Лаевская Елена Георгиевна: другие произведения.

Бд-18: Если вы боги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.53*16  Ваша оценка:

  И была Земля. И в наказание за грехи наши далекие Златоглазые Боги сожгли ее в Великом Огне. Ибо Богам можно все.
  Но перевезли они избранных через звездное море в своих искрометных лодках.
  И освятили Новую Землю. И позаботились о нас, недостойных. Оставили несчетные запасы зерна и мяса, железа и холстa. А также Священные Предметы, чтобы поклоняться им и приносить жертвы.
  И обещали они вернуться.
  Многие века смотрим мы на звездное море и ждем Златоглазых Богов.
  А когда приплывут они в своих искрометных лодках, наступит на Новой Земле всеобщее благоденствие. Станет голодный - сытым. Бедный - богатым. Больной - здоровым.
   И тогда запоет свою песню священная птица Торр.
  
  
  Седьмой день недельника заканчивался молитвой Синтезатору. Все вошедшие в возраст мужчины Поселка собирались в Ангаре вокруг вытянутой, как веретено, облепленной проводами и датчиками огромной кастрюли с краном внизу, который озорники-мальчишки прозвали писькой.
  Молитва была длинная. Сперва возносили хвалу Златоглазым Богам, потом оставленным ими Священным Предметам, потом самому Синтезатору.
  А под конец, когда жрец торжественно прикладывал палец к экрану и Синтезатор натужно гудел и трясся, мигая надписями и искря контактами, все просто сидели вокруг, скрестив ноги кренделем, и повторяли, как положено: "Опа! Опа! Опа!"
  Считалось, что это помогает Синтезатору лучше трудиться.
  Под конец Предмет издавал победный рев пустынного волка и замолкал. Жрец торжественно подставлял под письку объемистый металлический котелок, в который, пенясь, лилась теплая, резко пахнущая рвотня. Котелок шел по кругу. Пашка, как Юный, получал свою порцию одним из последних.
  
  Знакомый обжигающий напиток заполнил рот, шершаво прокатился вниз, опалил желудок. Пашка часто-часто задышал, по-рыбьи разевая рот, на глазах выступили слезы. Но потом почти сразу стало беспричинно весело и приятно. Захотелось вскочить и пуститься в пляс, отбивая голые пятки о пол Ангара. Захотелось выбежать на улицу и зацеловать первую попавшуюся девчонку, да еще и подол ей задрать. Захотелось дать в глаз другу Эйтону. А под конец потянуло в сон.
  
  Действо закончилось. Мужчины стали расходиться. Обсуждали на ходу важные вопросы. Поливало вот-вот сломается, значит, надо жертву готовить. Барана или козла? Что надежнее? Дед Баклан откинулся - надо нового погонщика железных лошадей выбирать, а то пахота не за горами. Скоро пора свадеб - справится ли Синтезатор или самим придется дрянную самогонку гнать?
   Пашку эти проблемы волновали мало, он выбрался на улицу, повалился на пожухлую красно-бурую траву, загляделся на серое небо, по которому одна за другой спешили все десять лун.
  - Привет! - рядом с Пашкой присела черноглазая Грязнуля Лин. Дотронулась тонкими пальцами с обгрызенными ногтями до амулета на его груди: высушенной головы летающей крысы с тремя рядами черных зубов. Прыснула тоненко: "Рвотни наглотался!"
  Пашка поймал ее плохо отмытую ладонь и приложил к щеке. Ладонь была твердая и пахла нагретой землей. В потрескавшуюся кожу пальцев въелся бурый сок сорняков. Под ногтями скопилась грязь. Лин не захотела учиться ремеслу, работала в поле, руки и одежда у нее частенько было испачканы, за что она и получила свое прозвище.
  А еще Грязнуля часто смеялась, и тогда видно было, что передний зуб стоит у нее чуть наискосок.
  Лин, с добрыми, узкими, как рыбки-кохлянки, глазами и смуглыми персиковыми щеками, очень нравилась Пашке.
  Если Индикатор Крови покажет, что им можно вместе иметь детей, то осенью Пашка позовет Лин в жены.
  - Поедем завтра на дрезине кататься? - спросила Лин, устраиваясь рядом. Перед Пашкиным носом мелькнули круглые коленки, захотелось уткнуться в них лицом. Пашка потянул Лин к себе, накрыл губами обветренные, в коросте губы.
  - Пусти, дурачок! - отбрыкивалась Лин. Так, для порядка, не по-настоящему. Пообниматься ей тоже хотелось.
  А большего ведь все равно не получится, хоть у всех на виду, хоть где-нибудь в укромном месте. У каждой незамужней девчонки затычка невинности наложена. А ключ только у жрецов. Потому что если все начнут плодиться как попало, то сколько морских козлов в жертву не приноси, будут рождаться уроды. Или, как умно говорят жрецы, настанет вырождение. Лишняя обуза общине. Так записано в Книге завещаний Звездных Богов, которым подчинялась вся поселковая жизнь. По Книге сеяли и жали, очищали воду и учились разговаривать со Священными Предметами. Нарушать завещания было никак нельзя. Иначе боги рассердятся и никогда не вернутся. И никогда не наступит всеобщее благоденствие. А благоденствия хотелось всем. Особенно после тесного общения с Синтезатором.
  
