Элинор, Одна Из Трёх: другие произведения.

Типа интервью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    один интересный молодой человек из враждебного клана критиков предложил затеять что-то вроде интервью. Эля не смогла отказаться поговорить о себе любимой, напряженное печатанье в аське - интервьюер кажется даже строчил с телефона на ходу (героическая самоотверженность!) - и вот что вышло. Ну... я как-то так... Как всегда болтала фигню. Тут я очепятки убрала, а так привожу в первозданном виде, хотя пару раз рука тянулась вычитать и поправить)))) Выкладываю тут, надеюсь инициатор не будет против. Само интервью выложено на форуме критиков (запасусь валокордином и совершу завтра еще один забег в ту степь - нервишки пощекотать)))

  Я: Вопрос первый: В каком жанре ты пишешь?
  Автор: в основном в жанре фентези, хотя как показывает практика мне ближе реалистические жанры - плюс-минус.
  Я: Что именно из фентези? Что именно из реалистических жанров?
  А.: как правило юмористическая фентези, а из реалистических приключения со склонностью в любовный роман.
  Я: Ну, поскольку лично меня, как можно догадаться интересует фентези, а не любовный роман... Каковы основные сюжеты, о которых ты пишешь?
  А.: ну как правило главная героиня девушка. В остальном по-разному - есть попаданки - не только в параллельный мир, есть коренные жители фентези-мира.
  А.: а дальше сюжет развивается как ему вздумается, но однозначно с приключениями - простая описательность меня утомляет.
  Я: Я понял. В оценке книг, условно можно поделить на Персонажей - Мир - Сюжет - Язык автора. Как ты можешь оценить это в своих книгах? Пожалуй, относительно прилагаемых усилий?
  А.: по какой шкале?
  Я: Ну, допустим в процентах
  Я: Вся книга - 100%
  А.: 20-20-30-30. По последнему пункту прошу учесть, что я себя очень люблю и ценю, поэтому ниже оценить рука не поднимется.
  Я: О! Насчет любви и оценок. Как ты относишься к критике?
  А.: у меня идеально жуткий характер. Так что отношусь агрессивно. Надо заметить, что как ни странно я принимаю критику во внимание, начинаю копаться в тексте, делаю зарубки на будущее и наверное во многом благодаря критикам тексты становятся лучше - те ошибки, которые смутно виделись, но что-то мешало ими заняться *лень-матушка*, после критики идут под нож. Правда критики идут туда же - я уже говорила о своем характере?
  Я: Практически понятно, но небольшое уточнение в ситуации - например, критик написал разгромную рецензию. И тут не так, и это не то, и тут ляпы - и все с цитатами, иллюстрирующими его мнение. Из предыдущего ответа я понял, что нахал немедленно будет подвешен за ноги на двух березах. Но потом, когда страсти стихнут, рецензия будет вдумчиво проработана?
  А.: если критик корректен, то возможно будет подвешен на одной. И даже за руки - мы жж не звери. А прорабатываться она - рецензия - начинает еще во время кипения. Просто как-то на втором плане, почти незаметно для меня. А когда страсти поутихнут, в голове уже как правило есть примерный план что, где и как надо переделать и дополнить, а что пусть критик таки себе куда-нибудь приложит в понравившееся место *слепая вера критике не есть панацея*
  Я: Принято. Теперь немного про общее - Как ты вообще начала писать?
  А.: да как-то так. Как все наверное. Я запойный читатель *сейчас чуть меньше*, с садика сплю в окружении книг, они у меня сыплются из самых неожиданных мест жилища. Жанры люблю самые разные - от классиков и исторических вещей до боевиков с фантастикой. Только любовные романы как-то...редко.
  Как-то мне невзначай пришла в голову потрясающая идея (потрясающие идеи Элин конек) - написать роман. Правда вещь задумывалась в стиле боевичка и ни разу не фентезийного плана. Начало все еще где-то пылится в виде двух тетрадей, исписанных таким ужасным почерком, что я лишь изредка решаюсь на подвиг взяться за расшифровку. Энтузиазма хватает на пару страниц. Лелею мечту когда-нибудь написать таки эту вещь.
  Спустя месяц работы книга была благополучно заброшена, а года через два я случайно забрела на си, потопталась там, кто-то из подруг настойчиво капнул на мозг - пиши, мол... Ну я и написала. Правда мне предлагалось начать с маленького рассказика. Но Эля страдает гигантизмом.
