Шторм Елена: другие произведения.

Да здравствует королева!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.31*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Король умер. Принцесса Лиата - младшая из его детей и никогда не грезила о троне. Но что делать, если соседи мечтают подчинить обезглавленные земли? Согласиться на брак с врагом? Искать предателей в собственном дворце? Выяснить, почему родные братья молчат и бездействуют?
    Лиата ответит: что угодно, лишь бы сохранить мир. И узнать, что же таится за смертью отца.

    Дорогие читатели! Книга участвует в конкурсе на портале Лит-Эра, это ознакомительный фрагмент. Полный вариант можно прочитать ЗДЕСЬ


   Пролог
    
   - Папа... - Вот и всё, что я могла сказать.
   Морщинистые губы короля слегка дрогнули, веки приподнялись. Тяжело и медленно, будто даже на это мельчайшее движение уходили остатки его сил.
   - Я ещё здесь, девочка моя. - Он еле заметно двинул головой, чтобы встретиться со мной взглядом. - Я бы обязательно тебя дождался...
   Не помня ни кресел, ни собственной значимости, я упала прямо на колени у кровати. Где-то за спиной тихонько закрылась дверь - лекарь вышел, чтобы подарить нам пару минут наедине. В ушах ещё звенело как приговор решение о том, что здесь он больше не нужен. Всё скоро закончится.
   - Не волнуйся за меня, девочка, - зашептал отец, стараясь улыбнуться. - Я... надеялся уйти позже, это правда. Но скоро я увижусь с мамой, с... Рианом -  На последнем имени его голос дрогнул. - Мне будет хорошо.
   - Я знаю, папа.
   - Единственные, за кого я переживаю - это вы, Лиата.
   Я всхлипнула, сил держаться больше не было.
   Впервые о том, что отец совсем плох, мы услышали ещё четыре дня назад. Или пять... Время с тех пор слилось в монотонный поток, холодный и тягучий. Иногда доводилось выныривать из него, открывать глаза в многолюдных холлах дворца или в моей собственной спальне, внезапно помрачневшей. Тогда я трясла головой, здоровалась с людьми, отвечала на глупые вопросы, отдавала глупые приказы - но в результате опять сбегала в печальный полусон.
   - Лиата, ты должна быть сильной.
   - Да, конечно, папа, ты прав.
   Эти слова я слышу с детства как заклинание, но сейчас от них не легче. Отец улыбался снова. Его глаза казались светлыми, почти выцветшими за время болезни, тёмные волосы инеем покрыла проседь. Недавно сильное тело покоилось на простынях неподвижно, закутанное в одеяла и одежды.
   - Главное... самое главное - это помнить, что вы есть друг у друга. Семья, опора. Держитесь вместе, встречайте любые неприятности вместе - и вы справитесь со всем на свете.
   Должно быть, отец сказал то же самое Аделику и Сарену. И от них было гораздо больше толку в ответ. Но что я могу добавить значимого, ценного в его последние минуты?
   - Я просто очень люблю тебя, папа...
   Отец двинул губами, в его глазах засверкали слёзы.
   - И я тоже очень люблю тебя, моя девочка.
   Я обняла его - медленно, нежно, чувстуя уходящее тепло и вдыхая такой знакомый запах. Слёзы душили и заставляли сжимать родное тело, близкое и непривычно хрупкое. "Передай маме с Рианом, что их я тоже люблю" - вот что я хотела, но так и не посмела произнести.
   ...Пять минут спустя я выходила из королевской опочивальни. Не замечая взглядов слуг - всё равно их сочувственные лица ничего не изменят. Отец снова позвал Аделика - понимая, кому из нас сейчас нужнее всего прощальные слова.
   Наверное, мне повезло не увидеть его последних мгновений.
   Той ночью король Литании, Этар Третий, умер. А моя жизнь изменилась навсегда.
    
   Глава 1
    
   Со смерти отца минуло семь дней, когда прибыла первая делегация.
   То утро выдалось до странного погожим. Помню большой приёмный зал - солнце заглядывало в стрельчатые окна, лучи отражались от мраморных стен и блестели на полу. Слабо переливались откинутые шторы, и даже наряды придворных ловили свет - на тёмных траурных тканях он смотрелся грустной шуткой.
   Помню Сарена - в отличие от свиты из герцогов и графов, он стоял молча, прямой как стрела. Младший из моих братьев казался задумчивым памятником самому себе. Может, виной тому была моя компания: в последние дни мы редко находили темы для разговоров. Может, он, как и я, просто устал от суеты, внезапно поглотившей дворец.
   Почтить память отца желали все. Виконты, бароны, их отпрыски - они стекались из разных уголков Литании так спешно, что оставалось лишь дивиться выносливости лошадей. Несведущие в магии напербой шептались, что без чар тут не обходится. Подданые старого короля склонялись теперь перед Аделиком и со слезами на глазах уверяли, что их горе не меньше нашего. Затем ехали в храм, где покоилось тело отца, целовали его холодные руки и молились.
   Я принимала соболезнования целыми днями, но как ни старалась, утешения в них не нашла. Воспоминания о папе вспыхивали каждый раз, обжигая сердце. Теперь же пришёл черёд встречать гостей из соседних земель. За три недели до похорон - снова рано. Что заставило их так торопиться?..
   Мысли прервались, когда двери зала распахнулись.
   Аделик вошёл первым. В тот миг он выглядел прекрасно. Единственный, кому обычай не дал облачиться в чёрное - считается, что правитель Литании должен нести свет даже в минуты скорби. Грациозный как всегда, брат улыбнулся; подбородок вздёрнут, золотистые волосы скрыты под тиарой. Он ещё не король... но скоро обязательно им станет.
   Скользнувший следом герольд объявил:
   - Его высочество принц Шинар Алларийский. Наследник трона Маларии в сопровождении вельмож.
   И драгоценная делегация вплыла внутрь.
   Их действительно вёл мужчина, худой и высокий. Длинные чёрные волосы подчёркивали строгое лицо, в одежде он тоже был воздержан: говорят, принц Шинар тёмные тона любил всегда. А ещё... да чего только о нём не услышишь. Руки принц сложил за спиной, в глазах застыло неясное выражение: то ли грусть, то ли скука.
   У меня мурашки побежали по коже.
   Вот мы с Сареном синхронно вышли навстречу. Поклон от брата, мой чинный реверанс. Шинар вежливо, глубоко согнулся в ответ и начал:
   - Ваше высочество. Леди Лиата. Искренне сочувствую вашей утрате. Ваш отец был достойным правителем и примером для подражания.
   Слова прозвучали сухо, но не менее искренне, чем у вельмож. От этого на сердце чуть полегчало.
   - Благодарю, милорд Шинар. Рад видеть вас в добром здравии, - занялся разговором Сарен. - Как ваши родные?
   Ещё несколько минут мы принимали тёплые слова от свиты маларца. Герцог Неллер, королевский советник, взялся представлять нашу знать и попутно приглядывался к гостям. Те расшаркивались, переговаривались, болтали о пустом. Аделик их безупречно поддерживал. Две моих фрейлины, Ролла и Ана, ахали за спиной о чужеземном принце.
   Другие женщины называют Шинара красивым - мужественным и сильным. Считают, что его не портит даже шрам - давнишний, белёсый, бегущий ниткой от брови по щеке. Но разве могут иначе судить о потомке короля? И передо мной часто рассыпаются в комплиментах, хотя родись я прислугой, наверняка слыла бы в лучшем случае "миленькой девочкой".
   И как я ни стараюсь бороться, меня принц Шинар приводит в ужас.
   Говорят, он маг. Из тех, что творит чёрные заклятья у себя в башне по ночам. Говорят, он успел побывать на войне и показал себя умным, расчётливым полководцем. Он старше меня на восемь лет, и между нами пропасть... прожитых лет, опыта, чувств. Но тем не менее, взгляд маларца раз за разом цепляется за меня. От этого я чуть не запинаюсь, обсуждая такую глупость, как карету его спутников.
   К счастью, скоро Аделик пригласил гостей в другую залу - туда, где можно присесть, дать отдых уставшим ногам после дороги. Здесь встречали небольшие столы и уютные кресла, слуги порхали рядом, предлагая закуски и вино. Маленькая передышка для маларцев. Торжественный обед в их честь устроят позже, уже вечером.
   Волна людей увлекла меня вперёд и отделила от братьев, от фрейлин, ото всех... На минуту-другую я оказалась рядом с Шинаром. Когда поняла, бежать было поздно. Да и все приличия умоляли обмолвиться с принцем хоть парой слов. Я робко набрала воздуха в грудь, надеясь, что маларец этого не заметит. Шинар развернулся. Холодные серые глаза встретили меня заинтересованным, но колючим взглядом. Будто снежинки легли на лицо.
   - Значит, поездка не доставила вам неудобств? - пролепетала я.
   - Нет. Благодарю.
   - Ваша охрана наверняка отвадит любые неприятности? Но как вы нашли наши земли: достаточно ли уютными и привлекательными?
   Глаза слегка сузились. Будто пытались понять, чего я на самом деле хочу.
   - Весьма спокойными.
   Мне вдруг захотелось провалиться сквозь землю - так сухо он отвечал.
   Но тут Аделик возник рядом, будто луч спасительного света.
   - Лиата. Прошу прощения, но я буквально на минутку украду твоего суженого. Кстати, ты наслышана о леди Боэль?
   Я измученно улыбнулась, цепляясь взглядом за высокую, полную даму.
   Всё верно: принц Маларии - тот, кому обещали мою руку и сердце. Мрачный, строгий и чуждый... в нём всё чужое, как и в холодных горах его страны, которая грозит стать моей второй родиной.
   Но принцесса должна быть мила. И я постаралась окружить представленную гостью, а затем и её спутниц хотя бы частью того радушия, коим славится мой народ. Славился... в лучшие времена. Когда отец был молод и здоров. Я расспрашивала о новостях в Маларии, о миновавшей зиме и принесённой ею моде на меха. Хвалила платья графинь и расправляла собственный подол, едва дыша под корсетом. Приём длился долго. С Шинаром я больше не пересекалась. Кажется, однажды он снова заинтересовался мной - обернулся, даже сделал шаг... но вот тогда я позволила себе трусость.
   - Мне нездоровится, - пожаловалась гостям. - Подышу немного свежим воздухом.
   И под сочувственные вздохи я сбежала. В полном одиночестве, отослав даже фрейлин. Глубоко вдохнула у ближайшего окна - и пошла прочь, чтобы уже не возвращаться.
    
   ***
    
   К сожалению, позже тем днём принц нашёл меня сам.
   - Ваше высочество? Простите, что отрываю, но...
   Я тогда чуть не пропустила удар. Меч Дилария прошёл у локтя. Скрипнула кожа - к счастью, на куртке, а не моя.
   Влево. Припасть на ногу. Выбросить клинок вперёд...
   Если старый учитель и вбил мне что в голову - так это не отвлекаться во время драки. Даже если кричат об измене. И несколько мгновений я держалась, хотя стоит признать, недолго.
   - Госпожа Лиата... - вновь начал молодой слуга. Для чего он меня тревожит, заметить было просто.
   Мелькнуло справа - и вдруг громко треснуло. Удар выбил меч из руки. Та запоздало загудела. Я попыталась отскочить, но у груди уже застыл деревянный клинок учителя.
   - Вы всё ещё слишком рассеяны, принцесса, - вздохнул Диларий. Поднял хмурый взгляд на пришедших. - Ваше высочество.
   Я впервые за день мысленно застонала.
   Слуга действительно привёл маларского принца. Тот стоял в нескольких шагах поодаль, всё такой же чуждый и бесстрастный. Пришлось спешно одёрнуть куртку, отложить меч на траву и выпрямиться во весь мой невысокий рост.
   Шинар подходить не спешил, не знай я его вовсе - решила бы даже, что стесняется. А так... что ж, неловко мне стало. Наверное, по делу.
   Знаю, что представляла не лучшее зрелище. Волосы, так тщательно уложенные с утра, растрепались, и завитки падали на глаза. Вместо платья - одежда для тренировки, которую даже в Литании считают не слишком достойной женщины. Слава Богам, отец никогда не запрещал мне учиться обращаться с мечом - и эти игры стали моей отдушиной. Я любила их больше уроков истории, что уж говорить о музыке и этикете.
   Пересилив себя, я всё-таки подошла к маларцу сама.
   - Принцесса. - Тот кивнул мне с благодарностью. - Не хотел прерывать, но мне сказали, что здесь вас можно увидеть.
   - Рада, что вы осваиваетесь во дворце, - улыбнулась я. - Что заставило вас меня разыскивать?
   - Позволите проводить вас до ворот?
   - Конечно.
   Мы зашагали в молчании, и по спине вновь пополз холодок. Как бы ни разогрела тренировка, бодрый весенний ветер остужал. Стараясь разогнать тишину, я защебетала:
   - Как вы расположились? Удобно ли вас устроили? А что говорят ваши спутники?
   Шинар внезапно поморщился.
   - Обойдёмся без болтовни. Я хочу поговорить о нашей помолвке.
   Я запнулась и подняла глаза.
   Боги... проблема в том, что я не знаю даже, как именно наша помолвка случилась! В один из зимних дней, месяца три назад, отец позвал меня к себе и рассказал, что хочет отдать маларцу. Что принц Шинар, которого я до этого видела дважды в жизни, хороший человек. Умный, образованный - и это не считая того, что он однажды унаследует трон. Я стану королевой...
   Тогда я не посмела отказываться. Потому что верила: отец слишком добр и рассудителен, чтобы дать меня в обиду. Да и речь о браке не звучала как приговор, мы должны были познакомиться как следует, привыкнуть друг к другу. Но потом отец заболел. А осторожные разговоры вдруг превратились в обещания.
   И теперь...
   - Вы хотите её отменить? - робко уточнила я. Вопрос показался уместным.
   - С чего вы взяли?
   - Если... если речь не об этом, то я попросила бы подождать. Мне сейчас сложно думать о свадьбе.
   Шинар замедлил шаг. Глаза принца оставались холодны. Он возвышался надо мной на целую голову, но несмотря на рост явно не привык вжимать подбородок в грудь.
   - Лиата, я знаю, что вы любили отца. Но, возможно, вам бы стоило выказать побольше уважения будущему мужу.
   Я чуть рот не открыла - щёки вспыхнули.
   - Простите, ваше высочество? Я не желала вас обидеть...
   - Король Этар одобрил помолвку. Мой отец одобрил. Обсуждать здесь нечего кроме деталей.
   - Но моего отца больше нет! - Я отчаянно постаралась найти слова. - Лорд Шинар, мы можем быть честны друг с другом? Вы ведь и сами не хотите связывать со мной жизнь. Много ли пользы принесёт несчастливый союз, где нет понимания между супругами? Не только нам - нашим странам!
   Наивно или нет, я решила попытаться. Перед глазами встали картины, страшные истории - сколько навязанных жён заканчивают жизни в слезах и забвении? Заточённые в башнях и старых безлюдных замках, сосланные в монастыри или отправленые на плаху. И разве мало войн началось из-за ссор между теми, кто должен был стать одной семьёй?
   Но принц... он отреагировал совсем не так, как я надеялась. Он шагнул ко мне быстро, порывисто. И прошептал:
   - Не имеет значения, чего мы с тобой хотим в личной жизни. Скажу один раз: ты станешь моей женой, это решено. И если постараешься разорвать договор, я это запомню. В моих силах сделать твои дни в браке сносными - или невыносимыми. Так что подумай своей хрупкой головкой очень, очень хорошо.
   Я отпрянула как от огня. И несколько секунд стояла мраморным изваянием, позабыв обо всех приличиях, разглядывая только надменное лицо Шинара.
   Наверное, какие-то крупицы его слов даже можно было назвать справедливыми. Но то, как он их подобрал, когда и при каких обстоятельствах...
   Просто не может быть.
   - Прошу меня извинить. - Я с трудом повернула язык во рту и отступила вновь. Шаг и ещё шаг. На миг даже испугалась - а не остановит ли меня маларец? И что делать, если надумает?
   Но когда я ринулась к воротам дворца, Шинар меня не преследовал. Кажется, он вообще не двинулся с места - так и застыл посреди пустого луга, лишь провожая взглядом.
    
