Елисеенко Эмилия: другие произведения.

Хранительница Мира. Часть вторая. Заключительная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  Хранительница Мира. Часть вторая.
  Небольшое предисловие ко второй части.
  На улице падает снег. Валит так сильно, что ничего не видно вокруг, только очертания деревьев проглядывают сквозь белую пелену.
  Зима. Одно слово, а столько ощущений, эмоций, воспоминаний... Я стою в центре снежного вихря и наслаждаюсь тем, что могу управлять этим снегопадом. Я конечно же стараюсь не злоупотреблять своими возможностями, но что же за зимний день без падающего пушистого снега?!? Без легкого морозца и льда на дорогах?!?
  Уже прошел год с тех пор, как я узнала свое истинное предназначение. И пока в этом я нахожу сплошные плюсы. За этот год я узнала столько нового, что всего и не передашь словами. Да и сама я изменилась, в лучшую сторону, конечно же.
  Я предоставила снегопаду идти в свободном направлении, и его тут же подхватил ветер и понес в разные стороны. Я пошла по дороге, поднимая ногами снег. Мне уже почти 17 лет, но в душе я так и осталась маленьким ребенком, любящим вот такие мелкие радости природы.
  Я чувствовала, что всё идет своим правильным ходом, ничто не нарушает привычного течения жизни. Погода была просто прекрасная, и это лишь усиливало ощущение правильности происходящего.
  Но вот снова, как и в тот раз, когда я впервые встретила элементаля воздуха, ветер стал дуть мне в спину, и я почти поехала по льду на дороге. Стоило мне остановиться, как передо мной возник мой старый знакомый.
   - Ну здравствуй, Василиса. Не соскучилась на зимних каникулах по мне?
   - Привет, Ветер. Зимой скучно не бывает, учитывая, сколько есть зимних развлечений. И, слава богу, на время каникул я смогла отдохнуть от волшебного мира, от этой их всей кутерьмы. Не бывает мира без магии, но так приятно быть там, где её не используют.
   - Я могу тебя понять, но впереди у тебя новый учебный год и поступление в институт, обычная жизнь продолжится, но и магическая в стороне не останется.
   - Я постоянно об этом думаю, и мне кажется, что я прекрасно совмещаю обе стороны моей жизни. Одна отлично дополняет другую. Стать Хранительницей Мира - вот чего мне раньше не хватало. Я нашла часть себя, обрела единение с собой. И это мне как раз очень помогает управлять Силой.
  И тут я подумала, что что-то повторяется. Год назад я также встретила Ветра, также шла с ним и мысленно общалась. И это изменило мою жизнь, изменило меня. Неужели это знак того, что моя жизнь изменится снова?!? Что же ждет меня на этот раз?
   - Кстати, тебе привет от Владимира. Он просил напомнить, что через две недели состоится бал. Он очень надеется на твое присутствие.
  Я посмотрела на элементаля, захваченная быстрым вихрем своим мыслей насчет предстоящих изменений. В том, что что-то изменится, я уже не сомневалась.
   - Я сама надеюсь, что в его день рождения ничего не произойдет. Потому что долгом Хранительницы Мира я не могу пренебрегать, даже ради своих родных. Ты прекрасно это знаешь. Но я уже мысленно представляю себе этот бал. Поэтому я точно там буду.
   - Вот и хорошо. Я ему это передам. - Ветер посмотрел на свои якобы существующие часы на запястье. Хотя их никто так и не видел. - Боже, сколько времени! Мне пора. До встречи!
   - Пока.
  На этом и закончился наш разговор. Я шла домой, и по пути меня совсем тихо обвевал ветер, напоминая о том, что совсем скоро что-то произойдет.
  Глава 1
  Каникулы кончились. Я рада была вернуться в стены школы, потому что это место было пока одним из самых незыблемых и постоянных в моей жизни. Да мне и нравилось учиться. Узнать что-то о нашем мире казалось мне удивительным и интересным. А сопоставлять эти знания с теми, что дала мне память Хранительниц, было ещё интереснее, особенно на уроках истории.
  В общем, я как всегда сидела на лавочке на этот раз у кабинета биологии, и читала "20 000 лье под водой". Эта книга захватила меня полностью. Я и не заметила, как рядом с кабинетом появился какой-то человек. На него я обратила внимание, когда вихрем пронеслась мимо и села рядом со мной Эмма.
   - Опять ты что-то читаешь? Неужели тебя не интересует что-нибудь другое? - она притворно вздохнула и стала смотреть вниз.
  Я уже положила книгу обратно в сумку, потому что знала, что смогу почитать только дома, да и то не факт.
   - Меня очень интересуют ваши отношения с Алексеем. - Я улыбнулась. - Ну как прошло вчерашнее свидание?
   - Всё было просто отлично. - Эмма сразу оживилась и при упоминании о её парне у неё загорелись глаза. - Он такой милый и заботливый. Мы с ним гуляли вчера весь вечер.
  И когда моя лучшая подруга стала рассказывать подробности вчерашнего вечера, я заметила парня, скромно стоявшего в углу коридора и с интересом смотревшего на нас. Мне показалось, что я видела его где-то, но не могла вспомнить где, воспоминание крутилось в голове с бешеной скоростью и останавливаться не собиралось. Я повернулась к подруге.
   - Эй, ты не знаешь кто это?
  Эмма, немало нетронутая тем, что поток её слов прервали, посмотрела в ту сторону, куда смотрела я.
   - Нет, не знаю. Ни разу не видела его здесь.
  Только сейчас я заметила, что не меня одну интересует этот вопрос. Мои одноклассники тоже косились на этого парня и тихонько шушукались, но ему видимо было всё равно. Прозвенел звонок. Я поднялась и пошла рядом с Эммой, краем глаза видя, что этот неизвестный двинулся в нашу сторону. Зайдя в класс, я заняла привычную первую парту в середине класса. Незнакомец прошел мимо меня и уселся на третью парту. Все стали шушукаться еще больше, и в это время вбежала наша классная руководительница.
   - Так, дети, я забежала вам сказать, что в нашем классе появился новенький. - Все, как по команде, повернулись в сторону третьей парты, и я в том числе. - Его зовут Артемий Волков. Надеюсь, вы с ним поладите. - И наша классная улетучилась, так же как и появилась.
  При упоминании имени воспоминание снова всколыхнулось, но не дошло до моей памяти. Я каждый день вижу столько людей, столько лиц, столько судеб, что всех и не упомнишь. И я решила пока не придавать этому значения.
  Все расселись, урок начался. Мы проходили деление клетки, но весь урок я думала о другом. Что же подарить своему брату? Над этим вопросом я бьюсь уже целую неделю, и не могу придумать ничего стоящего. А осталась у меня всего лишь еще одна неделя, и я потихоньку начинала приходить в отчаяние. Надо будет всё-таки посоветоваться с сестрой. И на этой моей мысли прозвенел звонок на перемену. Просто удивительно, что за весь урок меня не спросили.
  Я стала собирать сумку, чтобы идти на следующий урок. Взглянув на парту по соседству, я увидела, что её облепили девчонки и наперебой разговаривают с новеньким. Надо и мне подойти поздороваться и представиться, но сейчас это не представлялось мне возможным, потому что даже Эмма уже стояла возле третьей парты и что-то мило щебетала.
  Я подошла к учительнице, подождала, пока она заполнит журнал, и взяла его. Я была старостой в классе, и это входило в мои обязанности. На выходе я оглянулась и увидела никак не рассасывающуюся толпу. В какой-то момент мне стало жаль этого парня. Но перемена была всего лишь пять минут, поэтому я поспешила к кабинету математики. Уже подходя к нему, я увидела запыхавшегося Артемия, который опередил меня. Видимо ему удалось сбежать от толпы. И я не удивлена, что девчонки сразу же облепили его. Он был красавцем. Высокий, светловолосый, с зелеными глазами, с острыми скулами и великолепным телосложением. Воплощение изящества. Чего не скажешь обо мне. В школьной форме он смотрелся просто шикарно. Почему же меня не было в той толпе девчонок? Так это потому, что это было не в моем стиле, ну не могу я вешаться на людей и благоговейно восхищаться их достоинствами, коих вовсе иногда и зачастую не бывает. Но в этом парне определенно что-то было.
  Когда мы вошли в класс, и было еще две минуты до начала урока, я подошла к Артемию.
   - Привет, меня зовут Василиса, я староста класса. - И протянула ему руку.
   - Очень приятно, Артемий. - И он пожал мою руку в ответ.
   - Если будут какие-то вопросы, обращайся. - И стоило мне только это сказать, как ворвалась стайка наших одноклассниц, и снова облепила его.
  Я поспешила выбраться из этого роя, и взглянув на Артемия, увидела, что он вздохнул и вымученно стал улыбаться. Но его спас звонок на урок и суровость нашего математика. Весь урок в классе была тишина, слышно было только голос учителя и стук мела по доске.
  Школьный день шёл довольно быстро. Я шла на шестой урок, когда заметила новенького, который направлялся в мою сторону. И когда мы с ним поравнялись, он сказал:
   - Ты говорила, что если у меня будут вопросы, я могу спросить их у тебя. - Я кивнула. - Так вот, ответь, когда всё это со мной кончится? - он устало вздохнул. - Сегодня первый день, а я уже чувствую себя так, словно я какая-то звезда. У вас всегда с таким восторгом встречают новых людей?
   - Не всегда. Красавцы, вроде тебя, нечасто здесь появляются. Поэтому сейчас ты так популярен. Но, думаю, пройдет где-то два-три дня, прежде чем от тебя отстанут. Так что крепись. - И я ободряюще ему улыбнулась. Это всё, чем я могла ему помочь на данный момент.
  И тут со мной произошло то, чего я всегда ожидаю, но это всегда приходит неожиданно. Сигнал о помощи. Я же Хранительница, где бы я ни находилась. В этот раз сигнал был слишком сильным, потому что в груди у меня нещадно горело, и от боли у меня помутнело в глазах, и я стала оседать на пол. Но тут вдруг меня под локти подхватили чьи-то сильные руки и усадили на ближайшую лавку. Я не могла убрать руку от груди, потому что мне было очень больно. Прижавшись спиной к холодной стене, мне как будто бы стало легче и в глазах прояснилось. И тут я заметила своего спасителя - Артемия. Он встревоженно посмотрел на меня:
   - Ты в порядке? - Он присел на корточки рядом со мной и смотрел прямо в глаза.
