Tash Elin: другие произведения.

Питомник богов. Книга 1. Воплощённая стихия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.15*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Наследник одной из самых крупных держав - Ирвирата - становится случайным свидетелем того, как в его мир проникает загадочная гостья в сопровождении странной свиты. Очарованный исходящей от неё нечеловеческой магией, он бросается в погоню, и даже представить себе не может, на какой перекрёсток судеб выведет его дорога.

    Книга окончена. Концовка постоянным читателям отправлена.



ПИТОМНИК БОГОВ

КНИГА 1. ВОПЛОЩЁННАЯ СТИХИЯ

"Из реальности было убрано именно то,

что позволяло свершаться чудесам".

Крайон

Глава 1. Мара полуденная

  
   Изящная рука приподняла полог паланкина. Ватная пыль давно не езженной дороги едва не набивалась в рот и глаза, полуденный зной плавил мысли и восприятие.
   Следом за рукою показались точёные брови и яркие бронзовые глаза.
   - Хватит, идите сюда... - негромко произнесла Тисс. Четверо смуглокожих атлетов, что несли паланкин, похожие друг на друга как братья-близнецы, будто по команде обернулись к ней.
   - Оставьте, - взмахнула она рукой.
   Будь сейчас на дороге какой-нибудь случайный перехожий, непременно с недоумением зачесал бы в затылке, глядя, как четверо дюжих мужчин скрываются в маленьком, едва двухместном паланкине, продолжающем лететь без поддержки. И, быть может, в последний миг заметил бы ещё нечто неясное - как меняются их черты, оплывая иными очертаниями.
   Но некому было проследить за диковинными пришельцами, ибо давно уже никто не пользовался этим путём, и само существование его запылилось на дне древних легенд...
  
   - Спасибо, - мурлыкнула Айси, и Тисс ощутила под рукой мягкий мех. Машинально пригладив чёрную шерсть, она тут же опустила вторую ладонь на белую спину волчицы. Внимания всем должно быть поровну... Шиаа привычной тяжестью легла на плечи. Лишь Коаис продолжала сидеть напротив. Будто чувствовала.
   - Разведай дорогу, - кивнула Тисс. - Пора бы уже выбраться в людской мир. Долго едем... Не чувствую перехода.
   Коаис склонила голову. Изумрудные глаза Тисс чуть сузились, улыбка тронула губы:
   - Подожди... Отдохни немного. Жарко... слишком.
   - Да, госпожа, - кивнула Коаис.
   Жарко... Неправильно, неправдоподобно жарко! Не должно так быть.
  
   Теленг отёр пот со лба, отодвигая очередную ветвь. Неужели заблудился? Да он же знает окрестности замка как свои пять - десять, двадцать! - пальцев. Он не мог, никогда не мог тут заблудиться...
   Сейчас, вот сейчас, за этим вот кустом, за деревом, откроется знакомая картинка, и он будет смеяться, рассказывая сбившейся с ног свите, как заплутал в собственных владениях. Ещё и оставив коня у привала!
   Сим, сидящий на руке сокол, недовольно нахохлился, и Теленг успокаивающе провёл по его голове двумя пальцами.
   - Тсс... спокойно, малыш... сейчас...
   Отпущенная ветка больно хлестнула по плечу, будто мстя за нарушенный покой. Да что же это?!
   - Хорошо, малыш... - пробормотал Теленг. - Полетишь? Поищешь наших? Давай, только возвращайся поскорее... - аккуратным движением Теленг снял с головы Сима чёрный клобучок, оглядываясь в поисках более просторного места, чтобы соколу было удобнее взлететь.
   - Погоди-ка... что это? Дорога, что ли? Неужели на Таллерру? - придержав Сима, Теленг ускорил шаг, направляясь к мелькнувшей за ветвями жёлто-серой полосе.
   - Странно, - снова пробормотал он, действительно выходя на дорогу. Это не была дорога в Таллерру, она вообще не походила ни на одну из дорог Ирвирата. - Ого...
   Прямо над дорогой, на высоте вровень с человеческим ростом, плыл паланкин - сам по себе. Теленг застыл, ощущая, как последние здравые мысли покидают его сознание.
   Из паланкина - из окна, не видимого Теленгу - взметнулась яркая тень, и следом за ней с руки сорвался Сим.
   Потеряв дар речи, Теленг лишь сделал отчаянное движение в сторону сокола. На долю секунды в лучах полуденного, будто застывшего солнца блеснули огромные яркие крылья, смесь золота, зелени и багрянца опалила взгляд, и Теленг зажмурился.
   - Отзови птицу, потеряешь, - прозвучал на удивление спокойный женский голос. Теленг открыл глаза, пытаясь прийти в себя. Он, первый охотник, бесстрашный искатель приключений, никогда ещё не ощущал себя настолько беспомощным и сбитым с толку! Вспыхнувшая гордость и уязвлённое самолюбие сделали то, чего не могли сделать никакие увещевания разума: заставили мысли включиться, губы изогнуться презрительной улыбкой, а язык подобрать слова пообиднее.
   Однако прежде он постарался сориентироваться. Что-то было не так, не в порядке.
   На него смотрело красивое девичье лицо - красивое холодной, нечеловеческой красотой, неправдоподобной, как и весь полуденный бред происходящего. Живая женщина не бывает столь правильна, даже когда на ней слои пудры и прочих орудий для пленения мужских сердец.
   А ещё глаза... В первую минуту ему показалось, что их рубиновый свет бросает блики на чёрные волосы красотки, делая те похожими на языки пламени - но тут же наваждение рассеялось, глаза оказались необычными, бронзовыми, но всё-таки не красными.
   А ещё губы... Они были сжаты в плотную ленту, и он не мог понять, произносили ли они слова - или то была лишь игра воображения, шёпот за гранью сознания.
   Несколько коротких свистков - он давно уже выучил Сима прилетать на эту команду - быстрый взгляд в небо. Увидев, как тёмная молния камнем ринулась вниз и испытав облегчение от того, что Сим в безопасности, что огромная разноцветная тень уже далеко и не обращает внимания на охотничьего сокола, кажущегося рядом с ней маленькой птичкой, Теленг счёл возможным ответить незваной гостье:
   - Ты находишься в моих владениях, красавица, так что свою птицу тоже отзови...
   - Неужели? - стрелы бровей насмешливо изогнулись, и Теленг ощутил, как его бросает в жар. Да где же он, в конце концов? И что это за чноррова повозка, которая сама собой плывёт по воздуху? Даже Йаира, старейшая колдунья Ирвирата, никогда о таком не слышала...
   - Это Переход, человек. У него нет хозяев, он сам - Путь, и Хозяин Путей, и за дерзость твою может выкинуть тебя туда, о чём ты не знаешь не ведаешь, и не найти тебе дороги назад... Как ты оказался тут?
   Теленг обнаружил, что идёт вровень с паланкином. Там, внутри, что-то происходило, но занавесь, сотканная будто из зеленой дымки болотных туманов, скрывала загадочные действия в таинственном паланкине - виднелось лишь спокойное, лишённое эмоций лицо незнакомки и часть её длинной шеи.
   - Не знаю, - вынужден был признать он, принимая на руку Сима и на всякий случай надевая ему клобучок. - Мы охотились, и я... слегка отстал.
   - Охота... - произнесла она. - Одна из самых нелепых и жестоких человеческих забав. Впрочем, она может быть полезна.
   - Нелепых?! - возмутился Теленг. - Полезна? А тебе-то для чего? - не удержался он от вопроса. Я брежу, мелькнула мысль, упал в какой-нибудь овраг, нахлебался воды, стукнулся о камень или пень, перегрелся... Меня несут домой на носилках, а мне мерещатся самодвижущиеся паланкины и неземные красавицы.
   По губам девушки скользнула почти неощутимая, немного отстранённая улыбка. Она читает мои мысли... Открывает ли она рот, когда говорит? На каком она говорит языке?
   Теленг почувствовал прилив неконтролируемого ужаса. Я великий охотник, лорд Теленг, Наследник Ирвирата, и не мне бояться видений и даже ведьм!
   - А ты что забыла тут, красавица? Не боишься путешествовать сама, даже со своей удивительной птицей? Что за порода, кстати? - Теленг сам ощутил, как движения становятся нарочито-небрежными, слова - обидно-язвительными.
   - Не забыла - ищу. Миры людей... - холод дыхания, короткий пронзительный взгляд. Взгляд смущает и даже пугает его, и от этого губы снова и снова складываются в презрительно-снисходительную улыбку.
   Миры... Много их, что ли, миров этих?
   Я не мальчишка на побегушках, я не паж и не юнец, впервые попавший в Великую Северную школу и с открытым ртом ждущий новых знаний. Я не буду! - протест с новой силой вспыхнул в груди Теленга.
   - В твоём паланкине не найдётся места для усталого путника? - поинтересовался он полунасмешливым тоном, подразумевающим непременное согласие. - Или водицы для утоления жажды?
   - Водицы... - улыбка её не предвещала ничего хорошего, а в обращённых к солнцу глазах снова блеснули рубиновые отсветы. Огромная разноцветная птица стремительно приближалась, и на один короткий миг Теленгу показалось, что её хищный клюв нацелен на него, на Сима, что острые когти вцепятся в волосы, в лицо, в сердце...
   Каким-то непостижимым образом птица влетела в окно, опять-таки не с той стороны, где шёл Теленг, и он инстинктивно отшатнулся, ожидая, что она на такой же скорости вырвется из ближнего оконца и таки вцепится в него. Однако в этот миг зеленоватая занавесь упала, скрывая незнакомку.
   В паланкине переговаривались - ему казалось, он слышит если не голоса, то отголоски, в голове вдруг зазвенело, будто находиться здесь без присутствия отстранённого взгляда бронзовоглазой незнакомки было невозможно, воздух показался раскалённым и неприемлемым для дыхания.
   Водицы...
   - Переход уже рядом... Как он попал сюда?.. Не должен видеть... Поможет... - Теленгу казалось, что до него долетают слова, но он уже не понимал их значения. Потом... может быть... когда-нибудь он вспомнит. Но сейчас... Зной ощутимыми сгустками перекатывался на распухшем языке.
   Водицы...
   - Выпей, - она протягивала точёный сверкающий кубок, и в изумрудных глазах её плескался лёд студёной воды. Нельзя, нельзя. Отравит, или усыпит, и потом уже не выбраться...
   Вода... Пить...
   - Как зовут-то тебя?
   Стрелы бровей, ледниковая улыбка, озёра студёной воды в глазах.
   - Тисс, - шелест вечерней листвы на ветру, аквамарины глаз - небесная синева прохладного утра...
   - Тисс... Если хочешь отравить врага, налей вина в кубок тисового дерева и дай настояться...
   Надо же привидеться такому бреду.
  
   Том в очередной раз протёр серой тряпицей стойку и лишь тогда поднял глаза на вошедших. Барышня, видать не здешняя фифа, богачка, по всему видно... Только что богачке делать в подобном заведении? Не путешествует же, в самом деле, а если бежит от кого - не особенно расщедрится... Платье-то пышное, не походное. Брошь в виде ящерицы, выложенной драгоценными камешками, скалывает плащ.
   В ответ на свои мысли Том нахмурил густые брови и, прихрамывая, чуть ступил вправо. На самом деле чтобы лучше рассмотреть провожатых: зрение-то уже давно не то, что в молодости.
   Трое дюжих парней, разодетых то ли в строгие камзолы, то ли в богатые мундиры. И девица, служанка должно быть, хотя одета не намного скромнее госпожи. Такую и ущипнуть впотьмах приятно будет.
   Том скосил ещё один сердитый взгляд на мужскую троицу, отложил тряпку в сторону:
   - Слушаю-с...
   - Комнаты поприличнее. Передохнуть с дороги... - произнесла госпожа. Губы почти не шелохнулись, лишь в глазах на миг сверкнул огонь. С такой лучше не связываться.
   - Идёмте, покажу, - чуть склонившись в подобии поклона пробормотал Том, сгребая в охапку серебряный подсвечник с оплывшей почти свечой. - Поесть?
   - Можно, - кивнула барышня, то ли сказала, то ли просто молчаливо разрешила - не поймёшь. Что за краля такая, откуда?
   Во взгляде Тома проступило любопытство. Поутру явились, со стороны леса Загубленного, неужто сами по нему всю ночь шли? Там, говорят, молодой лорд нынче заблудился, каким ветром занесло его туда из родных охотничьих угодий - даже ведуньям неведомо, ну да ладно, мне-то что...
   - Плата наперёд, - сообщил Том, резко останавливаясь перед дверью в единственные приличные комнаты. Госпожа протянула ему монету - он даже и не заметил, откуда она её вытащила, будто всё время в руке держала. На всякий случай попробовав на зуб - золотая! - он повернул тяжёлый ключ в двери и вручил огарок с подсвечником одному из кавалеров.
   - Что подать-то? - спросил напоследок.
   - Что есть. На всех, - ответила госпожа.
  
   Заботливая рука провела по губам мягкой тканью, смоченной в холодной ароматной воде. Кто сказал, что вода не пахнет? Она пахнет свежестью, утолением жажды, воспоминаниями, пришедшими из далёких грёз.
   - Марта... - Теленг открыл глаза. - Что со мной? Долго лежу?
   - Лежи, лежи... - ласковый голос, пухлое личико в сетке морщин. Почти мама... почти... Меньше, чем родная мать - и гораздо, гораздо больше, чем мать, которой и не знал никогда... - Упал ты, ударился... Еле нашли, несколько раз лес обошли - как не видели? Лежи, сынок, всё хорошо... Отец-то бранится, не в духе он, говорит, единственного сына сгубить вздумали.
   - А девушка?
   - Какая девушка? - улыбка нежная, но глаза настороженные. Теленг вздыхает: знаю, знаю, отец приказал тебе внимательно следить за девушками, чтобы не окрутила меня какая неподходящая...
   Теленг улыбнулся, потёрся о руку. Не было никакой девушки, да и не может такого быть. Тисс... надо же, что за имя! Тисс...
   - Какая Тисс?
   - Разве я вслух сказал?
   - Гм... - Марта поджала губы. Снова в мысли мои подглядываешь? А я-то неосторожен, расслабился, позволил... А так попробуй?
   Но лицо Марты уже серьёзно, в глазах полощется тревога. Увидела, колдунья ты этакая, всё-таки обрывки картин. Не понравились...
   Теленг закрыл мысли покрепче. Зачем зазря беспокоить родимую?
   - Лежи, лежи... - рука мягко ходит по его голове, плечу, но мысли не здесь. Вспоминает что-то, и не нравится ей то, что она вспоминает...
   Кто же ты, Тисс, выдумка моя полуденная, грёза ночная? Не хотел бы я встретиться с тобой наяву, да вот забыть смогу ли?
   - Сим!
   - Ну надо же, вспомнил! - в голосе Марты ворчливые нотки: и правда, как он мог так поздно спросить про друга своего с детства... Иные собак заводят, лошадей... Отец говорил, что любимец должен быть один, и не просто любимец - друг. Сим.
   - Жив, жив, - смягчилась Марта, увидев, как Теленг пытается сесть. - Что ему сделается, не станет же он падать вместе с тобой - взлетел, ещё и клобучок сорвал. Помощь и привёл...
   Клобучок, значит, снял. Сам.
   Теленг снова взглянул Марте в глаза, но она прикрыла их. Не умеешь ты скрывать свои чувства, ведунья! Вижу я, как растревожила тебя подсмотренная мысль...
  
   - Что, красавица, хозяйка за чем послала? - кряхтя, Том поднимался по скрипучим ступеням, когда увидел её - девушку-сопроводительницу. В темноте не сильно-то разглядишь, но других тут вроде и быть не может...
   Кивнула, посторонилась, прижимаясь к задрапированной стене. Молчит. А рука балованная, к отказам служанок не привычная, сама собой поднимается - коснуться гладкого девичьего тела, ощутить слабый отголосок молодости бесшабашной и разгульной, на миг погрузиться в сладкую истому, скользнуть упругим изгибом...
   Движение, рывок - нежданное, необъяснимое, нечеловеческое... Девица нагибает голову - быстрее, чем Том успевает вынырнуть из сладостной ваты не приходящего боле желания, быстрее, чем длится жизнь секунды, быстрее взгляда оброненного... Резкий, леденящий укол в предплечье - немое изумление, и Том видит, как поднимается её правильное, нечеловечески красивое лицо, немигающие глаза с вертикальными щелями зрачков притягивают к себе взгляд, но на краю зрения успевает отразиться чёрная молния, метнувшаяся меж губ.
   Рука взрывается болью, холод пробирается всё выше и дальше, Том поднимается на несколько ступеней, чтобы рассмотреть руку в свете лампы над дверью самых лучших комнат своей корчмы - и не замечает, что встреченная служанка гибкой тенью спускается вниз, в общий зал, где ужинают несколько постояльцев. И растворяется среди человечьих теней.
   Глаза, подёрнутые туманом, тело, подёрнутое болью - что же ты, госпожа, привела убийцу в дом мой, воспользовалась гостеприимством, уж как умею... А на предплечье две ранки - глубокие, аккуратные, пугающие.
   Сквозь боль и туман отворив дверь, Том замер на пороге, не в силах осознать столь сюрреалистическую картину: у камина красавица-хозяйка раскачивалась, едва не утопая, в большой, добротной плетёной кресле-качалке, еле уловимо, гипнотизирующее раскачивалась... А под её руками лежали два огромных зверя - белый и чёрный. Оба ощерились, обнажив клыки, а откуда-то сверху, сидя, похоже, на спинке качалки, прямо над головой госпожи, расправила крылья разноцветная огромная птица, и отблески пылающего огня преобразовывали комнату зигзагами алых всполохов и чёрных теней. Глаза Тома закатились, но в последний миг ему показалось, что на плечи хозяйке легла узкая гибкая тень, а брошь-ящерица будто шевельнулась, сверкнув сапфирами глаз...
   - Шиаа... - тихое, как трепет ветра, слово, и в обращении вроде бы даже лёгкий укор...
   Изгиб колец, будто пожатие плечами - извините, мол, так уж получилось...
   - Испортила еду своим ядом... - гортанное, рычащее, но при этом мягкое, почти родное...
   - Яд полезен в небольших количествах...
   "Неужели шутит?" - последняя мысль, всполохнувшая перед ужасом осознания. Никто не спасёт, он уже еда, не просто еда - испорченная еда... С ядом...
  
   - Говорят, Том куда-то пропал, хозяин "Сытого отдыха", знаете, мой лорд?
   - Что мне до Тома, я к тебе пришёл, - Теленг словил губы Ролинны, проведя рукой по плечу. Губки поджались - дразнилась. "Не думаешь же ты взаправду, что я изберу тебя, красавица? Проводить с тобой время, пожалуй, приятнее, чем со многими другими, но ты должна понимать... Не быть никому из вас моей госпожой..."
   - А я не в настроении сегодня... Вы всё ходите, ходите... А дальше что?
   - И дальше ходить буду... - Теленг делает ещё одно движение, но Ролинна уклоняется, и, кокетливо поведя плечом, пересаживается с кровати в кресло. Сегодня она твёрдо намерена лишь говорить, поэтому будет вспоминать даже всякую чушь, пересказанную служанками, которую приличной девушке знать вовсе ни к чему...
   - Это у него отец ваш на последней охоте останавливался, когда конь его возле самого уж дома ногу подвернул, помните? Всей свитой тогда отобедали... У него, сказывают, чужаки остановились... странные. А он-то и пропал на другой день...
   - Что за чужаки? - кольнуло под сердцем, знать недавно объявились чужаки эти, не тогда ли, когда он в Загубленном лесу нашёлся, сам того не ведая... нет ли среди них ледяной царевны с глазами... Какие же глаза у неё были? Холодная такая... а изнутри огнём дышит... что твой дракон...
   - Вы что? - глаза Ролинны округлились. - Не слушаете меня? Почему так вздрогнули?
   - Что ты сказала? Дракон?
   - Сами же знаете, выдумки всё это, кто-то где-то говорят дракона видел, да как всегда не тут не там, не сват не брат... Не бывает их, драконов...
   - Так кто приехал-то?
   - Вы взаправду ударились сильно? - лукавая улыбка, насмешливые огоньки в глазах, когда вижу её, отпускать не хочется, да только лицо Марты всплывает, пальчиком грозит, усмехается... Заколдовала ты меня, колдунья моя дорогая, чтоль? От чужих чаяний, от приворота любовного...
   - Говорю же, госпожа заморская, красавица писаная, вроде как проездом, а при ней народу восьмеро - четыре девицы и четыре стража, поначалу-то внимания никто не обратил, да только спрашивали они странное...
   Госпожа заморская...
   - Теленг! Теленг! Мой лорд! Куда вы? - обида отблёскивает в глубине глаз, готовая свернуться в шарики слёз - прости, красавица, не поговорить нам сегодня... А может, и никогда боле...
  
   Несколько любопытных курей бросилось из-под ног, отчаянно, с надрывом залаяла собака... "Сытый отдых", где же он? Не тот ли уединённый кабак, что чуть в стороне, на горе приютился? Неподалёку от Загубленного леса, наверняка он...
   Вскочив на своего красавца-коня, в изукрашенное самоцветами седло, Теленг бросился по неширокой мощёной улочке к окраине Гиваллы. Миновав размашистую каменную стену верхнего города, он едва приостановил скакуна, крутнувшегося окрест себя, махнул рукой охранникам и поскакал дальше. Высокие шпили фамильного замка остались позади, и вскоре лишь они выглядывали из-за городской стены. Миновав бедные кварталы, несколько крытых соломой лачуг и чуть не доезжая рыбацкого поселения, он свернул с мощёной дороги на узкую, крепко утоптанную тропу.
   Звуки леса напомнили ему давешнее событие, на долю секунды перед глазами мелькнула пыльная лента старинной дороги, и даже вечернее солнце будто вспрыгнуло обратно в зенит. Тряхнув головой, чтобы сбросить наваждение, Теленг напомнил себе, что корчма стоит не в самом Загубленном лесу, о котором бродит столько диких легенд, - хоть и ближе прочих домов к нему.
   За деревьями ещё мелькали редкие хижины, в блеснувшей реке показалась лодчонка с мальчишками - и сердце чуть приуспокоилось, наслаждаясь привычными картинами...
   Подле корчмы было людно, однако заметив Наследника, люд почтительно расступился. Добротное приземистое деревянное строение приветливо зазывало путников, Теленгу показалось, что и работа продолжает кипеть - будто хозяин отошёл лишь на часок и того гляди может нагрянуть.
   Сердце стукнуло и остановилось, когда он спрыгнул с коня и кинул поводья подбежавшему мальчишке.
   В общей обеденной зале царил лёгкий, не досаждающий полумрак, в камине тлели угли. Несколько столов - таких же плотных и приземистых, как сам дом - были заняты. Теленг огляделся, слегка прищурившись после уличного летнего солнца.
   Двое бородатых купцов распивали кувшин вина, а перед ними возвышалось блюдо со всевозможными яствами. Через стол от них какой-то юнец грустно разглядывал дно своей кружки, вероятно, терзаясь некоей надуманной самим же душевной мукой. В дальнем тёмном уголке целовалась парочка. А возле окна сидела девушка. Теленг не видел её лица - она смотрела на улицу. Поверх её платья был накинут тёмный дорожный плащ, капюшон опущен, на плечи льются золотистые локоны волос...
   Будто почувствовав его присутствие, девушка оглянулась на него, скользнула безразличным синим взглядом, на долю мгновения в фон окна впечатался её горделивый профиль. Улыбнувшись, Теленг решительно направился к ней. Опустился на скамью напротив.
   - Тисс?
   - Надо же... - стрелы бровей, зелень очей... Тихий, низкий голос, и уста всё-таки слегка приотворяются! Это открытие наполняет душу Теленга невыразимым, необъяснимым счастьем, и в аквамариновых глазах Тисс мелькает удивление.
   - Я не должен был помнить тебя? - Теленг хмурится, на губы сползает привычная ироническая усмешка. Зачем я примчался сюда, зачем хотел видеть её? Убедиться в том, что она не бред горячечный, не фантазия болезненная? Ну убедился. И что дальше...
   Конечно, не должен! - мелькнула болезненная, уничтожающая вспышка озарения. Тебя использовали, чтобы попасть в этот мир, и за то пощадили, и ты должен был очнуться после внезапного падения, и может быть, иногда, в знойном мареве летнего полудня или в серебре тёплой лунной ночи, посыпанной инеем сказок, к тебе приходил бы привкус грёз, от которых хотелось бы выть и рыдать о несбыточном, и Сим хохлился бы на руке, и никогда, никогда больше не снял бы сам свой клобучок...
   - Разве охотник расстаётся со своим соколом? - лазурь глаз, золото волос, как бы ты ни выглядела, я узнаю тебя, госпожа...
   - Иногда... - Теленг улыбается, будто не он, Наследник Ирвирата, одарил беседой своей заезжую путницу, а на него снизошла милость небесная. - На свидании, например...
   - Иди на своё свидание, - улыбка, хрустальный смех мёртвой воды, той самой, что лишь лечит, а оживить не может... - И не пересекай боле наши пути... не нужно.
   - Как же не нужно, Тисс? Ведь не зря я помню тебя, ведь и ты осталась тут, будь моей госпожой, нам суждено, я видел в узорах... Навсегда, госпожой моей, Владычицей Ирвирата...
   Что я делаю, что несу, зачем говорю это, ох, Марта, знать, слабы твои обереги перед нездешней силой колдовскою...
   - Я сама себе госпожа, вольная госпожа, и не быть мне твоею - ничьей! - и в глазах её - чернота ночи, и волосы - пепел земли...
  
   Так что же странное спрашивали они? Эх, глупец я, рванулся, не выслушал ничего, приворожила меня твоя нечеловеческая магия, Тисс, кубок отравленного вина, кинжал у сердца... В тебе за версту чудо ощущается, как они все не видят не понимают? Не человек ты, иная, какие раз не то, что на тысячелетие - единожды в наш мир приходят, как же не видят-то?.. Что привело тебя, знать судьба отчаянная, беда-угроза неведомая... Что ищешь ты, чем могу помочь тебе... госпожа моя?

Глава 2. Отъезд

  
   - Что надумал, понимаешь! - Гиннет, крепкий ещё старик, сердито расхаживал по узорчатому полу зала. Его пышная шевелюра, тронутая сединой, и богато расшитый наряд вздымались в такт шагам, и даже пламя свечей в канделябрах ритмично колыхалось. Теленг был не менее непреклонен, чем его рассерженный родитель:
   - Я должен повидать мир перед тем, как принять на себя правление государством, отец. Я должен закалить себя жизнью вдали от твоей опеки... Ты же сам в молодости...
   - Твой отец не вечен! Он может и не дождаться тебя...
   - Не говори так!
   - Я говорю то, что есть! Ты ждал столько лет, а теперь вдруг захотел... Кто будет оберегать державу, если со мной вдруг что случится?
   Сим покрепче вцепился когтями в перчатку Теленга, на которой сидел, и слегка нахохлился под своей повязкой. Машинально проведя двумя пальцами по его перьям, Теленг продолжил:
   - Не шантажируй меня, отец. Можешь дать мне срок, если желаешь, к какому воротиться, я выберу надёжных спутников и приму твои условия - но не удерживай меня подле себя. Это несправедливо...
   Гиннет пожевал губами, хотел было возразить, после махнул рукой, опуская голову.
   - Хорошо, езжай. Посмотри на мир и проверь себя. Даю тебе сроку полгода, и не задерживайся... Чтобы к началу зимы был уж дома.
   - Постараюсь...
   - Не "постараюсь"! - гневное, порыв свечей, всплеск ветра. - "Слушаюсь, отец"!
   - Слушаюсь, отец, - тихое, как проглоченная ссора, как вынужденное перемирие... Не хочется мне нарушать волю твою, отец, но ежели придётся... Ежели примет она помощь мою, ежели будет нуждаться во мне...
   - И вот ещё что... - добавил Владыка Ирвирата. - Заедь в Белую Долину, материно имение. Давно уж мы не были там, не проверяли отчёты управляющего. Всё сверь хорошенько...
   - Не по пути мне, отец...
   - Не по пути?! Аль уже путь себе назначил? Что скрываешь от отца, куда собираешься ехать?
   - Извини, отец. Заеду в Долину. Непременно...
   - Так-то...
   Гинет кивнул, отпуская сына. Ответив прощальным полупоклоном, Теленг повернулся к выходу - Сим чуть расправил крылья, сохраняя резко нарушенное равновесие, - однако не успел сделать и нескольких шагов.
   - Будь осторожен... - вдруг проговорил старик, и Теленг почувствовал, как на самом деле отец беспокоится за него. Обернулся, взглянул в дрогнувшие глаза Владыки. - В Алларе... с месяц назад... видели Сивиона.
   - Я могу постоять за себя, - вымолвил Теленг, желая скрыть раздражение родительской опекой и вместе с тем показать свою силу.
   - Он... не погнушается ничем. Уж, ясно, не станет вызывать тебя на честный поединок. Скорее, прознав о твоём путешествии, постарается заманить куда.
   - Я справлюсь, отец.
   Теленг твёрдо взглянул на родителя, и губы того тронула скупая улыбка.
   - Я должен доверять тебе. Иначе ты никогда не докажешь, что достоин стать Владыкой Ирвирата.
  
   - Да что же это...
   - Не причитай, Марта, тебе не идёт... - Теленг ласково потёрся о руку, пахнущую детством и вкусным печёным хлебом.
   - Надумался вдруг... Зачем, почему? Почто ехать тебе куда-то? Из-за неё?
   - Если только она примет помощь мою - почту за счастье, Марта... Не сердись на меня... не нужно ей быть Владычицей Ирвирата, Марта, не бойся этого...
   Всплеск рук, треск битых черепков на полу... Разливается тёплое парное, не удержанное Мартою молоко...
   - Сгубит она тебя, сынок, чует моё сердце, в опасности ты великой...
   - Не бойся, я могу постоять за себя...
   Теленг помолчал немного, решился:
   - Ты скажи лучше... что знаешь о ней?
   - О ней-то... - грустный задумчивый взгляд. - Не к добру такие, как она, появляются. Все только и говорят о пропаже Тома, а ведь она у него поселилась... Не видела я её... не знаю.
   - Марта... помнишь, в прошлом месяце... мы с отцом ездили в Таллеру? На встречу к Йаире?
   Взгляд Марты острый, словно булавка портнихи. Настороженный... Но молчит, не перебивает.
   - Как обычно... раз в год... мы советовались с нею о делах насущных, - продолжил Теленг. - Слушали предупреждения и... всё, чем может помочь колдунья. А потом... вечером не утерпелось мне, пошёл я сам к ней...
   - Нельзя рассказывать о таких вещах, сынок.
   - Я просил у неё предсказания для меня лично, - решительно продолжил Наследник. - И она... засмеялась она, потом взяла да и бросила узоры. И...
   Воспоминание накатило минутной волной.
   Вот она, Йаира, в полутёмной, как принято у колдуний, комнате, кидает на стол блестящие осколки, и что-то шепчет, и проводит розовой свечой, и складываются они в узоры. Её длинные чёрные волосы взметаются от лёгкого колдовского порыва...
   - Женить тебя отец собирается, давно собирается, - говорит Йаира. Теленг нетерпеливо кивает: он и сам это знает, ищет отец ему невесту по выгоде... И склоняется над сложившимися в непонятный рисунок цветными осколками.
   И вдруг в них видит прекрасное, нечеловеческой красы лицо...
   И взгляд Йаиры темнеет, и беспокойство отражается в нём.
   - Ничего больше не скажу тебе сегодня... - говорит колдунья совсем другим тоном, порывисто собирая камешки в расшитый рунами мешочек.
   - Кто это? - не удержавшись, спрашивает Теленг.
   - Это... предвестие... - отвечает она, показывая ему на выход.
   - Это была Тисс, Марта. Я знаю. Она!.. - окончил свой рассказ Теленг.
   - Тисс, значит... - пробормотала Марта. - Не нравится мне это, сынок. Не нужно гнаться за ней... Если уж Старейшая Колдунья Ирвирата так обеспокоилась... Не ищи её!
   - Буду делать то, что велит мне сердце... - откликнулся Теленг. Марта снова вздохнула, промолчав.
  
   "Допустим, - думал Теленг, идя в малую гостиную, - в материно имение я могу заехать и возвращаясь. Не сразу ведь мне туда мчаться. Да и вдруг буду в тех местах проезжать?"
   В малой гостинной уже выстроились десять верных воинов. Как ни настаивал отец, в этом вопросе Теленг оставался непреклонен. Он не хотел странствовать с огромной свитой - десять, и не более того...
   Когда Наследник вошёл, шеренга как по команде опустилась на колено, тем присягая на безоговорочную преданность в путешествии. Теленг направился к главе отряда.
   Видавший виды воин, Гураж Арев, возможно, уже не самый быстрый, но наиболее опытный из всех. Немного грузный, с боевым топором за спиной и шрамом через благородное лицо, короткой стрижкой седеющих волос... Теленг кивнул ему, позволяя подняться. Вынул из кармана и протянул широкий, но не тяжёлый перстень с вензелем Наследника и тремя будто горящими красными точечками по центру.
   Гураж принял перстень, тут же надел его на палец и приложил ладонь к сердцу, поклонившись:
   - Отряд готов к выступлению, ваше высочество.
   Теленг кивнул и медленно направился вдоль шеренги, разглядывая своих воинов и подавая каждому схожее кольцо.
   Расом, Блейк и Кларен, молодые ребята из его собственной охраны, отобранные Теленгом лично. Расом... он задумался на миг, вдруг усомнившись. Ротмистр Расом прибыл в Гиваллу не так давно, с превосходными рекомендациями, успел подружиться с ребятами, очаровать нескольких девушек и понравиться Наследнику лично. Возможно, стоило бы взять кого-нибудь, кого Теленг знает дольше? Решение было принято, когда Теленг увидел Расома в тренировочном бою. Слишком уж ладно тот управлялся с различными видами оружия.
   Теленг отбросил сомнения. Ему не хотелось менять всё в последний момент. Поэтому, вручив Расому кольцо, он перевёл взгляд далее.
   Кинара. Единственная в отряде девушка. А на это путешествие - его личный адъютант.
   Теленг всегда испытывал некоторую неловкость, видя Кинару в такой позе - неловкость, совершенно не свойственную ему по отношению к кому бы то ни было. Именно её отец обучал его владению оружием, и она почти постоянно бывала его напарницей, зачастую гораздо более умелой и способной. Они вместе росли, и он знал, как тяжело давались ей поражения, как она не любила признавать ничьё господство над собой.
   Пожалуй, из всех именно её он хотел видеть в первую очередь. Рядом с Кинарой он мог не переживать за собственную спину.
   Далее шла троица, отобранная отцом. Теленг припомнил их имена: Бранс, Туммарер и Пиан. Все постарше, Бранс тёмный, невысокий и жилистый, Туммарер наоборот, высокий, мускулистый, светлый, с короткой ухоженной бородкой. Пиан выглядел наиболее добродушно, хотя Теленг не понаслышке знал о его боевых способностях. Короткие хвостики усов, за которые он любит себя пощипывать, придавали лицу мягкости.
   Наследник предпочёл бы взять вместо них своих верных людей, однако спорить с отцом было бессмысленно. Пусть считает, что они будут присматривать за его сыном...
   Примар, старый слуга Теленга, как и Марта, опекавший его с раннего детства. На плечах, скрутившись кольцом, дремлет карликовый удав Гажж. Размышляя, взять ли Примара, или ещё одного воина, Теленг потратил не один час. И всё же остановился на слуге.
   Сидящий на руке Теленга Сим недовольно нахохлился под клобучком, почуяв Гажжа. Они так и не стали товарищами, несмотря на то, что Теленг с соколом много времени проводили с Примаром и его питомцем.
   Последний в отряде, пожалуй, вызвал больше всех споров. Совсем ещё мальчишка, лет тринадцати - четырнадцати... Теленг не хотел бы подвергать его нежданной опасности, однако именно у него обнаружились необычные способности. Мирсес умел лечить прикосновением ладоней, и Владыка Гиннет счёл, что это может пригодиться его сыну в пути...
   Магические кольца, кроме того, что являлись знаком присяги верности, ещё и активировали выплетенный лично госпожой Йаирой доспех.
   Доспех накануне был выдан каждому члену отряда: почти неощутимая энергетическая кольчуга, покрывающая тело и не требующая ухода, только редкой подпитки от специальных амулетов.
   Прежде всего, доспех был защитой от любого метательного оружия: противник не мог сосредоточиться на цели, а само оружие её не достигало, пока действовали наложенные чары и заклинания. С оружием ближнего боя дело обстояло сложнее: какое-то время кольчуга могла сдерживать и отводить удары, но всё зависело от количества и силы нападавших. Поэтому нагрудник, шлем с подшлемником, поножи и наручи, штаны из плотной кожи с чешуйками, а также лёгкие щиты входили в дополнительный комплект обмундирования.
   Что касается возможного колдовства, то личная метка Старейшей Колдуньи Ирвирата, возникающая при энергетическом воздействии, является предупреждающим знаком почти для каждого видящего. Специальные амулеты подпитки, равно как и те, что разряжают чужие магические атаки, либо сообщают, если атака слишком сильна, Наследник брал с собой в достатке.
   Обойдя всех, Теленг отошёл на некоторое расстояние и встал перед ними. Сделал знак рукой подняться. Улыбнулся Кинаре.
   - Завтра с раннего утра выступаем, - произнёс он. Усмехнулся:
   - Мне ещё предстоит отплясывать с огорчёнными красавицами на прощание, но вас я освобождаю от необходимости посещать сие скучное мероприятие. Идите собирайтесь и отдыхайте...
  
   Замок, возвышавшийся в центре Гиваллы, столицы Ирвирата, являл собой странную смесь оборонительной мощи крепости и утончённого изящества дворца. Тяжёлые каменные стены, зубчатые башни с узкими бойницами соседствовали с открытыми аркадами и тонкими шпилями.
   Теленг с детства любил эту неприступную твердыню, исполненную благородной красоты.
   По случаю сегодняшнего прощального бала четверо ворот городской стены, расположенные по направлению сторон света и соединённые внутренними дорогами с четырьмя въездами за стену верхнего города, были отворены. Гости съезжались со всех ближайших имений.
   Теленг не хотел прощаться с Ролинной лично. Достаточно и того, что отец устраивает бал. Однако... ему очень хотелось расспросить у Ролинны подробнее.
   Несколько дней прошло в сборах, как ни спешил Теленг отправиться поскорее. Выехав за ворота, он решил снова наведаться в "Сытый отдых", стараясь не задумываться о том, что измыслят люди. А вдруг опоздал?..
   На сей раз работа двигалась заметно медленнее, отсутствие хозяина ощущалось всё сильнее. Значит, так и не нашёлся...
   Теленг спешился, отдал поводья подошедшему мальчишке, попросил обождать. Тот поклонился Наследнику.
   В зале никого не было, огонь в камине едва тлел. За стойкой тоже оказалось пусто.
   Постояв с минуту, Теленг вышел обратно на двор. Подозвал мальчишку, держащего его скакуна.
   - А что, хозяин ваш так и не появлялся?
   - Говорят, его сила нечистая унесла, - буркнул мальчишка, явно желая сбежать.
   - А госпожа? - спросил Теленг.
   - А съехали вчера...
   - Как вчера? - сердце Теленга похолодело. Съехали...
   - Вчера, - подтвердил мальчишка. - С самого утра.
   - А куда поехали? Чем интересовались? Сколько с ней было людей?
   - Не знаю, не сказались, куда... милорд... Съехали впятером, госпожа, служанка и трое воинов... А сколько всего их - не знаю... Заплатила она Миллаве золотом, нездешним... Миллава хочет попытаться продержаться, пока хозяина нет, но... не верят уже наши, что он появится...
   - Ну хоть дорогой-то какой ушли? Пешком?
   - Пешком, господин. Вроде по Северному Тракту.
   Мальчишка почесал затылок:
   - Мне можно идти, господин?
   - Подожди... А о чём они интересовались? Что расспрашивали?
   - О магах и колдуньях всяких... о каком-то замке зелёном... не идёт ли война где... и о каких-то Рыцарях Согласия... Да я не знаю, вы у Миллавы спросите! Только она завтра будет, поехала в Симицу... Она с госпожой-то говорила...
   - Ладно, - вздохнул Теленг, бросив мальчишке серебряный саклит. Тот убежал заметно повеселевшим.
   Проезжая мимо дома Ролинны, Теленг какое-то время колебался. После всё же решился, завернул...
   Девушка выбежала в гостиную, глаза заплаканы... Бросилась на грудь...
   - Зачем ехать решили? Неужто дома плохо вам?
   - Традиция в нашей семье такая, - ответил Теленг, выпуская Ролинну из рук. - Прежде, чем сделаться истинным Владыкой и сменить отца, нужно доказать, что стал мужчиной самостоятельным.
   - Когда же вернётесь вы? - спросила она тихо.
   - Отец дал мне срок в полгода...
   - Полгода... - прошептала Ролинна.
   - Ты говорила... госпожа заморская о чём-то странном интересовалась... О чём?
   - Да что вам госпожа! - вспыхнула Ролинна. - Неужто других тем перед отъездом нет? - и запоздало прибавила: - Мой лорд...
   - Ты бы хоть чаю предложила! - послышался голос Маранны, матери Ролинны. - Добрый день, господин, рады видеть вас в доме нашем... Не откажитесь отобедать...
   - Благодарю, - улыбнулся Теленг. - Не обидьтесь, хозяйка, много дел перед отъездом... На балу будем ждать вас...
   И, откланявшись, он ушёл. "Эх, почему я раньше не разузнал, всё не до того было, приготовления разные... Отбор отряда... А теперь вот и узнать некогда и не у кого..."
  

***

  
   Мастер Выявления Тиан устало опустился в массивное, оббитое красным бархатом кресло. Теперь он составил события того дня и мог докладывать Верховному Мастеру Орометто.
   За окнами бушевал ураган, неистовые волны бились в подножие крепости, штормовые брызги стучали в витражи. Грозовая тьма, так отвечающая мрачному настроению и мрачным известиям, сгущалась всё плотнее...
   Лёгкий наклон пламени свечей показал ему, что в комнату кто-то движется. Верховный уже знает, что ответ готов... Мастеру Выявления не нужно было поворачиваться к двери, чтобы ощутить тихую, почти невесомую поступь Верховного. Едва скрипнуло соседнее кресло.
   - Ты уже окончил... - проговорил Орометто. Тиан обернулся к невысокому сухому старику, сидящему с таким видом, будто занимал это место всегда, а вовсе не только-только вошёл в комнату. Верховный не спрашивал, утверждал. И Тиан лишь кивнул.
   - О'нор мёртв?
   Тиан снова кивнул.
   - Кто... вызывал?
   Орометто боялся услышать ответ. Тиан тяжело вздохнул. После всё же заставил себя произнести:
   - Тара.
   - Гораций?
   Тиан снова кивнул, сжав пальцами подлокотники:
   - Её мужа убили ещё раньше.
   - Где тела? Мы сможем забрать их?
   - Боюсь, что нет.
   - Кто? - снова спросил Верховный.
   Тиан наклонился, поднял с небольшого хрустального столика разноцветный кристалл. Глубокие изломы и острые верхушки, кольца рассеивающегося разноцветными кругами света...
   Чуть подержав кристалл в руке, Тиан протянул его Орометто. Верховный Мастер кивнул, принял кристалл на свою ладонь.
   После вдруг передумал, положил его обратно на стол.
   - Она что-нибудь сказала? - снова спросил он. Тиан долю секунды всматривался в его глаза, пытаясь понять, почему Верховный не захотел увидеть всё сам. Возможно, ему нужно уединиться, поразмышлять...
   - "Мой сын"... Её последние слова были - "мой сын".
   - Куда она бежала? Ты узнал?
   Тиан покачал головой. Он не смог выяснить это. Она слишком хорошо скрыла своё намерение...
   - Думаю, её целью были Эйлария и Илларун, - проговорил Мастер Выявления. - Эта мысль неотступно следовала за мною, пока я работал. Но я не нашёл ей подтверждения.
   - К сожалению, мы не знаем, где их искать... - вздохнул Верховный. Тиану показалось, что он ещё сильнее постарел.
   - У неё был сын... - не то спросил, не то сообщил Орометто. Тиан кивнул.
   - Мы знаем его? Он...
   Орометто не договорил, заметив, что Тиан качает головой. Снова вздохнул, поднимаясь и беря кристалл.
   - Созываем Генеральную Капитулу. Мне хотелось бы ошибиться. Но боюсь, случилось то, чего мы опасались.
   - Это может быть... - начал Тиан, и Верховный кивнул:
   - Очень... очень страшная напасть...
  

Глава 3. Ниме

   Звук - не звук, отражение звука, возможность звука... Ниме настороженно прислушалась, выбираясь из сухой листвы, служившей ей ложем. Ночной воздух был ещё тепел, предутренняя свежесть опустится лишь через несколько часов.
   Ветка хрустнула теперь совсем уже отчётливо. Кто-то подходил, кто-то недобрый... Ниме инстинктивно подняла ладошку перед собой, на уровне подбородка, и медленно подула поверх неё в почти затухший огонь. Теплящиеся угли потемнели, после рассыпались серой золой, приобретая вид давнего кострища.
   "Не уйдёшь!" - донеслась злобная мысль, и Ниме очень ясно ощутила, что её заметили. Она слишком крепко заснула, задумавшись... Да и костёр убирать не хотелось - ночи ещё холодные, хотя она уже намного южнее Северной Школы...
   "Это всё он, Янл! - возмущённо подумала Ниме. - Каждый раз, как вспоминаю о нём, приключается какая-нибудь неприятность! Ну почему я не могу забыть этого паршивца?"
   Мужчина был один. Нет! Ниме замерла от ужаса. Сзади, на достаточном отдалении, ощущалось сознание ещё нескольких людей и их скакунов. Скверно, куда сквернее, чем хотелось бы!
   Ниме прикрыла глаза, настраиваясь на мысли приближающегося человека, прислонилась к тёплому стволу каштана. Неожиданно прохладная маленькая ручка легла на её плечо.
   - Иди сюда, сестра, - залоскотал ухо мягкий девичий голосок, и ручка твёрдо потащила Ниме сквозь ставшую неощутимой кору. Дриада! Ниме восторженно открыла глаза, оглядываясь на невысокую улыбающуюся девушку.
   Изнутри дерево оказалось будто шире, чем снаружи, его очертания терялись вокруг, и Ниме казалось, что она может передвигаться куда угодно, оставаясь в центре этого удивительного дерева. Подобное наблюдение противоречило всему, чему учили в Северной Школе профессора странной науки под названием "Земная физика"... И вместе с тем это было так ясно и естественно...
   - Спасибо... - прошептала Ниме, желая ласково погладить разлетающиеся зелёные волосы, и в то же время смущаясь. Неожиданно лицо дриады изменилось, и она рухнула на колени:
   - Прости... Госпожа... Я...
   - Ты что? - изумилась Ниме. - Какая я тебе госпожа? Встань, пожалуйста! Ты спасла... - Ниме осеклась, потому что снаружи долетел вопль. Бородач с перевязанным глазом в сердцах пнул кострище, кучу листьев, служивших Ниме постелью, каштан.
   - Я видел тебя! Выходи! Найду! - свирепствовал он. Звуки доносились смягчённо, и Ниме знала, что пожелай она - вовсе ничего не услышит. А если пожелает, может расслышать и шорох муравьёв по коре... Она улыбнулась поднявшейся дриаде, всё-таки провела по зелёным волосам. Дриада робко улыбнулась.
   - Спутала ты меня с кем-то... - ласково прошептала Ниме, зная, что за пределами дерева их не слышно. Травяные глаза дриады смотрели недоверчиво - ей определённо хотелось считать Ниме госпожой. Ниме призадумалась. В древних рунах, описывающих ещё те времена, когда люди свободно общались с эфирными сущностями и хранителями, не проскальзывали ли упоминания о госпоже дриад? Вроде бы нет... Хотя... Ниме никогда не интересовалась этим вопросом.
   Размышления прервал испуганный вскрик дриады, и Ниме открыла глаза. Неопрятный бородач, криво ухмыляясь, вытаскивал топор, оглядывая приютивший её каштан.
   - Я знаю, что ты тут... - сообщил он, хохотнув. - Тебя сокрыла лесная нечисть, но мы быстренько очистим лес!
   Полные страха и слёз глаза древесной девушки на миг обратились к Ниме, но она тут же отвела взгляд.
   - Я не знаю, как помочь тебе, госпожа... - прошептала она. - Если дерево срубят, оно сразу же затвердеет, тебе не выбраться из него... Можешь подняться вверх и спрятаться в ветвях, а там...
   - Ну? Нет? - насмехался мужчина, и вдруг Ниме едва не сбил с ног болезненный удар. Она даже не сразу поняла, что боль эта вовсе не её - больно каштану. А через долю секунды увидела, как на боку дриады проступает глубокая рана, сочащаяся зелёной кровью.
   - Идём, я провожу тебя, госпожа... - прошептала дриада, но Ниме качнула головой. Второй удар сотряс каштан, и дриада схватилась за правый бок, оседая вниз.
   Сформировав в ладони золотой шарик, Ниме наскоро приложила его к ране и поспешила выйти из дерева.
   - Подожди! - громко произнесла она, выставив вперёд руку. - Не надо. Я здесь. Зачем ты искал меня?
   - Не часто нашему брату попадаются девицы. Мои мальчики изголодались, - сообщил бородач. Разбойники, осознала Ниме. Обыкновенные подонки, которым нравится грабить и сеять ужас. И как это меня угораздило не заметить? - Но сперва, конечно, я порадуюсь... - мужчина отбросил в сторону топор, и Ниме придала ему более длинную траекторию, чем рассчитывал хозяин. На всякий случай, чтобы долго поискать пришлось...
   - Эй, что у тебя стряслось? - люди бородача, ведя лошадей на поводу, уже подходили, видимо, привлечённые криками атамана.
   - Богатый улов! - самодовольно сообщил он.
   - Так это она заставила тебя так орать? - насмешливо поинтересовался молодой ещё парень, ведший сразу двоих коней. Окрестности огласились нестройным хохотом.
   - Она спряталась в дереве! - раздражённо заявил главный, и Ниме сделала несколько шагов в сторону. Пока бородач развязно поворачивался следом за ней, она проникла в его сознание, чуть смешав картину - ей хотелось, чтобы все его воспоминания оказались туманными и неясными. Это было не так уж и сложно: в голове определённо бродил хмель. Но более серьёзное вмешательство могли бы заметить.
   - В этом! - ткнул он пальцем в первый попавшийся ствол. - Нет, в этом!
   Лес огласился очередным приступом хохота.
   - В дереве? - насмешливо переспросил ещё один грузный мужчина, через щёку и нос которого пролегал уродливый рваный шрам. При виде его к горлу Ниме подступила тошнота. "Ну почему я сразу этого не сделала? Не заставила его забыть, что он видел отблески углей?.. Их так много..."
   - Должно быть, дриада!
   - Дриада? - новый взрыв хохота. - В Ингельбарре рубят деревья сотнями, и никто никаких дохлых дриад не находил...
   Ниме ощутила очередной прилив тошноты. "Знал бы ты, что творится над таким местом! - зло подумала она, с ненавистью оглядывая девятерых мужчин. - Как тяжело умирают эти сущности, невидимые подонкам вроде тебя, какие дыры там образовываются и что через них сочится в наш мир!"
   - Девочка-то уже в нетерпении, - сообщил молодой, заметив её взгляд. - Ну что, бросим жребий, или как?
   Ниме наскоро окинула сознанием окрестности. Девять. Вроде больше никого. Нет... есть кто-то ещё... Почти неуловимо... Выставил защиту...
   Она колебалась долю секунды. Тот, кто умеет ставить защиту, наверняка услышит мысленный призыв. И может даже придёт на помощь. Но не будет ли от этого только хуже?
   - Бросайте, - отвечал тем временем бородач, подступая поближе, - но мне как вашему предводителю положено... преимущество... - последнее слово он едва выговорил, потому что вдруг ощутил отсутствие всякого желания. Мысль о том, что он может опозориться на виду у своих соплеменников, взъярила его, и он бросился на Ниме, повалил её на землю, срывая одежду. Она не сопротивлялась - наоборот, на губах её блуждала насмешливая улыбка, ещё более обидная в отсветах разведённого кем-то костра.
   - Уберите свет! - ярился бородач.
   - С каких это пор он начал смущать тебя? - послышался насмешливый грубый голос. Бандиты злорадно скалились, поднеся поближе разгоревшиеся ветви. - Мы все хотим насладиться. Как всегда...
   Облизнув пересохшие губы, атаман поддел ножом кожаные шнуры, стягивавшие кожаную жилетку девушки, разрезая их, после разорвал тонкую шёлковую рубаху. На её шее блеснула золотом изящная цепочка, но бородатый пока не обратил на неё внимания.
   - Кто надоумил женщин носить брюки... - пробормотал он и, разъярившись безразличным видом Ниме, хлестнул её ладонью по щеке:
   - Сними!
   - Если ты слезешь с меня, может, и сниму... - насмешливо ответила она. Разбойники вокруг возбуждённо пересмеивались, кое-кто даже задрал головёшки повыше, чтобы лучше видеть, и она с трудом удерживала их желание. В лицо дохнуло запахом перегара. Каждый боялся признаться в этом, каждый заводил других громкими выкриками и хлопками, и каждый страшился момента, когда подойдёт его очередь, думая только об одном: "Что со мной?"
   Атаман провёл кончиком своего ножа по обнажённому животу Ниме, чуть отодвигаясь:
   - Ну? Или срезать их с тебя, красавица?
   - Где же я найду вторые? Не бойтесь, меня на всех хватит...
   Наскоро отстегнув застёжки, Ниме стащила брюки, стараясь сделать это по-возможности невыразительно. Удерживаемое желание девяти мужчин билось вокруг, стучало в висках, и Ниме контролировала его, ощущая, что силы её истаивают. "Если я сейчас упаду... Если..."
   Кто-то провёл над ней горящей головёшкой, и девять мужчин с удивлением обнаружили, как вид обнажённого стройного женского тела вызывает у них отвращение. Ни разу они не сталкивались ни с чем подобным, и не понимали, что же стряслось.
   - Снимай! - атаман ткнул ножом в жилетку.
   - Зачем это? - раздались недовольные голоса и даже улюлюканье. Ниме знала, зачем - он боится того мига, когда все увидят... что он, атаман... больше не мужчина.
   Ниме свела сзади плечи, и жилетка соскользнула на землю. Высвободив руки, она провела одной по лбу, собирая выступившие от натуги капли пота. Никто не должен заметить её напряжения! Сейчас они в замешательстве, но если поймут, где кроется проблема, то ей живой не уйти...
   - Ну, чего же ты ждёшь? - произнесла она.
   Ещё один удар по щеке, во время которого потемнело в глазах... Ниме прикусила язык... на миг она потеряла контроль, а если бы не на миг? Она могла бы и не совладать с прорвавшимся возбуждением наэлектризованных мужчин...
   Что-то мелькнуло в отдалении... Чьё-то сознание? У неё не было сил разбираться, скоро у неё вообще не останется сил, и если эти подонки сейчас же не переругаются...
   - Сначала жребий. Чтобы всё честно... - произнёс атаман.
   - С каких пор тебя это волнует? - кажется, молодой. Лица уже начинали вертеться перед глазами Ниме. Атаман бросает острый взгляд на говорившего, намереваясь напомнить, кто тут главный.
   - Да он просто тряпка! - насмешливо сообщает Ниме. - Не видите разве? Если бы он хотел меня, не разводил бы бабские разговоры...
   Одобрительное гудение пополам с опасливыми взглядами сгустило воздух. Ниме сжала зубы и с трудом заставила себя расслабить их. Не должны увидеть...
   Ещё один удар... Очередное потемнение в глазах... Ничего, залечу... Лишь бы...
   Мелькнувшее было желание - когда Ниме едва не потеряла сознание - расхрабрило и атамана, и его спутников.
   - Давай уже! - нетерпеливо крикнул кто-то, и Ниме с силой рванула полурасстёгнутую ширинку атамана. Его лицо побелело, она увернулась от очередного удара, и тут же громогласный хохот заставил атамана на мгновение поникнуть.
   - Ну, что я вам говорила? - произнесла Ниме, поднимаясь. Бородач с воплем вогнал нож в землю, пытаясь приспособить прорванную ткань на место. В нём зарождалось желание убить проклятую девку, и она с трудом переключила его на соплеменников. Убить тех, кто видел его позор! Он не смог овладеть женщиной - лежащей перед ним, не сопротивлявшейся!
   Ниме обвела разбойников глазами, поменьше двигаясь. Даже малая доля кокетства могла слишком уж раззадорить их и прорвать с таким трудом сдерживаемую защиту. Ничего притягательного, ничего приятного... Нужно было найти того, на кого первым падёт ненависть атамана, пока он не сообразил, что проще всего избавиться от бабы. Остановила взгляд на молодом...
   - Ну правильно, любимчик девочек, - усмехнулся ещё один статный кавалер, вероятно, извечный соперник... Тем лучше...
   - Нет уж! - заорал атаман, ринувшись с ножом на молодого. Тот увернулся, Ниме отскочила в сторону, разбойники расступились освобождая место для сцепившейся парочки.
   - Стой, - крепкая рука сомкнула вокруг её запястья железную хватку. Ниме сжала зубы: ускользнуть незамеченной не удалось!
   Атаман уже лежал на земле, проткнутый собственным кинжалом, одежда его напарника тоже набухала тёмными пятнами, ещё двое сцепились рядом. Вскоре и они попадали - не мёртвые, ощутила Ниме, просто обессиленные. Очень обессиленные... До утра... Похоже, второй парень решил в суете избавиться от извечного соперника, а ещё один заметил это... Неплохо...
   Пятеро...
   - Ведьма! - процедил схвативший Ниме, и она ощутила страх. Её уловку раскрыли! - На колени! - он поднёс нож к её горлу. - Ты сама сделаешь так, как надо, или мы проверим, действительно ли в жилах ведьм течёт зелёная кровь!
   - Только у дриад зелёная кровь... - откликнулась Ниме. Разбойник нарочито-небрежным жестом поднёс руку к пряжке своих брюк, и Ниме подбавила желания оставшимся четырём, напрочь забирая у того, кто был перед ней.
   Остриё ножа укололо шею, но Ниме осталась неподвижной, стараясь оттянуть момент прикосновения. В висках и ушах вовсю стучала кровь, и на секунду ей показалось, что она проиграла.
   - Давай я! - воскликнул тот, со шрамом через лицо, возликовавший пришедшему желанию. В этот момент раздался глухой удар, и следом за ним второй - двое из стоявших вокруг упали на землю. Державший нож разбойник поднял его, резко разворачиваясь, но оставшаяся пара тоже оседала на землю. Отпихнув Ниме ногой, он чуть присел, зорко осматриваясь и готовясь отразить внезапную атаку. И тут Ниме не удержалась - выплеснула на него всё желание, которое до сих пор сдерживала и которое больше не находило своих хозяев живыми.
   Кровь прихлынула к его лицу - он аж вскрикнул - и следом за остальными повалился на землю. Из его шеи торчала многоконечная хрустальная звезда.
   "Ничего... - мстительно подумала Ниме, направляя желание вслед отлетающим душам. - Помучайтесь там без тел!"
   В глазах её совсем потемнело, голову сдавило, и она сжала её руками, закричав. Перед глазами пульсировали багряные полосы, и Ниме не могла бы сказать, каким зрением она видела подходящего мужчину средних лет, с частой сединой в волосах и длинным крючковатым носом. Одет он был в кожаную куртку и брюки, под тканным поясом спрятан жёсткий сверкающий обруч с выемками для загадочных звёзд.
   - Оденься, - он поднял её брюки, рука его на миг задержалась - Ниме не поняла, что именно он разглядывал, брюки, или её саму, в отсветах костра. Она ощущала, что опустошена, и что у неё не хватит больше сил ни на одно внушение, а тем более на борьбу с человеком, умеющим закрываться...
   Будь, что будет, мрачно решила она, видя, что он не собирается отводить глаз и что вид её не оставляет его равнодушным. Но на всякий случай зло сообщила:
   - Отвернись!
   - И это вместо "спасибо"? - брови его саркастически изогнулись.
   - Я ещё не уверена, что стоит говорить "спасибо"...
   - Меня не привлекают избитые и измазанные грязью замарашки, которых вот-вот стошнит. Женщина по моим понятиям, знаешь ли, должна быть довольна, ароматна и округла. Впрочем, если окунуть тебя...
   Выхватив головёшку из костра, Ниме запустила её в нахального незнакомца. Увернувшись, тот проследил взглядом за траекторией и наступил ногой на засверкавший уголёк.
   Ниме не задумывалась о том, что может разжечь случайный пожар, лишь обессилено разрыдалась. Она и не заметила, как он подсел к ней, поглаживая по голове:
   - Извини, девочка, после всего, что ты пережила... Ну, давай, выплачься, да пошли отсюда, эти двое вскоре очнутся...
   Насилу заставив себя успокоиться, она размазала остатки слёз по перепачканным золой щекам и потянулась к своей одежде. Сейчас ей было безразлично, смотрит он на неё или нет, ей всё было безразлично. Уйти... упасть... выспаться... Думать - потом.
   Незнакомец собрал свои звёзды и уже отвязывал двух наиболее понравившихся ему лошадей. Одну присмотрел для себя, поводья другой хотел кинуть спутнице.
   - Подожди! - произнесла Ниме на его нетерпеливый жест, отвязывая и остальных.
   - Стой! - мужчина схватил её за руку. - Ты же не собираешься их отпустить?
   - Не оставлять же привязанными?
   - Возьмём с собой, продадим. Десять-пятнадцать золотых за каждого, не помешает.
   Ниме пожала плечами. Ей хотелось убраться отсюда подальше, и как можно скорее. Потом провела внутренним взором по каштану. Дриада была жива, рана её ещё не зажила, но у Ниме не было сил лечить даже себя. Она лишь махнула рукой, ощутив в ответ полный признательности взгляд дриады.
   - Как тебя зовут? - поинтересовался незнакомец, организовывая связку из лошадей.
   - Нимфа, - отозвалась она, забираясь в седло.
   - Ага, - расхохотался он, трогаясь в путь. - А я фея!
   - Меня так назвали, - сердито пожала она плечами. - В монастыре, куда меня подбросили в корзине. Мамаша, если это была она, решила, что в веночке из цветочков младенец вызовет двойное сострадание. А ещё у меня были зелёные, как трава, глаза... С тех пор они уже несколько раз изменились, - поторопилась она добавить, заметив любопытный взгляд.
   - У людей не меняется цвет глаз, - откликнулся незнакомец. Ниме снова пожала плечами:
   - Обычно меня называют Ниме. Если тебе так больше нравится.
   - Ладно, я Айгар. Будем знакомы...
   Лишь к утру они выехали на берег озера, где нашли укрытие в одной из пещер прибрежных гор. Вокруг плыла тишина, окинув взглядом окрестности и не ощутив человеческого присутствия, Ниме упала без сил.
   Когда она проснулась, Айгара рядом не было, а лошади, оставленные на время сна в пещере, паслись неподалёку. Выйдя на берег, Ниме потянулась, пытаясь нащупать присутствие спутника, но оно улавливалось очень отдалённо и завуалированно. Чуть поколебавшись, Ниме скинула одежду и вошла в прозрачную воду. На девушке осталось лишь одно золотое украшение, в виде изумрудной капли в ажурной оправе на тонкой цепочке.
   Окунаясь, она прикрыла глаза, устанавливая связь со структурой воды, и ощутила, будто нежные руки русалок ласкают её тело, и как боль от ссадин, синяков и царапин постепенно затухает. Выйдя на берег, Ниме вызвала золотистый огонёк и довершила дело, а заодно и волосы просушила. После чего поблагодарила и воду, и огонь.
   - Ну, девушка, - послышался насмешливый голос Айгара, - что же, я теперь постоянно буду заставать вас в таком виде?
   Лукаво усмехнувшись, Ниме беззастенчиво обернулась, блики заходящего солнца мягко озарили её тонкий стан и округлые формы.
   - Разве ты до последнего не видел, что я здесь делаю? - усмехнулась она, с удовольствием ощущая, как в нём проскальзывает смущение. Но смотрел он по-прежнему саркастически и чуть свысока.
   - Для того, чтобы залечить лицо, вовсе не нужно снимать брюки! - откликнулся он.
   - Я просто не успела их надеть, - сообщила она, дразнящим движением подходя к своей одежде, наклоняясь, нарочито-медленно начиная одеваться. Она не заметила тот миг, когда оказалась на горячем песке, ощущая железную хватку его ладоней, разгорячённое тепло его тела.
   - Ты этого хотела?
   Ниме ощутила испуг, впопыхах скрыла своё сознание, тошнота снова прилила к горлу. Хватка его ослабла:
   - Так вот, я понимаю, что после вчерашнего тебе хочется отыграться хоть на ком-то, но лучше избери для этого другую кандидатуру. Договорились?
   Ниме кивнула. Айгар отпустил её, садясь рядом на песок, достал из-за пазухи трубку с кисетом, и стал бережно набивать её. Чуть поколебавшись, Ниме натянула брюки и начала вручную чинить рубашку и жилетку, незаметно помогая себе своей силой. Ей не хотелось, чтобы Айгар узнал, что она владеет ещё и материализацией...
   - Так куда ты путь держишь? - поинтересовался он, бесстыдно разглядывая её обнажённую грудь. Ниме сбросила на неё несколько прядей своих длинных шелковистых волос, с них скатился ручеёк песчинок. Айгар усмехнулся, не отводя взгляда.
   - На юг, - откликнулась она. - А ты?
   - Юг слишком велик. Если ты не на полюс, конечно... - снова усмехнулся он. - А я ещё не решил. Странствую. Мой орден ищет бежавшего послушника...
   Ниме ощутила, как сердце её заколотилось, а взгляд Айгара стал внимателен и даже холоден.
   - Ты что-то знаешь? - поинтересовался он.
   - Нет... - отозвалась она, с трудом беря себя в руки.
   - Тогда почему ты так отреагировала?
   Ниме пожала плечами. Она и сама не смогла бы объяснить, почему.
   - Предчувствие...
   Айгар какое-то время пристально всматривался в неё, после выдохнул особенно большое кольцо дыма, прикрывая глаза.
   - Я там зайца принёс. Приготовишь?
   Ниме побледнела.
   - Я не ем мяса. И готовить его не собираюсь...
   - Почему? - удивился Айгар и даже подался чуть вперёд, вновь открывая глаза.
   - Потому что оно переполнено страхом... - прошептала она. "И ещё они приходят потом ко мне..." - мелькнуло одно из самых страшных воспоминаний детства. Но она не сказала этого вслух. - Животных убивать нельзя.
   - А ради одежды можно? - Айгар протянул руку в сторону её жилетки, как бы невзначай коснувшись гладкого тела.
   - Это не настоящая кожа, - усмехнулась она.
   - Не настоящая? - Айгар поднял бровь. - То-то я смотрю, странная она... Откуда же такая?
   - Почём мне знать? Купцы в Таллерре продавали.
   - А тебе и не интересно было?
   - Не говорили они, - Ниме натянула исправленную рубаху и принялась за жилетку. "Неужели не видно, что из другого мира?"
   Айгар задумчиво курил, разглядывая странный наряд девушки, ещё вчера привлёкший его внимание. Много скрывает она; пожалуй, не рискнул бы он связываться с ней... Вон как вчера с этими обошлась, может, и без его помощи справилась бы. Сила в ней ощущается недюжинная.
   - Так что же ты ешь, в лесу-то?
   - Плоды, орехи, ягоды. Что деревья и кусты дадут. Мне хватает.
   - А зимой?
   - Как получится... - Ниме неопределённо усмехнулась, и он не стал настаивать:
   - Ну что, проводить тебя, красавица? А то одной-то тяжело...
   - Как знаешь. Я всю жизнь одна...
   Ниме надела жилетку, зашнуровала потуже.
   - Иди готовь своё мясо, а я пройдусь чего другого поищу.
   Незачем ему знать, что она может съесть любые плоды или ягоды, не только фрукты и орехи, - цветы, корешки. Она-то нигде не пропадёт, в случае чего - огнём золотым, живительным, кормиться будет...
  
   Ехали снова ночью. Свет почти полной уже луны заливал побережье, а после широкую тропу. Несколько селений остались в стороне, но путники не спешили сворачивать в них.
   - Так что ж из монастыря-то ушла? - поинтересовался Айгар, коротая время разговором.
   - А что, всю жизнь в служанках бегать? - усмехнулась Ниме, умолчав о Янле. В основном ради него-то и ушла. Кто ж знал, что страсть его окажется столь скоротечной... Не возвращаться же... - Учиться хотела. В Большую/Великую Северную подалась.
   - И взяли?
   - Им тоже служанки нужны. Бесплатные к тому же, - снова усмехнулась она.
   - Днём работала, значит, а ночью училась? Молодец... - похвала Айгара была вполне искренней, и это доставило Ниме удовольствие. А о том, как тяжело было, что с ног от усталости валилась, что руки залечивать не успевала - зачем ему знать? Сам небось догадался, что не всё так просто...
   - Пожалели потом, - улыбнулась. - Видели, что учиться всё равно хочу, разрешили последние два курса бесплатно проходить.
   - Толковая ученица, видать, была, просто так там не жалеют, - снова похвалил Айгар, и Ниме ощутила, как лицо её расплывается в улыбке.
   "Ах ты плут, соблазнить меня похвалами вздумал? Хвали, хвали, но не думай, что я от этого сразу размякну как твои "довольные" подружки..."
   - Так, значит, оттуда идёшь, с севера? - поинтересовался он. Она кивнула.
   - Пешком?
   - Верхом ехала. Видимо, спугнули коня разбойники, сбежал он. Я не привязывала его.
   - Ну и зря.
   - Я никогда не привязываю... Он обычно не убегал.
   - Не видел я коня... Как же ты не услышала, что он сбежал?
   - Не знаю, - Ниме пожала плечами. Ей неприятно было выглядеть глупой. Впрочем, она действительно слишком крепко заснула, мучаясь воспоминаниями о Янле, не заметила множества важных деталей и из-за этого попала в такое ужасное положение... Давно с ней ничего подобного не случалось.
   - А твой где? - в отместку поинтересовалась она.
   Айгар покосился на неё, словно решая, говорить или нет.
   - Не успел ещё приобрести, - сообщил он. Ниме фыркнула, но настаивать не стала, не хочет, пусть не говорит. Мало ли, как они там, в ордене, передвигаются.
   Чуть помолчав, её спутник решил сменить тему:
   - Сама через Вольные Земли ехала? - Айгар слегка покосился на неё, доставая трубку.
   - Не в первый раз, - пожала она плечами.
   - Ну и как?
   - Да вот жива, - засмеялась она. После добавила: - Да я немного в них побыла, дня три может, где уж никак не объехать. Старалась побережья Зелёного Моря держаться. А уж ближе к Ирвирату на юг свернула.
   Вольные Земли, разрозненные пятна, не объединённые общей границей, не принадлежат ни одной из стран. По большей части они пустынны, лишь кое-где живут Кланы Вольных. Считается, они так называются потому, что не являются ничьими подданными, однако про Вольные Земли ходит слишком много легенд, чтобы это пояснение кого-нибудь удовлетворяло.
   Говорили, жили там некогда маги великие, которые не поделили что-то меж собой и изничтожили друг друга, и ещё говорили, что стояли там города неземные убранства невиданного, да то ли война, то ли катаклизм некий превратили их в пыль, не оставив после себя ничего.
   Даже в Великой Северной школе Ниме не видела ни одной книги о тех временах и народах - лишь редкие туманные упоминания. И неизвестно, пришли ли Вольные Кланы на эти Земли позднее, когда они сделались не такими безжизненными и начали возрождаться, или то выжившие потомки погибших...
   Возможно, Вольные и сами не знают о своём происхождении, возможно, скрывают хорошо, быть может они действительно мало общаются с иными народами, - или просто не рассказывают о себе правды, приходя в города.
   Только вокруг Кланов, как и вокруг Земель, на которых они живут, скопилося гораздо больше легенд, нежели правдивых историй. Говорят, каждый Клан обладает особой магией, и у каждого есть свой личный дух-хранитель, и ещё много чего...
   Как бы там ни было, Ниме не повстречала никого, когда ехала пустынной равниной вдоль морского побережья. Ей показалось, что воздух там несколько теплее, чем даже в Ирвирате, который лежит южнее, и это было единственным, что её удивило. Впрочем, как и в тот раз, когда она только направлялась учиться.
   Айгар начал набивать свою трубку, после вдруг передумал и убрал её обратно за пазуху.
   - Ну а что же Великую Северную покинула? - снова нарушил молчание он.
   - Твоя очередь, - усмехнулась Ниме. - Кого там ваш орден ловит? Что он натворил такое? Если это не тайна, конечно.
   - Тайны своего ордена не выдаём, - насмешливо сообщил Айгар, после чего надолго замолчал. Бросив на него взгляд, Ниме увидела, что он задумчиво пожёвывает губами. Она не стала подгонять.
   Дорога пошла вниз, через небольшой, поросший травой овражек, после снова под уклон. Путники ехали по краю леса, не углубляясь в темноту. Ниме ощущала вдали, в чаще присутствие каких-то зверей, но никто из них не приближался.
   - Ты знаешь о Держателях? - внезапно спросил Айгар.
   - Держателях чего? - удивлённо хмыкнула Ниме. Айгар покосился на неё, чуть помолчал. Потом ответил:
   - Мира.
   - Эльфах всяких, что ли?
   - Нет, "эльфы всякие" держат энергию. Но не мир. Мир держат только люди...
   Она пожала плечами.
   - Вроде что-то такое читала в древних мифах.
   - Это не мифы. Среди людей есть особые люди, Держатели Мира. Они наделены силами... - он окинул её ироничным взглядом. - Сродни твоим.
   - Ну, я-то уж точно никакой не Держатель, - засмеялась она. - Мне бы саму себя удержать.
   - Иногда себя удержать сложнее, чем целый мир... - философски заметил он. После добавил: - Впрочем, ты действительно не похожа на Держателя. Способности, знаешь ли, может развить любой... В каждом мире как правило их несколько, и они рождаются только парами. Одна из обязанностей нашего ордена, Ордена Поддержки Мира, - охранять их. Держателей. Но, к сожалению, они так хорошо маскируются, что их не всегда можно найти и распознать...
   - Видимо, так сильно хотят, чтобы их охраняли, - снова фыркнула она. - Так что, это вы сбежавшего "Держателя" ищите? Чтобы найти и охранять?
   Айгар окинул взглядом возвышающуюся справа от тропы каменную глыбу, и Ниме тоже на всякий случай мысленно просканировала её. Тишина. Лишь вспугнутый зверёк улепётывает со всех своих маленьких лапок.
   Ниме улыбнулась, и Айгар вернулся к разговору:
   - Едва ли он Держатель... Он, видишь ли, вдруг счёл себя исключительным. Вроде того, что тратить жизнь на выискивание и защиту непонятно кем и для чего избранных - это не для него. Вот стать спасителем человечества - другое дело...
   - Ну и пусть себе идёт спасает человечество. Зачем вам его ловить? - с недоумением поинтересовалась она.
   - Он прошёл Посвящение, а после Посвящения нельзя бросать наш орден. Таковы правила, и он их знал!
   - Глупый, - усмехнулась Ниме. - Зачем было проходить обряд, если не уверен?
   - Передумал... - пожал Айгар плечами.
   - И что, ты должен убить его?
   - Если придётся... - Айгар чуть помедлил, облизнул губы. - Но я лично предпочёл бы просто забрать его память.
   - А... - весело протянула Ниме. - Вероятно, он не хочет расставаться ни с памятью, ни с жизнью, вот и удрал.
   Она чуть помолчала, раздумывая, после спросила заинтересованно:
   - А чем они такие особенные? И вообще, если у них такая сила, зачем их охранять?
   - А тебе очень помогла твоя сила? - усмехнулся он. - Видишь ли, в определённых ситуациях их сила бесполезна. Мы точно не знаем, почему, и как это происходит, но должны быть рядом в такие моменты. Без них мир просто погибнет.
   - А зачем они нужны?
   - Они удерживают мир. И остаются в легендах. Они... как бы так сказать... проводники, что ли. Если хочешь, маяки.
   - Что это значит?
   Айгар загадочно улыбнулся, но не ответил.
   - Сам не знаешь, что ли? - усмехнулась она. Он опять достал свою вечную трубку и, кропотливо набивая её, снова погрузился в молчание. Ниме прошлась мысленным взглядом по нависшей над дорогой толстой ветке.
   - А колдуньи? - вдруг спросила девушка. Айгар покосился на неё:
   - Что - колдуньи?
   - Какова их роль?
   - Понятия не имею, - Айгар снова пожал плечами. - Они используют свою силу по-своему...
  

