Кипарисова Елена: другие произведения.

Сказки на ночь - 2. Там, где рушатся замки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир или война? Твоя жизнь или жизни близких людей? Прошлое или будущее? Оказавшись в самом эпицентре войны между вампирами и охотниками, как понять, какое решение правильное, когда все вокруг кажутся врагами? Теона приняла сторону вампиров, став спутницей бессмертного, но значит ли это, что она полностью отказалась от идей охотников, которые еще никогда не были так сильны? Больше некуда бежать, ведь предатель где-то совсем рядом. Уйти от привычного мира, чтобы понять красоту темноты. Предать, чтобы осознать, что действительно дорого. Умереть, чтобы начать новую жизнь. Жизнь. А есть ли у Теоны вообще право на жизнь?

  
  Кипарисова Елена
  Часть вторая
  
  Сказки на ночь - 2. Там, где рушатся замки
  
  Spellcheсk: Galatea3010
  
  
  Во время войны проще, чем во время мира. Есть враги, есть свои, есть цель.
  (Вера Камша. 'Отблески Этерны')
  
  Аннотация: Мир или война? Твоя жизнь или жизни близких людей? Прошлое или будущее? Оказавшись в самом эпицентре войны между вампирами и охотниками, как понять, какое решение правильное, когда все вокруг кажутся врагами?
  Теона приняла сторону вампиров, став спутницей бессмертного, но значит ли это, что она полностью отказалась от идей охотников, которые еще никогда не были так сильны? Больше некуда бежать, ведь предатель где-то совсем рядом.
  Уйти от привычного мира, чтобы понять красоту темноты. Предать, чтобы осознать, что действительно дорого. Умереть, чтобы начать новую жизнь. Жизнь. А есть ли у Теоны вообще право на жизнь?
  
  Глава 1
  
  Я не видела ровным счетом ничего вокруг. Эдриан стоял передо мной размытой тенью, и что-то объяснял родным. Мама всё это время была рядом, обнимала за плечи и старалась успокоить. Но меня била крупная дрожь, и смысл ее слов терялся в пустоте, возникшей совсем рядом. Наверное, она что-то пыталась сказать мне, что-то важное. Мне было плевать. Отец держался в стороне и молчал, поглядывая на горящий камин. Казалось, его совершенно не волновало случившееся. Все беды как всегда обходили его стороной.
  Прошло чуть больше часа, как мы с Эдрианом вернулись в особняк. Ньюбелзы отпаивали меня каким-то травяным чаем, от которого мысли путались еще сильнее, а окружающая картинка расплывалась до неузнаваемости.
  Я пыталась не думать. Совсем. Как легко было бы притвориться, что это произошло не со мной. Что Андрей не был охотником, заманившим меня в ловушку, что я не убила его отца, что мир не рушился на глазах. Но даже мое воображение сегодня было бессильно. Назойливые картины прошедшего вечера так и сменялись в голове, не давая ни минуты покоя.
  - Тео, - настойчивый голос вторгся в мое сознание. Мистер Ньюбелз стоял рядом и осторожно касался моего плеча. - Что они тебе сказали?
  Мне пришлось собраться с мыслями, которые ускользали как песок сквозь пальцы. Все терпеливо ждали.
  - Арсений сказал, что это они убили всех девушек. И взрыв их рук дело. Они хотели всем рассказать о вампирах и устроить массовую охоту.
  Слова давались мне с трудом, я знала, о чем нужно молчать. Никто не должен знать, что Арсений рассказал мне о бабушке и о том, что я одна из них. Даже Эдриан не слышал этого. Я еще сама не знала, что делать с подобной информацией. Имела ли она значение в моей жизни или нет? Хотелось ли мне принимать ее как должное? Я осознавала лишь одно - они не должны были узнать о моем истинном происхождении. Это было как клеймо, увидев которое каждый из них отвернется от меня. Но был еще один факт - сами охотники. Подкрепление, которое скоро будет здесь.
  Посмотрев в глаза мистеру Ньюбелзу, я поняла, что обязана предупредить:
  - Это не конец. Он говорил о подкрепление. Скоро они вновь попытают свои силы.
  Отец Эдриана нахмурился и опустил взгляд.
  - Вам придется поговорить с Советом. Это слишком серьезно. Мы не можем держать такое в пределах семьи. Речь идет о всеобщей безопасности.
  Я вздрогнула от его слов. Совет. Как долго он позволит мне жить?
  - Не сегодня, - вступился Эдриан. - Тео очень устала. Ей нужен отдых. Мы можем отложить этот разговор на время.
  Вампиры кивнули, соглашаясь. Мне не под силу было даже подняться с дивана. Эдриан подошел ко мне и осторожно взял на руки, крепко притянув к своему сильному телу. Я обхватила его руками за шею и осторожно прижалась щекой к мускулистой прохладной груди. Чувство покоя наполнило меня, забирая все тревоги сегодняшнего дня. Даже в самом центре этого ада я могла почувствовать себя в безопасности.
  Эдриан больше ничего не сказал присутствующим, развернулся и пошел к лестнице, направляясь в мою спальню. Я блаженно закрыла глаза, вдыхая его аромат, что-то близкое к свежему воздуху морозным утром. На данную секунду не существовало ничего лучше этого.
  Наверное, я задремала, потому что когда открыла глаза, то увидела его над собой. Парень укрывал меня теплым одеялом.
  - Спи, - прошептал он, нежно целуя меня в лоб.
  - Стой, - я схватила его за руку не в силах отпустить, в страхе остаться одной. - Что дальше?
  - Ничего, - нежно улыбнулся Эдриан, - ты немного поспишь. А завтра мы обо всем поговорим.
  - Ты скажешь им об опасности?
  - Я поговорю с отцом. Он поймет. Мы не можем с тобой одни противостоять вампиру из Совета. Ты же понимаешь, что нам нужны союзники?
   Мне пришлось кивнуть, хотя его решение и казалось мне диким, только сон буквально затягивал всё глубже и глубже.
  - А остальным?
  - Нет. Им незачем знать. Ты должна отдохнуть, а мы с отцом подумаем, как вывести врага на чистую воду. Тебе не о чем волноваться.
  Последние его слова донеслись до меня словно сквозь толщу воды, которая накрыла меня с головой.
  
  Всю ночь перед глазами стояла Милена, подвешенная за ноги, Арсений, умирающий на моих глазах, комната охотников, залитая кровью и разрушенная до основания. Эти образы осторожно вплетались в мой сон, превращая его в самый худший ночной кошмар. Я просыпалась в холодном поту, тяжело дыша, но усталость брала верх над страхом и заставляла вновь возвращаться к жутким видениям. Когда первые лучи солнца, наконец, заглянули в мою комнату, я была им рада. Всё что угодно, лишь бы не возвращаться к столь ярким воспоминаниям.
  Эдриан сидел рядом с моей кроватью, подперев кулаком голову, и в упор смотрел на меня.
  - Привет, - прошептала я, стараясь привести в порядок волосы, которые превратились в птичье гнездо, пока меня мучили страшные сны.
  - Привет, - еле слышно произнес он, - ты плохо спала. Кошмары?
  Я устало кивнула. Эта ночь совсем не прибавила мне сил.
  - Ты не спал?
  Это был риторический вопрос, но я никак не могла привыкнуть, что парень, сидящий передо мной, не человек.
  - Ты даже кричала во сне, - сказал он вместо ответа. - Прости, что втянул тебя в это. Всё должно было быть по-другому.
  Я не могла с ним не согласиться. Всё должно было быть совсем по-другому, но почему-то судьба решила поиграть с нами. И честно признаться, пару раз я уже была готова поднять белый флаг.
   Часы показывали раннее утро. Кругом всё замерло. Казалось, существовали только мы с Эдрианом, а за дверью моей комнаты мир просто исчез, не оставив после себя ничего. Только назойливые воспоминания.
   - Я сумел вымолить два дня.
   Удивленно посмотрев на него, я не поняла, о чем идет речь.
   - Совет ждет нас через два дня, - пояснил он. - Они готовы выслушать.
   - Всё?
   - Нет. Только то, что мы им сможем рассказать. Это шанс присмотреться к ним, найти виновного.
   Я не верила в его идею. Вампир опережал нас во всем - в знаниях, в силе. Но самое главное - мы не понимали его плана. Единственное было очевидно - никто из нас в него не вписывался. Мне хотелось кричать от бессилия. Вчера всё выглядело так просто, так правильно, а сейчас потеряло свое былое очарование. Что могла сделать я, обычная школьница? Сохранить мир? Остановить войну вампиров с охотниками? Остаться в живых? Только в сказках добро всегда побеждало зло, в реальности же иногда невозможно определить, где свет, а где тьма. Были ли вампиры абсолютным злом? Нет, я не могло отрицать всё хорошее, что они сделали, в частности для меня. Передо мной сидел Эдриан, который был ярким тому примером. Существо, созданное убивать таких, как я, готово было отдать свою жизни, чтобы сохранить мою. Были ли правы охотники? И да, и нет. Я понимала их мотивы, но не могла смириться с их методами. Пожертвовать малым, чтобы получить нечто большее. Но для меня не существовало ничего дороже человеческой жизни. Жизни таких же, как и я. Сейчас я боялась охотников даже сильнее, чем вампиров, но осознавала, что выбор между ними мне еще не удалось сделать окончательно.
  - Ты готова? - оторвал меня от размышлений Эдриан.
  Я посмотрела на него удивленно. Сейчас я не была ни к чему готова, любая мелочь могла выбить меня из колеи и поставить на край истерики.
  - К чему?
  Вампир замолчал, опустив голову вниз, словно прогнувшись под тяжестью случившегося.
  - Похороны, - коротко ответил он.
  Ужас прошлой ночи нахлынул на меня, заставляя еще крепче сжать одеяло в руках, как будто оно могло как-то меня защитить. Какими бы взрослыми мы не были, всё равно верим в чудеса. В то, что на Новый Год исполняются самые сокровенные желания, что плохое не случается с хорошими людьми, что смерти нет... Я почти поверила, что Милена жива. Что это была не она, что девушка там, в парке, могла выжить. Что сейчас она в своей комнате, еще спит, а за завтраком снова будет соблазнять Эдриана и надоедать мне своими разговорами. Память еще упорствовала, настаивала, что человек не может просто так исчезнуть, перестать существовать. Словно в подтверждение перед глазами замелькали картинки молодой красивой девушки в откровенных платьях. Никто не заслуживал такой смерти. Из глаз потекли слезы, и я уткнулась лицом в одеяло, пытаясь скрыть от парня весь свой ужас. Но он всё прекрасно знал.
  Присев на край кровати, Эдриан обнял меня и притянул к себе, нежно поглаживая мои волосы.
  - Я знаю... знаю, - бессвязно шептал он мне на ухо, стараясь успокоить. - Это нужно просто пережить. Мы не можем не идти. Ты же понимаешь.
  Конечно, я понимала, но что это могло изменить? Нет страшнее ритуала, чем похороны. Похороны молодой девушки. В те минуты я яростно ненавидела охотников, которые сотворили это. Одна лишь мысль, что я могу быть одной из них, была мне отвратительна. А ведь я могла оказаться рядом с Миленой. Сегодня могли бы провожать и меня... С трудом, но мне удалось отогнать эти мысли.
  - Хорошо. Дай мне полчаса.
  Эдриан внимательно посмотрел на меня, пытаясь убедиться, действительно ли я выполню то, что обещала. Потом удовлетворенно кивнул и вышел из моей комнаты.
  Каждая клеточка в моем теле болела, сопротивляясь любому движению. Но я заставила себя встать и привести себя в порядок. Закрытое черное платье чуть ниже колена было уместно в этой ситуации.
  
  В гостиной уже успели собраться все, кроме вампиров. Семья Милены стояла у окна, и в их застывших позах было лишь отчаяние. Они не шевелились, только держались за руки, встречая это утро напускным спокойствием.
  Я села рядом с родителями. Мама тут же притянула меня к себе, словно защищая от окружающего мира. Все хранили молчание. Впервые этот дом стал напоминать средневековый замок, пустой и холодный. Казалось, за каждым углом притаилось что-то страшное, ждущее подходящего момента, чтобы заявить о своем присутствии. Я многое бы отдала, чтобы оказаться у себя дома, вдали от этой скорби.
  - Я рад, что вы уже все проснулись, - объявил мистер Ньюбелз, входя в гостиную. Вслед за ним появились Эвелин и Эдриан. - Завтрак уже накрыт, и я прошу вас присоединиться к нам. Сегодня силы понадобятся каждому из нас.
  Очень медленно, но гости потянулись за вампирами, совершенно безразличные к происходящему, оглушенные произошедшим. Так начался первый день моей новой жизни.
  
  Весна почти подошла к концу, но в воздухе даже не чувствовалось намека на лето. Ни дуновения теплого ветра, ни луча, готового хотя бы секунду согревать замерзшие руки. Сегодняшний день был особенным. Особенно мрачным. Серое небо легло единой пеленой, укрывая нас словно куполом, порывы ветра сбивали с ног, пытаясь насильно вернуть обратно в дом. Мне хотелось вернуться.
  Кладбище казалось параллельным миром, где всему живому противостояло мертвое. Мы были чужаками, вторгшимися на опасную территорию.
  Я увидела ровные ряды надгробий и вздрогнула, дернувшись чтобы убежать, но Эдриан стоял за моей спиной, вовремя схватив меня за плечи. Его сила успокаивала. Только благодаря ему я делала шаг за шагом, продвигаясь вперед, при этом стараясь не смотреть вокруг. Но серые могильные камни и не думали исчезать.
   - Просто дыши, - шептал мне на ухо вампир, всё еще не отпуская из своих объятий. - Не думай ни о чем.
   Я слушала его, сосредоточившись на абсолютной силе рядом со мной. Но любое движение здесь казалось противоестественным.
   Присутствующие собрались плотным кольцом, а я старалась держаться позади, отводя взгляд от темного гроба, в котором словно спящая принцесса лежала Милена. Её хоронили в свадебном платье. Яркий контраст черного и белого резал глаза. Не в силах смотреть на это, я отвернулась.
   Желающих проводить Милену в последний путь пришло мало. Ни родственников, ни друзей, только семья вампиров и кандидаты в Совет. Только те, кто знал реальную причину её смерти. Для друзей она просто исчезла. Навсегда.
   Немного поодаль я разглядела черные тени. Вампиры. Стражи. Даже сейчас, в такую минуту никто не имел права расслабиться.
   На секунду на кладбище воцарилась абсолютная тишина. Я резко обернулась, словно кто-то позвал меня по имени. К нам приближалась небольшая процессия. Трое мужчин в черных костюмах двигались слишком грациозно, чтобы быть людьми. Я почувствовала, как руки Эдриана еще сильнее сжались вокруг меня, предупреждая. К нам шли члены Совета.
   Отец Милены вышел вперед и поклонился пришедшим. Я старалась не выдать своего страха, который буквально съедал меня изнутри. Один из них мог быть той темной лошадкой, готовой в любой момент уничтожить меня.
   Высокий мужчина в черном плаще в пол выступил нам навстречу. В каждом его движении читались власть и сила, способные сокрушить любого. Он медленно обвел взглядом присутствующих, совершенно ни на ком его не останавливая. Повеяло холодом. Эти пустые выцветшие глаза видели так много, что сейчас почти потеряли интерес к действительности.
   - Галиос, - шепнул мне на ухо Эдриан. - Он что-то вроде спикера.
   В ответ я застыла, стараясь совсем не двигаться, словно это могло помешать ему меня заметить.
   - Я прожил много веков, прошёл сквозь несчетное число потерь и разочарований и с уверенностью могу заявить, что нет ничего страшнее, чем пережить собственное дитя. Ничто не сравниться с этой потерей. Чудовище, сотворившее это и принесшее горе в семью, должно быть уничтожено. Со своей стороны мы приложим все усилия, чтобы свершилась месть, и невинное дитя, с которым мы сегодня прощаемся, могло уйти с миром. Этот день я объявляю не просто днём, когда погибла ни в чем неповинная душа, а Днём Расплаты, когда каждый из нас встанет на защиту всеобщего покоя. Ни один из нашего вида не остановится, пока каждый из этих чудовищ не предстанет перед судом. Нашим судом.
   Сердце забилось чаще. С каждым его словом я чувствовала, как холодные щупальца ужаса охватывают меня, проникая всё глубже. Это было объявление войны. Более того, я ясно видела искры солидарности в глазах присутствующих. Каждый из них, не отрываясь, смотрел на Галиоса. Я почти физически ощущала его власть над ними. Не зря Совет прислал именно его. Теперь ничто не могло удержать мир в равновесии. План, чей бы он ни был, сработал. Война между вампирами и охотниками была неизбежна.
   Эдриан еще крепче прижал меня к себе, почувствовав мою дрожь. Но сейчас это не могло мне помочь. В глубине души я верила, что ничто не сможет разрушить мой почти идеальный мирок, что война всё-таки обойдет меня стороной. Но только теперь ясно поняла, если кто-то очень хочет начать схватку, всегда найдется тот, кто готов принять вызов.
   Телефон в кармане завибрировал, что заставило меня выйти из оцепенения. Аккуратно, чтобы никто не видел, я вытащила его из кармана и взглянула на дисплей. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы буквы сложились в одно единственное слово - Андрей. Рука дрогнула, но мне удалось сбросить вызов. Осмотревшись вокруг и убедившись, что никто не заметил моих усилий, я спрятала телефон обратно. Галиос уже закончил свою речь, и теперь право слова взял отец Милены. Всего за день он резко постарел, под глазами читались темные круги. Даже на таком расстоянии я заметила, как дрожат его руки.
   - Пусть говорят, что смерть этих чудовищ не вернет мне Милену, но я буду знать, что это зло больше не тронет нас. Я благодарен Совету. И не только за то, что теперь могу быть спокоен за память дочери, которая окажется отомщена, но и за то, что им удалось спасти две другие души. Эдриана и Тео.
   Услышав его слова, я настороженно замерла. "Удалось спасти"? С каких пор Совет признался в жестоких убийствах охотников.
   - Только благодаря стражам, дети смогли вернуться к своим родителям. Жаль, что моя Милена...
   Дальше я уже не слушала. "Благодаря стражам"? Там не было стражей, только один вампир из Совета. Они покрывают его. Я резко дернулась в руках Эдриана, но он держал меня крепко. Наклонив свою голову к моему уху, он тихо шептал:
   - Успокойся. Не сейчас. Не выдавай себя.
   Но его слова проходили мимо. Я не могла прийти в себя. Что мы теперь скажем Совету? Не было никаких доказательств, что предатель среди них. Все были мертвы. Наши слова были пустым звуком.
   - Нас спасли не стражи, - шептала я, вырываясь. - Мы должны им сказать.
   Эдриан резко развернул меня и повел прочь с кладбища, не обращая внимания на провожающие нас взгляды. Я чувствовала его крепкие объятия, пока он практически силой тянул меня мимо надгробий.
   - Да приди ты в себя, - тихо проговорил вампир, оглядываясь и проверяя, не следует ли кто за нами. - Мы должны выждать. Пойми, мы еще живы лишь потому, что пока молчим. Нам нужно время.
   Я кивала, хотя мало понимала, чем нам поможем время. Предстоящая встреча с Советом казалась мне теперь бессмысленной. Паника, безнадежность, апатия - всё смешалось в одно невероятное чувство, совершенно оглушившее меня. Вся моя уверенность в победе и в своих силах исчезла без следа. Только сейчас я осознала реальную опасность и могущество противника.
   - Тише,- парень прижал меня к себе, пытаясь привести в чувство. - Просто сложный день, я знаю. Ты боишься кладбищ. Ничего. Мы сейчас уйдем отсюда.
   В его объятьях я позволила себе расплакаться. Нас никто не видел. За кладбищенской оградой были только он и я. Неожиданно в кармане вновь завибрировал телефон. Эдриан отреагировал гораздо быстрее меня. Я только отстранилась от парня, как увидела свой телефон в его руках.
   - Эдриан...
   Но продолжать мне не пришлось. За какую-то секунду вся его теплота и сочувствие испарились, словно их сдуло ветром. Передо мной стоял настоящий вампир. Голодный. Злой. Он с силой сжимал в руке мой сотовый, готовый в любой момент превратить его в пыль.
   - Ты разговаривала с ним? После всего случившегося? Он тебя предал. А ты до сих пор на его стороне?
   Сомнений быть не могло. Мне вновь звонил Андрей. Мы находились на пустыре. Рядом не было ни души. Только я и вампир, потерявший над собой контроль - это не могло закончиться хорошо.
  
  Глава 2
  
  Мне не хотелось знать, что будет дальше. Всё, чтобы он не сделал, было изначально неправильным. Почти не отвечая за свои поступки, я попятилась назад, стараясь не терять Эдриана из виду. Сейчас он был самой опасностью, воплоти. Не было ничего страшнее этого вампира, забывшего, что он пытается стать человеком.
   - Эдриан...
   Он не собирался меня слушать. Я видела, как потемнели его глаза, как ожесточились черты лица. Теперь каждое мое слово могло заставить парня переступить черту, свести на нет все предыдущие усилия быть ближе.
   - Я с ним не общалась. Послушай меня.
   Но ни тени понимания не промелькнуло на лице Эдриана. Он стоял немой статуей, приковав меня взглядом к земле. Парень не был похож на человека, скорее на существо, принадлежащее совсем другому, чужому миру. Мы были с разных планет, говорили на разных языках.
   - Я не знаю, почему он звонит, - медленно и громко произнесла я.
   Это немного привело его в чувство. Вампир расслабился, сменив свою напряженную позу на более расслабленную.
   - Ты с ним общалась? - голос был пугающе незнакомым.
   Я только отрицательно покачала головой, рассматривая свой телефон в его руках, в надежде получить его назад в целости и сохранности.
   - Мне должно быть всё равно, - глухо продолжил Эдриан, медленно обходя меня и останавливаясь за моей спиной. - Но мне это важно.
   Мурашки побежали по коже, когда я почувствовала его дыхание у своей шеи. В этом движение не было ничего нежного. Сердце стучало в груди, чувствуя опасность.
   - Тебе лучше не лгать мне. Так ты с ним разговаривала после случившегося?
   Вопрос повис в воздухе. Я собрала все силы и, повернувшись, встретилась глазами с вампиром.
   - Нет.
   Эдриан вглядывался в мое лицо, но не мог найти признаков лжи.
   - Ты собираешься ответить на звонок?
   Непроизвольно, я бросила взгляд на телефон в его руке. Экран до сих пор призывно мигал, требуя к себе внимания. Мне нужно было сказать одно простое слово "нет", но язык не поворачивался произнести его. Я так хотела услышать голос Андрея, даже после того, как он обманом привел меня в логово охотников. Хотелось поговорить с человеком, который знал, через что мне пришлось пройти. Хотелось попросить прощение за его отца, к смерти которого я была причастна. Хотелось узнать, как он мог убивать. Как мог лгать мне в лицо? Так много вопросов и ни единого шанса вернуться назад, к тому времени, когда мы с ним были просто школьниками.
   Вампир почувствовал мои колебания. Очень медленно он поднял свою руку до уровня моего лица и сжал кулак. Телефон хрустнул и смялся как обычная бумага, превратившись в бесформенную массу черного пластика.
   Шокированная, я лишь наблюдала, как небольшие осколки падают на землю к моим ногам. Больше никаких звонков.
   - Правильный ответ - нет! - прогрохотал Эдриан. - Тебе лучше держаться от него подальше. Он ничтожество, которое недостойно тебя. Еще одна ошибка Тео, и...
   Увидев мой ужас, он продолжил уже спокойнее:
   - Ты же знаешь, кто он, знаешь, что он сделал. Тогда почему? Зачем он тебе?
   - Я хочу знать, почему, Эдриан. Ты должен понимать, что нам нужно узнать, что они задумали.
   Он рассмеялся мне в лицо.
   - И ты решила сыграть в шпиона? Пойти по стопам Маты Хари? Не глупи, Тео. Я не позволю тебе даже приблизиться к нему или к любому другому охотнику. Слишком опасно. Так что давай закроем эту тему. Хватит на время геройствовать и находить себе проблемы.
   Развернувшись, он быстро пошел через пустырь к машине. Немного постояв в растерянности, я взглянула на пластик, виднеющийся в сухой траве. Что-то белое мелькнуло на грязно-серой земле. Сим-карта чудом уцелела после попытки Эдриана отрезать меня от внешнего мира. Убедившись, что он не смотрит, я быстро наклонилась и подобрала находку. Вампир так ничего и не заметил. Когда я села в машину, он не произнес ни слова. Возможно, мне следовало злиться на него за попытки привязать к себе, контролировать каждый шаг, но во мне не было никаких эмоций. Произошедшее оставило меня совершенно без сил. Про себя я считала секунды, когда, наконец, окажусь в особняке и смогу запереться в своей комнате, подальше от окружающей действительности.
  
   Весь день меня никто не беспокоил. Я слышала шаги и голоса за дверью, но ни люди, ни вампиры не решались зайти ко мне. Даже Эдриан не напоминал о себе целый день.
   Долгое время я просто лежала на кровати и смотрела в потолок. Как тени становятся всё чернее и заполняют собой всё больше и больше свободного пространства. Но, словно очнувшись ото сна, я кинулась к своей сумке, заботливо убранной в шкаф мамой. Перебрав целый ворох одежды, мне удалось найти то, что нужно. Небольшой томик в кожаном, довольно потертом, переплете аккуратно лег на мои колени. Золотистые буквы на обложке складывались в слова непонятные обычным смертным. "A morte aeterna libera nos" . Договор людей и вампиров. Великий Договор. Едва касаясь, я провела пальцами по шероховатому плетению. Эту старинную вещь вручил мне отец еще в пятилетнем возрасте. Сначала я думала, что ко мне в руки попал древний сборник сказок, но только многим позже поняла, что в книге описаны совсем не волшебные истории. Черная обложка отталкивала, словно предупреждая не открывать. Несмотря на свой размер, она была невероятно тяжелой. Страницы, пропитанные мудростью прошлых поколений. Я ухмыльнулась этой мысли. Как бы забавно это не было, но мне придется тщательно изучить каждую из них, в надежде, что ритуал обращения не превратит меня в кровожадное чудовище, и у меня будет шанс отступить.
  С благоговением я открыла книгу. Листы совсем пожелтели, а некогда черные строки выцвели до неясного серого оттенка, лишь слегка выделяясь на страницах. Последний раз я просматривала ее лет шесть назад в поисках шанса уйти от ритуала. Ничего не изменилось. Но только сейчас всё виделось сложнее. Мне было необходимо пройти ритуал и остаться при этом собой. Никто еще не пробовал найти обратную дорогу, отказавшись от жизни вампира. Ну что ж, я буду первой. Но меня оправдывает одно - новое время требует новых решений. А сейчас мир был на пороге войны.
  Я пропустила вступление и основные положения Договора, пока не дошла до нужной главы. Да здравствует Ритуал Обращения и принятие нового вампира.
  Первое что бросилось в глаза, так это еле различимое изображение, напоминающее старинную гравюру. Парень и девушка у алтаря, рука к руке. Невеста держит черную свечу, а жених - тонкий небольшой кинжал. Я не вижу их лиц, поэтому это совсем не напоминает свадебную фотографию. Скорее на пособие по вызову дьявола или как выгодно продать душу. Ни счастливых гостей, ни священника, ни украшений из роз. Только пышное белое платье девушки и черный фрак мужчины отдаленно напоминали процесс заключения брака. Человеческие обычаи были здесь не в ходу, а значит, я не знала ровным счетом ничего.
  
  "Избранный, отрекшись от прежнего мира и старых привычек, должен принять сторону своего спутника. Кровь от крови. Мысли, сплетенные в один клубок. Острый квилон ознаменует новую эру, тонкой красной лентой связав две души. Когда истончатся границы между двумя мирами, новая заря осветит наше существование, как..."
  
  Я долго смотрела на строчки и совершенно ничего не понимала. Конечно, не стоило ожидать подробной инструкции, как пройти ритуал и не обратиться в вампира, но то, что предлагала мне книга, было за гранью моих возможностей. Потеряв еще с час в попытке расшифровать яркие метафоры, я закрыла книгу. Стало понятно, что одной мне с этим не справиться. Мама? Отец? Нет, они точно мало чем мне помогут. Оставались только вампиры. Мне было стыдно подойти с этим вопросом к миссис Ньюбелз. Предполагалось, что я выучила этот ритуал от корки до корки и грезила принять в нем участие. Как объяснить матери Эдриана, что я вообще не собиралась заходить так далеко? Эдриан. Вот кто расшифрует для меня эти записи.
  Удостоверившись, что коридор пуст, я выскользнула из своей комнаты и тихо побрела к северному крылу, где жил мой вампир. Пока не наткнулась на темную дверь.
  Стараясь соблюдать правила приличия, я тихонько постучала в дверь. Ответом мне была тишина. Наверное, мне стоило развернуться и отправиться обратно в свою комнату, но любопытство как всегда взяло верх. Я просто не могла ждать, чтобы, наконец, узнать суть ритуала.
   - Эдриан, - тихо позвала я, но мне никто не ответил.
  Комната тонула во мраке. Вспомнив любовь вампира к абсолютной тишине, я решила обойти все комнаты, совершенно не думая о том, что могут подумать окружающие, если поймают меня с поличным.
   На улице был ранний вечер, и я довольно четко видела окружающий интерьер. Старинная мебель выдавала истинный возраст своего хозяина, который совсем не гнался за модой. Но следующая комната была более современной. Компьютер, плоский экран телевизора, зиявший на стене черным пятном, огромные колонки. Я словно проходила через временные порталы, путешествуя из одной эпохи в другую. В какой-то миг мой взгляд уловил легкое свечение слева. Обрадовавшись, что Эдриан наконец-то нашелся, я кинулась к двери, распахнула ее, и застыла на пороге.
   Мягкий отблеск свечей был сосредоточен только на нем. Еле уловимые тени играли на его обнаженной спине, подчеркивая каждый мускул. Вампир переодевался. От потери чувств меня спас лишь тот факт, что он стоял ко мне спиной.
   - Эммм... - только и удалось мне выдавить из себя, перед тем, как в панике отвернуться. За спиной послышался шорох. Эдриан заметил меня.
   - Ты что-нибудь слышала о личном пространстве - его голос звучал насмешливо, а не раздраженно, что меня немного успокоило.
   - А ты что-нибудь слышал о закрытых дверях? - в тон ему ответила я, всё еще рассматривая тени под ногами, стараясь скрыть, насколько покраснела.
   - О чем? Ты ворвалась в мою комнату как торнадо.
   - Я стучала и звала тебя. Ты специально это подстроил? - поразила меня дикая мысль, казавшаяся в тот момент весьма правдоподобной.
   - Что? Думаешь, я так и искал возможности, чтобы предстать перед тобой обнажённым? Вампир - эксгибиционист. Знаешь, а это звучит.
   - Очень смешно, - пробубнила я, смутившись еще сильнее. - Так, ты уже переоделся?
   - Нет. Зачем это? Я же нудист. Не хочешь развернуться и взглянуть на меня еще один разок? Я даже могу принять для тебя какую-нибудь сексуальную позу.
   Я недовольно поморщилась в ответ на его слова. Вся ситуация с самого начала не показалась мне смешной. Если бы он накричал на меня и выставил вон, это не так бы задело меня, но его игры в "кошки-мышки" пугали.
   - Хватит строить из себя неотразимого вампира. Я пришла по делу, - мой голос слегка дрогнул, и Эдриан наверняка почувствовал мое волнение.
   - Ты всегда приходишь по делу,- грустно ответил он. - Хоть бы раз зашла ко мне просто сказать привет. Или мы вампиры этого не заслуживаем?
   В его словах был смысл, и я почувствовала себя по-настоящему ужасно. Слишком часто рядом с ним я начала ощущать себя чудовищем.
   - Прости. Я не хотела обидеть.
   Забыв, что момент слегка неподходящий, я развернулась, но, к моему счастью, вампир был уже одет. Тем не менее, я застыла, забыв, что именно хотела сказать.
   - Что, недостаточно одежды? - усмехнулся вампир, рассматривая свои черные джинсы и свободную футболку с незамысловатым принтом. - Хочешь увидеть, как на мне будут смотреться валенки и телогрейка?
   В ответ я помахала перед ним книгой, которую всё это время прижимала к груди. Эдриан нахмурился, узнав надпись на обложке. Мгновенно оказавшись рядом, он выхватил книгу из моих рук.
   - Раритетное издание, - пробормотал вампир, усаживаясь на широкую кровать и пролистывая книгу.
  - Как и ты, - усмехнулась я, располагаясь рядом. - Так вы с ней говорите на одном языке?
   Он с непониманием взглянул на меня, словно видел в первый раз.
   - Я попыталась прочитать её, - продолжила я, - но не нашла ничего, кроме отличного слога, который связывает совершенно непонятные слова.
   - Ты даже не представляешь, сколько лет договору. На латыни он звучал просто идеально.
   В глазах вампира читалось уважение к священным страницам, даже трепет, что было мне совсем непонятно. Договор внушал мне страх, нет, скорее ужас. Как могла жизнь всего человечества помещаться в одной потрепанной книжке? Как могла моя судьба зависеть от столь бесконечных метафор? От этих мыслей меня передернуло. Эдриан заметил мою дрожь, но решил промолчать.
   - Так чего ты хочешь?
   Вампир смотрел, не мигая, и мне стало неуютно рядом с ним. Так близко. В полумраке. Вдалеке от окружающих.
   - Объясни мне ритуал обращения, - прочистив горло, ответила я.
   Вампир вздрогнул, услышав мои слова. Его глаза расширились от удивления.
   - Ты, правда, решила пройти его? Готова стать моей избранницей?
   Мне понадобились все силы, чтобы в ужасе не вскочить и не выбежать из комнаты. Что-то однажды решив, я уже не могла так просто отступить. Но, видя столько надежды в глазах Эдриана, я просто не могла назвать истинную причину своего решения. Как сказать ему, что сама мысль стать бессмертной заставляет меня сжиматься в ужасе, что, несмотря на его преданность и заботу, я никогда не смогу подарить ему вечность? Что это тогда, если не любовь? Долг. Эта истина прошла сквозь меня ледяной, едва заметной волной. Я слишком устала бежать и прятаться. Теперь отступать было некуда и мне хотелось хоть раз в жизни сделать то, что исправит мою бессмысленную жизнь. Как объяснить парню, что дороже его чувств для меня всегда были и будут мои друзья и семья, по крайней мере, ее часть - мама. Мы могли отказаться от этой участи, но ничего бы не изменилось. Вернее, известно стало бы лишь одно, что мы проиграли. Слишком легкая добыча, чтобы прожить достаточно долго. Но я видела глаза Эдриана, невероятно темные и яркие, как опал. За это время они стали для меня такими родными. Все попытки отдалиться от него, точно также как и стать ближе, заканчивались ничем. Я могла только верить, что достаточно сильна, чтобы не потерять голову и найти в себе силы уйти от него, когда выпадет шанс. Волновали ли меня его чувства? Да, я думала в тот момент только о нем. Он заслуживал совершенно другого. Мне было жаль, что мое сердце не могло совершить столь безрассудные порывы, которые он ожидал от меня. Но сейчас был не самый подходящий момент, чтобы решать, что правильно, а что ошибочно.
   Лишь устало кивнув, я забрала из его рук книгу и открыла на разделе Ритуала Обращения.
   - Я хочу узнать, в чем суть. Что мне предстоит пережить. Только сразу говорю, сильно меня не пугай.
   Эдриан усмехнулся и придвинулся почти вплотную, так что наши тела соприкасались.
   - В оригинале всё это было написано в стихах, но, к сожалению, Советом было решено не сохранять рифму в современном издании.
   - Даже без рифмы понятней эти строки не стали, - пожаловалась я, чувствуя себя всё более потерянной рядом с Эдрианом. - Так как он проходит?
   - В самом начале, вампир во всеуслышание перед Советом объявляет имя своей избранницы. Ну, а после всеобщей радости, влюбленные покидают зал Совета и следуют к Маяку.
   - Почему Маяк? - удивилась я, вспоминая неприветливое здание из темного камня на берегу моря, у самого обрыва.
   - Раньше это была часовня. Единственная, принявшая нас такими, какие мы есть. Нам она служила приютом, даже в самые тяжёлые времена. Это символично. Теперь именно Маяк благословляет новых членов в нашу семью, первым встречает их.
   Слушая его, я смотрела в пустоту. Совершенно не верилось, что парень рассказывает реальную историю, а не читает мне на ночь сказку.
   - Ты меня слышишь? - спросил он, осторожно положив свою руку мне на плечо. В ответ я вздрогнула от неожиданного прикосновения.
   - Да, продолжай. Этот ритуал хоть немного напоминает обычное венчание?
   - Немного, - усмехнулся вампир, но так и не убрал свою руку, а лишь медленно провел ею по моему плечу, пока его пальцы не сплелись с моими, а запястья соприкоснулись так тесно, что два пульса забились в едином ритме. - Ритуал проводит старейший из вампиров.
   Непроизвольно моя рука сжалось вокруг его. Мне вспомнились суровые иссушенные черты лица, поблекшие глаза цвета полуночи, тонкая черная трость. Таким он появился в жизни маленькой девочки, которая так и не смогла выкинуть его образ из головы.
   - Тебе нечего бояться, - успокаивающе прошептал Эдриан, поглаживая мою ладонь большим пальцем. - Он, пожалуй, даже нелюдим. Мирный отшельник. Встав перед ним, возлюбленные произносят клятву на латыни. Их руки связываются вместе тонкой алой лентой в знак единства.
   Затем он замолчал. Я посмотрела на парня и увидела сомнение в его глазах. Следующая часть ритуала могла мне не понравиться.
   - Продолжай, - упрямо сказала я, поборов в себе желание закрыть уши руками.
   - Необходим обмен кровью, - коротко произнес вампир, словно даже мысль об этом была ему противна.
   - Не притворяйся, что тебя совсем не греет мысль отведать моей крови.
   - Но тебя это не радует.
   - Не мудрено, - грустно ответила я, стараясь не думать о том, как острые клыки вонзаются в мою шею, высасывая жизнь.
   - Тео, это не столь ужасно, как может показаться. Воспринимай все как единство. Ведь мы станем мужем и женой. Не должно быть никаких секретов, никаких границ. Мы будем одним целым.
   Он явно приходил в восторг от этой мысли, что лишь подтверждало - мы живем в разных мирах.
   - Так, на каком этапе у меня тоже отрастут клыки? - даже моя ирония не смогла скрыть дрожь в голосе.
   - Один обмен не превратит тебя в вампира.
   - Нет? - удивилась я, но в голосе было слишком много радости от услышанного.
   Эдриан нахмурился, но через силу продолжил:
   - Это не так просто, как преподносят книги и фильмы. Чтобы процесс завершился успешно, необходимо, чтобы крови вампира в твоем организме было больше, чем своей собственной. Только тогда твое тело начнет принимать изменения.
   - То есть после ритуала я всё еще буду человеком?
   - Конечно, а как еще ты сумеешь выносить и родить нашего ребенка?
   Мне нечего было сказать. Я сидела с открытым ртом и просто неотрывно смотрела на вампира. Мне казалось, я поняла, что он сказал, но чем больше думала на эту тему, тем бессмысленнее становился наш разговор.
   - Ребенка? - голос принадлежал не мне, а запуганной маленькой девочке, только что узнавшей, что она не знает всех правил игры.
   Эдриан слегка помрачнел.
   -Тебе никто не говорил?
   Мне даже не обязательно было отвечать на его вопрос, мой ошарашенный вид говорил сам за себя.
   - Мы должны продолжить род ламий, - сухо проговорил он, стараясь не напугать меня еще сильнее. - Первый обмен кровью даст тебе достаточно сил, чтобы пережить эти пять месяцев и родить ребенка.
   - Девять, - машинально поправила его я.
   - Нет, пять. Ламии гораздо сильнее обычного ребенка, им не нужно столько времени. Ну а когда всё случится, муж и жена уединяются и вампир заканчивает превращение.
   - Выпивая кровь? - нервно сглотнула я.
   - Я предпочитаю называть это неравным обменом, - задумчиво произнес парень.- Всё зависит от твоего организма и желания присоединиться к обществу бессмертных. Это может занять как день, так и целую неделю.
   - А обращение может не произойти вообще?
   - Такого еще не случалось, - ответил Эдриан. Было заметно, что мой вопрос ему не по душе. - Это не страшно, Тео. Уже после первого обмена кровью весь твой страх уйдет.
   - Подействуют вампирские эндорфины?
   - Твой сарказм здесь не уместен, - оборвал меня он. - Это духовная близость. Ты просто не знаешь, о чем идет речь. Ты можешь хоть что-то воспринимать адекватно, а не как истеричный ребенок?
   Я обезоруживающе вскинула руки.
   - Прости. Слишком много информации. То есть пока я не... - было невыносимо думать о беременности, - ну ты меня понял. Я не стану вампиром, так?
   Эдриан попытался уловить подвох в моих словах, но видимо не стал начинать очередную ссору, видя мое состояние.
   - Нет. Никто тебя не может принудить к этому.
   Я недоверчиво посмотрела на него.
   - Теоретически, - поправил он сам себя. - Пойми, никто никогда не отказывался. Просто дай нам шанс, я не прошу о большем.
   Его рука легонько сжала мою, посылая электрические разряды вниз по спине.
   - Я удовлетворил твое любопытство?
   Встрепенувшись, я посмотрела в его тёмные глаза, пытаясь сложить полученную информацию в логическую цепочку.
   - А что за квилон и красная лента?
   - Это кинжал.
   - А красная лента это же не только полоска ткани, так? Имеется в виду кровь? - поморщилась я.
   - Ты, правда, хочешь это знать? Зачем? Это лишь напугает тебя еще сильнее. Лучше дождемся ритуала. Обещаю, я никому не позволю причинить тебе боль, - он наклонился ближе ко мне, шепча на ухо. - Но мы можем отрепетировать нашу брачную ночь, если тебя это успокоит. Ну знаешь, чтобы избежать возможных ошибок.
   В следующую секунду я уже лежала на мягкой кровати, а Эдриан возвышался надо мной. Он улыбался, ощущая мою беспомощность. Инстинктивно я уперла руки в его мускулистую грудь. Но это было подобно попытке сдержать надвигающееся цунами. Вампир наклонился и яростно поцеловал меня, так, что перехватило дыхание. На пару минут я потеряла связь с реальным миром, наслаждаясь только его теплом и настойчивостью. Но когда рука вампира погладила мой живот и начала медленно продвигаться вниз по телу, я дернулась, уже сопротивляясь по-настоящему.
   - Нет, - попыталась произнести я, но губы были слишком заняты его поцелуем.
   Эдриан на секунду оторвался от меня и посмотрел удивленно. Я видела язычки безумного пламени, танцующие в его глазах, и легкий румянец на щеках. Сейчас для меня он не был вампиром.
   - Нет? - переспросил он, прищурившись.
   - Никакого секса до свадьбы, - выдавила из себя я, понимая, как глупо это звучит. Откуда эта идея вообще взялась в моей голове?
   Эдриан улыбнулся своей дьявольской улыбкой, но прекратил свою атаку.
   - О, целомудрие сейчас на вес золота. Так ты всё еще...
   - Закроем эту тему, - тут же произнесла я, почувствовав, как лицо заливается краской. - Хотелось бы, чтобы моя личная жизнь осталась личной.
   Эдриан улыбнулся еще шире, нежно проведя пальцем по моей скуле, оставляя на ней теплый след.
   - Ради этого стоит подождать несколько дней. Очень скоро твоя личная жизнь станет еще и моей.
   Прыснув, я закатила глаза.
   - А теперь, может, ты слезешь с меня? Будет лучше, если мы оставим хоть что-то для брачной ночи.
   - О, поверь, для этого мероприятия я припасу парочку сюрпризов.
   Его заговорщицкий тон заставил меня покраснеть еще сильнее. Когда он вновь припал к моим губам, я уже не могла сопротивляться, упиваясь каждой секундой нашей близости. Эдриан не спеша, перешел к моей шее. Это заставило меня приглушенно застонать, забыв, что нас могут услышать. К моему ужасу кто-то сумел прочитать мои мысли.
   - Эдриан, - голос разорвал тишину, приводя меня в чувство.
   Как бы глупо это не звучало, но нас поймали с поличным.
  
  Глава 3
  
  Свет вспыхнул так неожиданно, что пришлось зажмурить глаза. Мне совсем не хотелось их открывать, я прекрасно понимала, что увижу.
   Но хуже всего было то, что увидел вошедший. Парочку озабоченных подростков (если это определение можно отнеси к 217-летнему вампиру), тела, которых были сплетены в сложном рисунке. Хуже ситуации и быть не могло. Я почувствовала, как румянец заливает щеки.
   - Эдриан, - голос стал еще настойчивее.
   Открыв глаза и пробравшись сквозь ярко-желтые круги от верхнего света, я сумела различить силуэт отца Эдриана в дверном проеме.
   Вся его поза выражала напряженность, лицо больше не было дружелюбным, а светлые глаза смотрели с холодной отстраненностью. Ему определенно не нравилось то, что он видел.
   - Отец, - в тон ему произнес Эдриан, лишь слегка повернув голову в его сторону, но так и удерживая меня своим телом на кровати.
   - Вижу, что помешал, - мистер Ньюбелз подошел ближе и остановился прямо возле кровати, смотря на нас сверху вниз.
   - Совсем немного, но если ты выключишь свет и выйдешь, закрыв за собой дверь, мы сделаем вид, что ничего не было.
   Поведение Эдриана совсем не казалось мне смешным. А что если мы нарушали правила? Вдруг тайная близость с одной из избранных приравнивалась к преступлению? Иначе как можно было объяснить реакцию хозяина дома, который всегда был со мной крайне любезен и внимателен? Мне тут же захотелось скинуть с себя вампира и броситься в свою комнату, заперевшись в ней на несколько недель, а может и месяцев.
   - Тео, тебе разве не пора спать? - мрачно проговорил мистер Ньюбелз и словно пронзил меня своим взглядом. Холод пробежал вверх по позвоночнику и укрылся где-то рядом с сердцем.
   Мне понадобилось несколько мучительно долгих секунд, чтобы прийти в себя.
   - Да, уже действительно поздно, - пролепетала я, как маленький ребенок.
   С силой оттолкнув Эдриана, так, что он, перевалившись через меня, приземлился спиной на кровать, я быстро вскочила на ноги. Наспех одернув задравшуюся блузку, которая всё это время оголяла мой живот, я кинулась прочь из комнаты, стараясь не оглядываться.
   Добравшись до своей комнаты и плотно закрыв за собой дверь, я попыталась отдышаться. Щеки горели от стыда, стук сердца буквально разрывал грудную клетку. Теперь я просто не знала, как смотреть в глаза мистеру Ньюбелзу. Больше всего меня пугала его реакция, то недовольство, с которым он наблюдал за нами с Эдрианом. Было в этом что-то непонятное. Вряд ли такой древний вампир, как он, яростно выступал против физической близости до свадьбы. Да и о какой близости вообще шла речь? Я была совершенно уверена, что мы сумели бы вовремя остановиться.
   От воспоминаний об Эдриане сердце вновь ускорило свой ритм.
   Так и не включив в комнате свет, я разделась и улеглась под одеяло, тщетно пытаясь выбросить из головы сегодняшние события. Строчки из Договора так и крутились в голове, а образ юного вампира постоянно стоял перед глазами. Совершенно измученная и обессиленная, я всё-таки заснула.
  
   Было еще очень рано, я чувствовала это каждой клеточкой своего тела. Всё противилось моему пробуждению, но что-то настойчиво вытягивало меня из объятий морфея. Не в силах больше бороться, я открыла глаза.
   - Привет, спящая красавица.
   Передо мной возникло лицо Эдриана, на котором блуждала загадочная улыбка. Я резко дернулась, но тут же почувствовала, что руки вампира мягко, но настойчиво удерживают меня на кровати.
   - Сколько времени? - хрипло спросила я, стараясь не выдать свое удивление от его присутствия.
   - Пора вставать, - ответил парень, но не шелохнулся.
   - Не думаю, - ответила я и развернулась к нему спиной, что было практически невозможно в таком железном захвате.
   Несколько секунд ничего не происходило, и я уже начала засыпать, подумав, что надоедливый вампир лишь часть ночного кошмара, но резкий порыв ветра убедил меня в обратном. Когда я вновь разлепила веки, мое любимое теплое одеяло валялось на полу, а Эдриан с интересом рассматривал миниатюрную голубую пижаму.
   - У меня странное впечатление, что ночь от ночи твои одеяния становятся всё условней. И самый логичный вопрос - когда они исчезнут совсем? Не хочу пропустить этот великий момент.
   Я поморщилась от сквозившей в его словах пошлости, это была совсем не та информация, в которой может нуждаться человек ранним утром.
   - Кто тебя вообще приглашал, - захныкала я, пытаясь свернуться в клубок, лишь бы сохранить тепло, которое ускользало от меня с каждой секундой нашего разговора.
   - Мне стало скучно одному, и я решил прогуляться до твоей комнаты. Не думал, что ты так долго спишь.
   Немного скосив взгляд, я посмотрела на небольшой позолоченный циферблат часов на прикроватном столике. Ровно семь утра.
   - И это для тебя долго? - тут же вспылила я, поднимаясь ему навстречу. - Человеку необходимо 8 часов сна! Минимум! А теперь верни мне одеяло, и разойдемся мирно.
   Эдриан мне не ответил. Он словно собирался с мыслями. Внутренний голос подсказывал мне, что день не предвещает ничего хорошего. Вдруг в голове что-то щелкнуло.
   - Совет, - прошептала я, вновь откидываясь на подушку. Тело буквально приросло к кровати, противясь любым попыткам подняться. Хотя я не очень то и старалась.
   - Ты не можешь лежать так целый день, - вскипел Эдриан, тут же нависая над моим лицом.
   Я удивленно вскинула бровь, что могло означать только одно: "Да неужели?"
   Вампир печально вздохнул, и я почувствовала его легкое дыхание на своем лице. Всё-таки он был очень ко мне терпелив.
   - Сутки назад ты сама выдвигала революционные речи и была готова пойти войной на любого, а что теперь? Лежачая забастовка? Да пойми ты, отступать уже некуда. Мы в игре, и мы команда.
   Я ничего не ответила и даже не пошевелилась. Непонятный страх перед будущим отнимал все силы, словно возвращая меня в детство, когда даже мысль о вампире заставляла меня рыдать.
   - Я поговорил с отцом, и он тоже поедет с нами. Нам же нужен кто-то, знающий членов Совета неофициально.
   - Он уже догадывается кто это?
   Эдриан только ухмыльнулся.
   - Нет. Отец говорит, что каждый из них предан своему делу и ни в коем случае не пойдет против своих. Никому не нужна война.
   - Тут ты не прав, - задумчиво произнесла я. - Никто не хочет начинать ее первым, но каждый мечтает закончить ее победителем.
   - Не важно. Нам нужно предстать перед Советом и узнать, что они решат. Я не думаю, что один неверный может что-то изменить. Каким бы отличным манипулятором он не был, этого недостаточно.
   - Так ты хочешь сказать, что угрозы нет? - удивилась я.
   - Я этого не говорил. Есть охотники, готовые атаковать. Это и есть угроза. План старейшины же сорвался.
   - Это не значит, что он не придумает другой...
   - Но не за сутки же, - оборвал меня вампир. - На его месте, я бы затаился, пока не уляжется шумиха и не пройдет посвящение. Сейчас главное остановить охотников, а остальное может подождать.
   Это звучало почти как план. В словах Эдриана чувствовалась такая уверенность, что мне пришлось ему поверить. В такой ситуации люди инстинктивно ищут любую возможность, любую ложь, которая хоть как-то разгонит мрак, пусть и ненадолго. Я была из их числа. Только благодаря этому, мне удалось найти в себе силы, чтобы подняться и улыбнуться Эдриану, хоть всё и выглядело слегка фальшиво.
   - Отлично, а то я уже собирался силком вытягивать тебя из постели, нести в душ, а потом одевать. Ммм, ты точно не хочешь еще поупираться?
   Вместо ответа я швырнула в него подушкой, которую он без труда поймал и тут же вернул мне.
   - Я только предложил. Мне просто хочется быть тебе хоть чем-то полезным.
   - Тогда найди мне что-нибудь из одежды, - вспомнила я извечную проблему всех девушек. - Я не знаю, что принято надевать в подобных случаях.
   Не дожидаясь его пререканий, я нехотя прошла в ванную. Горячий душ привел меня в чувство, и я наконец-то смогла оценить всю ценность предстоящей встречи. Было очень важно взглянуть в лицо каждому из старейшин. Даже если предатель затаился, это не имело значения. Словно жить на вулкане и знать, что рано или поздно он погубит тебя, но не иметь возможности отойти на безопасное расстояние. Вот что я чувствовала. Неизбежность. Вампиры, охотники - все они заставляли меня метаться как птичку в клетке. Я сама - единственное, что осталось у меня, единственное, в чем я могла быть полностью уверенна.
  
   Когда я вернулась в комнату, Эдриана там не было, но на кровати лежал светлый брючный костюм, который никак не мог попасть в мой гардероб. Отложив недовольство на потом, я всё-таки натянула на себя предложенный комплект. На самом деле всё было не столь плохо, как могло показаться. Я не выглядела ни секретаршей, ни учительницей. Костюм сидел как влитой, добавляя мне пару лет, а с ними и уверенности в себе.
  
   Спустившись вниз, я увидела лишь вампиров, ожидающих меня у лестницы. Миссис Ньюбелз тут же подошла ко мне и обняла по-матерински.
   - Всё будет хорошо, девочка, - шепнула она мне на ухо и отстранилась.
   - Нам пора ехать, - строго произнес хозяин дома и смерил меня холодным взглядом, от которого мне тут же захотелось вернуться в свою комнату.
   Я осмотрела гостиную в надежде увидеть свою семью, но комната была пуста. Ни отец, ни мама не сочли нужным проводить меня. Что-то больно кольнуло в груди. Неужели им всё равно?
   Эдриан заметил, как я изменилась в лице, и, взяв меня под руку, вывел из дома. Перед тем как сесть в машину я обернулась на окно родительской спальни. Шторы были плотно закрыты.
  
   - Молчи, пока с тобой не заговорят, - начал подготавливать меня к встрече с Советом мистер Ньюбелз. - Мы постараемся принять удар на себя.
   - Держись за мной и всё будет хорошо, - вторил ему Эдриан.
   - Когда они обратятся к тебе, будь вежлива. Помни, ты в данном конфликте представляешь людей. Всех людей. Они должны поверить, что попытки охотников развязать войну необоснованны, и смертные всё также нуждаются в нашей защите. Если члены Совета будут на нашей стороне, то у предателя не останется шансов. Нет противоречий - нет конфликта.
   - Вот почему сегодняшний день очень важен. Не бойся, если что-то пойдет не так, то я буду рядом. Мы справимся.
   Я лишь кивнула, сильнее вжимаясь в сидение. Мы почти приехали.
  
   Как ни странно, но все мои опасения оправдались. За высокой бетонной стеной нас встретил мрачный старинный особняк из темно-серого камня. Наверное, именно в таких и предпочитают селиться привидения.
   Меня испугала тишина, царившая вокруг. Ни щебета птиц, ни даже шелеста листвы. Все было мертво кроме... меня.
   Звук захлопнувшейся двери машины заставил меня вздрогнуть. В следующую секунду массивные двери особняка распахнулись и нам на встречу вышли мужчины в строгих костюмах. Охрана.
   Инстинктивно я еще ближе подошла к Эдриану, стараясь скрыть дрожь, которую вызывала царившая кругом безжизненность. Я была на чужой территории.
   Мужчины осмотрели нас, словно сканируя своим взглядом из-под непроницаемых очков.
   - Совет ждет Вас, - сухо бросил один из них и кивнул, призывая следовать вперед.
   Эдриан крепко сжал мою руку и повел к темному проему двери, за которым ничего не было видно.
   Несколько секунд я не могла различить даже очертаний холла. Глазам пришлось привыкнуть к сумраку, царившему в старинных стенах. Ни одна деталь не выдавало того, что мы всё еще в нашем времени. Изнутри замок был также выложен серым мрамором, который создавал могильный холод, пробирающий до костей. Старинная, наверняка ручной работы, мебель не скрашивала общее впечатление. Даже более того, всё выглядело необитаемым, неживым. Меня поразило отсутствие пыли и паутины, что казалось даже необходимым в таком месте. Холодно - это всё, о чем я могла думать. Но остальных, по-видимому, это совсем не волновало. Даже Ньюбелзы выглядели вполне довольными, став частью этого маленького мира.
   Коридор казался бесконечным. Мы поднимались вверх на несколько пролетов, спускались вниз. Это был бесконечный лабиринт, темноту которого лишь иногда разрывало слабое пламя свечей в настенных канделябрах. Я понимала, что сама уже не смогу найти выход. Это было похоже на погребение заживо. Стены резко надвинулись, стали давить, мешая дышать. Стараясь не показывать свой ужас, я еще теснее прижалась к Эдриану, тот в свою очередь слегка улыбнулся мне, подбадривая.
   Наконец коридор закончился. Мы стояли перед высокими массивными дверьми, отливающими серебром. Вот и последний глубокий вздох перед тем, как стражи, действуя единым целым, распахнули их.
  
   Зал освещало теплое золотистое мерцание. Пол, выложенный плиткой, был похож на бесконечное зеркало или абсолютно ровную гладь озера. Вначале мне показалось, что в комнате никого нет, но в самом конце я заметила постамент, установленный полукругом. Высокий стол, за которым сидели члены Совета, возвышался над полом на несколько десятков сантиметров, отчего я чувствовала себя еще более жалкой.
   Лица присутствующих были непроницаемы. С первого взгляда я даже не могла определить кто из них человек, а кто вампир. Двенадцать: шесть людей и шесть бессмертных. Одетые в темные мантии и смотрящие на нас свысока. Среди них не было настоящих людей, таких как я, были лишь смертные, которые за столько лет уже уподобились вампирам.
   - Мы рады приветствовать Вас в нашей Обители, - голос разнесся по залу и затих где-то под сводчатым потолком.
   Я пыталась сообразить, кому он принадлежит, но участники Совета были неподвижны. Неожиданно темная фигура возвысилась над остальными. Я сразу узнала это лицо, слишком часто оно преследовало меня в ночных кошмарах. Даргон.
   - Мы рады предстать перед Советом, - вторил ему мистер Ньюбелз, слегка склоняя голову. - Жаль, что столь прискорбные события привели нас сюда.
   - Лишь такие трудности смогут показать нам, чего мы стоим на самом деле, - без эмоций проговорил Даргон, не сводя с меня мрачного взгляда. - Мы рады видеть вас живой, Теона.
   - Я тоже, - пробубнила я, рассматривая членов Совета исподлобья, но, услышав легкий кашель мистера Ньюбелза, совсем потупилась.
   - Вы, наверное, хотите увидеть своих спасителей?
   Я почувствовала, как Эдриан рядом дернулся, но промолчал, сжав кулаки.
   - Конечно, я хочу пожать руку тем, кто спас от гибели моего сына и избранную.
   Ньюбелз держался величественно, и ничто в нем не выдавало того, что он знает о предательстве.
   Даргон кивнул. В следующую секунду двери за нашей спиной открылись, впустив поток холодного воздуха. Эдриан незаметно двинулся ко мне и заслонил от вошедших.
   Двое стражей в темных костюмах вступили к нам и остановились напротив Совета. Из-за темных очков я не могла видеть их глаз, но почему-то мне казалось, что они должны быть совершенно пустыми. Их лица были словно высечены из камня, движения доведены до автоматизма. Солдаты, лишенные эмоций и собственной воли. Они не могли убить охотников. Кто-то из Совета заставил их солгать. Но, всматриваясь в эти непроницаемые статуи, я понимала, что никто из них не скажет правду.
   - Вам очень повезло, что наши войны были рядом, иначе это могло закончиться трагедией, - заговорил Галиос весьма театрально.
   - Это и так закончилось трагедией, - вступился Эдриан. Чувствовалось, что он с трудом сдерживал свой гнев, готовый в любой момент раскрыть себя.
   Положив руку ему на плечо, я постаралась успокоить его. Бросив на меня совершенно потерянный взгляд, вампир немного расслабился и сухо добавил:
   - Мы благодарны Совету за спасение. Для нас это много значит.
   Галиос одобрительно кивнул. На несколько секунд в зале воцарилась оглушительная тишина.
   Достаточно осмелев, чтобы оторвать взгляд от пола, я осмотрела присутствующих. Они выглядели напряженными. Казалось, их совершенно не обрадовали гости. Теперь я могла точно определись шестерых людей. Их глаза бегали из стороны в сторону, тогда как вампиры смотрели не мигая.
   - Что ты можешь нам сказать Теона? - хрипло проговорил один из Совета, явно человек. Морщины покрывали его лицо мелкой сеткой, седые волосы по цвету напоминали белый снег. Он выглядел не просто старым, он казался по-настоящему дряхлым.
   - Ей нечего сказать, - вступился за меня Эдриан.
   - Избранная говорила с охотниками, - выкрикнул кто-то из Совета.
   - Да, Теона, поведай нам, что они успели тебе сообщить, - Галиос прищурил глаза, напомнив мне хищника, заметившего добычу. - Любая информация будет полезна в данной ситуации. Ты же понимаешь, что от твоих слов зависит наше общее благополучие? Так как?
   - Лишь то, что... что они собираются пойти против Совета, - неуверенно ответила я, разглядывая присутствующих, но, не заметив в них ни капли удивления, ни толики страха.
   - Этого мало, - продолжил вампир, понизив голос. - Сколько их? Что они предпримут? Остался ли кто-то из их команды в городе?
   Я молчала. Мне не хотелось отвечать, даже если бы ответы были ясны. Почему-то мне не хотелось сотрудничать с ними.
   - Она не знает этого, - спокойно ответил мистер Ньюбелз, словно разговаривал с давним другом, а не присутствовал на допросе. - Девушку похитили, она была напугана. Бедняжка чуть не умерла. Охотники не стали раскрывать ей свои тайны.
   - Это и не имеет значения, - вставил Даргон. - Нам нечего бояться кучки смертных, возомнивших себя способными противостоять Договору. Мы расправимся с ними еще до того, как они решат напасть на нас.
   Расправимся... Слово заставило меня вздрогнуть. Я посмотрела на Эдриана, но он был на удивление спокоен после высказывания Даргона. Тут я поняла, что являюсь единственной, кто не желает больше жертв и смертей.
   - Мы можем рассчитывать на вашу защиту? - осведомился мистер Ньюбелз.
   - Конечно. Мы усилим охрану вашего дома на период, пока не пройдет ритуал. Вам не о чем беспокоиться.
   - Город под нашей защитой. Появление даже одного охотника будет замечено, - проговорил вампир, которого я видела еще на кладбище. - Они будут арестованы и преданы суду. Мы можем гарантировать, что каждый замешанный в этом будет наказан по всей строгости закона. Мы слишком долго терпели присутствие охотников и были к ним слишком снисходительны. Пора прекратить этот спор. Теперь речь идет о мире, о равновесии. Мы больше не можем играть с ними в прятки. Пора прекратить это.
   - Вы приняли меры? - спросил отец Эдриана.
  - Новый закон принят единогласно. Каждый охотник или любой имеющий к ним отношение подлежит аресту и суду. Крайняя ситуация требует крайних мер.
  Эти слова долго звучали в моей голове. Вот так просто я оказалась вне закона. Если бы кто-то узнал, что общего между мной и охотниками, спасло ли меня то, что я избранная? Стал бы Эдриан защищать меня? Почему-то я сильно в этом сомневалась. Массовая истерия была в полном разгаре. Как бы Совет не был внешне спокоен, но я чувствовала, как известие о планах смертных подкосило их. А это значило, что охотники были на правильном пути.
  - Я уверен, что это принесет свои плоды, - проговорил один из Совета. - Угроза будет устранена даже быстрее, чем вы можете подумать. Самое главное, что мы опознали ее и приняли соответствующие меры вовремя. Можете быть уверены, что наш мир в безопасности.
  - Мы не смеем вас больше задерживать, - произнес Галиос. - Завтра великий день. День принятия в наши ряды новых членов. Так что самое время Вам - юный Ньюбелз - принять окончательно решение и, дай Вам Бог, не ошибиться в своем выборе. А Вы, Теона, соберитесь с силами. Ну и нам необходимо подготовиться к ритуалу. С завтрашнего дня ничто не будет как прежде.
  От его слов холод пробежал по спине, заставив меня непроизвольно сжаться. Боже, как же он был прав.
  
