Экспер Экспер: другие произведения.

Все не так, как кажется

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда убивают пусть и не самых законопослушных родственников, а в Москве гремят взрывы, никто не спрашивает, а надо ли тебе ввязываться в войну банд. Никому не интересно, что у тебя на уме. Наших бьют! Впрягайся. А если не согласен, то тебя просто пристрелят и правильно сделают. С их точки зрения. Шансов уклониться нет и полезнее иметь рядом орду уркаганов, выслушивающих приказы, чем бегать, прячась неизвестно от кого.

  Марик Лернер
  
  Все не так, как кажется
  
  Глава 1
  СПОРТИВНЫЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
  
  - У тебя еще хватает здоровья появляться тут после смены? - Старший тренер искренне удивился.
  - Я здесь отдыхаю, - честно сознался. - В больнице все время в напряжении, и каждая собака норовит поучать. А здесь сам себе начальник.
  - Ну давай, - откровенно довольный, махнул в сторону раздевалки Константин Семенович.
  Ему хватает старших учеников, и спрос за показатели в первую очередь с них. Младшие сначала должны пройти отсев при помощи других спортсменов. Мне за это немалый бонус, пусть и без денег, а ему удобно.
  С детьми заниматься проще всего. Они видят в тебе взрослого и умелого человека, много знающего и сильного. Потому фраза "ногу ставить правильно вот так" отторжения не вызывает. Правда, девять из десяти в течение года исчезают. Кто-то уйдет окончательно, кто-то - в другие виды спорта. Не всем дано и не все способны. Останутся немногие, действительно заинтересованные и упертые. Вот с ними имеет смысл всерьез работать, чем и станет заниматься Константин Семенович. А новых мальцов с удовольствием спихнет на меня и в следующем году.
  Ко всему прочему, зарплата здесь минимальная, и желающих трудиться не так много найдется. Но меня в основном интересуют не деньги, а возможность позаниматься в приличном зале. Ходить в платный - серьезная дырка в кармане, а потратить пару часов два раза в неделю на детей не такая уж великая проблема. Тем более здесь все культурно, все воспитанные. Родители с хорошими доходами, дети домашние и редко бывают беспричинно агрессивно жестокими.
  Время пролетело быстро и, отправив группу по домам, перебрался к тренажерам. Для спарринга мне здесь никого не найти, и давно всерьез не дрался. В России оборона без оружия, в просторечии ОБО, как-то не прижилась по неясным причинам. Вот на Балканах она очень популярна. Может, там просто проживают в немалом количестве горячие и буйные парни? Не зря ведь в Сербии, Болгарии и в городе Константинополе ОБО вполне официально изучается в армиях и полиции в качестве системы рукопашного боя, рассчитанного на быстрое выведение из строя противника с ударами по уязвимым точкам тела и использованием любых предметов. Особо умные смеются над фильмами, где отмахиваются табуретками или тарелками с метлами, но не зря такое кино суперпопулярно.
  Для многих добиться успеха в ОБО - путь наверх из нищеты. Профессионалы неплохо получают. Даже создана Международная федерация, в которую входят, помимо балканских, спортсмены из многих стран. Есть даже американские и китайские. На последнем чемпионате холодные заторможенные прибалты едва не заняли первое место, повергнув в ярость толпы болельщиков. Отнять первенство у родины спорта? Теперь, без сомнения, пробиться наверх станет еще важнее и престижнее. Ну и денежнее.
  По крайней мере, после появления спортивного варианта с четкими правилами, введением боксерских перчаток, установкой временных рамок и делением на весовые категории к ОБО в мире уже не относятся пренебрежительно, как к обычной драке. На тренировках используется защита. Все же, кроме ударов в пах и выдавливания глаз, практически нет запретов: кулаки, локти, колени, ноги, голова используются наравне с бросками и удушающими приемами.
  - Да ничего в этом нет, - громко, чтоб слышали все в зале, сообщил некто лениво. - Новичка можно подловить, а хорошего боксера такой не достанет. Толку ему от локтя по груше, когда прямой словит.
  Опять боксеры за мой счет забавляются. Давно разучился обращать внимание на шпильки.
  - Они только в низкопробных киношках хороши! - поддержал еще некто сильно развитый.
  - Не простоит и одного раунда в серьезном бою!
  - Вы совсем обалдели - сводить настоящих мастеров спорта с балканскими драчунами.
  Этот вроде пытается сбить накал, только малоприятным способом.
  - Эй, - крикнул все тот же наглый, - к тебе обращаюсь. Как насчет небольшого спарринга?
  Пришлось повернуться, оставив в покое грушу. Ну, как водится, пяток смутно знакомых типов, все ж залы рядом, но пересекаемся редко. Смотрят с усмешками, уверенные в превосходстве. Если все уровня Марата Бакирова, ничего удивительного. Странно было б его не признать. Олимпийская надежда и второй по рейтингу после Попенченко. До заслуг старшего товарища еще не добрался, но двукратный чемпион России и наверняка на этом не остановится. Если, конечно, ему не сломают шею или челюсть в таких вот дурацких поединках.
  - И зачем мне это? - спросил я.
  - Боится, - довольно вскричал чернявый носатый парень, смахивающий на кавказца.
  - На такие подначки еще в детстве перестал реагировать, - нехотя объяснил я. - Ну поломаю я ему чего, меня ж в университете со свету сживут деканы с ректорами. Золотой медали, - постарался вложить в слова максимум сарказма, - на Летних играх лишил!
  - Ты сначала попробуй! - набычился Марат. Кажется, я не тот тон взял. Возможность уйти без драки он не уловил.
  - А если нокаутируешь меня или там крепко побьешь, что за радость?
  - Ну, ты спортсмен или нет?
  - А все спортсмены обожают получать по мордам просто так?
  - Он прав, - вмешался еще один боксер. - Если уж решили всерьез проверить, какой стиль правильней, давайте ставки делать.
  Он сдернул с головы кепку и широким жестом швырнул на пол.
  - А мне-то с того какая радость? - повторно воззвал я к остаткам разума, глядя, как собираются и другие присутствующие, помимо боксеров, включая моих детишек. Поинтересовался: - Заработать на дурачках решили?
  - Выиграешь - отдам машину, - неожиданно влез Марат.
  Нет, определенно он намеков не понимает и закусил удила. Его "Антонов"##1 - последнего года, достался в качестве подарка от восхищенного болельщика. Фактически - гонорар за победу на российском чемпионате, только официально любитель не имеет права получать вознаграждение в любом виде. Вот и устраивают фокусы. Всем все прекрасно понятно, но правила обошли, и претензий быть не может. Только не стоит ставить его машину рядом с моим старым "фордом". Там разница на порядок в цене. Очень глупо так рисковать, пусть даже трижды уверен в себе. Один раз в год и пугач стреляет.
  
  
  ##1 Легковая машина представительского класса, производимая российским предпринимателем Антоновым в Самаре.
  
  - Ну, надевай перчатки и иди сюда, - сказал я, показывая на маты.
  В конце концов, сколько можно изображать всепрощенца. А голыми руками дерутся только в подворотне, недолго и косточки повредить.
  Он был силен, горяч и могуч. Ко всему еще на несколько килограммов тяжелее и убежден в превосходстве. Шел вперед, пробивая красивые, отработанные, сильные боксерские удары сериями. Один раз попади, и, конечно, не унесли бы меня бедного, но вряд ли удалось бы всерьез прыгать в дальнейшем. Жесткий левый сбоку или правый снизу в челюсть - пренеприятнейшая вещь. Пока не поступил в МГУ, я рос в ОБО постоянно. Обоистов регулярно сознательно стравливали с бойцами самых разных стилей - от классической борьбы до бокса. Опыт дает осознание, что и кроме тебя есть те, кто способен поймать на неизвестный коронный удар. С десяток аутов в свое время получил и урок усвоил.
  Между нами была существенная разница. Марат - боксер, а я отнюдь не занимался спортивным ОБО, как считало большинство. Меня натаскивали на уличную драку. Бить резко, грязно, не дожидаясь, пока конфликт перейдет от словесного к кулачному. Использовать нож или любой попавшийся под руку предмет, от кирпича до вилки. Или сразу делать ноги, если противников несколько и столкновение чревато. Не всегда нужно калечить людей, даже если ты на это способен, и тем более, когда свидетели рядом.
  Он принялся, пританцовывая, двигаться на меня. Так и должен был вести себя боксер. Именно это я уже неоднократно кушал.
  Просто уклоняюсь в сторону, избегая прямого слева. Читать намерения спарринг-партнеров и уверенно предсказывать их действия может хороший профессионал с приличным опытом. И естественно, он никак не ожидал удара по бедру. Руки в боксерской стойке закрывают торс и лицо, а ниже тело открыто. Бил не жалея, всей массой своих почти восьмидесяти килограммов. В легкой спортивной обуви доски не поразбиваешь, но умеючи тоже неплохо получается. Марат попытался пнуть в ответ, однако не его прием. Раскрылся и получил еще один сильный тычок ступней по внутренней стороне бедра.
  Он запнулся и решительно пошел вперед, не собираясь больше прощупывать нырками и ложными движениями. Я без промедления ушел в сторону, не позволяя загнать себя в угол, и двинул по голеностопу. Он невольно отшатнулся назад от удара, а я повторил. Прекрасно зная, чего ожидать, будущий чемпион ничего противопоставить не мог. Боксерская стойка здесь не помогала, и я просто резво бегал вокруг, со всей дури продолжая колотить по ноге. Он уже откровенно хромал, передвигался с трудом, и, по-моему, каждому из присутствующих стало ясно, что если не догонит, то скоро будет стоять на колене и принимать удары без надежды на ответ.
  И он попытался, попавшись. Резко атаковал. Подныриваю под Марата и беру его на элементарную "мельницу". В другой обстановке приложил бы непременно хребтом о землю с расчетом сломать чего. Сейчас просто обозначил удар носком в висок и отошел. К его чести, он не стал с диким рычанием кидаться снова или доказывать подлость моего поступка. Поднял руки, признавая поражение.
  - Рабочее время закончилось, - сообщил для всех появившийся внезапно Константин Семенович. Видно, он давно был здесь и просто не хотел вмешиваться. А может, и меня заодно проверял. - Всем до свиданья.
  Народ в глубокой задумчивости принялся расходиться. Мои детишки явно гордились успехом наставника, а заодно и сами прикидывали, как с помощью уроков всем во дворе навтыкать. Они уверены: смогут показать высокий класс, не задумываясь о сроках. Мне потребовались свыше десятка лет и тренировки с отнюдь не самым страшным из прежних знакомых. Были типы, порвавшие бы меня в кратчайшие сроки, не затрудняясь.
  А быть может, и полезная демонстрация вышла. Умение постоять за себя, не спуская даже более сильному, в обычной жизни тоже пригодится. Если в тебе отсутствует беспричинная агрессивность, на улицы лупить первых встречных не пойдешь. Зато уверенность в собственных силах не самое плохое качество. Для здешних первых парней на деревне из боксерских олимпийцев случайно вышло откровение. Кажется, до кое-кого из них дошло, насколько их мускулы и спортивные достижения могут подвести. Это не однокурсника-ботаника в школе отпихнуть с дороги. Не помогут тебе медали в иной неприятной ситуации.
  Минут через сорок, наведя порядок, приняв душ и настроившись выспаться перед очередным дежурством, вышел и стал закрывать дверь. Отделившаяся от стены тень мне сильно не понравилась. Похоже, тихо не обойдется. Плохо. Фигура, заметно прихрамывая, подошла вплотную. Вроде больше никого не наблюдается.
  - Вот, - сказал Марат, протягивая руку с брелоком от "Антонова". - Твое.
  За спиной у него никто не маячил, и мне стало стыдно. Зря плохо подумал. Оказывается, нормальный парень и долги отдает.
  - Оставь себе, - отмахнулся, возвращаясь к запиранию двери.
  - Я проиграл и не собираюсь отказываться от слова!
  - Вот если б не пришел, я б непременно напомнил. А так... У меня сразу две причины не взять.
  - И какие? - спросил он с подозрением.
  - Ну, во-первых, ты думал, здесь спорт, а я отрабатывал драку. Оборону можно понимать по-разному. Лучшая, как известно, нападение. На будущее, кстати, неплохо бы запомнить: отсутствие могучих габаритов не означает, что противник не мастер спорта по борьбе или не имеет привычки к поножовщине. Ткнет перышком в бок, и моргнуть не успеешь.
  Тренированный человек ростом около ста шестидесяти сантиметров весит примерно сорок пять килограммов, при росте около ста девяноста сантиметров - девяносто килограммов, то есть увеличение роста на двадцать процентов соответствует увеличению массы тела вдвое. Это он и сам замечательно знает. Другой баскетболист имеет за два метра роста и кулаки размером с арбуз. Только он от того же боксера словит ударов запросто, если сразу по башке не даст. Они профессионалы в разном.
  - И мне очень не понравился этот смахивающий на кавказца тип.
  - Он и есть дагестанец. И что?
  - Подзуживал излишне нагло, но за твой счет. Сам связываться не собирался. А что произошло бы, врежь я без всякой опаски со злости по колену, объяснить надо? Если и соберут потом кости, про соревнования можешь забыть навсегда. Полагаю, твой приятель в курсе, что я могу. Когда в прошлом году в общагу заявилась гоп-компания трясти первокурсников, многие видели, как я этих типов спускал с лестницы.
  Нас потом всех подряд таскали в полицию снимать показания. Никто заяву не написал, да и в худшем случае я отделался бы штрафом, но когда в больничку ложатся сразу трое с переломами, в отделении не могут не заинтересоваться. Раз шпана в отрицаловку ударилась, меня и трогать не за что. Даже знакомства подключать не потребовалось. Но кто-то из спортсменов мог взять ситуацию на заметку.
  - И тогда его поведение воняет. Случайно не второй в очереди на олимпиаду в твоем весе?
  Марат моргнул и промолчал. Похоже, я ненароком угодил прямо в цель. Кинуть лоха красиво - дело даже похвальное, но здесь откровенно несет исключительной подлостью. Подставить товарища под членовредительство и при любом раскладе остаться в стороне... Веселые нравы у них в команде.
  - А во-вторых? - спросил он после длительной паузы.
  Надеюсь, я не зря прямо сказал, не ограничившись кривыми намеками. Морду бить сразу за друга не кинулся и выводы сумеет сделать. Свои мозги все равно не вставлю и всю жизнь возиться с ним не собираюсь. Уже взрослый мальчик. Алкоголь ему свободно в магазине и барах продают, не спрашивая удостоверения личности. И не только за внешний вид, возраст тоже подходящий.
  - Я совсем не бедный.
  - Ага, - сказал Марат, выразительно глядя на мою побитую машину.
  - Именно ага. Не бюджетник и не льготник. За мою учебу платит трастовый фонд. Распоряжаться им смогу только после окончания университета. Такое вот занятное условие выдвинул мой папаша при разводе, чтоб мать не прибрала к рукам его денежки и не спустила на брюлики.
  Для пользы дела слегка приврать не жалко. То есть фонд реально существует, но отнюдь не за счет мифического папаши, который кроме флотского чина и красивой морды ничего не имел, да и жениться не собирался. Кстати, единственный раз, когда обожаемая мамочка не получила с папаши очередного ребенка приличных отступных. Видать, к моему имела чувства.
  - И поверь мне, там после получения диплома хватит не только на парочку "роллс-ройсов", но и на приличный особняк в центре Петрограда. Так что отбирать у тебя честно завоеванное на ринге мне элементарно неудобно. Но! По совести, ты должен мне поставить пиво и обязательно познакомить с какой-нибудь подходящей девушкой!
  Он, немного подумав, кивнул. Хороший выход из положения. Спортсмен-любитель получает от МГУ бесплатное обучение, питание, комнату в общежитии на одного (немалая привилегия, остальные живут вчетвером) и стипендию в шестьдесят рубликов на карманные расходы. Больше по закону нельзя, и чем выше в табели о рангах добьется успеха, тем с большей гарантией появятся фискалы из Спортивной ассоциации. Закон есть закон, и любитель не имеет права получать деньги в любой форме от тех, за чьи цвета он выступает. Не нравится - иди в профессионалы. Только туда с приличными гонорарами попадают, имея уже определенные результаты. К примеру, олимпийская медаль - некая гарантия, почти стопроцентная, высокого начального тарифа.
  - Есть такая, - сказал Марат с ухмылкой. - Правда, можно ли назвать ее девушкой... Аллу Каменеву знаешь?
  - Только не надо про меня ничего писать! - поспешно попросил я. - Или про эту историю. Тьфу. Не люблю внимание и излишний пафос.
  Аллу в околоспортивных кругах знали многие и даже цитировали: "Я много и упорно работал, с детства мечтая прославить свою страну, и теперь надеюсь, что достигнутый успех непременно послужит примером для сотен и тысяч таких же парней, ищущих цель в жизни".
  Редактор университетской газеты, пишущая и для вполне серьезных изданий отнюдь не мелкие заметки. Но все же это не целые "подвалы" по экономике и политике, а разные уголовные происшествия. Наверное, кому-то нравится такая работа, а как по мне, это где-то между сидением в пыльном архиве газеты и написанием некролога на известного человека. Премию Сытина##1 за такое творчество не дадут. Кстати, на вид девочка очень ничего.
  
