Экспер Экспер: другие произведения.

Делай, что можешь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Будущее - это не обязательно злые мутанты и ужасные оккупанты. Это вовсе не разделенная между корпорациями земля и толпы нищих, не попавших за стены, в потребительский рай. Ничего подобного. Государства никуда не делись и правит бессменная бюрократия, обеспечивающая всем гражданам достаточный для приятного существования уровень жизни. Автоматизация позволяет множеству народа не работать вовсе, прекрасно существуя на пособие. Одновременно любая инициатива подозрительна и все должны мыслить правильно. Как предписано. Выбивающихся из шеренги воспитывают фармакологией и отсечением от общества. Что делать, если не нравится медленная деградация? Исправить прошлое! Ведь движение в этом направлении началось со второй мировой войны. Победа над Германией привела не к улучшению, а слому прежних отношений и власти белых. Стало стыдно говорить о таком вслух. Только умный человек прекрасно сознает, что в одиночку переломить тенденцию целого мира невозможно. Прежними методам. А если попробовать нечто новенькое? И, хотя, мир прошлого оказывается несколько непривычным, но цель прежняя. Не дать разразиться Второй мировой войне в любом виде.

  
  ГЛАВА 1.
  УСПЕШНЫЙ ПРИХОД.
  
  Где-то рядом выла плакальщица. В последние годы завелась глупая мода в подражание восточным обычаям. Меня всегда бессмысленное заимствование чужих обычаев раздражало. Здешняя ко всему не очень хорошо старалась, видать родственники покойника решили сэкономить и выбрали самую дешевую. Кто ж так на одной ноте ноет, с трудом разлепляя глаза, подумал. Отвратительная квалификация, гнать дуру из профессии, она ж фальшивит.
   В поле зрения оказалась толстая, ничуть не похожая на привычные смуглые лица, странно одетая баба, которая при моем слабом движении внезапно замолчала, глядя с изумлением, а затем обернулась к стоящим рядом со скорбными лицами пожилому мужчине с козлиной бородкой и с непонятным украшением на глазах, а также совсем молоденькой девушке в не менее странных одеяниях. Не нормальная одежда, на худой конец с бейджиками, а на манер накидок белого цвета, но явно очень тонких и застегнутых спереди на пуговицы, а не как положено магнитной застежкой и принялась дико орать. Все светлокожие, достаточно странно смотрится. Голова болела жутко, а тут еще эта скотина жирная будто молотком-по мозгам своим криком. Одно ясно - эксперимент прошел удачно. Я явно не в своем институте.
   - Заткнись, - попытался сказать, но вышло еле слышное мычание.
  Тем не менее все трое дружно отреагировали. Белохалатники с изумлением уставились на меня, а баба кинулась и буквально упала сверху на ложе, нечто невразумительно бормоча и слюняво целуя в щеки и губы. Стало всерьез противно, но спихнуть эту тушу при всем желании не мог. Сил нет. Зато бородач взял ее за плечо и нечто решительно сказал. Толстуха моментально забыла о радости и принялась нечто гневно доказывать, размахивая руками. Слова вроде знакомые, однако смысл ускользал.
  Я с трудом поднял руку, повернув к себе ладонью и уставился на нее. Цвет кожи, наличие небольшого свежего пореза на среднем пальце и отсутствие привычных пятен от ожогов в результате давнего, еще детского опыта, вечно доставлявших неудобство, почему-то полностью свести не удавалось и часто обращали внимание, да и размер ладони в полтора раза больше привычного, достаточно убедительны. Получилось!
  Мысленно ощерился в злорадной ухмылке. Я это сделал и под занавес сумел не просто уйти от ищеек Европолиции, но и обставил их полностью. Не зря столько лет искал возможность и не случайно назвал идею 'Последним шансом'. Полной уверенности не существовало и быть не могло по определению. Никто еще такого не совершал или, по крайней мере, об этом неизвестно. И то, какой дурак станет сознаваться, пусть и в чаянии всемирной славы, в самом настоящем преступлении, а не обычном мелком нарушении. А чем занимаются на уровне Общей Европы по данному направлению мне не докладывали. Можно не сомневаться, никто б не посмел поднимать такую тему. Вмешательство в прошлое - сама идея для чиновников опасна и обделаются моментально. А вдруг удастся? Тогда, возможно, они потеряют тепленькое место и сами превратятся в живущее на минималке быдло.
  Ерунда! Никому до него такое в голову прийти не могло. Наука твердо заявляла про невозможность и никто б деньги не выделил на пустые мудрствования. Мне пришлось последние десять лет изворачиваться бесконечно, давая задания отдельным группам, не имеющим понятия о цели. Ученый из меня вышел так себе, чего уж стесняться перед собой. Зато администратор очень недурственный. И вор неплохой. Годами пускать выделяемые средства на удовлетворение собственной прихоти, не надо путать с личным карманом, и не попасться, а в итоге выиграть!
  Я годами ходил по краю, вечно посматривая назад и никому не доверяя. Даже женам и детям не проговорился, вечно изображая лояльного гражданина. И, пожалуйста, умудрился в очередной раз выкрутится. Причем нетривиальным способом. Сидеть за такое до смерти, причем, в отличие от обычных уголовников, мне б отпуска погулять никто не дал. По крайней мере, пока психолог не дал бы добро. А тот бы никогда не позволил. Это на воле, на государственной службе, они работают по шаблонам и не особо задумываются о результатах. Обмануть замученного рутиной и стремящегося избавиться от очередного клиента, когда за дверью десяток ждет очереди не сложно. Для мыслепреступников иные работники и методы. Эти умеют обходить любые блоки, да и химией не брезгают. Академик умер и тело его осталось в прошлом. Или будущем? Это как посмотреть. Главное я-то своего добился!
  Бородатый почти выволок бабу из комнаты, а девушка нечто приговаривая принялась поить из небольшого сосуда с носиком. Раз уж нет автоматической поилки и самоуправляемых доставщиков, а люди - можно не сомневаться, не в нормальной больнице. В прошлом. Эти штуки на глазах назывались в старинных книгах очками. Тогда не умели корректировать зрение. Уже хорошо. Не позже начала двадцатого века. В конце появились линзы. А раньше с этими... моноклями ходили.
  Разобраться бы еще где и не промахнулся ли. Почему с пониманием речи затруднение? Неужели глубже нужного провалился или куда-то не туда? Вроде по источникам все правильно вычислил и нужного человека подобрал. Тут кто попало не подходил. Исключительно с нужными параметрами. А попробуй заочно по отрывочным строчкам точно определил подходит ли, если жил задолго до меня. Очень разные вещи писали про Эрика Яна Хануссена. Где правда и в какой степени накрутили уже позже - неизвестно. Даже собственные предки мало кому известны, а уж прежних документов Эльбрус уничтожили еще до Светлой Эры.
  С датой и местом требовалось определиться. Очень напрягало, что не улавливаю смысл сказанного. Более того, явно не немецкий. Я старательно готовился, даже консультировался у филологов. И книг прочитал немало. Собственно, всем было известно мое хобби и тащили при случае в подарок старинные. Ну, конечно, кому средств хватало. Дорогое удовольствие. Кому нужно пыль собирать на тома, когда любую книгу можно извлечь из 'читалки'. А вот и не так! Далеко не каждая там имелась. Исключительно одобренное и подчищенное. Совершенно случайно еще мальчишкой обнаружил выброшенную почему-то не в ящик для мусора, а на его крышку первую в своей жизни бумажную книгу. Соль в том, что в школе проходили Тома Сойера. Но это был не тот Том Сойер! Гораздо скучнее и с множеством лакун. Даже в пятнадцать лет сообразил откуда разница и насколько опасно о таком трепаться. Абсолютно античеловеческая книга по меркам Светлой эры Одно то, что черных не просто называли неграми, но и за людей не считали. Спрятал и почти пять лет помалкивал. И все же именно тогда в уме нечто произошло, толкнувшее на путь, приведший сюда. Любой психолог сказал бы, что это извращение - мечтать изменить окружающий мир. Таким способом, может быть. А так, его уже меняли неоднократно и продолжают менять.
  А жизнь в Объединенной Европе мало кому нравилась в его районе. Здесь существовали последние пролетарии, продолжавшие трудиться на производстве. Не в обслуге, хотя иным деваться некуда и они опускались и до этого. Строители, сантехники, сварщики и прочие вымирающие, но никак не исчезающие профессии, не дающие особых заработков. Уборщик и то больше иных умельцев получал. Кто-то ведь должен и такую работу выполнять, а мигранты либо сидели на пособии, либо кто поумнее, норовили за счет положительной дискриминации выгрызти теплые местечки. Короче, как в анекдоте, когда дом взорвался и погибли все, кроме немцев. Они в это время работали. Хотя слово тоже запрещенное. Социально-альтернативные граждане, приказано именовать. Да и живут они уже не в первом поколении многие, а своими все равно не стали.
  Молодежь сбивалась в банды или просто участвовала в драках с африканцами и турками. На этом я и залетел. Проломил голову в драке одному из родственников наркоторговцев. Причем так удачно врезал, тот и помер. Полиция с подачи того торговца дурью внезапно возбудилась и принялась искать неонацистов. Вот чего за мной не числилось, так расизма. И дело не в вбиваемом в школе и СМИ.
   Когда имеешь среди предков немцев, чехов, литовца, серба, силезцев, полячку, русскую, араба-ливанца и не то крещенного еврея, не то протестанта-француза или натуральную цыганку, выдаваемую за немку при Гитлере и потом вышедшую замуж за брата прадеда, то особыми заморочками по части цвета кожи не страдаешь. Али хоть и христианин был, а смуглую кожу потомкам подарил. Или не он, а еще кто-то. Мать старательно рисовала много лет генеалогическое древо, но могла не до всего докопаться, вот и с французом непонятки. Восемнадцатый век, поди выясни где его корни. В детстве не волновало. Чистых немцев не так много осталось, да и жили мы на стыке польской и чешской границы, которых фактически давно не было. Запросто работали у соседей и гуляли с тамошними девчонками, а затем женились. Никого такие вещи не волновали. А эти, мигранты, просто наглые и требовалось поставить на место.
   Короче, пошел я межевропейские охранные части, ведь кто-то обязательно проговорится про мой 'подвиг'. Тюрьмы как раз не боялся, а вот того турка - да. Могли и порезать на куски. У них клановость до сих пор в почете, потому и могут задавить кого угодно. Полиция ж за преступление забирает, а не всех сразу. Есть кому продолжить дело.
  Призыв давно отменили и никто особо не смотрел на добровольцев. Всегда не хватает. Подписал контракт - вперед. Причем сознательно отправляли служить далеко от родных мест и перемешивая. Мы считались не армией, а силы поддержания порядка. Когда полиция боится зайти в квартал сомалийцев оказываем помощь. Делали официально именно то, за что чуть не загремел за решетку. Заходили, выбивая двери и всех буцали до полусмерти, стоило криво посмотреть. Но только когда команда. А пока 'фас' не прозвучит, стоим и терпим летящие камни, используя щиты и слезоточивый газ. Мы были псы, стоящие на охране порядка, а я хотел стать волком.