   ***
    
   Сердце колотилось в груди. Щёки пульсировали жаром. Не разбирая дороги, с трудом удерживая себя в руках, я спешила в единственное место, где могла найти помощь.
   Массивные двери с узорами завершили богатый коридор, и стража оглядела меня почтительно. Я не стала медлить:
   - Мне нужно увидеть брата.
   Охранники развели копья. Несколько секунд спустя я ворвалась в старые покои и замерла.
   Здесь было светло. Не из-за окон, а благодаря свечам. Витиеватая мебель бросала на пол хитрые тени, которые терялись в роскошных коврах. Блестели золотом подсвечники, ручки стульев, края огромной столешницы. Прекрасная роспись в виде солнечного неба, облаков и летящих птиц перебиралась со стен на потолок.
   Ещё недавно в этом кабинете восседал отец. Теперь же мой старший брат тревожно оторвал голову от бумаг.
   - Аделик? - выдохнула я с порога. - Знаю, ты занят, но...
   Кажется, по одному моему виду он понял, что я прибежала не с полной ерундой.
   - Для тебя я никогда не занят. Что случилось?
   Ещё несколько секунд я, тем не менее, не решалась начать.
   Кажется, и для Аделика день выдался нелёгким. Верхняя пуговица его парадного дублета была расстёгнута, тиара покоилась на столе. Лицо казалось бледным. Я живо вспомнила, как неделю назад мы сидели вдвоём, обнявшись, в этом же кабинете. Я цеплялась за плечи брата и не могла сдержать слёз, а он гладил меня по голове, пытаясь успокоить...
   На миг стало неловко. Но всё же я рассказала о "стычке" с Шинаром. Лицо Аделика вытянулось.
   - Он угрожал тебе?
   - Аделик, я не прошу портить с ним отношений, но я не хочу выходить за него замуж! Я просто... не смогу!
   - Лиата, пожалуйста, погоди.
   - Почему он? - не желала слышать я. - Почему Малария? Неужели в других родах не нашлось достойного мужчины? Отец ведь обещал, и ты обещал, что посоветуетесь со мной, прежде чем отдавать, как товар, первому желающему!
   Я всегда знала, что однажды мне найдут мужа -  главным образом из интересов Литании. И убеждала себя, что готова стать хорошей женой. Но я не думала, что всё выйдет... так.
   Надменный незнакомец, которому я ни капли не нужна. Из холодной, недружелюбной страны, где на женщин всегда смотрели свысока. Государства, с которым сам отец воевал, когда я была ребёнком! И всё это - через неделю после смерти самого дорогого в моей жизни человека.
   Я не заметила, в какой момент глаза защипало.
   - Я знаю, это сложно, - шепнул Аделик очень мягко, подходя ближе. - Если бы мне в семнадцать предложили жениться на незнакомой девушке... В общем, я не пример для подражания.
   Как ни печально, это правда.
   Хоть Аделику скоро двадцать пять, для него смерть отца - тоже огромный удар. Он ведь никогда не хотел править. Второй сын, который должен был унаследовать все блага жизни - прекрасный земельный надел, богатства и свободу, полную увеселений - вдруг оказался в роли будущего короля после гибели Риана. Старшего из нас. Боги не были благосклонны к нашей семье... И я люблю Аделика, но волнуюсь, как и многие: справится ли брат с такой ответственностью?
   "Отец не дал бы меня в обиду" - билась в голове предательская мысль.
   - Мама вышла замуж по любви, - прошептала я, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь.
   - Лиата, я боюсь сказать, но я пока не вижу ни единого способа избежать этого союза. И даже больше. Пожалуйста, постарайся наладить с принцем отношения. Я прошу тебя.
   - Что?..
   Вместо ответа Аделик подался к ящикам стола. Его изящные пальцы схватили какое-то письмо и протянули мне.
   - Посмотри, что мне прислали.
   Он никогда не стремился посвящать меня в дела государства. Никто не стремился. Обучали меня больше по воле отца и моему собственному желанию, любые советы для меня закрыты... Но сейчас, наверное, брат сам был так растерян, что дал слабину.
   Я развернула письмо, чувствуя, как пальцы начинают предательски дрожать.
   Что там?
   - Пропусти соболезнования. Читай вот отсюда.
   Я скользнула глазами по строчкам, и губы сами раскрылись.
    
   ...Мне также очень трудно писать об этом в подобный день, но я считаю своей обязанностью поставить вас в известность. Ваш отец, государь Этар Третий, на момент кончины оставался должен казне Асхема сумму в два миллиона и триста тысяч золотых тар. Об этих деньгах знают герцог Неллер и святейший Балуар, советники его покойного величества. Я также отправлю все необходимые письма и бумаги по данному делу со своими послами к вам. Принимания во внимание ваше горе, милорд Аделик, я не смею требовать, чтобы вы вернули долг сиюминутно; однако убедительно прошу вас обсудить с послами его дальнейшую судьбу.
    
   Я стояла как громом поражённая. Слова так и отказывались сползать с языка.
   - Отец должен Асхему денег? - выговорила я наконец.
   - Дело не в этом. - Аделик прикрыл глаза и тяжело вздохнул. - Сегодня Асхем, завтра Бергул, послезавтра - Малария. Отец ушёл очень внезапно. Мне кажется, они только и ищут повода, чтобы...
   Он запнулся, словно опомнившись. Но было поздно.
   - Чтобы что?! Ради богов, Аделик...
   Он хочет сказать, что соседи могут воспользоваться нашей слабостью? И кому-нибудь придёт в голову... объявить нам войну?
   Брат устало запустил руки в волосы и провёл по лицу. И словно заговорил о том, что мучило его уже долгое время.
   - Лиата, ты же думала об этом. Мы все думали. И судя по тому, что удалось разузнать моим лекарям за последнюю неделю...
   Я обомлела и словно позабыла, как дышать.
   "Нет. Пожалуйста!"
   - Аделик...
   - Чем дальше, тем сильнее они уверены, что отца отравили. И если это так - да помогут нам Боги.
   Я просто выронила письмо. Бумага шлёпнулась к ногам, печатью вниз. Ещё несколько секунд я стояла, не в силах двинуться с места. Подняла руки ко рту...
   - Прости. Я не хотел говорить об этом так резко.
   - Что... что они нашли?
   - Лиата, тебе лучше сейчас отдохнуть, - сказал брат твёрдо. Он подошёл ко мне, положил руки на плечи. - Скоро приём, и ты должна появиться там во всей красе. Пожалуйста, выдержи этот день и ещё несколько. А я постараюсь что-нибудь придумать дальше.
   Я кивнула, хотя горло сжимало изнутри. И на том... что ж, на том Аделик отправил меня восвояси.
    
   Если к брату я хотя бы бежала с сухими глазами, то на обратной дороге еле сдерживала слёзы. По коридорам неслась, устремив взгляд в пол. Глупо. Недостойно! Будь я хоть на пару лет старше, на месте Сарена - боюсь представить, что обо мне шептали бы придворные.
   Но я всего лишь маленькая принцесса. Кукла в руках королей.
   Собственные покои казались душными и мрачными. Там меня ждали фрейлины и служанка, разливавшая чай. Я окинула их всех затуманенным взором и попросила:
   - Оставьте меня одну.
   - Ваше высочество, что случилось? - подскочила с места Ана.
   - Уйдите, прошу! Все, сейчас же.
   Они поспешно вспорхнули, чашки зазвенели на подносе, крошки бисквита посыпались на пол из рук Роллы, и десять секунд спустя мои комнаты действительно опустели.
   Едва дождавшись этого мига, я упала на диван.
   Впервые за неделю, за целую невыносимую неделю я позволила слезам одолеть себя. Рыдала в подушку, сжимала обивку руками и колотила матрас, давая выход боли.
   Глупая, бесполезная девчонка. Игрушка для власть имущих, товар на выданье! Кому я нужна? На что способна?
   Хотелось кусать губы и выть в голос, хотелось кричать и раздирать ткань ногтями... А ещё безумно хотелось, чтобы кто-нибудь подошёл, присел рядом и обнял меня. Крепко-крепко. А потом долго гладил по волосам, уверяя, что всё будет хорошо! Папа...
   Не знаю, сколько времени я так провела. Опомнилась, когда снаружи постучали. В голове подобно молнии сверкнула мысль: обед. Аделик прав, я должна там быть и должна выглядеть достойно принцессы - ради нас всех.
   Не спеша открывать слугам, я встала и подошла к чану для умывания. Заглянула в миниатюрный трельяж рядом - там отразилось моё покрасневшее лицо с опухшими глазами. Ничего... я никогда не боялась подобных следов, с меня они сползали быстро, стоило лишь высохнуть слезам.
   Но плакать и впрямь хватит.
   Хрупкая девушка с голубыми глазами и растрёпанными светлыми локонами зачерпнула холодной воды в зеркалах. Маленькая принцесса... та, кем я привыкла себя видеть. Но моё детство, первые балы, уроки истории, мечты о любви - кажется, теперь всему пришёл конец.
   "Отца отравили". "Они ищут повод для войны".
   Перед смертью папа просил у меня только двух вещей. Одна из них - быть сильной. И плеская холодом в лицо, глядя в собственное отражение снова, я прошептала:
   - Клянусь, отец, я не подведу тебя. Если за твоей смертью кто-то стоит, мы найдём его. И если кто-то угрожает Литании, мы... Я сделаю всё, что от меня зависит.
   Путь от меня и никогда не зависело многое. Но быть сильной - кажется, это пока что в моей власти.
   И я буду.
    