Глава 4. Талый Хутор

   Едва начало светать, отряд во главе с Теленгом покинул Гиваллу. Провожающих было не слишком много, чего Теленг и добивался. Сам Гиннет впервые за долгое время взобрался на лошадь, проводить сына. Слуги сыпали под ноги отряда зерно и лепестки цветов, чтобы путь мягко стелился и не заставлял путников голодать...
   Северный Тракт, один из четырёх самых крупных мощёных торговых путей Ирвирата, убегал в лучах тёплого майского солнца под сводами вечнозелёных деревьев. Выложенный ровными булыжниками, плотно пригнанными, отшлифованными за несколько десятилетий, он казался очень удобным под копытами свежих коней.
   Крепко обнявшись с сыном напоследок, Гиннет со своей охраной повернул обратно. Лошади оставшихся бодро бежали вперёд. Первым ехал Гураж Арев, за ним трое воинов Теленга. Сам Наследник, вместе с Кинарой, в середине. За ними следовал Примар с мальчишкой, Мирсесом. И замыкали отряд люди отца.
   Теленг раздумывал, куда же отправиться. Северный Тракт ведёт в Синору, но знать бы, куда лежит путь Тисс... Наследник не мог обходить каждое селение, расспрашивая о невиданной гостье. Если она по-прежнему путешествует пешком, то завтра-послезавтра Теленг нагонит её. А вдруг приобрела лошадей... Или... Теленг не мог забыть о загадочном паланкине, передвигающемся над дорогой. Вдруг, пока никто не видит, едет в нём...
   Первым крупным городом на Северном Тракте была Кийалла, в трёх днях пути, и Теленг решил остановиться там на сутки. Люди и лошади передохнут, и, возможно, удастся что-нибудь выяснить.
   Теленг намеревался посвятить своих воинов в то, что он хочет разыскать "госпожу заморскую". Всех, кроме троих людей отца, да на счет командира сомневался. И волноваться будет лишний раз, а то и внушение Наследнику устроит, чтобы не гонялся за птицами яркими... А отцовы бойцы везут с собой по паре почтовых голубей, ещё вздумают доложить...
   Владыка Гиннет, надо сказать, хотел, чтобы отряд взял с собой не менее двух десятков птиц, но тут уж Теленг настоял на своём. Не собирается он чуть что - о помощи просить, да и уход за ними нужен, а если сообщение важное какое, то Наследник гонца отыщет.
   В этот день сделали два привала. На первом же Наследник накинул на своё изукрашенное драгоценностями седло специальный кожаный чехол, скрывающий богатое убранство, и приказал отряду вывернуть двусторонние плащи, спрятав эмблему Владык от чужих глаз. Теленг понимал, что весть о его отбытии давно распространилась и ближайшие поселения ожидают, не осчастливит ли молодой лорд их своим посещением. Однако он очень надеялся со временем затеряться среди прочих отрядов и прекратить привлекать к себе ненужное внимание.
   На ночлег тоже расположились в лесу - по большей части сосновом, с редкими вкраплениями лиственных пород.
   Теленг решил не отходить далеко от Тракта. Эти места все знали прекрасно, не раз во время охоты приходилось заночевать под открытым небом. Лес не слишком густ, ручей, поляна с давним кострищем.
   Раскинули три палатки. В самой большой и удобной устроились Теленг со слугой и Кинарой. Гураж Арев сложил свои вещи вместе с Расомом, Блейком и Клареном, мальчишку же позвали к себе люди Гиннета.
   Сима, почти весь день вольно летевшего и лишь иногда садившегося на плечо кожаной куртки Теленга, Наследник поместил на специальную искусно изготовленную складную присаду, заказанную аж из самого Киреппа. Гажж же, наоборот, уполз на охоту когда стемнело.
   Гажж же, наоборот, уполз на охоту когда стемнело.
   Теленг сам позаботился о своём коне, Примар же успел вычистить, кроме своего, также двух вьючных лошадей, что везли поклажу.
   Поев похлёбки, приготовленной на костре, уставшие за день люди начали понемногу расходиться. Теленг какое-то время сидел, размышляя. Примар беседовал с мальчиком - глаза того горели, он описывал какую-то историю, но Теленг не прислушивался к болтовне.
   - ... брат живёт, он и говорил...
   - Брат? - усмехнулся старик. Впрочем, Теленгу он казался стариком с детства, но сейчас Наследник понимал, что тренированное тело Примара может стоить нескольких молодых в бою. Тёмные волосы он собирал в низкий хвост - одно время Теленг пытался отрастить такой же, почти до пояса, однако ему никак не удавалось справиться со своими непослушными космами. Поэтому Наследник ограничился необходимой ему по положению длиной до плеч - чтобы можно было собрать в причёски на разные официальные мероприятия или сколоть во время битвы и охоты.
   - А не девушка ли, часом?
   Мальчишка вдруг стал пунцовым, но Примар ласково похлопал его по плечу.
   - Дракон, значит, - усмехнулась Кинара. - Что-то часто последнее время о них говорят...
   - Пойду-ка я спать, - буркнул Мирсес, поднимаясь. Кинара с Примаром добродушно засмеялись.
   - А ты-то, девица, что среди воинов делаешь? - поинтересовался Примар. Кинара пожала плечами:
   - Мой отец обучал лорда Теленга владению оружием... Когда мать умерла, попросил у Владыки Гиннета разрешения, чтобы оставить меня жить у себя. Обучал и меня... ну ты же знаешь, вместе с господином. С тех пор я и жила в казармах...
   - Неужели нравится тебе? Ничем другим не хотела бы заниматься?
   - А я больше ничего не умею, - засмеялась она. - Чему отец научил... Да вот и сгодилось, отобрал-то меня господин самой первой.
   Кинара забросила за ухо выбившуюся из короткой каштановой косы прядь, после взглянула на Теленга:
   - О чём задумались, ваше высочество?
   - Мы же не в замке, Кинара, - обезоруживающе улыбнулся тот. - Прошу тебя, давай на время забудем о титулах... Мы же друзья?
   Кинара расцвела, кивнула. Теленг поднялся, заговорщически поманил её за собой, и девушка поспешила за ним.
   - Послушай, - тихо проговорил Теленг, когда они отошли на достаточное расстояние. - Тебе я доверяю больше всех здесь. Не то, чтобы я сомневался в воинах, но люди отца приставлены скорее оберегать меня, а заодно и запоминать недосмотры, о которых потом нужно будет отцу доложить, чтобы он знал, какие нотации мне почитать. Своим ребятам я тоже доверяю, но всё же они лишь мои охранники. Тебе же... признаюсь, что цель у нашего похода не совсем та, что я отцу рассказал.
   Кинара вопросительно взглянула на него, и Теленг улыбнулся. Нужно бы посвятить её во всё, однако едва ли она поймёт его побуждения, которые он даже сам для себя не может чётко сформулировать. Почему какая-то странная незнакомка для него вдруг стала важнее всего, чему учили с детства? Почему он готов пренебречь пожеланием отца, промчаться мимо Белой Долины - лишь бы не упустить её загадочный, магический след?
   Кинара будет мыслить с трезвым сарказмом, как это ей свойственно, задавать вопросы, на которые нет ответов, и, пожалуй, отговаривать... Поэтому, чтобы не разочаровать её, но и не сказать больше необходимого, он окончил:
   - Обязательно всё расскажу тебе, но несколько позже. Вот отъедем подальше от дома... Просто знай, что твоя помощь может очень пригодиться.
   Оставшись довольной, Кинара серьёзно кивнула. Теленг вернулся к костру::
   - Ну что ж, пора и спать... Завтра рано в путь...
  
   Ещё затемно Теленг проснулся от того, что его трясут за плечо. Он открыл глаза - Кинара с Примаром тоже пробудились.
   Над ним склонился Гураж Арев.
   - Извините, господин... - проговорил воин. - Меня только что разбудил Туммарер. Мальчишка... пропал.
   - Как пропал? - Теленг сел на постели, Кинара тоже подскочила, натягивая куртку. Примар приподнялся на локте.
   - Туммарер доложил, что Мирсес разбудил его, выходя. Он не придал значения, мало ли, думал, по нужде мальчишка... Когда прошло с полчаса - встревожился. Позвал ребят. Обыскали всё, не нашли. Пиан по следу пошёл, он в карауле стоял, Туммарер меня разбудил... А я вот вам доложиться решил.
   - Правильно сделали, - кивнул Теленг, наскоро одеваясь. "Не было заботы!"
   - Он вчера рассказывал, у него тут брат рядом? - поинтересовалась Кинара. - В Талом Хуторе, вроде?
   - Девка там, - проворчал Примар. - К ней и побежал, наверное... Может, отправить птицу в Гиваллу, пусть заберут его, а то обуза нам будет, несмышлёный ещё...
   - День не проехали - и птицу отсылать?! - воскликнул Теленг. - Или хочешь, чтобы отец подумал, будто я вообще ни на что не годен? Сами мальчишку найдём. А вдруг случилось что? А если и правда к девке побежал, то отправим его домой. Доедет, недалеко, чай.
   - Ну, рассказывай, - обратился он уже к Гуражу. - Лошадь забрал? Куда след ведёт?
   - Да, похоже, в Талый и ведёт... в ту сторону. А лошадь на месте, видать, как был сразу побежал...
   - Побежал? А как же Пиан в карауле? - поинтересовался Наследник. - Что же? Ничего не заметил?
   - Пиан-то? Говорит, видел, что мальчик вышел, но не следить же. Ничего особенного, никого чужого. Кларен еще в карауле дежурил, но с другой стороны, подальше обходил, не слышал. Уж Туммарер когда поднялся, вместе и решили, что много времени прошло, искать пора. Не сразу побежал мальчишка, не привлёк внимания Пиана. А Кларен и сейчас дежурит.
   Теленг вышел из палатки, зябко кутаясь в плащ в предрассветном холодке. Все уже поднялись, Блейк с Расомом разводили костёр. Гураж шёл следом за Наследником:
   - Что делать прикажете, ваше высочество? Отправить кого в Талый Хутор? Сами-то здесь обождёте?
   Теленг задумался, после покачал головой:
   - Ни к чему. Талый к востоку лежит, а там можно через Мирный, возле Синего свернём к Кийалле - потеряем полдня, если всё нормально пойдёт... Провизией есть где запастись. Сюда возвращаться - столько же выйдет.
   Гураж слегка качнул головой. Лорд Теленг не говорил, ни куда намерен ехать, ни о какой-нибудь более обобщённой цели поездки, и это мешало командиру отряда составить хотя бы приблизительный план передвижений. Организацию дежурств и разведки он давно произвёл, обязанности на стоянках распределил, воины прекрасно знали, что им нужно делать, однако непредсказуемость пожеланий Наследника не позволяла выработать более чёткую стратегию. Если бы у него была более точная цель, он мог бы иногда и придерживать устремления молодого нетерпеливого Наследника, но в данной ситуации приходилось только подстраиваться под новые команды.
   Впрочем, он согласился, что разбивать отряд смысла нет, чем ослаблять охрану будущего Владыки, лучше действительно потерять немного времени.
   Пока одни наскоро готовили завтрак, а другие складывали палатки, Примар посвистывал, призывая Гажжа.
   - Уполз, на охоте ещё, - словно извиняясь, проговорил он Теленгу, который осторожно пересаживал Сима на плечо. Клобучок покрывал голову птицы - сокол спал.
   - Давай вот что, - откликнулся Теленг. - Ты оставайся ищи своего питомца, заодно и вдруг Пиан воротится иной дорогой - скажешь ему об изменении планов. Но долго не задерживайся, будем ждать тебя в Талом Хуторе.
   С первыми лучами солнца отряд направился по тропе к Талому.
   Тропа пересекала каменный Северный Тракт и сворачивала направо, к востоку. Была она небольшой - обычно поворачивали или раньше, ближе к Гивалле, или позже, ближе к Кийалле - однако достаточно различимой. След недавно проскакавшего всадника иногда просматривался на влажной почве, поэтому продвигались достаточно быстро.
   Через некоторое время тропа вывела на утоптанную копытами и повозками дорогу, ведущую прямиком через Талый Хутор.
   Отряд на всякий случай приостановился, командир Гураж Арев спешился, чтобы лучше рассмотреть следы и увериться в правильности избранного направления. Поправив прикреплённый у пояса боевой топор, прошёл чуть вперёд, но скоро вернулся.
   - Видел я отпечаток сапога Мирсеса, - сообщил он. - Точно на Хутор мальчишка помчал...
   - Поехали, - вздохнул Теленг, трогая поводья. Не ожидал он столь досадной задержки в первые же дни...
   - Быстро бежал, - задумчиво добавил Гураж, погладив себя по небольшой ухоженной бородке. - Странно это...
   - Что странно? - поинтересовался Теленг.
   - Да позавчерась, как сообщили ему, что он будет в отряде и я его новый командир, отпросился он у меня домой-то, в Хутор, съездить, повидаться-проститься... Зачем ему туда снова бежать понадобилось?
   - Ничего не рассказывал, как вернулся?
   - Да ничего... не до разговоров было. Приехал, сразу собираться начал, готовиться...
   - Ясно, - Теленг задумался. Позавчерась... Не тогда ли и Тисс Гиваллу покинула?
   Какое-то время скакали молча.
   - Верховой! - вдруг послышался впереди оклик одного из воинов. За поворотом дорога не очень хорошо просматривалась, однако цокот приближающихся копыт слышался отчётливо. Почти машинально Теленг опустил руку на изукрашенную самоцветами рукоять меча, другой нащупывая щит, но спереди крикнули:
   - Пиан!
   - И Мирсес... - добавил кто-то.
   Вскоре отряд и всадник встретились. На коне перед Пианом сидел мальчишка, на губах его сияла улыбка.
   - Ты что себе позволяешь! - выкрикнул командир. - Будто не понимаешь, как лорда Теленга подвёл!
   - Я видел дракона! - сообщил паренёк.
   - Ну и что! - гремел Гураж.
   - Какого такого дракона? - поинтересовалась Кинара.
   - Я видел дракона! - радостно повторил Мирсес.
   - Сейчас же домой отправляйся! - возмутился Гураж.
   - Я видел дракона!
   - Стойте! - произнёс Теленг. - Пиан, где ты его нашёл? В Хуторе?
   - Там, - кивнул воин, слегка потянув себя за короткий ус. - Сидел возле забора какого-то, мечтательно в небо смотрел. С тех пор ничего другого и не говорит... Да вы бы в глаза его получше взглянули... не в себе он.
   - Не в себе, значит... семью его видел?
   - Не видел, тревожить лишний раз не хотел, решил сперва с вами посоветоваться... Может, к колдунье какой свозить его? Или с кем обратно отправить?
   - А он в седле-то усидит? - с сомнением проговорил Гураж, вглядываясь в лицо мальчишки. Пиан пожал плечами:
   - Я поддерживаю его всё время, не сидит он. И спросить ничего нельзя - не отвечает. Словно приколдованный...
   - Не было заботы... - проворчал кто-то. Теленг сурово взглянул в ту сторону.
   - Нужно помочь мальчишке. Не бросим же. Поехали в Хутор, узнаем, нет ли где поблизости колдуньи. Или в Кийалле найдём, уж довезём как-нибудь. А вдруг неспроста околдовали его, вдруг кто учинить недоброе нам задумал? Разобраться во всём надобно... Далеко ещё до Талого-то? - обратился он к Пиану.
   - Рядом совсем, несколько минут, - отозвался тот.
   Теленг подал знак двигаться дальше. Пиан развернул коня. Теленг оглянулся, после подозвал Кинару:
   - Поедь Примара встреть. Не нравится мне всё это...
   Коротко кивнув, Кинара отправилась назад. Остальные же пришпорили лошадей и поспешили в Талый Хутор.
   Командиру отряда это тоже, похоже, не нравилось. Он на ходу отдавал приказы подчиненным усилить бдительность.
   Хутор едва-едва начал просыпаться. Где-то мычала корова, блеяли овцы, петухи оповещали о наступившем рассвете...
   - Эй! - окликнул Гураж женщину, спешащую с ведром в хлев. - Подскажите, любезная, есть ли в селище знахарь какой, или ведунья?
   Женщина прищурилась, вглядываясь в фигуры, появившиеся в не рассеявшихся ещё сумерках. После махнула рукой:
   - Там, через овраг, дом чуть на отшибе - не любит она шуму...
   - Благодарствую! - крикнул Гураж и повёл отряд в указанном направлении.
   У покосившегося дома знахарки Теленг спешился лично и постучал в запертую дверь. Рядом с ним встали Гураж и Пиан, поддерживающий мальчика. Ответа не было долго, но наконец послышались шаркающие шаги.
   Невысокая седая старушка взглянула на собравшихся, и, не дожидаясь пояснений, молча кивнула.
   - Мирсес, значит, - произнесла она, указывая на покрытую шерстяными одеялами кровать подле окна. - Боялась я этого...
   - Почему, почтенная? - поинтересовался Гураж. Старушка указала рукой на печь:
   - Истопите, свет мне нужен, и горячая вода. И пусть после все уйдут, только двоим остаться разрешаю.
   Гураж кивнул своим подчинённым, и они бросились исполнять приказ: накололи наскоро дров, что бабушке ещё и про запас останется, подняли из стоящего прямо на дворе колодца несколько вёдер воды...
   Пиан тем временем поднёс мальчишку к кровати и попытался уложить.
   - Я видел дракона! - возбуждённо воскликнул тот, порываясь подняться.
   - Лежи уж... - проговорила знахарка, ласково проведя рукой по лбу Мирсеса, и тот обмяк вдруг, веки его потяжелели, глаза закрылись, и он послушно лёг на кровать.
   - Видела я, как на днях они въезжали на Хутор, - проговорила старушка. - Мальчик наш на коне своём и гостья странная. Ехала она верхом на белой волчице, и о чём-то расспрашивала его. А после, как увидела, что все смотрят... будто попрощалась с ним и умчалась быстро.
   - И что же? - не удержался Теленг, пока старуха раздумывала о чём-то своём.
   - Когда я спросила, о чём он с госпожой нездешней беседовал, Мирсес странно так посмотрел на меня, будто ополоумела я совсем... И сказал, что ни с какой госпожой не беседовал... И никто больше не помнил о том, что ехала девица на волке по главной улице... Только, говорят, после дракона высоко в небе видели... Уж не знаю, правда ли, или навет колдовской... Только не колдунья она, бывала я в Мерриоде... Не захотели там меня обучать... Ну да ладно. Всё вроде бы нормально было, мальчик наш в Гиваллу весёлым возвращался... вот я и не сказала никому ничего. Да и что тут скажешь, ежели не помнит никто? Только беспокойство у меня на душе оставалось...
   - Ну а сегодня-то что сталось? - снова спросил Теленг.
   - А вот этого не ведаю...
   - Мальчику помочь сможете?
   - Попытаюсь... боюсь, хватит ли моей силы супротив такой чары магической... Ну что ж, - старушка поднялась, огляделась. Вода грелась в котелке над огнём, кроме Теленга и Гуража все покинули единственную комнатку избы...
   - Выходите, буду пытаться.
   - Выходить? - поднял брови Теленг. - Но вы же...
   - Ваше высочество, вы разве не знаете, как знахарка работает? Не смогу я сосредоточиться под взглядами вашими. Уж обождите, не обессудьте...
   Кивнув, Теленг положил на стол несколько монет и отправился на двор. Гураж Арев последовал за своим господином.
   Увидев, что их уже поджидают Кинара с Примаром, Теленг обрадовался. Выглядели оба спокойно, на плечах слуги лежал Гажж, и Теленг тоже успокоился. Возможно, зря он волновался.
   - Обошлось? - усмехнулся Наследник. Кинара кивнула, улыбнувшись. Примар что-то проворчал, однако Теленг уже отдавал распоряжения:
   - Вот что. Светло уже, не хочу я, чтобы видели нас всех тут. Сделаем так. Вы двое, - он кивнул Блейку и Кларену, - наведите здесь порядок, а то весь двор вытоптали. Потом продуктов нам подкупите, овса лошадям. Да желательно так, чтобы не признали в вас сопровождающих моих. Остальные - обождём подальше от селения, дабы не встретить случайных путников. Как что-нибудь известно станет, найдёте нас. Оставим вам коня Мирсеса, ежели он в себя придёт - поедет с нами, порасспросить я его хочу. А ежели не справится знахарка... тогда отведём домой его, расскажем, что приключилось.
  
   Прошло не менее двух часов, когда за деревьями показались трое всадников.
   Теленг улыбнулся, увидев, что Мирсес сам держится в седле. Однако когда мальчишка подъехал, Наследник обнаружил, что он очень бледен, даже веснушек почти не видать, под глазами залегли не свойственные юности тени.
   Теленг поднял на своих воинов вопросительный взгляд, и Кларен доложил:
   - Не хотела знахарка отпускать мальчика сегодня, насилу уговорили. Сказала, нужно ему отдохнуть, не перетруждаться. Всё нормально с ним, кроме одного: ничего о происшедшем не помнит.
   - А о госпоже нездешней? - поинтересовался Теленг, переведя взгляд на Мирсеса. Тот смущённо улыбнулся, будто извиняясь за причинённые неудобства.
   - Простите, ваше высочество. Ничего не помню... - проговорил он тихо. - Помню, как лежал в палатке и будто позвал меня кто... и что-то припомнилось-привиделось... А зачем побежал - не знаю.
   - Что-нибудь ещё знахарка говорила? - спросил Теленг. - Как память вернуть можно?
   - Ничего не сказала, - откликнулся Кларен. - Возможно, кто из ведуний и знает, говорит, - но ничего посоветовать не может.
   - Значит, будем искать ведуний... - вздохнул Теленг.
   В этот момент мирно дремавший на плечах хозяина карликовый удав вдруг поднял голову к Мирсесу и зашипел на него...
  

Глава 5. Пожар

  
   Синора купалась в послеобеденных лучах, отблёскивающих в зеркальной глади озера, когда Айгар с Ниме въехали в окраинные ворота. Камешки мостовой стелились под усталые копыта лошадей, деревянные вывески призывно поскрипывали на ветру, зазывая путников.
   - Переночевали бы в лесу, - зябко поёжившись, произнесла Ниме.
   - Нам всем необходимо отдохнуть, - откликнулся Айгар. - Чего ты боишься? Или ищет кто тебя?
   - Вот ещё, - фыркнула Ниме. - Нужна я больно кому-то. Просто...
   Что "просто", она объяснить не смогла, и, увидев уютный дворик, Айгар решительно свернул в него:
   - Лошади валятся с ног, да и нам не помешает принять ароматную ванну и нормально поесть. Не бойся, пара серебряных саклитов Ирвирата у меня найдётся, но уж придётся обойтись одной комнатой. А если скоро получится лошадей продать, то и не одной.
   Быстрый взгляд на его бесстрастное лицо... Ниме молча отвела глаза, ничего не отвечая. Ей тоже очень хотелось лечь на чистые простыни после купания в тёплой воде, и ещё насладиться вкусом отборных фруктов и тушёных овощей... Печёного хлеба...
   ...Окно комнаты выходило в цветущий сад, и Ниме примирилась с неожиданной задержкой. Айгар великодушно уступил ей право искупаться в банной комнате первой, и пока служанка, поливая водой из кувшина, щебетала ничего не значащие для неё сплетни, Ниме ощутила, как расслабляется и успокаивается. Где-то на периферии сознания маячила какая-то неясная тревога, но Ниме вовсе не хотелось обращать на неё внимание. Потом, вечером, может быть, она поделится ею с Айгаром... И наутро они покинут Синору... А сейчас ей так хотелось насладиться всем, что придумали люди для уюта...
   - ... леди Анорра, жена купца Тарра, ну, честно говоря, не самая верная, - служанка хихикнула, и Ниме тоже улыбнулась, хотя ей вовсе не было никакого дела до жены купца. - Он-то в разъездах почти всё время, скучно ей... Сегодня она у нас ужинает, а в доме у неё, говорят, бассейн такой специальный, в котором вода всё время подогревается, мне так интересно было увидеть, я всё рядом крутилась, ждала, может, она какое поручение мне даст, чтобы я могла посмотреть, да где там...
   - Колдовством подогревается? - полюбопытствовала Ниме. - Или машиной какой-нибудь?
   - Да вот то-то и оно, что не знаю... А ваш муж-то вниз как спустился, так сразу её приметил, видная она...
   - Он не муж мне, - засмеялась Ниме, ощутив в сердце неприятный укол. - Брат, - добавила на любопытный взгляд девушки. - Мы несколько стеснены в средствах, не можем позволить себе две комнаты...
   - А-аа... - протянула служанка заметно разочарованно, и Ниме снова рассмеялась:
   - Так что пусть развлекается, я ему не маменька и не папенька...
   Однако обсохнув после купания, Ниме не утерпела и спустилась вниз. Айгара уже не было видно - вероятно, проследовал в банную комнату к болтливой служанке. Зато леди Анорру Ниме узнала сразу же. Она сидела за столиком в саду, подле пышного куста белых роз, и багряные отсветы заката отблёскивали в золоте её пышного платья. Густые длинные каштановые волосы, собранные золотым мотыльком на затылке, яркие карие глаза и та самая округлость, выдающая женщину, живущую в довольстве для собственного наслаждения.
   Стол возле неё был накрыт на одну персону, и лишь второй бокал выдавал недавнее присутствие ещё кого-то. Ниме хотела было подойти к ней, но леди Анорра окинула её столь брезгливо-осуждающим взглядом, что Ниме передумала. Худая, в брюках, Ниме походила бы на парнишку, если бы не тёмные локоны, рассыпавшиеся по плечам, да не жилетка, подчёркивающая женственность фигуры.
   Айгар появился слишком уж скоро для человека, столь давно мечтавшего принять горячую ванну. Будто даже не заметив Ниме, он направился к Анорре, и та поднялась из-за стола, обещая ему взглядом всё, чего только можно пожелать.
   - Надолго, братец? - не удержалась Ниме. Приподняв бровь, Айгар саркастически ухмыльнулся:
   - Ложись спать, сестрица, не дожидайся меня...
   Леди Анорра взглянула свысока на Ниме и поджала губки, демонстрируя своё неудовольствие сестрою понравившегося кавалера. Айгар поспешал подать ей руку и прошептать что-то, вызвавшее её улыбку. Ниме и знать не хотела, что он такое говорил, лишь заставила себя пожать плечами и, доев, вернуться в комнату.
   Глаза слипались; после ванной и горячего каминного огня щеки разгорелись, и, надев шёлковую ночнушку, принесённую служанкой, она моментально заснула.
   Когда Ниме проснулась, день был уже в полном разгаре. Рядом спал Айгар - он вернулся столь осторожно, что она даже и не заметила этого.
   Насупившись, Ниме сосредоточилась на своих ощущениях. Что-то в последнее время она очень уж часто не замечает важных вещей...
   Айгар проснулся довольным и голодным, и, пока служанка бегала за обедом, Ниме вновь не удержалась:
   - Ну как, там и правда горячий бассейн?
   - Да, нечто в этом роде... в одной из комнат. Удивительно приятная вещь, должен признать...
   - А как там вода нагревается?
   - Ничего особенного, просто вода проходит по специальным глиняным трубам вдоль каминов и, пока они горят, нагревается...
   - А... - Ниме почувствовала себя разочарованной. - Леди Анорра, должно быть, будет убита горем, когда мы уедем.
   - Сомневаюсь, - фыркнул Айгар. - Тем более, что со дня на день должен пожаловать её драгоценный супруг...
   - А орден не запрещает? - колко спросила Ниме, ощущая некоторое раздражение.
   - С чего бы такие глупости?
   - Ну мало ли... чтоб силы не лишили...
   - Ну, знаешь ли... Это ж каким надо быть ослом... чтобы позволить отобрать свою силу, - засмеялся Айгар.
   - Не обижай ослика! - хихикнула Ниме. Что за глупости, в конце концов, с чего бы ей ревновать? Пусть себе делает что хочет...
   Испытав внезапное облегчение, она спросила заметно веселее:
   - Лошадей продал?
   - Угу, почти, - неожиданно ответил он.
   - Что, леди Анорре спихнул? - не удержалась Ниме. И когда это он успел? Айгар хмыкнул:
   - Да уж нашёл кому. Не твоя забота. Деньги к вечеру будут, половина тебе.
   - Когда едем?
   - Думаю, ещё денёк-другой побудем...
   - К чему так задерживаться?
   - А ты спешишь?
   - Мне тут делать нечего...
   - Ну а я хотел бы кое-что разузнать...
   - Ладно, - пожала плечами Ниме. - Я могу подождать до завтра. Но если твои дела затянутся, то поеду дальше сама. Не хочется, знаешь ли, дожидаться возвращения мужа леди Анорры...
   - А тебе-то что до него? - расхохотался Айгар, и Ниме замолчала.
   Когда они спустились вниз, леди Анорра уже украшала собой обеденную залу, сияя навстречу Айгару. Скользнула по Ниме пренебрежительным взглядом, и та поспешила выйти на улицу. Сегодня хотелось познакомиться с городом.
   Синора утопала в зелени, и Ниме казалось, что она даже не видит в городе бедных кварталов - всё вокруг было покрыто пышными садами, а жители выглядели нарядными и счастливыми. Ниме ощутила, как настроение её плавится в золотых лучах, как привораживает безоблачное небо, журчание водопада по скале, в которой были вырублены ступени к верхнему городу...
   Если смотреть на скалу, далеко слева она спускалась вниз, к озеру, и за окраиной сливалась с уровнем нижнего города. Однако здесь она была огромна и высока, возвышая дома богатого сословия.
   Но и внизу ничто не казалось Ниме очень уж ветхим и несчастным. Город, похоже, процветал - как и весь Ирвират...
   Ниме с удовольствием брела по нешироким мощёным улочкам, сторонясь, чтобы пропустить всадников и повозки, пока не вышла к базарной площади.
   Нагромождение шатров и лавок поначалу показалось ей бестолковым, однако пробираясь мимо, она обнаружила, что в них не сложно ориентироваться. Купцы зазывали покупателей, но кошелёк Ниме был столь тощ, что она лишь улыбалась им, проходя мимо.
   Возле одной огромной лавки она не удержалась, остановилась. Половину улицы перегораживала вынесенная крыша навеса, под которым были развешаны в соблазнительных видах изящные платья.
   Ниме не слишком разбиралась в моде, да и ездить предпочитала в брюках, однако не смогла пройти мимо. На какой-то миг ей пригрезилось, как в подобном длинном платье она спускается по широкой мраморной лестнице богатого особняка, и там, внизу, в зале, полном гостей, её ждёт ОН.
   Он с нетерпением смотрит на неё восхищёнными глазами, подаёт ей руку...
   - Ну, чего застыла? - послышался сердитый оклик.
   Ниме не знала, кого хотела бы обнаружить внизу, однако недостижимое видение было столь приятным, что грубый оклик слишком резко вырвал её из радостного настроения, в которое погрузила Синора.
   Сфокусировав взгляд, Ниме разглядела перед собой низкую толстуху, немолодую хозяйку лавки.
   - Очень красивые платья, - попробовала улыбнуться Ниме.
   - Ну так покупай, - почти велела хозяйка. Ниме вздохнула:
   - Я бы с радостью... Но у меня нет денег.
   - Ну так и вали отсюда, зачем без денег по базару ходить, шляется тут всякий сброд!
   - Я, может, и не богачка, - откликнулась Ниме, гневно сверкнув глазами, - однако никому не позволю оскорблять меня! Ваша жадность так видна, что едва ли кто-нибудь пожелает купить что-нибудь у вас!
   - Не мели языком! - завелась тётка. - Моя подруга колдунья, она тебе вернёт все твои пожелания сторицей!
   Пожав плечами, Ниме поспешила повернуться и скрыться с глаз крикуньи. Ей не хотелось портить впечатление о городе из-за встречи с одной глупой торговкой. А слова о подруге-колдунье не вызвали ничего, кроме улыбки. У кого настоящие колдуньи в подругах, никогда так не ведут себя и такого не кричат...
   Продавщица придирчиво поправила платья, будто бедная посетительница могла испачкать их одним своим взглядом, и уселась в специально поставленное кресло, зорко высматривая возможных клиентов и возмущаясь про себя, почему у портнихи Треммы платья гораздо хуже, а покупают их больше, и у Фтиры ткань не та да фасон устаревший, и у всех остальных...
   Она почти сразу забыла о Ниме - слишком уж много подобной шпаны приходилось ей гонять от своей лавки каждый день.
   Женщина не знала, что через несколько часов всё её добро сгорит дотла и лишь чудом ей удастся спастись, однако никогда больше она не сможет восстановить свою мастерскую... Спустя долгое время она всё же рискнёт сходить к настоящей ведьме, дабы та извела заразу, наведшую страшную порчу... И колдунья попросит её перечислить всех, кого она когда-нибудь могла обидеть - но продавщица так никого и не вспомнит, оставаясь в непреклонной уверенности, что в жизни своей никого не обижала и сетуя на несправедливую злую судьбу...
   Ниме тоже быстро забыла о жадной хозяйке. Из корчмы в переулке поплыл столь аппетитный запах, что она не удержалась и решила потратить часть своих скудных запасов на пробу заманчивой вкуснятины.
   Близость озера угадывалась в бесчисленных ключах, колодцах и фонтанчиках, коими изобиловал нижний город. Красиво отделанные, чаще каменные, реже деревянные, увенчанные беседками, скульптурами, скамьями, они наполняли воздух журчанием и чистотой, вызывая непреодолимое желание подойти, посидеть в тени, испить чистой студёной воды...
   Ниме петляла улицами, бредя наугад, по настроению, но двигаясь в направлении верхнего города. Если нижний столь великолепен, она с восторгом предвкушала, каков же будет верхний!
   Возле подножия скалы остановилась, запрокинув голову вверх. Здесь не было даже стражи, люди, по большей части слуги, привычно сновали вверх и вниз, хотя просматривавшаяся снизу высота не способствовала желанию повторять этот подвиг слишком часто.
   Улыбнувшись, Ниме начала своё восхождение.
   "Если мне когда-нибудь захочется построить свой дом, я вернусь сюда!" - решила она, поднимаясь по неширокой лестнице. Та несколько раз изгибалась, и иногда с площадок открывался вид на прилегающую равнину, сады, гладь озера. Но зрелище раскинувшейся Синоры с самого верха просто зачаровало девушку. Город был столь чист и прекрасен, что из её сердца будто ушло всё недоброе, что случайно залетело туда... Слёзы искреннего восторга наворачивались на глаза, и Ниме казалось, что она влюблена в весь мир, и готова простить всех, даже недавних разбойников...
   - Как прекрасно! - прокричала она, стоя на самом краю раскинув руки, и ей представлялось, что всё вокруг несётся куда-то, и она летит на носу огромного корабля, взрезая гладь воздуха...
   Далеко внизу виднелось окончание Северного Тракта, идущего справа, вдоль озера. Тракт упирался в окраинные ворота. Там, где природа не предусмотрела естественных укреплений, виднелась кладка стен, однако город давно вышел за их пределы, расползаясь по побережью.
   Слева же, почти у самого горизонта, скала переходила в неприступные Олпинские горы, которые, насколько помнила Ниме, тянулись до самых высоких на Ирвире, Полосатых, обрывающихся в Мрачный океан.
   Озеро питалось лишь быстрыми горными речушками, и отсутствие судоходных рек тоже являлось своеобразной природной защитой города.
   Домишки, перемежавшиеся садами, расползались по побережью - видимо, многие путники, однажды побывав, желали осесть именно здесь. На бирюзовой глади озера трепетали несколько парусов - более тёмные рыбацких лодок, белоснежные - яхт побогаче...
   Противоположного, юго-восточного берега озера даже отсюда не было видно, только огибавшая его с этой стороны и растворяющаяся в дали дорога, поменьше Главных Трактов, но тоже каменная, ведущая, должно быть, в Таллеру.
   Овеваемая ветром, Ниме стояла сверху, не обращая внимания на прохожих, и рассматривала город-мечту. Лишь много времени спустя она встрепенулась, обнаружив предзакатные лучи, и поспешила прогуляться по верхней части.
   Начинало темнеть, и люди выходили из домов, вынося горящие факелы и закрепляя их в специальных кольцах на фасадах своих домов, причём, как поняла Ниме, чем богаче была семья, тем больше факелов она пыталась выставить. Ниме улыбалась, идя вперёд по какому-то наитию. Она не помнила своего маршрута, но знала, что в любой момент обязательно сможет вернуться обратно в таверну.
   Свернув в узкий проулок меж высоких каменных домов, Ниме с удивлением остановилась. Вперёд убегала искрящаяся дорожка, будто выложенная из драгоценных камней, и девушка даже не сразу осознала то, что увидела. Колдуньи. Только в их городах дорожки светятся разными сияниями - и то лишь для тех, кто способен видеть...
   Ощутив, как заколотилось сердце, Ниме поспешила по сияющей дорожке вперёд, с трепетом ожидая того, что может открыться.
   Стежка вела к круглому фонтану, куда сходились ещё несколько каменных дорожек, и подняв голову, Ниме с удивлением обнаружила, что струи воды будто застыли в воздухе, и фонтан перестал журчать. И в тот же миг пронзительное ощущение опасности всполохнуло в её сердце.
   Ниме остановилась, пытаясь определить, с чем связано это чувство и как она может защититься. И тут заметила стоящую впереди женщину.
   Ниме не видела её одежду, лишь сверху - словно провал, чёрная ткань, скрывающая собою всё. Неожиданно женщина откинула край ткани, будто капюшон с головы, и мягко улыбнулась. Ниме с удивлением обнаружила, что та ещё очень молода, едва ли старше самой Ниме, и что волосы у неё соломенного оттенка, а глаза фиолетовые, точно у заморской принцессы, всю жизнь находящейся под опекой фрейлин и ведать не ведающей ни о каких тайнах колдовства...
   - Здравствуй, сестра... - мягко произнесла колдунья, и Ниме поняла, что взгляд её не соответствует внешности - такой он древний и глубокий. - Уходи отсюда, уходи из города... сейчас же... не медли, не жди своего спутника... - Ниме вскинула на неё глаза, и ведьма нетерпеливо качнула головой: - никуда он не денется, поспеши... тебя тут может ждать опасность... на этот город летит зло...
   - Если вы знаете это, то почему не предотвратите? - воскликнула Ниме.
   - Мы не вмешиваемся в войны людей, - пожала плечами ведьма. - Хотя, кое-что сделать можем...
   Колдунья подняла глаза и громко коротко выдохнула. Тот же час все уличные факелы погасли, и Синора погрузилась во тьму. Оставалась горящей лишь дорожка, на которой они стояли. Снизу, должно быть, верхнего города и вовсе не стало видно.
   Колдунья сделала едва уловимое движение, и оказалась рядом с Ниме. Из-под чёрных провалов складок показалась её белая рука, и прикоснулась к руке Ниме. Вопреки ожиданию, ладонь ведьмы была по-человечески тёплой и мягкой.
   Внезапно глаза её расширились, и она посмотрела на Ниме совсем по-другому.
   - Беги отсюда, видящая... - тихо повторила она. - И не ищи дороги в Мерриод, не нужно...
   Лёгкий порыв ночного ветра, звёзды в провале чёрного плаща, и вот уже Ниме стоит на тёмной дорожке одна. Впереди тревожно звенит фонтан, где-то справа бьёт в колокола звонница.
   "Тревога! Тревога! - шумело вокруг. - Нападение! Прячьтесь! Тушите свет! Бегите в стенные ходы! Нападение!"
   Стенные ходы! Где они, эти ходы, знать бы!
   Ниме кинулась назад, к лестнице. Оттуда были видны яркие всполохи приближающегося справа пожара, а выступающие скалы передавали гул тысяч копыт. Нашествие...
   Ниме огляделась, ощущая, что бежит не туда: здесь не было никого. Она проследила за направлением бегущих людей - похоже, они мчались налево, в специально выбитые в толще скалы ходы, куда могли попасть и с верхнего, и с нижнего города.
   "Синора, город грёз моих!" - с тоскою воскликнула в мыслях Ниме, бросаясь следом за горожанами.
   Внезапно из подворотни послышались тоненькие всхлипывания, и Ниме резко свернула в ту сторону.
   Гул уже был слышен даже в воздухе, и Ниме казалось, что до неё доносится запах гари. Она остановилась, сделала несколько глубоких вдохов, заставляя себя успокоиться и ощутить свою защиту. После открыла глаза, приглядываясь.
   В тёмном углу сидел чёрный комок, и Ниме наощупь подошла к нему, погладила рукой маленькую головку. На секунду ей показалось, что плачущую девочку озарило голубоватым сиянием, и Ниме уже знала всё, что с той произошло.
   - Почему ты светишься? - изумлённо прошептала девчушка, на миг забыв о своих горестях.
   - Я? - удивилась Ниме. - Тебе показалось... Почему ты плачешь?
   - Я шла домой... А тут погасли все огни... И я заплутала... Мама сердиться будет...
   - Идём со мной... - Ниме взяла маленькую дрожащую ручку. - Переждём беду, а после скажем твоей маме...
   - Нет, - настойчиво замотала головой девочка. - Я к маме хочу, она дома ждёт. Она сказала, чтобы я сразу домой.
   - Но она же не знала, что... - начала Ниме, однако девочка упрямо вырвала свою руку:
   - Я пойду домой.
   - Хорошо, - вздохнула Ниме. - Я провожу тебя. Ты помнишь, куда идти?
   - Если бы было светло... - девочка поднялась, и направилась вперёд. Ниме с тоской оглянулась на дорожку, ведущую к спасительным стеновым ходам, и двинулась рядом с девочкой.
   - Смотри, там какой-то свет, - прошептала она. - Идём посмотрим, может, узнаешь хоть что-нибудь...
   - Где? - с надеждой спросила девочка. - Не вижу... - она крутила головкой, и Ниме заметила, как блестят в доносящемся зареве приближающихся пожаров её глаза. Ниме ясно видела блеснувшую вспышку, и решительно направилась туда.
   - Наверное, кто-то погасил свой факел, - шёпотом предположила девочка, храбро перебирая ножками рядом. Глаза попривыкли к темноте, и Ниме уже различала очертания домов и деревьев. Впереди снова мелькнула вспышка света.
   - Видишь? - радостно воскликнула Ниме, поворачивая за огоньком.
   - Нет... - прошептала девочка, и Ниме ощутила, как та попыталась забрать задрожавшую руку.
   - Не бойся... - ласково сказала она, на всякий случай выстраивая вокруг себя и девочки барьер незаметности. Спокойствие вернулось к ней. Зачем, в самом деле, прятаться среди обезумевшей толпы в каких-то скальных пещерах, когда она может просто заранее приготовиться, спрятаться и скрыть себя...
   - Ты светилась, когда приближалась, и тебе мерещится какой-то свет... Я боюсь! - заплакала девочка.
   - Не бойся. Просто я немного умею колдовать, - проговорила Ниме, стараясь не показать девочке своей озадаченности. С чего бы это ей светиться? И мерцание она видит вполне ясно...
   - Ты ведьма? - с ещё большим ужасом спросила девочка.
   - Нет, но я хотела бы у них поучиться... - улыбнулась Ниме.
   - Они... они... неправильные, - произнесла девочка. В этот момент спутницы снова свернули - Ниме вдруг ощутила, куда нужно идти.
   - Почему же? - поинтересовалась она, отвлекая девочку разговором.
   - Не знаю... - та пожала плечами, но вырываться больше не стала. - Им ни до чего нет дела, кроме их колдовства. А так нельзя!
   - Конечно, нельзя... но почему ты так думаешь?
   - Смотри! - девочка радостно показывала вперёд, где открылся маленький дворик. На небольшом домике прямо над входом светился факел. - Это мой дом!
   - Ну вот, теперь видишь? - рассмеялась Ниме.
   - Но тогда же его не было видно! - возразила девочка. В этот момент дверь отворилась, и на пороге показалась немолодая женщина в тёмно-синем платье.
   - Тайгуль! - крикнула она, и девочка бросилась к ней:
   - Мама!
   Женщина подхватила ребёнка на руки, заливаясь слезами:
   - Как же я испугалась за тебя, малышка моя, я надеялась, что ты не заблудишься в темноте, найдёшь дорогу, я ждала, я никуда не уйду без тебя... - бормотала она. Потом взглянула на Ниме:
   - Спасибо вам, спасибо, Тайгуль - всё, что есть у меня! Нам нужно уходить, пока...
   - Уже не успеем, - покачала головой Ниме. Крики замешкавшихся людей и грохот разрушаемых домов становились всё слышнее. Женщина испуганно схватила факел:
   - Что же делать?
   - Загасите... и постараемся переждать... - произнесла Ниме. Женщина кивнула, бросая факел в каменную бадью с водой, стоящую у входа, и клубы пара с шипением взмыли в воздух. Не спуская с рук дочку, женщина подождала, пока Ниме пройдёт в дом и затворила дверь. Ниме остановила её, когда она хотела закрыть щеколду - запертая изнутри дверь ещё насторожит кого-нибудь - и женщина понимающе кивнула. Поставила-таки Тайгуль на пол, наскоро свернула ковёр, под которым оказался погреб.
   - Полезайте, а я расправлю ковёр и попытаюсь куда-нибудь спрятаться... Чтобы вас не нашли... если останусь жива...
   - Нет, - качнула головой Ниме. - Девочке нужна мама. Не бойтесь. Ковёр... расправится.
   Женщина смерила Ниме долгим взглядом, но ничего не сказала. Молча кивнула и начала спуск вниз, прижимая к себе Тайгуль. Ниме шла последней, мысленно давая ковру команду расстелиться, и ещё сундуку чуть придавить затворившуюся крышку подпола...
   Подпол был невелик, уставлен бочками с солениями и вином, на которых все втроём и разместились. Ниме прикрыла глаза, пытаясь найти сознание Айгара.
   Похоже, он заметил её - она обнаружила яркую картинку. Полуодетая леди Анорра визжала не своим голосом, пока Айгар пытался протолкнуть её сквозь занявшийся огнём дверной проём.
   "Беги, Ниме, я должен помочь тут! - услышала она его мысль. - Уходи из города! Может, ещё увидимся..."
   После этого связь прервалась, и Ниме постаралась настроить себя и весь подпол на невидимость. Приложила руку к стене, и ощутила прикосновение меленькой ладошки. Домовик!
   - Что это, госпожа? - прошептал он, и Ниме заметила огромные глаза матери и дочери. Она с мольбой взглянула на них, чтобы не закричали, не вспугнули домовёнка... Те понимающе закивали ресницами, и Ниме прошептала:
   - Это нашествие... враги, которым захотелось захватить Синорру... Люди были не готовы, даже если кто-нибудь и выйдет на защиту, то долго не продержится... - так же тихо ответила она. - Я могу скрыть нас от злых взглядов, а ты пропитай водой стены подпола, чтобы сюда не проник огонь... И приходи к нам... вместе не так страшно.
   Громадные болотного цвета глаза домашнего эльфа согласно кивнули, и он исчез. Через несколько минут Ниме ощутила на коленях его едва уловимый вес.
   - Всё будет хорошо... - прошептала она, погладив полупрозрачную головку. Тайгуль прижалась к матери, боясь шелохнуться. Соседний дом трещал, съедаемый огнём, лошадиное ржание и грубые довольные голоса слышались уже совсем близко.
   - Можно... - начал было тихо домовик, и Ниме закивала, одновременно поднося палец к губам. Любой звук мог их погубить.
   Домовик на секунду исчез, но тут же снова появился, всё так же прижимаясь к Ниме. На бочках подпола начали возникать другие полупрозрачные маленькие фигурки. Они беззвучно плакали, и Ниме почувствовала, как и её сердце переполняется слезами. Там, наверху, горели разорённые дома их, и им было так же больно, как и дриаде, когда рубили её дерево...
   Домовик на её руках прижался к ней, дрожа, и она ощутила, как загорается и их пристанище... огромные глаза эльфа безмолвно кричали, когда сверху сыпалась обгоревшая крыша, стены, полыхала мебель... Сделалось жарко и душно, но тут домовики начали исчезать по очереди, и Ниме обнаружила, как стены подпола мокреют, а откуда-то появляется свежий воздух.
   Вскоре голоса и шум перекинулись в соседний дом, но ещё несколько часов все боялись шелохнуться. И лишь под утро они забылись тревожным чутким сном.
   После пробуждения в подполе оставались только Ниме и женщина с дочкой. Все домовики растаяли, будто сон, и лишь один из них шепнул на ухо Ниме, что враги не покинули город.
   - Будем выходить, или немного переждём? - прошептала женщина, и Ниме ответила, что нужно переждать.
   Они перекусили солениями, запили вином, так как воды здесь не было, и сидели в подполе ещё день. И только на утро следующего, когда мать и дочь спали, маленький эльф вновь появился перед Ниме, сообщив ей, что город опустел.
  
   Когда Ниме вышла за дверь, к её горлу подкатил ком. Выжженная дотла Синора, вскипевшие фонтаны, растерзанные дома, кровавые пятна, о происхождении которых даже думать не хотелось. "Я больше никогда не вернусь сюда..." - с горечью подумала Ниме. Когда-нибудь Синора оживёт, но это будет уже вовсе не тот город, и Ниме знала, что страшный шрам навечно пролёг в его перерождающейся душе...
   Мать с дочкой со слезами на глазах благодарили Ниме, и она улыбнулась им в ответ.
   - Не провожайте меня... - проговорила она. - У вас много дел...
   На улицах появлялись первые смельчаки, и на бредущую Ниме никто не обращал внимания.
   - Ведь им не нужен был город... - прошептал рядом тонкий голосок, и Ниме увидела домовика.
   - У тебя тоже много дел, - улыбнулась она. - А мне нужно поскорее уходить отсюда... ведунья предупредила.
   - Спасибо... - раздался нестройный хор голосков, и Ниме больше ощутила, чем увидела в дневном свете, множество прозрачных существ, слетевшихся той страшной ночью в подполье.
   - Летите! - улыбнулась она им. - Когда я вернусь, то очень хочу застать такой же красивый город, каким я увидела его три дня назад... Вам предстоит большая работа!
   Какой-то прохожий хмуро взглянул на неё, вероятно, решив, что она разговаривает сама с собой, и побрёл дальше. Ответный хор хрустального смеха вызвал улыбку на её лице, и, махнув рукой вслед порывам ветерка, она продолжила свой путь.
   Ниме было страшно выходить к вырубленной в скале лестнице и смотреть сверху на то, что осталось от прекрасного города грёз. Поэтому она свернула направо, туда, откуда пришло нашествие и где, уже за окраиной города, плато скалы плавно спускалась к озеру.
   В одной из окраинных улочек ей навстречу вылетел перепуганный жеребец, и Ниме машинально подняла руку, останавливая его своей внутренней силой. Взглянув ей в глаза, конь повиновался, моментально успокаиваясь. Он был без уздечки и седла, и Ниме опустила руку ему на гриву, ощущая, как он изнервничался и устал. Она не стала садиться на него, а просто позвала его с собой, и жеребец покорно зашагал рядом.
   Лишь далеко за городом, преодолев словно сметённые ураганом остатки стен, где лес оставался нетронутым, а озеро чистым и прохладным, Ниме обессилено опустилась на землю. Пока жеребец жадно пил воду, она поджала к себе колени и разрыдалась...

Глава 6. Диаль

  
   Когда отряд Наследника Ирвирата въехал в Кийаллу, Мирсес уже едва держался в седле. За периоды коротких привалов и ночного отдыха он не успевал набраться сил, а Теленг не хотел тратить время попусту вдали от города.
   Парня постоянно кто-нибудь поддерживал, заботились, чтобы побольше съедал на привалах, однако он всё равно выглядел очень ослабевшим.
   Теленг не раздумывая направился в "Царский Двор" - наилучшую гостиницу, где всегда останавливалась семья Владыки, когда посещала город.
   Народ уже знал, что Наследник скорее всего будет проезжать здесь, и Кийалла была празднично украшена, даже ярмарка закрутилась. Пытаться остаться незамеченными не имело смысла - Теленг лишь попросил Мирсеса собрать все силы, чтобы не пошёл слух, будто один из воинов уже успел захворать - или и того хуже, оказался раненым в дороге.
   Мирсес кивнул, и он исполнил обещание - однако когда попал в свою комнату, которую делил, как и палатку, с Брансом, Туммарером и Пианом, то упал просто без сил.
   Остаток дня отряд посвятил отдыху, а с самого утра, взяв с собой Кинару, Гуража Арева и Бранса с Туммарером, Теленг отправился с неизбежным визитом к градоначальнику Кийаллы, Артемию Кум-Маку. С мальчиком он оставил Пиана и Примара. Своих же людей, Расома, Блейка и Кларена, тайком отрядил походить по городу, поискать ведунью какую-нибудь. Неплохо было бы и о гостье странной заморской порасспрашивать, не знает ли кто, да Теленг решил наспех ни о чём не рассказывать, успеется... Прежде нужно Мирсеса излечить, а уж потом остальным заниматься.
   Накинув неприметные плащи, которые специально везли с собой, воины разошлись в разные стороны.
   Артемий Кум-Мак, узнав о приезде Наследника лишь только тот проехал городские ворота, успел подготовиться к визиту будущего Владыки на славу. Для начала попотчевал дорогого гостя обедом из двадцати пяти блюд, с пятью переменами, а после повёз по городу, последние достижения представить, о проделанной работе и исполненных распоряжениях Владыки Гиннета отчитаться.
   Согласно принятому этикету, он не мог тревожить лорда, пока тот сам не изъявит пожелание заняться делами города. Но поскольку Наследник приехал неофициально, градоправитель рискнул ещё с вечера отправить с приглашением одного из своих управляющих.
   Теленг предпочёл перенести визит на утро: после дороги, бурного пира и прочих удовольствий, наверняка предложенных Артемием, дела города едва ли удалось бы рассмотреть с должным вниманием. Как не раз пояснял ему отец и учителя, именно для этого и был установлен этикет.
  
  
   - Наша гордость! - говорил градоначальник, показывая Теленгу перестроенную крепость древней библиотеки. Одно из старейших зданий Ирвирата выглядело обновлённым, серо-коричневые каменные блоки отмыты, отшлифованы и кое-где замещены, лепные скульптуры вычищены, тяжёлые чугунные двери со сложными секретными замками заменены. Мрачная, угрюмая красота древнего строения будто отточилась старательными мастерами, два добавленных этажа не испортили её - скорее, дополнили и завершили.
   - Плата за вход - золотой саклит, и ещё за пользование отдельными секциями - дополнительно... - расписывал Артемий. Теленг внимательно кивал, будто не замечая прибывающей толпы любопытных. Четверо его воинов отработанным полукругом стояли за его плечами, оглядывая собравшихся, и ещё десяток охраны, выделенной по такому случаю градоправителем, образовал вокруг кольцо, не позволяя слишком уж сильно сомкнуть ряды горожан окрест Наследника.
   В этот момент молодой человек, одетый в странного вида наряд, направился к огромным каменным дверям здания, и Теленг заинтересованно наблюдал за ним. Наследнику бросились в глаза синие кожаные брюки и длинная узорчатая мелокостёганная жилетка. Из жилетки виднелись широкие рукава бежевой шёлковой рубашки. Тёмные волосы его, обычной длины до плеч, не были закреплены ни в какую причёску, по которой можно было бы определить сословную принадлежность, а распадались локонами на ветру.
   Молодой человек что-то бросил в специальную напольную вазу, и воины, стоявшие по краям входа, чуть приподняли алебарды, разрешая войти.
   - Идёмте, ваше высочество, осмотрите, пожалуйста! - градоначальник, наконец, повернулся ко входу в старинное здание.
   - Мне показалось, - тихо шепнул Теленг Кинаре, - или он бросил не золотой? Будто что-то белое.
   - Золотой вроде... - так же тихо откликнулась Кинара.
   Демонстративно опуская в вазу небольшой мешочек с монетами, Теленг внимательно присмотрелся. Однако на дне сияло лишь золото.
   Наследник задумался. После пожал плечами: привиделось.
  
   Расом заприметил странного мужчину, едва вошёл в очередную таверну. Он всегда нутром чуял, когда ему встречалось именно то, что ищет. Чёрные коротко стриженные волосы, крупный чуть изогнутый нос, цепкий взгляд... Расом не сомневался ни секунды: мужчина выведет его к каким-нибудь колдуньям.
   Подойдя ближе, воин приметил едва выглядывающий из-под манжета амулет, надетый на кисть мужчины, и уверился в своём решении: амулет был явно привезен из Мерриода. Страны колдуний.
   - Разрешите? - подошёл он к столу. Мужчина с некоторой настороженностью взглянул на него, после кивнул. Расом сел, заказал что-то выпить подбежавшей девчушке.
   - Слушаю, - проговорил мужчина. Расом не показал своего удивления тем, что от него сразу же ожидают разговора о деле.
   - Извините. Меня привлёк ваш амулет. Я ищу колдунью. Мой друг болен...
   - Найди лекаря, - пожал плечами человек, отпивая из кружи - похоже, далеко не первой. Расом покачал головой:
   - Лекарь от такой болезни не поможет...
   - Колдунью не так-то просто найти. Редко живут они за пределами Мерриода. Разве если как Йаира напрямую с Владыками дела вершат. Когда в селе какая поселится, то все знают - а в большом городе не так-то легко отыскать... Поехали бы вы в Таллеру, или по селениям мелким...
   - Амулет меня твой привлёк... - медленно проговорил Расом. - Нужна сейчас колдунья. И на вознаграждение не поскупимся.
   - А непременно колдунья тебе? Колдун-то не подойдёт? - усмехнулся мужчина. Тут уж Расом не сумел скрыть удивления, и собеседник мрачно кивнул:
   - Ну да, всё колдуньи да колдуньи, никто и не задумывается уже, почему они умеют колдовать, а мы - нет! Был я в Мерриоде, тоже силой своей гордился, обучаться хотел... Слишком давят там на своих мужчин, с этими женщинами сложно ужиться и невозможно ни в чём их убедить, а обучают-то лишь тех, кто готов жёсткую дисциплину их исполнять, и эти ещё обычаи... - окончание фразы утонуло в очередном глотке.
   - Что же, и колдун подойдёт, если дело своё знает, - кивнул Расом.
   - Ладно уж... - проворчал мужчина. - Веди меня к больному, посмотрю его.
   - Скажите, куда прийти, мы привезём его.
   - Сам же говоришь, твой друг болен сильно?
   - Приведём уж, не осерчай. А за молчание отдельно заплатим...
   - Колдуньи не плясали бы от восторга, если бы узнали, что кроме них и другие могут... А впрочем, вы не связаны с колдуньями, я вижу. А за молчание заплатите мне молчанием.
   Расом кивнул. Условившись с мужчиной о времени и месте, он одним глотком допил эль, кинул на стол пару монет и поспешил в "Царский двор", дожидаться господина своего.
  

***

  
   Диаль безошибочно шёл полутёмными коридорами библиотеки, каким-то внутренним чутьём зная, куда ему повернуть. Редкие деревянные двери ознаменовывали различные секции. На каждой был вырезан иной рисунок, сверху на стене - лепные надписи на всевозможных языках, или знаки.
   Диаль не мог понять систему, по которой всё организовано. Может, следовало спросить у охранников в холле? Однако ему не хотелось привлекать лишнего внимания, чтобы кто-нибудь запомнил его, как не хотелось показывать, чем именно он интересуется.
   Ему предстоит найти самые старые фолианты. Пересмотреть их. Потом выйти - из-за нововведения градоправителя теперь каждый входящий должен поставить на пергаменте свою отметку. Будто бы это делается в интересах посетителей - чтобы не закрыть случайно кого на ночь.
   А после придумать, как пробраться сюда вновь... Если, конечно, он найдёт то, что ищет.
   Диаль остановился перед дверью, над которой были вылеплены древние руны. Приложил к ней руку.
   В этот миг за поворотом послышался печатающий шаг охраны, перемежающийся стуком чьих-то более мелких шажков, и Диаль поспешил отойти от двери. Надо же, уже второй обход за полчаса.
   Через несколько мгновений ему навстречу вышли двое охранников в специальных синих мундирах библиотеки, с укороченными алебардами - полэксами, не менее нарядными, однако более удобными для применения внутри. Перед ними шла невысокая девушка, в бирюзовом длинном сарафане с завышенной талией, надетом поверх белой шерстяной рубахи. Из-под нешироких бретелей виднелись длинные рукава с затейливой вязкой, такая же украшала ворот. Диаль с уважением посмотрел на длинную толстую чёрную косу - уж он-то знал, на что способно столь мощное оружие. На его родине в такие косы вплетали кожаные жгуты, а иногда и более изощрённые орудия.
   - Вам помочь? - остановилась девушка. Охрана же двигалась дальше, не обратив на них внимания.
   У неё были красивые чёрные глаза, а вот пухлые губки никогда не казались ему привлекательными.
   - Я... ищу самые древние книги, - откликнулся Диаль. - Не могу сориентироваться, как тут всё устроено.
   Девушка бросила кокетливый взгляд, отвела глаза, после вновь посмотрела на него:
   - Здесь всё расположено по времени. Самые древние находятся внизу, начиная с подвальных этажей. А чем новее, тем выше. Возможно, вам это покажется не очень удобным, однако нет смысла постоянно переносить старые книги всё выше и выше, освобождая внизу место для современных, чтобы посетителям было легче найти то, что чаще спрашивается... Если вы знаете, около десяти лет назад Владыка Гиннет приказал укрепить здание и достроить два этажа. Они пока полупустые... Извините, я могу часами говорить об этом удивительном замке! Может, провести вас?
   Девушка с сомнением оглянулась:
   - Мне хотелось ещё разок посмотреть на лорда Теленга... А впрочем, - усмехнулась она, - вы, пожалуй, симпатичнее...
   Она снова бросила на него взгляд. Диалю вовсе не хотелось привлекать к себе даже такого лестного внимания. Он засомневался, и, пока раздумывал над тем, воспользоваться ли предложенной помощью, поинтересовался:
   - А вы здесь работаете?
   - Моя семья уже несколько десятилетий является смотрителями и хранителями библиотеки, - кивнула она.
   - Так мне повезло, - засмеялся Диаль. - И где же тут у вас вход в подвалы?
   - Идёмте, - кивнула девушка. - Вы правильно шли.
   Она повернулась и направилась вперёд. Через несколько поворотов за одной из дверей открылась тёмная винтовая лестница вниз. Диаль заметил, что в двери врезан замок.
   - Там три уровня, - произнесла девушка, снимая со стены один из десятка светильников. Диаль последовал её примеру: возвращаться в потёмках ему не хотелось.
   Лестница была крутой, и девушке приходилось придерживаться за каменную стену. Диаль шёл позади неё.
   - Самые старые в самом низу? - улыбнулся он.
   - А вам самые старые? Что конкретно?
   Они спустились на один этаж. Дверь в коридор была раскрыта, а лестница уходила дальше вниз.
   - Вы уверены, что вам в самый низ? - снова спросила девушка, оглянувшись. Диаль кивнул. Ничего не сказав, она продолжила путь - однако вскоре снова вопросительно оглянулась. Диаль промолчал. Они спустились ещё на один уровень.
   Диаль обнаружил, что здесь камни покрыты каким-то материалом, вероятно, предотвращающим проникновение сырости. Он был мягким и чуть пружинящим наощупь.
   Девушка бросила на молодого человека ещё один взгляд, и он понял, что помимо воли разогрел её любопытство. Пока они проходили мимо раскрытой в коридоры двери, Диаль всё же рискнул спросить:
   - Что у вас есть про Вольные Земли?
   Девушка остановилась на верхней ступеньке, вернула на место занесённую для шага ногу. Обернулась:
   - Про Вольные Земли у нас всего пять книг, и ни одна из них не хранится здесь. Все были написаны позднее, могу назвать авторов...
   - Нет, - качнул головой Диаль. - Мне не нужны их домыслы. Меня интересует то, что пришло из самих Вольных Земель.
   Взгляд девушки стал удивлённым.
   - Говорят, - откликнулся Диаль, - в вашей библиотеке есть несколько фолиантов, которые, считается, написаны в Вольных Землях ещё до того, как они стали Вольными... теми, кто там жил...
   Лицо её переменилось. Диаль постарался придать своему лицу праздное выражение.
   - Кто же, интересно, это говорит... - пробормотала она. Он улыбнулся, промолчав.
   - Они хранятся в тайной секции, - ответила, наконец, она. - Предписание гласит, что их нельзя показывать без особого разрешения...
   - И кто даёт такие разрешения? - полюбопытствовал Диаль. Из всех мест, где он до этого побывал, библиотека Кийаллы, пожалуй, хранила свои сокровища лучше остальных.
   Девушка вздохнула.
   - Я не знаю, - откликнулась она. После внезапно повернулась обратно и продолжила спуск. Диаль с удивлением последовал за ней.
   - Почти двести лет назад, когда мы воевали с Атларисом, Кийалла была разрушена. Если вы знаете, именно тогда столица перебралась в Гиваллу, ибо там был единственный замок, который устоял... Нашему городу очень сильно досталось, и библиотека тоже пострадала. Мой пра-пра-прадед был другом тогдашнего смотрителя... Они вместе участвовали в бою, и тот умирал у моего пра-пра... на руках. Он успел показать ему одну из тайных секций, где хранятся путеводители и списки... И взял слово, что дед поможет сохранить... И с тех пор наша семья посвятила этому свои жизни.
   Они вышли на самый нижний уровень - лестница оканчивалась выходом в коридор.
   Здесь оказалось полутемно, факелы находились очень далеко один от другого, освещая лишь повороты и ответвления, так как посетители заходили сюда редко.
   Девушка продолжала идти вперёд, рассказывая, и Диаль не стал перебивать её.
   - Там и нашёл он эти предписания... Только половину всё равно понять не смог. Вот как про разрешения... Будто когда они составлялись, это было очевидно... Или, может, секрет передавался устно...
   Она бросила взгляд на Диаля, после добавила:
   - Мой предок и его дети отдали все силы, чтобы хоть частично возвратить былое величие этого кладезя знаний. Многие книги и свитки отыскивали и восстанавливали по крупицам, некоторые остались лишь в переписанном виде, так как оригиналы исчезли или испорчены непоправимо... Заказывали копии едва ли не по всему миру...
   Девушка остановилась.
   - Никто не спешил идти в секретную секцию, уж не говоря о том, чтобы нести разрешение. Поначалу мои прадеды думали, что разрешение должно исходить от Владыки либо его наместника в городе, однако... поняли, что никто из них, скорее всего, не представляет себе о существовании этой секции. За все двести лет ею интересовались лишь несколько человек... И было решено позволять заглянуть в неё тем, кто спрашивает. Последней была женщина... запамятовала как звали, где-то записано... ещё до рождения моей матери.
   - Так вы покажете мне её? - поинтересовался Диаль, ощущая, как заколотилось сердце.
   - Покажу, - кивнула она. - Но вы должны будете оставить оружие, а также я буду постоянно присутствовать, и... вы наверняка знаете, книги нельзя портить и выносить.
   - Не беспокойтесь, - откликнулся Диаль. Он вдруг обнаружил, что в каждой двери имеется замок с торчащим из него огромным ключом. Остановился возле одного, инкрустированного разноцветными камнями.
   - Красивая работа, - пробормотал он. - Можно посмотреть?
   Девушка чуть поколебалась, после вытащила из двери ключ и протянула ему.
   Массивный, тяжёлый, со множеством зубцов... И это в обычной секции, не потайной... Пожалуй, проникнуть сюда не под силу даже профессиональному вору, не то, что простому человеку...
   - Спасибо, - Диаль возвратил ключ девушке, стараясь не задумываться о том, что же делать дальше. Возможно, здесь тоже не окажется того, что он ищет.
   Вернув ключ в замок, девушка двинулась далее, и Диаль пошёл за ней.
   За одним из поворотов им навстречу вышли двое охранников - похоже, на каждом этаже имелись собственные патрульные.
   Девушка весело помахала им рукой, и один из них улыбнулся в ответ. Оба снова прошли мимо, не вмешиваясь в дела посетителей. Диалю это нравилось, однако он не сомневался в том, что стоит ей подать хоть малейший знак, и полэксы сомкнутся возле него.
   - Интересно, это ради Наследника, или тут всегда так много охраны? - засмеялся Диаль.
   - Всегда, - отозвалась она.
   - Даже ночью?
   - Конечно.
   Он едва удержался, чтобы не вздохнуть. Всё сложнее и сложнее... Ему ни за что не пройти сюда, даже если он сможет миновать охрану на входе, что само по себе не так уж просто. Должны, наверное, быть какие-нибудь запасные или тайные выходы, однако он не приметил ничего походящего на них.
   В какой-то момент Диалю показалось, что они свернули не туда. Ему очень хотелось идти направо, однако провожатая повела налево, и в скором времени перед ними оказалась тупиковая стена. На стене висел светильник.
   Диаль уж подумал, не заблудилась ли она, может, забыла, куда идти, так как секция долго не использовалась. Однако девушка приложила ладонь к стене, и часть той вдруг бесшумно отъехала, обнаружив низкий тёмный проход.
   Диаль не понял, нажала ли она на скрытый механизм, или дала магическую команду, или, может, что-то где-то было настроено на неё... Он ощутил лишь, что стена мерцает невидимым обычному глазу лёгким магическим светом.
   Лестница уходила направо вниз, в абсолютную темноту.
   Девушка начала осторожный спуск, подсвечивая себе. Диаль по-прежнему шёл за ней, подняв и свой светильник повыше. Стена сзади бесшумно встала на место.
   Лестница была очень узкой и очень крутой, девушка придерживалась за цепи, закрепленные вдоль одной из стен - Диаль предпочитал не задумываться об их первоначальном предназначении.
   Внизу находилась ещё одна запертая дверь. Ключ обнаружился на шее у провожатой. Диаль едва заставил себя снова не вздохнуть.
   За дверью открылся огромный зал. На стене были заготовлены факелы, девушка зажгла ближайшие - и Диаль увидел ряды стеллажей, теряющиеся во мраке.
   - Неужели так много? - пробормотал он.
   - Здесь собрано всё, в чём мы не сумели разобраться, - откликнулась она.
   Не стеллажах стояли не только огромные фолианты - Диаль обрнаружил какие-то металлические диски, и разноцветные кристаллы, и каменные прямоугольники, и ещё много весьма странных и непонятных вещей. Ему очень хотелось прикоснуться к ним рукой, однако он покосился на черноглазую девицу и не стал этого делать.
   - У вас действительно нет оружия, или я просто не заметила его? - поинтересовалась она.
   - Сейчас - нет, - улыбнулся он.
   - Самые старые книги - тут, - она указала рукой на крайний левый стеллаж. Поблагодарив, Диаль пошёл туда, однако девушка неотступно следовала за ним.
   Молодой человек ощутил, как его переполняет энергия. Когда-то очень давно, в далёком детстве, в затерянном городе, когда думал, что погиб, тоже чувствовал нечто подобное. Несомненно, здесь есть та, особая книга. Только вот нужная ли ему?
   Едва заставив себя не показывать волнения, и в то же время не забывать о присутствии смотрительницы, он пошёл вдоль полок. Не удержался, повёл рукой.
   Ему показалось, он видит сияние, исходящее от нескольких огромных фолиантов.
   Диаль трепетно взял один из них. На коричневой кожаной обложке виднелись полустёртые надписи на незнакомом языке.
   Он раскрыл книгу, оперев о полку. На первой странице, сотканной из плотной ткани, сияло красками изображение какого-то древнего замка. Диаль несколько минут всматривался. Будто и не прошло столько веков - картинка выглядела на удивление яркой, в отличие от всего текста.
   Диаль полистал том, однако на тканевых страницах не обнаружил ни одной надписи, которая показалась бы знакомой ему.
   С сожалением поставив книгу на место, он взял следующую, в такой же обложке и почти такого же размера, увенчанную немного иными символами. Раскрыл.
   На первой странице оказалась выцветшая, прорванная ткань, на которой едва-едва виднелись остатки красок. Диаль некоторое время боролся с удивлением, настолько разительным был контраст меж двумя томами. После попытался всмотреться в изображение. Если здесь именно то, что ему нужно... Он едва ли об этом узнает.
   Диаль попытался отойти от обычного зрения, расфокусировать взгляд и постараться обнаружить, что скрывается за испорченным рисунком.
   На миг ему показалось, что там открылся луг зелёной летней травы, овеваемый лёгкими ветрами и ласковыми солнечными лучами...
   Прикосновение к плечу заставило его вздрогнуть и захлопнуть книгу.
   - Извините... - проговорила девушка. - Не хотела вас пугать... Но мне показалось... будто сейчас что-то случится...
   - Я задумался, - откликнулся Диаль, возвращая том на место.
   Всего фолиантов оказалось семь. В двух из них картинки испортились до неузнаваемости. И лишь одну он почти узнал. Тот затерянный город - или очень на него похожий... Воспоминания из детства были смытыми, он не видел город с ракурса, изображённого на картинке, но тут тоже виднелись руины среди жгучей пустыни.
   Возможно, не стоило мотаться по книгохранилищам, а нужно было бы попытаться отыскать тот город?
   - Сколько у меня времени? - поинтересовался он.
   - Библиотека работает до темноты, однако... - девушка замялась, и он кивнул:
   - Я понимаю, что мой визит неожиданен и у вас наверняка есть другие дела. Но мне хотелось бы провести тут побольше времени.
   - Я не смогу вас оставить... - качнула она головой.
   - Тогда, возможно, мы договоримся на какое-нибудь другое время?
   - Пожалуйста, - кивнула она.
   - А вечером... никак нельзя сюда попасть?
   - Никак, - девушка оставалась непреклонной, невзирая на явную симпатию. Диаль не стал давить на неё: всё равно ему нужно было подумать над тем, что узнал. Сейчас он вернётся туда, где остановился... и, может быть, придумает план действий.
   - Сейчас мне сложно назвать точное время... - проговорил он. - Я... свяжусь с вами, если вы не против... Вы же живёте тут?
   - Да, - кивнула она, - небольшая пристройка не первом этаже, с выходом в парк у задней стены.
   - Хорошо...
   Диаль помог ей затушить факелы, после смотрительница заперла дверь, и они начали долгий подъём. На этот раз он шёл впереди, иногда подавая ей руку.
   Какое-то время Диаль оставался задумчивым, пока его не отвлёк голос девушки, пытавшейся скрыть своё любопытство:
   - Так вы нашли то, что искали?
   - Пока нет, - коротко ответил он. Предписание гласило не докучать посетителям, однако она едва сдерживалась. Откуда он такой взялся? Зачем тут появился и что ищет?
   - Вы приехали издалека? - снова поинтересовалась она. Он лишь кивнул, и она добавила:
   - Вы говорите с небольшим акцентом.
   Диаль промолчал, но про себя отметил, что нужно будет заняться этим вопросом.
   Она продолжала идти за ним, даже когда они вышли на первый этаж. Диаль ничего не говорил, и она, с одной стороны, хотела ещё хоть что-нибудь спросить, а с другой - боялась, что он заметит её присутствие и сообщит, что дальше дорогу найдёт.
   У выхода в парадный вестибюль он остановился:
   - Благодарю за помощь...
   - Как вас зовут-то? - усмехнулась она.
   - Дориан, - на всякий случай солгал Диаль. - А моего очаровательного гида?
   Лицо девушки вдруг осветилось радостью, и Диаль с запозданием понял, что натворил.
   - Дориана, - счастливо откликнулась она. - Наверное, это судьба!
   - Возможно, - усмехнулся он. Слишком уж часто с ним случались подобные совпадения, чтобы мнить их "судьбой". Он давно обнаружил, что умеет считывать информацию, однако до сих пор не научился контролировать или хотя бы вовремя осознавать это.
  