  Где-то через год мне надоело, поскольку оторваться не так часто выходило и попросился в корпус быстрого реагирования. Вот это уже была настоящая армия. С бронетехникой, артиллерией и самолетами-вертолетами. Где нашего друга-диктатора свергают, там мы высаживаемся и наводим правильный порядок. Устраивающий Европу. Три с лишним года мобильной пехоты. Семь высадок по Ближнему Востоку и Африке. А потом я получил право на оплату учебы в университете и стал академиком, преступившим закон. Но это уже совсем другая история.
   Ладно, торжествовать пока преждевременно. Странности повсюду, но в рамках задачи. Плитка на стенах, ничуть не похожая на привычную, окно с огромным стеклом. Нет, как изготовляется и используется данный материал представление имел и даже видел пару раз в музее. По-моему и в Африке уже окна из прозрачного пластика. Производство стекла лет тридцать признано экологически вредным. Все-таки прошлое. В обычном бытовом смысле я много чего не знал и не подозревал, что умели делать такие большие. Судя по первому взгляду впереди масса открытий, но это ожидаемое, хотя странная картина выходит. Наряду с дорогущим окном побитые стены и облупившаяся краска. Полы покарябанные, будто нельзя починить. Нет, читал про бедность и отсутствие минимального обеспечения потребностей полноправных граждан, но кажется все гораздо хуже обстоит, чем описывали историки.
  Наличие трех других кроватей тоже не успокаивает. Люди на них отсутствуют. Дорого? Почему тогда нет нормальных материалов на полу и светильников? Хотя б ковров? Их точно ткали в те времена. Ничего не ясно. Ну и ладно. Чего беспокоится прежде времени, если переиграть не выйдет. Ко всему можно приспособиться. Пока нужно заняться собой. В смысле этим телом. Знания-то никуда не делись! Перво-наперво дыхательная гимнастика асан. Правильное дыхание, всеми мускулами и диафрагмой очень способствует хорошему самочувствию.
  На самом деле данная практика из разряда хорошо забытого старого. Были в глубокой древности такие йоги. Или выдумки о них, но мода в просвещенном обществе на медитацию быстро прошла. Пока не выкопали уже в наше время. Первая жена серьезно увлекалась, кое-что у нее получалось и меня научила. Сначала воспринимал просто, как баловство и чтоб потрафить Джин, потом втянулся всерьез. Крайне полезное дело оказалось, если скрестить с идеями солнцепоклонников. Полноценный сенс из меня вышел, на многое способный. Правда лет через двадцать их запретили, как неправильно мыслящих, а затем и вовсе записали в опасные для общества, но крутился я с ними в студенчестве и к тому времени уже тихо отошел от их компании, получив максимум полезного. Жить общиной, сдавая все в общий фонд как-то не по душе.
  С Джин развелся, когда она стала ходить к возмутителям и никто не мог связать, поскольку сам никогда среди них друзей не имел. Супруга, ну это другое дело. Когда вызывали, честно рассказывал про нежелание идти против Светлой Эры и участвовать в сомнительных сборищах. Дети меня поняли, что особенно противно. Правильные выросли, пусть и пытался научить мыслить. Не столько верующие, сколько конформисты. Даже им не смел поведать свои мысли. Главное, эти медитации достаточно много дали, а затем и второй толчок для идеи.
   Тело может и чужое, да мозги-то не изменились. Или как? Мысленно произнес кодовую фразу, привычно вгоняя себя в самогипноз. С облегчением получил знакомое состояние, хотя и не сразу. Сознание важнее памяти тела, ага. Классики оказались полностью правы. Для начала проверить доставшийся организм. Приступил к обследованию. Опыта в данном отношении хватает, поэтому достаточно быстро сделал несколько выводов. Один важнейший и все меняющий. Это не то тело, на которое рассчитывал и вообще с головой огромные проблемы. Не смотря на наличие взрослого организма уровень развития маленького ребенка. Нарушение речи, минимальный словарный запас. Хотя память существует, она очень выборочная и из-за недоразвитости все понимает в прямом смысле.
  Стало страшно. Быть запертым в придурке не лучше, чем в тюрьме. Еще минут через пятнадцать анализа состояния невольно вздохнул с облегчением. К счастью, этот тип, дурак не по наследственности. Мать нечто перенесла во время беременности. Похоже на корь. Это ж практически моя тема! Ну, не лично, однако куратор обязан быть в курсе работ. Сколько удалось вылечить в Институте? За сотню. Не так много в Европе подобных. На ранних стадиях идет диагностика и обычно успевают исправить. Абортом или лечением - иное дело. Главное, последствия болезни можно убрать. Там на чужих детях тренировались, здесь пригодится методика для себя.
  Пришлось копаться в физическом состоянии снова, тщательно изучая реакции. Совершено нет запаса сил и даже навыки не сильно помогают. Самые общие проверки. Самому себя лечить крайне сложно, однако судя по его состоянию, уровень ума тихонько повышался и раньше. Это происходит непроизвольно. Просто замедленное развитие. Поздно по срокам, теперь сложнее и займет немало времени, однако в итоге получится. Это хорошо. Даже очень. Мысли о том, что фактически убил прежнего хозяина, влезая в чужие мозги, старательно отодвигал куда подальше. Теперь можно не мучиться совестью. Во-первых, прежний жилец этого тела и так фактически умер. Жуткое истощение нервной системы. Во-вторых, он долго б не прожил и так.
  Дверь отворилась и внутрь стали заходить люди. Парочка на костылях, еще один пожилой, держащийся за бок и кривящийся на каждом шагу. Снова сплошные северяне, хотя один брюнет. Но рожи-то характерные. Опасности от них не исходило. Похоже больные с пустых коек. Не иначе их выставили на время осмотра. Тут в комнату вбежала веснушчатая светловолосая девочка лет двенадцати с косичками и с счастливой рожицей. Залезла на кровать ко мне, обняла, прижалась и нечто сказала. Опять ничего не понял, но всего переполнила нежность. Рука машинально погладила ее по голове. Нечто важное в ребенке для его прежнего тела было. Дочь? Ну не настолько он вроде старый.
  Копаться в собственных мозгах в принципе дело не простое, но навык имелся. Память очень странная штука. Кое-что рутинное моментально выветривается из головы, другое отодвигается в дальний угол и извлекается по необходимости. Я называл это дальней, ближней и пустой книгой. И по аналогии изобрел библиотеку. То есть, в состоянии транса, мог заглянуть при необходимости в любое событие, прожив его снова во всех подробностях. Все зафиксировано на полке 'хранилища'. Достаешь нужный том и просматриваешь. С приобретением навыков сумел создать дополнительные 'книги' по отдельным отраслям знаний, совершенствования искусства лечения, полезным сведениям и прочему. Всегда полезно перед встречей с человеком извлечь полезные сведения, освежив знания. Ведь даже элементарный вопрос про ребенка с упоминанием имени настроит того доброжелательно в большинстве случаев. А кому сдались чужие дети, мельком виденные пару лет назад? Все они на полочке. И к счастью моя основная память сохранилась. Иначе ведь и быть не могло. Без нее я просто бы себя не осознал и заранее старательно запаковал знания, прикрепив к перебрасываемой сущности. С дополнительными знаниями вышло не очень. Куча дыр в информации, но сейчас заниматься этим преждевременно.
  Супер важно изучить новую 'библиотеку' для ориентирования в окружающем мире. Почти сразу пришел в недоумение. Наличие кучи мусора - нормально. Не умеющий разбираться на собственном чердаке человек вполне ожидаем. Свои умения и знания я держал при себе не только из страха, но и по необходимости. Всего лишь несколько достаточно элементарных приемов, как с самогипнозом. Обычный человек способен снимать напряжение силой мысли и уж принять на вооружение простейшие правила, помогающие запомнить нужные сведения средний по уму при обучении сумеет.
  Ладно, пока все равно не способен на серьезные дела. Требуется подлечиться. Надо подключить 'книгу' речи. Сходу не заговорю, но хоть перевод получу. Потом слегка попрактиковаться и уж точно не хуже здешнего недоумка объясняться научусь.
   Ага... Не сильно удобно, когда перевод требуется, но со временем станет проще и искать выражения не потребуется. Все ж архаичный русский язык. Все эти авось, сударь и прочие умершие понятия мелькали регулярно в простой речи. Не ясно с датой, мой бывший недоумок таких вещей не понимал. Обалдеть... Fakn'Shit! Шайзе! Шовинсты кровавые! Эта баба, выходит и есть мамаша моя новая, Ульяна Степановна Жандрова. И орала она: 'Ой, на кого ты меня оставил, сокол мой ясный'. Потому что дохтур заявил, что уже не очнусь. Третий день без сознания. Из-за этого и скандалила. Обманули негодяи. Взял и вернулся с того света. Правда не тот, но ставить ее в известность о подмене не собираюсь. Кстати, сокол - это чего? Его память молчит, а моя перевод не дает. Польский через пень-колоду разбирал и здесь только частично помогает. Все время перевод требуется смотреть. Вот причем ясная погода?
  Хм... Девочка сестра моя Катенька. А я Николка. Она так и сказала: 'Слава богу, ты очнулся братик Николка'. Что за дурацкие имена? Город вообще называется Подольск. Где такие существуют, сроду не слышал. Это хоть Россия или какая Польша с Болгарией?
  Рядом эти... калечные между собой долдонили и на всякий случай стал прислушиваться:
  - Смотри, очухался.
  - Я думал хана бедолаге.
  - Э, юроды, - слово было неизвестное мне, словарю, но знакомое прежнему хозяину, тем не менее, смысла для него не содержало, - живучие.
  - С чего ты взял?
  - Так это ж тот, с Щепчиков, - это вообще ничего не говорило и отзыв отсутствовал. - Ведьмак, который. Мою куму лечил.
  Вот здесь всерьез переклинило. Дебил кого-то лечил? Я все ж в сенсе?!
  - Да ты, шо! Я думал дед какой, а он молодой.
  - Потому и тут. Молодой, да глупый.
  - Совести не имеете дяденьки, - сказала неожиданно не по-детски Катя.
  - Да мы чего, мы ничего.
  Они заткнулись, переглядываясь.
  И чего можно извлечь из всего этого? Не так уж и мало, если подумать. Личность я достаточно известная в пределах некого населенного пункта. Не ясно к лучшему или худшему, но всегда можно сделать тупое выражение и 'моя не понимай'.
  - Ты чего? - тревожно спросила девочка, отреагировав на движение.
  - Пи-пи, - мысленно наливаясь яростью за идиотское поведение тупого носителя, объяснил. Мне, взрослому, битому, умному мужику, имеющему за спиной не один десяток лет и не единственный труп, приходится объясняться, как младенцу. Язык нормально не поворачивается.
  - Так щас 'утку' дам, - соскакивая с кровати заявила Катя.
  Я остался в глубоком недоумении каким образом домашнюю птицу можно использовать в этом самом смысле, но уточнять и вступать в дискуссии с теперешним умением говорить лучше не пробовать.
  - Нет, - потребовал, вставая с трудом, - сам.
