Кипарисова Елена: другие произведения.

Идефикс (рабочий файл) Ознакомительный фрагмент 4 главы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга завершена. Обновлено 31 января 2019. Случайная встреча не может быть случайной. Порой сама судьба прокладывает нам дорогу к только ей известному финалу. Вступившись за девушку, Данил не мог знать, чем обернется его героический порыв. Увлекшись, он слишком поздно заметил, что втянут в игру, правил которой не знает. А там, где замешаны сильные чувства, она не может быть честной. Не в силах отступить, он понимает, что движется навстречу самоуничтожению.

  ЕЛЕНА КИПАРИСОВА
  ИДЕФИКС
  
  АННОТАЦИЯ
  Случайная встреча не может быть случайной. Порой сама судьба прокладывает нам дорогу к только ей известному финалу. Вступившись за девушку, Данил не мог знать, чем обернется его героический порыв. Увлекшись, он слишком поздно заметил, что втянут в игру, правил которой не знает. А там, где замешаны сильные чувства, она не может быть честной. Не в силах отступить, он понимает, что движется навстречу самоуничтожению.
  
  1 Встреча
  Ночь совсем не торопилась в город, до последнего оттягивая тот момент, когда сумрак, наконец, скользнул между затихающих улочек черным полупрозрачным шифоном. Как по команде зажглись фонари, издалека походя на цепочку сверкающих бус. Летняя жара и не думала спадать, повиснув воздухе удушающим маревом с дурманящим запахом цветов.
  Данил решил оставить машину на парковке ресторана, пусть и позволил себе за весь вечер только один стакан темного пива. Но голова захмелела, а тело стало до удивления легким и расслабленным, требуя небольшой прогулки, чтобы встряхнуться. Благо до дома нужно было пройти всего пару кварталов, а погода располагала к вечернему променаду. Он помахал друзьям через большое витражное окно, заметив, как на их столе возникла очередная бутылка спиртного, и двинулся в путь. Часы показывали начало одиннадцатого.
  Удаляясь от центральной улицы, он с наслаждением отметил, что людей по пути встречается все меньше, а механический гул затихает, лишь изредка прерываясь раздражающими сигналами клаксонов и визгом тормозов. Решив срезать путь, мужчина свернул между домами, углубляясь в тихие уютные дворики. Во многих окнах домов горел свет, отчего на улице казалось светло как днем. Одно большое горячее солнце сменилось сотней квадратных огней, сияющих не хуже придорожных фонарей.
  Услышав позади торопливые шаги, Данил напрягся, сжимая кулаки и запоздало вспоминая, что оставил в машине свой кастет 'для крайних случаев', но тут же успокаиваясь от осознания, что все деньги остались там же. Если какой-то незадачливый головорез все-таки решит поживиться, выбрав его в качестве жертвы, его ждал весьма скромный куш - пара сотен рублей и телефон, далеко не последней модели да еще с трещиной на весь экран. Но чем ближе раздавались шаги, тем очевиднее становилось, что они принадлежат не тяжеловесу мужчине. Слишком короткий и легкий был шаг.
  Повернувшись, чтобы встретиться с преследователем лицом к лицу, он едва не был сбит с ног. Кто-то пронесся мимо него светлой стремительной молнией, на несколько секунд укрыв ароматом сладковатых духов с цветочным шлейфом. Данил отшатнулся, растерянно наблюдая за удаляющейся женской фигурой, которая уже успела обогнать его на добрый десяток метров. Прежде чем скрыться за поворотом, девушка на короткий миг обернулась, будто опасаясь, что мужчина последует за ней, а потом, коротко вскрикнув, метнулась прочь.
  Ничего не понимая, Данил для порядка обернулся, увидев шагающую навстречу долговязую мужскую фигуру. Одинокую тень на фоне освещенного проулка. Поняв, что его заметили, незнакомец еще глубже натянул на глаза кепку, пряча руки в карманы ветровки и ускоряя торопливый шаг.
  Может, дело было в выпитом пиве, обострившем его паранойю, или от незнакомца действительно исходила неприкрытая угроза. Но как только они поравнялись, Данил непроизвольно напрягся, будто готовясь к удару. Но того не последовало. Худощавый парень просто прошел мимо, даже не подняв головы, целенаправленно последовав за буквально только что исчезнувшей за углом девушкой. Вся эта странная сцена заняла меньше минуты, и когда Данил пришел в себя, дворик снова пустовал.
  - Эй, парень...
  Он не знал, зачем поспешил следом. Что-то в поведении девушки задело его за живое. Тот миг, когда она пугливо оглянулась и посмотрела на него... с мольбой? Он будто услышал ее просьбу о помощи, хотя незнакомка не произнесла ни слова.
  Когда мужчина завернул за угол, то успел уловить лишь кратко мелькнувшую тень, присоединившуюся к ночному мраку, удерживаемому раскидистыми деревьями в небольшом придомовом палисаднике. Данил прибавил шаг, боясь потерять странную парочку из виду. Но впереди в метрах ста взгляд уловил какую-то возню, там, куда практически не проникал свет из окон. Резкий вскрик, разрезавший тишину и тут же задохнувшийся, заставил его перейти на бег. Теряясь между высокими цветущими деревьями, мельтешили две фигуры - совсем крошечная женская, мечущаяся из стороны в сторону, и высокая мужская, черным коршуном нависшая над ней. Девушка билась, словно птица в клетке, пытаясь вырваться из цепкого захвата, но под натиском все сильнее клонилась к земле.
  - Отпусти ее!
  Его выкрик всколыхнул притихшую улочку, казалось, даже тени вокруг в испуге шевельнулись, разбегаясь в разные стороны. Незнакомец обернулся, крепко удерживая девушку за запястья:
  - Это не твое дело, парень. Иди куда шел.
  Незнакомка рядом с ним не кричала и не плакала, понуро опустив голову, отчего длинные русые волосы полностью скрыли ее лицо. Она беспомощно дернулась, а потом, будто силы разом покинули ее, молча осела на землю, так резко, что удерживающий ее парень пошатнулся, ослабляя захват и отпуская ее.
  - Черт.
  Девушка, воспользовавшись ситуацией, тут же вскочила на ноги и, спотыкаясь, бросилась бежать, не оглядываясь. Прежде чем незнакомец успел сориентироваться и кинуться следом, Данил преградил ему дорогу, несильно, но довольно ощутимо толкнув в плечо. Тот отступил, оборонительно вскинув руки.
  - Слушай, не ввязывайся. Это наши личные с ней дела.
  - Не было похоже, что девушка думала так же.
  Парень был молод, возможно, даже младше самого Данила, лет двадцать пять, не больше. Он определенно пытался прибавить себе зрелости брутальной щетиной, но глаза, по-детски большие и слегка раскосые, выдавали его возраст. Он был ниже ростом чуть ли не на голову и неуверенно мялся рядом с Данилом, очевидно понимая, что в случае открытого конфликта один на один победителем не выйдет.
  - Приятель, ты не понимаешь...
  - Я тебе не приятель, - сквозь зубы процедил Данил, чувствуя, как в венах закипает кровь, а накопившаяся энергия требует выхода. - И понимать ничего не должен.
  Только осознав, что назревает конфликт, незнакомец тут же отступил, потупив взгляд, будто заранее признавая поражения. Вся его напускная бравадность и показательная враждебность вмиг испарились, открыв совсем юного и неуверенного в себе парня. Он переминался с ноги на ногу, что-то мямля себе под нос, не способный решить, что делать дальше. Долгую минуту паренек колебался в нерешительности - то бросая на Данилу недовольный взгляд из-под козырька кепки, то опуская его себе под ноги, и потирая длинную тонкую шею.
  - А черт с тобой. Тоже мне герой.
  Данил даже не успел ответить несостоявшемуся 'головорезу', так быстро тот скрылся из виду, едва не бегом заспешив между громадин домов той же дорогой, которой и пришел. Дворик затих, в сумраке ночи став сродни постапокалиптическому миру, оставшемуся совсем без людей. Идеальную иллюзию портили лишь людские силуэту в некоторых окнах многоэтажек, потревоженные внезапным шумом снаружи. Уже настроившись на конфликт, мужчина даже чувствовал толику разочарования, что все разрешилось так просто. Немного растерявшись, когда уровень адреналина в крови пошел на спад.
  Последовав за странной парочкой, Данил серьезно отклонился от своего маршрута, потерявшись между однотипными постройками и не сразу сообразив, как далеко находится от дома. Стоило вернуться к главной улице, чтобы не плутать по неосвещенным проулкам, в поисках новых приключений, но что-то неведомое тянуло его вслед за убежавшей девушкой. Чувство ответственности? Не слишком ли много он на себя брал, когда дело касалось первой встречной? Вся эта история походила на дешёвый бульварный роман, которым зачитывались романтичные особы в вагоне метро, и героем которого он никогда себя не представлял. Но домой возвращаться уже не хотелось, и Данил поспешил мимо цветущего придомового палисадника, не уверенный, что нагонит незнакомку, но чувствуя, что должен попытаться. Убедить себя, что сделал все возможное, чтобы она в безопасности добралась домой.
  Ночной город казался необитаемой планетой, заслуженно лишившейся разумных существ. Шаги мужчины гулко отдавались в каменных джунглях, задавая ритм, которому вторил только едва уловимый шелест ветра над головой, кружащийся по верхам деревьев, но не ощутимый на разгоряченной коже. На пути ему не встретился ни один прохожий, что было странно даже для спального района. Данил боялся потеряться между узкими улочками, наугад следуя между жилыми домами, в надежде найти то, что так искал. Но притаившаяся по углам ночная непроглядная тьма рисовала столь однотипную и недружелюбную картину, что когда изящный хрупкий силуэт отделился от общего сумрака, он не поверил своим глазам, приняв его за случайную игру света и тени. Девушка казалась призраком, затерявшимся во времени и пространстве. Бесплотным духом, будто случайно заброшенным в их несовершенный мир. От неожиданности Данил даже замер на полушаге, боясь спугнуть видение.
  Незнакомка сделала неуверенный шаг вперед, зашатавшись и едва устояв на тонких, но невысоких шпильках. Словно ощутив на себе пристальный взгляд, девушка обернулась. Свет, слабый, не убирающий тени, а лишь делающий их немного светлее, упал на ее лицо, подчеркнув тонкие заостренные черты. Глаза, влажные от слез, поймали несколько искр, сверкнув как граненые камни обсидиана. Резко развернувшись, незнакомка попятилась, крепко прижав руки груди и склонив голову, будто боясь смотреть на мужчину, так, что русые пряди упали на лицо, полностью скрывая его.
  - Простите... - Данил вскинул руки вверх, пытаясь показать, что не желает ей зла и ослабить вспыхнувшую в ней панику. - Я не собирался вас пугать.
