Леусс Линда Е.: другие произведения.

Путь Дракона. Начало (окончание)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончание первой книги из серии Путь Дракона

  Глава 40 Анна
  
  В моральном плане первые несколько часов после припадка Драка стали для меня самыми тяжелыми. Его состояние во время приступа произвело на меня сильнейшее впечатление, внутренним чутьем я сразу поняла, что он умирает, и только мне под силу его спасти. Осознание ужаса произошедшего пришло позже, когда все уже закончилось, мысль о том, что я могла не успеть, приехать на полчаса позже и увидеть коченеющий труп, обдала меня ледяным холодом. Второе сильное впечатление я получила после того, как нас оставили в комнате одних, Драк немного пришел в себя и обрушил на меня такое количество признаний в любви, что я стала опасаться, не потерял ли он кроме памяти еще и рассудок. К счастью, он настолько ослаб, что на большее его не хватило, через полчаса он затих и, как будто, даже задремал, проверять я не рискнула, просто лежала рядом с ним и в который раз размышляла о том, есть ли выход из тупика, в котором я оказалась. Картинка вырисовывалась безотрадная: с одной стороны мне было безумно жаль Драка и, по-человечески, хотелось хоть как-то ему помочь, потому что медицина в его случае была бессильна. Но маленькая и циничная часть меня упрямо твердила, что по большому счету проблемы Драка - это проблемы его и его семьи. Я в который раз размышляла о том, что несколько раз пыталась покинуть этот дом, но каждый раз возвращалась обратно. Однако стоило мне остаться с Драком наедине, как меня начинали одолевать панические мысли о том, не совершаю ли я чудовищную ошибку, идя на поводу у собственного сострадания? Не буду ли я жалеть о принятом решении, если в один прекрасный день Драк научится обходиться без меня? Не разрушаю ли я свою жизнь собственными руками?
  
  Семья Драка заняла по отношению к нему странную и совершенно непонятную мне позицию невмешательства. Мне даже начинало казаться, что они избегают нашего общества и пытаются как-то оградиться от него и его болезни. Я по привычке судила о них с человеческой точки зрения, забывая, что она могла не соответствовать их, драконьим, представлениям о семье и родственных отношениях. Ведь может статься, что в их традициях решить оставить своего сына и брата на мое попечение и вообще забыть о его существовании? Может у них так принято, как принято не переживать из-за ранений. Пока ничто не опровергало моих выводов. Драку оказывали помощь, но как только ему становилось лучше, то семья тут же растворялась в недрах дома, не показываясь на глаза. Время от времени, даже мелькала мысль о том, что меня считают сиделкой, на которую за умеренную плату можно свалить все хлопоты по уходу за больным родственником. Однако спустя несколько часов Эсмириль решительно и недвусмысленно доказала, что понятия о семейных ценностях у людей и Драконов одинаковые. Она, с поистине неистовой силой, обрушила на нас свою заботу, переселила в другую часть дома, приставила ко мне служанку, сделала внушение Драку, поделилась кое-какими вещами и старательно делала вид, что с ее братом ничего особенного не происходит. Ее решительные действия и совместные с Аль уверения в том, что мне будет оказана их помощь и содействие, заставили меня устыдиться. Как мне потом объяснила Эс, на семью болезнь Драка произвела еще большее впечатление, чем на меня, и они просто растерялись, не зная, как ему помочь и как себя вести, чтобы не навредить ему еще больше. В конце концов, я приняла решение остаться с ними и съездить в их мир, о чем в тот же вечер сообщила Бруну. После того, как я определилась, мне стало легче, и даже странная болезнь Драка не пугала, как раньше.
  
  Еще в начале месяца я наивно полагала, что моя жизнь определена как минимум на год вперед: окончание съемок, отпуск, поездка домой к родителям, следующий контракт. Но высшие силы, которые отвечают за человеческую судьбу, громко и злорадно посмеялись над моей самонадеянностью и внесли свои коррективы. Драк и его семья вломились в мою жизнь с изяществом товарного поезда, разметав планы стаей испуганных птиц, нарушив душевное равновесие и фактически не оставив мне права выбора. Теперь я понятия не имела не только о том, что будет через год, а даже о том, что может случиться завтра. Моя насыщенная и суматошная жизнь актрисы резко замедлилась: в поместье время текло в другом темпе, оставляя достаточно времени на размышления о своем положении, Драке и о собственном будущем. Не смотря на то, что в поместье у меня не было никаких других дел, кроме как проводить время с Драком, под вечер я падала с ног от усталости. Постоянное напряжение изматывали хуже любой самой тяжелой работы. Драк не отходил от меня ни на шаг, и его поведение живо напомнило мне школьные годы, когда я подрабатывала приходящей няней для ребенка, который требовал моего внимания примерно таким же образом. Правда, было одно отличие, ребенку было четыре года, а Драк, с его не вполне нормальным поведением, все же оставался взрослым мужчиной с определенными желаниями. По ночам я долго не могла уснуть, прислушиваясь к дыханию обнимавшего меня Драка, и вздрагивая от каждого его движения. Я его все еще побаивалась и не могла победить этот страх, прекрасно зная, что он меня не обидит, но продолжая опасаться каждого его жеста.
  
  Эсмириль с завидным упорством продолжала ежедневное насильственное возвращение больного брата в лоно семьи и проводила в нашем обществе по несколько часов в день. Она пыталась общаться с братом, не обращая внимания на его недовольную физиономию, ворчание и грубые ответы, что-то рассказывала, спрашивала, разговаривала на отвлеченные темы и вела себя так, словно с Драком ничего такого не произошло, а я жила в их доме с рождения. Первые несколько дней этот театр давался Эсмириль не без труда, но со временем она освоилась, нашла подход к Драку, а он привык к ее присутствию и даже испытывал некое подобие симпатии. Эс прочитала мне краткую этнографическую лекцию, в общих чертах просветив о мире, куда мне предстояло попасть. Она говорила о своей родине с таким восторгом и неподдельной гордостью, что с каждым ее рассказом, мне все больше и больше хотелось отправиться туда поскорее и увидеть все красоты собственными глазами. В первую очередь Эсмириль рассказала о том, что их отец правит Дрэклау, страной занимающей большую часть огромного и единственного континента второго мира. Гелан, Гор, Драк и остальные братья в количестве девяти Драконов были наследными принцами, драггарами, а сама Эсмириль - наследной принцессой, драггиной. В отличии от консервативных эльфов, Драконы придерживались прогрессивных взглядов в вопросах престолонаследования и, потому Эсмириль тоже имела право наследовать корону после своих двенадцати братьев, что по ее мнению, приравнивало к нулю ее шансы стать первой Повелительницей Драконов. Посмеиваясь, она откровенно призналась, что эту поправку в закон внес Брун, так как до нее девочки в их клане никогда не рождались. Эс рассказала историю Ника, как они познакомились, и почему он попал в их семью, и считается приемным сыном в клане. Драк с интересом прислушивался к ее рассказам, и порой мне даже казалось, что услышанное не является для него таким уж откровением. По всей вероятности, он, все-таки, что-то помнил из своей прошлой жизни, но почему-то не говорил об этом. Я с удовольствием бы общалась с Эс чаще, но у нее катастрофически не хватало времени: она разрывалась между Аль, которая после Совета впала в депрессию и нуждалась в утешении и поддержке не меньше меня, Ником, братьями и хозяйственными делами. Через несколько дней после памятного разговора и нашим переселением в западное крыло, я заметила, что слуги перестали относиться ко мне, как к инородному элементу в доме, стали приветливо улыбаться и с охотой выполнять мои просьбы. Скорей всего этой переменой в отношении ко мне я была обязана той же Эсмириль и Бруну. Мика, моя служанка, оказалась приятной в общении девушкой, немного застенчивой, но милой. Она объяснила мне некоторые особенности уклада жизни поместья и элементарные правила этикета, которые соблюдались семьей. Они не особо отличались от общепринятых, но учитывали королевский статус клана. Оказалось, что кроме меня и Ника в этом доме нет ни одного обитателя третьего мира, как они называли мою родную планету, только Драконы и их слуги-вагары, выходцы из второго мира.
  
  Днем мы подолгу гуляли в большом парке, окружавшем поместье или уходили к морю. Драк толком ничего не мог мне рассказать о своей семье, и поэтому в основном говорила я, рассказывала ему разные смешные истории из своей жизни, про свою семью и про места, в которых мне довелось побывать. Он внимательно слушал, но никогда не задавал никаких вопросов и не перебивал, иногда мне казалось, что мыслями он находится где-то далеко. Я пыталась выяснить, что же он помнит о своей семье, но Драк угрюмо отмалчивался или старался перевести разговор на другую тему. Ему были неинтересны его родственники и все, что с ними связано, порой мне казалось, что мои вопросы ему неприятны. Когда я уставала от своего монолога, то замолкала, и мы молчали по нескольку часов к ряду, глядя на море или облака. Драк о чем-то напряженно размышлял, иногда его лицо выражало внутреннюю борьбу, иногда морщилось, как от боли, но в основном оставалось замкнутым, угрюмым и каким-то очень взрослым. С тех пор, как я круглосуточно оставалась с Драком, он стал заметно спокойнее, не подскакивал с места, стоило мне выйти в другую комнату, но все равно предпочитал держать меня в поле зрения, словно у него оставались подозрения, что я от него сбегу.
  
  Постепенно, шаг за шагом, семья привыкала жить с учетом моего присутствия и его болезни, а мы привыкали к ним. Братья и отец старались наладить контакт с Драком, но, к моему огорчению, он относился к ним намного холоднее, чем к сестре, и предпочитал или вовсе избегать общения или сводить его к минимуму.
  
  На следующий день после Совета старцев поместье стало больше напоминать разворошенный муравейник, чем респектабельное жилище королевской семьи. Гелан, Ник, Гор и Брун почти все время проводили в кабинете на втором этаже, обсуждая военные планы. Нас с Драком не особо посвящали в дела семьи, и мы довольствовались только короткими рассказами Эсмириль и тем, что видели собственными глазами. Когда я первый раз увидела, как Гелан, Гор и Ник орут друг на друга на нескольких языках, то решила, что они сейчас передерутся. Потом Эс объяснила мне, что братья всегда так себя ведут, когда чем-то увлекаются, а Ник просто становится Драконом и перенимает у них дурные привычки. Ник чувствовал себя в доме абсолютно комфортно, словно прожил в клане всю свою жизнь, и если бы я не знала, что Ник - человек, то никогда бы не догадалась, что он попал в клан всего на несколько месяцев раньше меня. Члены семьи воспринимали его как своего, Брун относился к нему, как к сыну, а Гор и Гелан, как к брату, что не мешало им нещадно гонять его на тренировках и заставлять зубрить историю, географию и язык.
  
  Через несколько дней мне позвонил мой агент и сообщил, что с директором агентства связался очень влиятельный человек и попросил дать мне небольшой отпуск. Агент умирал от любопытства и попытался выяснить личность этого влиятельного человека, на что мне пришлось отшучиваться и ссылаться на тайного обожателя.
  
  - Анна, возможно, тебе придется пару раз заскочить на студию, я сделал все, что мог, но кое-что тебе придется доделать. Я тебе сообщу через пару дней, когда тебе надо будет приехать.
  
  - Конечно, Джим, но я собираюсь уезжать, так что будет лучше, если вся работа будет доделана в течение ближайшей недели.
  
  - Окей, Анна, я согласую все детали и перезвоню. - Мы распрощались, и я повесила трубку.
  
  Наши новые апартаменты нравились мне намного больше прежних. В комнате Драка я чувствовала себя неуютно из-за обилия его личных вещей, брутального интерьера и явной нехватки комнат. В нашей новой обители у меня была отдельная ванная и гардеробная, отчего я почувствовала себя гораздо комфортнее. Правда спальня у нас была общая, но с этим мне пришлось смириться. В первую ночь я улеглась в постель, а Драк присел рядом и, судя по решительному выражению лица, спать на кушетке он не собирался.
  
  - Драк, ложись спать, тебе надо отдохнуть, - я повернулась на бок, подперла голову рукой и с сочувствием погладила его по руке.
  
  - Мне было очень больно, никогда раньше мне не было так больно, - невпопад ответил он, настороженно глядя на меня - Можно я просто полежу с тобой?
  
  Ну что мне с ним делать? Я подвинулась, и он прилег рядом, стараясь прижаться ко мне покрепче, я повернулась к нему спиной, он обнял меня и поцеловал в затылок. Два припадка в один день вымотали его, и через некоторое время по его дыханию я поняла, что Драк уснул. Я устроилась поудобней и вспомнила события прошедшего дня, наш кросс с Геланом рано утром, съемку, недовольного Билла, который выбивался из графика и получил нагоняй от продюсера, наш скоростной обед с Солом и ледяное пренебрежение Данте, впрочем, слишком наигранное, чтобы быть настоящим, возвращение в поместье и припадок Драка. Незаметно для себя я уснула. Под утро я проснулась от того, что мой правый бок занемел, я не меняла позу несколько часов и отлежала все что можно. Драк спал, разметавшись на кровати. Я аккуратно повернулась на другой бок и посмотрела на него. Лунный свет, льющийся в незанавешенное окно, освещал серебристым светом его спокойное и умиротворенное лицо. Я осторожно сняла с себя его руку, села, скрестив ноги, разглядывая лежащего передо мной мужчину, и невольно залюбовалась им. Смуглокожий, длинноволосый красавец с отличной фигурой и мужественным лицом, не мужчина, а ожившая мечта любой девушки. Недаром ведь Билл предлагал ему сниматься в кино и так расстроился, когда Драк отказался. Я немного поразмышляла над тем, что могло вызвать его бешеную страсть ко мне, но так и не нашла ответа. С самого начала нашего знакомства между нами возникла взаимная заинтересованность, но до подобного вулкана страстей было далеко. Я не дурнушка, но и красавицей меня не назвать, если сравнить с Алариэль, так просто гадкий утенок, но он любит только меня, и, судя по всему, моя внешность не играет для него никакого значения, ему как воздух необходимо просто мое присутствие. Смогу ли я быть с этим парнем все время, возможно, всю свою жизнь? Смогу ли я сделать это для него? Нужно ли это мне? Я рассеяно смотрела на крепко спавшего Драка и понимала, что от меня уже ничего не зависит. Очередной перекресток моей судьбы, где человек имеет право выбора, остался позади в тот момент, когда я согласилась остаться с ним, путь определен и мне предстоит двигаться по нему до следующего перекрестка. Все странные события последних месяцев складывались, как кусочки детской картинки, и мне начинало казаться, что все они вели меня к встрече с Драконами.
  
  Первая странность произошла больше года назад, когда меня пригласили сниматься в фильм про вампиров. Билл долго выбирал актрису на эту роль и, в конце концов, выбрал меня. Сказать, что я удивилась - не сказать ничего, предложенная роль не вписывалась в мое амплуа, но у режиссера было свое видение. Я так и не смогла понять, почему эту роль предложили мне, мой агент тоже ничего не понял, но вцепился в эту возможность руками и ногами, посоветовав не забивать голову всякой абстрактной ерундой, а подумать над тем, как получше сыграть предложенную роль. Первый фильм имел оглушительный успех, и я обрела известность, предложение на участие в съемках второго фильма, а также сомнительное счастье каждый день лицезреть Данте. Отношения с ним у нас не заладились с самого начала, а после моего пинка по нежным частям его тела, Данте сразу наябедничал на меня мамочке, и она с присущей ей целеустремленностью принялась создавать мне проблемы. Джим обмолвился, что синьора Беатриче как-то не по-хорошему заинтересовалась моей персоной и, вероятно, имеет что-то против меня. После предупреждения агента, мое негативное отношение к дорогому коллеге только усилилось, с детства терпеть не могу трусов и ябед. Мне было неприятно находится с ним в одном помещении, а его вид раздражал до невозможности. Этот фильм станет нашим последним совместным проектом, его мамочка наверняка позаботится о том, чтобы мы никогда больше не работали вместе. Удивительно, но, не смотря на мое предельно ответственное отношение к карьере, мне было плевать, каким образом будет окончена работа над фильмом и что я нарушила обязательства по контракту. Этот проект стал самым успешным и самым трудным для меня, слава Богу, что работа в нем осталась в прошлом.
  
  Вторая странность случилась примерно через полгода съемок, когда Билл неожиданно заявил, что часть фильма будет сниматься в другом городе, дескать, он нашел отличную натуру, которая больше соответствует его представлению о съемочном процессе. Третьей странностью было знакомство с Аль, благодаря которому я познакомилась с Драком и всеми остальными, а четвертой странностью стала моя ссора с Данте. Не случись с нами то, что случилось, моя неприязнь к нему никогда бы не достигла того накала, который позволил мне настолько потерять голову, чтобы ударить его. Наверное, и сам он никогда бы не позволил себе подобной выходки по отношению ко мне.
  
  Я смотрела на спящего Драка и думала о том, что этот парень тоже пытался меня изнасиловать и у него почти получилось, так почему же я не испытываю к нему таких же чувств, как к Данте? Почему я не ушла из этого дома в тот же день, ведь у меня нет никаких обязательств или контрактов? Почему я живу с ним в одной комнате, хотя он все время меня хочет, и я его боюсь? Не знаю, не могу объяснить. Может, я его люблю? Нет, пока еще нет. Он мне нравится? Однозначно да, мало того, он мне понравился едва ли не с первой минуты знакомства. Может Эс права и мне стоит познакомиться еще ближе? Я смущенно улыбнулась и отогнала неуместные мысли. Господи, о чем я думаю! Раз уж все равно не сплю, надо сходить попить водички. Я выскользнула из кровати и на цыпочках прокралась в гостиную. В комнате работал телевизор, видимо Драк вставал после того, как я уснула, и забыл его выключить. Налив себе стакан воды, я свернулась клубком на диване, укрылась пледом, уставилась в экран и незаметно для себя снова уснула.
  
  Утром, открыв глаза, я первым делом увидела Драка, он сидел рядом с диваном на полу и тоскливо смотрел на меня.
  
  - Привет, - я села, смущенно завернувшись в плед.
  
  - Почему ты ушла? - тусклым голосом спросил он - Ты не хочешь быть со мной в одной постели? Тебе неприятно? - по его глазам я видела, что он готов принять любой мой ответ.
  
  - Драк, ну что ты такое говоришь! - я поспешила его разуверить, уж очень у него было несчастное лицо - Мне ночью не спалось, я встала посмотреть телевизор и уснула.
  
  - Правда? - его лицо было напряженным.
  
  - Правда.
  
  Он с облегчением рассмеялся и пересел на диван - Если я был бы тебе противен, то не пережил бы этого! - Драк сгреб меня в охапку и зарылся лицом в волосы - Я тебя очень люблю и очень постараюсь, чтобы тебе было со мной хорошо!
  
  - Да, Драк, постарайся, пожалуйста, - согласилась я, с трудом переводя дыхание, объятия Драка, как всегда, были сокрушительными.
  
  - Ты никуда не уйдешь? - он немного ослабил хватку, отстранился и заглянул мне в лицо.
  
  - Нет, я сегодня весь день буду с тобой, - улыбнулась я.
  
  - Доброе утро, хозяйка! - в дверь заглянула Мика - Доброе утро, драггар Драк.
  
  - Доброе утро, Мика. - отозвалась я, Драк нахмурился и промолчал.
  
  - Завтрак будет на столе через две четверти часа, вы спуститесь? - она радостно улыбалась, за несколько дней я успела привязаться к этой девушке, и мне было приятно ее доброе отношение ко мне.
  
  - Мы спустимся, - я откинула плед и положила руки на плечи Драка - Пойдем одеваться, а то твои прожорливые братья слопают все булочки.
  
  Мы рассмеялись, он чмокнул меня в нос, и мы отправились каждый в свою ванную.
  
  Как-то вечером мы вчетвером сидели в большой гостиной, Драк, по своему обыкновению, не принимал участия в нашем разговоре, а просто присутствовал рядом со мной. Эсмириль курила трубку, а Аль промакивала заплаканные глаза бумажной салфеткой и тихонько всхлипывала. После расторжения помолвки с Калларом, она сутки прорыдала в своей комнате, пока Мейге не напоил ее успокоительными каплями, от которых она еще сутки спала, как убитая. Мы с Эсмириль старались, как могли, чтобы ободрить ее, но Аль была безутешна, перемежая истерики с периодами апатии.
  
  - Анна, Мейге разрешил нам съездить в магазин, сегодня и попробуем, - сказала Эс, с жалостью глядя на Аль.
  
  - Я хочу встретиться с Калларом. Вы меня прикроете? - Аль вскинула голову, ее глаза лихорадочно горели.
  
  - Конечно, но в этом нет необходимости, он может приехать сюда, - мягко сказала Эс.
  
  Аль отрицательно покачала головой - Мы можем встретиться с ним в городской квартире? Эс, ну пожалуйста!
  
  Эс с сомнением посмотрела на нее, а потом обреченно кивнула в знак согласия. - Я возьму ключи.
  
  - Тогда вы меня подвезете до квартиры, а потом пойдете по магазинам, - видимо, идея повидаться с бывшим женихом только сейчас пришла в голову Алариэль, и она была готова бежать в городскую квартиру прямо сейчас. Эсмириль как-то обмолвилась, что если Аль что-то вобьет себе в голову, то отговорить ее от выполнения задуманного практически невозможно и привела в пример историю с Данте. Я призналась, что еще в Лондоне поразилась настойчивости нашей красавицы и ее таранному упорству.
  
  - Аль, с Драком мы не сможем долго ходить по магазинам, - мягко возразила Эс и кивнула в сторону Драка, который чуть повернул голову в ее сторону, прислушиваясь к разговору, - это наш первый поход и мы не знаем, как он будет себя вести.
  
