Звездная Елена: другие произведения.

Киран 3. Сила воина.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 7.16*245  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Третья книга. Выкладываю только начало, остальное на моем сайте.
    Все, книга закончена!

    Прода на сайте


  Право сильнейшего.
  Книга третья: Киран. Сила воина.
  
  История первая: Таинственная
  Ночь. Спокойное дыхание Эрана, его рука, нежно накрывшая мою ладонь, сонный рык Икасика, устроившегося на балконе.
  Но мы не одни! Я отчетливо ощущаю это. Ощущаю шаги - легкие, невесомые. Чувствую, а не слышу. Ощущаю присутствие. Не могу понять как, но ощущаю. Отслеживаю и даже с закрытыми глазами вижу, как тень приближается ко мне.
  Я вздрогнула, едва темная субстанция остановилась в шаге от постели, и в тот же миг проснулся Эран. Вспыхнул свет, синеглазый воин встревожено всмотрелся в меня.
  Тень продолжала стоять рядом!
  - Кира? - голос тар-эна был полон тревоги.
  Хочу ответить, пытаюсь выговорить хоть слово и... не могу. Мне страшно. Мне никогда не было так страшно, я боялась даже пошевелиться.
  - Киран, - воин осторожно касается моей щеки, и приходит страшное осознание - у меня лицо мокрое от слез.
  ***
  Я проснулась, и села на постели. Голова болела. Странная слабость по всему телу, и страх. Тихий панический ужас пульсирует и бьется, словно отголосок биения сердца. Нервно огляделась - в спальне повелителя Иристана находились только я и спящий на балконе Икас. Долго не решалась взглянуть в сторону входной двери, потом обругала себя за трусость и повернула голову. Никого.
  Значит сон?
  Просто кошмарный сон? А с каких пор мне снятся кошмары?! С какого бешенного атома мозг подкинул мне подобное сновидение?! И почему так страшно... До сих пор страшно.
  Открылась дверь - синеглазый воин, в черных брюках и белоснежной рубашке бесшумно подошел, сел рядом, протянул руку, коснулся моей щеки и спросил:
  - Что испугало тебя ночью?
  - Ночью? - вмиг севшим голосом, переспросила я.
  Тар-эн кивнул.
  И я осознала, что сном случившееся не было! Я видела тень. Не такую, как у Нрого, и даже не того монстра, который управлял папандром, что-то другое. Страшное. Опасное. Для меня опасное.
  Не глядя на воина, я осторожно поднялась с постели, подошла к окну, села возле Икаса, задумчиво погладила белоснежную шерсть зверя. Единственное, о чем я сейчас могла думать - а все ли мне мама рассказала?!
  Шум за стеной. Эран встал, величественно пересек спальню, открыл дверь.
  - Эшен аккердан эйтна МакЭдл, - произнес стоящий за дверью воин.
  - Кэрн, - резко ответил тар-эн и закрыл дверь.
  Я не понимала ни их языка, ни того, почему переговоры на сей раз велись так, ведь Эран мог по другому, как-то приставляя пальцы к шее и все. Но вот что я конкретно поняла - речь шла о бабушке, а синеглазый сказал нет. Ну может и не нет, но это определенно был отказ.
  - Почему ты боишься? - внезапно спросил тар-эн, резко повернувшись ко мне.
  Что я могла ответить? Ночью, даже Икас не среагировал на субстанцию. И Эран не увидел. Никто. Потому что тень пришла за мной. И я сейчас отчаянно пыталась вспомнить то, что говорил Араван. Вспомнить дословно.
  Но вспоминались только обрывки:
  'Агарну нужна была именно девушка из рода Аэрд. Аэрд - эйтны, традиционно. Есть несколько родов способных принять кровь любого клана, Аэрд сильнейшие. Традиционно эйтна-хассаш принадлежит именно к Аэрд, и наша бабушка должна была стать главной эйтной'.
  А я из рода Аэрд, как мама и бабушка.
