Елкина Мария: другие произведения.

Тени прошлого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда юная неопытная ведьма, светлая эльфийка, встречает подругу в лице молодой, но циничной наемной убийцы дроу, девушка и не догадывается, что отныне они связаны друг с другом узами прошлого и им надлежит изменить как себя, так и весь привычный мир эльфов.

  ТЕНИ ПРОШЛОГО.
  (Последняя кровь-1)
  
  1.
  Пусть будет, как было и будь, что будет.
  Начало.
  ...Варфоломина потерла ноющие виски. Села перед жарко натопленным очагом с кружкой теплого отвара мелиссы. Она жила уединенно, в самой чаще трудно проходимого леса.
  День выдался тяжелым, все-таки конец лета и необходимо еще сделать множество запасов на зиму: травы, дрова, кой-какую снедь, да в хозяйстве по мелочи дел накопилось немало. Как всю прошлую неделю в это утро хозяйка лесного домика встала с восходом солнца и трудилась до позднего вечера, иной раз ворча под нос и негромко охая.
  Теперь, потягивая стынущий отвар, старуха мысленно перечисляла приготовленное за день: "Что ж, собрала чабреца, мяты душистой, нашла-таки корень мандрагоры... припасла коры липовой, хотя, толку-то с нее? Все одно, мне без надобности, а люди добрые не за тем приходят... ладно, может, еще сгодится кому... Ой, что это там? Вроде кричит кто?" Старуха нехотя пошла проверять нарушителя спокойствия и ночной тишины. Мало кто отваживался пуститься в дорогу, где нужно без конца продираться сквозь густые поросли колких кустарников, окруживших надежной стеной вековые деревья. Еще меньше людей доходило до спрятавшегося среди леса дома ведьмы...
  Колдунья распахнула дверь, внимательно осмотрела двор. Несмотря на ночь и сгустившуюся тьму она могла разглядеть каждую травинку на земле, каждый листочек на деревьях. Но двор пустовал: огородик в сохранности, калитка не тронута, на дорожке посторонних следов нет. Поджав губы, старая ведьма сделала несколько замысловатых пассов руками, притопнула ножкой и молвила слово. Сейчас же к ней из-за калитки по воздуху вплыла... корзина. Варфоломина изумилась, но успела поймать плетеную находку, откуда из вороха пеленок послышался недовольный писк. Удивление ведьмы возросло. Она заперла за собой дверь и внесла в дом необычную ношу.
  Старуха деловито пошарила в корзине, отогнула край шелковой пеленки, чтобы разглядеть малыша. Колдунья волновалась, ведь как мог неизвестный, или, скорее - неизвестная, пробраться через охранный круг? Ведьма не любила внезапных гостей и затем только установила защиту окрест своего жилища. За прошедшие десятилетия она успела приучить редких посетителей к определенному порядку ее вызова. И какой же это смельчак сумел обойти заклятье? Так, чтоб не оставить после себя и следа, кроме подкидыша?
  Ведьма с недовольством решила, что либо кто-то более сильный, чем она сама пробрался к дому, либо старость, несмотря на колдовство, начинает ее одолевать, и поддержание чар отныне осложнится. Старуха не желала мириться ни с дряхлостью, ни с соперниками. Но этот вопрос она отложила - на кровати по-прежнему пищала корзина с младенцем.
  Что же это за ребенок такой, раз его подкинули именно сюда, притом не случайно, а намеренно мягко обойдя охранное заклятье? Ведь сама отшельница не почувствовала ничего, даже смутной тревоги...
  Раздумывая о таинственном госте и причинах его столь необычного дара, Варфоломина достала кроху на свет. "Девочка. Хорошенькая. Пес меня задери! Эльф!!!" Колдунья угрюмо смотрела на сучащий ручками и ножками комочек. От голода, либо еще от чего, дитя забеспокоилось, и старуха торопливо положила орущего благим матом ребенка на кровать. Пусть эта девчушка и из ненавистных ушастых, но в том ее вины нет.
  Ведьма вытряхнула приданое эльфенка из корзины и внимательно его изучила. Наметанным в былые времена взглядом она определила, что пеленки пошиты из редчайшего эльфийского шелка. Подобную ткань могли себе позволить разве что очень богатые люди, а уж кутать в нее ребенка... Но ведь речь не о людях. Ушастые снобы вытворяют и не такое.
  Старуха с усилием прогнала печальные воспоминания и вновь осмотрела пеленки. На материи белели вышитые руны, более всего напоминающие герб. Сплетенные в затейливый рисунок, эти руны тревожно переливались в отблесках пламени, будто с гордостью заявляли о благородном происхождении малютки. Также среди кружев блестел кулон на витой цепочке тонкой работы. Выполненный из красно-рыжего камня сферической формы и искусно оправленный в золото, он сиял как маленькое солнышко.