  
  ##1 Аналог премии Пулитцера. Сытин - известный издатель в дореволюционной России. - Здесь и далее примеч. авт.
  
  - Это она и сама способна накатать без проблем, - сказал со знанием дела Марат, - даже не слушая, как иные бормочут про физицки и техницки хактеристики. Но у нее есть пунктик, о котором знают только в определенных кругах: обязательно заполучить в личную коллекцию очередного выдающегося спортсмена. Она гимнастикой занималась и так владеет телом... - Он откровенно причмокнул. - Не пожалеешь! Ну а рекламу обеспечу.
  - Значит, договорились! - подвел я итог с облегчением.
  Мы оба вышли из ситуации с минимальными потерями и без обид.
  - Ты знаешь, как меня это достало? - рассказывал чемпион через час в первом попавшемся баре, слегка выпив. - Ничего нельзя получать сверх однажды оговоренного. Дисквалифицируют. А на самом деле машина, работа вроде бы от посторонних людей, дом для родителей. Я обязан счищать снег с газона под окнами администрации. Дали несколько адресов и сказали: "Когда понадобится, обратитесь к этим людям". Не часто, но иной раз звонил. И делали вроде бы посторонние господа нечто мне нужное. Те же деньги со стороны. А я брал.
  - Нет, - отобрал я пустую бутылку, - с тебя хватит. - То ли на старые дрожжи развезло, то ли это все от нервов и неудачного выступления, но разнесло парня всерьез. - Ты уже не думаешь, что болтаешь и кому. Поехали в общагу отсыпаться.
  В няньки не нанимался и тащить его не собираюсь. Меня споить сложно, да и крепче пива редко употребляю. И дело не в хитром клапане, как у писателя Ляндреса. Тем более, у него не про славян сказано. Есть другие способы, только в основном на себе и применяю. Это даже не ОБО, тут светиться категорически противопоказано. Превращение спирта в глюкозу и витамин С прямо в крови проходит по части чуда. Следующая стадия - преобразование воды в вино и распятие на кресте. Спасибо, мне и так хорошо. Хотя мог бы нести счастье людям, спасая их от похмелья. И даже недурно зарабатывать на столь важной вещи.
  - На мне наживались и университет, и Москва, - бормотал он уже на улице. - Люди покупали билеты на игры с моим участием, и для этого они приезжали в город, где должны были тратить деньги на питание, мотели и прочую муть. Еще больше доходов, прямых и побочных, - от рекламы, сопровождавшей игры с моим участием. Так почему же я должен был позволять безвозмездно эксплуатировать себя?
  Помнится, в США администрация колледжа, расположенного в центре сельскохозяйственного штата, заявила, что будет оплачивать очистку футбольного поля от морских водорослей. По той же причине. Напечатали в качестве курьеза. А ведь кто-то на этом погорел, иначе бы не всплыло. Как всегда, хочешь привлечь наиболее перспективных, а они рано или поздно требуют больше. И попадаются.
  - Таковы правила игры, - сообщил я, запихивая его в машину и мысленно чертыхаясь.
  Опять мне боком вышла доброта. Вместо пьяных излияний мог еще час назад спать в койке, а теперь придется отвозить его до общаги и завтра тащиться в город на трамвае и метро с утра пораньше за "фордом". Ежедневная практика начинается с появления пред грозные очи начальства в больнице. Опаздывать нехорошо. Ну не отпускать же в таком виде! Обязательно в столб впишется или задавит кого.
  