   - Уже в порядке. Спасибо. - И я встала, мне нужно было выйти из школы, чтобы я могла связаться с Ветром и телепортировать в нужное место. - Я пойду. - Но я сразу пошатнулась, и меня снова подхватил Артемий.
   - Куда ты пойдешь в таком состоянии? Нужно сходить в медпункт. - И он повел меня туда, куда мне совершенно не нужно было идти.
  Боль еще не утихла, но я нашла в себе силы оттолкнуть Артемия, буркнуть ему: "Прости, но мне, правда, нужно идти" и побежать, хотя на бегу мне стало еще хуже. В школьной раздевалке я схватила одежду, и набегу надевая её, выбежала из школы.
  Лишь за территорией школы я остановилась, оглянулась на школу и увидела у входа Артемия, стоящего в одной рубашке на морозе. Я была уверена, что стоя на лестнице у входа, он оглядывает местность в поисках меня. Но я не дала себя обнаружить, потому что, произнеся нужное заклинание, я растворилась в снежном вихре телепортации.
  Глава 2
  Я подлетела в боевом облачении к Ветру. Сквозь шум и дым битвы я едва различала его.
   - На подходе к нам еще пять сотен солдат и с ними с десяток демонов. Ты должна удержать их. Впереди мирное селение, их не успели эвакуировать.
  Я без лишних слов поднялась ввысь. С высоты открывался удивительный и страшный вид: солдаты Грида и неизвестного-известного человека в рясе сражались. Одни, чтобы спасти свой народ, другие, чтобы наоборот истребить его. Демоны среди людей выделялись особо: они передвигались с невероятной быстротой и обладали огромной физической силой. Я полетела к ним. Уничтожив главарей, в лице этих демонов, разобраться с их армией не составит большого труда.
  Подлетев к первому, я достала мой знаменитый меч, и он сам стал делать своё дело. Меня глубоко в душе это ужасало, но ничего с этим я поделать не могла: убей или сам будешь убит. Демоны к тому же не обладали чувством сострадания, как я. Они жили страданиями и мучениями людей. А этого я не могла допустить. Когда начинает страдать множество людей, равновесие смещается и нарушается баланс.
  Покончив с последним, я остановилась. Вокруг меня бегали и сражались люди с разными жизнями и судьбами. Что же заставило одних встать на сторону моего незаметного врага? И что движет сейчас другими? Одни забыли слово "человечность", другие уже вполне осознали слово "долг". И сейчас для меня время движется, словно в замедленной киносъёмке. Я могу подробно разглядеть каждого, кто движется сейчас рядом со мной.
  С каждым разом я понимаю, что Хранительницы обречены видеть смерть в любых её проявлениях чаще, чем кто бы то ни было. И с этим я ничего не могу поделать. Каждая жизнь и её окончание записаны в Книге Судеб, и я не вправе вносить в неё изменения. Мне это под силу, но тогда волхвы сделают со мной нечто, о чем нет ни единого упоминания, ни одной строчки. Ни одна Хранительница не решалась идти против них и Кодекса - свода правил Хранительниц. И три самых главных правила гласили: 1) никогда не менять написанное в Книге Судеб; 2) Хранительница Мира не должна влюбляться и 3) никогда не исцелять саму себя.
  Для меня это было абсурдом, но внутри меня сидел всё-таки какой-то страх, и я старалась придерживаться этих правил. Пока это получалось.
  Постепенно бой сошел на нет. Обе стороны устали истязать друг друга, и вражеская сторона, видя, что она в меньшинстве, да и к тому же увидев меня, сдались.
  Боль в груди пропала. Баланс восстановлен. Теперь я могу немного отдохнуть, и поэтому без промедления телепортировала.
  Оказавшись в полюбившейся мне беседке, я смогла вздохнуть полной грудью. Морозный воздух постепенно сменялся весенней свежестью. Я просто сидела в тишине и покое. Никто не знал, где я. Разумеется, кроме одного элементаля, который не заставил себя долго ждать:
   - Так и знал, что ты здесь. Мы справились отлично. Я пока ещё ищу того человека, который устроил всю эту заваруху. Он удивительно быстро заметает все следы, и это начинает меня раздражать. - При этих его словах деревья стали быстро раскачиваться от порывов ветра. - Но я всё равно доберусь до него.
   - А как же наше начальство? Почему волхвы молчат? Это же нарушает равновесие.
   - Скажу тебе по секрету, пока мир не начнет катиться в тартарары, они не очухаются. Так было всегда.
   - А ты не боишься, что за такое тебе попадет? - я улыбнулась. Обычно Ветер был почтителен со всеми, кто стоит выше него.
   - Нет. Потому что так было всегда. - подчеркнув это слово с ироничной интонацией, он исчез, оставив меня одну.
  Я потихоньку пошла ко дворцу. Его уже успели окончательно отреставрировать и придать ему надлежащий вид. Проходя длинными коридорами, я встретила Веру и Владимира. За ними стайкой следовали разнообразные министры и наперебой о чем-то говорили.
   - Я так понимаю, Владиславу удалось избежать вашей участи, - прокричала я им сквозь гул голосов.
   - Он разбирается с границами, - прокричал мне в ответ Владимир, - извини, но переговорить не получится до бала. У нас все дни расписаны.
  Я отмахнулась рукой, мол, я всё понимаю, это не проблема. Но мне так хотелось с ними посидеть и поболтать. За этот год мы встречались не так часто, как нам хотелось бы. Но спокойные деньки не за горами, так я успокаивала себя.
  Идя к себе в комнату, я специально пошла через зал, где висел семейный портрет. Он придавал мне сил и спокойствия, потому что был тем нерушимым островком, который возник в моей жизни и остался в ней навсегда.
  Но в зале я была не одна. Перед ним стоял какой-то молодой человек. И снова замаячило какое-то воспоминание. Но оно упорно отказывалось появляться. Не прошло и нескольких секунд, как мое присутствие было обнаружено, причем не знаю как, ходила я бесшумно, но факт есть факт. Меня обнаружили, и он поспешил уйти.
  Это было немного странно. Но я так устала после боя, что не стала узнавать, кто это был.
  Добравшись до комнаты, я переоделась и телепортировала домой. Оказавшись в знакомой пустой квартире, я из школьной сумки достала мобильный и увидела кучу пропущенных звонков и смс от Эммы. Я ей написала лишь, что мне стало плохо, и я ушла домой, стараясь не вспоминать Артемия. Я даже не знала, как буду вести себя завтра в школе, если он заговорит со мной. Я ведь просто убежала, ничего не сказав. Я чувствовала себя неловко. И в тоже время, почему я придаю этому так много значения? В конце концов, сегодня я спасла множество невинных жизней. Но никто в этом мире никогда не узнает об этом. В этом мире почти не осталось магии. Поэтому мне придется расхлебывать то, что я заварила.
  Зазвонил мобильный. Мама.
  - Что случилось? Мне звонила твоя классная. С тобой всё хорошо? - встревоженный материнский голос звенел в трубке. Я поспешила её успокоить.
   - Всё хорошо. Я просто плохо себя почувствовала на уроке, поэтому ушла домой и не стала идти в медпункт. Дома и стены лечат.
  Я услышала вздох облегчения.
   - Ты попей чая с медом, я знаю, что для тебя это универсальное средство.
   - Хорошо, мам.
  И она отключилась.
  Я пошла на кухню, налила себе чая, достала мед и села в нише у окна. Чай с мёдом, действительно мне всегда помогал. Не знаю почему. На улице я видела, как люди спешат успеть сделать видимо что-то для них очень важное. А что же важно для меня? Я уткнулась лбом в стекло. Что важно для меня? Конечно же семья и мои друзья. А кроме этого? И тут я снова вспомнила Артемия, стоявшего на входе у школы. Я отогнала это воспоминание. И сразу на его место встал Кодекс Хранительниц и первые три правила.
  Глава 3
  В школе ничего не изменилось. Все те же стены, те же люди, те же дети бегают по коридорам и создают суету, но суету нужную и неизменную - школьную. Видя, как мимо меня пробегают ребята из начальных классов, я улыбнулась. Сейчас у них самое беззаботное время, и, по моему мнению, самое свободное. Они ограничены лишь своими родителями, которые направляют их в правильное русло, именно сейчас в них формируется тот человек, который в будущем будет их внутренним стержнем.
  И с чего же я взяла, что в моей школе может что-то измениться? Ведь это я практически каждый божий день вижу такие ужасные и прекрасные сцены, что всё внутри переворачивается и мне приходиться переосмысливать миропорядок заново. Счастливые люди, им повезло не видеть того, что вижу я. Поэтому им бессмысленно что-то менять, раз для этого нет веского повода.
  Выйдя из раздевалки, я увидела Артемия. Он стоял с какими-то парнями и разговаривал. Я сразу отвела от него взгляд. Еще не хватало чтобы он меня заметил. Скрючившись в три погибели, я потихоньку под огромными рядами толстых пуховиков стала продвигаться к выходу. Выбравшись, я с облегчением вздохнула и пошла к лестнице. Но стоило мне подняться буквально на три ступеньки, как меня окликнули сзади:
   - Василиса, подожди!
  Я обернулась и увидела Эмму. Напряжение во мне снова сошло на нет. Но стоило мне взглянуть в сторону Артемия, как я увидела, что он разглядывает меня и мою лучшую подругу. А Эмма взяла меня за плечи и стала трясти:
   - Ну как ты могла мне вчера так долго не отвечать! Я ведь беспокоилась, даже с Лёшей никуда не пошла, почему ты со мной так поступаешь!
  Когда она перестала изливать свой поток чувств и когда на нас перестали пялиться, я взяла её за руку и стала тянуть вверх по лестнице.
   - У меня вчера батарея сдохла. Прости.
   - Говорила я тебе, что нужно носить запасной аккумулятор. Ты же телефон вообще не заряжаешь! Как он вообще у тебя работает... просто ума не приложу!
  Она ведь не знала, что одним из не совсем приятных свойств обладания магией было то, что вся современная техника буквально умирает, когда начинаешь колдовать. Поэтому всю электронику я оставляю дома. При работе с магией работают лишь самые элементарные механизмы, и сделаны они должны быть из натуральных материалов. Или хотя бы из материалов с примесями настоящих. Но моя подруга об этом не знала, поэтому приходилось мне придумывать разные отговорки, хоть мне это и не нравилось.
  Мы поднялись на второй этаж и пошли к кабинету географии. Там уже сидели несколько наших одноклассников и мирно о чем-то беседовали.