   Глава 2
    
   К обеду я спустилась через два часа. Огромная зала встретила светом и музыкой - приятной, журчащей подобно весенним ручьям. Я поймала себя на том, что не узнаю мелодию. Сегодня барды по приказу Аделика постараются удивить не только гостей, но и всех привычных обитателей дворца.
   Подол зашуршал по зелёным коврам. Меня искупали, надушили и облачили в платье из синей парчи - на тон светлее, нежели с утра. На два тона радостнее, чем я носила всю неделю. Примерно так мы в Литании и прощаемся с горем: осторожно, уходя от него маленькими шажками. Сейчас танец факелов разгонит вечернюю темноту, и мы на время забудем о тревогах. Многие уже забыли, наверное.
   Но увы, мне радость пока казалась чем-то из иного мира, недостижимым. Если Аделик прав... Если кто-то сумел подобраться к отцу, воспользовался его доверием и убил самым подлым образом... Этот человек может сидеть здесь! Сейчас! Бросать взгляды из тени или даже сверкать на сегодняшнем пиру.
   Подобная мысль душила и сковывала руки льдом. Хорошо, что перчатки скроют холод пальцев, а за блеском украшений можно спрятать даже страх. Герольд спокойно объявлял гостей, я вплыла в залу и разулыбалась придворным. Фрейлины незаметно скользили за спиной. Добрые девушки, я отбирала их всех сама, едва мне исполнилось тринадцать, и с тех пор мы привыкли вместе читать, шептаться о нарядах и кавалерах... Но разумеется, доверить им нечто личное, важное - такое, как терзает меня сейчас - немыслимо.
   Против любых тревог я сегодня бьюсь одна.
   К счастью, скоро обед начался. Аделик, конечно же, блистал во главе стола. По взгляду, которым удалось перекинуться с братом, я поняла, что хотя бы он прошёл через то же, что и я: смыл усталость и грусть, нацепил на лицо уверенную улыбку. По правую руку он усадил Шинара, ну а мне досталось следующее место, подле жениха. Немалая честь. Далеко не всегда меня вообще звали за центральный стол.
   Принц Маларии встречал вежливым кивком, но не удержался от улыбки. Странной, колючей, приподнявшей лишь одну сторону рта:
   - Рад, что здоровье не помешало вам прийти, леди.
   - Для меня тоже наслаждение видеть вас снова, - отвечала я, будто и не заметив издёвки. Ещё пару секунд мы сверкали друг на друга глазами, а потом уселись, чтобы замолчать рядом.
   - Первый тост - за наших дорогих гостей, - провозгласил Аделик, когда с церемониями было покончено. - Я бесконечно рад видеть, что в непростые времена мы можем рассчитывать на соседей. Да будет так всегда. И да знают наши друзья, что сами всегда найдут в Литании сочувствие и помощь!
   Одобрительные возгласы разлетелись по залу. Мы дружно подняли кубки. Прохладное вино обожгло язык и неожиданно засаднило горло. Я взглядывалась в его рубиновую темноту, стараясь унять дрожь в кисти. Смогу ли я теперь спокойно есть и пить?
   Брат же легко махнул рукой - и двери зала отворились.
   У Аделика было пять дней, чтобы придумать развлечение. Призвать лучшую труппу актёров, заставить их сократить и вызубрить пьесу, которую учили лишь к середине весны. Убрать лишние шутки, утвердить изменения - спектакль должен казаться уместным, но вместе с тем и не погрузить гостей в сон.
   Теперь безземельный рыцарь из древних времён пел о несчастной любви к королеве фей. Она обещана другому. От этого на миг становится грустно. Но представление, на самом деле, волновало меня меньше всего вокруг.
   Я тайком разглядывала собравшихся.
   По левую руку от Аделика сидит святейший Балуар - наместник богов в Литании. Человек среднего роста и телосложения, мягкий, почти неприметный...  серые шёлковые рясы как нельзя лучше идут к его облику. Однако я знаю, как лицо старца расцветает в разговорах. Все его черты оживают и молодеют, стоит завести речь об учениях добра.
   Он тихо сложил руки, благодаря Мать за пищу, а Отца - за дарованный мир. Хотя бы сегодня.
   Рядом со святейшим - Сарен, собранный и молчаливый. Ничуть не изменился с утра.
   Справа от меня уплетал свинину герцог Ардам Неллер, наш дальний родственник. Добродушный плечистый мужчина. Сегодня мне повезло занять его место, но герцог, явно не растроенный, одаривал меня почти... отцовской заботой. Подзывал слуг, легко шутил про пьесу, обращался к Шинару - и тем спасал наш с маларским принцем вечер. Не давал молчать.
   Он человек острого ума и широких взглядов. По крайней мере, так считал отец. Именно папа возвысил Неллера чуть больше года назад и доверял этому другу как себе. Я тоже в нём не сомневаюсь. Хотя бы потому, что благосклоннее нашей семьи к лорду Ардаму давно никто не относился - а он не кажется безбожником, легко забывающим добро.
   Вот и все самые преданные короне люди. Что же до остальных...
   Я окинула взором два боковых стола, где расположились придворные. Литанийцев и маларцев ловко перемешали; я разглядывала знакомые лица и не находила спокойствия. Кто угодно. Задумать зло мог любой из них! Со страхом я повернулась к Аделику - каково ему, правда, заливать мёдом фазанов, зная, что где-то рядом может таиться смерть?
   Только благодаря герцогу я дышала спокойно к концу представления. Аделик же снова встал:
   - А теперь поднимем бокалы за его высочество Шинара и за мою прелестную сестру. Их союз - как восход солнца, который нам сейчас так нужен. Прошу, сделайте мне честь. - Он повернулся ко мне с маларцем. - Скрепите свою помолвку первым танцем.
   Я задержала дыхание.
   Шинар уже подал мне руку - быстро, без единого сомнения. Я тоже ждала этой просьбы, но вложила собственные пальцы в мужскую ладонь как в страшный капкан. Вот мы встали; от вина всё вокруг подёрнулось туманом. Ничего, Лиата, это один несложный узор каблуками на полу. Ещё шажок, чтобы оправиться от потери, и ты должна его сделать.
   Музыканты замерли, пока суженый выводил меня из-за стола и увлекал в центр зала, уверенно и даже... неожиданно изящно. Вот мы застыли друг напротив друга. Я присела, он поклонился.
   А потом музыка плеснула со струн, и Шинар шагнул вперёд. Рука вдруг легла мне на талию. Притянула. Миг - и я оказалась в самой крепкой хватке, которую могла представить!
   Чёрные волосы чуть не коснулись лица; ледяные глаза, бледные губы - всё оказалось так близко, что дыхание сбилось в груди.
   Меня никто и никогда так не вёл. Обычно моими кавалерами выступали герцог, братья, изредка - графские сыновья или древние учителя. Почти все они оберегали меня, а если и нет, то хотя бы боялись повредить!
   Но сейчас... я не могла отвести взгляда от чёрной с серебром туники. В ноздри ударил незнакомый запах - цветов и чего-то солёного, опасного.
   И тут внезапно Шинар заговорил:
   - Итак. Вы подумали над моими словами, Лиата?
   Рука приотпустила. Я шагнула назад. Подалась в сторону, будто надеясь сбежать, как годовалая лань от охотника. Но танец не жалел: моя роль - кружиться, чтобы вновь попасть в руки мужчины.
   Я посмотрела ему в глаза.
   - Как видите, милорд, я с вами любезна.
   - Пожалуй. - Лицо Шинара даже не потеплело. - Но что вы решили?
   В голове навязчиво стучало: нет смысла искать врага, лишь озираясь по сторонам! Главное - ответить на вопросы.
   Кому нужна смерть отца?
   И почему маларцы приехали так рано? А что ещё важнее - зачем Шинару союз со мной?
   В Асхеме есть прицесса лишь на полтора года меня страше. Её сестру недавно выдали замуж. Удачная партия, по любым меркам! А дочери короля Бергула - двенадцать лет. Говорят, она невероятно мила и из неё вырастет отменная красавица. Если Шинару сам брак не интересен, то почему бы не подождать ещё лет пять, лишь провозгласив союз? Ведь часто обещания достаточно.
   Прибавить к этому, что король Маларии, Теннир Суровый, отца всегда недолюбливал! Неужели я призвана это исправить? Или... или всё действительно может оказаться куда страшнее?
   Дорожка шагов развела и свела нас с принцем снова, и где-то на середине пути я решилась.
   - Позвольте сначала узнать. Что вы собираетесь делать в Литании три недели?
   - Разговаривать. - Шинар поморщился. - Обсуждать с вашими братьями политику. Вы найдёте мои дела чрезвычайно скучными, принцесса.
   - И никаких развелечений?
   - К чему вы клоните?
   - Я действительно думала над тем, что вы сказали. И если нам суждено стать супругами, я хочу узнать вас лучше.
   Идея прокралась в голову ещё пока я лежала в ванне. Меня бросало от неё в холод, но сейчас танец и вино разогрели кровь. Так, что страх свернулся под сердцем и почти не показывал зубов.
   Жених долго смотрел в ответ - мы остановились, пока флейты и лютни притихли, а другие пары выплывали в центр зала, чтобы к нам приесоединиться. Но вот музыка взвилась снова.
   - Узнать мужа лучше? - Шинар вдруг улыбнулся - опять одной стороной рта, будто по привычке. - И как же мы будем проводить время? Боюсь, у меня не найдётся его на прогулки в садах и любование закатами.
   - Мне рассказали, что послезавтра вы едете на охоту. Я могла бы сопровождать вас.
   - Значит, вы всерьёз увлекаетесь мужскими играми?
   Очередной холодный взгляд - но его нужно выдержать.
   Я должна узнать о его делах. Должна оказаться рядом! И пусть он лучше считает меня пустышкой, нежели угрозой, правда?
   В конце концов... по сравнению с отцом я пустышка и есть.
   - Ваше рвение оценили бы в Маларии, - усмехнулся, наконец, принц. - И я не в силах помешать вам. Леди.
   Хватка внезапно распалась. Струны задрожали на последних нотах, и всё вокруг успокоилось. Так и закончился наш первый танец.
   Шинар поклонился, и я поняла, что второму не бывать. Жених подал руку и отвёл меня к колоннам, чтобы буквально передать в руки фрейлинам. А сам пошёл к столу.
   Всё оставшееся время он словно избегал меня и моих взглядов.
    
   ***
    
   Время до охоты пролетело быстро.
   Солнечным воскресным утром мы собрались, чтобы выехать в королевский лес. Особым размахом затея не хвасталась: несколько егерей и десяток вельмож, среди которых герцог Неллер и наши с Шинаром друзья. Аделик не смог возглавить группу - сослался на дела. Разумеется, он занят... Меня томило чувство, что с каждым днём на брата рушится всё больше. И ещё вчера я боялась, что Шинар тоже откажется. Представляла, как он наморщит нос и скажет слугам, что нет у него времени на глупости. Но видимо, вежливость всё-таки победила маларца. Или мой жених действительно любит кровавые развлечения?
   Что бы он ни подумал обо мне самой, охота и меня не привлекала. Не вижу ничего приятного в том, чтобы превращать убийство в забаву. То же и с романтикой, которой многие окутывают войны. Я с детства помню ту стычку с Маларией... в один миг она стала настолько серьёзной, что отцу с Рианом пришлось бросить дворец и мчаться на край литанских земель, в пекло битв. А меня мучали кошмары по ночам. Я ждала писем и металась у окон, глядя на север. Позже, когда отец вернулся, я и напросилась в ученицы к Диларию... глупо надеясь, что однажды тоже смогу кого-нибудь защитить.
   Но точно не чтобы грозить мечом человеку по собственной воле.
   Сейчас Диларий ехал рядом, оглаживая бороду и прочищая рожок. Дорога сужалась, вокруг всё чаще шептались деревья. Нет, сначала я миловидно держалась с Шинаром - красовалась в седле в своём охотничьем наряде с кружевами, рассказывала принцу о заповедных лесах... Весь вчерашний день готовила истории - но увы, их запаса хватило на полчаса. Спасать наш разговор снова пришлось его светлости Неллеру. Постепенно мне стало неловко. Теперь мужчины вот уже битый час как беседовали впереди, а я хмурилась рядом с Диларием и Роллой. Что ж, хотя бы рыжая фрейлина, самая бойкая из моих девушек, не давала загрустить. Заливалась соловьём о спутнике принца - красивом молодом бароне. Так мы и коротали время.
   Наконец, за блестящей листвой показался разбитый лагерь. Главный егерь доложил, что и остальное готово: грозный вепрь бродит у оврага неподалёку, ещё не подозревая, что попал в западню. Люди с собаками заняли места.
   Мы сели завтракать на тенистой поляне, у скатертей, расстеленных на траве. Я любовалась единственным шатром и флагами. За едой мужчины обсуждали, как лучше загнать зверя - лорд Ардам старался больше всех, лицо его порозовело, подкрученные усы топорщились.
   - Ваше высочество - очень смелая женщина, - польстил мне красавец-барон. - В Маларии даже не подумают, что прекрасная леди может отправиться за вепрем.
   Шинар вдруг скосил на него глаза. Казалось бы, простое движение, но...
   Я ведь не придумала? Будто искра сверкнула в воздухе! Барон побледнел, замялся, зачем-то решил извиниться:
   - Простите, ваше высочество, я не имел в виду дурного...
   А я и ободрить его не успела - Шинар вздёрнул подбородок и перевёл взгляд на меня.  Его прежняя скука поблекла.
   - И всё же, не лучше ли вам остаться в лагере, леди?
   - О, принцесса отлично держится в седле, - вступился уже Диларий. - Уверяю, она обскачет многих мужчин при дворе.
   Шинар нахмурился на старого учителя, но в основном  всё равно смотрел на меня. Первый раз за утро я добилась столь пристального внимания! Только к добру ли оно? На миг даже показалось: он заподозрил. Решил, что "мужские" забавы не идут к образу куклы! Понял, что я взялась за ним следить... Потому что не мог же он просто приревновать?
   И я заулыбалась - как можно отчаянней и проще:
   - Я хочу посмотреть, как вы убьёте вепря, милорд.
   И доставит ли это вам удовольствие, - добавила про себя.
   - Да будет так. - Еле заметно поморщился принц.
   К счастью, скоро завтрак закончился. Всем не терпелось вкусить другого - погони. Егерь поднёс Шинару рожок, тот приложил мундштук к губам, и низкий звук раскатился по лесу. Через секунды ответил его собрат, будто одобряя: пора.
   Мы разделились - Неллер с друзьями в одной группе, я с Диларием и женихом в другой.
   - Удачи, - пожелал маларский принц. И ударил коня каблуками.
   Комья земли выскочили из-под копыт. Мне оставалось лишь припустить следом. Не отставать! В лицо хлестнул ветер. Рука сама сжала поводья; вокруг замелькали тени, и я быстро поняла одно: Диларий меня перехвалил. За принцем мне не поспеть - хорошо если с бароном недолго продержусь на равных.
   Спустя пару минут это стало очевидно и мужчинам.
   - Ваше высочество! - выдохнула я, когда Шинар придержал коня. - Если угодно, не ждите. Я в надёжных руках.
   Он развернулся так резко, что бедный скакун заржал.
   - Лиата. Если вы думаете, что трофей мне дороже, чем ваша безопасность, то сильно ошибаетесь.
   О Боги.
   Какие заботливые слова... И каким мрачным тоном сказаны! Мне захотелось вжаться в седло, проклясть охоту и всю свою несуразную затею.
   - Тогда поехали той дорогой, - пробормотала я. - Она короче, и меньше зарослей на пути...
   Несмотря на задержки, бедного зверя мы загнали быстрее, чем надеялись. Час, не больше. Рожки перекликались всё ближе, собаки заливались лаем. Помню, как, спеша на звук, мы выскочили к оврагу с пологими склонами.
   - Ваше высочество! - Герцог замахал рукой с противоположного края. - Как хорошо, что вы успели! Он там, зайдите справа!
   Шинар спрыгнул на землю тут же. Я заворожённо смотрела, как меч жениха вылетает из ножен - все мужчины вооружились клинками или копьями и теперь окружали низину.
   А потом я увидела его.
   Зверя.
   Он выскочил из-за насыпи - огромный, серый. С пеной на морде. И страхом в глазах. Ближайший егерь отшатнулся; его гончая сорвалась с поводка, и всё вдруг смешалось.
   Вепрь рванул прямо. Миг - и в него летит копьё герцога. Сам Неллер рядом, до жути близко! Серый зверь несётся вперёд, и лорд Ардам падает на землю.
   Я мычу. Звук не идёт из горла. Зато охотники орут! Уже не важно, кто добьёт вепря - главное, сейчас! А потом сверкает меч. И Шинар, в отличие от его светлости, на ногах стоит.
   Когда зверь пролетает по оврагу, на миг кажется, что он вырвался. Только потом я замечаю, что из его спины торчит клинок. Он замедляется как пьяный, ещё с пару секунд стоит... беспомощно подгибает задние ноги. И умирает, кажется, сидя.
   Помню, что меня замутило; я выскочила из седла и бросилася к герцогу. К счастью, он поднимался - но медленно. И ладонь его окрасилась алым.
   - Ваша светлость, вы ранены?
   - Черти! -  Прошипел Неллер, кривясь. - Вот старый дурак! Не волнуйтесь, принцесса, меня поразила коряга. Прямо между большим и средним пальцем - вот, видите?
   Я закрыла глаза и выдохнула.
   Маларский барон уже подал герцогу платок. Тот вытер кровь, стараясь ругаться помягче.
   - А вы, милорд, великолепны! - крикнул он Шинару и глубоко поклонился, когда и принц подошёл к нам. - Просто волшебный удар, браво!
   - Благодарю. - Мой жених выглядел совершенно спокойным, только позволил себе улыбку - и снова одной стороной рта, в привычно-странной манере. Волосы даже не растрепались, одежду не запачкал... сейчас оботрёт меч, и будто не прожил этот безумный час!
   Я же поняла, что мечтаю вернуться в замок или хотя бы в лагерь. Туда, где вокруг не будет так пахнуть кровью. Мы уже садились на лошадей, когда я тайком обернулась на Шинара - из интереса. Пытаясь разгадать, что же он всё-таки чувствует.
   Но увидела то, от чего прочие мысли вдруг разбились в голове.
   Красавец-барон наклонился к уху своего господина, пока тот рылся в седельной сумке. И белое с красным мелькнуло в их руках. Лишь пару секунд спустя я узнала вещь. Платок. С кровью Неллера. Принц взял тряпицу как ни в чем не бывало - и сунул за пазуху.
   Это...
   Мне понадобилось отвернуться и следать несколько долгих вдохов, чтобы просто поверить глазам.
   Что сейчас... произошло?
   Прежде чем в голове родились слова, меня сковал страх. Я бесцельно затеребила поводья. Прикладывала запястья ко лбу, пыталась унять дыхание... бестолку!
   Запах крови. Это то, что я почуяла за цветочными нотами, танцуя с Шинаром позавчера! О Боги, неужели, это...
   Магия? Настоящая тёмная магия, в которой его обвиняют? Или у меня разыгралось воображение и я ищу странности там, где их нет?
   Но как ещё можно объяснить... не знаю! Голос в глубине души шепнул: поверь в самое худшее - пока не стало поздно.
   Возвращаясь в лагерь, я не могла прогнать из головы эту тревожную картину. И сама уже старалась держаться от Шинара подальше.
    
