Экзар: другие произведения.

Selbstmatt. Часть 1 - Morituri

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.16*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Недавно нашла старую папку с первой частью фанфика, который писала в школе... три года назад? Четыре? Эх, ностальгия. Там было мало экшена, но есть размышления и теория, я старалась объяснить как можно больше нюансов. Розовых соплей, на удивление, почти нет. Жаль, что нашла только первую часть из пяти. Может, когда-нибудь смогу переработать это в полноценную книгу.

  Аннотация: она не воин. И не гений. Она всего лишь хочет жить. А как делать это, когда все вокруг против тебя? Она не везунчик, да и стратег из нее так себе... пока что. Selbstmatt - единственный прием в шахматах, которым она владеет в совершенстве. Искусство проигрывать... Даже поражение она может повернуть в угоду своим планам.
  
  
  Пролог.
  
   Ненавижу в своей жизни две вещи - дураков и дороги, особенно, когда первые ездят по вторым. Одна такая тварь забрала у меня всю семью и сломала мне жизнь, и я решила, что на этом мои неприятности на дорогах закончатся.
   Наивно, правда?
   Гололед, очередной козел за рулем и удар на скорости километров в восемьдесят-девяносто разрушил все мои ожидания. И что-то мне подсказывает, что в этот раз я не отделаюсь одной почкой и множественными переломами.
   Похоже, умереть в автокатастрофе - моя судьба...
  
  
  Часть 1. Morituri.
  
  Ave, Сaesar! Мorituri te salutant!
  Здравствуй, Цезарь! Идущие на смерть приветствуют тебя! (с)
  
  Мorituri (лат.) - те, кто должен умереть. (точный перевод)
  
  
  Глава 1. Карада.
  
   Очередной материал для экспериментов Орочимару нашел буквально на дороге, возвращаясь из одной из своих лабораторий за пределами Конохи поздно вечером. На грунтовке, в луже остывающей крови, лежало изломанное тело девушки. Руки и ноги были неестественно вывернуты, низ лица был залит кровью, вытекшей из носа и рта. Интересно, что ее так? Склонившись над ней, ученый с удивлением понял, что она еще жива. Вот это выносливость... Подобную он видел у закаленных в боях шиноби, но уж точно не у молодых женщин. Может, она из Узумаки? Хотя не красноволосая, а шатенка... В любом случае, Узумаки он еще не исследовал, к Мито-сан было подходить опасно, а к Кушине, будущей джинчурики, его еще не подпускали.
   Что же, очередная тема для исследования сама нашла его. Только сначала надо спасти образец.
   Так, диагностика... Все хвосты биджу! Кости сломаны, переломы многооскольчаты, ребра вообще придется из обломков собирать. Сохранились только малоберцовые и большеберцовые кости в ногах, как и лучевые в правой руке - их удерживает какая-то странная металлическая конструкция - череп и позвоночник, а вот все остальное придется собирать по обломкам. Отсутствует одна почка... Ну что же, ничего такого, с чем не справился бы ирьенин А-ранга, пусть данный ранг он получил за свои исследования. Ничего, если не справится со всем, всегда можно будет позвать Цунаде.
   Так, вроде бы все. Пациентка дышит, пульс нормальный, просто пока что без сознания. Ну что же, остальным он сможет заняться и в лаборатории.
  
   ... Уже позже, в своем доме на территории Конохи, он оставил вещи образца в одной из кладовых и принялся за более подробное исследование. Не высшая степень, и вряд ли даст результаты, но пропускать не стоит, ведь мало ли что может обнаружиться. Эх, придется использовать печати...
   После же получения результатов ученый, выйдя из лаборатории, почувствовал острую тягу закурить. Или напиться. И плевать, что никотин убивает, а алкоголь влияет на контроль чакры у 80% шиноби. Факты никак не желали укладываться в голове, а о цельной картине ситуации не было и речи.
   Организм просто перенасыщен ядовитыми веществами - раз. Проблемы с сердцем и наличие всего одной почки - два. Металлические конструкции - три. Слабая развитость органов зрения и слуха, но обоняние и вкусовые рецепторы, наоборот, развиты просто прекрасно - четыре. Большой резерв чакры, но полная неразвитость чакроканалов и перекос в сторону Инь-компоненты - пять. Большая выносливость, несмотря на отсутствие генома Узумаки - шесть. И эти травмы, которые он залечивал... Словно над ней либо поработал опытный палач уровня Морино Аобы-семпая, либо применили техники Дотона. Но он не знал, какие именно техники привели бы к таким результатам.
   Ладно. Допустим, те яды он выведет. А вот металлические конструкции... Диагностика, кроме следов застарелых и плохо сращенных переломов, к тому же кое-как залеченных, показала общую хрупкость костей и остеопороз. Извлечь их - и новые переломы обеспечены. Да и не факт, что образец не загнется от болевого шока...
   В любом случае, придется ждать, пока образец не придет в сознание.
  
  ***
  
   Сознание возвращалось неохотно... Стоп! Возвращалось? Значит, я все-таки выжила!
   Голова мгновенно прояснилась. Так, что я помню? Гололед и криворукий идиот за рулем иномарки. Выводы: а - меня сбили, б - судя по тишине, я либо очнулась слишком быстро, пока еще не началась суета, либо я уже в больнице.
   Пытаюсь открыть глаза. Черт, темно... Я ослепла? Но я слышу звук открывшейся двери, и яркий свет заливает комнату. Слишком ярко! Остается только прищурится. Значит, просто свет был выключен, а я-то уже испугалась... Но меня настораживает, что глаза успели полностью отвыкнуть от света. Сколько же я была без сознания?
  - Как самочувствие? - голос был мне незнаком. Мужской глубокий тенор... - Глаза советую сразу не открывать, ты уже успела отвыкнуть от света.
  - Я уже успела понять, спасибо, - мозг тем временем обрабатывал информацию. В сторону двери я еще смотреть не могла, но остальное помещение мне оглядывать никто не мешал. Стены, обитые темным деревом, тумбочка у кровати, ковер на полу и окно, занавешенное тяжелыми шторами... В лазарете на нашей базе таких палат нет, как и в муниципальных больницах, куда меня вполне могли доставить по ошибке. Также в глаза бросается отсутствие медицинской техники. Вывод? Учитывая мою работу в четвертом корпусе научного отдела, то вполне могли похитить. Вопрос - ради моих исследований, или чтобы подобраться к коллегам? Даже не знаю... Как не знаю и то, кому могло это понадобиться. Если террористам, то достаточно было бы использовать старые газы, а не похищать химика, работающего на секретном объекте. А если не террористам? Даже не знаю... К руководству особенно не приближена, в чужие исследования не влезала, друзей и приятелей среди коллег у меня нет. Значит, произошла ошибка... И как только это выяснится, я потеряю ценность. Ну что же, надо потянуть время... Хоть это и бессмысленно. Вряд ли меня будут спасать, значит, придется сотрудничать. - Я имею право задавать вопросы?
  - Конечно... пока что, - голос мужчины прозвучал ехидно. - Но не надейся, что я отвечу на все.
  - Я не настолько глупа, - усмехнулась я. - Каково мое состояние?
  - Вполне естественный вопрос для женщины, - в голосе моего собеседника сквозила ирония. - Кости целы, внутренние органы в порядке. О трещинах в тазу и черепе можешь не беспокоиться. Металлическую конструкцию я трогать не стал... Кстати, что это?
  - Медицинский сплав с высоким содержанием титана, - честно ответила я. Хм, не знает об опорных конструкциях? Или же меня перепутали с кем-то из коллег, и удивляются несовпадениям? - Эта конструкция используется для фиксации костей при многооскольчатых переломах для нормального сращивания. Есть два вида таких конструкций: листообразные и спицеобразные. Листообразные представляют из себя пластину из медицинского сплава, оборачиваемую вокруг кости, спицеобразные же слегка поддерживают кости. Обе конструкции крепятся шурупами, и, теоретически, должны быть вынуты спустя какое-то время после заживления. Ответ удовлетворителен?
  - Вполне. Но зачем такая конструкция, если есть ирьенины?
   Что за ересь? Или же меня похитила какая-то радикально настроенная секта? Слово какое-то знакомое, но я не помню, откуда.
  - Меня лечили простые медики, - усмехнулась я. - А зачем вам понадобилось меня лечить?
  - А ты хотела умереть?
  - Я не об этом. Я рассчитывала очнуться в больнице, - если честно, я вообще не думала, что останусь жива.
  - Исследования, - лаконично ответил мой собеседник.
   Вот как... Значит, все-таки исследования нашей лаборатории.
  - Какие именно?
  - Генетика.
   Стоп. Что?
  - По-моему, вы ошиблись, - нервно рассмеялась я. - Мое направление химия, а не генетика... К ней, если честно, я имею весьма отдаленное отношение. Я химик из "четверки", и вряд ли вам будут интересны мои исследования...
  - Я не говорил о твоих исследований, - разражено ответил он. - Ты была бы прекрасным образцом для моего исследования.
   Ой... Мне это нравится все меньше и меньше. И, похоже, у меня начинается истерика...
  - Где я? - вряд ли мне ответят на такой дурацкий вопрос.
  - В моем доме в Конохагакуре но Сато.
   Ой... Хоть бы это оказалось бредом.
  - Включите свет, пожалуйста, - запаниковала я. Нет, не верю, это не может быть правдой!
  - Зачем? Твои глаза еще не...
  - Пожалуйста, включите свет!
   Я слышу шаги, темная фигура на миг попадает мне в поле зрения - и комнату заливает яркий свет. Прищурившись, я вижу, что окно открыто, а у окна...
   Мой собеседник был высок, на голову выше меня. Черные волосы рассыпаны по плечам, сам же мужчина одет в темное кимоно, которое, как и волосы, контрастирует с его бледной кожей. Ярко-желтые глаза с вертикальным зрачком смотрят иронично.
   Не верю. Не хочу верить.
   Кое-как встаю. Трости моей рядом нет, и поэтому иду к окну без нее. Плевать, что потом будут болеть ноги! Я просто обязана убедиться, что это все нереально.
   Но - нет. За окном я вижу множество строений в стиле средневековой японской архитектуры, и людей, идущих по улице под окнами под окнами. Людей, одетых в странные костюмы и словно сбежавшие с показа мод дизайнеров-авангардистов.
   А над всем этим возвышается скала с тремя лицами.
  - Б...! - только и смогла выдать я.
  
  ***
  
   Образец пока что оправдывал все ожидания. Объяснения по конструкции были исчерпывающими - сама идея интересна, хоть исполнение и варварское. А слова про исследования... Да, не генетик. Химик? Звучит похоже на алхимика. Значит, коллега-исследователь. Но название специализации и сама технология конструкции незнакомы, значит, она из какой-то другой страны. Возможно, бежала от их аналога АНБУ и попалась... Надо будет все проверить. Может, будет полезна не только как объект для исследования, но и как помощница. В лаборатории любая пара рук всегда на счету.
   Смутила только ее реакция на его название Конохи, его внешность и саму Коноху. Ну, допустим, факта нахождения в Конохе она испугалась... А он сам? С другой стороны, все джонины других деревень значатся в книге Бинго, и он сам среди шиноби Конохи там занимает не последнюю строку. Значит, она точно гражданский исследователь, работающий на шиноби, иначе бы ей просто неоткуда было знать.
   Кинув взгляд на вещи подопытной, целитель нахмурился. Обычно по вещам можно многое сказать о человеке, но тут они зашел в тупик. Одежда странного покроя, к тому же явно производства мануфактуры - а ведь их продукция стоила недешево и поставлялась в основном к двору дайме, вот только, сам материал был другим, более грубым. К тому же, часть одежды явно зимняя, а сейчас лето на дворе... Да и остальная нетипична для женщины-гражданской: брюки и рубашка странного покроя. А остальное? Трость - металлическая, и ее длина регулируется. Блокнот с записями на непонятном языке. Черная загнутая металлическая конструкция, судя по всему, какое-то оружие. Непонятные лекарства в странных упаковках. Черный прямоугольник из металла и еще чего-то. Единственной относительно нормальной вещью были ключи и странного вида кошелек с неизвестными ему деньгами.
   Никаких ответов - одни вопросы. Впрочем, работа ученого и состоит в том, чтобы искать ответы, не так ли?
  
   ... В следующий раз он пришел к спасенной уже под вечер. Она, явно успокоившись, просто сидела на кровати и смотрела в стену, выводя пальцем в воздухе какие-то символы и о чем-то размышляя. Увидев его, она встряхнула головой и подобралась. Хм... Шатенка, цвет глаз - светло-карий, почти желтый... Кстати, и перекос в чакре в сторону Инь-компоненты такой же, как и у Нара. Кстати, идея хорошая...
  - Из какого ты клана? И почему твоим обучением не занимались?
  - Потому что сами ничего не умели, - довольно резко ответила девушка. - К тому же, Орочимару-сан, название моего клана вам ничего не скажет, впрочем, как и мне. Они все погибли, я единственная выжившая.
   Значит, пускать ее на эксперименты будет тем более не рационально. Жаль, что из нее уже не получится сильного шиноби... Но вполне можно развить сенсорику, а если ее обнаружат наблюдатели из синекуры сенсея, то вполне реально будет развить чакроканалы до уровня слабого генина, обучить академическим техникам, выбить ей протектор и приписать к себе как лаборанта. Эх, даже тайдзюцу обучить ее не получится...
  - Как самочувствие? - поинтересовался он.
  - Сносно, - кивнула спасенная. Ну-ка, подключаем эмпатию... А в эмоциях тихая радость. Неужели это "сносно" настолько лучше обычного состояния? - Вы предоставите мне мои лекарства и трость? Можете проверить, ничего опасного там нет.
  - Предоставлю, - кивнул ученый. Он проверит, обязательно проверит. - Что планируешь делать дальше?
  - А у меня есть выбор? - огрызнулась она. Умница. Хм, может, действительно Нара? Но лжи в тех словах относительно клана он не почувствовал. А жаль: и внешность характерная, и чакра, и интеллект, и даже характер паршивый, как у женщин теневиков.
  - Весьма и весьма ограниченный, - усмехнулся Орочимару. - Генома у тебя нет, так что особой ценности в исследованиях ты не представляешь. Тренировать тебя как шиноби тоже поздно. Так что у тебя есть только два варианта: либо я приживляю тебе геном, а там он либо приживается, либо нет. Либо же ты помогаешь мне в исследованиях, помощник в лаборатории лишним не бывает.
   Она выберет нужный ему вариант, это точно.
  - Я буду работать на вас, Орочимару-сан, - наконец произносит она.
   Умница. Глядишь, и выйдет с нее толк.
  - Вот и хорошо. Как мне тебя называть.
   Она задумывается, явно перебирая в уме варианты. Как интересно... Такое желание скрыть свое имя говорит о многом. Боится за свои исследования? Или ж кому-то пришло в голову готовить гражданских для внедрения, с детства меняя психику выбранных "агентов" и делая ее пластичной для манипулирования своими эмоциями без самогендзюцу? А метод интересный, надо будет как-нибудь опробовать...
   В любом случае - надо будет как-нибудь затащить домой Иноичи-куна, чтобы посмотрел на нее. С гражданской он вряд ли будет возиться слишком долго, его умений должно хватить. Да и долг у него перед исследователем, за конфиденциальность можно будет не беспокоиться.
  - Не имеет значения, - наконец покачала головой его собеседница.
   Хм, предоставляет право выбора ему? Ну что же, он выберет. Акира? Нет, звучит как похвала. Акеми или Хитоми? Неприкрытая лесть. Хм, может, смотреть по характеру? Точно, есть одно, которое точно характеризует его гостью.
  - Карада, - наконец произносит он. Да, "карада ни варуй", вредная, упертая и нехорошая...
  
  ***
  
   Сидя на кровати, я размышляла. А подумать мне надо было о многом.
   Эх, и как такое вообще могло произойти? Неужели это следствие моего увлечения аниме еще во времена учебы в университете? Черт, если бы знала, во что это выльется - смотрела бы не Наруто с Бличем, а какие-нибудь розово-сопельные анимешки, в которых попаданцу умереть практически нереально. Не то, что тут... Мало того, что шиноби могут безнаказанно убить практически любого гражданского, кроме феодалов и их приближенных, так я еще теперь попала в особую зону риска. Орочимару... Либо пустит на опыты сейчас, либо меня прирежут за пособничество ему потом. Так что если я не докажу ему свою полезность - я труп.
  А еще - все это слишком.... Неожиданно - вот точное слово. Пусть семьи или друзей у меня не было, только работа и парочка приятелей, но у меня там остались незаконченные исследования. И я еще ума не приложу, как попала сюда и в своем теле. Исследовать этот феномен с точки зрения ниндзюцу и чакры я не могу, да и простыми методами тоже - я не физик, я химик.
   Значит - мне придется остаться здесь.
   Ладно, ведем мысль дальше. Панику я оставлю на потом - поистерить я смогу и позже, а сейчас мне необходим холодный расчет. Пусть через какое-то время я сорвусь, но мне надо продержаться это время и завоевать хотя бы минимальное доверие и доказать свою полезность.
   Итак, что мы имеем. Мир Наруто, Коноха с тремя ликами Хокаге на скале и относительно молодой Орочимару. Выводы? До его ухода из деревни есть время - плюс. Мне в ближайшем не грозит погибнуть во время атаки Кьюби - плюс.
   А вот дальше идут одни минусы.
   Я не помню сюжет досконально - смотрела ведь еще в институте - но именно на молодость Орочимару пришлась Третья Война Шиноби. Его могут отозвать на фронт в любой момент, и я останусь тут одна без какой-либо защиты; не считать же защитой всего семнадцать пуль и еще одну запасную обойму? К тому же, меня еще во время просмотра настораживала история змеиного саннина. Как ребенок без фамилии и клана, скорее всего, приютский, мог получить знания и силу? Еще в детстве - во сколько он стал генином? В девять? - он показан с глазами, измененными режимом сеннина, значит, как минимум, он смог узнать печати для призыва, а такими знаниями не разбрасываются. И ирьенином А-ранга он тоже стал неприлично рано... Вывод: покровительство для талантливого сироты, в целях потом его использовать. А учитывая то, что его сенсеем был будущий Третий Хокаге, тут нет ничего удивительного. Потом уже говорилось, что именно он помогал Данзо в пересадке шаринганов, и что именно он знал о всех грязных делах в Конохе.
   М-да... Мне не досталось даже времени на адаптацию, как я появилась в Игре. Стоит лишь кому-нибудь из этих фигур узнать о присутствии в окружении Белого Змея неизвестной особы, как оную особу тут же постараются использовать или устранить. Меня же данный расклад категорически не устраивает, но защитить себя и свое сознание я не в силах. О чем вообще речь - я с моими ногами еле хожу, какое там "сражаться"!
   А собственно... Я ничего особого и не теряю. Как не было друзей, так и нет. Семья давно погибла. Исследования смогу продолжать и тут. Тут меня могут убить из-за Орочимару, а там могли убить из-за места работы. А если и не убьют, то загнусь из-за того, что рано или поздно просто не выдержит сердце во время очередного приступа, все-таки хоть моя выносливость и увеличилась с годами, но болевой порог выше не стал. Сколько у меня еще времени? Не знаю... В любом случае, я хочу прожить как можно дольше, и поэтому я соглашусь на любые условия Белого Змея, если он не будет меня убивать. А учитывая, насколько тут развита медицина... Может, мне удастся вылечиться? Если так, то я буду выкладываться на все 200%, чтобы заслужить такое.
   Внезапно в голову приходит идея. Кажется, Орочимару интересовался бессмертием? Если сочетать теоретические обработки нашего мира и местную медицину, то... Выходит, у меня есть, что ему предложить. Но не сразу, нет - так это будет похоже на ловушку.
   По губам проскальзывает усмешка.
   Я чуть не умерла два раза, но выжила. Меня уже считали покойником - но я выкарабкивалась. Значит, жить буду долго. И тут я выживу.
   ... Карада, да? Ну что же. Это имя меня полностью устраивает.
  
  
  Глава 2. Вопрос доверия.
  
