Элинор, Одна Из Трёх: другие произведения.

Мечта 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.40*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОБНОВЛЕНО! 29.05 в 0.32 еще капелька

  - Мор, я тебя убью! На этот раз точно!
  
   Я сидела в глубоком кресле, куталась в плед, пытаясь согреть ноющие кости, и в очередной раз думала о бренности бытия, перебирая в голове события последних дней.
  ...После феерического появления Нила я, под впечатлением этого самого появления и действием выпитого, уснула в такси на плече любимого. Доставка Элечкиного бесчувственного тела до квартиры и в неё же попадание прошли без моего непосредственного участия. И только когда ненаглядный белобрысик укладывал меня в кровать, я что-то сонно промычала и вырубилась.
   Утро встретило Элю ласковым ветерком из приоткрытого окна и звоном посуды, доносящимся из кухни. Сладко потянувшись, я погладила простынь, еще едва уловимо пахнущую любимым, и резво соскочила с кровати. В голове царил полный сумбур на фоне плотной розовой дымки, сердце трепетало. Низ живота сладко заныл от мысли, что я наконец рядом с ненаглядным эльфом и всё хорошо. Нет, всё просто прекрасно!
   Кажется...
   В дверном проёме кухни мелькнули знакомые зеленовато-красные волосы, и я застыла в ступоре... Морка?!
  - О! Элька! - выскочила навстречу любимая подруга и звонко чмокнула меня в щёку, ловко несмотря на огромный живот проскользнув мимо в ванную.
  - Мор...Э-э...А что ты тут делаешь? - аккуратно подобрав челюсть, поинтересовалась я у захлопнувшейся за подругой двери.
  - Да вот, решила заглянуть в гости, - глухо донеслось в ответ.
  - А почему именно сейчас, а не раньше на пару месяцев? - мне казалось, что после всех приключений способность удивляться начисто покинула нашу Элечку. Ан нет, изумление от внезапного явления соратницы вернуло восприятию былую остроту - остро захотелось громко и матерно выразить весь сонм охвативших меня чувств.
  - Ты понимаешь какое дело, - пробежала мимо Морка, прижимая к груди раритетные деревянные щипцы для вылавливания свежепрокипяченного белья, который год пылившиеся в дальнем углу ванной. - В некоторых местностях нашей планеты, как ты, наверное, знаешь, бывают сезоны дождей, - я кивнула и осторожно заглянула в кухню. Не обнаружив там никого кроме ненаглядной подруги, разочарованно вздохнула. Опять куда-то делся, зарраза, то есть любимый.
  - Так и между мирами бывают шторма. - Подруга деловито копалась в ящике стола, одновременно с этим сыпя что-то в огромную эмалированную кастрюлю. Затем отбросила опустевший пакетик и принялась активно шуровать в посудине добытой в ванной деревяшкой, продолжая странную лекцию. - Вот как раз последние пару месяцев между нашим и Мидоррским бушевали эти самые шторма. А во время них перемещение практически невозможно. К тому же зелье, с помощью которого можно переноситься туда-сюда, я доделала буквально на днях.
  - Что ж тебя твой вампир не перенёс? - походя отметив для себя, что уборку придется делать раньше, чем планировалось, лучше прямо сегодня, проявила я любопытство.
  - А он мне не разрешает отлучаться далеко от дома - переживает за нас с сыном.
  - Ну это понятно. Особенно зная твой шиловж...э-э...непоседливый нрав... А что за зелье? И где ты раздобыла мою двухведёрную кастрюлю? Я ее второй год ищу.
  - Да, подруга, только ты могла потерять такую бандурину в однокомнатной квартире без балкона, - тут я не могла не согласиться с Моркой - только я. - Она была в шкафу, под складом сумок.
   Точно! Давно хотела там разобраться. Видно не зря хотела.
  - А зачем тебе моя холодцовая кастрюля? Ты выучила новый вампирский рецепт? - я принюхалась и чихнула. - Судя по аромату, главные его ингредиенты - полынь, деготь и почки невинных младенцев?
  - Тьфу на тебя, - отмахнулась подруга. - Хотя полынь там и вправду есть, - она энергично тряхнула волосами. - Зелье я варю.
  - Зачем?
  - Ты меня не слушаешь! - разве? - Я вывела состав для перемещения между мирами. Вот, готовлю.
   Нет, Морри - просто потрясающее создание. Сначала исчезает без вести на иясс знает сколько времени, а когда появляется - без предисловий начинает стряпать что-то экзотическое. Причем, что характерно, в моей кухне! И как у нее получается выводить все эти волшебные составы?
  - Судя по количеству приготовляемого, ты решила переместить к вампирам роту курсантов. Настолько заскучала, что ли? Или новые родичи оголодали?
  - Эль, ты как скажешь! Просто чтобы зелье подействовало, им надо облиться с ног до головы. А если хочешь перенестись не голышом, то и одежду пропитать.
  - Прекрасный рецепт, Морри. Особенно для народов крайнего севера.
  - Кто б их к нам позвал!
  - Уже к нам? Ну ладно. А где Нил? - вспомнила я о любимом.
  - Ушастик? Когда я появилась, его тут уже не было. Кстати, тебе записка, - Морка покопалась в ворохе выпотрошенных пакетиков из-под специй, выудила намокший, припалённый с одной стороны листок и протянула мне.
   Что характерно, написано было на эльфийском. Как оказалось, я его всё ещё понимала.
  "Моя дорогая девочка" - я прослезилась. "Мне пришлось уйти, спешное дело. Люблю и уже скучаю. Надеюсь мы скоро увидимся. Будь осторожна и, молю, не пропадай больше. Нил".
   Я прослезилась повторно, чертыхнулась и плюхнулась на колченогий стул. Опять смылся, гад ползучий!
  
   Поёрзав на табуретке, я принялась с вялым интересом наблюдать за манипуляциями подруги и мысленно сетовать на тяжкую судьбину - мало того, что Нил исчез в неизвестном направлении, так ещё и Морка со своими экспериментами свалилась как снег на голову.
   Вне всяких сомнений, я была безумно рада её видеть, живую и невредимую, очаровательно округлившуюся, но амбре от очередного соратнического шедевра и впрямь валило с ног, а голова ностальгически зачесалась в местах былых проплешин от одного из подобных экспериментов.
  - Мор, а что с твоими волосами? Почему они снова такого экстремального цвета? Вроде ж давно должны были отрасти.
  - Эмм... Ты понимаешь какое дело... - невнятно начала подруга.
  - Понимаю. Опять эксперименты? Что на этот раз? Зелье вечной молодости?
  - Да что ты, совсем нет... Кстати о вечной молодости! - на Моркином лице появилась до боли знакомая гримаса махрового естествоиспытателя, и я, поёжившись от нехорошего предчувствия, поспешила вернуть подругины мысли в более безопасное русло.
  - Так что там с волосами?
  - Да блин... Пыталась скрестить аконит и хну.
  - И?
  - Ну они почему-то не захотели скрещиваться.
  - И что в результате?
  - Эмм... В общем кожу я кое-как отбелила, а волосы с тех пор вот такие. Получился на удивление стойкий цвет. Что я только не пробовала, сколько уже времени прошло - а они, проклятущие, так и растут, рыжие с прозеленью. Пигментация, что ли, изменилась.
  - Умелица ты у меня. Но тебе идет.
  - Ты так и будешь тут сидеть и издеваться или поможешь другу? - подбоченилась Морка.
  - Интересно чем?
  - Пошла бы переоделась, что ли.
   Я оглядела свою любимую пижаму в рюшечках и пожала плечами.
  - Тебе не нравится мой наряд?
  - Нравится. Но на улице в нем наверняка будет немного прохладно.
  - А зачем мне на улицу?
  - Нужно кое-что подкупить для зелья.
  - А именно? Хочу тебе напомнить, что человеческие органы у нас в стране запрещены к открытой продаже.
  - Ты иди одевайся, острячка, я подготовлю списочек, - подруга подошла к шкафчику и безошибочно выудила письменные принадлежности. А я и забыла, что они там вообще были. Ну почему она всегда ориентируется у меня лучше меня самой?
  - Уже иду, - вздохнула я и поплелась в комнату.
  
   Подходя к дому с объёмным пакетом наперевес, я всё еще улыбалась при воспоминании о лице аптекарши после прочтения всученного мне Морри списка. Бедная женщина наверное решила, что я намереваюсь открыть салон народной медицины, планируя вылечить весь квартал от разных всякостей от грудной жабы до активных бородавок.
   Тихо фыркнув, я поздоровалась с как обычно пребывающими на посту перед подъездом бабками, выудила из кармана ключи и привычно нашла глазами окна квартиры. И замерла в ступоре.
   Из кухни валили клубы густого черного дыма.
   Подпрыгнув и заорав, я пулей влетела в подъезд и безо всякого лифта за пять секунд оказалась на пятом этаже. Оглушительно грохнув дверью о стену, ворвалась в квартиру и дернула на кухню.
  - Морочка-а! Девочка моя, где ты?! - металась я по помещению, сшибая табуретки и старательно, но напрасно напрягая зрение - сквозь завесу дыма не было видно ни зги. Задохнётся ведь, зарраза мелкая!- Морри!
  - Эль, ты чего? - через пару секунд приглушённо раздалось за спиной.
   Обернувшись, я кое-как разглядела появившуюся в дверях соратницу и с облегчением опустилась на пол, кашляя от дыма, начавшего на удивление быстро выветриваться.
  - Морри, что тут было?!
  - Ты про дым? - махнула рукой подруга. - Это нормальная реакция от смешивания зелья с настоем риски.
  - Правда? А я думала пора вызывать пожарных. Кстати соседи про твою реакцию не в курсе и таки могут вызвать бравых молодцев в касках.
  - Надеюсь они не столь бдительны, - пожала плечами подруга и выхватила у меня из рук пакет. - Купила?
  - Ага, - я скинула на стул дубленку и стянула с шеи шарф. - Всё, кроме настоя твоего любимого аконита. Продавщица чуть не окосела, увидев список.
  - Перезывёт, - сыпя в кастрюлю из трех пакетов сразу и держа в зубах четвёртый, промычала Морка.
  - Ну как там зелье? - Я с любопытством заглянула подруге через плечо.
   Варево начало активно бурлить, черный дым сменился зеленым маревом.
  - Нормально. Почти готово, - подруга старательно принюхалась к валившему из кастрюли пару и не глядя протянула мне зелёную картонную коробочку. - Отвесь-ка тридцать три грамма березовых почек, - и скрылась за дверью.
  - Ну ты, барин, задачки ставишь, - я покачала головой, но послушно полезла за весами, надеясь, что батарейка в них не разрядилась.
   Такое чувство, что мы с мелкой и не расставались - настолько естественно воспринималось происходящее.
   Взвешивание проходило не очень гладко - получалось то тридцать один, то тридцать четыре грамма. Пришлось с грехом пополам разломить одну особо увесистую почку.
  - Готово, - высыпала я отмеренное в варево, почти без удивления наблюдая, как пыхтящая Морка тащит из ванной ведро воды.
  - Мор, тебе ж нельзя тяжести поднимать.
  - Не переживай, - отмахнулась подруга. - Вампирья кровь, я с моим малышом сейчас сильнее, чем раньше, могу хоть сваи заколачивать.
  - Рада за тебя и за наши железные дороги.
  - А уж я-то как рада. - Натужно крякнув, Морка с размаху ухнула воду в варево.
   Перешагнув через отброшенную подругой тару, я подошла ближе.
  - И что теперь?
  - Слушай, а где твоя любимая холщовая сумка, повидавшая все закоулки Мидорры и окрестностей? - невпопад спросила подруга.
  - Да где-то тут.
  - Доставай.
  - Тебе опять чего-то не хватает? Предупреждаю - там из трав почти ничего не осталось, - я выудила из шкафа полотняную котомку, подаренную когда-то Темиссой.
  - Сунь туда на всякий случай тампоны, антиперспирант и средство от комаров.
  - Зачем?
  - А помнишь, как в прошлый раз мы без них страдали?
   Я помнила. Только зачем Морке тампоны? Мелкой без них точно в ближайшие пару месяцев страдать не придётся. Да и какие комары? Сейчас вроде как зима.
   Как ни странно, я безоговорочно засунула вышеперечисленное в сумку. Предчувствия меня терзали самые разные, от подруги можно ждать чего угодно. Поэтому, оставив Мирку на кухне, я метнулась в комнату, пощёлкала клавишами на ноуте, вбив в настройки почты программу автоматической отсылки писем родителям с разными вариантами посланий, чтобы в случае чего предки не волновались, и с чувством выполненного долга вернулась на кухню.
   Подошла к колдующей над зельем подруге. Заглянула через плечо.
   В кастрюле, лениво плюясь брызгами, бурлила густая смесь, теперь уже тёмно-бордовая.
  - Выглядит жутко.
  - Оно так и должно выглядеть, - тоном знатока отозвалась Морка.
  - Мда? И что - правда работает? А как?
  - Ну как-как? Представляешь себе нужное место и всё.
  - Что - и даже в земли Лутуоли можно перенестись?
  - Можно, а зачем? - пожала плечами соратница, неожиданно опрокидывая на меня половину содержимого кастрюли. Я заорала, а подруга продолжила. - Там наверное жутко. Мокро и никакой магии. А? - обернулась она к обтекающей мне и вылила остатки варева на себя, хватая меня за руку.
  - Мор, ты совсем ум..?! Эммм... Бали-ин!
  
   Упав задницей на что-то мягкое, я завизжала больше из принципа - копчик был почти не отбит.
  - Мор! Мо-о-ор!
  - Здесь я, - меланхолично раздалось сбоку.
   Жива и рядом. Слава Богу!
   Я слепо пошарила руками вокруг седалища. Мокро.
  - Мор, где мы? - помолчав с минуту, вновь отважилась я подать голос. Вокруг царил непроглядный мрак, пахло сыростью и волнушками.
  - Я-то откуда знаю? - возмущенно взъерошилась подруга.
  - Нет, мне это нравится! А кто нас перемещал?! Ведь перемещала же??
  - Ну перемещала, - после секундной заминки призналась Морка.
  - И куда? - уже почти спокойно поинтересовалась я. Тишина и отсутствие явной угрозы действовали на нервы достаточно благотворно.
  - Ну-у... В мою лабораторию у вампиров.
  - Мор, ты уже большая девочка, пора научиться прибирать за собой. Почему в твоей лаборатории так сыро? Мы тут скоро урожай грибов собирать будем.
  - Эль, ты совсем мозги растеряла... В моей лаборатории идеальная чистота! Почти. И там отродясь не было таких огромных комаров.
  - Каких комаров? - встрепенулась я, принявшись ощупывать себя в поисках сумки с репеллентом - на кусачих насекомых у Элечки с детства была стойкая аллергия, которую в Мидорре кое-как удавалось обуздывать с помощью разных инсектицидных зелий.
  - Элька, перестань задавать глупые вопросы и открой наконец глаза - вокруг довольно светло. Пока...
   Я потрогала лицо и обнаружила, что подруга была права - видимо с перепугу во мне что-то заклинило, потому что глаза оставались закрытыми.
   Старательно зажмурившись, я распахнула веки. И тяжко вздохнула. Болото. Ну почему, блин, болото? Почему не песчаный пляж где-нибудь на Сейшелах? Я даже почти согласна на условно необитаемый остров.
   Выходит, Моркино зелье все-таки сработало. С ума сойти!.. Самое время узнать в куда оно сработало.
   Я оглядела окрестности более внимательно. Вокруг даже близко не пахло хоть каким-нибудь жильем, даже вампирьим. Ну и где мы? Вспомнив о феноменальных способностях подруги переключать внимание с одного на другое в мгновение ока, я похолодела от мелькнувшей догадки.
  - Значит обливаешься этой бордовой гадостью и представляешь себе место? Мор, а какое именно место ты представила? - Я отмахнулась от здоровенного комара и повернулась к подруге.
  - Ну нормальное такое место.
  - Какое? - въедливо уточнила я.
  - Мою лабораторию! Эль, у тебя ну очень плохо с памятью!
  - У меня очень плохо с нервами, с памятью нормально. А теперь объясняй, почему нас выкинуло не туда. Вспоминай о чем ты, зарраза мелкая, думала прямо во время перемещения!
  - Ну... Э-э... Дак... Разве что... Ты говорила про земли Лутуолей. Я те земли ни разу не видела, но мне кажется там сплошное болото. Хмарь, дождь и ни следа магии.
  - Мор, - я вытерла с лица мелкую морось и попыталась создать маленький огонек. Конечно в нашем мире у меня это не выходило, но мало ли. - Я не могу колдануть. А ты?
   Морка встрепенулась, подняла руку вверх, напряглась... И ничего.
  - Мор?
  - Элька, тут нет магии!
   Что и требовалось доказать.
  - Идиотина, ты выкинула нас в земли Лутуоли!
   Морка подумала пару секунд и заорала дурниной на всю округу.
  - Ты чего?
  - Это конец! Мы умрем страшной смертью-у! Кеаночек, любименький, прощай наве-э-эк!!
  - Мор, успокойся, - попыталась я утихомирить подругу. Хмуро осмотрела окрестности, свою светлую толстовку в бордовых разводах от Моркиного зелья, и кое-как поднялась с влажной кочки. - По-моему, помирать еще рано. Вставай и пошли.
  - Куда?! - в это коротенькое слово подруга вложила столько драматизма, что я невольно поморщилась.
  - Да куда-нибудь. Судя по карте, которую я, к счастью и в отличие от тебя заучила, земли Лутуоли на северо-востоке. Пойдём на юго-запад. Авось выйдем.
   Морка еще минуты две позаламывала руки, но всё-таки поднялась на ноги.
  