  - Я все понимаю, Эс, но мне надо встретиться с Калларом. Мне кажется, что его отец запретил ему встречаться со мной, - на глаза Аль снова навернулись слезы, а лицо стало до того несчастным, что отказать ей в помощи мог только человек с каменным сердцем.
  
  - А что твой отец? - спросила Эсмириль, с жалостью глядя на подругу.
  
  - Мой отец думает, что я все еще ненавижу Каллара. - Аль свернулась в комочек, опустила лицо на руки и снова разрыдалась. Мы с Эс переглянулись и на два голоса принялись ее утешать.
  
  Через несколько часов мы были готовы к нашему первому выходу в город.
  
  - Драк, ты готов ехать с нами по магазинам? - спросила Эс, устраиваясь за рулем, Драк кивнул. Бледная и заплаканная Аль пристегивалась ремнем на пассажирском сиденье рядом с Эс, а мы расположились сзади. Драк обнял меня одной рукой, прижав к себе. По дороге девочки переговаривались друг с другом на незнакомом мне языке, а мы с Драком молчали. За окном приветливо зеленели холмы, и иногда поблескивала яркая полоска далекого моря. Мерный гул двигателя, мягкое покачивание автомобиля, тихий разговор Эс и Аль, тепло от тела Драка нагоняли сон и я задремала.
  
  Минут через сорок мы въехали в город, а еще через двадцать припарковались у одного из роскошных кондоминиумов в самом центре. Швейцар предупредительно распахнул пассажирскую дверь, Аль коротко попрощалась, вышла из машины и быстро вошла в подъезд, Эсмириль отъехала на несколько метров от входа и снова остановилась, нетерпеливо постукивая пальцами по рулю.
  
  - Чего мы ждем? - спросила я через несколько минут ожидания.
  
  - Когда подъедет Каллар. - отозвалась Эсмириль и посмотрела на меня в зеркало заднего вида - Хочу с ним кое-что обсудить.
  
  Через пять минут около нас с визгом затормозил еще один роскошный автомобиль, из которого выскочил Каллар. Эс вышла из машины и подошла к нему, они обменялись приветствиями и начали что-то обсуждать. Через несколько минут Эс с Калларом вернулись к нашей машине, и он открыл ей водительскую дверь.
  
  - Спасибо, брат! - сказал он ей на прощание на квэнне и поцеловал в щеку, нас с Драком он не заметил.
  
  - Беги, брат! - улыбнулась Эсмириль, села в машину, захлопнула дверь и стала выруливать на проезжую часть.
  
  - Почему он называет тебя братом? - я не первый раз слышала, что Каллар так называет Эсмириль, и мне было ужасно любопытно узнать причину, но не подворачивался удобный случай удовлетворить свое любопытство.
  
  - Мы с ним дали друг другу клятву братьев по оружию, - охотно объяснила Эсмириль - Не так давно Аль его ненавидела и я помогала Каллару переменить ее мнение о нем, а он пообещал, что если сделает ее несчастной, то позволит мне убить его. Подобные клятвы обычно дают воины, поклявшихся называют братьями по оружию, а сестра по оружию, по моему, звучит глупо. Как ты думаешь? - она вопросительно посмотрела на меня в зеркало.
  
  - Да, наверное, глупо! Сложно-то как у вас все, - называть симпатичную девушку братом, по моему мнению, выглядело не менее глупо, но распространяться об этом я не стала.
  
  - У эльфов всегда все сложно, не то, что у Драконов. Да, Драк? - Эсмириль повысила голос, привлекая внимание брата.
  
  - Что? - он ее не слушал и не понял вопроса.
  
  - Я говорю, что у нас, у Драконов, все намного проще, чем у эльфов! - громко сказала Эсмириль, смотря на него в зеркало.
  
  - Наверное, я не знаю, - с заметным раздражением отозвался он.
  
  - Драк, ты безнадежен! - Эс закатила глаза и шумно выдохнула, Драк озадаченно посмотрел на меня, не понимая причины такой бурной реакции Эсмириль. Через несколько минут мы подъехали к первому магазину.
  
  К моему удивлению, Драк не причинял нам особых хлопот, и мы даже смогли посетить несколько магазинов вместо запланированного одного, благо располагались они на одной улице буквально в нескольких метрах друг от друга. Драк покорно сидел на диванчиках, с мученическим видом глядя на продавщиц, снующих между полками и примерочными кабинками, но не торопил нас и не психовал. Время от времени, я подходила к нему, чтобы он мог ко мне прикоснуться и обнять. Эс настояла на том, что платить за наши покупки будет она.
  
  - Пока Драк ведет себя хорошо, надо зайти в магазин белья. Тут есть один приличный поблизости, - задумчиво глядя на гору пакетов, сказала Эс - Только не знаю, насколько уместно будет идти туда с Драком.
  
  - Без Драка я еще не скоро смогу ходить по магазинам, а трусы мне нужны каждый день, - возразила я и повернулась в его сторону, он перехватил мой взгляд и улыбнулся.
  
  Я подошла к нему - Драк, мы хотим зайти еще в один магазин. Ты как, справишься?
  
  - Если ты со мной посидишь четверть часа, думаю, что справлюсь, - он притянул меня к себе и усадил рядом, обнимая все время, пока Эсмириль расплачивалась за наши покупки.
  
  В магазине белья, мы полностью погрузились в роскошный мир кружева, шелка и изящной вышивки, позабыв о сомнениях насчет уместности пребывания в этом женском раю Драка. Эс придирчиво оглядывала роскошные комплекты и сыпала шутливыми комментариями на тему сексуальности белья, реакции на него Драка и предположений о том, сколько комплектов мне нужно купить с учетом разрушений, которые причиняет моему исподнему ее ненаглядный братец. Я то и дело прыскала от смеха, фривольные сентенции Эс произносила c убийственной серьезностью, словно говорила о чем-то возвышенном и эфирном. Некоторые ее высказывания вгоняли меня в краску, но было весело. Отобрав подошедшие комплекты и отдав их приветливой продавщице, я вышла из примерочной, рассеяно посмотрела в витрину за спиной Драка, и увидела за окном мужчину, который рассматривал меня сквозь стекло. На улице уже стемнело, незнакомец стоял спиной к свету, лица я не видела, но поняла, что он смотрит именно на меня. Мужчина, заметив мой взгляд, быстро отступил от витрины, на мгновение, попав в круг света от фонаря, и я смогла рассмотреть его поразительно красивое, точеное лицо, с угольно-черными глазами, темными бровями, высокими скулами и светлыми, почти белыми на фоне черной одежды, длинными волосами, гладко зачесанными назад и стянутыми в хвост. Он бросил на меня короткий неприветливый взгляд, отвернулся и мгновенно растворился в толпе. Драк, заметив мое замешательство, встал и, подойдя ко мне, обнял за талию - Вы закончили? - нетерпеливо спросил он.
  
  - Закончили, сейчас расплатимся и поедем домой. - рассеянно отозвалась я, все еще вглядываясь в витрину.
  
  Расплатившись, и, нагрузив Драка пакетами, мы распрощались с продавцами, и вышли на оживленную улицу.
  
  Эсмириль вела машину, тихо напевая популярный мотив, Драк молчал, прижимая мою руку к своим губам, а я все думала о том человеке с улицы, его лицо показалось мне неуловимо знакомым, и я никак не могла вспомнить, кого же он мне напоминает.
  
  - Давайте где-нибудь перекусим, я голодная как вампир, - предложила Эс - И еще надо позвонить Аль.
  
  Мы остановились у первого попавшегося итальянского ресторанчика, заняли свободный столик и заказали пиццу. Эсмириль попыталась дозвониться до Аль, но та не брала трубку.
  
  - Демон, по-моему, у них там объяснение в самом разгаре, ни Аль, ни Каллар не отвечают. Что делать будем? - разнервничалась Эсмириль.
  
  - Можно подождать еще немного и снова попробовать позвонить, - предложила я. - Возможно, пока мы поедим и доедем до дома, они уже освободятся.
  
  Эс задумчиво водила телефоном по щеке - Можно, конечно, вломиться к ним, но мне бы не хотелось этого делать. Насколько все было бы проще, если бы мы могли остаться в городе, в квартире полно комнат!
  
  - Так, может, останемся? - спросила я.
  
  - Нет, нам лучше вернуться в поместье, иначе Мейге устроит истерику. С него станется примчаться в город, да еще переполошить всю семью. - Эсмириль тяжело вздохнула, приняв непростое решение.
  
  - Драк, мне надо сходить помыть руки. - Драк неохотно убрал руку, и я вышла из-за стола.
  
  Я едва успела пройти несколько шагов, как вдруг кто-то с радостным воплем обрушился мне на спину. Присев от неожиданности, я оглянулась, на меня с восторгом смотрел Сол. В следующее мгновение он улетел в сторону, а на него сверху навалился Драк с перекошенным от ярости лицом. Мы с Эсмириль кинулись к ним, стараясь оттащить Драка от Сола, и не допустить смертоубийства неповинного человека. Через несколько минут недоразумение прояснилось, под неодобрительные взгляды перепуганного персонала и язвительные комментарии Эсмириль, мы вернулись за стол. Я сидела рядом с Драком, все еще раздувающим ноздри, напротив, рядом с Эсмириль, устроился перепуганный Сол. Он так и не понял, что его манера приветствовать знакомых чуть не стоила ему жизни. Я представила Сола и извинилась перед ним за выходку Драка.
  
  - Ну, ты, парень, даешь! - высказался Сол - Разве можно так на людей кидаться?
  
  Драк отчетливо скрипнул зубами, словно в тисках сжимая мою ладонь.
  
  - Драк, успокойся! - я попыталась выдернуть руку, опасаясь, что он мне ее, в конце концов, раздавит.
  
  - Никогда так больше не делай, Сол. Понятно? - сквозь стиснутые зубы прошипел Драк. Сол кивнул и с опаской посмотрел на него, но удержался от комментариев.
  
  - Как там ребята? - я пыталась увести разговор в безопасное русло.
  
  - Все уже уехали, я ненадолго задержался, у меня тут вроде как девушка, - он хитро подмигнул и одарил нас ослепительной улыбкой. Эти "вроде как девушки" у него были в каждом городе, Сол пользовался большой популярностью у слабого пола, но его романы, в силу его занятости и бесконечных переездов, никогда не длились долго. Все его девушки были похожи, как близнецы, высокие, фигуристые блондинки с длинными волосами и голубыми глазами, и меня всегда удивляло, как Сол умудрялся запоминать их по именам.
  
  - Билл орал как резаный, когда узнал, что ты не едешь в Лондон, но Джонс быстро привел его в чувство. Он сказал, что очень большие люди просили дать тебе небольшой отпуск и были так убедительны, что он просто не смог отказать, - он глазами показал на Драка, намекая на его принадлежность к очень большим людям. Я проигнорировала его красноречивый намек.
  
  - Данте плевался ядом, говорил, что ты безответственная и все такое. - я представила себе "все такое" в исполнении Данте и мне стало смешно.
  
  - Что, никак не может забыть встречу моей коленки с его яйцами? - Эс хрюкнула и чуть не подавилась куском пиццы.
  
  - Как такое можно забыть! - сладко улыбаясь, протянул Сол- Все-таки первый раз с ним такое, он будет помнить эту встречу, как первый поцелуй.
  
  Мы втроем засмеялись, Драк непонимающе посмотрел на нас и снова уткнулся в тарелку.
  
  - Ты знаешь, по-моему, его мамаша в курсе вашей стычки. Она в ярости, у тебя могут возникнуть проблемы, - сочувственно сказал Сол. - Я случайно услышал, как она лаялась со Джонсом.
  
  - А, плевать мне на нее! Пусть хоть лопнет от злости, - я беззаботно махнула рукой, можно подумать я сама не знала, что она в ярости.
  
  - Говорила я вам, надо было ему голову откусить, - проворчала Эс. Сол непонимающе посмотрел сначала на подругу, потом на меня. Я пожала плечами, мысленно признав, что идея, в общем-то, неплохая.
  
  Сол посидел с нами еще минут пятнадцать, но потом его сотовый телефон начал разрываться от звонков, он быстро с кем-то поговорил, допил газировку, попрощался и убежал. Эс опять попыталась дозвониться до Аль и опять безрезультатно.
  
  - Придется ехать на квартиру. Вы посидите в машине, а я поднимусь наверх - доев пиццу и выпив капуччино, решила Эсмириль.
  
  Мы подъехали к дому, Эс вышла из машины и побежала в подъезд. Драк наклонился ко мне и нежно поцеловал, а потом неожиданно спросил - А этот парень, Сол, он кто?
  
  - Сол мой коллега, мы вместе снимались в фильме, - охотно объяснила я.
  
  - А кто такой Данте? - задал Драк совсем уж неожиданный вопрос, я была на сто процентов уверена, что он пропустил болтовню Сола мимо ушей.
  
  - Тоже мой коллега, между прочим, вы с ним знакомы, - улыбнулась я.
  
  -Да? Я не помню - удивился он.
  
  - Ты не много потерял, - уверила я его.
  
   -Сегодня вокруг было слишком много людей, я устал, - пожаловался Драк.
  
  - Сейчас дождемся Эсмириль и Аль и поедем домой, - успокоила я его, после похода по магазинам и сытного ужина меня тоже клонило в сон.
  
  Наконец, из подъезда вышла Эс. Она плюхнулась на сиденье и смущенно пробормотала, что Аль сегодня останется в городе. Приехав в поместье, мы выслушали пространную лекцию разгневанного Мейге о безответственности, о риске, которому мы подвергаем Драка и себя, и о том, что когда нам давали разрешение на поездку, не предполагалось, что мы будем отсутствовать так долго. Так как его пламенная речь на квэнне, в котором я понимала одно слово из десяти, была адресована Эсмириль и Драку, то и держать ответ перед возмущенным лекарем пришлось Эс. После подробного отчета о самочувствии и поведении Драка, который занял не менее получаса, Мейге милостиво отпустил нас отдыхать, пригрозив, что если в следующий раз мы уедем так надолго, то он вообще запретит нам с Драком покидать поместье. По окончании воспитательной беседы, Эсмириль в трех словах пересказала мне ее содержание и умчалась к Нику. Драк в ответ на тираду лекаря лишь пожал плечами и скептически хмыкнул. Все-таки утомительное это дело - делать покупки, в этот день мы оба так вымотались, что уснули, едва укрывшись одеялом.
  
  На следующий день, часов в одиннадцать утра, Каллар и Алариэль, оба бледные, с припухшими красными глазами, вернулись в поместье. Они вежливо поздоровались и тут же покинули нас: Аль ушла с Эсмириль в свою комнату, а Каллар поднялся к Гелану. Нам с Драком в очередной раз ничего толком не рассказали, и я в который раз почувствовала себя экзотической рыбкой в аквариуме, которая стоит больших денег, требует ухода, но способна лишь наблюдать за тем, что происходит за стеклянными стенками ее маленького домика. Каждый раз, когда я сталкивалась с подобным отношением, мне становилось обидно до слез, не потому что, меня игнорировали или обижали, отнюдь, а от четкого понимания, что в этой семье мне никогда не стать своей, той, кому доверяют, той кто живет их жизнью и понимает, что происходит. Не смотря на все усилия Эсмириль, братьев и Бруна я для них оставалась чужой, рыбкой, которой позволено наблюдать за жизнью хозяев, но которой никто не считает нужным что-то объяснять. От этих мыслей мое настроение моментально портилось, а Драк, замечая это, начинал нервничать и принимать мои хмурые взгляды на свой счет. Я поспешила унять свои обиды и утешить себя тем, что живу в этом доме не так много времени и что, возможно, в будущем все изменится.
  
  После нашей короткой вылазки в город мы с Драком прочно обосновались в поместье, в основном, проводя время в обществе друг друга: смотрели телевизор, гуляли, разговаривали. В поместье не было интернета, как объяснил мне Гелан, сеть была слишком прогрессивным изобретением для Бруна, и он пока не позволял подключить дом ко всемирной паутине. Аль через день тайком убегала в город встречаться с Калларом, каждый раз оставаясь на ночь в городской квартире Драконов. На ее счастье, Тули были слишком заняты, чтобы замечать ее частые отлучки, а Эсмириль каждый раз страшно переживала, что с ней что-нибудь случится, но продолжала прикрывать подругу. Чтобы сбросить напряжение Эс подолгу занималась в спортзале, фехтуя в одиночку или с Ником. Мы с Драком время от времени приходили посмотреть на их тренировки, Эсмириль каждый раз предлагала ему позаниматься вместе с ней, но Драк раз за разом отказывался, хоть и наблюдал за тренировками с явным интересом. После Совета поместье стало напоминать генеральскую ставку перед ответственным сражением, вагары сновали по дому, выполняя разнообразные поручения, все время раздавались телефонные трели, парадная дверь в буквальном смысле не закрывалась, а парковочная площадка была забита разнообразными автомобилями. Парни и Брун почти все время проводили в кабинете на втором этаже, к ним постоянно приходили посетители, многие из которых, встретив меня и Драка, кланялись нам и вежливо осведомлялись о его здоровье. Драк кивал головой в ответ и удостаивал их несколькими вежливыми фразами, но как потом оказывалось, понятия не имел, кто они такие. Теперь за обеденный стол садились как минимум двадцать персон, а мы с Драком предпочитали большую часть дня проводить вне дома, потому что его раздражало это нашествие. Запасшись свертками с бутербродами и термосом с кофе, сложенными заботливым Лусом в красивую корзинку, мы уходили к морю и возвращались только к вечеру. Драк стал вести себя намного спокойнее, а я начала привыкать к нашей с ним размеренной жизни и даже получать от нее удовольствие. За ежедневной суетой актерской жизни, бесконечными переездами, съемками, встречами и гостиницами перестаешь замечать пронзительную синеву весеннего неба, щебет птиц, ласковый, теплый дождь, блики света, играющие на морской глади и жалобные крики чаек над волнами. Какими мелкими и неважными выглядят наша суета, стрессы, погоня за популярностью и деньгами перед величием природы. Море, солнце, ветер, облака, они каждую минуту разные, но нет ничего более вечного на земле, чем они. Мы уйдем, а море все также будет накатывать волны на пустынный песчаный пляж, ветер пригибать сухую траву, чайки плакать над волнами, облака лететь по синему небу, а солнце дарить свой свет всем, независимо от популярности или материального положения. Кто вспомнит фильмы, в которых я снималась через десять лет? А через пятьдесят? Зачем я трачу свою жизнь на то, что никому не будет нужно через такой короткий срок? От подобных мыслей у меня начинала кружиться голова, а желудок сжимался, словно я стояла на краю обрыва и смотрела вниз в бездонную пропасть.
  
  Мы с Драком часами сидели на берегу, наблюдая за волнами или разговаривая на отвлеченные темы, обсуждая посетителей поместья и иногда посмеиваясь над ними. Теперь у нас были совместные воспоминания и впечатления, которые мы могли обсудить, что с удовольствием и делали. Он перестал походить на маленького ребенка, который цепляется за материнскую юбку, немного привык к своему состоянию и смирился с потерей памяти, хотя иногда проявления болезни сильно раздражали его. Там, у моря, я попросила Драка поучить меня их языку, когда Драконы разговаривали между собой, мне казались знакомыми некоторые слова, но смысл бесед ускользал. Мое актерское образование, хорошая память, а также французский язык, который я учила в школе, помогали мне в учебе. К моему удивлению, язык давался мне легко и уже через короткое время, я могла сказать несколько связных предложений на квэнне. Драк посмеивался над моими корявыми фразами и огрехами в произношении, но я упорно продолжала зубрить слова и прислушиваться к разговорам Драконов, пытаясь уловить смысл сказанного. Мне придется уехать с Драком в Страну Драконов, Дрэклау, и вряд ли мне стоит рассчитывать на то, что коренное население владеет моим родным языком. Уроки квэнне поначалу забавляли Драка, а потом мы втянулись. Когда я выучила достаточно слов, он, время от времени, переходил на свой родной язык, давая мне возможность поупражняться. Нам никто не препятствовал в наших долгих прогулках, но Мейге бдительно следил за состоянием Драка после того, как мы возвращались домой, и раз в несколько дней требовал от меня подробных отчетов о его поведении вне дома, удовлетворенно кивал, и делал какие-то пометки в большом блокноте. Какая-то часть моего сознания жалобно попискивала, что не стоит расслабляться и привыкать к спокойствию, но внутренний голос громогласно затыкал доводы рассудка, уверяя, что все идет, как надо, не стоит сопротивляться происходящему и заранее волноваться о будущем. Меня уже почти перестали смущать объятия и поцелуи Драка, но перейти на следующую стадию отношений я была не готова. Мы спали в одной кровати, кушетка нам так и не понадобилась и через неделю Лус ее убрал. Драк честно держал слово и не пытался учинить надо мной насилие, но иногда еле сдерживался, особенно, когда мы оставались с ним наедине. Ночами я часто просыпалась от его жаркого дыхания, он не спал, очень осторожно целуя меня в затылок, шею и плечи.
  