   ***
    
   Тушу вепря притащили на носилках. С почестями и даже улюлюканьем - мужчины вокруг радовались как дети. Встречали нас тоже бурно: егеря хлопали в ладоши, Ролла кинулась обнимать меня, будто я чудом вернулась из безнадёжной битвы. Потом рыжая душка засияла рядом с бароном. Расспрашивая его обо всех подробностях и то и дело расплывалась в улыбках.
   На Шинара восторги лились рекой. Не могу сказать, чтобы принц принимал их чересчур живо - скорее, с обычной вежливостью. Я тоже постаралась рассказать ему, как впечатлена. Получилось ли правдиво? Не знаю.
   Когда мы сели на второй завтрак и пили вино за победу, я держалась. Смеялась через силу, почти не думала о жутком платке, чтобы ненароком не выдать мысли. И вытерпела пытку. Спустя час всё закончилось - истории были рассказаны, мужчины лучились от удовольствия, даже собаки получили в награду разрезанную ногу вепря. Остальное доставят в замок и приготовят для нового пира.
   Но когда Шинар, уже собираясь, вдруг нырнул в охотничий шатёр... И когда барон последовал за ним...
   Меня словно кольнуло тысячей игл.
   Что я буду делать? Может, стоит рассказать Неллеру? Прямо сейчас, не боясь показаться странной! Но это так быстро, необдуманно... Лучше донести тайну до братьев - уж Аделик решит, что делать!
   Или...
   - Ролла, - шепнула я, хватая подругу за руку. Оттащила её подальше, притворясь слишком весёлой от вина. - Как думаешь, о чём они говорят?
   Фрейлина округлила губы.
   - Да о чём могут болтать мужчины? Об охоте, наверное... снова! - Она хихикнула, но всё же её веснушчатые щёки будто зарделись.
   - А вдруг о тебе или обо мне?
   - Вы так думаете? Ха, совсем не похоже на вас, ваше высочество!
   Я мысленно сжалась. И стиснула кулаки - играть тут особо не пришлось.
   - Я не виновата, что Боги послали мне кусок бронзы вместо жениха. Из него улыбки не вытащишь! Ну же, Ролла... как насчёт того, что я сейчас подберусь к шатру со стороны леса и подслушаю? А ты проследишь, чтобы никто не увидел?
   В глазах фрейлины вдруг заплясали огоньки. Она приложила руки к щекам и шумно вздохнула от восторга.
   - Прямо как с милордом Сареном и леди Эсли, да?
   - Да, - пробормотала я. Возможно, краснея от воспоминаний.
   - Здорово! Пойдёмте, конечно!
   Храбрость сообщницы не дала мне отступить. Я набрала воздуха в грудь - и мы скользнули к безлюдной стороне шатра. Огляделись: вроде, здесь никто не увидит. Лишь бы искать меня не стали.
   Я присела на корточки и сначала коснулась натянутой ткани пальцами. Аккуратно склонила голову. Увы, это не помогало: даже отголоски не пробивались сквозь защиту. Картинка того, что сейчас рядом пройдёт лорд Неллер и позорно нас обнаружит, встала перед глазами. Но я опёрлась о ткань сильнее. Приложила к ней ухо.
   Очень смутные звуки текли с той стороны - я зажмурилась, и тогда они кое-как сложились в слова:
   - ...подойдёт...
   - Не лучше ли... во дворце...
   - Не медлит. - Повелительные интонации выдавали Шинара. - Принцесса...
   Я замерла. Они и правда говорят обо мне?!
   - Но когда?.. И стоит ли... девушку?
   - Стерпит...
   - И как...?
   - Сам заберу... - послышался вновь тихий голос. - Её кровь.
   Я вскочила. Отпрянула. Ролла ахнула и подалась ко мне.
   - Вы в порядке, ваше высочество?
   - Да, - пробормотала я. - Нет! Мне показалось, что я сейчас упаду.
   Попытки соврать меня даже не взолновали. Я вдруг не на шутку испугалась другого: мы шумели куда сильнее, чем мужчины внутри. Если они обнаружат нас...
   - Пойдём, - шепнула я, часто дыша. - Дурацкая затея.
   Ролла принуждённо засмеялась, но я уже тащила её обратно, не думая о чувствах фрейлины. Не думая вообще ни о чём!
   Голову словно заволокло дымом. Перед глазами плясали мушки. Единственная мысль, которая ещё стучала в висках: кажется, моя затея следить за женихом всё-таки принесла плоды.
   И от этого страшно как никогда в жизни!
   - Ваша светлость, мы можем поехать скорее? - Я прибежала к герцогу, заламывая руки. Смотрела на него молящими глазами.
   - Конечно, ваше высочество. Что с вами?  Вы не заболели?
   - Может быть, немного.
   Едва помню, как мы всё-таки добрались обратно до дворца. Я ждала лишь одного: возможности укрыться в его родных стенах и спастись от взгляда маларца. Холодного взгляда... который обращался ко мне тем чаще, чем больше я его боялась.
    
   Глава 3
    
   Я влетела к Аделику, сжимая руки и тяжело дыша. Не проведя во дворце и четверти часа - решила, что купаться слишком долго, а переодеваться без того нет смысла. Стражники предупредили, что брат может быть занят... вернее, оба брата - закрылись в кабинете и обсуждают "семейные дела". Но будущий король меня впустил.
   - Аделик, надо поговорить о Шинаре, - выдохнула я с порога.
   - Что случилось? - Брат развернулся удивлённо. - Мне доложили, что охота прошла удачно. Он опять тебя обидел?
   - Опять? - Сарен, сидевший на краю стола и скрестивший руки, лишь поднял бровь.
   - Он... - Я запнулась. Излить всё Аделику хотелось безумно, но при Саре...
   Не то чтобы я не доверяю младшему из братьев. Но между нами никогда не было той нежной любви, которой я дышу к Аделику, которую помню к Риану и отцу... В детстве Сарен дразнил меня. Когда я подросла, тоже вела себя отнюдь не как подарок. Не знаю - как вышло так, что мелкие обиды не забылись, а переросли в привычку? Кто из нас виноват?
   Сарен мне кажется холодным, заносчивым и слишком гордым. Если подумать, у них немало общего с Шинаром. Отца наши размолвки всегда терзали - на смертном одре он просил меня помнить, что мы семья. Но сейчас...
   Вдруг брат осмеёт меня? Или просто не поверит? Я застыла с раскрытым ртом - и поняла, что всё-таки не смогу высказаться при нём.
   - Расскажите мне: почему маларцы прибыли так рано? - попросила взамен. Потянула время, пытаясь зайти с менее опасной стороны: ещё вчера мне казалось, что Аделик должен знать ответ. Как выяснилось, не зря.
   Братья переглянулись.
   - Лиата, я сам написал Шинару и просил приехать быстрее. Чтобы он помог разобраться со смертью отца.
   Что?
   - Как?..
   - Осмотреть его тело и решить, могли ли короля убить магией.
   Я замялась, поражённая. Боги! Какие новости! Но почему мне ничего не сказали?
   - Чтобы ты не истерила, узнав, что отца могли проклясть, - ответил Сарен, когда я озвучила вопрос. - Но, кажется, ты нашла другие поводы.
   Я вздрогнула. И застыла. Это "проклясть" настолько громко отдалось в голове, что на грубость брата я едва обратила внимание. Беспомощно перевела на него взгляд...
   Аделик зато резко нахмурился.
   - Сар, не оставишь нас? Мы, вроде, всё обсудили.
   - Серьёзно?
   Простой, но строгий кивок. Сарен громко шикнул и, помотав головой, всё-таки не стал спорить. Дверь за ним закрылась с лёгким стуком.
   Я опустила взгляд, губы до сих пор дрожали. Нет, обида так толком и не проявилась в груди. Сама хороша - ворвалась, прервала разговор старших... Правда, у меня ведь есть причина - по крайней мере, две минуты назад она казалась бесспорной! Да и сейчас не многое изменилось. Только мысли смешались в который раз.
   - И что сказали маларцы? - пробормотала я со страхом.
   - На самом деле, они лишь подтвердили наши догадки, - тихо поведал Аделик. - След магии остался даже после смерти. Причём, довольно сильный. И я надеялся, что Шинар поможет нам узнать, каким именно было проклятье, а затем поймать изменника.
   Я закрыла лицо руками.
   Значит, больше никаких сомнений. Отца убили. Как жутко было это представлять - не стрелу, не яд, а нечто тёмное и невероятно злое! Магия смерти и крови... та, в которой я подозреваю собственного жениха.
   Аделик ведь не имеет понятия, правда? И то, что мой суженый творил, совсем не лезет в рамки помощи! Этот странный, спешный брак. И кровавые ритуалы. У маларцев есть поводы задумать зло - и, похоже, не меньше возможностей, чем у кого-либо из литанийских придворных!
   Я даже не заметила, как брат подошёл, аккуратно обнял меня за плечи и положил руку на спину.
   - Не думай об этом. Рассказывай, что тебя так напугало раньше?
   Значит, он видит. Да и Сарен видел! Интересно - а остальные, а сам маларский принц?
   Я кое-как вынырнула из тьмы и залпом описала всё, что узнала за последние дни. Как решила приблизиться к Шинару сама, как пыталась любезничать с ним и что выведала на охоте.
   Лицо брата вытягивалось с каждой новостью.
   - Боги, Лиата... Я и не думал, что ты возьмёшься искать предателей лично.
   Он отстранился и обхватил рукой подбородок. В глазах светилось беспокойство, даже вина. Согревало, но я тем не менее поёжилась:
   - Это всё, что ты можешь сказать?
   - Нет. Ты права, изучить след магии - одно дело, но то, что ты описала... Уверена, что правильно расслышала?
   - Даже если и нет! Платок, Аделик - зачем ему кровь Неллера? Ты ведь не просил его испытывать наших верных людей чёрными ритуалами?!
   - Нет. Проклятье.
   - Что мы вообще знаем о маларском колдовстве?
   - Удручающе мало. - Теперь брат сжал губы и отвернулся.
   Я понимала, что его гложет. Мы не можем пойти к Шинару напрямую и спросить, что тот задумал! Как и обвинить всю маларскую делегацию во лжи. Союзников у нас не много, ошибки непростительны, любой шаг - опасен. И всё же, брат сказал:
   - Давай ограничим твои встречи с его высочеством. Усилим охрану покоев ночью. А днём вызовем к тебе десяток учителей - скажем, что ты взялась узнать маларские традиции. Или вовсе заболела, на несколько дней.
   Я грустно улыбнулась. Слишком часто я использую эту уловку, чтобы избежать обязанностей.
   - Шинар не из глупых. Поймёт, что его заподозрили.
   - Тогда что ты предлагаешь?
   Если бы я знала!
   - Скажи, а как другие дела? - попросила неуверенно.
   - Какие?
   - Ты придумал, что будешь делать с долгом отца?
   Аделик скривился, явно не радуясь смене темы:
   - То, что делают обычно. Либо договорюсь с асхемскими послами, либо найду, у кого перезанять денег, либо придётся поднять налоги.
   Последнее звучало совсем мрачно. Врагу не пожелаешь начать править с такого. Зима выдалась сухой и морозной - хорошего урожая в этом году не ждут, хватило бы не голодать. Ни лордам, ни простым людям не понравится мысль затянуть пояса, чтобы кормить чужеземцев!
   - Лиата, не забивай этим голову, прошу.
   Правильно. Кто я такая, чтобы лезть в управление страной? Но Аделик, Сарен и другие близкие мне люди будут биться за наше благополучие, а я - усиленно учиться танцам? Неужели я не должна сделать... чего-то большего?
   - А Шинар знает о долге?
   - Нет. Я надеюсь, по крайней мере!
   - Аделик, не надо охраны. Поставь к моим дверям верного человека... одного. Я дважды в день стану пересказывать ему, что видела и слышала. А что до Шинара - за ним сейчас кто-нибудь следит?
   - Пара слуг. Я понял, к чему ты, подошлю ещё кого-нибудь получше.
   - Хорошо. И меня. Я продолжу играть свою роль, буду мила и глупа, постараюсь выяснить больше... Я просто хотела, чтобы ты знал.
   Аделик приложил руку ко лбу, и мы застыли друг напротив друга. На какой-то миг в комнате не осталось принцессы и будущего короля - только я и мой брат, который сгорал от беспокойства. И всё же не мог решить, какой шаг ему сделать.
   - Лиата...
   Я снова улыбнулась - как могла бодро. Я должна, обязана помочь. Хотя бы там, где способна - с собственным женихом, за что бы отец мне его ни навязал! Семья должна решать проблемы вместе, так ведь?
   С этой мыслью я стала уговаривать Аделика. А затем, когда всё закончилось, поклонилась ему и пошла обратно к себе. На этот раз почти спокойно - редкий случай, надо признать, за последние дни.
   Пора привести себя в порядок.
    