   Шли мы долго. Под ногами и в ботинках уныло хлюпало. Подруга привычно жаловалась на голод. На удивление никто не пытался нас убить, съесть или захватить в рабство. Я очень мало знала о Лутуоли, но предполагала, что поджидающие там неприятности начинают преследовать тебя сразу, вот буквально с порога. Так что может еще обойдётся?
   Когда небо начало быстро темнеть, а в животе настойчиво заурчало, Морка вдруг кинулась к какому-то чахлому кустику и принялась активно его обдирать, запихивая листья в рот.
  - Мор, ты рехнулась? - я на всякий случай остановилась чуть поодаль от взбесившейся подруги.
  - Элька, это съедобное растение, его листья почти такие же сытные, как соевые бобы.
  - Что, правда?
  - Ага, - с набитым ртом промычала Морка.
   Возрадовавшись отмене голодной смерти, я активно включилась в веселье - листья и вправду оказались довольно вкусными и сытными - и вскоре кустик был полностью ощипан.
   Тем временем наступила ночь.
   Опустившись на более-менее сухую кочку, я смотрела в небо, умиротворенно поглаживала набитый живот и улыбалась.
  - Эльк, ты чего скалишься? - Морка взъерошенным воробьём примостилась на соседней кочке, зябко поджав под себя ноги.
  - Да просто. Радуюсь.
  - Чему?
  - Тому, что твоё воображение нас удачно подвело.
  - Как так?
  - Да вот так, что мы не в землях Лутуоли.
  - Почему?
  - Потому что они гораздо севернее, чем мы сейчас.
  - Ты-то откуда знаешь?
  - Лидан, умница, так гонял меня по звёздной карте, что я запомнила её очень неплохо. Так вот, судя по звёздам мы с тобой где-то в Рупии.
  - Что ещё за Рупия?
  - Махонькое государство рядом с Мидоррой.
  - А магии почему тогда нет?
  - Мор, немагические местности есть не только в землях Лутуолей.
  - Что, правда? - встрепенулась подруга.
  - Ага, - зевнула я. - И судя по всему, благодаря твоему воображению мы попали в одну из них. К счастью небольшую. Но спать здесь будет сыровато, - я прислушалась к собственному организму, пришла к выводу, что ноет всё, включая корни волос на...мгм... Представила, каково будет моим усталым косточкам почивать на сырой земле, и нехотя продолжила. - Предлагаю выбраться на более твёрдую поверхность.
   Морка нарочито внимательно вгляделась вдаль и вздохнула.
  - Эль, ты неисправимый оптимист. Тут до той поверхности как до горы Арарат!
  - Я пессимист. Но знающий карту звездного неба пессимист. И судя по ней, в обед мы уже точно будем в более сухой местности, а максимум через сутки выйдем к какому-нибудь городу.
  - Уверена?
  - Иначе бы не говорила.
  - Эль... Я тебя люблю! - кинулась на меня подруга, попытавшись придушить в объятиях, но многолетняя практика общения с соратницей позволила вывернуться из Моркиных рук без ущерба для здоровья.
  - Мор, - полуобняв уже чуть успокоившуюся подругу, озвучила я только что пришедшую в голову мысль. - А ты не можешь снова нас перенести?
  - Неа, - мотнула головой соратница. - Для этого нужно зелье. А у меня из ингредиентов только половина.
   Я вздохнула - глупо было рассчитывать, что мы так легко выкрутимся. Придется по-старинке - пехом.
   Еще минут пять повздыхав вместе с Моркой каждая о своём, мы с кряхтением поднялись на ноги и поплелись туда, где по моим прикидкам была цивилизация.
   Ночь прошла тяжело - я отвыкла от пеших прогулок на большие расстояния. Морка на удивление не жаловалась, бодро маршировала в заданном направлении чуть впереди, изредка притормаживая возле какого-нибудь кустика и нащипывая в свою котомку то листики, то плоды, а пару раз даже ползала на коленях, выковыривая корневища. А ведь в школе, помнится, к ботанике она относилась весьма прохладно.
   Мысли что я опять далеко от дома, как ни странно, не волновали вовсе. Было только легкое беспокойство за любимого белобрысика - как-то он там без меня, гад ползучий? С его способностью влипать в неприятности и сногсшибательной внешностью ненаглядному гулять в одиночестве категорически противопоказано.
   Когда небо начало светлеть, я без сил опустилась прямо на то место, где остановилась, и только через пару минут поняла, что сижу на твёрдой сухой поверхности.
  - Мор, а болото-то кончилось, - пытаясь имитировать голосом радость, хрипло сообщила я вернувшейся чтобы узнать причину остановки Морке.
  - Ты только заметила? - фыркнула подруга. - Мы уже с час идем по нормальной равнине.
  - И ты молчала?! - встрепенулась я, представляя, что уже полчаса могла бы спокойно храпеть.
  - Я думала ты хочешь добраться до нормального места ночлега. Корчмы, там.
  - Мор, какая корчма? У нас нет денег.
  - Ну ты так уж не обобщай.
  - То есть у тебя деньги есть? - воодушевлённо подалась я вперед.
  - Ну-у... Кое-что в запасе имеется, - многозначительно повела плечами подруга.
  - Я тебя обожаю! - я предвкушающе потёрла руки и вгляделась в горизонт. Населённых пунктов не наблюдалось, но их возможное в скором времени появление придало сил - я поднялась и бодро зашагала впереди.
   К обеду, когда я уже трижды попросила подругу подкормить обессилевшую от голода соратницу эквивалентными сое листьями, заботливо набранными Моркой в дорогу, вдали показался внушительных размеров холм.
   Уже почти падая от усталости, я решила для себя, что дальше его вершины фиг сдвинусь без восьмичасового сна, но когда мы достигли той самой вершины, мысли о ночевке на земле меня напрочь покинули - внизу раскинулся город.
   Довольно большой, с яркими черепичными крышами и аккуратной крепостной стеной, он манил похлеще иного миража - я так живо представила шикарную трапезу с последующими ванной и мягкой постелью, что даже прибавила шагу.
   Морка же почему-то основательно отстала.
  - Мор, ты чего? - не выдержала я, оглядываясь на подругу.
  - Эль... Нам точно туда надо?
  - А что такое?
  - Э-э... Ты наверное немного подзабыла особенности тутошнего менталитета, - от такой сложной конструкции, выданной подругой, я слегка окосела. - В здешних городах не жалуют женщин, путешествующих без сопровождения.
   Будто в подтверждение её слов из городских ворот, к которым мы как раз приближались, вывалилось особей семь мужского пола явно навеселе и, заметив нас, ломанулись прямиком к нам.
  - Гля, Врас, а ты говорил без баб останемся. Так вот же они! - радостно заорал высоченный рыжий детина в холщовой рубахе и тёмных штанах, с широким шрамом поперёк физиономии.
   Его дружки воодушевлённо загоготали, а я резко заностальгировала по дому с ненавистными, но такими родными стражами порядка.
   Стражники, высунувшиеся из ворот, судя по всему на помощь приходить не собирались, как не собирались отказываться от нечестивых мыслей несущиеся на нас мужики. Их не останавливало даже то, что одна из потенциальных жертв явно была беременна.
   Да что ж тут творится, запаниковала я! В Мидорре к одиноким путницам относились с подозрением, но ни разу не пытались напасть с определённой целью - по крайней мере на глазах у городской стражи.
   Заорав от страха, я рефлекторно запулила в нападающих первым, что пришло в голову. Волна смрада вышла на славу - воображение так живо нарисовало в мозгу картину зловонной кучи, что правая рука сама собой потянулась зажать нос.
   Тем временем бегущие мужики в полном составе рухнули на землю и почти синхронно принялись блевать. Наколдованные отбросы весьма гармонично смешались с содержимым желудков злыдней, и вонь усилилась втрое.
   Мы со слегка опешившей Моркой, стараясь дышать исключительно ртом, благополучно миновали смердящую компанию и подошли к воротам.
   Стража, старательно кашляя - видимо амбре долетало и сюда - резво распахнула створки, пара воинов низко нам поклонились, остальные просто пялились на двух странниц во все глаза.
   Откуда ни возьмись вперед вышел лейтенант - значение местных нашивок я как ни странно помнила очень хорошо - и замер в учтивом поклоне.
  - Добро пожаловать в Раттию, госпожи магини, - степенно приветствовал он нас. - Резиденция городничего вниз по улице, седьмой дом слева.
  - Б-благодарю, - суетливо кивнула я, пытаясь совладать с мандражирующими коленями - шок от встречи с местными жителями волнами адреналина гулял по организму.
   Беспрепятственно миновав ворота, мы с Моркой очутились в самой гуще кипящей жизнью толпы - столько народа я давненько не видела даже в Московском метро в час пик.
  - Эль, - подала голос подруга, локтями ловко пробивая нам дорогу. - Что это было?
  - Козлы это были. Немытые. Уроды, блин! - сердце до сих пор билось где-то в районе горла.
  - А что с ними случилось?
  - Получили по заслугам. К сожалению мало получили! - я мстительно представила, что каждого из потенциальных нападавших охватывает приступ панического страха - аукнулись только что испытанные эмоции.
   Откуда-то издалека раздался жуткий многоголосый вопль.
  - Но ведь тут нет магии, - метко отоварив кулаком в зубы активного предлагателя "очаровательной беременной пани" немного развлечься, отозвалась подруга.
  - Ну не знаю, Морри. Может мы уже ее миновали?
   Морка остановилась прямо посреди полной народу площади, воздела руки к небу и сотворила такой столб огня, что я с рядомстоящими гражданами резво рухнула на землю.
  - Работает, - удовлетворённо улыбнулась подруга, а я привычно помянула духов и страстно пожелала оказаться дома, где нет столь мощных стрессов и колдовать умеют только спецы по налогам.
   Окружающие, те, что были подальше, после подругиной выходки с воплями бросились врассыпную. Те же, которым не повезло находиться рядом, сквернословя копошились в пыли. От Моркиных манипуляций таки был толк - когда я отважилась подняться на ноги, народ вокруг нас будто ураганом посдувало - ни один из горожан не рискнул подойти ближе трех метров.
   Поймав щуплого юркого разносчика, я без труда узнала куда нам следует двинуться в поисках приличной корчмы, и мы двинулись.
  
  - Сюда, госпожи магини! - услужливо кланялся пузатый детина лет двадцати пяти, пятясь к лестнице на второй этаж. Нет, ну как же быстро здесь распространяются слухи. Куда там нашим средствам массовой информации. - Желаете комнату с видом на парк?
   Что? Тут еще и выбор предоставляется? Вот это сервис! Пятизвёздочные отели отдыхают.
  - Желаем. Еще ванну, горячую, чистые постели, обед в комнату. Что у вас есть?
  - Не извольте беспокоиться, для вас есть все!
  - А именно?
  - А чего госпожи магини желают?
  - Жареную курицу, свежеиспеченный хлеб и попить чего-нибудь. И фруктов беременной! - вспомнила я о Морке.
  - Изволите пива?
  - Не, - переглянувшись с подругой, решила я. - Нам бы чего-нибудь безалкогольного.
  - Квасу?
  - Тащи.
  
  - Госпожи магини, - негромкий, но настойчивый стук в дверь вырвал меня из объятий Морфея и прозрачно-туманного Нила, бесцеремонно вернув в суровую реальность. - Госпожи магини!
   Не сразу сообразив, где нахожусь, я через несколько секунд наконец идентифицировала свое нынешнее местоположение и тихо чертыхнулась.
   Судя по всему, голос принадлежал корчмарю. Наверное нужно ответить - невежливо томить хозяина за дверью.
  - Чего? - не слишком приветливо отозвалась я.
  - Госпожи магини, - в голосе детины слышалось облегчение. - Вас желает видеть градоправитель.
  - Мда? С чего вдруг?
  - Не могу знать, госпожи магини, - подобострастно раздалось из-за двери. - Да токмо оне больно настаивают. Велели позвать вас немедля.
   Я вздохнула, с тоской глянула на мирно сопящую Морку и решительно откинула одеяло.
  - Передайте градоправителю - мы скоро будем.
  
   Морку я будить не стала - мелкая так сладко спала. Огромный живот двухмачтовым фрегатом топорщил простынь, лицо подруги дышало непередаваемым умиротворением. Честно, у меня не поднялась рука поднимать соратницу. Ничего, посещу местные власти в одиночестве.
   Наскоро умывшись и натянув свежепостиранные, еще немного влажные шмотки, я спустилась вниз и быстро вызнала у корчмаря, в какую сторону двигать в поисках градоправителева дома.
   Погода стояла чудесная - ясное голубое небо было живописно расцвечено клонившимся к закату солнцем, весело чирикали птички, хрипло вопили разносчики. Пастораль да и только.
   Свернув в нужную сторону, я неспешно зашагала на встречу с властями, терзаясь предчувствиями, что ничего хорошего эта встреча мне не сулит. А когда встречи с властями сулили что-то хорошее? Не припомню.
   Прохожие послушно разбегались в разные стороны, из чего я сделала вывод, что либо городок слишком мал, либо сплетни тут действительно разносятся быстрее ветра.
  - Вы к кому? - ошарашил полным незнанием ситуации открывший двери градоправителевой резиденции степенный дворецкий.
  - Да я как бы вроде к вашему хозяину. Ведь лаби Средин здесь живет?
  - Точно так. Как вас представить?
  - Госпожа магиня, - обреченно отозвалась я - а как еще изволите отрекомендоваться, если тут в категорической форме ждут именно госпожу магиню? Даже двух!
  
  - Госпожа магиня! - поднялся из-за громадного стола мне навстречу щуплый мужчина небольшого росточка. Пышный дорогой костюм сидел на нём несколько мешковато, топорщась на объёмном брюшке. Разглядывая здоровенную золотую цепь на шее властей, я здраво заопасалась, что рано или поздно данная конструкция придавит эти самые власти к полу - уж больно толста. Но мужчина пока держался.
   Радушно указав мне на глубокое кресло, он присел напротив и, скрестив руки на груди, в упор уставился на меня. Я ответила тем же.
   Через пару минут этот безмолвный диалог мне надоел.
  - Итак, многоуважаемый лаби, чего вы хотели?
  - А почему вы одна? - невпопад отозвался собеседник.
  - А я уполномоченный представитель. - Нашлась я.
  - Понятно, - закивал градоправитель. - Тут вот какое дело, - он потеребил пресловутую цепь, покряхтел и продолжил. - Завелась в наших окрестностях гарпия. Никакого покоя от нее нет.
  - А от разбойников есть? - вырвалось у меня при воспоминании о достопамятной встрече.
  - Что вы, госпожа магиня! - аж подскочил градоправитель. - Лихих людишек у нас отродясь не было.
   Любопытно. А кто же напал на нас при подходе к городу? Честные граждане? Ну тут, блин, в таком случае, и нравы!
  - Так что там с гарпией? - вернулась я к предмету разговора.
  - Да спасу не дает, проклятущая. Скот болеет, приплоду нет как нет. У коров молоко пропадает. Жители мрут пуще самых страшных вескон.
   Я задумалась. Непохоже на гарпию. Больше на какую-нибудь нечисть. Упыря, там, вампиров. Гарпии, насколько помнится, божества бури. Еду крадут, детей, сопровождаются зловонием. Кстати.
  - А нестерпимая вонь сопровождает появление этой гарпии?
  - Никак нет, госпожа магиня. До вашего нынешнего появления вони в окрестностях замечено не было.
   Супер.
  - А чего вы от нас хотите? У вас в городе должны быть свои маги. - Маги есть везде, это я точно помнила.
  - У нас недавно были гости с севера. Несли знание, будто бы маги - зло великое.
   Он мог не продолжать, да и не продолжал - я и так прекрасно представляла что произошло - инквизиции тут не было, но поклонники ее движения изредка встречались в тутошней местности. Нормальные маги от них бежали как от огня. Похоже в данном городе инквизиторов приняли излишне радушно, и маги иммигрировали в более лояльные области. Идиоты. В смысле местные власти.
  - Итак? - подбодрила я замолчавшего представителя власти.
  - Мы хотим, чтобы вы изгнали эту гарпию!
  - А кто вам вообще сказал, что тут орудует гарпия? - поинтересовалась я, с интересом разглядывая барельеф с изображением грандиозной битвы за спиной градоправителя.
  - Инокзит.
  - Кто это?
  - Один из прибывших гостей с севера.
  - Так пусть бы сами эту гарпию и изгнали, раз такие умные.
  - Они бежали, как только появилась гарпия. Остался только лаби Инокзит.
   Трусы. Как на магов бочку катить так грудь колесом, а как оказать реальную помощь...
  
  
  
  
   Вернулась я в гостиницу в глубоких раздумьях. Мирка продолжала дрыхнуть, и я не стала ее будить.
   Спустившись вниз, наскоро поужинала и отправилась на разведку.
   Направляясь по уже третьему из выданных градоправителем адресов, я перебирала в голове полученные - точнее ни иясса не полученные сведения, и пыталась из единственных имевшихся в активе показаний градоправителя, ничем не дополненных за эти два часа, вычислить возможных вредителей, от которых могли быть такие явления в городе. Выходило слишком много вариантов - почти половина нечисти способна вызывать недуги у скота и мор среди мирного населения. Скверно.
   Остановившись у околицы, я вскользь порадовалась возвращению былых навыков - на сей раз создание прощупывавшего окрестности заклинания далось куда легче. Итак, что тут у нас? Остаточные эманации прогремевшего пару часов назад скандала у соседей, недовольство одинокой старушки, живущей поблизости - должно быть соседи насолили. Или она соседям.
   Больше вроде ничего.
  - Откройте, уважаемые, - настойчиво застучала я в калитку.
  - Чего надо? - замаячил за забором кто-то из хозяев, судя по голосу и одежде, мужчина.
  - Я от градоправителя, по поводу вашего скота.
   С той стороны послышалась недолгая возня и калитка открылась.
  - Заходьте, госпожа магиня.
  - С чего вы взяли, что я магиня?
  - Дак весь город шумит, что прибыли нонеча маги. А кто ишшо кроме магов с нашей проблемой разбираться на ночь глядя будет? - резонно отозвался рослый горожанин, отперший калитку.
   Действительно.
  - Ну тогда показывайте, что у вас тут случилось.
  - Да вот Маруся занемогла, - провел меня к хлеву мужчина. - Молока не даёт, к вымени не притронешься - орет дурниной и брыкается, а глаза бешеные, будто нечистые в нее вселились.
   Знакомая картина.
   Я осторожно зашла в стойло и опасливо приблизилась к корове.
   Корова, несмотря на позднее время бодрствовавшая, смотрела на меня недобро.
   Я смотрела на нее примерно так же.
   Так мы игрались в гляделки минут пять, после чего я все же рискнула подойти вплотную и осторожно обняла коровью голову руками, прижавшись лбом к ее лбу.
   Бурёнка дёрнулась было, но вскоре затихла, а я тем временем попыталась наладить соединение с ее примитивным коровьим мозгом.
   Образы пастбища, реки, стойла, хозяев и здоровенного гнедого бычка были решительно отметены в сторону. И тут...
   Корова дернулась всем телом и попыталась вырваться, но я держала крепко.
   В коровьем мозгу возник силуэт тощего мужчины в черном. Он шел по полю, и трава под его ногами жухла. Я чуяла инстинктивный ужас животины и тряслась вместе с ней - от пришельца веяло чуждой, неживой мерзостью.
   Дальше - мрак, будто выключили тумблер. Как я ни пыталась найти хоть что-то, ответом мне служила полная темнота... Внезапно прервавшаяся образом меня, любимой, таким ярким после непроглядной тьмы, что я распахнула глаза и заорала.
   Корова вторила истошным мувом - я бы на ее месте после такого ора над ухом еще и обделалась. Кстати... Какой знакомый запах. Неужели у нас с буренкой мысли сходятся?
   Выйдя из ворот и раскланявшись с хозяином, я сделала пару шагов в сторону, прислонилась к забору и задумалась. Конечно мужик в черном - это уже что-то, но все-таки... Что за ияссова задница тут творится?
   Какой-то злодей, явно некротской принадлежности, орудует в окрестностях, нападая на скот довольно нетрадиционным образом - не режет, кровь не пьет, внутренности не жрет... И что мне с этим извращенцем делать? И, главное, где мне его искать?
  - Доброй ночи, нуови, - раздался за спиной негромкий, чуть глуховатый голос.
   Я стремительно развернулась, чувствуя, как от испуга волосы на всей мне разом встали дыбом.
  - Вы кто?! - кулак полетел в лицо пугателя одновременно с фразой - ну да, у меня хорошая реакция. А вот вопросы задаю с перепугу всегда дурацкие.
  - Апх...хх...у-уммм...
  - Ой, - потирая отбитые костяшки, я с изумлением воззрилась на распростершуюся у Элиных ног щуплую фигуру в балахоне. Испуг сменился легкими угрызениями совести. - Вы не ушиблись?
   Склонившись к закопошившемуся на земле незнакомцу, я попыталась разобрать доносившееся с его стороны неясное бормотание.
  - И-и...кхх...
  - А?
  - Ин-нокзит я.
   Ах вот оно что. Ну здравствуй, самый храбрый, блин, из инквизиторов. Поздравляю, теперь ты настоящий воин в сутане - синяк, готова поклясться, выйдет знатный, я всегда, если не целюсь, попадаю именно в глаз. Почему-то непременно левый, неважно какой рукой бью.
  - Ну и зачем вы, Инокзит, так пугаете бедную девушку? - помогая несчастному подняться, почти учтиво поинтересовалась я.
  - П-прошу меня простить, не хотел вас напугать, - смиренно отозвалась жертва Элиных кулаков, светя наливающимся фингалом, преотлично выдимым даже в полумраке не шибко изобиловавшей фонарями улицы.
   Не думал, значит. Такое чувство, что инквизиторы вообще думать обучены весьма слабо.
  - И что вы забыли в такую темень в не самом благополучном районе города, лаби инквизитор? - сочла уместным поинтересоваться я.
  - А, так мы заочно знакомы, - в голосе мужчины проклюнулась улыбка. Или мне показалось?
  - Слухами земля полнится, - развела я руками. - Итак, что вам от меня нужно - я права, вы выслеживали именно меня?
  - Ну зачем же сразу выслеживал? Мне просто повезло встретить вас по пути.
  - Из кабака до дома радости?
  - Нет, из дома друзей, - мягко поправил меня внезапный знакомец.
  - Неужели у инквизиторов есть друзья? Надо полагать, не слишком благонадежные, раз живут в таком месте?
  - Давайте, с вашего позволения, оставим в покое мои личные связи, уважаемая. Вы правы, я искал встречи.
  - Чтобы сжечь?
  - Чтобы просить помощи.
  - А-а...Эмм? Я не ослышалась? Инквизитор просит помощи у ведьмы? - не было смысла скрывать кто я, уже наверняка последняя собака в городе не имела заблуждений по данному поводу.
  - Не будем вдаваться в дебри терминологии, - поморщившись, попросил мужчина.
  - Хорошо, не будем. Так какого рода помощь вам требуется, лаби инквизитор?
  - Ради Создателя, перестаньте бросаться этим титулом, - в голосе собеседника проскользнуло едва заметное раздражение. - Вы можете называть меня Инок.
   Инок, значит. Из нашего мира, что ли, явился, служитель? У нас, правда, монахи себе подобных вольностей, как сожжение честных граждан, давно не позволяли.
  - Вы перейдете наконец к делу или нет? - теряя терпение, повысила голос я.
  - Извольте. Мне нужна помощь в поимке терроризирующих город нечестивцев.
  - А почему вы решили, что это именно нечестивцы? Может они, наоборот, болезненно набожны - с поправкой на какого-то своего бога?
  - Мы оба знаем кто это, - раздражение зазвучало уже совершенно отчетливо.
  - И кто же?
  - Мне кажется, здесь не самое лучшее место для подобных разговоров, - наклонил голову набок собеседник, рассматривая меня. - Не окажете ли вы мне честь посетить мое скромное жилище?
  - Ммм... Честно говоря предпочла бы не оказывать, но, боюсь, выбор у меня небогатый.
  - Вы удивительно прозорливы для своих лет.
   Интересно, он издевается или где?
  
