Кипарисова Елена: другие произведения.

Когда отражение плачет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У Вики не было никого, кроме сестры-близняшки. Уже в раннем детстве они узнали, что зло совсем рядом, ищущее слабых, чтобы заявить на них свои права. После трагедии, унесшей жизни их родителей, девушкам пришлось выживать самостоятельно, посвятив себя охоте на темных существ. Но очередное дело готово разорвать сестринские узы, ведь Вика влюбилась не в простого парня, а самого опасного вампира, терроризирующего весь город. Жанр: психологическая драма.

Елена Кипарисова

Когда отражение плачет

  
  Аннотация: У Вики не было никого, кроме сестры-близняшки. Уже в раннем детстве они узнали, что зло совсем рядом, ищущее слабых, чтобы заявить на них свои права. После трагедии, унесшей жизни их родителей, девушкам пришлось выживать самостоятельно, посвятив себя охоте на темных существ. Но очередное дело готово разорвать сестринские узы, ведь Вика влюбилась не в простого парня, а самого опасного вампира, терроризирующего весь город.
  
  Пролог
  10 лет назад
  Свет практически не проникал в комнату. Маленький ночник - все, что дарило нам хоть какую-то надежду. Мир сомкнулся до небольшого пятна света, отбрасывающего на нас еле различимые блики. Маленькая детская комната погружена в холодный сумрак. Веселые мишки на обоях превратились в монстров, питающихся нашими страхами и слезами.
  Я держу Нику за руку, пытаюсь понять здесь ли моя сестра, но вижу лишь свое застывшее отражение. Она не двигается. Ее глаза закрыты. Девочка на чем-то очень сосредоточена. Своей детской пухлой ручкой я осторожно стираю слезу с ее щеки, но моя копия никак не реагирует. Я опускаю взгляд и вижу разорванное голубое платьице с засохшими пятнышками крови на подоле. Оно безвозвратно испорчено.
  Вдруг я чувствую, как Ника начинает дрожать и ее рука в моих ладошках просто ходит ходуном. Губы сестрички искривляются, и она резко открывает глаза. Я вижу в них темноту, настоящую пропасть в никуда. Больше нет этих небесно-голубых глаз, которые так восхищали окружающих. Она больше не похожа на меня. Черты лица заострились, и выражение стало жестоким, как у ребенка, одержимого дьяволом.
  Но я не могу отпустить ее. Прижимаясь ближе, начинаю гладить ее по нежно-русым волосам, надеясь вернуть свою сестренку.
  - Он - Дьявол, - слышу я шепот, разрывающий нашу тишину. - Дьявол.
  - Нет. Тише, милая, - шепчу я, - папа просто устал. Этого не было. Ничего не было. Это плохой сон.
  - Сон?
  Ника вырывается из моих объятий и, схватив за плечи, смотрит в мои глаза.
  - Хватит. Мы должны это закончить. Отомстить. Я не хочу больше прятаться. Ты же знаешь, что он сделал со мной, с мамой? Мы остались одни.
  Мне не под силу вынести ее взгляд, и я отворачиваюсь. Разве это не сон? Это не может стать реальностью. Все, что произошло в этом доме, лишь часть моего воображения. Чья-то злая шутка. Пытаясь спорить с ней, я качаю головой, а слезы предательски скатываются по щекам.
  Ника видит, что я не помогу ей. Встав, она обходит меня и, шатаясь, исчезает в темном проеме двери. Страх одиночества поглощает меня целиком. Кажется, что темнота начинает сгущаться и клубиться вокруг меня. Не выдержав, я кидаюсь вслед за сестрой.
  Коридор совершенно пуст, но мне слышно, как скрипят половицы под моими ногами, словно кто-то преследует меня, идет шаг в шаг. Ники нигде не было видно. Пройдя немного вперед, я остановилась у двери в комнату родителей. Ее освещал только включенный телевизор, но этого было достаточно для меня. На полу рядом с широкой кроватью лежала мачеха. Прошло уже больше часа, а она так и не сдвинулась с места. Рука неестественно вывернута, шею покрывал непонятно откуда взявшийся бурый шарф, который спускался и закрывал ковер. Я не хотела верить, что это ее кровь. В человеке просто не может быть столько крови. Тут мой взгляд привлекло движение на кровати. Это был отец. Первым желанием оказалось развернуться и убежать в свою комнату, но мужчина спал. Сквозь наступившую тишину можно было разобрать его размеренное дыхание. Он так и не надел штаны, а лежал на кровати полуобнаженным.
  - Нечего выжидать, - я испуганно подскочила, услышав Нику рядом. В руках она держала две деревянные доски. - Возьми.
  Не понимая, я послушалась ее, но не оценила их тяжести - они чуть не выпали из рук.
  - Растяпа, - зло бросила сестра. - Иди и забаррикадируй это окно снаружи.
  - Зачем? - мой голос предательски дрожал, а слезы никак не переставали литься из глаз. - Что ты задумала?
  - Просто сделай это и жди во дворе.
  Я еще раз взглянула на спящего отца, или то существо что заняло его место, и подошла к окну в прихожей. Открыв створки, мне удалось выбраться на козырек, а затем аккуратно перетащить за собой бревна. На коленях, чтобы не упасть, я проползла пару метров вперед и заглянула в окно спальни. Отец спал, отвернувшись в другую сторону, мачеха смотрела на меня. Ее отсутствующий взгляд был направлен в окно. Столько мольбы было в нем, столько отчаяния, что я нехотя отвернулась и попыталась забаррикадировать окно. Мне удалось сделать это тихо. Проводив прощальным взглядом свою семью, я спустилась вниз по высокой лестнице, которую наверняка для меня подставила сестра.
  Несмотря на середину лета, ночь была холодной, я замерзала в своем легком платьице. Когда мне уже пришлось пританцовывать, чтобы согреться, я увидела, как Ника с трудом выходит из сарая. В руках у нее была большая темно-зеленая канистра.
  - Что ты делаешь? - вскрикнула я, пытаясь отнять у нее ношу.
  - Уйди с моей дороги и просто наслаждайся зрелищем. Я сейчас вернусь.
  Она скрылась в нашем летнем домике, который еще утром казался мне настоящим раем.
  Ее не было около пяти минут, и я готова была кинуться за ней следом, когда входная дверь открылась и Ника вынесла с собой небольшую черную сумку.
  - Возьми ее.
  Внутри были деньги и украшения мачехи, которые она так тщательно хранила в своей позолоченной шкатулке.
  - Зачем ты...
  Но договорить я не успела. Сестра чиркнула спичкой, и лишь на секунду задержав на ней взгляд, бросила в темный дверной проем. В следующее мановение яркое пламя, как огромный красный дракон взвилось вверх и унеслось вглубь дома.
  Я слышала рев огня, который безжалостно поедал наш дом, но не могла оторвать взгляд от Ники. Она смотрела на пламя, свет которого окрашивал ее лицо в оранжевый цвет. Сестра улыбалась. Ее глаза блестели драгоценными камнями, стараясь уловить каждый отблеск этого пожара.
  Через шум пламени раздался душераздирающий крик. Огонь добрался до отца. Я готова была кинуться ему на помощь, но Ника схватила меня за руку и больно сжала, приказывая стоять на месте. Отец метался по комнате, пытаясь выломать дверь, открыть окно или разбить стекло, но все было тщетно. Выхода не было. Мы стояли и смотрели, как он горит заживо. Его крики прекратились только когда начало светать. Теперь мы остались одни и мы свободны.
  