  Я смутно помню, как мы покинули территорию Совета. Всё было как в тумане, расплывчато и неясно. Только отъехав достаточно далеко, я начала приходить в себя. Вампиры молчали, смотря вперед, на дорогу.
  - Самое страшное позади, - тихо произнес Эдриан, посмотрев на меня в зеркало заднего вида. - Ты сумела пройти через это.
  - Ничего не закончилось, - сухо проговорил мистер Ньюбелз. - Предатель не выдаст себя. Галиос, Даргон, Фатис, Профирий, Телифан, Арвин. Они спокойны. Никто не показал свое истинное лицо. Я думал, всё будет проще.
  - У нас еще есть время, - вторил ему сын. - Охотники - вот первоочередная проблема.
  Мистер Ньюбелз промолчал, словно о чем-то задумавшись.
  - Какой им вынесут приговор? - озвучила я самый главный вопрос, волновавший меня всю дорогу.
  Мне никто не ответил. Гробовое молчание.
  - Я хочу знать, - упрямо произнесла я.
  - Суд будет решать, - уклончиво произнес Эдриан, даже не обернувшись на меня.
  - Их убьют? - предположила я самое худшее.
  - Некоторых, - сказал молчавший до этого мистер Ньюбелз.
  - Но это люди!
  - Люди? - усмехнулся вампир. - Они убили Милену и других девушек. Чуть не убили тебя и Эдриана.
  Я всё понимала, но казнь была варварством.
  Машина резко затормозила. Мы были посреди леса. Небольшая тропинка уходила вниз и терялась среди деревьев.
  - Выходи, - бросил мне Эдриан, открывая дверцу машины.
  Я послушно последовала его примеру и вышла навстречу прохладному весеннему воздуху.
   - Мы дойдем пешком, - пояснил вампир. - У отца важные дела, а нам нужно поговорить.
  Мне не нравилось это "поговорить". Оно всегда плохо заканчивалось. Но я не стала спорить.
  Первое время мы шли молча. Но когда я уже начала различать очертания дома, парень заговорил.
  - Теперь ты понимаешь насколько всё серьезно?
  Я не ответила.
  - Любой контакт с охотниками может поставить тебя вне закона. Вот почему я это сделал. Ты не должна была отвечать Андрею. Надеюсь, теперь ты меня послушаешь и исключишь любимые возможные контакты с ним.
  Мне оставалось только кивнуть. Он был прав как никогда. Вот только он не знал, что я связана с охотниками с самого рождения. И этого уже не изменить.
  - Ты тоже думаешь, что они заслуживают смерти?
   Эдриан молчал какое-то время, внимательно смотря себе под ноги.
  - Закон суров, но это закон. Договор держит в равновесии целый мир и для его поддержания иногда следует принимать крайние меры. Они хотят развязать войну. Этого нельзя прощать. Увидев бессилие или нерешительность Совета, любой может пойти по их стопам, усомнившись в Договоре. Нужны решительные действия.
  Я не спорила. Ведь не с чем было спорить. Это были их законы, и даже здесь была доля правды. Такие, как они, не заслуживали жизни.
  - Ты всё еще не передумала? - осторожно спросил Эдриан, когда мы уже почти подошли к дому.
  - Нет, - твердо ответила я, вспоминая, что должно произойти завтра.
  - Пути назад не будет.
  - Мне он и не нужен, - ответила ему я, сомневаясь в каждом произнесенном слове.
  - Тогда мы увидимся завтра, чтобы объявить о своих решениях.
  Вампир улыбнулся мне и пошел вперед, значительно обогнав меня.
  Остаток пути я прошла в одиночестве.
  
  Глава 4
  
  Открыв дверь в свою комнату, я зря надеялась на тишину и покой. На кровати сидела Агния, вся ее поза выдавала напряженность, словно она обдумывала что-то очень важное, не в силах принять окончательно решение.
  - Привет, - устало улыбнулась ей я, предполагая, что она пришла узнать, как прошел визит в Совет. Со дня моей встречи с охотниками мы с ней так и не поговорили. Она пряталась по углам особняка, а я не пыталась ее разыскивать, слишком погруженная в свои проблемы.
  Девушка молчала, плотно сжав губы. Даже на таком расстоянии я видела, что в ее глазах стоят слезы, и она с трудом сдерживается, чтобы не заплакать.
  - Что случилось? - испугалась я. - Тебя кто-то обидел?
  Ее голова дернулась, словно от невидимой пощечины.
  - И ты смеешь меня об этом спрашивать? - зашипела Агния.
  Я не узнавала ее голос. Всегда приветливая и скромная эта девушка превратилась в ледяную статую. Ее лицо исказилось злобой, а всегда мягкие карие глаза заблестели дьявольским огнем.
  - О чем ты? - не поняла я причину ее злости.
  - О чем?! Ты меня спрашиваешь? - она резко подалась вперед, вставая с кровати. - Не думала, что глупая дурнушка придет к тебе и выскажет всё в лицо? Господи, какой глупой я была. Как я могла вообще тебе поверить.
  - Да что случилось? - начинала уже злиться я.
  - Зачем? К чему была вся эта игра? Неужели считала меня конкуренткой? Кто бы сомневался, что Эдриан выберет тебя, а не меня.
  - Агния, пойми... - попыталась оправдаться я, но девушка резко толкнула меня, буквально припечатав к стене.
   - Нечего понимать. Ты, ты говорила, что он тебе не нужен! И что же произошло? Решила не отдавать его мне?
  - Агния... - но она уже меня не слышала.
  - А ведь ты его даже не любишь! - она больше не могла сдерживать слезы. - Я знаю, что такое любовь, а ты нет. Я это вижу. Ведь я люблю его. Всем сердцем. Каждой клеточкой своего тела! И он начал отвечать мне взаимностью, если бы не ты! Ты всё испортила! Просто скажи - зачем?
  - Агния, да послушай меня. Всё гораздо сложнее, чем ты думаешь. Нам пришлось через многое пройти вместе, и...
  - Ах, да. Из-за своей глупости ты его чуть не убила. Я считала тебя своей подругой. Лучшей из всех кого я когда-либо встречала. А ты оказалась не лучше других. Даже хуже. Даже Виолетта играет по-честному. Да, она жестока, но не скрывает это под маской невинности. Ты же бьешь в спину.
  Она развернулась, чтобы уйти, но вдруг замерла и вновь посмотрела на меня.
  - Ты не достойна его. Кто угодно, только не ты. Ты - хуже дьявола.
  Я не промолвила ни слова. Просто стояла и смотрела, как она открывает дверь и уходит. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя и кинуться вслед за Агнией.
  - Агния. Подожди!
  - Я больше не желаю тебя видеть, - выкрикнула она и громко хлопнула дверью.
  Мне оставалось лишь упрямо смотреть на опустевший коридор, отчаянно пытаясь успокоить взбунтовавшиеся чувства. Удивление, страх, отчаяние. Всё смешалось в один поток, захлестнувший меня с головой.
  - Браво, - раздался рядом со мной чей-то голос. - Какая драматическая сцена. Я действительно чуть не заплакала.
  Я обернулась. За моей спиной стояла улыбающаяся Виолетта. Ее глаза просто светились злорадством.
  - А я давно в этом убедилась. Ты редкостная дрянь. Строишь из себя саму невинность. Отличный отвлекающий маневр. Я аплодирую стоя.
  Тишину коридора разорвали ее скудные аплодисменты. В ответ я только поморщилась.
  - Просто помолчи.
  Но Виолетта проигнорировала меня.
  - Знаешь. В какой-то мере я тобой даже восхищаюсь. Увы, я не такая ловкая и беспринципная, как ты. Иначе Эдриан и вечная жизнь были бы уже моими. Мой проигрыш - моя вина. Снимаю перед тобой шляпу.
  Я больше не могла слушать ее. Нервы были на пределе. На глазах навернулись слезы, и мне с трудом удавалось не расплакаться прямо перед ней. Развернувшись, я кинулась в свою комнату и, закрыв за собой дверь, упала на кровать, спрятала лицо в подушку. Слезы душили, и я наконец дала им волю.
  У меня больше не было друзей в этом доме. И в этом действительно была виновата только я одна. Какие бы оправдания не возникали в моей голове, всё было напрасно. Я действительно забрала Эдриана у Агнии. Не важно, что я мечтала о забытьи, что до сих пор боялась вампиров и от единой мысли, что я стану одной из них, меня бросало в дрожь. Сейчас я была его избранницей, а завтра стану вечной спутницей. Я действительно была дрянью. Агния имела полное право злиться на меня. Но ничего нельзя было повернуть вспять. Более того, я не сомневалась в своем решении. Ведь у меня была веская причина так поступить. Ведь так? Мне бы не позволили уйти без боя. Не знаю, что и кому я хотела доказать, но остаться и остановить назревающую войну стало для меня смыслом жизни. Вот только за кого я болела в этом противостояние, мне так и не удавалось определить. Наверное, в этом и был главный смысл удержать их от войны? Чтобы потом не выбирать чью-то сторону.
  
  Ко мне заходила мама, но, заметив, что я не реагирую на ее присутствие, лишь сказала, что отец хочет поговорить со мной, но подождет до утра, и быстро ушла. Я всё также тихо лежала на кровати и пыталась понять, как же дошло до этого. Как я вообще оказалась здесь? Только вчера главной проблемой для меня были школьные уроки, а теперь... теперь гораздо важнее было просто пережить еще один день.
  Вдруг меня словно ударило током, и я поднялась с кровати. Завтра. Завтра будет Посвящение! Одно дело думать об этом, как о чем-то далеком и несбыточном, а совсем другое - пройти через ритуал. Мне тут же вспомнились строчки из Договора и жуткая иллюстрация, описывающая соединение человека и вампира. Единственным желанием было кинуться в комнату Эдриана и отказаться. Или хотя бы позволить ему убедить себя в том, что мне ничего не угрожает.
  Я уже была готова идти в комнату к вампиру, как раздался стук в дверь. Я обернулась и застыла на месте. На пороге стоял отец Эдриана. Безмолвный, холодный, сосредоточенный.
  - Мистер Ньюбелз? - я не могла поверить, что он здесь, в моей комнате.
  - Я знал, что ты не спишь. Извини, если помешал, - его голос был бесцветен, словно из него выкачали все эмоции.
  Секунда и он оказался рядом с большим кожаным креслом, которое стояло возле кровати. Я вспомнила, как не так давно Эдриан сидел в нем точно в такой же позе. Но сейчас это был не мой вампир, а его отец. Такой отстраненный, что меня окатывало ледяной волной при единственном взгляде на него. Не думаю, что он пришел благословить меня перед обращением.
  - Вы не помешали, - с трудом удалось выдавить мне из себя.
  - Ты же знаешь, зачем я здесь? - спросил он, слегка прищурив глаза, отчего его хрустально-голубые глаза засияли как драгоценности.
  Я отрицательно покачала головой, поборов внезапно подступивший приступ тошноты. Мне стало невероятно страшно. Еще никогда я так ясно не ощущала, что нахожусь в одной комнате с хищником.
  - Странно. Я надеялся, что нам удастся поговорить на равных. Без всей этой лжи.
  - Лжи? - удивилась я.
  Лицо мистера Ньюбелза искривилось как от зубной боли, хотя готова была поклясться, что он не способен ее испытывать.
   - Хватит, - резко бросил он, от чего я буквально подскочила на кровати. - Хватит. Ты можешь лгать Эдриану, потому что мой сын влюбленный идиот. Но ты не можешь лгать мне. Я все знаю.
  Я молча смотрела на него, изучая это мраморное совершенное лицо, но не могла понять, о чем он говорит. Что мне нужно было сказать, чтобы еще больше не разозлить его? Я с надеждой посмотрела на дверь, но надеяться на то, что кто-то прервет нас в столь поздний час, было глупо. Мистер Ньюбелз предусмотрел всё.
  - Нас никто не побеспокоит, - усмехнулся вампир, словно прочитав мои мысли.
  - Что вы хотите? - решительно произнесла я и подняла глаза на отца Эдриана.
  Несколько секунд он смотрел на меня, не мигая, а потом словно расслабившись, развалился в кресле, закинув ногу на ногу.
  - Теона, я хочу лишь одного - правды.
  Я молчала, и ему пришлось продолжить.
  - Я не могу знать точно, что произошло в плену у охотников, но почему они оставили тебя в живых, а не повесили рядом с Миленой, предельно ясно.
   Он смотрел, не отрываясь, ожидая моей реакции. Мне пришлось опустить глаза. Пульс участился, краска прилила к щекам. Виновна - вот был мой приговор.
  - Так ты всё-таки поняла, о чем я, - удовлетворенно произнес вампир. - Ну, наконец-то мы сдвинулись с мертвой точки. А я уж было подумал, мы будем играть в загадки до самого рассвета.
  - Я ничего не знала до этого, - прошептала я, почти до боли заломив руки. Это звучало как самое худшее оправдание на свете.
  - Неужели? Я должен в это поверить?
  - У вас есть причина мне не верить?
  - Полно. С чего бы начать... Может с того, что ваш загородный дом был пыточной для вампиров?
  - Это было до меня, - тут же ответила я, забираясь на кровать с ногами, словно это могло меня защитить.
  - Ну, конечно. Правда добрая бабушка завещала этот дом тебе. Наверняка она верила в тебя, как в наследницу.
  - Я никогда ее не видела. - Мне казалось, он не слышит меня.
  - Ты не любишь Эдриана.
  Это был не вопрос, и я удивленно подняла на него взгляд.
  - Я не...
   Слова застряли у меня в горле, и в комнате повисла тишина.
  Мистер Ньюбелз ждал довольно долго, но я не могла продолжить. Почему? Почему я не могла произнести этого?
  - Он мне не безразличен, - это было совсем не то, что следовало сказать.
  Вампир рассмеялся, и от этого смеха по моей спине побежали мурашки. Я не видела ничего смешного в этой ситуации.
  - Ты с самого начала не собиралась становиться одной из нас. Твои жалкие попытки бросить нам вызов. Эти ужасные манеры, жуткие наряды. А я потакал Эдриану. Он просто ничего не смыслит в людях. Увы, он слишком молод, а мы чрезмерно его опекали. И вот к чему это привело - вампир выбрал в пару охотницу.
  От последнего слова я вздрогнула. Никто и никогда не называл меня так. Я даже не была уверенна, что была одной из них. Пока не была.
  - Я не одна из них.
  - На твоем месте я не был бы столь уверен. Просто скажи, зачем тебе всё это? Ты на их стороне.
  - Я ни на чьей стороне.
  - Ты не любишь моего сына, ненавидишь весь вампирский род! - Он вскочил на ноги и навис надо мной. - Ты готова была сделать всё, лишь бы оказаться подальше от Совета. И что теперь? Ты внезапно решила принять свою судьбу? Сразу после встречи с охотниками?
  Он был прав. Как же странно это выглядело. Но могла ли я объяснить вампиру, что со мной произошло той ночью?
  - Я убила ради него. - Мне пришлось встретиться с ним взглядом, и в следующую секунду я об этом пожалела. В его глазах скрывалось живое пламя, готовое испепелить меня дотла в любую секунду.
  - Я не позволю тебе причинить боль моему сыну.
  - А вы сами готовы причинить ему боль? - Не знаю, откуда во мне взялась эта смелость. - Я никогда не желала и не желаю ему зла и также, как и вы, готова сделать всё, чтобы защитить его.
  Мистер Ньюбелз молчал. Эта тишина начала давить на меня. Неужели он всё-таки что-то услышал в моих словах?
  - Я, правда, хотел бы тебе верить, - внезапно смягчился вампир. - Но сейчас для нас не существует друзей.
  - Вы расскажите Эдриану?
  Я даже боялась представить последствия такого решения. Это бы поставило меня вне закона.
   - Нет, - улыбнулся хозяин дома и быстро отошел к двери, оставив меня недоумевать такое резкой смене его настроения. - Не сейчас.
   - Что значит не сейчас?
   - Эдриан влюблен. Он не поверит ни единому моему слову. Я знаю его вздорный характер. Он готов пойти против семьи ради тебя. Что за ирония. Но пока ты в безопасности. По крайней мере, можешь так думать.
   Он собирался уйти, но внезапно обернулся ко мне. Его сумрачный взгляд вернулся, пригвоздив меня к месту.
   - Но только пока. Просто знай, Теона, я слежу за каждым твоим шагом. Одно неверное движение, и все узнают. А ты осознаешь, что Совет сделает с тобой. Мне не нужно объяснять, что тебе не стоит рассчитывать на справедливое правосудие?
   Я тяжело сглотнула, представив себя перед Советом. Существовала ли у них смертная казнь? А лучше помилование?
   - Поверь, Эдриан поймет. Никто не простит предательства. Я прожил достаточно долго, чтобы утверждать, что рано или поздно твоя настоящая сущность проявит себя. Тебе нет места в нашей семье, и я докажу это.
   Я не слышала, как он вышел. Ни звука шагов, ни щелчка двери. Вот он был, и в следующее мгновенье я осталась в комнате одна.
   Рано или поздно. В голове стучали его слова. Может, он был прав? Откуда могла взяться эта ненависть к вампирам? Врожденное качество? Наследство от бабушки? Разве такое вообще возможно? Господи, у меня хоть когда-нибудь был выбор или всё давно решили за меня?
  
   Немного отойдя от визита мистера Ньюбелз, я всё-таки нашла в себе силы подняться, расстелить кровать и наконец подготовиться ко сну. Завтра предстоял тяжелый день и еще более тяжелая ночь. Стать частью вампирской семьи, которая была готова отдать меня на плаху. В этом мире был хоть кто-то, кто не желал моей смерти? С каждой минутой я сомневалась в этом всё больше.
  
   Ближе к ночи в мою комнату заглянул Эдриан. Я была даже этому раду. Сон никак не шел, а перспектива провести ночь перед Посвящением в одиночку меня совсем не радовала.
   - Зачем приходил отец? - с порога спросил он.
   Мне оставалось только врать:
   - Интересовался моими впечатлениями после встречи с Советом.
   По лицу вампира я не могла понять, поверил он мне или нет.
   - Он пытается вычислить предателя. Поверь, ему это удастся. А в целом, всё прошло лучше, чем я ожидал. Совет был милостив.
   Милостив. Я слегка улыбнулась. Истребление охотников нельзя было назвать щедрым жестом, особенно когда я одной ногой на их стороне.
   Эдриан заметил мое подавленное состояние, но истолковал его по-своему.
   - Волнуешься перед ритуалом?
   - А должна? Когда это я боялась участвовать в дьявольских мессах?
   Вампир усмехнулся и уселся на край кровати рядом со мной.
   - Это не дьявольская месса. Не отвергай непривычное сразу. Ритуал красив... правда, по-своему.
   Я недоверчиво посмотрела на него.
   - С тобой ничего не случится. Я не позволю.
   Он медленно наклонился и обвил меня своими руками, притянув к своей твердой груди. Я почувствовала его дыхание у себя на шее. Наверное, мне стоило отстраниться, оттолкнуть его, но чувство покоя накрыло меня с такой неожиданностью и силой, что я расслабилась в крепких объятьях и положила голову ему на плечо.
   Эдриан прижался еще теснее и нежно поцеловал в висок, от чего я в блаженстве закрыла глаза.
   - Тебе нечего бояться, - повторил он. - Отец всерьез взялся за это. Скоро мы узнаем предателя, и жизнь наладится.
   Непроизвольно я дернулась в его руках, что не укрылось от Эдриана.
   - Что-то не так?
   Разве? Твой отец хочет отдать меня на растерзание Совета. Или нет, вот так - мне кажется, он прав и в один прекрасный момент я осознаю, что вы все для меня враги. А может вы на самом деле враги? Но вслух я произнесла:
   - Ты уже бывал на ритуале?
   - Нет, - рассмеялся Эдриан. - Скажем так, это закрытое мероприятие.
   - Так откуда ты знаешь, что всё будет хорошо? - спросила я и посмотрела в его непроницаемо-темные глаза.
   - Просто иначе и быть не может. Мы же будем вместе. - Он улыбнулся мне и потерся щекой о мои волосы. В этом движении было столько нежности и заботы, что я вздрогнула и отстранилась, начала высвобождаться из его объятий.
   Вампир нахмурился, но всё-таки отпустил меня.
   - Я не должен был этого говорить, так?
   Я кивнула.
   - Пойми, просто...
   - Тебе не нужно ничего мне объяснять. Ты согласилась на этот шаг, и я тебе благодарен за это. Остальное остается за мной. Я уверен что сумею доказать тебе, что вампирский мир не столь ужасен, как ты думаешь. А главное, что я достоин тебя и твоей любви. Поверь, я своего не упущу. У меня было предостаточно времени, чтобы понять, чего я хочу от этого мира.
   - Спасибо, - улыбнулась я и вновь потянулась в его объятья. Его слова покорили меня, отбив всякое желание сопротивляться судьбе. Возможно, стоит решать проблемы по мере их поступления, а не мучить себя, пытаясь предугадать будущее. Ведь сейчас, в данную- секунду, всё было хорошо. Никто до этого не был со мной столь искренен. Никто прежде не оставлял за мной право выбора. Это мог сделать только Эдриан. Двухсотлетний вампир. Наверное, в этом был смысл. Два века пустоты не ожесточили его, но заставили ценить каждое проявление человечности, там, где даже сами люди забывали о ней.
   - Тебе стало легче? - прошептал он мне на ухо.
   - Немного, - призналась я, еще сильнее прижимаясь к нему и сладко вздыхая. - Ты меня просто покорил своей речью.
   Эдриан засмеялся, от чего его грудь задрожала.
   - Это я еще не старался.
   - Я как насчет угрозы в Совете? - задала я самый важный вопрос.
   Вампир тяжело вздохнул, поднял меня на руки и начал укладывать спать.
   - Ты ведь не могла промолчать, да?
   Я отрицательно покачала головой, когда он бережно укрыл меня одеялом, предусмотрительно подоткнув уголки.
   - Отец об этом позаботиться. Во время обряда Совет распорядился утроить охрану, так что это не самый удачный момент для атаки. На один день можно расслабиться. А теперь тебе действительно стоит, как следует выспаться. Ритуал начнется только в полночь, а до этого времени будет куча дел. Ну, ты знаешь, ваши женские штучки - макияж, укладка...
   Мне даже показалось, что Эдриан вздрогнул при этих словах. Он поднялся уже готовый попрощаться, но я протестующее потянула его за рукав рубашки.
   - А поцелуй на ночь?
   Вампир удивленно вскинул брови, но его взгляд тут же смягчился.
   - Сладких снов, - он наклонился надо мной и слегка коснулся губами моего лба. - Если что, кричи.
   Я улыбнулась в ответ и поудобней устроилась под одеялом. Глаза слипались. Я начала проваливаться в сон.
   - А к черту, - раздался над самым ухом раздосадованный голос Эдриана.
   Ничего не понимая, я открыла глаза и увидела его обнаженную спину. Рубашка уже висела на спинке кровати.
   - Ты что делаешь? - не сразу поняла я, зачарованная игрой его мышц в полумраке комнаты.
   - А на что это похоже? - обворожительно улыбнулся парень, уже расстегивая ремень на брюках. - Ложусь спать. Никто не спит в одежде.
   - О, господи, - простонала я, укрываясь одеялом с головой, чтобы он не заметил, как раскраснелось мое лицо. - Ты же шутишь?
   - Нет, - коротко сказал он, отбирая у меня часть одеяла и ложась рядом. Я почувствовала прикосновение его обнаженной кожи к моей спине.
   - Следующий раз захвати пижаму.
   Он рассмеялся моим словам, притянул ближе и обнял за плечи.
   - Теперь спи. Завтра всё будет отлично. Я в этом не сомневаюсь.
  
   Был ли Эдриан прав? Конечно, нет. Разве определение "отлично" подходит для вампиров? Плохие вещи просто случаются. А со мной они стали случаться слишком часто. Я даже начала забывать, каково это жить нормальной жизнью и просыпаться без стойкой паники на душе. Это день не был исключением из правил.
  
   Меня разбудил шум. Еле слышный, но зарождающий внутри тревогу, и окончательно прогоняющий сон. Я открыла глаза. Эдриана рядом не было. Как всегда. Часы показывали около восьми утра, и в коридоре стояла тишина. Так и не поняв, что именно меня потревожило, я уже хотела вновь заснуть, как снизу донеслись приглушенные голоса.
   Я не могла разобрать слова, но в этом было что-то опасное. Сердце учащенно забилось, заставляя подняться с кровати. Укутавшись в ярко-синий шелковый халат, я подошла к двери и открыла ее. Голоса стали отчетливее. Кто-то довольно громко разговаривал в гостиной. Немного постояв в нерешительности, я всё-таки двинулась вниз, стараясь не шуметь.
   Семья вампиров была в полном сборе, рядом с ними были мой отец и отцы Агнии и Виолетты. Они о чем-то оживленно спорили, не замечая ничего вокруг.
   Я остановилась у подножия лестницы в тени, пытаясь уловить суть разговора, но до меня долетали лишь отдельные фразы.
   - А что, по-вашему, будет открытым объявлением войны?
   - Мы не судьи...
   - Но мы обязаны судить, иначе проиграем эту войну.
   - Это не война...
   - Они проверяют нас...
   Разговор резко оборвался. Вампиры как один повернули головы в мою сторону. Эдриан резко поднялся и был уже рядом со мной.
   - Тебе не нужно было вставать.
   Он схватил меня за руку и потянул наверх, обратно в комнату. Когда за нами закрылась дверь, я наконец отважилась спросить:
   - Что произошло?
   Вампир молчал, избегая моего взгляда.
   - Ты думаешь, я не узнаю? - предприняла я вторую попытку.
   - Нет. Просто не хотел тебя расстраивать. Сегодня особенный день и не стоит его омрачать. Это пустяки.
   Я ему не поверила. Осторожно взяв его лицо в свои ладони, я заглянула ему в глаза.
   - Просто скажи.
   - Стражи убиты, - просто сказал он и отвернулся от меня.
   - Это сделали охотники? Они уже в городе?
   - Ты не совсем поняла, - уклончиво произнес Эдриан. - Те два стража, что взяли на себя ответственность за наше спасение.
   - И что это значит? - не совсем понимала я.
   - А то, что это слишком подозрительно. Наш вампир решил избавиться от балласта. Они ему больше не нужны. Опасные свидетели, даже если он и стер им память. Теперь мы точно ничего от них не узнаем.
   - Так это сделал он? - очень медленно я стала понимать весь ужас произошедшего.
   - Это похоже на охотников, но им бы не удалось выманить стражей из здания Совета посреди ночи.
   Эдриан замолчал, и мне нечего было сказать ему сказать. Не так я представляла себе этот день, который для любой другой девушки должен был стать лучшим в жизни. Это была моя жизнь, а значит, не стоило расслабляться, потому что мы пережили не все неприятности на сегодня.
  
  Глава 5
  
  Мы довольно долго прождали в моей комнате, в полной тишине, пока к нам не поднялся мистер Ньюбелз. Его лицо потеряло былое спокойствие. Глаза вампира лихорадочно блестели, а движения стали резкими и опасными.
   - Тебе удалось успокоить гостей? - спросил Эдриан, приобнимая меня за плечи, потому что я сжалась при виде хозяина дома и опустила глаза.
   - Нет. Думаю, это не тот случай, когда следует успокоиться, - бросил Кристиан Ньюбелз и начал расхаживать по комнате. В эти минуты он, как никогда, напоминал человека - растерянного, запутавшегося, сбитого с толку.
   - Что Совет? - голос его сына, напротив, был на удивление спокоен.
   Старший вампир замер и оглянулся на нас.
   - Совет предпримет соответствующие меры.
   - Опять усилит охрану, - усмехнулась я без особой радости.
   Хозяин дома со злобой посмотрел на меня.
   - Сегодня состоится ритуал, не самое подходящее время для решительных действий. Нет времени всё переигрывать.
   - Совет снова ничего не делает, - ответила я. - Он просто игнорирует случившееся!
   - Совет выжидает, - резко бросил вампир. - Стражи не подпустят охотников и близко к месту Посвящения. Оно строго засекречено. Тем более юная леди, вы должны помнить об указе Совета, - он смерил меня холодным взглядом. - Любой охотник подлежит суду.
   - И каковы успехи? - тут же спросила я.
   Эдриан резко встал и подошел к отцу, который уже был готов наброситься на меня.
   - Давайте успокоимся. Дело не в охотниках, а в вампире. Это единственное, что должно нас волновать.
   - Ритуал состоится в любом случае, - немного успокоился мистер Ньюбелз. - Если Старейшина и решит что-то предпринять, то не во время Посвящения. Слишком много свидетелей. Я прослежу, чтобы всё прошло хорошо. Просто будьте внимательны и осторожны.
   Мне нечего было ему ответить. Внутренний голос кричал об опасности, но что я могла сделать? Никто не видел угрозы. Какой смысл было доказывать, что стражи уже не раз доказывали свою несостоятельность. Разве погибших сегодня недостаточно? Или для высших вампиров они были просто рабочей силой, низшими существами. Их жизнь не ценилась.
   - Разве Совет не удивило то, как погибли стражи? - этот вопрос не давал мне покоя всё утро. - Как бы охотникам удалось выманить их? И неужели они не сопротивлялись?
   Мистер Ньюбелз нахмурился, но всё же ответил:
   - Им достаточно очевидного. Способ убийства указывает на охотников. Вас чуть не убили охотники. Охотники хотят начать войну. Понимаешь? Этого достаточно, чтобы сделать выводы, пусть даже ошибочные. Тем более Совет существует слишком долго, чтобы исключить даже мысль о возможном предательстве.
   - Ты продвинулся в поисках? - неожиданно спросил Эдриан.
   Я видела, что его отец не хочет говорить при мне, но сейчас мы, как ни странно были по одну сторону баррикад.
   - Я работаю над этим.
   Это была смягченная форма слова "нет".
   Мой вампир, похоже, также не был удовлетворен подобным ответом.
   - Отец, ты же понимаешь, что...
   - Я всё прекрасно понимаю, Эдриан. Даже лучше чем ты, - взвился вампир. - Так что прекрати разыгрывать взрослого и сильного вампира. Ты уже чуть не погиб, поэтому позволь мне разобраться с этой проблемой. Просто не мешай.
   Эдриан обиделся, но нашел в себе силы промолчать. Он сухо кивнул отцу и вновь сел рядом со мной.
   Мистер Ньюбелз понял, что это прозвучало слишком грубо, и немного смягчился.
   - Просто присматривай за Теоной, - он как-то по-особому выделил мое имя. Даже сейчас он не забывал, что я не лучшая пара для его сына.
   Когда за ним закрылась дверь, Эдриан еще теснее прижал меня к себе.
   - Не волнуйся. Всё не так плохо.
   - Думаешь, может быть хуже?
   - Очень смешно. Думай о предстоящем вечере. Ты уже выбрала платье? - он резко сменил тему, и это действительно помогло.
   Мои мысли наконец-то свернули в другое русло. Но не сказала бы, что в более приятное. Сегодня всё свершится.
   - Платье, - задумалась я. По правде признаться, я видела его всего однажды, на примерке. За всё отвечала мама, так что я совсем не волновалась насчет этого. Как и всегда, ее выбор был безупречен. - Оно в шкафу. Ждет своего часа.
   Эдриан встал и уверенной походкой направился к шкафу. Найти нужное платье для него не составило труда. Серебристо-белое с тонким черным кружевом, оно словно ожило в его руках. Настоящее платье для принцессы.
   - Ого, - только и произнес он. - Отличный выбор.
   - Скажи это маме, - ответила я, не в силах оторвать взгляд от искр, играющих на дорогой ткани.
   - Ты даже не сама его выбирала? - почему-то расстроился вампир.
   - Я не думала, что это будет так важно, - призналась я, не в силах вынести его взгляд, такой разочарованный и опустевший. - Эдриан, я...
   - Закроем эту тему. Мы уже обо всем успели поговорить, - парень слегка улыбнулся, но это выглядело слишком искусственно.
   - Ты будешь во фраке? - тут же спросила я, с трудом представляя своего вампира в чем-то более официальном, чем джинсы и футболка.
   - К сожалению, в моей любимой пижаме с мишками туда не пустят. Хотя я был бы не прочь увидеть тебя в подобном дресс-коде. Ты бы одела тот черный комплектик, что был на тебе в первую ночь? - его глаза загорелись темным пламенем, заставив меня покраснеть.
   - У меня создается впечатление, что ты слишком долго думаешь о моих ... "комплектиках", - улыбнулась я.
   - Дорогая, я вампир. Я могу думать о многих вещах одновременно. Смотреть фильм и думать о твоих "комплектиках", есть и думать о твоих "комплектиках". Да, пожалуй, я слишком много о них думаю. Но давай не будем притворяться, что ты совсем не думаешь о моих.
   Его улыбка была дьявольской, что заставило мои щеки еще сильнее заалеть. Как ему всегда удается выводить меня из равновесия?
   - Не думаю, что разумно обсуждать это сейчас, - мне пришлось прокашляться, потому что странным образом пропал мой голос.
   Эдриану это понравилось, и он невероятно быстро оказался рядом со мной. От неожиданности я упала спиной на мягкую кровать. Воспользовавшись моментом, вампир еще сильнее прижал меня к матрасу, крепко схватив за запястья. Я практически не могла двигаться.
   - Ты что делаешь? - задохнулась я. - Играй по правилам.
   Вампир лишь рассмеялся в ответ на мои слова.
   - Прости, я их не знаю, - и, наклонившись вперед, поцеловал меня в губы, лишь слегка, чтобы я могла почувствовать его.
   - Тогда я объясню, - мне с трудом удавалось говорить из-за дрожи в голосе - Смотреть, не трогать.
   - Это кощунство, - простонал вампир и вновь приблизился для поцелуя, на этот раз задержавшись подольше.
   Мое сердце словно сошло с ума, выбивая бессвязный ритм. Я еще никогда не чувствовала себя такой беспомощной, и мне еще никогда так сильно не хотелось быть таковой.
   - И всё-таки.
   Я не знала, как остановить вампира, который даже не собирался замедлить свой натиск. Ситуация становилась всё опаснее.
   Вампир на секунду отстранился, посмотрев на меня не то с удивлением, не то с любопытством, а потом вдруг завел мои руки над головой, отчего они почти коснулись изголовья кровати.
   - Что? - вскрикнула я и начала сопротивляться по-настоящему. Я изворачивалась как змея, брыкалась, пытаясь скинуть его с себя. Но он держал меня слишком крепко, при этом не причиняя никакой боли. В отчаяние я пустила в ход ногти и зубы, но Эдриан лишь рассмеялся, прижимая меня к себе всё сильнее.
   - У тебя в роду были кошки? - усмехнулся он, без проблем справляясь с моими жалкими попытками вырваться. - Я в предвкушении.
   - Чего? - не поняла я, даже на секунду остановившись.
   - Брачной ночи, - без тени смущения проговорил вампир и дьявольски улыбнулся.
   - Ах, ты... - возмущенно сказала я и предприняла очередную попытку освободиться.
   Вампир громко рассмеялся, а потом резко застыл, превратившись в статую.
   Я дернулась по инерции, но, увидев, что вампир не реагирует, тоже замерла. Мне совсем не понравилась тишина, непонятным облаком нависшая над нами.
   В дверях стояла мама, тоже немая и застывшая. Ее глаза расширились, рот беззвучно открывался и закрывался. Она силилась что-то сказать.
   Эдриан спокойно отпустил мои руки, деловито встал с кровати и слегка поклонился ей.
   - Прошу прощения, - проговорил он глубоким обворожительным голосом. - Думаю мне пора готовиться к предстоящему ритуалу. Прошу меня извинить.
   Он удостоил меня мимолетного взгляда и, не торопясь, вышел из комнаты.
   Я тут же поднялась навстречу маме, потирая затекшие запястья. Я почти была уверенна, что увижу на них синяки, но их не было. Мой вампир был осторожен.
   Мама сделала шаг мне навстречу, удивленно вскинула бровь, но промолчала. Я видела по ее лицу, как ей было тяжело удержаться от расспросов.
   - Нам пора готовиться, - сказала она, с трудом сдерживая улыбку.
   - А завтрак? - Я не чувствовала голода, но нужно было хоть как-то отвлечь маму от увиденного.
   Она обернулась, и я увидела озорные искры в ее глазах.
   - То есть десерта тебе было мало.
   - Мама..., - я раскраснелась и опустила взгляд в пол. Сначала мистер Ньюбелз, теперь родная мать. Вывод один - нужно запирать двери.
   - Завтрак принесут чуть позже, - смягчилась она. - А пока хотя бы умойся. Скоро придет визажист и парикмахер.
   - Что? - расстроено, протянула я. - Неужели это необходимо?
   Я ненавидела, когда посторонние пытаются изменить мой внешний вид. Даже матери приходилось предварительно вытерпеть мою истерику прежде, чем я допускала ее в "святая святых". Что-то мне подсказывало, сегодня из меня решили сделать настоящую принцессу.
   - Увы. И давай побыстрее прими душ, а то я начну читать тебе нотацию, что парням не место в твоей комнате. По крайней мере, до свадьбы.
   - Парням? - усмехнулась я, всё-таки решив послушаться. - Ему больше двухсот лет. Он тебе в праотцы годиться.
   - А поведение у него как у обычного озабоченного подростка, - засмеялась она и шутливо подтолкнула меня в сторону ванной. - Не спи. Это великий день.
  
   Великий день. Да, наверное, это было так. Кругом царило нервное возбуждение. Я постаралась отключиться и не следить за мельтешащими фигурами. Даже когда парочка "обаятельных мальчиков" занялась моим внешним видом, я не сопротивлялась. Они накручивали волосы, накладывать тон на лицо, даже занимались маникюром. Я сидела молча. Это просто нужно было вынести.
   На всякий случай я отвернулась от зеркала. Пусть преображение пройдет без моего участия. Слишком велик был соблазн пойти на обряд в джинсах и с моим по-обычному ярким макияжем.
   Я видела, как в комнату забегала миссис Ньюбелз. Она тщательно контролировала весь процесс и даже давала рекомендации.
   - Ты будешь самой прекрасной, - пообещала она, отчасти даже восхищаясь окончательным результатом.
   Когда мое преображение было закончено, я с удивлением заметила, что за окном уже стемнело, но дом, казалось, и не собирался замедлять свой темп. Отовсюду доносились голоса, смешанные с неясными шорохами и стуками. Даже сейчас я не совсем понимала из-за чего вся паника. Но когда обернулась к зеркалу, то осознала, что это не простая вечеринка с друзьями.
   Разве стоит говорить, что я себя не узнала? Хорошо это было или плохо, но девушка в зеркале совсем на меня не походила. Первой мыслью было расплакаться, второй - устроить истерику. Но кто бы меня послушал? Мои красные пряди были затонированы, отчего совсем не выделялись. Мягкие кудри в высокой прическе делали выражение лица нежным и добродушным, что совсем не было мне свойственно. Всё это дополнял изысканный вечерний макияж, про который я не могла сказать ничего плохого. Но самой большой потерей стали мои длинные ногти, которые были беспощадно обрезаны в скромный французский маникюр.
   Перемены начались, а мне уже это не нравилось. Словно отнимали частичку меня самой. Это был только макияж, а что бы стало со мной после обращения в вампира? Не хотелось об этом думать.
   Мои размышления прервал настойчивый стук в дверь. Не дожидаясь моего ответа, дверь распахнулась. В комнату вошел отец. Он был в строгом темно-синем костюме, полностью готовый к своему "счастливому дню" - назначению в Совет.
   Я с трудом удержалась, чтобы не поморщиться. И всё-таки он добился своего.
   - Теона, - произнес он, изобразив восхищение от одного взгляда на меня, - чудесно выглядишь. Как же раньше я не замечал, что ты такая взрослая.
   Я промолчала, понимая, что мой ответ приведет только к ссоре.
   - Я просто хотел пожелать тебе удачи, - продолжил он, пытаясь поймать мой взгляд. - Ты должна знать, как я тобой горжусь. Прости, если был груб вначале, но посмотри, к чему это привело. Мы победители. Хоть и не принято праздновать победу заранее, но я в ней абсолютно уверен. Мы отличная команда.
   Вздрогнув, я отвернулась. Этот разговор всё больше и больше угнетал меня. Неужели отец не понимал что мы с ним никакая не "команда"? А моя неприязнь к нему готова была перевалить точку невозврата?
   - Это наш триумф! - Казалось, он ничего не заметил и не почувствовал, продолжая свои хвалебные речи. - Теперь ты понимаешь, что я был прав? Что все твои слезы и обиды были напрасны?
   Слава Богу, он не дождался моего ответа, а с придыханием продолжил:
   - Теперь тебе нечего бояться. Ты станешь одной из них, а я присоединюсь к Совету. Каждый из нас получил то, чего достоин.
   Он увидел, что я не отвечаю, и замолчал, но лишь на пару секунд.
   - Я знаю, ты волнуешься. Оставлю тебя одну, чтобы ты подготовилась.
   Я даже не посмотрела, как за ним закрылась дверь. Но вдруг на меня нахлынуло невероятное облегчение. Я была свободна. Сегодня он ушел из моей жизни. Прямо через эту дверь. Чтобы со мной не случилось в будущем, наши судьбы больше не были связаны. Он получил свое, а я... я только пыталась это сделать.
  
   Вскоре в комнату вернулась мама. Она видела, что я подавлена, но списала это на всё тоже проклятое волнение, а может, как всегда решила не затрагивать наши с отцом взаимоотношения.
   - Пора надевать платье. Совсем скоро прибудет машина.
   Я устало кивнула. Почему бездействие и ожидание утомляет сильнее всего? Я чувствовала на своих плечах невероятный груз, который буквально приминал меня к земле, заставляя прогнуться. Но сегодня я должна была сделать всё правильно, несмотря на то, что чувствую на самом деле. Страх...
  
   Платье сидело идеально. Серебристая нить сверкала при искусственном свете, словно я была окутана мириадами звезд, взошедших именно на моем наряде. Глубокий вырез и тяжелая ткань в пол возвращали меня в далекое средневековье, превращая в благородную даму, ждущую своего рыцаря. А в моем случае - вампира.
   - Ты видела Эдриана? - неожиданно для себя самой спросила я.
   Мать отрицательно покачала головой, лишь украдкой встретившись со мной взглядом в зеркале.
   - Ты знаешь, что прекрасна?
   Я еще раз пригляделась к девушке в зеркале. Возможно, всё было не так уж и плохо. Этот вечер лицом к лицу встретит совсем другая Теона. Не я.
  
   Всё оставшееся время до отъезда я крутилась перед зеркалом, пытаясь привыкнуть к новому светскому облику, совсем не зная, что с ним делать. Я боялась выходить из комнаты. Слишком велика была вероятность встретиться с остальными девушками. И я не была уверенна, кто хуже - Виолетта или Агния.
   Когда наконец прибыли машины, чтобы отвести нас в зал Совета, я даже была рада этому. Ожидание стало невыносимым, превращая каждую мысль о предстоящем ритуале в кошмар.
   Мы спустились в холл. Мама просто сияла в длинном платье из глубокого синего шелка. Отец рядом с ней явно чувствовал себя некомфортно, постоянно одергивал пиджак и поправлял галстук-бабочку.
   Чтобы избежать возможных столкновений между кандидатами, было принято решение отправлять семьи по очереди. Агния с родителями уже были в пути. Мы уезжали из дома Ньюбелзов вторыми, Виолетта - третьей.
   Даже в машине, разрезавшей темноту своими яркими фарами, я не чувствовала волнения. Неужели я начала привыкать к постоянной близости вампиров и... смерти? Надеюсь, что нет.
   Все хранили молчание. Отец наверняка думал о своей новой жизни в роли члена Совета, а мама... мама надеюсь, жалела, что очень скоро потеряет меня.
  
   За день территория Совета совсем не изменилась. Ни сверкающих гирлянд, ни горящих факелов, ничего. Только непроглядная темнота ночи, совсем не говорившая, что здесь должно произойти. Окна здания смотрели на меня черными пустыми глазницами, советуя бежать отсюда как можно скорее. Но я не поддалась на их уговоры.
   Нас встретили стражи. Сегодня их похоронные костюмы поменяли на элегантный наряд, состоявший из темно-красной рубашки и брюк с пиджаком в тонкую белую еле заметную полоску. Приветливее выглядеть они от этого не стали.
   Только мы переступил порог Совета, как нас разделили. Я не знала, куда отвели родителей, но от одиночного путешествия с двумя вампирами бросило в дрожь.
   Пустынный каменный коридор закончился, и передо мной возникла тяжелая дверь из темной потрескавшейся древесины. Оба стража поклонились мне и, открыв дверь, пропустили внутрь.
   Комната словно вела в другое измерение. Никакого намека на средневековье. Высокая хрустальная люстра, светлые текстурные стены, удобная современная мебель и бесчисленное количество зеркал на стенах. Комната для кандидаток.
   У одной из стен в глубоком кресле сидела Агния. Я замерла на пороге, совсем ее не узнав. Очки в роговой оправе больше не портили ее лица. Тонкие, даже аристократичные черты лица были искусно подчеркнуты макияжем. Вечно спутанные волосы уложены мягкими волнами, красиво спадающими на плечи.
   Она поднялась мне навстречу. Подол черного платья с мелким люрексом тяжело упал к ее ногам. Высокомерие в глазах девушки только подтверждало в ней настоящую богиню.
   - Привет, - тихо произнесла я.
  Но девушка мне не ответила. Она лишь медленно прошла мимо меня к другому креслу у зеркала, слегка задев плечом и окутав густым запахом своих духов. Пора привыкать к врагам.
   Виолетта присоединилась к нам через несколько минут. Всё это время мы с Агнией молчали. Она буквально сверлила меня взглядом, а я упорно делала вид, что не замечаю этого, поправляя и так идеальную прическу.
   Я ожидала увидеть еще одну невероятно прекрасную девушку. Но Виолетта удивила нас всех. Строгий брючный костюм цвета кофе и белая рубашка делали из нее идеального офисного работника.
   Она сдалась, поняла я. Больше никаких попыток стать невестой вампира. Она приняла свою судьбу. Пожизненную работу в Совете.
   Она улыбнулась, увидев наши пораженные лица.
   - Привет сестрички. Не скучали без меня? - гордо вскинув голову, она прошествовала через всю комнату на своих высоких шпильках.
   Теперь все были в сборе.
   Стук в дверь заставил меня вздрогнуть. Дороги назад не было.
   Перед нами возник Даргон. С немного диковатой улыбкой он окинул нас взглядом и поклонился.
   - Леди, нам пора. Прошу следовать за мной.
   Никто не перечил ему. Дорога в зал Совета показалась мне бесконечной, как и в прошлый раз. Платье только мешало ходьбе, сковывая движения и делая путь еще длиннее.
   Знакомые тяжелые двери, распахнувшиеся как по мановению волшебства, яркий свет, заставивший сощурится и громкий хлопок - за нами закрылась дверь.
   Когда я подняла взгляд, все члены Совета были на своих местах, устремив на нас свои потускневшие глаза. Справа на длинной софе сидели наши родители, ожидая решения Эдриана. Эдриан. Он был в самом центре зала прямо перед трибуной. Одетый в черную рубашку из блестящего шелка и темные брюки. Никакого фрака. Гордый и независимый. Немного позади него взявшись за руки, стояла чета Ньюбелзов.
   - Пора, - проговорил Даргон, и поднялся со свого места. - Время настало. Мы долго ждали этого, и вот час пробил. Так редко наши ряды пополняются новой кровью. Это заставляет ценить подобные моменты. Ведь только так мы можем быть уверены, что договор в силе и неукоснительно соблюдается равно и с людьми, и с вампирами. Равновесие. Вот что так цениться в этом мире. Именно вы призваны уберечь нас от пропасти, потому что мы ходим по ее краю изо дня в день.
   - Эдриан, - произнес Галиос, указав на вампира непривычным устаревшим жестом руки, - ты осознаешь, насколько серьезными будут последствия твоего выбора?
   - Да, - коротко ответил он.
   - Три девушки и только одна единственная, - продолжил представитель Совета. - Лишь одна разделит с тобой вечность, став частью древнейшего рода Актаус. Ты не можешь ошибиться. Не сейчас, когда для нас настало смутное время. Виолетта, Теона и Агния. У тебя было время принять решение. Но среди них нет еще одной. Милены Вороновой, трагически погибшей от рук наших врагов. Пока ты во всеуслышание не заявил о своем выборе, мы почтим память этого светлого ребенка по обычаям людей - минутой молчания.
   Я опустила голову и закрыла глаза. Все ужасы пережитого вновь встали перед моими глазами. Ее бледное тело в опустевшем парке. Я с трудом сдержала слезы, сейчас не было времени плакать.
   - А теперь, - проговорил Галиос, - озвучь нам свое решение, юный вампир.
   Мое сердце забилось чаще. Я в отчаяние почти до боли сцепила руки за спиной. Одно слово, которое изменит всё.
   - Теона, - громко проговорил Эдриан. - Я беру себе в супруги Теону.
   Тишина. Я не могла прочитать по лицам присутствующих их реакцию. Молчание начало меня тяготить.
   - Это твой выбор, - проговорил Даргон после паузы. - Мы принимаем его. Предстань перед нами, Теона.
   На трясущихся ногах я вышла вперед и остановилась рядом с Эдрианом. Он тут же взял меня за руку и ободряюще улыбнулся.
   - Теона, - Даргон смотрел на меня немигающим взглядом, - один из рода Актаус выбрал тебя в спутницы. Мы принимаем его выбор и рады, что ты пополнишь наши ряды. Общество бессмертных открывает для тебя свои объятья. Жизнь во тьме, но с великой целью - принести свет в этот страждущий мир. Готова ли ты принять наш мир как свой, принять судьбу нашего народа как свою собственную и связать свою душу с душой Эдриана Ньюбелза навечно?
   Я застыла. Просто окаменела, пытаясь осмыслить слова Даргона и понять, насколько будут серьезны последствия от принятого решения. Я признавала, что это просто формальность, и никого из Совета в действительности не интересовало мое мнение, но ведь мне следовало что-то ответить. Куда же подевался мой голос, когда он мне так нужен?
   - Просто кивни, - донесся до меня словно шелест голос Эдриана.
   Я вскинула на него свой загнанный взгляд. Его удручало мое молчание, как и каждого в этом зале. Немного помедлив, я посмотрела на Даргона и слегка кивнула. Вампир удовлетворенно ухмыльнулся и в следующий миг оказался прямо перед нами.
   - Тогда я больше не в силах препятствовать соединению двух светлых душ. Знайте, для всех нас это настоящий праздник. Договор священен, а значит, священны и ритуалы, описанные в нем. Да свершиться таинство Обращения.
   Все как один члены Совета встали и покинул зал. Я видела, как уходят Агния и Виолетта, молча, ни разу не обернувшись. Вслед за ними к выходу потянулись и наши родители. Стражи осторожно, но упорно теснили их к выходу, не дав возможности даже поговорить с нами.
   Я с тоской наблюдала, как последний раз мелькнуло в толпе темно-синее платье мамы. Теперь мы остались одни.
   Эдриан притянул меня к себе, нежно поцеловав в губы.
   - Теперь просто закрой глаза и крепко держишь за меня. Главное, не отпускай.
   - Что ты... - хотела спросить я, но он, шутя, прикрыл мои губы ладонью, заставляя забыть, что я хотела узнать.
   Вампир очень крепко прижал меня к своей груди, и мне пришлось закрыть глаза, обняв его за талию.
   Я почувствовала, как под ногами исчезает твердая поверхность. Всё тело словно стало невесомым. Сердце на секунду замерло, а потом ускорило свой темп. Я задержала дыхание, почувствовав в своих волосах ветер. Мы больше не были в зале Совета. Я слышала шелест листвы и отдаленный едва уловимый шепот моря.
   - Теперь можешь выдохнуть, - прошептал мне на ухо Эдриан и отстранился.
   Я открыла глаза и увидела, что мы стоим на берегу моря. Всего в нескольких шагах от нас мерцал маяк, рисуя на воде белую дорогу в никуда. Часовня.
   Вампир, как настоящий джентльмен, взял меня под руку и повел вперед, прямо к темному неприветливому строению.
   К моему удивлению внутри старый маяк совсем не производил столь удручающее впечатление, как снаружи. Дорогу нам освещали факелы, расставленные на протяжении всего пути. Перила винтовой лестницы, ведущей наверх, были украшены красными соцветиями. "Кровавые цветы", вспомнила я.
   Эдриан помог мне преодолеть эти бесчисленные пролеты без существенных падений, так как длинное платье постоянно путалось в ногах и мешало идти. Наконец мы были на самой вершине.
   Небольшая площадка была слабо освещена зажженными повсюду свечами и серебристым светом луны, заглядывающей в большое окно. Дикие орхидеи заполняли собой практически всё пространство часовни. От их запаха кружилась голова. В дальнем углу стоял алтарь, а за ним темная фигура в поношенном хитоне.
   Ни секунды не колеблясь, Эдриан подвел меня к странному священнику и поклонился. Я последовала его примеру.
   Фигура пришла в движение. Одним неуловимым движением капюшон упал на плечи. Я увидела лицо старца. Застывшая маска, испещренная глубокими морщинами. Я даже боялась предположить его возможный возраст. Он был невероятно стар. Его глаза были плотно закрыты, и я поняла, что он был слеп.
   - Я рад приветствовать вас здесь, - разнесся над нашими головами сухой безликий голос, хотя я готова была поклясться, что губы старца не шевелились. - Так давно в моих владениях не появлялись гости, а тем более с такой великой целью.
   - Мы рады быть здесь, - произнес Эдриан и сделал еще один шаг вперед, так, что мы оказались почти вплотную к алтарю.
   - Тогда начнем ритуал, - сказал вампир и развел своими костлявыми руками в стороны, словно приветствуя нас. Сейчас он напоминал ссохшееся дерево, ветки которого давно уже не видели солнца.
   Эдриан взял мою левую руку и вложил в свою правую ладонь, вытянув их вперед, к старцу. Тот в свою очередь связал наши запястья тонкой красной лентой так, что мы больше не могли освободиться.
   - Пускай, мы бессмертны, но даже вечные нуждаются в верном спутнике и тепле, которое согреет наше застывшее сердце, и окрасит бесконечность в цвета разума и просвещения. Две жизни. Столь разные и далекие сегодня сплетутся вместе, объединив два пути, две расы, две судьбы.
   Непонятно каким образом в руках старца появился короткий изогнутый кинжал, а на столе прямо под нашими сомкнутыми руками возник глубокий кубок, наполненный темной жидкостью.
   - Что для нас спутник? Это часть души, а душа не может жить в разных телах. Одна кровь должна течь в венах супругов, дабы омыть и привязать бессмертную душу. Одна кровь, одна душа, один разум.
   С замиранием сердца я следила, как поблескивающий кинжал приближается к нашим запястьям и резким отточенным движением разрезает кожу на моей руке и руке Эдриана, оставляя тонкую красную нить. Она начиналась на моем запястье и идеально симметрично продолжалась у Эдриана. Я дернулась от неожиданной боли, но мой вампир не дал мне вырвать руку. Он с безумием во взгляде наблюдал, как, смешиваясь, стекает наша кровь и тяжелыми каплями падает в подставленный сосуд, который неожиданно начал вибрировать. По комнате разнесся приглушенный звон.
   - Больше никаких преград для двух разумов. Больше нет "я", есть только "мы". Да свершиться священное таинство ритуала Обращения.
   Когда наша кровь перестала стекать в сосуд, старец поднял его и подал мне, слегка помешивая.
   С ужасом я приняла кубок, от которого исходил такой холод, что стали неметь пальцы. Его вибрация передалась мне, лишь усилив внутреннюю тревогу. От мысли выпить кровь сразу затошнило. В поисках поддержки я обернулась на Эдриана, но он лишь кивнул, завороженный происходящим.
   Я обхватила кубок двумя руками, чтобы практически невозможно с красной лентой, крепко связавшей нас, и медленно поднесла его к губам, сделав небольшой быстрый глоток.
   Но я не ощутила вкуса крови, только странные травы, за одно мгновение сумевшие меня одурманить. Мир вокруг пошатнулся. Нерешительно я передала кубок Эдриану, который тут же перехватил его и, не удержавшись, облизнул пересохшие губы.
   Несколько секунд он смотрел на странный напиток, а затем одним залпом осушил бокал. Я успела заметить, как блеснули острые белые клыки.
   - Ничто не разрушит эту связь, основы которой мы заложили сегодня. Вы - наше будущее, часть прошлого и фантомы настоящего. Едины, как вечность.
   Он поднял свою ссохшуюся руку и поднес к нашим переплетенным пальцам. Острые черные когти мелькнули в отблеске свечей. Он приставил их к моим костяшкам и медленно повел вниз, оставляя тонкие, но глубокие порезы. Я стиснула зубы, чтобы не закричать. Эдриан перевернул наши руки, отчего его оказалась сверху, и старец оставил точно такие же порезы на его пальцах.
   - Эти метки расскажут всем о вашей нерушимой связи. Пусть вечность станет для вас домом, в то время как вы найдете утешение друг в друге. Да завершиться ритуал, и станете вы частью нашего мира.
   Он вновь взял кинжал и, когда я вся сжалась в предвкушение новой боли, разрезал красную ленту, скреплявшую наши руки, и обвязал ее частями порезы на обеих руках.
   - Идите с миром.
   Ритуал был закончен. Я сумела пройти через это.
  
  Глава 6
  
  Свежий воздух немного привел меня в чувство, но тело, казалось, совсем меня не слушалось. Эдриан неуверенно посмотрел на меня, а потом с легкостью поднял на руки.
   - В лучших человеческих традициях, - усмехнулась я, отчего заслужила один долгий поцелуй.
   - Хочешь сказать, что мы не носим женщин на руках? Милая, я вампир, а не плебей. Тем более большинство традиций вы переняли у нас. Например, страстный поцелуй в нежную женскую шею. Издревле для вампиров такой обмен кровью служил знаком супружеского единства. Яростные гемофобы исключили членовредительство и вот что получилось. Хотя я считаю, что аккуратные следы клыков выглядят гораздо эротичней, чем ваши вульгарные засосы.
   Я лишь тихо засмеялась, удобно устроившись на его груди. Голова до сих пор кружилась, запах орхидей и не собирался отпускать, буквально въевшись в одежду и волосы.
   - Или традиция когда мужчина держит женщину под руку, - продолжил парень. - Для вампиров это необходимость, так супруги показывают свои симметричные метки, которые мы сегодня получили. Священные узы.
   - Черт, что было в кубке? Я до сих пор ощущаю, что земля всё время вертится. Наркотик? - связные предложения давались мне с трудом, но в тоже время, ночь казалась пестрой и живой.
   - Немного, - после минуты молчания ответил Эдриан. - Раньше в нем было вино, но это не скрывало вкуса крови. А так как у вас смертных довольно слабые желудки, пришлось поработать над альтернативным составом. Не волнуйся, всё безопасно. Через час дурман спадет. А пока просто наслаждайся.
   Только тут я заметила, что вампир всё еще идет пешком по берегу моря, почти касаясь накатывающих волн.
   - Подожди, - прошептала я. - Ты разве не можешь вновь переместиться.
   Эдриан рассмеялся и его голос смешался с порывами морозного ветра.
   - Глупенькая, ты слишком хорошо обо мне думаешь. Только высшие вампиры способны на такие фокусы и то не всегда, и только из здания Совета. Смотрела "Звездные пути"?
   Я неуверенно кивнула. Он не входил в список моих любимых сериалов.
   - Это что-то похожее. Ускоряет работу Совета. Древнее место силы, каприз природы, подчиненный нашей воле.
   Он заметил, что я не слушаю, а разглядываю звездное небо над нашими головами. Казалось, ночного сумрака не существовало. Даже так далеко от города в небе совсем не было черного.
   - Но тебе же нет до этого дела, - рассмеялся вампир. - Тем более, мы почти на месте.
   Я не успела спросить, куда мы движемся, как заметила одинокую машину дальше по склону. Определенно ожидали именно нас.
   Как только мы приблизились, словно из воздуха возникли двое стражей и помогли нам устроиться на заднем сиденье автомобиля. Машина тут же тронулась с места.
   Стражи молчали и были крайне сосредоточены. Я старалась не смотреть на них, теснее прижимаясь к Эдриану. Невероятно хотелось спать. Это был какой-то совершенно новый вид усталости. Скорее моральной, чем физической. Ритуал вытянул из меня всю энергию, которая, казалось, ушла из тела вместе с кровью.
   Уже засыпая, я почувствовала, как напрягся мой вампир, его мускулы словно застыли. Что-то расстроило его, хотя в машине было тихо.
   Открыв глаза и подняв на него взгляд, я заметила, что парень смотрит в пустоту. Губы сжаты в полоску, брови нахмурены. Неужели, наконец, осознал, что холостяцкая жизнь подошла к концу? Что-то слишком быстро.
   - В чем дело? - тихо спросила я, хотя понимала, что стражи услышат нас в любом случае.
   Эдриан словно очнулся ото сна, резко опустив на меня свой взгляд.
   - Нет, - прошептал он и изобразил подобие улыбки на лице. - Лучше вздремни, нам еще долго ехать.
   Его голос был каким-то болезненным. В нем чувствовалась горечь... горечь потери.
   - Ты расстроился из-за ритуала? - тут же спросила я, совсем не веря в такой вариант. Предполагалось, что только я жалела о прошлой жизни. Неужели и для Эдриана это было столь серьезное испытание?
   - Что ты, - притянул меня к себе вампир. - Ты лучшее, что случилось со мной более чем за двести лет. Просто...
   - Просто что? - не унималась я.
   - Что-то не так. Я чувствую это. Странная тревога. Не понимаю причины.
   Я нежно провела ладонью по его щеке, почувствовав лишь невероятную гладкость и прохладу. Он не отшатнулся.
   - Всё будет хорошо, - прошептала я ему на ухо, и слегка потерлась лицом о его шею. - Забудь о волнениях хотя бы на сутки. Ритуал действительно был жутким.
   На запястье в сумраке салона автомобиля алела лента. Руку до сих пор саднило, но кровь больше не шла, запекшись бурыми штрихами.
   Эдриан перехватил мою израненную руку и осторожно поцеловал.
   - Ты была мужественной. Признайся, сколько раз ты хотела сбежать из часовни?
   - Больше сотни, - улыбнулась я и вернулась в его уютные объятья.
  
   Дорога заняла почти час, но я совсем не ощутила пролетевшего времени. Голова начала проясняться, но исцарапанная рука стала напоминать о себе всё чаще. Анестезия постепенно проходила. Я была измотана и мечтала лишь скорее оказаться дома и провалиться в глубокий долгий сон.
   К моему удивлению, особняк Ньюбелзов не спал. В окнах на первом этаже горел свет, и без конца мелькали тени. Не самый хороший знак.
   Казалось, Эдриан почувствовал тоже самое. Он подхватил меня под руку и широкими шагами направился к дому, отчего я едва поспевала за ним.
   Все собрались в гостиной, и это слишком напоминало сегодняшнее утро. С той лишь разницей, что сейчас присутствующие молчали, опустив взгляды в пол. Никто не встал поприветствовать нас или поздравить. Гробовую тишину разрывал лишь вещающий на заднем плане телевизор.
   Я проследила за взглядом Эдриана и тоже сосредоточилась на мигающем экране, хоть и не могла достаточно четко разобрать слова.
   Внизу экрана был заголовок, от которого холодило душу - "Открыта охота на вампиров". Картинка диктора сменилась, и появился темный подвал, едва освещенный тусклой лампочкой. Четверо людей в масках держали в цепях двух мужчин, которые не шевелились, словно примирившись со своей судьбой. Кадр резко сменился и палач в черной маске с широким топором отрубает голову сначала одному, а потом другому. Снова возникло лицо диктора.
   Я стояла, замерев, не в силах осознать, что же произошло. К чему этот репортаж. Я посмотрела на Эдриана, но тот все еще наблюдал за экраном. Все присутствующие молчали.
   Потянув вампира за руку, я попыталась развернуть его к себе лицом. Он нехотя обернулся. В его глазах читался нечеловеческий ужас, как у животного, загнанного в угол. Он боялся.
   - Иди наверх, - коротко бросил вампир, но я не собиралась уходить без ответов.
   - Почему это так важно? Это же просто сюжет в новостях. Видео вообще взято с youtube!
   - Поговорим позже, - ответил парень и стал теснить меня к выходу.
  Тут я обратила внимание, что женщины, кроме миссис Ньюбелз, вновь не приглашены на это мероприятие.
   Резко остановившись, я заглянула Эдриану в глаза.
   - Скажи.
   Он замешкался, не ожидая такого напора, затем взял за руку и подвел к лестнице.
   - Это были те стражи, найденные вчера, - прошептал он. Я видела, что слова даются ему с трудом. - Охотники казнили их прилюдно. А видео смерти стражей уже блуждает по Интернету. Это прямое объявление войны.
   Я заметила, как блеснули его глаза. Он резко развернулся и пошел в гостиную к родным. Мне не оставалось ничего, как подняться к себе наверх.
   Коридор оказался пуст. Вероятно, девушки с матерями собирали вещи - завтра они должны были покинуть дом Ньюбелзов.
   Мне следовало поговорить с мамой, но сейчас было не самое подходящее время. У меня появились другие планы. Прямо в эту минуту.
  
