Gonty: другие произведения.

Поттеромания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рейтинг: PG-13. Пейринг: Кселлос/Лина. Содержание: В жизни Лины Инверс серьёзные перемены. Она сменила Гаурри на Гарри и поселилась в Хогвартсе. Теперь она носит строгие платья, закалывает волосы в пучок, ест маленькими порциями, и конечно, не сквернословит, ведь она больше не враг всего живого, а добропорядочная учительница. Думаете, что она повзрослела и остепенилась? Как бы не так! Лина, она и в Хогвартсе Лина.


   Тарелка врезалась в стену и, жалобно звякнув, разлетелась на множество осколков. И видит Цефеид, это не самое страшное, что произошло с той комнатой в течение дня.
   - Чертов кретин, тупица, медузьи мозги! - разъяренные крики наполняли небольшую комнатку, переживающую тайфун, погром и словоизречение.
   Лина тряхнула волосами и замолчала, чтобы отдышаться. Уничтожение комнат весьма утомительное занятие. Неожиданно девушка вздохнула и устало плюхнулась рядом с останками стула. Довольно неинтересно злиться и играть в "Я - исчадье ада", если тебя не слышит и не видит ни одна душа. Другие постояльцы гостиницы не в счет - они, если у них сохранились остатки здравомыслия, уже находятся на границе ближайшего королевства. Рядом медленно спланировав обугленный по краям листок. Недовольно покосившись на него, девушка в очередной раз прочла: "Госпожа Лина Инверс приглашается венчание Гаурри Габриева и Сильфиль Нелс Лаада." В конце листа от руки было написано "А ты когда остепенишься, Лина?" Именно эта мерзкая фраза заставила волшебницу в течение часа крушить свою комнату.
   "Да как они смеют?! А ты когда остепенишься, Лина... Эх, если бы нас не разделяли добрая сотня верст, я бы им показала, не только где раки зимуют, но и чем они питаются!"
   Девушка опустила голову к себе на колени. Злость и обида за дурацкий комментарий без остатка приняла на себя обстановка комнаты, и мысли побежали спокойнее и умиротвореннее. "Интересно. Примерно месяц назад, вовремя наших приключений, он серьезно пострадал, я сдала его на руки Сильфиль. Однако, резво у них отношения развивались... Как это Гаурри додумался сделать Сильфиль предложение?.. Может все-таки съездить на эту свадьбу,... хотя бы ради того, чтобы узнать кто написал эту издевательскую реплику. Хе, хе, будут жертвы..."
   Волшебница встряхнулась и спустилась вниз. Как она и ожидала, ресторан встретил ее молчанием. Пожав плечами, она направилась на кухню, которая, как оказалось, тоже не отличалась многолюдностью. На столах лежали незаконченные блюда, из кастрюль нещадно валил пар, а пол был почему-то усыпан рисовыми зернами. Девушка принюхалась к резким запахам кухни и потянулась к ближайшей кастрюле. Суп, судя по зловонию, но никак не по разбухшей массе, был из тунца. Теперь ему было место в помойке. Не успела девушка приподнять крышку со следующего котла, как рядом с ухом раздался до боли (чужой) знакомый голос:
   - Неужели у знаменитой волшебницы Лины Инверс дела пошли так плохо, что она теперь грабит ресторанные кухни?
   На ее губах заиграла нехорошая улыбка, и мгновенно развернувшись, Лина со всей своей силы врезала крышкой нахальному монстру по голове. Правда, потом же она сама помогла ему подняться и даже налила стакан холодной воды, потому как Кселлос до рези в животе противно стонал. "Иногда мне кажется, что он специально позволяет мне его бить, имея возможность в любой момент смыться, " - с этими невеселыми мыслями она впихнула, разливая воду на себя и на монстра, стакан в протянутую руку. Келлос чуть заметно усмехнулся. И поплатился за это ударом в паховую область. Правда, ученые маги еще не сошлись во мнениях, как размножаются монстры, и нужны ли им репродуктивные органы. Кселлос, извиваясь на полу, по-видимому, об этих сомнениях ничего не знал.
   - Как я вижу, - прохрипел он, глядя снизу вверх на девушку, - у вас плохое настроение.
   - Еще какое плохое, - Лина отвернулась от приятеля и уселась на высокую табуретку.
   - Просто скучно, Кселл, - проговорила волшебница, задумчиво накладывая в тарелку почти приготовленный салат. Еда, как не странно, не вызывала в ней привычного боевого азарта. Может быть, потому что никто теперь не лез ей в тарелку, выхватывая куски повкуснее. Казалось, это было так давно.
   - Бандиты перевелись? - с чуть заметной ухмылкой поинтересовался монстр, поднимаясь с пола и усаживаясь напротив Лины.
   Девушка апатично поддела палочками листья салата и стала их рассматривать:
   - Дело не в них. Хотя и в них тоже. Раньше, какие бандиты были: выскочат из засады, скажут тебе пару гадостей, ты их поджаришь и все. А теперь! Выскочат из кустов, увидят меня и все. Оказывается какой-то гад вместе с этими дурацкими слухами стал распространять мой портрет. И знаешь, что в нем написано?
   Монстр покачал головой.
   - Да, в общем-то, это не важно, я итак миллион раз это слышала. А злодеи, какие пошли? Эликсир молодости или привораживающее зелье сделать они могут, но чтобы мир уничтожить или захватить, у них кишка тонка. А вы монстры?
   Неизвестно откуда-то взявшаяся чашка с кофе застыла возле губ парня. Но волшебница не заметила и продолжала, распаляться.
   - Пять лет назад, что ни день вы или контракт с каким-то полоумным магом заключали или на худой конец устраивали геноцид человечеству, а сейчас... Где ваши козни, коварные планы? Где, мазоку возьми, ваша чистая и светлая мечта - воскресить Шабронигдо?
   Сверлящий взгляд уставился в лицо монстра. Тот отшатнулся, непонимающе улыбаясь:
   - О чем вы, госпожа Лина? Владыке потребуется не одна сотня лет, чтобы восстановить свои силы после встречи с вами. Да и нас, монстров, с каждым годом все меньше и меньше. Угадайте, благодаря кому?
   -Ну, вот теперь я еще и виновата, - огрызнулась, отводя глаза, волшебница. Укор Кселлоса был приятен ее самолюбию.
   Монстр откинулся на спинку стула и задумчиво протянул:
   - Значит, этот мир стал вам скушен и неинтересен? Я даже начинаю бояться за его сохранность.
   - Ах да, я совсем забыла, что ты у нас теперь спаситель человечества от Темной Звезды, - насмешливо протянула Лина, и довольно заулыбалась, заметив, как тот скорчил недовольную гримасу.
   - Наш мир не один, - продолжал Кселлос, - Во вселенной существует множество миров.
   - И что конкретно ты предлагаешь? - спокойно поинтересовалась Лина, пережевывая салат.
   - Я же сказал миров много..., - поймав непонимающий взгляд волшебницы, Кселлос продолжил, - Вы никогда не хотели побывать в других мирах?
   Лина усмехнулась:
   - Чтобы попасть в другое измерение, нужно...
   Кселлос замахал руками:
   - Не беспокойтесь ни о чем. Я все возьму на себя.
   - Откуда такое бескорыстие? - подозрительно прищурилась Лина - уж очень хорошо знала она таинственного священника.
   - Просто наблюдать за вами становится все скучнее и скучнее.
   - Так ты подсматриваешь за мной!!! - если бы взгляд мог убивать..., у человечества настали тяжелые времена.
   Кселлос вжался в противоположную стену подальше от вползавшей на стол злой волшебницы.
   - Вы не правильно меня поняли. Ай!... Так как вам мое предложение?
   - Что-то не доверяю я вам, монстрам, а в особенности тебе... Но мазоку с тобой. Куда ты хочешь заслать меня? - неожиданно согласилась она.
   - Вам там понравится, - сказал, довольно улыбаясь, Кселлос и схватил девушку за плечи.
   - Ты что себе...
   Тарелка с салатом упала на пол, и на кухне опять стало тихо.
  