   На следующий день змеиный саннин все-таки соизволил выдать мне мою трость и проводил в лабораторию, причем всю дорогу косился на меня. Ну знаю, знаю я, что даже с тростью сильно хромаю! Сам бы попробовал походить, когда каждый шаг отзывается болью. Врачи вообще думали мне ноги до колен ампутировать - однако друг отца спас, внеся деньги за опорные конструкции и саму операцию. Почти сто десять тысяч только за то, чтобы я смогла хоть как-то ходить... Именно желая отдать ему долг, я и выучилась на химика, а потом пришла на работу в тот закрытый институт. И отдала же - мои исследования здорово облегчили жизнь его отделу.
   Но, наконец, мы пришли и уселись. Саннин наконец соизволил прервать зрительный контакт. М-да, а я-то думала, почему под моим взглядом коллегам становится неуютно... Неужто такой хищный цвет глаз так действует?
  - Что именно ты умеешь? - начал разговор он.
  - Я Химик, - пожала плечами я. - В основном я работала с таким оружием массового поражения, как газы. Основы фармацевтики, яды и противоядия тоже по моей части. Прекрасно знаю анатомию, могу оказать первую помощь. Знаю генетику на теоретическом уровне, но это не моя специализация.
  - Значит, алхимик и генетик... - задумчиво произнес мой собеседник. - Будешь лаборантом. С техникой, я полагаю, тебя знакомить не надо...
   Я оглянулась. М-да.... До нашей лаборатории, естественно, не дотягивает. И как вообще получилось, что с таким отставанием в плане техники тут так развилась медицина?
  - Ясно, - кивнула я. - Какие еще у меня будут обязанности?
  - Готовить умеешь? - приподнял бровь ученый. Так, а он что, не умеет?
  - Умею,- подтвердила я. Интересно, как тут пойдут блюда русской кухни? - Правда вот, вам мои блюда могут показаться несколько экзотичными...
  - Главное, чтобы было съедобно, - усмехнулся он. - Есть еще вопросы?
  - Какие у меня ограничения и права?
  - На улицу не выходи, - посерьезнел он. - Гостям без особой надобности или моего разрешения не показывайся. Продукты я буду закупать сам, только составь список. Ту комнату я оставлю тебе.
  - А вещи вернете?
  - Верну.
   Так, теперь я не полностью беззащитна. Мой пистолет, жди меня! Интересно, что окажется быстрее - шиноби или пуля?
  
   ... Подписываясь на работу у Орочимару, я и не знала, на что я соглашаюсь. Нет, особой жестокости я пока не наблюдала, да и в лаборатории помогала лишь с "подай-принеси" и анализом. Но... Он был типичным холостяком. Нет, в лаборатории, хранилище, лазарете, архиве и библиотеке у него была идеальная чистота, но это были нужные для работы помещения, а на состояние остальных ему было плевать. Я была уверена, что плесень в одной из неиспользованных кладовых вполне может со мной заговорить.
   Готовил же Белый Змей... Преотвратно - вот точное определение для этого ужаса. Ну да, создание оружия массового поражения и отравляющих веществ к готовке не относится! Нет, с точностью и пропорциями проблем не было, просто его постоянно тянуло экспериментировать.
  - Хм, странные такояки, - произнес он, отрываясь от тарелки с пельменями. - Для твоей родной страны обычно готовить их с мясом?
  - Это вопрос вкуса, - я и не особо слукавила. Доводилось мне пробовать японский аналог наших пельменей... С тех пор к ним я питаю отвращение. - Лично я ненавижу такояки с осьминогом или водорослями. В моей семье чаще готовили с картошкой, грибами, творогом или вареньем...
  - Похоже на кухню страны Чая, - нахмурился он. - Хм, выход к морю там есть, да и данные продукты там дорогими не являются... Вот только деревни шиноби там нет.
   Он что, думает, что я оттуда? Хм, легенду мне создавать все равно придется... Но пока информации недостаточно.
  - Думайте сами, - уселась я за стол.
   Судя по всему, такой ответ его не удовлетворил, и мы начали играть в гляделки. Не знаю, о чем думал он, а я думала о его глазах. У меня самой желтая радужка, но не такая яркая. На лицо явно генетическая аномалия...
  - О чем задумалась? - поинтересовался коллега.
  - О ваших глазах, Орочимару-сан, - честно ответила я. - Генетическая комбинация весьма интересна. Во многих классификациях желтый цвет радужки вообще не учитывается, лишь в шкале Бунака он относится к темному типу, но даже классическая желтая радужка не настолько яркая. И это если не принимать во внимание зрачок! Про то, есть ли у вас тепловое зрение, как такой зрачок реагирует на цвет и видите ли вы мир цветным, как некоторые змеи, или нет, я вообще молчу...
   Только спустя несколько секунд до меня дошло, что я ляпнула лишнего. Я испуганно замолчала, а мой собеседник... усмехнулся?
  - Вижу, ты уже и план исследования составила, - произнес он. Фух, а я уже испугалась...
   В лаборатории же он полностью преображался. Спокойный, сосредоточенный и немного безумный - такой же, как и я, когда добираюсь до реактивов. Я смотрела его картотеку геномов... Что сказать - я в восхищении. Сколько ему сейчас? Двадцать пять? Он на три года меня младше, но уже прошел достаточно по пути к одному из средств для достижения своей цели - бессмертию. Он изучал фуиндзюцу, собрал образцы геномов всех кланов Конохи и некоторых из других деревень... Я не знаю, создал ли он уже Фуши Тенсей, однако он пару раз оговорился про "сосуды" - значит либо создал эту технику, либо уже в процессе. Но тут я ничем не могла ему помочь. Зато я пригодилась ему, когда он разбирался с образцами ядов Сунагакуре.
   Через пару недель, когда он начал относиться ко мне немного лучше (или просто делать вид), я начала осторожные расспросы, и из его оговорок, неважно, намеренно или специально сделанных, начала вырисовываться интересная картина. Да, пост Хокаге еще занимал Сарутоби Хирузен, но Четвертый сместит его еще не скоро - Минато Намикадзе учится на предпоследнем курсе Академии, хоть уже обратил на себя внимания Джирайи, подыскивающего ученика. Знаменитой - пока что своими проделками - троице Иноичи, Шикаку и Чозы еще по двенадцать лет, и они только генины, а у Тсунаде еще остались живые родственники. Даже Третья Война еще не началась, хотя все идет к тому.
   Так что пока что... я просто жила. Тем более, что у меня было, чем заняться, помимо работы в лаборатории и на кухне.
   Орочимару отчего-то занялся моими тренировками. Когда я спросила, какие у меня перспективы, он прямо ответил "Никаких". Как выяснилось, резерв чакры растет у тела до двадцати пяти лет, в отличии от каналов, которые можно тренировать в любом возрасте. Резерв чакры у меня вполне приличный даже для чуунина, хоть чакроканалы не разработаны. По словам моего работодателя, я смогу развить их до уровня среднего генина за полгода, но большинство ниндзюцу даже D-ранга, особенно стихийных, не смогу использовать никогда.
  - Тут вот в чем дело, - потерев переносицу, устало произнес он после очередного обследования. - Не знаю, знаешь ли ты, но чакра состоит из двух составляющих - Инь-компонента, духовная энергия, и Янь-компонента, энергия тела. Обычно у шиноби они сбалансированы, хоть и не идеально - за исключением клана Хьюга - но есть случаи и с перекосом. Это чревато невозможностью использовать стихийные техники для обоих случаев, сложностью с изучением тайдзюцу в случае преобладания Инь-компоненты и невозможностью использовать гендзюцу шиноби с преобладанием Янь-компонента чакры. У тебя практически отсутствует Янь-компонент, но Инь-компонент гипертрофирован, как у кланов Нара, Яманака и Курама...
   Именно это - как и мой возраст - и стало причиной того, что изучить я смогу разве что академическую программу ниндзюцу, имеющую Е-ранг, гендзюцу D-ранга и ирьедзюцу С-ранга, в число последних входят только та самая "мистика", Шосен дзюцу, и Чакра но Месу, скальпель чакры. Но Белому Змею подобная бесперспективность своей подчиненной не мешала продолжать тренировки. Пробудить чакру у меня смогли быстро, и я начала разрабатывать каналы чакры. Хорошо хоть, что контроль за счет преобладания Инь-компоненты оказался на высоте... Скажу одно: каналы болели сильно, сильнее только выламывало мне руку и ноги во время приступов.
   Так что распорядок для выглядел так: подъем в пять и приготовление завтрака, тренировка с метанием кунаев, сюрикенов и сенбонов, пока Орочимару ходил куда-то по своим делам, потом тренировка чакроканалов, приготовление обеда и помощь в лаборатории до самой ночи. Так я и жила, без особого доверия со стороны моего работодателя...
   Пока не настала осень.
   Должна сказать, что климат в стране Огня очень необычен. Тут вечно царит лето, и разница лишь в понижении температуры градусов на пять зимой и обильными дождями зимой, осенью и весной. Дожди идут неделями, и земля превращается в кашу, ноги в которой могут тонуть по щиколотку. Затем перерыв, земля успевает подсохнуть - и снова дожди.
   И, естественно, мои ломанные-переломанные кости не могли не отреагировать на такую погоду...
  
  ***
  
   Как ни странно, но с того момента, когда Карада поселилась в его доме, стало гораздо легче. Во всех комнатах теперь было чисто, а еда была горячей и съедобной всегда, а не только после визитов Тсунаде, хоть вкус и был немного непривычен. Эти ее такояки с необычными начинками, разнообразные овощные и рыбные супы, салаты, плоские мучные лепешки, жаренные на масле... Отдаленно похоже на кухню страны Чая, хоть и неожиданно мало морепродуктов. Так что вопрос о месте, где Карада получила столь невероятные теоретические знания, оставался пока открытым.
   В лаборатории она тоже оказалась небесполезной. Ее знания ядов делали ей честь, а иногда проскальзывали оговорки, что она была далеко не лучшим специалистом. Однозначно, внедрение. Но откуда и с какими целями?
   Как шиноби... Возможно, ее обучали когда-то - по крайней мере, с меткостью у нее проблем не было, как и с теоретической подготовкой. После пробуждения чакры она начала показывать отменный контроль, и дольше годового срока ее обучение вряд ли затянется. Кстати, догадка об оружии была верной - когда он отдал ей вещи, то она начала то странное оружие постоянно носить с собой, пряча его за пазухой юкаты. Старую одежду же она почти всю попросила сжечь, оставив только длинный зеленый шарф, белье и высокие черные сапоги со шнуровкой и множеством ремней и пряжек. Печатей он на них не обнаружил - следует ли из этого то, что это просто памятные вещи?
   В любом случае, доверия к Караде не было. Именно поэтому он регулярно проверял свои пищу и напитки на яды, и столь же регулярно проверял сама Караду. И именно поэтому он не пропустил ухудшение ее самочувствия.
   Следящие печати в ее комнате в один осенний день показали ухудшение ее состояние - и именно поэтому он оставил работу в лаборатории на клона, а сам поспешил к подопечной. Еще на подходе к комнате он услышал сдавленные стоны, а открывшаяся картина изумила его.
   Карада, сомкнув зубы на своей же ладони, металась по кровати. Ее юката разметалась, и было прекрасно видно ноги, покрывшиеся шрамами, сейчас отчего-то покрасневшими. Ками-сама, да она же вся горит!
   Так, диагностика... Плохо. Она отчего-то испытывает сильные болевые ощущения, к тому же, началось воспаление тканей. И что с этим делать? Яда нет, а те ядовитые вещества, которые он так и не удосужился убрать, не должны давать таких эффектов. На ум приходит только снять боль и воспаление, но это всего лишь следствие...
   А тем временем его подопечная перестала сдерживать стоны, и ее голос разнесся по комнате.
  - Ненавижу! Больно... Тварь! Nenavizhu! Будь ты проклят! Ненавижу! Mudak!
   Незнакомый язык... Насколько он знал, все страны говорят на одном языке. Однозначно внедрение. Но с этим он разберется потом, сейчас важнее, чтобы Карада не загнулась.
   Так, болеутоляющее, Шосен дзюцу сбивает температуру... Норма. Осталось только обследовать.
  
   Результаты обследования снова поставили его в недоумение.
   Он и думать забыл про синдром "стариковских ноющих костей". К старости из костей вымывается кальций и ряд минералов, к тому же, многие старики чувствительны к изменению давления при смене погоды, что и дает эффект нытья костей при выпадении осадков. Учитывая, что сейчас осень, и дожди льют не переставая... Да, вполне естественно. Но такая сильная боль... Точно. Сочетание чувствительности к изменению давления, остеопороз костей, следы старых травм и еще эта металлическая конструкция, а точнее, ее отторжение, и привело к такому эффекту у Карады. Хуже всего то, что это не вылечить - максимум, ослабить эффекты. Эти травмы были получены более десяти лет назад, и он уже ничего не сможет сделать.
   Однако это не было самым страшным. Сердце его подопечной было сильно изношено из-за таких вот постоянных стрессов организма, да и обычные, скорее всего, имели место быть. Такими темпами ей осталось года три, максимум - четыре. Потом нужна будет либо пересадка, либо же она умрет.
   Вздохнув, он присел рядом с кроватью Карады. Диагностика показала, что ей уже двадцать восемь лет, всего лишь на три года старше его самого... А в волосах половина прядей седые. Ее специально ломали, или это стечение обстоятельств? Вопросов становилось все больше. Пожалуй, надо будет пригласить Иноичи-куна, и как можно скорее.
  - Chert... - донеслось со стороны кровати. Карада очнулась и ошеломленно смотрела на него. - Орочимару-сан, вы...?
  - Почему ты не сказала, что такое возможно? - нахмурился он. - Знай я заранее, можно было бы предотвратить.
  - Заработалась, может быть? - слабо улыбнулась она. - Извините, Орочимару-сан.
  - В следующий раз будь осторожней, - произнес он. - Как тебя вообще угораздило получить такие травмы, а?
  - Несчастный случай, - ответила он. Хм, удачно он выбрал время для расспросов, в таком состоянии ей сложно будет утаить. - Мой отец, он... работал на некоторые структуры. Не знаю, было ли это случайностью или же подстроено, но когда мне было пятнадцать, он и вся моя семья погибли. Я оказалась единственной выжившей.
  - Все повреждения - оттуда?
  - Да, - слабо кивнула она. - Мне раздробило кости, а одну почку пришлось удалять. Сначала врачи вообще сомневались, что я выживу. Потом стоял вопрос об ампутации. Друг отца спас меня, он дал денег на лечение. Казалось бы, все будет нормально, но после операции начался некроз клетчатки на ногах, и на третий день пришлось вскрывать швы и чистить их, на живую, еще одного наркоза я бы тогда не выдержала. В пятнадцать лет я заполучила себе наказание на всю оставшуюся жизнь.
  - Ты знаешь, что у тебя еще максимум четыре года?
  - Знаю.
   Ясно. Лжи нет, а играть словами она сейчас не в состоянии. Вывод? Отец - осведомитель разведки или контрразведки, предположительно, был устранен. Его коллега согласился помочь. Карада получила необходимое образование и, стремясь отдать долг, согласилась на внедрение. И ясно, почему она так рискует - знает о смерти, да и еще при первом обследовании он понял, что иметь детей она не может из-за какой-то механической травмы.
   Надо будет устроить ей встречу с Иноичи. Если возможно - стоит перевербовать ее и попытаться вылечить. Если же нет... То нет.
  
  
  Глава 3. Менталистика и генетика.
  
   Приглашение визита от Орочимару-сана было воистину неожиданным. Ученый попросил придти к нему домой и проверить его помощницу, притом не распространяясь об ее присутствии и результаты доложить лично ему. Поэтому Иноичи после очередной миссии ранга D отговорился от совместной тренировки делами клана и направился домой к ученому.
   Дверь ему никто не открыл - впрочем, это не особо важно. Прыжок, и он уже забрался в дом через окно на втором этаже. Сенсорика ясно говорит о слабом огоньке чакры внизу, где-то в подвале... Хм, там у Орочимару-сана лаборатории. Значит, эта его подопечная там. Что вообще есть по ней со слов Змеиного Саннина? Некто Карада, но имя не настоящее. Предположительно из страны Чая, но возможны варианты. Генетик и алхимик, как шиноби ранее не обучалось. Получила травмы предположительно от техник Дотона... В общем, практически никакой точной информации, лишь несколько зацепок для поиска по ассоциациям.
   За этими размышлениями он дошел до подвала. Огонек чакры ощущался за одной из дверей, но теперь он мог различить и эмоции - досада, раздражение и любопытство. Хм, интересная смесь... Вздохнув, Иноичи открыл дверь.
   В глаза сразу бросились столы, заставленные пробирками. Что-то булькало, что-то парило... А посреди всего этого стояла молодая девушка с проседью в каштановых волосах, одетая в темную юкату. Она задумчиво смотрела на содержимое пробирки, но, услышав скрип двери, перевела взгляд на него. А затем... В ее эмоция мгновенно вспыхнули недоверие, страх, злость.
   И - понеслась.
   От пробирки с каким-то явно опасным веществом он уклонился, как и от пущенных следом кунаев. Активировать чакру, насытить ей тело до предела, рвануть вперед - и остановиться от ощущения холодного металла, прислоненного ко лбу.
   Его противница смотрела на него равнодушно. В эмоциях - ничего. Ни страха, ни злости, ни жажды убийства. Только любопытство, настороженное, но не опасное.
  - Яманака Иноичи-сан?
  
