Звездная Елена: другие произведения.

Город Драконов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.47*30  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Впереди был Город Драконов, как называли его мы, простые люди, и Вестернардан - как с гордостью именовали его коренные жители. Город на вершине горы. Город, имеющий особый статус в нашем государстве - особый статус, свои законы, обособленное положение. Город заснеженных вершин, вечного снега, построенный из камня и стали, согреваемый дыханием горы. Город, который отныне стал моим домом, но никогда не признает меня своей.

  
  Город Драконов
  
  Я ехала в карете, рассеянно прислушиваясь к топоту лошадиных копыт, всхрапам, ржанию, свисту кнута погоняющего их возницы, и чувствовала безумную пустоту в выжженной душе. Мне двадцать четыре. Там, позади, осталась семья, которая никогда не примет моего выбора, жених... уже получивший первого и такого желанного наследника, друзья и знакомые, навсегда отвернувшиеся от меня.
  Впереди...
  Впереди был Город Драконов, как называли его мы, простые люди, и Вестернардан - как с гордостью именовали его коренные жители. Город на вершине горы. Город, имеющий особый статус в нашем государстве - особый статус, свои законы, обособленное положение. Город заснеженных вершин, вечного снега, построенный из камня и стали, согреваемый дыханием горы. Город, который отныне стал моим домом, но никогда не признает меня своей.
  Меня ждала жизнь в изоляции. В глухой изоляции... до конца моих дней.
  Когда-то это казалось мне не таким страшным, а теперь... неизвестность пугает. Неизвестность, от которой не приходится ждать ничего хорошего - пугает вдвойне. Мне двадцать четыре, я не хочу хоронить себя заживо, а профессор должен был предупредить. Должен был... но промолчал. Иногда молчание хуже лжи. В сотни раз хуже. Ложь ранит меньше.
  Молчание убивает...
  И вдруг совершенно неожиданно, словно в опровержение моих безрадостных мыслей, тишину горной окутываемой беззвучно опадающими крупными хлопьями снега ночи, прорезал отчаянный женский крик.
  Крик, от которого всхрапнули, останавливаясь, лошади! Крик, который никак не повлиял на моего кучера, взмахнувшего плетью и опустившего ее на спины вставших животных, с криком:
  - Чего встали? Пошли! Быстрее!
  Кучер был из местных, замковая прислуга, и возможно он знал что-то, чего не знала я, но это не остановило меня от действий:
  - Мистер Сенер, мистер Сенер, стойте! - отчаянно заколотив в окошко передней части кареты, потребовала я.
  - Да что б тебя, - кучер потянул вожжи на себя, останавливая лошадей. Развернулся, резким движением открыл задвижку и рявкнул на меня: - Здесь территории главы города, мисс Ваерти, кто бы здесь не кричал - он кричит в последний раз. Желаете присоединиться?! - последнее прозвучало с издевкой, словно хлыстом ударил.
  Но в этот же миг снова закричала девушка, а я не бездушная обитательница Горда Драконов, чтобы спокойно проехать мимо.
  - Ждите здесь! - приказала, распахивая дверцу, и выпрыгивая в пушистый снег у обочины.
  Но едва прыгнула, провалилась почти по колени, поняла, что не знаю куда идти - в черном ночном небе возвышались серыми громадами заснеженные валуны, вокруг не было видно ничего, кроме падающего снега.
  - Эй? - закричала я. - Где вы? Вам нужна помощь?
  В ответ послышался полный боли стон, от которого морозным ужасом пробрало до костей, но я поспешила на этот звук, с энтузиазмом корабля, устремившегося на свет маяка в жуткий океанический шторм.
  Я прорывалась через снежные заносы, несколько раз падала, и совершенно неожиданно вышла на часть плато, расчищенного от снега продувающим между камней ветром.
  Остановилась мгновенно.
  В следующее, щелкнула пальцами, призывая простейшее заклинание.
  - Illiumena!
  Тусклая искра возникнув в воздухе, разлила неяркий свет на окружность в три шага диаметром и я застыла, в ужасе глядя на сотрясающуюся в агонии девушку. Она была в белом. В удивительно красивом сверкающем и искрящимся в свете призванного мной заклинания белом платье. Ее золотые, длиной до пояса, не меньше, волосы, были полураспущенны и украшены сверкающими золотыми нитями, с инкрустированными в них камнями. В огромных синих глазах застыл ужас. Губы приоткрылись в мучительном крике... а тело от шеи до бедра превратилось в одну кровоточащую рану, такую, словно девушку полоснули мечом, нанеся удар в шею и безжалостно вспороли до самого низа живота.
  То, что помочь я уже не смогу ей ничем, было очевидно даже для моего лишь косвенно связанного с медициной образования, то, что она доживает последние мгновения своей жизни так же.
  Но я не смогла остаться там, на краю этого расчищенного плато.
  Снимая перчатки, я подошла к лежащей девушке, опустилась на колени возле ее головы, и сделала то единственное, на что была способна.
  - Argaarta... - сорвалось с моих губ.
  Заклинание обезболивания окутало несчастную мягким сиянием, забирая боль и принося утешение в эти, последние мгновения ее жизни.
  Она судорожно вздохнула, исторгнув потоки крови из легких и вдруг, с неожиданной силой схватив меня за руку, прошептала, захлебываясь кровью:
  - Зверь... Зверь проснулся... Зверь... бегите...
  ***
  В Городе Драконов имелся свой полицейский участок. Несмотря на то, что форма местных служащих отличалась от общепринятой в империи, они все же именовали себя полицейскими и на груди у каждого затянутого в глухой черный мундир красовалась раззявленная драконья пасть извергающая вместе с пламенем и надпись "Полиция".
  Но на этом любое родство по идее правозащитных организаций заканчивалось. Во-первых, мне пришлось прождать добрых два часа прежде, чем на мой сигнал о помощи прибыла полиция. Во-вторых, первое, что услышала, было обвинением в убийстве. В третьих, моего кучера связали и погрузили в полицейский возок, не давая сказать ни слова. Со мной обошлись мягче - руки сковали наручниками, с осторожностью препроводили в карету, довезли до участка, под надзором двух мрачных следователей из драконов.
  Драконов просто ни с кем не спутаешь - змеиный жуткий взгляд выдает их расовую принадлежность мгновенно. Вот и господин старший следователь был драконом.
  - Мисс Ваерти, вы понимаете, насколько неправдоподобно звучит ваша версия? - мрачно вопросил он уже в десятый или пятнадцатый раз.
  Я сбилась со счета.
  - Господин старший следователь Давернетти, а вы понимаете сколь мало логики в вашей? - ровно поинтересовалась я.
  Тоже не в первый раз.
  Мужчина с неизменно драконьей выправкой, криво усмехнулся и произнес:
  - Что ж, давайте начнем сначала. Итак, вы привезли труп несчастной из порта Анакруа, после чего выбросили в снег на территории главы города, затем вызвали полицию.
  Тяжело вздохнув, я скептически посмотрела на старшего следователя и поинтересовалась:
  - Вы действительно полагаете, что я могла каким-то образом провести труп минуя таможенных сотрудников порта Анакруа? Между прочим, там, в таможне, работают драконы.
  - Это расизм? - мгновенно оживился следователь Давернетти.
  - Это намек на то, что мимо драконов труп пронести нет никакой возможности! - психанула я.
  - То есть вы пытались, - ухватился за следующий момент старший следователь.
  Я сейчас очень сильно пыталась не впасть в истерику. Еще мне очень хотелось сказать господину старшему следователю, что он несет бред, но, сильно опасаюсь, что после этого Давернетти предъявит мне обвинение в неуважении к закону, после чего добьется демонстративно желаемого - упрячет меня в тюрьму.
  Ситуация из кошмарного фарса медленно, но верно перерастала просто в кошмар.
  Судорожно вздохнув, я отставила чашку с чаем, любезно предложенную мне младшим следователем, от чего последний удостоился гневного взгляда начальства, и спросила максимально прямо:
  - Господин старший следователь, чего вы добиваетесь?
  Он откинулся на спинку кресла, пристально глядя на меня, затем взмахом руки, закрыл дверь, приоткрытую в соответствии с требованиями этикета - я незамужняя девушка и присутствую без покровителей, а после, нарушив таким образом все гласные и негласные правила наших миров, очень спокойно произнес:
  - Мисс Ваерти, у вас есть два варианта - первый, вы подписываете договор о неразглашении и никогда, ни с кем не обсуждаете случившееся и второй - я обвиню в убийстве вас, и вы останетесь в тюрьме до конца ваших дней, это будет крайне недолгий срок, а после вашей сильно преждевременной смерти, все ваше имущество, включая дом, будет передано в казну города.
  Мне показалось, что пол пошатнулся, а вся комната вдруг сузилась до размера чашки с недопитым чаем, стоящей на краю стола. Я ничего хорошего не ждала от этого города, но даже в худших мыслях и не предполагала, что придется столкнуться с чем-то подобным.
  - Нюхательные соли? - ровным бесстрастным тоном вопросил господин старший следователь.
  - Нет, благодарю вас, - все же дрогнувшим голосом, ответила я.
  Не видя далее смысла проявлять хотя бы попытку сочувствия, Давернетти продолжил совершенно безучастный к моему состоянию:
  - Мне подготовить соглашение о неразглашении?
  - Да... - едва слышно ответила я, опустив взгляд.
  Перед глазами была умирающая девушка... умирающая, а после мертвая... я просидела рядом с ней два часа, дожидаясь полиции. Дождалась.