  Глава 2
  СЛУЧАЙНОЕ ЗНАКОМСТВО
  
  Дверь больницы хлопнула за спиной, отсекая окончательно дежурство, и я в мрачном настроении направился привычной дорогой к служебной стоянке. Нет, конечно, понимал с самого начала, чем пахнет онкологическое отделение, но все равно оказался не готов к бесконечному потоку боли и страданий. Уж на что временами было паршиво в травматологии, и то до такой степени не доходило. На скорой и вовсе почти идеально. Там я иногда мог вмешаться, не рекламируя себя, или определить сходу неясную причину плохого состояния. Не зря быстро повесили кликуху "Диагност" и стали прислушиваться. Польза определенно имелась.
  А здесь... Хуже всего, постоянно находиться в "скафандре" невозможно. Я ведь сюда не просто поразвлечься заглянул. Нормальная летняя практика после четвертого курса. Два месяца на положении полуврача, и фактически ничего самому не доверят. Впереди еще много дней присутствия без возможности серьезно помочь людям, зато с непременной головной болью. Видимо, стоило идти на общих основаниях в провинциальный лазарет, а не просить направления именно в здешнее отделение.
  Может, и прав был дядя Стоян, отговаривая от медицинского. Диплом фельдшера имеешь? Ну и радуйся. На всю жизнь выше крыши базовых знаний, тем более, всем не поможешь, лучше и не пробовать. Не одного себя засветишь, все семейство. А на жирный кусок хлеба даже не с маслом, а с черной икрой, точно хватит.
  "Мне б твой талант, - говорил дядька с завистью. - Чисто, все по закону и без особого риска".
  Ага, пусть кому другому рассказывает. Не настолько я пенек, чтоб давно не сообразить. Что он, что любой другой в нашей ненормальной семейке - натуральные адреналиновые наркоманы. Да я без особых проблем нашел для него несколько способов прекрасно нажиться, не входя в противоречие с УК. Стоян только посмеялся. Для него приятнее ходить по лезвию ножа регулярно, будто нет других способов заработать.
  Уселся в свой старый фордик и, вставив ключ в зажигание, мысленно пообещал в ближайшее время загнать в гараж на профилактику. Похоже, он поймал посыл и не стал упрямиться, как с утра. Завелся практически сразу. Вот в чем-чем, а в машинах ничего не понимаю. И даже не пытаюсь разбираться. Колесо поменяю в крайнем случае, а все прочее пусть делают профессионалы. Им тоже деньги нужны, да и учились не зря.
  Включил радио и без особого интереса выслушал про очередную свару в Думе между гневно поливающими правительство за недостатки конституционными кадетами и отпускающими ответные филиппики социал-демократами и социал-революционерами из коалиции. Для коллекции надо бы еще взять в компанию социал-националистов, но эти даже в худшие времена кризисов так и не смогли подняться выше трех десятков депутатов. Да еще и вечно раскалывались, не умея даже между собой договориться. Они с давних пор шли в одной компании с "Мирным обновлением" и "Реформаторами" по принципу "много шуму и мало толку". Влиять, в отличие от того же Торгово-промышленного союза или Крестьянкой партии, ни на что не могли.
  Впрочем, местная политика всегда волновала меня меньше всего. С появлением ядрен-батонов чуть больше двух десятилетий назад (жуткие капиталы Россия угрохала в проект, пытаясь не остаться за кормой величия) разговоры про войну как-то утихли. Сколько бы Германия ни рвала на себе рубаху в приступах реваншизма, гораздо выгоднее оказалось вытеснение с Балкан и из Восточной Европы вражеских Англии и Франции экономическими методами. Сама по себе эта конкуренция не так и плоха, особенно когда США участвуют, требуя свободной торговли. Может, еще доживу до второго появления Европы Серебряного века, когда путешествовали свободно, получая штамп на границе, и шпионов повсеместно не ловили.
  Опять в США беспорядки. В Детройт ввели войска. Нет, ну вот на кой мне это сдалось в Москве? Пусть сами разбираются со своими проблемами. Будто не понятно, что не в черных дело. Навезли низкооплачиваемой рабочей силы и дождались бунта. Включил легкую музыку. На "Классном радио" ночью новостями не морочат голову, даже ведущие почти молчат. Зато опять гоняют Yesterday. Достали уже своей битломанией. Я вроде молодой и вовсе не отсталый, но не понимаю этого захлестнувшего нас на манер психической болезни идиотизма под названием "Битлз". Куча певцов есть ничуть не хуже.
  Тихонько доехал до проходной, служебный пропуск показывать не требуется, прикреплен прямо к лобовому стеклу, и дежурный поднял шлагбаум. На мигающем светофоре повернул направо. Самое умное не пилить через город, а спокойно, без помех в это время пройти по кольцевой. Лишние километры и расход бензина меня не особо напрягают. Нервы жальче, да и не знаю я здешних мест.
  Из проходной больницы вышла бабка и, переваливаясь, двинулась в сторону рассвета. Такими темпами ей до вечера шкандыбать до следующего светофора. Автобусы начнут ходить часа через два. Куда ее несет? Не иначе, в маразм впала и ушла бродить по белу свету. Санитаров потом выпорют со всей возможной строгостью, чтоб не сказать грубее, ведь родственники всех на уши поставят и правы будут.
  Мысленно сплюнул, притормаживая. Я, безусловно, не ангел, но бывают ситуации, когда не мешает помочь. Как поучал в детстве дедуля, для кармы полезно. Сделал гадость - для равновесия соверши нечто доброе. Это и есть типа высокий путь бушидо. Что он мог понимать в кодексе самураев, сроду не побывав в тех краях, я задумался гораздо позже. Тогда внимал со всем пылом молодости. Все ж в разного рода мухлевании дед большой специалист и не забывал карму подправлять.
  - Вам куда надобно, бабушка? - спросил, открывая окно.
  - За Измайлово, внучок, - ответила сразу.
  В голосе - легкая насмешка, однако говорит без придури. Аура нормальная. Устала, ноги болят, давление и еще чего-то по мелочи, сходу не разобрать. Для своего возраста огурчик. И мозги вроде на месте.
  - Это за железкой? Давайте подвезу.
  - Так денег нет.
  - А я про них говорил? Не такси, чай.
  - Ну тогда ладно, - легко согласилась бабка, усаживаясь.
  - Ремень, - предупредил я. Не то чтоб сильно боялся гайцов, в это время они сладко спят, но рефлекс. Слишком много я на скорой видел аварий.
  - Конечно, - согласилась она сразу и потянула, демонстрируя наличие навыков и правильной мозговой деятельности.
  - Что ж вы в такое время идете? - уточнил я, трогаясь, дождавшись пока пристегнется.
  - Вдруг стало плохо, скорая вместо укола привезла сюда. Дома вроде инфаркт был, здесь ничего. Видать, с перепуга враз отпустило, - охотно сказала бабка. И, похоже, так и есть. Ничего такого неприятного не заметил. Остаточные явления не в счет. - Вроде приступ сняли, но оставили полежать. А мне чего там делать? Вот и пошла.
  - И отпустили?
  - А куда они денутся? Не хочу лежать, и все. Бумаги подписала, и до свиданья.
  А потом хватит где-то спазм в дороге, и никто не виноват. Сама должна мозги иметь. Будто подождать обхода нельзя. Загорелось старой.
  - И никто не мог приехать за вами?
  - Внучка только сегодня возвращается из Петрограда, - хитро улыбнулась бабка. - Свадьба там у ее подружки. Зачем зря пугать. Она приедет, а меня нет. Записку оставить не догадалась, а телефона тамошнего не знала. Да и куда телефонировать, наверняка уже в поезде.
  Она вполне толково поработала за штурмана, подсказывая правильную дорогу, и минут через двадцать мы приехали в нужный район. Вот уж не знал, что в Москве еще сохранились подобные места. Натуральная деревня. Старинные избы, сложенные из почерневших бревен с резными наличниками. Из-за заборов лениво погавкивали сторожевые полканы и кудахтали куры, а на улице, для разнообразия покрытой асфальтом, видны были многочисленные куски навоза. Не иначе, тут с утра бродят коровы с задумчивым видом, погоняемые пастухом в драном треухе и прожженной цигаркой телогрейке. Правда, ватник летом вещь не подходящая.
  Затормозил по команде у железных ворот. Очень мощные на вид, так просто не вышибить, как и калитку рядом.
  - Ты ведь ночью работал, - сказала она утвердительно.
  По пути честно доложил, кто таков и чего делал возле больницы. Тайны в том особой нет.
  - Ага, - согласился я, невольно зевая.
  - И ехать тебе до Алексеевки в общежитие далече. Короче, ты мне помог, оставайся. Выспишься, затем поедешь. А то заснешь за рулем, худо будет.
  - Вы это всерьез? - аж раскрыл от неожиданности рот.
  Для приезжих существовала общага на самом краю города, куда добирались на трамвае, и от учебных корпусов приходилось пилить часа два. Но гораздо неприятнее - мест на всех не хватало. И уже не влияла обстановка: железная койка с тумбочкой в комнате на несколько коек, общая уборная и умывальник без душа. Потому что получить бесплатное место могли, помимо отличников учебы и первокурсников, исключительно счастливцы и умеющие хорошо подлизаться к начальству. Остальные снимали комнаты. Когда самостоятельно, а когда и с целой компанией.
  Многие брались за подработку, жизнь в Москве даже на окраине не самая дешевая. Я не был не первым, ни вторым, ни третьим и удержался до сего дня исключительно за счет добровольной уборки спортзала при университете. В смысле, бесплатной и не отягощающей бюджет учебного заведения. Занимает час, и помещение в твоем распоряжении. Можно даже ночевать или приводить гостей, что временами и делал. Тут главное - не попадаться и не оставлять следов.
  - А почему нет? Постелю на диванчике - заслужил, помогая.
  