   ***
    
   Через пару часов я спустилась в библиотеку.
   Не могу сказать, чтобы в голове прояснилось и у меня сложился точный план. Но я решила обратиться к старинному рецепту: не знаешь, что делать - ищи ответ в книгах. Ролла и Ана, не разделявшие моей серьёзности, болтали за спиной. Я вняла совету Аделика, не посмела идти одна. Согласилась, что буду держать фрейлин при себе в любой час дня. Моя рыжая подруга, до сих пор описывавшая Ане охоту и прелестного барона, уже в дверях обители знаний сладко зевнула. Ана лишь улыбалась - книги она любила больше, чем сверстница.
   Старый библиотекарь приветствовал с поклоном. Его владения, большой светлый зал, казались тесными от полок и шкафов. Здесь было сухо и тепло. Сказав хранителю, что поищу нужные вещи сама, я прошлась вдоль рядов. Пальцы водили по корешкам, в нос прокрался запах кожи и плотных страниц. Сколько себя помню, тут можно было потеряться. В детстве я приходила сюда с отцом и учителями, позже - с подругами. Ана как и сейчас бродила за мной хвостиком, Ролла находила на ближних полках очередной известный роман и принималась охать над судьбами его героев.
   Разумеется, сегодня я не возьму отсюда ничего страшного. Напротив, сделаю то, что обсуждала с братом - начну изучать порядки Маларии. И тех людей, что грозят стать моей роднёй. Самую же опасную из книг Аделик обещал доставить мне завтра. Трактат о магии крови. Смогу ли я найти там что-нибудь важное?
   Не уверена, что хочу ответить "да".
   Так или иначе, скоро я устроилась за столом с тремя фолиантами и раскрыла ближайший. В нём историк обещал рассказать о маларской знати - начиная с самых её верхов. Взгляд забегал по строчкам, натыкаясь на знакомые имена и события.
   Теннир Алларийский, нынешний король. Взошёл на престол почти двадцать лет назад, отправив на плаху собственного брата. Прозван Суровым... не только за это дело. Воевал с Асхемом, воевал с нами. Определённо, литанский историк не старался выставить маларца в лучшем свете. Даже здесь, на первых страницах утверждается, что тот владеет чёрной магией. Благоволит другим колдунам и организовал их союзы в родной стране. В общем, если Малария "ступила на путь зла", ясно, кто в этом виноват.
   У короля два сына - Шинар и Ридлар, второй на пять лет младше. Особых притязаний на трон пока нет у обоих. По любым меркам король Теннир ещё в расцвете лет, так что править ему долго, даже не опираясь на заклятия... если, конечно, Боги будут благосклонны.
   Но это всё я знаю и так. Я погрузилась в чтение, стараясь выцепить больше о своём наречённом.
   Здесь сказано, что Шинар прекрасно образован, обучен дипломатии и военному искусству. Отец держит его при себе в качестве советника и часто посылает на переговоры. Он вёл войска против Асхема... а вот против нас не успел. Наверное, был слишком молод...
   Когда у входа раздались шаги, я подняла голову. И тихо ахнула от неожиданности.
   Читая о Шинаре, я никак не ожидала, что он собственной персоной зайдёт в эти двери!
   Маларский принц тоже сделал несколько шагов внутрь - и замер, увидев меня. Удивился. Или же сделал вид?
   Как бы я ни бодрилась рядом с Аделиком, как бы ни убеждала себя, что хочу бороться... готова ли я увидеть его снова так рано?
   Кажется, нет!
   Но принц вряд ли догадывался о моих страхах. В груди колыхнулось недоброе чувство: я слабо верю в совпадения. Может, он следит за мной?! Может, специально нашёл - как тогда, на тренировке с Диларием?
   - Ваше высочество. Какая неожиданность, увидеть вас тут, - приветствовал, тем не менее, жених, подходя ближе.
   Я встала и растянула губы в улыбке.
   - Вы правы! Очень приятная.
   - Надеюсь, вы не против, что я воспользуюсь вашими книгами? - Принц еле заметно улыбнулся в ответ.
   Я следила, как его слуга подаёт библиотекарю записку. Ролла и Ана покорно хлопали глазами, стоя у полок - защитницы из них, стоит признать, сейчас не лучшие.
   - Не возражаете? - Принц пододвинул себе стул и опустился прямо напротив меня. Даже если бы я захотела противиться - не смогла бы. - Что вы читаете?
   Наверное, я покраснела. Щёки, по крайней мере, обдало теплом. Я могла бы соврать... Но взгляд Шинара уже цеплял перевёрнутые строчки, вот-вот начнёт различать слова.
   - Здесь речь... про вас. В том числе. - Я смущённо приподняла фолиант, и брови маларца поползли вверх.
   - Вы решили изучить, что пишут обо мне хронисты?
   - Всё дело в том, что... как я и говорила! Хочу узнать больше о будущем супруге.
   - Знаете, вы можете спросить меня лично. Я весьма неплохо осведомлён о себе и своих родных.
   Пауза. Тепло превратилось в жар. Я видела, как Ролла ныряет лицом за выбранную ею книжку - без сомнения, пряча смешок!
   - Мне было совестно тревожить вас, милорд. Вы же сами сказали, что заняты.
   - Возможно, я преувеличил, - протянул Шинар. - Сегодня мне было приятно провести с вами время.
   Я просто оцепенела. Удары сердца начали отдаваться в груди, а затем и в ушах. Он серьёзно? "Приятно"? Но он же глядел на меня хмуро и едва выдерживал приличия на охоте!
   - Вы очень любезны.
   - И раз уж я тут, - Шинар выразительно глянул на библиотекаря, который бродил меж полок со слугой, - удовлетворите своё любопытство. Что вы хотели обо мне знать?
   Вдруг за его спокойным выражением мне вновь почудилось нечто дикое. Опасное, чуждое, затаившееся в глубине. Может, надумываю? Или нет? Если про некоторых людей говорят, что они как открытая книга... кажется, из сухой политической хроники мне будет легче узнать, каков мой жених, нежели из разговоров с ним.
   - Назовите ваш любимый цвет, - выдала я с трудом совершенно детскую просьбу. Первое, что пришло на ум.
   - Голубой, - ответил Шинар, почему-то глядя мне в глаза.
   - А блюдо?
   - Я, на самом деле, не слишком прихотлив в еде. - Кажется, мои вопросы принца всерьёз удивили. - Вы это собирались вычитать в трактате про мою династию?
   - Нет, но...
   - Знаете что, Лиата? Мне тоже не помешает узнать о вас. Поужинайте со мной завтра. У меня будет свободный вечер, отлично подходящий для таких разговоров.
   Теперь сердце пропустило удар. Вот так.
   "Он пригласил меня в своё логово". Я вдруг почувствовала себя маленькой и беспомощной девочкой, которую рассматривает дикий зверь. Страшнее вепря и волка... Я хотела подкрасться к нему - но он сам первым обратил на меня внимание!
   Ужин - это значит оказаться с ним наедине. Нет, такого я не могу себе позволить, не после того, что подслушала! Эта встреча, эта перемена ко мне и любезности - они вообще сбивали с толку и рушили все планы. Откуда они взялись, что мой жених задумал? Мне нужно время - собраться с силами, просмотреть книги и всё осмыслить. Мне нужно... подготовиться.
   - Милорд, я буду очень рада! Но... - Разум отчаянно бился, ища отговорок, и вдруг нашёл. - Я не смогу. Завтра вечером мои братья собирают совет и просили меня там присутствовать.
   Теперь глаза Шинара на миг сузились.
   - Вас? Зачем?
   О Боги!
   - Сама не знаю. - Я несчастно улыбнулась и уронила взгляд. - Возможно, отрепетировать приём делегации из Асхема.
   Лицо принца самую малость скривилось, и он мимолётно тронул шрам над бровью, будто тот зудел.
   - Что ж. Тогда в другой раз.
   Он быстро встал, а я поняла сразу несколько вещей.
   Первое - подобраться к нему будет сложнее, чем я могла себе представить. Как же вести себя, если близких раговоров я боюсь? На каком расстоянии держаться?
   Второе - что ж, хотя бы сегодня я останусь цела. А третье - Шинар наверняка узнает, была ли я действительно на совете. И мне придётся туда проникнуть, к лордам и братьям! Непрошенной. Бесполезной. Надеюсь, Аделик хотя бы войдёт в моё положение.
   Когда маларцы удалились, я шумно выдохнула. И уронила лицо с руками на книгу, покоившуюся на столе.
    
   ***
    
   Вернувшись к себе, я упала на кровать. Что и говорить, день выдался долгим. Даже ноги гудели, хотелось отослать фрейлин, скинуть туфли и ни о чём не думать. Но мысли назойливо вились в голове, мешая не то что уснуть - расслабиться.
   Я успела ещё раз заглянуть к Аделику. К счастью, тот оставался на моей стороне.
   - Думаю, ничего страшного не случится, если ты послушаешь лордов. Тем более... ты же не последний человек в стране, сестрёнка.
   Что ж, он-то никогда не считал меня недостойной обсуждать дела Литании. Интересно, что скажут другие.
   - Что до приглашений Шинара... Лиата, я всё-таки искренне надеюсь, что он не желает тебе зла. Но ты права. Не оставайся с ним наедине, пока мы не выясним, что он задумал. Ищите другой повод для встреч - беседы в парке, прогулки на лошадях.
   На этих напутствиях мы и расстались. Хотя меня начало мучить иное.
   Может, всё-таки податься в логово зверя однажды? Не завтра, позже. Оказаться в покоях Шинара - дорогого стоит. Но я не лазутчик, мне нужна помощь, чтобы что-то там обнаружить. Очень хорошая, дельная помощь...
    
   - Вы так мило смотритесь с принцем! - подливала масла в огонь Ролла, сидя на краешке кровати. - Ваше высочество, вы такая молодец, что пытаетесь найти с ним общий язык! Мне кажется, милорд Шинар это ценит, несмотря на всю напускную строгость.
   - Я его едва знаю. Это пока просто любезности.
   - Но леди Лиата, вы с ним сами на себя не похожи. - Даже Ана умудрялась поддакивать. - Так... ведут себя с теми, кто небезразличен.
   Я несчастно выдохнула и заставила их сменить тему.
   Уже когда я попросила готовить меня ко сну, из коридора внезапно постучали.
   - Ваше высочество! - позвал слуга от дверей. - Мне велели доставить посылку.
   Я быстро вышла в гостиную и обнаружила там молодого парня. Поискала в его руках страшное - фолиант, завёрнутый в шелка, чтобы скрыть надписи о кровавой магии - но увидела другое.
   - Это от принца Шинара.
   Он держал тонкую, изящную шкатулку. Ролла хихикнула и залоснилась будто кошка, которой предложили бокал сливок. А у меня опять потяжелело на сердце.
   Теперь он шлёт мне подарки?!
   - Спасибо. - Я приняла коробочку, взвесила в руках. Хотела открыть сразу, но помешал замок. Опасения закрались в голову, когда я ставила шкатулку на стол. Может, они позволили мне сделать всё осторожно. Пальцы долго терзали защёлку, потом вдруг нашли нужную выпуклость...
   Непослушный замок цокнул. Я убрала руку с последний момент. Крышка отлетела с лёгким стуком.
   - Ваше высочество, всё в порядке?
   Я не смогла даже повернуться на зов. Острый треугольник, нижняя часть замка, приковал взгляд. Слишком острый. Грань блестела в огнях свечей, будто хищный зуб или лезвие меча. Такая мелочь, но... Она поразила меня куда сильнее дорогих аквамариновых серёжек.
   - Да... - пробормотала я, с трудом обращаясь к слуге. - Просто защёлка неудобная. А что именно принц велел делать со шкатулкой?
   - Доставить вам. - Парень так явно удивился вопросу, что мне захотелось сжать кулаки. Ни намёка на злой умысел!
   И всё же, может, позвать охрану? Просто взять и схватить его?! Он должен знать, он не может совсем не подозревать, что принёс мне опасную вещь!
   Остудить пыл было тяжело.
   Это всего лишь шкатулка. И замок с острым краем, который мог меня порезать. Если бы я начала открывать эту вещь на весу, в поздний час, без перчаток... А потом ни о чём не подозревающий мальчишка побледнел бы и рассыпался в извинениях. И унёс бы неудачный футляр обратно - с моей кровью, которая нужна Шинару!
   Неужели я схожу с ума?
   - Передайте его высочеству мою благодарность, - велела я через силу. - Серьги прекрасны.
   Слуга поклонился и не посмел задерживаться. Я повернулась к фрейлинам, которые застыли с беспечным любопытством.
   - Голубой, - шепнула Ролла. - Он очень идёт к вашим глазам.
   Я зажмурилась и сделала пару глубоких вдохов. Это уже слишком. Меня начал пробирать даже не страх - настоящая злость.
   Что бы ни творилось вокруг. На что бы ни рассчитывал мой проклятый жених. Я этого так не оставлю.
   - Ролла, Ана, - попросила я. - Мне тревожно спится после смерти отца. Пожалуйста, заночуйте сегодня со мной.
    