  - Долго еще? - недовольно прошипела я в спину нового знакомца после очередной подвернувшейся под ноги кочки, невнятно ругнувшись.
  - Почти пр...ыым! - мужчина поперхнулся фразой, протестующе мыча, пока я тащила его в ближайшие кусты.
  - Тихо! - шепотом рявкнула я ему в ухо и, стараясь не шуметь, укрылась со слабо брыкающейся ношей среди растительности по правую сторону от тропинки, благодаря Духов за то, что спутник оказался достаточно легким.
   В щеку тут же с ликующим писком впился здоровенный комар, левый локоть обожгло крапивой, и я до крови закусила губу, чтобы не заматериться в голос.
   Затихший в руках буйной Эли мужчина не делал попыток вырваться, видимо, здраво рассудив, что вряд ли является для меня достаточно привлекательной жертвой, чтобы волочь его на себе добрых пять метров. Еще бы, такой суповой набор - ни съесть, ни использовать в сексуальных целях. Разве что на холодец пустить. Но это слишком долго и муторно. Особенно в кустах.
   Завершив укрывающее заклинание, я выждала немного для верности и наконец убрала руку ото рта Инока.
  - Теперь можете говорить. Только шепотом! - на всякий случай уточнила я.
  - Что происходит?
  - Происходит некромант, зарраза.
  - О-о-о!..э-э... Где?
  - Прошел мимо пару секунд назад.
  - Но я ничего не слышал.
  - Ну это, согласитесь, не мои проблемы если у вас проблемы со слухом, - дотошный какой! Конечно не слышал - нафига ж я защиту ставила? Чтобы никто ничего не слышал.
  - Действительно. Ладно, положусь на ваше чутье... А это точно некромант?
  - Точно. У меня с некоторых пор на них стойкая аллергия.
  - И в чем она выражается?
  - В рвотных позывах! - шепотом взорвалась я. - Вы правда считаете, что сейчас подходящее время для подобных расспросов?
  - Прошу прощения... А куда он направляется?
  - Надо полагать к вам. Мы же почти пришли, не так ли? И рядом, рискну предположить, больше ничьего жилья не наблюдается? - ну еще бы - только чёкнутый инквизитор мог поселиться вплотную к портовым складам.
  - Вы правы, нуови.
  - Зовите меня Ора, - сократила я привычную здесь Объору.
  - Вы правы, Ора. Но зачем я понадобился некроманту?
  - Не знаю, вы ли... Могу лишь предположить, что он почуял обрыв связи и пошел по следу того, кто эту связь оборвал.
  - Неужели?..
  - Боюсь, что да. Я не уверена - раньше с подобным сталкиваться не приходилось, но других объяснений не вижу.
  - Что за связь и как вы её?..
  - Мне, право, неудобно мешать вам в ваших изыскательских порывах, но елки-метелки сейчас и правда не время! С мгновения на мгновение он поймет, что потерял след, и начнет его искать. И я не уверена, что моя защита надолго удержит поисковики опытного некрота.
  - Откуда вы знаете, что он опытный?
  - От неопытных такой нежитежутью не разит. Или разит, но очень недолго - до страшной, мучительной смерти, такое количество силы удержать крайне сложно, необходимы долгие годы тренировок.
  - Э-э... Вы практируете некромантию?
   А если и практикую - что, побежишь за хворостом и смолой?
  - Нет, пересказываю основы теории магии, в которую, как ни крути, входит и некромантия, - почти спокойно пояснила я и рискнула осторожно высунуться за защиту. - А сейчас вы, кажется, увидите практику. Правда вряд ли успеете о ней кому-либо рассказать, - я схватила собеседника за куртку и быстро поволокла сквозь кусты, молясь, чтоб расчет оказался верным.
   Как я и надеялась, за очередными зарослями показалось неказистое мрачноватое здание. Тютелька в тютельку! Ай да я!
   Отпустив куртку мужчины, я в три прыжка преодолела несколько метров и влетела внутрь склада, не забыв пробормотать заклинание - двери в той стене, к которой мы выбежали, не было.
   Убедившись, что спутник последовал за мной, я убрала магическое воздействие и огляделась.
   Ночное зрение по-прежнему работало, поэтому внутренности жутко смердевшего тухлой рыбой склада предстали Элиному взору во всех подробностях.
   Ящики с рыбой, тюки веревок, какой-то хлам.
  - Тащите ящики к стенам, живо! - рявкнула я застывшему столбом посреди склада инквизитору, кидаясь к ближайшему нагромождению деревянной тары.
  - А где ящ?..
  - Да везде! Хватайте на ощупь - не промахнётесь! - распорядилась я, но все же запалила совсем слабенький огонек.
   Заморгавший от света спутник огляделся и вновь открыл рот для вопроса.
  - Ора, а зачем их?..
  - Жживо, я сказала!!! - взревела я, кряхтя от натуги.
  - Ящиков на весь периметр не хватит! - подал голос с противоположной стороны склада Инок через минуту.
  - И не надо. Раскидывайте рыбу! Ее на весь периметр хватит?
  - Да, - отрывисто произнес спутник, принимаясь с остервенением метать тушки на пол.
  - Смотрите, чтоб ни одной щели!
  
   Закрыв глаза, я вскинула руки над головой и быстро забормотала заклинание, вбухав в него последние силы и очень надеясь, что оно не понадобится.
  - Ора, - осторожно окликнул меня невольный соратник. - Зачем мы всё это делаем?
  - Видите ли, - убедившись, что ничего не упустила, обернулась я к мужчине. - Некроманты, как знатоки смерти, прекрасно чувствуют тех, кого она настигла. Но это палка о двух концах.
  - Не понял.
  - Как бы вам... В общем представьте, что у вас потрясающий нюх - вы с легкостью улавливаете запах любого цветка на расстоянии в сотни локтей. Представили? - мужчина кивнул. - А теперь представьте, что вы около, скажем, розария. Розы красные, белые, желтые, оранжевые. Очень много. И у каждой свой, особенный запах.
   Со стороны спутника послышалось фырканье, словно он пытался избавиться от забившего нос назойливого аромата.
  - И?
  - А теперь попробуйте среди этой мешанины почувствовать запах листвы. Как думаете, у вас получится?
  - Думаю нет.
  - Будем надеяться, что не получится и у некроманта, - я зябко передернула плечами.
  
  
  
  
  - Какая же здесь скукотища! - в очередной раз с чувством выдала Морка.
   Широко зевнув, подруга погладила огромный живот и протянула руки к вяло плюющемуся искрами очагу.
   За окнами приютившей нас заброшенной лесной хижины заунывно выл ветер, тоскливо скрипели полузасохшие каштаны и слышались редкие крики ночных птиц.
  - Сама виновата, - я потянулась за кочергой и меланхолично поворошила наконец переставшие дымить поленья - разводившая огонь Морка, конечно же, забыла подсушить сырые дрова.
  - Чего это сразу я? - надула губы мелкая.
  - А кто? Тебя никто не просил обзывать градоправителя немытым придурком.
  - Но если он немытый придурок! - смешно вытянув шею, насупленно выпалила подруга. Ну ровно дитя малое.
  - Я с тобой полностью согласна, - бани в здешних местах явно не пользовались бешеной популярностью, как и помывка в ванной чаще раза в неделю-две. А то, что градоправитель придурок, было очевидно. - Но мужчина оказался из обидчивых. Оно и понятно, учитывая, что слова ты сопроводила парой неприличных жестов. Мор, ну вот как за несчастную неделю ты выучила все местные ругательства и их невербальные эквиваленты? Хоть бы раз чему полезному научилась!
  - А я!.. Да я!.. А зато я травок накупила и настоек всяких!
  - Да ну? И домой нас, небось, отправить сможешь?
  - Нет, - Морка помрачнела. - На зелье ингредиентов только половина, - она потёрла поясницу. - Ну кое-что я могу подсобрать тут, в лесу. А как быть с остальным? Берёзовые почки и настой морвянки у них не в ходу, а эквивалентов я не нашла.
  - Не нашла она. Зато времени на заучивание ругательств у тебя хватило! - копившееся последние несколько дней раздражение внезапно полезло наружу. - Травок она подкупила! Молодец какая! Видимо ими мы и будем питаться в ближайшее время, а, Мор?
  - Да ладно тебе, - примирительно затарахтела мелкая. - Всё ж хорошо, камрад, мы ж с тобой из любых ситуаций выпутывались, а? - соратница состроила такую умильную физиономию, что я невольно заулыбалась. - Вот и я говорю! - торжествующе закончила она, выпучив глаза. - Поохотимся, грибков подсоберём. Будет весело!
  - Мо-ор, - я вздохнула. - Грибки плохая идея - ни ты, ни я в достаточной степени не разбираемся в здешней флоре, а рисковать собой даже под угрозой голодной смерти я не согласная. Да и для охоты у нас с тобой ничего кроме моего ножа.
  - И моего! - встряла мелкая, демонстрируя выуженный из-за голенища кинжал без гарды.
  - Да, и твоего. Кинжалом бить белок, - я задумчиво потерла подбородок, припомнив единственную живность, замеченную поблизости. - Достойно пера великого творца. Как и наша бесславная кончина от голода!
  - Да перестань ты паниковать, - отмахнулась мелкая. - Я тут порасспросила местных...
  - Когда?
  - Ну... Пока ты там прохлаждалась со своей гарпией...
  - Прохлаждалась?! - аж взвилась я, отчего тут же заныли все отбитые и расцарапанные части моего многострадального тела.
  - Ну охотилась, - покладисто поправилась Морка. - Но не суть. Так вот - в полудне пути начинаются горы. Если перейти через них, окажемся в долине, забыла как её. Народ там гостеприимный, и деньжата у меня пока есть.
  - А соглашения о выдаче преступников у них нет?
  - Каких преступников?
  - Государственных!
  - Ой да ладно тебе. Не думаю, что обидчивость градоправителя доведёт его до объявления нас в розыск!
  - Вот за что тебя люблю, камрад, так это за неистребимый оптимизм, - я тяжело вздохнула, поднялась на ноги и отправилась инспектировать наше временное жилище на предмет обнаружения чего-нибудь полезного и желательно съедобного.
  
   После Моркиного выступления перед градоправителем и ещё половиной населения города, присутствовавшей при подругиных упражнениях в ораторском искусстве, нам едва удалось сбежать из города. Хорошо хоть вещи были при нас. А вот запасами разжиться возможности, естественно, не представилось.
   Проплутав по местным чащобам сначала для запутывания следа, а затем потому, что элементарно заблудились, мы неожиданно наткнулись на эту избу и решили за неимением лучшего временно в ней обосноваться.
   Насколько я знала, населённых пунктов в округе - безопасных для нас населённых пунктов - не было. Соответственно не было и припасов. Ну что ж - всё как всегда с Моркой.
  
   Не найдя из продуктов ничего, кроме пары засохших корешков неизвестного представителя флоры, в конце осмотра я к несказанной радости обнаружила под ворохом ветоши вполне сносный топор и отправилась заготавливать дрова.
   После пары часов интенсивной работы, основательно взмокнув и перемазавшись, я сложила чуть ли недельный запас дров в поленницу у крыльца и вернулась в избу. С тоской посмотрела на потухший очаг, с неуместным умилением на свернувшуюся калачиком в плетёном кресле, сопящую во сне Морку, и принялась обустраивать жилище.
   Маленькое полузабытое заклинание - и по мгновенно высохшим дровам весело заплясали язычки пламени, а в избушке изрядно посветлело.
   Выискав в ворохе ветоши более-менее чистую тряпку, я смахнула со стола пыль вперемешку с неопознаваемыми остатками пищи. Выудила из-за очага пару деревянных плошек, огромную кружку и жестяной котелок. Очень кстати припомнила, что слышала невдалеке журчание ручейка и, создав маленький огонек, в его голубоватом свете отправилась со всем этим богатством на поиски воды.
   Ручей обнаружился в густых зарослях кустарника, не слишком высокого, зато приятно колючего.
   Постаравшись не разодрать одежду, я пробралась к воде и принялась скрести посуду песочком со дна ручья. Потом набрала воды и в тяжких раздумьях поплелась обратно, не забыв прихватить свежеотскребённую посуду и смачно выругаться, когда гостеприимные колючки таки оставили на теле парочку глубоких царапин в комплект к уже имевшимся.
   Повесив котелок над чагом, я подкинула еще дров, вынула из руки спящей подруги пресловутый кинжал и, заткнув за пояс топор, обречённо поплелась на охоту.
  
   Лес встретил меня стрёкотом цикад и целым набором непонятных шорохов. Огонёк я зажигать не стала - охотник с фонариком это совсем уж экзотика.
   Отойдя подальше от избушки, я остановилась и, закрыв глаза, постаралась выкинуть из головы все посторонние мысли, сосредоточившись на ощущениях. Я слушала лес.
   Вот вдали ухнула сова, следом пискнула прихваченная крепким клювом мышь. Где-то совсем рядом запела и внезапно замолкла звонкоголосая птица. Я слушала.
   Ветер лёгким дуновением скользнул по лицу, затрепетав в волосах. Он пах свежестью, грибами и мускусом. Мускусом?
   Скорее почувствовав, чем услышав шорох сверху, я резко прянула в сторону, и тут же рухнула наземь от мощного удара по уху, будто кто пыльным мешком приложил.
   Откатившись вбок, я тряхнула разом загудевшей головой и кое-как выдернула топор. Покрепче сжав в другой руке кинжал, резко распахнула глаза.
   Ночное зрение, неожиданно чёткое, позволило увидеть свалившееся на голову счастье во всей красе и вовремя отпрыгнуть, что удивительно прямо из положения лёжа на полтора метра назад, избежав повторного удара огромным кожистым крылом. Хмм, а профессионализм-то всё таки не пропьёшь! Хотя коленку об какой-то камень я таки отбила.
   Замерев в положении полуприседь, я с изумлением разглядывала роющее когтями землю в паре метров от меня невероятное чудо природы. Можно сказать впервые в жизни я видела живую иллюстрацию выражения "членисторылый свиноптиц". Если такое выражение существовало.
   Существо было настолько странным, что я на пару мгновений просто выпала в осадок.
   Двухметровая, покрытая щетиной туша, маленькие поросячьи глазки, длинный, шевелящийся во все стороны пятачок, больше напоминающий сломанный в трёх местах хобот. Почти полное отсутствие шеи, зато удивительное присутствие огромных перепончатых крыльев как у какого-нибудь птеродактиля. И очаровательная бородавка на самом кончике пятачка.
   Я умилилась, а существо напружинило короткие мохнатые львиноподобные лапы и ощерило свиное рыло, продемонстрировав два ряда длиннющих заострённых зубов.
   Тихо икнув, я едва увернулась от стремительного прыжка свинокрыла, на автомате рубанув топором по пролетающей туше.
   Лес огласился закладывающим уши визгом. Я отскочила чуть в сторону и поудобнее перехватила топор, с удовлетворением отметив, что птичка лишилась левого крылышка. Да, такие удачные удары случаются лишь пару раз в жизни.
   Между тем свинка развернулась и, сложив оставшееся крыло, с разъярённым рыком бросилась на меня.
   Ёлки-палки!
   Заорав от страха, я подпрыгнула сама не поняв зачем. Должно быть чтобы взобраться на дерево - нижний сук был как раз очень удобно расположен над головой.
   К сожалению я забыла о зажатом в руках оружии - а не выпускать его ни при каких обстоятельствах было вбито в нас с Моркой на уровне подсознания ещё незабвенным Корисом.
   В результате туша пронеслась подо мной. Почти пронеслась, так как, в связи с тем, что схватиться за ветку было нечем, я лишь треснулась о неё головой и рухнула обратно - аккурат на спину зверюги.
   Завопив пуще прежнего, я чтобы хоть как-то удержаться на галопирующей скотине, воткнула в неё всё, что было под рукой.
   Свинорыл взвился на коротких ногах. Чувствуя, что сползаю, я судорожно рубанула зажатым в правой руке топором наискосок.
   Бамс - и правое крыло подрубленным деревцем падает на землю. Вот это да! С первого удара! И это уже второй раз! Эль, да ты у нас Геракакел... Или я нечаянно увеличила собственную силу заклинанием? Второй вариант больше похож на правду... И почему ни разу за все жуткие схватки это заклинание не пришло мне в голову?
   Не успев взликовать, я опять заорала - на сей раз в унисон с ревущей от боли и ярости зверюгой. Ещё б не заорать, когда оказываешься под брюхом здоровенной разъярённой скотины, физиономией утыкаясь прямо в скотинин мясистый сосок.
   Ноги инстинктивно еще крепче обхватили толстенную тушу. Туша в ответ взвилась на дыбы.
  - А-ах ёп! - я рванулась изо всех сил и неожиданно вновь очутилась на спине монстра.
   И только тут обнаружила потерю обоих орудий труда и промысла. Моркин кинжал. Любимый топорик! Мне конец...да не скачи ты так, конина щетинистая!.. И мяса не будет. Чтоб тебя булыжником да по маковке, треклятая скотина! Оп, язык прикусила.
   В следующую секунду перед лицом просвистело что-то большое и тёмное. Инстинктивно отшатнувшись, я получила в глаз каким-то увесистым шматком и только выматерившись поняла, что с ног до головы забрызгана вонючей липкой жижей. Туша подо мной судорожно задёргалась и рухнула на землю, увлекая вашу покорную слугу за собой.
   Только через десяток секунд я поняла, что всё кончено. А еще что лежу полупридавленная этой тяжеленной скотиной к между прочим совсем не тёплой земле! Хорошо хоть крылатый боров придавил мне только левую ногу, иначе кранты бы Элечке.
   Кое-как переведя дыхание, я заоглядывалась в поисках хоть чего-нибудь в качестве рычага чтобы спихнуть с себя огромный трофей. И ужаснулась, заметив совсем рядом с головой огромную каменюку. Десяток сантиметров - и мои мозги украсили бы это чудесное произведение природы затейливым узором.
   Ногу я почти не чувствовала. Осознание того, что никто не придёт на помощь, вгоняло в жутчайшую депрессию.
   Как же там Морка? Она же без меня не выживет! Беременная, бестолковая... Нет, надо выбираться!
   Взревев не хуже поверженной зверюги, я рванулась как сумасшедшая - и кубарем укатилась к темневшим справа кустам. Вот она, сила намеренья! Или это еще действовало заклинание?
   Ощупав себя на предмет обнаружения повреждений, я вздохнула с облегчением - несколько синяков, растянутая лодыжка и всё. Повезло!
   Во время обшаривания себя я совершенно случайно обнаружила, что любимый нож, оказывается, при мне. Желудок выбрал именно этот момент, чтобы напомнить, что не получал пищи уже почти сутки.
   Вняв требованиям организма, я отбросила сомненья и осторожно подобралась к поверженной зверине. Состояние головы скотины оказалось просто ужасающим - до того момента Элечка не задумывалась, отчего так внезапно окочурился странный монстр.
   По результатам осмотра выходило, что животина неизвестного вида пала от размозжения черепа. Да что там - башка зверя превратилась в месиво. Что же с тобой произошло, милая?
   Прекратив поиск разгадки укокошивания неизвестного противника, я храбро воткнула нож в бок животного и не без труда сделала надрез. Передохнув пару минут для успокоения нервов - в голове так и крутились картины ожившего монстра, откусывающего мне голову - я старательно отпилила от туши солидный шмат. Затем наложила на оставшиеся триста кило пропитания охраняющее заклинание - а то еще раздерут пришлые падальщики - и отправилась искать избу.
   Минут через десять впереди замаячил знакомый домик.
   Огонь еще горел. Морка всё так же дрыхла без задних ног, обняв руками огромный живот. Счастливая.
   Вскипятив воду, я обдала кипятком кусок добычи и кое-как счистила-выколупала жёсткую щетину вперемешку с грязью. Затем, не мудрствуя лукаво, насадила мясо на кочергу и пристроила над огнём.
   Минут через десять, вернувшись с очередной порцией воды, набранной в ручье, я была встречена чуднейшим ароматом, наполнившим избу.
   Перевернув вертел, я выждала еще немного и, прихватив Моркин мешочек с солью, храбро приступила к поеданию неизвестной дичи.
  