  Я села на первую парту и стала раскладываться. Эмма побежала искать Алексея, несмотря на то, что вот-вот должен был начаться урок. Класс довольно быстро заполнился ребятами, а вот зашел и учитель географии. Эмма вошла следом за ним, запыхавшаяся, но счастливая. И тут я заметила, что её взгляд стал недоуменно смотреть на место рядом со мной. Только сейчас я увидела Артемия, сидящего рядом. Неудивительно, что его я не заметила, ведь все это время я думала о том, что подарить брату на день рождения, и кажется, меня посетила одна разумная мысль.
  А Артемий сидел рядом так, будто меня и не было вовсе. И я решила вести себя также.
  Учитель стал раздавать наши проверочные и по классу пошел ропот, где радостный, а где и недовольный. Наконец очередь дошла до меня. Пятерка. Это хорошо.
   - Итак, ребята, все увидели свои результаты. Кому надо знают где можно меня найти. А сегодня у нас практическая в парах. Как вы сидите, так и будете работать.
  И географ опять пошёл по рядам, раздавая задания, и собирая обратно листки с проверочными.
  Я положила листок с заданием на середину и стала читать.
   - Можно взять у тебя учебник?
  Я посмотрела на Артемия. И всё, что я могла сказать, это:
   - Да, конечно.
  И протянула ему книгу. Он взял её и стал листать, видимо, ища нужный параграф. А я стала смотреть записи в тетради.
  Когда я стала записывать первое задание, то услышала:
   - Сейчас с тобой всё в порядке?
  Я ответила, не глядя на него:
   - Да, всё хорошо. Не зачем так беспокоиться, со мной это не впервой. Так что к такому я привыкла.
   - Да как тут не беспокоится. - в его голосе я услышала возмущенные нотки. - Разве у вас тут каждый день людям становится плохо?
   - Нет, конечно. Извини, что я вчера тебя оттолкнула. Просто со всем я привыкла справляться сама. И стараюсь, чтобы люди не видели меня слабой.
  Это я сказала шепотом, но Артемий меня услышал. Даже не знаю, чего это я разоткровенничалась с ним. Но мне стало легче, когда в его голосе я не услышала осуждения, а услышала лишь искреннее участие:
  - Все мы люди. И не вечны. У каждого бывают моменты, когда организм дает сбой. И хоть ты знаешь как тебе с этим справляться, никогда не будет лишним принять чью-нибудь помощь. Поверь, это лишь тебе во благо. Ты можешь рассчитывать на меня. В любой момент.
   - Спасибо.
  И урок географии пошел дальше.
  Практическую мы с Артемием сделали довольно быстро, поэтому нас отпустили. Я пошла к кабинету химии, там у нас должен был быть следующий урок.
  Я села на лавочку и достала "20 000 лье под водой". Может и успею что-нибудь прочитать за 15 минут. Я очень любила читать, но времени на это занятие почти не было. Поэтому я в школе всегда таскала с собой книгу, чтобы в свободное время прочитать хоть пару страниц. И стоило мне опуститься на морские глубины с капитаном Немо, как рядом со мной сели. Я не стала отрываться от своего занятия, так как до урока еще было время.
   - Что читаешь?
  Артемий с интересом обглядывал книгу у меня в руках. Я молча показала обложку и снова углубилась в чтение.
   - Довольно интересная книга. Мне еще нравятся у Жюля Верна "Путешествие к центру Земли" и "Вокруг света за 80 дней".
  Вот тут я оторвала свой взгляд от книги и стала с подозрением смотреть на Артемия. Красавец и книги читает. Очень редкое зрелище.
  Увидев мой взгляд, он объяснил:
   - Для меня книги средство расслабления. Позволяют уйти в другой мир и не думать о нынешнем. Иногда мне это очень нужно.
  По той же причине читаю книги и я. Они позволяют мне забыть о том, что Хранительница. Для это отдушина. И мне стало интересно, отчего же прячется он?
   - А сейчас ты читаешь что-нибудь?
   - Да. Перечитываю Булгакова, "Белую гвардию". А тебе, я вижу, нравится научная фантастика?
   - Да не только научная. Вообще вся фантастика.
  И тут прозвенел звонок на перемену. Артемий улыбнулся и сказал:
   - Пора мне прятаться. А то наши одноклассницы очень уж настойчивы.
  Он встал и ушел. А мне стало немного грустно. Захотелось поговорить с Артемием еще о чем-нибудь и болтать долго-долго. Но я заставила уйти этот душевный порыв, потому что я Хранительница Мира, и не должна быть поэтому сентиментальной. От этого всегда больнее.
  Я убрала книгу в сумку и пошла в кабинет химии. Когда урок начался, я сидела за партой одна. Эмма, видимо, решила прогулять. А Артемий сидел позади. Я слушала монотонную болтовню учительницы по химии и конспектировала главное в тетрадь, вспоминая бал по случаю коронации. Это одно из самых ярких моих воспоминаний. Ведь там было столько радости, счастья, надежды... Столько положительных эмоций, что они поддерживают меня, когда мне становится грустно. Помогают выйти из хандры.
  И тут я вспомнила танцы на балу. Столько девушек и юношей кружатся в одном ритме, мелькают цветные платья и черные фраки. И я кружусь вместе с ними, Артемий отлично танцует... И тут мой мозг застопорил меня. Артемий. Тот человек, с которым меня познакомил брат. Я обернулась и посмотрела на своего нового одноклассника. Это был тот самый молодой человек. Но что он делает тут? Почему именно моя школа? Я так надеялась, что магия и всё с ней связанное не доберется до моего города. Но не тут то было. Придется с этим смириться.
  Глава 4
  Мне не давал покоя тот факт, что Артемий связан с магическим миром. Моё чутье Хранительницы прямо негодовало. Зачем он залез в мир людей? В мой мир? Существует четкое разграничение мира магии и мира без него. Чтобы не выдать себя и спокойно жить в мире людей, нужно особое разрешение или очень веская причина, потому что теперь весь мир поделен, поделен на четкие магические зоны, хоть раньше и было иначе. Но был нарушен баланс, и матушка-природа решила всё вот так. Поэтому я должна была догадаться раньше, но что-то мне помешало. Какое-то непонятное чувство. Теперь остается следить за балансом ещё и у себя дома. Надо будет всё разузнать у Ветра.
  Обо всём этом я думала, сидя дома и с помощью небольшой бытовой магии запечатывая подарок брату. Уже завтра у него день рождения. Я просто предвкушала завтрашний день. Ветер должен будет опять создать моего двойника лишь на этот день, и особо за это не волновалась. Я думала лишь о том, что наконец-то смогу нормально увидится с братьями и сестрой. Как же мне хочется их увидеть!
  И снова я вернулась мыслями к Артемию. Кем он является на самом деле? Будет ли он завтра на празднике? Раз он лучший друг моего брата, значит, определенно будет. Интересно, а у него есть братья или сёстры? И тут я одернула себя. Я слишком много о нем думаю. Он же просто мой одноклассник и всё. Но вспомнив разговор в школьном коридоре и его обеспокоенный взгляд, когда я сбежала с уроков, мне как-то становится тепло внутри, в области сердца. И хочется быть рядом с ним, хочется ещё потанцевать с ним на балу. И опять я стряхнула с себя это непонятное для меня состояние. Я же Хранительница Мира, я должна быть собрана в любой момент.
   Я закончила упаковку подарка, полюбовалась на своё творение и спрятала его в свой походный рюкзак. Взглянув в окно, я заметила закат и спускающуюся тьму ночи на город. Взяла кружку ещё теплого чая с свежими шоколадными печеньками, и села на окно наблюдать всю эту красоту.
  У меня в окне была ниша, как раз приспособленная для таких сидений на окне, родители постарались, чтобы мне было здесь достаточно комфортно. Я закрылась шторой, чтобы мне не мешали. Я люблю просто так сидеть и смотреть, что творится внизу, как люди снуют туда-сюда, кто-то домой, кто-то к друзьям. У каждого из них своя конкретная цель, которой они добиваются разными путями. Если бы только они знали, как тонка та грань, которую они пока не преступают, принимая решения, которые не совсем расходятся с их внутренним "я" и не нарушают баланс. Хотела бы я ничего этого не знать, но мне именно этого и не хватало в моей жизни. Вот он принцип противоположностей. Мне не особо всё это нравится, но это мой смысл жизни. Отказавшись от этого, я не смогу жить спокойно. Как же всё непросто и просто одновременно, не правда ли?
  Посмотрев на небо, я вспомнила о Совете Семи. Как же они всё придумали интересно. Пытаясь спасти мир, они запустили процесс в природе, который породил в дальнейшем таких как я. Никак не могу понять эту метаморфозу. И сам Совет слишком немногословен. И это не нравилось всем Хранительницам.
  Я решила больше об этом не думать. Из-за этой темы на меня наваливается депрессия и тоска по старым добрым временам. И тут я обратила внимание на фигуру, стоящую около детской площадки и смотрящую прямо на мои окна. Эти угольки глаз я теперь узнаю где угодно. А наступающая темнота лишь подчеркивала черноту его наряда. Эту черную монашескую рясу, не из нашего века, но из моего магического мира.
  Мое тело сразу напряглось, готовое к действиям. Причем не особо приятным. Алана появилась рядом со мной. И я сразу успокоилась. Я встала с окна. И стоило мне это сделать, как это существо подняло одну руку, как бы призывая меня остановиться, но я уже развернулась и побежала к лифту, чтобы спуститься. Но оказавшись внизу, я его не увидела, конечно же. Он успешно пропал. Но я не была разочарована. Теперь я знала точно, что значит его приход, он значит, что скоро произойдет что-то неприятное. И я лишь надеялась, что это будет не завтра.
  Глава 5
  В огромном зале играл один из ноктюрнов Шопена. Почти все публичные мероприятия известных людей сопровождаются классической музыкой, танцами и шведским столом. Сегодня я чувствовала себя неуютно на дне рождения брата, потому что было слишком много людей, в основном мне незнакомых. Я знала, что будут все высокопоставленные лица соседних нам государств и не только, но для меня их было слишком много. Я просто ходила из стороны в сторону и наблюдала. Все болтали, смеялись, пили шампанское, некоторые танцевали. В центре внимания, конечно же, был мой брат. Его окружало кольцо из министров нашего королевства, и он вежливо им улыбался и отвечал на их вопросы.
  Я прибыла раньше всех на праздник. Специально. И специально нашла своего брата в его комнате, который сидел с Верой и что-то обсуждал. Увидев меня, Владимир поднялся с дивана и поприветствовал меня:
   - Сколько лет, сколько зим! - мы обнялись. - Я так рад тебя видеть.
