Даржан Элана: другие произведения.

Хроники командора

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выбрав путь командора, Игран честно хотел уйти от работы в службе безопасности Империи, но если эту самую службу возглавляет собственный отец, далеко ли он сможет уйти? Поступив в Летную Академию, он хотел избежать встреч с холодной наследницей имперского трона, но если чувства взаимны, сбежит ли он от судьбы? Сложен путь молодого командора. Куда он его заведет?


Хроники командора личного эскадрона Ее высочества

Пролог

   Разрешите представиться - капитан личного эскадрона Ее императорского высочества принцессы Генриетты Иннес ран Илларион собственно лорд Игран ран Китт граф Маррон. Я и сам до конца не знаю, зачем начал писать эти хроники, просто в моей жизни происходит столько интересных событий, которые могут остаться так никем и не узнанными, что не выдержал. Сейчас я являюсь командиром эскадры Их императорских высочеств рода ран Илларион, которым на данный момент подчинена две трети открытых и исследованных галактик. Ни для кого не является секретом, что во главе стоят юные двойняшки брат и сестра, мать которых погибла при весьма странных обстоятельствах, оставив их практически детьми у кормила такой огромной Империи.
   Очень много охотников из высших эшелонов власти пытались погубить их с тем, чтобы сменить династию. Однако, секретом осталось то, как они все обломали себе зубы, а малыши остались при власти. Ну да не об этом я сейчас. Моя карьера началась десять лет назад, когда был очередной набор в самую элитную Крылатую Академию. В ней всего два корпуса - пилотов и летных командиров. Надо ли говорить, что три четверти кадетов учатся именно на пилотов каких -то четыре года, и лишь одна четверть - командоры, это будущие командиры больших космических лайнеров, торговых либо военных флотилий и эскадр, которые входят в один из двух личных эскадронов наших наследников. И учились они шесть лет.
   Собствено, именно к этой одной четверти элитных кадетов я и относился, сдав все четыре экзамена на отлично. Почему элита? Так потому, что в этом корпусе могли учиться только представители высшей аристократии, к каковой я и относился по рождению. И не было совсем удивительным то, что многие кадеты элитного корпуса знали друг друга едва ли не с рождения. Как же тогда обрадовался я, увидев, что вместе со мной поступили и будут учиться мои лучшие друзья Лоран, Витор и Мила, а точнее Лоран ран Толлер князь Интор, Витор ран Кант граф Ранер и Милисент ран Тарн баронесса Измор. С этого все и началось...

1.

   -Приветствую вас, кадеты первого курса корпуса командоров. Я смотрю, в этом году нас порадовали отпрыски самых знатных и приближенных к императорскому трону родов, - и декан корпуса обвел оценивающим взглядов нас с друзьями. - Что ж, надеюсь, у меня не будет повода для разочарований. Рекомендую вам стараться в учебе, стремясь к высшим идеалам! За дело господа, вперед к знаниям!
   На этом хм... содержательная и вдохновенная речь нашего старкома и закончилась, а нам было приказано следовать за своим куратором, который выглядел немногим старше нас, но лично я знал, что за этим славным парнем уже две блистательные военные операции.
   Наверное, стоит сказать пару слов и о самой Летной Академии, которая расположилась на небольшом астероиде, исскуственно удерживаемом на расстоянии 100 тысяч мар от планет-близнецов двух Сириусов, которые и являются оплотом Империи. Вся самая высшая знать проживает на альфа-Сириусе близ императорского дворца. Только рожденные на одном из двух Сириусов аристократы имеют право на приставку "ран".
   Состоит Академия из двенадцати уровней, где на первых семи находятся учебные классы, лаборатории и спортзалы; на восьмом расположились кабинеты всего преподавательского состава; девятый, десятый и одиннадцатый занимали комнаты кадетов; на двенадцатом были расположены ангары для различной пилотной техники от легких одноместных разведчиков до тяжелых восьмиместных брагантов. Преподаватели проживали на небольшой территории, закрытой куполом на другой стороне астероида, куда кадетов не допускали без специального пропуска.
   С того момента, как студиозы попадали на территорию Академию, небо все видели только сидя в пилотируемых судах на летных уроках, все остальное время проводилось в закрытом помещении, где не было ни одного окна. И, поверьте, это не строители зажали стекла, просто пилоты должны были привыкать к тому, что в бесконечном космическом пространстве они могут подолгу не видеть дневного нормального света.
   Куратор вел нас к подъемнику, чтобы поднять на восьмой уровень, где проживала вся элита Академии. По дороге мы шутили и переговаривались, пока Мила не ткнула меня в плечо и не шепнула в ухо:
   -Смотри, Игран, на нашем курсе еще одна девчонка, не считая меня.
   Повернув голову назад, куда указывала подруга моего детства развеселого, я сбился с шага, увидев ее. Длинные светлые волосы в небрежной косе, непокорная челка, падающая на глаза, хотя она ее время от времени отбрасывала в сторону изящным движением красивой точеной ручки, большие синие глаза, курносый нос и пухлые губки. С трудом удержал себя, чтоб не облизнуться при виде такой красоты.
   -А что, Милка, ты себя к девчонкам причисляешь? - поддернул подругу Витор.
   -Идиот, - зашипела ему вслед девушка, толкнув в спину.
   -Тар Идиот, тарина ран Тарн, - ехидно подметил Лоран.
   -Да пошли вы оба, - обиделась на них подруга.
   -Мы то пойдем, только вот ты не вздумай юбку натянуть, вдруг тебя и вправду за девушку примут, - продолжил дурачиться Витор.
   -Достали уже, друзья, называется, - прошипела наша любимая гадюка ...ой подруга. - Игран, скажи им.
   Все это время я нагло пялился на девчонку, не понимая, откуда она взялась. Ладно, Мила, ей вообще при рождении не тот орган прицепили, бесстрашия, безголовости и авантюризма в ней на всех нас хватит. Наверное тарина Лирана ран Тарн сильно сына хотела, когда ее носила. Юбку наша подруга нацепляла только на балы, устраиваемые время от времени двором, все же остальное время они ей сильно мешали.
   Здесь же тепличный цветок, как она справится со всеми сложностями, которые предстоят будущим командорам. Пошла бы себе в Академию изящных исскуств, и не мучилась. А самое странное было то, что я ее уже где-то видел, либо она кого-то очень сильно напоминала. Вот только кого?
   -Тар ран Китт граф Маррон, Вам не кажется, что не прилично так пялиться на даму? - нарушила молчание эта странная девица, и вот голос ее я точно слыхал, сомнений в том нет, но вот где?
   -Простите, тарина, не имею чести знать, как Вас зовут...
   Она перебила меня веселым смешком:
   -Если бы Вы, тар, не болтали на линейке со своими закадычными дружками, то во время переклички точсно бы расслышали мое имя.
   -Простите, тарина, но я действительно, не слушал перекличку, - искренне покаялся я, ожидая ответа.
   -Тарина Гретта ран Дарин маркиза Верт.
   -Очень приятно, только я вроде бы знаю все высшие роды знати, и среди маркизов Верт точно не помню Вас, тарина.
   -Как же Вы назойливы, - раздосадованно сказала она, - я племянница маркиза Верт и сирота.
   -Простите еще раз, - я слегка наклонил голову, сделав себе заметку дать задание своей не в меру пронырливой матушке выяснить все об этой новоявленной родственнице маркиза.
   Наш занимательный диалог прервал куратор, собравший всех у подъемника:
   -Вас двадцать два кадета на курсе. Сейчас вы разобьетесь на четыре группы по пять человек и будете по очереди подыматься на восьмой уровень, где не разбредаетесь будете ждать моего подъема с двумя оставшимися кадетами. Вопросы есть?
   Вопросов ни у кого не было, а наша группа сформировалась первой, так как мы по привычке скучковались вчетвером и я за рукав потянул на себя Гретту, не спросив ее желания, но у нее хватило ума не сопротивляться. За нами с интересом наблюдал куратор Ринор ран Коран барон Орт.
   -Сдается мне, что я еще не раз "порадуюсь" вашей сплоченной команде,- ехидно протянул он. - Сподобило же меня на вас нарваться.
   А то, он знал нас всех, как облупленных. Его отец главнокомандующий империи, а потому он тоже жил в той же среде, где мы все и обитались до Академии. Вот и "радуется" такой встрече. Придворные наверняка уже не одну моливту Иштар отправили за наше добросовестное обучение, чтоб все шесть лет наша компашка обитала подальше от дворца.
   В общем, мы широкими добродушными оскалами поддержали радость куратора и ступили в подъемник. Честно, могу поклясться, я слышал его облегченный выдох, когда за нами закрылись двери подъемника.
   -Познакомьтесь, тарина ран Дарин, это мои друзья...
   -Я всех знаю, - резко перебила меня она, но затем осеклась и мило покраснела, - я, хоть недолго побыла при дворце, но о вашей компании наслышана не менее остальных. Почту за честь примкнуть к ней.
   -Да пользуйся, - радушно ответил, широко улыбаясь, Лоран, высокий и широкоплечий, как и его отец, главный казначей Империи, с рыжей шикарной шевелюрой чуть ниже плеч и веснушками на загорелом лице и яркими зелеными глазами.
   -Хорош скалиться, девушку испугаешь, - толкнул друга я, не понимая почему, но уже ревнуя.
   Звучит глупо, но у меня так сердце заходилось только при виде одной девушки в Империи. Стыдно сказать, но моей мечтой была сама принцесса Генриетта, милая нежная девушка, само очарование, но куда мне до нее, рылом не вышел, хоть и сын Главы тайного сыска Империи. Эта зараза даже смотреть в мою сторону не хотела. Я несколько раз даже на танец ее приглашал на балу, так она меня таким взглядом окидывала, что душем холодной воды. Лишь один раз на Зимнем балу снизошла до моей скромной персоны и, оттанцевав альтон, коротко бросила:
   -Поучиться Вам бы еще, тар, прежде чем особу императорской фамилии на танец приглашать.
   А я ведь слыл одним из лучших танцоров при дворе, но увы мне. С тех пор я и стал избегать этой занозы сердца моего, чтобы не травить душу. И вот сейчас здесь, в Летной Академии, на расстоянии в 100 тысяч мар я встретил девушку, похожую очень на нее, что впрочем не удивляет, если сия девица состоит в родстве с самим маркизом Верт, который находится в ближнем родстве с императорской семьей.
   Задумавшись, очнулся я от дружеского тычка в спину:
   -Эй, Игран, ты чего застыл, как столб соляной! - вежливый как всегда Витор.
   Когда мы дождались нашего куратора, начался настоящий балаган, потому как комнаты были рассчитаны на двоих пожильцов. Девченкам хорошо, они вдвоем на весь курс, а вот нас троих разделить было сложно. Мы настолько привыкли друг к другу, чтоб представить, что комнату делишь с кем-то посторонним, не представлялось возможным.
   По концовке, Лорана поселили со мной, а Витору достался в напарники смешливый коренастый парнишка с красной кожей и жестким черным ежиком волос родом откуда-то с пояса Ориона. Аппартаменты вообще вне конкуренции, если учитывать, что мы привыкли к личным шести-семи комнатам, а тут одна на двоих плюс санкомната. Вобщем, можно в обомрок съехать от радости.
   Но хочешь иль не хочешь, а пришлось осваивать. Не успели мы осмотреть свою комнату, не говоря о том, чтоб вещи пристроить, как в нашей комнате голосом старкома, ну точнее декана корпуса командоров Иола ран Парза графа Никар, заорал селектор:
   -Таров Играна ран Китта и Лорана ран Толлера ожидает декан ран Парз в своем кабинете на седьмом уровне.
   -Чего это он? - насторожился Лоран.
   -Сдается мне, нас сейчас стращать будут всеми небесными карами, чтоб вели себя как пай мальчики, а не снобы-засранцы, коими он нас считает, - успокоил я друга.
   -С чего ты взял?
   -А ты мозги включи, хотя пока можешь их попусту не беспокоить, все услышим на месте.
   Мы уже были в подъемнике, так как лестниц здесь в помине не существовало, а если и были, то нас об этом в известность не ставили, когда Лоран начал догонять:
   -Это он нас за Арма сейчас нагибать будет?
   -В том числе, друг мой, в том числе...
   В кабинете, который мы нашли без особого труда, согласитесь ведь трудно пройти мимо кабинета, на двери которого крупными буквами написано, что он декан корпуса командоров. Неприятным сюрпризом стало нахождение в нем, кроме Витора и Милы, советника и регента Их императорских высочеств Каррана ран Горна герцога Каро.
   -Можно, тар декан? - настороженно уточнил я, пока Лоран прятался за моей спиной.
   -Входите, тары, не задерживайте высокого гостя, - раздраженно ответил старком, что отозвалось внутри меня тревожным звоном.
   Регент резко встал с кресла и подошел ко мне, схватив за плечи, встряхнул и заглянул в глаза:
   -Я не знаю, зачем ваши отцы организовали эту диверсию, по внедрению вас в одну группу, но хочу предупредить заранее, малейшее проявление снобизма, самая малая попытка поиграться с кем-либо, и вылетите вы тоже всей группой, я даже не буду разбирать виновных.
   Я резко стряхнул руки регента со своих плеч:
   -Вы забываетесь, тар ран Горн, как я знаю, Вы даже титул свой получили благодая удачно умершему дальнему и сомнительному родственнику, надо ли говорить, что по рождению Вы ниже любого из нас, и не смеете угрожать. Наша четверка честно учавствовала в отборе, сдавая все экзамены и нормативы без малейших фаворов и приписок, потому прошу более ко мне не применять подобный не подобающий герцогу тон, иначе вынужден буду прибегнуть к процедуре защиты чести, - все это я произнес на одном дыхании, ни на секунду не давая усомниться в уверенности моего голоса.
   Но где-то в глубине души понимал, что сейчас наживаю самого смертельного врага. которому никогда не смогу противостоять в открытую. Но он сам допустил ошибку, дав волю эмоциям:
   -Зарвавшийся щенок, - и в лицо мне полетела перчатка.
   Недовольно в кресле заворочался старком, с укоризной пытаясь образумить герцога:
   -Тар ран Горн, Вам ли связываться с заносчивым молокосом. Стоило ли? Может одумаетесь и отзовете перчатку?
   -Уже, - резко ответил герцог. - Ну же, юноша, что Вы закаменели? Вы же так смело кричали о защите чести.
   Я устало провел рукой по лбу, понимая с чего весь фарс, зная маленькую тайну герцога, но как поступить в данной ситуации, реально не знал. Есть маленький нюанс у нашей высшей аристократии, мы аристократы высшего круга, то есть те, кто лично составляет окружение будущих императора или императрицы, что зависит лишь от того, кто первый из них составит себе пару, а пока они просто соправительствуют. Далее идет первый круг, это более удаленные аристоркаты обоих Сириусов, второй круг - это высшая знать других планет, и, наконец, третий круг - это все обедневшие аристократы, которые по праву рождения таковыми считаются, но не имеют ни средств, ни связей, ни возможностей утвердиться в обществе.
   Так вот, наш регент и являлся аристократом третьего круга, пока так внезапно и удачно не скончалась его троюродная кузина Императрица Ионара. Вот и выполз на арену этот нехороший человек, прицапав власть к своим рукам до обретения пары одним из наследников. Я, наверное, один из очень немногих, благодаря папе, конечно, кто знал настоящее имя этого проходимца, и он не нашел другого времени со мной расквитаться, как дуэль чести. Что ж, это его выбор.
   Я поднял с пола перчатку и, сжав ее в руке, процедил:
   -За Вами место и время, тар. - И, уже повернувшись к старкому, - тар декан, Вы еще что-то хотели нам сообщить?
   Старком замялся, видимо не желая в присутствии столь высокого гостя нас честить. Гость все понял и, кинув через губу:
   -Сегодня же сообщу, - покинул кабинет, а наша растерянная четверка преданно смотрела в глаза старкому.
   -Я хотел сказать приблизительно тоже, что и тар регент, только не в такой форме, - сказал через время наш декан. - Уж не знаю, зачем вас всех сюда отправили, хотя, догадываюсь, что друзья не хотели раставаться. И все же, мне не повезло Вас всех лицезреть в одной компании. Я не забыл, тар ран Китт, и не забуду никогда то, что Вы сделали с моим внуком, потому особо на мою поддержку можете не рассчитывать. И еще, в случае, если вы опять начнете играть в свою любимую игру "если ты не высший - ты не человек", я уничтожу вас всех вместе, не сам, а руками императорских отпрысков, кои едины могут на вас повлиять. И еще, в вашей группе девочка ран Дарин, присмотрите за ней вместо того, чтобы поразвлечься, иначе и у нее защитники найдутся. Пожалуй это все. Тар ран Китт, задержитесь, остальные свободны.
   Когда друзья закрыли за собой дверь, хотя я уверен, что они так за ней и остались, дожидаясь меня, старком продолжил свой монолог:
   -Тар ран Китт Вы очень многообещающий юноша, и в вас верят все, особенно, как ни странно юная принцесса, которая громче всех ратовала за Ваш прием в Академию, хотя я, не смотря на все отлично сданные экзамены, упирался, как мог. - Его слова неприятно шкрябнули по самой душе, это как же я ее раздражал, что она так изощренно от меня избавилась. Ну и пусть, вычеркну ее из своей жизни, и пойду дальше. В мире столько прекрасных дам, что одна заносчивая веснушчатая девочка с русымии косичками и голубыми глазками мне не в указ. - Думайте перед тем, как сделать очередной шаг, чтобы не дать мне повода с Вами растаться. И еще, я бы на Вашем месте не связывался с регентом, он очень мстителен. Навредить ему Вы вряд ли сможете, а врага уже заимели на всю жизнь.
   -Врагом моим он стал еще пять лет назад, когда заступил на этот пост, - медленно ответил я, взвешивая каждое слово. - Думаю, он не успокоиться до тех пор, пока не заставит меня замолчать навечно.
   Старком сочувственно покачал седой головой:
   -Я догадываюсь, по какой причине он считает Вас таковым, должность Вашего отца несет очень много негативных моментов, с которыми надо играть очень осторожно. Идите, тар ран Китт.
   Я отдал честь старкому и покинул кабинет, за дверью которого меня с нетерпением ожидали друзья.
   -Ну что, что он тебе сказал? - спросил за всех Витор.
   -Он просто еще раз предупредил, - коротко ответил я, не желая вдаваться в подробности.
   Мы шли к подъемнику, друзья перешептывались под впечатлением произошедшего в кабинете, а я задумался над тем, сколько еще раз в моей жизни аукнется работа отца. Я ведь умышленно ушел в командоры, потянув за собой друзей, лишь бы не поступать в Академию сыска, которая готовила следователей, защитников и обвинителей, как того хотели мой папа.
   -Зря ты с этим поединком чести, - упрекнула меня Мила, когда мы уже шли по своему коридору к столовой.
   -Он не оставил мне выбора, - тихо ответил я.
   Ребята только помотали недовольно головами, поняв, что эту тему я с ними обсуждать более не собираюсь. Я был среди них самым скрытным, долго друзья к этому привыкали, объясняя мое поведение работой отца, потом просто привыкли и перестали ко мне лезть с неудобными вопросами, отвечать на которые я не стремился.
   Что мне ждать от предстоящего поединка, я не знал, потому как не знал, какое оружие выберет этот гад и до первой ли крови либо насмерть. Это в нашей Империи явление абсолютно нормальное, и никто даже не огорчиться, если регент меня прикончит, ему только скажут "Аяяяй" пару представителей "высших" и все, а мой род останется без наследника. Если он решил меня убить, пусть сделает это, глядя мне в глаза, не хочу жить все время ожидая удар в спину.
   -Мы пришли, Игран, - толкнул меня в плечо Витор. - А свободных мест маловато. Идем голытьбу погоняем.
   В столовой было очень шумно, почти все столы были заняты. Но в углу у окна я заметил столик на четверых, за которым сидел только один кадет, причем из пилотов.
   -Идем, - согласился я с другом, направившись в ту сторону, но не успел дойти два столика, как кто-то позвал Милку.
   -Тарина ран Тарн, берите друзей и идите сюда, я уже заняла места.
   Я изумленно обернулся, ища глазами эту смелую мышку. Она стдела одна за столом на шестерых и активно махала руками, призывая нас к себе. Милка сразу же среагировала, и, дернув меня за рукав, резво поскакала к центру столовой. Пришлось согласиться и нам.
   -Жаль, такой кайф наломала, - расстроено прошептал Лоран. - Только собрались голоте место указать, а тут... Где она взялась на наши головы?
   -Тихо, Лоран, всему свое время. Разберемся, - успокоил я друга, устраиваясь за столом напротив нашей новой "подруги".
   О еде она тоже успела позаботиться, и нас ожидало аппетитное теплое дымящееся мясное варево, пюре с куском сочной отбивной, гренки с острым сыром и ароматный кофе. Странно, про гренки с острым сыром и кофе знали только мои родные и друзья, откуда же эта белобрысая пигалица прознала о моих вкусах. Я просмотрел содерживое ддругих разносов и был чрезвычайно удивлен содержимым каждого. Удивлен был не только я.
   -Можно нескромный вопрос, тарина ран Дарин? - едко произнес я громким шепотом.
   -Да? - девушка испуганно посмотрела мне в глаза. - Что-то не так?
   -Откуда Вы, тарина, пробыв при дворе совсем, по Вашим же словам, не долго, могли узнать вкусы каждого из нас?
   Она усмехнулась и облегченно выдохнула, что мне не понравилось:
   -Это так просто, тар ран Китт. Я тоже сидела неоднократно за тем же столом во дворце, что и вы все, но никто из вас никогда не обращал внимания на маленького мышонка за столом.
   Я посмотрел на нее повнимательней, и снова появилась уверенность, что я точно ее видел, но только никак не мог связать с маркизом Верт, место которого было недалеко от императорских деток.
   -Ладно, допустим, - жестко ответил я, - и все же, быть настолько внимательной? Зачем тебе это было нужно?
