Кипарисова Елена: другие произведения.

Прах Феникса. Ужас в Зазеркалье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь и смерть. Мы слишком легко проводим между ними черту. Диана проверила это на собственном опыте. Трагедия дарует ей новую жизнь, о которой она не просила. Девушка узнает, что принадлежит к древнему роду Фениксов, расе, возрождающейся после своей смерти. Но так ли хороша новая жизнь? Наставник, превращающий каждый ее день в ад, новые друзья, заставляющие чувствовать себя изгоем и, конечно же, новые враги, нашедшие слабые места в ее прочной на вид защите. Можно бежать, но зеркало видит истинные страхи.

  
  
  
  

Елена Кипарисова

  

Прах Феникса: Ужас в зазеркалье

  
  
  Аннотация: Жизнь и смерть. Мы слишком легко проводим черту между ними. Диана проверила это на собственном опыте. Трагедия дарует ей новую жизнь, о которой она не просила. Девушка узнает, что принадлежит к древнему роду Фениксов, расе, возрождающейся после своей смерти. Но так ли хороша новая жизнь? Наставник, превращающий каждый ее день в ад, новые друзья, заставляющие чувствовать себя изгоем и, конечно же, новые враги, нашедшие слабые места в ее прочной на вид защите. Можно бежать, но зеркало видит истинные страхи.
  
  Что ждет тебя после смерти?
  
   Лишь в одном можно быть уверенным,
  что смерти предшествует рождение!
  За рождением следует смерть.
  И все это неизбежно.
  А значит, не стоит печалиться.
  
  Пролог
  
  'Жить значит мыслить' - однажды отметил Цицерон. Разве можно с этим поспорить? Мы все мечтаем о бессмертии. Мы все мечтаем победить смерть. Но что если Она не является прямой противоположностью жизни? Что если за гранью нас ждет нечто большее? Нечто, отчего наше прошлое существование покажется только игрой, жалким подобием? Будем ли мы счастливы? Победив смерть, чего мы добьемся? Второго шанса? А может только очередную судьбу, которая принесет лишь новые проблемы? Жизнь после смерти... А стоит ли она того?
  
  - Больше мне не звони! - кричала я в трубку, даже не волнуясь, что шум разбудит домочадцев. Сейчас меня действительно мало что волновало, кроме очередной ссоры с Димой. - Я разве неясно изъясняюсь? Чертов бабник. Не хочу больше слышать твой мерзкий голос.
  - Милая, давай ты успокоишься, - раздраженно отвечал парень. - Ты сейчас ни в себе, а когда завтра мы увидимся, то сможем поговорить как разумные люди.
  - Засунь свой разум знаешь куда. Нужно было думать до того, как облизывать Жанну у меня на глазах!
  - Ты все не так поняла...
  - О, неужели, - прошипела я. - И то, как ты мял ее грудь мне тоже привиделось? Думаешь, мне стоит сходить к окулисту?
  На другом конце стояла тишина. Ну, наконец-то ему нечего было сказать. А я уж подумала, что этот разговор никогда не закончится.
  - Мы обсудим все завтра, когда ты отойдешь, - спокойно произнес Дима.
  - Нет. Мы не будем говорить ни завтра, ни послезавтра. Никогда. Ты совсем дебил или только притворяешься? Сегодня День Всех Влюбленных. Я как идиотка готовилась к нему неделю, чтобы тебе угодить, а что ты? Не мог подождать до завтра? Нужно было уложить эту крашенную стерву именно сегодня? Прямо на столе? У меня на глазах?
  - Ничего не было.
  - Не звони мне больше, - из последних сил произнесла я. - И лучше не попадайся мне на глаза. Иначе за твое здоровье я не отвечаю. Сначала оторву тебе голову, а потом засуну в одно очень тесное место. И скажу, что так и было.
  Я сбросила вызов, а после телефон со всей силы полетел в противоположную стену. Удар и он разлетелся десятком осколков. Ну, вот теперь из-за этого бабника я лишилась своего родного сотового. Что за день.
  Не в силах больше сдерживать эмоции, я разрыдалась. Мне стало невероятно жалко себя, глупую дурочку, которой парень изменил прямо в День Святого Валентина. Какая ирония. Два года жизни коту под хвост. А я еще строила на него какие-то планы. Как же мерзко было на душе. Об меня словно сначала вытерли ноги, затем помыли пол, а под конец кинули в унитаз освежиться.
  Хотелось стереть этот день из памяти, а лучше вычеркнуть Диму из своей жизни без права возвращения. Как в компьютере: удалить и очистить корзину. Если бы я знала все раньше... Хотя нет. Все бесполезно. Я поступила бы точно также. Идиотка. Как только мне не удалось заметить тот момент, когда из нормального адекватного человека я превратилась в одну из этих эмоциональных девиц, рыдающих из-за разрыва с парнем. Нужно собраться.
  Нехотя я встала с кровати и вытерла слезы тыльной стороной ладони. Никто не должен видеть минуты моей слабости. Это слишком большая роскошь.
  - Да пошел он к черту, - вслух произнесла я, закрываясь в ванной. - Я тебе еще устрою 'сладкую жизнь'. Ты будешь молить о пощаде. А твоя шлюшка взвоет. Вы еще не знаете, с кем связались.
  В зеркало на меня смотрела девушка с заплывшими от слез глазами и красным распухшим лицом. Я никогда не видела себя такой. Слабой, сломленной, беззащитной. Что он только со мной сделал. Холодная вода слегка привела меня в чувство, но горький комок так и застрял в груди, ожидая подходящего момента, чтобы вновь довести меня до слез. Нет, сегодня я хочу просто уснуть. Без сновидений и не просыпаясь в холодном поту.
  В шкафчике за зеркалом маме всегда хранила снотворное, только раньше мне не приходилось прибегать к столь радикальным мерам. Сегодня особый случай. День моего падения. Да здравствует День Всех Влюбленных!
  Я высыпала на ладонь две белые капсулы. Этой дозы будет достаточно, чтобы не проснуться до самого утра и не слышать, как ругаются родители, по дороге на работу угрожаю друг другу разводом. А завтра можно будет начать новую жизнь. С чистого листа.
  Забравшись в постель, я блаженно закрыла глаза. Главное не вспоминать об увиденном сегодня. Об этом изменнике и его новой пассии. О том, как он обнимал ее. Как она стонала под ним. Черт, черт, черт.
  До того момента как сон наконец победил, перед глазами как в замедленной съемке всплывали эти отвратительные картины снова и снова. Воспаленное сознание. Я была рада сну. Глубокому, тягучему и вязкому словно смола, сковавшему меня и убедившему забыться.
  
  Глава 1
  
  Над головой поблескивало ночное небо. Я даже залюбовалась им. Звезды мерцали, складываясь в неповторимые узоры. Жаль, о созвездиях мне известно совсем немного. Нужно было слушать на уроках астрономии. Но стоп. Почему я здесь?
  Тело казалось таким слабым, что подниматься совсем не хотелось. Я не чувствовала холода, честно говоря, я ничего не чувствовала. Сон? Мне с трудом удалось повернуть голову в бок. Мир перед глазами расплывался. Конечно, я же без линз. Только расплывчатые очертания, приглушенные темными красками ночи. Скорее всего, это кошмар. Многое говорило в пользу такой версии: плохая видимость, скованность в движениях, царящий вокруг сумрак. Нужно скорее проснуться. Ни о такой ночи я мечтала, поглощая снотворное.
  Текли минуты, но ничего не происходило. Постепенно стали возвращаться звуки - шелест и непонятные шорохи. Надо мной гулял ветер, вот только я не чувствовала его на своей коже. Что за черт.
  Я глубоко вздохнула и закашлялась. Грудную клетку сдавило словно тисками, отчего каждый глоток воздуха отдавался болью в сердце. Это не правильно. Сны не бывают столь реалистичными. Но разве действительность бывает такой?
  Тело все еще казалось чужим. Оно словно онемело и никак не могло вернуться в форму. Я пошевелила рукой. Та послушалась, хоть и напоминала скорее плеть. Сон. Такое бывает, когда чувствительность возвращается постепенно.
  Дурацкий сон. Я нашла в себе силы слегка приподняться. На мне было длинное белое платье из шифона, скрывающее тело полностью. Несколько слоев делали юбку невероятно пышной, так, что ноги путались в ней. Наряд вполне мог бы стать свадебным, если бы момент оказался более подходящим.
  Кругом было пустынно. Я огляделась по сторонам, стараясь уловить хоть какое-то движение. Ничего. Только ветви деревьев двигались синхронно, словно переплетенные в одно большое полотно. Слишком зловеще.
  Я не могла поверить своим глазам. Насколько хватало взгляда, простирались низкие каменные плиты, разбавленные высокими статуями и скупыми крестами. Кладбище. Самый странный сон в моей жизни. Мне никогда не снилось ничего подобного.
  По коже пробежал холодок, принесший с собой мелкую дрожь. Память молчала. Голова казалось невероятно тяжелой, а мысли ползали как улитки. Такое бывает после ужасного похмелья, но я не помнила, чтобы пила.
  Таблетки. Снотворное. Они вполне могли вызвать галлюцинации, даже такие реалистичные. Кладбище, могилы... Господи, что твориться у меня в голове. После такого всего одна дорога - к психиатру.
  Мне с трудом удалось подняться на ноги. Перед глазами все кружилось и пришлось ухватиться за ближайший камень, чтобы вновь не оказаться на земле. Это было сродни тому, как подняться на Эверест. Я тяжело дышала, а боль в груди становилась нестерпимой. Что-то медленно наросло внутри, готовясь разорвать меня.
  Я опустила взгляд вниз, увидев, что ступни в белых балетках увязли в рыхлой земле, пачкаясь все сильнее. Края платья уже не были столь девственно-чистыми как раньше. Длинный шлейф лежал под ногами, оплетаясь вокруг огромной змеей.
  Только позже мое внимание переключилось на глубокую черную яму рядом. У ее края стоял раскрытый гроб. То, что я в первые минуты приняло за свое ложе, оказалось ничем иным как деревянным гробом! Черт! Я лежала в гробу! К горлу подступила тошнота, а ноги подкосились. Мне пришлось еще сильнее вцепиться в плиту, царапая ее ногтями.
  Всего лишь дурной сон... словно мантру повторяла я вновь и вновь, пытаясь убедить себя что этот кошмар мне только сниться. Иного варианта и быть не могло.
  Мне никак не удавалось собраться с мыслями. Я схватилась за голову, пытаясь вернуться к реальности, но перед глазами было все тоже мрачное кладбище. Ничего не менялось. Сколько же может продолжаться сон?
  Ноги подкосились, и я не смогла удержаться, привалившись плечом к камню. Гладкий отполированный мрамор оказался очень надежным, полностью приняв тяжесть моего тела.
  Мне нужно было отдышаться. Я пошевелила пальцами на руке, ногти на которых кто-то аккуратно остриг. Они казались невероятно бледными в лунном свете. Чувствительность к ним так и не вернулась. Мне хотелось кричать от бессилия. Почему все так? Что со мной произошло. Только позже я поняла, что капли, катящиеся по щекам и падающие вниз на темную землю, были моими слезами. Пустыми, бессознательными. Я совсем не любила плакать.
  Почему этот сон не отпускает меня? Страшно. Но разве я не должна была уже проснуться? Чувствовалась необходимость действовать, иначе это обещало превратиться в бесконечный кошмар.
  Я осторожно коснулась руки, но ничего не почувствовала. Даже когда пальцы судорожно сжали кожу, ничего не произошло. Сон. Только сон. Но мне поскорее стоило проснуться. Вокруг поднялся ветер, белым облаком взметнув вверх мое платье, на несколько секунд скрыв меня от посторонних глаз. Миг и все успокоилось.
  Мне удалось встать на колени, оперевшись о землю обеими руками. Мир пошатнулся, но вскоре вернулся в норму. Скосив глаза в сторону, я наконец сосредоточилась на сером гладком камне, что так верно служил мне опорой. Обычная могильная плита. Эпитафия едва была различима при столь слабом свете. Мне пришлось приблизиться к ней почти вплотную, чтобы разобрать блеклые ровные строчки.
  
  Диана Мережкова
  1988-2011
  Почившая здесь красота пришла
  Других существ на свет настолько краше,
  Что смерть, с кем естество враждует наше
  Для дружбы с ним, ей жизнь оборвала.
  