  ***
  
   Стоя над столом с реактивами, я вертела в руках пробирку с кислотой и размышляла. Добавить как реактив в четвертый или шестой раствор? И ведь последняя, новую Орочимару обещал принести только к вечеру...
   Скрип двери заставил меня мгновенно насторожиться - Белый Змей говорил, что он сегодня точно задержится. А увидев того, что стоял на пороге лаборатории... Невысокий паренек, лет так двенадцати-тринадцати, со светлыми волосами и зелеными глазами. На лбу был протектор Конохи...
   А еще - этот мальчишка до жути напоминал одного менталиста из клана Яманака, которому как раз должно быть примерно столько лет.
   Значит, именно поэтому Орочимару решил задержаться сегодня! Естественно, когда я вспомнила, сколько всего наговорила после приступа, самой страшно стало, и это не считая того, что я вполне могла говорить по-русски, и, судя по вопросу саннина, говорила... Значит, решил, что пора пошарить у меня в мозгах.
   Вывод - мне хана. Ну что же, хотя бы попытаюсь побарахтаться...
   Пробирка с кислотой полетела в Яманака, но тот играючи уклонился, впрочем, как и от брошенных следом кунаев, а затем рванул вперед. Черт! Я же нуль в тайдзюцу! Я выхватила пистолет, но только и успела, что приставить его ко лбу блондина. А тот... от неожиданности замер?
   Так, анализ. Внешность - типичная для Яманака, возраст от одиннадцати до тринадцати лет. Судя по всему, генин. Если это и есть Яманака Иноичи, наследник клана мозголомов, то ему банально не хватает опыта, и вряд ли он знает мощные клановые техники. Значит, можно попытаться сыграть.
  - Яманака Иноичи-сан? - вежливо поинтересовалась я.
  - А... да, - наконец взял эмоции под контроль он.
  - Прошу прощения за нападение, - я убрала пистолет и поклонилась. - Орочимару-сан рассказывал о вас, но он не предупреждал о вашем визите.
  - Я сам получил приглашение только сегодня, - выпрямился он. - Вы ведь Карада-сан, верно?
  - Хай, Иноичи-сан, - кивнула я. Ксо... Я ведь практически ничего не могу противостоять, кроме совсем уж теоретических знаний из фэнтези моего мира, но и другого шанса у меня нет. Когда он попытается применить одну из своих техник? Так, напрягся... Пора! Разгоняю чакру на максимум и пытаюсь сформировать образ густого тумана, опираясь на упражнение для развития визуализации. Иноичи вскидывает руки, складывает печать - и я до предела насыщаю этот образ тумана чакрой.
   Несколько секунд мы стоим, а затем Яманака опускает руки и трясет головой. У меня получилось?
  - Интересный вы человек, Карада-сан, - наконец произносит он. Ну, ну? Получилось или нет? - Не у каждого обнаружишь защиту на разум. Жаль, на моем месте не ото-сама...
  - Достойно сожаления, Иноичи-сан, - отзываюсь я, прежде чем успеваю прикусить язык. Получилось! Вот только чакры осталось всего ничего... Но почему он не атакует еще раз? Не уверен в успехе, или не хочет тратить чакру? - Могу я предложить вам чай?
  - Не откажусь, - кивнул он.
   Идем наверх. Итак, раз этот метод не сработал, меня попытаются проверить по-другому. Как? Орочимару как-то упоминал, что сенсоры и сильные шиноби порой развивают эмпатию. Значит, эмоции под контролем мне держать нельзя. Придется играть словами и специально вызывать у себя нужные воспоминания, которые вызывают эмоции. Ну что же, самоконтроль и НЛП, которым я увлекалась еще до травмы, мне в помощь... Разлив чай и поставив на стол вазочку с печеньем, я уселась и скопировала позу своего собеседника. Руки держать на виду, чтобы он видел мои ладони.
  - Необычное у вас оружие, Карада-сан, - наконец произнес он. - Я не помню не одной страны, шиноби или воины которой используют что-то подобное.
   Ясно, его больше интересует страна. Что можно назвать? На ум приходит только страна Снега, там подходящий климат, да и про шиноби этой страны мало что известно. Впрочем, технологии там развиты лучше, чем в других странах... Подходит.
  - Я из страны Снега, - усмехнулась я. - А что до оружия... Можно сказать, что это аналог арбалета, вот только упор сделан на скорость выстрела и пробивную сила в ущерб бесшумности.
  - Вот как? - приподнял бровь он. И ведь не скажешь, что передо мной сидит ребенок... - И насколько же высока пробивная сила?
  - Лобную кость точно пробило бы, и не с такого близкого расстояния, - честно ответила я, отхлебнув чай. - Более мощные образцы расплескали бы мозг по лаборатории. Вот только боеприпасы приходится экономить, ведь на родину мне вернуться вряд ли удастся.
  - Отчего же так? - перешел к более прямым вопросам он.
  - Я ученый, - пожала плечами я. - Хоть я и не шиноби, но моя работа тоже может уносить жизни, причем в огромных количествах. Скажем так, я работала над несколькими проектами, представляющими опасность в первую очередь для меня.
  - Яды, газы? - хмурится Яманака. - Орочимару-сан говорил, что вы специализируетесь скорее в химии.
  - Еще и в генетике! - приподняла палец я. А вот теперь я иду по грани... Ну что же, как воспоминание беру восхищение гением Орочимару, навешиваю на лицо вдохновленное выражение и включаю бурную жестикуляцию. - Что бы вы сказали, если бы у вас появилась возможность получить под свое командование армию, каждый боец в которой будет обладать улучшенным геномом? И для этого вам достаточно лишь получить образцы крови представителей этих кланов, применить несколько медицинских техник и подождать двадцать лет! Только подумайте, Иноичи-сан - точные копии шиноби, у которых взяты образцы, с их внешностью и задатками... А за двадцать лет они успеют вырасти и развить свою силу в полной мере, кроме того, их можно обучить тому, что нужно именно вам, и вложить в их голы свою идеологию! Ой... - осеклась я, взглянув на его ошарашенное лицо. - Что-то я увлеклась... Простите, Иноичи-сан, если ненароком вас оскорбила.
   Так, чего я боюсь больше всего? Смерти. Ладно, воспоминания о том, как я чуть не умерла, вполне сойдет.
  - Да ничего, - машинально отозвался мой собеседник, все еще выглядящий ошарашенным. Правильно, сейчас ты услышал о жутком оружии, за которое могут не только одного человека убить, но вырезать несколько городов, где живут знакомые знакомых человека, знающего об этом оружии. - Именно за геномами вы и пошли на внедрение?
   Сильно я ошарашила его, раз он перешел к прямым вопросам... Ладно. Как мне не противно использовать это воспоминание в такой ситуации, но надо. Отец, мама, брат и сестра, лучшая подруга, парень... Я вспоминаю их. Вспоминаю памятники с их фотографиями.
  - Мой отец работал на СБ, - отставляю в сторону кружку с чаем я. - Я восхищалась им и с детства хотела пойти по его стопам, но шиноби я стать не смогла. Уж не знаю, было это случайностью или нет, но он погиб, когда мне было пятнадцать лет... вместе со всей моей семьей и друзьями. Выжила я одна, но не то, что быть шиноби, даже ходить нормально не смогла. Мне светило остаться инвалидом, но друг и коллега моего отца помог, дав денег на лечение. Чтобы отплатить ему, я стала ученым и работала на СБ.
  - И ради него? - начал приходить в себя блондин.
  - Нет, - покачала головой я - Орочимару-сан не сказал вам, в каком состоянии меня нашли? Если бы он не нашел меня, я бы умерла. Знания, которыми я обладаю... Вероятно, вы знаете, что в нашем правительстве существовало несколько фракций. Знаете, люди очень трусливы... Кто-то вполне мог решить, что если кто-то узнает о подобном проекте Страны Снега, то ее попросту уничтожат. Думаете, я просто так ношу при себе оружие?
  - Значит, вы бежали, - краем глаза замечаю, что пальцы Иноичи, до того крепко сжатые на кружке с чаем, чуть расслабились. Поверил, что я не шпион? Тогда будем закреплять эффект. Могила Игоря, младшего брата, которому два месяца оставалось до семилетия, сама собой всплыла перед моими глазами....Я кивнула, и менталист продолжил. - Значит, вас нагнал аналог АНБУ Юкигакуре... Как вам удалось отбиться?
  - Вот, - выложила я пистолет на стол и вытащила обойму, немного "подумав", добавила еще одну, спрятанную в складках узкого пояса. Ну что же, сейчас можно полностью заглушить эмоции... - Знаете, если на вашей стороне внезапность и умение использовать мозги, то можно победить превосходящего по силам противника. Сила есть - ума не надо, да... Сотрудникам того учреждения, где я работала, полагается носить с собой две запасные обоймы. В обойме по семнадцать снарядов... Мне продолжать?
   Я не лукавлю - еще утром того дня у меня было две запасные обоймы. Вот только я после работы задержалась в тире, где немного увлеклась...
  - Нет необходимости, - нервно улыбнулся Яманака. - В самом деле, семнадцать снарядов на четырех человек, причем с умением думать... А что касательно ваших исследований? Все носители информации были уничтожены?
  - Самый главный цел, - самодовольно кивнула я, постучав себя пальцем по виску. - Но это лишь теория, у меня нет никаких медицинских техник на примете, которые смогли бы сделать что-то подобное... Но любой талантливый ирьенин сможет создать такие техники или модифицировать старые.
   Думай, думай. У меня есть информация, Орочимару - отличный ирьенин и гениальный ученый. Вместе мы сможем усилить боеспособность Конохи, а о сохранении вымирающих кланов и говорить нечего. Ты доставишь информацию, Иноичи-тян, а я просто подожду, пока Орочимару сам придет ко мне.
  - И вы не боитесь? - прищурился он, наконец-то отпив чая. Ну что же, теперь он мне верит.
  - Чего? - пожала плечами я. - Мне остается бояться только смерти. У меня нет ни друзей, ни семьи... и не будет. Из-за того урода, который убил всю мою семью, у меня не может быть детей. А сама жизнь... Мне и так недолго осталось. Два, три, четыре года? Я просто хочу, чтобы моя работа не пропала и принесла хоть какую-то пользу.
  - Спасибо за чай, Карада-сан, - несколько смущенно произнес он. - И простите мне мою бестактность...
  - Положение обязывает, - невесело усмехнулась я, переводя дух. - У вас, шиноби, паранойя - профессиональная болезнь, но с ней вы живете гораздо дольше.
  - Да уж, - неловко рассмеялся менталист. И... у него заурчала желудок. Вот так-так, сейчас же уже часов пять, а у молодых генинов с утра миссии D-ранга, и пришел он сюда, вряд ли успев пообедать...
  - Есть хочешь? - улыбнулась я, вставая и направляясь к холодильнику. Так, что там у нас... А, черт. Обед я еще не успела приготовить.
  - Да что вы, Карада-сан... - смутился? А, ясно. Сначала подозревал меня, а тут я проявляю добрые намерения...
  - Шиноби на диете сидеть не рекомендуется, у вас высокие нагрузки, и энергия должна восполняться, - отозвалась я, не закрывая холодильник. - Да и не отравлю я тебя, не бойся. Если ты сейчас умрешь, меня просто прирежут, и все мои исследования пропадут.
  - Ладно, - согласился она. - Но только давайте без лишнего официоза, Карада-сан...
  - Хорошо, - захлопнула я холодильник. - Иноичи-кун, сладкие блины будешь? Они недолго готовятся.
  - А что это? - поинтересовался генин. Вот теперь я вижу подростка, а не маленького убийцу... Мда, мои материнские инстинкты распространяются на всех детей, оказавшихся поблизости, в силу отсутствия собственных.
  - Вот сейчас и узнаешь...
  
  ***
  
   Сегодня в лаборатории работы было не особенно много. Можно было, в принципе, пройтись по Конохе, но это выбивается из его обычного поведения, и учитывая приставленную к нему слежку, вызовет массу вопросов. Так что оставалось только проверить журналы исследований...
   Однако слишком долго ждать не пришлось - уже через полтора часа после их встречи Иноичи-кун появился на пороге. Жестом пригласив его внутрь, Орочимару активировал печати для глушащего барьера на стенах.
  - Как все прошло, Иноичи-кун?
  - Ваша подопечная не представляет опасности для Конохи, - выдохнул менталист. - Однако... Вы же начали обучать ее? Боюсь, вам стоило пригласить меня до начала ее обучения.
  - Вот как? - странно. - Что она наделала?
  - Она смогла создать вполне сносную для моего уровня ментальную защиту, - начал Яманака. - Для своего же уровня... на высоте, я смог уловить лишь обрывки образов, но их было много. Похоже, у нее есть склонность к менталистике. Ото-сама пробили бы, но я рисковал получить чакроистощение при повторной попытке, и я не уверен, что у меня бы получилось.
  - Ясно, - ну да, склонность, с ее-то преобладанием Инь-компоненты... - Но тебе удалось узнать.
  - Да, я применял эмпатию, да и Карада-сан отвечала подробно, - кивнул Иноичи-кун. - Она из страны Снега, и работала на СБ Юкигакуре, как и ее отец. Имеет долг перед другом отца, который помог ей со средствами на лечение, из-за него и начала работу на СБ. К диверсионной и разведывательной деятельности причастия не имеет, хоть, по ее словам, и хотела пойти по стопам отца, но шиноби стать не смогла. Была вынуждена бежать из страны Снега из-за своих исследований.
  - Вот как? - а это действительно интересно. - И каких же?
  - Орочимару-сан, несмотря на мое хорошее отношение к вам, я говорю это только потому, что вы бы все равно узнали, - вдруг произнес блондин. - Сам же я намереваюсь поставить себе блок на эти воспоминания и максимально заглушить их. Карада-сан работала над технологией, позволяющей воссоздать тело шиноби из малого количества его клеток, сделав, тем самым, полную материальную копию. Ее проект должен был обеспечить страну Снега армией шиноби с улучшенными геномами.
   Что? Если это правда, то... Нет, невероятно. Просто невозможно. Но если это все-таки так...
  - Установишь и мне защиту на разум? - голос прозвучал неожиданно устало.
  - И не только вам, еще и Караде-сан, - согласился Яманака. - К тому же, надеюсь, вы не возражаете против того, что я обучу ее паре клановых техник. Такой секрет должен оставаться под защитой.
  - Согласен, - кивнул он. - Именно поэтому она была в таком состоянии?
  - Но... Что именно с ней было?
  - Вряд ли тебе навредит эта информация, - рассеянно произнес ученый. - Множественные многооскольчатые переломы и внутреннее кровоизлияние.
  - Тогда я вообще удивляюсь, как она дожила до встречи с вами, - покачал головой Иноичи-кун. - При том, что смогла еще устранить своих преследователей... Наверное, на стимуляторах?
  - А вот с этого места поподробней.
  - Ее оружие - аналог арбалета. Как я понял, она использовала его из засады. Потратила семнадцать снарядов, и еще тридцать четыре у нее осталось.
  - А, то, которое она постоянно носит с собой... Я присмотрюсь к нему, ку-ку-ку. Она говорила, остались ли копии результатов ее исследования?
  - Единственная копия - у нее в голове.
  - Ясно... - змеиный саннин устало потер переносицу. Фуши Тенсей еще в стадии доработки, но даже сейчас было ясно, что возникнут проблемы с телами для переселения. Но с этой техникой... Просто немыслимо. Хорошо, что единственная копия в памяти у Карады... Стоп. - Иноичи-кун, что за обрывки образов ты уловил?
  - Эм... - неуверенно начал менталист. - Просто обрывки воспоминаний, к слову, подтверждающих всю информацию. В основном мелькали образы заснеженного хвойного леса, хорошо оборудованной лаборатории, пустой квартиры, больничной палаты и операционной. И еще было много образов крови и воспоминание шести памятников на кладбище.
   Хм, ясно. Яманака в своей сфере не ошибаются - значит, Караду он подозревал зря. Но ее полезность... Окупает все проблемы, с ней связанные.
  - Спасибо, Иноичи-кун, - кивнул Орочимару. - Надеюсь, мы скоро еще увидимся. Жди приглашения в гости.
  - Спасибо вам, Орочимару-сан, - вдруг искренне улыбнулся наследник Яманака - Карада-сан просто прекрасно готовит, так что с нетерпением буду ждать.
   Хм... Ну, этого у нее не отнимешь.
  
   ... Дома он нашел лишь блины около плиты и уже остывший чай. Хм, обычно Карада ждала его на кухне... Лишь используя сенсорику, он нашел ее в своей комнате наверху. И слабость ее источника чакры внушала определенные опасения. Чакроистощение заработала, еще и каналы чакры перенапрягла наверное. Бака... Но обнаружившаяся склонность к менталистике все окупает. Хм, надо будет потом заняться модификацией Фуши Тенсей под стороннего человека - если дать ей новое здоровое тело, то ее вполне можно перевербовать, а если еще и натренировать как менталиста, то она станет полезным сторонником. Проблем много, да... А кому легко?
   На пороге ее комнаты он застыл. Карады выглядела... невероятно устало. Хм, воспоминания о семье? Вполне может быть. Но тут она заметила его - и улыбнулась. В сочетании с этим вымученным лицом ее улыбка выглядит воистину поразительно, и даже немного становится совестно за свои подозрения.
  - Извинятся не буду, - начал он вместе приветствия.
  - Я и не ждала, - фыркает нахалка. - Паранойя, вообще, здорово продлевает жизнь.
  - Тебе она не продлила.
  - И без вас знаю, - тряхнула кудрями девушка.
  - Вот скажи мне, - присел он рядом с ее кроватью. Хм, это уже традицией становится... - Ты зачем решила сопротивляться менталисту, с твоим-то уровнем?
  - Эм, инстинктивно? - неуверенно улыбается она. - В любом случае, Орочимару-сан, я уже поняла и прочувствовала всю глубину своей ошибки. Больше так не буду.
  - Не будешь, - удовлетворенно произнес Орочимару. - Просто не выйдет. Иноичи-кун согласился поставить защиту тебе на разум, к тому же он научит тебя паре клановых техник.
   Глаза подопечной расширились. Еще бы, она прекрасно осознает, как тщательно кланы хранят свои техники, и передача техники в своих условиях является из ряда вон выходящим событием.
  - Надо отблагодарить, - наконец задумчиво произносит она. - Как думаете, чем?
  - Ему понравилась твоя готовка, так что я не удивлюсь, если он будет столоваться у нас.
  - Хм... - с явным сомнением покачала головой Карада. - Если он приведет с собой еще и Чозу-куна...
   Он смеется - искренне, впервые за столько лет, впервые с того дня, как Шимура привлек его к работе в Корне. Собеседница изумленно смотрит на него - и тоже смеется.
  - А вот теперь серьезно, - отсмеявшись, посерьезнел он. - Иноичи-кун говорил мне о твоих исследованиях. Как такое вообще возможно?
  - Технология выращивания копий шиноби? - приподняла бровь она. Получив кивок в ответ, она продолжает. - Эта технология позволяет создать тело, используя малое количество ДНК. Называется "клонирование", как и ряд техник шиноби. Она не отработана, но имеющихся данных достаточно, чтобы считать ее действенной. Что вы знаете о строении человеческих клеток?
  - Основу генетического материала клетки содержит ядро. В клетках имеется система внутренних мембран, образующих, помимо ядра, ряд других органоидов... Но к чему все это?
  - Суть технологии заключается в извлечении недавно оплодотворенную яйцеклетки, - подняв палец, произнесла Карада. - Затем ее ядро аккуратно удаляется и заменяется на ядро клетки клонируемого.
  - Значит, всю информацию о человеке содержит клетка... - саннин устало потер переносицу. В таком случае...
  - Именно, - прищелкнула пальцами Карада. - После вживления в инкубатор, клетка развивается и рождается точная копия клонируемого. Внешность, врожденные способности - все это будет идеально соответствовать. Из недостатков навскидку мог назвать отсутствие памяти клонируемого и его навыков. Если дать такому клон самостоятельно развиваться, то мы получим полноценную личность...
   Но если использовать такое тело как сосуд, то тренировать его придется заново. Однако это окупается тем, что при переносе к телу он успеет привыкнуть, да и, если модифицировать Фуши Тенсей для переноса стороннего человека, то можно получить идеального шпиона, ведь никто не будет подозревать маленького ребенка. Загвоздка в том чтобы суметь провести замену ядра клетки, а затем - подстегнуть развитие тела, примерно от пяти до... скажем, тринадцати лет, ибо потом будет поздно. Для столь тонкой манипуляции потребуется лучшее оборудование и еще женщина, как донор яйцеклеток, но оно того стоит.
  - Чего ты хочешь за это знание? - взглянул он на мгновенно подобравшуюся Караду.
  - Лечение, - коротко ответила она. - Мне осталось всего несколько лет, и я просто хочу увеличить этот срок.
   Лечение... Невозможно. Пусть он заменит сердце, но с новым будут те же проблемы. Вот только если ее тело клонировать, и, модифицировав Фуши Тенсей, помочь с переселением... Да, тогда все окупается. Он получает средства для достижении своей цели, а она - молодое и здоровое тело. И если получится продлить союз, то она сможет стать отличным соратником.
  - Это невыполнимо, - покачал он головой. Его собеседница... Она словно за один миг постарела лет на пять. - Но я смогу предоставить тебе новое тело по твоей же технологии.
   Вот это взгляд... А в эмоциях столько надежды, что прям глушит все остальное. Неужели настолько отчаялась?
  - Если это возможно, - осторожно произнесла она.
  - Несомненно, ку-ку-ку...
  - Тогда я согласна.
  
  
  Глава 4. Легализация.
  
   Тем предложением я была просто ошарашена. Я еще несколько лет назад смирилась с тем, что жить я буду недолго и мучительно, но идея Орочимару... Если он действительно сделает это, то я у него буду в неотплатном долгу.
   После этого разговора многое изменилось. Белый Змей отстранил меня от работы в лаборатории - совсем! - заявив, что раз я хочу переместиться в новое тело, я должна накопить как можно больше умений как шиноби, пусть даже это и будут техники максимум С-ранга, так что в перерывах между работой по дому и недомоганием во время приступов я училась. Через два месяца моя СЦЧ пришла в норму для среднего генина, и я начала собственно учить техники. Академические Хенге, Каварими, Буншин и Шуншин, благодаря моему контролю чакры, были освоены очень быстро, а затем я была передана в руки Иноичи-куна, которому не терпелось отплатить за весьма вкусные - да, я скромная - обеды. Что сказать... Работать, используя только Инь-компоненту было сложно. Сначала он научил работать меня с простыми гендзюцу, коих клан Яманака с момента своего основания скопил предостаточно. Это и Кори Шинчу, заставляющая противника плутать, и Маген Наракуми, показывающая самые сокровенные страхи, и Райген Райкочу, ослепляющая вспышкой света... Однако все это было показано и изучено лишь для общего развития, а затем пошло самое полезное для менталиста - самогендзюцу. Спрашивается, для чего? В основном оно использовалось при переговорах, заставляя пользователя испытывать различные эмоции в нужный момент, и тратило невероятно мало чакры, так что сенсор из любого клана, кроме Хьюга, просто не мог этого заметить. Меня заинтересовал этот вопрос, но ответ на него был просто до невероятности. При гендзюцу требовалось не только управлять создаваемой реальностью, но и доставить чакру в СЦЧ жертвы, что и несло основные затраты. Однако в случае самогендзюцу хватало и самого мизера чакры, что просто не могло быть замечено ничем, кроме активированного бьякугана, который и видел неестественное движение токов чакры. Это было просто восхитительно, и открывало невероятные возможности - от той же самой дипломатии до возможности убирать боль во время сражения. Был и еще один аспект, смешение диапазона чувств, но его я применять пока что не рисковала. Да, с применением подобного самогендзюцу невозможно просто попасть во вражеское гендзюцу - когда цвета звучат, а звуки пахнут, очень сложно поддаться иллюзиям средней силы. Я опробовала это пару раз... и прекратила. Моя психика не находится в настолько пластичном состоянии, чтобы применять такие самогендзюцу часто, и я просто боюсь рисковать своим рассудком.
   Так что самогендзюцу я оставлю только для дипломатии и на случай схваток с шиноби, специализирующихся на гендзюцу. А вот сами гендзюцу... Меня они вдохновили. Звук ведь распространяется в воздухе, в воде, и защититься от звуковой атаки в полевых условиях весьма сложно. Орочимару уже начал разрабатывать техники на основе звука, и они были просто невероятны. Те же Тсучи Кин и Таюя из канона, умевшие использовать гендзюцу на основе звука, стали для меня примерами. Вот только играть на чем-либо из местных музыкальных инструментов я не умела, а гитар я нигде не видела - впрочем, этот промах я начала исправлять, выпросив у Белого Змея флейту и учась на ней играть, пока что с самоучителем. Ну... слух у меня был, и неплохой, так что надежда была.
   И только уже через месяц Иноичи начал давать мне основы менталистики. Первым делом мне надо было развить сенсорику и эмпатию, что было не так уж и просто. Если сенсорика на начальном виде представляла из себя "раскидывание" вокруг тончайших нитей из инь-чакры, которые и находили шиноби, то эмпатия... Она представляла из себя наибольшую проблему. И я честно не понимала, как мне добиться этого. Яманака ругался, пытался разъяснить - безуспешно.
   И если бы не один случай, рискованный и опасный, я бы так и не поняла...
  