  Вагары уже привыкли к его странному поведению, а члены семьи старались общаться с ним как с нормальным, получалось не очень хорошо потому, что толку от Драка, как от собеседника было не много. Он не помнил, что с ним происходило до болезни, поэтому каждую шутку, связанную с чем-то веселым из его прошлой жизни приходилось объяснять, а заодно рассказывать, как они живут в своем мире. Драка это злило, зато у меня была возможность получше узнать семью, в которой я жила. Постепенно я создавала психологический портрет каждого члена семьи. Брун был центром, основой этой семьи, осью вокруг которой все вращалось. Узнав его поближе, я не уставала искренне восхищаться им, он был властным, но не заносчивым, темпераментным, но не вспыльчивым, его манера держаться отличалась истинно королевским величием, а в его присутствии, ни у кого не возникало даже мысли позволить себе какие-нибудь вольности. Ко мне, Аль и Эсмириль он относился очень тепло, с отеческой лаской и нежностью, впрочем, ни я, ни девочки не посмели бы злоупотребить его добрым отношением. К сыновьям и Нику Брун был строг, но справедлив, а они относились к нему очень уважительно. Мне довелось стать нечаянным свидетелем того, как Брун за что-то отчитывал Гора. Не зная языка, я не могла понять, о чем идет речь, но голос Бруна, спокойный и властный одновременно, даже во мне вызвал чувство вины, искренне раскаяние от несовершенных проступков и недовольства ими Бруна, и жгучее желание спрятаться в шкаф. Гор стоял перед отцом, низко опустив голову, не смея ни возражать, ни оправдываться. Помощник Бруна, Сарр, делал какие-то пометки в блокноте, словно конспектировал речь Повелителя. Отповедь длилась не более пяти минут, после ее окончания, Гор сказал несколько слов, вежливо поклонился и покинул кабинет, судя по его пылающим ушам и поникшим плечам было понятно, что он полностью осознал свою неправоту и искренне раскаялся в содеянном. Даже Драк слушался отца беспрекословно, а мысль о неповиновении даже не приходила ему в голову.
  
  Гелан, впрочем, как и Ник с Гором, был все время занят, он часто уезжал в город по делам и возвращался в поместье за полночь. При своей невероятной загруженности и бесконечных звонках на сотовый телефон, он умудрялся выкраивать время на занятия с Ником и на общение с Драком, который, по началу, ершился и вел себя с братом довольно грубо. Гелан не оставлял попыток наладить с ним контакт и, в конце концов, лед неприязни Драка стал таять, во всяком случае, грубость из их общения исчезла.
  
  Гор был седьмым сыном Бруна, намного младше Гелана, но старше Драка. Он говорил на нескольких языках нашего мира и занимался финансами. Внешне он не был похож ни на Драка, ни на Гелана, а, по словам Эсмириль, походил на их матушку и от нее же унаследовал спокойный для Дракона нрав и интерес к иностранным языкам. Узнав, что я говорю на французском, Гор с удовольствием беседовал со мной на этом языке, когда у него выпадала свободная минутка, однажды признавшись, что французский ему нравится больше всех языков, которые он знает. Драк относился к Гору менее враждебно, чем к Гелану, но все равно довольно неприветливо. Братьям приходилось прибегать ко всяческим ухищрениям и задействовать все свои дипломатические способности, чтобы убедить Драка в том, что они не замышляют против него или меня заговор, но тот продолжал относиться к ним настороженно, так и не поверив до конца в искренность их намерений. К слову сказать, найти общий язык с Драком лучше и быстрей всех получилось у Эсмириль и, как это не удивительно, у Ника. У них получалось растормошить Драка и даже заставить принимать участие в разговоре.
  
  Однажды за ужином, после бурных дебатов в кабинете, которые были продолжены за столом, Брун оповестил всех нас - Через пять дней мы отправимся в Шерданн. Со мной поедут Эсмириль, Ник, Анна, Драк и Алариэль.
  
  После ужина мы с Драком остались вдвоем в гостиной, мужская часть населения поместья отправилась на второй этаж, а девочки уединились в комнате Аль. В тот вечер Драку нездоровилось, время от времени, у него случались приступы головной боли, которые Мейге списывал на последствия ранения. Некоторые приступы проходили самостоятельно, но иногда приходилось обращаться за помощью к Мейге, отчего у Драка портилось настроение, так как лекарь в обмен на лечение дотошно выпытывал у него, как именно болела голова, не темнело ли у него в глазах, не тошнило ли, и не упускал возможности лишний раз обследовать пациента, попутно засыпая его кучей вопросов. Сегодня приступ прошел без лекарств.
  
  В дом как раз вошла очередная партия посетителей, и мы поспешили покинуть сразу же ставшую тесной гостиную.
  
  - Ты соскучился по дому? - спросила я Драка, усаживаясь в кресло в наших покоях.
  
  - Не знаю. Я не помню дом. Хотелось бы знать, память ко мне вернется или нет? Чувствую себя идиотом. - Драк начал стягивать с себя свитер. Стоило нам попасть в комнату, он всегда первым делом раздевался до пояса, словно одежда ему чем-то мешала. Я в который раз залюбовалась его фигурой и драконом на спине. Он был красивого изумрудно-зеленого цвета с яркими золотистыми глазами и бронзовой обводкой по чешуе, голова лежала на левом плече, немного заходя на шею и на грудь, а тело свивалось по спине, длинный хвост обхватывал правое бедро и плотными кольцами спускался вокруг ноги ниже колена. Я подошла к Драку и провела по дракону рукой, он был теплый и как будто отзывался на мое прикосновение, я чувствовала едва заметное покалывание в кончиках пальцев. Драк повернул голову и смотрел на меня через плечо.
  
  - Ты покажешь, какой ты, когда дракон? - спросила я его, все еще прикасаясь к дракону, мне нравилось чувствовать его живое тепло и любоваться красотой линий.
  
  - Не знаю, не думаю, что тебе понравится, - нахмурился Драк, любое напоминание о его второй половине вызывало в нем необъяснимое раздражение.
  
  - Почему? - удивилась я.
  
  - Я же превращусь в чудовище! Ты меня и так боишься, а тут... - он сел на диван и опустил голову на скрещенные руки.
  
  - Ну что ты, Драк. Почему в чудовище? Дракон мне очень нравится, он красивый, - мне действительно очень хотелось посмотреть на Драка-Дракона. - А ты летать умеешь?
  
  - Летать? Умею, - он поднял голову и посмотрел на меня.
  
  - А ты большой, когда дракон? - полюбопытствовала я.
  
  - Очень большой, во много раз больше, чем сейчас, - он смотрел на меня снизу вверх, потом протянул руку и подтянул к себе поближе, уткнувшись головой мне в живот - Пойдем спать, Анна.
  
  - Да, пойдем, - согласилась я.
  
  Мы улеглись в постель, и я привычно повернулась к нему спиной, чтобы он мог поплотнее прижаться ко мне. Этот ритуал напоминал обязательный прием лекарства, только в роли таблетки выступала я сама. Он крепко прижал меня к себе, привычно поцеловал в затылок и затих, а я еще долго лежала без сна.
  
  Ночь выдалась беспокойная, мне снились неприятные, бессмысленные и совершенно незапоминающиеся сны, я несколько раз просыпалась и тревожно оглядывала комнату, меня не оставляло ощущение присутствия кого-то невидимого, отчего у меня холодели руки и неприятно ныло в животе. В очередной раз проснувшись и убедившись, что в спальне кроме нас никого нет, я долго не могла уснуть, Драк тоже спал беспокойно, я же старалась возиться поменьше, чтобы не разбудить его. Ночь для меня все еще оставалась опасным временем суток. Толком уснуть мне удалось только через несколько часов, и мне снова приснился сон.
  
  Я из последних сил бежала по темному переулку в поисках прохода на освещенную улицу, все время натыкаясь на влажные осклизлые стены, покрытые мерцающим зеленоватыми потеками, освещавшие переулок тусклым мертвенным светом. Тротуар был завален мусором и обломками асфальта, под ноги с противным писком бросались крысы, заставляя меня шарахаться к стенам, а сзади метались чьи-то тени. Я с трудом переставляла ноги, дыхания не хватало, меня гнал вперед животный ужас перед тем, что было у меня за спиной, перед чем-то невыносимо страшным, на что даже во сне посмотреть боишься, и что упорно меня преследовало по этому тошнотворному лабиринту. Впереди переулок разделялся на несколько ответвлений, я бросилась в левый рукав, но пробежав десяток метров в выбранном направлении, поняла, что совершила роковую ошибку, рукав заканчивался тупиком, а сзади меня уже нагоняло наводившее ужас нечто. Я судорожно осматривалась вокруг, ища пути спасения, но стена была слишком высока, чтобы перелезть через нее, а выход из проулка был только один, откуда уже лезло, втекало в рукав омерзительное нечто, похожее на кровавый сгусток. От ужаса у меня застыла кровь в жилах, но деваться мне было некуда. Вдруг от стены отделилась чья-то тень, я резко развернулась, пытаясь разглядеть в мутном зеленом свете новую опасность. Незнакомец сделал несколько шагов, вдруг над его головой вспыхнул неведомо откуда взявшийся фонарь, и осветил его лицо и фигуру. Передо мной, издевательски улыбаясь, и крутя в руках нож, стоял Коул собственной зловещей персоной. От ужаса у меня на голове зашевелились волосы, а сердце забилось испуганной птицей, то, что было сзади, оказалось не самым страшным, самое страшное стояло передо мной и играло ножом. Лицо Коула было бледным и каким-то неживым, губы кривились в зловещей усмешке, а глаза полыхали багровым пламенем. Он подошел ко мне вплотную и прошипел - Ты мне мешаешь! Ты должна уйти, иначе умрешь! - он протянул руку и вцепился ледяными пальцами мне в горло. Его рука вдруг стала покрываться трупными пятнами, с лица слезали куски кожи, обнажая желтые кости черепа и только глаза все также полыхали багровым в глазницах.
  
  От удушья я закричала, проснулась и тут же села в кровати, обливаясь холодным потом, с бешено колотящимся сердцем, и держась рукой за горло, все еще чувствуя на шее прикосновения мертвых пальцев Коула. Драк, разбуженный моим воплем, пытался обнять меня, но я отбивалась от него, пока окончательно не пришла в себя. Он крепко прижал меня к себе, мои руки были как лед, а в животе шевелился мерзкий ледяной комок страха.
  
  - Что с тобой, Анна? - Драк крепко обнял, меня словно защищая от ужаса, пережитого в кошмаре.
  
  - Мне приснился кошмар, - трясущимися губами прошептала я и прикоснулась к шее, до сих пор чувствуя холод в том месте, где была ладонь Коула.
  
  - Я с тобой, не бойся, тебе ничего не грозит. Успокойся, ведь это был просто сон, - он поцеловал меня в висок. Тепло его тела согрело меня, я слышала быстрый стук его сердца, прижимаясь к голой груди.
  
  Я подняла к нему лицо и попросила - Поцелуй меня, Драк.
  
  Он посмотрел на меня и нежно поцеловал в губы, потом еще и еще. В этот раз Драк был нежен и терпелив, наверное, таким он и был до ранения. Он сдерживался, как мог, но дракон, все-таки, взял над ним верх, и только тогда я поняла, сколько сил ему стоило подавлять свои желания. Он неразборчиво шептал что-то на квэнне, а мои руки скользили по его телу, чувствуя привычное покалывания в кончиках пальцев и тепло от прикосновений к дракону. Страх ушел, мне было удивительно хорошо с ним. Мы сливались в одно целое, между нами не было никаких преград и все было именно так, как должно быть. Через мгновения или часы мир вспыхнул фейерверком, мой вскрик и его протяжный стон прозвучали одновременно. Он замер и опустил голову на мое плечо, я обнимала его за шею, а он прижимал меня к себе, ни мне, ни ему не хотелось двигаться, мы старались продлить эти мгновения абсолютной близости, которые были гораздо глубже и интимнее, чем то, что между нами только что произошло. Я улыбнулась и нежно прижалась губами к его щеке, теперь точно зная, что он мой мужчина, а я его женщина и это наша судьба.
  
  - Ты не представляешь, как я хотел этого! - прошептал он - Ты моя и всегда будешь моей, я тебя никому не отдам. Ты меня теперь не боишься? - он лег рядом и приподнялся на локте, внимательно глядя мне в глаза.
  
  - Нет, Драк, не боюсь, - я повернулась на бок, не отводя от него глаз - Это было волшебно!
  
  Он улыбнулся - Не каждая женщина способна выдержать натиск Дракона.
  
  Я засмеялась и кивнула - Наверное, тебе виднее!
  
  Он прижал меня к себе - Я схожу по тебе с ума! До этого я с трудом, но сдерживался, теперь же, вообще не знаю, что будет. Мне кажется, что следующий год мы проведем в постели.
  
  Следующие несколько часов пролетели незаметно, пока я в полном изнеможении не упала на подушку и не уснула. Завтрак давно закончился, и приближалось время обеда, когда я, наконец, открыла глаза. Драк был рядом. Увидев, что я проснулась, он нежно поцеловал меня.
  
  - Доброе утро - я нежно провела рукой по его щеке.
  
  - Драк, надо вставать. - Он прижался ко мне и покрутил головой, его дыхание стало прерывистым. Мы снова занялись любовью, сейчас он напомнил мне того Драка, который прижимал меня к стене и пытался взять силой, его бешеный напор не пугал меня, я просто получала удовольствие точно зная, что он не причинит мне боли, а его мужская сила уносила меня в неведомые дали наслаждения, заставляя забыть обо всем на свете. Наконец, мы оторвались друг от друга. Через некоторое время я встала, надо было принять душ и показаться на глаза членам семьи, не дожидаясь, пока они всем составом примчатся в нашу комнату проверять, все ли у нас в порядке. Меня пошатывало, а тело налилось приятной усталостью, Драк остался в постели, наверняка устав не меньше меня. Я прошла в ванную и посмотрела на себя в зеркало, под глазами лежали тени, щеки раскраснелись, а губы припухли. Опустив взгляд ниже, я с воплем ужаса отскочила от зеркала, на шее багровели пятна, четыре с одной стороны и одно с другой как раз в тех местах, где Коул сдавил мое горло своими мертвыми пальцами. Почти теряя сознание от ужаса, я всхлипнула и осела на пол, прижимая руку к горлу. Дверь резко распахнулась, и в ванную влетел Драк.
  
  - Что с тобой, Анна? - он поднял меня на руки и понес в комнату. Усадив меня на диван, он встал передо мной на колени и заглядывал в лицо. Меня колотило от ледяного озноба, а слова застревали в горле - Анна?! - в его голосе была паника - Анна, что с тобой? Я сделал тебе больно? Скажи, не молчи! - выкрикнул он.
  
  Я поняла, что до сих пор закрываю следы на шее, отвела руку и подняла голову.
  
   -Это я сделал? - в ужасе воскликнул он, рассмотрев следы на моем горле. Я покрутила головой, из глаз потоком хлынули слезы, у меня начиналась истерика, а моя ладонь сама по себе снова прижалась к шее.
  
  Драк вскочил и, едва прикрывшись, кинулся к двери, через мгновение в коридоре раздался его вопль - Мейге! Мейге!
  
  Меньше чем через минуту Мейге стоял передо мной, пытаясь отвести от горла мои руки.
  
  - Драггар Драк, что вы сделали с девушкой? - сердито спросил он на квэнне.
  
  - Ничего, клянусь! - в глазах Драка плескался страх и непонимание.
  
  - Это не он, - прохрипела я, перейдя на их язык - Дайте мне воды, пожалуйста!
  
  Драк быстро плеснул воды из бутылки, стоящей на столике и протянул мне стакан.
  
  Мейге тяжело поднялся, одарив Драка укоризненным взглядом, вышел из комнаты и через несколько минут вернулся с маленькой склянкой в руке. Он вынул из моих пальцев стакан, долил воды и, откупорив флакон, тщательно отсчитал нужное количество капель.
  
  - Анна, выпейте, это успокоительное, - он протянул мне стакан, лекарство резко пахло травами, а его вкус горчил, отдавая полынью и немного дымом. Я, стуча зубами о стакан, в два глотка выпила лекарство - Мне надо увидеть Бруна. - хрипло сказала я.
  
  - Я здесь, Анна, что случилось? - раздался рядом со мной его спокойный голос. Он присел в кресло, а Драк подал мне плед, чтобы я могла прикрыться.
  
  Я закуталась и пересказала свой сон, показав пятна на своей шее и пожаловавшись, что до сих пор чувствую неприятный холод в этом месте, Брун встал, внимательно осмотрел следы и осторожно прикоснулся к моей шее пальцами. Потом те же манипуляции проделал Мейге.
  
   - Это точно сделал не Драк? - уточнил Брун, он выглядел встревоженным.
  
  Я отрицательно покачала головой - Драк ни при чем.
  
  - Я, право, не знаю, что и сказать! Этот проклятый вампир переходит все границы! - раздраженно воскликнул Брун.
  
  - Вампир? - слабым голосом переспросила я.
  
  - Да, Коул - вампир. Ты не знала? - удивленно глядя на меня, пояснил Брун.
  
  Как сквозь вату я услышала его тревожный крик - Анна! АННА! - и потеряла сознание.
  
  Я пришла в себя уже в кровати, Драк сидел рядом, сжимая мою ладонь ледяными пальцами, и с беспокойством глядя на меня, когда я открыла глаза, он с облегчением воскликнул - Я думал, что мы тебя потеряли!
  
  - Драггар Драк, не выдумывайте, это простой обморок.- проворчал Мейге - Анна, как вы себя чувствуете?
  
  - Мне лучше, спасибо, - отозвалась я, меня подташнивало, а голова все еще кружилась.
  
  - Вам лучше полежать некоторое время, - лекарь строго посмотрел на него - Я прикажу подать обед в комнату. И будет лучше, если вы немного поспите... - Мейге поднялся - Драггар Драк, извольте дать Анне отдых. Я зайду через час.
  
  Драк с раздражением посмотрел на него и, молча, кивнул в знак согласия. Мейге вышел из комнаты.
  
  Через пятнадцать минут Мика и Лус принесли обед, запах еды защекотал ноздри, и я поняла насколько проголодалась. Драк помог мне встать, принес халат из ванной и, придерживая под руку, усадил за стол. Мика захлопотала вокруг меня, раскладывая еду и наливая воду в стакан. Утолив первый голод, я поняла, что обедаю в одиночестве, Драк к еде даже не притронулся.
  
  - Драк, поешь! - прожевав, предложила я.
  
  - Я не голоден, - он отщипывал хлеб и не отводил от меня взгляда - Анна, ты не представляешь, как ты меня напугала!
  
  - Кто этот Коул? Он, правда, вампир? - мне до сих пор было не по себе от произошедшего.
  
  - Я не знаю, мне ничего не сказали. - Драк пожал плечами - Отец наверняка сам тебе все расскажет.
  
  - Коул - это тот парень, который тебя ранил, -произнесла я.
  
  - Да? - удивился он - Откуда ты знаешь?
  
  - Я там была, это случилось на моих глазах. Ведь мы с тобой познакомились еще до твоего ранения, - от не самых приятных воспоминаний у меня пропал аппетит, и я отодвинула от себя тарелку.
  
  - Расскажи мне, как это случилось, - попросил он.
  
  Я рассказала историю его ранения и добавила - Ты мне как-то сказал, что не имеешь дел с человеческими женщинами, потому что одна из них разбила тебе сердце.
  
  - Я так сказал? - он безразлично пожал плечами, та история тоже не сохранилась в его памяти - Надо было заполучить нож в живот, чтобы понять, кто мне нужен на самом деле.
  
  - Драк, а что если действие отравы закончится, ты снова обретешь память и вспомнишь, что не хочешь быть со мной? - этот вопрос не давал мне покоя.
  
  Он отрицательно покачал головой - Нет, Анна, тут дело не в отраве, она просто активировала то, что уже было внутри меня, заставила понять, что ты та, которая мне нужна. Ты не сможешь разбить мне сердце, даже если захочешь, как только ты уйдешь, я умру.
  
  Драк ответил на мой вопрос, но сомнения все равно остались, в дверь вежливо постучались. Драк подал знак Лусу и тот распахнул дверь, в комнату вошли Эсмириль, Ник и Гелан.
  
  - Анна, что случилось? - Эсмириль тревожно осматривала меня с ног до головы, бросая подозрительные взгляды на Драка. Брун, по своему обыкновению, никому и ничего не рассказал, и теперь у семьи сложилось впечатление, что Драк учинил надо мной насилие.
  
  Я снова показала следы на шее и рассказала свой сон, все по очереди пощупали отметины. Лус и Мика убрали тарелки, принесли кофе и скромно встали в отдалении, ожидая приказов.
  
  Гелан в задумчивости тер виски, Эсмириль и Ник сыпали вариациями на тему, что следует в первую очередь оторвать Коулу, если тот попадет им в руки, и вопрошали друг друга, как у него получилось проникнуть в мой сон.
  
  - А этот Коул на самом деле вампир? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросила я.
  
  - Да, - кивнул головой Гелан.
  
  - Не могу поверить, что они существуют! - я думала, что встретив живых эльфов и Драконов, больше не столкнусь с мистическими существами, и вот в очередной раз, действительность убедила меня в ограниченности и убогости моих представлений.
  
  - А тебе разве о них не говорили? - удивилась Эсмириль.
  
  - Нет, о вампирах мне никто не говорил, я же все время провожу с Драком, а он многого не помнит. - Драк смущенно поерзал и сказал, что про вампиров он помнит, но я про них его никогда не спрашивала.
  
  Эс криво улыбнулась - Они называют себя инкарами, но по сути, они те, кого вы называете вампирами, я забыла тебе объяснить этот нюанс. Извини.
  
  - А вампиры все такие кровожадные? - боюсь, что рассказа Эсмириль про вампиров я так и не дождусь, а сейчас предоставляется удобный случай хоть немного удовлетворить свое любопытство.
  
  - Нет, в основном они нормальные ребята, а этот из пятого мира, он отщепенец, да и вообще сам по себе редкий отморозок, - сказал Ник - Кстати, доктор Весс, Ларина и почти весь персонал в клинике тоже вампиры, ну это так, к сведению, чтобы ты не думала, что все вампиры - негодяи.
  
  - Драк лежал в больнице у вампиров? - выдохнула я.
  