  Девушка не ответила, но в какой-то миг прекратила свое неспешное бегство. Окруженная неспокойными навязчивыми тенями она выглядела маленькой девочкой, заблудившейся в глухом дремучем лесу. Белый длинный сарафан едва ли не светился в ночи, придавая незнакомке мистический ореол. Сердце мужчины дрогнуло, столь потерянной и беззащитной казалась незнакомка.
  - Хотел быть уверен, что ты в порядке.
  Девушка вздрогнула, будто между ними проскользнул резкий порыв ледяного ветра.
  - Я в порядке. - Слова прозвучали отрывисто, словно испуганные птицы, вспорхнув в небо и исчезнув в полумраке.
  Данил только недоверчиво покачал головой. Худощавая фигура незнакомки выглядела столь хрупкой, что грозилась рассыпаться сотней осколков от любого мимолетного прикосновения.
  - Тебе нужна помощь?
  Девушка отрицательно затрясла головой, слишком поспешно и самозабвенно.
  - Не бойся меня. - Данил сделал шаг вперед, девушка отупила на шаг назад. - Ты не пострадала?
  Она медленно подняла голову и взглянула на него с таким проникновением, что мужчина замешкался, растеряв свою былую уверенность. Со стороны он наверняка выглядел не лучше того парня. Громила, преследующий девушку по темным улицам.
  - Может тебя проводить?
  Снова молчание.
  - Или позвонить кому-нибудь, чтобы тебя встретили?
  Данил уже не надеялся на ответ, когда незнакомка, наконец, ожила:
  - Я, кажется, потеряла там свой телефон.
  Девушка всхлипнула, обхватив себя за обнаженные плечи, и обессилено рухнула на колени, прямо на потрескавшийся асфальт посреди дороги. Она разразилась такими громкими душераздирающими рыданиями, что засыпающий дворик всколыхнулся, резко проснувшись. Тут и там в соседних домах начали загораться окна бдительных небезразличных граждан. Не хватало только наряда полиции.
  В несколько шагов добравшись до девушки, Данила присел рядом, осторожно приобняв незнакомку за плечи, чувствуя, как ее дрожь передается и ему.
  - Тише, тише. Пойдем. Я отведу тебя домой.
  Нехотя, незнакомка поднялся на ноги, неуверенно зашатавшись на шпильках. Мужчина подхватил ее за талию, притянув к себе поближе и удивившись, насколько невесомой она была. Казалось, отпусти и тонкая девичья фигура, подхваченная ветром, исчезнет в ночном небе. Незнакомка напряглась, но вскоре быстро расслабилась в его объятьях.
  Данил не знал, в какую сторону идти, а поэтому шел наугад, пока девушка послушно семенила рядом. Неожиданно она, будто что-то вспомнив, встрепенулась, резко затормозив и вырываясь.
  - Нет! Нужно найти телефон! Я должна вернуться!
  - Нет, не сейчас.- Мужчина успел перехватить ее за запястье, пока девушка не успела сорваться в ночь. - Завтра утром я вернусь и поищу его. Обещаю.
  - Завтра... - девушка замешкалась, перестав вырываться. - Но... нет... Его кто-нибудь заберет.
  - Не заберет.
  Только сейчас он мог разглядеть девушку достаточно близко. В ее внешности, на первый взгляд, не было ничего примечательно. В любой другой ситуации он прошел бы мимо, даже не обратив на нее внимания. Резко очерченный овал лица с маленьким острым подбородком, впалые щеки, подчеркивающие высокие скулы, тонкие губы с опущенными вниз уголками. Но глаза. В них скрывалась настоящая бездна. Темно-карие они будто поглощали слабые одинокие всполохи света, затягивая в свои мрачные глубины. Еще он заметил царапину. Безобразный кровоточащий след, тянущийся от края века вдоль по всей щеке.
  - Он ранил тебя?
  Засмущавшись, незнакомка вскинула бледную изящную руку, пряча рану от его взгляда, словно стесняясь этого.
  - Нет, нет. Что ты. Это я сама. Пока бежала. Наверное, ветку задела.
  Мужчина не поверил ни единому ее слову. Борясь с внезапно вспыхнувшим приступом гнева, он непроизвольно сжал кулаки, теперь очень сильно сожалея, что просто так отпустил труса, который только и мог, что ударить абсолютно беззащитную девушку, но тут же отступая, встретив кого-то равного.
  - Ты его знала?
  Незнакомка на секунду замерла. На ее лице промелькнула целая череда эмоций, от удивления и страха до наигранно-безмятежной улыбки, которая видимом должна была усмирить бдительность Данилы.
  - Эммм. Хм... Аха... - Чувствуя неловкость от его прямого пытливого взгляда, девушка отвернулась, еще тише пробормотав: - Я - Настя. И... в общем, спасибо. Я немного испугалась.
  - Еще бы, он чуть тебя не убил.
  - Нет, он бы никогда так не поступил, - яростно замотала она головой. - Ты все неправильно понял.
  Данил начинал раздражаться, видя в поведении девушку столь неприкрытое обожание к жалкому трусливому подонку, который обращался с ней как с вещью.
  - Оу, ну тогда прости, - саркастически бросил он. - Вероятно, я принял ваш вечерний романтический променад за разбойное нападение. И да, я, кстати, Данил.
  Не дожидаясь ответа, мужчина развернулся и зашагал прочь, ведомый собственным ущемленным эго, и игнорируя щемящую в груди тоску. Его подлинный акт героизма закончился фееричным фиаско, а спасенная принцесса предпочитала остаться с драконом. Стоило ли вообще вмешиваться? Теперь он уже сомневался, проклиная, на чем свет стоит, свое неравнодушие и назойливое чувство справедливости.
  - Стой! - девушка торопливо шла за ним следом, звонко постукивая каблуками по асфальту.- Прости, подожди. Я... Пожалуйста. Я боюсь оставаться одна.
  Последняя фраза была произнесена с таким отчаянием, что Данил остановился, наперед зная, что битву со своим самоуважением проиграл. Он обернулся, увидев, что девушка замерла в паре шагов от него, будто в мольбе прижав руки к груди. Он не видел ее глаз из-за глубокой тени, упавшей на лицо, но точно знал, что этот взгляд мог разбить ему сердце.
  - Ты прав, - она обреченно понурила голову, став, казалось, еще миниатюрней, будто сказочная эльфийка. - То, что ты видел. Это было недопустимо. Неправильно. Я должна была пресечь это.
  - Неужели ты его и правда знаешь? - Данил просто не мог в это поверить. - По-твоему это нормально?
  Девушка лишь отрицательно покачала головой.
  - И что это было?
  - Мы недопоняли друг друга. Я.. я спровоцировал его.
  - Конечно же, - саркастически хмыкнул мужчина. - Так, он тебе кто? Муж?
  Вопрос был личным, и девушка засмущалась еще сильнее.
  - Нет, не муж.
  - Не важно. - Этот неловкий допрос затягивался. - Где ты живешь?
  - Недалеко, в квартале отсюда, - оживилась Настя. - Ты действительно меня проводишь?
  - Ты боишься его? Что он пойдет следом?
  По тому как девушка нахмурилась, стало понятно, в то, что парень не причинит ей вреда она и сама не очень верила. В ее глазах ютился страх, пусть она и пыталась это скрыть.
  - Это не мое дело, - добавил он уже боле спокойным голосом, - но тебе стоит лишний раз задуматься, что это не совсем нормально. Так, в какую сторону?
  Девушка махнула головой в сторону далеких многоэтажек на возвышенности, зажегшихся редкими огоньками окон в самом спальном из спальных районов города.
  - Эти дома уже успели сдать? - удивился он, помня стройку века в этом районе.
  - Некоторые из них.
  Теперь он еще лучше понимал ее опасения - новый участок только осваивался под жилой, сейчас скорее напоминая город после бомбежки. Сданные в эксплуатацию современные дома здесь вплотную соседствовали с недостроенными каркасами, напоминающие гигантские пустые полки в магазине. Дорога, разбитая спецтехникой до глубоких ям, с наступлением темноты превращалась в полосу препятствий, гарантирующую повышенную травматичность особо неосторожным. Стоило ли говорить о том, что этот не слишком благополучный район давно облюбовали маргинальные личности разных мастей.
  Данил не был в восторге от этого путешествия, тем более, каждый новый шаг только отдалял его от собственного дома, но и отпустить девушку одну, после того как бесцеремонно вмешался в ее личную жизнь и прочитал неуместную нотацию, не мог.
  Они двинулись не спеша. Девушка шла на полшага впереди, то и дело оглядываясь на спутника, чтобы убедиться, что тот не передумал. Молчание между ними начало тяготить, уж слишком синхронно отстукивали по асфальту их шаги.
  - Ты давно там живешь?
  - Нет, только пытаюсь обжиться. Квартира первое время напоминала белую коробку, пусть и просторную.
  - И ты не боишься вот так ходить одной?
  - Я не хожу по ночам, - поспешно бросила она, а потом опомнилась: - Обычно. Мне не нужны неприятности.
  - Тогда тебе стоит быть разборчивее в знакомствах, иначе их не избежать.
  - Мне очень повезло, что ты оказался рядом, - почти шепотом сказала Настя, - я это понимаю. Но все не так просто.
  - Или ты просто все усложняешь.
  - Нет, - довольно грубо ответила она.- Прости, просто немного странно изливать душу перед первым встречным.
  - Я тебя об этом и не прошу.
  Девушка согласно кивнула.
  - Я лишь прошу тебя быть осторожней и не совершать глупостей. Не так уж много?
  - Пожалуй, - кивнула она, впервые искренне улыбнувшись. - Я очень это ценю. Правда.
  Довольно быстро заасфальтированная дорога резко сменились грунтовой, усеянной мелкой острой галькой. Им пришлось сбавить шаг. Настя неловко качнулась на каблуках, пытаясь удержать равновесие, но ноги подкашивались, воюя с подвижными камнями. Данил взял ее под руку, чувствуя какую-то непонятную неловкость, когда они оказались так близко друг к другу. Казалось, ее кожа была неестественно горячей по сравнению с его, едва не обжигая. В тот миг мужчина ощутил, что в этом летнем мареве продрог до самых костей, жадно впитывая жар, идущий от тела девушки и непроизвольно прижимая ее к себе немного ближе. Та не сопротивлялась, а лишь немного напряглась, принимая помощь.
  Впереди маячил яркий фонарь-прожектор, словно слепящий маяк в бескрайнем черном море. Будто специально тот оголял безобразные развалины стройки, не трогая тени вокруг жилых зданий. Нужным им дом выглядел удручающе. Внешняя отделка фасада была завершена, высокомерно взирая на мир новомодными тонированными глазами застекленных лоджий, но свет, как вероятно и жизнь были редкими гостями в новостройке. Еще издалека Данил заметил, что соседей у Насти немного, лишь верхние этажи приветливо мерцали в темноте, остальные же хранили безжизненное молчание.
