Звездная Елена: другие произведения.

Академия Проклятий. Урок пятый: Как не запутаться в древних клятвах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.93*142  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: древних клятвах" Никогда не разрывайте помолвку с темным лордом! Никогда! Ведь одного неосторожного взгляда будет достаточно, чтобы великий Риан Тьер разгадал ложь и в мельчайших подробностях продумал стратегию самого главного сражения в своей жизни. Готовьтесь, вас ждет водоворот захватывающих приключений, тайные знания о древних проклятиях, истинная история Темной империи, путешествие на загадочный остров морских ведьм, знакомство с самим повелителем Ада и... медленное и чувственное соблазнение. Купить книгу в Лабиринте

  Академия Проклятий
  
  Книга пятая
  
  Аннотация: Ты разорвала помолвку с проклятым тобою же директором? Ну что же, готовься к медленному и чувственному соблазнению, ибо лорд Риан Тьер за своё будет сражаться до конца... победного.
  
   - Адептка Риате, - злой раздраженный усталый голос, в котором так чувствуется гнев, и от этого хочется закрыть глаза, спрятаться, и больше никогда не слышать, - вы дважды самовольно покинули Академию Проклятий во время учебных занятий.
  Магистр темной магии, член ордена Бессмертных, временный правитель Третьего королевства, лорд директор Риан Тьер пристально смотрел на меня черными, непроницаемо черными глазами... Столько злости, столько непонимания, столько ярости.
  - Вы долго молчать собираетесь? - требовательно поинтересовался магистр.
  Даже если бы и знала что сказать, говорить я сейчас просто не могла. Точно знала, что стоит попытаться, и просто начну плакать.
  - Вам нечего мне сказать?
  Я честно ответила:
  - Нет... - и опустила глаза.
  Некоторое время в кабинете лорда директора царила тяжелая, гнетущая тишина. Мне казалось, что даже воздух этого сумрачного помещения давит на меня.
  - Я ведь должен тебя отчислить, Дэя, - глухим, чуть рокочущим от ярости голосом, произнес магистр Тьер. - И я в очередной раз оказываюсь перед неприятным выбором между личной привязанностью к тебе, и своими прямыми обязанностями лорда директора данной академии.
  Моя голова опустилась ниже, и я в отчаянии думала лишь об одном - только бы не расплакаться.
  - У тебя плечи вздрагивают, - неожиданно произнес Риан.
  Только в голосе не было ни сочувствия, ни нежности - злость, холодная, непримиримая ярость, и снова злость. Магистр темной магии, племянник императора, Первый меч империи лорд Риан Тьер просто не простил отказа ничтожной адептке. И не простит. Мысль об отчислении из Академии Проклятий вдруг показалась мне здравой. Я не буду больше видеть его, он ненавидеть меня.
  - Адептка Риате, - почти рык.
  Я вздрогнула, и едва слышно ответила:
  - Мне нечего вам сказать, лорд директор. Я действительно виновата.
  Виновата во всем... В том что начала эту историю с проклятием, в том, что не выдержала, сдалась и отказалась от своей любви. Потому что это Риан ненавидит, а я продолжаю любить.
  - Вон! - тихий, полный едва сдерживаемой ярости приказ.
  Медленно поднявшись, я посмотрела на лорда директора и вздрогнула всем телом - он глаз с меня не сводил, и взгляд был темным, тяжелым, непроницаемо черным. Тут у любого появится желание сбежать в Бездну, но я сдержалась. Подойдя к столу, достала из кармана свиток, над которым просидела всю ночь, и протянула магистру. Лорд директор медленно, словно нехотя оторвал взгляд от меня, взглянул на свиток, вновь начал смотреть исключительно на меня, и ледяным тоном задал вопрос:
  - Что это?
  Так хочется просто развернуться и уйти, только бы больше не чувствовать, как от одного его тона голоса, у меня все обрывается внутри.
  - Это номера счетов, лорд директор, - я не выдержала, отвернулась к окну и дальше продолжала, уже глядя на кусочек яркого светлого неба. - Когда мы с Юрао были в банке, покойный мастер Дартаз-старший предоставив нам платеж по договору, так же дал возможность просмотреть счет госпожи Игарры Болотной.
  - Так, - прервал меня магистр, - понял. Знаю. Но все банковские документы были уничтожены первой волной Гнева Солнца. Номера счетов, выписанные офицером Найтесом сгорели вместе с его одеждой и волосами. Откуда же у вас, адептка Риате, - и столько сарказма в этой фразе, - данная информация?
  Все так же глядя в окно, тихо ответила:
  - Я адептка Академии Проклятий, запоминать схемы с первого взгляда навык, который у нас доводят до автоматизма.
  Усмехнувшись, лорд Тьер забрал свиток из моей все еще протянутой руки, раскрыл, просмотрел и поинтересовался:
  - И сколько же у вас, адептка Риате, ушло времени на восстановление номеров данных счетов?
  - Два дня и одна ночь, - не стала лгать я.
  Потрудиться действительно пришлось, но я вспомнила и записала все - не только счет, с которого перечислялись деньги, но так же и номера счетов из Третьего королевства.
  - Забавно, - зло произнес лорд Тьер.
  Я украдкой посмотрела на него, всматривающегося в столбики цифр, и на душе стало чуть-чуть теплее. Я знала, что мне будет плохо без него, но даже и представить не могла, что настолько... Риан стремительно вскинул голову, поймал мой взгляд, я мгновенно отвернулась.
  - Знаешь, кому принадлежит этот счет? - спокойно, без злости спросил Риан.
  Подойдя ближе, перегнулась через стол, посмотрела на место, куда указывал магистр и честно ответила:
  - Господин Дартаз-старший отдал распоряжение узнать по поводу этого конкретного счета из семнадцати цифр, но служащие сообщили, что это счет в Императорском Банке, куда они не имеют доступа. Так что не знаю.
  Я выпрямилась, снова начала смотреть в окно.
  - Так, а вот этот?
  Свиток получился значительным, чуть больше чем у гномов в банке, просто потому что у меня все же крупнее почерк, и развернутый он занимал половину стола. А палец магистра указывал на ряд циферок, располагающихся прямо перед ним самим, то есть мне это на стол почти лечь придется, или кристалл увеличитель достать.
  - Стол обойди, ты же не увидишь оттуда, - приказал лорд директор.
  Неуверенно взглянула на магистра, он же был полностью увлечен свитком, и уже даже не смотрел на меня. Но подходить мне все равно... было страшно. И я достала кристалл увеличитель из браслета.
  - По-моему здесь ошибка, - встревожено как-то произнес Риан.
  - Где? - я торопливо обошла стол, остановившись рядом со стулом магистра, наклонилась, пытаясь понять, что там указала не так. И ведь проверяла же, в комнате копия этого свитка, составленная отдельно и они оба сошлись. То есть я все верно скопировала. - Какая ошибка?
  Магистр убрал руку, открывая моему взгляду шесть цифр одного из счетов, но ошибки там точно не было.
  - Нет, - возразила я, - я перепроверила все трижды, я не могла ошибиться.
  - Правда? - насмешливо ироничный тон.
  Внезапно магистр поднялся, в следующее мгновение я оказалась между ним и столом, и, убрав мои волосы с левого плеча, Риан наклонился, чтобы почти касаясь губами, зло прошептать:
  - Взгляд - твоя ошибка. Один единственный взгляд. Ты себя выдала, Дэя.
  Я замерла. Риан, тихо рассмеялся, обнимая меня одной рукой, свернул свиток, а затем, все так же прошептал:
  - Всего вам темного, адептка.
  И отпустив меня, вышел из кабинета, весело помахивая свитком. И уже из кабинета леди Митас, я услышала его громкое:
  - И да, даже не надейся на отчисление, дорогая.
  А я точно знаю, что там сидит леди Митас! И кажется, не только она одна.
  Из кабинета лорда директора я выходила не менее пунцовая, чем алый ковер на его полу, правда несмотря на откровенное смущение и злость, мне почему-то стало намного легче и плакать уже не хотелось. И дело не в том, что отчислять меня не будут.
  Пройти мимо леди Митас, у которой, видимо после столь громкого заявления лорда директора, из руки выпало перо и теперь на каком-то явно важном документе расплывалось пятно, оказалось непросто. Но ладно секретарь - у дверей стояла леди Орис, и вот ее взгляд мне запомнится надолго.
  - Темных вам, - пробормотала я, и торопливо покинула секретарскую.
  
  В коридоре долго стояла, пытаясь прийти в себя. Потом медленно направилась к выходу из административной части и едва вышла на порог, остановилась вновь - подставляя лицо яркому, весеннему солнышку.
  Весна!
  Третий день сегодня, и склоны уже покрылись зеленью, кусты, едва скинув снежные хлопья, расцвели, деревья зазеленели, первые, самые нежные цветы робко пробиваются сквозь опавшую и примятую растаявшим снегом листву. Как же красиво! И так сказочно-волшебно, никак не могу к этому привыкнуть. Загреб севернее Ардама, у нас весна сменяет зиму в течение шести дней, здесь все происходит за три. И праздник 'Смерти Зимы' он действительно прощание со снежной красавицей, ведь сколько ни выпадет снега в последнюю ночь, поутру с первыми лучами уже по теплому весеннего солнца все растает. Оттого и празднуется Смерть Зимы до самого рассвета. Приграничье край суеверный, у нас говорят 'Последним снегом умоешься от всех хвороб избавишься'.
  - Ровнее, ровнее поднимай! - раздался крик магистра Тесме.
  - Держи ее! - вопил Сэдр.
  - Плавнее, плавнее давай, - вторил им Ружен.
  Стараюсь не улыбаться. Сложно, конечно, но лучше уж постараться, чем получить проклятием в ответ на улыбку. А все дело в чем, после случившегося в праздник Смерти Зимы лорд директор был зол. На меня, на себя, на весь мир. Об этом знали только я и он, я даже Юрао не сказала ни слова о разрыве помолвки. А тут, в первый весенний день преподаватели мужского пола, которые страстно завидовали женской половине и обновленному женскому общежитию, решили повторно попытаться намекнуть лорду директору о состоянии своего жилища. Лорд Тьер намеку внял, и приказал всем адептам и преподавателям мужского пола, ожидать его во дворе академии.
  Мы, женская половина, оказавшись во время построения в одиночестве, выполняя несложные упражнения, с интересом следили за происходящим. Несложными упражнения были как раз по причине того, что Верис тоже с интересом ждала чего же будет. Мы 'чего будет' ждали с некоторым ревностным недовольством - большую часть зимы лучшее общежитие было как раз у нас, и отдавать первенство по комфорту мужской половине оказалось как-то обидно. Но вот все выстроились, ожидая лорда директора. Мы неторопливо выполняем растяжку, затем приседания. Мужская половина в состоянии радостного нетерпения свысока поглядывает на нас, Сэдр потирает ладони...
  Открылась дверь, на порог стремительно вышел злой, и от того убийственно спокойный лорд директор. Бросил взгляд на меня. Торопливо приседаю - не в такт с остальными, зато за Янкиной спиной как-то безопаснее.
  Не знаю, как долго смотрел в мою сторону магистр, но когда он направился по тренировочному полю к находящимся в ожидании чуда, бледная Тимянна начала сбиваться и тоже невпопад приседать.
  А лорд директор прошел ближе к мужскому общежитию, и мы услышали его произнесенное ледяным тоном:
  - Мне долго ждать?!
  И главное уже никто не опасался духа хранителя, а вот лорда Тьера все и разом - мужской коллектив так вообще почему-то перестал чуда ждать.
  - Так... план же, лорд директор, - потусторонний голос звучал очень заискивающе.
  Заискивающий дух хранитель это было нечто. Мужской коллектив совершил синхронный шаг назад. Они уже ничего не хотели, они просто с ужасом смотрели на окаменевшее лицо лорда Тьера и готовились к худшему.
  - План не потребуется, - все тем же ледяным тоном произнес магистр.
  Мы перестали делать упражнения и теперь затаив дыхание следили за развитием событий.
  - Простите, - извиняющийся замогильный голос мы все слышали впервые. Представить, что это наш дух хранитель так говорит вообще было на грани реального, - прошу прощения, а... что я должен сделать?
  А действительно, что тут можно сделать без плана?! Вообще как можно производить строительные работы без плана? Но у лорда директора вариант нашелся.
  - Сравнять с землей мужское общежитие, - преспокойно скомандовал он.
  - Что? - дух, от удивления, даже показался на поверхности тренировочного поля, высунув из земли призрачную голову размером с немалую бочку.
  - Сомневаюсь, что у вас присутствуют проблемы со слухом, - холодно произнес магистр Тьер.
  В следующее мгновение задрожала земля, в отчаянии взвыли адепты мужского пола, простонали преподаватели, а мужское общежитие безмолвно ушло под землю. Через это самое мгновение на месте некогда прочно стоявшего здания находилось поле. Зеленое такое. И даже с первыми весенними цветочками... Но чувство такое, что завывает ветер и слышится крик кладбищенских ворон.
  - Лорд директор! - потрясенно воскликнул магистр Тесме.
  Риан, заложив руки за спину, хладнокровно произнес:
  - В учебном плане на этот год у вас предполагалась практика в полевых условиях. Приступайте к построению палаточного городка. До конца учебного года именно в нем вы и будете проживать, господа. На построение двое суток, строительный материал доставят в течение часа. Личные вещи будут возвращены по окончанию вами строительства. Всего темного, господа. И да, с весной вас!
  В абсолютном молчании лорд директор покинул коллектив вверенного ему учебного заведения, даже ни разу не обернувшись, и так и не увидев умоляющих взглядов, с которыми его провожала вся мужская половина.
  И совсем никто не ожидал, услышать сокрушенное от духа хранителя:
  - Эх, мужики, за что ж вас так... - тяжелый вздох и с явным сочувствием: - А вы хоть палатки строить умеете?
  Адепты и преподаватели, оторвав умоляющие взоры от двери, которая захлопнулась за лордом директором, направили несчастные на духа хранителя.
  - Ну... давайте я вам хоть душевые поставлю, и столовую, - предложил хранитель.
  Потрясенные лица стали отражением нашего полнейшего изумления - чтобы дух хранитель да что-то предложил?
  - Туалеты тоже, если можно, - простонал Сэдр.
  - И нет ли у вас плана-конструкции палатки обыкновенной? - вежливо поинтересовался магистр Тесме.
  И до поздней ночи адепты и преподаватели старательно возводили палаточный городок, причем дух хранитель с планами и инструментами крутился с ними! А мы, резко невзлюбимые всем мужским коллективом, полночи не спали из-за стука молотков и топоров. Но мы не жаловались, наоборот, сочувственно смотрели на наших палаткостроителей, и делали за них домашнюю работу.
   А утром нам их стало совсем жалко!
  Рог черного единорога, жутким звуком собиравший нас на построение, выявил факт готовности палаточного городка. Мужская половина - сонная, помятая, местами порванная, непричесанная и просто от усталости шатающаяся, гордым строем встала перед своим новым местом обитания. Лорд директор вышел на порог административной части. Скрестив руки на груди, оглядел свежеотстроенное и поинтересовался:
  - Это палаточный городок или сбор трольего архитектурного творчества?
  Тролли, к слову сказать, в полевых условиях ночевали без подобий жилых помещений.
  Адепты нахмурились, преподаватели озаботились, дух хранитель рискнул подать голос:
  - Что-то не так? Вам что-то не нравится?
  - Мне? - таким тоном спросил лорд директор, что дух начал медленно уходить под землю. - Мне все нравится, - лорд Тьер улыбнулся, - но я не уверен, что качество выстроенного жилища устроит вас, господа.
  В следующее мгновение начался ливень. Странный ливень, пролившийся исключительно над свежеостроенной обителью адептов и преподавателей мужского пола. Кое-какие палатки свалились сразу, некоторые остались деревянными остовами смотреть в небо, парочка выстояла... Дождь прекратился.
  - У вас остались сутки, - ледяным тоном напомнил лорд директор, - и потрудитесь использовать доставленные вчера строительные материалы, ибо поверьте мне на слово - для прочных палаток требуется специальная ткань, а не та, которую вам столь заботливо подарил дух хранитель, преобразовав плотные шторы. За работу!
  К вечеру, когда закончились лекции, а у нас они шли по расписанию, практически вся женская часть присоединилась к строительству. Строительством теперь заведовал Жловис, которому довелось побывать на войне и там обучиться этому непростому делу. Первую палатку построили для Тесме. Когда строительство было завершено, Жловис приступил к проверке качества. Конструкцию трясли, на нее было вылито двенадцать ведер воды, дух хранитель устроил небольшое землетрясение. Палатка выстояла. Вдохновленные успехом адепты уже приготовились созидать по образу и подобию, как госпожа Жловис изволила поинтересоваться:
  - И где план городка? Хаос мне тут разводить вздумали?
  Сначала на нее зашикали, но затем разумной мысли вняли. План городка был создан общими усилиями на большом листе непромокающей бумаги (я лично три палатки с левого краю вычертила) рассмотрен общим собранием будущих жильцов, и одобрен духом хранителем. Он и создал разметку для архитектурного комплекса. И строительство началось. До поздней ночи мы обшивали края уже готовых палаток, закрепляя ткань, а сильная половина академии обзаводилась трудовыми мозолями на почве возведения жилья. Потом нас отправили спать, а сами, неизвестно как притащив из города спиртное, разожгли костры из остатков строй материалов и полночи женское общежитие выслушивало нетрезвые песнопения о суровой мужской доле. К утру мы уже рыдали. Не от сочувствия к ним, от жалости к себе.
  Вот так на утро третьего дня весны и было завершено строительство нового жилого сектора в Академии Проклятий. Лорд директор после недолгой инспекции строения одобрил, и разрешил духу хранителю возвратить уже изрядно оборванным адептам и преподавателям их личные вещи. А что они? Приобщившиеся к радостям простейшей архитектуры представители сильной половины нашей академии, постановили создать еще зал для общих собраний, а так же воплотить мечту о вывеске, демонстрирующей, что именно здесь 'Мужской палаточный горок'. На это великое, по их мнению, дело, господа и тратили обеденный перерыв.
  - Воооот, осторожнее, адепт Говас, я сказал 'осторожнее'! - буйствовал Тесме.
  На моих глазах вывеска, уже прибитая к двум высоким столбам, была поднята. И конструкцию принялись укапывать в землю. Странное дело впервые в жизни вижу Тесме таким счастливым, по моему лопата станет его любимым орудием. А вот наш вечно суровый Сэдр стоял с эскизом и сравнивал получившееся собственно с собственноручным наброском. И судя по всему, был весьма доволен.
  - Дэя! - крик Тимянны отвлек от преподавателей. - Дэя, давай к нам!
  Янка и еще шестеро адепток с нашей группы, включая сильно присмиревшую в последнее время Ригру, играли с магическим вестником. Игра была очень простая - нужно было поймать вестника и угадать слово, угадаешь - загадываешь следующее, не угадаешь вестник становится прозрачным и исчезает, чтобы появиться в трех шагах от проигравшей.
  - Дэй!
  - Не могу, - чуть повысив голос, крикнула я в ответ, - я прогуляла лекцию у Окено, теперь меня ждет расплата...
  - Надолго? - Янка поймала вестника, прошептала слово...
  Ошиблась, потому что облачко с двумя очаровательными черными крылышками испарилось, и появилось перед Ригрой. Та подскочила, схватила его, прошептала... Конверт стал красным, довольная Дакене прошептала новое, и сообщила играющим:
  - Смертельные проклятия, шестой уровень, мгновенное действие!
  Игра началась снова.
  Пока я наблюдала за девчонками, как-то совсем не заметила, что ко мне по дорожке идет Жловис. Вот то, что ко мне, я знала:
  - Дэйка, - заорал гоблин, - и вот тебе загадка: Злое, шипящее, ядом плюющееся?
  - Мастер Окено в ипостаси, - с улыбкой ответила я, так как его по свою душу и ждала.
  - А ты откуда знаешь? - изумился гоблин.
  - Ну так, - я начала спускаться по ступеням, - проверка контрольной у меня.
  Той самой, которую не я писала. Как мастер старший следователь догадался - лично я совершенно не поняла, с другой стороны на то он и старший следователь.
  - А в ипостаси он почему? - допытывался Жловис, когда я подошла и мы направились к воротам.
  - В ипостаси... - я тяжело вздохнула. - Потому что мы сейчас пойдем 'шляться по свалкам и искать трупы', - повторила я слова мастера Окено, - а он там в нормальной одежде ходить не собирается.
  - А ты? - удивился Жловис.
  - А у меня нет ипостаси, - пробурчала в ответ, совершенно не вдохновленная перспективой предстоящей прогулки.
  Привратник некоторое время семенил рядом, потом проникновенно спросил:
  - А за что с тобой так?
  - За дело, Жловис, - честно призналась я, - за дело.
  И улыбнулась солнцу и ветру, и в целом Весне. Несмотря ни на что, настроение было просто замечательно - Риан больше не смотрел на меня с холодной ненавистью во взгляде, а со всем остальным я справлюсь.
  ****
  Зря я так думала.
  - Хороший следователь не позволяет другим выполнять свою работу, - поучал меня Окено, ползя по дороге с такой скоростью, что мне приходилось бежать следом.
  И вот как он понял, что работу писала не я? Как?
  Когда мы миновали оживленную часть Ардама и свернули к пустырям, я забежала чуть вперед и все же поинтересовалась:
  - Мастер старший следователь Окено, а как вы пришли к выводу о том, что данную работу писала не я?
  Остановившись, совершенно не запыхавшийся василиск, пристально посмотрел на с трудом пытающуюся отдышаться меня. Потом ехидно заметил:
  - Видишь ли, Риате, работа была превосходна, и почерк ну совсем твой, но... - пауза и облизнув губы раздвоенным языком Окено и торжествующе добавил, - но ты сто процентов обошла бы столь деликатную тему как гниение женских молочных желез!
  Краснеющая я только и подумала 'Ну Юрао!'.
  - Кстати, Найтес именно по этой теме писал мне курсовую, - ненавязчиво намекнул Окено.
  Мне не хотелось это знать совершенно. Как не хотелось и трупы рассматривать.
  - Ты, Риате, - поучительно начал Окено, - главного не понимаешь - иной раз труп тебе может сказать больше, чем... твоему лорду Бессмертному.
  - Он не мой, - тихо ответила я.
  И вот когда на тебя пристально смотрит Окено это одно, а когда змеиные глаза василиск щурит, как то не по себе сразу. И ведь даже магию не применяет, а ощущение, что каменеешь.
  - Твой, - спокойно подытожил старший следователь, - у меня нюх лучше волчьего, Риате.
  Я не стала спорить, потому что доказывать что-то мастеру смысла не было. И мы пошли на первый пустырь.
  Василиск - сзади почти не отличимый от огромной змеи, разве что хвост короткий и толстый, и я - чавкающая по раскисшим кустам и почве, несчастная адептка. Стаявший снег обнажил горы мусора, объедки недоеденные, ну и трупы здесь так же имелись. По большей части это были умертвия, пришедшие к городу в поисках кого бы поесть, и уснувшие при сильных морозах. Сейчас они еще не просыпались, и уже вряд ли проснуться - Ночная Стража таких 'горожан' отправляла прогуляться в Бездну.
  Правда даже зная что мертвые не проснуться, бродить среди них удовольствия никакого. Но и выбора у меня не было.
  И вдруг случилось почти чудо.
  - Дэя, - крик Риайи прозвучал лучше чем вампирский хор, - Дэя, ты что в кустах делаешь? Вылезай!
   И темная эльфийка в прекрасном фиолетовом платье побежала мне на встречу. Золотые волосы роскошными локонами струились по плечам, золотые глаза сверкали ярче солнца, на коже проступил румянец - Ри была просто прекрасна. Я, позабыв о необходимости любоваться трупами разной степени разложения, тут же вылезла из кустов, и попала в порывистые объятия.