   Профессор Дамболдор с удовольствием десятилетнего ребенка, задумавшего очередную пакость, наблюдал за преподавательским составом.
   - Новый преподаватель по Защите от злых сил? - сквозь зубы выдохнул профессор Снейп.
   - Вам не кажется, что приглашать на работу неизвестного человека - это...это уже слишком, - профессор МакГонаголл сдержанно поджала губы и уже этим жестом выказала все свое недовольство, - Особенно, если учесть, что в этом году в школе будет проведен Премудрый турнир.
   Директор школы магии и волшебства Альбус Дамблдор невинно оглядел недовольных коллег:
   - У нее чудесные рекомендации...
   - Нее?! - Северусу Снейпу становилось все хуже и хуже. Как ни как передозировка ядом.
   - Да, - старый пакостник взглянул на часы, - и она опаздывает уже на минуту.
   Миневра неразборчиво прошипела что-то сквозь зубы, Снейп откинулся на спинку кресла с видом крайне злого профессора зелий, остальным преподавателям было все по барабану - они пили чай, ели халявные сладости и обменивались сплетнями.
   Молчание затягивалось. Дамблдор уже хотел предложить свои лимонные дольки, которыми он, наверное, еще кормил маленького Тома Ридла, как с порывом ветра и руганью в кабинете появились двое. Это было бы очень эффектно, если бы молодая девушка не выражалась самыми последними словами и не извивалась на руках у парня.
   - Ах ты, придурок, кретин, сволочь, лапать меня в астрале!!!!
   Юноша после серии мастерских ударов врезался в шкаф и осел на землю вместе с щепками, сортировочной шляпой и мечом Годфрика Грефиндора, заныканного в б.у.шную шапку от шаловливых ручек Гарри Поттера. Шляпа плавно спикировала на голову незнакомца и тут же разразилась серией воплей "Прямая дорога в Азбакан!!!".
   Профессор Флитвик оторвался от чашки и мечтательно протянул:
   - Люблю темпераментных женщин.
   - Помощь не нужна? - обратился директор к неподвижному молодому человеку.
   Рыжеволосая девушка фыркнула и откинула челку:
   - С ним все в порядке.
   Она подошла и с пугающей бесцеремонностью попихала ногой парня:
   - Хватит притворяться, Кселлос.
   - Это было действительно больно, - простонал парень с вопящей шляпой на голове.
   Прежде чем девушка придумала ответ или убила парня, Дамблдор откашлялся, привлекая внимание.
   - Я так понимаю, вы - госпожа Лина Инверс? - даже после разрушения пришельцами школьной собственности профессор Дамблдор выглядел приветливым.
   - Она самая, - очаровательно улыбнулась девушка, - А вы - директор этой магической школы?
   - Он самый, - старый развратник обольстительно улыбнулся всеми ещё не выпавшими зубами.
   Как говорится, нашла коса на камень.
   - Мне бы очень хотелось узнать, как вы сумели появиться в школе, которая, кстати, защищена от аппараций...
   Девушка пожала плечами и показала пальчиком на боровшегося с озверевшей шляпой на полу парня:
   - Это все он. Любит выпендриться.
   Поединок монстра и шляпы продолжался. Остальные, кто с испугом, кто с интересом, а кто и жуя лимонные дольки, наблюдал за развитием битвы. Наконец, парень дотянулся до бесхозного меча Грифиндора и смог отбиться от потрепанного чудовища. Шляпа, недовольно пыхтя, залезла под шкаф. Лина зааплодировала.
   - Да, Кселл. Это тебе не золотой дракон. Но ты с честью вышел из сражения.
   Монстр пригладил всклокоченные волосы и, мило улыбаясь, пропустил мимо ушей все колкости.
   - Ну, я пошел, - он исчез, и Лина опять повернулась к директору.
   - Еще раз прошу простить меня за Кселлоса, - сладко улыбнулась волшебница, ни капельки не чувствуя себя виноватой.
   Директор Хогвартса замахал руками:
   - Ну, что вы, что вы. Забудем о извинениях и вспомним о формальностях. Представлюсь еще раз - я Альбус Дамблдор, директор Хогвартса, школы магии и волшебства. А это преподавательский состав, - Дамблдор представил девушке каждого преподавателя.
   Похоже, вид кислых мин на лицах учителей был для него приятнее Всевкусных орешков.
   - А теперь...
   - Давайте-ка поговорим насчет моей оплаты, - бандитоубийца прямо перешла к волнующему ее вопросу.
   - Как вам будет угодно. - Дамблдор протянул девушке пару листков, - Если вы согласны, то распишитесь.
   Девушка несколько минут внимательно вчитывалась в бумаги. Выражение ее лица от задумчивого перешло в состояние крайне злого.
   - А это что за пункт такой? - под нос опешившего Дамблдора тонкая рука сунула контракт.
   - А, этот?.. - директор очень убедительно изобразил на лице удивление, - В присланных рекомендациях этот пункт был указан, как самый ключевой момент контракта.
   Волшебница пару минут внимательно изучала старикашку, а затем вздохнув размашисто подписалась.
   - Так как вас зовут? - вступила в разговор профессор МакГонаголл, сканируя лицо девушка на принадлежность к Упивающимся смертью.
   Лучезарная улыбка тут же появилась на смазливом личике:
   - Я Лина Инверс, к сожалению или к счастью, в ваших краях обо мне не слышали.
   - А вы вообще знаете, что будете преподавать? - не успокаивалась профессорша.
   Девушка спокойно пожала плечами:
   - А какая разница. Я преуспела во всех видах магии. Ну, кроме белой.
   - Ваш предмет называется защита от темных сил, - чеканным голосом продолжала Миневра, косясь на Дамблдора, пытавшегося выманить из-под шкафа сортировочную шляпу, - Я дам вам пару книг, чтобы вы смогли подготовиться к завтрашним занятиям.
   Профессор предполагала, что девушка вежливо откажется, но та с радостью согласилась.
   - Я вам очень благодарна. Люблю читать магические книги - узнаешь много нового, - ответила Лина, и Минерва смягчилась.
   - Тогда мы пойдем, - сказала профессор МакГонаголл, поднимаясь. Остальные последовали ее примеру и потянулись к двери. Профессор Снейп окинул ее на последок холодным взглядом, а Флитвик загадочно подмигнул. Понимая, что разговор с директором не закончен, девушка терпеливо дождалась, когда кабинет опустеет.
   - Она разозлилась и не хочет выходить, - сказал директор, имея виду шляпу, - Придется звать Хагрида. Но да ладно, сейчас я постараюсь ввести вас в курс наших дел.
   Волшебница внимательно выслушала многочасовое повествование директора о тяжелой судьбине Гарри Потера, о Волдеморте и бла-бла-бла.
   - А какая цена назначена за голову этого Волде... Морда? - поинтересовалась как бы в невзначай девушка.
   - Какая награда? - удивился директор, - Вряд ли кто в здравом уме и ....этой, светлой, что ли, памяти пойдет убивать его.
   - А вы установите награду и увидите - психи всегда найдутся, - загадочно улыбнулась Враг Всего Живого.
   Профессор лишь покачал головой, и улыбка исчезла с губ девушки.
   - Ладно, хрен с вами...
   Дамблдор указал пальцем на контракт и пропел:
   - Пункт 32.а : "За оскорбительные выражения взимается 2% заработной платы... "
   - Да-да, - отмахнулась волшебница, - я помню. А также я помню пункты 32.б, 32.в и 32.г. Кстати, а можно посмотреть мои рекомендации, чтобы я могла знать, кого мне нужно уби... отблагодарить за все.
   - Конечно, - профессор протянул ей кипу писем.
   В течении десяти минут перед глазами Лины пронеслись знакомые имена "Принц Филионель де Сейлун", "Королева Зоаны Мартина Мел Навратилова", "старейшина клана Золотых драконов Катаатских гор Мильгасия", "Повелительница Зверей Зеллас Металлиум".
   - Спасибо, - сдержанно поблагодарила она директора, хотя ее голос не вязался с адским пламенем, горящим в ее глазах.
   - Да и напоследок, - директор задумчиво оглядел ее фигуру, - У нас в школе приветствуется строгий стиль одежды, так что к завтрашнему дню оденьте что-нибудь... посдержаннее.
   Лина хмыкнула, представив, что сказал бы директор, увидев Нагу Змеюку. Почему-то она была уверенна, что в этом случае он бы не стал возражать.
   - Тром покажет вам вашу комнату, - перед девушкой появилось существо, смахивающее на гоблина-недомерка, - и не опаздывайте на завтрак.
  
   Выделенная комната, как оказалась, состояла из аудитории и кабинета, одновременно выполняющего функции спальни.
   Домовой эльф поклонился и исчез. А Лина занялась изучением своего обиталища.
   В ее родном мире тоже существовали магические школы, правда, они не пользовались большой популярностью: кому охота сидеть в четырех стенах и слушать нудение старых неудачников? Сама волшебница в таких школах была несколько раз и то для того, чтобы что-то разнюхать или своровать. Осматривая класс, она пришла к выводу, что здешние колдуны живут богаче и спокойнее. Ведь вряд ли бы в классе стали расставлять чучела экзотичных тварей, банки с органами и всякой дрянью, если бы школа взрывалась каждую неделю. А в мире Лины это было нормой.
   Закончив осмотр, девушка направилась в кабинет. На столе ее ждали обещанные Минервой книги, а на кровати черное строгое платье. Рядом с ним лежала записка.
   "Я подумал, что это платье вам потребуется. Надеюсь, что оно вам понравиться. К."
   - Кселлос, - со странной гримасой поняла Лина, пытаясь вспомнить, где она уже видела этот почерк.
   Потом плюнув на это бесполезное использование мозгов, Лина взяла платье и приложила его к себе, изучая своё отражение в зеркале. Она любила черный цвет - он делал ее старше и загадочнее, но, черт возьми, она не любила платья. Хотя одно дело - путешествовать по миру в поисках сокровищ и приключений, а совсем другое - учительствовать в школе.
   - Профессор Инверс, - улыбнулась она своему отражению.
   Примерив подаренное платье, она полчаса покрутилась перед зеркалом.
   - Какую же прическу сделать? - промурлыкала Лина, наслаждаясь редким в своей бродячей жизни моментом себялюбования, - Оставить распущенными или уложить наверх, - она приподняла волосы над головой, - Нет, лучше уложу. Так будет солиднее. Ведь я теперь профессор Инверс, - со смаком проговорила свое новое звание Лина, и рассмеялась своему отражению.
   Вдоволь нахихикавшись и покрутившись перед зеркалом, она улеглась на кровать вместе с одной из оставленных для неё книг. Она открыла "Историю Хогвартса", зевнула и приступила к чтению. Нет ничего лучше скучной книжки на ночь.
  