   Глава 4
    
   Отдыхалось мне действительно неважно. Проснулась я с красными глазами и слегка разбитой. Тёмные мысли проснулись со мной.
   Я решила: нужно найти хоть одного человека, которому можно доверять полностью. Не только в намерениях, но и в делах. И выбрала своего верного учителя. Позвала Дилария в покои, отдала ему шкатулку и попросила донести до специалистов Аделика, чтобы те проверили замок на яд. В то, что Шинар и впрямь хотел меня отравить, я не верила. Но злость не прошла со вчерашнего вечера - клубилась в душе и требовала действий.
   Почему я должна бояться каждой тени в собственном дворце? Почему убийца моего отца, кем бы он ни был, гуляет под солнцем, а я дрожу, заперевшись в спальне?
   Только ко времени совета я слегка успокоилась. Выбрала наряд - простое бордовое платье. Вполне под стать настроению и исключает голубые тона.
   К счастью, совет, куда я пригласила себя сама, состоял всего из шести человек, хорошо мне знакомых. Я осторожно вошла с ними в малый зал. Святейший Балур мягко улыбнулся, лорд Неллер поклонился мне и провёл до места за столом. Сарен едва обратил внимание. Ещё двумя были графы - лорд Визман и лорд Патресий. Казначей и дворцовый распорядитель.
   Аделик прибыл последним и начал собрание почти с порога:
   - Добрый вечер. Спасибо, что собрались, милорды. Леди. - Он тоже подарил мне улыбку, но не такую цветущую, как обычно. - Лорд Неллер, берите слово. Можно сразу к делу, без вступлений.
   Я слегка удивилась. По виду брата можно было сказать, что он либо устал, либо встревожен, и вечер нам предстоит...  непростой.
   - Как прикажете, ваше высочество. - Герцог встал, расправил плечи и кашлянул в кулак. Заготовленные бумаги смотрелись куце в его широких ладонях. - Итак...  я снова поведу речь о благосостоянии наших земель. И снова буду твердить то же, что твердил ещё государю Этару. Нам нужны перемены!
   Аделик сложил руки на столе и позволил его светлости зачитать небольшой, пылкий доклад по нашим бедам.
   Герцог говорил о крестьянах. Которым сложно возделывать сухую землю. О том, что они привыкли жить по-старинке, засевать урожай, полагаясь на милость Богов, а затем так же незатейливо его продавать. Маларцы же, и даже асхемцы давно освоили новые плуги. Научились подавать воду из рек. Им всё меньше нужно наше зерно, и долг литанской казны растёт из таких мелочей - неровной борозды, недособранного мешка льна. Если мы не хотим разориться окончательно, выход один: браться за ум.
   Я сидела, боясь шелохнуться. Внимала каждому слову. Помню... на самом деле помню, что лорд Неллер вёл такие речи и с отцом - но неужели они не дали плодов? Не скажу, чтобы пристально следила за сельскими делами. Папа, он ведь во всём разбирался за нас.
   Потом монолог герцога вспорол зычный голос:
   - Вы так говорите, лорд Ардам, будто не осознаёте сущую мелочь! - Это не выдержал Визман. - На ваши нововведения нужны деньги. А в государственной сокровищнице - несколько куцых мешков и долговая расписка!
   - Граф, вы дадите мне закончить?
   - А есть ли смысл? Ваш план безнадёжен, если мы не разберёмся с долгом. Все эти игрушки для простого люда - их не купить за воздух.
   - Отец вам судья, Визман! - Неллера оказалось легко распалить. - Я говорю о том, что эти "игрушки" - залог нашего будущего! А долг - вы считаете асхемцев варварами, с которыми нельзя договориться? Напротив, мне они казались людьми достойными. И делегация выражает нам почтение одним только составом.
   - Я бы назвал это иначе, - едва слышно фыркнул Сарен.
   - Например, "прозрачные намерения"! - поддакнул Визман куда громче. Чёрная борода наполовину скрывала его гримасу.
   - Послы с принцессой Маас будут здесь через два дня утром. - Сарен сложил руки на груди. Глаза сощурились.
   - Как ни крути, судьба казны действительно от них зависит, я не спорю. Но мы можем многого добиться, если проявим уважение, и...
   Неллер запнулся. Перевёл взгляд на Аделика - который следил за перепалкой с мрачным спокойствием.
   - Говорите, - махнул рукой тот. - Кто-то же должен сказать.
   - И всё же - да, они послали к нам принцессу не потому что женщины лучше выражают соболезнования, - вздохнул герцог. - Ваше высочество. Она действительно составила бы вам неплохую партию. Подумайте над этим.
   - Мы теперь каждый долг будем оплачивать гордостью короля? - возмутился Визман. - Уж извините, ваше высочество...
   - Гордостью королевской семьи. Но вряд ли её хватит на всех прытких соседей, - шепнул Сарен.
   Аделик хмуро встал. Поднял руки - и лорды разом примолкли.
   А я поняла одно: за время болезни отца и скорби о нём я безнадёжно отстала от наших дел.
   - Герцог в целом прав, - постановил Аделик суховато. - Мы должны привести земли в порядок, и для этого - первым делом договориться с послами из Асхема. Не вижу повода тут спорить.
   - Позвольте и мне сказать. - Тихий голос Балуара внезапно разлился по залу. Я удивлённо перевела на него взгляд: во время пререканий лордов о святейшем словно все позабыли. Сейчас он поднялся медленно, куда спокойней будущего короля, оправил полы мантии, и лицо его озарила та самая тёплая улыбка. - На самом деле, вы все правы, дорогие друзья. Но вы, лорд Неллер, как обычно напористы. А я позволю себе вспомнить о важной вещи. Литания славится не зерном. Да, когда государь Этар был молод и отмечал десятилетие своего правления, солнцу захотелось светить ярче над нашей землёй. Многие годы мы брали её плоды и радовались как благодарные дети - тогда мы не знали голода и страха. Но последние лета, увы, нас не баловали. Простая засуха сгубила больше посевов, чем то невежество, которое вы приписываете нашим людям. Не вина крестьян, как и не вина его покойного величества в том, что жизнь состоит не только из светлых красок... но порой и из тёмных.
   - Мы сто раз обсуждали это, святейший! -  устало простонал Неллер. - Если вы считаете, что Богам было угодно послать нам засуху - молитесь, чтобы они смилостивились, вас никто не отговаривает!
   - Вам не хватает терпения, мой друг. Нам всем его порою не хватает. - Балуар и не думал обижаться. - Но повторюсь, Литания славна не богатствами. Не древесиной, не металлами, не драгоценными камнями. И не прекрасным урожаем. То, чем мы действительно по праву гордимся - добрая воля. Дипломатия, культура и духовность, если вам угодно. И я не хочу, чтобы с кончиной государя Этара мы забыли, что именно однажды нас возвысило.
   - К чему вы клоните? - радражался Неллер.
   - Наши соседи - достойные и неглупые люди. И да, сейчас они богаче нас. Но даже в такое сложное время именно к нам послы из Асхема и Маларии едут искать поддержку.
   - Вы серьёзно так всё видите?!
   - Его высочество Сарен не даст соврать, - улыбнулся святейший. - Мы вместе были в Асхеме в последний раз. Могу сказать правдиво: уважение между их королём и Маларией осталось в прошлом. Вражда, идущая ему на смену - вот повод для тревог и обсуждений.
   Герцог нахмурился, скрестил руки. Будто... старался отгородиться от заманчивой мысли. Которая отнюдь не нова для него, правда? Да все тут - и Аделик с Сареном, и лорды - не сильно удивлены!
   Кроме меня.
   Я вдруг с новой силой почувствовала, что попала на совет по ошибке. О сколь серьёзной вражде речь? Наши соседи недолюбливают друг друга, об этом знает и ребёнок. Но...
   - Вы хотите сказать, что Малария может вступить в войну с Асхемом? - Я впервые решилась подать голос. Тот слегка дрогнул.
   - Я бы назвал это смелым преувеличением, - возразил герцог. К его чести, терпеливо снося моё невежество.
   - Возможно, - кивнул Балуар. - Но прикраса сегодня, а завтра - чистая правда. И не подумайте, что я призываю вас искать в этом выгоду. Мир, вот наша основная задача.
   Повисла пауза.
   - Могу я спросить, в чём причина их разногласий? - вновь решилась я.
   - По словам новой церкви Асхема, магия не угодна нашим Богам. Позволю заметить, что я в этом не уверен.
   - А неофициально - серебряные рудники на границе дразнят асхемцев уже который год, - вздохнул Аделик.
   - Леди Лиата, надеюсь, вы понимаете, что данные слова должны остаться в пределах этих стен...
   Я лишь кивнула.
   - Как видите, - продолжил Балуар для всех, - наша цель - не вставать на чью-либо сторону. И не женить вас, ваше высочество, на асхемской принцессе, как бы та ни была прекрасна. Мы должны прекратить раздоры. Ваш отец хотел заключить два союза... Но к несчастью, его кончина стала для нас ударом.
   - Скажите проще. Из-за этого его наверняка и убили, - отрубил Сарен.
   И снова мы все замолкли. Я едва дышала, перебирая мысли в голове. Выходит, советники знают больше, неизмеримо больше, чем я! Немудрено. Но неужели Аделик не мог поделиться? Ведь речь о нашей семье...
   - Поймите: обе стороны будут пытаться склонить нас к себе, но мы не должны давать им преимущества. Лично я бы всеми силами избегал обещаний. И пытался отложить свадьбу леди Лиаты и его высочества Шинара как можно дальше.
   Я снова поражённо вздёрнула голову. Кажется, Балуар - первый, кто когда-либо высказался против моего брака!
   - У принца Шинара своё мнение по этому поводу, - проворчал Неллер. - Обязательства уже взяты, он здесь и без жены уезжать не намерен.
   - И его легко понять. Когда тебе ставят цели собственный отец и государство - от них сложно отказаться. Но это лишь значит, что мы должны постараться сдерживать его пыл. Я обещал поговорить с принцем сегодня же, после совета, как раз об этом.
   - Вот это верный голос разума! - Визман словно вернул себе дар речи и хлопнул ладонью по столу. - Мы должны не напрашиваться к ним в пешки, а помнить о своих интересах, да!
   Кажется, на этом споры иссякли. Даже герцог лишь покачал головой и не отыскал новых возражений. Но мне казалось, что самая ценная, важная нить разговора повисла в воздухе. Я не могла о ней забыть...
   - Милорды, а как вообще идут поиски убийцы от... его величества? Если вы подозреваете, что кто-то из соседей причастен, не это ли мы должны обсуждать?
   Я поглядела на Сарена, высказавшего тревожную мысль, но зря - поддержки не нашла. Брат лишь насупился. Балуар же вздохнул:
   - Да, ваше высочество. Но к сожалению, это слишком сложный вопрос, и если мы начнём разбирать его сейчас, то безнадёжно затянем совет. Уверяю, мы делаем всё возможное. Давайте найдём друг для друга время позже, и я поведаю вам, что знаю.
   Я опустила голову, благодаря и соглашаясь. И понадеялась, что святейший не отделается от меня несколькими фразами наедине. Аделик прочистил горло.
   - Герцог, готовьте свой план перемен в деталях. Обсудим его, пока год ещё молод. Граф Патресий, а вы докладывайте, что нам нужно, чтобы встретить асхемцев.
   Худой и молчаливый распорядитель встал и начал послушно расписывать, какие из цереморний ждут впереди.
   Мне его речь казалась скучной... незначимой рядом с тайнами, которые наши гости могут скрывать. Но я больше не смела о себе напомнить - до самого конца совета. Через полчаса мы вышли из зала, и Балуар сам предложил мне руку. Я взяла его под сухой локоть, как некоторые дамы поддерживали древних отцов. Впрочем, неизвестно ещё, кто из нас легче шагал.
   - Рад, что вы проявили интерес к делам Литании, - похвалил старец. - Давайте встретимся завтра?
   - Спасибо, святейший.
   Пока мы договаривались о времени, я проводила Балуара до покоев. Хоть и подозревала, чем это может обернуться.
   - Ваше высочество. - Старец расплылся в улыбке, завидев маларского принца в конце коридора. Тот чеканил шаг под звуки колокола на башне, отбивающего часы. - Вы необыкновенно тонко чувствуете время.
   - Как и вы, - отвечал Шинар сухо.
   Его взгляд, опережая приветствия, метнулся ко мне. Скользнул от лифа до подола платья, вновь прыгнул вверх, застыл на уровне глаз и шеи...
   Наверное, Шинар оценил, что я не ношу его подарок. Губы, по крайней мере, сжались ещё плотнее обычного.
   - Леди Лиата.
   - Милорд.
   Я отступила к фрейлинам, и принцу оставалось лишь зайти в тёмный кабинет. Пользуясь этим, я поспешила скрыться.
    
   ***
    
   Вечером Диларий принёс ответ. Никаких ядов, да и просто ничего подозрительного на шкатулке не нашли. Слабая радость... но всё же я тихо выдохнула. А ещё учитель доставил книгу - тот самый том в шелках, под которыми таилась надпись: "О магии крови и её ритуалах". Автор неизвестен. Мне предстояла интересная ночь.
   Увы, долгое чтение не оправдало надежд. Таинственный книгописец, хоть и причислял себя к учёным и даже магам, явно больше всего любил истории. Я узнавала о дворянах прошлого столетия, погибших при неясных обстоятельствах. О молодом бароне, который решил сгубить собственную невесту, по преданию утопил её труп в реке - и с тех пор каждый из его потомков также тонул. Либо в море, либо в озере, либо даже в собственной ванне. О путешественнике, который привёз из-за океана книгу с кровавыми страницами. Он вскоре почил от неясной болезни, полностью иссушившей тело. Том затерялся - но говорят, что периодически его находят, и раз за разом он выпивает души тех, кто рискнёт в него заглянуть. Наконец, шла речь и о ритуале, который якобы превращает человека в огромную, кровожадную летучую мышь.
   Походило больше на один из романов, которые так любила Ролла, чем на научный труд.
   Из хорошего - просидев взаперти день, я почти добралась до конца злосчастного фолианта. Из плохого - истории лишь распаляли страхи, заставляли ещё хуже спать ночью, но по раздумьям вряд ли таили... действительно полезное.
   В конце первого дня я поговорила с Балуаром. Увы, и он меня слабо обнадёжил. Святейший, кажется, и впрямь многое знал, но вот со мной не откровенничал. Уверял, что лекари и его собственные люди, сведущие в магии, днём и ночью следят за придворными. Они уже почти вышли на след. Нескольких слуг допросили, кого-то посадили в темницу. Но мне не стоит в это погружаться.
   А ещё... кажется, Аделик не сказал ему ни про окровавленный платок в руках Шинара, ни про шкатулку. И это не на шутку тревожило. Неужели и брат перестал воспринимать мои слова всерьёз?! Диларий выглядел смущённым, докладывая о яде, которого не обнаружилось...
   Из кабинета святейшего я вышла потерянной. Все дороги привели в тупик.
   У меня осталось три варианта. Надеяться, что люди Аделика всё-таки найдут убийцу без моей скромной помощи. Присмотреться к послам из Асхема, не зная толком истории наших отношений. Или всё-таки пойти к Шинару, который так настойчиво звал на ужин.
   Ещё день я перечитывала труд... и избегала жениха, коря сама себя. А затем всё-таки решилась.
   Суженый с его зловещими намерениями оставался моей последней нитью. План, отчаянный и небезопасный, сложился в голове.
   И я готова была его исполнить. Но сначала пришлось всё-таки встретить новых гостей.
    