  - Предупреждаю, - все так же холодно продолжил следователь, - на теле умершей полицейский врач зафиксировал применение вами магического заклинания.
  То есть просто зафиксировал, и если что никто не будет разбираться в том, что это было за заклинание - меня просто обвинят в ее смерти. Обвинят и посадят.
  - В вашей карете обнаружены следы крови жертвы, это так же зафиксировано документально, - добавил Давернетти.
  Я подняла голову и посмотрела на него. Просто смотрела, не понимая - как могут в принципе существовать такие чиновники как он? Как они живут? Как спят?
  - У вас есть ко мне какие-нибудь вопросы? - издевательски-любезно осведомился полицейский.
  - Нет, - глухо ответила я.
  - Рад слышать, - тоном дракона, которого больше ничего в принципе не радует в этой жизни, отозвался Давернетти.
  После чего поднялся и вышел из кабинета, оставляя меня абсолютно раздавленной.
  Когда он вернулся, на стол передо мной лег типичный договор о неразглашении. Но если полицейский надеялся, что я его не прочту - он сильно ошибся. Под недовольным взглядом старшего следователя, я изучила документ от корки до корки, особенно впечатлившись пунктом о запрете покидания территорий города.
  - Я под арестом? - спросила максимально ровным тоном.
  - Некоторое время, - сухо ответил следователь.
  Не то, чтобы я была в положении, позволяющем выдвигать какие-либо условия, но все же:
  - Я была бы крайне благодарна, если бы вы установили временные рамки более конкретно, - возвращая неподписанный документ, заявила следователю.
  Глухая ненависть, явно читающаяся в его взгляде, была разительным диссонансом с любезно сказанным:
  - Мисс Ваерти, мне казалось, мы поняли друг друга.
  - Я вас прекрасно поняла, - подтвердила совершенно уверенно. - Но, мне бы хотелось конкретики и определенности. Возможно, имеет смысл внести в данное соглашение такой пункт как "Выезд запрещен до окончания расследования".
  Давернетти усмехнулся так, что стало кристально ясно, кто в случае завершения расследования окажется виновен в данном преступлении, но издевательски произнес:
  - Как вам будет угодно, мисс Ваерти.
  Через четверть часа мне предоставили договор с внесенным пунктом, и вот его я подписала, ощущая себя так, словно подписываю договор с дьяволом. Впрочем, усмешка господина старшего следователя недвусмысленно намекала, что так оно по сути и есть.
  ***
  Полицейский участок я покинула, встретив серый снежный промозглый рассвет на пороге. Если учесть, что в город я прибыла к десяти вечера... впрочем, я не хотела знать, сколько часов своей жизни я потеряла в этом насквозь лишенном справедливости оплоте власти. На душе было мерзкое чувство, словно попал в ловушку без входа и выхода.
  Но все отступило, едва со скамьи рядом участком, поднялась большая закутанная в пальто и теплый пуховик женщина.
  - Миссис Макстон! - мгновенно узнала ее я.
  - Мисс Ваерти, как же долго они вас продержали! - мгновенно запричитала женщина. - Всю ночь! Небось и чаю не предложили!
  Я сбежала со ступеней и позволила себя крепко обнять. Миссис Макстон была одной из тех удивительных женщин, которые делают этот мир светлее и уютнее, и которые искренне верят, что все проблемы поможет решить чашечка чаю. Не получается уравнение? Чашка чаю. Разбито сердце? Чашечка чаю с веточкой вербены. Тяжело и горько на душе? Обязательно чашечка чаю с бергамотом и маленькая булочка с малиной.
  Я любила эту женщину, как многие любят бабушек, добрых, все понимающих, никогда не осуждающих и всегда готовых выслушать и помочь.
  - Девочка моя, - миссис Макстон отстранив, вгляделась в мое бледное лицо, - так, спать, немедленно спать, но сначала...
  - Чашечка чаю? - улыбнулась я.
  - Непременно с мятой, - совершенно серьезно подтвердила миссис Макстон.
  И громко свистнула, призывая спрятавшегося за двумя зданиями справа от нас кучера. И уже не наемного, как мистер Сенер, а личного возницу профессора, тоже давно знакомого мне и любимого мистера Илнера.
  ***
   Спустя полчаса, под нескончаемую болтовню пытающейся меня отвлечь от неприятностей миссис Макстон, мы подъехали к дому, расположенному на окраине города и соответственно склоне горы.
  Я смотрела в маленькое запотевшее окно кареты, с некоторым трепетом глядя, как все сильнее надвигается на нас громада огромного здания в древне-колониальном стиле, окруженная невысоким каменным забором без ворот.
  - Вот и приехали, моя дорогая, - засуетилась миссис Макстон.
  Я улыбнулась, стараясь не выдавать овладевших мной чувств обреченности и тоски... Здесь мне предстояло прожить всю оставшуюся жизнь, и эта жизнь только в лучшем случае будет долгой.
  - Вам непременно нужно отдохнуть, - выбираясь из кареты первой, сообщила домоправительница, - к полудню прибудут распорядитель и адвокат профессора Стэнтона.
  И я, уже почти ступившая на ступеньку у выхода, удивленно застыв, спросила:
  - Зачем?
  - О, моя дорогая, если бы я знала, - с искренним сочувствием выдохнула миссис Макстон.
  Что ж, спрашивать еще о чем-либо я не стала - все мы здесь были заложниками крайне непростой ситуации.
  Мистер Илнер вынес мой саквояж, миссис Макстон, решительно отстранив забрала мою дорожную сумку, и повела меня в дом, по ходу следования рассказывая:
  - Здесь очень красиво летом, мисс Ваерти, о, когда расцветут пионы и розы, вы непременно полюбите этот дом.
  Едва ли. И едва ли на долгий срок - в Городе Драконов лето наступает всего на период около месяца, а все остальное время здесь царит снежная, пронизывающая насквозь зима.
  - Непременно, миссис Макстон, - заверила я.
  Сад, весь укутанный пушистым снегом, если говорить откровенно, был все же очень красив, и мне подумалось, что долгими зимними вечерами, забравшись с пледом на подоконник, я смогу любоваться им, в перерывах между чтением, согревая ладони очередной чашкой теплого чая... И возможно миссис Макстон права - чай лечит все, особенно глухую тоску по непрожитой жизни.
  Но меланхолия отступила, едва дверь распахнулась, являя дворецкого, мистера Уоллана и окутывая меня теплом дома.
  - Мисс Ваерти, - Уоллан, по обыкновению, как и полагается человеку его профессии был сдержанным и чопорным, но не сейчас. - Мисс Ваерти, - он шагнул, крепко обнял меня и завел в дом, - милая девочка, как вы?
  Едва не разрыдалась, и с трудом выговорила:
  - Договор о неразглашении.
  Пожилой мужчина, сжав крепче, очень тихо произнес только одно слово:
  - Ублюдки.
  И на этом обсуждение случившегося было закончено. Мистер Уоллан, одним движением руки распустил выстроившуюся для представления прислугу, и освободив миссис Макстон от моей дорожной сумки, повел наверх, придерживая на лестнице так, чтобы я не упала. Это было предусмотрительно, после изматывающей ночи в теплоте дома, голова кружилась и от смены атмосферы, и от всего пережитого.
  - Я знаю, вы держались отлично, - с непоколебимой верой в меня произнес дворецкий.
  - Что с мистером Сенером? - спросила я о судьбе наемного конюха.
  - Стирание памяти, - глухо ответил мистер Уоллан.
  Я пошатнулась.
  - В данный момент он в городской лечебнице, как только состояние стабилизируется, мистер Сенер будет отпущен из города, - добавил дворецкий.
  Вот так, я никому не помогла, более того обеспечила приступами мигрени ни в чем не повинного человека.
  - Я уверен, вы все сделали правильно, - попытался поддержать мистер Уоллан.
  - У меня нет уверенности в этом, - едва слышно призналась я.
  ***
  Теплая ванная, горячий чай и кровать, застеленная белым кружевным бельем, в каждом цветочке на котором чувствовалась любовь миссис Макстон. Я лежала, касаясь пальцами вышивки, и понимала, что мне есть, за что благодарить профессора, но вместе с тем... не знаю. Можно было бы сказать, что я ни о чем не жалею, и в чем-то это было правдой, а в чем-то нет...
   От грустных мыслей вдруг отвлек шум, раздавшийся внизу дома.
  Чей-то голос, негромкий, но пробирающий до костей, и на повышенных тонах ответ мистера Уоллана:
  - Мисс Ваерти изволит отдыхать, и я не...
  - Где спальня? - грубо прервал его мужской голос.
  Я села на постели, потрясенно прислушиваясь.
  - Мисс Ваерти незамужняя девушка! А вы не священник и не врач, позволю себе заметить! - практически вскричал дворецкий.
  - Нет¸- мужчина продолжал говорить все так же тихо, однако почему-то я слышала каждое его слово, - но вы или уберетесь с моего пути, или я вас тут и упокою и вылечу разом.
  И я скатилась с кровати. Торопливо подхватила халат, набросила на себя и завязывая пояс на ходу, выбежала в коридор, откуда вниманию моему предстал... дракон.
  Мужчина в черном, незваным гостем ввалившийся в мой дом, словно ощутив мое появление, вскинул голову и на меня уставились немигающими вертикальными зрачками истинно драконьи глаза. Что ж, наглый визитер не был даже ублюдком - внизу моей гостиной стоял чистокровный дракон.