  Мне пришлось снова и снова перечитать написанное, но сознание отказывалось принимать это. Моя могила. Я сидела на краю глубокого провала, в котором должно было покоиться мое тело.
  Кладбище. Могильная плита. Эпитафия. Страшный сон.
  Я отшатнулась, практически упав на спину. Мне хотелось проснуться как можно скорее. Оборвать этот сон, но ничего не выходило. Мне удавалось контролировать происходящее. Казалось, стало даже темнее, и тени резко надвинулись на меня, прижимая к самой земле.
  Слезы лились рекой, а глубоко в груди зародился крик. Где конец этому кошмару? Я пыталась встать на ноги, но они совсем не слушались. Мне пришлось ползти, сдирая руки в кровь, пачкаясь в грязи. Но конца не было видно.
  Мне кажется, что я пыталась кричать, но на свет не появилось ни звука. Тишина. У меня больше не было голоса. Добравшись до ближайшей ограды, я схватилась обеими руками за чугунные прутья и подтянулась. В итоге мне удалось встать на ноги и шаткой походкой двинуться вперед. Меня кидало из стороны в сторону, так, что приходилось держаться за надгробия, чтобы вновь не оказаться беспомощно распростертой на земле.
  Я не разбирала дороги. Главное было не останавливаться, потому что силы были на исходе. Каждый шаг мне приходилось делать через силу. Я мечтала, чтобы этот кошмар оставил меня. Сама атмосфера давила на нервы, уговаривая сдаться. Но мне не хотелось проигрывать. Вот только кому, я так и не понимала.
  Впереди замелькал яркий огонек, перепрыгивающий с одной могилы на другую. Луч фонаря. Он казался таким призрачным в царившем мраке. Луч надежды. Мне хотелось верить в спасение.
  Почти инстинктивно я направилась туда, где играл бледный шар света. Мир начал исчезать, ослепленный огромными желтыми кругами. Мне пришлось остановиться, потому что сознание начало таять, готовое в любую секунду оставить меня одну в темноте.
  Кто-то был совсем рядом. Я могла слышать его спокойный размеренные шаги, тихое бормотание, тяжелый вдох, когда он затягивался сигаретой. Окно света было так близко, что почти подходя ко мне вплотную. Наконец луч медленно скользнул по мне, а потом, задрожав, ушел в сторону. Высокая фигура застыла.
  Я боялась пошевелиться, хватаясь за грубый мрамор высокой статуи ангела. Любое движение мне было не под силу. Еще шаг и я не смогла бы удержаться на ногах. Но мне никто не собирался помогать. Очень медленно человек передо мной стал пятиться назад, не говоря ни слова. Из последних сил я протянула к нему руку, но он не остановился. Резко развернувшись, фигура исчезла среди могил.
  Мне хотелось закричать, позвать на помощь, но голоса не было. Только жалкий хрип, проглоченный порывом ветра. Я вновь осталась одна в своем кошмаре. Потерянная и сломленная. У меня больше не было сил бороться. Ноги подкосились, и я очень медленно сползла на землю, царапая спину о холодный мрамор памятника.
  Вот и все. Это конец. Мне не выбраться из этого сна. У меня же совсем не осталось сил.
  Я закрыла глаза, признавая свое поражение. Самое время было проснуться, но до меня все также доносился отчаянный шум ветра, легкий шелест листвы над головой и что-то еще... темное, древнее, облюбовавшее это место для своего дома. Я действительно была на кладбище, но так и не поняла, кто играет со мной столь страшную шутку. Человек? Или все-таки сознание?
  - Вот ты где, - голос вырвал меня из бездны забвения, но все, что я могла сделать, так это медленно открыть глаза.
  Тени стали обретать очертания, но детали так и не проступили. Все кругом оказалось столь же размытым и нечетким, как я и успела запомнить. Но теперь что-то изменилось. Высокая фигура скрывала от меня лунный диск, нависнув надо мной и погружая во тьму, поглощая любой проблеск света. Одна большая мрачная тень.
  Я не могла говорить, не могло пошевелиться. Мне оставалось только смотреть на него, надеясь, что пытке придет конец. Но фигура рядом тоже молчала. Это был не тот человек, обыскивающий кладбище с фонарем. В этот чувствовалась какая-то неуловимая сила и... опасность. Вероятно, это оказалось только начало моего кошмарного сна.
  - А ты шустрая, - зловеще расхохотался он. - У меня такое впервые. Только пошел за машиной, а тебя и след простыл. Не хорошо оставлять место своего погребения.
  Мне удалось моргнуть, убирая вновь набежавшие слезы, скопившиеся в уголках глаз. Я была совершенно беспомощна перед мужчиной, и он не показался мне спасителем, скорее палачом, пришедшем закончить начатое.
  В голове крутилось так много вопросов, но ни один из них не мог пробиться на свободу. Мне оставалось только ждать, пряча свой страх глубоко внутри.
  Незнакомец заметил, что я никак не реагирую на его слова и, подойдя ближе, присел рядом со мной на корточки. Наконец я могла разглядеть его. Бледная кожа, казалось, светилась изнутри, когда лунный свет падал на нее. Бледное, но довольно юное лицо цепляло взгляд, не позволяя оторваться. Но длинные, по плечи, прямые черные волосы падали непослушными прядями, почти полностью скрывая его. Резкие черты лица делали мужчину серьезным и сосредоточенным. В нем не было и капли мягкости, только живая холодная ярость. Темные в сумерках глаза смотрели сосредоточенно, будто видели насквозь. Темная густая бровь медленно поползла вверх, а потом мужчина улыбнулся, показав маленькую ямочку на щеке, которая совсем не вязалась с мрачным образом, который я уже успела нарисовать в своем сознании.
  - Ну что, малышка, пойдем домой?
  Дом. Я так хотела вновь оказаться рядом с родителями, подальше от этих зловещих могил. Но разве он мог знать, где мой дом?
  Незнакомец все с тем же любопытством разглядывал меня оценивающим взглядом, слегка кривя губы. Его рука с длинными пальцами, скрытая черной кожаной байкерской перчаткой, взметнулась вверх и осторожно поправила волосы у моего лица, случайно задев щеку. Его прикосновение было похоже на разряд тока, прошедший сквозь меня и затихший в земле.
  - Ты такая грустная, - медленно протянул он, растягивая буквы. Голос завораживал своей мелодичностью. - А где же море радости? Твоя новая жизнь уже стучится в твою дверь, а я первый, кто поздравит тебя с этим.
  Я все еще молчала, ожидая, что он будет делать дальше. Мне хотелось понять, вникнуть в смысл этих слов, но он ускользал, оставляя меня ни с чем.
  - А почему мы молчим? - продолжил незнакомец, демонстративно наклонив голову в сторону, словно разговаривал с маленьким ребенком. - Мы чем-то недовольны? Ну что ты, совсем не нужно плакать. Мы же все-таки не на похоронах, - он засмеялся своей шутке, и, помедлив, поправил мое платье, которое успело превратиться в обычную грязную тряпку.
  - Не хочешь со мной общаться? А ведь это не я разгуливал по кладбищу и пугал местного сторожа, а ты дорогуша. Все могло закончиться куда как хуже. Решила поиграть в зомби? Что ж, поздравляю, тебе это удалось, - казалось, его совсем не заботило, что я не отвечаю.
  С каждой секундой мне становилось все сложнее удерживать себя, чтобы не потерять сознание. Даже его слова сейчас были гулкими и тихими, словно доносились из глубоко колодца.
  - Ну же, Диана, - мужчина схватил меня за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. Теперь они не казались столь темными как раньше. Нас разделяло всего несколько сантиметров и мне удалось уловить бежево-медовые искры в его радужке. - Обычно девушки реагируют на меня иначе. Что же с тобой не так. Неужели так очарована? Как ты себя чувствуешь?
  Я лишь моргнула, почти поддавшись темноте, что тянула меня из этого кошмара. Совсем ослабев, мое тело покачнулось и медленно стало клониться к земле. Единственное, что спасло меня от падения, был незнакомец, резко перехвативший меня за талию и прижавший к себе.
  - Вот черт, - возмутился он, слегка приподнимая меня и прощупывая пульс. - Только мы встретились и с тобой уже такие проблемы. Ну почему мне так не везет. Чувствую, с тобой я еще намучаюсь. Припомни мои слова. Ненавижу свою работу.
  Его рука грубо касалась моей кожи, переходя от шеи и ниже. От каждого прикосновения шел электрический удар, выводящий меня из транса. Я откинула голову назад, обмякнув в его объятьях. Дышать уже не удавалось. Мои легкие окаменели, из горла вырывались только жалкие всхлипы. По щекам ручьями лились слезы. В голове билась лишь одна мысль - Это конец...
  - Ну почему ты не дождалась меня? Теперь довольна? - причитал мужчина, укладывая меня на землю. - Какого черта тебе приспичило прогуляться? Не могла спокойно улежать в своем уютном маленьком гробике? Тебя же могли увидеть! Пардон, тебя и так увидели. А ты хоть знаешь, сколько времени я потратил, выкапывая тебя? Дерьмо. Ты усложняешь мне жизнь, девочка. Я как идиот бегал по кладбище, разыскивая твое тело. Думал, его уже кто-то стащил. А ты оказывается у нас сама не промах.
  Он посмотрел мне в глаза, проверяя зрачки.
  - Тебе обязательно нужно было довести себя до такого? Как же меня достала эта жизнь.
  Мужчина снял кожаную куртку и укрыл меня ею. Но мне не стало теплее. Даже в таком бессознательном состояние я не могла не оценить его мускулистый торс, обтянутый простой светлой футболкой. Незнакомец навис надо мной, и на его руках выступили вены, а шея напряглась.
  - Придется прибегнуть к крайним мерам, золотко, - он улыбнулся и достал из-за пояса маленький кортик, сверкнувший от бледной луны. Не медля, мужчина занес его над моей грудью, и прежде чем я успела остановить его, вонзил клинок в самое сердце.
  Мир потускнел и начал кружиться. Я не чувствовала той боли, которой ожидала, но что-то холодное раздирало мое сердце, которое замерло в ужасе.
  Почти в ту же секунду он вынул нож и отбросил его в сторону. Белое платье было порвано на груди, но я не видела крови, которая должна литься рекой при такой ране. Лишь разорванные края ткани стали слегка темнее. Но мне все еще не суждено было умереть. Я забывала, что это всего-навсего сон, из которого не было выхода.
  Незнакомец поднес свою руку к губам, а через секунду опустил, удерживая над моей грудью. Тонкая багряная полоса спускалась по его запястью и ладони, тяжелыми каплями падая на мою рану. Кровь. Я бы закричала, если смогла, но лишь спокойно лежала, наблюдая за умиротворенным лицом мужчины, пока он следил, как заполняется прорез в моей груди.
  Почему я до сих пор в сознании? Сколько будет продолжаться этот кошмар?
  Мужчина был красив и в тоже время зловещ. Тонкие черты лица можно было назвать даже аристократическими, но сильное тело выдавало в нем бойца. Как долго он будет мучить меня? В какую игру он играет?
  Как ни странно, но я почувствовала тепло, растекающееся от самого сердца дальше по венам. Словно жизнь снова наполняла меня. Я встретила его кровь как долгожданное лекарство.
  - Ну что, малышка? Вижу тебе лучше, - наконец заговорил незнакомец. - Цени мою щедрость, ведь я не всегда столь добр. Но ты мне чем-то приглянулась. Хотя нет. Здесь совсем другое. Пройди твое возрождение не так, мне пришлось бы отвечать за это своей головой. Ты с первого дня решила подставить меня? Учти, у нас впереди еще очень много времени, чтобы узнать друг друга получше.
  Мне нечего было ответить, и я не думала, что вообще смогу вновь говорить. Я слышала его голос, но слова казались пустым звуком, странной мелодией, удерживающей меня в сознании. Мы были все на том же кладбище, но что-то кардинально изменилось. Страха больше не было. Существовали только он и я, и ничего вокруг. Странное притяжение. Все постороннее исчезло, стирая из памяти пережитый кошмар.
  Мужчина посмотрел мне в глаза и улыбнулся. Легко и мягко.
  - Ты голодна, крошка. Придется потратить на тебя немало времени, а еще больше... крови, - он сделал паузы, ожидая моей реакции, но ее не последовало. Я была словно одурманена, не видя ничего кроме его лица, наполовину скрытого черными прядями волос. Даже когда он поднес свою окровавленную руку к моим губам, мне не хотелось сопротивляться. Тонкий багряный ручеек проскользнул в мой рот и его вкус заставил меня зажмуриться. Это было как взрыв, от которого мое тело предательски задрожало. Терпкая словно вино, его кровь сводила с ума, заставляя меня желать большего. Я делала осторожные, но жадные глотки, а перед глазами плясали алые круги, уносящие меня все дальше и дальше от происходящего. Только дурной сон. Странный кошмар. Наконец настала темнота.
  