   Разбудил меня дивный аромат свежесваренной похлёбки.
   Замерев с закрытыми глазами, я прислушалась к окружающей обстановке и нашла ее вполне мирной. По помещению гулял освежающий ветерок, за приоткрытым окном весело щебетали какие-то птахи, а совсем рядом что-то аппетитно булькало.
   Прислушавшись к себе, я пришла к выводу, что после дегустации страшного монстра все еще, как ни странно, пребывала в добром здравии. Это не могло не радовать.
  - А, проснулась, тунеядка? - раздался над ухом голос любимой соратницы.
   Распахнув глаза, я увидела Морку, с энтузиазмом помешивающую что-то в висящем над огнём котелке.
  - Почему это я тунеядка? - вяло возмутилась ваша покорная слуга, сладко потягиваясь, и громко ойкнула, неловко дёрнув растянутым голеностопом.
  - А кто? Дрыхнешь как сурок, в то время, как подруга готовит нам вкуснейший обед!
  - Мор, - я подошла к мелкой и осторожно заглянула в котелок. - Что это?
  - Похлёбка.
  - Эмм... Осмелюсь спросить - а из чего ты её сварила? Помнится вчера у нас из припасов были только твои травки.
  - Да я тут пошарила вокруг, - Морка сдула пену с ложки и осторожно попробовала варево. - Соли маловато, - она сыпанула в котел из притороченного к поясу мешочка и старательно перемешала бурлящую жидкость.
  - И-и?
  - Нашла несколько съедобных корешков.
  - Мор, из котелка тянет мясом. Это что - были корешки животного происхождения? - богатое воображение тут же подсказало, что у Эли ассоциируется с корешками животного происхождения... Фу, блин!
  - Да нет, что ты, - подруга по привычке почесала кончик носа. - Представляешь, возле нашего домика валяется совсем свежая свиная туша, - мелкая кинула в котел какие-то травки из объёмной котомки на столе. - Вот я и отрезала кусочек.
  - Свиная, говоришь? А львиных лап и жутких зубов ты не заметила?.. Как возле домика??
  - А так. Метрах в тридцати. Помер, наверное, бедняга.
  - Ещё скажи от естественных причин! - аж взвилась я. Нет, ну нормально почти полчаса блуждать по лесу в поисках дома, а он оказался в пяти шагах?!
  
   Основательно подкрепившись Моркиной похлёбкой, я наложила на голеностоп тугую повязку, наказала мелкой прибраться в доме, вздохнула в ответ на подругин неприличный жест и отправилась искать давешнее поле боя.
   Поле нашлось неподалёку, метрах в ста от избы. А я-то вчера с полкилометра намотала. Да с растянутой ногой... Вот что значит основательно потрясти мозги на галопирующей скотине - напрочь сбивается чувство направления.
   Поверженный монстр при дневном свете выглядел куда более обыденно. Этакая круто откормленная свинка с мохнатыми кошачьими лапами. Башка зверюги представляла собой такое месиво, что я твердо решила исключить из меню холодец из свиных голов.
   Пошарив вокруг, я к вящей радости нашла кинжал с топориком - на мое счастье мы с монстрилой так основательно вытоптали полянку, что шарить в траве не пришлось - ее попросту не осталось.
   После утомительного разделывания добычи и небольшой стычки с крутившимся поблизости шакалёнком, я перетаскала припасы в дом и только было решила постирать перепачканную монстрилиными мозгами одежду, как небо разразилось настоящим водопадом.
   За пару секунд вымокнув до нитки, я решила, что душ можно уже не принимать и, прихватив сколько смогла дров, поплелась в избу сушиться.
   Морка тем временем, не иначе как в приступе вдохновения, навела в жилище марафет - даже зеркало откуда-то раздобыла. Подозреваю попросту наколдовала, но уточнять я не стала. Сама я таких заклинаний не знала, видимо мелкая неплохо подучилась у вампирьих умельцев.
  
   Между тем дождь зарядил основательно - вот уже третий день, выходя во двор только по крайней необходимости, мы старались там не задерживаться, и все равно возвращались мокрые как губка. Над очагом постоянно сушилось что-то из одежды. В избе довольно ярко горели сваренные Моркой из свиного жира свечи - всё-таки мелкая у меня кудесница.
   Я от нечего делать и из природной предусмотрительности занялась вялением мяса впрок. Это занятие хоть как-то отвлекало от мрачных размышлений о перспективах на ближайшее будущее. Мелкая же целыми днями ковырялась в закупленных травках и зельях, даже пару раз храбро выбралась под ливень в поисках каких-то корешков и вялых цветочков. В общем мы благополучно разделились по интересам и друг другу не мешали.
  
  - Эль, а Эль? - подкатилась ко мне мелкая вечером третьего дня, крайне доброжелательно скалясь и нервно теребя край кофты.
  - Чего? - отрешенно отозвалась как раз разгребавшая залежи, найденные на полке под самым потолком, я, мельком глянув на подругу.
  - Эль, помнишь я рассказывала тебе о зелье омоложения?
   Как тут не помнить - последние дни мелкая прямо бредила им, заполняя наш досуг глубокомысленными и малопонятными рассуждениями о чудесных свойствах некоторых трав и напирая на то, что уже почти рядом с открытием невероятного по своей силе эликсира молодости.
  - Ну, - энтузиазма в моем голосе не было вообще, зато неприятно засосало под ложечкой.
   Учитывая, что подруга с самого утра увлеченно колдовала над мутным варевом, от которого вся изба включая меня и припасы мяса провоняла болотной тиной, и зная предприимчивый характер мелкой, можно было вполне логично опасаться, что зловредная соратница уже что-то себе изобрела и теперь ей жестко не хватает подопытной крысы.
  - Так вот.. Оно готово! - ну так и есть!
   Эль, было бы лучше, если бы ты хоть иногда ошибалась в подобного рода предчувствиях.
  - И что? - собственно вопрос был риторическим.
  - Ты знаешь, Эль, я заметила у тебя несколько довольно тревожных морщинок.
  - Мор, мне лет-то всего ничего, какие морщинки? - я шустро слезла со стола и метнулась к очагу, имитируя бурную деятельность по подсушиванию очередной порции мокрых дров и стараясь не выпускать подругу из поля зрения. Знаю я ее - сначала окатит этим своим зельем, а потом предупредит.
  - Да ты в зеркало на себя посмотри! - все больше распалялась мелкая. - Стыд и срам!
  - Мор, прекрати! Я отлично выгляжу! Вон пару недель назад, еще в нашем мире - который мы покинули благодаря твоей безалаберности, между прочим! - мне в баре отказались продавать пиво и потребовали паспорт, усомнившись, что он вообще у меня есть в моем-то юном возрасте.
  - Это они тебе сильно польстили, подруга!
  - В конце концов чего ты от меня хочешь?! - не выдержала я, украдкой ощупывая лицо на предмет обнаружения упомянутых морщин.
  - Как чего? Выпьешь моего зельица - и станешь как яблочко наливное!
  - Мор, я и так как яблочко!
  - Ну Э-эль! - заныла мелкая, подбираясь поближе. - Ну мне же нужно испытать зелье.
  - Мор, я не позволю на себе тренироваться, и даже не проси! Знаю я твои таланты!
  - Как ты можешь?! Я беременная, мене отказывать грех!
  - Ишь ты! - аж задохнулась я, поймав себя на мысли, что не могу придумать приличного ответа, а ругаться матом при неродившемся ребенке непедагогично.
  
  - Ну вот и все, а ты боялась, - удовлетворенно вымолвила подруга, слезая с меня.
   Досадуя на собственную щепетильность, не позволяющую причинять вред беременным женщинам - и ведь прекрасно знаю, что причинить вред Морке сейчас под силу разве что бронепоезду - я сморщилась от отвратительного привкуса во рту, оставленного чудодейственным зельем, и села на постели.
  - Мор, вот не стыдно тебе было? - я хмуро покосилась на мелкую, пытаясь понять, как дала ей загнать себя в угол, то есть на топчан, и где эта беременная зараза прятала поварешку со своим варевом.
  - Ты мне еще спасибо скажешь! - торжествующе выдала Морка, сняв наконец с огня смердящий на всю избу котелок, и, водрузив его на стол, с широкой улыбкой повернулась ко мне.
   Через пару мгновений улыбка незаметно сползла с лица подруги, зато глаза и рот стали совершенно круглыми. Лицо подруги вытянулось, румянец сошел со щек и мелкая пошатнулась.
  - Мор, ты чего? А?? Плохо?! Живот болит?! Да не молчи ты!
   Подруга оперлась о столешницу и отрицательно помотала головой, не сводя взгляда с моего лица. Затем тихо сползла на пол.
  - Морка!
  
  - Вот так, - я заботливо укрыла мелкую одеялом до самого подбородка и пристроилась рядом на табуретке. - Как ты? Лучше? Как малыш?
  - В порядке, - едва слышно прошелестела подруга.
  - Что случилось? Тебе стало нехорошо? Голова закружилась?
  - Я в норме, Эль, - подруга закусила губу, старательно отводя взгляд.
  - Ну и хорошо. Сейчас чаёчку с травками сделаем - будешь как новенькая! - я засуетилась возле огня, радуясь, что помимо трофейного котелка у нас был свой, по какой-то нелепой случайности прикупленный Моркой вместе с травками.
  - Эль, я...
  - Тшшш... Береги силы, после поговорим. Не стоило тебе все-таки так носиться за мной по всей избе, - я распрямилась и наткнулась взглядом на забавную картинку на стене.
  - Мор, а откуда у нас эта стильная бабуся в модном прикиде? Что-то я ее раньше не видела.
   Не услышав ответа, я оглянулась на подругу, и только тогда заметила, что бабуся двигается в синхроне со мной.
  
   Тихо икнув, я повторила Моркин маневр - медленно сползла на пол. В голове вдруг стало как-то пусто и безжизненно, глаза вылезли ближе к отсутствию челки и прочно там обосновались, не желая покидать облюбованного места.
   Нет... Ну за что?!?!
  - Элечка, девочк...кхх...акх...ка ммм...моя, как ты? - тут же оказавшаяся на ногах Морка хлопотала рядом, то брызгая на меня водичкой, то пытаясь влить что-то в приоткрытый от полного офигения рот.
  - Мо...блль...тьху, Морка! Прекрати! Ты хочешь превратить меня еще во что-нибудь?! - всё! Больше из рук этой...этой!..больше ничего, никогда! Даже родниковой воды!!
  - Элечка... Ну прости ты меня-а! - о, а вот и концерт по заявкам радиослушателей - Морри в покаянной истерике. Только этого не хватало!
   Морри у нас натура увлекающаяся, если вовремя не вмешаться, дело может закончиться продолжительным битьём головой о стену, а это мало того, что неэстетично, так еще и опасно для самого истерика.
   Временно отложив собственную истерику, я занялась Моркиной.
   Быстро метнувшись к тазику с водой, с натугой его подняла и, крякнув, выплеснула на голову мелкой пакости, как раз в этот момент перешедшей от заламывания рук к старательной прополке красно-зеленого головного оволосения.
   Вовремя пригнувшись и бросив опустевшую тару, я, заткнув уши, притулилась в уголке, пережидая продолжительный визг, ожидаемо перешедший в пятиминутное перечисление моих лучших качеств. Всё-таки у Морки оччень богатое воображение - сравнить мои мозги со свежим пометом больного бешенством, обожравшегося генно модифицированной картошки южноафриканского орангутанга... Затейливо, согласитесь. И это лишь малая часть того, что воспроизвела подруга после прохладного душа.
  
   Когда страсти более-менее улеглись, мы с мелкой притулились рядышком и устроили военный совет. Война предполагалась за мою безвременно ушедшую молодость... Ну Морри! В общем, отложив на время претензии и обвинения, ваша покорная слуга пыталась вызнать у мелкой, существует ли в природе способ обратить вспять действие соратнического чудодейственного зелья.
  - Элечка, не переживай так, я что-нибудь обязательно придумаю, обещаю, - после долгих путанных рассуждений о природе новоизобретённого эликсира и оглашения массы версий, почему этот самый чудодейственный сработал с точностью до наоборот, выдала подруга.
  - Угу. Какая прелесть! И сколько мне ждать этого твоего "обязательно", а? - я с тоской глянула в зеркало, безжалостно продемонстрировавшее похожее на печеное яблоко старушечье лицо - да, Морри непревзойдённый спец в борьбе с морщинами, факт!
   Доступные взору части Элечкиного тела выглядели не лучше - шарпеи тихо завяли бы от зависти, увидев, во что превратилась моя кожа.
  - О Духи, что же дальше? Радикулит, хрупкие кости, протертые кашки и передвижение только в сопровождении крепкой палки?!
  - Ну что ты, Эль, - Морка почесала кончик носа. - Я тут тебя слегка протестировала, - она что?! - Короче эликсир изменил только внешность. Твой организм по-прежнему изнутри выглядит как организм юной девушки.
   Мне немного полегчало. Внешность это конечно важно, но страдания от лицезрения собственного жуткого отражения не идут ни в какое сравнение с набором неприятных сюрпризов, которые может преподнести изношенный долгой жизнью организм.
   В конце концов мне и раньше приходилось переживать немало неприятных моментов от Моркиных экспериментов с моей внешностью. В общем потерпим. Как ни крути, а единственным выходом было ждать, когда же подругу в очередной раз хорошенько озарит, и она вернет мне привычную, вполне симпатичную и исключительно эластичную кожу.
  - Знаешь, я тут подумала... - подруга неопределенно повела рукой. - В горах есть разные минералы... Думаю, если мы их раздобудем, я смогу что-то сделать с этим, - мелкая со свойственной ей от природы деликатностью прихватила кожу на моем запястье и основательно ее оттянула.
  - Так чего мы сидим?! - аж подскочила я от внезапно замаячившей надежды. Честно говоря больше всего пугало то, что в любой момент - а я давно лелеяла в мечтах этот момент - может появиться любимый эльфик. И представать перед объектом любви в столь непотребном виде... Ну вы понимаете.
  - Эль, так там же дождь. Далеко мы по такой погодке не уйдём.
  - А может и уйдём! - мельком глянув в окно, радостно завопила я и выскочила на улицу.
   Никогда в жизни вид чистого звёздного неба не вызывал у меня столько эмоций.
  
   Начавшийся той же ночью поход к горам длился уже второй день.
   Неожиданно быстро высохшая земля легко ложилась под ноги, маячившая впереди цель подгоняла и придавала сил. По крайней мере мне, но Морка тоже не жаловалась, бодро шагая рядом.
   Злиться на подругу я перестала буквально через пару часов пути, видимо сказывалась практика общения с мелкой - на нее нельзя долго злиться, иначе попросту спятишь, ведь эта зарраза вытворяет пакости с периодичностью минимум раз в неделю. Но как правило чаще. С такими регулярными стрессами поневоле станешь пофигистом.
   В общем я была бодра и полна оптимизма. Который подогревался полным отсутствием вокруг каких-либо отражающих поверхностей. Любимая подруга, такое чувство, что и встречавшиеся по пути ручейки и речушки заговаривала - мне так ни разу и не удалось поймать в воде свое отражение.
  
  - Мор, как ты себя чувствуешь? - уже не в первый раз за последние пару часов заметив, как мелкая исподтишка потирает поясницу, подошла я к колдующей над похлёбкой подругой.
  - Хорошо, Эль, не беспокойся, - отважно соврала соратница и, думая, что я не вижу, украдкой потрогала огромный живот.
   Всё-таки, Элька, ты садист, отчитала я себя. Гонишь подругу как ту лань, а она между тем уже весит в полтора раза больше обычного - плод, ну по крайней мере живот с плодом внутрях - за последнюю неделю вырос едва не вдвое. А он и прежде был весьма немаленьким.
   По нашим прикидкам Морке рожать через пару-тройку октад, но меня это совсем не успокаивало.
  - Мор, может передохнём здесь денек, а? - заглянула я мелкой в лицо. - Ну смотри какая славная полянка. И вода рядом, и дров полно. А?
  - Нет, - решительно замотала головой подруга. - Надо идти.
   Похоже у соратницы не вовремя проснулась совесть. И без предупреждения принялась терзать несчастную, что было заметно по Моркиному поведению невооруженным глазом - она стала очень трепетно ко мне относиться, будто не мелкая, а я была на сносях. Подруга опекала вашу покорную слугу не хуже любящего папаши неродившегося младенца.
  - Ну ладно, Мор, но может хотя бы...
   Что хотя бы я договорить не успела - за спиной раздался вроде бы совершенно невинный стрёкот, от которого внутри всё похолодело. Духи, неужели пожиратели?!
   Небольшие, размером с крупную кошку, твари жили исключительно крупными стаями количеством особей в пятьдесят минимум. Если к этой нечисти применимо определение жить.
   Острые, в два ряда, длиннющие зубы, пятисантиметровые когти и почти что полная неубиваемость - все это в совокупности делало данный вид нежити одним из самых опасных в этом мире.
   Я чутко прислушалась, молясь, чтобы стрёкот мне лишь послышался.
   Ан нет - многоголосый хор взбесившихся цикад убил последнюю надежду на спокойную ночь и поставил под сомнение дальнейшее существование в целом.
  - Морочка, помнишь, у тебя был эликсир, отбивающий запах? Ты мне о нем вчера рассказывала.
  - Да? - ничего не заметившая подруга продолжала помешивать похлёбку.
  - Не могла бы ты мне его одолжить? - я мысленно прикинула свой резерв и план дальнейших действий. - Ненадолго.
  - Конечно, Эль, возьми в моей сумке. Чёрная склянка с бордовой наклейкой, - подруга с трудом разогнулась. - А зачем он тебе?
  - Ну-у...эээ...это сюрприз.
  