  Я: Какие мысли/книги/события в жизни тебя вдохновили на написание книг? Или это была все-таки "невзначай" пришедшая мысль?
  А.: На первую книгу или вообще что вдохновляет на книги?
  Я: Двойной вопрос
  А.: События самые разные - идеи витают в воздухе, иногда они возникают из нечаянно подслушанного разговора, из перехваченного взгляда, из случайного знакомства в пабе - причем величина события никак не отражается на его резонансе в творчестве. Из одной встречи может родиться идея целой книги с псевдонимом в довесок, из случайно выхваченного из жизни кадра - глава, а из чьей-то жизни всего лишь фрагментик на полстроки *Остапа понесло*.
  Идея первой книги родилась под впечатлением от творчества Льва Пучкова. Пишет однозначно хорошо и талантливо, я в восторге от его юмора, хотя автор и крепкое словцо вставить не дурак, и порой с жестокостью и жуткостями у него откровенный перебор (я не о реках крови - к ним я отношусь спокойно-положительно). Тот самый боевичок родился на волне вдохновения после очередного прочтения Кровника - кажется так называется эта серия.
  Идея первой книги родилась после похода с подругами на рок-н-ролл концерт, благодаря одному-единственному, но очень колоритному персонажу, который сам не послужил прототипом ни одному из моих героев, но дал очень многое. Бывает же.
  Очень часто идею какой-либо сцены, выхода из сюжетного тупика или задумку целого романа я беру из снов. В смысле в книгах моих такое встречается не так редко, а вот столь результативные сновидения - раритет, к сожалению.
  Я: Стало ли написание книг переломным моментом в твоей жизни?
  А.: Я бы не сказала, что прямо переломным, но в чем-то несомненно это был очень важный момент. Жизнь дополнилась новым смыслом, стала немного другой, изменился круг общения, интересы, даже пристрастия в чтении. Теперь, начиная читать книгу, я автоматически ее вычитываю, отмечаю перебор с местоимениями, повторения, ляпы - это немного сбивает ну и вообще далеко не все вещи теперь вызывают тот щенячий восторг, что был раньше. Обкушались, что ли, или это профессиональная деформация *как мы себя к профессионалам-то, а?* Редкие произведения захватывают полностью - но и там очепятки я вижу *безобразие прям* :)
  Наверное, и я сама изменилась - окружающее, привычные вещи, друзья, не имеющие отношения к графоманиям и не читавшие моих опусов (а таких - из старого фонда - большинство) воспринимаются иначе, как и я ими. Но без фанатизма - чуть-чуть.
  Я: Трудно ли было закончить книгу или трудней было ее начать?
  А.: о, начать очень легко - тяп-ляп и готово. Потом конечно все это по сто раз переделывается - иногда, если нужно. А вот закончить...это китайская пытка. Поэтому у меня штук десять начатых проектов на разной стадии и лишь один законченный.
  Я: Ты хотела персонифицировать себя в героине или отстраниться от нее и сделать ее отдельной от себя личностью?
  А.: Какие умные слова да на наше-то дремучее политехническое.
  Ни разу не ставила целью выписать гг с себя, но несомненно частенько героиням перепадает самых любимых свойств характера автора - это выходит автоматически. ГГ первой книги похожа на меня больше других - видимо как первый опыт, так написалось.
  Есть героини, которых я целенаправленно делаю абсолютно другими и пишу сообразно выбранному образу - видимо это и есть второй вариант - но так или иначе, боюсь, всем персонажам достается по капельке натуры автора, может быть потому, что автор всегда вкладывает в свое творение часть себя.
  Я: Ты выражаешь в своих книгах какие-то разочарования и мечты, свои личные, женские и человеческие?
  А.: я выражаю в книгах все, что в голову взбредет. Попадают туда и какие-то фрагменты мечтаний. Наверное. Осознанно ни одну свою мечту воплотить в книге пока не удалось, хотя задумки были. Не могу я такие слащавости совсем уж писать - у меня скулы от этого сводит.
  Разочарования выражаю крайне редко - не люблю насыщать творчество негативом, я категорически за положительные эмоции. Даже персонажей мочить рука не подымается.