   -Вы так подозрительны, тар ран Китт, что, конечно, не удивляет, учитывая должность Вашего родителя, но все же, не ищите во мне шпионку, - и она мило улыбнулась.
   -Хорошо, забыли, - задвинул я свои подозрения в дальний угол, но не вычеркнул их совсем. - Приятного всем!
   -И тебе того же, - в три голоса привычно ответили друзья.
   Мы уже заканчивали обед, когда в столовой появились новые действующие лица. А день переставал быть томным. На эту встречу я очень рассчитывал, когда шел поступать в Академию.
   -Какая встреча! - завопил во весь голос длиноволосый худощавый хлыщ в одежде кадета. - Ран Китт, ты ли это?
   И этот хлыщ в несколько шагов преодолел расстояние между нами и хлопнул меня по плечу так, что если бы я не был готов, то въехал бы носом в тарлку в гренками.
   -Акиро ран Лохан барон Монт, тебя еще не сожрали демоны Алголя? - с тихой яростью в голосе произнес я, вставая.
   -Нет, они просили привезти к ним тебя, - с такой же яростью глядя мне в глаза, ответил ран Лохан.
   -С радостью проследую за тобой, чтобы посмотреть, как они будут пировать твоей худощавой плотью, - процедил я, с трудом сдерживаясь, чтобы не вцепиться ему в горло.
   Красная пелена застлала мне глаза, и я из последних сил себя сдерживал. Милка вскочила между нами, пытаясь не допустить состыковки двух "тяжеловозов". По силам мы были практически равны, хоть он и был старше меня на восемь лет. Никто, кроме троих посвященных, не знал, почему мы ненавидим друг дурга. Этими тремя были он, я и наш отец. Да-да, именно наш отец, так и не признавший своего первенца. Этого он и не простил, как и баронесса Монт не простила моего отца, именно она и привила эту ненависть своему сыну. Так что, в нашей семье скелеты в шкафах лежали штабелями.
   Наплевав на зрителей, мы сошлись плечом к плечу, оба очень высокие, широкоплечие, с одинаковыми темно-русыми волосами на ладонь ниже лопаток и серо-стального цвета глазами. Только дурак бы не признал в нас родных братьев, но этого практически никто не видел, наверное сворачивая наше сходство на причуды сплетений высшей крови. Все-таки, все браки у нас происходили внутри высшего круга. Мои друзья не лезли, уже зная, чем для них может обернуться неосторожная попытка остановить нас обоих, когда мы решили подраться. При дворе все привыкли к этой малости, только вот гадали, кто из нас у кого девушку увел, даже не подозревая об истинной причине.
   Пелена ярости застлала не только мне глаза, но и моему брату тоже. Он больно толкнул меня плечом, но я выдержал и даже не пошатнулся, ударив в ответ. Акиро тоже выдержал мой удар. В это время в зале раздался усталый, но достаточно громкий голос:
   -Тары ран Китт и ран Лохан, немедленно прекратите, или я вынужден буду вас наказать в первый же день нового учебного года, - старком серьезно смотрел на нас, ожидая, когда мы разойдемся и успокоимся. - Еще один раз я узнаю о подобном, и вы оба испытаете истинное удовольствие от пребывания в остроге.
   С яростным шипением Акиро отошел от меня, а я, не глядя ни на кого, покинул помещение столовой. Я шел быстрым шагом, не оглядываясь и не проверяя, идут ли за мной друзья, мне хотелось кого-то придушить, пнуть или просто раздавить. Кулаки сжимались в хватательном рефлексе.
   -Не надо, - тихий голос за спиной, и на мой правый кулак легла маленькая аккуратная ручка этой самоубийцы.
   -Дура, кто лезет к нему в такой момент? - прикрикнул на Гретту Лоран, пока я изумленно раглядывал ее пальчики, сжимающие мой кулак.
   Мила оттянула глупышку от меня, тихо шикнув на нее, а я пошел, уже более спокойный дальше, пока не достиг нашей комнаты. Не глядя ни на кого, я молча зашел внутрь и устало плюхнулся на свою кровать. Подложив руки под голову и закрыв глаза, я мысленно перебирал все события сегодняшнего насыщенного событиями дня, пытаясь определиться, что дальше делать. Завещание составлять смысла нет, я еще ничего не унаследовал. Зато, если ран Горн меня прикопает, отец будет вынужден признать побочного сыночка, иначе не будет кому все наследовать.
   -Тар ран Китт, Вы позволите? - услышал я неуверенный голос от двери.
   Приподнявшись на локтях, я посмотрел на кандидата в смертники. Там стоял светловолосый юноша, очень смахивающий на девчонку, и сжимал в руках какой-то лист.
   -Да?
   -Вам велели передать вот это, - и он сделал один шаг в мою сторону, протягивая листок.
   Я раздраженно подхватился с кровати и выхватил бумагу у него из рук, парень дрогнул и мигом скрылся за дверью.
   "Жду в ангаре в 20.00. Можете взять с собой обоих друзей. Оружие - короткий меч и дага"
   От кого записка, и думать не приходилось. Все и так было понятно. Интересный выбор оружия. Я чаще предпочитал сай или кистень, с мечами управлялся чуть похуже, зато ран Горн был одним из лучших мастеров меча. Что ж, увы мне, мог бы и сам догадаться, что именно это оружие он и выберет. Не раздумывая долго, я отправился с запиской к старкому.
   Декан внимательно перечитал послание регента и изучающе уставился на меня:
   -Чем порадуете, тар ран Китт? Вы хорошо владеете мечом?
   -Вы же знаете мое оружие, - немного раздраженно ответил я.
   -Меч и дагу выберете в оружейной, я сейчас же распоряжусь о допуске. Герцога Моора предупредили?
   -Нет, - отрицательно покачал головой. - Не стоит его беспокоить заранее, а то помчится еще увещевать. Поединок чести священнен.
   -Знаю, поэтому и не мешаю. В другом случае настучал бы Вам по лишнему органу, которым Вы вообще не пользуетесь.
   Я изумленно на него уставился, потому как прозвучало это мягко, по-отечески, а я ведь реально тогда зацепил его внука. Неужели простил? Вряд ли, только вот почему тогда помогает, непонятно.
   -Идите, тар ран Китт и постарайтесь сегодня вечером не умереть, не лишайте герцога Моора единственного наследника.
   -Я постараюсь, тар ран Парвз, - с этими словами я покинул кабинет старкома и пошел по коридору в сторону оружейной, которая располагалась на этом же этаже.
   С выбором оружия проблем не возникло, я довольно быстро выбрал отлично сбалансированный и четко под мою руку короткий меч. Вот с дагой возникли небольшие проблемы, ее с трудом нашел местный оружейник где-то в глубоких пылных закромах, когда я уже и не чаял.
   С оружием я вернулся в свою комнату, где на кроватях развалились мои друзья, причем даже наша новая подружка-скромница Гретта полулежала на моей кровати рядом с Милкой, покачивая ножкой в форменном сапожке.
   -Ого ты вооружился, - прокомментировал Витор. - Что, поединок уже сегодня?
   -Да, в восемь вечера в ангаре. - В комнате стояла осязаемая вязкая тишина. - Разрешил взять вас, оболтусов.
   -Почему сразу оболтусов? - деланно возмутился Лоран, стремясь разогнать гнетущую атмосферу.
   -И почему только оболтусов? - это уже возмутилась по-настоящему Мила. - Я тоже пойду.
   -Нечего девчонкам делать на поединке чести, - резко отрезал Витор.
   -Мы не девчонки, а подруги, - ответила Мила.
   -Ага, боевые, - снова съязвил Лоран.
   Меня все это невероятно напрягало, их перебранка давила на мозг, хотелось немного побыть одному в полной тишине.
   -Вит, я воспользуюсь твоей комнатой, хочу немного побыть один, - попросил я друга.
   Все уставились на меня, не скрывая возмущения:
   -Как ты можешь? Мы твои друзья и хотим побыть это время с тобой, - с укором выдала Мила. - Ты не можешь от нас уйти.
   -Хорошо, только никаких советов и сочуствий, мне и так фигово. Договорились?
   Мы болтали обо всем и ни о чем. Вспоминали смешные случаи из придворной жизни, наши милые, а иногда и очень злые, шалости, пострадавших от нашей неуемной энергии и нездорового юмора знатных особ, рассуждали о предстоящей учебе, и ни словом более не возвращались к тому, что предстояло мне этим вечером.
   Время до ужина пролетело за болтовней достаточно быстро. Ребята засобирались в столовую, я же понимал, что не смогу проглотить ни куска, не стоит и еду переводить. Потому с трудом, но отправил неугомонную четверку на ужин, а сам принял ванную, достал из своего гардероба черную шелковую рубаху с серебряной шнуровкой на груди и черные обтягивающие кожанные штаны, заправил в сапоги из мягкой черной кожи, собрал в высокий хвост волосы, чтоб не мешали во время боя. Накинув кожанную безрукавку, прихватил оружие и отправился на место встречи.
   Друзья захотят, сами подтянутся. Когда я вышел из подъемника на последнем этаже, столкнулся у двери с тем же юношей, что принес мне послание.
   -Тар ран Китт, - коротко поклонился он мне, - следуйте за мной, я проведу Вас. Тар ран Горн уже ожидает.
   Пожав плечами, я прошел за этим личным шустриком его светлости. Надо же, нашел себе пажа непонятного пола, извращенец. Вышли мы ко взлетной полосе у самых ворот, естественно закрытых в данный момент. У стены разместились наш куратор и старком, решившие, судя по всему, поприсутствовать на столь знаменательном событии. Со стороны регента были двое парней из его личной охраны, одетые в форму с цветами дома герцогов Каро - коричневый, зеленый и бежевый, и тот самый шустрый типа мальчик.
   Сам регент, одетый подоно мне, только цвета коричневые выбрал, разминался, готовя мышцы к физической нагрузке.
   -О, ран Китт. Пожаловали уж. Готовьтесь, - и он милостиво указал мне на угол, где расположилась моя поддержка.
   Кивнув ему, я подошел к старкому:
   -Что Вас привело сюда, тар ран Парвз? - решил уточнить на всякий случай, вдруг он не поддержать меня пришел, а потоптаться на моем трупике и плюнуть в него пару раз.
   -Я решил лично проследить, чтоб на поединке чести не было нарушено ни одного правила, и он был официально признан при любом исходе, - спокойно ответил мне почтенный старичок.
   Через пару минут, не успел я толком и размяться, меня окликнул регент:
   -Ну что, ран Китт, Вы готовы?
   -Конечно, тар ран Горн, - гордость не позволила ответить мне по-другому.
   Первые минуты мы примерялись друг к другу, делая одиночные пробные выпады, затем темп стал нарастать, заставляя меня все чаще выставлять блоки защиты. Как человек регент полное дерьмо, но вот боец на мечах один из лучших. Все-таки, я лишний раз убедился, что меч не мое оружие. Следя за противником, я напряженно продумывал тактику боя, но было ощущение, что он читает меня, как открытую книгу.
   На каждую мою атаку у него была готова защита, на каждый мой блок он готовил мощный удар такой силы, что мои отнюдь не слабые мышцы едва выдерживали напор. Я был сильным натренированным юношей, намного крепче и сильнее многих своих одногодок. Но и я не мог устоять перед силой этого быка, который пер на меня с такой силой, что хотелось взвыть или сдаться.
   Но сдаться я не мог, а он так и не озвучил условие: до первой крови либо же насмерть. А спрашивать у него я не собирался. Я уже начал серьезно уставать, когда бой едва не закончился печально для меня. Поединок был в разгаре, когда на площадку вылетели мои друзья.
   -Вы начали раньше, так не честно, - завопила Мила и я отвлекся.
   Это была моя почти фатальная ошибка. В один момент регент выбил из моей руки дагу и своей прошелся через всю мою грудь, прорезая кожанную безрукавку, рубаху и кожу. По груди полилась горячая кровь. На миг я остановился, зажмурив глаза и переводя дух.
   -Первая кровь, - прокомментировал куратор, - поединок можно заканчивать. Ран Китт граф Маррон, Вы проиграли бой.
   -Да ни за что, - выпалил я на выдохе и развернулся к ожидавшему меня противнику.
   Дальше на чистом адреналине я начал наступать на регента. Выпад, удар, его меч парирует, он вскидывает дагу, но я ухожу у него под рукой, резко разворачиваюсь и со всего маху бью кулаком, в котором зажата гарда меча, в нос регенту. Раздался противный хруст и кровь оросила всю его безрукавку, расплываясь бордовым на коричневом. Он делает выпад, но я ускользаю в сторону, выкидываю меч и пропарываю ему левый бок.
   Я на всю жизнь запомнил изумленный взгляд серых глаз оседающего на пол герцога Каро и зажимающего рану правой рукой со все так же зажатым в ней мечом. Его охрана мигом подхватила регента и направилась к ликару с гербом герцога на боку. Пару мгновений и транспорт с тяжело раненным на борту отчалил.
   В ангаре стояла полнейшая тишина. Никто не мог до конца понять произошедшего.
   -Чистая победа, граф Маррон, - сказал старком, - только вот рады ли Вы ей будете, нажив такого смертельного врага, если герцог выживет, а он выживет, будьте уверенны.
   И я начал оседать на пол. Видимо сказалась потеря крови, адреналин уходил, оставляя сильную боль в грудине. В последнюю секунду перед тем как провалиться в небытие, я услышал тоненький дрожащий голосок:
   -Только не смей умирать, тигра ободранный...
   Изумится тому, откуда эта девчонка знает мое прозвище, о котором знали лишь несколько близких мне людей, я не успел, потому как отключился.
   Возвращение в мир живых для меня ознаменовалось диким взрывом боли в груди. Выдохнув, я приоткрыл глаза, чтобы обнаружить, что нахожусь в лазарете, а около меня в кресле спит Гретта, мило сложив на коленях лапки. Вот зачем это ей? А мне зачем? Я аккуратно выдохнул и попробовал приподняться, но она сразу же открыла глаза:
   -Тар ран Китт, Вам бы лучше не шевелиться пока.
   -Вот еще, - возмутился я. - Сколько я здесь валялся?
   -Шесть часов, - ответила она, глядя на меня своими очаровательными глазками. - Доктор сказал, что Вам нельзя пока двигаться, потому как регент дагой проломил Вам три ребра.
   -... - замысловато высказался я, а девчонка покраснела. - Ты давно здесь?
   -С той минуты, как Вы потеряли сознание и Вас сюда принесли.
   -Вот оно тебе надо? - я понимаю, что она из лучших побуждений, но мне не до розовых соплей.
   По глазам же этой дурочки видно, что я ей приглянулся с какого-то будуна, а мне нужна совсем другая дура с такими же глазами. Я снова выругался, затем извинился перед Греттой и попросил ее идти спать, но она уперлась:
   -Мне не тяжело около Вас посидеть. Может Вам подать чего?
   -Уйди, а, по-хорошему, - умоляюще на нее взглянул, но не помогло, она вновь упрямо помотала головой. - Вот что тебе от меня надо?
   -Я помочь хочу, - твердо ответила она, поглядев на меня мокрыми от слез глазами.
   Честно, почувствовал себя редкой скотиной, но не могу я поощрять ненужный мне нездоровый интерес глупой девочки.
   -Гретта, у тебя завтра, нет, уже сегодня, первый учебный день, а ты будешь вялая и сонная. Иди, поспи. Мне, правда, ничего не надо.
   -Я Вам не мешаю. Лежите себе молча, - надула она губки и отвернулась от меня.
   Глухо застонал от злости, я положил голову на подушку и закрыл глаза. В это время загудел каон, прикрепленный у меня на поясе. Потянувшись рукой к поясу брюк, я снова глухо застонал, но уже от боли, перерезавший всю грудину. Выругавшись сквозь зубы, я таки достал адскую технику. На экране высветилась обеспокоенная рожица наследника империи.
   -Ваше импера...- начал было я.
   -К демонам расшаркивания, Игран! - рыкнул недовольно темноволосый парень с пронзительно-черными глазами. Всегда удивлялся, как могут быть непохожими двойняшки. - Как ты себя чувствуешь?
   -Как тагрин, пожеванный медведем. А как регент?
   -Как медведь, которому злобный тагрин вырвал кус бочины, - со смешком ответил наследник, ттолько его глаза не смеялись, в них сквозило беспокойство. - Мне сказали, что он тебе три ребра проломил. Жаль, что пропустишь первый учебный день. Док сказал, что с такими повреждениями лежать тебе дней пять, а потом еще реабилитация...
   -К демонам реабилитацию, - резко оборвал я Генриха, - и пять дней валяться не собираюсь. День-два от силы.
   -Узнаю своего друга, - улыбнулся уже более искренне наследник, - поправляйся. А то мы с Герти чуть с ума не сошли, когда о вашем поединке прознали. Она просила передать тебе, чтоб выздоравливал поскорее.
   -Еще скажи, что ей есть до меня дело.Мне не надо ее вежливого беспокойства, - пожалуй я был излишне резок, все-таки, друзья друзьями, но он наследник, а я всего лишь граф, отказавшийся работать на службу безопасности империи.
   -Зря ты так, - укорил меня Генрих. - Не знаю, какого лешего вы не поделили, только зря ты о ней так плохо думаешь. Но в ваши отношения я лезть не собираюсь, разбирайтесь сами. И еще, Игран, даже если регент не выживет, чего я ему искренне желаю, к тебе никаких претензий. Я официально подтвердил, что это был поединок чести, а следовательно все по закону. Выздоравливай.
   И все. Он отключился, оставив меня поразмышлять над его словами. Уйдя глубоко в себя, я не сразу заметил, что мышка Гретта наконец оставила меня одного.
   В голове теснилась масса вопросов, основным из которых был о том, что же на самом деле происходит между регентом и наследниками, что Генрих так легко решил разменять его жизнь. Из прямых родственников императорской фамилии последним был именно ран Горн.
   В случае его смерти, согласно закона о престолонаследовании, Высший Совет, в который входят мой отец Лагран ран Китт герцог Моор - глава тайного сыска Империи, он же глава службы безопасности; отец Витора - Тамир ран Кант герцог Ранер - Глава Торговой гильдии; отец Лорана - Оррон ран Толлер герцог Коррота - Верховный казначей империи; мать Милисент Лирана тар Рант графиня Корф, Первая статс-дама Ее императорского высочества; старком (поясню, потому как часто употребляю - Старший Командор), то есть наш декан; отец нашего куратора Аренор ран Коран герцог Орт - Верховный главнокомандующий империи и мать моего сводного брата Лиона ран Лохан баронесса Монт. Его еще называют Советом семерых, и вот он автоматически стает Регентским Советом, и тут уже императорские детки наплачутся. Мой отец только чего стоит, да и остальные тоже еще те перцы.
   Вот и думай, Игран, что задумал этот мальчишка. Друг, да он может называть меня другом, но я, со своей стороны никогда не забывал, кто он. Я всегда буду верен ему и его сестре, но это не значит, что могу безоговорочно доверять этим заигравшимся деткам. Ситуация... Еще и появление Гретты в нашем корпусе очень меня настораживает. Настолько, что я решился на ночной звонок одному должнику.
   -Игран? Какого... - зевнуло в трубку растрепанное чудо с короткими фиолетовыми волосами вечно торчащими, как щетка нашей горничной, которой она полы заметает. - Простите, тар ран Китт. Просто я...
   -Ты спал, я понял, - спокойно ответил я. - Эрик, мне нужны данные, и ты разобьешься в прах, но мне их добудешь.
   Эрик ран Дрог поморщился:
   -Тар ран Китт решил мне среди ночи напомнить о долге? - ехидно поинтересовался он.
   -Именно, Эрик. Ты все правильно понял.
   -Выбора у меня, как я понимаю, нет.
   -Ты правильно понял, солнце мое фиолетовое, - мягко произнес я и довольно ухмыльнулся, видя, как напрягся мой юный "друг", зная, что может последовать за такой кажущейся мягкостью. - Узнай, где сейчас находится Ее императорское высочество.
   На меня смотрели синие с сиреневым отливом округленные от изумления глаза:
   -Как где? Во дворце, наверное, - выдохнул он.
   -"Наверное" меня не устраивает. Мне нужна точная информация. И, да, это совершенно секретно, - резко добавил напоследок, перед тем, как выключить каон.
   Устало откинувшись на подушке, я начал прокручивать в голове всю информацию, которой владел на данный момент, но успел дойти в своих размышлениях где-то до половины и провалился в сон. Видимо мой организм решил, что хватит над ним так измываться.
   Пробуждение стало неожиданным. Я почувствовал, как кто-то тронул меня за ребра, и, поскольку мозг еще спал, а организм привык к неожиданным побудкам и конкретной реакции на них, броском через свою кровать приземлил того, кто меня лапал, на жесткий пол. С пола раздраженно крякнули, а я мгновенно проснулся, так как во время моего упражнения, боль снова прорвалась сквозь всю грудную клетку, заставив меня шумно выдохнуть с парой крепких словец в сопровождении.
   -Тар ран Китт, - раздраженно заметил с пола доктор, - Вам не кажется, что Вы несколько перебдели?
   Мне действительно стало стыдно, честное слово, минуты на две, не больше, но для меня и это достижение.
   -Простите, доктор Родонт, я не специально, - тихо выдавил я из себя.
   -Да понял уже, - отряхивая белоснежный халат, процедил доктор. - Однако, с Вами надо всегда быть настороже. Как Вы себя чувствуете?
   -Достаточно нормально, чтобы, получив дозу обезбаливающего, отправиться на занятия. Сколько сейчас времени?
   Я удовлетворенно наблюдал затем, как брови доктора полезли за линию бровей, а чего он хотел, чтобы сын главной ищейки империи был жалким размазней, страдающим от каждой полученной царапинки? Да не дождетесь. Меня воспитывал отец после того, как в пятилетнем возрасте я потерял маму. За свою недолгую жизнь длиной в двадцать один год меня восемь раз пытались убить, четыре раза похитить и три раза на мне опробовали очень сильнодействующие яды.