  'Бабушку готовили к принятию сана эйтны-хассаш, а для этого видящая должна испытать болевой шок дважды. Обычно эйтны так и определяют видящих - первый шок девушка испытывает после ночи с воином, второй после родов, а дальше мутацию подталкивают в нужном направлении и видящая становится эйтной'.
  Болевой шок... Палатка, первый раз с Эраном, жуткая, невыносимая боль и восклицание одной из эйтн 'Она видит'.
  Чувствую, как руки леденеют, по спине мороз, в глазах темно становится.
  'Дед понимал, что роды станут тем вторым этапом мутации. Бабушка понимала тоже, но очень хотела подарить ему детей. Много лет они жили вместе, а после она сделала все, чтобы зачать. Дед этого не хотел'.
  Перевожу взгляд на Эрана. Тар-эн не прикоснулся ко мне ни вечером, ни ночью. Объятия и ничего более. Он знает? Знает, и не хочет допустить второго этапа мутации?
  И тут я вспомнила: 'Она приходила по ночам, уже не как женщина, но как мать и призрак той любимой, которой дед всегда хранил верность'.
  Мне всегда казалось, что страх это неизбежная составляющая любого действия. Вот тебе страшно, но мастер дает приказ 'Вперед' и страх становится катализатором выброса адреналина, позволяя справиться с самыми сложными задачами. Но то, что я чувствовала, сейчас было даже не ужасом, а чем-то хуже. Гораздо хуже.
  И второй реакцией стала злость. Нет, ну серьезно - какого бракованного навигатора?! За каким вообще нестабильным атомом, какая-то паразитирующая субстанция возомнила, что ей можно приходить и пугать меня по ночам?!
  - Эран, - я повернулась к воину, - ты тень ночью видел?
  Тар-эн промолчал, но синие глаза медленно сузились и мне задали встречный вопрос:
  - Приходила тень?
  - Да, - ответила я, потрепав Икаса за ухом и стремительно поднимаясь. - Оказывается самоубийцы есть и в потустороннем мире.
  И решительно направилась в ванную, старясь не смотреть на Эрана вообще, потому что... я теперь вообще смотреть на него не буду. Пока не разберусь с тенью. Вероятно, тар-эн думал примерно так же, потому что он за мной не последовал, и его слова донеслись до меня из-за двери:
  - Кира, я вернусь к полудню и покажу тебе ИрАэ. Ты подождешь во дворце.
  Последнее прозвучало странно. Уже раздевшаяся я, завернулась в полотенце, вышла, посмотрела на хмурого воина и прямо спросила:
  - В каком смысле подожду во дворце?
  Синеглазый не ответил, но выглядел чрезмерно спокойным, напряжение выдавал лишь взгляд.
  - Эран, - я подошла ближе, - а сама я погулять по городу не могу?
  - Нет, - спокойный ответ.
  И вот именно сейчас я соизволила обратить внимание не на свои переживания, в связи с ночным ужасом, а на Эрана. Того самого, который еще вчера сказал 'Киран, если ты чувствуешь ко мне только желание и ничего больше, я не буду тебя удерживать', а уже сегодня 'Подождешь во дворце'.
  - Мужик, - да, негодую, - я что пленница?
  Повелитель Иристана на мгновение отвел взгляд, затем тяжело вздохнул, а после развернулся и вышел. Молча.
  И не успела за ним закрыться дверь, как она открылась снова и вошли две темнокожие женщины. Темно-синекожие, если говорить точнее. С короткими черными волосами, в длинных мешковатых хламидах и железных браслетах на руках. Обе синхронно поклонились, после чего первая шагнула вперед, поклонилась и спросила:
  - Принцесса Киран, вы желаете трапезничать в покоях повелителя, саду или же общей зале?
  Я потрясенно молчала. Что происходит? Что с Эраном? Где те милые женщины, с которыми мы устраивали посиделки вчера и почему уже сегодня вместо них вот эти... не местные.
  Запиликал сейр. Подойдя к окну, взяла, включила, и услышала уставший голос Эрана:
  - Оденься и мы поговорим.
  - А сейчас нельзя? - задала я прямой вопрос.
  Тар-эн отключил связь.