   В то утро я была дома одна - Иноичи с командой и сенсеем ушел на миссию D-ранга, а Орочимару был в лабораториях на базе Корня. Я после тренировки занималась приготовлением обеда, одновременно тренируясь в сенсорике, пытаясь вывести ее на автоматический уровень - у меня уже получалось чувствовать шиноби на расстоянии в сто двадцать метров и гражданских на вдвое меньшем расстоянии - когда я почувствовала это. Один из огоньков чакры отдалился от дороги и большими быстрыми скачками приблизился к дому, причем, к заднему входу, выходящему на небольшой полигон. Это никак не мог быть Белый Змей или мозголом - и поэтому пистолет сам скользнул ко мне в руку. Всего один огонек... А ведь за те четыре месяца, пока я тут, к коллеге никто не приходил. А кто может-то? Только товарищи по команде, сенсей и... Точно! АНБУ или Корень! Скорее всего, их заинтересовали частые визиты Иноичи, и был отдан приказ проверить дом. Но если меня найдут, то у Орочимару могут быть проблемы... Что же делать - притвориться, что я приходящая прислуга, или же атаковать? Но вне дома я появлялась только на полигоне, а он накрыт барьером, и видеть меня раньше не могли. На любовницу я не тяну - лицом не вышла, а как ассистента меня могут забрать. Значит, придется атаковать.
   Что у меня в активе? Пистолет с двумя обоймами, граната с усыпляющим газом, которую я забыла занести в лабораторию... и все. Ну что же, придется идти с тем, что есть.
   Огонек чакры шиноби продвигался медленно - похоже, он осматривал каждую комнату. Ну что же, у меня еще есть минута в запасе... Ножом я отрезала полосу от юкаты и замотала лицо, а затем просто спряталась и начала наблюдать за перемещением шиноби. Вот он через две комнаты, вот через одну, вот в соседней, вот вышел в коридор...
   Погнали!
   Стоит ему только появиться на пороге кухни - как в него летит граната и падает на пол у его ног. Он рефлекторно прыгает в сторону, но тут я применяю гендзюцу, которое уже держала наготове. Райген Райкочу ослепляет его, а вкупе с недавно прилетевшей гранатой он должен сделать только один вывод. И он его делает, отпрыгивая в сторону и кидая несколько кунаев, даже не целясь. Он уверен, что он ослеплен и что это была световая граната, а значит, глаза он использовать не будет. Мой противник разражен и испуган...
   Шиматта, откуда я это знаю?
   Тем временем быстродействующий снотворный газ начинает делать свое дело. Ну что же, пора и мне.
   Правая рука вскидывает пистолет, левая придерживает. Затвор уже давно передернут. Нажимаю на крючок - и по помещению раскатывается выстрел. Ксо, юркий! Пуля всего лишь задела ему плечо, и он уже отпрыгнул в сторону. Еще выстрел!
   На этот раз я попала. Маска разлетелась на осколки, и шиноби, пошатнувшись, упал.
   Я осторожно выбралась из щели между холодильников и кухонной тумбочкой. Ноги, возмущенные таким отношением к себе, болели немилосердно - но сначала требовалось закончить дело. Подойдя к трупу шиноби, который лежал, завалившись на живот, я выпустила еще одну пулю в затылок, контрольную. Интересно, он не использовал Каварими? Но нет, других огоньков чакры поблизости я не чую, кроме изредка проходящих по дороге людей. А огонек чакры шиноби в маске постепенно затухает.
   Ладно, надо осмотреть тело на наличие взрывные или иных печатей. Я переворачиваю врага на живот... Первым делом в глаза бросается его лицо. Совсем молодой парень, где-то на два-три года старше двенадцатилетнего Иноичи. Светлые волосы растрепаны и лежат в легком беспорядке, а серые глаза недоуменно смотрят в потолок. На лице застыло выражение удивления. Кажется, что он еще жив, и если прикрыть след от пули на лбу челкой, то будет казаться, что передо мной просто необыкновенно реалистичная восковая фигура.
   Пошатываясь, я иду сначала к окну. Открываю ставни, чтобы газ мог выветриться, а затем - к раковине. Я еле успеваю стащить ткань с лица, как меня выворачивает на изнанку.
   Поздравляю тебя, Карада. Сегодня ты впервые убила своими руками.
  
   ... К приходу Орочимару на кухне уже почти был наведен порядок. Пол был отмыт от следов крови, тело АНБУ уложено на кусок плотной ткани, само помещение было проветрено, и даже обед был приготовлен. Я же сидела на табурете, и, стараясь отвлечься, пыталась анализировать произошедшее.
   Сам бой был проведен грамотно, но не он меня волновал, а неожиданное знание об эмоциях противника. Теперь я понимаю, как именно Яманака достигают эмпатии - своеобразное "распыление" мельчайших частиц инь-чакры дает представление менталистам об эмоциях находящихся рядом людей. Также становится понятно, почему эмпатии могут использовать только шиноби с перекосом в сторону Инь-компонента чакры и обычные шиноби не ниже А-ранга, остальным просто не хватит инь-чакры на более-менее продолжительное использование данной способности...
  - Карада...? - раздался потрясенный голос от двери. Помотав головой и стряхнув остатки мыслей, я посмотрела на Орочимару, застывшего на пороге и переводящего взгляд с меня на убитого АНБУ - и обратно.
  - А, Орочимару-сан... - рассеяно потянула я. - Мне вот труп спрятать некуда...
  - Откуда? - только и произнес он.
   И я держала доклад. Что, да как, да почему... Про бой с АНБУ он выспрашивал особо дотошно. Я понимала - мне невероятно повезло, моим противником, скорее всего, был неопытный стажер-чуунин, и меня спасли только мои тренировки как сенсора, внезапность, мозги и пистолет. Этот короткий бой забрал примерно 10% моего резерва, и, затянись он, я бы была мертва.
  - Что сказать... - наконец произнес он. - Теперь я верю, что с группой преследования ты смогла сама справиться.
  - И что дальше? - хмуро поинтересовалась я. - Свалите на ловушки или...
  - Не получится, - отозвался мой собеседник. - Нужна причина для постоянных визитов Иноичи, и таковой я могу назвать только тебя.
   Что, простите?
  - С одной стороны, твою полезность рядом со мной надо доказать, как и способность убить АНБУ, - задумчиво продолжил он. - С другой, про то твое исследование рассказать мы не можем... Может, представить тебя как алхимика и мою помощницу?
  - Вполне можно, - неожиданно для самой себя согласилась я. Конечно, будет опасней, но зато не придется прятаться. Да и закладки мне установить не смогут, защита Иноичи вполне прилична... - Но как обосновать смерть АНБУ?
  - Многие считают, что мой дом нашпигован ловушками, - пожал плечами Белый Змей. - Ты, используя гендзюцу, вполне могла завести его в зону поражения одной из них, что и стало причиной его смерти. С другой стороны, нам как-то надо обосновать твое появление в Конохе и придумать тебе легенду...
  - Можно взять за основу мою биографию, чтобы меньше путаться. К примеру, историю про прошлое и Юкигакуре можно оставить так. Изменить информацию про объект моих исследований... хм, пусть это будет особо ядовитый газ, - да, навскидку я могу выдать ряд названий с химическими формулами. - Мой побег кроме этого можно объяснить еще тем, что ранее предоставлявший мне свое покровительство друг отца начал терять влияние, и я опять же могла быть объектом для воздействия на него. Моя встреча с вами... Пусть я встретила ослабленную поисковую группу, всего лишь боевую двойку. А все остальное пусть остается так.
  - Разумно, - кивнул он. - Я скажу, что тебя проверял Иноичи-кун по моей просьбе, и после нескольких визитов привязался к тебе, чем можно объяснить его постоянные посещения. Но от тебя потребуют деталей. И если с названием родного города можно разобраться, просто ткнув пальцем в карту, то что делать с твоим именем, именами твоей семьи и друга отца?
   Хм, а правда... Но Иноичи привык называть меня Карадой, да и мне самой нравится это имя. Но его я хотела использовать потом, когда буду легализовываться в новом теле. Значит, придется сделать его фамилией, тем более, это и так является практически лингвистической калькой моей фамилии. А имя? Хм... Теншико значит примерно то же самое, что и Ангелина - а значит, подходит. Остальным можно также подобрать подходящие значения.
  - Карада Теншико, - наконец, произнесла я. Орочимару удивленно приподнял бровь. - Отца, допустим, звали Карада Таскэ, мать - Карада Кайка. Брата и сестру звали Юкио и Сёри, парня - Шикори Сёмэй, подругу - Нагэки Камомэ. Друга отца звали Акурумэй Яритэ. Других имен в истории быть не должно...
  - Хорошо, - удовлетворенно отозвался мой собеседник. - Значит, о тебе первым делом должен доложить Иноичи своему отцу, а тот уже выдаст информацию сенсею...
  
  ***
  
   Встреча с Каге состоялась через несколько дней, и к ней я тщательно готовилась. Мы с коллегой заранее обговорили, какие реплики будем стараться вворачивать в разговор и какого образа я буду придерживаться, так что я была готова заранее. Что можно сказать обо мне? Бедный ученый и ломаная жизнью женщина. Так что при встрече от меня будет пахнуть лекарствами, а рукава и полы неприметной темной юкаты не будут прикрывать бинтов на ногах и правой руке. Трость мне заранее заменили на обычную, деревянную, а ради такого случая я достала сохранившиеся с того мира и не разу не использованные тут очки для работы за компьютером... Орочимару только удовлетворенно хмыкнул, оглядывая результат.
  - Самому стало немного тебя жалко, - пояснил он.
   Выходить из дома на улицу... Было необычно. Я уж и отвыкла от толп на улице - и, тем более, от внимания ко мне. Ученика Третьего знали многие, и я, как его спутница, соответственно привлекала внимание. Было даже неуютно... Я жалела, что пистолет остался дома.
   Ну, вот и резиденция. Не без помощи Орочимару поднявшись на пятый этаж и пройдя по длинному коридору, я остановилась перед закрытой дверью. Судя по всему, нас уже ждали, так как после того, как саннин заглянул, мы смогли зайти.
   Помещение ничего не отличалось от того, которое было изображено в аниме. А сам мужчина в бело-красном одеянии, стоящий у окна... Если бы не самогендзюцу, сейчас транслирующее в эмпатический диапазон волнение, то мое отвращение стало бы известно этому пауку.
  - Орочимару... Я думал, ты не поступаешь безответственно, - покачал головой он.
  - Проше прощения, сенсей, - кивнул мой спутник. Смотреть противно! - Однако Караду-кун проверял Яманака Иноичи, и счел ее безопасной для Конохи. Ее же обучение занимался я лично.
  - Ну, если Яманака... - пыхнул трубкой Хирузен. Бесит! - Как тебя зовут, дитя?
  - Карада Теншико, - поклонилась я. - Рада встрече с вами, Хокаге-сама...
  - Откуда ты? Что привело тебя в Коноху?
   Много хочешь - мало получишь.
  - Я из страны Снега, Хокаге-сама. Я жила в столице вместе с моими родителями, пока мою семью не убили. Мой отец был осведомителем "Пурги", - это аналог АНБУ Юкигакуре... Трудно было узнать это... - и он перешел кому-то дорогу. В день моего пятнадцатилетия он, вся моя семья, моя подруга, Камомэ и Сёмэй, мой жених, погибли, я сама лишь чудом осталась жива. Друг и коллега моего отца, Яритэ-сан, заплатил за мое лечение, и, чтобы вернуть ему долг, я выучилась на алхимика и сама начала работать на "Пургу", создавая для них яды и лекарства... Однако мои исследования чуть не стоили мне жизни, за формулу особо ядовитого газа меня просто убили бы. Как раз в то же время Яритэ-сан начал терять влияние, и я вполне могла оказаться рычагом давления на него. Верные ему люди помогли мне выбраться из страны, и я начала путешествие на юг. Однако уже в стране Огня меня нашла команда преследования, и если бы не Орочимару-сама, я была бы уже мертва...
  - Не замечал за тобой раньше такого благородства, ученик, - приподнял бровь Сарутоби. - Ты предпочитал не вмешиваться в чужие сражения...
  - Одно дело - не вмешиваться, другое - вылечить брошенного умирать человека, - ответил саннин. - В конце концов, Карада-кун оказалась прекрасным помощником в лаборатории, и даже Иноичи-кун признает, что она отменно готовит.
  - Именно поэтому он и зачастил к тебе, верно? - усмехнулся Третий. - Теншико-чан, почему ты убила того АНБУ?
  - Я... испугалась, Хокаге-сама, - еще одно самогендзюцу теперь транслирует мой страх. - Я слишком долго убегала, и тогда, увидев шиноби в маске... я...
  - Успокойся, - тон Белого Змея был холоден. - Никто тебя ни в чем не винит.
  - Хай, Орочимару-сама...
   Арр... Ненавижу строить из себя такое дрожащее ничтожество.
  - Однако ты талантливая куноичи, раз смогла сражаться на равных с АНБУ, - о, какая грубая лесть! - Не хочешь стать шиноби на законных основаниях?
  - Простите, Хокаге-сама, но я не смогу, - еще один поклон. - Я тогда победила только за счет гендзюцу и того, что тот АНБУ-сан не заметил меня сразу. Из-за всех старых травм я совсем не могу использовать тайдзюцу, а ниндзюцу мне вообще не доступно из-за дефекта чакры. Я могу использовать разве только гендзюцу и ирьедзюцу, но мне никогда не стать даже чуунином, слишком поздно я начала тренироваться...
  - Ну, ну... - пожал плечами он. - А как ты смотришь на то, чтобы быть генином и быть закрепленной за Орочимару, как подчиненная?
  - Если будет на то воля Орочимару-сама... - пролепетала я. - Я ведь только и могу, что помогать в лаборатории...
  - Я не против, - кивнул змеиный саннин. - Но в случае войны отправлять Караду-куна на фронт будет нерационально.
  - Вот и хорошо, что мы договорились, - улыбнулся Сарутоби и, взяв протектор со стола, протянул его мне. - Носи его с гордостью, Теншико-чан.
  - Спасибо, Хокаге-сама, - приняла я с поклоном пластину. Так, самогендзюцу... Теперь от меня исходит такая буря чувств, что и биджу хвост сломит. Тут и счастье, и неуверенность, и надежда, и грусть с печалью...
  - С тобой все в порядке? - деланно-участливо спрашивает Хирузен.
  - Просто я скучаю по родине, Хокаге-сама, - отвела взгляд я. - Я больше никогда не увижу засыпанных снегом елей, не пройдусь по хрустящему снегу и не смогу любоваться озерами, скованными льдом... А еще я никогда не смогу увидеть свою дочь, которую оставила там у подруги. Я не смогла взять ее с собой, только спрятать...
   Вот он - задел для моей будущей легализации. Трудно, конечно... Но зато потом меня никто от Орочимару отогнать не сможет, ведь по нашему плану именно его решено выставить моим опекуном. А вот ко мне Третий еще какое-то время будет присматриваться. Год-полтора у меня примерно есть, после чего будет отдан приказ на мое устранение. А это, как и другие факты, можно будет повернуть для вербовки ряда нужных людей, которых я хочу привязать к себе за этот год.
   Третий молчит. Правильно, молчи.
  - Когда-нибудь я найду ее, и вы встретитесь, - неожиданно для меня произносит Орочимару. Что за...? Мы так не договаривались! Ну что же, подыграю.
  - Правда? - с надеждой уставилась я на него.
  - Да, - криво усмехнулся он и, положив руку мне на голову, взлохматил волосы. Ну ничего себе... Да здесь даже просто прикасаться друг к другу не принято, не то, что такие жесты! Представив, как это смотрится со стороны, я покраснела - но не от смущения, а от злости, которую, впрочем, сменила с помощью самогендзюцу этим самым смущением. Теперь Хокаге будет уверен, что я либо любовница Орочимару, либо ей неизбежно стану... Зараза.
  - Вот и хорошо, - улыбается старик. - Кстати, Орочимару, я советую тебе сводить Караду в госпиталь. Все же ты не профессиональный ирьенин, уже несколько месяцев прошло, а твой пациент хромает...
  - Такие уж повреждения были, - пожимает плечами тот. - Да и застарелые травмы неудачно наложились... Но вы правы, сенсей, Цунаде сможет помочь ей лучше, чем я.
   Уже выйдя из администрации Хокаге на улице, я улыбнулась и повязала протектор на рукаве - не потому, что так хотелось, а потому, что должна была так сделать. А Орочимару взял меня за руку и повел прочь - опять же потому, что должен был так сделать...
   Итак, легализация удалась. Шахматная партия началась.
  
  
  Глава 5. Selbstmatt.
  
  - Мы сильно рискуем, - уже дома произнес Орочимару.
  - Да, - согласилась я. - Я бы тоже предпочла не рисковать, но кто не рискует, тот не пьет саке. Нам хватит этого года?
  - Хватит, - недовольно отозвался он. - Касательно самих техник для технологии клонирования трудностей нет, с генетическим материалом тоже проблем не будет. Вот только Фуши Тенсей еще не доработан, да и само его переделывание займет почти все время... Клона я начну выращивать уже сейчас, а потом его развитие будет ускорено до пятилетнего возраста.
  - Вот и чудно, - оторвалась я от свитка с описанием техники. - Я же займусь подготовкой кадров. Мне этого года вполне хватит.
  - И откуда только у тебя эти знания... - ворчание было мне ответом.
  - Я же хотела пойти по стопам отца, а он был не простым осведомителем, - все верно, в ФСБ он занимал не последнее место. - Я с детства изучала основы диверсионного дела и вербовки, НЛП и другие приемы...
  - И эта твоя идея с твоей же смертью - оттуда?
  - Именно! - прищелкнула пальцами я. - Знаешь, на моей родине распространена игра, чем-то напоминающая шоги, но с несколько другими фигурами и правилами. И в ней есть один интересный прием, Selbstmatt.
  - Вот как?
  - Ага. Обратный мат. Суть состоит в том, чтобы заставить противника нанести тебе поражение за определенное количество ходов.
  - Искусство ставить ловушки, где приманка - ты?
  - Можно сказать и так.
  