  Проснулся от осветивших лицо солнечных лучей. Стало жарко и излишне светло. Машинально глянул на часы - уже скоро полдень. Неплохо я вздремнул. Тихо, никто не орет рядом из соседей по общаге, и тем более не празднуют полночи с пьяными выходками и драками. Замечательное место.
  Ночью было не до того, а сейчас с интересом посмотрел на книжные полки. Говорят, по ним многое можно понять о хозяевах дома. Как минимум, выяснить, чем интересуются. Ну, этот набор явно не бабкин. Внучка читает. Потому что книги четко делились на несколько категорий.
  Классика российская и иностранная не в счет. Практически все, кроме рассказов Чехова и "Трех мушкетеров", изучают в гимназии. Вот стоящие по соседству учебники уже красноречивы. Справочники по бухгалтерии, делопроизводству, скорописи, машинописи (слепой метод), математика, правописание и еще по мелочи в том же роде. Профессия определяется моментально. Не официантка. Это уж точно.
  Вторая часть, и в немалом количестве, начиналась совершенно детскими сказками (книжки эти были крайне потрепанного вида) и переходила в сплошную фантастику и фэнтези. Наряду с модным Толкином - Андре Нортон, Каттнер, Желязны, Азимов, Ле Гуин, Стругацкие, Корсак, Мерль, Хайнлайн, Саймак, Шекли, Брэдбери, Лем и еще три десятка авторов, часть из которых в первый раз вижу. И все - иностранные.
  Забавно, никогда раньше не замечал, сколько среди американских авторов эмигрантов и как мало пишущих фантастику в восточной Европе. Фактически из приличных имеется один пан Станислав. Остальные уехали в более благодатные края. А ведь любопытно, как бы выглядел, например, "Парень из преисподней" в русском, а не в американском варианте. Наверняка бы персонажи вечно копались в душе и крестились на купола. Прогрессор с неуверенностью в собственной правоте - изумительное сочетание, но без достоевщины никак.
  Еще имелась всякая эзотерика на манер Блаватской, каббала, суфизм, йога и прочее в том же роде, включая "Молот ведьм" и способы поиска магов для предания их костру и пытке. Естественно, без истории инквизиции и парочки книг про тайные ордена не обошлось. Занятные у нее интересы.
  Странная девица. Ни одной книжки с атлетически сложенным красавцем, сжимающим в объятиях хрупкую блондинку на обложке. Может, она еще и сериалы про барышень из института благородных девиц не смотрит? Телевизор у них точно имеется, и не из старых. А как же мечта золушек из рабочих кварталов о богатом страстном мужчине, который женится, вопреки стерве-любовнице и гадюке-матери? Никогда не понимал подобных сериалов. Дураку понятно, раз гулял напропалую до свадьбы, то и после нее продолжит. И жаловаться некому. Свекровь и бывшая любовница не оценят доброго отношения.
  Эге, а на этой полке отнюдь не в два ряда книжки стоят, как на первый взгляд представляется. По крайней мере, не все. Извлек парочку томов про практики шаманизма, неизвестной мне сайентологии и обнаружил сзади отнюдь не девичий дневник. Коробка с браунингом девять миллиметров, как бы не модель тысяча девятьсот двенадцатого года. В смысле, до жути старый, хотя и ухоженный, с причиндалами от кобуры поясной и наплечной. А, нет. Восемь патронов в магазине. Вроде двадцать второго года модель. Все равно старый. Удобное оружие. Малый вес и размер. Подходит для скрытого ношения и для рук девушки из-за малой отдачи.
  Тут же - пятьдесят патронов в коробке. Стандартные, семь пятьдесят стоят. А вот сам пистолет по нынешним временам как бы не по части антиквариата. Миллионов на нем не сделаешь, все ж не редкость огромная, но тысяч десять - вполне. В Сербии по лицензии клепали в Великую войну. На Балканах встретить до сих пор не проблема. Получается, и до России отдельные экземпляры добрались еще в те времена. Не похоже на коллекционное. Запах масла свежий. Стреляли и чистили не так давно.
  Хм... не удивлюсь наличию в доме и карабина или помповой "ижевки". И дело не в том, что у русских собственная гордость и наша гладкостволка лучше их ремингтона. Вторая по распространенности и продаваемости (цена, в отличие от импортных стволов, низкая) в стране. С конца девятнадцатого века до сороковых годов нашего выпускалась, и купить можно было свободно. Только все ж не для города. Охотничье оружие. А пистолет - вполне нормально. Тем более, и продают лицам без криминального прошлого и психических заболеваний совершенно свободно. Вот автоматическое - под запретом. Пулеметик так просто не достать.
  Тут о себе напомнил некий важный орган, обиженный на невнимание. Торопливо запихнул ужасную огнестрельную тайну в тайник. Стремительно перескочил через перила в веранде и бодро помчался за угол в сторону деревянного помещения с дыркой.
  Сколько себя помню, всегда бегал. В школу, к друзьям, на работу - всегда на полной скорости. Да, да. Дедушка меня воспитывал по собственным правилам. И одно из них звучало так: "Нужны деньги на расходы - заработай!"
  И чего я только не делал! Разносил газеты, мыл окна, убирал улицу, чистил подвалы, развозил на тележке продукты по домам. В семь лет вставал в пять часов утра, чтобы помочь молочнику разгрузить ящики, а затем загрузить их пустыми бутылками.
  Вообще странно это, - умываясь под краном, подумал я. Водопровод провели, газовая колонка в доме имеется, электричество и телефон присутствуют, а по нужде приходится бегать в туалет типа деревянный ящик с очком без слива. В теплое время еще ничего, но зимой или в дождь? Брр. Ведь район точно входит в городскую черту, и не первое десятилетие. Куда смотрит городская Дума?
  Повернулся и чуть не столкнулся с девицей лет двадцати, держащей в руках полотенце. Маленькая, ниже меня на голову, с прекрасной фигурой. Талия, грудь, и отсутствует новомодная истощенность Твигги. Щечки не впалые и румяные. Не сказать, что красавица, но очень подходит слово "милая". А еще нечто в ней присутствовало трудно объяснимое. Смутное подозрение на некие азиатские ветры. Я б и сам не смог ответить, откуда пришла эта мысль, разрез глаз нормальный, смуглости не наблюдается. И все же в предках затесался дикий татарин или какой лихой туркмен, что придавало ее облику определенную прелесть. Мужики наверняка оборачиваются.
  Сейчас она одета по-простому, в линялый сарафанчик, и с длинные темные волосы забраны в хвост резинкой, но хочется срочно произвести приятное впечатление. Автоматически щелкнул босыми пятками, вытягиваясь, и подчеркнуто гвардейски склонил голову.
  - Андрей Мироев. Позвольте поцеловать ручку.
  - Не из графьев происходишь? - спросила она голосом со странной хрипотцой.
  - Папенька мой - дворянин старинного рода, - гордо провозгласил я, - правда, видеть его с младенчества не приходилось в связи с разводом. Может, даже князь. Не в курсе.
  И кстати, многие по фамилии принимают за болгарина, что, в каком-то смысле, правда. Хотя отец не просто русский, а еще и старинного рода. Не вру.
  - Ну и чего придуриваешься? - кидая полотенцем в лицо, резонно спросила девушка, глядя суровыми серыми глазами. - Дворянство как сословие и его привилегии отменены в Российской державе в тысяча девятьсот восемнадцатом году в связи с полной импотенцией монархии и императора и их заменой на республику. Вытирайся и приходи обедать.
  Непринужденный переход на "ты" вполне устроил. Могла бы и обдать холодом, а это почти признание.
  - Зовут-то тебя как, красавица? - крикнул уже в спину.
  - Катя, - ответила она, не оборачиваясь.
  Ага. Екатерина. О! Вот она кого мне напоминает - актрису, сыгравшую Катюшу Маслову. Еще и тезки. Как же ее... Вечно забываю фамилии. Ну не буквально, конечно, похожа, но рядом поставь - за сестер запросто примут.
  Обедали мы втроем. В меню оказались борщ и немудреное блюдо: паста с соусом, котлета и соленый огурчик. Что еще надо бедному студенту, чтоб набить брюхо? Правильно. Домашний компот. Ничего особенного, но на вкус блюда гораздо приятнее дешевой забегаловки за углом общаги. Есть места, конечно, и приличнее, но гурмана из меня не вышло, и что иные находят в суши или еще какой экзотике, не понимаю. При том что употребляю практически все. В детстве многое приходилось пробовать. В интернациональном городе и блюда соответствующие.
  Если честно, разницу между греческой, болгарской, турецкой и армянской кухней найти не так просто. Слишком долго жили рядом. Вот французская заметно отличалась. А русская или украинская - тоже неизвестно, где одна в другую переходят. Вывод, по крайней мере, из моего опыта, - пища должна быть простой, сытной и, желательно, острой. Не сильно, но специи обязаны присутствовать.
  - Было очень вкусно, - сказал я абсолютно честно, закончив и не вспомнив правил этикета.
  Должен ли я ждать, пока ковыряющая в тарелке на манер умирающей черепахи Алевтина Васильевна отодвинет тарелку, или, сориентировавшись на Катю, с похвальной быстротой все слопавшей и не вспоминающей о поддержании фигуры в правильном состоянии, сообщить об окончании трапезы. Потому решил доложить о впечатлении от внезапно свалившемся обеде.
  - То есть не прочь столоваться также регулярно? - спросила с намеком бабуля.
  - В смысле?
  - В прямом, - пробурчала девушка. - Бабушке кажется, что тебе удобнее было бы добираться до больницы отсюда. А она тебя станет кормить, - в голосе отсутствовал энтузиазм. Кажется, идея ей пришлась не особо по душе. - За комнату не возьмем, только за питание. Ну, рублей тридцать, пожалуй, нормально будет. А ты заодно присмотришь за больной.
  - Я здорова!
  - Заманчиво, - согласился я, даже не раздумывая. Где еще такие замечательные условия предложат, да еще и за такую сумму. - Только сразу предупреждаю: огород возделывать не буду. И времени нет, и вообще человек абсолютно городской и запросто вместо сорняков морковку какую повыдергиваю.
  Алевтина Васильевна улыбнулась ласково, вызывая стойкое подозрение, что так или иначе припашет к полезному труду.
  - Еще ночью могу забраться в холодильник, - предупредил поспешно, - молока выпить или ухватить чего.
  - Пиво, пицца и прочие радости - за свой счет. Молоко будет свежее, пользуйся, но оно из-под коровы. Не всем городским нравится.
  - Договорились. Комната моя на веранде? Тогда я пошел, а ты тащи медицинскую карточку, лучше сходи в поликлинику напрямую к старшей медсестре, чтоб выдали в связи с болезнью, - это ей работа минимум на пару часов, успею еще подремать спокойно, - и выписку из больницы.
  Не успел прилечь на прежнее место, как без стука вперлась Катя и сходу молча выложила мне под нос затребованное плюс кучу всяких справок. Не иначе, с утра сбегала. Сообразительная. Сверху на закуску - бумажка с записями давления за пару месяцев. Пришлось, мысленно вздохнув, усесться и приступить к изучению.
  - Ну что, - закончив продираться сквозь многочисленные изумительные почерки докторов, сообщил я спустя некоторое время, - даже учитывая отсутствие диплома, могу смело заверить: ничего ужасного не наблюдается. Странно, что вообще дошло до скорой. Должна была сильно возбудиться или расстроиться. Ничего не случилось?
  Похоже в интимные подробности семейного существования меня посвящать не собирались. Катя молчала. Как бы не с ней и отъездом связано, только спрашивать незачем.
  - Можно сказать, для ее возраста состояние организма просто замечательное. Давление слегка повышенное. Ты меряешь?
  - Обычно я. Иногда сама.
  - Полезно следить за динамикой. Ну, что еще... сахар чуток больше нормы, думаю, и без меня рецепт известен. Снижение веса, не есть сладкого, печеного...
  Она нетерпеливо кивнула. Естественно, стандартные советы. И конечно, никто им следовать не собирается.
  - Легкое малокровие, опять же, соответствующее питание...
  Нетерпеливый жест.
  - Катаракта в начальной стадии, тут все равно придется ждать неизвестно сколько. У всех индивидуально. Могут годы пройти до операции. Небольшое снижение слуха. Решается слуховым аппаратом.
  - Отказывается носить.
  - Многие не хотят, стесняются, да и не особо пока нужно. Может, со временем и на улице. Запоры... льняное семя попробуйте. Народное средство, неплохо помогает. Пить тоже не мешает много. Особенно сейчас. Десять - двенадцать стаканов в день. Еще и для мочевых путей полезно. Промывает.
  Так... На закуску - самое неприятное. Остеоартрит. возрастная болезнь. Результат разрушения межсуставных хрящевых прокладок. Чаще страдают колени, тазобедренные суставы.
  Рентген прилагается. Причем крайне неприятная картина на правом колене и начало процесса на левом. Еще немного - и легким обезболивающим не обойдешься.
  - Помочь ничем нельзя, - зло сказала Катя.
  - Во-первых, твое дело - заставить ходить Алевтину Васильевну с палкой. Намного легче будет ей.
  Она закатила глаза. Объяснять не нужно. Приходилось уже сталкиваться. Пока пожилой человек может таскать ноги, он упорно считает себя бодрячком и не желает пользоваться подпорками. Не все, безусловно, но деятельные люди, не плачущие от легкой болячки и не стремящиеся обеспечить вокруг себя хоровод ухаживающих родственников. Старое поколение по большей части имеет стержень внутри и не сдается до самого конца. Это прекрасно, но иногда они приходят с жалобами, когда уже терпеть невозможно, однако и помочь уже нельзя. До последнего тянут.
  - Во-вторых, Торговый дом Тропинина возле Арбата знаешь?
  - Конечно.
  - Через дорогу есть аптека Дивартяна. Отдашь фармацевту вот это, - старательно написал свое имя, то есть не с улицы заскочила, название и дозу.
  Тамошнему хозяину подробно ничего объяснять не надо. Не первый год понимающим разные не включенные в официальный список препараты готовит, получая от дедушки Ма. Армянин там фактически подставное лицо, а работают китайцы целой семьей, и деньги, скорее всего, их. Отдел восточной медицины называется и под соответствующий параграф закона не подпадает. Травки всякие природные, наркота отсутствует. Проверяют регулярно, от полиции до инспекции санитарной. Только от иных рецептов шибать может почище героина. Но не злоупотребляет. Чего нет, того нет. Так я и не разобрался, кто его прикрывает, но связи должны быть серьезные.
  - Можно взять на месяц или на три. Для начала - две капсулы в день. Если полегчает, уменьшить до одной. Не вылечит, но замедлит стирание хрящей. Болеть меньше станет. Козликом, впрочем, прыгать не будет.
  То есть козой. Но звучит несколько неприятно, поэтому заранее смягчил.
  - Облегчение гарантирую, не излечение.
  - Почему никто не предлагал? - спросила Катя настороженно.
  - Это не лекарство, - честно ответил я. - Народное средство. Добавка для еды. Возможно, придется всю оставшуюся жизнь употреблять. И средство не дешевое. Две упаковки в месяц, пожалуй, та самая тридцатка, что с меня получите, и выйдет. И не надо ждать в первый же день облегчения и полного счастья. Однако обязуюсь, если в течение полугода не признает отсутствие болей в коленях, оплатить стоимость затраченного.
  Тем более, при случае я подключусь. Боли сниму - это не то чтобы запросто, но привычно. Но не всю же жизнь рядом торчать стану.
  - У меня у деда такая проблема была, - опять же, честно сообщил я, - помогло, и всерьез.
  