  - Дэй! - завопила Риайя, стискивая меня так, что ребра едва не трещали.
  - Слушай, убьешь же, - Юрао выступил не знаю откуда, хотя можно предположить что Ри просто затмила его собой, - отпусти моего партнера.
  Ри отпустила, одарив брата хмурым взглядом, я просто улыбнулась дроу, он весело подмигнул мне в ответ, и нарочито громко осведомился:
  - А что же ты тут делаешь в учебное время, Дэя?
  И вид у него такой невинно-удивленный при этом.
  - А я... а мы с мастером Окено...
   Начала я, и осеклась, заметив, как при упоминании старшего следователя побледнела и даже отступила на шаг Ри. Но отступать было некуда! Кусты затрещали, и на выложенную камнем дорожку ступил мастер Окено. Ногой ступил. Обутой в туфлю ногой. И вторая так же появилась следом. Как и весь мастер - в безупречном темном костюме, и при этом фиолетовой рубашке. Как раз в тон к платью вмиг сие осознавшей Риайи.
  - Мастер старший следователь! - Юрао был само удивление. - Вы и здесь! Какой приятный сюрприз!
  Окено бросил весьма недовольный взгляд на дроу, но куда там следователю до разгневанно-возмущенной Ри - она просто таки испепеляла брата золотыми глазами.
  - Между прочим ты сейчас делаешь благое дело, - не стал отрицать своих коварных замыслов Юр, но и раскаиваться в них так же не собирался. - Ты Дэю спасаешь!
  Старший следователь засопел. Очень разгневанно. Юрао нахально продолжал разглагольствовать:
  - И вот если ты сейчас Окено не уведешь, Дэй допоздна будет курсировать по свалкам в поисках разложившихся трупов. А ей и так не просто, она вообще с любимым рассталась.
  И я присоединилась к недобрым взглядам на Юрао. Риайя же перестав буравить брата, удивленно взглянула на меня. Я молчу. А Юрао - нет.
  - А ты что, не поняла? Или не видела как она в праздник Смерти Зимы чуть ли не весь снег извела? Думаешь исключительно, дабы от хворей избавится?
  - Юррр, а ты дроу блохастых видел? - с намеком прошипела я.
  Партнер мне очаровательно улыбнулся и нахально заметил:
  - Нет, мне блохастого дракона хватило.
  - У драконов бывают блохи? - изумился Окено.
  - Случается, - Юрао мне весело улыбался, - как доведут адепток академии проклятий, так с ними такое и случается. И вообще, что мы все о блохах да о трупах, день то сегодня какой теплый, солнце яркое, травка зеленеет... Я предлагаю погулять, что скажете?
  Сказать все хотели. Ри явно хотела сказать, все, что думает о брате, но ей было жалко меня. Окено так же явно желал высказаться, но ему очень нравилась Риайя. Я вообще привыкла молчать, а еще мне очень не нравились трупы, даже если они и могли рассказать хорошему следователю больше, чем плохому некроманту. В общем Юрао протянул мне руку, Окено повторил маневр с Ри. Я с благодарностью вложила ладошку в когтистую лапу Юрао, Ри, фыркнув, взяла Окено под локоток и мы пошли гулять. Старший следователь и Риайя впереди - смотрелись они потрясающе и одеты были как пара, и мы с Юрао сзади, и шли мы чуть медленнее, исключительно чтобы поговорить.
  - Как ты? - начал партнер.
  - Получше, - не стала увиливать я. - А как ты понял, что в праздник Смерти Зимы что-то произошло? Я же старалась улыбаться, никто и не заметил.
  - Никто и не заметил, - дроу чуть сжал мою ладошку. - Только мы с Наавирром. Мы тебя лучше знаем.
   Я промолчала, глядя вперед, где Окено вдруг остановился, сорвал веточку белоснежных цветов с дерева и протянул Ри. Несмотря на подчеркнутую неприязнь к старшему следователю, темная эльфийка заметно смутилась и цветы взяла так... так как не берут у тех, кто безразличен. Теплая, такая добрая улыбка озарила лицо мастера Окено. Ри вообще опустила головку, прикрыв смущение попыткой вдохнуть аромат цветов. Полувасилиск был готов расцвести, как и все вокруг.
  - Наконец-то он понял, - с усмешкой прошептал Юрао.
  - Что понял? - спросила я, впрочем, учитывая то, как Ри позволила взять себя за руку, тут действительно все понятно.
  - Понимаешь, - начал рассказывать партнер, - Ри он всегда нравился. Да она фыркала, перец ему в чай подсыпала, гвозди в постель, толченую соль в мыло для умывания. Все как полагается, и все для того, чтобы Окено, наконец, обратил на нее внимание. Мне было шестнадцать, ей четырнадцать, и следователь, конечно, внимание обращал, куда уж тут не обратить после такого, но не как на девушку. А когда Ри исполнилось двадцать, уже она его видеть не хотела. Мы, дроу, мстительные.
  Я улыбаясь смотрела как одна очень мстительная дроу, обернувшись через плечо, взглянула на брата. Юрао весело помахал рукой на прощание, вряд ли Окено не заметил, что его осторожно повели в наиболее пустынную часть парка.
  - Очень мстительные, - повторил Юрао. - Вот зря он пошел!
  - Почему зря? Может им стоит побыть наедине, - мне было так радостно за Ри.
  - Да потому что она на него все еще злится, - Юр встревожено вглядывался в сторону исчезнувших из нашего поля зрения Ри и Окено.
  - Как бы она не злилась, если любит, простит абсолютно все, - тяжелый вздох я сдержала.
  - Да? - Юрао насмешливо смотрел на меня, вскинув золотую бровь. - Это ты у нас все простишь, а с Ри разговор особый.
  И тут на весь парк раздалось гневное:
  - Не надо зеркал!!! - рев был знатный, перепуганные птички вспорхнули с деревьев, летучие мышки напротив повалились на траву.
  Мы с дроу стояли и прислушивались к происходящему. Дождались очередного возмущенного:
  - Риайя Найтес!!!
  Усмехнувшись, Юрао меланхолично поинтересовался:
  - А я говорил, что Окено у нас преподавал?
  - Ри училась в академии стражей? - не поверила я.
  - Естественно, - Юрао весело мне подмигнул, - все шесть лет. А как, по твоему, она могла портить жизнь Окено. Он, кстати, как раз после нашего выпуска и перевелся в Ардам, чтобы, значит, подальше оказаться.
  - Подальше от Ри? - во все глаза смотрю на партнера.
  Юр отошел к дереву, сорвал и мне цветочков, протянул, и едва я взяла, пояснил:
  - Подальше от нашей профильной академии, - усмехнулся, - представь себе выражение его лица, когда принимая должность старшего следователя и знакомясь с личным составом, он услышал: 'офицер Юрао Найтес'.
  - И что он сделал? - у меня вдруг странные подозрения возникли.
  - Расстроился, - Юр хмыкнул, - и начал головой крутить, в поисках Ри. Не нашел. Так расстроенный и просидел весь вечер.
  Я вдохнула сладкий, чуть приторный аромат цветов, и огляделась. Мы остановились в удивительно красивом месте парка - справа простиралась аллея деревьев, цветущих розовыми цветками, слева - темно-синими, под деревьями словно покрытые снегом белоснежным кипнем цвели кусты, каменная дорожка среди уже зазеленевшей травы - так красиво. И даже трудно поверить, что не так далеко от этого места трупы можно отыскать, при желании...
  - Стой-стой, - вдыхая аромат цветов, я вот что подумала, - так Окено думал, что вы будете в ардамской Темной Крепости?
  - Он не думал, Дэй, он знал, - Юрао хитро улыбнулся, - зря, что ли я ему свои документы о назначении три раза носил на подпись. А вот чего он не знал, так это того, что Ри туда работать никто не пустит.
  - Бедный мастер старший следователь, - протянула я.
  - И не говори. Что-то тихо там у них, посмотрим? - за веселой улыбкой явно читалось беспокойство.
  Но тут уж я проявила свои частноследовательские качества:
  - Юр, ты Ри видишь?
  - Ммм, нет, - недоуменный взгляд на меня.
  - Так вот если бы она что-то сделала, была бы уже здесь, - резонно подметила я.
  - Ааа, - Юрао, наконец, догадался, - так тем более пошли смотреть! Примирение века, как-никак.
  И может это не совсем правильно, но... мы пошли смотреть. Сначала быстро и тихо пробежались по дорожке к тропке, которая сворачивала направо и по которой Ри увела несопротивляющуюся жертву коварной мести истинно мстительных дроу. И вот по этой тропинке мы уже крались - Юр впереди, я за ним. И мы крадемся, пригибаясь под ветками, потому что территория то заброшенная, а потому деревьями заросшая, и крадемся, и видим стену. Здесь когда-то городской район был, после нападения скаэнов семьдесят лет назад оказался полностью разрушен - духи хранители сами восстановить не смогли, но и строить что-либо на этом месте не позволили. В итоге в центре Ардама имеется парк с живописными развалинами, и вот у одной из развалин и увидели мы невероятную, по сути, картину! Окено решительно прижал отчаянно сопротивляющуюся темную эльфийку к стене, обе ее руки были вздернуты вверх, и старший следователь удерживал их обхватив тонкие запястья одной рукой, вторая его ладонь удерживала личико сопротивляющейся девушки, ну а все вышеуказанные действия целью имели страстный и уверенный поцелуй. Который к моменту нашего появления и присутствовал.
  - И что мне делать? - прошептал, хохотнув, Юрао. - Как брат я обязан вмешаться, а мужская солидарность предписывает встать на стреме. Что делать будем?
  - Даже не знаю, - прошептала я, глядя, как одна из ручек Ри опускается, чтобы обвить шею мастера Окено.
  - Вот и я о том же.
  В это время и вторая рука темной эльфийки обняла не прерывающего поцелуй старшего следователя.
  - Вот мы, мужики, всегда так, - начал Юрао, осторожно утаскивая меня обратно на тропинку так, чтобы целующиеся не заметили, - когда любишь, смотришь на нее и надышаться не можешь. Робеешь от каждого слова, от каждого взгляда, как мальчишка. А вам только решительность и настойчивость подавай.
  У стены раздался стон. Мы с Юрао разом посмотрели в направлении влюбленных и узрели смену дислокации рук мастера Окено - они благополучно заняли позицию на тонкой талии Ри.
  - Говорил я ему сразу, - продолжал сокрушаться дроу, - схватил, через плечо перекинул, сказал 'Моя' и чтоб не дергалась даже. Потому что женщины любят сильных и решительных. А он что?
  - Что он? - мне просто было интересно.
  Юр мне не ответил, и мы, пригибаясь, покинули обитель примирившихся возлюбленных. Вышли с другой стороны парка, уже на дорогу, и Юрао, довольный и щурящийся от яркого солнца, сделал мне предложение:
  - Пошли работать.
  Наглость дроу превосходит их мстительность! Многократно.
  - Что? - искренне изумился он. - Я тебя от свидания с большим количеством трупов спас? Теперь ты меня спасай от гномов. И, между прочим, нам еще на свадьбу поход предстоит. И не вздумай отказываться, такие мероприятия полезны для дела, так что не возражай. И вообще, где Нурх?! Уволю морду лошадиную!
  Я рассмеялась. Настроение сегодня стало замечательным, но все же:
  - Юр, меня едва не отчислили, и поверь...
  - Верю, - меня подтолкнули к карете, едва подъехавшего Нурха, - верю, но сомневаюсь, что Окено сейчас имеет хоть что-то против твоего рядом с ним отсутствия. Все, Дэй, не ной, у нас еще дел на сегодня - Бездна мирно отдыхает. А Окено в любом случае прикроет.
  После недолгих раздумий я пожала плечами и направилась к карете, под приветственный говор Нурха:
  - Госпожа Риате, так рад вас видеть. А вы еще живы? Слушайте, вот как у вас люди без охраны-то выживают?
   - Молча, - беззаботно ответила я.
  
  *****
  Дело номер четыре, в заведенном нами с Юрао реестре.
  - Итак, мастер кожевник Рут, - зачитал партнер, - это рядом, но чего Нурх будет стоять без дела.
  - А я бы прошлась, - задумчиво отвечаю, просматривая дело номер два, то самое в котором мастер Шуттан, владелец кулинарии и чайной, сообщал о поселившемся в его доме приведении. - Юр, а что с допросом Логера?
  Все что мы узнали после невероятного спасения адепта, так это тот факт, что раньше его держали в другом подвале, и вдруг, за два дня до нашего обнаружения пленника, его перевели под жилище Игарры Болотной и даже перестали кормить. И вот что-то мне в его рассказе сразу не понравилось, но я и тогда и сейчас не могла понять что именно.
  - Логер особо ничего рассказать не смог, - Юрао подошел, уселся на край моего стола, отобрал дело номер два и вчитался. - О времени своего первого заключения не помнит ничего, про убийство - крайне смутно, о зародыше вообще никаких воспоминаний. Дэй, что не так?
  - Да я вот все думаю, - вообще чаю хотелось, но Ри не было, так что вот о чае я решила не думать, - так вот, смотри - Гнев Солнца, если способен уничтожать артефакты, значит и стабильные магические заклинания так же, да?
  Из нас двоих магом был именно Юрао, так что его ответ был значим:
  - Давай так, - он нахмурился, - Гнев Солнца заклинание особое, и я до недавних событий полагал, что его высшая степень - пятая, сверх степень - седьмая.
  - А мы имели дело с девятой, - вспомнила я слова Счастливчика.
  - Да, Наавирр мне говорил, но суть в чем - по идее может, тут ты права, потому что уже в пятой степени сжигает практически любой магический щит.
  - Белая магия вообще крайне опасна, - я вздохнула и, потянувшись, вернула папку с делом номер два.
  - Не сказал бы, - Юр удобнее устроился на моем столе, - Белая много энергии требует извне, мы используем свою, либо живой источник, они больше силы природы. Так что тебя тревожит?
  - Логер, - я вновь всмотрелась в папку, - понимаешь, если верить Счастливчику, удар они планировали заранее, так?
  - Так, - согласился партнер.
  - Теперь смотри - Гнев Солнца изначально собирались направить на 'ДэЮре', то есть фактически на центр города.
  - Ну? - он все еще не понимал.
  - И подобный удар уничтожил бы все стабильные магические заклинания в радиусе поражения, так?
  - Так.
  - И Логера перевели за сутки до нападения, Юр, - я вдруг четко осознала, что именно мне так не понравилось во всей этой истории.
  - Ммм, - Юрао поднялся, начал бродить кругами по кабинету, потом остановился, и задумчиво произнес:- Логера переводят за сутки до удара Гневом Солнца, значит он находился в одном из подвалов, которые попадали в зону поражения.
  - Именно! - и я высказала то, о чем было очень неприятно думать: - Логера держали в подвале одного из домов расположенных в центре Ардама. Это самый респектабельный район, Юр. Здесь нет перебежной нечисти. Здесь все свои. То есть маг, тот маг, который активировал Гнев Солнца, он из самых уважаемых жителей города!
  Юрао подошел, вновь уселся на стол и отобрав у меня папку с делом, начал зачитывать:
  - 'Почтенный мастер Шуттан. Задача: Побеседовать с привидением, выяснить, нет ли родственников, так как крайне полезная сущность (ведет все счета гнома) рыдает по ночам, тяжело вздыхает'... - прекратив чтение Юр начал размышлять. - Слушай, вот я бы раньше предположил, что там действительно дело незавершенное, родственники опять же. Но... учитывая только что возникшие подозрения, давай подумаем вот о чем: В каких случаях сущность занимается делом и после смерти?
  Молча развела руками - мы такое не учили.
  - А я тебе скажу, Дэй, в том случае, если при жизни это был очень обеспеченный гном!
  Никогда мне не понять гномьей логики.
  - Так, а что, богатые гномы больше всех работают? - решила уточнить я.
  - Да нет, они просто меньше всех хотят умирать. Представь - работаешь-работаешь, и только перед смертью вспоминаешь, что пожить-то забыл!
  Я сначала рассмеялась, потом посмотрела на дроу, затем решила осторожно поинтересоваться:
  - А у гномов, которые только по духу гномы, у них так же?
  - Брось, Дэй, - Юрао спрыгнул со стола, - я еще молод, это раз, совсем не богат, это два, и поехали к Шуттану, на обратном пути к кожевнику зайдем. Давай-давай, поднимайся, дела не ждут.
  И он помчался к двери. Молча, но демонстративно не сдвинулась с места. Может быть некоторым и все равно, а мне не забыть семнадцать гномов погибших в 'ЗлатоСереброИнвестБанке'.
  Партнер осознал, что я не бегу по первому его зову, лишь открыв дверь. Удивленно оглянулся, недоуменно посмотрел на меня.
  - С меня хватит, - начала я свою воспитательную речь.
  - Да мы еще не начали! - возмутился он.
  - Мы не будем искать мага! - продолжаю я.
  - Конечно, не будем, нам за это не заплатят, - решил утешить меня Юрао. - Пошли, Дэй.
  И он стоял в дверях, в черном как обычно, со знаком Ночной Стражи на груди, золотыми волосами, собранными в высокий хвост, и открывающими острые уши, и смотрел на меня невинными золотыми глазами... Как и всегда!
  - Дэй, не полезем мы больше никуда, - и врет же, причем нагло.
  Молча и укоризненно смотрю на него.
  - К Бездне мага, правда, Дэй. Клянусь...- эээ, он призадумался, - так, и чего мне не жалко? А, вот, клянусь твоей академией!
  Сижу дальше.
  - Дэй, ну неужели тебе не хочется найти этого гада, из-за которого столько народу едва не полегло, а? - решил сменить тактику партнер.- И что, так и будем жить зная, что мы этой падали чуть ли не ежедневно темных желаем?
  Нет, ну вот если посмотреть с этой точки зрения, то Юрао в чем-то прав...
  И тут звякнул колокольчик на входной двери. Партнер обернулся, чтобы увидеть входящего и замер...
  - Что, ушастый, не ждал? - послышался насмешливый голос магистра Эллохара.- Кстати, с лысой башкой ты мне больше понравился. Дэя где?
  Юр откашлялся, видимо утратив дар речи от услышанного, и произнес хмурое:
  - Спасибо.
  С некоторым удивлением смотрю на Юрао, который и разозлился явно - у дроу уши тема отдельная, но и отвечать на колкость не стал.
  - Да брось, - подходя, ответил магистр, - будем считать, что это моя изощренная месть вашему этому... как его... бледному такому, а, Меросу.
  И Эллохар появился в двери, не особо вежливо подвинув Юрао. Одет магистр оказался странно - черная, обтягивающая как вторая кожа рубашка, черные узкие брюки, странные, очень высокие носки напоминающие, сапоги из мягкой кожи. И никаких опознавательных знаков. Волосы вовсе в косу заплетены, конец на правое плечо перекинут.
  - Ну темных, Дэя, - с порога заявил мне магистр.
  - И вам кошмарных, лорд Эллохар, - едва слышно ответила я, пытаясь понять причину визита.
  Сияющая улыбка и следующий вопрос:
  - И как оно тебе - на краю Бездны? Понравилось? - улыбка стала откровенно нехорошей.
  Чувствую себя как тогда, когда Риан с неба спускался - не так жутко, правда, но тоже приятного мало.
  - Все хорошо, магистр Эллохар, - пытаюсь улыбнуться, - не знала, что и вы наслышаны о случившемся...
  - Ну что ты, милая, - он прошел в кабинет, встал перед моим столом упираясь о него руками и чуть нагнувшись, произнес: - Я же сказал Найтесу ждать меня здесь через час. Явился в оговоренное время и все... узнал.
  И почему-то взгляд такой, словно я в случившемся виновата... Виновата, но не совсем и не только я.
  - Магистр Эллохар, - я встала, - вы меня сейчас в чем-то обвиняете?
  Мне улыбнулись и скомандовали: 'Сидеть!' таким тоном, что я села прежде, чем поняла это.
  - Послушайте... - попытался вмешаться Юрао.
  - А ты бы рот заткнул, ушастый, - не оборачиваясь, рыкнул на него Эллохар, затем подался ко мне, и прошипел: - Я тебе сказал не лезть в это дело? Я тебе открытым текстом сказал - играют сильнейшие, а вас просто сожрут и не подавятся. Говорил? Ну же, Дэй, хватит на меня так испуганно смотреть! Я говорил?
  - Да, - прошептала я в ответ.
  - Так зачем ты полезла?! - голос магистра стал хриплым и злым. - Зачем, Риате?! Приключений захотелось? Надоело подавальщицей быть, решила раскрыть интригу века и прославится?!
  Очень-очень жестоко. И я чувствую, что глаза полные слез, а губы я, кажется, искусала до крови, но, сказанное в чем-то правда, мне надоело быть неприметной подавальщицей, и мне нравилось, что теперь меня, по меньшей мере, замечают.
  - Хватит, - это была просьба, но уже на грани требования.
  - Хватит?! - издевательским тоном повторил Эллохар. - Радость моя, я еще даже не начинал!
  И почему я не удивлена? Бросаю взгляд на Юрао, тот стоит бледный, и тоже не знает, как это все прекратить.
  - На меня смотреть! - очередной приказ, которому подчиняешься против воли практически. - А теперь продолжим! - серо-синие глаза вдруг подернулись сияющей дымкой. - Что ты знаешь о Сагдарате?
  Я не знаю, что происходило в этот момент с глазами магистра, но ответ произнесла быстро, четко, уверенно:
  - Ничего.
  Чуть вздернутая левая бровь и второй вопрос:
  - Даэнтерра?
  - Ничего, - как заведенная ответила я.
  Юрао дернулся, и разгневанно начал:
  - Слушайте, магия Исключительной Правды является запрещенной!
  Коварная ухмылка на губах магистра, и совсем неожиданный вопрос:
  - Ты все еще являешься невестой лорда Риана Тьера?
  Я вздрогнула, попыталась ответить хоть что-то вроде 'Это мое личное дело', но почему-то сказала:
  - Нет...
  Глаза лорда Эллохара перестали сиять в то же мгновение, зато широкая, сияющая улыбка словно расцвела на его лице.
  - Риате, ты меня сегодня просто радуешь, - ехидно произнес магистр. - И на 'хватит' решилась, до истины не добралась, и даже отказала самому завидному жениху Темной Империи.
  И он выпрямился, прошел к столу Юрао, забрал стул, поставил его перед моим столом, уселся, и закинув ноги на стол, нахально потребовал:
  - Рассказывай! - молча, но откровенно зло смотрю на него. Послав мне очаровательную улыбку, Эллохар, сообщил: - Про расследования и как вляпалась в историю с Гневом Солнца можешь пока пропустить, это я и так частично знаю, в любом случае потом поведаешь подробности, а сейчас меня исключительно интересует, как же скромная адептка рискнула отказать великому лорду Тьеру. Я весь в нетерпении, Дэя, не провоцируй на повторное использование запретной магии, не вводи своего дроу во искушение приобщиться к очередному скрыванию правды от родного начальства.
  Я ничего не собиралась рассказывать ни Эллохару, ни кому бы то ни было еще. Это моя личная жизнь и обсуждать ее не буду никогда. В крайнем случае схожу к Тоби и не рассказывая всего спрошу совета у него, но рассказывать все вот так, особенно тому, кого Риан считает другом.
  - Это долгий разговор, магистр Эллохар, - осторожно начала.
  - Ничего, Риате, - весело отозвался он, - у меня как раз и время есть свободное, и устроился я очень удобно. Рассказывай!
  В общем, я сделала все, что могла, придется идти на крайние меры:
  - Даррэн, - я все же произнесла это и улыбнулась, едва нахальное выражение лица магистра, сменилось удивленным, - будете чай?
  Убрав ноги со стола, Эллохар пробарабанил пальцами по подлокотнику и нехотя произнес:
  - Давай.