  ***
  
   А через неделю у нас были гости - причем, именно таких гостей я и не ожидала. На пороге стояла высокая кареглазая блондинка с шикарной фигурой, а за ее спиной маячил беловолосый мужчина с таким беспорядком на голове... Подобный никаким гелем не наведешь.
  - Цунаде-сан, Джирайя-сан? - вежливо поинтересовалась я. - Вы к Орочимару-сама?
  - Да, - после небольшой заминки отозвалась Цунаде. - Он дома?
  - Хай, - кивнула я. - Но он закрылся в пятой лаборатории и просил не беспокоить его. Хотя уже скоро обед, и он должен выйти...
  - В таком случае мы можем подождать внутри? - все же Цунаде-химе гораздо умнее Джирайи: как только тот начинает открыть рот, чтобы сказать какую-нибудь глупость - ведь чую же! - как химе Сенджу ухитряется предотвратить конфликт.
  - Да, проходите, - отошла в сторону я. - Чая будете?
   Уже спустя пятнадцать минут я пожалела, что позвала их на кухню. И из-за кого? Верно, из-за жабьего саннина! Как он вообще при полном отсутствии манер ухитряется пользоваться успехом у женщин? Все те пятнадцать минут, пока двое из трех будущих легендарных саннинов пребывали в моей вотчине, я вынуждена была защищать салат, запеченную картошку и мясо по-французски от загребущих рук Джирайи. И если первые пять минут я отвечала довольно вежливо, следующие пять сдерживалась, то под конец еле удерживалась от нецензурщины.
  - А ну убрал руки от противня, живо! - под конец я замахнулась на блондина большой ложкой. Тот сконфуженно отступил на шаг, а его спутница рассмеялась.
  - А слухи характеризуют тебя как милую и добрую девушку, - наконец произнесла ирьенин.
  - Слухи разные бывают, - очередные поползновения будущего легендарного разведчика и диверсанта закончились ударов ложки по пальцам. - Да и мое терпение не безгранично, хоть и весьма велико.
  - Ну, только такой человек и смог бы ужиться с Орочимару, - пожала плечами она. - Вы с ним вместе, да?
   Вот это я понимаю бесцеремонность...
  - Цунаде-сан, вы действительно считаете своего напарника извращенцем? - ласково поинтересовалась я. - По мне, тут, - я махнула рукой, - ему польститься не на что.
  - А по мне, ты - просто прелесть, - рассмеялась Сенджу. - Умная, в лаборатории помочь можешь, готовишь наверняка вкусно, не скандалишь да еще и реалистка... Была бы я на месте Орочи - женилась бы сразу.
  - Но ты не на моем месте, Цунаде, - прозвучал голос от двери. Честно, я чуть не уронила ложку... - Карада-кун, обед готов?
  - Хай, Орочимару-сама, - кивнула я.
   Разложив обед по тарелкам, я хотела усесться за стол на свое обычное место - но Белый Змей, ухватив меня за руку, заставил усесться рядом с ним, кинув предупреждающий взгляд на Джирайю. Вот ведь... И перед своими товарищами притворяется. Впрочем, если хочешь обмануть врагов, то сначала обмани друзей.
  - Хм... - спустя какое-то время произнес Джирайя. - Теперь я понимаю, почему Теншико-чан так защищала от меня обед... Знай я заранее, что так вкусно, сам бы все съел.
   Льстец. Но упоминание моего имени говорит о многом - хотя бы о том, что Третий успел переговорить с ними, ибо мое "имя" упоминалось только у него в кабинете. Ну что же, доверять им я сейчас не планировала. А вот начинать вербовать их мне никто не мешает...
  - Поэтому я вас и не пускала, Джирайя-сан, - невозмутимо отозвалась я.
  - Видишь, Орочи? - хмыкнул он в ответ. - Просто чудо тебе досталось...
   Честное слово, мне это надоело... Но и это можно повернуть мне на пользу - даже самогендзюцу не надо, чтобы вызвать необходимые эмоции. Тем более, мы с Орочимару заранее выбрали для меня образ на этот год...
  - Простите за дерзость, Джирайя-сан, но я попросила бы вас удержаться от необоснованных утверждений, - отложила палочки в сторону я. - Как вам известно, по закону еще Второго Хокаге шиноби могут заключать браки только с себе подобными в целях программы селекции. Это связано с тем, что чакросистема ребенка формируется из чакросистемы матери, и в случае, если шиноби заключает союз с гражданской, это чревато ее смертью при родах и рождением ребенка либо с дефектами чакры, либо вовсе неспособного стать шиноби. Именно по этой же причине большинство осведомленных об этой проблеме шиноби заключают браки только с равными себе по силе, чтобы получить здорового и одаренного ребенка, а шиноби из кланов с улучшенным геномом предпочитают своих соклановцев. Идеальным вариантом являются еще и Узумаки, так как их геном не подавляет другие улучшенные геномы, да и чакросистема у них мощная... - я "испуганно" осеклась. - Кхем, простите, я отошла от темы. Так вот, если бы у Орочимару-сама и существовали подобные мысли в моем отношении, это было бы бесперспективным. У меня и так дефект чакры в виде перекоса в сторону Инь-компоненты и почти полного отсутствия Янь-компоненты, да еще и моя чакросистема слабо развита из-за того, что я начала тренировки слишком поздно. Даже если бы я была способна выносить ребенка после всех полученных травм, ребенок от такого сильного шиноби, как Орочимару-сама, искалечил бы меня, если бы не убил вообще.
   За столом воцарилась тишина, и я вслушалась в эмоции наших визави. Так, судя по всему, Джирайю я загрузила. А Цунаде задумчиво кивает - все поняла, и во взгляде сквозит жалость.
  - Соболезную, - наконец произносит она. - Может, я смогу чем-то помочь?
  - Именно об этом я и хотел с тобой поговорить, - произносит Орочимару. - Я не профессиональный ирьенин, и много чего мог упустить при обследовании. А вот ты...
  - Я помогу, - кивает она. Ну что же, вот и еще один канал для сливания необходимой информации для Сарутоби готов...
  
  ***
  
  - Сенсей? - голос бывшей ученицы отвлек его от мыслей, и Хирузен поднял взгляд от бумаг к двери. Цунаде нерешительно мялась в дверях.
  - Да, Цунаде-чан? - улыбнулся он. - Проходи. В чем дело?
  - Я обследовала подопечную Орочи, как вы и просили, - произнесла она, отведя взгляд, и протянула ему папку. - Вот отчет, сенсей.
  - Эм... Я не очень хорошо понимаю медицинские термины, - усмехнулся он, принимая бумаги. - Объяснишь?
  - Хорошо, - приподняла взгляд ученица. Вот это мешанина у нее в эмоциях! - Караде Теншико осталось жить примерно три года, ее сердце сильно изношено. До обследования мне было интересно, почему она так сильно хромает, однако после вопрос сменился - с такими травмами чудо, что она вообще может ходить. Присутствуют множественные застарелые следы переломы, на левой ноге в одном месте костная мозоль разрослась до такой степени, что стала перемычкой между большеберцовой и малоберцовой костьми. Относительная подвижность сохраняется только за счет металлической конструкции, поддерживающей кости в целостности, притом ее извлечение невозможно, пациент останется инвалидом. Кости очень хрупкие, содержание кальция минимально. Также мне внушают подозрения ее шрамы, они периодически могут воспаляться.
   Вот как... Да, удивительно. Значит, не профессионал.
  - Что относительно чакросистемы?
  - Начала развивать относительно недавно и уже достигла своего максимума. Янь-компонента чакры практически отсутствует, а Инь-компонента сделает честь Нара или Яманака. Геном отсутствует.
   Значит, специально не обучали? Хм...
  - Общие сведения?
  - Возраст - двадцать восемь лет. Присутствуют множество следов от травм, залеченных кое-как. Организм буквально перенасыщен ядами. Происхождение металлических конструкций неизвестно. Как шиноби ранее не обучалась и бесперспективна. Геном отсутствует, детей иметь больше не может из-за механической травмы. Рекомендуется по истечении двух лет провести пересадку сердца.
   Выводы? Внедрение заранее не подготавливалось, взяли первого подходящего агента, даже, наверное, без соответствующего обучения. Яманака Иноичи закладок на разуме не обнаружил, но они вполне могли быть, все же опыта ему еще не хватает... А теперь что-то установить будет сложно - защита на разуме стоит вполне сносная, чтобы ее не взломать сходу, а устроить встречу с менталистами для своей подопечной его лучший ученик точно не даст. И чем только прельстился, а? Хромая, больная, не самая красивая, седеющая уже к тому же... Разве что такая слепая преданность, которую и продемонстрировала она, подкупила Орочимару.
   Во всяком случае - пока надо будет организовать наблюдение.
  - Спасибо тебе, Цунаде-чан. Ты же позаботишься о здоровье Теншико-чан?
  - Хай, сенсей. Разрешите идти?
  - Да, конечно...
  
   В этот вечер в Конохе многим было о чем подумать.
   Сарутоби Хирузен разрабатывал планы для противодействия внедрению.
   Шимура Данзо опасался потерять талантливого медика и ученого, преданного лично ему.
   Сенджу Цунаде было мерзко. Очень. Впрочем, химе одного из двух великих кланов политику всегда ненавидела, особенно, когда могли пострадать ее пациенты.
   Яманака Иноичи ломал голову над созданием новой техники. После самого первого разговора с Карадой у него появилась отличная идея, которая смогла бы не только помочь ей жить нормально и дольше, но и стала бы незаменимой техникой для шпионов и диверсантов, позволяя противодействовать менталистам.
   Орочимару, уже сейчас лучший ученый Конохи, тоже не сидел без дела. Фуши Тенсей требовала доработки.
   Джирайя, в будущем легендарный саннин, а пока что легендарный идиот, строил планы по улучшению личной жизни своего товарища.
   А некто Карада, из-за которой и закрутилась эта круговерть, сидела в своей комнате над доской для шоги.
  
   ... Давайте, думайте. Стойте теории, недооценивайте и переоценивайте меня. Я подожду. Я умею ждать.
   Я не гроссмейтер, но в шахматы играть я умею, как, впрочем, и делать ловушки. Да, я не гений в этом - но приманкой будет то, что большинство людей в такой Игре побоятся ставить на кон. Приманкой будет моя жизнь. Я готова рискнуть ею, и кроме того, вы будете уверены в своей победе. И именно поэтому проиграете.
   Вы, шиноби, привыкли мыслить стереотипами. Я же - нет. Вы привыкли защищать не только себя, но и свою территорию, и подчиненных. Я же не связана территорией, я защищаю только свою жизнь.
   Да, у меня нет опыта. Но есть кое-что другое - подготовка. Я не врала, я с детства хотела пойти по стопам отца, и первым, что я изучила, было НЛП. У меня есть склонность к менталистике? Чудесно, я буду сочетать мои новые таланты с прежними знаниями, и этим же уничтожу вас. Кто сказал, что основные битвы ведутся боевиками? Нет, самые главные сражения ведутся во время чайных церемоний и визитов вежливости, и их-то я смогу выиграть.
   Я соберу сторонников. Иноичи и его друг Шикаку - они еще молоды и неопытны, и привязать их к себе не составит труда, а потом я просто открою им планы Хокаге в отношении меня и то, на кого и над чем работает Орочимару-сан. Цунаде... Я успела ее прочитать. Сильная, смелая - и честная, она не потерпит подобных подлостей. Джирайя предан своему сенсею, но предательства товарища он простить не сможет, и потянет за собой еще и своего ученика, который, в свою очередь, потянет своих. Хьюг можно будет обработать и позднее, конфликт главной и побочной ветвей у них был всегда. Учихи - если понадобится, то хотя бы нескольких переманить будет возможно, особенно учитывая, что даже в каноне был виден союз Минато Намикадзе с Нара и Учихами.
   Я смогу, у меня все получится. Я даже знаю, как - у меня был отличный пример для маски, Узумаки Наруто. Как мне удастся достичь этого? Хо... Еще в начале обучения менталистике Иноичи рассказал мне о том, как шиноби формируют Ки - выпускают облако инь-чакры, насыщенной эмоциями ненависти. Тогда же я задалась вопросом: почему именно ненависть? Так и родилась моя первая собственная техника, Хикари но шинзо, призванная обманывать сенсора и облегчать работу диверсантам - окружающие, даже не-сенсоры и не-эмпаты, будут чувствовать мои эмоции, вернее, только те, которые я сочту нужными продемонстрировать. Искренность и желание безвозмездно помочь редки в мире шиноби, и я привяжу к себе людей. А потом... останется просто выдать каждому из нужных мне шиноби нужную информацию.
   Я еще не победила, и я не собираюсь недооценивать шиноби. Но я сделаю все для победы, и вы тоже сделаете все... для моей победы. Вы будете переть навстречу своей смерти, повизгивая от радости - впрочем, как и все, кто раньше переходил дорогу Юрию Ярославовичу, другу моего отца, у которого я и научилась почти всему... как и все, кто переходил дорогу мне. Ну ничего, не вы первые, не вы последние...
   Selbstmatt - единственный прием в шахматах, которым я владею в совершенстве.
  
  
  Глава 6. Срыв.
  
   Сидя на кровати, я вертела в руках свой телефон и размышляла. В тот день, когда Орочимару выдал мне мои вещи, зарядки оставалось всего одна палочка, и я отключила мобильник. Но сейчас... Да, он работал тут. И даже связь ловил, что вообще было странным. И вот теперь у меня был список из непрочитанных сообщений. Что характерно - все от Юрия Ярославовича... Вот что значит, что я поддерживала контакт только с ним последние тринадцать лет.
   "Лина, ты взяла больничный?"
   "Возьми трубку, в конце концов. Завтра будет инспекция вашего корпуса."
   "Ты вообще где, Лина? Ответь хотя бы на одно письмо."
   "Лина, с тобой все нормально? Где ты?"
   Вот так - там остался только один человек, которому я была нужна. А я больше никогда не смогу помочь ему, и никогда больше его не увижу...
  - Карада, ты где? - голос Орочимару прозвучал неожиданно близко. Подняв глаза, я увидела его, стоящим на пороге своей комнаты. - Карада...?
  - Орочимару-сан, искали? - отложила телефон в сторону я. - Что-то важное?
  - Ничего особенного, - прошел вовнутрь он. - Что это?
  - Устройство связи, - повертела аппарат в руках я. - Правда вот, здесь толку от него мало. Он скоро разрядится, а работает он не на чакре, так что зарядить его не получится.
  - Аналог рации? - присаживается коллега рядом.
  - Вроде того, - пожала я плечами. - Только он еще может передавать текстовые сообщения, записывать видео и аудио, снимать фотографии... правда, не очень высокого качества.
  - Идеальная вещь для шпиона, - кивнул он, взглянув на экран. Хм... Да, со здешним отставанием в технике, телефон почти идеален. - Что это за символы? Искусственный язык?
  - Нет, - покачала головой я. - Моя мать изучала древние языки.
   И это правда - мама была лингвистом, а я очень удивилась, обнаружив тут в качестве мертвых языков английский и немецкий. Интересно, русский тоже?
  - Именно на нем ты говорила во время того приступа? - интересуется брюнет.
  - Да, - подтвердила я. - Я хорошо знаю этот язык, впрочем, как и еще два других.
  - А это, - кивнул он на смс-ки. - Сообщения, да?
  - Да, - кивнула я. - Друг моего отца беспокоится за меня.
  - Так успокой его, - улыбается мой собеседник. - После всего того, что он для тебя сделал, уж такую малость он точно заслужил.
   И правда... Попрощаться не помешает, если вообще получится. Вздыхаю - и начинаю отвечать на последнее сообщение, набирая на клавиатуре текст.
   "Простите, Юрий Ярославович, но я, похоже, увольняюсь. Не ищите меня. Удачи вам."
   Отправить. И - ответ.
   "Сообщение доставлено"
  - Осталось еще примерно два процента зарядки, - посмотрела я на батарею. Хм... - Орочимару-сан, хотите посмотреть на фотографии моей семьи?
  - Они сохранились? - приподнял бровь он.
  - Да, - кивнула я. Этому телефону... Да ему тринадцать лет! Мне же его подарили на тот день рождения, и первое, что я сделала - наделала фотографий... Я открыла папку и начала выводить изображения.
  - Это мои брат с сестрой и родители... - да, тут они все вместе, еще утром, до того, как я ушла в школу. Андрюха выглядит сонным, а Вика пытается стащить печенье из тарелки, не съев яичницу, за что получает от мамы по рукам. - Это моя подруга... - на этой фотографии Лара недовольно смотрит в камеру поверх учебника. - ... а этой мой парень, - Вадим чему-то, я уже и не помню, радостно улыбается. - Это мы все вместе... - вся наша компания собралась за столиком небольшого уютного кафе всего в одном квартале от школы.
   Я прекрасно помню тот вечер, двадцать четвертое декабря. С утра в городе шел снег, до Нового Года оставалась всего неделя, и радость от дня рождения переплеталась с предвкушением еще одного праздника. Я помню, что вышла в тот день из дома ранним утром, и сполна смогла насладиться хрустом снега под ногами, вальсом снежинок в свете фонарей и уже развешенным и ярко светящимся гирляндам на площади Маркса. А потом...
  - Они все умерли... У меня в тот день был день рождения, и мы праздновали его в ресторанчике неподалеку от дома. Было весело, я получила множество подарков и наконец провела время с отцом, которого видела не так уж и часто. А потом, когда мы вышли оттуда и переходили дорогу, нас просто сбили. Отец с сестрой и подруга погибли сразу, мама умерла еще до прибытия медиков, а брат и мой парень умерли в больнице. А я зачем-то выжила... зачем-то...
   Здравствуй, истерика. Сколько я продержалась? Пять месяцев? Шесть?
  - Успокойся, - приобнял меня за плечи Белый Змей. - Ты жива, и это главное.
   Жива... Тогда я хотела умереть. До операции - от безысходности, после - от боли. Меня заставлял жить только Юрий Ярославович, но теперь его нет рядом. И больше не будет никогда.
   А для чего я живу теперь? По инерции? Из-за благодарности?
  - Для чего? - задумчивый голос ученого был мне ответом. Похоже, я сказала это вслух. - Знаешь, я ненавижу идиотов, которые не ценят свою жизнь. Я видел много достойных людей, которые умерли, и много выживших тварей. Ты хороший человек, ты жива, так чего тебе еще надо?
   Его речь прервал писк мобильника, и мы оба перевели взгляд на экран. Новое сообщение? Похоже, ответ от Юрия Ярославовича... Да, так и есть.
   "Лина, что с тобой? Возьми трубку!"
   И - звонок. Я трясущимися руками нажимаю "принять вызов", но в трубке лишь шумы. Голоса не слышно совсем.
  - Прощайте, Юрий Ярославович... - шепчу я по-русски. - Не поминайте лихом...
   И шум прекращается.
  - Батарея села, - нервно смеюсь я. - Все, теперь это бесполезный кусок железа, пластика и микросхем...
  - Его можно воссоздать? - хмурится Орочимару.
  - Нет, - честно отвечаю я.
  - Он тебе нужен?
  - Больше нет...
  - Дай мне свое оружие, - неожиданно просит он. Что?
  - Зачем, Орочимару-сан? - недоуменно поинтересовалась я.
  - Мне интересно, как ты из него стреляешь. Покажешь?
  - Хай, - я достала пистолет из-за пазухи и протянула ему. - Вот, магазин на месте, есть еще четырнадцать патронов. Резко передерните затвор... ага, так. Теперь просто прицельтесь и нажимайте сюда.
   Сжав покрепче пистолет, Орочимару вдруг выхватил у меня из руки телефон и, швырнув его на пол, выстрелил. Осколки пластика и микросхем разлетелись по комнате.
  - Если тебе страшно, то становись сильнее, - произнес он, протягивая мне пистолет обратно. - Если тебе больно, то научись преодолевать эту боль, какой бы она ни была. Если же тебе незачем жить, просто придумай себе смысл жизни и поверь в него.
   Смысл жизни... Для чего? Раньше я жила просто из благодарности, попав сюда - по инерции. А теперь... Я могу жить только ради Орочимару. Он спас меня от смерти и готов спасти еще раз, предоставив мне новые техники. Он учит меня и защищает. Да, это выгодно ему самому, но и мне тоже. Опять благодарность? В любом случае, другой причины жить у меня нет.
  - Спасибо вам за науку, Орочимару-сан, - принимаю я пистолет обратно. - Я воспользуюсь вашим советом.
  - Вот и хорошо, - улыбнулся он, потрепав меня по волосам. - Ты нужна мне, Карада. Нужна живой, здоровой и адекватной. Я не могу позволить тебе умереть или сойти с ума.
   Все же, в своих целях... Но тогда я должна стать не пешкой, а незаменимым соратником. И я стану им.
   Спасибо вам за науку, Орочимару-сан.
  
