Звездная Елена: другие произведения.

Больше чем ненависть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.95*51  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    " Никто не знал, откуда они пришли, говорили лишь, что с востока. Никто не знал, зачем они пришли, но люди шептались, что мы для них лишь пища. Никто не знал, как их убить, но воины точили клинки из голубой готмирской стали. Темные - стали нашим проклятием! Предсказание сбылось!"

  Цикл Легенды Тримиана
  
  
  Больше чем ненависть
  
  ' Никто не знал, откуда они пришли, говорили лишь, что с востока. Никто не знал, зачем они пришли, но люди шептались, что мы для них лишь пища. Никто не знал, как их убить, но воины точили клинки из голубой готмирской стали.
  Темные - стали нашим проклятием! Предсказание сбылось!'
  
  
   - Элиэнара, поторопись,- слышится голос истинного и перо в руке девушки дрогнуло, оставляя кляксу на страницах Вечной летописи.
  - Да, Элионей, иду,- крикнула Элиэ, торопливо вытирая чернильное пятно,- минуточку!
  Пятая дочь осера Льерера скептически взглянула на пятно - пятно не желало исчезать.
  - Светлым не пристало впадать в уныние,- задумчиво прошептала девушка и вытянула руку,- Эррагире лихерде ассомар!
  Клякса вспыхнула синим и исчезла... оставив после себя черное выжженное пятно...
  - Ооо, темные духи! - выругалась волшебница,- И что мне теперь делать?!
  - Например, оставить летопись в покое,- предложил вернувшийся Элионей, застывший у дверей изваянием в честь ее глупости, - Это же Вечная летопись, Элиэ, на ней нельзя использовать чары.
  - Это не чары,- торопливо запихивая тетради в сумку ответила девушка,- это всего лишь немного магии....
  - Запрещенной магии! - подчеркнул юноша.
  - Это магия моей матери,- шепотом парировала девушка,- ее можно использовать... правда осторожно.
  - Твою мать едва не лишили титула,- нахмурив золотистые брови, сообщил Элионей.
  - Но не лишили,- Элиэ очаровательно улыбнулась, используя безотказный способ закрыть рот своему нареченному,- а летопись... потом что-нибудь придумаем.
  С этими словами огромный том был уменьшен до размера тетради, и его постигла участь письменных принадлежностей.
  Молодые люди покинули библиотеку магистрата и поспешили во двор. Они лавировали между метущимися элларами, обходили кучи сваленных для уменьшения вещей, торопливо двигаясь к ожидающим лошадям.
  - Элиэ, для моего спокойствия отправляйся к сестрам,- Элионей помог ей сесть на тонконогого белоснежного жеребца, сам привязал к ее седлу забитые книгами сумки.
  - Мне неприятна мысль оставить тебя, но... мой долг перед семьей должен быть исполнен,- Элиэ тяжело вздохнула,- но все же как печально - мы, гордые эллары, спасаемся бегством!
  Девушка в последний раз взглянула на Магистрат. Тысячелетия этот замок был оплотом науки элларов. Здесь создавались лучшие исцеляющие заклинания, здесь эллары учились управлять энергией света, здесь обучались те, в ком сверкала сила... И вот Магистрат отдают в руки врага, не в силах защитить его. И пусть солнечный свет наполняет долину и весь замок, но в сердцах элларов тьма отчаяния...
  - Мы еще вернем свои земли, Элиэ,- Элионей коснулся ее ноги, нарушая все запреты, - мы найдем способ остановить темных!
  - Надежда не должна погибнуть,- Элиэ заставила себя улыбнуться,- встретимся в Элиргаре, любимый!
  
  Многие смотрели вслед прекраснейшей из элларов. Элионей видел их чувства - восхищение у светлых, желание у людей, и... зависть к нему у многих из ракардов. Иногда он и сам испытывал чувство зависти к себе, следя за идеально выверенными движениями Элиэнары Льереры, слушая ее серебристый смех, любуясь переливами золотых волос, тая в сиянии синих, как летнее небо глаз. И все же это было глупое чувство, ведь пятая дочь осера Льерера принадлежала ему, едва небо услышало ее первый крик.
  Но как сложно было поверить, что придет день и он сможет обнять стройное тело, прижаться к ее губам, и обладать самой совершенной из светлых.
  
  
  Элиэ мчалась по знакомым дорогам из обтесанных белоснежных плит, привычно любуясь цветущими кустами роз по обочинам, которые отделяли тракт от пешеходных тропинок. Тяжело было осознавать, что еще всего лишь день и цветы будут вытоптаны безжалостными завоевателями, белые дороги покроются пылью, лесной народ уйдет вслед за светлыми, оставляя нежные леса на растерзание темным...
  - Время подчиняется настойчивым,- прошептала Элиэ,- придет день, и мы сумеем вернуть прежний Эррадарас!
  Ветер трепал длинные рукава полупрозрачного арреа, подол длинного жемчужного платья приподнимался, обнажая белоснежные сапоги, украшенные розовым жемчугом, и все же в эту минуту Элиэ не думала о приличиях, терзаемая дурными предчувствиями.
  Портал перехода окрасился розовым задолго до ее приближения и светлая печально улыбнулась крестообразным камням, покрытым рунами пространства:
  - Даже вы ощущаете, как исчезает сила...
  Она не ждала ответа, но ответ неожиданно пришел:
  - Опасайся тьмы, светлая... - прошептали деревья, трава, белоснежные дороги, портал перехода... Словно земля Эррадаса говорила с ней.
  Занервничал конь, нервно начал перебирать ногами, но Элиа властно удержала лошадь, с беспокойством огляделась. И все же спросила:
  - Но разве не спасаются бегством эллары?
  - Опасайся тьмы, светлая,- вновь послышался шепот,- за тобой тьма придет...
   'Страшное предзнаменование,- с ужасом подумала Элиэ,- но не время думать об этом!'
  Поспешно спешившись, Элиэ завела коня в центр перехода, ласково провела по морде и отдала приказ:
  - Стоять! - тонкие пальцы привычно нарисовали руну подчинения, и животное замерло, лишь встревожено раздувались ноздри.
  Магия светлых всегда была прекрасна. Тонкой паутинкой протянулись к крестам силы линии энергии, розовым отсветом вспыхнули координаты перемещения, золотистыми искрами обратились перемещаемые, радужным сиянием обозначилось направление.
  
  Элиэ распахнула глаза, лишь ощутив завершение. Опали золотистые искры, и девушка радостно улыбнулась родному сверкающему замку, виднеющемуся в дымке облаков.
  - Хилайон, домой! - и светлая вновь на спине лошади.
