  Старший - за то, что бессмертны,
  Средний - за то, что бездомны.
  
  Младший кричал, что отныне
  Не потерпит подобного чванства:
  Нет родины - они свободны.
  Нет семьи - они чтят постоянство.
  
  Да как же это возможно -
  Без дома - и жить в уюте!
  Не имея земли быть надежно
  Защищенным собственной сутью!
  
  Да как только им причтилось
  От забот отказаться вседневных
  Не растить, не чинить, не страшиться
  И при этом жить долго и верно.
  
  Почему же бродяги могут
  Бродить, где им захотелось?
  Почему не желают удобства?
  Почему не пекутся о теле?
  
  Так кричал Брат-Король-Старший
  И ему, согласно кивая,
  Вторил Брат Средний, знавший,
  Почем нынче свобода такая.
  
  Не имеют они прав на свободу -
  Коли душу не били в кровь!
  Жить с поднятою головою -
  А как же борьба за любовь?
  
  А где бой на баррикадах?!
  А где герои-мученики?!
  Почему нет знамен алых,
  И ученья, что свет всем живущим?
  
  Брат Младший еще расширил
  Их список грехов длинный
  Кто смеет быть счастливым
  Если он вне общины?
  
  Если нет у него рода
  нет угла, нет семьи и дома
  Если он такой не-покорный.
  Если он такой не-ведомый.
  
  Чем живет он - совсем непонятно
  Что он ищет, что ждет, что находит
  Что случается с ним, когда люди
  Им любимые в смерть уходят?
  
  Что толкает людей стать Бродягой?
  Что дает им такие силы
  Не подвластными стать управе
  Ни царю, ни себе, не могиле?..
  
  Почему им дано бессмертье?..
  И за что суждена свобода
  Обреченным на долголетье
  Жить вне дома. Вне любви.
  Вне народа.
  
  И решали-судили-рядили
  Короли о народе другом.
  Чем еще можно их казнить?
  Чем сильней притеснить бездомных?
  Не лишить бездомных - дома.
  Не добавить нищим тягот лишних
  Ни замком, ни ножом, ни неволей,
  Не прогнать. Не убить. Не выжить.
  
  И за эту их без-полезность
  За без-вестность, за жизнь без рода
  Их признали совсем не-людьми
  И назвали их Сбродом.
  
  И решили Владыки-Силы:
  Не давать больше Сброду места
  Ни для жизни, ни для могилы
  Ни для еще чего неизвестно.
  
  
  Никогда и ни в чем равным
  Их не свяжет никакое пророчество
  Пусть живут в вечном изгнанье
  Коли так им мило одиночество.
  
  И когда Короли прокричали
  В небо свой приговор
  Покатилась к закату эпоха
  И возник уж другой спор:
  
  Кто в эпохе грядущей будет
  Первым, а кто - вслед идущим?
  Кем из предков гордиться дети
  Станут в Эпохе новой, грядущей?
  
  Чей род вознесется
  И кому быть у власти?
  Кому вершить мира дело,
  А кому тихое счастье?
  
  А может, в эпохе этой
  Места для всех и не будет?
  Конечно, Короли волновались,
  Как их Судьба рассудит.
  
  И, по прошествии века
  Судьба возгласила им:
  Тот, кто найдет пещеру
  И будет Судьбой храним.
  Тот, кто станет Умельцем
  Тот, кто будет достоин,
  Тот, чье сердце - из злата,
  Тот и станет Героем.
  
  Его род станет Первым
  И Главным в эпохе той
  А кто если промедлит -
  По миру пойдет с сумой.
  И чтоб промедленьем не мешкать
  И времени зря не терять
  Из рода б надо Умельца
  Достойнейшего, избрать.
  
  Каждый народ по обычаю
  И привычке пусть рассудит -
  Кому быть тем Умельцем
  Что мир возродит?
  
  И каждый род с Умельцем
  Приходил на суд Судьбы
  Пришли также из Сброда
  И среди них - один..."
  