  Наверняка все тобой перечисленное находит свой отклик, неосознанно, я ни разу не анализировала тексты с этой точки зрения. Но чтобы было так: "А вот тут этот козел сделал то-то, а в тексте он у меня будет шелковый, и тапочки в зубах носить станет, подарками задаривать и крестиком вышивать" или "эта мерзостная тётенька мне столько крови попила - расчленю-ка я её, пожалуй. С особой жестокостью. Три раза." - такого точно не было и быть не может. Скорее я бы хотела пережить - частично - те приключения, которые уже пережили мои персонажи. Вот так, по факту. На идеи мои тайные желания влияют редко.
  Я: Как ты думаешь, твоя книга поможет женщинам и девушкам понять в себе нечто новое? Если да, то что именно, как ты полагаешь?
  А.: Даже представить не могу, что мои книги могут помочь понять. Может быть, стать более уверенными в себе - у меня героини такие наглые порой, сама балдею *типа ха-ха*. Может совсем юным девочкам станут яснее какие-то личные моменты - ну, там, что можно делать, а чего все-таки не стоит (за исключением интима - тут я точно ничему не научу, у меня его в книгах немае). На что в жизни обращать внимание, а к чему относиться проще. Честно, никогда не ставила цели чему-то научить - вообще учить должны профессионалы, а я ж дилетант. Если девчонки - и (если крупно повезет) мальчишки - что-то полезное для себя из моих опусов вынесут, я буду очень, ну просто о-очень рада. И даже возгоржусь собой по максимуму. Минут на пять точно.
  Я: Сейчас очень много издается женского фэнтези, почему, как ты думаешь?
  А.: 1. Понятия не имею. Наверное спрос рождает предложение. Хотя я бы сказала, что сейчас в моду входит как раз-таки мальчуковое фентези, причем классом примерно равное большей части издаваемого женского. Читательские потребности трудно объяснить и проанализировать. Могу лишь предположить, что традиционный любовный роман - это для наших боевитых-эмансипированных девчонок уже сладковато и тягомотно, а вот безбашенные сверстницы, скачущие по мифическим мирам и покоряющие с одинаковой легкостью как мужчин, так и любые вершины - в самый раз.
  Я: А какой у тебя образ идеальной вселенной?
  А.: О! Из меня плохой философ.
  Идеальная вселенная почти такая же, как наша, только грязи и мерзости в ней нет. Даже войны, допустим, есть. А вот человеческой накипи нет. И о слабых там действительно заботятся. И неизлечимые болезни отсутствуют. В общем образ моей идеальной вселенной в чем-то близок идеям коммунизма, в чем-то социальной политике стран Скандинавии, а в чем-то фантастическим опусам - и имеет очень мало общего с рисуемыми в фэнтези мирами.
  Я: А ты бы могла все бросить и пойти за тем, что позвало тебя в параллельные миры?
  А.: Сложный вопрос. Без колебаний могла бы только в одном случае - если бы мои близкие при этом были уверены, что я жива-здорова и со мной все в порядке (это не обязательно должно быть правдой, но родным нужно думать именно так). Хотя идея, несомненно, довольно идиотична - а вдруг в том параллельном мире живут одни крокодилы? Причем синие? А вдруг одни женщины? И нет пути назад? Этого бы я точно не пережила!
  Я: Тебя не пугает некоторый эскапизм, свойственный твоей читательской аудитории?
  А.: нет, меня не пугает моя читательская аудитория, чем бы страшным она ни страдала.
  Я: А вообще, как ты относишься к этому явлению?
  А.: к эскапизму или к читателям?
  Я: эскапизму
  Я: Читатели - это неизбежно.
  А.: не скажи - очень даже избежно, тысячи разделов самиздата с единичным посещением могут тебе об этом с удовольствием рассказать.
  Как и к большинству явлений, к эскапизму я отношусь спокойно. Слава Богу мне в данный момент бежать от реальности не требуется, а если кому-то это необходимо и он не видит - или не хочет видеть - другого выхода, пусть бежит, это его право. А в некоторых случаях еще и некоторое удовольствие - встречаются и в женском фентези доставляющие истинное наслаждение вещи.
  Я: От каких страхов, по-твоему, может современный человек прятаться в фантазии?
  А.: Не уверена, что от страхов вообще можно прятаться - по-моему занятие это бесполезное, все равно найдут. Но это лично мое мнение. А вообще - может быть, от страха одиночества. В целом, думаю, в фентези люди не прячутся от мира - это совсем тяжелые случаи, когда для человека единственная отрада окунуться в сказку. Может быть, бегут от проблем, ведь в выдуманной стране они совсем другие и - самое главное - они не у тебя.