  Но конь и сам рад вернуться в родные места и мчится к Ледяному Дворцу, не чувствуя усталости. Звонко стучат копыта по дороге из белых камней, радостно приветствуют духи леса дочь осера Льерера, а вот в глазах встречных светлых радости нет - никто не хочет покидать родной дом.
   И темнеет взгляд светлой, сжимаются коралловые губы, наполняются слезами прекрасные синие озера глаз - не будет больше Ледяной Дворец прежним! И уже не радуют полупрозрачными стенами дома светлых по обочине от дороги, тяжело смотреть на поля, где зреет урожай, что им не собрать уже, с тоской скрипят деревья, которые срубят захватчики.
  - Я светлая,- прошептала Элиэ,- ненависть не должна наполнять мою душу!
  
  Непривычной суетой встретил Ледяной Дворец. Торопливо носились по лестницам и дворикам слуги, сестры не скрашивали время беседой, а молчаливо собирали вещи, лишь отец, ощутив ее присутствие, поспешил к дочери.
   - Элиэнара, дочь моя! - Лаэран осер Льерера привычным жестом отбросил длинные белоснежные волосы, и протянул руки к дочери. - Ты здесь, и это много значит для нас.
  Но Элиэ не сумела заставить себя использовать ритуальные фразы, в ее голосе было отчаяние:
  - Отец, ты должен покинуть Ледяной Дворец! Любые стены можно отстроить заново, и мне достаточно лишь заклинания, чтобы восстановить наш дом, но никакие чары не позволят мне вернуть утраченную жизнь... ты должен ехать с нами!
  - Элиэ,- впервые отец назвал ее сокращенным именем, продемонстрировав всю нежность и ласку отцовского сердца,- я могу покинуть дом, но не могу оставить крепость! Сопроводи мать и сестер, и не стоит печалиться обо мне - я прожил долгую жизнь, слишком долгую, чтобы сейчас отступить как трусливый пес!
  - Отец,- простонала Элиэ,- ваша гордость окрашена в темный цвет гордыни... Разве жизнь не достойна спасения? Разве жизнь менее важна, чем гордость?
  Затрепетали на ветру белые одежды элларов из рода Льерера, взметнулись и опали белоснежные волосы Ледяного Воина, и Элиэ склонила голову перед отцовским гневом.
  - Ты... ты последняя кто обладает силой рода Льерера, Элиэнара, но в тебе нет гордости великого рода великих воинов... Мне жаль, что сила у младшей из дочерей, мне бесконечно жаль, что сыновья не обладают силой... Гордость, дочь моя, важнее жизни, помни об этом! Я запрещаю говорить со мной!
  Прекраснейшая из светлых опустила голову, но Лаэран увидел слезы, опавшие на дымчатые камни, что устилали двор Ледяного Дворца, и туча затмила солнце в его глазах. Но слова были сказаны.
  - Элиэ! - Оллана выбежала первой, словно яркая бабочка спорхнула с цветка.
  Деари и Криэна слетели по ступеням белоснежными птицами, Латери сбежала как горная лань, но Элиэ смотрела лишь на величественную матушку.
  - Ты здесь, Элиэ, - Элларана улыбнулась, и бледное лицо будто озарил луч света,- я рада видеть тебя.
  - Вы отправляетесь немедленно,- величественный голос Ледяного Воина не оставлял возможностей для отступления,- прощайте!
  Отец не оглянулся, не сказал иных слов, наказывая дочерей и жену вместе с Элиэ.
  - Ему просто тяжело,- с грустной улыбкой сказала Элларана, - он понимает, что больше не увидит нас.
  - Крепость неприступна, мама,- ответила Элиэ,- отец будет жить!
  - Ты сможешь уменьшить наши вещи? - вмешалась в разговор Латери.
  - Это очень простое заклинание,- Элиэ улыбнулась,- но поторопимся!
  
  
  
  
  Путь к Элиргару преграждала полноводная Эхея, и по дороге к Хрустальному мосту женщинам рода Льерера пришлось объезжать повозки и людей. Нередко приходилось им и обгонять повозки светлых, что провожали их угрюмыми лицами.
  - У Хрустального моста соберется толпа,- предупредила мать и сестер Элиэ,- но переправится можно только там и еще по мосту Двух Соколов.
  - Я знаю, - мать улыбнулась,- воды Эхеи гасят чары.
  - Скорее поглощают,- повторяя термин изученный на лекциях, ответила Элиэ.
  - Чары, но не волшебство,- очень тихо произнесла Элларана.
  - Мам,- еще тише был голос Элиэ,- волшебство не является светлым, оно запрещено...
  - Иные времена пришли, дочь моя, иной станет и магия! - уверенно ответила последняя волшебница светлых.
  - Знаешь, я никогда не понимала вас с отцом, - возмутилась девушка,- у вас обоих своя какая-то архаичная гордость! Точнее - гордыня!
  Элларана не успела ответить, прислушавшись к отдаленному шуму.
  - Что это? - спросила испуганная Оллана.
  Элиэ вглядывалась в даль, рассматривая уже виднеющийся Хрустальный мост, и толпы народа его пересекающие, но не могла понять, что это за черная туча движется от степи...
  - Темные! - простонала Элларана,- Это Темные! Но как? И... что они делают?
  - Они убивают, мама,- тихо ответила Элиэ, которая умела видеть на расстоянии,- и не только убивают...
   Элиэ закрыла глаза и перенеслась к мосту. Незримой тенью шагала среди обезумевших людей и светлых, понимая, что спастись смогут не все... точнее никто.
  - Эраине салехера! - прошептала девушка, и повозки начали уменьшаться.
  Первыми отреагировали светлые. Подхватив повозки, которые теперь были размером с толстую книгу, светлые взлетали на лошадей и мчались прочь, не оглядываясь на приближающееся войско. Вскоре осознали и люди:
  - Светлая! Здесь чарующая светлая! Да хранит небо силу твою! - кричали люди убегая прочь.
  Элиэ улыбнулась, и вдруг ощутила тьму. Тьма прикоснулась к ее ступням, пробежалась по подолу призрачного платья, оставляя черный след, и трансформировалась в шаге от нее столь же призрачной проекцией.
  - Кто ты? - насмешливо спросил темный.
  - Ты... вторгся в мои земли и смеешь задавать мне вопросы? - не скрывая ярости, произнесла Элиэ.
  - Арраэн, принц Ночи, правящая ветвь! - ироничный поклон призрачного темного завершил издевательское представление. - Твоя очередь!