  Глава 1
  Наши дни
  - Посидишь в машине? - Ника заглушила мотор, перегнувшись на заднее сиденье, чтобы достать сумку.
  - Нет, - сухо бросила я. Мне надоело прятаться от ее друзей, словно меня и вовсе не существует. Вечера в одиночестве за десять лет успели значительно меня истощить. Телевизор - вот что мне обычно заменяло живое общение, потому что сестра постоянно отсутствовала, а когда возвращалась, не могла говорить ни о чем кроме как об охоте. Лекции на эту тему убивали меня еще быстрее, чем заточение. Поэтому я была рада любой возможности увидеть настоящую жизнь, пусть и среди таких же, как и моя близняшка.
  - Уверенна? Они не самые милые люди и вряд ли смогут поддержать разговор об угрозе глобального потепления и изменении климата.
  - Очень смешно. Я просто буду молчать. Ты от меня и слова не услышишь.
  Сестра с сомнением взглянула на меня, так, что мне показалось, что я смотрю в зеркало, а потом кивнула.
  - Прости. Я знаю, что не могу всю жизнь прятать тебя от других, просто ты же знаешь, что мир опасен, и я...
  - Хватит, - медленно остановила ее я. - Мне уже не десять лет, так что закроем эту тему. Мы взрослые люди, и я ничуть не хуже тебя.
  - Ты слабее.
  А ты слишком часто забываешь думать. Это чуть было не сорвалось с моего языка, но мне удалось сдержаться. Наши ссоры были постоянны и ни к чему не приводили. Словно сиамские близнецы, привязанные друг к дружке намертво. Мне иногда даже верилось, что мы действительно умрем, если расстанемся хоть на минуту. Но все это было чушью. Возможно, давно стоило разойтись в разные стороны. Нам удалось бы сэкономить нервы, а каждый мог бы заняться тем, чем хотел. Но, увы. Нас связывало нечто большее, чем кровные узы. Нас связывало прошлое, прочно засевшее в наших головах, превращая жизнь в один бесконечный кошмар. Один на двоих.
  - Только молчи, - отвлекла меня от размышлений сестра. - Притворись, что тебя вообще нет.
  О, да. Именно этим я и занимаюсь всю свою жизнь. Мне можно было уже выдавать медаль за это или хотя бы какую-нибудь ученую степень. Но в ответ я лишь кивнула, выходя из машины.
  Солнце только зашло, и поэтому улицы были многолюдны. Кто-то спешил домой, а кто-то - только начинал свой день, спеша по своим делам. Но все они были лишь серой массой, людьми, ничего не подозревающими об иной стороне. Мне хотелось стать одной из них, в отличие от Ники.
  Мы подошли к неприметному бару, располагавшемуся в подвале жилого здания. Неоновая вывеска мигала через силу, показывая, что заведение не пользуется большим спросом у местных жителей. Грязное, даже убогое место, встретило нас полумраком и сигаретным дымом, который въедался в глаза. Сестра же смело ступила вперед, окидывая взглядом пустые столики.
  - Сядь за тем дальним, в тени и ни с кем не разговаривай, - бросила она мне, увидев то, что искала - небольшую группу людей, занявшую самый большой столик у игровых автоматов. Они что-то оживленно обсуждали, периодически переходя ни крик. Трое мужчин и две женщины на первый взгляд казались всего лишь группой подростков, выбравшихся отдохнуть в веселой компании, но это было бы слишком просто. Их темные одежды не привлекали внимания, суровые лица никогда не выражали улыбки. Только призраки настоящих людей, появляющиеся и исчезающие, когда приходило время. Ника почти не отличалась от них. Мешковатая одежда скрывала неплохую фигуру, а светлые пшеничного цвета волосы всегда были стянуты в тугой хвост. Я никогда не видела на ней ярких цветов. Более того, она постоянно ругала меня, если что-то подобное обнаруживалось в моем гардеробе. Вполне понятно - это привлекало иных, делая меня потенциальной жертвой. Однажды я перестала с ней спорить, стараясь не попадаться ей на глаза в броской одежде, оберегая такие вещи как настоящее сокровище и одевая только по особым случаям. Сейчас не был один из них.
  Я присела за стол, прячась в тени. С такого расстояния никто не мог разглядеть меня, учитывая клубы дыма, повисшие в воздухе. Но и мне удавалось уловить все только в общих чертах.
  Ника поприветствовала их, удостоившись только просто кивка, и, взяв стул, присела рядом, притянув к себе стопку бумаг, которую каждый рассматривал по очереди. Это могло растянуться на весь вечер, но я научилась ждать.
  Мне не удавалось читать по губам, но их волнение наэлектризовало воздух вокруг, передовая тревогу и в мою сторону. Охотники говорили мало, словно понимали друг друга без слов. Я не хотела знать, почему мы с сестрой приехали сюда, бросив все дела, и почему такой маленький город на юге страны привлек всеобщее внимание таких же, как и мы. Правда и так понимала, что ситуация оставляла желать лучшего. Шесть лучших охотников с растерянными лицами молча сидели за столом, опустив взгляды на потемневшую столешницу. Печальное зрелище.
  Сестра на секунду поймала мой взгляд и кивнула, обнадежив, что скоро это совещание подойдет к концу, и мы наконец впервые за последние двое суток уснем в кроватях, а не на сиденьях автомобиля. Моя спина такого больше не перенесет.
  Все заняло не больше часа. Как по команде охотники поднялись и, даже ничего не сказав друг другу, один за другим покинули бар. Вика подождала меня и только когда я с ней поравнялась, медленно вышла на улицу.
  - Так, где мы переночуем? - спросила я, когда мы вновь оказались в машине.
  - Ты в летнем домике Спайка, а я сегодня в патруле.
  - Все так серьезно?
  - Более чем ты можешь себе представить, - мрачно сказала Ника, отъезжая от обочины. - Думаю, мы здесь задержимся. Я бы отправила тебя подальше отсюда, но мне спокойней, когда ты рядом. Так что мне придется ввести несколько правил. Первое - слушаться меня беспрекословно. Второе - не выходить без меня из домика после захода солнца. Третье - ты...
  - Хватит, - простонала я, откидываясь на спинку сиденья. - Это не первое наше дело. Из города в город все одно и тоже. Ничего никогда не меняется.
  - Теперь меняется. Это нечто другое. Точнее совсем другое. Если бы мы могли уехать и оставить все как есть, я бы незамедлительно сделала бы это. Но мы не можем. Поэтому придется быть крайне осторожными. Я не хочу тебя потерять.
  В салоне повисла тишина. Мне пришлось промолчать, такие моменты всегда ставили меня в тупик. Я очень любила свою близняшку, но такие признания не были для нас обычным явлением. Какая-то неловкость тут же сковала нас, заставив отвернуться друг от друга. Лучше бы опять поссорились, чем вот так замялись, признаваясь в том, что казалось почти неприличным. Мы заботились о том единственном, что осталось у нас в этом мире, но так боялись признаться в этом, что скорее притворялись безразличными. Страх остаться в одиночестве был настолько силен, что я даже не представляла, что однажды начну жизнь без Ники. Наши пути просто не могли разойтись. Но обо всем об этом стояло молчать, чтобы не смущать друг друга.
  - Так в чем дело? - сменила я тему разговора. - Ради чего мы здесь?
  - Вампиры.
  - И только? Тогда отчего такая паника? Одна ночь охоты, разгромить их гнездо и мы можем ехать дальше.
  - Все не так, как обычно, - сухо бросила Ника, качая головой. - Эти твари умны. И их больше чем мы встречали раньше. По предварительным подсчетам за несколько десятков только в этом городе.
  - Чушь, - не согласилась я. - Вампиры не живут такими стаями, они бы поубивали друг друга из-за еды, а все люди уже были заражены.
  - А это значит, что кто-то ими руководит.
  - Вампиры никому не подчиняются. Они дикари.
  - В том то и дело, Вик. Они здесь, но мы их не видим. Они питаются, но заражение еще в пределах нормы. И они - разумны.
  - И кто это сделал такие глубокие выводы? - не удержалась я от сарказма. Зная друзей Ники, не стоило искать среди них особых интеллектуалов.
  - Я читала доклад Влада. И в этом нет ничего смешного. В их действиях прослеживается какая-то закономерность.
  - Какая-то? Они голодны, вот и все. - Для меня в истории с вампирами не существовала ничего загадочного или достойного пристального внимания. За столько лет они успели приесться мне, как и фаст-фуд на завтрак.
  - Что бы я без тебя делала, - поморщилась сестра и включила радио, на волнах которого играла очередная незатейливая мелодия из современной попсы. - Мы остаемся здесь и точка.
  - Как скажешь, только заканчивай с этим побыстрее. В соседнем городе через неделю карнавал. Не хочу пропустить.
  Больше мы не сказали друг другу ни слова, потому что Ника выкрутила ручку громкости на полную, сделав вид, что в восторге от Димы Билана. В итоге, когда машина добралась до небольшого закрытого дачного поселка в черте города, мой мозг разрывался от слащавых мелодий. Еще никогда я так не радовалась временно приюту в образе полуразрушенного деревенского одноэтажного домика. Меня даже не смутило отсутствие окон, благо на улице даже ночью температура не падала ниже + 28о С.
  - Располагайся, - бросила на ходу близняшка, выгружая все наши вещи из машины. - Я вернусь к утру. Если что случиться, все номера у тебя есть. Захочешь перекусить...
  - Хватит, мне уже не пять лет, - отмахнулась я, пересчитывая сумки. Хоть мы и путешествовали налегке, но я не могла отказаться от своей многочисленной одежды, а Ника от оружия, которое перемещалось с нами скорее как коллекция, а не нечто полезное в жизни.
  - В пять лет ты не спорила, - отрезала сестра, садясь за руль. - А сейчас тебя потянуло на приключения.
  - Увы, их в моей жизни предостаточно.
  - Просто не делай того...
  - ... чего бы не сделала ты сама, - безразлично закончила за нее я. Сколько можно было повторять эту глупость? Ответ довольно прост - бесконечно.
  - Умница. Не высовывайся. Я позвоню, если что-то узнаю.
  Я проводила скучающим взглядом две красные фары, еще долго мерцавшие во мраке, и двинулась к подкосившемуся домику, таща следом огромные сумки.
  К моему невероятному счастью хозяин провел электричество и даже не поленился вкрутить мощную лампочку. Минус был в оконных проемах, которые не были даже обтянуты москитной сеткой. Чтобы хоть как-то скрыться от комаров и любопытных глаз я занавесила их плотной тканью, непонятно для чего валявшейся на полу. Пожалуй, здесь вполне можно было скоротать пару ночей, но не больше. Две узкие кровати с проседающей панцирной сеткой вдоль стен, небольшая деревянная тумбочка с облупившимся лаком и довольно неплохой стол прямо у окна с двумя низенькими табуретами. Весьма аскетично.
  Я присела на ближайшую кровать и впервые за последнюю неделю расслабилась. С Никой мы были неразлучны, а понятие уединения ей казалось совершенно не знакомо. Пусть это и можно было оправдать ее боязнью за мою жизнь, но порой создавалось впечатление, что мы сиамские близнецы, что с невероятной силой давило на нервы. Как же давно мне хотелось перерезать пуповину и отправиться в свое собственное путешествие, избегая любых темных переулков, где могли притаиться темные существа.
  Спать не хотелось совершенно, организм за столько лет успел перестроиться: ночь для меня превратилась в день, а вот при солнечном свете мне хотелось одного - спать. К тому же вся эта шумиха с разумными вампирами сумела встряхнуть меня, и сон не шел. Почему-то где-то внутри зародилась тревога за сестру, хотя стоило волноваться о нечисти, но никак не о Нике. Ее опыту и сноровке мог позавидовать сам Хельсинг.
  Бездумно мерить шагами комнату надоело еще в первые два часа, и я, спрятав самое ценное в погреб в полу, скрытый пыльным ковром, и захватив с собой только охотничий ножик, телефон и фотокамеру, решила прогуляться по окрестностям. Еще два месяца назад на сэкономленные деньки я купила отличный объектив, но так и не успела опробовать его на длинной выдержке. Пожалуй, настал подходящий момент. Вампиры или нет, не думаю, что они решили провести эту чудесную ночь в подобной глуши, когда в город пожаловали охотники.
  Ночной воздух сразу поднял настроение. Совершенно круглая луна, отвоевавшая практически все небо и мелкая россыпь звезд как утренняя роса. До рассвета еще оставалось около четырех часов, но сумрак рассеялся, позволив лунному свету окрасить все в жидкое серебро. Пусть город и был совсем рядом, живой, яркий, но здесь все равно чувствовалась умиротворенность, присущая только сельским районам.
  Я держалась ближе к высоким заборам, прислушиваясь на всякий случай к посторонним шорохом, но тишину лишь изредка разрывал собачий лай, да мерный шум сверчков. Деревня уже спала.
  Что мне мешало идти так до бесконечности, пока не устанут ноги, дальше и дальше от Ники, вампиров, постоянного страха за свою жизнь? Совесть? Еще больший страх? Память?
  За последними домами начинался лес, и я не рискнула идти дальше, развернувшись обратно, снимая по дороге полуразрушенные от времени дома. Разгуляться здесь было негде.
  Крик вначале показался мне лишь игрой воображения, но когда он повторился, первой мыслью было бежать. Я успела несколько раз пожалеть - и что вообще вышла из дома, и что Ника сейчас далеко.
  Кричала женщина, но ее голос становился все слабее, срываясь до хрипа. У меня не было времени раздумывать. Достав из-за пазухи нож, я осторожно побрела на звук, перебегая от одной тени к другой.
  Двери старого сарая были слегка приоткрыты, а тонкий луч желтого света падал к моим ногам. Путь занял лишь несколько минут, но женщина больше не кричала. Я отогнала от себя недобрые мысли, крепче обхватив нож, и заглянула внутрь.
  Лампочка под потолком раскачивалась словно маятник, кидая безобразные тени то по одну, то по другую сторону. Среди никому не нужного металлолома и сельхоз орудий на полу лежала хрупкая девушка в цветастом летнем платье. Она сломленной игрушкой покоилась у ног высокого мужчины, который кружил вокруг нее как хищник. Чувствовался запах перегара, да и его движения были нетвердыми.
  - Допрыгалась? - вскричал он, неожиданно пнув ее ногой в живот. Девушка застонала, согнувшись пополам, из слегка приоткрытых губ сочилась тонкая струйка крови.
  - Говорил урою, значит урою. - Мужчина сделал шаг в сторону и схватил металлическую трубу, проржавевшую с одной стороны. - Нечего мне было на глаза попадаться.
  Я не стала дожидаться финала, а проскользнула в сарай и, подпрыгнув, ударила его рукоятью ножа в основание шеи. Громила дрогнул и повалился на пол, словно мешок картошки.
  Девушка громко заплакала и попыталась подползти ко мне, но ей едва удалось пошевелить ногами. Раны были серьезными.
  - Тише, тише, - шептала я, опускаясь рядом с ней и помогая подняться. - Я уведу тебя отсюда.
  Пострадавшая облокотилась на меня и, закусив в боли нижнюю губу, медленно пошаркала вперед. Мы выбрались из сарая, но силы покидали ее, а мне приходилось тянуть ее почти силой.
  - Куда тебя отвезти? Ты живешь где-то рядом? Может сразу скорую?
  - Третий дом слева. Здесь недалеко. Там мама, - простонала девушка, спотыкаясь на ровном месте. - Она поможет. Только быстрее. Он может очнуться.
  Как же она оказалась права. Мы не успели пройти и десятка метров, как кто-то схватил меня за плечо и с силой откинул в сторону. Руку и спину обожгло резкой болью, в глазах потемнело.
  Мужчина посмотрел на меня, а потом, схватив раненную девушку за волосы, так же отбросил в сторону.
  - Две лучше одной, - промычал он, потирая подбородок. - С какой бы начать...
  Я посмотрела на блестящее лезвие кинжала, который отлетел в сторону при моем падении, но так и не успела добраться до него. Мужчина схватил меня за щиколотку и потянул на себя, протащив по траве пару метров, а затем навалился на ноги всем телом, отчего я даже не могла пошевелиться. Плохой расклад. Очень плохой.
  - Шустрая какая, - рассмеялся он, обдавая меня зловоньем давно немытого тела и стойких паров алкоголя. - Люблю таких.
  Я видела щетину на его щеках, глубокий шрам, идущий от брови до края губ, задевая один глаз, и короткий ежик волос. Типичный деревенщина, и как только мне удалось на такого нарваться? Ника будет припоминать мне это ближайший год, а то и больше.
  Страх оставался где-то на заднем плане, но не проходил ни на минуту. Я понимала, что он сильнее меня, но десять лет бок о бок с ночными кошмарами человечества, которые оказались реальны, закалили меня. Но что мне следовало делать с обычным человеком? Что бы сделала Ника?
  Я потянулась к фотоаппарату, а потом, не жалея его, размозжила о голову нападавшего. В лицо мне полетели хрупкие осколки. Мужчина отшатнулся, но не отпустил меня, только зарычав, как дикий зверь. Кажется, стало только хуже.
  - Отпусти ее, - голос заставил меня замереть, даже позабыв, что жизнь повисла на волоске. Ледяной, как океанский айсберг и спокойный, словно море в штиль.
  Мы с мужчиной одновременно повернули голову. Совсем рядом стоял высокий парень. Весь его вид говорил о том, что ситуация не вызывает у него ничего кроме скуки. Совершенно расслабленная поза: голова наклонена чуть вбок, руки спрятаны в карманы джинсов, ноги на ширине плеч.
  Не дождавшись реакции от мужчины, незнакомец в два шага оказался возле нас и, схватив нападавшего за шиворот, с легкостью стянул с меня. Тот недовольно заворчал, размахивая в пустоте руками, а потом полетел в дерево, сломав ствол пополам. Я только могла догадываться о силе удара.
  - Отведи ее домой, - сказал он мне, слегка улыбнувшись, лишь уголками губ, а потом отвернулся. - А я пока разберусь с этим мусором.
  Мне оставалось только послушаться и, не оборачиваясь на шум за спиной, медленно повести девушку к небольшим избушкам, в которых так и не зажегся свет, несмотря на крики пострадавшей. Но ожидать другого и не стоило. Я жила именно в таком мире.
  