   - Я тоже очень рада. Столько времени прошло.
  Вера тоже встала и пришла ее очередь со мной обняться.
   - Здравствуй, сестричка. - Вера убрала прядь волос за ухо. - Сегодня будет сумасшедший вечер. Хорошо сейчас есть время поболтать.
   - Я поэтому пораньше и пришла. И кстати, - я протянула свой подарок брату, - с днем рождения, Владимир.
  Подарком моему брату был особый меч, магический. Он помогал выигрывать бои и усиливал лидерские качества своего владельца. Я посчитала этот подарок нужным моему брату при его нынешнем положении. Это был редкий артефакт, но с помощью Ветра удалось его достать. Поэтому неудивительно, что глаза Владимира радостно заблестели, и он уже ощупывал и примерял меч к своей руке. Баланс был идеальным, поэтому это оружие смотрелось как продолжение его руки. Незаметно для себя я восхищалась своим братом. Хоть он и был оборотнем, но очень искусно владел холодным оружием. И мог повести за собой людей.
   - Спасибо, Василиса. Это очень ценный подарок. Буду беречь его как зеницу ока.
  В дверь постучали. Владимир повернулся в сторону двери и произнес:
   - Войдите.
  Дверь открылась и вошла девушка, которая должна была помочь мне одеться к празднику. Она сделала книксен и сказала:
   - Все готово, ваше величество.
   - Спасибо, Диана. Можешь идти.
  Девушка снова сделала книксен и удалилась.
   - Никак не привыкну к этим обращениям. - Владимир поморщился, а Вера в знак согласия кивнула. - И, видимо, никогда не привыкну.
  Я села рядом с братом.
   - Все будет хорошо. Главное, будь самим собой. А остальное приложится. - Я встала. - Мне пора идти. До встречи на приеме.
   - До встречи. - Хором произнесли мои брат и сестра.
  И я закрыла за собой дверь.
  Я пришла в свою комнату. В ней ничего не изменилось с того раза, когда я последний раз была здесь. На кровати я увидела роскошное красное платье, которое облегало фигуру и шло в пол, и красные туфли на высоком каблуке. Диана помогла мне одеться и сделать прическу. Взглянув в зеркало, я себя не узнала. На меня смотрела красивая девушка, которая готова покорять мужские сердца. Я осталась очень довольна результатом своего преображения. Потому что ничего не выдавало во мне девушку, способную управлять природными стихиями и иногда вершить судьбы.
  Спускаясь по лестнице в зал, я уже слышала музыку и видела взгляды, которые с любопытством и восхищением оглядывали меня. Их внимание мне льстило, но больше смущало.
  Спустившись, я в толпе разглядела старшего брата и направилась к нему. Он находился в таком уголке зала, где был незаметным. И незаметно я пробралась к нему.
   - Привет.
   - Привет. - Владислав стоял, скрестив руки на груди и держа в одной руке шампанское.
   - Это здорово. - Я отхлебнула из своего бокала вишневого сока. - Стоять и наблюдать тут за всеми.
   - Это удобно. - Старший брат подмигнул мне. - Развлекайся.
  И я пошла дальше бродить по залу. Я не хотела прибиваться ни к одной группе людей. Потому что их было слишком много, и я чувствовала какую-то замкнутость и неудобство.
  Оркестр играл мелодию за мелодией, время всё шло и шло, а я все ходила и не находила себе места. И тут я увидела рядом с Владимиром того, кого и ожидала увидеть - Артемия. Он стоял рядом с моим братом и другими людьми-оборотнями, которые поздравляли его с днем рождения. Артемий улыбнулся на чью-то шутку, и мне захотелось улыбнуться тоже. Как то на душе полегчало, что здесь есть еще один знакомый мне человек. Я была рада его здесь видеть. И я удивилась этим чувствам. Со мной раньше такого не было. Но я решила всё это пока задвинуть на задний план, ведь сегодня праздник моего брата, меня должно волновать его душевное состояние, а не мое. И я снова стала бродить по залу.
  Глава 6
  Я остановилась у окна. За ним стояла темнота и изредка падал снег. Наступала весна, но она несмело делала свои шаги. В темноте окна отражались я и люди, находящиеся в зале. В отражении я увидела человека, который шел в мою сторону. Я отпила из своего бокала сока и повернулась к тому, кто уже находился рядом со мной.
   - Привет. - Я улыбнулась. - Отличный вечер, не находишь, Артемий?
   - И правда, он замечательный. Всем вокруг весело. - И он посмотрел вокруг себя. - Но только не тебе.
  И неужели у меня это на лице написано? Я умею неплохо скрывать свои чувства. Но он видел меня словно насквозь. И как ему это удается?
   - Не люблю многолюдные сборища. Это не по мне. - Призналась я, поставила бокал на ближайший стол и обхватила себя руками.
   - Тебе нужно просто поближе познакомиться со всеми, - он взял меня под локоть и повел к каким-то людям, - я хочу познакомить тебя со своими братьями.
   - Хорошо. - И я пошла с ним.
  И вот сейчас меня не волновали ни кто он в магическом мире, ни почему он оказался в моем классе. Сейчас присутствие одного из знакомых мне людей помогало мне побороть напряжение, которое сковывало меня изнутри и не давало возможности полностью расслабиться и насладиться вечером. Ведь этот вечер один из моих шансов отдохнуть, отдохнуть от всего. И постепенно настоящая я возвращалась.
  У меня были знакомые на этом вечере, но все они были заняты, и я не хотела их отвлекать от их дел. Этими знакомыми были мои братья и сестра. Вера с Владимиром были нарасхват. А вот с Владиславом отношения у меня не очень складывались, я в последнее время с ним вообще не виделась, у Владислава были постоянно какие-то дела.
  - Артур, Александр, Алан, - молодые люди обернулись на голос Артемия, до этого они мирно болтали друг с другом, - позвольте вам представить Василису. - И все трое стали с любопытством смотреть на меня. - Василиса, это мои братья.
   - Мне очень приятно с вами познакомиться.
   - И нам тоже. - Заговорил самый высокий и светловолосый с голубыми глазами. - Я Артур. Самый старший брат Артемия.
   - А у нашего Владимира сестричка то красавица. Смотри, Артемий, не попади под её чары. - Это сказал еще один высокий парень, но с темными волосами и карими глазами. Все братья были в смокингах.
   - Перестань, Алан. - Методом исключения я поняла, что этот русоволосый парень с зелеными глазами, Александр. - Не смущай её.
   - Ну ладно. Думаю лучше не злить Хранительницу. - И Алан подмигнул мне.
  И тут я окончательно расслабилась и почувствовала себя среди своих. Напряжение внутри окончательно спало.
   - А вы все давно знакомы с моим братом? - решила я спросить и взглянула на Артемия.
   - Практически с детства, так давно, что мы считаем его своим братом. - ответил Артур.
   - Это здорово. - я посмотрела на них всех, и последним был Артемий. - У моего брата столько верных ему друзей.
   - Теперь и мы твои друзья. Зная Владимира, уверен, что и его сестра такого же склада характера. - произнес Алан.
   - И почему же вы в этом так уверены?
   - Вы очень близки с братом. А с Владимиром очень трудно сблизиться, он подпускает к себе только надежных и добрых сердцем людей. Вы не так давно знакомы, но уже очень близки. Это о чем-то да говорит. - Это сказал Артемий. - А теперь я хотел бы пригласить тебя на танец. - И он протянул мне руку.
  Его братья переглянулись между собой. А я в ответ протянула ему свою руку. И он повлек меня в танце по залу. Артемий танцевал безупречно. И я ему не уступала. Мы смотрели друг другу в глаза, и в моей груди снова что-то зашевелилось. Я почувствовала себя легче воздуха, и это было очень приятное чувство. На какой-то момент оно полностью затмило мой разум, но вдруг вместо непонятного мне чувства в груди появилась боль. Тихая, ноющая и всё возрастающая. Я еле сдержала эту боль и не дала ей проявиться.
  Я остановилась. Мы протанцевали буквально три минуты. Но я остановилась.
   - Извини, Артемий, но мне надо идти.
   - С тобой опять что-то происходит? - он стал обеспокоенно смотреть на меня.
   - Нет, конечно же, нет. - Врала я, и едва сдерживала крик, чтобы не закричать от боли. - Я же Хранительница. Появились дела.
   - А как же твой брат?
   - Он знает, он поймет. Я должна идти.
  И я буквально побежала из зала. И уверенная, что бегу одна, я дала волю боли, дала волю слезам.
   - Подожди, Василиса. - Артемий бежал за мной.
  Я обернулась. Не знаю, что он увидел в моем взгляде, но остановился и произнёс:
   - Да что это с тобой, Василиса...
  Я собрала всю свою волю в кулак:
   - Поверь, всё хорошо.
   - Судя по твоему виду, я так сказать не могу. Я лишь хочу тебе помочь. - И он стал приближаться ко мне.
   - Стой. - я вскинула свою руку вперед, показывая ему, что надо остановиться. - Не надо. Не приближайся ко мне. Я справлюсь со всем сама.
  Артемий явно решил меня не слушать. Но так как мы находились в той части дворца, где нас никто не видел, я мысленно про себя произнесла заклинание, снова сказала ему: "Прости" и исчезла в белой дымке телепортации.
  Спустя какое-то время я оказалась в дальнем конце леса, у которого находился дворец. Там меня уже ждал Ветер. И я ринулась к нему, пытаясь забыть боль и Артемия.
  Я всё не могла понять, что же за новая боль примешалась к той старой, которую я каждый раз испытываю. Что же в этот раз не дает мне покоя?
  Глава 7
  Как всегда, я справилась с тем, что произошло. Снова спасла множество жизней, снова поймала тех, кто хотел навредить невинным людям, и отдала их в руки местному правосудию. Но в этот раз я не ощущала радости или хотя бы удовлетворения от того, что помогла кому-то, сделала доброе дело, которое, возможно, когда-нибудь мне зачтётся. Но сейчас было всё далеко не так, как обычно. Мне было тяжело. И печально. Хотелось всё бросить и убежать на край света, где никто меня не знал, где нет боли, нет постоянного беспокойства за жизнь родных и близких, нет того, отчего стоит бежать.
  Я сама не до конца понимала, отчего у меня возникло это состояние. Наверное, я просто устала. И впервые за всё время, мне стало в тягость быть Хранительницей. Нет, конечно, я и раньше не радовалась всяким вещам, происходившим, когда я становилась Хранительницей, но сейчас было особенно тяжело. Как будто у меня в груди подвесили тяжеленный камень, и он тянет меня куда-то вниз. Да и само моё тело, словно налилось свинцовой тяжестью и не очень хотело меня слушаться.