***

  
   Пробыв в обществе Артемия Кум-Мака сколько того требовали приличия, Теленг откланялся, сославшись на неофициальность своего визита, и пообещал по возвращении из поездки уделить градоправителю Кийаллы столько времени, сколько потребуют дела города. Оба остались вполне довольны, Артемий Кум-Мак намекнул напоследок, что у леди Сиамы сегодня будет бал, куда собирается всё высшее общество Кийаллы, и Теленг принял эту весть с необходимой благосклонностью, не показывая унылого вздоха.
   Раз уж информация получена, теперь непременно придётся появиться на балу, пусть ненадолго и с претензией на инкогнито, однако все будут ждать Наследника и непременно затаят обиду, если он не откликнется на завуалированное приглашение. А будущему Владыке это ни к чему, он должен поддерживать расположение знати. Сообщить им, что как только окажется в Белой Долине, будет счастлив визиту высшего общества и непременно даст официальный бал...
   Оставив градоначальнику возможность пустить дальше слух о том, что лорд Теленг осведомлён о предстоящем мероприятии, он поспешил в "Царский Двор", узнать о состоянии Мирсеса и о найденной информации.
   Мирсес полулежал с холодным компрессом на голове и тяжело дышал. Рядом суетился Примар, отпаивая мальчишку настоями из трав, которые положение слуги сына Владыки обязывало знать. Пиан же, по привычке потеребив ус, сообщил, что всё спокойно.
   Теленг пересадил Сима на присаду и опустился в кресло, задумчиво уперев подбородок о кисть. Кинара прошлась по комнате, постояла возле окна, наблюдая, после села на подоконник, чтобы видеть и дверь в комнату, и улицу.
   Туммарер с Пианом вышли осмотреть здание. Остальные расположились кто где. Наследник сообщил Гуражу Ареву, что намерен выслушивать доклады вместе с ним. Гураж, привыкший сначала получать всю информацию лично и делать из неё собственные выводы, остался не слишком доволен, однако перечить своему господину не стал.
   Первым вернулся Блейк. Покачал пышноволосой головой в ответ на вопросительный взгляд Наследника:
   - Обошёл все ближайшие таверны, мой лорд. Нет в Кийалле сильной колдуньи, а если и есть, то так просто не найти. Много лекарок-лекарей, заговорщиц, даже Монастырь Прощения, в котором будто бы очень сведущие Настоятели, невдалеке от города к западу... а про сильную колдунью никто не слыхал. А ещё... - Блейк взглянул на лежащего Мирсеса, - город слухами полнится. О... драконе.
   - Драконе? - вскинулся Теленг. Не в первый раз с момента появления Тисс звучит слово "дракон"...
   - Говорят, - кивнул Блейк, - к востоку, где-то в районе Чарльзовых Запруд, видели дракона. Кто рассказывает, что там пещера, в которой спал последний из них, вот уже с тысячу лет... - Блейк чуть осёкся в ответ на усмешку Кинары, и поспешил добавить:
   - Никто в это не верит, конечно, считают, что колдовские штучки...
   - Ага, - не удержалась Кинара, - на заболоченной равнине стоит пещера, где завалялся коматозный дракон.
   - Колдовские... - пробормотал Теленг. Посмотрел на воина: - Ещё что-нибудь?
   Блейк в волнении теребил рукоятку меча, словно пытался вынуть его из ножен, но всякий раз отдергивал руку, чтобы спустя мгновение вновь сжать пальцы на рукояти. - Да нет, мой лорд, это всё, что мне пока удалось узнать. Прикажете продолжить?
   - Отдохни, - качнул головой Теленг. - Подождём других, а там уж решим...
   "Чарльзовы Запруды... - думал он, рассеянно крутя в руках шнур от плаща. - Что же тебе там могло понадобиться, Тисс? Связаны ли эти рассказы с тобой, или просто случайные сказки, какие любят порой пускать скучающие старики? Слишком уж неимоверно для совпадения..."
   Пока он размышлял, появился Кларен - темноволосый, синеглазый, всегда задумчивый.
   Так же вытянувшись перед господином для доклада, он рассказал почти то же самое: что о сильной колдунье никто не ведает, даже сетуют, мол, почему у нас как в Таллере нет своей ведьмы, к которой обратиться можно...
   - Не хочется мне звать госпожу Йаиру... - промолвил Теленг. - Мог бы я, пожалуй; думаю, услышала бы она меня. Но... не хочется мне пользоваться... ведь я вроде как в самостоятельное путешествие отправился, а выходит, что шага не могу ступить без своего высокого положения.
   - Ну что вы, мой лорд! - пламенно воскликнул Кларен. - Ведь обстоятельства... необычны.
   - Так-то оно так... - усмехнулся Теленг. А про себя добавил: "Ведь я сам за нею бросился, что ж теперь... неуж-то не смогу сам и выход найти?"
   - Ещё что-нибудь? - спросил вместо этого он.
   - Ничего существенного, мой лорд. Разве... Предложили мне... не признав воина вашего... говорят, какой-то изобретатель где-то на севере, если не в самом Киреппе, объявился, интересные штуки придумывает... Вон шар летучий испытать предлагали...
   - В Киреппе? - пробормотал Наследник. - Иногда очень неуютно становится без своих подданных... Поговорить бы с кем оттуда, послать бы своих людей разузнать лучше... Ну да ладно, надеюсь, отец и без меня всё выяснить постарается, нам же не до того сейчас. Впрочем... кто знает, может, и сами в Кирепп попадём.
   - А что за шар? - поинтересовался Гураж Арев.
   - Не видел я... если нужно, могу снова поискать их, но подумал я, что нет надобности мне в это дело вмешиваться. Вроде бы летает он, что-то там с ветром связано и ещё кристаллом специальным, который в Киреппе находят.
   - Ты всё правильно сделал, - улыбнулся Теленг, знаком позволяя воину быть свободным. - Отдохни. Возможно, отец давно обо всём осведомлён, так зачем мы будем вмешиваться? Впрочем, можно будет написать домой при случае...
   Теленг взмахнул рукой, будто прогоняя непрошенные размышления, и тут же дверь отворилась, пропуская Расома. Ко всеобщему удивлению и облегчению, сведения его оказались гораздо более обнадёживающими.
   Посовещавшись, Теленг и Гураж Арев решили, что намного проще провести колдуна к ним незамеченным, нежели пытаться переправить больного мальчишку куда-то, и командир отослал Расома заняться этим вопросом.
   Расом быстро справился с заданием, и вскорости колдун, укутанный в плащ и с накинутым на голову капюшоном входил в комнату к Мирсесу под проницательными взорами охраны.
   Он чуть замялся на пороге, увидев глубокий голубоглазый взгляд будущего Владыки, но тут же осознал, о каком на самом деле молчании шла речь.
   - Ваше высочество, - поклонился он, - я счастлив быть полезен вам и сделать всё, что в моих силах.
   Теленг заметил, что гость не спешит называть своё имя, но памятуя об уговоре, заключённом с ним Расомом, расспрашивать ничего не стал.
   - Что с мальчиком? - спросил колдун, сразу же безошибочно определив, кому нужна помощь. Скинул плащ, подхваченный кем-то из воинов, подошёл к лежащему.
   - Странное дело... - произнёс Теленг. После кивнул Пиану: - Поведай.
   Пиан, поскольку именно он нашёл Мирсеса в Талом Хуторе, тут же приступил к рассказу, стараясь ничего не упускать. Гураж дополнил тем, что сообщила им с Теленгом знахарка.
   - Мне воды надо горячей, - проговорил колдун, снимая специальный пояс с подшитыми к нему мешочками. - И свечу восковую. И... да, пожалуй, золотой.
   Заявленные предметы тут же появились на столике возле кровати, котелок с горячей водой, подвешенный в камине, был извлечён, а второй, для холодной воды, наполнен.
   Колдун тем временем присел на край кровати, провёл руками по щекам застонавшего Мирсеса, прикрыл глаза, словно прислушиваясь.
   После поднялся, вытащил из одного из своих напоясных мешочков тонкие телесного цвета шелковые перчатки, одел их, а также извлёк гладкое чёрное блюдце с удлинением для слива воды. Затем в руках его появились две скреплённые деревянные палочки, которыми он взял золотой и опустил в только-только кипевшую воду.
   Теленг со своим отрядом тихо пристроились по краям комнаты, кроме двух дозорных, Бранса и Блейка, стоящих снаружи у двери. В отличие от знахарки, ведьмак не просил никого покинуть помещение и будто вообще забыл о присутствующих, полностью отдавшись своему занятию.
   Подержав небольшую золотую монетку в воде несколько минут, он вытащил её, чуть остудил и вложил в ладонь Мирсесу, снова опустившись на его кровать и сжав кулак сверху своим. Закрыв глаза, колдун начал шевелить губами, почти беззвучно произнося заклинания.
   Люди Теленга боялись шелохнуться, чтобы не сбить его, несмотря на то, что шептал он достаточно долго.
   Неожиданно Мирсес открыл глаза, глядя на колдуна чуть настороженно, но вполне осознанно. Кажется, он сразу понял, что происходит, и не стал совершать никаких действий, лишь ожидая.
   Колдун тоже посмотрел на пациента, пристально и немного завораживающе, после взял монету рукой в перчатке и положил на блюдце. Сверху поставил свечу и достал ещё одно странное приспособление - маленький красный камушек с железной полоской.
   Он несколько раз отгибал полоску, и она ударялась о камушек с лёгким щелчком, пока в нём не засверкали искры. Тогда ведьмак поднёс камушек к свече, сделал ещё несколько щелчков, что-то шепча, и свеча загорелась красным пламенем.
   Мирсес зачарованно смотрел на огонь, колдун продолжал едва уловимо шевелить губами, тоже не сводя немигающего взгляда с пламени, пока оно не сделалось жёлто-синим, искрящим фиолетовыми вкраплениями.
   - Это же... обычная свеча... - чуть слышно выдохнула Кинара на ухо Теленгу. Тот кивнул, делая рукой знак, чтобы она молчала. Но колдуна по-прежнему мало волновало, что происходит вокруг.
   Свеча начала быстро сгорать, оплывая тёмным воском, и он чуть наклонил блюдце, чтобы воск стекал в холодную воду.
   К немому изумлению свидетелей, когда свеча догорела, бронзовым огнём вдруг занялся золотой саклит, расплавился и тоже стёк по блюдцу.
   Едва уловимые вздохи раздались отовсюду, да Теленг и сам оказался в замешательстве: он-то точно знал, что даденный колдуну золотой настоящий и расплавить его обычной свечой невозможно. А уж из чего должно быть сделано блюдце, не представлял и подавно...
   Когда шипение и пар, поднимающиеся из котелка, утихли, колдун достал оттуда странную невероятно закрученную застывшую нить, тёмно-бронзовую, с золотыми жилками. Улыбнулся, поднялся и передал кому-то котёл из-под горячей воды.
   - Нужна чистая, на отвар, - проговорил он, даже не глядя, кому отдал поручение - ближе всех к нему оказался Пиан, который сразу бросился исполнять.
   Колдун тем временем подошёл к севшему в кровати Мирсесу, после взглянул на Теленга:
   - Ваше высочество... мне хотелось бы поговорить с ним наедине. Вы позволите?
   Не показывая недовольства, Наследник коротко кивнул, и все покинули помещение. Дождавшись, когда уйдёт и подвешивающий в камине котелок Пиан, колдун заговорил - однако за дверью, где ожидали воины, ничего не было слышно.
   Разговор занял не слишком много времени: полный на треть котелок как раз успел закипеть, когда колдун выглянул и сообщил, что закончил.
   Мирсес сидел на диване, щёки его раскраснелись, в одной руке он держал дымящуюся кружку, приноравливаясь к плещущемуся в ней кипятку. В другой рассеянно крутил извлечённую из воды фигуру.
   На столике не осталось никаких колдовских вещей, и перчатки на руках ведьмака отсутствовали, зато пояс вернулся на место.
   Теленг опустился в облюбованное кресло, внимательно глядя на колдуна в ожидании объяснений. Остальные разошлись по своим местам. Ведьмак сразу же заговорил:
   - Вам попалась хорошая знахарка, не шарлатанка какая. Мне тут исправлять нечего. Отдых мальчику нужен, он молодой, быстро восстановится. Пусть поспит, я ему отвар дал. Как выпьет, здоровый сон его одолеет. Если бы ещё хоть день... чтобы не ехал никуда и не ходил, лежал, сил набирался.
   - Что же приключилось с ним? Околдовали его?
   - Околдовали, да не совсем... - откликнулся колдун. - Мальчик-то он у вас необычный...
   Колдун вопросительно посмотрел на Теленга, и Наследник кивнул:
   - Необычный.
   - Вот... сила в его руках великая, лечить он может - а для этого большая восприимчивость и открытость надобна, иначе как хворь обнаружить-то и удалить? Вот и подействовало на мальчика сверх того, что причиталось ему.
   - А память?
   - Ну, это уж он сам, если захочет, излечит. Тут я вмешиваться не стану...
   - А что на счёт дракона?
   - Это самое непонятное во всей этой истории... И мне хотелось бы надеяться, что когда-нибудь ваш мальчик узнает правду и вернётся, чтобы рассказать мне её.
   С этими словами колдун огляделся в поисках плаща, и Теленг подал знак Кинаре, чтобы достала заготовленный заранее кошель. Колдун принял награду с лёгким почтительным поклоном, надевая плащ попрощался и, не произнеся больше ни слова, удалился.
   Как он и сказал, Мирсес уснул едва допив отвар и поставив кружку на столик. Но на сей раз сон его выглядел здоровым и исцеляющим.
   Примар поудобнее уложил мальчика, укрыв.
   - Придётся пробыть тут несколько дней? - подал голос Гураж Арев. Теленг кивнул:
   - Там видно будет. Но нужно решить, куда направиться. Все эти разговоры о драконе...
   Он задумчиво замолчал. Тишину нарушила Кинара:
   - Вы собираетесь поехать на северо-восток, в направлении Чарльзовых Запруд?
   - Склоняюсь к этой мысли, - отозвался Наследник, не выдавая нетерпеливого желания броситься туда сей же час.
   - Там и до Белой Долины недалеко, - поддержал Примар, - ведь батюшка дал вам задание...
   Увидев недовольный взгляд господина, он замолчал, но Теленг счёл необходимым пояснить:
   - Не хочется мне сейчас в Долину заезжать. Нечего делать там, покуда... не достигну конца путешествия. На обратном пути уж...
   Примар улыбнулся с некоторой нежностью, будто потакая не слишком разумной, но поддающейся пониманию прихоти ребёнка. Гураж Арев наоборот, слегка поджал губы: он считал, что прежде неплохо бы исполнить поручение, даже не самое важное, а уж после быть свободным. Однако поучать Наследника не стал. Вместо этого он спросил:
   - Как думаете, ваше высочество, не разумно ли было бы взять с собой колдуна? Если уж вероятность магической атаки имеется.
   - Первого попавшегося? - поднял брови Теленг. - Уж точно нет. В случае чего - с госпожой Йаирой свяжусь.
   Теленг поднялся:
   - Пойду приведу себя в порядок, нужно же на бал заглянуть. А то разочарую подданных прежде, чем их Владыкой сделаюсь...
   Он подмигнул Кинаре, оставил Гуража отдавать распоряжения, кому оставаться здесь, а кто отправится с ним к леди Сиаме, признанной красавице высшего света Кийаллы, и в сопровождении поспешившего на помощь Примара удалился к себе.
  
   Мирсес проснулся глубокой ночью - но ни Теленг, ни его воины пока не ложились, продолжая вполголоса обсуждать, как им лучше поступить, а заодно и следя за сном больного.
   Паренёк выглядел гораздо лучше, встал отлучиться в специально обустроенную туалетную комнату, и когда возвратился, Наследник не удержался, спросил, что же он из всего случившегося помнит.
   - Смутно, ваше высочество... обрывки всякие... Помню, госпожа на волке белом подъехала... Удивился я - а она говорит: "Ты же на животном своём едешь..." - "Так то ж на лошади," - отвечаю... Она будто и не поняла сразу, а после... ну вроде как захотела, чтобы никто не говорил о ней, поняла, что много внимания привлекла... Ну или это уж придумываю я...
   - А спрашивала-то что?
   - Про колдунью спрашивала... Так я сказал, наша знахарка на все хутора одна, самая сильная... А тут и встретили мы её... И загрустила потом Госпожа, не эта, видать, колдунья ей нужна... Только не сказала она, какая. А может и не колдунья вовсе... А ещё не то про храм какой-то, не то про дворец... Особенный, спрашивала, есть ли где дворец? Говорю, в Гивалле, дворец Владык особенный... Так ведь из Гиваллы она и уехала. Так и не понял я. Сказала, случайно меня заметила... Да как же случайно, я ж ведь сразу домой свернул, по Северному Тракту и не ехал почитай... И всё руки мои рассматривала...
   - Ну а дракон-то? - не выдержал Пиан.
   - Потом уж, как исчезла она... взлетел дракон, яркий такой, переливающийся... Только не знаю уж, настоящий ли, или колдовской он был. Быстро так, высоко улетел... Ведь драконов не бывает?
   Все сочувственно покачали головами. Мальчик вздохнул.
   - А вот зачем я из палатки вылез, так и не понимаю. Будто тянуло что...
   Он задумался.
   - Мой лорд... - добавил парень, взглянув на Наследника. - Мне очень жаль, что из-за меня вы потратили столько времени... Я обещаю вам, что завтра смогу выехать в дорогу и вам не придётся снова задерживаться.
   - Колдун сказал, что тебе отдых нужен.
   - Обещаю вам, что завтра смогу ехать, - повторил Мирсес. - Только, пожалуйста, позвольте мне побыть одному.
   Теленг кивнул. Ему очень хотелось узнать, о чём Мирсес говорил с колдуном, но памятуя, что расспрашивать о таких вещах нельзя, больше ничего не добавил. Возможно, ведьмак всего лишь пожелал выслушать историю из уст самого Мирсеса - но так или иначе, парень не рвался рассказывать об этом.
   После разговора Мирсес закрылся в маленькой комнатушке, предназначенной для слуг. Никто не знал, чем он там занимался остаток ночи. Однако он не солгал, и когда весеннее утро озарило Кийаллу, готов был отправляться в путь.
  

***

  
   Привычная тяжесть нагревшегося стекла... Диаль вздохнул. Разбить его, что ли?
   Чуть поколебавшись, он достал небольшую овальную шкатулочку, украшенную рунами, раскрыл её. На одной из сторон поблёскивало зеркало, и сейчас в нём отражался вовсе не Диаль. Тот, кто смотрел оттуда, выглядел старше, волосы его, сплетенные в длинную, убегающую за пределы видимости косу, были чуть светлее, над губой красовались подстриженные усики.
   - Здравствуй, брат... - произнёс Диаль.
   - Что ты сотворил с зеркалом? - возмутилось отражение. - Я еле-еле смог добраться до тебя.
   - Делай выводы, - усмехнулся Диаль.
   - Твои ответы редко отличаются почтением... - проговорил брат.
   - И лишь для того, чтобы сообщить мне это, ты потратил столько времени и сил, прорывая мой барьер?
   - Ты знаешь, для чего я их потратил. Ты должен вернуться.
   - Я уже говорил тебе. Я не могу.
   - Ты не имел права забирать Сферу!
   - Разве Сфера не на месте? - усмехнулся Диаль.
   - Она на месте. Но Великая Мать говорит, будто ты что-то сделал с ней. Что она... то ли не полная, то ли продублированная... И что где-то путники интересовались человеком со сферой... Ты оставил слишком много следов. Где ты находишься?
   - Так вот что вы решили?! - воскликнул Диаль, захлопывая шкатулку. Сжал её меж ладоней, окутав молочно-белым шаром.
   - Вам не выследить меня! - стиснув зубы проговорил он.
  
   За много вёрст оттуда человек, чьё лицо видел Диаль в своём зеркале, опустился на колени.
   - Прости, Великая Мать. Он всегда был слишком смышлёным. Не успел я...
   - Ну хоть что-нибудь ты заметил? - поинтересовался недовольный старческий голос.
   - Похоже, он в каком-то большом городе.
   - Ирвират?
   - Вероятнее всего. Но ручаться не могу...
  

Глава 7. Стейрак

  
   След, оставленный нашествием, был слишком виден и ощутим, поэтому Ниме поспешила обойти его стороной. Она была согласна сделать крюк, отклонившись к востоку, лишь бы не видеть ужаса, оставленного после себя варварами. Она ушла подальше от дорог, продвигаясь лесом. Жеребец трусил рядом с ней, не проявляя желания сбежать.
   Иногда девушка садилась верхом, но, непривыкшая ездить без седла, быстро уставала. А зная, что для коня это тоже не слишком полезно, и не спешила привыкать.
   Три дня они шли вперёд, останавливаясь лишь для ночлега или когда Ниме собирала плоды с деревьев. У нее не было с собой никаких вещей, только маленький кошель с несколькими монетками в кармане да огниво в другом. Зеркальце. И ещё фляга на поясе.
   Ниме выбирала не слишком густой лес, чтобы жеребцу было удобнее передвигаться, но лишь через три дня решилась свернуть на тропу к какой-то деревушке.
   Деревушка была мала, однако очень ухожена. Улочки выложены деревянным помостом - не в каждом городе встретишь такое. Аккуратные домики обнесены изящными изгородями - будто хозяева соревновались, у кого выйдет лучше и красивее.
   Однако людей на улицах было неожиданно мало, особенно как для светлого полдня. Возле одной раскрытой калитки плакала маленькая девочка. Возле другой стояла женщина с тазом, в котором лежало стиранное бельё. Ниме подошла к ней:
   - Добрый день, хозяюшка. Не подскажете мне, как найти постоялый двор?
   Женщина окинула Ниме взглядом, после всё же ответила:
   - И тебе добрый, путница. Постоялый двор через три улицы, но я не советовала бы тебе задерживаться здесь...
   - Почему? - удивилась Ниме, но женщина уже поворачивалась, так ничего и не ответив.
   Ласково похлопав по морде жеребца, Ниме пробормотала:
   - Пошли, малыш. Отдохнуть-то нужно... И седло купить... И поесть... Странно тут всё как-то.
   Некоторые дома казались Ниме покинутыми, иные были и вовсе заколочены. В других вроде бы текла обычная жизнь, и Ниме не знала, как и о чём спросить у людей.
   Наконец, она увидела деревянную вывеску, на которой искусным мастером были вырезаны кружка пенного эля и буханка золотого хлеба.
   Улыбнувшись, Ниме заглянула за невысокий забор.
   По двору бегали несколько мальчишек разных возрастов, вероятно, дети хозяина.
   - Есть свободная комната? - крикнула девушка. Мальчишки озадаченно переглянулись, после старший кинулся в дом. Ниме с удивлением стала дожидаться ответа, хотя ей казалось, что уж мальчишки в таких местах должны всегда всё знать.
   Вскорости из-за плотной дубовой двери показался невысокий коренастый человек. Поверх его рубахи и брюк был накинут толстый передник. Он выглядел так, будто его оторвали от некоего важного дела.
   - Здравствуйте, - произнёс он, подходя.
   - Мне бы комнату... здравствуйте... - проговорила Ниме, ощущая себя довольно глупо.
   - Дело в том, что мы... съезжаем, - произнёс хозяин. - Последние приготовления. Завтра с самого утра, если... - он осёкся.
   - Понятно... - протянула Ниме. - А другой трактир поблизости есть?
   - Наш единственный.
   Мужчина бросил взгляд на клонящееся к горизонту солнце и, будто решившись, произнёс:
   - Я могу предложить комнату без постели, так как всё собрано уже. И разделить с нами скромную трапезу, поскольку жена не станет готовить отдельно... И завтра с самого утра - уходим...
   - А что случилось-то? - не удержалась Ниме.
   Мужчина вздохнул. После вдруг добавил:
   - И коня почистим, конечно. И накормим.
   - А седло можно поблизости купить?
   - Есть тут мастер неподалёку, - кивнул хозяин. - Наши все у него заказывают, и на продажу делает. Маленькая лавка у него, заезжие-то редко бывают, так, в город ездит продавать, там и лавка большая, и всё... Брат там его торгует, а наш что-то с главой гильдии не поделил, всё больше дома...
   - Мы вернёмся, - произнесла Ниме, увлекая жеребца за собой. Хозяин кивнул.
   Нужный дом она нашла быстро: к воротам было прибито красивое и удобное на вид, искусно инкрустированное седло, а вдоль забора из дощечек на равных промежутках вверх торчали шпоры. Да и запах выделанной кожи не дал бы сбиться с пути.
   Калитка легко подалась, и Ниме вошла в аккуратный садик. Когда по короткой широкой дорожке они с жеребцом дошли до крыльца, туда вышел высокий толстяк с внушительных размеров животом. Ниме ощутила нарастающее удивление: ни сама деревня, ни жители не казались ей измотанными и голодными, они явно не сводили концы с концами... Почему же в воздухе ощущалась тревога и печаль?
   Мужчина колупался в широко расставленных зубах острой щепкой, пытаясь вытащить застрявший кусочек.
   - Чем могу помочь? - произнёс он, не прерывая своего занятия.
   - Здасьте... - кивнула Ниме, и он тоже благодушно кивнул в ответ.
   - Меня направил к вам хозяин таверны... мне бы седло... и сбрую...
   - Заходи, - позвал мужчина. После придирчиво взглянул на жеребца:
   - Траву не вытопчет?
   - Нет, - качнула головой Ниме. Обернулась к коню: - Малыш, постой тут, я быстро. Ладно?
   Мужчина хмыкнул, заходя в дом. Ниме взбежала по ступенькам за ним.
   - Как там Толий? Передумал уезжать? - произнёс он, заходя за своего рода стойку, которая открылась в помещении прямо за дверью. На стойке было выложено несколько сёдел.
   - Хозяин таверны? Собирается...
   - Эти все разговоры о чудовище! - мужчина повысил голос и даже вытащил изо рта щепку. - Я им говорил, разленились вы, давайте вместе соберёмся и - рраз его! - он оглушительно хлопнул ладонью по столешнице. - Пусть бы оно попробовало ко мне сунуться, уж я бы его... Выбирай! - неожиданно переключился он, проведя рукой над своим товаром.
   - Мне бы попроще... - смущённо ответила Ниме, разглядывая сверкающее шитьё золотыми и серебряными нитями, инкрустацию жемчугом и перламутром. - А что за чудовище?
   - Да запугало всех... какая-то тварь летучая повадилась людей жрать, говорят, даже днём появляется - совсем совесть потеряла! Все боятся, думают, что когда рассказывают о ней - она тут же к ним в семью пожалует, ну а я считаю - это совпадения! - откликнулся хозяин. - Самое дешёвое пять золотых.
   Ниме вздохнула. Даже если бы она решила отдать все деньги, у неё лишь три золотых, два серебряных и несколько медяков. А ещё нужно хозяину таверны заплатить...
   - Ну вот зачем ты! - послышался возмущённый голос, и из задней двери появилась женщина с обвязанной платком головой. - Накличешь беду, всё ему ни по чём, все вон уже поуезжали, а мы тут одни останемся...
   Ниме казалось, поток её слов будет бесконечен, но женщина внезапно замолчала и пронзила взглядом гостью. Ниме тоже посмотрела на неё. Та выглядела стройной, лицо довольно привлекательное - но из-за дурацкого платка Ниме не могла определить, сколько же ей лет.
   - Извините, - вздохнула Ниме. - У меня не будет столько денег. Я вижу, у вас прекрасная работа, но... максимум, на что я могу рассчитывать - это два золотых. Нет ли где поблизости не такого славного мастера?
   - Нет, - безразлично качнул головой мужчина, возвращаясь к выколупыванию из зубов остатков пищи. - Хотя...
   Он бросил взгляд на выбившееся из-под рубахи украшение Ниме:
   - Вот на это могу обменять.
   - Нет... - Ниме поспешно спрятала украшение. - Это не продаётся... Это память...
   - Как хочешь, - мужчина потерял к девушке всякий интерес.
   - Ты не продашь ей седло? - зашипела женщина, подходя к человеку.
   - Ты же слышала, у неё нет денег, - пожал плечами мужчина.
   - Зато у неё есть то, что нужно мне! - ответила та.
   - А! - произнёс он. - Ну договаривайся.
   - Иди сюда... - женщина поманила Ниме пальцем, жадно разглядывая её лицо. Ниме ощутила желание сбежать, однако пошла за женщиной, понимая, что без седла она далеко не уедет.
   Женщина завела её в просторную светлую комнату.
   - Я Жаи, - сообщила она. - А ты?
   - Ниме... - пробормотала Ниме, и женщина кивнула, будто моментально забыв об имени гостьи. Она резко остановилась, обернулась и подняла руки к платку.
   - В общем, так, - заговорила она. - После болезни... - женщина размотала платок, не договорив. Она была абсолютно лысой...
   - В городе есть колдунья, которая сказала, что если я найду настоящие волосы, она сможет сделать так, чтобы они приросли... Однако все боятся... отдавать свои волосы колдунье. Если ты... Я уговорю мужа дать тебе и седло, и сбрую, и стремена... Если ты... разрешись мне остричь твои волосы.
   - А если я сама их остригу? - поинтересовалась Ниме. Женщина быстро закивала, будто боясь, что та передумает. Подошла к комоду, вытащила ножницы и кинжал, протянула Ниме:
   - Пожалуйста. Как тебе удобнее.
   - А он... точно согласится?
   Женщина нетерпеливо приоткрыла дверь и крикнула:
   - Химай, я договорилась! Оседлай девушке коня. Полностью.
   - Ладно... - проворчал голос. Ниме вздохнула, взяла нож. Собрала свои волосы в хвост.
   Женщина снова накинула на голову платок, с трудом скрывая нетерпеливый взгляд. Ниме ощутила, как её рука дрогнула. "Ничего, отрастут," - сказала она себе, резким движением острого кинжала обрезая волосы у самой шеи. Протянула женщине густой тёмно-каштановый хвост, забирая из волос всю свою энергию. Взбила пальцами то, что осталось на голове, возвращая энергию туда. Вздохнула.
   Женщина дрожащими руками приняла шелковистый поток, глядя на него как зачарованная.
   - Спасибо... - пробормотала она, подняв на Ниме повлажневшие глаза. - Спасибо тебе... Храни тебя боги...
   - Благодарю, - кивнула Ниме, направляясь к выходу.
   Жеребец оказался почти осёдлан.
   - Сейчас, Малыш, погоди, - приговаривал Химай, подтягивая подпруги. Вероятно, он счёл обращение Ниме к коню за имя.
   Седло казалось поношенным, но добротным, безо всяких украшений, однако к нему крепилась кожаная сумочка с дорожным набором для ухода за конём.
   - Оно не новое, - кивнул Химай, будто отвечая на вопрос, - но это моя работа. Его пользовали несколько лет, и оно прекрасно служило... Ещё столько же прослужит. А это тебе пригодится, - он открыл сумочку, демонстрируя Ниме её содержимое, но тут же закрыл - Ниме успела заметить лишь кончик щётки.
   Поблагодарив, она заскочила на коня и выехала через открытую калитку. Отсутствие привычной тяжести волос оказалось неприятным.
   Когда Химай вернулся в дом, Жаи взволнованно прикладывала волосы к лицу. Щёки её раскраснелись, глаза блестели.
   - Почти мой цвет... - бормотала она.
   - Ну наконец-то, - произнёс муж. - Завтра поедем в город, и ты, наконец, перестанешь третировать меня...
   - Завтра? - взвыла жена. - Завтра? Да я умру до завтра! Сегодня! Сейчас!
   - Женщина, или ты совсем из ума выжила? Вечер грядёт! Или уже и зверь не страшен тебе?
   - Сам говорил, что не боишься зверя! А до города два часа всего! Я не могу, не могу, не могу! - она кричала, прижимая волосы к сердцу и топая ногами. - Три года, ты можешь себе это представить, три года я прятала ото всех свою голову, носила уродливые уборы... Если ты не поедешь со мной, то я поеду сама! Запрягай лошадей!
   - Женщины... - проворчал Химай. После, вздохнув, отправился в стойла.
   Жаи любовно связала хвост, приспособив на свою голову, сверху надела тугую шляпку, поплотнее завязав её под подбородком. Несколько минут любовалась отражением - струящиеся по плечам тёмные локоны делали её молодой и красивой. После, не переодеваясь, бросилась на двор.
   - А может, всё-таки завтра? - уныло спросил Химай, тоже залюбовавшись женой.
   - Нет! - отрезала она. - Давай скорее!
   Когда они выехали из деревни, солнце дарило миру свои последние предзакатные лучи.
   - Не позже, чем через час начнёт смеркаться. В город въедем в темноте... - снова попробовал остановить жену Химай. На душе вдруг стало неспокойно: одно дело поминать чудище, сидя в доме с закрытыми ставнями, и совсем другое - пуститься на ночь глядя в дорогу. И почему он постоянно слушает жену, почему никак не сумеет на своём настоять? - Давай просто проедемся по деревне, а завтра с самого утра...
   - Нет! - в глазах её горел нетерпеливый огонь, и, не глядя на мужа, она пришпорила коня. Химаю ничего не оставалось, как последовать за ней.
   Жаи неслась во весь опор, ничего не замечая, однако Химай ощущал беспокойство и непрестанно оглядывался.
   Смеркалось. Копыта лошадей взбивали на дороге пыль, длинные тени скрещивались в тревожные иероглифы...
   "Не ходите... возвращайтесь..." - чудилось ему.
   - Жаи... - произнёс он.
   - Ну что там? - нетерпеливо крутанула она головой.
   - Зря мы...
   - Ну перестань!
   Увидев страх на лице мужа, Жаи вдруг осознала, что они одни на вечерней дороге. Стремление, которое вело её, заставляя забыть обо всём на свете, неожиданно уступило место суеверному страху.
   "Чудовище!" - пробралась под кожу мысль, заставляя стынуть кровь.
   Химай оглянулся и побелел. Резко развернул коня.
   На них неслось нечто огромное, от ужаса он не мог рассмотреть что - лишь чёрный мрак окружал монстра. Дрожащими руками Химай вытащил меч.
   Сделав по инерции пару прыжков, лошадь его жены тоже остановилась, разворачиваясь. От резкого рывка волосы скользнули на бок, и Жаи нервно попыталась выровнять их.
   Конь Химая встал на дыбы, и лошадь Жаи в ответ смятенно заржала.
   Зубы женщины выстукивали барабанную дробь, рука машинально пыталась приладить на место скатывающиеся по мокрой от липкого пота голове волосы Ниме...
   Чудовище неслось столь быстро, что разглядеть его было невозможно - нечто чёрное и огромное в облаке дорожной пыли...
   Химай взмахнул мечом, но его не знавший сражений конь отпрянул назад, и Жаи оказалась впереди.
   - Беги! - завопил муж, однако страх полностью парализовал её. Нервно сжав в руке сползшие волосы, она осознала, что это конец...
   - Беги! - звучал в ушах срывающийся на фальцет голос. - Беги!
   Мчащийся монстр вдруг затормозил и сделал резкий прыжок в сторону. Жаи бросились в глаза изумрудные огни на месте глазниц и полыхнувшие за спиной крылья. За деревьями мелькнул силуэт вспугнутой косули. Монстр, похоже, обратил свой аппетит на неё...
   - Быстрее! - белыми непослушными руками муж пытался схватить поводья её лошади. - Быстрее! Домой!
   - В город ближе осталось! - стуча зубами, проговорила Жаи, намертво зажав волосы в руке.
   - Быстрее! Всё равно куда! - Химай наконец-то развернул перепуганного до смерти коня.
  
   Когда Ниме вернулась в таверну, её ждала остывшая каша, кусок хлеба с мясом, к которому она не прикоснулась, и кружка вина.
   - Вы уж простите, - проговорила хозяйка, заходя. - Нечем угостить вас...
   - Ничего, - улыбнулась Ниме. После поинтересовалась:
   - А что, вы тоже из-за твари...
   - Тсс! - перебила хозяйка. - Нельзя говорить о ней, не то ночью в дом вломится...
   - Извините... - пробормотала Ниме.
   - Это Химай вам наболтал? Ох, доиграется он, с языком своим... - женщина нервно потеребила рукава сорочки, после резко сменила тему:
   - А сами-то откуда и куда?
   - Сейчас вот из Синоры, - откликнулась Ниме. - Пожар там был великий. Нашествие. Сгорела Синора...
   - Нашествие? - удивилась хозяйка. После пожала плечами:
   - Город-то на границе почитай... Все удары первым на себя принимает. Потому и не хотим мы на Север идти... А вы от Северного Тракта далеко-то к востоку свернули... Или в Таллеру собираетесь?
   - Нет, - качнула головой Ниме. - На юг.
   - В нескольких днях пути отсюда болота лежат. Вам бы или на Тракт вернуться, или уж объехать их с востока, - посоветовала хозяйка.
   - Буду придерживаться дорог... - откликнулась Ниме. Чуть помолчала, снова спросила: - Ну а что же, стражу городскую не вызывали? Владыкам не жаловались?
   - Да боятся все беду накликать... - вздохнула хозяйка.
   - Но так же оно дальше пойдёт... когда тут никого не останется?
   - Ну а это уж, пожалуй, и не наша забота...
   Ниме опустила голову: негоже гостье хозяев дома поучать. Собеседница будто ощутила что-то, поднялась:
   - Вы уж простите, завтра вставать рано. Ваша комната сразу по коридору и справа, наверху всё заколочено уж...
   - Хорошо, я тарелку помою, - кивнула Ниме.
   - Да оставьте, я с утра... - откликнулась хозяйка.
   Ниме задумалась. Если у неё будет возможность, она обязательно сообщит кому-нибудь о монстре. А с другой стороны... она-то его не видела? А вдруг всё выдумки? Вдруг разбойники какие так следы заметают? Шпион подслушивает, кто говорит, а после на тех и нападают...
   Как бы то ни было, ночью никто не потревожил их, и с самого раннего утра её разбудили, накормили и даже снарядили в дорогу несколькими ломтями хлеба с сыром.
   Утро было холодным, но день разогрелся, ветер стих, засияло по-летнему жаркое солнце. Ниме старалась придерживаться дороги, любуясь безмятежными лесными пейзажами.
   Путники почти не встречались ей, и она ехала, погрузившись в свои мысли. Седло оказалось удобным, и она совсем не уставала. Лишь к полудню, когда стало очень жарко, услышав журчание ручейка, Ниме сошла с дороги и устроила привал.
   Поев, она даже немного вздремнула, отпустив коня попастись.
   Вдруг что-то насторожило её, Ниме тревожно села, оглядываясь и пытаясь понять, что же не так. Будто на первый взгляд всё нормально. Она отвязала жеребца, стараясь охватить мысленно как можно большее пространство. Где-то на грани восприятия ей почудилась странная пугающая тень, но она никак не могла рассмотреть её.
   Вскочив в седло, она прислушалась. Ни шорохов, ничего чуждого обычному лесу...
   - Поехали, Малыш, - проговорила Ниме, ласково проведя рукой по золотой гриве жеребца. Тот неожиданно упрямым жестом тряхнул головой, не намереваясь ступать дальше...
   Ниме спрыгнула, взяла в руку поводья.
   - Ну что с тобой? Ну идём...
   И вдруг... проблеск чужого присутствия, некой злобной тёмной силы... "Как я могла не заметить?! Опять!"
   Из ближайших кустов донёсся резкий звук треснувших веток... Нечто огромное, будто сотканное из мрака, гигантским прыжком ринулось на неё. В первый миг Ниме показалось, что это громадный волк, потом она утонула в его горящих изумрудных глазах... Лапы не волчьи, скорее, кошачьи, за спиной взметнулись крылья...
   Не успев ни о чём задуматься, она зажмурилась, взмахнула руками и выставила ментальную защиту, как когда хотела остаться незамеченной... Жеребец заржал, встав на дыбы, и отскочил назад.
   Неизвестная тварь вдруг преобразилась в полёте, и к ногам Ниме упал человек. Не совсем обычный, но всё же человек...
   Он скрутился, держась за живот, после поднял свои руки и оглядел их с некоторым недоумением... Взглянул на Ниме - теми же лишёнными зрачков глазами застывшего изумрудного пламени.
   На нём было какое-то тонкое, чуть зеленоватое одеяние - брюки с рубахой, и почти столь же тонкая расстёгнутая куртка чуть темнее.
   Внезапно он дёрнулся, и его вырвало прямо на траву. Ниме отскочила, с нескрываемым изумлением глядя на происходящее. Конь вроде бы несколько успокоился. Во всяком случае, он не спешил бежать, хотя продолжал недовольно всхрапывать.
   Человека рвало долго, Ниме даже устало опустилась на траву в нескольких метрах, пережидая. Руки машинально нащупали в земле нужные корешки... "Их даже и сварить не в чем", - с сожалением подумала Ниме, рассматривая свою находку. Да, это именно то, что пригодилось бы...
   Ещё какое-то время он сидел на коленях согнувшись, после пошатываясь поднялся.
   - Легче? - поинтересовалась Ниме.
   - Как вспомню всё, что я натворил в этом жутком виде... - глухо произнёс тот.
   - Даже знать не хочу... - пробормотала Ниме, отвернувшись. - Ведь это о тебе говорили в деревне...
   - Скорее всего... - согласился он, подходя и садясь напротив. - Как ты освободила меня?
   - Я? - Ниме была изумлена. - Никого я не освобождала, понятия не имею, что произошло... Тебя заколдовали? Укусили? Ты кто и откуда?
   Незнакомец задумался, и Ниме наконец-то рассмотрела его. Глаза, похожие на лишённые зрачков глаза дриад, только не такого травянистого цвета - застывшее пламя изумруда... Волосы до плеч походили скорее на мягкий коричневый мех... Смуглая золотистая кожа... Прямой нос... И с удивлением Ниме обнаружила чуть заострённые уши...
   - Понятия не имею, - откликнулся, наконец, он. - Ничего не помню. Абсолютно. Что было до того, как... Будучи этой тварью, я уже не помнил, что я - человек.
   - Так ты всё-таки человек? - хмыкнула она.
   - А что? - испугался он, поднимая и рассматривая свои руки. - Что-то не так?
   - У меня где-то валялось зеркальце, - откликнулась Ниме, бросив взгляд на коренья, которые по-прежнему держала в руках. - На вот, пожуй, к сожалению заварить не в чем... Но и так должно помочь... Ой! - спохватилась она, отстёгивая флягу. - На, попей!
   - Спасибо, - кивнул он, беря флягу и корешки. Сделал несколько глотков, после принюхался к растениям. Пожал плечами и начал медленно жевать.
   Ниме тем временем порылась в кармашках жилетки и извлекла маленькое круглое зеркальце в резной деревянной оправе. Протянула незнакомцу.
   Тот бросил на неё взгляд, чуть поколебался и взял зеркало с некоторой опаской. Какое-то время разглядывал себя, после посмотрел на Ниме.
   - Разве что-то не так? - осторожно поинтересовался он. Взгляд его изумрудных глаз сделался внимательным:
   - Да, ты немного другая... А ты никогда не встречала людей, похожих на меня?
   Девушка отрицательно покачала головой.
   - Возможно, ты откуда-то издалека, - поспешила вставить она.
   - Значит, ты едва ли поможешь мне вспомнить... - вздохнул он.
   - В этом вряд ли, - согласилась она. - Но кто-нибудь же должен знать...
   - Надеюсь, - усмехнулся он. После вдруг спохватился:
   - Ты спасла меня от этого... ужаса. А я тут только о себе и говорю. Моя жизнь теперь - твоя. Чем мне отблагодарить тебя, госпожа?
   - Ну... - усмехнулась она, - раз уж я спасла тебя непреднамеренно, и, кроме того, совершенно не представляя себе, как... То будет нечестно требовать от тебя чего-то взамен. Так что возвращаю твою жизнь тебе. Иди, ищи себя...
   - Может, проводить тебя? Небезопасно девушке путешествовать одной... у тебя даже оружия нет.
   - Ничего, не пропаду, - усмехнулась она, поднимаясь. Незнакомец тоже встал:
   - Как зовут-то мою спасительницу?
   - Ниме. А моего спасённого? - засмеялась она. Он снова на несколько мгновений задумался. После кивнул сам себе, будто согласился с собственным воспоминанием:
   - Стейрак. Кажется... - добавил он не слишком уверенно.
   - Пусть будет Стейрак, - откликнулась она. - Знаешь... К юго-западу отсюда, - может, в неделе, или десяти днях пути верхом, точно не знаю, - находится Аллар. Это самый большой портовый город, перекрестье торговых путей. Возможно, тебе наведаться в Аллар? Туда съезжаются купцы со всего мира. С самого Ирвира: и с Атлариса, и с Киреппа, и с Мерриода, и с Корвейских островов и даже, говорят, из Вольных Земель. И с соседнего континента. Кто-нибудь да должен знать, где обитают твои сородичи...
   - Спасибо! - обрадовался Стейрак. - Так и сделаю, может, и правда повезёт!
  

Глава 8. Чарльзовы Запруды

  
   Весь день Диаль прятался, и лишь к вечеру рискнул выйти в город, накинув тёмно-синий дорожный плащ. Он долго брёл по улицам, приближаясь к замку библиотеки. Похоже, никто не интересовался его одинокой фигурой.
   Город приходил в себя от возбуждения при посещении Наследника, кое-где оставались следы ярмарок, специальная городовая прислуга убирала улицы.
   Подойдя с обратной стороны библиотеки, Диаль забрался на толстую каменную заднюю стену, лёг на ней, придерживаясь тени, и начал наблюдать.
   Он видел, как Дориана вышла из своей пристройки с пустыми вёдрами и отправилась к городскому колодцу: на территории библиотеки колодца не было. Видимо, вода отсюда ушла уже давно, тогда здание и отдали для книг. Девушка оглядывалась, будто искала кого-то... Диаль раздумывал, не догнать ли её, как из дома вышел мужчина, тоже с вёдрами, и пошёл вместе с ней.
   Через некоторое время они возвратились, после чего Дориана ещё несколько раз выходила на двор.
   Так и не решившись, Диаль осторожно слез со стены и отправился к старушке, у которой вчера, после разговора с братом, попросился переночевать пару ночей. Ему не хотелось оставаться в трактирах, а так как с деньгами было туго, пришлось отплатить старушке мужской работой - подровнять изгородь, подмазать глиной печь, наколоть дров, вбить несколько крюков...
   Мысль о том, как быть, не давала ему покоя ни ночью, ни следующим днём. Дориана казалась доверчивой добродушной девушкой и, вероятно, он смог бы использовать её - однако Диаль всегда старался избегать прямой лжи, ибо за ней непременно следовало возмездие... То, что брат прорвал его защиту именно тогда, когда он назвал вымышленное имя, тоже не показалось ему совпадением.
   Следующим днём Диаль шёл по направлению к библиотеке, накинув на голову капюшон своего плаща, когда его остановил восторженный возглас:
   - Дориан!
   Совсем рядом процокали копыта, и из подъехавшей кареты выглянуло счастливое личико Дорианы.
   - Вы к нам? - поинтересовалась она.
   - Думал сегодня заглянуть, - кивнул он. Она скорчила расстроенную физиономию:
   - К сожалению, сегодня никак... Нас вызвал господин Кум-Мак, градоначальник Кийаллы, пришёл караван с книгами и свитками, мы будем их сортировать, перевозить, расставлять...
   - И много это займёт времени? - поинтересовался он. Она оглянулась, будто кто поторопил её, после вновь посмотрела на Диаля:
   - Не знаю точно, смотря сколько там будет... Может, и несколько дней... Сегодня наверняка буду занята весь день...
   Последние слова она кричала уже на ходу набирающей скорость кареты. Диаль вздохнул. Ему нельзя оставаться тут, его вот-вот могут выследить. Если завтра не удастся... нужно будет на время забыть об этой библиотеке и поискать в других местах.
  

***

  
   Сложив крылья, огромная разноцветная птица пошла не снижение.
   - Они снова пытаются следовать за нами. Молодой лорд в окружении своих людей.
   - Отвлеки их, Коаис... - откликнулась Тисс. После добавила:
   - Шиаа, ты тоже помоги.
   Сверкание глаз, лёгкое дуновение согласия, будто человеческий кивок головой, и вот уже разноцветная птица взмыла обратно в небеса, а огромная кобра скрылась в высокой траве.
   Тисс огляделась. Руины. Даже не руины, отголоски руин, меньше, чем фундамент - ощущение места, которое некогда было занято чем-то важным. Было. Очень, очень давно...
   - Айси, Реттех... нам здесь делать нечего... Нужно решить, куда отправляться дальше.
   - Здесь неподалёку есть имение... - мурлыкающая гортанная речь.
   - Имение связано с молодым лордом... - задумчивый взгляд, скрывшийся за упавшими стрелами ресниц. - Нет. Туда мы не пойдём...
  
   Мирсес не обманул. Он действительно чувствовал себя намного лучше.
   Отряд свернул на северо-восток, по дороге, ведущей в Белую Долину. Дорога была широкой и утоптанной, охватывала много поселений. Часто навстречу попадались путники, прошли два каравана, а однажды их обогнал гонец.
   Многие узнавали Теленга и кланялись. Его бойцы ощутили некоторое успокоение, какое бывает на людных и хорошо знакомых путях.
   Первые дни ехали легко, ночевать старались на постоялых дворах. Тем не менее Гураж Арев расслабляться не давал, по-прежнему высылая дозорных вперёд и замыкающего назад, а сам Наследник постоянно находился в центре, прикрываемый с боков.
   На каждом привале Мирсес на некоторое время уединялся, и Теленг с тревогой спрашивал его о здоровье. Паренёк отвечал, что уже всё нормально, да и признаков возвращающегося обессиления не проявлял.
   Лишь стоя на развилке, Теленг надолго задумался. Направо уходила дорога, ведущая прямиком в Белую Долину. Быть тут рядом, всего в нескольких днях пути - и не заехать? Разумно ли это?
   Налево же, чуть севернее, уходила небольшая дорожка, ведущая через Чарльзовы Запруды, где, по словам Блейка, видели дракона. А дракон тонкой, неуловимой и необъяснимой нитью был связан с Тисс...
   Мирсес. Теленг покосился на мальчишку. Стоит ли брать и его с собой, или приказать где-нибудь обождать? Или отправить с кем-нибудь в Долину?
   - Ну что? - подъехала Кинара, единственная, кто смел прерывать раздумья лорда подобным вопросом. - Решился?
   - Едем через Запруды, - вздохнул он. - Если что, там свернём к Долине...
   Чарльзовы Запруды были единственным селением с этой стороны дороги. Несколько десятилетий назад один здешний аристократ, лорд Чарльз, пытался оросить свои поля водой из Беглой Реки. Поначалу всё шло неплохо, вода попадала на огромные территории, и поля Чарльза обильно плодоносили.
   Однако постепенно Запруды начали заболачиваться, пока от них не осталось лишь названия. На многие мили протянулись болота, изгнавшие местных жителей подалее. Справиться с водой никто так и не смог.
   Само селение тоже переехало из болот поближе к дороге, однако название так и прицепилось к нему. А обедневшие потомки Чарльза не раз поминали своего родича нехорошим словечком...
   - Говорят, в центре болот есть один остров, где когда-то давным-давно стояла крепость неприступная... - произнесла Кинара.
   - Точно! - воскликнул Теленг. - Неужели она искала этот остров? Нужно будет уточнить, где именно видели...
   - Она? - подняла бровки Кинара. Теленг так и не рассказал своим ребятам о Тисс. До сих пор информация о ней будто сама шла ему навстречу...
   - Потом, - шепнул он, чуть заметно улыбнувшись, однако Кинара нахмурилась. Теленг тронул своего коня, двигаясь вперёд.
   - А это правда, - подал голос Мирсес, - будто лорд Чарльз поссорился не то с водяным, не то с семейством русалок, и те в отместку заболотили всё вокруг?
   - Всё тебе сказки слушать, - фыркнула Кинара. Мирсес покраснел и больше ничего не добавил.
   Селение оказалось маленьким и очень грязным. Видно было, что оно основывалось впопыхах, без какой-либо единой организации или плана, и до сих пор выглядело таким, будто люди решили тут пожить немножко перед тем, как поехать домой. Возможно, изначально так и предполагалось, однако для многих семей это "пережидание" растянулось не на одно поколение.
   Улицы были полны грязевой жижей, словно после обильного дождя, копыта лошадей утопали в этом месиве, и путники продвигались с заметным усилием.
   Встречный трактир привлёк их шумом и светом, а также ароматом жарящегося мяса, и Теленг решил дать людям и лошадям полдня отдохнуть. С тем, чтобы разузнать побольше, а назавтра засветло отправиться в путь.
   Живой невысокий худощавый мужчина за сорок поднял суету вокруг приезда Наследника. Его пышная суетливая жена тут же бросилась на кухню прикрикивать на кухарку, а заодно в кладовую за чистыми простынями. Главный зал наполнился гамом, прибежала хорошенькая молоденькая дочка хозяев, кокетливо стреляя глазками в Теленга, а заодно и в прочих бойцов.
   Лорд с улыбкой наблюдал, как его дружинники расправляют плечи, выпрямляют спины, подмигивают кокетке в ответ и перешучиваются.
   Когда Наследник и его свита разместились в небольших комнатках, заняв целый этаж, и спустились к ужину, в зале уже было полным полно народу: казалось, всё селение сбежалось полюбоваться на важных гостей.
   Примар остался в комнате, постирать и просушить вещи хозяина, а также прогреть хорошенько камин, чтобы отогнать проросшую в доме сырость. Мирсес тоже уединился и пока не выходил вниз. Остальным же Теленг приказал походить по городку или пообщаться с людьми здесь, в таверне, и выяснить всё о том, где и когда видели дракона. А также своим он приказал разузнать, не появлялась ли где в деревне госпожа красы невиданной...
   Лишь командир Гураж да Кинара остались охранять Наследника Ирвирата, и Теленгу больших трудов стоило уговорить их хоть по очереди поесть - они всё хотели оставаться за его спиной, внимательно присматриваясь к люду.
   Он видел, как Расом болтает с хозяйской дочкой, Блейк же и Кларен удалились. Из троицы отца Бранс с Туммарером пошли побродить по селению, а Пиан остался здесь же. Он подсел к барду, поигрывающему в углу на гиранширской гитаре, и когда тот отставлял свой инструмент, чтобы промочить горло, о чём-то с ним беседовал.
   Впрочем, сегодня возле барда собралось не слишком много народу - все желали поближе рассмотреть своего будущего Владыку.
   С очередным скрипом двери в зал вошла пятёрка крепких парней во главе с изысканно одетым красавчиком, чем-то похожим на Теленга.
   - Надо же... - развязно произнёс предводитель. - Дорогой кузен пожаловали...
   Кинара и Гураж положили руки на рукоятки своего оружия, однако Теленг не переменил позы, лишь скользнул полупрезрительным взглядом по вошедшим.
   - И снова под защитой бабы, - добавил красавчик. Зал безмолвствовал.
   Зубы Кинары сжались, и вновь прибывший ощутил, что не хотел бы выяснять отношения с этой "бабой" и объяснять, почему он её так назвал, однако она продолжала стоять за спиной своего господина.
   - Здравствуй, Сивион, - откликнулся Теленг. Он заметил, как Пиан и Расом напряглись в своих углах, однако пока не приближались к нему. - Не скажу, что рад тебя видеть. Какими ветрами тебя сюда занесло?
   Сивион был родственником по линии матери. Несколько лет назад его изгнали из Гиваллы за непростительное поведение. К тому же, бродили слухи, будто он готовил заговор против Теленга, так как тот был единственным ребёнком Владыки Гиннета, а других родных у них не осталось. В случае его внезапной смерти самым близким оказывался Сивион, хотя даже Теленг затруднялся сказать, каковы были бы в реальности его шансы на престол.
   - В Белой Долине прошло моё детство, и мне лишь хотелось увидеть её по дороге в Аллар. Это ведь не запрещено?
   - Тебе там делать нечего, - хмуро отозвался Теленг.
   - Это запрет Владыки?
   - Если хочешь.
   - Я не хочу враждовать с тобой, кузен. Наоборот, я собирался помириться...
   - Ты не с того начал разговор, чтобы помириться. И не верю я, что ты здесь случайно. Зачем искал меня?
   - Не льсти себе, кузен, - презрительно скривившись, Сивион развернулся и подал знак своим парням следовать за ним.
   Вечер постепенно вновь оживился, однако настроение Теленга оставалось хмурым. Он задумался, что же делать дальше...
   Самым разумным было бы возвратиться на людную дорогу и понаблюдать, не увяжется ли Сивион за ними. Но Тисс...
   Когда все его воины вернулись, Теленг решил устроить совещание в самой большой из снятых комнат, которая отводилась ему, а также имела маленькую комнатушку для прислуги. Довольный Расом пришёл последним, однако Теленг предпочёл дождаться, дабы не повторяться.
   - Итак, - начал Теленг, обводя всех взглядом. По большей части разместились на полу, сам Наследник присел на собственную кровать, куда разрешил сесть и Кинаре. Гураж Арев занял единственное кресло. - Мне хотелось бы выслушать, что вы узнали. Рассказывайте обо всём, даже о мелочах.
   Несколько мгновений стояла тишина - каждый ожидал, кто же начнёт. Но не успел Теленг остановить на ком-нибудь свой суровый взгляд, как Пиан проговорил, едва пожав плечами:
   - Бард пел про дракона. Я поинтересовался, доводилось ли ему видеть их, на что тот витиевато ответил, мол, "нельзя узреть то, чего не существует, но как же не увидеть того, что находится перед глазами". И ничего не стал пояснять.
   - Люди судачат, - кивнул Блейк. - Вроде кто-то где-то над болотом видел, но мне не попался никто, кто сказал бы, что видел он сам.
   - Дракона видел? - пытаясь скрыть восторг, воскликнул Мирсес. Теленг недовольно поморщился, и паренёк поспешил затихнуть.
   - Я видел, - отозвался тем временем Кларен. - То есть не дракона, а того, кто его видел. Девушка... - он чуть помолчал и добавил. - Слепая.
   Невзирая на суровый взгляд Наследника, дружинники не удержались от смеха.
   - Ага, - фыркнула Кинара. - А чнорры с шерогами у неё перед глазами не бегали?
   Теленг укоризненно взглянул на неё, и Кинара умолкла. Кларен кивнул:
   - Говорит, она прозрела. Видела свет, видела зелень. И летящего дракона. Недолго...
   - Не задремала ли? - не удержалась Кинара.
   - А ещё, - добавил Кларен, - видела птицу яркую, рядом с драконом летящую.
   Теленг вздрогнул. Да как слепая могла описать ту птицу яркую?
   - У неё было видение? - спросил Теленг Кларена.
   - Думаю, да, господин, - отозвался дружинник. - И летели над Запрудами они, и над крепостью древней, которая, говорят, когда-то давно стояла здесь.
   - Едем! - воскликнул Теленг. - Завтра же...
   - Господин, - прервал Гураж Арев. - Простите, господин мой лорд, не пора ли рассказать нам, почему так дракон важен? Кого ищете вы?
   Теленг немного помолчал, обдумывая. После поднялся с лучезарной улыбкой Владыки:
   - Дорогой мой капитан, не серчай, что не сразу сказал тебе и не смогу сказать пока, ибо... ибо нужно разобраться мне, прежде, чем дать пояснение. Скажу лишь, что это важно, и ваша преданность и вера очень ценны для меня. Продолжим же наш путь.
   Воины поднялись, делая поклон своему господину.
   - Проследил ли кто-нибудь, где укрылся Сивион? - поинтересовался лорд, жестом разрешая подданным вернуться на места.
   - Ускакали по дороге в сторону Кийаллы, - подал голос Туммарер, подняв руку в знак внимания. - Нужно было проследить?
   - Возможно... - задумчиво откликнулся Теленг, слегка пожевав губами. - Ну да ладно. Лошадей где держали?
   Туммарер чуть пригладил светлую ухоженную бородку:
   - Здесь же в таверне. На конюшне.
   Теленг кивнул. После взглянул на Бранса:
   - А ты что-нибудь неожиданное поведаешь?
   - Ходил к старой дороге в Белую Долину, которая сейчас в болота уходит... - Бранс обвёл глазами заинтересованные взгляды и усмехнулся: - Дракона не видел. Но поговорил со стариком, что в самом окраинном доме живёт. Помнит ещё переселение, смутно правда. Словоохотливый, говорил, что давным давно тут семья магов великих жила. И будто бы под покровительством их была вся местность - Запруд-то тогда ещё не было. Куда делись маги, не известно, но долго ещё крепость их стояла... Почитали место это как святое, даже когда ничего не осталось. Пока лорд Чарльз не решил на этом месте новый дворец себе выстроить, тогда-то и начались проблемы... Говорит, духи взбунтовались, не для него это место... Что уж тут правда, а что придумки - не знаю, но ведь залилось отчего-то всё водами многочисленными...
   Бранс задумчиво взглянул на Мирсеса. Тот помалкивал, Кинара же по обыкновению недоверчиво усмехалась:
   - Взрослые люди, а как дети малые, вам что ни расскажи - на веру принимаете.
   - Зачем же сразу на веру, - обиделся Бранс. - Передаю то, что слышал.
   - Ну, остров там действительно необычный имеется, - вступился Теленг, - ещё с детства слышали мы, что колдовские дела здесь происходили, только вот ничего конкретного, даже легенды какой. Обсуждают, побаиваются, а чего - не знают.
  
   После совещания Теленг объявил, что желает вымыться.
   Примар уже успел наскоро искупаться во дворе сам и позаботиться о тёплой воде для ванной господину, а также простирать и вывесить сушиться одежду.
   - Я останусь здесь, - заявила Кинара, когда все остальные разошлись.
   - Я специально снял тебе отдельную комнату, чтобы ты отдохнула от нашего мужского общества, - засмеялся Теленг.
   - Мне не понравилась эта встреча. Ты не будешь спать один.
   Теленг приподнял бровь, усмехнувшись, но Кинара одарила его суровым взглядом:
   - Ты понял, что я имею в виду. Покупаюсь у себя и вернусь.
   - Мне тоже не понравилось, - согласился Теленг. - Он вроде бы и внимание привлекал к себе, и меня принизить в глазах других хотел...
   - Моей личностью, - кивнула Кинара.
   - И тут же заявил, что помириться желает...
   - Вот поэтому я и вернусь.
   Кинара вышла, а Теленг выглянул в коридор. Возле одной из дверей Расом беседовал с Блейком. Расом что-то сказал, Блейк засмеялся, после отправился не в комнату, а к лестнице вниз. Расом же увидел Теленга и взглянул на него:
   - Будут ещё какие-нибудь распоряжения, сэр?
   - Иди сюда... - позвал Теленг, и Расом вернулся в покои господина. Встал, ожидая распоряжений.
   Притворив дверь, Теленг задумчиво прошёл к камину, налил себе вина из стоящей на нём красивой бутыли. После обернулся к воину:
   - Не понравилось мне появление кузена. Хочу я, чтобы ты постарался проследить за ним. Завтра выедешь вместе с нами, а после вернёшься. Тайком, или наоборот, к зазнобе своей - уж сам решай. Но узнай как можно больше.
   - Будет исполнено, господин, - склонил голову Расом.
   - У тебя это лучше многих выходит. Дать кого-нибудь в помощь?
   - Как скажете, господин. Думаю, я и один справлюсь, не нужно бы вам по болотам ходить при малом количестве охраны. Постараюсь выяснить всё, что смогу.
   Когда Теленг вылез из ванной, в которой едва не уснул, Кинара уже возвратилась. Она оделась в чистые брюки и рубашку, а на кресле лежал мундир личной охраны Теленга, сшитый специально по её фигуре.
   Девушка сидела на единственной кровати спиной к нему, и пока не видела, как Теленг выходит из-за ширмы, поза её была удивительно домашней. Он даже на миг удивился, не узнавая свою боевую подругу.
   Она закинула одну ногу на кровать, расчёсывая мокрые волосы, и он какое-то время боялся разрушить внезапную уютную картинку. Однако она подняла глаза, чуть обернувшись, и тут же приняла более строгий вид.
   - И где же мне тебя уложить? - поинтересовался он.
   - Кресла будет достаточно.
   - Не хочу, чтобы ты устала и не выспалась...
   - Могу принести постель и устроиться на полу.
   - Ладно, - вздохнул Теленг. Ему хотелось отдать ей половину своей огромной кровати, однако он так и не решился смущать её подобным предложением.
   Примар расположился в комнатушке, но двери не закрывал, чтобы видеть всё, происходящее у хозяина в комнате. Гажж улёгся в кресле, Сима же устроила приоткрытая дверца шкафа.
   Когда ночью раздался несмелый стук в дверь, никто ещё как следует не заснул.
   Сжав в руке меч, Теленг тихо подошёл к двери. Кинара, лежавшая на своей постели возле камина, в котором едва тлели угли, лёгким движением взметнулась и поспешила открыть сама.
   На пороге стояла дочка хозяев таверны.
   - Можно? - прошептала она, попытавшись войти. Теленг отошёл, впуская её, Кинара же выглянула в коридор, убедиться, что там больше никого нет.
   - Что ты хотела?
   - Я... - девица подняла руки и начала расстёгивать свою блузу.
   Теленг на несколько мгновений растерялся. Расом, конечно, выглядел очень довольным, однако Наследник привык сам избирать себе женщин. Да и присутствие Кинары с Примаром не способствовало желанию предаваться любовным утехам. К тому же, в последнее время у него было совсем иное на душе...
   Тисс... кубок отравленного вина, кинжал у сердца... Где же ты, как найти мне тебя?..
   Всё, что могло привлечь его ещё пару недель назад, вдруг начало казаться столь бесполезным и отвратительным...
   Почти неуловимо развернувшись, Кинара оказалась за гостьей. Невесть откуда взявшийся в её руке нож прижался холодным лезвием к шее незадачливой трактирщицы.
   - Кто тебя послал? - прошипела Кинара. Теленг бросил на неё недовольный взгляд, однако в темноте этого не было видно.
   Девушка попыталась помотать головой, тут же испугалась собственного действия и перепугано запричитала:
   - Никто... простите... я не знала, что он не один... Я только хотела... Отпустите меня, и вы больше никогда не увидите меня...
   - Неужели ты думала, что сам будущий Владыка Ирвирата польстится на потаскушку вроде тебя? - грозно поинтересовалась Кинара. Прядь её распущенных волос упала на лицо, и она дёрнула головой, убирая волосы от глаз, однако рука не дрогнула ни на миг.
   - Простите меня... - лепетала девушка.
   - Отпусти её, Кин, - устало произнёс Теленг, и нож Кинары исчез так же внезапно, как появился. Девица предпочла ускользнуть за дверь, пока господа не передумали.
   Теленг запер щеколду, прислушался - шаги ночной гостьи стремительно удалялись.
   - Надеюсь, я не нарушила твои планы? - хмуро поинтересовалась Кинара, возвращаясь в свою постель.
   - И в мыслях не было, - хмыкнул Теленг, обнаружив, что Примар выходит из тени возле шкафа - даже сам Наследник не заметил, когда слуга успел туда пробраться. Однако вздумай кто-нибудь напасть из-за двери, ему не поздоровилось бы.
  
   Ранним утром, после завтрака, отряду были поданы лошади, а также свёртки с дорожным провиантом на день-другой. Гураж лично удостоверился, что для каждой лошади взят запас овса. Пока Запруды спали, всадники как можно тише покинули селение и по неприметной тропке двинулись в сторону древнего строения. Теленг не стал брать проводника из местных, так как не знал, с кем успел тут сговориться Сивион.
   Вскоре, повинуясь пожеланию господина, Расом оставил отряд и свернул обратно. Остальным Теленг сообщил, что дал воину особое задание.
   Поначалу дорога была относительно сухой, лошади лишь слегка запачкали свои копыта. Постепенно их тонкие ноги стали проваливаться всё глубже, под копытами зачавкало, сухие участки встречались реже и реже.
   - Наберем дров? - предложил Теленг, видя, что воды всё больше. - Раньше-то там и деревья росли, но сейчас кто знает...
   Гураж Арев улыбнулся: похоже, молодой лорд начинает присматриваться к окружающему, а то всю дорогу мчался вперёд, будто в мечтах заоблачных.
   - Непременно, мой лорд, - отозвался старый воин, подавая знак остановиться и заняться дровами.
   Грело жаркое майское солнце, путники поснимали серые дорожные плащи и даже расстегнули синие мундиры. Когда дрова были припасены, отряд двинулся далее.
   Первый мост показался, когда пришлось спешиться, так как воды сделалось по колено. Старая дорога была размыта, копыта коней вязли в грязи, и воины побаивались, что в любой момент может подвернуться топь или яма.
   - Пройдём ли тут с лошадьми? - с сомнением спросил Гураж Арев.
   - Смотрите! - воскликнул Мирсес, и все взгляды устремились вперёд.
   Там, среди поросшего травой и редким кустарником болота, терялось ажурное строение. Подойдя ближе, путники рассмотрели неширокий - для проезда одной кареты - кованый мост. Его узкие металлические опоры утопали в воде, покрывшись ржавчиной. Тонкие узорчатые перила, мягкие изгибы форм... Видно было, что раньше за мостом хорошо следили, многие доски сохранились, некоторые же прогнили или проломились.
   Осмотрев мост вблизи, Теленг счёл возможным попробовать переправиться через него. На первый взгляд все металлические элементы оставались целы.
   Лошадям не слишком пришлась по вкусу эта идея. Они вскидывали головами и прядали ушами, недовольно тыкаясь в руки хозяевам. Держась за перила, переступая отсутствующие доски и ведя коней в поводу, отряд постепенно перебрался на другую сторону.
   Мост опускался прямо в ледяную воду. Под ней ещё виднелись остатки бывшей дороги, вымощенной камнями. Сейчас камни поросли водорослями и сделались скользкими, кое-где мелькали стайки рыбёшек, однако вода оставалась на удивление прозрачной.
   Через некоторое время дорога пошла чуть вверх, и вскоре путники вышли на сухой пригорок. Было решено развести костёр, поесть и просушить обувь.
   - Далеко ли до острова, не помнишь, Примар? - спросил Теленг своего старого слугу.
   - Моста три, по-моему, мой лорд, - отозвался тот, выпуская Гажжа в траву. Удав скользнул по земле, почти неуловимо прошуршав старой листвой, и скрылся из глаз. - А там свернуть придётся, остров-то раньше лишь большим холмом был, всяко не затопился бы... должны остаться подходы.
   - А куда мосты ведут? - уточнила Кинара.
   - Когда здесь были лишь рукотворные каналы, мосты соединяли все направления, - откликнулся Теленг. - А основная дорога вела в Белую Долину. Она и сейчас наверняка сохранилась, думаю, поищем путь. Напрямик мы быстрее и до Белой Долины, в случае чего, доберёмся. Чем поворачивать назад и огибать по нынешней дороге.
   Поев, пока подсыхала обувь, и немного передохнув, отряд снова начал собираться, чтобы как можно больше успеть до темноты.
   Когда Теленг смотрел, как Кинара зашнуровывает свои высокие - выше колен - прогревшиеся возле огня сапоги, он вдруг словил себя на мыслях, весьма далёких от раздумий о дороге...
   Дальше путь снова пошёл вниз, под ногами зачавкало, однако с коней пока не слезали.
   Второй мост оказался каменным. Он был не такой длинный, как первый, более приземистый, с низкими перилами и широкими опорами.
   Копыта оскальзывались на подъёме: камни поросли водорослями и улитками, кое-где пошли трещины.
   - Давайте я влезу наверх, привяжу верёвку! - предложил Мирсес. Гураж кивнул, разрешая: идея мальчишки ему понравилась.
   Паренёк ловко преодолел мокрое пространство, цепляясь за перила, пока мост не сделался более пологим и сухим. Чуть поразмыслив, Гураж отправил ему на подмогу Пиана. Вдвоём они привязали верёвку вокруг одной из опор перил, и сбросили вниз.
   Снизу Блейк, Туммарер, Бранс и Кларен подвязали поводья лошади к спущенной верёвке и помогли переправить её на сухое, свободное от водорослей место. Переправив лошадей, вверх поднялись и люди - все были уставшими и взмокшими, однако делать ещё один привал не стали, лишь медленно побрели по мосту.
   Вода под этим мостом выглядела цветущей, тёмной и мутной, и соприкасаться с ней не хотелось вовсе. На середине Теленг отдал приказ снова сесть на лошадей, и продвижение пошло быстрее.
   Сойдя с моста, Гураж чуть придержал коня, пытаясь сориентироваться. Наклонился - воды было немного, она чуть закрывала копыта лошадей, и под ней снова просматривались остатки былой дороги. Дорога уходила немного вправо, и Гураж решил пока следовать по ней, хотя остров должен был находиться левее. На дороге почти не попадалось выбоин и копыта не утопали в грязи.
   Теленг не оспаривал решение командира отряда. Про себя он давно предавался сомнениям, стоило ли идти сюда - однако сердце неистово колотилось при мыслях о Тисс...
   День перевалил за половину, когда показался третий мост. Отряд по-прежнему продвигался по остаткам дороги, воды было почти везде одинаково, лишь в трёх местах она доходила выше лошадиных колен, и один раз почти до крупов, переливаясь в высокие сапоги всадников.
   Третий мост тоже оказался каменным, но более изящным, чем второй. Опоры и перила состояли из аркад, и он убегал далеко вперёд, теряясь где-то в тумане. Въезд на него был более пологим, к тому же вода покрыла не так много камня, и путникам удалось въехать, даже не слезая с коней.
   Ехали по двое-трое, переговариваясь. Тишина бывших Запруд начинала давить на уши. Вода оставалась мутной, справа от моста выросло несколько кустов, и они опускали свои ветви на потрескавшиеся перила, будто желая схватить незваных пришельцев.
   Примар о чём-то беседовал с Мирсесом, и Теленг не заметил момент, когда удав вдруг взвился на плечах хозяина и зашипел на мальчишку. Однако когда от торчащего из воды куста раздалось ответное шипение, Теленг увидел, на кого шипел Гажж на самом деле.
   - Кобра! - закричал Мирсес. Все бросились к ним, удав молниеносным движением рванул за перила. Раздался шлепок о воду... В воде мелькнуло огромное разноцветное тело второй змеи.
   - Гажж! Ты куда! Вернись! - закричал старик, однако удав уже юркнул в болотную траву, и даже следа его стало не различить.
   - Примар... - начал было Теленг, однако вдруг Сим сорвался с его плеча, где по-прежнему сидел без клобучка, и взмыл ввысь. Там мелькнули яркие разноцветные перья.
   "Отзови птицу, потеряешь..." - отчётливо вспомнилось ему.
   "Отзови птицу, потеряешь..." "Отзови птицу..." "Отзови..."
   - Сим! - что было сил закричал он. - Вернись! Назад! Сим!
   Теленг издавал призывный свист, на который Сим обучен был прилетать, кричал, звал - однако всё было напрасно. Клубок ярких перьев падал сверху, а в воде смыкались кольца огромной пятнистой кобры.
   Теленг ощутил, как слёзы наворачиваются на глаза. Сим. Друг. А как же Примар без своего удава?..
   - Тисс... - пробормотал он. - Тисс! Чего ты хочешь! Скажи, я исполню твою волю, только пожалей их! Не убивай! - закричал он, пришпорив коня и бросившись вперёд. Его спутники притихли, не понимая, что происходит, лишь старик Примар со слезами на глазах звал своего любимца.
   - Не убивать? - прошелестел голос, и Теленг вдруг увидел перед собой полупрозрачное лицо. - Ты не выполнил моего пожелания.
   - Выполню! - взмолился Теленг. - Только оставь их...
   - Моя воля такова: не иди за мной, не ищи меня. Едь своим путём...
   На миг ему показалось, что аквамариновые глаза её стали реальны, и что они всматриваются в его душу, перебирая её, будто букет осенних листьев. Губы нежданно дрогнули в почти неосязаемой улыбке:
   - Если ты понадобишься, я найду способ позвать тебя...
   С этими словами с неба рухнул израненный сокол, с трудом развернув крылья для полёта. И в то же мгновение Примар подхватил истекающего кровью Гажжа, которого будто вышвырнули наверх. Карликовый удав шипел и извивался, но у него не хватило сил обвить хозяина своим телом.
   - Чнорры, что это было? - проговорила сжимающая бесполезный меч Кинара.
   - Вы видели её? - глухо поинтересовался Теленг, бережно обнимая Сима. В ответ на абсолютное молчание он повернул коня и оглядел своих спутников. Не похоже было, чтобы кто-нибудь ещё заметил Тисс или услышал её ответы... Лишь Мирсес вдруг воскликнул:
   - Я видел дракона! Он сказал мне, чтобы я не искал его...
   "Вот как, значит, действует на тебя её магия нечеловеческая..." - подумал Теленг, с тревогой подъезжая к парню. Однако на этот раз взгляд того был вполне осмысленным.
   - Полечишь их? - спросил Теленг, аккуратно спешиваясь. Парень кивнул, тоже спрыгнув с лошади. Взял Сима, забившего крыльями, на руки, что-то ласково нашёптывая.
   - Что дальше-то? - тихо поинтересовалась Кинара, подходя. Теленг огляделся.
   - Если будем двигаться по мостам, попадём в Белую Долину. Главное не сбиться с пути и чтобы мосты оказались не хуже, чем предыдущие. Без них, боюсь, не пройдём.
   - А как же кузен ваш Сивион? - поинтересовался Гураж Арев, тоже подъезжая. Теленг задумался.
   - Сегодня одинаково обратно в Запруды не успеем, нужно ночлег найти - может, на мосту и лучше всего будет остаться. Следующий не знаю, где обнаружится. А завтра... Потеряем лишний день, и ещё три до Долины по дороге. А тут ежели будем двигаться мостами, за два должны дойти. Давайте лучше вперёд поедем, посмотрим, где мост оканчивается, искать ли место дальше, или тут остановиться. Если уж кузен мой за нами следить вздумал, всё едино воротиться не поспеем, и так и эдак нагонит...
  