   Она проснулась рано - завтрак Лина не пропустила бы и под страхом смертной казни. Главную залу Хогвартса она нашла без проблем, аромат еды и денег бандитоубийца чуяла за сотни километров.
   Как она и узнала из вчерашней "книжки на ночь", в помещении параллельно стояли четыре стола факультетов и находящийся на возвышении стол преподавателей. Но сейчас столы были пусты, так как студенты должны были прибыть чуть позже.
   Идя по проходу, Лина внимательно оглядела преподавательский стол. Директор о чем-то оживленно болтающий с сидящей рядом пожилой ведьмой, приветливо улыбнулся волшебнице. Свободный стул находился между высоким черноволосым типом, видимо претендующим на звание "Лучшая кислая мина месяца" и огромным бородатым мужиком.
   - Доброе утро, - прогрохотал второй и мило улыбнулся. Злыдень чуть заметно кивнул.
   Лина в ответ очаровательно улыбнулась и уселась за стол.
   - Так вы и есть новый преподаватель по защите от темных сил? - спросил огромный мужик, - А меня зовут Рубеус Хагрид. Я веду уход за магическими животными. Мой пес Клык вчера приболел, и я не смог прийти на собрание.
   - Лина Инверс, - девушка протянула руку, и Хагрид осторожно ее пожал. В его роду однозначно были или горные тролли, или кронпринц Филионел, - Так вы смогли вытащить сортировочную шляпу из-под шкафа?
   - Да, - переросток улыбнулся всеми своими зубами, - Выманивал конфетами весь вечер. Такое чувство, что она вчера того... натерпелась страху.
   Остатки совести заставили девушку опустить глаза:
   - Я очень извиняюсь за своего друга, пожалуй, он слишком грубо обошелся с ней...
   Справа фыркнул мрачный тип. Лина начала злиться:
   - Да, мне очень жаль. Так как она себя чувствует?
   " Что-то я начинаю злиться еще до начала занятий. Нет, надо держать себя в руках, иначе от моей зарплаты останутся лишь жалкие остатки".
   Однако Хагрид ничего не заметил. Даже наоборот, он тепло заулыбался:
   - С ней все в порядке. Вы знаете, в наше время редко встретишь человека с таким добрым сердцем как у вас.
   Лина смутилась и опустила глаза - в чем-чем, а в доброте, она еще не была замечена.
   - Ну, ладно я пойду, - Хагрид поднялся из-за стола, - Мне нужно встретить первоклашек.
   Лина вернулась к содержимому своей тарелки. Пункт 32. г сразу же появился перед ее мысленным взором: "Прием пищи должен быть сдержанным, хорошие манеры приветствуются. За нарушение пункта - 50% месячного жалования." Мысленно взвыв от такой несправедливости и подлости, Лина, взяла нож, вилку и начала есть. Косые взгляды, которые на нее бросали преподаватели, а в особенности ее хмурый сосед, поднятию настроения не способствовали.
   Кое-как дожевав кусок пирога, девушка вышла из-за стола. Коридоры замка были пусты и тихи, и девушка, заложив руки за голову, медленно прогуливалась по ним.
   "Черт, как же я хочу жрать! Жрать!!! Жрать!!!... А это что-то такое?"
   Она остановилась напротив горгульи, из-за спины которой чуткий нос Даже Дры уловил аромат еды. Лина задумчиво посмотрела на горгулью.
   - Есть у меня друг очень похожий на тебя, - сказала волшебница, изучая каменное изваяние, - Он немного двинутый, но парень не плохой.
   Бандитоубийца резко приблизила лицо к горгулье, злобно выдохнув той прямо в лицо:
   - Если ты сейчас же меня не пропустишь на кухню, я разломаю тебя на куски и выкину в окно.
   Пару мгновений горгулья притворялась неодушевленной, затем повернула глаза и, увидев решительное выражение лица, отъехала в сторону.
   Довольно ухмыляясь, профессор Инверс вошла в небольшую дверь.
  
   Через шесть часов Лина, с видом удава сожравшего слона, появилась в главной зале. Она тут же устремилась на свое место и кивнула угрюмому соседу, притопавшему на обед. Тот в ответ процедил ей что-то сквозь зубы. Лина, не желающая расставаться со своим умиротворенным состоянием, расценила это как приветствие. Стул Хагрида пустовал.
   С легкой грустью сытого человека, она оглядела стол. Да-да, вокруг много вкусной еды, но домовики оказались понятливыми парнями и согласились приносить ей в кабинет завтрак, полдник, обед, ланч и ужин. По крайней мере, в ее контракте не было указано, что она не может использовать школьных эльфов, причем она даже не угрожала ушастым. Те с радостью согласились приносить ей еду - фаерболл не потребовался.
   Вскоре до уха донеслись звонкие голоса, обладатели которых хлынули в Залу бурным потоком. Громко шумя, они рассаживались за свои столы. Как только все студенты устроились по местам, профессор МакГонаголл ввела в зал первоклашек. Малышня зачарованно разглядывала волшебный потолок, преподавателей и других студентов. Хагрид принес табуретку и сортировочную шляпу.
   Профессор МакГонаголл откашлялась, и шум постепенно стал стихать. Когда заткнулся последний студент, она поднесла к глазам свиток и стала зачитывать фамилии первогодок. Дети, испуганные и взволнованные торжественностью обстановки, по очереди усаживались на табурет и надевали шляпу. Побитый молью и мечом Годрика Гриффиндора предмет гардероба притворялся, что думает, и выкрикивал название факультета.
   - Как эта шляпа определяет принадлежность студента к тому или иному факультету? - не выдержав, Лина за не имением рядом никого другого обратилась к черноволосому соседу.
   Тот окинул ее взглядом аля "больная-девочка-не-знает-прописных-истин", но ответил.
   - Шляпа видит склонности студента к том или иному факультету...
   Его перебила Лина.
   - Поставлю вопрос по-другому, - девушка заинтересовалась и уже не обращала внимания на кислую рожу собеседника, - Чем один факультет отличается от другого, и для чего между факультетами настойчиво поддерживаются сопернические отношения?
   Профессор чуть заметно удивился.
   - Факультеты отличаются только разницей в предметах и в их часах, а насчет соперничества вы не правы - оно просто существует, в основном из-за квидича.
   - Квидича? - удивленно переспросила волшебница.
   Профессор кивнул и объяснил, что это за чудо и с чем его едят.
   - Так значит это всего лишь игра? - Лина непонимающе уставилась на соседа.
   - Очень популярная, - заметил он и замолчал.
   Ей вспомнился чемпионат по медным ракеткам. Блин, она же тогда победила. Жаль, ей не зачли победу, так как был разрушен стадион, и пропала часть судейской команды. Но она принимала участие в этой игре только для того, чтобы проучить эту наглую дуру Мартину, а победа... К Шабронигдо эту победу, она и так всегда побеждает.
  
  
   Утром ее разбудил домовой эльф, споткнувшийся о валяющуюся на полу книгу. Медный поднос обрушился на спящую девушку вместе с соком, кофе и кучей прочей вкуснятины.
   Рефлекторно Лина скастовала фаерболл и подожгла кровать. Последующий час она и домовик тушили пожар и убеждали друг друга ничего не говорить Дамблдору. Прийдя к мирному соглашению, она взглянула на часы и поняла, что не успевает на первый урок.
   Платье никак не хотело надеваться, остатки завтрака удобно устроились в волосах и не реагировали на посягательства их вынуть. Волшебнице пришлось вымыть голову - пусть она опоздает, но не предстанет пугалом перед студентами.
   Рядом с классом уже жались студенты-первогодки. Это был тоже их первый урок.
   Впустив детишек, профессорша задумалась, какому заклинанию можно их обучить и при этом не покалечить. Да, и еще пункт 32.в: "Порча казенного имущества - 70% зарплаты."
   - На улице такая хорошая погода, почему бы нам не позаниматься на воздухе? - Лина улыбнулась ученикам.
   Фаерболл, конечно, самое распространенное заклинание ее мира, но... она очень хорошо помнила первые дни, после того как она овладела этим заклинанием. Она подожгла соседние сад и дом, расправилась с надоедливыми мальчишками с ее улицы, а затем появилась Луна в компании бамбуковой палки. Но с другой стороны ей платят за обучение детей.
  
   В общем, занятие прошло успешно - дети несколько раз просили, чтобы волшебница продемонстрировала им лайтинг, хотя многие из них были из колдовских семей. Особенно их веселило, что она не пользовалась палочкой. К концу занятия никто так и не смог скастовать лайтинг, но она подбодрила их и обещала, что скоро у них все получится.
   Следующей парой у нее были четверокурсники опять же Слизерина и Гриффиндора. Уже не дети, но еще не взрослые, почти ровесники со своей профессоршей. Лина стала немного нервничать.
   - Сейчас мы пойдем заниматься на улицу, - сказала она, и большинство студентов одобрительно зашумело.
   - А что мы там забыли? - нахально спросил ее блондинчик, судя по галстуку из Слезерина.
   - Честно говоря, я не знаю, что забыл там ты, - вежливо ответила она, выкручивая парню ухо, - Но вы все должны намотать себе на ус, что слово преподавателя для вас закон. Вопросы есть?
   Из ряда грифиндорцев взлетела рука.
   - Да?
   - А сумки и учебники нам брать с собой? - неуверенно спросила девушка с пышной гривой.
   - Не надо. Они вам не потребуются.
   Четверокурсники оказались успешнее своих младших коллег. Один очкастый грифиндорец даже сумел скастовать более-менее приличный фаерболл.
   - Ухты! - вокруг него сразу же образовалась толпа, - Молодец Гарри.
   Лина довольно улыбаясь, заметила:
   - Ну, чего стоишь, кидай давай. Ты же не хочешь, чтобы он взорвался в твоей руке.
   Последнюю реплику говорить, пожалуй, не стоило - парень побледнел и швырнул его, не глядя прямо в кучу слизеринцев.
   Громкий взрыв и последующие вопли заглушались потоком забористых выражений, о которых не подозревали даже самые испорченные из студентов.
   - У меня такое чувство, что ты специально кинул в них фаерболл, - сказала она валяющемуся Гарри, лежа рядом на животе.
   Мальчик виновато улыбнулся, и она подмигнула ему.
   - Ну, как все живы? - деловито спросила она, отряхиваясь.
   - Не все, - раздался слабый голос.
   Около десяти человек в обугленной одежде лежали не двигаясь.
   - Хватит притворяться, - Лина бесцеремонно попинала ногой одно из лежащих тел, - Это был слабый фаерболл, от него только горит одежда и волосы.
   - Только?!! - перестал претворяться раненным все тот же блондин.
   - Да только, - как можно спокойнее огрызнулась Лина, - Если бы я кинула в тебя фаерболл, твои останки собирали бы весь день. И хватит отдыхать, у нас еще ползанятия впереди.
   Со стонами и причитаниями симулянты поднялись с земли.
   - Когда мой отец узнает о методах вашей учебы, он..., - начал слизеринец и благоразумно замолчал натолкнувшись на озверевший взгляд препода.
   Лина обвела всех взглядом и прорычала:
   - А теперь все, кто хочет вернуться живым в школу, продолжают практиковаться в заклинании, а кто желает рискнуть, может еще немного попререкаться со мной.
   Самоубийц не нашлось.
  