  - Ну почему каждый раз такая реакция? - Гелан раздраженно закатил глаза - Стоит человеку услышать слово "вампир" как тут же начинаются истерические вопли! Анна, ты меня удивляешь! Вроде бы, ты девушка подготовленная и не должна удивляться подобным фактам. Вампиры наши соседи по второму миру, от вас или нас они отличаются только физиологией и среди них подонков не больше, чем среди людей. Чем плоха клиника вампиров? Не съели же они Драка, в самом деле, да и Мейге в тот момент здесь не было, а в человеческие больницы нам обращаться нельзя.
  
  -Анна, вампиры не пьют кровь, не спят в гробах и не делают ничего такого, что показывают в ваших фильмах ужасов, - рассмеялась Эс, глядя на меня.
  
  - А почему в больницы нельзя? - потрясенно спросила я.
  
  - На опыты заберут, - внушительно ответил Гелан и закрыл тему про вампиров и больницы - Ладно, этнографические лекции перенесем на более удобное время. Я вот еще что хотел спросить, Анна, вспомни, не происходило ли с тобой в последнее время что-то странное или необычное. Может какие-то встречи, или звонки или просто казалось, что за тобой следят?
  
  Я задумалась, перебирая в памяти события последних дней, честно сказать, странным было почти все, начиная от знакомства с эльфами и Драконами, и заканчивая вампиром, который приснился мне сегодня ночью и пытался меня задушить.
  
  - Когда мы ездили в магазин я встретила своего коллегу Сола, а кроме этого вроде ничего такого. - и тут я вспомнила человека, который следил за мной через витрину - Было одно происшествие, не знаю, можно ли его назвать странным, но расскажу, а ты уж сам решишь. Мы были в магазине в городе, Эс, помнишь, там, где покупали белье? Так вот, я вышла из примерочной и увидела, что за мной через витрину кто-то наблюдает. Мужчина стоял против света, и я не увидела его лица, потом он понял, что я его заметила, и смылся, но перед тем, как удрать, попал под свет фонаря.
  
  Гелан заинтересованно попросил - Опиши, как он выглядел.
  
  - Высокий, ростом примерно, как Гор, стройный, даже можно сказать худощавый... - начала припоминать я, вспоминая внешность незнакомца, - Знаете, что мне показалось странным? Когда я увидела его лицо, почему-то сразу подумала, что он эльф.
  
  Гелан удивленно приподнял брови - Почему ты так подумала?
  
  - У него было очень красивое лицо, - у меня в голове бродила какая-то мысль, но я никак не могла ее ухватить - светлые, почти белые, длинные волосы, довольно бледное лицо, темные брови и черные глаза, - и тут меня озарило - Он был похож на Каллара, если бы Каллар был блондином!
  
  Гелан замер, подался вперед, словно собираясь встать, потом откинулся на спинку, но, тут же, вскочил и выбежал из комнаты. Мы вчетвером проводили его удивленными взглядами и недоуменно переглянулись.
  
  - Что такого я сказала? - Эсмириль недоуменно пожала плечами, а Ник нахмурился и задумался. Я взяла чашку с кофе и едва успела сделать несколько глотков, как Эсмириль сказала, что меня ждут в кабинете Бруна. Лус предупредительно распахнул передо мной дверь нашей комнаты. Я быстро поднялась по лестнице и толкнула дверь кабинета.
  
  Присев в кресло и повторив свой рассказ Бруну, я замолчала и с тревогой смотрела, как он меряет шагами кабинет, и о чем-то напряженно размышляет.
  
  - Ты точно рассмотрела этого парня? - Брун остановился и в упор посмотрел на меня - Это очень важно, и если он тот, о ком я думаю, у нас могут возникнуть серьезные неприятности.
  
  - Точно, он похож на Каллара и еще у меня осталось очень неприятное чувство от его взгляда и вообще от этой встречи. - Брун с досадой стукнул по столу рукой и что-то быстро произнес на квэнне.
  
  - Анна, до отъезда оставайся в поместье, я запрещаю тебе выезжать в город. Убедительно прошу отнестись к моему приказу предельно серьезно, тебе угрожает смертельная опасность. Ты меня поняла? - я кивнула и встала.- Ты нам очень помогла. А теперь ступай, мне надо обсудить кое-что с Геланом с глазу на глаз.
  
  Итак, теперь я в настоящем заточении. Ну что ж, лучше быть в безопасном поместье, чем встретить этого Коула-вампира где-нибудь в темном переулке в городе. После бессонной ночи и утреннего переполоха, мы c Драком улеглись спать, едва стемнело, разумеется, проснулась я с петухами, до завтрака оставалась пара часов, Драк сладко спал, и я решила пробежаться по парку. Я выскользнула из постели, оделась и вышла через стеклянную дверь на лужайку. На улице было прохладно, сад зеленел молодой листвой, воздух был свежим и ароматным, в кронах деревьев чирикали невидимые пичуги. Побегав минут сорок, я решила, что на сегодня достаточно физкультуры и припустила в сторону дома. Вбежав в дверь, я с ужасом увидела, что Драк опять бьется в припадке в руках Мейге и Гелана. Я кинулась к нему и прижала к себе, постепенно он начал успокаиваться.
  
  - Анна, что вы делаете? - Мейге перевел дух и гневно сверкнул на меня глазами- В этот раз, он даже не успел дойти до другой комнаты! Он проснулся, увидел, что вас нет, и его сразу скрутило! Слава Огню, что зашел Лус и сразу позвал меня!
  
  - Но я просто бегала в парке! - растерянно оправдывалась я, прижимая голову Драка к груди - Я и подумать не могла, что с ним может случиться припадок! Меня не было сорок минут! - Драка колотило в моих руках.
  
  - Мейге, брось, Анна не виновата, кто же мог подумать, что Драку снова станет плохо, - примирительно сказал Гелан - давай положим его на кровать.
  
  Они подняли Драка и уложили его на кровать, а я примостилась рядом. Мейге задумчиво смотрел на нас - Анна, вы знаете, я замечаю, что зависимость драггара Драка от вашего постоянного присутствия усиливается, чем дольше вы будете вместе, тем меньше времени он сможет обходиться без вас. Чем дольше он с вами, тем сильнее будут приступы, когда вас нет, пожалуйста, не забывайте об этом. С другой стороны его психологическое состояние становится более стабильным, когда вы рядом. Анна, умоляю, если хотите бегать, бегайте с ним, прыгать, тоже с ним, что бы вы ни делали, он должен быть с вами, вы меня поняли?
  
  Я кивнула, мне было очень стыдно за то, что по моей вине Драк снова мучился.
  
  - На этом позвольте откланяться. - Мейге слегка поклонился и они с Геланом вышли за дверь.
  
  Лицо Драка все еще подергивалось от боли, зубы постукивали, а на губах снова была кровь.
  
  - Почему ты ушла? - прохрипел он.
  
  - Я рано проснулась и решила побегать в парке, - виновато отозвалась я - Драк, это просто глупо, разве нельзя держать себя в руках?
  
  Он покачал головой - Это не в голове, это здесь, - он показал себе на живот - стоит мне подумать, что ты ушла, меня тут же скручивает.
  
  Я легла рядом с ним, мы, молча, лежали и смотрели друг другу в глаза.
  
  - Анна, ты меня любишь? - после продолжительного молчания вдруг спросил он.
  
  - Люблю, - не отводя глаз, ответила я и это была правда. Он с облегчением вздохнул, прижал меня к себе и затих.
  
  Глава 41 Старк
  
  Мы втроем уже больше часа сидели за столиком в дальнем конце кафетерия крупного торгового центра и изнывали от скуки. Вокруг кишел народ, все столики были заняты, а с катка доносились звуки музыки и звонкие детские голоса. Велена, закинув на свободный стул ноги, лениво разглядывала группу парней, сидевшую через несколько столиков от нас, а они с интересом поглядывали на нас. Вернее на Велену. Не на нас же с Трисом им смотреть, в самом деле! Красивая она эта Велена, яркая, заметная, привлекательная, сексуальная. Коул сказал, что она результат удачного эксперимента Доктора по скрещиванию вампира и оборотня, единственная, кто выжил из опытных образцов, и не поймешь кого в ней больше. Питается, как вампир, но умеет перевоплощаться, как оборотень. Парни говорили, что Велена перевоплощалась всего несколько раз за свою жизнь, так как, в отличие от нормальных оборотней, трансформация для нее была невероятно болезненной и долгой, а вторая ипостась получалась маленькой и ни к каким полезным действиям неспособной, в силу некомплекта конечностей, кроме того злой, кусачей и по слухам, вроде, даже ядовитой. Я Велену считал инкарой, а кем считали остальные, мне было плевать. Надо же - результат эксперимента! Интересно, что же Доктор хотел получить? Или просто экспериментировал, получится ли у него хоть что-нибудь? Что-нибудь и получилось. Велена. Ни оборотень, ни вампир, даже насчет разумности можно поспорить. Коул искренне восхищался Доктором, а я считал его натуральным психом. В своих лабораториях он проводит такие эксперименты, что узнай о них наши маги, у них бы волосы дыбом встали! Да у кого угодно встали бы! Доктор проводил опыты с применением химии, магии и еще, демон знает чего, на живых эльфах, Драконах, вампирах, оборотнях, скрещивал, то, что по определению скрестить нельзя, выводил новые породы боевых и рабочих монстров, изобретал зелья и яды, и много чего еще. Судя по рассказам ребят для Доктора слово "негуманно" - пустой звук, его интересует та или иная тематика, и он ставит эксперимент. Мнение образцов его не интересует, как, впрочем, и мнение окружающих. Многие из наших его боятся до судорог, видимо опасаются перейти из категории соратников в разряд лабораторных мышей. Самого Доктора мне пока увидеть не довелось, но фактически в данный момент я работал на эту таинственную личность. Доктору потребовались люди с определенными параметрами для каких-то его безумных опытов, и вот мы втроем вышли на охоту. Датчик, который нам выдали перед началом операции, при приближении к компании молодняка, засветился зеленым, что говорило о том, что образцы соответствуют требованиям. Теперь дело за малым, увести их в безлюдное место, обездвижить, привезти в наш дом и сдать на руки лаборантам, которые заберут их в пятый мир. Красотка Велена сегодня, а впрочем, как и всегда, приманка для молодых идиотов. Для подобных заданий она с ее рыжими волосами, темными глазами, яркими губами, лицом сердечком, хрупкой фигуркой, обтянутой кожаной курткой и узкими кожаными брюками, длинными ногами в сапогах на высоченных шпильках, подходила как нельзя лучше, являя собой ожившую мечту озабоченного молодняка. Тем более, когда она вот так многозначительно на них смотрит, и многообещающе улыбается, этот самый молодняк готов идти за ней на край света, истекая слюной и поскуливая от нетерпения. Нам с Трисом, молодым оборотнем-отщепенцем, остается только сидеть и спокойно ждать. Трис в сотый раз обегает скучающим взором публику, но чаще всего его взгляд мечтательно задерживается на упругой груди Велены, вызывающе выпирающей из-под полурастегнутой кожаной куртки. Видимо, в отличие от меня, он считает ее оборотнем, и она ему нравится. Во мне Велена не вызывала никаких желаний, у меня все еще зияла дыра в груди, я все еще не мог убить в себе любовь к Эсмириль. Прошло уже достаточно времени с того вечера, когда я видел ее в последний раз, чтобы вспоминания о ней не сгибали меня пополам, но недостаточно для того, чтобы вырвать ее образ из сердца. Коул меня хвалит, говорит, что я держусь молодцом, но кто бы знал, чего мне это стоит! Никто не знает, сколько сил я трачу, чтобы держать себя в руках и вести себя, как нормальный инкар. Я усилием воли отогнал мысли об Эсмириль и уставился на Велену, чтобы отвлечься. В нее влюблена половина наших парней, а она всем морочит голову. Без заигрываний она общается только с Коулом и Эстаром, первого она побаивается, а второй для нее - ожившее божество и идеальный мужчина в одном лице. Велена считается женщиной Эстара, он спит с ней, но, по-моему, спал бы и с любой другой, ему все равно, простая физиология, но Велене ее особый статус помогает безнаказанно дерзить всем вокруг. Меня Эстар поначалу настораживал, даже пугал, теперь же вызывает уважение и восхищение. Он опасен, хитер, жесток, циничен и расчетлив. Его цели всегда оправдывают средства, и потому он прет к ним напролом, сметая все на своем пути. Эстар всегда точно знает, чего хочет, и как достичь желаемого, у него всегда есть план действий, многие его откровенно боятся, некоторые недолюбливают, но все беспрекословно подчиняются.
  
  - Велена, долго еще? - Трис заскучал, даже груди Велены больше не привлекали его внимания.
  
  - Ты куда-то торопишься? - Велена окинула его жарким взглядом.
  
  - Надоело здесь торчать, - смущенно проворчал Трис и отвел взгляд.
  
  - Тогда займись делом, девочку присмотри посимпатичней, чтобы было чем заняться вечером, пока мозоли на руках не натер, - промурлыкала Велена, маскируя мягкими интонациями грубость сказанного. Трис побагровел, но промолчал, посчитав ниже своего достоинства задираться c нахальной девицей. Возможно, Эстар не стал бы заступаться за свою женщину, дойди дело до открытого конфликта, но никто не хотел проверять это на собственном опыте, а потому вздорная мутантка хамила всем подряд, чувствуя свою безнаказанность. Велена победоносно посмотрела на смутившегося оборотня, грациозно встала и танцующей походкой пошла в сторону киоска с кофе, специально пройдя мимо парней, за которыми мы наблюдали последние полчаса. Наша операция вошла в завершающую стадию. Я невольно залюбовался попкой Велены, ладно обтянутой узкими штанами. Парни проводили ее масляными взглядами и начали переговариваться друг с другом, периодически разражаясь громким хохотом. Мы с Трисом переглянулись, все шло как обычно.
  
  - Сколько нам сегодня нужно? - лениво спросил Трис, обегая взглядом ближайшие столики.
  
  - Двоих, - отозвался я.
  
  - Ты выбрал? - он вопросительно посмотрел на меня.
  
  - Будем брать любых, они все подходят, - я еще раз глянул на приборчик, на котором все еще мигал зеленый огонек и, выключив его, спрятал в карман куртки.
  
  - Думаю, за час мы управимся. - Трис посмотрел на часы - Ты потом куда?
  
  - Домой, устал. А ты?
  
  - Девочку сниму, расслаблюсь, - подмигнул он мне. Мое нежелание снимать девочек стало в доме на Страйте предметом смешных и не очень шуток, а я до сих пор хотел только одну девочку, ту, которая выбрала человека. В груди снова началась уже ставшая привычной болезненная пульсация. Хватит, не думать и не вспоминать, приказал я себе, пытаясь унять боль в груди. Велена возвращалась, мы с Трисом спокойно наблюдали за происходящим. Проходя мимо столика парней, она как будто случайно споткнулась и почти упала на одного из них, сметая со стола тарелки и стаканы с газировкой. Один из парней подхватил ее и попытался усадить себе на колени, но Велена ловко вывернулась из его рук, и что-то сказала. Парни расхохотались, а тот на которого она свалилась, покраснел и огрызнулся на друзей.
  
  Довольная Велена вернулась к нашему столику, села и снова положила ноги на стул. - Ну, мальчики, почти закончили, - я кивнул, а Трис сделал вид, что рассматривает семейную пару, сидевшую через несколько столиков от нас.
  
  Обиженный Веленой парень и один из его друзей, встали и направились в нашу сторону. Парни попались туповатые, обычно разгневанные жертвы острого языка Велены стояли около нашего стола до того, как ее попка успевала опуститься на стул.
  
  - Эй, детка, в чем дело? - развязано спросил один из них - У тебя есть проблемы?
  
  - У меня куча проблем. А ты можешь их решить? - Велена откинулась на спинку и нагло оглядела их с ног до головы.
  
  - Могу укоротить твой длинный язык - парень покосился на нас с Трисом, но мы сделали вид, что их разговор нас не касается.
  
  - О! Никогда не знала, что это проблема, - она приоткрыла рот и провела кончиком языка по ярким губам - А может он все-таки не такой длинный?
  
  Мы с Трисом, не вмешиваясь в их разговор, наблюдали за происходящим. Велена каждый раз разыгрывала разные сценарии, но результат был одинаковый. Уши глупого недоросля наливались малиновым цветом.
  
  - Может, милый, мы с тобой спустимся на парковку, и ты его оценишь? - предложила Велена, наслаждаясь замешательством парней.
  
  - Спущусь, детка,- не растерялся парень.
  
  - А дружка куда денешь? - поддела Велена, плотоядно окинув с ног до головы второго парня.
  
  - С собой возьму, - развязано отозвался парень и переглянулся со своим приятелем - или твоего язычка на нас двоих не хватит?
  
  - Хватит, милый, хватит! - Велена лучезарно улыбнулась.
  
  - Вы, парни, сегодня в пролете, - сообщил нам один из них - мы вашу подружку сейчас укатаем.
  
  Трис чуть повернул голову в их сторону, но промолчал, ему было неприятно то, что Велена собиралась делать прежде, чем парни превратятся в образцы.
  
  - Кто еще кого укатает! - чуть слышно пробормотал я на триесте. Мы бы взяли любых, но эти двое сами решили свою участь.
  
  - Эй, парни, мы сейчас вернемся, у нас тут дело образовалось с цыпочкой! - крикнул один из них, повернувшись к своему столику. Их друзья похабно заржали, даже не подозревая, что видят своих приятелей в последний раз.
  
  Сейчас Велена уведет их в паркинг, я отправлюсь следом за ними через пару минут, а после моего ухода Трис подойдет к оставшимся за столиком парням, дунет на них "пыль забвения" и мальчишки забудут нас и последние два часа своей жизни.
  
  Велена встала, покачивая бедрами, подошла к одному из парней и подхватила его под руку - Ну же, милый, пойдем, пока я не передумала.
  
  Я встал, как только Велена и парни скрылись в толпе, и не торопясь направился к эскалатору. Спустившись на стоянку, я обнаружил всю компанию возле нашей развалюхи. Первый парень спускал штаны, второй стоял рядом с пылающими ушами и пялился на расстегивающую куртку Велену, меня они не заметили.
  
  Я остановился в нескольких ярдах за их спинами и приготовил два шипа, один из которых сразу зарядил в трубку, а другой зажал между пальцами.
  
  - О, да ты парень что надо! - мурлыкнула Велена, глядя на вываленный из штанов предмет гордости одного из парней, и присела на корточки. Я дал Велене несколько минут и поднес трубку ко рту, когда один уже стонал, а второй судорожно дергал ремень на штанах. Они так и не поняли, что с ними произошло, парализатор сработал практически мгновенно, и кулями свалились на грязный пол. Упаковав образцы в багажник, мы сидели в машине и ждали Триса. Велена курила сигарету, наполняя салон автомобиля вонючим дымом.
  
  - Зачем ты каждый раз это делаешь? - спросил я
  
  - Что именно? - она повернула ко мне лицо и вопросительно изогнула тонкую бровь.
  
  - Ну, с парнями. Сама знаешь! - мне стало неловко, и я уже пожалел, что спросил ее об этом.
  
  - Мне нравится, они такие беспомощные. Люблю смотреть на них в такие моменты, ну ты понимаешь, - она положила руку мне на колено.
  
  - Меня в такой момент ты не увидишь, можешь не стараться, - ее рука поехала вверх по моей ноге.
  
  - Старк, в чем твоя проблема? У тебя обет воздержания? - с издевкой спросила она, гладя мою ногу.
  
  - Чего это ты озаботилась моими обетами? - ее рука сжала мое бедро.
  
  - Cмотреть на тебя противно, ходишь с кислой рожей, ни к кому не пристаешь, с образцами не забавляешься, за грудь хватаешься каждый пять минут. Боишься что ли?- ее рука добралась до сокровенного, а ладонь немного сжалась.
  
  - Велена, прекрати! Если тебе противно, не смотри, - я убрал ее руку.
  
  - Что? Заводит? - насмешливо спросила она.
  
  - Нет, не заводит! - резко ответил я, и это была чистая правда, не заметить она не могла. Велена надулась, демонстративно выпустив клуб дыма мне в лицо, и уставилась в окно.
  
  Минут через пять к нам присоединился оборотень - Порядок, можно ехать.
  
  Добравшись до дома и выгрузив нашу добычу из багажника, мы потащили их наверх. Коул, как всегда, сидел в кресле и бренчал на гитаре. - Молодцы, быстро управились. Этих туда, - он кивнул в сторону ванной - за ними придут через пару часов.
  
  Мы с Трисом потащили парней в ванную, где уже лежало три образца мужского пола и один женского, они были в сознании, но полностью обездвижены, а в их глазах плескался животный ужас. Бросив пленников на пол, мы вышли в коридор, закрыв за собой дверь на ключ.
  
  - Велена, Эстар просил тебя зайти, - услышал я голос Коула, через мгновение Велена выскочила из комнаты. Настроение у нее сейчас самое подходящее, после таких вылазок у нее повышался сексуальный аппетит и если Эстар был занят, то она уходила удовлетворять его на улицу. С нашими парнями она не спала из принципа. Трис ушел к себе, а я сел напротив Коула в кресло и задумался, слушая его ненавязчивое треньканье.
  
  Я вспомнил первую операцию, в которой принимал участие с отщепенцами, охоту на Драконов. Перед выходом Коул предусмотрительно напоил меня успокоительным снадобьем, видимо, переборщив с дозой, отчего я заметно тормозил.
  
  - Сегодня не время их убивать, ты понял, брат? Мне надо передать им сообщение, - сказал Коул перед выходом, я с запозданием кивнул.
  
  До операции мы несколько дней следили за их компанией, отслеживая передвижения и в тот вечер, когда они отправились в клуб, Коул решил передать им вызов. Они очень кстати выбрали ту маленькую улочку, существенно облегчив нам задачу.
  