  - Мисс Ваерти? - холодно вопросил он.
  - Чем обязана визиту? - столь же невежливо поинтересовалась я.
  Пришелец криво оскалился и произнес еще более невежливо:
  - Уберете прислугу с моего пути, или мне самому разобраться со столь незначительной проблемой?
  У меня не возникло ни малейшего сомнения в том, что он может убрать здесь всех, кого пожелает. Чистокровные драконы практически неизученный вид, но сгорающие в единый миг дотла дома неугодных им, имелись чуть ли не в каждом городе, так что... о силе этих существ, я знала превосходно. Но так же мне было прекрасно известно и другое - убийства в Городе Драконов были под запретом. Особенно убийства горожан. А я теперь была одной из них.
  - Мистер... - начала было.
  - Лорд, - холодно уведомил он.
  А вот это уже была проблема.
  Постояв, нервно кусая губы, я сделала судорожный выбор между выживанием и сохранением правил норм и приличия.
  Выбор был естественно в пользу выживания.
  - Мистер Уоллан, распорядитесь подать чай в гостиную, - попросила я, и вынужденно наплевав на свой крайне неприличный вид, а у меня даже волосы не были собраны, царственной походкой последовала к лестнице ведущей вниз, стараясь не обращать внимания на тот факт, что иду босиком.
  Вот так, совершенно босая, растрепанная и в одном халате поверх тонкой ночной сорочки, я спустилась вниз, проследовав голыми ступнями по снегу, который нанес своим внеурочным визитом крайне неприятный мне тип, и на правах хозяйки дома, первая вошла в гостиную, после чего пройдя к не растопленному ввиду раннего утра камину, указала "гостю" на диван.
  И постаралась сдержать вскрик, когда в камине полыхнул огонь, игнорируя факт отсутствия в нем дров. А вот едва за вошедшим драконом захлопнулась дверь, чуть не стукнув по носу миссис Макстон, спешащую ко мне на выручку с подносом содержащим чай и булочки, возглас я не сдержала.
  Это было верхом неприличия - взять и демонстративно остаться наедине с незамужней девушкой! Более того, судя по тому, как дернулась дверь, лишенный воспитания и норм этики лорд, ее, ко всему прочему еще и запер.
  - Это неприлично, - сообщила я, мрачно направившемуся ко мне мужчине.
  - Плевать я хотел на все приличия в отношении бывшей любовницы престарелого Стэнтона, - прошипел лорд.
  И в следующий миг я была схвачена.
  Крайне болезненно, за шею, в то время как вторая рука дракона, ледяными пальцами прикоснулась к моему виску.
  Не будь я магом, не поняла бы что он сейчас делает. Но я поняла и отчетливо. И прежде чем в холодных глазах дракона зажглась магия, сообщила:
  - Договор о неразглашении включает в себя наложение магической печати на определенные воспоминания!
  Черные глаза яростно сузились.
  Следующим вопросом было ледяное:
  - Печать накладывал старший следователь Давернетти?
  И не дожидаясь моего ответа, жестко усмехнулся.
  В следующее мгновение все мое существо пронзила адская боль.
  Адская, невыносимая, убийственная боль, от которой я рухнула бы как подкошенная, не продолжай дракон удерживать так крепко, что у меня не было возможности даже вздохнуть.
  Вспышка.
  Вспышка ослепительно-черного света, и я вдруг понимаю, что мы с ним стоим там, на этом продуваемом ветром плато, в нескольких шагах от прекрасной умирающей девушки в белом... и меня, опустившейся на колени рядом с ней. И я слышала все - завывание ветра, слова умирающей, и заклинание, произнесенное мной. Слышала, как после я плакала, посылая сигнал за сигналом о помощи и вместе с тем осознавая, что помочь этой несчастной уже нечем... В краткие наполненные болью мгновения, я пережила весь этот ужас вновь... Этот, и тот последующий, что ожидал меня в полицейском участке...
  - Altaanar!
  Заклинание, примененное драконом было гораздо действеннее моего, да и на порядок сильнее - боль отпустила мгновенно, дракон - гораздо медленнее. Несколько минут он держал меня, пытающуюся начать дышать, хотя бы просто дышать, затем, подхватив, отнес и не слишком бережно уложил на диван. Я продолжала хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег.
  - Не знал, что вы маг, - не слишком беспокоясь по данному поводу, безразлично произнес дракон.
  - Что б ты сдох, ублюдок! - простонала я, в данный момент плевать хотевшая и на то, что он чистокровный и на все последствия моей несдержанности.
  Боли уже больше не было, да, но я маг - после подобного ментального вторжения, около года как минимум, любая магия для меня будет равна приступу жесточайшей мигрени, и так на несколько недель после малейшего призвания сил.
  Драконий лорд пристально посмотрел на меня, и очень угрожающе произнес:
  - Я мог бы заставить вас пожалеть о каждом произнесенном слове.
  - О, - я села, одергивая халат, - вы уже заставили меня сильно пожалеть о нашей встрече, куда же более?!
  Не произнося ни слова, чистокровный смерил меня полным ненависти взглядом, развернулся и покинул дом, который вот уж точно никогда не станет для него гостеприимным.
  Когда в гостиную ворвались дворецкий и миссис Макстон, я сидела, сжимая виски и тихо постанывая от боли - грохот захлопнувшейся за визитером двери, дался мне очень непросто.
  - Мисс Ваерти, - мистер Уоллан лишь глянув за меня, приказал: - Лед, принесите лед! Немедленно.
  Так что увы, до встречи с поверенным и адвокатом профессора, я пролежала в своей комнате, меняя одну повязку со льдом на другую, и начиная отчаянно ненавидеть всех драконов в принципе. Но двух в особенности - старшего следователя Давернетти и вот этого, условно "лорда".
  ***
  Поверенный и адвокат прибыли, как и было оговорено, в полдень. Визит был деловым, а потому я принимала господ в кабинете профессора, правда сесть за его стол так и не смогла себя заставить, а потому устроилась на диване, мистер Эйвенер и мистер Адога расположились в креслах, напротив меня.
  Причем с мистером Эйвенером, адвокатом профессора Стентона я была знакома уже шесть лет как, а потому мне в принципе не была ясна цель сегодняшнего визита.
  - Мисс Ваерти, - начал мужчина в годах, еще не переваливших за планку престарелых, но уже и не относивших его к порогу "средних лет", - мы встречались с вами шесть лет назад.
  - Я помню, мистер Эйвенер, - вежливо отозвалась я.
  Крупного телосложения адвокат, поправил круглые очки, следом довольно пышные усы, хмыкнул, словно собираясь с силами, и продолжил, бросив взгляд на своего практически коллегу.
  - Шесть лет назад, - произнес мистер Эйвенер, - между вами и профессором Стентоном был заключен некий договор.
  Да, "некий" очень правильный термин, по отношению к заключенному между нами соглашению.
  - По этому договору, - адвокат извлек знакомый мне до последней буквы документ, - вы взяли на себя обязательства закончить некоторые исследования, в обмен на дом профессора Стентона расположенный в Вестернардане, условно именуемом как Город Драконов.
  Кивнула, подтверждая.
  Адвокат, внимательно посмотрел на меня, затем бросил взгляд на коллегу. Мистер Адога раскрыл папку, принесенную им, и продолжил, словно это он говорил все, только что сказанное адвокатом.
  - Заключая данный договор, вы были не посвящены в некоторые особенности жизни жителей города, не так ли?
  Я вдруг подумала, что мне бы сейчас очень не помешала чашечка чая. С вербеной, мятой... с чем-нибудь.
  - Да, - глухо подтвердила я.
  И не стала добавлять, что профессор умолчал об этом, вероятно, намеренно. В чем-то я могла его понять - умирающий дракон, как и все они истово преданный своему делу, мечтающий закончить исследование и понимающий, что уже не успеет. Драконы хорошо это чувствуют - приближение своей смерти. И я - наивная свято верящая своему профессору подающая надежды студентка... Скажи он всю правду тогда, кто знает, поставила бы я свою подпись под этим договором.
  - Насколько мне известно, - продолжил поверенный, - изначально, вам была предложена сумма, искупающая каждый из затраченных на исследование лет, но вы отказались от денег, выбрав дом, не так ли?
  Слова "наивная идеалистка" повисли в воздухе, однако, к счастью, ни адвокат, ни поверенный их не произнесли. Я была благодарна им за это, правда. Особенно в свете того, что о совершенно выборе жалеть было глупо, я ведь его уже совершила.
  - Мисс Ваерти, - позвал поверенный.
  - Да, все так, - подтвердила я.
  Все дело в том, что к этому времени я уже хорошо знала прислугу профессора, и об их судьбе, в отличие от моей собственной мне было известно - после смерти хозяина, они становились заложниками Города Драконов. Без права на выезд, без места работы, без ничего, кроме выходного пособия. Когда я узнала, что после смерти лорда Стентона они вернутся сюда, в город, который вместо дома станет им тюрьмой, могла ли я поступить иначе?
  И тогда я попросила у профессора не деньги, я попросила этот дом, наивно веря, что если он будет принадлежать мне, миссис Макстон, дворецкий Уоллан, горничные, конюхи, повар - они все останутся свободны или, по меньшей мере, у них останется дом...
  Профессор выслушал тогда мою сбивчивую речь молча и... согласился, не став освещать такой момент как то, что став владельцем дома в Городе Драконов, я автоматически становлюсь и заложником своего состояния. Вне Города Драконов могут жить лишь те его жители, что сами являются драконами, или их прислуга... я этого не знала.