  Стило с силой ткнулось в тонкую пластинку, издав при этом "бин-н-нь". Рука отдернулась. Негромкий звон металла о зеркало взрезал безраздельно царившую тишину.
  Я уже здесь. И теперь история пойдет так, как я ее смогу написать. Руками, покрытыми двухдневной грязно-кровавой коркой. И этим вот серебряным чудом, называемым "стило". Но у него есть другое имя, открывающееся лишь тем, кто сам мог прикоснуться к тайне. Имя это - власть.
  Стило... о чем бы ни повествовала рябь письмен в Летописи, для написания истории не использовались никакие чернила. Тонкие зеркальные листы Летописи лежали на столе готовые, сложенные высокими стопками. Их количество внушало трепет - на описание каждой эпохи можно было взять лишь один лист, но стопка уже прожитых столетий была куда ниже той, что своего времени только ожидала. Теперь мне предоставлена возможность переложить справа налево еще один лист.
  Я некоторое время разглядываю стол с углублением для кулона посредине, завешенные бархатом (или чем-то, похожим на бархат?) стены. Под завесами ясно угадываются очертания картин или зеркал в рамках. Обязательно загляну потом! Кулон вначале привел меня в некоторое замешательство, и доставил много хлопот впоследствии: не потерять, не поломать, скрывать от посторонних глаз. Теперь он наконец-то лежал в специальном углублении, а мне так и не стало понятным, зачем он вообще был нужен? Наверное, потом прояснится.
  Важность момента, осознание собственной значимости и глобальности происходящего как-то даже мешали мне писать, повергали в ступор. Но, где-то в бесконечной череде пробегающих мимо минут вдруг мелькнула мысль - а что же там, за порогом? Это ведь только для меня наступила безопасность, никто не суется в пещеру Судьбы без специального зова. Да и сунувшись, не сможет пройти в потайной зал. А для других ничего не меняется. Только враги осатанели вконец, осознав собственное поражение. Страшно представить, на что они пойдут в последние подвластные им часы!
  Перечитав, раздражаюсь еще больше. Опять не то. Не так надо рассказывать о великой эпохе, подошедшей к концу. С досадой рассматриваю сотворенное. Ну, и что теперь делать? С листа Судьбы не сотрешь. Тут нет черновых записей. Второй лист брать нельзя. Исправлять нельзя. Получается, надо писать дальше? Ага.
  Ну, ладно, теперь не исправить. Вообще-то и не совсем плохо, по-моему. Потом, когда дело будет сделано, надо обязательно прочитать историю предыдущих Эпох. И для самообразования, и для практической пользы - можно, выйдя отсюда, стать хорошим историком-хронистом. Интересное и прибыльное занятие. И не опасное. Да-а-а... понесли меня мечты...
  Так, нужно собраться с мыслями. Вспомнить всё так, как это помнится мне. Именно мне, а не тем, кто потом пытались навязать мне собственное мнение о происходящем! Ведь на приеме у Судьбы Голос именно так сказал: "ты начертаешь на Листе Летописи свою память, и свои мечты. И тогда память станет прошлым, а мечты - будущим". Говоря откровенно, помню я не много... жизнь не баловала меня светлыми моментами, в основном она была посвящена усилиям остаться в живых. Но, раз сказано - вспомнить, значит, буду вспоминать.
  Интересное оно все же существо - Голос! Так-то посмотреть, все слуги Судьбы, иначе называемые Синхронизаторами, интересны. Непонятны. Что они такое, или кто? Зачем они? Ведь Судьба итак всевидящая, к чему ей еще какие-то соглядатаи? Только ли лишь для объявления живущим ее расположения, то есть "плюсов", или нерасположения, то есть "минусов"? Иногда Синхронизаторы вовсе даже не равнодушны к происходящему. Некоторые, так весьма активно в это самое "происходящее" вмешиваются. Вот, случай с Картой, к примеру.
  Но Голос, наверное, самый непонятный. Посмотреть, так вовсе человек, к тому же невзрачный. Но говорит он исключительно то, что Судьба хочет сказать. Когда он подошел к нам первый раз и произнес: "Вы приглашены на прием к Судьбе. Ступайте немедля" - никто не понял, о чем нам только что было возвещено. Мы в растерянности топтались на месте, глядя в спину удаляющемуся серому плащу, а потом Рэн воскликнула: "Это же голос Судьбы! Побежали!", а Гелла резко осадила нас: "Не дергаться! Не привлекать к себе внимания! Все за мной". И мы поплелись медленно за предводителем, делая унылые лица.
  Мы обошли Скалу и прошли дорогой, что лежала по другую сторону обжитых территорий. И лагерей других народов. И никто из них ничего не заподозрил, а мы без приключений пришли на первый прием.
  Без - приключений пришли, но приключения нас настигли. Раскрылось предательство Рэн. Ее изгнали. Судьба отпустила нас с наказом прийти на другой день всем представителям малочисленного народа.
  На следующий день нас тоже еще не заподозрили. Судьба задала нам лишь один вопрос, но каждому. И приказала ответить честно. Если бы кто-нибудь до того знал, что′ значит, отважиться на ЧЕСТНЫЙ ответ! И каких сил всем нам он будет стоить!
  Но, по видимому, с испытанием справились все без исключения. Потому Судьба и была благосклонна именно к нам. Из нас она выбрала Умельца, вручив золотой кулон на недлинной цепочке. Надо признать, выбор удивил всех.
  Итак, нам давался шанс стать Первыми в наступающей эпохе. Главными, избранными. Нашему народу удача сопутствовала бы во всем, любые попытки врагов навредить нам, были бы тщетны. А чтобы это произошло, Умелец должен был остаться в живых еще некоторое время, потребное, чтобы добраться до указанной Пещеры, и провести в ней обряд. Какой именно - знал лишь он сам, никому иному Судьба не доверила страшной тайны.
  И вот мы отправились... хотя нет, не сразу. Вначале еще должен был быть осуществлен символический обряд на алтаре Судьбы. Почему символический, знали из всех присутствующих лишь мы, но помалкивали. Пусть себе тешутся надеждами, пусть изливают фимиам и кладут к алтарю кучу ненужного хлама! Пусть стараются.
  Ведь никто не должен был догадаться, что Умелец уже избран. К тому же избран из нас. Их, остальных, было настолько больше, что они могли просто растоптать нас по этой алтарной площадке. Даже оружие им не пришлось бы применять. Ни у кого из Сброда не возникло ни малейших сомнений в том, что они именно так и поступят. Ведь наш народ не любил никто. Остальные не желали даже мириться с нашим существованием. Они считали нас выродками, к тому же незаслуженно награжденными жизнью. Мне думается, они просто нам завидовали. Нашей бесконечно долгой жизни - по сравнению с их, мотыльковым существованием. Нашей свободе передвижения - кто из других народов отважился бы бросить все имущество и уйти странствовать? Нашей преданности, ведь из нас редко кто совершал дурные поступки по отношению к своим. В противовес другим народностям, где даже внутри семей шла непрерывная борьба за смешные, с нашей точки зрения, вещи. Вот они нам и завидовали, и ненавидели, и, наверное, боялись. Потому уничтожали при первой подвернувшейся оказии. Но ведь мы не виноваты в своей судьбе!
  Мы просто опоздали к началу Эпохи. Раздел произошел без нас, и когда оказалось, что набирается порядочная кучка нераспределенных людей, нас и собрала Судьба воедино. Ей было больше нечего дать нам, свои лучшие дары: богатство, ум, храбрость, трудолюбие, удачу - она уже раздала. Всё. И она отдала нам последнее, что оставалось: бессмертие и свободу.
  Знали бы эти, завидующие нам безмерно, как тяжко существовать в мире, который не приспособлен для тебя! Где тебе нет места, где ты ничего не можешь существенно изменить. Что ты есть, что ты сгинул - никто не заметит. Что ж, это плата за наши дары. Мы платим ее справно.
  А теперь у нас появился шанс.
  Нужно как-то выравнивать написанное, и уже переходить со стихов на прозу. Она у меня лучше выйдет. Итак...
  
  "...Ну, в общем, вам дальше известно
  Про что поведется рассказ.
  Про честность. Про дружбу. Про верность.
  Про каждого из нас.
  
  Про ненависть и предательство -
  Конечно, как же без них!
  Про то, что бывают обстоятельства...
  А, впрочем, хороший стих -
  Это тот, что когда-то кончается.
  Довольно. Пора бы ему
  Уже перейти в изложение
  И назвать имена и свершения
  