  Глава 2
  
  - Проснулась, принцесса?
  Я полулежала на удобном мягком сиденье. Машина слабо урчала, мчась вперед и разрезая густую темноту яркими фарами. Мой незнакомец куда-то вез меня. А я то уже надеялась проснуться дома в теплой кровати. Увы, моей мечте не суждено было сбыться. Кошмар продолжался и даже набирал обороты.
  - Ты вообще умеешь разговаривать? - продолжил мужчина, вжимая педаль газа в пол. - Ты не подумай, я в восторге от молчуний, но мы как-то должны общаться. Я должен быть уверен, что ты меня вообще понимаешь. Ну, так как?
  Мне не хотелось ему отвечать. Это был уже не сон. Я прекрасно ощущала скорость, с которой мы неслись по магистрали, от нее даже закладывало уши. Кресло слегка вибрировало подо мной, расслабляя еще сильнее.
  Руки незнакомца крепко сжимали руль, в повороты он входил резко, отчаянно. От этого меня кидала из стороны в сторону, относя то к окну, то навстречу моему похитителю. Тот не обращал на это внимание, полностью сосредоточившись на дороге. Но можно было заметить, что краем глаза он все равно следил за мной.
  Нужно было бежать. Моя рука почти кинулась к ручке двери, но выпрыгивать на ходу было дурацкой идеей. Скорость была огромной, почти космической. От череды уличных огней вдоль дороги зарябило в глазах, а к горлу подступила тошнота. Я разобьюсь насмерть, если выброшусь из машины. Глупая смерть. Он не получит от меня такого подарка.
  - Кто ты? - наконец решилась спросить я.
  - О чудо, она заговорила, - рассмеялся мужчина, бросив на меня хитрый взгляд. - А главное, какой важный вопрос. Разве не стоило задать его до того, как лакать мою драгоценную кровь?
  - Это сон...
  - Нет. Ты должна была уже выспаться за такое-то время. Я думал ты в конце вообще не очнешься, моя принцесса.
  - О чем вы? - мне не хотелось продолжать эту игру. - Я хочу домой. Остановите машину.
  - Мы и едем домой, - мягко ответил незнакомец. - Расслабься. Мы почти на месте.
  - Куда? - мы явно были уже за пределами города, а это означало, что ничего хорошего из нашего путешествия выйти не могло.
  - Увидишь. Тебе понравится.
  - Выпустите меня, я же ничего вам не сделала. Мои родители не смогут заплатить выкуп, у нас нет таких денег.
  - Мне не нужны твои деньги.
  - Тогда что?
  - Ты сама, - резко бросил мужчина и на секунду оторвал свой взгляд от дороги, желая увидеть мою реакции. - Страшно?
  Скачок адреналина выбил меня из колеи, отключив чувство самосохранения. И как только незнакомец отвернулся, я дернула ручку двери на себя. Та распахнулась, потянув меня за собой. Сильный поток ветра ударил в лицо, плотный как каменная стена, совсем забрав дыхание. Асфальт был так близко, что я уже приготовилась к смерти, но машина вильнула, и что-то с нечеловеческой силой схватило меня, втянув обратно в салон автомобиля.
  - Ты совсем идиотка? - орал мужчина, удерживая меня одной рукой, а другой, пытаясь направить автомобиль к обочине. - Ну почему мне так везет на припадочных.
  Машина замерла, а он все не отпускал меня. Я видела, как потемнел его взгляд, сосредоточенный на приборной панели. Незнакомец делал все, чтобы не смотреть на меня, сдерживая кипящую внутри ярость. Мне оставалось только ждать, надеясь, что похититель не убьет меня прямо сейчас. Я закрыла в страхе глаза, прислушиваясь к его прерывистому дыханию.
  - Закрой дверь, - холодно произнес мужчина, усиливая захват на моей руке. - Сейчас же.
  Я послушалась, сделав так, как он потребовал. Громкий щелчок и в салоне вновь повисла тишина. Еще один и все двери в машине оказались заперты. В воздухе словно чувствовалась гроза, затишье перед настоящей бурей. Но моим ожиданиям к счастью не суждено было оправдаться.
  - А сейчас пристегнись и будь умницей.
  Мои руки дрожали, но мне все же удалось найти ремень и притянуть его к себе. Только когда с этим было покончено, незнакомец отпустил меня и глубоко вздохнул. Похоже, самый страшный момент миновал, и я еще поживу.
  Он вновь завел машину и сразу же набрал прежнюю скорость. Мир опять превратился в один расплывчатый туннель, ведущий меня в неизвестное.
  - Еще один такой сюрприз, и остаток пути проведешь в багажнике, связанная по рукам и ногам, - спокойно произнес мужчина, будто мы разговаривали о погоде, а не моем похищение. - И не надейся, что я шучу.
  Он помолчал.
  - Я не слышу твоего ответа.
  - Все понятно, - пришлось мне ответить, а в голове уже крутился очередной план побега. Оставаться рядом с похитителем совсем не хотелось.
  Мужчина слегка сбросил скорость, и я успела заметить, что мы въезжаем в какой-то закрытый поселок, совсем мне неизвестный. Дела были плохи, чего и следовало ожидать. Разве я рассчитывала на шикарный замок? На этом мои мысли прервались, возглас удивления застрял в горле.
  Мы подъехали к высокому особняку, занимавшему все пространство до самого леса. Пять этажей уходили ввысь и терялись в ночном небе. Лишь в одном окне мерцал слабый свет, вероятно от свечи. Остальная часть дома была мертва.
  В предрассветных сумерках угадывались только его очертания: резкие грани крыши, остроконечные башни, одна выше другой, с тонкими шпилями и даже тяжелая лепка на окнах. Песочно-серый, он совсем бы потерялся в пространстве, если бы не багряная в сумерках крыша. Сказочный замок. В таком обычно долго и счастливо живут король с королевой, а не чудовища. Вполне возможно, что я ошибалась, но времени выяснять это просто не было. Что-то мне подсказывало, что лишь однажды войдя, мне не суждено будет вернуться.
  Я не слышала, чтобы в окрестностях города стояло что-то подобное, а значит, он успел довольно далеко увезти меня от дома. Ночь подходила к концу, мы пробыли в пути не меньше трех-четырех часов, а, учитывая скорость, с которой гнал мой похититель, это мог быть другой конец страны.
  Меня захлестнуло отчаяние, вот только время для этого оказалось совсем неподходящим. Вопрос о моей жизни еще никогда не стоял так остро, а ждать когда незнакомец примет за меня решенье, не было хорошей идеей.
  - Выходи, - проговорил он, уже открывая дверцу с моей стороны.
  Я отстегнула ремень безопасности и встала рядом с ним. Голова закружилась, и мужчина подхватил меня за талию, удерживая от падения. Вновь эта слабость.
  - Вот мы и приехали, малышка. Ты, я погляжу, совсем расклеилась. Может понести тебя на руках, солнце?
  Мне пришлось отказаться. Это не входило в мои планы. Сейчас мне могли понадобиться все силы и вся удача, которыми наделил меня сам Бог. Я боялась, что этого могло оказаться мало. Оставалось лишь дождаться подходящего момента. Он не заставил себя ждать.
  Как только мужчина немного расслабился и убрал руку с моей талии, я сделала шаг вперед и резко ударила его локтем в солнечное сплетение. Сила оказалась достаточной, что выбить его из равновесия. Незнакомец пошатнулся от неожиданности и стал падать на землю. Не дожидаясь окончания этой сцены, я кинулась вперед, туда, где мелькала плотная крона деревьев. Оставалось лишь надеться, что этой форы мне хватит, чтобы спрятаться в лесу. Но я ошиблась.
  Ноги после длительной поездки до сих пор оставались словно ватные, а тело непомерно тяжелым. Это походило на сон, когда, даже прилагая нечеловеческие усилия, убежать от преследователя не удается.
  Меня тянуло к земле, а расстояние до ближайших деревьев так и не сокращалось. Я не хотела проигрывать, но уже понимала, что мужчине не составит труда догнать меня. Все было напрасным.
  Не заметив на своем пути булыжник, я споткнулась и упала на землю. В ту же минуту незнакомец настиг меня, железной хваткой поймав за щиколотку и потянув назад. Я хрипло закричала, пытаясь ударить его свободной ногой, но он ловко перехватил и ее. Резко дернув, мужчина перевернул меня на спину, неожиданно оказавшись сверху. Вот и все. Конец.
  Наши лица разделяло каких-то пять сантиметров. Я чувствовала на своей коже его горящее дыхание, а карие глаза смотрели на меня с дикой яростью. Он всем телом вжимался в меня, совсем не позволяя сделать глубокий вздох. Теперь я прекрасно понимала, что совсем недооценила его. Незнакомец был огромен. Высокий рост, развитая, даже в определенном смысле чересчур, мускулатура. Было глупо надеться, что мне удастся его победить. Я оказалась в плену, из которого не было пути назад. Его власть надо мной была практически безграничной. Настал момент это признать.
  - Разве мы не обсуждали это с тобой, дите, - запыхавшись, проговорил мой преследователь мрачным голосом. - Или ты не приняла мои угрозы всерьез? Весьма непроницательно с твоей стороны. Но ты большая девочка и знаешь, что за свои ошибки приходится расплачиваться, порой очень жестоко. Ты готова к этому?
  - Нет, - честно ответила я, пытаясь увернуться от его пристального взгляда. - Просто отпустите меня.
  - Ты смеешь мне указывать?
  - Я никому ничего не скажу. Просто отпустите меня, и мы все забудем, словно ничего и не было.
  - Сожалею, - усмехнулся он, почти нежно проводя пальцем по моей скуле. - Назад пути нет, так что давай вести себя как взрослые люди. Бежать некуда, кричать бесполезно, бороться тебе не хватит сил. Я понятно объясняю?
  - Что вам нужно?
  - От тебя? Довольно многое. Чтобы ты была хорошей девочкой и не совершала больше глупостей, слушалась меня во всем, ценила и даже боготворила. Поверь, я этого заслуживаю.
  - Мне нечего вам дать, - прошептала я, боясь пошевелиться. - Не убивайте меня, пожалуйста.
  - Боюсь, с этим ты немного опоздала, - усмехнулся незнакомец, вновь продемонстрировав ямочку на щеке.
  - О чем вы?
  - Так ты еще не догадалась? Тяжелый случай. Не люблю такие ситуации. Обычно мои подопечные сами складывают события в логическую цепочку. Что, по-твоему, произошло на кладбище?