  Не обращая внимания на присутствующих, я набрала параметры связи с мамой и ждала почти минуту, прежде чем на экране, позевывая и потягиваясь, показалась сонная, встрепанная мамочка. И вот выглядела она на редкость спокойно, а потому вместо 'привет', я задала вопрос:
  - То есть дочь ночует с незнакомым мужчиной, а нам все равно?
  Мамуль зевнула, улыбнулась, и весело ответила:
  - Аэ тебя и пальцем не тронет, Кирюсь.
  То есть она знала! Зло смотрю на маму, а она мне совершенно спокойно:
  - До избрания новой эйтны-хассаш ты в совершенной безопасности, пантеренок. Так что да, нам все равно и я впервые с момента твоей выходки, выспалась. Ооо, семь часов полноценного сна, чувствую себя превосходно.
  - А я нет, - и вместе с сейром проследовав в ванную, продолжила, - Эран запретил покидать дворец. Какие-то странные тетки вместо вчерашних женщин. Он ведет себя странно!
  И главное я едва на крик не срываюсь, а мама сиди и улыбается. И вот я точно знала, что услышу от нее:
  - Я предупреждала, Кирюсик.
  Но хоть не улыбалась больше. Смотрела спокойно, прямо мне в глаза, и выглядела привычно мудрой, но вот мне от этого не легче.
  - Мам, - откровенно злюсь, - а ты сейчас о каком предупреждении, а?
  Киара МакВаррас усмехнулась и тихо произнесла:
  - Для тебя, Киреныш, Иристан всегда будет дерьмовый. И я очень рада, что ты, наконец, начала замечать в Эране Дард Аэ нечто большее, чем объект первой любви.
  Ну, мамочка!
  Бросив несколько полотенец на пол, я села, устроилась поудобнее, и только набрала побольше воздуха, чтобы... да поругаться с матерью, как она сделала ход конем:
  - Я уже поняла, что Эран Дард Аэ тебя любит.
  - А почему ты его так официально называешь? - спросила я, потому что основной вопрос задавать пока не решилась.
  - Повелитель, - пожала плечами мама. - Ты другая, Кирюсь, и росла на Гаэре, где нет ни столь четкой иерархии, ни незыблемых традиций, а мое воспитание не позволяет называть повелителя иначе.
  Не совсем поняла, и напрямую спросить так и не решилась, а потому:
  - Мам, вот ты мне сейчас что сказать пытаешься?
  Грустная улыбка и тихое:
  - Ты должна не слушать, а слышать, что он говорит. Правящий клан презирает ложь. Вот и будь умной девочкой, Кира.
  Связь выключила я. И потом сидела на полотенцах и злилась. Нет, я конечно уже поняла, что мамуль не переваривает Эрана, а сам Эран как-то не слишком уважительно относится к мамочке, но я-то люблю обоих. В смысле кажется, люблю синеглазого тар-эна. Или даже не кажется. Потому что люблю. Потому что он благородный. Потому, что даже в Шоданаре спасти хотел, защитить и увести, не осуждая за глупость и не устраивая ничего вроде 'получи шишку и большой жизненный опыт'. И за одно это его уже можно было полюбить всем сердцем. И вообще я кадет S-класса, а мы не делаем преждевременных выводов - мы проверяем все, прежде чем в это поверить!
  Решительно поднялась, быстро вымылась, потом открыла дверь и позвала Икасика. Шерстюсик, радостно виляя хвостом, прибежал, ткнулся мордой в плечо. Вот с чего бы, а? Выглянула в комнату, оказалось, там сидели две черные зверюги, в то время как женщины наводили порядок. То есть моего Икасика еще и напугали? Но тут я снова вспомнила про S-класс, и, решив не злиться раньше времени, спросила:
  - Девчонки, а эти вот зачем?
  Женщины с темно-синей кожей разом поклонились и та, что была чуть выше, извиняющееся пробормотала:
  - Простите, принцесса, но ваш зверь... страшный. Хейры для защиты. Они бы не причинили вреда, задержали бы только.
  - Аа, - потянула понимающе. - Но вообще зря, Икасик очень умный.