  Поэтому я вернулась домой, попила с родителями чаю, немного с ними поболтала и пошла к себе.
  Никогда не думала, что буду так рада видеть свою родную комнату и свою кровать. На данный момент я очень любила свою мягонькую постельку, и уверена, это было взаимно. Поэтому я упала на кровать и уснула мгновенно.
  Обычно мне не снятся сны, потому что я их никогда не запоминаю. Но этот был очень реалистичен.
  Мне снилась дорога к моему дому. Обычная аллейка с асфальтовой дорожкой, где ходит множество людей, бесцельно бродящих, прямо как я. Но бродила я далеко не одна. Со мной рядом под руку шел Артемий. И идя рядом с ним, я чувствовала себя живой, весёлой и до невозможности счастливой. Я радовалась, очень радовалась тому, что он рядом. Даже солнце светило ярче, и небо было ярко голубым, и деревья зеленели больше прежнего.
  Мы просто гуляли прохладным летним вечером вместе. И ничто не могло омрачить такой чудесный вечер. Так я думала.
  Мне захотелось прогуляться в том саду, где была беседка. Я хотела переместиться с ним в магический мир, и мы телепортировали.
  Сад был в самом расцвете. Всё вокруг благоухало. Летали изредка бабочки. Это было похоже на какой-то рай. И я даже усомнилась в реальности происходящего, но эти сомнения быстро прошли, как только Артемий снова взял меня за руку, и мы пошли бродить по саду.
  Но не успели мы с ним дойти до той самой беседки, как нас окликнули сзади. Я очень сильно удивилась, так как думала, что мы здесь совершенно одни. Но это было далеко не так. Наш покой потревожил, к еще одному моему удивлению, брат Артемия - Александр.
  Он издали дружелюбно помахал нам рукой, и мы помахали ему в ответ. Уже подойдя к нам, он сказал:
   - Ну, привет, парочка. Что это вы тут делаете?
   - Отдыхаем от городской суеты и не только от городской. - ответил Артемий.
   - А ты чем собирался заняться? - спросила я.
   - Да ничем особенным. - сказал Александр и стал что-то доставать из кармана своей куртки.
  Но тут моё внимание привлекла странная тень позади него, которая скрывалась за деревьями. Я пошла в эту сторону и сразу же на мне возникло моё боевое облачение. За нами следил тот неизвестный в монашеской рясе. Но стоило мне за ним пойти, как он обнаружил моё присутствие, повернул ко мне своё лицо, и я увидела на нём только черные угольки глаз и насмешливую улыбку. Именно она ввела меня в недоумение. Чему он улыбался? И стоило мне двинуться в его сторону, как он исчез, и одновременно с этим я услышала крик.
  Я побежала на этот крик и, увидев его источник, я встала в ступоре буквально на миг, а в следующее мгновение я, уже сидя на коленях на голой траве, пыталась исцелить Артемия, истекающего кровью на моих глазах и медленно угасающего. Исцеление почему-то не работало, и я всё бормотала: "Нет, ты не умрешь, ты не умрешь" и это не помогало. Я зажимала ему рану, но кровь всё текла и текла. Я уже мысленно позвала Ветра, чтобы он привел помощь, но когда он появился, было слишком поздно.
  Владимир, увидев, что произошло, буквально оторвал меня от Артемия. А в голове всё звучали его последние слова: "Я всегда буду рядом, помни об этом, помни обо мне". И сейчас всё мои мысли были о нём. Даже несмотря на то, что внутри всё разрывалось от боли, хотелось кричать, всё крушить, хотелось что-нибудь сделать, но не хотелось верить, что его больше нет со мной.
  И лишь спустя время, сидя во дворце с братьями и сестрой, успокаивающей меня, я стала прокручивать в голове это убийство. Именно убийство. Ведь его убил родной брат - Александр. Я видела, как он вынимал нож из груди Артемия, и увидев меня, он телепортировал.
  Я чувствовала себя виноватой. Потому что, если бы я не пошла за той тенью, то смогла бы защитить его, смогла бы помешать этому. И сейчас он был бы рядом со мной.
  Еще я чувствовала злость. Злость, которая грызет тебя изнутри, сжигает тебя дотла. И злость эта была направлена на брата Артемия. В моей голове одни за другим возникали планы мести. Я должна была отомстить. За то, что у меня отняли часть меня, мою половину.
  И, думая над всем этим, по моему лицу текли слёзы. Мне не хватало моего Артемия. Внутри теперь образовалась пустота, и я заливала её слезами, но это не помогало.
  Сестра бегала вокруг меня, не зная чем ещё можно помочь. Но чем она могла помочь заполнить эту пустоту?
  Владимир ходил из угла в угол и рассуждал:
   - Мне нужно найти Александра, это дела оборотней. - Он посмотрел на меня. - Я с этим разберусь, ты не должна вмешиваться.
  Я посмотрела на брата взглядом, полным злости и скорби:
   - Как же мне тут не вмешаться? Ты забываешь, что я Хранительница? Я должна узнать, за что его убил свой собственный брат.
  Но тут вмешался Ветер:
   - Не забывай о Кодексе! Наверху это волхвам не понравится. Один из главнейших пунктов ты уже нарушила.
   - Так из-за этого умер Артемий! - Я была вне себя от злости. - Да я там у них всё разнесу к чертовой матери!
   - Поосторожнее со словами, Хранительница. - Тихо произнёс Ветер.
   - А то что? Они накажут меня? Что же ещё они могут сделать со мной за то, что я всего лишь полюбила человека? Что они сделают?
  Мне действительно было всё равно, что произойдет со мной. Сейчас я не боялась уже ничего. Самое страшное со мной уже произошло.
  Я в изнеможении села на стул. Все силы, словно по команде, покинули меня. Я посмотрела на свои руки, всё ещё красные от крови. И снова расплакалась. Волна новой боли захлестнула меня.
  И тут я очнулась в темноте, не совсем понимая, где я. Но когда я поняла, что дома, что всё это сон, я испугалась. По-настоящему. Я посмотрела на свои руки, они в темноте были черными. Я включила свет, и при свете мои руки были моими руками, без чьей-либо крови. Моё сердце буквально выпрыгивало из груди. Я до сих пор не могла отойти от того, что произошло со мной во сне.
  Говорят, что во сне мы анализируем всё произошедшее за день, и, если сталкиваемся с проблемой, то во сне подсознание может подсказать нам решение. Вот и сейчас я нашла ответ на свои вопросы. Почему я так часто думаю об Артемии? Почему иногда мне хочется быть с ним рядом? Почему я ощутила какую-то новую боль? Ответ был лишь один: я влюбилась в него. И осознание этого меня пугало.
  И пугало ещё мягко сказано. Мне стало легче оттого, что я наконец-то разобралась в своих чувствах. Но теперь я опять испугалась. Сон был знаком. Знаком для меня, что надо разлюбить его пока не поздно. Не зря во сне Ветер упомянул Кодекс. Ведь Хранительницам нельзя любить. Это отвлекает их от служения миру, потому что весь их мир становится одним человеком, которого они полюбят.
  Я не знала, что произойдет за нарушение этого пункта Кодекса, да и рисковать не хотела. В памяти предыдущих Хранительниц я не увидела ничего хорошего. И пока не поздно, решила как-нибудь избавиться от этого чувства. Но как? Это мне ещё предстоит решить.
  Глава 8
  И снова школа. Снова снующие повсюду люди. А мне так хотелось сейчас уединения. Можно было бы спокойно обо всем подумать. Но пропускать школу я не могла, я ведь староста, а значит, по определению должна быть показательным образцом своим одноклассникам. И кстати о них. Моя лучшая подруга заболела и на занятиях ее не было. Мне хотелось, чтобы она побыстрее выздоравливала, но также я чувствовала облегчение, потому что никто не разговаривал со мной. Я сама от всех отгородилась, и никто не стремился нарушать границу, которую я сама провела.
  Меня интересовал лишь один человек - Артемий. Но он сидел в углу класса на камчатке и тоже ни с кем не разговаривал. Только иногда пристально смотрел в мою сторону. Словно пытаясь через глаза проникнуть в мою голову и узнать мои мысли. Но я избегала его, даже его взгляда. Сердце начинало быстрее биться при одном взгляде на него. А этого учащенного сердцебиения я не могла себе позволить. Ведь иначе ему грозила опасность, а именно от нее я и пыталась его отгородить.
  Я старалась не думать о том, что произошло на балу в честь дня рождения моего брата. Ведь еще никто не видел, как я получаю сигналы о помощи, эта боль может сбивать с ног, но и она говорит также о том, что эту боль испытывают сейчас те, кто нуждаются в моей помощи. И я старалась делать так, чтобы никто не видел, когда мне больно. Но этот человек, Артемий, именно он смог увидеть меня в тот момент, когда я не хотела, чтобы кто-нибудь меня видел. Этот человек беспокоился из-за того, что я испытываю боль, и пытался мне помочь. А ведь раньше никто не помогал мне с этим справляться, да я и не хотела просить кого-либо, вызывая тем самым опять же лишнее беспокойство и расспросы. Но всё моё существо хотело принять его помощь, хотело разделить с ним и радость, и горе. Он был человеком из двух моих миров, он знал кто я на самом деле.
  Но мой холодный рассудок взял в руки мое горящее сердце и потушил его напоминанием о том, что может произойти. Я постаралась отогнать это воспоминание. Но теперь оно будет преследовать меня всегда. В этом даже виделся какой-то плюс.
  И снова уроки проходили незаметно быстро под гнётом моих совсем невеселых мыслей. И выручала меня взятая с собой книга. На переменах я находила укромные уголки и полностью погружалась в мир повествования.
  Уже стоя в раздевалке и надевая пуховик, я заметила, что день в школе прошел на удивление спокойно. Я не чувствовала призывов, Артемий не подходил ко мне с выяснениями насчет того, что произошло на балу. Я вздохнула с облегчением. Еще, конечно, не вечер, но я была рада, что пока все спокойно.
  Выйдя из школы, я оглянулась. Вокруг меня кипела жизнь - ребята торопились домой после школы, и я пошла вместе с ними, в этом общем потоке. Я завернула за угол, мой дом был в направлении школьной спортивной площадки, и пошла по протоптанной тропке, видя рядом сделанную школьниками лыжню. Было так тихо и спокойно, несмотря на разгар дня. Но этих секунд покоя мне иногда бывает достаточно, чтобы набраться сил.