  И представить нам ту войну..."
  ***
  ... Было ветрено и неспокойно.
  Скалы покрылись водяной пленкой, скользили под каблуками, леденили пальцы. Пока карабкались по узким мосткам, еще удавалось сохранить чинный вид. Но как только поднялись до верха, до площадки с алтарем, - всё. Ветер рвал и закручивал одежды жрецов, расплетал ленты на посохах магов. Военные схватились за шляпы и аксельбанты, палаши и шпаги неистово колотили их по ногам. Даже светские лица вынуждены были выглядеть глупо - им приходилось придерживать полы своей немыслимо красивой, праздничной одежды.
  _...Эпоха придет!..
  Главный жрец над алтарем срывал голос, перекрикивая ветер.
  - ... А еще Сброд посещал Судьбу. Прямо вот там, с дороги заходили, незаметненько так... То ли их зазвали Синхронизаторы, то ли - сами изъявили... хе-хе... так сказать, желание.
  Ворон поморщился было, но спохватился. Как можно незаметнее огляделся, проверяя - замечает ли кто-нибудь его осведомителя? Или вовсе никто не увидел, как подкрался и встал за плечом Короля многоизвестный факир и предатель Ратха? Никто пока не смотрел в их сторону, все присутствующее были поглощены обрядом. Впрочем, обряд того стоил! Даже собственный генерал, Главный Командующий, Селим 4 Непобедимый, и тот уставился на алтарь, совсем позабыв о своей наиглавнейшей задаче - охране Короля. Эх, дать бы тумака ротозею! Да нельзя - рукоприкладство будет смотреться вовсе уж несолидно.
  Ворон, Король Независимого Государства Горного Арата, Непобедимый и Грозный, все же хмыкнул досадливо, продолжая прислушиваться к шепоту за спиной и выкрикам вверху.
  - ... И начнутся новые годы!..
  - ... а когда обнаружилось, что артефакта-то и нету - её и выгнали. Прямо вытолкали. Может, еще и по шее дали, не знаю, не видел. Видел лишь сам, как она из пещеры вылетела растрепанная, взъерошенная - чисто кошка мокрая! - и села тут же. Сидит, плачет. Тут я и удостоверился, что артефакт-то и впрямь был важный. Слово даю: купите - не пожалеете! Не будет Сброд из-за ерунды своих выбрасывать. Не таковские они. Так как, принимаете меня обратно?..
  - Нет.
  - ...а-а?
  - Нет!
  Уже не оглядываясь, развернулся. От всей души врезал по наглой физиономии. И радовался, наблюдая, как корчится, пытаясь подняться, человек. Знаменитый хитрец и Всем Известный Обманщик.
  - Никогда еще в моем народе не было негодяев и предателей. - Процедил сквозь зубы, брезгливо вытирая кулак услужливо поданным платком. - Ни собственных, ни пришлых. Никогда! И не будет.
  Два Синхронизатора, до того равнодушно обозревавшие небо, развернулись одновременно в их сторону. Переглянулись, и один выбросил вверх ладонь, показывая три пальца: минус три у Судьбы.
  Другие Правители потупились насторожено. Схлопотать минус у Судьбы так близко к смене Эпох - неразумно.
  Ратха, стеная, отползал в сторону. Присутствовавшие при инциденте любопытно пялились, скалились и перемигивались. Лишь группка в зелено-коричневом осталась невозмутимой. Четыре человека: трое мужчин и женщина переглянулись многозначительно, и разошлись по сторонам, незаметно приближаясь к проталкивающемуся через толпу несостоявшемуся Аратцу.
  Ратха почувствовал, как чья-то рука крепко взяла его за локоть, останавливая. Ровный голос спросил:
  - Ты хотел обменять артефакт?
  Авантюрист-одиночка кивнул, оглядываясь. С трех сторон его окружили другие Элланцы, встали вплотную - не вырваться.
  - Что ты хотел взамен? - Спросила женщина вовсе не угрожающе.
  Ратха осмелел, буркнул:
  - Родину!
  Лесные люди вновь переглянулись, и тот, что держал под локоть, сказал:
  - Мы согласны принять тебя. Пойдем. Принесешь артефакт...
  ***
  ...- Не понимаю. - Признался Главнокомандующий Мартель, пристально вглядываясь в происходящее. - В конце концов, объясните же мне, что там случилось!
  - Судя по тому, что парню дали только в морду, а не прибили на месте, он сделал предложение весьма интересное. А поскольку в морду все же дали, предложение сие было неприемлемым.
  Мартель с неприязнью смерил Магистра взглядом от шляпы до ботфортов, процедил раздраженно:
  - Что кому-то дали в морду я и сам вижу. Но хочу знать - кому, за что, и... все такое прочее. Кто-нибудь может мне дать разъяснения?
  - А Синхронизатор его знает! - В сердцах буркнул Магистр ничуть не обиженный. - Отсюда не видно, кого там стукнули!
  - Не поминали бы его к ночи... - В пустоту проронил кто-то из младших офицеров. Рядом стоящие согласно закивали. - А то еще и появится.
  Мартель отвернулся от Магистра, влез на плоский валун, пытаясь через толпу разглядеть продолжение. Его свита стала тоже проталкиваться поближе к центру, или залазить повыше. Никому не хотелось ничего пропустить из обряда Смены Эпохи, или инцидентов, смену времен сопровождающих...
  ***
  ... - Видишь вон тех, пятерых?
  Гелла ткнула пальцем в бинокль.
  - Этих? Вижу, конечно. И что с того?..
  - А то, что один из них Ратха.
  Девушка пытливо вгляделась в окуляры, потом так же пытливо - в собеседника. Спросила нетерпеливо:
  - И что все это должно означать?
  Эмиль наклонился вперед, понижая голос. Остальные Бродяги тоже подошли поближе, озабоченно оглядываясь.
  - Этот Ратха - дружок Бранда. Бранд был дружком Рэн, пока не выяснилось, что он - Синхронизатор. Они оба крутились у нашего лагеря, в день пропажи Карты. Понимаете? Рэн принесла Карту Бранду, один создатель знает, зачем... А Бранд отдал ее Ратхе. Вначале, при Распределении, Ратха попал в Арат. Оттуда его сразу изгнали, потому что он труслив и хитер. Бонойцы к себе не приняли, хоть он и очень к ним просился. Им нужны настоящие мастера, бездельников и у самих хватает. Ратха владеет лишь одним Мастерством - он факир. Фокусник. Говорят - весьма талантливый, не знаю, я не видел. В Боное же и без него клоунов хватает... В Эллу он сам не пошел, потому как жизнь Лесных людей ему неинтересна.
  - И тогда он пришел к нам! - Не выдержав, встрял Шэн. - Поняли мы уже, поняли, говори дальше!
  Где-то рядом хрустнула ветка. Бродяги вздрогнули, схватились за оружие. Шэн виновато глянул на Геллу и полез обратно на дерево. Он был назначен дозорным, и не следовало так неосмотрительно покидать свой пост. Гелла хмуро вглядывалась в склоны распадка. Место там ровное, кусты редкие, спрятаться негде. Но уж кому как не бродягам знать, что можно спрятаться где угодно...
  Но ничего опасного не происходило, и Сброд понемногу успокоился. Вновь присели на корявые пеньки, сблизили головы. Эмиль негромко продолжил:
  - Ратха совсем не собирался становиться Бродягой, он соврал нам. Потом, когда Карта пропала, а Рэн... мы... выгнали, он хвалился на базаре в Столице: вот, мол, как ловко подставил задаваку Рэн! Карта теперь у Ратхи, и, мне мыслится, он собирается предложить ее как взнос. Ворон треснул ему между глаз - значит, отказался. Но, как думается, Ратху примут к себе Элланцы. Им безразлично, хитер ты или честен, главное, что ты можешь дать народу. У Ратхи сейчас Девятый Артефакт. Один из самых-самых... А в Элле, как мне тут один шепнул по секрету, уже сейчас хранится четыре.
  Совсем молоденький Бродяга присвистнул, протянул озадачено:
  - И как только собрали...
  - Потихоньку. - Сквозь зубы проронила Гелла. - Не спеша.
  Первые сухие листья еле слышно шуршали на ветвях, толкаясь среди зеленых нахальных собратьев. Эмиль думал. Бродяги молчали. Замолк даже жрец на алтарной скале, а может, просто сорвал голос. Тягучая тишина лежала на долине, как подушка.
  Но нужно было, наконец, решаться. Хоть на что-нибудь.
  Эмиль встал еще раз поглядеть на скалу, и застывшие на ней маленькие фигурки. Вот, они пришли, Короли и Правители, и привели свои народы. Потому что сегодня, по окончании обряда, будет разрешено всё. Искать. Преодолевать препятствия. Подкупать, доносить и убивать. Стараться из всех сил, каждому, чтобы заработать себе место в Новой Эпохе. А Синхронизаторы, тайные правители этого мира, будут бродить меж людьми, заходить в лагеря и на советы. Будут слушать, запоминать. Наблюдать. И плюсовать удачу. Или отнимать ее - смотря кому как.
  Боной... удачливый, богатый Боной... Сильное, неповоротливое и цветущее государство. Многолюдное. И сюда, на Скалу, на обряд, они пришли многочисленной толпой. Рассредоточились по всей скале, держатся дружелюбно и открыто. Сами на ссоры не нарываются, но и спуску никому не дают. Бродяг недолюбливают, но, скорее, от зависти к неисчислимо долгим годам последних.