  - Эль, ты чего-то недоговариваешь, - подруга с сомнением в глазах повернулась ко мне, и тут началось.
   Округа буквально взорвалась истерическим чириканьем. Всё, нас учуяли - уроки Лидана не прошли даром, я сразу узнала боевой клич пожирателей, хотя никогда раньше его не слышала.
   Обрызгав Морку из выуженного флакона, к счастью оказавшегося весьма объёмным, так что хватило на всю мелкую, я рубанула соратницу по шее.
  - Прости, моя девочка! - и, осторожно уложив обмякшую подругу, рванула прочь с поляны, надеясь увести нечисть подальше.
   Стрёкот между тем стал просто непереносимо громким, и буквально через секунду меня окружили премилые лупоглазые зверьки.
   Умиляться было некогда - выпалив заклинание огня, я крутнулась вокруг себя и оказалась в центре пышущего пламенем столба.
   Ай! с непривычки что-то напутала - столб шипел и плевался искрами.
   Не обращая внимания на жалящие искры, я пинками отшвыривала полезших со всех сторон зубастых кошаков за пределы огненного круга, как-то очень спокойно приняв мысль, что вряд ли переживу эту ночь - по громкости и интенсивности чириканья выходило, что нам повезло наткнуться на стаю не меньше ста пятидесяти особей. Или не стаю. В чём они там живут? О, в роях, кажется, хотя теперь это уже не важно.
   В мозгу билась только одна мысль - не дать им учуять Морку. Пока они охотятся на одну жертву, других пожиратели не слышали, при условии, что те самые другие защищены. Чем слабее ночь, тем хуже нюх у монстров. Таким образом если я продержусь хотя бы
  пару часов, у Морки будет реальный шанс выжить - мы прервались на привал уже глубоко за полночь.
   Нос свербило от вони паленой шерсти и горелого мяса, кожу саднило от жара. Говорят ожоги способствуют омоложению, оптимистично подумала я, приложив особо активного уродца топориком по макушке.
   Между тем нечисть сменила тактику - теперь они кидались на огненную стену группами. Половина сгорала еще в полете, но некоторым удавалось прорваться почти невредимыми. В итоге через несколько минут мои ноги были сплошь покрыты укусами. Конечности работали независимо от мозга, рубили, кололи, пинали, но врагов будто не убывало. И как назло все более-менее подходящие заклинания выветрились из головы.
   Всё, Элька, вот и конец. Прощай, любимый, жаль что не довелось обнять тебя перед смертью. Кушай хорошо, слушайся папу и, умоляю, не влипай больше в истории!
   Особо злобно выматерившись, я пнула очередного монстра и мысленно приготовилась к гибели. Интересно, мне поставят памятник? Хочу композицию из пары дюжин пожирателей. Лучше именно из этих, ай! скотов.
   Картинка получилась настолько натуральной, что я даже почувствовала веющий от изваяний холод.
   В следующую секунду земля под ногами ощутимо содрогнулась, а лес вокруг озарился нестерпимо ярким светом.
   Зажмурившись, я невольно сделала шаг назад и чуть не подпалилась от собственного столба. Взвизгнув, на автомате погасила огонь и только потом распахнула глаза.
   И впала в легкое обалдение.
   Нападающие кучно и россыпью каменели на месте.
   Через пару минут вокруг не осталось ни одного шевелящего хоть чем-то, включая глаза, монстра.
   Поляна превратилась в причудливую композицию из застывших в самых нелепых позах зверьков. Ну вот, я же говорила - смотрится шикарно.
   В лесу стало удивительно тихо. Налетевший ветерок унёс удушливую вонь. Где-то вдали несмело зачирикала какая-то птичка, заставив меня вздрогнуть - чувствую, на чириканье у меня теперь будет стойкая аллергия.
   Я устало опустилась прямо на землю, только сейчас осознав, насколько всё болит.
   Надо бы доползти до Морки проверить, как она там. Мысль была здравой, но вдруг ставшие ватными ноги отказывались помогать в ее реализации.
   Ладно, посижу еще минуточку, решила я. Полюбуюсь природой, деревцами, скульптурами. Особенно вон той, высотой с двухэтажку. Наверное укусы у тварей ядовитые - в глазах всё расплывается, даже статУя шевелится. Стрекочет раскатисто. Да-а, сильный яд, наркота отдыхает, даже и... Чирикающая двухэтажка?!
   Сердце скакнуло к горлу и истерически заколотилось, а я только сейчас наконец поняла, почему семьи пожирателей называют роями.
   Ну здравствуй, пожирателематка! Теперь мне точно капец!
   Поднырнув под огромную лапу, я кое-как избежала удара кинжалоподобных когтей и взвизгнула от жгучей боли - тварь всё-таки меня задела. В глазах потемнело, внутри зажглось что-то тёмное, животно-первобытное. Дыхание перехватило, из горла вырвался хриплый рёв.
   Извернувшись, я отпрыгнула далеко в сторону и припала к земле. Убить! Рвать, рвать, рвать!... И съесть! Ррах!!
   Дальше дикий прыжок и...
  
   Очнулась я от оглушительного визга дорогой соратницы.
  - Ай! Моффка, фё ты так офёшь?! - я потерла уши и раздражённо стукнула хвостом по земле. - Фу менфя аф уфи залофило! И вообфе...
   И вообще... Чем я стукнула?!
   Быстрый взгляд назад - ух ты! Траскаста облезла бы от зависти при виде такого пушистого чуда... Огромный, пышный, полосатый... А-а-а, у меня хвост!!
  - Ой... Мо-оф, - я переступила с лапы на лапу и растерянно посмотрела на подругу.
   Та не нашла ничего лучше, чем упасть в обморок.
   Я отключилась мгновением позже.
  
  - Эль... - меня ощутимо встряхнули за плечи. - Э-эль... - на лицо полилось что-то холодное и вонючее. - Ну очнись, ну пожалуйста, - в голосе подруги слышалась неподдельная тревога, переходящая в панику.
  - М... Ммм... Мор... Прекрати меня трясти, умоляю. Меня мутит.
  - Мутит её! - тут же взвилась подруга. - А меня?!. О-ох!
   Я тут же распахнула глаза и едва успела подхватить стонущую соратницу под руки.
   Осторожно усадив Морку, я с тревогой ощупывала подругу в поисках повреждений - а вдруг эти мелкие твари таки до нее добрались?
  - Морочка, ты ранена? Где болит??
  - Поясница, - сквозь зубы выдохнула мелкая. Лицо ее было совсем белым, дыхание стало частым и тяжелым.
  - Покажи! - я спешно задрала подругину блузку и склонилась к ее..э-э...корме.
  - Мор, там ничего нет, - у меня немного отлегло от сердца - похоже, мелкая таки невредима.
  - Кк...Конечно нет, ты нне туда смот-уфф-ришь.
  - А куда надо смотреть? - озадачилась я, и только тут начала догадываться, что происходит.
  - Мор, ты рожаешь?
  - А? Нне знаю... Наверно, - подруга прикрыла глаза, а потом схватила меня за руку и резко дернула к себе. - Эль, прости... Я... В моей ссум...кке деньги и травы... Ннне волн... Я верн... Береги себя! - и исчезла.
   От неожиданности я упала на то место, где только что сидела подруга. Кое-как отплевавшись от земли, приподнялась на руках и заоглядывалась в поисках соратницы.
  - Мор. Мо-ор! Ты где?! - в душе росла паника, мысли путались.
   Рожающая подруга просто исчезла, растворилась в воздухе! Что ж это такое?!
   Побегав по округе и слегка охрипнув от криков, я попыталась найти логическое объяснение происходящего. Что там Морка говорила про роды? Вроде что человеку произвести на свет вампира настолько сложно, что необходима помощь сильного вампирьего мага... Может ее выдернуло к кровопийцам? Носят же поклонники посмертной криозаморозки специальные датчики, реагирующие на прекращение пульса? Может и на Морке было что-то подобного плана, только реагирующее на начало схваток? Заклинание, перемещающее подругу в вампирью родовую, например.
   В общем и целом эта версия имела право на жизнь. По крайней мере мне хотелось в это верить, так как о худшем думать я боялась.
   Кое-как загнав беспокойство за мелкую поглубже, я занялась насущными проблемами.
   Прошлась к месту схватки с нежитью, полюбовалась скульптурной группой "пожиратели как они есть". А что, симпатичненько. Теперь надо бы найти мое оружие. И куда подевалась монстроматка?
   Ответ обнаружился неподалеку, в ближайших зарослях.
   Как следует рассмотрев то, что осталось от монстра, я едва сдержала приступ тошноты - огромная туша была разорвана в клочья. Пришлось облазить все кусты, чтобы собрать комплект "пожирателематка" полностью. Дальше всего нашлась голова с оскаленными зубами и вылезшими из орбит глазами. Готова поклясться, морда нечисти выражала крайнюю степень изумления.
  
   А вот наконец и долгожданная долина.
   Спускаясь по склону горы, я смотрела на живописные холмы внизу и радовалась близкому окончанию двухдневного изнуряющего пути. В сумках оптимистично позвякивали монеты. Голова наполнилась образами горячей ванны, мягкой постели и вкусного ужина. Это придало сил, и последние пару километров я преодолела почти бегом.
   Когда вдали замаячила деревня, я в очередной раз мысленно проговорила придуманную накануне легенду и убавила шаг, стараясь соответствовать образу древней бабульки.
   Селение было обнесено невысоким, увитым плющом забором, почти не скрывавшим вид на хорошенькие преимущественно одноэтажные домики с живописными разноцветными крышами.
   Я отыскала глазами ворота и направилась было к ним, когда услышала сзади жуткий крик.
   Стремительно развернувшись, я зашарила глазами по округе и очень скоро нашла источник звука - метрах в двухстах чуть левее со всех ног бежал мальчуган лет двенадцати, а за ним... Ёлки-палки, я думала вурдалаки живут далеко на юго-востоке!
   Паренек истошно верещал и спотыкался, но упорно продолжал мчаться в сторону деревни. Я очень отчетливо понимала, что он не успеет - монстр с каждым прыжком был все ближе, еще пяток секунд - и мальчугану уже никто не поможет.
   На удивление без запинки выпалив заклинание невидимой стены, я припустила навстречу пацану, с мимолетным удовлетворением заметив, как монстр со всей дури вписался в невидимую преграду и тихо по ней сполз.
   Понимая, что надолго это его не задержит - стена вышла метр на два и прекрасно чуявшей магию твари ничего не стоило обежать препятствие - я побила все рекорды скорости, подлетев к малышу как раз в тот момент, когда обогнувший стену вурдалак взвился в завершающем погоню прыжке.
   Отшвырнув мальчугана в сторону, я пригнулась и полоснула по пролетевшему над головой монстру Моркиным посеребренным кинжалом.
   Тварь за спиной взвыла. Я резво обернулась и, уткнувшись взглядом в выпученные глаза монстра, со всей дури швырнула в распахнутую пасть здоровенный сгусток огня. Уродец от неожиданности сглотнул...
   Взвившийся на дыбы, пылающий изнутри вурдалак - потрясающе жуткое зрелище, чесслово. Нежить ревела, била в воздухе передними лапами - и светилась изнутри так, что можно было пересчитать видимые как на рентгене ребра.
   Безошибочно метнувшись к подвывавшему от страха ребенку, я цепанула его за руку и со всей дури припустила к деревне, надеясь, что горящие вурдалаки не любят бегать.
   Мимо нас, воинственно вопя, пробежали крестьяне с вилами и кольями. Я не останавливаясь полетела дальше, рассчитывая, что дальше они справятся без меня. Уже достигнув ворот, я оглянулась и увидела, как местные добивают уже поваленного на землю монстра.
   Мальчуган испуганным кроликом прижался ко мне и дрожал, стараясь не глядеть в сторону давешней схватки.
  - Тише, малыш, всё уже кончилось.
  
  - Госпожа ведьма, госпожа ведьма! Беда! - затормозил возле отдыхавшей на лавочке после схватки меня щуплый селянин с рыжей шевелюрой, в данный момент взлохмаченной до неприличия.
  - Что такое? - нехотя отозвалась я, вынырнув из невесёлых размышлений о ближайших перспективах - Морка тю-тю, а с ней и перспектива вернуть себе юный облик. - Опять вурдалак?
  - Хранящие с вами! - сделал обережный знак парень. - Вурдалаков у нас отродясь не видали.
   Да? Интересно кого же я в таком случае только что укокошила?
  - Обвал, госпожа ведьма! В горах сошли сразу несколько лавин!
  - Кто-то пострадал?
  - Хвала Духам, никого. Да только теперь ни гостей к праздникам, ни эля южного нам не видать.
  - Почему?
  - Так отрезаны мы.
  - Как отрезаны? Что, совсем? - я впала в легкое недоумение. - А выход через долину?
  - Духи с вами, госпожа ведьма! Там уж вескон пять никто не хаживал!
  - А что так? - вот Морка! А говорила, мол, выберемся оттуда на нечего делать. Небось опять что-то напутала, зарраза мелкая!
  - Дак нечисть лютует! До того расплодилась, аль может наползла откуда, да только кто ни пойдёт, один ли, караваном ли - не возвертались.
  - И что за нечисть?
  - А кто знает? Мы не проверяли. Вон Аниська о прошлом весконе сунулся было дальше осиновой рощи - так весь седой возвернулся. Лопочет что-то, глаза безумные... К нам ещё тогда деле..эта...посланцы из соседнего Рутгарта наведывались, выведать у Аниськи пытались что да как. Да только спятил он, как есть спятил. Бает, мол, демоны красноглазые, геена огненная - и всё.
  - Так что ж теперь будет? Голод? - общение с Моркой сказывалось самым пагубным образом - первые мои мысли были о еде.
  - Почему голод? - удивился селянин.
  - Ну как же? Тропы завалены снегом. Вы в ловушке. Как же теперь? Без провианта, без товаров.
  - Дак что ж с того, что завалены? Вы, госпожа ведьма, не думайте! - выпятил грудь селянин. - У нас долина богатая, земля плодородная да народ умелый - всё для себя сделать можем. Мы, сказать по правде, почти ничего у купцов заезжих и не покупаем - так, по мелочи да с жиру, украшения какие, оружие заморское, специи. Эль опять же. Вкусный он у южан, нам такого не сварить.
  - Ну если так, то повезло вам. Почему ж в таком разе беда? Все живы и голода не будет, - я устало сползла с лавочки и, опустившись на корточки, тупо уставилась в землю. Им-то повезло. А мне? Куда я из этого благословенного местечка теперь денусь?
  - А когда, говоришь, снег на тропах растает?
  - Дак к весне, - простодушно пожал плечами селянин.
  - Сейчас же конец осени!
  - Ну так аккурат в весняннике дорога и очистится. Если зима не затянется.
   Ну всё. Попала.
  - Госпожа ведьма, вам может помочь? - участливо склонился надо мной селянин.
  - Как?
  - Дак руку, может, подать. Тяжко ж в таком возрасте на корточках. И не встанете сами, небось.
   Точно. Совсем забыла, что я теперь дама преклонных лет.
  - Ну помоги, - я приняла протянутую руку и с нарочитым кряхтением медленно распрямилась - мы ж с тобой, Элька, судя по всему, здесь надолго. Надо поддерживать образ, ни к чему у местных разные подозрения вызывать.
  
   Я сидела в местном заведении, до оторопи похожем на Мани Хани, с той только разницей, что вместо флага конфедерации тут в каждом углу болталось изображение обуздывающего быка ковбоя - да-да, у тутошних жителей были в ходу очень похожие на наши джинсы штаны и куртки с бахромой - а фотографии Пресли и Монро с успехом заменяли рукописные портреты местных музыкальных команд.
   Что характерно, и музыка тутошняя жутко походила на рок-н-ролл, только исполнялась не на электрогитарах, а на акустических инструментах. Даже тарелки у них были, правда кованые вручную. Ну и, как водится, барабаны, с натянутой на ободы бычьей кожей. Или чем-то вроде того, я в тонкости изготовления местных музыкальных инструментов не вникала.
   Так вот, сидела я над стаканом местного самогона типа виски и предавалась мрачным размышлениям. Что делать непонятно. Перенестись я отсюда не могу. Выбраться пешком нереально. Разве что попробовать через долину, но это крайний вариант, неизвестно что за дрянь там поселилась.
   Вот уже в пятнадцатый раз за последние несколько суток я попыталась докричаться до Вера или Хранителя, но ничего не выходило. То ли парни блокировались, то ли Моркино заклинание сделало невозможной телепатию в принципе.
   Выход виделся только один - остаться здесь. Но на что тогда жить? Были, конечно, деньги из выданного за гарпию гонорара, да и Морка мне кое-что оставила. При жёсткой экономии этого даже может быть хватит до весны. Но где жить? За постой тут брали прилично.
   Терзаемая мыслями о ночёвках в сугробе, я вспоминала, что я там читала о построении жилища в снегу, когда в двери заведения влетел давешний селянин, на сей раз одетый сообразно заведению - в потертые джинсы, клетчатую рубашку, куртку с бахромой и сапоги со шпорами.
  - Госпожа ведьма! - подбежал он ко мне. - Госпожа ведьма!
  - Что тебе? - я сочла уместным изобразить на лице намёк на доброжелательную улыбку. Не стоило ссориться с мужиком, он и так кроме владельца этого салуна был чуть ли не единственным, кто не боялся со мной заговаривать.
  - Беда у нас, госпожа ведьма! - опять? - Жена Жойсова занемогла. Второй день лежит, не встаёт, всё стонет да мечется по кровати. И горячая вся.
  - Простыла наверное. Вы жар сбивать пробовали?
  - Да обтирал её Жойс и водой колодезной, и самогоном. Да только всё без толку - она ещё горячей становится.
  - На что жалуется?
  - Дак понятно на что - коровы недоенные, дом неприбранный, со скотиной тяжко управляться одному.
  - Да нет, жена его на что жалуется?
  - Дак ни на что не жалуется. Стонет только. В забытьи, значицца. Помоги!
  - Почему я? - шевелиться не хотелось вовсе. Тем более в целительстве я была довольно слаба, в отличие от Морки, которой тут, к сожалению, не было. - У вас же должна быть какая-то знахарка.
  - Была. Дак ушла она. Аккурат перед обвалом. Сестру навестить, что за горами живёт.
   Чудненько.
  - На вас одна надёжа.
  - Да с чего ты взял, что я смогу ей помочь? Я ж не лекарь.
  - А более некому. У нас по недугам Ханна была, и зубы заговаривала, и дитёнков принимала, и хвори изгоняла.
   Ханна это видимо ушедшая к сестре ведьма. И понесло ж её!
   Ну что, детка, переквалифицируемся в знахарки? Похоже придётся. А что делать?
   Потерев слегка ноющее после приключений последних дней колено, я нехотя поднялась на ноги. Пойду посмотрю на болезную. С меня не убудет.
  - Веди. Но я ничего не обещаю - не мой это профиль.
  - Оно понятно, - семенил чуть впереди селянин. - Видали мы нонеча ваш профиль. Во всём, значит, велихолепии.
  