   ***
    
   Принцесса Маас из Асхема оказалась девушкой... незаурядной.
   Как водится, утром мы приветствовали послов - легко, без пышных церемоний. Но уже эта встреча меня впечатлила.
   В приёмный зал делегацию ввели двое. Принцесса, жизнерадостная красавица чуть старше меня, спешила вперёд. Широкая улыбка освещала её смугловатые щёки, живые глаза успели обежать взглядом зал и придворных. Тёмные кудри играли на плечах и ложились на полную грудь, подрагивали при каждом шаге.
   Спутник вёл её высочество под руку и явно сдерживал. Человек в чёрном - как я успела узнать, граф Сирхем, родственник и опекун. Суровый, спокойный... Сзади шествовали квадратом ещё четверо мужчин - асхемцы называли их просвящёнными, духовными посланниками. Их тёмно-красные мантии цепляли пол, будто норовили оставить кровавый след. Хоть остальная свита и выглядела вполне обычно... Я поняла, что после долгих разговоров асхемская церковь приводит меня в трепет. Почти в такой же, как маларская магия.
   - Каак я рада с вами повидаться, ваше высочество! - пылко заверила Маас, приседая перед Аделиком. - Как жаль, что поводом стало столь печальное событие! Да найдёт дух его величества Этара покой в чертогах Отца.
   Брат успел ответить любезностями, принцесса отворачивалась от него нехотя, с видимым сожалением. Но тут же обратилась к Балуару. Потом настала очередь Сарена, и, наконец, моя.
   - Вааше высочество Лиата! - Маас приложила руку к сердцу. - Наконец-то нам выпадет шанс познакомиться! Я так о вас наслышана, что умирааю от любопытства.
   ...Вечером, конечно, всё продолжилось на приёме.
   Если прошлый обед, в честь Шинара, казался мне мрачным и опасным, то этот давил контрастами.
   Послам, которых советники прочили друг другу во враги, предстояло встретиться на одной сцене. Я гадала - как поведут себя маларцы? Явятся ли в полном составе? Они не стали скромничать. Гостей из разных стран рассадили за отдельные столы, отослав Балуара к моему жениху, а Неллера к новым гостям. Несколько групп людей охотно разговаривали и смеялись - Маас, к примеру, любезничала со всеми. Рядом с ней граф Сирхем сидел с лицом человека, которого неотвратимо одолевает мигрень. Тёмно-алые просвящённые ели в молчании. Прямо напротив них Шинар сверкал глазами.
   Я пару раз поймала его взгляд - в конце концов, сегодня я надела лучшее голубое платье! И серьги, будь они неладны. Но если жених и позволил себе эмоции по этому поводу, то тщательно их скрыл.
   Когда подошло время танцев, зал зашептался сильнее. Быстро смешался; я едва запомнила, как Аделик раскланялся с Маас, но двинулся зачем-то к маларскому принцу. Долго ли они говорили? Этого я тоже не узнала.
   Маас выпорхнула из-за стола, свободно вздыхая. Опекун что-то шепнул ей на ухо, но она едва обращала внимание. В следующий раз, когда я обернулась, асхемская красавица уже оказалась... рядом.
   - Ваше высоочество! - Маас смутилась лишь на миг. - Могу я к вам присоединиться? Вечер вот-вот закончится, а я так и не обмолвилась с вами ни словом!
   Конечно, она преувеличивала. И говорила с акцентом, растягивая одни слова и самую малость коверкая другие. Все вокруг соглашались в один голос, что звучит это прелестно. Мы оказались в хорошей компании: фрейлины, пара молодых асхемцев, сын лорда Визмана...
   - Конечно, - отвечала я, понимая, что всё равно не изменю хода событий. Но мне и не хотелось. - Чем я могу вас заинтриговать?
   - Видите ли, мой дорогой отец бережёт меня как бутон прекрасный цветка. Я совсем не была за границами Асхема, об обычаях вашей чудесный страны мне пришлось узнавать от строгих воспитательниц! Но я слышала, что вы очень образованная девушка. С вами должно быть интересно!
   Она так... лестно отзывается обо мне. Что же может рассказать об Аделике? Как оказалось - немногое, ведь скоро принцесса уже откровенничала:
   - Зато я совсем не представляю других людей при вашем дворе. Вы ведь расскажете мне о лорде Неллере, лорде Патресии и, конечно, о ваших благородных братьях?
   Тогда я решила, что на сегодня это и станет моей ролью. Аделик... не стоит говорить, что после приёма он направится к своей нынешней фаворитке. Пусть её и не назвать большой любовью будущего короля, но тот всегда был пылок с женщинами. Его супруге придётся нелегко, кто бы ею ни стал.
   Я отвечала деликатно, и на том вечер закружился сам собой. К нам подплывали вельможи, нас увлекали на танцы - не парные, простые и даже весёлые. Мы брались за руки с молодыми лордами, и Маас улыбалась мне, оказываясь напротив. Потом я видела, как Ролла смеётся рядом с маларским бароном, что так поразил её воображение. Не раз и не два осушала кубки с игристым вином.
   - В Асхем принято обращаться на "ты" с теми, кто вам нравится. Вы позволите мне эту маленькую воольность, леди Лиата?
   - Буду только рада!
   Когда я вырвалась из зала передохнуть, голова шла кругом. И окликнувший меня голос прозвучал как гром среди ясного неба.
   - Лиата.
   Я вздрогнула. Едва успела обернуться.
   Шинар подкрался ко мне резвее принцессы - сегодня у всех выходило меня ошеломлять! Я вдруг наткнулась на ледяной взгляд. Он застыл близко, в каких-то двух шагах.
   - Вы нарочно избегаете меня?
   Что?
   - Я... нет, ваше высочество. Даже и не думала...
   Не знаю, что произошло. Он вдруг оглянулся. Шагнул вперёд. И я оказалась вжатой в стену! Ладонь принца ударила рядом, закрывая свет факелов. Отрезая от прочего мира...
   - Мне показалось иначе. Вы пропали на два дня и не взглянули на меня за вечер - принцесса Маас так увлекла вас?! О чём вы болтали?
   Это неправда, но... Голос Шинара звенел яростью - тихой, внезапной и неприкрытой. Что с ним? Я робко вдохнула уже знакомый запах. Могла бы рассмотреть его лицо - если бы не так испугалась!
   - Милорд! - еле выдохнула я. В голове начало стремительно проясняться. Глупая! Какая же я ... Он может сделать со мной что хочет. Но неужели посмеет здесь, рядом с сотней людей? - Прекратите, нас увидят.
   - Мне надоели ваши игры. До дрожи надоели. Вы ластитесь ко мне в один день, говорите, что хотите узнать. А затем сбегаете и пропадаете из виду. Принимаете подарки, стараетесь угодить, - он с каким-то даже отвращением оглядел мой наряд, - и снова прячетесь. Думаете, что сможете держать меня за дурака? Стоит напомнить про разговор, с которого мы начали?
   Почему-то мне стало горько в один миг. Я так недолго радовалась! Один вечер, на пару часов забыла о боли, страхах и потерях. Просто танцевала, просто позволила себе засмеяться... Но, видимо, зря. Весь этот приём - даже не жестокая игра, а поле боя, на котором обязательно будут жертвы.
   На котором убили моего отца.
   Глаза затуманило - но это оказалось внезапно на руку. Уж чего-чего, а моих слёз Шинар, похоже, не ожидал.
   - Я просто пытаюсь обдумать всё, нам с вами предстоит, - не знаю, откуда нашлись слова, но я всё-таки произнесла их. - И хотела принять ваше приглашение на ужин. Если оно ещё в силе.
   Шинар пропустил воздух сквозь зубы.
   - Вот как? По собственной воле? - Уголок его губ зло дёрнулся.
   - Да, милорд.
   - Тогда завтра. Приходите завтра, я пришлю за вами заранее.
   Когда он отстранился и оставил меня - такой же внезапный и непонятный, я приложила руки к глазам. Боги, да что же происходит?
   На приём я вернулась в расстроенных чувствах. И больше уже не танцевала. Теперь мне всюду чудились взгляды людей в алых одеждах, которые так просто проникли в мой родной дом.
   Знать бы ещё, они ли так задели Шинара.
    