  - Хейры тоже, - улыбнулась женщина. - Но они стабильны, а Снежная смерть был выведен не так давно, кто ведает чего можно от него ожидать?
  - Злые вы, - пробурчала я, обиженная за Икасика.
  И закрыв дверь, утащила зверя мыться. И там мы побесились на славу, потому что в ванной Эрана какой-то очень пенный шампунь обнаружился, а когда я на шерсть наливала, Икас меня боднул и пол банки вылилось. Пены было... часа на три уборки. А потом стало на все десять, потому что шерстюсик решил поиграть и только я потянулась за лейкой, чтобы смыть пену, зверь отпрыгнул в сторону. Я за ним! Комья пены по всей ванной! Полотенца в хлам! Зеркала в пене. Баночки, система душа, бассейн - в пене. Я с воплем 'Стой, атом нестабильный' за Икасом, Снежная смерть, прыгая по стенам, от меня! Полный атас!
  И тут открывается дверь! Икас, довольный, что с ним так весело играют, мчится к дери, я за ним, не удерживаюсь, поскальзываюсь и мокрая, в мокром полотенце, в пене вся, врезаюсь в вошедшего Эрана! А счастливый шерстюсик выскочив в спальню, весело носится по ней, оставляя ошметки пены на мебели, коврах, двух фыркающих, но сидящих неподвижно кошках, и перепугавшихся женщинах.
   Но мы этого уже не видели, ни я, ни сжимающий меня в объятиях тар-эн.
  Мы ничего не видели. Сильные, по-мужски твердые руки сжали мою талию, мои ладони скользнули вверх по его груди, мы оба едва дышали. И только его глаза напротив, синие, бездонные, темнеющие с каждой секундой... И губы. Твердые, четко очерченные, притягательные...
  - Киран, это опасно, - из нас двоих более безголовой была явно я.
  - Поцелуй? - спросила едва дыша.
  Эран сглотнул, затем кивнул едва заметно. И обнял крепче, прижимая к себе. А мне... вдруг так захотелось заплакать. Глупо очень, понимаю, но...
  - А когда можно будет? - спросила, обнимая его могучую шею, и обессилено уткнувшись лбом.
  Вообще-то я знала ответ - эйтна нужна, мама же сказала, да и воин вчера, но вместо ожидаемого мной, Эран тихо ответил:
  - На данный момент неизвестно.
  Вздрогнув, вскинула голову, потрясенно глядя на тар-эна. Эран гулко сглотнул, отпустил меня и хрипло попросил:
  - Оденься.
  И потом я стояла и смотрела, как уходит повелитель Иристана. Расстроенный, злой, словно раздавленный чем-то. Мне не оставалось ничего иного, кроме как подозвать Икаса, развлекающегося прыжками от одной хейры к другой, причем он не просто так прыгал - подпрыгнет-лизнет-отпрыгнет, и к другой с тем же набором действий. Огромные черные зверюги сидели неподвижно, но у них такие выражения на мордах были, что казалось дай им, мокрым и после облизываний встрепанным, волю и на одну Снежную смерть на Иристане стало бы меньше. Вообще выглядело донельзя забавно, но мне как-то сейчас было совсем не весело.
  - Шерстюсик, - грустно позвала я.
  Икас мгновенно припрыгал ко мне, заглянул в глаза и уши его расстроено повисли.
  - Все будет хорошо, - заверила я.
  Зверь продолжал встревожено вглядываться в меня. Позвала в ванную, смыла пену с него и с себя, и уже задумалась о том, где взять полотенце, как вошла одна из женщин и подала мне целую стопку.
  Когда я вернулась в спальню, меня ждало расстеленное на покрывале длинное платье, белоснежное, из летящей нежной ткани, и с тонким золотым пояском. Красивое. Белье я взяла свое, торопливо оделась, расчесала влажные волосы, затем осторожно, чтобы не намочить ткань, расчесала Икаса, и, не используя ни грамма косметики, поспешила за ожидающей у двери женщиной. Икас естественно пошел со мной, две хейры плавно двинулись следом за нами.