  Светлая с гневом рассматривала темного. Если и была противоположность светлым лордам, то эта противоположность сейчас стояла пред нею. Длинные отвратительно черные волосы, скрепленные лишь на затылке, но по бокам тонкого лица свисали пряди. Отвратительная темная кожа, безумно ужасные черные глаза. И тело, в нем не было тонкости, столь присущей светлым, тело темного скорее напоминало отвратительно объемные тела ракардов, и эта исходящая сила окончательно вызывала брезгливое желание отвернуться.
  - Нет уродливее существ, чем темные! - в сердцах произнесла девушка.
  - Сссветлая! - ироничная усмешка темного заставила невольно вздрогнуть,- А вот ты кажешься мне идеалом привлекательности, светлая. - Арраэн чуть склонил голову набок, продолжая пристально разглядывать, но неожиданно повернулся, рассматривая теперь берег реки.- И где же ты сейчас прячешься, светленькая моя? А?
  Только сейчас Элиэ осознала угрозу! Маг! Темный! Неизученный! Способный видеть ее проекцию! Способный стать проекцией и абстрагироваться от бегущих по мосту людей и способный...
  - Ааа, нашел!- торжествующе возвестил темный,- Ты вооон там, на белой кляче в окружении стайки испуганных куриц... куропаточек!
  - Как ты... ты не можешь видеть! - прошептала испуганная Элиэ.
  - Ммм, светленькая, я все могу,- темный усмехнулся, - не скучай, мы оооочень скоро встретимся и побеседуем... в более приватной обстановке! И да... мост, мне кажется, что ему не следует пропускать всех, а ты как считаешь?
  Легкое движение руки с черными когтями и мост заволокло серым туманом. Послышались крики, рев испуганных животных и глухие удары...
  - Это стена,- пояснил темный,- и никто не пройдет. Я гениален, не правда ли?
  Смотреть на темного было противно, весь его облик оскорблял ее чувства, но Элиэ смотрела, заставляла себя смотреть, пытаясь понять насколько опасен этот маг.
  - Любую стену,- прошептала девушка,- можно разрушить!
  Арраэн с восхищением смотрел, как разводит руки светлая, как между ладонями пробегает голубое сияние, как серебристыми искрами разлетается заклинание, сметая его чары.
  - Светленькая,- с восхищением произнес темный,- ты сверкать умеешь! Восхищен! Бесспорно восхищен! Вот только... - снова движение пальцами и мост под ногами начинает рассыпаться на куски, увлекая бегущих людей и животных в бурлящие воды Эхеи. И лишь две проекции, незримые для окружающих так и зависли в воздухе.
  - Это подло! - в сердцах произнесла Элиэ, затем спешно подняла руки и время замедлило свой бег.
  Сияние окружило рушащийся мост, сияние вернуло тех, кто окунулся в стремительные воды Эхеи, ледяная кромка скрепила Хрустальный мост и вернула время на мгновение назад.
  Темный с восхищением огляделся и с пафосом произнес:
  - Невероятно! Великолепно! Потрясающе! Бесподобно! И как изысканно, как выдержанно, с какой грацией вам удалось сохранить их ничтожные жизни!
  Каждый комплимент темного бил нескрываемой издевкой, а Элиэ уже ощущала, как сила покидает ее, и понимала, что противостоять не сможет.
  - И кстати о жизнях,- обольстительная улыбка темного и сверкнувшие белоснежные клыки...- Вы умеете возвращать жизни, мое очаровательное светлое создание?
  - Мне бесконечно жаль, что я не умею их отнимать,- гордо вскинув голову, ответила Элиэ,- и сожаление я испытываю именно сейчас, впервые в жизни!
  Темный отвесил ироничный полупоклон, и демонстративно щелкнул пальцами. Тьма поднялась от реки, тьма обволакивала живых, отбирая их жизни. И тела падали на Хрустальный мост, сотрясая его и вырывая полный горечи звон, словно мост бесконечно сожалеет о погибших...
  - Вот и все,- торжествующе произнес темный,- теперь и спасать некого и у нас появилось время узнать друг друга поближе!
  - Нет!!! - простонала Элиэ. - Нет, вы не можете!
  - Ммм, светленькая, твое заявление столь же пафосно, сколь и лишено смысла!
  Но Элиэ не слушала, пытаясь собрать силу, пытаясь воскресить тех, чью жизнь отняла тьма.
  - Светленькая, светленькая... А вы тут все такие безголовые? - задумчиво спросил темный.
  - Я прокляла бы вас тьмой, - в сердцах ответила Элиэ,- но тьма и так давно владеет вами!
  - Тут еще неясно кто кем владеет,- насмешливо ответил Арраэн.
  Светлая протянула руку, пытаясь повернуть время вспять, но ее силы были исчерпаны, и на восстановление требовалось время. Она не могла спасти всех, но некоторых... могла. Сила голубой искрой сорвалась с пальцев, и упала на лицо мужчины, погибшего у ног Элиэ. Человек вздрогнул, открыл глаза и судорожный вздох возвестил о воскрешении.
  - Ожил,- констатировал факт темный, затем с его пальцев срывается темное пламя и мужчина вновь падает, а темный торжествующе сообщает. - Умер! Светлой ему памяти!
  - Тыыыы!!! - не сдержала гнева Элиэ,- Отвратительный, бесконечно тупой, совершенно лишенный разума темный!
  - Вот как? - ироничная усмешка и Элиэ поняла, что темный не так молод, как ей показалось, и ведь она приняла его за ровесника. - Светленькая, а вот скажи-ка мне, кто из нас тупой - я, который успешно заставил тебя потратить всю силу и отвлекал, пока вашу стайку куропаток окружали мои рыцари, или ты... которая напрасно истратила энергию, в попытке спасти тех, кому нет спасения?
  - Нет предела жестокости темных,- прошептала Элиэ, и закрыв глаза вернулась в свое тело.
  Испуганно всхрапывали лошади, мать и сестры с отчаянием смотрели на мост. Латери увидела темных первая и закричала, вырывая Элиэ из оцепенения.
   - Вверх по реке, -приказала светлая,- к мосту Двух соколов! Мама, ты первая!
  Элларана не задавала вопросов, она видела больше чем ее дочери, не обладающие силой как Элиэ. Покинув дорогу, шесть всадниц на белоснежных тонконогих лошадях мчались вверх вдоль русла реки, боясь даже обернуться. И все же Элиэ видела, хоть и не желала этого. Светлая с отчаянием ощущала, как темные поглощают жизни людей, немногих доставшихся им живыми светлых, как отнимают жизнь у народа гор и лесов... Боль, отчаяние и перекрывающее все ненависть! А там, у Хрустального моста живые завидовали мертвыми, ведь у живых не было спасения от боли, которую несли темные.