  2
  Мать девушки даже не удивилась. Она совершенно спокойно переняла дочь с моих рук и уложила в кровать, попросив меня оставить их наедине. В целом, я и не ждала никакой благодарности, хотя меня ужасала та дикость, с которой им приходилось встречаться каждый день. Вампиры по определению были порождениями ада, как и остальная нечисть, встречающаяся на нашем пути, совсем другое, когда сами люди обращались в зверей. Это казалось таким неправильным, что я порой поражалась их глупости. Кто по собственному желанию пойдет на подобные зверства, когда в мире и так полно зла, которое нам непосильно.
  Ника так и не позвонила, хотя рассвет был совсем близко. Возможно, она была слишком занята, выслеживая шайку вампиров. Бывало, она не давала о себе знать сутками, если охота оказывалась особо удачной. Я была даже рада за нее, потому как лишенная подобных увеселений, сестра превращалась в сущую зануду, тратя время на то, что трепала мои нервы.
  На свой страх и риск, я вернулась на поле, на котором и разыгралась недавняя драма. Уже издалека было видно, что вокруг никого нет. Ни обезумевшего мужчины, ни таинственного спасителя. Я даже немного расстроилась, когда подумала, что больше никогда его не увижу и не смогу отблагодарить за помощь. Но еще большую утрату мне пришлось признать, когда в густой траве блеснули осколки моего многострадально фотоаппарата. Он был погублен. Скромная конструкция просто не выдержала столкновения с "чугунной" головой нападавшего. Корпус разваливался, а линзы рассыпались на мелкие осколки. Уцелела только карта памяти, но к чему теперь она, учитывая, что новый фотоаппарат мне удастся купить еще нескоро. Захотелось даже расплакаться от такой несправедливости.
  - Он дорого стоил? - Голос за спиной заставил меня вздрогнуть и обернуться.
  За моей спиной стоял тот самый парень, все также спокойно спрятав руки в карманах. Сейчас, не находясь между жизнью и смертью, я сумела разглядеть его более подробно. Худощавый, но невероятно высокий, он наверняка никогда не комплектовал по поводу роста и не страдал от недостатка... внимания со стороны противоположного пола. Темные волосы лежали в легком беспорядке, подчеркивая волевые скулы и бледную, почти прозрачную кожу. Легкая ухмылка на губах придавала ему какую-то детскую задорность, хотя он наверняка был старше меня. Мне нравилась его уверенность в себе, сквозившая в каждом движение, и придававшая парню немного дерзкий вид.
  - Да, довольно таки, - печально отозвалась я, переводя взгляд на кучку пластика вперемешку со стеклом. - Он был дорог мне, но жизнь определенно ценнее.
  - Мне стоило появиться раньше, прости. - Он подошел ближе, и мне удалось рассмотреть, что в его волосах играют медные и красные оттенки, хотя в ночи они казались практически черными, как мне показалось на первый взгляд.
  - Ты не виноват. Это все моя неугомонность.
  - Ты спасла девушку. Это очень самоотверженно.
  - Ты правда так считаешь?
  - Да. Я не знаю других, способных на подобный поступок, - кивнул он, борясь с непослушными прядями, постоянно падающими на лицо. - Ты сама чуть не пострадала, но решила спасти совсем незнакомую девушку. Это - подвиг.
  - Это глупость.
  - Возможно, - рассмеялся парень, походя ближе и присаживаясь на корточки рядом со мной, - но история запоминает только такие поступки - глупые, необдуманные, но невероятно яркие.
  Я вздохнула, в последний раз перебирая останки моего фотоаппарата и пряча карту памяти в карман ветровки. Всего лишь вещь, но сердце неприятно заныло, словно я хоронила своего домашнего любимица, с которым провела бок о бок ни один год. Верный товарищ, сопровождавший меня в каждом новом городе. Жаль, что он нашел свое последнее пристанище именно в этой клоаке. Ну, хоть его смерть не была напрасной.
  - Я - Дэн. А ты...
  - Вика, - спохватилась я, протянув ему руку для приветствия, и только потом поняла, насколько глупо это выглядит.
  Но парень, очевидно, не обратил на это внимание или просто сделал вид, что все в порядке. Его ладонь в моей была слегка прохладной, а кожа необычайно гладкой. В какой-то момент я даже пожалела, что всегда экономила на увлажняющих кремах, и поэтому мои руки словно покрывали небольшие чешуйки как у ящерицы, да еще эти непроходимые шрамы от весьма неженской работы.
  - Приятно познакомиться. Что ты здесь делаешь? Гулять ночью в одиночку не лучшее времяпрепровождение для такой девушки, как ты.
  - Какой такой? - тут же насторожилась я, не понимая его намеков.
  - Ну, я имел ввиду, что ты явно не местная.
  - Что правда, то правда. Я здесь... в гостях у... своего дедушки, - пришлось мне придумывать на ходу. - Все в городе, а мне не хотелось сидеть дома, вот я и решила прогуляться. Как видишь, неудачно.
  - Отчего же, - усмехнулся Дэн, вставая на ноги и помогая подняться мне. - Как бы страшно все не начиналось, но мы встретились. Я думаю это удача.
  - Так... ты живешь здесь? - Я решила уйти от этой темы, романтика не была моей сильной стороной, а о флирте я читала только в журналах, которые успевала спрятать от Ники, пока она не превращала их в подставки для еды.
  - У меня здесь небольшой домик, правда, бываю в нем довольно редко.
  Только сейчас я обратила внимание, что мы все также стоим посреди поля и держимся за руки. Глупо. Крайне глупо. Как в современных романтических кинолентах, на которых Ника постоянно засыпает. Скорее всего, я даже покраснела, когда выдергивала свою ладонь из его мягкой, но в тоже время уверенной хватки, и отступила назад. Нужно было двигаться дальше.
  - А как та девушка? - словно невзначай спросил парень, следуя за мной шаг в шаг, когда я пошла вперед, не в силах стоять на месте.
  - Я отвела ее домой. А что с тем мужчиной? - Мне не хотелось знать, но лучше быть предупрежденной, на случай, если этот тип решит вернуться и отомстить.
  - Не волнуйся о нем, я позаботился, чтобы он никому больше никому не угрожал. - Это должно было прозвучать пугающе, но его голос был таким успокаивающим, что мне совсем расхотелось выяснять дальше, что именно он сотворил с ним.
  - Довольно жуткое место, - зачем-то призналась я, взглянув на обветшалые дома. - Как здесь можно жить?
  - Здесь спокойно, а это главное. Тихий мирок совсем рядом с цивилизацией. В этом есть своя прелесть, когда хочется отдохнуть от безумного города.
  - Так, ты один здесь?
  - Как видишь, - усмехнулся Дэн, лишь искоса посмотрев на меня. - Я люблю одиночество. А ты?
  - Я к нему привыкла.
  - Тогда мы в чем-то похожи. А иначе как бы могли еще встретиться? Какой шанс, что две одинокие души найдут друг друга в этом мире, выбрав для прогулок один и тот же город.
  - Скорее уж это странно, - ответила я без интереса. Никакие отношения с парнями не входили в мой жизненный план. Хотя... он был действительно симпатичным, но стоило ему узнать о моей жизни, его заигрываниям наверняка пришел бы конец.
  - Тебе нечего бояться, - зачем-то предупредил меня Дэн, заглядывая в мои глаза, словно прося за что-то прощение. - Я тебя не трону.
  - Очень мило с твоей стороны. - Мне не стоило грубить, но его слова чем-то зацепили меня, да и слишком давно я не общалась с нормальными людьми, если таковым и может быть парень, прогуливающийся в этой глуши. - Извини, если я груба, просто мне, правда, пора. Скоро уже рассвет, и мне лучше быть дома в это время.
  - Я провожу тебя, здесь небезопасно.
  Мы почти не разговаривали, пока шли в направлении моей лачуги. Дэн что-то пытался рассказывать мне о местной деревеньке, и почему она так близко к городу, но я лишь кивала, делая вид, что мне очень интересно.
  - Мы пришли. Спасибо что проводил, было очень... мило с твоей стороны.
  - Ты надолго здесь? - спросил парень, когда мы уже стояли на пороге домика.
  - Не знаю. На несколько дней, максимум неделя, - нехотя призналась я. Мы с Никой были очень осторожны, стараясь не выдавать ничего лишнего. Если она узнает, что ко мне привязался парень, ничего хорошего из этого не выйдет. - Возможно, мы даже переберемся ближе к городу. Все-таки это не самое лучшее место для отдыха.
  - Тогда может, встретимся завтра вечером?
  - Не уверенна, что все еще буду здесь.
  - Понятно, - даже немного расстроено протянул он. - Но все равно, надеюсь, что мы еще встретимся.
  - Прощай, - поспешно сказала я, чувствуя себя наивной дурочкой.
  - До встречи.
  Не дожидаясь, пока пауза между нами затянется, я кивнула и поспешила в дом, громко хлопнув за спиной дверью. Как бы банально это не звучала, но сердце было готово выпрыгнуть из груди, выбивая какие-то сумасшедшие ритмы. Кровь прилила к лицу, и мне стало невыносимо жарко. Глупо, как же все глупо. Чертовы гормоны. Лучше оказаться в логове местных вампиров, чем вновь остаться с ним один на один. Почему лишь его вид лишал меня здравого смысла? Оставалось только надеяться, что Ника с дружками быстро покончить со всей нечестью в городе, и мы уедем, прежде чем ей станет известно, как я провела эту ночь.
   Сон никак не шел, впрочем, мне обычно никогда не удавалось заснуть, пока сестра не возвращалась с охоты. Я прислушивалась к шорохам снаружи, постоянно ворочаясь на ужасно не удобной кровати, а заодно и мучаясь от духоты. Еще одна отвратительная ночь непонятно где и зачем. Почему мне никак не удавалось привыкнуть к такой жизни? Взять хотя бы Нику, ее никогда не волновали грязные простыни и насекомые в еде. Иногда мне казалось, что она робот, созданный лишь с одной целью - убивать все потустороннее. Бесстрашная, а порой и бессердечная, сестра идеально вписалась в этот мир, где ни у кого из нас не было выбора.
  Ника вернулась после шести, когда уже вовсю светило в окна. По ее недовольно виду можно было легко понять, что охота не задалась.
  - Не спишь?
  - Если бы так не топала, думаю, мне удалось бы заснуть.
  - Нечего спать, скоро приедет Спайк. Как гостеприимный хозяин, он хочет быть уверен, что нам здесь уютно.
  - Это вряд ли.
  - Не будь врединой, Ник. Он милый старичок, а не нравятся его шутки, не слушай. И не доставай его разговорами о своих научных штучках.
  - Удачно поохотились? - наконец решилась спросить я, наблюдая, как сестра расстилает вторую кровать.
  - Ну, раз мы все еще здесь, значит - нет. Что за глупые вопросы. И вообще, я устала. Всю ночь как идиоты мотались по городу - ни одного клыкастого в округе. Как вообще такое возможно? По нашим данным, каждый третий в городе должен быть вампиром.
  - Что, проводили социологический опрос?
  - Молчи, а то я могу и не сдержаться. Ты, конечно, моя сестра, но нервная система у меня шаткая.
  С улицы раздался шум двигателя и к самым окнам подкатил белый микроавтобус не в лучше состояние. Черт, да он, наверное, мой ровесник.
  - Спи, а я от него отделаюсь, - бросила сестра, открывая дверь седовласому мужчине, терпели ожидавшему у порога. - Спайк...
  - Привет. Ну, как? Хорошо устроилась? - с ходу начал он, осматривая скромное помещение. - Я знаю, что ты привыкла к королевским хоромам, но рад, что согласилась на этот гадюшник.
  Ника рассмеялась, словно мужчина действительно сказал что-то смешное. Я только сильнее укуталась в одеяло и закрыла глаза, пытаясь отрешиться от их бессмысленного разговора.
  - Кстати, где ты была вторую половину ночи? Мы пытались дозвониться, но твой телефон был недоступен.
  - Не люблю отвлекаться от охоты.
  - Нам лучше дежурить хотя бы по парам, а то это может быть небезопасно.
  - Я всегда охочусь в одиночку и мне никто не нужен. К тому же, ты уверен, что здесь вообще есть вампиры? Ничего же на это не указывает.
  - Мы не знаем в чем дело. Данные должны быть верны, а вчера ночью словно специально...
  - А мне плевать, я притащилась в этот город не затем, чтобы всю ночь слоняться без дела. Может, вы ошиблись? Вампиры не прячутся. Либо они есть, либо их нет. Без вариантов. У меня есть дела поважнее, чем прозябать здесь.
  - Ника, подожди. Еще одна ночь. Прошу. Уедешь ты, уедут остальные. Город останется беззащитен.
  - Ладно, но если до завтра ничего не произойдет, ты меня больше никогда не увидишь в этих трущобах. Спайк, ни-ког-да!
  
  - Всё так плохо? - Мы сидели на скамейке у дома, что, наверное, считалось террасой, и завтракали.
  - О чем ты? - не поняла сестра.
  - О вампирах. Обычно ты спокойней.
  - Мы теряем здесь время, вот, что меня бесит. Спайк и его прихвостни создали шумиху, а теперь прячутся как крысы.
  - Ты могла бы просто отдохнуть.
  - Я не отдыхаю.
  - Тогда, может, уедем? - Я боялась, что вот-вот из-за угла появится вчерашний парень. Хотя, что в этом ужасного? Для девушки вполне естественно думать о противоположном поле, да и в прогулке под луной нет ничего криминального. Но разве объяснишь это моей сестре-амазонке.
  - Еще один день. Если эта ночь будет такой же бесполезной, как и предыдущая, то я не знаю, что сделаю с этими... в общем, ты меня знаешь.
  Сестра замолчала, а потом вдруг, словно что-то вспомнив, кивнула мне, откладывая в сторону пакетик с картошкой фри.
  - А ты как провела эту ночь?
  - Никак, - пожалуй, слишком поспешно ответила я, делая вид, что увлечена пиццей. - В этой глуши ни так уж много развлечений.
  - Ну что ты, я лично видела, как местные детишки купались в грязной луже.
  - Только после того, как ты присоединишься к дояркам.
  - Фуу... это же мерзко! - не удержалась Ника. - Ты у меня весь аппетит отбила.
  - Конечно, а расчленять тела вампиров не мерзко.
  - Вика, - ее голос не предвещал ничего хорошего. - Мы это уже обсуждали. Либо мы их, либо они нас. Ты же помнишь, что случилось с отцом...
  - Хватит. - Голос сорвался на крик. - Хватит, - уже спокойнее продолжила я, - мы обсуждали это сотню раз, и нет никакого смысла говорить об этом в сто первый. Я просто хочу уехать отсюда.
  - Чем плохо здесь? Свежий воздух, природа, скот прогуливается прямо возле домов. Здесь безопасно.
  - Даже если процент вампиров на душу населения превышает допустимые нормы?
  - Не глупи. Завтра мы уедем, потому что город чист, я не знаю, что навыдумывал Спайк. Никаких безумств, никаких трупов, даже люди не пропадают. Прибавь к этому бездарно проведенную ночь, и что мы получаем - ни одного вампира. В общем, не распаковывай вещи. Думаю, завтра нас уже не будет в этих трущобах. Поедем на Север, а то меня бесит эта жара.
  Сестра встала и пошла в дом. Я отчетливо слышала звон оружия - она собиралась на очередную охоту. Первой мыслью было попроситься с ней, но провести всю ночь один на один с Никой показалось мне не лучшей идеей. Как бы мне не хотелось вновь остаться среди местных неадекватных жителей, но вариант о прогулке в город отпал почти сразу. У нас впереди еще вся жизнь, чтобы потрепать друг другу нервы, несколько часов тишины - ценнейшая вещь.
  - Чем займешься? - спросила Ника, когда загружала все необходимое в машину.
  - Лягу спать. - А что? Я действительно собиралась выспаться. Только моя сестра могла отдавать сну несколько часов в сутки и при этом выглядеть бодрой и полной сил. - Возвращайся скорее и мы наконец уедем из этой глуши.
  - Если что, я позвоню.
  