  И только сейчас я обратила внимание на дворец Эрана. Никакого необработанного камня, никаких плохоотесанных балок, торчащих в потолке, да и серых мрачных стен не наблюдалось. Белое, золотое, стекло - основные мотивы декораций. Белые летящие занавеси на резных окнах, особое стекло, рассеивающее солнечные блики по пространству, белоснежные ковры на полу, золотые узоры на стенах и потолке. Ощущение словно попал в сказку. Но не в ту, где мелькают призрачные феи, здесь сразу становилось ясно - не для фей домик: массивная мебель, диваны на крепких ножках, столы внушительные, кресла вместительные. Все было сделано под тар-энов, и все равно изумительно красиво. И много, очень много зелени. На виднеющихся из окон балконах, по углам комнат, в широком светлом коридоре, который выходил к великолепной лестнице. И стоило спуститься на первую ступеньку, как я потрясенно замерла - лестница была мраморная, с позолоченным рисунком по ступеням, а вот перила оказались хрустальными. И скользя пальцами по ребристой поверхности, изображающей тело змейки, я потрясенно молчала. Сказочный дворец, просто сказочный.
  А внизу ждал пушистый ковер. Пушистый настолько, что нога утонула по щиколотку, вмиг скрыв белоснежные туфельки на небольшом каблучке, которые мне принесли к платью. И только внизу я впервые увидела воинов. Их было всего двое, оба стояли у дверей и поклонились, стоило мне спуститься. Поклонились с уважением, то есть вообще никакого презрения как у папандра в хассарате. И это... было приятно.
  - Прошу, принцесса Киран, - произнесла моя сопровождающая.
  Женщина спустилась быстрее меня, откровенно залюбовавшейся лестницей, и сейчас терпеливо ожидала у двустворчатой резной двери, хейры сидели рядом с ней, по обе стороны. Невозмутимые как и всегда.
  Мы с Икасом гордо прошли мимо них - я не удержалась и ближайшую ко мне почесала за острым ушком, а шерстюсик и вовсе лизнул в нос вторую. Невозмутимости у зверюг поубавилось, а глаза сузились.
  - Злые они у вас, - пожаловалась я посеревшей от чего-то женщине.
  - Хейры не терпят прикосновений, - прошептала она севшим голосом.- Прошу вас, больше...
  Я подумала, вернулась, нагло погладила застывшую от возмущения зверюгу, и после этого гордо прошла в двери. Вслед мне донеслось глухое рычание.
  - Еще погладить? - обернулась я.
  Хейра моргнула от удивления.
  - Идем, - позвала зверюгу.
  И она пошла. То есть поднялась, величественно прошла мимо остолбеневшей женщины, подошла ко мне, и встала по левую сторону, справа просто стоял весь такой заинтересованный Икасик, который за движениями Хейры следил, склонив набок голову и высунув язык. А потом вдруг резко подобрался и зарычал.
  - Она мне мстить будет, да? - догадалась я.
  Хейра оскалила на меня клыки. Икас оскалил свои. Что сказать, у хейры они повнушительнее были.
  - Хорошая кошечка, - успокаивающе проговорила я, отступая подальше, - очень хорошая...
  Зверюга зарычала.
  - Нне буду тебя больше трогать, - все так же осторожно отступаю.
  Но животное, услышав мое обещание, прекратила угрожать, величественно кивнула и обернулась ко второй, с видом 'Как я ее, а?'. Мы с Икасиком переглянулись и было решено заняться кошками вплотную. Не то чтобы сильно хотелось, но так, в качестве профилактики зазнайства и вредности.
  А потом я вошла в наполненное светом и хрустальными статуями помещение и остановилась. Потому что там во главе накрытого стола сидел Эран, а рядом с ним стояла... бабушка. Я ее сразу узнала, несмотря на то, что одни глаза и были видны, а одежда у всех эйтн она одинаковая. Но это все равно была бабушка.
  И потому я заулыбалась еще до того, как она сказала:
  - Здравствуй, Пантеренок.
  Я не отказала себе в удовольствии пробежать через все помещение, и с разбегу крепко-крепко обнять бабушку. Она не ожидала этого. Растерялась в первое мгновение, опустила руки, а потом:
  - Кирюсик, - и осторожно обняла меня.