   В полутёмной горнице было мрачно и душно. Мечущаяся на постели молодая женщина в льняной ночнушке громко стонала. Вымотанный после очередной бессонной ночи муж смотрел на меня со смесью подозрительности и затаённой надежды.
  - Несите свечи, да побольше! - решительно распорядилась я, склоняясь над первой в своей жизни пациенткой.
   Как ни странно, моё распоряжение было выполнено почти мгновенно - комната залилась ярким, чуть трепещущим светом.
  - Все кроме мужа вон! - я дождалась, пока дверь за сочувствующими и любопытствующими закроется, и откинула с женщины одеяло.
  - Почему мне сразу не сказали? - повернулась я к мнущемуся поблизости мужу.
  - О чём, госпожа ведьма? - на удивление почтительно отозвался мужик.
  - Об этом! - я красноречиво указала на усыпавшие тело пациентки красные пятна.
  - Дык...мы думали это у ней от жара, - развёл руками мужчина.
  - Думали они... Кто контактировал с больной?
  - Что?
  - Трогал её, говорю, кто?
  - Я.
  - И всё? Ещё женщины в доме есть?
  - Нет. Мы с женой вдвоём живём. Из родичей только братья мои захаживают. Да кто ж им позволит жену мою трогать?
   Действительно. Однако я неплохо помнила, что из топтавшихся в избе граждан было как минимум пять женщин.
  - Давно у неё жар?
  - Второй день.
  - А пятна?
  - С утра.
  - Гости недавно были?
  - Сестра её приезжала, с обозом ушла через горы уж как третий день.
   Прекрасно. Надеюсь сестра у больной не из общительных, иначе не миновать сему славному местечку эпидемии. Хотя учитывая сколько тут только что было женщин...
   Кажется я знала, что с больной. Красная лихорадка. Довольно редкое тут заболевание, где её сестра только его подцепила?
   Ситуация, к счастью, не была безнадёжной - я ещё помнила из курса травоведения от Сорини, чем лечится данный недуг. Главное найти необходимые травки, встречающиеся в этом мире повсеместно, но из-за ранних холодов был риск, что растения помёрзли.
  - Больную поить отваром из нивянки - у вас есть нивянка? - я дождалась утвердительного кивка от мужа. - Не подпускать к жене никого из женского поголовья. - Болели красной лихорадкой, что удивительно, только женщины. - Я скоро вернусь.
   Убедившись, что муж всё понял, я вышла из дома пациентки и направилась к видневшейся вдалеке опушке - поищем травки, Элечка. Что нам ещё остаётся?
  
   Разжившись у селянина объёмной полотняной сумкой, я отправилась в лес. Как ни странно, нужные травки нашлись довольно быстро.
   Насобирав сколько смогла, я подалась обратно в деревню.
   У ворот меня встречал давешний рыжий детина.
  - Как дела, госпожа ведьма? - он заботливо перехватил сумку. - Нашли чаво?
  - Нашла...эээ...как тебя?
  - Ролен, госпожа ведьма.
  - Ролен, значит. Как там больная?
  - Дык всё так же. Стонет да мечется.
  - Ну что ж. Пойдём посмотрим.
  
   После принятия сваренного мной отвара женщина задышала ровнее и перестала стонать. Кожа её буквально за пару часов очистилась.
   Я сидела у изголовья пациентки и тихо впадала в панику - после данного зелья, если я ничего не напутала - а я таки не напутала - женщина должна была очнуться. Однако, несмотря на явное улучшение, больная продолжала пребывать в забытьи.
   Здесь творится что-то неладное - единственная отчётливая мысль билась в мозгу.
  
   Еще раз мысленно перебрав в голове всё, что помнила о болезни и способах борьбы с ней, я наказала мужу поить женщину отваром каждые три часа и пошла устраиваться на ночлег - спать хотелось страшно, а помочь несчастной чем-то еще на данном этапе я не могла.
   За порогом дома меня традиционно встречал уже ставший за последние сутки родным поселянин.
  - Долгих вам вескон, госпожа магиня, - поклонился детина.
  - И тебе не хворать, - я мимоходом кивнула рыжему верзиле и направилась к калитке. Парень не отставал.
  - И куда вы теперича?
  - Не знаю, - пребывая в задумчивости, честно призналась я.
  - Может желаете поселиться в доме нашей Ханны?
  - А она не будет против?
  - Да кто ж знает? - философски пожал огромными плечами малый. - Да токмо до весны мы об энтом и не узнаем - обвал же в горах, я вам нынче сказывал.
  - Да, точно. И ты думаешь она не обидится, если я у нее немного поживу? - на душе сразу полегчало от забрезжившей надежды благополучно перезимовать. Картины ночевок в сугробе чуть отступили.
  - А чаво ей злиться-то? Вы ж тут почитай ее работу делаете. Все по-честному.
   А все-таки он славный малый - я одарила парня благодарной улыбкой, от которой тот едва заметно пошатнулся. Ну еще бы, когда тебе та-ак скалится семидесятилетняя старуха - это, наверное, оччень трогает за душу, ххе.
  - Уговорил. Только забегу в корчму за вещами.
  - Дык... Я ж и не спешу никуда... Может не надо забегать, в ваши-то годы? Вам оно лучше не торопясь. А?
   И правда, чего это я? Вечно забываю о результатах Моркиных надо мной опытов.
  
   Избушка ведьмы находилась минутах в десяти ходьбы от деревни, среди густой живописной чащи. Высокие стройные тополя умиротворяюще шелестели еще не опавшей листвой на легком ветерке, полусонные шмели жужжащими кукурузниками вились вокруг поздних цветов. И не скажешь, что здесь
  обитает колдунья - такая благодать вокруг.
   Остановившись перед аккуратненьким бревенчатым домиком с покатой крышей, я принялась ждать тащившего мои пожитки поселянина с намереньем пропустить его вперед - как-то неудобно было вламываться в чужое жилище. А вот зайти по приглашению местного жителя - это уже, согласитесь, совсем другое дело.
   Прождав пару минут, я оглянулась и обнаружила, что верзилушка мнется в пяти шагах позади меня.
  - Ты чего?
  - Дак... Эта. Заходьте что ль.
  - Может сначала ты?
  - Да неудобственно мне без приглашения, - озвучил мои мысли пацан. - Уж давайте вы спервоначалу.
   Ладно, давайте, не зимовать же тут под кустиком?
   Глубоко вдохнув, как перед прыжком в воду, я решительно взобралась на крыльцо.
   И тут же кубарем с него скатилась.
   Приподняв голову, я с изумлением уставилась на негостеприимное строение, где-то на задворках сознания отметив, как селянин аккуратно, подмышки поднимает меня на ноги.
   Ах ты ж зараза! Неужели старая перечница поставила сторожевое заклинание?
   Отобрав у поселянина сумку с Моркиными травами, я проверила припасы и встала в метре перед избой, с подозрением оглядывая враждебное строение.
   Строение выглядело до безобразия безобидно.
   Вот значит мы какие? Ничего, еще поглядим чья возьмёт - в сугроб мне уж очень не хочется, так и знай, злобная сараюшка.
   Я сосредоточилась и, перейдя на иной уровень восприятия, запустила в избушку пробным заклинанием.
   Реакция не заставила себя ждать - заклятие срикошетило от стен и полетело прямо в вашу покорную слугу - я едва успела пригнуться.
   Сзади послышался грохот и негромкие матюги - блин, забыла про поселянина.
   Теперь уже я поднимала несчастного на ноги, мысленно радуясь, что запустила всего лишь слабенькой воздушной волной, а не, к примеру, огненным смерчем.
   Дождавшись, пока перепуганный детина удалится метров на двадцать назад и - по моему настоянию - чуть в сторону, я продолжила методично прощупывать жилище-недотрогу.
  
   Спустя полчаса разнообразных опытов над домишкой, с применением порошков и без оного, я, наконец, полностью разгадала схему защиты и в три минуты перенастроила ее на себя. Снимать заклинание я сочла неэтичным - мало того, что жить тут буду, так еще и разрушать хозяйкины чары... Это, как ни крути, где-то как бы наглость. Да и совсем без чар
  нельзя, я конечно доверяла местным жителям, но мало ли что... Если подумать и мне защита от нежеланных визитеров не помешает.
   Внутри домик оказался таким же уютным, как и снаружи. Тут и там были любовно разложены пестрые вязаные половички и белоснежные салфеточки, столешницу и старый, местами рассохшийся буфет украшали очаровательные композиции из засушенных цветов, заодно служившие защитой от злых духов
  и кусачих насекомых. По углам красовались связки душистых трав самого обширного спектра применения. В кладовке, покопавшись, я обнаружила просто потрясающие воображение припасы разных всякостей от приправ в пищу до ингредиентов для мощнейших заклятий. А во вместительном рукомойнике самым волшебным образом не заканчивалась вода, что я
  обнаружила, нечаянно вылив на пол добрых десяток литров прозрачной жидкости - да-да, я и вода дружим не очень хорошо.
   В общем, новым жилищем Элечка осталась очень даже довольна.
   Забрав у так и не отважившегося переступить порог моего нового пристанища поселянина вещи, я тепло попрощалась с детиной и принялась обустраиваться.
  
  - Да пусти ты меня! - проворочавшись в полусне с минуту, окончательно я проснулась именно от этого, особенно громкого вопля.
   Так как в избу никто кроме хозяйки и меня проникнуть теоретически не мог, я сонными мозгами здраво рассудила, что разговор слышится с улицы.
   Осторожно приподнявшись, я аккуратно отодвинула занавеску и выглянула наружу.
   Перед крыльцом, в красноватых отблесках рассвета жарко спорили шестеро. Я узнала старосту, рыжего детину и мужа давешней пациентки. Остальные мужчины были смутно знакомы, но навскидку вспомнить кто они не удалось.
   Наскоро одевшись, я выскользнула наружу. Что удивительно, спорщики моего появления не заметили.
  - Лаби, что за митинг с утра пораньше? - сложив руки на груди, хмуро поинтересовалась я.
   Мужики разом притихли, испуганно вытаращившись на невыспавшуюся Элю. Нет, я понимаю, что и без Моркиных метаморфоз с утра выгляжу грозно, но зачем же так бледнеть?
   После недолгой заминки вперед выступил староста.
  - Беда у нас, госпожа ведьма, - почтительно поклонился он.
  - Опять? - вяло удивилась еще толком не проснувшаяся я.
  - Точно так. Пропали пятеро женщин: Жойсова жена, Тыдры, Браня и Валса. А еще моя сестра.
   Ничего себе!
  - Как пропали? Когда? Куда?
  - Не можем знать, госпожа ведьма. Проснулись мы нонеча - а баб-то нет как нет.
   Вот тебе и мирное селение. Может в округе шарил не один вурдалак?
  - Ну может они за грибами пошли. В лесу-то не искали?
  - Да какие уж тут, госпожа ведьма, грибы, - схватился за голову староста. - Моя-то сестра еще с вечера на жар жаловалась. Да и другие тоже.
  - Почему же сразу за мной не послали? - идиоты! мысленно добавила я.
  - Дак думали простуда это да и все, зачем же вас зазря беспокоить?
  - А зачем тогда сейчас ко мне пришли? Ждали бы своих женщин дома, может им по холодку пройтись вздумалось, жар выстудить?
   Мужики переглянулись и разом загомонили.
   Жойс, муж моей пациентки, самый здоровый из присутствующих, выше рыжего на полголовы, вышел вперед и подступил к крыльцу с самым решительным выражением лица. Я бы его охарактеризовала как "дайте мне эту лутуолью ведьму, я ее в клочки порву!".
   Понятное дело, далеко он не прошел - заклинание действовало по-прежнему безотказно.
   Скатившийся, как и я накануне, потенциальный убивец ведьм словно кегли раскидал товарищей по несчастью и сочувствующих. Я минут пять любовалась кряхтящими, копошащимися на земле мужиками, что добавило Элечке немного оптимизма и настроило на позитивный лад, после чего неспеша спустилась с крыльца.
  - Ладно, граждане, - вздохнула я, дождавшись, когда делегация наконец в полном составе окажется на ногах. - Пойдемте, покажете мне откуда пропали ваши женщины.
  
   Шли мы в напряженном молчании. Я думала о непонятностях, происходящих в мирном селении, сетуя на нелегкую судьбину и бестолковую Мирку, решившую так не вовремя родить. О чем размышляли местные жители было для меня загадкой. Может оно и к лучшему.
   Первым в списке осматриваемых мест оказался дом Жойса.
   Зайдя внутрь, я прямым ходом направилась к постели своей пациентки. Как и предполагалось, женщины в ней не оказалось. Я внимательно осмотрела простыни, прощупала поисковым заклинанием дом и окрестности - больная исчезла бесследно.
  - Ты поил ее отваром как я велела? - повернулась я к потерянно слонявшемуся по избе мужу.
  - Поил. Каждые три часа! - зло зыркнул на меня мужик и плотно сжал губы, будто отказываясь говорить что-либо еще.
  - Когда она пропала? - проигнорировала я молчаливый манифест бастующего селянина.
  - Перед рассветом, - нехотя отозвался тот, тяжело вздохнув. - Только я прикорнул, просыпаюсь - петухи поют, жены нет.
  - Ясно, - я еще раз бегло осмотрела жилище и направилась к выходу. - Пошли дальше.
  
   Прочие места обитания пропавших не добавили картине происшедшего ясности - те же пустые кровати, тот же кисловатый запах, который я учуяла в комнате своей пациентки. Мрак и кромешный ужас.
   Выйдя из последнего на очереди дома, я опустилась на лавочку и глубоко задумалась.
   Притихшие мужики сгрудились вокруг и моим размышлениям не мешали.
  - Так, - наконец поднялась я. - Мне нужно осмотреть всех женщин в деревне. Всех! - еще раз настойчиво уточнила я.
  - Как скажете, госпожа ведьма, - поклонился староста, и мы пошли.
  
   Закончив обход только к полудню, я насчитала еще пятнадцать гражданок с явными признаками красной лихорадки и десятерых с жаром. Наказав изолировать заболевших в отдельной избе и охранять денно и нощно, я отправилась за травками для лечения.
   Когда отвар в здоровенном котле стал характерного буроватого оттенка, я распорядилась поить болезных им так же раз в три часа и пошла в лес - другого варианта местонахождения бесследно сгинувших селянок я не видела, вся деревня была не единожды прощупана поисковыми импульсами.
  
   Осмотрев чуть ли не каждый кустик, к ночи я кое-как приползла к деревенским воротам. С некоторым трудом поддев ножом запертый изнутри засов, добрым словом помянула местных поселян, предусмотрительно изолировавших себя от уставшей ведьмы, и, еле перебирая ногами поплелась к дому своей первой пациентки - не знаю зачем, наверное просто на автомате, надежды на то, что болезная вернулась в родные пенаты, почти не было.
   Мышцы ломило от усталости, желудок громко и без вариантов заявлял, что больше такого издевательства как суточный голод не потерпит ни в жисть, хоть двери выноси и требуй жратвы не отходя от кассы.
   Дойдя до Жойсова дома, я прощупала сооружение поисковым заклинанием, убедилась, что женщины там нет, и присела на лавочку у околицы, чувствуя, как дрожит всё тело. Надо бы выдвигаться до свежеобжитой избы, толкнулась в сознании здравая мысль, там хоть какое-то пропитание и, что самое главное, мягкая, желанная постель. Иду, вяло отозвался ноющей болью измотанный поисками беглянок организм. Вот только подожду, пока свора диких псов пробежит мимо, и сразу...
   Кстати, любопытно, откуда в изолированном поселении взялись дикие псы? По идее их должны были давно истребить - это ж рассадник кусачих травм и возможного бешенства. Повернув голову в сторону, откуда доносились визг и подвывание приближающейся стаи, я икнула от неожиданности и в следующую секунду уже сидела на высоченном столбе, одном из трех в Жойсовом заборе. Откуда только силы взялись!
  - Мать-перемать! - глаза полезли из орбит, руки до онемения впились в широкий занозистый ствол неизвестного представителя флоры.
   По улице, жутко завывая и зыркая по округе безумными глазами, шествовали пятеро женщин.
   Свою пациентку я опознала с большим трудом - со времени нашей последней встречи она обзавелась огроменными клыками и длиннющими когтями. Лицо больной огрубело и потемнело, даже в темноте было заметно, что кожа женщины похожа на качественно запечённое яблоко.
   Жуткие, в изодранных белых балахонах, в которых с некоторой долей воображения я опознала ночные рубашки, пропавшие были похожи на исполнительниц роли нежити одного из нашумевших блокбастеров о ходячих мертвецах. Да настолько похожи, что я неосознанно принялась высматривать поблизости Милу Йовович. Не высмотрела и впала в еще большую панику - мысль о том, что всё это мне просто снится, была принята сознанием с радостью, но пришлось её отбросить - руки от заноз во сне саднить не должны.
  - Дина, - несмело позвала я Жойсову жену. - Диночка-а.
   Одна из почти прошедших мимо женщин обернулась и дико выщерилась в мою сторону. И кто меня только за язык тянул?
   В свете как по заказу выглянувшей из-за туч луны я отчётливо видела, что рот бывшей подопечной был основательно вымазан в чём-то, неприятно похожем на кровь.
   Следом на меня обернулась вся свора.
   Под их взглядами что-то во мне ёкнуло, встрепенулось и зубасто высунулось из глубин подсознания.
  - Самка-а! - вышагнула вперёд рослая особа с бульдожьей челюстью, раздувая ноздри и кровожадно скалясь. Остальные дамы поддержали её леденящим кровь воем.
   Что?! Кого эта зараза назвала самкой?!
   Слетев со столба, я неожиданно оскалилась в ответ и взрыкнула так, что жуткая стая мгновенно притихла.
   Не понимая, что со мной творится, я дивилась чужим, диким образам в голове, только спустя минуту поняв, что иду к выходу из деревни. Стая, визжа и потявкивая на ходу, двигалась следом, совершенно неожиданно- признав меня лидером.
   Путь до избы знахарки запомнился урывками. Вот я злобно перерыкиваюсь с той самой обладательницей бульдожьей челюсти. Потом провал - и мы уже царапаемся и визжим под хлынувшим как из ведра дождём, затем падаем в чавкающую грязь и катаемся в ней, исступлённо воя и раздирая друг друга когтями. Остальные прыгают вокруг и вторят нам громким тявканьем.
   Следующим кадром возник перед глазами домик ведьмы. Из последних сил удерживаясь в сознании, я отрывисто рычу, и девицы послушно поднимаются следом по деревянным ступенькам.
   Дальше звук падения тела на пол. Кажется это было мое тело.
  
   Яркое солнце палило нещадно - я и с закрытыми глазами чувствовала, что лицо и шея обгорели капитально. Интересно, в Миркиной сумке найдётся снадобье от ожогов? Ну даже если и нет, у запасливой Ханны наверняка завалялось что-нибудь подходящее.
   Как ни странно, жаром горели и части организма, обычно скрытые одеждой. Элечка, ты что - уснула на пляже? С другой стороны откуда в долине пляжи? Тем более осенняя погода не располагала к принятию солнечных ванн.
   Шевелиться и даже открывать глаза совершенно не хотелось - в организме образовалась странная слабость. Однако еще пара минут загара - и я по цвету сравняюсь с пожарным щитом.
   Я осторожно потрогала лицо и ойкнула - сколько же я здесь провалялась?
   А интересно где это здесь?
   Резко сев, я кое-как справилась с головокружением и наконец распахнула глаза. Эль, тебя потянуло к почиваниям на свежем воздухе? Или до кровати после вчерашнего не дотянула?
   В мозгах царила полная сумятица. Я осторожно тряхнула головой. Затылок отозвался тупой болью. Я что - напилась вчера? Интересно где, с кем и почему я ничего не помню?
   Решив, что в мягкой постели мучиться похмельем куда удобнее, я с трудом поднялась на ноги и поплелась к избушке.
   Двумя секундами позже, прислушиваясь к боли в отбитой от падения спине, я пыталась плохо работающими мозгами сообразить, почему защита опять на меня сработала. Взгляд неожиданно наткнулся на огромную дыру в правой штанине. Будто когтями разорвали. С кем же я пи...пипец!
   Тут наконец вернулись воспоминания о прошедшей ночи.
  