  3
  Была все еще ночь. Лунный свет падал прямо на глаза. Довольно ярко, но в этом свете было что-то зловещее, как в фильмах о пришельцах. Сердце забилось быстрее, но царившая вокруг тишина успокоила, вернув ему прежний ритм. Нужно было нечто большее, чтобы напугать меня.
  Сон уже не шел, из-за духоты, казалось, что тело просто горит, а кровать превратилась в раскаленные угли. Я поднялась, но легче не стало. Ни ветерка, лишь густой тяжелый воздух, едва входивший в горло. Ника была права, определенно нам стоило двигать на север.
  Во дворе раздался непонятный шорох, прозвучавший довольно слабо, но мир вокруг не двигался вовсе, а значит, любое движение казалось недопустимым. Кто-то ходил вокруг дома. Конечно, это могла быть просто собака, или любое другое животное, или даже птица, но мысли сразу вернулись к деревенскому сумасшедшему, напавшему на меня вчера. Но теперь он был на моей территории.
  Я достала из-под подушки нож. Он всегда лежал там, так потребовала Ника, сказавшая, что ради личной безопасности можно спать и с автоматов в обнимку. Мне не пришлось спорить, потому что подобные вещи в нашей семье не обсуждались. Сейчас, я даже была рада, что маленький кортик не пришлось искать в сумке.
  Стараясь не шуметь, я приблизилась к окнам. Шорох повторился, на этот раз с заднего дворика. Что ж, лучшая защита - это нападение. Сестра бы это оценила.
  В одно мгновение я вылетела из дома и за два прыжка забежала за угол. Высокая темная фигура стояла рядом со вторым окном, которое было забито досками, видимо Спайк решил, что так будет безопаснее, если тылы всегда прикрыты. Чистая правда.
  Я вспомнила чему меня учила Ника, и набросилась на незваного гостя: один удар тяжелой рукоятью в основание шеи, поворот, локтем в солнечное сплетение, а потом моя любимая часть - коленом в пах. Когда мужчина упал передо мной на колени, я приставила нож к его горлу, пока он не начал хрипеть.
  - Что вам здесь нужно? - Мой голос даже не дрожал. - Кто вы?
  - Вика... - Едва уловимый шепот, и мне понадобилось немало времени, чтобы понять, что он мне знаком. Господи, это же...
  - Дэн?
  - Ты... ты не могла бы... ослабить хватку... горло...
  - Прости, - чуть не плача произнесла я, убирая лезвие и пряча его за спину. - Ты не пострадал? О чем я говорю... в общем, ты не сильно пострадал?
  - Вроде нет. - Парень поднялся с земли и даже попытался изобразить подобие улыбки. - Это было жестоко.
  - Ты шатался возле моего дома, - перешла я в наступление. - Разве так можно?
  - Я лишь проверял, остался ли кто в доме или нет. Ты же сказала, что возможно уедешь. Прости, если напугал.
  - Прощаю, - благосклонно кивнула я, не зная, куда себя деть от стыда. Просто великолепно. Первый парень и я его чуть не убила. Каково это быть социально опасной для общества? Отвратительное чувство. - Но все равно, что ты здесь делаешь?
  - Пришел увидеть тебя, - на полном серьезе ответил он, поднимая что-то из высокой травы. - Ну и еще кое-что. Держи.
  В моих руках оказалась небольшая, но все же увесистая коробка. Подарок? И это после того, как я его покалечила? По-моему, это мне впору было скидываться ему на лечение.
  - Что это?
  - Открой. - Он подошел достаточно близко, чтобы я смогла разглядеть, как засверкали его глаза от нетерпения. - Ну же, давай.
  Я уселась на скамейку возле дома и поставила коробку рядом. Она была так заботливо упакована в яркую фольгу, что мне не хотелось ее разрывать, а цивилизованно я открывать подарки не умела. Боже, да мне никогда их и не дарили. Даже на День Рождения. Довольно жалкое зрелище.
  - Ну, давай же, - подтолкнул меня парень, усаживаясь рядом. - Там не бомба и не чертик в табакерке. Клянусь.
  Немного помедлив, я все-таки взялась за шуршащую бумагу. Внутри был фотоаппарат в несколько раз, несколько сот раз лучше того, что погиб вчера ночью. Мне и мечтать о таком не приходилось, только жадно рассматривать в витринах магазинов. Сердце подпрыгнуло, эмоции переполнили, и я не могла налюбоваться на него. Идеальный. Он наверняка стоит несколько тысяч долларов. Господи. Наконец пришло понимание - я просто не могла принять такой подарок.
  - Тебе нравится?
  - Очень, но...
  - Но? Тебе не нравится? Я очень долго выбирал, и мне сказали, что лучше этого не найти, им пользуются настоящие профессионалы...
  - Дэн, я польщена, - выдавила я через силу, - но это... слишком. Слишком дорогой подарок, а мы с тобой почти незнакомы. Я не могу принять.
  Парень помолчал с минуту, а потом улыбнулся.
  - А если я сильно-сильно попрошу? - Его взгляд был таким теплым и чувственным, что моя уверенность пошатнулась. Неужели я действительно собиралась отказаться от этой невероятной вещи?
  - Это не правильно.
  - Почему? Мне просто захотелось сделать что-то приятное для тебя. Я видел, как ты была расстроена от его потери, что я не удержался. Считай это компенсацией. Ты совершила геройский поступок, а это - плата.
  - Героям не платят, - уверенно ответила я. Мне действительно не стоило принимать его подарок. Ничего не дается просто так.
  - Не глупи, - Дэн казался недовольным, даже слегка раздраженным. - Я же не предлагаю тебе выйти замуж.
  - Завтра мы уезжаем.
  - Ты это уже говорила.
  - Да, но теперь точно.
  - Это не важно. Так даже проще - завтра ты уедешь, и мы больше не увидимся.
  - Тогда для чего все это? - Мне так и не удавалось понять его поведения. Сделать подарок совершенно незнакомой девушке, которую больше не увидишь, да еще на такую сумму денег. Он сумасшедший?
  - Разве нужно причина? Бери, иначе ты обидишь меня. А я спас тебе жизнь.
  - С тобой не поспоришь, - рассмеялась я, прижимая тяжелую камеру к своей груди. - Спасибо. Ты даже не представляешь, сколько для меня это значит.
  - Рад, что угодил. - Лицо парня разгладилось, став умиротворенным. - Может, протестируешь его? Я знаю чудесный пруд совсем рядом.
  - Но сейчас же глубокая ночь, - засомневалась я. В любой момент могла вернуться Ника, а мне совсем не хотелось, чтобы она заметила нас вместе. Да и идти на озеро с незнакомым парнем, пусть и чертовски щедрым, казалось не самой верной идеей.
  - Продавец сказал, что здесь отличный режим ночной съемки.
  - Я не знаю...
  - Возьми свой нож, и если я буду себя плохо ввести, разрешаю тебе пустить его в ход.
  - Довольно жестоко.
  - Согласен, - кивнул он, встряхнув волосами, - но что не сделаешь ради вечера в приятной компании. Ты, правда, боишься, что я маньяк?
  - А ты не боишься, что я сумасшедшая? - искренне спросила я. А как еще можно назвать девушку, нападающую на каждого, подошедшего ближе, чем на метр. Господи, порой я сама себя боялась.
  - Ты... своеобразная.
  Это звучало почти как комплемент.
  - Хорошо, но только ненадолго, я собиралась сегодня выспаться.
  Дэн шел чуть впереди. Его рука была так близко к моей, но чувствовалось, что он не решался прикоснуться. Напряжение, повисшее между нами, казалось сильнее воздуха, раскалившегося за день. Мне еще никогда не было так не уютно, как сейчас.
  - Расскажи мне о своей семье, - неожиданно произнес Дэн, устремив свой взгляд на круглый диск луны.
  - Мне не о чем рассказывать. Обычная семья, - ответила я, вспоминая историю, которую мы всегда рассказывали окружающим. - Родители остались в Хабаровске, а мы с сестрой путешествуем по миру, навещая наших многочисленных родственников.
  - Так у тебя есть сестра? Вы очень дружны?
  - Да, не разлей вода. А у тебя есть братья или сестра?
  - Нет. - Выражение его лица стало непроницаемым, словно высечено из мрамора. - У меня был брат, но он умер.
  - Прости, я...
  - Ничего, я уже смерился с потерей и пытаюсь жить дальше.
  - А остальная семья?
  - У меня нет семьи.
  - Господи, прости, я не хотела. Ну почему я только лезу не в свои дела. Мне так жаль...
  - Все в порядке, - горько усмехнулся Дэн, помогая мне перебраться через небольшой ров - мы шли через редкий лес. - Это все в прошлом. Теперь я новый.
  - Нам еще далеко идти? - Мне не нравилось, что мы уходили все дальше и дальше от поселения, хотя все равно, почему-то рядом с ним чувствовала себя абсолютно спокойно, как никогда в жизни.
  Он так и не отпустил мою руку, и ладонь буквально была объята пламенем, даже ночь показалась не столь жаркой. Дэн был в опасной близости, но это успокаивало. Как странно, мы едва знакомы, а я уже готова разболтать ему все свои тайны, лишь бы он остался и слушал меня, и так же, как сейчас не отпускал. Глупая девчонка.
  - Мы пришли.
  Дэн убрал с нашего пути раскидистую ветку и моим глазам открылось невообразимое - небольшой пруд посреди леса. Лунный свет искрился на идеально ровной глади, похожий на россыпь бриллиантов, а ему вторили отражения звезд на небе. Волшебно.
  - Тебе нравится? - спросил парень, когда я застыла без движения, не в силах ничего сказать.
  - Просто невероятно, как ты нашел это место? Словно из сказок.
  - Местные называют этот пруд "Вторая жизнь". Один раз он невероятным образом исчез, а потом появился вновь, словно обретя новую жизнь. В какой-то мере он даже священен. Я провожу здесь довольно много времени.
  - Это для тебя символично? - догадалась я.
  - Да, после гибели всей моей семьи мне нужен был второй шанс на новую жизнь, а, придя к этому озеру, я понял, что мне делать.
  - И что же?
  - Не знаю как объяснить. Это словно второе рождение, когда осознаешь истинный смысл жизни.
  - Тогда может поделишься? - слегка скептически произнесла я, подходя и касаясь воды - теплая. - Люди веками ломали над этим головы.
  - Нужно что-то сделать для других.
  Я задумалась над этой мыслью. А мы с сестрой поступали так? Вероятно, да. Мы спасли немало жизней, правда, при этом убивая. Но тех существ, встречающихся на нашем пути, вряд ли можно было назвать живыми.
  - Что бы ни случилось, нужно делать то, что подсказывает тебе сердце, - продолжил Дэн, наблюдая, как я рисую на воде непонятные фигуры.
  - Очень мудро.
  - Ты мне не веришь? А ты сама всегда делаешь то, что считаешь нужным?
  Моя рука замерла и по воде пошли тонкие круги. Верный вопрос. Выбирала ли я такую жизнь? Нет. Так решила Ника. Хотела ли я оказаться в этом богом забытом городе? Нет, мне хотелось отправиться ближе к столице, а не прятаться по деревенькам. Но сестра всегда решала нашу судьбу, словно она была у нас одна на двоих. А может, так оно и было.
  - Да, раз я здесь с тобой, значит это только мое решение.
  - Мне жаль, что ты так скоро уедешь. Я чувствую, что у нас есть что-то общее.
  - Немыслимая тяга гулять по ночам в глухом лесу, - засмеялась я. - Может, тогда сфотографируемся на память?
  - Нет, - резко ответил Дэн, инстинктивно отсыпая на несколько шагов назад. - Я... нефотогеничен.
  - Глупости, у тебя очень правильные черты лица.
  Я закрепила фотоаппарат в развилке ветвей, удостоверившись, что он не упадет, а потом повернулась к нему. Дэн замер, с испугом наблюдая за мной. Неужели в его глазах был настоящий страх?
  - Что-то не так?
  - Фотография может забрать душу, - на полном серьезе сказал он.
  - Только не говори, что ты действительно это веришь? Может, ты еще веришь в зубную фею?
  - Нет, если только это не отговорит тебя от съемки.
  - Ты не хочешь оставить мне это на память? - решила я давить на жалость. Это было дело принципа - доказать свою правоту. Отказы не принимались.
  - Хорошо, но я тебя предупредил - на снимках я не получаюсь.
  Я поставила таймер и отошла ближе к озеру, присев на траву, и выжидательно посмотрела на парня. Он нахмурился, но все же расположился рядом, а, немного подумав, наклонился ближе, касаясь моего плеча. Я так сосредоточилась на его прикосновение, что совсем не заметила, как трижды прозвучал сигнал, и нас осветила вспышка. Выдержка была долгой, поэтому мы сидели, не шевелясь, но мне никак не удавалось улыбнуться. Его близость давила на меня, но в тоже время была необходимой. Мы же совсем не знакомы. Определенно гормоны, а я превратилась в их послушную рабу.
  Фотоаппарат прощально щелкнул, а мы так и не сдвинулись с места. Я ощутила его руку за своей спиной - совсем легкое прикосновение, словно дуновение ветра. Мне следовало бы остановить его, оттолкнуть, вернуться домой, но что-то внутри взбунтовалось, требуя простых человеческих эмоций - тепла, нежности. Все это слишком долго удерживалось внутри, а сейчас готово было взорваться, полностью уничтожив мой рассудок.
  Мягкие губы прочертили на моей шее тонкую горячую черту, а потом замерли у самого подбородка. Дэн больше не шевелился, но я чувствовала его дыхание, казавшееся даже прохладным в этом горячем потоке. Неужели это все?
  - Можно мне тебя поцеловать? - Голос смешался с шорохом листьев, став неотъемлемой частью этой ночи.
  Я прыснула, смущенная такой странной просьбой. Разве об этом вообще стоит говорить?
  - Прости, - тут же смутился парень, отстраняясь от меня. - Как же глупо это прозвучало. Еще раз прости. Я совсем разучился общаться с девушками.
  Его извинения казались нелепыми, но также и очаровательными. Такой взрослый парень просил меня о поцелуи. Неужели я действительно находила в этом что-то милое? Ника бы посмеялась надо мной, она умудрилась заснуть даже на "Титанике". Вот только сейчас сестры не было рядом.
  Я притянула Дэна к себе, и, пока голос разума не остановил меня, коснулась его губ своими. Он замер, но лишь на секунду, а затем полностью взял ситуацию под контроль, словно другого поощрения ему ждать и не приходилось. Время остановилось, зациклившись только на бесконечном движении губ. Голова стала невероятно легкой. Хотелось лишь одного - быть ближе. Это оказалось сродни действию магнита, чем сильнее я прижималась к нему, тем сильнее хотелось почувствовать его прикосновение.
  Дэн неожиданно отстранился, а мне пришлось невольно закусить губу, чтобы не запротестовать. Кожа пылала, но было слишком глупо сваливать все на душную ночь. Мне не помешал бы охладиться.
  - Тебе, пожалуй, пора домой, - с придыханием сказал он, потирая кончиком пальцев нижнюю губу.
  - Верно, - ответила я, и сама удивилась, когда в голосе проскользнула печаль. Господи, я, наверное, действительного выглядела жалко: раскрасневшееся лицо, учащенное дыхание, блуждающий взгляд. Просто монашка. Ужас.
  - Я отведу. - Парень поднялся слишком быстро, словно не хотел больше находиться рядом и мечтал скорее распрощаться со мной. Меня это задело.
  - Сама дойду. - Я быстро поднялась и двинулась наугад, надеясь, что все дороги ведут в эту захудалую деревеньку. Очередная ошибка.
  - Нам в другую сторону, - произнес Дэн над самым ухом. Он шел не спеша, спрятав руки в карманы брюк. - Ты идешь к обрыву.
  Мне пришлось остановиться. Злость так и кипела в груди. Ну что еще мне сделать, чтобы уж точно выставить себя полной идиоткой?
  Дэн заглянул мне в глаза, а затем, усмехнувшись, взял за руку и повел сквозь лес, порой оглядываясь, но ничего не говоря. Обратно мы дошли быстрее. Каких-то пять минут и перед нами появились поникшие дома, слегка скрашенные распустившимися цветами на клумбах.
  - Дальше я сама. - Мне пришлось силой вырвать руку из твердой хватки Дэна. - Не маленькая.
  Я ушла лишь на пару шагов, когда что-то резко дернуло меня назад. Парень тут же притянул меня к себе, не давая упасть. Не говоря ни слова, он поцеловал меня, подавив любое сопротивление. Не то чтобы я очень пыталась, снова пойманная в кольцо его теплых рук. Сумасшествие. Почему его близость так на меня действовала? Его аромат быстро впитывался в кровь, словно алкоголь, и тут же лишил меня былого контроля. Я чувствовала только его мягкие губы и обжигающее дыхание, снова и снова. Бесконечно.
  Этот поцелуй длился гораздо дольше и казался настойчивее прошлого, даже отчаяннее. Я сходила с ума, вернее он делал это со мной. Страшно было то, что мне это нравилось.
  - Вот теперь мы действительно можем попрощаться, - произнес Дэн, отстранившись и пытаясь справиться со сбившимся дыханием. - И я очень надеюсь, что завтра ты все еще будешь здесь.
  Я замерла, наблюдая, как его фигура исчезает среди густой листвы, оживающей в первых предрассветных лучах. Оцепенение не прошло, пока тот совсем не пропал из виду. Безумие. Словно это уже была не я. Внутренний холод и безразличие больше не тревожили меня, растворившись во внутреннем жаре. Может, это и была жизнь? Настоящая, а не та, к которой меня приучала сестра. Возможно, в ней были и другие эмоции, а не только страх и ненависть. Глупо.
  Я взглянула на часы и с ужасом заметила, что стрелка часов подбирается к пяти утра. Плохо. Ника должна была уже вернуться с охоты. Как бы мне не хотелось избежать лишних вопросов по поводу, почему я не дома, этого вряд ли удастся теперь сделать. Где только я успела потерять столько времени?
  Машина близняшки стояла на подъездной дорожке, а, проходя мимо, я отметила, что капот не горячий - она приехала достаточно давно. Плохой знак.
  Я вошла в домик, опустив голову, словно меня ждала казнь. Сестра сидела на кровати, терпеливо ожидая меня. Не нужно было никаких слов, чтобы понять ее чувства. Я отлично знала этот сурово-сдержанный взгляд серо-голубых глаз, то, как напряжены мышцы на руках, когда она опиралась на тонкий матрас. Сдерживаемая ярость, вот что это было.
  - Привет, - как ни в чем не бывало, сказала я, проходя и пряча новый фотоаппарат в рюкзак. - Как охота? Удачно?
  Тишина, повисшая в комнате, мне совсем не понравилась. Я обернулась и увидела, как Ника скривила губы и прищурила глаза. Меня должно было это испугать, но внутри все еще пылал огненный шар, оставленный на память Дэном. Щедрый подарок.
  - Мы уже уезжаем? - Снова молчание в ответ. - Я соберу вещи.
  - Нет, - наконец ожила Ника. - Мы остаемся.
  - Надолго?
  - Наверное.
  - Ты что-то нашла?
  - Пожалуй.
  - Что именно?
  - Как всегда - вампиров.
  - Расскажешь?
  - А стоит?
  - Прекрати, - первой не выдержала я, усевшись напротив нее. - Если я застряла в этой глуши, так хотя бы хочу знать почему.
  - Я думала, тебе здесь понравилось? Какого черта ты тогда прогуливаешь до самого утра?
  - Мне не спалось и я решила опробовать свою новую камеру, - уверенно сказала я, прекрасно понимая, что сестра совсем ничего не смыслит в съемке, а значит никогда не отличит мой старый фотоаппарат от нового. - Так что творится в этом городе?
  - Мы отловили одного вампира, - словно через силу призналась Ника. - Но их здесь больше.
  - Насколько?
  - Ты даже не можешь себе представить, сестра. На этот раз, все по-другому. Это совсем не то, с чем мы привыкли бороться.
  