  И было в ее объятии что-то такое родное, что маму напомнило, и... У меня ведь никого не было кроме мамочки, а теперь есть бабушка, и Араван, Эран.
  Осторожно отстранившись от Кираты, я взглянула на тар-эна, который как-то механически гладил уткнувшегося в его плечо Икасика, и Эран смотрел на меня. Странно. Грусно. С какой-то невыразимой горечью. Перевела взгляд на бабушку, из непроницаемо-черных глаз медленно скатилась одинокая слеза... и затерялась в складках черной ткани, закрывающей лицо эйтны МакЭдл.
  - Знаете, - тихо начала я, - будет лучше, если вы мне сразу скажете все как есть.
  Я прошла к столу, потянув бабушку за собой, села - Кирата присела рядом. Странно присела, как-то с краю. Мне вдруг вспомнилось, что единственная эйтна которую я видела сидящей была эйтна-хассаш. Впрочем, нет, на креслах эйтны сидели, а что не так со стулом?
  Бабушка, заметив мое недоумение, вдруг тихо сказала:
  - Мутация затрагивает костную ткань, Пантеренок.
  - Что? - удивленно переспросила я.
  Кирата медленно подняла руку к ткани, закрывающей ее голову и лицо, затем осторожно, словно осужденный на казнь, начала разматывать. Слой за слоем... А затем медленно стянула экесе с головы...
  Не знаю, как я удержала крик!
  У нее не было волос. Голый, покрытый черной чешуей череп! И у нее не было лица! Все человеческое - одни глаза и начало носа... Только начало, а дальше сеточка. Не наносное, нет, дышащая органика, подрагивающая, когда Кирата выдыхала. И рот, который ртом никто бы не назвал - пасть. С наростами как у насекомых, с черными жвалами, без зубов. И тень! Тень, которая ехидно скалилась мне, демонстрируя себя! Потому что это была не бабушка, в чье тело вселилась тень, это была ТЕНЬ которая перестроила тело бабушки под себя и милостиво позволяла Кирате существовать. Существовать в ней!
  Я зажмурилась. По щекам текли слезы. В горле ком и рвется судорожный всхлип. Как же так?! Как же так можно?! Как?
  - Это мутация, Киран, - тихо сказала бабушка.- Это то, кем станешь ты, если останешься на Иристане.
  Протянув руку, коснулась ладони Кираты, сжала, стараясь прекратить истерику. Стараясь взять себя в руки, стараясь понять. Распахнула глаза, повернулась и взглянула на Эрана. Воин встретил мой взгляд спокойно. Он знал. Уже знал.
  - И когда ты выяснил? - тихо спросила я.
  - Вчера, - прозвучал ответ. - В подземельях хассара Айгора были установлены камеры слежения, я видел, что с тобой произошло после... нашего поцелуя.
  Воин сглотнул. Взгляд потемнел. Он был в ярости, но не я.
  - Мы уже целовались, - напомнила срывающимся голосом. - В ночь, когда я тебя застукала в рейде по домам терпимости.
  Бабушкина рука, которую я продолжала удерживать, дрогнула. Наверное, бабуля удивилась и сильно, но сейчас меня интересовал Эран.
  - Что произошло после? - вдруг задал вопрос воин, чуть подавшись вперед.
  Я вспомнила наш с Деймом бег на пределе возможностей, и честно ответила:
  - Мы бежали из города.
  - Пешком? - уточнил тар-эн.
  - Бегом, - улыбнулась я. - К утру просто падала.
  Эран скрипнул зубами, но кивнул и задал следующий вопрос:
   - А после поцелуя на мосту?
  Бег за левым, смерть Наски... Как же мне было жаль его.
  - Меня схватили в переулке, - прошептала я. - И усыпили.
  Воин вновь кивнул, глаза задумчиво прищурились.