   Самой нужной вещью в комнате был компьютер. Только он один помогал мне чувствовать себя хоть отчасти как дома, в который я могла больше никогда не вернуться. И сейчас я была искренне благодарна Ньюбелзам за круглосуточный доступ в Интернет.
   Найти нужное видео не составило труда. Сеть была им просто переполнена. Под разными названиями, начиная от "Смерть клыкастым" до английских вариантов вроде "Vampire Sucks", что кому-то, наверное, казалось смешным. Но не мне. Я тут же загрузила материал.
  
   Серый обшарпанный подвал. Две темные фигуры - вампиры, связанные по рукам и ногам тяжелыми цепями. Серебро. Рядом с ними молчаливые фигуры охотников.
   - Они жили среди нас многие века. Они питались нами. Разводили как скот, - голос за кадром был мне незнаком.
   Рука в перчатке подняла голову вампира, глаза которого смотрели в пустоту. Лицо было изуродовано шрамами и кровоподтеками, слишком бледное даже для бессмертного. Охотник отодвинул его верхнюю губу, обнажив ровные белые зубы и острые вампирские клыки.
   - Только в нашей стране ежедневно без вести пропадает свыше 300 человек. Сколько можно быть закуской? Пора освободиться. Пора навсегда очистить наш мир от этих кровососов.
   В кадре появился обычный кухонный нож. Медленно мужчина разрезал рубашку одного из вампиров и прочертил глубокий порез на коже, который постепенно затянулся. Хоть и не столь быстро как должен был - бессмертный потерял много крови.
   - Это миф, что они неуязвимы. Да, они могут исцеляться, но нужно знать оружие. Серебро и большая потеря крови - вот что может по-настоящему ослабить их.
   Мелькнул острый кинжал и вонзился в грудь вампира. Тот закричал в ужасе. Рана не затянулась, а даже наоборот начала чернеть и гноиться.
   - Серебро для них яд. Разрезать главные артерии на теле. Пустить кровь. - Мелькнули запястья вампиров, на которых были точно такие же кандалы, как и на Эдриане в плену. - Это убивает их медленно, но и серебра недостаточно.
   Угол обзора увеличился. Мужчина в маске зашел за спину вампиров. В его руке был тяжелый топор.
   - Они заслуживают такой смерти. Мертвое должно оставаться мертвым. Никакой жалости. Они убийцы, а мы были жертвами. Пора поменяться ролями.
   Палач толкнул первого вампира, и тот упал перед ним на колени, низко опустив голову. Топор взметнулся вверх и упал на шею бессмертного. Послышался шлепок, как будто на пол упал небольшой мешок. Даже при таком освящении было видно, как покатилась голова. Тело вампира дернулось и обмякло.
   - Вам придется убить, если вы хотите остаться в живых. Это лишь борьба за выживание. Вопрос лишь в том, хотите ли вы выжить?
   Когда палач подошел ко второму вампиру, тот резко дернулся и зарычал. Лязгнули цепи, но в бессмертном не было достаточно силы, чтобы разорвать оковы. Он отчаянно бился в путах, оскалившись на камеру, пытаясь укусить охотников. Это было настоящее животное, дикое, голодное, израненное.
   В грудь вампира вонзился кол, отчего тот взревел и упал на пол.
   - Кол в сердце - необходимость, а не выдумка. Это усмирит зверя.
   Палач занес топор, уже обагрившийся в крови. Тело вампира упало на пол.
   - Они всегда рядом. Ждут в темноте, ищут новую жертву. Забудьте о фильмах и книгах. Они не бояться солнца, святой воды или крестов. Серебряные оковы, кол в сердце и отрубленная голова. Только так вы победите. Присоединяйтесь к нашей охоте.
   Кадры замелькали слишком быстро. Обезглавленные тела вампиров, кол в сердце, каменный пол, залитый кровью, окровавленные цепи. Ночное небо. Лес. Четверо мужчин, тащащие два тела. Здание Совета, издалека, но довольно отчетливо.
   - Вампиры рядом.
   Экран потемнел. Запись закончилась.
  
   Я еще раз просмотрела видео, но так и не заметила ничего, способного помочь в опознание охотников. Подвал, люди в масках, голос - всё было мне незнакомым. Я могла поклясться, что среди них не было Андрея.
   Отзывы к материалу шокировали меня еще больше. Большая часть взывала к открытой охоте. "Уничтожить пиявок". "Пора сыграть в Блейда". "Это государственная угроза". "Как можно присоединиться к группе?".
   Только единицы сомневались в подлинности записи, надеясь на монтаж. Это была массовая истерия. Казалось, люди только и ждали этого. Любой повод, чтобы выплеснуть эмоции.
   Вампиры. Как человечество могло так легко поверить в это? Одно видео и они готовы схватиться за колья, нападая на каждого, кто хоть немного похож на вампира. Охотников нельзя было упрекнуть в бездействие. Двадцать первый век - век информационных технологий. Как еще добиться внимания, внушив как вирус вою идею?
   Ссылки на видео были повсюду: блоги, форумы, новости, сайты, целиком посвященные вампирам. Мир сошел с ума. Не удивительно, что бессмертные так отреагировали. Эта была не просто съемка, а съемка, за один миг изменившая мир. Теперь охотникам стоило лишь собрать урожай, принимая в свои ряды новых членов.
   Я всё же надеялась на людское благоразумие. Возможно, безумные фанатики и откроют охоту. Да, и это проблема, но не столь большая, если все действительно поверят в существование вампиров. Нужен был больший толчок. Что-то еще, способное вызвать настоящий шок.
  
   - Не можешь насмотреться, - раздался над моей головой полный злобы голос Эдриана.
   Я обернулась и увидела, что он сидит на кровати. Уставший, сломленный.
   - Я... не. Я просто пыталась узнать кого-нибудь. Понять, зачем они это сделали, - в один щелчок я закрыла все страницы.
   - А что тут понимать? Они хотят настроить весь мир против нас. И им это удается.
   Эдриан покачал головой, отчаянно пытаясь выбросить что-то из головы. Я ясно ощущала его горечь. Может, всё дело было в ритуале, который установил между нами связь, а может, я просто достаточно хорошо знала его, чтобы понять истинные чувства. Но теперь мне не удалось просто отвернуться от парня, проигнорировав его внутреннюю боль.
   - Это ужасно, но еще не всё потеряно. Многие думают, что это монтаж. Просто сумасшедшие решили поиграть в охотников на вампиров, - отчасти это было правдой.
   Я присела рядом с моим вампиром и обняла его. Он не сопротивлялся, положив голову мне на плечо.
   - Не успокаивай меня. Они сделали из нашей смерти шоу. Весь мир забавляется от этого. Прости...
   - Тебе не за что извиняться.
   - Это должен был быть самый лучший день в твоей жизни и вот во что он превратился. В траур. Прости, я справлюсь. Это просто выбило меня из колеи. Совет просчитал многие варианты, но этого не учел. Мы никогда не сталкивались с подобным.
   - Я понимаю, - прошептала я, поглаживая его шелковистые, темные, как ночь, волосы. - Мы справимся. Это не конец света. Глобальная работа в Интернете и миф будет развенчан.
   - Да, - согласился вампир в моих руках. - Это же война, чего я ожидал? Игры по правилам? Они предприняли хороший шаг, но не достаточно. Договор существует сотни лет. Одна выходка охотников не разрушит всё.
   - Поверь, - сказала я, - люди слишком долго считали вампиров сказкой. Вспомни все эти фильмы, книжки. Сейчас мир помешан на бессмертных. Но люди видят в них проклятых существ, мечтающих о спасение, а не монстров-убийц. Да каждая девушка сейчас мечтает о парне-вампире. Одно видео не изменит этого.
   - Возможно, ты права,- согласился Эдриан. - Хорошо, что теперь у меня есть ты. Не знаю, как бы я сумел пройти через это без тебя.
   Я промолчала. Нежность давалась мне с трудом. Признаться в чувствах казалось непосильной ношей. Слишком долго я пряталась в своей скорлупе. Боялась привыкнуть к чему-то или кому-то, зная, что в конце лишусь этого. За долю секунды я с ужасом поняла, что даже не помню, когда последний раз говорила маме, что люблю ее. Я никому этого не говорила. Любое проявление чувств приравнивалось к слабости. Как же тяжело мне будет с этим бороться.
   - Завтра будет новый день, и мы решим, что делать, - продолжил вампир. - Заседание Совета начнется довольно рано. А пока... - он изобразил мою любимую дьявольскую улыбку. - Тебе пора спать.
   Я кивнула, не почувствовав подвоха. Но только моя рука прикоснулась к покрывалу на кровати, как Эдриан перехватил ее.
   - Не хочу тебя расстраивать, но это больше не твоя комната.
   Повернувшись к нему, я удивленно вскинула бровь.
   - Меня выселяют?
   - О, да. Точнее переселяют. В мое крыло. И на отдельную кровать не рассчитывай.
   Переезд занял всего несколько минут. Эдриан походил на смерч, сметавший всё на своем пути. В конце концов комната практически опустела. Мне даже стало немного жаль. Мое убежище. Где теперь я буду прятаться от окружающего мира?
   - Я выделю тебе небольшую комнату для личных нужд,- как бы между делом бросил вампир. - Не хуже этой.
   Мне пришлось согласно кивнуть.
   К моему приходу Эдриан включил в каждой комнате верхний свет, хотя раньше обходился свечами. Гостиная с большим телевизором, невероятных размеров спальня с широкой кроватью, моя комната, кабинет вампира и две ванных. Кто бы мог подумать, что это крыло столь бесконечно.
   У меня совсем не было сил распаковывать и раскладывать по местам вещи. Странное зелье на ритуале оставило после себя головную боль. Сон - это единственное, о чем я мечтала в данную минуту. Эдриан не пытался препятствовать. Он уложил меня под одеяло и уютно устроился рядом.
   - Надеюсь, тебе приснятся хорошие сны, - произнес он тихо.
   Я тоже так на это надеялась. Но всю оставшуюся ночь меня мучили кошмары. Брошенные в парке тела вампиров с отрубленными головами. Топор палача, с которого медленно стекала густая кровь. Я была рада проснуться.
  
   Эдриана уже не было рядом. Я довольно долго валялась в кровати, пытаясь окончательно проснуться. К моему удивлению царапины, оставленные старцев в часовне, почти зажили, но я пока боялась снимать красную ленту с запястья.
  Прикоснувшись к меткам, пальцы почувствовали легкий укол тысячи морозных иголок. Я сосредоточилась на этом ощущении, пытаясь понять, как много изменилось во мне за прошедший вечер. Казалось, что все осталось прежним, но каким-то необъяснимым образом перед глазами стоял только Эдриан. Сердце забилось чаще, словно сообщая, что с ним все в порядке. Эта мысль принесла покой. Странно. Я до последнего не верила в обещанные узы, но внутри действительно что-то перевернулось с ног на голову, сделав меня другой. Неужели это работало наподобие телепатической связи? И всегда буду знать что с ним?
  На подушке вампира лежала небольшая коробка, завернутая в упаковочную бумагу. Почувствовав себя ребенком на рождество, я села на кровати и открыла подарок. Внутри был телефон. Заряженный, с сим-картой - полностью готовый к работе. Рядом лежала записка.
  Неуверенно я развернула белый листок бумаги.
  
   "Думаю, мне стоило извиниться лично, но ты же знаешь, какой я скромный. Лучше давай по порядку. Я должен признать, что был ревнивым глупцом, оказавшимся во власти примитивных эмоций. Это было несправедливо срывать свой гнев на беззащитном телефоне. И я искренне сожалею, что он пал навсегда. Взамен предлагаю новый. Поверь, ты привыкнешь к нему. Он такой же милый, как и я. Хотя нет, я на порядок милее. Но всё-таки прошу быть ко мне снисходительной. Впредь клятвенно божусь (прости за каламбур) не уничтожать твою технику, а холить и лелеять ее. Люблю, Эдриан"
  
   Мои пальцы долго бегали по кнопкам. Даже телефонная книга была заполнена номерами - моих родных и семьи Ньюбелзов. Но ни одного действительно нужного номера. Ничего из прошлой жизни.
   Меня озарило. Моя сим-карта. Мне удалось ее спасти от гнева Эдриана. Что теперь мешает мне ею воспользоваться? Я так давно не общалась с Мариной. Андрей. Там был номер Андрея. И возможно сообщения от него. Несмотря на всё случившееся, я хотела поговорить с ним. Хотела услышать его объяснения. Ведь я могла узнать, что они задумали. Эта война пугала меня. Я боялась, куда это может привести.
   Мне пришлось потратить кучу времени, чтобы отыскать маленький клочок пластика. Руки дрожали, когда я меняла сим-карту в телефоне.
   Черный экран телефона. Осталось только нажать кнопку. Я сомневалась. Убедившись, что дверь закрыта, и никто не войдет без стука, я запустила его. Дороги назад не было.
   Экран приветливо замигал. Через секунду появилась сеть. Я выжидала. Телефон молчал, и я уж было подумала, что сим-карта погублена, но тут аппарат завибрировал, и сообщения начали приходить одно за другим. Десять, двадцать... Меня начал раздражать сигнал на смс. Страх быть пойманной с поличным становился всё сильнее. Наконец телефон затих. Я никогда не получала такого количества сообщений. Большинство было от Андрея, лишь иногда встречались сообщения от Марины.
   Я только начала открывать их, как телефон зазвонил. Я вздрогнула. На дисплее высветился Андрей. Руки дрожали так, что я чуть не выронила телефон.
   Первой мыслью было сбросить вызов, но любопытство было сильнее. Я так давно не разговаривала с обычными людьми. И да, я волновалось об Андрее. Я была главной причиной смерти его отца.
   Звонок был слишком громким, способным привлечь чужое внимание. Действуя чисто автоматически, я нажала "ответить".
   В трубке стояла тишина. Я не знала, что сказать. Мы просто молчали.
  
  Глава 7
  
  - Тео, - голос парня был спокойным. - Я знаю, ты слышишь меня.
  - Да, - тихо ответила я, отчаянно прижимая трубку к уху.
  До меня донесся его тяжелый вздох.
  - Ты в порядке?
  Я не знала, что ему ответить. Было ли хоть что-то в порядке в моей жизни? Наверное, нет.
  - Вы сделали это? - только и удалось вымолвить мне. Воспоминания об ужасном видео до сих пор мучили меня.
  - Я думал ты поймешь.
  - Неужели это было столь необходимо?
  - Это лишь начало. Я так надеялся, что ты поддержишь нас после всего, что тебе пришлось пережить. Неужели ты на их стороне?
  - Это видео... оно отвратительно. Это бесчеловечно, - резко бросила я, поморщившись. - Никто не заслуживает такой смерти.
  - Поверь мне, они заслуживают. Разве мой отец не объяснил тебе всего? Ладно, забудем, - прошептал Андрей, и в его голосе проскользнула горечь. - Я всё понимаю. У тебя просто нет выбора. Но скоро всё закончится. Я обещаю тебе. Мы освободим тебя.
  - Освободите? - не поняла я. - Что будет дальше?
  Андрей молчал с несколько секунд, так, что я слышала лишь его тяжелое дыхание.
  - Дальше будет только хуже.
  От этих слов бросило в дрожь. Я подсознательно чувствовала, что он говорил правду. Ему стоило поверить.
  - Мы должны увидеться, - неожиданно произнес он. - Сейчас.
  - Нет, - выдохнула я. - Слишком опасно. И теперь я...я...
  Мне следовало рассказать ему про ритуал и то, что отныне я часть вампирского клана. Но так мало времени и так трудно вымолвить хоть слово. Меня буквально трясло от переизбытка эмоций. Но больше всего от страха. Страха быть пойманной как вампирами, так и охотниками.
  Когда в дверь постучали, я от неожиданности подпрыгнула на месте и выронила телефон на пол. В трубке послышался встревоженный голос Андрея. Я обернулась на дверь. Кто бы это ни был, но он терпеливо ждал приглашения войти.
  Я упала на колени и подхватила телефон.
  - Прости меня, - прошептала я.
  - Стой, - в голосе парня было отчаяние, но мои пальцы уже жали на кнопку отбоя.
  Как только потух экран, стук раздался вновь. Я поставила телефон на вибровызов и кинула его под подушку.
  - Войдите.
  На пороге стояла Виолетта. Темные узкие джинсы, белая рубашка, волосы собраны в строгую прическу. Всего за сутки эта девушка изменилась до неузнаваемости. Она повзрослела. То, что никак не могла сделать я. Сегодня выражение ее лица не показывало ни презрения, ни ненависти. Передо мной стоял новый человек.
  - Привет, принцесса. Извини, что разбудила, - усмехнувшись, она окинула взглядом мою скромную пижаму. - Мы уезжаем, и я решила попрощаться.
  - Весьма любезно с твоей стороны, - ответила я, чувствуя, что дрожь до сих пор не прошла. Виолетта это точно заметила.
  - Давай зароем топор войны. Ты как, согласна? Теперь мы по одну сторону, как бы печально это не звучало.
  - Ты останешься в Совете? - спросила я, чтобы как-то поддержать беседу.
  - Да, - улыбнулась девушка. И мне показалось, что она это сделала искренне.
  Виолетта прошла и присела на краешек кресла, как бы показывая, что не собирается задерживаться.
  - Мой отец не последний человек, так что у меня неплохие шансы. Не придется начинать с самых низов.
  - Ты, правда, этого хочешь? - не поверила я, ведь не так давно мечтала лишь о простом забвении.
  Девушка удивленно вскинула бровь. Видимо, так вопрос даже не стоял. Она не думала об этом.
  - Это семейное дело. Благодаря этому у меня есть будущее. Ты меня понимаешь - возможность жить, как тебе хочется самой, а не как приказывают. Я не завидую остальным смертным, которые даже не помышляют о существовании Совета.
  Здесь я не могла с ней согласиться, но промолчала. Споры были ни к чему. Да и как объяснить, что даже сейчас я делаю то, что мне говорят делать, а не иду собственным путем.
  - Ты совсем не злишься на меня из-за Эдриана?
  Виолетта улыбнулась и тихонько рассмеялась.
  - Детка, да я была просто в бешенстве. Собиралась выдрать тебе все волосы на голове. Но потом смирилась. У меня было предостаточно времени. Помнишь ту ночь в клубе? Господи, я праздновала свою победу, а потом увидела, что и ты здесь. Какое совпадение. Эдриан не сводил с тебя глаз. Мне кажется, я даже слышала его рычание, когда тот парень оказывался к тебе слишком близко. Вот это был настоящий провал.
  Я отвела от нее взгляд, вспоминая тот день. Стыдно признаться, но я тоже ревновала его, пусть и не так очевидно.
  - Ты не могла знать наверняка, - ответила я. - В тот момент я еще сомневалась и хотела отречься от Совета.
  - Ты возможно, - ухмыльнулась собеседница, - но он уже всё тогда решил за тебя.
  - Что ты имеешь в виду?
  Виолетта удобней расположилась в кресле, закинув ногу на ногу, и хитро улыбнулась, словно знала какой-то большой секрет.
  - Ты, правда, думаешь, что могла бы отказаться? Никто бы тебе не позволил. Они хищники, и Эдриан сразу нашел свою жертву. Взял след и больше не отпускал. Ты всё время была под прицелом. Как видишь, ему всё удалось. Ты теперь его спутница.
  - Это не то, что ты думаешь, - пролепетала я, пытаясь принять то, что она только что сказала.
  - Ну, конечно же, - язвительно ответила она. - Он оставляет выбор за тобой. Милая, он бессмертный и далеко не глупый. Он тебя не отпустит. Тебе кажется, что ты принимаешь решения, но они уже давно запрограммированы в твою голову. Тебя загоняют в те условия, в которых невозможно принять иное решение.
  - Он не мог всего предвидеть, - уверенно произнесла я. - Эдриан чуть сам не погиб. Неужели ты считаешь, что он специально подстроил это?
  Я не верила ей. Эта мысль была просто абсурдной. Эдриан никогда и ни к чему не принуждал меня. До самого последнего момента он оставлял выбор за мной, давая право отказаться.
  - Знаешь, решай сама, - вдруг сказала Виолетта. - Верить мне или нет - твое дело. Но припомни мои слова, ты и оглянуться не успеешь, как забеременеешь от него, если это уже не произошло, родишь ему долгожданное потомство и присоединишься к числу холоднокровных. Это неизбежно. Увы. В чем-то я даже рада, что ты перехватила инициативу. А то сама понимаешь, семейная жизнь, хлопоты, мучительная беременность. Бессмертие того не стоит.
  Девушка резко встала и направилась к двери.
  - Мы на одной войне, - сказала она, обернувшись. - Я сделаю всё, чтобы вернуть былое равновесие. Надеюсь, что и ты тоже. Иначе мы не поладим.
  Не дожидаясь моего ответа, она вышла из комнаты.
  Чтобы не случилось, но Виолетта не могла знать о моей связи с охотниками. Возможно, у нее были сомнения на мой счет, но мне оставалось лишь верить, что она не подслушивала мой разговор с Андреем.
  Немного помедлив, я подняла подушку и достала телефон. Он до сих пор мигал, показывая вызов. Андрей не собирался оставлять меня в покое. Но мне нечего было ему сказать. Особенно после того, как Совет объявил охотников вне закона, а те в свою очередь перешли к активным действиям.
  Я нажала отбой. Похоже, он звонил всё время нашего с Виолеттой разговора. Неотвеченными значились десять вызовов. Не дожидаясь очередного звонка, я быстро скопировала номер Марины с сим-карты в телефон и тоже проделал с ее сообщениями. С большим трудом, справившись с любопытством, я всё-таки проигнорировала сообщения от Андрея, даже не открыв их, но когда дело дошло до его номера, я была не столь сильна. Мне пришлось долго бороться с собой, но всё безрезультатно. Пальцы сами скопировали его номер рядом с Марининым. Вписав в его контакт чужое имя, я поклялась себе никогда по нему не звонить.
  Достав теперь ненужную сим-карту из телефона и вернув на место прежнюю, я повертела в руках маленький кусочек пластмассы, в котором было так много из прошлой жизни. Порой нужно от чего-то отказываться и идти дальше.
  Я тяжело вздохнула и прошла ванную. Нужно было избавиться от улики. Немедленно.
  Спустя минуту я стояла и смотрела, как поток воды уносит ее в неизвестное, дальше, в никуда. Вот и всё.
  В комнате меня уже поджидал Эдриан, весьма вольготно раскинувшись на всё еще расстеленной кровати.
  - Скажи мне, почему я не удивлен, что ты еще в постели? - спросил он, наблюдая за мной из-под слегка опущенных ресниц.
  - И почему же? - спросила я, забираясь на кровать рядом с ним.
  - Это лишь только догадка, но вполне возможно, что ты ждала меня.
  - Немного самонадеянно, - ухмыльнулась я, - но кое в чем ты прав.
  - Любопытно...
  - Мне и правда стоит поблагодарить тебя, - улыбнулась я, слегка приподнимаясь на локтях и целомудренно целуя вампира в щеку. - Спасибо за телефон.
  - Черт, - разочарованно простонал Эдриан. - Я так и знал, что нужно было брать что-то подороже. Просто интересно, а если бы я купил дешевый слайдер, то заслужил бы поцелуй в лобик?
  - Фуу... - рассмеялась я. - Ты столь плохого обо мне мнения?
  - Это очень легко исправить.
  Мне не удалось ему ничего ответить, так как он потянул меня на себя, и в следующий миг я оказалась прижата к его груди. Руки вампира крепко обхватили меня, не позволяя шевелиться.
  - Так определенно лучше, - прошептал парень и поцеловал меня.
  Вначале движения его губ были мягкими и осторожными, но потом, словно обезумев, стали яростно терзать мои. Руки вампира нежно гладили мою спину, уже забравшись под тоненькую маечку. Мне пришлось отстраниться, чтобы сделать вдох. Эдриан, не теряясь, перешел к моей шее, терзая трепетную вену под самым ухом. Температура моего тела тут же резко повысилась. Дыхание стало вырываться короткими толчками, в то время как вампир тщательно исследовал языком мою шею. Я закусила губу, чтобы не застонать, запутавшись пальцами в его шелковистых волосах.
  Одно движение и я оказалась прижатой к кровати, а мой спутник навис надо мной, даже не отрываясь от своего занятия.
  Прохладные губы стали спускаться всё ниже, приближаясь к груди, лишь слегка прикрытой тонким шелком. Я забыла, как дышать.
  Маечка сбилась вверх, полностью оголив живот, который тут же был захвачен ищущими руками Эдриана. Мне оставалось лишь извиваться под ним и постанывать, принимая эту ласку как должное.
  - Даже не думал, что ты такая вкусная, - выдохнул парень в мой живот, отчего по коже побежали мурашки. - А я еще хотел дождаться свадьбы.
  Я замерла, резко распахнув глаза.
  - Что? - это было похоже на прозвучавший в тишине выстрел, разрушивший всё очарование.
  - Упс, - резко произнес вампир, всё еще не решаясь оторваться от моей кожи. - Это был сюрприз. Эмм, сюрприз!
  Не дожидаясь продолжения, я дернулась вверх и если бы не молниеносная реакция вампира, то мы бы неизбежно столкнулись с ним лбами.
  - Что, черт возьми, еще за сюрприз? Какая свадьба?
  Парень нахмурился, наблюдая, как я поправляю майку. Сейчас он напоминал маленького мальчика, у которого отобрали любимую игрушку. Эдриан тяжело вздохнул.
  - Наши родители решили сыграть церемонию по вашим правилам в знак соединения двух рас. Ты прошла ритуал, а я пройду это безумие. Белое платье, священник, вальс Мендельсона. Хотя кому я рассказываю, ты знаешь лучше меня.
  - И когда мне об этом бы сообщили?
  - Вообще-то я думал, что уже. Если бы ты не спала до обеда, то непременно бы обо всем узнала.
  - Если бы некоторые ритуалы не проходили ночью, мне бы не потребовалось столько часов для сна.
  - Возражение принято. А теперь давай продолжим там, где остановились. По-моему мне почти удалось стянуть с тебя пижаму, - игнорируя мое сопротивление, он вновь потянул многострадальный топ вверх.
  - А вот и нет! - выкрикнула я и соскользнула с кровати. - Я в душ, а ты хорошенько подумай над своим поведением.
  Эдриан рассмеялся и со вздохом разочарования упал на кровать.
  
  Через полчаса я была в гостиной. Вампир позаботился об обеде для меня, так как было слишком поздно для завтрака.
  Я уже начала привыкать к царившей вокруг тишине. Особняк казался необитаемым. Ничто не выдавало вчерашней трагедии.
  Эдриан сидел напротив и потягивал из широкого бокала вино (по крайней мере, я надеялась, что это было именно вино). Он старался не смотреть мне в глаза, понимая, что я всё еще злюсь.
  - И когда пройдет сие великое событие? - спросила я как можно безразличней, допивая свой кофе.
  - Ты же знаешь, что на подготовку не потребуется много времени, - начал увиливать вампир.
  - Когда? - произнесла я тоном, не терпящим возражения.
  - В четверг.
  - А конкретней.
  - В этот четверг.
  Я застыла.
  - Через два дня?
  - А смысл тянуть, - обезоруживающе улыбнулся Эдриан, на всякий случай, отодвигаясь от стола. - Пойми, это формальность. Мы с тобой давно уже связаны. Наши матери хотят настоящего праздника. Неужели ты откажешь им в столь малом?
  Это был удар ниже пояса. Я прекрасно знала, как моя мама мечтала о свадьбе единственной дочери чуть ли не с самого моего рождения. Перед сном она часто рассказывала мне трогательные истории о венчании: пышное белоснежное платье, цветы, оплетающие всё кругом, торжественная музыка, ее дочь, идущая под руку с возлюбленным. Довольно банально, но разве я могла ее в этом упрекнуть. Совсем скоро мы могли навсегда с ней расстаться, вне зависимости присоединюсь я к вампирам или смогу избежать этой участи.
  Я недовольно заворчала. Почему всё и всегда решают за меня?
  - Милая, - раздался за спиной восторженный голос мамы.
  - Она всё знает, - сухо бросил Эдриан. - Удачи.
  Вампир сбежал, как последний трус. Мы остались с мамой наедине.
  - Милая, я хотела сама тебе рассказать.
  - Разве решение о свадьбе не должно исходить от брачующихся, или я чего-то не понимаю?
  - Тео, не будь злюкой. Мы с Эвелин - несчастные матери. Вы так быстро повзрослели, и теперь будете жить отдельно. А я так хочу увидеть тебя в свадебном платье.
  - Невоплощенные мечты о своем бракосочетании? - начала понимать я.
  - Мы были тогда бедны, и я даже не могла мечтать о чем-то подобном. На мне было мамино платье и ее же нить жемчуга, а кудри мне делали на сладкой воде.
  Я печально вздохнула, что говорило о моем проигрыше. Пройдя через вампирский ритуал, неужели обычная свадьба меня убьет? Да и Эдриану будет полезно примерить строгий костюм.
  Невольно, я улыбнулась своим мыслям, что не скрылось от мамы.
  - Ну, вот и славно. Поверь мне, это будет незабываемо. Настоящая сказка, воплотившаяся в жизни. Мы с Эвелин об этом позаботимся. Ну, ты с нами?
  - А у меня есть выбор?
  - Ну конечно. Это может пройти безболезненно, если ты пойдешь нам на встречу, или мы применим силу.
  - Тео, мама тебе уже обо всем рассказала? - словно из ниоткуда возникла миссис Ньюбелз. - Ты уже поела? Отлично. Мы должны спешить.
  - Под венец? - не поняла я.
  - Да нет же, глупышка. Нужно купить тебе платье. Я договорилась с одним моим знакомым. Он автор эксклюзивных свадебных нарядов. Ты будешь в восторге. Это просто божественные творения из тафты и кружев.
  Я опустила голову. Это будет действительно безумный день.
  
  Салон располагался далеко за городом. Но нас встретил ни небольшой магазинчик и даже ни скромный бутик. Мы подъехали к роскошному загородному дому, немного уступавшему особняку Ньюбелзов. Первое что бросилось в глаза, так это полное отсутствие красок. Всё вокруг было белым: - стены здания, беседка, фонтан, арка у входа, деревья были покрыты странным белым искусственным снегом. Невероятный дизайн.
  Миссис Ньюбелз уверенным шагом направилась к дому. Двери тут же распахнулись. Нас встретило всё тоже белое безмолвие с редкими проблесками золота, чтобы разбавить безликий интерьер.
  - Миссис Ньюбелз, а я вас ждал, - нам навстречу по винтовой лестнице спускался высокий и невероятно худой мужчина в бежевом летнем костюме. Светлые, длиной до плеч, волосы были аккуратно зачесаны назад, полностью открывая лицо. За ясно-голубыми глазами я не сразу заметила, что он уже не молод. Явные, но неглубокие морщины испещряли его бледное лицо. Но мне всё равно не удавалось определить его возраст. Весь этот свет, исходивший от него, и изысканные манеры безвозвратно стирали прожитые годы. Мне даже казалось, что он намного моложе моего отца, хотя тот был мужчиной в самом расцвете сил, правда, и загубленный вечными стрессами и круглосуточной работой.
  - Альберт, ты как всегда бесподобен, - вампирша кинулась к нему и расцеловала в обе щеки.
  - Вы тоже, дорогая, - сейчас я услышала его акцент. То как он картавил и проглатывал некоторые слоги, показывало в нем истинного француза. - Юна как никогда.
  - Альберт, я привела к тебе это чудное создание. Нам нужно что-то особенное. Нечто гениальное. Познакомься, это Теона и ее мать Маргарита.
  - О, рад видеть вас. Уверен я смогу преобразить эту птичку. Так и вижу темный ангел в моем небесном кружеве. Да, это будет невероятно. Но что же мы стоим. Проходите в смотровой зал и присаживайтесь. Сейчас принесут кофе. А я пока проверю наряды.
  Всю гостиную занимал широкий подиум. Его окружили небольшие белые диванчики, укрытые светлым мехом с длинным ворсом.
  - Он известный дизайнер? - полюбопытствовала мама.
  - Лучший на этом континенте. Бедняга устал от славы и внимания, вот и решил поселиться в этой глуши. Но творить не перестал. Теперь эти эксклюзивные платья достаются только избранным.
  Мы только расположились у самого окна в конце помоста, как в комнату, словно вихрь, влетел дизайнер.
  - Теона, птичка, прошу за мной. Представь, что ты выбираешь свою судьбу. А вы, дамы, дождитесь нас.
  
  Каждый наряд был особенным. В этих совершенных линиях чувствовалась ручная работа. Каждое платье было произведением искусства. Я мерила одно за другим. Но всё было не то.
  Я выходила на подиум под восторженные возгласы двух дам. Объемное платье из бежевого гипюра в десятки слоев, облегающее белое с длинным двухметровым шлейфом, нежно-розовое в стиле ампир с завышенной талией и летящей юбкой... Я потеряла им счет. В одном я походила на нежное безе, в другом на заснеженный куст, в третьем на тонкую жердь, обернутую в дорогую ткань. Это начинало раздражать. Я готова была сдаться и покинуть Альберта ни с чем, когда появилось оно...
  Сборки из белого шелка располагалось слоями. Разная длина подчеркивала каждый изгиб тела, превращая меня в фарфоровую статуэтку. Широкий золотистый пояс, вышитый вручную - фирменный знак автора - туго затягивал талию. Длинное, но не пышное, оно идеально подходило девушке, которая не хотела в день свадьбы походить на калорийное пирожное.
  Определенно это было мое платье.
  - Альберт - ты гений! - восхитилась миссис Ньюбелз, поправляя рюши платья. - Это просто мечта!
  - Ставшая реальностью, - вторила ей моя мама. - Но сумма...
  - О, не беспокойся, Маргарита. Это мой подарок Теоне. Конечно же, мы берем его. Ничего не хочу слышать!
  Маме пришлось сдаться.
  
  Зря я надеялась, что пытка на этом закончится. Потом были туфли, а точнее белые босоножки на тонких ремешках-пряжках, которые больно врезались в ногу. А завершилось всё в магазине нижнего белья, где миссис Ньюбелз с уверенностью подбирала для меня белое кружевное боди под платье. Мы с мамой решили пока ей не мешать, усевшись в мягкие кресла в приемной. Нам было о чем поговорить.
  - Я рада, что ты не стала устраивать истерику из-за этой свадьбы, - тихо сказала она, наблюдая, как ее подруга строит консультантов. - Я же вижу, что Эдриан тебе не безразличен.
  - Всё гораздо сложнее, - спокойно произнесла я, даже не зная, что именно хочу этим сказать. - Дело не только в моих чувствах.
  - Боже, Тео, ты всегда всё усложняешь. Да, он - вампир. Да, его родители - вампиры. Но он ни к чему тебя не принуждает, не требует стать одной из них. Он же тебя действительно любит. О таком можно только мечтать. Просто сказка. Вот бы у меня всё было бы также романтично.
  - Скажи мне, а детишки в 18 лет тоже относятся к разряду романтики? - съязвила я, не в силах слушать это дальше.
  - Какие дети? - застыла мама. - Не глупи, я еще молода, чтобы стать бабушкой.
  Я недоверчиво посмотрела на маму. Неужели она и правда не знает?
  - Ты, похоже, тоже не очень внимательно читала Договор. Я должна забеременеть от Эдриана в ближайшее время, а потом меня обратят. Без вариантов.
  Мама молчала. Сейчас ей не удастся свести всё в шутку. Она словно прозрела, преобразившись на глазах.
  - Что за средневековые устои? - возмутилась женщина. - Эвелин говорила о детях, но мы же матери, мы постоянно об этом говорим. Вампиры что ничего не слышали о контрацепции?
  Я ничего не ответила. Момент был совсем не забавный.
  - Ладно, - вздохнула мама. - Это не совсем правильно, но насильственное оплодотворение...
  Я не сдержалась и прыснула. В мою ладонь что-то легло. Белая плоская коробочка. Внутри были таблетки.
  - Делюсь жизненно-необходимым. Так что если после этого у тебя появиться братик, виновата будешь только ты. Но это в любом случае лучше, чем внуки. - Мне даже показалось, что ее передернуло от последнего слова. - По крайней мере, ближайший годик, ладно? Инструкция внутри. И прячь от вампиров. Для них это будет потрясением. Господи, что за консервативные персонажи. Мою единственную дочь...
  Я быстро засунула противозачаточные в карман ветровки, потому что миссис Ньюбелз уже шла к нам.
  - Теона, быстро в примерочную. Я присмотрела для тебя кое-что еще.
  
  Я перемерила, кажется, сотню комплектов. Белье было изысканным, тонкое кружево, откровенные вырезы. Мне хотелось скупить всё, хоть никогда и наблюдала за собой тяги к подобным покупкам. Миссис Ньюбелз не пыталась меня ни в чем ограничить, принося всё более и более откровенное белье.
  Когда мы вышли из магазина, день подходил к концу. Мы заехали перекусить в уютную закусочную в старой части города и только потом поехали домой.
  
  Мы расположились в гостиной у камина. Мужская половина дома нас не беспокоила. Разговор шел только о предстоящей свадьбе, и я старалась не вмешиваться. Женщины прекрасно справлялись без меня, лишь изредка вспоминая о моем присутствии, ожидая простой кивок в знак согласия.
  После очередной чашки чая с пирожными, я взглянула на часы. Стрелка подбиралась к десяти вечера. Пора было возвращаться наверх. Удивительно, что я так давно не видела Эдриана. Это было подозрительным. С вампиром всегда стоило быть наготове.
  Распрощавшись, я выскользнула из гостиной и пошла теперь уже в наше крыло дома. Второй этаж, как и всегда, встретил меня тишиной. Когда семьи разъехались, стало только хуже. Он казался совсем необитаемым.
  Глубоко вздохнув, я толкнула дверь. Ничего. Тишина и полумрак. Я шагнула вперед и тут увидела темные пятна на ковре прямо под ногами. Красные розы. Дорожка из их лепестков шла вглубь комнаты. Кажется, меня ожидал большой сюрприз.
  
  Глава 8
  
  Красные лепестки привели меня в спальню, почти темную, освещенную лишь отблесками редких свечей. В центре комнаты стоял небольшой столик, тоже усыпанный розами. Два призрачно-прозрачных бокала, темная бутылка вина, отзвуки легкой романтичной музыки. Это было совсем не похоже на вампира.
  - Я уже подумал, что ты демонстративно останешься спать на кушетке в гостиной, - раздался совсем рядом голос Эдриана. Я обернулась.
  Он стоял за моей спиной, и отблески свечей играли странный танец в его черных глазах. Рубашка была распахнута на груди, обнажая рельефные мышцы. В руках темнел букет крупных алых роз.
  Это показалось мне сказкой.
  - Я ошиблась комнатой? - спросила я, не веря в реальность происходящего. - Или ты ждал не меня?
  - Давай закончим с сарказмом, - улыбнулся вампир и протянул мне букет. - Ты даже представить не можешь, что за беллетристику мне пришлось прочесть и в каком объеме, чтобы воспроизвести идеальный романтический вечер. Пожалей меня, я достаточно настрадался.
  - Это выше всяких похвал, - сказала я, вдыхая нежный аромат роз. - Даже я не так в этом сильна. Только чем я заслужила подобную романтику?
  Эдриан обезоруживающе улыбнулся и подошел вплотную.
  - Просто потому что ты есть на этом свете. Разве мало? - последовал легкий, но многообещающий поцелуй. - И лучше давай начнем ужин, пока я совсем не забыл ваши ухищрения. Прошу.
  Я была сыта и почти ничего не ела, отчего вино подействовало слишком быстро. Очертания комнаты стали такими мягкими, словно ватные, вся усталость ушла прочь, оставив после себя лишь далекие воспоминания.
  - Ты сам готовил ужин? - спросила я, наблюдая за вампиром из-под опущенных ресниц.
  - Если я скажу да, это прибавит мне очков?
  - У тебя предостаточно очков, - рассмеялась я. - Для меня еще никто не готовил романтический ужин. А, читая об этом в книгах, я даже и не представляла, как это здорово. Неужели вампиры так не поступают?
  - Ты же знаешь, мы не большие любители еды, да и спиртное на нас совсем не действует. Поэтому для парня-вампира это пустая трата времени. Так ему девушку не заполучить.
  - А как вы ухаживаете за... себе подобными?
  - Ну, мы добиваемся девушек. Всё как у хищников. Нужно обойти всех кандидатов на сердце девушки, доказав, что ты сильнее и быстрее других. Хотя не спрашивай, я знаю об этом лишь понаслышке. Правда, иногда хочется пустить в ход своего зверя, - улыбка парня стала дьявольской.
  Я почувствовала, как щеки раскраснелись в ответ на его слова. Мне не удалось сдержать своих эмоций. Ну почему я не знаю, как себя вести в подобных ситуациях? Куда мог подеваться весь мой сарказм, когда он так нужен?
  Эдриан понял, что моя защита пробита. Он встал из-за стола, сделав шаг мне навстречу.
  - Можно пригласить даму на танец?
  - Ты же знаешь, я плохо танцую, - улыбнулась я, вспоминая те жалкие попытки наступить ему на ногу при нашей первой встречи. - Ты можешь остаться без ног.
  - Я рискну, - ответил вампир и притянул меня к себе.
  Музыка вдруг стала громче, и меня закружило в танце. Эдриан крепко прижимал мое тело к своему, заставляя подчиняться каждому движению. Я не могла сопротивляться, поэтому полностью отдалась в его власть, опустив голову на мускулистую грудь.
  Время застыло. Весь мир сузился до этой комнаты, в которой были только он и я. Танец замедлился, и мне пришлось взглянуть на него. Глаза вампира стали темнее самой ночи, превратившись в два бездонных колодца, завораживающих и лишающих воли. Я подалась им.
  Губы вампира стали приближаться, пока не накрыли мои, сначала легко и нежно, но затем всё настойчивей и яростней. Я обняла Эдриана за шею и еще ближе прижалась к нему, пытаясь ощутить его прикосновение каждой своей клеточкой. В ответ вампир утробно зарычал и углубил поцелуй. Мы уже не танцевали, а просто застыли посреди комнаты, не в силах оторваться друг от друга.
  Мне пришлось первой прервать поцелуй, чтобы сделать глубокий вздох. Сердце сошло с ума, вырываясь из груди, заставляя меня дышать часто и отрывисто.
  - Удивительно, что это работает, - тихо рассмеялся вампир, нежно прикусывая мочку моего уха.
  - Что? - удивилась я, в отчаянии путаясь пальцами в его волосах.
  - Ваши человеческие фокусы: свечи, вино, розы. Черт, нужно было раньше это сделать, сэкономил бы нервы.
  Я только рассмеялась, не в силах что-то ответить, так как он перешел к моей шее, заставляя дрожать от каждого прикосновения умелого языка. Ноги подкосились, но вампир крепко держал меня, не позволяя упасть.
  Не помня себя, я начала расстегивать пуговицы на его рубашки, желая увидеть гораздо больше, чем обычно. Мышцы перекатывались под бледной кожей, вздрагивая от каждого моего прикосновения. Он был слишком идеален, но в тот момент мне было всё равно, кто он на самом деле. Мне просто хотелось большего.
  Осмелев, руки вампира поднялись с моей талии и замерли на груди, нежно поглаживая. Я еле слышно застонала от интимности его прикосновения. В ответ Эдриан довольно усмехнулся и вернулся к моей шее, прослеживая языком тонкую вену. Его руки подняли мою тонкую кофточку и, наконец, сняли ее с меня, пробегая пальцами теперь уже по обнаженной коже.
  В его объятьях я чувствовала себя такой маленькой и хрупкой, совершенно беззащитной, но в тоже время осмелевшей. Больше не было смущения, а только отчаянное желание быть ближе.
  Мне не удалось заметить, как мы оказались на кровати, и куда пропала вся наша одежда. Теперь была лишь обнаженная кожа к обнаженной коже. Слишком приятно, чтобы быть правдой.
  Эдриан навис надо мной, позволяя ощущать его прикосновение, но не тяжесть мускулистого тела. Его руки нежно скользили по моей коже. Бедрам, животу. Губы тщательно исследовали грудь, заставляя хныкать и извиваться от остроты чувств.
  Я вцепилась в его плечи, как в спасательный круг, позволяющий оставаться на поверхности. Мои ногти оставляли глубокие порезы на его коже, которые тут же затягивались без следа.
  Казалось, легкие вот-вот лопнут, воздуха категорически не хватало. Взяв в ладони лицо Эдриана, я притянула его для поцелуя. Это было похоже на глоток воды в жаркой пустыни, такой желанный и бесценный. Мускулы вампира напрягались под моими прикосновениями, превращаясь буквально в камень. Терпение моего принца иссякло, как и мое.
  - Я больше не могу, - прошептал он мне на ухо. Его голос был хриплым от желания. - Обещаю, что буду нежным, очень нежным.
  Теперь он стал похож на голодного зверя - дикий и неудержимый. Мир вокруг исчез, растворился в буйстве эмоций, поглотив меня полностью. Одно движение и мы стали одним целым, забыв, что когда-то могли существовать порознь. Я чувствовала, как он двигается во мне, заставляя вскрикивать, когда толчки становились слишком резкими. Но не чувствовала боли, только жар, заполнивший каждую клеточку моего тела, растущий и готовый в любой момент разорвать меня на части.
  Эдриан тяжело дышал, не отрываясь от моей шеи, целуя ее практически до боли, слегка задевая кожу длинными клыками.
  Шум в ушах стал невыносим, мышцы напряглись, заставляя меня выгнуться и закричать от непривычных чувств. Мир взорвался, заполняясь сотнями разноцветных искр, совсем ослепляя меня. Странная судорога прошла по моему телу, оставляя после себя невыносимую слабость, и постепенно затихая в кончиках пальцев.
  
  Постепенно мир стал возвращаться. Я слышала размеренное дыхание Эдриана у своего уха, нежные прикосновения его руки к обнаженной коже живота.
  - Ты в порядке? - спросила парень, целуя меня в щеку и прижимая к себе еще крепче.
  - О чем ты? - хрипло рассмеялась я. - Я до сих пор не могу восстановить дыхание. У меня даже проскользнула мысль, что в конце сердце просто разорвется на части.
  - А я боялся, что тебе не понравиться, - прошептал парень, скользя ладонью ниже по моему животу.
  Я повернулась и удобно устроилась на его груди, поглаживая широкие плечи. Ощущение покоя переполнило меня, и я блаженно закрыла глаза, чувствуя, как его пальцы выводят странные узоры на моей спине.
  - А стены звуконепроницаемые? - неожиданно спросила я, вспомнив, что мы были довольно шумными, вернее только я одна.
  - Ты, правда, хочешь это знать?
  - О, нет, - простонала я, пытаясь спрятаться в изгибе его шеи, но смущение не прошло.
  - Ты так мило краснеешь, - усмехнулся Эдриан. - Боюсь, за эту ночь ты просто сгоришь от стыда.
  - Ты, наверное, не знаешь, но у людей принято после подобного отворачиваться к стенке и храпеть.
  - Прости, я мало сплю. И тебе не позволю. В этом преимущество вампиров.
  Ночь обещала быть долгой.
  
  Яркий свет слепил глаза, но просыпаться совсем не хотелось. Я еще сильнее закуталась в одеяло, прячась в него с головой. Что-то осторожно касалось моей спины, словно крылья бабочки, так нежно, что это казалось частью сна.
  - Просыпайся, соня, - Эдриан поцеловал мое плечо, заставляя блаженно вздохнуть. - Если ты не остановишь наших матерей, они превратят свадьбу в балаган.
  - Да ну их, - улыбнулась я, поворачиваясь к вампиру. - Пусть развлекаются.
  - Так значит, ты не против подъехать к алтарю на слоне?
  Сон сняло как рукой. Эдриан говорил на полном серьезе.
  - Черт, - простонала я, поднимаясь с кровати. - Они безумны.
  - Ты не слышала вариант с каретой, запряженной белыми лебедями, - рассмеялся парень. - Но мой любимый - снежные барсы вместо подружек невесты.
  В ответ я только поморщилась. И кто сказал, что вампирский ритуал самое страшное? Свадьба под руководством родной матери - вот настоящее безумие.
  - Где моя одежда? - спросила я, осматривая комнату, но не замечая ничего похожего хотя бы на мое нижнее белье.
  - То тут, то там, - вампир безразлично вздохнул и перевернулся на другой бок.
  На кресле рядом с кроватью лежала аккуратно сложенная рубашка Эдриана. Вот педант. Недолго думая, я нацепила ее на себя и встала с кровати. Она годилась мне в платье. Всегда мечтала это сделать. Мягкая ткань на чувствительной коже, запах Эдриана как дорогой парфюм.
  - Ты перепутала одежду или решила сменить стиль? - удивился вампир.
  - В отличие от тебя, эта рубашка мне идет, - рассмеялась я, покрутившись перед ним, стараясь показать обновку.
  - Так ты хочешь, чтобы я примерил вот это? - на указательном пальце вампир крутил мой кружевной лифчик.
  - Не льсти себе. Начни лучше с нулевого размера.
  Я кинулась в ванную, а в след мне полетела подушка.
  
  Маму и миссис Ньюбелз я нашла в гостиной так, словно они и не ложились спать. Стол перед ними был заполнен разными журналами, вырезками, фотографиями. Подготовка к свадьбе шла полным ходом.
  - Теона, - поприветствовала меня вампирша. - Ну, наконец-то. Мы тебя уже заждались.
  По их хитрым улыбкам я поняла, что ночью они спали плохо. И всё из-за нас.
  - Никаких слонов, барсов и лебедей! - с порога заявила я.
  - Голуби? - предложила мама.
  - Никакой фауны, - я была категорична.
  - О, ну ладно, - разочарованно протянула миссис Ньюбелз.- Но цветы и ледяные скульптуры я трогать не позволю. Гости же должны восхититься дизайном. А то они подумают, что мы совсем бедные.
  - Какие гости? - это совсем не входило в мои планы.
  - Не бойся, будет около 50 человек. Вот список.
  Я пробежала глазами по строчкам. Ни одна фамилия не казалась мне знакомой.
  - Вы уверенны, что этот список к моей свадьбе?
  - Друзья Эдриана и близкие родственники с обеих сторон.
  И никого знакомого мне. С тем же успехом можно было заявиться на чужую свадьбу. И тут меня осенило.
  - Тогда впишите еще одного человека - мою подругу, Марину.
  Сначала повисла тишина. Мама первой пришла в себя.
  - Милая, ты уверена? Ведь это будет не обычная свадьба. Думаешь, твоя подруга поймет и не станет задавать лишних вопросов?
  - Я об этом позабочусь.
  Чтобы они не говорили, я не собиралась уступать. Возможно, это был последний шанс увидеть Марину. Мне нужен был кто-то близкий, чтобы выжить среди незнакомцев.
  - Хорошо, - сдались женщины. Я праздновала победу. - Только будь осторожна.
  В комнате Эдриан наводил порядок, сцепив волосы моей заколкой с плюшевой клубничкой. Я больше не видела в нем холодного вампира, особенно когда он надевал эту майку с улыбающимся Микки Маусом. Он мог носить ее только в детстве, судя по маленькому размеру, обтягивающему его как перчатка. Эдриан позволял только мне видеть его таким. Я чувствовала себя избранной.
  - Как ты объяснишь это подруге? - спросил парень, даже не повернувшись ко мне. Черт бы побрал его слух.
  - Скажу, что это брак по расчету, - пошутила я, доставая телефон.
  - Очень смешно, - расстроился вампир. - У тебя сохранился ее номер?
  - Я помню его наизусть, - соврала я, и, кажется, вампир ничего не заподозрил.
  Он кивнул и вышел из комнаты, оставив меня одну.
  
  Марину переполняли эмоции. Сначала страх из-за моего долгого молчания, затем гнев и обида, что я забыла о единственной подруге, а в конце удивление и радость, что мы скоро встретимся. Я не перебивала ее, слушая восторженные речи о моей неожиданной свадьбе, лишь иногда вставляя в разговор пару слов, когда ее уносило далеко от темы. Не было ничего лучше вновь услышать ее голос и эти бесценные разговоры ни о чем.
  - Завтра за тобой приедет машина, - сказала я, старясь перекричать ее радостные возгласы. - Только ничему не удивляйся.
  - Не волнуйся. Я сама Мисс Невозмутимость. Только ты тоже не удивляйся, если мой наряд будет лучше твоего.
  - Я переживу, подруга.
  
  Утро я встретила одна. Матери заставили Эдриана ночевать в другой комнате под предлогом человеческих традиций, а может, им просто захотелось выспаться этой ночью. Мама принесла завтрак. А после понеслась череда невыносимых предсвадебных хлопот. Я закрыла глаза и просто ждала финала, позволяя делать с собой всё, что угодно.
  Но всё изменилось, когда приехала Марина. В своем нежно-розовом летящем платье она походила на нимфу. Слезы хлынули из моих глаз после нашего объятия. Это было самое трогательное воссоединение.
  - Ты уверенна в том, что делаешь? - спросила подруга, поправляя мою прическу. - Это так неожиданно.
  - Я уверенна. Конечно, стоило повременить, чтобы удостовериться в наших чувствах, но это не тот случай. Тебе понравиться Эдриан, я боюсь даже слишком.
  - Женатики для меня запретная тема. Но надеюсь, у него найдутся симпатичные друзья?
  Симпатичные - да, а вот живые - вряд ли.
  - Держись подальше от этих снобов. Они странные. Очень странные.
  - Умм, интеллигенция. Эскарго и сосиссон. Я переморщусь. Кстати, чуть не забыла. Это просил тебе передать один очень несчастный парень.
  В моих руках оказалась маленькая белая коробочка с бантиком.
  - От Андрея? - предположила я, стараясь побороть желание выкинуть ее в окно. - Он всё знает?
  - Нет, но, в общем, догадывается. Я сказала ему, чтобы он на тебя больше не рассчитывал. Он очень просил тебе передать, и я не устояла. Думала, тебе будет приятно. Он вроде неплохой парень.
  Я кивнула и изобразила подобие улыбки. Лучше оставить это на потом. Нет смысла портить настроение именно сейчас. Встав, я спрятала коробочку в свой шкафчик под ворохом одежды.
  - В следующее воскресенье выпускной. Помнишь? Вот мы оторвемся. Не вижу блеска в глазах. Ты что не идешь?
  - Не знаю, - расстроилась я. - Семейная жизнь, сама понимаешь.
  - Не начинай, - простонала Марина. - Если ты не пойдешь, я обижусь. Можешь захватить женишка. Будет весело.
  - Я попробую, - пришлось мне сдаться. Ну, как я могла пропустить такое событие? Хоть несколько часов побыть в компании обычных людей. За Эдрианом дело не встанет. Он не походил на безумного ревнивца.
  
  Свадьба проходила в небольшой церквушке в нескольких километрах от дома. К такому событию всё было украшено цветами - белыми и красными - символизирующими меня и Эдриана.
  Марина встала вперед как подружка невесты. Но я отказалось от того, чтобы меня сопровождал отец. Он совсем не возражал, спокойно расположившись в первых рядах, ожидая окончания церемонии.
  Меня била дрожь, когда заиграла музыка, и я вошла в старинную церковь. Эдриан ждал в самом конце этого пути, у алтаря. Рядом с ним стоял мистер Ньюбелз. По обе стороны сидели гости, все как один в строгих классических костюмах и мрачных платьях. Я никого не узнавала. Только впереди меня ожидали улыбающиеся лица мамы и миссис Ньюбелз. Это придало мне сил.
  Хоть шаги и давались с трудом, но я уверенно шла вперед, видя только Эдриана. Зря он боялся строгих костюмов. Единственным недостатком было то, что вампир был в нем слишком неотразим.
  Когда я встала перед ним, и наши руки соприкоснулись, мое сердце ускорило свой ритм. Теперь я понимала, почему свадьба так важна. Каким-то мистическим образом это событие пробуждало в душе самые светлые чувства. Исчезали все сомнения и страхи. Душа словно обретала крылья. Белое платье, невероятное количество роз, спутник по твою правую руку. В этом была какая-то особенная магия.
  Я почти не слышала слов священника, находясь в каком-то трансе, боясь прервать это очарование любым неосторожным движением.
  Медленно золотое колечко оказалось на моем безымянном пальце. Большой ало-красный камень сиял и переливался в солнечном свете. Господи, неужели это красный бриллиант? На тонком ободе виднелась четкая надпись. Я повертела рукой. Animae dimidium meae .
  - Люблю тебя, - прошептал Эдриан мне на ухо и еле ощутимо коснулся губами моей щеки.
  В ответ я взяла его кольцо, более массивное, но с той же надписью на латыни и надела на бледную руку вампира. Что-то изменилось во мне с этим движениям. Всё перевернулось с ног на голову. Передо мной больше не было вампира, а я не была отчаявшейся девушкой, разрывающейся между голосом разума и вышедшими из-под контроля чувствами. Всё стало на свои места, но только на тот короткий миг пока мы стояли у алтаря лицом к лицу и весь мир не существовал. Один поцелуй и очарование пропало.
  Обернувшись, я увидела гостей с безразличными лицами, вяло аплодирующих завершению церемонии. Вот она суровая реальность. Мой супруг не был человеком, а я никак не могла заглушить голос рассудка, напоминающий, что моя жизнь пошла совсем не так, как я ожидала.
  
  Бесконечные лица слились в одну серую маску, их слова превратились в неясный шум, но я улыбалась, стараясь выглядеть счастливой.
  - Мы знакомы с Виллисом, наверное, целую вечность, - проговорил Эдриан, даже не пытаясь скрыть своей неприязни к другу.
  Невероятно высокий вампир с пронзительно голубыми глазами смотрел на меня, не отрываясь. Светлые волосы падали на плечи тяжелыми кудрями. Бледная кожа и дьявольская ухмылка. Всё в его образе выдавало опасного вампира.
  - О, да. Я знал этого парнишку еще ребенком. Ты и не поверишь, каким слабаком он был раньше. Ударялся в слезы по любому поводу. И как только ему удалось заполучить такую красотку, - парень взял в свою прохладную ладонь мою руку и поцеловал, слегка задержав свои губы на моей коже.
  Я заметила, как по лицу моего вампира прошла судорога. Он скривился как от зубной боли.
  - Думаю потому что не менял спутниц, каждый раз подбирая их под салон своего нового автомобиля.
  Виллис ухмыльнулся, а потом подмигнул мне.
  - Еще увидимся, Теона. Будь осторожен, друг.
  Вампир отошел в сторону, скрываясь от толпы, окружившей меня. У меня не было времени размышлять о его странном напутствии. Люди вокруг улыбались, что-то увлеченно обсуждая и посматривая на меня.
  Женщины, девушки и даже совсем юные девочки собрались позади, толкаясь и пытаясь встать впереди всех. Я усмехнулась, заметив в первых рядах Марину. Этот букет определенно должен достаться ей. Отчасти потому, что остальных присутствующих я просто-напросто не знала.
  Развернувшись и поудобней схватив букет белоснежно-белых роз, я, застыв на несколько секунд, бросила его через плечо, в своем воображении представляя, как он летит через всю комнату и приземляется прямо в ладони подруги.
  До меня донеслись звуки борьбы и наконец победный клич. Я обернулась и увидала, как Марина прижимает к груди уже довольно помятый букет. Остальные женщины даже не пытались скрыть своего разочарования, провожая победительницу завистливыми взглядами.
  На секунду краем глаза я заметила странное движение и повернула голову в сторону пустых столиков. Виллис дьявольски ухмылялся, отсалютовав мне бокалом красного вина.
  
  Коробочка в руках казалась невероятно тяжелой. Я вертела ее, касалась острых углов, но так и не решалась открыть. Праздник внизу всё еще продолжался, но Марина уже уехала, оставив меня один на один с незнакомыми людьми. Ньюбелзы пытались нас познакомить, но их имена никак не хотели откладываться в моей голове. Эдриан держался гораздо лучше, улыбаясь и со счастливым видом беседуя с друзьями и родственниками. Это казалось бесконечным.
  Темнота комнаты служила мне убежищем. Стены заглушали звуки праздника, словно я и не была к нему причастна. Но главное, что мама и миссис Ньюбелз казались счастливыми. Стоило признать - это их свадьба, к слову, организованная по высшему классу. Их не в чем было упрекнуть, но возможно только в неудобных босоножках, которые за целый день ужасно натерли ногу.
  Мой взгляд вернулся к подарку Андрея. Я знала, что это очень важно. То, что нельзя просто так выбросить и забыть. Но страх того, что я узнаю лишнее, был достаточно силен. Знание не равнозначно силе, оно лишь приносило новые проблемы.
  Я знала, что меня никто не видел. Пальцы неуверенно потянулись к гладкой крышечке, украшенной замысловатым бантом. Сделав глубокий вздох, я открыла коробку.
  
  Глава 9
  
  Внутри был ключ. Маленький, с черненой позолотой, ничего особенного. Я повертела его в руках. Он мог подойти к чему угодно. Тут мой взгляд упал на бархатное дно коробочки. Там желтел сложенный вдвое клочок бумаги. На нем ровным каллиграфическим почерком было выведено 'Теоне'.
  Немного помедлив, я всё-таки потянулась к листку. Шорох разворачиваемой бумаги был таким громкий, что мне казалось, что он слышен даже внизу. Я замерла, прислушиваясь, но в коридоре было всё также тихо.
  Почерк в записке был идеальным, и не было никаких сомнений, что он принадлежал Андрею.
  
  'Я так и знал, что у тебя не хватит сил выбросить этот подарок, не открывая. Мой отец не ошибся в тебе. Ты такая же, как и я, только слишком упрямая. Ты не одна из них. Но я больше не буду мучить тебя своими помпезными речами. Этот ключ поможет тебе всё вспомнить и понять свою истинную судьбу. Не спрашивай меня, я не знаю от чего он. Отец знал, но вампиры убили его. Это было его завещание.
  Я верю, что ты вспомнишь. Тогда я буду ждать тебя.
  Андрей'.
  
  Я повертела в руках подарок. Ключ искрился, словно подразнивая меня. В нашей семье не существовала загадочных шкатулок, шкафов и чердачных дверей. Ничего не шло в голову. Это был тупик. Провал.
  