  - Я не знаю, - пришлось признать мне. Воспоминания были туманными и обрывчатыми, словно плохая запись на кассете. Я практически ничего не помнила. - Ты похитил меня. Зачем? Мои родители ничего не смогут дать в выкуп.
  - Забудь о деньгах. Почему ты оказалась на кладбище, солнце?
  - Это бред. Всего лишь кошмар, - я закрыла глаза, шепотом повторяя это вновь и вновь. - Доза оказалась слишком большой, вот и все. Я скоро проснусь.
  - Переборщила с наркотиками? После такого не просыпаются, крошка. Тогда как твой скромный мозг объяснит гроб и персональную могилу?
  - Сон.
  - Лучше скажи, как тебе моя кровь? Ты никак не могла насытиться.
  Воспоминания нахлынули неожиданным приливом. Он проткнул мое сердце! Кровь багряной лентой спускающаяся по его запястью. А еще холод, сковавший все тело. Ведь так не могло быть
  Я опустила взгляд на свою грудь, заметив, что платье порвано, а края потемнели. Ведь случившееся не могло оказаться правдой. Человек не способен жить с колотой раной в груди.
  - Рана затянулась, - ответил мужчина, заметив ужас в моих глазах. - Не зря же я потратил на тебя столько своей крови.
  - Мне это только снится, - это все, во что я верила. Кладбище, незнакомец, кровь, готический замок. Все было лишь плодом моей больной фантазии. У меня не нашлось других вариантов. Но пугало то, что сон до сих пор не заканчивался. - Это ад?
  Мой похититель громко рассмеялся, слегка отклонившись от меня назад. Это было одновременно и дьявольски и завораживающе. Он вызывал у меня двояко чувство, но страх все равно побеждал.
  - Самая мудрая идея за всю ночь. Ты почти попала в точку. Самый настоящий ад. Я тоже это замечал. Но думаю, с тобой мне станет веселее. В преисподней нам будет уютно рядышком друг с другом. Вот увидишь.
  - Пожалуйста, не нужно... - но договорить мне не удалось, он прервал меня поцелуем, к которому я не была готова. Слишком резкий, слишком страстный, слишком напористый. Все в нем казалось слишком. Но во мне не нашлось сил, сопротивляться ему.
  - Теперь ты будешь послушной девочкой? - спросил он, наконец оторвавшись от меня и облизнув нижнюю губу. - Или повторить?
  Я не могла ничего ответить. Все мысли разом покинули голову, все страхи на секунду улеглись. Каким-то образом ему удалось побороть мое желание сопротивляться. Легкость наполнило тело и мне совсем не хотелось шевелиться.
  Удостоверившись, что я уже никуда не убегу, мужчина встал на ноги и подал мне руку, требуя, поступить точно также. Ему пришлось почти силой поднимать меня с земли. Платье окончательно испачкалось, в волосах запутались сухие травы и комки грязи. Попытка побега того не стоила.
  Он спокойно взял меня за руку и медленным шагом пошел к особняку. Мне не хотелось сопротивляться, лишь послушно следовать за ним. Мир вокруг словно стал ватным, расплываясь каждый раз, как я пыталась рассмотреть его лучше. Этот мужчина стал единственным, кто оставался столь же реальным, как и раньше.
  Соображала ли я хоть что-то в тот миг? Скорее всего, нет. Словно марионетка, а он умело дергал за ниточки, управляя каждым моим движением.
  Я не заметила, как мы уже оказались внутри. Широкий коридор вел в невероятных размеров гостиную с высоким потолком. Мы прошли мимо, сразу направившись к лестнице, уходящей на несколько этажей вверх. Яркие светильники в форме звезд на стенах слабо освещали нам дорогу.
  Пролет за пролетом. Половицы скрипели под ногами, подчеркивая каждый наш шаг. Я начала отставать, но мужчина еще крепче подхватил меня под локоть и потянул вперед. Наконец мы остановились. На подоконнике ближайшего окна между этажами сидел мрачного вида парень. Короткие черные волосы грязными прядями падали ему на глаза, пряча лицо. Его тонкие пальцы медленно перебирали струны гитары.
  Заметив нас, он лишь слегка вскинул голову, а потом вновь вернулся к своему занятию. Наверное, мне показалось, но на его губах заиграла улыбка.
  - Удачный улов? - спросил парень, обращаясь к моему похитителю.
  - Заткнись, - бросил тот, и потянул меня еще на один пролет вверх.
  Мы пошли по длинному широкому коридору. Ярко-красный ковер под ногами, невероятно резал глаза, а бордовые стены с мелким рисунком словно надвигались на меня, пытаясь раздавить.
  Мужчина замер возле очередной двери, и распахнув ее, бесцеремонно втолкнул меня внутрь. Поначалу меня встретила темнота, но чуть позже вспыхнул свет. Мы находились в спальне, обставленной изыскано и со вкусом. В такой комнате могла ужиться целая семья, при этом, совсем не стесняя друг друга.
  - Теперь это твой дом, - сухо бросил незнакомец, толкнув меня, отчего я упала на кровать, размерам которой могла позавидовать и сама королева.
  За миг что-то внутри меня изменилось. Оцепенение спало, освободив меня из-под власти мужчины. Понимание происходящего принесло только страх и сомнения.
  - Зачем вы похитили меня?
  Он не ответил, лишь потерев висок, словно очень устал от всего этого, и повернулся ко мне спиной.
  - Что вы от меня хотите? - задала я очередной вопрос, почти срываясь на крик.
  - Малышка, ты начинаешь мне действовать на нервы. Твое болезненное желание сбежать от меня, приводит в легкое замешательство. Разве не я вытащил тебя из могилы? Разве не я забрал тебя с кладбища? А шикарность своих апартаментов ты успела оценить? Неужели думаешь, что тот маленький гробик был бы уютнее?
  - Вы сумасшедший, - почти плача прошептала я. - Пожалуйста, отпустите меня. Я никому не расскажу, только умоляю, дайте мне уйти. Родители будут меня искать, и тогда...
  - Тогда что? - мужчина подошел ко мне быстрым шагом и вздернул с кровати. - Больше ничего не будет. Забудь о прошлой жизни. Ее больше нет. Никто не станет тебя искать. Мертвые не удостоены такой чести. Так что смирись и успокойся. Теперь я для тебя Бог.
  Он крепко держал меня за запястья, но мне удалось вырваться, отступая от него к стене. Незнакомец знал, что я решу бежать, поэтому перекрывал выход своим большим телом.
  - Вы просто больной человек, вам нужна помощь. Не совершайте ошибок.
  Мужчина глубоко вздохнул и двумя широкими шагами приблизился ко мне вплотную, прижимая к стене. В его глазах чувствовалось явное раздражение. Он тяжело дышал, и с каждым вздохом я даже сквозь ткань платья чувствовала, как его мускулистый торс касается моей кожи. По телу прокатилась волна непонятного жара.
  - Я устал от тебя, солнце. И мне надоело щадить твои девичьи чувства, - незнакомец схватил меня за плечи и потянул к высокому зеркалу в тяжелой деревянной раме.
  Мы оба отражались в нем: я впереди в своем грязном свадебном платье, а он выглядывал из-за моего плеча, возвышаясь почти на две головы. Белое и черное. Добро и зло.
  - Хочешь знать правду? - зловеще прошептал мужчина мне на ухо, наблюдая за моим отражением.
  - Нет, - нервно сглотнула я, уже понимая, что такой ответ его не устроит.
  -Поздно.
  Он медленно поднял руки к моим плечам и схватил тонкую ткань платья. Я не сумела уловить движение, но тишину разорвал громкий треск. Мой наряд разошелся по швам, белыми лохмотьями падая на пол. Сердце замерло в страхе, и я закрыла от ужаса глаза, не в силах посмотреть в зеркало.
  - Открой глаза, - почти нежно произнес мужчина.
  - Нет.
  - Сейчас же.
  Что-то в его интонации, дьявольски зловещее, убедило не противиться ему. Очень медленно я распахнула глаза, но так и не решившись посмотреть в зеркало. Оказаться перед ним обнаженной было так унизительно, что мне хотелось провалиться сквозь землю. Страх не давал мне покоя. Что бы ни ждало меня впереди, не стоило надеяться, что мир станет лучше.
  - В зеркало, - уже зло произнес незнакомец.
  Я тяжело вздохнула и наконец встретилась взглядом со своим отражением. Дыхание перехватило, а к горлу вновь подступила тошнота. Меня шокировала не моя нагота, об этом я забыла практически разу. В тот миг поразило совсем другое. Бледная кожа была далеко не идеальна. Красноватые шрамы шли от самого груди вдоль всего тела.
  - Что это? - спросила я, когда обрела способность говорить. - У меня никогда не было шрамов.
  - Доктор оставил их, - спокойно ответил мужчина, нежно касаясь покрасневшей кожи. - Патологоанатом. Слышала про такого?
  Где-то в глубоко в горле родился приглушенный всхлип. Только после его слов я заметила, что шрамы соединяются в форме буквы 'Y', а тонкая полоса там, где сердце, казалась немного свежее. Так это был не сон? Он действительно ударил меня ножом в грудь? Такого не может быть.
  - Не правда...
  - Правда. Но не бойся, я успел остановить его вовремя, до того как он мог сильно тебе навредить. Не хочешь меня за это отблагодарить? Цени, как я о тебе забочусь, малышка. Я просто твой ангел хранитель.
  - Чушь.
  Он хитро улыбнулся и, отвернувшись, стащил с кровати пастельных цветов покрывало и накинул мне на плечи, скрывая шрамы.
  - Теперь отдыхай.
  Но как только он отошел в сторону, мои колени подогнулись, и я медленно опустилась на пол, кутаясь в колючую ткань.
  - Черт, - раздалось над самым моим ухом. - Детка, все не так плохо. Ну и пусть сердце не бьется, но ты же жива. Да и я рядом.
  Ему не удавалось меня успокоить. Мысли метались в голове, но сознание не успевало за ним. Почему кошмар никак не прекращается? Разве я могла быть мертва? Откуда эти шрамы? Как мне проснуться?
  Я не заметила, как мужчина поднял меня на руки и уложил в кровать, отобрав грубую ткань и заботливо укутав в теплое одеяло.
  Мне хотелось заплакать, но слез почему-то не было. Только пустота. Ни одной эмоции. Я все еще верила в то, что сумею выбраться из этого кошмара.
  - А теперь спи, - надо мной возникло уже знакомое лицо. - Завтра мы обо всем поговорим. Сейчас ты не способна воспринимать новую информацию.
  Заглянув в его карие глаза, я совсем потерялась, уплывая все дальше и дальше. В голове звучал его спокойный голос: Спи, спи, спи...
  