  Заодно и осмотреться. Прямо сейчас не особо здоровья имеется, но всегда надо знать где выходы. И желательно не один. Когда за тобой приходят в броне поздно метаться и думать про отход. Такие вещи надо заранее готовить. С трудом поднялся и тут же повело в сторону, отчего плюхнулся назад на кровать. Да, со здоровьем огромные проблемы. Мог бы ведь и мордой вниз. А чем пол покрыт? Это дерево? Ну надо ж. А в мое время за такие доски убивались. Сплошной пластик и ретро в моде, но не всем доступно по цене. Леса вырубать нынче ни-ни.
  Катя с готовностью подставила плечо, вызвав еще один непроизвольный приступ нежности. Организм отзывался абсолютно независимо от желания. Собственно, я вообще не думал, отклик рефлекторный. Забавно, о таких последствиях прежде не задумывался. Химия срабатывает совершенно непроизвольно от сознания. Кажется, новая жизнь подготовила кучу сюрпризов.
  Коридор поверг в недоумение. По роду деятельности иногда приходилось сталкиваться с подобными заведениями. Даже больницы для неполноправных смотрелись лучше. Я не забыл, что прежние мерки неприложимы к двухсотлетней давности жизни, но тут забавно себя ведут.
  У открытых окон стояли в коридоре люди, вдыхая дым из, с трудом вспомнил слово - трубок и просто свернутых бумажных кульков. Ну и времена! Полная свобода! Мало того запрета нет, так прямо где попало, а не в выделенных местах употребляют. Представить себе подобное поведение в родные времена невозможно. Моментально б заложили и забрали. Потом и с работы выпереть могли. А уж огромный штраф обеспечен в обязательном порядке. При этом, высшее общество могло себе позволить подобные удовольствия и даже поощрялось. Но в закрытом от взглядов помещении. Не публично. В любом случае - нарушение закона.
   Туалет тоже удивил. Точнее первоначально не понял, почему Катя остановилась и показала на дверь. Нормальное отхожее место должно быть доступно всем. Оглянулся и на извинительное бормотание, что дальше с ним идти не может, с опозданием уяснил необходимость зайти самостоятельно. Оказывается у них табу существует на совместное посещение соответствующего места мужчин с женщинами. Про равноправие и не подозревают. Прямо чувствуешь себя в голо, про рубящихся на мечах. Чего только в прошлом не бывает! Разница, правда, кардинальная. Если уж зарежут, то навсегда и обсудить про клинок неправильной формы не с кем. Но знал, на что изначально шел.
  Внутреннее помещение в очередной раз поставило в тупик. Запах, ладно. Неприятно, но не испражнениями, а какой-то гигиеной несет. Борьба с инфекцией. Это объяснимо. А вот вместо облучателя странный сосуд с металлическим носиком и сверху зеркало! Такое чистое, без искажений, каких вроде бы не было в эти времена, а здесь висит свободно. Никто даже не попытался спереть! Чудеса. Между прочим, отражение ему понравилось. Ничего общего с прежним обликом, но для мужчины неплохо. Всклокоченные светлые волосы, голубые глаза, квадратная челюсть, не особо широкий прямой нос и полный рот зубов. В последние годы уже ничего не помогало и хотя не болели, уж это он себе организовать всегда мог, полностью отключая нерв, но жевать стало сложно. Проще выдернуть и вырастить искусственные. Худой организм, правда, аж щеки впалые, но при правильном питании дело поправимое. Нет, удачно вышло.
  Деревянные двери отдельных кабинок вопросов не вызывали, хотя чего эти дурни стесняются, не дошло. А вот каменный пол и необходимость делать в дырку сбивали с толку. Вместо удобного биопереработчика со стульчиком полное отсутствие всего. А если с ногами проблемы или пожилой? Садиться, что ли, держась за ручку двери? Благо ему хотелось отлить, а не чего серьезнее и можно так обойтись. А вот как руки помыть не дошло. К счастью, почти сразу из соседнего кабинетика выскочил очередной болящий, судя по стандартному халату и белым панталонам с завязочками, которые присутствовали и на людях в его палате, и на нем самом. Халат помогла надеть Катя, а рубаха и линялые тонкие брюки (или штаны?) уже присутствовали на теле. Нельзя сказать, что одежда неудобна. Вырез спереди как раз для мужского корня удобный. Пуговички вывалиться не дают наружу, а в целом фасон подходящий. Особенно для не имеющего сил. Снимать не требуется. Продумано, надо признать.
  Предыдущий посетитель дернул цепь и с шумом пошла прозрачная жидкость, смывая остатки. Это было настолько забавно, что я повторил раз пять данное действие, внимательно наблюдая за текущим ручьем. Даже проверил пальцем, потом обнюхал и лизнул. Обычная вода. Очень хотелось проследить куда уходит и откуда берется поток, но даже в лучшей форме не получилось бы посмотреть сквозь камень и железо. На такие вещи способны очень немногие. С мертвой материей у солцепоклонников не выходило определять содержимое или что за ней. И только с живой работало, даже растения не всегда можно изучать, судя по иным намекам. У него, в основном, самолечение получалось, хотя и травка слушалась неплохо.
   Тут внутрь зашел очередной любитель подымить. Запах оказался зело вонюч, но в данном случае свидетель не требовался. Потому прекратил изучать механизм и принялся совершать то, зачем явился. Затем спустил воду, полюбовавшись результатом и вышел из кабинки. Тот самый посетитель справил свою нужду быстрее и сейчас стоял у зеркала. Только он не любовался в него, а тер руки тем самым вонючим веществом, стоявшим под отражением. После внимательного изучения пришел к выводу, что это мыло. Причем твердое! Бред! Здесь до сих пор не слышали про уничтожение вредных микроорганизмов ультрафиолетом? То есть с точки зрения гигиены правильно, но они не в курсе про нормальное волновое очищение?
  Положительно историки не подозревали, о чем реально важно писать. Ладно, мелкие детали не важны, но бессмысленная трата воды вместо правильной гигиены и переработки дерьма? Из того самого выступающего из стены носика вновь, как и над дыркой (в голове внезапно всплыло 'очко'), текла вода. Посетитель повернул кружевной кусок металла и она закончилась. Глянул вопросительно и вышел, не дождавшись обращения. А я принялся с интересом экспериментировать. Туда-сюда вращая. Больше оборот, сильнее идет или слабее. Но не бесконечно. В какой-то момент открытие прекращается. Наверняка можно сломать стопор, но какой смысл? Будет течь бесконечно, не настолько наивен и темен, что не сообразить.
  В дверь осторожно постучали и Катин голос позвал.
  - Николка, ты как?
  - Ага, ща, - зверея от невозможности нормально говорить, откликаюсь. Какой-то ступор, не дающий употребить прежде неизвестные слова. Я ведь все понимаю благодаря подключенной инфоматрице со словарями, а сказать не способен. Хуже собаки.
  С сожалением перекрыл воду, оставляя в покое изумительную игрушку. Бак должен присутствовать на крыше, решил. Иначе напора бы не вышло. И какого размера он должен быть, чтоб так бездумно сливать дерьмо? Огромный. Кстати, куда оно девается? Может в контейнер, который потом вывозят на поля в качестве удобрения после обработки. Но опять же вода, ее-то куда. Странности тут на каждом шагу.
  - Где ж ты ходишь сынок! - возопила толстуха из другого конца коридора, обнаружив выходящего из уборной. - Доктор сказал лежать!
  - Он захотел в туалет, мама, - сердито сказала Катя.
  - Ну и дала бы горшок. Пусть сил набирается!
  - Улица, - прерывая готовую начаться ругань и заодно защищая 'сестру', пробурчал.
  - Лежать надо!
  - Хочу! - повернувшись, побрел в сторону выхода, увлекая за собой Катю. В состоянии недоумка есть свои прелести. Можно забить на любые приказы и делать что хочешь. Дверь наружу приметил еще до захода в столь любопытное помещение.
  Катя вцепилась мне в руку и тоже двинулась в сторону дверей. Не ясно за него боится или подальше от скандальной бабы мечтает оказаться.
  - Куда? Назад! Я у доктора спрошу, - растерянно блеяла мать в спины. Она не привыкла к непослушанию вечно покорного сына. Не смотря на свои габариты, он был тихий и безропотно выполнял приказы.
  
  
  ГЛАВА 2.
  ЛЕЧИМСЯ И ИЗУЧАЕМ МИР.
  
  Снаружи почти сразу упал на первую попавшуюся скамейку. Вся спина от перехода мокрая, совсем сил мало. Что любопытно, здешние сиденья практически ничем не отличались от знакомых. Прогресс не коснулся, если не считать выдумок дизайнеров. И то, задница у человека и спина не настолько изменились, чтоб нечто оригинальное придумать.
  Еле ноги дотащил. Совсем прежний хозяин этого тела выложился и не зря валялся в коме несколько дней. Хорошо еще окончательно себя не сжег.
  Откидываюсь на спинку скамейки, подставляя небу лицо и ладони, мысленно призывая удачу. И энергия хлынула в меня, впиваясь миллионами уколов. Гораздо удобнее такие вещи творить обнаженным, но здесь существует глупейшее табу. Нарушителей серьезно наказывают, а рецидив могут лечить палками. Это выудил в памяти Николки. Абсолютно на данном этапе не требуется лишнее внимание с учетом недоразвитости организма. Я собирался восстанавливаться и нечего излишне мозолить глаза посторонним. В конце концов хватает и открытых частей тела для ожидаемого эффекта. Пусть дольше, зато без лишних любопытных.
  Солнце неплохо грело, но настоящей жары нет. Да это и не важно. Главное для знающего методику отнюдь не тепло. Достаточно и простого присутствия на небе светила. Звездная энергия в каком-то смысле напоминает любую другую. Как река складывается из отдельных капель и наткнувшись на ворот заставляет его вращаться, передавая силу через ремни и диски на станок или мельницу, так испускаемый солнцем поток состоит из отдельных частиц, обладающих импульсом и отличающихся по конструкции от обычного света. Есть солнечный ветер и он не постоянен. Бывает сильнее, слабее и быстрее обычного. Вычислить четкую формулу не удается, как и раскрыть суть процесса. Да и не важно. Главное у части людей имеется способность при определенных условиях пользоваться божественным благословением. Или демонским - это уж как посмотреть.
  Умельцу доступно два вида ёки - его собственная жизненная сила Ци и божественный солнечный ветер Юи. При помощи этих видов энергии и при определенных навыках можно привести организм в некое идеальное состояние здоровья, предусмотренное природой. Вот здесь основной затык для подавляющего большинства даже способных поглощать звездный ветер. Держать в голове полную формулу кучи органов практически невозможно. Настоящие профессионалы предпочитали просто подкачать до нужного уровня Юи. При постоянной работе с обоими видами энергии можно было даже замедлить приближение смерти, сохраняя бодрость и молодость. Потом, правда, рано или поздно скачкообразно стареешь и помираешь, не смотря на помощь врачей-специалистов. Ну да, все люди смертны, а лишние сорок-пятьдесят лет полноценной жизни достаточная награда.