  Перед операцией я зашел в комнату Коула, тот обрабатывал нож каким-то студенистым, зеленоватым составом, тщательно, но осторожно натирая массой клинок. Под его пальцами масса превращалась в зеленоватую пленку, покрывая лезвие от крестовины до самого кончика.
  
  - Что ты делаешь? - спросил я, понаблюдав за его действиями.
  
  - Готовлю небольшой подарок для клана Тули. - со зловещей улыбкой откликнулся Коул, помахивая ножом, чтобы пленка подсохла.
  
  - А что это? - гадая, кому этот подарок достанется.
  
  - Это? - он полюбовался на нож и аккуратно спрятал его в ножны - Это, брат, теоретически убивает в них драконов.
  
  - Это как? - я с уважением покосился на баночку с мазью.
  
  - А вот так, зелье еще сыроватое, все-таки у нас не так много Драконов, чтобы довести его до ума. Надеюсь, вскоре у Доктора появится много образцов. - Коул вытер руки, взял со стола духовую трубку, достал несколько шипов, аккуратно вложил их специальные карманчики, нашитые на кожаную полоску и уложил снаряжение в карман.
  
  - Эсмириль ты отдашь мне, - сверля его взглядом, заявил я.
  
  - Спокойней, брат. Ты ее получишь, но не сегодня, - криво усмехнулся он, похлопав себя по карманам, проверяя, все ли взял. - Что ты с ней будешь делать, когда она превратиться в дракона? Или ты думаешь, что она отдастся тебе с радостью?
  
  Коул был прав, даже если я заполучу Эсмириль в свое полное распоряжение, то вряд ли она будет сдерживать своего дракона, а уж о драконьей ярости Тули слагали легенды.
  
  - Не думал об этом? - он читал мои мысли - Подумай.
  
  Операция заняла не более четверти часа и произвела на меня тягостное впечатление, усугубленное замедленной реакцией и общей заторможенностью. Нам было приказано перекрыть выход на обе улицы, ни в коем случае не нападать, а просто стоять рядом и следить, чтобы никто из драконье-эльфийской компании не делал лишних движений. Они и не делали, часть из них перепугано жалась, друг к другу, а Эсмириль и ее парень заняли стратегически правильную позицию, готовясь отразить возможную атаку, но пока не нападали. Вскоре к ним присоединился неизвестно за каким демоном оказавшийся в переулке Каллар и Драк, прибежавший со стороны улицы. Все шло по плану. Коул первым делом обездвижил братца-Дракона, чье обмякшее тело подхватили под руки два крэмма, гибрид оборотня, волколака и какого-то условно разумного животного из пятого мира. Крэммы всегда закрывали лица, снимая черные повязки только во время еды, нижняя часть их морд была полупрозрачной и сквозь тонкую кожу просвечивали кости черепов, а на верхней росли бугристые наросты неприятного синюшного цвета, только глаза и носы получались нормальными. Их разводили в одной из лабораторий пятого мира для операций, где могла пригодиться их чудовищная сила. В тот вечер я и еще двое оборотней замотали лица, как это делали крэммы, и внешне не отличались от лабораторных тварей Доктора. Не смотря на боевые навыки крэммов, Коул не стал полагаться на их силу и заранее зарядил свою трубку, чтобы наверняка справиться с разъяренным Драконом.
  
  Увидев Эсмириль и ее парня, я с трудом справился с желанием накинуться на него и разорвать на части голыми руками. К счастью, средство Коула уже действовало вовсю и помогло мне достойно выдержать испытание, оставив после накатившего приступа мелкую противную дрожь по всему телу, мгновенно вспотевшую спину и гадкий вкус во рту. Я смотрел только на Эсмириль, на почти мою девушку, отведя от нее взгляд, только когда Коул воткнул нож в живот Драка. После того, как он повис в руках крэммов, я, со злорадством, подумал, что, наконец, нашелся смельчак, который преподаст урок этим заносчивым засранцам Тули. Пусть не думают, что они круче всех. Передав сообщение об объявлении войны, и исполнив свою маленькую месть клану Тули, Коул подал нам знак к отступлению. В этот вечер Эсмириль мне не досталась, но я и не рассчитывал получить ее именно сегодня. Я подожду, а потом с лихвой расплачусь с ней за те страдания, которые она мне причинила.
  
  После операции мы с Коулом сидели вдвоем в общей комнате.
  
  - Как скоро средство подействует на Драка? - спросил я, вспоминая налет на тех, кого я недавно считал друзьями.
  
  - В течение семи-восьми дней. Он впадет в кому, а когда очнется, то не будет помнить никого из своей семьи. Если выживет, конечно. Потом его дракон начнет умирать, у него начнутся приступы неконтролируемой ярости и ненависти к себе подобным. Если нам повезет, он перевоплотится и убьет кого-нибудь из своей семьи, а может даже всех. Подождем, пока зелье подействует, и через несколько декад навестим его.
  
  - Зачем? - недоуменно спросил я.
  
  - Он нам понадобится, - непонятно ответил Коул.
  
  - Для чего?
  
  - Слишком много вопросов! - резко отрезал Коул и дернул несколько струн на гитаре.
  
  Мы замолчали.
  
  - То есть ты не хотел его просто убить? - видя, что Коул успокоился, я снова попытался выведать у него интересующую меня информацию.
  
  - Зачем? - Коул отложил инструмент - У Эстара какие-то планы в отношении этого парня, а Доктору в любом случае нужны образцы, - от его зловещей ухмылки меня прошиб озноб.
  
  Примерно в то же время Коул начал давать мне какое-то снадобье, сказав, что это поможет мне забыть мою любовь и не наделать глупостей, пока мы находимся в третьем мире. Я безропотно глотал все, что Коул считал нужным принести мне в горсти, или налить в стакан, и дело было даже не в том, что я ему безгранично доверял, просто мне казалось, что хуже уже не будет.
  
  После нападения на Драка всю следующую декаду мы были заняты подготовкой к вторжению. В планы Эстара нас никто не посвящал, но размах подготовки поражал воображение. Научное сумасшествие Доктора, помноженное на непомерное честолюбие и амбиции Эстара воплощалось в чудовищную кампанию по завоеванию третьего мира и избавлению его от резидентов из других миров. Лаборатории пятого мира работали в круглосуточном режиме, разрабатывая оружие и зелья, мы падали с ног от усталости, но были не в состоянии реализовать всех поставленных перед нами задач, нас здесь было мало, слишком мало. Коул требовал больше воинов, но Эстар решительно возражал, пытаясь убедить упертого соратника, что тех бойцов, которые у него есть достаточно для осуществления задуманного. Иногда в запале они так орали друг на друга, что было слышно даже на первом этаже.
  
  Наша группа, закрепившаяся в этом городе, была самой многочисленной, существовала еще одна поменьше где-то на юге, но, сколько там бойцов и чем конкретно они занимались, я не знал, связь с ними поддерживал только Коул. Нам не хватало бойцов, ученых, магов и главное денег. В этом мире ничего нельзя было сделать без денег. Эстар работал как одержимый, требуя того же и от нас, в ход шли любые способы: ограбления, убийства, шантаж, но средств все равно не хватало, от чего Эстар временами впадал в бешенство и тогда доставалось всем, кто не успел вовремя убраться с пути взбешенного эльфа. Миры никак не отреагировали на наш вызов, пока ничего не происходило, и мне в голову даже стали закрадываться сомнения, что никто не принял нашу угрозу всерьез. Я размышлял об этом несколько вечеров, а потом решил спросить мнения Коула на этот счет.
  
  - Коул, как думаешь, миры поверили, что мы объявили им войну? - спросил я его, подгадав удачный момент.
  
  - Надеюсь, - задумчиво сказал он - а если нет, то нам придется повторить вызов еще раз.
  
  - Зачем нам этот мир? - я так и не смог додуматься до истинной причины пребывания отщепенцев в этом мире, ведь наверняка они прибыли сюда не для истребления резидентов.
  
  - Ты, наверное, думаешь, что мы пришли сюда воевать с резидентами? - насмешливо спросил он, я утвердительно кивнул.
  
  - Нет, брат. - Коул удовлетворенно улыбнулся - У нас грандиозные планы, но слишком мало бойцов для их реализации. Мы пришли в этот мир за боевой силой и очень скоро нас будет несколько миллиардов, вместо нескольких миллионов. Вот тогда-то мы и начнем завоевывать остальные миры. А резидентов мы оставим на закуску, - мечтательно глядя в грязный потолок, объяснил Коул.
  
  -То есть, ты хочешь сказать, что жители этого мира будут воевать за нас? - ошарашено переспросил я.
  
  - Именно! - кивнул он и взял несколько аккордов на гитаре, разговор прекратился, а я задумался над тем, каким образом они собираются заставить людей воевать.
  
  Я работал наравне со всеми, организовывал ограбления, иногда убивал, добывал образцы для Доктора, делал все, что мне говорили. Работа не вызывала во мне никакого протеста, наоборот, помогала отвлекаться, изматывала до такой степени, что от усталости я забывал про дыру в груди. Все чаще, глядя на людей и их поведение, я чувствовал отвращение к ним. С каждой партией отловленных образцов во мне крепла уверенность, что человечество просто ошибка эволюции, расходный материал, который и жалеть не стоит. Хотя надо отдать человечеству должное, изредка попадались образцы, которые пытались сопротивляться. Не в меру ретивых мы отдавали крэммам и больше не видели. В моем представлении мы были богами, которые меняют мироздание на свой лад, а для достижений великих целей можно и пожертвовать одной слаборазвитой цивилизацией.
  
  Дней через десять после ранения Драка Коул вызвал меня к себе.
  
  - Надо проверить как там дела у нашего Дракона, - заявил он.
  
  - Как ты это себе представляешь? Прийти в клинику и спросить у Весса? - ехидно спросил я.
  
  - Зачем у Весса? - он с раздражением посмотрел на меня - У Ларины. По- моему, у вас были дружеские отношения с этой девочкой?
  
  В клинику я, конечно же, не поехал, придумал кое-что получше. Вечером следующего дня я влез в квартиру Ларины и расположился в гостиной, дожидаясь ее возвращения с работы. Я знал, что она всегда забывала закрывать окно на кухне, а подняться на несколько пролетов пожарной лестницы и пройти несколько ярдов по карнизу для меня не составило никакого труда. Ларина должна была прийти домой часа через два, я поставил чайник и пошарил по шкафам в поисках кофе. Расположившись в стареньком кресле в гостиной с большой чашкой в руке, я осмотрелся, невольно сравнивая жилище Ларины с огромными апартаментами Драконов. Квартира Ларины состояла из двух комнат, крохотной кухоньки и прихожей размером с носовой платок. Большую часть гостиной занимал раскладной диван и дешевая стенка, на полках которой стояли учебники и справочники, небольшой старомодный телевизор, милые девичьему сердцу безделушки и пара дешевых вазочек с искусственными цветами. В доме Эсмириль цветы всегда были настоящие, с горечью подумал я и тут же усмехнулся нелепой мысли, сравнивать резиденцию королевской семьи и обитель скромной, молодой инкары, по меньшей мере, глупо. Деньги решают все не только в этом поганом мире. Статус любого разумного существа определяется исключительно количеством серебряных кругляшков в кармане, в этом мы не сильно отличаемся от людей. Если ты богат, перед тобой открыты все двери, ты можешь выбрать любой путь, а всем остальным приходится выгрызать успех зубами. Моя собственная квартира в этом мире была не больше Ларининой, только располагалась в другом конце Города, но на оплату аренды уходила чуть-ли не треть моего заработка. На большее нам с ней в ближайшие десять-пятнадцать лет рассчитывать и не приходилось, слишком незначительное было у нас происхождение, да и особыми талантами небеса не наделили.
  
  Ларина приходилась Вессу троюродной племянницей, и он взял ее к себе исключительно из родственных чувств. Ларина не раз взахлеб рассказывала историю о том, как Весс проталкивал ее кандидатуру на комиссии по третьему миру при Конвенте. Тогда я даже испытывал что-то похожее на зависть, ведь не каждому инкару выпадает удача иметь таких влиятельных и заботливых родственников. А сейчас я был уверен в том, что хитромудрый Весс, в первую очередь, заботился о своих собственных интересах: получил преданную сотрудницу, которая была согласна работать за сущие гроши, показал себя с благородной стороны перед своей многочисленной родней и приобрел верных сторонников в лице семьи Ларины, которые ему ох как пригодятся, когда старый Ронан передаст Вессу свои полномочия. Кроме того, я почти уверен, что пропихнуть Ларину на такую незначительную должность, пусть даже и в третьем мире, не составило для Весса такого уж громадного труда. Платили Ларине в этом мире не настолько много, чтобы она могла позволить себе шикарные апартаменты, Весс, как и любой инкар, не любил швыряться деньгами, но зато она получала бесценные знания, гарантирующие ей работу в третьем мире после окончания учебы и довольно высокий заработок. Ларина старательно копила деньги, так как обучение в медицинской академии стоило больших денег, и была абсолютно довольна своей судьбой. Я скептически хмыкнул, после испытаний, выпавших на мою долю и перевернувших всю мою жизнь, мне казалось, что подобная участь - удел убогих. Тщательно планировать будущее, копить деньги, грызть гранит науки, возиться в лаборатории до конца жизни, тратить свою жизнь на ерунду, бояться, даже мечтать о большем, да еще чувствовать себя благодарным любому, у кого больше серебра, за то, что тебе дали возможность прожить свои дни достойно. Разве Эстар или тот же Коул не являются живыми доказательствами того, что можно взять от жизни гораздо больше, чем тебе дает скупердяйка-судьба? Что не обязательно иметь высоких покровителей, чтобы чего-то добиться? Что можно подняться с самого дна на самые высокие вершины? Что можно попытаться побороться даже с Драконами за право жить так, как тебе хочется? Что с ними вообще можно бороться.
  
  Пусть пока мы живем в свинарнике в самом гадком районе Города. Пусть резиденты не воспринимают нас всерьез. Пусть часть из нас с натяжкой можно назвать разумными. Мы боремся, мы не ждем подачек от судьбы, плывем против течения и делаем невозможное. Мы - сила, которая пошатнет вековые устои и разрушит привычный порядок вещей. Потому что мы не хотим жить, как жили наши предки. Мы не хотим принимать простое выживание за великое благо. Мы не хотим быть отщепенцами. Коул прав, у всех нас есть свои причины быть в этом мире, пожив в доме на Страйте я услышал их, по меньшей мере, с десяток, но какие бы разные у нас не были мотивы, мы движемся к одной цели. И мы ее достигнем.
  
  Уже стемнело, когда я услышал скрежет ключа в замочной скважине и подобрался. Где-то в глубине сердца всколыхнулась обида на Ларину, за ее безразличие тогда, когда мне так нужна была ее поддержка и элементарное сочувствие. Я усилием воли подавил лишние эмоции, мои личные переживания не должны помешать выполнению задания. Теперь ее равнодушие не имеет никакого значения. Ларина повозилась в коридоре, вошла в комнату, включила свет, заставив меня на мгновение зажмуриться, и застыла на пороге безмолвной статуей.
  
  - Старк? - выдохнула она.
  
  - Привет, Ларина! - спокойно отозвался я, у меня было предостаточно времени для того, чтобы подготовиться к нашему разговору.
  
  - Куда ты пропал? - она сделала несколько шагов, подозрительно присматриваясь ко мне - Мы тебя ищем уже несколько декад!
  
  - Мне нужно было побыть одному. - Ларина смотрела на меня с болезненным любопытством, отчего запрятанная обида всколыхнулась с новой силой.
  
   - Как ты? Какие новости? - по возможности ровно спросил я, сделав вид, что не заметил ее выражения лица.
  
  - Старк, что с тобой случилось? Ты странно выглядишь, - она присела на стул, не отводя от меня глаз.
  
  - Что ты имеешь в виду? - во мне росло глухое раздражение, которое я с трудом, но сдерживал, в конце концов, я здесь не для того, чтобы говорить с Лариной о моих делах и моей внешности.
  
  - Ты изменился, - наконец сказала она.
  
  - Конечно, я изменился! Любовь инкаров меняет, знаешь ли! - горько сказал я - Особенно несчастная.
  
  Она сочувственно посмотрела на меня - Старк, где ты был все это время?
  
  - Это неважно. В любом случае, к вам я больше не вернусь, - не подумав, ляпнул я и тут же прикусил язык, надеясь, что она не заметила мое "к вам".
  
  - Зачем ты пришел? - Ларина поджала губы, не придав значения моей оговорке, а я мысленно дал себе зарок больше не допускать подобных промахов.
  
  - Хочу узнать новости. Слышал, твой приятель приболел? - я попробовал скопировать презрительную интонацию Коула и, по-моему, у меня неплохо получилось.
  
  - Какой приятель? - озадаченно спросила Ларина.
  
  - Драк, конечно, или у тебя появился новый друг? - хмыкнул я.
  
  Она опустила голову, разглядывая свои руки - Его ранили.
  
  - Да ты что! Какое несчастье! - лицемерно воскликнул я, стараясь не переиграть - Надеюсь ничего серьезного?
  
  И тут ее прорвало, она рассказала мне даже больше, чем я хотел узнать. О том, что Драка привезли в клинику едва живым, что ему сделали операцию, что он был без сознания, о том, как они все переживали и беспокоились, о том, что Драк потерял память и никого не узнавал. Я слушал и кивал, пока процесс умерщвления дракона шел, как положено, и думал о том, что Коул будет доволен. Я уже посчитал свою миссию выполненной и стал придумывать, как бы мне поскорее убраться восвояси, но Ларина сказала то, чего я никак не ожидал услышать.
  
  - Драк узнал только ее! Он не помнил никого, только эту человеческую девчонку! - в ее голосе прозвучала горечь и что-то похожее на ревность. Или мне показалось?
  
  - Какую девчонку?- ошарашено спросил я. Никаких девчонок в наших планах точно не было.
  
  - Анну! - зло выплюнула имя соперницы Ларина, и ее глаза полыхнули зеленью - Он помнил ее, все время ждал и, как только увидел, вцепился мертвой хваткой и больше не отпускал. Все время только и повторял, что она та, которая ему нужна!
  
  - Ты что ревнуешь? - удивленно спросил я, намереваясь задать совершенно другой вопрос.
  
  - Да! - закричала Ларина - Ревную, ревную, демон тебя побери! Ты бы видел, как он смотрел на нее! На меня никто и никогда так не смотрел и не посмотрит! Она для него его жизнь, его все! - из глаз Ларины брызнули злые слезы, она уткнула лицо в ладони и разрыдалась.
  
  Я несколько минут смотрел на плачущую Ларину, потом встал и принес стакан воды. Она выпила и замолчала, уставившись на пустой стакан, я ждал, пока она успокоится, чтобы продолжить разговор. Ларина заговорила сама, не дожидаясь моих вопросов.
  
  - Весс говорит, что когда ее нет рядом, у Драка начинаются припадки. Он не отпускает ее от себя ни на минуту и все время с ней. И это Драк Тули! Представляешь? Драк, который менял подружек, едва ли не каждую декаду, и частенько имел не по одной одновременно! Драк, который никого и никогда не любил! Мы все были для него на одно лицо, а человеческих женщин он вообще не замечал. Знаешь, скольким он разбил сердце и поломал жизнь?! Эта девушка - возмездие, она отомстит за нас всех! - голос Ларины сорвался на крик - Я бы отдала все, чтобы оказаться на ее месте и уж постаралась бы сделать так, чтобы он страдал, как все мы страдали по нему!
  
  Я, молча, смотрел, как она плачет, мне было все равно, утешать Ларину бессмысленно, надо просто дать ей выплакаться, но на душе стало гадко. Наконец, она вытерла глаза, высморкалась и смущенно подняла глаза, а я ободряюще улыбнулся ей.
  
  - Как Весс? - спросил я.
  
  - Весс страшно занят, после Совета мы его толком не видим, - уже спокойным голосом сказала Ларина, крутя в руках пустой стакан.
  
  - А что там было на Совете? - поинтересовался я.
  
  - Точно не знаю, вроде был какой-то скандал, но что конкретно Весс не сказал, - я с раздражением посмотрел на Ларину. Неужели было так сложно спросить? Хотя зачем ей это знать? Судя по всему, Ларину не интересовало ничего на свете, кроме Драка и его новой девушки.
  
  - Что за скандал?
  
  - Темный разорвал помолвку своего сына с Аль, - отмахнулась она.
  
  Вот так новость! Считалось, что помолвку расторгнуть нельзя, но оказывается, нет ничего нерушимого на этом свете. Я вспомнил, как Аль морщила свой хорошенький носик и поджимала пухлые губки при каждом упоминании о Калларе, и едва сдержал улыбку. Наверное, радуется теперь, она ведь так не хотела выходить за него замуж. Любопытно, будет ли эта новость интересна Эстару? Все-таки Каллар его брат. Между тем Ларина продолжала вываливать на меня новости о резидентах, я слушал ее в пол-уха, отмечая только то, что может представлять для нас хоть какой-то интерес.
  
  - Почти все оборотни сорвались и уехали домой, но оставили нескольких в каждом доме. Наверное, сторожить угодья, - закончив сплетничать о вампирах, Ларина перешла к следующей расе.
  
  - С чего бы это? - без особого интереса спросил я, Ларина недоуменно пожала плечами.
  
  - Темные и светлые тоже уезжают, не все, конечно, но многие.
  
  - А Каллар? - уточнил я.
  
  - Каллар вроде здесь, пока Драк был в клинике, он несколько раз навещал его.
  
  - А Драконы? - я старался задать этот вопрос безразличным тоном, но голос предательски дрогнул.
  
  Ларина внимательно посмотрела на меня - Драконы тоже здесь и, по- моему, никуда не собираются. Ты хочешь ее увидеть? - она наклонилась и положила свою руку мне на колено, сочувственно глядя на меня - Старк, не стоит, правда.
  