   В кабинете Дамблдора ее ждали сам директор, грязноволосый сосед по столовой, имени которого она не помнила, и блондин, имени которого она просто не знала.
   Директор с серьезной миной на лице заявил ей без обиняков:
   - На вас поступила жалоба...
   Лина тут же уперлась руками в бока - она прекрасно знала, что лучшая защита - это нападение.
   - Могу представить себе, - заявила она, обводя присутствующих разъяренным взглядом, - А все почему? Потому, что дети не подготовлены, не привычны к тому, чтобы освоение магии достигалось с потом и кровью (Лина поймала себя на мысли, что повторяет Гаурри - а это уже тревожный симптом, но тут же на него забила). Да, мазоку побери, кто думает, что волшебство - это голубь в рукаве, тот не маг, а ничтожество. Только полная самоотдача при изучении магии может сделать из нытиков и хлюпиков, которыми являются ваши ученики, хороших волшебников. Да, я не скрываю того, что постижение магии очень опасно, а иногда и смертельно, но зато, те, кто останется в живых, смогут стать достойными магами.
   Лина замолчала и перевела дух. Трое мужчин, ошарашено внимавших ей во время её речи, медленно приходили в себя.
   Блондин шагнул к ней на встречу и неожиданно пожал руку.
   - Я целиком и полностью поддерживаю вашу точку зрения, - горячо сказал он удивленной волшебнице, - Я всегда считал, что Хогвартс слишком носится со своими учениками, а так из них ничего путного не выйдет. У меня к вам лишь одна просьба - он мой единственный сын, вы могли бы быть с ним чуть помягче?
   Лина мысленно прикинула, сможет ли она изменить свой стиль воспитания подрастающих волшебников, и ответила:
   - Может вам стоит завести еще одного сына?
  
   Дни тянулись один за другим. Дети и Лина понемногу привыкали к друг другу. По крайней мере, студенты теперь не разбегались в разные стороны, когда волшебница решалась показывать им новое заклинание. А вот с освоением магии дела шли не так хорошо. Только немногие из старшеклассников могли скастовать более-менее приличный фаерболл, который тут же отправлялся в учеников другого факультета. После этого студенты начинали драку, а затем Лина вмешивалась и раздавала всем на орехи.
   В один из осенних вечеров директор вызвал ее к себе.
   - Очередная жалоба? - тут же спросила она входя в кабинет.
   Родители контуженых студентов съезжались в Хогвартс косяками, но благодаря поддержке Дамблдора, у которого не было другой замены, и Люциусу Малфою, четырьмя конечностями поддерживающего методы рыжей преподавательницы, они уезжали ни с чем.
   - Нет, - в комнате, помимо директора, собрался весь преподавательский состав.
   - Я хочу еще раз проинформировать всех вас о приближающемся Премудром турнире и о завтрашнем приезде Дармштадской и Белстекской делегаций. - Лина, усевшаяся возле камина поближе к чайнику и сластям, была уверена, что внеочередное собрание проводится специально для нее.
   Да, да, она помнила про этот магический турнир - именно, из-за него она четверть урока проводила, раздовая тычки и подзатыльники за перешептывания. Минерва, тощая деканша Грифиндора, не раз выговаривала ей, что насилие над студентами не допустимо, что для этого есть копилка баллов факультета и так далее. На что Лина обычно отвечала, что у всех свои методы обучения, и если МакГонаголл так жаль своих студентов, то пусть закупит лейкопластырь и аспирин для больничного крыла.
   - Делегаты отказались занять предоставленные в их распоряжения помещения, и будут...
   Волшебница, совершенно не слушая директора с блаженной улыбкой, занялась уничтожением содержимого конфетницы.
   - ... Прошу всех иметь в виду, что с завтрашнего дня в коридоре Хогвартса будет поставлена Огненная чаша, куда каждый желающий принять участие в турнире может опустить записку со своим именем...
   Опустит, так, опустит. Из всего турнира волшебницу волновал только приз - Огненная чаша. Какие у нее магические способности? Какие чары наложены на нее? И Сколько она стоит? Вот вопросы воистину волновавшие ее. Платят в Хогвартсе, конечно, не плохо, но...
  
   Еще несколько месяцев пролетели без следа. Приезд конкурсантов внес в ряды Хогвартсев нервозность, предстоящий турнир добавил возбуждения. Для профессора Лины Инверс ничего не изменилось. Директор познакомил ее с мадам Максим и Карковым, после чего с маниакальной настойчивостью пытался втолковать директору Дурмштранга, что его школа просто не может обойтись без профессора Инверс. Каркаров так ничего и не понял.
   Во время перемены большинство студентов Хогвартса собирались вокруг Огненной чаши, перешептываясь, смеясь и не спуская с нее возбужденно горящих глаз.
   А день, когда объявили конкурсантов, наверное, стал одним из самых запоминающихся дней в этом году. Лина воспользовалась этим и стащила у тощего соседа его десерт. И что собственно произошло? Ну, сумел мальчишка обойти защиту Дамблдора или попросил кого-нибудь кинуть. Она бы сама поступила также. Хотя пораженное лицо мальчика говорило о том, что он сам поступил бы совершенно по-другому. Затем последовали долгие разборки с Гарри Поттером, вопли мадам Максим и визги Каркарова. Студенты орали и шумели... В общем, ничего интересного.
  
   Очередной урок на воздухе подходил к концу. Третьекурсники более-менее успешно справились Бомб Ди Вингом, и небольшая полянка возле Запретного леса напоминала поле, пережившее не одну посадку Боингов.
   - Прошу извинить меня за то, что прерываю ваш урок..., - Лина быстро обернулась и встретилась взглядом с остроносой очкастой дамочкой. В руках особа держала пергамент, на котором застыло ничем не поддерживаемое перо. Всем своим обликом она напоминала Мартину. Не самая приятная ассоциация.
   - ... Я коресподент Ведьмополитена, Рита Вритер, - женщина протянула руку, и Лина внимательно ее изучила. Ни отравленных шипов, ни денег она там не обнаружила.
   - Гхм, - произнесла кореспондентша и убрала руку, - Я хотела бы взять у вас интервью...
   - Чего ты хотела у меня взять? - Лина уперлась руками в бока - она не знала, что такое интервью и есть ли оно у нее вообще, но просто так отдавать его очкастой, ей не хотелось.
   Рита отшатнулась и удивленно заморгала глазами:
   - Интервью... Читателем нашей газеты хотелось бы побольше узнать о новой преподавателе Хогвартса, породившей за короткий срок множество слухов.
   - На меня всегда много чего наговаривают, - мрачно ответила Лина, начинавшая понимать, что к чему.
   Журналистка оживилась:
   - Вот-вот. Тогда мы начнем.
   Она послюнявила кончик пера и поставила его на пергамент, а затем обернулась к рыжеволосой девушке и сказала:
   - Сначала расскажите, откуда вы?
   - Издалека, - отрезала Лина.
   Перо забегало по бумаге: "Рыжеволосая красавица загадочно улыбнулась, но промолчала".
   Лина сочла нужным обернуться в поисках "рыжеволосой красавицы", улыбающейся и молчащей, как партизан. Вокруг столпились любопытные студенты, но Джинни Уизли не молчала, а что-то шептала на ухо своей подружке, да и грудь у нее была меньше чем у Лины. Почувствовав, что на нее смотрит профессор, девочка обернулась и побледнела. Лина сумела не закатить глаза: студенты пошли такие пугливые!
   - Быстро все в школу! - скомандовала она детям, и те с радостной возней начали собирать сумки.
   - Как я вижу дети слушаются вас и уважают? - заметила Рита, провожая глазами удаляющихся студентов.
   Лина пожала плечами:
   - Пусть только попробуют не послушаться - у меня разговор короткий.
   Рита кивнула, и волшебное перо быстро забегало по листу: "Дети с радостью исполняют то, что говорит их любимый профессор".
   Любимый профессор? Скорее самый ужасный - Лина не раз слышала перешептывания студентов (очень помогал ее хороший слух), что безопаснее отсидеть пять пар у Снейпа, чем десять минут находиться рядом с Инверс.
   - Вы ведь преподаете и у Гарри Потера?
   Лина почему-то не удивилась этому вопросу, словно была готова.
   - Да.
   "Профессор Инверс говорит, что Гарри Потер занимается у нее уже два месяца, и она не раз замечала трудный характер подростка..."
   - Ничего я не замечала, - огрызнулась Лина и молниеносным движением схватила самопишущее перо.
   - Какая хорошая вещица, - задумчиво пробормотала она, не обращая внимания на возмущенные вопли Вритер.
  