  'Остановись, светленькая,- Элиэ не сразу осознала, что его слова несет ветер,- и тогда я сохраню жизни твоим... куропаточкам.'
  - Темный, будь проклят тот день, когда свет услышал твой первый крик!
  'Я ночью родился,- лениво прервал ее Арраэн,- оглянись, светленькая, и ты поймешь всю тщетность своей безумной попытки умчаться к горизонту!'
  Элиэ обернулась, чтобы уже не сдержать стон отчаяния - скаковые темных были быстрее! Черные, высокие, сильные боевые кошки, истинные порождения тьмы. Им не требовалась дорога, они не объезжали огромные валуны, для них не являлись препятствиями песчаные берега... Но на стороне светлой была земля Эррадаса!
  - Мама, я догоню! - выкрикнула Элиэ и подняла лошадь на дыбы, вынуждая остановиться.
  Спрыгивая с коня, светлая упала на колени, стянула тонкие, словно паутинка, белоснежные перчатки, самым недостойным образом обнажив ладони, и прикоснулась к земле.
  - Это очень мило,- проекция темного вольготно устроилась рядом, - но стоя на коленях ты многого не добьешься!
  - Снова отвлекаешь мое внимание? - в голосе девушки промелькнула горечь,- Если бы только знал, темный, как больно и тяжело мне совершать подобное! - и не дожидаясь ответа Элиэ начала произносить заклинание. - Заэле эраэ отраэ ньеседе! Егиреэ элардо юшенер!
  Земля дрогнула, пробуждаясь. И все семена, что тысячелетиями погибали, не дав побегом, разом ожили, и стебли сотен деревьев, кустов, растений устремились к небу, вспарывая тела преследователей, убивая прекрасных темных скакунов, пусть и рожденных тьмой...
  Темный взглянул на гибнущих, безразлично пожал плечами и вновь повернулся к девушке, чтобы тут же удивленно произнести:
  - Светленькая... ты плачешь?
  - Столько смертей, - обессилено прошептала Элиэ, не замечая слез,- столько напрасных, ужасных смертей...
  - Ты жалеешь темных? - удивленно переспросил Арраэн.
  - Даже темные имеют право на жизнь,- светлая поднялась, - и только ты... ты не имеешь права жить, после стольких смертей! И я... заставлю Совет выступить войной! И я буду среди тех, кто будет отбирать ваши жизни, темный!
  - Ммм, сколько пафоса,- даже будучи проекцией Арраэн сумел передать все пренебрежение к словам светлой. - Ты, моя сверкающая прелесть, никогда не доберешься до Совета! Это я тебе обещаю!
  Элиэ не стала отвечать. Дочь осера Льерера вскочила на коня и помчалась к мосту, понимая, что темные всадники могли двигаться не только по берегу, но и по дороге, а значит у нее нет времени.
  
  
  Мост Двух Соколов был столь же древним как и эллары. Серебристой паутинкой провисал он между двух скал, вершину каждой из которых венчало каменное изваяние сокола. Элиэ любила этот мост, который был словно нитью из героического воинственного прошлого. Мало кто из элларов ведал, что изваяния соколов не были созданы рукой мастера, не касался каменных крыльев молот, не создавались головы хищников по замыслу - это застыли камнем стражи моста.
  - Элиэ,- мать обернулась, едва заметила впереди очертания моста в тумане.
  - Я следом,- крикнула светлая,- пересекайте мост. Скорее!
  'Элиэ...- голос темного коснулся ветром ее волос,- какое нежное имя... ты из обладающих силой... и, судя по имени, ты единственная среди этих... куропаток ею обладаешь...'
  - В сердце светлых нет ненависти, нет злости, нет страха,- прошептала девушка, стараясь найти успокоение в словах утренней молитвы, - я стану светом, я пропущу свет через себя, я принесу свет в Эррадарас!
  'Как самонадеянно,- мгновенно прокомментировал темный,- этот бред вам постоянно талдычат?'
  Девушка постаралась дышать чаще, затем вспомнила урок темного, преподанный на Хрустальном мосту.
  - Ты отвлекаешь меня! - вскрикнула Элиэ,- А темные не произнесут и слова, если не следуют своим темным планам! Я знаю, нам рассказывали!
  'Ммм, светленькая моя, неужели тебя обучали хоть чему-то толковому, кроме всей этой философской бредятины, а?'
  - Я не буду слышать тебя,- прошептала Элиэ,- я использую это время иначе. - И склонившись вперед, уверенно начала рисовать руну подчинения на холке коня. - Хилайон, скачи стремительно, мост, ты должен достичь моста!
  'Автопилот включен,- усмехнулся темный, - что дальше?'
  - Автопейлот? - удивленно переспросила Элиэ,- нет... твой ответ не важен...
  И закрыв глаза, светлая покинула свое тело, взмыв ввысь.
  Как на ладони раскинулось пятое герцогство Эррадараса. Ровными линиями пролегли белоснежные дороги, идеальными квадратиками выделялись поля и огороды, эллипсом росли деревья древних живых лесов, и только змеиными перегибами сверкала река Эхея. Устремив взгляд вдаль, Элиэ разглядела Ледяной Дворец и сердце сжалось от боли - темные не пощадят никого. Устоит ли крепость Сардаррра , выживет ли отец?..
  Темные! Элиэ направила свой взор к мосту и вскрикнула - у моста их уже ждали восемь темных всадников, верхом на черных исчадиях ада! По белоснежной дороге мчались еще двенадцать... чуть в отдалении верхом на иссиня-черной твари мчался и сам Арраэн... На мгновение Элиэ увидела выражение его лица - тревога! Уже в следующее мгновение темный ухмылялся мерзкой победной ухмылочкой, но светлая видела достаточно.
  Проекция сияющей эллары опустилась перед темными и удивлению ее не было предела - миражи! Мираж, созданный чтобы испугать, заставить вернуться... задержать! Гнев впервые коснулся ее души!
  А совсем близко захрипели вздыбленные кони - мама и сестры испуганно остановились, увидев впереди темных.
  'Мама,- голос Элиэ могла услышать лишь обладающая силой Элларана,- мама, прогони страх, это фантомы!'
  - Элиэ? - светлая остановилась, вгляделась, увидела дочь. - Элиэ, ментальные перемещения в подобных условиях опасны!
  'Иные времена пришли, риск оправдан. Пересекайте мост!'
  - Элиэ, поторопись и ты, я чувствую, что темный маг обладает силой!
  'Мы в пределах вод Эхеи, здесь его сила ограничена. Поторопитесь, они настигают!'