  Глава 3
  
  Сны были беспорядочны и хаотичны. Казалось, что на самом деле я и не засыпала вовсе. Очертания комнаты проступали сквозь болезненные видения, путая, где реальность, а где лишь игра сознания.
  Мне хотелось прекратить все это, но что-то удерживало меня внутри, словно в огромном мыльном пузыре, играющим на свету разноцветными бликами. Я не помнила самого сна, но уже от этого становилось по-настоящему страшно. Странное чувство неизвестного, которое пугает даже сильнее, чем качественный фильм ужасов.
  Бесконечная ночь, заполненная нескончаемым кошмаром. Настоящий ад, где кто-то решил уничтожить меня на корню, сломить волю и уничтожить желание сопротивляться.
  Даже яркий солнечный свет ни сразу разбудил меня. Сначала появилась маленькая точка света, которая постепенно становилась все больше и больше, пока не стала напоминать огромный тоннель, пульсирующий, словно живой организм. Это оказался выход.
  
  Никто не удосужился задернуть штору на окне, и теперь предательское солнце слепило глаза, проникая даже сквозь одеяло, которым я укрылась с головой. Пульсирующая боль в затылке еще какое-то время удерживала меня все в том же положении, приказывая не шевелиться и притворяться спящей.
  Что произошло вчера и, черт возьми, сколько я выпила, заслужив такое ужасное похмелье? Амнезия была в данном случае не самым страшным. Головная боль, чрезмерная чувствительность к яркому свету, а еще невероятная жажда. Сколько раз я уже заикалась не брать в рот ни капли спиртного, чтобы потом целый день не чувствовать себя бесполезным куском мяса.
  Я все-таки пошевелилась, вызвав тем самым прилив резкой боли, пронзившей от головы до кончиков пальцев. Это выбило из моих легких приглушенный стон. Утро начиналось отвратительно.
  Немного помедлив и собравшись с силами, я перевернулась на спину, открывая глаза и пытаясь сосредоточить хоть на чем-то взгляд. Комната расплывалась, не позволяя различить даже отдельных черт окружающего пространства. Меня спасало лишь то, что в тот миг я лежала, а не пыталась принять вертикальное положение.
  Неожиданно подступившая тошнота исчезла так же внезапно, как и появилась, унося с собой и все остальные симптомы. Зрение вернулось в норму, и я обнаружила себя в дорого обставленной спальне: вульгарные ярко-персиковые обои с экзотическими цветами, потолок, напоминающий звездное небо и массивная мебель из темного дерева, перегруженная деталями. Я определенно была вне дома. Да и друзей столь богатых у меня не наблюдалось.
  Шелковые простыни подо мной были прохладными, совсем не нагревшись от моего тела. Следующая мысль заставила буквально подскочить в кровати. Прикоснувшись к своей груди, я не ощутила на ней одежды, лишь обнаженную кожу. Теперь стоило волноваться по-настоящему. Со мной такого еще ни разу не случалось, но что-то всегда бывает впервые.
  Я приподнялась на локтях, осматривая пространство комнаты. Ее можно было бы назвать стерильно-чистой, если бы не грязно-серые следы на светлом ковре с толстым ворсом, которые шли от двери к кровати. Рядом, бесформенной кучей, лежала тряпка, бывшая в свои лучшие времена белоснежно-белой. Больше ничего. Ни одна деталь не цепляла взгляд.
  В комнате не было ни моих вещей, ни каких-либо других мелочей, указывающих, что в ней вообще кто-то живет. Можно было только сказать, что это действительно кто-то невероятно богатый.
  Через силу я все-таки смогла сесть, а потом и сползти с кровати, которая показалась мне невероятно широкой для одного человека. Мне удалось трижды обернуть одеяло вокруг груди, превратив его во вполне сносное платье.
  Ступни ощутили невероятную мягкость ковра, когда я прошла к зеркалу. Вот только мне совсем не понравилось отражение, которое выступило вперед, словно дразня меня. Кожа казалась невероятно бледной, даже желтоватые солнечные лучи не спасали ситуацию. Кое-где ее покрывали темно-серые разводы, но я не могла вспомнить, когда успела испачкаться в земле. Волосы, словно птичье гнездо, совсем потеряли цвет, и из шоколадно-каштановых стали скорее грязно-коричневыми.
  Сначала я решила, что мне померещилось, но, приблизив лицо практически вплотную к зеркалу, увидела, что цвет глаз действительно изменился. Наверное, от бурной ночи и чрезмерной выпивки лопнули сосуды. Но, даже учитывая такую возможность, мне все равно не доводилось видеть столь странных глаз. Это пугало. Вся роговица была красной, только зрачки вместо черных стали розовато-белыми. Мертвый взгляд.
  Я пыталась сдержать, всхлип после увиденного. Ведь все можно было исправить? Странным было даже не это, а то, что зрение, несомненно, улучшилось. Раньше без очков я едва различала предметы на расстоянии вытянутой руки, а сейчас каждая деталь проступала ясно как никогда. Вряд ли травма могла вызвать такое. Быть может линзы? Я осторожно оттянула веко и коснулась глаза. Но палец не ощутил никаких посторонних предметов, даже моих обычных линз, которые я практически не снимала. Что за черт.
  Опустив взгляд ниже, чтобы не видеть этих кошмарных изменений, я похолодела. Там, где золотая ткань одеяла не прикрывала мою кожу, выступали грубые розоватые рубцы, шедшие симметрично к плечам. Дрожащими руками я стала медленно разматывать плотную ткань, упавшую в конце бесполезной тряпкой рядом. Теперь воспоминания начали возвращаться. Туман медленно стал рассеиваться, преподнося мне ужасную действительность.
   Я вспомнила все. Кладбище, странного мужчину, свое похищение, дорогу к замку, эту комнату и... шрамы. Даже то, что сказал незнакомец. Он оставил их на мне. Маньяк, пытающий девушек лишь для своего удовольствия. Нужно было найти выход, пока не случилось чего похуже. Но силы разом покинули меня. Оцепенение вернулось.
  Застыв перед зеркалом, я с ужасом смотрела на безобразные шрамы, располосовавшие мое тело. Оставался вопрос, как раны смогли так быстро зарубцеваться, но это на тот момент волновало меня меньше всего. Они изуродовали меня! Он изуродовал меня!
  - Оу, мне стоило постучаться? - голос был насмешлив, но этого оказалось достаточно, чтобы вывести меня из ступора.
  Я резко обернулась, встретившись с взглядом золотисто-карих глаз. Мужчина стоял, как ни в чем не бывало, рассматривая меня с ног до головы. Мне не удалось заметить, как он появился в комнате, словно был здесь всегда.
  - Шрамы хорошо зарастают, - продолжил мой похититель, делая шаг навстречу. - Хороший признак.
  Но я не стала дожидаться его дальнейших действий, попытавшись поднять с пола одеяло и натянуть его на себя, но запуталась в тяжелой ткани, падая на колени. На минуту в комнате повисла тишина. Мужчина не шевелился, лениво спрятав руки в карманах черных брюк.
  Я вздрогнула, кутаясь в золотую ткань и прячась от его пронзительно взгляда, но казалось, он увидел и сквозь нее.
  - Можешь не прятаться, - улыбнулся незнакомец, проходя вперед и усаживаясь на кровать за моей спиной. - Я все уже видел, и скажу честно, довольно подробно. Кстати, если тебе интересно мне не нравятся худышки. Хоть грудь у тебя и ничего, но набрать веса не помешало бы. И эти кубики на животе. Разве ты не знаешь, что их полагается иметь только мужчинам?
  Мне не хотелось ему отвечать, и я еще сильнее завернулась в одеяло, подтянув ноги к самому подбородку. Когда-нибудь это должно было закончиться, но мужчина, похоже, считал иначе.
  - Но мне нравится твой рост. Люблю таких миниатюрных, беззащитных, испуганных, - он сильнее наклонился вперед, оперевшись локтями на колени. - Ты опять не настроена разговаривать?
  - Кто ты? - тихо спросилась я, так и не решившись повернуться к нему.
  - Эндж. Тебе стало легче от этой информации.
  - Нет.
  - Я твой наставник, учитель, если так понятнее.
  - Ты чертов маньяк, похитивший меня, - мне пришлось сдерживать крик, потому что я боялась разозлить его. - Что ты со мной сделал?
  - Что, мы начали с того же на чем и закончили? А я то рассчитывал, что ты проспишься и изменишь свой тон. Настоятельно рекомендую. Мое терпение тоже не железное. Будь благоразумной.
  И не надейся, мысленно решила я. Живой ты меня точно не получишь.
  - Проголодалась? Я принес завтрак, - в его голосе чувствовалась усмешка. Мужчина издевался надо мной.
  Я нервно осмотрела комнату, но так и не заметила в ней перемен. Он определенно пришел ко мне с пустыми руками.
  - Тогда где же он? - задала я самый логичный вопрос.
  - Перед тобой, - Эндж расхохотался, разведя руки в стороны. - Мне показалось, этой ночью я был для тебя достаточно аппетитным.
  Я не хотела это слушать, и, стараясь не запутаться в одеяле, отодвинулась от него к стене, там, где стояло зеркало. Теперь мы оказались лицом к лицу. Мои воспоминания не подвели меня. Он был точь-в-точь таким же, каким я его и запомнила. Идеально прямые черные волосы обрамляли волевое лицо. Мужчина смотрел не мигая, приковав мой взгляд к своему. От солнечного света, падающего из окна, его глаза казались практически желтыми, как у кошки. Притягательный, хищный. Даже на таком расстоянии я чувствовала исходящую от него опасность. Это был не тот парень, которого приводят домой знакомиться с родителями. Сейчас на нем была свободная черная футболка с изображением красного дракона, объятого пламенем, узкие кожаные брюки и запомнившаяся мне байкерская перчатка. Все говорило о том, что у меня большие проблемы.
  - Так и будем молчать? Ты уже насмотрелась на меня, или мне продефилировать по комнате? Поверь, со спины я еще шикарней.
  В ответ на его слова я только поморщилась, не веря в то, что он действительно это говорит. Эндж выглядел так, словно ничего и не произошло, а перед ним ни его жертва, старая знакомая.
  - Я буду звать тебя молчуньей. Обычно моих подопечных не заткнешь. Бесконечные расспросы, обвинения, бессмысленные крики. Ты - другая. Пока не понял, нравится мне это или нет. Так ты не хочешь задать мне парочку вопрос? Я как раз расположен к небольшому интервью.
  - Ты убьешь мен? - мрачно спросила я, взглянув ему в глаза и не веря, что они могут принадлежать негодяю. Как же обманчива внешность.
  Он усмехнулся и в раздумьях коснулся своей брови пальцем.
  - Мне думалось, мы уже это выяснили: ты и так уже мертва.
  - Я не мертва. Я дышу, я мыслю, я двигаюсь...
  - Кожа холодная, движения замедлены, сердце не бьется, - продолжил мужчина за меня. - Прислушайся к себе, разве ты что-нибудь чувствуешь? Тепло солнца? Сквозняк, протянувшийся по полу? Может быть боль?
  Ничего. Мне ничего не удавалось почувствовать. Я медленно потянулась к запястью и попыталась нащупать пульс. Бежали секунды, но так и ни одного удара не проступило под пальцами. Тишина.
  - Попробуй яремную вену. Может в этот раз получится, - для него это была только игра.
  Мне не хотелось слушаться его, но рука сама прошлась по шее и нащупала жилку. Вновь ничего.
  - Убедилась?
  - Чушь, - ответила ему я. - Ты что-то вколол мне. Не надейся, что я тебе поверю. Я жива. Не думай, что тебе сойдет с рук мое похищение. Родители уже ищут меня
  - Твои родители мертвы.
  В комнате повисла тишина, пока его фраза завладевала моим сознанием. Отчаяние. Вот, что это принесло мне.
  - Ты лжешь, - прошептала я, сдерживая в глубине души крик. - Зачем тебе это? Зачем тебе я? Мне не нужны эти игры.
  - Все уже давно решили за тебя, - тяжело вздохнул Эндж, заправляя длинную прядь волос за ухо. - Ничего не изменишь. Твоей жизни пришел конец, у тебя ничего не осталось кроме как могилки с примитивной эпитафией. Довольно убого, не считаешь?
  - Не лги мне.
  - Разве ты сама не видела?
  - Зачем ты изуродовал меня? Что с моими глазами?
  - Все пройдет, - нараспев произнес он, поднимаясь с кровати и потягиваясь. - Но нужно быть послушной девочкой и хорошо питаться.
   Шаги Энджа отдавались в моих ушах, когда он подошел практически вплотную и присел рядом, медленно касаясь золотистой ткани, в которую я замоталась.
  - Так, будем дружить?
  Я постаралась сосредоточиться на нем, ловя каждое его движение. Мне нужно было бежать, а не ждать, что взбредет ему в голову на этот раз. Этот человек мог причинить мне настоящую боль.
  Эндж протянул ко мне руку, ожидая, когда я возьму ее. Его карие глаза сосредоточились на мне, в них играли дьявольские огоньки, лишая меня воли. Он не оставлял мне выбора.
  Я вложила свою ладонь в его, почувствовав, как по телу снова пробежал разряд, точно как и раньше. Его прикосновения сводили меня с ума, но мне не удавалось понять причины.
  Мужчина встал, потянув меня за собой, и я подчинилась. Именно текущего момента мне стоило дожидаться все это время. Как только он отвернулся, я дернула его руку на себя, выворачивая до упора, пока не услышала хруст. Эндж поморщился, медленно поворачиваясь ко мне и глядя на свое неестественно приподнявшееся плечо. Мне удалось выбить сустав. Не дожидаясь его реакции, я ударила его в пах и, оттолкнув в сторону, кинулась прочь из комнаты, краем глаза заметив, как мужчина повалился набок.
  Одеяло мешало бежать, путаясь под ногами. Все мои попытки хоть как-то приподнять его оказались бесполезны. Мне не хватало времени. Когда впереди показалась лестница, я услышала резкий стук - дверь моей комнаты распахнулась, ударившись о стену. Эндж был по-настоящему зол, а до желанного выхода мне предстояло преодолеть несколько этажей. Оставался единственный шанс - спрятаться в самом доме.
  Сбежав на один пролет ниже, я застыла как в копанная - на том же самом подоконнике сидел вчерашний парень, все также играя на гитаре. Он резко вскинул голову, смерив меня удивленным взглядом, но ничего не сказал и даже не пошевелился. Кажется, ему было все равно. Позади уже слышалось приближение моего преследователя. Я не стала раздумывать, а кинулась мимо странного парня, преодолевая очередной пролет.
  Спускаться по лестнице было невероятно тяжело, и мне даже захотелось скинуть тяжелую ткань, сковавшую мои движения, но бежать обнаженной хотелось еще меньше. Вместо этого я свернула направо, оказавшись в освещенном коридоре, практически идентичному тому, что я только что покинула. Только стены были темно-сиреневыми, отливая в черный. Мне нужно было укрытие, хотя бы на первое время, пока Эндж не устанет искать меня, но где оно? Каждая дверь выглядела точь-в-точь как предыдущая, превращаясь в бесконечный лабиринт.
  Наконец, в самом конце коридора показался проход, который наверняка служил здесь черным ходом, я кинулась по грязным ступеням, надеясь, что сумею запутать преследователя. Время было на вес золота, а Эндж уж точно знал этот замок гораздо лучше меня. Вполне возможно, что он просто играл со мной в 'кошки-мышки', наслаждаясь каждым мгновением.
  Я вновь свернула в полумрак коридора, прижимаясь к стенам, так как тень здесь была плотнее, скрывая меня почти полностью. Этот этаж освещала только пара скромных люстр под потолком, окрашивая все не в желтый, как обычно, а красноватый цвет. Настоящая преисподняя.
  Продвигаясь вперед, я не заметила тяжелый металлический канделябр, прикрепленный к стене. Тот пошатнулся, когда мое плечо задело хрупкую конструкцию, и стал падать, словно в замедленной съемке. Дыхание замерло, будто это могло заглушить шум, готовый привлечь ко мне внимание. Меня спасла хорошая реакция. Руки сами потянулись вперед, перехватывая канделябр до того, как он коснулся пола. Лишь одна свечка практически бесшумно упала на ковер.
  Еще пару секунд я стояла застыв, прислушиваясь к тишине. Ничего не изменилось, а значит, моя неуклюжесть осталась незамеченной. Радовало одно - Энджу понадобиться много времени, чтобы оббежать все этажи в моих поисках, а значит, у меня был шанс.
  Я опустила взгляд на злосчастный подсвечник, казавшийся в моей руке непомерной тяжестью. А он вполне мог сойти за оружие, особенно остроконечные металлические листья, служившие декором. К тому же выбирать мне не приходилось.
  Крепче охватив рукоять, я вышла к лестнице, осторожно осмотрев пролеты. Никого. Возможно, мой преследователь на другом этаже или уже добрался до черного хода. В любом случае медлить не стоило, и я решительно вышла из тени, на цыпочках спуская по лестнице, и надеясь, что достигну первого этажа раньше моего похитителя.
  Оставался один этаж, когда за спиной раздался шорох, мгновенно настороживший меня. За мной определенно кто-то шел. Я глубоко вздохнула, сосредоточившись на тяжелом канделябре и, резко развернувшись, нанесла удар. Он достиг своей цели. Мужчина пошатнулся, отступая на одну ступень вверх, но не упал. Я спустилась ниже и, используя подсвечник как нож, вонзила его прямо в сердце Энджу. Металлические лепестки вошли на всю длину, разрезав плоть словно масло.
  Преследователь замер, с непониманием разглядывая канделябр, торчащий из его груди, а затем поднял полный злобы взгляд на меня. Ждать дольше не имело смысла. Я развернулась и бросилась вперед, ощущая, что мужчина каким-то чудом все еще следует за мной. Неожиданно мое одеяло за что-то зацепилось, резко отбрасывая меня назад. Рука вцепилась в перила, но мне так и не удалось удержать равновесие. Ноги подкосились, и я полетела вниз, чувствуя удар о каждую ступеньку.
  Боли не было, но хруст костей так и стоял в ушах. Лестница показалась мне бесконечной, пока я не достигла первого этажа. Странное бессилие охватило меня, мне не удавалось пошевелиться. Я чувствовала, что тело лежит в странной позе: правая рука вывихнута, а шея неестественно повернута в сторону выхода. Рядом лежало одеяло, запутавшееся вокруг моих ног. Теперь точно конец.
  Но смерть не приходила. Вместо этого я услышала тяжелые шаги - Эндж обошел вокруг и присел рядом на корточки. Он с неприязнью откинул волосы с моего лица и потрогал шею.
  - Довольна, красавица? Теперь будем играть только по моим правилам. Надеюсь, ты уже поняла, что этап нежностей закончился? Моя любимая футболка порвана, так что извини, если я буду вести себя как первоклассный негодяй. Не люблю, когда меня протыкают светильниками. А теперь будь умницей, хотя, ты и так будешь. Теперь точно будешь.
  Он наклонился надо мной, завораживая взглядом светло-карих глаз. Мне не хотелось знать, что будет дальше. Он не оставил мне шансов. Все было кончено. Я с радостью сдалась темноте.
  