  "Что ж, - вздохнула хозяйка лесного дома, - видно, мне на роду написано получать от ушастых неприятности. Но с волей Богов не поспоришь... а девчонку девать некуда. Пропадет, вот прям чую - дня не проживет без моей помощи". И ведьма, проделав загадочные пассы, материализовала в воздухе бутылочку молока...
  
  2.
  Мертвое тело только что почившей ведьмы, равно как и мага, надобно сжечь в очищающем пламени, желательно со всеми вещами, что были мертвецу памятны. Это дарует заблудшей душе покойника свободу, а живым - спокойствие, ибо неправильно погребенная ведьма, равно как и маг, способны вернуться в мир живых, цепляясь за им одним известные воспоминания. А уж с немертвыми, но и неживыми хлопот куда больше, и о них повествуется в разделе "Нежить", параграф "Магические подвиды нежити".
  "Учебное пособие для начинающей ведьмы".
  Аранта.
  Утирая слезы, я в последний раз прильнула щекой к еще теплой старческой руке. Одернула себя, вновь припоминая, что Варфоломина не разрешала плакать ни при каких обстоятельствах. Вздохнула. Попыталась успокоиться, подавить ураган из беснующихся чувств, и на негнущихся ногах вышла из дома.
  Один шаг, но именно он уносит меня из привычной жизни, уводит в неведомый и такой пустой мир. Слезы, несмотря на мой строгий запрет, продолжали бурным потоком струиться из глаз. Я вслепую дошла до своей заветной полянки, густо поросшей молодым папоротником, и упала на колени под разлапистой сосной. Прикосновение к шершавой, чуть отдающей смолой коре дерева не принесло успокоения, как раньше. Вся окружающая природа так весело играла свежими летними красками, что подобный резонанс с бурей в моей собственной душе заставил согнуться пополам, уткнуться в колени, растворяясь в беззвучном горе и отчаянии.
  "Она умерла!" - ужасающая в своей простоте мысль пульсировала в голове, не давая возможности ни на чем сосредоточиться. Варфоломина, женщина, заменившая мне не только мать, но и весь мир, сегодня тихо скончалась. Это произошло внезапно...
  ***
  ...Она разбудила меня, как всегда, на рассвете, и отправила умываться росой, пока сама громыхала котелками на кухне. Я с наслаждением прошла босиком по мокрой траве, мысленно благодаря природу за такое чудесное утро, воздух которого звенел от переливчатых трелей ранних пташек. Варфоломина приучала меня к этому ритуалу не с целью поделиться тайнами природы и наделить силой, а скорее вырабатывая во мне дисциплину. Вполне успешно, надо сказать. Куда более успешно, чем обучение чуть более сложным заклятьям.
  После того как я умыла лицо полной пригоршней прохладной росы, приемная мать ворчливо позвала к столу, где меня уже поджидали плошки со свежим медом, земляникой и блюдо горячих пирожков. Сегодня мне пришлось завтракать в одиночестве. Ведьма непривычно помалкивала и продолжала громыхать на кухне. Я пожала плечами и с аппетитом принялась за еду.
  Когда от завтрака ничего не осталось, я бесшумно подкралась к наставнице со спины. Хотела заключить ее в объятия так, чтобы та ничего не успела понять, но ведьма как всегда раскусила меня раньше:
  - Ари, ну как дитя малое, честное слово!
  Я весело рассмеялась и звонко чмокнула старушку в сухонькую щечку.
  - Варфоломина, ты же мне каждый день говоришь, будто эльфы только к двумстам годам остепеняются, и то - не все. Так что я пока ребенок, и уже сто лет как таковым остаюсь. У меня в запасе есть еще целый век, перед тем как стать полноценным взрослым по твоим представлениям! - После моих слов руки наставницы плетьми повисли вдоль тела, а сама она будто съежилась. - Что случилось? Я что-то не так сказала?
  Старушка вздохнула и медленно повернулась ко мне.
  - Ари, детка, нам надо поговорить, - голос ее звучал приглушенно, а глаза вдруг подозрительно заблестели.
  - Конечно, Варфоломина, что произошло?
  Ведьма велела мне ждать ее перед очагом. Сама же степенно и неторопливо разливала по чашкам отвар. Я терялась в догадках, ведь со времени, когда еще в детстве сломала ногу, не видела слез в глазах наставницы.
  - Что случилось? - Повторила вопрос после того, как она всучила мне чашку с отваром, пахнущим успокоительными травами.
  - Ари, ты должна сегодня покинуть этот дом, - на столь категоричное заявление я хотела справедливо возмутиться, но ведьма повелительно махнула рукой, призывая меня к молчанию, - послушай, пожалуйста, и не перебивай!