  Заметив его хмурый взгляд, девушка будто попыталась оправдаться:
  - В большинстве квартир сейчас ремонт, даже не представляешь, какой гул стоит днем.
  - И как ты тут живешь? - краем глаза в замершей на ночь стройке соседнего дома он заметил какое-то движение. - Не лучшее место для столь юной девушки.
  - Обещали к ноябрю полностью сделать подъезды к дому и засадить парковую зону. А вот там, - она указала куда-то в темноту, - будет детская и спортивная площадка.
  Данил лишь многозначительно промолчал, не веря в сказки о счастливом будущем и предпочитая жить здесь и сейчас. Таких вялотекущих проектов по городу было с десяток, девушке уже повезло, что удалось заселиться.
  - После смерти бабушки я не смогла больше находиться в той квартире, поэтому решила начать жизнь с чистого листа. Как мне тогда казалось. Даже не знаю, зачем тебе все это рассказываю, - засмеялась она.
  - Видимо, лист оказался совсем чистый?
   - Девственно.
  Остановившись у нужного подъезда, Данила настороженно осмотрелся. Лампочка над дверью давала небольшой круг света, выставляя их напоказ ночной темноте. Его никак не могло покинуть чувство тревоги, уж слишком недружелюбным выглядел этот район, словно за сотни километров от бурлящего жизнью города. Краем глазом он улавливал какое-то движение, но каждый раз, когда вглядывался в ночной сумрак, всякое движение прекращалось.
  Настя неуверенно замялась у двери, достав связку ключей и задумчива перебирая их, не решаясь поднять взгляд на мужчину.
  - Еще раз спасибо, - ее голос дрогнул. - Я, правда, очень ценю твою заботу.
  - До квартиры ты дойдешь без проблем?
  - Да, клятвенно обещаю больше не искать неприятностей.
  - Запиши мой номер. - Поймав ее испуганный взгляд, мужчина добавил: - На всякий случай. Хочу быть уверен, что никто не поджидает тебя у самой квартиры.
  Кивнув, Настя послушно отыскала в тряпичной сумочке потрепанную записную книжку и карандаш, прилежно выводя каждую цифру, а потом коротко попрощалась с мужчиной и поспешно скрылась в темном подъезде, оставив после себя лишь едва уловимый запах духов.
  Данил простоял еще с пару минут, прислушиваясь к случайным звукам, будто надеясь, что девушка вернется, но в этот раз мир погрузился в беспробудный сон, сродни глубокой коме. Он снова и снова прокручивал в голове последние события, но не мог отделаться от мысли, что сделал недостаточно, упустив что-то очень важное. Лишь когда в одном из окон на втором этаже зажегся свет, мужчина немного расслабился, медленно зашагав прочь.
  
  2. Предупреждение
  Данил старался не думать о ней. Всю дорогу, пока темными проулками вышагивал домой. И, тем более, не хотел вспоминать о девушке, принимая душ и готовясь ко сну. Но та обманным путем проскользнула в его мысли и уверенно там обосновалась. Даже закрыв глаза и надеясь на избавление от этого наваждения в полной темноте, он прогадал - образ Насти, возможно слишком приукрашенный крепшей полудремой, снова возник перед ним. Уже на пороге забытья, последнее, что вспыхнуло в его уставшем сознании - искрящийся женский силуэт, словно сотканный из тонких белесых нитей, тянущий к нему руки.
   Следующее утро выдалось болезненно-безрадостным. Мужчина слышал будильник, но даже не пошевелился, выслушав всю раздражающую мелодию от начала и до конца. Когда же телефон заиграл снова, Данил через силу открыл глаза, чувствуя себя таким разбитым, словно вчера вечером остался с друзьями, а не пошел домой спать как 'послушный мальчик'.
  Часы показывали начало седьмого, и мужчине пришлось побороть соблазн отложить это утро еще на полчаса. Но до того как появиться на работе стоило как минимум забрать машину со стоянки, оставить которую так далеко от дома уже не казалось столь мудрой идеей.
  Вчерашний вечер казался таким далеким и от этого туманно-размытым. И после первой кружки кофе Данилу даже удалось убедить себя, что он поступил как полный идиот, решив вмешаться в личные дела молодой влюбленной пары. Ему определенно повезло, что парень оказался труслив, и дело не дошло до драки. Ему бы ни за что не удалось доказать, что им двигали исключительно благородные мотивы спасти девушку, учитывая, что она скорее бы всего вступилась бы за своего горе-возлюбленного.
  Списав все на жаркую погоду и крепкое пиво, он отмахнулся от назойливых воспоминаний, надеясь позабыть о своем супергеройском вечере уже к обеду. Впервые за неделю температура с восходом солнца осталась на уровне комфортной, а не скакнула до отметки выжигающего пекла. С моря пришел легкий бриз, согнавший над городом пышные кучевые облака, дающие передышку от прожигающих лучей и крошечные островки тени. Именно поэтому Данил не стал заказывать такси или искать попутку, бодро зашагав привычной дорогой к ресторану.
  В дневном свете до этого мрачные тесные проулки преобразились в уютные цветущие аллеи, не имея ничего общего с ночным кошмаром. Зная, что должен поторопиться, использовав оставшиеся до начала рабочего дня двадцать минут с умом, мужчина все же сбавил шаг, узнав знакомые очертания палисадника, возле которого развернулась вчерашняя дама. Слишком погруженный в собственные мысли, он не сразу осознал, что свернул с дороги, как-то крадучись подбираясь к заветному месту.
  Помня о своем обещании поискать телефон, но всерьез не думая его исполнять, Данил вес же прошелся вдоль заасфальтированных дорожек, всматриваясь в невысокие заросли травы. Учитывая количество бродящих поблизости собачников и парочку наматывающих вокруг дома круги бегунов, он не надеялся на успех. Тем страннее было увидеть на земле незнакомый глянцевый блеск. Практически у самых вспученных корней высокого накренившегося дерева, слегка припорошенный мелкой пылью лежал черный прямоугольник смартфона. Не поверив своей удачи, Данил схватил находку, предусмотрительно оглянувшись на предмет нежелательных свидетелей. Но никто не обратил ровным счетом никакого внимание на странноватого парня в летнем деловом костюме, рыщущем вдоль засаженного газона.
  Сомнений не было. Телефон был запаролен, требуя ввести код из четырех цифр, но на экране возник снимок с букетом цветущей сирени и слащавой валентинкой, явно сделанный девушкой самостоятельно. Попробовав наугад самые простые комбинации, Данил сдался, спрятав находку в карман и поспешив за своей машиной, которая под нагревающимися солнечными лучами медленно превращалась в раскаленную печку.
  За все утро, слишком перегруженное неотложными делами, у него ни разу не возникло желания связаться с девушкой, чему он в тайне для самого себя радовался. Только в короткий перерыв, потягивая кофе в кафе напротив офисного здания, он вновь наткнулся на простенький телефон в кармане брюк - зарядка была на исходе, никаких звонков или сообщений за все это время так и не поступало. Решив вновь попытать удачу, Данил наугад нажимал кнопки, уже не веря, что сможет подобрать нужный пароль. Это походило на компьютерную игру - найди нужную комбинацию, пока не вышло отведенное время. И, кажется, он проигрывал. На экране то и дело возникало сообщение с требованием подключить зарядное устройство.
  Внезапно смартфон в его руках завибрировал, едва не соскользнув на стеклянную столешницу. Номер не определился и мужчина несколько секунд вглядывался в набор цифр, будто мог их узнать, но лишь отметил, что вызов шел со стационарного городского телефона.
  - Алло.
  - Я... вы.. в общем, у вас мой телефон... - женский голос, едва различимый за гулом помех, начал что-то шептать наперебой, проглатывая окончания и тяжело вздыхая в перерывах.
  - Настя?
  - Данил? Ты, ты все-таки его нашел! - она радостно засмеялась. - Я думала, он уже разрядился.
  - Я же обещал. И да, зарядка на исходе, - в ухе раздался противный писк, предупреждающий, что телефон скоро выключится.
  - Я могу заехать за ним после работы, если тебе будет удобно. После семи. Только скажи куда.
  - Не волнуйся, я завезу тебе его, мне не сложно.
  - Уверен?
  - Конечно, я же на машине.
  - Мне так неудобно, - снова зашептала она. - Ты и так много для меня сделал.
  - Никаких проблем, мне по пути - соврал Данил. - Только освобожусь часам к восьми. Завести тебе прямо домой?
  - Да, я буду ждать. Шестая...
  Данил задумчиво посмотрел на мертвый черный экран. Оставалось надеяться, что она имела в виду шестую квартиру, хотя помня нужное окно, он бы и так вычислил, где живет девушка. Это было странное знакомство, и мужчина не мог отделаться от мысли, что ступил на очень скользкий путь. Его пугало то, что все его поступки, начиная с прошлого вечера, диктовал далеко не разум. Он никак не мог понять, как так получалось, что все принятые решения доходили до не постфактум, словно кто-то другой принимал их вместо него. Он никогда не отказывал людям в помощи, но также не мог отрицать, что порой эта доброта приводила его совсем к противоположному результату.
  Данил с большим трудом дотянул до конца рабочего дня, постоянно поглядывая на часы и беспричинно срываясь по любым мелочам. Он не мог и не хотел понимать причин этого состояния, хотя догадывался, что эта тревожность могла быть связана с предстоящей встречей. В итоге, он освободился даже раньше назначенного срока, отложив несрочные дела назавтра, чего обычно старался не делать. Уже в половине восьмого он черепашьим шагом преодолевал бездорожье, ведущее к новостройке. Даже солнечные лучи не спасали этот унылый пейзаж и Данил только лишний раз удивился, что могло заставить Настю купить квартиру именно здесь, уж слишком недружелюбно выглядели обглоданные останки строящихся домов.
  Припарковавшись, он не сразу вышел из машины. Методично рассматривая дом и вглядываясь в каждое окно, особенно второго этажа, надеясь увидеть признаки жизни. Но без включенного в квартирах света, тот казался необитаемым. Лишь только он нажал кнопку с нужным номеров квартиры и 'вызов' как домофон ожил и дверь без каких-либо вопросов открылась.
  Подъезд напоминал банкетный зал дорого ресторана - белые стены украшала почерненная позолота, в центре висела огромная люстра, имитирующая капли горного хрусталя. Данил почувствовал себя абсолютно неуместно в этой показной псевдо-роскоши, с усмешкой сожалея, что не надел фрак и бабочку. Этажом выше раздался щелчок и звук открывшейся двери. Настя, кутаясь в шелковый розовый халат, уже стояла в проеме, босыми ногами топчась на пороге и испуганно выглядывая из-за двери.
  - Привет.
  Девушка кивнула, мигом скрывшись в квартире. Данил протиснулся следом, очутившись в крошечной темной прихожей. Сразу было заметно, что переезд неоправданно затянулся - несколько коробок ютились в углу пизанской башней, вдоль стены лежал свернутый в трубу светлый ковер, роль вешалки в коридоре исполняли обычные гвозди.