  Горный Арат поголовно в военных одеждах. Тоже не малочисленный, но если у Бонойцев хватает людей и на обряды и на охрану, то в лагере Арата сейчас должно остаться не так много воинов. Хотя, хватит и тех, что остались. Аратцы отменные солдаты, никому еще не удавалось их победить. Может быть, их можно обмануть... Но, это тоже вряд ли. Они не жадны и сдержаны, держатся вместе. Их видно в людной толпе по строгим прическам и темным тонам одежды. В отличие от тех же Бонойцев, разряженных всегда, по поводу и без повода. Но у тех и других очень уж хороши военачальники... Сброд в Арат не забредает - нет для тамошних лучшей потехи, чем повесить бродягу на суку.
  Элла - таинственная, загадочная. Тенистая, как их леса, непонятная, как их обряды. Ни с кем не конфликтующая, без предрассудков.
  И, конечно, Синхронизаторы. Вершители и голос Судьбы. Наблюдатели. В основном, они не скрывают своих звезд, но некоторые все же спрятались. Притворялись самыми обычными, людьми. И чинили всякие пакости. Конечно, им все можно. В их лице Судьба смеется над нами, хоть и утверждает, что мы - ее дети. Некоторые, как оказывается, даже любимее других. Но ей я не верю так же, как и ее посланникам - Синхронизаторам. Возможно, благоволение судьбы всего лишь еще одна уловка. Просто пошутила, просто развлекается. Возможно, ей скучно.
  "У нас будет лишь одна ночь. - Тяжелая мысль неотступно вертелась, затмевая остальные. Не позволяя толком сосредоточится. - Лишь эта ночь, а потом... Потом Эпоху начнут другие, если мы не используем шанса".
  - Давайте вместе решать. - Сказал Вилли-толстяк, и стало как-то вовсе неуютно. - Выбор у нас невелик, но его надо сделать. По законам Братства каждый может высказаться. Получается, я говорю первым. Если мы не пойдем на состязания, остальные сразу что-то заподозрят. Станут задумываться: почему нам не нужна удача? Что у нас имеется такого, что позволит дойти до пещеры без побед?.. И, конечно, сразу догадаются, в чем дело. Так что совсем уклоняться от испытаний нам нельзя. Для отвода глаз обязательно нужно учинить чего-нибудь.
  - Не надо нам высовываться! - Тут же возразил высокий молодой Бродяга, тот, что удивился количеству артефактов у Элланцев. - Тихо прокрадемся, тихо в пещеру войдем...
  С дерева, под которым расположился на совет Сброд, раздался громкий треск. Все вновь вскочили и задрали вверх головы. И вовремя - сначала сверху посыпались обломанные ветки и листья, потом старое птичье гнездо, тяжелый полевой бинокль, и Шэн.
  - Не удастся нам "тихонько" в пещеру попасть. - Отряхивая свалившегося дозорного, устало произнесла Гелла. - Может, остальные и не найдут ее сразу, но уж в округе сторожей понаставят... Пойдем группой куда-то, в другую сторону от состязаний, - сразу просекут, что к чему.
  - Ну а как по одиночке?.. - Не слишком уверенно предложил кто-то.
  - Ну, а как убьют Умельца? Случайно. - Съязвил отряхнутый Шэн. - Можно разве нам его одного оставлять?
  Бродяги переминались с ноги на ногу, хмуро молчали. Натти вздохнула прерывисто. Натти - маленькая, пухленькая, блондинистая - вся такая уютная, что просто не верилось в ее бродяжью жизнь. Поношенная нелепая одежда смотрелась на ней действительно нелепо. Раньше она часто пела. Однажды, когда Сброд ловили за дерзкую кражу в столице Арата, попался ее друг Тахир. Лишь на третью ночь мы смогли утащить его тело, чтобы похоронить по-человечески. С тех пор Натти не поет. И почти не разговаривает.
  - Надо рисковать. - Сказала она, виновато поглядывая из-под шелковистой челки. - Надо делать вид, что это не нас... не мы... ну, нам ничего не надо. Что мы просто пришли поглядеть. Будем ходить, встревать, шкодить чего-нибудь... а кому надо - тот будет пробираться к пещере. А мы всячески на себя внимание отвлекать...
  - Эх, жалко, Рэн нет... уж она на шалости способна... - Шэн улыбнулся, вспоминая совместные проказы.- Как она кубки в храме Элланцев переставила, помните? Они на обряд пришли, а там!.. Нам Синхронизаторы за то сколько Судьбы зачислили! Или придумала, как Бонойцам на ярмарке воду вместо вина продать!..
  - Нет ее! - Сердито отрезала Гелла. - И многих уже нет, тех, что нам могли бы пригодиться. Мы и сами не лыком шиты. Смекалки никому не занимать, тебе вон, к примеру... Да и остальные: раз живы до сих пор, значит, самые лучшие. И хватит. Собираемся, пора. Итак довольно промешкали.
  - А я и не говорю, что мы плохи. - Ничуть не смутившись, пожал плечами Шэн. - Я, может, вслух думаю.
  Эмиль невольно рассмеялся, и пошел гасить костер. Однако, смейся - не смейся, а ситуация требует обдумывания. Ворон рвет и мечет - Аратцы не согласны даже на второе место. Только первое. Бонойцы тоже себе на уме, небось, без борьбы не отступят. Элланцы пойдут вообще на все. Уже пошли, если артефакты, не таясь, скупают пачками.
  А на что способны мы?
  Сброд укладывал мешки. Отряхивали с одежды хвою и сор, завязывали поплотнее ботинки, застегивали куртки. Собирались основательно, понимая - это был последний привал по эту сторону Времени. Начинается трудный путь.
  Только двинулись овражком, как по склону вновь зашуршали кусты.
  Все схватились за оружие.
  Пора выходить, не то выволокут силой.
  - Я пришла с миром!
  Стараясь не делать резких движений, я вышла из укрытия, показывая пустые ладони. Наверное, мне не следовало возвращаться к тем, кто уже раз готов был убить меня. Не знаю, что их тогда остановило. Только больше идти мне было некуда.
  Эмиль с досадой ткнул стрелой в колчан. С первого раза не попал, пришлось дернуть ремень, чтобы край высунулся из-за плеча, только потом удалось вложить стрелу. Озадаченно переглядываясь, Бродяги опускали ножи и луки.
  Предводителем Сброда была Гелла, и она действительно была тем, кто ведет вперед. Она была умна, быстра на поступки и понятлива в щекотливых ситуациях. Она не стала задавать дурацких вопросов и издавать глупых восклицаний типа: "Что тебе надо?" или "Вот она, предательница!" Она сказала другое:
  - Как мы можем теперь верить тебе, Рэн?
  Никак. Мы все это понимаем. Но я сделаю то, что ты скажешь. Я хочу, чтобы вы вновь могли мне поверить.
  - Я готова. - Я постаралась выглядеть не слишком жалко, но и не слишком надменно. Мне было необходимо их доверие. - Я сделаю, что вы потребуете.
  Вейль негромко что-то произнес. Я не услышала. Эмиль пожал плечами, другие поглядели косо. Натти притопнула сердито. Но Гелла сказала мимо меня, куда-то в тучи:
  - Как бы там ни было, слово свое ты всегда держала. Если можешь дать слово, что не собираешься ничем нам вредить... что снова будешь подчиняться нашим законам... - Я кивнула. - Присоединяйся. Нам нужны люди, времена наступают опасные.
  Шагая вверх по склону, Гелла чуть приотстала, пропуская вперед Бродяг, дожидаясь меня. Хлопнула ладонью по плечу, заявила неожиданно весело:
  - Я рада, что ты с нами, Рэн.
  ***
  Шэн, все же умудрившийся вырваться, не пробежал и десяти шагов, рухнул в траву под градом стрел. Натти завизжала. Кто-то ругался, кто-то дрался молча. Кто-то истерично рассмеялся.
  Конечно, они нас взяли. Да и какие могли быть шансы у шести не самых лучших воинов против двух десятков отборных Разведчиков, рослых, умелых, к тому же напавших внезапно? Утащили в свой лагерь, отобрали оружие, какое нашли. Связали руки за спиной. Заставили встать на колени. Шэн, по своей обычной везучести раненный только слегка, отважно вырывался, пока его волокли к остальным, но потом тоже затих. Еще бы, нож у горла - довод убедительный. Пригрозили: кто будет переговариваться, заткнут рот кляпом. Караул встал позади, остальные отошли на некоторое расстояние, столпились, явно ожидая начальства.
  Я осторожно оглядывалась на друзей, мне отвечали такими же растерянными взглядами. Было до слез обидно попасться вот так, среди бела дня, когда победа почти уже была в наших руках. Ах, растяпы! Ротозеи! Расслабились, придурки бестолковые! - ругалась мысленно, кусая губы, чтобы не разреветься от досады. А теперь... что теперь? Всё, для нас не будет завтра. Из-за подлеца Ратха все знают, что именно из нас был выбран Умелец. Тот, кто должен дойти до пещеры и сотворить чудо, открывающее Новую Эпоху. И в ней мы могли бы стать Первыми...