  Бабушка осторожно отняла ладонь, и торопливо закрыла лицо и голову, вновь намотав ткань. А я смотрела на нее и с трудом сдерживала... ярость. Бабушка ведь была молодой и красивой женщиной, родившей от любимого мужчины, и потерявшая все в момент родов. Потому что в нее вселилась тень! И в то же время я преотлично помнила, как выглядела эйтна-хассаш когда стянула с себя ткань, и вполне даже симпатичная была женщина. Сволочь, но симпатичная, а тут целый монстр. Почему? В чем причина?
  - Бабушка Кирата...
  - Ты знаешь мое имя? - искренне удивилась эйтна.
  - Слышала, как тебя назвала главнючка, - бабушка удивленно распахнула глаза и я пояснила, - эйтна-хассаш.
  - И запомнила? - в голосе Кираты слышалась улыбка, теплая улыбка.
  А ведь у меня тоже могла быть бабушка, как у Мики. Бабушка, которая бы любила и баловала, и пекла плюшки с ягодами, и рассказывала бы сказки, когда мама улетала на испытания, а мне приходилось спать в квартире одной. Совсем одной.
  - У меня хорошая память, я же кадет, - подтвердила, стараясь не думать о том, что могло бы быть. Не думать. - Так вот, бабушка Кирата, я же видела эйтну-хассаш без платка, и там такого не было.
  Тяжелый вздох, и сев чуть иначе, так что вообще на самом краю стула была, Кирата начала рассказывать:
  - Видишь ли, Пантеренок, существует генетическая память, позволяющая виду выжить в определенных условиях. И ДНК хранит такие условия в генетической памяти, чтобы в случае определенных условий...
  - Как альбиносы, - догадалась я.
  Бабушка кивнула. И продолжила:
  - Так случилось, что несколько родов на Иристане хранят в своем генетическом коде несколько больше вариаций изменения, и потому наши ткани способны на ускоренную мутацию. Таких родов немного, Киран.
  Она запнулась, и несколько минут сидела молча, опустив голову и глядя в пол, а затем:
  - Я из рода Аэрд, - прошептала едва слышно. - Мы традиционно становились эйтнами. Моя мать, бабушка, прабабушка... все. А еще... - теперь приходилось прислушиваться, чтобы расслышать, - мы способны влиять на пол дитя, которого зачинаем.
  Взглянула на Эрана, тар-эн тоже слушал с явным интересом, и я понимала, что эта история для него вновинку. Бабушка же продолжала:
  - Для того чтобы запустить процесс мутации эйтна проходит три болевых шока. Первый - при рождении, ведь процесс родов это боль не только для матери, но и для дитя. Второй болевой шок идет под жестким контролем эйтн, в главном храме. А третий, - она судорожно всхлипнула, - при родах. И мы поднимаемся с алтаря уже другими, Кира, теми, кто уже не женщина и не человек.
  Бабушка говорила, а я... я видела тень. Тень, которая скалилась мне, не явно, нет, но я почему-то чувствовала. Отчетливо. Как ночью. Это была не та тень, что пришла за мной, но ее я тоже ощущала, вплоть до эмоций этого существа. Наверное, именно поэтому мне было ни страшно, ни грустно - я просто злилась! Действительно злилась. Потому что в свете ощущений тени мне все это представлялось иначе:
  Тень выбирает ребенка заранее! Видимо да, ориентируется на определенный набор ген, так что работать начинает с подходящим материалом. А почему нет? Тени здесь везде, у воинов одни, подчиненные, у эйтн другие - подчиняющие. Что любопытно - воины не терпят подземелий, Накар говорил, а вот эйтны именно живут под землей?
  Совпадение? Может да, а может и... Думать нужно.
  А пока продолжаем о тени и эйтнах. Процесс родов - что меняется? Ребенок проходит сквозь родовые пути, от чего смещаются даже черепные кости. То есть изменения, так? И что если, тень вторгается в этот момент и провоцирует мутацию? Тени, они же через все проходят. Так что вполне возможно.