  Глава 3
  НЕРАБОЧИЕ ОТНОШЕНИЯ
  
  Больница имени Гааза серьезнейшим образом отличалась от большинства старых учреждений подобного рода. Ее построили в тысяча девятьсот сорок третьем в каком-то новомодном стиле в виде огромного куба. Здание снаружи аскетично, без всяких украшений. Внутри функционально и удобно. В отличие от стандартных заведений, в детском отделении стены украшены картинами со сказочными героями.
  Все дело в том, каким образом создавалась клиника. Актеры "Русфильма" в начале сороковых организовали по собственной инициативе широкомасштабную и прекрасно спланированную кампанию по сбору средств на лечение онкологических заболеваний. К тому времени тиф и холера в России, если не считать повторяющихся локализованных вспышек, стали крайне редки. Оспа благодаря вакцинации пошла на убыль, про нее в последний раз слышали в начале пятидесятых. С появлением антибиотиков победили туберкулез, скарлатину, дифтерит, справились с полиомиелитом, бывшим ужасом одно время.
  Победоносное шествие науки сопровождалось не только новыми изумительными лекарствами, но и строительством тысяч медицинских заведений в городах и деревнях с сороковых и по настоящее время. И тут выяснилось, что рак стал вторым по распространенности после сердечных заболеваний. Онкология - заболевание, связанное с возрастом. Риск рака молочной железы возникает в одном случае из четырехсот у тридцатилетней женщины, но возрастает до одного из девяти у семидесятилетней. В прежние времена с невысокой продолжительностью жизни люди становились жертвами туберкулеза, водянки, холеры, оспы, проказы, чумы и пневмонии, а заболеть раком попросту не успевали. Его почти не замечали за массой прочих недугов.
  Идея показать несчастного ребенка и давить на жалость не слишком хорошо смотрелась, пусть телевизоры еще не у многих имелись. Но по радио и в газетах прозвучало громко, и многих зацепило всерьез. Фонд просил пожертвовать для больных всего лишь гривенник. Вполне посильная мелочь для любого. Конечно, высылали и больше, но порыв был всеобщий. В течение месяца почти три миллиона человек отправили по десять копеек. От маленьких детишек, извлекающих свои сокровища из копилки до простых домохозяек, все дружно стремились помочь. И это был вовсе не конец. Компания по сбору средств только набирала обороты.
  Тогда, получив антибиотики, все искренне верили в науку и будущую панацею от всех болезней. Надо только немного средств. Не уверен, что сегодня последовала бы такая реакция. Хотя гривенник ведь никого не разорит? По крайне мере, собранных средств хватило на две специализированные онкологические больницы с новейшим оборудованием для экспериментов и на то, чтобы основать Национальный научно-просветительский фонд против рака, до сих пор спонсирующий исследования.
  В ординаторскую мне не хотелось, и потому без раздумья толкнул дверь в служебную кухоньку. Мечталось спокойно попить кофе и подумать. Нет, не могу заявить, что встретил девушку-идеал. И даже молнией не стукнуло, как в душещипательном романе. По первому впечатлению, самостоятельная, способная оборвать и по морде дать. В рот заглядывать не станет. И все ж определенно искра проскочила. Никогда раньше такого со мной не было.
  На самом деле, и опыт огромный отсутствовал, не считать же однократных связей с девицами, крутящимися у спортивного зала. Есть такая странная категория, возбуждающаяся от мордобоя. А помимо этих, не так много и было. Первая - из наших, мы были знакомы с детства. Все было просто замечательно, пока не выяснилось, что, кроме меня, есть у девушки еще двое. И она совершено не представляла, почему я был так недоволен. А чё такого, если она пока не выбрала? Тогда было здорово неприятно и обидно.
  Вторая история началась в Константинополе и оборвалась уже в Москве. Очередная моя глупость. Мог бы и сразу сообразить про отсутствие продолжения, но тогда пылал и не думал. Третья - чтоб забыть вторую, уже без особой страсти, студентка с юридического. Связь тянулась долго без перспективы развития. Она всерьез собиралась стать великим адвокатом и проводила больше времени с учебниками. Иной раз и в постели принималась разъяснять тонкости права. В один прекрасный день предпочла учебу в Оксфорде дальнейшим встречам. Верю - к сорока годам будет компаньоном в известной фирме и свой миллион на счету получит. Только мне до этого уже давно нет дела.
  С Катей все шло совершено иначе и определено требовало углубления знакомства.
  Прямо с порога услышал всхлипывания. Похоже, не один такой умный, и нашлись и другие, сбежавшие от коллектива. Впрочем, не глядя, уже знал, кто это. В онкологии нас семеро стажеров, включая меня. Куча подготовки, десяток дипломов и масса желания приносить пользу. По крайней мере, у Тани. Кроме нее, никто не проявил желания идти в детское отделение.
  - Что случилось? - осторожно коснувшись плеча, спросил я. - Тебя кто-то обидел?
  Она вцепилась в меня неожиданно сильными руками и принялась обильно заливать слезами халат с табличкой на груди. Оставалось только неловко гладить по голове и проклинать себя за дурость. Мог бы и не вламываться сразу, а подумать.
  - Женя умер, - шмыгая носом, произнесла она через несколько минут.
  Чуть не ляпнул, что в курсе. На обходе койка оказалась пустой, и лист с назначениями на спинке исчез. Все дружно делали вид, что ничего не произошло, однако догадаться легко. Симпатичный рыжий мальчишка, веселый даже в таком состоянии. Все мать утешал.
  Когда я впервые вошел в детское отделение, было очень неприятно осознавать, что почти все дети в коридорах и палатах обречены и им осталось недолго. Очень тяжело смотреть на умирающих. Вдвойне - на малолеток. Взрослые вроде как пожили и получили некие удовольствия и впечатления. Эти и согрешить толком не успели.
  - Я могу подменить тебя. Скажу Гурееву, - это наш куратор, - что плохо себя чувствуешь.
  - Еще чего! - сердито сказала она, вытирая кулаком остатки слез и растирая под глазами тушь, отчего стала похожей на индейца на тропе войны из немецкого фильма по Карлу Маю. - Он все равно не поверит, - мысленно согласился с Таней, он та еще скотина, - и начнет читать лекцию о невозможности принимать все близко к сердцу. "Врач должен нарастить толстую кожу", - передразнила очень похоже.
  - В чем-то он прав. Два десятка в тяжелом состоянии на отделение, и за каждого переживать - никакого здоровья не хватит.
  - Молчи уж! - вскричала Таня в голос. На почве гнева даже забыла про свое расстройство и слезы. Хоть какая-то польза.
  - Люди смертны, - сказал я без особого сочувствия, - хуже того - внезапно смертны. Я на скорой такого насмотрелся...
  Очень хотелось рассказать про знакомую красавицу-медсестру, изучающую мочу и кал и называющую их материалом. Нормальный человек непременно скривится, начни она объяснять про анализы. А девушке без разницы. Абстрагируется. Просто работа, за которую получает деньги.
  Плохой из меня утешитель. Даже подумал, не обладает ли Таня зачатками эмпатии, раз так резко реагирует. Ничего подобного. Обычные эмоции на почве женского сочувствия и материнские инстинкты. Или привыкнет и через пару лет не вспомнит про истерику, или сгорит очень быстро. Ну, здесь уж точно не мое дело.
  - Иди, - сказала она уже спокойней. - Приведу себя в порядок и тоже подойду в ординаторскую.
  За дверью дошло, что кофе так и не попробовал. Возвращаться за чашкой глупо. Не торопясь побрел по коридору, отвечая иногда на здрасте попадающихся навстречу. В третьей палате все так же сидел Поликарп, изучая учебник.
  Одиннадцатилетний пацан внезапно заболел. Температура то поднималась, то падала непонятно почему. В больнице поставили жуткий диагноз. Почти год он с небольшими перерывами повел на больничной койке. Ему сделали множество анализов, давали самые сильные лекарства и облучали на рентген-установке.
  Другие лишались сна, волос, аппетита, а затем и воли жить дальше. Он одержимо верил, что сумеет вылечиться, и продолжал учить школьный курс по учебникам и конспектам. Я практически уверен, что, вернувшись за парту, затмит одноклассников своим знаниями. К сожалению, медицинская карта показывала ухудшение. Скоро он уже не сможет сидеть. И, как ни отвратительно, может быть, его смерть станет облегчением для всей семьи. Родители - обычные работяги с завода и давно ухлопали все сбережения на сына. Страховка не покрывает всех процедур и такого длительного лечения. Дом уже заложен. Еще немного - и вылетят на улицу. А у них еще трое детей.
  - Ты можешь выйти? - спросил я, когда он поднимает глаза.
  Очень не хочется лишних ушей при разговоре, а в палате еще двое.
  - Конечно, - захлопывая учебник истории и поднимаясь, согласился Поликарп.
  Неторопливо побрели в сторону курилки на лестнице. Отделение все же детское, и здесь, помимо врачей, редко кто бывает. Почему приемные часы ограничены с двух до восьми, мне не понять совершенно. Лишь с самыми маленькими и по особому разрешению, когда уже совсем плохие, иногда позволяют сидеть родителям рядом.
  - Вы курите спокойно, - говорит Поликарп тоном умудренного взрослого. Многие дети здесь быстро превращаются в старичков по поведению и разуму. Страдания не возвышают. Они лишают нормальных реакций. - Мне не мешает.
  - Ты ведь не только школьные учебники изучаешь, - поинтересовался я без вопросительной интонации, закуривая. - Медицинские статьи потихоньку тоже.
  - "Самый поразительный факт, - на память без запинки принялся гладко вещать Поликарп, вздохнув, - состоит в том, что никакого нового принципиального подхода ни к лечению, ни к профилактике рака так и не было представлено... Методы лечения стали более эффективными и гуманными. Грубые операции без анестезии и антисептиков сменились современными безболезненными хирургическими методами, выполняемыми с исключительной технической точностью. Щелочи, разъедающие плоть предыдущих поколений раковых больных, уступили место облучению рентгеновскими лучами и радием... Но все это не отменяет того факта, что "лечение" рака до сих пор включает только два принципа - удаление и уничтожение пораженных тканей (первое - хирургией, второе - облучением). Никакие иные методы так и не оправдались".##1
  
  
  ## 1 Статья в журнале "Форчун", май тысяча девятьсот тридцать седьмого года.
  
  Я такой цитаты не помнил, но в целом верно. Если опухоль носила местный характер, то еще оставался некоторый шанс на излечение путем полного удаления пораженного органа. В иных вариантах спасения практически не существовало.
  - Лейкемию удалить нельзя. Костный мозг производит уже больные клетки. Но можно попытаться заставить его не вырабатывать определенные клетки сильными дозами лекарств.
  - Я слышал про такие опыты, - кивнул мальчик. - Из всех, на ком применялось подобное лечение, остались живы несколько процентов.
  - Приблизительно пять. И, в отличие от обычных случаев, рецидивов у них не наблюдается, хотя никто не может объяснить причину, по которой эти, а не те. У меня есть знакомые в одной фармацевтической компании, - сказал я после паузы, дождавшись, пока пройдут мимо две медсестры, вознамерившиеся затянуться табачным дымом и правильно интерпретировавшие недовольный взгляд.
  Я для них не начальство. Стажер - некое странное состояние между врачом и сестрами. И те и другие считают нормальным давать указания и считают себя выше по положению временного недоучки. И все ж теоретически мы будущие доктора, и лучше не доводить до конфликта. Наглеть себя могут позволить лишь старшие медсестры. У них обычно опыта на семерых хватит.
  - Они готовят экспериментальный препарат. То есть до клинических испытаний дойдет где-то через год-другой, когда можно будет с уверенностью показать стабильно выздоравливающих или хотя бы добившихся ремиссии мышей.
  - Требуются добровольцы?
  - Нет, - резко сказал я. - Никто не станет проверять лекарство на людях без соответствующего разрешения. Это подсудное дело. Хуже того, репутация фирмы будет серьезно испорчена. Поэтому никто никогда не признается в подобном. Ты понимаешь?
  - Если я склею ласты, они будут ни при чем.
  - Да. Но ты достаточно умный, чтоб услышать правду. В тех немногих случаях, когда пересадка костного мозга была успешной, его либо брали от близнеца, либо облучение было минимальным. Во всех других вариантах наглядного улучшения не наблюдается, и пересаженный костный мозг почти всегда отторгается.
  - То есть шансы минимальные? - Он даже не особо удивился, хотя недавно у меня на глазах в его присутствии Гуреев рассказывал родителям про замечательную возможность. - У моих все равно нет средств на операцию.
  - В данном случае вопрос денег не стоит вообще. Зато тайна обязательна. Ни я, ни они не имеют права такое пробовать. Поэтому ни соседу по палате, ни врачу, ни сестре, ни даже близким ни слова! Никто ничего не должен знать! Это понятно? Даже если вместо улучшения пойдет ухудшение.
  - Я ведь ничего не теряю, не так ли? - Глаза смотрели совсем не по-детски. - Поможет - прекрасно. Нет - так и так хуже некуда. Пусть шанс пять из ста, но не попробовать глупо.
  - Именно так! Я говорю открыто и прямо. Даже если ты выздоровеешь, в научный труд в качестве пациента не попадешь. На рынок препарат еще долго не выйдет.
  - Вы просто меня пожалели? - спросил Поликарп, помолчав.
  - Не только. Здесь всех можно пожалеть. Ты упертый. Боец. Это важно.
  - А почему другим потихоньку не дать?
  - Потому что резкое изменение протекания болезни у многих невольно насторожит остальной персонал. Начнут ковыряться, выяснять, а там недолго и до моей дисквалификации. А я не для того столько лет учился, чтоб вылететь на улицу без профессии. Вот такая я свинья, всех подряд спасать не собираюсь. Тем более, без гарантии. Это ведь может квалифицироваться как убийство, понимаешь?
  - Я лучше буду верить в приятное...
  - Значит, согласен? - протянул я руку и пожал его ладонь, чтобы закрепить договоренность. - Вот и прекрасно. Сегодня и начнем.
  На самом деле, подвести меня под статью Уголовного кодекса не удастся, даже если он всем заложит. На этот счет у меня план, и таблетки безвредны. А реально я буду работать своими методами, используя здоровый организм в качестве образца. Полного совпадения не выйдет, с парными органами было бы проще. Что есть, то есть. Возможно сразу и совсем хорошо не получится, но это будет первый случай в мою личную коллекцию. По предварительным прикидкам, три шанса из четырех на выздоровление. Все же не пресловутые пять процентов. Только периодически контролировать через какое-то время на случай рецидивов обязательно.
  А почему его? Все просто, действительно зауважал. Он готов сражаться и не хотел сдаваться. А насколько паршиво ему сейчас, прекрасно вижу по истории болезни. И потом, хоть иногда нужно совершать добрые дела. Тем более, если выйдет, я ж себе обеспечу заработок на уровне профессоров в кратчайшие сроки. Повесить табличку "альтернативная медицина" и исцелять пару безнадежных больных в неделю. Лейкемию за раз не вылечить даже кому-то из наделенных талантом заметно выше моей квалификации, правда, величайших целителей всего двое в мире, насколько известно нашим.
  Придется здорово постараться и потратить немало сил. До сих пор все больше по травмам, ранам, ожогам трудился. Потому так хорошо на скорой было. Поддержать жизнь, снять частично боли, обнаружить внутренние повреждения и инородное тело. Слегка помочь разорванным мышцам, костям или сосудам, но ни в коем случае не до конца, чтоб не обратить на себя внимание. В целом, первичная военно-полевая хирургия. Лейкемия - совсем иной уровень. Пора расти, зря я, что ли, учился?
  