  Сознание возвращалось постепенно - сначала слух, затем я стала ощущать тяжесть собственного тела, а в конце даже смогла открыть глаза. В комнате царил полумрак, но мне не стоило труда узнать ее очертания. Эндж вернул меня обратно. Я лежала на той же самой кровати, но что-то было неправильно. Мне не удавалось пошевелиться. Подняв взгляд вверх, я заметила блестящие браслеты на запястьях. Он приковал меня.
  Боли не было. Я вновь пошевелила руками, повертела головой, но не нашла переломов или других травм. Неужели мне все это приснилось? Но воспоминания были столь ясными. Падение отпечаталось у меня в голове, и я могла прокручивать его вновь и вновь, ощущая каждый удар. Мне что-то вкололи, какой-то наркотик, а может, я просто сходила с ума. Все мои вопросы оставались без ответов.
  - Очнулась? - Эндж стоял рядом с кроватью, хотя раньше я его там не видела. Безумие. Он просто сводил меня с ума. - Надеюсь, оковы не жмут? Обычно никто не жалуется, но вдруг.
  - Отпусти меня, - простонала я, отчаянно пытаясь освободиться, но все было бессмысленно. - Я ничего не сделала.
  - Неужели? - усмехнулся он, присаживаясь рядом на кровать и поправляя серебристую атласную простынь, которая укрывала меня только наполовину, полностью обнажая грудь. Мне это совсем не понравилось. - У меня еще никогда не было столь яростных подопечных. Тебе удалось побить меня вчера, сегодня, а потом еще и проткнуть гребанным канделябром. Не то чтобы мне было больно, но моя футболка, - мужчина указал на свою одежду, которая была порвана на груди. - Ты ее погубила, солнышка. А я ее очень и очень любил, так, как никогда не полюблю тебя. Что же она тебе такого сделала? Не любишь трикотаж? Даже не хочу слышать твоих оправданий, правда, я не отказался бы от извинений. Так как?
  - Не дождешься, - зло бросила я, дергая тяжелые цепи, удерживающие меня в кровати.
  - Тогда может, расскажешь, откуда такие познания в боевых искусствах?
  - Пять лет айкидо.
  - Неплохо. Мне стоило об этом знать, - рассмеялся он. - А тебе стоило знать, что все эти штучки на мне не работают. Тебе придется учиться всему заново.
  - Просто отпусти меня, - страх уже прошел, осталась лишь неотвратимость. Я старалась сосредоточиться на своей ярости, которая медленно разрасталась в груди. Только она одна могла помочь мне выбраться отсюда живой.
  - Я не настолько глуп, чтобы вновь давать тебе свободу. Так будет безопасней и для меня и для тебя. Увы, мы можем пока только причинять друг другу боль, ломая кости и оставляя синяки. Придется долго работать над этим, пока ты не научишься ценить то, что тебе досталось в подарок.
  - Оковы слишком тугие.
  - Не ври, - тут же прервал меня Эндж, наклоняясь вперед и опираясь на руки, по обе стороны от моей головы. - Больше никаких фокусов Диана. Только ты и я. Нам предстоит очень долгий разговор, обо всем: о твоем прошлом, будущем, настоящем. И ты все выслушаешь. От начала и до конца. Понятно.
  Я осторожно кивнула, пытаясь не смотреть ему в глаза, понимая, что это моя слабость. Мужчина ухмыльнулся, проводя рукой по моему голому животу, вызывая этим дрожь во всем теле.
  - Но сначала нам нужно залечь твои раны. Эти шрамы начинают раздражать меня. Думаю, без них ты станешь только лучше. Да и сломанная шея тебе не идет.
  Мне ничего не оставалось, как наблюдать - Эндж выпрямляется и снимает порванную футболку, обнажая идеальный торс. На правой лопатке алела татуировка, изображавшая птицу-Феникса, крылья которой были чистым пламенем, ниже шли черные иероглифы, которые мне не удавалось разобрать.
  Мужчина отбросил футболку в сторону и повернулся ко мне. Ему определенно нравилась моя реакция. Он наслаждался произведенным эффектом, позволяя рассмотреть его во всех деталях.
  - Вижу, тебе нравится то, что ты увидела. Всем нравится. А теперь обещанный завтрак, - в его руке появился острый кинжал. - Из запястья или шеи? Что предпочитаешь?
  