  Теперь не станем. Теперь Первыми будут эти, в цветных одеждах. В крикливых смешных шляпах, в вычурных украшениях. Смотрящие на нас, остальные народы, с недосягаемой высоты. И правильно, как еще на нас смотреть, недоростков и недоумков?! Ведь повезло так, как только мечтать можно: Умельца выбрали из нас, карту ему показали, дорогу к пещере расписали в подробностях. Остальным-то сколько биться пришлось над разгадкой, сколько по лесам да болотам бродить, какие испытания преодолевать! А уж как Синхронизаторы мешали - и не пересказать, как ликовали, что задание столь сложным оказалось. Всё, только до места дойти, руку к победе протянуть. И попались накануне смены Времен, на самом пороге Будущего. Теперь, возможно, нас вообще не будет в Новой Эпохе. Вряд ли кому-то из Сброда удастся пережить ночь.
  Начальство не заставило себя долго ждать, поляну быстро заполняли все подходившие солдаты и офицеры, прибыло несколько светских лиц со свитой. От ярких одежд зарябило в глазах. Наверно, поэтому я не сразу его заметила, только когда столкнулась с пристальным взглядом, осознала, что чувствовала его внимание уже давно. И ты здесь?.. Ну, правильно. Где ж еще тебе быть...
  Некоторое время мы просто смотрели друг другу в глаза, потом он развернулся, и ушел. И тебе здравствуй, Бранд.
  И тут же голоса притихли, солдаты вокруг нас отступили на пару шагов, расчищая место.
  Из четверых подошедших с тремя я была знакома лично, а об одном знала понаслышке. Главнокомандующий Мартель, принимавший меня в своей резиденции в самом начале Эпохи в качестве посла. Магистр Эддолин, много раньше посвятивший меня в Орден - еще до того, как было принято решение не признавать Сброд равноправным остальным народам, - и отлучивший же потом от Ордена. Командир Разведчиков Игерион, с которым я пока еще не сталкивалась, но о котором достаточно много слышали все, имеющие слух. И, конечно же, Бранд. Ну, кто бы сомневался, в самом деле!..
  - Вы уверены? - Уточнил Главнокомандующий, разглядывающий нас то ли с брезгливостью, то ли с бескрайним удивлением, не понять. - Сведения точны, что среди них Умелец?
  - Умелец был избран среди Сброда. - Невозмутимо повторил Магистр Эддолин, судя по всему, уже не в первый раз. - Сведения точны, точнее не бывает. И то, что их осталось шестеро, тоже совершенно точные сведения.
  - Значит, взяли всех. - Подытожил Главнокомандующий, Бранд кивнул согласно, командир Разведчиков равнодушно прошелся взглядом по нашей линии, словно пересчитывая, и пожал плечами.
  Остальные трое выжидательно уставились на него.
  - Я мог бы попросить заняться этой... э-э... проблемой, уважаемого Магистра. - Вновь заговорил Главнокомандующий. - Но хотел бы предложить переговорить с нашими... э-э... гостями, именно вам, Игерион. Магия, говорят, на них слабо действует, да и не очень-то доверяю я ей в таких делах. Ведь для откровенных и точных ответов нужно совершенно чистое, не замутненное заклинаниями сознание. Вы же умеете изумительно уговаривать.
  Гелла закашлялась. Да, мне тоже становилось все страшнее.
  Я догадываюсь, как непросто нам вскоре придется.
  Разведчик оценивающе глянул в небо.
  - Скоро стемнеет. - Сообщил Бранд, тоже посмотрев на облака. - Сведения о месте нахождения пещеры нужны вам через час, самое большее. Иначе может не хватить времени дойти до нее.
  - Я ничего не могу обещать вам, господин Синхронизатор. - Неприязненно отозвался тот. - И никому другому тоже. Я никогда не обещаю того, в чем не уверен. Посмотрим, что споют пойманные пташки, и будем действовать в соответствии.
  - Важно, чтобы они запели... - Протянул Магистр, нисколько не обиженный недоверием к его методам "работы".
  - Насколько я знаю господина Игериона, они будут петь. - Вскользь обронил Главнокомандующий, разглядывая медальон на шее Геллы. Мне хотелось надеяться, что предубеждение против магии не позволит ему прикоснуться к занятной безделушке. - Кстати, Магистр, вам не мешало бы тоже поторопиться со сборами. Вы ведь единственный, кто знает, что именно нам надобно принести в пещеру, когда мы доберемся до нее!.. Ступайте, любезный. И Синхронизатора прихватите с собой, пусть поможет собираться.
  Глядя в спину уходящему мерзавцу, я радовалась, сама не знаю чему. Но не долго.
  К вкопанному на краю поляны столбу, между кучей старых бочек и пустой виселицей подтащили несколько высоких чурбаков, на верхнюю перекладину закинули пару веревок. У подножия его развели костер, накидали в огонь железки. Оба командира, негромко переговариваясь, не обращали внимания на происходящее вокруг, а от находившихся рядом друзей на меня накатывали волны чувств: страх, бешенство, досада. Я просто слышала, как непотребно ругается в душе Гелла, как Шэн, опустошенный и избитый, прощается мысленно со всеми нами по очереди. Как кипит возмущением и негодованием Эмиль. Как растерянно недоумевает Вейль: "И это всё?!". Как молча кричит в пустоте Натти, кричит от страха, от ужаса. Вот уж не ожидала, чтобы Натти - и такая паника.
  Во мне отзванивается, находя отголосок, все, что я слышу. Мне страшно, мне горько. Мне до тошноты досадно погибнуть бесславно. Мне не хочется проиграть Бранду. Я боюсь собственных мыслей. Я боюсь неудачи. Я боюсь и того, что будет после - если у меня получится.
  Лагерь Бонойцев был последним препятствием, которое нам предстояло преодолеть. От него совсем близко до... Если бы мы миновали его, мы уже вошли бы в пещеру. Нам немного не хватило удачливости... совсем чуть-чуть не хватило.
  Умелец должен дойти до пещеры. Все остальное... ну, не то, чтобы не важно. Важно, еще как! Особенно для меня, раз уж именно мне обычно приходят в голову бредовые идеи - но Умелец должен дойти до пещеры.
  Я напрягаю волю, притягивая взгляд Игериона. Он не сразу, но отзывается, в недоумении оглядываясь вначале по сторонам, после неотрывно смотрит на меня.
  - У вас проблемы, командир. - Сообщаю, пытаясь улыбаться.
  У Главнокомандующего удивленно поднимаются брови.
  - Никаких. - Спокойно отзывается разведчик. - Ваш рассказ как раз избавит меня от проблем. Чем быстрее я узнаю путь, тем проще будет всем нам, господа. И дамы.
  - Шесть вариантов. - Поясняю, старательно отводя взгляд от жутких приготовлений на поляне. Для того, что я затеяла, я должна быть дерзкой и бесстрашной, должна поймать кураж. А не маразматический столбняк. - Не пройдет и получаса, вы услышите минимум шесть вариантов, но, думаю, их будет гораздо больше. Мужчины стойки, женщины - нет. Только один из нас знает правду, но скажет он ее не сразу, естественно. Вначале попытается соврать. И как вы определите этот "момент истины"? Да, к тому же, как вы узнаете, кого именно слушать из нас?
  - Вы сами признаетесь. - После некоторой заминки заявляет Главнокомандующий, оглядываясь, все же, на командира разведчиков. Тот просто молча ждет.
  - У вас очаровательные методы ведения беседы. - Я осторожно поглядываю на друзей, убеждаясь с некоторым облегчением, что никто из них не горит желанием немедленно выяснить причину моей разговорчивости. Пусть уж лучше молчат. - Спустя несколько минут каждый из нас сознается в том, что он - Умелец. Знаете, почему? Думаете, от неизмеримой самоотверженности? Дудки вам! Вон те старательные ребята признаться заставят.
  По знаку Игериона меня рывком ставят на ноги, и я повисаю в руках солдат, поскольку совсем не могу стоять самостоятельно. Еще бы, минимум полчаса на коленях! Удовольствие слабое.
  - Героично и глупо... - С насмешливым превосходством говорит разведчик. - Героично и глупо, бродяжка. Теперь я знаю, кто мне ответит охотнее других. И, думаю, догадываюсь, кто окажется Умельцем. Я заблуждаюсь?..
  - Нет, ты прав, командир. Я отвечу на все твои вопросы, отвечу честно и подробно. Добровольно, без всякого принуждения. В ответ ты окажешь мне небольшую услугу.
  - Ты ответишь мне подробно и искренне без всяких условий. - Возразил Игерион, подошел ближе, ожидая, пока меня подтащат к столбу. Главнокомандующий обошел нас, встал с другой стороны, переводя взгляд с Разведчика на меня, но не вступал с расспросами.
  - О да, отвечать я буду с подробностями. - Согласилась я, не гася улыбки. Хотелось надеяться - дерзкой. - У тебя умелые палачи, а у меня богатая фантазия. Поскольку правду я начну говорить не сразу, надеюсь, хоть немного продержаться моего мужества все же хватит, то ты услышишь кучу забавных вариантов. Не сомневайся, я постараюсь быть убедительной!.. У тебя вновь проблема, командир.