  Я ничего этого не знала. Лишенная семьи, которая отвернулась от меня, едва я отказалась выходить замуж, переселившаяся в дом профессора, вопреки всем правилам приличий и нормам морали, я упорно работала, мечтая завершить его исследование и подарить свободу тем, кто был ко мне так добр все эти годы...
  Шесть лет...
  Я завершила исследование в день смерти профессора, и он не сдержал слез, увидев монографию подписанную не моим - его именем. Он умер счастливым, почему-то сказав мне на прощание не "Спасибо", а "Прости".
  Почему так я узнала спустя сутки после его похорон, получив уведомление о необходимости скорейшего переселения в Вестернардан и необходимости оставаться там до конца моих дней под страхом смертной казни.
  Уведомление, смысл которого дошел до меня далеко не с первого прочтения.
  - Насколько мне известно, - продолжил поверенный, - в составленном вами договоре упоминалось лишь право владения данным домом, не так ли?
  Я молча кивнула. Нет, какие-то деньги у меня были, при должной экономии их должно было хватить на несколько лет жизни, но вероятно работу мне придется искать в ближайшее будущее. Я уже присмотрела для себя вакансию библиотекаря и секретаря в магистрате, так что с этой стороны моя жизнь была более-менее устроена, что касается прислуги профессора - они получили пожизненное содержание. Пожизненное в плане моей жизни, в смысле закончится моя жизнь, закончится и их содержание.
  - Хорошо, - мистер Адога удовлетворенно кинул. - В таком случае, боюсь, мои слова окажутся для вас некоторой неожиданностью, мисс Ваерти, однако в день вашего соглашения, профессор Стентон помимо подготовленного адвокатом договора о передаче вам прав на данный дом после завершения вашего исследования, так же распорядился все свое движимое и недвижимое имущество передать вам.
  На какой-то момент я перестала дышать, потрясенно глядя на поверенного.
  - Вы единственная наследница лорда Стентона, - решив, что я не поняла, более кратко сообщил адвокат.
  Если бы на меня снизошла лавина - вероятно я выглядела бы менее потрясенной.
  - Шесть лет назад, - продолжил поверенный мистер Алога, - в полночь, лорд Стэнтон вызвал меня и приказал подготовить завещание, по которому, независимо от завершения вами исследования, все права наследования передаются вам. Признаюсь откровенно - это не было простой задачей, учитывая, что у лорда Стентона имелись и имеются прямые наследники, в количестве брата, двух сестер и четырех племянников, но мы справились с поставленной задачей.
  - Более того, - вклинился адвокат мистер Эйвенер, - в соответствии с данным завещанием, права наследования перейдут так же к вашим детям, если таковые появятся на свет.
  Не появятся...
  Как только об условиях завещания станет известно, меня убьют. Причем даже кристально ясно кто - брат и две сестры лорда Стэнтона, не говоря о его племянниках.
  - Условия завещания... - прошептала я.
  - В данный момент не оглашены, - поспешил успокоить меня поверенный Адога.
  Полного облегчения вздоха я не сдержала. Закрыв лицо ладонями, посидела несколько мгновений, взяла себя в руки, опустила собственно руки, и стараясь сделать все, чтобы мой голос не дрожал, спросила:
  - И сколько у меня есть... времени?
  - В соответствии с традициями Города Драконов траур длится чуть меньше года.
  У меня есть почти целый год жизни...
  - Вы умная девушка, мисс Ваерти, - сделал своеобразный комплимент поверенный Адога, - приятно видеть, что вы все понимаете.
  О, я многое понимала, да.
  - Есть несколько семей, способных обеспечить вашу защиту, - сообщил адвокат мистер Эйвенер, и передал мне список. - Имена, возраст, образование. Это младшие сыновья династий, соответственно...
  Соответственно их может привлечь мое состояние, правда неизвестно на сколь продолжительное время, по той простой причине, что с драконами долго не живут, особенно женщины.
  - Но, послушайте, - мой голос дрожал, и у него были на то причины, - если я являюсь наследницей, я же могу отказаться от наследства, в пользу родственников лорда Стентона, не так ли?
  Мистер Адога и мистер Эйвенер переглянулись, и поверенный, как более жесткий человек, убил всю мою надежду одним коротким:
  - Нет.
  Адвокат был мягче, поэтому утешающее посоветовал:
  - Постарайтесь за год встретить достойного дракона из... данного списка.
  - Ваши счета в Драконьем банке, - мистер Адога переложил лист из своей папки ко мне на колени. - Мы вновь встретимся с вами спустя одиннадцать месяцев, - добавил он, поднимаясь.
  Я не проводила.
  У меня не было сил на это.
  Когда в кабинет вошли мистер Уоллан и миссис Макстон, я так и сидела обронив листок с номерами счетов в банке на пол, и бессмысленно глядя на список "кандидатов в мужья".
  - Ох, мисс Ваерти, он же не оставил вас единственной наследницей? - всплеснула руками миссис Макстон.
  Один несомненный плюс у всей этой ситуации несомненно был - у меня теперь были неограниченные запасы чая. До самой моей смерти. Месяцев на одиннадцать...
  ***
  Добросердечная миссис Макстон отпаивала меня чаем больше суток, и в конце концов добилась того, что я не заболела, хотя имелись все шансы на простуду, и немного пришла в себя, что удивило даже меня.
  К вечеру второго моего пребывания в доме профессора, я даже спустилась в гостиную, где расположилась с книгой перед уже нормально растопленным камином, закутавшись в плед и читая книгу по драконьей истории. Это было весьма и весьма увлекательное чтиво - скаредные драконы, как выяснилось, даже тысячу лет назад не стеснялись стянуть кожу с индивидуумов, пытающихся посягнуть на их наследство... чем больше я читала, тем меньше мне хотелось встречаться с родственниками лорда Стэнтона... но одно становилось совершенно ясным - возможно, меня впереди и ждала скучная жизнь, но вот то что смерть предполагалась крайне нескучная, уже можно было даже не сомневаться.
  В пять часов вечера, времени вечернего чая, который миссис Макстон уже явно несла мне, неожиданно раздался стук в двери. Мистер Уоллан со всем присущим ему достоинством, поспешил открыть, и удивленно провозгласил имя гостя:
  - Младший следователь лорд Гордан!
  В моих смутных воспоминаниях пронеслось лицо приятного молодого дракона, принесшего мне чай в кабинет старшего следователя Давернетти, и я убедилась в своих предположениях, услышав знакомый голос:
  - Здравствуйте, мистер Уоллан, надеюсь, мисс Ваерти в добром здравии и согласится меня принять.
  - Я осведомлюсь об этом, - с почтением произнес дворецкий.
  И вскоре стоял в дверях, ведущих в гостиную.
  Я неловко высвободилась от пледа, закрыла книгу, и уже собиралась сказать, чтобы он впустил посетителя, как Уоллан, одними губами произнес:
  - Книгу открыть, волосы убрать, подол одернуть, навстречу не подниматься.
  Быстро послушалась советов, удостоилась одобрительной полуулыбки, после чего дворецкий возвестил:
  - Мисс Ваерти, к вам лорд Гордан. Изволите принять?
  - Конечно, мистер Уоллан.
  Не настолько громко, но тоже отчетливо, произнесла я.
  Дворецкий кивнул, и отступил, впуская посетителя.
   Лорд Гордан явился не в форме младшего служащего, а в костюме принятом среди достойных молодых людей империи, не выделяя свое происхождение никакими регалиями, и неожиданно принеся мне букет зимних фиалок, что было приятным, и ни к чему не обязывающим подарком.
  - Мисс Ваерти, - лорд галантно склонился к моей руке, - надеялся, эти цветы подарят вам улыбку.
  - Это замечательные цветы, спасибо, - улыбнулась я, принимая букет, и указала на противоположный диван, предлагая гостю присесть.
  Будь он близким знакомым или же хотя бы знакомым, вероятно я предложила бы присесть на диван, который занимала сама, но не некоторых пор драконы меня настораживали. Молодой дракон, сверкнув улыбкой и ясными зелеными глазами, устроился на предложенном месте, продемонстрировав что прекрасно понял и увидел мое к нему отношение, после чего, как и полагается, дождался миссис Макстон, приняв ее предложение о чашке чая.
  Спустя несколько минут, мы мирно пили чай, бросая друг на друга заинтересованные взгляды. Разговор полагалось начать мне, как хозяйке дома, но о чем спрашивать абсолютно незнакомого мне дракона, я и понятия не имела.
  Наконец, вымолвила:
  - Как здоровье вашей матушки?
  Лорд Гордан с трудом подавил усмешку, откашлялся, маскируя смех, и весело ответил:
  - Матушка в полном порядке, благодарю вас. Отец так же пребывает в здравии.
  Затем улыбнулся, и сообщил:
  - У драконов не принято интересоваться здоровьем, мисс Ваерти, мы не болеем в принципе.
  - Оу, - только и сказала я.
  - Все в порядке, - однако лорд Гордан улыбался все шире, - я понимаю, что вы далеки от правил этикета и традиций нашего народа.
  На это мне возразить было нечем.
  - Что касается прислуги, боюсь и они вам тут ничем не могут помочь - лорд Стэнтон покинул Вестернардан довольно давно, и его слуги едва ли сталкивались с иным обществом, помимо человеческого.
  И это тоже было правдой.
  - Позволю себе дать вам несколько советов, - лорд Гордан широко улыбнулся, - первое, никогда не интересуйтесь здоровьем, у нас принято спрашивать о состоянии дел, размере состояния и планах на будущее.