  Осторожно поднявшись, я попросила:
  - Юр, поможешь?
  Дроу явно подумал, что бывшей подавальщице никакая помощь в приготовлении чая не пригодилась бы, но кивнул, и едва я вышла из кабинета, вышел вслед за мной, закрыл дверь, и только тогда выразил недоумение во взгляде.
  - Дело номер четыре, - шепотом произнесла я, и на цыпочках отправилась через приемную к выходу, - мастер кожевник Рут и все такое.
  - Ты... - Юр оглянулся на дверь. - Ты... ты быстрее давай!
  Дверь мы заперли, покинув контору, а через мгновение Нурх уже мчал нас к очередному расследованию.
  *****
  Карета остановилась перед особняком на улице Лесной Нежити, в семи минутах ходьбы от нашей конторы, и первое, что нас поразило - сверкающий вид здания. Сверкало все - стекла, перилла, стены, облицовка и даже лепнина украшающая вход.
  - Дух хранитель явно женского полу и, кажется, из гоблинов, - задумчиво разглядывая дом, произнес Юрао.
  - Да, содержать особняк в таком идеальном порядке способны только они, - я вспомнила госпожу Жловис, - а теперь объясни мне, как в доме с вот таким вот духом хранителем мог завестись домовой?
  Ответил мне не партнер, в разговор решил вмешаться Нурх:
  - Как-как? Всем известно - кобылы народ жалостливый.
  - Я бы внес поправку в формулировку 'кобылы', но в чем-то ты прав, - отозвался Юрао. Затем посмотрел на меня, усмехнулся, и добавил: - А в чем-то нет.
  - Он сам виноват, - прекрасно осознав намек, ответила я. - Я не маг и не леди-демон, чтобы рискнуть с ним спорить, так что у меня только один вариант в наличии - уйти от темы.
  - В буквальном смысле, - поддакнул дроу. - Ну, чего стоим, время, Дэй. Нурх, ждешь нас у мастера Шуттана.
  И схватив меня за руку, партнер потащил за собой, как и всегда.
  *****
  Дом сверкал чистотой и внутри. Нигде ничего подобного не видела. Такое ощущение, что пыли здесь никогда и не было, а воздух кристально чист. И идеально чистым тут было все... кроме хозяина.
  - Вы проходите, проходите, - мастер кожевник, в рабочих сапогах, грязной рубахе и засаленных штанах, вытирая руки замусоленным передником, оказался очень радушным хозяином. - Что будете? Моя госпожа Рут только-только пироги испекла, с грибами! А пироги у нее, скажу я вам, из самого Мелоуина приходили за рецептом!
  Сочетание 'пироги' и 'Мелоуин' отбили аппетит мгновенно у нас обоих, и потому Юрао вежливо отказался:
  - Прошу прощения, уважаемый господин Рут, - но мы по делу, и дел у нас еще...
  - Понимаю-понимаю, - тут же затараторил наш радушный хозяин, - пройдемте, спит он! Храпит, опять же!
  И гном поспешил вперед, указывая путь. А я, притормозив Юрао, показала ему на почти невероятное - сапоги у мастера Рута были грязные, следы от них соответственно так же, но гном шел, а след медленно исчезал, и пол вновь становился идеально чист. Но в этом стирании было что-то жуткое.
  - Мастер Рут, - позвала я, - у вас всегда так чисто?
  - Что? А... ну да, - беззаботно отозвался он.
  И мы пошли дальше. Через идеально чистый дом, вышли через второй вход, прошли по засаженному цветами и идеально чистому двору, на котором тоже уже царила весна, и вошли в лавку мастера кожевника...
  - У меня тут эксклюзивная работа, - вещал нам гном, - то, что для лордов и леди делается, опять же в подарок почтенным гномам, только самые сложные заказы.
  - Мастерская и лавка у него на Засмертной, - пояснил мне Юрао.
  - Ага, - подтвердил мастер кожевник, - а это так, для личного пользования, ну и подмастерья у меня здесь... были.
  Не знаю, кто тут был, но сейчас тут имелся только бардак, да такой, что и Хаос мог бы позавидовать. И среди разбросанных кусков кожи, мотков нитки, каких-то сломанных кресел - раздавался мощный храп.
  - Спит, бездельник, - пожаловался гном, - спит и... гадит, за ночь мне три рулона кожи извел!
   Мы с Юрао переглянулись. Не знаю как у него, а у меня подозрения возникли сразу, а сейчас они стали как-то более четкими.
  - Мастер Рут, - лично я как остановилась на пороге мастерской, так тут и стояла, - а можно мне и офицеру Найтесу... чаю?
  Рыжеватый гном тут же радостно кивнул, и поторопился через идеально чистый дворик, обратно в дом.
  - И что, сбегать будем? - ехидно поинтересовался Юрао.
  - Сомневаюсь, что понадобится, - не стала я обижаться на шутку, - Юр, давай факты сопоставим.
  - Давай, - согласился он и вышел во двор.
  Во дворике было чудесно, особенно радовали черные розы в изобилии цветущие по краям дорожки, а вот находиться в мастерской никакого желания не осталось - грязно, захламлено и оглушительно храпит пьяный домовой, то есть и перегар в избытке. Но делаешь всего шаг и красота, чистота, благоухание цветов.
  - И как госпожа Рут терпит своего муженька? - Юрао подошел к одному из горшков с цветами, - смотри-ка, и тут ошметки кожи, - осторожно избавил растение от хлама. - А красиво здесь.
  - И я о том же, - пройдя под дерево, устроилась на невысокой лавочке.
  - О чем? - Юр подозрительно взглянул на меня.
  - Сам посуди - дом сияет, а это значит или дух хранитель был чистоплотной гоблинкой, или хозяйка дома сумела с духом договориться.
  - А для этого нужна магия, - понял мой намек Юрао. - И цветы здесь, - он обвел рукой горшки, - расцвели как-то слишком быстро, везде только-только первоцветы пошли, а тут розы уже цветут вовсю. И для этого тоже нужна...
   - Магия, - закончила я за него.
  - Магия-магия, - дроу задумался, - кстати, чтобы приманить домового в необжитую и явно не так давно выстроенную мастерскую, тоже нужна магия.
  - Тут не знаю, говорить не буду, я не маг.
  - Я - маг, и я тебе говорю открыто - домового так просто не завлечешь. Ну и сомневаюсь, что пироги, за рецептом которых даже из Мелоуина, тоже приготовлены без магии.
  И тут прозвучало:
  - Пироги мои, и без магии! Просто я их люблю!
  Я подскочила, Юр стремительно обернулся, и взгляду нашему предстала очень объемная госпожа Рут. Судя по всему, пироги она очень любила.
  - Темных вам, - Юрао обаятельно улыбнулся. - Так что там с магией, наши предположения верны.
  Госпожа Рут нехотя кивнула, затем уперев руки в пышные бока, негромко, но очень прочувствовано, начала рассказывать:
  - Да, домового призвала я! - и даже храп в мастерской прекратился. - А зачем он здесь мастерскую поставил? Половину сада моего убил! Как есть убил! А грязи сколько? А мусора!
  Юрао, с умным видом кивавший после каждой ее фразы, вставил:
  - Так это в воспитательных целях?
  Воинственность госпожи Рут испарилась в то же мгновение и гномка грустно кивнула. В этот момент из дома вышел почтенный мастер кожевник, оглашая сад криками:
  - Румити, Румити, почтенная госпожа Рут, где ты?
  Госпожа Рут с мольбой посмотрела на Юрао, не знаю, что было в этом взгляде, но дроу сурово сказал:
  - Все сделаем в лучшем виде.
  Мы с гномой переглянулись, и осознали, что обе сильно в этом сомневаемся, но Юрао был настроен решительно, и стоило подойти гному, как сложив руки на груди, офицер Найтес вынес вердикт ситуации:
  - Домовой оберегает вас от нечисти!
  Наши лица синхронно вытянулись, а в окне показалась обиженная моська домового, судя по всему оскорбленного подобным предположением до глубины души. В общем, ему никто не поверил.
  Дроу такие мелочи никогда не смущали, и этот раз не стал исключением:
  - Обычно домовые по хозяйству помогают, - продолжил он, мы все закивали, больше всех сам домовой. Юрао добавил: - Но ваш так устает от борьбы с нечистью, что валится с ног от усталости!
  - А перегар? - вставил ошарашенный выражение обиды на лице домового, гном.
  - А вы когда-нибудь с нечистью боролись? - поинтересовался офицер Ночной Стражи и, получив отрицательное покачивание бородатой головы, с тяжелым вздохом произнес: - После такого спиваются, почтенный мастер Рут...
  Гном вытер одинокую, сочувственную слезинку, и с жалостью посмотрел на домового. Домовому вдруг тоже себя стало жалко, а еще он, кажется, начал верить в свои героические подвиги.
  - Несчастный, - трагическим голосом продолжил Юрао, - в вашем бардаке разве что змеи не ползают... А может и ползали, но вот тот героический домовой... - домовой уже рыдал о своей судьбе, - он спасает вас каждую ночь!
  Почтенный мастер кожевник с размаху сел наземь, растроганно посмотрел в окошко своей мастерской, а коварный офицер Найтес, по секрету так сообщил:
  - Нечисть в чистоте не заводится.
  - Да? - изумился гном.
  - Слово офицера Ночной Стражи, - подтвердил дроу. - Спасите домового, умрет же. Однажды войдете, а там героический труп, безвременно героической смертью погибший!
  Гном очарованно кивал, уже явно планируя кардинальную чистку всей мастерской.
  - Я верю в вас, - никогда не думала, что Юр может быть вот таким сурово-сдержанно-возвышенным, - вы спасете домового! - и тут же мне: - Дэй, время.
  И едва я подошла, взял за руку, и мы пошли обратно к дому.
  Госпожа Рута догнала нас, когда мы уже миновали идеально чистый дом. Пышнотелая гнома обогнала, заступила нам дорогу и тяжело дыша, сообщила:
  - Убирает! - охнула, пытаясь отдышаться. - Сам убирает! Одна Бездна знает, сколько просила, сколько требовала, а тут все и...
  - Воспитывать супруга нужно, госпожа Рута, - сурово сказал Юрао.
  - Это да, - гнома тяжело вздохнула, - и ведь знала, что жалостливый, а примером решила. Домовой-то мусорил без устали, а пил, несчастненький, со слезами, не хотел, но пил!
  Начинаю понимать, что слезы домового были искренними - труден воспитательный процесс.
  - Я... - начала госпожа Рута, смутилась и смущенно продолжила, - а я еще кружева плету... С магией.
  Когда мы покинули дом почтенного мастера кожевника, Юр старательно пытался не рассмеяться, я радовалась длинному ученическому камзолу...
  - Дэй, тебе идет, правда, - решил приободрить меня дроу.
  Бросив на него хмурый взгляд, сильнее стягиваю ворот.
  - Вот Ри была бы в восторге, - начал рассуждать Юрао, - красивая, белоснежная, по фигурке так легла, чем тебе не нравится?
  Молча ускоряю шаг. В руках у дроу сверток с моей голубой ученической рубашкой, а я просто не смогла сказать госпоже Руте, которая создала кружевное изделие для меня, что хочу это снять.
  - Дэя, действительно красиво смотрится кружевной воротник, а все остальное ты спрятала под камзолом, - все еще пытается утешить партнер.
  - Вернемся в контору - переоденусь! - решила я.
  - В конторе нас и чай все еще Эллохар ожидает, - Юр помрачнел.
  Я тоже помрачнела - возвращаться в академию в таком виде желания не было.
  - У Шутта переоденешься,- решил Юрао. - У него там и отдельные кабинеты есть.
  ****
  Чайная 'У Горы' располагалась неподалеку от нашей конторы и чай здесь готовили отменный, как и сбитень, и бражку и даже танин - ароматный бодрящий напиток со вкусом шоколада. Место было известное, любимое горожанами и очень уютное. И потому мы даже не удивились, когда войдя в чайную увидели, что клиентов тут немало, и даже все столики оказались заняты. Правда немного удивились тому, что нас, оказывается, ждали:
  - Офицер Найтес, госпожа Риате, а вы задержались! - воскликнул почтенный мастер Шуттан, стоящий у торговой стойки.
  - Эм, - протянул Юрао, - темных вам.
  - И вам кошмарных! - гном едва ли не сиял от счастья.
  - Нам бы отдельный кабинет ненадолго, - продолжил мой партнер.
  - Конечно-конечно, - мастер Шуттан даже закивал, - отдельный кабинет для вас уже готов!
  И он поспешил вперед. Юрао повел меня следом, шепнув на ходу:
  - Что-то здесь не чисто, слишком довольный он. Так, Дэй, ты сейчас переодеваешься, а я попробую узнать, в чем тут дело.
  Я согласно кивнула, крайне неуютно чувствуя себя в кружевной рубашке.
  
  Почтенный гном подвел нас к первому из частных кабинетов, но распахнуть двери ему не дал Юрао, приоткрыв их самолично. Я скользнула в полутемное пространство, мне бросили сверток с рубашкой, и сказали:
  - Дэй, поторопись.
  Дверь закрылась, я прислушалась к беседе, которую Юрао начал со слегка нахального:
  - Мастер, что происходит?
  Пространный ответ господин гном давал витиевато, многословно и негромко. Продолжая прислушиваться, я торопливо расстегнула камзол, бросила его на стул, и едва собралась избавиться от рубашки, как двери попытались открыть. Рывком и яростно... дверь не открылась! Что происходит, я осознала, едва поняла, что нахожусь не одна в кабинете! В следующее мгновение вздрогнула, едва чьи-то ладони прикоснулись к моей талии, скользнули, обнимая, и прижимая к явно мужской груди, а затем я услышала, хриплый шепот:
  - Ты, конечно, пошла за чаем, но ввиду возвращения вот в этом, - многозначительная пауза, - я, Риате, готов тебя простить.
  Осторожно, но очень решительно пытаюсь вырваться, а с другой стороны двери так же решительно пытается войти Юрао. В следующее мгновение все вокруг вспыхивает голубым огнем, и я понимаю, что мы перемещаемся, оставляя и чайную и Юрао, который, кажется, уже открыл двери.
  *****
  Огонь пылал повсюду. Я все ждала, когда пламя опадет, потому что даже дышать в центре огромного костра было страшно, не то, что говорить, а магистр Эллохар все так же продолжал меня обнимать! Не совершая никаких иных движений, но его тяжелое, прерывистое дыхание говорило о самом худшем... для меня.
  - У тебя сердце бьется неимоверно быстро, - у самого моего уха прошептал магистр, - так страшно?
  Страшно. Стоять рядом с ним, и отойти тоже страшно - шаг в сторону и огонь меня уничтожит.
  - Ммм, милая, одно могу утверждать с абсолютной уверенностью - убивать тебя никто не собирается.
  Страх перешел в ужас.
  - Маммагистр,- попыталась выговорить я.
  - Даррэн, - сладко прошептали мне.
  Ужас начал медленно, но верно перерастать в панику. Не понять чего от меня хотят было уже невозможно, уйти - шансов нет, окружающее нас пламя только усиливалось, и его рев почти заглушал шум тяжелого дыхания лорда Эллохара...
  - Пожалуйста, хватит, - попросила я.
  - Назови меня по имени, - прошептал магистр, прикасаясь губами, - пожалуйста, назови меня по имени, Дэя...
  В этой просьбе было что-то большее, чем просто произнесение имени. Сначала на обращении настаивал лорд Тьер, теперь лорд Эллохар...
  - А почему для вас это так важно? - тихо спросила.
  Объятья стали крепче на миг, а затем огонь, плотной стеной окружавший нас, расслоился. И теперь я отчетливо видела первый круг пламени, в котором стояли мы. Здесь огонь был самым интенсивным, второй круг, окружавший нас менее сильным огнем и его грань простиралась в трех шагах от первого, третий круг, самый большой, окружал первые два непроницаемой стеной пламени.
  - Лорды Темной Империи, Дэя, отличаются и от демонов Миров Хаоса и от магов человеческих королевств. Мы и демоны и маги, милая. И поэтому мы крайне избирательно относимся к тем, кого допускаем в первый круг - общение!
  Граница самого огромного из кругов ярко вспыхнула, словно наглядная демонстрация того, о каком именно круге идет речь.
  - Те, кого мы допускаем в первый круг, для нас значимы, жизнь остальных не имеет значения.
  Суровая правда об аристократах Темной Империи - впрочем о ней знают все.
  - А есть второй круг, Дэя, - шепот магистра стал завораживающим, - те, кого мы называем по имени.
  И срединное огненное кольцо вспыхнуло.
  - Это уже друзья, близкий круг общения, - продолжал Эллохар, - и не дай Бездна, нас посмеют назвать по имени те, кто не состоит в близком круге общения. Смерть, мгновенная - не наказание, возмездие.
  Понимаю, что начинаю дрожать всем телом и не могу остановить это проявление откровенного ужаса.
  - Да, Дэя, и мы подошли к третьему кругу, видишь, насколько он мал, в сравнении с предыдущими?
  Я кивнула, говорить оказалась не в состоянии.
  - Круг принадлежности, - шепот становится хриплым. - Круг, в котором вырывается истинно демоническое 'Мое!'. В нем только ты сам, и та единственная, что становится важнее тебя самого. Важнее, Дэя. Жизнь тех, кто находится во втором круге приравнивается к жизни лорда, для первого ситуация совсем иная. 'Мое' - и кровь демонов, та самая, что дает нам управление огнем, начинает пылать по венам, сжигая муками ревности и страхом потерять. Сжигающий ужас потерять то, что важнее жизни - это самое страшное, что только можно испытать в жизни.
  Огонь, расплескавшийся по трем пылающим кольцам, волной хлынул к нам и теперь вновь был монолитным огненным кругом.
  - Да, чуть не забыл, - губы магистра скользнули от виска и вновь прошептали у самого уха, - переход избранной в третий круг не происходит до тех пор, пока она не назовет лорда по имени. Теперь ты понимаешь, где находишься?
  - Мне не стоило называть вас по имени? - тихо спросила я.
  - Не стоило, - насмешливо согласился лорд Эллохар.
  - Вы сами на этом настаивали!
  - Конечно, - тихий смех, - в отличие от тебя, я знал о последствиях.
  Длинные, узкие ладони поднялись выше и я мгновенно сложила руки на груди, пресекая попытку магистра перейти грань допустимого, хотя и так - перешел уже.
  - Я благодарна за доверие, - говорить пытаюсь уверенно, - теперь, магистр Эллохар, будьте так любезны вернуть меня в чайную!
  И вполне ожидаемый ответ:
  - Нет, Дэя... - а после коварным шепотом, - не люблю маленьких лгунишек.
  - Я совершеннолетняя!
  - Не люблю маленьких совершеннолетних лгунишек, - покорно исправился Эллохар, - и еще никто и никогда не смел нагло лгать мне в лицо! А так же поверь, никто за всю мою долгую жизнь, не смел запирать меня!
  - Я вас не запирала, - почти правда же, - мы заперли контору, а вы, как известно, преспокойно перемещаетесь с пламенем!
  Усмешка, и магистр резким движением развернул меня, затем вынудил смотреть в его глаза и мрачно поинтересовался:
  - Как ты отказала лорду Риану Тьеру? Меня интересует главный довод, Дэя!
  Резко выдохнув, я на мгновение задержала дыхание, а затем честно ответила:
  - У нас в Приграничье, магистр, люди, конечно, лордами не являются, но уважающие себя не делают достоянием общественности все, что произошло... в третьем круге. Я себя уважаю, и делиться своей личной жизнью ни с вами, ни с кем-либо иным не планирую!
  Реакцией на мои слова была чуть приподнятая левая бровь, а затем вкрадчивое:
  - То есть ты, как уважающая себя личность, о произошедшем в третьем круге распространяться не будешь?
  И вроде как чуть перефразированное мое собственное выражение, но что-то мне в этом крайне не понравилось, даже заставило насторожиться.
  - Как же ты меня сегодня радуешь, - весьма довольно произнес магистр.
  В следующее мгновение магистр начал медленно, не отрывая взгляда, склоняться надо мной... И я отчетливо понимала, зачем он это делает, и что собирается сделать, но одна рука обнимая за талию удерживала на месте, вторая мягко скользнув по шее, сжала волосы, не оставив и шанса, ни возможности хотя бы уклониться от неизбежного. Дальше все как-то само случилось:
  - Магистр, прокляну так, что в следующий раз трижды подумаете, прежде чем кого-либо втаскивать в третий круг!
  И лорд Эллохар склоняться ко мне перестал, выпрямился, посмотрел свысока своего роста и положения, затем меланхолично поинтересовался:
  - Тьеру то же самое пообещала?
  - Нет!
  - Я так и понял, - мрачная усмешка, и почти угрожающее, - иначе ты бы уже знала, как лорды Темной Империи реагируют на угрозы... - пауза и действительно угрожающее, - они нас бесят!
  Не знаю, что напугало меня больше - рев пламени, почти оглушающий, слова магистра, или та нежность, с которой он вдруг поцеловал меня. Нежность, наверное, больше. И нежность, и осторожность, и трепетность, с которой прикасались его губы. Слишком многое сказал о магистре его поцелуй, слишком... тяжело мне оказалось принять его чувства всерьез. И я перестала сопротивляться, совсем.
  Почти сразу остановился магистр, начало медленно угасать бушующее вокруг нас пламя. Затем нехотя, словно с трудом Эллохар разорвал это прикосновение, и посмотрел на меня с ожиданием, с затаенной надеждой, которую я на этот раз увидела... раньше не замечала. И лучше бы не замечала вовсе.
  - Ты смотришь на меня с жалостью, - вдруг прорычал лорд Эллохар.
  - Мне действительно очень жаль вас, - прошептала я в ответ. - Жаль до слез... Жаль что те домовые оказались правы и вы начали испытывать ко мне влечение. Мне искренне жаль, магистр, но я никогда не смогу ответить вам взаимностью.
  Взгляд лорда Эллохара начал медленно темнеть, словно где-то угасал огонь...
  - Мне очень жаль, - едва слышно повторила я, - но хочу я того или нет - мое сердце бьется только для лорда Риана Тьера. И это сильнее меня.
  Серо-голубые глаза вспыхнули, взгляд стал откровенно злым и магистр прошипел:
  - Ты разорвала помолвку, Дэя!
  И мне пришлось тихо признаться:
  - Я не хотела... я до последнего не хотела... Риан просто не оставил мне выбора.
  Грустная улыбка на губах и с некоторой досадой, магистр произнес:
  - Да, ты действительно чистокровная, Дэя, только люди умеют настолько портить себе жизнь. И чем же это блистательный лорд Тьер тебе не угодил?
  Кое-что меня в этой фразе удивило, и я решила все же спросить:
  - Нечистокровные чем-то отличаются? Помимо того, что нас убить легче, о чем мне вечно Нурх напоминает.
  Чуть склонив голову к левому плечу, Эллохар усмехнулся и с грустью ответил:
  - Нечистокровные, обычно как-то иначе на поцелуй реагируют, и о жалости в их реакции нет и речи.
  - Простите, - мне почему-то стало совестно.
  - Попробуем еще? - энтузиазм магистра казался несколько наигранным.
  Я молча отступила на шаг - огонь вокруг нас теперь не ревел и не бушевал, просто мерцал голубоватой стеной. Магистр совершил плавное движение и вновь обнял меня. И все это пристально глядя в мои глаза.
  - Можно задать вам вопрос? - решительно спросила я, не делая даже попытки вновь отступить.
  Во взгляде Эллохара промелькнула заинтересованность и мне снисходительно кивнули.
  - Что такое Сагдарате? - этот вопрос меня крайне интересовал с самого допроса магистра.