  - Я сам буду решать с кем встречаться, с кем нет! - прошипел я, голос осип от душившей меня злости.
  
  Она обиженно отдернула ладонь и поджала губы - Твое дело, но удовольствия ты от увиденного не получишь, - с изрядной долей злорадства сказала она - И нечего на меня шипеть, я ни в чем не виновата!
  
  У меня от ярости звенело в ушах - Я знаю! - прохрипел я, с трудом подавив желание придушить Ларину.
  
  - Старк, не злись на меня, - примирительно сказала она - Я даже представить не могу, через что тебе пришлось пройти и очень тебе сочувствую, - ее глаза зло сузились - Все бы отдала, чтобы хоть как-то отомстить этим проклятым Тули и за тебя и за себя, но кто я и кто они!
  
  Зря ты, Ларина, так думаешь, подумал я. Ты может здорово помочь нам, став источником информации, тебя даже и просить не придется, сама предлагаешь. Я постарался взять себя в руки и успокоиться, нарываться на ссору не стоило.
  
  - Извини, Ларина, я до сих пор неадекватно реагирую на... на разговоры... - я не смог закончить фразу.
  
  - Не надо, Старк, я понимаю. Почему ты ушел?
  
  - Так надо, - выдавил я из себя.
  
  - Ты живешь в городе? - я утвердительно кивнул.
  
  - Один?
  
  - Нет.
  
  - С подружкой?
  
  Я укоризненно посмотрел на нее. Она хлопнула себя по губам.
  
  - Ты слышал, что по городу прокатилась волна убийств и пропаж людей? Жить здесь становится небезопасно, - поделилась новостью Ларина.
  
  - Слышал, - и даже принимал в ней участие, подумал я про себя - я не боюсь. Ларина, не говори Вессу, что видела меня, хорошо? И не надо меня искать.
  
  - Хорошо, не скажу, - кивнула она.
  
  - Я буду забегать время от времени, ладно? Узнать новости, тебя повидать. Я по тебе скучал.
  
  - Конечно, забегай, я всегда рада тебя видеть. Знаешь, у меня не так много друзей, а сейчас вообще никого не осталось, - она опустила голову.
  
  Я потрепал ее по плечу - Не переживай, все обязательно будет хорошо.
  
  Вернувшись домой, я нашел Коула в маленькой комнатке на первом этаже, он лежал в одежде поверх одеяла и задумчиво смотрел в потолок.
  
  - Привет, брат! Где ты был? - не глядя на меня, спросил он.
  
  - Встречался с Лариной, - я присел на стул рядом с ним.
  
  Он с интересом повернул ко мне голову и вопросительно приподнял бровь.
  
  - Оборотни вернулись домой, - я начал с самой интересной по моему мнению новости.
  
  Он быстро сел - Ага! Очень хорошо! Ты, помнится, переживал, что они проигнорировали наш вызов, вот тебе и реакция! - он возбужденно потер руки - Что она еще сказала?
  
  Я подробно пересказал наш разговор с Лариной. Известие о том, что Драк не кидается на родных, неприятно удивило Коула.
  
  - Ну-ка, пойдем к Эстару! - он легко вскочил с кровати.
  
  Мы быстро шли по коридору, за одной из дверей слышались глухие стоны и какая-то возня. Я вопросительно посмотрел на Коула.
  
  - Образцы, их не забрали вовремя, а действие парализатора заканчивается, - он небрежно махнул рукой - пусть лежат.
  
  Мы поднялись на второй этаж. Эстар сидел за столом и разговаривал по телефону. Увидев нас, он поднял руку, показывая, чтобы мы подождали, встал и отошел к окну. Закончив разговор, он с четверть минуты молчал и не двигался, а потом, развернувшись, яростно шарахнул телефон об стену. Тот разлетелся на несколько частей, а мы с Коулом сделали вид, что ничего не заметили.
  
  - Что у вас? - Эстар хмуро посмотрел на нас, вернулся к столу и сел в кресло. Коул пересказал наш разговор с Лариной.
  
  - Вот как? - Эстар удовлетворенно улыбнулся, после отчета Коула его настроение заметно улучшилось - Значит оборотни ушли, но оставили в домах охрану? Как предусмотрительно с их стороны. Что ж, ими мы и займемся, а то наши мальчики засиделись без дела. У нас война, в конце концов, а не пикник на лужайке.
  
  Сообщение о состоянии Драка не произвело на него особого впечатления, Эстару не было дела до Драконов вообще и до Тули в частности.
  
  - Я поговорю с Доктором, - пообещал Эстар - жаль, что зелье, как следует, не опробовано, и мы не можем рассчитывать на стопроцентный результат. В любом случае, Тули поняли, что мы не шутим. А что там за девушка?
  
  - Никто не знает, просто девушка, чуть ли не с улицы, - отозвался Коул.
  
  - Хм, странно. Что там у него за роковая страсть? Соберите о девчонке побольше информации, может пригодиться, - Коул кивнул и посмотрел на меня, я понял, что информацию придется собирать мне.
  
  - Да и еще, на тот случай, если тебе будет это интересно, - поднимаясь со стула, сказал Коул - Помолвка Каллара со светлой расторгнута.
  
  Эстар вскинул на нас взгляд и вдруг улыбнулся - В самом деле? Какая хорошая новость! Замечательная!
  
  Мы с Коулом удивленно смотрели на улыбающегося эльфа, не понимая, почему эта незначительная с нашей точки зрения новость, обрадовала его больше, чем все остальные. Ну не женится его брат на Аль, Эстару-то какая от этого радость? Заметив наши недоумевающие взгляды, Эстар стер с лица улыбку и холодно поинтересовался - Чего уставились? Заняться больше нечем? Коул, позови Кру, Эйба, Блиса и возвращайся сам, мы переходим ко второму этапу операции. А ты, Старк, продолжай общаться со своей подружкой и собери информацию об этой девушке Драка.
  
  Он кивком отпустил нас, погружаясь в чтение каких-то бумаг лежащих на его столе. Прикрыв дверь, Коул свернул налево и пошел по коридору, одновременно набирая номер на своем сотовом, а я вернулся в комнату, где до моего прихода лежал Коул и завалился на кровать. Обдумывая задание, я пришел к неутешительному выводу, что понятия не имею каким образом мне искать информацию о подружке Драка, учитывая, что мне известно только ее имя. Я напряг память и вспомнил, что в вечер нашей атаки с Драконами и эльфами было трое людей: парень Эсмириль, девушка и еще один парень, лицо которого показалось мне тогда смутно знакомым. Я почувствовал, что нахожусь на верном пути. Где я мог его видеть? Может в клинике? Или он мой сосед по старой квартире? Нет, точно не сосед. На зрительную память я не жалуюсь и если бы видел его хотя бы несколько раз, то непременно узнал бы. Да и помнил я этого парня не в том виде, в каком видел в переулке, а как-то по-другому. Вроде у него была другая прическа и, по-моему, другой цвет глаз, но за последнее не поручусь. Единственное, что не вызывало никаких сомнений это то, что девушку я точно никогда не видел раньше. Мои тяжкие думы были прерваны стуком в дверь.
  
  - Открыто! - отозвался я.
  
  Дверь открылась и в комнату вошла Триш. Я до сих пор непроизвольно вздрагивал, когда видел эту странную женщину. Лицо Триш было обезображено до такой степени, что больше походило на уродливую маску. Она была человеком, но пройдя через виварий Доктора, стала больше похожа на оборотня на середине трансформации, в самой уродливой ее части, когда оборотень уже не человек, но еще не животное. Триш была покрыта густой грязно-серой шерстью, которая на лице переходила в короткий светлый подшерсток, отчего лицо казалось сероватым, вывернутые ноздри, кривой рот и исполосованные шрамами щеки тоже не добавляли красоты. Триш была плотной, невысокой, с длинными сильными руками и короткими ногами, обладала чудовищной силой, ловкостью и владела гипнозом. Эстар ее очень ценил, во всяком случае, никогда на нее не орал, как на всех остальных и доверял ей самые сложные задания по добыванию денег и нужной информации. Каким образом она умудрялась их выполнять при ее внешности, оставалось для меня загадкой, ведь с ее лицом даже на улицу выйти нельзя, чтобы не вызвать волну паники. Тем не менее, Триш доставались интеллектуальные задания, а грязь и криминал нам. Смеяться над ее внешностью никто не осмеливался, потому что она могла свернуть шею даже крэмму, но и дружить не дружили. Ко мне она испытывала необъяснимую симпатию и относилась, как старшая сестра к младшему брату, а я отвечал ей взаимностью, подозревая, что все-таки повредился в уме на почве несчастной любви, из всех проживающих в доме выбрав себе в друзья человека, да еще женщину. Кто-то из оборотней, однажды выпив лишнего в ближайшем баре, решил проехаться по поводу нашей с Триш дружбы и потом ходил с помятыми ребрами и сломанным носом. С тех пор шутить на эту тему желающих не находилось.
  
  - Привет, Старк! Не помешаю? - Триш обладала потрясающе красивым, мягким, обволакивающим голосом. Едва она начинала говорить, как я переставал замечать уродливую внешность и был готов слушать ее часами. Хотя ее голос, как бы хорош он ни был, был далеко не самым большим ее достоинством.
  
  - Совсем не помешаешь, Триш. Присаживайся... - я немного подвинулся на кровати, давая ей место, но она придвинула стул и села рядом с кроватью, чтобы не стеснять меня и достала сигариллью. - Не против?
  
  - Кури, пожалуйста! - запах дыма ее сигарилл, в отличие от вонючих дешевых сигарет Велены, мне нравился. Очень непритязательная во всем остальном, Триш тратила большие средства на покупку именно этого сорта табака и, судя по тонкому фруктовому аромату, он стоил тех денег, которые она за него платила.
  
  - Что там у Эстара за пожар? - спросила она, прикурив и с удовольствием сделав пару затяжек, выпуская дым колечками и задумчиво глядя на них.
  
  - Насколько я понял, наша война входит в активную фазу, - я приподнялся на кровати, подоткнув под спину подушку.
  
  - Боевые действия? Это хорошо, - она выпустила дым тонкой струйкой, следя, как она тает в воздухе.
  
  - Да, хорошо, - без особой уверенности согласился я и не удержался от вопроса - Ты когда-нибудь воевала?
  
  - Воевала. Мне ведь уже немало лет, благодаря Доктору я прожила намного дольше, чем длится человеческая жизнь, - спокойно сказала она, я невольно окинул взглядом ее изуродованное лицо, подумав, стоило ли благодарить Доктора за такую жизнь.
  
  - На войне страшно? - я бы скорей откусил собственный язык, чем задал подобный вопрос Коулу или кому-нибудь из парней, но Триш я не стеснялся, зная, что она не поднимет меня на смех и не обзовет трусом.
  
  - Иногда страшно, иногда весело, иногда скучно. Зависит от того с кем воюешь, - она осторожно стряхнула пепел в ладонь.
  
  - А ты с кем воевала? - о ее участии в войнах я не знал.
  
  - Со всеми понемногу, даже с людьми.
  
  - А с кем страшно? - полюбопытствовал я.
  
  Она помолчала, припоминая - С Драконами страшно, особенно, когда они перевоплощаются. Они и в людском обличье не подарки, а в драконьем так просто ужас! Как начнут огнем плеваться! - она тихо засмеялась - Не трусь, вас с ними не заставят воевать, пошлют мутантов, вас, чистокровок, слишком мало, чтобы вас вот так по-глупому переводить.
  
  - Тебя пошлют? - Триш искоса посмотрела на меня и отрицательно покачала головой.
  
  - А с людьми как воевать?
  
  - Противно. Да мы и не воевали толком, так, попугали немножко. С людьми, да еще в третьем мире воевать опасно, их слишком много, - улыбнулась она, отчего ее лицо стало еще уродливее.
  
  Она, молча, курила, выпуская дым то кольцами, то струйками. Пообщавшись с Триш несколько минут, я уже не замечал ее уродливого лица, успокаивался и чувствовал себя увереннее, ее умиротворенное настроение каким-то загадочным образом передавалось и мне, а может она применяла что-то из своего гипнотического арсенала, чтобы подбодрить меня, но чтобы она не делала, это действовало. Триш курила, а я снова задумался о том, как буду искать таинственную возлюбленную Драка.
  
  Через несколько минут Триш тихо засмеялась - Что, Старк, Эстар дал тебе непосильное задание? Чего ты так морщишься?
  
  - Не могу вспомнить одного человека. Помню, что видел его раньше, но не помню где и когда, - пожаловался я.
  
  - Подумай о чем-нибудь еще, отвлекись и потом ваша встреча сама всплывет в памяти, - посоветовала она, поднимаясь.
  
  Я благодарно кивнул и снова задумался.
  
  Глава 42 Эстар
  
  Как же я ненавижу этот мир! Им правят деньги, а у меня нет возможности достать их в достаточном количестве. Все мое время занимает планирование ограблений и всякая криминальная деятельность, которая очень скоро привлечет внимание властей. На выполнение основной задачи, ради которой я прибыл в этот гнусный мир, почти не остается ни времени, ни сил. Гадостный мир! Я невольно вспомнил Элларион, в котором бывал, будучи наследным принцем темных, и оглядел свое убогое жилье. При виде обшарпанных стен, грязного окна и скудной обстановки во мне, как всегда, поднималась волна раздражения на жизненные обстоятельства и общую несправедливость. Впрочем, с тех пор, как меня вышвырнули из отчего дома, условия моего проживания оставляли желать лучшего, а если говорить откровенно, мало чем отличались от этой дыры, но за все годы моей ссылки я так и не смог привыкнуть и смириться с этим. Если бы я был один или с Коулом, то выбрал бы себе жилье поприличней, но со своим зверинцем я не могу позволить себе жить в нормальных условиях. Даже здесь пришлось разогнать полквартала, прежде чем поселиться, а не жить со своим войском нельзя, разболтаются, начнут жрать, кого попало и вести себя так, как привыкли. Время идет, а у нас еще толком ничего не готово, мало того, что мне приходится обходиться жалкой кучкой отщепенцев и мутантов, так еще не хватает оружия, еды, денег, толковых помощников для меня и Коула. Доктор демонски талантлив, но даже ему надо когда-нибудь отдыхать. Он работает над ста проектами сразу, ему не хватает лаборантов, времени, образцов, магических ингредиентов, лабораторий, всего, и моя наиглавнейшая задача обеспечить его всем необходимым.
  
  После того, как удалось запечатать внешние порталы в наш мир и пресечь карательные операции, дела у магов пошли быстрее. Все мало-мальски подходящие обитатели пятого мира были брошены на поддержку магической науки: кто-то работал в лабораториях и вивариях, кто-то охотился за образцами в других мирах, кто-то дрессировал то, что получалось у Доктора. Каратели из других миров больше не могли попасть в наш мир, поставку ингредиентов мы наладили через подставных лиц. Маги и Доктор отлично поработали, создав множество зелий и приспособлений, удивительных и неповторимых. Конвент Архимагов удавился бы полным составом, если бы они знали, чем мы занимаемся и каких результатов достигли! Может поискать толковых химиков и биологов среди людей да переправить их к Доктору? Пополнить, так сказать, передовую магической науки. Для организации лабораторий в этом мире нет средств, но это не проблема, вышибем отсюда резидентов и займем лаборатории вампиров, если понадобится.
  
  Я с удовлетворением подумал о том, как многого добился в пятом мире - сумел объединить разрозненные общины, склонил на свою сторону часть племен, нашел Доктора, дал ему возможность работать и все время думал о том часе, когда буду править всеми мирами. План зрел долгие годы, а задумываться о его реализации я стал еще, будучи, принцем. Отец думал, что я стремлюсь к власти над темными. Наивный старик, начисто лишенный амбиций и воображения! Неудачник, позор рода своего! К чему мне власть на маленьком клочке земли? Даже весь первый мир меня бы не устроил. Мне всегда надо было больше, абсолютная и безграничная власть - вот достойная жизненная цель. Насколько убогими мне казались Каллар со своими глупыми представлениями о чести, достоинстве, долге, и отец, который после смерти матушки начал сходить с ума. Неужели нельзя было жениться еще раз, если ему так нужна женщина? Разве не пошла бы за короля какая-нибудь смазливая, высокородная эльфийка? Стоило ему только намекнуть на то, что он желает жениться и на следующее утро перед дворцом выстроилась бы очередь из потенциальных невест. Их возвышенные чувства и страдания вызывали во мне презрение, а когда Каллар влюбился в малютку Алариэль я чуть со смеху не сдох! Как же он по ней страдал! Как сходил с ума от любви! Любопытно было бы посмотреть, что из нее выросло, ведь я видел ее в последний раз, когда она была еще ребенком. После моей мнимой смерти отец и Лучезарный объявили о помолвке Каллара и Алариэль, скоро они сыграют свадьбу, и мой братец будет рыдать у порога их спальни, потому что девчонка его терпеть не может, а настоять на своем ему не позволят глупые убеждения. Куда проще просто брать то, что тебе нравится, а потом избавляться, когда тебе это перестает быть нужным. Я всегда следовал этому правилу, и у меня никогда не было проблем с женщинами. Тратить бесценное время на любовные переживания, когда перед тобой стоит великая цель? Никогда!
  
  Пробраться в этот мир было стратегически правильным решением, недаром мы с Доктором потратили столько времени на распечатывание порталов в третий мир. Идея использовать этот мир давно пришла мне в голову, со временем оформившись в четкое понимание, как и что мне надо сделать для извлечения максимальной выгоды из вторжения. Люди - примитивные существа, их правители заняты грызней за власть и дележом денег, а население способно лишь тупо работать, а потом вечерами напролет сидеть у телевизора и жрать это дерьмо, которое тут называется едой. Единственное их преимущество - количество, их много и было бы глупо не воспользоваться таким козырем, когда на кон поставлена абсолютная власть. Людям плевать друг на друга, и я успею обратить половину населения этого поганого мира, прежде чем кто-нибудь опомнится! Оставшаяся половина мне будет не нужна, мне хватит нескольких миллиардов. Конечно, после войны с остальными мирами от них останется едва половина, как раз хватит расселить по мирам, чтобы закрепить мою власть.
  
  Я улыбнулся своим мыслям. Мои мечты становятся реальностью, и это не может не радовать. Но время, проклятое время - это единственное, чего мне не хватает. Когда меня сослали в пятый мир после покушения, я почти впал в отчаяние, проклиная отца и брата за то, что меня не казнили, и пребывая в полной уверенности, что моя жизнь закончилась, но как оказалось, она только начиналась. Я и предположить не мог, какие передо мной откроются перспективы и возможности, а то, что поначалу казалось препятствием, впоследствии оказалось ступенькой к новым высотам. Отец похоронил меня со всеми почестями и для всех, я давно лежу в фамильном склепе, и этот факт развязывает мне руки, с мертвого не спросят. Совет понятия не имеет о том, что я жив, и это незнание дорого им обойдется. Я довольно потер руки, хоть времени и помощников мне не хватает, но мой план работает, несмотря, ни на что! Судьба благоволит смелым и посылает подарки типа Коула, который стал моим самым верным другом и преданным псом, хитрым, сильным и жестоким, готовым порвать за меня глотку любому.
  
  Коула я помнил еще по Иллари, он занимал какой-то незначительный пост в посольстве инкаров в Талинге и часто мелькал при дворе моего отца. Естественно, дружбы между нами не было, но в лицо я его помнил. Коул в то время был юн и выглядел совсем не так, как сейчас. Уже в те времена я заметил его интерес к моей сестре, но кто бы стал воспринимать всерьез жаркие взоры какого-то вампира? Никто и не обратил должного внимания на уже начавшего сходить с ума Коула и, в конце концов, случилось то, что случилось. Меня уже не было в Иллари, когда Коул окончательно потерял голову от любви, а о произошедшем я узнал по рассказам одного из придворных, который был сослан в пятый мир за растрату казенных средств. Любовь Коула к Эорин росла с каждым днем, и настал час, когда он уже не смог скрывать чувств и стал преследовать сестру, появляясь на всех приемах, балах и охотах, которые проводились при дворе, используя любой шанс, чтобы увидеть ее. Эорин не выделяла его из толпы окружавших ее поклонников и придворных, для нее он был никем и звали его никак. Несчастный влюбленный инкар пытался привлечь ее внимание, но безрезультатно, сестра воспринимала его знаки внимания с брезгливым равнодушием. Отчаявшись, он не придумал ничего лучшего, как признаться Эорин в любви. Судя по явному идиотизму этого поступка, наивный вампир надеялся на ответное чувство, но сестра лишь недоуменно поморщилась и попросила отца сделать так, чтобы Коул больше не появлялся при дворе. Не имея возможности встречаться с любимой, Коул впал в отчаяние, а когда услышал об объявлении помолвки Эорин с Галланэллем Торин квесткэр Галланом, обезумел от ревности. Коул был не по-вампирьи неистовым, яростным и сокрушительным в своем чувстве. Эорин выкинула навязчивого ухажера из головы и чувствовала себя в безопасности в Иллари, окруженная грозной стражей, но разве стража могла защитить ее от Коула, который сначала сошел с ума от любви, а после от ревности? Говорят, что инкарам любовь противопоказана, но мало кто знает почему. Любовь меняет их, превращая в чудовищ. Я думал, что это очередное преувеличение менестрелей и суть его показать несовместимость их расы и высоких чувств, но узнав историю Коула, я поменял мнение и даже решил, что менестрели преуменьшают разрушительное воздействие этого чувства на психику вампиров. Коул непостижимым образом сумел пробраться во дворец, взял сестру силой, а потом убил ее, чтобы она не досталась никому. Мне так и не удалось выпытать у него каким образом он смог обойти стражу и сделать так, чтобы крики сестры никто не услышал, также как услышать честный ответ, как он умудрился сбежать из темницы перед самой казнью. Этот молодой инкар, Старк, влюбленный в одну из клана Тули, в своей любви выглядит жалкой тенью по сравнению с Коулом.
  