  Чтобы не смущать девушку и не показаться невежливым, мужчина перестал столь придирчиво осматривать квартиру, дружелюбно улыбнувшись.
  - Я до последнего думала, что ты не приедешь.
  - Почему?
  - Не знаю, - пожала она плечами. - Странно, когда так много делаешь для совершенно незнакомого человека. Я сама хотела утром пойти и поискать телефон, но... не смогла.
  - Так почему ты не позвонила мне и не спросила, нашел ли я его? Ты же знала, что тот на блокировке, и я не могу сам тебе позвонить.
  Она замялась:
  - Не хотела тебе надоедать.
  - Надоедать? - мужчина коротко рассмеялся, наивность девушки даже показалась ему забавной.
  - Я подумала, что наше прощание вчера выло немного натянутым.
  Настя все еще стояла в дверях, ведущем в гостиную и не выказывала никакого желания пригласить мужчину пройти, хотя тот неловко мялся в прихожей, не зная, куда себя деть.
  - Прости, если показался тебе грубым или чем-то обидел. Этого не было в планах.
  - Нет, это я испугалась.
  Наконец, будто осознав всю нелепость происходящего, девушка засуетилась, как-то неловко заметавшись по квартире, практически силой выталкивая Данила в гостиную.
  - Обувь...
  - Не нужно, я еще не застелила ковер.
  Комната выглядела пустынно, но от этого просторно. Возможно, так и было задумано, чтобы соответствовать новомодному и бюджетному стилю хайтек. Угловой диван в светлых тонах, небольшой журнальный столик, вдоль стен навесные полки, заставленные ровными рядами разноцветных книг. В дальнем углу громоздкий шкаф из старого потертого дерева, совсем не вписывающийся в общий интерьер - привет из советского прошлого. Большое панорамное окно, выходило на развалины стройки, будто портал в параллельный мир разрухи и деградации.
  - Ты будешь чай?
  - Я... нет... - Данил отвлекся, поворачиваясь к девушке, которая даже в собственной квартире выглядела как-то неуместно, будто сама не понимая, что здесь делает. - Не нужно.
  - Тогда может кофе, - произнеся это, она погрустнела. - Только он растворимый и сливок нет.
   - Не стоит.
  Она достал из кармана найденный телефон и протянул девушке:
  - Он?
  - Да, - радостно улыбнулась она, молниеносно выхватывая его из рук мужчины, - Он самый. И даже не пострадал. Слава Богу, вчера ночью не было дождя.
  - И за все утро никто на него даже не посмотрел, - усмехнулся парень, запоздало осознав, что это прозвучало немного грубо и пренебрежительно.
  Настя погрустнела, еще крепче прижав телефон к груди.
  - Знаешь, может, действительно выпьем чаю?
  Напряжение ушло с ее лица, и она удовлетворенно кивнула:
  - Ты пока присядь, а я сейчас все принесу.
  Девушка выпорхнула из комнаты, давая Данилу время осмотреться. Он не сразу понял, что насторожило его в этой обстановке - минимализм, столь приметный с первого взгляда, на деле оказался безликой пустотой. Он не нашел ни единого намека на то, что комната принадлежала молодой влюбленной девушке. Ни фотографий в рамках, ни бесполезных, но утонченных статуэток, а без тюлей и штор большое окно в гостиной выглядело совсем обделенным. На ее месте Данил непременно бы закрылся от этой удручающей картины плотными жалюзи с воодушевляющими видами природы. Стройка напротив замерла на ночь, хотя мужчина и не был уверен, что работа над домом вообще хоть как-то продвигалась. Стоило приглядеться и на серых блоках проступали бессвязные размашистые надписи цветными баллончиками, а кое-кто явно принял это место за свалку для своего мусора.
  Он скорее почувствовал, чем увидел движение внизу. Солнце стояло еще довольно высоко, но развалины создавали глубокую тень, идеальную для тех, кто хотел скрыть свое присутствие. Данил прищурился, зацепив взглядом высокий худощавый силуэт, осторожно пробирающийся по подвижной насыпи из мелкой гальки и крупных булыжников. Он не хотел подкармливать свою разрастающуюся паранойю, но был почти уверен, что уловил тот миг, как рыжеющий луч солнца отразился от круглых линз, издалека напоминающих бинокль.
  - Ты будешь черны й или зеленый?
  Настя осторожно поставила на журнальный столик поднос с маленьким керамическим чайником и позолоченным сервизом.
  - Черный.
  Рядом стояла вазочка с печеньем и конфетами. Данил даже невольно улыбнулся столь забавному натюрморту.
  - Так, сколько ты уже здесь живешь? - нарушил мужчина затянувшееся молчание.
  - Переехала на майские праздники, как только закончили всю работу с сантехникой. Знаю, выглядит немного пугающе, будто находишься в вакууме. Я собираюсь в сентябре взять отпуск и закончить с ремонтом. - Это прозвучало как оправдание.
  - Нет ничего более постоянного, чем временный ремонт.
  - Да, - немного расслабилась девушка, разливая чай по чашкам.
  Окно выходило на восток, отчего в комнате уже начинал собираться полумрак, делая ее еще более сиротливо-опустелой. Настя выглядела напряженной, если не сказать больше - нервозной. Хоть девушка и пыталась это тщательно скрыть, непонятная тревога проступала в дрожи ее тонких пальцев, когда она поднимала горячую чашку с чаем, нервном тике в уголке глаза, покусывании нижней губы, взгляде, периодически скользившем по запястью с часами. Данил подметил каждую мелочь, списав ее поведение на свое нежелательное присутствие.
  - Ты кого-то ждешь?
  - Нет, - испуганно вздрогнула девушка. - С чего ты взял?
  - Не хочу навязываться, тем более уже поздно...
  - Нет, нет, нет... - - Девушка даже вскочила на ноги, будто собираясь преградить ему выход. - Останься.
  Он не стал противиться, хотя и считал, что все выглядело довольно странным. Сейчас, оказавшись с девушкой лицом к лицу, он заметил темные круги под глазами и пресловутый красный шрам вдоль щеки, начавший рубцеваться, но заметно воспалившийся.
  - Плохо спала?
  Настя только молча кивнула. Создавалось впечатление, что она хочет что-то сказать, бросая на мужчину многозначительные кроткие взгляды, а его полная неспособность читать между строк, сильно ее огорчала.
  - Так, не хочется поднимать неприятную нам обоим тему, но... - Данил выждал показательную паузу, - твой спутник не объявлялся?
  - Нет.
  - Ты мне врешь.
  Настя виновато потупила взгляд, признавая поражение.
  - Это не мое дело, - пошел на попятную мужчина.
  - Не думай, что я его защищаю или оправдываю.
  - А есть повод?
  Девушка долго не отвечала, и Данил уже начал подозревать, что опять перегнул палку. Ее обиженный вид даже сумел немного пристыдить его, заставив сбавить обороты.
  - Это не должно становиться твоей проблемой, - наконец заговорила Настя, подняв на него взгляд карих потускневших глаз. - Достаточно и того, что я во всем этом... окончательно запуталась.
  Запуталась... Это было не совсем то слово, которое он ожидал услышать, но начало определенно было неплохим.
  - Так, это он был снаружи? Сегодня.
  По тому, как девушка испуганно встрепенулась, замершим взглядом уставившись куда-то за его спину, в окно, Данил понял, что изначально был прав.
  - Я не открыла ему дверь, - оправдываясь, замотала головой девушка. - А с работы меня подвезла подруга. Не думай, что я его боюсь, но я пока не готова с ним разговаривать. Это так по-женски, да? - Настя произнесла это так, будто ей стоило чего-то стыдиться.
  - Взять тайм-аут, когда тебя волоком протащили по темным улочкам, угрожая расправой? - Сарказм не удался, отдавая откровенной грубостью. - Нет, думаю это вполне разумно.
  Чтобы не показаться неблагодарным гостям, Данила показательно громко отхлебнул горячего чая, не ощутив никакого вкуса.
  - Так, кто он? - Мужчина не был уверен, что Настя решит ответить.
  Она действительно долго подбирала слова:
  - Он мой... наверное... - девушка тяжело вздохнула, словно признавая поражение. - Мы долгое время были вместе. И все было серьезно, как мне казалось. Вот только, люди меняются. Или нет, не так. Люди не меняются, просто не сразу показывают свою истинную натуру.
  - И кем он оказался на самом деле?
  - Ревностным собственником с бурной фантазией, - девушка улыбнулась, но как-то грустно. - Вначале и правда считала, что давала ему повод, но, думаю, надень я паранджу, ничего бы не изменилось.
  - Такое чувство, что в сравнении с прошлым вечером ты успела сделать правильные выводы.
  - У меня было полно времени между полуночью и шестью утра, - улыбнулась она.
  - Рад это слышать. - Он со звоном поставил чашку обратно на поднос. - Вернее, очень печально, что так сложилось, и на твоем пути попался подобный человек, но отлично, что ты вовремя поняла, кто он на самом деле.
  - Да, вовремя, - задумчиво и как-то обреченно протянула Настя, в своих мыслях ускользнув куда-то прочь из этой комнаты. Она замолчала, отчего между ними в которой раз повисла натянутая тишина, на этот раз невыносимо долгая и практически неразрушимая.
  - Думаю, мне пора идти.
  Это вырвало девушку из лабиринта раздумий, она нервно заерзала на месте, бросая испуганный взгляд то на Данила, то в сторону темнеющего проема окна.
  - Уже?
  Он не стал искать подходящее оправдание своему скоропостижному уходу, поэтому лишь коротко кивнул, смягчив ответ слабой улыбкой. Было уже действительно поздно, и с каждым уходящим солнечным лучом комната погружалась в мрачную безнадегу. Маленькая полупустая квартирка напротив стройки еще не могла ничего рассказать о домашнем уюте.
  Настя улыбнулась в ответ, но это не могло стереть с ее лица разочарования. Когда мужчина дошагал до входной двери и их взгляды вновь пересеклись, на этот раз на прощание, он был уверен, что девушка сейчас расплачется. Сильно закусив нижнюю губу, она охватила плечи тонкими бледными руками, будто пытаясь согреться ладонями, хотя в комнате стояла духота.
  Это выглядело так неправильно. Данил упорно гнал прочь навязчивое чувство жалости и участия, которые не должен был к ней испытывать. Его не касались проблемы других людей, особенно те, которые они создавали себе сами. Но прежде чем уйти, он все же смог сдержаться, поймав щенячий взгляд, украдкой брошенный на него:
  - Ты точно в порядке?
  Ответом был ставший уже привычный молчаливый кивок, который в данной ситуации скорее стоило толковать как 'нет' или крик о помощи. Но тишину ничего не нарушило, лишь тихий вздох, слегка всколыхнувший воздух, когда Настя открыла перед ним дверь.