  Которые понадобились мне буквально через несколько секунд. Стоило мне посмотреть в сторону дороги, которая отделялась от школьной территории железным высоким забором, как я увидела своего врага. И на меня нахлынула целая буря чувств, но главными среди них были боль от потери, из-за того сна, и злость, от того, что я никак пока не могу его одолеть.
  Вокруг меня уже бушевал очень сильный ветер, который я призвала для борьбы. Я стояла и смотрела в одну точку, готовая броситься в бой. Но мой враг стоял спокойно, и видимо пытался спровоцировать меня. И возможно я бы атаковала, если бы не одно обстоятельство.
  И этим обстоятельством стал, нетрудно уже догадаться, Артемий. Он взял мои сжатые в кулаки руки и куда-то повел за собой. А я как будто находилась в каком-то тумане, все смотрела туда, где стоял мой враг, который уже ушел.
  И вот меня посадили на лавочку рядом с каким-то домом. И тут я словно проснулась. Оглянулась и поняла, что я нахожусь совершенно в не нужном мне месте. Я посмотрела на того, кто меня сюда привел, и сказала, пытаясь сделать возмущенный тон:
   - Ну и зачем ты привел меня сюда, не понятно мне пока куда?
  На меня посмотрели самым что ни на есть серьезным взглядом, и произнесли совершенно спокойно:
   - Я лишь пытаюсь разобраться в том, что вокруг происходит. Как в этом мире, так и в другом. И как только я подхожу к разгадке, рядом появляешься ты. И это немного запутывает меня. Но я твердо намерен найти ответ на мои вопросы.
  Как ни странно, но я верила ему. По каким-то своим причинам он пытался узнать, что происходит, а все непонятное происходит сейчас из-за того существа в монашеской рясе, с которым ему лучше не связываться. Мне было интересно, что он выясняет и почему, но лишнее знание о нем мне не к чему, оно лишь больше привяжет меня к нему.
   - Я не знаю, что и почему ты там узнаешь, но могу лишь сказать одно: либо тебе лучше перестань копать, потому что это очень опасно, либо, если тебе будет всё равно на мое предостережение, просто будь очень осторожен. Ты пытаешься связаться с тем, что не каждому под силу, даже мне.
  Всё это я сказала спокойным уверенным тоном, глядя ему глаза. Не знаю, что он для себя решил после моей речи, но лишь поднял левую руку и сказал:
   - Иди прямо и выйдешь на школу. Оттуда уж соориентируешься.
  И пошел в совершенно противоположном направлении. Я была немного удивлена. Но в то же время испытала облегчение. Он принял к сведению то, что я ему сказала. И это для меня главное. Больше меня ничего не должно волновать.
  Но глядя на его удаляющуюся спину, я знала, что меня будет волновать всё, что так или иначе будет касаться его, и это я уже не смогу изменить. Я привязалась к нему, незаметно для себя. Но тогда я не еще знала, что и он разделяет мою привязанность.
  Глава 9
  День проходил за днём. Ничего особенного не происходило, хоть жизнь Хранительницы и нельзя назвать особенной. Я настолько привыкла ко всему необычному, что оно стало для меня обычным, поэтому в моей жизни ничего особенного не происходило. Не считая лишь моих чувств к Артемию. Но и к ним я уже привыкла, привыкла видеть его в своем классе, и привыкла к мысли, что мои чувства безответны. С чего я это решила? А с того, что после нашего последнего с ним разговора мы больше не пересекались, кроме как на уроках. И он не проявлял совершенно к моей персоне никакого интереса. С одной стороны, моя женская часть негодовала - неужели я непривлекательная? Не скажу, что я была красавицей, но уродиной я точно была. Но с другой стороны, часть Хранительницы радовалась этому. Значит, я не подвергаю его опасности. Значит, с ним всё будет хорошо. И эта часть перевешивала всё остальное. Это давало мне душевный покой. И я могла жить дальше.
  Но от судьбы не убежишь. Всё, что бы я не думала и не знала об Артемии, совершенно не значило, что так оно и есть на самом деле. Но такова уж человеческая сущность - мы всегда ищем оправдания и объяснения тому, что с нами происходит, пусть даже это и не совсем верно.
  Иногда мне кажется, что всё предопределено. Всё. Даже какая на тебе кофточка будет каждый новый день определяет кто-то из небесной канцелярии. А про встречи с определенными людьми я даже говорить не стану, бывает, как будто вашу встречу с ним кто-то подстроил и тогда начинается настоящий круговорот.
  Но с другой стороны, мы сами в дальнейшем куём свою жизнь. Кого бы мы не встречали, какие бы действия не предпринимали, всё сводится к тому, что принятые нами решения ставят такие же в нашей жизни, как и встреча с предопределенным нам человеком. Но эти решения мы принимаем сами, без чьей-либо помощи или подсказки, и бывает именно они в корне меняют нашу реальность.
  И вот я встретила предопределенного мне человека, но только от меня зависит дальнейшее развитие событий, моя дальнейшая жизнь.
  Но смогу ли я всё-таки окончательно принять то, что знаю о его дальнейшей судьбе, связанной со мной? Конечно, нет. И всеми силами постараюсь не допустить этого. Но как я могу так долго противиться чувству, которое было мне уготовано давным-давно? И никто, конечно же, не спрашивал у волхвов разрешения на то, чтобы поселить в моём сердце любовь к обычному парню. Хотя...он не совсем обычный. И в это его огромный плюс.
  Снова я бродила по дворцу. Мне даже казалось, что я что-то вспоминаю из своего прошлого, проведенного здесь, ведь новый реконструированный дворец был полной копией старого.
  И снова я медленно приблизилась к семейному портрету. Снова выглядывала свои черты в настоящих родителях, и снова задавалась вопросом: неужели и так было предопределено? Такая жестокая война с Тамиром, такая ужасная гибель...Без всего этого я, возможно, не стала бы Хранительницей и, возможно, смогла бы спокойно отнестись к своим чувствам к Артемию, но в тоже время я могла его не встретить вообще, он и не быть лучшим другом моего брата.
  Это всё так непросто и сложно, все наши судьбы так затейливо переплетаются нитями самых различных событий, что иной раз кажется невозможным само переплетение наших судеб.
  И снова у портрета я оказалась не одна. Я ощущала каждой клеточкой своего существа чьё-то присутствие. Кто-то стоял позади меня. Я обернулась. И ожидала я увидеть своего брата, сестру, кого-то из персонала дворца, но никак не Артемия. Как то странно буквально за секунду до этого думать об этом человеке и увидеть его тут же перед собой.
  Наши взгляды встретились.
   - Что ты тут делаешь? - спросила я, не зная, что еще можно сказать. В данный момент я рада была его видеть, но чем больше вглядывалась в его лицо, тем быстрее начинало биться моё сердце.
   - Я всегда прихожу сюда, когда появляется такая возможность. Благодаря твоей семье, твоим родителям моя семья смогла пережить то далекое непростое время. Они смогли сберечь и спрятать то, что могло убить нас тогда.
  Я снова повернулась к портрету, и смотря на свою улыбающуюся мать и отца, думала, что всё-таки всё предопределено. Моя судьба была тесно переплетена с его. Можно даже сказать, что его с моим братом и мной нас свели мои родители. Но что же это был за предмет, который они спрятали тогда?
   - Ты так и не ответил на мой вопрос. Так что же ты здесь делаешь?
   - Меня вызвал твой брат по какому-то вопросу, я как раз шёл к нему.
  Мы стояли друг напротив друга. Смотрели друг другу в глаза и не могли отвести взгляда. Тут вдруг неожиданно позади меня бешено пронесся какой-то служащий дворца и буквально сбил с ног. И получилось так, что я упала прямо в объятия Артемия, который успел вовремя подловить меня.
  Моё бедное сердце, и без того сильно бившееся, стало выдавать чечётку в моей грудной клетке, я была невероятно смущена и попыталась побыстрее выбраться из объятий Артемия.
  Он, в свою очередь, сам был немало удивлён сложившимися событиями, и сам показался мне немного смущённым. Но он не стал так быстро отпускать меня. И когда я очередной попыталась вырваться, то его железные руки остановили меня, глаза осмотрели сверху донизу и, видимо удовлетворившись результатами осмотра, он отпустил меня, лишь спросив:
   - Ты в порядке? - Совсем как в тот раз в школе, в его голосе я услышала беспокойство, но с чего бы ему беспокоиться обо мне, видимо, это простая вежливость. Да, наверное, так и есть.
   - Со мной всё хорошо, спасибо.
  И получилось почему то так, что, не говоря больше ни слова друг другу, мы разошлись в разные стороны: он пошел к моему брату, я пошла поговорить с моей сестрой.
  Глава 10
  Я так и не смогла остановить то, что неизбежно приближалось ко мне. Я влюбилась. Окончательно и бесповоротно. Нарушила одно из главнейших правил. И уже не боясь последствий, я дала волю своим чувствам, но дала волю лишь внутри себя. Никто не подозревал о моей любви. Сейчас все так заняты собой и своими делами, что им нет дела до душевного состояния других. Да и сама я не спешила никому изливать свои чувства. Они были важны для меня, стали частью меня. И в конце концов я научилась преодолевать своё смущение перед Артемием, и могла общаться с ним, если и не свободно, то не краснея, по крайней мере, каждую секунду.
  Наступило затишье. И я поддалась ему. Хотя и не должна была терять бдительность. Но постоянно быть в напряжении тоже нельзя. Я решила немного пожить нормальной жизнью.
  Но не зря говорят, что после затишья всегда грядет буря.
  ***
  На дворе была самая настоящая весна. Солнце нежно обогревало землю. Всё вокруг зеленело. Картина пробудившейся жизни была прекрасна. Повсюду самыми разными оттенками пестрели цветы. И мне было в удовольствие после школы идти домой длинным путем и разглядывать всё это великолепие природы.
  И вот я иду по замечательной зеленой аллее и чувствую, что иду не одна. В наушниках звучит Quietdrive "Until the end". Я оборачиваюсь и вижу следующего за собой Артемия. Кроме него тут никого нет. Таким он мне и запомнился: зелёные глаза, светлая льнаная рубашка с закатанными рукавами, сумка на плече, и лучи солнца, падающие на его лицо сквозь листву деревьев. Этот его портрет врезался мне надолго.
  Мы стояли и просто смотрели друг на друга. Музыка всё звучала у меня в наушниках, и мне всё это казалось как будто бы сном. И вот он сделал несколько шагов и встал прямо напротив меня. Он протянул руки к моему лицу и снял наушники. В свете солнечных лучей его глаза казались мне яркого изумрудного цвета.