   Не без труда перенастроив защиту, я осторожно заглянула в послушно распахнувшуюся от легкого толчка дверь, готовая тут же её захлопнуть и бежать.
   В доме было очень тихо.
   Слегка напуганная этой тишиной, я всё же отважилась войти.
   Мать честная!
   Ханна по возвращении меня точно пристукнет.
   Целыми в помещении остались только окна, не пострадавшие наверное исключительно благодаря наложенной на них защите. Я с тоской оглядела изорванные в клочья белые салфеточки, обзаведшиеся обильной бахромой разноцветные половички, превратившиеся в труху пучки трав и разбросанные тут и там осколки павших жертвами вандализма вазочек, и, наткнувшись взглядом на место, где надеялась благополучно отмучиться похмельем, приуныла окончательно.
   Кровать перестала существовать. О ней напоминали только живописно валяющиеся по всем углам щепки и обрывки постели. Пух из перины и подушек белым покровом устилал всё помещение. Даже огромная, добротно сделанная печь покосилась, пугая следами зубов и когтей на белёных стенках.
   Давешняя свора в полном составе валялась у дальней стены в самых нелепых позах. Интересно как я умудрилась наложить заклятие сна, я ж его отродясь не знала?
   Ладно, не будем искушать судьбу, неизвестно сколько это самое заклинание продержится.
   Метнувшись к кладовой, по счастью не обнаруженной одержимыми, а потому оставшейся невредимой, я отыскала верёвку и принялась старательно связывать пациенток по рукам и ногам.
   К концу действа я основательно вспотела, затылок ломило нещадно. Наверное приложилась им вчера обо что-то твёрдое.
   Пропитав верёвки примеченным еще при первоначальном осмотре нового жилища настоем железной травы, я присела прямо на пол перевести дыхание. Теперь пациентки точно никуда не денутся. А вот деревне может настать конец, если не принять меры против возможных вновьзаболевших. С этой мыслью я резво подползла к на удивление оставшейся невредимой сумке и закопалась в неё. Надо бы переодеться, мимоходом отметило сознание, идти в тех лохмотьях, которыми стал еще вчера весьма приличный комплект одежды, было верхом неприличия для пожилой степенной дамы, коей я нынче являлась.
  
   Путь до селения запомнился смутно - всю дорогу я старательно пыталась восстановить в мозгу события вчерашней ночи. Получалось не очень.
   Ну с домом всё понятно - благодаря наложенным старой Ханной заклятиям в её избу не только не могли войти, но и пропущенные защитой не имели шанса самостоятельно выйти. На это я, видимо, и рассчитывала, когда привела стаю в дом. Тогда же и перенастроила защиту против себя, справедливо опасаясь, что в беспамятстве могу выпустить подопечных на волю.
   Кстати почему стая меня признала, всё еще было загадкой. Зато я кажется наконец начала понимать, что же здесь творится.
   Единственной более-менее пристойной версией, приходившей на ум, была странная мутация красной лихорадки. Я могла только предполагать, что причиной подобной мутации явилось мощное заклятие - видимо сестра Дины кому-то конкретно насолила, подобные заклятия под силу только очень сильному магу. Заказчик, должно быть, выложил за него немалые деньги. Одного злыдни не учли - красной лихорадки, благодаря которой магия из направленного заклинания превратилась в смертоносную эпидемию - в том, что инфицированное женское поголовье без квалифицированной помощи вымрет, я практически не сомневалась.
   Судя по всему, я тоже заразилась, ещё в тот первый осмотр Жойсовой жены. Если бы это была просто красная лихорадка, Элечке она была бы не страшна - Сорини в своё время, говоря современным языком, привила нас с Моркой от абсолютно всех подобных напастей, известных ей. Но благодаря магии местный вирус стал опасен и для вашей покорной слуги.
   Почему же я не потеряла рассудок, как прочие заболевшие, и так быстро исцелилась? Ведь исцелилась же - поняв, с чем имею дело, я перво-наперво протестировала себя на предмет возможных проявлений болезни, и пришла к выводу, что абсолютно здорова. Наверное кровь оборотней, сразу двух, текшая с некоторых пор в Элечкиных жилах, видоизменила вирус, дав мне возможность в период кризиса сохранить разум...почти... и после так быстро выздороветь.
   Только вот у прочих жительниц данного селения подобной подмоги нет. Значит надо торопиться.
  
   В деревне царила страшная суматоха. По улицам бегали встрёпанные мужики с совершенно ошалелыми глазами. Следом за ними с оглушительным клекотом и гоготом носились обезумевшие куры и гуси, и крестьяне то и дело о них спотыкались, с матюгами отшвыривая живность с дороги.
  - Ролен? - поймала я за рукав пробегавшего мимо верзилу. - Ролен, что тут творится?
  - Бабы умом двинулись! - выдохнул запыхавшийся детина. - Те, которых вы велели давеча запереть, царапаются в стены и страшно воют. Мы не решились заглядывать, токмо подпёрли двери дубьём. Прочие валяются в беспамятстве, горячие, в пятнах и стонут. Отвар ваш кончился ужо, токмо обтираем болезных.
  - Ясно. Найди мне старосту.
  - Как прикажете, нуови, - малый едва заметно поклонился и повернулся было бежать. - А что у вас с лицом?
   Любопытный какой!
  - А это ты меня в краску вогнал! Ты идёшь за старостой или нет?!
  - Иду! - гаркнул верзила и со всех ног припустил прочь, а я присела на лавочку - всё-таки вчерашняя ночь далась нелегко, все мышцы дрожали, кости ломило, лицо несмотря на наложенную мазь горело нещадно. Пора что ли на заслуженный отдых, а, Эль?
  
   Староста нашёлся довольно быстро - я даже передохнуть толком не успела.
  - Госпожа ведьма, что ж это деется? - мужчина явно был перепуган не на шутку, но старался держаться.
  - У вас эпидемия, - поделилась я своими выводами, и, увидев непонимание на лице мужчины, поспешила пояснить. - Женщины ваши больны. Все, - весомо добавила я.
   Староста заметно побледнел и схватился за голову.
  - Я ж так, госпожа, и думал. Ох за что ж нам такие напасти?! И что ж теперича делать?
  - Всех женщин - тех, кто еще не заперт - собрать вместе, уложить на кровати и привязать за ноги и за руки к ножкам.
  - Да Духи с вами!
  - Делайте что велено! Или вам мало воющих в ангаре?
   Мужчина побледнел до синевы и так старательно замотал головой, что чуть не потерял шапку.
  - Сделаем всё как скажете, госпожа ведьма! Что еще надобно?
  - Сторожить и беспамятных, и запертых старательно. Такой заразы доселе в ваших местах не было. Да и в других тоже... Ступайте! Я буду думать.
   Очень глубокомысленно, Эля, пожурила я себя мысленно. Перепугала местные власти? Умничка!
   Да и что тут думать? Раз благодаря покусавшим меня оборотням мой организм поборол заразу, значит и с остальными женщинами это должно сработать. Только вкачать всем больным мою кровь вряд ли представлялось возможным. Значит что?.. Идея!
   Ухватив за локоть пробегавшего мимо мальца, я велела привести старосту и еще несколько дюжих мужиков.
   Если выкачать из Элечки некоторое, несмертельное для организма, количество крови, и усилить воздействие находящейся в ней крови оборотней магическим путём - я читала что-то о подобных методиках в Темисиных книгах, когда готовилась к экзамену - то пары капель на душу населения должно хватить для того, чтобы побороть болезнь. Не сразу, конечно. Но шанс был.
  - Принесите мне большую глиняную чашу и несколько кружек, - распорядилась я, едва староста с мужиками приблизились. - Соберите всех мужчин. Будем посвящать местное бабское население в вампиры, - непроизвольно пошутила я, поеживаясь при мысли о предстоящем издевательстве ад собой любимой.
   Глаза мужиков округлились от изумления, рты разом раскрылись, но я не дала народу возможности высказаться: - Живо! Если не хотите, чтобы все ваши женщины перемёрли!
   Приказание было выполнено в рекордные сроки.
   Велев всем прибывшим ждать, я удалилась за сарай и, присев на лавочку во избежание незапланированных падений, аккуратно надрезала вену на сгибе левой руки. Выругавшись от боли, тут же подставила под стекающую струйку чашу и, подождав, пока наберется достаточное количество густой тёмной жидкости, зажала порез бинтом, который до того момента держала в зубах, и согнула руку в локте, останавливая кровотечение.
   Кое-как справившись с головокружением, я принялась читать над добытой кровью с большим трудом выуженное из памяти зубодробительное заклинание. Закончив, внимательно вгляделась в жидкость. Которая не замедлила подложить горе-магичке свинью - кровь внезапно вскипела и брызнула мне в лицо.
   Отфыркиваясь и кое-как отеревшись рукавом, я с облегчением обнаружила, что выплеснулось совсем немного, и поковыляла к ожидающим за углом местным.
  - Вот! - торжественно протянула я шарахнувшимся в стороны от окровавленной меня селянам посудину с новоявленным лекарством. - Каждой больной влить в рот по две капли снадобья из этой миски. И живее, время не терпит!
   Мужики сноровисто разлили кровь по посудинам и ринулись исполнять, что удивительно абсолютно безропотно.
  
   Когда всё женское поголовье, включая валявшихся в моей избе, было привито этой своеобразной вакциной, о чём радостно доложил всё тот же рыжий верзила, ожидающая да лавочке я утёрла выступившую на лбу от переживаний испарину и внезапно поняла, что просто зверски голодна.
   Будто прочитавшие мои мысли селяне дружно под белы руки проводили героиню дня до корчмы, где каким-то чудесным образом уже были накрыты столы, и Эля оторвалась по полной. Как я провалилась в сон, помнилось смутно.
  
   Странный сон держал цепко, не отпуская ни на секунду и все сильнее затягивая. Волны тумана качали меня, баюкали, тело было невесомым, в голове царила приятная пустота.
  - Ты пришла... Я так устал звать тебя... Как же долго тебя не было... - знакомый и такой далекий голос сводил с ума. Что за сладостный сон? Я не хочу просыпаться... Любимый... Наконец-то...
   Туман вокруг стал гуще, подхватывая меня и унося прочь с такой невероятной скоростью, что в ушах засвистел ветер.
   Нет! Нил!! Я так соскучилась!! Верните взад, немедля-а!!!
   Внезапный рывок едва не оторвал мне голову. Взвыв от боли, я заорала во весь голос - боль в отбитой при падении спине была столь резкой и сильной, что в следующую секунду я провалилась в беспамятство.
  
   Пробуждение было неприятным. Спину нещадно ломило, шея ныла, голова раскалывалась. Впервые с момента Моркиного эксперимента я чувствовала себя на столько лет, на сколько выглядела. Ох, до чего ж плохо!
   Кое-как поднявшись на ноги, я обнаружила, что стою посреди заснеженной пустоши. Небо, с одной стороны тёмное, в противоположном крае заливалось багрянцем. Определить с ходу, восход это или закат, не удалось.
   Зябко укутавшись в шерстяную накидку старой ведьмы, я с трудом пораскинула мозгами и решила двигаться отсюда - спать на земле было равносильно самоубийству, околею быстрее, чем сумею осознать, что смерть пришла. Правда с направлением я так и не определилась. А куда прикажете идти? Пейзаж со всех сторон совершенно одинаковый.
   Так как думать и Эля - вещи суть малосовместные, я попросту зажмурилась, крутнулась на месте и слепо тыкнула пальцем вперед. Палец указывал в сторону багрового зарева. Ну что ж - это направление не лучше и не хуже прочих.
   Вяло перебирая ногами и кривясь от боли в ноющем копчике, я внезапно услышала тихое позвякивание. Споро себя ощупав, неожиданно наткнулась на потайной кармашек. Ай да ведьма! Запасливая - в полумраке на ладони поблескивали золотые монеты. Оставалось только дивиться, откуда у старой карги подобные богатства.
  
   Через час вдали показался частокол деревни. Не той, где я уснула, но в моем положении не след привередничать.
   К тому времени я настолько промерзла, что сил на даже небольшую радость в себе просто не обнаружила - лишь вяло отметила для себя, что сегодня, кажется, не умру. По крайней мере от холода. Наверное.
   Войдя в здание корчмы, обнаружившейся буквально сразу за околицей, я огляделась.
   Корчмы этого мира были, похоже, везде одинаковы - удушливый запах прогорклого жира и специй, за столами разношёрстная публика, в уши ввинчивается разноголосый галдёж и громкий звон посуды. Всё как всегда.
   Найдя глазами свободный столик, я направилась было к нему, как вдруг споткнулась на ровном месте - внизу живота будто кто-то дёрнул за прочную нить. Поморщившись от боли, я огляделась и обмерла - за столиком, мимо которого я проходила, сидел... Нил!
   Загоревший почти до черноты, в странном мешковатом балахоне, с накинутым на голову капюшоном, все же это был он! Господи, любимый, неужели это ты?!
   Не в силах справиться с собой, я затопталась на месте. Сердце защемило болью, на глазах выступили слёзы. Как же вовремя и как некстати! И вообще - что он здесь делает?
   Очень вовремя вспомнив, как сейчас выгляжу, я в каком-то полузабытьи добралась до примеченного столика и рухнула на скамью.
  - Что будете есть? - неожиданно быстро выросла передо мной разносчица.
  - Сливянки. Кружку! - выпалила я, стараясь унять бешеное сердцебиение.
   Но как?.. И почему именно тогда, когда я в результате Миркиного эксперимента!
   От нестерпимого желания обнять любимого заболели руки. Блин, что за жизнь?!.. Ну Морка! Убью!.. Вот только встречу и сразу!
  
   Оприходовав добрую половину заказа за один присест, я, как ни странно, наконец обрела ясность мыслей. Взгляд в который раз нашел столик, где ненаглядный белобрысик мирно распивал что-то пенное в компании троих молодцев подозрительно приятной наружности: тут что - сходка красавчиков? А я как всегда не в форме!
   В животе внезапно заурчало, очень вовремя отвлекая от мрачных мыслей. Решив, что сердечные муки это, конечно, хорошо, но есть всё же необходимо, я нашла глазами пышногрудую разносчицу.
  - Эй! - окликнула я шуструю девицу в на удивление чистеньком переднике. - Э-эй!
   На окрик, к сожалению, совершенно неожиданно для меня обернулась вся корчма.
   Результат заставил меня слегка опешить - вместо ожидаемой разносчицы перед столом выросли трое молодцев самой что ни на есть неблагонадёжной наружности. Блин, я в любом обличье привлекаю к себе внимание преимущественно антиобщественных элементов!.. Карма, что ль, такая?
  - Бабусь, чего энто ты тут шум подымаешь? - выдвинулся вперёд щербатый детина крепкого телосложения.
  - Чаво тебе, сынок? - старательно прошамкала я, сверля пришельца недобрым взглядом, сдобренным приличной порцией алкоголя.
   Какого хрена ты приперся, мысленно добавила я? Не видишь, бабушка в печали. Шёл бы своей дорогой.
  - Шла бы ты отсель, - озвучил мои мысли детина. - Тут приличные люди выпивают.
  - Ну дак и выпивайте, хто ж вам мешат?
  - Да ты мешаешь, карга старая! - не выдержал второй, щуплый брюнет с изъеденным оспой лицом. - Сидишь, аппетит своей харей портишь!
   Даже так?
   Я, конечно, подозревала, что нравы здесь далеки от великосветских, но чтобы вот так, посредь народа, внаглую оскорблять безобидную старушку...
  - А чаво ж поделаешь, сынок, ежели у меня такая харя? - попыталась я избежать конфронтации в кои-то веки, сама себя не узнавая.
  - Как чаво? Вали, говорят! - наконец присоединился к ним третий.
   Ну как же у них тут всё запущено. Что характерно, в корчме воцарилась практически мертвая тишина - даже корчмарь перестал греметь старательно натираемыми грязным полотенцем кружками. Все прислушивались к разговору. Никто, однако, не выражал намерения вступиться за слабую старую женщину. О темпоре, о море.
   Значит мирно не получится. Ну как всегда! Собственно чему я удивляюсь? Ничего ж нового.
   Незаметно подобравшись, я нащупала единственное имеющееся под рукой оружие - здоровенную палку, подобранную по дороге в качестве посоха, слабое, но утешение для отбитой спины. Которая, кстати, после принятия горячительного абсолютно перестала ныть. Ощупав хамов взглядом, я приготовилась к худшему - с этими уродами, по всему видать, договориться точно не выйдет, а валить, как рекомендовали, я, ясное дело, не собиралась - жрать охота, да и холодно снаружи-то, не май месяц.
  - Чаво ты сказал, касатик?
  - Бабусь, ты недопоняла или недослышала?
  - Милок, я не дошла, - задумчиво прислушиваясь к треску ломающейся о спину бугая клюки, вздохнула я.
   Двое дружков камнем рухнувшего к моим престарелым ногам шкафчика с невероятным изумлением смотрели на внезапно очутившуюся по их сторону стола бабулю. Я же с сожалением покосилась на обломки уже ставшей за последние пару часов почти родной палки и едва слышно вздохнула, неожиданно заностальгировав по тихим спокойным вечерам без мордобоя.
  - Ах ты ж стервь морщинистая! - взревел черноволосый щуплик. - Да я за брата...
   Я не стала слушать, что он там за брата, и без предупреждения треснула идиота кружкой с остатками сливянки по пустой башке. Готов.
  - У-убью-у-у! - взвыли над ухом, и я не глядя впечатала локоть в челюсть третьему грубияну, попав точно в цель - бугай послушно присоединился к отдыхавшим у моих ног дружкам.
  - Ну, старая!.. - взревели уже где-то в стороне, и с мест повскакали сразу человек десять. Я невольно обомлела от такого аншлага - столько внимания, и всё мне!
   Понимая, что в любом случае вряд ли справлюсь со всеми, я начала перебирать в голове доступные заклинания, как вдруг ряды нетрезвых агрессоров резко начали редеть. Да так резко, что я обомлела повторно. Косой их косят, что ли?
   Внимательно приглядевшись к носящемуся между уродов смерчу, я невольно заулыбалась во весь рот. Нил. Лапочка моя, он конечно же не мог бросить в беде женщину, тем более престарелую.
   Нападавшие разлетались от его ударов как кегли. Страйк! мысленно завопила я, обнаружив, что в корчме не осталось ни одного стоячего человека кроме нас с темным.
  - Уважаемая, вы в порядке? - от звука любимого голоса захолонуло в груди, на глаза снова навернулись слезы.
   Ты ж мое солнце!
   Я сморгнула непрошеную влагу и повернулась к стоящему по левую руку ненаглядному.
   Как всегда невероятно прекрасный, он все же неуловимо изменился. И виной тому был не только африканский загар.
  - Что с твоими волосами?
   В любимых глазах мелькнуло удивление.
  - Эмм... Мы знакомы?
  