  Я кивнула, опустила встревоженный взгляд в чашу. Сделала вид, что пью, сама же со все возрастающим страхом ждала продолжения.
  - Сегодня исполняется ровно сто лет с момента твоего появления в моем доме, - сказала Варфоломина. - Я никогда не делала из этого секрета, а потому повторю. Ты, детка, светлая эльфийка, и судя по пеленкам, в которых я тебя нашла - из благородных. Не знаю, какая опасность преследовала твоих родителей, но думаю, что смертельная, потому как эльфов я терпеть не могла, да и у них не было причин меня любить. Ты знаешь, в юности я состояла при дворе короля, что владел богатыми землями. Это давало ему влияние и могущество. Конечно, не такие, как у королей эльфийских Лесов, и все же. В общем, его уже давно нет в живых. Тогда... я в него безумно влюбилась. Стала фавориткой. Он, как и полагалось, задолго до нашей встречи женился по политическим соображениям, однако ж королеву свою держал подальше от двора со всеми интригами, только на официальные встречи и допускал ...
  ***
  Варфоломина поразила молодого тщеславного правителя с самого момента появления. Красавица в ореоле колдовства быстро покорила ветреное мужское сердце, и между ними сияющими алмазными гранями вспыхнула страсть. Любовь была внезапной, взаимной, но не долговечной.
  Однажды ко двору приехала делегация из Светлого Леса с торговыми и политическими интересами. Среди немногочисленных вельмож оказалась неземной красоты светлая эльфийка. Она-то и невзлюбила с первого надменного взгляда молодую неопытную ведьмочку, мешавшую ей плести интриги по внушению королю нужных мыслей. Вскоре отношение короля к фаворитке стало прохладным, а потом и вовсе пренебрежительным. Ведьма не могла сравниться с подаренными Богами красотой и грацией перворожденной эльфийки, которая пользовалась этим безо всякого смущения. Презрительная ко всему человечеству, остроухая быстро добилась своих целей, но Варфоломина этого уже не видела.
  Ведьмочка, молодая и горячая, в ярости прокляла и короля, и эльфийку, да и покинула не только двор, но и страну. Долго она скиталась по миру, набираясь опыта, мудрости и всевозможных знаний, пока, наконец, не обосновалась в самой чаще непроходимого леса. Неспроста выбрала молодая Варфоломина столь уединенное место. Те ведьмы, что встречались на ее пути, были либо слабы в своих знаниях, либо отдали душу темным силам. Сама же отшельница предпочла отдалиться и познавать природу там, где не мешала этому мирская суета. Долгое время ее никто не беспокоил, но люди все же узнали о лесной колдунье и стали наведываться к ней кто за зельем приворотным, кто за советом, а кто и за ядом. На том и жила Варфоломина, покуда однажды не нашла под калиткой младенца светло-эльфийской крови.
  ***
  - Ты, детка, - продолжала моя приемная мать, - была такой беззащитной крошкой, а я уже тогда по человеческим меркам дряхлой старухой. Держалась на этом свете только за счет колдовства. Но не могла же я бросить тебя среди леса одну, и отдать кому другому на воспитание тоже была не в праве. Тебя подкинули именно мне, так что я посчитала это знаком Богов, а жизнь из меня в то время утекала с каждым месяцем. И тогда пошла я против натуры своей и заключила договор с темными силами. О подробностях тебе знать не следует, а вот суть скажу.
  Варфоломина на минуту замолчала, осушая чашку с отваром жадными глотками. Я же все сильнее волновалась, но покорно ждала конца исповеди. Столько открытий, столько откровений! Раньше наставница преподносила мне все в несколько ином свете, сейчас же происходит нечто странное - сердцем чувствую, а оно у меня падко на неприятности.
  - Выторговала я у них условия, что проживу еще ровно сто лет с момента твоего появления, чтобы успеть воспитать тебя и обучить своему искусству, - старушка откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза, - ведь у эльфов все не так, как у людей - взрослеют медленно... Как видишь сама, я научила тебя азам своего ремесла, теперь и умирать не страшно. А что ты не успела изучить - не беда, ведьмы-то везде есть. Ты, главное, деточка, помни науку мою, да про инквизиторов не забывай. А теперь иди, собирайся. Чую - недолго мне осталось на этом свете...
  Я сидела напротив наставницы оглушенная, не в силах пошевелиться. Смотрела на такое родное старческое лицо с удивительно яркими зелеными глазами и вертикальными кошачьими зрачками, и никак не могла поверить в реальность происходящего. Знала, что это правда - ощущала всей кожей, но верить отказывалась.
  То ли мирный голос наставницы, то ли запах успокоительных трав подействовал - вместо громких причитаний я могла лишь беззвучно плакать.