  Николка черпать от Солнца не умел. Пользовался на инстинктивном уровне для восстановления затрат, но сейчас явно перестарался, почти опустошив себя. Есть две важнейших опасности: отдать слишком много Ци, зачерпнуть лишнего Юи. В обоих случаях можно закончить на кладбище и меня тренировали несколько лет, прежде чем стал самостоятельно усваивать и использовать. В любом случае, надежда себя оправдала в полной мере. Похоже методика оказалась даже более удачной, чем надеялся. Все ж проверки и сличения слепков ауры проводил на близнецах и близких родственниках. И ни разу с полным замещением. Исследования отнюдь не были закончены, а эксперимент не проводился. Может и к лучшему. Если для переброски, как подозревал, требуется определенный биопотенциал на втором конце, результат вышел бы отрицательный и вряд ли б решился применить на себе в итоге. Требовался достаточно подвинутый сенс. Если учесть поиск в прошлом - колдун. Шансов на такое мало, но ведь имелись в истории йоги? Тело ему досталось с приличным потенциалом. Вышло даже удачнее ожидаемого.
  Николка не сделал людям ничего плохого, напротив лечил в меру сил и чуть копыта с этого дела не отбросил. То есть он-то ушел и вряд ли бы выкарабкался из комы. Ну да пусть ему будет хорошо в тех угодьях, где пребывает. Память не особо помогала по части здешних богов и потустороннего мира. Это было выше понимания Николки, а я по этому поводу не заморачивался. После революции в России бога запретили, а в мое время писать в резюме верующий чревато. Не любят начальники твердолобых. От прежнего хозяина организма остались в памяти несколько общих затверженных фраз и ритуальное махание на лоб и плечи.
  Минут пятнадцать интенсивного поглощения изобильного каскада хватило для наполнения организма. Я практически сразу почувствовал себя много лучше и остановился, как всегда, с сожалением. Впитывая звездную энергию, ты невольно хочешь еще и еще, напоминая наркомана. Тут важно не переступить грань, за которой хлынет через край, обжигая, вместо помощи. У каждого она своя и только на практике познаешь. В самом начале брать положено буквально по капле, останавливаясь постоянно. Иначе не долго и погибнуть. Позвать силу не сложно. Это отнюдь не мера мощи. Важно сколько и как долго ты сумеешь пропустить через себя при работе, не касаясь Ци. При первой возможности заведу конденсатор энергии. В чистом виде звездную Юи накопить не выйдет, но зато можно собрать в правильно изготовленном артефакте.
  Пока что принялся осматриваться. Состояние больницы снаружи в очередной раз привело в уныние. Положительно нечто не улавливаю. Двухэтажное длинное здание из красного кирпича с колоннами и украшениями смотрелось роскошным особняком. При этом штукатурка местами обваливалась целыми кусками, ступеньки отбиты, мусор на дорожках во дворе. Ощущение упадка. Похоже большевики отобрали у богача особняк для использования народом, а потом уже пришло в запустение? После гражданской войны денег, наверняка, на все не хватает. И ведь не спросишь прямо. Для местных такие вещи само собой разумеются и все в курсе.
  Бородатый рыжий кряжистый мужик на соседней скамейке взмахнул руками, с гневным криком.
  - Чтоб гадов этих скрючило! Чертово семя, зачем лезут со свиным рылом в наш калашный ряд! Своего добра чтоль мало?
  - Иностранцы, - поддержал его собеседник, одобрительно кивая, - напустить бы на них какую холеру, чтоб передохли!
  - Долги им отдавай, понимаешь! А кровь наша ничего не стоит?!
  - Так лягушатники ростовщики по натуре.
  - А америкашки лучше? Бездуховные купчишки, ничего не видящие за прибылью!
  Смысла в этих разговорах для меня ни малейшего. Я и любопытствовать не стал, разглядывая двух симпатичных дамочек, сидящих напротив. Одна в обычном халате из которого выпирает огромное брюхо. Рожать скоро. Про ранние роды и насколько это облегчение для женщины здесь, видать, не подозревают. Кажется, инкубаторы для выращивания детей появились в конце 21 века, а до того рожали в воде. Впрочем, на эту тему не особо задумывался прежде, возможно и ошибаюсь. Это уже второй демографический переход и к нынешним проблемам не относился.
   Вторая девица явно в гости заглянула. Без живота. Маленькая шляпка, узкая юбка, открывающая ноги до колен и блузка с немалого размера вырезом. Как груди наружу не вывалились не ясно. Скорее всего, потому что сквозь тонкую ткань и без его прекрасного зрения видно некую матерчатую конструкцию, удерживающую. Хм... А ведь приятно смотрится. И явно не искусственная. Подлеченный организм среагировал без приглашения на женские прелести. Давненько со мной такого не случалось. Хотя в новом теле и желания плотские неминуемо должны проснуться. Все ж молодой парень. А это занятно. Кажется, жизнь предстоит еще лучше, чем ожидал. Интересно, как эти проблемы решались раньше. Вряд ли здесь имеется помощь для людей с особыми потребностями. А желания у Николки, судя по случившемуся, имелись.
  Я напряг слух, когда долетело еле слышное 'юродивый'. Говорили о мне. Без привычной 'клипсы' многое становилось сложным, но неожиданно у Николки обнаружилось обострение слуха. Оказывается, тот умел отсеивать лишний шум и целенаправленно отбирать речь в толпе. Все занятнее и занятнее. Простой деревенский колдун, получается, переплюнул человека из будущего. Мне такое прежде делать не доводилось. Зачем, если 'клипса' подключается к любому прибору. А вот ему приходилось выкручиваться. Кстати, что он слушал, если ни пса не соображал?
  - Тот самый? - жадно спросила беременная, на предыдущую реплику. - Говорят он полный дебил.
  - Ну не совсем, - авторитетно заверила вторая и покрутила пальцем у виска, неизвестно зачем, - в привычной обстановке адекватен и самостоятелен. Такой ласковый и приветливый.
  Я принялся копаться в памяти, пытаясь найти женщину и быстро бросил это занятие. Вроде сталкивался прежде, но когда... Слишком большой объем пришлось бы поднять, не стоит пока.
  - Он такой добродушный, приветливый и готов помочь. Только заправляет всем мамаша. Жуткая баба и даже пробовать не стоит без нее подкатиться. А дерет...
  - А он действительно может?
  - По мелочи: прыщи, чирьи, шрамы, с задницы жир убрать, - обе захихикали.
  Похоже весь город в курсе и власти его деятельность не волнует. Иначе бы не болтала так свободно. Это что означает? Я могу открыто практиковать? Замечательно! Лучше не бывает! Вживание пойдет гораздо проще и легче.
  - Размер бюста тоже увеличить просить не стоит. Полагаю, не выйдет и удлинить, - она сказала на ушко подруги и засмеялись в голос обе.
  Наверное, на нечто более серьезное Николка не был способен. Взялся за такое и довел себя до комы.
  - Кать, - сказал, подбирая слова из неширокого запаса. - Эта к дом нас приходь?
  - Была прошлым летом, - равнодушно подтвердила девочка. - Бородавка у нее была на таком месте, что и сказать стыдно.
  Это где по здешнему табу чужому мужчине показать нельзя? На заднице или еще где?
  - А сама то футы-нуты, вся такая образованная...
  Зависть? Ну, по крайней мере, по отношению ко мне Катя искренняя. Без задней мысли помогала и суетилась вокруг. Все заглядывала в глаза и спрашивала не устал ли, не хочу ли чего. Да и деваться некуда. Для начала нужен хоть кто-то близкий и готовый помочь. Ребенок идеальный вариант. Все прежние инстинкты протестовали, каждый способен предать и лучше оставлять в неведении даже подручных, поручая им нечто совершить без подробных объяснений, но я и не собирался посвящать 'сестру' в разные тонкости.
  - Кать...
  - Да, Николка, - откликнулась с готовностью. - Хочешь, чего? Кушать, пить или отдыхать?
  Насчет поесть внутри невольно откликнулся довольным урчанием желудок. Ни Ци, ни Юи сытости не дают. Все равно приходится жевать обычные продукты. Хм... А ведь как посмотреть. Почему-то прежде не задумывался. Пища тоже вид энергии, получаемый при переваривании. К сожалению, человек не растение, получающее энергию прямо из солнечных лучей и растущие за счет воды и воздуха. А ведь, в принципе, именно этого и хотели солнцепоклонники. Просто мне это было не интересно. Самолечение и помощь больным - вот это важно.
  - Тайна. Никому.
  - Святой крест не выдам, - совершила ритуальное движение. - Могу землю съесть.
  - Ни, - подивившись клятве. - Молчи. Ни всяк. Мам ни, - ох, как тяжко, когда приходится излагать мысли при его словарном запасе.
  - А папе?
  О, Солнце, дай мне терпение. Еще и папаша имеется. Надо поискать в памяти потом, что за деятель. Почему возле больного сына не сидит, скотина.
  - Ни. Холос?
  Она быстро-быстро закивала. Обнимаю осторожно.
  - Лечить, палка начальник хвать?
  - На кой черт мы полиции сдались? - удивилась Катя. На удивление прекрасно понимала косноязычную речь. - Мама околоточному платит, нас не тронут. Вон тетка Матрена тоже гаданием и травами промышляет. Аборты делает и чё?
  - Мож лечить?
  Наверное столько раз слышал последнее слово, что произношу без запинки и ломания языка.
  - Ну, наверное, нельзя. Без лицензии. Поймают - штраф вломят. Потому мама на лапу дает. Чтоб не замечали. Но это так... административное, не уголовное преступление, - слова явно повторялись за кем-то из взрослых.
  Есть! Я выиграл главный приз в больших скачках. Да здравствует светлое будущее! Никто не обратит внимание на первых порах на мои опыты.
   - Проснул, думать, - сказал тихо. - Ни хоч остать юрод. Хоч умным. Газет.
  Должна же быть дата там. Да и текст любопытно посмотреть.
  - Читать научиться желаешь? - с восторгом воскликнула девочка.
  - Ага. Вот. Оно. Много слов. Желаю. Ты обещалка. Ни. Обещалка ни ботать, - поправился.
  - Мое слово железное, - извлекла из-за ворота крест и поцеловала.
  Между прочим, у меня такой же есть. Почему не сделать из него конденсатор для хранения энергии, раз носят и никто странного в том не видит? Материал правда другой нужен.
  - Вот вы где! - с довольным выражением физиономии вскричал мужчина, расплываясь в улыбке и блистая железными зубами, распахивая объятия.
  Обхватил меня, практически выдернув со скамейки и прижав к себе. Организм отозвался на действие положительно, но сообразить ничего не успел. Только растерянность и не позволила двинуть в рожу. Еще и несет от того чем-то неприятным. Ага. Это называется перегар. Остатки перебродившей массы без фильтрования. Какая мерзость!
  - Ах, сынок, - сказал мужчина со слезой в голосе, - рази ж можно так пугать?
  С заметным опозданием пришло облегчение. Дошло - это и есть папаша Николки. Мог бы сразу догадаться. Даже внешне похожи. Постаревшая копия виденного в зеркале изображения, только слегка обрюзгшая, полысевшая и поседевшая. Руки, тем не менее, крепкие и человек сильный. Еще бы изо рта так не несло застарелым первачом, когда принялся со смаком целовать. Я невольно отодвинулся, разрывая дистанцию и лишь потом подумал, может так принято выражать радость? Баба тоже накинулась. К счастью отец не обратил внимания на движение. Или сыну со странностями еще и не то выкинуть можно.