  А вот удовлетворять свою нереализованность в той или иной области за счет книг, наверное, можно. И, думаю, не только за счет фентези. Любая книга - окно в новый мир. Если повезет - мир чудесный, незнакомый и притягательный. Такой, о котором можно мечтать, но очень сложно попасть. А если попасть несложно - то зачем о нем читать?
  Я: Какой бы ты хотела видеть критику ваших работ?
  А.: крайне корректной и тактичной. Такой, какую позволяю себе в адрес других авторов (в основном и в лицо)
  с примерами и аргументами, а не традиционным "гг не вписывается, мир не рисуется, персы картонные, язык однотонный, гг оторвы стервы дуры, а писатель нереализованная личность, рефлексирующая и реализующая многочисленные комплексы за счет героев".
  Я: Чего именно не хватает критикам, с которыми ты сталкивалась?
  А.: самое главное - такта. Терпения - раз уж ты берешься объяснять человеку что тебе не нравится - изложить позицию четко, доходчиво и без язвительно-хамских вставок - а от них, по собственному опыту говорю, очень трудно удержаться. Критике не хватает доброжелательности и почти всегда присутствует позиция над автором - то есть критика свысока. Это неприятно, это обижает, как и большинство слов, сказанных в пренебрежительном высокомерном тоне. И еще - менторский тон - он раздражает. Учителей нам в жизни за глаза хватает. Не хочется выслушивать их еще и в творчестве. Так что:
  1. такт,
  2. доброжелательность,
  3. желание помочь, а не пропиариться-блеснуть остроумием-выплеснуть негатив,
  4. четкое изложение, с примерами,
  5. отношение к автору как минимум как к равному (лично я к авторам отношусь как к вышестоящим личностям - ведь это я их читаю, а не они меня. Они творцы - чего бы не натворили - и заслуживают уважения)
  Я: Почему, по-твоему, человек начинает критиковать чужую работу?
  А.: по разным причинам. Порой это действительно желание помочь, порой чувство неудовлетворенности прочитанным и желание видеть его именно таким, как хочется тебе - здесь мнение может быть чисто субъективным и частично субъективным, по-моему судить абсолютно беспристрастно человеку как существу чувствующему крайне сложно. Есть люди, которые хотят через унижение автора вырасти в глазах себя и окружающих. Таких личностей хватает везде, не только среди критиков. Есть просто индивиды, которые любят поскандалить, устроить свару. Кто-то хочет показать какой он умный - а вот он бы такой ерунды в жизни не написал! Причины самые разные. К сожалению искреннее желание помочь не является побудительной причиной большинства критиков.
  Я: Каким критикам ты доверяешь?
  А.: я доверяю людям, которых знаю, и знаю как личностей с развитым интеллектом, художественным вкусом и которым доверяю как ценителям литературы - и несомненно имеющим что-то хотя бы относительно общее со мной во взглядах, мировоззрении. Потому что человеку, напрочь лишенному чувства юмора, который считает, что в мире искусства есть только две стоящие вещи - песни Высоцкого и мультфильм Остров сокровищ, трудно будет хоть как-то воспринять мои опусы. Как и мне разобраться в нежно любимых им микросхемах.
  Я: Как, по-твоему, влияют на читателя высказывания критиков?
  А.: на читателя? По-разному. Зависит от устойчивости отдельно взятого читателя к чужому мнению и незыблемости своих воззрений. зависит от аудитории, от тона критики. Ну и конечно же от личности критикуемого и критика. Хотя - давайте признаемся честно - когда критикуют других, мы можем искренне возмущаться, но в глубине души зачастую в чем-то согласны с критиком. Да и вообще приятно когда ругают не тебя.
  Я: А на самого автора?
  А.: Все зависит от автора, от особенностей его психики, характера, от настроения на момент прочтения критики. Ну и конечно же нужно учитывать разный болевой порог авторов. Я например гиперчувствительна ко всему сказанному в мой адрес, а кому-то и мат - как слону дробина.
  Я: Все, прекрасно. Ответы на вопросы я получил... Есть желание что то сказать? Так сказать, послание от писателя?
  А.: читайте и будьте читаемы!
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"