  - Хм,- на тонких губах странная усмешка, - Тьер всегда умел разбираться в женщинах, но чтобы настолько...- и лорд Эллохар вновь склонился надо мной, чтобы выдохнуть в лицо: - Ответ знаем я, Тьер и император. Тьер за ответ заберет твою свободу, а ты так дорожишь ею, маленькая бывшая подавальщица, император тоже ответит, но затем лишит жизни. И только я попрошу самую маленькую цену... Озвучить?
  Моим ответом было решительное:
  - Нет.
  - Тебе не интересно? - вкрадчивый шепот.
  - Нет.
  - Совсем-совсем?
  Он попытался поцеловать вновь, но я отступила на два шага, и теперь нас с магистром разделяла стена синего пламени. Я постояла, глядя на огонь и виднеющегося сквозь языки пламени магистра, подумала, затем все же попросила:
  - Говорите.
  Огонь взметнулся ввысь с ревом, столб огня окружил меня, и сквозь пламя я увидела шагнувшего ко мне магистра Эллохара. И вздрогнула всем телом, когда магистр схватил меня за плечи, поднял на высоту своего роста и произнес:
  - Прогуляешься со мной в Миры Хаоса.
  Я испугалась в первый момент, но затем все же спросила:
  - Это единственное условие?
  - Да, - магистр продолжал держать меня на весу, и видимо, это напрягало только меня.
  - А... зачем?
  И меня осторожно отпустили, а после я услышала веселое:
  - А зачем тебе это знать, милая, тебя в любом случае ответ на другой вопрос интересует. Итак?
  - Нет, - уверенно ответила я.
  Эллохар скрестил руки на груди и теперь стоял, загадочно улыбаясь. Его следующий вопрос, озадачил:
  - Тебе совсем не интересно? - провокационно поинтересовался магистр.
  - Интересно, но...
  - Иногда стоит отбросить все сомнения и довериться интуиции, Дэя, - мне протянули руку, - ты стоишь в шаге от тайны... Ну же, адептка? - и осознав, что никуда я идти не собираюсь, с усмешкой добавил, - обещаю к тебе не прикасаться. Вообще.
  Молча стою в нерешительности, под насмешливым взглядом магистра.
  - Обещаю рассказать все, что знаю сам, - добавил Эллохар.
  И я вложила свою дрожащую руку, в его раскрытую ладонь.
  *****
  В Мирах Хаоса бушевала песчаная буря. Тонны песка, поднятые в разгоряченный воздух неистовым ветром, волнами мчались на замерший в ожидании город, и разбивались о невидимую стену, осыпаясь сверкающим водопадом на окраинные дома...
  - Красиво? - поинтересовался магистр.
  - Да, - выдохнула я.
  - Тогда советую прикрыть ротик, потому как следующая волна долетит и до нас.
  Закрыв открытый от изумления рот, я хмуро взглянула на Эллохара, магистр словно и не смотрел на меня, все внимание, уделяя буйству песчаной бури. Я же огляделась - мы находились с паре сотен шагов от начала городских строений, практически в пустыне, а точнее у этого самого невидимого барьера, вставшего прозрачной стеной на пути песчаных волн.
  - У Тьера никакой опалы не было, - вдруг начал рассказывать магистр, - все эти слухи распускались намеренно. Присядем?
  И лорд Эллохар совершенно спокойно сел на песок. Я осторожно опустилась рядом - песок был теплым, воздух сухим и горячим, пыль до нас не долетала.
  - Вина? - предложил Эллохар, и едва я отрицательно покачала головой, продолжил: - Ты никогда не интересовалась историей Темной Империи, милая? Истинной историей... Хотя, откуда ты могла узнать. Что ж, я расскажу очень кратко: Когда в Мирах Хаоса началась борьба за власть, часть великих родов собрала пожитки и покинула свою историческую родину. Их было девять, и главой не избрали - назначили старшего в роду Анаргата. Понимаешь?
  Анаргат - императорский род, это знали все. Но о путях его воцарения я никогда раньше даже не задумывалась.
  - Когда началось завоевание новых территорий, темные лорды осознали, что спасти их может только единство - ведь позади разгневанный правитель всего Хаоса, впереди готовые драться до последнего за свою власть маги. И тогда представители сильнейших родов Ангэ, Хейт, Рогет, Алсэр, Тьер, Нгрэм, Энхато, Ноэрх принесли клятву верности главе рода Анаргат. - Эллохар вдруг рассмеялся, - Клятва верности... милое определение для родового проклятия десятого уровня, вступающего в действие, едва присягнувший род решит выступить против главы рода Анаргат.
  Потрясенно смотрю на магистра, пытаясь осознать услышанное, в итоге задумчиво произношу:
  - Но ведь... сейчас большинство этих родов...
  - Ну-ну? - насмешливо поинтересовался Эллохар.
  - Но сейчас остались только... только три рода - Алсэр, Ноэрх и... Тьер, остальные... родовое проклятие я и предполагала, но...
  Эллохар протянул руку, одобрительно потрепал меня по щечке и весело произнес:
  - Высший бал, Риате! Серьезно, до них дольше доходило.
  Не отреагировав на издевательскую реплику, я задумчиво смотрела на магистра. И так, что я поняла - император обязал все высшие роды служить ему, а в случае неповиновения уничтожал даже не сам - срабатывало проклятие рода отстроченного действия. Хорошо, но тогда не совсем понятны слова Риана 'Я способен подавить любое проклятие'. То есть... то есть можно предположить, что и два оставшихся рода, то есть Алсэр и Ноэрх также?
  - Чего нахмурилась? - поинтересовался Эллохар.
  - То есть вы предполагаете, что Алсэр или Ноэрх... решили пойти против власти императора?- осторожно спросила я.
  Одобрительный взгляд и спокойное:
  - Ни в человеческих королевствах, ни в Мирах Хаоса в законе не прописано равенство всех рас, в Темной Империи все равны, исключение - наиболее опасные народности Хаоса. И все жители несут ответственность за нарушение закона, опять же есть исключения - высшая аристократия. Но их судит сам император и судит жестоко, поверь, милая, я знаю, о чем говорю. И как приближенный ко двору лорд, могу тебе открыть маленькую тайну - свергнуть власть императора мечтают практически все. Свобода - вот та призрачная величина, о которой мечтают лорды Темной Империи.
  - Разве у аристократов нет свободы? - искренне удивилась я.
  - Как сказать, - Эллохар взял песок, поднял ладонь и черные пески Хаоса тонкой блестящей струйкой устремился вниз. - В Мирах Хаоса при уничтожении человеческого поселка лорду будет выставлен лишь счет к оплате, в человеческих королевствах, например в том же Третьем, аристократ выслушает гневную ноту от повелителя, а то и вовсе инцидент не будет рассмотрен. В Темной Империи лорд Градак прикрывший свою извращенную любовь к человеческим девушкам долговым рабством был... Напомни-ка мне?
  - Сослан в каменоломни, - глухо ответила я, размышляя над малоприятным вопросом - откуда об этом известно Эллохару?
  - И лишен всего имущества, - добавил магистр. - И ведь это не единичный случай, Дэя, в Темной Империи даже высшая аристократия не обладает вседозволенностью, а им так этого хочется, - и чуть насмешливое: - Многие еще помнят времена, когда каждый лорд был наместником Хаоса в своем домене, то есть фактически - богом. А сейчас у них есть закон и император, который жестоко наказывает за нарушение закона. В империи, Дэя, почти семьсот великих родов, но только три обладают доверием императора, впрочем, Тьер обладает абсолютным доверием.
  - А как же... проклятие рода? - говорить Эллохару о способностях Риана я не считала нужным.
  - Посмевшие предать - жестоко наказали себя сами, - магистр, чуть склонив голову, с интересом наблюдал за мной, - что-то тревожит?
  - Да, - я тоже начала чертить пальцем узоры на песке, - вы начали с того, что у лорда Тьера никакой опалы не было.
  - О, да, мы переходим к самому интересному, - Эллохар прикрыл глаза, подставляя лицо очередному порыву ветра. - Не так давно в Дарранте, независимой империи к югу от Хаоса и населенной исключительно демонами, иные расы они на своей территории не приемлют, произошло кое-что поставившее под угрозу безопасность многих государств. Венец Власти, очень мощный артефакт, по идее и позволяющий повелителю держать демонов в узде, оказался украден.
  И я вдруг поняла, что мне интересны любые истории связанные с артефактами.
  - У кого-то глазки заблестели, - лорд Эллохар, который как, оказалось, вновь наблюдал за мной, улыбнулся и продолжил: - Артефакт выкрали при очень странных обстоятельствах, и замешаны в этом оказались две враждующие с человеческими королевствами группировки - Заклинатели и Отступники, а так же, кто-то... - пауза и недоброе, - из Темной Империи.
  - А из Миров Хаоса? - не удержалась я от вопроса.
  - В Хаосе артефакты такой силы не используются, Дэя, слишком опасно. Для Миров Хаоса характерны родовые артефакты, чья главная задача обеспечить стабильность. Стабильность определенных наследственных качеств, стабильность сохранения магии членами рода. Ты же сталкивалась с артефактами Тьеров.
  - Да, - была вынуждена признать я, - защита и обеспечение продолжения рода у них приоритетные задачи. Так что с Венцом Всевластия?
  Магистр усмехнулся каким-то своим мыслям, вгляделся в почерневший из-за бури горизонт, и продолжил:
  - На территории Темной Империи перемещаться можно двумя способами - пространственные тоннели, те самые которые использует Ночная Стража и выжигание пространственной материи, используемое лордами. В остальном - только дорога, именно поэтому ведьма и молодой демон были вынуждены передвигаться по территории империи фактически пешком.
  - А возницы? - мне было сложно понять, о чем вообще сейчас говорил магистр, но логики в поступке этих двоих я не увидела.
  - Мм, мне нравится твоя идея, - Эллохар даже кивнул, - если бы не одно но - по их следу шла императорская гвардия, а всем офицерам Ночной Стражи был дан приказ 'Найти и задержать'.
  - И как быстро их схватили? - задала я закономерный вопрос.
   - В том то и дело, что их не схватили, - магистр весело подмигнул изумленной его ответом мне. - Демон оказался хоть и молодой, но весьма находчивый. А точнее пробужденный из древних - непобедимый практически, к тому же неслабый, далеко не слабый маг.
  - Иии? - нетерпеливо протянула я.
  - И император отправил за ними свой главный козырь - Тьера.
  Заинтересованно слушаю дальше, прекратив рисовать узоры на песке.
  - Тьер не демон, - продолжил магистр Эллохар, - Тьер маг, а тот пробужденный в силе мог бы посоперничать с любым из демонов Хаоса, и даже в чем-то победить, силен оказался мальчишка, и умен сверх меры. Позорная страница в истории императорских гончих - они трижды теряли след, в четвертый раз оказались заточены в магический контур.
  - И что сделал Риан? - да, позор императорской гвардии меня совершенно не расстроил.
  - Тьеррр, - Эллохар загадочно улыбался, - Тьер умен, Дэя. Весьма. И опытен, а у демона опыта оказалось маловато. И Тьер умеет ждать, мальчишка же был нетерпелив, в результате древний пробужденный демон, имея в своем распоряжении ведьму, то есть практически нескончаемый энергетический ресурс, угодил в хитро расставленную ловушку.
  - И магистр получил Венец Всевластия? - в нетерпении спросила я.
  - И отдал его обратно.
   Умел Эллохар озадачивать.
  - Зачем? - мне это было совершенно непонятно.
  - Потому что всегда умел правильно задавать вопросы, Дэя.
  Я вспомнила допрос Заклинателя и вздрогнула от ужаса.
  - Что? - переспросил магистр.
  - Какие вопросы? - не стала отвечать я.
  - Например, - Эллохар лег на бок, совершенно вольготно чувствуя себя на песке, - у кого кроме лордов Темной Империи была возможность перенести данный артефакт и его похитителей собственно на территорию империи? Ведь одно дело перебежцы из Миров Хаоса, эти везде пролезут на пути к лучшей жизни, и совсем другое - граница с человеческими королевствами. Там ни одна нежить не проползет незамеченной, что уж говорить о живых.
  - То есть кто-то из великих лордов желал заполучить данный артефакт и начать борьбу за власть? - резюмировала я.
  - Риате, ты все больше меня радуешь, - правда тон высказывания издевательский. - И второй вопрос, который заинтересовал Тьера - а знает ли император, что представляет собой данный артефакт? Сам Тьер едва осознал его силу, принял единственно верное для сохранения империи решение - он перенес демона и ведьму к границе, и более того - сопроводил в Даррант. Таким образом, опасный артефакт был возвращен владельцу, а злой Тьер вернулся в столицу, вполне обоснованно полагая, что в империи среди лордов, принадлежащих к высшей аристократии, а иные попросту не сумели бы прожечь пространство, зреет заговор.
  - И?
  Эллохар промолчал.
  - Кто перенес артефакт? - я горела от нетерпения.
  Магистр улыбнулся.
  - Ну?
  Улыбка стала загадочной.
  - Лорд Эллохар! Так кто участвовал в заговоре?
  Чуть подавшись ко мне, директор школы Искусства Смерти, выдохнул:
  - А это, радость моя, та самая тайна, которую великий и непобедимый лорд Риан Тьер так и не сумел разгадать.
  Я осторожно отодвинулась, в некоторой растерянности глядя на Эллохара, он продолжил:
  - Игроки затаились. Осознав, что план не увенчался успехом, они, как и много лет назад, просто затаились. И тогда Тьер принял непростое решение - для всех его отъезд из столицы был обоснован опалой в связи с неисполнением приказа императора, на самом деле это было сделано с единственной целью - Риан хотел, чтобы заговорщики, уверившись в его устранении, вышли из тени.
  Эллохар умолк, задумчиво глядя на просторы горизонта, я осторожно спросила:
   - И что произошло дальше?
  - Ты, - спокойно ответил магистр.- Дальше случилась ты, Дэя.
  Я обняла плечи руками, испуганно глядя на магистра, а Эллохар чуть насмешливо продолжил:
  - Маленькая песчинка иной раз склоняет весы судьбы, маленькая адептка изменила приоритеты лорда Риана Тьера. Но не стоит думать, что Тьер, встретив тебя, забыл о благе империи. Тьер не из тех, кто что-либо забывает, и устраивая личную жизнь, он сознательно допускал ошибки, надеясь что ослабит тем самым бдительность своих оппонентов.
  - То есть...- я потрясенно смотрела на Эллохара, - то есть... Вот почему Риан был так против?
  - Чтобы ты вмешивалась в расследование? Да, Дэя. Именно поэтому. Ему необходимо, чтобы поверив в свою безнаказанность, заговорщики начали действовать.
  Просто поверить не могу. Я просто не могу поверить. Я...
  - Ммм, Риате, прежде чем ты начнешь предаваться самоистязаниям из-за чувства вины, позволь поделиться маленьким, но важным замечанием, - я полными слез глазами взглянула на магистра. Эллохар улыбнулся, и произнес: - Есть основания предполагать, что отпусти ты тогда рвущегося в вашу контору Тьера - одним Бессмертным в империи стало бы меньше.
  - В каком смысле? - не поняла я.
  - Схема, переданная тобой ведьмам, помнишь, нацарапала ты одну...
  - Помню я!
  - Ну так вот, - протянув ладонь меня опять потрепали по щечке, - Тьер действительно мог погибнуть. Ты все правильно сделала, милая. Именно это я и собирался тебе сегодня сказать.
  - Правда? - у меня голос дрожал.
  Поднявшись, Эллохар сел рядом со мной, обнял за плечи и прошептал:
  - Правда, милая. Могу отвести к ведьмам, они подтвердят. - А затем нахально-лениво продолжил: - Проблема в том, что Тьер мог 'не замечать' даже покушений на себя, но когда дело коснулось твоей безопасности - все изменилось. А дальше не поддающаяся логике история с артефактами, Дэя. Они начали притягиваться к тебе, меняя события и подстраивая случайности. Но... это отдельная история.
  - Расскажете? - спросила я, осторожно отодвигаясь от Эллохара.
  Загадочно улыбнувшись, магистр тихо спросил:
  - Почему ты разорвала помолвку, Дэя?
  Молча смотрю на магистра.
  - Просто не могу понять, - рывок, и я оказалась лежащей на песке, а лорд Эллохар нависая сверху, прижал запястья и повторил вопрос: - Почему ты разорвала помолвку, Дэя? Назови причину.
  Зажмурив глаза, я резко выдохнула и честно призналась:
  - В какой-то момент я с ужасом поняла, что начинаю бояться его гораздо больше, чем любить.
  Для меня это было больше чем признание, я сама не ожидала, что выскажу то, о чем было страшно даже подумать... О чем я просто старалась не думать. И я до боли зажмурила глаза, просто чтобы не расплакаться, стыдно было.
  - А когда ты боишься, ты просто уходишь, да, Дэя? Именно так ты и поступила сегодня - просто ушла оставив меня в конторе. - я открыла глаза, в замешательстве взглянула на Эллохара. Магистр, задумчиво добавил: - И знаешь, для чистокровной человеческой девушки весьма неплохая стратегия выживания.
  - Меня отпустите, - решительно потребовала я.
  - Опять продемонстрируешь? - поинтересовался Эллохар. Но почти сразу, улыбка на его губах стала очень грустной, и, глядя в мои глаза, он очень тихо прошептал: - Я мог бы бросить вызов Тьеру и просто не вернуть тебя. Такая заманчивая мысль - оставить тебя себе... - чувствую как сердце замирает, и магистр не мог этого не ощутить. Усмехнулся, наклонился к самым моим губам, и почти стон: - Как больно знать, что это сердце бьется не для меня, Дэя... Как же мне от этого больно...
  Вспыхнуло синее пламя.
  ****
  Когда огонь угас, я оказалась сидящей на кресле в той самой чайной мастера Шуттана. Одна. Встревоженный Юрао стремительно вошел через мгновение после моего появления, так в дверях и застыл. А я осторожно прикоснулась к губам - они пылали.
  - Даже спрашивать не хочу, чем вы там занимались, - дроу иронизировал, отчаянно скрывая тревогу.
  - Даже и не спрашивай, - едва слышно ответила я.
  - Лед принести? - Юрао подошел, отодвинув низкий чайный столик, присел передо мной, встревожено вглядываясь.
  - Все хорошо, - попытка улыбнуться вышла жалкой.
  - Вижу, - но в золотых глазах тревога, - мы сейчас можем просто уйти. Прогуляемся, ты выговоришься.
  - Лучше лед, - попросила я. - И давай разбираться, что с этим приведением, и магом займемся так же!
  - Злая Дэя вышла на охоту? - Юр, наконец, спокойно улыбнулся.
  - Так что там с щедрым предложением по поводу льда? - губы еще и припухли.
  
  Лед мне принес сам мастер Шуттан, пока мы с Юрао беседовали с милым приведением, оторвавшимся при нашем появлении от счетов уважаемого гнома. И теперь Юр вел допрос, а я прижимала к губам платочек, с завернутым в него льдом.
  И стоя рядом с партнером, я все думала о сказанном магистром Эллохаром, и о том, что мне до этого довелось узнать. И мне, как адепту Академии Проклятий история с артефактами была понятнее запутанной истории с политическими заговорами. Но связь... связь между артефактами и заговором несомненно была, только вот какая?
  - Дэй, - попытался привлечь мое внимание Юрао.
  - А Счастливчик не появлялся? - спросила я, напрочь игнорируя его выразительный взгляд.
  Дроу меня понял, и завершил беседу вежливым:
  - Мы вернемся к разговору завтра, если вы не возражаете.
  - Конечно-конечно, - пробормотало приведение, возвращаясь к счетам.
  Оно и так не горело желанием отрываться от работы, и с явным облегчением отнеслось к прекращению расспросов. И вот когда темная призрачная субстанция вернулась за стол, и взяла перо я вдруг отметила некоторое несоответствие. Что-то странное, непонятное. Так и замерла, глядя на то, как приведение вписывает ровные ряды циферок в бланк. И что-то в этом было неправильное.
  - Что? - спросил Юрао. - Дэй, в чем дело?
  - Не знаю, - отозвалась я, - он как-то пишет... неправильно... и где-то я это уже видела.
  Развернувшись, офицер Найтес тоже начал пристально смотреть на привидение. Житель уже потустороннего мира удивленно посмотрел на нас.
  - Левша, - отметил Юрао, - но ты права, перо держит как-то не так.
  Теперь на призрачную руку смотрели мы все - и я, и Юрао, и мастер Шуттан и даже призрак. И ничего мы там не видели.
  - А попишите еще, пожалуйста, - попросила я.
  Призрак пожал плечами и вернулся к своей работе. А мы продолжали смотреть, причем я все никак не могла поймать убегающее осознание. Совсем никак. А потом Юрао сказал:
  - Перо, он держит его между средним и безымянным пальцем.
  И я вспомнила! Вспомнила, подошла к счетам, выдернула у призрака бланк и замерла - я знала этот почерк, я точно знала! И вот эта завитушка над началом каждой строки была отчетливо мне знакома, потому что:
  - Почтенный господин Дукт! - осознанием, как по голове стукнули.
  - Владелец самой крупной лавки специй в Ардаме, - мастер Шуттан потрясенно смотрел на призрака.
  - И поставщик специй в кондитерскую сеть Мелоуина, - добавил Юрао. Затем хмуро спросил: - А напомните-ка мне,господин Шуттан, как давно призрак у вас обитает?
  Бледнеющий, дрожащий гном, медленно опускаясь на скамью, произнес невероятное:
  - Два года как...
  Я прошла и опустилась рядом с ним. У меня руки дрожали... Только этой осенью я раз двенадцать бегала в его лавку за специями. И мастер Дукт сам, лично, заполнял бланк для меня, всегда трепал по щечке и спрашивал 'Как там старый Бурдус?'. Сам! А перо он всегда держал по-особому, потому что указательный палец у него был сломан, его неправильно лечили и он потом уже не двигался. Палец Дукт сломал еще в пору юности... Я разговаривала с ним этой осенью!
  - Я с ним вот дней пять как виделся, - потрясенно произнес Шуттан, - а в банке то все шутили 'Неуж-то самого Дукта для заполнения счетов нанял?', а я... Да я видел его! Пять дней как! По кружке сливовицы распили!
  Вскинув голову, я посмотрела на Юрао и прошептала:
  - А ты оказался прав - мы этой твари чуть ли не каждый день темных желали...
  - Я вызываю своих, - хмуро произнес дроу, - будем производить обыск. Нухр тебя в академию отвезет.
  - А может я с вами? - осторожно спрашиваю.
  Юрао взял за руку, вывел на улицу и там, пока мы стояли и смотрели, как к нам во весь опор мчится Нухр, шепотом пояснил:
  - Этот поддельный Дукт явно считал, что его дом спалит Гнев Солнца. Лавка, кстати, так же в радиусе поражения. Так что сомневаюсь, что там есть что-то... значимое. И к тому же, - Юр мрачно кивнул в сторону ближайшей подворотни: - Не знаю как ты, а я отчетливо вижу двух императорских гончих, которые за тобой следят. Видимо Тьер подстраховался.
  Как я ни вглядывалась, никого не увидела.
  - Юр, но может...
  - Может я хочу сам осмотреть пристанище мага, умудрившегося два года притворяться гномом, Дэй. Сам, а не стоять в стороночке пока там будут рыскать его императорское высочество и собственно императорская гвардия.
  - Ясно, - мне вдруг стало грустно.
  - Ты сейчас в академию, - скомандовал Юрао, - как только отъезжаешь, я вызываю Мероса, думаю, успеем осмотреть все прежде, чем появятся гончие со своим извечным 'Дело под нашей юрисдикцией'. Все, Дэй, темных.
  Я залезла в карету, бросила грустный взгляд на дроу, и Нурх помчался в академию. В той самой подворотне взметнулись обрывки бумаги - за мной действительно следили.
  ******
  В академию я вернулась, с грустью размышляя о случившемся. Все никак не могла отделаться от жуткой мысли - господин почтенный гном Дукт оказался... Даже ведь не знаю, кем он оказался. Не собой, это точно, а кем?