  Это было... крайне неординарно.
  - Еще момент, - дракон указал на приоткрытую в связи с требованиями этикета дверь, и сообщил, - этого не достаточно. Вы не замужем, поэтому принимать гостей оставаясь с ними наедине, пусть и с открытой дверью, недопустимо. Пригласите вашу домоправительницу, ее возраст и статус вполне позволяют составить вам компанию во время приема гостя-мужчины.
  Не став следовать его совету, я поинтересовалась:
  - И почему же в обществе драконов открытой двери недостаточно?
  Младший следователь улыбнулся и ответил:
  - Потому что в отличие от людей, и даже человеческих магов, мы можем сделать так...
  И в дверном проеме засверкала призрачная сеть, наглухо изолирующая как звуки, так и вид на гостиную из прихожей.
  - Моей репутации конец, - сделала я нерадостный вывод, одновременно делая и глоток чая.
  Лорд Гордан лучезарно улыбнувшись, убрал сеть и произнес:
  - Просто позовите миссис Макстон.
  Я сделала это лично. В смысле лично вышла из гостиной, лично посмотрела на столпившуюся в прихожей перепуганную прислугу, и прошептала:
  - Мне срочно нужна нянька.
  - Компаньонка, - проявил недюжинные способности в области слуха лорд Гордан.
  А едва я вернулась, поднялся, указал на настенные часы и сообщил:
  - Десять минут - максимум для первого визита в Городе Драконов.
  Я решила нарушить все правила и напрямую спросила:
  - Почему вы мне помогаете, лорд Гордан?
  Молодой дракон, подойдя, склонился с поцелуем к моей руке, мягко прикоснулся губами к коже, вызвав тысячу мурашек по спине, выпрямился, улыбнулся, глядя мне в глаза, и произнес:
  - Потому что вы мне понравились, мисс Ваерти. Мне казалось, это очевидно.
  - И в чем же очевидность? - осторожно отнимая ладонь, поинтересовалась я.
  Дракон улыбнулся чуть шире и сообщил:
  - Я принес вам чай, когда вы были в полицейском участке.
  Растерявшись, пробормотала:
  - Я сочла это простым проявлением участия.
  Улыбка лорда Гордана стала совершенно ослепительной, и он сообщил:
  - В этом случае простого проявления участия я прислал бы с чаем секретаря. Еще одна особенность Города Драконов, мисс Ваерти, здесь никто и никогда не делает ничего просто так. Доброго вам вечера.
  Когда лорд покидал мой дом, вся прислуга с откровенным изумлением смотрела ему вслед. Ровно до того момента, как за драконом закрылась дверь, после миссис Макстон, нервно произнесла:
  - Дорога мисс Ваерти, у меня есть знакомые экономки в городе.
  - У меня в должниках несколько дворецких, - задумчиво произнес мистер Уоллан.
  - Сбегаю к подруге, - сказала одна из горничных.
  - Давно пора пройтись по магазинам, - решил повар.
  И четверти часа не прошло, как я осталась совершенно одна в доме, который теперь принадлежал мне.
  За окном завывал ветер, в камине трещали дрова, я чувствовала себя несколько неловко и неуютно, а еще мне бы очень хотелось, чтобы хоть кто-нибудь вернулся. Вероятно по этой причине, вместо того, чтобы устроиться с книгой у камина, я выхаживала мимо окон, выглядывая не вернулся ли еще хоть кто-нибудь и замерла, увидев мужчину.
  Он стоял на горе, практически на уровне крыши дома, и с продуваемой всеми ветрами площадки, мрачно взирал, казалось, прямо на меня.
  Несколько долгих минут, я испуганно взирала на него из-за занавески, уговаривая саму себя, что мужчина никак не может видеть меня... а затем он развернулся и исчез, оставив только какой-то первобытный ужас в моей душе.
  Ужас исчезать не желал никак.
  И я простояла все там же у окна, до самого возвращения миссис Макстон.
  - Мис Ваерти, дорогая,- с порога начала она, отряхивая снег с сапог, - увы, но лорд Гордан все говорил верно.
  Да какая разница, главное что я теперь дома не одна.
  Но вслух, я произнесла:
  - Вот как? Что-то еще удалось выяснить?
  - Не все, но многое, - переобувшись и скинув пальто на вешалку экономка заторопилась ко мне, - завтра нас ожидают на чай.
  - И кто же? - говоря откровенно, у меня теперь не было желания вовсе выходить из дому, тем более отправляться к кому-либо в гости.
  - Леди Эссалин, - миссис Макстоун подошла, посмотрела туда, куда я невольно продолжала бросать испуганные взгляды, и добавила, - ее дети давно покинули Вестернардан, внуки осели в столице, так что она будет счастлива взять вас под свое крыло.
  То есть речь идет о драконнице.
  Я бросила еще один взгляд на гору, после чего все же спросила:
  - Вы полагаете, это необходимо?
  Миссис Макстоун, округлив глаза, прошептала:
  - Несомненно, мисс Ваерти. Поверьте, если бы вы были знакомы со старшей сестрой профессора, вы бы с этим непременно согласились.
  И взгляд экономки выражал святую уверенность в том, что встретиться с ней мне все же придется.
  ***
  К ночи вернулись остальные домочадцы. Дворецкий, войдя в гостиную, постоял несколько секунд, после чего откашлялся и сообщил:
  - Нам потребуется еще один ковер. Для порога. Дорогой.
  Учитывая, что мое состояние теперь позволяло подобные траты, я лишь кивнула. Мистер Уоллан постоял еще некоторое время, вздохнул и честно признал:
  - Большинство принятых норм относятся к преданиям седой старины и времени, когда драконы еще могли летать, а потому, боюсь, некоторых конфузов все же не избежать.
  - Мы это переживем, - с излишним энтузиазмом заверила я.
  Одна из вернувшихся горничных, не согласившись с моим энтузиазмом, произнесла:
  - Или не переживем... в городе исчезают девушки.
  Судя по тому как миссис Макстоун и мистер Уоллан мгновенно отвели глаза - им об этом тоже было известно, просто они не стали мне ничего говорить.
  - Вввот как, - нервно проговорила я.
  - Это только слухи. Чаю, мисс Ваерти? - всполошилась экономка.
  Слухи? Боюсь, что нет.
  ***
  На следующее утро мы с мистером Уолланом и миссис Макстон отправились за покупками. Для начала мы посетили банк, где вместо денег мне выдали чековую книжку, потому как "Вы еще девица, мисс Ваерти, вас могут ограбить". Спорить с пожилым драконом я не стала, удостоверившись, что подписанные чеки вполне заменяют денежные средства.
  Следующим пунктом нашего посещения стал магазин ковров. К моему искреннему удивлению существовал целый отдел "пороговых половиков" по ценам вполне сопоставимых с шахскими с ворсом длиной до щиколоток. Но я ничуть не противостояла, когда мистер Уоллан выбрал черный с серебряными нитями и узором в виде глаз дракона, впрочем сердце екнуло, когда я подписывала чек на более чем приличную сумму.
  Третьим в пункте обязательных мест для посещения стал магазин тканей. Увы, миссис Макстон напрочь отсоветовала мне закупаться в магазине готового платья, а потому мне пришлось оставить пугающе значительный, хотя и менее существенный нежели за ковер, чек в магазине тканей, а после в сапожной и шляпных мастерских.
  А вот пятым местом обязательным к посещению, лично я выбрала городскую библиотеку.
  - Мисс Ваерти, - мистер Уоллан остался в карете, а вот миссис Макстон не отставала от меня ни на шаг, - вы, вероятно, будете удивлены, но в Городе Драконов, как впрочем и в столице, не слишком почитают образованных девушек. Вам бы лучше зайти в магазин дамских романов, он расположен рядом со шляпным и...
  И на этом я перестала что-либо слышать вообще. Потому что на столе с газетными подборками я увидела изображение той самой девушки, что двое суток назад погибла на моих глазах!
  Она и высокий молодой дракон с черными до плеч волосами были изображены на передовой, и я, стянув перчатку с правой ладони, подошла, задержав дыхание, и прикоснулась к черным давно высохшим чернилам надписи "Лорд Арнел и леди Энсан объявили о помолвке".
  - Мисс Ваерти, - миссис Макстон все еще пыталась привлечь мое внимание, - дорогая, с вами все хорошо? Мисс Ваерти, вы побледнели.
  Возможно. Вполне возможно. Потому что на девушке, изображенной на первой странице газеты, было то же платье, в котором я нашла ее умирающей. Белоснежное, сверкающее вышивкой, разве что на волосах в ту зимнюю ночь не имелось кокетливой белоснежной шляпки...
  - Мисс Ваерти, да что ж с вами! - окончательно всполошилась миссис Макстон.
  В этот момент в зал вошел работник библиотеки, не слишком приветливо кивнул нам, и поспешил забрать стопку с газетами.
  Я не стала препятствовать, лишь проследила взглядом за молодым драконом, и вздрогнула, услышав голос уже печально известного старшего следователя Давернетти:
  - Да, уничтожить весь тираж.
  И к сожалению я оказалась потрясена настолько, что даже не сумела никоим образом отреагировать, когда господин старший следователь вошел в читальный зал, и остановился, с насмешливым удивлением взирая на меня.
  - Мисс Ваерти, какая встреча! - возвестил он, прикидывая, что я могла услышать, из сказанного им только что.