   Вспомнив наконец, кем я сейчас являюсь, я в очередной раз мысленно помянула Морку и, медленно выдохнув, так же медленно ссутулилась, с тоской глядя на стоящего рядом эльфа.
  - Не в этой жизни, касатик, - сердце вновь зашлось жгучей болью, рука сама собой потянулась погладить любимого.
   Сжав зубы, я одёрнула себя и старательно разулыбалась.
  - Позволь узнать, как тебя звать-величать-то, милок.
  - Агыдын, - не моргнув глазом соврал ненаглядный.
   Аг...ы-ы?? Кхх...нифига себе!
  - Зосинья, - не осталась в долгу я.
  - Позвольте вам помочь, - учтиво поклонился милый и, осторожно подхватив меня под локоть, бережно проводил к скамье, с которой я только что сорвалась. Эх, ненаглядный, повезло тебе - да и мне - что ты не видел, как я эту скамью покинула. Думается, бабок-ниндзя ты, счастье мое, точно не встречал.
  - Куда вы держите путь, уважаемая? - вежливо осведомился любимый, присаживаясь напротив.
  - А с чаво ты взял, что я не с этой ды...деревни?
  - Уважаемая, будь вы отсюда, вы вряд ли вошли бы в стены этого...ээ...заведения.
   Как всегда прав, любовь моя... Нет, ну до чего же хорош!
  - В Деанию, касатик - честно призналась я. А куда еще держать путь? Если уж я каким-то странным образом вырвалась из осаженной нечистью долины, надо попытать счастья - ходить старухой мне уже изрядно надоело. Сунуться к вампирам было не самой лучшей идеей, искать Темису - заведомая авантюра, волшебница никогда не любила сидеть на месте. Так что рассчитывать я могла только на темных эльфов. Все же не чужие люди. Вроде. Да и про Морку вызнать был шанс, пусть небольшой. К тому же очень уж чесались руки начистить рыло одному не в меру пронырливому магу.
  - Если позволите, я буду вас сопровождать - нам по пути, - какая прелесть! - А сейчас не желаете ли присоединиться ко мне и моим друзьям? Мы будем рады обществу мудрой женщины.
   Да ладно? И где ж ты тут увидел мудрую женщину? По мне так дура дурой, даром что седая.
   Темный галантно предложил мне руку, и я старательно на нее оперлась, млея от долгожданного прикосновения к любимому.
  - А у вас твердая рука, уважаемая, - задумчиво протянул ненаглядный, перешагивая через жертву Элечкиного суковатого посоха, и я поймала себя на том, что хихикаю как идиотка.
  
   С нарочитым кряхтением опустившись на предложенное место, я оглядела приятелей темного и подивилась своей невнимательности - как можно было с первого взгляда их не распознать? Передо мной сидели трое вампиров - внешность, движения и аура были неуловимо схожи с Кеановыми.
   Значит эльфик опять путешествует с кровососами? Что-то нездорово его тянет на эту расу. Подозрительно прям.
  - Угощайтесь, уважаемая, - Нил приглашающе указал рукой на заставленный яствами стол, делая знак разносчице. Буквально через мгновение передо мной оказалась чистая тарелка, причем притащившая ее девица старалась держаться от меня подальше. Видимо она-то драку рассмотрела довольно хорошо, благо была рядом. Вот вечно ты, Элька, весь персонал напугаешь. У Мирки, что ли, научилась?
  
  - Доброго утра, уважаемая, - раздалось у меня за спиной, не успела наша Элька скатиться с лестницы.
   Доброго? Для кого? Лично я чувствовала себя совершенно разбитой после бессонной ночи на жестком тюфяке. И причиной тому были даже не кишмя кишевшие в нем клопы. Причина до рассвета мирно сопела в соседней комнате. И будет сопеть рядом еще довольно долго - судя по тому, что удалось вчера вызнать у неожиданных спутников, до Деании две недели пути.
   Ворочаясь с боку на бок и как никогда сильно ощущая связь с любимым, о существовании которой после спасения эльфика из лап престарелой поклонницы я почти забыла, я уныло размышляла о том, в какую пытку превратится предстоящий путь. Быть так близко - и в то же время так далеко. Вот они, муки адовы на земле. Ну Мирка!
  - И вам светлых небес, - проскрипела я в ответ, оборачиваясь к блондину, выглядевшему до отвращения свежим. Представляю, как после бессонной ночи выглядела и без того потрясающе морщинисто-престарелая я.
  - Еще не завтракали? - вежливо осведомился любимый. - Прекрасно. Мои друзья уже поели, и я рад, что будет кому составить мне компанию за столом.
   Вот ты зараза! Рад он. А я вот нифига не рада!.. Эх, где мои двадцать с хвостиком лет? В Миркиной башке, надеюсь, если эта зараза таки сможет изобрести средство вернуть мне прежний облик.
  
  
   Мы путешествовали уже неделю. Время текло незаметно - во-первых из-за близости любимого, от которой я, несмотря на изначальные опасения, не страдала, а наоборот порхала как бабочка...когда забывала, что сейчас я старуха. Чем, кстати, регулярно приводила в жгучее недоумение спутников - уж больно бодра наша Эля для старушенции шестидесяти девяти лет.
   Кстати попытка исправить нынешнее положение дел без радикального магического вмешательства и была второй причиной, скрашивавшей путь. Решив, что ведь со старостью боролись во все времена и в любой реальности, и обходились же как-то без Мирки, я прикупила в первом же городе самых прогрессивных средств омоложения, предварительно проверив их на эффективность - все-таки кое-чему у Мирки научилась, например распознавать состав зелий. А уж какая трава для чего и как они действуют в сочетании друг с другом, Сорини вбила в нас намертво, категорически заявив, что главная задача женщины - быть молодой и красивой, а для людей, коими мы с мелкой являлись, сия задача практически приравнивалась к смыслу жизни.
   Как ни странно, усиленные мною с помощью магии зелья дали просто замечательный эффект - спустя неделю я выглядела уже лет на восемь моложе, чем после Миркиного заклятия. Смотреться в зеркало становилось все приятнее, а в корчмах и на постоялых дворах со мной начали заигрывать граждане мужского пола начиная с пятидесяти лет, а однажды даже какой-то бандюган совсем юных сорока с небольшим хвостиком годов, с почти полным комплектом зубов и шкафоподобной комплекцией решительно зазывал скоротать вечерок за чарочкой в его приятной компании. Еле отбрехалась - не без помощи спутников, кстати.
  - Зосинья, - радостно улыбнулся мне один из вампиров, когда я, нежно прижимая к боку сумку с новой порцией зелий, вернулась с рынка. - У нас сегодня праздник!
  - Какой? - рассеянно отозвалась я, перебирая в уме закупленные припасы и старательно припоминая, не забыла ли чего.
  - У нашего командира ребёнок родился! - звонко отрапортовал он, скалясь во все свои идеально белые и ровные тридцать два.
   Какая пр...что?!?
   В голове помутилось, я пошатнулась и схватилась за стенку.
  - Что с вами, уважаемая? - забеспокоился принесший столь чудесную новость гонец, осторожно подхватывая меня под локоток. - Может воды?
  - Нничего-ничего... Темечко напекло, - я мягко отстранилась от вампира, наклоняя голову так, чтобы он не смог разглядеть выражения моего лица.
   Конечно ничего! Командир-то у них, насколько мне известно, некий Агыдын. Весть о том, что белобрысый гадёныш обзавёлся отпрыском - что может быть радостнее для страдающей от любви престарелой меня?!
   Подняв глаза на звук открывающейся двери, я едва не зарычала - а вот и счастливый папаша! Руки сами собой сжались в кулаки. Лыбится, мерзавец! И когда только успел состругать?!
   Чувствуя, что сейчас сорвусь, я резво развернулась и посеменила прочь.
  - Зосинья! Вы куда? - подальше, блин!
  - Да отдохнуть немного, милок, - не оборачиваясь, проскрипела я, красочно представляя, как мой кулак не-ежно впечатывается в глаз ненаглядного. Лучше в оба. Значит государственными делами он был занят! А я-то, дура, ещё переживала, как бы не переутомился, любимый!
  - Останьтесь, прошу, - ласково позвал он. - У нас сегодня радость.
   Интересно у кого это тут радость? У меня так трагедия всей жизни!
  - Да, я уже слышала, - всё-таки обернулась я, останавливаясь. - Поздравляю вас. Надеюсь, ваш сын вырастет здоровым и покроет ваше имя почетом, - слова дались с большим трудом, но как ни странно я искренне желала мальцу здоровья. Всё-таки сын любимого мужчины, гада ползучего!
  - Кхх...кхто?! - аж поперхнулся белобрысик.
  - Сын, - терпеливо повторила я, чувствуя, как острая боль в сердце сменяется тупым онемением.
  - Что вы, уважаемая, - засмеялся этот негодяй. - Сын у моего друга.
   Я повторно зашаталась.
  - Что с вами? - теперь они бросились ко мне напару.
  - Да... Голова закружилась... Я... Я так рада за вашего друга! - повисла я на шее любимого, чем привела его в полное замешательство. - Ой, чаво это я, - нехотя отцепляясь от ненаглядного, привычно заскрипела я. - Как назвали-то мальца?
  - Да...пока не знаю, - всё еще пребывая в некотором ступоре, отозвался любимый. - Выбор имени для его народа непростой процесс...
  - Да ещё и согласовать с женой, - подхватил введший меня в заблуждение по части отцовства вампир. - Думается мне, с учетом данного фактора этот процесс осложнится раза в три - госпожа Вье... - парень осекся на полуслове, поймав предостерегающий взгляд Нила.
   Вье?.. Мирка родила?! Господи, радость-то какая!! - я чуть не пустилась в пляс не отходя от кассы.
  - Так что? - взял меня под руку любимый, уводя от сконфуженного своей болтливостью парня и от небезопасного разговора. - Идем отмечать?
   Конечно, любимый! С тобой хоть на край вселенной!.. Главное не заводи детей отдельно от меня... А то убью нафиг!
  
   Пробуждение было плавным и приятным несмотря на слегка саднивший болью затылок. Не спеша открывать глаза, я сладко потянулась и плотнее прижалась к до боли знакомо пахнущему телу. Томная нега, наполнявшая организм, расцвела на губах счастливой улыбкой. Ммм, как же хорошо-о...
   Что?!
   Подскочив как ужаленная, я во все глаза уставилась на нагое тело любимого, вальяжно раскинувшегося в смятых простынях.
  ...Ну ничего себе выпила за здоровье малыша!
   Осторожно отодвинувшись, я, стараясь не разбудить темного, попыталась сползти с кровати. Не тут-то было! Крепкие загорелые руки молниеносно сомкнулись на моей талии, плотно притискивая Элечку к телу любимого.
   Побарахтавшись в железных тисках обьятий, я затихла, понимая, что на данном этапе без побудки ненаглядного сопротивление бесполезно.
   Как я здесь очутилась? тяжело ворочалось в мозгу, пока я ошарашенно оглядывала комнату эльфа. Вроде вчера пили за здоровье матери и младенца, за новоявленного папашу, за всех хороших сущностей, за дружбу, за любовь... Вот на этом тосте воспоминания резко обрывались. Ну как, Эля, как??
   Окончательно сбитая с толку проплывавшими в голове обрывочными картинами вчерашней пьянки, я внезапно наткнулась на внимательный взгляд серых глаз. И когда только успел проснуться?
  - Ну и чего ты пялишься, геронтофил хренов?! Соблазнил бабушку?! Не стыдно?!? Что подумают о тебе твои спутники, соплеменники и мировое сообщество в целом?? - сама не своя от смущения выпалила я, предпринимая повторную попытку вырваться. Щас!
   Ещё крепче прижав меня к себе, любимый чмокнул меня в нос и счастливо рассмеялся.
  - Керотто сейа, ты у меня такая выдумщица. Мои спутники порадуются за меня - я так долго тебя искал.
   Искал он, как же! Небось опять шлялся по своим эльфьим делам, про Эличку забыл начисто!
  - Чему ж радоваться?! Или у темных нынче в моде совокупляться с дамами преклонного возраста?? - возмутилась я... У нас что - что-то было?!?! От этой мысли я густо покраснела и старательно натянула кое-как выдернутую из-под любимого простыню до самого подбородка, только сейчас осознав, что лежу перед ним абсолютно голая.
   Нил расхохотался уже громче и мгновенно сорвал с меня с таким трудом добытое укрытие.
  - Ты так прекрасна, любимая. Я столь часто представлял тебя нагой... Позволь насмотреться на тебя воочию, - он оглядел меня взглядом собственника и, счастливо закатив глаза, с рычанием накинулся с поцелуями.
  - Ты обезумел?! - слабо отбивалась окончательно обалдевшая я. Не замечала раньше за темным пристрастия к морщинистым старушкам. Как многого я о нем, оказывается, не знаю. А может зря я его тогда так бесцеремонно выдернула из лап престарелой аристократки? Помешала, значицца, их семейному счастью с незнания.
  - Да, обезумел, - все с тем же рычанием отозвался ненаглядный, не прерывая поцелуев. - И уже давно. С тех пор, как встретил тебя, любовь моя!
   Ничо се заявления! Если уж на то пошло, то не так уж и долго мы в моем нынешнем обличье с ним знакомы... Ловелас! И извращенец ко всему прочему. А как же я?! В смысле прежняя я. Что - прошла любовь, завяли помидоры?? И опять керотто сейя! Может это у него стандартное прозвище для всех вожделенных для темного дам? Ща как дам в глаз! А лучше в оба! Гад ползучий! Я его, понимаешь, тут беззаветно люблю уже не первый год, а он по старушкам скачет?!
  - А ну слезь с меня, извращенец симпатичный! Если уж так потянуло на тетенек в возрасте, я вчера видела внизу бабульку под восемьдесят. Самое оно для такого маньяка как ты! - вырываясь из объятий любимого, выпалила я.
  - Объора, ты чего? - непонимающе моргая, сел на кровати ненаглядный. - Какие старушки, у тебя что - жар?
   После этой окончательно повергнувшей меня в ступор фразы любимый решительно поднялся на ноги и как был нагишом приступил к Эле с целью определения наличия у означенной Эли означенного жара.
  - Да... - забыв о сопротивлении, выдохнула я. - Наверное у меня жар... Бред ведь уже есть. Видения всякие эротические.
   Эротическое видение, закончив с ощупыванием моего лба, внимательно вгляделось мне в глаза и крепко прижало к себе.
  - Любимая, что с тобой? Что ты говоришь? Или ты не рада нашей встрече? После стольких недель разлуки? Я вернулся в твой мир, но тебя там не было. Я чуть с ума не сошел, искал тебя везде, послал гонцов в четыре стороны. Никто тебя не видел. И вот наконец мы вместе! Я так скучал. Неужели ты забыла меня?.. Или у тебя другой?! - внезапно отодвинулся ненаглядный, с подозрением вглядываясь в мои обалдевшие от происходящего глаза.
  - Да какой другой, ты что, сбрендил? - на автомате выпалила я.
   Так он искал меня? И сейчас, судя по всему, видит перед собой именно меня. Прежнюю. Но ведь я совсем не я, мне нынче лет на сорок пять больше, чем было при нашей последней встрече. Я, конечно, слышала от Мирки, что он эмпат, но блин не до такой же степени!
   Успокоенный моим заявлением, любимый счастливо зарылся в мои волосы и тихо вздохнул.
   Зарылся в волосы?! Насколько я помню, последние несколько недель волос у меня прискорбно мало - не то, что зарыться, расчесывать-то особо нечего. Вырвавшись из рук темного, я метнулась к зеркалу. И завизжала на всю корчму.
  - Ты чего? - недоумевающе улыбался любимый, потирая уши.
  - Я так тебя люблю! - кинулась я ему на шею, счастливо болтая в воздухе ногами. - Так сильно-о-о!
  - Я чувствую, - полупридушенно раздалось у меня над ухом.
  
  
  
   Проводив взглядом удалившегося за завтраком ненаглядного, я завернулась в простыни, еще пахнущие им, и счастливо зажмурилась. Значит Миркино заклятие развеялось? Интересно отчего? Неужели сила настоящей любви? Никогда бы не подумала. И как я рада, что чудеса все-таки случаются! Любимый, ты кудесник! Неужели люди бывают так счастливы, как я сейчас?! С ума сойти! Вот она, мечта всей жизни!
   Томно потянувшись, я тихонько замурлыкала незатейливый мотивчик. И завизжала.
   Прямо из ниоткуда на меня вылилось что-то холодное и вонючее, такое чувство, что целое ведро. Подпрыгнув и заорав повторно, я завертела головой, и тут услышала голос Мирки.
  - Дорогуша моя, как я рада, что наконец тебя нашла! - мелкая засопела где-то над ухом, но зрительно в комнате не проявлялась. - Ты представляешь какое дело, - деловым тоном продолжила зарраза, пока я кое-как отряхивалась. - Я тут придумала оборачивающее зелье - из старухи девочку делает, ну и наоборот. Так что лови и даже не благодари.
   Что делает?!. Да я тебя убью сейчас прямо не отходя от кровати!!
  - Эльк... я тебя не вижу, только чувствую. Ты извини, портал очень нестабильный, Кеан запрещает мне путешествовать, боится что к кормлению отпрыска вернуться не успею, говорит, мол, твоя неугомонная подруга тебя опять во что-нибудь втянет, только упусти момент. А во что ты меня втянуть-то можешь? - слова застряли в горле, я даже не могла ей ответить, хотя о-очень хотелось. - Вот он у меня странный, да? - продолжала вещать подруга. - Ну бывай, камрад, как смогу прибуду на тебя преобразившуюся посмотреть. Да - держи! - мне в голову врезалось что-то настолько увесистое, что я мгновенно отрубилась.
   Очнувшись через, по ощущениям, минут двадцать, я добрым словом помянула неугомонную подругу и слепо нашарила под боком что-то увесистое - видимо тот самый оглушивший меня снаряд.
   Воспоминания вернулись жутким страхом. Подорвавшись на постели, я метнулась к зеркалу и завыла. Эта зарраза сделала меня такой же, какой я была сразу после того злополучного заклинания. Исчезли даже старания последних дней - из зеркала на меня уныло взирала бабулька лет семидесяти с хвостиком.
   От души выматерившись, я обречённо поплелась собирать раскиданные тут и там предметы одежды. Затем, вспомнив, что вот-вот вернётся любимый, быстро завершила туалет, сунула вырубивший меня мешочек в карман и пулей вылетела из номера, мышкой шмыгнув в свой, соседний.
   Вовремя - не успела я захлопнуть дверь, как в коридоре раздались знакомые шаги, и рядом заскрипели плохо смазанные петли. Вернулся, с тоской подумала я. Плакал мой завтрак в постель.
   Нет, ну Мирка! Она что - назло?!? Так обломать торжественное воссоединение двух любящих сердец. Гадина и есть!
   Стараясь не прислушиваться к происходящему в соседнем номере - а прислушаться было к чему, спустя несколько секунд после закрытия двери стены корчмы сотряс такой силы вопль, что я даже слегка присела - я вышла из номера и уныло поплелась вниз завтракать, краем уха уловив звук врезающегося в стену подноса. Нет, Эля, чувствую, не дождешься ты кофе в постель. Даже травяного чаю.
  - Зосинья! - подступил ко мне спустившийся через десять минут вниз темный, бледный несмотря на обильный загар. - Вы не видели возле наших номеров девушку? Рыженькую такую, симпатичную и удивительно шшуструю! - последние слова он процедил сквозь зубы, наверняка мысленно присовокупив к моему описанию пару нецензурных эпитетов.
  - Нет, - равнодушно пожала я плечами, меланхолично пережёвывая жареную грудинку и мазнув взглядом по трапезничающим рядом спутникам. Естественно, как я могла сама себя видеть? Разве что в зеркале. Но теперь я сама себя прежнюю и там увижу, чувствую, нескоро.
  - Командир, какие будут дальнейшие распоряжения? - подал голос самый молодой из вампиров. - Как вы только что сказали, остаёмся в корчме на пару дней?
  - Ннет, - кое-как выдохнул любимый, потерянно махнув рукой. - Выезжаем немедленно. Да что ж такое!
   Нервно дернув плечом, ненаглядный удалился в сторону лестницы, а я тихохонько вздохнула. Это ад. Иначе происходящее охарактеризовать не получалось. Запихнув в рот последнюю порцию яичницы, я поднялась и поплелась следом за темным. Да кончится когда-нибудь эта тряхомундия-херомантия или нет?!
Оценка: 4.40*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"