  - Прекрасный вечер, не правда ли? - Его вопрос прозвучал как нельзя более уместно в данной ситуации.
  - Да, прекрасный. Особенно сейчас. - И я пошла вперед.
  - Подожди. Я провожу тебя. - Артемий пошел рядом со мной. - Слушай, а с кем ты будешь вальс танцевать?
  В школе уже вовсю готовились к последнему звонку и выпускному. Каждый искал себе пару на традиционный школьный вальс, но не я. Мне было абсолютно всё равно.
  - Ни с кем. А к чему ты это спрашиваешь? С твоими данными ты с лёгкостью подыщешь себе пару. Любая девчонка будет рада станцевать этот вальс с тобой.
  - Но мне не нужна любая. Я хочу танцевать вальс с тобой.
  Я остановилась. Артемий тоже. Взглянув в его глаза, я поняла, что он говорит искренне. И тут во мне от радости стала взрываться целая куча фейерверков. Не зря всё это казалось мне сном.
  - Ну, так что? Будешь моей парой?
  И я не смогла ему отказать. Слишком велики были мои к нему чувства.
  - Да. Только с одним условием: не влюбляйся в меня.
  Последнее предложение я сказала с иронией, хотя внутри и бушевала буря.
  К моему удивлению, Артемий лишь сказал:
  - Пойдем, я провожу тебя домой.
  И с этого вечера мы были с ним неразлучны.
  ***
  И вот все экзамены успешно сданы. Впереди выпускной. Мы встречаемся с Артемием уже два месяца. Все мои страхи и опасения прошли, потому что я была в любовной эйфории. Артемий был таким замечательным молодым человеком, что мои родители ничего не имели против наших отношений. Мои братья и сестра были за нас очень рады.
  Лишь однажды, возвращаясь после очередного свидания с Артемием, мне встретился Ветер:
  - Ну как поживаешь, Хранительница?
  - Всё просто замечательно, Ветер. А ты почему такой мрачный? Улыбнись, на улице так хорошо.
  - Очнись, Василиса. Неужели ты забыла о Кодексе? Я разговариваю с тобой по их просьбе. - Под ними он подразумевал Совет Семи. - Одумайся пока не поздно. Ни одна Хранительница не была счастлива в любви. Вспомни свою предшественницу.
  Оксана, которая умерла, думая о любимом человеке, но так ни разу и не сказавшая ему о своих чувствах. Всё это промелькнуло так быстро, что и не успело задержаться в голове. Ветер исчез, больше не сказав ни слова. Я лишь села на скамейку у подъезда и стала смотреть в горизонт. И вот снова увидела его, того в монашеской рясе. И теперь я испугалась по-настоящему. Не за себя, а за всех своих близких и за Артемия. Я вбежала домой и закрылась в своей комнате. Села на край кровати и руки у меня опустили, выпустив сумку. Что же значит его новое появление, того в монашеской рясе? А значит лишь одно - после затишья наступила буря.
  Глава 11
  Шел мягкий летний дождь. Просто шел, без молний и раскатов грома. И я тоже шла, только под зонтом и на улице. Шла домой после очередного свидания с Артемием. Мы с ним виделись практически каждый день, потому что не могли жить друг без друга. Хоть час, хоть минуту, но мы проводили вместе, несмотря на то, что оба были заняты: я делами Хранительницы, а он - делами своего клана, у них там наладилось что-то в последнее время.
  И после каждой встречи я чувствовала себя такой счастливой, что думала, будто могу взлететь. Но в последнее время я всё чаще думала о предупреждении Ветра и о том подозрительном человеке, и всё не могла отвязаться от мысли, что сижу на пороховой бочке, которая скоро рванёт. Но когда? Это был главный вопрос.
  Я дошла до своего дома и зашла в квартиру. Дома было тепло и уютно, это усыпляло мою бдительность, будто бы говорило мне: "Не бойся, здесь ничего плохого не может случиться". Но в этот раз я не поддалась, так как мне не давали мысли о грядущей буре, которая примет неизвестно какую форму.
  Я заварила себе чай с бергамотом и села за ноутбук. Зашла на сайт приёмной комиссии университета в городе Д., только там специальность, на которую я хотела выучиться. Не увидев там ничего нового, я закрыла ссылку и включила сериал "Белый воротничок", там отличная подборка актеров и захватывающий сюжет. То, что надо, чтобы расслабиться и отдохнуть ненадолго от всех проблем.
  ***
   - Я собрал вас здесь, чтобы сказать последнюю информацию о том монахе, который готовит что-то против нашего королевства. - Это говорил Владимир, расхаживая по комнате, которая, по сути, являлась штабом, и где координировались все действия военных. Это была одна из комнат бункера, который из-за соображений безопасности находился под землей.
  Здесь собрались все мои братья, сестра, я и доверенные лица моих братьев, которые ему помогали. Владимир незаметно для всех стал лидером во всех отношениях, брат и сестра никогда не ставили его решения под сомнения. По сути Владимир управлял всеми Королевствами, оно не разделялось, и никто поэтому поводу не имел никаких возмущений. Все понимали, что он умен не по годам и его решения никогда не приносили вреда Королевствам. Он правил разумно. И всех это устраивало.
  После очередной серии сериала я увидела перед собой огненную руну. Коснувшись её, я оказалась здесь, в бункере. Я откликнулась на зов одной из первой, и удивилась, увидев, как здесь магию превратили в науку, и повсюду стояло различное оборудование, нужное, чтобы производить множество различных манипуляций. И оно работало.
  Увидев моё удивленное лицо, Владимир улыбнулся и произнёс:
   - Ну как? Впечатляет?
   - Ещё как! Как тебе удалось всё это сделать?
   - Я давно размышлял о том, как стыковать технику и магию. Призвал лучшие умы и вот что получилось. Другие обходились одной лишь магией. А я решил, что пора внести некоторые изменения.
  И вот некоторое спустя собрались все, кого мой брат призвал. В их числе был и Артемий. Он стоял позади меня. Мы соприкоснулись руками в знак приветствия и стали слушать Владимира.
   - все главы кланов оборотней знают эту легенду, а вот представители других магических рас навряд ли знают её, потому что это легенда о Гликоэле, одного из семи старейшин, возглавлявшего в те далекие времена один из кланов оборотней.
  Я почувствовала как Артемий напрягся, видимо, Владимир решился рассказать этот секрет, так как не было другого выхода. И он подтвердил эти мои мысли.
   - Мы хранили это в тайне, потому что это величайшая трагедия и позор нашего клана. И еще говорю об этом, потому что у него кинжал Селены.
   От этой новости уже заволновалась и я, но в этой комнате волнение охватило не только меня. Оно охватило всех.
  По природе своей оборотни неуязвимы, но кинжал Селены, даже при малейшей царапине от него, оборотень мгновенно умирал. И из памяти Хранительниц я знала, что он был создан для уничтожения какого-то зла давным-давно жрецами ордена Селены с помощью трех волхвов. Эти жрецы поклонялись лунной энергии. Поэтому я не удивилась, когда в разговор вступила моя сестра, которая была главой этого ордена, потому единственная умела обращаться с лунной энергией:
   - Но как это произошло, Владимир? Кинжал должны были доставить по твоей же просьбе, ты хотел изучить его.
   - Да, всё так. Но Гликоэль сумел побороть как-то жрецов, когда они доставляли кинжал сюда.
  Волнение в комнате усилилось. А я всё думала об этом имени - Гликоэль. Я не слышала его раньше и память Хранительниц ничего мне не подсказывала. Хранительницы с ним никогда не сталкивались. А это значит, что этот неизвестно кто в монашеской рясе древнее Хранительниц. И не заметив, что говорю вслух, я сказала:
   - Видимо, надвигается буря...
   - Да, именно буря, которая может всё здесь перевернуть. - Это сказал Владимир, и он явно не был этому рад.
  Глава 12
   - Но скажи мне, кто этот Гликоэль такой? - Мне хотелось знать то, что я не знала, и разобраться в этом. Не один Владимир был озобочен данной ситуацией.
  Он оглядел все собравшихся, вздохнул и продолжил:
   - Гликоэль это тот, кто чуть не убил весь свой клан. Во время самых первых оборотней он был старейшиной. Он считал, что оборотни должны господствовать на земле. Естественно, у него были как союзники, так и противники. И произошел раскол, который с тех самых пор сплотил нас лишь сильнее. Но из-за того, что не все старейшины были с ним согласны, он ожесточился и ушёл из клана. Но когда он вернулся со своей армией, состоящей из созданных им оборотней, наш клан чуть не подвергнулся геноциду. От процветающего народа осталась лишь малая часть, которая едва успела скрыться у ордена Селены. И тогда там они изготовили оружие, кинжал, способный убить любого оборотня. А лунная энергия удесятерила его действие. С этим помогли волхвы. - И брат взглянул на меня. - С их же помощью они поймали его в ловушку и ... он был приговорен оставшимся кланом к смерти. Его сердце пронзили кинжалом. И как он смог выжить и снова набраться такой мощи, чтобы оживить Тамира, я ума не приложу. - На этом он закончил свой рассказ и стоял, держа руки за спиной. - И теперь он завладел кинжалом. Нетрудно догадаться, что он захочет сделать. Таково положение вещей на данный момент.
  Все в комнате стали обсуждать то, что только сообщил Владимир. Обернувшись, я увидела ошарашенного Артемия и взяла его за руку:
   - Что с тобой такое? - Обеспокоенно спросила я. Обычно даже на плохие новости он реагирует, как оптимист. Мол, всё обойдется, всё будет хорошо. А сейчас я видела как он растерян.
   - Мои братья сопровождали орден Селены, когда сюда должны были доставить кинжал. Я думал, что они просто пропали. - Он вырвал свою руку из моей и, сжав кулаки, подошел к Владимиру.
  Артемий что-то сказал ему, Владимир ответил что-то, и Артемий, разжав кулаки, ушел.
  Теперь я подошла к Владимиру, и он понял из-за чего я подошла к нему.
   - Его братья погибли, когда Гликоэль напал на них из-за кинжала. Но один выжил - Александр. И он присоединился к Гликоэлю. Это всё, что я сказал ему.
  Я ничего смогла на это ответить. Я также была удивлена, растеряна и расстроена. Но также была полна решимости прекратить всё это. Потому что этот Гликоэль нарушал равновесие, а когда оно нарушается, то я не могу не вмешаться.