  ***
  
   После того первого визита Цунаде, как и Иноичи, зачастила к нам в дом. По ее словам, ее больше всего беспокоили те ядовитые вещества в моем теле. Ха! Соли тяжелых металлов, канцерогенные вещества, генномодификанты, вирусы, мутировавшие грибки и микроорганизмы характерны для жителя любого мегаполиса в моем родном мире - а по словам Цунаде, этого должно хватить на роту шиноби, что заставляет задуматься. Неужели жизнь в техносфере привела к мутации, одной из характеристик которой является устойчивость к ядовитым веществам? Когда я обратилась с этим вопросом к Орочимару, он крепко задумался.
  - Да, меня это тоже заинтересовала, - наконец ответил он. - Теоретически, если пройти тренировку малыми дозами ядов, а потом просто вывести их из организма, можно поднять регенерацию и стать полностью неуязвимым к большинству ядов.
  - А если это все накапливается на протяжении нескольких поколения? - нахмурилась я.
  - Тогда вероятно усиление эффекта, - после некоторой паузы ответил шеф. - А меня-то еще насторожила твоя выносливость... Как минус я могу назвать развитие злокачественных опухолей, но ирьенины это лечат. Ты понимаешь, что с таким набором генов ты являешься практически идеальным дипломатом? Смертность шиноби при дворах дайме невероятно высока из-за их любви к ядам, но ты...
  - А активированный уголь? - я тут же прикусила язык под взглядом Орочимару. Они что, этого не знают?
  - Подробней, пожалуйста.
  - Ладно, - вздохнув, я начала лекцию. - Активированный уголь является идеальным сорбентом, жменя которого позволяет сильно уменьшить влияние многих ядов. Они просто поглощаются! Данный препарат получают из ореховой скорлупы и косточек некоторых плодовых культур, хотя возможно и применение костей крупного рогатого скота, тогда на выходе мы получим костный уголь. Сущность процесса активации состоит во вскрытии пор, находящихся в углеродном материале в закрытом состоянии. Это делается термохимически, с предварительной пропиткой материала раствором хлорида цинка, карбоната калия или некоторыми другими соединениями, после чего идет нагревание без доступа воздуха.
  - Но если еще и пропитать это медицинской чакрой, то можно усилить эффект, - задумчиво отозвался змеиный саннин. - Знаешь, на патент мы это выдвигать не будем, а вот себе запас сделаем, всяко пригодится. Ладно, как ты смотришь на то, чтобы твое новое тело прошло тренировку отравлением?
  - Оно готово? - от радости у меня дыхание сперло. Неужели скоро я смогу нормально ходить?
  - Готово, готово, - усмехнулся мой собеседник. - Я периодически применяю к нему технику ускорения роста, и к концу года оно достигнет пятилетнего возраста. Так что, согласна?
  - Согласна, - кивнула я. - Меня разве что заставляет насторожиться процент смерти при таких тренировках.
  - А кто сказал, что я создам только одно тело из твоего генетического материала? - приподнял бровь он. - У тебя нет генома, но твоя склонность к менталистике и устойчивость к ядам делает из тебя идеального шпиона. Если у нас будет время вырастить и воспитать твои копии, то мы получим полноценный шпионский корпус...
   Ну... Нет слов. Просто нет слов. Он уже успел все распланировать. С другой же стороны - я восхищена.
  - У меня будет, чему их научить, - усмехнулась я.
  - Жду с нетерпением, - отвернулся он и начал пролистывать бумаги. - Слушай, как ты смотришь на то, чтобы вывести всю ту гадость из твоего организма? Выносливость точно повысится, и не надо будет так нагружать стимуляторами печень во время приступов.
  - Идея хорошая, - присела рядом я. - Я вот тут подумала... Мы сможем добыть ДНК кого-нибудь из Узумаки? Кроме невероятной склонности к фуиндзюцу, их клан славится своей выносливостью, регенерацией и объемами чакры. Даже если бы мы застопорились с обучением ее клонов фуиндзюцу и кеккайдзюцу, то из них вышли бы неплохие боевики.
  - Так можно сформировать целую деревню, - смеется он. - Ты уже все распланировала, ведь так?
  - Вам все равно рано или поздно придется покинуть Коноху, - пожала плечами я. Белый Змей замер, всего на мгновение. А уж про его эмоции я и не говорю - неверие, страх и непонимание. - Рано или поздно Сарутоби и Шимура не смогут оправдать потери среди клановых шиноби, которых они или отдавали вам, или устраняли, и им нужен будет козел отпущения. Вполне вероятно, что они воспользуются классическим приемом сваливания ответственности на исполнителя и вынудят вас покинуть Коноху.
  - Будет сложно, - отвечает он. - Я и так не на последнем месте в книге Бинго, и, покинув Коноху, стану легкой мишенью.
  - В одиночку, - мягко поправила я. - А если нет, тут уж есть варианты. Либо заранее создать шпионскую сеть, множество убежищ и кочевать между ними, либо подготовить базу в какой-нибудь маленькой и отдаленной стране, где нет деревни шиноби, а затем подмазаться к дайме и основать свою деревню, про которую засекретить все, что только можно.
  - Хм... Неплохой вариант, - кивает он. - И где бы ты предложила обосноваться?
  - Страна Чая, - честно ответила я. - Не самый медвежий угол, можно быстро добраться до стран Ветра, Огня и Воды. Территория тоже не малая, есть выходы к морю, экономика стабильна. Да и ареной для сражений она вряд ли может стать.
  - Деревень шиноби нет... - задумчиво произнес Орочимару. - В принципе, и впрямь удобный вариант. Слушай, раз ты пока что не работаешь в лаборатории, займись составлением проекта. Описание кланов и геномов возьмешь в архиве. Посмотри, кого можно перевербовать, а чьи геномы просто выкрадем.
  - Хай. Выкрасть можно Юкки - все равно сейчас в Кири начинается непонятное шевеление. Также подойдут Кагуя. Я бы предпочла перевербовать несколько Хьюг из побочной ветви, додзюцу лишним не бывает. Также у меня есть идеи по Сенджу.
  - Распиши все, - кивнул он.
   Ну что же, меня ждет интересная работа...
  
  
  Глава 7. Нестабильность.
  
   Выведения всех вредных веществ далось мне тяжело. На первый взгляд, осложнений не должно было возникнуть - но только на первый. Моя выносливость и регенерация увеличилась, но тут же выяснилось, что мы с Орочимару поступили как два идиота и не просчитали все результаты. Мои кости - естественно, после того, как я начала принимать препараты, содержащие кальций и ряд необходимых минералов - даже начали укрепляться, но началось отторжение железа. А вытащить его пока что нельзя... Вот и получилось, что мы разве что подтвердили очередную гипотезу, но не выиграли лишнего времени. Боли во время приступов стали гораздо сильнее.
   А ведь до лета было еще далеко...
   Ненавижу зиму в этом климате. Я практически не вылезала из комнаты, спускаясь вниз, чтобы только приготовить что-нибудь. Все время я занималась изучением менталистики и составлением проекта по новой деревне. В каноне деревня Орочимару называлась Отогакуре, и по мне, это неплохое название. Я уже закончила наброски по вербовке клановых шиноби, и занялась планированием аппарата деревни. Думаю, надо будет создать ряд отделов, или "Октав", занимающихся собственно административной деятельностью, разведкой и контрразведкой, дипломатией, здравоохранением, наукой, снабжением, технической поддержкой, образованием... Мороки было много - но и времени на писанину хватало с избытком.
   Вот только я занималась еще и обучением, как менталистике, так и ирьедзюцу. Хорошо, что контроль у меня уже был на уровне, и не требовалось много времени на упражнение с рыбой, только практика. Шосен дзюцу? Ха. Нет, этому учат далеко не сразу - сначала надо просто научиться превращать свою чакру в медицинскую, потом разгонять ее по организму пациента, поддерживая работу органов, и только уже потом можно изучать простейшие медицинские техники. Вот этому я и училась все свободное время...
   Но не только недомогание, составление проекта новой скрытой деревни и учеба занимали все мое время. Ко мне периодически наведывались гости...
  
   В тот день, когда я увидела будущую легендарную тройку Ино-Шика-Чо, опять лил дождь. Я уже успела принять обезболивающее, а медицинская чакра, разогнанная в ногах, сняла воспаление, и как раз сидела в кровати, просматривая наработки. Хм, еще немного, и проект будет закончен...
   Мои размышления прервали три огонька чакры средней силы, приблизившиеся к дому. Что... Устранение? Неужели так рано? Спрятав листы под подушку, я схватила трость и вышла из комнаты, нашаривая за пазухой пистолет. Так, они уже в комнате... Хм, что-то не так. Один из них подходит к двери, открывает ее - и я приставляю пистолет к его голове, прежде чем понимаю, что мой противник ниже меня. Что за? Невысокий плотный, даже скорее полный пацаненок с огненно-алыми волосами.
   А тем временем из комнаты послышался смех.
  - А я предупреждал, Чоза, что не стоит так переть напролом! - голос принадлежал Иноичи. Ох... Привел свою команду, зараза, и не предупредил. - Она и меня в первый раз также встретила...
  - Прошу прощения, Чоза-кун, - убрав пистолет, коротко кивнула я. - Рада вас видеть, Иноичи-кун, Шикаку-кун, Чоза-кун.
  - Вы сегодня чувствуете себя лучше, Карада-сан? - поинтересовался Яманака.
  - Да, вполне сносно, - улыбнулась я. - Есть хотите?
  - А что сегодня на обед?
  - Пироги с яблоками уже готовы, осталось только сварить лапшу с мясом...
  - О, жду с нетерпением!
   Атмосфера... Не то, чтобы накалялась, но была напряженной. И если Чоза действительно ждал обеда, то Иноичи явно что-то обдумывал, а Шикаку... Именно он заставлял меня нервничать. И именно его я хотела использовать? Бр-р-р! Наблюдая за ним и его эмоциями, делая выводы, я понимала, что этот вот ребенок если и уступит кому-нибудь из спецов нашего аналитического отдела, то только в силу недостатка опыта. Прирожденный аналитик, наследник клана - да, его учили действительно хорошо.
  - Руки! Убрать руки, я сказала! - вот только полностью обдумать ситуацию я не успевала, приходилось еще готовить и отгонять от плиты наследника Акимичи.
  - Пахнет вкусно... - жалобно произнес он.
  - Если понравится, так и быть, дам несколько рецептов, - нехотя произнесла я.
  - Ура!
  - Карада-сан, - вклинился в разговор Яманака. - Как ваши успехи в менталистике?
   Зараза. И зачем было это сейчас говорить, а? Чоза закашлялся, а от третьего члена их команды пришла такая волна удивления, что я чуть не пошатнулась.
  - Ты учишь ее клановым техникам? - после непродолжительного молчания поинтересовался Нара. - Пожалуй, я не хочу знать, что скажет на это твой отец.
  - Коноха предоставила мне политическое убежище, - вздохнула я. Раз уж менталист что-то задумал, я просто обязана повернуть это себе на пользу. - Я храню слишком много знаний, как о моих исследованиях, так и о других событиях. Так что наше стремление защитить эту информации вполне логично.
  - Проблематично, - нахмурился Шикаку. - Что за знания-то?
  - Во многих знаниях - многие печали! - поучительно произнесла я. - Если бы не оказанная мне Орочимару-сама медицинская помощь, я бы была уже мертва...
   Глаза расширились. Недомолвка, судя по всему, понята в нужном мне смысле.
  - Враги или... - произнес он.
  - Свои, Шикаку-кун, - продолжила играть я. Ну что же, пока хватит. - А у тебя как успехи, Иноичи-кун?
  - Да так... - неуверенно замялся он. - Я тут разбирал действие техники Шинраншин и Шинтен Буншин, и наткнулся на весьма интересный принцип...
   Так, интересно. Первая техника позволяет переподчинить себе врага, хоть разум пользователя и остается в своем теле, вторая же позволяет захватывать тела сразу нескольких врагов. Вывод?
  - Ты говоришь о расщеплении сознания? - задумчиво произнесла я. Хм, интересно, во что это выльется.
  - Именно! - улыбнулся он. - Мне удалось соединить обе эти техники. Только представь - почти полностью автономная структура при Шинраншине, позволяющая заменить личность противника отпечатком своей, притом, с любым заданным набором знаний, что присутствует у пользователя! Можно просто задать параметры своей личности, или же только загрузить знания... А рассеять это можно будет лишь уничтожением тела или же попаданием в мощное гендзюцу, причем вся информация вернется к пользователю.
   Ох, ну ни... ничего себе! Это же какие перспективы!
  - Это незаменимая техника для диверсанта или шпиона, - кивнула я. - Название уже придумал?
  - Тайкьёку Шинтен Буншин, - улыбается Иноичи. "Совершенный клон изменения разума"? М-да, все же шиноби придумывают странные названия для своих техник, а учитывая, что они еще и произносят их во время сражения... Противник вполне может догадаться, что к нему хотят применить, а при наличии мозгов избежать атаки. Вывод? Если и буду создавать техники, то названия не будут такими очевидными.
  - Довольно интересно, - кивнула я. - А что твой отец сказал тебе?
  - То-сан еще не знает, - так, а это еще почему. - Карада-сан, а Орочимару-сан дома? Мне надо поговорить с ним...
  - Он внизу, во второй лаборатории, - все интересней и интересней, но подслушать не удастся. - Сходишь к нему до обеда или после?
  - До обеда, пожалуй, - поднялся из-за стола блондин. - Заодно и позову его.
   Стоило только ему уйти, как от эмоций Шикаку повеяло опаской и решительностью. Вот значит как... Ну что же, задавай вопросы, аналитик.
  - Разные слухи ходят в последнее время про Орочимару-сана, - все интересней. О чем это он? Об экспериментах или о наличии неизвестной фигуры в окружении ученого.
  - Слухи бывают разными, - пожала плечами я, заваривая чай. - Толпа, что распространяет и верит в них, бывает порой глупа, а порой и видит слишком многое.
  - Однако, прежде чем верить слухам, необходимо составить свое собственное мнение, - продолжает он. М-да... Почти открытым текстом сказал, что это допрос. - Как про Орочимару-сана, так и про вас...
  - Орочимару-сан, по мне, достойнейший человек, - отозвалась я. - Я преклоняюсь перед его гением как ученого, благодарна ему за медицинскую помощь... Он позаботился обо мне.
   Думай, Нара, думай. Выцеживай информацию. В этой культуре фраза "пожалуйста, позаботьтесь обо мне" весьма и весьма многозначна.
  - Такого человека, по вашим словам, не грех после миссии встреть с садовыми цветами, - наконец откликается он. Вот же... Ясно. "Встретить с садовыми цветами" - означает верность жены к мужу, а в данном контексте подразумевает наличие отношений вообще.
  - Несомненно, - кивнула я. Чоза переводил взгляд с меня на товарища и обратно, пытаясь уследить за смысловыми слоями беседы. - Второго такого не найти.
  - Уже просите у него белое кимоно? - хмыкнул он. Ага, еще и про цунокакуси, свадебный женский головной убор, спросил бы!
  - Я на многое не претендую, - улыбаюсь я, ставя бокалы с чаем на стол. - Мне достаточно просто помогать ему, большего и не надо.
  - Проблематично... - отзывается наследник Нара. - Говорят, что вы тоже неплохи как ученый...
  - Я алхимик, - м-да, здесь этот термин означает специалиста по ядам и фармацевтике. - Еще немного генетик, но совсем немного. Мои... исследования в этой области носят теоретический характер.
  - Это и стало причиной предоставления вам политического убежища? - отставил кружку в сторону он. Ну да, спрашивает, насколько это опасно.
  - Да, - открыто улыбнулась я ему, а затем лгу напрямую, разве что накладывая самогендзюцу. - Вот только эта тема не так уж интересна Орочимару-сама...
   Мои слова можно истолковать как "опасно, но не для Конохи". Шикаку кивает - понял.
   Думай, аналитик, думай. Мне самой будут интересны твои выводы.
  
  ***
  
  - Орочимару-сан, не помешаю? - голос от входа отвлек змеиного саннина от наблюдения. Вздохнув, он махнул рукой Иноичи, приглашая его войти.
  - Не думал, что ты сегодня придешь, - нехотя произнес он.
  - Я и не хотел, но Шикаку не смог унять свое любопытство, - пожал плечами светловолосый генин усаживаясь рядом. - Как Карада-сан? Сама она ничего не скажет...
  - Ее состояние нестабильно, - устало потер переносицу Орочимару. - Если ее не убьет Сарутоби, то ее доконают эти приступы. Ума не приложу, как она ухитрилась продержаться тринадцать лет...
  - Как раз об этом, Орочимару-сан, - выложил Яманака на стол свиток. - Вот, просмотрите.
   Та-а-ак... Неужели сенсей что-то решил? Развернув свиток, он углубился в чтение. Нет, все-таки не решил, но это гораздо интереснее. Возможность делать копии личности, причем, выборочно удалять воспоминания и знания... Невероятно.
  - Зачем? - закончив чтение, он перевел взгляд на собеседника.
  - С того разговора, когда Карада-сан рассказала мне об ее исследованиях, я думал... - начал блондин. - Теоретически, эта техника даст Конохе идеальных шпионов. Но и для Карады-сан она бесполезной не будет. Вы же уже начали работать над реализацией?
  - Начал, - нехотя кивнул брюнет. Умница, Карада. Привязала к себе наследника клана чувством вины. - Я уже создал несколько клонов Карады и постепенно подстегиваю их взросление. Предлагаешь использовать их как диверсантов?
  - Не только, - подтвердил менталист. - Я пытался доработать технику так, чтобы переносить сознание в другое тело полностью и безвозвратно, но у меня не получилось. Может, у вас...
   Ясно. Тоже хочет помочь. Ну что же, можно частично раскрыться, свой разум этот ребенок защитить сможет.
  - Я работал над подобной техникой, но тоже пока что зашел в тупик, - начал он. - Она должна переносить душу полностью, но пока что работа не завершена. Тут и сендзюцу, и фуиндзюцу, и джуин...
  - Предлагаете объединить? - усмехается собеседник. Умный ребенок.
  - Да, - честно ответил ученый. - Но какая выгода для тебя?
  - Выгода... - задумчиво произнес Иноичи. - Знаете, мне не нравится шевеление в Конохе в последнее время. Я от отца слышал, что Шимура-сан занялся созданием какой-то своей структуры, и отец отчего-то был вынужден отречься от Фу-семпая, передав его в подчинение Шимуре-сан. Также Хокаге-сама... Мне не нравится его политика по продвижению бесклановых и ограничению прав кланов. Меня учили, что свой клан - превыше всего, и ради сохранения жизней моих товарищей я готов пойти на ряд уступок. Как ни печально это признавать, но политика Сарутоби-сама вынудит нас либо сильно урезать наши силы, либо покинуть Коноху. Я всего лишь хочу, чтобы мой клан жил, а где и при каком Каге - не имеет значения.
   Вот как... М-да, все интереснее и интереснее. Значит, клан Яманака делает на него ставку.
  - Твой отец знает? - на всякий случай уточнил он.
  - То-сан и сам собирался пригласить вас на чайную церемонию, - улыбается менталист. - Я просто подготавливаю платформу.
   Хорошо, пока что хорошо.
  - Посоветую начинать подготовку к переезду, - его собеседник вздрогнул. Вот так просто предательство обычно не предлагают, да. - Мы уже начали разрабатывать проект, и лучше начать подготовку сейчас, чтобы потом не обратить не себя внимание поспешными действиями.
  - Это будет учтено, - кивнул Яманака. - А Нара и Акимичи?
  - Они получат факты, но решение останется за ними.
  - Ясно, - потянул наследник клана менталистов. - Так в чем суть вашей техники?
  - Смотри, - пододвинул Орочимару к Иноичи листы с расчетами.
   ... Спустя какое-то время Шикаку, спустившийся в лабораторию, застал интересную картину. Его товарищ и величайший ученый Конохи до хрипоты спорили над какими-то бумагами.
  - А я говорю, нужен фуин-ретранслятор!
  - Вы понимаете сложность техники? Она же ранга S выйдет!
  - Вполне по силам! Уж с фуиндзюцу проблем возникнуть не будет, Мито-сама нам с Джирайей и Цунаде давала уроки лично!
  - Оно и видно, как у Цунаде-сан паршиво с фуиндзюцу!
  - Просто таланта у нее нет, несмотря на кровь Узумаки! Так, смотри, тут стационарна печать, тут печать-ретранслятор, тут принимающая...
  - Да, это позволит менять сосуды после их уничтожения автоматически. Но печати придется перерабатывать индивидуально под каждого пользователя!
  - Поиск будет идти по маяку из чакры. Неужели не осилим?
  - Ага, осилим... Сендзюцу, фуиндзюцу, менталистика... Да Сарутоби-сама, если узнает, просто головы нам всем оторвет.
  - Прорвемся!
  - Эм... - попытался вклиниться в разговор Шикаку. Оба спорщика тут же оторвались от бумаг, и испуганно притихнув, посмотрели на него. - Карада-сан уже давно все приготовила, только вас и ждем.
  - Хорошо, - отложил бумаги в сторону Орочимару. - Иноичи-кун, потом закончим.
  - Хай, Орочимару-сан.
   Нет, ну какое исполнение? Но зато это истинное бессмертие, ведь если есть запас тел с печатями, то практически невозможно убить пользователя этой техники. Фуши Тенсей, да? Не совсем то название - ту Фуши Тенсей, которую он мог получить раньше, вполне можно скормить сенсею в качестве дезинформации, а это... хм-м-м... Пожалуй, Тайкьёку Фуши Тенсей будет вполне нормальным названием.
   Уже после обеда и того, как все гости ушли, он пригласил Караду в лабораторию и протянул ей листы с записями.
  - Невероятно... - прошептала она, все дочитав. - Орочимару-сан, это просто немыслимо.
  - Как и технология клонирования, - ответил он. - Что, готова стать подопытным образцом?
  - А как иначе? - улыбнулась она. - Вот только меня несколько смущает тот факт, что сам полный перенос корежит баланс чакры в сторону Инь-компоненты. Лично мои клоны вообще не смогут использовать стихийные техники...
  - Нет, теоретически есть такая возможность, - отозвался он. - Надо будет только приостановить закрепление навыков менталистики за новым телом и усилить тренировки тайдзюцу, тогда и выйдет толк. Но только одна стихия, это станет твоим пределом.
  - Даже с одной можно дел наворотить, особенно если грамотно использовать, - покачала головой Карада. - А эта возможность допускать развитие нескольких сосудов, с закладками на несопротивление при подселении? Так вполне возможно тренировать их тайдзюцу...
  -Это даст тебе небольшую фору, - подтвердил Орочимару. - Мы сможем закончить эту технику где-то за месяц, после чего твой будущий сосуд начнет тренировки в тайдзюцу. Сойдет же возраст в четыре года?
  - Вполне, - задумчиво произнесла она. - В таком возрасте самое то разрабатывать связки, да и мне будет время привыкнуть к телу до активных событий. Да и кто будет воспринимать всерьез ребенка?
  - Логично, - а идея, кстати, хорошая. - А дети-шпионы вообще будут идеальным ходом...
  - Несомненно, - усмехнулась коллега. - Кстати, хотите узнать, зачем приходил наследник Нара?
  - Это интересно, - кивнул он. Подопечная протянула руку, которая вспыхнула серебристым сиянием инь-чакры, и прислонилась к его лбу. М-да, а они и не заметил, когда она освоила гендзюцу для передачи памяти... Но воспоминания все равно забавные.
  - Значит, садовые цветы? - сдержать усмешку не получилось.
  - Пусть уж думает о романтике, чем о тайном заговоре, - пожала плечами Карада. - Мы уже оговаривали этот пункт плана.
  - Да уж, - усмехнулся он. - Ладно, наше время ограничено. Тебе придется усерднее заняться учебой. Помнится, тебя интересовали звуковые гендзюцу... Как там у тебя с игрой на флейте?
  - Продвигается. А что?
  - Вот, смотри. Есть у меня пара задумок...
   Время ограничено, и надо успеть как можно больше. Их положение слишком уж нестабильно.
  