  Повисает молчание, прерываемое шуршанием сапог да ворчанием костра. Игерион в прищур смотрит на меня, я - на него. Главнокомандующий поочередно на нас обоих. Да, сейчас Мартель в походной форме и при оружии, но я хорошо помню его в другой обстановке. В другой одежде. При других обстоятельствах. Я жду, когда в нем дипломат пересилит солдата. Я жду, когда заговорит именно он. И он заговаривает:
  - И что же вы хотите взамен?
  - Жизнь. - Отвечаю лаконично. Подумав, поясняю: - Свободу. Возможность уйти, и ваше обещание не преследовать в течении... ну-у... пары часов.
  - Что тебе это даст, бродяжка? - Негромко интересуется Игерион, кривя губы. - Зачем тебе будет жизнь в одиночестве? Без надежды на победу? Во всеобщем презрении?
  Выдох. Вдох. Отступать больше некуда.
  - Не мне.
  - Не понял?..
  - Вы пощадите моих друзей. Вы отпустите их, и не будете преследовать. Потом я отвечу на ваши вопросы - честно и подробно, как и обещала.
  - Дура, заткнись! Ты всех нас угро... - Кричит Шэн, и со всхлипом замолкает. Я не вижу, что происходит за спиной, но могу догадываться. Наверное, ему вставляют кляп.
  Гелла, перестав метаться, зачарованно затихает. Ну, умница, ну, сообрази же!
  - Нам ни к чему спасение такой ценой, Рэн. - Спокойно говорит Эмиль, его почему-то не останавливают. - Возможно, мы смогли бы не выдать тайны, и пещеру не найдет никто. Пусть Эпоха вовсе не наступит!
  Игерион пристально вглядывается в мое лицо, и получается, я отвечаю ему:
  - Не смогли бы. Да и заканчивать как-то надо.
  - И что же вы выиграете, бродяжка?.. - Почти ласково спрашивает Разведчик. - Что вам даст спасение, если Первыми все равно будем мы?..
  - Быть Вторыми. - Гордо отвечаю, не обращая внимания на прорвавшийся дружный хохот вокруг: "Ну, выдала! - Да как же это у вас получится-то?.. Кроме нас с вами других народов нет, что ли?! Хо-хо! - Сброд!.. Вторыми!.. - Го-го-го!.. Га-га-га!..". Мартель усмехается, расслабляясь. Он думает, что просчитал меня.
  Не смеется только Игерион, это меня и обнадеживает, и страшит. Я поставила всё на его сущность солдата - и, возможно, не прогадала. Возможно, именно прямолинейность помноженная на неумеренное стремление к победе любой ценой и дадут положительный результат, но - но! - меня страшат последствия. Интересно, кого бы не страшили?
  - Надежда безумная, но достойная. - Соглашается Игерион и впервые сам оборачивается к Мартелю. - Впрочем, решать не мне. К допросу всё готово, Главнокомандующий. Что прикажете?
  А Мартель!.. Умница, непревзойденный дипломат Мартель!.. Лучший олух всех Эпох. Простофиля несчастный.
  - Говори. - Предлагает Мартель, жестом останавливая палача. - Даю слово, потом остальных отпустят.
  - Даю слово, что стану отвечать, как обещала. - Возражаю, глядя уже в глаза Главнокомандующему. - Но сначала пусть их отпустят.
  Игерион дергает щекой, но больше никак не выражает недовольство. Мартель же, приняв решение, просто великолепен в своей последовательности. Царским движением подозвав главного в охране, он громко отдает приказы:
  - Развязать! Вывести за пределы лагеря, и отпустить! Не преследовать!..
  И именно в этот момент я уловила его мысли: не уйдут далеко, мы все равно потом... в лесу за лагерем...
  О, звезды! Ну, хитрец!..
  Что же делать?!
  - Два слова... - Сама удивляясь внезапно севшему голосу, попросила, рванувшись к своим: естественно, напрасно, веревки держали крепко. Но именно на мое движение отреагировал Игерион, быстро протянув руку, схватил за отворот куртки, а солдаты, уводящие бродяг, увидели в этом жесте приказ - и остановились.
  - Va faill, fraeren! - Из темноты за спиной попрощался Эмиль, подсказывая мне возможность предупредить их, и я кричу:
  - Werren in qretc! Marreid in qretller!..
  Командир разведчиков коротко размахивается, я зажмуриваюсь, ожидая пощечины. Но он просто зажимает мне рот.
  - Уводите. - Повелительно напоминает стражам Мартель, и чуть помолчав, вздыхает, глядя на звезды.
  - Вы, Бродяги, совсем лишены воображения. - Замечает с некоторым раздражением. - К чему все тайны, если ты все равно будешь отвечать на вопросы? Ты расскажешь и про то, что сейчас кричишь.
  - Эти мертвые языки - интересная штука. - Слегка изменившимся тоном говорит Игерион, удивляя меня взглядом, в котором явно читается уважение. И еще больше тем, что произносит следом: - Я тоже когда-то зачитывался "Историей войн", я тоже немного владею языком исчезнувшего народа - единственного непобедимого народа той, Прошедшей Эпохи. То, что в лесочке будет засада - ты-то, откуда узнала про нее?
  Я молчу, сосредоточенно вслушиваясь в мысли находящихся поблизости. Вот, наконец то, что я жду - "Сброд отпустили". Что ж, надеюсь, они поняли мое предупреждение. Надеюсь, Гелла не потеряла способность мыслить быстро и нестандартно. Впрочем, в любом случае, теперь мне и остается лишь надежда.
  - Ты должна отвечать, девушка. - Напомнил Мартель, совершенно преображаясь: он уже не повелитель и не дипломат, он внимательный собеседник. - Мы выполнили свою часть обещания.
  Понятно, именно в тот момент и должен был появиться Бранд - он и появляется, выходит из-за спин толпящихся рядом солдат, в недоумении оглядывается, явно в поисках остальных пленных.
  Я не могла отказать себе в удовольствии ответить именно Бранду, пока еще я способна на сарказм.
  - Я всегда выполняю свои обещания, ведь так, господин Синхронизатор? А засада... я прочла это в ваших глазах, Мартель. Простите, я не знала, что это секретная информация!..
  - Ого!.. - На грани слышимости вздыхает Магистр откуда-то из темноты. Мартель меняется в лице, Бранд, постепенно осознавая смысл произошедшего, в ярости кусает губы. И только Игерион кивает с улыбкой. Но очень нехорошей.
  - Умельцем была не я. Я и не претендовала на это высокое звание, вы сами наградили меня им незаслуженно. Да, признаюсь, я ожидала, что вы именно так истолкуете мою разговорчивость, ведь все знают, что в Умельцы выбирают самых хитрых. Но выбрали не меня. Возможно, просто потому что меня не было на церемонии! По известным господину Бранду причинам я на ней отсутствовала, а поскольку Кодекс запрещает даже обсуждать происходящее после, то я точно и не знаю, кого выбрали. Могу догадываться, что это Натти или Эмиль. Или Гелла. Впрочем, и Шэн подходит...
  - И дороги в пещеру ты тоже не знаешь?.. - Утвердительно спрашивает Мартель. Я киваю.
  - После мертвого языка я чего-то подобного и ожидал. - Спокойно произносит Игерион, глядя в небо. Я невольно тоже посмотрела вверх: ночь выдалась ясной, стая звезд переливалась над головами, соперничая в яркости с искрами костра. - Ну что ж, бродяжка... Надо отдать тебе должное, ты умна. На редкость. Но ночь уже пришла, она не будет длиться бесконечно. Нам предстоит интересная беседа... fraeren.
  Мартель кивком отзывает всех в сторону, они коротко совещаются о чем-то, и Бранд с Главнокомандующим уходят, кинув мне напоследок пару многозначительных взглядов. Игерион с Магистром возвращаются, начинается допрос.
  Первую четверть часа меня не били, только расспрашивали, вытягивая информацию. Многое из того, что мне пришлось выболтать могло действительно повредить Сброду: тайные знаки, встречи в последние дни, имена друзей среди других народов... он умело выпытывал всю подноготную, он действительно был лучшим Разведчиком, из встреченных мной до этих пор.
  Потом, когда мне стало нечего добавить к уже сказанному, он махнул скучающим ребятам в коричнево-красном, и мне пришлось круто.
  Потом Магистр ушел, а от Мартеля прибежал связной: одну, судя по описанию, Натти, убили, одного серьезно ранили - похоже, Эмиля, но он пока еще не пойман, спрятался ловко. Сброд разбежался в разные стороны, их пытаются поймать, подняты все силы. Откуда-то про Сброд и их захват узнали другие, теперь Элланцы прислали посольство с требованием выдать бродяг именно им, а Аратцы стягивают вокруг границ Боноя военную силу. В общем, началось.
  Собрав свою команду, Игерион тоже уходит с поляны, на ней остались лишь я и несколько солдат, назначенных сторожами. Вокруг тихо, только лес шумит, да перекликаются где-то вдали часовые по периметру лагеря.
  