***

  
   День Диаль переждал с трудом, а следующим вечером всё же отправился к Дориане.
   Поминая про себя всех полосатых чнорров, он готовил речь, с которой обратится к ней, и раздумывал о том, что она успела рассказать своей семье и не придётся ли ему знакомиться и объясняться с ними со всеми.
   Парадные ворота оказались отворены, и он нерешительно зашёл на территорию.
   Кое-где в замке горели окна - видимо, продолжались учёт и расстановка вновьпривезённых экземпляров.
   - Дориан! - возглас оторвал его от созерцания величественной картины сверкающего окнами старинного силуэта на фоне вечернего неба. - Ты пришёл!
   Не успел он опомниться, как она уже бросилась ему на шею:
   - Я так соскучилась!
   - Я тоже... - откликнулся он. Если бы он знал, что на сей раз возмездием окажется её нежданное прикосновение в самый решающий момент, то, возможно, не стал бы ничего говорить и просто ушёл бы. Однако слов уже было не вернуть, её полные губы, оказавшиеся горячими и влажными, нашли его уста...
   - Дориана... - пробормотал он, едва удержавшись от желания вытереться. Она вскинула на него глаза, и он решился: - Послушай... Мне... необходимо уехать. И... мне очень нужно снова попасть туда. Ты поможешь мне?
   - Так ты не ко мне пришёл? - она убрала руки, в глазах затаилась обида. - Тебе нужно туда!
   - Ну я же к тебе пришёл... - улыбнулся он. После посмотрел на неё серьёзно:
   - От тебя зависит... очень многое. Ты можешь помочь мне... и я буду обязан тебе. Или исполню какое-нибудь твоё пожелание взамен.
   - Хорошо, - очень уж легко согласилась она, и он засомневался, не собиралась ли она сделать это с самого начала? - Я проведу тебя туда, но взамен ты расскажешь мне всё, что знаешь. Откуда знаешь. Зачем тебе эти книги.
   - Боюсь, я не смогу рассказать тебе всего.
   - Или так, или никак, - откликнулась она, вдруг кокетливо улыбнувшись. Однако ему вовсе не хотелось кокетничать с ней.
   - Хорошо, - согласился он, с трудом представляя, во что это выльется. Он не мог ничего рассказать ей, значит, предстоят большие неприятности... Надо же, он уже давно не попадал в подобное положение, когда не смог бы ответить так, чтобы слова не были прямой ложью. Слишком привык сплетать жесты и предложения так, чтобы избегать открытой лжи.
   Взяв его за руку, она поднялась по крыльцу вверх, и, оставив его у входа, подошла к стражникам, сказать им несколько слов. После чего они беспрепятственно прошли в коридоры первого этажа.
   Диаль ощущал трепет вперемешку с нетерпением, когда они подходили к потайной стене подвала. Как и раньше, Дориана приложила руку, открывая проход, и, подсвечивая себе фонарями, они снова спустились к двери в тайную секцию.
   - А теперь рассказывай, - произнесла она, доставая ключ.
   - Давай после... - он взглянул на неё, однако она качнула головой:
   - Хоть что-нибудь. Для начала...
   - Что тебя интересует? Для начала.
   - Зачем тебе книги?
   - Я ищу картинку одного старинного дворца.
   - Зачем?
   - Ты узнаешь, как только я найду её.
   - Но в этих книгах не было никакого дворца... Только какие-то странные дома и помещения... Или ты думаешь, что он мог быть изображён на испорченных листах?
   Девушка будто безотчётно поигрывала ключиком, и Диаль начал ощущать нетерпение. Она будет стоять тут и дразнить его, и выпытывать, и... возможно, потом передумает и не заведёт его вовнутрь?
   - И откуда ты знаешь о них? - добавила она.
   Он чуть прикрыл глаза, решившись.
   Свет двух сиротливых фонарей, подрагивающих в их руках, качнулся, мрак по углам сгустился, почему-то звякнула о стену висящая цепь...
   Дориана поёжилась, ощутив внезапный приступ безотчётного страха, бросила взгляд вверх, на теряющееся во тьме начало лестницы... Вспомнила о том, что внутри имеется несколько факелов...
   - Ладно, - произнесла она, поспешно отворяя дверь ставшими вдруг непослушными руками.
   - Что-нибудь случилось? - поинтересовался Диаль.
   - Ничего, - качнула головой Дориана, стыдясь признаться, что ей вдруг стало страшно в собственном, изученном давным-давно замке.
   Войдя вовнутрь, она бросилась к факелам, и пока зажигала их все, Диаль поспешил к фолиантам.
   - Подожди! - произнесла она. - Ты ещё не рассказал...
   - Дай мне немного времени... - проговорил он, безошибочно выбирая две книги.
   Итак, у него была всего одна попытка. Едва ли он сможет вернуться сюда так просто, по крайней мере в ближайшее время.
   Он открыл обе испорченные картинки. Дориана пыталась что-то ещё сказать, однако он отключился от реальности, стараясь охватить суть находящегося за страницами.
   В какой-то момент снова увидел луговые травы... Перевёл глаза на соседний фолиант... Ему почудилось садящееся за болотами солнце...
   - ...не пугай меня! - донеслись до него её слова, и он поднял невидящий взгляд.
   - Дориан! - вскрикнула она.
   - Подожди, - мотнул он головой. Луг или болото?.. Или всё-таки заброшенный город?
   Что-то привлекло его внимание. На миг ему показалось, что над болотом летит нечто огромное, разноцветное... И два гигантских зверя, чёрный и белый, мчатся внизу сквозь поросшие топи...
   Диаль сосредоточился, припоминая ощущение. Болото стало ближе и чётче. Он больше не видел никаких загадочных существ, лишь тишину ночной природы... ещё миг...
   - Дориан! - в этот миг рука Дорианы легла на его плечо, и он не успел ничего сделать.
   В следующее мгновение они уже падали на траву острова, оставшегося нетронутым посреди болот.
   Где-то в самом нижнем подвале библиотеки с гулом упали на пол два огромных фолианта...
   Переход был очень тяжёлым. Даже у Диаля долгое время не получалось выровнять дыхание и подняться с земли, а Дориана и вовсе несколько мгновений не могла вздохнуть.
   После из её горла понеслись хрипы, она перевернулась на четвереньки и зарыдала. Он тряс её за плечи, пытаясь успокоить, однако она лишь кричала и кашляла.
   - Что... это... было... - наконец, выдавила Дориана. До сих пор она знала о колдовстве лишь понаслышке. - Где... мы?
   Диаль огляделся. Похоже на небольшой островок посреди болот... Чнорры полосатые, он не собирался тащить её за собой, он собирался тихо исчезнуть - и всё!
   Он посмотрел на звёзды, попытавшись сориентироваться. После решил ответить на последний вопрос:
   - Если не ошибаюсь, мы к северо-востоку от Кийаллы.
   - Что ты сделал?! Как ты забрал меня сюда?
   - Это не я. Похоже, это книга. Знаешь что... давай сейчас немного отдохнём. А завтра подумаем, как...
   - Завтра?! Завтра?! Сейчас же верни меня домой!
   - И как я сделаю это без книги? Только пешком. Обещаю, что помогу тебе...
   - Поможешь? Где мы? Сколько нам добираться туда?
   - Давай дождёмся утра. Ночью легко ошибиться, я тоже никогда не был здесь... А болота и при свете дня слишком ненадёжны...
   - Болота? Болота?? А что будет с факелами? Книги и свитки... А вдруг пожар?
   - Факелы догорят, и всё. Ничего страшного не случится, ведь они находятся на стенах, далеко от полок.
   - Я хочу домой!
   Она снова начала рыдать, однако он резко схватил её за руки:
   - Послушай меня! Сейчас мы ляжем и попытаемся поспать. На вот мой плащ... - добавил он, обнаружив, что она стучит зубами в своей не слишком плотной рубахе. - Лучше прижаться спиной к спине и попытаться согреться.
   - А вдруг звери... - бормотала она. - Змеи... Пиявки... Пауки...
   - Просто постарайся успокоиться. А я посторожу...
   Насилу уложив её под деревом на кучу сухих листьев, он прижался спиной к её спине и укрылся вместе с ней плащом. Ему не хотелось разводить костёр, пока он не осмотрится...
  
   Молочные утренние туманы распушились по всему видимому горизонту, когда Диаль открыл глаза. Стараясь не разбудить свою перепуганную спутницу, он аккуратно поднялся и пошёл осмотреться.
   Картина, открывшаяся ему, казалась безмятежной. Он ощутил внезапный покой и умиротворение. В тумане хотелось искупаться, болота казались лишь мелкими запрудами... А сам остров хранил следы чего-то величественного и важного, и вместе с тем такого родного...
   Диаль поднялся на холм и обнаружил почти неразличимый след древнего строения. То, что он видел перед собой, вполне могло бы оказаться каким-нибудь природным явлением, однако он ощущал, что перед ним именно остатки рукотворного здания. А поверх них тянулись цепочки почти неуловимых следов странных существ, совсем недавно бродивших тут.
   Диалю вспомнилась увиденная картинка. Что-то неслось в небе, и кто-то передвигался по земле... по воде...
   - Ну конечно! - пробормотал он, вдруг почувствовав озарение. - Это не картина испортилась, а просто замка больше не существует... Какая досада! Мало того, что не попал куда нужно, так ещё и эта... - он оглянулся. Придётся тратить время на возвращение в Кийаллу - не бросать же беспомощную девчонку...
   - Дориан!! - раздался истеричный возглас, и он поспешил откликнуться:
   - Я тут!
   Бледная, растрёпанная Дориана зябко куталась в его плащ, нервно стуча зубами. Он подошёл к ней, улыбнулся:
   - Ну посмотри, как красиво вокруг!
   - Что может быть красивого на болоте...
   - Всё! Посмотри, как солнце играет в капельках туманов, и отблески прошлогодней листвы в воде, и кувшинки болотных лилий...
   - Я хочу домой! - проговорила она, покачав головой.
   Диаль покопался в небольшой напоясной сумочке, скрытой под жилеткой. Там имелась пара чёрствых лепёшек, которые с утра дала ему старушка. Он разделил их на двоих, отстегнул флягу с водой:
   - Давай перекусим немного, и в путь, - он откусил кусок лепёшки.
   - А ты знаешь, куда идти?
   Диаль чуть прищурился, глянув на солнце, потом уверенно показал:
   - Туда.
   - А если топь?
   - Там нет топи. Но можно на всякий случай найти себе посох...
   Приметив невдалеке тонкое засохшее деревцо, Диаль засунул остатки лепёшки в рот и направился к нему. Обломал с него все ветви, переломил у основания и вручил Дориане.
   - Я что, пойду первой? - поинтересовалась она, с трудом дожёвывая лепёшку.
   - Первым пойду я, - усмехнулся он. - Но мне посох не нужен. Я... чувствую, куда идти.
   - А если это твоё чувство заведёт нас в топи?
   - Не доверяешь мне - пользуйся посохом, - пожал плечами он.
   В этот миг у сердца повеяло привычным жаром, и почти машинально Диаль достал шкатулку. Чуть поколебался. Ему не хотелось выкидывать её, зеркало ещё могло пригодиться... Не отвечать? А с другой стороны, если брат увидит, что он уже не в городе, это может сбить преследователей со следа...
   Решившись, он раскрыл овалы. Однако из зеркала смотрел не брат...
   - Великий Отец... - пробормотал Диаль, в первое мгновение растерявшись.
   - Здравствуй, Диаль, - ответил старик. - Ты должен вернуться. Похоже, назревает война.
   - Меня не интересуют эти вещи, - покачал головой Диаль. - Я не хочу участвовать...
   - Что-то тёмное проникло к нам... Долг...
   Размышляя, как лучше отказать Великому Отцу, Диаль не заметил момента, когда тот сделал движение, и из зеркала высунулась призрачная рука. Она твёрдо ухватила Диаля за запястье, и взгляд пронзительных стариковских глаз впился в него.
   "Чнорров шерог! - выругался про себя Диаль, тщетно пытаясь вырваться из крепкой хватки. - Они обхитрили меня!"
   Старик оглядывал окрестности, будто впитывал нечто невидимое, определяя, где находится Диаль. Тот с трудом протянул вторую руку и попытался захлопнуть зеркальце.
   Оно сопротивлялось, Диаль ощутил выступившую испарину, прилагая все свои силы к тому, чтобы справиться с магией Великого Отца.
   Наконец, зеркало нехотя подалось, будто упираясь в призрачную руку, не дающую шкатулке захлопнуться, и створки сомкнулись. Ещё несколько мгновений дымка сочилась оттуда, после всё исчезло и шкатулка вновь стала самой обычной - не горячей и не тяжёлой...
   Диаль выдохнул, поднял глаза. Дориана смотрела на него с некоторым ужасом и бесконечным изумлением.
   - Диаль?! - воскликнула вдруг она. - Диаль?! Ты обманул меня?
   - Я не хотел. Так вышло.
   - Вышло?!
   - Я не хотел оставлять следы. Чтобы меня не нашли, - он с сомнением посмотрел на шкатулку, замахнулся было, чтобы запустить её подальше в болото. После передумал и спрятал обратно за пазуху.
   - Ты выяснил, как меня зовут, ты специально...
   Дориана запнулась, не находя слов, после взглянула на качающего головой Диаля.
   - Это была случайность. Я не знал, как тебя зовут.
   - Случайность, - хмыкнула она. - И ты ждёшь, что я в это поверю? Ты использовал меня! Ты лгал мне! Кто ты? Кто тебя ищет?
   - Извини, - откликнулся он, - но этого я тебе не скажу.
   - Ты обещал, если я проведу тебя, ответить на все вопросы!
   - Извини.
   - Ты знал? Знал, что книга перенесёт тебя? Ты собирался просто исчезнуть?
   - Нам нужно идти, - Диаль осмотрел болото, пока перед глазами не возникла молочно-серебристая дорожка. Безопасная.
   - Я не сдвинусь с места, пока ты всё не расскажешь мне! - Дориана села на траву, скрестив ноги. Аккуратно расправила свой сарафан.
   - Как хочешь, - откликнулся он, начиная терять терпение. - Они уже знают о моём местонахождении и, скорее всего, отправили отряд на мои поиски. Или того хуже... Они могут оказаться здесь в любой момент, и я намерен как можно скорее убраться отсюда. Если ты пойдёшь со мной, я помогу тебе вернуться домой. А хочешь оставаться здесь - твоё право.
   С этими словами он ступил в воду.
   Дориана какое-то время сидела, после подскочила и бросилась за ним. Испугалась, вернулась за посохом и снова побежала догонять его, наскоро проверяя путь перед собой.
   - А я-то думала... нас свела судьба... - проговорила она, нагнав его.
   - А кто же ещё? - откликнулся он.
   - Я думала... что понравилась тебе.
   - Понравилась, - кивнул он.
   - Тебе нужны были только книги!
   Диаль промолчал.
   Всё пошло не так!
   Диаль заставил себя успокоиться. Зачем-то ему нужно было оказаться на этом болоте. И, главное, он понял, почему некоторые картинки испортились.
   Нет, он уверен, что место, которое он ищет, сохранилось в целости и сохранности. А значит, фолианты с испорченными страницами можно оставлять без внимания...
   Диаль улыбнулся, чуть повернувшись к ней. Не лучшей спутницей наградила его судьба - но, в конце концов, и не самой плохой. К тому же, больше не нужно лгать.
   - Что так развеселило тебя? - сердито спросила она.
   - Приятно оказаться в таком красивом месте с такой красивой девушкой... - усмехнулся он. Она недоверчиво фыркнула.
   Идти по воде было сложно, ноги мёрзли, по-возможности Диаль пытался выбирать сухие места, однако их попадалось мало.
   Дориана завязала вокруг бёдер подол своего сарафана, открыв ноги в чёрных шерстяных чулках, и больше ни о чём не расспрашивала. Все силы уходили на ходьбу.
   Уже к вечеру они вышли на небольшой сухой островок. Пока Дориана выжимала подол и выливала воду с грязью из туфелек, Диаль собрал хвороста для костра. Чтобы не вызывать лишних вопросов, он ударил двумя найденными здесь же камешками друг о друга, выбив искру. Дориана не обратила на удивительное возгорание никакого внимания - ей очень хотелось согреться, к тому же она проголодалась.
   Поставив свои сапоги к костру, Диаль отправился за рыбой: рядом обнаружился бочаг с чистой водой.
   Он долго уговаривал рыбёшек подплыть поближе, так что когда их набралось четыре штучки, ему уже не хотелось есть. Зато он узнал всё о подводных течениях, и разных стайках, и большом камне, под которым так хорошо прятаться, и о самых вкусных водорослях...
   Ноги сводило от ледяной воды, и он поспешил вернуться к костру. Дориана успела выполоскать грязь с подола сарафана. Почистив и нанизав рыбок на прутья, путники обжарили их и перекусили.
   - Переночуем здесь, - проговорил Диаль. - Следующий островок, думаю, будет не скоро...
   - Ты же говорил, что никогда не был здесь? - подозрительно спросила спутнца.
   - Не был, - откликнулся он.
   - Расскажи мне хоть что-нибудь! - попросила она, подсаживаясь ближе к костру и пытаясь просушить сарафан. - Это был твой отец? Как вы разговаривали?
   - Родственник, - ответил Диаль. - Потомственная способность нашей семьи.
   - Так ты колдун?
   - Нет.
   - А кто тогда?
   - Человек.
   Диаль усмехнулся, подбросив в костёр еще хвороста. Топлива было не так много, его приходилось экономить, и он внимательно следил за тем, чтобы всё прогорало без остатка.
   Дориана вздохнула, :
   - О какой войне он говорил? Кто куда проник?
   - Вот это я тоже не прочь бы узнать... - Диаль снова усмехнулся. - Но связываться с ним ради этого не стану...
   - Ты должен знать!
   - Я слышал столько же, сколько и ты. Откуда мне знать, что где случилось? Я не был дома уже давно...
   - Почему они тебя ловят? Почему не отпустят? - поинтересовалась она.
   - Видишь ли... - засмеялся Диаль. - Я оказался одним из самых способных детей в семье. Им жаль отпускать меня...
   - Да уж, - мрачно заметила она, одарив его недоверчивым взглядом. Он не ответил. Улёгся поближе к костру и закрыл глаза.
   Он проснулся от того, что Дориана трясёт его за плечо:
   - Я караулила, сколько могла... - проговорила она. - Теперь твоя очередь.
   - Да это и не нужно... - пробормотал он.
   - Нужно! - заявила она. Диаль сел, потрусив головой. Ему не хотелось говорить, что он выставил защитный барьер, который предупредит, если кто-нибудь пожалует незваным к костру. А кроме того, не ощущал поблизости ничьего враждебного присутствия.
   Дориана легла, завернувшись в плащ. Он поднялся, насобирал ещё дров и раздул огонь побольше. Очень уж замёрз за день.
   Утром его разбудил гневный крик.
   - Ты обещал, что будешь караулить!
   - Разве обещал? - пробормотал он, просыпаясь.
   - А вдруг... мало ли... - начала она, потом всхлипнула.
   - Мне страшно... - прошептала она. Он обнял её, погладив по спине:
   - Не бойся. Я отведу тебя домой.
   - Ты даже не расстроишься, если со мной что-нибудь случится... Просто одной обузой станет меньше...
   - Не говори глупостей.
   - Зачем тебе возвращаться в Кийаллу, тебя же там могут поймать...
   - Я тебя в это втянул, мне и расхлёбывать. В конце концов, я же мужчина?
   Улыбнувшись, она положила голову ему на грудь, и какое-то время он успокаивал её, пока она не перестала всхлипывать.
   - Ну что, готова покорять болота? - усмехнулся он наконец.
   - Мы не поедим?
   - Давай пойдём, пока не слишком устали. Попытаемся поесть на привале...
   Она кивнула, со стоном поднимаясь. Всё тело ломило с непривычки, мокрые туфли понатирали ноги. Чулки присохли к стёртым волдырям, и она сцепив зубы начала натягивать покорёженную обувь.
   - Подожди-ка... - произнёс Диаль. Присел перед ней на корточки, и пока она удивлённо смотрела на него, резким рывком оторвал подол уже высохшего сарафана.
   - Что ты делаешь? - возмутилась она.
   - Он тебе всё равно мешает, - откликнулся Диаль. Разорвал ткань на две полосы, проговорив:
   - Сядь.
   Девушка послушно опустилась обратно на траву, с наслаждением вытянув ноги.
   - Снимай, - указал он на чулки.
   - Что?! - возмутилась она.
   - Вот это, - он дотронулся пальцем. Посмотрел на её испуганно-недоумённое лицо и пожал плечами:
   - Да не стану я тебя обижать. Хочу осмотреть твои ноги.
   Немного поколебавшись, Дориана кивнула:
   - Отвернись!
   Снова пожав плечами, Диаль отвернулся. Какое-то время сзади доносилась возня, после послышался всхлип:
   - Не могу...
   - Можно уже? - поинтересовался он. Дориана кивнула, спохватилась и слабо откликнулась:
   - Да... Я не могу, они присохли...
   Диаль снова присел, осматривая изодранные в области стоп чулки, смешавшиеся с кровью и налипшей грязью.
   - Идём, помочи их чуть-чуть в воде...
   Он помог ей подняться и добраться до воды. Дориана немного постояла, ощущая ледяной холод, после Диаль усадил её на камень и помог избавиться от чулок. Пока девушка с ужасом разглядывала свои израненные ноги, он отвернулся и быстрым движением ровно разорвал чулки в районе щиколоток.
   - Надевай, - отдал он ей верхние части, и когда она была готова, начал бережно обматывать оторванной от сарафана тканью её ступни. Потом, снова отвернувшись, сделал надрывы в туфлях - Дориана не видела, чем он разрезал кожу, может, разорвал... После аккуратно натянул туфли на обмотанные ноги, покрепче зафиксировал ремешки. Поднялся и подал ей руку.
   - Лучше? - спросил он, когда она тоже встала.
   - Немного, - кивнула она.
   - Нужно идти, - вздохнул он, натягивая свои сапоги, которые тоже потеряли изрядную долю мягкости и прочности. Зато просохли...
   Нащупав взглядом невидимую дорожку, Диаль с усилием заставил себя снова ступить в воду. Опираясь на посох уже не столько чтобы прощупать дорогу, сколько чтобы не упасть, Дориана отправилась за ним.
   - А кого ты ищешь? - поинтересовалась она, когда сделали первый небольшой привал, чтобы допить остатки воды из фляги. Девушка не представляла себе, что будет глотать воду из этих болот, и старалась не думать о будущем...
   Диаль бросил на неё взгляд, после решил ответить:
   - Одного человека.
   - Особенного человека?
   Диаль кивнул, и Дориана снова спросила:
   - Колдунью какую-нибудь? Или мага?
   - Можно и так сказать.
   - Зачем он тебе?
   - Хочу помочь.
   - Он так надеется на твою помощь, что спрятался столь далеко, что ты его никак не можешь найти? - с издёвкой осведомилась Дориана. Диаль бросил на неё взгляд, но промолчал.
   - Исходя из того, что я узнала о тебе за эти дни, могу ему только посочувствовать... - пробормотала она.
   - Можешь считать, что хочу разыскать, чтобы забрать его силу и богатства, - не удержался Диаль.
   - Я бы не удивилась, - откликнулась она. Он взглянул на неё, и от его холодной усмешки ей стало не по себе. Девушка вдруг осознала, что если он захочет избавиться от неё, то никто не помешает ему, никто даже не узнает... А если решит, что она задаёт слишком много вопросов? Или много успела выяснить?
   Дориана пообещала себе больше ничего не спрашивать у него...
   Несколько часов они почти постоянно шли по воде - лишь иногда выбирались на кочки, по которым можно было передвигаться, однако обувь не успевала просохнуть, только немного нагревалась благодаря яркому почти летнему солнцу.
   Диаль старался не думать о мёрзнущих ногах, а смотреть по сторонам. Болото выглядело очень живописным, в тумане так и хотелось искупаться, а масса всякой растительности вызывала ощущение наполнения жизнью. Где-то мелькали зверьки - будто здесь и не настоящее болото вовсе, а просто залитые водой земли...
   - Эй, красавчик... - послышался хрустальный голосок, и Дориана, вскрикнув, вцепилась в его руку. Перед ними появилась полупрозрачная зеленоватая обнажённая девица. В её длинных волосах, скрывавших большую часть тела, были красиво уложены разные болотные водоросли и цветы, а глаза казались брызгами воды...
   Она провела рукой по его плечу, и он обнаружил, что её тело сгустилось и стало почти плотным.
   - Болотница... - пробормотала Дориана. - Нам не уйти...
   - Что, красавица? - усмехнулся Диаль.
   - Он назвал меня красавицей! - сообщила зелёная девица, и отовсюду послышался смех.
   - Зачем подругу мою испугала? - улыбнулся Диаль.
   - Подругу? И я хочу такую подругу... - девушка протянула руку и погладила плечо Дорианы. Та ещё сильнее вцепилась в Диаля.
   - Нет уж... - откликнулся он. - Не сегодня. Дай-ка пройти, и без того холодная вода тут у вас...
   - Так тебе водицы подогреть? - пропела зелёная.
   - Можно немного... - усмехнулся он. - Только совсем немножко, чтоб не теплее тела моего... Сможете?
   - Для тебя, драгоценный, всё сможем... Не спеши, ну куда ж ты?
   - Сойди с дороги, красавчик! - послышалось отовсюду.
   - Некогда мне с вами забавляться, - улыбнулся он.
   - Ах, как же скучно нам... - пело в болоте.
   - А он цену-то себе знает... - мурлыкнул кто-то.
   - Ваша морская родня однажды помогла мне с острова бежать, - сообщил он. - С тех пор и...
   Диаль замолчал, не желая ничего говорить при Дориане. Та отстукивала зубами, и, подумал он, глаза у неё, наверное, безумные. Досталось бедняге... Всю жизнь замок, книги - а тут вдруг такое...
   Увидев его заминку, зелёная бросила неожиданно пристальный взгляд на Дориану, после поинтересовалась:
   - Зачем тебе такая спутница? Отдай нам её, всё веселее будет...
   - Ну, ну, - откликнулся Диаль. - Я же сказал, нет. Дай пройти-то...
   - Я проведу вас... - вызвалась девица.
   Диаль обнаружил, что вода и правда немного нагрелась. Улыбнувшись, он приложил руки к сердцу и раскинул их в стороны.
   - Спасибо, дорогие, выручили! Обогрели!
   - Ой! - вскрикнула вдруг девица и исчезла, будто растворившись. Всё стихло. Болото вновь стало спокойным и красивым, и лишь тёплая вода говорила о том, что случившееся не сон.
   Диаль оглянулся, посмотрел на Дориану. Её трусило, губы посинели.
   - Ч...что эт...то б...было? - клацая зубами, спросила она.
   - Успокойся! - проговорил он, сжав её плечи руками.
   - П...почему н...нас не т...тронули? К...куда о...она ис...чезла?
   - Не знаю... - пробормотал Диаль. Снова огляделся. Всё оставалось по-прежнему.
   - Д...долго н...нам ещё ид... ид... ти?
   - Подожди...
   - Что?
   - Тише...
   Диаль прислушался. Впереди, почти на границе слышимости, раздавались звуки сражения - лязг оружия, крик людей.
   - Там! - Диаль бросился вперёд. Дориана, оставшись без его поддержки, едва не упала, однако ухватилась за свой посох и кинулась за ним.
   На пути виднелась полоска кустов и низких деревьев. Вероятно, ещё один островок.
   Вскорости Диаль подбежал туда. Дориана несколько отстала, и пока она нагоняла его, он пробрался вперёд, скрываясь за кустами.
   Там шло ожесточённое сражение.
   - Кто? Что? - прошептала на ухо подоспевшая девушка.
   - Не знаю...
   - Лорд Теленг?
   - Похоже.
   - Пожалуйста... не вмешивайся... давай переждём...
   - Тебе разве не всё равно, что Наследник Ирвирата может быть убит?
   - Мне всё равно, кто будет править Ирвиратом... Мне не всё равно, что случится с нами... Чем мы поможем им? У нас даже оружия нет...
   - Оружие, допустим, найдётся.
   - Найдётся? Найдётся?! Ты говорил, у тебя нет оружия!
   - Но я не говорил, что не смогу достать его, когда оно мне понадобится.
   - Пожалуйста... не оставляй меня... ну что тебе за дело до их драки...
  

Глава 9. Схватка

  
   - Это что, волосы колдуньи?
   Жаи поёжилась под пронзительным взглядом старухи. А ещё говорят, что ведьмы могут сохранять молодость...
   - Не знаю, - откликнулась она. - Не спрашивала.
   Колдунья провела пальцами по шелковистым локонам Ниме.
   - Я не смогу ничего сделать с этими волосами. Из них забрали всю энергию... Годятся разве что на парик...
   - Не сможете? - закричала Жаи. - Так не честно! Вы не предупреждали, если бы я знала, я бы спросила, кто она, вы сказали любые волосы живого человека, я принесла их, вы должны сделать то, что обещали!
   - Виновата, - согласилась старуха. - Просто ни одна ведьма добровольно не отдала бы свои волосы, поэтому я ничего не говорила. Как ты заставила её?
   - Я не заставляла! Обменяла на седло! Я больше года искала, умоляла всех, кого могла... никто не соглашался, когда узнавал... И вот теперь... вы не можете отказать мне!
   Жаи вдруг сникла, ссутулилась, из глаз её покатились слёзы...
   - Так не честно... - причитала она. - Не честно...
   - Если найдёшь другие, я сделаю всё бесплатно, - проговорила старуха, возвращая хвост женщине. Жаи протянула дрожащую руку, глотая бегущие по щекам слёзы, но в последний момент колдунья вдруг вернула локоны назад, поднесла к глазам.
   - Нет... - задумчиво пробормотала она. - Это волосы не колдуньи...
   Она взглянула на посетительницу:
   - Эти волосы спасли тебе жизнь, девочка.
   - Как?! - не поняла та.
   - С тобой часом ничего не происходило странного?
   Ощутив прилив надежды, дрожащим голосом Жаи поведала старухе всё, что случилось по пути в город. Та слушала внимательно, не перебивая.
   - Странное дело... - проговорила, наконец, она, пожевав морщинистыми губами. - И давно у вас этот монстр?
   - Уж с месяц, наверное... Не знаю. Поначалу-то никто не понимал, что происходит...
   - Что-то здесь неладно, - старуха задумалась. Снова перебрала пальцами темные локоны, срезала ножницами от края небольшую горстку маленьких волосков, попробовала на язык. Кинула в стоящую на столе пепельницу, поднесла огонь.
   Жаи не видела ничего необычного, однако ждала, затаив дыхание. Дым и запах палёного неприятно защекотали ноздри.
   - Вот что я скажу тебе, - проговорила колдунья, наконец обратив глаза к посетительнице. - Я едва ли смогу помочь, однако ты можешь обратиться к Йаире. Я напишу для неё весточку, иначе она не примет тебя. Если уж кто в Ирвирате и сможет тебе помочь, только она... Ну что, поедешь в Таллеру?
   Жаи неуверенно закивала. Её пугала мысль о том, что предстоит встретиться со Старейшей Колдуньей Ирвирата... Старуха вернула хвост. После тяжело поднялась, опираясь на стол. Достала из выдвижного ящика комода лист бумаги и чернильницу с пером. Грузно опустилась обратно, взяла в руки перо и задумалась.
   Жаи ждала, боясь помешать. Масляные лампы чадили по углам, наполняя комнату ароматом трав и нереальными тенями.
   Медленно, обдумывая каждое слово, ведьма вывела несколько предложений. После свернула листок в маленькую трубочку. Провела пальцем по наружному краю. Тот вспыхнул голубоватым свечением, и свёрток стал круглым - никто не смог бы развернуть его, не порвав.
   Колдунья протянула его Жаи:
   - Держи. Это всё, что я могу сделать для тебя. Если передумаешь - приходи с другими, нормальными человеческими волосами...
  

***

  
   Оставив свой отряд, Расом какое-то время двигался вперёд, пока Теленг с его свитой не оказались вне пределов видимости. Тогда он остановился, дожидаясь, когда последние отзвуки растают вдали. Спешился, задумавшись, достал из-за пазухи овальную металлическую шкатулку, на которой из самоцветов были выложены знаки. Раскрыл.
   Он чувствовал, что не должен появляться в селении в нынешнем виде: не хотелось, чтобы его обнаружили. Одежда, в которой воин ехал с отрядом, осталась на одной из вьючных лошадей, вместе с мундиром охранника Наследника.
   Мало кто знал, что глядя в обычное зеркало, Расом видел вовсе не то, что представлялось глазам остальных. И мог менять видимость по своему усмотрению.
   На одной из сторон шкатулки находилось зеркало, вторую заполняли символы из различных драгоценных камней.
   Найдя укромное местечко, воин сел на траву, положил шкатулку раскрытой на колени и прикоснулся пальцами обеих рук к некоторым из символов, чётко соблюдая последовательность. После поднёс руки к лицу, внимательно всматриваясь в отражение.
   Он знал все линии, каждую мышцу, каждую мимическую складку, и нажимал на них, придавая себе форму, к которой стремился. Отражение в зеркале двоилось, показывая изменения. Когда оно начинало тускнеть, Расом прикасался к изумруду, расположенному в центре у сгиба, и отражение снова делалось чётким. И так много раз подряд...
   Вскоре на него глядел мужчина гораздо старше Расома, забранные в хвост волосы сделались короче, их проредила седина. Брови чуть выступали над угольно-чёрными глазами, которые смотрели недобро. Расому не хотелось, чтобы к нему лишний раз подходили.
   После счёл нелишним чуть ужать плечи, чтобы никто не вспомнил фигуру. Последний раз прикоснувшись к изумруду, что-то шепнул, и изображение остановилось, показывая новую внешность. Он сделал несколько последних штрихов, что-то подправляя, пока не остался удовлетворён.
   Изображение тускнело. Парень, отразившийся в зеркале перед тем, как Расом закрыл шкатулку, не походил ни на воина Теленга, ни на седеющего мужчину...
   Убрав шкатулку обратно, Расом провёл рукой по гриве коня, меняя её цвет на пегий, после чего заскочил на него и направился в Чарльзовы Запруды.
   Сделав небольшой крюк, чтобы въехать в селение со стороны дороги, ведущей в Белую Долину, к полудню он уже входил в давешний трактир.
   В обычно малолюдных Запрудах в эти дни было много народу из-за суматохи, поднятой приездом Теленга. Посъезжались любопытные с окрестных деревень, так что на очередного незнакомца никто не обратил внимания.
   В одном углу дремал бард, цепко держа во сне свою гиранширскую гитару. В другом Расом приметил Сивиона с пятёркой дружков. Их трапеза была обильной и явно началась уже давно. Кружки наполнялись и опустошались, стол заполнился пустыми тарелками с обглоданными костями, по центру возвышался огромный дымящийся окорок. Девицы, дочери хозяев, охранник не увидел.
   Расом подошёл к угловому столу рядом с бардом, опустился возле смежной стены.
   Сивион отрезал кинжалом кусок окорока и, размахивая им, что-то громко и не слишком членораздельно вещал. Расом прислушался, попытавшись уловить смысл - похоже, речь шла о каком-то походе, в котором кузен будущего Владыки отличился смелостью и отвагой.
   Хозяйка сама подошла к гостю узнать, чего он пожелает - Расом заказал кружку эля и немного хлеба с ветчиной. Пока хозяйка собирала его заказ, он окинул взглядом остальных посетителей. Никто не показался ему опасным или просто странным - так, любопытный люд...
   - А вас как занесло в это богами забытое место? - внезапно услышал он тихий голос и едва не вздрогнул от неожиданности: он даже не заметил, когда бард проснулся. Тот не пошевелился, оставаясь в предыдущей позе, и Расом усомнился, спал ли он вообще, или наблюдал за происходящим.
   - Ищу одного человека, - откликнулся он.
   - Если вы хотели посмотреть на лорда Теленга, то они сегодня утром отбыли. По старой тропе, если я правильно понял.
   - Нет, - качнул головой Расом. - Я ищу человека... с длинной косой и коротким ятаганом.
   Этот образ всплыл из прошлого и показался подходящим: едва ли кто-нибудь подобный хоть когда-нибудь забредёт сюда. Бард подтвердил его надежды:
   - Здесь таких не было. Во всяком случае, за ту неделю, что я тут торчу.
   - А вы что делаете в этом богами забытом месте? - поинтересовался в свою очередь Расом.
   - Моя попутчица... заболела. Простудилась, охрипла, лишилась голоса... Сейчас она в комнате, хозяин по доброте выделил нам комнату, за что я должен развлекать по вечерам его гостей... Ну и заодно пытаюсь отработать долг лекарю.
   Рассказ не отличался от поведанного Пианом, но Расом изобразил удивление пополам с сожалением и выразил надежду, что подруга барда вскорости поправится.
   - Ей уже лучше, - кивнул тот. - Меня зовут Гран-шир, - и он протянул Расому руку через стол.
   - Ридд, - представился Расом придуманным заранее простым именем, которое должно было поскорее выветриться из голов встречных. Не барда, возможно, но всё же лучше чего-нибудь звучного и запоминающегося.
   - Я не мог вас где-нибудь видеть, Ридд? - поинтересовался вдруг Гран-шир.
   - Сомневаюсь, - пожал плечами Расом. - У меня хорошая зрительная память, я бы запомнил вас.
   Бард кивнул, расспрашивая, откуда Расом идёт, и тот поведал заготовленную историю, которая едва ли заинтересовала бы искателя сюжетов для песен. Хозяйка подала заказ, принесла кружку и для Гран-шира, и разговор продолжался уже за трапезой.
   Расом не забывал посматривать на Сивиона, однако тот, похоже, не собирался вставать из-за стола до самого утра. Расом тоже заказывал кружку за кружкой, усердно изображая постепенное опьянение. Никто не заметил, как под его умелыми руками половина эля перекочевала в цветок, щели в полу, в тёмный угол под лавкой...
   Допив свою порцию и решив, что уделил незнакомцу внимания вполне достаточно, бард взял гитару, делая тихий пробный перебор, остался доволен звучанием и медленно начал, постепенно приковывая к себе внимание окружающих.
  
   Брошу на перепутье сказку
   Укутанной шалью рваной,
   Вручу ей котомку красок,
   Сотканных из обманов...
  
   Пусть ищет сама дорогу,
   Нарядами обрастает,
   Пусть крепнет-растёт понемногу,
   Или - пускай умирает...
  
   Дымкой пускай растворится,
   Я плакать над ней не стану.
   Клочьями разлетится -
   Иль в души людей осядет.
  
   И, плоть обретя в душ раздумьях,
   Вернётся ко мне в печали
   Великой грозной колдуньей.
   Да только теперь моя ли?..
  
   Расом невольно заслушался глубоким баритоном, неожиданными словами - не забывая, впрочем, о своём задании. Правда, никто больше будто и не обратил внимания ни на певца, ни на его грустную песнь. Гран-шир вздохнул, и Расом ощутил отголосок глубинной душевной печали, противящейся насильному веселью.
   - Эй, хватит там стонать, весели нас! - воскликнул кто-то из-за стола, и бард, криво усмехнувшись, повёл лихой бурный мотив с такими же простыми, примитивно-весёлыми словами. Он понравился окружающим гораздо больше, они хохотали над шутками, казавшимися Расому непроходимо глупыми, и были вполне довольны жизнью.
   Когда Сивион отлучился, Расом постарался поспеть за ним, однако ничего особенного не приметил: объект наблюдения отправился изливать обильные воздаяния. Лишь ближе к вечеру объявилась хозяйская дочь, и завидев её, Сивион тут же притянул к себе на колени.
   Обнимая и бесстыдно поглаживая, Сивион что-то шептал на ушко, самодовольно ухмыляясь, и она кокетливо отвечала.
   Расому не нравилось это всё больше и больше. Во-первых, почему родители так спокойно смотрят на происходящее? Расом и сам вчера кокетничал с ней, однако не позволял себе на людях ничего непристойного. Во-вторых, он нахмурился, вспомнив, как она пыталась предложить ему какой-то напиток... Когда чутьё советует не пить неизвестного пойла, он всегда прислушивается.
   Расому очень хотелось подслушать их разговор, однако приятели Сивиона так шумели, что не удавалось разобрать ни звука.
   С одной стороны, Сивион сидит тут и не проявляет желания рваться вслед за лордом Теленгом, а с другой... Что-то здесь нечисто, уж Расом-то всегда нюхом чует такие вещи.
  

***

  
   Вокруг, куда видел глаз, лежала вода. Дрова для костра пришлось рубить всё с тех же кустов - Теленг с Гуражем решили заночевать на мосту. Палатки ставить отказались, так как они занимали бы всё пространство, да крепить их пришлось бы тяжело.
   Весь вечер Теленг сидел грустный и задумчивый, и держал на руках Сима. Примар тоже обхаживал своего питомца, пока хозяин не требовал внимания.
   - Не расскажешь, кто она такая? - поинтересовалась Кинара, подходя и садясь рядом на свой плащ.
   - Если бы я знал... - пробормотал Теленг. - Было со мной одно странное приключение. Не могу рассказывать я, чувствую, что не должен... Колдовская сила в ней огромная, но не такая, как у наших ведуний... Иная она.
   - Зачем ты искал её, тоже сказать не можешь?
   - Искал... - Теленг задумался. Кинара долго ждала, что же он ответит, однако он словно погрузился в себя.
   - Она говорила с тобой? - поинтересовалась девушка, наконец.
   - Сказала, чтобы я не разыскивал её. Что если понадоблюсь - позовёт.
   - Это тебе-то, Наследнику Ирвирата?
   - Сила в ней огромная, а до нашей власти, мне представляется, дела нет вовсе... Знать бы, что она ищет тут...
   - Из-за неё, значит, весь поход затеял?
   - Во многом... - Теленг кивнул.
   - Так что же, может, вернуться лучше?
   - Нет, - он упрямо сжал зубы. - Не доказал я ещё, что мужчиной сделался, что в наследство вступать готов. Да и не тянет меня, домой-то...
   Дежурили всю ночь по очереди. Теленг тоже глаз не мог сомкнуть - в темноте всё мерещились звуки странные, плеск по воде, и тени там, где не хватало света костра. Ночная вода была мрачной, чёрной, лишь неясные отблески мелькали тут и там...
   - Всё мне чудится, будто крадётся кто, - произнёс Гураж Арев, который тоже не спал, несмотря на то, что его дежурство уже прошло.
   - А куда Расом-то поскакал? - спросил, ни к кому не обращаясь, Блейк.
   - Я приказал ему по-возможности о Сивионе разузнать, - откликнулся Теленг.
   - Думаете, он где-то в этих болотах прячется?
   - Думаю, если он захочет напасть, ничто ему не помешает и никто не узнает...
   - В таком случае, ему проще было бы не показываться вам на глаза в таверне... - проговорил вдруг Мирсес.
   - И если бы хотел напасть, то уже напал бы, - добавил Блейк.
   - На мосту? - усмехнулась Кинара. - У нас тут преимущество, узко - не обойти. Я на его месте обождала бы, пока с моста сойдём...
   Теленг задумчиво кивнул.
   - А я послал бы отряд, - произнёс Гураж, - а сам бы остался в людном месте, чтобы меня все видели и никто не заподозрил... А там - знать не знаю, куда лорд Теленг делся... Может, вернуться нам стоило бы? Потеряли бы лишний день-другой, так ведь не известно, как по болотам продвигаться сможем...
   - Отряд еще собрать надо, - отозвался Примар.
   - Мосты-то в хорошем состоянии, - прибавил вдруг Туммарер. - Не так уж сложно продвигаться-то...
   - Никто не спит, как я посмотрю, - усмехнулся Теленг.
   - Уснёшь тут... - проворчал Пиан, садясь. Дозорные Бранс и Кларен приблизились с обеих сторон, доложили, что никого чужого не приметно, после снова разошлись.
   Так и сидели всю ночь. Изредка получалось передремать, но спутники оставались в напряжении, при каждом шорохе просыпались.
   Утро встретило густыми туманами - концов моста в обе стороны не было видно. Теленг вновь задумался, как же правильно поступить.
   - Сколько всего мостов, вы помните? - поинтересовался вдруг Гураж Арев.
   - Не то семь, не то девять... - откликнулся Теленг.
   - Ну, если семь-то, уж почитай половину прошли. А ежели девять... то и назад лучше вернуться.
   - Попробуем добраться до следующего, - решил, наконец, Наследник. - А там, чуть что, завернём да поедем дорогой. В Белую Долину-то по любому нужно заехать, отцу обещал. Лучше уж сразу исполнить, пока мы рядом, а там кто знает, как судьба повернётся.
   - Красивые, видно, тут места раньше были, - проговорила Кинара, вздохнув. Сквозь клочья тумана пробивались солнечные лучи, высвечивая неожиданные островки деревьев.
   Наскоро перекусив, отряд двинулся в путь.
   Мост тянулся долго, перекрывая глубокие участки и пересекая бывшую реку. Сейчас о ней напоминала лишь стремнина, не поросшая растительностью, по которой плыли прошлогодние листья да слетевшие с редких деревьев и кустов ветки. Дальше, где ранее были берега, начинались заросли осоки и камыша.
   - Будто на лодке кто плыл... - проговорил Гураж, указывая на широкую просеку в камышах. - Или ручей какой впадает?
   Теленг пожал плечами:
   - Эти места я знаю плохо. В детстве, даже когда гостил в Долине, нам не разрешалось гулять по эту сторону дороги... Слишком тщательно следили.
   Кинара усмехнулась: видимо, редко удавалось сбежать от тщательной слежки и исследовать запретные земли. Но промолчала.
   Когда они сошли с моста, воды оказалось по крупы лошадям. Теленг снова засомневался: идти ли дальше, или всё же возвращаться? А вдруг впереди ещё глубже? Он был готов повернуть, но Блейк неожиданно воскликнул:
   - А вон и мост! Совсем рядом...
   Следующий мост был не "совсем" и рядом, однако в пределах видимости. До него шли довольно долго, солнце припекало вовсю, лошади продолжали идти почти под брюхо в воде, но всадников несли исправно.
   Опоры моста оказались ивовыми, как и у первого, только более простых форм. С металлическим резным ограждением, изрядно испятнанным ржавчиной. И сверху не деревом оббит, а уложен тонкими плитками ракушечника.
   В нём имелись выбоины, однако большинство плит были закреплены надёжно, хоть и местами кое-где растрескались. А там, где они пообсыпались, оставались деревянные крепления, на которые тоже можно было ступать.
   - Едем, - решил Теленг.
   Туман рассеивался, мост оказался коротким, и выходил на сухой пригорок. Кони бежали вскачь, довольно быстро пересекли сухую местность, на которой сохранилась почти нетронутой дорога, и снова вошли в воду.
   Дорога резко пошла под уклон, и вода накрыла крупы животных.
   Гураж предложил спешиться, чтобы не пропустить случайной ямы. Всадники попрыгали с лошадей, беря их под уздцы.
   - Тёплая-то какая... - пробормотал вдруг Мирсес. - Неспроста это...
   И правда, вода оказалась на удивление тёплой, даже приятной, несмотря на то, что доходила до груди... Не такой уж и мутной - едва-едва просматривались каменные плиты, почему-то до сих пор не покрывшиеся тиной. Дорога начала подниматься вверх, впереди показался ещё один большой пригорок.
   - Разведём костёр? - спросил Блейк.
   - Можно, давно уж в пути... - откликнулся Гураж.
   Пригорок окружали кусты и деревья, и за ними не было видно, что там впереди.
   - Кларен, Туммарер, - окликнул едущих впереди Гураж. - Хорошенько везде осмотритесь, пока мы займёмся костром. Да проверьте, можно ли пройти?
   - Слушаю, - откликнулись оба корнета.
   Однако они не сделали и нескольких шагов, как из окружающих островок кустов показались вооружённые люди. Много, не менее полусотни, настроены явно не дружелюбно, с воинственными криками бросились к Теленгу.
   Кларен с Туммарером метнулись назад, все воины выстроились в круг, обнажая оружие, чтобы защитить своего господина, однако силы были слишком неравны...
   Гураж и Бранс успели запрыгнуть на лошадей. Остальные стояли не так удобно, и их животные разбежались, испуганные грохотом внезапно появившихся воинов.
   Теленг попытался подсчитать количество нападавших, заодно выискивая взглядом Сивиона - однако его здесь не обнаружилось. Всё как говорил капитан Гураж... Теленг даже пожалел, что отправил Расома - им не помешал бы лишний боец, а о Сивионе тому вряд ли удастся что-нибудь выяснить.
   Одеты появившиеся были в чёрные или коричневые кожаные куртки и брюки, скорее подходящие вольным наёмникам, чем отряду какого-нибудь лорда.
   Бой вокруг закипал, Теленг поднял повыше оба меча. Глаза Кинары горели, коса растрепалась, девушка отбивалась сразу от троих. Гураж и Бранс вовсю пользовались преимуществом верховых, обрушивая удары сверху. Воздух над поляной звенел от звука вспарываемого воздуха, резких криков, исходил едким привкусом пота. Первые алые капли брызнули на траву. Ещё Теленг успел заметить, как несколько противников скрутили Блейка, выбив оружие у него из рук... Дальше у Наследника не оставалось возможности наблюдать, неприятели прорвали оборону его защитников.
   С неба пикировал Сим, лишь недавно пришедший в себя после ранения. Бросался в лица преследователей, уворачиваясь от мечей, рядом шипел Гажж, защищая своего хозяина, который защищал своего...
   Магические доспехи пока сдерживали даже самые сложные удары, без них сражаться с многократно превосходящим противником было бы и вовсе невероятно. Но магия постепенно будет выходить, а пополнить её возможности нет, и у некоторых из нападавших мечи отблёскивают колдовскими всполохами - заговоренные...
   Один из нападавших, молодой прыщавый парень, отлетел со вспоротым животом; другой, чуть ниже ростом но постарше - с окровавленной шеей под неожиданно ухоженной бородой; третий, левша с выбитым передним зубом, заработал глубокую пенящуюся рану в плече... Но всего умения, наработанного годами практики, не хватит, чтобы победить при таком большом перевесе. На каждого воина в дружине Теленга приходилось не менее пяти бойцов, которые тоже отнюдь не плохо владели оружием.
   Гуражу и Брансу удалось затоптать и обезвредить не менее десятка, но подъезжать близко к сражающимся они боялись, чтобы невзначай не ранить кого своего. Круг уже распался, и лорд Теленг отбивался наравне с защитниками.
   "Сивион или не Сивион?" - пытался понять он, выискивая в одежде или оружии хоть что-нибудь, что могло бы подсказать ответ.
   Однако оружие нападавших было слишком многообразным, чтобы определить принадлежность. Здесь мелькали и обычные боевые мечи, и тяжёлые топоры, множество вариаций изогнутых кинжалов и сабель... И всё это требовало постоянной концентрации и высокого мастерства, чтобы не подпускать отточенные лезвия к своим телам.
   "Нужно было вернуться... - думал Наследник, ощущая, как начинает подступать усталость. Руки отточенными движениями наносили и предотвращали удары, глаза замечали ничтожные детали, свидетельствующие о недостатках врагов и возможностях одолеть их. Но сил уходило слишком много, а магия доспехов истончалась. Рядом тяжело дышала Кинара, ей удалось приблизиться и встать с ним спиной к спине. - Вот и пришёл конец..."
   Тяжёлый двуручный меч немного странно смотрелся в тонких девичьих руках, но управлялась с ним Кинара весьма виртуозно. Сдаваться никто не предлагал, да Теленгу и гордость не позволила бы сделать это. Он собирался стоять до последнего.
   В голове промелькнул образ старика-отца. "Прости. Я подвёл тебя..."
   Изящным круговым движением Кинара отбросила угрюмого детину, источавшего удушающий аромат дешёвого пойла, но на его месте оказались ещё двое. Теленг попытался пронзить своего противника, худого, длинноносого и несколько дней не бритого, тот уклонился и клинок лишь скользнул боком, а в Наследника уже летел двусторонний сверкающий нож. Кто-то - кажется, Кларен, - прикрыл господина, принимая нож собственным предплечьем, но огромная шипастая гиря на цепи страшным ударом изогнула меч сына Владыки.
   Теленг разжал пальцы, выпуская вибрирующую рукоять, рука отдала нестерпимой болью. Близко, очень близко сверкнула кривозубая ухмылка бандита, успевшего подобраться первым...
   В этот миг откуда-то появился темноволосый мужчина, показавшийся Наследнику смутно знакомым - однако задумываться о том, где мог его видеть, времени не было.
   В руках у молодого человека сиял странный изогнутый меч белого, будто из слоновой кости, цвета.
   Диаль ринулся в центр сражения, на ходу что-то сделал со своим оружием, и то загадочным образом раздвоилось. Теперь в каждой руке оказалось по изогнутому мечу.
   К нему сразу же бросились несколько человек. Одним из мечей он ударил по оружию первого нападавшего, и оно переломилось пополам, будто было картонным. Нападавший, жилистый детина с насупленными бровями, испуганно взглянул на обломок, отбросил его и предпочёл поднять руки. Диаль взмахнул вторым мечом возле его рук, и на них оказалась молочно-белая верёвка, будто из того же материала, из какого было сделано его оружие.
   На какое-то мгновение Теленг залюбовался чёткостью и быстротой его движений - они напомнили ему технику Расома. Однако просвистевший совсем рядом меч, который отбила Кинара, заставил вернуться к происходящему и отдаться сражению с новыми силами.
   Теленг перебросил клинок из левой руки в правую, а левой поднял искорёженный цепом, приноравливаясь к изменениям. Отец Кинары учил их сражаться всем, что имеется в наличии.
   Крики и звон сшибающихся лезвий оглушали, запах сыромятной кожи, из которой была сделана большая часть одежд, въедался в лёгкие. Ярость и нападавших, и защищающихся давно уже поугасла, однако силы по-прежнему оставались не одинаковыми. Теленг не выпускал из поля зрения незнакомца, столь неожиданно подоспевшего на помощь, хотя и осознавал, что не может рассчитывать исключительно на него.
   Всё оружие разлеталось от соприкосновения с клинками Диаля. Некоторые предпочитали сдаваться в плен, и на их запястьях оказывались странные путы. Остальные же готовы были сражаться голыми руками - и мечи Диаля вонзались в плоть.
   Одежда защитников Наследника пропитывалась кровью, ран становилось больше, и всё же благодаря пришельцу они воспрянули духом. Счёт оставался неравным, но сверкнула надежда...
   В какой-то миг нападавшие осознали, что с Диалем лучше не связываться, и направили все силы на прорыв к Теленгу. Диаль на минуту прикрыл глаза - и разбежавшиеся лошади неожиданно бросились в центр сражения, топча копытами врагов.
   Наследник видел, как в грудь Мирсеса вошёл нож. Мальчишка пошатнулся, схватившись за рукоять, но не упал. Гураж Арев прикрыл его, не позволяя противнику, выглядевшему взрослее и опытнее паренька, довершить начатое.
   Кинара вскрикнула - вражеский клинок вонзился ей в ногу. Теленг обернулся к ней, попытался подхватить.
   - Сзади! - крикнула она. Он развернулся, отбиваясь, однако его противники оказались в преимуществе... В этот миг один из них, высокий и относительно опрятный, сумел-таки выбить меч из руки Теленга, и, пока вторым Наследник отбивался ещё от одного преследователя, с ярко-рыжей шевелюрой, первый приставил свой узкий тонкий клинок к его горлу.
   - Всё! - выдохнул противник со счастливой улыбкой на губах, собираясь вжать оружие в горло Наследника Ирвирата.
   - Нет! - закричала Кинара, вскакивая на окровавленную ногу.
   Она не успевала. И вдруг со стороны просвистел молочно-белый клинок, перерезая оружие у горла Наследника. Не удержав равновесие, нападавший покачнулся вперёд, но Теленг успел откинуть его от себя, уходя из-под удара другого вниз.
   По его шее текла тонкая тёплая струйка. Теленг провёл рукой, смазывая кровь и размышляя о том, насколько близок он был к гибели.
   Рыжий попытался схватить упавший белый меч, радуясь, что в его руки попало столь мощное оружие. На веснушчатом лице расцвела счастливая улыбка. Однако пальцы прошли через рукоятку, вдруг ставшую прозрачной. Ещё миг меч мерцал, сквозь него просвечивала трава... После внезапно исчез и в руках хозяина появилась такая же белая сфера. В следующее мгновение она снова преобразовалась в изогнутый клинок.
   Оставшиеся человек пятнадцать, видя, чем оборачивается бой, который, казалось, был обречён на полный успех, предпочли развернуться и исчезнуть за деревьями. Ни у кого не осталось сил нагонять их. Около семи оказались пленными. Остальные обагрили своей кровью такую прежде мирную поляну...
   Мирсес приложил ладони к своей груди, прикрыв глаза. Чуть посидел так, останавливая кровь, после бросился к ближайшему раненному, которым оказался Пиан. Теленг подхватил бьющегося о землю Сима: крыло сокола всё же зацепило клинком. Диаль подбежал к Кинаре.
   - Позвольте, я помогу вам, - произнёс Диаль, положив мечи на землю, и не дожидаясь разрешения разорвал её брюки возле раны. Приложил к ране ладони, не касаясь, и Кинара закрыла глаза от боли и разлившегося тепла.
   - Ну что? - подоспел к ним Теленг. - Вы тоже лечить можете?
   - Немного, ваше высочество. Вы не ранены?
   - Ничего серьёзного... - дождавшись, когда Диаль закончит с Кинарой, Теленг протянул Сима. Диаль взял притихшую птицу, провёл руками по крылу, сращивая кости, перья и ткани. Теленг внимательно смотрел за незнакомцем, и ему показалось, что он видит бело-золотое свечение, однако в следующий миг Сим уже перебрался на плечо хозяина. Теленг предпочёл надеть на него клобучок, чтобы дать соколу прийти в себя.
   - Вы спасли мне жизнь... - проговорил он, взглянув на Диаля. Диаль кивнул, переходя к следующему раненному. Теленг отметил, что своё оружие он переносит с собой. Мирсес тоже переходил от одного к другому воину, избавляя от самых серьёзных повреждений.
   Теленг задумчиво смотрел на Диаля, на своё израненное войско, поражаясь, как так вышло, что все остались живы. Лишь благодаря тому, что незнакомец столь быстро поспел... У Теленга рождалось много вопросов к нему.
   Наследник подошёл к лежащему на земле связанным Блейку, перерезал держащие его верёвки. Тот сел, растирая затёкшие конечности.
   - Простите, ваше высочество, - глухо проговорил он, - что позволил так быстро взять себя в плен...
   - Всякое случается, - откликнулся Теленг, хотя в глубине души был не слишком доволен своим солдатом. - На этот раз прощаю. И смотри, в другой покажи себя хорошо.
   - Приложу все силы... - откликнулся Блейк.
   Когда основные раны были залечены и Мирсес в изнеможении упал на траву, тяжело дыша, Диаль поднялся и подошёл к Теленгу.
   - У вас будет чем их связать? - поинтересовался он, указывая клинком на пленных.
   - Они же связаны? - с некоторым недоумением ответил Наследник.
   - Ненадолго... - произнёс Диаль. Теленг кивнул, подозвал к себе наименее пострадавших Гуража и Бранса и приказал наново перевязать пленников.
   Когда приказ был исполнен, Диаль провёл одним из своих клинков мимо связанных, и белые путы потянулись к оружию, становясь нематериальными. Они впитались в клинок, Диаль приложил клинки друг к другу, и в его руках остался лишь один.
   Диаль повернулся.
   - Куда же вы? - воскликнул Теленг.
   - Я должен привести свою спутницу. Надеюсь, она осталась незамеченной.
   Теленг видел, как клинок в руках Диаля превратился в сферу. Наследнику очень хотелось броситься следом за незнакомцем, однако он не стал делать этого. Если незнакомец исчезнет столь же неожиданно, как и появился... Чтож, так тому и быть.
   Однако через несколько минут он возвратился в сопровождении растрёпанной перепуганной девушки в порванном сарафане. В руках его уже ничего не было.
   - Нужно допросить пленных, - говорил тем временем Гураж Арев, пока все приходили в себя. - И решить, что делать дальше. Едва ли у нас хватит сил похоронить всех, а с другой стороны, когда ещё встретится место для стоянки... Туммарер, Кларен, всё-таки произведите разведку. Что за теми кустами? - обратился он уже к Диалю, показывая рукой в направлении, откуда они пришли. - Вода?
   - Небольшой склон, - откликнулся Диаль. - Можно переместиться туда, чтобы не видать поля сражения.
   - Так и сделаем, - согласился Гураж.
   - Итак, позвольте же, наконец, поинтересоваться именем моего спасителя? - проговорил Теленг, когда отряд медленно шёл к предполагаемому месту стоянки, ведя лошадей.
   - Меня зовут Диаль, а мою спутницу - Дориана, - ответил Диаль.
   - Но что вы делаете в столь странном месте? - не удержался Теленг.
   - А вы, ваше высочество? - усмехнулся Диаль.
   - Мы едем в Белую Долину.
   - А мы в Кийаллу.
   Теленг какое-то время молчал. Гураж руководил разведением костра и постановкой палаток, Туммарер и Кларен пока не вернулись с разведки. Мирсес устало опустился на траву, и его никто не трогал, давая парню отдохнуть.
   - Я не стану выпытывать ваших тайн, - произнёс, наконец, Теленг. - Разделите сегодня с нами трапезу и ночлег. И если желаете, присоединяйтесь к нашему отряду. Отдохнёте в Белой Долине, а оттуда по дороге до Кийаллы несколько дней пути.
   - Благодарю. Боюсь, мы задержим ваш конный отряд... Да и возвращаться нет времени.
   - Я должен был бы сказать, - продолжил Теленг, чуть помолчав, - что моя жизнь теперь принадлежит вам, но моя жизнь всегда принадлежала Ирвирату. Чем я могу отблагодарить вас?
   Диалю очень хотелось, чтобы все присутствующие поклялись молчать о нём, но он ощущал, что эта информация не останется тайной, даже если ему удастся заручиться и словом Дорианы. Информация об их сражении каким-то непостижимым образом уже ушла отсюда... К тому же есть бежавшие...
   - Я буду счастлив, - откликнулся Диаль, - если Ирвиратом станет править человек, которого для этого вырастили, выучили и воспитали, а не тот, в чьих жилах бурлит ненависть и желание неограниченной власти.
   Теленг улыбнулся и чуть склонил голову, принимая комплимент.
   - Сейчас я должен допросить пленных, - произнёс он. - Пожалуйста, располагайтесь. Гураж!
   - Да, ваше высочество, - подошёл капитан.
   Взяв с собой Блейка и Бранса, они отправились назад, туда, где остались связанными пленные.
   Остальные члены отряда продолжали обустраиваться на ночлег, изредка бросая взгляды в сторону деревьев, куда отправился их господин. Не решат ли на него напасть снова?
   Один раз оттуда раздался крик, и Кинара, уже успевшая переодеться, вскочила на ноги. Но кричали не свои - кто-то из пленных. Чуть постояв, сжимая в руке меч, она вернулась к приготовлению пищи.
   Теленг с сопровождавшими вернулись почти одновременно с разведчиками.
   - Ну что? - поинтересовалась Кинара, помогавшая Пиану и Мирсесу разливать кашу по тарелкам.
   - Я сказал им, что и без того знаю, кто устроил нападение, - хмуро отозвался Теленг. - И того, кто подтвердит мои мысли, отпущу.
   - Сивион? - произнесла она. Он кивнул:
   - Одного я отпустил. Остальные пусть подождут до утра.
   - Не боишься, что за ними вернуться?
   - Знаю я этот сброд, не станут они шкурой ради других рисковать, - сквозь зубы процедил Теленг.
   - Вокруг всё спокойно, - добавил Туммарер.
   - Они сбежали, - произнёс Диаль. Теленг с Кинарой покосились на него, но ничего переспрашивать не стали.
   - Докладывайте, - вздохнул Теленг, устало опускаясь на одно из приготовленных вокруг костра брёвен каре.
   - Ничего нового, вода по-прежнему тёплая, куда дошли мы - неглубоко, не больше чем по колено... Мост следующий просматривается вдали, несколько часов до него езды...
   - Нам дня полтора осталось, - проговорил Теленг, принимая тарелку из рук Мирсеса. - Может, два, если медленно идти будем. А вскачь то и за день управимся...
   Диалю с Дорианой тоже выделили посуду, ели по очереди - двое из солдат уступили в благодарность за спасение своего господина.
   Ночь прошла спокойно. В палатках места хватало, Диаль не спорил, когда его тоже поставили в дозор, хотя и знал, что едва ли кто вернётся.
   Утром позавтракали, после люди Наследника принялись собираться, сам же он подсел на бревно к Диалю, глядя на затухающий костёр.
   - Впереди дорога сложная, много глубоких мест, - проговорил Теленг. - Даже с лошадьми было непросто... Возле реки вообще почти по шею.
   - Так реки всегда в низинах, - ответил Диаль.
   - Не отяготите вы нас, если передумали, будем рады видеть вас в отряде... По двое поедем, меняться станем...
   - Благодарю, ваше высочество, но уж пойдём мы своей дорогой.
   Теленг вздохнул, после проговорил:
   - Если понадобится, в любое время будете желанным гостем в Белой Долине, я предупрежу. Да, вот ещё... - Теленг снял с пальца один из перстней, с печаткой и будто горящей красной точечкой вместо камня. Диаль приметил, что вчера его на Наследнике не видел, но ничего не сказал.
   Теленг протянул перстень Диалю со словами:
   - Этот знак известен по всему Ирвирату. Где угодно в нашей стране вы можете попросить помощи, и она будет оказана вам. Таким кольцом награждают тех, кто оказал неоценимую услугу семье Владыки. Пожалуйста, примите его. И вот эти плащи. Будет теплее в дороге, ночи ещё не летние.
   Он подал знак, и Пиан поднёс два серых плаща с гербом Владыки на плече, а также узелок.
   - А здесь немного провизии и фляга с водой, - указал Теленг на узелок.
   - Благодарствую, - склонил голову Диаль, принимая дары. Теленг заметил, как сидящая рядом Дориана перевязывает кровоточащие ноги, после обратился к своим людям:
   - Есть у кого-нибудь запасные сапоги?
   Вскинула голову Кинара:
   - Я всегда вожу с собой запасную обувь...
   - Поделись с девушкой, пожалуйста, в Долине прикажу сшить тебе какие захочешь.
   Кивнув, Кинара удалилась в палатку, не показывая своих эмоций.
   Сапоги пришлись Дориане в пору, несмотря на то, что она была ниже Кинары. Когда они мягко сели по ноге, девушка сердечно поблагодарила Кинару со слезами на глазах, и та улыбнулась в ответ.
   - Ваше высочество, - проговорила вдруг Дориана, - простите меня... я не имею права просить, я не участвовала в бою, но ежели не сложно вам... нам лошади не помешали бы...
   Диаль поморщился, но Теленг улыбнулся:
   - К сожалению, обе вьючные лошади полностью нагружены. Однако я могу выделить вам одну из них, если...
   - Благодарю, но не нужно, ваше высочество, - перебил Диаль. - Вы лишь попусту лишитесь необходимых вещей, в то время, как одна лошадь не слишком ускорит наше продвижение.
   - Возможно, вот это, - Наследник вытащил из кармана мешочек с деньгами, обращаясь к Дориане, - поможет вам приобрести их в Чарльзовых Запрудах. Я как раз думал, каким образом уговорить вашего спутника принять от меня этот маленький дар.
   - Вы и без того щедро одарили нас, ваше высочество... - откликнулся Диаль.
   - Ничто не сравнится с тем, что сделали вы.
   Немного помолчав, Диаль поинтересовался:
   - Чарльзовы Запруды - это селение? Далеко до него?
   - Несколько дней пешим ходом.
   Диаль кивнул. После снова спросил:
   - А как вы намерены поступить с пленными?
   Теленг помрачнел.
   - Не вижу я иного выхода, как оставить их тут. Думаю, высвободятся они, ну а там уж как судьба...
  
   - Почему ты всё-таки бросился к ним? - поинтересовалась Дориана, когда отряд Теленга скрылся в дали туманов.
   - Я уже объяснил это лорду Теленгу, - пожал плечами Диаль. - Мне нравится Ирвират, а он такой благодаря заботам Владык. А от нападавших исходило вовсе не приятное и светлое ощущение.
   - Даже лорд Теленг едва ли счёл твоё объяснение чем-то большим, нежели уход от ответа посредством комплимента. Не думаю, что хотя бы один человек в его отряде поверил в это.
   - В таком случае, - откликнулся Диаль, - я его спас, чтобы получить дары в дорогу и перстень за заслуги. Думаю, тебя такое толкование устроит больше.
   - Я так и знала, - откликнулась Дориана. Чуть помолчала, после поинтересовалась:
   - А почему болотницы не трогают остальных?
   - Сложно материализоваться перед тем, кто в тебя не верит, - усмехнулся Диаль, и Дориана недоверчиво фыркнула. Ей не нравилось ни одно из его объяснений.
   - Почему мы не идём? - снова спросила она.
   - Сейчас, - откликнулся он, поворачиваясь в сторону вчерашнего сражения. Поднял руки перед собой ладонью к ладони, и меж ними замерцала призрачная сфера. После набрала материальности, затем превратилась в изогнутый меч.
   Побледнев, Дориана отступила шаг назад, но Диаль не смотрел на неё, а направился вперёд.
   Пленные оставались связанными, хотя было заметно, что они приложили немало усилий для освобождения. Их лица и открытые участки тела распухли от укусов насекомых, губы пересохли от жажды, но они были живы.
   Глаза смотрели на подходящего Диаля со страхом, ненавистью или надеждой, однако никто не произнёс ни слова.
   - Сейчас я разрежу ваши верёвки, - проговорил Диаль, останавливаясь перед ними. - Но вы не станете пытаться догнать лорда Теленга или преследовать меня. Клянётесь?
   - Клянёмся, - раздался нестройный хор. Диаль внимательно осмотрел лица, после добавил:
   - Если вы решите нарушить эту клятву, вас ждёт мучительная кара.
   Диаль не знал, кто поверил ему, а кто мысленно посмеялся, однако подошёл к первому и перерезал верёвки мечом.
   Когда последний был свободен, Диаль взмахнул рукой:
   - Уходите. И помните об обещании.
   Растирая затёкшие руки и ноги, шестеро мужчин бросились к болотам и начали жадно пить мутную воду. После поднялись и пошатываясь двинулись в сторону. Диаль отметил, что они не направлялись ни к Запрудам, ни к Долине - возможно, где-то здесь имелось какое-нибудь их место.
   - Зачем ты сделал это? - послышался голос Дорианы.
   - Придумай любое объяснение, - пожал плечами Диаль, - я соглашусь.
   - Ты с ними заодно? Ты хотел втереться лорду Теленгу в доверие?
   - Я же сказал, придумай любое...
   Диаль прикрыл глаза, настраиваясь на окружающий мир. Шестеро отдалялись, и он рассчитывал на то, что они не станут подбираться к нему в темноте.
   Диаль взял меч меж ладоней, тот превратился в сферу, а после и вовсе исчез. Много, слишком много людей видело его...
   Он задумчиво поправил узел на спине и пошёл в своём направлении, не заботясь о том, следует ли за ним Дориана. Ему хотелось поскорее вернуть её в Кийаллу и никогда больше не встречать.
  

Глава 10. Заколдованная Ланн

  
   - Кого я вижу! - услышала Ниме знакомый голос и подняла голову от маленького костра. - Можно к огоньку-то?
   - Айгар! - вскочила. Мужчина спрыгнул с коня, и она бросилась ему на шею.
   - Ну, ну, - с некоторым смущением произнёс он. - Что это ты?
   - Я так испугалась... - прошептала, отпуская.
   - Что готовишь? - он присел возле костра.
   - Картошку пеку... Как ты нашёл меня?
   - Случайно, - пожал он плечами. - На самом деле я слышал про какого-то монстра, захотелось посмотреть, что к чему. Сколько лет живу, путешествую - ни разу никаких монстров не встречал...
   Ниме хмыкнула, но ничего о Стейраке не сказала. Айгар посмотрел на неё пристальным взглядом, после выудил прутиком картофелину из углей и начал катать по земле, остужая.
   - Сразу и не признал-то тебя, - добавил вдруг. - Что ты сделала со своими красивыми волосами?
   - Продала, - усмехнулась Ниме.
   - Ну и дура, - не удержался он.
   - А кто бы мне седло подарил? Может, ты? - вскинулась девушка. - Я из них свою силу и энергию забрала. Ничего, отрастут...
   - Как знаешь, - пожал он плечами. - Но так тебе не идёт. Может, если подровнять да форму придать...
   - Отстань, без тебя разберусь, - надулась она. Какое-то время сидела молча, размышляя. После задумчиво произнесла: - Не могу понять... как так получилось? Почему я не заметила это нашествие? Ведь столько энергии мчалось на Синору... И ты тоже...
   - Ты не думала об этом, а я... Мне нужно было оказаться именно там. Теперь понимаю, что влекло меня в Синору - не интуитивное знание, будто выясню о беглеце, а просто необходимость отдать долг.
   - А мне всё-таки кажется, что нашествие было... будто скрыто...
   Ниме не знала, как объяснить это ощущение, что в эфире словно вовсе не распространялась информация о нём.
   - Не сказал бы, что ты всё всегда видишь и замечаешь, - откликнулся Айгар. - Разбойников своих вон тоже не приметила, хотя намерения их за версту в воздухе летали...
   Ниме промолчала, тоже вытаскивая картофелину. Айгар уже доедал свою.
   - Кстати, на вот, - Айгар достал кошелек и отсчитал несколько золотых монет.
   - Неужели успел лошадей продать? - удивилась Ниме, и про себя еще больше удивилась: "Надо же, честный какой."
   - Повезло, - хмыкнул он.
   - А что, о беглеце так ничего и не выяснил? - поинтересовалась девушка, пряча деньги в кошель.
   - Не успел... - качнул головой Айгар. - Зато получил весть от своих...
   - Хорошую?
   - Наоборот... - Айгар задумался, берясь за вторую картофелину. Ниме вопросительно подняла брови. Айгар неожиданно вздохнул:
   - В мир... проникло большое зло.
   - Откуда? - удивилась Ниме.
   - Вероятно, из мира демонов. Не знаю.
   - А что, и такой есть? - снова удивилась она. Впрочем, тут же согласилась, что может быть любой мир - почему бы и не мир демонов?
   - Это вам Держатели поведали? - усмехнулась, доедая картофелину и вытаскивая из углей остальные. Взгляд Айгара вдруг сделался сердитым:
   - У нас есть много весьма одарённых людей. Стены мира часто открываются, иногда сюда попадает такое... тебе и не снилось. Но сейчас пришло нечто просто ужасное. В данный момент моя задача, так же как и задача всех в ордене, переориентирована. В первую очередь мы должны отыскивать Держателей, поимка даже отступников - во вторую. Дело в том, что их не всегда просто найти...
   - И что?
   - Демон зла охотится за Держателями. Мы должны уберегать их от него.
   - А зачем они ему?
   - Они ему не нужны. Слишком не нужны... Он их убивает.
   - Зачем? - снова не поняла она, и Айгар ответил несколько раздражённым взглядом:
   - Они - Держатели Мира. Если их уничтожить... всех... мир рухнет.
   Ниме посмотрела на попутчика с некоторым недоумением:
   - А смысл? Зачем ему уничтожать миры?
   Айгар бросил нечто невразумительное и отвернулся, будто от непонятливого ребёнка, не став ничего пояснять.
   Какое-то время сидели в молчании. После она поинтересовалась:
   - И откуда вы узнали о его планах?
   - Это относится к тайнам ордена.
   - Хм, - она посмотрела на мужчину недоверчиво. После снова спросила:
   - А скольких Держателей удалось спасти?
   - И это тоже.
   - Боишься, что я побегу к демону рассказывать? - расхохоталась она.
   - Давай лучше доедай, да поехали, - пробурчал он.
   - Нам всё ещё по пути?
   - Пока да.
  