  Глава 4
  
  Я замерла, пытаясь понять, шутит он или нет. Неужели мужчина действительно предлагал мне выпить его крови? Кинжал пугающе сверкнул, притягивая мягкий свет, исходящий от люстры. Слишком жутко, чтобы оказаться реальностью. А теперь я была еще и беспомощна. Оковы, казалось, охватили запястья и щиколотки еще туже, практически до боли. Но сейчас мне не стоило жаловаться, особенно когда высокая темная фигура застыла надо мной, занеся над головой острый нож. Страх заставил меня лежать тихо и больше не пререкаться. Теперь все было в его власти, даже моя жизнь. Был ли у меня хоть какой-то шанс сбежать от этого маньяка? Надежда таяла каждую секунду.
  - Так что выбираешь? - Эндж ухмылялся, заметив ужас в моих глазах. Ему нравилось контролировать ситуацию. - Хочешь, я сделаю выбор за тебя? Думаю, тебе больше понравиться пить из шеи. Кровь там не такая терпкая, для настоящих гурманов.
  Дернувшись в испуге, я только сильнее натянула широкие браслеты. Это не укрылось от его взгляда.
  - Ты напоминаешь мне Бэмби - маленький олененок, потерявший свою маму. Мне нравится роль злого и беспощадного охотника. Согласись, в этом я ас. Но не волнуйся девочка, сезон охоты на тебя еще не открыт.
  - Тогда что это? - устало произнесла я, звякнув цепями.
  - Меры предосторожности, - ответил мужчина, повертев в руках кинжал. - Даже маленьких хомячков всегда держат в клетке. А ты слишком шустрый хомячок. Ненавижу этих мелких грызунов, а ты?
  - У меня был мышонок, - зачем-то призналась я, вспомнив песочно-серую длинную шерстку зверька.
  - А у меня живет леопард, - улыбнулся Эндж, показавшись мне в тот миг обычным смешливым парнем. - Его зовут Гарс. Будешь хорошо себя вести, я тебя с ним познакомлю. Но вернемся к нашей дилемме - шея или запястье?
  - Я не голодна.
  - Не лги мне. Я даже отсюда слышу, как урчит твой пустой желудок, - мужчина наклонился ко мне, осторожно коснувшись моего живота, отчего мышцы пресса резко сжались, послав электрический разряд по всему телу. - Давай уже покончим с напускной скромностью. Мне нужно тебя покормить и я это сделаю.
  - Нет, - почти закричала я, когда он навис надо мной, прижимая кинжал к своей шее. - Не нужно.
  - Что еще? - уже раздраженно спросил Эндж, лишь слегка скосив на меня взгляд.
  - Может, поговорим? - заикаясь, предложила я, готовая сделать что угодно, прежде чем он попытается влить в мое горло свою кровь. От одной мысли об этом, возвращалась предательская тошнота.
  - Теперь ты хочешь поговорить, - тяжело вздохнул, мужчина, убирая нож и усаживаясь в моих ногах. - Прекрасно. А нельзя этого было сделать до того момента, как прикончить меня светильником?
  Эндж выжидательно посмотрел на меня, требуя ответа, но я молчала, не в силах оторвать взгляд от острого клинка, который все еще покоился в его руке. Он мог пустить его в ход в любой момент. Удастся ли мне его заболтать?
  - Расскажи мне все.
  - Ладно, малышка, пока ты прикована к кровати, думаю, мы можем кое-что обсудить. С чего-то же нужно начинать. Давай с самой простой мысли - ты мертва.
  Мне стоило огромных усилий, чтобы не поморщиться от его слов. Но с маньяками лучше не спорить. Мне нужно было заслужить его доверие, только так я могла избавиться от оков.
  - Хорошо.
  - Нет, - почти зло сказал мужчина, - ты не поняла. Ты - мертва. По-настоящему, а не в моих извращенных фантазиях. Твой труп лежал на холодном столе из блестящего металла, а дядя-доктор пытался покромсать тебя скальпелем. Хочешь, я зачитаю заключение патологоанатома?
  - Нет.
  - Значит, ты мне не веришь, - печально протянул Эндж, рассматривая меня как рождественский подарок. - Что именно тебя не убедило? Может то, как ты пролетела несколько пролетов вниз и осталась жива, хотя твоя шея до сих пор поворачивается на сто восемьдесят градусов?
  Я нервно сглотнула. Он говорил таким серьезным тоном, что это звучало почти правдоподобно, хотя на самом деле мужчина пытался внушить мне совершенный бред. Мне не стоило рассказывать, что такое смерть. Я видела ее ни раз. Печальные родственники, похоронная процессия, зеркала, занавешенные черной тканью. Никто не возвращался. Наверное, в этом и был главный плюс. Мертвые не ходят, не разговаривают, не чувствуют. А я была жива. Вот только как еще долго? Надежда, что мне удастся оставить этот дом позади, практически испарилась.
  - Что еще? - сухо спросила я, мысленно молясь, чтобы мужчина отошел от меня хотя бы на пару шагов. Его присутствие давило на меня почти физически, сбивая дыхание.
  - Мы еще не закончили с первым утверждением. Ты должна мне поверить.
  - Я верю.
  - Нет, не веришь, - печально ухмыльнулся Эндж, медленно опускаясь поперек кровати, придавливая своей широкой спиной мои ноги. - Ты упрямая штучка, но никто не верит в такое сразу. Ну, кроме тех, конечно, чье тело скорее похоже на кусок мяса. Тебе в этом случае очень повезло. Удачная смерть.
  - И как же я умерла? - мне не удалось скрыть сарказма в голосе.
  - Отравление угарным газом. Ты просто заснула и не проснулась. Повезло, что огонь так и не добрался до тебя. Просто чудо. Тебе очень повезло. Приятная смерть.
  - А бывают неприятные?
  - Конечно, - со знанием дела произнес он, потянувшись и положив руки под голову. - Все остальные. А у тебя никаких мучений. Но есть существенный минус - ты не помнишь, как умирала. Вот поэтому мы так много времени теряем именно на этом моменте. Может, уже перейдем к делу?
  - Пожалуйста, оставь меня в покое, - неожиданно взмолилась я, увидев, как Эндж вновь встает и подходит ко мне вплотную. Но он лишь с улыбкой наблюдал за моими нелепыми попытками вырваться из оков.
  - Ты уже израсходовала свою дозу покоя. Забудь об этом. Поверь, пока что тебе не будет больно. Я об этом позабочусь, малышка. Но тебе придется поесть, прежде чем мы продолжим.
  Я металась на кровати, а Эндж лишь спокойно стоял рядом, ожидая когда мне наконец надоест. Но его терпение закончилось раньше. Резко он опустился на кровать, приблизив свое лицо к моему почти вплотную. Не ожидав такого напора, я замерла, попавшись в плен его глаз. Мужчина смотрел, не мигая, вновь взяв под контроль мою волю. Тело разом онемело, обратившись в камень. Но я чувствовала, жар, исходивший от его кожи и то, как длинные темные пряди волос касались моих скул. Который раз ему удалось справиться со мной. Меня охватило отчаяние. Как бороться с тем, что намного сильнее тебя и может усмирить одним лишь взглядом. Эндж не был человеком. Быть может это действительно мой персональный ад?
  - Замри, - прошептал он, лишь слегка разомкнув губы. - Не сопротивляйся мне.
  Мне не удавалось пошевелиться, лишь наблюдая, как мужчина поднес указательный палец к своему рту и резко оцарапал его об удлинившийся и заострившийся клык. Я увидела капельку крови, выступившую на коже. Что-то внутри меня перевернулось. Дыхание стало чаще, а горло сдавила невероятная жажда. Не в силах оторвать взгляда, я следила за Энджем, который специально дразнил меня, показывая, как алая кровь стекает тонким ручейком по пальцу. Он осторожно очертил им мои губы, оставив на них прохладный влажный след. На секунду я даже перестала дышать, оглушенная своим голодом. Мне не хотелось сопротивляться. Язык инстинктивно прошелся по губам, собирая драгоценные капли. Это было лучше, чем все, что мне когда-либо доводилось пробовать. Я застонала от удовольствия, желая большего. Жажда стала в несколько крат сильнее, лишая последнего рассудка. Не было ничего, кроме невыносимого желания попробовать еще.
  Мужчина кивнул, нежно погладив меня по щеке.
  - Вот видишь, не так уж и плохо. Не нужно было так долго мучить себя голодом.
  Я потянулась вперед не в силах больше ждать. Меня больше не существовало, только дикая жажда прикоснуться к Энджу, вновь ощутив на языке вкус его крови. Это была уже не я. Что-то совсем другое. Темное. Чужое.
  Мужчина привстал на коленях и поднес кинжал к основанию шею. Неуловимое движение и тонкая красная линия рассекла его идеальную кожу. Он наклонился вперед, чтобы несколько капель упали в мой приоткрытый рот. Горячая, терпкая, кровь ввергла меня на новый уровень безумия.
  Эндж лег сверху, придавив меня своим телом, а его шея была совсем рядом с моими губами. Не дожидаясь приглашения, я прильнула к ране, делая большие жадные глотки. Этому чувству не было равных. Дыхание сбилось, а сердце готово было вырваться из груди. Я словно летала, освободившись от ненавистных оков и оторвавшись от кровати. Мир кружился перед глазами, поэтому мне пришлось закрыть глаза, сосредоточившись только на невероятном вкусе тягучего напитка, делавшего меня все более живой. Мне хотелось сильнее притянуть мужчину к себе, но каждая попытка сопровождалась только позвякиванием цепей.
  Не знаю сколько прошло времени, для меня его просто не существовало, но вдруг Эндж приподнялся на локтях и отклонился от меня. Я с непониманием наблюдала как его рана затягивается, не оставляя даже еле заметного шрама. Такого не могло быть. Всего лишь игры сознания. Я больше не могла верить своим глазам.
  - Так лучше? - тихо спросил он, но я не могла отдышаться, до сих пор ощущая аромат его крови. Что со мной стало. - Знаю, что да, но ты просто могла бы сказать 'спасибо'. От тебя не убудет. Нет? Ну, ладно. Твоим воспитанием мы займемся позже.
  Мне все еще не удавалось пошевелиться, но я чувствовала, как по венам разливается нечто обжигающее, наполняя меня силой. Наконец-то в мое тело вернулось тепло, теперь превратившееся в живой жар.
  Эндж недовольно потер шею, словно она затекла, а затем вновь повернулся ко мне.
  - Ты обходишься мне слишком дорого, малышка. Разве можно так истощать мужчину? - он рассмеялся, похлопав меня по ноге. - Ну а теперь мы можем поговорить.
  - Освободи меня. Они слишком тугие, - как можно ласковее произнесла я, когда разум начал возвращаться, прогоняя наваждение. - Или хотя бы чуточку ослабь.
  Мужчина было потянулся к моим оковам, но неожиданно замер. Его губы растянулись в полуулыбке, демонстрируя заманчивую ямочку на щеке.
  - В другой раз, крошка. Я знаю тебя, теперь знаю. Следующая травма будет для меня довольно болезненной, и хотелось бы ее избежать. Скажи спасибо, что я передумал использовать кляп, хотя порой тебе его весьма не достает. Так что придержи свой язычок. На чем же мы остановились... - он поднялся с кровати и прошел по комнате, чтобы поднести к моей кровати высокий стул с тяжелыми литыми металлическими подлокотниками. - Смерть, точно. Так ты все еще не веришь, что умерла?
  Я промолчала, силясь освободить руку из широкого металлического браслета. Что еще ему было от меня нужно? Сколько продлиться это безумие?
  - По твоему молчанию могу понять, что твой ответ - нет. Что ж, вполне оправданно, - Эндж удобно устроился в кресле, так и не удосужившись накинуть что-нибудь на обнаженный торс, который мешал мне сосредоточиться. - Что мешает тебе поверить в свою смерть?
  - То, что я все еще жива.
  - Разве ты не веришь, что после смерти существует жизнь?
  - Я в аду? Но за что?
  - Не было причин? В десять лет ты украла игрушку у подруги, в пятнадцать издевалась над мальчиком, который был слабее тебя, да еще и страстно влюблен в тебя, а буквально год назад чуть не довела свою подругу до самоубийства. Разве этого недостаточно?
  - Отпусти меня.
  - Нет.
  - Я ничего не сделала, - взмолилась я, пытаясь найти хоть капли сострадания на его лице, но встречалась лишь с холодной безразличностью.
  - Ты умерла, этого достаточно. Я лучше расскажу, как это было. Четырнадцатое февраля - чудесный день. Думаю, ты переборщила со снотворным. Такие девочки как ты помешаны на всей этой фигне о вечной любви. Что, он не ответил взаимностью? Предал? Можешь не рассказывать, ненавижу мелодрамы. Ты спала так крепко, что не почувствовала запаха гари. Все из-за проводки в подъезде этажом ниже. Пожарные приехали вовремя и подумали, что обошлось без жертв, но вот только для тебя и твоей семьи было слишком поздно. Легкая смерть. Ни боли, ни страха.
  - Этого не было, - замотала я головой, поражаясь, как мужчина мог узнать о снотворном, только если не следил за мной. - Ты похитил меня. Зачем вся эта ложь? Чего ты хочешь добиться? Почему не убил меня сразу? Это такая игра, верно? Тогда может, объяснишь мне правила?
  - Разве в обычной жизни есть правила? - задумчиво произнес он. - Только мы сами выбираем, каким условиям следовать, сами строим себе ограничения. Теперь их нет - ты свободна, - Эндж замер, заметив блеск моих наручников. - Ну, почти свободна. Уверяю, как только мы найдем общий язык, и ты прекратишь попытки убить меня, я освобожу тебя. Но мы никак не можем сдвинуться с мертвой точки. У тебя какие-то проблемы со смертью?
  - Нет, если ты оставишь меня в живых.
  - Забавно, - усмехнулся он, устало склонив голову. - Я не смогу тебя убить, даже если вдруг захочу. Никто не сможет. Теперь ты бессмертна, как и я.
  От внезапно накатившей усталости я закрыла глаза. Больше не было страха, не было агрессии, только безразличие. Мне хотелось, чтобы это скорее закончилось. Все, что говорил Эндж, казалось абсурдом, да это и было абсурдом. Но ему не удастся свести с ума и меня. Всегда оставался шанс сбежать.
  - Фома Неверующий, - сухо бросил мужчина. - Мне надоело разговаривать со стеной. Что мне сделать, чтобы ты поверила мне?
  - Я поверю, если только увижу все своими глазами, - это показалось мне выходом из этой темницы.
  - Ты видела свою могилу.
  - Я ничего не помню.
  - Ты видела, как заживают раны. Твои. Мои. Падение с лестницы ничему тебя не научило?
  - Ты же не думаешь, что я этому поверю? - усмехнулась я, все это воспринималось как игра, и я забывала, что все вокруг было настоящим, реальным. Мой тюремщик был рядом и мог причинить мне настоящую боль. И он не упустил случая подтвердить это.
  - Тогда может мне вновь сбросить тебя со ступеней? Или предпочитаешь свой любимый подсвечник? - но, увидев ужас в моих глазах, Эндж смягчился. - Давай лучше будем дружить. Что ты хочешь увидеть в доказательство?