  Застыв на пороге, Данил старался подобрать нужную фразу для прощания, не уверенный, хочет ли, чтобы она стало финальной точкой в их знакомстве. Весьма странном, с какой стороны не посмотреть. От размышлений его отвлек завибрировавший в кармане телефон, следом донеслась приглушенная мелодия, знакомая ему до боли. Он потянулся к телефону, уже наперед зная, что не хочет отвечать на вызов. Это испортило момент, разобрав на слова и выбив из головы успевшие сложиться фразы.
  - Мне пора.
  Даже если Настя и хотела что-то сказать ему напоследок, он бы этого не услышал, потому что почти бежал вниз по лестнице, нащупывая в кармане все еще звонящий телефон. Мужчина уже был на улице, когда тот, наконец, оказался у него в руках. В ту же секунду вызов оборвался, и экран погас, но Данил успел уловить на нем ироничную надпись 'Любимая'. Нехотя он нажал кнопку 'перезвонить', но, как и следовало ожидать, теперь никто не хотел с ним разговаривать. Прождав с полдюжины гудков, он сбросил вызов, так и не дождавшись ответа.
  Уже усевшись в машину, краем глаза мужчина заметил движение, темный силуэт, промелькнувший прямо перед капотом. Он не успел заблокировать двери, когда рядом возник парень, наклонившись и постучав по стеклу. Данилу оставалось лишь тяжело вздохнуть, скрипнув зубами от раздражения, но опустить стекло, встречаясь глаза в глаза со своим вчерашним несостоявшимся бандитом.
  По сравнению со вчерашним вечером паренек казался еще более нервным и издерганным. Он неловко мялся с ноги на ногу, без конца настороженно оглядываясь по сторонам, будто все это время не сам занимался слежкой, а пытался от кого-то скрыться.
  Данил уже собирался прочитать мальчишке доходчивую лекцию о том, как не стоит обращаться с девушками, но не успел произнести ни слова.
  - Тебе здесь не место, - почти выкрикнул его новый знакомый, с силой ударив ладонью по дверце. - Просто уезжай и не ввязывайся не в свое дело. Жалеть будет поздно.
  Так же молниеносно, как и появился, парень развернулся и бегом скрылся из виду, оставив Данила в полном недоумении. Потребовалось несколько минут, чтобы тот смог прийти в себя, задумчиво хмыкнуть и поднять стекло с водительской стороны. Что ж, предупреждение было принято.
  
  Глава 3 Другая жизнь
  - Ты должен был позвонить.
  Данил не хотел с этим спорить, да и не видел в этом смысла. Тем более, любое сказанное в ответ слово только продляло эту бессмысленную ссору, давно ставшую скорее показательной, чем действительно оправданной.
  - Ты же видел вызов.
  По лицу Вики невозможно было понять, расстроена ли она и готова расплакаться или злится и собирается раскрошить о стену случайно попавшуюся под руку тарелку. Он не мог прочитать ее, как ни старался. Эмоции захватывали девушку как внезапный торнадо, оставшийся незамеченный для метеорологов. Она вспыхивала, воспламеняя все вокруг себя, а потом также неожиданно остывала, будто выжжев весь кислород вокруг, мгновенно забывая о своих обидах.
  За два года они столько раз расходились и сходились снова, что Данил даже перестал считать, воспринимая их ссоры как нечто само собой разумеющееся, списывая их на разность характеров. Более того, он даже научился не злиться и не обижаться на нее, хотя и понимал, что это не совсем нормальные отношения. Невозможно было определить - то ли они дополняли друг друга, то ли действовали друг другу на нервы.
  Девушка делала все более и более длинные паузы в разговоре, что означало, что ее запал подходил к концу. Они не виделись неделю, за которую она успела коротко подстричься и сменить светло-русый цвет волос на темно-каштановый, видимо пытаясь начать жизнь с чистого листа уже без него. Но будто обреченных их снова притянуло друг к другу, ограничив стенами душной комнаты.
  - Ты же знаешь, что я не могу без тебя. - Она игриво наклонила голову на бок, взглянув на него сквозь полуопущенные ресницы.
  - Я заметил. - В его словах не прозвучало ни единой обвинительной ноты, только безобидная ирония.
  - Ты очень сильно злишься на меня?
  Он уже привык к столь резким перепадам ее настроения, поэтому только улыбнулся, увидев, как она заискивающе закусила губу.
  - Ты же знаешь, я не могу на тебя злиться. - Он выдержал паузу. - Долго.
  Девушка рассмеялась, бросив в него попавшуюся под руку подушку-смайлик, но промахнувшись.
  - Ты мне даже не звонил!
  - Ты же внесла мой телефон в черный список.
  - Ну откуда ты знаешь? - Данил предупредительно вскинул бровь, и она изменила тон: - Ну а позвонить с другого номера?
  - И какой шанс, что ты ответишь на звонок с незнакомого номера?
  Все эти схемы были пройдены и не один раз.
  - Минимальный, - хмыкнула она. - Тебе не кажется, что в наших отношениях нет былой страсти?
  В этот раз мужчина расхохотался в голос. Да, страсть была именно тем отсутствующим компонентом, делающим их отношения неполноценными.
  - Помнишь, раньше были цветы и прогулки по вечернему городу.
  - Это называется романтика.
  - И у нас ее нет.
  - Думаю, тебе не хватает драмы, - сделал логический вывод Данил. - Ты не можешь жить, если все спокойно и ровно. Тебе нужны проблемы, чтобы справляться с ними. Геройствовать.
  - А ты хочешь спокойной жизни? - нахмурилась она, присаживаясь рядом на светлый диван.
  - Нет, не хочу. - Ему пришлось немного слукавить. - Но мне не свойственно мученическое самопожертвование, как тебе.. Думаю, нет ничего страшного в том, что мы такие разные и периодически конфликтуем характерами.
  - Но у Оли с Пашей не так.
  Данил закатил в глаза, чувствуя боль в висках лишь от одного упоминания этой 'идеальной парочки', которую ему постоянно ставили в пример. Он мог разрушить этот фантастический образ в несколько секунд, мимолетом упомянув, что парень много пьет, а его вторая половинка - прячет синяки высоким воротом и длинными руками. А их семейная идиллия ограничивалась лишь показательными выступлениями на общих праздниках.
  - И мы не они.
  - Что если мы возвращаемся друг к другу снова и снова только потому, что боимся отпустить и начать новые отношения?
  Ее лицо было абсолютно серьезным, но почему-то вызвало у Данилы лишь очередной приступ хохота:
  - Ты снова ходила к психологу?
  - Не смейся надо мной! - Девушка легонько стукнула его по плечу. - Я серьезно пытаюсь разобраться в наших с тобой отношениях.
  - С чего ты взяла, что сорокалетняя женщина с тремя разводами за плечами может научить тебя семейной жизни?
  Вика на секунду застыла, осмысливая услышанное. Она пару раз открывала рот, чтобы что-то сказать в противовес, но тут же закрывала, не издав ни звука. Не став больше пытаться, девушка пожала плечами и, позабыв о прежних тревогах, подвинулась ближе и опустила голову ему на плечо. Это означало полную и окончательную капитуляцию. Долгожданное перемирие...
  - Как вчера отдохнул?
  Мужчина сразу ощутил подвох этого вопроса.
  - Я не отдыхал. - Это был единственно правильный ответ.
  - А в кафе с ребятами?
  - У тебя везде шпионы? - Она взял за привычку никогда не оправдываться, тем более, за те ситуации, в которых не было его вины.
  - Просто слышала краем уха, что некоторых участников тащили домой волоком, - нараспев произнесла девушка.
  - Я ушел раньше и не застал этой веселой забавы.
  Они какое-то время молчали, обнявшись, но в этой тишине не было ни толики неловкости. При всем несовершенстве этих отношений, когда смолкали ссоры, в них появлялось поразительное чувство комфорта.
  - Вернешься?
  Некоторые из ее вещей, существенная их часть, до сих пор оставалась в этой квартире, и мужчина сомневался, что когда-нибудь, даже при большом желании, смог бы избавиться от незримого присутствия Вики. Она была во всем - в этих шторах, цвета металлик, хотя он бы предпочел обычные жалюзи, в фотообоях ночного Нью-Йорка, занимающих целую стену, а еще в сотнях мелких деталях, которые она так тщательно подбирала весь последний год, как они начали жить вместе.
  - А ты просишь?
  - Прошу.
  Вместо ответа она обняла Данила, спрятав лицо в изгибе его шеи.
  - Только завтра. Ты же не против сделать пару ходок на машине? - В формулировке вопроса не прозвучало.
  - Когда ты уезжала, все поместилось в одну машину.
  - Прошло две недели, я же не могла ходить совсем голой.
  Ее суперспособность обживаться новыми вещами поражала, хоть и была скорее недостатком, чем действительно полезным навыком.
  - Проводишь меня? - Вика преданно заглянула ему в глаза.
  - Уже?
  - Я обещала помочь Лисе.
  - Помочь с чем?
  - Помочь с... гардеробом, - уклончиво ответила девушка.
  - Будете пить вино и обсуждать мужчин?
  - Угадал, - рассмеялась она, выбираясь из его объятий и напоследок целуя в щеку. - А завтра вечером перевезем самое необходимое.
  - Я могу отвезти тебя.
  - Не нужно, ты уже поставил машину, - отмахнулась Вика, - а Василисе все равно по пути.
  - И вам обоим по пути в супермаркет?
  - Ты слишком хорошо меня знаешь. Это даже немного пугает.
  Темнело поздно, в девять часов хоть солнце и клонилось к горизонту, но давало достаточно света, медленно перетекающего из желтого в красноватый. Данил проводил Вику до машины, без особого энтузиазма поздоровавшись с Василисой, которую считал не самой лучшей подругой. Любая ее затея, на первый взгляд кажущуюся безобидной, неизменно привода к целой череде катастрофических 'случайностей'. Следом за полной энтузиазма фразой 'знаешь, что было бы классно...' обычно шли проблемы. В прошлом году ему едва удалось уговорить Вику не прыгать с парашютом, а в начале лета вынудить отказаться от безумной идеи путешествовать автостопом от столицы Брунея через всю Азию до Владивостока.
  - Я так рада, что вы снова вместе, - широко улыбаясь, проворковала девушка, показательно смахнув с плеча длинные платиново-белые волосы. - Вика так страдала.
  - Рад, что у нее столь преданная подруга, которая помогла ей пережить столь сложный в ее жизни период.
  Вика закатила глаза и хмыкнула, а вот ее подруга только шире заулыбалась, не расслышав и тени сарказма в его речи.
  - Для этого ведь и нужны друзья.
  - Напиши, как доберетесь.
  - И тебе не хворать! - ответила за Вику Лиса, помахав на прощанье. - Не ищи нас, мы сами тебя найдем!