  - Темных вам, госпожа Риате, - весело попрощался Нурх.
  - И вам кошмарных, - я спрыгнула с последней ступеньки.
  - Берегите себя, - продолжал кентавр, - и это... у меня подарок для вас.
  Я удивленно проследила за тем, как Нурх полез в карман, и вытащил маленький, обернутый блестящей ленточкой сверток.
  - Ссспасибо, - прошептала я, принимая подарок.
  - Да не за что, - весело отозвался возница, - вы открывайте уже.
  С глупой улыбкой разворачиваю сверток... В нем оказалась повязка! Красная с черной каемкой. И охранным знаком Мирова Хаоса. А еще на повязке имелась надпись: 'Осторожно люди'.
  - Нравится, да? - радостно и нетерпеливо спросил Нурх. - Мне прямо из ДарГарая привезли, вот. И вы это, лучше носите, не снимая, госпожа Риате.
  Мне очень-очень хотелось что-нибудь гадкое сказать в ответ. А парочка допустимых проклятий просто таки крутилась на кончике языка. Но черные глаза Нурха сияли искренним желанием помочь, и стало ясно, что подарок не тонкая издевка, а исключительно проявление заботы...
  - Спасибо, - сдержанно ответила я. - Буду беречь, хранить, и время от времени доставать и надпись перечитывать!
  - А носить? - у возницы даже уши обиженно поникли.
  - Не буду! - не сдержалась я. - У нас другие законы, Нурх!
  - Да вы хоть знаете, сколько тут перебежчиков, госпожа Риате? Носите, кому говорю, целее будете!
  - Спасибо, - и не объяснишь ведь. Я-то ему подковы не дарю. - Всего темного, Нурх.
  - И вам, госпожа Риате. И лучше сразу наденьте.
  Не дарила подков, так теперь точно подарю!
  *****
  В академию я вернулась злая. Молча прошла мимо Жловиса, который с одного взгляда на меня понял, что сейчас лучше без загадок обойтись, хмуро направилась в женское общежитие.
  Потом как-то промелькнула мысль, что иду я на удивление долго, и стук топоров заигравшихся в строительство адептов почему-то звучит все тише, хотя должно было быть наоборот, но учитывая все случившееся сегодня, я как-то не задумывалась, ни о чем. Поднялась по на удивление короткой лестнице - точно ведь знаю что у нас там девять ступенек, а тут почему-то всего семь оказалось... Мелькнула мысль, что лорд директор опять с духом хранителем беседовал.
  Об этом я и думала пока поднималась по ступеням, открывала дверь, входила... И вошла я в женское общежитие, а оказалась в...
  - Дэя, как я рад тебя видеть, - прозвучал голос магистра.
  Кто бы мне объяснил, что я делаю в доме лорда директора?!
  Иллюзия окончательно истаяла, дымкой расстелившись по полу, и открывая моему взору стоявшего в проеме дверей, ведущих в гостиную, лорда Риана Тьера. В брюках и сапогах, но совершенно без рубашки и с влажными волосами, разметавшимися по плечам. Сердце пропустило удар, потом забилось втрое сильнее, ноги почему-то приросли к полу, взгляд, очень смущенный обстоятельствами, следовало бы опустить, но он почему-то застыл в районе груди магистра, и менять положение отказывался.
  - Дэя, - голос у лорда директора был вкрадчиво завораживающим, - что с тобой?
  Да, лорд Риан Тьер всегда умел задавать правильные вопросы. Только у меня на этот конкретный ответа не было.
  Плавное движение, и магистр вдруг оказался в шаге от меня. Затем осторожно прикоснулся к подбородку, вынуждая окончательно смутившийся взгляд оторваться от его мускулистой груди и зачарованно утонуть в черных, чуть мерцающих глазах. И я поняла, что действительно начинаю тонуть... И от этого загадочного мерцания, и от его довольной полуулыбки, и от близости мужского тела...
  - Так что с тобой, Дэя? - вкрадчивый чуть хрипловатый шепот.
  Нервно сглотнула, попыталась ответить... Поняла что не получается. Только сердце бьется все быстрее.
  - Я ожидал, что ваша прогулка с Окено завершится раньше, - спокойно, даже чуть отстраненно произнес лорд директор, отпуская мой подбородок.
  Затем магистр отошел к вешалке, снял с нее белоснежную рубашку, рывком надел, и повернулся ко мне, уже поправляя ворот.
  - Как практическое занятие прошло? - вежливо-издевательский вопрос.
  С ужасом понимаю, что я не в силах ответить. Даже дыхание задержала.
  - Ммм, - протянул лорд директор, - воды?
  - Да, если можно, - дар речи неожиданно вернулся.
  Медленно, плавно и как-то... издевательски Риан вновь подошел ко мне, чуть склонился и прошептал:
  - В гостиной.
  После чего совершенно спокойно, словно меня здесь и не было, покинул прихожую, направившись в сторону спальни. Я продолжала стоять, все еще пытаясь прийти в себя. Затем, сделав несколько шагов, я заглянула в гостиную, через приоткрытую дверь. Там... там был стол. Сервированный на две персоны... И я стояла и смотрела, не понимая что происходит.
  Перестук каблучков, распахнутая за моей спиной дверь и радостный крик на весь дом:
  - Риан!
  Медленно обернувшись, я увидела вбежавшую и остановившуюся при виде меня девушку. Очень красивую, с темными вьющимися волосами, вздернутым носиком, огромными зелеными глазами в обрамлении черных-черных ресничек.
  - Темных вам! - весело заявило мне это удивительно красивое создание.
  - И вам, - я постаралась даже улыбнуться.
  - Совсем забыла, надо же двери закрыть, - леди, стремительно повернулась, взмахнула левой рукой и дверь закрылась... сама.
  Но я на дверь не смотрела - я взирала на тонкий безымянный пальчик неизвестной мне леди. Она-то мне была неизвестна, а вот кольцо на ее руке - даже слишком...
  И в моем сердце что-то медленно умирает.
  - А вы... - незнакомка заинтересованно смотрит на меня.
  - Риате, - глухо отозвалась я. - Адептка Риате.
  - Ааа, вы здесь учитесь, - догадалась она. - О, Риан, наверное, очень строгий директор, да?
  Я гибну окончательно, но странным образом все еще вежливо улыбаюсь, и даже могу говорить:
  - Да, очень строгий. Но справедливый... - голос все же срывается.
  - Риан, он такой, - в ее голосе столько радостного восторга.
  В глубине дома послышались шаги, затем в дверях показался и сам магистр - в черном костюме с той самой белоснежной рубашкой. Волосы собраны в хвост, на губах очень радостная улыбка.
  - Лирран, как же ты прекрасна, - с восхищением произнес он, глядя на покрасневшую от смущения леди. И тут же добавил: - Долго там стоять будешь?
  Веселый смех и она срывается на бег, завершившийся в объятиях лорда Риана Тьера. Ноги, до этого ватные, внезапно обрели возможность двигаться. Нет, я не бежала, а очень хотелось. Я тихо миновала прихожую, придержала дверь, зная что та умеет скрипеть не вовремя, так же осторожно закрыла ее за собой. А вот по ступеням и дорожке я собиралась бежать, очень-очень быстро бежать. И вообще, пусть меня отчислять. О, Бездна, пусть меня лучше отчислят.
  Дверь за моей спиной распахнулась прежде, чем я успела сойти со ступеней. И я остановилась, но оборачиваться сил не было.
  - И вот интересно, - прозвучал злой и хриплый голос лорда директора, - что госпожа частный следователь сейчас себе напридумывала?!
  Я медленно обернулась, заставила себя посмотреть в черные, чуть суженные от злости глаза, и тихо ответила:
  - Ничего, лорд директор... - голос опять предательски сорвался, потом и вовсе задрожал, но я ответила: - Кольцо на ее пальце оказалось красноречивее любых 'догадок'. В любом случае, счастья вам... и вашей очаровательной избраннице.
  Лорд Риан Тьер пристально смотрел на меня несколько долгих мгновений. Просто стоял и смотрел. А я здесь находиться больше не могла.
  - Темных вам, лорд директор, - я все же смогла это произнести.
  Глаза магистра внезапно вспыхнули. Огнем. А затем он задал совершенно неожиданный вопрос:
  - Откуда на тебе защита Эллохара?! - и его голос срывается на рык.
  Я вздрогнула. А перед мысленным взглядом очаровательная леди с сияющими от счастья зелеными глазами попадает в объятия магистра... И я сама не знаю, почему ответила:
  - Сама попросила...
   И я ушла не оборачиваясь. Спотыкаясь несколько раз, но все же удержавшись от падения. Я просто ушла, чувствуя как с каждым мгновением, сердцу становится все больнее.
  *****
  Мне так плохо уже очень давно не было. Казалось, с каждым вдохом сердце болит только сильнее, с каждым шагом тело все больше сковывает боль. Я не плакала, больше нет, я просто шла... Прочь из Академии Проклятий, прочь от главных дорог, подальше от оживленных улиц... И когда дошла до знакомого порога, просто села на последней ступеньке, ссутулившись и обняв колени руками.
  Тяжелые шаги по лестнице, осторожно приоткрытая дверь и удивленное:
  - Дэя? - затем сменяется встревоженным. - Дэя, что с тобой?
  - Тоби, - понимаю, что вот теперь начинаю плакать, - мне так плохо, Тоби...
  *****
   Кружка теплого молока согревала ладони, сама я, завернутая в теплый плед, сидела, поджав ноги на стуле, Тоби сидел напротив, глядя на меня внимательными, полными сочувствия глазами.
  - Так больно... - прошептала я. - Даже дышать... больно...
  На улице послышались чьи-то крики. Тоби тяжело поднялся, выглянул в окно, задумчиво произнес:
  - Стража. Ищут кого-то. Дэюшка, может вина?
  - Ненавижу вино, - тихо простонала я, - ненавижу просто...
  - А я тебе говорю - кружку горячего вина и спать, у тебя руки дрожат, Дэя!
  У меня не только руки дрожали, я и говорила с трудом, всхлипывая непрестанно. И Тоби прошел к холодильному шкафу, достал простую бутылку, налил в ковш красного вина и поставил на огонь. Следом в ковш пролилась тягучая патока, сверкнув карамельной струей, кусочки замороженных фруктов, перец, специи... Еще несколько минут, и отобрав у меня кружку с молоком, Тоби вложил смесь, в которой сквозь аромат специй и фруктов прорывался запах спирта.
  - Давай, Дэюшка, большими глотками и быстро. Заодно и дрожать перестанешь.
  Первый глоток - я скривилась, но послушно сделала второй... Тело наполнилось теплом, после третьего стало как-то легче... И точно помню, что кружку у проваливающейся в сон меня, отобрал Тоби.
  ****
  Меня разбудил разговор на повышенных тонах. Кто-то спорил, причем прорывался гневный рык, очень мне знакомый.
  - Лорд Тьер, - голос явно принадлежал Юрао, - вы же в состоянии отличить правду от лжи. И вот я вам открыто говорю - Дэи здесь нет!
  Я села. Голова кружилась, спальня Тоби тоже. А еще очень сильно хотелось пить. Правда при этом я все пыталась понять, почему нахожусь в спальне полуорка, которая на третьем этаже под самой крышей и окном в половину потолка, а не в гостиной на диване. Те несколько раз, когда я оставалась у Тоби я спала там.
  А потом до меня дошло осознание - Риан здесь! Я подскочила с постели...
  - Слушай, ушастый, - от звука голоса лорда Эллохара, я осторожно села обратно, - похвально, что ты научился так нагло врать, но... Ты, Найтес, не учел, что вот тот дрожащий полуорк врать не умеет. И я тебе открыто говорю - он лжет. Следовательно, лжешь и ты!
  О, Бездна, что происходит?!
  - Да, я лгу, - откровенно нахально произнес Юрао. - Только учтите, лорд Эллохар, я могу много 'лжи' поведать лорду Тьеру. Как вы на это смотрите?!
  Хочу умереть и провалиться в Бездну... Просто хочу умереть, я...
  - Бездна, а полуорк действительно может быть просто напуган, - внезапно задумчиво сказал лорд Эллохар. - Нужно будет осмотреть остальную часть города. В конце концов, она могла пойти... эм... в чайную, например.
  Молча сижу, продолжая прислушиваться, потому что поверить не могу в услышанное! И я сижу, отсчитывая удары сердца.
  - Убил бы, - хрипло прорычал Риан.
  - Прости, - покаянный глас лорда Эллохара. - Я и не подозревал, что моя защита скроет Дэю от поисковых заклинаний. Прости, Тьер, я...
  Звук стремительных шагов, затем хлопнула входная дверь. В гостиной воцарилась тишина. Затем разговор шепотом, и судя по всему, разговаривали Тоби и Юрао.
  Осторожно поднявшись, я завернулась в плед, и вышла из спальни. Лестница здесь была крутой, поэтому я спускалась, придерживаясь за стенку. Вот так, медленно и аккуратно, потому что в голове звенело, я вошла в гостиную.
  - Разбудили таки, - расстроено протянул Тоби.
  - Такими-то воплями? - Юрао поднялся, обнял меня за плечи, довел до дивана, властно усадил и сел рядом. Дальше вопрос: - Вина?
  Всхлипнув, честно призналась:
  - Мне и так плохо.
  - Я сейчас, - Тоби встал, сходил на кухню, а когда вернулся, протянул мне что-то светло-зеленое, и тоже с запахом спирта. - Пей, легче станет.
   Выпила, не глядя и до дна. Легче стало - голова перестала кружиться, жажда уже не мучила, слабость во всем теле осталась.
  - Юр... - хрипло начала я.
  - Как я тебя нашел? - догадался дроу. - Да просто: Как только Тьер ворвался в контору с рычанием требуя выдать ему тебя, так сразу и понял, что влипла. Потом появился Эллохар, с виноватым видом сообщив Тьеру, что он тоже не в силах тебя найти. Два... пусть будет умертвия безголовых! Защиты на тебе оказывается теперь две, и каждая блокирует поисковые чары. Понимаешь?
  Молча кивнула, потом хрипло добавила:
  - Нет...
  - Ммм, там перехлест пошел, Дэя, защита Тьера блокирует поисковые чары Эллохара, защита Эллохара так же блокирует поисковые заклинания Тьера.
  В голове звенящая пустота, но один вопрос продолжает интересовать:
  - А ты...
  - А куда еще ты могла пойти, Дэя? - Юрао улыбнулся. - В этом городе у тебя, похоже только один друг.
  - Два, - прошептала я.
  Юрао потрепал по плечу, и обнял крепче.
  - Так что случилось? - мягко спросил Тоби.
  Дроу молчал, и тоже выжидательно смотрел на меня. Вдох, выдох и слова вырываются с судорожным рыданием:
  - У него другая... невеста...
  И больше я сказать ничего не могла. Замолчала, глядя на узор ковра, и отчаянно пытаясь сдержаться. Тоби все понял первый:
  - Дэя больше не скажет. Она умеет делиться радостью, горе скрывает очень глубоко.
  - Ты ее дольше меня знаешь, - Юрао тяжело вздохнул. Потом добавил: - Да пошел этот лорд в Бездну на увеселительную прогулку. Дэй, да знаешь, сколько их таких?
  Вопросительно смотрю на Юрао.
   - Да раз-два и обчелся, слава Бездне! - весело ответил он. - Было бы больше, было бы хуже!
  И я улыбнулась. То, что Юрао прав, с этим даже не поспоришь.
  - Ну вот, уже лучше, - дроу тоже улыбнулся.
  - На, - Тоби протянул платок.
  - Спасибо, - я вытерла мокрые глаза, постаралась удержать улыбку.
  Не вышло.
  - Кстати, Тоб, ты гнома Дукта знаешь?
  Полуорк сел ровнее, задумался, и так же задумчиво ответил:
  - Знаешь, видел его... ммм... да вчера видел. Дукат к Бурдусу заходил, спрашивал... Да о тебе, Дэя, спрашивал. Интересовался, почему больше не заходишь к нему за специями.
  Слезы высохли сами, и теперь не только Юрао смотрел на Тоби жадным взглядом.
  - Что? - удивился тот.
  - Тоби, - я поплотнее закуталась, - а ты не замечал никаких изменений в почтенном господине Дукте?
  Была у полуорка эта особенность - он многое подмечал в клиентах, он вообще часто суть видел.
  - Как сказать изменился? - задумчиво покрутив ложечку в руках, произнес Тоби. - Как жена его, почтенная госпожа Дукт погибла, с тех пор и правда странный был. Да чему удивляться, за ним, говорят, вся родня ходила, боялись, что руки на себя наложит. Он потом и разогнал всех, даже сыновей старших наследства лишил. Ну а потом снова к делам вернулся.
  - Так-так-так, - Юрао чуть вперед подался, ну и так, как меня продолжал обнимать за плечи, я, соответственно тоже вперед пододвинулась, - то есть самоубийство, значит! И об этом узнали. А заселить дух мага в тело самоубийцы проще простого! Тот, кто жить не желает, духом слаб...
  - А изгнанный дух не имеет успокоения, - добавила я.
  - Пить меньше надо, тебе, Юрао, в особенности, - сделал свои выводы Тоби.
  - Так я бы выпил, Тоб, - дроу был охвачен нервным возбуждением, - ох я бы выпил! Это ж значит, что гадов в городе может быть не один и не два!
  И мне вдруг стало жутко. Ведь действительно - их может быть много. И ощущение такое...
  - Кругом враги, - трагически прошептал Юрао. - Это что ж делается-то, к Бездне.
  - Это страшно, Юр, - прошептала я.
  - После ваших слов и мне не по себе, - вдруг признался Тоби. - Вы о чем сейчас?
  И действительно - ощущения жуткие...
  Сильный удар свалил дверь в дом Тоби. Я закричала от ужаса, Тоби подскочил, выставив вперед почему-то вилку, Юр нас превзошел, шандарахнув по двери каким-то боевым заклинанием.
  Когда дымок от последнего развеялся, мы все увидели стоящего в дверном проеме, и слегка дымящегося магистра Эллохара.
  - Бездна вас призови! - прошипел лорд.
  - Стучаться надо, - с досадой высказался Юрао.
  - Это была хорошая дверь, - печально заметил Тоби.
  Я просто промолчала, хотя дверь тоже было жаль. Магистр прошел к нам, уселся в кресло, пододвинув его ближе к нашей теплой компании и начал с грубого:
  - Слыш, ушастый, ты хоть осознаешь, кого пытался шантажировать?
  - Не пытался, - нахально ответил Юрао, - а шантажировал. И заметьте - успешно. Кстати, Тьер где?
  Безразлично пожав плечами, Эллохар сообщил:
  - Перенеся, едва мы вышли. Был не в духе. Где он сейчас сказать сложно. Может отправился за Верис. У Тьера, в отличие от меня, нюх значительно слабее, так что он твоего запаха, Риате, не почувствовал.
  И тут лестница, темная, и та самая по которой в гостиную спустилась я, озарилась тускло-красным светом, открывая нашему взору сидящего на ступенях магистра Тьера.
  - Да, Эллохар,- мрачно произнес лорд директор, - у меня нет твоего обоняния, но отличить ложь того, кого считал другом, я вполне способен.
  Страшная мысль 'Он все слышал' оказалась еще более жуткой, чем осознание, что в городе есть вселившиеся в тела граждан маги.
  - Риан, - поднимаясь, произнес лорд Эллохар.
  Магистр оборвал его глухим:
  - Лорд Тьер.
  И словно в уютной гостиной становится холоднее, ощущение, что по полу струится ледяной воздух, и поднимается все выше.
  - Уходи, - мрачно, почти угрожающе произнес Риан. - Здесь я сильнее, среди песков Хаоса у тебя будет шанс.
  Сложив руки на груди, Эллохар хрипло выдохнул:
  - Я не приму вызов!
  Магистр медленно поднялся. Спокойно прошел через гостиную, остановился перед Эллохаром и глядя ему в глаза, хрипло спросил:
  - На подлость смелости хватило, а на вызов - нет?
  Эллохар дернулся, и с чеканной ненавистью произнес:
  - Анкорра, Третье королевство.
  - Как пожелаешь, - издевка в ответе, словно пощечина.
  Я не сдержалась и тихо прошептала:
  - Бездна, я этого и боялась...
  Эллохар стремительно повернул голову и посмотрел на меня. А затем тихо, но решительно:
  - Я не приму вызов, Тьер. Можешь расценивать это как пожелаешь.
  Вспыхнуло синее пламя. Когда всполохи угасли, магистра с нами уже не было. А лорд Риан Тьер скрестив руки на груди, молча смотрел на меня. Молча и очень разгневанно.
  - Я не хочу возвращаться в академию проклятий, - вдруг сказала я.
  Вспыхнуло адово пламя.
  Едва угасло, я оказалась сидящей на постели в собственной комнате в женском общежитии.
  ****
  Не знаю, сколько я просидела на подоконнике, молча глядя на заходящее солнце. От грустных мыслей меня оторвал осторожный стук в дверь... спальни, не входной. Я промолчала. С тихим скрипом дверь открылась. Увидев лорда директора, я даже не пошевелилась. Это не было проявлением неуважения, просто не могла.
  - Счета, что ты восстановила, указали на двух представителей рода Алсэр. Их главу ты видела, именно он проверял кольцо, - спокойно, даже чуть отстраненно произнес лорд директор.
  Я промолчала. Магистр тоже молчал некоторое время, затем я услышала его почти невероятные слова:
  - Это расследование... я был бы благодарен, если бы ты его продолжила.
  Удивленно смотрю на магистра, лорд директор стоял с каменным лицом, только глаза мерцали едва сдерживаемой злостью.
  - Вы же этого не хотите, - догадалась я.
  - Не хочу, - глухой, хриплый голос, - но было бы глупо отрицать - ты великолепный следователь, Дэя. Ты видишь мелочи, которые не принимаю во внимание я. Ты выдвигаешь предположения, которые я, к сожалению, не беру в расчет.
  Он хотел сказать что-то еще, но решил промолчать. Я тоже хотела сказать 'Нет', но... Но тихо сказала:
  - Хорошо, лорд директор.
  - Замечательно, - голос стал совершенно хриплым.
  Я продолжала сидеть на подоконнике, обнимая колени руками, которые сжимала изо всех сил - только бы не дрожали, только бы сдержаться. А он продолжал стоять и смотреть на меня... молча.
  - Мне казалось, ты не любишь меня, - внезапно произнес Риан. - Теперь же отчетливо вижу - ты солгала.
  Не надо об этом пожалуйста... Только не об этом, только не сейчас...
  - Молчишь, - не вопрос, констатация факта. - Когда-то ты мне сказала, что твоя жизнь изменилась, едва ты перестала молчать... И вот снова - молчишь!
  Хватит, пожалуйста... просто хватит...
  Медленно, неторопливо магистр подошел к сжавшейся мне. Рывок, и заставив расцепить руки, сжал мою ладонь. Не заметить того, как дрожит моя рука, он не мог. Заметил. Усмехнулся почти жестоко, наклонился и выдохнул, касаясь губами моего виска:
  - Знаешь, что сжигает гордость дотла, Дэя? Молчишь? Так я отвечу - страсть. Ты меня боишься? Поверь, ты очень быстро забудешь о страхе. О страхе, о гордости, обо всем, Дэя. И когда единственной ценностью для тебя останусь я, мы поговорим о жизненных приоритетах, родная.
  Мои руки перестали дрожать. Медленно, но основательно я начинала злиться. Потому что:
  - Вы снова все решаете за меня, лорд директор! - почти крик.
  - Правда? - веселый взгляд и наглое: - А кто, если не я?
  И развернувшись, магистр покинул мою спальню. Вслед ему понеслось мое полное ярости:
  - У вас же есть невеста!
  - Да? - он обернулся на пороге. - Ты в этом уверена?