  
  Глава 8. Сосуд.
  
  - Значит, это и есть мое будущее тело... - задумчиво произнесла я, глядя на четырехлетнюю девочку, уложенную в середину стационарной печати фуиндзюцу на полу одной из ранее неиспользуемых комнат. Всего месяц... Я и не думала, что такое возможно. А ведь в аниме техника Орочимару была совершенно иной, и Иноичи даже не пришло бы в голову помогать ему. Неужели мое присутствие все так сильно изменило?
   Девочка была невероятно похожа на меня на старых фотографиях. Такое же лицо, и даже волосы такие же длинные... Но, самое главное - она абсолютно здорова. Никаких переломов, никаких проблем с сердцем, обе почки на месте. С этим телом мне не придется мучатся.
  - Карада-сан, будете помогать, - дотронулся до моей руки Иноичи. - Опыт вам все-таки нужен.
  - Хорошо, - коротко кивнула я и подошла к моему будущему телу.
   Так, начинаем. За основу берем слепок моей личности, но без воспоминаний и эмоциональных привязок... Наложена. Потом закладываем необходимый минимум информации: о цели ее создания и краткая сводка об окружающих людях. Затем закладки - на безоговорочное подчинение, на сохранение тела в целости, на стремление достичь силы, на малоэмоциональность, на несопротивление при подселении, на неразглашение информации посторонним лицам в случае обнаружения... Утешает только то, что они при моем подселении слетят вместе со слепком личности. Теперь закрепляем - и все. Фу-у-у, эта пятнадцатиминутная процедура практически истощила мой резерв!
  - Готово, - оторвался Яманака. Его резерв тоже почти пуст. - Орочимару-сан, ваша очередь.
  nbsp;
&
&- Отойдите, - откликается он. Присев на корточки перед сосудом, он достает кисточку, чернила - и начинает рисовать печать не шее, пропитывая ее сен-чакрой. Ну что же, теперь и мне пора пропитать печать моей инь-чакрой... Все, маячок для подселения готов. После того, как я займу это тело, печать автоматически исчезнет и не оставит следов. - Я бужу ее.
  - Да, - киваю я. Через какое-то время девочка открывает глаза и оглядывается.
  - Ты осознаешь себя? - задаю вопрос я.
  - Хай.
  - Ты знаешь цель твоего создания?
  - Хай.
  - Ты подчиняешься нам?
  - Хай.
  - Ты знаешь, как тебя зовут?
   Сосуд отрицательно мотает головой - хорошо, значит никаких воспоминаний не передалось. Э-э-э, а чего мои товарищи уставились на меня?
  - Твой сосуд, тебе и называть, - пожимает плечами шеф. Эм?
  - Рэй, - наконец отвечаю я. Вот кого по поведению мне напоминала моя копия! Аянами Рей, вылитая. К тому же "рей" переводится как "нуль"... шиматта, чувствую себя Акаги Рицко. - Ты будешь отзываться на имя Рэй.
  - Хай, Карада-сан, - коротко кивает сосуд.
  - Вышло, значит... - наконец вздыхает Иноичи. - Орочимару-сан, когда займемся доработкой техники переселения?
  - Сегодня же начнем, - отвечает Белый Змей. - Карада, проинструктируешь сама?
  - Несомненно, - киваю я - Идите, я справлюсь.
   Стоило только им удалится, я перевела взгляд на сосуд.
  - Рей, ты получила информацию о твоем текущем статусе и деятельности?
  - Хай, Карада-сан.
  - Хорошо, - удовлетворенно киваю я. - Будешь заниматься приведением своей физической формы в норму, позднее я займусь с тобой тренировками на контроль чакры. Тебе запрещается покидать этот подвальный этаж. Еду тебе буду приносить я, комната для тебя оборудована, сама найдешь. Есть вопросы?
  - Хай. В случае получения мной травм на тренировках, мне будет оказана медицинская помощь?
  - Да. На всем этаже есть печати, отслеживающие твое состояние. Если их показатели сильно изменятся, то помощь прибудет.
  - Спасибо, Карада-сан.
   Поднимаясь из подвала, я удовлетворенно улыбалась. Эта часть плана выполнена. Осталось только подготовиться к легализации и подтянуть свои навыки во всем, что я смогу.
   И, естественно, надо заняться вербовкой...
  
   Через неделю я начала выходить из дома. В Коноху пришла весна, и дожди шли все реже. Прогулки были непродолжительным, к тому же, всегда шли по сценариям - я либо шла в библиотеку, где читала все, что могла найти о других странах, либо в госпиталь к Цунаде, с которой мы неплохо сдружились за зиму, либо на рынок, за продуктами. По сути, мне это и не особо нравилось - но надо было примелькаться, к тому же, при каждой встрече с кем-нибудь из мало-мальски знакомых применяя Хирако но шинзо и самогендзюцу.
   В одну из таких прогулок я наткнулась на Джирайю в компании со светловолосым мальчишкой в белой куртке. Знакомое лицо, да... Выходит, Намикадзе Минато уже окончил Академию.
  - Йо, Теншико-чан! - беловолосый саннин был рад встрече, и чувствовал то же самое с моей стороны. Причем, без самогендзюцу. С его собачьей преданностью Сарутоби, он является идеальным каналом для сливания дезинформации, а мне в будущем надо будет как-то легализовываться, и я вовсю готовилась к этому. Сочинялось письмо, которое при встрече моя "дочь" должна передать Орочимару, легенда, писался сразу на английском, немецком и русском мой "журнал исследований", причем так, что расшифровать его может только носитель языка, записи "деда-шиноби", по которым моя "дочь" училась контролировать чакру, собирались вещи, характерные для страны Снега, собиралась информация... Я даже выбрала имя и приготовила фотографию, где Рей улыбалась (каких трудов это стоило - умолчу). И вот теперь я знаю, через кого буду сливать дезу.
  - Здравствуйте, Джирайя-сан, - поприветствовала я саннина вежливым поклоном. - Вы давно не заходили в гости.
  - Да вот, закрутился, - смущенно почесал затылок он. - Сарутоби-сенсей настоял, чтобы я взял команду из этого выпуска. Познакомься, это один из моих учеников, Намикадзе Минато. Минато-кун, это Карада Теншико, мой друг и... э-э-э... помощница Орочимару.
  - Рад встрече, Карада-сан, - коротко поклонился мальчик. Спокойный, сдержанный... Не испортил бы его такой учитель.
  - И я тоже, - кивнула я. - Заходите как-нибудь, Джирайя-сан. Даже у Цунаде-сан находится время на визиты, несмотря на ее работу в госпитале...
  - Обязательно, - усмехнулся Джирайя. - Кто я такой, чтобы отказываться от твоей готовки? Кстати, помочь тебе донести продукты?
  - Буду премного благодарна, - улыбнулась я, - вручая и ему, и его ученику бумажные, без ручек и жутко неудобные пакеты с едой. При этом снимок, который я хранила в рукаве, "абсолютно случайно" выпал. Минато, как хороший мальчик, помог поднять.
  - Это девочка похожа на вас, - произнес он, бросив взгляд на снимок. - Карада-сан, это ваша дочка?
  - Ну-ка, дай посмотреть! - оттеснил его горе-сенсей. - Ух ты! Практически одно лицо. Как зовут?
  - Хадзиме, - помрачнела я. Имя было выбрано наобум. Что же касается схожести, пришлось и мне фотографироваться рядом с Рей, чтобы не было сомнений в достоверности фотографии. Сколько же трудов стоило найти такой ракурс, чтобы нельзя было опознать дом змеиного саннина или чтобы пейзаж за окном не попадал в кадр! - Она осталась в стране Снега. Когда я убегала, я смогла только спрятать ее у моей подруги. Но Орочимару-сан сказал, что обязательно отыщет ее...
  - Держи, - жабий саннин неловко протянул фотографию обратно. - И... Удачи в поисках.
  - Спасибо, Джирайя-сан, Минато-кун, - я уверена, что уже к вечеру Хирузен будет все знать.
  - Ты пойдешь на Фестиваль цветов, Теншико-чан? - ах да, точно... Религиозный празник, иначе называемый Камбуцу-э, днем рождения Будды. С одной стороны, идти точно не охота, но, с другой стороны, надо...
  - Если буду в состоянии, Джирайя-сан... - деланно-печально вздохнула я. - Сами знаете, мое состояние понемногу начало улучшаться, но все еще нестабильно.
  - Тогда лучше побереги себя, - покачал головой он. - Ладно, пойдем, а то еще Орочимару тебя заревнует...
  - Джирайя-сан!
  
  ***
  
   Камбуцу-э... Он ненавидел праздники вообще и скопления народа в частности, но идти было надо, его подопечная должна примелькаться рядом с ним. И они пошли.
   Народу перед храмом на окраине Конохи было много, и каждый из его знакомых кидал взгляд на Караду. Сегодня она словно выглядела моложе - бело-зеленое кимоно ей очень шло, а волосы она уложила так, что седых прядей было практически не видно. А еще от нее распространялись волны радости, ощущаемые даже без подключения эмпатии. Эта ее техника, Хикари но шинзо, просто невероятно. А ведь у коллеги уже мелькали мысли сочетать ее с гендзюцу на основе звука... Для шпиона это будет практически идеальным оружием - кто заподозрит поющую или играющую на флейте девушку в том, что она влияет на восприятие слушателей?
   М-да, прогрессирует она быстро. Хорошим соратником будет.
   Весь праздник он ловил на себе взгляды знакомых. Цунаде улыбалась, глядя на них, Джирайя украдкой показал большой палец, а троица Иноичи, Шикаку и Чозы, которые стали все чаще приходить к нему в дом, даже и не пытались скрывать ехидные улыбки.
   Что сказать - еще один этап был завершен. И убедится в этом помогло то, что Третий вызвал его этим же вечером.
  - Орочимару, мне внушает беспокойство твоя... подопечная, - сразу же начал он, без уверток и намеков. Чертов манипулятор. - Сколько мы не искали, мы не смогли собрать по ней информацию.
  - По-моему, это логично, - пожал плечами змеиный саннин. - Любая организация будет всячески скрывать сведения обо всех своих ценных сотрудниках, особенно о тех, кто уязвим больше всего.
  - Так-то оно так... - вздохнул Хирузен. - Да, Теншико-чан особенно уязвима, ведь если найдут ее дочь, то вполне смогут шантажировать ею. А учитывая то, что Теншико-чан рядом с тобой...
  - Я это понимаю, - слушать все это было противно. - Я постоянно проверяю свои еду и питье на яды, и к действительно важным исследованиям у Теншико нет доступа.
  - Я рад, что ты понимаешь опасность... - улыбнулся собеседник.
  - Именно поэтому я хочу первым найти Хадзиме, - вздохнув, реализовал домашнюю заготовку он. Сарутоби поперхнулся дымом. - Сыграв на опережение, можно лишить "Пургу" рычагов давления на Теншико.
  - Это опасно, - нахмурился его собеседник. - Ты и сам должен понимать, что мы не можем позволить тебе рисковать собой без серьезного повода.
  - Если не я - то кто? - фраза, которую периодически употребляла Карада, подходила идеально. - Неужели АНБУ будут прочесывать страну Снега в поисках ребенка?
  - Не будут, - кивнул Хокаге. - Максимум, я могу отдать находящимся там командам приказ присматриваться к детям подходящей внешности, если Теншико-чан даст описание своей дочери.
  - Даже с фотографией, - заверил его Орочимару. - Я могу идти, сенсей?
  - Иди, - кивнул ему тот. - И, ученик... Умоляю тебя, будь осторожней.
  - Непременно, сенсей.
   О да, он будет осторожным. Ведь он знает, откуда исходит опасность.
   Похоже, у них осталось не так уж и много времени.
  
  
  Глава 9. Ликвидация.
  
   После того, как шеф рассказал о разговоре с Сарутоби, время буквально неслось стрелой. Я не успевала ничего - проект, находящийся на финальной стадии, был заброшен. В кратчайшие сроки от меня требовалось изучить как можно больше техник и научить Рей как можно большему.
   И мы учились. Я учила свой сосуд контролировать чакру и тренировала ее в метании колюще-режущего железа, да и сама не отставала. Я изучала Каге Сюрикен и Со Сюрикен, манипулирование сюрикеном, успела изучить Канашибари, а еще наконец-то были полностью освоены Шинтеншин и Шинтен Буншин. Кеккайдзюцу тоже входило в мое обучение, и поэтому Гофу Кеккай, барьер пяти печатей, и еще два простейших барьера были изучена, как и (наконец-то!) две медицинские техники - Шосен дзюцу и Чакра но Месу.
   Да, прогресс был на лицо - но этого все равно было мало. Время была на исходе, и приказ на мое устранение мог быть отдан в любой момент. Не я одна это понимала - Орочимару снабдил меня значительным количеством кунаев и сенбонов, каждый из которых был смазан ядом, а также двумя аналогами арбалета странной конструкции, на подобии тех, которые в каноне использовала Шизуне. Понимала опасность для меня и вроде бы далекая от политики Цунаде.
  - Будь осторожней, - однажды она произнесла мне за чашкой чая. - Советую тебе как можно чаще проверять свою еду и питье.
  - Я и так это делаю, - кивнула я. - Как думаете, Цунаде-сан, какими будут симптомы?
  - Пострадает сердечная мышца, однозначно, - отхлебнула чая она. - О том, что у тебя слабое сердце, прекрасно известно.
  - Однако приступ не может случится просто так, - покачала головой я.
  - Вполне возможно, у тебя будет повод переволноваться, а там и до приступа недалеко, вздохнула блондинка. - Так что не принимай все близко к сердцу и старайся не ходить одна, особенно вечерами или на окраине Конохи.
  - Благодарю за совет, - кивнула я. - Однако со стороны кажется, будто вы далеки от политики.
  - Я - химе Сенджу, - вздохнула моя собеседница. - Неважно, что я люблю или ненавижу, но я обязана уметь.
  - Без этого никак, - согласилась я. - Жаль, что Джирайя-сан этого не понимает.
  - Ему не хватает опыта, - покачала головой Сенджу. - Впрочем, как и Орочимару в свое время.
  - Политика - слишком грядное дело...
  - Именно поэтому я и прошу тебя быть осторожней.
   Предупреждение, хоть и неожиданное, не было лишним. Но еще большей неожиданностью было то, что об операции заранее узнали практически посторонние лица.
   В тот летний день в Конохе лил дождь, и ноги у меня болели как обычно - но это не отнимало необходимости в тренировке, и поэтому я, приняв болеутоляющее, осваивалась с новыми арбалетами. Стук в дверь был для меня неожиданностью, но именно эти два огонька чакры были мне знакомы, правда вот, внушало опасения, что они пришли только вдвоем. Кое-как проковыляв к двери, я открыла ее и впустила насквозь мокрых Иноичи и Шикаку в дом. Шиматта! Что это с ними? Менталист пышет злостью, а в эмоциях аналитика биджу хвост сломит, но потерянный взгляд говорит сам за себя.
  - Так, юкаты вы найдете в кладовой на втором этаже, душ там же, - резко скомандовала я генинам. - Я буду ждать вас на кухне.
   К тому моменту, когда чай уже был готов, ребята спустились. Поставив перед каждым из них кружку, я уселась за стол.
  - Если эту информацию доверить мне вы не можете, то просто помолчите, - произнесла я. Взгляд наследника Нара тут же переместился на меня.
  - Я обязан сказать вам это, - помотал головой он. - Карада-сан, бегите. Попросите Орочимару вывести вас за пределы Конохи и бегите как можно дальше.
   Та-а-ак... Похоже, началось.
  - Я догадывалась, что вскоре меня захотят устранить, - дети недоуменно посмотрели на меня. - Это было очевидно, слишком уж мое присутствие рядом с Орочимару-саном похоже на внедрение. Просто теперь я знаю приблизительную дату, и все.
  - И вы ничего не попытаетесь сделать? - недоуменно поинтересовался аналитик. Ками-сама, какие же они еще дети...
  - Если Хокаге или Шимура-доно решили устранить меня, то я им ничего не смогу противопоставить, - пожала плечами я.
  - Вы так спокойны, Карада-сан...
   От Иноичи плеснуло злым весельем. Еще бы, техника уже была доработана, и мы просто ждали.
  - Эй, я уже два раза чуть не умирала, - усмехнулась я. - Однако меня больше волнует откуда об этом узнали вы.
  - Отец сказал мне, - после недолгого молчания произнес Шикаку. - Ему доверили разрабатывать план этой операции, и он предупредил меня, чтобы я успел попрощаться с вами.
  - А я узнал от Шикаку, - пожал плечами Иноичи. - Он был в таком раздрае, что узнать что-либо было всего лишь делом техники. Карада-сан, как думаете, может...
   Ага, ясно. Спрашивает о том, можно ли рассказать ему о нашем плане. В принципе, почему бы и нет - аналитик нам нужен, а аналитик должен обладать всей полнотой информации. Установить же защиту на разум мы ему сможем.
  - Хорошо, - кивнула я. - Ребят, идемте. Я хочу вас кое-что показать.
   Второй ярус подвала, самый нижний. Мне предстоит тут пробыть... сколько? Год, полтора? В любом случае, меня не засекут, как не засекли и Рей - все защищено самым примитивным и надежным способом: стены заклеены взрывными печатями, и через них не то, что сенсор ничего не почует - даже Хьюга с бьякуганом не увидит ровным счетом ничего. Здесь имелся тренировочный зал средних размеров, лаборатория, лазарет, небольшой склад и пара комнат. В одной как раз и был мой сосуд. Девочка сидела на кровати, медитируя. Только увидев меня, стоящую в дверях и в компании незнакомого ей человека, она попыталась спрятаться, но была остановлена моим приказом.
  - Стой, Рей! - она так и замерла. - Это Нара Шикаку, и его присутствия ты не должна бояться. Он входит в число просвещенных.
  - Хай, Карада-сан, - коротко кивнула она.
  - Что за... Она сильно похожа на вас, - шатен уже начал успокаиваться.
  - Ее тело сделано на основе моего генетического материала, - пояснила она. - По сути, она является моей полной копией.
   На то, чтобы осмыслить сказанное, у него ушло всего несколько секунд.
  - Так можно скопировать даже улучшенный геном? - нахмурился он
  - Да, - честно ответила я.
  - Именно из-за этого исследования вы оказались здесь, - пришел к нужному мне выводу он. - Но к чему этот визит?
  - Рей, скажи мне, для чего ты создана? - задала я вопрос сосуду.
  - Чтобы какое-то время управлять вашим новым телом и заботиться о нем, - безэмоционально ответила она. А от Шикаку просто ударило изумление.
  - Но ты же личность... Или нет? - кинул он украдкой взгляд на своего товарища.
  - Я не являюсь личностью, - отозвалась девочка. - Условно меня можно назвать программой с рядом действий, которая создавалась для того, чтобы подготовить данное тело к технике переноса. Как личность я ущербна и бесперспективна.
  - Ну вы и... - Нара, прикрыв глаза, устало выдохнул. - Сволочи вы. Все. Я уж переволновался.
  - Если бы не ты, я бы не узнала о точной дате, - пожала плечами я, выходя из комнаты. - Рей, продолжай тренировку! Так что именно ты знаешь, Шикаку-кун?
  - Точная дата мне неизвестна, - начал он, когда мы поднимались по лестнице. - Мне известно, что вас собираются выманить на окраину Конохи, где вас атакуют АНБУ Корня под личиной шиноби Юкигакуре. От этого нападения у вас будет шанс отбиться, но вы должны получить кунай с ядом. Насколько я знаю, этот состав дорог и практически необнаружим из-за своего слабого действия, он действует только на сердечную мышцу, и для здорового человека практически не принесет вреда.
  - Но для меня окажется смертельным ядом замедленного действия, - подтвердила я. - И я должна буду трагично умереть на руках Орочимару-сама, а он должен будет утвердиться в своих идеях насчет бессмертия и больше не подпускать к себе никого, кто даже теоретически может оказать на него влияние. Отличный план.
  - И что вы планируете делать?
  - Конечно же, подыграть! - откликнулась я. - Как будто у меня есть другой выбор. Таким образом, я на какое-то время окажусь вне игры и получу шансы на дополнительную подготовку, а Сарутоби будет уверен в успешности своего плана.
   А еще - несколько лютых и непримиримых врагов.
  - Я недооценил вас, - неожиданно усмехнулся Нара.
  - Не ты один, Шикаку-кун...
   Уже вечером Орочимару, выслушивая план, усмехнулся.
  - Сенсей заигрался. Ладно, я начну готовить все к переносу.
  - Вот и отлично. Как думаете, Орочимару-сан, пистолет мне взять с собой?
  - Хм... Нет. Ты и так должна отбиться, а твое оружие нам светить не стоит, тем более, у меня есть на него планы. А вот остальным железом можешь запастись.
  - Хорошо. Что вы скажете о дате?
  - Скоро будет Танабата, Фестиваль звезд. Будет выглядеть вполне нормально, если ты с друзьями выберешься на прогулку на окраине.
  - Ясно.
  