  Появившись на крыльце, Катя не стала изображать недовольство или недоумение при виде меня. В первый раз, конечно, вышло неловко. Она решила, что бабушке снова стало плохо, и чуть не огрела сумкой, когда обнаружилось, что Алевтина Васильевна прекрасно себя чувствует, а заявился я совсем за другим. Теперь уже нервничает, скорее, если не появляюсь.
  Своих девушек я принципиально не сканирую, а то случались пару раз малоприятные коллизии. Говорят одно, думают другое. Материальная сторона - не последнее дело в жизни, однако лучше не слышать, как тебя измеряют и мечтают почистить карманы. И это еще в лучшем случае. Кстати, нельзя сказать, что один женский пол таким грешит. У сильной половины человечества тоже иной раз заглянешь в мысли, как в дерьме измажешься.
  Иногда все же невольно ловишь эмоции. Нет на свете барышни, которой ухаживания приятного, воспитанного и хорошо сложенного молодого человека были бы неприятны, если он руки не распускает и через фразу не повторяет: "Ты меня не любишь, а то давно бы дала". То есть, не сомневаюсь, существует немалая категория девиц, на это реагирующая положительно, но мне они неинтересны в принципе. Даже в пьяном виде.
  - И чего ты на меня так смотришь? - спросила она без особого недовольства, вручая ту самую толстую сумку на ремне для ношения в качестве портфельчика за девочкой. Не школа, но ничего в жизни не меняется всерьез.
  Честно говоря, не кажется, что они особо нуждаются в деньгах. Тем не менее, помимо обычного приема всяческих платежей и сортировки писем с посылками, она еще разносит пенсии, телеграммы и сообщения. А по утрам - нередко всяческую рекламу. График работы у нее посменный, как и у меня. Если б не старался специально подгадать, мы могли бы и вовсе не встречаться даже дома. Один спит, другой на работе. Но я умудрялся совместить, хотя, случается, не высыпаюсь, а тренировки и вовсе забросил. На все времени катастрофически не хватает.
  Собственно, охрана Кате не требовалась. Деньги приходили в виде чеков, и просто отбирать их бессмысленно. Тем не менее, удививший меня пистолет сейчас при ней. Бывают ценные посылки, попадаются просто хулиганы или злые собаки. Бывает, встречали не особо приветливо, причем неясно, по каким причинам. Точнее, догадаться можно, если мою теорию принять за доказанную. Тогда особо нервные могли при виде нее и топором приняться махать с пьяных глаз. Не приходилось видеть, но сколько продолжались наши совместные прогулки? Я на всякий случай помалкивал и лишних вопросов старался не задавать, отдавая инициативу в ее крепкие маленькие ручки.
  - В недавней научной статье, - ответил на прозвучавшее подозрение, - приводятся результаты изучения мозга. Автор сделал интересный вывод. Как же там, - я напрягся, вспоминая, - созерцание интересного продукта возбуждает ту часть мозжечка, которая управляет движением рук. Проще говоря, мы на рефлексах тянемся к привлекательным вещам, - и я постарался выразительно посмотреть на женскую часть тела, обтянутую брючками. Потом совсем уж откровенно потянулся, обнимая за талию.
  - Не могу понять, когда ты врешь, а когда шутишь, - призналась она, не пытаясь отстранится. Так мы дальше и потопали в обнимку. Определенно, некий прогресс намечается. До сих пор разве под ручку шествовали.
  - В данном случае все на полном серьезе. Ученый проверял последствия рекламы на психику человека с точки зрения инстинктов. Там еще был интересный момент: у людей, смотрящих на зеленое, расширяются кровеносные сосуды, пульс становится реже, давление падает. Этот цвет не просто успокаивающий и приятный, он еще и приносит настоящую пользу. Так что не зря в больнице стены все нежного салатового цвета и медсестры в соответствующих халатах.
  - А не в данном?
  - В смысле? А, все врут, и я не исключение. Иногда, понимаешь, хочется сказать иной женщине: чего ж ты такая страшная и за собой не следишь, а произносишь про прекрасный вид. Иначе не поймут окружающие.
  - Это намек?
  - Конечно же, нет! Лучше тебя в этом районе никто не выглядит с утра.
  - Паршивый врун! - саданув меня локтем под ребра, вознегодовала она.
  И даже самый тупой мужлан без малейшей эмпатии и наличия мозгов моментально бы вычислил, что любое другое возражение получило бы много худшую реакцию. Ни одна нормальная девушка, независимо от внешности и прочих данных, даже под пыткой не признает вслух преимущество другой. В душе - может быть, но не для чужих ушей.
  - Я таких не знаю, - твердо заявляю.
  Она свернула во двор, отворив незапертую калитку. Временами всерьез напрягало это странное для города отношение. Мало кто на замок закрывал. Дом - да. А ворота стоят нараспашку. Не то чтоб есть сильно много чего красть, помимо варений-солений из погреба да дров с углем из сарая. В районе у многих до сих пор нет газового отопления. Трубопровод до Германии аж из Западной Сибири протянули, а в России до сих пор полно мест, где газовая плитка отсутствует. Хотя баллоны ныне и в деревнях повсеместно. И все ж для иных и ведро с лопатой или яблоки с дерева - ценная вещь. Но не принято запираться. Эдакая умилительная патриархальность. До первого серьезного происшествия.
  - Катенька! - счастливо вскричала бабка, распахивая дверь. Я б не удивился, если б с утра сидела у окошка, дожидаясь. Иначе столь быструю реакцию не объяснить. Звонок еще звучал, когда она появилась на пороге. - Спасибо, не забываешь.
  - Как можно? - столь же радостно воскликнула Катя. - Постоянных клиентов помним!
  Как она мне объяснила раньше, иногда необходимо не только принять коммунальные платежи, но и выслушать. Бабушки часто приходят просто пообщаться или пожаловаться на свое одиночество. Через короткий срок невольно запоминаешь не только к кому идти, но еще и многочисленные проблемы и претензии. Реально вредных, а такие попадаются, как без этого, не так много. С ними обычно имеют дело исключительно по делу и стараются отделаться поскорее. А такие, как эта, норовят поговорить, угостить чаем с бубликами или конфетами и просто потрындеть.
  Кроме телевизора, который имеется не у всех, им и общаться особо не с кем. Вот и рады любому гостю, даже почтальону, принесшему мизерную пенсию. Мало кто в округе имеет по-настоящему весомую. Причина в том, что муж трудился на заводе, а она стирала да убирала у богатых без официального оформления. А куда деваться из-за кучи детей, коих оставить нельзя, а детский сад на такую кодлу дорог.
  Какие вообще могли быть жалование и отчисления у обычных ткачих с ближайшей фабрики? Максимум карьеры без образования - продавщица да официантка. Так что ткачиха практически основная профессия для простых женщин. До сих пор большинство живет огородом и садом. На питание хватает, но не зажиреешь. Не самый худший вариант. Иные, приехавшие сначала на стройку, а затем оставшиеся на фабрике, чуть не с рождения в бараках, а их только сейчас расселять собираются. Не прошло и полсотни лет.
  Мы добрых полчаса выслушивали древние байки, закусывая слабенький чаек твердыми до жути баранками. Их положено размочить, иначе недолго остаться со сломанными о кирпичную стойкость сдобы зубами. Бабка удовлетворилась пояснением, что я друг, помогающий из самых лучших побуждений. Полагаю, про мое постоянное мелькание возле Кати уже давно весь район в курсе и сладострастно обсуждает намеренья и последствия. Типа не пара. Из образованных и ваабче не москвич. Подозрительно. Вот поматросит и обязательно бросит.
  Меня больше интересует отсутствие ухарей-соперников из местных кадров. Даже некое разочарование присутствует. Подраться за девушку на ее глазах иногда очень полезно. Можно даже позволить поставить синяк на симпатичное личико, в смысле мое, чтоб пожалела. Но ведь не лезут! И это наводит на определенные мысли, подтверждая подозрения. Если не боятся, так избегают сознательно. А я парнишка бесстрашный и тем вдвойне занятный. Интересно, долго ли будет молчать, опасаясь спугнуть.
  - Бежит, - определено со злостью произнесла Катя на улице, поглядев на пронесшегося мимо мужика в комбинезоне. Тот на ходу поздоровался и промчался не задерживаясь. Она и не подумала даже кивнуть.
  - Кто? - не дошло до меня.
  - Ее сын. Сейчас со слезой поведает о своих проблемах с работой, похнычет про безденежье, будто за пьянку не его с десятка мест выгоняли и кто-то другой виноват. Жена от него ушла, дети стороной обходят, а он продолжает квасить. И сейчас выпьет, закусит за ее счет, а завтра на почту отведет чек обналичить. А как получит, так и до дому не проводит. Сразу дернет праздновать с такими же приятелями.
  - А мать не понимает?
  - Да все она соображает, но сын же ей.
  Подобные познания не вызывают удивления и к предсказаниям не имеют ни малейшего отношения. Почтальон постоянно общается с людьми, и с годами он становится почти своим для многих жителей участка. Знает большинство в лицо и по разговорам. Может, помимо бегства от гиподинамии, ее работа не заканчивается на сидении за кассой и доставке корреспонденции?
  - Пойдем потом в кино? - не особо удачно попытался перевести разговор от грустных размышлений. - "Анжелика" идет.
  А еще в темном помещении можно посидеть спокойно и даже подержаться за ручки. Прямо как в далеком детстве. Самое удивительное - это приятно, и форсировать события, залезая под юбку, не тянет.
  - Это которая с королем? Нет, видела. Читала, что выходит новый фильм, но знаешь, уже превращается в бесконечный сериал, где авторы со сценаристами ищут место, куда бы воткнуть несчастную девушку.
  Или чего в нее, - подумалось цинично. Изумительная горячая любовь к мужу, абсолютно не мешающая иметь массу любовников.
  - Жаль.
  - Ага! Я знаю, тебе просто нравится смотреть на Мишель!
  Ну, если честно, красивая. Но признаваться?
  - Подбирал наиболее подходящий фильм с точки зрения девушки, - оскорбленным тоном заявил я. - Ну не звать же тебя на "Хладнокровное убийство" или "Хартум". А "Шербурские зонтики", при всей их замечательности, ты наверняка раза три видела.
  - Европейские кино нам как-то ближе. Особенно итальянское и французское. Немцы холодные. Но и Голливуд бывает не плох. Особенно мюзиклы.
  Вот тут мы категорически не сходимся, но мнение лучше держать при себе.
  - А как тогда насчет французских артистов? Они приезжают на будущей неделе.
  - Три концерта, и только один - в Москве. Все билеты проданы, - сказала она грустью. - А ведь будет Мирей Матье.
  Очередные "Битлз", страсти на пустом месте. Правильней промолчать и не отсвечивать ехидством.
  - А если достану билет, что мне за это будет?
  - А чего ты хочешь?
  - Неужели не достоин страстного поцелуя?
  - Я подумаю, - как-то очень серьезно пообещала она.
  