   Ниме ехала молча. Мысли всё возвращались к седлу, к волосам... Может, Айгар прав? Она могла бы, вероятно, сама материализовать седло. Иногда пыталась преобразовать энергию не во всякие мелочи, а в более габаритные предметы. Подумаешь, после этого несколько дней приходила бы в себя, силы восстанавливала... Возможно, не смогла бы воспользоваться ими для чего-то более важного... Зато волосы сохранила бы.
   "Зато?!" - возмутилась сама себе. Волосы отрастут, ценность великая! А силы в любой момент понадобиться могут. Кто знает, а вдруг тогда её съел бы Стейрак?!
   Она сердито покосилась на Айгара. Почему это она постоянно предстаёт перед ним в каком-то идиотском виде?!
   - На, это тебе, - улыбнулся вдруг Айгар, отстегнув от пояса и протянув Ниме небольшой клинок в украшенных сверкающими камнями ножнах. - Не то, чтобы совсем женский, но короткий, тебе подойдёт...
   Увидев увеличившиеся глаза Ниме, он остановился, выжидающе глядя на неё.
   - Нет... - замотала она головой, тоже придержав своего коня. - Я не ношу оружия... И никогда не стану пользоваться им!
   - Я научу тебя, - произнёс он. Она снова усиленно замотала головой. - Почему?! Ты должна уметь защищать себя, уже забыла, как мы встретились?
   - Не забыла... - прошептала она. - Но я не смогу... Не стану убивать!
   - Я не заставляю тебя убивать, а хочу, чтобы ты научилась защищаться!
   - Я не стану пользоваться оружием!
   - Ну и глупо, - пожал он плечами, возвращая ножны на пояс.
   Сзади донеслось испуганное ржание. Развернув лошадей, спутники увидели, как, выбиваясь из последних сил, по тракту несётся взмыленный скакун, а за ним мчится чёрная, будто сотканная из мрака тварь. Её очертания меняются, но больше всего она походит на гигантского чёрного волка с изумрудными огнями глаз, летящего над дорогой, размахивая огромными крыльями...
   - Стейрак? - произнесла Ниме, с трудом переборов подкатившую волну ужаса.
   - Конь? - поинтересовался Айгар.
   - Нет, то, что летит за ним...
   - Ну и дружки у тебя, - хмыкнул Айгар, едва справившись с изумлением, однако на всякий случай достал довольно-таки большой сюрикен, который, к удивлению Ниме, разложил на два странных изогнутых кинжала.
   - Сам искал монстра, - огрызнулась Ниме. - Надеюсь, это не твой демон?
   - Это не демон... насколько я могу судить.
   Жеребец Ниме взвился на дыбы, девушка с трудом удержалась в седле. Лошадь же Айгара оказалась спокойнее, и, вероятно, более привычной к сражениям, поэтому осталась на месте, лишь недовольно дёрнула головой.
   Заставив Малыша остановиться, Ниме спрыгнула на землю, ступила шаг вперёд, намереваясь поймать бегущее животное.
   - Что ты делаешь? - возмутился Айгар. - Похоже, твой Стейрак не предрасположен к дружеским беседам! Вернись в седло!
   Ниме тоже ужасно хотелось вскочить обратно на Малыша, поскакать во весь дух, она и сама не понимала, зачем бросилась туда. Однако Малыш уже пустился наутёк, да и лошадь Айгара, ощутив ужас мчащегося коня и почуяв жуткое присутствие странного монстра за ним, стала терять спокойствие. Сделала несколько шагов назад, заржала, когда Айгар ударил её в бока, снова попятилась.
   Взмыленный конь, увидев, что дорога впереди занята, свернул в сторону почти рядом с Ниме, чёрный же волк ринулся прямо на неё. Зажмурившись, она что было силы закричала, начисто забыв про все свои защитные познания.
   Как и в прошлый раз, перед ней снова возник Стейрак. Сейчас он удержался на ногах, хотя удар, с которым врезался в землю, был силён и поднял столб пыли.
   - Госпожа... - хрипло проговорил человек с изумрудными глазами и странными ушами. Грудь его вздымалась, он тяжело дышал.
   - Что случилось? - произнесла Ниме, унимая дрожь. - Выглядел ты, надо сказать, жутко...
   - Как только отошёл от вас, я снова... превратился в... это. Помогите мне! - в его глазах полыхнула вспышка боли.
   - Я понятия не имею, как тебе помочь... - растерянно откликнулась она, оглядываясь в поисках жеребцов. Ни Малыша, ни второго не было видно, лишь лошадь Айгара будто немного успокоилась, поглядывая на Стейрака с некоторой опаской. - Зачем ты гнал бедное животное?
   - Просто... - Стейрак вздохнул. - Я превратился... не сразу. Почти через день после того, как мы расстались. И подумал... что вы могли слишком далеко уехать. Побоялся, что нагоняя, снова превращусь в человека и не смогу угнаться за вами без скакуна...
   - То есть ты всё помнил, будучи этой тварью? - поинтересовался Айгар, подъезжая поближе. Ниме и не заметила, когда он успел убрать оружие.
   - На этот раз - да, - откликнулся Стейрак, не сводя глаз с Ниме. - Но... вы не поймёте. Я всё помнил, однако это переставало иметь какое-нибудь значение. Слишком тяжело противиться настойчивому зову разорвать всех, кого видишь на пути... Ещё немного, и я не смог бы удержаться. Но я сразу бросился за вами... Госпожа, позвольте мне сопровождать вас. По крайней мере, пока... мы не узнаем, почему так происходит.
   - А если не узнаем? - не удержалась Ниме. - Так и будешь всю жизнь таскаться за мной?
   Увидев взгляд Стейрака, она тут же пожалела об этих словах, но настроение было столь отвратительным, что она не поспешила извиниться.
   - Я не хочу быть вам обузой, - тихо отозвался Стейрак. - Но вы можете потребовать от меня чего угодно. Лучше я буду вашим рабом, чем этой... мерзости.
   Из-за деревьев послышалось негромкое ржание.
   - Мне не нужны рабы, - проговорила Ниме гораздо мягче. - Но я планирую заглянуть в Мерриод к колдуньям. Если хочешь, поехали со мной. Может, они смогут помочь.
   - Мерриод? - поднял брови Айгар.
   - Заглянуть по пути, - подчеркнула Ниме. - Малыш! - позвала она всё ещё побаивающегося жеребца.
   - Благодарю, госпожа, - склонил голову Стейрак.
   - И прекрати называть меня госпожой! - вспылила Ниме. Из леса наконец-то появился Малыш, девушка протянула к нему руки. Второго коня по-прежнему не было видно. - Ну какая я тебе госпожа?
   Она повернулась к жеребцу, взяла за уздечку.
   - Всё в порядке, это Стейрак... - ласково проговорила, погладив коня по морде. Тот недовольно покосился на бывшего монстра. Ниме поставила ногу в стремя, взобралась в седло.
   - Как пожелаете, гос... - откликнулся Стейрак, но Ниме взорвалась:
   - Прекрати, я сказала! Почему это всем непременно хочется называть меня госпожой! Была бы я госпожой, этот негодяй никогда не поступил бы так со мной!
   - И что же сделал этот негодяй? - поинтересовался Айгар, набивая трубку.
   - Он... бросил меня! Ради него я ушла из... я отдала ему всё! А он променял меня на какую-то фифу!
   - Каков мерзавец... - произнёс Айгар, отворачиваясь, чтобы скрыть улыбку. - И как он только посмел.
   - Тебе смешно? - взвилась Ниме. - А ты знаешь, что я пережила?!
   Айгар выдохнул колечко дыма.
   - Ты!.. Ты!.. - Ниме задыхалась, не находя слов, все эмоции вдруг вспыхнули с прежней силой, словно и не прошло уже столько времени после предательства Янла.
   - Девочка... - улыбнулся Айгар. - Подобное происходит столь часто, что просто невозможно сочувствовать всем вам, дурёхам... Ведь сама знаешь, не самая страшная трагедия в жизни. Встретишь ещё не одного такого.
   - Спасибо, таких мне больше не нужно! - крикнула она. - Он сошёлся с ней только потому, что у неё был богатенький папочка, желавший поскорее продать доченьку замуж! А я после такого... не могла вернуться в монастырь!
   - Зато ты отправилась в Великую Северную, и, насколько я понял, неплохо там отучилась...
   Его слова потонули в грохоте: неожиданно лопнула подпруга, и Ниме, не удержавшись, свалилась с Малыша.
   Упав, Ниме разрыдалась.
   - Ты в порядке? - воскликнул Стейрак, бросаясь к ней. - Ударилась?
   - Ничего... - всхлипнула она. - Ненавижу его! Ненавижу! Как только вспомню о нём, сразу же какая-нибудь гадость случается!
   - Так не вспоминай, - посоветовал Айгар, тоже спускаясь вниз. Стейрак подал ей руку, едва заметно улыбнувшись уголками губ:
   - Понял, не буду больше называть тебя госпожой.
   - Так-то лучше, - усмехнулась она. Поднялась, держась за его руку и вытирая остатки слёз.
   - Значит, это тебе, - проговорил вдруг Айгар, протягивая Стейраку новый клинок. - Чуть коротковат, ну уж как есть.
   Стейрак взглянул на него с недоумением. После кивнул, принимая подарок:
   - Спасибо.
   - Идём, помогу поймать коня, - добавил Айгар, привязывая своего к ветке.
   - Пошли попробуем, - пожал плечами Стейрак, двигаясь по следу сбежавшего жеребца. - Если я его не слишком напугал...
   - Да уж напугал, можешь быть уверен, - усмехнулся Айгар. Чуть помолчал, направляясь за ним, после спросил: - Ты откуда такой? Не с Вольных ли Земель, часом?
   - Не знаю, - вздохнул Стейрак. - Но... если могу тебя попросить... Не говори никому, пожалуйста. Пока я не разберусь, что к чему.
   Айгар окинул его взглядом.
   - Я не из болтливых.
   Они скрылись за деревьями, и Ниме не слышала дальнейшего разговора. Она не стала идти следом, а принялась за починку подпруги, по-прежнему не желая показывать спутникам своих умений.
   Мужчины появились довольно быстро. Стейрак вёл жеребца, по-прежнему перепуганного, но относящегося к данному воплощению странного человека вполне благосклонно. Айгар курил трубку, и, кажется, раздражал этим коня гораздо сильнее.
   Ниме не слишком разбиралась в породах, и жеребец показался ей обычным гнедым - высокий, каштанового окраса с чёрными ногами, гривой и хвостом. На спине, чуть сбившись на бок, простенькое седло.
   - Будешь ты у нас... - Стейрак на секунду задумался, - Каштаном. Ниме, можно?
   Он указал взглядом на сумочку, притороченную к седлу Малыша, и Ниме кивнула.
   Стейрак старательно вычистил Каштана, что-то ласково ему рассказывая, пока шерсть не заблестела, избавившись от остатков пота и пены. К концу этого процесса жеребец вполне смирился со своей новой участью.
   - Где ты учился ухаживать за лошадьми? - поинтересовался Айгар.
   - Понятия не имею, - отозвался Стейрак.
   - Где ездить - тоже?
   Стейрак усмехнулся, не ответив.
   - Где учился языку Ирвирата и на каком ещё говоришь, - в тон Айгару добавила Ниме. - И вообще, кто сшил для тебя эту одежду и почему она не исчезла, когда ты был монстром...
   - На счёт языка - это интересно, - задумчиво ответил Стейрак. - Про остальное ничего не знаю.
   Легко перекусив, они снова отправились в путь, придерживаясь дороги. Никто этой местности не знал, поэтому, помня о болотах, их решили объехать.
   За несколько вполне спокойных дней, проехав довольно большое расстояние благодаря хорошей погоде и подсказкам встречных путников, они обогнули болота и снова свернули к югу.
   Ниме сумела выяснить, что Стейрак владеет языком Мерриода не лучше неё - а она знала лишь несколько общих фраз. Язык же Атлариса был ей вовсе не знаком; когда ехала через Атларис в Великую Северную Школу, находила людей, знающих ирвирий. Им, правда, неплохо владел Айгар, но Стейрак разочаровал его. А вот к немалому удивлению всех троих на молибнаре, общем для Монастырей Прощения, говорил неплохо.
   Однажды мужчины помогли поднять перевернувшуюся повозку, груженную тканями и разными швейными принадлежностями, за что благодарный хозяин одарил их небольшим мешочком, приятно позвякивающим.
   При ближайшем рассмотрении оказалось, правда, что в мешочке лишь мелочь, несколько серебряных саклитов и ни одного золотого, однако путникам удалось заночевать на сеновале в таверне небольшой деревеньки и неплохо перекусить. Деньги, вырученные за лошадей, ни Айгар, ни Ниме тратить попусту не спешили.
   - Если свернём западнее, - проговорил Айгар на следующее утро, когда они пересекли Беглую Реку по новому каменному мосту и снова въехали в смешанный лес, придерживаясь неширокой тропки, - через несколько дней выедем к Кийалле. Я узнавал.
   - Мне туда не надо, - покачала головой Ниме.
   - Что ты так спешишь в Мерриод? - проворчал Айгар.
   - Я не в Мерриод спешу, - откликнулась Ниме. - И вообще, можешь меня больше не провожать, у меня уже есть провожатый, - она усмехнулась, бросив взгляд на Стейрака.
   - А вот как ведьмы расколдуют его, так ты его и видела, - засмеялся Айгар. Ниме пожала плечами, Стейрак же возразил:
   - Я долги отдавать умею, не брошу её, куда нужно довезу.
   - А она не сознаётся, куда ей нужно, - усмехнулся Айгар, но от Ниме не ускользнул его пристальный взгляд.
   - Кто бы мог подумать, что в таком равнодушном с виду мужчине скрывается столько любопытства, - в тон ему откликнулась она.
   - Ох, когда-нибудь схлопочешь ты по своему языку, девочка, - отозвался Айгар. - И чего я с тобой вожусь?
   - Я не просила.
   - Ну и ладно. Я собираюсь заглянуть в Кийаллу, а вы как хотите.
   Стейрак посмотрел на Ниме, та покачала головой. В Кийаллу ей вовсе не было нужно. Только лишний крюк.
   Она хотела было ответить в том же саркастичном тоне, однако Айгар вдруг придержал лошадь и сделал знак молчать. Стейрак тоже насторожился, Ниме прислушалась, прикрывая глаза и окидывая внутренним взглядом окрестности.
   Где-то на грани слышимости раздавались крики, и когда все трое остановились, Ниме уже точно знала, что впереди чуть справа есть несколько живых существ.
   Она видела голубоватый силуэт девушки, три мужских фигуры и четыре алых пятна, которых не смогла ни с кем соотнести. Похоже, там был ещё кто-то, но скрытый от любых взглядов.
   - У них какие-то странные... животные, что ли, - прошептала.
   - Карубы, - кивнул Айгар. - Ведьмовские штучки.
   Ниме поёжилась. Она никогда не сталкивалась с карубами, жили те в Мерриоде при хозяевах, однако страшные слухи о них бродили по всему миру. Искусственно создаваемые твари, помеси различных зверей для формирования определённых качеств. Не каждая колдунья могла позволить себе завести нечто подобное, но если уж позволяла, то фантазию не ограничивала.
   Иногда они выглядели как обычные животные, например, собаки - только у этих собак могли оказаться стальные когти и возможности удава по заглатыванию добычи. А иногда это было нечто ужасающее, со множеством торчащих зубов и рогов, бьющими в разные стороны жалами, бессчётным количеством глаз, включая возможность видеть в инфракрасном свете и даже читать мысли.
   Жуткие твари не размножались, а создавались несколькими сильными колдуньями в течение нескольких ритуалов, поговаривали, даже с жертвоприношениями. Слушались лишь своего владельца и в случае его смерти тоже умирали. Убить же их самих по себе было практически невозможно.
   - Кто такие карубы? - шёпотом спросил Стейрак. Пока Айгар стоял прикрыв глаза, видимо, тоже рассматривал изнутри, Ниме вкратце поведала, что знала.
   - Думаешь... - начал было Стейрак, однако истошный женский крик не дал ему окончить. Не раздумывая, он ударил пятками коня, бросаясь вперёд.
   - Куда?! - зарычал Айгар, но было поздно. Их заметили.
   Машинально закрывшись, Ниме последовала за спутниками.
   Возле дерева, прижавшись спиной к стволу, стояла золотоволосая девушка лет семнадцати, не больше. Зажмурив глаза, она выставила перед собой руки и что-то быстро бормотала. На ней было тонкое длинное белое платье, некогда нарядное, красиво и богато расшитое узорами и камнями, свободное, с завышенной талией, широкими рукавами и глубоким декольте. Будто красавица с бала сбежала, а не по лесу путешествует.
   Трое мужчин и женщина на лошадях медленно приближались к ней, словно прорываясь сквозь завесу. В отличие от неё, их костюмы казались вполне верховыми и дорожными, выдержанными в тёмных тонах, лишь у зеленоглазой женщины, очень молодой на вид, выделялось дорогое убранство сапог, шляпы и седла, а также ножен у пояса. Из-под шляпы были видны сетло-каштановые собранные волосы.
   Все четверо держали в руках тонкие поводки, по чёрной металлической основе которых струились горящие надписи неведомых рун. А на поводках бесновались четыре различных каруба.
   - Это колдунья, идиот, - прошипел Айгар, нагоняя Стейрака, но тот вырвался вперёд, выхватывая меч. Глаза его запылали алым светом. Женщина гневно обернулась, и Айгар отчётливо понял, что они тут слишком нежеланные свидетели.
   - Прочь отсюда! - воскликнула колдунья, взмахнув рукой словно в отталкивающем движении, но Стейрак, пригнувшись, проскочил вперёд не задетым.
   Сопровождавшие её воины, одинаково гладко выбритые и опрятно одетые, чуть расступились в стороны, сосредотачивая внимание на нежданных гостях.
   Ругнувшись, Айгар достал хрустальные звёзды, и, что-то шепнув, выпустил сразу несколько. Впрочем, Ниме усомнилась, правильно ли назвала их "хрустальными" - ни одна ещё не разбилась, хотя на вид они были очень тонкими.
   Две попали в одну тварь, похожую на смесь динозавра с крокодилом, не причинив никакого вреда, ещё две зацепили держащего её человека, одна полетела к колдунье, но была остановлена в воздухе непонятной силой, когда всадница даже не смотрела в их сторону.
   - Ланн, прекрати. Это бессмысленно, - с некоторым раздражением произнесла колдунья. - Сдавайся, не то снова погибнут невинные люди.
   Девушка у дерева с изнеможением откинула голову, открывая глаза, её руки бессильно упали вдоль тела. К удивлению застывшей чуть поодаль Ниме, ни Стейрак, ни Айгар не остановились, а наоборот, с новой силой ринулись в бой за спасение несчастной.
   Стейрак успел сбить ближайшего седока, и, увернувшись от рычащей пасти каруба, спрыгнул на скаку со вставшего на дыбы коня. Во время приземления всадил свой короткий меч в мужчину. Не удержав в руке поводок, мужчина выпустил зверя, похожего на огромную собаку, но с ядовитыми змеиными клыками и двумя хвостами, оканчивающимися жалами. Тот бросился к Стейраку.
   Стейрак вогнал клинок противнику в сердце, и, не задумываясь, что делает, зарычал зверю в ответ - Ниме видела, как вокруг него полыхнул сгусток тьмы. Каруб, поджав хвосты, вдруг заскулил и бросился наутёк. Глаза Стейрака пылали красным огнём.
   И колдунья, и глядящая на неё девушка у дерева перевели взгляды на бывшего монстра, колдунья с изумлением, девушка же, наоборот, с отчаянием. Казалось, она на пределе, с трудом осознаёт происходящее и вот-вот упадёт без сил.
   - Не умирает... - пробормотал Стейрак, глядя вслед убегающему карубу.
   - Не он хозяин! - откликнулся Айгар.
   - Хозяйка, - добавила Ниме, отчётливо осознав, что колдунья здесь главная, а с ней, вероятно, её слуги или охранники. Все четыре зверя, похоже, принадлежали именно ей, а значит, она имела слишком высокое положение в Мерриоде. Или нет? Зачем колдунье Мерриода забираться в Ирвират с военным отрядом? Возможно, это наоборот, какие-нибудь... конкурирующие силы схватили настоящую колдунью...
   - Что здесь происходит? - попыталась спросить Ниме. Участвовать в драке неизвестно на чьей стороне ей вовсе не хотелось, а о внутренних делах Мерриода посторонние знают слишком мало.
   - Не лезь не в своё дело, - холодно откликнулась колдунья.
   - Отпусти девушку! - крикнул Стейрак.
   - Она наша, - отозвалась колдунья.
   Смесь динозавра и крокодила, с мощными челюстями и пятёркой острых рогов-шипов, ощерившихся вокруг головы, бросилась тем временем к Айгару. Конь попытался возмутиться подобным поворотом событий, однако Айгар присмирил его, одновременно лёгким, почти незаметным движением руки разделяя странный большой сюрикен на два кинжала. В какое-то неуловимое глазу мгновение, когда изогнутые кинжалы уже, казалось, были у него в руках, в держащего тварь воина вошла ещё одна звезда, прорезав горло. Тот не успел отклониться и, с выражением некоторого недоумения на лице, начал заваливаться на спину.
   Тварь попыталась достать лошадь, вырываясь из ослабевающей руки, Айгар спрыгнул на землю, крикнув лошади, чтобы убегала. Впрочем, та и сама рада была сбежать из колдовской битвы - не помогала всаднику, а лишь мешала.
   Ведьма повернулась назад, глядя в сторону, куда рванул первый зверь, выставила руку ладонью вперёд. На ладони загорелась ярким светом надпись, состоящая из неизвестных путникам символов и рун.
   Ниме подумала, что, наверное, она хочет призвать его обратно, однако колдунья вдруг бросила какое-то слово, по выражению лица относящееся к ругательствам. Прислушавшись, Ниме ощутила ещё нескольких человек, если точнее - десять.
   Вверху парил охотничий сокол.
   Через мгновение раздался резкий вскрик и шум борьбы.
   - Ну... Ланн... - сердито пробормотала колдунья, повернулась обратно и решительно двинулась к девушке.
   - Пожалуйста... - шепнула та.
   Ниме видела, как зелёные глаза Стейрака вновь полыхнули алым, когда на него бросился очередной каруб, на сей раз в виде гигантской колючей гусеницы с неприятного вида присоской-ртом.
   Последний, тот, которого держала колдунья, был наиболее экзотическим: по расположению кожистых крыльев напоминал не то летучую мышь, не то ската, с длинным, не короче тела, хвостом, на котором имелось изрядное количество не предвещающих ничего хорошего отростков, и шестью когтистыми лапами, поджимающимися при полёте. Морду можно было даже назвать красивой, в своей идеальной приспособленности к поимке и нейтрализации добычи. Ниме не сомневалась, что колдунья потратила много времени, шлифуя облик главного зверя.
   А также она видела, что им не победить. И Айгар, и Стейрак пока сдерживали карубов, однако меч наездника достал Стейрака, да и оба отдавали много сил, а звери оставались совершенно такими же, будто их вообще не брало оружие. Ниме не замечала ран или процесса регенерации, и не удивилась бы, узнав, что они питаются силами своих врагов.
   Девушка у дерева зажмурилась, снова выставив руки и что-то зашептав, но это лишь на миг остановило колдунью. Взмахнув рукой, та прорвала оборону. И тогда Ниме решилась.
   Она сложила ладони, влив в них столько силы, сколько смогла собрать вокруг, и швырнула на колдунью. Мысленно подправила траекторию полёта, набросила на женщину сразу несколько петель и затянула потуже.
   Колдунья с недоумением взглянула на неё, не в состоянии пошевелиться. Конь под ней тоже застыл, Ниме с радостью обнаружила, что и карубы не могут двигаться.
   Противник Стейрака сориентировался быстро, и, когда его каруб застыл, сам бросился в атаку. Стейрак успел увернуться из-под копыт, ему на помощь пришли хрустальные звёзды Айгара.
   Ниме видела, как Стейрак рубанул застывшую тварь по шее, а в ударе заметила сгусток тьмы, обвивший клинок. Голова чудища отлетела от туловища - Ниме понадеялась, что насовсем.
   Прозрачные кинжалы Айгара прошли сквозь другого каруба, не причинив ему вреда, а вот звёзды серьёзно ранили противника Стейрака. Стейрак поспешил закончить дело, выбив того из седла и добив своим клинком.
   В этот миг на поляне появился вооружённый отряд.
   Четверо мужчин держали верёвки - видимо, заговоренные колдуньей, - которыми стянули каруба-пса, ещё несколько мгновений назад бесновавшегося и норовившего вырваться. Позади них Ниме успела заметить женщину с мечом и подростка, нога которого была в крови.
   Один из вновь прибывших что-то прокричал, судя по интонации - вопросительное. Ниме обнаружила, как колдунья шевельнулась, подняла голову, шепнув несколько слов, откуда-то сверху ударил оранжевый огонь. Не совсем огонь, сообразила Ниме, не видимый обычному глазу. Но ей - видимый, и очень хорошо. Она смотрела, как огонь начал пожирать её путы, не причиняя вреда колдунье, с ужасом позвала своих спутников. Вновь сложила ладони, однако колдунья лишь глянула на неё, и руки обожгло оранжевым пламенем. Ниме осознала, что со столь сильной ведьмой ей не справиться.
   Спутники успели понять, что она имела в виду, метнулись к колдунье.
   По мере того, как сгорала брошенная Ниме энергия, карубы оживали. Кроме одного, голову которого отрубил Стейрак. "Мёртв", - выдохнула Ниме с облегчением.
   Зато другой, схваченный подошедшим отрядом, вскочил и изловчился укусить одного из державших верёвки. Больше там вопросов не задавали, а поспешили на помощь.
   Девушка у дерева шевельнулась, и Ниме только сейчас обнаружила, что ту держат невидимые путы - вероятно, колдунья пыталась связать заклинанием, хоть девушке и удалось оставить свободными руки. Золотистые локоны мягко струились по плечам, почему-то не сделавшись грязными и спутанными, несмотря на ситуацию, в которой она оказалась.
   Ниме смотрела на неё, ощущая нечто неестественное. Девушка была перепугана, она не смогла бы сама справиться с обступившими её преследователями, но выглядела так, будто несколько раз репетировала эту сцену. Каждый жест, каждое движение казались изящными и правильными - Ниме никогда ещё не видела, чтобы у человека во время паники сражения бывал подобный вид.
   Однако никто, похоже, не замечал странности. "Возможно, - подумала Ниме, - она слишком красива, возможно, все её движения всегда грациозны, независимо от ситуации, в которой оказалась - потому и мерещится всякое..."
   Колдунья была очень сильной, но восстановить защиту не успела. Ниме швырнула в неё энергетическим шаром, сама покачнувшись и едва не съехав с жеребца. В голове потемнело, и она на пару мгновений привалилась к шее Малыша, восстанавливая силы.
   Айгар же успел выпустить несколько многоконечных звёзд, одна из которых достигла цели, впившись колдунье в плечо. Сжав зубы, та с ненавистью взглянула на него, так, что он отлетел, машинально выставив энергетическую защиту и лишь поэтому не загоревшись.
   Колдунья выхватила звезду, но тут взгляд её встретился с полыхнувшими алым глазами Стейрака, и она на миг застыла, не находя отклик собственной силы.
   В этот миг подоспели всадники во главе с молодым человеком аристократической внешности, с голубыми глазами и волевым подбородком. Следом за ним, почти не отставая, скакала единственная в отряде девушка, ещё один молодой воин и двое постарше. Грузный, со шрамом через лицо, размахивал огромным боевым топотом, на плечах другого, с длинным хвостом тёмных волос, шипел в боевой позе карликовый удав.
   Сразу с нескольких сторон посыпались удары, колдунья успела ещё взмахнуть мечом, оставив глубокий след в груди ближайшего воина. Потом затихла, и карубы начали таять.
   Колдунью попытались стащить с коня, надеясь определить гражданскую принадлежность, однако её тело вдруг вспыхнуло ярким искристым разноцветным огнём. Конь, заржав, помчался вперёд, перепрыгивая через стоявших на дороге. Несколько человек бросились вдогонку.
   - Стейрак! - воскликнула Ниме, которой показалось, что он снова полыхнул чёрной бездной.
   - Что? - удивлённо произнёс тот, оборачиваясь, и она молча достала зеркальце.
   Он смотрел в свои красные глаза, после опустил их, разглядывая собственную руку - на ней отразились алые отсветы. Снова посмотрел на Ниме:
   - Давно это у меня?
   - Временами... по ходу боя... - отозвалась она, убирая зеркальце. - Я испугалась...
   В его взгляде проступила растерянность и боль, и Ниме бросилась к нему. Отчаянно хотелось погасить эти вспышки, не позволить сорваться в тот жуткий облик. Он ответно обнял её, на миг их губы соприкоснулись в поцелуе. Потом она смущённо отстранилась. Глаза его вновь сделались зелёными. Она провела рукой поверх раны, проверяя, насколько та опасна.
   - Всё в порядке, заживёт, - усмехнулся Стейрак. Ниме тоже улыбнулась, оглядываясь.
   Айгар собирал свои звёзды, не складывая пока мечи - ни одна так и не разбилась, даже не надтреснула. Ниме обратила внимание на то, чего не заметила раньше: звёзды, вошедшие слишком глубоко в тела врагов, будто сами выскальзывали ему в руку, и на них не оставалось следов ни крови, ни грязи.
   Коня колдуньи, похоже, не догнали - воины возвращались.
   Стейрак бросился к осевшей на землю у дерева девушке - держащие её верёвки медленно растворились. К дереву поспешили и остальные, кроме двоих раненных.
   Паренёк, за время сражения с колдуньей успевший подлечить свою ногу и второго укушенного, устремился к тому, у которого через грудь пролёг кровавый след.
  
   - Что ты делаешь? - воскликнула Ниме. Мирсес удивлённо взглянул на неё, она подбежала, присела рядом, хватая его руки:
   - Сначала кость! Сначала восстанови кость, потом уже всё остальное. У него ребро задето...
   - Я всегда действовал по интуиции, - с чувством достоинства произнёс парень.
   - Интуиция - это хорошо, - фыркнула она, - но неплохо бы ещё и поучиться чему-нибудь.
   Он забрал свои руки, и ей показалось, что они немного дрожат.
   - Моя способность дана мне от рождения... А вот тебе твои знания помогут лечить?
   - По крайней мере, когда я изучала медицину - начала понимать, что делаю, и осознала множество грубых ошибок, которые допускала прежде, и случаев, когда исцеление могло бы пройти легче, быстрее, безболезненнее и...
   - Не спорь, - проговорил вдруг Теленг. - Миледи права. А где вы обучались?
   - Я не обучалась специально, хотя кое-где учат лекарей, - откликнулась Ниме. - Я же училась в Великой Северной Школе.
   Теленг посмотрел на неё с возросшим уважением.
   Глаза Мирсеса вдруг закатились, и он рухнул на спину. Ниме прикоснулась пальцами к его руке, решая, кого лечить первого. Наследник кусал бескровные губы, сдерживая стоны, и девушка пододвинулась к нему. Провела ладонями над порезом на груди Теленга, доделывая работу, начатую Мирсесом. Для этого пришлось максимально раскрыться и черпать энергию отовсюду, ибо после сражения своей почти не осталось. Она тяжело дышала, на лбу выступили капельки пота от напряжения.
   - Что с ним? - Теленг сел рядом, едва края плоти стянулись. Ниме наскоро отёрла лоб и схватила парня за запястье, нащупывая пульс.
   - Он не болел последнее время? - поинтересовалась.
   - Ему было плохо ещё в Кийалле... - ответил Наследник. - Мы даже пользовались услугами знахарей... После он будто пришёл в себя. Вчера вот мне не понравилось, как он кашлял, я подумал, вероятно, из-за того, что мы провели много времени в водах болот. А сегодня ещё эта псина ногу зацепила... Он будто бы вылечился?
   Ниме вздохнула. Мирсес с трудом открыл глаза, закашлявшись.
   - Со мной... всё в порядке... - проговорил он, взглянув в сторону золотоволосой девушки, вокруг которой по-прежнему оставались Стейрак, Айгар и большинство воинов Теленга.
   Ниме провела руками над грудью паренька, настраиваясь, чтобы услышать его организм.
   - Везёт же нам в последнее время на лекарей, - пробормотал Теленг. Ниме посмотрела на него:
   - Вам попадались плохие лекари?
   Усмехнувшись, Наследник промолчал. Ниме прикрыла глаза, какое-то время прислушиваясь к своим ощущениям. С ногой вроде бы всё в порядке...
   - Ты идиот, - проговорила она Мирсесу. Тот с недоумением перевёл взгляд на неё.
   - Ты хоть знаешь, что наделал? - поинтересовалась она. Посмотрела на Теленга: - Вы командир этого отряда?
   - Можно и так сказать, - откликнулся он, подавая Мирсесу едва заметный знак, чтобы тот молчал. Теленгу слишком редко попадались люди, не узнававшие его.
   - Вы не должны были позволять парню делать это.
   - Что? - не понял Наследник.
   - Вы должны были дождаться его исцеления! Он израсходовал все резервы своего организма.
   - Я не хотел подводить вас... мой лорд, - прошептал Мирсес. Теленг озадаченно нахмурился:
   - Для этого ты уединялся?
   - Я пытался восстановить свои силы...
   - Так вот ты их не восстановил! - воскликнула Ниме. - Ты их только израсходовал! И при первом же переохлаждении подхватил хворь в лёгкие.
   - Куда? - не понял Мирсес.
   - А ещё рассказываешь мне тут о ненужности учения! - фыркнула она. - И зачем ты в таком состоянии полез лечить других?
   - Но им нужна была помощь...
   - А ты не подумал, что можешь передать им свою болезнь?
   - Вы... можете исправить это, миледи? - вмешался Теленг.
   - Попробую... - вздохнула Ниме. - Но ему необходимо отдохнуть. В тёплом и сухом месте, и недели две не пользоваться своими способностями!
   - Но я... - начал было Мирсес, однако Ниме прервала его:
   - Молчи! Или хочешь вообще не стать мужчиной? Ты понимаешь, как выпотрошил свой организм?
   Мирсес испуганно взглянул в сторону спасённой девушки, после обречённо опустил голову.
   - Да что вы все так на неё смотрите? - пробормотала Ниме. Ни Стейрак, ни Айгар не спешили отходить от золотоволосой красотки.
   - Она... такая... - мечтательно проговорил Мирсес. На большее его сил не хватило, глаза снова закрылись.
   Ниме сформировала золотой шарик, покосилась на сидящего рядом Теленга, приложила руки к груди парня, запуская шарик внутрь. Прикрыла глаза, мысленно направляя в нужное место.
   Сосредоточившись, она будто проникла внутренним взглядом под его кожу, рассматривая органы. В лёгких отчётливо выделялись чёрные пятна воспаления. Ниме ещё сильнее сконцентрировалась, углубляясь в клетки. Мальчишка явно переоценил свои силы.
   - Никогда не видел, чтобы так лечили, - будто сквозь вату донеслись до неё слова Теленга. - Вы даже руки убрали.
   Она открыла глаза:
   - Я не навязывалась в лекарки. Хотите, ищите кого другого.
   - Простите, не хотел обидеть вас... миледи.
   Ниме улыбнулась: не столь часто её называли "миледи".
   - Я дала ему необходимой исцеляющей энергии и направила её куда нужно. Теперь дело за вами: тепло и покой.
   - Здесь неподалёку находится моё имение. Мы планировали остановиться там. Вы и ваши спутники можете присоединиться к нам... передохнёте, побудете, сколько нужно.
   - Благодарю вас, - улыбнулась она. - Возможно, нам действительно не помешало бы передохнуть.
   Теленг тоже бросил взгляд в сторону спасённой, и Ниме ощутила, что это начинает её нервировать. Однако Наследник вновь обратил глаза к Ниме. Ему казалось, что она до сих не признала в нём будущего Владыку Ирвирата, и тем ценнее представлялся ему разговор. Приняв решение, он проговорил:
   - Миледи... Не пожелаете ли вы присоединиться к нашему отряду? Мы все оценим ваши способности по достоинству.
   - Благодарю, господин, - улыбнулась Ниме, сделав лёгкий поклон с некоторой долей смущения. - Мне приятно ваше предложение, однако неотложные дела влекут меня к югу, и я не имею возможности изменить свой путь.
   - Возможно, мы изменим свой... - задумчиво проговорил Теленг. - Если, конечно, не обременим вас.
   - Если нам будет по пути и вы станете нуждаться в моей помощи, то можете рассчитывать на неё, господин. Однако, не истолкуйте мои слова неверно, я сама стану принимать решения о времени и месте, когда и куда мне необходимо отправиться, и не смогу дожидаться вас или изменять свои планы.
   - Чтож, я пока тоже не определился в своих, - откликнулся с лёгкой улыбкой Теленг. Ему всегда нравились независимые девицы с эдаким налётом дерзости. - В любом случае, надеюсь, ничто не помешает вам быть моей личной гостьей.
   - Ничто, - засмеялась Ниме. - Мечта о тёплой воде и свежей постели преследует меня уже не первый день.
   Вдруг один из воинов оторвался от красотки и направился в их сторону. Он выглядел старше прочих, тот самый, с огромным топором и тонким шрамом на лице.
   - Лорд Теленг! - поклонился Гураж Арев.
   - Неужели вы обеспокоились нашим с Мирсесом состоянием? - поднял брови Наследник.
   - Лорд Теленг? - не без удивления переспросила Ниме.
   - Это ничего не меняет, миледи, - усмехнулся тот. - Вы по-прежнему приглашены.
   - Простите, милорд, - с некоторым смущением откликнулся Гураж. - Девушке нужна была помощь...
   - О, помощь не менее дюжины мужчин, - вставила Ниме. Гураж кинул на неё недобрый взгляд, однако Теленг добавил:
   - И Кинары в придачу.
   - Извините, милорд, - вздохнул Гураж. - Вы позволите представить её вам? Как вы себя чувствуете? Что с парнем?
   - Пожалуй, я сам с удовольствием представлюсь, - проговорил Теленг, вставая. Как ни странно, он не испытывал досады. Девушка была столь хороша, что он просто не мог сердиться на своих людей.
   Какой-то внутренний голос шелохнулся, отмечая, что это не та ситуация, которую нужно было бы спустить им с рук, но...
   - Как ты? - проговорила Кинара, подходя.
   - Нормально, - кивнул Теленг. - А вот Мирсес, похоже, заболел. Ему нужен отдых. Не знаю, как доберётся до Белой Долины.
   В этот момент Гураж Арев, протиснувшись меж обступавшими девушку мужчинами, вывел её из круга и подвёл к Наследнику.
   - Это госпожа Ланн, господин.
   - Благодарю вас за спасение, лорд Теленг, - произнесла Ланн, сделав лёгкий реверанс. Теленг ощутил, как губы мимо воли расплываются в улыбке.
   - И вас, госпожа, - произнесла Ланн, обращаясь к Ниме. - Я видела, что вы сделали...
   - По сравнению со Стейраком, я ничего не сделала, - откликнулась Ниме, усмехнувшись. Ланн слегка зарделась.
   - Меня зовут Ниме, если что, - добавила Ниме.
   Мирсес ощущал ни с чем не сравнимое тепло. Даже когда лечил себя сам, не испытывал такого мягкого и горячего блаженства. Эта лекарка, старше его самого на несколько лет, обладала удивительной силой, о существовании которой он никогда и не подозревал.
   Сконцентрировавшись, Мирсес нащупал своим восприятием шарик её яркой энергии. Он попытался передвинуть его туда, где больше всего отдавало холодом, и шарик на удивление легко и послушно двинулся внутри тела.
   Боль отступила, её сменило чувство покоя и правильности. Чувство выздоровления.
   Мирсес сел. Хоть ему и не понравился острый язычок девушки, он не мог не испытывать к ней благодарности. Впрочем, Теленг тоже. Именно благодаря ей безумная боль в груди отступила, освобождая тело и мысли.
   - Ты сможешь ехать? - поинтересовался он у Мирсеса. Парень кивнул:
   - Мне гораздо лучше, мой лорд.
   Теленг предпочёл посмотреть на Ниме, ожидая её разрешения. Она вздохнула:
   - Доехать-то нужно... Просто не гоните быстро, чтобы не хватал воздух ртом и не потел. Там - в горячую ванну, если не будет жара, и в постель. Хорошо бы чай с листьями малины, имбирем и лимоном. И в ближайшие дни никаких скачек.
   Под руководством Гуража Арева воины осмотрели погибших, однако не нашли у них ничего, указывающего подданство или принадлежность какому-нибудь хозяину. Лишь на запястьях имелись амулеты, но никто из присутствующих не разбирался в них: изготовлены ли в Мерриоде, или в другом месте каком, колдуньей ли, или знахарем простым.
   Прихватив оружие как трофеи, а амулеты на случай, если встретится кто понимающий, они похоронили убитых.
   После недолгого отдыха Теленг поднялся, скомандовал отправление. Повторил Стейраку с Айгаром, что все приглашены в Белую Долину. Оба восприняли это с явным энтузиазмом, обращая частые взоры в сторону Ланн.
   Пока остальные собирали разбежавшихся лошадей, Теленг снова подошёл к Ланн.
   - Кто она была и почему гналась за тобой? - спросил Наследник с некоторой суровостью.
   - Позвольте мне не отвечать на этот вопрос, сир... - откликнулась Ланн, и, увидев его недовольный взгляд, добавила: - Достаточно будет, если я скажу, что она и её спутники расправились с патрульным отрядом Ирвирата, состоящим из шести человек, который им не удалось обойти?
   - Достаточно для того, чтобы счесть их злоумышленниками, едва ли заслуживающими разрешения двигаться через Ирвират, и не опасаться за выдвижение претензий Мерриодом, - кивнув, Теленг подождал подтверждения или опровержения от Ланн, но она промолчала, и он добавил:
   - Однако вам придётся показать, где это произошло.
   - Недалеко отсюда, - откликнулась Ланн. - Но следов не оставили,
   - Поехали! - скомандовал Теленг, заскакивая на коня.
   Вся мужская половина оживилась, и Ниме испытала досадное желание посмотреться зеркальце. "Неужели я хуже? - думала она, разглядывая светлые локоны и яркие голубые глаза спасённой. - Почему мужчины никогда так не стремились наперебой понравиться мне?"
   - Если бы у меня был конь... - пробормотала Ланн.
   - Садись ко мне! - вызвался Теленг. Ланн бросила растерянный взгляд на своего спасителя - изумрудные глаза того выглядели разочарованными.
   - Сейчас они передерутся за честь везти тебя, - фыркнула Ниме.
   В этот миг далеко в лесу послышалось ржание. Все прислушались.
   - Это, наверное, Пелн! - радостно воскликнула Ланн. - Пелн! Иди сюда!
   Вскорости из-за деревьев выскочил холёный вороной в дорогой сбруе. Ланн радостно бросилась к нему, поприветствовала поглаживанием по морде, взяла поводья.
   - Теперь все готовы умереть от горя, - пробормотала Ниме Айгару, впрочем, абсолютно не отреагировавшему на её слова. Вместе с остальными он зачарованно смотрел на девушку в белом платье.
   Следом за Пелном появились ещё три коня, принадлежавшие преследователям - похоже, они приняли вороного за вожака и прибились к нему.
   - Это колдовство, - проговорила Ланн, глядя на Ниме. Вспрыгнула на Пелна, продолжив: - Меня так заколдовали в Мерриоде. Чтобы я всем нравилась.
   Ланн говорила не скрывая, и лица мужчин наполнило выражение понимания и разочарования. Лишь во взгляде Стейрака Ниме уловила сочувствие.
   - И зачем же это нужно колдуньям? - поинтересовался Айгар, приходя в себя.
   Теленг подал знак поймать лошадей и взять с собою, чем и занялись Пиан, Кларен и Примар.
   - Я... должна была исполнить священную миссию, - неохотно откликнулась Ланн, поворачивая своего жеребца и становясь рядом с Ниме.
   Кони дались на удивление спокойно, и, когда их привязали к лукам сёдел, Теленг первым двинулся в путь. Остальные последовали за ним, Гураж кивнул двум воинам, чтобы обогнали Наследника и разведывали дорогу.
   - Мы заметили, - снова сказал Айгар, - что тебя не собирались убивать, а хотели схватить. Это были враги Мерриода - или наоборот, те, кто заколдовал тебя?
   - Я очень благодарна вам... всем вам... за спасение, - откликнулась девушка. - И надеюсь больше не доставлять неприятностей. Но, пожалуйста, не заставляйте выдавать тайны колдуний... Не могу сказать, что эти чары доставляют мне одну радость.
   - Ничего, у нас тут одни чары уже разрушились, - весело проговорила Ниме, но увидев, как помрачнело лицо Стейрака, замолчала. Ланн перевела любопытный взгляд с неё на него, однако Ниме лишь добавила:
   - Может, и твои вскорости развеются.
   - Чары колдуний не развеются, - вздохнула Ланн. - Но на тебя они и без того не действуют.
   - Интересно, - задумчиво произнес Айгар, затягиваясь, - если бы не эти чары, бросились бы мы... - он глянул на Стейрака, - сломя голову тебя спасать?
   - Мне лично не нужны чары, - возмущённо откликнулся тот, - чтобы спасти девушку от бешеных тварей.
   - Даже если эта девушка оказалась бы справедливо отлавливаемой преступницей? - усмехнулся Айгар.
   - Она же не преступница, - возразил Стейрак.
   Тропа сузилась, и отряд растянулся, идя по одному. Ланн ехала впереди Ниме, с безмолвной грацией покачиваясь в седле. Ниме рассматривала её ауру, встревоженная словами Айгара, однако в голубоватом сиянии по-прежнему не виделось ничего настораживающего. Хотя, если это колдунья, вполне могла скрыть всё лишнее.
   Вечером они выехали к месту, указанному Ланн. Кроме земли, вытоптанной настолько, что по следам едва ли можно было что-нибудь определить даже опытному следопыту, ничего не напоминало о недавнем присутствии людей. Ни клочков одежды, ни остатков пепла, ни запаха крови - даже тренированный удав Гажж покрутился на месте, не представляя, что тут можно найти.
   Воины обошли окрестности в поисках спешно вырытых могил, или обглоданных костей, или сброшенной в овраг амуниции. Ничего.
   Заметив, что Айгар стоит прикрыв глаза, Ниме тоже окинула внутренним взглядом поляну, но кроме нескольких размытых в воздухе следов ауры ничего не увидела. Колдунья с карубами и сопровождающими тут точно проходила, ну и ещё несколько человек - но одновременно ли, неизвестно. Она не обнаружила даже следа Ланн.
   - Их было шестеро, - проговорил Айгар. - И был бой. А вот что случилось - не вижу.
   Теленг удивлённо приподнял бровь, но кивнул, принимая слова нового знакомого. Ему много о чём хотелось расспросить, однако он счёл, что сейчас не самое подходящее время.
   У Ниме возникло азартное желание позвать дриаду и послушать её рассказ, однако то, что одна из лесных фей пыталась помочь ей, ничего ещё не означало. И потом, не стоило делать этого при всех.
   Покрутившись по поляне, отряд двинулся дальше и вскорости выехал к реке. Там и решили заночевать.
   Гураж Арев распределил обязанности, и Ниме честно собирала хворост, вместе с Ланн ходила за водой, а также запасалась большим количеством растущих здесь одуванчиков, используемых спутниками Теленга при тушении, - пока не принесли мясо. При виде окровавленной тушки барсука она ощутила подкатившую тошноту и поспешила сбежать в поисках каких-нибудь плодов или корней.
   Сзади послышались тихие шаги. Ниме обернулась и увидела Стейрака.
   - Можно? - поинтересовался он. Она коротко кивнула:
   - Не могу смотреть на это.
   - Я тоже... наелся сырого мяса - пока не тянет даже на жареное. Я прогуляюсь с тобой, если ты не против.
   - Идём, там должны быть белочкины орешки, - улыбнулась она. Он тоже улыбнулся. После удержал её за руку:
   - Ниме... Я был бы признателен тебе, если бы ты никому не говорила о том... что со мной случилось. Они все и без того смотрят на меня с... как на зверя диковинного.
   - Моему рабу не нравится поведение госпожи? - бросила она. Он вскинул на неё взгляд, желая что-то ответить. После помрачнел.
   - Поступай как знаешь, - откликнулся он.
   - Извини... - Ниме повернулась к нему, положила руку на плечо. - Я веду себя как... Извини. Меня так разозлило, когда все пустив слюни бросились квохтать вокруг неё.
   - А мне её жалко... - произнёс Стейрак. - Ты знаешь, что такое ощущать на себе колдовство?
   - Сравнил, - фыркнула Ниме. - Она же не злобный монстр, а первая красавица.
   - Не она, - коротко ответил он.
  

Глава 11. Дочь трактирщиков

  
   - И почему ты не захотел поехать с ними? - причитала Дориана.
   Переход бесконечного моста был просто ужасным... И эти ямы, где приходилось шагать по шею в воде. Спасибо хоть тёплой. Но всё равно потом невозможно согреться. А ещё идти и идти...
   - Всё, не могу... - прошептала она, садясь на подаренный плащ прямо посреди моста, когда обнаружила, что с этой стороны снова придётся спускаться в глубокую воду. Принялась снимать сапоги. Обрывки сарафана были окровавлены, ноги снова постирались до ран.
   - Почему ты там, на холме, всех лечил, а мне даже не предложил? - всхлипнула она.
   - Я лечил тебя, - откликнулся Диаль, подходя. - Когда заматывал твои ноги. Иначе ты не прошла бы столько. Просто не хотел, чтобы знала.
   - Почему? - она снова всхлипнула. Он опустился возле неё на мост, провёл руками над израненными конечностями, на этот раз не скрывая бело-золотистого свечения.
   - Разве не понимаешь? Меня ищут. Я не хочу оставлять следов. А вместо этого всё больше и больше людей... Разве у меня есть гарантии, что ты никому не скажешь обо мне? Ты можешь пообещать это?
   - Обещаю! - поспешно отозвалась она. - Расскажи всё о себе!
   - Э, нет, - усмехнулся он. - Извини, но всё - не расскажу. Просто храни в тайне мои возможности, мою Сферу.
   - Что ты такое натворил, что они гоняются за тобой? И эти, пленные... это правда, ты сможешь наслать на них кару?
   - Кару насылать не нужно, она и без того любит являться непрошенной гостьей, - снова усмехнулся он.
   Дориана чуть помолчала, наслаждаясь приятным ощущением в ногах. После посмотрела на спутника гораздо мягче:
   - Когда мы придём в Кийаллу... Ты захочешь проверить вторую книгу?
   - Не знаю, - качнул он головой. - Скорее, просто доведу тебя до городских ворот. Мне хотелось бы, но... возможно, позднее.
   - Я проведу тебя, - пообещала она.
   - После того, как твои родные вызовут меня на дуэль? - снова усмехнулся он.
   - Так ты боишься моих родных? - нахмурилась девушка. После улыбнулась: - Я скажу им, что ты не хотел зла. Что это была случайность. Что помог мне вернуться... И находишься под покровительством самого лорда Теленга.
   - Только не говори о книге. Пожалуйста.
   - Почему?
   - Не говори.
   - Я не смогу! Ведь мы смотрители! Я не могу скрыть от них то, что узнала об этой книге! Это должно быть записано и передано потомкам... Как ты перемещался?
   Диаль вздохнул.
   - Так вот почему ты согласна помочь.
   - Конечно, я хочу разобраться! Я же вижу, что эти книги особенные - не через любую картинку можно перебрасываться! Это порталы? Как на них настраиваться? - Она взглянула на помрачневшее лицо спутника и добавила: - Ведь будет честно, если я помогу тебе, а ты - мне.
   - Нам нужно идти.
   - Давай отдохнём... поедим... я не могу больше! Уже вечер скоро.
   - Поэтому нужно добраться пока светло до следующего моста.
   - Нет! - категорически отказалась она. - Завтра.
   - Мы и так потеряли много времени!
   - Зато нам показали дорогу мостами. По ней мы дойдём скорее, чем если бы шли напрямик. Мы идём уже несколько часов, я не привыкла к такому! Я хочу отдохнуть. Пожалуйста...
   На последнем слове твёрдость покинула её, и она снова расплакалась.
   - Ладно, - уступил Диаль. - Сегодня отдохнём, но завтра будем идти до темноты. Я не спрашиваю, согласна ли ты, потому что я буду идти целый день. Если не хочешь, оставайся сама, не заблудишься.
   - Какой же ты всё-таки... - пробормотала она, и Диаль наградил её ещё одной холодной улыбкой, от которой ей стало не по себе.
  

***

  
   Сивион пьянствовал всю ночь, лишь под утро отправился в комнаты. Старательно изображавший сон Расом поднялся, пошатываясь, громко сообщил, что ему нужно в туалет и вышел на двор, хлопнув дверью.
   Никто не обратил на него внимания - Гран-шир развлекал публику весёлыми песенками.
   Обойдя здание, Расом приметил открытое окно на втором этаже и решил попытать счастья.
   Ночная темнота помогла ему скрыться в тенях, а весёлый смех и хлопанье, доносившиеся из зала, заглушали прочие звуки.
   Прикинув наиболее удобный способ, Расом подтянулся и легко взобрался наверх. Притаился за окном, прислушиваясь и присматриваясь.
   В комнате едва тлели угли камина и горела одна свеча возле постели. В постели кто-то тяжело дышал.
   Расом почти не сомневался, что попал в комнату спутницы Гран-шира: как и обычно, такие вещи он чувствовал безошибочно.
   - Кто здесь? - слабо прохрипела она. Расом замер. Глаза привыкли к полумраку, он видел, как женщина обвела взглядом комнату. После посмотрела прямо в окно. Она не могла видеть Расома, однако будто чувствовала его.
   - Мой ребёнок... - простонала она. - Освободите моего ребёнка... Пожалуйста...
   Чуть поколебавшись, Расом подвинулся ближе и ступил в комнату. Бросил взгляд на дверь.
   Женщина смотрела за ним. Глаза её были воспалёнными и немного мутными.
   - Кто забрал вашего ребёнка? - спросил Расом.
   - Они забирают его жизненную силу, чтобы удерживать эту навью...
   - Кто? - повторил Расом.
   - Он... был так очарователен... - прошептала женщина. - Я... не удержалась, я думала... Но оказалось, ему просто нужен был ребёнок...
   - Не понимаю, - проговорил Расом, подходя. - Объясните всё, иначе не смогу помочь.
   - Мы... барды. Путешествуем, развлекаем людей. Встретили его в Алларе, какое-то время ехали вместе. Недалеко отсюда мне стало плохо... И мы решили заехать в Запруды. А потом... начался кошмар.
   Расом услышал шаги за дверью и подал женщине знак молчать. Она испуганно взглянула на него. Расом на всякий случай попятился к окну, готовый в любой момент скрыться там.
   Шаги не останавливались, дверь сорвалась с петель и в комнату ворвались Сивион с тройкой парней.
   Не желая вступать с ними в бой, Расом повернулся, занося ногу на подоконник, но так и застыл.
   Там, в окне, стояла дочь трактирщиков. Её волосы развевались и будто слегка светились на фоне ночного неба, глаза горели жутким блеском. Она вовсе не походила на ту кокетку, с которой воин приятно провёл вечер.
   Он запоздало выхватил из-за спины меч, однако троица уже набросилась сзади. Руку скрутили, девушка в окне не мигая смотрела на него, будто лишая возможности сопротивляться, а кроме того, он вдруг ощутил, что бороться бессмысленно.
   Короткий сильный удар. Потемнение в глазах...
   Расом очнулся связанным на полу в тёмном заколоченном доме. Сквозь редкие деревянные доски пробивались лучи света. Голова гудела, как после магического воздействия. Впрочем, Расом не сомневался, что это оно и было - иначе он так просто не сдался бы.
   Парень покрутил головой, освобождаясь от тумана. Попытался собрать остатки мыслей. После с трудом, связанными руками вытащил шкатулку, заглянул в зеркало, не представляя, чего ожидать. Всё было не так уж плохо: его новая внешность оставалась при нём, значит, они не знали, что он служит Теленгу. Вероятно, решили, будто хочет помочь женщине.
   Женщина... Кто был очарователен? Сивион? А после выкрал ребёнка? Чтобы заколдовать дочку хозяина? Значит, ему должен помогать кто-то из ведьм или магов.
   Закрыв глаза, Расом попытался припомнить всех, кого видел в свите Сивиона за эти дни. Перебрал мысленно каждого. Ни один из них не вызывал ощущение колдуна. Вот тот, в Кийалле, которого нашёл Расом - да. А здесь определённо должен был поработать сильный колдун. Может, сама девица? Сложно сказать. Обладай она такими способностями, едва ли прислуживала бы хоть кому-то. Хотя...
   Женщине стало плохо возле Запруд. Но судя по словам Гран-шира, они здесь больше недели. Тогда и сам лорд Теленг не знал, что свернёт сюда. Всё это выглядело более, чем странно.
   Расом снова открыл глаза. Огляделся.
   В комнате имелось два заколоченных окна и одна запертая дверь. На полу было много пыли, обломки старых скамей и стола, полуразрушенный камин.
   Он снова закрыл глаза, припоминая селение. Здесь стояло достаточно заколоченных домов - очевидно, те, кто не дождались, когда же вода схлынет, и не пожелали оставаться, решили уехать насовсем.
   Выбираться. Поскорее!
   Расом пристроил поудобнее на коленях раскрытую шкатулку, медленно, осторожно прикоснулся пальцами к нескольким камням, строго выдерживая последовательность. Сосредоточился, закрыл глаза.
   Путы на его руках вдруг оплавились, будто масло на огне, и отекли на пол, застывая странными ворсистыми каплями. Расом проверил сапог, в котором хранился небольшой кинжальчик. Вероятно, после суток пьянствования люди Сивиона не слишком внимательно обыскали его - кинжал оставался на месте.
   Захлопнул шкатулку, спрятал назад, верёвки на ногах разрезал. Приблизился к одному из окон. Осторожно выглянул сквозь щель меж досками.
   Снаружи сиял день. Никого вокруг не было видно.
   Дверь оказалась заперта, но чуть поколупав кинжальчиком в замке, Расом сумел справиться с механизмом без помощи шкатулки.
   Уже почти выйдя, он вновь вернулся, поднял с пола доску от скамьи и положил её на то место, где только что лежал, опёр о стену, прикрыв натёкшие пятна. Взял разрезанные верёвки, пристроил снизу. Снова открыл шкатулку, провёл пальцами по камням.
   Потом наскоро прошёлся руками по доске, придавая ей вид связанного Ридда. Так, чтобы беглым взглядом было не отличить.
   Затем вышел за дверь, внимательно осмотрелся, с помощью ножа запер замок и кинулся в ближайшую тень.
   Дом оказался одним из самых дальних, стоящий на окраине, вокруг него разросся сад, за которым уже много лет никто не ухаживал. Пробираясь меж густыми зарослями, Расом добрался до полуразрушенной изгороди и выбежал к оврагу. Похоже, никто не заметил побега.
   Отойдя подальше в лес, Расом нашёл удобное дерево, в кроне которого можно было скрыться, и там вновь отворил свою шкатулку. Разгуливать с внешностью Ридда сделалось опасно.
   Вскоре голубоглазый широкоплечий юноша с коротким вьющимся хвостом русых волос и щёгольскими усами соскочил с дерева и направился в Чарльзовы Запруды. Одежда его тоже несколько изменила свой цвет и формы.
   Расом собирался помочь женщине. Там, где он вырос, никогда не причиняли вреда детям. Даже детям врагов. К тому же, это совпадало с заданием, данным ему лордом Теленгом.
   К трактиру он подходил осторожно, хотя пейзаж выглядел вполне безобидно. Светило солнце, привычной для этих мест мокрой взвеси сегодня в воздухе не было, зато в небе мелькала радуга. Расом счёл это хорошим знаком.
   - А вы нездешний... - вдруг услышал он и обернулся на голос. Рядом стояла женщина с коромыслом. Она опустила полные вёдра на землю, чуть расплескав воду. - Кого-то ищите?
   - Девушку ищу. Она вот в этом трактире живёт, дочка хозяев.
   - А у хозяев нет дочки... - проговорила женщина, подозрительно взглянув на юношу.
   - Неужели солгала? - усмехнулся он, хотя в душе пробежался нехороший холодок. Ведь всем девица представилась как дочка трактирщиков... - Ну да поищу всё ж!
   И, снова приветливо улыбнувшись, он направился к калитке. Женщина какое-то время задумчиво смотрела ему вслед, после подняла вёдра и удалилась.
   Зал был пуст. Вероятно, Гран-шир тоже отправился отдыхать. Расом не увидел ни хозяев, ни девицы. И, не дожидаясь, пока кто-нибудь решит обслужить раннего посетителя, поспешил проскользнуть на полутёмную лестницу.
   Как Расом ни старался, деревянные ступени всё же пару раз скрипнули под ногами. Он поскорее пробрался в столь же тёмный коридор второго этажа, припоминая, с какой стороны было окно и какой двери оно может соответствовать.
   Ступая бесшумно, воин подкрался к двери, показавшейся ему подходящей, и застыл в тени, прислушиваясь. Стояла тишина.
   Расом чуть толкнул дверь. Та медленно приоткрылась, и он заглянул внутрь.
   Сквозь портьеру пробивался тусклый дневной свет. Расом не ошибся. На кровати лежала женщина. То ли спала, то ли отдыхала. Рядом в кресле примостился Гран-шир.
   Воин осторожно прикрыл за собой дверь. Половица едва уловимо скрипнула под ногой, и бард тут же открыл глаза.
   Расом поспешил поднести палец к губам, бард устало кивнул. Шёпотом поинтересовался:
   - Кто вы?
   - Я Ридд... не спрашивайте ни о чём. Хочу помочь. Вам нужно уходить отсюда.
   - Но Фиолда очень больна...
   - Я помогу, - проговорил Расом. - Пока всё тихо, пока все отдыхают и думают, что поймали меня... Иди вниз, выводи лошадей. Моя - с пегой гривой.
   - У нас повозка...
   - Тогда поторопись. Некогда ждать. Я буду через несколько минут. Забирай всё, что вам нужно.
   - Мне кроме моей гитары и лютни Фиолды - ничего отсюда не нужно. Вещи почти все там. Я и сам хотел поскорее...
   - Хорошо, - поторопил Расом. - Иди.
   Женщина спала, но лицо её не было безмятежным. На нём лежала печать страдания.
   Расом подошёл ближе, аккуратно поднял на руки, обернув одеялом. Он вдруг обнаружил, что перед ним совсем молодая ещё девушка, возможно, если бы не болезнь и переживания...
   Она открыла глаза, посмотрела на него мутным испуганным взглядом.
   - Тише, прошу вас. Я пришёл помочь. Всё расскажу, как только мы отъедем отсюда. И выслушаю вашу историю. Обещаю, сделаю всё, чтобы спасти вашего ребёнка!
   Ресницы её задрожали, с них скатилось несколько слезинок. Она кивнула, и Расом открыл плечом дверь, вынося её в коридор.
   Вокруг по-прежнему было пусто, парень поспешил как можно осторожнее к лестнице, там опустил Фиолду на ступеньку и тихо спустился вниз, заглядывая в зал. Хозяев не было видно, возможно, они спали после бессонной ночи. Посетители тоже не спешили собираться - днём у всех полно забот, а вот вечером здесь играет весёлый бард...
   Расом вернулся и снова подхватил девушку на руки. Поскорее пронеся её по лестнице и через зал, вышел на деревянное крыльцо.
   Двор оставался пустым, лишь по улице за оградой ходили люди. Пока они не обратили внимания на Расома с его ношей, юноша поспешил пересечь двор и зайти в конюшни.
   Бард уже почти приготовил повозку, Расом опустил Фиолду на солому и подошёл к своему коню. Успокаивающе похлопал его, недовольного столь частыми переменами в хозяине, поскорее надел седло.
   Гран-шир окончил запрягать коней, подбежал к подруге. Та неуверенно встала, опираясь на него, и он помог ей войти в фургон.
   - Скорее! - воскликнул Расом, вскакивая на коня. Провёл рукой по гриве, делая белой. Изогнулся дотронуться до хвоста, придавая тот же цвет.
   Когда всадник и повозка с грохотом выехали из ворот конюшни, их увидели несколько любопытных перехожих. Расом надеялся, что им запомнится белый цвет его лошади и собственные усики с хвостом.
   Оглянувшись несколько раз на таверну, он убедился, что побег пока никого не разбудил и не насторожил. Во всяком случае, никто не вырывался из дома, не хватался за оружие и не вскакивал на лошадей. Похоже, все обитатели крепко спали.
   Вскорости беглецы выехали на дорогу, ведущую в Белую Долину. Расом выбрал направление на Кийаллу. Он не хотел рисковать и везти бардов к своему господину, а вот в Кийалле или окрестностях наверняка найдётся ведунья либо знахарка, которая сможет исцелить Фиолду. Однако едва их следы затерялись в пыли в сотне иных следов, он съехал с основной дороги и предпочёл более скрытые, лишь бы повозка проходила.
   Скакали весь день и большую часть ночи, только под утро сделав привал.
   У Гран-шира в повозке оказалось несколько круп и немного муки, а также котелок, поэтому бард вызвался приготовить кашу. Расом тем временем почистил своего коня, заодно придавая ему чёрный оттенок. Сил что-то делать с собой не хватило, да ему и не хотелось снова менять внешность при случайных свидетелях.
   Расом заглянул к Фиолде, однако после долгой тряски ей стало хуже, и он понял, что разговаривать бессмысленно. А кроме того, ужасно хотелось спать. Он лишь напоил её водой.
   Когда вернулся к костру, Гран-шир заканчивал обтирать своих лошадей. Каша побулькивала на огне, дразня нос запахом еды.
   - Плохо ей... - вздохнул бард. Расом кивнул. Может, зря он это затеял?
   - Это - иллюзия? - снова подал голос Гран-шир, неопределённо кивнув головой, и Расом понял, что речь идёт о смене внешности.
   - Можно и так сказать, - откликнулся он.
   - Вы... колдун?
   - Нет. У меня есть некоторые магические... возможности. Но... нет, я не колдун в общепринятом значении.
   Гран-шир выжидающе смотрел на него, однако вопросов больше не задавал. Расом решил отложить разговор до более удобного момента. Ему хотелось, чтобы девушка тоже участвовала. А кроме того, глаза слипались и клонило в сон, и он осознавал, что всё равно сейчас не сможет принять верного решения и обдумать каждую деталь. Для начала нужно отвезти их как можно дальше.
   Когда каша сварилась, Гран-шир, наскоро поев, наложил немного в деревянную тарелку и пошёл кормить спутницу. Он долго не появлялся - Расом задремал тут же под деревом.
   Поспав всего около двух часов, они снова двинулись в путь и скакали целый день до вечера, останавливаясь лишь дважды, и то ненадолго.
   К вечеру, совершенно обессиленные, путники расположились на ночлег. Расом выбрал небольшую, скрытую кустами полянку. Костёр развели лишь чтобы приготовить еду.
   Когда мужчины окончили ухаживать за лошадьми, к их удивлению из фургона показалась Фиолда. Она была бледна и растрёпана, руки дрожали, стягивая вокруг плеч одеяло, однако двигалась самостоятельно.
   - Лежи! - подбежал к ней бард. Девушка покачала головой:
   - Мне... лучше. Только слабость сильная... Хочу, чтобы он рассказал... как собирается... - она посмотрела на Расома.
   - Ридд, - представился тот. Фиолда кивнула, не спуская с него глаз.
   - Мне нужно будет, чтобы вы рассказали всё подробно. Вам необходимо найти колдунью или знахарку, а я вернусь и...
   - Ни одна знахарка не захочет взяться за это! - воскликнула Фиолда. После сжала голову, будто переоценила свои силы, произнеся столь длинную и столь громкую фразу.
   - Мы думали, вы знаете, что делаете... - проговорил бард.
   - Вас нужно было забрать оттуда! Чем скорее и чем дальше, тем лучше.
   - Моя болезнь... не обычная. Она связана с колдовством. Сивион... заплатил кому-то очень сильному. Исцелить меня сможет лишь тот, кто сильнее.
   - Давайте... с начала, - предложил Расом, подходя к повозке. Бард забрался внутрь и вынес несколько подушек, устраивая подругу поудобнее. Расом тоже присел рядом.
   - Итак, - проговорил он, - вы познакомились с Сивионом в Алларе?
   - Он представился нам Саймоном, - ответил Гран-шир, насыпая в тарелки постную похлёбку. - Однако потом мы несколько раз слышали, как люди звали его Сивионом.
   - Девушка была с ним? - сразу же уточнил Расом, с благодарственным кивком принимая еду. Фиолда же покачала головой, и Гран-шир пока отставил её тарелку, берясь за свою.
   - Нет, она появилась в Запрудах. Назвалась дочкой хозяев. Да только вот всё это выглядело странно.
   - Какая-то женщина сказала мне, что у трактирщиков нет дочери.
   Бард кивнул:
   - А мне сообщили, что их дочь лет двадцать назад умерла. А ещё я однажды видел, как они вещи складывали, будто уехать собираются.
   - Мне показалось странным, - согласился Расом, - что днём они никого не оставили в зале. Будто и правда им вдруг стало мало дела до своего трактира.
   - Он пообещал отдать им её... - проговорила Фиолда.
   - Кого? - не понял Расом.
   - Её... иногда я вижу... будто нахожусь там... но всё так размыто...
   - У вас... дар?
   - Нет... - она покачала головой. - Это из-за взаимосвязи. Я...
   Уловив звук хрустнувшей ветки, Расом качнул головой, останавливая Фиолду, прислушался. В этот миг на поляну вышла дочка трактирщика. Её платье было изорвано, волосы спутаны, она протягивала дрожащие руки к Фиолде, глядя на неё с мольбой:
   - Мама... Вернись... не бросай меня...
   Фиолда закричала, зажмурившись и тряся головой, девушка подходила к ней:
   - Мама...
   - Нет! Нет!
   В доли секунды приняв решение, Расом достал из-за пазухи шкатулку, открыл, прикоснулся к центральному изумруду и, вскочив меж девушками, повернул зеркалом к незваной гостье.
   - Яви свою истинную сущность! - крикнул он.
  

Глава 12. Белая Долина

  
   Мокрая после бурной ночной грозы дорога наконец-то привела к кованным воротам огромного имения. Копыта лошадей оскальзывались и увязали в грязи, и отряд ехал не спеша. Ниме настояла на том, чтобы Мирсес завернулся в одеяла, прячась от порывов холодного ветра, даже слушать не стала его заверений в том, что ему уже гораздо лучше и после её лечения он готов горы свернуть. Лорд Теленг приказал повиноваться госпоже целительнице, и парень ехал, недовольно нахохлившись, кидая смущённые взгляды в сторону Ланн.
   Впрочем, Ланн не обращала на него внимания, поддерживая лёгкую беседу со Стейраком. Ниме же ехала рядом с Айгаром, но всё больше молчали.
   - Послушай, - вдруг вспомнился ей не заданный вопрос. - А из чего сделано твоё оружие? Звёзды и те... кинжалы? Почему они не бьются, и вообще... возвращаются к тебе?
   - Это относится к тайнам ордена.
   - Они заговорены?
   - Нечто вроде, - Айгар замолчал, будто сообщая, что ничего больше говорить не намерен. Вздохнув, Ниме тоже не стала поддерживать беседу.
   Ещё издали заметив своего господина, привратник отворил ворота, и, успев послать мальчишку в дом с радостной вестью, поклонился, привечая Наследника.
   Подъездная дорога, выложенная плитами разноцветного гранита и лабрадорита, делила парк перед имением на две части и оканчивалась небольшим кольцом разворота. Вдоль дороги были высажены широкие полосы цветов, сзади закрытые невысоким кустарником. Несколько дорожек отходили в обе стороны.
   Правая часть собственно и была парком, огибающим огромный белоснежный трёхэтажный особняк, трава и редкие кустарники перед домом превращались в клумбы и деревья за ним. Несколько ступеней главной мраморной лестницы приглашающе сверкали, зовя войти в поспешно распахнутые створки дверей. Второй этаж центральной части отделяла колоннада, переходящая в аркаду третьего и завершающаяся рельефным фронтоном.
   Оба крыла были чуть ниже, но выглядели не менее изящными, полукруглые окна перемежались с декоративными пилонами, вызывая в душе ощущение приятной взгляду гармонии.
   Налево от подъездной дороги виднелись несколько хозяйственных построек, конюшни, склады и хранилища. С этой же стороны, подальше от главного входа, имелась дверь из кухни.
   Высыпавшие слуги и конюхи бросились принимать лошадей, помогать спешиться дамам и выражать радость по поводу встречи господина. Теленг тут же взял на себя роль радушного хозяина, начал распоряжаться по поводу обеда, проживания гостей и отношения к ним - в частности, к тем, кого лично пригласил. А также не забыл о Мирсесе, которого, невзирая на возражения, увели в дом первым.
   Дворецкий по имени Шнор, высокий немолодой мужчина, степенно вышел навстречу, запоминая всё сказанное Наследником с накопленным прежними годами профессионализмом. В его голове тут же выстраивался план, кого где поселить, что и на когда приготовить, а так же чем развлечь дорогого господина.
   - Сейчас немного отдохнём с дороги, - говорил Теленг, - и пришлёшь ко мне Диннера, отец наказал сверить отчёты и счета, так что придётся потратить пару дней. А за это время мои люди успеют устать от безделья!
   Шнор чинно кивнул, Наследник засмеялся, и, оглянувшись, заметил несколько растерянных Ланн и Ниме.
   - Девочки, пользуйтесь гардеробом как душа пожелает! - улыбнулся Теленг, приближаясь к ним, пока Шнор отдавал распоряжения остальным слугам. Посмотрел на подошедшую Кинару: - Ты тоже, пожалуйста! Не стесняйтесь. Выбирайте, вам всё почистят и приведут в порядок. Наряды не последней моды, но изысканные, у моей матушки был отменный вкус и много денег.
   Взглянув на изумлённые лица, он подмигнул всем троим:
   - Устроим-ка мы сегодня небольшой бал для своих. Завтра наверняка поприезжает с визитами вся знать окрестности, и отдохнуть среди друзей не удастся.
   Весело посмеиваясь, лорд сделал несколько коротких свистков, и на подставленную руку с неба спланировал Сим. Привычно надевая соколу клобучок, Теленг направился к Стейраку с Айгаром.
   Кинара, фыркнув, пожала плечами, огляделась и, увидев Гуража Арева, пошла к нему. Две служанки подоспели к Ниме с Ланн, пригласили их следовать в отведённые комнаты.
   Ниме с восторгом оглядывала просторный светлый холл. Ланн, привыкшая к богатству колдуний Мерриода, выглядела не столь ошеломлённой, однако имение восхитило и её.
   Слева виднелась дверь в кухню, где уже вовсю бурлили приготовления под командованием немолодой, но очень подвижной и редкостно для своей профессии стройной кухарки. Впереди огромная дверь вела, вероятно, в зал. С двух сторон от неё имелись две лестницы.
   Возле кухни находилась столовая, по словам служанок редко используемая, с другой стороны зала - библиотека. Служанки объяснили, где тут что, где комнаты прислуги и прочие помещения, которые могут пригодиться гостьям, после чего повели их на второй этаж. Там прибывшим были отведены рядом несколько покоев.
   Войдя в свою временную комнату, Ниме застыла с некоторым изумлением. Никогда она не жила в подобной роскоши! Огромная кровать с чистой постелью, растопленный камин, кресло, мягкий ковёр под ногами, массивный шкаф и даже небольшая туалетная комнатка. Окна выходят в сад.
   Упав на кровать, девушка вдруг ощутила тоскливое желание остаться здесь навсегда и не скакать больше неизвестно куда, по холоду, сырости и опасностям... Тут и так любимые ею леса рядом.
   Однако в голове всплыл настойчивый образ, и украшение вдруг будто само скользнуло в руку. На секунду Ниме показалось, что она ощутила некий энергетический толчок, как и в первый раз, когда увидела его возле своей кровати, ещё в Великой Северной Школе. Как и тогда попыталась сосредоточиться, понять, что это значит... И снова ничего не получилось.
   Украшение молчало, не проявляя больше никаких признаков необычности, будто было лишь обычной изумрудной каплей в ажурной золотой оправе, дорогой и красивой вещицей, не более того.
   Ниме потрясла волосами, наваждение схлынуло, но, как и всегда, она не стала снимать драгоценность даже купаясь.
   После наскоро организованного обеда все разошлись по комнатам, и Белая Долина немного притихла - лишь слуги продолжали хлопотать, пытаясь сделать неожиданный приезд господина как можно более приятным. Гости же отдыхали в своих покоях, даже Гураж Арев, на всякий случай приказав своим подчинённым осмотреть всё вокруг, счёл ситуацию безопасной и позволил воинам разойтись.
   Лорд Теленг закрылся с управляющим и дворецким в кабинете, принялся за разбор бумаг и векселей. Кинара не забыла заказать себе новые сапоги. Айгар обошёл огромную территорию, огороженную кованой оградой - владения, именуемые Белой Долиной, выходили далеко за её пределы, включая немалую часть леса и несколько полей, однако послушник Ордена Поддержки Мира ограничился тем, что внутри. Стейрак сделал вид, будто не заметил глазки, которые попыталась состроить проводившая его девушка, выяснил, где находятся комнаты остальных, однако предпочёл вздремнуть. Ниме и Ланн до вечера не покидали своих покоев.
  