   С таким образом жизни, я привык к тому, что если тебя будят, трогая руками, то эти руки лучше сразу отрывать, ну или, хотя бы, поламать, еду проверять, раз в день принимать убойный набор ядов, к которым мой организм приучали с самого рождения. Вот такой мальчик-колокольчик и достался бедной несчастной Летной Академии. И наивный доктор думает, что меня может удержать в кровати банальный перелом ребер? Проходили уже и не раз.
   -Восемь утра. Через тридцать минут у вашего курса первая пара. Вы думаете, что справитесь?
   -Я? Справлюсь, конечно.
   -Другому кому-то я бы объяснил популярно весь риск задуманного мероприятия, но с Вами, я просто уверен, спорить бесполезно. Я сейчас распоряжусь медсестре дать Вам обезбаливающее. Только вот, если Вам станет плохо, большая просьба, вернуться обратно в лазарет. Это не будет считаться позорным.
   -Я услышал Вас, доктор. Обещаю, если почувствую, что мое тело не справляется с нагрузкой, сразу же вернусь сюда и сдамся Вам в руки, - честно сказал я, зная, что справлюсь я, на самом деле, отлично.

2.

   Первой парой у нас стояло Воинское дело, следом шла история Империи, за ней Навигаторство, затем Боевое мастерство, которое мы должны были изучать в спортзале. Это расписание на сегодня. Я быстро нашел нужную аудиторию и ввалился в числе последних, однако внимание на себя обратил, да еще какое. Курс дружно зашумел, разглядывая меня, как поднятого зомби.
   -Игран, иди к нам, - позвала Мила с середины аудитории, где собралась наша группка.
   Места в аудитории были расположены амфитеатром в три ряда, в каждом по пять мест в каждую сторону. Вот второй ряд слева и заняла наша банда, последним сидел Витор, возле которого я и пристроился.
   -Игран, ты совсем с ума сбрендил? - честно возмутилась Мила. - Тебе вставать еще несколько дней нельзя, а ты уже на учебу приперся.
   -Я не собираюсь лежать и несуществующие трещины на потолке пересчитывать, пока вы здесь познаете азы великого дела командорства.
   -И чего только лежать? - возмутился, толкнув меня локтем, Витор. - Там такая медсестричка... Сам бы при ней полежал.
   -Дурак, - злобно прошипела наша любимая гадюка, как мы частно ее называли за привычку шипеть, распекая нас за неправедные с ее точки зрения поступки. - Как есть дурак. Здесь, между прочим, девушки сидят, а ты о таком говоришь.
   -Так ты же не девушка, а друг, а, значит, при тебе можно, - хитро блеснув голубыми глазами, парировал Витор.
   -Да ты...
   Их перепалку остановил голос преподавателя, вошедшего в аудиторию.
   -Приветствую вас, кадеты корпуса командоров личного эскадрона Их императорских высочеств. Меня зовут Дарс Горнот, можно просто командор Горнот, я буду вести у вас Воинское дело. Итак...
   Дальше пошла длинная лекция, которую мы старались законспектировать вслед за профессором, и друзья на время заключили негласное перемирие. Я тоже старательно писал, только мысли витали не в аудитории, потому несколько раз приходилось заглядывать в тетрадь к другу, чтобы посмотреть , где я потерялся.
   А думал я над словами друга о том, какая милая у нас медсестра с третьим размером груди, как минимум, округлыми аппетитными бедрами и огромными зелеными глазищами на милом личике. Когда она вводила мне обезболивающее в правое предплечье, я очень пожалел, что не туда, куда обычно делают все инъекции, чтобы продемонстрировать ей свои достоинства, приспустив штаны.
   Да, у меня уже пару месяцев не было женщин, вот и лезет в голову не пойми что. Хотя, а почему бы и не попробовать, все же вряд ли Лия откажет самому графу Маррону. Да, такой вот я заносчивый, самовлюбленный и эгоистичный ублюдоко, который считает, что весь мир крутится для него одного.
   Идею познакомится поближе с Лией я осуществил в этот же день, когда после второй пары у нас был большой перерыв на обед. Наскоро перекусив, я кинул друзьям, что мне необходимо обновить обезбаливающее и под ехидные шуточки парней отправился в крыло целителей.
   К счастью доктора на месте не оказалось, а девушка увлеченно перебирала свои микстуры и не сразу поняла, что уже не сама в кабинете. Заперев за собой дверь на замок, я тихо подошел к ней сзади и обнял за талию. Лия резко дернулась, но потом резко застыла, будто закаменев в моих руках. Я уткнулся губами ей в шею, а она только судорожно всхлипнула.
   Повернув ее лицом к себе, я начал быстро покрывать ее лицо поцелуями, а она лишь покорно терпела все, не отвечая, но и не сопротивляясь. Мне этого было достаточно для того, чтобы продолжить свое наступление. Но сколько бы я ее не целовал, ласкал, обнимал, перед глазами стоял милый образ Генриетты, чтоб ее, заразу, за демона замуж отдали. Отпихивая в угол неуместные мысли, я перевел наше тесное общение в горизонтальную плоскость, Лия и это стерпела, только попыталась сжать бедра, но я быстро сломал это слабое сопротивление. Не остановил меня и тот факт, что она оказалась девицей. Поздно, возврата уже все равно нет. Что сделано, то сделано.
   Удовлетворив свою потребность, я позволил себе немного расслабиться и, откинувшись на кушетке, где все собственно и происходило, притянул к себе, обняв за талию партнершу. К моему удивлению, я почувствовал, как моей груди коснулась мокрая щечка. Я приподнялся на локте и повернул лицо девочкиза подбородок к себе.
   -Лия, что с тобой? Тебе было больно? Неприятно?
   -Разве Вам это интересно, тар ран Китт? - тихо ответила она.
   -Что не так? - честно не понял я.
   -Ничего, все так. Граф Маррон захотел девочку, он ее взял. Личную жизнь порушил, не поинтересовавшись, но как же, разве ему кто-то указ?
   Резко поднявшись с кушетки, я изумленно взирал на это непонятное создание. Да любая в Империи была бы счастлива залезть ко мне в постель. Я во дворце их толпами оттуда вытаскивал, чтоб не попасть в щекотливую ситуацию. А здесь простая девушка, совсем не аристократка, и не рада моему вниманию.
   -Лия, если ты так не хотела, почему же не сопротивлялась? Не отказалась?
   -И остаться в лучшем случае без работы? Вы думаете, что я не знаю о Вас и Вашей репутации, граф Маррон?
   Меня разозлила эта глупая девчонка, но мне понравилось ее податливое тело, потому, решив больше не заморачиваться, я снял с мизинца небольшое мерилловое кольцо с алмазом и кинул ей на кушетку со словами:
   -С этого дня меня не интересует твоя прошлая личная жизнь. С этого дня ты делишь со мной постель когда я захочу, - да резко, но плебеи по другому не понимают. - И никаких других мужчин! Все поняла? И кольцо чтоб носила во избежание проблем для тебя же самой.
   И, быстро облачившись, я покинул ее кабинет, стараясь не смотреть на расплывшееся алое пятно на ткани кушетки и заплаканное лицо глупышки. Нужно бюло успеть в аудиторию, где нам будут преподавать Навигаторство. Зря я, конечно, не заставил ее сделать мне еще одно обезбаливающее. После того, что я только что вытворял, поломанные ребра вновь напомнили о себе, а мне ведь еще спортзал сегодня предстоял. Уже хотел вернуться, потом передумал, решив заглянуть к ней после пары.
   В аудитории стоял привычный гвалт. И вошедший преподаватель едва смог всех успокоить и представиться, когда по селектору прозвучало голосом старкома:
   -Кадет ран Китт граф Маррон, извольте явиться в кабинет декана.
   Прорычав ругательство сквозь зубы, так как догадывался, что это вновь аукается история с поединком, я извинился перед профессором и покинул аудиторию. Растояние до кабинета старкома я преодолел достаточно быстро, досадуя на то, что слишком часто здесь бываю. Каково же было мое удивление, когда я застал там своего отца. Он был несколько бледен и выглядел болезненно. Порывисто покрыв широким шагом разделявшее нас расстояние, он резко сжал меня в крепких родительских обьятиях так, что я судорожно выдохнул со всхлипом. Нет, надо было все же вернуться за обезбаливающим.
   -Мальчик мой, ты в порядке? Я так испугался за тебя, когда узнал, - сходу заговорил мой родитель. - К сожалению, я был на момент поединка на бэта-Сириусе по делам, вернулся только час назад, а мне такое рассказали. Рад, что ты уже на ногах. Тар ран Парвз, оставьте нас с сыном наедине, будьте так любезны, - посмотрел он на старкома, не выпуская меня из рук, как малыша - несмышленыша.
   -Хорошо, - коротко кинул старком и вышел, оставив нас вдвоем.
   Отец, наконец, выпустил меня из медвежьих обьятий и прошел к одному из кресел, указывая мне на второе напротив.
   -Я ведь знал, что нельзя выпускать тебя из виду, - проворчал отец, - и вот, первые цветочки. Регент оказался осторожной сволочью, спровоцировал тебя на неосторожные слова и затеял поединок. Я имел любопытную беседу с его бывшим управляющим на Бэте и узнал несколько интересных деталей из жизни регента. Он в моих руках.
   -Регентский Совет, - выдохнул я, понимая, куда клонит папа.
   -Да, мой мальчик. Иного выхода я не вижу. Чтоб ты сразу понял, регент эту ночь не переживет.
   -Даже так? - изумленно уставился я на родителя. - Зачем, папа? Я сам справлюсь с этой проблемой.
   -Если он придет в себя, не справишься. Тар ран Горн в бытность свою простым аристократом третьего круга, был одним из управляющих Теневой Гильдии.
   -Нет! - я реально был поражен. - О том, что он прикрывал одного известного наемного убийцу, которого я год назад уничтожил лично, я знал, но думал, что это после разового заказа, но чтоб в управленцах у теневиков...
   -Вот я и решил, что ему пора упокоиться с миром, не приходя в сознание. Здорово ты его отделал, - с долей уважения в голосе заметил папа. - Не зря я в тебя столько сил вложил. Жаль только, что ты отказался со мной работать.
   Я опустил голову, не желая развивать эту тему:
   -Забудь, я выбрал себе путь.
   -Ага, подальше от Ее высочества, - съязвил добрый родитель.
   -Да хоть бы и так, - неожиданно для самого себя вспылил я.
   Некоторое время мы просто молчали, потом вновь заговорил папа:
   -Что нашел себе постельную игрушку?
   Я на него изумленно уставился, потом посмотрел на мизинец, ну да кольцо, которое принято отдавать той девушке, которая выполняет роль временной партнерши. Девушку, носящую такое кольцо, никто другой зацепать не будет, зная, что она уже кем-то занята. Своего рода временное клеймение, широко применяемое при дворе. Так аристократы, чаще всего, помечали молоденьких горничных, пока те не надоедали им, и тогда кольцо переходило в следующие руки. Обычная практика, мое, например, уже пятый раз перекочевало в новые ручки.
   -Да, медсестра, очень даже не плоха, - нехотя ответил, зная, что отец не оставит в покое, пока не услышит ответ на заданный вопрос.
   -Ее надо проверить.
   -Не надо, она чиста. Была... - ну да, девочка была, так что теперь, обратно не вернешь, зато точно знаю, что до меня ни с кем еще не спала. Удобно.
   -Молодец! Успел, пока другие клювами щелкали.- И после небольшой паузы папа неожиданно спросил, - Видел его?
   Некоторое время я молча обдумывал что бы ответить родителю. С чего это он вообще вспомнил, или все же душа ноет, чувствует свою вину перед старшеньким?
   -Да, мы даже пытались подраться, только старком не вовремя появился, разнял, - честно ответил. - А что, сердце за него болит?
   -Не говори глупости, - фыркнул недовольно великий герцог. - За тебя переживаю, чтобы дел не наворотил. Как Кир?
   -Нормально, он уже на пятом курсе.
   -Знаю.
   Мы еще помолчали. Затем отец встал, вытащил меня за руку из кресла и, порывисто обняв, начал прощаться:
   -Будь осторожен и береги себя. - И уже у самой двери резко обернулся, - может все же охрану к тебе приставить?
   -Я сам о себе в состоянии позаботиться, - резче, чем было надо, ответил родителю.
   -Молодость, - только и произнес он и скрылся за дверью, оставив меня одного, размышлять над его визитом.
   Старком вошел в свой кабинет и, посмотрев на меня, недовольно покачал головой:
   -Зачем девочке жизнь испортили, тар ран Китт? Помнится, только вчера просил Вас забыть о Ваших любимых играх, где низшие участвуют лишь в роли объектов исследования и развлечения.
   -Она жаловаться приходила? Когда успела? - я был искренне удивлен, оказал девчонке честь, так еще и виноват.
   -Мне больше интересно, как Вы, граф Маррон с поломанными ребрами столько сегодня успели, - ехидно ответил старком. - Девочку рыдающей застал доктор Родонт, вот и выпытал, в чем ее проблема. А проблема оказалось очень большой для такой маленькой нее. Наиграетесь и выбросите, а ей потом как?
   -Тар ран Парвз, не лечите мою совесть, - резко ответил я, мигом растеряв все добродушие. - Вам напомнить о юной сироте тарине ран Йордо, которую Ваш внук имел честь осчастливить чуть более года назад, а затем выставил на улицу с ребенком на руках?
   Я думал, что старком сейчас скопытится от пережитого шока. Он хватался за сердце, махал руками, а потом выдавил из себя:
   -Вас не даром прозвали Тагрином, Вы достойны носить сие имя, не знаю, кто опасней из вас двоих, Вы или же Ваш отец. Делайте, что хотите. Оставьте меня.
   Уходя я четко услышал, как звякнула бутылка о бокал, видно вино наливал себе трясущимися руками. А что он хотел, учить меня жизни, до сих пор совершая непростительные ошибки. Я помню эту девочку с толстой русой косой. Я возвращался пешком под утро из одного притона, где допрашивал торговца дурью, и переходил мост, когда увидел ее по шею в воде. Прыгнув с места, я успел только вытянуть ее на берег с помертвевшим лицом и синими губами. Чтобы уж наверняка умереть, эта глупышка напилась яда, который уже подействовал, моя помощь была уже не нужна ей. Перед тем, как умереть, она выдавила из себя только имя, но я и так его знал, потому как несколько раз видел девочку при внуке старкома на приемах.
   Потом я услышал крик ребенка, которого она оставила чуть дальше по берегу. Забрав его, я отнес кроху в храм Иштар, где выяснилось, что это девочка, которую по моей же просьбе записали Яниной ран Йордо. Крохе уже полгода, она крепкая и сильная, и у нее такие же русые волосы, как у ее мамы, и голубые глаза. Я навещаю ее раз в месяц, принося дары богине, сестрам и, отдельно, для маленькой.
   И теперь старком пытается увещевать меня, хотя от меня ни одна девушка не понесла, потому как я незаконорожденных не собираюсь плодить, это раз, и оставлял я уже надоевших девиц не слабо одаренными. А Арман ран Парвз просто попользовался и выкинул, потому и получил по морде при всем дворе сперва от меня, а потом и от моих друзей. Лечили его от переломов, ушибов и ссадин месяца четыре, но мне плевать. Не жалею ни чуть. И еще мне старком будет рассказывать об игре "не высший - не человек". То есть, только его Арман может играть в нее? Да пошел он...
   Посмотрев на время, я понял, что уже опоздал на Навигаторство, у парней спишу, значит нужно подготовится к спортзалу. В крыле целителей на этот раз было уже гораздо шумней, носились девушки и женщины в белых халатах, несколько докторов чем-то переговаривались, но я их проигнорировал напрочь, направляясь в конкретный кабинет.
   Открыв дверь, я замер. Лию сжимал в обьятиях доктор Родонт, причем руки его лежали гораздо пониже спины, что мне не понравилось.
   -Руки убрал, - резко сказал я.
   У дока с самосохранением все в порядке, среагировал на мой голос прыжком шага в два в сторону. Видимо, помнит еще мой утренний радушный прием на кровати.
   -А, тар ран Китт, это Вы? - промямлил он.
   -Я, как видите, док. Мне нужно обезбаливающее.
   Доктор посмотрел на меня не очень уверенным взглядом:
   -Может разрешите прежде Вас осмотреть.
   -Я прекрасно себя чувствую, просто хочу перестраховаться перед спортзалом, - резко ответил ему, ощущая, как меня захлестывает раздражение. - И еще, впредь попрошу руки по отношении к моей женщине не распускать. Это понятно?
   -Раз Вы настаиваете, - тихо ответил док, но я его услышал.
   Все это время Лия стояла у стола и шмыгала носом. Услышав, как ее начальник легко отказался защищать ее, она совсем поникла, плечики низко опустились, и она снова разрыдалась.
   -Док, оставьте нас, - раздарженно кинул я.
   Оставшись с девушкой наедине, я подошел к ней, обнял и притянул к себе, но она попыталась высвободиться.
   -Вам мало? Пришли за добавкой? - резко спросила она.
   -Нет, я как раз пришел за обезбаливающим, как и сказал. Прекрати разводить сырость, эту ночь проведешь со мной.
   -Зачем? - вскинулась она.
   -Слышь ты, гордая пичужка, прекрати строить из себя недотрогу. Если ты действительно была дорога доку, он бы не допустил этого. Посмотри, он даже вступиться за тебя как мужик не может. Все, это больше не обсуждается. Давай коли, и я пошел.
   Как раз прогудела сирена, извещая об окончании пары. Лия вытерла салфеткой личкио и прошла к шкафу с перпаратами. Сделав инъекцию, она поинтересовалась:
   -Вы придете ко мне, или же мне ночью прийти к Вам?
   -Я сам приду, - бросил ей уже от двери и покинул уже порядком надоевшее крыло целителей.
   Боевые искусства вел у нас огромный бритоголовый дядька по имени Шаргал, на голове которого четко видны были белые полосы трех уродливых шрамов. Огромный шрам через правую щеку от виска до подбородка и сломанный в двух местах крупный нос дополняют портрет этого писанного красавца. Смешно было, когда Милка тихо выдохнула с придыханием:
   -Какой мужчинка-а-а...
   Вит неудержался и двинул ее под дых локтем, на что она ответила ударом с колена, только вместо паха попала чуть выше. Витор увернуться не успел все равно, потому разозлился и, совершил захват поперек туловища, на что Милка среагировала ударом головы в кадык, Витор ее выпустил, скривившись от боли и пытаясь отдышаться, а наша любимая гадюка подскочила и с размаха ударила ногой в грудь, но Вит уже отошел и перехватил ее ногу, крутонув так, что она полетела на пол животом вниз.
   Охладили пыл бойцов скупые хлопки, которыми поприветствовал дерущихся препод.
   -Я так понимаю, что для живописной группы из детей советников стоит определить усложненную нагрузку, так как азы им уже не плохо знакомы. Буду тренировать вас отдельно, крохи, - издевательским голосом порадовал Шаргал. - А теперь забег на пять кругов, побежали, детки.
   И все сорвались в забег. Я тоже честно попытался, но как показал опыт, заниматься сексом со сломанными ребрами при качественном обезбаливании проще, чем просто бежать. Выдохся я к третьему кругу, замедляя ход и чувствуя, как в глазах медленно, но уверенно темнеет.
   -Кадет ран Китт, - услышал я голос доброго дяденьки Шаргала. - Чего расслабляемся, у Вас еще два круга впереди.
   Сцепив зубы, я пошел на четвертый круг, стараясь не показать, чего мне это стоит. Воздух с шумом выдыхался сквозь сцепленные зубы, губу я уже прокусил до крови, но круг закончил. Перед заходом на пятый я почувствовал, как сползаю на пол, напрочь игнорируя злобный окрик Шаргала и испуганные вопли Милы и Гретты. Сквозь шум в ушах, я различил голоса, один из которых истерично доказывал другому, что у кого-то проблемы со здоровьем.
   Я рывком сел, не открывая глаз, под протестующий окрик Милы:
   -Игран, лежи, мы уже позвали доктора Родонта.
   -Не надо Родонта, - раздраженно выдохнул сквозь все так же сцепленные зубы. - Я в порядке и сейчас продолжу тренировку.
   Встать мне помешали чьи-то руки, давящие на плечи, мужские сильные руки.
   -Лежите, кадет ран Китт, мне не нужно ложное геройство. На что Вы способны, я знаю и без Вашей бравады и показухи. Вылечите ребра, продолжим тренировки.
   -Я и сейчас способен встать и показать, что умею, - злобно рыкнул в ответ, разлепляя глаза, в которых дружно запрыгали черные мушки.
   Сквозь общий хор голосов я расслышал раздраженный вопль Родонта:
   -Пропустите к кадету, неучи.
   -Его только не хватало, - недовольно прошептал, но меня услышал Шаргал.
   -Сейчас не Вам это решать, кадет. Родонт, что Вы копаетесь? У него внутреннее кровотечение.
   -Тогда ему нельзя вставать, - ответил доктор. - Сейчас я посмотрю.
   Когда эта лекарская сволочь надавила мне на поломанное ребро, я с хрипом выдохнул, но стон сдержал, не дождутся. Потом его прохладные пальцы пробежались по другим сломанным ребрам, надавливая в самых "приятных" местах, после чего, видимо, так и не дождавшись желаемой реакции от меня, то бишь стонов и жалоб, он констатировал:
   -Шаргал, Вы оказались правы, у кадета действительно внутреннее ковотечение. Можете доставить его в ангар? Я распоряжусь, чтобы подготовили корабль к доставке больного в столицу. Здесь я его оперировать не буду. Огромный риск, а мне потом за него перед наследниками отвечать.
   Очнулся я в палате, возле хлопотали феечки в белых и голубых коротких халатиках. Одна из них, стоило мне только открыть глаза, позвала:
   -Тарина ран Лохан! Граф Маррон очнулся!