  - Еда хоч, - прерывая словоизлияния, в которых почему-то почудилась фальшь, как в материнских рыданиях, потребовал неожиданно для себя плаксиво. Сработали некие психологические механизмы без моего участия.
  - Конечно, конечно, - вскричал отец, увлекая его за собой и не обращая внимания на семенящую сзади Катю. - Уже пора. Как к тебе относятся здесь? Не обижают?
  - Холош, - односложно отвечаю.
  Я понятия не имел, как именно должны себя вести белохалатники по отношению к больному. Наверное, не хуже, чем к остальным. Поили, на койке держали. Даже простыня и подушка, а не циновка с чурбаном под голову для бесчувственного тела. Но может так со всеми обходятся.
  - Если что не так, скажи мне! Я их накажу, - и продемонстрировал увесистый кулак.
  Ну да, скептически подумалось, а потом выкупать из тюрьмы буйного. Интересно насколько часто это происходит.
  Ужин уже принесли. Оказывается здесь с больными, как с солидными господами обходятся. Приличный кусок речной рыбы, картофель, морковка, практически неупотребляемый прежде напиток под названием чай, содержащий тонизирующие элементы, правда в очень малой дозе. Еще выдали кусок необычайно вкусного хлеба. А все остальное сытно, не сбалансировано по калорийности и абсолютно неаппетитно. Без соли, специй, соуса и иных ухищрений, делающих пищу приемлемой.
  - Больница, - сказал неопределенно отец на невнятную жалобу и попросив слегка подождать исчез. Минут через десять вернулся, неся завернутыми в бумажку щепотку соли и немного молотого перца. - Взял в сестринской, - сказал шепотом. - Для себя они держат что получше.
  Кажется, он был из тех типов, что везде видят заговоры и попытку обжулить. Как минимум, сам не промах. Мало шансов, что 'взял' означает попросил. Скорее украл. В принципе меня это не заставило широко раскрыть глаза. Приходилось делать вещи много более хуже мелкой кражи. Хотя в детстве еще и не так изощрялся. Вечно ходил голодный и при удобном случае не стеснялся. Разносолами мать не баловала и денег вечно не хватало.
   В животе была приятная тяжесть, 'отец' принялся проявлять нетерпение и отправил родственников домой. Не так уж и сложно. Кате надо отдохнуть и выспаться. Завтра в школу, пропускать не надо. Высказать нормально не мог, мучаясь от стыда и беспомощности, но в семье давно привыкли расшифровывать его послания.
  Оставшись один уселся в позу раздумья, скрестив ноги, проигнорировав удивленные взгляды соседей по комнате. Все равно он по определению со странностями, почему бы не иметь еще одну. Ноги плохо складывались, неудобно. Ничего и не такое преодолевал. Упорства мне было не занимать. В свое время тренировался пока не освоил самые сложные вещи и не начал создавать собственные, что является высшей категорией среди сенсов и встречается не часто. Хотя во время ученичества иногда хотелось все бросить или проломить голову учителю-солнцепоклоннику. Нет, тот не издевался, просто заставлял снова и снова повторять неудачные действия вплоть до победы. Кто не выйдет на соответствующий уровень так и останется подмастерьем, гоняющим вместо лечения энергию или подрабатывающим заряжателем конденсаторов. И так можно жить недурно, однако людям без особых запросов и честолюбия. То есть можно было. Пока не возбудились хранители здоровья душевного и телесного. Любые из ряда вон выходящие способности стали опасны. Не любит власть нетипичное поведение, сколько б не проповедовала терпимость. Смотря к кому.
   Сейчас требовалось выяснить кое-что и снова вернулся к изучению памяти прежнего Николки. Просматривать все подряд неудобно и глупо, пришлось бы прожить годы снова. Ускорить, к сожалению, невозможно. Потому поиск по ключевым моментам, откидывая ненужное сразу. Отработанная прежде 'библиотека' отсутствовала, ее еще предстояло создать и некоторые эпизоды откладывал на создаваемые полочки. Потом проще найти по ключевым обозначениям нужное. В этом удобство мыслеформ и четкой организации.
  Его интересовал в первую очередь 'отец'. По опыту удобнее всего выяснить нечто слушая не его слова, а вспоминая дела и отзывы. В первую очередь разговоры, точнее ругань с матерью и реплики соседей. Итог вышел забавный. Во-первых, папаша очень неплохо относился к Кате с Николкой. В хорошем настроении рассказывал забавные байки и даже пытался чему-то учить. А умел он практически все. Не было ничего удивившего бы его. Плотник, столяр, кузнец, столяр, печник, токарь - это все о нем. Проблема одна, он не желал долго трудиться. Рано или поздно любая работа, сколько б за нее не платили надоедала и уходил. Ко всему еще чем дальше, тем больше пил и нередко играл в карты. Тот еще подарок.
  В последнее время его в городе уже никуда не брали и перебивался случайными заработками. Починить чего соседям, наплевав на просьбу жены, не желающей унижаться и получить мелочь. Зато нальют и уважают. Как умный человек с золотыми руками мог до этого докатиться понять сложно. Лично он на попреки супруги утверждал, что виновата война. После нее не способен жить по расписанию и приказам. Но здесь был реальный провал. В отличие от вечного хвастовства по любому поводу на данную тему не распространялся. Впрочем, я догадывался, что может случиться с приличным юношей, поучаствовавшим во взятии города и насмотревшимся на резню. Сам когда-то видел. Не всех с неба можно прищучить. Бывает и ножками ходить приходилось по джунглям и горам. Самые опасные звери вовсе не львы с медведями. Они нападают с голодухи или бьются за самку. Ужасней человека ничего нет. Он без всякой причины способен совершать дикие преступления, особенно в ощущении безопасности или с разрешения начальства.
  Когда закончил за окном уже опустилась темнота, а соседи по койкам мирно дрыхли. С трудом распрямился, все ж просидел несколько часов, а тело не приучено и сделал несколько разминающих движений. После солнечных ванн и хорошей еды уже не ощущал кидающей в пот слабости, а вот в уборную снова требовалось. Стараясь не шуметь выскользнул в коридор. Странный светильник, присутствующий в туалете имелся и в остальных помещениях. Не энергосберегающий и форма незнакомая, но должно быть электричество. Как и что работает Николка все равно не понимал, значит и мне не передалось, но это и не важно. Достаточно щелкнуть специальным выключателем вместо привычного хлопка ладонями или голосовой команды. Можно подумать прежде разбирался в работе термояда. Или как создается воздушная подушка на транспорте. Летал и не морочился.
  Справив свои дела, оправился в сторону второго, парадного выхода. Где-то там находился пост медсестры, кабинет дохтура Евгения Карловича и перевязочная. Может удастся раздобыть нечто полезное. Конкретно и сам бы не объяснил, однако возбуждение от величайшего события толкало на действия. Хотелось как можно быстрее разобраться в когда попал. Спросить у него про год не выходило, даже Катя не сообразила, чего добивается. А ничего печатного у соседей не имелось. То ли неграмотные, то ли им не до чтения. В палате все с травмами и уже в возрасте. С одной стороны лучше, не цепляются, с другой обратиться не к кому.
  Женщина в белом халате за столиком спала. Выдергивать из-под головы журнал с лечебными записями несколько неуместно. Тихонько проследовал мимо в перевязочную. Трогать включатель не стал, из коридора падало достаточно света. Да, шкафы, опять же застекленные с инструментами. Замок плевый. Не зря у отца выпросил жесткую проволочку. Тот спокойно отдал убогому - пусть играется. Теперь согнуть правильно и можно вскрыть. Выдавливать стекло хуже. И звук потревожить может медсестру и сразу обнаружат. А так неизвестно, когда увидят и что подумают. Кстати прозрачность замечательная, вор бы нашел чего прихватить, не роясь везде. Однако меня интересовало нечто иное. С чувством глубокого удовлетворения, обнаружил на перевязочном пакете дату. 10Х1926. Чуть раньше запланированного, но год туда-сюда роли не играет. Времени достаточно для задуманного. Может и к лучшему, Сталин пока один из руководителей и совсем не главный. Проще открутить голову. Подольск? Да плевать. Поезда с аэропланами уже на ходу, добраться не проблема.
  Повернулся, собираясь тихо отбыть и застыл, открыв рот. На внутренней стороне створки кто-то прилепил в давние времена, уж очень выцвела, карту мира. Ничего общего с заученной она не имела. Прибалтика и Финляндия закрашены одним цветом с прочим. Еще и надпись через весь континент: Российская демократическая республика. А где СССР? На худой конец, Российская империя? Куда я угодил, черт возьми!
  Внезапно зажегшийся свет заставил машинально зажмуриться. Потом обнаружил того самого дохтура с козлиной бородкой в дверях. За спиной у него торчала с выпученными глазами проспавшая приход чужого дежурная. Уж точно по голове не погладят и за отсутствие бдительности втык поимеет. Но это начхать, а я-то сам, до какой степени одурел, раз пропустил появление. Наверняка ведь не крался Евгений Карлович на манер шпиона. Он у себя на работе.
  - И что ж вы здесь делаете, молодой человек, позвольте спросить?
  - Чай хотеть, - сообщаю, возвращаясь в нормальное состояние недоумка.
  В положении дурачка есть определенные плюсы. Слишком долго я играл в опасные игры и не всегда удавалось обставиться. Иногда и ноги уносил в последний момент. Невольно научился держать удар. Но сейчас был в полной растерянности и отвечал почти машинально. И то, многолетняя подготовка псу под хвост. Историки дружно врали? Переделали прошлое в угоду современным представлениям и не было никакого Сталина?!
   - Откуда здесь кипяток, - громогласно возмутилась медсестра. - К титану иди.
  Знать бы еще чего это такое, строя виноватую морду, подумалось.
  - Вот такие и слямзили, - это она уже к доктору.
  - Ну, наш-то пациент точно не мог. Или вы регулярно спите?
  - Господь с вами, - со слезой вскричала медсестра, - вы ж меня знаете! В первый раз. Сморило от усталости. Сами ж знаете, две операции, куча больных и еще эти, - тут она с неприязнью покосилась на меня. - Что папаша евойный, что мамаша, ни ума, ни совести.
  - Поперли чё? - спрашиваю, игнорируя недовольство. До убогого Николки вряд ли бы дошло.
  - Часы золотые, голубчик, - ответил доктор, осматриваясь. - Снял, да куда дел...
  - Найтить?
  - А сможешь? - заинтересовался козлобородый.
  Я молча пожал плечами. Неизвестно откуда пришло знание - смогу. То есть не я, а мой организм. И очень просто. Вещи Николка неплохо обнаруживал еще в детстве. Тут важно чтоб не только что приобретенная, а пользовались. При постоянном контакте с хозяином невольно образуется связь. Чем ценнее для владельца (не обязательно дорогая), тем крепче сродство. Положишь в сторонку, а от нее будто линия тянется. Понятно для нахождения пропажи нужна определенная формула с использованием энергии Ци, но по малолетству об этом не подозревал и обходился командой 'Найти'.
   - Стой, - сказал требовательно. - Смотрю.
  Это было, действительно так, только не по поводу часов. Обнаружить не проблема, нить прямо в воздухе висит, жирная. Сразу видно где-то рядом. Правда не здесь.