  ***
  Где-то за полночь на поляну начинают сгонять пленных. Их заставляют сесть на землю, очень тесно. По сторонам разжигают еще костры и выстраиваются охранники из регулярных частей. По тому раздражению, что прорывается в их окриках и пинках, я делаю вывод: развязка близка.
  Откинувшись насколько возможно комфортно, я пытаюсь вновь потерять сознание. В забытьи так уютно.
  Магистр, зло срывая с одежды знаки Высшего Ордена, проходит через поляну, и скрывается где-то в стороне командных шатров.
  За ним вприпрыжку спешит Бранд. Он усиленно жестикулирует, пытаясь привлечь внимание Эддолина. Совершенно растеряв в суете обычный напыщенный лоск, Бранд смешон. До меня доносятся обрывки его торопливых увещеваний:
  - ... ну, зашел он, и что? К чему поспешные выводы?..
  Магистр сердито стряхивает Синхронизатора с рукава, Бранд оступается. Шмякнувшись в лужу от недавно пролитых помоев, он зло кричит:
  - Эпоха еще не закончилась! И в Новой твое место не определено! Дурак!
  Ребята в красно-коричневом, лениво курившие вокруг виселицы, радостно ржут. Бранд запахивается в плащ, и, наградив наш уголок самым презрительным из имеющихся в запасе взглядов, красиво уходит.
  - Слышь, может, на распределение сгонять?.. - Без энтузиазма предлагает один из палачей, художественно заплевывая полковничий мундир пленного Элланца. Охранник бдительно наблюдает с ножом наготове, видно, как он ждет хоть какого-то недозволенного движения пленника, что бы тут же отправить еще одного противника за Край. Элланец свирепо косится на нахалов, но стоически сохраняет неподвижность.
  Палачу долго никто не отвечает, все лениво пожимают плечами. Тот самый охранник (он носит погоны сержанта), в конце концов философски спрашивает:
  - А на фига?
  Все молча соглашаются. Видно, насколько мало тревожит народ Смена Эпох: ну, смена, ну и что? Кто там будет признан Первым, кто Вторым... им без разницы, они кем были, теми и останутся. Во все времена. При любых распределениях. Потому что это - их судьба, она вполне всех устраивает.
  Забава продолжается.
  ***
  Строй Разведчиков короток, на рукавах и штанинах - белые повязки. Много. У некоторых перебинтована голова. Игерион очень медленно идет вдоль их шеренги, опираясь на длинную шпагу в ножнах как на трость. Его правая рука в локте тоже обмотана бинтом и заложена за отворот мундира.
  Поскольку построение происходит на том краю поляны, что более свободен - то есть в стороне моего столба и пустой виселицы, я слышу его отчетливо.
  - Это последние часы, но для нас они важнее первых. - Без нажима говорит легендарный командир, твердо глядя прямо перед собой. Его негромкий голос пропитан такой силой, что ее хватает развернуть все согбенные плечи и зажечь надежду во всех погасших взглядах. - Время дипломатии прошло, время агрессии вот-вот закончится. Но до утра еще есть время, и это время остается для самых невероятных, немыслимых подвигов! Вы знаете, что Умелец уже в Пещере. Если сейчас мы отстранимся, мы, возможно, проживем до утра. Но к чему нам жизнь, если утром исчезнет Боной? Эта ночь не будет ночью триумфа - да. Но она и не станет ночью поражения - да! У нас впереди еще много времени. Вы знаете противника. Вы знаете задачу. И потому я говорю вам: не должно быть ленивых и равнодушных. Каждый сейчас пойдет, и сделает намного больше, чем может. И отдаст на это все свои силы, всё, до последнего дыхания.
  