   Я глухо застонал. Да что ж за дни такие, одни неприятные встречи. Достало все, и Академия за два дня достала. Поступил, как нормальный человек, решил поучиться, профессию приобрести. А приобрел только проблемы и нервные потрясения. А также несколько неприятных встреч.
   -Игран, как Вы себя чувствуете? - холодно поинтересовалась высокая худая женщина с несколько стервозными чертами лица, серыми пронзительными глазами и темно-пепельной косой чуть пониже спины.
   Как только на нее отец в свое время соблазнился?
   -Отлично, - прохрипел я.
   -Не думаю, это Вас еще обезболивающие держат. Все понимаю, кроме того, как такой уважаемый доктор, как профессор Родонт смог пропустить внутреннее кровотечение? - задумчиво добавила она.
   -Он не пропустил. Это я встал на утро после ранения, вот осколок ребра видимо что-то и пропорол, - зачемто решил вступиться за доктора, хотя мысль на задворки сознания закинул, так, на всякий случай.
   Она задумчиво постучала себя пальцем по подбородку, этот же жест я замечал и у Кира, когда он уходил в свои мысли.
   -Да нет, Игран, кровотечение появилось в тот момент, как дага вспорола все три ребра, их осколки пробили сосуды в нескольких местах, а он даже не диагностировал это, просто зафиксировал ребра и все.
   -Что вы хотите этим сказать, тарина ран Лохан? - я был искренне заинтригован.
   -Думаю, стоит связаться с Вашим отцом. Это смело можно назвать покушением на Вашу особу. А вот кто заказал Вашу жизнь доктору, пусть выясняет Лагран.
   Девчонки суетились вокруг, делая вид, что им совсем не интересно, но я мог поклясться, что они подслушивали, чтобы потом разнести сплетни по столице. Как же, событие, очередное покушение на сына герцога Моора. И вновь провалившееся благодаря моему природному упрямству и сволочному характеру.
   -Тарина ран Лохан? - повал я даму, когда она уже собиралась отойти от меня.
   -Да? - обернулась вновь ко мне эта не очень милая леди.
   -Я могу переговорить с Вами наедине?
   -Разумеется, но только после порции препаратов, которые Вам необходимо принять. Я подойду через несколько минут, - и она, подозвав одну из девиц, отдала ей распоряжения по поводу моей персоны, размашистым шагом покинула палату, которая была расчитана лишь на одного пациента, причем, судя по обстановке и целительнице, очень элитного пациента.
   Девушки вновь захлопотали вокруг меня. Одна стащила до пояса одеяло, оголив мою грудь с широкой повязкой, в некоторых местах пропитавшейся кровью. Другая принесла автомат для инъекций, и, заряжая поочередно ампулами, сделала несколько уколов в предплечье, под ключицу и у верхней кромки повязки почти напротив сердца. Третья, взяв салфетку, отирала мне шею и лицо. Четвретая разминала ноги, уточняя, чувствую ли я пальцы на них. Я почти в раю.
   Через минут двадцать вернулась мать Акиро.
   -Девушки, оставьте меня наедине с графом, - резко сказала она,и те стайкой вымелись из палаты. - Слушаю Вас, Игран. - И, притянув к себе кресло, она уселась. - Я так понимаю, разговор сложный, потому предпочитаю сидя выслушать Вас, разумеется, если Вы не против.
   -Разумеется, не против. - И поверьте, она совсем не издевалась надо мной, просто я по положению стою намного выше ее, хоть она и входит в Имперский Совет, и она может сесть в моем присутствии только с моего же разрешения. Это не шовинизм, это этикет, мать его...
   -Итак, о чем Вы хотели поговорить?
   -Зачем? - только и спросил я.
   Некоторое время она молчала, положив руки на колени, и, видимо с трудом сдерживаясь, чтобы не забросить одну ногу на другую. Затем все же соизволила заговорить:
   -Потому что, - очень емко ответила мне. - Не могу я по-другому. Вы не виноваты, что мы с Вашим отцом не сошлись во мнении и вынуждены были развестись...
   -Что? - и, забыв, что только каких-то пару часов назад пережил операцию, резко поднялся в кровати.
   -Лежите уж, - и она, подскочив как девочка, с нажимом надавила на мои плечи, укладывая обратно на кровать.- Да, Игран, я была герцогиней Моор, - продолжила она, рассматривая свои ногти с интересным ярким маникюром, - только недолго. Наш брак был договорным, как и принято в высшем круге. Только вот нам было тогда совсем мало лет. Юный герцог был еще той сволочью, уж простите за подробности о нем, граф. Ему было семнадцать, мне четырнадцать.
   Я снова попытался приподняться, но она опять не дала мне этого сделать.
   -Почему так рано вас поженили? - в среднем договорные браки заключались между потенциальными женихом и невестой, когда ей уже исполнялось шестнадцать, но никак не четырнадцать.
   -Да что ж Вам не лежится? - возмутилась тем временем баронесса, подпихивая мне под спину подушку, чтоб я полусидел. - Договор был составлен, когда мне было восемь лет. Наши земли граничили с герцогскими, а кровь у меня достаточной пробы, чтобы подойти герцогу, вот и заключили столь раннюю помолвку. А потом умер мой отец, и меня вместе с наследством попытался приграбастать к шаловливым ручкам дядюшка по матушке. Мама, будучи не в состоянии противостоять жадному родственнику, сама обратилась к герцогу, тоже рано оставшемуся без родителей, чтоб ускорить выполнение договора, иначе все потеряет силу.
   -Да уж, - протянул я, когда она на время замолчала. И мне вот интересно, почему я узнаю это столько лет спустя и не от собственного отца? - Продолжайте, баронесса, мне очень интересно знать, с какой радости он не признал тогда собственного сына?
   Теперь настало ее время удивляться:
   -А почему это Вас беспокоит? Вроде как Вы радоваться должны, что являетесь единственным наследником герцога? Или я чего-то не понимаю.
   -Радоваться тому, что ненавижу собственного старшего брата и он отвечает мне взаимностью. Вы меня поражаете.
   -В том, что случилось, виноваты мы оба. А расплатились наши дети. Я уверенна, Лагран до сих пор винит только меня в случившемся. Достаточно только посмотреть ему в глаза при встрече, - ее передернуло, видимо от переполняющих эмоций. Никогда не предполагал, что всегда холодная и черствая баронесса имеет в душе живой огонь. - Первый год мы просто жили в соседних покоях дворца, стараясь пореже видеть друг друга. Когда мне исполнилось пятнадцать, Лагран преподнес меня два подарка.
   Она сняла с шеи цепочку с крупным медальоном в форме овала из мерилла с узором в виде цветка эридеи, редкий цветок, который мало где произростал, но у нас на территории герцогства цвела ими большая поляна на краю обрыва. Так этот цветок и стал символом рода Моор. Открыв, она передала его мне в руки. Внутри на одной половинке было свадебное фото, на котором я в юноше узнал собственного отца, который обнимал хрупкую, очень худенькую, что не скрывало даже свадебное платье, еще почти девочку с большими серыми глазами и пепельными волосами в замысловатой прическе. На другой половине был закреплен пластиковый ключ, наверняка, от ячейки в Имперском банке.
   -Это был первый подарок, вторым был маленький пушистый котенок, - тихо сказала она, застегивая обратно на шее медальон. - Так лед, сковывающий наши отношения дал несколько трещин. Еще через год мы уже делили одну кровать на двоих в спальне герцога. Чувства, как мы ни старались, так и не появились. И мы стали совершать ошибки. Несколько раз я застала его в небольших комнатах с горничными, пару раз он поднял на меня руку, а потом влюбилась я, по-настоящему. Так и закончилось все. Он выкинул меня на улицу беременную зимой,отобрав все права на родовые земли. Потом, чуть позже скончался мой жадный дядюшка, за которым осталось неплохое имение, в которое я и перебралась вместе с новорожденным сыном. Туда же мне доставили документы, в которых сообщалось, что наш брак прекратил свое существование, а земли баронства он оставляет себе в качестве компенсации. Сына он признавать отказался, хотя я ни разу не изменила ему физически.
   На некоторое время баронесса замолчала, а я прокручивал в голове все то, что только что от нее услышал. Какая паршивая история получается, ну папа, ну жук. Все понимаю, и поступил бы, наверное так же, узнав, что у жены, даже не любимой, есть другой, но забрать земли, которые были ее личными, лишить содержания. Как же был он на нее зол тогда? И понимает же, что Кир его сын, а признавать до сих пор отказывается. Что же на самом деле между ними произошло?
   -А что с любовником? - решил я подтолкнуть баронессу к окончанию ее исповеди.
   -Да ничего, он, оказывается, через меня хотел подобраться к твоему отцу, а когда тот меня бросил, любовнику я тоже оказалась не нужна. Осталась одна, обиженная и обозленная. Вот и все.
   Мы так увлеклись беседой, что не сразу заметили, что в палате не одни. В воцарившейся тишине раздались скупые хлопки в ладони, кто-то имитировал аплодисменты. Повернув голову, я увидел в дверях папу.
   -Исповедалась? Пожаловалась на меня, мерзавца сволочного? - едко заметил он. - Что ж ты не сказала, что привела любовника в замок ночью, чтобы он смог меня убить? Запамятовала уж? Постарела, иссохлась от собственного яда и злобы?
   -Я не знала! - громко возразила баронесса, с укором уставившись на своего бывшего мужа.
   -А для чего тогда ты помогла ему проникнуть?
   И мое терпение лопнуло. Я взвился:
   -А ну покинули мою палату! - рыкнул я на них обоих. - Вон! Если вы, наконец, повзрослели, идите где-то в укромный угол, и выясните свои отношения до конца без недомолвок. Только, будьте любезны, сделайте это подальше от меня.
   Баронесса с укором на меня посмотрела, но пробить меня на совесть у нее не получилось. Слишком много вывалила на меня эта дамочка, только судя по всему в таком виде, чтобы я проникся и пожалел ее. Не дождется. Хочет примирения с отцом, с ним пусть и разбирается. Да, такой вот я черствый сухарь.
   -Я зайду к тебе позже, когда баронесса Монт изволит покинуть твою палату, - угрюмо произнес отец, выходя.
   Она молча вышла следом. Облегченно выдохнув, я решил обдумать вопрос о возможной умышленной попытке доктора Родонта меня угробить. И причиной была не его привязанность к Лие, потому как кровотечение было у меня еще до того, как я решил завести себе очередную игрушку. Кто ж с тобой договорился, док?
   Подумать мне, впрочем как и всегда, не дали. В палату влетела личная охрана наследников в черном с зеленым, а следом вошли и сами императорские отпрыски. Непривычно бледное с зеленцой лицо Генриетты привлекло мое внимание настолько, что я не сразу отреагировал на подошедшего Генриха.
   -Ну ты, дружище, совсем раскис. В последний раз ты так валялся в кровати, когда разбился на Алголе в позапрошлом году.
   -И я рад тебя видеть, твое императорское, - усмехнулся я, отрывая взгляд от его сестры. - Со мной все в порядке. Через пару дней встану...
   -Ага, встанешь, - со смешком ответил Генрих, - баронессу так закоротило от того, что док умышленно неправильно поставил диагноз, что теперь ты будешь валяться здесь до тех пор, пока она не разрешит тебе встать лично.
   Я не знал, что на это ответить другу. Ну не понимаю я эту демонову баронессу, которая вдруг воспылала ко мне непонятными чувствами настолько, что изливает душу и опасается за здоровье. Если бы я сдох, ее сын бы стал графом Маррон. Чего же волнуется? Или что-то замыслила? Жизнь при дворе отнюдь не научила меня банальному доверию к людям.
   -Тагрин, тебе бы, правда, отлежаться, - вдруг нарушила тишину наследница.
   -Еще скажите, Ваше императорское, что изволите переживать за меня, сволочного ублюдка? - и нет, это не я к ней придрался, это она мне действительно такое ляпнула за обеденным столом пять дней назад.
   ***
   Она стояла и смотрела на него, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Ей сразу же вспомнился тот день, когда Лараль, ее личный телохранитель, пришел к ней за помощью. Это было семь дней назад. Она стояла у окна в своем будуаре, когда охранник попросил ее разрешения войти. Смущенно разглядывая синие узоры на нежно-голубом фоне стены, она кивнула, давая это разрешение.
   Лараль подошел к ней, преклонил колено, а потом неожиданно стал на оба колена и уткнулся ей в платье чуть пониже пояса лицом.
   -Лараль, что с тобой? - спросила она тогда обеспокоенно. - ты ведешь себя не естественно.
   -У меня проблемы, Ваше императорское высочество, и не к кому с ними пойти. Помогите мне, пожалуйста!
   Девушка аккуратно отодвинулась от офицера и одной рукой за подбородок приподняла его голову, заглянув в карие глаза:
   -Что случилось и чем могу помочь?
   -Меня заказала Теневая гильдия, - глухо произнес он.
   -За что? - потрясенно выдавила из себя принцесса, - Лараль, если не будешь со мной откровенным, я ничем не смогу тебе помочь.
   Он так и присел на коленях у ее ног:
   -Я сам обратился к ним около месяца назад с просьбой облапошить моего не в меру жадного деда, который прибрал к рукам деньги моих покойных родителей и держит меня в черном теле. Цену назвать сразу они отказались. А когда озвучили... Мне не хватало тысячи сердонов, чтобы с ними расплатиться. Тогда они предложили заплатить мне с отсрочкой, но уже полторы тысячи сердонов. Денег нет, а срок выходит завтра. Если я не расплачусь, они меня убьют.
   Некоторое время наследница императорского трона размышляла, как правильно поступить. С одной стороны, Лараль поступил дурно, с другой стороны, она лично знала его деда, и на обоих Сириусах не найдется того, кто бы назвал его порядочным человеком. Приняв решение, она пообещала помочь.
   -Иди, Лараль. Я попробую решить твою проблему. Но, пока ничего не обещаю.
   Не раздумывая долго, она велела узнать, где находится Игран ран Китт. Найдя его в дворцом саду с Милисент ран Тарн, что-то щебечущей ему на ухо. Девушку передернуло от такой фамильярности, а ран Китт, судя по всему, был очень доволен, потому как улыбался, приобнимая Милу за талию. Подходя к ним наследница огромной Империи почувствовала, как ее захлестывает раздражение на пополам с возмущением.
   -Тарина ран Тарн, Вы ведете себя, как непотребная девица. Оправьте рубашку и ступайте в мои покои, Вы мне понадобитесь.
   Мила изумленно посмотрела на Генриетту, хотела уже вспылить, аж рот приоткрыла, но, граф Маррон погладил ее по плечу успокаивающе и шепнул что-то, наклонившись к ее ушку. Кивнув, она, не глядя на наследницу гордо удалилась размашистым шагом.
   -Как мужик, - фыркнула недовольно девушка и посмотрела на Играна, который теперь со скучающим видом разглядывал ее. - Тар ран Китт, мне нужна Ваша помощь.
   Приподняв брови, граф Маррон спросил:
   -Прежде чем выскажите свою просьбу, Ваше императорское высочество, потрудитесь объяснить, чем Вам не угодила тарина ран Тарн? Стоило ли обижать девушку только потому, что я ее приобнял?
   Поняв, что суть ее поступка разгаданна, девушка смущенно покрылась румянцем, но взгляд выдержала и резко ответила:
   -Мне нет дела до того, кого изволят обнимать мои придворные и зажимать по углам. Главное, чтоб это делали в укромном месте, а не на виду у всего двора.
   -Вы можете думать, что угодно о моей персоне, и мне на это откровенно наплевать, а Миле еще замуж выходить, потому не смейте ее оскорблять, Ваше императорское.
   -Почему именно в твоем исполнении обращение ко мне звучит как оскорбление? И я не ругаться пришла, - она почувствовала, как глаза затуманивает пелена. - Мне помощь твоя надо.
   -Вы не с того начали, Ваше высочество.
   Немного помолчав, Генриетта собралась с мыслями и быстро изложила суть вопроса, опасаясь, что он прервет ее в любой момент. Но Игран дослушал до конца, после чего с холодной полуулыбкой:
   -Я даже не пошевелюсь, чтобы помочь Вашему фавориту, Ваше императорское. Если он опустился до того, чтобы связаться с Теневой гильдией, на борьбу с которой я лично потратил уже уйму времени и сил. Не тратьте силы. Пусть ищет деньги и расплачивается. Добавить мне нечего.
   И она, глотая слезы, смотрела в спину уходящему бесчувственному чурбану. На следующее утро из Ринары рыбаки выловили изуродованное пытками тело Лараля. В тот же день за обеденным столом, когда барон Орт расхваливал ран Китта за его достижения в борьбе с преступностью, она оборвала его хвалебную оду словами:
   -Не стоит так хвалить, барон, сволочного ублюдка, не способного на сострадание и сочувствие.
   ***
   -Тагрин, ты извини, но тогда ты вполне заслужил, - резко окрысилась сия несносная девица. - Но это не значит, что я не переживаю за твое здоровье и твою жизнь.
   -Да много чести, Герти, - в тон ей ответил я, умышленно назвав ее по-домашнему. Но мы же здесь одни, без свидетелей, значит, можно.
   -С тобой невозможно нормально разговаривать, - фыркнула она, - выздоравливай. - И быстро покинула палату, на ходу кинув, - Гер, жду тебя в коридоре.
   Наследник шумно выдохнул:
   -Ну вот что вы все собачитесь? Неужели нельзя спокойно общаться? Тем более, что вы оба неровно дышите друг на друга.
   -Ага, я к ней с любовью, - хохотнул, не сдержавшись, - а она ко мне с желанием оторвать, что-то, по ее мнению, лишнее.
   -Ну ты мог и помочь Ларалю, - тихо сказал наследник, но я его услышал.
   -Да с какой радости? Еще скажи, что я должен поощрять сотрудничество с Гильдией, которая уже столько раз насылала на меня наемников. И, поверь, отнюдь, не с целью личного знакомства и предложения дружбы.
   -Да знаю я, но ей этот Лараль был дорог. До сих пор нет-нет, да и расплачется, вспомнив, в каком виде его нашли, ну и начинает тебя в черствости в очередной раз обвинять, не без этого. Помог бы ей, заработал бы дополнительные очки в ее глазах.
   -Мне не нужны дополнительные очки от нее, вообще, - резко ответив, я отвернулся от наследника, чтоб он не видел, как блеснули яростью мои глаза. - Все, хватит о глупостях. Что с доктором?
   -Его уже допрашивают, твой отец в бешенстве.
   -Даже не сомневался в этом.
   -Ну мы пойдем, да? - спросил Генрих, а у меня было стойкое ощущение, что он еще что-то хочет сказать.
   -Я думаю, визит вежливости можно закруглять, - согласился с наследником, опасаясь, что если поощрю его на дальнейшую беседу, могу услышать чего-нибудь неприятное для себя.
   -Ты не сносен, Тагрин, - возмутился Генрих, но тут же успокоился. - Давай, побыстрее выздоравливай, ты нам нужен.
   -Кто бы сомневался, - процедил я сквозь зубы, когда дверь за наследником закрылась.
   Наконец, я остался один и позволил себе немного вздремнуть. Ага, как бы не так. Явился папа. -
   Сынок, ты как?
   -Лучше только в раю.
   -Вот что ты за человек, каждый раз на нормальный вопрос отвечаешь какую-нибудь пакость.
   -Нормально я ответил. Чего цепляешься? У меня распахана грудина, а так все в ажуре.
   -Язва, весь в мать покойную, - усмехнулся отец. - Доктор уже признался. Ему заплатил регент еще перед боем за то, чтобы он не оказывал тебе медицинскую помощь. А если получится, то и помог уйти к предкам. Узнав, что регент сам при смерти, доктор дергался между долгом и проданной совестью, думая, как поступить. А тут ты сосвоевольничал, решив подняться, правда с обесбаливающим. Еще и залез на девицу, к которой этот дурак был неравнодушен, но не знал как к ней подступиться. А ты все перечеркнул одним махом. Тут его проданная совесть замолкла бы навеки, но, когда он понял, что ты вот-вот умотаешь к предкам, перепугался насмерть за свою шкуру. В общем, фактически, за то, что выжил, ты должен сказать 'Спасибо' Шаргалу, который вовремя сообразил, что именно с тобой не так, иначе, этот сволочь бы тебя догробил.
   -Что с ним будет? - жалко мне его не было совсем.
   -Это будут решать наследники, которые очень разозлены на глупого доктора.
   -Главное, чтоб не казнили, - ответил я, соображая, какую выгоду можно поиметь с этого дурака, если правильно его использовать.
   -И что ты задумал? - с ходу разгадал мои мысли папа. - Куда собрался пристроить?
   -С тобой не интересно, никаких тайн и загадок, - буркнул я для проформы. - Мне известно, что у жены Дано ран Вальца, который занимает пост казначея в Теневой гильдии, очень большие проблемы со здоровьем. Добраться до него честным путем не выходит. А если мы зашлем во вражеский стан доктора...
   -То он может принести огромную пользу, помня о том, что обязан тебе жизнью, - понятливо продолжил папа.
   -Займешься? - с надеждой уставился я на отца. - Или помоги мне отсюда сделать ноги, чтобы я сам все разрулил. -Нет уж, полежишь столько, сколько эта бешенная белка тебе скажет, а док в это время посидит и подумает о жизни своей непутевой. Скажи мне, только честно, ты затеял с Академией, чтобы Гильдия поверила, что ты отошел от дел?
   Я молчал, не зная, как правильно оформить ответ отцу. Но он ждал, не давая мне шанса отмолчаться:
   -Частично ты прав, но еще и потому, что мне за три года в службе, она уже надоела до диких вепрей, хочется все бросить, и почувствовать себя простым парнем, который учится, дружит, влюбляется, рискует жизнью, но в пределах, а не боясь выпить стакан воды, не говоря обо всем остальном.
   -Да уж. Но борьбу с Гильдией ты продолжишь?
   -А ты как думаешь? Они мне слишком задолжали за последние несколько лет.
   -Никогда в тебе не сомневался. Что эта бешеная тебе наболтала? - и папа заглянул мне в глаза, интересно, что он там искал.