   Раздался робкий стук в дверь, и Ниме открыла. На пороге стояла Ланн. Она была в лазурном платье под корсет, оттенявшем глубокие синие глаза. Золотистая окантовка удивительно подходила к золотым локонам, изящными завитками струящимся по плечам.
   Помимо воли Ниме ощутила зависть и бросила взгляд на своё зелёное одеяние, так и лежащее на кресле.
   - Я... пришла помочь... можно? - произнесла Ланн.
   - Думаешь, не сумею справиться с дорогим нарядом? - поинтересовалась Ниме. Ланн покраснела.
   - Извини... Просто хотела... помочь. Мне показалось...
   - На самом деле, не сумею, - вздохнула Ниме. - Единственное платье, которое я в жизни носила, это платье служанки. И я его ненавидела, надо сказать.
   Она посторонилась, и Ланн мягко вошла в комнату.
   - Лучше бы я осталась в своей одежде... - пробормотала Ниме.
   - Её тоже нужно иногда стирать, - улыбнулась Ланн.
   Рукам девушки всё удавалось на удивление легко. Платье скользнуло на Ниме - ей даже не пришлось запутаться во всех этих шнуровках и креплениях. Умелые пальцы расправили корсет со всеми кружевами, затянули шнуровки по бокам.
   После Ланн усадила её перед зеркалом, взялась за короткие волосы. Ниме подоткнула украшение поглубже в декольте: не хотелось снимать его, и ещё меньше хотелось, чтобы кто-нибудь увидел.
   - Это я сделала так, чтобы Пелн появился, - вдруг сообщила Ланн.
   - Как? - удивилась Ниме.
   - Небольшое изменение реальности, - повела плечом Ланн, продолжая расчёсывать Ниме. - Колдуньи научили.
   - Как это? - снова спросила Ниме.
   - Ну как бы тебе объяснить... У тебя так бывало, что ищешь вещь и не можешь найти? Её нет. А потом она появляется там, где ты десять раз смотрела?
   - Бывало... - признала Ниме.
   - Но обычно люди считают, что это всё рассеянность и невнимательность. На самом деле - ничего подобного. Просто наслоение массы реальностей. В одних из них вещь есть, в других - нет. Если человеку удалось призвать ту реальность, где она есть - то она появляется. Или остаётся реальность, где её нет...
   - То есть ты призвала реальность, где был твой конь?
   - Это... слишком упрощённо.
   - Бывает, действительно, реальность ведёт себя странно... - Ниме будто задумалась. - А как же мы все? Нас ты тоже призвала в свою реальность?
   - Нет, - Ланн качнула головой. - Всё не так. Вокруг мириады возможностей, но лишь одна становится реальностью. Легко менять то, что знаем только мы - и сложно то, что вросло в знание миллионов других живых существ. Все они держатся за ту реальность, которую видят перед собой. Я призвала реальность, но не вас. Или, скажем, я повернула корабль реальности туда, где мой Пелн не сбежал, а остался неподалёку... Это так сложно объяснить, я никогда не умела пояснять...
   - Хм! А если я... ну или ведьма - решит призвать реальность, где нет кого-нибудь, кто ей не нравится! Или вообще уничтожен весь мир?
   - Даже ведьмам это не под силу. Пока есть память, нельзя ничего уничтожить. Память о различных деталях и подробностях не даёт реальности стать слишком уж текучей... Для этого и существуют Держатели.
   - И ты туда же! - Ниме обернулась к Ланн, та перестала причёсывать её волосы. - И что же они делают?
   - Я точно не знаю, - пожала плечами Ланн. - Они хранят всю информацию мира... Это как-то упомянула Нефрит.
   - А ты... колдунья?
   - Не совсем, - Ланн качнула головой. - Они многому научили меня, и... понимаешь... - она сделала несколько шагов, села на край кровати, обхватив себя руками. - Раз в десять лет им нужно принести в жертву того, кого они очень сильно любят. Это необходимая часть их существования, я не могу тебе рассказать, почему так... нельзя. Для этого ведьмы находят несчастного или больного ребёнка, лечат его и... заколдовывают. Заколдовывают так, что он становится всеобщим любимцем. И в итоге спустя десять лет приносят в жертву того, кого любят... Возможно, осознание того, что они любят его благодаря чарам, даёт им силы поступить так.
   - Ужас какой... - пробормотала Ниме, глядя на девушку совсем другими глазами.
   - Не знаю... Может, они придумали и не самый плохой выход. Дают ребёнку десять лет счастливой жизни в любви, и постепенно готовят к тому, что он должен будет исполнить долг. Меня подобрали, когда мне было... наверное, около семи-восьми. Мать умерла, отец вышвырнул из дома, к тому времени меня уже несколько раз... - Ланн запнулась.
   - Били? - прошептала Ниме, хотя поняла, что Ланн имела в виду.
   - А уж сколько раз били, я и не помню... - горько откликнулась Ланн. - Они нашли меня умирающей в какой-то канаве, залечили физические и душевные раны и действительно любили. И мягко готовили к тому, что меня ждёт... Но я... может, я эгоистка, но я не хочу умирать! Мне удалось сбежать.
   - То есть всё-таки... мы сражались с колдуньей Мерриода?
   - Ну... - щёки Ланн порозовели. - Почти. Это была старшая ученица одной из колдуний, входящих в Конклав. Убить колдунью было бы гораздо сложнее.
   - Да нам и без того нелегко пришлось... - пробормотала Ниме. - Но как? Почему у неё оказалось целых четыре каруба?
   - Я... обманула её, когда убегала. Наверное, поэтому именно её и отправили в погоню. Но из карубов ей принадлежал лишь один: она только-только получила разрешение и помощь. Остальных отдали, видимо, выбирая не самых любимых.
   - Как это отдали? Разве карубы не связаны исключительно с хозяином?
   - Ритуал крови, - пожала плечами Ланн. - Сложно и хлопотно, но вполне возможно. Тем более меж колдуньями.
   - Они придут мстить за неё?
   - Едва ли они знают, что произошло. Я не заметила, чтобы она связывалась с кем-то. Едва ли Мерриоду нужно выяснять отношения с Ирвиратом, особенно учитывая убитых ею патрульных. Им важно было поймать меня тихо и быстро. Они хотят вернуть меня. Им нужна жертва... Только пожалуйста, умоляю, не говори никому!
   - Почему ты... пришла ко мне? И всё это рассказываешь мне?
   - Не знаю, - Ланн опустила голову. Потом вновь подняла взгляд на Ниме: - Может быть, мне хочется поделиться с кем-то... А может, надеюсь на твою помощь.
   - Чем же я могу помочь тебе? Даже не представляю!
   - Не представляешь? Или просто не хочешь принять свою сущность?
   - И какова же моя сущность? - скептически произнесла Ниме.
   - Не знаю, - вздохнула Ланн. - Просто знаю, что не хочу, чтобы ты держала на меня зло. И ты единственная, кто не поддаётся воздействию чар. Куда ты направляешься? Можно мне с тобой?
   - Я как раз собиралась навестить Мерриод... - ответила Ниме, ощущая неловкость.
   - Значит, нам не по пути, - вздохнула Ланн. - Ты же не выдашь меня?
   - Не переживай. Никому о твоей тайне не скажу.
   - Спасибо... - улыбнулась Ланн, поднимаясь. - Давай вернёмся к твоим волосам.
   Ниме повернулась к зеркалу, обдумывая услышанное. Ей много хотелось спросить, однако движения рук Ланн привлекли внимание. Та гладила её волосы, будто вытягивая их пальцами и тут же придавая форму локонам.
   Изумление, испытанное Ниме, заставило забыть обо всём на свете.
   - Тебе не нравится? - спросила Ланн.
   - Это тоже смена реальности? - прошептала Ниме.
   - А ты помнишь, как стриглась? - лукаво улыбнулась Ланн.
   - Да, - кивнула Ниме. - Как раз перед отъездом. Решила, что волосы будут мешать в дороге, - не хотелось рассказывать, что она их обменяла.
   - Значит, не смена реальности, - усмехнулась Ланн. - Не бойся, это обычное дело у ведьм, они веками пользуются подобными штучками. Надоест - срежешь, и будет как раньше.
   - Пару лет назад мои волосы были такого же цвета, как твои, - усмехнулась Ниме.
   - Да? - удивилась Ланн. - И что ты с ними сделала?
   - Ничего. Мои глаза и волосы постоянно меняются. Не знаю, почему.
   - Ясно.
   Ланн наклонилась, рассматривая её отражение. Провела пальцами по бровям, векам, щекам... Лёгкие тени, будто едва уловимые отпечатки косметики, легли на лицо, скрывая недостатки и придавая Ниме женственного очарования.
   Из зеркала смотрела темноглазая красотка, вьющиеся чёрные локоны были присобраны на затылке красивой золотистой заколкой, найденной здесь же, и спускались на соблазнительно открытые плечи. Золотая цепочка украшения терялась в декольте.
   - Это колдовство? - снова прошептала Ниме.
   - Совсем немного бытовой магии, ничего страшного, - улыбнулась Ланн.
   - Думаешь, смогу соперничать с твоими чарами? - засмеялась Ниме.
   - Запросто, - вздохнула Ланн. Ниме бросила на неё вопросительный взгляд, и та ответила:
   - У меня есть... заклинание. Я знаю, как снять эти чары.
   - Ты же говорила, его снять невозможно?
   - Никому, кроме колдуний, - кивнула Ланн. - У них есть на всякий случай нейтрализация всех заклятий и чар, наложенных ими. А этого - особенно. Вдруг кто-нибудь решит воспользоваться из собственных побуждений? Они должны уметь справиться с таким воздействием. И я... тайком нашла его.
   - Так почему не применишь?
   - Я... боюсь. А вдруг меня тогда... вообще никто не будет любить?
   - Зато ты будешь это знать наверняка.
   Ланн кивнула, промолчав. Ниме подняла глаза на её отражение, наконец-то оторвавшись от своего:
   - Неужели десятки фальшивых симпатий и влюблённостей лучше, чем одна настоящая любовь?
   - Не знаю... - покачала головой Ланн.
  

Глава13. Чёрная кошка, белая волчица

  
   Расом ощутил, что ему не по себе. Фиолда продолжала кричать; что делает Гран-шир, он не видел.
   Девица, несуществующая дочь трактирщиков, на секунду застыла, взгляд её обратился к отражению в шкатулке. Потом внезапно взметнула руки, и с них в небо сорвалась чёрная пыль. Не то глухой крик, не то отдалённый вой пронзил пространство.
   Создание сделало несколько шагов назад, вокруг него вздымался смерч чёрной пыли, рук уже не стало, но вихрь не утихал. Пылью развеялся наряд и плоть. Через несколько мгновений на землю упал скелет. После и он вспыхнул зелёным огнём и тоже исчез. Ещё немного смерч покружил на месте, где только что стояла девушка, и всё стихло.
   Расом испытал приступ омерзения и тошноты. С кем это он провёл несколько бурных часов?..
   - Что дальше? - поинтересовался бард дрожащим голосом, и это вернуло воина к действительности. Гран-шир обнимал и успокаивал судорожно рыдавшую Фиолду, Расом же выхватил головёшку из костра, взглянул на неё:
   - Огонь...
   Он ткнул в землю:
   - Земля...
   После, наскоро оглянувшись, в котелок кипящей для чая воды:
   - Вода...
   Поднял вверх:
   - Воздух...
   Снова опустил на землю и повёл, оставляя линию:
   - Да будет энергией главных стихий запечатано это место для злой силы, недобрых намерений, заговоров, приворотов, ...
   Перечисляя, Расом очертил вокруг них, включая лошадей и повозку, по земле круг. Фиолда с Гран-широм смотрели на него в изумлении, однако не мешали.
   Замкнув круг, Расом снова поднял вверх теперь уже просто обугленную палку, произнёс:
   - Стихия Огня,
   Опечатай меня,
   Сожги врагов, меня сбереги
   Из Огненной пусть восстанет реки
   Горящий Дух твой,
   Он идёт впереди.
   Зову: приди!
  
   Стихия Земли,
   И ты мне внемли...
   Дай силы стоять мне и силы идти,
   Спаси, сохрани, сокрой, защити.
   Извечен твой Дух
   И всегда он в пути...
   Зову: приди!
  
   Стихия Воды,
   Омой...
  
   - Достаточно... - послышался голос, и Расом остановился, вмиг забыв дальнейшие слова. Оглянулся.
   Внутри круга стояли огромная чёрная кошка и не менее огромная белая волчица, которая, похоже, и произнесла это слово. Охранник лорда Теленга понятия не имел, как и когда они там появились.
   - Считай, тебе повезло, - мурлыкнула чёрная кошка, и Расом готов был поклясться, что она улыбнулась. - Пока мы в этом мире.
   - Изыди... - пробормотала Фиолда, поднимая руку в каком-то жесте, но Расом остановил её:
   - Нет! Они откликнулись на мой призыв, пусть и не завершённый.
   - Что это за стихии? - изумлённо произнёс бард. - Огня? Земли? Как это понимать? Даже в Мерриоде не слышал такого.
   - Потом! - отозвался Расом. После повернулся к удивительной паре:
   - Извините... господа...
   Огромные звери переглянулись меж собой - Расом снова готов был поклясться, что они улыбнулись друг другу, забавляясь замешательством людей. Мгновение - и перед ним уже стоят две девушки. Похожие друг на друга, умопомрачительно красивые, в одинаковых сверкающих платьях, не слишком уместных здесь, в лесу.
   Только у одной волосы чёрные, а у второй - белоснежные. И глаза... Ни белков, ни зрачков - будто огонь заполняет глазницы чёрной, и непроглядная темень - белоснежной.
   - Не думала, что здесь ещё помнят это заклинание. Кто научил тебя ему? - поинтересовалась белая и опустилась прямо на землю, бережно расправив платье. Чёрная тоже села рядом, поближе к повозке.
   - Мама... - откликнулся Расом, ощущая, что не способен сопротивляться их взглядам и ответит на любой вопрос. Бросило в жар, потом в холод: он не хотел, чтобы его тайны оказались выявлены здесь и сейчас, однако ничего не мог поделать с собой. Стоял перед пришелицами и отвечал.
   - Его можно найти только в самых древних книгах, - проговорила вторая. - Всё понятно... Где твоя мама сейчас?
   - Не знаю. Отец... спас её, нашёл раненной, и исцелил, и привёл в... семью, и женился на ней... И она родила меня. Мне было лет десять, когда она ушла от него к другому. С тех пор я не видел её.
   Слова, срывавшиеся с губ помимо воли, заставили Расома испытать давнюю обиду.
   - Не видел?
   - Один раз... приснился сон. Что она будто ниоткуда пришла ко мне, сидела у постели, гладила по голове, и говорила, что всегда любила и будет любить меня и что...
   - Это был не сон, - произнесла чёрная.
   - Какая разница! Зачем мне её любовь издалека! Она нужна была рядом.
   Расом разозлился на себя, на то, что не сдержал эмоций, обнажил слабость перед чужими в сущности людьми. И этими созданиями, которые едва ли люди. Однако их взгляды поощряли продолжать, и он снова заговорил, не понимая, зачем, но не в силах сопротивляться:
   - Наверное, я понимаю её. Мой отец далеко не подарок, я и сам был рад уйти из дома и не рвусь возвращаться. Он... никогда не простил бы и не отпустил её. Но... Она могла забрать меня с собой!
   - Наверняка были причины... - прошептала Фиолда.
   - С тех пор я её не видел. Не знаю, где искать. Кажется, она обещала, что если я когда-нибудь уйду, то найдёт меня. Но может, это тоже было сном.
   Девушки снова переглянулись. После белая поинтересовалась:
   - А теперь рассказывай, зачем звал нас.
   - Я звал духов стихий... - проговорил Расом. - Для защиты... мама говорила, что на это заклинание духи откликнутся обязательно, но произносить его нужно только в самом крайнем случае. Мне показалось, что мы именно в таком... С магом, способным поднять мёртвого, никому из нас не справиться. Но... она никогда не говорила, что на мой зов явятся... кошка и волчица.
   Девушки вдруг снова переглянулись и рассмеялись.
   - Раз уж мы в этом мире, пришлось приходить нам. Мы же сказали - тебе повезло. А теперь рассказывайте, что у вас произошло.
   Расом посмотрел на Фиолду.
   - Я и сам ещё ничего не понял. Пусть расскажет она.
   - Помогите мне... - прошептала та. Её бил озноб, однако она продолжала сидеть.
   Чёрная вдруг поднялась, подошла к ней, внимательно рассматривая, провела рядом рукой, в которой полыхнуло пламя. Фиолда отшатнулась бы, однако сзади поддерживали подушки, да и сил почти не было.
   Гран-шир нахмурился, но пока помалкивал.
   - Она беременна, - произнесла чёрная.
   - Кто вы? - спросила Фиолда. - Вы поможете?
   - Здесь меня зовут Айси. А это - Реттех. В людских мирах беременным отказывать нельзя.
   - Если бы, - не удержался Гран-шир. - Их так часто обижают и... и ничего.
   - Ничего? - вскинула брови Айси. - Тебе так кажется. Есть законы, которые работают, независимо от того, верят ли в них и видят ли их действие.
   - Когда демиург решает спуститься в мир, он под защитой, - неясно прибавила Реттех. - Если сам же не решает уйти.
   - Демиург? - не поняли Расом с Гран-широм, однако Айси взглянула на Фиолду:
   - Рассказывай же. У нас не так много времени.
   - Ну... - девушка замялась, не зная, с чего начать. Потом утонула в огненных глазах опустившейся обратно на землю Айси, и речь полилась словно сама собой.
   - Мы с ним встретились в Алларе. Он был таким красивым, и таким... влюблённым. Хотел жениться на мне, и хотел ребёнка, а я... так давно мечтала о ребёнке. Эта жизнь, эти постоянные переезды. Я люблю наше дело, но женщине иногда начинает так хотеться семьи... Я думала, он заберёт меня в свой дворец, и я буду петь и играть лишь для удовольствия, а не для работы... О, Гран-шир, прости меня! - вдруг всхлипнула Фиолда, обернувшись к тому. - Я знаю, ты любишь меня, и я... позволила ему всё разрушить.
   Взгляд Гран-шира был мрачен, но он ничего не ответил. Девушки терпеливо переждали прилив эмоций, Фиолда вытерла слёзы и продолжила:
   - Со временем я узнала, что он назвал вымышленное имя. А после... начала слышать их разговоры. Иногда, не чётко... поначалу не понимала, что это, думала, бред. Но теперь знаю, это из-за того, что они используют энергию ребёнка. Мы думаем, в Алларе он был у колдуньи или мага. Наверное, хотел извести лорда Теленга. И ему как-то помогли.
   - Лорда Теленга? - не удержавшись, перебил Расом. В конце концов, это его задание - узнать всё о планах Сивиона, и он готов был рискнуть, вызывая гнев загадочных созданий. Однако обе девушки слушали, ничего не говоря и не выражая неудовольствия.
   - Да, - кивнула Фиолда.
   - Да как же он мог знать, что лорд Теленг окажется в Чарльзовых Запрудах?!
   - Я слышала, когда мне стало плохо возле Запруд, что он обмолвился кому-то... будто ему было сказано, что судьба сама выведет его. Поэтому он и решил там остановиться, пока я не поправлюсь. Послал свой отряд исследовать болота, место какое-то там нашли, вроде укрытия. Тогда же и весть разнеслась, что лорд Теленг в путешествие выехали. Он ещё решал, не поехать ли навстречу, но я болела.
   Фиолда всхлипнула, вытирая слёзы, после заставила себя продолжать:
   - Если я правильно поняла, он должен был зачать своего ребёнка. И поднять мёртвого. Уж не знаю, почему его выбор остановился на трактирщиках. И каким образом он это сделал... Но благодаря взаимосвязи и использованию энергии собственного дитя... - она снова всхлипнула, положив руку на живот, - то, что он создал, полностью слушалось его и подчинялось ему. Не знаю точно, какую сделку он заключил с трактирщиками, но обещал, что когда всё кончится... вернёт им дочь, придав ей истинный вид... Покамест она была не слишком похожа на себя, чтобы не пугать односельчан.
   - Поэтому они и собирались уезжать? - проговорил Расом, кивнув сам себе. - Но как они пошли на это?
   - Родительская любовь... - вскинулась Фиолда. - Что ты о ней знаешь? У тебя есть дети? Мой ребёнок ещё не родился, но я уже отдала бы за него жизнь, не задумываясь.
   - Возможно, мне не повезло, - сухо ответил Расом, - но на себе я такой любви собственных родителей не испытывал. Поэтому ничего не могу знать о ней. И не представляю, как можно решиться.
   - Это он... - прошептала Фиолда. - Сивион... принял всё на себя. Кто-то сказал ему, мол, зря... А он: "Я ничего не боюсь! Ни одна колдунья, ни один чародей не возьмут на себя ответственность за нечто подобное. А мне лишь бы цели добиться, остальное - для слабаков!"
   Девушки переглянулись.
   - Сильный, значит, - плотоядно улыбнулась чёрная Айси.
   Расом вдруг обнаружил, что их платья меняются, становясь из красивых удобными, однако не мог уловить ни одного момента изменения. А также глаза... Они больше не сияли потусторонними огнями, они стали естественными, человеческими. И волосы чуть смягчились, приближаясь к нормальным оттенкам. Белому и чёрному - но всё же человеческим.
   - Пожалуй, я пойду с тобой, - проговорила Айси, оборачиваясь к Расому. Он непонимающе вскинул на неё глаза, и она пояснила:
   - Ведь ты намеревался вернуться?
   Расом промолчал. Конечно, ему необходимо было доложить обо всём лорду Теленгу, к тому же не велено выпускать из поля зрения Сивиона. Но откуда это могла знать чёрная кошка?
   - А мы? - не удержалась Фиолда.
   - А с вами останусь я, - откликнулась Реттех.
   - Собирайся, - сказала Айси. Расом кивнул, нащупывая шкатулку сквозь плащ. - Мы сейчас.
   Айси поднялась, подала руку Реттех, и они встали друг напротив друга, так и не отпуская ладоней. Расому на миг показалось, что меж ними заструилась энергия, вокруг руки Айси клубится белое поле, а по самой руке бегут вверх белые огоньки. Чёрное поле и чёрные огоньки мелькнули и возле руки Реттех, однако не успел он присмотреться, как всё стихло.
   Девушки разняли ладони, не собираясь ничего объяснять завороженным зрителям, а те так и не решились спросить.
   Спохватившись, Расом повернулся, чуть поколебался, выходить ли за очерченный круг. После предпочёл устроиться за повозкой, где его не будет видно, зато он сможет хоть что-то услышать. Опустившись на землю, извлёк из-за пазухи шкатулку и занялся своей внешностью: видоизменил форму и цвет усов, добавил чёрную бородку, вырастил длинный прямой хвост волос, тоже чёрный.
   - Что нам делать? - слышал он, как говорила Фиолда.
   - Я помогу вам найти того, кто снимет чары, - отозвалась Реттех.
   - А вы сами... - начала было Фиолда, и, вероятно, окончила вопросительным взглядом. Реттех какое-то время молчала, после откликнулась:
   - Думаю, лучше это сделать тому, кто принадлежит вашему миру и посвящён во все тонкости подобного колдовства.
   Расом не знал, говорит ли это о том, что у них недостаточно сил на борьбу с магом, или они не хотят вмешиваться в дела мира. Однако, в любом случае подобный ответ не слишком понравился ему.
   - Куда мы поедем? - поинтересовался Гран-шир.
   - Куда бы мы ни поехали, найдём то, что ищем, - произнесла Реттех таким тоном, будто при этом пожала плечами.
   - Кийалла ближе прочих городов... Жаль, мне не доехать до Таллеры, - слабо произнесла Фиолда, и Расом решил, что она вот-вот упадёт от усталости. Вероятно, это же подумал Гран-шир, поскольку послышался шорох подбиваемых подушек, после бард обратился к Реттех:
   - Ведь до утра мы побудем здесь? Можно, она выспится?
   - Можете выспаться все, у вас прекрасный защитный барьер. Едва ли в округе найдётся кто-нибудь, способный прорвать его.
   Расом вдруг обратил внимание на то, что не слышит Айси. Последний раз осмотрев своё новое отражение, покинул укрытие за фургоном. Вместо Айси на поляне оказался приятный молодой парень неброской наружности в удобной, не слишком богатой и не особенно бедной одежде.
   - Узнаёшь? - усмехнулся он, и Расом уловил в голосе интонации, присущие Айси. Не без удивления кивнул.
   - Мне показалось, такая внешность лучше подойдёт для нашего пути.
   - Вероятно... - согласился Расом. - Но... если мне позволено будет спросить... кто же вы на самом деле?
   - "Кто"? - переспросил Айси.
   - Какого... пола.
   - О, - засмеялся парень. - Именно такого, какого необходимо. А теперь отдыхайте. Не будем тянуть с отбытием.
   Расом долго не мог заснуть: все события последних дней всплывали перед глазами, заставляя мозг снова и снова обрабатывать информацию. А когда наутро проснулся, казалось, будто только-только сомкнул веки.
   Гигантский чёрный кот уже поджидал его.
   - Ешь скорее, - проговорил Айси. - Не будем дожидаться, пока они сложат лагерь, им собираться дольше. Реттех о них позаботится.
   - А... ты...
   - Да?
   - Ну... ты так поедешь?
   - У меня же нет лошади, - кот сощурил огненные глаза, после вдруг подмигнул. - Пока.
   - Но тогда к чему был... вчерашний маскарад?
   - Чтобы не тратить время на подбор внешнего вида в самый неподходящий момент. Ты слишком много болтаешь. Собирайся скорее.
   Получасом позже Расом на коне, в сопровождении быстрой чёрной тени, мчался во весь опор назад, в Чарльзовы Запруды.

Глава 14. Бал

  
   Главный зал замка оказался огромен. Ниме и Ланн в восхищении застыли в верхней галерее, куда вели входы со второго этажа. В противоположной стене имелись огромные окна и три выхода на веранды, лестницы из которых спускались в вечерний парк. Также в зале обнаружился парадный вход с огромной, обитой золотом, богато инкрустированной дверью. Галерея с изящной балюстрадой опоясывала всё помещение, с неё опускалась широкая мраморная лестница.
   На потолке сияли тяжёлые многосвечные золотые светильники, справа от лестницы и центрального входа был накрыт стол. В левом углу стоял золотистый рояль, играли музыканты - и когда Теленг успел вызвать их? Или постоянно живут в имении?
   - Какая красота... - прошептала Ланн, бросаясь к лестнице. Ниме с некоторым смущением последовала за ней.
   Внизу уже находились Айгар, Стейрак и несколько воинов. Теленга и Кинару Ниме не приметила.
   Стейрак радостно направился к девушкам, остановился возле слетевшей будто бабочка Ланн. Ниме с трудом сдерживала дыхание, ожидая реакции на своё преображение.
   - Ты похорошела, - улыбнулся Стейрак. - Длинные волосы тебе к лицу... и платье тоже.
   И, повернувшись к Ланн, повёл её танцевать.
   Стараясь не поникнуть, Ниме поискала взглядом Айгара. Тот прохаживался возле окон, и она подошла к нему.
   - Издеваются, - проговорил он, бросив взгляд на ломящиеся столы. - Где нашего хозяина демоны носят? Я голоден!
   Ниме подняла на него глаза, и он будто только сейчас заметил её новый вид. Усмехнулся:
   - А что, ничего. Есть над чем поработать, конечно, но уже гораздо ближе...
   - К толстой сытой свинье? - огрызнулась задетая Ниме.
   - Эх, а над речью ещё работать и работать... - заявил Айгар, набивая трубку. Ниме оглянулась на танцующего Стейрака, ощущая прилив возмущения в душе.
   - Что такое? - поднял брови Айгар. - Неужели ревнуешь?
   - Он же знает, что она заколдована! И всё равно бросился к ней.
   - Одно дело - знать о чарах, и совсем другое - противостоять им, - пожал плечами Айгар.
   - Тебе же удаётся.
   - У меня опыта больше.
   В этот миг появился, наконец, лорд Теленг. Пригласил гостей к столу, сообщив, что сегодня всё будет проходить в неофициальной обстановке. Кинару Ниме так и не увидела. Зато Ланн и Стейрак окончили танец.
   Теленг подал руку Ланн, занял место вовсе не во главе, усадив её радом с собой. С другой стороны от девушки успел умоститься кто-то из охраны Наследника. Стейрак же подошёл к Ниме.
   - Давно я не был на балах, - проговорил он.
   - Ты что-то вспомнил? - поинтересовался Айгар.
   - Так... проблески... дворец... Ну, - Стейрак усмехнулся, - танцевать я точно умею. Ниме, что с тобой?
   - Неужели я не заслужила первого танца? - вспыхнула она. - Ты сразу же помчался к ней, прекрасно зная о чарах!
   - Не подумал, что это расстроит тебя... - растерянно откликнулся Стейрак. - Извини.
   Вздёрнув подбородок, Ниме подошла к столу, выбрала место подальше от Ланн и окружающих её кавалеров. Похоже, их не особенно смущало то, что они знали о колдовстве - вероятно, чары были слишком сильны и приятны. Ниме ощущала, как всё внутри начинает кипеть от негодования. Сердито поглядывала на спутников - казалось, уж они-то не чужие, обязательно поддержат! Особенно Стейрак - "я тебе обязан, я твой должник"... А выходит, когда ей нужно хоть немного внимания, снова рядом никого.
   Чуть помедлив, Стейрак занял место рядом с ней. Айгар же предпочёл сесть одиноко в торце, чтобы иметь возможность за всем наблюдать.
   Огромный стол был рассчитан явно на большее количество приглашённых, посему свободного места оказалось много. Однако не успели все поесть, как кто-то уже уводил Ланн в центр зала.
   - Можно исправить свою ошибку? - улыбнулся Стейрак. - Подаришь мне второй танец?
   Ниме резко отодвинулась - у неё не было аппетита и она почти ничего не съела, хотя даже жареные поросята выглядели столь аппетитно, что не вызывали у неё обычного отвращения. А зная об особенностях Ниме, Теленг постарался умостить стол большим количеством фруктов и овощей.
   - Не умею танцевать, - откликнулась она. Чёрные стебли обиды всё ещё оплетали сердце, прорастали корнями в душе.
   - Могу научить, - предложил он, но она тряхнула локонами. Так хотелось напомнить, кому он вообще обязан возможностью танцевать!
   - Если попросишь на коленях, может, и соглашусь.
   - Ниме... - улыбка соскользнула с лица Стейрака.
   - Как хочешь, - проговорила она. - Сам обещал исполнять мои пожелания. А нет - оставайся со своей Ланн, может, не разорвёшь её на клочки!
   Она резко поднялась, направилась к выходу. Айгар не слышал их разговора, однако увидел скользнувшую по глазам Стейрака волну. После тот мрачно стиснул зубы и поднялся вслед за Ниме.
   Она знала, что он идёт за ней, однако не останавливалась, пока не коснулся руки. Тогда обернулась. Стейрак напряжённо смотрел в глаза, и Ниме задрала подбородок. В душе ещё бурлило желание отомстить всем мужчинам, хотя бы в лице того, который сейчас зависит от неё.
   Сделав над собой заметное усилие, Стейрак опустился на колени. Поднял к ней голову:
   - Мне извиниться? Или просто пригласить тебя на танец?
   Минутное удовлетворение сменилось раскаянием. Не удержавшись, Ниме бросила взгляд на застывшую посреди танца Ланн. После ощутила прилив краски к щекам. Все взоры были обращены к ним, и она прошептала:
   - Просто... поучи меня танцевать.
   Он поднялся, подавая руку. Лицо было непроницаемо. Что сказать, она не знала, он тоже не поддерживал беседу - все разговоры сводились к коротким репликам о движениях.
   Когда Ниме обратила внимание, что Стейрак обучает её уже четвёртый танец подряд, тихо поинтересовалась:
   - Тебе... не надоело?
   - Как прикажет госпожа, - откликнулся он. Вспыхнув, Ниме убрала руки с его плеч и бросилась к выходу на террасу. Стейрак не последовал за ней.
   - А ты, оказывается, стервоза, - послышался сзади голос Айгара. Не оборачиваясь, Ниме вцепилась в перила и опустила голову. Донёсся запах раскуриваемого табака. - Бессовестная маленькая эгоистка...
   Ниме обернулась, желая ответить что-то резкое, после опустила голову.
   - Мне... очень стыдно, - проговорила она.
   - За то, что так приятно издеваться над парнем, показывая свою власть над ним?
   Не сдержавшись, Ниме бросилась по лестнице вниз, в гущу парка.
   Старые многолетние деревья не принесли обычного успокоения. Она выбрала одно из них, обняла ствол, прижалась к коре лбом. Так хотелось ощутить под руками прохладные ладошки дриады, и чтобы та пригласила её внутрь, и... помогла забыть о том, как она только что разрушила дружбу.
   Однако парк оставался безмолвным, отцветшие лепестки опадали с ветвей, и Ниме долго пряталась там, пока не ощутила озноб от прохладного вечернего воздуха.
   Из зала по-прежнему доносилась музыка, горел свет, однако она обошла его, вернулась в дом через иной вход. Мечтая никого не встретить, пробралась в свою комнату, повалилась на кровать.
   Но девушке не спалось. Пометавшись по спальне, подбросив дрова в камин, она решительно поднялась, направилась к выходу в галерею зала. Тихонько приоткрыла дверь, проскользнула внутрь.
   Хотелось убедиться, что Стейрак уже вовсю танцует с Ланн и радуется, и, может быть, даже рассказал ей о своей беде и причинах столь неприятного для гордости поступка. Однако Ланн весело кружила по залу с Теленгом, Стейрака же видно не было.
   Ниме чуть постояла, оглядывая зал сверху. Обнаружила Кинару в военной форме, сидящую среди прочей охраны Теленга - они о чём-то спорили. Айгар курил трубку на террасе.
   Тяжело вздохнув, Ниме незамеченной вышла с галереи, ненавидя себя.
   С трудом сняв с себя платье и надев ночную сорочку, умостившись в кресле, прикрыв ноги пледом, Ниме старалась успокоить рвущиеся из глаз слёзы. Потом перебралась в постель, однако сон никак не приходил.
   Бал уже давно окончился и все разошлись по комнатам, когда она, накинув шерстяную накидку поверх сорочки, выскользнула в коридор. Комната Стейрака находилась рядом, девушка постучала. Не получив ответа, постучала сильнее, толкнула дверь. Та оказалась незаперта, и Ниме вошла.
   Он лежал на постели, похоже, спал.
   - Стейрак! - негромко позвала она, притворив дверь. Мужчина открыл полыхнувшие алым глаза. Ниме бесстрашно приблизилась, села на кровать.
   - Извини меня... пожалуйста... за то, что заставила тебя унижаться на глазах у всех.
   - Как пожелает госпожа, - откликнулся он.
   - Пожалуйста... - произнесла она, взяла его руку. - Не нужно... Я чувствую себя... отвратительно. Мне так... стыдно. Я только хочу, чтобы ты попытался простить меня.
   - Попытаюсь, - согласился он. Ниме улыбнулась.
   - Хочешь... я расскажу ей? Объясню...
   - Ради всего! - взмолился Стейрак, сжал её руку. - Я готов исполнять твои прихоти, только, пожалуйста, не говори ничего никому!
   - Хорошо, - закивала Ниме. - Клянусь, не выдам твою тайну. Сам решай, когда и кому рассказать.
   - Спасибо, - произнёс он, откидываясь на подушки.
   Ниме чуть помолчала. Стейрак лежал, прикрыв глаза.
   - Завтра... с утра мы поедем с тобой в... лес.
   - Как скажешь, - пожал он плечами.
   - Это не прихоть.
   - В любом случае я не останусь здесь. Ведь кто знает, что может произойти без тебя!
   - Я имею в виду, что хочу попытаться помочь тебе. Но для этого нужно отъехать подальше... на всякий случай. Хочу посмотреть... завтра поговорим, ладно?
   - Ладно, - уголки его губ дрогнули в едва ощутимой улыбке.
   Когда она выходила, заметила, как дверь Ланн быстро затворилась. Вздохнув, Ниме чуть поколебалась. После всё же отправилась к себе.
   С утра все поднимались, кто как желал. Теленг приказал накрыть стол на кухне и кормить друзей по мере пробуждения.
   Когда Ниме спустилась туда, Стейрак уже доедал. Напротив сидела Ланн, немного нервными движениями колупая вилкой еду. Впрочем, возможно, те, на кого продолжали действовать чары, не замечали этого.
   Поздоровавшись со всеми, Ниме села рядом со Стейраком.
   - Готов? - поинтересовалась она. Тот кивнул. Наскоро перекусывая, Ниме подозвала какого-то мальчишку, приказала передать в конюшни, чтобы приготовили лошадей.
   Ланн взглянула трепещущими глазами, и Ниме улыбнулась:
   - Мы скоро вернёмся!
   Избранница колдуний кивнула, не ответив. Взгляд Стейрака задумчиво скользнул по ней.
   - Так и не хочешь рассказать ей? - поинтересовалась Ниме, когда они подходили к конюшням. Стейрак коротко качнул головой.
   Они направились в лес, выбирая всё более и более пустынные места - Ниме помогала себе умением ощущать присутствие живых существ.
   - Расскажи, что ты чувствуешь, когда превращаешься, - произнесла она.
   - Мой опыт в этом занятии не слишком велик, - усмехнулся он. - Если ты помнишь, превращался я всего дважды.
   - Попытайся описать.
   Стейрак задумался. После пожал плечами:
   - Не помню и не успеваю заметить момент перехода. Вот он я, а вот я уже одержим жаждой крови. Я говорил тебе, всё остальное перестаёт иметь значение. Первый раз ничего не помнил, а второй... ты видела. Помнил и пытался удержаться.
   - А ты помнишь самое первое превращение?
   - Нет. Воспоминания накатили, когда я впервые превратился в себя... перед тобой. Но... они начинаются с какого-то момента. Будто вдруг я появился возле той деревни и начал...
   Стейрак осёкся, но Ниме и без того понимала, что он имеет в виду. Чуть помолчав, снова спросила:
   - Значит, всё, что было до этого, не помнишь?
   Он покачал головой:
   - Иногда приходят какие-то воспоминания... Как вчера во время танца. Но они столь мимолётны - я даже не уверен... что это происходило на самом деле.
   - Ты думаешь, это что-то извне? Тварь, которая живёт внутри тебя? Или прилетает из ниоткуда? Её наслали на тебя чарами, или, может, соткали из внутреннего люта?
   Стейрак снова пожал плечами, и Ниме возразила сама себе:
   - Нет, в тебе не нашлось бы столько зла и мрака. А ты смог бы превратиться по собственному желанию? Попробуй.
   Какое-то время Стейрак беспокойно смотрел на неё. После снова пожал плечами, спешился. Сконцентрировался.
   Ниме внимательно глядела на него, тоже спешившись. Через некоторое время он открыл глаза, полыхнувшие алым свечением - это было единственным, чего парень добился.
   - Не выходит. Или не знаю, как.
   - Хорошо... - Ниме опустила голову. Задумалась. После приложила руки к ближайшему дереву и позвала:
   - Дриады! Духи лесные! Выйдите, пожалуйста, мне нужна ваша помощь!
   Стейрак смотрел с нескрываемым удивлением, но ещё сильнее стало его изумление, когда из дерева выскользнула зеленоватая девушка. Потом начали слетаться всевозможные лесные эльфы - он даже не знал названия для них для всех. Они появлялись с деревьев, и цветов, и дальних болот, и лесных туманов.
   - Да, госпожа... - раздался нестройный хор голосков, что снова несказанно удивило Стейрака.
   - Да кто ты такая? - пробормотал он, однако Ниме не знала, как ответить на этот вопрос, потому обратилась к явившимся:
   - Пожалуйста. Посмотрите не него и скажите, что вы о нём думаете.
   Стейрак ощутил некоторую неловкость, но вместе с ней вспыхнувшую надежду. Почему она не сделала этого раньше?!
   Полупрозрачные сущности закружили вокруг него, прикасаясь маленькими холодными ручками.
   - Он... странный, - проговорила дриада.
   - Чужой! - добавил чей-то тонкий голосок.
   - А он красавчик! - пробормотала какая-то из болотных девиц, проводя по его плечам ледяными ладонями. - Я бы поразвлеклась с ним...
   Стейрак ощутил пробежавший по спине холодок, но Ниме шутя погрозила девице пальчиком, и та, смеясь, растворилась в воздухе.
   - Он не отсюда... - произнёс ещё кто-то.
   - С ним пришла тьма...
   - Как можно избавиться от неё? - поинтересовалась Ниме.
   - Не знаю!
   - Не знаю!
   - Не знаю!
   - Спасибо... - проговорила Ниме разочарованно, и всё разом стихло. Стейрак опустил глаза.
   - Не отчаивайся! - воскликнула она. - Мы что-нибудь придумаем!
   - Что? - мрачно спросил он. Ниме ненадолго задумалась. После решилась:
   - Попытайся сейчас отъехать... пока не превратишься. Направь силы на превращение, и беги ко мне. Хочу снова посмотреть на тебя.
   - Это... важно? - тяжело поинтересовался он. Она кивнула:
   - Я не успела рассмотреть тебя. Просто поверь мне. И постарайся... никого не съесть по дороге.
   Вскочив на коня, Стейрак углубился в лес.
   Ниме ждала его очень долго. Немного отдохнула на земле, поискала орешков, обнаружила рядом невесть как сюда попавший куст мушмулы - Ниме казалось, они растут южнее, ближе к Мерриоду. Однако плоды были спелыми, и она полакомилась ими. Побродила вокруг, даже собрала трав, которые могут понадобиться в дороге, и тут же села рассортировать, связать в пучки.
   Часа через три послышалось ржание. Девушка вскочила, останавливая жеребца своего спутника без седока.
   - Стейрак! - взволнованно позвала. Может, не нужно было делать этого? Может, она потеряла его? Он снова стал монстром и решил, что перекусить кем-нибудь лучше, чем возвращаться?
   - Стейрак! Стейрак!
   Ниме прикрыла глаза, оглядывая внутренним взором окрестности. Никого.
   Позвав за собой лошадей, бросилась в ту сторону, куда убежал Стейрак.
   Ниме мчалась по лесу, прорываясь сквозь ветви, звала его и всё больше и больше переживала.
   Прошло около полутора часов, девушка выдохлась и почти отчаялась. В изнеможении опустилась на упавшее дерево, тяжело дыша и как можно шире раскрывая восприятие. И вдруг в этом восприятии возник какой-то едва уловимый образ.
   - Стейрак? - прошептала Ниме. Но уже знала, что это не он.
   Из кустов приближалось нечто белое и огромное, однако Ниме не ощущала страха. Она смотрела на загадочное существо. Гигантская кошка... Мощные лапы, скрывающие стальные когти. Мириады солнечных искорок в белоснежном пухе... Красавица.
   - Вот ты где... - проговорила кошка грудным мурчащим контральто, подходя. Села на землю, обернув лапы хвостом. Облизалась, пристально разглядывая Ниме. Сквозь её силуэт просвечивали деревья.
   - Ты совсем ещё не готова... - кошка была будто разочарована, и Ниме удивлённо воскликнула:
   - К чему?
   Кошка вздохнула.
   - И у тебя в сердце непрощённая обида... Она мешает двигаться дальше.
   - Янл? - сердито откликнулась Ниме. - Он... предал меня!
   Кошка всмотрелась в её глаза, будто определяя, кто такой этот Янл. Ниме не могла отвести взгляда, но ей ужасно не хотелось впускать в свой сокровенный мир никого, даже нереальную кошку из сна.
   - Это не имеет значения, - проговорило, наконец, белоснежное создание. - Должен же был кто-то вытащить тебя из монастыря. Будь благодарна ему за это.
   - Благодарна? - возмутилась Ниме. Кошка нетерпеливо захватила когтями землю, и Ниме прищурилась:
   - А ты, собственно, кто такая?
   - Госпожа ищет тебя... Скажи, где находишься? И никуда не уходи... Я...
   В этот миг на периферии сознания Ниме уловила мрачную тень.
   - Стейрак! - вскочила она, оглядываясь, и когда посмотрела обратно, белоснежной кошки уже не было.
   Ниме очнулась, обнаружив себя на траве около поваленного дерева. Надо же, как реалистично... Прислушалась к ощущениям. На многие мили вокруг простирался зеленеющий весенний лес. При желании девушка могла бы почувствовать каждую грибную поляну, каждый переход от хвойных деревьев к лиственным, стайки птиц в листве. Ближайшее человеческое жильё - Белая Долина. Не может же она, и в самом деле, остаться посреди леса в ожидании какой-то "госпожи"!
   - Стейрак! - Ниме снова вскочила, не зная, делала ли это в прошлый раз, или ей лишь приснилось. Прислушалась к себе. Мрачная тень оставалась на грани восприятия.
   Ниме почти не ощущала её, однако решила, что это он. Испытав облегчение, послала ему энергию, и шарик золотого света. Пока приближался гигантскими скачками, испробовала всё, что знала, пытаясь направить в заполняющую его тьму.
   Глаза монстра полыхали ненавистью, и она снова испытала прилив неконтролируемого, сметающего здравый смысл ужаса. Хотелось спрятаться, казалось, на этот раз он всё помнит и искренне готов разорвать её на клочки за то, что она с ним сделала вчера. Что не захочет превращаться, и нужно бежать, пока есть силы, пока есть возможность, скорее и дальше...
   С трудом заставив себя вернуться к тому, ради чего они так рисковали, Ниме снова и снова всматривалась в мчащуюся на неё завесу непроглядного мрака.
   В последний момент показалось, что там, во тьме, ощутила алый силуэт Стейрака, услышала какой-то отклик, что-то осознала. Но в следующий миг он уже стоял перед ней.
   Обнажённый.
   Ниме запоздало сообразила, что из Белой Долины мужчина выехал не в своём одеянии, а в одежде, щедро предложенной лордом Теленгом.
   - Не получилось, - всхлипнула она, приближаясь. - Я так старалась, попробовала всё, что пришло в голову... Ты слишком мало был рядом со мной тварью, может, я что-то забыла или не учла... Но... это ужасно, не хочу повторять!
   - Я тоже, - откликнулся он, тяжело дыша. После прижал её к себе, поцеловал в макушку:
   - Спасибо за попытку, Ниме.
   - Ты... не брал свою одежду?
   - А нужно... - начал вопрос Стейрак, но тут же осёкся, осознав собственный вид. - Чнорр!
   Закусив губу, отвернулся. Ниме смущённо опустила голову:
   - Извини. Я не подумала.
   - Да я и сам идиот, - буркнул в ответ. - Можно было предположить... раздеться хотя бы.
   - Я привезу! - воскликнула она.
   - А я тут пока пообедаю, - мрачно отозвался он.
   - На каком расстоянии... - она вопросительно взглянула. Он пожал плечами:
   - Прошло много времени. Сначала сообразил, что нужно отпустить Каштана. Потом... не скажу точно. Часа три, может. Я... старался.
   - Подождёшь где-то недалеко.
   - Видишь, как получается. Могу отойти от тебя на некоторое расстояние, но обратно превращаюсь... только совсем рядом с тобой. Почему так?
   - Не знаю.
   - Не хочу мчаться туда. Навредить лорду Теленгу или ещё кому. Боюсь.
   - Но как-то же нужно тебя одеть. Не поедешь же ты... так.
   Как назло, у них не оказалось ни одного плаща, которым Стейрак мог хотя бы обернуться.
   Сжав зубы, он запрыгнул в седло. Тронул притороченные ножны с мечом:
   - Хорошо, хоть это осталось. Не придётся отчитываться перед Айгаром.
   - Не думаю, что он станет требовать отчёт, - усмехнулась Ниме. Стейрак пожал плечами, по щекам пробежали желваки.
   - Дать тебе... блузу? - краснея, поинтересовалась девушка.
   - Не мой размерчик, - усмехнулся он.
   - Ну... прикроешься.
   Стейрак снова пожал плечами, пробормотав нечто невразумительное.
   Развернув коня, Ниме наскоро скинула жилетку, стянула блузу, после чего вернула жилетку на место. Развернулась, протягивая блузу Стейраку.
   Он чуть привстал, просовывая часть блузы под седло, так, чтобы обвязать рукава вокруг талии на спине. Ниме старательно отворачивалась.
   Вечерело. Имение напоминало гудящий муравейник. Открыли дополнительные конюшни, под большим деревянным навесом стояли несколько карет и экипажей, слуги мелькали так быстро, будто число их увеличилось как минимум втрое. Даже вездесущего дворецкого Шнора нигде не было видно.
   Испытывая некоторую неловкость, сдобренную удивлением, Ниме привязала Малыша к ограде и поспешила проскользнуть внутрь, стараясь не попадаться никому на глаза. Стейрак ожидал в ближайшем перелеске, и она ужасно за него переживала: станет ли снова монстром, или на него просто натолкнётся кто-либо чужой, в любом случае ничего приятого не выйдет.
   Его одежда, выстиранная и высушенная, висела в шкафу, и Ниме с облегчением схватила её, поскорее свернула в руках, направляясь к двери.
   Снующие по коридору слуги не обратили на выходящую из чужой комнаты девушку никакого внимания, а вот Ланн...
   - Всё в порядке? - поинтересовалась Ланн, подходя. Ниме кивнула, обнаружила сверх меры распахнувшуюся жилетку, поспешила подтянуть края друг к другу. На мгновение зажмурилась.
   - Мы... скоро придём, - пробормотала, отчаянно желая провалиться на месте. Ланн покраснела, вспыхнула, попыталась ещё что-то добавить, однако Ниме уже бросилась к лестнице.
   Какая-то важная дама, шествовавшая наверх в сопровождении седеющего кавалера и молодой девицы, вероятно, дочери, недовольно поджала губы, решив, что навстречу мчится нерасторопная служанка. Мужчина старательно отвёл глаза от излишне открытой груди Ниме, девушка же сдавленно хихикнула.
   Ниме гордо подняла голову: в конце концов, её пригласил лично лорд Теленг, и ей плевать на мнение этих пижонов!
   - До чего прислуга обнаглела... - прошипела матрона.
   - Я не прислуга! - возмущённо откликнулась Ниме, впрочем, не останавливаясь.
   Увидев, как один из мальчишек отвязывает Малыша, кинулась к нему:
   - Эй! Ты что делаешь!
   Мальчишка-конюх закрутил головой, увидел Ниме и, покраснев от её вида - девушка тут же обругала себя, что не задержалась накинуть хоть что-нибудь другое - ответил:
   - Я хотел отвести его в стойло, госпожа.
   - Не нужно пока, я ещё собираюсь покататься. После сама заведу.
   - Как скажете! - откликнулся мальчишка, поспешив сбежать. Ниме заскочила в седло, настроилась, выискивая Стейрака.
   Мрачной тени на грани восприятия не обнаружилось, и, вздохнув с затаённым облегчением, Ниме бросилась туда, где они расстались.
   Стейрак сидел на траве, блуза по-прежнему была обвязана вокруг пояса. С безмятежным видом покусывал травинку.
   - Обошлось? - произнесла она, спрыгивая с коня и протягивая одежду. Он кивнул, смущённо отвёл глаза от снова разошедшейся жилетки - Ниме поспешила подтянуть - после окинул девушку внимательным взглядом.
   - Что-нибудь произошло? - поинтересовался. Она покачала головой, вздохнула:
   - Просто... Ланн...
   - Что? - вскинулся Стейрак, натягивая брюки.
   - Увидела, как я выхожу из твоей комнаты с твоей одеждой.
   Он молча застегнулся, протянул блузу - Ниме тут же надела.
   - Извини, - не выдержала.
   - Тебе не за что извиняться, - пожал он плечами.
   - Ты... ей не доверяешь? - прошептала Ниме.
   - Я не доверяю себе, - мрачно откликнулся парень.
   - Там... полно народу, - она попыталась перевести разговор, однако Стейрак промолчал, и настаивать не стала. Мысли о том, что вечером наверняка придётся столкнуться уже в зале с вновь прибывшим семейством, радости не доставляли, однако Ниме внезапно осознала, что по сравнению с проблемой Стейрака это всё такая ерунда...
   За прошедшие полчаса ничего существенно не изменилось, разве только стало каретой больше. Заведя Малыша в конюшни, Ниме поспешила на кухню. Изрядно проголодавшийся Стейрак последовал за ней.
   За обеденным столом сидели Ланн и Мирсес. Парнишка, покрытый равномерным слоем румянца, что-то говорил ей, и Ланн ласково улыбалась, но от Ниме не укрылось, как поглядывает на дверь. При виде вовшедших Ланн встрепенулась, Мирсес же, наоборот, поспешил захлопнуть рот и несколько обиженно замолчал.
   Чуть поодаль сидел Айгар, потягивая вино и не вступая в разговор.
   Кухарка в окружении служанок и поварят порхала меж огромными кастрюлями, нарезкой копчёного мяса и сыра, вертелом с барашком, бочками с вином, солениями и тестом для пирога. Ниме с восхищением застыла, поражаясь, как она не путает, чего куда добавить и какие кому указания дать.
   - Что за переполох? - поинтересовался Стейрак, подходя к столу и садясь напротив Ланн. Ниме хотела было последовать за ним, однако внезапно со стороны окошка раздался детский плач, и девушка с удивлением повернулась туда.
   - Узнав, что лорд Теленг приехал, - ответила тем временем Ланн, усмехнувшись, - все окрестные семейства поспешили нанести ему визит вежливости, доказывая своё расположение, восхищение и что там ещё положено доказывать Наследнику.
   - И подталкивая впереди себя разряженных дочерей на выданье, - добавил Айгар, - на случай, если вдруг кто-нибудь из них приглянется будущему Владыке.
   - Завидуешь? - фыркнула Ниме, не упускавшая разговор. Айгар с усмешкой глотнул ещё вина.
   Возле окна стояла колыбелька, и Ниме присела рядом, поглаживая кричащую малышку. Стейрак непроизвольно залюбовался выражением нежности, лучащимся по её лицу.
   - Моя дочка, - подбежала молоденькая служанка, вытирая руки о передник. - С работой не справляемся, пришлось помогать... Проголодалась, наверное...
   Служанка достала с печки тёплую бутылочку с глиняным, обтянутым мягкой тканью носиком.
   - Я начала её козьим молоком докармливать, - пояснила, поднимая дочку на руки.
   - Давай я покормлю, - предложила Ниме.
   - Госпожа... - растерянно покраснела девушка. - Вы же гостья нашего лорда...
   - Мне не тяжело... и приятно.
   - Благодарю вас, госпожа, - служанка передала ребёнка севшей на скамью Ниме, помогла поудобнее умостить на руках, показала, как держать. Немного постояла, однако девочка не кричала и не вырывалась, пригревшись на руках незнакомки и аппетитно причмокивая.
   - Вы же сами голодны, небось, - спохватилась служанка.
   - Потом поем, - отмахнулась Ниме, ласково разглядывая ребёнка.
   Она видела, как Стейрак, пообедав, ушёл внутрь дома вместе с Ланн. Надутый Мирсес, посидев ещё несколько минут, удалился недовольным. Когда девочка наелась и Ниме, немного поиграв с ней, возвратила подоспевшей матери, за столом оставался лишь Айгар.
   Пока Ниме уплетала салат с тушёной картошкой и фасолью, он молча продолжал потягивать вино, будто его кружка была бездонна. Впрочем, Ниме не удивилась бы, узнав, что так оно и есть, однако спрашивать специально не хотела.
   Служанка унесла расплакавшуюся в жаре дочурку вместе с колыбелькой, укачать на улице, и доев, Ниме тоже поспешила покинуть душное помещение. Пользоваться парадным входом не хотелось, поэтому она отправилась в обход особняка, чтобы войти через главный зал.
   Айгар, какое-то время молча следовавший за ней, ускорил шаг, догоняя.
   - Ну как? - спросил неопределённо. Достал трубку, набивая табаком. Девушка подняла на него вопросительный взгляд, не желая отвечать на столь многоплановый вопрос. Айгар пожал плечами:
   - Просто интересно, где вы были. Чем занимались. Узнали ли... что-нибудь. Помогла ли ты ему, или... поразвлеклась, получая удовольствие.
   - Не твоё дело! - вспыхнув, возмущённо откликнулась Ниме, ступила на лестницу, ведущую в главный зал.
   - Знаешь, - задумчиво произнёс Айгар, останавливаясь на ступеньку ниже, и она тоже обернулась. - Ведь на его месте мог оказаться другой... Кто просто закрыл бы тебя в ящике и таскал за собой. А не пытался загладить необходимость своего присутствия.
   - Уж с этим я как-нибудь справилась бы! - фыркнула Ниме, втайне поразившись словам спутника. - И когда выбралась бы из ящика, он потерял бы свой шанс на мою помощь!
   - Всё равно подумай над этим, - проговорил Айгар, затягиваясь.
   Ниме поспешила наверх.
   В дверях едва не столкнулась с Теленгом. Лорд выглядел вовсе не так, как она привыкла его видеть - даже здесь, в доме. Шикарный, расшитый золотом камзол с широкими рукавами, чёрные бархатные обтягивающие брюки и высокие, выше колен, узорчатые сапоги. Часть волос собрана вверху и определённым образом закреплена соответствующей дому Владык золотой застёжкой, остальные рассыпаны по плечам. На руке хохлится Сим под клобучком.
   Ниме даже ощутила некоторую робость: неужели вот этот блистательный мужчина с волевым подбородком и пронзительными голубыми глазами, Наследник и будущий Владыка Ирвирата, позвал её, обычную воспитанницу одного из Монастырей Прощения, в своё имение на правах желанной гостьи и позволял ей общаться с собой на равных?
   - Где ты пропадала целый день, Ниме? - улыбнулся Теленг, и она тоже улыбнулась, неопределённо поведя плечом:
   - Мы со Стейраком ездили прогуляться по лесу.
   - Ясно, - усмехнулся лорд. - Сегодня вечером бал, настоящий, не тот, что вчера. Будет много гостей. Придёте?
   - Я точно приду, ваше высочество, - откликнулась Ниме с горящими глазами. - Никогда не бывала на настоящем балу... Этикету меня учили, но вы уж не серчайте, если что сделаю не так.
   - Ну уж ты тоже не серчай, госпожа целительница, если мне всё же придётся неукоснительно соблюдать его.
   - Ну что вы, лорд Теленг, с чего бы мне сердиться на вас? - лукаво усмехнулась Ниме, заглядывая через его плечо в зал, в надежде увидеть, есть ли там уже гости, или можно проскользнуть в комнату.
   С усмешкой поцеловав её руку, Теленг сбежал с лестницы, а госпожа целительница поспешила вовнутрь, пока там лишь шли приготовления.
  
   Разволновавшись, Ниме ощутила, что не в состоянии привести себя в порядок. Красивое красное платье никак не хотело надеваться и садиться; то тут, то там оказывались лишние оборки или прорези, в которые норовили попасть руки, а уж корсет и вовсе казался недостижимым потусторонним объектом.
   В довершение всего Ниме вдруг распереживалась, а что будет, если гости узнают эти платья, помня в них хозяйку. Наконец-то кое-как надев ворох ткани, она присела на край кровати, раздумывая, позвать ли на помощь кого из служанок или обратиться к Ланн. Однако не успела принять решение, как в дверь постучали и появившаяся Ланн развеяла сомнения.
   На девушке было её белоснежное платье, приведённое в порядок - причём наверняка с помощью магии, а не прачек и швей. Ни одного зашитого разреза, ни одного неотстиранного пятна...
   - Помощь нужна? - вопросительно улыбнулась Ланн. Ниме испытала прилив радости пополам со смущением. Казалось, Ланн была не слишком приятна их со Стейраком отлучка. Однако она поспешила кивнуть.
   - Снимай это, - проговорила Ланн, помогая Ниме избавиться от платья, с таким трудом натянутого.
   - Почему? - поинтересовалась та, высвобождаясь из оборок. Ланн подняла наряд над головой Ниме и положила рядом на кровать:
   - Ну во-первых, это уже давненько не модно, - откликнулась, проводя руками вдоль линий корсета, и Ниме с удивлением обнаружила, как она вытаскивает вшитые внутрь металлические стержни каркаса, не оставляя в ткани дыр. - К тому же, кто-нибудь может его узнать. Мать Наследника Ирвирата наверняка была в центре внимания, а мне не хотелось бы, чтобы вокруг сплетничали, будто мы появились в её платьях... Ты же не против? - спохватилась она.
   - Ну что ты, - засмеялась Ниме. - Как раз хотела позвать тебя на помощь.
   - Да и работать с готовой материей проще. И потом легко можно будет назад вернуть в случае необходимости... - продолжила Ланн, продолжая двигать руками. Ниме следила за ними, не совсем понимая, что и как делает Ланн, однако всё почему-то чётко запечатлевалось в голове. "Интересно, смогу ли я повторить?" - подумала про себя, мысленно пытаясь воспроизвести действия избранницы колдуний.
   Вскоре та подняла и встряхнула красное платье - впрочем, от первоначального в нём осталась лишь ткань. Здесь не было корсета, несколько лишних оборок оказались на кровати, открывающий плечи вырез декольте сделался глубже, линия талии же перекочевала под грудь, и юбка ниспадала оттуда потоком мягкого материала.
   Надев его, Ниме радостно крутилась перед зеркалом. Она не особенно разбиралась в моде, однако вдруг вспомнила лавку в Синоре - платья, продававшиеся там, определённо походили фасоном на этот, с завышенной талией и без изнурительных шнуровок.
   "Неужели вся та красота сгорела..." - с грустью подумала она. Ланн принялась за её волосы и лицо, и Ниме забыла обо всём в предвкушении настоящего бала.
   - Не знаешь, что с ней случилось? - поинтересовалась.
   - С кем? - не поняла Ланн, но тут же сообразила: - С матерью Теленга?
   Ниме кивнула:
   - Спрашивать как-то неудобно, а все, наверное, знают...
   - Если не ошибаюсь, умерла от какой-то болезни, когда он был ещё совсем маленький. А может, и позавидовал кто...
   Ланн задумчиво перебирала волосы Ниме, после встрепенулась, продолжила магическую укладку.
   - По одежде ничего не ощущается, - добавила Ниме. - А то нам иногда такие вещи в монастырь приносили... вроде и хорошая, а от неё так чем-то... разит... ни за что не наденешь.
   - Я тоже не люблю чужие вещи, они пропитаны энергетикой хозяев, не всегда приятной. Но тут много времени прошло, да и нечасто она их надевала, видать, раз-два, не больше.
   Ланн немного помолчала, после вдруг попросила:
   - Расскажи о себе... о монастыре.
   - Да что тут рассказывать, - усмехнулась Ниме. - О Монастырях Прощения ты наверняка знаешь, они строятся на так называемых "страшных" местах, где происходили какие-нибудь ужасы, убийства или пытки... чтобы отмолить и отбелить это место, освободить души жертв, ну и палачей заодно. Наш был старым, там почти не ощущалось ничего ужасного, а постоянные бесполезные молитвы не по мне. Скучно. Он неподалёку от Гринвера стоит, маленького городка такого, если ты слышала; любила я в Гринвер со всякими поручениями бегать, чтобы на месте не сидеть. Связалась там с одним...
   - От скуки? - усмехнулась Ланн. Ниме пожала плечами.
   - Ходил за мной, соловьём разливался, горы золотые обещал, в вечной любви клялся... А на деле - тьфу, даже жалеть не о чем.
   - Так-таки и не жалеешь? - улыбнулась Ланн.
   - Ещё чего! - сердито откликнулась Ниме. - Слышать о нём больше не хочу! На деле-то вместо соловья ворона оказалась, вместо золотых гор соломенные пустоши, а про любовь это он так, для нашего впечатлительного пола привирает. Не первая я у него, да уж и не последняя, всем им нужно, чтобы большая очередь вожделеющих девиц выстроилась и каждая соблазнить норовила - тогда и отказываться вроде бессмысленно, а уж коль жениться - только на толстом кошельке с большим приданым.
   Ланн наклонилась, обняла Ниме за плечи, на миг прикоснулась щекой к щеке:
   - Не переживай ты так. Не нужно... Из-за него ушла?
   Ниме снова повела плечом:
   - Отчасти. Не по мне это. В других монастырях, где различным Покровителям поклоняются, вроде поинтереснее, в некоторых даже учат своим внутренним миром и состоянием владеть, но... мне всегда казалось, что в Большой Северной Школе увлекательнее. Ой... ну как же ты умеешь...
   Ниме снова с восторгом воззрилась на своё отражение, и Ланн радостно улыбнулась.
   - Поучила бы, что ли, - вздохнула Ниме.
   - Могу попробовать... если сумеешь... - растерянно ответила Ланн.
   - Нужно будет попытаться, - кивнула Ниме.
   - А... Стейрак? - чуть помолчав, тихо спросила Ланн.
   - Если ты хочешь поинтересоваться, не буду ли я против того, чтобы вы танцевали... то не буду, - усмехнулась Ниме. - Но... твои чары...
   - Да, - Ланн опустила голову, вздохнув. - Я знаю.
  

Глава 15. Болотная нечисть

  
   Ночь выдалась холодная, прогремела гроза, облив коротким, но по-майски бурным дождём. Промокшие плащи не спасали от пробирающего холода, и всю ночь Диаль с Дорианой пролежали спиной к спине, пытаясь согреться возле слабого костра. Дров на мосту почти не имелось.
   В какой-то момент она ощутила странное успокоение, и даже повернулась, обнимая его. Он тоже чуть переменил позу, устраиваясь поудобнее, укрываясь одним из плащей - на двух других лежали.
   Дориана открыла глаза, всмотрелась в лицо своего случайного спутника. При свете редких звёзд он казался таким красивым, таким искренним... Чувствовала, что он спит, и, неожиданно для себя, потянулась, поцеловала губы.
   Ей нравился его запах, ей нравился его привкус... И ещё нечто исходящее от него.
   Вздрогнув, отпрянула, вдруг вспомнив всё, что успела узнать. Он обманщик, он лицемер, он очаровательный негодяй - и она не поддастся его обаянию!
   Девушка ещё немного покрутилась, пытаясь найти удобную позу на холодном и жёстком мосту. Наконец, задремала.
   Едва забрезжили первые лучи, Диаль решительно поднялся:
   - Идём, пройдём основную воду до того, как выйдет солнце, чтобы потом больше не мокнуть.
   - Может, и согреемся... - слабо улыбнулась Дориана, отстукивая зубами. - Твои друзья ещё греют воду?
   - Греют, - усмехнулся Диаль, окидывая взглядом поднимающийся от воды в утренней прохладе пар.
   Действительно, вода показалась почти горячей.
   - Может, баньку истопить? - прошептал на ухо девичий голосок, и Диаль ощутил в воде, как ласкаются холодные руки.
   - Без баловства, - усмехнулся он. - Всё в самый раз...
   Болото ответило лёгким смехом, и затихло.
   Набравшее силу солнце застало спутников на сухом пригорке. Диаль решил развести огонь, просушиться и обогреться. Дориана не спорила - даже помогла дров насобирать.
   Далёкий гул привлёк внимание, шкатулка за пазухой привычно потяжелела, нагреваясь. И тут же прикоснулась к сознанию Сфера.
   - Шерог! - воскликнул он. - Нашли...
   - Что? - не поняла Дориана.
   - Похоже, меня выследили.
   Диаль заколебался, как быть: воспользоваться силой Сферы, или наоборот, разорвать с ней контакт, чтобы до него не смогли добраться. Но в этот миг в воздухе заискрило молочным свечением овальное пятно. Будто ткань окружающего пространства разорвалась, изогнулась, загорелась, пропуская сквозь себя другое пространство. Из овала вышел сам Великий Отец, невысокий, сухощавый, седой - но как всегда подтянутый, и в руках у него была Сфера.
   Следом выскакивали воины с оружием наперевес.
   "Ничего себе! - воскликнул мысленно Диаль, материализовывая свою Сферу меж ладоней. - Похоже, Великий Отец созвал всех наших воинов..."
   Великий Отец вонзил пристальный взгляд в его Сферу, и Диаль ощутил, как она с трудом слушается пожеланий. Интересно, что было бы, если бы он попытался бежать... Успел бы?
   Едва-едва Сфера Диаля преобразилась в изогнутый клинок - он напрягался, отдавая почти все силы на то, чтобы противостоять воле Отца. На лбу выступили капельки пота, мышцы на руках затвердели, удерживая оружие. Дориана испуганно вцепилась в его плечи, с ужасом глядя на две с половиной дюжины крепких мужчин, окруживших их.
   Все пришедшие были в длинных, до середины бедра, мелкостёганных жилетах, похожих на жилетку Диаля, только разных цветов. А вот таких странных синих брюк не имелось ни у кого - кожа, обычная натуральная кожа... У некоторых волосы заплетены в длинные тяжёлые косы.
   "Кто они? - с ужасом думала она. - Его родственники? Враги?.."
   Диаль повёл плечами, освобождаясь от объятия:
   - Не мешай, - коротко бросил.
   - Тебе не уйти, - проговорил старик.
   - Отпустите мою спутницу.
   - Нет. Пойдёт с нами. Слишком много знает.
   - Как с вами? - воскликнула Дориана. - Куда?
   - Что её ждёт? - поинтересовался Диаль.
   - Смерть, если не решишь жениться на ней.
   Диаль нахмурился, промолчав.
   - Отдай нам Сферу и сдайся.
   - Сдаться? - поднял брови Диаль. - Разве речь шла не о возвращении?
   - Шла... - согласился старик. - Мы были терпеливы... Однако теперь тебе предстоит суд клана.
   - Каковы обвинения? - поинтересовался Диаль.
   - Все свидетели, - старик повёл вокруг рукой, на миг оставив свою Сферу в другой, - что ты используешь вторую Сферу. Она не так сильна, как наша, но... Ты выдаёшь тайны клана. День назад ты использовал Сферу долго и интенсивно. Мы ощутили это. Ты украл самое сокровенное...
   - Я не крал Сферу. Она позволила мне.
   - Не лги! - возмущённо проскрипел старик.
   Диаль усмехнулся нелепости ситуации. Что за ирония судьбы? Его постоянно обвиняют во лжи, его, кто не может солгать... Он научился выходить из положения: предлагать собеседнику несколько вариантов, маскируясь интонациями. И лишь в крайних случаях идти на прямую ложь. И всё равно почему-то никто не верит его словам.
   - Чему ты улыбаешься? - рассердился старик. Диаль вздохнул.
   - Я не хочу драться с вами, Великий Отец.
   - Тогда идём с нами! Верни Сферу!
   - Я не вернусь, - твёрдо произнёс Диаль. - Пожалуйста, отпустите меня.
   - Великое зло проникло в мир! Нам угрожает сильная опасность, и все воины призываются домой!
   - Я не воин.
   - Ты обучался, как воин, на тебя возлагались надежды! Почему ты упрямишься?
   - У меня свой путь.
   Диаль видел, как во время разговора бойцы едва уловимо перемещаются, напрягся, нащупывая связь со Сферой. Попытался незаметно раздвоить меч.
   Первым сделал движение брат. В руках сверкали ятаган и короткий серповидный кинжал, но Диаль знал его тактику. Когда противник сосредотачивается на слежении за конечностями, в самый неожиданный момент он делает резкое движение головой, и враг оказывается во власти косы...
   Диаль взмахнул руками, в каждой оказалось по мечу. Принял боевую стойку.
   Их пришло много и они не собирались уступать. Они приближались все вместе, а здесь, на открытом пригорке, Диалю некуда было даже прислониться спиной.
   Их оружие не выглядело белым, однако во время соприкосновения с его мечами светилось цветом Сферы - и Диаль понимал, что не сможет справиться с ним, пока оно под её защитой.
   По лбу старика катились капли пота, он закрыл глаза, удерживая свою Сферу и пытаясь взять под контроль Сферу Диаля, однако тот прочно сохранял контакт, стараясь не дать образоваться ни малейшей прорехе. Это забирало много, очень много внутренних сил, но тело пока само двигалось, отражая удары, уходя из-под клинков, в ускоряющемся танце, который, Диаль прекрасно это осознавал, не мог продолжаться долго.
   - Отец... - прошипел брат, приблизившись, в руке сверкнул неизменный короткий ятаган, - наш родной отец был изгнан за то, что отказался идти за тобой... Но тебе ведь плевать, да?
   Брат дёрнул головой, Диаль взмахнул мечом, принимая удар, коса закрутилась вокруг клинка. Брат наклонил голову, но Диаль не позволил вытащить из своей руки меч. Сделал резкое движение - коса заискрила молочно-белым, однако волосы не обрезались, и Диаль поспешил рвануть меч вниз, освобождая.
   Дориана вскрикивала, какое-то время Диаль пытался защитить и её, однако отбиваясь от очередного выпада, ощутил, как девушка упала. Потом закричала, раздался голос:
   - Бросай оружие.
   Обернувшись, Диаль увидел, что один из воинов держит кинжал у её горла. На долю секунды заколебавшись, ответил:
   - Нет. Я не пойду с вами. Её смерть останется на вашей совести.
   Дориана смотрела с безумной мольбой, однако он холодно отвернулся, отражая удары. Она снова закричала, но Диаль не оборачивался больше. Обладатель ещё одной роскошной косы, по всей длине которой раскрылись тонкие острые лезвия, захватил всё его внимание.
   Чуть отступить. Блокировать двуручный топор - до звона в мышцах, до искр из молочно-белого меча, до скрежета стиснутых зубов. Блокировать косу - пробирающий скрежет переплетается с запахом гари. Великий Отец дольше, гораздо дольше владеет Сферой, он знает столько её возможностей, о которых Диаль и не подозревает. И Сфера его старее, наполнена гораздо большим количеством запасённой энергии... Но старик сам слаб, и ему приходится контролировать слишком много оружия.
   Диаль же в расцвете сил, и его сознание сосредоточено лишь на двух мечах, кроме образа самой Сферы. Только поэтому он смог до сих пор противостоять...
   Воинов было много, клинки прорывали защиту, доставали до тела, одежда заполнялась кровавыми пятнами. С детства знакомые звуки и запахи, всегда ассоциировавшиеся с домом - сознание отказывалось интерпретировать их как опасные. С детства знакомые лица, но на этот раз не дружелюбные, не родственные. Они обязаны подчиниться приказу Великого Отца, забрать Диаля с собой, и личные эмоции здесь неуместны.
   "Вернуться домой? А там пытаться снова сбежать? Возможно, удастся узнать хоть что-то о том заброшенном городе... Нет, никто не станет помогать, никто не станет рассказывать! Если я снова нарушу присягу Клану... последствия могут быть необратимыми."
   - Мне нужно найти одного человека, - задыхаясь, попробовал обратиться к старику Диаль. - А после постараюсь вернуться.
   - Нам нет дела до других людей. Ты нужен дома, - ответствовал старик.
   - Мне никогда не нравились эти устои, - проговорил Диаль. - В таком случае, я готов умереть за свою свободу.
   Раскрыв сознание, он призвал всю возможную силу и ринулся в бой на полную мощность, стараясь не думать о том, что убивает родных.
   Мечи сверкали быстрее, чем когда-либо, стараясь не причинять смертельные раны, а только лишать возможности нападать. В какой-то миг Диаль ощутил, что его Сфера будто плотнее сплелась с ним, отвечая даже на предпосылки побуждений. Мечи засияли, словно сделавшись гораздо более концентрированными, и, к немалому его удивлению, одна из подвернувшихся кос отлетела, отсечённая и враз потускневшая. А ведь она находилась под защитой Сферы клана!
   Воодушевившись, он начал уходить от ударов ещё скорее, сосредоточился на косах с вплетёнными бичами и даже успел обрезать несколько, пока около десятка противников не повалили его наземь. Но и там пытался достать их оружием, ощущая, как руки перестают слушаться, а тело превращается в одну окровавленную рану.
   В какой-то миг всё стихло. Диаль с трудом разлепил глаза, пытаясь осознать, что происходит. Увидел замерших в изумлении воинов.
   Из болот поднимались полчища. Здесь были всевозможные болотные и лесные духи, русалки, болотницы, водяные, водяницы, упыри - все сущности, населявшие Запруды, все утонувшие люди, поднятые призывом Духа Болот.
   - Отпустите... - простонал над водой душераздирающий голос. - Отпустите его!
   - Не стоять! - заверещал Великий Отец старческим фальцетом. - Забирать его, я открываю проход!
   В этот миг несколько болотниц окружили молодого воина, державшего Дориану, и его рот расплылся в глупой ухмылке, капнула слюна.
   - Идём... - пропели девушки, уводя воина за собой. Дориана упала на землю, сжала зубы и отползла подальше. На шее кровоточила оставленная острым кинжалом рана, но убивать её мужчина не стал.
   Оставшиеся бросились обратно к Диалю, подхватили, однако их окружила гурьба болотных жителей.
   Воины рубили мечами беззащитные тела, некоторые успевали раствориться прежде, чем оружие попадало в них, и сгущались уже в другом месте, некоторые же падали, истекая зелёной кровью. Но всё новые и новые вставали на пути вооружённых мужчин.
   Болотницы уводили тех, кто помоложе, иные сами бросали оружие и, словно одурманенные, шли за ними.
   Возле Великого Отца вдруг появился широкоплечий мускулистый мужчина в набедренной повязке из болотных трав. Кожа отливала зеленью и синевой, нижнюю половину туловища покрывала чешуя, чуть не до пояса клубилась зелёная борода. И глаза... такие же омуты талой воды, как у болотниц.
   Старик задрожал, ощущая себя обессиленным, Сфера вырывалась из-под контроля. Она вдруг стала менять цвет, отливая зеленью. Старик закричал - Сфера жгла его руки - но не выпустил её. Воздух наполнило шипение и запах горелой плоти.
   Мечи в руках тоже вспыхнули зелёным, и, не в силах удержать раскалённое оружие, воины побросали его.
   - Не убивайте их... - прошептал Диаль, силясь подняться. Израненное тело не хотело слушаться.
   Перед ним появились глаза брата. Обернув косой, брат приподнял его голову, всмотрелся в лицо:
   - Как ты призвал их? - тихо спросил. - Как ты заставил их подчиняться?
   Диаль прикрыл глаза, не отвечая.
   Великий Отец сумел справиться со Сферой и растворить её. Почерневшие ладони тряслись, он поднял глаза на стоявшего перед ним мужчину.
   - Почему? - прошептал старик. - Почему вы помогаете Диалю?
   - Люди, - презрительно скривился зелёный. - Никогда ничего не видят, никогда ничего не знают... Он просит не убивать вас. И мы отпустим вас, если вы поклянётесь никогда больше не искать его. Или потеряете весь свой род.
   Опустив голову, старик кивнул. Мужчина сузил удивительные глаза:
   - Эта весть облетит всех духов мира. Не будет вам спасения, если нарушите обещание.
   Вздохнув, старик снова кивнул, на этот раз более безысходно.
   - А от меня лично... пожелание никогда больше не видеть вас в моих владениях, - добавил зелёный. - Уходите!
   Старик снова опустил голову, подавая знак отступать всем, кто ещё мог понять его.
   - Отвечай! - тряхнул Диаля брат.
   Рядом появились несколько обнажённых парней с зелёными волосами, они взяли руки мужчины с косой, и как ни старался, тот не смог вырвать их.
   - Уходите... - глухо проговорил один из болотных парней.
   - Я найду тебя, - процедил брат. Парень покачал головой. Диаль в изнеможении откинулся на траву.
   Из болота стали появляться уведённые воины. Они были живы, но на многих лицах осталось выражение блаженного счастья, и Диаль затруднялся сказать, оправятся ли они от пережитого, или останутся такими навсегда.
   С усилием заставив себя перевернуться на живот, поискал взглядом Дориану. Та лежала в нескольких шагах, из большого пореза на шее текла кровь, но девушка была жива.
   Собрав последние силы, Диаль кинул ей лучик, заставляя кровь остановиться. После погрузился в беспамятство.
   Он не видел, как старик с трудом открыл проход, как менее пострадавшие воины уводили тех, кто был совсем не в себе. Ощутил лишь, что прохладные руки подняли его...
  