    
   Глава 5
    
   Время до следующего вечера я провела в раздумьях. Что надеть, как вести себя с женихом? Вопросы, всегда казавшиеся мне легкомысленными, внезапно стали значить слишком много.
   Мой план, и раньше не поражавший надёжностью, с каждым часом заставлял сомневаться сильнее. Аделику он тоже не понравился... Брат нахмурился и долго, серьёзно глядел на меня. Затем спросил, не перестану ли я подозревать Шинара. Но всё-таки согласился помочь.
   Через пару часов, в разгар ужина, он пошлёт за маларским принцем, чтобы просить у того срочного совета. У одного из слуг якобы найдут подозрительную вещь, талисман древных духов, и нужно будет узнать, нет ли на нём следов проклятья - тех, что Шинар чувствовал у гроба отца. Аделик скажет, что наши маги в смятении. Талисман, конечно, окажется пустышкой - но если повезёт, я успею осмотреться в покоях маларца.
   Знать бы ещё, даст ли мне жених такой шанс. Отошлёт ли он слуг, как это любил делать отец во время дружеских бесед? Или напротив, прикажет следить за каждым моим шагом? Я должна хотя бы побороться за его доверие. Примириться с ним после вчерашнего, держаться мило, безобидно...
   И просто поддерживать разговор, о Боги. Вспоминая наши прошлые встречи... я всерьёз боюсь, что мы замолчим на пятой минуте. И продолжим сидеть, лишившись дара речи, недовольные друг другом. Дама, учившая меня этикету, строгая леди Гелая, узнав о таком, приложит запястье ко лбу и красиво упадёт в обморок.
   Когда за окнами стемнело, в мои двери наконец постучали. Двое маларцев крайне учтиво раскланялись и провели по коридорам. Скоро я уже стояла у дверей в покои суженого.
   За ними встретила отдалённо знакомая обстановка. Полутьма, свечи и гостиная в зелёных тонах.
   - Ваше высочество. - Шинар встал с кресла, где ждал с какой-то книгой. - Проходите.
   Я послушно улыбнулась, проследовала в соседнюю комнату, к небольшому изящному столу. Слуги тут же засуетились вокруг, отодвинули нам стулья, наполнили кубки вином. После вчерашнего вечера я предпочла бы чай, но капризничать не решилась.
   - Я должен извиниться за своё поведение, - неожиданно начал Шинар, устроившись напротив. - Не стоило на вас давить.
   Сегодня он выглядел... спокойным. Волосы, частично собранные сзади, ровно ложились на плечи. Чёрный дублет с серебряными застёжками сидел на принце безукоризненно. Взгляд светлых глаз скрестился с моим и не собирался отступать. Но и не угрожал.
   - Благодарю. - Я робко улыбнулась. - И принимаю извинения. Надеюсь, в будущем я не расстрою вас так сильно.
   Говоря по правде, я и впрямь поняла, что не держу обиды.
   Моё поведение легко назвать противоречивым. Я уверяю Шинара, что не хочу за него замуж. Но тревожные вести от брата заставляют передумать - притвориться глупышкой, приблизиться к жениху, льстить и даже заигрывать. Потом я вижу, как он собирает кровь Неллера на платок, слышу разговоры о чёрной магии. Пугаюсь и вновь пытаюсь отдалиться. Принимаю его подарок, но нахожу там ловушку... И пока люди Аделика проверяют футляр на яд, делаю вид, что меня вовсе нет во дворце.
   Всё так. Не зря мужчины пишут, что девушки - сложные создания и невозможно понять, что у них на уме.
   - Вы очень любезны, - внимательно разглядывая меня, решил Шинар. - Итак, Лиата. Я надеюсь, сегодня мне удастся узнать о вас что-нибудь ценное?
   - Буду рада помочь вам в этом, милорд. С чего мне начать?
   - Чем вы занимались в последние два дня?
   Стало не по себе. Быстро и однозначно. Вот оно: первый вопрос, и я уже с трудом выдерживаю взгляд жениха.
   - Приглашала к себе учителей, ваше высочество. - Я вспомнила предложения Аделика и решила соврать что-нибудь из уже выдуманного. - Гуляла... недолго. Боялась простудиться.
   Кончик языка замер на последних словах, понимая, что прозвучали они неловко. Я уже представила, как Шинар усмехается и спрашивает, сколько же времени из двух дней у меня заняло это "бояться". К счастью, принц пока не язвил.
   - Чему вас нынче учат?
   - В основном тому, что должна знать каждая литанская леди. Вчера я репетировала несколько танцев перед приёмом...
   - Смотрю, они вам помогли.
   Я вымученно улыбнулась и уронила взгляд в стол. Ну вот, недолго продержался. Хотя бы глаза нашли, за что зацепиться: слуги поднесли нам первые блюда, на тарелках розовела пряная рыба и сверкал, почти искрился сладкий соус. Я аккуратно взялась за вилку.
   - Представления об идеальной женщине в Маларии не слишком расходятся с вашими, - продолжил жених, не спеша прикасаться к еде. - Вы поёте?
   - Не так хорошо, как мечтала бы. Боюсь, у меня слабый голос.
   - Играете на музыкальных инструментах?
   - Конечно. Если хотите, милорд, я исполню для вас что-нибудь на арфе.
   - Непременно, - "пообещал" Шинар. Таким тоном, каким обещают, чтобы тут же забыть. Всё желание, которое я от души пыталась добавить в речь, жених отмёл со скучным видом. - Ещё я по крайней мере знаю, что вы не против книг.
   - Да, пожалуй...
   - Какие вас увлекают?
   Я чуть не подавилась первым же кусочком и потянулась к кубку с вином. Кровавые истории так и встали перед глазами. Когда я в панике отогнала их, картины сменились: сказки прошлого, что так манили меня в детстве. Чужие короли, принцессы... а больше них - простые люди. Увы, даже о бедных рыцарях пишут редко, а жизнь честных ремесленников и вовсе стараются обойти стороной. Но я всё равно искала. Слишком неохотно меня выпускали из дворца, чтобы судить лишь по собственным впечатлениям.
   - Вы найдёте их наивными, милорд, - улыбнулась я изо всех сил и перечислила пару самых толковых романов Роллы.
   - Не имел удовольствия оценить, - к моему счастью, ответил Шинар. - Но сомневаюсь, что они помогают вам на советах. Вы часто там бываете? Или после кончины отца братья стали больше вам доверять?
   - Милорд, меня не готовили к государственным делам! - ахнула я в ужасе. - Я уже говорила, это случайность... и обсуждали мы в основном асхемский приём.
   Шинар почему-то вздохнул и наконец принялся за еду.
   - Отец сочтёт вас прекрасной невестой, - заключил он странно чуть погодя. Я так и не поняла, искренне или с неудовольствием. - Хотя ваши занятия с мечом в Маларии могут не одобрить.
   - В них есть что-то предосудительное?
   - Нехорошо, когда женщина может защититься без мужской помощи. Разумеется, по взглядам моих соотечественников.
   - А вы их не разделяете?
   - Не вижу большой разницы, как убивать время. Лишь бы вы не скучали.
   Это прозвучало... почти мило. И в то же время - слегка пренебрежительно. Я даже не знала, что выбрать.
   - Спасибо, что заботитесь о моём самочувствии...
   - Это не совсем забота о вас, - развеял мои сомнения Шинар. - Скучающая женщина ищет развлечений - и обычно они так или иначе связаны с обществом мужчин. Других мужчин, если муж вечно занят. Это не то, что я намерен позволить своей супруге.
   О Боги!
   Теперь он оторвался от еды и приковал ко мне взгляд - уже привычный, холодный и пронзительный.
   Неужели весь этот разговор - чтобы узнать, насколько я буду верна?
   Неужели именно это ему так важно? Но... ни сейчас, ни на охоте, ни вчера, вжимаясь в стену, я не могла отделаться от ощущения: жениха интересует другое. Он будто старался проверить меня, раз за разом! В чём-то более значимом.
   - Уверяю, милорд, я не собираюсь доставлять вам подобных тревог.
   - Возможно, пока вы юны и невинны. Однако я видел, что принцесса Маас хорошо развлекала вас вчера. Как вы её находите?
   - Она... - В горле пересохло мгновенно. Мне потребовалось снова отпить из бокала. - Очень мила. А вы с ней знакомы?
   - Чуть ближе, чем с вами. Её тоже растили под золотым колпаком. Но в отличие от вас ей, видимо, куда больше повезло с женским окружением. Её лелеяли сёстры, подруги... воспитывала мать, в конце концов.
   Теперь у меня ком встал в горле.
   Разговор становился всё сложнее. Он ведь серьёзно пытается вызвать меня на откровенность! Зачем же?
   Мама умерла, даря жизнь мне. Всё, что я знаю о ней, составлено из обрывков - картин, рассказов отца... и снова записей в книгах. Драгоценные крупицы, которые я как сказочную росу собирала в ладони... надеясь, что смогу утолить непонятную жажду. Ту, с которой не справлялись строгая кормилица и весёлые, но всегда слегка чужие фрейлины.
   Но я не могу сказать об этом Шинару. Я вообще не должна быть с ним искренней: я пришла сюда играть роль, которая понравилась бы большинству мужчин при дворе. "Прекрасная невеста", - он сам сказал.
   - Даже будь я очень привередлива, милорд, я не смогла бы жаловаться на свою семью. Боги окружили меня замечательными людьми.
   - Не спорю. Но какие у вас отношения с братьями?
   - Добрые. Они всегда поддерживали меня и...
   - Даже младший?
   Да кто позволил ему допрашивать меня, не давая ничего взамен?!
   - Конечно, - ответила я неожиданно сухо для самой себя. И Шинар словно бы только этого и ждал.
   Он откинулся на стуле, изучая моё лицо, шею... и ниже, вырез платья. Будто ловя и запоминая каждый участившийся вздох.
   Так невозможно!
   - А что до ваших родных? - не выдержала я, подаваясь вперёд. - Вы обещали, что расскажете и о них тоже.
   - Допустим. Отец правит Маларией, мать с утра до ночи обустраивает дворец, а брат скачет по военным лагерям, осматривая солдат. Это его любимое увлечение в последние годы.
   - Его высочество Ридлар любит... сражения?
   - Можно сказать, что он находит их занятными. Мальчишке не хватает азарта в мирной жизни.
   Если я надеялась, что найду ещё какие-нибудь зацепки в ответе, то зря. Шинар умудрился уложить своё мнение в несколько сухих фраз и так, что расспрашивать дальше казалось просто грубым! Разве что...
   - Милорд, а вы не думаете сами, что войны - злое и противоестественное дело?
   Наивная леди вполне может позволить себе такое. Глаза Шинара медленно сузились, во взгляде снова зажёгся интерес. Но...
   Наверное, удача не собиралась улыбаться мне сегодня. Потому что именно в этот миг нас прервал стук в дверь.
   Я выпрямилась, а принц нахмурился, кликнул слугу. Вскоре тот уже возник на пороге и донёс, что беспокоит нас посыльный от Аделика.
   - Пусти, - решил жених.
   Дальше всё сложилось почти так, как я представляла. Вошёл один из знакомых мне баронов, мужчина возраста Шинара, и принц решил поговорить с ним в гостиной. Минуты тянулись долго. Я покрутилась на стуле, осматриваясь лишний раз: комната, в которой мы ужинали, служила маленькой приёмной. Для тех, кого жаль держать у порога, но не охота звать в спальню. Кроме дивана, стола и нескольких стульев она ничем не хвасталась... зато прямо напротив меня красовалась незнакомая дверь.
   После разговора с Аделиком я успела заручиться помощью ещё одного человека. Графа Патресия. Дворцовый распорядитель никогда не проявлял ко мне особой заботы, но служил верой и правдой королевской семье. Он легко рассказал, что и как устроено в гостевых покоях его маларского величества. Спальня должна прилегать к гостиной с другой стороны, а путь передо мной ведёт... в кабинет.
   От этой мысли чаще билось сердце.
   - Лиата. Прошу прощения, но мне нужно отойти, - уронил Шинар, вернувшись.
   - Что-то случилось?
   Он на миг задумался и всё же пересказал мне суть. Очень кратко, но нигде не соврав.
   - Может, мне сопроводить вас? - рискнула предложить я вежливо.
   - Нет. Я постараюсь скоро управиться. Если что-нибудь понадобится - слуга у дверей, просто зовите. Если пройдёт больше трети часа или вам наскучит ждать, не терзайте себя, возвращайтесь к своим занятиям.
   Я только робко кивнула.
   Интересно... судя по тону принца, он полагал, что я сбегу, едва ноги унесут его за поворот коридора. Понял, что вечер не задался? Но он, справедливости ради, хотя бы не причинил мне вреда.
   Не тратя времени на подготовку, Шинар уже выходил за посыльным. Скоро дверь хлопнула, оповещая, что принц покинул свои временные владения.
   А я осталась... почти одна.
   Меня стережёт охранник в гостиной. Это стоило осмыслить. Он замер где-то там, у самого входа, за стеной и без какого-либо намерения беспокоить принцессу. Значит, лучшего шанса и ждать не стоит. Мой час пробил.
   Я дала себе ещё минуту-другую перевести дух, привыкнуть к воцарившейся тишине... Невидимый слуга не издавал ни звука. В гостиную, тем не менее, мне путь заказан, как и в спальню, остаётся кабинет.
   Собравшись с силами, я встала из-за стола.
   Аккуратно. Как затаившаяся крольчиха - зверем опаснее я себя не посмела бы считать. Шагнула на мысках по зелёному ковру. Туфли, на счастье, тщательно выбраны для этой встречи: с мягкой подошвой, почти без каблука. Дверь впереди приковывала взгляд. Я подошла, вымеряя шаги, и осторожно взялась за ручку.
   Стоило лишь слегка нажать - и деревянная преграда поехала внутрь.
   О Боги, я почти верила, что она окажется заперта! Неужели в кабинете Шинара не найдётся ничего интересного?
   Мои сомнения развеялись минутой позже. Новая комната встречала темнотой, пришлось взять зажжёный канделябр из приёмной - тише, тише! - и с ним уже вернуться. Три огонька разогнали молодую ночь и явили глазам вполне зловещие картины.
   Я... застыла на самом краю мелового круга.
   Странный узор струился по полу. Белый или голубоватый - сейчас не разобрать. Толстые, уверенные линии покрывали каменный настил, разбивали его на мелкие овалы и треугольники. В центре этого рисунка, у закрытого окна стояла на треноге... жаровня. Не самый частый предмет в мужском кабинете, но я сразу поняла, зачем она здесь!
   Из описаний в моей кровавой книге. Из кратких, но дельных разговоров с придворными магами. Это костёр, который они используют для ритуалов, сомнений нет.
   У дальней стены, уже за кругом теснились стол и стул, в противоположном конце - камин, тумбочка, ещё пара кресел. Кажется, их специально вынесли подальше, чтобы расчистить место у окна. Наверное, в то приходилось выгонять дым.
   Хотя сейчас в кабинете ничем не пахло, дышать стало внезапно тяжело.
   Боги, что я делаю? Вторгаюсь к человеку, которого подозреваю в злых делах, возможно - в гибели собственного отца! Хотя, может, подозреваю зря? Если Шинар не стал даже запирать дверь, есть ли ему что прятать?
   Но я просто не могу отступить - не после того, как договорилась с Аделиком! Убедила брата врать, потратить время, рискнуть доверием маларцев... не может всё быть напрасно! Да и не стал бы Шинар... что бы я ни знала о нём, особенно дурной славы принц не снискал. Вряд ли он готов расставлять смертельные ловушки в открытой комнате, правда же? Особенно там, куда может зайти его невеста. Или какие-то капканы здесь всё-таки таятся? Что если жених ждёт от меня подобной глупости?
   Я тряхнула головой, сжимая зубы. Прислушалась ещё раз к звукам за стеной - и бездумно шагнула вперёд.
   Как ни странно, страх не сделал мои движения слабыми. Шаги выходили бесшумными, позавидовал бы и Диларий. Осторожно, не наступая на линии, я подобралась к жаровне и застыла над чашей.
   Та оказалась глубокой и пятиугольной. Жёлтый металл тускло переливался в полутьме, края его украшали руны и завитки. Повинуясь внезапному порыву, я перехватила подсвечник левой рукой, стянула зубами перчатку с правой и тронула ребристый бок.
   Чуть тёплый. Странно всё-таки, не чувствовать запахов - ни гари, ни каких-либо других. Что здесь недавно жгли? На дне остались лишь чёрные угли - достаточно мелкие, разной формы, но одинаково безликие.
   Конечно же, мой жених маг. Но в этом нет ничего предосудительного. Вот если взглянуть на ингредиенты...
   Пара шагов по узорам - задержать дыхание, не оступиться! Лишь бы не задеть меловую вязь! Я почти добралась до стола, но внимание привлекла полка рядом. Книги. Пара корешков выдвигались вразнобой, и я неожиданно вспомнила нашу встречу в библиотеке.
   Что Шинар оттуда брал?
   Я поднесла свечи к корешкам, шепча губами названия: трактат по травам, за ним - ещё один, на маларском. Томик с описанием горных пород - нужен ли он колдуну? Несколько фолиантов с загадочными философскими темами: воля и разум, смирение, вера... неужели принц так любит размышлять о жизни?
   Время, Лиата! - одёрнула я себя и бросилась к столу.
   Тот оказался на редкость аккуратным. Чернильница, пара бумаг и писем были плотно сдвинуты в центре, основная поверхность блестела от пустоты, и лишь в углу ютилось оно - ещё одно пособие. Я наклонилась, разобрать буквы, и что-то на секунду сжалось в горле.
   "О тайных мотивах людей". Автор - литанский философ, которого отец отмечал при дворе, труды его хвалили. И судя по всему, эту книгу Шинар признал особенно достойной. Я вспомнила, как он допрашивал меня с четверть часа назад...
   Нет, нет, ерунда! Даже открывать не стоит - придётся лезть в ящики. Как бы ни было страшно, всё значимое хранится там!
   Я поставила свечи на стол и взялась за верхний.
   В нос ударила смесь новых запахов. Не назвала бы её резкой, но что-то чуждое, непривычное стенам дворца и родной природе, наполнило воздух. Странные флаконы с жидкостями - их разные цвета можно было определить даже в полутьме. Одни - почти прозрачные. Другие - тёмные, с густым содержимым, похожим на...
   Нет, я не должна об этом думать.
   Ниже, ниже!
   Ещё один - на этот раз порошки в сложном подносе со множеством ячеек. Соли, сера? Кристаллы переливаются, свечи красят всё в оранжевый, по форме не различить. Конечно, странные вещества, но ничего запретного.
   Часть меня с неясным страхом искала знакомый платок.
   Я понимала, что Шинар мог спрятать вещь Неллера где угодно. А мог уже сотню раз использовать - тем чёрным способом, какой посчитал бы нужным! Но глупая мысль билась в голове, а пальцы двигались всё лиходрадочней, пока время убегало.
   Не пора ли вернуться? Но я ведь услышу, как заскрипит входная дверь!
   Когда я нашла странный листок, то схватила его обеими руками, забывая все надежды не перекладывать вещи. Глаза забегали по строчкам - перечень трав и порошков. Второй, из ящика сбоку, на очереди. Там...
   Сердце пропустило удар.
   Записи будто плыли перед глазами в полутьме, глаза начили слезиться от усердия. Не обычный маларский - древняя, забытая и едва узнаваемая форма. Я впилась глазами в слова, и когда различила три из первого абзаца, то закусила губы.
   "Круг".
   "Сжечь".
   "Человека".
   Ниже стояла пометка на нынешнем, уже знакомом языке:
   "Эффект проявится немедленно, будь осторожен".
   Под стук крови в висках я отложила листок обратно... и только тут заметила её.
   Серая шёлковая перчатка ютилась в самом углу. Достаточно тонкая, чтобы принять её за женскую, но вполне широкая, чтобы оказаться мужской.
   Не платок, но это... ещё один фрагмент чужой одежды! Ещё одна вещь, которой не место в ящике стола!
   - Нашли что-нибудь интересное?
   Сложно сказать, что со мной стало в тот миг.
   Я вздрогнула, как ребёнок. Пальцы разжались. Находка скользнула на пол, но было уже не до того.
   Шинар попросту стоял рядом. Не просто на пороге, не у входа... нет, в каких-нибудь двух шагах! Губы принца казались ещё одной меловой чертой. В глазах бушевало пламя. И я... поняла, что ещё не видела его злым.
   Как он...
   - Милорд, я...
   Мои тренировки пропали даром - Шинар метнулся вперёд слишком резко. Я не успела и пискнуть. Его рука поймала мою. Плечо пронзила боль. Мужчина дёрнул, и я полетела ему на грудь.
   - Нет! - Мысль, что пора кричать, пришла запоздало. Собственный голос показался тихим до неправдоподобия. - Простите, я..!
   Руки крутанули меня, обвили, и ладонь легла на рот.
   - Не стоит, - шепнул мужчина, пока я отчаянно мычала.
   Помню, что дальше я билась в панике. Пыталась вырваться, развернуться, хоть слово молвить! А он просто держал. Обхватившие меня плечи казались стальными и нерушимыми, от тела по спине разливался жар. Жёсткая ладонь, напротив, обдавала губы холодом, пахла резко и горько! Секунду это длилось, две, минуту? Время сплелось воедино и вдруг начало ускользать. Комната, беснующиеся огни, силуэты - всё размывалось, и...
   Перед тем, как провалиться во тьму, я с дикой чёткостью запомнила одну вещь. Перчатка, лежащая на полу - она раскрылась, обнажив несколько чётких пятен на тыльной стороне.
   Несколько капель крови.
   - Время игр закончилось, Лиата, - прошептал голос мне на ухо.
   И на том мир окончательно померк.
  
  
   Дорогие читатели! Книга участвует в конкурсе на портале Лит-Эра, это ознакомительный фрагмент. Полный вариант можно прочитать ЗДЕСЬ
  
  
Оценка: 8.31*14  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"