  Тени метались по комнате, напоминая черных воронов. Я понимала, что нахожусь дома, но совсем не узнавала его. Цвета вокруг были блеклыми, как на старинной засвеченной фотографии. Всё казалось таким большим. Я чувствовала себя Алисой в Зазеркалье. Маленькой девочкой, затерявшейся в собственных фантазиях.
  Коридор, по которому я шла, постепенно сужался. Меня манила тонкая полоска света в его конце, выбивающаяся из-под закрытой двери. Сквозь темноту доносились приглушенные голоса, и я шла им навстречу, не в силах противостоять. Мне хотелось выбраться из этого сумрака. Но ноги казались такими тяжелыми. Тени пытались удержать меня. Я слышала их дьявольский шепот. Непроизвольно моя рука сомкнулась на маленькой подвеске, на моей шее. Ключ. Тот самый ключ, но в лучшем состоянии - позолота еще не успела потемнеть.
  За заветной дверью раздался вскрик, а потом глухой удар. Затем оглушающая тишина. Я подошла к двери вплотную. Полоска света начала меркнуть, а затем окрасилась в нежно розовый цвет. Я видела как что-то темное и густое вытекает через щель под дверью, приближаясь к моим босым ногам. Лужа крови двигалась слишком быстро, а я не успела отступить. Через секунду мои ступни окрасились в багрянец.
  С криком я проснулась.
  Кровать рядом со мной была пуста. Сквозь плотные шторы пробивался слабый свет. Утро было пасмурным. В коридоре слышались шаги. Родители собирали вещи, покидая сегодня дом Ньюбелзов.
  Когда я вошла в их комнату, мамы там не было. Отец собирал какие-то бумаги в свой кейс и даже не обернулся, чтобы поздороваться со мной.
  - Уже уезжаете, - начала я разговор.
  - Как видишь, - бросил он, не подняв взгляда, словно боялся посмотреть на меня.
  - Не хочешь со мной попрощаться?
  - Мы скоро увидимся. На вечере в честь моего посвящения в Совет.
  - Мои поздравления, - съязвила я, подходя к нему вплотную. - Путь наверх был тернист, не так ли?
  - Теона, давай не будем. Нет смысла устраивать скандал сейчас, когда мы расстаемся. Не нужно завершать всё на грустной ноте. - Его взгляд был уставшим и потухшим. На секунду мне даже почудилось, что он сожалеет о нашем прощании.
  - Прости, но боюсь, я тебя разочарую. Может, расскажешь мне, что это?
  Я вытянула вперед руку, ключ спокойно поблескивал на моей ладони. Отец сосредоточился на этом сияние и замер как загипнотизированный. Его лицо вытянулось и побледнело. Он узнал этот ключ. Я ждала ответа.
  - Выброси его, немедленно! - Он кинулся ко мне, пытаясь отнять находку, но мне удалось увернуться.
  - Почему? - спокойно спросила я, отходя к дальней стене.
  - Потому что я так сказал!
  - Это не ответ.
  Отец отвернулся, пытаясь прийти в себя и отдышаться. Но ему это никак не удавалось.
  - Это может стать проблемой, - помедлив, произнес он. - Большой проблемой. Для всех нас.
  - От чего он? - продолжала я задавать вопросы.
  - Это не важно. Просто выбрось и забудь, если хочешь жить.
  - Меня убьют вампиры или охотники? - не поняла я.
  - А есть разница? - болезненно рассмеялся отец. - Не знаю, как ты получила этот ключ, ведь я собственноручно спрятал его, но пойми одно - это было для общего блага. Забудь. Это давно похоронено.
  - Но сейчас он у меня, и я хочу знать, к чему подходит этот ключ.
  Отец выглядел опустошенным. Разговор давался ему тяжело, словно отнимая последние силы.
  - Теона, - тяжело вздохнул он. - Не нужно. Прошу. Знаю, ты ненавидишь меня, и я это принимаю. Но лучше так, чем то, что случилось бы, не захлопни я эту дверь. Мы должны быть осторожны. Вампиры - добродетель, но лишь пока им не угрожает опасность. Зачем тебе это? Ты счастлива, я вижу это. Ты почти влилась в семью, они привыкли к тебе. Не пытайся разрушить это.
  - Я просто хочу знать, - прошептала я, слегка оглушенная от его тирады.
  - Ничего не бывает просто, - выкрикнул он и подошел ближе. - Решать тебе, но этот маленький ключик извратит всё. Я защищаю тебя и Маргариту. Я сделал всё, чтобы вы были в безопасности. Но теперь это больше не в моих силах. Ты теперь сама за себя. Прости, я не думал, что дойдет до этого. Но тебе придется либо послушаться меня, либо забыть, что мы с матерью вообще существуем.
  - Объясни, - потребовала я. Мое терпение подходило к концу.
  - Нечего объяснять. Ты моя дочь, и я не хочу видеть твою смерть. Поэтому забудь о ключе и всё, что с ним связано. Здесь я тебе не помощник.
  - Ты же знаешь, что я не отступлю.
  - Тогда мне очень жаль, - сказал отец, и в его глазах действительно проскользнула печаль. - Ты всё, что у меня есть, и я не собираюсь сам вести тебя на эшафот. Лучше ненавидь меня, но будь, по крайней мере, живой.
  Я молчала, прислушиваясь к его тяжелому дыханию. Всё стало только сложнее. Этот разговор ни к чему не привел. Зная характер отца, можно было с полной уверенностью утверждать, что он ничего мне не расскажет. Я просто теряла с ним время.
  - Хорошо, - пришлось смириться мне. - И еще раз поздравляю с назначением. Надеюсь, ты счастлив.
  Открылась дверь, и в комнату, улыбаясь, вошла мама. Я не сомневалась, что она стояла под дверью, не решаясь прервать наш с отцом разговор. Это вошло у нее в привычку, словно ее совсем не касаются наши проблемы. А может, все было и так.
  - Милая, ты пришла помочь нам со сборами?
  - Нет, - мрачно ответила я. - Увидимся внизу.
  Было слишком глупо злиться на родителей, но я не могла ничего с собой поделать. Мне пришлось согласиться стать спутницей вампира, пройти ритуал обращения, пережить свадьбу, но жизнь не стала проще. Каждый день я просыпалась лишь для того, чтобы встретить очередные проблемы. Но это... Что хотел сказать отец? Что открывал этот ключ? Почему он так испугался? Кто мог ответить на все эти вопросы? Пожалуй, только я одна.
  - Не хочешь, чтобы родители уезжали? - раздался над самым моим ухом голос Эдриана, и его сильные руки обняли меня. - Вы будете часто видеться.
  - Нет, всё в порядке, - ответила я, изображая улыбку на своем лице. - Где ты был?
  - Уезжал по делам.
  Мне не понравился его ответ.
  - По делам Совета?
  - Это допрос? - усмехнулся вампир, целуя меня в шею.
  - Если только ты не расскажешь мне всё добровольно.
  - Совет поймал, так скажем, 'подозреваемых'.
  - Охотников? - насторожилась я.
  - По-моему мнению, это просто клоуны, которые решили подражать настоящим асам. Они нахватали кольев и устроили ночью засаду на прохожих. Они безвредны, но Совет хочет удостовериться, что они не связаны с охотниками.
  - И что с ними будет?
  - Думаю, ничего страшного. Допрос и полная амнезия. Они не пострадают, если сами не напросятся. Но по их виду понятно, что эти Ван Хельсинги струсили при виде настоящих вампиров. Они жалки.
  - И давно вы практикуете амнезию на обычных людях? - удивилась я таким методам, считая, что они использовали эти способности только для ритуала Забвения, в котором я так мечтала принять участие.
  - Иногда это просто необходимо, - пояснил Эдриан. - Нам не всегда удается быть невидимками. Поэтому порой приходиться 'чистить' воспоминания. Почему это тебя вдруг так взволновало?
  - Ничего, - опустила я взгляд. - Просто привыкаю к вашим методам.
  - Не бери в голову. Эти люди не пострадают.
  - Эти? А какие пострадают? - неожиданно вздрогнула я.
  - Теона, не придирайся к словам.
  Вампир наклонился ближе и потерся своей щекой о мою.
  - Ты прав, - смирилась я и высвободилась из его объятий. - Еще какие-нибудь новости?
  - Можно сказать, что почти затишье. Наверное, охотники ушли на дно. Никаких следов. Количество видео, разоблачающих вампиров, увеличилось, но всё это жалкие подделки. К счастью. Возможно, они просчитались. После случившегося они не получили ничего кроме кучки жалких подражателей. Это был существенный просчет.
  Я была с ним не согласна. Но мне пришлось промолчать. Даже если бы я рассказала вампиру о звонке Андрея, это ничего бы не дало, кроме весьма реального скандала, а возможно и визита в Совет. Я не могла точно сказать, чего стоит ожидать, но возможно сами охотники могли поделиться со мной этой информацией.
  
  Когда родители покинули дом Ньюбелзов, я ничего не почувствовала. Не было той боли расставания, которой я ожидала. В маминых глазах стояли слезы, а отец был безразлично холоден. Но я была спокойна. Здесь, в чужом доме, полном вампиров, когда один из них был готов в любую минуту разоблачить меня. Но это принималось как должное. Наверное, я смирилась со своей судьбой, жадно ожидая финала.
  Мама улыбалась мне сквозь слезы, отчаянно требуя звонить каждый день и не забывать навещать. Я дала ей это обещание.
  С их уходом дом совсем замер. Вскоре ушли и Эдриан с отцом, оставив меня один на один с вампиршей.
  - Я могу покидать дом? - неожиданно спросила я, прекрасно понимая, как ужасно звучит этот вопрос.
  Миссис Ньюбелз лишь рассмеялась в ответ.
  - Ну, конечно. Только придется привыкать к стражам. Положение обязывает. Ты слишком хрупкая и слишком нам дорога.
  - Я хотела встретиться с подругой.
  - Тогда я договорюсь о машине и сопровождении. Ты пока собирайся.
  Марину не пришлось уговаривать. В пятницу уроки заканчивались гораздо раньше обычного, и мы решили встретиться в уютном местном кафе 'Afte-R' после двух. Времени оставалось предостаточно, и я спокойно потратила его на сборы. Меняя наряды и украшения, способные спрятать мои порезы. К моему ужасу пришлось надеть перчатку, которая смотрелась вполне органично, но как красный флаг напоминала, что под нею кроется.
  Уже собираясь выходить, я вспомнила об Андрее. Телефон неприятно жег руку, словно требуя позвонить ему. Я колебалась. Было глупо звонить охотникам. Было глупо оставлять парню свой номер. Но еще глупее было поддерживать любую связь с охотниками, когда мир стоял на пороге войны. Это было опасно. Но разве это обычно меня останавливало? Только Андрей мог хоть что-то прояснить. А еще лучше рассказать о планах охотников. Я не хотела больше видеть казнь, неважно с чьей стороны.
  Мне показалось, что номер набрался сам собой. В трубке слышались протяжные гудки, и у меня был шанс сбросить вызов, но я не могла этого сделать, просто ожидая ответа.
  - Да, - голос был тверд и спокоен. - Алло... Слушаю... Алло...
  Я была готова бросить трубку, от волнения даже задержав дыхание.
  - Теона, это ты? Не молчи. Я знаю, что это ты. Ты получила мой подарок? С тобой всё в порядке? Я могу помочь, могу приехать прямо сейчас.
  - Не нужно, - наконец сказала я, снова начиная дышать ровно. - Я не знаю, зачем звоню. Прости.
  - Нет, постой. Тебе не за что извиняться. Твой номер заблокирован. Я не мог дозвониться.
  - Забудь о нем, - мой голос был так тих, что я боялась, что Андрей не расслышал меня. - Я готова встретиться, но у меня есть условия.
  - Какие? - тут же оживился парень.
  - Сначала пообещай, что выполнишь их. Это очень важно.
  Глупо было надеяться на его обещание, но ничего другого у меня не было.
  - Я обещаю. Всё что угодно, - я чувствовала жар в его голосе.
  - Ты должен пообещать, что будешь один. Больше никаких похищений. Этот трюк больше не пройдет. Со мной будут стражи. Либо ты сделаешь так, что они тебя не заметят, либо Совет схватит тебя.
  - Хорошо, я смогу это устроить.
  - И еще. У тебя будет несколько минут.
  Андрей молчал.
  - Так ты согласен? - мне нужно было только его обещание.
  - Да. Где?
  - Мы встречаемся с Мариной в кафе 'Afte-R' через полчаса. Будь в частной кабинке, в самой последней, в конце зала. Прошу, не говори никому. Ты же знаешь, что они сделают со мной, если узнают.
  - Не бойся. Я не дам тебя в обиду. Увидимся на месте.
  В трубке раздались короткие гудки.
  
  Меня сопровождали трое вампиров. Их лица были словно высечены из камня, не выражая ровным счетом ничего. Когда мы подъехали к месту, стражи рассредоточились по территории, и я совсем не ощущала их присутствия. Отчасти, так было даже лучше. Я всё равно знала, что была в безопасности.
  - Ты решилась с выпускным? - Марина облизала свои пухлые губы, убирая с них остатки ванильного крема.
  - Еще не говорила об этом с Эдрианом, но думаю смогу его убедить.
  - Вот и отлично. Неужели мы пойдем вместе с нашими парнями. Анна со своей стайкой куриц обзавидуется. Кстати, ее нос до сих пор слегка кривоват. Похожа на тукана. Кому она теперь такая нужна. Второй сорт.
  - А кто теперь твой парень? - усмехнулась я.
  - Вообще-то я работаю над этим. Я подумала, что пора расти. Звезды школьного футбола меня больше не привлекают. И раз так, а ты моя лучшая подруга, то я подумала, что может быть, если ты конечно не против, то...
  - Строй предложения короче. Попробуй так: 'Я хочу...'
  - Хочу телефон того невероятного блондина, - тут же с придыханием закончила Марина.
  - Господи, ты что, о Виллисе? - я с неприязнью вспомнила его почти стеклянный взгляд и неприятную ухмылку. - Забудь. Он не для тебя.
  - Но он же друг твоего Эдриана. Красивый, богатый... горячий. Черт, какой же он горячий. Солнце перед ним меркнет. Невероятный.
  И мертвый, хотелось продолжить мне.
  - Он ужасный кобель, жмот и вообще дьявол во плоти. Он тебя недостоин.
  - Ну, я же просто с ним на выпускном показаться, чтобы все завидовали, - начала умолять подруга. - Всего разочек.
  - Ни пол разочка, - отрезала я. Рисковать жизнью подруги мне не хотелось, даже при том, что я была почти убеждена, что этот вампир не выпьет ее до суха. - Он монстр. Тема закрыта.
  Марина обиделась и недовольно поджала губы.
  - Отлично. Ты не хочешь, чтобы твоя подруга была счастлива. Сама обзавелась невероятно сексуальным женихом, а подругу оставляешь погибать с клеймом старой девы. Тогда давай сменим тему. Как секс?
  - Что? - вспыхнула я, щеки залились краской.
  - О, давай не будем. Ты замужняя женщина. Всё законно. Так каков он, секс в браке? Твой Эдриан довольно горяч, а если судить по размеру его, кхм, ботинок, то я даже боюсь узнать подробности. Но всё же рискну. Так как?
  - Ты самая беспринципная из всех, кого я когда-либо знала.
  - Не уходи от темы, подруга. Он хорошо?
  - Не жди, я не собираюсь рассказывать тебе, как это было невероятно. Эту тему мы тоже закроем до тех пор, пока я не стану не столь стеснительной. А зная себя, могу предположить, что ждать тебе придется очень долго.
  - Ты зануда, - обиделась подруга. - Стала такой скрытной. Ну, расскажи хоть, что тебе подарил Андрей. Я так и не смогла определить, что лежит в коробочке. Это, наверное, так романтично. Безответная любовь. Видела бы ты его взгляд, когда я сказала, что ты уже занята. Могу поклясться, что слышала звук его разбитого сердечка.
  Черт. Каким образом моя подруга выбирала именно те темы для разговора, которые я всеми силами пыталась избежать. Сейчас разговор о брачной ночи не казался уж таким жутким.
  - Ничего особенного, - соврала я. - Пожелание счастья и долгой семейной жизни.
  - Да? - засомневалась подруга. - Он так волновался, когда ты пропала. Просто извел меня своими допросами. Не верю, что он так просто сдался.
  Я обвела взглядом кафе. Ничего не привлекло моего внимания. Взгляд сам собой остановился на отдельных кабинках. С наших мест не было видно самой последней, но я чувствовала, что Андрей уже там. Ждет меня, рискуя своей жизнь.
  - Это было просто увлечение. Наверное, он понял это. Согласись, у него мало шансов наравне с Эдрианом, - попыталась пошутить я.
  - Всё равно, мне его жаль, - простонала девушка, подзывая официанта, чтобы заказать еще один коктейль. - В нем чувствуется такая страсть, такое мужество. Он определенно боец.
  - Тебе виднее, - усмехнулась я, вставая из-за стола. - Я отойду на несколько минут. Закажешь мне еще шоколадный мусс. Я быстро.
  Марина задумчиво кивнула, с жадностью изучая меню.
  В кафе было безлюдно. Лишь несколько влюбленных парочек расположились у окна в другом конце зала. Убедившись, что подруга не видим меня, я скользнула в условленную кабинку.
  Первой мыслью было бежать. Передо мной был темноволосый парень в черных солнечных очках. Кожаная куртка и перчатки без пальцев дополняли байкерский образ.
  - Я думал, ты уже передумала, - он снял очки, и я узнала карие глаза Андрея.
  - Что за маскарад? - выдохнула я, усаживаясь напротив и разглядывая его легкую щетину. - Я не узнала тебя.
   - Главное, чтобы стражи не узнали. Твой дружок-вампир хорошо охраняет тебя. Мне с трудом удалось попасть сюда.
  - Больше никого нет? - уточнила я.
  - Никого, - пообещал парень, не спуская с меня глаз. - Я один, как и обещал. Ты поняла к чему этот ключ?
  - Нет. Я думала ты мне поможешь. Отец пришел в бешенство, когда увидел его. Но он ничего не скажет.
  - Мой отец знал, но вампиры убили его, - в глазах парня проскользнула боль, кулаки резко сжались. - Мне нечего тебе сказать. Очень важно, чтобы ты вспомнила. Пойми, это жизненно важно.
  Я молчала, рассматривая абстрактный рисунок скатерти.
  - Мне тебя не хватает, - прошептал он, наклоняясь ближе. - Мне не важно, через что тебе пришлось пройти, ты одна из нас. Ты нужна нам всем. Сейчас.
  - Что вы задумали? - угрюмо спросила я, резко вскинув взгляд.
  - Это не важно, - улыбнулся Андрей. - Но совсем скоро деспотия вампиров будет окончена. Мы больше не намерены размениваться на пешки, а будем ходить только по-крупному.
  - Тот вампир всё еще помогает вам?
  - И да, и нет. Мы не знаем, кто он, все, видевшие его, погибли, но любые наши планы удачны отчасти благодаря ему. Приятно осознавать, что что-то сверху благоприятствует тебе.
  - Господи, неужели ты не понимаешь, что он играет вами. Он убил всех, знавших о его плане.
  - Как видишь, не всех, - ответил Андрей. - Нас не волнуют его планы. Теперь мы сильнее - отряды прибыли со всей России. Больше ему не застать нас врасплох.
  - Они приказали отдавать под суд любого, имеющего отношение к охотникам, - медленно произнесла я, ожидая реакции.
  - Так было всегда. Но пока они размениваются на псевдо-охотников, которые отозвались на наше видео, у нас развязаны руки. Осталось немного. Потерпи. Скоро мы освободим тебя и твою семью. А пока просто вспомни от чего этот ключ.
  - Что это изменит? - спросила я.
  - Если верить отцу, то всё.
  Неожиданно Андрей замолк и настороженно прислушался. Я тоже ощутила какое-то движение. Что-то холодное, пробирающее до костей.
  - Это стражи, - коротко бросил он и надел очки. - Выходи только спустя две минуты. Я отвлеку их. Будь осторожна.
  Парень вскочил, и в следующую секунду я была одна за столом. Передо мной лежала кружевная белая салфетка, сложенная в форме лебедя. Работа Андрея. Я улыбнулась и взяла оригами. На шее птицы черной шариковой ручкой было выведено: 'Просто дождись'.
  Спустя ровно две минуты я выскользнула из кабинки и направилась в главный зал к Марине. Улыбка сползла с моего лица, а ноги стали ватными. За столиком рядом с подругой сидел парень. Его темные волосы играли на солнечном свете, контрастируя с бледной кожей. Это был Эдриан.
  - Мы тебя уже совсем заждались, - рассмеялась Марина. - Ты такая медлительная. Я уже хотела пойти искать тебя.
  Вампир обернулся на меня и этот взгляд не был добрым.
  
  Глава 10
  
  - Эдриан, - выдавила я из себя улыбку и, подойдя ближе, поцеловала вампира в щеку. - Какими судьбами?
  - Решил заехать за тобой, - ответил парень, но его голос был холоден.
  Он не сводил с меня взгляда, пока я не села за столик рядом с ним.
  - Ты мог бы позвонить.
  Сердце стучало так бешено, что не было никаких сомнений - вампир знал о моем волнении. И это было плохо. Очень плохо.
  - Ты не поверишь, что мне пообещал Эдриан, - вскричала Марина, почти прыгая от счастья.
  Я удивленно посмотрела на вампира, но тот был невозмутим.
  - И что же это? Надеюсь не статус его любовницы? А то я уже ревную.
  Подруга демонстративно закатила глаза.
  - Очень смешно. Серьезно, я никогда не понимала твоих шуточек. Пока ты где-то блуждала, мы договорились, что пойдем на выпускной все вместе!
  - Все? - удивилась я. - Ты, я, Эдриан и...
  - Виллис!
  За столиком повисла тишина. Мне хотелось наброситься на вампира, который вдруг решил заняться сводничеством. Да еще моей лучшей подруги и нежити, в образе сексуального парня.
  - Неужели, Эдриан, - постаралась я изобразить радость. - Твой друг согласиться пойти на школьную вечеринку?
  - Главное не куда, а с кем идти. Он будет рад сопровождать Марину. Я в этом просто уверен.
  - Ну, Тео. Неужели ты совсем не рада? Мы отлично проведем время. Мы и наши парни, точнее твой муж и его друг. Но это уже детали. Разве ни о таком выпускном вечере ты мечтала?
  Ответить ей честно или соврать? Мне с трудом удавалось поддерживать на лице улыбку. Эдриан чувствовал весь мой ужас, но никак не собирался исправить ситуацию. Его отсутствующий взгляд пугал меня. Было ли это затишьем перед бурей? Он наверняка знал о моей встрече с Андреем, и как только Марина уйдет меня ждала казнь. По спине пробежал холодок.
  - Вечеринка будет нечто, - промямлила я, оценивая риск присутствия двух вампиров на выпускном вечере. Хотя пьяные подростки были куда как опасней. - Милый, ты уверен, что хочешь пойти?
  - Абсолютно, - ответил он, встречаясь со мной взглядом. - Ты же не думаешь, что я отпущу тебя одну. Слишком рискованно.
  - Это точно, - рассмеялась Марина. - Выпивка, другие парни. Тео любит повеселиться.
  Я пригвоздила подругу взглядом, но она так и не поняла причин моей злости. Мне было жаль, но даже ей нельзя было сказать, почему именно волнуется Эдриан, и какая опасность может мне угрожать.
  - Думаю нам пора, - засобирался парень.
  - Я хотела еще немного посидеть. Не волнуйся, меня довезут.
  - Нет, ты поедешь со мной, - резко бросил вампир и пригвоздил меня к месту своим полуночным взглядом. В его голосе был настоящий холод, пронизывающий до самых костей.
  Он заметил страх в наших с Мариной глазах и смягчился.
  - Нужно закончить некоторые дела. Милая, вы еще успеете пообщаться. Тем более впереди выпускной.
  - Ты теперь замужняя дама, - усмехнулась Марина, поверив его фальшивой улыбке и низкому, глубокому голосу. - Увы. Нужно и мужу внимание уделять. Ладно, я тебя прощаю. Но... Виллис должен мне позвонить.
  Она выжидательно посмотрела на Эдриана, и тот кивнул.
  - Не волнуйся об этом, я его проконтролирую.
  Вампир буквально вытащил меня из-за стола и потянул к выходу. Сопротивляться было бесполезно. Ноги онемели, совсем меня не слушаясь. Хотелось закричать от бессилия. Как бы я не храбрилась, но всё равно не была готова к разговору с Эдрианом. Те минуты, пока мы шли к машине, я отчаянно пыталась придумать оправдание моей встречи с Андреем. Но, как назло, голова была пуста. Каждая клеточка была одержима страхом. Настоящим животным страхом.
  Я знала силу Эдриана и в душе надеялась, что он никогда не направит ее против меня.
  - Пристегнись, - сказал он, заводя машину и резко стартуя с места.
  В салоне повисла тишина. Я старалась не смотреть на парня, провожая взглядом улицы города, проносящиеся в моем окне.
  - Ты не хочешь ничего мне сказать? - нарушил тишину Эдриан.
  Я молчала.
  - Господи, неужели ты обиделась, что я появился в кафе? Ты даже не хочешь узнать почему?
  - Потому что ты контролируешь каждый мой шаг? - спросила я, всё еще не решаясь повернуться к нему лицом.
  - В кафе был охотник. Они следят за тобой. Постоянно.
  - Стражи поймали его? - с замиранием сердца спросила я. Неужели Андрей не успел уйти?
  - Нет, - ответил вампир и с досады ударил рукой по рулю. - Они знают наши повадки, и каждый раз уходят перед самым носом. Ты видела его в кафе? Может кто-то подозрительный? Кто-то знакомый?
  Господи, Эдриан не знал о моей встрече с Андреем. Он не видел нас. Он не знал, что это мой одноклассник. Это было спасение. Еще никогда я не была так близка к краю. Облегчение было таким ярким, что я не могла скрыть своих эмоций. Парень заметил, как я изменилась в лице.
  - Ты кого-то узнала?
  - Нет, - быстро ответила я. - Ты же знаешь, как это бывает. Мы разговорились, и я вообще ничего не замечала.
  - Тебя долго не было, и стражи заволновались. Они прошлись по периметру и почувствовали опасность. Машина за углом. В ней было полно оружия против нас.
  - Они позвонили тебе?
  - Да. Таковы правила. Теперь я твой муж и полностью отвечаю за тебя. Думаю, мы его спугнули.
  - Вы даже не видели, кто это? - спросила я, стараясь казаться не слишком заинтересованной.
  - Парень во всем черном. Они каким-то образом научились заметать следы. Запах пропал почти сразу.
  И снова тишина. Я чувствовала себя предательницей. Эдриан волновался за меня, хотел защитить. Господи, да он примчался на другой конец города. А что я? Тайно встречалась с охотниками. Зачем я это сделала...
  - Не волнуйся. Тебе ничего не угрожало, - улыбнулся вампир, на секунду отрывая взгляд от дороги. - Стражи контролировали ситуацию. Просто будем пока осторожны. Тем более, это отличный шанс поймать их.
  - Сделав меня приманкой? - пришла в ужас я.
  - Называй это, как хочешь. Для меня главное - твоя безопасность, для Совета - поймать виновных. Всё взаимосвязано. Охотники хотят заполучить тебя, но однажды сами попадутся. Невозможно скрываться вечно.
  Мне был неприятен этот разговор. Как я не старалась, но не могла воспринимать охотников как зло, заслуживающее смерти. Нас объединяло самое главное - мы были людьми.
  - Почему ты пообещал Марине встречу с Виллисом? - сменила я тему разговора.
  - Я подумал, он ей понравился.
  Было похоже, словно он что-то скрывал, это чувствовалось в его голосе.
  - Твой друг детства - вампир, и ты уж извини, но первое впечатление от нашей встречи не самое лучшее. С ним могут быть проблемы.
  - Не бойся, я не позволю ничему случиться.
  - Тебе не кажется, что ты слишком многое мне обещаешь? - вдруг сорвалась я.
  Машина резко вильнула в сторону, но Эдриан сдержал свои эмоции.
  - Он мой друг и он не монстр. Я думал, мы уже перебороли стадию 'чудовища-вампиры' и пришли к адекватному восприятию реальности.
  - Она моя подруга и всего лишь человек. А когда влюблена, то вообще превращается в овощ. Уж извини, что я за нее волнуюсь.
  Вампир усмехнулся.
  - Один вечер, не больше.
  - О, гениально. Он попользуется ею и не перезвонит. Какие же вы всё-таки мужчины свиньи.
  - Милая, - примирительно произнес Эдриан, - просто скажи, что ты хочешь услышать, и я тут же это произнесу. Такое впечатления, что я во всем не прав и если так будет продолжаться, то мы подеремся.
  - Ах, ты еще и девушек бьешь? - взвилась я, хоть и понимала, что это крайне глупо. Но что могло быть плохого в небольшой ссоре?
  - До этого момента нет, но ты уж слишком остра на язычок. Думаю, тебя мало воспитывали в детстве. Я готов это исправить.
  - Телесные наказания официально запрещены, - напомнила я ему. - А жестокое обращение с женщинами так вообще подсудное дело.
  Вампир рассмеялся.
  - Представляю свое пожизненное заключение.
  - На тебя бы ушли все наши налоги. И не меняй тему, - вдруг сообразила я. - Виллис не лучший вариант для моей подруги. Разве у вас нет каких-нибудь запретов насчет встречи с простыми смертными?
  Парень замешкался. Я заметила, как сжались руки на руле, костяшки пальцев побелели даже на фоне его бледной кожи. Меня угораздило затронуть запретную тему.
  - Дело не в этом. Возможно, они не совсем приветствуются.
  - Закрыли тему, - ответила я, заметив, как он пытается уйти от ответа.
  - Нет, я не хочу, чтобы ты думала, что я скрываю что-то страшное. Такие пары долго не держаться. Если Совет одобряет человека, то ему позволено превратиться вампира, и они становятся супругами.
  - А если нет? - мой голос дрогнул.
  - Не пугайся, - улыбнулся Эдриан, сосредоточившись на дороге. - Амнезия - великая вещь. Да и такие случаи нечасты. Обычно вампиры остаются одинокими, либо находят себе пару среди своих.
  Остаток пути мы молчали. Я боялась вернуться к разговору об охотниках, а вампир, видимо, не хотел рассказывать о жизни бессмертных. Но даже тишина казалось какой-то пугающей. Я боялась разоблачения, ведь теперь мне было что скрывать. Обвинения мистера Ньюбелза больше не были пустыми словами. За страхом пришло раскаяние. Чувство вины росло, пока не стало невыносимым. Таким тяжелым и удушающим, что трудно было дышать.
  - Ты в порядке? - обеспокоено спросил Эдриан, когда открывал дверцу машины с моей стороны. - Я чувствую твое волнение и страх. Скажи мне.
  В его глазах была такая печаль, словно это были его эмоции, а не мои. Неужели, он действительно стал половинкой моей души?
  - Просто устала. Так много событий. Это слишком для моего человеческого организма, - постаралась я, хоть отчасти, сказать правду.
  - Это мы скоро исправим, - улыбнулся вампир и нежно поцеловал меня в щеку. - Тебе понравиться бессмертие.
  
  Миссис Ньюбелз сидела напротив и буквально сверлила меня взглядом. На ее губах играла легкая ухмылка, что в целом делало ее похожей на хитрую лисичку.
  - Ты хорошо отдохнула? - спросила она, протягивая мне чашку чая. - Этот ужасный инцидент с охотниками. Бедная моя малышка, такие стрессы тебе противопоказаны. Не стоило тебя отпускать.
  - Ничего страшного, - отмахнулась я, делая глоток. - Случались вещи и похуже.
  - Да, но не в твоем положении.
  - Каком положении? - удивилась я, приготовившись оправдываться и отрицать любую связь с охотниками.
  - Ну, ты меня понимаешь, - улыбнулась она и многозначительно опустила свой взгляд на уровень моего живота.
  Я проследила за ней и застыла. Вот черт.
  - Нет, что вы. Я не... не беременна.
  - Нет? - поразилась она, отставляя в сторону свою фарфоровую чашку. - Ну, как же! Я же отлично слышала...
  Краска залила мое лицо. Я готова была провалиться сквозь землю, лишь бы не участвовать в этом разговоре. Любые 'взрослые' темы, которые наши родители считали своим долгом озвучить, приводили меня в состояние паники, обращая в статую, которая, к сожалению, умела еще и краснеть.
  - Возможно, имеет смысл немного повременить...
  Закончить мне не удалось.
  - О чем ты, милая. Нет никакого смысла ждать. Дети - это чудо. И если ты боишься, что станешь плохой матерью, то это глупости. Вы с Эдрианом будете отличными родителями.
  - Стоп! Мне же только восемнадцать! Дети и в таком возрасте... возможно стоит немного подождать. Мы только поженились! - моя очередная попытка звучала довольно жалко.
  В ответ миссис Ньюбелз весело рассмеялась, качая головой из стороны в сторону.
  - О, солнце. Я не думаю, что это в наших силах. Разве родители не рассказывали тебе, что обычно бывает после брачной ночи?
  Ситуация побила все рекорды неловкости. Мое лицо сравнялось по цвету с алым пламенем в камине, возле которого мы сидели.
  - И всё-таки я считаю, что решать нам с Эдрианом, когда заводить детей, - нахмурилась я, мысленно благодаря маму за волшебные таблетки. Оставалось лишь скрыть факт их применения, что станет всё труднее в будущем.
  - Чем быстрее ты родишь, тем быстрее станешь бессмертной. Разве это недостаточный стимул?
  Как можно было объяснить вампирше, что мне совсем не хотелось лишаться биения сердца и тепла тела. По-крайней мере не сейчас, и не в ближайшее время. И тем более не после рождения детей.
  - Я даже придумала имена своим внукам, - воспользовалась паузой миссис Ньюбелз. - Лагшмивара и Лориэрик. Правда, чудесно? Просто не дождусь, когда смогу с ними понянчиться.
  - С кем? - спросил Эдриан, неожиданно появившийся в гостиной.
  - С вашими малютками, - улыбнулась вампирша. - Вы же не заставите меня долго ждать? Честно говоря, я удивлена, что этого до сих пор не произошло. Почему я не вижу у Теоны живота, а?
  Я стыдливо опустила глаза, проклиная вампирские порядки, и то, как они спокойно обсуждают свою личную жизнь. Вернее, мою личную жизнь.
  - Мама, - возмутился парень, присаживаясь на край моего кресла, - это не то, о чем стоит сейчас говорить. Мы сами разберемся с этим и без вашей с отцом помощи. И не смей смущать Тео, а то будешь видеть их только по выходным и праздникам... и то с расстояния в сто метров!
  - О, не будь злым. Я просто считала, что этот вопрос уже решен. Может, вы плохо стараетесь?
  Это уже было за гранью добра и зла. Резко вскочив, я кинулась наверх, оставив мать и сына наедине. Они отлично справлялись и без моего участия.
  - Моих детей никогда не будут звать такими глупыми именами, - крики Эдриана доносились даже на втором этаже, как и причитания миссис Ньюбелз.
  Прекрасно, хоть одна здравая мысль за этот день.
  Экран монитора приветливо мигал. Я взяла за привычку совсем не выключать компьютер.
  Марина, не сумевшая связаться со мной по телефону, отправила целых пять сообщений, чтобы в полной мере описать всю гамму чувств от предстоящего выпускного и встречи с Виллисом.
  Я завидовала ее энтузиазму и жизнерадостности, но всё равно волновалась из-за вампира. Его взгляд на свадьбе, и странные слова. Он был... зловещим. Именно таких утверждают на роль кровожадного вампира в ужастиках. Притягательный, но слишком опасный.
  Интернет всё еще пестрел информацией об охоте на бессмертных. Но чувствовалось, что ажиотаж постепенно шел на спад. В новостях даже не проскальзывало слова 'вампир'. 'Мужчина спрыгнул с крыши своего дома', 'Пропал ребенок', 'Авария на городской трассе' - это были все происшествия на сегодня. Отчасти, меня это успокаивало. Никаких отрубленных голов и сердец, проткнутых кольями. А главное, никаких сообщений о смерти Андрея. Ему действительно удалось уйти. Мне хотелось в это верить.
  - Прости маму. Иногда она бывает невыносима.
  Вампир расположился на кровати, расстегивая ворот рубашки.
  - По-моему, ты ей льстишь, - усмехнулась я, как завороженная наблюдая за его движениями.
  - В этом нет ничего страшного, - ответил он. - Для вампиров это великое событие. В нашем клане последним ребенком был я, а это случилось более двухсот лет назад. Мы научились ценить подобные мгновения. Мама давно мечтает о внуках.
  - Но это наше личное дело! - возмутилась я. - Зачем нам спешить?
  Эдриан нахмурился и замолчал. Мое поведение его явно не радовало.
  - Тео, мы муж и жена. Более того, мы супруги по крови. Я не собираюсь запирать тебя в спальне и не выпускать до положительно теста на беременность, как к слову, сделал мой отец. Мы вместе и мне этого достаточно, - парень подошел ко мне и встал рядом на колени. - Нам нечего ждать и некуда спешить. Я буду счастлив, как только это случится, но не буду требовать этого от тебя прямо сейчас. Увы, я успел понять, что силой ничего не добьюсь.
  Мне неожиданно вспомнились слова Виолетты. А что если всё действительно давно предрешено. Эдриан ничего от меня не требовал, но сейчас я отлично чувствовала, что ему это было и ненужно. Что могло бы защитить меня от беременности, кроме маминых противозачаточных. Если бы не они, я была бы наверняка уже в положении, и эти разговоры были бессмысленны. Было ли всё настолько плохо?
  - А если я не забеременею? - мой взгляд пристально следил за реакцией вампира, который казалось, был абсолютно спокоен.
  - Не беспокойся. Такого не может быть, - улыбнулся он и взял мои руки в свои. - Гены бессмертных очень сильны, мы не бываем бесплодны. Нужно просто подождать и постараться.
  Эдриан нежно, но настойчиво притянул меня к себе и поцеловал. Но после всего случившегося я едва ли могла расслабиться, и вампир почувствовал это.
  - Хорошо - хорошо. Повременим до вечера. Тебе кстати звонила мама, пока ты была в кафе.
  - Зачем еще? - удивилась я. - Мы же совсем недавно расстались, и у нее есть мой сотовый.
  - О, Тео. Скажи, что ты притворяешься, и мне не придется лечить тебя от склероза. По крайней мере, в ближайшие несколько лет.
  - Не смешно. Могу точно сказать завтра не их дни рождения и не годовщина свадьбы. В остальном я, правда, сомневаюсь...
  - Посвящение. Завтра Посвящение твоего отца.
  - Я не пойду, - мой ответ был категоричным. Отец, члены Совета, незнакомые вампиры - всё вместе было слишком для меня одной.
  - Это не обсуждается. Мы все идем. Пусть тебе плевать на отца и мать, но теперь у нас есть обязанности. Мы часть этого мира и не можем отказаться. Не забывай, что среди них предатель, который непонятно по каким причинам оставил нас с тобой в живых. Так что лучше нам поскорее найти его, пока он не передумал.
  Я согласно кивнула. Как бы не было страшно, но прятаться было еще страшнее, каждую минуту ожидая подвоха. Я ненавидела, когда Эдриан был прав.
  - Больше никаких ритуалов? - пришлось уточнить мне.
  - Нет, - ответил парень и приобнял меня. - Торжественная часть и ужин. Думаю, мы не станем там долго задерживаться. Только напомним о себе и уйдем. Хорошо?
  Я кивнула, плотнее прижимаясь к нему.
  - А Виллис там будет?
  Эдриан резко отстранился и настороженно посмотрел мне в глаза.
  - Зачем он тебе?
  - Хочу пообщаться с ним. Уж извини, но подруга у меня одна. Я всё еще ему не верю. Все вы, красавчики, только используете девушек.
  Вампир заметно расслабился.
  - Так же как вы используете нас. Мы квиты. А вот общением с Виллисом лучше не увлекайся. Ни к чему заставлять двухсотлетнего бессмертного ревновать.
  - Будь паинькой и ложись спать, - усмехнулась я, наконец выключая компьютер. - На меня сегодня хватит неловких разговоров.
  - Ложись без меня, - ответил вампир, подталкивая меня к кровати. - Я вернусь, как только смогу, и присоединюсь к тебе. Обещаешь не скучать?
  - Обещаю.
  
  Половицы мелодично скрипели под ногами, выдавая каждый мой шаг. Ветер гулял под ногами, от чего пальцы стали буквально ледяными. Я почему-то была босиком.
  Свет играл по коридору в странные игры, словно огненный маятник, раскачиваясь из стороны в сторону. Мой путь казался бесконечным, но я не могла остановиться. Меня тянуло вперед.
  Яркий свет маячил прямо передо мной. Дыхание сбилось, заставляя сердце замереть. Я сделала шаг вперед.
  Серебристый свет лился из огромного витражного окна, разукрашивая дощатый пол под моими ногами странными узорами, похожими на беспокойных змей.
  Лестница вела вниз, в темноту. Мой взгляд упал на выгоревшую стену напротив. Картина занимала собой почти всё пространство. В полумраке казалось, что она светилась изнутри. Всё было таким знакомым. Бесконечное поле из красных маков - земля, объятая алым пламенем - и маленькая девочка, пробирающаяся сквозь живой огонь. Неужели эта девочка я?
  Шепот, который сопровождал меня весь путь, стал ярче и отчетливей. Я стала различать голоса. Высокий женский и низкий глубокий мужской. Нас разделял только лестница.
  Шаг. Темнота окружила меня, принимая к себе.
  Шаг. Голоса стали отчетливее. Они спорили, противостояли друг другу, проверяли, кто сильнее.
  Шаг. Отдельные слова стали пробираться ко мне, но вместе с ними пришла и их ярость. 'Боль'. 'Остановись'. 'Спасение'.
  Шаг. 'Она не твоя'.
  Шаг. 'Они уничтожат нас всех'.
  Шаг. 'Предатель'.
  Шаг. 'Она ключ к спасению'.
  Шаг. Я оказалась на первом этаже. Дверь в комнату была открыта. Я не видела лиц. Это было похоже на представление в театре теней. Фигуры-гиганты двигались, сражаясь друг с другом.
  'Дай ей выбор'. 'У нас нет выбора'. 'Она всего лишь ребенок'.
  Что-то темное было за мной. Холод, почти лед коснулся моей спины, заставляя резко обернуться.
  Какой бы плотной не была темнота, но эти глаза, словно тлеющие угли, заставили сумрак расступиться. Я помню, что закричала. Но было слишком поздно. Хищник бросился на меня.
  
  - Тео, Господи, ты в порядке? - глаза Эдриана смотрели на меня испуганно. Он обнимал меня, а я дрожала, задыхаясь в своем кошмаре.
  
  Глава 11
  
  - Просто кошмар, - ответила я, когда ко мне вернулся дар речи. - Нужно смотреть меньше ужастиков.
  - Ты уверенна? - недоверчиво произнес парень, всё еще боясь выпускать меня из объятий. - Ты кричала.
  - Дурацкий сон и только. Всё уже прошло. Я в порядке.
  Вампир нахмурился и, притянув меня к себе еще ближе, осторожно опустился на кровать. Вновь укладывая спать.
  - Хочешь рассказать мне? - спросил он, нежно поглаживая мои волосы. - Я готов выслушать.
  - Нет. Не знаю.
  В голове крутились странные образы, но я не могла ничего вспомнить. Тени, голоса, ничего конкретного. Я даже не могла вспомнить, что меня так напугало. Только едкое чувство страха до сих пор кружилось где-то рядом.
  - Просто не уходи, пока я не усну, - мне пришлось повернуться к нему лицом, чтобы встретиться с полуночно-черными глазами. - И не выключай свет.
  - Я никуда не уйду. Не бойся, - улыбнулся Эдриан и приблизил свое лицо для поцелуя.
  Движение настойчивых губ заставало сердце сойти с ума, забыв о пережитых страхах. Я чувствовала только нежные прикосновения его рук на своем теле и жар, разгорающийся где-то внутри.
  - Тебе лучше? - спросил парень, разворачивая меня и прижимаясь к моей спине.
  - То, что нужно, - ответила я и, глубоко вздохнув, закрыла глаза. Усталость навалилась неожиданно, лишая возможности даже пошевелиться.
  - Уверенна, что всё в порядке? - выдохнул вампир, осторожно прикусывая чувствительную кожу моей шеи.
  - Переживу, - ответила ему я, уже уплывая в очередной сон, прекрасно зная, что эти смутные образы из моих кошмаров не оставят меня так просто.
  
  Солнце прогнало все страхи, разрешая забыть о ночных кошмарах. Всё утро я крутилась по дому, пытаясь подготовиться к торжественному выходу. В это время Эдриан был рядом и меня совсем не пугала предстоящая встреча. Я находила в себе силы даже спорить с миссис Ньюбелз, которая подобрала мне эксклюзивное красное платье, которое могло дать фору даже пожарной машине.
  Увидев мои жалкие попытки противостоять вампирше, которая в свою очередь обещала обидеться, не одень я это платье, мой бессмертный решил вступиться за меня, разрешив выбрать всё, что только пожелаю. В итоге я остановилась на атласном платье с пышной юбкой глубокого синего цвета.
  В этот раз не было никаких стилистов, которые пытались переделать меня, и я начала гораздо проще относиться к вампирской жизни, к моему удивлению, заполненной различными событиями под завязку. Мои вампиры никогда не сидели дома, поглощенные мыслями о поиске смысла бессмертной жизни. Более того, я даже не видела их задумавшимися или растерявшимися хоть на секунду. Казалось, у них всегда были дела, отнимавшие почти всё время вечности.
  Эдриан был в своей стихии. Темные брюки, черная рубашка, идеально начищенные туфли - образ принца ночи был исполнен на отлично. Я даже удивлялась, как этот нежный и заботливый парень в один миг превращался в холодного вампира с пронзительным взглядом мрачных глаз. В какой именно момент он был настоящим? И могла ли я верить хоть одному из его воплощений?
  - Не прячь руку, - посоветовал Эдриан. - Все на вечере только и будут об этом спрашивать. Мы герои дня.
  Я поморщилась в ответ на его слова. Это было не самой лучшей новостью. Излишнее внимание никогда не приносило мне особого счастья. Я посмотрела на ровные царапины на руке, успевшие странным образом так быстро зарубцеваться, превратившись в белые линии, контрастирующие со смуглой кожей.
  - Мы живем вечность, и у нас не так уж много поводов посплетничать. Так что не отказывай бедным вампирам в маленьких слабостях.
  Он взял меня за руку, таким образом, соединив метки. На его бледной коже, наоборот, виднелись темные порезы, словно нарисованные хной. Что-то тепло растеклось от наших переплетенных пальцев к самому сердцу. Эдриан дарил мне свой покой.
  - Ладно, но только чуть-чуть. Ненавижу сплетни.
  - Бойся не наших языков, а наших клыков, - ответил вампир и в шутку оскалился. В этом было мало смешного, но достаточно много правды.
  
  В третий раз я подходила к зданию Совета. На этот раз особняк был окутан призрачным сиянием и походил на мираж.
  Всё было заставлено машинами, я даже не могла их сосчитать, и только удивлялась, почему существа, способные перемещаться так быстро, выбирают простые лошадиные силы.
  Эдриан взял меня под руку, и мы пошли сквозь толпу разодетых мужчин и женщин, стараясь не отставать от четы Ньюбелз.
  Зал наполнял гул голосов. Гости стояли небольшими группами, мило беседуя и потягивая напитки из бокалов. Как только мы проходили рядом, они неизменно оборачивались и провожали нашу пару любопытными взглядами.
  Я почти физически ощущала шепот за своей спиной, расползающийся вокруг, как заразная болезнь.
  Эдриан крепче сжал мою руку и улыбнулся, пытаясь ободрить. Только это удержало меня от попытки тут же сбежать.
  Мама блистала как всегда. Длинное платье окутывало ее фигуру бежевым шелком, ниспадая легкими воланами. Отца рядом не было.
  - Милая, ну наконец-то. Я уже подумала, что Эдриану не удалось затащить тебя в нашу обитель порока. Честно говоря, мне уже надоели эти снобы.
  Я с удивлением отметила, как многие обернулись в ответ на ее слова. Не стоило забывать про их великолепный слух. После этого нам точно не стоило рассчитывать на светскую дружбу с вампирами и их приспешниками.
  - Как отец? - из вежливости спросила я.
  - Возомнил себя богом, - усмехнулась мама, делая очередной глоток шампанского. - Ну, сегодня ему всё можно. Пойду, проверю как там Его Высочество. Не скучайте.
  Эдриан слегка поклонился женщине, провожая ее безразличным взглядом.
  Зал был словно высечен из золота. Верхний свет оказался совсем тусклым, лишь слегка разгоняя темноту, только высокие канделябры по периметру помогали видеть сквозь сумрак. Стены создавали слабое золотое свечение, словно мы находились внутри горящего шара, живого и теплого. Даже при таком количестве собравшихся не чувствовалось тесноты, пространство казалось безграничным. В воздухе витал запах пряностей, заставляя расслабиться и просто плыть по течению.
  - Эдриан. Рад видеть тебя с Теоной. - Виллис возник на нашем пути столь неожиданно, что от резкой остановки я буквально столкнулась с Эдрианом, шедшим чуть впереди. - Твоя супруга великолепна. Впрочем, как всегда.
  Он протянул мне руку и, когда я нерешительно вложила свою в его открытую ладонь, нежно поцеловал, не отрывая от меня своего кристально-голубого взгляда. В его глазах играли дьявольские огоньки.
  - А где твоя спутница, Виллис? - небрежно бросил Эдриан, выступая немного вперед, чтобы оградить меня от вампира.
  - О, не волнуйся. Где-то рядом. Оливия. Ты должен знать ее. Причем довольно близко, - при этом парень подмигнул мне, даже не пытаясь скрыть свою усмешку.
  - Можно без подробностей, - прошипел мой вампир, еще крепче сжимая мою руку.
  - Ну отчего же, - рассмеялся Виллис. - Думаю, дорогая Теона должна знать. Твой муженек был еще тем дамским угодником. Ах, какие чувства, какой роман. Они с Оливией были чудесной парой, если бы не ты...
  - Достаточно, - резко произнес Эдриан, смерив друга презрительным взглядом. - Я рад, что вы с ней сошлись. Уверен, вы стоите друг друга.
  - Ты очень добр, друг. А вот, кстати, и она.
  Я проследила за его взглядом. К нам приближалась высокая девушка, вышагивая как модель на подиуме в Милане. Длинное алое платье под змеиную кожу обтягивало идеальную фигуру 'песочные часы'. Неимоверный разрез при каждом шаге оголял стройные длинные ноги. Бледная кожа ярко контрастировала с иссиня-черными волосами до пояса. Когда девушка подошла ближе, стало очевидно, что на высоких шпильках она лишь немного ниже Эдриана.
  - Какая встреча, - пропела она своим мелодичным слащавым голосом. - Мой милый Эдриан, ты скучал по мне?
  Шагнув вперед, она чувственно поцеловала его в щеку, проведя точеной рукой по его плечу.
  - Не очень, - ответил парень, пытаясь скрыть свое раздражение. - Не люблю смотреть в прошлое.
  - Так это твое будущее? - взгляд ее янтарных глаз сосредоточился на мне. Длинная прямая челка делала его почти хищническим. - Никогда не видела смысла в этой части Договора. Мне кажется это просто унизительным.
  - Простите нас, - произнес Эдриана, перехватив меня под локоть. - Не будем мешать вашему уединению.
  Прежде чем он успел отвести меня в сторону, рука Виллиса перехватила мою.
  - Мы еще увидимся, Тео. Вечер долгий.
  Мне оставалось лишь кивнуть ему, избегая его пронзительного взгляда.
  - А они дружелюбные, - усмехнулась я, когда мы отошли на приличное расстояние. - Тебе очень повезло с друзьями.
  - Не обращай внимания. Дает о себе знать вампирская натура. Виллис всегда был завистником.
  - Ты всё еще уверен, что стоит обнадеживать Марину? Он не похож на свободного парня.
  - Пусть Оливия не волнует тебя. Она встречается с каждым, кто хоть отчасти напоминает мужчину.
  Мне не понравились его слова. Даже после того пренебрежительного отношения ко мне, это выглядело подло. Тем более меня ужасно расстроил комментарий Виллиса. Почему-то я совсем не сомневалась, что у Эдриана с Оливией что-то было. Только всё ли осталось в прошлом? Не хватало еще поддаться чувству ревности, учитывая тот факт, что рядом с этой вампиршей я была просто никем. А соревноваться с бессмертной было, по крайней мере, глупо.
  - Прошу, не расстраивайся, - улыбнулся парень, обнимая меня за плечи. - Всё это глупости.
  Обернувшись, я поймала жесткий взгляд Оливии, сосредоточенный на нас. А никто и не говорил, что дальше будет легче.
  
  Не знаю как, но друзьям Эдриана удалось выбить меня из колеи. Звуки казались слишком громкими, позолоченные стены словно пульсировали. Через полчаса выносить приглушенный шепот за спиной стало невыносимо.
  Я без интереса смотрела на появившихся членов Совета. Их темные мантии на этот раз были украшены золотым кантом, придавая им еще большую величественность. Одиннадцать. Неполный состав.
  Речь Галиоса прошла мимо меня, я даже не старалась вслушиваться. Даргон держался в стороне, позволяя другим перенять инициативу. Я выдела еще четырех вампиров, которые как всегда оставались в тени, прячась за тяжелыми мантиями.
  Первый, пепельный блондин, волосы которого были убраны в конский хвост. Его лицо казалось бесцветным, словно театральная маска. На вид он был не старше двадцати пяти.
  - Профирий, - прошептал мне на ухо Эдриан, заметив мой интерес. - Он - хранитель истины. Все заключенные договоры и исторические сводки на его совести. Ты даже не представляешь, сколько всего он знает. Настоящая библиотечная крыса.
  Я перевела взгляд на сурового брюнета со шрамом, уродующим мужественное лицо. Правая часть его лица была обожжена, и казалась расплавленным воском. Пронзительные серые глаза смотрели в пустоту.
  - Фатис, - прокомментировал парень. - Он отвечает за стражей. Настоящий воин. Лучше не попадаться ему на пути. После последнего гонения в 18 веке он стал сам не свой.
  Словно соглашаясь с ним, я кивнула. От одного взгляда на этого вампира бросало в дрожь. Он был ожившим ночным кошмаром.
  Рядом с ним стоял молодой юноша. Золотые кудри обрамляли довольно круглое лицо, на губах играла едва уловимая улыбка. Если бы не бледная кожа и слишком явная красота, его можно было спутать с человеком.
  - Арвин, - усмехнулся вампир. - Не смотри на его облик, он лишь на пару десятилетий моложе Даргона.
  - И какова его роль в Совете? - спросила я, заметив, что Эдриан не намерен продолжать.
  - Скажем так, он решает вопросы... ограниченности природных ресурсов. И последний - это Телифан. Я бы охарактеризовал его одним словом - мудрец.
  Я посмотрела на последнего вампира в составе Совета. Это был древний старец. Седые спутанные волосы падали на мантию, длинная порода почти касалась пола. Он выражал собой спокойствие и смирение. Совершенно белые глаза смотрели в никуда.
  - Он слеп? - удивилась я.
  - Чтобы видеть, ему не нужны глаза.
  
  Отец произнес клятву на латыни. Зал аплодировал. После чего темная мантия погрузилась на его плечи.
  В этом событие было так много величия. Почти посвящение в рыцари. Отчасти я даже начала немного гордиться своим отцом. Он изменился, и теперь смотрела на этот мир свысока. Пусть хоть кто-то из нас добился своей цели. Только жаль, что это была не я.
  Мама стояла в самом центре, улыбаясь и принимая поздравления с началом новой жизни. Я только кивнула ей издалека, решив не нарушать идиллию.
  Эдриан принес мне бокал вина и скрылся в толпе, пообещав вернуться через несколько минут, когда найдет родителей. Я забилась в самый дальний угол, отчаянно пытаясь стать невидимкой. Но это казалось невозможным. Проходившие мимо люди и вампиры неизменно бросали на меня беглый взгляд, каждый раз, останавливающийся то на моем животе, то на метке, и продолжали сплетничать.
  - Они довольно невоспитанны, ты так не считаешь? - Виллис возник из ниоткуда.
  - Я представляла себе светское общество иначе, - ответила я ему, с любопытством рассматривая вампира.
  - Забудь всё, что знала прежде. Светское общество отличается от обычных людей лишь тем, что они гораздо ближе на пути в ад.
  - И ты тоже? - усмехнулась я его странному юмору.
  - О, я их проводник. Хотя делю это звание с твоим спутником.
  Я проследила за его взглядом и заметила, как Эдриан беседует с Оливией, которая приблизилась к нему почти вплотную.
  - Он говорил, что у тебя скверный характер, - заметила я, стараясь не думать об увиденном.
   - Наглый лжец, - рассмеялся Виллис, меняя мой пустой бокал на полный. - И я могу это доказать.
   - Прости, я замужем, - ответила я, покрутив перед его лицом метками.
  - Это не проблема. Ведь он не заслуживает такого чуда, как ты.
  - А кто заслуживает? Может быть ты?
  Виллис нахмурился и замолчал. В глазах неожиданно проскользнула тоска.
  - А это не твоя ли спутница скучает в одиночку, - продолжила я, не дождавшись от него ответа.
  - Во-первых, она не скучает, а разговаривает со своим бывшим любовником, во-вторых, она не моя спутница, а временный эскорт. И, наконец, в-третьих, я бы на твоем месте лучше бы присматривал за милым Эдрианом. Он многое скрывает.
  Я нахмурилась, посмотрев вампиру прямо в глаза.
  - Может, хватит. Меня не волнуют твои игры. Хочешь насолить другу, найди другой способ. Он мой спутник и уже всё решено.
  - Еще нет, - усмехнулся Виллис, наклонившись ко мне ближе, так, что я почувствовала его дыхание на его лице. - Пока ты не одна из нас, ничего не кончено. И малышка, я волнуюсь только о тебе одной. Ты заключила сделку с Дьяволом, но может еще есть шанс расторгнуть договор?
  По спине пробежал холодок. В глазах вампира я видела искренность, но то, что он говорил, не могло быть правдой. Он лишь пытался меня запутать, рассорить с Эдрианом. По крайней мере, мне хотелось в это верить.
  - Спасибо, что составил моей спутнице компанию, - голос моего вампира не предвещал ничего хорошего. - Это было очень любезно с твоей стороны.
  - Также как и с твоей стороны развлечь мою спутницу, - в тон ему ответил Виллис. - Надеюсь, вам было о чем поговорить.
  - Я всегда умею поддержать разговор. Вообще-то мы с Теоной хотели попросить тебя об одной услуге.
  - Неужели? - удивился Виллис, перевода взгляд с меня на Эдриана.
  - Ты не мог бы присоединиться к нам на выпускном вечере Теоны, сопроводив ее подругу.
  Оба вампира молчали. Два зверя, готовые к бою. А я была зажата между ними. Не самое лучшее положение вещей.
  - Друг, ты же не откажешь нам. Марина чудесная девушка, как раз в твоем вкусе. Веселый нрав, длинные волосы, отличная фигура.
  Взгляд Виллиса стал холоднее, губы сжали в тонкую линию. Теперь я понимала, насколько плохой идеей было потакать желаниям Марины. Смертельно опасно.
  - Ну конечно, - немного помедлив, произнес друг Эдриана. - Для вас что угодно. Я люблю вечеринки, но еще никогда не бывал на подобном мероприятии. Это будет забавно. Можете на меня рассчитывать. Более галантного кавалера вам не найти. Я буду для нее волшебным принцем.
  Виллис слегка поклонился и отошел в сторону, провожаемый победоносным взглядом Эдриана.
   - Что это было? - спросила я, всё еще не в силах отойти от странного разговора.
   - Мы - вампиры - так общаемся. Не волнуйся, он придет.
  Чета Ньюбелзов беседовала со странной парой, давно перешедшей грань пенсионного возраста.
  - А вот и наши молодожены, - воскликнула дама, взмахивая кружевным веером. - И когда нам ждать пополнения?
  Ее морщинистая рука коснулась моего живота и задержалась на нем. Я отпрянула в сторону. Это выходила далеко за рамки хорошего тона, но вампиры, казалось, ничего не заметили.
  - Я сама не могу дождаться, - улыбнулась миссис Ньюбелз. - Надеюсь, в самом скором времени я стану бабушкой.
  - Их метки так чудно смотрятся вместе.
  - Материнство - это чудо.
  Голоса раздавались со всех сторон.
  - Удивительно, что Эдриан решил остепениться.
  - Мы, пожалуй, пойдем, - произнес мой спутник и, схватив меня за руку, потянул к выходу.
  - Я не попрощалась с мамой, - обиженно протянула я, пристегиваясь, пока вампир заводил машину.
  - Позвонишь ей из дома. Прости, но я с трудом переношу подобные мероприятия. Господи, они невыносимы.
  - Это из-за Виллиса с Оливией? - предположила я.
  - Тео, чтобы он тебе не наговорил, всё это неправда. Мы с Оливией действительно встречались, но это было очень давно. Ты тогда еще даже не родилась. Неужели ты ревнуешь?
  - Нет, - соврала я, хотя мысль о вампирше была мне неприятна. - Гораздо сильнее меня злили эти взгляды и сплетни.
  - Ты, по крайней мере, не слышала, что они говорили. Только ленивый не обсуждал нашу с тобой личную жизнь. Такое чувство, что в нашей спальне стоят камеры, а рейтинг просмотра просто зашкаливает.
  Мой пульс сбился.
  - Что?
  - Я пошутил, - рассмеялся вампир, бросая на меня озорной взгляд. - Наверное.
  - Вместо того чтобы рушить мою психику, мог бы запретить им трогать мой живот. Я не игрушечный пупс.
  - Тебе придется привыкать. Когда живот станет заметным, даже я не смогу удержаться от подобных действий.
  
  Дом был совершенно пуст, это заставило меня почувствовать себя словно в гостях графа Дракулы. Если бы не Эдриан, не отстававший ни на шаг, чувство одиночество убило бы меня.
  Родная комната показалась спасением. Пока Эдриан занял ванную, я упала на кровать и в блаженстве закрыла глаза. Неожиданно матрас подо мной завибрировал. Телефон. Я спрятала его под подушкой. Дурная привычка. Немного подтянувшись, я достала черную плоскую коробочку. На экране высвечивалось одно новое сообщение. Ожидая увидеть строчки от Марины, я без страха открыла смс.
  'После этой ночи ничего не будет как прежде. Мы ходим конем. Просто жди'.
  Не было сомнения, что его прислал Андрей, хоть и номер был незнакомым. И это была настоящая угроза. Никто не прекращал войну. Ни на секунду. Охотники решили действовать, и я об этом знала, теперь знала. Но стоило ли мне рассказать об этом Эдриану? Сердце на секунду замерло, а затем возобновило свой привычный ритм. Я не могла сказать правду. Только не я и только не моему вампиру. Слишком много лжи уже было между нами, чтобы начинать с чистого листа.
  - Всё в порядке? - Эдриан неожиданно навис надо мной. Волосы темными влажными прядями падали на его лицо, оставляя капли воды на коже. Но было невозможно игнорировать тревогу в его глазах.
  Я отбросила телефон в сторону, но парень заметил мой страх.
  - Тайны?
  Я изобразила милую улыбку и погладила его крепкий торс, всё еще мокрый после душа.
  - Женские секреты. Я пообещала Марине убить любого, кто узнает наши тайны. Ты же не хочешь стать одним из них? Было бы очень печально.
  Мне самой была противна эта глупая ложь. Казалось, он не заметил дрожи в моем голосе. Я становилась слишком хорошей вруньей. Вот только гордиться здесь было нечем. Как так оказалось, что я начала играть на два поля? Но главный вопрос - как это прекратить?
  - Я чувствую твои тревоги, - прошептал вампир, нежно касаясь губами моей шеи. - Ты должна расслабиться. Всё позади.
  Это было не так, но слова застряли в горле, когда я взглянула в его темные глаза, наполненные странным, горячим блеском. Мне больше не хотелось бороться. Дыхание сбилось и замерло в груди, когда губы вампира переместились ниже. Притянув его голову к себе, я настойчиво поцеловала Эдриана, не позволяя отстраниться. Правда, он и не собирался делать этого. Война отошла на второй план, но только на эту ночь.
  
  Глава 12
  
  - Даже не притворяйся. Я знаю, что ты не спишь, - Эдриан шутливо укусил меня за плечо.
  - Уже утро? - удивленно произнесла я, переворачиваясь на другой бок. Мне показалось, что спали мы всего пару часов.
  - Семь утра.
  Да, точно - всего пару часов.
  Эдриан выбрался из кровати, накинул черный шелковый халат на совершенно обнаженное тело и скрылся в ванной.
  Я перетянула всё одеяло на свою сторону и в блаженстве закрыла глаза, даже не заметив, как снова заснула.
  - Ты опять... - раздался над самым ухом недовольный голос вампира.
  Мне пришлось поднять на него взгляд. Эдриан уже успел одеться и выглядел как всегда идеально.
  - Вставай, - одеяло вмиг оказалось на полу, а тело пронзил прохладный ветер.
  - Не будь занудой, - я свернулась в клубок, пытаясь согреться. - Я человек и мне нужен сон.
  - Вставай, - парень был непреклонен.
  - Да что случилось?
  - Родители так и не вернулись.
  Я удивленно посмотрела на него, но встретила лишь тревожный взгляд, а вовсе не усмешку.
  - Милый, они взрослые люди. Мои однажды пропали на три дня - не там свернули, и блуждали кругами, пока не нашли лесничего. Я уверенна, что вампиры в данном случае куда разумнее и хоть периодически смотрят на карту.
  - Телефон не отвечает. Что-то случилось.
  Эдриан был взволнован и плохо себя контролировал. Глаза лихорадочно блестели, движения были слишком быстрыми, отчего для меня он сливался в неясное пятно, пока мерил шагами комнату.
  - Успокойся. Ведь только утро. Возможно, они задержались на встрече.
  - Нет, - парень сделал резкий выпад в мою сторону, заставляя опять упасть на кровать. - Я это чувствую. Собирайся.
  - Мы что пойдем их искать? - не поняла я.
  - Мы поедем в Совет.
  - Нет, - простонала я, поворачиваясь на бок и собираясь снова уснуть. - Дай мне выспаться.
  Я не слышала его шагов. Что-то резко сдернуло меня с кровати и подняло в воздух.
  - Бегом.
  Это был приказ.
  