  4
  Мы долго молчали, пока лежа в кроватях, пытались заснуть. Как размеренная жизнь может так круто измениться? Кто-то свыше прибавил громкости или вернул краски? Хотя глупо, мир не мог измениться, вот только я могла. За одну ночь? За одну встречу? За один поцелуй?
  - Ты мне расскажешь? - спросила я, зная, что Ника не спит.
  - Все плохо, - пробормотала она, переворачиваясь на спину. - Это так странно, что мне кажется, это абсурдным. Столько лет и ни одной осечки. Выследил, убил. Они - звери.
  - Но?
  - Но не этот. Мы не могли их выследить, потому что они как люди. Даже не отличишь по поведению. Черт, да у того клыкастого был Ролекс.
  - Ты уверенна, что вы убили вампира? - испуганно поинтересовалась я, представив, что несчастный человек мог нарваться на эту банду умалишенных.
  - Блин, Вик, конечно да, - обиделась сестра. - Кем еще может быть существо с клыками и пьющее человеческую кровь? Мы оставили его на крыше дожидаться рассвета. Думаю, сейчас там только кучка угольков.
  - Обычно вы не так милосердны.
   -Точно, но было слишком опасно держать его рядом.
  - Зачем? - Охотники никогда не оставляли вампира в живых дольше чем на минуту. НИ-КО-ГДА! Я прекрасно знала, что в их обязанности входило лишь три действия: найти, убить, скрыть улики. Сколько мы прошли с Никой вместе, ни один клыкастый не прожил достаточно долго, чтобы понять, откуда пришла смерть. - Вы что, решили с ним побеседовать?
  Это предполагалось как шутка, и раньше бы сестра непременно бы оценила ее, но не сейчас. Она оставалась все также спокойна и задумчива. Что представлял собой вампир? Животное, помешанное на крови. Дикий зверь, способный на все, лишь бы утолить голод. Порой я даже сомневалась, умеют ли они вообще разговаривать. Эти чудовища слышали стук сердца за несколько километров, а преодолеть это расстояние могли за пару секунд. Человеку очень повезет, если вампир тут же убьет его, переломит шею или будет достаточно голоден, чтобы осушить до последней капли. Иначе...
  - Можешь смеяться, но этот кровосос был разумен, - Ника засмеялась. - Он доказывал нам, что не понимает в чем дело, и даже угрожал полицией. Я просто опешила от такой наглости. Мы думали, что сможем разболтать его. Но когда тварь узнала, с кем столкнулась, то просто заткнулась. Ни слова. Спайк даже пытался пытать его, но бесполезно. Ясно одно - он кого-то прикрывал.
  - Глупо, - отрезала я, зевая. - Не знаю чем вы там занимаетесь на охоте, но может, хватит маяться дурью.
  - Только ты здесь маешься дурью, а еще и подвергаешь себя опасности. На следующую охоту мы пойдем вместе.
  - О, в самом эпицентре битвы куда как безопаснее. Благодарю.
  - Без разговоров. Там будет полно охотников, и если что вдруг случится, мы сможем тебя отстоять.
  - Слушай, - пробормотала я, почти засыпая. - Может, уедем все-таки. Жертв нет, вампиров-чудовищ нет, обезумевших нет. Глупо здесь оставаться.
  - Здесь нечто большее, и я хочу знать что именно. Возможно, мы наткнулись на новый вид или еще что.
  - Тогда зачем их убивать, если вреда они не приносят?
  - Вика, - достаточно сурово произнесла сестра, - они все чудовища, вне зависимости видим мы ущерб или нет. Ты хочешь подождать, когда эти твари уничтожат весь город? А именно это они и собираются сделать, иначе, зачем им здесь собираться? Вампиры лишь выжидают, чтобы напасть.
  - А может, есть другая причина? - Мой вопрос остался без ответа - сестра уснула, спрятав руку под подушкой. Привычка. Она могла уснуть, только крепко сжав в левой руке свою любимую беретту. На нас никогда не нападали ночью, но рисковать все равно не стоило. Рядом с Никой я всегда чувствовала себя защищенной. Наконец пришел блаженный сон.
  
  - Мы что действительно собираемся оставить вещи здесь? - запротестовала я, вцепившись в сумку с одеждой.
  - Да прекрати ты. Словно ребенок. Кому нужны твои шмотки. Спрячь в погреб и все. Мы же ненадолго. - Сестра вырвала ношу из моих рук и кинула в открытый люк. Послышался приглушенный шлепок.
  - Да нас обчистят за пару минут. Ты что веришь этим деревенским? Да они и дом поджечь могут. Мне в жизни не восстановить все вещи.
  - Как удачно. Их у тебя и так много - багажник не закрывается.
  - Когда мы вернемся?
  - Утром.
  - Точно?
  Ника смерила меня гневным взглядом, но промолчала. Спорить больше однозначно не стоило.
  - Садись, - сказала она, забираясь на водительское сиденье. - Я оставлю тебя рядом с нашим центром. Там обязательно кто-то будет, только не выходи на улицу в одиночку. Сразу звони мне.
  - Я что под арестом? - Сестра удивленно вскинула бровь в ответ на мое заявление. Наверное, стояло промолчать, но что-то внутри, совсем не я, хотело показать, что время слепого подчинения прошло. Но, прежде всего, мне самой стоило это принять.
  - Мы поговорим об этом после охоты, Вика. Сейчас сосредоточься на том, чтобы не влипнуть в очередные неприятности.
  