   Гарри Поттер сидел на берегу озера и думал о своей тяжелой жизни.
   Вчера Хагрид с хитрой улыбкой на роже пригласил его посмотреть на первое испытание, не забыв при этом прихватить мадам Максим. Так сказать, совмещал приятное с полезным. Через неделю Гарри Поттера ожидал самый настоящий дракон. Огромный, размером с трехэтажный дом, огнедышащий. И как всегда ему достанется самый злобный. Такой уж Гарри везучий. А он к тому же совершенно не знает, что делать! Поднять с помощью Энгардум Левиозы камень и трахнуть им по башке рептилии? Или ослепить Люмусом? Он бы посоветовался с Гермионой Гренджер, но та сразу же начнет выспрашивать от куда он узнал о предстоящем испытании, а узнав помчится к МакГонаголл. Такая уж она правильная. А Рон просто сочувствующе похлопает его по плечу и отправиться в бюро ритуальных услуг за венком "От лучшего друга".
   - Не пора ли тебе Гарри идти ужинать? - раздался над ухом мягкий голос.
   Гарри от неожиданности подпрыгнул и резко обернулся. В двух шагах от него стояла Ходячий Враг Всего Живого профессор Инверс. Наверно, она очень удивиться и разозлиться услышав свое прозвище.
   - Я просто хотел побыть один.
   - А понятно, - Лина скрестила руки на груди, - Это такое вежливое пожелание, пойти мне куда подальше?
   Гарри нервно улыбнулся:
   - Что вы! Я только думал над предстоящим испытанием...
   Он заткнулся, но было уже поздно - глаза Лины загорелись.
   - И что это? Высший демон из глубокой и мерзностной клоаки преисподней? Чудовища из параллельного мира, не реагирующие на черную магию? Сотни мелких голодных тварей из глубин океана? Твои собственные страхи, которые надо победить не используя магию?
   Гарри Поттер возблагодарил небеса, что не Инверс занимается подготовкой турнира, и желая прекратить словарный поток, от которого его даже в такой солнечный день бросало в холод, ответил:
   - Это драконы.
   - Драконы? - на лице Лины появилась гримаса разочарования, - Всего-то?
   - Всего-то? - Гарри разозлился, а поэтому его инстинкт самосохранения бравший управление при встрече с профессоршей, ослабил хватку, - Да они сожрут меня через пять минут после начала испытания!
   Профессор непонимающе уставилась на кричащего студента, а потом хлопнула себя по лбу:
   - А точно. Мы же еще не проходили Драгон Слейв. Я решила пока остановиться на менее опасных заклинаниях.
   Поттер тут же вспомнил все те "менее опасные заклинания", которые они прошли и пролежали в больничном крыле в эти месяцы, и спросил:
   - Оно такое сильное?
   - Не слабое, - ответила Инверс, потеряв интерес к Поттеру, - Может стереть на хрен довольно большой город.
   - А вы что пробовали? - с благоговейным ужасом пропищал Гарри.
   Лина пожал плечами:
   - Это была случайность. Я так и сказала Филу и Амелии, но они не очень мне поверили, так что в Сейлуне мне теперь появляться нельзя.
   Гарри переварил всю свалившуюся на него информацию и осторожно, словно заводил часовой механизм динамитной бомбы спросил:
   - А вы можете меня научить Драгу Слейву?
   Лина перевела взгляд на своего ученика и, недобро улыбаясь, ответила:
   - Только при одном условии.
  
   На квидичном стадионе, в скором порядке, переоборудованном для первого испытания, собрался весь Хогвартс. Немногочисленным делегатам из Белстека и Дурмштранга отвели отдельную ложу, а преподаватели уселись на главной трибуне. Из министерства приехал довольно дерганный тип в компании с Шульманом, который тут же предложил рыжей волшебнице поставить на конкурсантов. Лина огляделась по сторонам - Дамблдор болтал с приехавшим министерским клещом - и вежливо посоветовала засунуть свои ставки кое-куда. Тип отстал. Сидевший рядом профессор Зелий пробурчал что-то про плохие манеры. Лина не задумываясь послала его следом за Шульманом.
   - Лина, - укоризненный голос Дамблдора можно было понимать, как "Можешь попрощаться с двумя процентами кровной зарплаты".
   Лина надулась, но не надолго. Она с интересом наблюдала за участниками испытаний. Крум, Делакур, Дигорри.
   - Гарри Поттер, - проорал Шульман десятикратно усиленным голосом, и Лина поняла, что ей пора.
   Конечно, она с удовольствием понаблюдает за выступлением своего ученика, но только с безопасного расстояния.
   - Вы куда? - удивился Дамблдор.
   Лина улыбаясь и боком пробираясь к выходу, ответила:
   - Вот только орешков куплю, сразу же вернусь.
   Выйдя за дверь, она с неприличной для должности прытью бросилась в сторону Запретного леса. Там она уселась под деревом и уперлась подбородком на руки, ожидая окончания турнира. Если Гарри не справиться, дракона, наверно, смогут оттащить все эти молодчики, привезшие ящериц...
   Огромный огненный шар вырос из центра стадиона, с гулким звуком пожирая все на своем пути.
   Вот и нет дракона. Лина, поднялась, с намерением поздравить своего талантливого ученика и победителя испытания. К ее удивлению контуженное и слегка обгорелое жюри считало иначе. Каркаров и мадам Максим вообще считали, что Гарри надо дисквалифицировать.
   - Что?!! - взвилась Лина, теребя за руку блаженно улыбающегося Гарри, - Заклинание, конечно, сработало только в шестую часть силы...
   - По условию конкурса ему следовало добыть яйцо, а не поджаривать Шипохвоста, а он кстати вымирающий вид! - заявили ей судьи.
   - Ах, значит так?! - Лина отпустила Гарри и тот шлепнулся на задницу. Медсестра, все время боявшаяся приблизиться к яростно жестикулирующей профессорше, быстро подхватила героя и уволокла в медицинское крыло, принявшее в себя половину Хогвартса.
   - Может мне стоит вам показать, что такое настоящий Драгон Слейв! "О тот кто темнее сумерек..."
   - Хорошо-хорошо, - отозвался Каркаров из-под стола, - Мы присудим Гарри второе место...
   - Второе?!!
   - Шипохвост ранен, стадион разрушен, все контужены, - быстро заговорил Шульман.
   Лина скрестила руки на груди:
   - Черт с вами, я согласна.
   - Лина, - Дамблдор оторвался от лимонных долек и укоризненно смотрел на девушку.
   "Можете попрощаться еще с двумя процентами своих денег".
  
   Прошла неделя после первого испытания, когда профессор Инверс сцапала Поттера за руку во время его попытки улизнуть с ЗоТС.
   - И какое там второе испытание? - без обиняков спросила Лина грифиндорца.
   Гарри, потупив глаза, рассказал про доставшееся ему яйцо.
   - Яйцо? Что за хренатень? - пробормотала волшебница себе под нос, не замечая, что ее слышит представитель подрастающего поколения. Заклинание, наложенное Дамблдором на профессора ЗоТС, исправно взымало с нее треть зарплаты за каждый случай сквернословия. Зато студенты значительно увеличили свой словарный запас.
   - Наверно, с ним надо что-нибудь сделать, - продолжала развивать свою мысль Лина, задумчиво рассматривая золотистую сферу.
   Уже значительно похолодало, и воздух был по-осеннему резок. Гарри поплотнее закутался в мантию, не спуская обеспокоенного взгляда с преподавательницы, с ушами погруженной в раздумья. По правилам турнира ему полагалось самостоятельно разгадать загадку яйца, но честность и беспристрастность как всегда были не в моде: парень нисколько не сомневался в том, что над испытанием его соперников ломают голову все приехавшие на турнир гости. А он... он герой.
   - Что ж, - хриплый голос вырвал Поттера из невеселых дум, - это не золото.
   Гарри перекосило, но благо он стоял боком к профессору. Черт, думать о наживе в такой тяжелой ситуации! Девушка подбросила яйцо в руке и, резко размахнувшись, швырнула им в ближайшее дерево. Поттер схватился за сердце.
   - Ни царапины, - пробормотала Лина, не обращая внимания на ученика, изменившегося в цвете, - А разгадка внутри... Может шарахнуть его фаерболлом?
   - Нет! - Гарри схватил Лину за руки, но мгновенно опомнился и отошел, - Я не думаю, что оно должно открыться после...физического воздействия.
   - Твоя правда, - кивнула она, не отдавая яйцо, - Давай, последняя попытка, - она еще раз замахнулась.
   -Нет! - Поттер схватил яйцо, но хватка у ДажеДры была будь здоров.
   - Хочешь подраться? - прорычала, не отпуская зачарованную сферу, Лина Поттеру в лицо.
   - Нет, - взмолился тот - "Я жить хочу" (зачем кавычки?).
   Он ослабил хватку, и яйцо выскользнуло из рук девушки и отправилось прямиком в озеро.
   Прежде, чем профессор Инверс успела открыть рот, чтобы расчихвостить придурковатого ученика, сфера под водой раскрылась, и из нее полился мягкий свет.
   - Ух ты, - выдохнули в один голос профессор и ученик.
   Они молча понаблюдали, как бурлит вода и светится под водой открытая сфера. Только, когда яйцо закрылось, Лина засучив рукава, достала сферу из реки.
   - Интересненько, - Линин лобик безбожно нахмурился, - Значит, так она открывается. Попробуем еще раз.
   Волшебница опустила яйцо в воду. Быстро обернувшись, она поманила пальчиком Гарри, и тот незамедлительно шагнул навстречу.
   - Ближе, - проигнорировав удивленный взгляд грифиндорца, позвала девушка.
   Юноша придвинулся ближе, и тут же был схвачен за воротник и со всей Лининой немереной силы погружен головой в воду.
   - Эй-эй, - пнула Лина вырывающегося ученика в спину, - Не отвлекайся. Лучше слушай.
   Сфера открылась, и Лине осталось только наблюдать, как расслабилась спина Поттера и светится распахнувшееся яйцо. Она отпустила мальчишку и скрестила руки на груди, ожидая, когда закончится представление.
   Громко вдохнув воздух, из воды вынырнул Поттер.
   - Ну и? - волшебнице не терпелось узнать, что же услышал Гарри.
   Надежда магического мира пару минут глотал воздух, а потом нерешительно поднял глаза на профессоршу:
   - Вообще-то у меня сейчас зельеварение.
  
   Сдвоенный урок Зелий у Грифиндора и Слизерина проходил в обычном русле: профессор Снейп, по благодушию соперничающий с Шабронигдо и Дракучей Ивой, дал студентам задание.
   - Мистер Поттер, видимо решил, что слишком хорош и знаменит, чтобы осчастливить нас визитом, - прошипел он в завершении своего монолога.
   - Не стоит так расстраиваться, - в дверях стояла профессор Инверс, держа под руку замотанного и мокрого героя, - Я просто задержала господина Поттера. Прошу меня простить.
   Пихнув мальчишку в комнату, профессорша мгновенно исчезла. Под напором любопытных и подозрительных взглядов Поттер протопал до своего места, стараясь не смотреть на Снейпа.
   - Ну, о чем болтали? - прошептал Рон другу, как только раздраженный сверх обычного зельевар отвернулся к доске.
   Лицо героя исказилось мукой и отчаянием:
   - Она точно меня убьет.
  