  Мне удалось собраться в рекордное время. Через десять минут я уже сидела в машине, стараясь не спорить с вампиром, который так и не пришел в себя. Он вдавил педаль газа в пол, и машина сорвалась с места.
  Обычно дорога занимала более двух часов, но сегодня мы уложились в полчаса. Эдриан нарушал все возможные и невозможные правила, казалось, решив отправить нас на тот свет. Визг тормозов и гудки клаксонов слышались даже сквозь закрытые окна.
  - Сбрось скорость, - попросила я, но так и не удостоилась ответа.
  - Эдриан, - спустя минуту пришлось повторить мне, потому что мы съехали с трассы, и стрелка на спидометре стала приближаться к двумстам шестидесяти.
  - Мы почти на месте, - ответил вампир, но сбросил скорость.
  Уже издалека стало понятно, что случилось что-то страшное. Территория вокруг здания Совета была огорожена, стражи стояли по всему периметру - безмолвные статуй - даже не двигаясь.
  Эдриан резко затормозил, так как на нашем пути неожиданно возник вампир. Весь в черном, он походил на зловещую тень, саму смерть, пришедшую за нами
  Меня с силой отбросило вперед и если бы не ремень безопасности, я бы влетела в стекло.
  - Медленно выходи из машины, - я не узнала голос Эдриана, холодный и отстраненный он скорее напоминал робота.
  Я взглянула на него, но вампир, не мигая, смотрел на дорогу, словно гипнотизируя неожиданное препятствие.
  - Выходи, - повторил он, уже настойчивее. - Осторожно.
  Мне пришлось подчиниться. Я ощущала себя в клетке со зверем - любое неосторожное движение могло стать последним. Стражи с интересом наблюдали за мной, пока я неуклюже выбиралась из машины. За эти несколько секунд я успела проклясть всё на свете - своего отца, рассказавшем мне об ином мире, мать, которая не пыталась защитить меня, Эдриана, заставившего поехать в Совет, прекрасно понимая, что мой страх перед вампирами всё еще достаточно силен. Всех. Даже себя, такую безвольную и трусливую куклу.
  Я остановилась рядом с машиной, ожидая дальнейших приказов. Было лишь утро, но солнце даже не собиралось почтить нас своим присутствием. Серое пасмурное небо было столь низко, что казалось, его можно было коснуться рукой, лишь слегка потянувшись вверх. Ветер скорее был осенним, холодным, пронизывающим до самых костей, готовый в любой момент сровнять всё с землей. Но я стояла. Щурясь от резких порывов и облаков пыли, летящих прямо в глаза, кутаясь в свою легкую курточку всё сильнее, но, не ожидая большего тепла.
  Миг и мой вампир стоял рядом, крепко притянув меня к своей груди. Страж напротив нас молчал. Это походило на битву двух разумов, телепатическое сражение. Я прекрасно чувствовала, как напряжен Эдриан, прекрасно знала, что никто не собирается сдаваться. Но неожиданно темный вампир склонил голову и отошел в сторону, пропуская нас вперед. Я должна была обрадоваться, но вид побежденного стража только подогрел мой страх. В глубине души меня спасала лишь одна мысль, что нас не пропустят, и мы сможем вернуться домой, проигнорировав недобрые предчувствия бессмертного парня.
  Пути назад не было. Эдриан обхватил меня покрепче и, бросив машину, потянул вперед по подъездной дорожке.
  Это напоминало путь позора. Стражи смотрели на нас безразлично, но всё же осуждающе. У меня даже появились мысли, что они подозревали о моем отношение к охотникам и то, что я знала о ближайшем нападении. Но тогда бы меня уже не было в живых - слабое утешение.
   - Не бойся, - прошептал Эдриан. - Они только выполняют свою работу. Им было приказано совсем закрыть территорию для посещений.
  - Тогда почему мы здесь? - не поняла я.
  - Потому что мои родители внутри.
  Мы вошли в здание. Количество стражей превышало всё мыслимое и немыслимое количество. Они стояла на каждом углу, каждом повороте, каждом шаге. Случилось что-то действительно страшное. Неужели во всем виновата я?
  Эдриан уверенно вел меня вперед, меняя один лабиринт на другой. Мы поднимались вверх и спускались вниз, снова и снова пересчитывая ступеньки. У меня не осталось шанса выбраться самостоятельно.
  Наконец мы стояли перед массивной дверью из черного дерева, совершенно гладкой на вид.
  Мой вампир на мгновение замер, словно собираясь с мыслями, а потом резко толкнул створки, тут же распахнувшиеся, как по волшебству.
  Поначалу комната показалась мне пустой - побеленные стены с массивной лепкой под потолком, неизменные канделябры с зажженными свечами, почти спартанская мебель. Чуть позже, когда мои глаза привыкли к полумраку, я разглядела темные фигурки в дальнем конце комнаты.
  Эдриан уверенно зашагал вперед, словно на неведомый зов, совершенно забыв обо мне. Я осталась совсем одна посреди величественного зала. Немного помедлив, мне всё-таки удалось убедить себя сделать пару шагов вперед, в тот сумрак, где несколько секунд назад исчез вампир.
  Чета Ньюбелзов молча сидела на черном кожаном диванчике. Как только я подошла, Кристиан тут же поднялся мне навстречу. Его глаза пылали как тлеющие угольки, не выражая никакой терпимости.
  От Эдриана это не укрылось. Он с непониманием взглянул на отца и, взяв меня за руку, силой отвел от древнего вампира в сторону, так ничего и не сказав.
  Эвелин казалась опустошенной. Она никак не отреагировала на наше появление, всё также устремив взгляд в никуда.
  - Что произошло? - спросил мой вампир, и хоть он пытался скрыть тревогу в своем голосе, но я отчетливо ощущала ее всем своим сердцем. - Почему вы всё еще здесь?
  - Когда вы успели уйти? - сурово ответил вопросом на вопрос мистер Ньюбелз, почти обвиняя нас. - Во сколько это было?
  - Мы уехали, как только попрощались с вами. Я не стал задерживаться. Так в чем собственно дело?
  - И вы ничего не заметили на территории Совета?
  - Кристиан, хватит! - не выдержала вампирша. - На сегодня достаточно. Просто помолчи.
  - Мама, что случилось? - с неожиданной болью в голосе спросил парень. - Ваш телефон молчит. Почему вы не вернулись домой?
  Его родители молчали, лишь на миг обменявшись взглядами. Сейчас я стала различать и остальных, находящихся в этой комнате. Вампиры и люди, они вели себя тихо, почти спрятавшись на своих темных диванчиках, рассредоточившись по углам зала. Легкий шепот проносился вокруг, не позволяя ухватить суть. Только общее настроение паники и отчаяния было очевидным.
  - Охотники напали на нас, - прошептала миссис Ньюбелз, опустив свой взгляд в пол. - Именно сегодня, именно в этот день. Как они могли узнать? Как попали сюда? Как им удалось?
  Ее муж присел рядом и нежно обнял женщину, поглаживая рукой по открытой бледной спине.
  - Тише, всё позади. Ничего страшного не произошло.
  - Ничего? - переспросил Эдриан, молчавший всё это время.
  Его отец тяжело вздохнул.
  - Мы не знаем, как им удалось подойти так близко. Более того, мы не знаем, как им удалось скрыться незамеченными. Они словно бесплотные духи, которых никто не видит и не ощущает.
  - Кто пострадал? - спросил молодой вампир, до боли сжав мою руку. - Число жертв? Люди? Вампиры?
  - Лишь двое вампиров и около десятка стражей. Смертные целы. Все до одного, - при этом он смерил меня мрачным взглядом, от которого по моей спине побежали мурашки. Мистер Ньюбелз действительно был на грани.
  - Кто из вампиров? - не унимался его сын.
  - Это довольно странно, но старейшина чуть не погиб. Сильнейший из вампиров не смог противостоять им.
  - Кто?
  - Даргон.
  - Черт, но как такое могло произойти? Это же всего лишь жалкие людишки, возомнившие себя охотниками на вампиров.
  - У них новое оружие, - вступила в разговор вампирша. - Оружие против нас. Как же мы их недооценивали.
  - Как это произошло? Где была стража? - Эдриан всё меньше и меньше контролировал свою дикую сущность. В нем говорил зверь.
  - Даргон вышел в парк, отделившись от основной массы гостей. Но он был не один. С ним оказалась Оливия.
  Здесь вампир замолчал, потупив взгляд.
  Эдриан переводил взгляд с отца на мать, пытаясь добиться ответа, но никто не хотел продолжать.
  - Она пострадала?
  - Да, и довольно сильно. Они были в парке, когда охотники напали на них. У них были какие-то горючие смеси, ослепившие вампиров и выведшие их из строя. Это заняло всего пару минут, мы внутри даже не успели среагировать. У охотников с собой были мечи из серебра. Головы полетели только так. Погибло с десяток стражей, что оказались поблизости и пытались выполнить свой долг. Но вероятно их целью был Даргон. Это очевидно. Старейшина, основоположник Договора. Они знали, каким бы ударом это стало для нас.
  - А что с Оливией? - осторожно спросил Эдриан, не слишком желая услышать ответ.
  - Она очень сильно пострадала. Даргон не сумел защитить ее. Их целью было не уничтожить ее, а оставить в назидание нам. Как вечное напоминание. Они отрубили ей правую руку и обезобразили лицо. Сейчас она в госпитале, но даже мы не волшебники. Мы не умеем восстанавливаться как ящерицы.
  - Кожа восстановится, - помедлив, сказал мой вампир.
   - Да, но далеко не сразу. На такие раны уйдет несколько десятилетий. У нее отсутствует половина лица! Это был чертов горючий состав, приготовленный охотниками. Кто знает, что они намешали и каковы буду последствия.
  - А Даргон?
  - Он пострадал меньше. Только несколько порезов и одна колотая рана на плече. Даже с учетом, что это серебро, он восстановится быстро. Об этом позаботятся. Думаю, он скоро предстанет перед нами, чтобы разъяснить ситуацию. Всё это слишком странно. Мы слишком долго считали себя неуязвимыми.
  - Мы прекрасно знаем, как охотникам удалось подойти так близко. Может, хватит ходить вокруг да около? - прошипела вампирша, вскинув на мужа осуждающий взгляд. - Это становится слишком опасно.
  - Молчи Эвелин, - вспылил Кристиан. - Не забывай, где находишься. Здесь и у стен есть уши.
  - Так может всем пора узнать, пока предатель совсем не погубил нашу расу? - не унималась его жена. - Ты видел, на что они способны, а с поддержкой высшего вампира они неуязвимы. Меня не устраивает этот расклад вещей.
  Я стояла в стороне и молчала, не в силах осмыслить случившееся. Можно было представить что угодно, но не открытое нападение на старейшину, при таком количестве гостей и стражей. Это было безумием.
  - Мы вовремя покинули встречу, - прошептал Эдриан, совсем отстраненно.
  - Да, - согласился его отец. - Верно. Очень вовремя. Так, Теона?
  Мне оставалось лишь кивнуть. Чтобы я не говорила, он бы не поверил в мою непричастность к этому. Да и так ли это было? Им достаточно было проверить мой телефон и увидеть сообщение от Андрея, которое я так и не успела уничтожить. Всё было против меня. Это был настоящий животный страх.
  - Совсем не важно кто и когда ушел, Кристиан, - вступилась вампирша. - Ты видишь результаты - мы беззащитны, как котята. Теперь ты доволен?
  - Это не так, Эвелин. Нам нечего бояться.
  - Неужели? Мы не знаем, когда ждать следующего нападения, ведь даже лучшие стражи не могут уловить их присутствие. Мы не знаем что у них за оружие, хоть и убедились в его действенности. И, наконец, у них есть план, о котором мы опять же не знаем.
  - Но можем узнать, - хитро усмехнулся мистер Ньюбелз, бросив на меня мимолетный взгляд. Неужели он в таком отчаянии, что решил меня пытать?
  - Вычисли предателя, а там мы справимся и с горсткой смертных, - ответил Эдриан, совершенно бесцветным голосом.
  Комната оживилась. Голоса стали громче, тени задвигались по кругу. Как по команде чета Ньюбелзов поднялась с дивана, и посмотрели на закрытые позолоченные двери, которые я раньше не заметила.
  Эдриан последовал их примеру, а затем собственнически обнял меня, словно оберегая от чего-то.
  Очень медленно створки двери отворились. Один за другим в центр зала вышли члены Совета. Даргон шел впереди всех. Можно было сказать, что он казался бледнее обычного, круги под глазами стали темно-синими, почти черными. Медленные движения вампира показывали, насколько он слаб.
  Присутствующие затихли в ожидании.
  Какое-то время старейшины молчали. Я видела среди присутствующих отца, но не узнавала его. Безразличное выражение лица делало его почти точной копией вампиров.
  Галиос вышел вперед и осмотрел присутствующих.
  - Господа, - его голос пронесся по огромному залу, и затих где-то высоко под куполообразным потолком. - Вы стали свидетелями невообразимого, чудовищного злодеяния. Я рад Вам сообщить, что Даргон в порядке, по крайней мере, насколько это возможно, и чуть позже он расскажет всем Вам о том, что с ним произошло. Но вначале, есть еще одна вещь, которую вам необходимо узнать. Нападение охотников - не единственное событие сегодняшней ночи. Они оставили сообщение для нас. Угрозу. Профирий.
  Вампир подошел к нему и развернул ярко-красный свиток, с массивной печатью охотников на конце.
  - Ваша эра закончилась. Уже ничто не спасет ваши проклятые души. Нам не удалось убить вашего старейшину сегодня, но это лишь вопрос времени.
  Посмотрите на клыкастую девчонку, которой удалось пережить нашу месть. Ее кисть у нас, это урок вам в том, что наши жизни вы больше не держите в своих руках как раньше. Мы меняем условия игры. Ее лицо обезображено. Знайте, какие бы маски вы не носили, мы знаем, что вы за чудовища. И совсем скоро весь мир увидит ваше уродство. Это будет с каждым. Вам остается лишь ждать часа смерти.
  Кругом повисла тишина. Казалось, эти слова до сих пор отражались от стен, возвращаясь снова и снова.
  - Мы были терпеливы, - продолжил Галиос, - очень терпеливы. Но теперь должны принять жесткие меры, не для нас самих, а для спасения мира. Они поставили его на грань, толкая в пропасть.
  - Тише, Галиос, - неожиданно прервал его Даргон. - Рано делать выводы. Твое решение слишком импульсивно. Нужно многое обсудить.
  - Они чуть не убили тебя! И ты всё еще их защищаешь? Пора открыть охоту. Защита не дала результатов, поэтому пора переходить в наступление.
  Толпа одобрительно зашептала.
  - Тише, - призвал их к порядку Даргон, - могут пострадать невинные.
  - Невинных здесь нет!
  - Хватит, Галиос. Решение будет принято, но после собрания. До этого момента мы продолжим свою основную политику. Я знаю насколько это страшно оказаться жертвой. Они действительно стали сильнее, чем раньше. То вещество, ослепившее стражей, было расправленным серебром, хоть нам пока и не понятно как им удалось создать такое оружие. Девять стражей погибли, ограждая нас своими спинами, и если бы не подоспела подмога, я бы уже не стоял здесь. Они стали гораздо хитрее, но это, прежде всего люди. А мы поклялись жить в мире. Мне жаль, что пострадала Оливия, но лучшие лекари уже трудятся, чтобы вернуть ее в наши ряды. Я знаю, всем нам страшно, но это не повод впадать в крайности. Я хочу, чтобы вы понимали, их план провалился, а это значит - мы всё еще впереди. Только после общего совета мы сможем объявить свое решение. От вас требуется одно - не впадать в панику.
  Не дожидаясь реакции публики, члены Совета развернулись и скрылись за той же дверью, из которой и появились. Неожиданно зал взорвался резкими вскриками и громким шепотом. Это походило на сошедшую лавину, усиливающуюся по мере приближения к нам.
  - Пойдем, здесь больше нечего делать, - бросил Эдриан и потянул меня сквозь толпу, пробираясь сквозь нее почти силой.
  Люди словно сошли с ума. Голоса нарастали, почти переходя в крик. Как одна выходка охотников могла довести их до такого состояния. Теперь я готова была признать, что Андрей и остальные действовали весьма успешно. Медленно, но упорно продвигаясь к своей цели. Они знали что делали. Вот только я была не уверенна, как реагировать на это. Разум говорил, что стоит радоваться такому успеху: вампиры, дрожащие от страха, разве раньше я могла на такое рассчитывать? Но где-то в глубине души мне тоже было страшно. Рядом со мной шел Эдриан, который не заслуживал этого. Еще никто не был ко мне так добр, оберегая от всего мира. Была миссис Ньюбелз, ставшая за эти несколько недель мне второй мамой - она меньше всего заслуживала участи постигшей Оливию. Добро и зло существовало по обе стороны, вне зависимости от того, к какой расе ты принадлежал.
  - Мы поедем на своей машине, - сказал отец Эдриана, когда мы оказались снаружи. - Встретимся уже дома.
  Мой вампир лишь кивнул, почти силой втолкнув меня в автомобиль. Пара секунд и мы уже отъезжали от здания Совета, всё еще окруженного стражами.
  Солнце так и не поднялось. Густой серый туман опустился еще ниже, и я не понимала, как Эдриан различает дорогу.
  Перед моими глазами стоял образ Оливии, израненной, обезображенной, окончательно разбитой. Даже она не заслуживала такого. Только настоящие звери могли сотворить с ней подобное.
  - Почему вампирша была с Даргоном, - спросила я, чтобы нарушить статичную тишину вокруг нас.
  - Я же тебе говорил, она водится с каждым. Только вот Высший вампир был для нее ошибкой.
  - Она поправится?
  - Кто знает, - ответил Эдриан, прибавив газу, - обычно мы восстанавливаемся довольно быстро, даже от серебра. Если рана не смертельна. Ты же видела что Даргон не похож на умирающего. Но случай с Оливией сложнее. Кто знает, что сделали охотники. Рука у нее точно не отрастет.
  - Ты так спокоен, - удивилась я. - Несколько часов назад мы разговаривали с ней, а сейчас она...
  - Прости, - съязвил он, скривив губы, - но меня больше волнует нападение на старейшину. Ты видела, как взбунтовался Галиос?
  - У него ораторский талант, - подтвердила я. - Если бы не Даргон, все единодушно открыли бы охоту. Думаешь, он и есть наш предатель?
  - Слишком очевидно, хотя... Он не последний человек во всем это. Логичнее было бы искать среди не столь ярких личностей. Нам нужен Серый Кардинал.
  - Да неужели он мог всё подстроить? - не поверила я. - Провести охотников на территорию Совета и вручить им Даргона - основателя договора? Могли пострадать и другие.
  - Не забывай, что он вампир. Мы не столь привязчивы как люди. Если он хочет войны, то нет ничего лучше, чем пошатнуть власть Совета.
  - Я видела, как отреагировали остальные. Было жутковато.
  Эдриан усмехнулся, бросив на меня мимолетный взгляд.
  - А ты чего ожидала? Это война.
  
  Когда мы припарковались возле дома, машина Ньюбелзов уже стояла на подъездной дороге. Я даже не стала удивляться, как им удалось быть быстрее нас, и какую скорость им пришлось выжать.
  Вампиры ждали нас в гостиной, которая уже успела для меня стать предвестником недобрых вестей.
  - Милая, ты в порядке? - Эвелин оказалось возле меня за считанные секунды, помогая присесть на диван. - Мне так жаль, что тебе пришлось пережить это, да еще в твоем-то положении.
  Я посмотрела на мистера Ньюбелза, но он молчал, наблюдая за пламенем в камине.
  - Всё в порядке мам, - ответил за меня Эдриан. - Мы волновались за вас. Вы точно не пострадали?
  - Если честно, то мы даже не заметили, когда напали охотники. Только когда подоспела стража, мы услышали шум во дворе, но было уже поздно. Это было столь ужасно. Даргон без движения лежал на лужайке. Вокруг, словно на поле боя, тут и там лежали мертвые вампиры - обезглавленные тела. Но самое страшное зрелище - это бедняжка Оливия. Она так рыдала. Охотники отрубили ей кисть, и она истекала кровью. А лицо, боже, кровавое месиво. Оно было содрано буквально до кости.
  - Эвелин, - строго произнес ее муж, - хватит. На сегодня достаточно. Не стоит напоминать об этом вечере снова и снова.
  - Так что предпримет Совет? - осторожно спросила я, не желая верить в настоящую охоту.
  Готова поклясться, что заметила, как на губах мистера Ньюбелза проскользнула улыбка.
  - Что бы ни говорил Даргон, Совет примет решение об атаке. Больше ждать не имеет смысла. Многие пострадают.
  - Отец, - голос моего вампира был холоден. - Еще рано что-либо решать, но думаю, что Совет не столь опрометчив, чтобы повестись на уловку охотников и начать открытую конфронтации.
  Снова наступила тишина, которая на этот раз показалась мне зловещей. Сердце забилось чаще. Мне всё казалось, что старший вампир не выдержит и расскажет Эдриану обо всем. А потом с позором сдаст в Совет. Это было выше моих сил.
  - Я лучше поднимусь к себе, - пробормотала я, и, не дожидаясь ответа, выскользнула из гостиной.
  Телефон снова мигал неотвеченными вызовами. Лишь одно было от мамы, а остальные хоть и значились с разных номеров, но наверняка были от Андрея. Какой же идиоткой я была, дав ему свой номер.
  Я открыла первое сообщение. 'Тебе понравилось наше шоу?' Телефон чуть не выпал из моих рук. Даже не читая остальные смс, я удалило всё, что могло связать меня с охотниками. Только когда последний вызов был удален, я вздохнула спокойно. Это немного меня успокоило.
  Сделав пару глубокий вздохов, я позвонила маме. Она оказалась уже дома, хотя отец дневал и ночевал в Совете.
  - Знаешь, так даже лучше, - усмехнулась она. - Чем меньше мы видимся, тем меньше надоедаем друг другу. С этим повышением наш брак почти стал идеальным. Никаких ссор.
  - Ты не пострадала во время нападения охотников? - спросила я. - Не испугалась?
  - Это было ужасно. Я видела в окно, как они что-то взрывали. А в свете от фонтана во дворе, дым казался красным. Господи, это походило на картину, ну ты помнишь, 'Девочка и маки'. Казалось, вся лужайка заполнена этими алыми цветками. Это было так зловеще, с учетом того, сколько вампиров погибло.
  - Какая картина? - вздрогнула я.
  - Ты, наверное, была слишком мала, чтобы запомнить. В доме твоей бабушки висела чудесная вещь, авторская работа. 'Девушка и маки'. Автора, к сожалению, не помню, но на нем маленькая девчушка, совсем как ты в том возрасте, гуляла по багряно-алому полю. Странно, что мне это сейчас вспомнилось.
  - Ты имеешь в виду в нашем летнем домике, который бабушка потом завещала мне?
  - Ну да. Милая, лучше не бери в голову. Просто знай, что этот вечер был настоящим кошмаром.
  Я молчала. Мой сон ясно всплыл перед глазами. 'Девочка и маки'. Насколько всё это было сном?
  
  Глава 13
  
  Я смотрела на картину, краски которой всё еще не успели высохнуть. По памяти мне удалось нарисовать свою 'Девочка и маки', вспомнив всё, чему меня так долго учили в художественной школе.
  Девчушка в пышном розоватом платье, золотые кудряшки выбилась из-под широкополой шляпки. Она буквально терялась в этом огненном мареве. Казалось, картина была мне знакома и не только по недавнему сну. Воспоминания о нем медленно возвращались ко мне. Все до единого.
  Темный коридор, кто-то спорил в гостиной. Мужчина и женщина. Отец и мать? И было что-то еще. Темное, страшное. Что-то прячущееся в тени.
  - Рисование тебя успокаивает? - спросил Эдриан, неожиданно возникнув за моей спиной.
   Я вздрогнула, но удержалась от вскрика. За это время для меня уже стало привычным всегда держать себя в руках и быть готовой к любым неожиданностям.
  - Просто решила вспомнить прошлое.
  - Довольно неплохо. Почему маки?
  - Просто это напоминает мне о детстве, у бабушки была точно такая картина, - не стала врать я.
  - Древние греки считали мак цветком Смерти, вечного сна. Цветы, которые обещают мимолетное удовольствие, а несут с собой только ложь и разочарование. Не самый лучший выбор.
  - Забудь. Просто проба пера. Как твои родители?
  - Не очень, это сильно их подкосило. Но они справятся, вот увидишь. Ты сама не сильно испугалась? Ты же знаешь, тебе нечего бояться. Думаю, Совет перейдет к решительным действиям и скоро с этой угрозой будет покончено.
  - Они убьют их? Каждого? - я старалась, чтобы в моем голосе не проскользнул ужас.
  - Давай не будем об этом сейчас, хорошо? Время покажет.
  
  Следующие несколько дней я не выходила из дома. Вампиры мелькали по коридору словно призраки, избегая, чьей бы то ни было компании. Даже Эдриан стал чаще оставлять меня одну, пропадая где-то вне дома. Но это не значило, что его контроль надо мной ослаб. Каким-то образом ему удавалось звонить чуть ли не каждые пять минут, что постепенно начало давить мне на нервы. Вампир возвращался только под утро, с головой погруженный в свои мысли.
  Совет так и не принял окончательного решения. Каждое собрание заканчивалось очередным неразрешимым спором. Почти все бессмертные голосовали за истребление любой опасности, тогда как человеческая половина упорно противилась этому. Даже признавая прямую угрозу исполнению Договора, они не решались подписать людям смертный приговор, что всё больше расстраивало мистера Ньюбелза. Поэтому я старалась не попадаться ему на глаза лишний раз, не рискуя покидать свое крыло.
  Единственное, что я знала точно, так это то, что Оливии не стало лучше. Миссис Ньюбелз навещала ее каждый день и постоянно возвращалась расстроенной. Наверное, это было тяжело после стольких лет осознавать свою уязвимость и бессилие, особенно от рук простых смертных.
  Андрей не переставал заваливать меня смс и звонками. Я не отвечала, а сообщения удаляла, не читая. Мне почему-то казалось, что если закрыть на происходящее глаза, то оно вовсе и не происходит. В какой-то момент я даже твердо решила, что больше не стану участвовать в их играх. Этот риск был не оправдан.
  Мне удалось продержаться ровно один день. Тот маленький ключик, оставленный для меня Арсением, явно не способствовал спокойной жизни. От одной мысли, что я живу в неведении, мне хотелось бросить всё и помчаться к охотникам, чтобы хоть кто-то прояснил мое прошлое. И если бы у них действительно были ответы на все мои вопросы, кто знает, может, я бы и не смогла с той же легкостью игнорировать Андрея. Только я должна была узнать всё сама.
  Картина, нарисованная мною, так и лежала в ящике стола, подальше от Эдриана, чтобы он не заметил мой повышенный интерес к изображению. Всё чаще я возвращалась к ней, рассматривая в деталях, добавляя последние мазки.
  'Девочка и маки' висела на втором этаже, вот только отец убрал ее после смерти бабушки. Его мать завещала мне дом, не для того ли, чтобы я в свое время узнала правду? Она только и хотела передать мне свой опыт. Я не думала, что отец мог полностью отрезать все пути к моему прошлому. Значило ли это, что разгадка кроется в нашем летнем домике, где маленькая девочка, пробираясь сквозь темноту прижимала к сердцу маленький ключик? Может, именно отец и бабушка спорили в гостиной. Только их слова никак не хотели всплывать в моей памяти.
  Что-то внутри думало и говорило за меня. Не было сомнений, только холодная уверенность, что я должна быть там, увидеть всё своими глазами. Как неведомый зов, лишающий воли.
  Терпение никогда не было моей отличительной чертой, и с каждым днем этот маленький ключик просто прожигал мою ладонь, требуя действовать.
  
  - Я хотела сегодня заехать в наш летний домик, кое-что забрать, - мой голос звучал безразлично, но Эдриан всё равно удивился.
  - Это столь необходимо? - он застегивал ворот черной рубашки и был всё еще растрепанным после сна.
  - Скоро выпускной, мне нужно забрать украшения. Я думала, что пропущу его, и поэтому оставила их там, а сейчас они мне необходимы.
  - Я пошлю кого-нибудь за ними.
  - Они не найдут, - тут же ответила я, собираясь выиграть этот спор.
  - Тео, ну ты же понимаешь насколько это всё опасно. Я отпустил тебя в кафе с подругой, а в конечном итоге отлавливал охотников. Они постоянно вьются вокруг тебя, а с учетом последних событий, отпускать тебя так далеко даже со стражами весьма опасно.
  - Эдриан, - простонала я. - Запереть меня дома - не выход.
  - А, по-моему, вполне неплохой вариант, - отрезал вампир.
  - Предлагаю сделку - ты отпускаешь меня сегодня, и я никуда не рвусь завтра.
  - Не вижу для себя особой выгоды, - ответил он, натягивая темно-синий пиджак.
  - Не заставляй меня прибегать к крайним мерам.
  Парень остановился и удивленно вскинул бровь, ожидая продолжения.
  - Будешь спать один. И когда я употребляю слово 'спать', я имею в виду именно то, о чем ты сейчас подумал, а не банальное предание сну. Готов провести некоторое время на кушетке?
  Он казалось, задумался, устремив взгляд в потолок, явно просчитывая все за и против.
  - Сколько? - наконец спросил парень.
  Я рассмеялось ему в лицо.
  - Вечность! Честно говоря, не знаю, сколько в ней дней, но тебе виднее.
  - Это жестоко, - улыбнулся он. - Я даже скажу больше - бесчеловечно!
  - Уж кто бы говорил, - фыркнула я и с интересом стала ожидать его решения.
  - Ладно, но я удвою стражу, и ты будешь отзваниваться мне каждые пять минут.
  - Каждые десять минут, - решила я поторговаться.
  - Восемь, и это мое окончательное решение.
  - Идет, - подскочив, я поцеловала его в щеку и начала собираться.
  В груди засела непонятная тревога, но я старалась не задумываться об этом. Наверное, мне стоило волноваться, но что могло случиться? Что такого страшного я могла обнаружить в совершенно пустом доме? Ужасное завещание бабушки - вязаный свитер с вышитым плюшевым медведем? Да и кто сказал, что я вообще что-нибудь найду? Сны вряд ли обеспечивали стопроцентной информацией. И я не могла объяснить, почему была почти уверенна, что эта странная картина что-то скрывает.
  Я совсем не чувствовала себя предательницей. Разве им может быть человек пытающийся разобраться в собственном прошлом. Я очень сомневалась, что что-то может изменить мое отношение к Эдриану или его семье, но назойливый огонек в груди требовал правды.
  - Я всё узнаю и успокоюсь, - без конца приходилось повторять мне себя под нос, чтобы не бросить эту затею. - Больше ничего не будет связывать меня с охотниками.
  Насколько всё ужасно не казалось со стороны, но меня оправдывала дань памяти бабушке, которой я почти не помнила. Оставалось лишь надеяться, что это не очередная уловка охотников, которая вновь могла поставить меня на грань жизни и смерти.
  Количество стражей увеличилось в геометрической прогрессии. Со мной в машине находились только двое, но следом шла целая колонна из черных тонированных автомобилей.
  С последнего визита летний домик ни как не изменился, но я стала смотреть на него совсем иначе. Пристанище для охотников, пыточная для вампиров. Удивительно, что после такого детства я еще выросла нормальным человеком, или почти нормальным.
  Стражи рассредоточились по периметру, скрывшись в тени деревьев, тем не менее, я знала, что они рядом.
  Дом встретил меня тишиной. Скрип половиц под ногами казался даже зловещим. Утреннее солнце едва пробивалось на первый этаж из-за распустившихся деревьев, огородивших домик плотной стеной.
  Первым делом мне пришлось позвонить Эдриану, как часть выполнения нашей сделки. В его голосе всё еще чувствовалось недовольство из-за моей настырности, но он волновался за меня, забывая, что должен, по крайней мере, злиться, что я поступила по-своему, а не послушалась его.
  Отключившись и спрятав телефон в карман, я осторожно прошлась по дому. Кое-где уже успела осесть пыль, как напоминание, что дом не может существовать без людей.
  Я встала в центре и гостиной и закрыла глаза, вспоминая свои сны. Моя комната всегда располагалась наверху. Сначала стены покрывали розовые плюшевые мишки, и только после смерти бабушки, когда отец сделал капитальный ремонт, их заменили простые лиловые обои.
  Инстинктивно я направилась в сторону подвала. Ничто не напоминало о прошлом этого этажа. Лишь ступив вниз, мне вновь вспомнился сон - крики, шорохи, кровь из-под двери. Как можно было жить бок о бок с этим? Как мог отец, зная обо всем, пригласить сюда Ньюбелзов? Полное безумие.
  Мне казалось, что стены буквально пропитались ужасом, болью, животным страхом. Разве Эдриан мог этого не заметить? Кто бы мог подумать, что всего через пару лет эта пыточная превратиться в уютный уголок для гостей-вампиров с удобной мебелью и дорогой отделкой.
  Больше не в силах оставаться здесь, я поднялась обратно в гостиную. Возле окна мелькнула тень - стражи были на посту. До следующего звонка Эдриана, мне нужно было найти то, что откроет злополучный ключ.
  - Сначала - картина, - тихо произнесла я, собираясь с мыслями.
  Отец наверняка спрятал все бабушкины вещи на чердаке. Вот только он всё время был заперт. Я бы расстроилась, если бы не имела третий разряд по взлому замков подручными средствами. Следовало сказать спасибо моей забывчивости и вечно исчезающим без вести ключам. Аллилуйя.
  Темная дубовая дверь встретила меня неприветливо. Я захватила с собой две спицы разного диаметра, да простит меня мама со своим вязанием. Всё заняло не больше пяти минут. Дверь со скрипом отворилась.
  Я щелкнула выключателем, но ничего не произошло. Пробираться мне пришлось на ощупь. Ящика занимали собой почти всё пространство, так, что мне не удалось пройти через это безболезненно.
  - Черт, - вскрикнула я, потирая ушибленное место и проклиная оглушительный шум, с которым задетые вещи повалились на пол. Нужно было захватить фонарик.
  Пока я добралась до противоположной стены, там, где располагалось маленькое ветровое окно, ноги, пульсировали от дикой боли, пострадав от столкновения с угловатыми коробками.
  Не сразу, но створка поддалась, и мне удалось открыть окошко. Вместе со свежим воздухом в помещение ворвался солнечный свет, достаточный, чтобы увидеть весь беспорядок, царивший вокруг.
  Мне довелось сбить пять коробок, и теперь всё их содержимое валялось на полу, напоминая свалку. Рваные полотна из тонкой серебристой паутины украшали чердак. Вдоль стен стояла старая мебель, укрытая белыми простынями, которые за всё время приобрели желтоватый оттенок. Коробки разных размеров лежали на полу, кое-где собираясь в невысокие пирамиды, готовые в любой момент пошатнуться и с грохотом упасть на хрупкие доски.
  Я чихнула, рукой разгоняя облака пыли, нависшие надо мной. Не думаю, что ожидала увидеть что-то другое. Некоторые коробки были подписаны черным маркером. Каллиграфический почерк с резким наклоном определенно принадлежал отцу.
  Самая ближайшая из них, с надписью 'Елочные игрушки', привлекла мое внимание. Я опустилась на колени, не обращая внимания, что пол чердака укрывал сантиметровый слой пыли.
  Маленькие зайчики, витиеватые льдинки, большие круглые шары - всё было знакомо и напоминало о рождественских каникулах, когда я еще маленьким ребенком играла в снежки и каталась на санках на заднем дворе дома. На синей стеклянной игрушке в форме фонарика было выведено мое имя - 'Тео, 1992'. Я вспомнила, как обычно вешала его на высокую елку, каждый раз почти рядом со звездой, когда отец на руках поднимал меня к вершине.
  Отогнав воспоминания, я закрыла коробку и стала осматривать чердак. Дальняя стена была почти полностью в тени, и мне пришлось сильно напрячь зрение, чтобы хоть что-то разглядеть. Опять одни коробки. До чего же педантичным был мой отец.
  Минуты шли, но ничего похожего на картину так и не находилось. Она должна была быть достаточно большой, чтобы с трудом спрятаться в четырех стенах. Почти отчаявшись, я стала заглядывать за мебель, ползая на коленях. Наконец за софой мелькнул непроницаемый черный квадрат. Поднявшись, я попыталась сдвинуть ее с места, но услышала лишь приглушенный скрип. Мебель даже не двинулась. Мне пришлось налечь на нее всем весом, чтобы перетащить всего на пару сантиметров в сторону.
  - Чертов винтаж, - пробормотала я, пытаясь отдышаться.
  Такой перестановки было достаточно, чтобы достать стопку картин.
  Фамильный портрет, летняя беседка, зимний пейзаж. И почему только самое нужное всегда оказывается последним на очереди?
  Наконец я отыскала 'Девочку и маки' и поднесла ее поближе к окну. Память меня не подвела, я почти точно скопировала ее, вот только на шляпке была ярко-синяя лента, которой не оказалось на моем рисунке.
  Я провела рукой по красной акварели. Поверхность под пальцами была шероховатой и прохладной. Вдруг рука ощутила провал. Часть картины была плотной, а другая прогибалась, как обычный холст.
  Поднеся ее к свету, я увидела прямоугольную тень, размером с четверть тетрадного листка. Листок плотного картона был прикреплен к правому нижнему уголку картины и почти сливался с ней.
  Осторожно вытащив его из рамы, я перевернула бумажку. Странными светло-коричневыми чернилами было выведено всего пять букв - 'КАМИН'.
  - Что за... - тихо произнесла я, изучая записку в поисках хоть каких-то объяснений. Загадки не были моим коньком, а это всё стало слишком сильно напоминать игру в поиски клада. Но что я могла поделать? Только следовать указаниям.
  Если бы бабушка хотела мне что-то завещать в тайне от отца, выбрала ли она для тайника камин? Господи, конечно же, да! Весь дом был отремонтирован: стены, потолок, пол, мебель - ничего не осталось как прежде. Кроме камина. Никто его не трогал. Мы им не пользовались, но мама сразу настояла, что он должен остаться для интерьера. Около года назад отец решил отреставрировать его, чтобы тот больше подходил к общему стилю гостиной. И на этом всё. В остальном он был нетронут.
  Я почти сбежала вниз, перепрыгивая сразу через несколько ступеней. Было стыдно признаваться даже самой себе, но эта игра начинала мне даже нравиться. Я ощущала странное возбуждение от мысли, что так близка к разгадке, а особенно, что сделала это сама.
  Камин выглядел идеально. Серый гладкий кирпич, аккуратные декоративные бревна, черная кованая сетка и широкая полочка с различными сувенирами. Картинка достойная публикации в журнале.
  Отодвинув металлическую сетку в сторону, я присел рядом с очагом. Дальнейших указаний не было. Мне что стоило разобрать его по кирпичикам, чтобы отыскать заветную шкатулку с сокровищами?
  Я провела ладонью по кладке камина. Камни покрывал тонкий слой сажи. Было заметно, что огонь здесь давно не разводили. Не очень надеясь на успех, я стала ощупывать кирпичи, в надежде, что один из них сдвинется. Поверхность камней была приятной на ощупь - гладкой и прохладной.
  - Бесполезная затея, - вздохнула я, опуская руку. Ноготь, зацепившись за что-то, болезненно выгнулся, заставив меня вскрикнуть от неожиданности. Лак на мизинце потерся, а краешек пластины был сколот.
  Помедлив, я всё-таки вернулась к тому самому камню, которого рука коснулась напоследок. На вид он не отличался от остальных, но пальцы ощутили странную выемку в кирпиче, идеальный круг. Я присмотрелась лучше - это была замочная скважина. Прямо в камне.
  Мне пришлось повозиться, чтобы достать ключ из кармана джинсов. Я на ощупь поднесла его к отверстию в кирпиче. Секунда и он идеально подошел. Мне не составило труда повернуть его.
  Щелчок. Камень с замочной скважиной и еще один ниже него отошли в сторону как обычная дверца. Такого я точно не могла ожидать.
  Вздохнув, я решительно потянулась рукой в зияющий черный проем. Рука сразу нащупала что-то твердое. На свету это оказалось странным плотным непрозрачным пакетом. Сверток был не больше моей ладони и весил как карманный справочник. И это всё?
  - Вижу, ты нашла, что нужно.
  Мне не нужно было оборачиваться, чтобы понять - за моей спиной стоял Андрей.
  Быстро я захлопнула тайник, а сверток спрятала в сумку, лежащую рядом, и только после этого посмотрела на парня.
  - Что ты тут делаешь? - почти с ужасом спросила я.
  Андрей стоял, облокотившись о дверной косяк, скрестив ноги и руки. Весь его вид излучал самодовольство. Хитрая улыбка играла на губах.
  - Ты мне не рада?
  - А как же стражи? Они окружили этот дом.
  - О, не беспокойся. У меня свои методы и средства. Тем более твоя бабушка была гением. Тайный ход - это решение всех проблем.
  - Я так и знала, что это ваша уловка. Ты же знал для чего этот ключ, так? - спросила я, держась от охотника на расстоянии.
  - Догадывался, - усмехнулся он. - Было понятно, что это оставила для тебя бабушка, а дальше всё было логично. Этот дом полон секретов.
  - Не мог сказать мне сразу?
  - Во-первых, ты не отвечаешь на мои звонки, а во-вторых, не хотел тебе мешать. Ты бы в любом случае нашла тайник. Для охотников связь между поколениями очень важна. Бабушка и так помогла тебе в поисках.
  - О чем ты? - не поняла я.
  - Странные сны? Видения? Возможно даже голоса? Странные желания? Можешь называть это, к примеру, интуицией или экстрасенсорными способностями. Но факт в том, что мы не обычные люди, - Андрей рассмеялся. - Смирись. Тебе от этого не избавиться.
  - Так, что внутри?
  - Не знаю. А на что это похоже?
  - Так вы не подстроили всё это? - уточнила я.
  - Мы не знали, где тайник. Это ее личное. Мне важно только одно - чтобы ты посмотрела всё, что она тебе оставила. Если верить моему отцу, то это всё должно изменить.
  - Зачем ты пришел? - повторила я свой вопрос, посмотрев ему прямо в глаза. - Здесь же полно стражи, они не выпустят тебя живым.
  - Не волнуйся о них, - ответил парень, подходя ближе. - О них позаботятся. Нас прикроют, пока мы будем уходить.
  - Уходить?
  - Разве я не сказал? Ты идешь со мной.
  Медленно я стала отступать от него.
  - Я никуда с тобой не пойду. С меня хватит.
  - Это не просьба, - нахмурился Андрей. - Ты должна быть с нами. Мы тебя уже заждались.
  - Я никуда не пойду, - в отчаяние повторила я, оглядываясь по сторонам, но так и не видя пути к спасению.
  - Да что с тобой, Теона? Поверь, никто не причинит тебе зла.
  - Очень своевременное замечание. И это после того, как меня не убили по приказу твоего папаши? Или после того как меня чуть не изнасиловали?
  - Отец не причинил бы тебе вреда, - ответил охотник, шаг за шагом подходя ближе. - Это была просто глупая угроза.
  - А остальные девушки? Им вы тоже просто угрожали? - закричала я на него, резко бросившись в сторону, но Андрей успел перехватить меня за руку, притянув к себе.
  - Не глупи.
  - Отпусти ее, - голос Эдриана походил на рычание.
  Вампир застыл в дверном проеме, преграждая путь к отступлению. Каждый мускул напряжен, темные глаза сосредоточились на охотнике - настоящий зверь, готовый в любую минуту напасть.
  Андрей лишь улыбнулся в ответ, и, не отпуская меня, повернулся к вампиру.
  - У нас гости, - рассмеялся он, доставая из-за пояса острый кол. - Ты вовремя вампир. Наконец-то я смогу покончить с тобой.
  По моей спине пробежал холодок, сердце сковал ужас. Они действительно собирались драться. Но я не хотела больше видеть смертей.
  - Не нужно, - прошептала я, яростно дернув руку из его захвата, но не удержалась и повалилась на пол.
  Эдриан замер, но не пошевелился. Андрей нахмурился, и свободной рукой достал серебряный клинок, полностью вооружившись.
  - Тео, уходи, - сказал вампир, делая резкий выпад в сторону охотника, но тот увернулся, занеся кинжал и задев руку нападавшего. Эдриан зашипел, ощутив удар.
  Я со страхом наблюдала, как две темные фигуры движутся по кругу, атакуя и отступая. Оба были достаточно сильны, чтобы продолжать до самого вечера. Мой вампир двигался быстрее, походя на смерч, но охотник был достаточно вооружен и натренирован, отражая его нападки. Но должен был остаться только один.
  - Хватит, - закричала я, поднявшись и кинувшись к парням. Те на секунду замерли, остановив свой смертельный танец и сосредоточившись на мне. Я схватила Андрея за руку, которой он держал клинок, и попыталась оттянуть в сторону. Тот лишь усмехнулся и, развернувшись, нанес отвлекшемуся вампиру, стоявшему рядом, удар прямо в грудь.
  Словно в замедленной съемке я наблюдала, как острый кол погружается в его плоть. Эдриан застыл, с непониманием глядя на рану, а затем отступил на шаг назад и повалился на пол.
  
  Глава 14
  
  Кожа вампира из бледной стала синеватой, трупной. В его ночных глазах плескался ужас загнанного в угол зверя. Он в последний раз поднял свою руку, потянувшись ко мне, но, обессилев, закрыл глаза и обмяк.
  Я не заметила, чтобы его грудь вздымалась, скорее всего, он уже не дышал. Выступившая на синей рубашке кровь мгновенно почернела. Закричав в ужасе, я бросилась к Эдриану, упав перед ним на колени, но Андрей подхватил меня за плечи и потащил к выходу.
  - Бегом, - орал он на меня, совсем не обеспокоенный моими попытками сопротивляться ему. Его слова доходили до меня словно из-за глухой стены, пустые, лишенные смысла. Перед глазами был только мой вампир, тело которого резко осунулось, словно из него ушла сама душа.
  Парень даже не замедлил свой шаг, когда я зацепилась за дверной косяк, пытаясь выиграть время. Он был невероятно силен. Больше ничего не осталось от улыбчивого мальчика-спортсмена, который учился со мной в одной школе.
  - Да что с тобой? - встряхнул меня Андрей, резко прижав к стене. - Приди в себя!
  Я готова была вновь закричать, но парень занес руку, и на своей щеке я почувствовала огненный отпечаток. Удар заставил меня дернуться.
  - Не хочешь получить еще, идем молча и быстро.
  Мне пришлось послушаться, хотя мир вокруг погрузился в вязкий туман, мешающий хоть что-то понять. Я надеялась, что нас встретят стражи, но двор был пуст, только за углом дома, я слышала странный шум и отблески неярких вспышек. Как и обещал Андрей, наше отступление прикрывали.
  Силой он затолкнул меня в машину, припаркованную чуть дальше по дороге. Немного поодаль я увидела небольшой микроавтобус, за рулем которого сидел молодой парень младше меня. Он выжидал, в любой момент готовый к отступлению.
  Двигатель машины работал, что значило, ее только что пригнали специально для Андрея. Они заранее готовились к этому. Больнее всего было признавать, что их план удался отчасти благодаря мне самой.
  Мы отъехали от дома, вспышки позади него прекратились. Битва была закончена. Но кто победил?
  - Куда мы едем? - спросила я, не в силах сдержать слезы. Перед глазами стоял Эдриан, его бледное лицо, пропитанная кровью рубашка. Он просто не мог быть мертв. Что мне теперь было делать?
  - В наше убежище. Там мы будем в безопасности, сейчас здесь начнется сущий кошмар. Стражи быстро реагируют. Нужно схорониться на время.
  - Эдриан мертв? - не знаю, как мне удалось произнести это вслух. Последнее слово повисло в воздухе как грозовая туча.
  - Надеюсь, если вампиры не успеют помочь, но думаю, парни их задержали. Хоть одной тварью на этой земле стало меньше.
  В ответ я молчала, не в силах поверить в случившееся. Мир начал рушиться на глазах, оставляя после себя лишь пустоту.
  - Нет. Я никуда с тобой не поеду.
  Андрей с непониманием посмотрел на меня, а потом сосредоточился на дороге, но я заметила, как помрачнело его лицо.
  - Какого черта? Ты совсем из ума выжила. Мы рисковали всем, вытаскивая тебе от этих кровососов, а ты устраиваешь истерику? Да что с тобой? Где та Тео, которую я знал? Что они с тобой сделали?
  - Может не они, а вы? Эдриан защищал меня, а ты убил его! - мне было плевать, что я нахожусь рядом с охотником, а позади следуют его дружки. Сердце разрывала невыносимая боль, и я просто пыталась дышать.
  - Ты теперь защищаешь вампиров? - в его взгляде читалось презрение.
  - Это не они убивали девушек и подвешивали их к деревьям!
  Андрей резко затормозил. Мы встали посреди дороги, кругом был только лес. Я не знала этих мест.
  - Эти ненормальные были помешаны на вампирах, готовые лечь под любого, кто нацепит искусственные клыки и напудриться. Так что да, мы их убили. Это война, а предатели нам не нужны. Отец использовал крайние меры, но только такие действия дают свои результаты.
  - Я не хочу участвовать в этом!
  - У тебя нет выбора. Если ты думаешь, что спрячешься за спины вампиров и мирно переждешь, то тебе это не удастся. Как только они узнают, что твоя бабушка была охотницей, они растерзают тебя, порвут в клочья. Разве ты не видишь, к чему всё идет? Они убьют каждого, кто хоть как-то угрожает их вечной жизни.
  - Я не одна из вас! - вскричала я. Мне надоело, что меня причисляли к охотникам несмотря ни на что. Это был не мой путь, и я никогда не следовала ему, предпочитая свой собственный.
  - Все внутри тебя, ты это знаешь. Твое недоверие к этим пиявкам, вечные страхи... Я всё знаю, потому что чувствую тоже самое. Можно сопротивляться, но что-то внутри руководит тобой, принуждает к действию. Разве тебе никогда не хотелось взять в руки кол?
  - Они не все плохие, - ушла я от ответа, потому что не была уверена, что смогу ответить честно.
  - Не смеши меня. Все до единого. Мне больно видеть, что ты так сопротивляешься. Что с тобой произошло?
  Я молчала, опустив взгляд на приборную панель. Что мне нужно было ему сказать? Что начала открывать мир с другой стороны?
  - Тео, - Андрей заставил меня посмотреть ему в глаза. - Только не говори, что ты... Черт. Ты что влюбилась в этого кровопийцу? Ты спала с ним?
  Мне не нужно было ничего отрицать, он и так видел правду в моем взгляде.
  - Твою мать, Тео. Он заставил тебя? Взял силой?
  - Нет, - не знаю почему, но мне было стыдно. Из-за реакции Андрея я чувствовала себя такой грязной. Предательницей. Хотя в произошедшем не было ничего плохого.
  - Черт, черт, - он в гневе несколько раз ударил кулаком по рулю, - чем ты думала? Идиотка. Как можно быть такой дурой?
  Я ждала, пока он выплеснет эмоции. Мне уже нечего было терять. Я была в тупике, не зная, что делать дальше.
  - А теперь ответь мне честно. Просто да или нет - ты беременна от него?
  - Да какое тебе дело? Что теперь? Ты перережешь мне горло и подвесишь к ближайшему дереву? Так? Жалеешь, что не убил меня еще тогда по приказу своего папаши? Я его убила! Я помогла Эдриану!
  Мне показалось, что Андрей зарычал. Выскочив из машины, он побежал к моей дверце и, открыв ее, вытащил меня из салона, бросив на сырой после дождя асфальт.
  - Не играй с огнем, Тео, - сказал он, грозно возвышаясь над ней. - Всё это время я думал, как вытащить тебя, а ты развлекалась с вампиром. Вот что ты выбираешь? Отлично. Единственный плюс в том, что твой мертвяк уже наверняка рассыпался в труху. Желаю вам долгой и счастливой жизни.
  Он развернулся, чтобы уйти, но напоследок бросил:
  - Ты еще всё поймешь. Узнаешь, какую ошибку совершила. Они не примут тебя. Ты для них комнатная собачка, не больше. Посмотрим, что с тобой сотворит Совет. Это будет тебе уроком. И потом не говори, что я тебя не предупреждал. Только будет уже очень поздно. Теперь ты одна из них.
  Я молча сидела на дороге и смотрела в след удаляющейся машине, пока та совсем не скрылась из виду. Он оставил меня одну посреди леса. Возможно, я это заслужила.
  Мне не хотелось подниматься, к тому же я не знала, что делать. Рука автоматически потянулась к телефону, но мне пришлось остановиться. Первым порывом было позвонить Эдриану, чтобы я и сделала в любом другом случае, но не теперь. Эдриан. Неужели он погиб из-за меня? Что он подумал в последний миг? Что я предала его? Не стоило себя обнадеживать, это было именно так. Зачем я пошла на поводу у охотников, ведь сразу стало понятно, что этот ключ только предлог. Все их поступки говорила сами за себя - охотники не привыкли играть честно. Неужели я действительно могла поверить, что могу просто так съездить в дом бабушки? Теперь ничего не имело значения.
  Перед моими глазами возник Эдриан в пропитанной кровью рубашке. Он пытался защитить меня всё это время, а чем отплатила я? Бросила его умирать и уехала с охотником. Если ад и существовала, то путь в него мне был заказан. Хотя разве ни это ад, здесь, вокруг? Теперь мистер Ньюбелз больше не станет скрывать мою тайну, а наоборот объявит настоящую охоту, а это означало, что пути назад у меня просто не было. Также я не могла и пойти к охотникам. Андрей понял, какой выбор я сделала, хоть в этом мне еще не приходилось сознаваться даже себе самой. Теперь я по-настоящему осталась одна меж двух огней. Ничего удивительного. Игра на два поля не может закончиться хорошо.
  Собравшись с силами, я поднялась с дороги и пошла вперед, даже не задумываюсь, куда меня выведет этот путь. Мне просто хотелось идти, пускай бесцельно, но это помогало собраться с мыслями, которые разлетались, словно от сильного ветра.
  Может позвонить родителям? Хотя зачем. Они уже не могли мне ничем помочь. Почему я не послушалась отца, когда он говорил мне не ввязываться во всё это? Теперь было поздно что-то менять. Только моя вина была в случившемся, а за свои поступки нужно было расплачиваться - этот урок я давно успела усвоить.
  До меня донесся шум двигателя. Из-за поворота показалась черная тонированная машина. Она определенно была за мной, но я даже не подумывала отойти в сторону. Бегать от вампиров было совершенно бесполезным занятием. Возможно, я даже хотела, чтобы меня наконец поймали.
  Автомобиль резко затормозил. Двое стражей возникли прямо передо мной. Схватив меня за руки, толкнули в машину, не проронив ни слова. Только очутившись в салоне, я позволила себя разрыдаться в голос. Вот и конец моей никчемной жизни. Я бы отдала многое за то, чтобы меня убили прямо здесь. Всё что угодно, лишь бы не видеть боли в глазах миссис Ньюбелз, не почувствовать на себе гнева ее мужа, и не узнать, что за приговор мне вынесет Совет. Но страшнее всего было признаться самой себе, что Эдриана больше нет.
  К моему удивлению, мы ехали домой, а не в здание Совета. Неужели мистер Ньюбелз решил устроить самосуд?
  Как только машина остановилась у парадного входа, дверь распахнулась, и мне навстречу выбежала мать Эдриана. Ее лицо было встревоженным, но не более. Вампирша тут же заключила меня в объятия, тесно прижав к себе.
  - Милая, мы боялись, что они не отпустят тебя, - запричитала она. - Ты в порядке? Они ничего тебе не сделали?
  Я только отрицательно покачала головой, борясь со слезами. Почему она не считала меня предательницей?
  - Эдриан... - мне не хватило сил продолжить.
  - Тише, тише, - прошептала женщина, стирая слезы с моего лица. - Он здесь. Не бойся. Мальчик в тяжелом состоянии, но он выкарабкается. Поверь мне.
  Я замерла, услышав это.
  - Он жив?
  - Да. Он наверху. С ним врачи.
  Слезы хлынули с новой силой.
  - Не плачь, милая, - миссис Ньюбелз повела меня в дом. - Мы так за тебя волновались. Выживший страж рассказал, что на вас напали и что охотники забрали тебя. Мы уже и не надеялись догнать их. Как тебе удалось сбежать? Ладно, расскажешь позже. Для тебя и так много волнений на сегодня. Я распоряжусь, чтобы тебе принесли чай с ромашкой. Это должно помочь.
  - Я хочу увидеть Эдриана, - мне было это действительно необходимо. За то время, пока я считала его мертвым, что-то внутри меня изменилось, перевернулось. За какие-то несколько часов, он стал для меня по-настоящему дорог. Я должна была с ним поговорить, сама убедиться, что кол охотника не пронзил его насмерть.
  - Не сейчас, - ответила вампирша. - Тебе придется немного подождать, пока не уйдет доктор.
  Усадив меня в гостиной, она отошла, чтобы найти прислугу. Оставшись одной, я попыталась успокоиться, до сих пор не веря, что мой вампир был жив, а суд надо мной отложен на неопределенный срок. Неужели мне опять повезло, а моя тайна вновь осталась под замком? Кто-то наверху определенно был на моей стороне, учитывая, сколько глупостей я натворила.
  За спиной послышались легкие шаги. Я обернулась, успев увидеть, как страж вел под руку девушку, чуть старше меня. Легкое платье, светлые длинные волосы, стройная фигура. Зачем она здесь? Вместе они поднялись по лестнице, исчезнув из моего поля зрения.
  - Зачем ты вернулась? - мистер Ньюбелз сидел в кресле напротив меня, словно всегда там находился. - Решила довести начатое до конца?
  - Знаю, как это выглядит, - сказала я, поборов страх перед вампиром, - но Эдриан мне также дорог, как и вам. Я не желаю ему зла. То, что произошло сегодня...
  - Хватит, - прервал меня вампир. - Оставь этот спектакль для того, кто верит в эту чушь. Как только Эдриан поправиться, я всё ему расскажу. У тебя есть всего несколько дней, чтобы как можно театральней уйти из его жизни. Иначе это я сам помогу тебе в этом. Я был терпелив к тебе, но всему есть предел. Мой сын чуть не погиб из-за тебя, так что не рассчитывай на понимание. Либо ты уходишь сама, либо твою судьбу решит Совет. Цени мою щедрость, я мог бы и не оставить тебе выбора.
  Как только он замолчал, в комнате появилась его жена с небольшим подносом, на котором стоял чайный сервиз.
  - Как там Эдриан? - обратилась она к мужу, протягивая мне маленькую фарфоровую чашечку.
  - Он пришел в себя, но ему еще нужно время, чтобы восстановиться. Охотник сильно задел его.
  - За что все эти несчастья на нашу семью, - вампирша села рядом со мной, приобняв за плечи. - Мы чуть не потеряли вас.
  Я вновь услышала шаги на лестнице. Страж вел всё ту же девушку, которая сейчас повисла на нем безвольной куклой.
  С непониманием, я посмотрела на миссис Ньюбелз, но та опустила взгляд в пол.
  - Кто она?
  - Еда, - рассмеялся отец Эдриана.
  - Кристиан, - перебила его вампирша. - Тео, воспринимай это как донорство. Эдриану нужна свежая кровь. Существуют целые базы с людьми, которые за отдельную плату помогают нам существовать.
  - Он кормился от нее? - поморщилась я. До сих пор мне еще не приходилось думать о том, как питается Эдриан. Глупо было бы полагать, что он отлавливает бездомных животных или разводит для этих целей кроликов. Но одно дело размышлять об этом, а совсем другое видеть своими глазами. Это не было самой приятной вещью на свете.
  - Пакеты с кровью здесь бы не помогли. Милая, ты же понимаешь, насколько серьезна его рана.
  Я согласно кивнула, стараясь не думать об этом. Сама мысль, что Эдриан проколол ее шею своими клыками, была мне противна. Несмотря на то, что я скучала по нему и не могла дождаться минуты, когда наконец увижу его, я не могла сказать того же о вампире, которым на самом деле он являлся. Как так вышло, что до сих пор эти две ипостаси существовали для меня отдельно?
  - Ты можешь подняться к нему, - сказала миссис Ньюбелз. - Он очень хотел тебя увидеть. Правда, мальчик пока без сознания - врачам пришлось кое-что ему вколоть, чтобы облегчить боль. А я в это время поговорю с фельдшерами о дальнейшем лечении.
  Этот путь на второй этаж показался мне бесконечным. Комната утопала в тенях. На белоснежной кровати лежал мой вампир. Темные волосы разметались по подушке. Плотная повязка обхватывала весь левый бок. Он был обнажен по пояс, но кожа на его груди казалась такой светлой, что он просто терялся на огромной кровати. Глаза Эдриана были закрыты.
  Я подошла ближе и опустилась перед ним на колени. Парень не шевельнулся. Осторожно, чтобы не разбудить его, я коснулась впалой щеки тыльной стороной ладони. Кожа была холодной как лед. Я старалась уловить хоть какие-то признаки жизни, но Эдриан скорее напоминал мертвеца - ледяная кожа, грудь не вздымалась от дыхания, ни один мускул не шевелился. Против воли из глаз хлынули слезы. Я чуть было его не потеряла по своей же глупости. Мистер Ньюбелз был прав, мне не было места рядом с ним.
  Побоявшись причинить ему боль, я опустила свою голову ему на плечо, не стянутое бинтами. Холод его тела успокаивал. Только так, рядом с ним, я чувствовала себя цельной, самой собой. Как раньше я этого не понимала? За всю мою жизнь, только он один по-настоящему заботился обо мне, готовый отдать за это свою жизнь, но, не требуя ничего взамен. Почему я была так слепа?
  - Не плачь, - голос Эдриан был хриплым, но уверенным. - Я того не стою.
  Подняв голову, я встретилась с его темным взглядом. Как же мне этого не хватало. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как мы вот так были рядом.
  - Ты напугал меня, - прошептала я, ладонью стирая слезы. - Никогда так больше не делай.
  Через силу он улыбнулся, коснувшись большим пальцем моих губ.
  - Ты напугала меня не меньше. Где ты - там всегда неприятности. Я даже начинаю к этому привыкать.
  - Прости меня, - прошептала я, пряча свое лицо в изгибе его шеи и вдыхая родной аромат его кожи.
  - За что?
  - За всё. Ты пострадал из-за меня. Я больше никогда так не поступлю. Обещаю предупреждать, где я и что со мной и десять раз подумать, прежде чем что-то сделать. А лучше, я всегда буду только рядом с тобой. Можно? Я приношу тебе одни неприятности. Как ты меня вообще терпишь.
  - Это не так, - усмехнулся вампир, играя с моими волосами. - Ты всё, что у меня есть. Если бы ты только знала, что я почувствовал в тот момент, когда увидел тебя рядом с этим охотником. Я готов был его порвать на куски. Черт, оказывается, я слабоват.
  - Не говори так. Тебе нужно просто отдохнуть.
  - Побудешь рядом со мной? - прошептал он мне на ухо. - Мне так спокойней. Обещаю, храпеть не буду.
  Я кивнула, устраиваясь поудобней рядом с ним. Эдриан обнял меня, прикрыв глаза. Через несколько секунд он вновь заснул.
  В комнату вошла миссис Ньюбелз.
  - Приехали твои родители. Спустись к ним, а я пока побуду с мальчиком.
  Нехотя я всё-таки выбралась из объятий моего вампира. Было даже страшно уходить, будто я не могла существовать без него.
  Женщина подошла ближе и платком вытерла мои слезы, а затем поправила прическу, которая после всего случившегося торчала птичьим гнездом.
  - С ним всё будет хорошо. Не торопись, я позабочусь о нем.
  Я почти спустилась вниз, когда передо мной возник мистер Ньюбелз. В его взгляде не было ничего человеческого.
  - Надеюсь, ты уже собираешь вещи?
  - Я никуда не уйду. Не сейчас, - не знаю, откуда взялась эта смелость, но я даже не могла думать о том, чтобы оставить Эдриана. Не в тот момент, когда я твердо решила, кто мне действительно дорог, а кто только использовал меня для личных целей. - Мы с ним связаны, и вы ничего не сможете с этим сделать.
  Он рассмеялся мне в лицо.
  - Ты меня недооцениваешь. Я становлюсь просто кровожадным вампиром, когда речь идет о моей семье. Зря ты перешла мне дорогу, - мистер Ньюбелз наклонился ко мне практически вплотную. - Как только он поправится и сможет мыслить разумно, мы с ним всё обсудим. Так что прячь свои секреты, пока можешь, девочка.
  