  Машина остановилась напротив бара, в котором мы были в день нашего приезда в город. Мне сразу стало как-то неуютно. Сумерки и яркие неоновые вывески, казалось, только привлекали людей, вынуждая всех покинуть свои дома. Толпа угнетала меня. Лишь мы вышли из автомобиля, как вся взгляды словно обратились в нашу сторону. Я чувствовала себя чужой, среди броской разноцветной массы. Но разве они могли знать кто перед ними? Знать, почему мы другие? Нет.
  - Поднимайся на второй этаж - там гостиница для своих. Десятый номер твой. Я использую его для передышки, - сказала Ника, бросив мне ключи. - Посмотри телевизор, полистай журналы, но не выходи на улицу. И постарайся не попадаться охотникам.
  Это были стандартные напутствия. Все можно было обобщить одним словом - прячься. И я всегда пряталась. От всего мира. Без лишних вопросов, терпеливо ожидая команды, что можно выбраться из своего убежища. Но сейчас было иначе, мне пришлось приложить усилия, чтобы кивнуть и, развернувшись, пойти прочь. В голове крутилось так много мыслей - все, что мне так хотелось высказать сестре - но и в этот раз разум победил. Обида осталась внутри, присоединившись к огромному кому душевных тревог, скопившихся за последние десять лет.
  Комната напоминала чулан - четыре стены, низкий потолок, узкая кровать и тумбочка с крошечным телевизором. Я тяжело вздохнула и первым делом заперла за собой дверь. На ближайшие часы эта темница станет для меня прибежищем. Экран недовольно заморгал и пошел помехами, в любом случае, у меня не было привычке что-то смотреть. Нынешнее телевидение катилось в пропасть. Под кроватью валялась парочка журналов "Химия и Жизнь" еще прошлого века, солидно помятые и кое-где порванные. Вот и все развлечения. Глупо было ожидать компьютер с безлимитным доступом в Интернет. Пора уже привыкнуть к спартанским условиям.
  Я достала свой новый фотоаппарат, чудом спрятанный от сестры. Мне даже пришлось отказаться от книги по современному искусству, которая могла хоть как-то скрасить это бесцельно проведенное время. Мне тут же вспомнился Дэн и легкая улыбка на его лице, когда он вручил мне подарочную коробку. Его взгляд, то теплый и дружелюбный, то холодный, но такой притягательный. Мое помешательство на нем должно было вызывать опасения, но мысли крутились только возле нашей ночи, проведенной у деревенского пруда. Глупо, но так романтично. Полная луна, горячий воздух, наполненный аромат лесных цветов, и поцелуй - маленькое безумие, которое я позволила себе раз в жизни. В этих воспоминаниях было спасение. Стоило лишь закрыть глаза, как исчезала эта маленькая затхлая комната, а кожа почти чувствовала осторожное дуновение ветра. И близость, какая-то необъяснимая уверенность, что мир вокруг не причинит тебе зла. Вот только все это было лишь ложью, жалкими фантазиями. Стыд, вот что мне стоило испытывать за них.
  Взгляд упал на камеру в моих руках. Фотография. Сердце подпрыгнуло, а на губах сама собой заиграла улыбка. Наша совместная фотография. Экран засиял в темноте, и мне не удалось скрыть стон разочарования - кадр оказался испорчен. То ли был сбит фокус, то ли я не прочно установила фотоаппарат, но рядом со мной, сидящей у озера, читались лишь неясные очертания человека. Мне удалось разглядеть серую толстовку и синие джинсы, но лицо совсем растворилось в яркой вспышке. Странно, когда я, совсем рядом, получилась довольно четко. Стоило сделать несколько снимков, а вот теперь я осталась ни с чем. Дуреха.
  Мне вспомнились его рассуждения и та агония, с которой он пытался мне объяснить свой смысл жизни. А я никогда не делала того, чего хочу сама. Пожалуй, жизнь прожита зря. Неожиданно яркая вспышка ненависти поразила меня как электрический разряд, пройдя сквозь все тело. Вот только мне никак не удавалось понять, на что она направлена - на сестру, удерживающую меня в плену, или на себя, жалкую девочку, не способную отстоять свои желания.
  Комната стала невероятно маленькой для меня, воздух словно покинул ее. Я задыхалась. Мне нужно было уйти, просто оказаться на улице, шаг за шагом отдаляясь от этого кошмара.
  Улицы были неспокойны, вряд ли даже в середине дня можно было встретить такое оживление. И почему только людей так привлекает ночь? Вампирам даже не стоит напрягаться, чтобы поужинать, невменяемых людей уже сейчас было полно возле многочисленных баров и небольших подпольных клубов. Только хищники почему-то не торопились за своими жертвами. Довольно показательно. А я все больше сомневалась в их существовании.
  Щелчки камеры успокаивали, мне было даже все равно, куда я иду. Все улицы казались похожими друг на друга. Постепенно люди стали встречаться всё реже, но так было даже лучше. Меньше шума и ярких бликов. Чем дальше я уходила, тем темнее и спокойнее становилась ночь.
  Телефон завибрировал, и мне пришлось взглянуть на экран. Звонила Ника. Палец замер над кнопкой "ответить", но в последний миг опустился на красную - "отклонить". Мне не хотелось сейчас что-то ей объяснять, я даже не была уверенна что собираюсь вернуться. Без денег, одежды и других жизненно необходимых вещей в незнакомом городе, совсем одна. Глупо. Но сейчас так хотелось побыть собой, той, что никогда не являлась - свободной и независимой.
  Мне не понравился шорох за спиной. Походило на звук шагов, совсем близко. Я обернулась и увидела темную фигуру, застывшую неподалеку в тени заброшенной постройки, что, вероятно, раньше служила каким-то складом. Вначале мне показалось, что это Дэн, но незнакомец был ниже ростом, и даже издалека удавалось различить, как густые длинные волосы падают на его плечи. Глупо было бежать, Ника бы так не поступила. А я даже не захватила свой нож, Господи, газовый баллончик и тот остался в деревенском домике. Плохо, очень плохо.
  Мы с минуту стояли без движения и смотрели другу на друга, никто не хотел начинать первым. Наконец я сделала шаг назад, парень двинулся на меня ровно на такое же расстояние.
  - Что нужно? - Мой голос почти не дрожал, а приобрел необходимые металлические нотки.
  - Эээ, закурить не найдется? - Незнакомец стал еще на шаг ближе.
  - Нет.
  - Ты похоже потерялась?
  - Нет.
  - А я думаю иначе. - Парень наконец выступил из тени на широкую улицу, щедро освещенную лунным светом. На вид ему было лет двадцать пять. Темные длинные волосы, рваная футболка с цепями, черные, скорее всего кожаные, брюки. Мне попался явно не самый примерный мальчик. Радовало только одно - никакого оружия в его руках не было, а значит, я пока была в плюсе, пусть мне и придется вновь уничтожить очередной фотоаппарат.
  - Лучше иди своей дорогой.
  - А иначе что? - самодовольно хмыкнул он, приближаясь крадущейся походкой, словно хищник.
  - А иначе встретишься с ее сестрой. - Ника возникла за его спиной словно из ниоткуда. Секунда и она приставила к его горлу широкое лезвие. - И поверь, я очень и очень зла.
  - Стой, - крикнула я, вскинув руки. - Не убивай, он же ничего не сделал.
  - А ты что собираешься подождать, пока он перегрызет твое горло или превратит в безумную?
  - Что?
  - Это вампир, Вика. Ты что не видишь?
  Я присмотрела внимательнее, но видела лишь мрачного парня, до ужаса напуганного появлением охотника. Вампиры были другими - лохмотья вместо одежды, сгорбленная фигура, почти прижатая к земле, дикое рычание, а не человеческая речь, острые зубы и адский блеск в глазах.
  - С чего ты взяла? Ник, пойми, он обычный парень, решивший поразвлечься. Избей его, если хочешь, и оставь в покое. У тебя просто паранойя.
  Сестра скривилась и одним резким движением перерезала ему горло. Я сдавленно вскрикнула, зажав рот ладонью, и отвернулась. Но в памяти так и застыло выражение лица незнакомца: глаза, закатившиеся так, что видны были лишь одни белки, открытый в ужасе рот, из которого вырвался один единственный всхлип, пока потоком не хлынула кровь. Она убила его.
  - Зачем? Зачем? - как безумная повторяла я, боясь обернуться. - Ты спятила. Совсем помешалась на охоте.
  - Повернись. - Голос сестры приказывал. - Сейчас же. Вика, повернись.
  Я нервно сглотнула и выполнила ее приказ. Близняшка стояла прямо передо мной, загораживая тело, так, что были видно только ноги.
  - Вика, он - вампир. Тебя не должна обманывать внешность. Это нечто новое, эволюционировавшее, но все также злое существо. Взгляни.
  Я проследила взглядом за ее рукой. Меня чуть не стошнило от вида парня и его горла, залитого кровью, но потом в глаза бросился сам разрез - он заживал! Затягивался прямо на глазах! Невозможно.
  Сестра не стала дожидаться финальной сцены этой трагедии, а подошла и, занеся лезвие, скорее напоминавшее саблю, в один удар отделила его голову от тела. Мне пришлось снова отвернуться.
  - Помоги мне перетащить его с улицы в подворотню, чтобы он рассыпался в прах раньше, чем прохожие обнаружат тело.
  - Нет, - отрезала я, вынужденная слушать шорохи, пока сестра заметала следы.
  - Да что с тобой? - наконец спросила она, схватив меня за плечо и разворачивая к себе лицом. - Что на тебя нашло?
  - Он ничего не сделал. - Голос дрожал, и мне с трудом удавалось сдерживать слезы. Я всегда боялась этого разговора, но когда-нибудь вся боль должна была прорваться наружу. - Ты просто убила его.
  - Он - вампир, - практически прорычала в ответ она. - Он бы убил тебя, не окажись я рядом.
  - Да посмотри на него. Это не тот вампир, на которых мы охотились все это время. Он другой. Совершенно. Может, они изменились? Нет ни убийств, ни других трагедий. Зачем нарываться?
  - Нарываться? Нападение - лучшая защита. Они специально косят под людей, чтобы мы не могли их обнаружить, а потом нанесут свой удар, и мир вздрогнет.
  - Откуда ты знаешь? Вы с ними говорили? Может они наконец научились сосуществовать с людьми?
  - Сосуществовать? Не строй из себя хиппи. Никакого мира нет, и не будет. Они кровососы и модные шмотки этого не изменят. Единственный путь - их полное уничтожение. Это смысл моей жизни.
  - Десять лет и ничего.
  - Но сколько жизней мы спасли.
  - А здесь? - спросила я. - Ты просто мстишь.
  - Так значит это только мое желание, - недовольно протянула сестра, отходя на несколько шагов. - Вспомни, что стало с нашей семьей. Этого мало? Ты готова поручиться за этих кровососов? Поклясться, что никто из людей не умрет и не пострадает?
  - Ты просто убиваешь, уже не выясняя, кто здесь враг. Совсем не разобравшись в проблеме.
  - Они что-то задумали и это все, что мне нужно знать.
  - Иди к черту, сестричка. - Слова вырвались сами собой, и я уже не могла вернуть их обратно. Лицо Ники потемнело от злобы, но она сдержалась, пусть только и на одно мгновение.
  - Знаешь что...
  Мне было не интересно. Я развернулась и побежала прочь, не важно куда, лишь бы не слышать ее рассуждений. Это стало последней каплей. Мне никогда не нравились убийства, но те чудовища заслуживали смерти. Они убивали, обращали в безумцев, терроризировали целые города, и когда мы их находили, то видели животных, лишенных человеческого сознания. Но не в этот раз. Она убила обычного парня.
  В чем-то Ника была права, он мог напасть, и я была рада, что сестра оказалась рядом, но сейчас, когда они обрели разум, разве не стоило узнать их получше? Глубоко в душе мне всегда хотелось мира. Пусть не мира, а я хотя бы финала, какой-то черты. Возможно, это она и была. Наша бессмысленна охота на кровопийц когда-нибудь бы закончилась, оставалось лишь догадываться о проигравших и победителях.
  Я проходила мимо оживленного клуба, когда меня кто-то окликнул. Не стоило даже оборачиваться, но это произошло инстинктивно. Взгляд прошелся по толпе, но ничего не заметил. Вдруг кто-то дернул меня за руку. Рядом стоял Дэн.
  - Ты что здесь делаешь? - На его лице играла улыбка, словно он действительно был рад меня видеть, как старого друга.
  - Просто прогуливаюсь, - как можно счастливее ответила я, хотя в глазах до сих пор стояли слезы.
  - Ты чем-то расстроена? Идем.
  Дэн взял меня за руку и повел сквозь толпу, куда-то по темным улочкам, пока мы не вышли к городскому парку, освещенному так ярко, словно наступил день. Но он не остановился и здесь, сторонясь влюбленных парочек и пьяных компаний, облюбовавших скамейки под раскидистыми деревьями. Мы прошли в самую глубь, пока совсем не скрылись из виду остальных.
  - Присядь, - прошептал парень и потянул к широкому стволу, упавшего во время последней грозы, дерева. - Тебе нужно успокоиться.
  Я чувствовала его прикосновение, и на душе становилось легче. Буря, развернувшаяся внутри медленно успокаивалась, оставляя после себя пустоту. Слезы высохли, но глаза до сих пор щипало. Неужели я поссорилась с сестрой? Такого никогда не случалось, как бы мы не надоедали друг другу. Что только на меня нашло? Я оттолкнула единственного человека, который заботился обо мне, и в итоге осталась одна. Или нет?
  - Что случилось? - тихо спросил парень, когда наконец поймал мой взгляд. - Тебя кто-то обидел?
  - Нет, я... я поссорилась с сестрой. Не стоило этого делать.
  - Из-за чего?
  Я не знала, что на это ответить. Из-за того, что она убивает вампиров? Нет, все было гораздо глубже. Мне надоело слепое подчинение, и я не нашла лучшего времени и формы, чтобы заявить об этом. А что было тому причиной? Дэн. Он показал мне, что жизнь существует и за пределами нашей бесконечной охоты, а родственные узы - не единственная причина, по которой кто-то заботится о тебе. Одна ночь сломала весь мой устоявшийся мир, и я была этому рада.
  - Не поделили фен. - Шутка показалась неудачной, но не говорить же правду.
  - Я вижу, что ты несчастна.
  - Это не так, - запротестовала я, сама не знаю зачем. Он ведь и так все видел. - Я счастлива, просто легкие разногласия. Мы слишком много времени проводим вместе.
  - Сестра подавляет тебя.
  - С чего ты взял? Ты ее не знаешь.
  - Но я знаю тебя, - ответил Дэн, - заправив выбившуюся прядь моих волос за ухо, при этом слегка задев мою кожу пальцами. - И я хочу, чтобы ты никогда больше не плакала. Никто этого не стоит.
  - Но она моя сестра.
  - У всех у нас есть родственники, но мы должны прожить собственную жизнь, а не присоединяться к их пути, притворяясь лишь чьей-то тенью.
  - Но что мне тогда делать? - Мне не удавалось сосредоточиться. Все что Дэн говорил было несомненно правильным, но сама мысль, что Ники больше не будет в моей жизни, казалась абсурдной. - Мы с ней связаны.
  - Я понимаю и не требую, чтобы ты тут же ушла от нее, прекратив всякие контакты. Мне хочется, чтобы ты стала самой собой, делала то, что хочешь только ты сама, следовала за своей мечтой.
  - Ты мне поможешь? - Голос сорвался, превратившись в жалкий хрип.
  - Конечно, - улыбнулся Дэн и, уже не спрашивая разрешения, притянул меня для поцелуя. Я слегка разомкнула губы и почувствовала, как его язык медленно испытывающее коснулся уголка рта. Дыхание замерло, когда он стал напористее, словно изголодался по нашей близости. Поцелуй становился все жарче, в то время как вся моя воля обращалась в прах. Мне нравилось проигрывать ему.
  В самый неподходящий момент в кармане завибрировал телефон. Только Ника могла звонить в такое время, да она вообще была единственной, кто мне звонил.
  - Мне лучше вернуться, - прошептала я, отстраняясь и пряча глаза.
  - Хорошо, - не стал спорить Дэн, - но помни, о чем мы говорили. Не становись ее отражением. Главная здесь - ты! Если что я буду рядом, просто позвони, и мы обязательно встретимся.
  Парень достал мой телефон и вбил в телефонную книгу новый контакт. Я чувствовала себя предательницей, словно действительно делала нечто плохое. Сомнение, зародившееся в душе рядом с сердцем, тревожило меня не больше доли секунды. Рядом с Дэном все казалось таким правильным и осуществимым.
  - Все нужно делать постепенно, и я не тороплю тебя, - словно прочитав мои мысли, сказал парень. - Сделаешь, как будешь готова. Думай о том, что ждет тебя впереди. Какие возможности откроются, когда никто больше не будет требовать от тебя подчинения.
  - Она хочет как лучше, - вступилась я за сестру.
  - Но никого не заставишь жить правильно насильно. Собственные ошибки неотъемлемая часть нашего существования. Совершать глупости и означает быть свободным.
  - А ты философ.
  - Есть немного, просто я уже долго живу.
  - Долго?
  - В смысле один, живу один. Мне пришлось многое узнать о жизни, так что можешь не бояться - я смогу позаботится о тебе. Тебя проводить?
  - Нет, - довольно резко ответила я, а потом заметила, как глаза Дэна погрустнели. - Я не хочу, чтобы Ника видела тебя, это только осложнит ситуацию. Мне лучше спокойно с ней поговорить обо всем.
  - Но ты мне позвонишь?
  - Обязательно.
  
  Глава 5
  Ника молчала, стоя ко мне спиной. Комната в гостинице теперь казалась еще меньше, чем в прошлый раз. Хотелось убежать, но этот разговор все равно должен был состояться, но теперь я чувствовала себя как никогда уверенной.
  - Я сказала сидеть тебе здесь и никуда не высовываться.
  - Я не послушалась.
  - Почему?
  - Мне надоело прятаться. - Так сложно было подобрать нужные слова и при этом не сделать еще хуже. - Здесь было скучно.
  - А в той подворотни стало весело? - сорвалась сестра. - Тебя чуть не убили. Если бы я не появилась...
  - А ты уверенна, что он собирался напасть? Может они бояться вас, и именно вы подталкиваете их к отчаянным действиям. Город был спокоен, пока вы не собрались в нем.
  - Это лишь подтверждает, что им есть что скрывать, и есть чего боятся. Я не поняла, ты что, на их стороне?
  - Я на своей собственной стороне, просто у меня хватает мозгов не лезть в драку, когда совсем не знаю соперника.
  - Ты никогда у нас и не была ярым деятелем, - усмехнулась Ника, смерив меня презрительным взглядом. - Кто-то же из нас должен хоть что-то делать.
  - Ладно, - пошла я на попятную, желая замять тему. Спорить с сестрой было бесполезно, но согласиться с ней я никак не могла. Впервые мне удавалось игнорировать то отчуждение, отталкивающее нас друг от друга. Так похожи, но в тоже время совершенно разные. Дэн был прав, стоило начинать свой собственный путь, но как? - Как скажешь. Ты закончила? Хочу отдохнуть.
  - Поговорим в машине.
  Близняшка прошла мимо меня, задев плечом. Я поморщилась, но снова промолчала. Ее гнев был повсюду, и словно тяжелый аромат специй следовал за ней густым шлейфом. Движения сестры стали резкими, что казалось, дотронься до нее, получишь разряд током. Мне не нравилась тишина, повисшая в салоне машины, но начинать словесную перепалку вновь с нуля было бы глупо.
  - Что с тобой происходит? - Ника начала разговор первой, и ее голос звучал почти ровно.
  - О чем ты?
  - Ты стала... другой.
  - Тебе показалось. Я все та же. Просто устала.
  - Ты расстроилась из-за того вампира?
  - Нет, что ты, - почти рассмеялась я. - Ты права, делай, что считаешь нужным. Он почти напал на меня, и это была самозащита. Все в порядке. Как долго мы еще пробудем здесь?
  - Столько, сколько нужно. Мы только начали работу и понадобится время, чтобы выйти на их главного.
  - Хорошо. - В душе теплилась надежда, что они разочаруются в своей идее "вампирского заговора" гораздо раньше. Плевать, я все равно собиралась пойти своей дорогой, и мне нужно было лишь немного времени, чтобы собраться с силами перед решающим шагом.
   Всю оставшуюся дорогу мы молчали, даже добравшись до домика и улегшись на кровати, никто не стал желать друг дружке сладких снов. Пропасть между нами росла.
  Я закрыла глаза, сосредоточившись только на воспоминаниях о Дэне. Это успокаивало, медленно погружая в сон. Уже на грани правды и вымысла что-то вторгалось в мои мысли. Парень, убитый сегодня в подворотне. Был ли он действительно вампиром? Да. Хотели ли он меня убить? Не знаю. Я так привыкла к чудовищам, что не могла поверить, что зло может таиться и в весьма привлекательной оболочке. Здесь стоило задуматься, а что мы вообще знали о вампирах? Дикие звери, нападающие в подворотнях, больше не срабатывали. Оставались клыки и обезглавливание. А что еще? Солнечный свет. Их тела превращались по утру в прах, но может так протекал для них процесс разложения? Мы никогда не пытались проделать это на живом вампире, нечисть так долго не проживала рядом с моей сестрой. Так как их отличить от обычных людей? Должны же быть какие-то странности.
  Странности. Что-то щелкнуло в голове, прогнав остатки сна. Дэн никогда не появлялся днем, хотя отчасти в этом была и моя вина. Это я спала до самого вечера, но это же не делало меня вампиром. Фотография. Он не получился на снимке. Глупости, я тоже была не очень фотогенична. А сила? Черт, стоило закрыть эту тему. С тем же успехом можно было сомневаться в Нике. А что, днем она всегда спит, ее фотографий вообще не существовала, а ее хищническая натура довольно часто давала о себе знать. Вся эта паника с новыми вампирами сводила меня с ума.
  Я долго ворочалась в постели, пока не забылась тревожным сном. Несколько часов странные видения пытали меня, то я видела убитого парня, то на его месте вдруг оказывался мой Дэн. Просыпаясь в холодном поту, мне едва ли удавалось различить обстановку вокруг, потому что кошмары утягивали меня вновь. Я могла лишь мечтать о покое.
  