***

  
   Вечерний воздух, по-летнему тёплый и наполненный ароматом цветения, разливался в саду, пропитывая беседку и собравшихся в ней.
   Стейрак о чём-то тихо переговаривался с Ланн - судя по её улыбкам и искрящимся глазам, разговор был лёгким и непринуждённым. Ниме сидела чуть в стороне, подальше от Айгара и несколько раздражавшего её запаха табака. Рядом оказалась Кинара, в своей военной форме. Ниме видела, как та провожает недовольными взглядами кокетничающих с лордом Теленгом местных аристократок.
   Ниме хотелось поговорить с ней, однако она ощущала неловкость и не представляла, с чего начать. Не заявлять же в лоб: "Если вам так нравится лорд Теленг, то почему вы не оденете одно из предложенных им платьев и не попробуете станцевать хотя бы танец?" Скорее всего её попросят не лезть не в своё дело, и будут правы... А уж говорить на постороннюю тему, например, обсудить погоду, с Кинарой и вовсе было бы глупо: усмехнётся, а то и взглядом таким смеряет, что сбежать захочется, а может ещё и словечко применить из тех, что у вояк в ходу.
   Поэтому Ниме довольствовалась лишь созерцанием окружающих, пытаясь выделить в каждой из молодых девиц, привезённых на смотрины к лорду, хоть какую-то изюминку, и упорно не находя ничего интересного.
   Айгар начал бережно набивать трубку. Неожиданно бросил на Теленга странный взгляд, даже не время забыв о табаке, произнёс:
   - Ваше высочество... я тут вдруг подумал... Возможно, вы ещё не знаете последнего события? Вы давно в пути?
   - Что такое? - насторожился Теленг.
   - Мы едем из Синоры. Синора... разрушена. Полностью.
   - Как? - Теленг даже вскочил. - Кем?
   Ниме прислушалась, кивнула, подтверждая слова своего спутника.
   - Не знаю, - пожал плечами Айгар. - Странное... будто стихийное нашествие. Мне не довелось рассмотреть их, но очень походило на варваров.
   - Откуда? - с недоумением спросил Теленг.
   - Они двигались со стороны Вольных Земель, - произнесла Ниме. - Но я никогда не слышала, чтобы в Вольных Землях жили какие-нибудь дикие племена. И потом они... они не захватывали город, просто всё разрушили - и умчались. Им не нужна была Синора.
   Сердце вдруг стиснулось воспоминанием. Город-мечта разрушен...
   - Мы никогда не конфликтовали с Вольными Землями... - произнёс Теленг, сжав кулаки. - Если бы продолжали ехать по основным дорогам, наверное, меня нашёл бы какой-нибудь из гонцов.
   - И никто не напал бы в болотах, - вставила Кинара. Теленг бросил на неё испепеляющий взгляд, однако признал:
   - Да, если бы не этот человек со странной сферой, мне бы не жить.
   - Где вы видели человека со сферой? - поинтересовался Айгар.
   - В Чарльзовых Запрудах, а что? - переспросил Теленг. - Он нужен вам?
   - В некотором роде я... рассчитываю на его помощь, - откликнулся Айгар, бросив на Наследника быстрый пристальный взгляд. Теленг был занят своими размышлениями и не заметил этого, однако Кинара насторожилась - впрочем, промолчав.
   - Они шли в Кийаллу через сами Запруды, думаю, уже должны быть на дороге. Так... отцу, наверное, доложили... Нужно послать ему одного из голубей. Кинара!
   Та подняла глаза, и Теленг проговорил совершенно другим тоном - тоном привыкшего отдавать приказы правителя:
   - Завтра выезжаем. Возьму денег, чтобы передать Синоре, он не станет возражать. Пусть мне принесут одного из голубей. Кто-то уже выехал, должно быть... Но лучше отправлюсь туда сам. Передай всем, чтобы собирались, завтра с утра выезжаем. А вы, друзья, - обернулся к остальным, - можете оставаться здесь, сколько пожелаете.
   Склонив голову в ответ на раздавшиеся благодарности, Теленг быстро удалился. Кинара бросила взгляд на Айгара, но тот продолжал набивать трубку, и она отправилась исполнять полученные приказы.
   Ночью прибыл Расом. Его сразу же отвели к Теленгу, который ещё и не ложился, занятый сборами.
   Наследник Ирвирата опустился в кресло, готовый слушать, ласково поглаживал пёрышки сидящего на руке Сима. Медленно, стараясь не упустить мельчайших, даже незначительных деталей, но и не сказать ничего лишнего, стоящий перед ним Расом начал рассказ о том, что с произошло за это время - избегая своих собственных возможностей.
   Лорд Теленг кивал - то удивлённо, то благосклонно, то озадаченно.
   - Ну ты и мастак, - проговорил, наконец, качнув головой. - Как же тебе удалось выбраться из дома заброшенного? Да ещё и обратно незамеченным пробраться, девушку не встающую украсть...
   Расом улыбнулся, словно принимая от своего господина комплимент, не требующий пояснений. Он подошёл к самому скользкому моменту: Айси предупредил, о чём говорить не нужно вообще. Выходило, будто Расом поручил Фиолду с Гран-широм колдунье, а сам вернулся проследить за Сивионом.
   Какое-то время Наследник задумчиво мял подбородок, после согласно кивнул:
   - Да, возвращайся в Запруды, выясни, каковы планы у кузена. Иди, передохни немного. Молодец.
   Расом поспешил поклониться и покинуть Наследника. Тот, вернув Сима на жердь, отправился к своим воинам, обговорить оставшиеся детали.
  
   - А ты куда? - Кинара поймала Мирсеса, складывающего вещи в седельную сумку.
   - Я с вами! - насупился паренёк.
   - Тебе необходимо лежать! - воскликнула она.
   - Лорд Теленг! - со слезами на глазах обратился мальчишка к господину. - Я поеду с вами! Вдруг вам понадобится помощь! Мне уже лучше, я отдохнул...
   - Чтож, - произнёс Теленг, скрывая улыбку. - Давай спросим у госпожи целительницы.
   - Да что она... она же не... - пробурчал Мирсес.
   - Без её разрешения не возьму, - откликнулся Наследник. - И уж ежели не даст своего согласия госпожа Ниме, так тому и быть. Позовите её!
   Вскорости Кинара привела Ниме в комнату, где проходил спешный сбор отряда, совмещённый с совещанием.
   - Слушаю вас? - улыбнулась Ниме, но в глазах Теленг отметил некоторую настороженность.
   - Не беспокойтесь, миледи, - улыбнулся Наследник, целуя её руку. Ниме помимо воли вспыхнула от такого нежданного знака внимания. - Я знаю, что вы идёте из Синоры совсем в другую сторону, и не стал бы просить вас изменить путь после того, что вы мне ответили. Вы можете оставаться здесь сколько понадобится и в любое время возвращаться, сюда или в Гиваллу, я по-прежнему буду рад такой необыкновенной целительнице. Однако сейчас мне важен другой ответ. Прошу вас, скажите нам, не опасно ли брать с собой этого непоседу, желающего во что бы то ни стало исполнить свой долг, или лучше оставить его здесь, поскольку нам всё равно предстоит вернуться, хотя бы чтобы отдать дань вежливости прибывшим почтенным семействам.
   - Я бы не... - начала Ниме, однако Мирсес воскликнул:
   - Я должен поехать с господином! Мне уже лучше, и...
   - Не перебивай госпожу, - пожурил Теленг, Мирсес смущённо умолк.
   - Тебе нужен покой, - отозвалась Ниме. - Тебе сейчас нельзя лечить, так что едва ли сможешь быть полезен.
   - Тем более, - добавил Теленг, - что мы будем ехать главными дорогами и не скрываясь. Возможно даже, добавим стражей в Кийалле. Так что едва ли кто-нибудь осмелится напасть и твоя помощь, скорее всего, не понадобится.
   - Вот видите! - запальчиво воскликнул Мирсес. - Мы будем всего лишь ехать по дорогам, и я обещаю одеться теплее, и мне не придётся пользоваться лекарской силой! А если вдруг... - добавил он тихо, - какие непредвиденные обстоятельства... то я готов отдать жизнь за моего лорда. Я помогу ему, даже если... - он покраснел, взглянув на Ниме, решительно добавил: - Но не дам подвергнуться опасности моему лорду!
   Теленг переглянулся с Кинарой, потом с Ниме. Ему определённо понравился юношеский пыл подопечного, однако доводы Мирсеса оказались неожиданны и вовсе не по-детски представлены.
   Ниме вопросительно посмотрела на Теленга.
   - Тут уж вам решать, - произнесла она.
   - Мне сперва хотелось бы услышать совет лекарки.
   Ниме задумалась.
   - Он ещё слаб... - она подошла, провела ладонями вдоль тела Мирсеса, прикрыв глаза и читая что-то внутренним взглядом. - Но хвори я не вижу. Отлежаться бы ему в постели... Однако если и правда будете лишь ехать, не переохлаждаясь, не переутомляясь, не целительствуя. По главным дорогам, без битв и с ночевьём в корчмах, - она развела руки, будто говоря, что тут особенных возражений не найдётся.
   Теленг задумчиво окинул её взглядом, после посмотрел на Мирсеса, по-прежнему нетерпеливо рвущегося вместе со всеми.
   - Я и без того доставил вам столько хлопот, - пробормотал парень.
   - Хорошо, - кивнул Теленг.
   - Но... - воспротивилась Кинара, однако Теленг качнул головой:
   - Знаю я это состояние. Он скорее тут от тоски, бездействия и обиды заболеет. Постараемся уж уберечь.
   - При первых же настораживающих симптомах, - добавила Ниме, - оставьте его в надёжном тёплом месте.
   - Ты слышал? - поднял брови Теленг, и Мирсес покорно кивнул. - Чтобы не смел скрывать от нас своё состояние, и ежели вдруг... ты безропотно останешься там, где я скажу.
   - Я и без того не посмел бы ослушаться вас, господин, - проговорил Мирсес, тщетно пытаясь скрыть прорывающуюся улыбку.
   - Иди сюда, - проговорила Ниме, отводя Мирсеса в сторону. Остальные заинтересованно смотрели на них - но едва ли видели, что происходит меж двумя целителями.
   - На вот, - произнесла Ниме, сформировав в круглой ладошке небольшой золотой шарик, и Мирсес благодарно принял его на ладонь. - Спрячь где-нибудь... в солнечном сплетении, например.
   Увидев недоумевающий взгляд Мирсеса, она усмехнулась, поднесла руку к его животу, показывая, куда можно спрятать шарик. После добавила:
   - И не используй без крайней необходимости.
   - Благодарю вас, миледи, - прошептал Мирсес, стараясь сделать так, как она сказала. Ниме улыбнулась, проследив за его действиями, пока не осталась довольна результатом.
   Выяснив, что больше от неё ничего не требуется, Ниме пожелала отряду счастливого пути и удалилась, дабы не путаться под ногами.
   Теленг отправился отдать распоряжения Шнору, Гураж принял руководство сборами, Мирсес со счастливой улыбкой продолжил упаковывать свои пожитки, Кинара послала за новыми сапогами.
   Спустя недолгое время Наследник со своей свитой выезжал за ворота, провожаемый всеми, кто успел вовремя сориентироваться: лорд Теленг специально не назначал никаких прощальных церемоний, спеша поскорее добраться до пострадавшей Синоры.
   - Ланн... - вздохнул Мирсес, в последний раз оборачиваясь на светлый въезд в имение.
   - А как же твоя девушка? - поинтересовалась Кинара
   - Она... совсем не такая.
   - Ты разве не слышал, что Ланн заколдована?
   - Не думаю, что это имеет значение... Она... она...
   - Хватит пороть глупости! - не выдержала Кинара. Мирсес мечтательно смотрел вперёд, не обращая ни на кого внимания.
   - Чувствительный ты наш... - пробурчала Кинара. - Ко всякому колдовству его так и тянет.
  

Глава 16. Встреча

  
   Когда Диаль очнулся, он лежал на своём плаще, ощущая прикосновение прохладных пальчиков к лицу. С трудом открыв глаза, услышал вырвавшийся из собственной груди стон. Приподнялся на локте, тяжело дыша.
   Возле него сидели две девушки - одна из болотных, другая явно лесная, кожа чуть желтее, травяные глаза и жёлтые волосы.
   - Мы вынесли вас, сделали всё, что смогли. Одежду очистили, - проговорила болотная. - Не в наших силах исцелять людей...
   - Это же сколько вы нас несли, - пробормотал Диаль. Девушка смутилась.
   - Тут неподалёку тот замок. Белая Долина. Вас туда звали... Отдохните там. Мы подумали, что там вам помогут и не обидят. Да и в Запрудах неспокойно, злые силы наведались.
   - Благодарю, - откликнулся Диаль, оглядываясь в поисках Дорианы. Она лежала без сознания, очень бледная, едва дыша.
   - Девушка много крови потеряла... - добавила зелёная. Диаль кивнул. - Ну, мне пора-то, не могу я в лесах долго находиться.
   И болотница растаяла, обернувшись дымкой.
   - Дриада, - прошептал Диаль, обращаясь ко второй. Та улыбнулась.
   - Пойду и я, господин. Если понадобимся - зовите...
   - Спасибо, - снова склонил голову Диаль.
   Дриада тоже исчезла. Он с трудом сел, в глазах потемнело. Тело ломило и жгло от множества ран, самые крупные начинали гноиться.
   Оглядел лес. Болота, похоже, остались позади.
   Настроившись, Диаль вызвал поток исцеляющего огня. Его сил не хватало даже на маленький лучик, но внезапно ощутил, как ручейки энергии движутся к нему отовсюду - от всех лесных эльфов понемногу.
   Медленно, затрачивая массу усилий, принялся за свои самые большие раны.
   Они поддавались тяжело - прошло, наверное, не менее двух дней, а сил совсем почти не осталось.
   Сфера запульсировала в сознании, он взял немного энергии и у неё. Мелькнула мысль: нужно бы снова скрыть её, чтобы его не смогли найти. Однако не сейчас, не сейчас...
   Дориана застонала, и, остановившись, Диаль подполз к ней. Загоревшийся в руке маленький бело-золотистый огонёк приложил к её горлу. Подождал, пока шрам растворится, отдал немного энергии на восстановление. На большее сил не хватило. У него самого ещё оставалось множество ран.
   Провёл рукой над ней, ощутил, что жизнь вне опасности, хотя девушка ещё очень плоха, и решил вернуться к своему собственному телу.
   Лечение затянулось дня на два. Он долго отдыхал, набирался сил между лечениями, но силы всё равно быстро заканчивались, оставалась лишь слабость.
   Иногда появлялись лесные эльфы, приносили плодов, орехов или ягод - Диаль не удивлялся, откуда они взялись в мае. Лесные духи на то и духи леса.
   К вечеру второго дня его начало трясти. Озноб не желал оставлять, парень закутался в плащ, слушая стоны изредка приходящей в себя Дорианы и не имея сил помочь ей. Ему нужно было тепло, огонь, горячая ванна и тёплая постель. И ещё хорошая еда.
   - Господин, - услышал тонкий голосок и с трудом открыл глаза. - Вы слишком долго не приходите в себя, так нельзя, господин... Лечите себя...
   - У меня нет сил, - пробормотал он. Еле-еле заставил себя подняться, окинуть мыслью окрестности. Где-то паслось крупное животное, и он послал зов:
   "Помоги!"
   Через некоторое время из чащи послышался стук копыт. Только сейчас Диаль обнаружил, что уже день. Неужели пролежал всю ночь?
   К ним на поляну выскочил олень. Остановился, испуганно попятился, увидев двух людей.
   "Не бойся... - проговорил мысленно Диаль. - Подойди..."
   Не слишком охотно олень приблизился. Диаль попытался передать ему, чего хочет. Олень не особенно желал везти на себе этих двоих, но склонил рогатую голову. Если уж духи леса им помогают, значит, духи животных тоже помогут...
   Залив Дориане в рот остатки воды из фляги, Диаль попытался поднять её. Она обратила на него мутный взор, с трудом понимая, чего от неё хотят. Попросила есть - он отдал несколько ягод. Девушка скривилась, но прожевала их. После с трудом поднялась.
   Диаль в последствии так и не мог вспомнить, каким образом затащил Дориану на спину оленя и как оказался там сам. Возможно, помогали дриады, возможно, Сфера бросила вспышку света. Обнял сильную мускулистую шею животного, заставляя себя не спать и придерживать Дориану.
  
   Странное зрелище привлекло к себе всю находившуюся на улице прислугу, а вместе с нею прогуливающуюся Ланн.
   Верхом на олене в ворота въехали двое в изорванной одежде, едва держась на высокой спине зверя.
   - Вам помочь? - бросилась к ним Ланн. - Вы ранены?
   - Благодарю... - проговорил парень. - Ран нет, лишь усталость... Могу я увидеть лорда Теленга?
   Девушка, сидевшая перед ним, будто находилась в беспамятстве.
   - Его высочества нет в замке, - послышался степенный голос подошедшего дворецкого Шнора. - Могу я узнать ваше имя, господин?
   - Диаль... - произнёс незнакомец едва шевеля языком. - Он...
   - Прошу, господин! - воскликнул дворецкий. - Его высочество приказали принимать вас в любое время и оказать вам всю возможную помощь. Вы спасли ему жизнь.
   Диаль спешился, едва удержавшись на ногах. Улыбнулся попытавшейся подхватить его под руки Ланн:
   - Благодарю, красавица, я сам справлюсь...
   Ланн застенчиво улыбнулась.
   Двое слуг уже помогали снять Дориану. Освободившись, олень стремглав вылетел из ворот.
   - Прошу, господин, - произнёс дворецкий, сделав жест слугам нести девушку за ними. - Послать за лекарем?
   - Пусть осмотрит её, - кивнул Диаль. - Даст отвара там...
   - Вам приготовить одни покои?
   - Нет... Разные... Если можно, ванну...
   Лишь в ванне, глядя на жаркое пламя камина, Диаль начал приходить в себя. Сила горячей воды и огня питала его, смывая остатки болезни и энергетических пут.
   Наконец-то смог вызвать огонёк, провести им вдоль тела, восстанавливая то, что не успел доделать накануне. Он не любил шрамы и не считал, что станет привлекательнее с ними, поэтому убрал их все. К тому же, шрамы могут стать особенными приметами, которые выдадут его.
   Добравшись до кровати, Диаль успел ещё вытащить шкатулку с зеркалом и обернуть белым сиянием, скрывая своё местопребывание. После чего забылся крепким, исцеляющим сном.
   Лишь к обеду следующего дня, ощутив себя здоровым, когда слуга принёс поднос с едой, он попросил показать комнату Дорианы. Поев и возвратив своей одежде нормальный вид, Диаль отправился навестить спутницу.
   Лекарь побывал у неё ночью. Похоже, он пытался постучать и к Диалю, однако тот спал столь крепко, что не услышал.
   Дориане стало заметно лучше - Диаль решил, что её состояние было следствием потрясения, промерзания и потери крови вместе. В тёплой постели, вкусно поев и выпив лекарских снадобий, она пришла в себя. Лишь оставалась бледной и обессиленной, однако взгляд её стал вполне привычным.
   - Диаль! - обрадовалась она и даже села в кровати. - Где мы? У лорда Теленга? Ничего не помню... как мы добрались сюда?
   - На олене, - усмехнулся Диаль.
   - Не смейся!
   - Ты выздоравливай пока, потом, может, вспомнишь. Если что, постараюсь помочь.
   - Ты разве не вылечишь меня? - слегка нахмурившись, поинтересовалась она.
   - Я бы вылечил, однако твой организм и без того идёт на поправку. Если стану торопить его, он может не вытерпеть. Лучше пусть всё проходит своим чередом. Извини, что не смог помочь сразу. Думаю, через пару дней получится уехать отсюда.
   - То... что с тобой сделали... - пробормотала она. - Как тебе удалось?
   - Главное, что удалось, - улыбнулся он. Поднялся: - Ты отдыхай. Спи и ешь побольше. А я пойду гляну, где это мы оказались.
   Припоминая, как его вели вчера, Диаль нашёл лестницу и спустился вниз. Вездесущий дворецкий тут же пожелал доброго дня и выразил надежду, что лорд Диаль выздоровел. Диаль ответил, что ему гораздо лучше.
   - Сегодня к вечеру лекарь ещё раз заедет к леди Дориане, - сообщил Шнор. - Говорит, у неё истощение.
   Диаль кивнул, промолчав. Дворецкий не стал ничего выспрашивать, лишь добавил:
   - Нынче в имении находятся ещё несколько гостей лорда Теленга, а сам он отбыл в Синору, получив известие, что на неё напали какие-то дикие племена. Гости почти все уже отобедали, однако вечером за ужином вы сможете с ними познакомиться. У нас до ночи играют музыканты. И... если нужно, можете выбрать одежду в гардеробной, или воспользоваться услугами портнихи Нелли.
   - Племена? Дикие племена? - удивлённо переспросил Диаль.
   - Будто бы из Вольных Земель.
   - Из Вольных? Откуда там племена, да ещё и дикие?
   - Синора почти у границы, сэр. Лорд Теленг поехал узнать на месте, что произошло, кто виновен и где возможно ожидать следующего удара.
   Диаль задумался.
   - С вашего позволения, сэр, - поклонился Шнор. Диаль спохватился:
   - А много гостей-то? Та девушка - тоже среди них?
   - Так точно, - кивнул дворецкий, - ещё одна девушка и странный парень. Был второй мужчина, уехал позавчера, может, вернётся. Это личные гости лорда Теленга. И несколько семейств, которые приехали засвидетельствовать лорду своё почтение и решили дождаться его возвращения из Синоры. Рассказать вам о них подробнее?
   - Благодарю, не стоит. Сам познакомлюсь, - улыбнулся Диаль, и Шнор с лёгким кивком удалился.
   Диаль вышел на двор. Здесь было очень красиво, невдалеке виднелись хозяйственные одноэтажные постройки, деревянные либо каменные, выбеленные под цвет особняка, однако они создавали ощущение своего рода умиротворения.
   Ворота конюшни были открыты, оттуда доносились приятные звуки перестукивания копыт, всхрапываний и ржания, в ноздри проникал свойственный стойлам запах, конюхи сновали туда-сюда, меняя солому, подсыпая сено и подливая воду, некоторые чистили животных, ещё до слуха Диаля донёсся разговор, не выпустить ли их всех в загон, однако он не стал оставаться на месте и отправился вперёд, подальше от дома.
   На секунду ощутил, будто что-то влечёт его. Вдруг нестерпимо захотелось вернуться, обойти особняк, чтобы найти там, с другой стороны, что-то... или кого-то... Возникшее влечение было столь сильно, что он едва не поддался ему, однако мысль об огромном количестве посторонних, услужливо подкинутая разумом, отрезвила.
   Тишина и безмятежность окутывала Белую Долину. Несколько слуг исполняли свои обязанности. Диаль машинально огляделся, мельком вспомнив золотоволосую красавицу, будто видение истомленного воображения, оказавшуюся вчера во дворе. Однако не увидел ни её, никого из гостей.
   Вероятно, где-нибудь с другой стороны имеется сад, со скамьями, каменными скульптурами, фонтанами и клумбами. Только Диалю не хотелось идти туда и знакомиться со всеми прежде времени. Они наверняка уже всё слышали об удивительном появлении, и вечером ему предстоит отвечать на вопросы, по-возможности уходя от правды. Быть может, действительно придётся переодеться, чтобы не привлекать внимания к своей необычной одежде. А сейчас...
   А сейчас лес, тишина, лесные нимфы... И никаких забот до вечера.
  
   Ниме застыла на верхней ступеньке. Внизу стоял незнакомец. Он смотрел на неё...
   На секунду девушке показалось, будто он светится каким-то серебристым огнём. Но наваждение тут же схлынуло.
   Всё иное вдруг перестало иметь значение, и даже Янл внезапно сделался лишь бесцветным воспоминанием. Ниме видела перед собой только тёмные глаза незнакомца... тёмные вьющиеся волосы до плеч... Она не замечала черт лица, однако выделила бы его из миллиона.
   Словно во сне ступила вниз. Парень тоже не отрывал от неё горящего взгляда, протянул руку вперёд, будто ожидая, в нетерпении поднялся на несколько ступеней.
   Прикосновение, яркое, словно вспышка родившейся звезды, словно воплощение желания, словно сотворение мира...
   - Вот и встретились... - произнёс он, и Ниме неожиданно поняла, что всю жизнь ждала именно этого момента. Этой встречи. Кивнула, не замечая никого вокруг, однако вдруг осознала, что в зале стоит тишина. Что все взгляды обращены на них.
   Парень тоже будто слегка опомнился, улыбнулся открытой улыбкой:
   - Почту за честь проводить к столу первую красавицу сегодняшнего вечера.
   - Вы мне льстите, - усмехнулась Ниме, непроизвольно поискав взглядом Ланн. Та застыла неподалёку, поражённо взирая на происходящее.
   - Ничуть, - вполне серьёзно отозвался Диаль.
   Ниме опустила свою узкую ручку на его ладонь и вдруг почувствовала, как по всему телу заструилась энергия.
   "Какой я была глупой!" - вспыхнула внезапная мысль. Как она могла думать, будто её приправленные горечью и обидой чувства к Янлу - это та самая настоящая и вечная любовь? Вот сейчас, в этот момент, всё истинно, наполноту.
   Ей не нужно было говорить с ним, лишь хотелось ощущать присутствие, как можно дольше, вбирая в себя... Чтобы заполнить все годы, проведённые порознь.
   Мелькали мысли об олене... и о спутнице, которая сейчас лежит в комнате наверху... Потом. Всё это она спросит потом.
   Гости, тоже жаждавшие выяснить подробности странного появления, а заодно и чудесного спасения будущего Владыки Ирвирата, о котором тоже уже прошёл слух, видели, что Диаль и Ниме не отрывают друг от друга глаз, будто общаясь безмолвно, почти не едят и кружат в одном танце за другим. И не решались разорвать их удивительное уединение своими любопытными вопросами.
   Ближе к ночи в зале вдруг появилась Дориана. В красивом платье, явно из запасов матери Теленга, длинные тяжёлые чёрные волосы распущены.
   При виде Диаля, кружащегося по залу с незнакомкой, лёгкий румянец покрыл бледные щёки.
   Ланн тут же ненавязчиво взяла на себя обязанности хозяйки - подошла, провела к столу, представила всем, а после и гостье перечислила находящихся в зале, не забыв упомянуть своё имя.
   Дориана вежливо слушала, однако глаза постоянно возвращались к Диалю, не собирающемуся выпускать незнакомку из объятий. Они танцевали, танцевали, танцевали, бесконечно, будто забыв обо всём на свете.
   Как же он красив... А в этой одежде выглядит настоящим лордом... Она вдруг ощутила, что отдала бы всё на свете, лишь бы кружиться сейчас по залу с ним.
   Дориана тут же одёрнула себя. Наверняка обманщик завлёк несчастную, чтобы не приходилось отвечать на вопросы остальных гостей! Как пытался завлечь и её, Дориану, использовать в своих целях...
   - Это твоя спутница? - прошептала вдруг Ниме, и Диаль будто очнулся. Взглянул в ту сторону, куда она указывала. Обнаружил Дориану на скамье возле стены.
   - Да... - пробормотал. - Зачем она с постели встала? Подойду, поздороваюсь, ты не против? Ты со мной?
   Ниме кивнула. Не хотелось расставаться ни на миг.
   - Как ты себя чувствуешь? - с улыбкой поинтересовался Диаль, подходя. - Зачем поднялась, ведь лекарь сказал лежать.
   - Не утерпела, - откликнулась она. После сверкнула глазами в сторону Ниме:
   - Не познакомишь со своей новой подружкой?
   Диалю не понравились эти слова, однако он предпочёл спокойно представить девушек друг другу. После чего снова увёл Ниме танцевать.
   Однако под прожигающим взглядом Дорианы обоим вдруг сделалось неуютно, и, не сговариваясь, они пошли в парк, сплетя руки. Какое-то время бродили меж деревьями.
   - Расскажи же про оленя, - проговорила, наконец, Ниме, останавливаясь почти у самой ограды.
   - Я попросил его помочь, - откликнулся Диаль, тоже становясь рядом. Ниме восприняла эти слова естественно, будто и сама только тем и занималась, что просила оленей о помощи.
   Хотелось узнать о нём всё, но страшно было разбивать особенную магию сегодняшнего вечера. Сегодня она забыла обо всём, даже о Стейраке, готова была броситься за Диалем куда угодно.
   - Расскажи... о себе, - попросила.
   - Нас... могут случайно подслушать.
   - Скрываешь так много тайн? - улыбнулась она.
   - Очень много, - засмеялся он. - А кроме того... ты рядом.
   Поднял руку, провёл по её щеке. Она закрыла глаза, и он прикоснулся к ним губами. В бархатной темноте лишь редкие отблески касались лиц.
   - Мы всё друг другу расскажем... - прошептал Диаль. - Обязательно.
  
   Почти полночи они бродили по парку и разошлись уже под утро, когда смолкли звуки в зале и погас свет. Ниме готова была забыть обо всех приличиях и условностях. Казалось невозможным отпустить Диаля, боялась проснуться наутро и не обнаружить его. Однако он проводил её до комнаты, легко поцеловал и пообещал ждать за завтраком.
   И, счастливая, она упала в постель, чтобы окунуться в безоблачный сон.
   Проснувшись наутро, Ниме ощущала такое переполнение энергией, что едва не начала петь на весь замок. Хотелось поделиться счастьем с каждым существом в мире.
   Когда она спустилась на кухню, Диаль с Дорианой были уже там. Беседовали в резких тонах, однако увидев её, замолчали. Глаза Диаля засияли, он поднялся Ниме навстречу, и, светясь улыбкой в ответ, она подсела за стол. Служанка тут же поднесла столовые приборы, положила поднос с выпечкой и добавила ещё один, с фруктами.
   В этот момент появился Стейрак, и Ниме вдруг осознала, что должна ехать в Мерриод. Она не сможет отказать ему в помощи, а значит, не сможет пойти с Диалем. Только вчера утром они решили, что подождут Айгара день-два, и если он не появится - отправятся без него.
   Стейрак внимательно осмотрел их изумрудным пламенем своих глаз, но ничего не сказал, лишь поблагодарил служанку, поднёсшую прибор.
   Трапеза проходила в молчании, только Диаль с Ниме так и не отрывали друг от друга взглядов. Под конец Стейрак не удержался, спросил, глядя на неё:
   - Ты не передумала?
   Она покачала головой. Больше он не стал ничего говорить, поскорее окончил завтрак и покинул кухню. Дориана же, наоборот, сидела над тарелкой долго, а после ухода Стейрака вдруг сообщила:
   - Думаю, я уже здорова. Вполне можем ехать.
   - Лекарь ещё не дал своего разрешения, - откликнулся Диаль, не отрывая взгляда от Ниме.
   - Я хочу выехать сегодня же и поскорее добраться домой, - упрямо произнесла Дориана.
   - Сначала я поговорю с лекарем, - не менее непреклонно ответил Диаль. Она надула свои пухлые губы, и он добавил:
   - Если лекарь разрешит, выедем завтра с утра. Мне тоже хочется поскорее покончить с этим.
   - С чем? - вскинулась Дориана.
   - С путешествием в обратную сторону, - усмехнулся он.
   Когда Диаль поднялся из-за стола, подходя и подавая руку Ниме, Дориана тоже предпочла встать. Похоже, она не собиралась оставлять их наедине. Диаль покосился на свою нежеланную спутницу, мысленно вздохнул и попытался сделать вид, будто всё нормально. Ниме тоже не было приятно присутствие Дорианы, однако она не представляла, как намекнуть ей об этом, дабы не обидеть. А кроме того, Диаль же ничего не сказал...
   Выходя на одну из дорожек парка, расположенного под окнами главного зала, Ниме решила поддержать нейтральный разговор.
   - А ведь это же ты спас лорда Теленга? Значит, это ты - "человек со Сферой"? - улыбнулась она.
   - Не было заботы... - пробормотал он. - Мне не хотелось бы, чтобы обо мне бродили такие слухи. Почему ты спрашиваешь?
   Не ожидавшая такой реакции Ниме несколько растерялась.
   - Просто мой спутник... Айгар... когда услышал о парне со Сферой - сообщил, что он рассчитывает на твою помощь... С тех пор мы его не видели - вот думаем, не отправился ли он в Запруды. Если так, то нам некогда ждать.
   - Айгар? - пробормотал Диаль. После усмехнулся: - На помощь, значит.
   - Так вы всё-таки знакомы? - обрадовалась Ниме. Диаль кивнул, задумавшись о чём-то своём. После переспросил:
   - Значит, лорд Теленг рассказал ему, что мы будем в Запрудах? Давно?
   - За день до вашего появления... А что?
   Диаль бросил взгляд на Дориану - та смотрела настороженно, но не перебивала - после откликнулся:
   - Давай я всё тебе расскажу потом. Когда... освобожусь от одного обязательства. Только, пожалуйста, если ты снова встретишь Айгара и он спросит обо мне... ничего ему не говори. Пока. Хорошо?
   - А что? - снова не удержалась Ниме.
   - Я всё расскажу. Обещаю.
   - Так же, как и мне обещал? - фыркнула Дориана. Повернулась к Ниме:
   - Это меня он называет обязательством.
   Диаль поморщился, промолчав. Ниме видела, что пока Дориана здесь, он ничего не станет говорить, поэтому не спешила с расспросами. Хотелось верить, что впереди у них ещё целая вечность.
   - Пойду-ка я к себе, передохну, - произнесла она, бросив на Диаля заговорщический взгляд. Он ответил почти неуловимой улыбкой: да, мол, попытаюсь избавиться от неё и разыщу тебя.
   Ниме намеренно вошла через террасу в зал, однако подниматься по лестнице не стала - направилась к окну. Диаль с Дорианой скрылись за углом в направлении центрального входа.
   Чуть переждав, Ниме вышла, прошла немного за ними - однако их уже не было видно - и собралась побродить по парку, не отходя далеко от дома. Она надеялась, что Диаль найдёт её поскорее. Однако потом всё же решила пройти к себе: а вдруг он станет искать её там? Договориться-то не смогли.
   Зал был пуст, если не считать двух служанок, смахивающих пыль в разных углах, однако все двери оставались гостеприимно открытыми.
   Стараясь не выдавать нетерпения, Диаль поднимался следом за Дорианой по лестнице.
   - Провести тебя до комнаты? - поинтересовался он.
   - Пожалуйста, - откликнулась она. Не показав удивления, он отправился следом за нею вдоль коридора. Отворил дверь, пропуская. Спутница вошла и приглашающе повела рукой.
   - Вообще-то я тоже собирался... отдохнуть, - проговорил Диаль, заходя и останавливаясь у входа. Дориана фыркнула, прикрыла дверь:
   - С ней?
   Взгляд Диаля потемнел:
   - Полагаю, тебя это не касается.
   - Разве? - воскликнула она.
   - И чем же? - поинтересовался он.
   - Разве мы с тобой не вместе попали сюда? Вчера за весь вечер ты лишь раз подошёл ко мне!
   - Я полагал, моё общество успело тебе наскучить, - усмехнулся он. - Там было достаточно молодых людей приятной наружности, чтобы ты могла отдохнуть перед необходимостью продолжать путешествие со мной.
   - Ты только с ней и танцевал!
   - Это чем-то обидело тебя?
   - Мог бы отдать хотя бы дань вежливости мне!
   - Тебе нельзя было вставать с постели, не то, что танцевать, - снова усмехнулся он.
   - Я никого тут не знаю!
   - Я тоже.
   - Разве ты считаешь правильным оставлять меня, прикрываясь первой попавшейся девушкой?
   - Она не первая попавшаяся.
   - То есть это именно её ты искал?
   Взгляд Дорианы был полон сарказма и недоверия.
   - Полагаю, всё-таки тебя это не касается, - холодно проговорил Диаль, поворачиваясь и отворяя створку.
   Идущая по коридору в свою комнату Ниме остановилась, увидев его. Ощутила приступ почти физической боли, сердце неистово заколотилось. Сзади появилась Дориана, потянула Диаля за руку, разворачивая к себе и закрывая дверь.
   Щёки Ниме вспыхнули, на глаза навернулись слёзы и она бросилась обратно в парк.
   - Что тебе нужно? - довольно резко поинтересовался Диаль.
   - Ты не думаешь, что мне неприятно твоё поведение? Тебе всё равно, как смотрят на меня остальные? Что они судачат о нас троих?
   Чёрные глаза Дорианы выглядели разгневанными.
   - Я никогда ничего тебе не обещал, - откликнулся парень.
   - Ты обещал вернуть меня в Кийаллу!
   - От этого не отказываюсь. А сейчас мне нужно поговорить с Ниме.
   - Я запрещаю тебе! - сердито воскликнула она.
   - Запрещаешь? - поднял он брови. - Какое у тебя право запрещать что-либо мне?
   И, не дожидаясь ответа, повернулся, покинул комнату.
   Ниме сидела на скамье в парке, настолько погрузившись в свои мысли, что обнаружила присутствие Диаля, только ощутив, как он поднёс к губам её руку. Перевела взгляд на его глаза, обнаружила, что он успел сесть рядом, не выпуская её ладони.
   - Я... должен уехать завтра, - проговорил с сожалением. Ниме не подозревала, насколько больно будет это услышать. Диаль горячо добавил: - Поехали со мной?
   - Куда?
   - Я обещал отвезти Дориану в Кийаллу.
   - Кто... она тебе?
   - Она... мы оказались вместе случайно, но это я втянул её в неприятности.
   - Скажи правду, - прошептала Ниме. - Ты... любил её? Она твоя невеста? Или...
   - Нет! - воскликнул он. - Клянусь, она никто для меня! Скорее досадное недоразумение, нежели приятная попутчица. Ты мне веришь? - его взгляд настойчиво искал ответа, и Ниме кивнула:
   - Верю, - прошептала. Помолчала, потом добавила:
   - Попроси кого-нибудь из прислуги... здесь их вон сколько, и почти все бездельничают! Пусть они отвезут. Думаю, Теленг не стал бы возражать.
   - Вероятно, - согласился Диаль. - Но это будет как-то... не по-мужски. Я пообещал, и должен удостовериться, что она нормально добралась. А потом... потом мы с тобой вместе решим...
   - Не могу, - прошептала Ниме. - Мне нужно в Мерриод. Я... обещала помочь другу.
   Диаль неожиданно крепко прижал девушку к себе.
   - Я найду тебя, - прошептал.
   - Как ты сможешь меня найти?! Поехали со мной! Если она действительно ничего не значит для тебя...
   - Она не значит... но значит обещание, которое я дал.
   - Не могу представить, как это мы разъедемся в разные стороны... Ты на север, а я на юг...
   Диаль вздохнул, задумчиво провёл рукой по её щеке.
   - Вернёшься сюда? Давай условимся о встрече... - проговорил, наконец.
   - Не знаю... - пробормотала она. - Знаю только, что без тебя теперь... Не уходи!
   - Я найду тебя, - твёрдо повторил он.
  

Глава 17. Дороги

  
   Опять то же самое. Реттех задумалась... Вот уже несколько дней они в Кийалле, и до сих пор не смогли найти никого подходящего. Объехали всех, в ком Реттех почувствовала силу, казавшуюся ей достаточной, чтобы справиться с болезнью Фиолды. Однако никто не брался за этот случай, и каждый раз она слышала совет отправиться в Таллеру. К самой сильной ведьме Ирвирата.
   Остался последний колдун. Он тщательно скрывается, однако Реттех удалось уловить его след. Если и он откажется, придётся каким-то образом переправлять подопечную в Таллеру. Однако, столь долгое путешествие может быть опасно для неё...
  
   Зуранг бросил взгляд в окно, пытаясь сообразить, что же привлекло его внимание. Пожалуй... да, девушка, в неброском дорожном костюме, с белыми волосами и чёрными, очень чёрными глазами. Она проходила здесь уже второй раз, внимательно что-то разглядывая.
   Колдун наложил на свой дом заклинание рассеивания внимания, собственного изобретения, с таким расчётом, чтобы не только простые люди не смогли заметить его - но и все видящие. Даже колдуньи. Если, конечно, не решат серьёзно взяться за его поиск. Заклинание должно было отвлекать внимание от дома и в то же время от себя, максимально скрывая вложенную силу.
   И всё же... девушка здесь неспроста.
   Зуранг отвернулся от окна, очень надеясь, что она так и не сможет прорваться к порогу.
   А с другой стороны...
   Ему вспомнился последний заказ. Мальчишка... самого лорда Теленга. Может, нужно было назвать своё имя? Может, лорд Теленг захотел бы иметь здесь, в Кийалле, собственного колдуна? А то и в Гиваллу пригласил бы. Ему, конечно, не соперничать с Йаирой, по крайней мере с её репутацией, но всё же... Госпожа Йаира далеко.
   Впрочем, оборвал он сам себя, она наверняка знает, когда Владыкам может понадобиться её даже неожиданная помощь, и имеет возможность связываться с ними.
   Давнее возмущение нежданным фонтаном всплыло на поверхность. Почему, ну почему его не захотели обучать в Мерриоде?! Возможно, потому, что испугались в нём соперника? Возможно, он сильнее даже самой Йаиры, только у него нет возможности проявить свою силу?
   Он снова бросил взгляд в окно и удивлённо застыл. Девушка с белыми волосами стояла у порога. Может, он слишком высокого о себе мнения, раз его чары, которые он считал прочными и, чего уж там, непревзойдёнными, смогла преодолеть какая-то девчонка?!
   Стук дверного молота усилился вибрацией нарушенного заклинания, пронёсся по комнатам и затих, скрутившись в шарик эха. Вздохнув, Зуранг направился к двери. Коль уж явилась, пусть расскажет, с чем.
   Когда он отворил дверь, сразу же ощутил, что девушка перед ним не обычная. Нет, она едва ли была ведьмой, но в то же время...
   Колдун посмотрел на улицу, где стояла видавшая виды крытая повозка, перевёл глаза на гостью.
   - Нам нужна ваша помощь, - проговорила она, глядя на него немигающим взглядом. И вдруг, чуть улыбнувшись, добавила - будто прочла его предыдущие мысли:
   - Никто во всей Кийалле не захотел браться за наше дело, и вы - последняя надежда. Все отправляли в Таллеру к Старейшей Ведьме.
   - Прошу вас, - проговорил он. Тщеславие рвалось схватиться за предоставленную возможность и доказать всем... однако голос рассудительности напомнил, что сперва нужно выяснить, с чем предстоит иметь дело. - Расскажите мне всё, и я отвечу вам, смогу ли что-то сделать.
   Реттех кивнула, после обернулась, подавая знак Гран-ширу, тот появился из повозки с Фиолдой на руках.
   Едва прикоснувшись к уложенной на диван Фиолде, Зуранг ощутил волну небывалой колдовской силы, захватившей её. На мгновение он даже испытал страх, что не сможет справиться со столь сильным противником.
   Белоснежная гостья рассказывала обо всём, что случилось с Фиолдой, почему-то умалчивая о собственном участии, а Гран-шир дополнял детали. Когда они окончили, Зуранг взглянул в бездонные чёрные глаза, и решил не задавать вопросов. Реттех слегка улыбнулась, на миг обнажив чуть выступающие клыки.
   Зуранг почувствовал, как по спине пробежал озноб. Но тут же заставил себя задуматься. Он изучил много, очень много. К сожалению, большинство знаний приходилось собирать по крупицам в книгах, у него не было наставника, и слишком мало практики. Но... он представлял себе, какие заклинания и какие силы должны быть задействованы в том, что ему рассказали.
   "Вот и повод попрактиковаться..." - шептал внутренний голос. А другой говорил, что неплохо бы узнать, кто стоит за всем этим.
   - Скажу вам так, - произнёс колдун. - У меня никогда не было случая, подобного вашему, но я имею представление о том, что можно попытаться сделать. Я могу взяться, если вас устраивает такое положение вещей, однако не гарантирую успеха.
   - У нас нет выбора, - откликнулась Реттех, не обращая внимания на настороженный и полный сомнений взгляд Гран-шира. - До Таллеры слишком далеко. Нужно хотя бы немного подлечить её, чтобы она смогла пережить путешествие, если уж вам не удастся избавить её от напасти полностью.
   - Хорошо, - кивнул Зуранг.
   - Какова... будет оплата? - полюбопытствовал бард.
   - Не могу сейчас вам сказать, - откликнулся колдун. - Это зависит от результатов и затраченных усилий.
   - Но у нас... - начал было Гран-шир, однако Реттех перебила его:
   - За это не волнуйтесь. Мы всё оплатим. Что нужно сейчас?
   - Идёмте, я покажу вам комнату, обустраивайтесь, а я начну подготовку к ритуалу. Думаю, в течение недели мне удастся улучшить её состояние, а заодно и разобраться во всех сопутствующих нюансах. А там решим, когда можно будет начинать избавление.
   - Почему не сразу?! - воскликнул Гран-шир.
   - Вы разве не видите, - терпеливо пояснил Зуранг, - в каком тяжёлом она состоянии? Мы же не хотим, чтобы с ней что-нибудь случилось во время главного ритуала... И потом, нужно узнать как можно больше о том, с кем предстоит сражаться. А вдруг он сможет избавиться от неё на расстоянии, заподозрив что-то? Или... окажется слишком сильным для меня, и нужно будет заручиться ещё чьей-нибудь помощью? Начнём с простого.
   Бард опустил голову, принимая доводы колдуна. Реттех поднялась с дивана:
   - Пожалуйста, работайте как можете скорее. У нас... у меня очень мало времени. Куда нам идти и что делать?
  

***

  
   Когда отряд Теленга проезжал поворот на Чарльзовы Запруды, Расом снова отделился и направился разыскивать Айси. Наследник же последовал далее в Кийаллу, чтобы, переночевав там, поскорее добраться до Синоры.
   К воротам всадники подъехали поздней ночью, однако городская стража не посмела задерживать будущего Владыку. А ранним утром он первым выезжал через другие ворота, ведущие на Северный Тракт.
   На этот раз Наследник не скрывал свою личность. Достал богатый дорожный плащ, попону с драгоценными камнями, снял чехол с седла. Его воины тоже извлекли из седельных сумок плащи и прочую амуницию, соответствующие личной охране Наследника. Градоправитель выделил ещё несколько охранников для обеспечения безопасности своего лорда. И везде их встречали с положенными почестями и уступали дорогу.
   На полпути меж Кийаллой и Синорой ему встретился гонец. Отряд как раз разбил лагерь, когда копыта мчащегося всадника замедлили ход, а на усталом лице отразилась радость.
   Гонец был в непримечательном дорожном плаще, но Наследник узнал вестника своего дома.
   - Рад, что встретил вас, - спрыгнув с коня, поклонился посланник. - Получив ваше известие, лорд Гиннет велел догнать и передать письмо, но я не представлял, где в настоящий момент вы можете находиться.
   С этими словами он протянул Наследнику свиток, скреплённый печатью Владык.
   - Отдохни с дороги, - повёл Теленг рукой вокруг костра, принимая послание. - Накормите его, - добавил, обращаясь к своим людям.
   - Вы очень добры, сэр, - поблагодарил гонец, подходя к огню. Кто-то уже поднялся, чтобы исполнить поручение, а Теленг, кивнув Кинаре, предпочёл укрыться в палатке. Девушка последовала за ним.
   Машинально погладив сидящего на жерди Сима, Теленг вскрыл свиток.
   "Ты принял правильное решение, сын, - писал отец, - и я горжусь тем, как воспитал тебя. Непременно посети Синору, ибо стар я уже для столь утомительных путешествий, и даже выслал Советника Иглеаса, но присутствие Владык в столь горький для города час несравненно желательнее.
   Помни вот ещё о чём. Помощь Синоре, конечно, необходима, но в порывах своих не забывай о том, что сундуки Ирвирата тоже не бездонны, и что одни лишь Владыки не в силах восстановить целый город, если он действительно разрушен до основания, как нам доложили, и тщательно обдумай и отмерь сумму, учитывая ту, что я дал Советнику."
   Теленг поджал губы, хмыкнув.
   - Что-нибудь случилось? - поинтересовалась Кинара.
   - Нет, отец даёт благословление на нашу поездку в Синору, но эта его... экономность... Боится, что мои "порывы" раздадут слишком много милостыни нуждающимся.
   - Возможно, именно благодаря его "экономности" сокровищницы Ирвирата всегда полны, даже когда ведутся работы по строительству, реставрации библиотеки или, например, кораблей... - усмехнулась Кинара. Теленг покосился на неё, не ответив, лишь сложил свиток в седельную сумку.
   Передохнув едва ли половину часа, гонец поспешил обратно, отряд же, как обычно, снялся в путь с рассветом.
  

***

  
   Расом увидел Айси в трактире. Двор выглядел пустынным, однако дверь оказалась открытой, и Расом не без внутреннего напряжения вошёл, привязав коня к ограде.
   Сидя посреди зала, чёрная кошка недовольно била хвостом.
   - Что-нибудь... не так? - поинтересовался Расом.
   - Я нашла ту, кого ищет госпожа. А ты... связал нас своим призывом и необходимостью помочь беременной.
   - Я не специально...
   - Знаю. Но ты не слишком спешил.
   - Что здесь? - спросил Расом, не вступая в спор.
   - Пусто. Все покинули таверну. И, похоже, в спешке.
   - Они испугались? Куда направились?
   - То, что ты сделал с поднятой, наверняка сказалось на них не лучшим образом. Я немного проследила путь. Они направились к Западному Тракту, минуя Гиваллу.
   - Западный Тракт ведёт в Аллар, к побережью Зелёного моря.
   - Мы последуем за ними.
   - А дальше?
   - Не знаю. Увидим.
   - Ты снова решила поменять пол?
   Кошка недовольно махнула хвостом, смешно сморщила усы:
   - Так было проще. Сейчас.
   Расом не заметил перемен, однако почти неуловимые глазам штрихи, да голос, зазвучавший секундой позже, говорили о том, что перед ним мужчина:
   - Тебе нужен отдых?
   Посланник лорда Теленга качнул головой. Не время отдыхать.
  

***

  
   Ниме не спалось, когда тревожный стук в дверь заставил подхватиться с кровати.
   В одной ночнушке она бросилась открывать. Диаль...
   Чуть поколебавшись, Ниме впустила его: пусть думают, что хотят!
   Глаза его лихорадочно блестели, он крепко прижал её к себе:
   - Не могу уйти, не увидевшись с тобой... Ты вернёшься сюда после Мерриода? Клянусь, как только довезу её в Кийаллу, сразу же отправлюсь к тебе. Скажи, где ты будешь.
   - Не могу точно знать... До Мерриода не меньше недели пути, а потом столько же обратно... А вдруг ещё задержки... Мы собирались завтра выходить.
   - Этот... странный... пойдёт с тобой?
   Ниме кивнула. Диаль схватил её руки:
   - Нужно что-то придумать.
   - Сколько мне ждать тебя?
   - Понимаешь... за мной... охотятся. К сожалению, я не уверен, что всё будет гладко... Возможно, мне придётся... Чнорр!
   - Диаль... - прошептала она. - Вообще-то... после Мерриода я собиралась отправиться на юг. Но... думаю, постараюсь вернуться сюда. Если ты придёшь раньше, оставь мне весточку. Если же я... то я оставлю её тебе. Лорд Теленг говорил, что человек с белой сферой спас ему жизнь и он у него в долгу. Думаю, ему не сложно будет передать сообщение.
   - Я так не хочу отпускать тебя одну... - прошептал он. - Нужно же было ей ухватиться за меня!
  
   Диаль уехал ранним утром. Ниме тоже нужно было собираться, хотя неуловимая сила, которая влекла её, становилась с каждым днём всё слабее, вызывая ощущение, будто она уже безнадёжно опоздала.
   Девушка сидела на скамье в парке, пытаясь разобраться в себе, когда рядом раздался тихий голос спутника.
   - Да ты, я посмотрю, любительница разбивать пары.
   - Никогда ничем подобным не занималась! - возмутилась Ниме.
   - Да? А как же несчастная подружка этого красавчика?
   - Она не его подружка! Он просто должен отвезти её в Кийаллу.
   Стейрак хмыкнул, садясь рядом:
   - И ты поверила?
   - Я... так... ты всё равно не поймёшь!
   - Значит, от предыдущей болезни исцелилась.
   - Я была глупой, а Янл не стоил того, чтобы из-за него столько времени "болеть"!
   - А Диаль, значит, стоит?
   - Он вернётся, как только отведёт её!
   - О... Это он рассказал тебе вчера ночью в твоей комнате?
   - Думай, что хочешь! - Ниме начинала злиться.
   - Не сердись. Просто не хочется, чтобы ты снова переживала. Как можно было опять поверить в подобные сказки? А когда он не вернётся, снова будешь...
   - Он придёт! Он... звал меня с собой! А я отказалась из-за тебя! Чтобы идти с тобой в этот чнорров Мерриод! Лучше бы с ним пошла...
   Ниме ощутила, как выступили слёзы, из сердца словно забрали всю жизненную силу. Увидеть ещё раз Диаля, прикоснуться к нему, заглянуть в глаза оказалось просто физической потребностью. Девушка стиснула зубы:
   - Не хочу с тобой разговаривать! Ты ничего не понимаешь!
   - Не сердись... и извини, - Стейрак мягко взял её за руку. - Возможно, я ошибаюсь. Но... разе он сказал, откуда он? Где ты смогла бы его найти?
   - Я тоже не сказала ему этого.
   - Знаешь... если он действительно найдёт тебя, то... заберу свои слова обратно.
   - И сколько же ты будешь ждать, прежде чем объявить себя правым?
   - Есть разумные сроки...
   - Тогда, если он вернётся до того, как мы сможем тебя расколдовать, то даже после того, как ты станешь свободен, останешься моим рабом.
   - Тебе же не нужны рабы? - усмехнулся он.
   - А может, мне понравилось! - Ниме ощущала себя взвинченной до предела и сама не вполне представляла, зачем поддерживает этот спор. Слова ранили, а разлука оказалась слишком болезненной. Хотя и понимала, что странно испытывать такие эмоции к человеку, с которым всего два дня знакома, которого вообще не знает!
   - А если не вернётся? - Стейрак улыбался, не воспринимая её слова всерьёз
   - А если он до этого момента не вернётся... - Ниме задумалась на миг, после махнула волосами: - А ты чего хотел бы? - резко поинтересовалась.
   - Завтра поговорим, - тихо произнёс он, поднимаясь.
   - Завтра ты будешь прислуживать мне! О! Вон идёт Ланн, может, тебя разыскивает? Если она подойдёт к тебе, ты ей скажешь, что полностью принадлежишь мне и не можешь уделять ей внимание.
   - Ниме... зачем...
   - Потому что я так хочу!
   - Подумал, что тебе понадобитсяя поддержка и уже почти забыл, какая ты, - откликнулся он, поднимаясь и уходя в другую сторону. В этот миг он всей душой жаждал, чтобы Ланн искала кого-нибудь иного. Однако она вдруг окликнула его. Он бросил на Ниме взгляд, но та сидела колючим волчонком, не собираясь забирать свои слова назад.
   Решительно развернувшись, Стейрак дождался Ланн. Лучше всего было сразу же и навсегда покончить с этим.
   - Извините, миледи. Госпожа Ниме и не хочет, чтобы я уделял вам внимание.
   Ланн остановилась, голубые глаза распахнулись, после вдруг начали наполняться слезами. Она сглотнула, наконец совладала с голосом и ровно произнесла:
   - Вообще-то я хотела поговорить с Ниме. Однако, извините, больше не стану привлекать вашего внимания, если вашей госпоже это так не по нраву.
   Бросив взгляд на Ниме, она повернулась и гордо удалилась.
   - Довольна? - произнёс Стейрак.
   - Она... так нравится тебе? - прошептала Ниме.
   - А вот это уже не твоё дело.
   - Стейрак... - Ниме поднялась, потянула его за руку, усаживая рядом с собой. Посмотрела в глаза: - Ты тут убеждал меня... Неужели сам не понимаешь, что на тебя действуют наложенные на неё чары?
   - Вам не нужно забивать голову подобными глупостями, госпожа. Какие ещё будут приказания?
   - Давай просто поговорим... Ланн заколдована, чтобы всем нравиться!
   - Это не имеет значения. Она избрана колдуньями для какой-то важной миссии, а я... я всего лишь раб. А когда я не раб, я чудовище. И я ничего не могу предложить ей.
   - Она заколдована! - воскликнула Ниме. После не выдержала, обняла его: - А ты не раб. Я просто... Прости меня. Я не должна отыгрываться на тебе. Расскажи ей!
   - Нет.
   - А вдруг она сможет помочь?
   - Нет. Я не скажу ей, что я... не скажу.
   Ниме взяла его лицо руками, заглянула в глаза:
   - Неужели она так нравится тебе?
   - Это не имеет никакого значения.
   - Нет, имеет!
   - Она нравится мне! - глаза его вдруг полыхнули алой вспышкой. - Ты и без того знаешь это! Теперь ты вытянула из меня ответ, и что прикажешь сделать дальше? Прислуживать завтра тебе целый день? Ползти за тобой на коленях, чтобы ни у кого не осталось сомнений в твоей власти надо мной? Или сказать ей ещё какую-нибудь гадость?
   - Стейрак...
   - Говори! Ты знаешь, что у меня нет выбора. Я или буду исполнять твои прихоти, или... или сразу нож в сердце. Может, так и нужно было поступить изначально? Избавить мир от монстра, а меня от необходимости быть чьей-то вещью.
   - Прости...
   - Ты уже извинилась! В прошлый раз я поверил, но сейчас вижу, ты не сможешь отказаться от...
   - Это такое отвратительное искушение... - прошептала она, смахнув ресницами слёзы. - Я знаю, что не должна так поступать с тобой, но... а потом я чувствую себя последней дрянью, когда ты исполняешь мои приказы. Просто... я всегда была служанкой, а теперь... Пожалуйста, прости меня ещё раз. Хочешь, я сама поговорю с Ланн?
   - Какой в этом смысл.
   - Что же я наделала, Стейрак... Ты волен делать то, что пожелаешь, и я не смею ограничивать твою свободу, твои желания общаться с другими людьми и совершать свои собственные ошибки. Просто я... заигрываюсь. Не знаю, как это объяснить. Мне хочется удостовериться, что ты действительно исполнишь, что бы я ни приказала.
   - А если я поклянусь тебе, что исполню, поверишь? Не станешь проверять? - усмехнулся Стейрак. Ну как на неё можно сердиться? Она заигрывается. Ребёнок...
   - Постараюсь... - закивала головой она. Он поднял её, тоже вставая:
   - Идём-ка собираться. Сегодня едем?
   - Едем... - кивнула она. - Только вот не знаю, как помирить вас с Ланн.
   - Это... бессмысленно. И потом, она же действительно заколдована. И... - Стейрак вздохнул, не окончив. - Пойду-ка я поищу Шнора, скажу, что уезжаем.
   Ниме показалось, он хочет побыть один. Она вернулась к себе, наскоро собрала скромные пожитки. И снова расхаживала по комнате, не в силах успокоиться. После решительно поднялась и вышла. Постучалась к Ланн.
   Ланн открыла через некоторое время. Она была в домашнем платье, лишь поверх накинула шаль.
   - Ниме? - спросила. Та кивнула. Ланн чуть подождала, после отошла, пропуская её. Затворив дверь, Ланн села на свою кровать, ожидая.
   Ниме немного походила, после взглянула на Ланн.
   - Я... поступила очень нехорошо. Я не должна была заставлять Стейрака говорить тебе это.
   - Ты... ревнуешь?
   Ниме качнула головой:
   - Не то, чтобы... - она прошла и опустилась на кровать рядом с Ланн. - Да, я злюсь, когда он оказывает тебе внимание. Просто мне не хочется, чтобы... его чувства принесли ему боль.
   - О, я заметила, как ты заботишься о его чувствах... - сухо произнесла Ланн. Ниме опустила голову, промолчав.
   - Думаешь... я нравлюсь ему? - прошептала Ланн.
   - Ты нравишься всем, разве нет? - засмеялась Ниме. Ланн погрустнела, кивнув. - Кстати, Стейрак... пожалел тебя.
   - Ты рассказала ему?
   - Нет. Он пожалел тебя сразу, когда узнал, что на тебе заклятие.
   - Он такой... необычный... - щёки Ланн порозовели. Ниме улыбнулась:
   - Легко влюбиться в собственного спасителя.
   Ланн вздохнула:
   - Всё равно он смотрит на меня сквозь чары.
   - Ты тоже многого о нём не знаешь.
   - Что? - Ланн встревоженно всмотрелась в её глаза. - Расскажи!
   - Не могу... - снова опустила голову Ниме. - Извини. И кто меня за язык тянул!
   - Он... любит тебя?
   - Сомневаюсь, - усмехнулась она. - У нас с ним другая... взаимосвязь.
   Ланн какое-то время ожидающе смотрела на неё. После отвела взгляд, поджала под себя ноги.
   - А знаешь, - вдруг вспомнила. - Когда ты увидела этого парня... Диаля... Ты засветилась.
   - Да?
   - В прямом смысле! Тебя окружало какое-то сияние...
   - Странно... - пробормотала Ниме. - Мне показалось, что засветился он... Как думаешь, что это означает? Может, знак?
   - А может, это он хотел, чтобы тебе померещился знак?
   - Он тебе не понравился? - Ниме начинала мёрзнуть и тоже забралась на кровать напротив Ланн, скрестив ноги. Укрыла их одеялом, Ланн потянула к себе второй конец:
   - Он красивый. Очень приятный. Но... У него лицо... авантюриста.
   - А я бы сказала, романтика... - мечтательно произнесла Ниме. - И вообще, ведь он не бросил эту девчонку! Хотя мог бы отправить её с кем-нибудь из слуг.
   - Мы не знаем всего, - вздохнула Ланн.
   - Почему ты так взъелась на него?!
   - Возможно, я не права... Знаешь, вчера ночью ко мне пришла его спутница. Дориана.
   Ниме удивлённо вскинула брови, и Ланн пояснила:
   - Ты же понимаешь, чары действуют постоянно и на всех. Я уже привыкла. Она хотела подружиться, посоветоваться, поплакаться... Спросила, нет ли у тебя каких-нибудь необычных способностей...
   - У меня? - ещё больше удивилась Ниме.
   - Сказала, Диаль давно ищет какого-то человека с необычными способностями. Она не знает, зачем, но... боится, что этому человеку может угрожать опасность. У него тоже есть какие-то способности, возможно, он узнал способ, как отобрать силу...
   - И ты туда же! - вспыхнула Ниме. - Он не такой!
   - Мне он тоже показался не таким. Но её слова... насторожили. Внешность часто бывает обманчива.
   Ниме поднялась, подбросила дров в камин. Присела рядом, грея руки.
   - Не обижайся, - попросила Ланн, подходя.
   - Мы скоро уезжаем... - проговорила Ниме. - Хочешь попрощаться со Стейраком?
   - А нужно ли? - Ланн присела рядом.
   - Решай сама... Останешься тут?
   - Пока да. Не знаю, куда идти. Мне нужно обдумать, как жить дальше.
   - Скорее всего, мы вернёмся. Только не могу сказать, когда. Сколько займёт путешествие.
   - Не проговоритесь там обо мне, - усмехнулась Ланн.
   - Ну что ты... - Ниме провела рукой по её руке. - Расскажи про Мерриод?
   - Мерриод - город-страна. Он обнесён стеной... он очень красивый.
   Ланн поднялась, прошла к столику, открыла шкатулку, чтобы извлечь небольшой свиток.
   - Вот, я скопировала, когда убегала. Смотри.
   Она вернулась к Ниме, присела, развернула свиток на коленке, показывая не слишком умело, но старательно перерисованную карту, на которой был изображён Мерриод, Ирвират, все прилегающие Вольные земли и даже фрагмент Атлариса. Провела пальцем по извилистым очертаниям стены-границы.
   Ниме склонилась, рассматривая. Она никогда не бывала в Мерриоде.
   - Много больше любого из наших городов... - проговорила.
   - Это страна, город-страна. Конечно, ближе к воротам, выходящим на дорогу к Ирвирату, селятся чаще, как и на побережье, но у нас... у них многие предпочитает жить в одиночестве, вдали от ворот.
   - Да, - качнула головой Ниме. - Всё это я знаю. Что ты можешь сказать про колдуний?
   - У них... всё не так. Они... устроили себе уклад, который им по душе. Там всем заправляют женщины, и это не так уж плохо. Я не встречала там жестоких мужчин, их там просто... я бы сказала, не держат. Они ценят в мужчинах не только мужественность, но и своего рода покладистость. Если хочешь быть с ведьмой, то будешь с ней по её законам. Не важно, собираешься ли ты учиться у неё, или любить её, или даже ты её собственный сын. Кстати, ведьмы имеют столько мужей, сколько пожелают. Может, потому, что живут дольше обычных людей... Хотя и говорят, будто при желании они могут подарить долгую жизнь и своему избраннику. Но они не признают одного союза навсегда. А мне бы хотелось... - Ланн осеклась, замолчала. Поднялась, вернулась на кровать, села на краешек. Ниме подошла к ней, примостилась рядом. Ланн взглянула на неё:
   - Я даже не знаю, что тебе рассказать. Когда живёшь где-то, всё воспринимается как должное.
   - Помогают ли они другим людям?
   - Конечно. Иначе как бы они поддерживали связи с иными странами? У них мало что производится. Правда, иногда они могут потребовать особую плату за свои услуги - не деньгами и не товарами. Возможно, какой-нибудь работой... Но тут я тебе ничего не посоветую, это зависит от колдуньи, которая захочет заняться твоим вопросом, и от того, что она прочтёт в тебе. Но, как правило, с ними можно договориться.
   Ланн ещё немного посмотрела не неё, после решилась спросить:
   - А какой у тебя вопрос? Может, я могла бы... чем-то помочь? Я всё же немного училась у них.
   - Я бы тоже хотела поучиться, - откликнулась Ниме. - Как думаешь, взяли бы?
   - Не знаю, по каким параметрам они отбирают учеников. Иногда вдруг выгоняют самых талантливых.
   Ниме какое-то время молчала. Потом поинтересовалась:
   - А ты там никогда не слышала... про Изумрудный Дворец?
   - А что это? - спросила Ланн. Ниме вздохнула. Ланн качнула головой: - Нет, вроде бы не слышала.
   Ниме ещё немного помолчала, поднялась:
   - Пойду я. И... ещё раз извини.
   Ланн тоже поднялась.
   - Спасибо, - вдруг прошептала она, обнимая Ниме. Ниме на миг сжала её, после улыбнулась, направилась к двери. Ланн едва уловимо повела рукой ей вслед.
   Ниме резко остановилась, обернулась. Глаза сверкнули.
   - Что ты сделала? - произнесла.
   - Прости... - Ланн подбежала к ней. - Я должна была подумать, что ты заметишь! Просто... хотела забрать свои следы. А то колдуньи могут обнаружить их. Ты же не против?
   - Ладно уж, - усмехнулась Ниме. - Забирай свои следы.
   Ланн подняла руки, провела ими возле Ниме. Снова улыбнулась:
   - Надеюсь, ещё увидимся.
   - Увидимся, - пообещала Ниме и покинула комнату. На душе немного полегчало.
  

Глава 18. Старейшая Колдунья Ирвирата

  
   На ровной и обкатанной дороге вскорости начали встречаться другие путники, жаркое, почти летнее солнце светило в синем небе, и Диаль с Дорианой продвигались быстро.
   С ними ехал отправленный Шнорром слуга Флор, который должен был проследить за лошадьми. Диаль испытывал облегчение от того, что не нужно находиться наедине с Дорианой, разговоры с которой в последнее время тяготили. А кроме того, он отметил, что Дориана не оставила в поместье мешочек с деньгами, который дал ей Теленг, хотя лошадей им любезно выделили.
   Поскольку мешочек оставался у неё, Диаль решил ничего не говорить, а посмотреть, что сделает она. Однако Дориана будто и вовсе забыла о деньгах. Лишь вечером при приближении к таверне извлекла его и сообщила, что не хочет ночевать под открытым небом.
   Пока слуга отводил лошадей в конюшни, Дориана поспешила внутрь, увлекая за собой Диаля. Ощутив некоторую неловкость, он сказал, что должен присмотреть за обустройством на ночь лошадей, и нагнал Флора.
   Когда вернувшись Диаль обнаружил, что Дориана сняла номер для супружеской пары с отдельной комнатой для слуги, его удивлению не было предела.
   - Ты зачем это сделала? - поинтересовался он, глядя, как она расчёсывается к ужину. Всё впечатление от огромной мягкой кровати портили мысли о том, что придётся провести на ней ночь рядом с Дорианой.
   - Не поможешь? - поинтересовалась она, протягивая Диалю найденный на трюмо гребень. Взглянув на не слишком счастливое лицо спутника, она состроила грустную физиономию:
   - Я уже столько дней не расчёсывала их... пожалуйста!
   - Ладно, - вздохнул Диаль, подходя. - Но ты не ответила на мой вопрос.
   - Это была единственная свободная комната.
   Диаль с сомнением посмотрел на девушку, попытавшись вонзить гребень в густой поток длинных волос.
   - Неужели у лорда Теленга в доме не нашлось ни одного гребня? - скептически поинтересовался он, глядя, как легко поддаются волосы.
   - Не всё же тебе меня обманывать, - кокетливо стрельнула она глазами.
   - С последней комнатой тоже?
   - Я порядочная девушка! - воскликнула она, выхватывая гребень.
   - Увидимся внизу, - Диаль поспешил подняться и направиться к двери.
   Внизу посетителей было мало, Флор сидел за специальным низким столом для слуг, тянущимся вдоль одной из дальних стен. Диаль выбрал столик, тотчас же подошла подавальщица принять заказ.
   В скором времени в дверях появилась Дориана. Она на несколько мгновений остановилась, оглядывая зал, после направилась к Диалю.
   Диаль мимо воли подумал, насколько же некрасиво смотрится на ней верховой костюм, позаимствованный в доме лорда Теленга. Быть может, сшитый специально для неё и скрывал бы недостатки, однако в этом были слишком видны покатые плечи и несколько расплывчатые бёдра человека, привыкшего много времени проводить сидя. Всё-таки в сарафане всё это не бросалось в глаза, он лишь придавал фигурке женственности.
   Диаль усмехнулся, вспомнив, как насторожился, впервые увидев Дориану, и решил, что под женской одеждой скрывается опытный боец с орудием-косой, в любое мгновение готовый встать на защиту хранимых им книжных сокровищ.
   - Почему ты так на меня смотришь? - поинтересовалась она, садясь рядом. На миг растерявшись, он откликнулся:
   - Просто подумал о том, насколько больше тебе идёт твой сарафан.
   - С чего это ты решил говорить мне комплименты?
   Диаль улыбнулся. Счастливы те, кто видят во всём комплименты... Подошедшая подавальщица избавила его от необходимости отвечать. Впрочем, молодого человека больше устраивало благодушное настроение Дорианы, и он не собирался развеивать его.
   Ужин прошёл на удивление весело, спутникам даже удалось посмеяться каким-то незначительным мелочам. Дориана ушла первой, Диаль специально дал ей время в надежде, что до его прихода она заснёт.
   Когда вернулся в комнату, девушка в ночной рубахе сидела на кровати, поглаживая перекинутую вперёд косу. Диаль на секунду приостановился, после направился в комнату Флора.
   - Ты куда? - поинтересовалась она.
   - Как я понимаю, мужчины спят отдельно, - усмехнулся он.
   - Послушай... - она поднялась, подошла к нему. Он ощутил запах каких-то духов. - Я... вижу, чего ты добиваешься... И я очень благодарна за всё, что ты для меня сделал... И... знаю, ты хотел, чтобы я ревновала, когда завёл интрижку с этой... там... И... всё, я не могу больше сопротивляться.
   - Ты... о чём? - удивился он.
   - Ты понимаешь, о чём я! - вспыхнула она. - Ты... мне нравишься, несмотря ни на что. Я... хотела бы, чтобы ты... остался со мной.
   - Ты... сошла с ума. У меня и в мыслях не было...
   - Не правда! Ты сделал всё, чтобы я влюбилась в тебя! Я знаю все эти приёмы, я... прочитала много книг!
   - Пожалуй, слишком много, - усмехнулся он. - Успокойся. А я, наверное, пойду в комнату слуг.
   - Зачем... ты так? - на глазах Дорианы затрепетали слёзы.
   - Послушай меня внимательно, - Диаль взял её за плечи. - Я провожу тебя до Кийаллы, и на этом всё. Я никогда не собирался ни влюблять тебя в себя, ни ухаживать за тобой, ни оставаться. Понимаешь?
   - Кровать достаточно велика, - сухо произнесла она, разворачиваясь. - Не беспокойся, я не стану... приставать. Зря я решила быть с тобой откровенной.
   - Я не хотел, - отозвался он. Немного поколебался, после всё же забрал одно из одеял и отправился в коморку к Флору.
   Когда проснулся, Флора уже не было. Дориана доплетала косу. Она не поздоровалась, и Диаль поспешил вниз.
   Завтрак прошёл в угрюмой тишине. Флор успел поесть, и когда они вышли из трактира, лошади оказались готовы.
   Утро выдалось пасмурным, поднялся ветер, однако Диаль по опыту знал, что днём тучи разойдутся и выглянет яркое майское солнце. Флор подсадил Дориану на коня, потом запрыгнул на своего. Диаль тоже вскочил в седло.
   - Вот скажи, Флор, - неожиданно проговорила Дориана, - если бы девушка ночью позвала тебя... ты отказался бы?
   - Зачем, госпожа? - не понял слуга.
   - Значит, ты пошёл бы к ней?
   флор с некоторым смущением кивнул:
   - Наверное, госпожа.
   - А если мужчина отказывается... это значит, что он ни на что не способен? - поинтересовалась она, кинув быстрый взгляд на Диаля. Тот мрачно посмотрел на неё, однако ничего не сказал.
   - Наверное, госпожа, - снова ответил Флор. Почесал в затылке, задумался, добавил: - Ну или очень уж она не по нраву ему.
   Дориана отвернулась, чтобы скрыть вспыхнувшие щёки, Диаль же усмехнулся:
   - Тебе не кажется, что порядочной девушке неприлично задавать слуге подобные вопросы?
   - Вашего мнения никто не спрашивал, - отозвалась она, пришпорив коня. Флор предпочёл отстать и ехать на подобающем расстоянии.
   Диаль нащупал мысленный контакт со Сферой, решил поупражняться.
   Он всегда чувствовал, что существует множество способов работы с нею, о которых он не знает. Вот Великий Отец каким-то образом перемещался с помощью неё... Может, тоже попробовать? Из Кийаллы прямо в Белую Долину... Или... сразу... туда?
   А вдруг что-то не получится? А вдруг брат или кто-то из родных всё же решит выследить? Необходимо успеть, чтобы не разминуться с Ниме... А уже потом можно и экспериментировать.
   К полудню тучи сгустились, прогрохотал гром, и на землю вылился бурный короткий дождь. Спутники нашли укрытие под кроной старого дуба, там же решили и перекусить. Дориана по-прежнему молчала, и лишь когда выглянуло тёплое ласковое солнце, немного оттаяла.
   - Моё предложение в силе, - произнесла вдруг она, залезая при помощи Флора на своего скакуна. Диаль, уже сидящий в седле, вопросительно взглянул на неё, не прерывая мысленных упражнений со Сферой.
   - Я имею в виду отдохнуть в Кийалле, снова зайти в ту секцию... если тебе ещё нужно это. Несмотря ни на что... ты спас меня. И я благодарна тебе.
   - Спасибо, - кивнул Диаль.
   Дальше путешествие проходило легко, и Диаль почти было успокоился, надеясь, что до Кийаллы им удастся добраться без лишних приключений. Правда, он так и не мог решить, воспользоваться ли предложением Дорианы, чтобы заглянуть в библиотеку, или лучше сделать это в другой раз. В душе склонялся к последнему.
   При приближении к Чарльзовым Запрудам на сердце делалось всё тревожнее. Отправился ли Айгар в селение? Или ждёт где-то на дороге?
   Несмотря на то, что уже смеркалось, Диаль настоял, чтобы они проехали ближайший постоялый двор. Дориана возмутилась и попыталась заупрямиться, однако на удивление быстро уступила.
  