  И Элиэ вернулась в свое тело, чтобы мгновенно вцепиться пальцами в холку коня - под ногами Хилайона вместо травы шипели черные змеи! Руна подчинения алела пламенем, подчиняя охваченное ужасом животное и вынуждая лошадь мчаться дальше.
  - О великий Свет,- прошептала Элиэ, и, стянув окутывающий плечи шарф, торопливо и неловко завязала глаза коню.
  Хилайон стал спокойнее, теперь он видел иным зрением и змеи более не пугали его. Еще несколько мгновений и мост двух Соколов проступил из тумана. Элиэ улыбнулась увидев что мать и сестры уже на другом берегу, но ее улыбку стер мысленный крик матери:
  'Темный лорд!'
  Элиэ и сама ощутила его приближение, но, не оглядываясь, мчалась к мосту, с ужасом понимая, что древнее строение придется разрушить, ибо не было шанса скрыться от тех, кто был быстрее и сильнее.
  Лишь оказавшись на мосту, Элиэ обернулась назад и... протяжный стон пронесся над мостом Двух Соколов.
  'Элиэ, ты не успеешь...' - шепот матери и ощущение отчаяния.
  - Я знаю,- тихо ответила светлая, взирая на приближающегося темного.
  Он был один, его тайшен мчался быстрее остальных, и значительно быстрее лошадей светлых. Сжав губы, Элиэ спрыгнула с коня и третья руна подчинения украсила светлый бок Хилайона, проступив кровью.
  - Скачи быстрее ветра, - шептала Элиэ,- Вечная Летопись должна достичь Элиргара!
  И осталась стоять на краю моста, отрешенно слыша отдаляющийся топот копыт.
  'Элиэ... - простонала мать,- Элиэ, зачем? Дочь моя, я сумею тебя защитить, я останусь на мосту!'
  - Нет, мама, - туман подхватил слова светлой, унося их к той, что ждала их,- я защита семьи, а ты лишена силы...
  'Я жду тебя здесь, Элиэ,- упрямо ответила мать,- и я помогу разрушить мост.'
  - Мост невозможно уничтожить с той стороны реки, ты же знаешь,- прошептала девушка,- и не возможно уничтожить стоя на берегу. Стражи потребуют кровь, я дам им ее.
  'Я жду тебя здесь! - обернувшись, Элиэ заметила силуэт матери на скалистом берегу, соглашаясь, кивнула, и Элларана продолжила, - ты обессилена, Элиэ'.
  Но девушка не ответила, вновь стягивая перчатки и недопустимо обнажая ладони... но есть ли выбор, если цель призвать ледяной меч...
  Закрыв глаза эллара прошептала древнее, как и их род заклинание:
  - Сашеореена эхедор Лракхан!
  Холод ожег правую ладонь, иглами впиваясь в кожу и тяжесть ледяного меча, древнего Лракхана заставила сжать пальцы, удерживая рукоять. Элиэ невольно любовалась сверкающим клинком, который держала лишь второй раз в своей недолгой жизни... Удивительно и в то же время волнительно было держать в руках меч предков из рода Льерера, и знать, что исполнив ее волю он вернется в Ледяной Дворец даже если к этому моменту его владелица уже будет мертва... Знать, что падут города, высохнут реки, возможно погибнут светлые, но это древнее орудие останется, ожидая когда его вновь призовет тот, в ком течет кровь Льерера...
  - Симпатичный ножичек! - язвительный голос темного вырвал из созерцания образов,- Не слишком тяжелый для тебя, а, светленькая?
  - Арраэн, принц Ночи, правящая ветвь,- громко произнесла Элиэ,- прими мой вызов!
  Ироничная усмешка, и темный спрыгнул на землю. Медленно, нарочито вальяжно, словно оттягивая момент, он приблизился к краю моста... Ленивый взгляд его скользнул по серебристым канатам, уходящим ввысь другого берега. Темный словно прислушивался к завыванию горного ветра, к протяжному скрипу висячего моста и внезапно озорная улыбка осветило его лицо.
  'Он как огонь,- подумала светлая, - то опасное ревущее пламя, то легкий огонек свечи, от которого становится светлее на душе... Но он темный, он не огонек, он черный ядовитый огонь, в котором горит Эррадарас...'
  - Я не могу принять твой вызов, светленькая,- продолжая улыбаться, произнес Арраэн,- ты же не назвала свое имя!
  Тяжело вздохнув, Элиэ представилась:
  - Элиэнара, пятая дочь осера Льерера... - и замолчала, раздумывая, стоит ли говорить остальное.
  - И?.. - насмешливо произнес темный.
  - И этого достаточно, чтобы ты мог принять мой вызов! - гордо ответила светлая, продолжая удерживать меч, и стараясь не обращать внимания на его тяжесть.
  - Неа! - темный облокотился о перила на входе моста, потеряв, казалось, всякий интерес к происходящему.
  - Что это значит? - возмутилась Элиэ,- Я назвала свое имя, я бросила вызов, ты обязан принять его, темный!
  Темный стянул перчатку, небрежно засунул ее в карман и... принялся осматривать черные когти, венчающие длинные пальцы.
  - Я сказал 'нет'... - лениво ответил Арраэн, продолжая уделять внимание собственной длани.
  - Почему? - возмущению Элиэ не было предела.
  Светлая не могла постичь подобного - как можно не принять вызов?! И на мгновение все стало неважным, включая темных, что достигли моста.
  - Ты не назвала себя... полностью,- лениво ответил Арраэн, растягивая гласные,- по нашим законам это... ммм... является нарушением правил.
  - Но... - Элиэ с яростью взирала на темного.
  - Но я же назвал себя,- несколько обиженно произнес принц Ночи,- а вот ты... а еще и светлая!
  - Ты!!! - прошипела Элиэ.
  - Себя назвал,- резонно подметил Арраэн.
  - Элиэнара, пятая дочь осера Льерера, сияющая третьего уровня, нареченная со дня рождения Элионею, второму принцу Эррадараса!
  - Ого! - язвительное восклицание темного и его небрежное обращение к собственным воинам,- Представляю рожу малыша Элли, когда я уведу его невесту!
  Хохот темных лордов и леди вернул светлую к действительности. С некоторым изумлением Элиэ увидела среди воинов и женщин, в черных обтягивающих костюмах, открывающих смуглые животы, руки до самого плеча, шеи, и даже ложбинку на груди. И бесстыдство темных поразило даже больше того факта, что женщины сражаются наравне с воинами.
  'Темные отвратительны,- подумала Элиэ, - а этот еще и мерзок!'