  Глава 13
  Я пошла искать Артемия. Я хотела помочь ему, как-то поддержать его. После новости о том, что его брат присоединился к Гликоэлю, ему должно быть тяжело. Всегда больно узнавать о том, что самый родной тебе человек предал тебя. А в данном случае, он также предал клан оборотней, а они такое не прощают.
  Я смогла отыскать Артемия в своем любимом месте. Спрятанной беседке. Он сидел там один, и мне так захотелось обнять его, что именно это я и сделала. Я хотела как-то утешить его, но что я могла сделать? Могла лишь обнять его и молча сидеть рядом, пытаясь разделить его мысли.
  При моем появлении Артемий будто бы очнулся. Он обнял меня в ответ и сказал:
   - Как он мог предать нашу семью, когда остальные наши братья погибли? Как он мог? - Я услышала, что его голос дрожит и перестала обнимать его. Взглянув в его лицо, я увидела его глаза, которые буквально были на мокром месте. Никогда еще я не видела его плачущим, но испытала облегчение: он не замкнулся в себе, а пытался выплеснуть всё то горе, что свалилось на него.
   - Всё будет хорошо. Я постараюсь со всем разобраться. - Я сказала ему это, смотря прямо в глаза. Я знала, что придет пора, когда я ему понадоблюсь, и вот это время наступило.
  Он взял моё лицо в свои руки и тихо произнёс:
   - Я знаю, что разберёшься. Но обязательно будь осторожна.
  Я улыбнулась, а он потихоньку приходил в себя.
   - Хорошо, буду. - Ответила я и Артемий улыбнулся мне в ответ.
  Но тут моё тело будто бы пронзил небольшой электрический разряд и прямо передо мной появились Гликоэль и Александр. Артемий, увидев брата, встал. А Гликоэль вдруг двинулся в сторону дворца.
   - Иди за ним. Я должен остаться здесь. - Это сказал Артемий, когда увидел, что я стремлюсь пойти за Гликоэлем, но не могла оставить его.
  При этих словах я всё-таки пошла, а вернее, побежала за виновником всех бед. Но стоило мне выйти за ним ко дворцу, как этот монах лишь изобразил улыбку на своем лице и исчез. И тут я вспомнила где видела это всё раньше, вспомнила тот сон.
  Я вся похолодела и без малейших раздумий кинулась обратно. Когда я вернулась, то было уже поздно. Опять. Александр, увидев меня в боевом облачении, поспешил ретироваться. Но пытаясь вынуть кинжал из тела брата, он упустил время, так как Артемий понимал, что кинжал должен остаться здесь, даже ценой его жизни. Я оглушила Александра рукояткой меча и телепортировала его к Владимиру с посланием.
  Я вынула кинжал. Он отливал серебром и ослепительно сиял. Несмотря на его красоту, я швырнула его рядом с собой на траву и положила голову Артемия себе на колени и гладила его волосы. Он истекал кровью. Александр пырнул его кинжалом в живот, и кровь Артемия окрашивала зеленую траву в красный. На этот раз я молилась о том, чтобы исцеление сработало. Ведь во сне я не смогла схватить Александра, а наяву я это сделала. И произнеся: "Атум найя некрал", я приложила свои руки к его ране. Из рук полмлось золотистое сияние, которое всегда появлялось при исцелении. Но в этот раз я почувствовала толчок в груди, и Алана встала рядом со мной. Она прикоснулась к моему плечу, и свечение из моих рук стало сильнее. Одновременно с этим Артемий застонал от боли, но его кровь перестала течь и рана стала постепенно затягиваться.
  Я не могла поверить своим глазам. Я смогла исцелить любимого мной человека. Я оглянулась на Алану, но она лишь молча держала меня за плечо.
  Рана полностью зажила, и Артемий смог сесть. Он удивленно смотрел на меня и еще более удивленно посмотрел на Алану. В своей голове я услышала её голос: "Хоть кинжал и древнее меня, но я Сила, которая хранит Жизнь, и его жизнь не могла сейчас оборваться. Столько волхвы контролировали Хранительниц, но они не могут контролировать меня, и именно поэтому я могу не соблюдать Кодекс". Она сжала моё плечо, а я посмотрела на неё с благодарностью, и светло-бежевый сгусток у же снова оказался в груди.
  Я всё ещё не могла в это поверить. Получается, что теперь я, Хранительница Мира, могу любить. И гарантом этого будет Алана. Мысленно я снова поблагодарила её и не раз, и наверное никогда не перестану благодарить. С её помощью я смогла спасти Артемия, человека, которого я любила больше жизни. Я смотрела на него и не смогла нарадоваться тому, что он жив. А он всё ещё удивленно смотрел на меня и на свою бывшую рану.
  И тут он совершенно неожиданно поцеловал меня и обнял.
   - Я люблю тебя, ты же знаешь это? - Он сказал это, обнимая меня.
   - Конечно знаю, потому что я тоже люблю тебя. - Ответила ему я.
  ***
  Александра судили и приговорили к пожизненному заключению в тюрьме для особых преступников. Клан оборотней, как и Артемий, были в растерянности, но Владимир смог помочь своему народу.
  С помощью Аланы я уничтожила кинжал, ведь теперь даже это не сможет помочь уничтожить Гликоэля. Я окончательно поняла, что с ним будто сражаться именно я, иначе мир опять ввергнется в хаос, который был до появления Хранительниц.
  Глава 14
   - Я пришла к вам, чтобы просить о помощи. - Это я сказала обращаясь к Совету Семи. Мне нужны были их сведения относительно Гликоэля, раз они сталкивались с ним прежде.
   - Мы знали, что ты придешь. Это было записано в Книге Судеб. И то, что ты смогла исцелить своего возлюбленного, тоже не стало для нас неожиданностью. Поэтому за нарушение Кодекса наказывать тебя нет смысла. Ты сама должна побороть Гликоэля. Мы не можем вмешиваться. В этом монахе живет первоначальное зло, которое мы смогли побороть, и теперь твоя задача с этим справиться.
  То, что я была удивлена сказать мало. Первоначальное зло. То, что смогло захватить четырех из семи волхвов. И я должна с этим справиться. Как Хранительнице мне постоянно приходилось решать неординарные задачи. Но это ставило буквально в тупик, потому что я не считала себя настолько сильной и подготовленной, но в глубине души я знала, что должна это сделать и сделаю.
   - Но как Гликоэль смог выжить тогда? Ему же нанесли смертельную рану.
   - Это происходило в то время, когда Совет Семи ещё не был полным. Тогда полземного шара было охвачено злом, и оно нашло Гликоэля. Он впал в спячку. Поэтому, когда земля был очищена от этого зла, мы его не обнаружили, и поэтому ты не могла найти в памяти Хранительниц сведения о нём, тогда их ещё не было.
  ***
  Придется полагаться на саму себя. Никто, впрочем как и всегда, в моих делах мне не помощник. Я была с Владимиром в штабе. Мне нужно было найти Гликоэля и уничтожить его. Я была рада, что хоть с этим мне помогает мой брат, не задавая лишних вопросов. Его беспокойство мне бы и не помогло, а лишь лишний раз нервировало бы.
  По этой же причине я пока не встречалась с Артемием. Он, на мое облегчение, был занят делами в своем клане.
  Спустя некоторое время обнаружить Гликоэля удалось, он шёл со своей армией на Королевства. И я переместилась туда.
  Гликоэль стоял прямо передо мной. За его спиной в буквальном смысле копошилась разъяренная нечисть, которую обычно в единственном числе трудно удержать, а он удерживал их тысячи, если не больше.
  А я первым делом поставила защитный барьер, который не позволит им пройти. Этот монах лишь ухмыльнулся на это моё действие.
  И тут у него из груди вылетел черный сгусток, до боли напоминающий мой, светло-бежевый. Только он был настолько темным, что трава на лугу, где расположилось полчище Гликоэля, просто превратилась в пыль. Теперь я поняла почему волхвы отказали мне в помощи. Чистое зло может побороть лишь чистое добро. И я произнесла свои заветные слова: "Атум найя некрал". И рядом с темным сгустком появился светло-бежевый, заставивший то потемнеть ещё больше.
  И тут началось нечто невообразимое - гонка этих шаров. Каждый пытался догнать другого. И когда кто-нибудь из них догонял другого, они сталкивались и ударная волна сносила всё вокруг, даже армия Глткоэля не пережила столкновение двух сильнейших Сил в мире.
  Остались только я и Гликоэль. Без этого сгустка чёрной энергии он казался уставшим. Но его глаза горели таким злом, будто он хочет напасть на меня, но он этого не делал, зная, что без совей Силы я легко одержу над ним победу. И мы с ним просто смотрели вверх, ожидая исхода боя.
  Но он шел довольно долго. Я не понимала почему, и отойдя за защитный барьер, стала думать. По сути Алана, та, что сейчас сражалась с тёмным сгустком, была тем объединяющим началом, которая соединяла в себе все стихии. Стихии! Вот чего не хватало Алане, её Сила была неполной без стихий.
  И сев на траву, я закрыла глаз и стала призывать элементалей. Но стоило мне открыть глаза, как я увидела перед собой Гликоэля, заносящего надо мной меч. Он тоже был силен, и барьер ему оказался не помехой.
  Но не успела я среагировать, как Гликоэль был поднят в воздух и потом его отшвырнули от меня.
   - Потом поблагодаришь, Хранительница. - Ветер стоял рядом со мной. Вместе с ним появились и элементали огня, земли и воды. Я посмотрела вверх, и они тоже. И в тот же момент в небе я увидела белый шар, а вместе с ним голубой, красный и зелёный, которые приблизились к светло-бежевому сгустку и соединились с ним.
  И тут произошла вспышка, которая ослепила меня и воздушной волной сбила с ног. Когда мир обрёл привычные краски, то я увидела, что тёмного шара нет, а Гликоэля, словно пыль, разметает по ветру. Это значит, что Алана победила. Я снова почувствовала лёгкий толчок в груди. Всё вернулось на круги своя. Элементали разлетелись кто куда. А защитный барьер уже был снят, в нём не было необходимости.
  Осматривая луг, который пестрел цветами, я подумала, что это моё предназначение - защищать жизнь. А теперь, когда Кодекс был нарушен, наступает новая эра для Хранительниц Мира. Но какая борьба ожидает меня в будущем, я не пока не знаю, потому что это уже совсем другая история.
  Конец.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | Л.Морская "Тот, кто меня вернул - в руках Ада" (Современный любовный роман) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Юмор) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Женский роман) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"