  Придя к неутешительным выводам, что я сумела услышать каждое слово, нахмурился, и поинтересовался уже на порядок более враждебно:
  - Что вы здесь делаете?
  - Посещаю библиотеку, - натягивая перчатку, достаточно враждебно ответила и я. - Это запрещено законом, мистер Давернетти?
  - Лорд, - поправил он меня, сощурив глаза и взирая с таким видом, как будто ту девушку действительно убила я, а теперь здесь, заметаю следы своего зверского преступления.
  - Лорд Давернетти, - ледяным тоном исправилась я.- Полагаю, у вас масса служебных дел, а потому не смею вас задерживать.
  И смело развернувшись к лорду спиной, я отправилась к стеллажам с иными стопками газет, стараясь отогнать то ужасное видение умирающей девушки в белоснежном окровавленном платье.
  Но стоило мне подойти к первому стеллажу, как стопка пожелтевших от времени газет вдруг вспыхнула, вызвав испуганный возглас у миссис Макстон, и заставив вздрогнуть меня.
  Нет, я не кричала, я не издала ни звука, проследив взглядом за тем, как вспыхивает и уничтожается до состояния пепла одна стопка прошитых газет, вторая, третья... десятая, расположенная в самом отдаленном конце стеллажа.
  И в отличие от миссис Макстон я прекрасно знала, что сжечь любой предмет, не воспламенив остальные, способны только драконы. А потому осталась стоять, глядя на истлевающий пепел и не оборачиваясь к лорду старшему следователю.
  - Магазин дамских романов расположен рядом со шляпным магазином, мисс Ваерти, - почти угрожающе произнес лорд Давернетти, - и я крайне настоятельно советую вам посещать его, в поисках развлекательной литературы. Всего доброго, мисс Ваерти.
  - Всего доброго, лорд Давернетти, - стиснув кулаки, и стараясь сохранять как минимум осанку, произнесла я.
  Когда он ушел, миссис Макстон с тихим стоном опустилась на ближайший стул для посетителей, а вот я, развернувшись, направилась к служителю библиотеки. Бледный и дрожащий как осиновый лист мистер Насен, не нашел повода не открывать мне абонемент, и лишь бессильно проследил за тем, как я, с трудом удерживая, уношу домой "Список известнейших семейств Вестернардана" и "Историю Города Дракона с древних времен и до наших дней".
  В карете мистер Уоллан и миссис Макстон молчали, напряженно переглядываясь и поглядывая на меня. Но я уже чувствовала себя лошадью закусившей удила, и если старший следователь надеялся, что ему удалось окончательно запугать меня, то он сильно ошибся - я разозлилась.
  Я разозлилась настолько сильно, что следующим пунктом моего посещения стала мэрия.
  Я не учла лишь одного - мэрия располагалась аккурат напротив полицейского участка. А мне следовало бы это учитывать.
  ***
  - Итак, вы наследница, - мистер Толлок чай мне принес самостоятельно, отобрав его у секретаря на входе, и добавив к чашечке травяного настоя несколько конфет из собственного кармана.
  - Да, - я очаровательно улыбнулась пожилому чиновнику. - И, боюсь, вместе с домом лорда Стентона, я так же получила необходимость выйти замуж в ближайшее возможное время.
  Лорд Толлок покивал, занимая свое место за потертым от времени дубовым столом, и осведомился:
  - Вы ведь были помолвлены в прошлом, не так ли?
  - Да, - я сделала глоток чая.
  Мне было крайне интересно, откуда архивариусу мэрии Вестернардана известно о таких подробностях моей личной жизни, но не став акцентировать внимание на этом, я поспешила объяснить:
  - К сожалению, мой жених не счел необходимым завершение мной высшего образования.
  - Понимаю-понимаю, - покивал мистер Толлок. - Не в обиду вам, мисс Ваерти, но как стало известно в недавнем исследовании, девушки с высшим образованием в основе своей теряют способность к деторождению.
  Это было невероятнейшим бредом! Бредом, раздражающим до зубного скрежета, но увы, в обществе с недавних пор ходили именно такие толки, и собственно это было одним из аргументов, выдвинутых моим женихом в пользу требования оставить университет. Мне оставить университет. Себя Жорж не считал в какой-либо степени подверженным негативному влиянию высшего образования на детопроизводство. О нет, мужчинам полагалось быть образованными, а для женщин ведь всегда существует какой-нибудь магазинчик развлекательной литературы где-нибудь между шляпным и лавкой перчаточника.
  Сделала глоток чаю, подавив раздражение, заставила себя улыбнуться мистеру Толлоку, и предельно ровным тоном вопросила:
  - Вы полагаете, это станет препятствием для образования мной брачного союза?
  - Вероятно, - мистер Толлок смотрел на меня с самым искренним сочувствием.
  Но едва ли этот человек привык унывать, а потому он торопливо сообщил:
  - Но в то же время в Вестернардане так много вдовцов, а вы милая и приятная девушка, и вероятно быстро находите общий язык с детьми.
  Потрясающе, да. Я сделала еще глоток чаю, стараясь не обращать внимания на сказанное в той мере, в коей мистер Толлок пытался донести информацию до меня, и все так же ровным тоном вопросила:
  - В городе много вдовцов?
  Ответить мне чиновник не успел, так как от двери раздалось:
  - Едва ли это та информация, коей вам стоит интересоваться.
  Обернувшись, вежливо улыбнулась младшему следователю Гордану, и склонила голову, едва мужчина произнес:
  - Доброго дня, мисс Ваерти.
  - Доброго дня, лорд Гордан, - вежливость наше все.
  Следователь неожиданно холодно взглянул на мистера Толлока, а затем, игнорируя чиновника, произнес, обращаясь ко мне:
  - Мисс Ваерти, позвольте проводить вас до кареты - сегодня скользко.
  И я не удержалась от шпильки, высказав:
  - Что-то мне подсказывает, что "скользко" здесь всегда.
  - Что вы, - мгновенно вскинулся мистер Толлок, - все это безумие творится лишь последние четыре года, а до того...
  И осекся, под опасно сверкнувшим взглядом лорда младшего следователя.
  Что ж, похоже, не только я тут брожу по очень скользкому льду.
  - Мистер Толлок,- произнесла я, поднимаясь, - искренне благодарна за участие, и буду крайне благодарна за список наиболее перспективных... кандидатур.
  - Конечно-конечно, - чиновник улыбался мне, но косил взглядом на стоящего в дверях лорда-следователя, - непременно завезу к вам список наиболее подходящих вам вдов...
  Он не договорил, и его можно было понять - писчее перо в руках архивариуса опасно задымилось, и это было очень выразительное предупреждение.
  - Премного благодарна, - демонстративно не заметила я случившегося.
  Лорд Гордан притянул магией и подал мне плащ. Вежливо позволила укутать себя в тяжелую шерстяную ткань скорее практичного, нежели достойного плаща, и натягивая перчатки, вышла в коридор. Дракон последовал за мной по мрачному полуосвещенному помещению, придержал у выхода, вышел первым и подал мне руку.
  Не заметила, чтобы здесь было скользко, но придерживал меня лорд-следователь так, словно я была хрупкой фарфоровой вазой на ледяном катке. И точно так же, с подчеркнутой бережностью, меня препроводили до кареты, где не позволяя соскочившему с козел кучеру, помогли подняться в экипаж, и даже дверца была крайне галантно захлопнута.
  - Доброго дня, мисс Ваерти, - произнес лорд Гордан на прощание, и махнув кучеру рукой, зло приказал: - Трогай.
  Лошади резво понесли нас по заснеженным улицам, миссис Макстон и мистер Уоллан не удержались от вопросительных взглядов.
  Я выдержала паузу до того, как карета отъехала подальше от мэрии и центра города, и сообщила, задумчиво глядя в окно:
  - Последние четыре года в Вестернардане необъяснимо исчезают девушки и молодые женщины. Судя по всему, количество достигло полусотни, не меньше.
  - Ох ты господи! - всплеснула руками миссис Макстон.
  - Да, - подтвердил мои предположения мистер Уоллан, - уже свыше сорока молодых женщин пропало без вести. По городу ползут слухи один хуже другого, но в общем все сходятся в мысли, что дамы самовольно покидают город "железных правил и условностей".
  Я посмотрела на дворецкого и отрицательно покачала головой.
  - Они не сбегают? - правильно понял меня мистер Уоллан.
  Лишь молча поправила воротник плаща, выразительно глядя на мужчину.
  - Твою ж...
  - Мистер Уоллан! - возмутилась миссис Макстон.
  Дальнейшую часть пути мы проделали в молчании, и лишь когда подъехали к дому, дворецкий произнес:
  - Мисс Ваерти, пожалуй, я найму пару человек для охраны дома. Так же, полагаю, будет не лишним прикупить несколько бойцовых собак.
  Кивнула, не став говорить, что ни люди, ни собаки не станут препятствием для дракона. Особенно если это лорд.
  ***
  
  В уютной гостиной громко тикали настенные часы, в глазах рябило от васильков, вытканных на шелковых обоях непременно с серебряными, а не зелеными лепестками и стебельками, легкие белые занавеси на окнах были придавлены тяжелыми серебряными гардинами, а мебель, внешне изящную, на мой взгляд откровенно портили тяжелые ножки, массивные подлокотники и обидие сребротканых подушек. Подушки здесь были везде. Гостям изначально предлагались две - под спину и под ноги, третья ставилась на колени под блюдце с чашкой, четвертую предлагали под руку, дабы не сложно было удерживать чашку.