  Глава 4
  НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
  
  Большой концертный зал Московской филармонии на две тысячи человек, открытый четыре года назад, был забит до отказа. Присутствуют солидные люди, дамы в вечерних туалетах и много молодежи. Билеты были раскуплены заранее и с рук продавались по тройной цене. Без знакомств бы ни черта не вышло. Точнее, надо было просто телефонировать дяде Стояну с просьбой. Он не просто с любым артистом и творческим человеком, включая режиссеров театров и продюсеров киностудий, пил в одной компании, еще и одалживал каждому второму. Отказать столь приятному человеку они не в состоянии.
  Объяснять подробности, понятно, я был не обязан. Зато мог гордо смотреть и получать заслуженное удовольствие от восхищения девушки. Вот такой я оборотистый, и ничего не стоит хоть в Кремль на прием пролезть или в дипломатическое посольство. Кстати, хорошая идея. Надо тщательно обдумать на будущее.
  Сначала выступали наиболее известные артисты с немалым успехом. Французы прибыли в составе большой разнообразной группы, работающей в известнейшем месте, мюзик-холл "Олимпия". Одних музыкантов три десятка и танцевальный коллектив Пласшера из восемнадцати человек. Москва, Петроград и Казань увидят самый цвет Парижа и познают его культуру.
  Негласно считается - там высший уровень. Если добился успеха в "Олимпии" впереди ожидает известность и немалого размера гонорары. И чем больше умудрился продержаться на сцене, тем громче и чаще о тебе станут говорить. Не важно певец, юморист, фокусник или танцор. Ты сумел!
  На этом фоне новая звезда с французского небосвода - Мирей Матье очень импонировала российским слушателям. Она пришла из многодетного нищего семейства, пробившись исключительно благодаря удаче и вокальным данным. Победительница городского песенного турнира, почти случайно попавшая на телевизионный национальный конкурс и снова прорвавшаяся сквозь толпу конкурентов наверх. В течение нескольких недель занимала высшие места по опросу зрителей. С успехом давала гастроли в Великобритании, США, Австрии. Теперь и до нас добралась.
  А потом она запела хорошо известную песню##1 про Великую войну.
  
  
  ##1 "Париж в гневе".
  
  Зал взорвался бурными аплодисментами и диким ревом. Ну не любят в России Германию, и есть за что. Огромные людские потери, два крупнейших поражения с отступлениями. Потерянные Польша и Литва. Эпидемия испанки, военный переворот и вялотекущая гражданская война, не столько подавленная, сколько сама прекратившаяся после земельной реформы, далеко не всем пришедшей по душе. Одним досталось мало, других поджигали и выселяли. По окраинам и в Азии еще долго ловили многочисленные отряды не то борцов за свободу, не то фанатиков-революционеров, рано или поздно принимающихся заниматься откровенным бандитизмом и грабежами вне зависимости от первоначальной цели.
  Ко всему прочему, во время Депрессии немцы нагло отказались платить репарации, которые и так несколько раз уменьшали. А сегодня экономическая мощь Германии превышает французскую и российскую, и только вместе они слегка опережают. Немцы лезут на Восток, в Азию и на Балканы уже совсем откровенно. Не будь у основных игроков в Европе атомного оружия и если бы не существовал плотный российско-французский союз, давно б полыхнуло. В сороковые по краю прошли. Та бомба влетела в огромные расходы, которые могли пойти на более полезные вещи. Официально никто не в курсе здешнего ядерного арсенала, но газетчики пишут с завидным постоянством про полторы сотни бомб и ракет на боевом дежурстве. Если добавить французские и, возможно, английские, от Германии в случае начала войны останется покрытый шлаком пустырь. Немцы это знают и до крайности не доводят. В колониях можно друг друга резать и помогать людоедам гадить конкуренту, снабжая оружием и давая убежище на своей территории, а в Европе тихо. И слава богу!
  Вряд ли песня прозвучала случайно. Кто бы не подбирал репертуар, сама певица или ее администратор, они точно знали, в какую точку бить. В Германии опять слышны призывы к пересмотру экономической политики и требования повысить таможенные сборы на российские товары. А претензии подкрепляются военными маневрами у границы. Публика что там, что на этой стороне в очередной раз взвинченная и горящая патриотизмом. Еще немного - и примутся бить германских подданных, как в тысяча девятьсот четырнадцатом. А певица так хорошо бензинчиком на тлеющие угли брызнула.
  Нет-нет, что вы, это не провокация, а исключительно песня из кинофильма. Такое исполнение приносит больше пользы определенным кругам, чем любые речи радикальных деятелей. Сидящие на всех трех ярусах молодые люди бросают цветы на сцену и кричат "Браво". Из зала тоже несутся с букетами, чтобы возложить их к ногам маленькой хитрой женщины, правильно сыгравшей на струнах души. Многочисленные восторги в прессе ей обеспечены. Остальных перечислят одной строкой.
  - Тебе не понравилось, - сказала Катя на улице.
  Все окрестности были забиты припаркованными автомобилями, и свой пришлось оставить далеко. Хотя почему бы и не прогуляться вечером с девушкой под интригующе подмигивающими звездами.
  - Почему? - отперся я. - Вполне удачный концерт. Бывает гораздо хуже. В прошлом году пригласили меня на премьеру "Гамлета" в один авангардистский театр. Вот там было нечто! Занавес отсутствовал, как и сцена. Артисты играли буквально среди зрителей. Труппа из одних женщин, включая дядю, папу-призрака, самого принца, и все - полуголые. Только в самом конце появились негры в цилиндрах со стульями.
  - Ты шутишь, - неуверенно сказала она, попутно отбирая бутылку с пивом и глотая из горла.
  В приличном обществе меня бы освистали, но эта девушка желает платить за все пополам. И по этой причине рестораны отпадают, а за билет она вознамерилась возвращать частями, сколько ни объяснял, что достались они мне практически бесплатно по знакомству. Гордая птица. Потому романтика до сих пор исчерпывается пивом и поцелуем в щеку.
  - Какие шутки! Сплошной кошмар в виде передового режиссера. Или режиссерихи, как правильно? Неумелое подражание худшим постановкам вконец одуревшей от сытости Европы. Но это еще не все. В антракте куча народу побежала в туалет закинуться коксом. Причем предбанник, где руки моют, оказался общим. Представляешь, что там творилось?
  - Нет, - отрезала Катя решительно.
  Может, действительно не понимает. Тогда пересказывать живописные подробности про ползающую под ногами девицу с заманчивым предложением не стоит. Мужикам бы понравилось, но прозвучит пошлым намеком в нашем положении.
  - Ну и на закуску в театр заявилась полиция. Видимо, кто-то стукнул про наркотики. Половина присутствующих рванула через зал, сметая стулья и остальных зрителей к черному ходу. Декорации, естественно, уронили, хотя какие там декорации... Стол, стулья и железная кровать. Такая, знаешь, с сеткой. Ее тоже умудрились сломать, упав сразу небольшим коллективом, когда спасались бегством.
  - Ты врешь! - сказала она уверенно.
  Ах, если бы. Как раз ко мне наряд полицейских и прицепился по полной программе. Чем-то всерьез не понравился. Хорошо еще ничего при обыске не нашли. А я не настолько дурной, чтоб качать права. Только в кино бандиты со слугами закона говорят сквозь зубы, даже купленными. А уж честным гражданам лучше не пытаться возражать. Полицейские всегда найдут причину и возможность сделать из тебя крайнего.
  Проехавший мимо с диким ревом пяти сотен лошадей двуместный Chevrolet Corvette этого года с визгом остановился и начал сдавать задом в нашу сторону. При этом он чуть не вмазал в нос идущему за ним тяжелому черному "Руссобалту". Водитель российской марки среагировал с похвальной быстротой, указывающей на немалый опыт.
  - Андрюха! - вскричал буквально вывалившийся из "шевроле" парень.
  Он был бы моднючим красавчиком в лучшем стиле парижских модельеров и киношных героев, даже прическа под битлов не портила впечатление, не имей изрядно потертый вид и выхлоп сивухи на три метра. Как всегда, пьян. Его и из университета выгнали за постоянное появление на лекциях в непотребном виде. Зачем туда ходил, неизвестно. С таким же успехом мог и вовсе не переступать порог.
  Без особой радости от нежданной встречи остановил готового обниматься ладонью, упираясь в грудь. Меньше всего хотелось вообще позволять ему себя касаться.
  - Оказывается, и ты не только занимаешься учебой! - Он показал, гаденько усмехнувшись, на недопитую бутылку пива, которую мы употребили на двоих и которую я честно нес до ближайшей урны. - Познакомь меня со своей девушкой.
  - Нет, - резко ответил сразу, не дав Кате вставить слово. - Отвали.
  - А что такое? - пьяно удивился он. - Ты про это? - Он щелкнул по горлу. - Сам знаешь, так жить проще, никто в голову не залезет.
  - Ты не вовремя. И, кажется, забыл, о чем в последний раз говорили.
  - Думаю, когда мы поближе познакомимся с девушкой, - протягивая руку, произнес он с издевательской интонацией, - она по-иному взглянет...
  И тут я ударил дурака в солнечное сплетение. Не очень сильно, но чтоб почувствовал, насколько это больно и неприятно. Дышать ему резко стало невмоготу, он скрючился. Хорошо бы добавить еще разок-другой, но боюсь нереально вложить окончательно сбрендившему ума.
  Замерший у обочины "Руссобалт" хлопнул дверцами, являя ночи трех здоровенных жлобов, сделанных по одному шаблону. Плечи широкие, мускулы накачанные, ума не много. Типичная пехота из банд.
  - Ты что, козел, творишь? - потребовал объяснений тот, что появился из передней дверцы.
  - Я? - отпуская разбившуюся бутылку, удивился я.
  Он невольно посмотрел на звон стекла, выпустив меня из внимания. Шаг вперед, и я без реверансов двинул его лбом в лицо. Судя по ощущениям, сломал дураку нос. Такие с виду крепкие бойцы на удивление мало терпимы к боли, и ничего удивительного, что он свалился на машину и сполз по ней вниз. Выяснять, как надолго, не ко времени. Тут у меня целая компания не сильно уважающих закон. Так я и сам отвратительный тип. Замахиваюсь кулаком, чего очередная горилла явно ждет, и бью с размаха носком ботинка по единственному месту, которое обожает каждый мужчина. Он сложился сразу не хуже перочинного ножика и только и мог, что мычать.
  Где-то по соседству закричала женщина. За кого она болеет, неизвестно, и выяснять не хочется. Не одни мы на улице, после концерта полно самого разного народа в окрестностях. Это не слишком удачно.
  Третий оказался шустрым и перепрыгнул через капот, устремляясь с криком в атаку. Только и оставалась поймать руку на болевой. Раз не понимает, пусть пеняет на себя. Не дослушав матерную брань, нажал, ломая руку, и послал его ко второму, успевшему облевать тротуар.
  Обогнув мешающее тело, подошел к слегка отдышавшемуся Вадиму, поднял за шиворот и прошипел прямо в лицо:
  - В следующий раз, если ты случайно увидишь меня или кого-то из моих знакомых и захочешь подойти, подумай дважды. Потому что сломаю тебе руку сразу, без разговоров. А если выяснится, что решил сделать подляну в своем любимом стиле, вырву позвоночник. И твой дедушка меня не напугает. Он во мне нуждается гораздо больше, чем в тебе. Ты понял, скотина вшивая, или добавить?
  - Достаточно! - сказал голос от "Руссобалта". Водитель наконец соизволил выбраться из салона и стоял в свободной позе, без особой жалости наблюдая за своим подопечным. Ростом за два метра и весом в добрые девяносто килограммов, среди которых жира было совсем чуть, он смотрелся крайне внушительно, даже если не знать, кто он такой. - Не переходи границу, Андрей.
  Вот этот реально мечта любой девицы от тринадцати до пятидесяти. Натуральный мачо с яркой внешностью горячего латиноамериканца, пластика движений хищника и приятный голос, от которого млеют представительницы женского пола. Только он отнюдь не киноактер.
  - Держи его от меня подальше, Лео, - отпуская Вадима, сказал уже почти спокойно. - А заодно и этих обезьян.
  Ведь мог остановить, не захотел. За мой счет воспитание опять проведет.
  - Я не лезу первым, но от меня не откупишься, а когда начинают угрожать...
  - Я ничего такого, - заскулил Вадим.
  - Вести машину сможешь? - уточнил Лео.
  - Да, - с задержкой ответил Вадим.
  - Вот и езжай домой. И ты тоже, - это уже мне. - Иногда не только ОБО надо знать, еще и мозгами пользоваться.
  - Как скажешь, - взяв под руку Катю и поспешно увлекая ее за собой, согласился я. Ему не привыкать разгребать последствия.
  - И что это было? - требовательно спросила моя девушка, не успели мы завернуть за угол.
  Между прочим, пока все происходило, она не визжала, глупо не мельтешила, мешая, и не хватала за рукав с целью помирить или выяснить ненужные в тот момент подробности. Выходит, заслужила объяснения.
  - Это был Вадим Артемьев, - сказал, старательно подбирая слова. - Внук Егора Григорьевича Артемьева.
  Судя по недоумению, до Кати не дошло.
  - Большой Артем.
  - О! - сказала Катя с чувством.
  В газетах пишут - глава московской мафии. Как обычно, врут. Нет у нас капо ди тутти капи##1. Есть девять семей, контролирующих районы и сомнительные отрасли. Эдакая конфедерация преступных группировок, в которой Большой Артем имеет немалый авторитет, однако отнюдь не может отдавать прямые приказы другим. Четкой подчиненности не существует, даже если не брать в расчет залетных и отморозков. И все же на собрании, решающем трения и сомнительные ситуации, почти всегда председательствует. Откуда и пошла легенда.
  