  Я старательно 'просвечивал' доктора во всех доступных диапазонах. Это не так легко, как кажется и забирает приличное количество Ци, но оно того стоило. Во время разговора вдруг осенила не очень приятная идея, а вдруг все вокруг только с виду люди. А внутри нечто другое или вообще упыри какие. То есть и сам такой с сегодняшнего дня, но раз мир иной, почему нет? Вот и старался по полной программе, начиная с кожи и погружаясь все глубже. Не только внутренние органы и их расположение, но и кровеносная система, кости, общее состояние анатомии.
  - Кхе, - кашлянул намекающе доктор.
  Я вздрогнул, выходя из транса. Кажется, подзадержался и тому надоело. Зато убедился в правильности ощущения, хотя мог бы и на ком ином эксперименты ставить. Ничего, главное в любом труде заставить клиента убедиться, что все не происходит легко и просто на раз-два, а требует усилий. Тогда и ценится выше твоя работа. Теперь с гарантией убедился, если и есть какие отличия от привычного человека, то настолько мелкие, что не имеет значения. У любого представителя рода людского всегда есть разница даже с близкими. Тем более размер иных органов способен варьироваться в серьезном масштабе. Особенно при болезнях. Важно наличие полного набора знакомых внутренних органов и отсутствие лишних причиндалов или неизвестных схем. А четыре группы крови или восемь - мелочи жизни. Все равно о разнице никто не догадывался и для моих методов не имеет значения.
  - Идем, - сказал, направившись вслед за нитью.
  - На 'вы' к старшим и уважаемым людям надо обращаться, - в очередной раз заблажила медсестра.
  - Не мешайте Полина Викторовна, - в тоне явно присутствовало любопытство.
  Ходить особо далеко не пришлось. В десяти шагах от столика дежурной возле двери стоял железный бак с грязными вещами. Скорее всего с утра собирались вынести и отдать на стирку. Лезть внутрь не хотелось, но для наглядности можно и запачкаться. Ковырнул сверху и обнаружив перепачканное дурно пахнущим полотенце, потянул на себя. Оно развернулось и блеснуло золото.
  Это и есть часы? - подумал с тупым удивлением.
  Нечто подобное у парочки человек сегодня видел, но принял за обычные амулеты без малейших признаков магической энергии. Шарлатанов на свете полно, ничего удивительного. А суеверные носят вообще чуть не камни с дороги в качестве оберегов. Вся-то разница, неплохо выполнены по тамошним меркам.
  - Ух ты ж! - сказала женщина с изумлением. - Нашел все ж. То Наташка, не иначе, спихнула в корзину не глядя, вместе с лежащим под ним. Давно говорю - безалаберная и неаккуратная! Гнать надо!
  - Спасибо, голубчик, - искренне сказал доктор, извлекая свою собственность наружу и изучая. Слегка обтер первой попавшейся тряпкой и решительно застегнул на запястье. - Не забуду услугу. А сейчас ночь, нечего бродить. Дайте ему чая и пусть спать идет в палату. Утром на выписку, уже здоров, раз шляется по коридорам. Еще не хватает чтоб ушел совсем без спроса. Объясняйся потом с родителями.
  
  
  ГЛАВА 3.
  ВОЗВРАЩЕНИЕ 'ДОМОЙ'.
  
  Поход домой в сопровождении отца оставил массу новых впечатлений. Больница находилась в центре города и особняки с магазинами, где огромные зеркальные витрины и все внутри видно, произвели немалый эффект. Ничего подобного прежде видеть не приходилось. Все нужное всегда можно заказывать заочно, не посещая лично заведения торговые. Конечно, есть места, куда жены ходили регулярно, но это все в жилых районах, чтоб не ездить. А тут все наоборот. Зато приличного супера на несколько этажей с подъемником ни одного.
  Отец рядом недовольно бубнил, но его речи пропускал мимо ушей. Хватило же дури белохалатникам поделиться с папашей историей с найденными часами. Золото его поразило в самое сердце. Правильно было положить в карман, с его точки зрения, а не возвращать дохтуру. Тот и так получает много. А нам бы пригодилось. В ломбард (причем Ломбардия итальянская) сдать, неплохо вышло бы. До меня не дошло в чем ценность данного метала. Вроде монеты из него уже давно не делают и у нас особо не ценилось. Украшения всякие, так это для женщин и то им подавай нечто оригинальное, с камушками. Простое золото никому не интересно. Надо уточнить, чтоб не влипнуть. Впрочем, не стал бы воровать и знай, насколько вещь ценная. Такое знакомство и реклама могли пригодится в будущем, а отец все одно пропьет и толку никакого. Потому не слушал нудные причитания, продолжая крутить головой по сторонам.
   Особо удивительным оказалось заведение, выставляющее изумительные картины. Никто давно не рисует кистью и уж точно не настолько реалистично. Вот фотографии нисколько не удивили. Навидался при подготовке и черно-белых и цветных. Зато отметил нехороший признак. Люди одеты по-разному и это нечто должно означать. К сожалению, историю костюма не изучал и не уверен, что таковая существовала. Хотя, на что только гранты не давали! Жаль, не догадался поспрашивать.
  К странным одеждам слегка притерпелся и не удивлялся. Более того, достаточно быстро начал различать отличия прохожих. На многих форма разного вида. Хоть в данном отношении ничего нового. Все ж люди остаются людьми и норовят выделиться перед нижестоящими внешним видом. Потому отдельная категория непременно с белыми воротниками, тоже на нечто неведомое намекали. Точно не простой люд, а рангом повыше.
  Народец победнее был представлен разнообразными вариантами отцовой и надетой на меня нарядов. Поддевка из простого черного или темно-синего сукна, рубахи с косым воротом белые, синие, красные, но не ярких цветов, подпоясанные широким ремнем, сапоги и картузы с козырьком, иногда блестящим. Материал опознать не сумел, но уже не особо удивился. Перегорел от количества новых впечатлений. Вокруг столько чудес, что новые воспринимались с немалой долей равнодушия. Ну еще одно. Плевать.
  Дорога покрыта некой черной субстанцией. До пенобетона еще не додумались, это и так знал. Поскольку у некоторых домов сохранилась булыжная мостовая или каменные плиты, затруднений для чего асфальт не вызвало. Коляски не трясет и не стучат по ночам, проезжая мягко по ровной поверхности. Всякого рода транспорта с конями достаточно много. Теоретически я все знал, но столкнутся на практике достаточно потрясно. Лошадь на улицах давно уже мифическое животное, располагающееся где-то между древними римлянами и драконом. Даже в Африке они мне не попадались. Коров и коз - да видел часто, ослов пару раз, верблюды кое-где нормальное дело, но никто уже не ездит верхом, кроме больших аристократов, к которым не отношусь.
  На удивление грузовики почти нормальные, хотя и незнакомых марок. Всего парочка проехала, но составить впечатление можно. Один парень пронесся мимо на двухколесном уродстве, воняя из трубы сзади черным дымом. Про заботу об экологии и жуткие штрафы здесь пока не сном, не духом. Лет через двадцать от смога дышать станет нечем. Но это ладно, а шум какой! В первый раз всерьез испугался и выслушал снисходительные успокаивающие речи от отца. Похоже Николке отсутствие глушителей тоже не нравились и тот не удивился реакции.
  Каким образом они передвигаются на мягких колесах было категорически не ясно. Из того самого привычно-убаюкивающего бормотания ровным счетом ничего не понял. 'Шины', 'форд', 'шофер' и прочее отсутствовали в моем новом и старом словарном запасе. Вот что четко усвоил, необходимость смотреть по сторонам, переходя улицу. Носились эти штуки далеко не с бешенной скоростью, но все ж могли выскочить из-за угла внезапно и как быстро остановятся неизвестно.
  На улицах повсеместно стояли высокие тумбы цилиндрической формы все увешанные какими-то плакатами и рисунками. С первого взгляда ясно -орфография не соответствует. Вроде бы русский язык, но не дореволюционная и не послереформенная. Я все ж кое-что читал и представление имею. Пусть самое общее, но кириллицу разбирал, когда письма приходили на 'клипсу' от российского центра, в с которым сотрудничали. Сознательно просил не на английском или немецком писать. Готовился. Яти в этих текстах были, но не в конце каждого слова. И что-то еще смущало, сразу не сообразил, а торчать перед объявлением отец не дал. Я окончательно перестал понимать куда угодил и решил оставить изучение на потом.
  Достаточно скоро дома стали заметно хуже, дорога выложена булыжником, а солидные по виду господа исчезли. Как не удивительно, крепостной стены не обнаружилось. Или в 20 веке их не было? А как же Кремль? Опять странные непонятки.
  Отец целеустремленно шагал вперед, но вместо дома завернул в полуподвальное помещение. В задымленном табаком до висящей в воздухе завесы, заставившей скривиться, помещении за грязными столами сидело несколько человек. Отца они приветствовали как хорошего знакомого. Через минуту на столе стояло несколько больших кружек пива, а из маленькой бутылочки (наличие везде изделий из стекла уже не вызывало реакции) в них чего-то прозрачное добавляли.
  - Ну дай ты ему, - сказал один сидящих за столиком, заметив мой взгляд. - Большой уже.
  - Не, пива хватит, - отрезал отец, подсовывая одну из кружек. И они заговорили на вечные темы дороговизны, угрозе понижения жалованья из-за убытков на предприятии.
  На вкус напиток оказался неплохим. Ожидал гораздо худшего. А это приятно на вкус. Опять несовпадение с историческими сведениями. Пиво обязаны разбавлять водой и не фильтровать. К тому же оно содержит алкоголь и высококалорийное. Не рекомендуется к употреблению.
  Поскольку разговоры были малопонятны, обсуждали некие события в столице под названием 'демонстрация', соседи громогласно призывали 'за отчизну' и норовили нечто спеть, тут же забывая, отхлебывал потихоньку и продолжал размышлять о своем. Конденсатор магии создается отнюдь не из драгоценных камней. Чаще всего из очень специфической керамики.
  Самый хороший профессионал помнит об ограничениях по части использования энергии, если не мечтает скончаться в скором времени. Артефакты позволяют, грубо говоря, самому не обжечься, накапливая заряд. В простейшем варианте конструкция из добытых из руды при помощи добавления присадок с воздействием энергией (совсем не просто) двух пластин, разделённых изолятором. Правильно иметь многослойный, с чередующимися слоями. В теории он может иметь любые размеры. На практике создают для носки с собой, хотя возможен и стационарный. Более того, именно при помощи такого и отправился сюда. Причем создал нестандартный, чем немало гордился. Юи может накапливать живой организм? Два года опытов с водорослями и вышла очень специализированная хлорелла, позволяющая манипулировать огромным количеством энергии, не завися от привычных конденсаторов.
   На том и погорел. Кто-то из завистников засек его работу, не относящуюся к тематике института и доложил наверх, заподозрив невесть в чем. Ничего удивительного. Некогда в Евросоюзе нащупали после нескольких неудачных попыток нащупали правильный метод. Они вывели высокоурожайные сорта полезных растений. А затем, как водится, облагодетельствовали Африку, чтоб дать им возможность кормиться на месте, а не лезть через границу. И все было прекрасно пока на истощение почвы не наложилась трехлетняя засуха с зимними холодами на окраинах и неумение правильно работать с подаренными сортами. В результате целая серия локальных войн, с геноцидом и прочими радостями. Я застал уже самый хвост, но и того хватало. Зайдешь в деревню, а там всех убили. Армия освобождения чего-то и здесь чужое племя.