   Лину Инверс никогда и никто не обвинял в том, что она подслушивает под дверью. Видимо, срабатывал инстинкт самосохранение, но волшебница не брезговала любыми способами добычи информации. И прижавшись ухом к двери кабинета Дамблдора, волшебницу нисколько не мучила совесть.
   - Она груба, резка и жестока, - скрипел за тонкой деревянной дверью неприятный голос. Волшебница слышала его по меньшей мере два раза в день, поэтому опознание его не заняло у нее долгого времени.
   - Ну, вы же знаете, что кандидатов на пост преподавателя Защиты от Темных Сил днем с огнем не сыщешь, - добродушно проворчал невидимый Дамблдор, играющий во всемирного дедушку. - Правда, я начал подумывать о Аласторе Хмури, но по-моему большой разницы между госпожой Линой и Остроглазом нет, по крайней мере она гораздо привлекательнее. Вы бы вместо того, Северус, чтобы ворчать, лучше обратили внимание на свою симпатичную соседку за обеденным столом.
   Лина еле сдержала рвотный позыв - ох, директор, вот засранец, дождется еще!
   - Прошу вас отнестись к этому серьезнее, - не сдавался Снейп, - Не проходит и недели, как кто-нибудь из студентов оказывался в больнице!
   - Что-то не замечал я за тобой, мой мальчик, особого гуманизма, - заметил директор, но тут же опомнившись сменил тему, прибегнув к козырю, - Стоит ли обращать внимание на такие мелочи, когда Волдеморт готовит возвращение!
   Рыжеволосая волшебница еле сдержала зевок - эти разговоры о Волдеморте были бесконечной темой для разговоров. Тихонько отойдя от двери, Лина громко затопала по лестнице и на последней ступеньке громко, чуть не выбивая дверь из петель, постучалась.
   - Войдите. А это вы, госпожа Инверс, - радостно поприветствовал ее старикан, - А я думал, сколько вы еще будете под дверью стоять.
   Лина скорчила невинное лицо:
   - Я ключ от кабинета потеряла, а в коридоре у вас будто на свечах экономят, вот и задержалась.
   Судя по неприязненной мине Снейпа и ласковой улыбке Дамблдора, никто ей не поверил.
   - Так зачем вы меня вызывали? - поинтересовалась Лина, осматривая директорский кабинет. Каждый раз, оказавшись в этой комнате, у нее так и руки чесались исследовать многочисленные шкафы и стеллажи, но правила приличия, (-) читай пункт 32. в (-), сковывали ее по шаловливым рукам.
   Дамблдор, с любезной улыбкой усадив ее в кресло, перешел сразу к делу:
   - До меня дошли слухи, что вы факультативно занимаетесь с Гарри Поттером.
   Лина повернула голову к "источнику слухов" - Снейп демонстративно отвернулся.
   - А что тут такого, - после минутного молчания перешла в бой волшебница, - Мальчик способный и физически крепкий. Я помогаю юному таланту, обрести веру в свои силы, причем, прошу заметить, совсем безвозмездно. А юноша, как ни как, Надежда Магического Мира, Мальчик-Который-Еще-С-Нами, и я даже не требую денег ни с него, ни с вас, ни с министерства магии.
   - Да, да, - пробормотал директор себе в бороду, - и это весьма подозрительно.
   Лина сделала вид, что на время оглохла, и занялась изучением феникса. Несчастная птица гордо выносила то, что у нее пытаются вытащить перья из хвоста, крутят ею во все стороны.
   - Чудесная птица, не правда ли? - не сдержал хозяйской гордости директор.
   - Очень, - отозвалась Лина, не выпуская полуобморочного феникса из рук, - А вкусная?
  
   Второе испытание началось с самого утра, так что туманная дымка еще лежала на поверхности озера.
   - Соберись, - Лина яростно мяла плечи Гарри. Кости хрустели, но выдерживали.
   - Просто я не видел ни Рона, ни Гермиону с самого утра, - оправдывался парень, стараясь вырваться из рук новоявленной массажистки, прежде чем ему сломают позвоночник.
   Прекратив своё занятие, Лина фыркнула:
   - Да что с ними случиться. По-твоему, наш директор совсем съехал с катушек и продал их гостям из Дурмштага? Лучше бы ты больше думал о предстоящем испытании - твой Дин Винг неплох, но у нас совсем не было времени поработать над концентрацией.
   - Эй-эй, - замахала она руками перед лицом Гарри, когда тот с отстутствующий видом стал смотреть по сторонам, - Ты ведь хочешь выиграть? - Гарри со слегка удивленным видом поднял на нее зеленые глаза, - Нет?! Тогда какого хрена ты вообще участвуешь?
   Парень смутился:
   - У меня просто не было выбора. Кто-то опустил мое имя в кубок и мне пришлось участвовать...
   - Понятно, - с пренебрежительной улыбкой перебила его Лина, - Значит, тебе не нужна победа, главное участие, так? - Получив в ответ утвердительный кивок, волшебница продолжала, для лучшего дохождения своих аргументов, прихватив Поттера за шкирку, - А теперь слушай меня. Я хочу, чтобы ты победил. Во-первых, потому, что иначе ты опозоришь мое имя, а во-вторых,... ты же не забыл про наш договор? Ты ведь не хочешь меня расстроить, правда?
   Для пущего эффекта, Лина улыбнулась мальчику той самой улыбкой, которая напугала до инфаркта не одну бандитскую банду. Гарри сглотнул и кивнул.
  
   Лина говорила правду - когда она наблюдала за тем, как Поттер кастует воздушную сферу вокруг себя, ее заботила не награда, а собственная честь как преподавателя. С тем, что такая гениальная волшебница не может вбить пару простых заклинаний в твердолобые головы хогвартцев, Лина уже смирилась. Но она продолжала страстно желать вновь почувствовать гордость, хотя бы за одного из ее учеников, который смог бы без поджога огорода Хагрида скастовать фаерболл.
   Сфера исчезла под водой, и сидевший в двух шагах от нее Дамблдор подмигнул Лине. Та лишь раздраженно пожала плечами - пока рано было что-то говорить.
   Ожидание затягивалось. Лина запихивала в рот пятую булочку, из огромной корзины, которой она запаслась у домовиков перед состязанием. Нервозное состояние сделало ее более доброй, и она даже поделилась провиантом со своими соседями профессорами Флитвиком и Хагридом. Как оказалось, аппетиты всех троих могли посоперничать друг с другом. Поймав пораженный взгляд МакГонаголл - на трапезах Лина съедала не больше, чем, ведь перед этим заходила на кухню и сжирала недельный запас жратвы - девушка улыбнулась и сказала, что очень нервничает. Деканша Грифиндора согласно кивнула и опять устремила взгляд на поверхность озера.
   Сразу же после того, как корзина опустела, а профессор Флитвик после двух бутылок вина стал игриво щипать Лину за коленку, на поверхность озера стали всплывать участники. Причем вниз лицом. Лина, несколько раз слышавшая про Азбакан, тихонько поднялась с места и постаралась как можно незаметнее улизнуть. Последним на поверхности выплыл Поттер, за которого уцепились аж четыре человека, но и он, судя по зеленому лицу, готовился попрощаться с этим светом.
   С помощью мадам Помфри и ее целебных зелий от конкурсантов удалось узнать, что когда русалы отказались отдавать Поттеру второго похищенного, тот, не долго думая, применил знания, полученные на уроках ЗоТС. Удерживая "учительскую гордость" подальше от своего лица, Лина скорчила невинную физию и сделала вид, что вытирает Гарри полотенцем. Кроме того, помня, что в прошлый раз ее ученика засудили, она решила не отходить далеко от судейской коллегии, на которых иногда косилась со злобной ухмылкой. Судьи, расценив намек правильно, поставили Гарри, а заодно и Седрика Диггори, также занимавшегося у Инверс, на первое место.
   - Это уже давление на судей, - жаловолась мадам Максим Каркову, но делала это так тихо, чтобы ее слышал только ее собеседник. Однако, Лина Инверс не зря гордилась своим "эльфийским" слухом, и ее ухмылка сменилась злобной гримасой.
   - Да Мерлин с вами, - пробормотал в ответ директор Дурмштага, заметив смену выражения лица профессорши, - Живыми бы до дома добраться и ладно.
  
   - Хороший мальчик, - подтверждая свое добродушное настроение и игнорируя остальных четверокурсников, Лина пощипала Гарри за щечки. Правда, сделала она это как всегда со своим обычным энтузиазмом и немереной силой. Отпущенный на свободу, Поттер потрогал горящие щеки - на месте ли. Уже как неделю закончилось второе испытание, но преподавательница продолжала умиляться. Причем ее совершенно не смущало сколько народу наблюдает за ее действиями и соответственно мучениями Поттера. Урок ЗоТС подходил к концу, и несчастный благодарил белобородого Мерлина за то, что еще немного и он сможет убраться подальше от своей любимой профессорши.
   - Молодец, - Лина похлопала мальчика по голове, - Но все равно могло быть лучше.
   Покачиваясь под серией похлопываний-ударов, Гарри с тоской вспоминал летние каникулы у Дурслей.
   - С этой недели я буду тебя тренировать каждый вечер по несколько часов, хоть до ночи. Директор дал нам письменное разрешение, - прошептала она Гарри.
   Поттеру удалось сохранить равновесие, только уцепившись за рядом стоящих друзей.
  
   Лина Инверс всегда знала, что она гениальная волшебница. В этом году она осознала, что она еще гениальнейший педагог. Лина искренне не понимала, что такого в том, что дети получают травмы и площадка перед озером стала похожа на место, где прошелся метеоритный дождь. Ведь никто же еще не умер!
   За подготовку Поттера Лина взялась очень серьезно. Первым делом она все-таки нашла нужным научить его некоторым целебным заклинаниям, которые к её завести у парня получались лучше, чем у нее. А затем пошло серьезное обучение. Засыпая и просыпаясь с разрывающимся от боли шрамом, Поттер думал только об одном: "Где же эта, Моргана побери, сволочь Волдеморт, когда он так нужен".
  