  После моего изгнания наша встреча с Коулом, как это ни странно, состоялась во втором мире при очень неприятных и болезненных для вампира обстоятельствах. Собственно говоря, я имел сомнительную честь наблюдать финал этой драмы.
  
  Наш тайный портал располагался неподалеку от того места, где Коула обложили Драконы. Я вывалился на маленькую лужайку, по которой несколько минут до этого прошел драконий отряд, отправься я во второй мир на несколько минут раньше, то оказался бы под копытами их коней. К счастью, охотники успели отъехать на сотню ярдов, и были слишком увлечены близившейся развязкой погони, чтобы заметить меня. Притаившись в кустах, я решил пересидеть нашествие Драконов и увидел завершающуюся стадию охоты. Драконы взяли Коула в клещи, не давая убежать в лес. Вампир затравленно озирался и не собирался дешево продавать свою жизнь, но, куда безоружному тягаться с десятью хорошо вооруженными всадниками, да еще с Драконами. Кони гарцевали, всхрапывали и теснили Коула к отвесной скале, которая возвышалась над загнанным вампиром, отрезая путь к спасению, но Драконы пока не атаковали. Я повнимательней пригляделся к воинам и с удивлением узнал в их предводителе Дуна Тули. Видимо, вампир натворил уж что-то совершенно невероятное, что один из наследных принцев, правящий в этих краях, не побрезговал сам отправиться на охоту. Дун зычным голосом что-то скомандовал на своем варварском наречии, его воины огрызнулись, и стали один за другим опускать луки и одергивать коней, заставляя их отойти чуть в сторону и развернуться боком. Воинский кодекс Драконов не позволял пачкать боевые мечи презренной кровью преступника, меч предназначен для битвы, но не для казни, а Драконы воины, но не палачи. Неужели они собираются брать Коула живьем? Они-то, конечно, его скрутят, но нескольких он точно успеет ранить. Зачем он им? Пока я раздумывал над дальнейшей судьбой обреченного вампира, Дун рявкнул еще один приказ, воины разъехались в стороны и подались назад, вампир прижался к скале, затравленно зыркая по сторонам, но, не решаясь броситься к спасительному лесу и обречь себя на верную гибель. Дун Тули спешился, один из его воинов отвел в сторону его коня, а второй принял двумя руками меч и тоже отошел в сторону. Он что, собирается пойти на вампира врукопашную? Зачем? Достаточно одного выстрела из лука, который висит за спиной каждого всадника, правила будут соблюдены, а преступник понесет наказание. У меня даже не возникло сомнений в том, что инкар совершил преступление. Дун вдруг сорвался с места, высоко подпрыгнул, оттолкнулся ногами от скалы над головой Коула, перевернулся через голову и на землю приземлился уже драконом. Мне раньше никогда не доводилось видеть, как обращаются Драконы, не думал, что превращение происходит почти мгновенно. Дракон рыкнул на окаменевшего от ужаса вампира, пытавшегося вжаться в скалу, раскрыл пасть и выпустил в него струю жидкого огня. Коул вспыхнул, как облитая маслом вязанка дров и повалился на землю, крича от невыносимой боли, вверх по скале побежали бледные язычки пламени. Дун снова заревел так, что у меня заложило уши, взмахнул крыльями, перекувыркнулся через голову и снова принял человеческое обличье. Он отошел к ожидавшим его воинам, взгромоздился в седло, сплюнул на землю, бросив короткий взгляд на свою корчившуюся в муках жертву, дернул поводья и, не оборачиваясь, поехал в сторону леса, его дружина потянулась следом. Никто даже не подумал подойти к вампиру и добить его, чтобы не мучился. Когда Драконы скрылись в лесу, я выждал для верности еще несколько минут и осторожно подкрался к Коулу, не особо надеясь на то, что вампир остался в живых. Скала над тем местом, где стоял Коул, оплавилась, а раскаленный камень все еще дышал жаром. Моим глазам явилось жуткое зрелище: почерневшее, в пузырях и остатках пригоревшей одежды тело, без волос и практически без кожи. Я присел рядом и пощупал пульс на шее в полной уверенности, что Коул мертв, но к моему удивлению под моими пальцами бился упрямый живчик, жертва драконьего правосудия цеплялась за жизнь, также упорно, как цеплялась за свободу, а перед этим за любовь. Хоть правильней было добить его на месте, я все же решил забрать его с собой, особо не надеясь, что сумею донести его до базы живым. До сих пор, вспоминая этот день, я не могу понять, что толкнуло меня на подобное безумие, тащить груду горелого мяса в пятый мир, подвергать себя опасности быть обнаруженным воинами Тули во втором мире или подвергнуться нападению вухров на пути от портала до базы в пятом мире. Возможно, на мое решение повлияло то, что став отщепенцем, я научился ценить старые знакомства или просто отдал должное живучести инкара. Взвалив тело полумертвого вампира на плечо, я направился в сторону портала, плюнув на дела, которые собирался закончить в тот день во втором мире. Мне пришлось тащить умирающего Коула по горной тропе еще пол-лиги, где сложно пройти и без груза, но когда я свалил свою ношу на операционный стол Доктора, Коул все еще был жив. Оставив вампира на попечение засуетившихся лекарей, я направился к ручью, чтобы смыть с себя грязь, кровь и отвратительный запах паленого мяса, который преследовал меня еще несколько дней. Для Доктора состояние Коула стало вызовом, он бдел над пациентом сутками, применяя свои снадобья и весь свой недюжинный лекарский дар. На десятый день я пожалел, что притащил вампира, которому Доктор посвящал все свое время, отвлекаясь от более важных вещей, но в состоянии которого, не смотря на все старания, не наблюдалось перемен. Коул был скорее мертв, чем жив. Выслушав мои недовольные упреки, Доктор снял очки, помассировал глаза и высказался в том смысле, что Коул представляет собой уникальный экземпляр выжившего после огненной атаки Дракона, на нем испытывают новые заживляющие мази и обезболивающее, а мне посоветовал заняться своими делами и не лезть в высокую медицину, в которой я ничего не смыслю, и крайне полезных результатов подобного опыта оценить не способен. Спустя несколько дней в состоянии пациента, видимо, обнаружились какие-то положительные изменения, и Доктор передал часть своих бдений кому-то из своих учеников. Я несколько раз заходил проведать Коула, но он все не приходил в сознание, а смотреть на неподвижное тело, обмотанное пропитанными мазью бинтами гнойно-зеленого цвета было неинтересно и неприятно. Вампир пошел на поправку через луну, но разговаривать смог лишь спустя три луны. Я в очередной раз зашел его проведать и застал вампира в сознании и даже способного разговаривать.
  
  - Спасибо! - хрипло сказал Коул, его гортань еще не восстановилась после ожога. Он уже мог говорить, самостоятельно принимать пищу и двигаться, его изуродованное тело уже обрастало новой кожей, но до полного выздоровления было далеко.
  
  - Пожалуйста! - отозвался я, разглядывая его изуродованное до неузнаваемости лицо.
  
  - Зачем ты меня вытащил? - неожиданно спросил он.
  
  - Не знаю, - ответил я честно - А ты не рад?
  
  - Разве можно радоваться этому? - он яростно посмотрел на меня и, скривившись от боли, откинул простыню, обнажая тело, покрытое растрескавшейся коркой.
  
  - Но ты жив, - возразил я и прикрыл отвратительное зрелище простыней - и сможешь отомстить. А с этим, - я кивнул на него - Доктор что-нибудь придумает.
  
  С тех пор жизнь Коула обрела смысл, а я приобрел верного соратника и друга.
  
  Да, Дун Тули, зря ты не проверил, мертв ли тот, кого ты казнил, и лучше бы ты сдох в том ущелье, куда мы заманили ваш десант, чем попал в руки Коула. Мой новый друг натешился с обидчиком-Драконом вволю, крепыш и здоровяк Дун после общения с вампиром и несколькими мутантами превратился в кучу окровавленного мяса, а потом все это безобразие и бесполезное разбазаривание бесценных образцов пресек Доктор, забрав Дуна и еще нескольких выживших Драконов в виварий и попеняв Коулу на то, что он ставит свои личные, низменные и примитивные интересы выше общественных. Разобиженный друг пришел искать моей поддержки, но в этот раз мне пришлось ему отказать.
  
  - Коул, чего ты психуешь? Ведь Дун не единственный Дракон, есть и другие, - увещевал я разъяренного вампира.
  
  - Мне нужен именно он! - прошипел Коул, яростно сверкая на меня глазами.
  
  - Брось, ты уже и так сотворил с ним все, что мог! Если бы не вмешался Доктор, то Дун уже был бы мертв, а так мы сможем использовать его в своих целях, - моя попытка достучаться до его разума потерпела крах.
  
  - И в каких же целях? - язвительно поинтересовался он.
  
  - А вот об этом тебе лучше спросить Доктора. Он не посвящает меня в ход своих экспериментов, а показывает только готовый результат, - не менее язвительно ответил я, зная, что Коул относился к Доктору одновременно с большим почтением и благодарностью, за то, что он спас ему жизнь и помог вернуть лицо, хоть и не его, но уж какое получилось, и с чуткой настороженностью хищника, видящего перед собой еще более опасного хищника. Я предложил Коулу спросить, зачем тому нужен Дракон у Доктора, чтобы он отвязался от меня, но к моему удивлению, он не постеснялся украсть час бесценного времени старого эльфа и подробно выспросить его обо всем, что тот собирается сделать с Дуном. После их разговора, Коул больше не заикался о своих правах на пленника, и даже пришел ко мне извиняться за несдержанность и поблагодарить за совет, чем очень меня удивил.
  
  Спасибо тебе, Дун, благодаря тебе и еще нескольким Драконам из твоего отряда, у нас есть средство, которое поможет нам справиться с вашими соплеменниками. Коул и Доктор убили тебя наполовину, твоя человеческая часть все еще живет в пятом мире, но больше ты не сможешь, ни плюнуть огнем, ни полетать, ни стать драконом. Какая жалость! Какое бездарное окончание столь блистательной военной карьеры! Лично я ничего не имел против Дуна и Тули в целом, но Коул наверняка не успокоится, пока не уничтожит весь их клан.
  
  Интересно, почему стоит мне задуматься на отвлеченные темы, я чаще всего возвращаюсь мыслями к началу нашей дружбы? Может быть потому, что до Коула у меня не было друзей? Или мне до сих пор не дает покоя необъяснимость моего благородства? Или накал страстей, на который способен Коул и который недоступен мне, ведь его ненависть к Драконам подобна его же страсти к моей сестре? И почему, демон всех раздери, стоит мне выкроить свободную минуту и начать размышлять над причинами и следствиями, как ко мне обязательно кто-то вламывается, сбивает с мысли и отвлекает!
  
  В дверь проскользнула Велена. Я не стал выгонять ее, вспомнив, что сам просил Коула передать, чтобы она зашла. Судя по блеску глаз и припухшим, красным губам Велена была возбуждена и жаждала мужского внимания. Эта забавная мутантка сама напросилась в третий мир, но взял я ее исключительно для своего удобства и удовлетворения мужских потребностей. Велена прыгнула ко мне на колени и начала ластиться, как делала всегда, помогая мне, настроится на соответствующий лад.
  
  - Что это ты сегодня такая игривая?- спросил я, запустив руку ей под майку и поглаживая обнаженную грудь, лифчиков она по моему приказу не носила.
  
  - Мы сегодня опять охотились, - ее зрачки расширились, она стянула с себя куртку, оставшись в короткой майке и узких кожаных штанах.
  
  - Надо скинуть напряжение? - пощипывая ее затвердевший сосок, спросил я.
  
  - О да! - она прикусила губу и откинулась назад, я сдернул с нее майку и принялся ласкать ее грудь для того, чтобы достаточно возбудиться самому.
  
  Она изгибалась и постанывала, пока я не дошел до нужного состояния и не столкнул ее со своих колен, Велена послушно скользнула вниз и присела передо мной, осторожно расстегивая брюки и смотря на меня снизу вверх потемневшими от возбуждения глазами.
  
  Спустя две четверти часа, выгнав из комнаты Велену и налив себе бокал вина, я сел за стол и с отвращением посмотрел на внушительную стопку бумаг, в конце концов, решив сделать небольшой перерыв. Разве будущий повелитель миров не может позволить себе еще несколько минут отдыха?
  
  Потягивая вино, я подумал о нашем недавнем пополнении, которым был обязан Коулу. Он где-то нашел этого молодого инкара, Старка, и, конечно же, привел его к нам. Инкар был на грани сумасшествия на почве неразделенной любви и почти ни на что не реагировал. Я давно заметил у моего друга нездоровое пристрастие к влюбленным вампирам, за время нашего знакомства он пестовал нескольких до полного их выздоровления. Когда я спросил его, зачем он с ними нянчится, он объяснял свои порывы тем, что пережил подобную беду и, если у него будет шанс уберечь хоть одного влюбленного дурня от того, что произошло с ним, то он им непременно воспользуется. Мне это объяснение показалось неубедительным, слышать о проявлении подобных эмоций от такого прожженного циника и мерзавца, как Коул, было, по меньшей мере, странно, но докапываться до истинных причин мне было недосуг.
  
  - Несчастная любовь убивает инкаров, но почему-то никто не спешит им помочь, наоборот, все сторонятся страдальца, словно тот подцепил опасную заразу. Так нельзя, ведь им нужна лишь поддержка и сочувствие, уж ты мне поверь, брат, - рассудительно заявил Коул, а я с трудом подавил смех. Влюбленные вампиры были единственными существами во всех мирах, которых ему было жаль.
  
   Обычно у Коула получалось излечивать этот недуг, и мы обретали верных соратников потому, что парни настолько привыкали к нашей жизни, что не хотели уходить к своим, считая Коула своим спасителем. Единственной его неудачей был тот совсем еще юный вампир, безнадежно и безответно влюбленный в девицу из богатой и знатной семьи, который, не смотря на старания Коула, через луну повесился. Новый несчастненький Коула, Старк, встрял почти так же как когда-то он сам. Это надо же было придумать, влюбиться не в кого-нибудь, а в единственную дочь Повелителя Драконов и рассчитывать на какую-то взаимность! Да она и имя-то его, наверное, сейчас не сразу вспомнит. Идиотизм страсти Старка был очевиден всем, кроме него самого, но любовь не выбирает объекты, она бьет наповал, не считаясь с сословиями и происхождением. Коул держал Старка при себе, я дал ему декаду, чтобы привести парня в чувство и снабдил несколькими снадобьями из арсенала Доктора. По прошествии десяти дней, инкар должен был очухаться и начать работать, кормить нахлебников я не собирался. В случае со Старком все шло как надо, он отстрадал положенный срок и получил от меня предложение, от которого не смог или не захотел отказаться. Парень настолько погрузился в свои страдания, что сразу поверил в ту чушь, которую я ему соизволил наплести. Будь он во вменяемом состоянии, то понял бы, что лучше всего для него было бы вернуться к своим, покаяться в убийстве никому не нужной шлюхи, понести не слишком суровое наказание и вернуться домой, где их врачи быстро бы вылечили последствия его несчастной любви. Однако Старк вцепился в мое предложение, даже не обдумав его, видя в нем единственный выход из положения. Меня всегда забавляли манипуляции с сознанием всяких несчастных и обездоленных, я чувствовал себя всемогущим вершителем судеб и светом в конце тоннеля для этих скорбных разумом созданий. Коул, играя на чувствах Старка, и стремясь закрепить свой успех по его обработке и пополнения им наших, увы, весьма немногочисленных рядов, привлек вампира к операции под кодовым названием "Укрощение Дракона". Они вместе разработали детальный план операции, несколько дней следили за драконьей семейкой, подгадали удобный момент и напали. Я был не против, но и восторга эта клоунада у меня не вызвала. Чего только стоило представление, которое устроил Коул и театральные эффекты с ранением Драка и передачей вызова моему драгоценному братцу, который неизвестно за каким демоном ошивался рядом. По словам Коула, представление произвело неизгладимое впечатление на зрителей, вплоть до обмороков. Надеюсь, что средство, которым Коул обработал нож, подействует, как положено, и мы получим в свое распоряжение еще одного Дракона. Доктор создал зелье по обузданию несколько лет назад, как только в его распоряжении оказалось несколько достойных внимания образцов. Мое личное участие в создании этого шедевра ограничилось девятью унциями крови, которые понадобились ученому для создания эффекта подчинения. Не смотря на удачные экcперименты по подчинению, Доктор остался недоволен результатами и до сих пор продолжал его совершенствовать. Единственная загвоздка заключалась в том, что образцов катастрофически не хватало и изыскания приходилось приостанавливать. Судя по предыдущим опытам, примерно через десять дней я смогу поддерживать с Драком мыслесвязь, а потом начну подчинять и его разум. Пока я не видел в этом никакой пользы для себя, но, почему бы не сделать приятное Коулу и не проредить количество воинов в правящем клане Дрэклау. Из Тули единственными, кто представлял для меня хоть какую-то угрозу, были Брун и Гелан, но Драк вряд ли сможет их убить, так что в смысле диверсии ценность операции была равна нулю.
  
  Утром на следующий день после успешного проведения операции Коул пребывал в радостном возбуждении, он в подробностях пересказал мне, как все происходило несколько раз кряду.
  
  - Коул, я все понял с первого раза - сказал я, с улыбкой глядя на него.
  
  - Эстар, тебе стоило пойти с нами, ты бы повеселился. Я сыграл безупречно, жаль зрители не оценили, - воскликнул он, наматывая круги по кабинету и довольно потирая руки. Давненько мне не приходилось видеть друга в таком приподнятом настроении.
  
  - А откуда там взялся Каллар? - уточнил я.
  
  - А демон его знает! Думаю, он шпионил за этой эльфийкой, своей невестой. Кстати, девчонка хороша! - он многозначительно покивал головой - У твоего брата определенно есть вкус.
  
  К Каллару я испытывал что угодно, кроме братской любви и не мог припомнить ни одного дня, когда бы мы не ругались, даже будучи еще совсем детьми.
  
  - О каком вкусе ты говоришь? Ему и выбирать не пришлось, все решили за него! - когда кто-нибудь хвалил моего брата, меня всегда одолевал демон противоречия, и я старался опровергнуть любое утверждение об исключительности Каллара.
  
  - Эстар, девчонка бы тебе понравилась. - Уверенно заявил Коул, наконец, перестав мельтешить перед глазами, сев к столу и придвинув к себе тарелку с завтраком.
  
  - Да? Ты меня заинтриговал. - Я намазал кусок хлеба маслом и налил в чашку кофе - Надо будет, при случае, посмотреть на нее.
  
  - Твоя Велена ей в подметки не годится, она настоящая красавица! - глотнув горячего кофе, поделился своими впечатлениями Коул.
  
  Я фыркнул и придвинул к себе тарелку с омлетом - Нашел, кого сравнить, чистокровную эльфийку и мутантку!
  
  - Как ее зовут? - Коул старательно мазал маслом кусок хлеба.
  
  - Алариэль. - отозвался я.
  
  - Красивое имя и ей подходит. - Признал Коул.
  
  - Только не говори, что ты в нее влюбился! - с притворным ужасом воскликнул я.
  
  - Нет, - засмеялся он - этой болезнью я уже переболел.
  
  - Ну, вот и славно, если тебе больше нечего добавить о вашей операции к тому, что я уже слышал три раза, то давай поговорим о южном крыле.
  
   Я налил еще кофе и приготовился слушать отчет Коула о других порученных ему заданиях, менее интересных, чем охота на Драконов, но более важных для нашего общего дела.
  
  Поздно вечером того же дня, когда все запланированные дела были закончены, а бокал вина на ночь выпит, я вспомнил наш утренний разговор и поймал себя на неожиданной мысли, что мне действительно было бы любопытно взглянуть на Алариэль, посмотреть что там за красавица украла сердце моего брата и отчего он в последние годы в ее присутствии ведет себя так, что над ним потешаются в трех мирах?
  
  Время, положенное для начала подчинения Драка прошло, и я попытался наладить с ним мыслесвязь. К моему безмерному удивлению у меня ничего не получилось, я видел его, знал, что он видит меня, но дальше этого безмолвного созерцания дело не пошло. Говорить с Драком я не мог, и вообще у меня создавалось ощущение, что Дракон находится в невидимом и неощутимом пузыре, который не позволяет мне начать полноценное подчинение. Сделав несколько попыток добраться до его разума, после которых чувствовал себя, словно отработал целый день на цвергских рудниках, я перестал надрываться и решил сообщить о плачевных результатах Коулу.
  
  - Коул, Драк не реагирует на мыслесвязь. Ты точно рассчитал дозу? - раздраженно бросил я вошедшему в кабинет вампиру.
  
  - Как так не реагирует? - удивленно спросил Коул, присаживаясь к столу.
  
  - А вот так, контакта нет, - в предыдущих случаях применения этого средства самым сложным, была вторая стадия - сломить сопротивление дракона, а собственно подчинение человеческой сущности не требовало от меня особых усилий.
  
  - Вроде я все сделал, как сказал Доктор, - нахмурившись, пробормотал Коул - Когда он здесь появится?
  
  - Послезавтра. Не забудь его спросить, - не хватало мне еще забивать голову такими мелочами.
  
  - Не забуду, будь уверен. - Коул недобро прищурил глаза и поджал губы.
  
  Доктор прибыл, как и было условлено, нагруженный кучей снадобий и порошков, с пятью мутантами страхолюдного вида и своей помощницей и по совместительству любовницей. Я тепло поприветствовал этого маленького, сухонького эльфа с редкими светлыми волосами и огромными глазами янтарного цвета и отметил про себя, что он мало изменился с нашей первой встречи.
  