  - Арраэн, принц Ночи, правящая ветвь, я бросила тебе вызов! - напомнила светлая, с ненавистью взирая на темного.
  - Какой вызов, светленькая? - устало произнес Арраэн, и насмешливо ухмыляясь, продолжил,- Посмотри на себя, сверкающая ты моя: ты едва держишь меч, который явно не твой, и твои нежные ручки уже дрожат от напряжения. Ты намотала на себя столько ткани, что ходить, не придерживая край платья... точнее платьев, не сможешь. Хоть эту полупрозрачную ткань, которая была намотана от головы до шеи, сняла... кстати, а зачем?
  - Заклинание Змей напугало мою лошадь,- хмуро ответила Элиэ,- я была вынуждена нарушить правила морали, дабы сохранить Хилайону жизнь!
  - Эээ,- протянул темный,- ты о каких сейчас правилах?
  Элиэ сжала рукоять меча и повторила:
  - Прими вызов, темный, иначе я назову тебя трусом, недостойным уважения!
  - Ого,- губы темного искривились в ироничной усмешке,- а сейчас ты меня уважаешь?
  - Нет! - не задумываясь, ответила светлая.
  - Так какой мне смысл принимать вызов? - смех темного пронесся над рекой, отразился от скал и вернулся эхом.
  - Трус! - вздернув подбородок и пристально глядя в глаза темного, крикнула Элиэ.
  Арраэн вновь рассмеялся, и продолжая опираться о перила скрестил руки на груди.
  - Лучше быть разумным трусом,- не скрывая пренебрежительных ноток, явно указывающих на его мнение о ее собственно уме, произнес темный, - чем безрассудным 'смельчаком' который примет вызов маленькой девочки поиграть в ножички на веревочном мосту, соображаешь?
  - Нет...
  Ироничный взгляд, и почти ласковая улыбка:
  - Ну, сверкающая моя, шевели мозгами уже: Вот мост, он веревочный, следовательно держится на соплях... в смысле веревках, а у тебя ножичек... Теперь сопоставь - веревка и ножик, ножик и веревка... Ну... Ммм, как все запущенно... Так скажи-ка дяде, что произойдет, если ударить метровым ножичком по веревочке, а?
  Ярость Элиэ обратилась в слова:
   - Не смей говорить со мной в таком тоне!
  Дьявольская усмешка и уверенное:
  - Я посмею с тобой гораздо большее, чем разговоры, светленькая. Но если ты столь сильно желаешь, я приму твой вызов здесь,- ленивый жест на берег,- а не на мосту.
  Ярость туманила взор, оставляя резкими лишь очертания темного и размывая отринутое окружающее.
  - Ты умен, темный,- прошептала Элиэ, не заботясь о том, услышит ли он,- и мне придется платить своей кровью! Лракхан эхедор!
  Ледяной меч испарился, чтобы принять очертания в семейном хранилище, но Элиэ поспешила достать стилет, чье тонкое лезвие сверкнуло в тумане, стирая усмешку темного. Арраэн оттолкнулся от перил и уверенно направился к светлой, ускоряясь с каждым шагом.
  Элиэ вздрогнула, испытывая ужас, но не отступила, и стилет вспорол рукав, обнажая. Взгляд на темного, приближающегося с невероятной скоростью и на его пути сверкающая ледяная стена, а Элиэ начинает торопливо читать заклинание:
  - Эрараанер эстерине,- и стилет вспарывает кожу, проливая на мост капли крови,- арахене сеа...
  - Остановись, идиотка! - темное пламя растопило лед, и Арраэн внезапно оказался в шаге от нее,- Ты погибнешь!
  Светлая улыбнулась, слова ее стали сладким ядом:
  - Погибну... и ты, темный, вместе со мной!
  - Как мило,- Арраэн проследил как падают кровавые капли,- и даже поэтично звучит - обвенчанные смертью! Мне нравится, а тебе?
  Элиэ не сразу осознала смысл сказанного, но едва поняла:
  - Это невозможно!
  - Почему? - поддержал ее отвлечение от процесса произнесения заклинания темный.
  Но светлая отсчитывала капли крови и едва двенадцатая упала напоив древний мост, насмешливо произнесла:
  - Ибо я не планирую испытать объятия смерти столь рано, темный, в от ты... уже на пути к той, что ждет за гранью жизни.
  - Как самонадеянно... - но взгляд темного был полон подозрения.
  Наслаждение от победы внесло нотку безрассудного веселья и Элиэ сама преодолела шаг, отделяющий ее от темного, чтобы с вызовом взглянуть в его глаза прежде, чем отдать на растерзание стражам. Темный не отступил, склонив голову и с улыбкой взирая на самонадеянную светлую, чья сила была на исходе, и данный факт был ему известен.
  Арраэн откровенно любовался идеальным лицом эллары, раскосыми голубыми глазами, словно очерченными неожиданно черными, а не золотыми, длинными ресницами, изящным подбородком, чуть вздернутым носиком, и старался не отвлекаться на созерцание пленительных корраловых губ, понимая, что светлая никогда не будет рисковать напрасно.
  - Ну же, - он не скрывал насмешки,- где же победная речь? Где последнее слово злодейки?
  Элиэ презрительно скривила нос, едва запах темного, терпкий, полный силы, коснулся ее обоняния и уже пожалела о сделанном шаге:
  - Ты столь отвратителен, темный,- надменно произнесла Элиэ,- отвратителен и внешне, и внутренне...
  - Удивительно очаровывающее зрелище,- задумчиво, словно не слыша ее слов, рассуждал вслух Арраэн,- светлая уверенная в своей победе. Удивительное зрелище, поистине завораживающее своей наивностью. - и склонившись выдохнул в прекрасное лицо, - Что дальше, светленькая ты моя?
  Испуганно вздрогнув, Элиэ попыталась отступить, но темный был быстрее и схватив одной рукой за подбородок, второй обхватил талию, притянув девушку к себе.
  - Испугалась? - прошептал темный, склоняясь к ее губам,- Светленькая, твои глаза сейчас напоминают голубой лед моего мира, они увеличились от страха и сверкают как горный хрусталь... Мне сложно вспомнить что-либо столь же прекрасное, как ты... Элиэ. Но ты меня боишься...
  - Это не страх,- прошептала Элиэ,- это непонимание.
  - Почему? - темный коснулся губами чуть вздернутого носика, неприятно поразился отвращению, промелькнувшему на лице светлой и добавил уже язвительно,- Мозгов чтобы понять в этой очаровательной головке не хватает?