***

  
   Жаи испытывала невероятное волнение, спешиваясь возле прекрасного дома - самого, пожалуй, красивого в Таллере. Светлое, лёгкое здание никак не ассоциировалось со страшной колдуньей, казалось изящным и огромным одновременно. И всё же вызывало какой-то внутренний трепет, словно стоишь перед чем-то великим и непостижимым.
   Из-под шляпки волнились волосы Ниме - Жаи не могла заставить себя спрятать их, хотя и приходилось часто поправлять.
   - Ну, с богом, - проговорил Химай, подавая руку жене и принимая поводья её коня. Она выдохнула и направилась к двум красавцам-охранникам, стоящим перед парадным въездом в парк.
   - Я к госпоже Йаире... - пробормотала, стараясь, чтобы голос звучал как можно ровнее. Стражники промолчали, и она несмело ступила в калитку, оглянулась на них, пошла по красной дорожке к дому.
   На миг показалось, будто дорожка засветилась огоньками, однако наваждение тут же схлынуло. Жаи зажмурилась, поморгала, нащупала во внутреннем кармане своего походного костюма свиток, написанный колдуньей.
   Возле главного входа тоже стояли стражники в фиолетовой форме Йаиры. Они скрестили алебарды, преграждая Жаи путь, и она нерешительно остановилась.
   - Я к госпоже Йаире... - снова повторила. Посмотрела на одного, на другого - они никак не ответили ей. Тогда Жаи достала из кармашка свиток, едва заставив себя не сжать его изо всех сил. Показала:
   - У меня сопроводительное письмо... От колдуньи Изаббери...
   Она не видела, чтобы стражники подавали какие-нибудь знаки, однако одна створка высоких дверей отворилась, и появился ещё один мужчина, на сей раз, вероятно, дворецкий.
   Приглашающим жестом позвал её в дом. Жаи оказалась в огромной прихожей, вдоль стен которой находились мягкие диванчики, а по центру из скульптурной композиции журчал фонтан.
   На диванах сидели несколько человек.
   - Пожалуйста, ваше письмо, леди, - проговорил дворецкий, протягивая руку.
   Жаи с сомнением посмотрела на свиток, на дворецкого.
   - Я должна передать его госпоже лично... - сказала она.
   - В таком случае я не знаю, захочет ли она увидеть вас, - безразлично ответил мужчина.
   - Если... госпожа не захочет принять меня... вы вернёте его мне? - дрогнувшим голосом спросила она.
   - Как прикажет госпожа, - откликнулся дворецкий. Увидев, что Жаи не собирается отдавать ему свой свиток, убрал руку и начал поворачиваться, когда она окликнула его:
   - Вот! Возьмите... Пожалуйста... если...
   Он кивнул, не дав ей договорить. Нервно перебирая полы своего походного костюма, Жаи села на краешек одного из диванчиков.
  
   Йаира недолюбливала Мерриод, хотя и сохранила с ним дипломатические отношения. Она была довольна, сумев занять роль советницы Владык Ирвирата. Пожалуй, единственное, что сохранила она из уклада своей родины - это отношение к мужчинам.
   Она любила быть окружённой большим количеством мужчин, а вот женщины-служанки раздражали.
   В последнее время её занимал этот, новый. Чутьё колдуньи подсказывало, что он появился здесь неспроста. Однако был столь хорош собой...
   В очередной раз придирчиво рассмотрев своё отражение, не стареющее последние триста с лишним лет, она перевязала пояс изукрашенного цветами балахона, в котором, по традиции, принимала посетителей. Как же ей надоели эти люди со своими глупыми проблемами! Одного сглазили, другого обокрали, на третьего порчу наложили. Кому-то хочется непременно соблазнить одну единственную и неповторимую, и всех остальных будто вовсе не существует... да и что на душе у желанной - безразлично.
   Злостью, всё пропитано злостью и обидой! Как же им не болеть и не стареть, при таком-то грузе тяжёлых эмоций?!
   Всё-таки в Мерриоде перво-наперво учили не оставлять ничего у сердца...
   Йаира как только могла сводила к минимуму количество посетителей. Однако совсем избавиться от них, к сожалению, возможности не имела.
   Она вздохнула. Как же быть с этим новеньким, Фабианом? Узоры молчат... то ли ждут её выбора, то ли что-то сокрыто и от них... Тогда кто сокрыл?
   - Вильнар! - позвала, наконец, она. Моментально и бесшумно появился дворецкий. Поклонился:
   - Слушаю и повинуюсь, госпожа.
   - Что там сегодня? Много людей?
   - Четверо, госпожа. Девушка, что вы вчера принимали, говорит, приказали ей сегодня прийти... - она кивнула, и он продолжил:
   - Двое пожилых с каким-то спором... И ещё одна мадам, передала вот это.
   Вильнар подал Йаире свиток. Скользнув по нему скучающим взглядом, Йаира всё же протянула руку и взяла посмотреть, что же это ей передали.
   Пальцы моментально ощутили печать колдуньи. Йаира подала Вильнару знак удалиться, и он исчез столь же быстро и тихо, как и появился.
   Йаира подержала свиток над свечой, пропитала дымом ароматных трав и снова провела по нему пальцами.
   Едва уловимое шевеление энергии показало, в каком месте можно вскрыть, Йаира резанула длинным, покрытым замысловатым маникюром ногтем.
   Свиток раскрылся, она принялась читать.
   Вот это уже несколько поинтереснее...
   - Вильнар! Последнюю ко мне, - негромко бросила она, зная, что будет услышана.
   Что же, в конце концов, нужно от неё этому Фабиану?
  
   Жаи с трепетом вошла в полутёмную комнату. Окна в стене напротив двери были закрыты тяжёлыми бордовыми портьерами. В стенах на одинаковом расстоянии крепились трёхсвечные изысканные канделябры, в каждом из которых горело по одной свече. Курильницы по углам испускали едва уловимые ароматы, которые смешивались в очень приятный тонкий запах.
   Посреди стоял круглый стол, с одной стороны находился высокий мягкий стул со спинкой и подлокотниками, где восседала хозяйка. С другой стояла небольшая лавка для посетителей. По левую руку от хозяйки возвышалось завешанное тканью зеркало. В центре стола - хрустальный шар, мешочек, ларец, чернильница с перьями и ещё несколько незнакомых Жаи предметов.
   Но больше всего её поразила внешность колдуньи. Старейшая вовсе не выглядела "старейшей", она казалась едва ли не моложе её, Жаи, которой от роду исполнилось всего тридцать.
   Йаира повела своими тёмно-карими глазами в сторону лавки, и Жаи нерешительно присела на краешек.
   - Они были недовольны... - произнесла вдруг Йаира, и Жаи беспомощно взглянула на неё, не понимая, что колдунья хочет сказать.
   - Вильнар! - позвала та, и когда слуга появился, сообщила: - Сегодня я больше никого не стану принимать. Если спросят, почему - потому что они посмели выпустить своё недовольство в моём доме. Лишь я решаю, кого и когда звать, и пусть не смеют настаивать на очерёдности или перечить.
   - А если появится ещё кто-нибудь, госпожа? - уточнил Вильнар. Йаира чуть поколебалась, после кивнула:
   - Доложишь. Когда я спрошу, - добавила она.
   Едва Вильнар удалился, Йаира обратила тяжёлый взгляд на Жаи.
   - Показывай, что принесла, - проговорила она, рассматривая льющийся из-под шляпки каскад волос. Жаи подняла дрожащие руки и начала непослушными пальцами развязывать ленточки. Скинув, наконец, шляпку, она сняла съехавший чуть на бок хвост и протянула Йаире.
   Колдунья взяла его в руки и надолго задумалась. Взгляд её будто застыл...
   Жаи нервно теребила одежду, боясь шелохнуться. Ей хотелось прикрыть свою лысую голову хотя бы шляпкой, и в то же время боялась потревожить ведьму.
   - Чем тебя не устраивает обычный парик? - спросила, наконец, та.
   - Я хочу волосы... - ответила Жаи.
   - Эти волосы никогда не станут тебе настоящими. Они не будут расти, и их нельзя будет стричь. Лишь мыть и расчёсывать. Да, и ещё - их не возьмут никакие красильные травы. Куда проще менять парики.
   - Я три года мечтала о волосах... - откликнулась Жаи.
   - Думаю, я смогу помочь тебе. Но цена будет велика.
   Жаи вскинула глаза, и Йаира добавила:
   - Сто десять золотых.
   - Сто десять? - не сдержалась Жаи. Это же целое состояние! - Но у меня лишь сто...
   - Меня это не тревожит. Я назвала тебе свою цену. И ещё я хочу подержать их несколько дней у себя. Скажи, где остановилась, я позову тебя. Заодно дам время собрать недостающую сумму.
   - Мы нигде не остановились, и, боюсь, нам не хватит средств...
   - Тогда возвращайся через неделю.
   - Но... - пролепетала Жаи.
   - Что? - гневно сверкнули глаза Йаиры. - Думаешь, обману тебя? Отберу то, что принадлежит тебе? Неужели о Старейшей Колдунье Ирвирата ходит такая слава?
   - Простите... госпожа...
   - А теперь рассказывай, что ты заплатила за эти волосы? И как звали их обладательницу?
   - Это была девушка... Она, наверное, проезжала мимо, и ей нужно было седло... но не было денег... Не помню, как звали. Минь... Ним... Минэ... Я её попросила, и она согласилась... сама срезала свои волосы... А муж запряг ей коня... Уздечку и седло отдал. Там ещё щётка была, кажется, за конём ухаживать...
   - Что за седло?
   - Хорошее, его работа... покупатель переезжал, вернул за полцены... Но оно ещё было крепким...
   - Ты проследила, чтобы всё сделали честно?
   - Мой муж никогда не обманывает! Девушка осталась довольна...
   - Чтож... - положив хвост Ниме на стол, Йаира поднялась и вышла в соседнюю комнату. Когда дверь отворилась, Жаи на миг увидела яркий солнечный свет, льющийся из окон.
   Через несколько мгновений Йаира вернулась. В руке её были волосы, очень похожие на те, что принесла Жаи.
   - Это парик, - проговорила она. - Я дам его тебе пока. Впрочем, если передумаешь и не захочешь возвращаться, можешь оставить себе. Я сочту это равноценным обменом. Он не из натуральных волос и я не смогу прирастить его, но года два-три, думаю, проносишь. Если аккуратно.
   - Благодарю... - пробормотала Жаи, - но я не передумаю.
   Йаира подошла к ней, устраивая на голове парик. Он сидел куда лучше и удобнее, нежели пучок волос.
   - Почему? - поинтересовалась Йаира.
   - Колдунья Изаббери сказала... они спасли мне жизнь.
   Йаира кивнула, возвращаясь на место.
   - Расскажи, - велела она.
   Жаи ужасно хотелось посмотреться в зеркало, но вместо этого она поведала историю столкновения с монстром.
   - Из-за этих волос ты совсем уже голову потеряла, - проговорила Йаира. - Ну-ка, подойди.
   Жаи поднялась, ощущая, как подгибаются коленки. Йаира тоже встала, и, когда Жаи была возле неё, сняла парик, положив на стол. После подняла руки над головой Жаи и прикрыла глаза, будто прислушиваясь. Несколько минут стояли в тишине.
   - Болезнь обошлась с тобой нещадно, - сообщила, наконец, колдунья. - Твои луковицы будто выжжены. Возможно, и есть целитель, который сумел бы восстановить их. Но...
   - Я обошла всех целителей и знахарей, которых смогла... Всех колдуний... А вы?
   - Мне нужно обдумать. Сейчас я ничего не скажу тебе. Приходи через неделю.
   Жаи ощутила, что губы дрожат, а глаза наполняются слезами. Через силу кивнула.
   - Да не плачь, - произнесла Йаира, вновь пристраивая ей на голову парик. - Подумаешь, горе страшное... Ты бы лучше побеспокоилась, что у тебя до сих пор ребёнка нет. Тоже ведь болезнь постаралась.
   - Это... можно исправить? - испуганно произнесла Жаи, вдруг почувствовав, как живот скручивает от ужаса. Она боялась даже думать об этом!
   - Всё можно исправить, - усмехнулась Йаира, садясь обратно.
   - Госпожа... - пробормотала Жаи.
   - Ты же жаловалась, что у тебя недостаточно денег?
   - Госпожа... умоляю вас... чем я могу заплатить? Что мне сделать? - Жаи упала на колени, цепляясь за подол расшитого балахона.
   - Вы с мужем хотите детей? - спросила Йаира, и когда Жаи закивала, добавила:
   - Тогда почему платить должна ты?
   - Он... он может найти другую, которая родит ему...
   - Неужели? - перебила Йаира, и в глазах полыхнул лёд. - Вот как ты ценишь себя? Встань! - добавила она с ноткой брезгливости. Жаи поднялась, руки её тряслись, из глаз лились слёзы.
   - Расскажешь мужу о вашей проблеме, и пусть он сообщит, чем готов пожертвовать. Думаю, за неделю вы успеете всё обсудить.
   - Но... - начала было Жаи, однако Йаира позвала:
   - Вильнар! Проводи девушку, мы окончили.
   Едва дверь за Вильнаром и Жаи затворилась, Йаира отдёрнула тонкое покрывало с зеркала и развернула его к себе. В уголках губ появились морщинки, и она прикрыла глаза, заставляя себя освободиться от раздражения.
   Пожалуй, таких, кто не пытается о чём-то умолять её, гораздо меньше, чем тех, кто готов изваляться в грязи, лишь бы добиться желаемого. Впрочем, девушка была напугана и потрясена... Пожалуй, если она вернётся, Йаира поможет ей. А вот муж, ежели откажется, никогда не найдёт другую, которая бы родила ему хоть кого-то...
   Когда она открыла глаза, на неё вновь смотрела спокойная и молодая красавица. Улыбнулась сама себе...
   Вильнар стукнул в дверь, отворил.
   - Пришёл Эрик, госпожа. Впустить?
   Йаира откинулась на спинку. Давно такого не было, чтобы в течение какого-то сезона её покинули сразу два любовника... И оба из тех, кто ей нравился, обладавшие чувством собственного достоинства и никогда не пресмыкавшиеся перед ней...
   Впрочем, Эрик пока не покинул её. Однако она-то знала, зачем он пожаловал. Ведьма она, в конце концов, или нет?
   - Впусти, - кивнула, наконец. Нужно покончить с этим поскорее. Ей нетерпится заняться волосами. А там ещё и Фабиан... как с ним быть?
   Йаира на всякий случай извлекла из мешочка и кинула узоры. Определёно - расставание. Достала из шкатулки карты. Разложила. Снова то же самое. Другая...
   Эрик, как всегда безупречно одет, очарователен и уверен в себе... Он понравился ей сразу, как только пришёл просить вылечить отца... И Йаира исцелила его родителя, и около года он радовал её своим обществом в любое время, когда она только желала... Пожалуй, он был её фаворитом - пока не появился тот, второй... Который ушёл первым... Честно говоря, Йаира до сих пор не до конца понимала, кто кого на самом деле пожелал... Ей, привыкшей избирать себе любовников и прощаться с ними по собственному желанию, иногда казалось, что на самом деле избрали её. А потом оставили... При том так, что она даже рассердиться как следует не смогла.
   Пожалуй, когда тот появился, и начался разрыв с Эриком. Она не так часто стала звать его, и у него оказалось много свободного времени. А когда тот, второй, ушёл, она обнаружила, что сердце Эрика уже несвободно... Мужчины!
   - Это вы на меня гадаете, госпожа? - поинтересовался вошедший. Она сжала губки, спросив:
   - Полагаешь, мне нужно гадать на тебя? Я-то думала, ты пришёл мне всё рассказать.
   Она не подавала ему никаких знаков, не предлагала сесть или перейти в другую комнату, и, сделав несколько шагов, он остановился.
   - Приветствую вас, моя госпожа... - запоздало поздоровался он.
   - Ты же знаешь, не люблю я этих условностей, - откликнулась она, глядя на него ожидающим взглядом.
   - Полагаю, мне придётся рассказывать всё самому, - проговорил он, опустил голову/на миг отведя глаза. - Мне было бы несравненно легче, если бы вы сказали, что уже всё знаете и не держите на меня зла. Однако вы не сделали бы этого, даже если бы заглядывали в свои карты и узоры.
   - Как расценивать твои слова? - поинтересовалась она, подняв брови.
   - Просто я хорошо успел узнать вас, - откликнулся он. - Я не совсем представляю, чего вы ждёте от меня, но уверен, что не станете облегчать мне разговор.
   - Продолжай.
   - Я искренне восхищаюсь вами и благодарен вам, госпожа. Но я встретил и полюбил девушку... на которой хочу жениться. И я... всё рассказал ей. И она ответила, что отдаст мне руку и сердце, если я поговорю с вами. Если вы отпустите меня. Иначе... нам не видеть счастливой жизни.
   - Мудрая девушка, - согласилась Йаира. - Но... ты должен знать, что я не люблю, когда обо мне расходятся сплетни. Я предупреждала тебя.
   - Пожалуйста, простите меня.
   - Что-то я не вижу раскаяния! - откликнулась она.
   - Я не хотел ничего скрывать от неё... не хотел, чтобы что-то стояло меж нами. Она поклялась, что не скажет никому... И я считаю, что сделал правильно.
   - То есть, извиниться как следует ты не собираешься? - поинтересовалась Йаира, вставая. Глаза её сверкнули.
   - Чего вы ждёте от меня? - спросил Эрик, твёрдо выдерживая её взгляд.
   Улыбнувшись, она подошла к нему и положила руки ему на плечи:
   - Думаю... прощального вечера будет достаточно, - откликнулась.
   - Извините, госпожа... - он опустил голову, избегая возможного поцелуя. - Я... пообещал, что буду верен моей любимой.
   - Пока что ты должен оставаться верным мне!
   - Вы никогда не требовали этого. Но я... не изменял вам. Пока не встретил...
   - Не боишься, что я найду её? - гневно поинтересовалась Йаира, убирая руки. Эрик твёрдо посмотрел на неё:
   - Вы никогда не опуститесь до этого, миледи. Я был с вами не только потому, что вы так хотели, но и потому, что это доставляло удовольствие мне. Что вы нравились мне. И я уверен в своём мнении о вас... Иначе я не пришёл бы к вам, а постарался бы сбежать как можно дальше...
   "Как сделал он?" - подумала Йаира.
   - Чтож, - улыбнулась она, возвращаясь за стол. - Ты прошёл проверку. Не люблю неверных мужчин. А подхалимов - ещё больше. Двери моего дома будут открыты для вас, и если вам понадобится помощь, обращайтесь. Будь счастлив. Встречи с тобой были приятны и для меня.
   - Спасибо... - Эрик поклонился. После вдруг сделал несколько шагов, с тёплой улыбкой поднёс её руку к губам.
   - Благодарю вас, моя госпожа. Если вам что-нибудь понадобится... вы тоже всегда можете рассчитывать на меня.
   Она улыбнулась, взмахнула второй рукой, давая знак уйти. И лишь после того, как он удалился, устало откинулась на спинку стула.
   Самовольные уходы мужчин никогда не были приятны ей, однако она никогда не опускалась и до мести. И, естественно, никогда не принимала обратно тех, кто вдруг решал опомниться.
   Йаира протянула руку, беря хвост Ниме. Однако желание заняться волосами вдруг угасло. И виной тому был не Эрик, он лишь напомнил о том, что она соскучилась. Соскучилась сильнее, чем ей хотелось бы, сильнее, чем была должна.
   Чуть поколебавшись, Йаира взяла в руки хрустальный шар. Полуприкрыла глаза, сосредотачиваясь...
   Он даже не предполагал, что она давно уже знает его истинное имя. Скорее даже не имя - звучание... тембр личности... Истинную суть.
   Очень, очень редко она прибегала к ритуалу выяснения истинного имени. И почти никогда - из личных симпатий. Конечно, она не станет им пользоваться без крайней необходимости. И он едва ли узнает, какой след сумел оставить в её душе. Хотя им ещё предстоит встретиться. Неясно, как, но по всему выходит, что предстоит...
   Прозрачный шар затуманился, покрылся серой мглой, после мгла начала распадаться на отдельные цветовые пятна. Много зелени... много синевы... Он скакал по каким-то просторам, по лесам и дорогам... На миг поднял голову вверх, будто почувствовал что-то, и Йаира прикрыла изображение рукой, намеренно не разглядывая его спутников.
   Когда убрала руку, шар снова стал мутным. Она взяла хвост волос, оставленный Жаи, второй рукой продолжая держать шар. На сей раз туман не расходился довольно долго, но потом глазам колдуньи всё же предстало богатое имение.
   Вскоре она увидела девушку, совсем ещё молодую. К тому же с прекрасными длинными волосами... Однако это была не ведьма, и лицо её было абсолютно не знакомо Йаире. Колдунье на секунду показалось, что от той исходит какое-то свечение...
   Девушка беспокойно огляделась, будто тоже что-то почувствовав, и Йаира поспешила закрыть картинку.

Глава 19. Личная жизнь

  
   Глаза Зуранга казались почти безумными. Он вбежал в дверь, глядя на Реттех, и тут же заговорил:
   - Вы должны уехать. Немедленно. Я даже не подозревал... знал, что взялся противостоять очень сильному колдуну, но даже не представлял, насколько...
   - Как уехать? Куда? - воскликнул Гран-шир, однако ведьмак и не взглянул на него. Продолжая смотреть на Реттех, двинулся к столику для приготовления зелий:
   - Вы должны найти Йаиру. Если кто-то и сможет помочь, то лишь она. Она самая сильная колдунья в Ирвирате, а поговаривают, что и во всём Мерриоде. Думаю, вы сможете уговорить её...
   Реттех молча глядела на него, не перебивая. Прервавшись на половине фразы, колдун повернулся к столику и начал тщательно отмерять в ступку сухие травы из горшочков. Взял ступку, и, растирая, снова повернулся к ожидающим пациентам.
   - До Таллеры около десяти дней пути. Хорошие гонцы могут преодолеть расстояние дней за шесть-семь. Но у вас, наверное, уйдёт больше. В пути постоянно держите защиту. Вас ищут. Я введу госпожу Фиолду в сон и дам вам отвар, которым нужно будет обязательно поить её, каждый день, в определённые часы. Чтобы ни с ней, ни с ребёнком ничего не случилось. Госпожа Йаира сможет вывести её обратно.
   Фиолда огромными глазами наблюдала, как Зуранг ставит ступку назад на столик и направляется к камину, где всегда висел котелок с горячей водой. Сняв котелок голой рукой, колдун снова посмотрел на Реттех:
   - От Восточных ворот ведёт Старый Восточный Тракт, оставшийся с тех времён, когда столицей Ирвирата была Кийалла. Езжайте по нему, так вам не нужно будет заворачивать в Гиваллу. Он сливается с нынешним Восточным Трактом, повозке там будет сподручно. У меня есть карта, можете попытаться скопировать, сколько успеете...
   - Просто покажи, - подала голос Реттех. Кивнув, колдун поставил котелок на столик и вышел. Через несколько минут принёс свиток и, отдав его Реттех, вернулся к прерванному занятию. Беловолосая склонилась над старой потрескавшейся картой, изучая и запоминая каждый фрагмент пути.
   - А что это такое? - поинтересовалась вдруг Реттех, указывая какое-то место на карте. Продолжая помешивать заваренные травы, Зуранг подошёл к ней, взглянул, куда указывает тонкий пальчик с длинным ноготком.
   - Храм Всех Стихий? - задумчиво проговорил ведьмак, и рука его даже на секунду застыла. После спохватился, продолжил мешать, отвечая:
   - Странное место... Оно находится в Полосатых горах, за восточной границей Ирвирата. Говорят, чтобы попасть туда, нужно повелевать стихиями... Никто из ныне живущих не может сделать этого. Считается, что его воздвигли Древние... не знаю, как их назвать. Маги, или колдуны - но они не имели ничего общего с нашими Колдуньями Мерриода. И магия их совсем иная.
   - Он находится недалеко от Таллеры... - пробормотала Реттех, рассматривая карту.
   - Таллеру ещё называют Восточной Столицей... Это самый большой город у подножия. Но Полосатые горы слишком неприступны, там даже не везде определены границы, что является Ирвиратом, а что - уже Вольными Землями. Добраться в Храм практически невозможно.
   - На карте указаны несколько путей.
   - Эта карта очень древняя, боюсь, она уже устарела. Но другой у меня нет, а она вполне подойдёт для того, чтобы запомнить путь в Таллеру.
   Реттех подняла голову:
   - Мне нужно туда.
   Ведьмак ощутил, что утопает в чёрных бездонных глазах. С трудом заставив себя вырваться из гипнотического состояния, отвёл взгляд и решительно ответил:
   - Если вы бросите Фиолду и Гран-шира, они погибнут. Им нужна защита в пути.
   - Ты можешь поехать с ними.
   - Простите меня, миледи, но я не могу ехать к госпоже Йаире. Меня не допустили к обучению в Мерриоде, и я не желанный гость у колдуний.
   Реттех будто ненадолго задумалась. После откликнулась:
   - Тебе не обязательно идти к колдунье. Я встречу вас в Таллере. Просто довези их туда.
   - Боюсь, у меня не хватит силы защитить их.
   - Я помогу с защитой. Тебе придётся лишь поддерживать её.
   - Вам всё равно не попасть туда... - проговорил Зуранг.
   - Почему же? - подняла брови Реттех, внимательно всмотревшись в его лицо.
   - Говорят, сейчас все подступы разрушены, мосты обвалены, дороги размыты... Говорят, туда могут попасть лишь крылатые...
   - Крылатые, значит?..
   По глазам Реттех вдруг разлилась полная чернота, скрывая и белки, и зрачки, и радужку, а на губах появилась нездешняя усмешка, от которой всем присутствующим стало не по себе. Если они видят перед собой лишь девушку, значит ли это, что она не не крылата?
  

***

  
   Так и не дождавшись спутника, Ниме и Стейрак выступили в путь на следующий день после отбытия Диаля. Не успели они проехать и нескольких миль, как Ниме уже нетерпелось вернуться. Она так боялась, что Диаль не найдёт её по возвращении и снова уедет... На этот раз навсегда.
   Похожие одна на другую картины сменяли друг друга - сеновалы постоялых дворов за гроши, ночёвки под открытым небом у костра, редкие путники, указывающие дорогу. Даже проливной дождь не смог надолго удержать её в тепле.
   Ниме испытывала странную тревогу, словно ожидание чего-то непоправимого, но продолжала двигаться в сторону Мерриода. Девушка всей душой рассчитывала, что колдуньи Мерриода смогут помочь Стейраку, и тогда, может быть, она перестанет ощущать это теснящее сердце чувство вины и сожаления.
  

***

  
   Теленг нервно расхаживал по комнате. Вот уже второй день, как они застряли в этой дыре, совсем невдалеке от Синоры. Однако их настигла небывалая буря, дождь льёт не по-майски долгий и холодный, дороги размыло, даже на каменный Тракт выезжать опасно.
   От двора до двора дойти - и то тяжко. Наследник вызвал портниху, подшить порававшуюся в дороге куртку - так та добрых полчаса добиралась, пришла, хоть выжимай. Забрать-то забрала, а обратно тоже по такому ливню не спешит.
   - Успокойся, - проговорила Кинара.
   - Колдовской шторм какой-то! - сердито воскликнул Теленг, выглянув в окно.
   - Обсуди это с Мирсесом, - фыркнула Кинара. Теленг бросил на неё взгляд, скрестив руки на груди.
   - Мне всё это не по душе, - откликнулся, наконец. После вдруг резко вышел:
   - Пожалуй, и правда поговорю с ним.
   Кинара вскинула на него удивлённые глаза, но не ответила.
   Мирсес сидел в комнате, которую по-прежнему делил с тремя товарищами. Вид его был задумчивым, он смотрел на льющий дождь будто видя нечто за непроглядной пеленой.
   - Что скажешь? - поинтересовался Теленг, подходя. Мирсес взглянул на своего господина, опускающегося рядом на койку, немного помолчал и вдруг произнёс:
   - Там идёт сражение, мой лорд.
   - Где? Какое? - не понял Теленг.
   - Не знаю точно, но... кто-то сражается, и это... не простое сражение, от него зависит... очень много чего зависит.
   - Из-за этого идёт дождь?
   - Ну... дождь как бы защищает нас от страшных сил...
   - Не понимаю. Ты можешь объяснить точнее?
   - Не могу, мой лорд. Простите меня. Я... просто знаю это. Кого-то... ужасного пытаются выгнать отсюда, и столько всего...
   Теленг подождал, пока Мирсес окончит, однако парень молчал, всё так же задумчиво разглядывая потоки за окном.
   - А я уж думал, - усмехнулся Теленг, - что это кто-то пытается не пустить нас в Синору.
   - Мы... простите, мой лорд, мы слишком незначительные создания в том, что происходит.
   Теленг недовольно поморщился, но Мирсес не заметил этого, по-прежнему пребывая где-то в своих ощущениях. Положение "незначительного создания" никак не устраивало будущего Владыку, однако он не стал карать мальчика, видя, что тот произнёс слова без умысла. Возможно, подумал Теленг, в чём-то он прав... Даже великие державы, такие, как Ирвират, могут оказаться мелкими и незначительными в каком-нибудь космическом сравнении...
   - И что же нам делать? - поинтересовался он.
   - Пока мы едва ли сможем что-то сделать, мой лорд. Это сражение... не про нас.
   - Если узнаешь что-нибудь конкретное, приходи ко мне в любое время, - произнёс Теленг, поднимаясь.
   - Хорошо, мой лорд, - отозвался Мирсес, тоже поднявшись, дабы проводить господина по чести.
   Тисс... Теленг лежал в кровати, не в силах заснуть. Дождь по-прежнему лупил в карнизы, будто барабанщик, призывающий к бою.
   О, Тисс, кубок отравленного вина, кинжал у сердца... Связано ли это как-то с тобою? Что ищешь здесь, зачем пожаловала? На чьей ты стороне? Почему отказалась от помощи моей? Нашествие на Синору... не тогда ли произошло, когда появилась ты? Что за варвары, откуда? Или нелюди из других миров?
   Сам не заметив этот миг, Теленг провалился в тревожный, изматывающий сон. Ему снилась Тисс верхом на разноцветном драконе, такая красивая, с развивающимися волосами, с горящими глазами...
   - Там идёт сражение... - шептал голос Мирсеса.
   Дракон извергал пламя, бросаясь на кого-то... Теленг силился разглядеть врага несравненной гостьи, однако видел лишь сумеречный туман.
   Всё пространство вокруг было будто свёрнуто в прочный воздушный шар, и там, в этом шаре, шёл страшный смертный бой - но Теленг не мог понять, что именно происходит, как они сражаются, сколько их... Вокруг шара лилась вода, и Теленг закричал, что лучше бы это был огонь, что тогда вероятность победы увеличилась бы!
   Однако огонь почему-то не загорался, ливень отстукивал нечеловеческие мотивы, обрушиваясь на окно, а разноцветный дракон продолжал носиться раскалённой молнией, уворачиваясь и атакуя, и снова уворачиваясь, и снова бросаясь в бой...
   - Тисс... - шепнул Наследник. И вдруг увидел её глаза, бронзовые, почти красные, пылающие жаром битвы... Стрелы бровей, отблеск изумления...
   - Вот, значит, как... - доносится шелест её удивительного голоса, и будто что-то вырывается из Теленга...
   - Я люблю тебя! - кричит он вне себя от нахлынувших эмоций. - Прими мою помощь! Возьми всё, что тебе нужно!
   - Я люблю тебя! - вторит голос Мирсеса. - Возьми!..
   И всё озаряется яркой солнечной вспышкой, шар воздуха будто взрывается, струи омывающей его воды сочатся паром, с шипением устремляясь куда-то ввысь, куда-то вне миров.
   - Временно... - шепчет искажённый неузнаваемый голос. - Нужно успеть, осталось очень мало...
   Теленг рывком проснулся, садясь в кровати.
   За окном светило солнце, сверкая в досыхающих каплях. На улицах появились прохожие, первые лошади месили грязную жижу, блеяли овцы, кудахтали куры, мычали коровы...
   - Примар! - позвал Теленг, - Скажи Гуражу, чтобы собрал всех. Нужно поскорее выступать.
   Тихой тенью слуга, едва кивнув в ответ, выскользнул из комнаты. Теленг откинулся на подушки, вздохнув. Надо же! Что за сон такой?
   Первым побуждением было найти Мирсеса. Наследнику хотелось и одновременно страшно не хотелось обсудить это с мальчишкой. Особенно почему-то не нравилось то, что парень кричал госпоже. А также то, что мог услышать крики самого Теленга.
   "Тисс... что же происходит, что ты делаешь со мною? Почему заставляешь испытывать такое?.." - думал он, недовольно сжав губы и осознавая, что даже рассердиться не в силах.
   Взгляд Мирсеса, вошедшего вместе с остальными, оказался несколько смущённым, Теленг какое-то время смотрел на него, но так и не смог заговорить о приснившемся. Мирсес, похоже, что-то если не знал, то чувствовал - однако испытывал схожие эмоции.
   - Мне хотелось бы поскорее отправиться в путь, - вздохнув, произнёс Наследник.
   - Пиан, Туммарер, Кларен разведают дорогу, - кивнул Гураж Арев, одновременно отвечая господину и отдавая приказ. Названные поклонились, приложив руки к сердцу, подтверждая полученную команду. - Боюсь, дорога ещё непроходима.
   - Я, пожалуй, тоже выйду... подышу, - Теленг бросил взгляд на Кинару. Та кивнула, поднимаясь. Вдохнуть свежего воздуха после сидения в отсыревших стенах хотелось невероятно. Гураж отдал молчаливый приказ ещё двоим воинам, те встали позади лорда.
   Всё вокруг развезло, сырой воздух ещё не прогрелся и пробирал. По дорогам неслись стремительные ручьи - Теленг не мог припомнить, когда видел такое в последний раз. Обычно булыжные мостовые очищались быстро, потому Владыка и приказал следить за ними, чинить и ухаживать.
   Едва вышли за ворота, ноги провалились в вязкую жижу. Кинара зацепилась за что-то, ругнулась тихо:
   - Брюки порвала.
   - Ладно, - вынужденно признал Наследник. - Придётся задержаться хоть на день.
   С трудом обошли вокруг, измочив сапоги и брюки. В корчме было безлюдно, за эти два дня новые путники не приходили. Дождавшись дозорных, заказали обед, устроили ещё одно небольшое совещание. По случаю задержки приказали хозяину истопить баню.
   Кинара, отправив мужчин мыться, пошла в комнату Наследника. Осмотрела, не обнаружила ничего подозрительного, приняла ванну прямо там - всё равно воины заняты надолго, со двора доносятся раскаты их смеха. Прочесала волосы, завернулась в плед и принялась за немного подсохшие брюки и прочие рваные вещи, которые успели скопиться.
   Шить Кинара не любила, но по опыту знала, что чем дольше оттягивать, тем больше потом придётся делать. Начала с тонких вещей. Игла легко порхала в руках, разноцветные нити, прихваченные из дома, ложились аккуратными стежками. Почти незаметно добралась до брюк: кожа прокалывалась туго, приходилось помогать игле проходить. Голоса на дворе стихли.
   Вечерело, девушка засмотрелась в окно, раздумывая о дожде. Ведь правда странный, так хочешь не хочешь, а начнёшь верить в колдовской умысел.
   Скрип двери, привычный звук шагов Наследника - Кинара определила, что он один, поэтому от шитья не отрывалась.
   - Обязательно этим заниматься именно здесь? - недовольно поинтересовался Теленг, прикрывая дверь.
   - Тебя не было, - пожала она плечами, взглянув с некоторым недоумением. С чего бы лорду быть не в духе? - Примара тоже. Не хотела оставлять комнату без присмотра. Я уже закончила. Отвернись!
   Кинара скинула плед, начала одеваться. Теленг не спешил отворачиваться, ощущая, как взгляд приковывается к стройным тренированным ногам.
   - Я просила отвернуться! - недовольно произнесла девушка. В детстве после тренировок они часто переодевались вместе, да и в путешествии ей довольно сложно было найти уединение, поэтому Кинара иногда забывала о том, что она не только член отряда, но и женщина.
   Теленг неохотно отвернулся, вновь поймав себя на внезапно подкравшейся мысли о том, какова Кинара в постели. Поспешил отогнать нежданное влечение, пересадил Сима на подставку и произнёс:
   - Надеюсь, хоть сегодня я смогу побыть один?
   - Это упрёк? - поинтересовалась она.
   - Просто иногда ощущаю полное отсутствие личной жизни, - пробурчал он. - А ты разве нет?
   - А разве у меня есть личная жизнь? - усмехнулась она. - В данном путешествии вся моя жизнь принадлежит моему господину.
   - Так ты останешься у меня на ночь? - съехидничал господин. Она фыркнула:
   - Изголодался-то как по женскому вниманию.
   Кинара поднялась, накидывая мундир. В этот момент раздался несмелый стук в дверь.
   - Кто там? - по праву адъютанта крикнула Кинара.
   - Я от портнихи, - послышался смущённый женский голосок. Кинара отворила дверь, обвела взглядом молоденькую служанку с корзиной в руках, пустой коридор. Примара видно не было - похоже, занимался бельём. Кинара кивнула, разрешая пройти, служанка шагнула в комнату. Теленг не сумел скрыть взгляда, направленного на её декольте и открытые плечи - видимо, плащ скинула внизу.
   - А вот и твоя личная жизнь пожаловала, - хмуро произнесла Кинара.
   - Я всего лишь принесла куртку... - робко откликнулась та.
   - Очень мило... - улыбнулся Теленг, проведя рукой по щеке девушки. Та зарделась.
   - Ухожу, пока ты прямо при мне не начал её раздевать, - произнесла Кинара, направляясь к двери.
   - Я же не дождусь, пока разденешься ты, - хмыкнул Теленг. Кинара стремительно развернулась и отвесила ему пощёчину. После, смерив презрительным взглядом, отправилась за дверь.
   Она давно знала: когда проводишь с мужчинами долгое время, у них случаются всплески поползновений, которые необходимо сразу же пресекать. Могут неделями считать тебя товарищем, и вдруг - словно кусает кто.
   Сжав рукой челюсть, лорд какое-то время смотрел ей вслед. Потом повернулся к застывшей девушке, снова провёл тыльной стороной ладони по гладкой щеке. Взял корзинку из рук, поставил куда-то не глядя.
   - Ты этого не видела... - проговорил, целуя её плечо. - И не вздумай кому-нибудь рассказать... - добавил, целуя второе.
   Наследнику Владыки Ирвирата не отказывают.
  
   Будущий Владыка лежал рядом с девушкой, размышляя о том, что даже не спросил её имени. Он и представить не мог, что она окажется невинной. Мало ли служанок сами рвались к нему в кровать? Он думал, и эта пришла не просто так. Прикоснулся к ней рукой, ощутил, что её трясёт.
   - Ну перестань... - прошептал, не зная, как быть дальше. Хотелось, чтобы она ушла, но язык не поворачивался выгнать.
   Внезапный настойчивый стук в дверь отвлёк от этих мыслей. По привычке Наследник подождал, что откроет слуга, тут же вспомнил, что в комнате ни Примара, ни Кинары. Стук повторился, девушка сжалась. Теленг накинул халат, поднялся, открыл.
   На пороге стоял молодой человек, лицо его было взволнованным, а сзади Теленг обнаружил ледяной взгляд подоспевшей Кинары.
   - Даян! - воскликнул парень. Девушка на кровати покраснела и накрылась одеялом. Парень перевёл взгляд на Теленга:
   - Моя невеста... лорд... - глаза пылали, руки не находили применения.
   - Я... не знал, - откликнулся Теленг. - Она ничего не сказала.
   - Даян! Почему?! - выкрикнул парень. Из-под одеяла донёсся всхлип. Теленг бросил просящий взгляд на Кинару, но та гордо удалилась.
   - Я искал её... - проговорил парень, глядя Теленгу в глаза. - Я знал, что она ушла сюда... Внизу увидел плащ...
   - Я ни к чему не принуждал её, - отозвался Теленг. - Если бы она сказала... Вот, - он прошёл к ларцу, вытащил мешочек с деньгами. - Возможно, это сможет возместить вам...
   Молодой человек одарил Теленга взглядом, от которого ему вдруг стало не по себе:
   - Если бы вы не были Наследником Ирвирата, лорд, я бы вызвал вас на дуэль. Прощай, Даян, - бросил он в сторону кровати, развернулся и ушёл.
   - Ты не обязана была делать этого, - проговорил Теленг, не оборачиваясь. Вытащил из корзинки свою куртку и вложил туда мешочек. - Одевайся, не буду смущать.
   И он тоже покинул комнату.
   Не слишком задумываясь, куда идёт, остановился лишь у двери Кинары. Та отворилась свободно, но, пожалуй, даже будь она запертой, Теленг всё равно вошёл бы.
   Кинара сидела на кровати, и он подошёл и опустился рядом с ней.
   - Ударь меня... - пробормотал он.
   С ощутимым удовольствием Кинара размахнулась, влепила ему оплеуху со второй стороны. Не ожидавший этого Теленг поднял на неё изумлённый взгляд.
   - Ещё? - поинтересовалась она.
   - Осмелела, однако, - проворчал он. - Если бы ты не была Кинарой...
   - Вероятно, тогда меня постигла бы участь Даян, - откликнулась она. Он сник, сжал голову руками.
   - Ведь я же... никогда и никого не принуждал.
   - Может, просто никто и никогда не отказывал?
   Он поднял на неё взгляд:
   - Не потому, что им нужен был я, а потому, что я будущий Владыка?
   Она пожала плечами.
   - Он... даже денег не взял.
   - Ты действительно думаешь, что сможешь всё исправить мешочком с деньгами?
   - Кинара...
   - Не думай, что стану жалеть тебя, - откликнулась она, поднимаясь. - Лучше девушку провожу, на улице почти ночь, а никому из вас этого и в голову не придёт.
   Когда Теленг вернулся к себе, Даян уже не было. Мешочек нетронутым стоял на столике.
   Наследник очень надеялся, что Кинара успеет её догнать.
  

Глава 20. Благодарность Дорианы

  
   К облегчению Диаля, Айгар не встретился им на пути, и однажды вечером перед спутниками показались ворота Кийаллы. Закатные лучи отсвечивали алым на белых городских стенах, но ворота ещё оставались открыты. Двое стражников попивали что-то из кружек, не слишком ретиво проверяя прибывающих и отбывающих. Однако в надвратной башне Диаль приметил человека, всматривающегося в даль, и ему вдруг вспомнились слова о вторжении невесть откуда взявшихся варваров.
   - Чтож, - проговорил он, останавливая коня. - Вот я и довёз тебя до Кийаллы. Думаю, моё обещание можно считать исполненным, и здесь я тебя покину.
   - На ночь глядя? - удивилась Дориана, тоже останавливаясь. Флор держался поодаль, предоставляя господам решать, когда и куда направиться.
   - Я спешу, - улыбнулся Диаль. - Дорогу домой, думаю, найдёшь?
   - И что я, по-твоему, пойду пешком после нескольких дней в седле? Почему ты решил оставить меня именно здесь?
   - Зачем пешком? Пусть Флор проводит тебя... переночует в городе.
   - Диаль... к чему эти глупости? Поехали ко мне... я представлю тебя всем как своего спасителя. Переночуете, поедите, покупаетесь... да и лошади отдохнут. А завтра с утра поедете. А если вдруг захочешь в тайную секцию, проведу!
   - Давайте скорее решайте! - крикнул один из городских стражников, поднимаясь и беря в руки алебарду. - Ворота скоро закрываются!
   - Пошли! - попросила Дориана, потянув Диаля за рукав.
   - Ладно, - усмехнулся он. Времени вроде бы хватает, Ниме ещё должна быть на пути в Мерриод.
   Не без внутреннего волнения он приближался к ограде библиотеки. Может, правда успеет ещё разок заглянуть?
   Уже стемнело, когда они въехали внутрь.
   Из домика смотрителей повыбегали люди, родня его спутницы, из библиотеки показались несколько стражников.
   Дориана на удивление легко соскочила с седла, бросаясь в объятия матери. Затем подошла к отцу, крепко обняла его, и Диалю показалось, будто что-то сказала. Он на всякий случай нащупал мысленный контакт со Сферой.
   Дориана обернулась, позвала рукой Диаля.
   - Это мой спаситель, - проговорила, когда тот спрыгнул вниз. Обернулась к одному из встречающих мужчин:
   - Зменн, будь добр, проведи Флора в конюшни и помоги расседлать лошадей. Флор, как управишься там, заходи в дом. Идём, Диаль!
   Диаль заметил взгляд, каким обменялась Дориана с отцом, и заколебался было, однако мать девушки, радушно застрекотав, подтолкнула их внутрь.
   Все забегали, собирая к столу, однако Диаль заметил, что отец задержался на дворе. Он рассматривал лица дорианиного семейства, которые казались радостными и открытыми, счастливыми тем, что Дориана жива и невредима, и явно предвкушающими интересный рассказ за ужином.
   Не прерывая контакта со Сферой ни на секунду, молодой человек раздумывал, под каким бы предлогом выйти наружу. Обострившееся чувство опасности перекатывало тревожные импульсы по всему организму.
   Диаль уже поднялся, когда в дверях появился отец с пятёркой стражников. Ещё несколько показались с противоположного входа.
   - Он! - воскликнула Дориана, вскакивая и указывая на Диаля. - Хватайте его, он знает...
   Не дожидаясь окончания, Диаль материализовал меж ладоней сферу и, не имея времени сориентироваться, руководствуясь лишь наитием и ощущениями, которые запомнились ему на болотах, открыл проход. Чья-то рука ухватила его предплечье, однако он легко скинул её, прыгнув в неизвестность. Шум, крики, возгласы, топот подбегающих ног коснулись слуха и тут же исчезли. На спинке стула остался висеть дарованный Теленгом плащ.
  

***

  
   Кинара нагнала Даян на улице. Девушка прислонилась к какому-то забору, по щекам текли слёзы, оголённые плечи дрожали. Кинара скинула свой дорожный плащ, подошла:
   - Возьми вот, согреешься. Ночи не такие тёплые ещё, - проговорила она. Даян подняла на неё глаза, ничего не ответив, и Кинара накинула плащ ей на плечи.
   - Ты извини, - добавила она, - говоря всё это лорду Теленгу, я не думала о тебе. Мне жаль, что так вышло.
   - Вы тоже собираетесь предложить мне денег?
   - У меня нет таких денег, - усмехнулась Кинара. - Я понимаю, что ты ощущала, но, уверена, лорд Теленг предлагал их от сердца, желая загладить случившееся... А я просто хочу проводить тебя.
   Она попыталась взять Даян за локоть, но та отдёрнула руку:
   - Вам, кто безнаказанно ударил по лицу лорда Теленга, не понять, что я пережила!
   - Да, не понять! - воскликнула Кинара. - Не понять, почему ты не сказала ему о женихе и... всём остальном! Уверена, он не настаивал бы, вокруг имеется множество женщин, которые будут счастливы удостоиться его внимания, пусть даже на одну ночь!
   - Боюсь, в отличие от вас, мне он не простил бы подобного оскорбления, - всхлипнула Даян. - Вот, возьмите свой плащ, и не нужно меня провожать!
   Она попыталась снять плащ, однако Кинара остановила её руки:
   - Прекрати. Я просто хочу удостовериться, что ты не побежишь бросаться в ближайший омут.
   - А что мне ещё остаётся?
   - Жить. Что же ещё? Если твой жених тебя любит - простит. А если не простит - найдётся другой, который полюбит тебя такой.
   - Легко вам говорить, это не вашу честь отняли на глазах у вашего жениха...
   - Возможно, я слишком рано научилась охранять свою честь. Я, знаешь ли, выросла в воинских казармах - не лучшее место для девочки, тебе так не кажется?
   Кинара настойчиво потянула Даян, та отлепилась от забора, понуро побрела рядом.
   - Отец защищал меня и даже пару раз дрался за меня с подвыпившими сослуживцами, но он не всегда был рядом, а мужчины - везде мужчины, - продолжила Кинара. - И тебе неплохо бы научиться этому. Не убил же он тебя бы, в конце концов.
   Даян снова всхлипнула.
   - Где твой дом?
   - Туда... - показала Даян рукой. - Как я покажусь там?
   - Ну... есть два варианта. Либо ты всё рассказываешь, либо скрываешь. Боюсь, правда, твой жених молчать не станет.
   - Они знать меня не захотят...
   - Ну... многие родители были бы счастливы, если бы их дочь удостоилась внимания самого будущего Владыки. Однако... давай так. Если тебя безоговорочно выгонят, приходи ко мне. Что-нибудь придумаем... ладно?
   - Почему вы так добры ко мне? Я же видела, как вы смотрите на него... Вы должны ненавидеть меня!
   - Я слишком хорошо знаю, что такое быть женщиной, - усмехнулась Кинара.
  
   Песок, песок... Всё забивает сухой горячий песок. Он кружится в порывах иссушенного ветра, забирается в щели давно разрушенных строений.
   Один из заброшенных городов Вольных Земель. Едва уловимо возвышаются над барханами остатки древних зданий, каких не встретишь больше нигде - только в таких вот городах. Всходит безжалостное солнце. Почему-то в этих пустынях оно нещаднее, чем в других странах, расположенных на той же широте.
   Мальчик забивается в какую-то щель, пытаясь спастись от раскалённых лучей. Отталкивается ногами, залазя всё глубже, но солнце достаёт его сквозь тонкие брюки, а открытые щиколотки просто пылают.
   Глубже, ещё глубже... Неустойчивый камень подаётся под спиной, и, потеряв равновесие, он проваливается куда-то вниз. Больно ударяется о пол, несколько мгновений лежит, приходя в себя. Первое чувство, которое приходит - ощущение живительной прохлады. Здесь не просто как в пропитанной зноем тени наверху, здесь как в горной пещере, тихо и влажно.
   Мальчик садится, снимает с пояса флягу, выкапывает остатки воды в рот. Они лишь дразнят его, и напоминают о голоде.
   "Меня уже ищут... - убеждает он себя. - Меня найдут."
   Но для того, чтобы его нашли, нужно вернуться наверх.
   Он встаёт, осматривается. Сквозь отверстие высоко в стене льётся солнечный свет.
   "Ничего себе, упал я..." - думает мальчик, поспешно проводя руками по телу в поисках повреждений. Вроде бы обошлось.
   "А может, тут есть вода? Еда едва ли, но вода... вдруг... Да и как долезть дотуда?"
   Мальчик снова смотрит вверх. После направляется к дверному проёму.
   Глаза уже привыкли к полумраку. Он видит широкое помещение, в котором когда-то были окна, однако сейчас их закрывают горы песка и камней. В двух противоположных сторонах, где нет окон, имеются двери - одна плотная, закрыта, от второй остался лишь проём.
   Мальчик приближается к нему, медленно и осторожно, прислушиваясь и присматриваясь. Падающие сверху лучи не дают рассмотреть деталей, а тишина перемежается звуком сыплющихся песчинок и шорохом не то зверушек, не то насекомых.
   Мальчику страшно, он хочет и одновременно боится узнать, что ждёт его там, в темноте. Проходит через ещё одно помещение, небольшое и лишённое окон, оканчивающееся странной прозрачной дверью.
   Заставив себя толкнуть её, он не знает, чего желает больше: чтобы она отворилась или наоборот. Однако дверь на удивление легко поддаётся, лишь слегка скрипя и шаркая о пол, и он проходит через небольшой коридор.
   Впереди открывается длинный колодец, уходящий вниз и вверх. Круглый, кое-где видны металлические скобы, загнанные в стену. По ним можно было бы попытаться пролезть, но мальчик не решается. Сверху падает несколько рассеянных лучей солнечного света, и мальчик видит блуждающие в них пылинки.
   В трещинах нашли пристанище большие мохнатые пауки. Мальчик знает, что они ядовиты, однако не имеют желания нападать на него. Но он спешит покинуть это место.
   Обернувшись, чтобы как можно лучше запомнить путь, двигается дальше, рисуя в голове план своего передвижения. Он не должен заблудиться в этом подземном лабиринте древних строений!
   Проходит из помещения в помещение, некоторые оказываются почти полностью завалены песком и приходится протискиваться меж достигающмие потолка холмами. Другие остались свободны, можно рассмотреть потоки на стенах и остатки узоров на полу. На потолке видны странные, торчащие в стороны шнуры, к которым давным давно, должно быть, что-нибудь крепилось.
   Иногда попадаются запертые двери, и мальчик не спешит ломиться в них. По-прежнему медленно, запоминая каждый шаг, а где возможно - оставляя метки, он старается идти прямо и оставлять двери открытыми. Попадающиеся изредка полуистлевшие предметы не поддаются узнаванию. Он считает, что это наверняка мебель, однако не представляет, для чего и кого она могла бы служить.
   Мальчик толкает ещё одну прозрачную дверь. За дверью видна лестница.
   Дверь туго, но поддаётся, и мальчик радостно бежит вверх. Однако на площадке замирает. Весь следующий пролёт оказывается завален обвалившимся песком вместе с остатками потолка и стен. Там не пройти никак...
   Он в отчаянии садится на ступени, слёзы подступают к глазам. Неужели это конец...
   "Ночью я выйду наверх и попытаюсь найти путь назад!" - пытается обнадёжить он себя.
   И вдруг ощущение... Мальчик подхватывается с места, зная, что должен бежать вниз.
   Не слишком разбираясь в своих эмоциях, бросается по лестнице, пробегает несколько этажей, боясь потерять чувство зова.
   Здесь темно, но глаза видят очертания стен и предметов, и он мчится сквозь залы, комнаты, коридоры... Пока не оказывается в огромном тёмном помещении со стеллажами.
   - Книги?! - кричит он. - И всё?!
   Мальчик пытается понять, как же ему вернуться назад, подсчитать, сколько сделал поворотов и на сколько опустился лестниц.
   Книги и свитки часто звали его, он должен был вспомнить это чувство и не бросаться на него! Но он так надеялся, что здесь окажется живое существо, которое вывело бы его.
   Он идёт вдоль полок, проводя по ним рукой. Берёт древний фолиант. Открывает...
   С первой страницы расплёскивает яркое сияние картина с изображением прекрасного дворца удивительного изумрудного цвета. Вокруг бьют фонтаны, щебечут птицы, ветер ласкает листву.
   Мальчик в изнеможении опускается на пол, из глаз капают слёзы. Это конец...
  
   Диаль очнулся после кошмара. Всё тело ломило, на языке сохранился привкус песка. Диаль с трудом сел, непослушными пальцами снял с пояса флягу. Та была заполнена наполовину, и он сделал несколько глотков.
   Давно он не переживал во сне своё детское приключение... Ведь действительно был на краю гибели. А с другой стороны... Оно изменило всю его жизнь.
  

Глава 21. Крылатые

  
   Сумасшедшая скачка, редкие остановки для отдыха. Расом давно не жил в таком бешенном темпе. Чёрная тень Айси неуклонно следовала рядом с ним - или чуть в стороне от дороги, когда становилось слишком людно.
   На привалах чёрный кот часто прикрывал глаза, сосредоточенно что-то разглядывая в недоступных Расому далях, после рассказывал о передвижениях Сивиона. Личный враг лорда Теленга уже добрался до Аллара.
   - Не вижу, - проговорил однажды ночью у костра Айси. - Похоже, их кто-то скрыл. Или они вступили во владения сильного колдуна... что более вероятно. И ещё... странное у меня ощущение, будто имеют связь с твоим отрядом. И знают всё, что там происходит.
   - У лорда Теленга? - уточнил Расом. Кот согласно прикрыл глаза, лизнув переднюю лапу.
   - Как предупредить?
   - Пока мы не узнаем, как им это удаётся, едва ли сможем помочь твоему лорду.
   - Всё равно... предупредить, чтобы был осторожен.
   - Я попробую... если удастся настроиться хоть на кого-то. Кто из них наиболее восприимчив?
   - Может быть, Кинара... как женщина. Ещё Мирсес, лекарь... Не знаю насчёт самого лорда.
   - Это сложно, я никого из них не видел. Их останавливали Шиаа и Коаис. Кстати, Коаис собиралась лететь сюда. Вернее, в Белую Долину. Сделать то, что не могу сделать я.
   - Ты можешь общаться с ними? Или просто видишь?
   - Из нас четверых мне лучше всех удаётся дальний контакт. Сейчас попробую связаться.
   Айси снова закрыл глаза и на какое-то время замер. Расом видел, как едва уловимо подрагивает кончик пушистого хвоста. Отблески света костра прыгали с усов на шерстинки, и Расом даже не сразу обнаружил, что Айси открыл огненные глаза. Лишь когда его зубы обнажились в лёгком оскале, Расом настороженно вскочил:
   - Что?
   - Я пытался достать до Коаис, но вместо неё обнаружил Реттех. Она скоро будет тут.
   - Тут? Она бросила Фиолду с Гран-широм?
   - Она слишком занята скоростью своего передвижения для разговоров, однако сказала, что это очень важно.
   Прошло немногим более получаса, когда со стороны дороги на поляну ворвался белоснежный клубок. Расом не мог разглядеть волчицу, пока та не остановилась. Лишь конь взвился на дыбы и с испуганным ржанием шарахнулся в сторону, так что воину лорда Теленга пришлось подниматься и успокаивать.
   Айси сидел грациозным изваянием, ожидая действий Реттех, однако когда та начала превращаться в девушку, тоже предпочёл принять человеческий облик.
   Привычные к трансформациям глаза Расома пытались разглядеть мельчайшие детали видоизменений, но даже ему оказалось очень сложно уловить эти мгновения. Легкие, быстрые, ловкие, будто движения умелого скульптора, перемены объёмов и форм наслоились в единый миг чуда. И вот уже парень с девушкой беседуют у костра, словно и не было никаких загадочных зверей.
   Расом вернулся к огню, с любопытством ожидая рассказа Реттех и надеясь, что ему позволено будет услышать. Надежды оправдались: Реттех заговорила на языке Ирвирата:
   - Совершенно случайно... на одной старой карте... я обнаружила Храм Всех Стихий.
   Она извлекла откуда-то из-под одежды старинный жёлтый свиток, и, развернув, показала Айси. Однако тот внимательно смотрел на расширившиеся глаза Расома.
   - Что тебе известно об этом? - спросил. Словно очнувшись, Расом качнул головой, задумчиво глядя в огонь:
   - Ничего... Это последнее, что я слышал о матери, когда пытался разыскать её. Что она искала путь в Храм Всех Стихий. Не знаю, добрались ли... после этого её будто скрыли, никто не может найти, даже... колдуньи. Я искал карты, сведения, хоть кого-нибудь, кто смог бы проводить туда. Всё напрасно. И вдруг... вы...
   Расом замолчал, поскольку продолжение мысли было и без того понятно. Айси протянул руку, беря свиток, и Расом не удержался, подвинулся поближе, тоже заглядывая в карту.
   - Думаю... это может помочь, - проговорила Реттех. - Я связалась с госпожой.
   В этот миг почти вызревшую луну закрыла огромная крылатая тень. Конь снова заржал, и Расом вскочил к нему. Верхушки деревьев встрепенулись под порывом ветра, роняя благоухающие цветы, слух прорезал звук рассекаемого воздуха. А через несколько мгновений возле костра сидела ещё одна девушка, с яркими разноцветными волосами и глазами, заполненными небесной голубизной.
   Она тяжело дышала, а одежда казалась новой, почти не ношенной.
   - Была недалеко, когда услышала приказ госпожи, - произнесла она.
   - Интересно, - задумчиво произнёс Айси. - Я как раз только говорил Расому, что мне лучше всех удаётся удалённый контакт.
   - Госпожа сказала, - с усмешкой отозвалась Коаис, - ты слишком занят слежкой в ином месте, а ей не хотелось обрушивать на тебя всю свою силу, раз уж мы обе оказались неподалёку.
   Реттех согласно кивнула, и Айси тоже усмехнулся. После взглянул на Расома.
   - Думаю, он с нами, - проговорил Айси.
   - Его конь слишком медленный, у нас нет времени. Нужно ещё успеть в Таллеру, - откликнулась Реттех.
   - Похоже, его мать - та, кто нам нужен, - снова сказал Айси.
   - Я могу сделать ему подарок, - вдруг усмехнулась Коаис. - Если уж его присутствие столь важно. Только коня придётся оставить.
   - Похоже, важно, - задумчиво ответил Айси. - Таких совпадений не бывает.
   - Как оставить? Я не могу его оставить! - воскликнул Расом.
   - Можно договориться в ближайшем доме, чтобы за ним присмотрели, - пожала плечами Реттех.
   - А если хорошо заплатить, подкрепив просьбу именем лорда Теленга, обязательно найдётся желающий доставить его в Белую Долину, - усмехнулся Айси.
   - И как это будет выглядеть? Лучше уж я сам за ним вернусь! - проговорил Расом. После будто встрепенулся: - Вообще о чём идёт речь? Какой подарок?
   Троица переглянулась и рассмеялась.
   - У тебя подходящее, податливое, привыкшее к изменениям тело. Давайте начнём, чтобы не терять времени.
   - Я не понимаю... - Расом беспомощно огляделся, ощущая, как меж Айси, Реттех и Коаис зациркулировала сила небывалой мощи. Он не смог бы противостоять им даже при всём желании.
   Они поднялись, образовав вокруг него своего рода треугольник, причём Айси оказался по ту сторону костра. Расом ощущал, как энергия огня вливается в их поток, потом земли, воздуха, и последним откуда-то хлынул дождь.
   Медленно, плавно Коаис и Реттех начали перемещаться, лишь Айси оставался на месте. Расом не в силах был пошелохнуться, страх и любопытство смешались в нём, и ни одно не могло перевесить. Всё случилось так быстро - он не успел задуматься, а кроме того, неожиданно обнаружил, что доверяет Айси и Реттех.
   Через несколько минут Реттех оказалась за ним, на таком же расстоянии, на каком стоял Айси, так что все трое образовывали одну прямую. Коаис тоже двигалась ему за спину, но, в отличие от Реттех, приближалась.
   Расом ощутил прикосновение её горячих ладоней, будто дуновение ветра, сорвавшего одежду со спины. Трепеща, лохмотья взвились вокруг рукавов, и девушка лёгкими движениями сдёрнула остатки. Он даже не успел возмутиться или задуматься о том, что будет надевать.
   Резкое движение двух ладоней в районе лопаток пронзило тело секундной болью, однако порыв холодного ветра снял её тут же. Казалось, Коаис дует на спину, он хотел обернуться, но всё тело застыло и не желало подчиняться.
   Что-то происходило, что-то важное, сложное, однако в голове помутилось и он ничего не осознавал. Попытался найти глаза Айси и прочесть в них ответ на невысказанный вопрос, но взгляд не хотел фокусироваться; и поляна, и огонь, и деревья - всё плыло, иногда даже казалось, будто он видит потоки струящейся энергии.
   Расом ощутил, что падает. Какое-то время словно сам воздух поддерживал его, после за спиной полыхнуло нечто огромное и неуправляемое, в голове потемнело, и Расом упал на разогретую невероятной силой землю.
   Очнувшись, он не мог сориентироваться, где находится, день вокруг или ночь. Не помнил, сколько заняла странная процедура, а уж осознать, как долго пробыл без сознания, не удавалось и подавно. Несколько ли часов, или несколько суток.
   С трудом огляделся. Наступало утро, по-прежнему горел костёр, и трое загадочных созданий тихо беседовали рядом, будто ничего особенного не случилось.
   - Проснулся... - проговорила Коаис, поднимаясь и подходя к нему. Помогла сесть, в руке обнаружилась миска с каким-то отваром. Расом ощущал такую слабость, что даже не было сил сопротивляться.
   Придерживая его голову, девушка с хищным птичьим носом, впрочем, очень красиво и уместно смотрящимся на лице, поднесла миску к его губам и заставила выпить до дна.
   По телу разлилось тепло, а с ним уходила усталость и возвращалась сила.
   - Ну что, опробуешь? - усмехнулась Коаис.
   - Он всё ещё не понял, - засмеялся Айси, поднимаясь.
   - Я пристроила твоего коня, - добавила Реттех, тоже вставая. - Воспользовалась плащом и перстнем, свидетельствующем о службе у лорда Теленга, так что, когда освободишься, сможешь забрать любимца.
   Расом машинально взглянул на руку, однако кольцо было на пальце. Мелькнуло некоторое удивление: перстни Владыки и Наследника Ирвирата заколдовывала сама госпожа Йаира, и никто не мог воспользоваться ими кроме тех, кому лорды лично вручали. Впрочем, всё связанное с Айси и Реттех представлялось Расому столь удивительным, что он не сомневался: загадочные создания способны справиться с любым колдовством, даже наимогущественнейшей чародейки.
   - Долго я лежал? - поинтересовался Расом, поднимаясь при помощи Коаис.
   - Ритуал занял три дня, - откликнулась та. Айси дунул на костёр, и огонь исчез, оставив лишь несколько остывших головёшек.
   Пока все четверо выбирались из-под деревьев к дороге, Расом обнаружил, что на нём надета его же одежда. Он совершенно не сомневался, что принял истинный облик. В спине ощущалось нечто необычное, однако никак не мог собразить, что же.
   Выйдя на дорогу, Коаис остановила Расома посередине и произнесла:
   - Ну, давай. Ты знаешь, что делать. Давно всё знаешь, просто человеческий разум не в силах смириться с тем, чего не в состоянии объяснить и во что поверить. Пробуй. Эта одежда изменена специально, с ней не возникнет проблем, но если будешь надевать иную... не забывай. Впрочем, со временем привыкнешь.
   Расом обнаружил, что все отошли назад, будто оставляя ему место.
   И вдруг понял. Понял, какой подарок сделала ему удивительная разноцветная птица. Госпожа Воздуха.
   Два клубка небывалой силы всклокотали за плечами, и Расом почувствовал, как за спиной раскрываются, набирают материальности неощутимые дотоле крылья. Не удержавшись, посмотрел на них.
   Похожие на птичьи, но полупрозрачные, безо всяких там перьев или перепонок, будто сгустки энергии, почти превратившейся в материю - почти, но не совсем... Видимые, ощутимые, осязаемые, и в то же время исчезающие при желании. Такие сверкающие...
   Он несколько раз расправлял и убирал их, запоминая ощущение, пока восторг не заполнил всю душу. Извечная мечта человечества. Уметь летать...
   Оттолкнувшись ногами, с идиотской счастливой улыбкой на лице взмыл в воздух. Первые неумелые взмахи не смутили, сделал несколько пробных кругов, прислушиваясь к себе и определяя особенности нового способа передвижения.
   Три фигуры внизу стояли, глядя вверх. На очередном витке, приближаясь к ним сзади, Расом стал свидетелем невероятного зрелища. Будто в замедленном темпе видел, как они отталкиваются от выложенной камнями поверхности Тракта, и за спинами каждой раскрываются полуматериальные, полуэнергетические крылья - не разрывая одежду, лишь едва уловимо меняя центр тяжести тел. Даже Коаис не стала превращаться в птицу.
   Чуть поднажав, догнал их. Поначалу летели невысоко, Расом часто начинал уставать, и все четверо притормаживали, а то и вовсе опускались передохнуть. Однако вскоре приноровился, словно полностью слившись со своими крыльями, и помчался наравне с остальными, будто крылья были даны ему с рождения.
   Днём уже летели над нижним слоем облаков, чтобы с земли никто не смог разглядеть или хотя бы заметить. Расом осознавал, что на такой высоте он должен бы окоченеть от ледяного ветра в пропитанном влагой воздухе. Но всё тело словно бы покрыла лёгкая, полупрозрачная как крылья, почти невидимая энергия, и лишь волосы чуть-чуть колыхались в такт движению.
   Коаис обернулась, он обнаружил перед собой хищный клюв, взмахнули огромные разноцветные птичьи крылья. Расом даже не заметил миг, когда она приняла этот облик.
   Сделав несколько взмахов, птица описала огромный круг, то ли высматривая дорогу, то ли желая найти добычу. Расом вдруг ощутил огромную, непередаваемую словами благодарность. Мелькнувшая мысль о том, что едва ли кто-нибудь стал бы делать подобный дар просто так, не испугала его. Он готов был отплатить чем угодно за реализацию невероятного чуда, частью которого внезапно для себя оказался.
   Подлетевшая Коаис снова взглянула на него, будто прочитав мысли, и ему на миг показалось, что подмигнула.
   Лишь вечером опустились для ночлега.
   Расом ощущал усталость во всём теле и дикий голод, однако чувство восторга и счастья не покидало. Обессиленный, он сел на ближайшее поваленное бревно, продолжая улыбаться.
   Реттех белой тенью скользнула в поисках добычи. Айси повёл рукой, выстраивая ветки для костра, который вдруг загорелся сам собой. Последней опустилась Коаис, неся в клюве зайца.
   Расом предполагал, что никому из его спутников не нужно обжаривать еду, если их тела вообще нуждаются в пище. Однако Реттех вернулась ещё с несколькими зайцами за спиной, успев принять человеческий облик, и вскоре шашлык весело потрескивал на прутьях, а две девушки и двое парней отдыхали после тяжёлого дня.
   - У нас гости... - проговорил вдруг Айси, лениво наблюдая за тропкой, ведущей к их пристанищу. Через некоторое время туда вышла немолодая пара в сопровождении двух ребятишек и девчушки.
   - Простите, добрые люди, - проговорил моложавый старик с добротным посохом, приложив руку к сердцу. - Можно присоединиться к вашему костру? Не успели добраться засветло до Итемры.
   - Итемра? - удивился Расом. - Мы уже так далеко? Отсюда же рукой подать до Таллеры...
   Усмехнувшись, Айси кивнул подошедшим:
   - Пожалуйста. Располагайтесь.
   - Спасибо, - поблагодарил старик.
   - Ну, давайте, - подтолкнула притихших детишек пухленькая старушка, доставая из заплечного мешка котелок.
   Через некоторое время в котелке радостно побулькивала похлёбка, сдобренная щедро пожертвованными кусочками зайчатины.
   Двое мальчишек прыгали вокруг костра, устроив баталию на ветках, будто и не путешествовали целый день. Бабушка хлопотала возле котелка. Дед же, не надоедая расспросами, рассказал, что ведёт детей к себе, чтобы дать родителям отдохнуть, плавно перешёл на какие-то деревенские сплетни, обильно приправленные мистическими подробностями, и как-то сам собою оказался в центре внимания и увлекательной беседы.
   Лишь девчушка сидела тихонько, недоверчивыми глазами рассматривая случайных знакомцев.
   - Не бойся, - улыбнулся находящийся ближе всех Расом, когда дедушка прервался промочить горло, а бабушка принялась рыться в мешке в поисках посуды.
   - Что у тебя за спиной? - прошептала девчушка. Расом бросил растерянный взгляд назад, не представляя, что она имеет в виду. Неужели как-то заметила крылья? Или там нечто более прозаическое? Жаба какая-нибудь, к примеру?
   Коаис проницательно посмотрела на девчушку, и сомнения Расома тут же пропали. Никакой жабы там нет. Змей, мышей, пауков и прочей пугающей девчушек прелести - тоже.
   - Молодец, - похвалила Коаис. - Способная.
   Бабушка испуганно взглянула на неё, после одёрнула внучку:
   - Дара, перестань. Не отвлекай господ.
   - Тётка Сара говорит, - вставил дед, - что нашу Дарочку, может, даже в Мерриод взяли бы учиться.
   - Да перестань ты, по что ребёнку в чужую страну ехать! - пробурчала бабуля. После обратилась к спутникам: - Вы уж извините, у нас всего пять тарелок, нужно как-нибудь по очереди...
   - Да не волнуйтесь, мы уже поели, - улыбнулся Расом. Мальчишки тем временем оказались у него за спиной.
   - Ничего тут нет! - заявил один.
   - Дара всё время притворяется! - поддержал второй. - Ничего она не видит, просто тётку Сару наслушалась!
   - Да и дедушка всё время про всякие чудеса рассказывает! - не отставал первый.
   - Не правда! - закричала Дара. - У него там есть... у него там крылья!
   - У людей крыльев не бывает! - рассмеялись мальчишки.
   Ощущая, что проваливается куда-то, Расом взглянул на Айси. Однако все трое смотрели на детей с лёгкими снисходительными улыбками, и Расом постарался водрузить на своё лицо такую же.
   "У девчушки сильные задатки, - услышал он в голове мысль Айси. - Если не убедят её в том, что она всё придумывает, сильной видящей вырастет. Вон как на нас смотрит... чует".
   Дедуля с бабулей озадаченно переглянулись, после окликнули внуков:
   - А ну, не мешайте людям. Устали ведь все с дороги... - И женщина обратилась к попутчикам: - Вы в Таллеру? Если хотите, можем до Итемры вместе дойти.
   - Мы не совсем в Таллеру, - откликнулась Реттех. - Лучше не станем вас... задерживать.
   - Да ведь они полетят! - проговорила Дара.
   - Чудес не бывает! - наперебой кричали братья.
   - Не бывает, - согласилась бабуля. - Я за свою жизнь ни разу ни одного чуда не видела.
   - Так ты ж и сейчас не видишь... - с детской непосредственностью улыбнулась Дара. Бабушка глянула на внучку, после наставительно произнесла:
   - Даже работа колдуньи - прежде всего тяжёлая и сложная работа. И то половина из них - шарлатанки!
   - Не бывает? - усмехнулся дедок. - Вот я вам сейчас одну историю расскажу...
   - Знаем мы твои истории... А доказательства где? - не унимались братья.
   - Магия существует, - с неожиданной тоскливой ноткой вдруг проговорил Расом. - Но чаще всего она просто проходит мимо...
   Айси бросил на него пристальный взгляд, и он замолчал, боясь сказать лишнее.
  
  
  
   Дорогие читатели!
   Первая книга окончена, концовка постоянным читателям отправлена. Кого интересует возможность дочитать, пожалуйста, пишите на почту.
   Спасибо всем, кто был со мной!

Оценка: 8.15*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"