   -Почему ты не рассказал раньше? - вопросом на вопрос ответил я.
   -Не знал, как. И не думал, если честно, что ее разберет на откровенность от страха за твою жизнь.
   -С каких это пор баронесса вообще переживает за мою жизнь? И почему ты так и не признал Кира?
   -Много вопросов, - вздохнул отец, разом постарев на несколько лет. - Он был похож на нее, когда был маленький, перерастать и обретать сходство со мной начал только после десяти лет, но к тому времени у меня уже был ты.
   -Неудивительно, что он так меня ненавидит. Может исправишь все? - мне было очень интересно увидеть его реакцию.
   -Я не могу лишить тебя статуса наследника, - быстро ответил он, опустив голову.
   -Ты боишься, что я расстроюсь из-за твоих денег? Я сам своей службой неплохо заработал, если ты помнишь. И ни в чем не нуждаюсь. Подумай.
   -Что ж ты раньше за него так не ратовал? - ехидно прокомментировал родитель.
   -Я не знал, что ты был на ней женат, - глухо ответил я, чувствуя одновременно и досаду, и некое облегчение за то, что хоть что-то проясняется в этой жизни.
   -Я подумаю.
   В дверях нарисовался телохранитель герцога:
   -Тар ран Китт, Вас ожидают на работе.
   -Уже иду. - Ответил он. - Если что, звони.
   И отец покинул меня в палате, в которой я, с легкой руки 'бешеной белки' баронессы Монт провел еще пять дней. Только уверившись, что раны действительно затянулись, и ребра начали срастаться, она разрешила мне вернуться в Академию, только ограничивать физические нагрузки еще в течение месяца.
   3.
   Мое возвращение в Академию мы бурно отмечали весь вечер. Друзья жаловались на пропущенные возможности подшутить над кем-то из пилотов либо преподов, большие учебные нагрузки. Хотя в этом они лукавили, потому как мы с нашей подготовкой могли смело перейти на третий курс. Тем более, что все мы неплохо управляли летной техникой от одноместного разведчика до восьмиместного браганта.
   Не забыли помянуть регента, который два дня назад был похоронен с почестями, и уже со вчерашнего дня фактически Империей управлял Регентский Совет, то есть наши же родители. Ну и, конечно же, выпили за мои новые апартаменты, которые выбил для меня отец согласно моего статуса. Старком громко ругался, но уступил, понимая, что мой родитель прав в своем требовании. Поняв, что я на самом деле, так и не отошел от дел, папа решил мне не явно помогать, облегчая задачу. Друзья были довольны тем, что теперь могли съехаться в одну комнату. Выигрывали все.
   На следующее утро было вполне предсказуемое жесткое похмелье. Чтобы не страдать, я направился сразу в крыло целителей. К тому же, я еще не порадовал своим возвращением Лию. В кабинете никого не оказалось, но я уверенным шагом направился к шкафу с леками, зная точно, что можно помочь мне и друзьям перед первым занятием. Искомое я нашел достаточно быстро, но не успел дотянуться, как услышал за спиной:
   -Кадет, что Вы здесь забыли?
   Ну да, я же в обычной форме кадета корпуса командоров, и со спины, наверняка, смотрюсь, как и многие другие кадеты. Резко обернувшись, я растянул на лице хищную улыбку:
   -Привет, мышонок! Попалась!
   Лия, взвизгнув, попыталась покинуть кабинет. Наивная девочка, я легко настиг ее и, перехватив рукой за талию, крепко прижал к своему телу, на что болезненно отреагировали мои многострадальные ребра. Жестко поцеловав ее в губы, несмотря на то, что она попыталась отбиваться, я ехидно поинтересовался:
   -Что, надеялась, что я не выживу?
   Девушка спрятала лицо у меня на груди:
   -Нет, тар, что Вы такое говорите? - тихо произнесла она.
   -Ага, признаешься ты, что желала мне смерти со своим дружком, как же, - я реально был зол на нее. И тут же, перехватив ее кулачки, я крутанул ее ладонь, чтобы злобно прошипеть, - где кольцо дела, зараза?
   -Я не думала...
   -Возвращаемся к тому же, что ты меня мысленно уже похоронила. Равносильно измене Империи.
   Да, я не щадил ее чувства, ведь мы так и не выяснили ее роль в моем 'лечении'. Она расплакалась:
   -Я не знала, что доктор неверно поставил Вам диагноз, - шмыгнула она носом. -И смерти я Вам не желала. Но вот, чтобы Вы оставили меня в покое, я очень хочу. Это неправильно?
   -Слышишь ты, мышка клиническая, если я только узнаю, что ты помогала Родонту, тебя ждет ссылка. А пока, будешь при мне, и чтоб кольцо одела. Сейчас же!
   Она подошла к столу, и, открыв верхний ящичек, достала серебряную шкатулку. В ней, поверх всякого барахла, не имеющего особой ценности, лежало мое кольцо. Она проворно натянула его на безымянный палец правой руки.
   -Вы довольны, граф? - ух ты, какие дерзкие нотки. А она мне все больше нравиться.
   -Вполне, - холодно ответил ей, не меняя выражения лица. - Скажи, чем ты недовольна? Переживаешь, что потом не выйдешь замуж? Напрасно, когда надоешь, я лично подберу тебе хорошую партию, могу даже аристократа третьего круга подсуетить. А так тебе не о чем волноваться. Я могу решить любые твои проблемы, ты под наилучшей из возможных защитой в Академии в частности, и в Империи в целом.
   -Меня больше беспокоит слово 'надоем'. Я живая, тар ран Китт, умею чувствовать. Если Вы будете сейчас оберегать и защищать меня в обмен на постель, я могу и привязаться к Вам даже против своего желания. А потом, разбитое сердце и глухая ненависть к тому, кого Вы подберете. Сомнительная честь, не так ли?
   -Лия, давай не будем заходить так далеко. Ты знаешь правила. Получила кольцо от высшего, принимай свою судьбу.
   -Знаю, тар, - кивнула девушка, нервно сглотнув. - У меня просто нет выбора.
   -Вот и разобрались.
   Прихватив с собой леки от похмелья, я пошел к друзьям. Нужно ли уточнять, как они были рады своему спасителю. Перед первой парой я столкнулся с Киром.
   -О, ран Китт! А я так надеялся, что ты сдохнешь! - возопил он, опережая меня у подъемника, к которому приближался с двумя своими друзьями.
   После беседы с его матерью, у меня слегка угасла ненависть к брату, только вот он был таким же.
   -Прими мои соболезнования по поводу умершей надежды, - спокойно ответил ему, придерживая за руку Витора, желавшего чего-то добавить. - Пусть покоится с миром. - И зашел в подъемник, не обращая внимания на то, что он вошел вместе со мной и моими друзьями. Его сопровождение осталось дожидаться в коридоре девятого уровня.
   Весь день, наблюдая за Греттой, я думал о том, что у нее подозрительно знакомые мне жесты, движения, мимика. Одного не понимал, если я прав, то как эта зараза наследная смогла раздвоиться. Я же именно ее лицезрел в палате. Да и мотивов подобной глупости я тоже не мог уловить. Едва дождался вечера, чтобы в тишине своей комнаты, набрать номер на каоне.
   -Да, тар ран Китт, - собрано ответил Эрик, который видимо в данный момент стоял на своем посту у двери в покои наследника Империи.
   -Эрик, сколько я могу ждать? Почему ты со мной до сих пор не связался?
   -Так Вы ж вроде как почивать у целителей изволили, - ничуть не смущаясь, с широкой улыбкой на наглой мордахе ответил парень.
   -Ну...
   -А что 'ну'. Принцессу при дворе заменяет ее двойник Элайя Ланд. Но пару раз за последние пять дней появлялась она сама. У Вас в палате - это первый раз, и на похоронах регента. На Регентском Совете был уже двойник.
   Некоторое время я просто молча соображал, затем все же решил поинтересоваться:
   -Когда Элайю привезли с Бэты? - о двойнике я всегда знал, Эла в детстве часто присутствовала на классных занятиях и при наших играх, чтобы знать и уметь все то, что знает и умеет наследница. У Гера тоже был двойник, Ирон гар Синг, тоже с Бэты. Но в последний год в них не было необходимости, потому они большую часть времени проводили у себя дома, лишь пару раз в год заменяя наследников, чтобы не утратить навыков копии.
   -Месяц назад по личному требованию принцессы. Наследник ее поддержал. Во что сейчас играются детки, я не узнал...
   -Мне и этой информации за глаза, - резко ответил ему и спохватился. - Спасибо, Эрик. Ты как всегда не подражаем и не заменим, так что не рассчитывай на свободу от меня.
   И я отключился, прокручивая полученную информацию. Детки вновь играются. Зла на них порой не хватает. Пора снять маски и поговорить в открытую. Я решительно направился в комнату к девчонкам. Мила сидела на кровати с открытой книгой, а Гретты в комнате не было.
   -Тагрин? Ты соскучился? - улыбаясь, поинтересовалась подруга.
   Кивнув в сторону второй кровати, я спросил:
   -Где твоя напарница?
   -В ванной полощется. А зачем она тебе?
   Присев на кровати около подруги, я спросил:
   -Мил, она тебе никого не напоминает?
   -Тагрин, ты опять со своими расследованиями. Никакой спокойной жизни. Ты можешь хоть раз отвлечься от своих подозрений и расслабиться. Ты же обещал! - упрекнула в добавок ко всему.
   -Я помню, но ее появление в практически мужской Академии, где девушек всего восемь на все семь курсов командоров, ну, ладно, у пилотов чуть поболее, но то плебеи, очень настораживает. К тому же, ее жесты, поведение, мимика, - я примолк, раздумывая, не поделится ли своими мыслями с Милой, но потом передумал, потому как, вдруг я окажусь прав, может оказаться так, что об этом нельзя будет знать даже моим друзьям. - Ладно, Мил, проехали. Можешь меня оставить с ней наедине на полчасика?
   -Да не вопрос. Только не обидь ее ненароком своими подозрениями. Ты со своей дурацкой работой, совсем разучился общаться с порядочными девушками. Уж извини за правду.
   -Да не на что обижаться, Мил, ты, как всегда, права. - И, чмокнув подругу в макушку, я мягко выставил ее из комнаты, прикрыв за ней дверь на замок, и прилег на ее кровать в ожидании того момента, когда эта русалка с голубыми глазами покинет наконец ванную комнату.
   Ожидая, я прикрыл на пару минут глаза и не увидел, как она вошла.
   -Тар ран Китт? - Грета судорожно вцепилась в узкое полотенце, обернутое вокруг нее, как в единственную деталь одежды, которая, вынужден признаться, мало что скрывала.
   -А где Мила?
   -Вышла, - лаконично ответил ей, наблюдая за нервными перетягиваниями полотенца с груди на бедра и обратно. - Не мучай тряпку, Герти, у тебя отличная фигура.
   -Но, может, Вы хоть отвернетесь?
   -Зачем? - провокационный вопрос застал принцессы врасплох. Она даже не поняла, что отозвалась на свое домашнее прозвище. - Может хватит ломать комедию? Не знаю, какие чудеса с тобой творит придворный косметолог, но у него не плохо выходит.
   Она измерила меня с ног до головы замораживающим взглядом:
   -Я не понимаю, о чем Вы, тар ран Китт?
   Я плавно поднялся с кровати, подходя к девушке пружинящей походкой хищника, имя которого ношу.
   -Хватит! - я резко дернул ее за руку на себя. - Извини, что без должных церемоний, но твое поведение и глупые поступки подразумевают отсутствие должного пиетета, так что, уж терпи, как есть.
   -С тобой невозможно нормально общаться, - прошипела она, упираясь мне в грудь своими ручонками. - Как ты понял?
   -Ты забываешь, дорогая, что мы вместе с самого вашего с твоим братцем рождения. Мне известны все твои повадки, жесты и мимика. Герти, ты можешь провести кого угодно, но только не своего верного Тагрина. Кто в курсе этого цирка, кроме Гера и, подозреваю, старкома?
   -Только они и твой отец, - тихо ответила Герти, низко опустив голову.
   -Знаешь, больше всего мне сейчас хочется отлупить тебя и твоего очень умного братца, позволившего эту авантюру. Ты хоть понимаешь, что уже через пару месяцев у нас начнутся боевые вылеты? И мне, вместо того, чтобы выполнять поставленные задачи, придется прикрывать твою императорскую попу! По-твоему, я так видел свою учебу? - я постепенно скатывался в состояние бешенства, осознавая всю глубину своего попадания в ... глубоко в общем.
   -С чего бы это? - возмутилась императорская особа, выдернув свои лапки из моего захвата. - Я и сама о себе не плохо позабочусь. И еще, я надеюсь, ты понимаешь, что никто больше не должен догадаться обо мне?
   -Понимаю, - раздраженно ответил ей, подходя к двери.
   Я уже был одной ногой в коридоре, когда она меня окликнула:
   -Игран, я не хочу, чтобы рядом с тобой была эта девица, - сообщила она мне в спину.
   Я шокировано обернулся:
   -Я еще разрешения на свою личную жизнь у тебя не спрашивал! - рявкнул в ответ. - Она с сегодняшнего вечера будет жить в моей комнате. И только посмей ее оскорбить! - и вышел, громко стукнув дверью, чтоб избежать соблазна мягко придушить самовлюбленную стерву.
   С этого вечера она стала относиться ко мне отстранено-прохладно, я отвечал ей тем же. Друзья, не зная истины, сперва пытались нас примирить, затем просто отказались от этой пустой затеи. Дни были заполнены учебой и летели один за другим, так незаметно подобралась зимняя сессия с экзаменами.
   Сдавали мы ее в три этапа. Сперва были письменные задания, потом боевые у Шаргала и заключительным экзаменом шло управление разведчиком - мелким одноместным транспортом.
   Для меня экзамены прошли легко и безболезненно, ребята чуть больше пострадали, но экзамены сдали мы все. Дальше шли каникулы размером в три недели.
   Вечером, накануне отлета домой, в столовой ко мне подошел Акиро. Хлопнув по плечу, он сказал:
   -Ну что, Тагрин, готов со следующего семестра стать моим напарником? - и в голосе столько ехидства и предвкушения.
   Надо ли говорить, что я подавился бутербродом, который только надкусил.
   -И тебе, Кир, приятного аппетита, - выдохнул я, прокашлявшись. - С чего ты взял, что я захочу стать твоим напарником?
   -Старком уже всех распределил, - лаконично ответил он, пожав плечами.
   -Да чтоб я сдох! - вырвалось у меня на эмоциях.
   -И я б не против, чтоб ты сдох, - по-доброму поддержал меня сводный брат и пошел к столу, где его уже дожидались друзья.
   Я сидел некоторое время, силясь взять себя в руки и успокоиться. Ребята бурно восприняли сообщение о распределении, предполагая, кого с кем могли поставить в пары. А я все это время пытался осознать, насколько же меня ненавидит старком, чтоб подсунуть такую свинью.
   -Игран, пошли! - Я изумленно посмотрел на Витора, толкнувшего меня в спину. - Что ты застыл, аки памятник себе любимому? Ну Акиро, так Акиро. Может у вас наконец получится найти общий язык?
   -Тебе проще, - мрачно огрызнулся я, вставая из-за стола. - Кого бы ни поставили в напарники, хуже не будет.
   Распрощавшись с друзьями, я пошел к себе собирать вещи. В комнате за столом сидела Лия и листала бумажки с записями.
   -Игран? - она поднялась мне навстречу. - Что-то случилось?
   -С чего ты взяла? - уточнил, подходя к кровати. - Как день прошел?
   -Нормально,а у тебя, похоже, не очень.
   -Да так, мелочи, - уклонился я от расспросов.
   За те три месяца, что мы прожили вместе, она уже привыкла ко мне, не пугалась, была достаточно нежна и внимательна. Я сделал правильный выбор. Я позволил Лии обращаться ко мне на 'ты' и по имени, что в нашем высшем круге принято не было, но мне было на это откровенно наплевать.
   -Лия ты собралась?
   -Я хотела поговорить с тобой об этом, - тихо сказала девушка, а я уже знал, что сейчас услышу. - Я хочу провести отпуск в своей семье. Пожалуйста, Игран!
   -И не надо на меня так умоляюще смотреть, ты едешь со мной! - твердо ответил ей, не давая шанса упросить меня. - Это не обсуждается. Обещаю, что лично свожу тебя к твоей семье, как освобожусь от накопившихся дел, но не надолго.
   Она опустила голову, наверняка пытаясь скрыть мокрые глаза. Я обнял ее, поцеловал в макушку и легонько подтолкнул пониже спины в сторону шкафа:
   -Собирайся. Отправляемся рано утром.
   -Хорошо, - согласилась она, взяв себя в руки. -Вот так бы сразу.
   Рано утром, пока Лия еще спала, я, уже умытый и одетый, прошел в комнату девочек.
   Застал их приводящими в порядок длинные патлы.
   -Привет!
   -Привет, Игран! - улыбнулась мне Мила. - Чего так рано? Мы еще не собрались.
   -Да вижу,копуши. Гретту доставлю я, а ты, Мил, летишь с парнями.
   -И кто так решил? - холодно поинтересовалась принцесса, отвлекшись от своей русой гривы.
   -Я так решил, - резко ответил ей. - Этого достаточно.
   Она промолчала, вместо нее ответила Мила:
   -Достаточно, конечно. Только, Игран, - она подошла и игриво чмокнула меня в щеку, - сделай одолжение, с близкими друзьями не включай начальника службы безопасности, пожалуйста.
   -Я постараюсь, - ответил ей, вернув поцелуй в щечку и наблюдая за тем, как от нашей фамильярности перекашивает Герти. - Зайду через десять минут, чтоб были готовы.
   Перед тем, как вернуться к себе, заглянул к парням, чтобы убедиться, что они уже готовы к вылету. В своей комнате я застал уже собранную Лию, она таки умудрилась меня приятно удивить. Я то собирался ее будить.
   -Моя ты умница, - поцеловал ее в губы, тесно прижимая к себе и поглаживая пониже спины. - Идем в ангар.
   С друзьями мы встретились у подъемника. Герти стояла, недовольно поджав губы и нервно подергивая себя за выбившийся из косы локон.
   -Я не полечу с твоей девкой, - злобно зашипела на меня императорская особа.
   -Мне плевать на твое мнение и твои пожелания, - сухо ответил ей. - Я уже все сказал. Или ты жаждешь общения с Регентским Советом? - добавил тихо, наклонившись к самому ее уху.
   Она резко дернулась в сторону от меня, больно приложившись о хромированную стену подъемника.
   -Чтоб тебя... - зашипела она, но я ее напрочь проигнорировал, только крепче прижал к себе Лию, расстроенную злобным выпадом в ее адрес, и поцеловал в висок.
   Императорская зараза только фыркнула и демонстративно отвернулась.
   По прилету нас ожидала охрана, отправленная не в меру заботливым папой. Один из охранников подошел ко мне:
   -Тар ран Китт, Вас ожидают в Вашем личном кабинете в конторе, - шепнул он мне, я только коротко кивнул в ответ, пересев в предоставленный трокар. - Во дворец?
   -Да, тар Ланорк.
   Герти во время полета сидела, демонстративно пялясь в окно и разглядывая здания по обе стороны дороги, как будто в первый раз их видела. За все время пути она не произнесла ни слова. Лия же перепугано жалась ко мне, видно было, что она впервые летит в трокаре. Ими пользовался только высший круг, простые люди передвигались на более привычном четырехколесном транспорте, для которого были проведены обычные укатанные прочным покрытием дороги. Трокары же передвигались по своим воздушным путям, никому не мешая.
   Герти уже собралась было дать от меня деру, но я покрепче перехватил ее за руку, и обратился к секретарю отца:
   -Тар Ланорк, могу я попросить Вас о любезности и провести мою протеже в личные покои, пока я сдам с рук на руки тарину ран Дарину ее дяде?
   -Разумеется, граф. Я к Вашим услугам, - и он предложил локоть насмерть перепуганной малышке.
   Робко положив руку ему на локоть, она беспомощно оглянулась на меня и пошла вглубь дворца. Я же повел принцессу в ее личные покои, страстно желая побеседовать с ее братцем лично. Но меня ожидало полное разочарование, потому как в покоях были только две горничные и истопник, орудующий у камина в их гостиной. Раздосадованный, я, ничего не сказав императорской наследнице и даже не посмотрев в ее сторону, я вышел.
   В моих покоях с чашкой кофе в руках меня дожидался терпеливый Ланорк. Лия же сидела на стуле, сжавшись в комочек. Горничная тем временем деловито сновала по покоям, распаковывая мои вещи. Поскольку служанке было от силы лет двадцать пять, то моя перепуганная девочка, видимо решила, что эта тоже скрашивала мой досуг временами. А зря. Никогда личной прислугой не пользовался в этих целях, чтоб не наглели, считая себя привилегированными.
   -Тамира, это тарина Арнор, исполняешь все ее распоряжения, как мои, - предупредил я горничную, зная ее заносчивый и сварливый характер.
   -Как скажете, тар ран Китт, - присела она в реверансе.
   -И смотри, чтоб у нее не было повода для недовольства, быстро сменишь место работы, - пригрозил на всякий случай, чтоб помнила свое место.
   Горничная еще раз присела в реверансе и продолжила прерванное занятие.
   -Тар Ланорк, как вижу, Вы уже допили кофе, значит мы можем отправляться в контору. Лия, солнышко, позавтракаешь без меня, - и, поцеловав ее в щечку, вышел вслед за секретарем.
   В конторе меня ожидал сюрприз в виде доктора Родонта. Он неспешно попивал чай, задумчиво разглядывая в окно небоскребы центра столицы.
   -Приветствую Вас, Док, - обратился я к нему, мужчина от неожиданности вздрогнул, ну да, он не расслышал моих шагов.
   -И я Вас, тар ран Китт! - поклонился он мне с должным почтением.
   -Итак, что такого важного Вы решили мне сообщить лично? Вас не заподозрят?