  - А, - сказал еще один посетитель, осмотревшись, - Ермолай.
  Отец поднял голову.
  - Петр Федорович, - в тоне было почтение.
  - Трубы поменять нужно.
  - Это я завсегда с удовольствием, но на месте смотреть надо. Может там работы на три копейки, а может и на тридцатник новыми рублями. Или одному не справится.
  - Не обижу, - отмахнулся приглашающий.
  - Только мне сына домой отвести надо сначала.
  - А, тот самый... Не затягивай, - отрезал. - Спровадишь и ко мне мухой. Найти другого, - он щелкнул пальцами, - еще быстрее, - повернулся и вышел.
  - Пойдем, - сказал отец, торопливо допивая содержимое кружки.
  - Заходи потом, - пригласил один из собутыльников, явно напрашиваясь выпить за чужой счет.
  - А то, обмыть работу не мешает.
  Домой мы неслись рысью и вся разговорчивость отца куда-то исчезла. Куда-то пропали мощенные улицы, потом они свернули с дороги напрямую мимо реки прошли заросшим бурьяном приличных размеров пустырь. Практически без перехода выскочили на застроенную улицу. Деревянные дома, покрытые дранкой или соломой. Часть побогаче, с крашеными наличниками или изысканной резьбой, но все в одном стиле и отгороженные заборами. Сделаны чаще всего небрежно и в щели видно двор.
  - Вон, - сказал отец, показывая на очередные ворота метрах в тридцати и всовывая в руку бумажки. - Иди домой сынок. А мне некогда, - развернулся и помчался в обратную сторону, не дожидаясь.
  Я мысленно плюнул и двинулся в указанном направлении, надеясь, что правильно понял. В отличие от соседей здесь створки были высокие и хорошо сделанные. Один вход для человека, второй для телеги. Машинально зацепил через щель щеколду подобранной щепкой и толкнул калитку. Навстречу с гулким 'гав', гремя цепью, заставив замереть сердце и пожалеть о беспечности, метнулся огромный пес. Вместо нападения принялся, встав на задние лапы и положив передние на плечи, старательно вылизывать лицо.
  Хорошо, что нож не украл, подумал, почесывая между ушей радостного повизгивающую зверюгу. Пырнул бы с перепуга. Присмотрелся к ауре собаки. Нет, привязки нет. Приличный сенс практически с любой живностью на 'ты'. Можно самого злобного зверя заставить себе служить. С человеком такое тоже возможно, но гораздо труднее. Он мозги имеет и невольно задумается, если принуждать к не свойственным действиям. А дальше недолго поиметь яд в кашу, нож под ребро или красного петуха с подпертой дверью, чтоб не выскочил. Излишне рисково. Но этот красавец чисто любовь демонстрирует. Никаких даже не сознательных заклинаний. Что плохо, кличка не вспоминается.
  - Ишь, - недобро сказал материнский голос, - как ластится.
  Пес заворчал, замолчав под легким нажимом.
  - Его работа дом охранять, а не брюхо подставлять под почесывание. На место, Доллар!
  - Иди-иди, - пробормотал я, дивясь на имя собаки, покосившемуся на меня в ожидании команды зверю.
   Тот без особой охоты удалился к ладно сделанному домику-конуре, узнаю папашину руку, и лег у входа с тяжким вздохом, положив зубастую башку на лапы.
  - Ермолай где?
  - Рабтать.
  - Кто позвал? - и сразу махнула рукой, не дожидаясь ответа. Да я б и не стал говорить, если б смог. - Опять напьется изверг. Что у него зенки повылазили от этого удовольствия. Ты как себя чувствуешь? - в тоне нешуточная озабоченность.
  Я сунул матери те самые бумажки, именуемые выпиской. Не требовалось быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться, в них диагноз, возможно рекомендации и лекарства.
   - Ну значит хорошо, - слегка пошевелив губами, но по моему впечатлению, не добравшись до конца, подвела итог. - А то есть одна...
  - Нет, - резко обрывая, заявляю. - Отдых. Дни. Одна. Тяжело - два-три раза. Не хоч больница.
  - Ага, - сказала после длительной паузы, закрыв широко разинутый рот. Прежде Николка возражать не смел, а уж ставить условия тем паче. - Дни - это сколько?
  - Недел.
  - Неделя? Это конечно. Кто ж возражает. Здоровье прежде всего. Руками-то шевелить могешь?
  - Ага, - подтверждаю наикратчайшим образом наикратчайшим образом в недоумении от направления беседы, чтоб чего-то не брякнуть сомнительное.
  - Значит займись делом, - склочным голосом провозгласила. - Пока отдыхал на койке здесь мне одной пришлось трудиться, рази ж от Ермолая помощи дождешься?
   После с интересом выслушанной порции ругани последовала куча распоряжений, под обещание накормить исключительно после окончания трудов. Работы оказалось достаточно. В хозяйстве имелся коровник с двумя взрослыми животными и одной телкой. Молоко пили, творог, сметану и мягкие сыры делали сами. Свинарник на шесть хрюшек, шесть десяток кур, утки, гуси, кролики. Ничем от знакомых ни внешне, ни внутренне кардинально не отличались. Цвет зависит от породы и не принципиален. Коровы, правда, гораздо субтильнее, без привычного горба и рога короткие, но молоко есть молоко. Даже жирность больше привычной и вкус несколько странный. Фабричное иное.
  Всех требуется кормить, поить, выносить навоз, чинить клетки, сараи. Раньше такого сроду не делал, но тут глубоких знаний и компьютерных программ не требовалось. Бери лопату и вычищай навоз, грузя в тачку. При этом у меня достаточно времени осмотреться.
  Единственное, что раздражало, это вечное появление матери за спиной. Следит не понятно зачем. И ведь не спросишь. Щедро раздаваемые приказы сделать то или это терпеливо сносил и старательно выполнял. Ничего ужасного, на самом деле, в них не имелось. Никаких мозолей и потертостей. Не в первый раз вилами махать и воду таскать. В смысле, Николке. Руки привычные.
  Собственно мамаша невольно сделала подарок, позволив изучать обстановку. Наверное любые ошибки можно было бы списать на придурковатость, но для себя неплохо иметь представление где и что расположено. Похоже жили солидно. Дом пусть и не новый, но в приличном состоянии и под оцинкованным железом крышей. Почти ни у кого из соседей такого не имелось. Все помещения и часть хозяйственных пристроек (кроме курятника, сеновала, помещения для угля), расположены под одной крышей. Это позволяет даже в зимнее время, оказаться в бане, не выходя на улицу, что очень удобно. Внутри чисто, хотя нормальных ковров не постелили. Требовать от местных полного соблюдения прежних его привычек было бы странно. Иначе живут.
  Стоило управиться и она погнала на огород. Сорнякам безразлично где расти, но особенно замечательно они себя чувствуют на специально удобренном под овощи поле. Заодно выслушал гневную лекцию что и как полоть, поскольку не различал зелень и взбесил мамашу до предела. Обязан разбираться, ведь не в первый раз. Она даже пыталась бить, но не всерьез. Так, подзатыльники, под причитания за что ей такое горе и прочие подобные глупейшие выражения. Ясное дело, прежний Николка должен был замечательно все по хозяйству уметь без дополнительных показов. А тут даже куда навоз тащить в недоумении. Ну и ладно. Я ж в коме был и все забыл. Даже чего не знал.
  Основной объем огорода занимала та самая картошка, но кроме нее были и другие неизвестные нормальному горожанину в поле растения. В памяти обнаружил названия: фасоль, тыква, помидоры. Присутствовали в малом количестве лук, огурцы, капуста, морковь, чеснок, свекла. Ямс с бататом и соей отсутствовали, как и в меню больницы. Пока что махал мотыгой, избавляясь от заметных порослей бурьяна. Особенно живуч порей. Зато выяснил удивительную вещь: сейчас середина весны. Очуметь! В это время в России должны быть жуткие холода. Хорошо, что теплынь. Снега не любил со времен провального рейда по горам Ирака. Чуть не сдох, обморозившись. Или все ж влияние глобального потепления?
  Пес снова гавкнул. Он не бесился, как иные шавки, считающие себя в безопасности за оградой, а с достоинством предупреждал хозяев о появлении гостя. Мать, а вслед за ней и я, высунулись проверить. Это оказалась Катя. Она была в странном платье с передником черного цвета ниже колен и сумкой. Личико грустное, но при виде брата просияла и бросив ношу кинулась к нему бегом. В последний момент я машинально поймал и по ощущениям сообразил, не в первый раз такое проделывают на пару.
  - Ты уже дома! - счастливо вскричала, прижимаясь.
  Даже у матери помягчела физиономия. Впрочем, она тут же спохватилась и заорала, посылая переодеться и явиться помогать страшно замученным людям, только и делающим, что ради нее, паршивки, старающихся. Это при том, что сама к огороду руку не приложила, если не брать в расчет первоначальную демонстрацию и регулярные появления с новыми указаниями. Если задуматься, не иначе Николка в них тоже нуждался и его требовалось подталкивать постоянно. Проскользнула в ее обвинительных речах тема о вечном желании греться на Солнце, ничего не делая. Похоже прежнее тело инстинктивно брало звездную энергию.
  Через несколько минут девочка примчалась уже в выцветшем до белизны домашнем платье и усердно принялась помогать. Мать постояла, затем велела ей если чего позвать, а пока вон до того места не закончат обеда не будет и удалилась.
  - Зачем рядом? - спросил, убедившись, что уже не услышит.
  - Так ты ж, ежели над душой не висеть, сядешь через пять минут, забыв причину прихода и на небо пялиться станешь, - очень серьезно объяснила Катя.
  Так, опять прокололся. Не зря мамаша смотрела с недоумением и ругалась без энтузиазма, чисто для порядка. А до меня не доходило. Поставила выносить или таскать корм - делаю. Ну и плевать. Бесконечно придуриваться, особенно после поставленного ультиматума оставить голодным не стоит. Полностью нормальным становится до поры до времени нельзя, прежде осмотреться, списывая промашки на глупость. Но в целом...
  - Ей не гри. Тайна.
  - Я помню. И букварь нашла. Будем учиться?
  - Бум, - подтверждаю. - Рубить до забора. Ни на нас злобчать.
  - Правильно, - согласилась Катя. - Делу время, потехе час.
  Я не понял и поискал в памяти. Пословица, оказывается. Жаль, высказаться не способен. А есть красивые. Но одна под ситуацию очень подходящая: 'Язык мой - враг мой прежде ума рыщет, беды ищет'. Видать к лучшему, что никто не ожидает красочных оборотов и речей на час. Спалился бы в миг.
  - Кажи школу.
  - О чем? - она явно растерялась. Мало шансов, что прежде интересовался такими вещами.