   Для третьего испытания на квидичном поле был построен целый лабиринт. Поболеть за участников съехалось куча народу и журналистов.
   - Пошли! - не тратя лишних слов на напутствование, Лина запихнула Поттера и Дигорри в лабиринт.
   Сразу же исчезнуть из поля зрения окружающих ей не удалось. Сначала Дамблдор, мягко взяв за локоть, потащил её в сторону министерских шишек - видимо боялся приблизиться к ним один. Затем МакГонаголл прочитала Лине длинную лекцию о том, что избивать людей, к тому же чиновников министерства, только за то, что они высказали ей свое мнение - не есть хорошо. Потом уже принявший Флитвик стал шептать ее коленкам, что давно хотел сделать ей одно предложение... Что за предложение хотел сделать старенький профессор, она так и не узнала по тому, что к ней подвалил какой-то потертый мужик и представился прошлогодним преподавателем ЗоТС Ремусом Люпином. Он хотел лишь поблагодарить ее за все, что она сделала для Гарри и прочая. Благополучно улизнув от всех, Лина незаметно юркнула за угол. Хвала Цефеиду, ночь была очень темна. Прочитав заклинание левитации, волшебница пролетела над невысокими стенами лабиринта и устремилась в центр.
   Долго добираться не пришлось - в середине лабиринта сверкал кубок.
   - Вот это вещь, - радостно воскликнула волшебница и протянула руки, но тут же из лабиринта вылезли помятые и изрядно уставшие Гарри и Седрик.
   Наступила минутная пауза.
   Лина вздохнула и кивнула парням на кубок:
   - Давайте, прикасайтесь уже к чаще, ведь тот кто прикоснется к нему тот и победит.
   Пару минут потоптавшись возле профессорши, ребята переглянулись и схватили кубок. Мгновенно неизвестная сила подхватила их и стала плющить.
   - Что за мазоку происходит?!! - завопила Лина и ухватилась за исчезающий кубок.
  
   - ...., - первые слова, которые произнесла Лина Инверс очнувшись от экстремальной апарации были не совсем цензурными.
   Она приподнялась и увидела, что ее и еще валяющихся учеников окружили какие-то странные люди в черных балахонах.
   - Мой лорд, Поттер явился не один, - пропищал низкорослый тип чему-то сидящему на кресле.
   - Убейте их, кроме мальчишки, - прошипел голос в ответ.
   До Лины наконец дошло.
   - Эй, ты! - крикнула она тому месту, откуда шипел голос, - Ты типа Волдеморт?
   Но ее никто не слушал. Невысокий чувак навел на нее палочку, но реакция бандитоубийцы не притупилась за год спокойного проживания в Хогвартсе. То, что осталось от противника после Бласт Рондо, медленно осело на землю.
   Лина размяла пальцы, повертела головой в разные стороны, пользуясь паузой, и сказала:
   - Ну, поехали.
  
   Честно говоря, Лина Инверс никогда не находила прелести в драках, если они не были направлены на получение денег или еды. Но иногда приходилось драться забесплатно. Каждый раз, когда Лина заводила разговор о возожной награде за поимку Упивающихся с Волдемордой во главе, Дамблдор лишь добродушно улыбался и предлогал лимонные дольки.
   Волшебница быстро спряталась за могильной плитой, послужившей ей защитой от ударов зеленных лучей. Как прочитала Лина в одной из предоставленных ей деканшей Грифиндора книг, одно попадание такого луча и ты труп.
   Она распорола кинжалом, спрятанным в рукаве платья, подол. Он весьма замедлял ее скорость.
   Рядом раздался взрыв, и послышались крик. Лина чертыхнулась. Она совсем забыла про своих студентов. Мысль о любимом Драго Слейве можно отбросить. Ведь если этих пустят в расход, то можно забыть обо всем месячном жалованье. Мысленно решив, что быть госслужащей не для нее, Лина скастовала в руках фаерболл и выскочила из-за укрытия. Внимание Упивающихся было переключено на добивание Поттера и Дигори, поэтому лишь немногие заметили, как выскочила Лина. А зря. В первого УПСа попало фаерболом, трех прожарил Флеэ Эроу. Четвертому вообще не повезло - со всей силы щуплая магичка заехал ему под дых. Он упал и капюшон съехал. В поверженном противнике волшебница узнала Люциуса Малфоя. Она вспомнила об их давнишнем разговоре и решила, что ее предложение так и не реализуется. Но долго сожалеть над разбитым ей не пришлось - остальные Упивающиеся были еще в строю. И были еще очень живучи. Пока она крутилась, кастовала заклинания и бегала под атаками черных капюшонов, Поттер оттащил бесчувственного (обморочного) Седрика в какой-то старый склеп, и тут же показал себя как настоящий герой. (Ага! Стоя над этим бесчувственным и бессердечным Седриком, Гарри разорвал на груди рубаху и произнёс: "Я знаю, что ты бесчувственный, о мой дорогой Седрик! Но я поступлю как настоящий герой и спасу тебя силой своей любви!!!") То есть кинулся в самую гущу событий, не раздумывая над своими действиями. Из его очков уцелела лишь правая линза, которая несильно облегчала жизнь парню - он навернулся о первое валявшееся тело. Тихонько восседавший на потертом кресле Водеморт воспрял духом и, завопив "Мальчишка мой!", рванул с кресла. Его маленькое тельце тут же шмякнулось в траву, но возрождавшегося несметное число раз Темного Лорда такие мелочи не волновали. Он пополз навстречу шарящему в траве в поисках очков Поттеру. Всего в двух шагах от них Лина продемонстрировала двум Упивающимся Мега Болто, затем, перекатившись в лучших традициях спецназовских войск, бросилась зазевавшемуся черному капюшону под ноги, которые затем мастерски сломала. Вместе с рукой тянувшейся с палочкой.
   Кладбище украшали выжженная земля, тела и вспышки заклинаний. Посреди битвы (хотя она больше напоминала бойню) ползали кровные враги. Вдоволь навалявшись на мокрой от недавнего дождя траве, Поттеру наконец удалось найти очки. Как оказалось очень вовремя - Тот-кто-в-девичестве-именовался-Томом-Ридлом дополз до парня настолько близко, чтобы прицелиться авадой в Гарри.
   Прозрение Поттера оказалось ужасным - на него смотрел страшный мелкий уродец. Рука против воли потянулась за палочкой. Продолжая валяться на пузе, герой и антигерой выкрикнули одно и тоже заклинание. Зеленная вспышки из двух волшебных палочек соединились и из этого света полезли какие-то странные типы. Пользуясь тем, что оставшиеся УПСы уставились на странное явление, Лина прибила их метким ударом Мега Рондо. Когда светопляска закончилась, Гарри вместе с Волдемортом отключились.
   Над кладбищем сразу же стало тихо. Лина оглянулась вокруг себя и спросила, не обращаясь конкретно ни к кому из тел:
   - Шабронигдо дери, а как же назад?
  
   Спасение пришло с неожиданной стороны - оклемавшийся Диггори выполз из развороченного склепа и потрясенно обозревал поле боя. Так как тело Гарри Поттера лежало в весьма интригующей позе (соблазнял бесчувственного Седрика, поганец), парень не стал задаваться вопросом, кто победившая сторона. Седрик потянулся к портключу, но его остановил злой голос:
   - Эй, это мой кубок!
   Сглотнув, он обернулся. Перед ним, настороженно прищурив карие глаза, стояла профессорша Инверс собственной персоной. Правда, строгое черное платье, на которое студенты имели удовольствие любоваться в течение всего года, приобрело весьма живописный вид: подол до середины бедра разорван, волосы, восторжествовав над шпильками, лежали густой гривой на плечах. Один вид профессорши говорил, что перед вами ведьма после очень буйного шабаша.
   - Помоги-ка мне, приятель, - приказной тон Лины вывел Седрика из ступора.
   Ужасаясь, но благоразумно держа свое мнение при себе, Седрик помог Лине обыскать и связать Пожирателей, находящихся в отключке. То, что после дуэли с проигравшим, как и с его кошельком, можно делать все, что заблагорассудиться, юноша не знал даже после Истории магии.
   - Эх, жаль, награды за них нет, - грустно заметила Лина, запихивая обмякшее тельце Волдеморта себе под мышку.
   Она молча обозрела плоды трудов своих: связанных УПСов, еще не пришедшего в себя Гарри, Седрика, с ужасом рассматривающее то, что осталось от Хвоста и ножки Волдеморта.
   Седрик оторвался от своего увлекательного занятия "Определи что это? Рука, нога или позвоночник" и запинаясь пробормотал:
   - Может, уже пора аппатировать назад?
   На немой вопрос профессорши Седрик указал на одиноко лежащий в кустах кубок.
  