  Как только я вошла в гостиную, мама поднялась мне навстречу и крепко обняла.
  - Милая, ты в порядке? Нам всё рассказали о похищение. Это так ужасно. Я не находила себе места. Как Эдриан? Мои бедные дети.
  Отец сидел на диване немой статуей. Я не ожидала увидеть его здесь, учитывая наши сложные взаимоотношения.
  - Я отпущу нашего таксиста, - проговорила мама, странно сощурившись. - Скоро вернусь.
  Отец проводил ее безразличным взглядом и, поднявшись, жестом предложил мне следовать за ним.
  - Нам нужно поговорить. Следовало давно это сделать, а не ждать пока ты ввяжешься во всё это, да еще и потянешь на дно Эдриана.
  Я беспрекословно следовала за ним, не зная чего ждать от этого разговора. По большей степени меня это уже не волновало. Охотники, поставившие меня в один ряд с врагами, Эдриан, оказавшийся на грани жизни и смерти, его отец, вынесший мне условие... У меня не осталось эмоций.
  - Мне жаль, что так произошло, - сказал отец, когда мы остановились в небольшом крытом саде.
  - Давай без вступлений, - простонала я, потирая виски. - Лучше коротко и по делу. Я хочу вернуться к Эдриану.
  - Ладно. Твоя бабушка стояла во главе охотников, что ты, видимо, уже знаешь. Только какое-то время я тоже был одним из них, ее правой рукой.
  - Ты? - не поверила я. - Человек, который буквально поклоняется вампирам?
  - Давай без сарказма. Это семейное дело, и очень долгое время я искренне верил в их идеи.
  - Но?
  - Но потом я повзрослел и понял, что это бессмысленно. У меня появилась семья, которую я должен был защищать, что было невозможно, останься я верен охотникам. Этот мир держится на вампирах. Воспринимай их, как хочешь - злом или добром, но они всегда рядом. Чтобы выжить, нужно было приспособиться к условиям. Нет никакого смысла плыть против течения.
  - Ты пошел против своей матери, присоединившись к тем, кого она ненавидела больше всего на свете? - ужаснулась я.
  - Можешь осуждать меня, но я ни о чем не жалею. Конечно, мы с ней поссорились. Она хотела, чтобы ты присоединилась к охотникам и продолжила ее дело, а я хотел для тебя другой судьбы.
  - И поэтому сосватал вампиру?
  - Не говори, что тебе это не понравилось. К тому же лучше бессмертные, чем вечно скрываться. Я обеспечил вам жизнь без постоянного страха. Для нас вампиры друзья. Останься ты с бабушкой, я не знаю, чем бы всё закончилось. Ты же теперь понимаешь, там, где охотники, там неприятности. Они как малые дети, которые не видят дальше своего носа. Если начнется война, мы не выживем, а в лучшем случае станем их рабами. Нет смысла рушить равновесия, пока они вообще с нами считаются.
  - Ты не мог сказать этого раньше, до того как пришло время знакомиться с вампирами? - возмутилась я.
  - Это бы ничего не изменило. Только увидев обе реальности, можно здраво судить обо всем. Добро и зло есть в обоих мирах, важно только научиться отличать одно от другого. Вместо того, чтобы воспринимать всё в штыки, можно попробовать изменить действительность, присоединившись к Совету. Переговоры, а не война.
  - С каких пор ты такой пацифист? - я не узнавала перед собой отца, который с детства был со мной крайне суров.
  - Тео, мы с тобой взрослые люди. Никто не хочет жертв - ни мы, ни вампиры. Мы сосуществуем, бок о бок уже много лет, не вижу смысла менять традицию. Надеюсь, что и ты это поняла. Среди них есть даже те, кто, кажется, человечнее любого из нас.
  С этим мне пришлось согласиться, вспомнив Эдриана, который отдыхал наверху.
  - Просто знай, что охотники ни перед чем не остановятся. Будь с ними на стороже, раз уж я не могу отговорить тебя от дальнейших глупостей. Тот ключ, мать что-то готовила для тебя, хоть я и пытался свести ваши встречи к минимуму.
  - Почему?
  - Первое время мы довольно часто у нее бывали, и скажем прямо, это не было безопасно. Один из вампиров сбежал и напал на тебя, пока мы спорили в гостиной. Просто чудом нам удалось спасти тебя. Хорошо, что ты была слишком мала, чтобы что-то запомнить.
  - Я помню, - перед глазами стал ночной кошмар. - Мне это снилось.
  - Лучше забудь, - тут же ответил отец. - Любое существо можно довести до состояния голодного зверя. После случившегося, я никогда не возвращался в этот дом, пока была жива твоя бабушка, хоть она и звонила, чтобы что-то передать тебе. Я ни о чем не спрашиваю, Тео, но... ее наследство ни к чему хорошему не приведет.
  В его словах был смысл, и если бы не все недавние события, я вряд ли ему поверила. Теперь мы стали ближе друг другу.
  - Отец Эдриана всё знает. Он сказал, что расправиться со мной, если я в ближайшие дни не покину этот дом.
  Отец нахмурился лишь на миг, но потом кивнул.
  - Этого следовало ожидать. Не волнуйся, я позабочусь об этом.
  
  Глава 15
  
  Комната была пуста. Но меня обеспокоило не отсутствие миссис Ньюбелз, а пустая кровать. Эдриан пропал. Только я прошла вперед, как от темного открытого окна до меня донесся звук гитарных струн. Это был уже конец песни.
  
  I've got this light
  And the will to show
  I will always be better than before
  
  Как бы мне хотелось сказать тоже самое о себе самой... Но мне казалось, что с каждым днем я становилась только хуже, теряя последние остатки человечности. Почти ничего не осталось от прежней Тео. И это меня пугало. Я теряла свой свет.
  Парень не обращал на меня никого внимания, заботливо перебирая струны, словно и не было никакой раны.
  - Ты совсем сошел с ума? - как можно спокойней произнесла я, хотя хотела просто закричать от его безалаберности. - Ты еще слишком слаб, чтобы вставать!
  - Не будь занудой, - улыбнулся он, лишь слегка приподняв голову. - Я полон сил и могу это доказать прямо сейчас. Не волнуйся ты так.
  - Или ты сейчас же возвращаешься в постель или я вызываю тяжелую артиллерию. Твоя мама не будет с тобой такой милой.
  Эдриан тяжело вздохнул, но послушался. Я видела, как скорчилось от боли его лицо - он явно приукрашивал состояние своего здоровья. Не нужно было быть экспертом, чтобы понять, что ноги его не слушались. Не дожидаясь пока он упадет на пол, я подбежала к вампиру и помогла добраться до кровати.
  Он благодарно улыбнулся мне и притянул ближе для поцелуя.
  - Ты такая милая, когда волнуешься.
  - Больше так не делай, - сказала я, поправляя его одеяло. - Потерпи хотя бы сутки. А то мне придется привязать тебя.
  Эдриан засмеялся, обнимая меня за плечи, когда я легла рядом с ним.
  - Не соблазняй меня, а то я могу и не удержаться. Меня всегда привлекали путы, - на миг он замолчал. - Знаю, это звучит глупо, но это того стоило, чтобы почувствовать тебя рядом. Мне не хватало таких минут.
  - Следующий раз просто попроси, ведь это мой супружеский долг - быть рядом с тобой.
  Вампир поцеловал мои волосы и блаженно вздохнул.
  - Никогда не думал, что так будет.
  - Как?
  - Я... счастлив. Глядя на родителей, я даже не осознавал, что у меня самого когда-то будет семья. Двести лет, чтобы найти тебя одну.
  - Ты не расстроился, что я просто человек? - этот вопрос давно волновал меня.
  - Нет, я сам хотел быть человеком. Не смотри на меня так, - улыбнулся вампир, засмущавшись, будто его поймали за чем-то неприличным. - До определенного возраста я же был обычным ребенком. Ламии не сразу становятся... такими. Сложно было перестроиться. А оказалось, это и не столь необходимо, потому что моя спутница - человек.
  - Мне жаль, - только и смогла выговорить я, Эдриан никогда об этом не заговаривал со мной.
  - Не о чем жалеть. Это было ужасно знать к чему всё идет, и не в силах противостоять происходящему. Все считали меня подарком судьбы, потому что такие как я рождаются уж слишком редко. Это скорее исключение из правил, чем традиция. Оба мои родителя чистокровные ламии, и просто чудо, что я не то что дорос до сознательного возраста, а что вообще родился. После стольких попыток. Не нужно упоминать, что меня берегли как зеницу ока, контролируя каждый шаг. Я почти всю жизнь пробыл в четырех стенах под присмотром бесчисленных нянечек и стражей. Как в тюрьме. В итоге, когда диктат ослаб, меня стало бросать из крайности в крайность. Но тогда я не знал, что встречу тебя. Теперь, даже благодарен бессмертию, иначе я бы тебя не дождался. Это словно открывать мир с самого нуля. Для меня всё в новинку и это поистине здорово, когда каждый день приносит что-то новое.
  - Даже новые раны?
  - Особенно новые раны, когда ты рядом, чтобы их излечить.
  Совсем скоро он заснул.
  
  Следующий день я почти не выходило из комнаты, боясь оставить Эдриана одного. Миссис Ньюбелз приносила странный отвар, после которого он спал несколько часов к ряду. Она же обеспечивала меня едой, даже не уговаривая спуститься, потому что просыпаясь, вампир тут же искал меня, превращаясь в капризного ребенка. Не могу сказать, что мне это не нравилось. Лежать рядом с ним, ощущая, как настойчиво стучит сердце в его груди, наблюдая, как медленно вздымается его грудь, как беспокойно дрожат ресницы. Я становилась зависима от этого.
  Под самый вечер позвонила Марина, напомнив про выпускной предстоящий и во всех ярких подробностях рассказав, как ее пригласил Виллис. Теперь, слушая о букетах самых дорогих роз и откровенных признаниях, я больше не завидовала ей как раньше, потому что в моей собственной жизни все было гораздо ярче.
  Сначала мне хотело отказаться от затеи с вечерним походом, но Эдриан настоял на том, что мы были обязаны пойти. До праздника оставались сутки, а вампиру становилось лучше прямо на глазах. Он уже мог спокойно сидеть и даже ходить по комнате, хотя и только с моей помощи. К тому же, я понимала, как было глупо прятаться в закрытой комнате тщательно охраняемого особняка.
  Поэтому мы договорились встретиться уже на вечере, который мог стать днем нашей последней встречи. Как ужасно это не звучало, но я не особо рассчитывала на удачный финал всей этой истории, ни на секунду не забывая об отце Эдриана и яростных охотниках. Но такова была моя жизнь сейчас. Тем интереснее было вспомнить школьное время, встретить недавних друзей, а тем более недоброжелателей, особенно когда рядом будет мой вампир.
  
  - Ты уверена, что это необходимо? - Эдриан недоверчиво рассматривал себя в высокое зеркало, поправляя темно-синий пиджак в тонкую, едва заметную, полоску. - Не слишком ли официально для простого школьного вечера? Я же буду глупо выглядеть среди этих подростков.
  - Откуда ты знаешь, если никогда там не был? - усмехнулась я, рассматривая его идеальный костюм.
  Мы спорили на этот счет последние полчаса, но до конца убедить парня мне так и не удавалось. Я никак не могла понять его предубеждение насчет официальных нарядов, учитывая тот факт, как они ему шли.
  - Просто не хочу выделяться.
  Я рассмеялась, рассматривая невероятно высокого парня перед собой с густыми волосами цвета черного бархата и глазами как непроницаемый оникс. Такой вряд ли мог быть хоть где-то незаметен.
  - Смирись, ты станешь сенсацией этого вечера. Можешь пойти хоть в рваном мешке, это тебя не спасет.
  Эдриан удивленно вскинул бровь.
  - Ты так тонко пытаешься намекнуть, что я неотразим? - он осторожно обнял меня за талию, так, что мы оба оказались перед зеркалом. - Тебе очень идет этот наряд.
  Ярко-красное платье казалось, объято пламенем. Вопреки своим убеждениям, я всё-таки решила пойти на поводу у вампира и согласилась надеть этот безумный наряд, превративший меня в неземное существо. Поэтому мы оба вряд ли останемся незамеченными.
  - Тебе точно уже лучше? - спросила я, осторожно прикасаясь рукой к его груди. Рана только начала затягиваться.
  - Всё в полном порядке, - ответил парень, выделяя каждое слово. - Я очень хочу провести этот вечер с тобой.
  Мне пришлось кивнуть, потому что более упрямого, чем Эдриан мне еще не доводилось встречать за всю свою жизнь. Он побил даже мои собственные рекорды.
  Решив следовать традиции, миссис Ньюбелз ожидала нас внизу с фотоаппаратом.
  - Замрите, - вскрикнула она, как только мы показались на лестнице. - Милый, обними Тео покрепче. Теснее. Улыбнитесь.
  Фотоаппарат замигал яркой вспышкой.
  - Твой отец ушел по делам, но пожелал вам отлично отдохнуть, - сказала вампирша, поцеловав нас по очереди в щеку. - И раз уж на то пошло, смотрите, не напивайтесь и не буяньте. Всегда мечтала это сказать.
  Эдриан вздохнул, закатив глаза.
  - Будь, по-твоему.
  
  Марина и Виллис ждали нас у входа во Дворец Культуры, где должен был состояться вечер. Уже издалека было видно, что бедный вампир оказался не в своей тарелке. Подруга, вся яркая и эффектная в пышном коротком платье цвета фуксии, болтала без умолку, даже не обращая внимания, что ее спутник напоминал скорее памятник, а не живого человека.
  Парковка была заставлена дорогими автомобилями, из которых как светские звезды появлялись мои одноклассники в дорогих фирменных нарядах. К входу в здание вела красная ковровая дорожка, создающая атмосферу как на вручении Оскаров.
  - Господи, Тео, я тебя просто не узнала, - ко мне подбежала Марина, оставив Виллиса одного. Мне даже стало жаль бессмертного. - Вечер будет невероятным. Хочу увидеть лицо Ани, когда ее начнет душить зависть.
  Друг Эдриана кивнул мне и подошел ближе.
  - Думаю, нам пора, - в голосе вампира не чувствовалось особой радости, и я даже готова была поклясться что его лицо исказила недовольная гримаса.
  Эдриан подхватил меня под руку и уверенно повел сквозь толпу. Общая праздность, царившая вокруг, очевидно придавало ему уверенности, чего нельзя было сказать обо мне. Только мы вошли в зал, украшенный в стиле ретро-шик, как я вновь ощутила себя школьным изгоем, кем и была большую часть учебного времени. Яркие девичьи платья, веселый смех, звон бокалов - всё это было мне чужим. Такое же чувство проскользнуло и в глазах Виллиса.
  - Принесите нам что-нибудь выпить, - тут же заявила Марина, увлекая меня в сторону женской уборной.
  - Ты видела эти светлые волосы? А голубые глаза? - произнесла подруга, как только за нами закрылась дверь. - Он так галантен. Ты бы видела букет, который он мне подарил, да это целое состояние!
  Я лишь улыбнулась чувствам подруги. Почему я так не умела радоваться жизни? Может, потому что знала, что никто из наших спутников не был в действительности человеком?
  - Твой Эдриан тоже нечего, - вдруг смягчилась Марина, поймав мой отстраненный взгляд. - Правда, какой-то бледный.
  - Простудился, - ответила я, скрывая улыбку. - Не забудь, что ты обещала - не увлекаться этим блондином.
  Девушка вскинула руки, словно обороняясь.
  - Лишь легкое увлечение. Должна же я напоследок блеснуть. Тебе, между прочим, тоже, хотя я сочувствую бедняге Андрею. Я до последнего верила, что вы с ним сойдетесь.
  Настроение тут же медленно пошло вниз. Больше всего на свете я надеялась, что охотник будет достаточно умен, чтобы не появиться на выпускном, а тем более, не устроить здесь резню.
  Вампиры ожидали нас в стороне, игнорируя заискивающие взгляды девушек, забывших о своих кавалерах и готовых к решительным действиям.
  Я взяла бокал шампанского из рук Эдриана и попыталась стать невидимкой, что было бесполезно. Шепот за спиной напоминал мне вечер в Совете в честь посвящения отца, а это никак не поднимало моей самооценки.
  - Тео, неужели ты осмелилась заявиться сюда, - передо мной стояла Анна в черном платье с длинным шлейфом, эффектно подчеркивающим ее рост. Ничто не выдавало недавнего перелома носа, хотя может лишь легкая горбинка, которой раньше не было. - Да ты не одна.
  Она многозначительно посмотрела на Эдриана, что должно было означать - сезон охоты открыт. Мой вампир даже не ответил ей, ничуть не изменившись в лице.
  - Отличная ринопластика, - не удержалась Марина, гордо выступая вперед. - Супер, что ты додумалась заодно и слегка укоротить нос, а то он напоминал клюв.
  - Могу дать тебе телефон моего хирурга, - в тон ей ответила девушка, - но боюсь, с такими дефектами он бессилен.
  - Благодарю, но моя девушка не нуждается в этом, - вступил в разговор Виллис, пронзив Анну своим небесным взглядом. - Оставьте для себя.
  - Если вложишь в это достаточно денег, то может, и станешь похожей на человека в итоге. Хотя такому чучелу, как ты, следует для начала попросить у Гудвина мозги, - Марина взяла своего спутника под руку и презрительно посмотрела на соперницу. Такой победы она ждала давно.
  Анна развернулась на своих высоких шпильках и, бросив через плечо что-то вроде слова 'ничтожества', затерялась в толпе. Все говорило мне об одном - это была только прелюдия.
  - Жалеешь, что не учился в школе? - обратился Виллис к Эдриану.
  - Теперь нет, - ответил тот, недовольно осматривая выпускников. - В джунглях и то действуют хоть какие-то законы. А я еще считал, что это у нас клыки.
  - Да, друг, и мое самолюбие пострадало.
  - Школа жизни, - проговорила я, наблюдая, как Анна что-то эмоционально рассказывает своему клубу подружек.
  - Самое время потанцевать, - не дожидаясь ответа, Виллис потянул Марину на танцпол. Переглянувшись, мы последовали за ними.
  Кто бы сомневался, что никто не двигался так совершенно, как вампиры. Пары вокруг расступались, освобождая нам дорогу, а после недовольно смотрели в след. Подруга наслаждалась подобным вниманием, теснее прижимаясь к своему партнеру в танце. Когда мы с ней встречались взглядами, я видела в ней такой огонь, что даже жалела, думая какую боль ей принесет расставание с Виллисом.
  К моему удивлению, вампир действительно вел себя как джентльмен. Он не отходил от девушки ни на шаг, потакая всем ее прихотям. В какую-то минуту я даже поверила, что подобный вечер мог стать одним из лучших в моей жизни, несмотря на подростков, которые потихоньку начинали напиваться.
  На сцене появился ведущий в черном смокинге с аккуратной бабочкой на воротнике. Постучав по микрофону, он привлек внимание присутствующих к своей персоне и весьма фальшиво улыбнулся.
  - А теперь момент, которого вы ждали весь вечер. Мы подсчитали результаты и готовы объявить Короля и Королеву этого вечера.
  Я улыбнулась, вспомнив маленькие листочки, бродившие по залу. Наши с Эдрианом голоса были отданы, конечно же, за друзей.
  - И победителями стали... - зал замер в ожидании, - Киселева Марина и ее спутник.
  Виллис хищно усмехнулся, так, что у меня отпали всякие сомнения в его активном участии в голосовании. Сомнительно, что кто-нибудь из одноклассников отдал бы свой голос за кого-то из нас. Увы, мы были вне закона.
  Марина завизжала от восторга и, схватив вампира за руку, потянула на сцену за заветной короной из пластмассы.
  Каждый в этом зале зааплодировал, даже Анна со своими прислужницами, что удивило меня.
  Подруга порхала по сцене как бабочка, раскланиваясь перед публикой, когда Виллис стоял неподвижно, вертя в руках позолоченную корону. Он не выглядел недовольным, а скорее пораженным, как будто пытался понять, как здесь очутился.
  Кто-то из зала вынес девушке букет цветов. Огромные девственно-белые орхидеи в тонкой голубой декоративной сетке. Марина спустилась за букетом, тесно прижимая его к груди.
  В следующую секунду что-то изменилось. Подруга закричала, отбрасывая цветы в толпу. Ее чудесное платье было испорчено - на розовой ткани красовались грязно-зеленые подтеки, похожие на слизь. Зал взорвался хохотом, указывая на девушку пальцем. Всё это слишком напоминало сцену из фильма 'Кэрри'.
  Я кинулась к подруге, которая уже не видела ничего вокруг из-за слез, превративших ее макияж в темные подтеки. Расталкивая обезумевших подростков, нам удалось добраться до уборной, заперев за собой дверь.
  - Это чертова стерва Анна, - визжала Марина, осматривая испорченный наряд. - Кто еще мог такое сотворить? Пакет с краской в цветах! Я ее убью. Теперь она сломанным носом не отделается.
  - Просто дыши. Успокойся.
  - Только после того как эта кривоноска получит по заслугам.
  Включив воду, я достала несколько бумажных салфеток и приложила к платью. Краска была едкой, только сильнее впитываясь в ткань и становясь салатовой.
  - Черт, - пробормотала я, выкидывая размокшую бумагу в ведро.
  - Оставь, - ответила подруга, присаживаясь на столешницу рядом с раковиной. - Платью конец, как и этому вечеру.
  В дверь постучали.
  - Занято, - закричали мы хором, готовые наброситься на любого, кто встанет у нас на пути.
  - Это Виллис.
  - Для мальчиков соседняя дверь.
  - Очень смешно, - пробурчал вампир. - Я принес платье на смену.
  Я тут же открыла дверь и увидела большую коробку в руках парня.
  - Откуда?
  - Ты, правда, хочешь это знать? - Виллис подмигнул мне и скрылся за поворотом, ничего больше не сказав.
  - Какой он милый, - растаяла Марина, подняв крышку и увидев несколько метров тонкого синего шелка. - Прикрой меня, пока я приведу себя в порядок. И оставь мне свою косметичку.
  В зале царило странное оживление. Музыка звучала где-то на втором плане, никто не танцевал. Десятки подростков припали к широким окнам, выходящим во двор.
  Я оглянулась в поисках вампиров, но увидела только разноцветную толпу, перешептывающуюся и бросающую на меня странные взгляды. Что-то явно было не в порядке. Кто-то дернул меня за руку. Рядом со мной стоял Виллис
  - Что здесь происходит? - спросила я, всматриваясь в его хитрые глаза.
  - Скажем так, никто из них не умеет правильно накачивать шины.
  - Вы что на пару спустили колеса во всех автомобилях? Совсем спятили?
  Он рассмеялся, уводя меня в сторону.
  - Не во всех, конечно, мы же не волшебники, но во многих.
  - Вы как дети, - ужаснулась я. - Хотя с другой стороны никого не съели, а это уже огромный плюс. Всё равно слабое утешение. Они же сейчас вызовут милицию.
  - Ну, тогда ты не очень расстроишься, узнав, что некоторые иномарки еще и поцарапаны страшными звериными когтями. Какая незадача. Кстати, милиция уже здесь. Эдриан как раз пытается их убедить, что мы ни при чем. Не смотри на меня так, он умеет убеждать.
  - Гениально, - простонала я. У меня просто опускались руки. А что можно было ожидать от двух вампиров? Наверное, более разумных поступков. - Вас вообще нельзя выпускать в люди.
  - Тео, - улыбнулся вампир, - мы же просто решили пошутить. Раз в сто лет.
  Я смотрела на взволнованные лица, некоторые из которых были на грани истерики. Можно было безошибочно узнать Анну и ее подруг. Видимо, их машинам досталось больше всего. Только не хватало, чтобы этот вечер закончился за решеткой.
  - Пока их нет, - начал Виллис, - я хотел поговорить с тобой.
  Мне совсем не понравился его тон. Так могла звучать только самая страшная тайна.
  - Это насчет Эдриана и Оливии.
  - Я не хочу этого слышать. Оставь при себе эти секреты, - мне пришлось подавить желание как в детстве закрыть ладонями уши.
  - Нет, ты не поняла. Я хотел извиниться, - сказал парень, наклоняя к моему уху. - Прости, что наговорил всё это. Не знаю, что на меня нашло. Ты и он рядом - меня слегка понесло. Они действительно встречались, но это был всего лишь роман. Эдриан, так скажем, пробовал свои клыки. У него быстро прошел этот период безумия. Правда, Оливия еще долго ему надоедала. Не знаю, зачем тебе это говорю, всё равно она тебе уже не соперница.
  - Она и не была, - грубо ответила я, отстраняясь. - Закроем эту тему. Лучше пообещай, что после этого вечера не попадешься Марине на глаза. Никогда.
  Виллис замер, обдумывая мои слова, а потом кивнул.
  - Поверь, я научен горьким опытом. Только один вечер и я исчезну из ее жизни. Не делай из меня злодея. Все мы хотим иногда побыть простыми смертными.
  В его глазах проскользнула странная печаль, покрыв их ледяной поволокой. Что-то в нем было таким близким и родным, что мне пришлось отвернуться, чтобы совладать с нахлынувшими чувствами. За этим ледяным принцем пряталось намного больше, чем он хотел показать окружающим.
  Я заметила, как Эдриан входит в зал. Его окружало около пять девушек, мешавших ему продвигаться вперед. Они буквально повисли на нем, пытаясь утянуть в сторону. В глазах парня читалась настоящая паника. Я поймала его взгляд полный мольбы и усмехнулась. Гормоны - страшная вещь.
  - Думаю, тебе стоит вмешаться, - усмехнулся Виллис, наблюдая, как одна пышногрудая девушка в коротком платье потянула вампира на танцпол. - Не хочется возвращать его миссис Ньюбелз по частям.
  Мне пришлось согласиться. Даже вампиры были бессильны перед вырвавшейся из клетки подростковой сексуальностью.
  Я силой оттолкнула девушку, освобождая Эдриана из ее цепких объятий. Мисс Пышная Грудь была пьяна, что облегчило мне задачу. Она медленно повалилась на пол, увлекая за собой столь же нетрезвых сверстников.
  - Я уже считал, что мне придется кусаться, - засмеялся вампир, обнимая меня за талию. - Ты появилась вовремя. Еще минута и меня взяли бы в рабство.
  Марина крутилась перед Виллисом, показывая свое новое платье и удивленно расспрашивая о милиции, покидающей зал.
  - Ложный вызов, - ответил Эдриан и улыбнулся.
  - Даже не думай, что это сойдет тебе с рук, - прошептала я, зная, что услышать меня смогут только вампиры. - Дома поговорим.
  
  Прощание вышло печальным. Марина не отпускала меня, словно это была последняя наша встреча. Виллис как всегда был немногословен. Кивнув нам на прощание, он повел девушку к машине.
  Обернувшись уже, перед тем как сесть в салон, я успела запечатлеть короткий поцелуй вампира и девушки до того, как их машина тронулась с места. Вечер действительно оказался незабываемым.
  
  - Мы просто дурачились, - оправдывался Эдриан, пытаясь при этом стянуть рубашку, не задев рану.
  - Вышло очень смешно, - съязвила я, помогая ему раздеться. - Тебе две сотни лет, а ты что?
  - Мы делали это на скорость - кто больше шин проколет. Если тебя это успокоит, то я победил.
  Я рассмеялась, целуя парня в шею, но он не дал мне отстраниться, притянув ближе. Его руки мгновенно обвили мою талию как цепкий капкан. В следующее мгновение я ощутила его неистовый поцелуй на своих губах. Забыв, как дышать, я могла только сильнее стремиться к нему, исследуя каждый сантиметр его тела.
  Парень рассмеялся такому напору и, не разрывая объятий, потянул меня вниз на кровать, позволяя мне быть сверху. Оторвавшись от его губ, я проследила тонкую дорожку из поцелуев по его груди, задержавшись на твердых кубиках пресса. Каждый его мускул вздрагивал от моего прикосновения.
  Эдриан поймал мои руки и, потянув вверх, вновь вернул меня к своим губам, углубив поцелуй.
  - Нет, мне стоит давать тебе волю, - прошептал он, лаская мою шею. - Ты слишком горячая.
  - Так не честно, - усмехнулась я, прижимая его руки к кровати и показывая, что сегодня не намерена сдаваться без боя.
  В глазах моего вампира мелькнули языки пламени. Одно движение и он уже был сверху, а я беспомощная лежала, прижатая его мощным телом.
  - Я никогда не играю по правилам, - ответил Эдриан, подавляя мой протест жарким поцелуем.
  
  Глава 16
  
  На всякий случай я еще раз проверила телефон, но ни одного звонка или сообщения не было от Андрея. Чувство облегчения оказалось смешано со странным беспокойством. Охотники затаились, но это означало лишь то, что они готовились к очередному плану. И если раньше я могла быть спокойна за свою жизнь, то сейчас могла волноваться точно также как и вампиры, если не больше.
  Я отдала бы многое, чтобы узнать, что они задумали, и предотвратить трагедию, но на самом деле могла лишь ждать, снова и снова пролистывая список звонков.
  Совсем рядом лежала сумка, которую я успела забрать из дома бабушки, когда началась резня. Она была нетронутой, как и сверток, оставленный мне в наследство. Рука не поднималась выбросить его, также я не могла и развернуть его. Почему-то мне казалось, единственное, что я найду там, так это ядовитую змею, многие года копившую свой яд. Определенно, завещание бабушки не сулило никаких приятных открытий. И я решила послушаться отца, лишь бы не вызвать очередное несчастье.
  Сейчас вокруг царила идиллия. После выпускного мне хотелось только покоя, в стороне от назревающей войны. Вот только мистер Ньюбелз не давал мне расслабиться, своим видом напоминая, что мое время уходит.
  - Где все? - спросила я мать Эдриана, занимающуюся вышивкой в гостиной. Проснувшись одной в кровати, я так и не смогла обнаружить следы моего спутника.
  - Мужские дела, - широко улыбнулась она. - Присаживайся. Эта наша женская доля - скучать дома, когда наши мужья вершат великие дела.
  - Их вызвали в Совет?
  - Да. Ты же знаешь, какая сейчас ситуация. Даргон долго не сможет сдерживать радикалов. Я слышала, что простые совещания превратились в настоящие бойни. Никогда не думала, что до такого дойдет.
  - Странно, что один вампир имеет такую власть, - сказала я, поддерживая разговор. - Это потому, что он основал договор?
  - Он старейший из нас. Знаешь его историю?
  Я отрицательно покачала головой, присев ближе, чтобы ни слова не пропустить.
  - Не стану врать, в каком году это было, всё равно не скажу точно. Он был сыном старейшины, что в те времена было весьма почетно. Однажды тьма накрыло их мирок. Сначала в лесу пропали звери, затем стал гибнуть домашний скот. Все заговорили о дьяволе. Вскоре очередь дошла и до людей. Чудовище забирало слабых - женщин и детей. Даже их тел не удавалось обнаружить. Люди были в панике, пытаясь защитить то, что еще осталось от населения. Ночью в их деревню вновь забрел хищник. Демон забрал старшую сестру и мать Даргона, а его самого лишь оцарапал клыками. Всё закончилось бы хуже, если не подоспел глава семейства, спасший двоих оставшихся детей.
  Хорошим было то, что после этого демон успокоился, покинув места, но ужас не закончился. Мальчик стал ощущать изменения в себе, не сразу, а постепенно. Кожа стала бледнеть, клыки заострились, слух стал чутким, а зрение, как у ястреба. Вскоре он уже не мог насытиться простой пищей. Его голод требовал крови. Даргон стал прятаться от солнечного света, выходя только по ночам. Но жители стали замечать пропажу домашних животных. После стольких потерь им нужна была жертва, чтобы выплеснуть весь свой гнев. Для этого они и выбрали маленького мальчика.
  Люди вооружились и вытащили его из хижины. Тогда все увидели, насколько он изменился. Они подвергали его пыткам день ото дня, заставляя признаться во всех злодеяниях. Но Даргон знал, признай он себя дьяволом, погубившим столько жизней, жители не успокоились бы лишь расправой над ним, они погубили бы всю его семью - отца и маленькую сестренку двух лет от роду. Раньше полагалось, что подобная одержимость заразна.
  Даргон не сдался, вытерпев всю боль, ни разу не использовав свою нечеловеческую силу против мучителей. Они убили его, но он так и не сознался в том, что был тем, кто пил кровь. Этим он защитил свою семью.
  После всех пыток, люди бросили его тело на пустыре, посчитав недостойным погребения. Только спустя несколько суток сердце Даргона забилось вновь. Он очень долго скитался, восстанавливая свои силы, заживляя раны. Даже после всего случившегося он не потерял веры в людей. Собрав достаточно бессмертных вокруг себя, Даргон основал Совет.
  Я слушала, открыв рот. Как могло случиться такое, что всё услышанное мною было реальностью?
  - А остальные члены тоже имеют столь грустные истории?
  Мистер Ньюбелз лишь отвела в ответ взгляд.
  - Вся наша жизнь не столь веселая штука. У каждого своя история. Разве ты не знала Даргон раньше?
  - Он навещал нас пару раз, - пришлось признать мне. - Я была слишком маленькой. Он не произвел на меня впечатления добродушного вампира. Правда, он всегда приходил с подарками для меня - какие-то игрушки, целые корзины конфет.
  - Это было очень мило с его стороны.
  Я кивнула, сознательно умолчав о том факте, что выбрасывала всё до последней ниточки, стараясь не прикасаться к подачкам вампира. Что-то отправлялось в мусорное ведро, что-то в камин, а что-то раздавалось друзьям. Уже тогда я боялась всего, что было связано с бессмертными. Мне казалось, что высокий бледный вампир имел своей целью только отравить меня, а никак не подружиться. Мать Эдриана вряд ли поняла бы логику испуганной девочки.
  Выслушав историю, я даже немного стала уважать Даргона, потому что сама до конца не была уверенна, смогла ли бы принять мученическую смерть ради спасения семьи. Такой поступок говорил о сильном духе. Вполне понятно, почему он до сих пор имел такое влияние в Совете.
  - Не вериться, что предатель среди нас, - неожиданно прошептала вампирша. Я успела заметить горечь и боль в ее глазах.
  - Как вы считаете, кто? - спросила я, ожидая ее реакции.
  - О, милая, если бы я знала. Это чудовищно, ведь я знакома с ними не первый век. Сложно признать в одном из них врага. Только ты можешь быть беспристрастной. Кто это, по-твоему?
  Мне пришлось задуматься. Никто из вампиров не внушал мне особого доверия, но кто именно был тем самым предателем? Я вспомнила всю команду в темных плащах и то, что мне успел рассказать Эдриан.
  - Галиос, - этот ответ показался мне единственным верным. - Меня пугают его речи и желание развязать войну. Для вампира он слишком импульсивен. Мне кажется, одним словом он в силах поднять целую армию.
  - Возможно, - ответила миссис Ньюбелз, - но он всегда бы таким. Красноречие его сильная сторона. Во многом благодаря ему был утвержден Договор в том состояние, каком ты его видишь. Он сумел убедить остальных, что все эти статьи необходимы.
  Я мысленно улыбнулась. Надеюсь, ритуал Соединения не его идея, иначе в своем злодее у меня больше не будет никаких сомнений.
  - Знаю, - продолжила вампирша, - для тебя всё это в новинку, но не волнуйся. Совет не прислушается к его идеям. Слишком опасно начинать открытую конфронтацию - нас могут заметить. Никто на это не пойдет. Твоя семья и ты в любом случае в безопасности. Мы о вас позаботимся. А что касается охотников, тот тут нет выхода. Они начали противостояние, и в какой-то мере я считаю, что нам просто необходимо устранить эту угрозу. Конечно же, цивилизованным способом. Я не терплю насилия, как и ты.
  - А мистер Ньюбелз? Он не приблизился к разгадке? - я не могла удержаться от этого вопроса, зная, что сам вампир никогда и ничего мне не расскажет.
  - Он молчит, но я верю ему. Кристиан считает, что узнай я правду, то тоже буду в опасности. По мне, так лучше держаться в стороне от всего этого. Не хочу, чтобы со мной случилось то же самое, что и с Оливией. Бедная девочка, она уже никогда не сможет стать прежней.
  - Вы так хорошо ее знаете?
  - Она часто бывала у нас, - вдруг вампирша смутилась и притихла. - Мы дружили семьями. В целом, нас не так уж много, чтобы не сблизиться за несколько веков. Все мы большая семья, и совсем скоро ты станешь ее частью. Ты и малыш.
  Мне пришлось быстро распрощаться с ней, чтобы избежать ненавистного разговора о беременности, которой не было и в помине. Я запуталась в своей лжи и уже не могла выбраться, даже тогда, когда хотела этого. Как бы то ни было, но мне не приходилось рассчитывать на отца. Даже то, что он обещал поговорить с мистером Ньюбелзом, не означило, это к чему-то приведет. Возможно, мне действительно стоило собирать свои вещи. На что я надеялась? Что вампир помилует меня, поверив в искренность моих чувств к его сыну? Или что Эдриан не поверит ему и не позволит отдать меня под суд Совета? Мне всё равно некуда было бежать.
  Были и другие проблемы: даже если мне удастся остаться в семье, мой плоский живот совсем скоро станет предметом для дискуссий. Мир определенно был проще, а теперь катился под откос. Пора было выбираться из этого Темного Царства.
  - Прости, что оставил тебя одну, - Эдриан выглядел взволнованным, хоть и старался спрятать это от меня. - Срочные дела.
  - Не хочешь поделиться? - спросила я, обнимая его за талию и целуя в щеку.
  Он тяжело вздохнул и вместе со мной опустился на диван в рабочем кабинете. Парень выглядел таким несчастным, что я невольно притянула его еще ближе к себе, пропустив шелковистые черные волосы сквозь пальцы. Мне хотелось утешить его, что бы на самом деле не случилось.
  - Может, отложим разговоры и займемся любовью? - наконец сказал он, изобразив подобие улыбки.
  - Что случилось? - спросила я уже встревожено. Эдриан редко уходил от ответа, тем более использовал такой 'весомый' предлог.
  - Очередные происки охотников. Тебе это не интересно.
  Парень встал и прошел по комнате, снимая светлую рубашку. Плотная повязка всё еще была на его груди, хотя скорее для порядка, потому что я видела, как шрам начал зарубцовываться. Это напомнило мне о том ужасном дне, когда он чуть не погиб, защищая меня от Андрея.
  - Скажи мне, - попросила я, поднимаясь ему навстречу.
  - Они добрались до Банка Крови.
  Больше он ничего не сказал, нежно поцеловав меня и прижав к своей груди. Я чувствовала его обнаженную кожу под своими руками, совершенно забыв обо всем, когда осознание медленно настигло меня. Я резко отстранилась от него, прервав поцелуй.
  - Вам больше нечем питаться?
  Эдриан рассмеялся, погладив меня по голове.
  - Нет, глупенькая. Еды нам хватает. Просто, это скорее демонстрация своей силы, чем реальная угроза. Они ограбили несколько крупных филиалов, которые вели поставки по многим адресам. Это не смертельно, но они добились главного - паники. Нам срочно пришлось перестраивать график, чтобы удовлетворить все запросы.
  - Разве это не глупо, тащить у вампира еду, когда кровь можно найти повсюду?
  - Они надеяться, что кто-то из нас сорвется и нападет на человека, тогда уже не будет никаких сомнений в подлинности их прошлого видео.
  - Такое возможно? - ужаснулась я.
  - Нет, но это значительно упростит принятие решения в Совете. Многие люди встали на сторону Галиоса и выступают за полное истребление охотников. Они бояться, что могут стать частью пищевой цепочки, если пойдет в том же духе. Я уже не сомневаюсь, что война начнется. Вопрос лишь в том, как далеко она зайдет. Удастся ли нам остановить ее до того момента, как будут втянуты простые смертные.
  - Но как они узнали о Донорских Центрах? Вы же не повесили на них табличку 'Собственность Вампиров'. Или повесили?
  - Очень смешно, - съязвил Эдриан. - У них есть информатор, и самое страшное, что он даже не планирует затаиться. Я чувствую, что что-то происходит, и это не только охотники. Один из старейшин уже действует. Это как отлаженный механизм, я буквально чувствую, как крутятся винтики. Это так... неизбежно.
  - Не говори глупостей, - успокоила его я, видя, что вампир впадает в истерику. - Ты же не веришь в войну?
  Он молчал, и мне совсем не понравилась эта тишина.
  - Эдриан...
  - Я не знаю, Тео. Сейчас не знаю. Охотники - жалкие насекомые, но если бы всё было так просто, они бы уже давно предстали перед Советом. Ты даже представить себе не можешь число стражей, рыскающих по городу. Но все, кого они приводят - это только обычные жители, помешанные на вампирской тематике. Как можно так прятаться в этом городе? Мы подключили милицию, но всё бесполезно. Такого не бывает.
  - Тебе страшно? - удивилась я, увидев впервые такое отчаяние, исходящее от парня.
  - Не их, предателя. Он информирует охотников, показывая самые уязвимые места. Сначала стражи, потом Даргон и Оливия, теперь Банки Крови. Да ни один человек не смог бы провернуть подобное. А ведь это только начало. Всё идет по нарастающей. Что будет дальше? Они даже знали, где поймать тебя. Черт, я думал, что смогу обеспечить тебе безопасность, но сейчас уже не уверен в этом. Они всегда опережают нас на шаг. Прости меня, я ничего не могу поделать.
  Я обняла Эдриана, нежно поглаживая по спине. Сейчас в нем было так много человеческого. Мне казалось, что я видела его душу - хрупкую и сломленную. Единственным желанием было защитить его, укрыть в своих объятиях и никуда не отпускать. Передо мной был маленький мальчик, которому был чужд темный мир. Именно такой Эдриан был мне ближе всего, именно такого я любила.
  - Тебе не за что извиняться. Мы справимся.
  Он кивнул, так и не поднимая на меня взгляд.
  - Я хочу тебя уберечь от всего этого, но не знаю как. Мне хочется увезти тебя от этой войны. Всё равно куда, лишь бы подальше отсюда. Пусть они сами разбираются во всем этом. У нас с тобой есть дела и поважнее, - его рука медленно опустилась по моей спине и, погладив бок, улеглась на моем животе. - Не хочу, чтобы нам кто-то мешал. Ни вампиры, ни люди.
  - Мы не можем, - грустно ответила я, хотя в душе хотела согласиться. Только он и я, вдали от всего, там, где ничто не могло нам помешать. - От этого не убежишь. Тем более я не оставлю свою семью, а ты свою.
  - Но ты хочешь уехать? - с надеждой в голосе произнес он.
  - Да, - не стала врать я. - Больше всего на свете.
  Мне было неприятно, что я не могла рассказать ему истинную причину такого желания. Страх. Еще никогда я не была так близка к краю. И пусть я была не виновна в своем происхождении, но никто бы не простил мне предательства. Ни Эдриан, ни его семья. Никто.
  - Подумай об этом, ладно? Мы ничем им не обязаны. Есть только ты, я и наш будущий ребенок. Остальное меня не волнует.
  Парень улыбнулся и, поцеловав меня в щеку, направился в душ. Я еще долго стояла посреди комнаты, размышляя над его словами. Собраться и уехать, ничего никому не сказав. Слишком большой соблазн. Та Тео, которая была пару недель назад, наверное, так бы и поступила, сбежав от проблемы. Но сейчас всё было иначе. После всего случившегося я научилась думать о последствиях, прежде чем что-то сделать.
  Наш побег не останется незамеченным. Мистер Ньюбелз тут же найдет способ связаться с сыном, чтобы сообщить, что за чудовище с ним рядом. Хотя ему придется встать в очередь. Я очень сомневаюсь, что старейший вампир так просто отпустит нас. Что-то подсказывало, что у него на нас были серьезные планы, которые он не собирался нарушать. Иначе нельзя было объяснить тот факт, что он оставил нам наши жалкие жизни, а не убил еще в логове охотников.
  Я покачала головой и вернулась в комнату, где Эдриан обмотав белое махровое полотенце вокруг бедер, расчесывал влажные темные волосы.
  Не удержавшись, я подошла ближе и обняла его за талию, прижавшись к прохладной широкой спине.
  - Только один вопрос, - неожиданно серьезно сказал вампир, повернувшись ко мне лицом. - Ты волнуешься за охотников и за того парня?
  Его черные глаза изучали мое лицо, пытаясь предвидеть мой ответ. Это смутило меня, заставив опустить взгляд.
  - Понятно, - сухо протянул он, отходя в сторону.
  Обиду вампира можно было понять, но я не хотела заканчивать наш разговор на такой грустной ноте. Это совсем не то, что он должен был услышать от меня в данную минуту. Мне не хотелось его огорчать.
  Перехватив парня за руку, я развернула его лицом к себе, силой заставив посмотреть мне в глаза.
  - Эдриан, я хочу, чтобы ты понял меня. Сейчас ты дорог мне как никогда. Многое было между нами, и я ничего не хотела бы изменить. Но пойми, что этот мир чужой для меня. Если я приняла тебя, то это не значит, что я готова принять и всё остальное. Пока я одна из людей, я буду волноваться за каждого из них. Пусть это и охотники. Я понимаю, сколько зла они принесли, особенно нам с тобой, но то, что уготовил им Совет, никто не заслуживает. Пусть их упекут в тюрьму, но не отдадут на растерзание. Это просто бесчеловечно.
  Эдриан нахмурился, его лицо превратилось в фарфоровую маску, лишенную всяких эмоций.
  - Когда-нибудь ты поймешь. Они поставили мир на грань. Это не просто нападения, это гораздо серьезнее. Если начнется война, ты изменишь свое мнение? - Я молчала. - Они преступники, которых нужно усмирить. Черт, Тео, о чем ты думаешь? Они убили не только вампиров, но и людей. Таких, как ты. Вспомни Милену. Даже при нападении сегодня пострадали не только стражи. Были жертвы и среди людей.
  Я замерла, услышав это. Такое было невозможно.
  - Они как скот перебили всех, кто находился в зданиях, - продолжил парень. - Они бешеные собаки, не различающие, где зло, а где добро. Они готовы убить всех, лишь бы остаться победителями. Можешь считать меня чудовищем, но я лично буду присутствовать на всех казнях. Хочу видеть, как погибнет каждый, кто имел хоть какое-то отношение к охотникам и пошел против Договора, поставив наше существование под угрозу.
  По спине побежали мурашки, а кровь резко отхлынула от лица. Слова Эдриана пригвоздили меня к земле, лишая способности говорить. Мой вампир был зол, почти неуправляем, ничто не напоминало в нем красивого парня, заботящегося обо мне всё это время. На долю секунды, где-то на краю сознания мелькнула мысль, что он самолично отведет меня в Совет, лишь бы покончить с охотниками раз и навсегда. Но было ли это возможно? Стал бы он меня защищать, узнав правду? С этой минуты я стала сомневаться в его истинных чувствах.
  - Прости, если напугал, - прошептал вампир, увидев мое замешательство. - Я очень устал. Случившееся выбило меня из колеи. Не так я представлял себе семейную жизнь. И если серьезно, мне просто страшно. За семью, но, прежде всего, за тебя. Охотники так усиленно пытаются отнять тебя у меня, что мне приходиться быть на стороже каждую секунду. Это очень сильно выматывает.
  Не дожидаясь ответа, он нежно поцеловал меня, стирая разом все страхи. Мне не хватало сил отстраниться, оттолкнуть его, хотя я прекрасно понимала, что этой идиллии вскоре придет конец.
  
  Я была дома. Мне не нужно было видеть окружающую обстановку, чтобы понять это. Чувство покоя было таким сильным, что заглушало всё остальное. Меня не пугал полумрак, царивший вокруг, и даже странное ощущение, что рядом кто-то есть.
  Шаг за шагом, я приближалась к тлеющему огоньку впереди, как верному маяку, указывающему мне путь в тумане. Вся гостиная была залита размеренным сиянием, но мне не удавалось определить источник. Комната дышала вместе со мной.
  У окна стояло кресло-качалка, отсчитывая размеренный такт. Это движение казалось столь родным, что сердце защемило от переизбытка чувств, чуть не заставив меня плакать.
  Подойдя ближе, я увидела бабушку. В моих воспоминаниях ее образ давным-давно стерся и стал неясным, тогда как сейчас все черты были узнаваемы. Я не смогла бы ее спутать ни с кем.
  Увидев меня, она прищурилась, а затем расплылась в улыбке, такой теплой и радостной. Кресло прекратило свои движения, в мгновение замерев.
  - Ты в порядке, солнышко? - спрашивает женщина, поправляя очки на своем лице. - Сильно испугалась?
  Я утвердительно киваю головой и присаживаюсь на пушистый коврик в ее ногах.
  - Чудовища в подвале больше нет. Больше оно никогда не причинит тебе вреда. Я не позволю.
  Мне нечего ей сказать. В ее словах такая уверенность, что я даже не подвергаю их сомнению.
  - Боюсь, твой папа больше не позволит нам видеться после случившегося, но знай, что я тебя очень люблю. Чтобы ни случилось. И ты должна знать правду об этом мире, ту, что никогда не расскажет тебе твой отец. Нельзя жить в неведении. Таких чудовищ еще много, они бродят в ночи, выжидая. Сколько бы они не притворялись, но истинной сущности им не скрыть. Когда придет время, я расскажу тебе всё, что знаю. До этого ты будешь как слепой котенок. Не бойся, я найду способ передать тебе свои знания. Возможно, это будет больно принять, но иначе ты не станешь собой. Просто жди. Я знаю, что твой папаша планирует отдать тебя под венец, но я не позволю передать свою единственную внучку в лапы настоящему зверю. Чтобы не говорил тебе твой отце, бабушка всегда будет рядом, чтобы защитить тебя от чудовищ в подвале.
  Странный скрип за спиной, но когда я захотела обернуться, видение начало таять, растворяясь в черных пятнах.
  - Тео, ну проснись же ты.
  Эдриан упорно тряс меня за плечо. Когда это не дало результатов, он подхватил меня и усадил на кровати, игриво кусая за ухо.
  - Что? - простонала я, потирая заспанные глаза. Мне совсем не удалось выспаться.
  - Ты пойдешь со мной?
  - Куда?
  - Через два часа заседание в Совете, где объявят окончательное решение в отношении охотников. Может, хочешь пойти с нами? - ответил вампир, всё еще качая меня в своих руках.
  От одной подобной мысли я тут же проснулась. Это определенно было не той вещью, ради которой стоило подниматься с кровати в такую рань.
  - Я спать, - просто ответила я и закрыла глаза.
  - Ладно, думаю, мы ненадолго, - сказал Эдриан, бережно укладывая меня обратно под одеяло. - Надеюсь, ты еще не успеешь выспаться. Спи. Я люблю тебя.
  - Я тебя тоже, - сквозь сон ответила я.
  В следующую секунду я почувствовала, как его тело прижалось к моему. От яростного поцелуя у меня сбилось дыхание. Открыв глаза, я увидела перед собой лицо Эдриана. Его глаза искрились безумием, так, что это даже напугало меня.
  - Что?
  - Ты еще ни разу не говорила мне этого, - прошептал он мне в губы.
  - Чего? - не совсем поняла я.
  - Что любишь меня.
  Его слова заставили меня улыбнуться.
  - Я люблю тебя, - сказала я, даже удивившись, как легко мне удалось это произнести.
  Следующий поцелуй невероятным теплом согрел мою душу, лишая дыхания.
  - Я скоро вернусь, - улыбнулся парень, отстраняясь.
  Когда за ним закрылась дверь, я блаженно повернулась на другой бок, всё еще захваченная нашим утренним признанием.
  Телефон на прикроватной тумбочке недовольно мигал. Увидев это, я не могла уже игнорировать мерцающие огоньки. Плюнув на сон, я схватила его и увидела одно новое сообщение с неизвестного номера.
  'Что бы ни случилось сегодня, знай, это было необходимо'.
  
  Глава 17
  
  Сон сняло как рукой, и я застыла в каком-то подвешенном состоянии между реальностью и вымыслом. Неужели сообщение было адресовано мне. Пусть это только мне снилось.
  'Что бы ни случилось сегодня, знай, это было необходимо' - слова словно врезались в сознание, повторяясь снова и снова заезженной пластинкой. Это было началом конца. Иначе и быть не могло. Как предсмертная записка, лишенная всякого смысла, потому что ничего уже не исправить.
  Холод пробежал от головы до кончиков пальцев, заставив задрожать как в ознобе. Это звучало как смертный приговор. Для меня. Для моей жизни. Ничто не длится вечно, особенно покой.
  Я снова пробежала глазами по строчкам. Какова была вероятность, что сообщение было адресовано не мне? Следовало смотреть правде в глаза - нулевая. Единственный, кто мог прислать мне его, так это Андрей, но после нашей встречи он вряд ли стал бы предупреждать меня о чем-либо. Но тогда кто это был? Мистер Ньюбелз? Нет, вампир бы просто пришел и оторвал мне голову, а не тратил время на отправку смс. Тогда кто? Доброжелатель или враг?
  Как же мне не нравились такие загадки. Но еще больше я не любила ждать. К моему ужасу только это мне и оставалось. Какие бы предположения не возникали в моей голове, это было уже не важно. Совсем скоро я должна была узнать то, что кардинально изменит мою жизнь, и сейчас не совсем идеальную. Конец.
  В доме не слышалось ни звука, вампиры действительно ушли. До утра довольно далеко. Я сидела в кровати и смотрела в пустоту. Телефон неприятно обжигал руку. Хотелось расплакаться, но слез почему-то не было. Разве я не достаточно пережила в своей жизни? И неужели так и не заслужила право на существование? Что еще должно было случиться?
  - Может, стоит уже собирать вещи и убираться из этого дома? - произнесла я в полумрак комнаты. Конечно же, никто не ответил.
  Мне не стоило отпускать Эдриана одного. Эта тревога не давала мне покоя. Он вновь мог стать мишенью для охотников, тогда как я была далеко от него, совершенно бессильная.
  Повинуясь импульсу, я набрала его номер, но длинные гудки превратились в бесконечность. Никто не отвечал. Мне с трудом удалось удержаться, чтобы не захныкать от разочарования. Мне нужно было знать, что с ним всё в порядке. 'Он в Совете и, естественно, не может говорить', - успокаивала я себя, но ничего не могла поделать с опасными мыслями, рвущими голову на части. Сердце гулко стучало в груди, как отбойный молоток, заглушая остальные звуки.
  Не в силах больше сидеть на месте, я стала нервно мерить шагами комнату. Ожидание убивало меня, особенно ожидание очередного кошмара. Мне нужно было как-то скоротать время, чтобы окончательно не сойти с ума, к чему я была очень близка.
  Я зажгла свет во всех комнатах нашего с Эдрианом уголка. Мерное золотистое сияние, немного успокоило меня. Жизнь без теней казалась лучше. Гул работающего компьютера показался успокаивающей мелодией. Глупо было надеяться, что в такое время кто-то окажется в сети, тем более соня-Марина. Новости тоже ничем не порадовали. 'Клыкастые протестуют' - о странном митинге на центральной площади, где, нацепив пластмассовые клыки и взяв в руки транспаранты, люди выступали против угнетения человечества вампирами. Если бы не сарказм, сквозивший в каждой строчке, я бы начала волноваться. Спасало лишь то, что никто не воспринимал эту толпу всерьез, хотя вампирам стоило бы теперь быть осторожнее - любой неверный шаг и последствия могли стать куда как серьезнее. Как бомба замедленного действия.
  Остальное не имело никакого отношения к бессмертным: 'Пять младенцев числятся без вести пропавшими', 'Пожар в жилом доме унес жизни трех человек', 'Авария в центре города приостановила движение на несколько часов'. В мире хватало трагедий, по сравнению с которыми моя была сущим пустяком.
  Я отвернулась от монитора. Может действительно стоит собрать свои вещи на всякий случай. Вдруг нам с Эдрианом придется в спешке бежать отсюда.
  Шкаф ломился от одежды, но нужно было сложить в рюкзак только самое необходимое. Только я дернула за рукав светлооко пуловера, как ко мне на колени упал небольшой темный сверток. Тот, что я забрала из дома бабушки. До сих пор не открытый. Еще одна тайна.
  В другой ситуации я бы спрятала его обратно, но не сейчас. Будет ли у меня в будущем шанс узнать правду? И как всегда, мне не нечего было терять. В данную минуту я ощущала это как никогда.
  Толстая упаковочная бумага плотно обхватывала содержимое, аккуратно складываясь в подобие конверта. Я даже могла представить, как бабушка заботливо складывает его, поправляя углы. Мне пришлось повозиться, чтобы открыть его. Пакет был цельным и я не чувствовала под пальцами места его склейки. На помощь пришел нож для писем и ножницы. Обычная на вид, упаковка с трудом поддалась лезвиям, напоминая скорее плотную металлизированную ткань.
  Наконец мне удалось развернуть сверток. Передо мной была небольшая металлическая коробка как пенал в первом классе. На крышке был всё тот же волк - символ охотников. На секунду я засомневалась, вспомнив слова отца, но недавний сон выбил меня из колеи. Пути назад не было.
  Потянув крышку вверх, я услышала протяжный скрип. Не сразу, но она поддалась. Внутри лежали белые листы бумаги. Я вытащила находку на свет. Это была тонкая тетрадка с прикрепленными к ней пожелтевшими листами. Сложенная в несколько раз, она чудом помещалась в этом маленьком саркофаге. К моему удивлению всё отлично сохранилось, а не превратилось в пыль от одного моего прикосновения.
  Для меня это было почти сокровищем. Как древняя находка. Я очень боялась повредить листы и упустить хоть слово. Письмо из прошлого. Через столько лет.
  Опершись спиной на ножку кровати, я удобней устроилась на полу. Мне придется много времени потратить на это.
  Первым был конверт, подписанный почти печатными буквами. 'Моей внучке Теоне'. Чернила кое-где были смазаны, переходя из черных в темно-синие.
  Не в силах ждать, я разорвала аккуратный конверт в клочья, как дикое животное. Наконец в руках был заветный листок бумаги. Письмо было выполнено на плотной фирменной узорчатой бумаге с инициалами бабушки 'К.А' - Катерина Астафьева. Я принялась за чтение.
  
  'Милая Тео. Глупо полагать, что ты читаешь это письмо, пока я еще жива. Увы. Но могу лишь надеяться, что это попало тебе в руки вовремя, в тот момент, когда еще можно всё исправить.
  Первое и самое важно, что не может ждать до конца этого письма: НИКОГДА НЕ ВЫБИРАЙ ЗАБВЕНИЕ! Что угодно, только не эту уловку в Договоре. С самого детства я пыталась внушить тебе это, надеюсь, что ты вспомнишь мои слова в минуты выбора. Почему? Об этом ты прочтешь в этой тетради. Но давай теперь по порядку, а то я начинаю путаться в своих мыслях. Столь многое нужно написать.
  Прости, что меня нет рядом сейчас. Уверенна, ты искала не такой жизни и отчасти это и моя вина. Но кто-то должен это закончить. Слишком долго мы ждали, в то время как мир застыл неизменным.
  Я не знаю, что сейчас с тобой. Где ты, какую сторону выбрала, что произошло вокруг, с тех пор как меня не стало, но то, что я приготовила для тебя, не нуждается в определенных условиях. Это просто правда. Такая как она есть - ужасающая, отвратительная, но необходимая.
  Прошу, прочитай всё до последней строчки. Я не жду от тебя никаких действий. Ты - моя внучка, и я бы никогда не бросила тебя в эпицентр сражения. Единственное, что я хочу, так это чтобы ты не жила в неведении, и видела действительность чистой, без примесей, а не через призму чьих-то убеждений. Ни твой отец, ни тем более мать, ни даже кто-то из охотников не сможет сказать тебе, что выбрать. Только ты сама решаешь для себя свою судьбу. Если после всего случившегося ты останешься с вампиром (что он покорит тебя, я уже сейчас не сомневаюсь) - это твой выбор, и он меня не расстроит. Мы всегда что-то теряем, выбирая одну из альтернатив. В мире нет абсолютного добра, есть только наименьшее зло.
  Так что же внутри? Мои исследования, занявшие ни один год. Часть взята из Трактата о бессмертных, составленного и пополняемого разными поколениями охотников, в том числе и мною. Это то, что человек в первую очередь должен знать о вампирах. Скажем, темная сторона луны. Ты уже должна была познакомиться с их яркой оберткой: стиль, красота, богатство. Здесь же ты найдешь их жизнь, скрытую от человеческих глаз, даже от смертных членов Совета. И то, что я особо долго собирала - информацию только для тебя. Эдриан Ньюбелз. Не знаю, кем он приходится тебе сейчас - просто знакомый, жених или, может быть, даже спутник - но его прошлое в твоих руках.
  Правда страшна, но жизнь с чудовищем во сто крат хуже. Не думай, что я специально подтасовала факты, чтобы обратить тебя на свою сторону. Я верю в мою любимую внучку, и думаю только о твоем счастье. Прочти всё. Возможно, это изменит тебя, и ты решишь повернуть на 180 градусов. Возможно, ты лишь ухмыльнешься и забросишь листы в дальний ящик, продолжив жить, как и жила. Но лучше сейчас решить это, чем когда выбирать будет слишком поздно.
  Надеюсь лишь на то, что всё это не принесет тебе страшной боли и не вызовет горьких слез. Никто и ничто этого не стоит. Поверь мне. Но я чувствую, что в душе ты всё та же девочка, моя внучка. Поэтому улыбнись, Тео, я с тобой. Мы вместе переживем это. Чтобы ни случилось, я всегда рядом. Прислушайся к своему сердцу. Только оно даст тебе верный ответ.
  Будь внимательна.
  Я люблю тебя, мое дитя. Бабушка'.
  