  
  ##1 Сapo di tutti capi - босс боссов, глава всех глав. (итал.)
  
  - Мой дед его отцу родной брат, - не дожидаясь продолжения допроса, сообщил я. - Потому знакомы с детства.
  - Ага! Ты парнишка не из простых.
  - Это не самое близкое родство, - продолжил я без особой охоты. - И гордится им глупо.
  - Ну не скажи.
  - Моя семья не имеет отношения к его делам, - твердо заявил я. - И мы давно расплевались. Он допился до чертиков, иначе не стал бы подходить.
  - Глядя на разницу в машинах, - хлопая по крылу моего "форда", до которого с задержкой добрались, произнесла Катя, - как-то не удивляюсь.
  Сдался им всем мой драндулет. Колеса крутятся, чего еще надо? Он не для понтов бессмысленных предназначен.
  - И чего не поделили? - потребовала ответа. - Оно ведь и меня касается.
  - Вот отношение к девушкам и не поделили. Он на первых порах изумительный ухажер, денег немеряно, способен многое себе позволить. Обаятельный до ужаса, остроумный, милый и легко поддержит разговор на любую тему. На некоторых действует безотказно. Только вот с головушкой не все в порядке. Обожает причинять боль партнершам. Садист, по-простому.
  - Аморальный тип?
  - Подлец натуральный, уверенный в безнаказанности. И это не юмор.
  
  - Ты все хорошо понял? - уточнил я вполголоса, пока Гуреев давал последние наставления родителям пацана. - Обязательные периодические проверки, и, если хоть тень подозрения на ухудшение, сразу пишешь письмо на тот почтовый ящик.
  - Чтоб отследить было нельзя? - шепотом спросил мальчишка.
  Положительно умница. Я посмотрел на него с умилением. Натурально самые приятные люди - не сделавшие нам добро, а мы сами, совершившие нечто для другого. Не зря восточные люди считали себя ответственными за спасенных. Немного в ином смысле, и все же приятно до печенок.
  Казалось бы, что такое две недели целительства, а совсем другой вид. Даже в весе прибавил. Еще бы, по всем показателям на восьмой день мы с ним вышли в образцовые здоровые. Вдруг, безо всяких причин, лейкоциты снизились до нормы, лимфоузлы пришли в норму, селезенка с печенью вернулись к прежнему состоянию. В целом, пропали малейшие следы болезни. Десяток анализов показал полное соответствие норме. Такое иногда случается, пусть и крайне редко, однако не так резко.
  Вот еще кто бы знал, чего мне это стоило. После каждого сеанса, когда просто с виду сидел рядом с пацаном и болтал о всякой всячине, еле ноги таскал. А я ведь не развлекаюсь, а нахожусь на работе под бдительным оком многочисленных свидетелей и начальства. Пациенты меня всегда любили. Они думают, я внимателен к ним. А я просто-напросто выслушиваю жалобы. Все, что мне нужно узнать, я вижу уже через минуту. Оставшееся для постановки диагноза время создаю видимость внимания. Якобы щупаю пульс и прослушиваю грудь и спину фонендоскопом. Нельзя же за две минуты закончить осмотр! Да и сокращать плановое время осмотра не рекомендуется. Наш Гуреев непременно найдет, чем занять стажера. Про него еще до прихода в больницу рассказывали, как стонут и воют подчиненные. Но зато кто выдержал, реально получил приличные знания.
  Положа руку на сердце, действительно дает много и помогает, объясняя. Да вот вряд ли я оставлю о себе приятное впечатление. Уж очень туго соображалось после четырех ежедневных сеансов наступления на рак.
  Обычно к концу смены жутко тянуло в сон, а, отправившись с Катей на концерт, реально задремал. Аж стыдно. Зато и опыт лечения получил огромный. Я это сделал! Фактически доказал уровень магистра. Это не пули у гангстеров выковыривать. На такую степень вмешательства решатся единицы, в крайнем случае, без гарантии. Без опыта легко, спасая одно, загубить другое. У любых таблеток бывают противопоказания, а тут вламываешься в химию, биологию, анатомию и кучу сопутствующего. Снять симптомы могут многие. Убрать причину заболевания - иное дело. А я сумел!
  - Просто мне еще два года учится, где жить стану, неизвестно, и куда поеду после окончания, тоже.
  - А вы разве не москвич?
  - Я из Константинополя, хотя гражданство российское.
  Вряд ли в школе объясняют в подробностях про тамошние внутренние закидоны. У нас там вообще чуть не у каждого гражданина Вольного города есть не меньше одного дополнительного гражданства. А то и больше. Но не излагать же ребенку хитрые подробности законодательства города международных контрабандистов и жуликов. Хотя там полтора миллиона населения. Не могут же все быть лицами с криминальными наклонностями, не так ли?
  - Никогда не был на море.
  - Еще поедешь.
  Теперь уж точно когда-нибудь.
  - Спасибо вам. - Поликарп прижался ко мне очень трогательно.
  - Здоровья тебе, - хлопнул его по плечу. - Все остальное легко купить. Были бы деньги.
  - Стажер Мироев, - потребовал начальник, обратив на меня "ласковый" взор. - Вы уже заполнили запросы на лекарства и материалы для детского отделения?
  - Немедленно приступаю, - с виноватым видом пообещал я, в очередной раз роняя мнение о себе ниже плинтуса.
  - Да уж хотелось бы, - съязвил он.
  Поспешно удалился заниматься трудами праведными, мысленно зевая. Господин профессор нас старательно дрессирует по части правильного оформления документации. И себя освобождает, и стажерам великолепную практику организовал. В обычное время этим занимается старшая сестра, а он только визирует и, возможно, просматривает длинный список. Теперь это делаем Таня или я по очереди под присмотром той самой медички. У Таисии Антиповны знаний хватит на десяток стажеров, она лучше самого Гуреева в курсе, кому какое лечение прописать положено. С ней особо и не спорят даже профессора, позволяя иной раз лишнее.
  Опять же, по чести, в том издевательство отсутствует. Бывают разные ситуации, и за сестрами неплохо приглядывать. Здесь крутятся сильнейшие обезболивающие и наркотические вещества. Иногда они имеют странную особенность исчезать, и врач должен соображать, чтоб не выступить в роли дурачка. Документы - сами по себе, а как химичат, лучше постигать на практике в разговоре с Таисией, обожающей поучить уму-разуму молокососов. Ко мне с Таней она относится на удивление нормально. Говорят, в прошлом году стажеров шпыняла напропалую, и они ее страстно ненавидели. Ничего такого не наблюдаю в общении.
  Сегодня она оказалась на редкость неразговорчивой и все поглядывала искоса. Уже под конец нудной проверки закрытых шкафов внезапно решилась. Подошла к двери, выглянула наружу и плотно закрыла снова.
  - Ты что сделал, Андрюха?
  - Э... Да вроде все правильно...
  - Не придуривайся. Может, остальные ничего не поняли, но я сразу засекла ваши посиделки с Поликарпом. И водил куда-то из отделения, и в палате вдвоем оставались. Даже подумала сначала... Нет, ты не из этих. К мальцу не приставал.
  - Ну знаете! - возмутился я, мысленно вспоминая нудные дедовские наставления.
  Сколько раз он требовал не на людях применять умения. Рано или поздно обратят внимание. Первая ласточка прилетела. Повторять с другим уже становится опасно. Доктор, у меня что-то в боку колет... А это вам доброта, доверчивость и отзывчивость боком выходят.
  - Извини, - сказала она легко, без раскаяния. - Опыты на людях ставить тоже не очень красиво. Но если результат настолько удачный...
  Вот так прямо и сознаюсь. Но втирать ей, что просто рядом проходил, не имеет смысла. Шума все равно поднимать не собирается, судя по поведению, и надо себя правильно вести. А то обидится и начнет на очередной планерке поливать бедного стажера. Ну, для такого случая у умного меня имеется запасной план.
  - Я скажу, но, если захотите поделиться с кем, в глаза плюну и заявлю: не было такого разговора.
  - Мы наедине, твое слово против моего, но хотелось бы услышать объяснение.
  - Зачем? Какая вам от этого радость, Таисия Антиповна? Примазаться к славе, шантажируя студента?
  - Ты дурак? Сдалась мне эта слава. Если есть метод лечения, надо воспользоваться. Денег хочешь? Я понимаю. Но молчать... Это же дети...
  - Нет на самом деле никакого научного метода, - вздохнул я, - обычный гипноз, не вполне стандартный. То есть никаких указаний и ценных идей. Эриксоновский##1 вариант. Хотел ввести в транс для облегчения боли. Таблетки давал оглядываясь, а на самом деле это глюкоза - эффект плацебо##2. Рассчитывал на самовнушение. Случайно "включилась" в организме система саморегуляции. Другого объяснения просто нет. Он сам это сделал, уж не знаю, бессознательно или мои действия подтолкнули. Ну а потом я просто продолжал делать вид - все идет согласно ожиданию, и продолжал сеансы. Ну не признаваться же в собственном изумлении, когда вдруг наступила ремиссия.
  
  
  ## 1 Милтон Эриксон, американский психиатр и психотерапевт.
  
  ## 2 Безвредное вещество, оказывающее действие по причине самовнушения пациента.
  
  Она молча кивнула, не пытаясь перебивать.
  - У меня нет ни малейшего представления, что реально произошло, и совсем мало желания бегать с радостными криками и требованиями признания великого гения. Официального разрешения на эксперименты не получал и даже обращаться за ним не пытался. Хотел слегка облегчить боль, не более. Статью писать - себя под монастырь подводить. А не дай бог, рецидив? Мне в лучшем случае волчий билет в профессии обеспечен, если не срок в тюрьме за опыты над малолетним. Так что поздравляю с наблюдательностью и прошу забыть. Один случай везения не показатель.
  - Неужели не повторишь?
  - Давайте поспорим: следующая сотня пациентов ничего такого не покажет. И тысяча.
  - Ну и что? А вдруг тысяча первый выздоровеет? Не попытаться глупо.
  - Когда-нибудь, если сумею вычислить механизм "включения". И после пары лет нормальной жизни Поликарпа. Точно не в ближайшее время.
  - Даже отсрочка в таких делах - прекрасно! Это ведь жизнь!
  Это пафос и продление мучений для больного и родственников, только вслух такое не произносят.
  - А ведь не выдержишь, снова попробуешь.
  - Тогда с вами вместе, идет? - и тут меня всерьез дернуло.
  Зов на крови. Кто-то из близких. На моей памяти, кроме тренировочных попыток, ни разу не обращались. Что-то случилось, и по официальным каналам вызывать не хотят. Или не могут. Надо звякнуть по связному телефону.
  - Что? - спросила Таисия Антиповна, так как я не удержался и скривился от толчка.
  - В боку кольнуло.
  - Где? Покажи!
  - Да ничего у меня нет, - с досадой отмахнулся от нее. Вода нужна и одиночество. В умывальнике этого делать не стоит. - Я выйду, да? Все равно закончили. Во всех смыслах.
  
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"