   -Я приехал в столицу под предлогом закупки необходимых микстур вместо истраченных, присаживаясь в кресло, начал свой рассказ доктор. - Тар ран Вальц отпустил меня, не задумываясь. Вечером его трокар должен забрать меня от торгового центра Истарии. Так что, не извольте беспокоиться. А сообщить хотел Вам лично, что через каждые десять дней в имении графа Арна появляется любопытная троица колоритных лиц. Первый - высокий с пышной седой шевелюрой и шрамом через поллица от левого глаза до подбородка. Это некий Валан Тирдо - глава наемных убийц Теневой гильдии.
   -Ого, а наш граф весьма расслаблен, принимая у себя подобный контингент.- Дальше.
   -Второй - рыжий, коренастый, с короткой стрижкой и одной длинной косичкой у правого виска - Ирон Корда, глава воров Теневой гильдии. И третий - имеет разноцветные глаза - правый синий и левый карий - и синие волосы длиной до лопаток. Это Улис ди Рардан, родом с одной из планет туманности Райин. Он является главой попрошаек и нищих.
   -Действительно, очень примечательные гости бывают у тара ран Вальца. О чем они с ним беседуют Вам, конечно же, неизвестно, - решил уточнить я на всякий случай.
   -Разумеется, известно, - поразил меня доктор, протягивая мне маленький стержень, используемый для видео записи.
   -Ай да доктор, я все-таки не ошибся в Вас. Личная просьба, будьте очень осторожны, Вы ведь уже в курсе, с кем связались по моей воле.
   -Да понимаю я все, тар ран Китт. Можно один личный вопрос?
   Я изумленно на него взглянул, но все же любопытство меня заело и я кивнул:
   -Валяйте, док.
   -Как поживает Лия? Моя бывшая медсестра, - зачем-то добавил он, хотя я и так прекрасно понял, о ком он спрашивает.
   -Вы действительно хотите узнать правду, док? - резковато уточнил у него. Дождавшись кивка, ответил, - она в порядке. На данный момент она моя официальная протеже со всеми вытекающими. Не переживайте Вы так, когда придет время она очень удачно выйдет замуж с достойным приданным. Если это все, то Вы свободны. -Тогда одна личная просьба от меня, - глядя мне в глаза, озвучил он. - Когда Вы решите ее выдать замуж, прошу Вас, отдайте ее мне, можете без Вашего приданного.
   Я с интересом посмотрел на доктора. В виду последних событий он показал себя достаточно достойным, и он по-настоящему любит эту девочку, раз готов забрать ее после меня. И гордый, готов отказаться от положенного девушке за такие услуги вознаграждение.
   -Я подумаю, док. Честно.
   Он кивнул и несколько поспешно покинул кабинет. А я, прихватив визар для просмотра видеозаписей и принесенную доком запись, и направился в кабинет отца. Папа был у себя, сидел в кресле и ковырялся в папке с бумагами, временами карандашом делая пометки на полях.
   -Привет, пап! - рявкнул я от двери и громко хлопнул дверью.
   Родитель спокойно поднял голову и пристально посмотрел на меня:
   -Ты когда-нибудь повзрослеешь, Тагрин?
   -А ты ничего, все такой же невозмутимый, нервы стальные, - ехидно прокомментировал я. - Мне б твою нервную систему.
   -Доктора видел?
   -Да, как раз после беседы с ним. Очень увлекательной беседы. У меня кое-что есть. Если ты не сильно занят, можем посмотреть вместе.
   -Что там у тебя? - отец закрыл папку и внимательно на меня посмотрел.
   -Материалы по Теневой гильдии. Интересуешься? - говоря это, я прилаживал визар и стержень в держатель.
   -Разумеется. Запускай.
   Направив экран визара на стену, где висело черное полотно для отображения таких вот записей, я запустил аппарат, а сам занял место около отца, чтоб удобней было смотреть. На экране отразился рабочий кабинет, центральное место в котором занимал большой круглый стол, за которым сидели пятеро. Одним из них был сам ран Вальц в синем твидовом костюме в клетку и белой шелковой рубахе под пиджаком. Он важно перебирал бумаги своими пухлыми пальцами, усеянными кольцами, среди которых выделялось родовое кольцо графов Арн.
   Дальше шли уже описанные ранее доком лица, оживленно переговаривающиеся между собой в то время, пока ран Вальц увлеченно изучал, по всей видимости, отчеты, предоставленные подчиненными.
   -Улис, я хочу выкупить у тебя одного паренька, который мне понадобится для следующего заказа. Клиент серьезный, платит отлично, хватит двоим. Как ты на это смотришь?
   -Меня настораживает твое желание не только поделиться доходом от дела, но еще и выкупить. С чего бы такая щедрость, Тирдо? - подозрительно прищурился синеволосый покровитель попрошаек.
   -Видишь ли, друг мой, - осторожно начал покровитель убийц, причем при его обращении Улис заметно поморщился, видимо не считая своим другом убийцу. - Так уж выходит, что мальчика придется пустить в расход, не могу же я оставить тебя в накладе.
   -О ком идет речь, Валан? Не темни, - раздраженно буркнул Улис.
   -О твоем любимчике Торе...
   Договорить он не успел, как ди Рардан уже подскочил из-за стола с внушительным ножом в руках.
   -А ну успокоились! Оба! - рявкнул на них ран Вальц басом, который никак не вязался к образу толстяка. - Тирдо, с тебя подробности, а ты, Улис, если я посчитаю этот шаг необходимым, уступишь и найдешь себе взамен другую подстилку.
   -Тор не...
   -Заткнулся, я сказал. Тирдо, говори.
   Покровитель наемных убийц промочил горло вином и, встав из-за стола, прошелся по кругу, готовясь поведать о новом деле. Он заметно нервничал, что выдавали его слегка подрагивающие руки.
   -Меня нанял человек, который очень заинтересован в смерти Старшего Коммандора, а он, как известно, страдает по мальчикам...
   При этой информации мы с отцом переглянулись, я поставил запись на паузу.
   -Первый раз слышу, что нашего старкома интересуют мальчики, - задумчиво прокомментировал я, поскребя подбородок.
   -Ты не поверишь, но я тоже. Никогда бы не подумал даже о таком, ведь старый хрыч всегда заводил себе очередную содержанку, сменяя надоевшую. И ни разу, вообще ни разу не был замечен... - слов моему папе не хватило.
   -Да-а-а, сюрприз, так сюрприз. Вот мне интересно узнать, какие источники информации используют они в своей деятельности? У нас в руках новейшая техника, обученные люди, а они все равно на шаг впереди, - я был не на шутку взбешен. Проворонить такую информацию!
   -Может, дослушаем?
   Я нажал на кнопку, превращаясь весь во внимание.
   -Твой Тор, Улис, как никто подойдет на роль новой игрушки. Мы уже уничтожили его прежнего друга и нынче место вакантно. Воспользовавшись тем, что Старший Командор в поиске, мы и подсунем его малыша. А как только Тор получит возможность его убрать, он самоликвидируется. Идеально.
   -Кто заказчик? - поинтересовался ран Вальц.
   -Я не...
   -Можешь, - резко перебил его граф Анр.
   -Тар ран Парвз, Арно ран Парвз, его сын.
   -Хороший поворот, - присвистнул доселе отмалчивавшийся Ирон Корда.
   -Да, ты даешь добро, Граф?
   Некоторое время в кабинете царила полная тишина. Граф Анр налил себе из графина, стоящего по центру стола, воды и сделал пару глотков. Улис ди Рардан медленно ходил вокруг стола, задумчиво потирая нос. Валан Тирдо, сцепив руки, положил на них подбородок, ожидая решения казначея, который, судя по происходящему, был не только казначеем в Теневой гильдии. Ирон Корда, широко усмехаясь, откинулся на спинку стула и закинул ногу на ногу, наблюдая за соратниками.
   -Хорошо, Валан, берешь у Улиса Тора, - и тут же, опережая гневное восклицание, посмотрел на ди Рардана и подсластил пилюлю, - я подарю тебе Ила, на которого ты уже давненько поглядываешь.
   -Я согласен, - тихо произнес синевласый 'нищий'. - И все же, я слишком привязан к Тору, чтобы позволить его убить. Неужели нельзя обойтись другим методом?
   -Тор не надежен, и в случае поимки может расколоться, нам это не нужно. Ты, Улис, ставишь под угрозу гильдию из-за одной смазливой рожицы, - упрекнул его Валан.
   -Я так понимаю, вы все равно не оставляете мне выбора, - буркнул недовольно он, но дальнейшие препирательства закончил.
   В это время ран Вальц резко повернулся в сторону открывшейся двери:
   -Док? Вам что-то нужно?
   -Простите, тар, но Вам поря принимать лекарство, - и прошел уверенно к столу, игнорируя недовольные взгляды. - Если Вы будете получать лечение не вовремя, от него не будет никакого толка.
   Говоря это, доктор прошел к одному из шкафов...
   Изображение мигнуло и пропало, остался черный экран.
   -Как тебе? - посмотрел я на папу. - Док радует, даже не ожидал от него такой прыти. Главное, чтоб не прокололся, второго такого идеального шпиона я смогу найти не скоро.
   -Что будешь делать?
   -Спасать старого дурака. Мне он еще самому нужен, да и Академии тоже.
   -Решай сам. Только будь осторожней, ты в этой Академии очень уязвим для них, да еще и с этой девочкой, которая стала твоим слабым местом.
   -Не настолько, отец, не настолько, - уверенно ответил ему, - ты становишься ворчливым. Видно, возраст сказывается, - подцепил его а живое и уже собирался идти к себе, когда он меня окликнул:
   -Игран, вечером бал.
   -Я помню, - недовольно буркнул в ответ. - У меня свои планы.
   -Придется отложить, там тебя ждет один сюрприз, потому ты просто обязан явиться, иначе Регентский Совет примет меры, - меня удивила та жесткость, что появилась в его голосе.
   Изумленно обернувшись к предку, я решил уточнить слегка охрипшим голосом:
   -Какой сюрприз? И причем здесь Совет? Что ты темнишь?
   -Узнаешь вечером. Будь готов. И не бери свою содержанку, сегодня ей там не место. Свободен.
   Закрывая за собой дверь кабинета, я вдруг явственно почувствовал,как за мной захлопывается невидимая ловушка. Какую гадость мне подготовил Регентский Совет? Почему они вдруг решили, что могут заставлять меня делать то, что мне совсем не нравится? По спине пробежался холодок испуга, а я не из пугливых, уже слишком много повидал в этой жизни. Настроение слетело вмиг в Марову падь.
   По дороге в свой кабинет я, поймав пробегавшего по коридору служку, потребовал вызвать к себе Эрика. Тот кивнул, помчался дальше, а я был уверен, что мое распоряжение будет немедленно выполнено. Все-таки я по влиянию был четвертым в Империи. Это после императорских деток и Регентского Совета. Так уж получилось, что отец в определенный момент, когда мне только исполнилось пятнадцать лет, после очередного покушения на мою особу, отдал в мои руки Службу Безопасности Империи, оставив себе Тайный сыск.
   Самое примечательное, что именно Регентский Совет в полном составе в приоритете перед моими решениями, но каждый его участник по отдельности по влиянию идет следом за мной, дыша мне в затылок. Пятым по влиянию в Империи идет мой отец, за ним все остальные. Надо ли говорить, где находятся со своим мнением остальные представители высшей знати?
   Сейчас, когда для всей Империи я лишь кадет Летной Академии, якобы ушедший, причем очень громко ушедший, со службы, ее официально вновь возглавляет мой отец. Но на самом деле, именно в моих руках по-прежнему были сосредоточены все нити, иначе мне не покончить с гильдией, которая сейчас почувствовала себя намного расслабленей, чем ранее, когда я смог подобраться к ним почти вплотную и едва не лишился жизни. И все члены Регентского Совета негласно, но догадывались, как и мой отец, что это фарс, потому мое влияние оставалось прежним.
   Налив себе кофе, я сел с чашкой на стул у окна, задумчиво разглядывая площадь перед дворцом, который находится всего в нескольких шагах от здания Службы безопасности. Мое внимание привлек трокар, спланировавший вниз к парадному входу. Из него вышел Старший Командор Империи в сопровождении милой девушки, Лалии кажется, его последней содержанки и беловолосого паренька лет пятнадцати, его адъюданта. Я по-новому взглянул на этого пацаненка, в свете полученной информации. Мальчик этот Анар ран Карант, сын нашего церемонимейстера Орхана ран Каранта графа Минора. Кем он был для старкома? Только ли помощником на подхвате или...?
   -Игран?
   Я обернулся на голос, в дверях стояло широко ухмыляясь фиолетововолосое чудо.
   -Эрик, ты хоть иногда расчесываешься?
   Он, слегка смутившись, попытался пригладить щетк на головЕ, но без особого успеха.
   -Расчесываюсь, но результата, как видишь, никакого, - ответил он, улыбаясь. - Спасибо моей маме.
   Матерью его была даава - дева с Подветренных островов Ирии, планеты, почти полностью покрытой океанами с небольшими островками суши, расположенной в туманности Райин.
   -Да уж, твою маму есть за что благодарить, - благодушно усмехнулся я. - Эрик, я хочу знать, кто такой Тор, который находится при Улисе ди Рардане.
   -Как срочно?
   -Сегодня же.
   Парень почесал затылок, еще больше разлохматив себя, и спросил:
   -А если только к ночи узнаю? Завтра докладывать?
   -Нет уж. Связываешься со мной в тот момент,к ак узнаешь. Поторопись!
   Закончив препирательства, Эрик без лишних слов покинул кабинет, оставив меня одного в раздумьях. Пока не узнаю об этом загадочном Торе, нечего дальше картинку лепить, ибо фрагментов весьма не хватает. Отдав еще пару распоряжений, я отправился во вдорец.
   5.
   Возвращаясь к себе, услышал женские визги, вызвавшие резкий приступ мигрени. Заходить резко расхотелось. Голос ведущей в этой партии в этой опере принадлежал моей бывшей подруге, с которой я растался перед поступлением в Академию. Эрия ран Коран, дочка главы Космического флота, вреднющая зараза с невинными зелеными глазками и губками бантиком. На эти глазки с губками и купился два года назад.
   Она стала моей официальной девушкой, и все бы ничего, только она при помощи своего и моего отцов начала давить на меня, чтобы подарил обручальное колье, дающее ей право называться моей невестой, а вслед за тем и женой. Только вот к тому времени я уже прочувствовал на себе все прелести ее характера, потому решил порвать, пока не поздно. Тем более, что она и к себе не подпускала, девицей замуж ей хотелось выйти, но и мешала мне заводить содержанок, постоянно портя отношения с ними и выкидывая их в мое отсутствие на улицу. После третьего такого случая, да и чтоб не тянуть за собой 'хвост' в Академию в виде ненужной невесты, я и расставил все знаки препинания в наших отношениях. Естественно, не обошлось без соплей и истерик, но мне было все равно.
   И вот за дверью привет из прошлого. Я не маленький мальчик, понимал, что мы все равно пересечемся сразу после моего появления, тем более, что еще и этот проклятущий бал намечается. Но чтоб вот так, припрется к мужчине в его личные покои! Нахалка, потерявшая стыд напрочь. Надеялась скомпроментировать себя моими трудами, а зря.
   Рывком отворив дверь, я застал шикарную картину. В кресле стояла перепуганная мокрая Лия в порванном платье, а вокруг нее бесновалась и визжала, выкрикивая ругательства, которые сделали б честь и дворовым служкам, Эрия, размахивая при этом пустым кувшином.
   Я плавно подошел к столу и, пользуясь тем, что меня никто не заметил, взял со стола второй кувшин, который с вином, и выплеснул на сумасшедшую. Она изумленно обернулась ко мне, резко заткнувшись, икнула и плавно осела к моим ногам, обхватив их в цепкой хватке. Глядя на испуганную Лию, я качнул головой в сторону двери, и она, все поняв, поспешила скрыться в ванной. А я отцепил руки девушки от своих ног, присел около нее на корточки и поднял за подбородок лицо, чтобы посмотреть ей в глаза.
   -Не думал, что наша встреча произойдет в такой нелепой ситуации, - тихо сказал ей, стараясь держать себя в руках и не сорваться. Сказать, что я был на нее зол, это ничего не сказать. - Все же, ты могла бы и сохранить в себе чувство собственного достоинства, а не устраивать сцену, запугивать девочку, которая виновата только в том, что я ее хочу.
   Она попыталась высвободить свой подбородок из моего цепкого захвата, но это был не тот случай, в глубине моей души тлели искры ярости, готовые вспыхнуть любой момент.
   -Я надеялась, что ты соскучишься, пока не будешь меня видеть в Академии, и передумаешь, - ответила она, стараясь не смотреть на меня, что у нее плохо получалось. - Я понимаю, что была не права тогда, выкинув очередную дуру из твоей спальни...
   -Ты толкнула ее в грязь посреди хоздвора в одной ночной сорочке, вынуждая слуг над ней смеяться. Помнишь? Ей не было куда идти, и она подумывала о том, чтоб наложить на себя руки. Я еще тот подонок, но не мог допустить подобного. И мне стоило большого труда уговорить тогда ее принять от меня помощь и согласиться на брак с внуком банкира, которого она на дух не переносила, зато теперь живет и ни в чем не нуждается. А могло выйти и наоборот. Умерла бы где-то в сточной канаве, оскорбленная и гордая, а тебе нет до того и дела. Подумаешь, очередную прислугу оскорбила и опозорила.
   -Ты так помнишь все детали того недоразумения? Я не могла повести себя по-другому, когда пришла к тебе в покои, а там она в твоей постели сладко посапывает. Я не сдержалась.
   -Эрия, мы все это уже обсуждали, - сказал я, чувствуя как на плечи наваливается усталость. - Между нами больше ничего не будет, забудь. Я не соскучился без тебя, а наоборот отдохнул.
   Я отпустил ее и встал, видя как низо опустилась ее голова, как поникли плечики, но жаль мне ее не было. Сейчас больше хотелось пойти обнять и успокоить бедную девочку, пострадавшую из-за меня. Может отец и прав, мне не стоило привозить ее в этот гадюшник. Сперва на нее озлилась наследница престола, теперь эта безумная девка, размечтавшаяся о теплом месте около знаменитого Тагрина, не упускавшего своих жертв.
   -Ты настоящий Тагрин, без чувств и жалости, потакающий только своему эго и своим капризам, - зло произнесла Эрия, будто выплевывая каждое слово.
   -Уходи, - только и смог ей ответить я.
   -Ты пожалеешь...
   -Тарина ран Коран, вспомните о своем положении среди высшей знати и не опускайте себя в моих глазах еще ниже. Прочь отсюда! - рявкнул, вконец потеряв терпение. - И забудьте вход в эти покои!
   Она вылетела стрелой из гостиной, а я прошел в купальню. Лия лежала в ванне, откинув голову и закрыв глаза, по щекам текли слезы. На меня она не обратила никакого внимания. Быстро сняв с себя одежду, я залез к ней. Встрепенувшись, Лия попыталась вылезти, но я ей не позволив, крепко обхватив руками за талию и притянув к себе на грудь. Некоторое время она пыталась высвободиться из моих объятий, но я настойчиво удерживал ее, покрывая поцелуями все, до чего смог дотянуться в таких условиях.
   Постепенно она начала затихать в моих руках, затем сама потянулась к губам, целуя жарко и страстно, неплохо научилась за время нашего совместного проживания. Поначалу я старался быть просто нежным, лаская и целуя, разжигая в ней желание. Затем, почувствовав, что она готова, вошел в нее одним рывком, а она тихо охнула и широко открыла удивительные глаза. Всегда выбирал женщин с красивыми выразительными глазами, Лия не стала исключением. В момент, когда она начала сотрясаться в оргазме, я тесно прижимал ее к себе, ловил в поцелуе приоткрытые губы с хриплыми стонами. Чуть позже, успокоившись после полученного удовольствия, я лежал в ванной, обнимая ее за плечи, а она доверчиво положила голову мне на грудь и пальчиком рисовала невидимые узоры на ней.
   -Ты успокоилась?
   -Да, только...
   -Это больше не повториться, малышка, обещаю, - мягко проговорил я. - Эрия тебя больше не побеспокоит. И не только Эрия. Сегодня уже у меня нет времени, а завтра я отвезу тебя к родителям. Только обещай, что каждый день будешь мне звонить и сообщать, что делала и с кем общалась.
   -Ты отпускаешь меня? - она приподнялась, удивленно глядя мне в глаза. - Я уже не нужна? Так быстро надоела? Зачем тогда такой тотальный контроль? И с чего я тебе звонить буду? Откуда у меня каон?
   Я раздраженно выдохнул. Что меня всегда раздражало в девушках, это отсутствие разумно и логически мыслить. В моей жизни существовало только одно исключение, моя подруга Мила.
   -Лия, я не отпускаю тебя насовсем. Это вынужденная мера, чтобы тебя никто не обижал и не беспокоил. Я не могу все время просидеть с тобой в этих покоях и не подпускать к тебе всех тех, кто захочет ударить побольней. Это дворец, он многолик, даже если я приставлю к тебе охрану, этого может оказаться недостаточно.
   -Ты уже приставил, - ответила она, удивив безмерно.
   Я же просил не показываться девушке на глаза, чтобы она чувствовала себя свободной. Накажу сегодня же. А пока...
   -Я беспокоюсь о тебе. И ты же сама просилась домой. А каон тебе сегодня же предоставят, новенький, из Торгового центра Истарии. И охрана при тебе тоже будет, придется потерпеть. Все, хватит нежиться, мне еще надо распорядиться о костюме на сегодняшний бал, будь он трижды проклят, - в сердцах добавил я.
   В спальне, наблюдая за тем, как Лия одевается, я решился задатье ей один, очень мучающий меня вопрос:
   -Лия, как ты относишься к доктору Родонту?
   Она так и застыла с поднятыми руками, натягивая платье. Я подошел и потянул за подол вниз, опустил ее руки и коротко поцеловал в губы.
   -Почему ты спросил? - тихо произнесла она, казалось, затаив дыхание.