  Машина еще не успела скрыть за поворотом, когда телефон в кармане брюк завибрировал. Сообщение было от Вики: 'завтра к вечеру буду на чемоданах'. Он лишь коротко усмехнулся, чувствуя, как жизнь возвращается в привычное русло.
  Уже собираясь возвращаться в квартиру, Данил замешкался, осматривая притихший двор. Все было по-прежнему, но в то же время по-другому. Небольшую придомовую парковку практически полностью занимал большой синий внедорожник, издалека отчетливо напоминающий Hummer. Судя по тому, как тот был припаркован, поперек перегородив сразу три парковочных места, его владелец имел отдаленные представления о нормах поведения в приличном обществе.
  Затонированные стекла не давали возможности разглядеть, кто сидит за рулем. Но лишь Данил сделал пару шагов вперед, пытаясь разглядеть водителя, как автомобиль резко рванул с места, ревя как зверь, и, войдя в крутой поворот, на полной скорости пронесся мимо мужчины в каком-то десятке сантиметров. Его обдало горячей волной и вихрем мелкой колючей пыли. Пусть это был только короткий миг, когда сквозь лобовое стекло мелькнул силуэт, но он не оставил ни капли сомнений. За рулем сидел все тот же парнишка, успевший ему уже солидно надоесть за недолгий срок их знакомства.
  В первые минуты ему показалось, что он наверняка сходит с ума. Какова была вероятность того, что малознакомый парень вдруг объявит на него охоту, отслеживая каждый шаг? Может до этого ему просто везло, но еще никто не наделял его такой значимостью, чтобы тратить часы своей собственной жизни на слежку за ним. Мысленно, Данил посочувствовал парню - его жизнь была весьма скучена и однообразна. Обычно день зацикливался между двумя точками - работой и домом, сегодняшний не был исключением.
  Это могло бы показаться забавным, но что-то все равно не давало ему покоя. Тревога, не слишком очевидная, но заставляющая лишний раз посмотреть по сторонам и нахмуриться. По большому счету мужчине было плевать на себя, но то, что этот психопат видел Вику, и знал, на какой машине она от него уехала, не добавляло спокойствия. Кто знал, что было в голове тщедушного паренька с разбитым сердцем.
  Вернувшись домой, он лишний раз выглянул во двор - джип не вернулся. Мужчина почувствовал острую необходимость позвонить Насте, но не смог точно сформулировать причину своего звонка. Девушка и так была слишком чуткой духовной организации, его вопросы, а тем более подозрения, могли только сильнее ее напугать. А может ей стоило бояться?
  Вся ситуация выглядела абсурдно, но от этого только более опасной. Лучшим вариантом было игнорировать происходящее, исключив всякие контактны с Настей, пока ее горе-жених не поймет, что Данил сам по себе не представляет никакой угрозы, не претендуя на его бывшую девушку. Но... Но это было не совсем честно по отношении к Насти. Он старался о ней не думать, но мысли снова и снова замыкались на ней - она была один на один со своими проблемами. Проблемой, если быть точным. И эта пробелам была гораздо сильнее нее.
  Данил всегда пытался все просчитать наперед, хоть и не был лишен внезапных эмоциональных порывов. Но если время позволяло, он пытался до мелочей продумать несколько параллельных реальностей, оценивая, которая была бы для него предпочтительней. Больше всего ему хотелось вернуться к своей прежней размеренной жизни, не озираясь по сторонам и не вычисляя в толпе одержимого озабоченного парнишку, но тот уже был здесь. В его жизни. Весьма странный и непредсказуемый. И главный вопрос был в другом - сможет ли он простить себе, если с Настей что-то случится. Мириться с последствиями непринятых решений порой было гораздо сложнее, чем с ошибками принятых.
  Для дружеского звонка было слишком поздно. Это его немного успокоило - не стоило бросаться в пекло, тщательно не измерив в нем температуру. Он не хотел звонить и внезапно опустившийся вечер стал отличной причиной этого не делать.
  Приняв душ, мужчина заканчивал с чисткой зубов, когда из спальни до него донесся короткий мелодичный сигнал о принятом сообщении. Через секунду пришло еще одно, а затем короткий звон слился в длинную раздражающую мелодию. Когда он добрался до телефона, на экране высветилось девять принятых сообщений с неизвестного номера. Во вложении были фотографии. Из-за плохого сигнала, те значились в чате размытыми неясными прямоугольниками, прогружаясь до раздражающего медленно. Но даже когда на них стала появляться резкость, Данил не мог сразу разобрать, что на них изображено. Снимки были сделаны в ночном полумраке, ярким пятном выделялись неоновые вывески, знакомого диско-бара 'Гавана', не слишком фешенебельного заведения, но и не уровня 'бар для всех'. Он увеличил фотографию, примечая на ней бампер такси и группу веселых 'тусовщиков', мнущихся у входа. Ему пришлось пролистать несколько снимков, чтобы понять, почему те оказались в его телефоне. Только когда Вика повернулась лицом в камеру, он узнал ее в высокой девушке в кричаще-вульгарном мини, которую довольно малопристойно обнимал лысый бугай с объемной стриженой бородой как у амишей. Стоило пролистать фотосессию от начала до конца, и рука этого мужчины ловко опускалась с плеча девушки вниз, ей под юбку. По улыбающемуся лицу Вики, было предельно ясно - процесс доставлял ей явное удовольствие.
  Словно мазохист, он в мельчайших деталях разглядывал снимки снова и снова, будто надеясь уловить что-то невидимое глазу, но картинка была до противного ясной и выразительной, не оставляя большого простора для фантазии. Данил не сомневался, что снимки сделаны сегодня, более того, вероятно все происходило прямо сейчас. Рядом с Викой он узнал ненавистную Василису, обвившую, словно гадюка, своего кавалера в строгом темном костюме.
  Телефон в руках завибрировал, вырвав его из алого марева, которое постепенно начало застилать ему глаза.
  'все они шлюхи'
  'кто это?'
  Вопрос был риторическим, ведь Данил точно знал, кто настолько безумен, чтобы устроить шпионскую слежку за незнакомым человеком. Этот парень привязался к нему как пивка, ничего не зная о праве на приватную жизнь и очевидно пытаясь спровоцировать Данила.
  'Дружеское одолжение. Не благодари'
  Нет, он точно не был ему благодарен за эти снимки. Сейчас Данил вообще не был способен ни на какие положительные эмоции. Он нажал на вызов, желая выплеснуть на 'фотографа' всю бушующую внутри ярость, совсем недавно тлевшую внутри как простительное раздражение. Но длинные гудки тут же сменились короткими - номер был отключен. Парень завел странную и опасную игру, выбрав его в качестве объекта своей травли. Но в этот раз с 'жертвой' он колоссально прогадал.
  Зарычав от отчаяния, Данил отбросил телефон в сторону. Тот задел край кровати и упал на небольшой длинноворсный коврик, чудом не разбившись. Пытаясь совладать с эмоциями, мужчина со странным удовольствием принял факт о неизбежности происходящего - выжидать больше не имело смысла.
  
  Глава 4 Он все портит
  Никакого скандала вселенского масштаба не последовало. Данил не прыгнул в машину и не помчался в злополучный клуб, чтобы поймать Вику 'с поличным' и устроить прилюдную семейную ссору. Также, он не стал вызванивать свою неверную девушку, в попытке испортить ей вечерний отдых.
  Он просто лег спать, удивившись своему самообладанию. С одной стороны, он убеждал себя, что повестить на уловку чокнутого парня Насти означало поддаться и проиграть, с другой - ему не хотелось никаких драм. Данил ловил себя на мысли, что прежних чувств, воспламеняющих кровь и дурманящих голову, больше нет. Нет, это не означало, что он больше ничего не чувствовал к Вике. Но это была далеко не страсть. Скорее уверенно тлеющие угли - еще горячие, но уже без внезапных всполохов открытого пламени. Их отношения давали все больше дыма и меньше тепла, заставляя бояться момента, когда им совсем станет холодно рядом друг с другом.
  Казалось, он физически больше не был способен на те театральные драмы, которых так не хватало Вике. И сейчас, застав ее с другим, он боролся с чувством брезгливости от осознания, что она принадлежит ни ему одному. Собственнический инстинкт - древний как сам мир. Но Вика не принадлежала ему, а он ей - в этом был смысл современных отношений. Мать всегда говорила ему, что если парень и девушка не узаконили свои отношения в ближайшие месяцы после знакомства, шансы на это в дальнейшем критически сокращались. В то время он лишь снисходительно улыбался, отмахиваясь от ее 'житейских мудростей', убеждая, что времена сильно изменились, но, как назло, все чаще и чаще вспоминал ее слова. И каждый раз это воспоминание больно холодило сердце.
  Утро только сильнее отшлифовало его и так притихшие эмоции. Данил был подавлен, но не более того. Ни холодный душ ни кружка горячего кофе не помогли ему взбодриться. Он все еще ощущал тягостное чувство, то ли злость, то ли раздражение вперемешку с разочарованием, чугунным шлемом накрывшее голову.
  Не удивившись, что от Вики не было ни одного сообщения, Данил тоже на стал звонить ей или желать доброго утра. Не таким уж и добрым оно было. Снаружи уже начинало закипать лето, готовое побить все температурные рекорды. В такие дни Данил начинал ценить свою работу - уютный офис и кондиционер, способный выморозить Сахару до самого основания.
  Всю дорогу взгляд украдкой так и тянулся к телефону, но мужчина знал - бессмысленно было будить девушку так рано, после ночного променада по клубам она вряд ли могла проснуться раньше полудня. В это время в нем боролись два демона - один хуже другого. С одной стороны ему хотелось высказать Вике все, что накипело, не стесняясь в выражениях, с другой - смолчать, притворившись, что ничего не произошло. Во всей этой ситуации Данил больше всего злился не на себя и не на Вику, а на этого молодого напыщенного болвана, так бесцеремонно вмешавшегося в его идеальную жизнь. Кому, черт возьми, нужна была эта 'правда'?
  - Ты чего так загрузился?
  Данил будто очнулся ото сна, сосредоточив взгляд на Паше, своем коллеге, запоздало осознав, что последние десять минут сидел за компьютером, уставившись в одну точку на экране, позабыв, что с периодичностью в минуту нужно хотя бы ударять по клавишам.
  - Не выходит?
  - Что не выходит? - не понял он, слишком долго включаясь в окружающую действительность.
  - Контракт, - пояснил мужчина, облокачиваясь на стол и вертя в руке шариковую ручку. - Слышал дело решенное. Можно уже поздравить?
  За этими вроде бы безобидными словами не могла утаиться едкая желчь зависти. Они не были друзьями и Данил не питал никаких иллюзий. Руководство приложило все усилия, чтобы создать в отделе атмосферу непримиримой борьбы, к слову, она себя полностью окупала. За масками дружелюбия и корпоративной идиллии скрывался бойцовский ринг, где каждый зазевавшийся получал нокаут. Парочки отрезвляющих хуков хватило Данилу, чтобы понять правила игры - контракты доставались злейшему и яростнейшему бойцу. И теперь он выучил парочку запрещенных приемов.