  Сначала я даже не заметила, что из глаз катятся слезы. Каждая строчка была наполнена таким невероятным добром и заботой, что мне казалось, бабушка где-то здесь, совсем рядом со мной. Я слышала ее голос, видела светлые искрящиеся глаза. Мне было даже жаль, что письмо вот так обрывалось. Дочитав последнее слово, я почувствовала себя по-настоящему одинокой. Только сейчас пришло понимание всей безысходности ситуации. Вампиры и охотники, бессмертие против истинной жизни, и я в центре этого конфликта. Об этом нельзя было даже говорить вслух, иначе меня бы отправили прямым рейсом в психиатрическую лечебницу.
  Руки дрожали, когда я осторожно развернула тонкую тетрадь. От нее исходил то ли сильный жар, то ли дьявольский холод, мне не удавалось толком разобраться. Я знала только, что руки болезненно обжигало, побуждая меня бросить бумагу на пол. Удивительно, что она не загорелась, превращая строчки в пепел. 'Только мое воображение', - повторяла про себя я, делая глубокие вздохи, чтобы совладать с волнением. Отец бы не одобрил этого, но что поделать, я не была послушной девочкой.
  На первый взгляд в этих разлинованных листах не было ничего страшного. Как обычная учебная тетрадь родом из детства, исписанная вдоль и поперек. Что могло быть странного в этом по-детски корявом почерке? Будь, что будет.
  Следующая страница напоминала скорее выписку из какой-то учебной литературы. Начав читать, я уже не могла повернуть назад.
  'Кровные вампиры рождаются редко, но еще реже они достигают своего совершеннолетия, обращаясь в истинных бессмертных. Слишком высок уровень мертворожденных, если оба родителя ламии. Следует отметить и высокую смертность детей в первые десятилетия жизни. Это и есть основная причина, почему такие, как они решились искать помощи среди людей. Смешанная кровь считается 'грязной', 'нечистой', и только настоящие 'самородки' достигают высот в этой иерархии. Большинство прошедших ритуал остаются на уровне стражей или прислуги. Не будем забывать и о сложностях превращения. Всё чаще это происходит массово. Похищенные помещаются в свое подобие саркофагов и остаются там, пока кровь из перерезанных вен не заполнит его полностью. Как только человек оказывается на грани смерти и сердце отбивает последние удары, в его вены вливается кровь вампира, чаще всего одного из членов Совета, т.к. обладает большей силой. Но грань между жизнью и смертью слишком тонкая, поэтому вампиры не столь чувствительны к ней, задерживая людей в коматозном состоянии слишком долго. Клетки мозга умирают, превращая их в куклы, готовые на всё - идеальные игрушки для вампиров.
  Выбраться в 'знать' может помочь только 'кровный спутник' из высшего рода ламий или верный покровитель. Вампиры слишком забоятся о своей безопасности, предпочитая бездушных стражей новым обращенным вампирам. Им лишь достаточно постоянно пополнять ряды своей защиты. Официальное обращение людей скорее дань традиции, чем реальная необходимость.
  Известны случаи, когда Совет общим совещанием отказывал человеку, узнавшему о существовании бессмертных, в обращении. Для таких существует один путь - смерть. Подобное решение никто не вправе оспорить.
  Ламии же рождаются обычными людьми, ничем не отличимые от обычных младенцев. Эта своеобразная защита не позволяет нам на первом этапе распознать их и уничтожить, пока они слабы. Никто, даже самый яростный охотник, не пойдет на подобный риск. Но здесь кроется и серьезный недостаток для бессмертных, которые не обладают материнским инстинктом. Многие дети погибают, так и не достигнув сознательного возраста. Их взросление происходит гораздо медленнее, чем у обычных смертных. Только после века жизни они становятся самостоятельными. Для обращения им необходима кровь. В какой-то момент жажда становится столь невыносимой, что никто не в силах сопротивляться ей. Только убийство может поднять ламию в глазах вампиров. Они создали и утвердили целый ритуал как дань своему прошлому. Невинная душа должна быть отдана в дань поколениям, жестоко уничтоженным во времена Инквизиции.
  Рождение нового бессмертного (Ритуал Посвящения) происходит только в високосный год, 29 февраля. Издревле этот день считался недобрым. В русском календаре он значится как Касьянов день. На Руси 29 февраля не работали, предпочитая не выходить из избы, особенно до солнечного восхода, боясь "глаза Касьяна". Легендами не скроешь правды. В этот день любой мог стать жертвой вампира желавшего занять свое место в рядах истинных бессмертных. Когда-то эти чудовища не столь заботились о своей безопасности, мертвецов находили брошенными прямо на дороге или даже в своих постелях, полностью обескровленных, бледных, как сама смерть.
  Существует древняя легенда, объясняющая столь странную дату для рождения новых вампиров:
  Согласно Библии сначала Бог создал Адама и его жену Лилит. Но женщина была не частью Адама и не полюбила его. Ее очаровал демон и, отрекшись от Света, она пошла за возлюбленным, выбрав темноту. Но Бог покарал Лилит и демона, наказав, что дети ее всегда будут рождаться только мертвыми, кроме единственного дня, когда они смогут выжить - это лишний день в високосном году. С тех пор считается, что в високосный год рождается новый демон.
  Раз в четыре года для нас наступает опасный момент. Почти каждое 29 февраля на свет появляется новый вампир - ламия или обращенный человек. Но всегда это жертва, кровь которой выпита до последней капли.
  Дальше шел странный список. Фамилия, имя и даты - рождения и... смерти. К некоторым прилагались газетные вырезки небольших заметок. 'Тело молодой девушки была найдено в парке', 'Новая вспышка вампиризма', 'Ребенок пропал без вести'. Некоторые из них были опубликованы задолго до моего рождения. В некоторых упоминалось, что тела были обескровлены, а некоторые утаивали все факты гибели. Чем новее оказывались материалы, тем извращенней и страшней становились методы убийства. 'Расчленено', 'обезглавлено', 'истерзано диким зверем'... бессмертные умели заметать следы, а может, для них это считалось финальным аккордом трапезы. Всё совпадало - 29 февраля бессменно значилось в каждом выпуске.
  Мне пришлось закрыть глаза, чтобы совладать с эмоциями. Сердце колотилось как сумасшедшее, пот катил градом. Я читала слишком страшные сказки, чтобы они могли оказаться правдой. Неужели все вампиры были убийцами? Все до единого? Чета Ньюбелз, Эдриан? Мой Эдриан? Мы действительно были для них лишь пищей. Вдруг меня словно пронзило молнией. Я должна была стать одной из них, а это значило - у меня не было иного выхода как убить. Один шаг, чтобы превратиться из человека в чудовище. К таким правилам я не была готова. За одну секунду в голову проникли беспорядочные мысли. Когда мне собирались об этом сказать и сказали ли бы вообще? Знал ли отец, когда подталкивал к этой черте? Чтобы я сама выбрала в итоге?
  Мне не удалось усидеть на месте. Вскочив, я начала бездумно мерить шагами комнату, ощущая себя птицей в клетке. Каково это жить среди своих потенциальных убийц? Как играть в русскую рулетку - завораживающе и устрашающе одновременно. Где-то в глубине души мне льстило, что они готовы были принять меня в свои ряды, но все заглушал животный страх, говоривший, что они всегда могут поменять свое мнение, включив меня в свой рацион.
  Всё предстало в ином свете. Лицо миссис Ньюбелз больше не казалось столь милым, в моих воспоминаниях ее глаза горели странным блеском, а легкая ухмылка была кровожадной. Что уж было говорить о ее муже, никогда не казавшимся мне особо добродушным.
  Стражи - бывшие люди, обреченные на вечность в этом обличье. Погибнуть от рук вампира, чтобы стать его прислугой. Вряд ли была участь хуже. Безвольные марионетки, выполняющие каждый приказ.
  Все мои прошлые страхи вернулись, еще более живые и сильные, полностью готовые сломить меня на корню. Теперь их питала правда, а не жалкие детские домыслы. Теперь я могла им проиграть.
  С опаской я посмотрела на раскрытую тетрадь. А ведь это были лишь первые страницы. Только начало, а я уже была готова всё бросить. Бабушка явно не любила ходить вокруг да около. От такого напора я хотелось трусливо сбежать. Ко мне вновь вернулась та маленькая девочка, скрывающаяся по углам от любого шороха. Я готова была спрятаться, вот только не знала от кого. От вампиров или от самой себя.
  Не в моих принципах было бросать что-то на полпути. Тетрадь вновь была в моих руках.
  Вампиры не отказывают себе в удовольствиях. Ничто не в силах заменить живую человеческую кровь. Это похоже на одержимость, которую они не могут преодолеть. Ни один бессмертный не проживет на суррогатах дольше года. И пусть убивать не обязательно, но, начав охоту, они не находят в себе сил остановиться вовремя. Только вампир, проживший достаточно долго способен контролировать такие порывы. Стражи же обычно нечасто видят человеческую кровь, а тем более участвуют в убийствах, что является еще одним способом контролировать их.
  Самое опасно время для нас - осень. Больше всего людей пропадет именно в эти месяцы. Человечеству проще всего это объяснить - время отпусков, когда каждый становится жертвой своей собственной глупости. И никого не волнует тот факт, что тел чаще всего не находят.
  Важно знать еще одну дату - 'Праздник Двух Девяток', девятое сентября каждого года. Их праздник. Еще в Древнем Китае в этот тень было принято уходить из города в горы, оставляя свое жилище, чтобы переждать беду. И хоть теперь его переименовали в 'День пожилых людей', пусть вас не путает этот факт. Вампиры идут на всё, чтобы скрыть свое существование, а люди до сих пор иногда приносят жертвы, оставляя им на съедение самых немощных.
  Эта дата - настоящий пир для вампиров во всех уголках земли. Ежегодный праздник, объединяющий всех без исключения. В этот день мы особо уязвимы.
  Но не стоит расслабляться всю теплую осень. Вампиры - это не только обескровленные тела, брошенные в лесной чаще. Они гораздо хитрее. Им ничего не стоит замаскировать свои убийства под трагедию национального масштаба. Люди, которые не собирались никуда лететь, оказывались в салоне самолета, потерпевшего крушение. Дорожные аварии, созданные искусственно, с телами, которые уже не удается опознать. Вампиры давно вышли из стадии 'одной смерти', теперь они охотятся стаей, как истинные хищники.
  Не веря своим глазам, я еще раз перечитала абзац. В голове билась мысль - не правда, но бабушка предусмотрела и это. Пожелтевшие от времени газетные листы, сообщали ужасающую информацию. Я читала о массовых трагедиях спустя много лет. Некоторые тексты были на английском. Встречался даже украинский. Неизменно в каждом из репортажей красной ручкой были выделены отдельные строки и фамилии. Я пробежала по ним глазами, но не нашла ничего знакомого. Мне были известны эти национальные драмы, но случились они в моем бессознательном возрасте. Кто знал, что бы бабушка сейчас вклеила на эту страницу, и насколько тетрадка стала бы толще.
  В моих руках были сотни загубленных жизней: дети, взрослые, пожилые люди. Столько лет я смотрела на произошедшее, но не видела истинных причин случившегося. Всё казалось дурным сном, из которого хотелось выбраться как можно скорее.
   Мне не хотелось читать дальше. Страх и так был достаточным для меня одной. Но что с этим можно было поделать? Ничего. Сейчас я находилась в особняке вампиров не в силах решить, что делать дальше. Почему-то мне никак не удавалось связать образ этих кровожадных бессмертных с семьей Ньюбелзов. Блеск их светской жизни никак не вязался с кровавыми обрядами, описанными в этой тетради.
  Но следующая страница заставила меня забыть о всяких размышлениях. 'Ритуал Забвения'. Надпись была выведена слишком тщательно и даже обведена несколько раз подряд, чтобы точно привлечь мое внимание. Ко мне вновь обращалась бабушка.
  'Милая, я знаю, что эту страницу ты не в силах не прочесть. Маленькому ребенку, каким ты была несколько лет назад, нельзя было открыть этой правды.
  Мне жаль, и это не просто слова. Как бы я хотела, чтобы той информации, которую ты уже прочла, было достаточно. Но, увы.
  Никакого забвения НЕТ. Люди, отрекшиеся от Совета, живут недолго. Вампиры бояться разоблачения, а ни один гипноз, даже самый сильный не может дать гарантий, что правда о них исчезнет вместе с воспоминаниями.
  Лишь для человеческой половины Совет проводит этот ритуал, и каждый может видеть, что человек потерял память, но никто не пытался узнать, что происходит дальше с этим несчастным. Мы пытались, но обнаружили лишь смерть. Ни одного человека, прошедшего ритуал Забвения, сейчас нет в живых. Вампиры убивают их почти тут же, превращая в закуску.
   Многие тела так и не находят, но некоторых нам удалось отыскать. Спустя много лет их кости раскапывали на пустырях, в лесу, под подтаявшим снегом. Люди без прошлого, если не знать их истории.
  Тебе страшно, потому что ты могла стать одной из них. Но милая просто смирись. Они позволяют нам жить только тогда, когда ничто не угрожает их собственным жизням. Это главная аксиома, на которой держится наше существование'.
  Далее шла таблица, заполоненная именами и датами. ФИО, дата ритуала, дата обнаружения тела. Последняя колонка иногда пустовала, но я не стала себя обнадеживать мыслью, что эти люди всё еще были живы. Всего двенадцать строк - количество людей прошедших обращение за последние десять лет. Совсем немного, но даже эти смерти были на счету вампиров. Создавалось впечатление, что они причина всего, что если бы не бессмертные, люди бы совсем не умирали.
  А ведь я была на грани. Еще пара шагов и мое имя было бы в этом списке. По позвоночнику пробежал холод, свернувшись клубком где-то на уровне затылка. Но больше всего меня поразил Эдриан. Я ясно вспомнила его лицо, холодное и спокойное. Он и не думал меня останавливать от Забвения. Горький комок застыл в горле. Эта правда была самой болезненной. Ему было плевать, умру я или буду жить. Как и всем другим вампирам.
  Я сделала несколько глубоких вздохов, чтобы сдержать рвущиеся наружу рыдания. Всё было бесполезно. Грудь сдавило, словно железными тисками, не позволяя впустить в легкие кислород. Мне хотелось порвать тетрадь в клочья и предать огню, но было слишком поздно. Ничто уже не могло остановить этот кошмар.
  Неужели я была так слепа? Жить бок о бок с вампиром и не чувствовать этого могильного холода? Его слова, прикосновения - всё было фальшивкой? Игрой? Существо, прожившее на земле ни один век, забывало всякую человечность, которую я так искала в Эдриане.
  Оставалось лишь несколько листов, которые дразнили меня, насмехались надо мной. Еще одна тайна. Я только усмехнулась. Одной тайной больше, одной тайной меньше - мою жизнь уже нельзя было восстановить из руин. Как же пафосно это звучало. Я бы посмеялась над собой. Если бы не проклятая боль в сердце.
  Но то, что я увидела, заставило меня замереть. На весь лист был изображен портрет Эдриана. Карандашный рисунок в точности передавал его мрачную красоту. На миг даже мое сердце дало сбой, приостановив свой и так сбивчивый ритм. Бабушка подготовила для меня целую анкету.
  
  Эдриан Сэлем Ньюбелз. Дата рождения: ориентировочно 1791. Первая жертва: Алисия Майклс, 19 лет, Англия, 1900 год. Черно-белое фото на плотной бумаге изображало высокую статную девушку, вероятно из богатой семьи, что было видно по дорогому наряду. Слабая резкость и нарушенная контрастность, не позволяли разглядеть ее лица. Внизу была приписка: 'Найдена в собственной постели, причина смерти не определена'.
  С недоверием я смотрела на старинную фотографию и не верила, что именно мой Эдриан убил ее. Каким нужно было оказаться чудовищем, чтобы лишить жизни столь юное создание, которое вся жизнь ожидала еще впереди. Теперь я поняла, насколько плохо знала своего вампира.
  Далее бабушка перечисляла девушек, с указанием их возраста, мест и дат смерти. Остальные жертвы Эдриан.
  Мне даже не хотелось смотреть на это. Список оказался небольшим, но это не делала его менее жутким. Всё это были юные девушки примерно моего возраста. Дата последней смерти стояла за 1977 год.
  А дальше? Остановился ли он на этом или бабушка решила дальше не травмировать мою психику. Шелест переворачиваемой страницы, и мой ответ отпал сам собой.
  На меня смотрела Оливия. Художник очень верно подчеркнул ее дьявольскую темноту. Простой рисунок словно оживал под моим взглядом. Ужасное ощущение. Но то, что было описано дальше, показалось мне куда страшнее.
  Эдриан и Оливия как Бонни и Клайд вампирского мира, наводили ужас на простых смертных. За девять лет они убили почти сто человек. В 1989 году парочка уничтожила небольшой городишко на юге Америки, введя его в число городов-призраков.
  Я отбросила тетрадь в угол. Это было слишком. Так много лжи, что моя голова сейчас буквально кипела, готовая в любой момент взорваться. А что вообще было правдой? Как только ему удавалось скрывать свою темную сущность. От меня, которая видела в каждом вампире врага.
  Тело меня не слушалось, дрожа, как под высоким напряжением. Я сама словно была под током. Мысли лихорадочно проносились в голове, но мне не удавалось удержать ни одну из них, краски вдруг стали ярче, почти раздражая, в ушах стоял глухой шум. Мне без труда удалось определить признаки приближающейся истерики. Как бы я не старалась, но даже закрытая тетрадь обладала какой-то магической силой, как ящик Пандоры. Открытая однажды, она выпустила на свободы все самые страшные кошмары, тут же завладевшие мною.
  Мне хотелось уйти. Другого выхода я просто не видела. Дождаться вампиров? А что потом? Мне не удастся скрыть своего отвращения. А разговор ничего не решит.
  Почти не замечая ничего вокруг, я кинулась собирать вещи, но что-то отвлекало меня. Назойливый шум. В соседней комнате звонил мой телефон. Чтобы прекратить это, я кинулась к нему. Но лишь я взяла его в руки, как сотовый замолчал. На дисплее горели десять неотвеченных вызовов, и все от Эдриана. Со своим чтением я и забыла, что пыталась дозвониться ему. Это было в прошлом. Мне нужно было бежать.
  За окном уже рассвело. Оказалось, прошло более трех часов с тех пор, как ушли вампиры, а мне казалось, что считанные минуты. Самое страшное, что Ньюбелзы должны были скоро вернуться.
  Сломя голову я кинулась обратно, но так и замерла на пороге комнаты. Прямо передо мной стоял Эдриан.
  
  Глава 18
  
  Лицо вампира не выражало ровным счетом ничего. Тот же холодный взгляд, что и при нашей первой встрече. А может, это просто я теперь смотрела на него иначе - как на кровожадного монстра?
  - Далеко собралась? - от его голоса по коже побежали мурашки. Я чувствовала в нем гнев, даже ярость. Эдриан и не пытался скрыть этого.
  - Никуда, просто перебирала гардероб, - пробормотала я, понимая, что он почувствовал мой страх. Более того, наслаждался этим.
  Вампир молчал, даже не пошевелившись. Вся его поза выражала напряженность.
  - Как всё прошло? - спросила я, внимательно рассматривая его. Что-то случилось. Волосы Эдриана были растрепаны, рубашка расстегнута на груди, а на темной ткани можно было разглядеть бордовые капли. Кровь.
  - Отлично, - сухо бросил он, толкнув ногой мою сумку, всё еще валявшуюся на полу рядом с ним. - Совет принял решение о прилюдной казни любого из охотников. Правда звучит здорово?
  - Не знаю, - мне совсем не нравился этот разговор. Теперь я не понимала, как можно сбежать из этого дома, а по собранным вещам Эдриан прекрасно понял мои истинные намерения.
  Неожиданно вампир пронесся по комнате как ураган, сметая всё на своем пути. Всего через секунду он вновь стоял передо мной, а комната была перевернута вверх дном. В его руках я заметила маленькую пластмассовую коробочку. Черт. Это были мои противозачаточные. Как он узнал?
  - Занятная вещица, - спокойно начал он. - Ничего не хочешь мне рассказать? Пока еще есть возможность.
  - Я не собираюсь беременеть по чьему-то бы ни было приказу, - ответила я, наблюдая за его реакцией. - Не в моем возрасте.
  Вампир только ухмыльнулся. Его кулак сжался, превращая тонкую упаковку в пыль. Что-то дьявольское проскользнуло в его глазах, отчего меня бросило в холод. Действуя инстинктивно, я стала отступать назад, пока не уперлась спиной в стену.
  - Можешь больше не лгать мне, Тео. Что, не успела сбежать до моего возвращения? Какая драма.
  - Я не собиралась бежать...
  - А стоило.
  Он подошел почти вплотную. Я видела, что его губы скривились, так, что показались клыки, а черты лица резко ожесточились. В этих полуночных глазах плескалась жестокость, которая предназначалась лишь мне одной.
  - Что случилось, Эдриан? - в ужасе спросила я, боясь услышать ответ.
  - Хватит, Тео. Мне всё известно.
  Ему не нужно было продолжать, всё и так было понятно. Мистер Ньюбелз выполнил свою угрозу. А это значит - я была почти мертва.
  - Эдриан, что бы тебе ни сказал отец, всё не так. Послушай меня...
  - Я сказал, хватит! - его кулак с силой ударил в стену рядом с моим лицом, оставив огромную вмятину. Мне чудом удалось сдержать крик. - Давай Тео, объясни мне, почему охотники так и крутятся вокруг тебя, но каждый раз оставляют в живых? А лучше поведай мне о пыточной в вашем подвале. Но моей любимой станет история о твоей несостоявшейся беременности. Сейчас мои родители в госпитале. Из-за тебя! Они чудом остались живы после нападения охотников!
  - Почему ты решил, что я в этом виновата? - прокричала я, не ощущая под ногами земли. Мир вдруг начал кружиться перед глазами. - Разве я хоть раз давала повод в себе усомниться?
  Вампир рассмеялся мне в лицо. Холодная рука коснулась моего подбородка, силой заставляя посмотреть в его глаза.
  - Твой план не удался и мои родители живы. К твоему глубочайшему сожалению, отец мне всё рассказал - о тебе и охотниках. Каким же дураком я был. Всё это время ты числилась одной из них. Всё случившееся твоих рук дело. Готов признать, ты отличная актриса.
  - Как и ты, - буквально прошипела я ему в ответ. - Может, расскажешь мне об Алисие Майклз? Или о празднике двойной девятки? Нет, я бы с удовольствием послушала о ваших отношениях с Оливией.
  Эдриан застыл от этих слов, а затем яростно зарычал. Я видела, каких усилий ему стоило отойти от меня на несколько шагов.
  - Решила отомстить за своих? - усмехнулся он. - Да чем ты лучше нас? Сколькие погибли ради вашей прихоти. Просто объясни, как ты могла спокойно смотреть мне в глаза, разговаривать с моей матерью, а потом вонзить нож в спину? Сколько я сделал для тебя, а ты спокойно наблюдала, как твой охотник убивает меня. Мы приютили тебя, а ты послала их уничтожить моих родителей? Что ж, гениальный спектакль, каюсь, я даже поверил в твои чувства. Наверное, вы с охотниками здорово посмеялись надо мной, - голос скорее походил на змеиное шипение. Его глаза лихорадочно блестели, а кулаки сжимались в приступе дикой ярости. Он мог убить меня прямо сейчас, даже не пожалев об этом, но страх пропал. Я больше не хотела ни перед кем оправдываться, не после прочитанного сегодня.
  - Не строй из себя жертву, чертов вампир. Ты, дьявольское отродье, убившее сотни людей. Думаешь, теперь я поверю хоть единому твоему слову. Когда ты вообще собирался мне рассказать о посвящение в вампиры? Дай-ка подумать... НИКОГДА! Не стоит мне плакаться о своих задетых чувствах. Ты молчал, когда я собиралась пройти ритуал Забвения. Что, захотелось взглянуть на мою смерть?
  Эдриан молчал.
  - О, поверь, я всё знаю, - это уже невозможно было остановить, мне казалось жизненно необходимым выплеснуть накопившееся эмоции. - Имя каждой девушки, убитой тобой. Особенно об уничтожение целого городка вместе с Оливией. И ты, правда, считаешь, что после всего этого я могу испытывать к тебе что-то кроме ненависти? Если ты еще не расслышал: Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ!
  Вампир взревел и одним махом снес фарфоровые фигурки, которыми был уставлен стол рядом с ним. Они рассыпались на мелкие осколки как после столкновения с металлической кувалдой.
  - Лучше молчи, иначе ты, и правда, увидишь, какое я чудовище. Если бы ты знала, как я хочу сейчас убить тебя, чтобы твоя кровь текла по моим рукам, падая и смешиваясь с грязью. С каким бы удовольствием я бы наблюдал, как жизнь уходит из твоего тела, а взгляд становится пустым и холодным. Каким я был глупцом, веря, что ты станешь частью моей семьи, что у нас будет ребенок. Я верил, что ты на моей стороне, а оказалось, лишь строила планы как бы извращенней убить меня. Но игры закончены.
  - Так что, убьешь меня? - ухмыльнулась ему я, не в силах больше сдерживаться. - Как в твоем духе. Можешь даже вырезать порядковый номер у меня на груди, чтобы не запутаться в подсчетах. Жаль, что Оливия не сможет составить тебе компанию. Она получила свое.
  Я почувствовала поток холодного ветра у своего лица, а в следующую секунду уже лежала на полу, а Эдриан навис надо мной.
  - Не строй из себя героя. Я чувствую твой страх, ты просто пропиталась им. Совет не будет к тебе благосклонен. Ты будешь кричать в агонии.
  Мне нечего было ответить на это. Я ясно ощущала, как часы отсчитывают мои последние минуты, но вопреки всему, страха не было. Лишь слепая покорность. Нечему было удивляться, поскольку всё к тому и шло. Меня не убил ритуал Забвения, охотники оставили в живых, но однажды всему приходит конец.
  - Это только мои ошибки, - прошептала я, вглядываясь в черные глаза, в которых не было ничего человеческого. - Лучше умереть сейчас, чем ждать суда.
  Вампир отвернулся, а потом отошел в сторону, совершенно не глядя на меня.
  - У тебя полчаса, после этого я зову стражей, - спокойно произнес он и, бросив на меня прощальный взгляд, вышел из комнаты. Я так и осталась лежать на полу.
  Прошло несколько минут, прежде чем мне удалось встать на ноги. Тело болезненно ныло от удара об пол, каждый мускул дрожал от пережитой ссоры.
  Я до сих пор не верила, что Эдриан дал мне шанс, чтобы уйти. Это просто не укладывалось в голове, ведь я уже приготовил себя к смерти. Возможно, нас связывало гораздо больше, чем мне казалось.
  Не решаясь еще раз испытывать судьбу, я покидала оставшиеся вещи в сумку и, захватив сотовый, окинула комнату прощальным взглядом. Как многое остается здесь: и радость, и боль, и даже страх. В мыслях пролетело: 'больше никогда...' и отчасти мне даже стало легче от этого.
  Эдриан стоял внизу, ожидая, когда я покину дом. Он даже не посмотрела на меня, когда я остановилась на последней ступени.
  - А что будет с моими родителями? - это всё, что меня волновало на данную минуту.
  - О них не волнуйся. Раз они не имеют отношения к охотникам, то не пострадают.
  - Так как ты им объяснишь мое отсутствие?
  - Хочешь, чтобы я лучше объяснил им твою смерть? - вампир ухмыльнулся, показав острые клыки.
  - Спасибо, - только и смогла выговорить я, и, не дожидаясь его ответа, прошла мимо него к двери.
  Только когда за мной захлопнулась входная дверь, а прохладный ветер коснулся распущенных волос, мне вдруг стало ясно, что идти придется пешком. Более того, я даже не знала дороги в город. И вариант такси отпадал, потому что за всё это время мне так и не пришло в голову узнать точный адрес особняка. Это был провал. Выжить после гнева вампира, но затеряться в неприветливом лесу.
  Я тяжело вздохнула и пошла по широкой грунтовой дороге по направлению к городу. Было невыносимо уходить с позором, а именно это мучило меня глубоко внутри. Глупо было думать, что наконец проснувшиеся чувства к Эдриану исчезнут только по одному моему желанию. Я ненавидела этого вампира, но больше всего на свете желала видеть в нем человека.
  Он отпустил меня, а значит, его сердце не было окончательно мертво, если даже после трагедии, случившейся с его родителями, парень не пустил в ход клыки. Я для него всё еще что-то значила, а может, мне просто хотелось в это верить.
  Глаза предательски защипало. Как назло, передо мной вместо пустой дороги, облаков и пыли вдалеке стояли картины нашей с Эдрианом жизни. До того как я успела остановить себя, мой взгляд упал на метки, высеченные на бледной коже, зеркально повторяющиеся на руке вампира. Ложь. Как же давно это было, и всё, всё до последнего обернулось только спектаклем. Как я могла попасться? Как могла поверить?
  В эти минуты я была благодарно своей бабушке за правду. Она словно шла рядом со мной, поддерживая и опекая. Даже сейчас, проклятая и брошенная, я высоко подняла голову, не позволяя чувствам окончательно сломить меня. Всё было не так уж плохо. Позади оставался дом вампиров, которые больше не смогут меня обидеть. Больше никаких страхов, никакой лжи и попыток стать кем-то другим. Пройдя через всё это, я осталась жива, а главное - не изменила самой себе. Мне было плевать, что сердце ныло, желая разжалобить меня и вызвать слезы. Теперь я была сама по себе. Оставалось лишь забыть всё, напоминающее мне о том, как однажды я разглядела в Эдриане что-то кроме чудовища.
  Сильный порыв ветра чуть было не сбил меня с ног. Что стало с летом в этом году? Казалось, оно уже никогда не вступит в свои полные права. Над головой собирались угрюмые тучи, что обещало мне действительно интересную прогулку. Оставалось лишь надеяться, что через пару километров мне попадется хоть одна попутка, а за рулем не будет сидеть маньяк, или того хуже - вампир.
  Словно в ответ на мои мысли, впереди раздался шум двигателя. Что-то неслось на меня на безумной скорости. Мне с трудом хватило времени, чтобы отпрыгнуть к обочине и скрыться за ближайшим деревом.
  Сердце отбивало бешеный ритм. Так могли спешить только стражи, и только чтобы поймать охотника. К моему ужасу, я была единственным охотником в округе.
  Лес на этом участке был слишком густым, и мне оставалось только гадать, как пробираться сквозь эти заросли не разбирая дороги, да еще и убегая от истинных хищников. Неужели Эдриан не мог дать мне чуть больше времени, чтобы сбежать. Или это была просто очередная уловка?
  Машина резко остановилась, а затем дала задний ход, подъезжая к тому месту, где пряталась я. Мне не нужна была другая команда к бегству. Сломя голову я кинулась в самую чащу, надеясь выиграть хоть пару минут. Но моим надеждам не суждено было сбыться. Спустя несколько секунд кто-то высокий и сильный схватил меня за талию и повалил на сырую землю.
  Я начала кричать и биться в этой железной хватке, отчего объятья сжимались всё крепче, грозясь сломать мне ребра.
  - Тео, прекрати, - над самым ухом раздался до боли знакомый голос.
  - Виллис?
  - Я могу тебя отпустить или ты вновь начнешь свой бег с препятствиями по лесной чаще?
  - Я в порядке, - мне с трудом удалось выдавить из себя это, потому что руки вампира всё еще мешали мне дышать. - Но ты меня сейчас раздавишь.
  - Прости, - ответил парень, отпуская меня и помогая подняться на ноги. - Не думал, что ты такая шустрая и... хрупкая.
  Смущенная, я отряхнула землю с голубых джинсов, которые всё равно можно было только выбрасывать после столь экстремальной пробежки.
  - Что ты здесь делаешь? - не удержалась я от вопроса.
  - Приехала за тобой.
  Такой ответ удивил меня. Я и не думала ожидать помощи, тем более от него. Если только не Эдриан послал его за мной...
  - Зачем?
  - Решил, как благородный рыцарь спасти тебя, тогда как твой муж собрался сыграть Отелло. Кто-то должен был остановить его. Но, как я вижу, моя помощь тебе ни к чему. Что ты с ним сделала? Кол в сердце? Не верю, что он по доброй воле отпустил тебя.
  Мне нечего было ему ответить. Опустив голову и смотря только под ноги, я побрела обратно к дороге. К моему удивлению, Виллис терпеливо шел рядом.
  - Ты собираешься пройти весь путь пешком? - удивился он, когда я не остановилась у его машины, а упорно двинулась дальше. - Ты хоть знаешь, сколько километров до ближайшего населенного пункта?
  - Я даже не знаю верной дороги к нему, - безразлично ответила я.
  Виллис завел машину и медленно стал двигаться рядом со мной, опустив стекло с водительской стороны.
  - Не глупи. Садись. Я довезу тебя, куда нужно, - но, не заметив ответной реакции, продолжил. - Позволь мне хоть раз сделать что-то хорошее.
  - Подвести врага всех вампиров? - усомнилась я в его словах, хоть и готова была уже сдаться - высокие шпильки не подходили для долгих прогулок.
  - Ладно, сделать снова что-то плохое. Такая формулировка тебя устраивает?
  Это заставило меня улыбнуться, и я остановилась, в нерешительности взглянув на машину.
  - Садись, - упрямо повторил он, останавливаясь и открывая дверь с пассажирской стороны.
  - Спасибо, - сказала я, усаживаясь в машину и захлопывая за собой дверцу. Автомобиль резко дернулся с места.
  Несколько минут в салоне царила тишина, но миллионы вопросов разрывали меня на части.
  - Как ты узнал?
  - Что?
  - Про Эдриана?
  Виллис тяжело вздохнул, вжимая педаль газа в пол.
  - Я был там. После собрания, Ньюбелзы отправились домой, а мы с Эдрианом задержались, обсуждая твой выпускной. Охотники поджидали их на выезде. Проткнув шины, они ослепили их вспышками. Очевидно, что их целью был только Кристиан, но Эвелин кинулась защищать его. Нападавшие не успели отрубить им головы, что собственно их и спасло. Следом ехала семья вампиров, отвлекшая охотников. Дальше подоспели стражи.
  - И многие погибли? - спросила я, отвернувшись и глядя только на дорогу.
  - Трое стражей и один вампир, - совершенно спокойно ответил он, словно его это не особо заботило. - Когда мы подъехали, Кристиан был еще в сознании. Я слышал, как он из последних сил шептал Эдриану, что ты охотник и сама организовала это нападение. Он многое успел наговорить, пока его не забрали в госпиталь. Не нужно быть гением, чтобы заметить, как изменился в лице твой спутник. Это было лицо маньяка. Я попытался остановить его, но он отбросил меня как тряпичную куклу, чертов ублюдок. Упав, я помял капот чужой машины. Ну, а после отряхнулся и поехал за ним следом, с надеждой, что еще увижу тебя живой.
  - Он меня отпустил, - мрачно проговорила я, осторожно поглаживая шрамы на костяшках пальцев. Они начали зудеть, постоянно напоминая о себе. И мне это совсем не нравилось.
  - Такой поступок следовало ожидать, - кивнул вампир.
  - Почему?
  Виллис промолчал, сделав вид, что настраивает печку.
  - Виллис? - мне нужен был ответ.
  - Просто, он не такой уж придурок, как я считал раньше. Да, Эдриан чудик, но в хорошем смысле, и он действительно не желает твоей смерти, несмотря ни на что. Для вампира он слишком... добр.
  Я покачала головой, вспомнив всё, что успела сегодня прочитать о нем.
  - Не веришь? - удивился парень.
  - Просто сомневаюсь. Тебе, наверное, лучше знать, за такой-то срок. Так почему ты всё-таки здесь?
  - Разве я не объяснил тебе только что?
  - Нет, - ответила я, взглянув в эти сапфировые глаза, - почему ты помогаешь девушке, которая пытается свергнуть вас с пьедестала? Я же охотник.
  - Не смеши меня, - рассмеялся он, - уж извини, но думаю, твои заслуги в этом деле слегка преувеличены. Ты слишком... бесхитростна.
  - Глупа, - предложила я свой вариант.
  - Ни в коем случае, - тут же исправил себя вампир. - Возможно, я не так долго знаю тебя, но ты была искренна в своих поступках. Поверь мне, это я знаю точно. Ты нас, конечно, недолюбливаешь, но тебе нет дела до этой войны. А ваши с Эдрианом проявления чувств были до тошноты правдивы, - он даже скривился, словно одна мысль об этом заставляла его чувствовать дурноту. - Не люблю, когда страдают невинные.
  - Расскажи мне, - тут же попросила я, почувствовав его боль, запертую где-то глубоко внутри.
  - Что? - не сразу понял парень.
  - Свою историю. Что случилось.
  На секунду его взгляд потемнел, став иссиня-черным. Виллис отвернулся, нервно прикусив губу.
  - Это не для таких милых ушек.
  - Тебе станет легче, - уговаривала его я.
  - Легче уже не станет, - растянуто проговорил он, сжимая руль крепче, так, что я побоялась, что тот разлетится в прах.
  Не успев себя остановить, я протянула руку и накрыла его ладонь своей. Вампир вздрогнул, скосив глаза в сторону, но не ушел от прикосновения. Ему понадобилось несколько минут, чтобы собраться с мыслями.
  - Я был наивным идиотом, вот и всё. А она... она заслуживала другого, - он резко свернул на обочину и остановил машину, и только вынув ключи из зажигания, продолжил. - Это было так давно, но чем больше проходит времени, тем четче я вижу всё. Свои ошибки. Глупо было надеяться, что ее оставят в живых. Она было просто человеком - семья, учеба, друзья - скучно и одновременно завораживающе. Не знаю, что я нашел в ней. Наверное, каждый вампир в свое время тянется к жизни. А в ней она просто кипела. Мне нравилось просто быть рядом, хоть иногда оказаться частью ее мира. Глупо, конечно, но мне даже думалось, что я сам живой. Ее эмоции, бьющие через край, яркие наряды, слепящие глаза... в чем-то она напоминала твою подругу. Мотылек, летящий на свет, но оказалось, скорее на черную непроглядную тень. Я рассказал ей всё: и то, кем являюсь, и то, в каком мире живу. Удивительно, но она не испугалась, а стала ценить меня еще сильнее, если бы она только знала, глупенькая...
  - Что было дальше? - спросила я, не в силах терпеть тишину, возникшую с последним словом Виллиса.
  - Я уговорил ее присоединиться к нам. Эгоист, знаю, но мне хотелось, чтобы она принадлежала только мне одному. И это стало концом всему. Совет не обрадовался нашему союзу и очень долго проверял ее, достойна ли девушка присоединиться к бессмертным, но... - вампир вновь умолк, закрывая глаза, как от боли, - но она не прошла. Не знаю почему, как, но они не захотели пойти нам навстречу. Если бы ты только знала, как я умолял их сохранить ей жизнь, стереть память, оставить при вампирах, да что угодно! Но приговор был один - смерть. Они... они все устроили из ее казни представление. Твой мир не так жесток. Я совершил ошибку и должен был искупить вину. Ты не поймешь, даже я не совсем понимаю случившегося. По законам моего мира предатель умирает прилюдно. Я убил ее на глазах у Совета, осушил до последней капли крови. Их безразличные лица, ее взгляд, полный мольбы, рука, тянущаяся ко мне за спасением, хриплые стоны. Я видел всё. Как кровь заливает бледную кожу, а тело становится безвольной куклой, в то время как жизнь покидает его. Я давился ее кровью, рыдал, умолял дать нам шанс, но они не знают слово 'прощение'. Она не сопротивлялась, принимая свою судьбу. Я слышал, как она прошептала перед самым концом, что нет лучшей смерти, чем в объятьях любимого.
  Мы сидели молча, думая каждый о своем. В этот момент слова казались бесполезными. Я не знала, что сказать Виллису, любое утешение было недостаточным, неправильным.
  - Мне жаль, - слова повисли в воздухе.
  Вампир обернулся на меня и кивнул, словно признавая свое поражение.
  - Я знаю. Марина напомнила мне ее, и в тот вечер я почувствовал, что боль уснула, пуская только на тот миг. Но я никогда больше не повторю своей ошибки. Можешь за это не беспокоиться, девушка больше меня не увидит.
  - Почему они так жестоки?
  - Они не считают это жестокостью, - ответил Виллис, заводя машину и, как ни в чем не бывало, трогаясь с места. - Не забывай, что мой мир далек от волшебной сказки. Мы существуем слишком долго, и только такие варварские законы до сих пор держат нашу жизнь в тайне.
  - Так много жертв, - не удержалась я, - и вы еще хотите остаться незаметными? Я знаю про ваши вампирские праздники.
  - Считай это моей местью им.
  - Что?
  - Я рад, что охотники развязали войну. Кто-то должен был это сделать, мы зашли слишком далеко. После того, что они сделали с ней, я мечтал об этом дне, когда самые сильные вампиры станут разбегаться как болотные крысы. Стоило прожить столько, чтобы застать этот момент.
  - Ты не боишься, что они узнают? - прошептала я, пытаясь разглядеть пейзаж за окном, размытый на такой скорости.
  - Мне плевать, - рассмеялся он. - Впрочем, как и тебе. Этим-то ты мне и нравишься. Навести панику и гордо уйти. Эдриан не заслуживает тебя.
  - Почему он стольких убил? - наконец я решилась задать главный вопрос.
  - Он потерялся, - даже не задумываясь, ответил парень. - Родители хотели видеть в нем только вампира, что он им и дал. Именно они познакомили его с Оливией. Думаю, Эдриан делал всё им назло.
  - Тогда почему остановился?
  - Не знаю. Только он может ответить на этот вопрос. Если тебе станет спокойней, то он не убивал уже довольно давно. Хотя, наверное, это уже не важно.
  - Совершенно не важно, - подтвердила я, пытаясь скрыть печаль в своем голосе.
  - И что теперь? - поинтересовался Виллис. - Куда тебя отвезти?
  - Я не знаю, - мне пришлось признаться в этом. - Меня нигде не ждут. Я успела сжечь все мосты.
  - А охотники?
  - Просто подбрось меня до города, там я уже решу, что делать дальше.
  - Только не попадайся на глаза стражам. Уверен, что тебя уже ищут. Может, поедем ко мне? Я найду, где тебя спрятать.
  - Это очень мило с твоей стороны, - улыбнулась я, заметив хитрую ухмылку Виллиса. - Думаю, мне стоит держаться подальше от клыкастых.
  - Сочту это комплиментом. Кафе в центре города подойдет?
  - В самый раз, - ответила я, заметив, что мы уже находимся в черте города. - Можно задать тебе вопрос?
  - Надеюсь, про мою личную жизнь?
  - Нет, - растерялась я.
  - Ладно, но потом я задам тебе свой.
  - Как ты считаешь, охотники сумеют победить?
  Виллис молчал довольно долго, упрямо глядя на дорогу.
  - Мы оба знаем, Тео, чем всё закончиться. Люди не в силах победить, чтобы они не делали, но этой встряски будет достаточно, чтобы, такие как я, ушли на дно на несколько веков. Этот бунт войдет в историю и заставит вампиров быть более терпимыми в своих суждениях и более аккуратными в своих действиях. А этого будет достаточно, чтобы люди смогли жить спокойно. Вы достигнете своей цели, если в этом заключался твой вопрос.
  Я кивнула, соглашаясь с ним.
  - А теперь мой вопрос, - не удержался Виллис. - Ваша личная жизнь с Эдрианом. Как так, что ты не беременна, или мой друг оказался профаном в постели?
  Краска мгновенно залила мое лицо, отчего вампир улыбнулся еще шире.
  - Что-нибудь слышал о контрацепции? - съязвила я, опуская взгляд. - Очень полезная вещь.
  - Золотые слова, - рассмеялся он, слегка сбавляя скорость. - А я надеялся, что ты мне раскроешь грязные тайны, которыми я мог бы в будущем попрекать Эдриана. Теперь придется припоминать ему его голубые тапочки в форме зайцев, которые мальчику подарила Эвелин на пятидесятилетие.
  Его беспечность заставила меня улыбнуться, даже после всего, что сегодня произошло. Я была немного рада, что всё так получилось, потому что не знала, как бы сама смогла решиться на побег. А так, всё встало на свои места, каждый остался при своем.
  - Береги себя, - произнес Виллис на прощанье, целуя меня в щеку. - Вот мой номер на всякий случай.
  - Спасибо, - улыбнулась я, захлопывая дверцу машины и не оглядываясь, направившись в ближайшее кафе.
  
  Глава 19
  
  Я потеряла счет чашкам кофе, которые успела выпить, размышляя о том, что делать дальше. Люди вокруг приходили и уходили, совершенно не обращая на меня внимания. Столик в дальнем углу отлично скрывал меня от посторонних глаз.
  Телефон лежал передо мной на стеклянной крышке стола. Увы, мне никто не пытался дозвониться.
  Вариантов было немного. Позвонить родителям? Нет, это лишь навлечет на них гнев Совета. Пусть хоть кто-то из нас уцелеет в этом гонении. Оставалось лишь надеяться, что им хватит рассудительности не искать меня и сотрудничать с вампирами. Был еще Виллис, но этот вариант я отмела сразу. Не было смысла возвращаться обратно, когда мне едва удалось выбраться от бессмертных.
  Можно было просто сбежать, но далеко ли мне удастся уйти, когда стражи оцепили город. Примерно то же самое, что и сдаться им добровольно. Оставалось лишь одно - звонок Андрею.
  Боясь дальнейших раздумий, я набрала последний неизвестный номер, сохранившийся в неотвеченных вызовах. Оставалось лишь надеяться, что я не прогадала.
  Трубку долго не брали, отчего я почувствовала такое бессилие, что едва сдержала слезы. Неужели всё напрасно?
  - Да, - голос в трубке показался мне незнакомым.
  - Могу я поговорить с Андреем? - неуверенно ответила я, пальцем выводя круги на прозрачной столешнице.
  - Кто его спрашивает? - не сдавались с другого конца.
  - Знакомая.
  - У вас есть имя? - на заднем плане послышался шорох и звук борьбы. - Кто это? - сейчас я узнала голос Андрея.
  - Это Тео, - парень молчал, до меня не доносилось ни звука. - Ты всё еще там?
  - Да.
  - Можешь меня забрать? - не стала я ходить вокруг да около.
  - Где ты?
  - Кафе 'Плимус' в центре города. Знаешь, где это?
  - Да. Буду минут через двадцать, - голос был безразличным. Дальше послышались гудки.
  Еще пару минут я смотрела на гаснущий телефон. Всё вроде прошло хорошо, но меня не покидала ощущение странной тревоги. Андрей мог накричать на меня, прочитать лекцию, но его спокойствие пугало. В любом случае у меня не было выбора, как сидеть и ждать его.
  Я заказала еще одну чашку кофе, отгоняя мысль о передозировке кофеином, которая мне грозила. За пережитое мне полагалась награда, взгляд пробежался по строчкам меню, в качестве большого куска блинного торта.
  По спине пробежал холодок. Я больше не чувствовала себя одной. Кто-то был рядом и наблюдал за мной. Испугавшись, что это стражи, я сильнее напустила челку на глаза и осторожно осмотрелась. Всё даже было хуже.
  В другом конце зала сидела неприметная девушка в очках в тонкой позолоченной оправе, прячась за миниатюрный серебристый ноутбук. Волосы, убранные в пучок, строгий костюм, зажатость в движениях... даже на таком расстоянии, я была уверенна, что передо мной Агния. Нельзя было не отметить изменений, произошедших в ней. Она стала уверенней, наряд дороже, но всё равно это была всё та же закомплексованная девочка.
  Агния смерила меня холодным взглядом, заставив отвернуться. Меньше всего на свете я сейчас хотела бы увидеть ее. Слишком много болезненных воспоминаний. Как мы вообще могли соревноваться за Эдриана? Приз - путевка в ад.
  Я старалась быть неприметной, чтобы не разозлить ее. Помня наше расставание, она вполне могла сообщить обо мне Совету, а потом с улыбкой смотреть на мою казнь. Успокаивала лишь мысль, что Агния еще не знает о случившемся, а если и знает, то чувство женской солидарности не даст ей совершить такую подлость. Тем более Эдриана теперь был свободен. Интересно, есть ли у нее шанс? Я отогнала эту странную мысль, почувствовав легкий укол прямо в сердце, которое всё также реагировала на мысль о вампире.
  Часы показывали, что прошло лишь десять минут с моего звонка Андрею, но мне они показались целым часом. Мы с Агнией были как пауки в банке. Спиной я чувствовала ее взгляд, который обдавал меня ледяной волной ненависти. Не нужно было смотреть глаза в глаза, чтобы понять, что подругами мы уже никогда не будем. И как только можно быть такой злопамятной? Особенно теперь, когда я была на самом дне. Меня даже посетило неожиданное желание пойти и поговорить с ней обо всем, но тут взгляд поймал движение за окном кафе - черный джип резко притормозил у обочины. С облегчением я разглядела фигуру Андрея уверенной походкой направившегося к входу.
  - Я тоже хочу кофе, - бросил он мне, присаживаясь рядом. Никаких приветствий.
  - Нам лучше сейчас же уехать, - прошептала ему я, потянувшись через стол. - Там сидит знакомая мне девушек. Она была одной из претенденток на ритуал, и боюсь, мы не стали лучшими подругами.
  Андрей кинул мимолетный взгляд за мое плечо и недовольно скривился.
  - Черт, жалкие слизняки. Медленно иди к машине, как ни в чем не бывало. Я пока расплачусь.
  Буквально через минуту мы уже отъезжали от кафе. Обернувшись, я увидела, как Агния вышла из кафе. Когда наши глаза на секунду встретились, я ясно ощутила ее гнев. Ни что не говорило, что когда-то мы были подругами.
  - Ничего не хочешь мне рассказать? - помедлив, спросил Андрей.
  - Почему мой счет в кафе был заоблачным? - попыталась отшутиться я, хоть и понимала глупость своего поступка.
  - Я бы послушал ту часть, что случилась до кафе.
  - Тогда, наверное, стоит начать тебе. Вряд ли попытка убить отца Эдриана могла закончиться для меня иначе.
  - Жалеешь об этом?
  - Нет, - я даже сама верила в это. - Спасибо, что приехал за мной. Я не знала, куда мне податься после случившегося.
  - Ты тоже прости, - сказал Андрей мрачно. - Я сорвался тогда. Рад, что в конце концов ты присоединилась к нам.
  - Куда мы едем?
  - В убежище. Сейчас тебе лучше не показываться в городе. Да, и прости, что мы тебя подставили. Недооценили этих кровопийц. Так что произошло?
  - Я не успела вовремя сбежать, и Эдриан собирался отдать меня под суд, но потом отпустил, - я решила умолчать о роли Виллиса в этой истории. - Теперь меня ищут все стражи в округе.
  - Добро пожаловать в мой мир, - усмехнулся парень. - Хорошо, что всё так закончилось.
  - Вы подставили меня, - меня вдруг охватило запоздавшее чувство обиды. - Ты же знал, что они со мной сделают, и всё равно ничего не сделал. Тебе было плевать.
  - Это не так. Не злись. Мы думали, что сможем убить вампира, а когда всё сорвалось, пришлось срочно скрываться.
  - А это чертово смс ранним утром? Сложно было подписаться и сообщить подробнее о нападении? Спасло бы простое 'Удирай оттуда'.
  - Какое? Ты о чем? - с непониманием посмотрел на меня Андрей.
  - Так это был не ты? - удивилась я. - Тогда кто?
  - Почем мне знать. Ладно, прости, что бросил тебя на растерзание вампирам. Но, между прочим, ты сама выбрала этот путь.
  - Как вы узнали про мистера Ньюбелза? - спросила я осторожно.
  - У нас свои источники, - ушел от ответа парень.
  - Андрей... - строго повторила я.
  - Твой отец попросил помочь. Он сказал, что этот кровосос угрожает тебе, и по старой дружбе охотники решились на атаку.
  - Отец? - не поверила я своим ушам. Тогда сообщение пришло именно от него. Но как он мог так поступить?
  - Я знал, что ты не будешь в восторге, поэтому молчал. Он, наверное, хотел, как лучше. Можно сказать, мы его подвели. Мы всех подвели.
  Мне не хотелось отвечать. Всё было гораздо сложнее, чем я думала вначале. Мой родной отец чуть не отдал меня в руки Совета, пусть и не специально. Факт оставался фактом. Он натравил охотников на Ньюбелза, даже не подумав о последствиях. Бог знает, что ожидало его сейчас. Они могли узнать о нем правду, и тогда не стоило молить о пощаде.
  - Он поставил под удар не только меня, но и маму, - ужаснулась я.
  - Не нужно так, - попытался успокоить меня Андрей. - Он тоже охотник и жажда к убийству у нас в крови, как и защита близких. Я бы поступил также, если не хуже.
  - Так вы не считаете его предателем?
  - Считаем, - честно признался парень, не отводя глаз от дороги. - Он худший из предателей, но убить вампира всегда приятная вещь, так что охотники пошли на уступки. Мы на месте.
  Машина остановилась у ничем не приметного заброшенного склада. Окна, забитые потемневшими досками, выглядели устрашающе, как пустые глазницы, смотрящие прямо на меня. Бетонные стены были разрисованы примитивными граффити вперемешку с нецензурными словами. Одноэтажное здание не внушало доверия. В нем могли собираться только ошалевшие подростки да криминальные личности.
  Кругом было пусто. Пустырь простирался на ближайшие метров триста, и лишь вдалеке виднелись редкие сгорбленные деревья. Всю территорию огораживал забор из металлической сетки.
  - Ты уверен, что мы приехали по адресу? - усомнилась я, оглядываясь в признаках хоть какой-то жизни.
  - Да, - рассмеялся он в ответ и потянул меня за руку внутрь.
  Нас встретила темнота. Но даже сумрак не в силах был скрыть убожество склада. По нему словно пронесся ураган, разрушив всё до основания.
  Я осторожно переступала через балки и куски цемента на полу. Андрей уверенно шел вперед, пока мы не очутились у грузового лифта. К моему удивлению он всё еще работал. Всего две кнопки уверили меня, что мы направляемся в подсобку на нижний этаж.
  Как только тяжелые створки разъехались в стороны, мы словно очутились в другом мире. Длинный коридор освещал ряд флуоресцентных ламп, уходящих в бесконечность. Изредка то по одну то по другую сторону встречались двери, обитые металлом и закрытые на массивный замок.
  Периодически коридор разбивался на несколько рукавов, совершенно идентичных друг другу. Мне оставалось лишь удивляться, как парень находит верную дорогу. Наконец впереди стали слышны приглушенные голоса. Мы были на месте. Андрей распахнул передо мной дверь и пропусти вперед.
  За круглым столом сидело пять человек. Кружки пива, сигаретные окурки, игральные карты - всё вперемешку лежало перед ними. Мужчины недовольно посмотрели на нас, а потом, как ни в чем не бывало, продолжили игру.
  - Не обращай на них внимания, - прошептал мне на ухо парень. - Они выпили достаточно, чтобы не замечать ничего вокруг.
  Мы прошли дальше и очутились на кухне. Высокая девушка на вид чуть старше двадцати пяти лет суетилась у плиты, жонглируя сковородками.
  - Я вернулся, - произнес Андрей довольно громко, привлекая ее внимание. - Ирина, это Теона.
  Девушка обернулась и смерила меня презрительным взглядом. Карие глаза смотрели высокомерно, тонкая бровь удивленно изогнулась. Ее нельзя было назвать красавицей, но в Ирине было что-то необъяснимо завораживающее. Строгие черты лица говорили о внутренней силе. Тело в отличной физической форме наверняка вызывало зависть у любой девушки. Короткая стрижка на светлых волосах придавала ей еще большую строгость. Единственное, что не укладывалось в этот образ современной амазонки, так это уродливый шрам на шее, там, где она переходила в плечо. Белые рубцы походили на следы от зубов дикого зверя, но единственным вариантом в этом случае, пришедшем мне на ум, были вампиры.
  - Зачем ты притащил сюда эту подстилку, - процедила она сквозь зубы. - Нужно было оставить ее им на подкормку.
  - Заткнись, - коротко бросил парень. - Она теперь с нами. Если что-то не устраивает, тебя никто не держит.
  - Как хотите. Но когда она потянет вас всех на дно, не говорите, что я не предупреждала.
  Не собираясь продолжать спор, Андрей подтолкнул меня к двери. Мы снова оказались в коридоре.
  - Не обижайся на нее, - проговорил он, когда мы отошли на достаточное расстояние. - Ей сильно досталось в детстве. Она попала под одну из охот вампиров. Ее родители погибли, а Ирину удалось спасти. С тех пор ее взгляды стали довольно радикальными.
  Мы остановились у двери, такой же безликой, как и все остальные.
  - Это твоя комната. Отдохни пока. Я приду чуть позже. Нужно проверить, что затевают вампиры, - развернувшись, он пошел прочь.
  Моя комната напоминала гибрид пыточной и больничной палаты. Простая низкая кровать, небольшая тумбочка из потрескавшегося дерева, в углу - умывальник и зеркало. Когда-то давно стены были покрашены в грязно-салатовый цвет, но теперь напоминали змеиную шкуру, потрескавшись и местами осыпавшись на пол. Света от настольной лампы было недостаточно, отчего тени превращали это небольшое помещение в тюремный карцер.
  Немного помедлив, я прошла и села на кровать, которая опасно прогнулась под моим весом. Настроение упало еще ниже, хоть я и не верила что такое вообще возможно. Скинув обувь, мне удалось взобраться на кровать с ногами, при этом, не порвав хлипкую сетку окончательно.
  Я блаженно закрыла глаза. Вот бы это всё оказалось только дурным сном, а, открыв глаза, очутиться рядом с родителями, подальше от всего вампирского. Может, отцу стоило остаться с охотниками. Для меня в любом случае всё закончилось бы именно так. В темном подвале заброшенного склада. Вот только унижений могло быть куда как меньше. И не было бы Эдриана...
  
  В дверь раздался настойчивый стук, но никто не стал дожидаться моего ответа. Она ту же распахнулась, впустив в комнату поток искусственного света.
  Я открыла глаза. Всё тот же угрюмый карцер. Рядом стоял Андрей.
  - Прости, что разбудил.
  - Я не... - мне хотелось сказать 'спала', но тут взгляд упал на часы - прошло около трех часов. Я действительно заснула. - Что-то узнал?
  - Ничего обнадеживающего, - сказал он, присаживаясь на край кровати. - Ты в розыске, но пока числишься, просто как пропавшая без вести. Серьезно, нужно было прикончить этого вампира. Он даже при смерти поднял настоящую панику.
  - Нас здесь не найдут? - спросила я, не особо веря в укрытие охотников.
  - Ну, до сих пор же не нашли. Это самое безопасное место на земле.
  - Почему? Выглядит как заброшенный сарай с шикарным подвалом.
  - Годы исследований, проб и ошибок. Ты прочитала то, что нашла в доме?
  - Да, - кивнула я, - но там не было ничего про часть, как защититься от вампиров.
  - Здесь всё просто. Многие мифы оказались правдивы. Мы полностью изолировали подвал, так что снаружи не слышно ни звука. Но особый секрет - низкочастотные волны. Они выбивают их из колеи, словно отбивают нюх. Главное, выбрать верную частоту. Мы их не слышим, но вампиры мгновенно глупеют. Они могут снова и снова возвращаться сюда для обыска, но каждый раз уходят ни с чем. А чтобы их не привел сюда запах, мы используем особые духи - эссенция чеснока и уксуса. Одно заглушает запах человеческого тела, а другое лишает их чутья. Правда, здорово? Кто бы мог подумать, что история о Дракуле может чем-то помочь.
  - Что еще? - заинтересовалась я.
  - Ультрафиолет, - без запинки ответил Андрей. - Его вспышки, мигающие с частотой в 0,6 секунды, ослепляют их. Ты же знаешь, как они чувствительны к свету.
  - Это то, что вы использовали при нападениях, - догадалась я.
  - Да. Еще жидкое серебро. Нам пришлось здорово потрудиться, чтобы добиться такого состояния. Но ущерб невообразим. Видела лицо этой вампирки?
  Я поморщилась, вспомнив всё, что мне рассказывала Эвелин Ньюбелз об обезображенном лице Оливии.
  - Вы специально это сделали?
  - Только не говори, что мы опять вернулись к этапу 'Я Жалею Вампиров', - закатил глаза Андрей. - Знаешь, скольких она убила?
  Мне пришлось кивнуть.
  - Бабушка всё рассказала и о ней, и об Эдриане.
  - Так ты теперь точно с нами? - неуверенно спросил он, потирая легкую щетину на подбородке.
  - Да, - твердо ответила я. - Я узнала достаточно, чтобы выбрать правильную сторону. Почему ты не объяснил мне всё раньше, пока ситуация не зашла так далеко?
  - Ты бы всё равно не поверила мне.
  - И ты меня простил за прошлое?
  - Да, - ответил парень, вставая. - Здесь не так уж много твоей вины, скорее мой эгоизм. Вампирское обаяние довольно сильно, плюс ты прошла ритуал Соединения. Не удивительно, что твой мозг заклинило. Я даже удивлен, что у тебя хватило сил уйти от него. Это, можно сказать, подвиг, даже для охотника. Так что мы лучше начнем всё сначала, идет?
  - Да, - согласилась я, улыбаясь. Теперь это был мой дом. - Мне нужно позвонить родителям. Узнать, как они.
  - Пойдем, я провожу тебя к телефону.
  Еще пять минут по извилистым коридорам, и мы оказались в своеобразном кабинете, где на столе стоял допотопный телефонный аппарат.
  - Они не смогут отследить звонок, но всё равно будь осторожней и особо не увлекайся, - приказал парень, остановившись в дверном проеме. - Я буду в соседней комнате. Как закончишь, я устрою тебе экскурсию по убежищу.
  Я набрала наш домашний. Трубку сняли сразу.
  - Алло? - голос мамы был немного хрипловат. - Кто это?
  - Мам, это я.
  - Тео? Господи, ты в порядке? Я так волновалась. Они сказали, что ты сбежала, а Ньюбелзы вообще не отвечают. Что произошло? На вас напали? Они похитили тебя?
  - Остановись, - произнесла я, прекращая ее истерику. - Со мной всё в порядке. Я с охотниками. Просто не волнуйся.
  - Почему ты с ними? - ужаснулась женщина.
  - Так нужно. Будь осторожна и держись отца. И прошу, будь внимательна, избегай вампиров.
  - Тео, где ты? Что случилось? О чем ты говоришь? Что они тебе сделали? - вопросы никак не прекращались.
  - Верь мне, - прошептала я, сдерживая слезы. Как бы мне хотелось оказаться сейчас рядом с ней. - Всё в порядке. Я что-нибудь придумаю. Если будет возможность, я еще позвоню. Я люблю тебя, мам.
  Мне пришлось тут же повесить трубку, чтобы совсем не попасть во власть эмоций. Какое-то время я просто стояла, облокотившись на стол, и смотрела на затихший телефон. Теперь я даже не могла быть рядом со своей семьей. Вот только им было даже хуже, чем мне. Я находилась в относительной безопасности, когда их в любой момент мог схватить Совет. Ярость поднялась жаркой волной. Еще никогда я так не ненавидела вампиров, как сейчас. Моя жизнь превратилась в руины, и ситуация не собиралась исправляться в лучшую строну.
  Андрей дожидался меня в коридоре, но, увидев мой печальный вид, ничего не сказал, а, взяв за руку, повел по извилистым коридорам.
  Правое крыло полностью занимал жилой комплекс: коморки в качестве отдельных комнат, несколько рабочих кабинетов, большая столовая, в которой играли охотники при моем появлении, кухня, где нам встретилась Ирина, и две ванные комнаты с объединенными душевыми, как в советских детских лагерях. Было видно, что всё отстраивалось наспех, а что-то просто приводилось в более-менее достойный вид. Убежище в целом производило удручающее впечатление.
  Остальное занимало рабочая зона. Андрей провел меня по лаборатории, заставленной разными колбами и пробирками. Мне даже не хотелось знать, что они делают с бедными белыми мышками, копошащимися в большой клетке. Следом шла оружейная. Ящики с острыми кольями, стены, украшенные различным холодным оружием, словно декорации для очередного боевика.
  Но к следующей комнате я не была готова. Андрею не нужно было ничего объяснять. Это была пыточная. Я словно попала во времена Инквизиции.
  С потолка свисали тяжелые серебряные кандалы с шипами по внутреннему ряду, напомнившие мне об Эдриане, когда охотники пытали его. К горлу поступила тошнота.
  - Здесь почти всё из серебра, - признался парень, обходя комнату. - Пришлось потрудиться, чтобы оборудовать это помещение.
  Рядом стоял небольшой стол - дыба - вдоль деревянной поверхности по центру в два ряда шли острые шипы. Видимо при повороте колеса они все сильнее врезались в тело жертвы. Нужно было оценить их изобретательность.
  - А это раритет, - Андрей указал на металлический гроб, стоявший у стены вертикально. - Он стоял в доме твоей бабушки. Отец говорил, она любила старинные вещицы. Этому саркофагу сотни лет, - ему пришлось приложить не малые усилия, чтобы повернуть рычаг и открыть его. Створки были щедро усыпаны шипами, на которых до сих пор кое-где виднелись бурые пятна крови. Я уже встречала что-то подобное в фильмах, но не ожидала увидеть пыточную камеру в жизни.
  Тошнота стала невыносимой, и я отвернулась. Кого бы здесь не пытали, это было отвратительно.
  - Да вы просто помешались на шипах, - простонала я, бросив взгляд на спасительную дверь.
  - Они наносят максимальный ущерб вампирам. Я хочу показать тебе работу отца. За основу он брал средневековые сооружения для пыток, но сумел приспособить это для вампиров.
  Он потянул за рычаг, встроенный в полу и металлическая пластина, которую я ошибочно посчитала обычным покрытием, бесшумно отъехала в сторону. Мне даже не нужно было смотреть вниз, чтобы понять, что дно ямы украшали толстые шипы, длиной сантиметров в тридцать.
  - При давлении тела они блокируют его, оставляя вампира без движения истекать кровью. Чудо вещь, - обернувшись, он увидел мое бледное лицо и замолчал. - Прости, забыл, что ты слишком чувствительна ко всему этому.
  - Мы можем уйти? - раздраженно спросила я, стоя уже у двери.
  - Пойдем, перекусим. Ты, наверное, голодна.
  
  - Так что оставила тебе бабушка, - спросил Андрей, гоняя по тарелке несчастный кусок брокколи.
  - Одну головную боль, - призналась я, накалывая на вилку мясо и надеясь, что Ирина не отравила мою порцию. - Это ее исследования: вампирские сиесты, кое-какие выписки, списки жертв, - мне совсем не хотелось сейчас вспоминать то, что я прочитала об Эдриане, поэтому эта информация осталась только при мне.
  - А, - протянул он, запивая ужин пивом, - Праздник двух девяток, загадочные Бермуды...
  - Бермуды? О чем ты? - не совсем поняла я.
  - Там укоренилось небольшое объединение вампиров-бродяг. Что-то вроде командного центра. Как ты понимаешь и им иногда нужно питаться. Они захватывают корабль, а потом...
  - Хватит, - простонала я, откладывая вилку в сторону. - Может, сначала закончим с едой? Лучше расскажи о дальнейших планах. Я здесь надолго? Если да, то держи меня подальше от пыточной. Не хочу больше видеть ни капли крови.
  - Так, ты не знаешь? - нахмурился Андрей, резко перестав жевать.
  - О чем? - мне пришлось признать, что холод прошелся от кончиков пальцев до самой макушки.
  - О том, что затеяли вампиры? Все гораздо серьезней, и мы уже не можем просто игнорировать это. Нам придется действовать как можно скорее.
  
  Глава 20
  
  - И что это значит? - переспросила я, вглядываясь в его грустные глаза.
  - Тео, ты что, не смотришь новости? За последнюю неделю пропало пятнадцать младенцев.
  - С чего ты взял, что это вампиры? Мало ли маньяков бродит вокруг.
  - Потому что ни один человек не может выкрасть ребенка прямо из кроватки ночью, при этом, пройдя сквозь закрытые окна и двери, - зло бросил он.
  - Зачем им дети? - задала я вопрос, хотя могла догадаться, какой ответ последует.
  - Месть. Мы уничтожаем их, они - нас. Кровососы решили играть не по правилам. Они считают, что это нас остановит.
  - Но это не так? - мой тон был скорее утвердительным.
  - Мы не позволим детям погибнуть, - поднял на меня глаза Андрей, и я увидела в них решительность. - Все получилось даже лучше, чем мы планировали. Пустим слух, что это вампиры, а потом распространим кассету освобождения младенцев. Благодарные родители пойдут за нами на конец света. Даже возьмут в руки колья.
  - Так вы знаете, где они?
  - Нет, но мы обыскиваем город. Пятнадцать младенцев не могут исчезнуть бесследно. Тем более за ними должен кто-то следить. И вряд ли в няньках у них вампиры.
  - От кого вы получали указания на кого и когда нападать? - вдруг вспомнила я. - Кто ваш информатор?
  - Мы не знаем, - ответил парень, и я не могла распознать в его словах ложь. - Это анонимные сообщения. Дата, точное время, место и имя - ничего лишнего. Все, кто знал его, - мертвы, в том числе и мой отец.
  - Так ты не видел, кто это был?
  - Отец отправил меня на машине на склад за оружием, - тяжело вздохнул парень. - Он словно предчувствовал это. Меня не было всего пару часов. А когда вернулся, убежище буквально кишело милицией.
  - Но почему вы до сих пор слушаетесь этого вампира? - удивилась я. - Он же враг?
  - Тео, я и не думал, что ты поймешь. Это политика. Нам нужна его информация. И мне плевать, что у него на уме, пока это выгодно нам.
  - Он подставит вас. Развяжет войну, но люди не смогут победить!
  - Не глупи. Мы победим, что бы ни случилось, - его строгий голос говорил о том, что он не потерпит возражений, и разговор на эту тему окончен.
  - Лучше бы ты помолчал, мальчик, - раздался за моей спиной голос Ирины. - Она может быть шпионом. Пусть сначала докажет, что из нее вышла вся вампирская дурь. Я ей не доверяю.
  Девушка гордо прошла к холодильнику и достала бутылку минералки. Развернувшись, она уселась на столешницу рядом, глядя на нас не мигая. Это был своеобразный вызов, ответить на который сейчас у меня просто не было сил. Но ее претензии были весьма обоснованы, как не печально было это признавать.
  - Ты поела? - спросил Андрей, игнорируя охотницу. - Тогда пошли.
  