  Увы, но несмотря на всю подчеркнутую заботу и попытку создать уют, меня, как и миссис Макстон атмосфера явственно давила своей помпезностью и обилием серебра. Еще я очень опасалась, что с минуты на минуту мне предложат еще и пятую подушку. Так, на всякий случай, чтобы придавить к этому дивану окончательно.
  - Мисс Ваерти, вы очаровательны, - в сто первый раз воскликнула леди Эссалин.
  Отнюдь не старая драконница пугала живостью взгляда и движений, что при ее росте и фигуре выглядело крайне устрашающе. Ничего удивительного, что чем дольше продолжался визит, тем все сильнее у меня было желание вжаться в диван и прикрыться подушками. Пожалуй, в этом контексте я бы не отказалась и от пятой...
  Единственное, чего я не могла понять - что общего у этой могучей почтенной леди с хрупкой девушкой на огромном семейном портрете, повешенном над камином и радующем взор гостей суровой статью лорда Эссалин, тогда еще хрупкой белокурой леди Эссалин, и пятью карапузами возрастом от семи до полутора лет, взирающими на меня исключительно драконьими глазами. Остальные стены гостиной занимали портреты молодых леди и лордов, в основе своей светловолосых и имеющих явное сходство с леди Эссалин, но чуть дальше виднелись уже фотографии, и не все отпрыски драконьего семейства выбрали себе в пару драконов. По крайней мере, не чистокровных драконов.
  - Просто очаровательны, - продолжала леди Эссалин, завершившая с пересказыванием нам с миссис Макстон последних новостей, заключавшихся в обсуждении новых тенденций в столичной моде, и перешедшая непосредственно к делу, - вы слишком очаровательны для вдовцов!
  Непосредственность была внушительной, как и сама леди Эссалин.
  - Как вам вообще подобное пришло в вашу очаровательную головку?
  Понятия не имею. И в целом я понятия не имела, откуда о моем разговоре в мэрии стало известно почтенной леди, а спросить не решалась.
  - С вашими синими глазами, мисс Ваерти, вам следовало бы обратить внимание на настойчивые ухаживания лорда Алека Гордана, он, несомненно, крайне специфичный для обычного дракона, но вы первая девушка, которой он подал руку - поверьте, у нас это значит многое.
  Я бы, несомненно, поверила, но несколько подавившись после данной информации, некоторое время натужно откашливалась, после чего восстановив дыхательное и осанное равновесие, попросила:
  - Простите?
  Леди Эссалин, всплеснув руками, от чего чай едва не покинул ее чашку, угрожающе плеснувшись в сторону застывшей миссис Макстон, возмущенно взглянула на меня мудрым драконьим взором, и укоризненно сообщила:
  - Мисс Ваерти, мужчина подал вам руку не обремененную перчаткой, это недвусмысленно означает, что он в принципе не желает обременять себя одеждой в вашем присутствии.
  Я ощутила, как стремительно краснею, потому что... потому что слова леди восприняла буквально. Повторной удушливой волной меня накрыло, при осознании своей крайней порочности, и я уже хотела было попросить прощения, как драконница добила:
  - Это же так очевидно, что он желает вас! Что вы наденете на прием к Арнелам?
  ***
  Дом излишне гостеприимной леди Эссалин мы с миссис Макстон покидали в состоянии смятения и ощущении надвигающейся паники.
  На будущий месяц у меня было запланировано свыше двадцати выездов. Запланировано не мной, и не мне же пришлось отбирать, куда я направлюсь, а куда нет. Воистину, знай я чем обернется этот визит - осталась бы дома.
  - Не понимаю, - усаживаясь на сиденье в экипаже, выдохнула раздраженно, - в Вестернардане критический недостаток дев брачного возраста?
  - Вынуждена признать, я тоже в некоторой растерянности, - сообщила домоправительница.
  - У меня нет никакого желания посещать что-либо в принципе, - указывая на стопку приглашений, коие с легкой руки леди Эссалин уже удостоились ответа "Да, непременно и с превеликим удовольствием буду", сказала я.
  - Боюсь, вам не оставили выбора, - с искренним сочувствием сказала миссис Макстон.
  Ее сочувствие относилось и к тому, что мне придется все это посетить, и к тому, что посещение будет проходить в обществе леди Эссалин как моей компаньенки - увы, миссис Макстон в силу своего происхождения на порог всех этих домов если и допускалась, то исключительно как прислуга.
  "Что вы наденете на прием к Арнелам?" - вспомнился мне вопрос моей уже фактически дуэньи.
  Протянув руку вытащила из вороха приглашений белоснежную открытку с золотым тиснением, и прочла "Дружеский прием лорда и леди Арнел".
  Почему-то сознание ухватилось за эту информацию... и мне хватило всего нескольких секунд, чтобы понять почему. Перед глазами как наяву возникла страница первой газетной полосы, фотография и подпись к ней "Лорд Арнел и леди Энсан объявили о помолвке".
  - Как... странно, - проговорила я, вглядываясь в белый тисненный золотом листок, и одновременно с тем, пытаясь понять, почему я не помню лицо дракона с той фотографии.
  Девушку я узнала сразу, и едва ли обратила внимание на того, кто был с ней помолвлен, но сейчас... У меня вполне нормальная память, даже при условии испытываемого эмоционального потрясения, я должна была бы запомнить его лицо хотя бы в общих чертах.
  Но я почему-то отчетливо помнила только ладони. Одну, что сжимала трость, стянутая черной замшевой перчаткой, и вторую, не слишком бережно и тоже при наличии перчатки удерживающую убитую девушку за локоток.
  Странно, что я обратила внимание на руки. Или не странно, в свете сказанного леди Эссалин "это означает, что он в принципе не желает обременять себя одеждой в вашем присутствии". Для меня, выросшей в столице и человеческом обществе, было как-то странно ассоциировать обнаженное мужское тело, с обнаженными же мужскими руками...
  Но я заставила себя повторно вспомнить положение ладоней незапоминающегося внешне дракона, и вздрогнула, потому что в отличие от мужчины, его руки я запомнила! Его ничуть не стесненные перчатками руки, одна из которых крепко обхватила меня за шею, не позволяя дернуться, вторая осуществила магическое вторжение в мои воспоминания.
  - Мисс Ваерти! - встревожилась миссис Макстон.
  - Миссис Макстон, - я перевела взгляд с открытки на явно волнующуюся о моем состоянии женщину, - а вы помните как выглядел тот, ворвавшийся ко мне накануне дракон?
  Она удивленно моргнула, собираясь ответить, и даже приоткрыла рот... но тут же захлопнула, и только глаза, светло-голубые, почти прозрачные, мгновенно округлились.
  - Не помните, - заключила я.
  - Боюсь, что... нет, - прошептала миссис Макстон.
  "Мисс Ваерти, мужчина подал вам руку не обремененную перчаткой, это недвусмысленно означает, что он в принципе не желает обременять себя одеждой в вашем присутствии" - мысленно повторила я слова леди Эссалин.
  И поняла то, до чего женщины Города Драконов видимо еще не додумались - отсутствие перчатки не означает, что мужчина желает женщину, оно означает, что мужчина может применить магию в отношении абсолютно беззащитной женщины. Я была беззащитна. Теперь, после вторжения, как я полагаю, Арнела, практически совершенно беззащитна.
  - Мисс Ваерти, - миссис Макстон в ужасе смотрела на меня.
  "Плевать я хотел на все приличия в отношении бывшей любовницы престарелого Стэнтона" - а точнее плевать он мог, причем вполне. Девушка без роду-племени и поддержки семьи и в столице становилась объектом... приложения не слишком благородных желаний, что говорить о Городе Драконов, откуда я теперь даже выехать при всем своем на то желании не могу?!
  - Мисс Ваерти... - экономка чуть не плакала, глядя на меня.
  - Знаете, это очень странно, - проговорила я, продолжая рассматривать приглашение, - у лорда только что погибла невеста, а его семья устраивает дружеский прием? Как-то слишком, вы не находите?
  ***
  Остаток вечера я посветила истории Города Драконов. По факту история драконьего поселения ничего особенного из себя не представляла - драконы, некогда лишившиеся способности летать, были вынуждены для начала заключить договор с Железной Империей, как тогда именовалась Велария, а позже в основе своей покинуть столицу и наиболее заселенные людьми территории, в силу особенности собственной магии и довольно сложного характера.
  Семьи-основатели Арнел, Даткур, Нессад и Гордан прибыли на Железную Гору и основали собственно Город Драконов. В дальнейшем, из небольшого аристократического поселения Вестернардан разросся до города с несколькими тысячами жителей, но неизменным оставалось одно - вся гора признавалась собственностью рода Арнел, и селиться здесь могли исключительно с разрешения лидера данной династии. Селиться и... покидать город. И если с заселением все было понятно, драконы жестко контролировали своих возможных соседей, то от чего такие проблемы с выселением?
  По какой причине в целом, покидать Вестернардан могли исключительно особы драконьей крови и их прислуга?
  Кстати, в связи с этим лично у меня возник вопрос - каким образом профессор Стентон добился для меня разрешение на вселение в город и собственно владение этим домом, но, боюсь, этого я уже никогда не узнаю. Профессор просто выполнил свою часть сделки, не сообщив мне о последствиях моей.
  В семь вечера в двери позвонили.
  Подойдя к выходу из кабинета, расположенного на втором этаже, я прислушалась. Судя по всему пришел мужчина, и почти сразу я поняла, что мне выходить не стоит - в доме отчетливо разнесся запах цветов.