  - Никаких проблем, - улыбнулся Данил своей самой обезоруживающей улыбкой, какая была в его широком арсенале, - все по плану. Как и у тебя с 'Комтехсервисом'?
  Лицо парня перекосилось от злобы, хотя тот и пытался сохранить натянутую улыбку, которая за секунду превратилась в оскал комиксного Джокера. Ручка громко щелкнула, ударившись о столешницу, но мужчина сдержался, лишь откашлялся, невольно заерзав в массивном кожаном кресле.
  - Сам знаешь.
   О, да, Данил определенно знал, но не мог удержаться, чтобы лишний раз не поддеть коллегу. Переговоры на поставку велись уже добрых три месяца, компания планомерно снижала оптовую цену, обещала бесплатную доставку и дополнительную гарантию, но сдвинуться с мертвой точки никак не удавалось. Павел злился, не в силах так просто отказаться от маячивших где-то вдалеке денег, которые мысленно уже потратил, а поэтому упорно добивался сделки, кормя руководство обещаниями невероятной прибыли, в которую уже мало кто верил. Но признать поражение и сдаться для мужчины означало проигрыш, а Павел был охвачен азартом, слабо осознавая, что его эйфория результат быстрого падения, а не взлета. Данил давал ему еще месяц, прежде чем его место займет кто-нибудь другой, еще более амбициозный и злой.
  - Тебе просто повезло, - подвел Павел итог своим размышлениям. - Нормальный торговый бьется с клиентом один на один, и успех это поединка зависит только от упорства и отработанных навыков.
  Данил с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться в голос. Псевдо-мудрости из псевдо-книг о псевдо-успешных продажах порой появлялись и на его столе, но не задерживались. И он уж точно не заучивал их наизусть, цитируя при любом удобном и не очень случае, выдавая за истину в первой инстанции.
  - Дэвид Мэттсон?
  - Деревицкий 'Персонализация продаж', - с легким пренебрежением ответил Павел. - Тебе бы тоже стоило ознакомиться. Технология продаж не стоит на месте, знаешь ли.
  - Если слишком много читать о том, как нужно продавать, не останется времени на сами продажи. Народная мудрость.
  Коллега попытался смолчать, но от Данила не укрылось, как тот раздраженно прицыкнул языком, сжав челюсти с такой силой, что на скулах заиграли желваки. А еще он начал потеть - на тонкой светлой рубашке в бледную синюю полоску под мышками проступили влажные пятна, расползаясь к груди все больше.
  - Ты же знаешь, что это должен был быть мой контракт?
  Данил только удивленно вскинул бровь, позволяя ему продолжить.
  - Это не твой клиент, он должен был достаться самому старшему и опытному. А это я, а не ты.
  Ущемленное эго Паши просто вопило от отчаяния. Лицо мужчины раскраснелось и пошло пятнами как при сильной аллергии, а глаза с желтоватыми белками выпучились, отчего тот стал напоминать огромную рыбу, брошенную в кипящую воду.
  - Ты и пальцем не пошевелил, чтобы получить этот контракт!
  - Как и ты, - парировал Данил. Ситуация продолжала его забавлять, хотя от шума уже начинала гудеть голова, грозясь разразиться мигренью.
  - Ты бы мог поделиться.
  - Прибылью? - в голос расхохотался Данил.
  В этот момент дверь в кабинет распахнулась, доводчик не сработал, и та с глухим стуком ударилась о стену. На идеально ровной светло-бежевой поверхности уже начала образовываться небольшая вмятина от металлической ручки. При появлении директора по продажам, высокого накачанного мужчины средних лет в дорогом сером костюме, они оба замолчали, бросив спор на полуслове и притворившись, что вообще не разговаривали.
  Вольдемар Васильевич хмуро взглянул на притихших мужчин, отвернувшихся к работающим мониторам, но ничего не сказал. Порой Данил замечал, что тот будто специально сталкивал их между собой, проводя какой-то извращенный психологический эксперимент по изучению тонких граней человеческой природы, особенно его интересовал тот момент, когда человек доходил то точки и отказывался от своих принципов, смело шагая по головам за воображаемой 'морковкой'. Да, он все прекрасно понимал, но порой поддавался на искусные провокации руководства, слишком поздно осознавая, что воюет за чужую выгоду, в лучшем случае получая в качестве поощрения снисходительный кивок головы.
  - Не расслабляемся, - прогромыхал над их головами мужчина, то ли для устрашения, то ли приободряя. - План себя сам не выполнит.
  В ответ оба мужчины послушно застучали пальцами по клавиатуре. К обеду изображать трудовую активность стало совсем невыносимо сложно - Данил пытался отвлечься, отстраивая свою воронку продаж, которая в своей хаотичности напоминала скорее торнадо, потом сделав пару бесполезных холодных звонков, закончив эти бесцельно прожитые часы какой-то замысловатой диаграммой. Когда, к двум часа дня телефон ожил, мужчина вздохнул с облечением, но все равно, будто измываясь над собой, еще пару минут бездумно пялился в монитор, игнорирую мигающее на экране сообщение. Оно, конечно же, было от Вики.
  Весь день он ждал именно этого, пытаясь предугадать, какие эмоции испытает при виде пары коротких слов и улыбающихся смайлов. Но собственная реакция разочаровала его, а точнее ее полное отсутствие. Выждав несколько минут, прежде чем ответить девушке, Данил понял, что у него нет никакого желания разрушать ту хрупкую идиллию, которую они с Викой только-только начали отстраивать заново. Стараясь не упустить это чувство, он безвозвратно удалил фотографии с телефона, притворившись, что ничего не было, оставив только номер, с которого сумасшедший паренек отправлял ему снимки. Черт, он даже не знал его имени, но определенно собирался это выяснить. И дело было не столько в Насте, он давно зарекся не ввязываться в чужую личную жизнь, а в том, что ему совсем не хотелось быть под наблюдением какого-то неадекватного паренька, а тем более, впутывать в это Вику.
  Не слишком многословный, Данил пообещал забрать девушку после четырех, уже догадываясь, что придется сделать минимум две ходки, чтобы перевезти необходимые вещи - его машина никак не тянула на грузовую. Он не стал отпрашиваться и вообще кого-нибудь предупреждать, что уходит, лишь мимолетно бросив Павлу, что будет на связи, если экстренно понадобится, и с деловым видом покинул офис.
  Не понятно, когда успела выработаться эта раздражающая привычка, но лишь оказавшись на улице, Данил поймал себя на мысли, что без конца оглядывается по сторонам, ожидая вновь увидеть черный джип, пытающийся затеряться среди скромных городских декораций. Но за ним никто не следовал, по крайне мере, не столь открыто.
  Не желая выходит в самое пекло, а еще больше, встречаться один на один с Василисой. Поэтому подъехав к нужному дому, Данил не стал подниматься, а лишь кинув сообщение, что ждет у подъезда. Буря, последовавшая за ним, оказалась сильнее, чем он мог себе представить:
  - Как я потащу вниз эти баулы? А вазу?
  - Вазу? - это было единственное слово, которое успел вставить Данил, когда Вика замолчала на пару секунд, делая глубокий вдох, прежде чем продолжить.
  - И я хотела забрать свою кофеварку.
  - У нас дома кофемашина.
  Но девушка его не слышала, продолжая перечислять длинный список нужный и не очень вещей, который он оборвал, сбросив вызов. Идти наверх не хотелось. При виде Василисы, которую он и до этого терпел с большим трудом, Данил мог сорваться. Возможно, он поспешно обобщал и делал выводы, но все проблемы в их отношениях начинались именно с подруги Вики. Их прошлый разрыв, даже вчерашний поход в клуб точно был ее идеей. И почему именно ему всегда приходилось разбираться с последствиями?
  Василиса жила в элитной многоэтажке с подземной парковкой и консьержем в красном парадном наряде, восседавшим с важным видом в застекленной кабинке. Заходя в подъезд, Данил всегда чувствовал себя неуютно, как оборванец, решивший просить милостыню у важных господ. Мраморная плитка со вставками сложной красочной мозаики, огромная пафосная люстра из переливающихся гроздей хрусталя, свисавшая едва ли не до самого пола - все говорило о том, что его костюм недостаточно дорог для этого места. Подошел бы фрак, но в его гардеробе таких изысков не было.
  Большая квартира-студия, занимавшая в доме два этажа и выполненная по эксклюзивному проекту, досталась девушке от родителей. Они же обеспечивали ее безбедное и беззаботное существование, щедро одарив волшебной безлимитной картой, деньги на которой, что следовало из названия, никогда не иссякали. В обществе Лисы Данил редко чувствовал себя комфортно, и дело было не в финансовой пропасти между ними, которая, к слову, не была уж такой глубокой. Каким-то удивительным образом девушка могла лишь парой фраз четко расставить приоритеты, открыто не обвиняя собеседника в нищенском мышлении, но плавно подводя его к этой мысли. И то, что парень обычно считал рациональностью и экономностью, выворачивалось наизнанку, становясь скупостью и жадностью.
  Уже на этаже был слышен громкий девичий смех, порой доходящий до истеричных всхлипов. Данил помедлил перед дверью, мысленно проигрывая в голове тот желанный и несбыточный сценарий, в котором он разворачивался и гордо уходил прочь, а потом все же позвонил. Мелодия, точно долгий проигрыш на пианино, призванная будоражить глубинные эстетические чувства, сейчас только раздражала. Еще до того как распахнулась дверь, парень успел накрутить себя настолько, что при виде надменного, но миловидного личика Лисы даже не нашел в себе сил улыбнуться хотя бы ради приличия.
  - О, Данила-мастер! Выпьешь чего-нибудь? - В руках девушки звякнул низкий бокал, судя по цвету наполненный виски со льдом.
  - Я за рулем, - поморщился парень, проходя внутрь, но притормаживая в прихожей, едва не наталкиваясь на несколько огромных черных мусорных пакета, под завязку заполненных девичьим барахлом, подпертые пирамидой покосившихся коробок. - Да и не рано ли для крепких напитков?
  - Нет, если начал пить еще вчера вечером, а градус понижать нельзя.
  Хоть прихожая и была достаточно просторной, воздух казался спертым, наполненный едким запахом перегара и ментоловых сигарет, создающих удушающую смесь, совсем не пригодную для дыхания.
  - Не будь ханжой. - Вика выглядела растрепанной и немного опухшей после бессонной ночи. - Мы только для настроения.
  - Судя по твоему виду, не помогает?
  - Ты не видел ее пару часов назад. Она напоминала рыбу, выброшенную на берег - выкатывала глаза и шлепала губами, пытаясь добрать до воды. А теперь смотри, ходит на двух ногах и разговаривает. Я возвращаю ее тебе в целости и сохранности.