   Появление всей кавалькады в центре лабиринта было менее впечатляющим. За накрытым на лужайке столом сидели уставшие ждать участников судьи, преподаватели, двое оставшихся без кубка конкурсантов и еще куча постороннего народа. Чаепитие было в самом разгаре и медленно перетекло в винопитие и коньякопитие, так что прибывших не сразу заметили.
   - А мы вас тут ждем, - улыбнулся Дамблдор, вытирая бородой перепачканный шоколадом рот, - Что же произошло?
   Лину Инверс не зря считали не в меру разговорчивой особой. Описание появления на кладбище, битва с УПСами, наполненные подробностями и красочными комментариями заняли добрых два часа, причем рассказ о том, как сама Лина, попала в лабиринт, уместился во фразе "Шла я мимо...". Куда, зачем и почему путь профессорши пролегал через турнирный лабиринт - вопросы, в общем-то, не значительные, когда подмышкой у все той же преподавательницы зажат враг номер 1 магической Англии. За время повествования Темный Лорд стал понемногу приходить в себя, чему поспособствовали бурные жестикуляции держащей его девушки, в результате которых он оказывался или сдавленным, или перевернутым вверх ногами.
   - Вот дела-а-а, - отозвался Хагрид, озвучив общественное мнение, - Я б со страху бы на вашем месте помер бы, - и плеснул себе в чай еще коньяку.
   Сидящий на столе, потому как иначе не дотягивался до еще не съеденного и невыпитого, профессор Флитвик с трудом поднялся и резко выбросил руку со стаканом вперед, обрызгав сидящих за столом:
   - За это грандиозное событие надо выпить.
   Все выпили. Кроме Лины и Волдеморда. Гарри и Седрика уговаривать не пришлось - после пережитого, им требовалось залить стресс. Упивающихся поил поддатый Хагрид из-за большого человеколюбия. А настырный Флитвик порывался выпить с рыжей волшебницей на брудершафт.
   - Господин директор, - заговорила Лина, когда многочисленные тосты подошли к концу, - А вам не кажется, что мне причитается небольшое денежное вознаграждение?
   Дамблдор, активно спаивающий МакГонаголл, с готовностью закивал:
   - Само собой. И орден Мерлина первой степени вам дадим в придачу, правда, Фадж? - он пихнул локтем своего соседа лежащего лицом в тарелке. Из остатков мясного пирога согласно запыхтело.
   - Кстати, а что с ним делать будем? - МакГонаголл, до этого больше интересовавшаяся своим стаканом, мотнула головой в сторону Волдеморта.
   Директор встал и громко откашлялся. Убедившись, что внимание более-менее трезвых участников вечеринки приковано к нему, он начал:
   - Даже поцелуй дементора не сможет искупить те страдания и горечь от потерь, которые причинил нам этот челове... это существо, - высокопарно начал выступление Дамблдор; рядом рыдали Флитвик, Хагрид и другие сентиментальные идиоты.
   Темный Лорд громко фыркнул за спиной Лины, за что получил несильный (по мнению Лины) шлепок и заткнулся.
   - Да и убить его будет сложно, - патетическая часть речи директора закончилась, началась практическая. Директор задумчиво почесал подбородок, - Хотя... Гарри... Гарри, ты еще с нами?
   Уже нетрезвый мальчик выглянул с другого конца стола, где развязная Рита Вритер рассказывала студентами, как в пору ее молодости она и ее подруга развлекались с профессором Зельеварения. Указанный профессор против достаточно подробных откровений не возражал, потому что уже мирно спал в обнимку с Клыком под столом.
   - Гарри, мальчик мой, - директору из-за довольно шумных компаний в середине стола приходилось орать, чтобы его все слышали, - Может мы тебе его на перевоспитание отдадим и хрен с этим?
   - Директор, статья 32а, - мимоходом заметила Лина, наблюдая, как осознание грозящей беды волной цунами накрыло знаменитого мальчика.
   Гарри несколько раз открыл рот, пытаясь что-то сказать, но стресс, алкоголь и предательство старого интригана сыграли на детской психике - речь пропала.
   - А че?! - заметил брюнет, сидящий рядом с интеллигентно нализывающимся Люпином, - Хорошая мысль! За все свои детские обиды отомстишь, за шрам, за мамку с папкой в конце концов!
   Брюнет зарыдал, уткнувшись в потертый и замызганный плащ Люпина, и своими пьяными слезами и соплями сделал его еще грязнее.
   - А за него, - Лина бесцеремонно подняла за ногу матерящегося Волдеморта, - мне отдельная награда не причитается? Живым как-никак взяла.
   Но ее никто не слушал. Дамблдор, с видом глубокой задумчивости, протирал своей бородой стол.
   - А еще надо узнать в Гринготсе, сколько лежит на счету Ридла. Небось, скопил кучу денег, а, Томас? - старикан подмигнул весящему вверх тормашками Темному лорду.
   Мозг Лины резко нажал стоп-сигнал.
   - Кучу денег, говорите? - обманчиво спокойным голосом переспросила профессорша, - Вы знаете, передавать на поруки такого опасного преступника, - Темного Лорда потрясли в воздухе, - в руки юного создания, - кивок в сторону Гарри, которому судя по тому, с какой настойчивостью Вритер хотела написать эксклюзивную статью "Первая брачная ночь Мальчика-который-выжил ", оставалось всего одну ночь проходить в мальчиках, - это очень опасно. К тому же, Гарри надо залечить свои старые душевные раны, - на противоположном конце стола начались пьяные песни. Люпин очень музыкально подвывал, - А у меня есть и квалификация, и много свободного времени. Я уверена, что смогу сделать из него настоящего человека.
   В подтверждении своих слов, Лина прижала к своей груди перевернутого Лорда. Тот захрипел.
   Дамблдор сфокусировал взгляд на болтающихся ногах Волдеморта и неожиданно трезвым голосом ответил:
   - Я думаю, что мистер Фадж, как и я не будет возражать.
   Лина мило улыбнулась:
   - Может пока вы все готовые... то есть готовые к этому решению, мы подпишем бумаги? - она вытащила из разорванного лифа самопишущее перо, - Кстати, деньги Мордика теперь мои?
   - Если вы становитесь его опекуном, то само собой, - успокоил девушку директор, наблюдая, как перо быстро набросало договор.
   Дамблдор чинно расписался. До Фаджа добудиться не удалось, даже после того, как Лина щедро полила его минеральной водой. Директор самой лучшей магической школы, обмакнул палец министра магии в кетчуп и прижал к пергаменту.
   - Так сойдет, - прокомментировал свои действия Дамблдор и протянул оформленный должным образом договор Лине, - Думаю, за это стоит выпить!
   Лина, сунув Лорда на привычное место под мышку, дурачась погрозила пальчиком:
   - Только ради вас.
   Не успели они чокнуться, как за спиной Лины раздался голос:
   - Я вижу, вы заключили успешную сделку?
   Пока директор смотрел по сторонам в поисках источника таинственного голоса, волшебница, продолжая довольно улыбаться, ответила:
   - Ну, да, не плохую. Думаю, стоит мне здесь еще задержаться на годик-другой.
   - А я так не думаю. Вы уже сделали здесь все, что могли, а дома вас ждет... это, - из спины девушки появилась рука, сжимающая конверт.
   Лина, в качестве начала воспитательной работы влив в извивающегося Лорда свой нетронутый бокал, распечатала письмо.
   - Ух, ты, - лицо девушки озарила удивленная радость, - У Гаурри и Сильфиль на следующей недели крестят первенца и меня приглашают в качестве крестной матери... Но ты же об этом знаешь, Кселлос, не так ли?
   - Это не такой уж большой секрет. Денег вы заработали, славу получили, развлеклись, по-моему, тоже неплохо, теперь самое время вернуться в родной мир.
   - Да? - Лина насмешливо скосила глаза, но так и не повернула голову, - Не хочешь ли ты этим сказать, что соскучился по мне?
   - Это секрет.
   - Не такой уж большой. Я вот по тебе соскучилась, а ты, мерзавец, меня даже не разу не навестил, - волшебница взглядом пробежалась по лицам празднующих.
   - Но я продолжал за вами наблюдать.
   - Наблюдать? Все время? - Лина вскочила и свободной рукой схватила монстра за воротник, - Ах, ты извращенец мазоков! То-то у меня всегда такое чувство в душе, что за мной подсматривают.
   Кселлос скорчил добродушную рожу:
   - Да ладно вам, госпожа Лина... Я говорил, вам, что вам очень идет этот экстравагантный наряд? Особенно этот разрез на юбке... Кх-кх...
   Дамблдор наконец отвлекся от поглаживания Минервы по колену и обратил внимание на парочку.
   - Вы должно быть друг Лины? - старикан благодушно улыбнулся парню, - Присоединяйтесь к нам!
   - Благодарю за приглашение, но нам пора, - ответил Кселлос, подхватил Лину на руки и растворился в воздухе.
   Дамблор радостно потёр руки:
   - Какой же я все-таки молодец! Не пришлось, голову ломать, куда деть Тома. За это, действительно, надо выпить! Минерва, я говорил вам, что вы волшебны в этой темно-синей мантии...
  
   - Совсем забыл вам сказать, что через два месяца свадьба Амелии и Зелгадиса.
   Троица посетителей образовала вокруг себя вакуум. Возможно, потому, что девушка пожирала еду с потрясающей скоростью, или потому, что у малыша, с глубоким презрением изучавшего присутствующих в трактире, было красные глазенки и слабо заметный носик.
   Лина подняла голову от тарелки с едой:
   - Ну ни фига себе!.. Мне опять ждать от тебя писем с комментариями "А ты когда остепенишься"?
   Кселлос с интересом открыл глаза:
   - Значит, вы догадались, что это сделал я? И при том, так спокойно отнеслись к этому? Я удивлен.
   Монстр удостоился милой улыбки, из-за уголка которой торчала обгладываемая кость.
   - За твое издевательство, ты оплатишь мой сегодняшний обед... И ужин.
   - Вообще-то, я не издевался.
   Лина в очередной раз отвлеклась от своей тарелки:
   - Ты что на полном серьезе? Думаешь, мне стоит выскочить за первого встречного и стать образцовой домохозяйкой?
   К удивлению волшебницы монстр смутился:
   - Я имел в виду не первого встречного, а...
   - Кого, - тупо спросила волшебница, наблюдая за неестественным поведением друга.
   - Себя он имел в виду, идиотка, - резко вмешался Волдеморт, злобно зыркнув красными глазенками.
   Лина затолкала Темному Лорду в рот целую жареную курицу, и Том на время оказался нейтрализован.
   - Это что, правда? - обернулась Лина к монстру, но его стул уже опустел.
   Она завертела головой в поисках пронырливого приятеля, не смущаясь вопя:
   - Эй! Ты где?
   Где-то с потолка раздался бестелесный голос:
   - Через неделю будут крестины у наших общих знакомых, и вы тогда сможете дать мне ответ.
   - Вот гад, - Лина раздраженно скрестила руки на груди, проигнорировав еду (!!!), еще стоящую на столе, - Напустит дыму, а как начнется самое главное, так сразу исчезает. Придурок, - беззлобно пробормотала Лина, уставившись в потолок.
   Волдеморт, проглотивший, наконец, курицу, ехидно заметил, глядя на опекуншу снизу вверх:
   - Я знаю тебя совсем немного времени, но уверен на все сто процентов, что если этот фиолетовый парень богат, то ты не будешь раздумывать долго.
   Вместо ответа Лина просто всунула Тому жареного палтуса. А потом и всю оставшуюся еду, потому как чуть ли ни в первый раз в жизни самой бандитоубийце есть расхотелось.
   На странную парочку вскоре перестали обращать внимания, и трактир зашумел с новой силой.

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"