  Следом мистер Уоллан громко возвестил:
  - Цветы для мисс Ваерти.
  - Вынесите на улицу! - крикнула я, на миг приоткрыв дверь, и тут же захлопнув ее, чтобы торопливо пройдя через кабинет, распахнуть окно и вдохнуть морозный воздух гор.
  "Зимние фиалки" - ярко синие снежные цветы, вызывающие кратковременную потерю магии при сильной концентрации, дворецкий вынес сам. Под моим мрачным взглядом, унес к ограде и вышвырнул за нее, от чего букет, естественно, унесся вниз по склону.
  - Мисс Ваерти, - раздался из-за двери осторожный голос миссис Макстон.
  - Дом проветрить!- крикнула я.
  И снова посмотрела на дворецкого. Мистер Уоллан остановился, приглядываясь к следам лошади, на которой прибыл посыльный. И подойдя к дому, громко сообщил:
  - Мисс Ваерти, это был мистер Нейлисс, из цветочной лавки. Мы хорошо знакомы.
  - Да, - я старалась сделать вид, что все в порядке, - но тот, кто эти цветы заказал для меня, хорошо осведомлен о том, что их запах уничтожает магические способности примерно на двадцать часов.
  Мистер Уоллан лишь дернулся в ту сторону, куда выбросил букет, и стало ясно - имени дарителя мы не знаем.
  - Я выясню, - упрямо сказал он. - Цветочная лавка не так далеко, так что...
  - Вы останетесь дома! - приказала я.
  И поняла, что впереди меня ждет мигрень. Очень-очень зверская мигрень... и если честно, мне искренне жаль, что пострадала та девушка, а не лорд Арнел, чтоб ему пусто было!
  ***
  Двадцать часов...
  Я поставила сигнальное заклинание вокруг дома на пять суток, после чего возвращалась в сам дом уже ползком. Дворецкий прекратил мои страдания шагах в десяти от порога, подошел и помог подняться, более того - попытался отобрать снежок, который я прижимала к пульсирующему болью виску.
  - Мисс Ваерти, с каких пор вы так плохо реагируете на магию? - придерживая меня, вопросил мистер Уоллан.
  - Со вчерашних, - с трудом ответила я.
  Идти могла едва ли, в дом мистер Уоллан практически внес меня, а после передал на руки миссис Макстон и горничной.
  До полуночи я проклинала Арнела на все возможные лады, дошла до чертыханий и поминаний дьявола, потому что зверская мигрень не отступала, несмотря на все возможные чаи и компрессы экономки.
  А примерно в час ночи в доме раздался звонок сигнальной магии. Сначала один. После второй. Третий.
  - Четвертое и пятое окна на первом этаже справа, - мгновенно садясь на постели, сказала я.
  Мистер Уоллан, сидящий у двери, мгновенно поднялся. Конюх мистер Илнер все это время тоже не спал, ожидая сигнала от дворецкого, который считал, что непременно следует вызвать доктора. Обе горничные так же присутствовали в моей спальне, повар нервно ждал на кухне распоряжения от миссис Макстон по поводу нового варианта противомигреневого чая.
  - На дворе пущены собаки, - нервно произнес мистер Уоллан.
  В этот момент система зазвенела снова.
  - Окно в кабинете! - воскликнула я, кубарем скатываясь с постели.
  Что я буду делать, встретившись с далеко не глупым грабителем, я в тот момент не думала - лишь прихватила горячий чайник с подноса на столике, и выбежала в коридор.
  Двери в кабинет распахнула магией, они были в трех проемах от меня, и вбегая воскликнула вызвавшее боль заранее:
   - Illiumena!!!
  Неяркий свет в единый миг выхватил фигуру худощавого мужчины, в данный момент забирающегося в неведомо как бесшумно открытое им окно. В магическом свете ярко вспыхнули драконьи глаза, и именно на их блеск я безошибочно метнула раскаленный медный чайник.
  И поняла, что передо мной маг. Крайне слабый и неопытный, потому что, выставив защитный блок, он сумел уберечься от столкновения с чайником, но не с выплеснувшимся из него кипятком. И едва исходящая паром вода оказалась на его ничем не защищенном лице, дракон взвыл, попытался швырнуть чайником в меня, но не рассчитав с магией, вывалился из окна на снег.
  Внизу раздались выстрелы из ружья, и крик дворецкого:
  - Грабители, двое! Одного подстрелил!
  И именно его окрик заставил меня, выставить сначала щит, и лишь после выглянуть в окно. Это оказалось предусмотрительно, потому что в следующий миг во мраке мелькнула вспышка, а после в меня понесся пылающий багровым снаряд.
  И не долетел.
  Ослепительно ярко вспыхнул защитный купол, в сотни раз сильнее того, что могла бы и в лучшие свои годы поставить я, и незадачливого стрелка отшвырнуло вместе с частью ограды...
  Несколько секунд я стояла, в ужасе слыша его уносящийся по склону вниз крик...
  И лишь после, повернув голову, посмотрела на дракона, чья ладонь все еще сияла призванной магией. Темная фигура на фоне мрачного черного почти лишенного звезд неба, несколько мгновений и защитивший меня маг исчез, не оставив после себя никакого магического следа. Я проверяла. Несмотря на безумную головную боль, отправила "Vitisque repertor". К сожалению, поисковое заклинание вернулось, не принеся мне ничего... кроме мигрени, разумеется.
  ***
  Прекрасный ковер, купленный для парадного входа, был безнадежно испачкан и сдвинут в сторону, дабы не мешал. По всему участку ходили полицейские, вспыхивая заклинаниями света то тут, то там. И новости от них были не утешительными - нападавших было трое, впрочем мы уже знали об этом.
  Один погиб, и сейчас поисковый отряд прилагал усилия, чтобы извлечь его тело из ущелья, второй был ранен мистером Уолланом, третий получил ожоги на лице в следствие столкновения со мной и чайником, но все же бежал. И сейчас я прилагала все усилия, чтобы составить его словесный портрет.
  - Сорок-сорок с небольшим, - слова давались с трудом. - Светло-зеленые глаза, насколько я могу судить. Дракон. Выше меня примерно на голову, но точно сказать сложно - он не выпрямлялся, находясь в процессе проникновения в кабинет через окно.
  Я закусила губу, пытаясь удержать стон. Стонать в принципе в окружении пяти представителей полиции мне не хотелось.
  - Мисс Ваерти, вы позволите? - лорд младший следователь также присутствовал и именно он попытался предложить помощь, протянув ко мне лишенную перчатки ладонь.
  - О, нет, благодарю вас, - я переместила повязку со льдом с виска на середину лба. - У меня генетическая непереносимость магии драконов.
  Почти не солгала.
  - Вот как, - лорд Гордан, перестав протягивать ко мне руки, опустился на корточки, на расстоянии собственно вытянутой руки от меня. - В вашем личном деле ничего не сказано об этом.
  У меня есть личное дело? И оно находится в полиции? Как неожиданно.
  - Сказано в специализации, - я заставила себя улыбнуться, - собственно это было одной из причин, по которой профессор Стентон отобрал меня в свою группу.
  Улыбаться не хотелось вовсе, хотелось выйти и со стоном засунув голову в снег, провести так хотя бы пару минут... еще бы помогло, но сильно сомневаюсь.
  Лорд Давернетти сидящий на диване напротив, чем крайне смущал штатного портретиста, пытающегося собственно нарисовать портрет нападавшего, опасно прищурившись, произнес:
  - Непереносимость. Вы уверены, мисс Ваерти?
  И прежде, чем я хотя бы попыталась ответить, сделал пасс рукой. Я знала это движение. О, я очень хорошо его знала, это был "Indrag", заклинание мгновенного притяжения, применяемое к одушевленным предметам. Профессор Стентон часто использовал его, когда лень было кого-то звать, или в принципе отвлекаться от работы. Действовало мгновенно - притягиваемый оказывался перед профессором в полусклоненном положении, готовый выполнить что угодно. А еще мне было прекрасно известно, что данное заклинание относится к запрещенным. Категорически запрещенным. Налагаемым исключительно при наличии согласия жертвы.
  - Как любопытно, - стряхивая пасс с кончиков пальцев, произнес старший следователь, все так же с ухмылкой глядя на меня.
  - Вам любопытно? - звенящим от ярости голосом, переспросила я. - Знаете, я тоже позволю себе проявить любопытство и поинтересоваться - неужто в Вестернардане законы столь существенно отличаются от общеимперских?!
  Ухмылка лорда Давернетти несколько померкла, особенно ввиду того, что на него в данный момент очень пристально взирал лорд Гордан.
  - Я... готов принести извинения, - наконец выговорил старший следователь.
  - Да, будьте любезны в письменной форме! - потребовала я.
  Криво усмехнувшись, лорд Давернетти спокойно ответил:
  - Я не отношусь к идиотам, мисс Ваерти. Но я возьму на себя труд прислать вам цветы.
  - Не трудитесь! - отчеканила, глядя на него со вполне обоснованной яростью. - И будьте уверены, в мэрию поступит жалоба от моего имени!
  Усмешка Давернетти стала откровенно издевательской, но лорд, склонив голову, учтиво ответил:
  - Что ж, это ваше право. Обязательно ознакомлюсь с вашей жалобой, когда зайду... в гости к брату.
  То есть мне недвусмысленно намекнули, что глава города является близким родственником лорда старшего следователя. Очаровательно.
Оценка: 7.47*30  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"