   Операцию мы решили проводить с минимальным количеством человек. Пойду только я с Иноичи - Чоза слишком прямолинеен, а Шикаку не должен быть там. И вот мы, вооруженные до зубов, шли к озерцу, расположенном на опушке леса, я почувствовала приближение двух довольно ярких огоньков чакры. Ну что же, началось.
   С нами разговаривать не стали - сразу же, с дистанции, применили Ариджигоку, и земля под нашими ногами превратилась в зыбучий песок, впрочем, мы избежали ловушки с помощью Шуншина, переместившись на ветви деревьев. Ага, вот и наши оппоненты - двое мужчина в масках с символом снежинки. Идиоты... Отправлять как представителей "Пурги" стихийника с техниками Дотона, а не Суйтона или Фуутона! И где, спрашивается, обычные для Юкигакуре доспехи? Слов нет. Грязно работаете, ребята.
   Еще один Шуншин - и я стою прямо над ними. Ну, вперед! В них летят отравленные кунаи, но разве что оставляют царапины, враги Данзо успевают заметить и увернуться. Так, где там Иноичи? Ага... Еще раз метаю кунаи, и еще раз, постепенно заставляя противников смещаться в сторону Яманака. Есть - один из них попал в Шинтеншин и набросился на своего оппонента. Тот же, в свою очередь, ушел под землю. Ясно! Еще один Шуншин, и я стою перед другом, принимая на себя кунаи, уготовленные ему. Целых два, зараза! Значит, первый был чистым, а уже второй отравленным. Шиматта, больно! Мне же остается лишь вскинуть руки и высадить сенбоны из арбалета в стороны одного, а затем и второго. Все... Эти ребята уже трупы, просто пока сами об этом не знают, но через две минуты до них дойдет. Иноичи прерывает технику, и мы уходим Шуншином.
  - И когда ты наловчилась так быстро применять телесное мерцание? - спрашивает он, когда мы уже пробираемся в сторону Конохи.
  - Сама не знаю, - отозвалась я, пожимая плечами. Кстати, неплохая идея для стиля тайдзюцу...
  - Раны залечишь сейчас? - он кивнул на мое плечо, пронзенное ножами
  - Чуть позже, нам еще выбраться надо, - морщась, отзываюсь я. Что-то сердце кольнуло... Неужели действует? - Либо я лечусь и зарабатываю истощение, либо мы сбегаем и меня лечит Орочимару-сама.
  - Ты, главное, протяни, - хмурится блондин. А то я сама не знаю! Но перед глазами уже все начинает плыть.
   Последнее, о чем успеваю подумать - "хоть бы не сразу яд подействовал!".
  
  
  Глава 10. Прощание.
  
  - И о чем ты думала... - привычно ворчит Орочимару. Мне остается только слушать. Я целый день провалялась в отключке, и целый день потерян. - Тебе стоило бы сразу подлечиться.
  - Вы сами знаете, что не в этом дело, - криво усмехаюсь я. - Сколько осталось?
  - Цунаде сказала, что два дня, - морщится он. - Будем ее просвещать?
  - Нет, пока слишком опасно, - я откидываюсь на подушки. - Потом. Как и Чозу.
  - Нара, Сенджу и Яманака уже переманила, а на Акимичи зачем замахиваешься? - приподнимает бровь мой собеседник.
  - Их боевые стимуляторы. Да и фармацевты они неплохие, - честно откликаюсь я. - А вообще, реально будет переманить еще и некоторых Хьюг...
  - Зачем, если можно скопировать? Ах да, обучение техникам...
  - Это не горит, - морщусь я. - Что там с техникой?
  - Собственно, уже все готово. Метку Рей я уже доработал, и, как только твое сердце остановится, ты автоматически переместишься в ее тело, осталось только тебе фуин-передатчик поставить. Готова?
  - Да, - он садится рядом со мной и начинает вырисовывать печать на шее. Ауч, а чужая чакра немного жжется, переработанная печатью. - Все, наполняй.
  - Угу, - моя инь-чакра заполняет печать. - Все точно?
  - Эй, я проверил расчеты не раз! - возмущается он. - Вероятность провала отсутствует вообще. Волнуешься?
  - Есть немного, - честно ответила я. - Еще несколько часов осталось... Чем заняться?
  - Поспи, не порть себе нервы, - потрепал меня по волосам он. - Сможешь или помочь?
  - Попытаюсь, - пожала плечами я. - Эй, если что, шеф... Проект закончен и уже у вас на столе в лаборатории.
  - Я прочитаю его, когда ты сменишь тело, - я получаю символический подзатыльник. - И даже не вздумай! Ты слишком полезна, чтобы выбывать из игры настолько рано.
  - Да, шеф, - улыбаюсь я.
  - Обещаешь?
  - Обещаю.
   Когда он выходит, я перевожу взгляд на окно.
   Боюсь ли я?
   Немного, совсем немного. Я, если честно, никогда не боялась смерти - я боялась того, что будет за ней. Ад? Нет, ада я не боюсь, хоть в рай мне и не попасть. Я боюсь забытия. Я боюсь потерять все свои знания, все воспоминания, которые сформировали меня как личность.
   Раньше я боялась только этого - а теперь я боюсь еще подвести тех, кто верит в меня Орочимару, Иноичи, Шикаку... Вы верите, что я справлюсь, и я обязана справится ради вас.
   Я и сама не заметила, как уснула.
  
   Разбудили меня голоса из коридора.
  - Как умирает? - этот голос я узнаю из тысячи.
  - Не кричи так, Джи. Орочи, как она отреагировала? - а вот и Цунаде. Даже жалко ее малость...
  - Спокойно, Цу, - а вот это шеф. Так, что там в их эмоциях... Ох. Орочимару волнуется, а остальных троих я лучше бы не читала. Стоп, троих? - Она уже давно знала, что долго не проживет, и была готова к смерти.
  - Да как ты можешь такое говорить! Вы же...!
  - Руки. От меня. Убрал. Быстро, - ух ты, какое Ки... Аж мне поплохело. Шиматта, сердце!
  - Прости...
  - Ты зачем ученика привел?
  - Ну, я не знал...
  - Так отошли его.
  - Орочимару-сама, могу я остаться? - Минато? Вот неожиданно... Зря он пришел, разговора о Сарутоби не получится. Да и не хочу я, чтобы ребенок, привязавшийся ко мне и часто забегавший вместе со своим сенсеем, грустил по мне. - Карада-сан была очень добра ко мне.
  - Ненадолго, - после недолгого молчания отозвался шеф. - И, похоже, мы ее разбудили.
  - Теншико-чан? - дверь приоткрылось, и в дверном проеме показалась неловко мнущаяся Цунаде. - Мы не...
  - Заходите, - кивнула я, поднимаясь, чтобы сесть на подушках. - И, прошу вас, не называйте меня этим именем. Если честно, я его ненавижу.
  - Так вот почему Орочи постоянно называл тебя Карада... - потянул Джирайя. - Ты...
  - Я лишь волнуюсь, что не встречусь с дочерью, - лгу я. - Если уж встретите Хадзиме, то позаботьтесь о ней, ладно?
  - Х-хорошо, - скомкано отвечает Джирайя. А вот Минато хмурится, и не нравится мне это.
  - Эй, Минато-кун! - окликаю его я. Мальчик поднимает на меня взгляд. - Не грусти по мне, ладно? Ты должен двигаться вперед и стать Хокаге, а не тратить время на напрасные переживания того, что уже случилось.
  - Я обещаю, - серьезно кивает он. - А вы... Карада-сан, вы не боитесь?
  - Мне лишь грустно, что я много всего не успела, - криво усмехаюсь я. - А теперь иди, и удачи тебе.
  - Прощайте, Карада-сан, - коротко поклонился он. - Я был счастлив знать вас.
   А ведь далеко не ушел, остался стоять за дверью. И отговорится он благовидным поступком - мол, сенсея ждал. Глупый ребенок...
  - Зачем ты его отослала? - хмурится Цунаде.
  - Я не хочу, чтобы этот ребенок взрослел слишком рано, - решительно произнесла я, окончательно прощаясь с маской по имени Теншико. - Но то, что я собираюсь сказать, может нанести ему вред, и не только моральный.
  - О чем ты? - поддерживает игру Орочимару. Мы с ним уже заранее все обговорили.
  - О том, что другому большому ребенку пора уже повзрослеть, - я перевожу взгляд на Джирайю, и тот вздрагивает. - Хотите знать, Джирайя-сан, кто меня убил?
  - Враги, - а сколько сомнения в голосе. У меня не получается сдержать смех.
  - Друзья, Джирайя-сан, - мой голос звучит иронично. - Вы должны знать про снаряжение шиноби Юкигакуре. На моих убийцах не было доспехов, к тому же не один из них не владел характерными для деревни техниками. И я уверена, что сними они маски, их лица были бы слишком бледными...
  - Шимура? - восклицает жабий саннин. - Тварь, я его...
  - Не только он, - перебивает своего товарища ученый. - Сарутоби-сенсей неоднократно просил меня не доверять Караде и держаться от нее подальше.
  - Что за... бред, - ошеломленно утихает он. Дошло, наконец-то. - Но за что?
  - За все хорошее, - криво усмехаюсь я. - Орочимару-сан - гениальный ученый, и присутствие рядом с ним постороннего человека подвергает его опасности. Учитывая его ценность для Конохагакуре и мою относительно малую ценность, даже не стояло вопроса, оставлять ли меня в живых.
   А за стеной бушевали эмоции. Прости меня, ребенок, но ты станешь хорошим оружием против Третьего и Данзо. Прости за ту боль, что испытываешь. Прости, если сможешь. Но я верну долг - я не я, если ты не выживешь в той схватке с Кьюби. Как и Кушина. И о Наруто я позабочусь. Нет, ты нужен мне не только как союзник - я действительно привязалась к тебе. Ксо, как болит сердце...
  - И ты...
  - Даже поражение можно повернуть в свою пользу, - улыбаюсь ему я. - Знаете... Простите за то, что не предупредила.
  - Что за план ты составила? - хмурится Цунаде.
  - Еще увидите, - вздохнула я... и схватилась за сердце. Больно, как же больно!
  - Вон, - резко произносит Орочимару.
  - Но, Орочи... - они даже отвечают хором.
  - Вон, я сказал! - рявкает он, и оставшиеся саннины буквально вылетают из комнаты, а он садится рядом. - Ты...
  - Планы... у тебя...
  - Не смей. Я сказал, не смей! Ты обещала мне!
   Темнота поглотила меня.
   И это было... странно. Вокруг темнота, и мне казалось, что я сама тоже являюсь частью темноты - но это оказалось не так, впрочем, я поняла это, когда ко мне со всех сторон устремилось... что-то. Страшно, шиматта, невероятно страшно! А передо мной ярко сияла звезда, и я полетела навстречу ей.
   Остается лишь надеяться, что это и есть та метка, а не пресловутый "свет в конце туннеля"...
  
   Нет, все же это оказалась метка. И это... было больно. Очень. Остатки личности Рэй - она, несмотря ни на что, все же начала осознавать себя как личность - сопротивлялись, и эти осколки впивались меня. Вся ее память обрушилась на меня.
   А потом... все закончилось. Я стояла в центре стационарной печати и недоуменно рассматривала свои руки. Детские руки без шрамов. И на ногах шрамов не было, и без трости я стояла довольно уверенно. Ками-сама, у меня впервые за долгое время ничего не болело!
   Запрокинув голову к потолку, я рассмеялась. Получилось, у меня получилось! Я жива! Ками-сама, я жива!
   Я выхожу из печати. Жаль, что из-за защиты этажа я не могу почувствовать, ушли ли гости, и мне остается только ждать. Выйдя в коридор, я подошла к лестнице наверх и прислонилась к стене. Не знаю, сколько времени прошло, пока я не услышала шаги на лестнице, впрочем, скоро замершие - а затем и ускорившиеся.
   Орочимару, спустившись с последней ступеньки, смотрел на меня, словно никак не мог решить - настоящая я или нет. Ну что же...
  - Я сдержала свое обещание, - улыбаюсь я, и он выдыхает. Ауч, а подзатыльник-то за что? А после этого змеиный саннин прикрыл лицо руками и счастливо рассмеялся.
  - Получилось... - шептал он. - Бака...
  - Зато мы получили подтверждение, что эта техника действительно работает, - пожала плечами я. Шиматта, какой бешеный взгляд! Все, поняла-поняла. - И... Да, простите, я заставила вас волноваться, Орочимару-сан.
  - Вот уж действительно - Карада... - потрепал он меня по волосам. - И что дальше?
  - Первым делом прочитайте все то, над чем я работала, - вздохнула я.
   У нас еще много забот...
  
  ***
  
   Мои похороны состоялись через три дня.
   Я не могла придти открыто - и поэтому стояла в стороне, но картина меня поразила. Иноичи и Шикаку предельно злы, от Чозы несет неверием, Цунаде задумчива, а водоворот эмоций Джирайи я даже не возьмусь описывать. Орочимару был совершенно нечитаем, а Минато - тот, перед кем мне было стыдно больше всего - о чем-то размышлял и косо поглядывал на Хокаге. Поздравляю, Карада, у тебя все получилось.
   Сам Хокаге стоял впереди остальных, а когда настало время произносить речь, сокрушался, что "такая чудесная девушка и талантливый ученый ушла из жизни столь рано". Тварь. Ничего, до тебя мы еще доберемся.
   Уже после похорон, когда Орочимару остался один у могилы, я подошла с букетиком полевых цветов туда и присела перед памятником, чтобы положить цветы.
  - Знаешь, пока я шел, я со всех сторон чувствовал жалость, - произнес змеиный саннин. - Не думал, что люди столь легко управляемы.
  - Мой план удался, - пожала я плечами.
  - И как тебе это? - спросил шеф, кивнув на могилу. Ясно.
  - Честно? - улыбнулась я. - Я сама три раза была уверена, что умру. Окружающие неоднократно думали, что я распрощаюсь с жизнью, но я все еще жива. И вот теперь, когда меня наконец похоронили, я уверена, что буду жить еще очень долго.
  - Уж постарайся, - фыркает он. - Слишком уж ты ценный ресурс.
  - Непременно, - кивнула я.
  - И что дальше?
  - Что дальше? - подняла я взгляд. - Я буду тренироваться, ты же продолжишь исследования. Мы будем набирать силу и ждать.
  - Уж это-то мы делать умеем, - улыбается он.
   Мы расходимся в разные стороны, и каждый думает о разном. Уж не знаю, о чем думал шеф, а я думала о том, что в ближайшее время наша жизнь будет расписана по секундам. Орочимару пришло приглашение на чайную церемонию от Яманака, и что-то мне подсказывает, что глава Нара тоже будет там. Союзу быть, это точно.
   А мне надо будет тренировать тайдзюцу, надо будет доработать проект Отогакуре. А ведь на подходе еще и новая партия клонов, созданных на основе некой бесклановой девочки Шизуне, которая будет поступать в Академию только через... два, три года? После наложения моей психоматрицы и краткого обучения они станут шпионами и вербовщицами. Тридцать клонов разбредется по материку и еще десять займутся островами, разыскивая и вербуя кадры для новой деревни. А ведь на подходе еще и клоны Орочимару, лишь часть из которых станут сосудами, а остальные будут подыскивать и готовить место для будущей Отогакуре. А ведь еще надо подтвердить теорию, приживется ли геном Первого у Сенджу и смогут ли они заполучить Мокутон, надо искать геномы вымирающих кланов, надо заняться вербовкой, надо добыть ДНК Кушины.
   До войны осталось... Сколько? Год, полтора?
   У нас еще много работы.
  
  
  Эпилог.
  
   Поместье клана Яманака, как и их клановый квартал, было невероятно красивым. Строгие здания в традиционном стиле, сад камней, цветущие сакуры... В беседке под ними, у пруда, за чайным столиком расположились трое. Аналитик, менталист и ученый.
  - Примите мои соболезнования, Орочимару-сан, - начал беседу Яманака Инариро, глава клана мозголомов. - Произошедшее действительно ужасно.
  - Многие достойные люди уходят из жизни слишком рано, - задумчиво покачал головой Орочимару. - Теншико-сан навсегда останется в моем сердце.
  - И не только в вашем... - рассеянно проронил Нара Шиничи, уже два десятилетия возглавляющий свой клан. - Многие привязались к ней. Как ваш сын, Инариро-доно?
  - Иноичи-кун жаждет мести, - уголок рта Яманака дернулся. - Юкигакуре, да?
  - Тенширо-сан, к сожалению, никогда не умела выбирать сторону, - змеиный саннин ответ взгляд. - Первый раз ее поставили на край гибели не враги, а союзники, и второй...
   Фраза осталась незавершенной, и Инариро это не нравилось. Очень не нравилось. Одно дело - непонятные подозрения, и другие - убийство, даже не союзника, а просто знакомого человека. И эта оговорка...
  - Говорила ли она, как выглядели ее убийцы?
  - Говорила, - кивнул брюнет. - Без доспехов Юкигакуре, без характерных техник. Может, хм, конспирировались?
   Паршиво. Корень, или же кто-то из АНБУ Третьего?
  - Всякое возможно... - отозвался Шиничи. - Наш мир жесток. Нам приходится видеть, как умирают наши близкие, а порой и самим посылать их на смерть.
   Он спланировал убийство Карады Теншико? Ох...
  - Я знаю это, - ученый невесело усмехнулся. Знает? Та-а-ак... Кажется, он должен поговорить со своим сыном, ведь сдать Шиничи мог только Шикаку, а значит, и сын должен быть в курсе. - И я ненавижу такой мир. Может быть, когда-нибудь Ками изменит его...
   Шиматта! Неужели...?
  - Или же мир изменится сам, без ведома Ками, - Шиничи тоже прекрасно понял намек на Каге и подхватил беседу. - Порой мне кажется, что Ками весьма жесток. Люди, его дети, постоянно умирают, но ничего не могут сделать, и им остается лишь повиноваться его воле...
  - Однако, вырастая, дети покидают родителей, - мягко заметил Орочимару. Хм, неужели Иноичи проговорился ему? Сын намекал на то, что у ученого есть такая идея. - Наступает время жить самостоятельно, своим умом и решая все за себя.
   Идея основать свою скрытую деревню? А что, неплохо?
  - Некоторые дети открыто сражаются за свое будущее, другие же добываются всего умом и хитростью, - глотнув чая, произнес Инариро.
  - Умом можно добиться гораздо большего, - усмехнулся саннин. Ясно. Открытого мятежа не будет.
  - Но и рискуешь тогда гораздо большим, - хмыкнул Шиничи.
  - Действительно умный человек даже свою смерть использует в своих интересах.
   Что? Неужели... Да, не зря были подозрения о внедрении. Неужели бесклановая девчонка, даже не обучавшаяся как шиноби раньше, могла провернуть что-то подобное? Спланировать все от и до, и даже собственную смерть...
   Догадка сверкнула, как вспышка молнии. Не мертва, жива! Но тело, тело видели многие... Обманка? Тогда на невероятно высоком уровне. Значит, о плане устранения было известно заранее, и один из игроков решил имитировать уход из игры.
   По губам скользнула усмешка. Будущее определенно обещало быть интересным.
  - И лишь идеи, созданные такими людьми, действительно бессмертны, - согласился он.
Оценка: 7.16*41  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"