  - Да!
  - Это радует, - насмешка прозвучала отчетливо.- До завтра, родная.
  Взревело адово пламя.
  
  ****
  Это странно - находится в аудитории, послушно записывать каждое слово магистра Тесме и в то же время думать... о лорде директоре. Да, я запретила себе называть его Рианом даже мысленно - слова магистра Эллохара повлияли на мое отношение к именам. Еще бы и он перестал называть меня...
  - Адептка Риате! - окрик Тесме. - Быстро, формула проклятия 'Кархео'?
  - Отсутствует, - ответила я, еще даже не совсем осознав вопрос.
  Учебник вчера читала до поздней ночи, забыв даже об ужине.
  - Правильно. Дакене, причина?
  Ригра поднялась, начала что-то невнятно отвечать и получила заслуженное:
  - Низший бал. Ургат? - адепт так же не смог ответить. Тесме начал злобствовать: - Арвас?
  Тимянна подалась чуть ко мне и прошептала:
  - Это все тот кот говорящий... Мы нахватали учебников, а там все так интересно... Я в полночь оторвалась от хрестоматии 'Бытовые проклятия Хаоса'. Ты представляешь, там даже проклятие первого уровня может воздействовать на разум проклятого, если было произнесено вслух? И история там одна была - чистокровного прокляли простейшим 'Чтоб ты сгорел', он пошел и напал на лорда... Сгорел! Ты представляешь, действительно сгорел!
  О, как можно сгореть - это я уже хорошо представляла. Даже слишком.
  - Риате! - я подскочила. - Ну-ка, адептка, поведайте вашим позабывшим о домашнем задании одногруппникам, почему мы не ведаем о формуле 'Кархео'.
  Я представила себе страницу учебника и заученно произнесла:
  - 'Кархео' - относится к Белой Магии, использовалось во время войны за независимость Темной Империи. Формулу выяснить не удалось. Действие проклятия сходно с 'Черной Гнилью', однако зараженные участки возникают не на жертве, а размещаются на почве. Заражение происходит при касании к очагу заражения.
  Тесме, сложив руки на груди, кивал в такт каждому моему слову. Затем я услышала почти невероятное:
  - Великолепно, Риате. Пересядь за первую парту, Дакене, ты на последнюю!
  Едва я пересела, Тесме вышел из аудитории, чтобы вернуться в нее неся собственноручную черную книгу.
  - Страница тысяча двести восемь, - размещая фолиант передо мной, произнес он. - Изучай.
  И после этого занялся излюбленным делом - дрессировкой провинившихся адептов. А я, с замирающим от восторга сердцем, открыла книгу на странице тысяча двести восьмой и замерла...
  Сагдарат!
  И у меня перед глазами пристальный взгляд магистра Эллохара и его вкрадчивое: 'Что ты знаешь о Сагдарате?'.
  - Магистр Тесме? - просто мне не понятно откуда и почему и...
  Преподаватель прекратил распекать присутствующих, подошел ко мне и едва слышно прошептал.
  - По личной просьбе лорда директора, Риате.
  Теперь все тало ясно, и отрешившись от окружающего, я погрузилась в чтение.
  'Сагдарат - родовое проклятие высшего, тринадцатого уровня. Вносится в кровь...'
  Прочтя последнюю фразу я задумалась - вносится в кровь, значит оно механического воздействия, то есть используется не только магия, используется состав закрепитель... И как бы все понятно, подобное иной раз используется в практике проклятий по той простой причине, что тогда не идет откат на проклявшего, но - родовые проклятия в кровь не вносятся. Нет ничего такого, что перешло бы от отца к ребенку по крови! Просто никак... Даже если предположить, что принося клятву императору представители каждого рода расписывались кровью, тогда была возможность внести закрепитель в кровь одного представителя рода, не более. Не понимаю, никак! И с чувством непонимания читаю дальше:
  'Проклятие отсроченного действия, активируется изначально заданными параметрами'...
  Самое бредовое проклятие, о котором я только слышала! Нарушение всех законов логики, не говоря о правилах всех смертельных проклятий. Это просто не возможно! Ведь как, я совершенно не могу понять как активировать то, что когда-то было внесено в кровь, чтобы погиб не только нарушивший клятву глава, но и весь род?! Не понимаю... просто не понимаю... Значит у меня слишком мало данных. Нужно найти того, кто объяснит.
  И я просто выписала описание проклятия, а так же кристаллическую структуру. В конце приписала задачи:
  1. Определить закрепитель.
  2. Определить способ передачи по крови.
  3. Определить активатор.
  В конце лекции ко мне подошел Тесме, просмотрел мои собственные записи, и не дожидаясь, пока все выйдут из аудитории, задумчиво произнес:
  - В свое время я немало времени посвятил данному проклятию. Самое забавное, что оно почти идентично Даэнтерре - клятве на крови. Сходство просто невероятное.
  'Даэнтерра' - второй термин, который использовал Эллохар.
  - А что вы знаете, об этой клятве? - стараясь, чтобы мой голос звучал ровно, спросила я.
  - Древняя, - Тесме безразлично пожал плечами, - посмотри в справочнике по Истории Проклятий.
  - Посмотрю, - согласилась я, и стала собирать учебные принадлежности.
  - Риате, ты определилась с темой дипломной? - Тесме прошел к своему столу, открыл журнал. - И со специализацией. На твоем месте, адептка Риате, я бы сменил специализацию.
  - Спасибо, но выбор я уже сделала, - сообщила я магистру и покинула аудиторию.
  А в коридоре меня ожидала Дара, с сообщением:
  - Изменения в расписании, Дэя.
  - Какие? - не поняла я.
  - Значительные, - вспыхнул портал перехода, - учебники возьмешь с собой?
  Я молча шагнула в свет.
  ******
  Едва я вышла из перехода, мгновенно нахмурилась - запах дорогих духов совсем не то, чего я ждала. Радостное 'Дэя' от уже бывшего свекромонстра - так же.
  - Темных вам, - устало сказала я, и открыла глаза.
  Я оказалась в той самой гостиной, в тех самых покоях, в которых планировал разместить меня лорд Тьер. Но это оказалось не самым неприятным в ситуации - на трех уютных диванчиках расположились леди Тьер, русалка ИнСин, странная леди с прической, которую венчали два изогнутых рога, одна маленькая эльфийка, с на редкость смуглой кожей и черными волосами, еще одна леди, чрезвычайно похожая на свекромонстра. И завершающим штрихом малоприятной картины, стала та самая леди, которая вчера находилась в доме лорда директора... Ярко-алой каплей сверкнуло на ее пальчике обручальное кольцо семьи Тьер.
  - Да-да, это она! - радостно воскликнула эта самая леди, затем повернулась к свекромонстру и я услышала невероятное:- Бабушка, так дядя Риан правда женится?
  Учебник, три тетради, пенал с набором перьев и карандашей, копирка для нанесения схем кристаллов - все просто выпало из моих вмиг ослабевших рук! И все мгновенно повернулись ко мне, заинтересованно разглядывая. А у меня слов не было, эмоций - как-то не особо, желаний... проклятие ревматизма просто-таки жгло мне язык!
  - Дэя, - свекромонстр величественно поднялся, - ты...
  - Расторгла помолвку с вашим сыном, леди Тьер! - разгневанно сообщила я, и присев начала торопливо собирать свои вещи.
  Свекромонстр так и застыл, глядя на меня в растерянности. Маленькая, не более десяти лет, эльфийка резво подскочив с места, подбежала и начала собирать рассыпавшиеся карандаши.
  - Спасибо, - прошептала я, принимая из детских ладошек письменные принадлежности.
  - Благодарности излишни, цветок дерева моей семьи, - витиевато ответила девочка, выдавая свое долгое проживание среди сынов леса. Но тут же весело улыбнулась, и шепотом спросила: - Дядя Риан правда женится? Правда-правда? На самом деле?
  И я почему-то улыбнулась, нельзя было не улыбнуться этим сияющим детским глазенкам, и честно ответила:
  - Нет, он не женится...
  - Жааааалко, - протянула малышка.
  И тут дар речи вернула леди Тьер, прошипев:
  - Что значит 'расторгла помолвку'?!
  Малышка с сочувствием посмотрела на меня, затем прошептала:
  - И пришла тебе большая и грозная Бездна.
  Вот что бывает, когда дети растут в смешанных семьях. Я улыбнулась малышке, поднялась и все же выдержала гневный взгляд леди Тьер. Это было непросто, но я выдержала. И свекромонстр вдруг перестал быть разъяренным и разгневанным, тяжело опустился обратно на диван и леди грустно и тихо сказала:
  - Чему удивляться... он взрослый мужчина, ты совсем юная девочка, ты еще просто не доросла до его желаний...
  - Леди Тьер, менее всего мне хотелось бы это обсуждать, - вежливо, но решительно произнесла я.
  Свекромонстр наградил меня очень мрачным взглядом. Меня это не остановило - и все так же вежливо, но все же с некоторым раздражением, я продолжила:
  - И, если можно, я бы очень хотела знать, для чего магистр Тьер организовал данную встречу? - вопрос не праздный, мне действительно очень хотелось это знать.
  И как ответ на мой вопрос, за дверью послышались решительные шаги, затем раздался осторожный стук и прозвучал вопрос:
  - Дэя, ты уже переоделась?
  Неожиданно замечаю смущение и некоторое смятение на лицах присутствующих, и та самая малышка хихикнув, прошептала:
  - А теперь большая и грозная Бездна пришла нам...
  - Дэя, - свекромонстр почему-то тоже шептал, а еще стремительно открыл переход, - нас тут не было.
  У меня от удивления глаза стали как у дроу. Но на это леди, торопливо пространство гостиной покидающие, не обратили никакого внимания. И через мгновение я в совершенном одиночестве стояла, потрясенно глядя на место, где только что горел золотой огонь.
  Повторный стук в дверь, и уже громче:
  - Дэя?
  - Да, лорд директор, - зло ответила я.
  - Ты переоделась? - несколько удивленный вопрос. - Я могу войти?
  - Теперь - да! - кажется, срываюсь на крик.
  Дверь открылась. Разгневанной нежитью я повернулась к вошедшему магистру и... злость куда-то вдруг испарилась совершенно. Лорд Тьер был одет - странно. Льняная рубашка с зауженными манжетами и свободным, распахнутым на груди воротом, черные брюки, высокие сапоги и прихваченные плетенным кожаным ремешком волосы. Одежда для Темной Империи не типичная, точнее не типичная ткань, а еще совсем не одежда заставила забыть те резкие слова, что мне хотелось произнести.
  - Темных, адептка, - поприветствовал меня магистр.
  - И вам кошмарных, лорд директор, - ответила я, прекращая смотреть в вырез его рубашки.
  - Время, - напомнил Риан. - ИнСин помогла тебе с платьем?
  Молча и отрицательно покачала головой. Чуть нахмурившись, магистр глухо произнес:
  - Так, с этим я разберусь позже.
  И пройдя через гостиную, он решительно вошел в спальню, уже оттуда я услышала:
  - Платье здесь.
  Переложив учебник и тетради на столик, который и сейчас был завален газетами, я прошла вслед за магистром, и на белоснежном покрывале спальни, в которой уже довелось провести ночь, увидела белоснежное льняное платье, летнее и достаточно открытое, чтобы я могла с чистой совестью сказать:
  - Я это не надену!
  В следующее мгновение неожиданно оказавшийся совсем близко от меня магистр, склонился на до мной, и выдохнул в лицо насмешливое:
  - А придется.
  Он отстранился прежде, чем я успела хоть что-то сказать в ответ, развернулся и вышел. Уже из гостиной я услышала его веселое:
  - Сегодня день весеннего равноденствия. Единственный день в году, когда на острове Семи морей все желающие могут посетить святилище морских ведьм. Ты все еще не желаешь надевать это платье?
  Платье - нет. А вот попасть в храм ведьмы, предположительно приложившей руку к недавним событиям...
  - И да - никакого белья, - не знаю, показалось мне или нет, но смешок я, кажется, расслышала, - будешь изображать человеческую девственницу.
  - Зззачем? - изумленно выдохнула я.
  - Они единственные, кому дозволяется войти в храм, - и почему-то даже в этой фразе мне слышалась насмешка.
  Когда я вышла из спальни, ощущения были не самые приятные, насмешливый взгляд лорда директора уверенности в правильности своего решения не придавал.
  - Белый цвет тебе удивительно идет, - с улыбкой, почему-то очень доброй, произнес магистр.
  Молча пройдя мимо него, я вошла в гардеробную, остановилась перед зеркалом. Платье не просвечивалось, что меня бесконечно обрадовало. Но почти открытые плечи, глубокий вырез на груди - как ночная рубашка, хотя и для последней слишком... откровенно. При этом широкие длинные рукава, расходившиеся книзу лилией, как и подол.
  Мягко, почти беззвучно подошел магистр, остановился за моей спиной, с интересом разглядывая отражение в зеркале. Затем задумчиво произнес:
  - Волосы следует распустить, насколько я помню.
  - Насколько вы помните? - переспросила я.
  - Ммм, да, - его взгляд скользил по моему отражению. - На острове морских ведьм мне довелось побывать лишь раз, когда Эллохар, - магистр едва заметно сжал зубы на мгновение, - сманил в веселый рейд за дармовыми накопителями сил. Я не сразу осознал, что именно он имел ввиду... - пауза, и уже уверенное: - Определенно, волосы были распущены.
  И он осторожно начал расплетать мою косу. И, наверное, я бы возмутилась, но почему-то не могла. Стояла, едва дыша, смотрела в зеркало, и все время думала о том, кем оказалась та самая леди... 'Дядя Риан...'.
  - Я и сама могу, - решительно отхожу от магистра, - а...
  Меня прервали насмешливым:
  - Еще есть серый плащ.
  - Где?
  Взревело адово пламя, видимо вместо ответа.
  ****
  Я никогда не видела океан. Слышала о нем, даже читала, иной раз в поездках домой сравнивала бескрайние степные просторы, то белоснежные зимой, то темно зеленые летом, с водной стихией, но видеть...
  - Это ДарЭнейский океан, - магистр стоял позади меня, так близко, что я не совсем понимала, что волнует меня больше - близость мужского тела, которое не прикасалось, но ощущалось отчетливо, или впервые в жизни увиденный океан.
  - Лорд директор, а вы...
  - Не отойду, - коварным шепотом сообщили мне. Затем уже вполне серьезно добавили: - Я же сказал - мы на территории ДарЭнейского океана, а перенестись следует на территорию Семи Морей. И поверь, плыть будем стремительно, без моей поддержки ты не удержишься. Впрочем, - голос снова становится хриплым шепотом, - можно вернуться в каюту и переждать плавание там. Правда я с тобой не пойду, здесь будет просто захватывающе.
  С тяжелым вздохом, я покрепче ухватилась за поручни и вздрогнула, едва Риан осторожно, но крепко обнял, прижимая к себе... Огромный черный корабль, с искрящимися молниями вместо парусов, командой свирепых водных которые относились к нежити, ревущий водоворот возникший и стремительно увеличивающийся на мгновение назад спокойной водной глади - все медленно, но верно утрачивало значение. Я ощущала ветер, разметавший мои волосы, но чувствовала лишь тепло ладони магистра, уверенно и крепко удерживающей меня.
  - Не замерзнешь? - спросил он, склонившись и прошептав, касаясь губами моих волос.
  - Нет, - так же шепотом ответила я.
  - Твое сердце бьется все быстрее и быстрее... Боишься?
  - Нет... - а лучше бы солгала.
  - Это радует, - коварный шепот, с довольными нотками.
  Корабль дрогнул и устремился в водоворот...
  И понимаю, что это вероятно портал перехода, но как же жутко сначала плыть на всех призрачных парусах к краю воронки, а затем во все ускоряющемся водовороте нестись к пропасти...
  - Не бойся, так и должно быть, - спокойный голос перекрывает рев ветра, и теплая ладонь прижимает чуть крепче.
  Я продержалась до той секунды, пока корабль начал заваливаться в ревущую, зияющую пустотой пропасть в центре воронки. Наблюдать за падением в Бездну оказалось для меня слишком... жутко. И повернувшись, я прижалась к Риану, зажмурила глаза и подумала, что больше так плавать не хочу...
  Свободное падение в реве бушующей стихии... Гром... взрыв... треск разрядов гудящих от напряжения молний...
  И вдруг все стихло... Я услышала крик птиц, шум волн, теплый порыв ветра разметал мои волосы.
  - Ну вот и все, - меня осторожно погладили по спине, - а ты боялась.
  Отстранившись, я огляделась. Мы находились на корабле - светлом, то есть из светлого дерева. Белоснежные паруса натянул ветер, по палубе и передвигались самые обычные люди... В такой же странной одежде, как и у магистра. Капитан, прежде умертвие с горящим алым светом глазами и проваленным носом, а ныне высокий крепкий жилистый мужчина, с копной пшеничных волос, увидев мой растерянный и потрясенный взгляд, весело помахал рукой, я жалко улыбнулась в ответ. Мне все еще было жутко, несмотря на ярко светившее по-летнему жаркое солнце и очеловеченную команду корабля.
  - Это иллюзия? - шепотом спросила я.
  - Корабль? Частично, - весело ответил лорд директор, с улыбкой глядя на меня. Затем повернулся к капитану и громко спросил:- Нерхус, мы успеваем?
  - Магию в любом случае использовать нежелательно, лорд Тьер, - ответил тот. - Мы перенеслись сразу на границу, здесь любой поток засекут.
  - Да? - некоторое удивление. - Ведьмы, наконец, договорились с водными?
  - Так семь дней назад ВелисИн сам запросил мира. Вроде как я понял, ведьмы получили доступ к морским потокам.
  Риан кивнул, но, несмотря на улыбку, все еще играющую на твердых четко очерченных губах, взгляд потемнел.
  - Что-то не так? - шепотом спросила я.
  - Не только 'что-то', - магистр теперь смотрел на темно-синие морские просторы, - семь дней назад этот не особо отличающийся ковен магов Третьего Королевства нанес два удара - первый Гнев Солнца, второй я не принял во внимание, хотя остаточный след видел отчетливо. А сейчас понимаю, что зря... ВелисИн не тот правитель, который так просто позволит кому-либо владеть его территорией. Не нравится мне все это. Совсем. Ощущение, что я что-то упустил.
  Некоторое время молчала, в надежде, что магистр продолжит, но нет, больше он не произнес ни слова. Тогда решила спросить я:
  - Сагдарат, - Риан мгновенно перевел взгляд на меня. - Просто не могу понять...
  - Понять что? - переспросил лорд директор.
  - Как оно передается по крови, - честно ответила я. - Не понимаю. Кровь не переходит от отца к сыну в буквальном смысле, то есть состав-закрепитель так же передаваться не может, это вообще невозможно для родовых проклятий.
  Магистр усмехнулся, обошел меня, и устроившись на корме, взял за руку, заставляя подойти ближе, и уже не отпуская моей ладони, сказал:
  - Они тоже так думали.
  - Великие лорды? - уточнила я.
  - Ммм, Эллохар, как я вижу, успел рассказать о многом, - горечь в словах и снова полный гнева взгляд.
  - О родовом проклятии я догадалась сама, - попыталась я уйти от неприятной темы. - Просто сопоставила количество великих родов начавших завоевание территорий темной империи, и тех, кто остался. Всего три рода - маловато, не находите?
  И тут Риан практически дословно повторил фразу магистра Эллохара:
  - Надо же, до них дольше доходило...
  Вновь потянув за ладонь, лорд директор заставил подойти совсем близко, так что теперь я касалась его колен, и с намеком протянул:
  - Артефакты, Дэя...
  И все сошлось! Родовые артефакты! Артефакты, обеспечивающие стабильную наследственность! Единство крови!
  - И пришла большая и грозная Бездна... - пробормотала потрясенная я.
  И вздрогнула, едва на лице магистра промелькнуло столь же потрясенное выражение, а затем прозвучал вопрос:
  - Ты знакома с Иллин? Это ее любимая фразочка!
  И мои мысли мгновенно сменили направление от артефактов и заговоров, к отношениям с лордом директором.
  - Вы ничего не сказали матери!
  Ни капли раскаяния, зато гневное:
  - Вот... Бездна. Я приказал ИнСин привести платье в достойный вид к обеду, а она... Бездна! - затем вопрос:- И сколько их было?
  - Меня попросили никого не видеть, - ответила злая я.
  Черные глаза загадочно улыбались. Сам магистр нет, а вот во взгляде было что-то загадочно-веселое.
  - И спасибо, что познакомили с племянницей! - не могу понять, почему меня это так злит.
  - Не познакомил, - вот теперь отчетливо вижу наглую улыбку, - не успел. Слишком быстро бегаешь.
  Мне так много хотелось сказать, но... помолвку разорвала я, и сама, предъявлять обвинения, как и выдвигать требования я просто не имела никакого права. Магистр пристально следил за каждым моим движением, и едва я опустила взгляд, тихо сказал:
  - Лирран очень сильный маг. У нее две стихии - огонь и вода, и учили ее лучшие из Стражей Леса. Она практически неуязвима, гордость моей семьи и моя личная гордость. И в сложившейся ситуации единственная, кто не разрывая связи, может дать отпор. Одна кровь - кольцо не причинит ей вреда, и в то же время идеальная ловушка, мне искренне жаль тех, кто попытается отнять артефакт у Лирран.
  Я сглотнула, смотреть на лорда директора почему-то не могла, и вглядываясь в бесконечно синий горизонт, тихо спросила:
  - А почему камень... алый?
  - Цвет крови, - спокойно пояснили мне.
  Артефакты... артефакты... и снова артефакты... Что-то царапнуло, напрягло, и я пыталась понять что именно. Родовое проклятие, теперь я уже не сомневалась, передавалось благодаря родовым артефактам, которые обеспечивали постоянство крови... И в то же время, я вдруг вспомнила слова магистра о том, что он способен подавить любое проклятие. Он способен, а остальные?! И все так же глядя на воду, я осторожно спросила:
  - Магистр, а... при вашем... эм... артефакты использовались?
  - 'Эм'? - вопрос на грани издевки.
  Я смутилась и не стала больше ни о чем спрашивать. Лорд директор так же молчал, но при этом продолжал смотреть на меня. А потом я увидела вдалеке словно облако, но чем ближе мы подплывали, тем отчетливее становилось понятно:
  - Остров!
  - Листар, - поправил магистр. - Или остров Семи Морей, в простонародье остров ведьм. Интересное место. Дэя, посмотри на меня.
  Я подчинилась, но стоило взглянуть в черные, чуть мерцающие глаза, как поняла, что сделала это зря. Риан улыбнулся, протянул ладонь, осторожно погладил по щеке и началось:
  - Мы выйдем на главной пристани, меня можешь называть по имени и никак иначе, не стоит привлекать излишнее внимание. Поняла? - пришлось кивнуть. - Дальше, до храма ты идешь со мной, от меня ни на шаг - толпа порой смертоубийственнее Хаоса. Но в храм я за тобой не иду...
  - Почему? - мне вдруг стало страшно.
  - Видишь ли, - магистр чуть подался вперед, и выдохнул, - я не особо похож, на человеческую девственницу. Да и не человеческую тоже. И вообще у меня уже давно нет ничего общего с девственницами... если не считать тебя.
  Стремительно краснею.
  - Идем дальше, - Риан улыбаясь, смотрел на меня. - Я говорил с Василеной Владимировной - нужного для посвящения резерва у тебя нет, так что ничем не рискуем, следовательно, ты и остальные девушки проходите в храм. Там проверка, проверяет старая ведьма, тебя дальше не допустят, и прождав, пока проверят остальных, вас выпустят. Теперь о твоей задаче - за время проверки исследуй капли морской воды, мне нужно знать, использовали ли они артефакты Темной Империи.
  - Искать что-то особенное? - спросила я.
  - Да, схему почти полностью идентичную проклятию Сагдарат.