   -А что ты так всполошилась, пташка? Я прошу тебя предельно честно ответить.
   -Он нравился мне, и мне казалось, что я ему вроде бы симпатична, - ответила она, затравленно глядя мне в глаза, что и вывело меня из себя.
   -Лия, солнышко, - мягко и вкрадчиво уточнил у нее, - я тебя хоть раз бил, кричал на тебя, оскорблял?
   -Н-н-нет, - выдавила она, отступая на шаг. - К чему этот вопрос?
   -К тому, что ты пугаешься меня до сих пор, хоть я в первый раз, да не спросив тебя, но был достаточно корректен. Хватит меня бояться! - это я уже проорал.
   -Извини, Игран, - она сама подошла ко мне и приобняла, положив голову мне на грудь. - Просто я часто видела от людей грубое к себе отношение, вот и не отвыкла еще от обыденной затравленности.
   -Ты являешься любовницей сына Главы тайного сыска и службы безопасности империи, - нет тайны я ей свои не раскрывал, не дурак же, - и остаешься затравленной. Ты сегодня имела полное раво облить эту стерву Эрию в ответ, а не испуганно топтаться в кресле, пока она рвала на тебе платье и поливала из кувшина. И тебе бы ничего за это не было. Поняла меня?
   Она кивнула, все так же обнимая меня и еще крепче прижимаясь.
   -Извини еще раз, я постараюсь взять себя в руки. К чему вопрос о докторе?
   -Я сегодня виделся с ним, и услышал от него презанятную просьбу. Думаю, что если он будет в порядке к тому моменту, как я решу с тобой расстаться, то его просьба будет удовлетворена. Но только с твоего разрешения, - поспешно добавил я. - Принуждать не буду.
   -Он еще не забыл меня? - она была искренне удивленна.
   -Нет, Лия, он тебя любит, причем настолько сильно, что готов жениться, как только я решу. Он просил твоей руки.
   Девушка оттолкнулась от меня, изумленно разглядывая:
   -Ты согласился?
   -Я сказал, что подумаю. Разумеется, это произойдет не так скоро, как он хочет, потому как я пока не собираюсь тебя оставлять. А что скажешь ты?
   -Интересно, что ты интересуешься моим мнением, - мягко ответила она, стараясь меня не злить. - Я буду только рада, если Эран возьмет меня такую.
   -Ты его любишь? - я не мог не уточнить.
   -Да, с того момента, как два года назад поступила под его начало в Академии. И всегда буду любить. Только вот не думала, что...
   -Хорошо. Если судьба не решит по-другому, вы будете вместе и очень обеспечены. Только боюсь, что в силу некоторых обстоятельств, не на этой планете, - добавил я тихо, не особо желая пугать девушку. - Ну мне пора, бал уже скоро.
   Выйдя в гостиную, позвал своего лакея. Он через минуту нарисовался в дверном проеме с неизменно ровной спиной и невозмутимой физиономией. Всегда мечтал вывести его хоть раз из себя, но, увы мне, безуспешно. Всегда подтянут, морально устойчив, уверен в себе, я бы даже добавил, что самоуверен, и четко выполняет свою работу. И хочется прогнать, но знаю точно, что второго такого еще поискать надо, а просить его вернутся будет как-то не солидно.
   -Да, Ваша светлость.
   -Мой костюм на бал уже готов?
   -Разумеется, осталось только добавить последние штрихи и подогнать по фигуре. Я могу позвать модистку?
   -Да, зови, - всегда предусмотрителен и готов ко всему, и ничего ему не предъявишь...
   Михрон на минуту пропал из поля зрения, чтобы вновь вернутся с группой девушек, возглавляемой Мареной, моей модисткой последние четыре года. Они принесли с собой темно-синий костюм, причем фрак был изукрашен по привычке галунами, эполетами и прочей дребеденью.
   -Марена, драгоценная Вы моя, разве Вам не сообщили, что я отошел от дел и уже человек светский?
   -Господин Михрон говорил, но как же... Вы же...
   -Убрать все к демонам, немедленно. Чтобы чистая ткань без этого безобразия...
   -Сейчас, Ваша светлость, все исправим, - и Марена начала шустро раздавать девицам указания.
   Девушки работали слаженно, споро и уже через полчаса я был облачен в обычные свободные брюки, светло-голубую рубаху и темно-синий фрак. Отпустив всех, я прошел в кабинет, где достал из сейфа фамильные драгоценности. Первым делом, на безымянный палец левой руки водрузил печать рода с нашим гербом, затем, немного подумав, все же добавил на средний палец правой руки перстень с крупным сапфиром и серьгу в левое ухо, сапфир без оправы с креплением -гвоздиком.
   Подойдя к зеркалу, узрел в нем себя любимого, а точнее шатена с короткой стрижкой и узким породистым лицом с высоким лбом, аккуратным средних размеров прямым носом, синими глазами, цвет которых только подчеркивался сапфиром в ухе. Хорош, подлец! А что, могу ж себе хоть изредка польстить.
   В дверь постучали, и я разрешил войти, предполагая, что там мой лакей. Ошибся, вошла Лия. Мягко улыбнувшись, она скользнула ко мне и обняла, я прижал ее к себе и поцеловал в макушку.
   -Ты что-то хотела? - поинтересовался у нее.
   -Только посмотреть на тебя, пока ты не ушел. Ты очень красив, - и она еще крепче обвила мою талию руками, вызвав невольное удивление.
   Лия в силу своей скромности вообще редко проявляла подобную инициативу. Или ее отношение ко мне изменилось после моего обещания выдать ее за доктора, или...
   -Лия, что случилось?
   -А я что, не могу просто подойти и обнять тебя? - и она посмотрела на меня честными глазами, вызвав еще большие подозрения.
   -Солнышко мое, если ты хочешь к родителям, то обещаю, что завтра лично тебя к ним отвезу.
   -Я знаю, и действительно пришла просто пожелать тебе удачи. Твой отец был здесь десять минут назад, велел тебя не беспокоить и напомнил, чтобы я с тобой не увязалась. Что происходит? - и она искренне была обеспокоена.
   -Я и сам не знаю. Веришь?
   И она кивнула, отпуская меня. Но я уже сам притянул ее к себе и поцеловал. После чего попросил оставить меня одного и, дождавшись, когда она выйдет, набрал на каоне номер человека, которому реально мог доверять. На экране отразилось лицо моего первого заместителя Главы службы безопасности Ринтана:
   -Ваша светлость?
   -Обеспечь безопасность моей подопечной тарине Арнор на время моего пребывания на балу.
   -Слушаюсь, Ваша светлость, можете не переживать за свою подопечную. Охрана прибудет через десять минут.
   -Вот и отлично. Я верю тебе, Ринтан, - и я отлично знаю, что он понял смысл моих слов и не допустит, чтобы с моей Лией что-то случилось.
   Теперь можно и на бал. Благо идти не далеко. Подняться на два этажа выше и налево по коридору вторая дверь, грех промахнуться. Сопровождал меня только Михрон, охрану я не брал. Подойдя к двери, в очередной раз почувствовал, что за ней меня ждет очень неприятный сюрприз. Предвидение тут ни к чему, просто отец постарался, чтобы я ждал неприятностей именно здесь.
   -Тар Игран ран Китт граф Маррон! - заорал наш церемониймейстер, стоило только моему лаке отворить предо мною двери.
   Меня откровенно передернуло, особенно от жадных взглядов дам в поиске, а также их матерей, оценивающих такую видную и жаждуемую для союза фигуру, как я. Но улыбаюсь всем приветливо и искренне, а сам уверенно продвигаюсь к трону, видимо сработала многолетняя привычка, когда я официально возглавлял Службу безопасности нашей Империи. Подойдя к еще пустующим тронам, окинул взором зал, рассмотрев всех в нем присутствующих. Ух ты, здесь реально только высшие аристократы и иже с ними, то бишь наследники тронов со всех планет, входящих в империю, а также их самые приближенные. Что ж задумал Регентский Совет?
   И вот сейчас меня дернула поганая мыслишка по поводу случая, собравшего нас здесь, но я попытался отогнать ее, как не состоятельную, все же мой отец не самоубийца, не может пойти на такое. Но... я с гаденькой, сам почувствовал, ухмылкой подозвал к себе Михрона и зашептал ему на ухо, прихватив за лацкан форменного пиджака:
   -А ну поведай мне, друг мой любезный, где сейчас мой свадебный набор?
   И уже успел даже рассмотреть растерянность на лице лакея, но завибрировал мой каон. Раздраженно нажав кнопку приема, я увидел жизнерадостное лицо Эрика:
   -Я не вовремя, тар? - с едкой усмешкой поинтересовался он.
   -Ты тоже в курсе, для чего этот фарс? - не смог не поинтересоваться у него.
   -Э, нет, мой тар, Вы мне дали другое задание. С ним я и справился. Мальчик блондинчик по имени Тор находится при Улисе последние полгода, но в отличие от других мальчиков, его он не торопится пользовать, видимо имеет свои планы. Тор сирота, купленный на черном невольничьем рынке на Истане, третье планете туманности Райин.
   -Я в курсе, где этот рынок, руки до него не доходят, - поморщился от напоминания об еще одном немаловажном деле, с которым необходимо разобраться. - Значит, ты подтверждаешь, что ди Рардан по мальчикам?
   -Почему только по мальчикам? - искренне изумился Эрик. - Он в равной степени и по девочкам тоже, нежного возраста...
   -Короче, подонок. - не удержался я от возмущенного восклицания, чем привлек внимания рядом стоящих Витора и Лорана, которые успели пропихнуться ко мне, пока я вел увлеченную беседу с Эриком.
   -Тагрин, общество не оценит, - тихо процедил Лоран.
   Я кивнул, соглашаясь с ним, но все же продолжил беседу с Эриком:
   -Ди Рардан должен в ближайшее время передать Тора Тирдо, проследи, а если получится, то и запиши. Свободен.
   Мимо проходил лакей с напитками, я, не задумываясь, схватил один бокал с вином, и поискал взглядом хитро ушуршавшего Михрона. И в этот момент в зал прошествовал весь Регентский Совет с папой во главе, от чего я изрядно напрягся, понимая, что ждут меня большие неприятности. В это же время церемониймейстер объявил появление наследных принца с принцессой. Эта гордая парочка прошествовала на свое место на возвышении, где я и отирался, а потому решил плавно ненавязчиво затесаться в толпу. Маневр бы прошел, не окажись рядом отец, прихвативший меня за локоток и возвративший к трону. Я недовольно зашипел на родителя, но тому крупой по столу. Ехидно усмехнувшись, он меня порадовал:
   -Ты сейчас понадобишься мне здесь.
   -Если это то, что я думаю, то у тебя в ближайшее время будут очень крупные неприятности. Что я с тобой и всем Регентским Советом сделаю, я еще не придумал, но вам точно не понравится, - и все это с ленивой светской улыбочкой на лице я прошипел отцу в ухо.
   -Да что ж ты нервный такой, - недовольно поморщился папа, и поклонился подошедшим наследникам.
   Те высокомерно всем кивнули и умостили свои царственные попы на троны, стоящие почти вплотную друг к другу. И сразу же вплотную к возвышению приблизились все представители Регентского Совета. Слово взял мой отец, как его Глава.
   -Я приветствую представителей высшей аристократии здесь, на этом балу, который назначен в связи с очень важным событием в жизни наследников императорского трона. С одобрения всего Регентского Совета я объявляю о помолвке Ее императорского высочества принцессы Генриетты Иннес ран Илларион с таром Играном ран Китт графом Маррон, - и все это так громко, что слышно было в каждом уголке огромного зала.
   Тишину взорвал хор голосов, послышались аплодисменты и поздравления. Я же с такой силой сжал бокал, что он в моей руке разлетелся на мелкие осколки, и я брезгливо отряхнул стеклянную крошку с ладони, хорошо хоть вино успел перед этим выпить. После перевел тяжелый взгляд на принцессу, которая сидела тихо потупив глазки в пол. От разрывающих меня эмоций хотелось сомкнуть руку на ее шейке, а не бокале.
   И сразу подсуетился Михрон, по команде отца подтащивший мой свадебный набор. Он стоял с открытой шкатулкой, в которой в верхнем отделении лежали помолвочные мерилловые ожерелья с вставленными в них сапфирами, моим камнем. В отделении под этим хранились мерилловые обручальные браслеты. В семьях высшей знати свадебный набор заказывался, когда юноше исполнялось шестнадцать лет, по его же эскизам, оговоренным с мастером. После чего он хранился у родителей до тех пор, пока не приходило его время.
   Это было обусловлено тем, что в нашем кругу браки очень часто совершались рано, по договоренностям родителей, без участия юноши и девушки. Исключения составляли рано осиротевшие, которые, чаще всего, сами определяли, когда и на ком жениться, и жениться ли вообще. Вот и я попал под родительскую раздачу.
   -Игран, перестань пугать народ своим жизнерадостным оскалом, - прошептал мне отец. - Иди одевай ей ожерелье.
   -Я так понимаю, Регентский Совет все решил окончательно? - с трудом проговорил, пытаясь не сорваться на крик.
   -Это в интересах Империи...
   -К демонам эти интересы...
   -Успокойся, делай, что должен.
   -Помолвка не свадьба, - решил наконец я. - Она сама от меня откажется. И я взял таки ожерелье из шкатулки и подошел к ней. Герти поднялась мне навстречу, вся такая прекрасная и неземная в своем темно-синем платье тон в тон к моему костюму, от осознания чего скрипнул зубами, пытаясь унять раздражение. Застегнув на ее шее украшение, я произнес ритуальную фразу:
   -Генриетта Иннес ран Илларион, одевая это ожерелье, я, Игран ран Китт граф Маррон, признаю тебя своей невестой и обязуюсь в срок, назначенный Верховной жрицей Иштар, взять тебя в жены и ввести в свой дом.
   Она трясущимися руками, что удовлетворенно отметил, радуясь, что не только мне так погано на душе, взяла второе, более массивное ожерелье и, застегнув, огласила женский вариант ритуальной клятвы:
   -Игран ран Китт граф Маррон, одевая это ожерелье, я, Генриетта Иннес ран Илларион, признаю тебя своим женихом и обязуюсь в срок, назначенный Верховной жрицей Иштар, взять тебя мужем и войти в твой дом.
   -Да будет так! - громко огласил папа, радостно улыбаясь и не подозревая, что его ждет за такую подставу. - Мы все свидетели свершившейся помолвки.
   Я хотел сказать ему, куда обычно свидетелей засовывают, но сдержался. Заиграла музыка, и я был вынужден открывать бал вместе с моей уже невестой, чтоб ее демон украл. Она вложила свои прохладные пальцы в мою протянутую ладонь, и я вывел ее в центр зала. Мы неспешно двигались в альтоне, и мне очень хотелось напомнить ей, когда мы в последний раз его танцевали, и как она меня тогда унизила, но смолчал. Решил дождаться конца альтона, когда уже выйдут в круг все желающие танцевать. Тогда и поговорим, об очень многом поговорим.
   Только смолкли последние звуки, я сразу же потащил свою невесту к дверям, и мне было откровенно наплевать, что и кто о нас подумает. Хотя... Тот факт, что причиной сего бала явилась помолвка, совсем не остановил многих охотниц и их мамаш. Я не успел преодолеть и половины пути к заветному выходу, как со всех сторон нас начали окружать прекрасные разодетые леди, преданно заглядывающие мне в глаза, и заискивающе улыбающиеся Герти.
   Ну да, я же теперь без пяти минут император, если брат моей драгоценной невестушки не ускорится с определением своей личной жизни. И мне, как будущему правителю, ну обязательно понадобятся фаворитки. Да, не дождетесь, милые. Я еще не тронулся умом, чтоб приближать этой гадючник к своей особе. А у Герти уже сложившийся штат фрейлин, так что шансов у этих милашек поплотнее приблизиться к престолу пока никаких.
   Мило улыбаясь, я извинился, продолжая пропихиваться к выходу. Положение спас следующий танец, на который кавалеры рьяно принялись выбирать девиц. Облегченно выдохнув, я пошел дальше, не обращая внимания на покорно плетущуюся за мной наследницу империи. Ловко лавируя, мы покинули зал, затем пресекли пару коридоров, спустились по лестнице, поднялись на другую, и оказались в покоях нашей самоуверенной красавицы. Я уверенно прошел с ней в ее личный будуар, прикрикнул на горничную, чтоб выметалась, и неласково швырнул девицу на выданье на кожаный диван.
   -Поговорим, Герти? - спросил у нее, с трудом сдерживая себя в руках.
   -Похоже, без вариантов, - тихо, но достаточно твердо ответила она, немало удивив меня.
   -Объясни мне, дорогая моя, с какой радости твою помовлку объявили раньше, чем Гера?
   -Это пусть он тебе сам объясняет. Я могу только сказать тебе, почему состоялась наша, - и она вновь замолчала. ***
   Девушка смотрела на своего разъяренного тагрина и вспоминала вчерашний день, едва ли не единственный в ее жизни, когда она почувствовала себя реально беспомощной и на грани полного краха личного счастья. Глава Регентского совета герцог Моор, отец Играна, уже давно был в курсе сердечной тайны юной наследницы огромной космической империи. Поэтому уверенно отвергал одно за другим предложения руки и сердца различных хитрецов и авантюристов власть имущих.
   В этот же раз он прислал за Генриеттой свой личный двухместный кивер с доверенным пилотом, сообщив, что она просто обязана появиться на Регентском Совете. Не успев пообедать, принцесса отправилась на большую землю, как среди студентов называли Альфа Сириус. Сюрприз, ожидавший ее на Совете, был не то, что неприятен, он просто шокировал девушку. Посреди зала возвышался высокий очень смуглый, практически цвета бронзы, мужчина с длинными черными волосами, достигавшими его пояса с прикрепленным к нему мечом, Глава Союза Герцог Альгримм Радомер Игиарис, в который входило три солнечных системы с двенадцатью живыми планетами. Союз Альгримм входил в состав Империи, но был достаточно суверенен, что доставляло немало хлопот Торговому и Военному Советам Империи. Взглянув в его холодные голубые глаза с вертикальным зрачком, Генриетта вздрогнула от ужаса. На трех планетах солнечной системы Циаран, входящей в союз Альгримм, рождались всегда очень смуглые люди с голубыми либо зелеными глазами с вертикальным зрачком, что делало их взгляд необычным и отталкивающим для непривычного человека.
   Изумленно уставившись на независимого герцога, девушка пыталась понять, что он здесь делает, и почему Совет настоял на ее присутствии. Радомер же подошел к ней вплотную и, захватив ее ручку в свои огромные лапищи, мужчина облобызал ее за пределами пристойности.
   Генриетта раздраженно выдернула свою конечность из неприятного захвата и поинтересовалась у герцога Моора:
   -Что здесь происходит, тар ран Китт?
   -Герцог Радомер Игиарис прибыл к нам, чтобы засвидетельствовать свое почтение юной наследнице имперского престола и просить Вашей руки, Ваше императорское высочество, - спокойно и уверенно ответил герцог Моор, а Генриетта почувствовала, как обрывается что-то в ее груди, со звоном разбиваясь об пол.
   Нет, она не могла позволить разбиться своей мечте однажды стать женой единственного и самого любимого человека. Да, по праву рождения, она не имела права рассчитывать на брак по любви, но надеялась,а потому решилась на споротивление.
   -Герцог Радомер, Вы оказали мне огромную честь, - холодно и с достоинством произнесла наследница, не давая ни одной эмоции отразиться на своем лице, - однако, я уже помолвлена, и Регентский Совет лишь ждал моего совершеннолетия, чтобы сообщить о данном событии.
   -Вот как? - таким же холодным тоном произнес вмиг посерьезневший гость незваный. - Могу я узнать имя счастливца? Иначе, если Вы меня обманули, я вынужден буду пойти на крайние меры и вывести Союз Альгримм из состава Империи...
   -К чему же такие крайние меры? - резко оборвал его слова герцог Моор. - Зачем так горячиться, Ее императорское высочество права, она действительно уже помолвлена. Больше всего Генриетта опасалась, что кто-либо из таров - Регентов выскажется о том, что на самом деле никакой помолвки не было, и все, она должна будет пойти на поводу у Радомера ради Империи, пожертвовав собственным счастьем. Но все молчали, не мешая отцу Играна вести эту сложную тонкую игру.
   -Имя? - с угрозой в голосе повторил Радомер.
   -Тар Игран ран Китт граф Маррон, - громко, чтобы слышали все, объявил глава Регентского Совета.
   -Игран? Я требую, чтобы состоялась официальная помолвка, и если он действительно оденет при всех брачное ожерелье тарине ран Илларион, я более не буду претендовать на руку принцессы.
   -Он оденет, - уверенно ответил герцог Моор, вот только эту бы уверенность еще и ей обрести.
   Зная крутой нрав и жесткий характер потенциального жениха, Генриетта боялась представить, что он ей сделает за такой сюрприз. Но ради того, чтобы приручить упрямого тагрина, она готова была пожертвовать несколькими неприятными минутами в его обществе после объявления помолвки.
   ***
   Я раздраженно наворачивал круги вокруг ее дивана, стараясь взять себя в руки и не поднять руку на эту дуру, пусть и без пяти минут коронованную, ситуация от этого не легче.
   -Ну? - напомнил ей, когда молчание уже явно затянулось.
   Она тихо вздохнула, плечики поникли, уголки губ опустились:
   -За последние полгода меня сватали несколько представителей высшей знати, считающие свои роды достойными этого, несколько правителей с разных объединений планет, но всем упорно отказывали. Однако появился Радомер, - она всхлипнула. - Да я когда заглянула в его хищные голубые глазищи с вертикальным зрачком на смуглой морде, захотелось кричать от ужаса. Я отказала ему в резкой форме в присутствии всего Регентского Совета. Он рассвирепел и сообщил, что в таком случае выйдет из состава Империи. Сам знаешь, как это может ударить по нашей экономике, да и с Райин у нас серьезные трения, что тоже не добавляет позитива. Причиной для вежливого отказ могла быть только уже состоявшаяся помолвка, утвержденная регентами. Твой отец решил все сам, - она смутилась, легкий румянец загулял по щекам. - Вот и все. Радомер сказал, что если ты действительно подтвердишь, что помолвка настоящая, и оденешь ожерелье, то он признает свое поражение, как мужчина и вернется к себе...