  - Хочешь позвонить родителям? - спросил он, когда мы проходили мимо пустого кабинета.
  - Нет, - ответила я. Мне, конечно, хотелось услышать родной голос мамы, но как тогда ответить на всё ее вопросы? Прости мама, я предательница и если появлюсь, то вампиры отправят меня на растерзание, а возможно и вас вместе со мной. Далеко не лучший вариант. - Совет не доберется до них? - в моем голосе читалась мольба, и Андрей это уловил.
  - Надеюсь, что нет. Твой отец достаточно хитер и изворотлив. Ты уж извини, но он редкостный слизняк. Чемпион по тому, как усидеть сразу на двух стульях. А еще...
  - Хватит, - прервала его я, не в силах слушать оскорбления, пусть они и касались человека, который своим поступком чуть не отправил меня на эшафот.
  - В общем, я хотел сказать, что волноваться не о чем. Не считая того, что он вообще связался с вампирами.
  - Кто теперь ваш лидер? - после недолгого молчания спросила я.
  - Мой отец не оставил преемника, поэтому эти пьянчужки не сумели поделить власть. Всё решается путем голосования, а точнее двухчасового спора. А так как я его сын, со мной считаются. Хоть какой-то плюс.
  - И сколько вас?
  - Здесь восемь, многие погибли той ночью. Плюс на днях прибудет подкрепление. После этого мы пойдем на Совет.
  Мы остановились у двери в мою комнату. Тягостное молчание затянулось.
  - Прости меня еще раз за своего отца, - прошептала я, не глядя на Андрея. - Я была очень напугана и не знала что делать. Если бы я только могла повернуть время вспять...
  - То поступила бы также, - закончил за меня парень. - Я злился на тебя за всё, но прекрасно понимал, что твоей вины в этом мало. Ты слишком долго пробыла вместе с вампиром, и он успел одурманить тебя. Сама того, не замечая, ты делала то, что хочет он. Уверен, тебе и сейчас без него нелегко.
  - Что-то вроде гипноза? - нахмурилась я.
  - Почти. Твоя бабушка называла это 'обаяние', - она даже прыснул от такой формулировки. - Его кровь должна скоро выветриться, и ты сможет думать, как нормальный человек. Увидимся завтра.
  На секунду я подумала, что он поцелует меня на прощание, но Андрей не решился. Помявшись с ноги на ногу, парень всё-таки развернулся и пошел прочь по длинному коридору.
  Закрыв за собой дверь, я просто рухнула на кровать. Голова гудела, не позволяя сосредоточиться ни на чем.
  Я всё еще не верила, что нахожусь среди охотников, а с моей нормальной жизнью покончено навсегда. Как странно, но для меня не осталось дороги назад. Мне было суждено только идти вперед. Сердце застучало чуть чаще от мысли, что охотники... мы победим. Тогда всё могло вернуться назад. Я поступила бы в университет, бегала бы на свидания, прогуливала бы пары... Как подросткам может не нравиться подобная жизнь? Ну да, они не лежат в темном чулане на прогнившей кровати где-то под землей.
  Но сознание услужливо нарисовало и менее приятную картину. Сцену казни. Моей казни. То, что случится, если нас поймают, а бунт пресекут на корню. Я даже могла различить любопытные взгляды вампиров, направленные только на меня, а среди них одни знакомые глаза цвета полуночи. Эдриан. Он не пропустит мои похороны.
  Рука автоматически потянулась к телефону. Увы, под землей не было связи. Ни одного сообщения, ни одного звонка. Помедлив, я отключила его, а, затем, не удержавшись, со всей силы кинула в противоположную стену. Подарок Эдриана, он разлетелся десятком мелких частиц, дождем посыпавшихся на бетонный пол. Мне хотелось уничтожить всё, что было связано с вампиром.
  Осторожно я сняла с безымянного пальца кольцо. Даже при таком слабом свете камень искрился как раскаленное солнце, завораживая. Закрыв глаза, я убрала украшение в карман джинсов, пообещав себе выкинуть его при первой же возможности.
  Мысли сами собой вернулись к Эдриану. Я, бесспорно, была идиоткой. Мне вспомнились слова Виолетты о том, что вампир руководит мной как марионеткой. Тогда я ей не поверила. Но сейчас уже не было смысла держаться за иллюзии. Все девушки словно помешались на нем. Агния, Милена, даже мы с Виолеттой. Шаг за шагом я сдавала свои позиции. А после ритуала Соединения совсем потеряла голову. Мне и не приходило в голову, что он просто-напросто управляет мной. Я недооценивала его силу. Вспомнить даже то, с какой легкостью он вторгся в мой сон. Агния. Она так и не смогла преодолеть свое влечение. Какие еще доказательства были мне нужны? Он не был человеком, убивал людей как скот, контролировал мою волю... Не хотелось продолжать этот список. Но он не отдал тебя Совету - заговорил в голове предательский голосок, всё еще ищущий в вампире что-то хорошее. Потому что не хотел терять такую милую игрушку - услужливо ответил разум.
  Я перевернулась на другой бок, но мысли не оставляли в покое. В памяти стали медленно воскресать все минуты, проведенные с Эдрианом. Разум анализировал каждое его слово, каждый жест, но не мог найти ответы. Почему я? За что он так со мной? Зачем ему это было нужно? Странная вампирская игра. Извращенное понимание чувств. Было глупо пытаться понять его логику. Кто сказал, что существо убивающие ради забавы, мыслит и чувствует также, как и люди? Это был абсурд.
  Рука сама потянулась к аккуратным меткам на пальцах. Совсем недавно я верила в то, что они соединяют нас. Очередная глупость. Самообман. Последний раз по телу прошла дрожь, а сердце ускорило свой ритм. С вампиром все было в порядке, чего нельзя было сказать обо мне. Но ничего нельзя было уже изменить.
  Я должна была вбить в голову одну простую вещь - всё кончено. Эдриан не любил меня, а лишь использовал. Но главное, мои чувства к нему были просто фальшивкой. В ответ сердце недовольно заныло, противясь таким установкам. Но нужно было смириться с правдой и стереть из памяти все моменты, напоминающие о последнем месяце.
  Сон затягивал меня всё глубже, но воспоминания не отпускали. Даже находясь на грани между реальностью и вымыслом, темные глаза вампира не покидали меня, заглядывая в самое сердце. Мне слышался его шепот, мерещились нежные прикосновения на коже... Сама того, не понимая, я заснула со слезами на глазах.
  
  Я всё никак не могли привыкнуть к темноте, и первое время не понимала, где нахожусь. Можно было подумать, что это продолжение моего сна, но вскоре я узнала очертания комнаты. Ничего не изменилось. Это до сих пор был заброшенный склад, и меня до сих пор искали вампиры.
  Я не могла понять, что меня разбудило, из коридора не доносилось ни звука, только мерное гудение генератора, что отвечал за освещение. Часы показывали глубокую ночь, но вновь заснуть не удавалось. Странная тревога поселилась где-то внутри, рядом с сердцем, превращая любое чувство в страх.
  Тишина была напускной, слишком явной и даже зловещей. Хотя чего я хотела? Это место априори не могло быть чем-то уютным и родным.
  Провалявшись без сна минут пять, я поднялась с кровати. Что угодно, лишь бы не мучаться в этой коморке. Возможно, Андрей еще не спал. Мне хотелось самостоятельно побродить по убежищу, когда вероятность наткнуться на кого-то в коридоре минимальна. Я даже решила двигаться в сторону кухни, на случай сели меня заметит кто-то из охотников. Надеюсь, здесь было не принято убивать за желание выпить стакан воды.
  Коридор, как я и ожидала, был пуст. Двигаясь по памяти, мне очень не хотелось затеряться в этом лабиринте. Пока Андрей мог заметить мое исчезновение, я наверняка бы умерла здесь от голода или сошла с ума от идентичных коридоров.
  Два поворота налево, один направо и я оказалась рядом с кабинетом, который всё также пустовал. Вдоль стены стояли два высоких шкафа, забитые книгами. Вряд ли их кто-то в действительности читал, учитывая местный контингент, состоявший из любителей выпить и сыграть в карты.
  - Не спиться? - голос заставил меня подпрыгнуть от неожиданности. Андрею удалось подкрасться ко мне незаметно.
  - Как и тебе, - ответила я, заметив, что парень успел переодеться. Сейчас на нем были потертые голубые джинсы и темно-синяя футболка без рисунка, плотно обтягивающая накачанный торс.
  - Дела, - развел он руками. - Все сейчас просто на взводе.
  Обойдя меня, парень зашагал в противоположном направлении, и через пару метров остановился напротив тяжелой металлической двери, которая по моим воспоминаниям была оружейной.
  - Так что произошло? - спросила я, входя за ним в комнату.
  - Стас видимо нашел, где прячут детей. Ира поехала к нему, чтобы всё проверить, но нам всё равно пора собираться, - объяснил Андрей, снимая со стены длинный и острый клинок. - Если всё подтвердится, на рассвете мы пойдем на дело.
  Действуя отточено, он нажал на ничем не приметный с виду кирпич в стене, который тут же поддался под его напором. Что-то щелкнуло, и напротив парня открылся темный проем, в котором ровными рядами лежали боеприпасы.
  - Ого, - усмехнулась я, завороженная произошедшим, - да у вас тут просто Дом Чудес.
  - Это здание и раньше служило убежищем, нам только пришлось его немного подремонтировать. Тут полно всяких примочек. Тайники, подземные ходы, вампирские ловушки - неотъемлемая часть дома охотника. А здесь так вообще целый подземный город, если знать где вход. Как-нибудь покажу.
  - А где остальные? - спросила я, удивляясь царящей вокруг тишине.
  - Тоже собираются. У них совещание в столовой. Обсуждают план нападения. Еще никогда не видел такого рвения.
  - То есть в убежище никого не будет?
  - Не бойся ты, - ответил парень, уловив тревогу в моем голосе. - Это ненадолго. В кабинете есть телевизор, правда идет только три канала, но это поможет тебе скоротать пару часов. Я вернусь, как только смогу. А теперь возвращайся в свою комнату, а я пока всё подготовлю.
  - Я хотела зайти на кухню, - уперлась я, не желая вновь запираться в четырех стенах.
  - Хорошо, но только тихо, не мешай охотникам.
  Меня не радовала встреча с друзьями Андрея, но жажда из вымышленной вдруг стала реальной. К тому же, я была уверена, что смогу проскользнуть незамеченной, в то время как охотники заняты спором.
  Но меня встретила всё та же тишина. В столовой никого не было. Несколько полупустых бутылок вместе с грязными тарелками из-под еды украшали игральный стол, но охотники явно уже ушли.
  Пожав плечами, я промелькнула в кухню и, наконец, налила в стакан прохладной воды из холодильника.
  Тревога почти прошла, но план охотников не внушал мне особого доверия. Их было гораздо меньше, чем вампиров, и не было никаких сомнений, что там их ждала ловушка. Остаться в одиночку, запертой под землей было сродни ночному кошмару. Но не стоило сомневаться в этих людях. Восемь человек сумели довести весь вампирский мир до состояния паники. А, учитывая их вооружение, преимущество было определенно на их стороне. Мне почти удалось успокоить себя, хоть от одной мысли о битве между людьми и вампирами по спине пробегал холодок. Но сейчас я определенно была на стороне охотников. Бессмертные имели над нами безграничную власть, но использовать маленьких детей было настоящим зверством. Они заслуживали всего, что уготовили им охотники. Мне хотелось увидеть, как малыши вернуться к счастливым родителям, а вампиры забьются обратно в свои склепы. Пусть я не всегда верила в то, что добро сильнее зла, но сейчас просто не могло быть иначе.
  Задумавшись, я брела по коридорам обратно в свою комнату, и видимо пропустила очередной поворот, потому что так и не вышла к нужной двери. Кто-то грубо схватил меня за руку и развернул, прижав спиной к холодной стене.
  - Ты в порядке? - задыхаясь, спросил Андрей. Его глаза дико блестели, а тело била дрожь. - Ты кого-нибудь видела?
  - Всё в порядке, - попыталась успокоить его я, не понимая, что успело произойти всего за несколько минут с нашего расставания. - О чем ты? В столовой вообще никого. Охотники ушли без тебя?
  - Они не ушли, - мрачно произнес он, оглядываясь через плечо. - Давай, заходи скорее внутрь.
  Щелкнул выключатель и зажегся свет. Мы оказались в пыточной. Парень закрыл за нами дверь на засов.
  - Да что случилось, - вышла я из себя. - Ты мне объяснишь?
  - Я нашел их всех, - тихо проговорил парень, всё еще сжимая мои плечи почти до боли. - Все пятеро мертвы.
  Я стояла и не могла понять, что он пытается мне сказать. Как они могли быть мертвы? Что за сцена из дешевого ужастика?
  - Ты шутишь?
  - Тео, да послушай же ты меня, - прокричал Андрей, с силой встряхнув меня. - Я нашел их в своих комнатах, ледащими в кроватях. У всех свернута шея. Кто-то проник в убежище и сейчас находится где-то рядом.
  - Кто это может быть? Вампиры? Или у вас есть другие враги? - спросила я, всё еще не осознавая, что кто-то мог убить пять человек и остаться незамеченным. Постепенно холод прошел от кончиков пальцев до самого сердца. Понимание накатило ледяной волной. Мы были заперты под землей, а по коридорам убежища бродил маньяк-убийца. - Разве стражи бы стали действовать так тихо?
  - Я не знаю, - простонал Андрей, отходя в сторону и потирая лицо руками. - Нам нужно выбраться отсюда. Мы больше здесь не в безопасности. Нужно попасть в оружейную и забрать всё нужное, а потом попробуем улизнуть. Нас пока не нашли, значит не всё потеряно. Побудешь здесь, пока схожу на разведку? - но я тут же отрицательно покачала головой. - Хорошо, но держись за мной. И если что, сразу же беги сломя голову.
  Андрей дернул за ручку двери, но она не поддалась. Температура моего тела резко подскочила вверх. Ладони мгновенно стали потными.
  - Что за черт? - произнес парень, с силой дернув дверь на себя вновь.
  - Какая трогательная сцена, - голос разнесся по комнате как змеиное шипение. Самое страшное, что я узнала его.
  На секунду задержавшись в тени, на свет ступил один из представителей Совета. Высший вампир. Даргон.
  Парень среагировал мгновенно, оттеснив меня за свою спину и схватив короткий железный нож, брошенный кем-то на деревянной столешнице. Против вампира это казалось совсем бесполезным.
  Даргон лишь рассмеялся, даже не шелохнувшись.
  - А ты очень похож на своего отца. Перед смертью он тоже хватался за оружие, причем такое же бесполезное. Тео, милая, - обратился он ко мне, - ты отлично смотришься с ним рядом. Надеюсь, в последние минуты своей жизни тебе всё-таки удалось найти свое место в жизни - рядом с такими же отбросами, как и ты сама.
  Я не могла поверить. Даргон? Тот, кто основал Договор? Кто защищал людей всё это время? Так просто не могло быть.
  - Удивлена, малышка, - вампир скривил рот в дьявольской усмешке.- А я не очень. Сначала мне хотелось просто убить вас, как и остальных, затем похоронить здесь заживо, но ничто так не настраивает на добрый лад, как ваш страх близкой смерти. Надеюсь, вы не против пообщаться. Что за глупые вопросы. Конечно же, нет. Я даже дам вам время надышаться перед смертью.
  - Отчего такая честь? - процедил сквозь зубы Андрей, сжимая нож в руке еще крепче.
  - Ну, я же не злодей, - ответил бессмертный, двигаясь в сторону от нас. - Тем более я хочу посмотреть на вашу агонию. Такие эмоции бесценны. Ну, так что, неужели никто не хочет задать мне парочку вопросов?
  - Самовлюбленный ублюдок. Мы же тебя чуть не прикончили! - вскричал охотник и метнул нож в его сторону. Казалось, вампир даже не шелохнулся, но в следующее мгновение вертел кортик в своих руках.
  - Только потому, что я хотел этого сам. Было понятно, что Ньюбелзы что-то заподозрили, а так все подозрения с меня были сняты. Спасибо облику жертвы. Все верят ему беспрекословно.
  - Твоя смерть лишь вопрос времени, - сквозь зубы процедил Андрей, повторяя слова записки, попавшей в Совет после нападения.
  - Можешь не напрягаться, охотник. Тебе успокоит, если я скажу что вам всё равно не выбраться отсюда живыми? - рассмеялся Даргон. - Стражи окружили здание. Через двадцать минут наверху прозвучат четыре взрыва, которые отправит это место в преисподнюю. Так что нас стоит поторопиться.
  Как же мы были слепы. Все мы. Угроза всегда была рядом, даже ближе, чем казалось на первый взгляд.
  - Почему вы? - не понимала я. - Мне известна ваша история - вы защищали свою семью, даже когда люди пытали вас. Откуда эта ненависть?
  - Видимо, тебе неизвестны все подробности, - покачал головой вампир. - Например, тот факт, что родной отец нанес самый первый удар прямо в мое сердце. А затем наблюдал, как они продолжают мучить меня. Вы низменные существа, способные думать лишь о себе. Вы готовы предавать, ненавидеть, убивать, лишь бы спасти свою шкуру.
  - Также как и вы! - бросила ему я, крепче прижимаясь к Андрею, взгляд которого метался в поисках спасения, не находил его.
  - Это нет так. Наш вид совершенен. Мы не стремимся уничтожить друг друга, наши пары хранят верность вовеки веков, а также мы не тратим драгоценное время на самоуничтожение. Чего нельзя сказать о вас. Дать вам шанс было большой ошибкой. Вы как малые дети, за которыми нужен полный контроль. Вы начинаете войны, в которых не можете победить, изобретаете новые болезни, словно старых недостаточно, более того, вы уничтожаете не только себя, но и всё, что вокруг. Мы не хотим лишиться столь ценной пищи.
  - Поэтому сами нас и уничтожаете, - рассмеялся Андрей, потянув меня в сторону, подальше от Даргона.
  - О, не волнуйся. Мы обеспечим вам достойное развитие. Вы не будете ни в чем нуждаться. Больше вы не причините вреда ни себе самим, ни остальным смертным. Это будет идеальный мир.
  - Вам не удастся подчинить нас всех, - покачала я головой, сама не слишком веря в это утверждение.
  - Но вы же держите фермы, скотобойни. Считайте, мы научились у вас. Думай об этом, как о санатории, месте, где все вы будете в полной безопасности. Хотя, зачем я пытаюсь вам что-то объяснить? Вы всё равно ничего из этого не увидите.
  Охотник резко бросился вперед, пытаясь сделать вампиру подсечку, но тот резко увернулся, а парень отлетел к противоположной стене, словно от столкновения с машиной и грузно опустился на бетонный пол. Я тут же подбежала к нему. Андрей тяжело дышал, пытаясь справиться с болью, но нашел в себе силы приподняться на локтях и гневно взглянуть на бессмертного.
  - Вам не удастся развязать войну, - мне пришлось сдерживаться, чтобы не показать дрожь в своем голосе. - Вы убили охотников, а сам Совет на это не пойдет. Им не нужна война, когда угрозы больше нет.
  - Совет сделает то, что я скажу, - сухо отрезал он. - Мне больше не нужны охотники. Они исчерпали свой лимит. Та же участь постигнет и вновь прибывших. Мы казним их в духе Великой Инквизиции. Всё просто. Вы наверняка слышали о моем гениальном плане. Теперь в моих раках дюжина беззащитных младенцев. Мне просто нужно было что-то, способное поставить смертных на грань безумия. И тут меня осенило - дети! Люди души не чают в своих потомках. Нет лучше способа, чтобы заявить о себе. Один обезумевший вампир похищает младенцев, а потом прилюдно убивает их, выпивая кровь. Дьявольское зрелище, согласитесь? Все сомнения насчет существования нашей расы будут позабыты. Люди пойдут войной, а Совету ничего не останется, как усмирить их, подавив восстание. После этого мир уже не останется прежним. Под моим началом будет переписан договор, и у людей больше не будет никаких прав. Я весь в нетерпении, когда увижу вас в качестве домашних животных.
  - Ты прикончил моего отца, - взревел Андрей, поднимаясь с моей помощью на ноги. - Не думай, что это сойдет тебе с рук, кровосос!
  - Он был бы жив, если бы не стал выяснять, с кем имеет дело. Мне понравилось наше сотрудничество, но, увы, он знал слишком много. Видел бы ты, как он кричал, когда я разрывал его плоть. В минуты агонии он даже вспомнил Господа.
  Андрей взревел как животное и, оттолкнув меня в сторону, кинулся на вампира. Им руководила чистая ярость, заглушившая голос рассудка. Я не успела заметить, что сделал Даргон, но охотник вновь отлетел к моим ногам, но на этот раз не смог подняться. Серебряный кортик вошел в его бок по самую рукоять. Парень отчаянно хватался за рану, пытаясь приостановить кровотечение, его глаза в отчаяние метались по сторонам, пока не сосредоточились на мне. Он был жив, но ему срочно нужна была помощь врача.
  - А что насчет меня, - уверенно я подняла взгляд на вампира, пытаясь скрыть боль оттого, что Андрей лежал на моих руках и истекал кровью.
  - Ты мое лучше творение, - Даргон изобразил на своем холодном лице улыбку. - Рискованное, но тем и прекрасное. Скажи мне, Тео, каково это чувствовать себя изгоем? Все отказались от тебя. Охотники смотрят искоса как на предательницу, вампиры разыскивают, чтобы учинить казнь. Невероятно, всего одна девушка смогла стать яблоком раздора между двумя расами, которые до этого веками существовали в мире. А знаешь почему? Охотница не может присоединиться к вампирам, и всё это понимали, кроме тебя самой. Трагедия одной семьи. Бедный Эдриан, ты так была похожа на его первую жертву, что он не мог не выбрать тебя, а его спутница оказалась предательницей, покушавшейся на жизнь его родителей. Правда, он слабоват, чтобы предпринять какие-либо действия. Вот и тут он просто тебя упустил. Я думал, что это провал, но тут маленькая птичка донесла мне, где тебя искать. Благослови Боже женскую зависть. Знай, сложись всё иначе, охотники всё равно не приняли бы тебя. Для них ты просто оскверненная, после того как отдалась вампиру. Не принятая никем, отвергнутая всеми. Какая драма. Каково это умирать, осознавая свою ничтожность?
  Парень на моих руках пошевелился, пытаясь заговорить, но изо рта хлынула кровь, а до меня донесся только приглушенный хрип. Я посмотрела на него. Андрей моргнул, а затем скосил взгляд вправо, к металлическому квадрату на полу. Вначале ничего не бросилось мне в глаза, но в следующий миг пришло озарение. Мы были в пыточной. Несколько часов назад охотник показал мне совершенное творение, выполненное его отцом. Рычаг, открывающий люк была буквально рядом с нами. Это был шанс. Была лишь одна проблема - как заманить туда высшего вампира?
  Я осторожно кивнула Андрею, а затем аккуратно положила его голову со своих колен на бетонный пол и встала.
  - Ты жалок, - с жаром проговорила я, осторожно продвигаясь в ту сторону, где по моим воспоминаниям находился люк. - Они разоблачат тебя. Охотники успели отыскать место, где ты прятал младенцев. Некоторые уже там. Твой план - дерьмо.
  На долю секунды мне удалось увидеть замешательство на лице Даргона, которое тут же было стерто холодной решимостью.
  - Пусть так. Но я уничтожил убежище охотников. Я герой! Поверь, я расскажу Ньюбелзам, как ты сражалась, до последнего оставаясь охотницей, и даже перед ликом смерти проклинала наш род. Этого достаточно, чтобы вампиры почувствовали опасность, и пошли за мной. Ты даже не представляешь, как мне надоели смертные. Словно вы особенные. Нет, вы только пища.
  - У вас ничего не выйдет, - рассмеялась я ему в лицо, достигнув нужного места и заметив, что рычаг, открывающий ловушку совсем рядом. Так близко и в тоже время далеко. У меня не было шансов незаметно запустить механизм и сбросить в яму вампира. - Зря вы нас недооцениваете. Скоро прибудут новые охотники, и всё повторится. Мы заставим вас пасть на колени, пиявки. Ваше место в гробах. Брэм Стокер писал чистую правду!
  Вмиг Даргон оказался напротив меня, крепко схватив за горло.
  - Не смей упоминать при мне эти бредни, которые вы распускаете о нас для забавы. Скоро это закончится и люди узреют настоящих монстров. Больше никаких легенд и мифов, только жестокая реальность.
  - Ни все мифы лгут. Смотрел Блейда? - голос Андрея был слаб, но всё равно заставил вампира обернуться к нему, ослабив хватку. Я мешком скатилась к его ногам.
  - Ты еще жив, мой мальчик?
  - В отличие от тебя, - усмехнулся охотник. В руках он держал плоский черный пенал. Дернувшись, парень нажал какую-то кнопку, и прибор ожил, замигав частым резким светом. Ультрафиолет. Это ослепило меня, но я на ощупь потянулась к рычагу и дернула за него. Легкая вибрация под пальцами подтвердила, что провал открыт.
  - Толкай ногой, - вскричал Андрей, пытаясь пробиться сквозь шипение бессмертного, который мучился, словно ему в лицо плеснули кислотой. Мне не нужно было другой команды. Я яростно забила ногами в пустоте, пока не наткнулась на что-то твердое словно мрамор. Этого было достаточно, чтобы Даргон отступил на шаг назад, в пустоту.
  Я осторожно открыла глаза, прикрывая их ладонью, и успела ухватить момент, как вампир завис над пропастью, пытаясь сохранить равновесие. Ультрафиолет всё еще слепил его, мешая сосредоточиться. Миг и рядом со мной стало пусто. По комнате разнесся душераздирающий крик раненого зверя. Он длился и длился, пока я не подумала, что совсем оглохла. Наконец всё стихло.
  Свет больше не мигал. Я медленно подползла к краю провала, и, борясь со страхом, заглянула внутрь. Даргон был еще жив. Он смотрел на меня своим диким взглядом, его нижняя губа подрагивала, как и кончики пальцев. Вампир больше не кричал, а лишь неуверенно вздыхал, предвидя свой конец. Острые шипы, пронзив его тело, разошлись на острие множеством тонких лепестков, блокируя всякие попытки бессмертного оторваться от них. Это выглядело зловеще. Небольшие металлические цветы, распустившиеся на теле жертвы, с капельками крови на блестящей поверхности. Отец Андрея действительно был гением. Сумасшедшим гением.
  Я не стала смотреть, как кровь покидает тело вампира, а тут же кинулась к охотнику. Он лежал совершенно неподвижно, но, взяв его на руки, я почувствовала дрожь. Всё еще жив. Наконец я позволила себе разрыдаться. Слезы текли, не переставая, размывая всё вокруг. Я плакала по Андрею, по себе, по своим родителям, которые не узнают, что со мной случиться, по Марине, с которой больше не увижусь, даже по Эдриана, чувства к которому так и не успели остыть. Мне оставалось лишь отсчитывать последние минуты своей жизни. Всё удалось. Детей спасут, злодей был мертв, и даже война на какое-то время приостановлена. Но мне суждено было умереть. Вполне достойная плата. Но как же я боялась смерти.
  - Боли не будет, - прошептала я, нежно поглаживая лицо Андрея, когда он открыл глаза.
  - Не плачь, - прошептал он. - Мы отличная команда. Нам удалось уделать его под чистую.
  Но я не могла сдержать боль, накопившуюся за всё это время, внутри. Она рвалась наружу, громя и кромсая меня. Даргон был прав. Мне было суждено умереть никем. Отвергнутой всеми. Все ошибки, совершенные мною, так и останутся за мной. Я ничего не успела исправить. Что вспомнят обо мне окружающие? Лихорадочно воскрешая в памяти картину последних дней, я поняла, что не успела ни с кем проститься. Пусть будет так. Я оставляла здесь всё. Все мои мечты о нормальной жизни, которым больше не суждено было сбыться. Никогда.
  - Со мной всё кончено, - прохрипел парень на моих руках.- Оставь. А тебе нужно выбираться. Осталось мало времени.
  Я только всхлипнула в ответ, прижимая его к себе крепче. Пути наверх не было, как не было и пути назад.
  - Прости, что был идиотом. Стоило понятней проявлять свои чувства, а не строить из себя придурка.
  - Прости, что была такой идиоткой. Я поняла всё, что ты хотел мне сказать.
  - Тогда всё действительно не зря, - его глаза медленно закрылись, словно скрывая от всей этой боли.
  
  О чем мы думаем в самые последние минуты жизни? О прошлом? Не всегда. Чаще всего о будущем, которого для нас уже никогда не наступит. О минутах счастья и разочарования, о своих успехах и провалах, о невероятных приключениях и простых будничных днях. Обо всем, что так и не станет реальностью. У любой истории есть конец, но нам редко доводится встретиться с ним лично.
  Если бы у меня был еще один день, чтобы я сделала? Простилась бы с родными и близкими? Попыталась изменить свою участь? Отомстила бы обидчикам? Для всего этого мне не хватило бы суток. Я хотела лишь увидеть Эдриана. Заглянуть в его мрачные глаза цвета полуночи и задать единственный вопрос - зачем? Зачем был этот месяц, перевернувший мой тихий мирок с ног на голову? Зачем эта игра, приведшая к трагедии? Зачем было отпускать меня, зная, что мне суждено погибнуть в ту же ночь?
  Мне хватило бы всего нескольких слов, чтобы спокойно принять то, что мне было предначертано. Без сожаления. Зная, что я сделала всё, что смогла...
  
  Территория склада казалось в ночи мертвой зоной. Тишина нависла над ней грозовым облаком. В следующий миг ночь осветила яркая вспышка, заполнив собой всё небо. Огромный костер, словно из глубины ада. Позже пришел звук. Гром взорвал воздух, заглушая всё вокруг. Снопы пыли взметнулись в небо, а после стали медленно оседать на землю. Еще секунда и пламя стало опадать, борясь за пространство, но проигрывая эту схватку.
  Вскоре ночь успокоилась. Ее нарушал лишь размеренный треск огня, выжившего всего на нескольких участках, где земля не успела погасить его. Лишь полыхающие балки и груда мусора - вот, что осталось от строения.
  Прибывшие на место происшествия люди не в силах были определить причину случившегося, стараясь поскорее забыть о зрелище страшного разрушения. Тайна была навсегда погребена глубоко внутри.
  
  Глава 21
  
  Я медленно шел вдоль машин. Запах гари, темный и тягучий, словно смола, резко ударил в нос, призывая отступить, но мне нужно было идти дальше, в самый эпицентр действа.
  Пожар давно потушили, отчего пепелище не стало выглядеть лучше. Огромный ров уходил в глубину на несколько метров, а всего пару часов назад здесь стоял ничем не примечательный склад.
  - Вам лучше уйти, - обратился ко мне страж, преграждая дорогу. - О проведенном следствии сообщать подробнее.
  Мне пришлось силой оттолкнуть его с дороги, чтобы подойти ближе. Эти низшие слишком многое о себе возомнили.
  Я всё еще чувствовал тепло, исходившее от пожарища. Оно накрывало меня мягкой волной. Создавалось впечатление, что я сидел у камина в родной гостиной, а не смотрел на провал, зиявший в земле черной дырой. Они использовали немало взрывчатки, чтобы здание взлетело на воздух.
  - Раскопки не имеют смысла, - произнес вампир рядом со мной, деловито поправляя пиджак. - Искать выживших не представляется возможным. Даже вампир не уцелел бы под такой массой, что уж говорить о смертных. Всё здание ушло вниз.
  Звучало как приговор.
  - Сэр, вам лучше покинуть это место. Скоро здесь будут газетчики и нам нужно успеть уничтожить все улики, - обратился ко мне очередной низший.
  На этот раз я просто кивнул и, опустив голову, пошел обратно к своей машине. Всё равно я не чувствовал здесь ее запаха. Быть может, девушки здесь и не было во время взрыва.
  Я уселся за руль и захлопнул дверцу машины, тем самым огородив себя от окружающего мира. Кругом царила суета, не свойственная моему виду, а я никогда еще не чувствовал себя таким мертвым. Жалкий труп, не достойный погребения.
  Мне нечего было здесь искать. От ее тела ничего не могло остаться. Надежда, что Теона жива, медленно ускользала от меня, оставляя лишь чувство пустоты.
  Я всё прекрасно знал, потому что лишь пару часов назад пережил всё вместе с ней. Ее страх, ее боль, ее беспомощность. Метки просто пылали на моей коже. Ровно в тот момент, как по общим данным прозвучал взрыв. Иначе быть и не могло. Кровные узы не лгут, связывая наши жизни до конца дней. Одна душа на двоих. Я знал, что она в беде, но ничем не помог, оставив всё на волю судьбы. Чего еще ожидать от мертвеца?
  Еще раз оглядевшись вокруг, я повернул ключ в зажигании. Пусть разбираются сами, теперь мне было всё равно.
  Здание госпиталя напоминало средневековый замок, попавший сюда из другой реальности. Как мираж, который растает, как только ты приблизишься к нему. Оказавшись внутри, ты попадаешь в прошлое, болезненное знакомое и порой отвратительное. Постоянное напоминание, что кем бы ты ни притворялся, на самом деле ты существо, обреченное на вечность в этом теле.
  Отец всё еще был прикован к кровати, но силы потихоньку возвращались к нему, так что он уже пытался сидеть, оперевшись на огромную стопку подушек. Мать крутилась рядом с ним. Ее раны были не столь серьезны, но я отметил длинную черную перчатку на левой руке. Ожог, оставленный охотниками, заживал не столь быстро.
  - Ты был там? - без промедления спросил отец, оборачиваясь ко мне.
  - Да. Здание взорвано, нижний этаж полностью уничтожен. Никто не собирается вести раскопки.
  - Наконец-то, - улыбнулся вампир. - Для нашей семьи всё кончено. Я счастлив, что она погибла.
  - Нет доказательств, что Теона была там, - мрачно осадил его я.
  - Сын, будь реалистом. Это было единственное убежище в округе. Конечно же, она была там. И поверь, действительно лучше, если она умерла именно так. Истинный подарок для нее. Иначе бы я лично руководил ее казнью.
  - Кристиан, - взвилась мама, пытаясь оттеснить меня к выходу. - Не смей так говорить. Эдриан зайдет позже, когда ты остынешь.
  Вместе с ней мы вышли в коридор. Мне хотелось вернуться и высказать отцу всё, что было у меня на уме, но ради матери мне пришлось сдержаться. Это подождет. Совсем скоро он окажется дома, а там ему не уйти от разговора.
  - Не злись на отца. Он сильно пострадал и сейчас ищет виновного для расплаты. Со временем это пройдет.
  Я кивнул, хотя внутри бурлила ярость. Он не должен был так говорить о ней. Он не должен был так поступать с ней.
  - Ничего, я в порядке, просто устал. Пожалуй, поеду домой.
  - Милый, - она удержала меня за рукав, уговаривая помедлить. - Мне очень жаль, что всё так сложилось. Я мечтала о другой жизни для тебя.
  - Я тоже, - мне пришлось держать эмоции под контролем, чтобы не показать всей внутренней бури, разрывавшей меня на части. - Не волнуйся за меня. Лучше позаботься об отце.
  - Мне хочется верить, что она не была такой плохой, какой пытаются показать ее окружающие.
  - Я знаю, что она такой не была. И давай закроем эту тему. Нав-сег-да, - по слогам произнес я. Им действительно стоило быть осторожней, обсуждая со мной это.
  Развернувшись, я пошел к выходу, больше не в силах говорить о случившемся. В глубине души мне всё еще казалось, что Тео жива. Где-то совсем рядом. Вампиры не верят в смерть. И я не верил. Только не в ее смерть.
  
  Дом встретил меня тишиной и прохладой. Здесь всё было по-прежнему. Как хорошо, что в нем никогда ничего не меняется, вне зависимости о того, что мир снаружи рушился на моих глазах и летел в пропасть.
  Мне было слишком тяжело возвращаться наверх, в свои комнаты, но только там было спасение. Мне казалось, я ничего не почувствую, даже ее отсутствия. Но всё было пропитано ее запахом - сладкая мята и жасмин. Я был глупцом, оставляя вещи на своих местах. Ее ночная сорочка, почти прозрачная, брошенная на кресле в спальне. Косметика, совершенно бесполезная и лишняя, валяющаяся на столике у зеркала. Открытый шкаф, где ее одежда свалена в кучу, впрочем, как и всегда. Я даже не удосужился сменить простыни, всё еще сохранившие мимолетные нотки ее присутствия.
  Упав на кровать и вдохнув ее аромат, мне померещилось, что она рядом. Скорее всего, в ванной, приводит себя в порядок, как обычно по утрам. Мне пришлось встать, чтобы разорвать наваждение. Нужно было смириться, что там ее не было. Как и в этом доме, как и на этой земле. От поразившей меня мысли, я перестал дышать, застыв посреди комнаты, борющийся с диким желанием упасть на колени и взреветь как зверь, коим я и был внутри.
  Мне следовало выбросить всё, что напоминало о девушке. Заставить свою жизнь вернуться в норму. Норма. Склеп, в который не пробивается ни луча дневного света - мой мир до появления Тео. Пора было возвращаться во тьму.
  Я еще раз прошелся по своим воспоминаниям. Смог бы человек выжить после такого взрыва? Мне не хотелось отвечать на этот вопрос.
  Чье-то присутствие. Чужой вампир был в доме. В другой бы ситуации я кинулся вниз, чтобы напасть на незваного гостя, но не сейчас. Мне было плевать.
  - Так и знал, что застану тебя здесь, - в комнате возник Виллис и бесцеремонно уселся в кресло. - Видимо, ты уже слышал последние новости.
  - Если решил меня чем-то удивить, то ошибся адресом, - нехотя бросил я, желая побыть в одиночестве.
  - Мне жаль...
  - Не нужно. Ее могло там и не быть.
  - Эдриан, я сам отвез ее в город. Там девушку наверняка подобрали остальные охотники, - вампир говорил спокойно, словно боялся разозлить меня. Но злости не было. Только отчаяние. Я был погребен под ним и не находил выхода.
  - Ты сделал что?
  - Я встретил ее на дороге и подкинул до города. Я не знал, что так получится.
  - Тебе не стоило этого делать, - произнес я, борясь с дыханием, которое вновь давало сбой.
  - Ее бы поймали стражи, и всё закончилось точно также, если не хуже, - спорил Виллис.
  - Я бы сумел спасти ее.
  - Также как собирался уберечь и от ритуала Забвения? Нет, не сумел бы ни в первом, ни во втором случае. Поверь мне. Я знаю лучше тебя. Совет никогда бы не оставил ее в живых.
  Наверное, он заметил мой отстраненный вид, поэтому решил продолжить разговор и без моего участия.
  - Сменим тему. Ты слышал, что пропал Даргон. Набрал десяток стражей и исчез из здания Совета. Не верится, что охотники смогли убить его. Учитывая, что выжили практически все стражи. Совет что-то скрывает от нас.
  Я мог бы всё ему рассказать, но не находил в себе сил на это. Мое тело было буквально парализовано. Мрачная статуя, лишенная всякой жизни. Взгляд, устремленный в одну точку, видел только прошлое. Я не хотел возвращаться в настоящее.
  Виллис еще что-то говорил, пытаясь растолкать меня, но потом махнул рукой и ушел, плотно закрыв за собой дверь. Теперь всё действительно стало спокойно. Я провалился в пустоту.
  
  Не знаю, сколько прошло времени. В комнате было всё также темно, ведь я не соизволил распахнуть шторы. Мне нравились тени вокруг, как суровые спутники, наблюдающие за мной и удерживающие от необдуманных поступков.
  Нехотя я пошевелился. Бессмертное тело тут же отреагировала, готовое к дальнейшим приказам. Я ощущал себя роботом, двигающимся только потому, что так нужно.
  Часы показывали девять. Мне пришлось отдернуть шторы, чтобы узнать утро сейчас или уже вечер. Солнце медленно поднималось из-за горизонта. Такое блеклое, но достаточное, чтобы ослепить меня. Я ненавидел рассвет - ничто так не напоминало мне, кто я есть на самом деле, как восход новой жизни, когда весь мир просыпался, а мне суждено было остаться всё тем же.
  В углу белел листок бумаги. Я наклонился поднять его. В моих руках была тонкая тетрадь, полностью исписанная мелким почерком. Теона прикасалась к ней, держала в руках. Я чувствовал ее неповторимый аромат, завладевший каждой моею клеточкой.
  Чтение целиком поглотило меня. Я цеплялся за эти ровные строчки, боясь упустить даже запятую. С каждым словом мир словно становился темнее. Всё встало на свои места. В тот роковой вечер Теона обвиняла меня именно в этом. Все мои ошибки были увековечены в этой тетради. Эти имена и даты были шрамами на моем сердце, которые вновь стали кровоточить. Она знала всё и поэтому ушла. Можно было догадаться, что такое чудовище, как я, будет гореть в аду. В полном одиночестве.
  Не нужно было напрягать память, чтобы вспомнить, как злилась Тео. В ее глазах стояли слезы и... боль? Быть может, она верила в меня? Что если не всё в наших отношениях было игрой? Мне не составило труда обмануть себя этим.
  Спустившись вниз, я предал огню эти проклятые листы бумаги. Они вспыхнули в камине алым пламенем, мгновенно превратившись в пепел. Мне нравилось верить, что во всем были виноваты только эти записи, а не я сам и не Теона. С каких пор я стал таким сентиментальным? С первой же секунды как увидел ее в спортивном зале школы. Ее тело двигалось в таком бешеном ритме, но каждый шаг был отточенным, доведенным до совершенства. Именно тогда я оказался полностью в ее власти. Она уже тогда придумала весь этот план? Почему бы и нет. Но ее поведение, когда она узнала, что за ней следят вампиры. Что за глупые поступки? Невольно я улыбнулся, вспомнив ее неряшливый вид и вульгарное поведение. Моя Теона.
  Она не была одной из охотников. О чем я только думал? Мне пришлось признаться - в тот момент я не думал. Перед глазами стояли лишь мои родители, чудом, выжившие в той кровавой бойне. Я просто поверил отцу и его теории, ровным счетом ничего сам не проверив. Кричал, оскорблял ее, а в итоге выставил за дверь. Самое ужасное, что мне хотелось увидеть боль, слабость на ее лице. Хотелось услышать ее мольбу о прощении. Она никогда ни о чем не просила. Слишком свободная, слишком самостоятельная. Как бы я не старался, мне не удавалось заполучить ее любовь силой. Тео была другой. В глубине души я всегда боялся, что она так и не полюбила меня, а притворялась, выжидая нужный момент, чтобы уйти. Двухсотлетний вампир боялся оказаться брошенным. Какая ирония. Проще было прогнать ее, чем услышать обвинения в свой адрес.
  Мне не хватило мужества. Я слишком долго держался в стороне, предпочитая плыть по течению, надеясь, что все решится само собой, что никто не отнимет у меня то, что принадлежит только мне одному. Я ошибся. Мне стоило дорожить каждой минутой с Тео и цепляться за любую возможность остаться с нею навсегда, а не выжидать в стороне.
  Я вернулся в свою комнату, закрывшись в уютном мирке, в котором Теона всё еще была рядом со мной. Мне было странно испытывать такой голод по чьему-то присутствию. Упав на кровать, я зарылся головой в ее подушку, жадно вдыхая родной терпкий аромат. Сон, скорее похожий на длительную кому, овладел мной, унося от реальности.
  
  Следующие несколько дней были сущим кошмаром. Родители наконец вернулись в дом, но стало только тяжелее. Как только отец поправился достаточно, чтобы добраться до Совета, вампирский мир пошатнулся. Даргон, которого считали героем, погибшего отстаивая Договор, вмиг превратился в предателя, пытавшегося уничтожить и так хрупкий мир.
  Всё стало ясно, когда охотники обнародовали пленку с освобождением пропавших младенцев. И хоть на ней были изображены сцены убийства вампиров, никто не поверил, сочтя это подделкой. Похищения списали на группу безумных сектантов, которые были всего лишь людьми, которых Даргон заставил заботиться о детях. Не стоит утаивать и о роли Совета в этой легенде.
  И пусть человеческий мир вскоре счастливо забыл произошедшее, когда для моего это было только начало. Стражи, помогавшие высшему вампиру, были допрошены и под пытками сознались во всем. Совету было плевать, что Даргон не особо посвящал их в свои дела, но полученной информации было достаточно, чтобы обречь охрану на смерть, а образ героя свести до образа чудовища. Его имя было вычеркнуто из истории основания Договора, а там, где и осталось, было приравнено к запрещенным.
  Чуть позже стало ясно, что именно малышка Агния навела вампира на убежище охотников и выдала Теону. Я старательно избегал ее, не в силах смотреть в глаза предателю. Другие бессмертные видели в ней образец преданности Договору, ведь моя Тео числилась в розыске, и девушка тут же сообщила, где видела ее с охотником. Не ее вина, что первым на пути попался именно Даргон. Вот только мне не нужно было смотреть глубже, чтобы понять темноту ее истинных мотивов. Она устранила соперницу, но не получила ничего, кроме моего презрения.
  Нужно ли говорить, что для моего отца настал звездный час. Перевыборы в Совет могли состояться только через год, но уже и так было ясно, кто именно займет эту должность. Мне почему-то не особо хотелось праздновать это событие.
  Я знаю, за что выступал отец, и отчасти боялся его. Да, возможно он не требовал немедленного порабощения смертных, но не стоило надеяться, что мир останется прежним. Больше всего я боялся за охотников. Конечно, глупо, но меня не покидала надежда, что Тео всё еще была среди них. В любой момент ее могли поймать стражи, и мне удалось бы вернуть девушку себе. Но бесцельно пролетали дни, и ничего не происходило. Стражи обнаружили несколько группировок охотников на пути к городу, но ее среди них не было.
  Эта ловля стала отдушиной для вампиров, способом позабыть о предательстве одного из старейшин. Мне не хотелось даже думать, что они делали с несчастными людьми, решившимися пойти против Совета. Но заголовки газет так и пестрели очередными трагедиями, унесшими немало человеческих жертв. Каждый раз я присутствовал при аресте, надеясь увидеть знакомое лицо, но уходил ни с чем, вновь закрываясь в своей комнате.
  
  - Может, поговорим, - зло бросил я, входя в гостиную.
  Отец медленно поднял голову, но на его лице не отразилась ровным счетам ничего.
  - Как скажешь, - сухо ответил он, сворачивая газету и откладывая ее в сторону. - Так в чем дело?
  - Ты знаешь.
  - Не совсем.
  - К черту, отец! Я хочу поговорить о Теоне и о твоей роли во всей этой истории. Так яснее?
  - Не понимаю, о чем ты. Она умерла, потому что была охотником, и, даже учитывая сей факт, я не имею к ее смерти никакого отношения. Предъяви счет Даргону, если, конечно, найдешь его.
  - Прекрати. Ты знаешь, что она не была охотником. И хватит мне лгать, - прошипел я, с трудом сдерживаясь, чтобы не накинуться на него. - Очередная игра?
  - Ее бабушка была охотницей, так что я сделал вполне логичный вывод, что и она тоже, - усмехнулся вампир, не мигая, смотря на меня.
  - Ты знал, что она невиновна. Но всё равно рассказал мне, хотя мог выбрать любой другой момент, когда я не был бы на таком взводе. Ты ведь хотел, чтобы я прогнал ее. Зачем?
  - Потому что эта была единственная возможность вычислить предателя, - спокойно признался он. - Она входила в его планы, а значит, он бы ее не упустил. Я приказал следить за высшими вампирами в Совете. И как удачно. Я не прогадал. Даргон отправился за ней спустя считанные часы. Я спас весь мир от развала.
  - Ты убил ее! - вскричал я, кинувшись к нему и вздернув с кресла, отбросил к стене.
  - Тише, сын, - примирительно поднял руки вампир. - Это было для общего блага. Всего лишь одна жертва и мир вернулся к своим началам. Правда, я не думал, что охотники убьют Даргона. Мне, действительно, хотелось бы взять его на себя, но раз так уж сложилось...
  Договорить он не успел. Мне пришлось схватить его за горло и вновь впечатать в стену, чтобы прекратить эти откровения. Я просто не верил, что отец был настолько жесток.
  - В чем она была виновата? Ты же знал, что я к ней чувствую. И всё равно решился на это? - голос дрожал, а рука всё сильнее сжимались вокруг его шеи.
  - У вас бы ничего не вышло, - хрипло проговорил он, терпеливо вынося приступ моего гнева. - Что случилось, когда она узнала о твоем прошлом? Ну же, Эдриан, расскажи мне всё.
  Я отпустил отца, повернувшись к нему спиной. Мне не хотелось признавать его правоту.
  - Ты и сам знаешь. Но она бы поняла. Я смог бы всё ей объяснить. Прошлое должно оставаться в прошлом. Я изменился для нее.
  - Не смеши меня, - ответил вампир, подходя ближе. - Она никогда бы не простила тебе эти смерти. Им всё равно, как давно это было, и что ты мог измениться. Ты никогда не смоешь кровь со своих рук. Ты убийца. Прими это с гордостью, а не как жалкий щенок. Мы удержали мир от войны, и всё благодаря ей. Как странно - она начала эту войну, она же ее и закончила.
  - Ты ничего не расскажешь ее родителям, - мрачно проговорил я, повернувшись к нему и посмотрев прямо в глаза. - Ее имя никогда не будет опорочено. Иначе, тебе придется иметь дело со мной, и я покажу тебе, какой из меня убийца.
  Отец долго молчал, а потом, лишь кивнув, вышел из комнаты. Я остался один.
  
  Родители Теоны навещали отца и мать, но я не нашел в себе сил, чтобы остаться с ними в одной комнате. Им сообщили, что их дочь погибла. Стражи пытались освободить ее от рук охотников, но операция провалилась, погребя девушку и похитителей под тоннами кирпича и бетонных плит. Никто не сказал им правды. Отец был милостив, подумав, что так будет лучше, чем раскрывать то, что уже нельзя было доказать. А может, подействовали мои угрозы, но что вернее - страх бросить тень на репутацию нашей семьи.
  Отец Теоны остался в Совете, и в нем я увидел достойного противника своему родителю, готового отстаивать права людей. Сразу стало понятно, что это будет битва характеров, и я бы не стал сбрасывать человека со счетов. Было больно, что мир продолжал идти вперед даже без моей спутницы.
  
  - Ты не веришь в ее смерть, - скорее подтвердила свои догадки, чем спросила мама, садясь на диван рядом со мной.
  - Верю, - соврал я, увиливая от ее взгляда. Бессмысленно, она и так знала мою ложь.
  - Не слушай отца. Я знаю, что она была совсем не такой, как он пытается представить. Мы часто проводили время вместе, и в ней не было фальши. Когда ты пострадал, Тео день и ночь провела у твоей кровати. Это не было притворством.
  Я вспомнил тот миг, когда, очнувшись, увидел ее у своей кровати. Эти заплаканные глаза и немного грустная улыбка стоили целого мира. Ее слова были навсегда высечены в моем сердце. Я отдал бы многое, чтобы прожить эти минуты вновь.
  - Она могла уцелеть. Ни один из стражей не сказал, что видел ее там. Тело так и не нашли.
  - Милый, я знаю, как тебе больно. Кровные узы сможет разбить только время. Поверь, я тоже по ней скучаю, но сидеть взаперти это не выход.
  Да, в этом она была права. Я просто не мог больше жить воспоминаниями. Постель уже начала терять ее аромат, как и вся комната, хоть я и не открывал окна. Она ускользала от меня, и мне хотелось пуститься за нею, пусть это будет и край света.
  - Помочь тебе разобрать ее вещи? - спросила после паузы мама.
  - Нет, - резко бросил я, словно очнувшись ото сна. - Я всё сделаю сам. Лучше оставь меня.
  Сама мысль, что кто-то прикоснется к ее вещам, вызывала у меня отвращение. Никто не имел права вторгаться в наш мир.
  - Хорошо. И я... я хотела тебе передать вот это, - в мои руки лег тонкий белый конверт. - Сначала хотела выкинуть, но не смогла, потому что для тебя это очень важно. Если что, ты знаешь, где меня найти.
  - Мам, - тихо спросил я, заставив ее обернуться. - Ведь это моя вина? Ее смерть. Я подвел ее к черте и столкнул в пропасть?
  - Она уже ходила по краю и просто не смогла удержаться, - ответила она. - Такое бывает. Ей не было места ни среди нас, ни среди охотников. Теона выбрала свой собственный путь и оставалась предана ему до конца. Я знаю, что она любила тебя.
  Я повертел конверт в руках, но он был девственно чист. Внутри лежала фотография, сделанная в день выпускного. Я и Тео спускались по лестнице, крепко держась за руки и улыбаясь друг другу.
  Воспоминания были подобны острым шипам, вонзившимся под кожу. Чего я ждал? Забвения? Можно было стереть метки с моей руки, выбросить все вещи, на которых сохранился ее запах, но ничего бы не изменилось. Нужно было что-то большее, чтобы убить ее образ в моем сердце.
  
  Следующей ночью после трагедии я вернулся на пустырь, изучая каждый миллиметр пепелища, но так и не найдя ее следов. Только груды песка и пыли, присыпавшие котлован.
  Я принес цветы. Невозможно было поверить, что где-то там покоиться моя спутница, но белые орхидеи украсили эту могилу, выделяясь даже сквозь вуаль ночи. Красивое, но слишком зловещее зрелище. Стоя там, я задавался вопросом: кем она была в последние минуты? Охотницей, какой ее считал мой отец? Верной спутницей, что хотел видеть в ней я? Или просто беспокойным подростком, каким ее знали родители? Но еще один вопрос не давал мне покоя: простила ли она меня за содеянное, или в ее сердце цвела лишь ненависть ко мне?
  Метки на руке упорно жгли кожу. Хоть какое-то чувство, благодаря которому я до сих пор держусь на плову. Если бы я только знал, где она в данную минуту. Но наша духовная связь хранила молчание. Гробовая тишина. Я просто не знал, что именно должен чувствовать когда единение исчезает. Поэтому все еще ощущал мою Тео. Я просто так хотел.
  В моих мыслях она любила меня. Иногда я даже представлял нашу встречу. То, что я сказал бы ей, за что попросил бы прощение, каким бы был ее ответ. Там она всегда меня прощала. Только я сам мог знать, как долго сожалел о своем прошлом. Эти смерти преследовали меня, не давая ни минуты покоя. Алисия Майклс. Ангел, отдавший свою душу, чтобы подарить мне право на жизнь. Тео была на нее похожа, правда виделась мне ярче, свободней. Думал ли я, что смогу исправить ошибки прошлого, заслужив ее любовь? Я верил, что могу начать жизнь заново, забыв, что она давно погрязла в костях.
  Больше всего я ненавидел себя за Оливию и то десятилетие, что провел в плену своей демонической сущности. Аромат крови и темного порока казались спасением от вечной пустоты внутри сердца. Всё было бы иначе, если Теона нашла меня раньше. Даже самый пропащий грешник надеется на спасение. И у меня оно было пусть и не долго. Я жил в аду, и эта шутка судьбы спустила меня еще ниже в его самое сердце.
  
  Мне нечего было ждать. Как безумный я стал метаться по комнате, убирая ее вещи со своего пути. Пора было действовать. Двести лет моя жизнь не двигалась с места, но теперь я страстно желал выбраться из этого замкнутого круга. Только мне было это под силу.
  Чтобы не случилось с этим миром завтра, я не хотел этого знать. Слишком долго Договор контролировал мое существование. Я был благодарен охотникам. Всё это позволило мне увидеть сквозь сумрак. Там, за пеленой ночи существовала жизнь, о которой я раньше и не догадывался. Теона показала мне ее, а потом забрала с собой.
  Ее слова звучали в моей голове, пока я совсем не лишился рассудка: 'Я всегда буду только рядом с тобой. Можно?'. Это мне следовало задать этот вопрос. Слишком поздно я понял, что ее нужно держать крепче, не отпуская от себя ни на шаг. Мне придется всё исправить.
  Через час комната была пуста. Больше ничто не напоминало мне о Теоне. Мгновенно моя жизнь вернулась к мрачному пустому склепу. Удивительно, что ее безделушки вдыхали жизнь в эти стены так же, как и она вдыхала жизнь в меня.
  Мать заходила лишь на минуту, чтобы убедиться, в порядке ли я. И мне кажется, ее обрадовало то, что она увидела. Вот только вещи обычно не такие, какими кажутся на первый взгляд. Я не собирался возвращаться во тьму.
  Гитара послушно звучала в полумраке комнаты. Это меня успокаивало и настраивало на нужный лад. Мысли становились ясными, и я мог видеть будущее.
  Сами собой звуки сложились в готическую балладу HIM. Песня 'Gone with the Sin' вполне точно отражала то, что бушевало в моей душе. Всё в этой мелодии напоминало мне мою Тео.
  Ее шепот у моего уха, нежные прикосновение на моей коже. Сердце забилось чаще, когда я представил ее тело в своих объятиях. Нежная улыбка, приводящая меня на грань. Без этого невозможно было жить, а существование меня больше устраивало.
  
  I love your skin oh so white,
  I love your touch cold as ice
  And I love every single tear you cry,
  I just love the way you're losing your life ...
  
  Песня резко оборвалась на припеве. Что бы они ни говорили, но она никогда не была грешницей. Она просто ушла.
  Вампирское сердце требовало мести каждому, кто причинил моей спутнице боль. Смотреть, как они корчатся в предсмертных муках, моля о пощаде. Вот только самую непереносимую боль принес ей именно я. Моя ложь стала для нее последней каплей. А это станет моим последним днем.
  
  Чистый листок бумаги вскоре украсили черные узоры - слова, соединявшиеся в предложения. Я не мог уйти, ничего не сказав матери. Она имела право знать то, что заставило меня бросить всё. Тем более только она одна могла убедить отца больше не искать меня.
  Не помню, что значили эти строчки. Рука двигалась сама собой, а мной руководил кто-то совсем другой. Помню, что не обещал вернуться, как и... Тео.
  Никаких вещей - там они мне не были нужны. Никаких долгих прощаний - от них только сложнее. Никакого сожаления - для этого было слишком поздно.
  Я запечатал конверт и оставил его в комнате матери - запретной зоне для отца. Мне осталось лишь дождаться темноты, чтобы покинуть это место навсегда.
  
  Эпилог
  Стук колес убаюкивал, принося долгожданное успокоение. Странным образом мир вокруг стал мягче, как сладкая вата в цирке. Люди, рассевшись по своим местам, напоминали манекенов, застывших в неуклюжих позах. Кто-то бездумно смотрел в окно, кто-то читал книгу, а кого-то уже давно сдался во власть сна. Путь был не близкий, к тому же время в поезде текло совсем по-иному. Здесь существовал какой-то провал, и когда за окном проходила минуты, в вагоне они превращались в часы.
  Мужчина устало поправил газету в своих руках, которая так и норовила сложиться пополам. Последние новости не вызвали в нем никакого отклика. Он еще раз прочитал заголовок первой страницы: 'Группа сектантов пыталась использовать младенцев в своем кровавом ритуале'. Черно-белая фотография изображала людей в глубоких капюшонах возле пылающей пентаграммы. Сущая глупость. Он недовольно перевернул страницу, но так и не нашел ничего интересного: 'Страшная авария на въезде в город унесла жизни 20 человек'. Мир явно катился в пропасть. Как давно было это время, когда, беря в руки свежую газету, ты читал об успехах и достижениях страны, а не о кровавых трагедиях, приукрашенных мистикой. Почему всем так нравилось читать о смерти?
  Человек сложил бесполезную газету и посмотрел на девушку, сидевшую напротив. Вот уже который час она не подавала особых признаков жизни. Картинка за окном менялась так часто, что голова непроизвольно начинала кружиться, но ее, казалось, это совсем не тревожило. Включив свой миниатюрный плеер, она с грустью смотрела на солнце, скрывающееся за суровыми горами.
  Словно что-то вспомнив, девушка полезла рукой в свой карман и достала кольцо с крупным красным камнем. Мужчина не был специалистом по драгоценностям, но вещица выглядела по-настоящему дорого. От одного вида на украшение захватывало дух.
  Повертев кольцо в руках, и печально вздохнув, его попутчица встала и, открыв окно, выбросила драгоценность в пустоту. Мужчина вздрогнул, увидев такую растрату. Он почти был готов выпрыгнуть из поезда и потратить остаток своей жизни на поиски сокровища.
  Но юную девушку это очевидно не волновало. Она вернулась в первоначальное положение, бросив на мужчину, седевшего напротив лишь мимолетный скучающий взгляд. Но этого было достаточно, чтобы хорошенько рассмотреть ее. Совсем юная, не старшего его дочери, перешедшей в последний класс. Темные волосы контрастировали с бледной кожей, довольно худое тело обтягивала простая футболка и синие джинсы. Но запомнилось ему совсем другое - ее глаза. Зеленые и большие, словно блюдца. В них было так много эмоций. В них плескалась и горечь, и внутренняя сила, и серьезный жизненный опыт. Она была гораздо старше, чем казалась на первый взгляд.
  Он отвел взгляд в сторону, почувствовав, будто подглядывает в замочную скважину. В тамбуре маячила странная тень. Темная и высокая, она словно заглядывала сквозь стекло в дверях. Мужчина почувствовал холод, исходивший от жуткой тени. Сама смерть смотрела на него, или нет, следила за его попутчицей. Он недовольно встряхнул головой. Вот что можно получить, читая подобные газеты. Эти журналисты просто-напросто промывают нам мозги. Усмехнувшись своим мыслям, человек достал очередное издание, пытаясь скоротать время в пути.
  Через час шум колес затих. Поезд остановился у незнакомой ему станции. Оторвав глаза от газеты, он с удивлением отметил, что девушки уже нет на скамье. Мужчина огляделся по сторонам, выискивая зачаровавшую его незнакомку, и успел заметить, как она покидает тамбур. Через несколько минут она появилась на перроне. Закинув на плечо рюкзак, она, не спеша, пошла в сторону заката.
  Мужчина покачал головой, не понимая, что такая юная девчушка делает совсем одна в этих дебрях, где не было видно ни одной живой души или небольшого поселения на несколько километров вперед. Странная. Ушла в пустоту.
  Поезд тронулся, и все прошлые мысли тут же вылетели из головы мужчины. Слишком быстро он позабыл о странной попутчице, даже не обернувшись ей в след.
  Вновь углубившись в чтение, он не заметил, что тень в тамбуре тоже исчезла. Он также не видел, как она появилась за спиной девушки на перроне, а затем последовала за ней, не отставая.
  Ему было не разглядеть за этим темным туманом высокого парня - холодного и мрачного. Черные спутанные волосы, бледная, как чистый фарфор, кожа. Увидев его однажды, мужчина бы не смог так быстро позабыть случившееся, а заглянув в черные глаза, понял бы природу своего необъяснимого страха.
  Словно тень парень шел за девушкой след в след, но держась на приличном расстоянии. Через минуту она остановилась и резко обернулась, встретившись глазами со своим преследователем. Их разделяли всего несколько шагов и теплые потоки летнего ветра, который подул сильнее, словно пытаясь отдалить их друг от друга.
  Пара брошенных фраз, затерявшихся в свежей, только что распустившейся листве. Ее вопрос, так долго мучавший сердце. Его ответ, постоянно занимавший все мысли. Только слова. Даже они не могли раскрыть всю важность этой встречи. Никто не мог знать, что происходило в тот миг между этими людьми.
  Они молчали, не отводя взгляда. Секунды измерялись ударами сердца. Затем лицо девушки тронула легкая улыбка. Повернувшись, она вновь продолжила свой путь, не сомневаясь, что парень последует за ней. Он почти тут же нагнал ее, нежно обняв за талию и притянув к себе, словно это было на грани жизненной потребности.
  В заходящих лучах солнца они были похожи на единое целое. Разные, но в тоже время необходимые друг другу. Увидев их случайно, любой человек принял бы их за простую влюбленную пару. Хотя, возможно, они ею и являлись, а может только хотели казаться таковой.
  Совсем скоро эта странная пара совсем скрылась из виду, начиная новую жизнь вдали от посторонних глаз. Там, где солнце почти сравнялось с горизонтом.
  
  Конец
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Нагорный "Наследник с Земли. Обретение"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"