  
  На дрезине поехали кататься следующим утром. Первый день недельника никто в Поселке не работал. Одноколейка была проложена давно, сразу после Переселения, но кривые расшатанные рельсы пока держались.
  Рельсы заканчивались у леса. Очень удобно было зимой, собрав сок дерева Бао, везти его потом домой. Сытный сладкий сок был большим подспорьем Поселку в зимние холода.
  Летом дрезина простаивала без дела, чем желающие оказаться в одиночестве и пользовались.
  Лин предусмотрительно захватила с собой хлеба и сушеного молока. Но к еде не притронулись. Прошли глубже в лес, собирая ягоды на полянах. Пашка сгребал рукой фиолетовые сладковато-кислые плоды, кормил ими с ладони Лин. Грязнуля смеялась, прихватывала ладонь острыми, один наискосок, зубами. Пашка делал свирепые глаза, гнался за визжащей Лин между деревьев, прижимал к нагретым солнцем неохватным стволам, целовал синие от сока губы, смуглые ключицы, незагорелую кожу под застиранным лифчиком .
  Потом они сидели под ежевиковым деревом, молчали каждый о своем и ели хлеб с молоком.
  
  На поляну стремительно набежала тень. Пашка поднял голову. Внутри как крутым кипятком обожгло. Что-то темное, большое раздувшейся лягушкой валилось с неба прямо на них. Пашка опрокинул Лин на землю, кинулся сверху, прикрыв голову руками.
  "Все, конец", - пронеслось в голове.
  Но конца не случилось. Небесный камень, высокий, как самое могучее дерево в лесу, вдруг замедлил падение и неторопливо впечатал в траву мощные лапы.
  В Холодных пещерах на каменных стенах сохранились рисунки лодки Златоглазых Богов. Огромный Предмет, опустившийся на поляну, был очень на нее похож: ни дать ни взять черепаха с желтых болот. Гладкое, блестящее, как отполированный котелок, туловище, круглая башка посредине спины и шесть толстых лап.
  Прижатая к земле Лин тихо охнула:
  - Боги! Вернулись!
  Пашка рванулся было бежать от неизвестно что сулящей встречи с Богами, но Лин уперлась, вцепилась мертвой хваткой в ветки низкого колючего кустарника:
  - Великие рассердятся! Надо ждать. Надо встретить. Повиниться.
  Небесная лодка стояла всего в сотне шагов, совершенно чужая в застывшем ожиданием лесу. Потом внутри нее что-то громко чавкнуло, часть круглого бока провалилась внутрь, и в образовавшемся проеме возникли две фигуры в ярких, непривычных глазу одеждах. Казалось, что вокруг лиц плывет золотое сияние.
  Лин наконец вырвалась из Пашкиных рук, подбежала к лодке, упала на колени, склонив голову. На беззащитной узкой спине вздрагивала растрепавшаяся коса.
  Пашка втянул голову в плечи: вот сейчас, сейчас ударит в Лин золотая молния...
  Молния не ударила. Боги спустились на Землю, подошли к лепечущей заученную с детства приветственную молитву девушке, заговорили, обращаясь к ней, быстро и непонятно.
  Золотых глаз отсюда видно не было, а в остальном, не считая странной одежды и белых, как козий сыр, лиц, Боги оказались очень похожи на людей.
  Пашке всегда представлялось, что Великие - седые старцы огромного роста, но эти двое были молоды, хрупки, как осенние сухие листья, и, пожалуй, на голову ниже его самого. Конечно, уж им-то не приходилось махать топором, раздувать мехи в кузне или собирать осенью урожай молока. У Богов было свое, божественное, предназначение.
  Из лодки выплыл по воздуху и завис над головами Великих большой черный жук. И Пашке вдруг стал понятен язык Богов.
  - Я говорил тебе, Эсалол, уж на этой планете мы обязательно найдем что-нибудь интересное. Я ничего не перепутал. Переселение завершили именно здесь.
  - Не вижу в этой девчонке ничего интересного, Бормий.
  - Давай возьмем ее с собой, - предложил Эсалол.
  - Она же грязная, - у Бормия резко дернулись острые уши. - Зачем нам такая? Еще подхватим что-нибудь. Тебе мало того, что устроит отец за то, что ты взял без спроса его самый дорогой корабль?
  - Какой ты скучный. Не будь букой. Мы ее вымоем и даже продизинфицируем. Смотри, какая она экзотическая! Девочка, ты нас развлечешь? Иди сюда, не бойся. Мы скоро привезем тебя обратно.
  Лин, как завороженная, поднялась с колен и, не поднимая головы, шагнула в сторону говорящего. Тот приобнял ее за плечи и повел к небесной лодкe
  Раздался знакомый чавк, закрылся проем на боку лодки, скрывая всех троих. Минута, и от небесного корабля осталась только примятая трава на поляне.
  Пашка, оглушенный внезапной нереальностью происходящего, отступил назад и, не глядя, плюхнулся прямо в муравейник.
  