  Элиэ печально улыбнулась, опустила ладони, которыми упиралась в темного, не допуская объятий и голос ее подхватил туман:
  - Кровью рожденной в роду Льерера, клятвой данной свету, жизнью, что служит Эррадарасу я призываю Стражей!
  Арраэн усмехнулся, расслышав птичий крик, а Элиэ продолжила, продолжая пристально смотреть в черные глаза:
  - Соколы, обращенные в камень, приказ мой оплачен кровью и... - девушка не сдержала победной усмешки,- и жизнью темного. Исполните!
  - И какой был приказ? - не скрывая подозрения, поинтересовался темный.
  - Разве не достаточно ума в голове твоей, темный, чтобы понять - я не могу допустить вашего вторжения через воды Эхеи!
  - Мост разрушишь,- догадался Арраэн,- а сообразить, что мы тут на этом самом мосту стоим, ты не потрудилась?
  - Иначе его не разрушить,- Элиэ пожала плечами,- в мыслях моих было отдать стражам свою жизнь, но... - и в глазах появилась ярость,- после увиденного на Хрустальном мосту ты не заслуживаешь жизни, темный!
  - Это ужасно! - воскликнул темный,- И жестоко! - но тут же нагло ухмыльнулся.- Ты действительно так уверена, что сработает?
  - Нет даже сомнений! - спокойно ответила девушка.
  Темный запрокинул голову, разглядывая огромных хищников, круживших над мостом и судя по тому, что круги уменьшались в диаметре, собирающихся атаковать.
  - Милые птички,- задумчиво произнес Арраэн, затем вскинул руку и в соколов понеслось темное заклинание,- даже жаль убивать,- искренне признался он,- но... ради разрушения твоих иллюзий, светленькая, придется полюбоваться мертвыми птичками.
  Элиэ опустила голову, дабы скрыть недопустимо обнажившиеся в усмешке зубы, и отступив на шаг, тихо ответила:
  - Истина состоит в том, темный, - победный взгляд и продолжение,- что 'птички' уже несколько тысяч лет как мертвы... Они стражи... и еще несколько мгновений назад были каменными....
  Подхватив платье, Эллиэ побежала на противоположный берег, не желая видеть жестокую расправу - когда-то именно из-за жестокости соколы были обращены в каменных стражей. Но тем сильнее было ее удивление, когда мост начал стремительно падать... разрушившись слишком рано...
  Поспешное плетение заклинания прервалось полным ярости:
  - Не так быстро! - и сила, чистая, не ограниченная принадлежностью сила, притянула светлую к берегу, от которого она пыталась убежать.
  Удар о скалистую землю вызвал болезненный стон и светлая потеряла сознание, чтобы уже через мгновение прийти в себя от крика:
  - Это даже не смешно, дура сверкающая! Ты разрушила все мосты на Эхее! - и внезапное восхищенное,- Не ожидал. И ножки у тебя не лишены очарования.
  Элиэ одернула юбки прежде, чем открыла глаза, но едва поднявшись, светлая пожалела, что не погибла в водах вечной реки. Стражи были разрушены. Один из соколов превратился в пыль от головы до кончиков лап, и его сверкающие алым глаза с осознанной ненавистью взирали на темного. Второму отгрызла голову тайшен темного принца, причем животное не погнушалось догрызать давно неживую тушу.
  - Как можно убить стражей? - Элиэ не могла понять подобного. - Как можно использовать неограниченную силу? Как...
  Она осеклась взглянув на темного... Лицо Арраэна пересекал огромный шрам, плечо было разодрано в клочья, темная кровь струилась из раны у сердца... но темный улыбался. Неотрывно глядя на светлую, он победно усмехался, уже предвкушая сладкую расплату за все ранения.
  'Опасайся тьмы, светлая,- шепот земли Эррадаса наполнил ее слух,- за тобой тьма пришла...'
   И Элиэ побледнела, осознав весь ужас предсказания, осознав то, от чего ее желала оградить сила земли Эррадаса.
  - Повелитель,- одна из темных склонилась перед Арраэном,- ваши раны...
  - Думаешь, она уже впечатлилась?- лениво поинтересовался темный.
  - Уверена, что она оценила ваше самопожертвование, - темная хитро посмотрела на эллару,- и осознала, что вы позволили нанести себе ранения, так как направили свою силу на ее спасение...
  - Будем надеяться, на это у светлой ума хватило,- продолжая неотрывно следить за все увеличивающимися от удивления глазами Элиэ, произнес темный.
  Светлая с ненавистью проследила за тем, как затягиваются раны, не оставив даже шрама и приняла решение, за которое магистры осудили на двенадцать дней в подземелье.
  'Мама, помоги мне,- послала мысленный зов девушка, зная, что Элларана не оставила ее.'
  Темный склонил голову чуть набок, пристально разглядывая девушку и спокойно спросил:
  - И с кем мы так мило беседуем?
  Элиэ не глядя на темного подошла к обрыву, и взгляд ее был полон решимости забыть о правилах, столь ревностно внушаемых магистрами, забыть, чтобы выжить или погибнуть, но сохранить гордость.
  Присутствие темного она скорее ощутила, чем услышала его шаги, и вздрогнула от омерзения, едва его руки обняли, прижимая к себе.
  - У меня не ограниченная сила, Элиэ,- шепот темного заставил дрожать всем телом, а смысл сказанного убивал надежду на спасение Эррадаса,- и ты еще познаешь ее... позже.
  Носком белоснежного сапога Элиэ толкнула камешек на берегу, и он понесся вниз, в бурлящие воды Эхеи...
  - Не прикасайся ко мне, темный,- едва сдерживая ярость, произнесла девушка,- ты омерзителен в своем бесстыдстве!
  Арраэн опустил руки, искренне забавляясь ее неприступностью, а Элиэ толкнула камень побольше... и прыгнула вслед за ним.
  Яростный рев и темный устремился в пучину, в попытке поймать светлую. Он настиг ее прежде, чем ледяная вода обожгла холодом, сжал, потянул вверх и едва сумел сделать вдох, прорычал:
  - Сначала убью, потом воскрешу, потом... Элиэ?
  Светлая в его руках улыбнулась, теряя очертания девушки и превращаясь в женщину, а затем распалась тысячей снежинок...
  - Элиэ!!! - темный взвыл и призвал силу.
  Черной, полной гнева тенью он воспарил над рекой и гнев обратился растерянностью - в реке плыло, тонуло, кричало о спасении и выбиралось на берег до сотни Элир...