  Я наткнулся на него случайно, в лесу возле Каморрских топей, куда меня занесла нелегкая после очередного предательства очередного старейшины через пару лет после моей ссылки. Едва унеся ноги от своих преследователей, я заблудился в непролазной чаще и уже решил, что живым мне отсюда не выбраться, но неожиданно вышел на маленькую полянку, посередине которой стоял покосившийся домик, в котором и обитал Доктор. Уходя от погони, я был ранен в плечо, сама по себе рана была неопасная, но учитывая отсутствие лекаря и длительное путешествие по болотам и непроходимой чаще, загноилась, и теперь плечо болезненно простреливало при малейшем движении, а тело болело от начавшегося несколько дней назад жара. Я постучался в дверь избушки, когда на болота опустилась ночь, а лес наполнился влажными испарениями и заунывными звуками. Ожидая увидеть перед собой лесовика, обитателя этих мест, я оторопел под вопросительным взглядом янтарных глаз эльфа, но Доктор, бросив профессиональный взгляд на мое плечо, тут же, затащил меня внутрь, усадил на единственный стул и стал аккуратно срезать грязную рубаху, попутно отчитывая меня за безответственное отношение к собственному здоровью. Наутро я уже находился в полубредовом состоянии, страдая от воспаления в ране и некстати подхваченной болотной лихорадки. Доктор пичкал меня зельями собственного производства, сбивал поднявшуюся температуру, кормил, поил и развлекал беседами. Уверен, что не набреди я случайно на его домик, то через несколько дней наверняка бы умер от заражения крови. Благодаря его стараниям, лихорадка отступила через несколько дней, но рана заживать не спешила, и нам обоим было ясно, что ближайшую луну мне придется провести в крошечной избушке. Несмотря на свое уединенное существование, Доктор был все время чем-то занят, собирал травки на болоте, ходил в ближайший заброшенный рудник за какими-то минералами, копался в маленьком огородике, читал книги, которые занимали половину его дома, или растирал ингредиенты для снадобий в каменной ступке. На столе у окна он организовал небольшую магическую лабораторию и не позволял мне даже приближаться к заветному углу. Для еды вместо стола он использовал второй стул. Через пару дней зарядил холодный дождь, и мы с Доктором проводили большую часть времени вместе. Он так и не назвал мне свое настоящее имя и не рассказал, за что его сослали в пятый мир, все мои вопросы касательно его прежней жизни игнорировались, а про жизнь в пятом мире он наоборот рассказывал охотно и с удовольствием.
  
  По его словам, он довольно долго прожил в этом мире, на своей шкуре испытав все его "гостеприимство", много путешествовал, но так и не нашел себе места в общинах и племенах. Щуплый эльф оказался в глухом лесу не по своей воле. После очередного изгнания он прибился к племени морунков, немногочисленных представителей коренного населения этого проклятого всеми богами мира. Племя кочевало на летние пастбища, когда Доктор вывалился из портала, в который его насильно втолкнули за тысячу лиг от их кочевых троп. Вождь племени приютил опального эльфа, но шаман сразу невзлюбил потенциального конкурента, сделав все, чтобы дискредитировать его в глазах вождя. В конце концов, шаман добился своего. Принимая роды у одной из жен вождя, шаман и Доктор поругались. Женщина не могла разродиться, Доктор настаивал на том, чтобы сделать несчастной операцию и хотя бы спасти ребенка, а шаман с пеной у рта доказывал, что единственное спасение заблудшей в муках - коллективная молитва всего племени, поедание галлюциногенных грибов и пляски у костра. Пока два эскулапа спорили, время было потеряно, и спасти не удалось ни мать, ни дитя. Науськанный шаманом вождь осерчал на эльфа, обвинив в смерти любимой жены, но все же не казнил, как того требовал обычай и на что рассчитывал шаман, а позволил уйти. Пропутешествовав по негостеприимному миру до начала осени, Доктор, в конце концов, решил осесть на одном месте, так как пережить суровую зиму Каморры без крыши над головой у него вряд ли бы получилось. К счастью, он нашел заброшенную избушку лесовика и поселился в ней. К несчастью, он понятия не имел, что такое северная зима. Первые заморозки застали Доктора врасплох, он не заготовил ни припасов, ни дров, ни теплой одежды. Голодая и замерзая от лютого холода, он кое-как дотянул до весны, а уж на следующий год позаботился о том, чтобы утеплить избушку, насобирать ягод, грибов, кореньев и трав, купить вяленого мяса и пушистых шкур. С тех пор прошло пять или шесть лет, точнее Доктор сказать не мог, так как не вел календарь. Решив проблему выживания, он занялся любимым делом и со временем его снадобья стали покупать на ближайшей ярмарке, куда он ходил дважды в год, чтобы разжиться вяленым мясом, мукой, медом и кое-какой одеждой. Через несколько лет племена, жившие в округе, стали считать его могущественным колдуном, но обращались только в самых безнадежных случаях, побаиваясь чужака. Неугомонный эльф возобновил научные занятия, непостижимым образом раздобыл книги по магии и некоторые магические ингредиенты, и его жизнь вошла в привычную колею. Он мечтал, что, в конце концов, у него будет своя лаборатория, где он сможет проводить практические изыскания и заниматься любимым делом. Слово за слово, у нас созрел план по реализации его и моих честолюбивых планов, мы без слов поняли, что нуждаемся друг в друге. Честно признаться, я с трудом скрывал радость от встречи с ним, Доктор со своей гениальной головой и полным отсутствием понятий об излишнем гуманизме отлично вписывался в мою стратегию, именно такого ученого мне и не хватало, чтобы перейти к осуществлению следующего этапа по завоеванию власти над мирами. Там же, в дебрях Каморры мы договорились о наших дальнейших действиях, там началась новая эпоха в истории миров. Столько лет прошло с того времени, сколько побед и поражений мы пережили вместе и вот мы уже в третьем мире, а наш грандиозный план вступает в завершающуюся стадию. Я выполнил свое обещание, исполнил мечту эльфа, он получил лаборатории, помощников и возможность положить на алтарь знания что угодно и кого угодно. Его эксперименты до сих пор пугают меня, но результаты он получает блестящие. Он маг и химик, и биолог, и генетик, и еще демон знает кто, но самое главное, мы с ним заодно.
  
  Я приказал накрыть ужин на троих, во время которого Доктор обстоятельно доложил об успехах лабораторий, отчитался о научной работе, выслушал меня, ответил на мои вопросы и поел. Когда подали кофе, ерзающий от нетерпения Коул, наконец, задал важный для него вопрос о Драке.
  
  - Зелье не действует? - удивился Доктор.
  
  - Он не подчиняется и я не слышал, чтобы в клане Тули кто-то пострадал. - Коул вопросительно смотрел на Доктора.
  
  - Очень странно, ведь прошло уже достаточно времени, - пожевал губами Доктор, глядя на Коула своими совиными глазами - Подождем еще немного.
  
  Коула ответ Доктора не удовлетворил, но пререкаться и настаивать он не посмел, раз Доктор сказал ждать, значит надо ждать. Старый эльф уехал на следующий день, забрав с собой образцы, химические ингредиенты, монстров и любовницу. Коул ходил недовольный, но вскоре я загрузил его работой так, что он на некоторое время и думать забыл о Драке.
  
  Неожиданно для себя самого я полюбил гулять по городу, отчасти, чтобы на время покинуть свою убогую обитель, но самое главное, чтобы хоть несколько часов побыть по-настоящему одному. Коул настаивал на охране, но я решительно отказался от сопровождения, убедив инкара в том, что моего морока вполне хватит, чтобы отвести глаза людям. Уходя на прогулки, я всегда шел в центр города. Мой путь пролегал по грязным улицам Страйта, которые постепенно переходили в оживленные, ухоженные проспекты и в этом переходе мне виделась некая символичность. Это был мой путь, из безвестности к власти, из бедности к богатству, из забвения к славе. Ярко освещенные улицы центра, огромные витрины дорогих магазинов, прохожие и туристы, прогуливающиеся по широким тротуарам, огни реклам, афиши, бесчисленные рестораны, поток транспорта, смех, разговоры, крики, резкие гудки автомобилей, запахи еды - все смешивалось как в огромном котле, плавилось и превращалось в магию большого города, в его сущность. Город был живым, он двигался и дышал, тратил деньги и получал разнообразные удовольствия, центр был полон красивых женщин и элегантных мужчин, он, не стесняясь, выставлял напоказ кричащую роскошь, пряча за фасадами огромных домов для единиц, убогость и нищету кварталов для большинства. Этот город был воплощением сущности всего этого мира, лицемерного, лживого, жадного и циничного. Я разглядывал витрины магазинов, наблюдал за прохожими и дышал воздухом богатства и власти, который ударял в голову лучше любого изысканного вина. Этот город был мне по душе, ведь мы с ним были похожи.
  
  В один из вечеров, гуляя по торговой улице, я остановился перед витриной одного из магазинов и, приблизившись, стал разглядывать покупателей. Из примерочной вышла девушка и мягко улыбнулась своему спутнику, который сидел на кушетке спиной ко мне. Не знаю, чем меня привлекла незнакомка, может быть мягким теплом, лучившимся из ее глаз, когда она смотрела на своего мужчину, или милой ямочкой на левой щеке, которую становилось видно, когда она улыбалась, или движением руки, заправляющей непослушную прядь волос за ухо. Я вплотную подошел к витрине, стараясь рассмотреть девушку поближе. Незнакомка быстро заметила мое внимание к ней, выражение ее лица мгновенно изменилось, исчезло тепло из взгляда, сменившись на колючее внимание, губы перестали улыбаться, а глаза прищурились, стараясь разглядеть меня. Я быстро отступил, проклиная свое неуместное любопытство и стараясь не попасть под свет фонаря, скрылся в толпе. Кто она? Резидентка? Вряд ли, обычная человеческая девушка. Но откуда такой пронизывающий насквозь, цепкий взгляд? В следующий раз надо быть осторожней, пока в мои планы не входило быть узнанным.
  
  Однажды вечером, уже собираясь, возвращаться, домой с прогулки, я случайно наткнулся на своего брата и его невесту. Первой мыслью было бежать, пока меня не заметили, скрыться, раствориться в толпе, но посмотрев на парочку повнимательней, я понял, что они бы меня не заметили, даже если бы я подошел к ним на расстояние вытянутой руки. Каллар и его невеста были полностью поглощены друг другом, не замечая никого вокруг. Незамеченный, я стоял в отдалении и с болезненным, ревнивым любопытством разглядывал брата. Каллар за прошедшие годы почти не изменился, немного возмужал да отрастил волосы до плеч. Бледен как вампир, а глаза горят, словно он в горячке. Одет по моде этого мира, без фантазии, но элегантно. Я перевел взгляд на его спутницу, которая как раз развернулась лицом ко мне, и судорожно сглотнул слюну. Что ж, должен признать, Коул был прав, она ослепительна. Пожалуй, Алариэль самая красивая эльфийка, которую я когда-либо видел, а повидал я их немало. Мой брат давно от нее без ума, но по слухам сама Алариэль не очень-то его жаловала, а тут надо же, держатся за руки и воркуют, как два голубка. Каллар обнял свою невесту, прижал к себе и поцеловал, а меня словно кто-то окатил кипятком. Что? Я чего-то не знаю? Почему мне не доложили, что ситуация изменилась? Я смотрел на эту парочку влюбленных и меня душила злоба, хотелось броситься на брата и избить его, как в детстве, когда у нас заканчивались словесные аргументы, и мы переходили на кулачные. Каллар и Алариэль оторвались друг от друга, взялись за руки и пошли в сторону главного проспекта, я смотрел им в след, пока они не потерялись в толпе.
  
  После этой встречи мое настроение было испорчено на многие дни вперед. Вид счастливого Каллара, который все-таки добился расположения красавицы-эльфийки, неожиданно больно ударил по самолюбию, а я не привык терпеть подобные удары. Мысль о том, что брат неудачлив в любви, согревала, а перспектива его несчастливого брака радовала сердце. Сейчас же, думая о брате, я чувствовал себя жалким неудачником, он принц и будущий правитель темных, будет счастливо жить с молодой красавицей - женой в родовом замке и править половиной первого мира. А кто я? Жалкий изгнанник, возомнивший о себе, невесть что, и грезящий о власти над всеми мирами? Опомнись! Твое могущество существует только в твоем воображении, никто не воспринимает тебя всерьез. Ты не в состоянии подчинить одного несчастного Дракона, где уж воевать с ними в их мире! Ведь еще есть эльфы и оборотни, не стоит забывать и об обитателях остальных миров. Впервые за долгие годы в мое сердце ядовитой змеей закралось сомнение. По силам ли мне задача, которую я перед собой поставил? Я ни с кем не мог поделиться своими сомнениями, и мне приходилось бороться с ними в одиночку. И Коул, и Доктор свято верят в нашу непобедимость и в осуществление моих планов, и как бы я выглядел в их глазах, начни я ныть и жаловаться на жизнь. Мне удалось справиться с приступами паники и желанием все бросить и сбежать, но на место сомнениям пришли злость и раздражение, граничащее с бешенством. Я срывался на всех, кто подворачивался мне под горячую руку, орал на крэммов, ругался с Коулом, избил Велену за то, что она не вовремя сунулась ко мне в кабинет. Гулять я больше не ходил. К демону эти прогулки! Нечего тратить время на бесцельную ходьбу, надо заставить работать этих бездельников. Через декаду после того, как я встретил Каллара и Алариэль, мое раздражение достигло пика: с самого утра все дела шли вкривь и вкось, к вечеру я наорал на всех обитателей дома, включая Коула и Триш, которых нашел на кухне мирно играющими в карты. Закончив разнос и выкинув карты в окно, я бурей промчался по опустевшему дому и влетел в кабинет, оглушительно хлопнув дверью и едва справляясь с желанием кого-нибудь убить. Схватив со стола бутылку крепкого местного напитка, я сделал пару больших глотков прямо из горлышка, чтобы хоть как-то успокоится. Алкоголь огненной струей опалил горло, наполняя теплом желудок. Через пять минут и пять глотков моя ярость поутихла, но тут позвонил один из моих человеческих поставщиков оружия и сказал, что сделка, на которую я потратил две декады своего времени, срывается. Я слушал его уверения, что он все исправит и обещания достать все, что мне нужно, но немного дороже и тихо зверел, не прощаясь, я нажал кнопку отбоя, и шарахнул телефон об стену. Пока я разговаривал в кабинет зашли Коул со Старком и теперь, молча, ждали, пока я уделю им время. Если они снова пришли обсудить какую-нибудь ерунду про Драконов, я их точно удавлю!
  
  Коул, не обращая внимания на мое состояние, и делая вид, что он не обижен на меня за разнос, который я устроил ему час назад, уселся в кресло и стал обстоятельно рассказывать о встрече Старка с его подругой из клиники Весса. Моя ярость с каждым его словом улетучивалось, таяла, как туман под теплыми лучами утреннего солнца, возвращая веру в себя и в успех нашего общего дела. Коул говорил именно то, что я все эти дни хотел услышать, слова, которые я ждал и боялся, что не дождусь. Какие прекрасные новости! Все-таки миры отреагировали на наш вызов, я зря опасался, что нас не восприняли всерьез. Оборотни уже дали деру, трусливое отродье. Интересно, как поведут себя остальные расы? Помолвка Каллара расторгнута?! О, новость еще прекрасней! Каллар остался тем же неудачником, каким был: добился симпатии невесты, но потерял возможность жениться. Давненько я не чувствовал такого злорадства и морального удовлетворения. Новости про Драка я пропустил мимо ушей, мое внимание привлекло только сообщение о его девушке. Какая такая неожиданная любовь и что там у него за припадки? Мне он нужен относительно здоровым, припадочного Дракона мне только и не хватало. Сегодня приедет Доктор, надо будет с ним обсудить вопрос о странной реакции этого Дракона, ведь зелье играет не последнюю роль в моих планах. Мое сердечное равновесие было восстановлено, и я снова почувствовал себя всемогущим.
  
  В моих планах значилась организация нескольких точечных ударов по резидентам, которые подстегнут миры к активным действиям. У меня уже был заготовлен небольшой арсенал человеческого оружия, правда, не такой большой, как хотелось бы, но на первое время хватит. Доктор вот-вот решит проблему с нехваткой кадров в помощь Триш для заданий по добыванию денег, а проблема с малочисленностью моего войска, можно сказать, практически решена. Все-таки есть кое-что стоящее в технологической цивилизации. Вряд ли оборотни или Драконы смогут что-то противопоставить залпу из гранатомета или автоматной очереди, какими бы великими воинами они ни были, но их метод ведения боевых действий устарел на века, и грех было бы этим не воспользоваться. Эти глупцы, правители миров, слишком высокого мнения о своем военном могуществе, чтобы обращать внимания на технологии этого благословенного мира, и это, в конце концов, их и погубит. В этом мире войны не ведутся, а оружие, производимое людьми, считается презренными железками, не идущими ни в какое сравнение с могуществом боевых магов и опытных воинов. Непростительная ошибка, можно сказать фатальная. У меня, как впрочем, и у Доктора, нет никаких предубеждений против автоматов. Очень эффективное оружие, так почему бы не купить и не использовать такие полезные изобретения, если предоставляется такая возможность? Пока я размышлял, Коул привел старших. Передо мной в ряд выстроились оборотни Эйб и Кру и вампир Блис, Коул присел в кресло.
  
  - Мы начинаем активные боевые действия, - я пристально смотрел на моих военачальников, на их лицах вспыхнула радость, а рты разъехались в довольных ухмылках - Кру, возьми своих ребят и навести дом Краста, один из них мне нужен живым, остальных убейте, а головы принесите мне.
  
  Кру кивнул и довольно зажмурился, он любил убивать и не скрывал этого.
  
  - Эйб, - я кивнул головой в сторону второго военачальника - ты займись вампирами из западной лаборатории. Сделаешь то же самое, одного оставишь, остальных убьешь, головы принесешь мне. - Эйб коротко кивнул, этот оборотень был не особо разговорчивым парнем, но свой отряд держал в железном кулаке, в нем я был уверен, в отличие от патологически жестокого Кру, Эйб в точности выполнит мой приказ.
  
  - Блис, проверишь, остались ли здесь эльфы. Пара голов мне тоже не помешает, но если их будет много - не трогать. Понятно?
  
  Все дружно кивнули
  
  - Свободны. Коул останься. - Вот такое состояние мне по душе, прочь метания, сомнения и неудовольствие собой, все должны работать и подчиняться моим приказам, во имя моей великой цели.
  
  Блис, Кру и Эйб развернулись и вышли из кабинета, а Коул выжидательно уставился на меня.
  
  - Ты будешь следить за Тули, - мне хотелось сделать другу приятное - Я хочу знать, сколько их, можно ли проникнуть в их дом и по возможности узнать их дальнейшие планы.
  
  - То же? - Коул красноречиво провел пальцем по своему горлу, словно отрезал голову.
  
  - Нет, пока не трогать, просто следить, - я проигнорировал его разочарованный взгляд, тратить время на объяснения, что убивать Драконов кланами, у нас пока кишка тонка, я не стал, он и сам это понимает - Возьми с собой Старка. И скажи ему, чтобы он продолжал общаться с этой своей подружкой из клиники Весса. Его основная задача выпытать у нее как можно больше информации о планах резидентов, она пока наш единственный источник информации. Пусть захватит с собой что-нибудь подходящее из зелий, чтобы девчонка стала добровольно шпионить за своими и не сдала Старка инкарам. Спросишь у ученых, что есть в запасе. - Коул сидел с недовольной физиономией - Особо проследи за Драком, он мне скоро понадобится. Ты понял? - слова сами оформлялись в приказы, то, что полчаса назад было лишь наметками и неоформленными мыслями, стало командами к действию. Коул коротко кивнул и встал
  
  - Позови Велену, пусть зайдет, - бросил я ему в спину, он не поворачиваясь, кивнул.
  
  Через полминуты Велена проскользнула в дверь, и привычно уселась мне на колени. Еще через минуту она нагишом извивалась в моих руках. Как всегда, повинуясь моему едва уловимому жесту, она скользнула вниз и присела между моих ног, склонившись над животом.
  
  Я держал ее одной рукой за волосы и вспоминал лицо Алариэль. Она теперь тоже часть моего плана. Когда я взойду на престол семи миров, мне будет нужна королева, чтобы рожать сыновей, которые продолжат мой род. Я накрутил волосы Велены на руку, она глухо застонала и задвигалась быстрее, достаточно изучив меня и мои привычки. От живота вверх поднимались теплые волны возбуждения, я чувствовал жадный рот Велены, а в мыслях был с Алариэль. Не стану же я жениться на мутантке или иметь от нее детей? Нет, чистокровная эльфийская принцесса подойдет для этой роли куда лучше. Я найду ее и женюсь, а мой братец пусть сдохнет от горя, ведь он вряд ли посмеет преступить волю отца и жениться на Алариэль после разрыва помолвки. Мысли о будущих страданиях брата доставляли мне больше удовольствия, чем действия Велены.
  
  Я за волосы отвел голову мутантки от своего живота и посмотрел в ее потемневшие от возбуждения глаза. Все так же держа ее за волосы, я поднял Велену с колен, развернул к себе спиной, толкнул в спину и вошел сзади, представляя на ее месте Алариэль.
  
  Через несколько декад на полу моего кабинета в ряд стояло с десяток коробок. Два оборотня и вампир преданно смотрели мне в глаза, ожидая следующего приказа.
  
  - Повяжите на них ленточки и отправьте Наместнику,- с усмешкой сказал я.
  
  Лица оборотней и вампира расплылись в довольных улыбках.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"