  Закрыла глаза, вспомнила строение нужных кристаллов, кивнула и спросила:
  - Думаете, что последний браслет находится там?
  - Практически уверен, - с загадочной полуулыбкой ответил магистр.
  Мне вспомнилось, как медальон Тьеров змеей полз на меня. Передернуло!
  - Кольцо на Лирран, так что артефакт на тебя не отреагирует, даже если он все еще там, - правильно понял направление моих мыслей.
  - Простите, а почему вы не взяли кого-нибудь, кто знает это проклятие лучше меня? - решила поинтересоваться я.
  Риан расхохотался. Откинув голову назад, весело и явно потешаясь надо мной. Моряки, и так поглядывающие в нашу сторону, теперь вовсе открыто смотрели. Мне стало неудобно, что я столь близко стою, касаясь магистра, и я сделала осторожный шаг в сторону. Лорд директор перестал смеяться, нагнулся ко мне и прошептал:
  - Видишь ли, родная, Тесме тоже ну никак не похож на человеческую девственницу.
  Мне уже надоело краснеть, такое ощущение что горят и щеки и ушки.
  - Но, магистр, а...
  - Леди Орис тоже не вариант, - Риан беззаботно пожал плечами, - в конце концов, родная, в тебе я уверен.
  - Что девственница? - возмутилась я.
  - Что человеческая, - ответил он, с трудом сдерживая смех.
  Радует, что моряки все же нежить - эти не настолько любопытные, чтобы продолжать наблюдать за одной пунцовой адепткой и потешающимся магистром.
  А мы между тем подплывали к острову, и вскоре уже отчетливо видели пристань, до трех сотен кораблей, бросивших якорь в гавани, синие балахоны ведьм, встречающих гостей.
  - Ммм, а ведьмы?
  - Не путать с Василеной и ее ученицами, - магистр поднялся, - морские слишком ценят власть, чтобы посвятить себя служению человечеству. - а затем, повысив голос, крикнул: - Нерхус, о чем мы говорили в прошлый раз?
  Капитан корабля задумался, потом гаркнул:
  - Разговаривать всем! Скалить зубы! Немых тут нет!
  Нежить вообще разговорчивостью не отличается, морская и подавно, и разговаривать все начали разом, угрюмо и недовольно. Но почти сразу на корабле установился гомон человеческих голосов, и чем ближе мы подплывали, тем яснее становилось понятно - на остальных царит такой же шум. Живой шум.
  Не удержавшись, я спросила:
  - А что было в прошлый раз?
  Риан нежно обнял, склонился и прошептал:
  - Обними меня.
  Стою молча, с негодованием глядя на магистра.
  - Обними меня, Демьяна, - повторил лорд Тьер.
  И сразу ясно - так нужно. Поднявшись на носочки, обвила его шею руками и жаркий шепот опалил ушко:
  - За нами уже следят, не говори лишнего, любимая.
  - Поняла, - ответила я шепотом и мстительно добавила, - дядя!
  Уловила, как гневно сузились его глаза. Не сдержала победной улыбки - да, я тоже злюсь. Риан смотрел в мои глаза несколько долгих мгновений, я выдержала, взгляд не отвела. И на губах магистра появилась коварная улыбка, а дальше:
  - Моя драгоценная... племянница, - ладонь магистра прикоснулась к подбородку, вынуждая запрокинуть голову, большой палец медленно очертил губы по контуру, - вынужден вам сообщить, - Риан усмехнулся, - что мои чувства к вам весьма далеки... от родственных.
  И отпустив мой подбородок, рука лорда плавно двинулась по шее, ниже, еще ниже... до самого конца очень глубокого выреза.
  - Лорд директор! - прошипела я.
  - Да-да... - но его пальцы продолжали оставаться там, где остановились.
  - Риан! - рука плавно спустилась на мою талию, так, словно целомудрие ее второе имя.
  И вновь склонившись надо мной, магистр прошептал:
  - Я - твой жених. Девушек сюда может сопроводить отец или жених, исключений нет. Отец в надежде на посвящение, жених - для благословения, среди людей ходят слухи, что такие жены верны до самой смерти. Так что жених, Дэя, и только жених.
  Хотелось сказать хоть что-то обидное, но называть магистра 'папа' язык не поворачивался. Приняв мое поражение за личную победу, лорд Тьер повязал ленты моего плаща, и, взяв за руку, повел к сходням.
  Спуск по веревочной лестнице с пошатывающегося на волнах корабля запомнился мне на долго! На последних ступенях нога в неудобной туфельке, прилагающейся к платью, соскользнула и я, несомненно, упала бы... Но магистр, спускающийся первым, стремительно поднялся, обхватил за талию, и держа практически на весу, спустил меня в лодку. Странное ощущение защищенности, ведь я ни на мгновение на сомневалась, что поддержит, не даст упасть. Странное, и очень приятное. Когда мы сели в лодку, отодвигаться от магистра, обнимающего за плечи, уже даже и не хотелось.
  - Испугалась? - тихо спросил Риан.
  - Немного, - на самом деле совсем нет, но... я не хочу ему об этом говорить.
  - Зря, - теплая улыбка, от которой я медленно таю, - я в любом случае удержал бы.
  'Я знаю...'
  Но вслух:
  - Мы здесь надолго?
  - Не более часа, - отстраненно ответил магистр, и взгляд его устремился к пристани.
  И пока лодка, которой управляли двое гребцов, не причалила к берегу, мы больше не разговаривали.
  
  Едва борт лодки ударился о пристань, один из моряков поднялся и привязал канат к спускающейся до самой воды деревянной лестнице. Риан встал первым, подал мне руку, я в его ладонь вцепилась обеими руками - стоять в постоянно шатающейся лодке оказалось крайне сложно.
   - Осторожно, Демянна, - уверенный и спокойный голос, - мы не упадем.
  Судя по тому, как зашаталась лодка, едва магистр шагнул к лестнице, у меня в его обещании значительные сомнения возникли. Но поставив одну ногу на первую ступеньку, Риан словно придержал всю лодку, затем подвел меня к лестнице, подхватил край юбки, помогая мне не запутаться.
  Вот так мы и поднялись - я, и поддерживающий, готовый поймать в любой момент магистр. А на пристани нас ждала... ведьма.
  Я еще пока поднималась, с интересом поглядывала на темно-синее свободное платье, чем-то одежду Селиуса напоминающее, а уж когда поднялась, в открытую рассматривала ведьму. Последняя не уделила мне и взгляда, целиком и полностью посвятив внимание лорду директору. Средних лет женщина, с длинными, до бедер волосами, судорожно вздохнула, едва показалась голова Риана, задержала дыхание увидев плечи, едва не простонала, когда весь лорд Тьер ступил на пристань. И в синих огромных глазах ведьмы было столько восхищения, что я ощутило какое-то странное, и почему-то неприятное беспокойство.
  - Добро пожаловать на Листар, - и ведьма шагнула к магистру.
  Магистру - с ясными голубыми глазами!
  - О, благодарю, - вежливая улыбка, - рад, что мое знакомство с островом Семи Морей начинается с... - он окинул ведьму восхищенным взглядом и добавил, - прекрасного.
  Никогда не знала что такое ревность! Вот до этого самого мгновения.
  - Милана, - ведьма протянула ладонь с синими, украшенными позолотой ногтями.
  - Радомир, - Риан не стал целовать ее ручку, хотя этого от него явно ждали. И даже хуже - обратив взор ясных очей на меня, он поспешил представить: - Моя невеста - Де...
  - Такой мужчина и уже собирается поставить крест на своей жизни? - лукаво, а главное кокетливо поинтересовалась ведьма.
  А затем меня попросту отодвинули, и не особо бережно и ведьма вцепилась в локоток лорда Тьера, продолжая разливаться иволгой над умертвием:
  - Какие сильные руки! Ах, вы, наверное, пират, Радомир.
  - Наверное, - при этом хитрый взгляд на меня.
  Меня взгляд не впечатлил, зато несколько особо вредных проклятий готовы уже были сорваться.
  - И воин, - поглаживая вызвавшие восторг мускулы, продолжала кокетничать ведьма.
  - Ну что вы, - ответил магистр ведьме, при этом не сводя глаз с меня, - я лишь скромный пахарь.
  - Морских просторов? - выдвинула предположение ведьма.
  - Это уж как Боги решат, - уклончиво произнес магистр.
  - Или карта ляжет? - рука ведьмы осторожно направилась к вырезу рубашки лорда Тьера.
  - Или не ляжет, - Риан накрыл ее ладонь своей, заставляя остановиться, затем мягко, но решительно отстранил женщину от себя, тихо сказал: - Мое плавание, прелестная Милана, уже завершилось в тихой гавани.
  И мне протянули руку.
  Под сверкающим откровенной ненавистью взглядом ведьмы, я, скромно улыбаясь, подошла и позволила увести себя пор деревянным подмосткам до самого острова. Вслед лично мне полетела парочка общераспространенных проклятий первого уровня... Шепотом прочла заклинания противодействия, и улыбнулась...
  И только когда мы отошли, я раздраженно заметила:
  - С вами... Радомир, опасно появляться в таких местах. Или проклянут, или убьют, дабы место возле вас освободить.
  - А с вами, милая Дэмьяна, опасно друзей знакомить, но я же вас в этом не обвиняю.
  Взглянув на магистра, ловлю его напряженный, совершенно не подходящий к полушутливому тону взгляд. И почему-то я тихо ответила:
  - Мне его очень жаль...
  Риан остановился. Окаменевшее выражение лица, сжатые губы, суженные глаза. А затем магистр вдруг стал совершенно спокоен, и, усмехнувшись, произнес:
  - Да, мне уже тоже.
  И удивленную его словами меня, повели дальше.
  По деревянному помосту мы дошли до скалистой части острова. Выложенная отшлифованным камнем тропинка привела к основной, извивающейся словно змея дороге, ведущей вверх, вглубь острова. И вот здесь мы влились в людской поток, где были одетые как и я девушки, тоже с распущенными волосами, и мужчины, как и Риан с ремешком поперек лба, придерживающим распущенные волосы. Но что меня поразило - большинство мужчин имели длинные бороды, действительно длинные, доходившие до пояса и даже ниже. И эти бороды были странным образом заплетены, и зачернены к низу...
  - Жрецы, - прошептал магистр.
  - А...
  - Все потом.
  Молча кивнула, продолжая рассматривать идущих вверх по дороге. А толпа становилась все плотнее и злее. В какой-то момент магистр начал идти чуть позади меня, и я не сразу поняла, зачем. Потом увидела упавшего мужчину... то как остальные продолжали идти мимо, задевая его, пытающегося встать, переступая, не позволяя подняться...
  - Поверье, - шепотом сообщил Риан, - нельзя останавливаться. Это люди, Демьяна, темный народ.
  К тому времени, когда мы поднялись наверх, упал не один человек, и несколько девушек так же. Я не раз спотыкалась, но каждый раз Риан поддерживал, а едва я выбилась из сил, начал идти медленнее, игнорируя возмущенный ропот окружающих. И я была очень благодарна ему, ему и леди Верис, которая нещадно гоняла нас по тренировочному полю. И все же когда подъем завершился, я вместе со всеми издала полный облегчения вздох и так слаженно это вышло. Люди есть люди.
  - Сейчас идем чуть быстрее, - магистр вновь взял за руку и повел за собой.
  И на удивление легко ему удавалось обходить народ, а главное едва другие пытались совершить подобное, отовсюду слышались возмущенные голоса, а лорду Тьеру никто не посмел и слова поперек сказать. Люди расступались, пропуская магистра и практически не замечая меня, и вскоре мы подошли к огромным воротам, стилизованным под раскрытую пасть морского змея. Забор, так же высокий, не менее трех человеческих роста, оказался выкрашен в синюю краску, и имитировал чешую.
  Народ перед воротами не толпился - народ стоял и терпеливо ждал. Мы так же встали в очередь, меня чуть-чуть потряхивало, от ожидания чего-то... даже не знаю чего, Риан мягко обнял, привлекая к себе - стало легче. От его уверенности, от его спокойствия, и от его силы. Как-то спокойно и надежно, приятное ощущение. Но уже в следующее мгновение ладони магистра спустились от талии вниз, очерчивая бедра, затем плавно поднялись вверх, несколько проигнорировав правила приличия.
  - Ррр... Радомир! - возмущенно прошептала я.
  - Не удержался, - нахально ответили мне.
  Затем магистр наклонился, руки его обнимали талию, голову он уместил на моем плече и прошептал:
  - Смотри наверх ворот, видишь? Присмотрись, родная, должна увидеть.
  К сожалению, после его предыдущих действий с видением окружающего мира у меня возникли сложности... слишком волновало ощущение его тела, тепло его рук, жар его дыхания... Но я постаралась, и разглядывая верх, отчетливо заметила, как некоторые фрагменты лепнины расплываются, чтобы затем вновь стать прежними. Словно там бродит исполненное энергии приведение!
  - Да, это уже не радует, - прошептал Риан. - Дэя, родная, если у меня возникнут некоторые сложности, ты тихо и мирно возвращаешься на пристань, тебя встретят, на корабль отвезут и вы уплываете.
  - Но...
  - Без 'но'. Все поняла?
  Я развернулась в кольце его рук, встревожено взглянула в ныне голубые глаза и прошептала:
  - Не думаю, что я смогу тебя оставить... Радомир.
  - Да? - хитрая улыбка, а затем одна ладонь магистра опустилась ниже моей талии, накрыв то, откуда у кентавров хвост растет. - А так?
  - Да чтоб тебя Бе... - я осеклась, не решившись упоминать Бездну прилюдно.
  - Вот и разобрались, - весело подытожил Риан, и вновь развернул меня пылающим лицом к воротам.
  Какой же он все-таки... Но, чтобы ни происходило, я его здесь одного не оставлю. Хватило истории в полной умертвиями таверне, да и если магистр Эллохар прав, то в контору я его правильно тогда не пустила. И я уже усвоила - нужно доверять своей интуиции, а моя говорит что... Что руки Риана нежно и очень осторожно поглаживают, под видом целомудренных объятий, тем самым не оставляя и шанса для моей интуиции.
  - Знаете, Радомир, вам лучше отойти, - прошептала я.
  - Хорошая идея, - вновь склонившись ко мне, прошептал магистр, - но запоздалая - они уже знают, что ты со мной.
  Ворота открылись со страшным ревом... Многие девушки в толпе заплакали. Это было странно - поднимались все сосредоточенно в каком-то радостном ожидании и благоговении, а сейчас слезы. И плакали в основном те, кого вели длиннобородатые мужчины.
  - А вот это совсем не хорошо, - прошептал Риан.
  И я ощутила, как напряглись его мышцы, как изменилось дыхание. Затем магистр задумчиво произнес:
  - Менять события, создавать ситуации полные случайностей, которые не случайны... Мне не нравится эта конкретная ситуация.
  - Артефакт? - едва слышно спросила я.
  - Не должен на тебя реагировать, кольцо на Лирран, - но шепот был напряженным, - мы уходим.
  И он осторожно потянул меня в сторону, намереваясь выйти из толпы. Хуже другое - я уходить не хотела. Совсем. Правда и спорить с магистром возможности не было. Все решилось само собой - мы просто не успели.
  Когда ворота распахнулись окончательно, все ринулись внутрь, меня нечайно толкнули, я споткнулась, и подхвативший меня Риан был вынужден войти со всеми. Но едва оказавшись в огороженном пространстве, он, все так же держа меня на руках, вынес из толпы, и опустил уже у низкорослого дерева.
  - Сейчас все пройдут, и мы просто уйдем, - мрачно сообщил он.
  - Возможно, не стоит привлекать внимание? - предположила я.
  Риан не ответил, он все больше мрачнел и в какой-то миг глаза вновь стали черными, чтобы тут же вернуть небесно голубой цвет.
  - Что происходит? - прошептала я.
  - Ведьмы захватывают контроль над морскими силовыми потоками, - голос стал хриплым, - что бы ни происходило, планировали они это долго, и, судя по тому, что я ощущаю, девушек не посвящение ждет... - взгляд на одну из рыдающих девчушек с пшеничными волосами. - Родная, подожди меня.
  Я кивнула, Риан улыбнулся мне, и направился к той самой девушке, которую шепотом явно ругал длиннобородый. Да что там ругал - он покраснел от гнева, и даже борода тряслась. Но вот легко и непринужденно подошел магистр, сходу протянул руку для рукопожатия длиннобородому, потрепал девушку по плечу, и между ними завязалась беседа. Риан-Радомир улыбался, несколько раз под видом отбрасывания светлых прядей волос, поглядывал в мою сторону - видимо, чтобы удостовериться, что я стою и покорно жду. Затем, еще раз пожав мужику широкую ладонь, направился ко мне.
  И вот он идет, весело улыбаясь, а в глазах стылый лед!
  Я в нетерпении дождалась пока Риан подойдет, с немым вопросом глядя на него. Чуть пожав плечами, лорд директор хмуро сообщил:
  - Жертвоприношение.
  - Что? - не поняла я.
  Полная ярости усмешка. Риан встал рядом со мной, приобнял за плечи, пристально разглядывая толпу. Пристально, внимательно и оценивающе. Затем едва слышно произнес:
  - Поверить не могу.
  - Во что? - мне становилось все тревожнее.
  Но Риан молчал, сосредоточенно и зло. И взгляд все больше леденеет...
  Когда задрожала земля, я даже не испугалась, меня сейчас пугал лишь лорд Риан Тьер. Это угрожающее спокойствие я уже хорошо знала, примерно с этим выражением на лице он скомандовал 'Сравнять с землей мужское общежитие'.
  - Радомир, - осторожно позвала я.
  - Жду, чтобы прошла толпа и тогда ты сможешь уйти, - спокойно произнес магистр.
  - А... ты?
  - Остаюсь, - голос слишком спокойный.
  - Ри... Радомир, я тебя не оставлю! - прошипела испуганная я.
  - Да? - и нахальное. - В таком случае мы возвращаемся на корабль вместе, и я делаю с тобой абсолютно все, что пожелаю. Как тебе такой вариант?
  Стою и молча смотрю на магистра. Лорд директор оторвал взгляд от толпы, и пристально глядя в мои глаза, повторил:
  - Я не шучу, родная. Зов уже кинул, тебя встретят за воротами. И ты возвращаешься на корабль. Одна. А если нет, я тебе гарантирую воплощение в реальность всех моих ожиданий того дня, когда я собирался предложить тебе стать моей любовницей.
  Очень действенная угроза... была бы, если бы на кону не стояла его жизнь! А мне истории с конторой хватило!
  - Хорошо, - я судорожно вздохнула, - возвращаемся.
  Вот теперь все внимание могущественного лорда Риана Тьера досталось мне. Недоумение, почти злость, затем гневное:
  - Я на поцелуях не остановлюсь, родная...
  - Я понимаю, - взгляд не отвела ни на миг.
  И мы стоим, пристально глядя друг на друга. Несколько долгих и в то же время столь кратких мгновений. А потом Риан прошептал:
  - Ты же любишь меня, Дэя... - сказано как утверждение, а в глазах вопрос.
  - Наглая ложь, - я невольно улыбнулась, - просто... жаль было бы лишиться столь деятельного и справедливого лорда директора. К тому же - без вас меня бы уже отчислили... раза два точно.
  Взгляд потемнел, но Риан все же едва заметно улыбнулся, и скомандовал мне:
  - За ворота. Все уже прошли.
  Я испуганно оглянулась - все действительно уже прошли, но я одна уходить не собиралась!
  - Радомир...
  - За ворота, Дэя! - прошипел магистр.
  И тон такой - не подчиниться было страшно. Подчиниться - еще страшнее. И я поступила так, как поступала всегда:
  - Хорошо, - покорно согласилась.
  И не оглядываясь, медленно пошла к раззявленной пасти морского змея. Но как бы медленно я не шла, наступил момент, когда оказалась у самого выхода. Обернулась, увидела напряженно наблюдавшего за мной Риана, он одними губами повторил: 'Уходи'. Кивнула, сделала еще шаг, увидела за воротами трех ожидающих меня моряков с нашего корабля, сделала еще шаг... Оглянулась. Лорд Тьер, заметив собственную нежить, которая была готова сопроводить меня, кивнул им, подмигнул мне, и слился с толпой, двинувшейся к виднеющемуся впереди храму.
  Я тоже посмотрела на моряков, улыбнулась им, даже рукой помахала, и побежала вслед за уходящей к храму толчеей. Зря вы со мной так, лорд Тьер, потому что северные женщины любимых не оставляют. Никогда.
  Странное дело, идя среди людей в прошлый раз, я не ощущала ни тычков, ни прикосновений, ничего. А сейчас меня несколько раз задевали, дважды я чуть не упала, и поддержать было некому. Появилось чувство раздражения на людей, и от людей - в Темной Империи даже в толпе все ведут себя куда как с большим уважением друг к другу. Конечно, учитывая хвостатость некоторых жителей, волей неволей учишься смотреть под ноги, но все же.
  - Это ты хной так? - неожиданно спросила меня рыжеволосая девушка, приноровившись идти рядом.
  - Что? - переспросила я.
  - Волосы, - она прикоснулась к распущенным прядям, - красивый цвет.
  - Спасибо, у тебя тоже очень красивые волосы, - вежливо ответила я.
  - А почему ты идешь одна?
  - Ммм, - замечаю, что к нашей беседе прислушиваются, видимо из-за моего выговора, - мой жених, он...
  - Бросил? - тут же предположила девушка. - Ведьмы, да? Моего тоже увели. Любят здесь красивых и молодых мужчин. Ну ничего - пройду посвящение, стану ведьмой, нашлю на него порчу!
  Выглядела рыжеволосая при этом очень решительно, а в глазах застыли слезы. Так жалко ее стало.
  - А если не пройдешь? - осторожно спросила я.
  - Так все равно он в деревню вернется, и вот тогда я его - прокляну!
  Я улыбнулась, почему-то вспомнила Василену Владимировну, ее отношение к домовым, сестре магистра Эллохара, и подумала, что те ведьмы точно никого не проклинают.
  Тем временем мы подошли к храму, и если девушки начали подниматься по ступеням, то все мужчины оставались стоять перед древним сооружением.
  - Какой красииииивый, и сюда смотрит, - вдруг протянула моя случайная попутчица, - и глаза такие голубые... а нет, черные. Да нет, голубые, что это со зрением моим стало?
  - Ой, - осознание совершенного несколько... напугало, - а ты на каком корабле приплыла?
  - Так на ведьминском, со всеми, - беззаботно отозвалась она.
  - А там места свободного не найдется? - не то, чтобы я надеялась на положительный ответ, просто... приятно было бы знать, что найдется.
  - Да как не найтись, не все ж вернутся? - изумилась девушка.
  - Это точно, - пробормотала я.
  На порог вышли ведьмы в количестве девяти, стали полукругом, пристально следя за поднимающимися к ним девушками. Ведьмы казались... неживыми. Огромные синие глаза у всех, волосы длинные, развеваемые ветром, которого не было, длинные синие платья, расшитые сверкающими на солнце мелкими драгоценными камнями. И ногти у всех длинные, темно-синие, расписанные золотом и загнутые на кончиках. Но облик еще ничего, взгляды исполненные холодной решимости откровенно пугали. Девушки проходили по одной в проход, оставленный ведьмами, многие дрожали, большинство просто плакали.
  - Как-то не так мне об этом рассказывали, - заметила рыжеволосая девушка.
  Мне тоже происходящее совсем не нравилось.Тут подошла наша очередь подниматься по синим ступеням, явно из морского камня сделанным. А там лорд Риан Тьер стоял. Я его статную фигуру видела, а в глаза взглянуть было страшно.
  Но все оказалось куда как страшнее. Стоило мне поравняться с магистром, как последний шагнул вперед, и камни под его ногами жалобно скрипнули, схватил меня за руку и притянул к себе.