  Следующая ночь охоты для Ники была особенной. Другие напарники уже вовсю обыскивали заброшенные склады и подобные помещения, которые могли облюбовать вампиры, но пока безуспешно. Сегодня они решили оцепить небольшой периметр, в надежде, что заблудший вампир попадет в их сети. Я даже не стала спрашивать, что или кто послужит приманкой. У меня были другие планы, и бесцельная проведенная ночь в них не входила.
  На этот раз сестра даже не давала никаких указаний, когда высадила меня у местного бара. Лишь один суровый взгляд, который был достаточно красноречив - ее не устраивало происходящее.
  Мы расстались почти чужими, хотя я знала, что охота отвлечет мысли Ники от меня, и под утро она уже забудет наши разногласия, вот только для меня не было пути обратно. Я отчаянно ждала встречи с Дэном, отсчитывая каждую минуту, снова и снова поглядывая на телефон, который не звонил. Перевалило за полночь, когда парень ответил на смс, предложив встретиться. Возможно, мне стоило быть напористей и позвонить ему, но страх услышать его отказ оказался сильнее.
  Он терпеливо ждал меня в городском парке, на том же самом месте, где мы и расстались. Этой ночью что-то изменилось. Луна пошла на убыль, ночью стало значительнее холоднее, так, что пришлось набросить ветровку, а кругом не было столь многолюдно как раньше.
  Сегодня на нем были темные джинсы и свободная серая футболка с логотипом какой-то группы. Я плохо разбиралась в музыкальной культуре, и мне было стыдно в этом признаваться. Парень улыбнулся, увидев меня, и поднялся навстречу. Один шаг и он притянул меня к себе, нежно поцеловав в щеку.
  - Каждую ночь я боюсь, что не увижу тебя. Это глупо? - как бы невзначай спросил Дэн, помогая мне расположиться на стволе дерева.
  - Нет, я чувствую то же самое. Кстати, мне также кажется это глупостью. Пойми, я никому раньше так не доверялась, только тебе и... сестре.
  - Понимаю, и очень польщен этим. Это очень многое для меня значит. Но я хочу быть уверен, что ты мне доверяешь?
  - Да, - ответила я, взглянув на него. Вопрос испугал меня. Такое обычно спрашивают перед тем, как рассказать что-то страшное. С одной стороны мне хотелось узнать его лучше, но с другой - это вызывало только панику. А что если я обманулась? Ошиблась в нем?
  - Не бойся, - улыбнулся Дэн, взяв мою ладонь в свои руки. - Мне больше не нужны тайны и секреты. Ты стоишь большего, гораздо большего.
  - Ты хочешь мне в чем-то признаться?
  - Да, если только ты тоже в ответ признаешься во всем.
  - Я не уверена...
  - Вика, мы не сможем продвинуться дальше, если не будем честны друг с другом. Только обещай, ты сначала выслушаешь меня от начала и до конца, а только после примешь свое решение. Не раньше.
  - Хорошо, - настороженно ответила я, на всякий случай слегка отодвинувшись от него, потому что не могла здраво мыслить, когда Дэн касался меня. - Все так плохо?
  - Пожалуй, но считай это первым шагом к исцелению. Помнишь, я рассказывал, как сложно прошел через это один? Не думаю, что сейчас будет легче, но ты рядом и я готов к любому твоему решению.
  - Ладно, давай начнем.
  - Твоя сестра - охотник. - Это прозвучала скорее как утверждение, а ни как вопрос. - Она одна из их группировки.
  - Как ты... господи, да ты... ты один из этих новых вампиров. - Ужас заставил меня вскочить и отступит от него. Мысли так и крутились в голове, словно взбесились, окончательно выйдя из-под контроля. Так сложно было проверить, но разве у меня был выбор? Парень, с которым я впервые поцеловалась, которому сумела довериться, оказался вампиром! Тем, чья раса уничтожила мою семью и лишила меня нормальной жизни. Как я могла поверить его словам? Ника все это время была права.
  - Просто подожди минуту. Одну минуту. Ты же знаешь, если бы кто-то из нас хотел тебя убить, это бы уже произошло.
  Мне пришлось кивнуть, хотя я вряд ли могла в те минуты в полной мере отвечать за себя. Все казалось неудачной шуткой, только и всего.
  - Мы другие, что вы несомненно успели отметить. Не знаю, что привело охотников в этот город. Мы не убиваем, как звери, не обращаем без надобности. Впервые в истории мы решили вести себя цивилизованно и соответствовать требованиям современного общества, а вы набросились на нас как на дикарей.
  - Вы не убиваете? - удивленно спросила я, все еще держась на приличном расстоянии от парня. - А что стало с тем парнем, что напал на меня в деревне? Он жив?
  - Нет, конечно. Этот человек был опасен и совершенно бесполезен для общества.
  - Это убийство.
  - Нет, мы санитары этого мира, - рассмеялся вампир, но тут же замолчал, увидев страх в моих глазах. - Вика, все иначе, чем ты думаешь. Я основал эту философию. Что плохого в том, что вампиры перестали быть зверьми? Ты можешь выслушать меня? Прошу...
  Я кивнула и присела рядом с ним, но готовая в любой момент вскочить и бежать, хоть это и было бессмысленно. Возможно, только поэтому мне и хватило мужества остаться - Дэн никогда даже не пытался показать свои клыки, держась как человек, даже лучше, чем многие из окружающих. Более того, я мечтала, чтобы все мои мечты насчет него воплотились в реальность, и мне не удавалось их отпустить, несмотря на суровую действительность.
  - Охотники убили всю мою семью. Не скажу, что это было необоснованно, но каждый из нас страдает, лишаясь привычной жизни. Отец и брат обычно не гнушались человеческими жертвами, но мать всегда выступала против этого. Мне удалось избежать их участи, я скитался из города в город, поддавшись разгоревшемуся внутри чувству мести. Только много позже я понял, что причина в нас самих. Мы чудовища, которые заслуживают расправы. За столько столетий истинные вампиры практически исчезли, превратившись в диких зверей, потерявших всякое понятие о достойной жизни. Единственный путь выжить - начать все заново. Тогда я решил создать приют для вампиров, желающих измениться, адаптироваться к новой реальности. На это ушло немало времени, но число прибивших со временем росло. Ты даже не представляешь, как сложно это было, но взгляни на результат, сейчас они даже не отличаются от обычных людей.
  - Так в чем твоя философия?
  - Взаимовыгодное существование. Убивая друг друга, мы ничего не добьемся. Нужно мужество, но это возможно. Мы можем жить бок о бок и помогать друг другу.
  - Но вы должны питаться.
  - Да, я этого не отрицаю, но и тут мы можем быть полезны. Как много людей заслуживают смерти? Убийцы, психопаты, насильники, да этот список бесконечен. Будем реалистами, полиция бесполезна, но не мы. Только проследи, как снизился уровень преступлений даже в этом отдельно взятом городе. Мы - современная смертная казнь. Естественный отбор - лучшие выживают, а мы лишь помогаем сохранить этот баланс.
  - Звучит не очень убедительно.
  - Никто не умирает просто так. Существуют списки, которые тщательно нами проверяются. Разве кто-то вспомнил о том пьянчуге, что чуть не убил тебя и деревенскую девушку?
  - Он уже был безумен. Ты его укусил, и это подействовало на него, высвободив в нем все самое плохое.
  - Моя ошибка, - согласился парень, - но я ее исправил. Если тебе интересно, то он зарубил топором собственную жену, а маленького ребенка утопил в колодце. Думаешь, он заслужил шанс на жизнь? Ответь.
  - Нет, не заслужил.
  - Мы там, где ваши власти бессильны. Люди в полной безопасности, потому что мы защищаем их не только от себя, но и от настоящих злодеев. Что в этом плохого? Конечно, еще есть донорские пункты, да и животная кровь, так что человечество может спать спокойно. Ты злишься на меня?
  - Нет... не знаю. Зачем я тебе? - Страшно было предположить его ответ, но вопрос должен был быть задан.
  - Ты нужна мне.
  - Для чего?
  - Для чего? - со странной улыбкой повторил он. - Я хочу быть с тобой, хочу видеть тебя каждую секунду своей жизни, знать, что ты в безопасности.
  - Это лишь потому, что моя сестра стоит во главе охотников?
  - Нет, я узнал об этом лишь многим позже, уже после того, как мы встретились.
  - Она убила одно из ваших прошлой ночью, - зачем-то сказала я. Мне хотелось узнать его реакции.
  - Да, Каэля. Но ему не стоило приближаться к тебе. Он не хотел ничего плохого, лишь взглянуть на тебя. Мне стоило проследить за ним, но я не успел. Это потеря для меня, и я хочу избежать подобного в дальнейшем.
  - Вряд ли. Сегодня они оцепили периметр и собирались использовать приманку. Охотники не успокоятся.
  - Что? - с ужасом переспросил Дэн. - Где это?
  - Северо-западная часть города, рядом со старым заводом. Знаешь где это?
  - Да. Дай мне минуту, мне нужно позвонить. - Он встал, но тут же замер и обернулся. - Ты точно дождешься меня, потому что наш разговор еще не окончен.
  - А у меня есть выбор? - устало спросила я, измученно улыбнувшись ему.
  - Я хочу, чтобы это был только твой выбор. Не думай, что я держу тебя здесь насильно. Мне важна твоя свобода.
  - Я подожду.
  Вампир кивнул и отошел на несколько метров, скрывшись в тени деревьев. Я задумчиво смотрела под ноги на ровный ковер травы и не знала, как поступить. Неужели я играла против сестры, вступившись за вампиров? Да, выходит что так. Но это же был Дэн. Вампир? И пусть. Никто и никогда не заботился обо мне, даже не интересовался мною, а он... он стал для меня целым миром.
  Я видела в его идеях смысл, мне было сложно признаться самой себе, но за этим стояло будущее. Конец. Я видела финал нашего с сестрой путешествия, могла даже разглядеть, как изменится моя жизнь рядом с Дэном. Университет, работы, простые человеческие радости. Больше никаких переездов, дешевых ночлежек, вечных бутербродов и фаст-фуда. Нам просто не на кого будет охотиться. Идеальная жизнь.
  - Ты что-то решила? - Вампир стоял передо мной, спрятав по привычке руки в карманы джинсов.
  - У меня много вопросов.
  - Я готов ответить на все. Только найдем место поудобнее. Идем, я знаю неплохую забегаловку здесь неподалеку.
  Мы вышли на оживленную улицу, встретившую нас громкими разговорами и ярким светом фонарей и вывесок. Впереди виднелись огни местного кафе, но Дэн резко дернул меня за руку, потянув в сторону. Вначале я ничего не заметила, пока взгляд не уперся в двери дорого итальянского ресторана.
  - Ты спятил? - пришлось возмутиться мне, когда он спокойно прошел внутри и подтолкнул меня вперед. - Нас не пустят.
  Парень промолчал, а когда нам навстречу вышел седовласый мужчина в дорогом костюме, сосредоточил на нем свой холодный взгляд. Прошло меньше минуты, и метрдотель приветливо улыбнулся, пригласив следовать за ним.
  - Верь мне, я никогда не подведу, - прошептал вампир мне на ухо, когда мы прошли по дорогому залу, оформленному в золотых и красных тонах. Посетители ресторана, в фирменных костюмах и вечерних платьях провожали нас недовольными взглядами, но он, кажется, этого не замечал.
  Нас усадили за самый дальний столик, скрытый от посторонних глаз стеной плюща, и я почувствовала себя немного легче. Стоило ли упоминать, что я никогда в жизни не была в ресторане, даже не каждое кафе было нам с сестрой по карману.
  - Что закажешь? - спросил Дэн, когда рядом с нами возник официант в невероятно белой рубашке с бабочкой и брюках с отглаженной стрелкой.
  - Я не знаю, - совсем растерялась я, смотря на меню, словно оно было на китайском. - Может, все-таки уйдем отсюда?
  - Нет, я сам закажу. Не бойся.
  В итоге мне принесли хлебный салат, фирменную пасту и еще что-то, чье название я так и не запомнила. Все дополнила бутылка красного вина.
  - Расслабься, - улыбнулся парень, потягивая из бокала алую жидкость. - Они даже не помнят что мы здесь.
  - Как тебе удалось?
  - Я талантлив. Такое встречается довольно редко среди нашего рода, но чудеса случаются. В моем таланте есть свои плюсы - например я могу хоть каждый день водить тебя по дорогим рестораном. Привыкай, иного ты и не достойна. Только самого лучшего.
  - Сколько вас? - решила я сменить тему разговора.
  - В этом городе? Двадцать восемь, за вычетом двух погибших. Мои центры существуют и в других частях света, так что могу сказать просто - новых вампиров действительно много.
  - И что вы будете делать с охотниками?
  - Не знаю, пока отступим. Им понадобиться время, чтобы принять наше существование. До этого времени мы сможем прятаться.
  - Так ты уезжаешь? - грустно протянула я, почувствовав себя брошенной.
  - Нет, - тут же успокоил меня парень, накрыв мою руку своей ладонью. - Я останусь, пока ты не примешь свое решение - последовать за мной или остаться с сестрой. Но мне придется отправить остальных вампиров в другое убежище.
  - Тебе опасно оставаться. Они ни перед чем не остановятся, чтобы поймать тебя.
  - Не бойся, они мне не соперники. Тем более у меня есть ты.
  
  Дэн проводил меня до бара, где мы расстались с сестрой, хоть я его и отговаривала, но он упорно твердил, что ничего не боится. Мне не хотелось с ним расставаться, но нужно было время, чтобы обдумать все произошедшее. Современных вампиров и то, что мой парень (как бы по-дурацки это не звучало) был их предводителем, а также факт прощания с сестрой, что уже казалось неизбежным. Он нежно поцеловал меня, а потом исчез в толпе, но я еще долго ощущала его присутствие.
  