  ***
  Мартель, несколькими часами позже:
  - Лейтенант! Пленных казнить. Всех! Немедленно! Как хотите! И где, так вас перетак, Игерион?!
  Ругается он неумело. Я смеюсь. Мысленно. Разбитые губы слиплись намертво.
  Крики, плачь, ругань.
  Яркие сполохи на площади, совсем рядом от меня. Удушающая вонь. Скрип виселичных веревок. Корка пота и крови надежно застилает мне глаза, но, к сожалению, не заливает уши.
  Через не знаю, сколько времени, знакомый голос:
  - Может, я могу что-то сделать для тебя?
  Я попыталась сморгнуть. Безрезультатно. Впрочем, теперь мне уже искренне наплевать, насмехается он или серьезен. У меня есть желание.
  Игерион мокрым платком аккуратно обтирает мне лицо. С небрежным высокомерием не обращая внимания на то, что кровь пачкает его изысканные перчатки и заливает манжеты.
  Он наклоняется так близко, что затмевает свет. Это хорошо, меня не хватит на еще одну длинную фразу:
  - Я устала. - Старательно, по буквам произношу я, с трудом искривляя запекшиеся в кровавой корке губы.
  Разведчик пропадает из поля моего зрения. Где-то рядом все нарастает гул, он иногда распадается на отдельные крики и залихватскую песню, но в основном воспринимается просто посторонним шумом.
  Из него ясно выделяется сказанное явно мне:
  - Genies llaksi, bi ratty llaksi. Va faill, fraeren!
  И, следом, уже точно не мне:
  - Пристрели ее.
  "Жить и умирать надо вовремя". А потом: "прощай, друг". Я поверила ему, и закрыла глаза. Всё. Сейчас этот кошмар закончится. Я устала.
  
  ***
  Вейль прислушался: показались или нет? Снаружи, очень близко, голоса?! Вновь стало страшно. В своем озлоблении проигравшие способны на многое, даже на святотатство!
  Хотя...
  Только что покрытый мелкими письменами листок рассыпал блики по гладкому потолку. Яркие вспышки скользили вокруг, многократно отражаясь в зеркальных поверхностях.
  Он внимательно перечитал написанное, и остался доволен. Насколько смог сжато, и насколько смог - конкретно. Он не хочет для Бродяг слишком многого, но и на малое он не согласен. Они все не согласны, все, кто так или иначе шел с ним сюда. Все, кто не дошел, и, однако же - дошел сюда.
  Осталось последнее. Поудобнее перехватив стило, Бродяга аккуратно дописал в конце: "Начертано сегодня, ...дня ...года мною, Избранным Судьбой Умельцем, иначе именуемым: Бродяга Вейль", и поставил затейливую закорючку.
  Еще один исписанный лист, слегка, почти незаметно для глаза, увеличил стопку прошлого.
  А теперь пусть приходят.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"