  - Как ты выпрыгнешь из окна, - зло сказала я, забывая, что он может сначала выкинуть из него меня.
  - Очень остроумно. А если серьёзно? Может, поможет твоя могила? Или опустевшая квартира?
  - Да, - не раздумывая, ответила я, не веря, что он действительно предлагал мне возможность вернуться домой. - Это, возможно, убедит меня быстрее, чем твои слова.
  - Ну, конечно же, - мужчина лениво потянулся в кресле, - но если ты надеешься сбежать от меня, то, увы - я найду тебя и на краю света. Не советую проверять мои способности. Это может плохо закончиться.
  Но, поднявшись из кресла, Эндж медленно двинулся к двери, совершенно меня игнорируя.
  - Эй, - довольно громко позвала его я. - Освободи меня. Мы же договорились.
  - Нет, милая, - бросил он мне через плечо. - Я обещал тебе продемонстрировать факты, но даже не заикался, что дам тебе свободу действий. Потерпи, я скоро вернусь.
  Мне оставалось лишь смотреть, как за ним захлопнулась дверь. Минуты текли невероятно медленно, а все мои попытки разжать хоть одно звено прочной цепи, в несколько раз обмотавшей спинку кровати, так ни к чему и не приводили. Сомнения разрывали меня на части. Происходящее казалось дурным сном, но даже кошмары однажды должны были заканчиваться. Я попыталась подумать об этом, как о чем-то реальном, но разум отказывался принимать такую действительность. Эндж был маньяком, похитившим меня и накачавшим какими-то препаратами, вызывающими галлюцинации. Я догадывалась о правилах игры, мне оставалось лишь выждать нужный момент. Оказаться за пределами этого замка - все, что было необходимо. Спасение маячило так близко, что мне не верилось, что совсем скоро я увижу дом. И мне было плевать, какие козыри хранил в своих рукавах Эндж. Я собиралась обыграть его.
  Мужчина вернулся спустя полчаса, когда мне уже показалось, что я проведу в этих оковах вечность. Его торс прикрывала очередная простая футболка, на этот раз безо всяких рисунков и надписей, но неизменно мрачная - темно-серая. Сверху он накинул простую темную куртку с огромными карманами на груди, украшенными металлическими заклепками. В руках мужчины я сразу заметила ворох одежды и высокие сапоги на шпильке.
  - Не соскучилась? - он кинул вещи на кровать рядом со мной и, достав маленький серебряный ключ, подошел к изголовью кровати. - Без фокусов. Выкинешь очередной трюк, брошу тебя в темницу. Поверь мне, в этом замке есть все, даже огромные плотоядные крысы, и они жаждут с тобой познакомиться. Сейчас я освобожу тебя, а ты, молча и без капризов, оденешься в то, что мне с таким трудом удалось достать. Понятно? Молча.
  Не став спорить, я кивнула, не поверив, когда тугие металлические браслеты упали с моих щиколоток, а потом и запястий. Еще никогда мне не доводилось чувствовать себя столь свободной и всесильной.
  Эндж какое-то время стоял надо мной, наблюдая, как я потираю затёкшие руки, которые совсем потеряли чувствительность. Но, удостоверившись, что у меня нет желания вновь бросаться в атаку, он отошел на пару шагов.
  - Одевайся, - сухо бросил мужчина, указывая на темную ткань на кровати. - И повторяю, без очередной попытки убежать. Мне не до игр.
  Запястья ныли, но кожа уже не была красной, светлея прямо на глазах. Я ожидала, что наручники натерли практически до крови, учитывая мои отчаянные попытки освободиться. Но ран не было. Опустив взгляд ниже, я не сразу поняла, что исчезли и мои шрамы. Кожа на ключицах оказалась идеально гладкой, как и живот. Неужели мне все показалось? Как ему удалось обмануть меня?
  - Шрамов не было? - задумчиво произнесла я, обращаясь к Энджу, который так и не соизволил отвернуться.
  - Были. Теперь их нет.
  - Почему?
  - Регенерация. Способность еще в зачаточном состояние, но несколько кормлений и ты вообще забудешь что такое шрамы. Привыкай. А теперь одевайся, мне надоело ждать тебя. Я могу и передумать. Пошевеливайся, малышка.
  Оставив все вопросы на потом, я потянулась к одежде. Эндж принес узкие темные джинсы, которые были мне велики на пару размеров, отчего штанины пришлось довольно сильно подкатать, а на талии мне совсем бы не помешал ремень. Но свитер оказался еще хуже, смотревшийся как огромное бесформенное платье, длиной ниже колена. Единственный плюс был в том, что этот наряд скрывал меня с ног до головы от ищущего взгляда похитителя, и я наконец-то почувствовала себя в безопасности. Внутри совсем медленно росла надежда, придавая мне сил.
  Пока я боролась с высокими сапогами, которые по счастью оказались моего размера, Эндж в два шага приблизился ко мне и в мгновение ока защелкнул браслет наручников на моем запястье. Еще один щелчок и второй конец уже охватил его руку. Теперь мы были связаны.
  - Зачем это? - тихо спросила я, рассматривая, как играет свет на блестящей поверхности.
  - Чтобы ты вновь не пыталась упасть с лестницы, - ответил он, поправляя браслет на широком запястье. - Не забывай, я не идиот, чтобы вновь дать тебе свободу передвижения. Мы, как влюбленная парочка, смеясь и улыбаясь друг другу, съездим в город, а потом также вернемся обратно. Да, солнышко?
  - Да, - зачем-то закивала я, после чего он резко потянул меня вперед, поднимая с кровати.
  - Пошли, крошка. Веди себя прилично и не смей меня позорить на людях. Я этого очень не люблю.
  Я чувствовала себя безвольной марионеткой, которую жестокий хозяин дергал за веревочки. Эндж совсем не считался со мной, быстро двигаясь через знакомый мне коридор. Мне пришлось держаться за перила, чтобы вновь не полететь с лестницы, потому что мужчина даже не удосужился сбавить темп, почти бегом спускаясь вниз. На этот раз все пролеты были пусты. Мы никого не встретили на своем пути. Замок казался все таким же пустынным, и даже тот странный парень сейчас не играл на гитаре возле окна.
  На улице уже начало темнеть и мне так и не удалось увидеть особняк при свете дня, который все также выглядел устрашающе. Лес вдалеке казался сказочным, но не тем, где обитают веселые лесные зверюшки, скорее мрачным и зловещим - идеальным местом для чудовищ. Не удивительно, что Эндж был одним из них. Территория казалось необитаемой, словно после воздействия радиации: мертвые крючковатые деревья, замерзшая пустынная земля и никого вокруг. Меня бы здесь никогда не нашли, но почему ни один человек не замечал огромный средневековый замок, словно в фильме о Короле Артуре. А может, все просто держались в стороне, зная, что здесь нет ничего, кроме зла.
  Мы подошли к внушительных размеров джипу, словно подготовленному специально для нас. Я так и не смогла вспомнить, на чем же он привез меня сюда с кладбища. Память молчала.
  - Залезай, - сказал Эндж, подведя меня к пассажирскому сидению.
  Мне пришлось перелезть на пассажирское, что вышло очень неуклюже. Но мужчина терпеливо ждал, только ухмыляясь моим попыткам передраться через коробку передач, не задев при этом рычаг.
  - Умница, - улыбнулся он, усаживаясь и захлопывая дверь. - Ты очень грациозна, солнышко.
  Машина рванула с места, оставляя мрачный замок позади, совсем сравнявшийся с вечерним беззвездным небом.
  Я смотрела себе под ноги, изредка бросая взгляд на дорогу. Солнце уже село, а Эндж так и не включил фары. Для меня оставалось загадкой, как он ориентировался в таком сумраке. Было ужасно неудобно все время держать руку на весу, особенно когда мужчина делал резкие повороты, неприятно дергая наручники.
  - Не хочешь узнать, сколько нам еще ехать? - наконец нарушил молчание Эндж, даже не посмотрев на меня.
  - И сколько? - безразлично спросила я, хотя в голове крутились совсем другие мысли. Мне следовало решить, как сбежать, и где мужчина спрятал ключ от наручников.
  - Немного. Обдумываешь план побега?
  Я промолчала, даже не удивившись, что он почти читал мои мысли. После всего случившегося это волновало меня меньше всего.
  - Зачем вся эта игра? - мне хотелось знать ответ на один единственный вопрос. - Что в конце?
  - Милая, если бы у меня был шанс не выкапывать тебя в час ночи из могилы глубиной в два метра, я бы лучше провел эту ночь дома у телевизора, ну или где-нибудь еще, но это же не для детских ушек. Ты - обуза. Запомни это.
  - Тогда отпусти меня.
  - Куда? Тебе некуда идти. Ты и так напугала сторожа, можешь почитать местную желтую прессу и обязательно найдешь бесподобную статью о трупе невесты. Ты и правда выглядела жутко. Кто подбирал тебе платье?
  Пока он дожидался моего ответа, в салоне автомобиля вновь повисла тишина. Мужчина провоцировал меня, а я совсем не хотела развлекать его в дороге.
  - Может, расскажешь мне что-нибудь о себе? - предпринял очередную попытку завести разговор Эндж. - Нет? Ну, тогда я попытаюсь угадать. Ты напоминаешь мне маленького мышонка, который боится попасть в большой и опасный мир. Ты окончила школу на одни пятерки, потому что очень хотела, чтобы родители городились тобой, поступила в престижный университет на востребованную специальность, причем руководствовалась именно мнением мамочки и папочки, а не своим желанием. Преподаватели от тебя просто без ума, но вот одногруппники не понимают твоего усердия. А ты же просто хочешь получить хорошее образование, найти прибыльную работу и завести семью с кучей милых детишек. Я угадал?
  Нет. Не угадал. Тот идеал, что описал Эндж, был совсем другим человек, но никак не я. Эту девушку видели окружающие, которые были плохо со мной знакомы. Но разве сейчас был сеанс психоанализа? Очень глупо открываться перед незнакомцем, который решил поиграть в Бога.
  - Выбирай, с чего начнем: кладбище или твой дом?
  - Дом, - тут же ответила я, не раздумывая. Меня даже затрясло от непреодолимого желания оказаться там, где я провела всю свою недолгую жизнь. Дом. Неужели он и правда отвезет меня домой?
  - Как предсказуемо, - фыркнул Эндж, прибавляя скорости. - Ты бы заработала лишний плюсик в моем личном списке, выбери кладбище, но, увы. Ты падаешь все ниже и ниже. И как только мы с тобой уживемся, - последняя фраза была совсем тихой, но мне удалось ее расслышать. Но даже это не смутило меня, ведь мы ехали домой.
  Вскоре я начала узнавать очертания улиц в желтовато-оранжевом свете фонарей. Мне было легко представить, что ничего не случилось, а я лишь поймала попутку и теперь возвращаюсь домой после очередной встречи с друзьями. Так бывало ни раз и этот маршрут мне удалось запомнить наизусть, каждую мелочь.
  Улицы были спокойны. Мне не удалось разглядеть прохожих, а значит, звать на помощь было бесполезно. Эндж знал что делать. Ночью у нас было меньше всего шансов быть замеченными. Пока он вырвался на несколько шагов вперед.
  Когда мы вывернули в знакомый дворик, я чуть не закричала от радости. Все это было родным, близким, столь необходимым в эту минуту. Мне еще никогда не приходилось так радоваться возвращению домой. Но это было так. Небольшая аллея с высокими деревьями, несколько лавочек, на которых так любили сидеть старушки и широкая клумба, оставленная дожидаться лета. Он действительно привез меня к моему дому. Так в чем был смысл.
  Эндж заглушил мотор, достав ключи из зажигания.
  - Ну что, малышка готова? Это будет непросто.
  Я кивнула в нетерпении. Только бы выбраться из машины. Спасение было так близко, что страх упустить этот шанс вызывал болезненное головокружение. Я не хотела возвращаться обратно. Мне страшно было осознавать это, но смерть и то казалась мне привлекательней, чем бессилие в стенах древнего замка.
  Мужчина вышел из машины и подождал, пока я выберусь за ним. Он крепко обхватил мою руку, переплетая наши пальцы, а затем спрятал в карман своего длинного черного плаща. Теперь никто не мог заметить наручники.
  Мы довольно быстро пошли к нужному подъезду. Домофон как всегда не работал и Эндж скользнул в темный проем, потянув меня за собой. Нас окружила тишина, заставив меня поежиться. Это казалось странным, даже безумным. Что я делаю здесь с этим мужчиной? Вернее, что он хотел сделать со мной? Ведь мы так близко. Еще пара этажей и я окажусь дома, где меня ждут родители. Но на самом деле все оказалось не так.
  Дойдя до четвертого этажа, я заметила, что побеленные стены покрыты гарью, а в воздухе еще витал запах недавнего пожара. И чем выше мы поднимались, тем заметнее становились ущерб, причиненный огнем. Следующий этаж выглядел ужасающе, так чаще всего и изображают ад: стены облупились, а темные разводы напоминали дьявольские языки пламени, пожирающие лестничный пролет, двери в квартиры, пусть и металлические, еле держались на петлях, словно вынесли ядерную войну, под ногами хрустели стекла единственного окна на этом этаже, угольно-черные, как специально покрытые краской.
  Эндж оказался прав, проводка под самым потолком тянулась темной змеей и уходила к зияющему провалу в стене, что когда-то был счетчиком. Пожар не пощадил ничего, но он так и не сумел пробраться в квартиры.
  Мною овладел необъяснимый страх, каждый шаг давался с трудом, и я почти была готова сдаться. Что-то внутри подсказывало, что мужчина ведет меня не к родителям, а претворяет в жизнь только ему одному известный план.
  Еще пара ступеней и мы оказались на седьмом этаже, который не так сильно пострадал от этого бедствия. Только слегка задымленные стены портили не столь давний ремонт. Эндж уверенно потянул меня к квартире с номером 53 и замер, ожидая моей реакции.
  Меня поразило не то, что он знал, где именно я живу, а то, что дверь оказалась опечатана: широкие полоски белой ленты как три огромных засова перекрывали темно-синий проем. На таком расстоянии мне с трудом удавалось разглядеть сбивчивые черные строчки и блеклые печати. Я не могла понять, что произошло.
  Мужчина подошел вплотную и резко сдернул куски ленты, повисшие теперь рваными лохмотьями.
  - Ну что малышка, ты готова узнать правду? - он медленно перевел взгляд на меня и улыбнулся, но в свете слабой лампы это скорее напоминало оскал. Хищный, голодный.
  Мне не нужно было ничего показывать, я и так знала, что за этой дверью моих родителей больше нет.
  
  Конец ознакомительного фрагмента
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"