  - Как охота? - По выражению ее лица становилось понятно, что ничего не удалось.
  - Они залегли на дно, словно кто-то их предупредил.
  О, да. И это была я, вот только чувство вины обошло меня на этот раз стороной.
  - Не хочу показаться занудой, но может, их и вовсе нет в городе? Ну, поймали вы пару странных заблудших вампиров, и что дальше?
  - Сколько раз мне тебе повторять? Их план гораздо серьезнее и пока я не выясню в чем дело, мы отсюда не уедем.
  - Как скажешь, - усмехнулась я, представляя бесконечные ночи в объятьях Дэна. Непреодолимым желанием стало рассказать обо всем Нике, но глупо было надеяться на ее понимание. Даже узнав правду, она бы не прекратила охоту, лишь утроив свои усилия, чтобы добраться до моего вампира. Я даже не заметила, как мы оказались по разные стороны баррикад, и мне пришлось вести опасную игру против родной сестры. Поздно было отступать.
  Близняшка не шутила, обещая выяснить, что происходит в городе. Но теперь я не составляла ей компанию. Она исчезала с наступлением темноты, а возвращалась только по утру. Иногда ей приходилось уезжать и днем, так и не выспавшись после своей смены. Но результат был нулевым. Дэн, как и обещал, вывел вампиров из города, оставив охотников бесцельно скитаться по улицам. Нам удавалось с ним видеться только ближе к рассвету, и пусть это была лишь пара часов, я жила только ради них.
  Сегодня мы встретились у пруда, ставшего для нас уже значимым. Дэн принес мне розу, и хоть я не могла принести ее домой, мне нравилось держать ее колючий стебель в руках, касаясь кончиками пальцев алых бархатных лепестков, вдыхая тягучий аромат.
  - Тебе понравилось? - он коснулся губами моей шеи. Я вздрогнула, но не отстранилась.
  - Да. - Дэн прикусил зубами мочку уха, вызывая дрожь предвкушения в моем теле.
  Я повернулась к нему, поймав его губы для поцелуя, сначала робко и осторожного, а потом все более страстного и многообещающего. Он повалил меня на мягкую траву, слегка придавив своим сильным телом, и при этом не разрывая объятий. Я не стала сопротивляться, когда его рука двинулась под мою футболку, коснувшись живота. Мне слишком давно хотелось ощутить его ласку на своем теле. Дэн оторвался от моих губ и вернулся к шее, проследив горячую дорожку к плечу. Когда его поцелуи дошли до ворота, а ладонь накрыла мою грудь в кружевном лифчике, он замер и отстранился, заглянув в мои глаза.
  - Ты уверенна?
  Мне пришлось просто кивнуть, потому что говорить я уже не могла. Желание накатывало волнами, сбивая дыхание и заставляя тело дрожать в предвкушении. Я так долго ждала этой минуты.
  Дэн улыбнулся и вновь приник к моим губам. Я потеряла себя в этом поцелуи. Его руки двигались по моей коже, распаляя ее еще сильнее. Уже не думая о приличиях, я потянула за край его футболки, снимая ее и отбрасывая в стороны. Парень только усмехнулся, позволив мне руководить. Движения его мускулов под моими легкими прикосновениями сводили с ума. Я притягивала его все ближе и ближе к себе, отчаянно вцепившись в широкие плечи.
  Желание ослепляло, отделяя меня от окружающего мира. Момент, когда мы с ним стали единим целым, был похож на взрыв, выброс энергии сравнимый с образованием новой звезды. Мне не хотелось, чтобы это заканчивалось. Только нежность и любовь, и больше ничего вокруг.
  Дэн нежно обнимал меня за талию, легко целуя в шею. Эти прикосновения походили на крылья бабочек, успокаивая и даря покой. Я лежала с закрытыми глазами, впитывая каждое неосторожное движение. Было так тепло и уютно в его руках, что совсем не хотелось шевелиться.
  - Может, расскажешь мне? - прошептал парень, притягивая меня к себе так близко, что я ощутила спиной движения его мускулов.
  - О чем? - не хотя спросила я, не желая разрушать очарование этой ночи.
  - О своем прошлом.
  - Не думаю, что время подходящее.
  - Нет, - запротестовал он, поглаживая мои волосы. - Самое время. Я хочу знать, потому что чувствовал твой страх, когда... когда мы... в общем, ты боялась нашей близости.
  - А разве это ненормально для девушки?
  - Вика, я чувствую твою боль, и хочу, чтобы она ушла. Нет смысла держать все это в себе.
  - Ты не знаешь о чем говоришь, - проговорила я, поднимаясь и сбрасывая с себя его руку.
  - Прости, если обидел, - тут же сказал Дэн, вновь обнимая и не позволяя уйти. Его жар тут же успокоил меня, руша последние барьеры, сдерживающие до этого мою боль. - Я боюсь за тебя.
  - Я понимаю, но это так... страшно.
  - Не бойся, я же рядом с тобой. Расскажи мне, как ты стала такой?
  - Такой? - не поняла я.
  - Как вы с сестрой остались одни?
  Воспоминания никогда меня не покидали, каждое напоминание о случившемся отдавалось болью в сердце, словно на миг оно переставало биться. Мы никогда не разговаривали об этом с Никой, ни с кем.
  - Мама умерла при родах, я ее никогда не видела, но отец справлялся и сам. Я рада, что он тогда не поддался отчаянию, женился повторно, и мы... были счастливы. Мачеха оказалась доброй и любила меня как родную дочь. Но однажды отец вернулся позже обычного... это был уже не он. Я видела только ярость, все самое темное, что спрятано в человеческих душах. Только позже мы узнали, что виной всему вампир. Когда он кусает жертву, но не убивает, то заражает человека странной болезнью, безумием, превращая его в зверя, как и он сам.
  Я не понимала что случилось, пока не услышала крик мачехи, а, добежав до спальни родителей, увидела, как отец бьет ее по голове статуэткой, которая осталась в память о нашей родной матери. Ковер пропитался алой кровью, а эти пустые белесые глаза смотрели в пространство, но ничего не видели - женщина уже была мертва. Отец увидел меня, но это был не он, кто-то другой. Он поймал Нику и... я ничего не могла сделать. Просто спряталась в шкафу, наблюдая, как он надругался над ней. Мне стоило что-то сделать, ударить его, сбегать за помощью, хоть что-то, но просто замерла в ужасе, не в силах сдвинуться с места.
  Мы дождались, пока он заснет, а потом забаррикадировали его комнату и подожгли. Отец кричал, пытался выбраться, но все оказалось бесполезным.
  После этого мы долго скитались, словно бродяжки, а когда повзрослели, Ника запросила мести. С тех пор смыслом жизни стало убивать вампиров. В этом было рациональное зерно, жизнь просто нужно чем-то занять, пусть это будет и охота.
  - Ты поддерживаешь ее? - тихо спросил Дэн, все это время молчавший.
  - Сначала да, вот только боль не уходила, сколько бы вампиров мы не убили. Не думаю, что что-то вообще может успокоить воспоминания. Ведь так?
  - Да. Только время и ты сама. Нельзя жить прошлым, его не изменить, можно изменить только будущее.
  - Я хочу другую жизнь, - призналась я, пусть и слишком тихо.
  - И она у тебя будет, только нужно решиться.
  - Не хочу возвращаться обратно.
  - Тебе нужно собрать вещи, а потом мы уйдем из этого города. Не бойся, никто нас не найдет. Ты согласна?
  - Да, вот только Ника...
  - Не волнуйся об этом. Если ты сильно захочешь уйти и стать свободной, она отпустит тебя. Хватит бояться ее. У тебя начинается новая жизнь, без охоты, без подчинения сестре, без прошлого. Оставь все позади. Только ты можешь прекратить все это. Просто взгляни в будущее. У нас с тобой будет все - новый мир, который мы сами построим.
  - Мы уедем сегодня? - с надеждой спросила я, захваченная новыми возможностями. Уехать навсегда, стать свободной. Неужели я действительно решись на это? Оставить все позади. Только Дэн, только будущее.
  - Если хочешь, то сегодня. Сколько тебе нужно времени на сборы?
  - Около часа.
  - Я буду ждать тебя здесь. Если что-то случиться, просто позвони, я приду за считанные секунды.
  - Я быстро, - улыбнулась я, целуя его в щеку и осматривая землю в поисках своей одежды. - Только дождись.
  
  Мне совсем не хотелось видеться с сестрой, до окончания ее дежурства оставалось чуть меньше часа, и я старалась как можно быстрее покидать в сумку самые необходимые вещи. Все брать не имело смысла. Каждая вещь хранила свои воспоминания, теперь болезненные, и не заслуживающие того, чтобы отправиться со мной в новую жизнь.
  - Куда-то собралась? - Я не заметила, как за моей спиной возникла Ника, даже не разобрала звука подъезжающей машины.
  - Да, - как можно увереннее сказала я, посмотрев ей прямо в глаза. - Я ухожу. Хочу пожить самостоятельно.
  - Неужели? - Сестра прошла к моей кровати и взяла в руки фотоаппарат, так неосторожно оставленный мною на самом видном месте, и начала просматривать кадры. - Хотела сбежать и даже не попрощаться?
  - Я не хочу это обсуждать. Мне просто нужно уйти, я устала от этой охоты, мне опостылела такая жизнь.
  - И что же натолкнуло тебя на эту мысль? - ехидно спросила близняшка, замерев над одним фото.
  - Это сугубо мое решение, просто прими как должное. Я позвоню, когда устроюсь.
  - И это все? Ты просто так меня бросаешь? После всего случившегося? Сколько раз я спасала твою жизнь?
  - А сколько раз ты подвергала мою жизнь опасности? Зачем гоняться за прошлым, Ник? Я устала от этого. Мне хочется обычной жизни.
  - С ним? - Она развернула фотокамеру, показав на дисплее то фото, где я была запечатлена с Дэном, точнее тем, что проявилось на изображении. - Ты хоть понимаешь кто он?
  - Да, и меня это не волнует. Пойми, однажды бы это все равно случилось. Ты что считала, что мы до старости будем гонять из города в город, охотясь на нечисть? Все кончено. Смирись. Больше нет тех вампиров, и ты никогда не исправишь наше прошлое, сколько бы времени не тратила на убийство. Настали иные времена.
  - Ты предаешь меня ради этой твари, которая даже на снимках не отражается? Он - убийца!
  - Мы тоже! И хватит об этом. Это мой выбор. Я хочу другой жизни, и он может мне ее дать.
  - Он что-то с тобой сделал, - вскричала Ника, отбрасывая фотоаппарат и хватая меня за руку. - Ты заражена!
  - Нет, он ни при чем, кроме того, что показал мне иную сторону жизни. Мы так были одержимы жаждой мести, что даже не заметили - мир вокруг до сих пор существует и развивается. Я хочу быть живой!
  - Рядом с этим кровососом?
  - Он живее нас с тобой, это мы мертвы с тех пор, как застряли в собственном прошлом. Я ухожу!
  Ника молчала, спокойно наблюдая, как я собираю вещи. Это должно было меня насторожить, но в мыслях крутилось лишь скорее покинуть этот дом, добравшись к Дэну. Я больше не могла ждать.
  - Хорошо, - наконец подала голос сестра, а потом развернулась и вышла из комнаты, оставив меня в одиночестве. Неужели все так просто?
  Она не взяла машину, что само по себе было странным. Я наспех покидала вещи и вышла во двор. Ники рядом не было, сестра не дожидалась меня снаружи. Тогда где она? За одно единственное мгновение все сложилось в одну линию - близняшка решила убить Дэна!
  Мне было плевать, как она узнала где найти парня, важным стало одно - спасти его. Сестра не остановится, пока не устранит помеху, вставшую между нами. Для нее он был именно помехой, отнимающей родную сестру. Почему я сразу не подумала об этом? Почему забыла о ее инстинкте охотника? Теперь он был в опасности, а я опять оказалась беспомощным ребенком, оставшимся в тени происходящего. Мне вновь суждено было проиграть.
  Я бросила сумку на землю и кинулась в лес, пробираясь сквозь ветви деревьев, больно царапающие лицо и руки. Мне оставалось лишь бежать, бежать и надеяться, что я все-таки успею. Успею спасти его, успею остановить... сестру.
  Все должно было быть иначе. За десять лет мы стали единым целым, а теперь казалось, что между нами разверзлась пропасть. Что я собиралась сделать? Не знаю. Но больше никто не заставит меня отмалчиваться в стороне, я собиралась биться за собственное счастье. Иного пути не было.
  Дыхание сбилось, а в боку закололо от быстрого бега, но в голове не было даже мысли, чтобы передохнуть. Перед глазами стояли Ника и Дэн. Мы так похожи, у него не было шансов выжить. Для меня его смерть означало конец всему. Я никогда не испытывала такого страха, он захватил все мое существо, подгоняя вперед, давая сил к сопротивлению.
  Я почти видела сквозь редкую листву наш пруд, оставалось какая-то сотня метров, но сестра уже была там. Она стояла перед Дэном и мне передавалась ее злость, ее боль, отчаяние. Пути назад не было. Я закричала, но голос потонул в ночной тишине, никто не обернулся. Не было времени думать, шанс остался только один. Дэн или Ника.
  Мне всегда казалось, что выбор принимают иначе. Взвешивают все за и против, смотрят на проблему со стороны. Нет. Так не бывает. Обычно дается лишь секунда, ценою в жизнь. Выбор принимаем не мы сами, а некто другой. Он всегда априори сделан за нас. Я хочу верить, что мною руководило сердце. А иначе что?
  Я выхватила нож, подаренный сестрой, он приятно согрел руку. Предатель, решивший окончить игру за меня. Лишь секунда, ставшая бесценной. Я видела, как Ника приготовилась к нападению, и непонимание, проскользнувшее в глазах Дэна, но больше ничего. В последний миг сестра обернулась, встретив меня злым почти безумным взглядом, остальное решил нож. Один взмах и он вонзился в ее грудь, словно всегда был там. Так просто, но в тоже время безумно трудно. И это сделала я.
  Кровь, алая как рябина, окрасила ее светлую майки, но не было главного - сопротивления. Мир застыл в ее глазах. Я читала в них все - и удивление от моего поступка, и боль предательства, и радость освобождения. Финал мог быть иным, но не мы пишем последние строчки.
  Я не заметила, как все изменилось. Странная боль пронзила грудь, заставив меня согнуться пополам. Дэн внезапно оказался рядом, подхватив меня и сжав в объятиях.
  - Ника... - прошептала я задыхаясь.
  - Ее больше нет, не волнуйся, - прошептал парень, так заботливо, что сердце сжалось от нежности. - Все кончено.
  Я подняла руку к его лицу и заметила кровь. Она окрасила мои руки, палая вниз густыми каплями. Но почему? Мне пришлось опустить взгляд вниз, чтобы заметить, как багряное пятно расползается по светлой футболке. В моей груди торчал нож. Мой нож. Что происходит...
  - Тише, тише, - вновь и вновь повторял Дэн, прижимая меня к себе и усыпая поцелуями лицо. - Ты победила. Ты действительно победила. Ее больше нет. Ты свободна. Прости, что все не может быть иначе.
  Я смотрела в его хрустальные глаза, в которых застыли слезы. Так больно, но боль стоила этих минут. Я должна была догадаться раньше, но, увы, только он смог пробудить меня к жизни. Как жаль, что иного пути не было.
  Дышать удавалось с трудом, но только сейчас мое прошлое стало ясным. Стены пали, открыв для меня иной мир. Какие шутки играет с нами наше сознание? Что мы готовы сделать, чтобы уберечь свой разум от боли? Добро и зло, уживавшееся в душе и имевшее свои собственные личины. Ника. Моя сестра. Я сама. Вся боль, оставшаяся после детской травмы. Только мои воспоминания. Я создала ее, чтобы скрыться от ужасающего прошлого, но именно она взяла под контроль мою жизнь, лишив права на спасение.
  Дэн знал. Он все знал и пытался спасти, вот только...
  - Я проиграла? - Кровь хлынула изо рта, сделав мой шепот еле различимым.
  - Нет, - так же тихо ответил он, поглаживая меня по волосам. - Ты победила. Я верил в тебя с того момента как увидел. Ники больше нет в твоем сознании. Прости, что заставил тебя выбирать.
  - Нет... я хотела... быть свободной.
  - Ты свободна. От всего: от нее, от прошлого, от боли. Она больше не вернется.
  Я улыбнулась, в свой последний раз. В отведенные мне минуты боль ушла, оставив меня один на один с ним. Я была счастлива. Чтобы не случилось в прошлом, чтобы я не натворила, прикрываясь своим эго, сейчас все не имело значения. Он был со мной, успокаивая, давая право уйти. Это так волшебно чувствовать себя свободной. Как полет к небесам, быстрый и стремительный. И я летала, все выше и выше. Не было ничего лучше, чем оставить этот мир в его объятьях. Ни в одиночестве, ни в пылу битвы за то, во что ты больше не веришь, а рядом с тем, кто подарил тебе любовь. Роскошь не достойная меня. Подарок, и я больше не боялась смерти. Там был покой. Финал...
  
  - Мы уходим? - спросил парень в черной бейсболке, подходя к высшему вампиру.
  - Да, - ответил тот, держа на руках тело девушки, такой хрупкой, что она казалась совсем воздушной. - Дай мне время похоронить ее.
  - Мне, правда, жаль Дэн. Пусть я и не верил, что ты сможешь вернуть ей рассудок, но никто этого не заслуживает.
  - Она спасла меня.
  - Но девушка убила себя...
  - Она убила в себе то зло, что мешало ей двигаться дальше. Жизнь все равно победила.
  - Но она охотница.
  - Лишь ее часть. Вика нашла выход. Я надеялся, что смогу сделать ее своей, но прошлое оказалось сильнее. Собери всех наших, нам стоит быть упорнее. Она показа мне, что отсиживаться в тени не выход. Назовем новую операцию "Виктория". Охотникам придется признать наше существование и смирится. Теперь мы часть этого мира.
  
  

Конец.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"