  Темный помянул адовы врата и поднялся выше, ища ту, что творила волшебство, забытое в его мире. Он оглядывал берег, но не мог ее найти, не в силах пробить магию Эхеи, чтобы разрушить чары. Белая колдунья продолжала ворожить и над рекой просыпались мириады снежинок, кружа и танцуя над течением, мешая темному отыскать ту, что была столь необходима.
  Сила потекла сквозь кровь, опадая в стремительные воды, и Арраэн сдался, поднялся выше, чтобы ощутить ногами скалистый берег, зачарованно наблюдая за проявлением столь чуждой силы. И волшебство распалось, снежинки опали в воду, а где боролась со стремительным течением светлая, барахтаясь в ворохе намокшей ткани.
  Арраэн следил за хрупкой фигуркой со злостью и восхищением, не в силах не восторгаться тем, что светлая не сдалась, не покорилась, а бросила вызов. И сила протянулась от пальцев вытянутой руки, сжигая одежду светлой, чтобы у нее был шанс выжить...
  Элиэ ответила полным ярости стоном и выплеснув остатки своей силы, сохранила нижнее платье.
  - Зачем? - обращаясь к самому себе, удивленно произнес темный,- Светлые невыносимы - даже в шаге от гибели, их мысли вьются вокруг внешнего вида.
  Блеск портала на противоположном берегу привлек внимание темного. В следующее мгновение из портала выбежал юноша, и не задумываясь, с разбега прыгнул в реку.
  
  
  Элиэ изо всех сил сражалась с ледяным течением, не в силах вырваться из стремнины. Как сильно мешало одеяние, как тянуло вниз платье из парчи, путалось верхнее шелковое, а нижнее льнуло к ногам, не позволяя плыть. Сапоги она стянула, едва оказалась в водах Эхеи, но платье... Его непозволительно было снимать и действия темного, сжигающего ткань прямо на ней, вызвали ярость. Ледяной щит и она спасла третье из платьев, но, понимая, что лишена сил, призвала нареченного.
  Элионей, сильнейший из учеников Магистрата, ее нареченный, что связан клятвой и кровью, он понял все едва ощутил ее мысли, и услышав шум воды поглотившей тело, Элиэ не сомневалась в том, кто спустя мгновение обхватил ее талию, увлекая к берегу.
  - Молчи, ты обессилела,- такой родной голос и светлая улыбнулась любимому.
  Сильные руки позволили вырваться из стремнины и вскоре Элионей вынес нареченную на берег, подхватив на руки и не позволяя касаться босыми ногами холодных камней. Руна перемещения, которую светлый рисовал в воздухе, вспыхивающем золотым от его прикосновений, и они наверху, рядом с Эллараной.
  - Прошу простить мое не имеющее оправданий поведение,- и Элионей отпустил Элиэ, скользнувшую на траву и мгновенно завернувшуюся в плащ матери, - я готов понести наказание, леди Льерера.
  - Оставьте, саорен Элионей,- несколько резко ответила матушка,- вы спасали ее жизнь, правила этикета здесь теряют смысл!
  Элионей кивнул и поспешно отвернулся, стараясь не смотреть на неподобающе обнаженную нареченную, но... Сквозь полупрозрачный плащ отчетливо виднелись пленительные изгибы, тонкая белоснежная рука манила исследовать прикосновением, а золотые, подобные ослепительному утреннему солнцу локоны, он увидел впервые...
  'Воистину покровы необходимы лишь мужчинам, чтобы не терять голову от женской красоты,- стараясь отвлечься, подумал светлый и взгляд его коснулся противоположного берега реки.'
   - Элиэнара, - звенящим от ярости голосом произнес светлый,- тебя преследовал... этот темный?
  Девушка вздрогнула и устремила свой взгляд на темного... Даже на расстоянии все отчетливо понимали на кого именно взирает темный лорд, и Элларана лишь улыбнулась, заметив, как неосознанно светлый скрывает чарами свою нареченную.
  Элларана использовала остатки своей силы, чтобы переодеть дочь, согревал Элиэ уже светлый, окутав теплым воздухом и заботясь настолько, что осушил свою одежду лишь после напоминания.
  Лишь завершив после этого, Элионей вновь обратился к Элларане, не смея в ее присутствии заговорить с Элиэ:
  - Леди Льерера, я вышлю сопроводительный отряд, но леди Элиэнара осталась без лошади, могу ли я просить позволения увести ее с собой?.. Естественно она будет тут же передана в руки моей матери, и ее честь...
  - Мне понятны ваши мотивы,- Элларана взглянула на дочь, - отправляйтесь, мы прибудем на закате.
  Элиэ поклонилась матери, и шагнула в портал первая, поклон Элионея был ниже и исполнен большего благоговения, но светлая не могла не заметить и осуждения мелькнувшего в глазах светлого принца.
  Руна перемещения открывалась не многим, но правящий род владел ею в совершенстве, как и умением замедлять время. Элиэ остановилась, едва ощутила, как золотые спирали портала остановились, лишь сиянием демонстрируя, что путь продолжается.
  - Элиэнара,- нареченный обошел, остановился, преграждая путь, тревожно заглянул в синие глаза,- поведай о событиях.
  Светлая улыбнулась, прикоснулась к вискам, и вихрь закружил пред глазами Элионея, передавая видимое, ощущения, мысли... все кроме воспоминаний о материнском волшебстве.
  - Ты не сумеешь скрыть это от них,- прошептал Элионей.
  - Сумею,- улыбаясь, ответила Элиэ,- ведь со мной будешь ты.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------
  Агатово-кровавое подземелье, освещаемое лишь неровным сиянием трех магических шаров, тонкое женское тело вздернуто на цепи, вынуждая сцепленные ладони тянуться вверх, и великолепный эллар, небрежным жестом очищающий спелое яблоко.
  - Хочешь, я расскажу тебе сказку? - ленивое движение пальцами и оранжевый фрукт лишается оболочки.
  - Нет! - темная нервно сглотнула, взирая на капающий с плода сок... она не пила уже несколько дней.
  - И все же,- принц Араэден продолжал лениво поедать плоды перед той, которую от убийства удерживали лишь цепи,- это будет чудесная сказка...
  - Чудесная? - темная сплюнула на пол, не скрывая своего презрения. - Да что же ты знаешь о чуде, светлый? Ты, рожденный в сверкающем дворце, привыкший к комфорту и неге, ты... жалкое подобие мужчины...
  Удар вынудил смолкнуть, но темная насладилась вкусом собственной крови. Усмехнулась, вскинув голову с вызовом взглянула в сверкающие от гнева серые глаза светлого.
  - Бить женщину,- темная с презрением сплюнула кровь на его белоснежное одеяние,- достойно светлых!
Оценка: 6.95*51  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"