  Дальше. Ребенок растет и развивается... Как эйтна. Причем тень девочка не видит. Потом вторая мутация, сумасшедшая, раздирающая, сжигающая боль. Сейчас, вспоминая что творилось со мной я понимала, что ни на одном симуляторе боя такое не испытывала, хотя раза четыре сгорала за живо. Было больно, да, но не так, как после моего первого и единственного раза с мужчиной. И вот после второго болевого шока я стала видеть... тени. Или нет? Тогда, с Нрого, я же заметила что-то странное, неясное и размытое, но было что-то. А вот видеть я начала после и...
  Но ведь больно мне было и раньше! Но ничего видеть не начинала, значит...
  Тень.
  Почувствовала сразу. Как вплывает через дверь, как останавливается там, на пороге, как смотрит на меня. Жадно. Нетерпеливо. Выжидающе. И наплевав на присутствие бабушки и Эрана, я не оборачиваясь протянула руку и показала тени жест. Неприличный. Крайне. У нас в университете за такое пять нарядов сходу давали.
  И почти мгновенно получила эмоции тени в ответ - злость, даже бешенство. Кто его знает, почему я улыбнулась. Приятно просто было. Очень даже.
  - Киран, - возмущенно выдохнула бабушка.
  - Кто там? - сразу все понял Эран.
  Я жест демонстрировать перестала, тар-эну одними губами прошептала 'Потом', и вновь обратила все свое внимание на бабушку:
  - А почему вы вообще рожаете, если в курсе, что с вами станет?
  Вообще прозвучало грубо, и мне даже перед Киратой стыдно стало, но бесила тень, которая продолжала стоять на входе. Бабушка поправила повязки и... не смогла ответить. Она попыталась, но не произнесла и звука, словно кто-то перекрыл ей дыхание. Тень. Бабушкина, которая сейчас больше не скалилась и только зло смотрела на меня.
  - А я и так поняла, - нагло ответила потусторонней сущности, - они рожают, потому что вы контроль захватываете!
  Эран странно посмотрел на меня, но не вмешивался, и мне очень понравилось, что он дает мне возможность разобраться в ситуации, а не заявляет что-то вроде 'молчи женщина' или 'не лезь в это дело'. Папочка бы заявил, сто процентов.
  И тут в светлом, наполненном солнечными лучами и бликами хрусталя помещении прозвучал нечеловеческий, хриплый, потусторонний злой голос:
  - Управляем.
  Эран плавно поднялся, обошел стол, взял меня за руку, и вернулся на свое место, усадив к себе на колени. На мой недоуменный взгляд, ответил:
  - Мне так спокойнее.
  Лица бабушки Кираты мы конечно не видели, как и морды управляющей ею тени, но во вновь заговорившем голосе, отчетливо прозвучала насмешка:
  - Единственная.
  Тар-эн не произнес ни слова, я же упрямо вставила:
  - Контроль захватываете.
  Тень зашипела, и прохрипела:
  - Управляем.
  А меня понесло:
  - Контроль захватываете. В три этапа. И это никакая не мутация, это вы!
  Шипение. Странное шипение. А затем эйтна вскочила, и стремительно покинула помещение, причем вторая умчалась вслед за ней. Я молча ручкой помахала, хотя... впору заплакать было.
  И вдруг Эран произнес:
  - Я знаю этот язык.
  Я удивленно повернулась к воину, и увидела выражение крайней задумчивость на его лице. Встретилась взглядом с синими глазами и прямо спросила:
  - Это язык?
  - Да, ругательства на древне-тшейском, - последовал спокойный ответ.
  Я призадумалась, а потом шепотом спросила:
  - Эран, а у тебя есть тень?
  И увидела совершенно невероятную улыбку на его смуглом лице. Но еще более невероятно прозвучал ответ:
  - Нет, Кира, я Аэ, у правящего клана нет теней.
  
Оценка: 7.16*245  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | A.Moon "Дороже золота" (Короткий любовный роман) | | А.Ардова "Мужчина моей судьбы" (Любовное фэнтези) | | К.Фави "21 ночь" (Романтическая проза) | | А.Тарасенко "Анита. Новая жизнь" (Любовная фантастика) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Приключенческое фэнтези) | | А.Лакс, "Срок твоей нелюбви" (Женский роман) | | Л.Эм "Игрушка Палача" (Любовная фантастика) | | Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"