   -Герти, демоны тебя подери, а ты не могла мне все это рассказать раньше? И не надо было бы этого спектакля. Я бы смог договориться с Радомером, благо уже не раз вместе за одним столом пьянствовали.
   -Времени не было. Это все случилось вчера в обед.
   -Так вот куда ты улетала? Теперь понятно. Что делать будем?
   -Жениться, - просто ответила она, хотя во взгляде мелькнул страх при этих ее словах.
   -Да ни за что! - вырвалось у меня.
   -Я тебе настолько противна? - вот теперь в ее глазах заполыхал огонек обиды вперемешку со злостью.
   -Нет, не в этом дело, - я устало присел около нее на диване. - В последнее время такое ощущение, что я теряю контроль над своей жизнью, - зачем-то пожаловался ей, но сразу же взял себя в руки. - Герти, дорогая, я влез в такую игру, из которой могу не выбраться живым. Ты понимаешь, что находясь рядом со мной, будешь рисковать не меньше. К тому же, пока Генрих не жениться, я буду считаться почти правителем, а какой из меня император? Я со своими обязанностями плохо справляюсь. Не понимаю, что затеял твой братишка, но мне уже это не нравится.
   -То есть ты готов отдать меня Радомеру? - сделала свои бабские выводы из услышанного наследница. - Боишься стать у него на пути?
   Я застонал, потер глаза, внезапно зачесавшиея, провел по волосам, чтобы успокоиться:
   -Ты меня слышишь? - громко спросил ее, надеясь, что она прекратит вариться где-то глубоко в своем девичьем мирке. - Хорошо, завтра утром идем в храм, если ты хочешь. Но на трон я не сяду! И еще, раз уж ты набилась мне в невесты, будешь слушаться меня. Ты знаешь, кто будет твоим напарником на вылетах после каникул?
   -Нет, а что?
   -Будешь третьей, я тебя без присмотра не оставлю. Вообще, эта твоя идиотская затея с учебой в Летной Академии, чтобы мне досадить, выводит меня из себя больше, чем будущая женитьба на тебе. В конце концов, в нашем кругу браков по любви практически не бывает, придется терпеть, - я тяжело выдохнул. - Все, поговорили. Идем обратно, а то напридумывают там невесть чего. Мне плевать, но ты же у нас девушка, - ехидно добавил я, вставая и протягивая ей руку.
   В зале царило веселье, дамы разноцветными яркими бабочками кружил по залу в обьятиях кавалеров, а пожилые тары и тарины расселись на скамьях у стен и вели чинные беседы. Все как чинно и благородно, как и положено на императорском балу. Оставив невесту около ее брата, я поискал глазами друзей, Лорана увидел кружащим по залу Милу. Витор же стоял около одной из колон и беседовал с Радомером. К ним я и направился.
   -Радомер, рад тебя видеть! - и я обнял главу Союза Альгримм, он ответил медвежьей хваткой. - Тише, задавишь.
   -Привет, Тагрин! Поздравляю с помолвкой! - а сам внимательно наблюдает своими необычными глазами за моей реакцией.
   -Спасибо, дружище. Сам в шоке. Уболтали они меня с отцом, - и неловко улыбнулся.
   -Как давно? - вот гад смуглолицый, не успокоится никак.
   Витор увлеченно наблюдал за нашей беседой, делая вид, что в курсе всех событий, но я чувствую, что мне предстоит серьезный допрос, когда мы останемся одни.
   -Месяца четыре назад, за несколько дней до начала учебы в Летной Академии, - спокойно ответил, стараясь держать лицо. - Я подозреваю, что это с самого начала так и было задумано, еще самой покойной императрицей, - и это была правда.
   Такой договор имел место быть между нашими родителями, только я тогда наивно полагал, что смогу со временем изменить ситуацию, да и, положа руку на сердце, нравилась мне эта бестия наследная с ее демоническим характером, а может и больше, чем нравилась, но думать об этом не хотелось, учитывая какие сложные взаимоотношения у нас с ней складывались.
   6
   Похмелье было жестким. Нет, не так, похмелье было жестоким. Голова не просто болело, было ощущение, что она разваливается на несколько частей подобно спелому кростусу(*фрукту, размером с человеческий кулак желтого цвета, в спелом виде при нажатии распадается на шесть равных частей). Нещадно хотелось пить, не открывая глаз и не подымая голову от подушки, пошарил рукой на прикроватной тумбочке в поисках графина с водой. В руку услужливо лег бокал с чем-то прохладным. Я приподнялся с тихим стоном и заглотил все содержимое. Затем решил попробовать приоткрыть глаз, чтобы знать кого такого заботливого стоит поблагодарить за антипохмельное зелье, вкус которого я знал не понаслышке. Рядом, улыбаясь, стояла Лия.
   -Доброе утро, мой тар, - нежным голоском негромко поздоровалась она, видимо щадя мою бедную голову. - Думаю, не стоит спрашивать, как Вы отметили свою помолвку с друзьями.
   -Радомер, ботинок ему в глотку, - просипел я, не узнавая собственный голос. - Сколько уже раз зарекался с ним пить. Этого гада не перепьешь. - И вдруг резко посерьезнел. - Лия, солнышко, а тебе кто о помолвке сообщил?
   -Так, слуги между собой шепчутся с самого утра.
   -Что значит, с утра? - непонял я. - А сколько сейчас времени?
   -Уже полдвенадцатого. Ее высочество уже дважды присылала за тобой, напоминая, что в час вас в храме ожидают.
   -Твою ж... - начал было я, но остановил себя. - Лия, для тебя это пока что ничего не меняет.
   -Да поняла уже, что не отпустишь, - и горестно вздохнула.
   -Я подумаю, - и добавил, - потом подумаю. А сейчас зови Михрона, одеваться пора. До храма лететь минут сорок.
   -Так ты еще и поесть успеешь...
   -Лия! Меня мутит, а ты о еде. Вернусь, потом, как раз твое гадское зелье подействует.
   -Как скажешь, - и она вышла за моим слугой.
   Михрон, как всегда весь такой невозмутимый, затянул меня в приличествующий случаю камзол, закрепил на поясе парадную шпагу, подал перчатки и кошель. Чувствую себя дураком, посмотрел с надеждой на лакея:
   -Может куртку и кожанные брюки?
   -Вы что, тар ран Китт? Как можно в храм по случаю помолвки и в кожаной ветоши?
   -Сердца в тебе нет, - тяжко вздохнул я, подумав, что после храма отправлю Герти с охраной во дворец, а сам загляну к Янине, соскучился уже, четыре месяца не видел. - Михрон, дары сестрам и богине готовы?
   -Да, и для тарины Янины тоже, - усмехнувшись, ответил лакей.
   -Как понял?
   -Вы давно ее не навещали, а сейчас туда направляетесь, вот я и подумал.
   -Правильно подумал. Только, никому ни слова.
   -Знаю, но все же, может Вы бы забрали к себе малышку?
   Я на него внимательно посмотрел, пытаясь понять, не шутит ли он. Нет, серьезен и невозмутим, как всегда.
   -Михрон, пил вроде бы я, а чудишь ты. Я не могу подвегать девочку такому чудовищному риску. Если кто-то поймет, что у меня есть такая слабость...
   -Извините, тар ран Китт, старею, туго думаю, - как-то неловко извинился лакей.
   -Да, ничего, Михрон, присмотри за Лией. И, распорядись, чтобы Тамира собрала ее вещи, вечером я отправлю девушку к ее родителям.
   -Как скажете, тар, - поклонился лакей.
   На площади около дворца меня поджидали нервная Генриетта и злой папа. Генрих же у самого трокара спокойно чистил ногти. Все в сборе. Я подошел к невесте и клюнул ее в зардевшуюся щечку, затем ожал руку папе и принцу. Все, ритуал приветствия выполнили, можно и двигаться в сторону храма.
   Трокар притормозил при самом входе в храм богини Иштар, статуя которой стояла на широкой площадке окруженная шикарной цветочной клумбой с одной узкой дорожкой, ведущей к ней. Узкой потому, что только по одному можно было пройти к богине, возложить дары на постамент перед нею и вознести молитву. Первым прошел принц по праву рождения, преподнеся богине фрукты, цветы и несколько сердонов, уроненых в специальную чашу, за ним последовали Генриетта, я и папа, повторив ритуал.
   К тому моменту, как папа вернулся от статуи богини, к нам из храма уже спешила немолодая женщина с толстой косой светло-русых, полуседых, волос, в бирюзовой хламиде.
   -Приветствую Вас, матушка Ириная! - торжественно обратился к ней, поклонившись и протягивая большой пакет с дарами ей и сестрам. Там был приличный кошель с сердонами на питание и одежду храмовым сестрам, послушницам и воспитанницам, а так же кое-какие мелкие женские штучки для волос, которыми они украшали себя, естественно, из мерилла. Мало кто знал, что именно я постоянно поставляю это все в храм, даже мой отец был не в курсе, о должен же я был как-то оплачивать секретное содержание моей подопечной.
   Мать Ириная поняла меня правильно, с поклоном приняв дары и передав их подоспевшей сестре:
   -Приветствую Вас, тар ран Китт, граф Маррон! Спасибо за щедрые дары. Ваши императорские высочества, - поклонилась она наследникам, затем повернулась к моему отца и мягко ему улыбнулась, - герцог Моор, какая честь.
   -Для меня не меньшая, - ответил мой папа, весь расцветая в ответной улыбке.
   Интересно,и что же я пропустил? Мне кажется, или здесь что-то назревает. Ладно, не буду лезть. Жрицам богини Иштар не возбраняется заводить семьи,в се же это богиня семьи и плодородия, и многие сестры были замужем и растили детей. Только вот мать Ириная никогда не проявляла себя в этом направлении, верно и преданно служа Иштар. Если она действительно нравится моему отцу, то я буду только рад, мне она всегда нравилась.
   -Идемте в храм, сестра Навия уже готовится с утра, чтобы испросить богиню о дате столь знаменательного брака.
   Я искренне надеялся, что богиня не услышит нас и брак придется отложить на неопределенное количество времени. Не свезло. В центре храма у жертвенной курительницы выше названная сестра Навия в чисто белой хламиде сидела, закатив глаза, видимо общалась с богиней, выслушивая ее волю. Когда она открыла их, взгляд ее оставался мутным:
   -Богиня дает свое благословение Ее высочеству принцессе Генриетте и графу Маррону, - хриплым голосом сказала девушка, - только брак должен быть отложен.
   Я незметно выдохнул, Генриетта сдавила мою руку, видимо, расстроившись.
   -Великая богиня назвала причину? - спросила вмиг посерьезневшая мать Ириная.
   -Нет, матушка. Сказала только, что свадьба должна состояться ровно через два года после помолвки.
   -Не понял? - озвучил общее недоумение Генрих. - Такие преценденты уже были, матушка?
   -Нет, Ваше императорское высочество. При мне это впервые. Но Вы же понимаете, что мы не можем ослушаться волю Великой богини.
   -Разумеется, - раздраженно сказал папа. - Иштар свою волю озвучила. Мы ее вынуждены принять. Идите к трокару, мне необходимо задержаться, - кинул он нам.
   Я красноречиво посмотрел на мать Иринаю, а она мне незаметно кивнула, поняв мою просьбу. У самого трокара нас догнала мелкая девчушка в одежде послушницы:
   -Сестра Парвия просит задержаться графа Маррона, она хочет обратиться к нему с какой-то просьбой.
   Я извинился перед расстроенными сообщением о вынужденной отсрочке свадьбы наследниками. И пошел вслед за девчушкой, делая вид, что не замечаю удивленного взгляда невесты. Мы прошли в пристройку позади храма, где жили послушницы и воспитанницы. Мне навстречу вышла низенькая округлая сестра Парвия, которая отвечала за самым маленьких воспитанниц до пяти лет, коих здесь было семеро. Моя Янина была самой младшей среди них. Парвия поманила меня за собой в небольшую комнатку, где игрались три девочки, русокосая Янина развлекалась тем, что ходила из угла в угол дробными шажками на дрожащих ножках.
   -Яни, малышка, как ты подросла! - я подхватил ее на руки, кружа.
   Девочка засмеялась, довольная таким обращением. Я прижал ее к себе, она приятно удивила тем, что не выворачивалась из моих рук и не плакала испуганно.
   -Лики, поди погуляй с девочками, - отправила Парвия сопровождавшую меня дувчушку, та с любопытством на меня поглядела, но ничего не сказав, покорно вышла, оставив меня с сестрой наедине. Малыши не в счет. - Граф, мать Ириная просила сообщить Вам, что командор тар ран Парвз приходил вчера в храм и интересовался, не у нас ли воспитывается маленькая девочка, носящая имя ран Йордо. Мы выполнили данное Вам обещание и не сказали ему правду. Уходил граф Никар весьма расстроенный, но мать Ириная была тверда в своем намерении не признаваться.
   -Понятно, зашевелился старый жук. Спасибо, сестра Парвия. Я очень благодарен Вам и матери Иринае за заботу о маленькой Яни, очень жаль, что забрать ее пока не могу. У вас она в большей безопасности.
   -Мы понимаем Вас, граф Маррон, можете не переживать, мы будем заботиться о малышке, пока не придет ее время покинуть храм.
   -Спасибо огромное. Я в долгу перед храмом и богиней. Сестра Парвия, передайте пожалуйста матери Иринае, чтобы она ни в коем случае не отдавала Яни ни в чьи руки, только когда я сам за ней приду лично. Что бы ни говорили посланцы и какие бы документы не показывали.
   -Как скажете, тар ран Китт. Я запомню это, и предупрежу мать и сестер.
   Поигравшись еще немного с малышкой, я поцеловал ее в щечку на прощание, и, с грустью оторвав от себя, передал в руки сестры Парвии. Попрощался и вышел, сминая внутри себя желание уже сейчас забрать ее. Трокара уже не было. Ко мне подошла мать Ириная.
   -Игран, дорогой, твой отец просил передать, что его срочно вызвали во дворец, - да, наедине мы обычно не пользовались титулами и званиями, - потому он пришлет тебе другой трокар. Наследники улетели с ним.
   -Спасибо, Ириная, ты себе не представляешь, как я тебе благодарен за Яни.
   -Глупости, очень милая малышка, - отмахнулась Ириная, идя со мной к выходу из храма. - Скажи, какое отношение к ней имеет граф Никар? Я никогда раньше тебя ни о чем не спрашивала...
   -Думая, что это моя незаконная дочь? - спросил я, прищурив глаза от назойливых лучей солнца, потому как мы уже вышли наружу, и не спеша шли вдоль клумбы с цветами.
   -Признаюсь, мелькала и такая мысль у меня, но я почему то никогда не верила, что ты можешь быть таким безответственным и жестоким, чтобы одарить девушку ребенком, а потом отобрать. Но когда командор пришел в храм, я задумалась, откуда же на самом деле эта девочка взялась в твоей и теперь уже и в нашей жизни?
   Я вздохнул, мать права, надо было сразу ей все объяснить.
   -Ириная, это правнучка ран Парвза, - сообщил я, стараясь скрыть раздражение в голосе. - Его внук осчастливил осиротевшую тарину и выкинул с ребенком на улицу, она убила себя, а ребенка я смог спасти. Прошу, не отдавай им Яни, как только я смогу обеспечить ей должную безопасноть, заберу. Остальное тебе объяснит сестра Парвия, а мне пора. Вон летит мой трокар.
   Со стороны города действительно стремительно приближался присланный отцом транспорт. Я тепло распрощался с доброй жрицей Иштар и смело сел в приземлившийся трокар. Серебристый, абсолютно ничем не выделяющийся среди других таких же машин, он меня чем-то насторожил, но я постарался не выдать свое напряжение ни жестом, ни взглядом, нечего было пугать почтенную жрицу. Махнув ей на прощание, я дал команду пилоту отправляться. Мы взлетели на метра полтора над землей и развернулись в сторону по направлению ко дворцу. Прогремел взрыв...
   ***
   Гениретта слушала ленивую болтовню фрейлин, лениво перекидывающих друг другу мяч в большом зале для игр, стоя у окна, выходящего в сторону входа во дворец. Ее внимание привлек шум сирены авто для перевозки раненных. Такими пользовались, когда надо было транспортировать тяжело больного в храм Мендиса, бога целительства. Именно там обретались высшие представители этого сословия. Сейчас же такое авто почему-то подъехало именно ко дворцу, из которого уже выбежали слуги во главе с Михроном, лакеем Играна.
   Девушку кольнуло недоброе предчувствие. Герцог Моор отбыл в свою службу, только доставив наследников во дворец, а теперь здесь этот непонятный страшный транспорт и лакей ее жениха рядом с ним. Игнорируя вопросы девушек, поприлипавших к окнам, она мигом покинула большой зал, и успела только добежать до выхода, не обращая внимания на изумленные взгляды придворных, на которых ей было плевать, чтобы увидеть, как на носилках внесли ее Тагрина. То, что это ее жених, девушка поняла только по парадному камзолу, в котором он сегодня был. Обгоревшее лицо и руки, обуглившаяся голова. С криком раненной птицы бросилась она навстречу носилкам, со страхом опасаясь услышать приговор своему только начавшему обретаться счастью.
   -Ваше высочество, не убивайтесь Вы так, - обратился к ней Михрон, - за тариной ран Лохан уже послали.
   -Он жив? - с трудом выдавила из себя Генриетта.
   -Да, пока еще жив, - ответил один из парней, сопровождавших носилки, одетый в желтую униформу целителя нижнего ранга.
   -Пока? - она не чувствовала, как по ее щекам катились слезы.
   -Тарина Генриетта, не убивайтесь так, он и не из таких переделок выбирался, - попытался неуклюже ее успокоить Михрон. - дайте отнести его в покои.
   -Да, конечно, - с трудом выдавила из себя самая несчастная принцесса на свете.
   ***
   Приходил я в себя раз несколько, но каждая попытка заканчивалась продолжительным обмороком. На лице чувствовал какую-то мокрую гадость, от которой нещадно воняло, руки вообще не ощущал. Попытался повернуть голову, чтобы посмотреть, где я, но не вышло. Со стоном вернул ее в исходное положение. Да что ж за засада со мной в этот раз. Всякое уже случалось, но меня еще ни разу до этого не подрывали. Не думал, что после этого такое омерзительное состояние.
   -Тар ран Китт, лежите спокойно, - вознегодовал знакомый женский голос. - Ваше высочество, идите уж к себе, нет сил на Вас такую смотреть. Выкарабкается он. Видите, уже своей опаленной физиономией вертит. Этого кошака не так легко спалить. Боюсь последствий для тех, кто с ним такое сотворил.
   -Тарина ран Лохан, ну что Вы такое говорите! - возмутился голос моей невесты. - Он себя так отвратно чувствует, а Вы уже о том,к ак он мстить будет. Пусть для начала восстановиться.
   -Да, Ваш жених на красавчика сейчас не тянет, хорошо ему мордашку взрывом попортило, - вновь заговорила баронесса Монт. - Но Вы не переживайте, как только полностью придет в себя, и его можно будет передвигать, все исправим в восстановительной капсуле.
   -Да мне все равно, что у него с лицом, - зазвенел возмущением юный голос. - Главное, чтобы жив был.
   -Что значит 'все равно'? - слабо попытался возмутиться я. - Тебе может и наплевать как я выгляжу, а мне, может нет.
   -Лежите уж, - рявкнула на меня баронесса. - Иначе еще и я Вам личико подправлю. Зла на Вас, граф, не хватает. Можете хоть раз обойтись без крайностей и не умирать?
   -Ага, это ж я сам решил себя подорвать, - просипел возмущенно на разошедшуюся бывшую моего отца.
   В голове мелькнула довольная мыслишка, что новая пассия папы намного приятней в общение и внешне.
   -Игран, милый, как ты? - завопила мне на ухо Генриетта.
   -Герти, ты меня сейчас добьешь ультразвуком, поможешь не состоявшимся убийцам довести меня до могилы.
   -Извини, - потупилась девушка.
   -Сколько времени я валяюсь в кровати?
   -Уже семь дней, - с ухмылкой заметила баронесса.
   -Вот демоновы потроха, - не удержался я от возмущения. - Сколько планов было! - и вдруг спохватился. - Герти, где Лия?
   -Я отправила ее с надежной охраной к ней домой, - спокойно ответила эта почти коронованная зараза.
   -Зачем? Она попросила? - не мог я поверить, что медсестра по образованию, к тому же достаточно привязавшаяся ко мне а это время, моя девочка решила воспользоваться ситуацией и сбежала домой.
   -Нет, конечно. Наоборот, очень ругалась, но я ее не стала слушать. У тебя есть я, а ей нечего делать рядом с моим женихом.
   Выругавшись так, что покраснели даже уши бывалой баронессы, не говоря уже о пылавшем лице невесты, чтоб ее, я попытался приподняться, но ран Лохан зашипела на меня похлеще разъяренной кошки.
   -Герти, солнышко, наклони ко мне свое ушко, - приторным голосом попросил я, отчего она вздрогнула и насторожилась. - Ну же, детка. - Она покорно приблизилась вплотную и наклонилась к моему обожжоному лицу, - теперь роль постельной грелки будешь выполнять сама? - прошептал ей в самое ухо, но судя по тому, как ухмыльнулась баронесса, она и так поняла, что я сказал невесте.
   Выкрикнув, что я просто невозможен, а еще неблагодарная и черствая скотина, она пулей вылетела из комнаты, сопровождаемая моим хриплым каркающим смехом.
   -Иногда мне кажется, что ты не только не лучше, но в некоторых случаях, еще и похуже своего отца, - сделала мне сомнительный комплимент баронесса.
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"