  
  Обратно Лин вернулась к вечеру, когда Пашка, так и оставшийся в лесу, почти потерял надежду когда-нибудь ее увидеть. Только на обычную Лин она больше похожа не была. Пустые тусклые глаза смотрели в никуда, лицо застыло карнавальной маской, а движения стали осторожными и медленными, словно Лин спала на ходу или была тяжело больна.
  - Лин, - теребил ее Пашка. - Лин, очнись, скажи что-нибудь.
  - Они, - Лин разомкнула бледные губы, - они Боги. Им можно.
  И больше не сказала ни слова.
  
  В Поселке к рассказам Пашки о Небесных Богах отнеслись настороженно. Никаких материальных доказательств у него не было. Да и вообще, если бы Великие сошли с неба, то уж точно не за тем, чтобы прокатить Грязнулю на лодке. У них, у Богов, более великие цели. Короче, Пашке велели заткнуться и помалкивать о случившемся.
  А что Лин не в себе, так с кем не бывает. Может, это сам Пашка ее напугал, а теперь пытается с помощью глупых выдумок замести следы.
  Но потом оказалось, что Лин беременна. Пашку взяли в оборот, и пришлось бы ему плохо, но жрецы не сомневались - простому смертному затычки не снять.
  Лин заперли в малом Ангаре и стали ждать. Если родится обычный ребенок - не избежать Пашке изгнания или даже смерти, если же в новорожденном будут видны божественные черты, то младенцу дано будет имя Наследник и станет он Великим Правителем, а Лин до конца жизни будут оказываться Материнские Почести.
  Только не произошло ни того, ни другого. Промучившись двое суток, Лин умерла при родах, так и нe произведя на свет младенцa. О случившемся забыли почти сразу. Если ребенок погиб, то уже неважно, Наследник он или нет.
  Лин похоронили на Поселковом кладбище и все забыли о происшедшем. Все, кроме Пашки. Ему все мерещилось в ночи белое в желтизну одутловатое лицо с приоткрытым ртом, до боли знакомый зуб наискосок и распухшие, запекшиеся кровью, искусанные губы.
  
  Пашкa часто теперь отправлялся на дрезине в хорошо знакомое место. Там, в яме у корней ежевикового дерева, были надежно спрятаны лук со стрелами и жбан горючей смолы. Пашка сидел, прислонившись к стволу, и представлял себе, как вернутся Великие, и он, скрытый от них, натянет лук, как вонзятся стрелы в хрупкие тела, как потом зальет он лодку смолой и чиркнет кресалом.
  Потому что если вы Боги, то вам тем более нельзя.
  
  
  
  
  
Оценка: 6.53*16  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | AlicKa "Алисандра" (Любовное фэнтези) | | Triangulum "Сожённый телескоп" (Научная фантастика) | | Е.Кострица "Портной" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | М.Эльденберт "Скрытые чувства" (Любовное фэнтези) | | Л.Лавр "Е - Гор" (Научная фантастика) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | В.Конте "Omega. Инстинкт борьбы" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"