  - Все, - тут главное не события, а чтоб болтала побольше. Пойму хоть что-нибудь, уже замечательно. Навык нужен, понимать н слух, а не переводить постоянно мысленно. Заодно и словарный запас пополняется.
   Ну и понеслось под мерное махание мотыгой изложение дня. Хотя иные выражения не понимал напрочь, общий смысл дошел без особых сложностей. Катю отдали в частное женское училище и ей там страшно не нравилось. В отличие от обычной школы за занятия платили не тридцать, а триста рублей в год. Поэтому там было мало учениц и очень приличные преподаватели, имеющие возможность заниматься с каждой чуть не индивидуально. При этом девочки из очень обеспеченных семей, фактически сливки городского и районного общества. Для живущих далеко предоставлялось общежитие за отдельную плату.
  Фактически она там одна из низов. Если не все, то часть компании относилась к Кате свысока и по любому поводу норовила подсидеть, вплоть до залитых чернилами тетрадок и громких комментариев по поводу одежды. На занятия все ходили в форме, но город не такой уж большой и сталкиваться хотя бы изредка приходилось. А еще был папаша, многим знакомый по части разных ремонтов и крепко пьющий. Достаточно часто поэтому и иным поводам звучали отнюдь не приятные рассуждения, сознательно не понижая голоса.
  Кстати откуда деньги на обучение, у меня вопрос не возник. Наверняка от лечения бородавок на задницах окрестных девиц и излечениях не смертельных, но всерьез мешающих геморроев. Реально его способности при возможности не прятаться и действовать открыто - бесценны. Полостная хирургия без вскрытия - это весьма полезно. Допустим за переломы бы не взялся, но ведь не только прыщи, но и тромбы можно не только создавать, но и убирать. А также камни в почках, желчном пузыре, отложения солей, злокачественные образования и многое другое, мешающее жить.
  - Хошь, Зинке плохо делать?
  - А можешь? - с надеждой спросила Катя.
  Энергия не бывает положительной или отрицательной, черной или белой, чтоб не болтали дилетанты. Она инструмент и иногда оружие. Ножом можно убить или резать хлеб, топором срубить дерево или снести голову. Все зависит от умений. Устроить мелкую гадость, даже без серьезных последствий - запросто. А можно и со света сжить. Фактически лечение наоборот.
   - Нет, - вздохнув, сказала с заметным сожалением. - Она стерва, но я нет. Не стоит. Грех это.
  - Грех? - спрашиваю удивленно.
  Это религиозное понятие и чистая мораль. А она в разных обществах и в разные времена очень разная. Белых расистов до сих пор не искоренили окончательно. Как и черных, о чем говорить не положено. В моем представлении наказание за некие неприятные деяния плохим поведением не являлось. Если на тебя нападают, с какой стати не иметь права ответить?
  - Это поступать против совести и заповедей Божьих.
  - Заповедь? - совсем ничего не понял.
  Она бойко отбарабанила заученные фразы.
  - У меня пятерка по Закону Божьему!
  Чего-то я крупно не улавливаю, думаю в некоторой растерянности. Ну ладно, у здешнего народа один бог главный и все ему поклоняются, но 'не делай изображения'... Уж на что Николка не соображал, но про иконы в памяти присутствовало. И что выходной в воскресенье. И потом 'не желай'... Это кто ж может в мыслях не желать? Младенцы, скопцы и старики-аскеты?
  - А иной урок?
  - Тоже четверки с пятерками, - поскучнев призналась, - но ей богу...
  Ага, не поизноси всуе! Точно, как у нас. Говорят одно, в уме держат другое, а делают и вовсе третье. Хоть в этом психология знакома
  -... зачем мне латынь или чей сын был Карлеман? Окончившим училище выдается аттестат на звание учительницы начальных школ и справка об окончании курса стенографии и машинопечатанья. В лучшем случае в секретарши или телефонистки. Уж в нашем городе преподавать не устроиться, разве к богатым домой. Не прислуга, но тоже не сахар.
  Половины слов не понял, но посыл прекрасно известный. Это как у меня произошло. Справка есть, толку нет. Учиться у родителей нет денег, а без профессии никуда не возьмут. И курсы чаще для галочки.
  - Ехать даль, - подразумевая в большой город, предложил.
  - Мама не отпустит в Москву, - сказала Катя трезво, правильно расшифровав косноязычную подсказку. - А то б я в коммерческое подалась. Статистику, счетоводство и экономику в восьмом классе дают. Уже не с улицы. В аттестате указано.
  - Учить, - протянул я. - Покажь. Буквы.
  - Запросто, - фыркнув заявила Катя, аж зажмурившись от удовольствия продемонстрировать знания, изобразила личиком глубокую мудрость, не иначе кому-то подражая и прямо на земле написала пальце закорючку, разровняв место между грядками, - это 'Аз', как арбуз, - Это 'Буки', как барабан...
  Через некоторое время дошло - реформа была, однако пошла куда-то не туда. Твердый знак в конце убрали, а ѣ и е, это действительно два разных звука, ѣ это долгое е. I вместо И, и с J вместо Й. Ничего ужасного. Слегка потренироваться и стану свободно читать-писать. Все равно сажал бы кучу ошибок без нормальной практики. Тем более полностью отсутствует привычка писать от руки. Практически вся документация набирается на клавиатуре или берется уже готовый шаблон. Причем не вспоминая, что и составлять документы обычно приходилось на латинице. В Европе как-то русский не в ходу, но политика сохранения народностей позволяет не переходить на общий шрифт.
  Так даже удачнее. Не придется переучиваться с современного написания. Хотя, о чем это я? Пора затвердить - современность - это сегодня. И поменьше даже мысленно вспоминать будущее, которое прошлое. Николка я!
  - Крова, - довольно говорю, рисуя буквы.
  - Карова, - поправляет Катя покровительственно, исправляя гласную.
  Нет, ну такие вещи не путаю. 'О' должно быть. Настаиваю. Выясняется, что с правилами правописания нечто странное. Полно аканья и часто пишется, как слышится. В принципе удобнее для нормальных детей, но почему тогда в моей реальности иначе?
  - Ни на минуту нельзя оставить одних! - орет по соседству голос матери, подкравшейся незаметно, пока морщил лоб, путаясь в несуразностях.
  Поспешно стираю буквы одним движением ладони, благо, она с пол лопаты величиной и подмигиваю Кате. Та улыбается.
  - И смеются еще! - возмущается мамаша. - Что смешного? Вы так до ночи просидите, а ничего не сделано!
  Будь на моем месте обычный наемный работник, он бы точно возмутился несправедливостью. С самого утра впахиваю, как проклятый, без нормального перерыва на обед. Сунула в полдень пару картошек и хлеб с большой кружкой молока и все. А ведь после больницы и должен отдохнуть. По-настоящему устал с непривычки. То есть физически не особо. Есть маленько, но терпимо. Николка все ж сильный парень, не чета даже мне молодому. От природы много дано. Может в компенсацию за отсутствие мозгов, однако, скорее, гены удачные. Папаша тоже крепкий мужик, а я в него статью пошел. Просто слишком много всякого разного навалилось. В голове бурление, а обдумать спокойно ситуацию никак не выходит. Все время над душой торчит и подгоняет. Хорошо хоть не цепляется, что рубаху снял. Можно брать энергию спокойно, никто не поймет. А входить в транс способен совершено спокойно и во время движения. Действия однообразные, мозги практически не задействованы. Все машинально, почти на инстинктах.
  - Следишь за братом, так не баловством занимайся!
  Я опять подмигнул, не давая возразить. Из-за спины мамаше не видно, а лаяться с ней бессмысленно. Николка элементарно не способен, а мне вылазить не ко времени. Да и не мальчик давно. Научился держать пасть закрытой давно. Тем более, при всей своей сквалыжности она тоже не сидела просто так. Воду приходилось таскать с колодца, а живность требовала немало. У нас стояла бочка, постоянно наполненная. Оттуда брали, но и возвращать приходилось. Меня на улицу не пускала, сама ведра носила. Или отец с утра постарался? По крайней мере во дворе сама носила. Коров доила, яйца собирала и нечто делала в доме, периодически выскакивая с проверкой.
  - Вернулся, - сказал чужой женский голос. У забора, с той стороны, где чужая хата, стояла еще не старая женщина, на вид лет пятьдесят с хвостиком, в черном платье и черном же платке. Это что-то означает? Нет информации. - Счастье-то какое.
  В первый раз в жизни вижу эту бабу, но в тоне сразу чудится нечто неприятное. Будто жалеет, что не сдох.
   - И ничего ужасного не случилось, - резко заявила мамаша.
  - Так-то так, однако мы сильно испугались, - а голос елейный, аж противно.
  Собственно елей это чего? Выскакивает неизвестно откуда. Уж точно не из Николки, но и мне-то неизвестно. Память реципиента распаковалось окончательно и теперь всплывает нечто оттуда?
   - Все хорошо и дохтур так сказал.
  - Вот и слава богу, - охотно согласилась баба, зыркая во все стороны из-за забора. Не иначе поделиться с соседками обнаруженными недостатками. - Здоровье прежде всего.
  Даже мне стало ясно, подразумевается Николка и так больной на всю голову, куда уж хужее. Видимо и Катя сообразила, потому что налилась красным и открыла рот, не иначе отбрить. Я положил ей руку на плечо, отвлекая и притягивая к себе. Девочка растерянно глянула в лицо и ей улыбнулся. Сейчас никчемный скандал абсолютно лишний и, если правильно вижу ситуацию, ничего хорошего из высказывания ребенка в адрес взрослой тетки не выйдет. Вряд ли настолько изменилась психология и просчитать последствия не сложно. Меня защищать не требуется. А когда разберусь и выясню кто на ком стоит и кого посылать может - обязательно приму меры. Уж сделать гадость недоброжелателю не проблема, а большая радость.
  - Слышь, Степановна, - сказала соседка, в повисшем молчании, - у Женьки мальчишка пропал. Ишо ночью. Уж с утра ищут, никто не видел.
  И опять какое-то злорадство в вроде бы сочувствующем тоне.
  - Видать на речку убежал и утоп. Уже ныряли-ныряли, нет тела.
  В голове внезапно стрельнуло и как с часами пришло твердое знание. Малолетка боялся идти к реке, спрямляя путь, через кладбище, как старшие товарищи, захотел обойти и в темноте свалился в яму. Теперь выбраться не способен. Изрыдался и заснул. Даже не слышал, как орали, разыскивая.
  - Дтё в черн враге, - произнес старательно выговаривая.
  Никогда со мной такого не происходило прежде. И вроде за Николкой не числится. Наше совмещение крепко перетряхнуло ему башку и нечто вырвалось наружу?
  - Где? - переспросила мамаша, глядя насторожено.
  - Черный овраг, - 'перевела' Катя.
  Я быстро закивал.
  - Точно?
  - Да!
  Как мешает невозможность нормально говорить! Вместо слов какие-то звуки противные, если не считать небольшого запаса старых.
  - Следи за братом, - строго сказала Кате наша мамаша, - я сбегаю до Евгении Васильевны.
  Поверила? А вот взгляд соседки мне сильно не понравился. Жадно и с опаской глядит. Разговоров теперь вагон будет, но не молчать же? Мальчишка незнакомый, ну и что? Не погибать же ему.
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"