  - С одной стороны я зол, - прошипел Риан, едва я в него практически врезалась и магистр ко мне, перепуганной склонился, - с другой рад. А знаешь почему?
  - Нннет, - прошептала я.
  - Если выживу, а теперь, поверь, выживу точно, меня ждет шикарное вознаграждение - я тебе Бездной клянусь, плавание будет долгим!
  Все, теперь мне действительно очень жутко стало. И от перспектив и от его 'если выживу'. Пожалуй, от последнего страшнее.
  И тут прогремел глас ведьмы:
  - Паломница должна продолжать путь! Отпустите девушку!
  Риана передернуло от ярости, и мне шепотом приказали:
  - Когда все начнется - будь возле входа! Начнет куда-то тянуть - не ходи! В крайнем случае, используй амулет вызова, что бы ни случилось - я вмешаюсь.
  И он отпустил меня. С диким сожалением в глазах. С бездной отчаяния в синих, темно синих глазах, настолько потемневших, что они казались почти черными.
  - Время, дитя, - одна из ведьм спустилась за мной, больно сжала мою руку и подтолкнула вверх по лестнице.
  Адептка Академии Проклятий, расправив плечи, потащилась становиться морской ведьмой.
  ****
  В храме оказалось сумрачно, но все равно я разглядела полукруги будущих синяков, оставленные на моем запястье морской ведьмой. Не зря так больно было. Потирая руку, я отошла к девушкам, обнаружив, что была последней. Моя знакомая рыжеволосая тут же оказалась рядом, видимо в этот тревожный момент ища хоть какой-то поддержки.
   И тут все началось.
  Свет, темно-синий озарил весь храм, и я увидела что все девушки в белых платьях стоят у стены справа от входа, и стояли мы скученно, испуганно прижимаясь друг к другу. В центре огромного храма находился круглый бассейн, причем свет исходил из его бортиков, а вода по краям оказалось зеленовато-голубой и прозрачной, а вот в центре зияла чернильной тьмой провала, а напротив входа имелся еще один, видимо внутренний, и вот из него выходили и выходили морские ведьмы. Их было значительно больше, чем девушек в белых одеждах, раза в три больше. Сердце забилось быстрее, а я начала оглядываться, ища...
  Собственно искомое я обнаружила быстро - несколько капелек воды, застывших на стене совсем рядом со мной, и отчетливо видных во все более ярчающем свете. Осторожно отойдя ближе к стене, я присобрала рукав, и достала из браслета кристалл увеличитель... Всмотрелась...
  - Вот Бездна! - мой вскрик разнесся по всему храму.
  Живая Смерть! То самое проклятие, что использовалось в полной умертвиями таверне я отчетливо увидела первым. Следом шла формула катализатора и закрепителя. И Сагдарат! То есть предположение лорда директора было совершенно верным! И что-то еще, но я уже не успевала посмотреть. Сорвавшись с места, я, придерживая край юбки, метнулась к выходу, и вовремя! Не знаю, чем думал магистр, но сейчас он стоял на ступенях, с черными волосами и черными глазами, а морские ведьмы, те самые что вышли встречать паломниц на порог, вскинув руки медленно двигались по направлению к нему...
  Я не сразу поняла что произошло - догадалась лишь заметив беспорядочно валяющихся на камнях двора мужчин-паломников. Значит, они упали, а Риан остался.
  - Родная, - ехидный голос заметившего меня магистра, - что-то случилось?
  И все это громко, даже немного весело.
   - Да, - я стояла, испуганно дыша и прижимая руки к груди, - никакой магии!
  Магистр улыбаться перестал. А ведьмы не пожелали мириться с моей инициативой, и две развернулись в мою сторону. В следующее мгновение в руках Риана появилось два огненных меча, и он мне, с издевкой, крикнул:
  - Милая, иди отсюда... а то ведьмой станешь.
  Продолжаю стоять, испуганно глядя на него, и в ужасе думая о том - что делать?
  - За ворота! - взревел магистр, вскидывая меч, принявший на себя что-то темное, что понеслось от одной из ведьм, но при этом сам он атаковать не спешил.
  Ему что, при мне убивать неудобно?
  - Дэя! - рык, потрясший и колонны.
  Я не могла его оставить! Правда на себя я в этой ситуации особо не рассчитывала - в конце концов, что я могу противопоставить даже одной морской ведьме, не говоря о целом острове. Ничего! И отчетливо это понимая, я потянула рукав, открывая два нитяных амулета вызова... надеюсь, магистр Эллохар мне ответит. Главное отбежать на пятьсот шагов - радиус поражения проклятием. И я сорвалась на бег. Да я так быстро никогда в жизни не бежала! И едва оказалась за воротами, отсчитав про себя не пятьсот, а все семьсот шагов, изо всех сил сжала узелок.
  В следующее мгновение я провалилась в Бездну...
  *****
   Перегар. Запах, который ни с чем спутать невозможно... Правда этот был какой-то ядреный. Я закрыла нос раньше, чем открыла глаза. А вот когда я их открыла...
  - Риате, я ошибся, - печальный голос абсолютно пьяного лорда Эллохара, - ты хуже Тьера, Дэя, у тебя даже совести нет.
  Все та же таверна в Мирах Хаоса. Все те же лица и морды... нет, не те же, теперь они более несчастные и их больше.
  - А дроу где? - печально спросила горгулья.
  - Темных, - нервно поздоровалась я.
  - И тебе, бессовестная, кошмарных. Так где дроу?
  - Нету...
  - Жаль, - грустно сказала вампирша, с прокушенной губой, в которую вставила два колечка.
  То есть все опять пьют.
  - Магистр Эллохар, - перепрыгивая через ноги уже свое отпивших, хвосты на столе возлежащих и пригибаясь, проходя под висящими в воздухе вампирами, я добралась до уже знакомого столика, и все это под печальным взором лорда. - Магистр Эллохар, там Риан в опасности!
  - Кто? Тьер? - безразлично переспросил Эллохар. - Прелесть моя, просто поверь - это они все в опасности, а не Тьер. Садись, помянем.
  - Кого?!
  - Тех, кто сейчас в опасности, - пояснил все тот же крылатый демон, что был тут и в прошлый раз.
  И передо мной возник трактирщик, на моих глазах капнувший в стакан с водой вина, и протянувший слабоалкогольный напиток мне. Это было последней каплей.
  - ХВАТИТ ПИТЬ! - заорала я.
  На меня странно посмотрели все, кроме Эллохара. Вот как раз магистр зло произнес:
  - Тьеру указывать будешь, прелесть моя.
  Я всегда знала, что мне лучше молчать. Абсолютно всегда.
  - Замечательно, - я больше не кричала, я была совершенно спокойна. - Это ваше, - нитка была сорвана с руки, оставив красный болезненный след. - Теперь верните меня обратно, я лучше погибну с Рианом на острове морских ведьм, чем буду стоять тут и смотреть, как вы, Даррэн, в очередной раз упиваетесь жалостью к себе!
  Всегда знала, что лорд директор школы Искусства Смерти страшная личность... но чтобы настолько... Стол отлетел едва магистр стремительно поднялся. Крылатый демон попытался остановить Эллохара и был сметен с частью стены этой таверны... Все кто был с той стороны с криками унеслись вместе со стеной... Начинаю понимать, почему жители Хаоса пили руководствуясь словами: 'Эллохар сказал пить'. А еще более отчетливо осознаю - окажись я снесенной вместе со стеной, для меня, чистокровного человека, все завершилось бы прогулкой в Бездну. Впрочем... опасностью не только силовой удар грозил.
  - Жалость?! - совершенно пьяный, и абсолютно взбешенный Эллохар шагнул ко мне. - Значит 'жалость'!
  Я невольно отступила, и это оказалось страшной ошибкой - в следующее мгновение, снеся по пути нескольких висящих в воздухе вампиров, я оказалась прижата к стене, держащим меня же за горло Эллохаром.
  - Показать тебе, что такое жалость в Мирах Хаоса, прелесть моя? - я уже и дышать боялась, а он продолжил. - Милое платье, должен заметить. Кстати вопрос, у тебя под ним есть хоть что-то?
  Бояться я перестала - я разозлилась и сильно.
  - Есть, - говорить, когда тебе шею сжимают, оказалось не просто.
  - И что же? - вторая рука магистра медленно двинулась от груди к бедрам.
   Пристально глядя в его все более заинтересованные обнаруженным глазам, тихо, но решительно ответила:
  - Я! И, кстати, не говорите потом, что я вас не предупреждала!
  - О чем? - хриплый шепот, и совсем бесстыдные действия.
  - Дакреа эдгаме таркаэм!
  Проклятие четвертой степени откатом обожгло и меня, но на коже магистра проступило отчетливыми красными пятнами ожогов. Эллохар отшатнулся, я добавила формулу закрепителя:
   - Анахема адаэнесе эт дактум даэнас секеэ ородусмун фиерри!
  Когда хрипя от боли, лорд Эллохар начал спешно произносить заклинание противодействия, я просто стояла, потирая шею. Мне было приятно. Очень. И даже ни капли не совестно. Моя кожа тоже горела, но это были мелочи, к тому же я знала, на что иду.
  Эллохар завершил с заклятием, выпрямился, и теперь прожигал меня полным ненависти взглядом. Свет Хаоса, свободно проникающий в полуразрушенную таверну, отчетливо освещал его высокую фигуру, потемневшие глаза, сжатые кулаки.
  - Попытаетесь еще раз - прокляну сильнее, - уверенно сказала я.
  Хрип, рык, затем опять же хрипло:
  - По тебе же ударит!
  - Адепты Академии Проклятий осведомлены о последствиях использования проклятий, - спокойно пояснила я.
  Несколько мгновений Эллохар молча смотрел на меня, затем спросил:
  - Тьер где?
  Наконец-то!
  - На острове ведьм, - стараюсь не сорваться на крик, да и просто не расплакаться. - Магию там использовать нельзя, там на всю территорию храма заклятие наложено, там...
  - Не реви, - хмуро сказали мне.
  - Я не реву, - голос сорвался, - я очень боюсь... очень... - кажется, все же реветь буду. - Хотя бы просто верните меня обратно.
  - Ревматизма на них нашлешь? - насмешливо спросил Эллохар, но тут же серьезно добавил: - Там так просто не подберешься, Риате... Ладно, сейчас придумаем.
  Взметнулось синее пламя. При условии, что у меня и так вся кожа горела, жар был почти нестерпимым. Но я не жаловалась.
  - А под платьем действительно ничего нет? - спросил вдруг лорд Эллохар и шагнул ко мне.
  Не успела я возмутиться, как начался переход.
  *****
  На скалистом острове среди бушующего чернильно-черного океана было холодно, мокро и скользко. Намокшее вмиг платье оказалось хуже кружевной рубашки, но и это были мелочи - по крайней мере, кожа пекла не так сильно.
  - Издевательство над моей нестабильной психикой, - прошипел Эллохар и в следующее мгновение стянув с себя камзол, торопливо надел его на меня.- Так, теперь скажи - ты в храм заходила?
  - Ддда, - зубы стучали от холода.
  - Это хорошо. А бассейн там был с водой, или как?
  - Ссс...водддой, - я так замерзла, что меня трясти начало.
  - Вообще замечательно. Теперь слушай меня внимательно, прелесть моя, я говорю, ты молчишь, поняла? - и взгляд на меня пристальный.
  Молча кивнула.
  И тогда лорд Эллохар повернулся к бушующей стихии и как заорет:
  - Эа! - крик разнесся над водой, и океан стих.
  Теперь он был все такой же темный, и почему-то казался еще более опасным.
  - Эа, на твоем месте я бы отозвался, - снова крикнул Эллохар.
  Тишина.
  - Да, ты всегда был трусливее Хаоса, - решил перейти к насмешкам магистр.
  И вода вскипела. Я вздрогнула, но помня о сказанном, стояла молча. Дрожала только, и не только от холода.
  - Эа - трус, - продолжал измываться над водой Эллохар.
  Как-то по-детски измываться. Но подействовало. Вода вскипела, поднялась огромной волной, понеслась к нашему острову и едва приблизилась, застыла. В следующее мгновение в чернильной мгле выделились пылающие огнем глаза, и я услышала:
  - Когда же ты сдохнешь?
  - Сам задаюсь тем же вопросом, - насмешливо ответил Эллохар. - Слушай, Эа, тут такое дело, в котором без тебя как бы...
  - Сдохни, - отозвалась волна.
  Я вздрогнула, магистр виновато развел руками и пожаловался:
  - Так не убили еще.
  - А сам? - в голосе волны послышалась заинтересованность.
  - Мне лень, - отозвался Эллохар.
  - Жаль, - печально сказала чернильно-черная вода.
  - Не могу согласиться. Так, по делу...
  - Кто она? - внезапно проявила любопытство ко мне волна.
  - Это? - Эллохар обернулся, посмотрел на белую от ужаса меня. - Да так, подобрал по дороге.
  - Пусть сдохнет, - попросила вода.
  Я перестала бояться, и планировала возмущаться.
  - Мы об этом подумаем, - подчеркнуто серьезно произнес Эллохар.
  - Правда? - с надеждой спросила волна.
  - Да когда я тебя обманывал?! - возмутился магистр. - Теперь о деле, нам бы срочно на Листар нужно.
  - Зачем? - проявила любопытство стихия.
   - Сдохнуть хотим, - искренне ответил Эллохар.
  - Ааа, - под островом возникла воронка, - удачно вам сдохнуть.
  - Ааа... ага, - магистр повернулся, подхватил меня на руки и шагнул к обрыву, пожелав воде на прощание, - не скучай.
  - Сдохни, - печально ответила стихия.
  Я едва не завизжала, когда директор школы Искусства Смерти шагнул на встречу чернильно-черной Бездне.
  *****
  Все же путь избранный Рианом мне понравился значительно больше - на корабле не трепало в разные стороны, не заливало водой, и две молнии прожигали разрядами! Но самое страшное оказалось даже не это!
  - Задержи дыхание, - приказал Эллохар, и нас затопило водой.
  Стремительный поток понес вверх, все нарастая, а я чувствовала как задыхаюсь, и к моменту, когда над головой показался свет, уже едва не теряла сознание. И едва мы вынырнули, я могла думать только об одном - воздух. К счастью, об остальном подумал Эллохар, и первое что я от него услышала после приказа задержать дыхание, было:
  - Светлых просторов вам, девочки! Рады? А уж как я рад! Соскучился, правда!
  Я в этот момент все еще со свистом дышала, пытаясь в себя прийти, как услышала:
  - Ты! - от какой-то из ведьм.
  - Я! - весело согласился Эллохар.
  - Тыыы! - проорала ведьма. - У нас девять детей после тебя!
  От такой информации я в себя пришла мгновенно, вскинула голову, посмотрела на обескураженного Эллохара, который, сидя на бортике бассейна что-то усиленно подсчитывал. Подсчитал, посмотрел на ведьму, в волосах которой уже разряды молний посверкивали, и удивленно спросил:
  - Всего девять? А что с остальными тремя?
  Перевожу взгляд на ведьму. Та, тоже задумалась, начала что-то прикидывать на пальцах, нос ее огромный и острый шмыгнул, глаза посуровели и ведьма прорычала:
  - Родились!
  - Какой я молодец, - похвалил себя магистр. - А чего сразу только про девять сказала?
  Ведьма от такой наглости опешила и несколько ошарашено ответила:
  - Так трое темноволосенькие...
  - Бывает, - магистр поднялся, спрыгнул с бортика, подал мне руку, помогая выбраться из бассейна. - Дети, Инригана, не всегда на отцов похожи, надо же им что-то и от матери брать, помимо грудного молока.
  Мокрая, в облепившем ноги платье я, осторожно спрыгнула на пол, с тревогой огляделась. В этом храме все было по-прежнему - девушки жались у стены, ведьмы стояли по периметру. А во дворе слышались звуки сражения, гудел от напряжения воздух...
  - Я убью тебя, демон! - прошипела в этот момент ведьма, причем, кажется, верховная.
  - Ужас, - Эллохар стоял, улыбаясь, и совершенно не был напуган угрозой, - я им численность населения острова поднял, всего себя отдал практически, а они... Никакой благодарности мне такому замечательному. И кстати, Инригана, я не демон, сколько раз тебе говорить?
  И тут ведьма шмыгнула носом, и возмущенно:
  - Но моя дочь...
  - Ааа, так та темненькая была твоей дочкой? - притворно изумился Эллохар.
  - Они тут все темненькие! - прошипела ведьма.
  - Та носатенькая? - продолжал измываться магистр.
  Ведьма покраснела от гнева.
   - У которой ноги кривоватые? - столь тонкого издевательства мне еще наблюдать не приходилась.
  - Сдохни! - в ярости заорала ведьма.
  Эллохар повернулся ко мне, и пожаловался:
  - За что они так со мной, Дэя?
  - Не знаю, лорд Эллохар, - я даже плечами пожала, - но думаю, что за дело.
  Он верно понял мой взгляд, и едва слышно прошептал:
  - Доверься мне.
  Я доверяла, почти... Но там явно шло сражение и там был Риан, а магистр Эллохар тут развлекался светскими беседами.
  - Инригана, - лорд Эллохар тряхнул мокрыми волосами и... весь вмиг стал сухим, - я вот что хотел сказать...
   Он перепрыгнул какие-то каменные знаки, пересекавшие путь к бассейну, и стремительно приблизившись к ведьме, нахально приобнял ее, от такой наглости остолбеневшую, за плечи:
  - Так вот, о чем я - у нас проблема, рыбонька.
  Ведьма, в возрасте и на вид возраст Эллохара превышающий, попыталась с достоинством вырваться. Не тут то было - магистр ее без усилий удержал, и все так же доверительно продолжил:
  - И проблема в том, что я решил посещать ваш остров чаще.
  Попытки вырваться были мгновенно прекращены, сама ведьма начала медленно, но неотвратимо бледнеть.
  - Тоже нравится моя идея? Я так и думал. Понимаешь - старею я, свежий морской воздух нужен, рыбные блюда опять же весьма полезны, ну и ведьмочек у тебя всегда немало... Вообще подумал - может к вам переехать?
  Теперь самой несчастной в храме была не я, и даже не перепуганные девушки - а ведьма.
  - Ты согласна? - доверительно вопросил Эллохар.
  - Нет! - рявкнула она.
  На лице магистра расцвела полная коварства усмешка и он, уже со стальными нотками в голосе, с намеком спросил:
  - Полагаешь, меня действительно интересует твое мнение? - ведьму передернуло. Эллохар наклонился, и у самого ее уха прошептал: - Инригана, я ощущаю потоки чужой магии, рыбка моя. Сама расскажешь, или мне вплотную вашим островом заняться?
  Прошептать то он прошептал, но в храме каждый звук становился отчетливо слышен. И услышали все. Как и тихий всхлип ведьмы, и ее едва произнесенное:
  - Они контролируют остров...
  - Кто? - почти ласково спросил Эллохар.
  - Возродившиеся...
  У меня сердце замерло. Почему-то вспомнился тот самый гном Дукт, который два года как был не гном. Эллохар после услышанного перестал обнимать ведьму, сложил руки на груди и сипло приказал:
  - Рассказывай. Я так понял, именно они с Тьером и сражаются?
  - Для остальных магия - смерть, - прошептала ведьма. - Я не знала... совсем не знала, те кого я считала верными сестрами, оказались иными... В них другие души...
  - Сколько?! - хриплый злой вопрос.
  - Девять, - Инригана вздрогнула, и добавила:- Пока девять...
  И я вдруг вспоминаю, что на ступени новых девушек встречать как раз девять ведьм и выходило.
  - А, - Эллохар кивнул в сторону девушек, - эти для возрождения остальных?
  - Не все, - голос ведьмы упал до шепота, - дух может вселиться лишь в тело не желающего жить... Часть стала бы ведьмами, а остальные...
  - Остальных сумели бы заставить возжелать смерти, как спасения, да? - прорычал магистр.
  Ведьма не ответила, а я и так все поняла - они не зря усыпили всех мужчин - покажи влюбленной как умирает ее возлюбленный и любая жить расхочет!
  И в это мгновение шум сражения стих. И так как я жадно ловила каждый доносящийся со двора звук, я четко расслышала, как по ступеням взбежал лорд Тьер. Точно знаю что он - его уверенная поступь. В следующее мгновение Риан уверенно входил в храм!
  С черными волосами, в изодранной окровавленной рубашке, с кровью на руках и брюках, и двумя огненными мечами в руках. Но главное живой, и кажется даже абсолютно невредимый. С протяжным стоном, я опустилась на бортик бассейна, просто не в силах удержаться на ногах. Риан увидел меня сразу, он искал входя в храм, и едва наши взгляды встретились... я отчетливо увидела, как на лице магистра проступают жуткие черные вены... Запоздало вспомнила, что на мне камзол лорда Эллохара. Но и снимать его я не собиралась - лен при намокании просвечивает и сильно. Впрочем, в данный момент за свой внешний вид я переживала значительно меньше, чем за отношение магистра к присутствию здесь Эллохара. И сразу вспомнились слова Юрао о том, как важна вера женщины в любимого мужчину.
  - Я помню про корабль! - поднимаясь, сказала я. - И о твоем обещании тоже... правда...
  - Ты хотела сказать 'об угрозе'? - хриплый, злой голос. - Рад это слышать, родная.
  Присутствующие в храме ведьмы напряглись. Это было очень заметно по заискрившимся волосам, но магистр отреагировал спокойным:
  - Сомневаюсь, что прибегать к магии здесь решится кто-либо еще, кроме тех девятерых, которые уже гуляют в Бездне!
  И ведьмы отступили - о проклятии они знали.
  А лорд Риан Тьер устремил взгляд на Эллохара. Несколько напряженных моментов, и в директора школы Искусства Смерти полетел один из огненных мечей. Я испугалась и едва не закричала, но Эллохар легко схватил орудие за рукоять, перехватил удобнее и произнес:
  - Они не решились бы напасть на меня.
  - Не ведьмы здесь командуют, - зло ответил магистр.
  Эллохар задумчиво кивнул. Риан повернулся ко мне и скомандовал:
  - Дэя, мне нужны все проклятия, которые здесь использовались. Эллохар контролируешь внутренний вход. Я на внешнем. Кто дернется - убирай сразу, свои мечи не призывай, мои призваны до входа на территорию храма.
  - Я понял, Дэя предупредила о магии, - лорд стремительно прошел к внутреннему входу, тому самому, через который входили ведьмы, встал, держа пылающий меч наготове.
  И я не стала рассиживаться, а продев руки в длинные рукава эллохарового камзола, вытащила кристалл увеличитель и пошла исследовать храм. Так как я не знала, каким объемом времени мы располагаем, начала сразу с основного:
  - Здесь проклятия использовались больше года - такая плесень характерна и для темных ритуалов с жертвоприношениями.
  Риан просто кивнул, явно ожидая еще менее радостного продолжения. Эллохар отреагировал откровенно угрожающим:
  - Инригана, если хоть один из моих детей пострадал...
  Ведьма дернулась и хрипло ответила:
  - Мы знаем, как вы относитесь к своему продолжению, демон Эллохар. Они даже не проходили посвящение в морских водах...
  Но магистр на этом не успокоился:
  - И те трое темненьких?!
  - Пппроходили, но... все живы и...
  С удивлением замечаю, как черные пряди ведьмы от висков и ниже становятся белыми... Бросаю испуганный взгляд на Эллохара - тот сжимает челюсти.
  - А с каких пор верховная тут Инригана? - задал неожиданный вопрос лорд Тьер. - И где Салмея?
  Впервые вижу как вот так вот, на глазах, седеют! Но волосы ведьмы неотвратимо приобретали белый цвет!
  - А кто-то жертвой обстоятельств прикидывался, - нехорошим тоном протянул лорд Эллохар. - А ведь Салмея только тебе доверяла...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.93*142  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"