  С этим бы Данил поспорил, но сдержался, больше озабоченный масштабами переезда. И половина этого хлама не поместилась бы в его багажнике. А тратить на это весь вечер казалось кощунством.
  - Это все твое? - В ответ Вика утвердительно кивнула. - И все нужное?
  - Ты шутишь?
  - Нет, это ты шутишь. Откуда у тебя взялось столько вещей? Я даже не уверен, что они поместятся в квартире, не говоря уж о машине.
  - Король драмы, - закатила глаза Лиса, пошатываясь, добравшись до стены и с облегчением опершись об нее плечом. - Куда делись нормальные мужчины, готовые решить все наши проблемы?
  - А не слишком ли вы стали проблемными?
  - Ну не злись, - взмолилась Вика, жмурясь и хватаясь за виски. - И потише, голова раскалывается. Смотри, чем я жертвую ради тебя, а могла бы еще денек отлежаться.
  По всем пунктам выходило, что этот переезд больше всего был нужен ему одному.
  - Берем только то, что сможем увезти, - категорично заявил Данил, устав спорить с еще не протрезвевшими девушками. - Так что выбери то, без чего действительно не сможешь выжить. Я устал за день и не намерен работать грузчиком.
  Комната выжидательно притихла - девушки шокировано переглядывались, не веря в услышанное. За годы знакомства, Данил редко позволял себе откровенную грубость, всегда первым ступая на путь компромиссов, в итоге дошагав им до того, что с его мнением никто и никогда не считался. Стоило задуматься об этом раньше.
  - Ты же шутишь? - нервно прыснула Вика. - Это мои вещи и они мне нужны. Все до одной.
  Он мог уступить, вероятно, так бы и сделав раньше. Раньше, но не теперь, не после фотографий от 'доброго самаритянина', до сих пор вызывающих чувство тошноты. И не после осуждающего взгляда Вики, которая делала вид, что ровным счетом ничего не произошло.
  - Я жду внизу в машине, - коротко бросил парень, уже наперед зная, что если начнет спорить, то непременно сорвется, чего делать при Лисе не стоило. - Бери сумку и спускайся.
  - А вещи?
  - В выходные заберем нужное.
  Был серьезный шанс, что Вика не примет его ультиматум, и Данил не сомневался, что ее верная подруга прилагала к этому максимум усилий, будто одержимая чужими ссорами и разрушенными жизнями. Но не прошло и десяти минут, как мелодично звякнул домофон и девушка, обиженно понурив голову, поплелась к машине, волоча за собой большую спортивную сумку. Данил открыл багажник, но не стал выходить, чтобы помочь ей с вещами.
  - Что это было? - возмутилась она, наконец, устроившись на сиденье рядом с водителем. - Ты не в духе? Это у меня сейчас похмелье, не у тебя. Мне плохо.
  - Бедняжка, утомилась бегать из клуба в клуб? - Машина тронулась с места, слишком агрессивно вырвавшись с подъездной на главную. - Или коктейли были не вкусные?
  - Чем я такое заслужила? - Хоть ее голос и звучал громко и грубо, можно было различить верхние истеричные нотки, обычно ведущие к бурному потоку слез. - Все же было хорошо. Это из-за Василисы?
  - Я не буду притворяться, что в восторге от нее.
  - Она моя лучшая подруга.
  - Она твоя самая большая проблема.
  - Не говори так. Она очень переживает за меня. И за наши отношения.
  Данил не сдержался, закатив глаза и тяжело вздохнув.
   - Было бы лучше, если бы она перестала за них переживать. И вмешиваться в них перестала тоже.
  - Ты завидуешь нашей с ней дружбе? Это практически сестринские узы.
  'Скорее паразитизм', но вслух он этого не сказал.
  - Это из-за вчерашнего вечера?
  Определенно, было уже теплее, практически горячо.
  - Мы отмечали наше воссоединение. Лиса так за нас радовалась. Радовалась вместе со мной.
  Это стало последней каплей. Данил и сам не понял, как его рассудительное спокойствие в один короткий миг пошло трещинами и рассыпалось под натиском других, более сильных эмоций. Он даже не пытался найти им определение, поддавшись внезапной вспышке. С силой ударив рукой по рулю, Данила, чертыхнулся, резко уходя в обгон и едва не теряя управление над машиной.
  Вика испуганно вскрикнула, вжавшись в сидение:
  - Спятил?
  - Ты и правда считаешь, что во всем виноват только я один?
  Девушка смотрела на него со смесью раздражения и удивления.
  - Ну, в этой машине только ты ведешь себя как полный придурок.
  - Ну, тогда расскажи этому полному придурку, как ты провела прошлую ночь. - Следить за дорогой было все сложнее, поэтому Данил сбавил скоростью, свернув на ближайшую парковку. - Или эта та информация, которая проходит под грифом 'личное пространство'?
  - С чего вдруг тебя это так интересует? - Девушка сцепила руки на груди, оскорбленно надув губы. - Мы выпили пару коктейлей, потанцевали и вернулись домой.
  Не сдержавшись, мужчина коротко хохотнул:
  - Как скучно ты живешь.
  - Так в чем проблема?
  - В том, что я отлично знаю, что такие девушки как ты за коктейли сами не платят.
  - Так ты ревнуешь из-за того, что меня угостили коктейлем? Серьезно?
  Данил не был уверен, что хочет продолжать этот разговор. Его не покидало чувство отвращения, словно они копошились в грязи, пачкаясь все сильнее, но не желая выбираться из этой зловонной ямы. Правда была достаточно очевидной, но совсем ненужной.
  - Ты должна решить с кем ты хочешь быть. С кем тебе лучше. Я не собираюсь играть в 'Каштанку' и ждать, к кому ты в этот раз побежишь.
  - Лиса - моя подруга.
  - А друзья Лисы - твои друзья.
  В ее глазах мелькнуло понимание, на секунды те будто потемнели, потеряв свет. Лицо девушки разом осунулось, губы сжались в тонкую линию, придав ему еще большую строгость.
  - Кто тебе сказал?
  - О чем? О вашем эскорте?
  - Ты следил? - вспылила она, и если бы не ремень безопасности, подскочила бы на месте от возмущения. - Ты мне не доверяешь?
  - Мир очень тесен, - хмыкнул Данил, стараясь держаться спокойно, но чувствуя, как заломило мышцы от напряжения. - И в нем полно 'добрых людей', желающих нам только лучшего.
  - Кто это был?
  - Могу спросить тебя о том же.
  - Просто друзья Лисы, - она нервно тряхнула темными короткими волосами. - Мы же не могли идти одни. Вдруг бы что-то случилось.
  - Девичник, говоришь?
  - Мы встретили их случайно, у клуба, - на смену нападкам пришли оправдания. - Лиса многих знает в местных кругах. Просто знакомые.
  Мужчина скептически хмыкнул. Он не хотел ничего знать, а уж тем более не нуждался в подробностях. Его молчание Вика расценила по-своему:
  - Ты мне не веришь?
  - А должен? Не думаешь, что начинать отношения со лжи не совсем правильно?
  - Я не лгала тебе.
  - Но и правды не говорила.
  - И что, я должна извиниться, что пошла с подругой в клуб?
  - Мне не нужны твои извинения. - По правде говоря, он вообще не видел смысла в пустой болтовне. - Я больше не хочу вранья и недомолвок. Если ты хочешь, чтобы мы были вместе, хватит что-то делать за моей спиной.
  Ему очень хотелось верить, что девушка понимает, о чем он говорит. По крайней мере, ее молчание давало на это большие надежды. Какое-то время Вика отрешенно смотрела в окно, и лишь дрожащие пальцы, нервно теребящие застежку молнии на спортивной мастерке, выдавали ее внутреннюю борьбу.
  - Наверное, я должна извиниться.
  'Наверное' неприятно резануло ухо, но Данил решил ее не перебивать, и так понимая, насколько тяжело ей было признавать свои ошибки.
  - Я не хотела, чтобы так вышло. А тем более, не хотела тебя обманывать. Это был просто поход в клуб. Парни просто угостили нас коктейлями, я что, отказываться должна была? Я хорошо отдохнула за их счет, сказала спасибо и поехала домой. Я вообще очень вежливая.
  Мужчина не смог сдержать улыбки, Вика улыбнулась ему в ответ.
  - Мы 'гуд'?
  - Разве это называется не развести на деньги? - Ему даже стало немного жаль парней, которые потратили вечер впустую, пытаясь споить умудренных клубной жизнью красавиц.
  - Нет, я думаю, это означать принимать посильную помощь от благородных меценатов.
  - Будь только с этим осторожней, - многозначительно вскинул бровь Данил, - всякому альтруизму может наступить предел.
  Вика лишь согласно кивнула, улыбнувшись немного грустно и виновато. Конфликт был исчерпан, оставив после себя только странное опустошение, холодящее в груди где-то в области сердца. Всю дорогу домой они молчали, стараясь не смотреть друг на друга, борясь с чувством неловкости. Но в этой тишине хотя бы не было недосказанности.
  Но оказавшись наконец дома, Данил не смог отрицать едва ощутимые перемены, произошедшие с его уютной холостяцкой квартирой - та словно ожила, став не просто просторной коробкой, с надежными замками, где можно было отдохнуть от внешнего мира. Теперь у нее появилась душа. С возвращением Вики в эти стены вернулся уют, какое-то мистическое тепло, дающее чувство защищенности. Он не понимал, почему беспорядок и куча девичьего хлама сейчас вызывали у него такое умиление, а не привычное раздражение.
  - Я рад, что ты вернулась. - И это было чистой правдой.
  - Я рада вернуться. - Она подошла ближе, приобняв его за талию и приподнявшись на носочках, чтобы поцеловать его. - И когда у меня перестанет так адски болеть голова, я тебе это докажу.
  Когда девушка скрылась в ванной, Данил некоторое время задумчиво вертел в руках свой телефон, не уверенный в том, что собирается сделать. Но все же открыл список звонков, зацепившись взглядом за номер Насти. Ему стоило оставить девушку в покое, но его не отпускало чувство тревоги. Как бы безобидно не выглядел тот паренек, его поведение говорило о серьезных психических проблемах. И если Настю все устраивало, то он сам не хотел стать объектом его мании, а тем более, позволить ему добраться до Вики. Данил хотел знать, насколько реальна угроза.
   книга в полном доступе на сайте Litres https://www.litres.ru/elena-kiparisova-17113227/idefiks-pakt-o-samosozhzhenii/
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Романова "Кластеры"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) М.Мистеру, "Заблудшая душа"(Любовное фэнтези) A.Opsokopolos "В отрыве (в шоке-3)"(ЛитРПГ) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаНарушенное обещание. Шевченко ИринаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяЛили. Сезон первый. Анна ОрловаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Песнь Кобальта. Маргарита Дюжева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"