  - Ох, Ари, деточка, - с деланным недовольством проворчала старуха, - сколько можно тебе повторять? Слезы - это оружие слабых против сильных, а мы с тобой на одной стороне в этом поединке. Уж вроде сотня лет исполнилась, а все плачешь, как дитя несмышленое. Ну да будет тебе. Жизнь твоя только начинается, а ты уж уважь старую, проводи в последний путь как подобает.
  Я безмолвно утерла предательскую влагу и кивнула. Собиралась молча. Брала лишь самое необходимое, поэтому в заплечном мешке оказались комплект сменной одежды, предназначенной для охоты, мое любимое праздничное платье ярко-зеленого яблочного цвета, котелок, чтобы я могла пополнять запас отваров и зелий, а также необходимые для этого ингредиенты. Несколько жизненно важных мелочевок дополнили уже собранные вещи.
  Не зная, что меня ожидает, я посчитала необходимым прихватить лук и колчан со стрелами, половину из которых составляли посеребренные. На всякий случай за отворот сапога заткнула небольшой аккуратный кинжал из хорошей стали. Не гномийской работы, но с отличной заточкой и практически совершенной балансировкой. Варфоломина, молча наблюдавшая за моими сборами, под конец посоветовала прихватить готовых зелий, и я после некоторых колебаний выбрала несколько специально заговоренных стеклянных пузырьков. Эти колдовские декокты разместила в специальном поясе, который пристегнула к талии, после чего обернулась к приемной матери.
  Моя воспитательница лежала с закрытыми глазами, и я, как ни старалась оттянуть этот момент, с камнем на сердце подошла к ней проститься. Осторожно присела на краешек узкой кровати и бережно взяла ее сухонькую руку, похожую на птичью лапку, в свою. Помня о том, что должна казаться мужественной, решительно поджала губы и глубоко вздохнула - нареветься успею позже.
  - Ну что, детка, - Варфоломина устало открыла глаза, из коих с каждой секундой тающей искоркой изливалась жизнь, - пришло время нам с тобой прощаться, но перед этим я хотела бы отдать тебе то, что по праву рождения принадлежит именно тебе.
  Ведьма запустила руку за подушку и извлекла из-под нее небольшой сверток. Неторопливо развязала его, после чего заставила меня наклонить голову и осторожно надела на шею тонкой работы золотую цепочку с необычным кулоном в виде сферической формы рыже-красного камня. Прикоснувшись к коже, он как будто весело подмигнул мне и моментально принял температуру моего тела. Я, конечно, не знаток ювелирных изделий, да и вообще раньше видела их только на картинках, но этот камень показался странным, словно живым.
  - Это твое наследство, - объявила ведьма с довольной улыбкой. - Помнишь, я рассказывала про ту ночь, когда нашла тебя? Так вот, все, что осталось тебе от родителей - это камень на цепочке, да еще твои детские пеленки. Ари! Запомни хорошенько - никто не должен их видеть, ни то, ни другое. Камень всегда носи при себе, никому не показывай, а пеленки помогут тебе в поисках. Я же знаю, что ты всегда мечтала найти своих родителей. Только будь осторожна!
  Я согласно кивнула и спрятала камень под рубашку, а ведьма тем временем извлекла из-под своей подушки шелковисто-белый сверток, бережно скатанный и надежно хранившийся целое столетие. Я трепетно приняла дар и провела дрожащими пальцами по нежной ткани. Здесь имелся вензель, искусно вышитый неизвестной рукой, и я с невольным трепетом обвела каждый завиток вышивки. Слезы сапфировыми каплями падали на белоснежную, не подверженную времени ткань, в которую я сама столетие назад была запелената.
  Наставница дала мне несколько минут, чтобы выплыть из грез, прийти в себя, после чего бесцветным голосом продолжила монолог:
  - Ари, это все, что осталось тебе от родителей. Сбереги до поры, а когда придет время, то используй. На краю жизни иногда приоткрываются хитрые замыслы Судьбы, так что могу сказать одно - ты все узнаешь. Рано или поздно, так или иначе, но ты все выяснишь и, если будешь добиваться своего, то получишь сполна. Но пока остерегайся! Лишнее слово может стоить тебе жизни! Детка, тебя неспроста подбросили именно мне. Твоим родителям, да и тебе самой угрожала смертельная опасность, она же, верно, остается и по сей день, так что будь предельно осторожна в своих поисках! Помни все, чему я тебя учила и совершенствуй знания день ото дня. Боги милосердны, только оставайся сильной. Остерегайся инквизиторов, прячь глаза и береги свою метлу, - я согласно кивала в такт ее слов, хлюпала носом и бережно прятала свое наследство в самую глубину заплечного мешка. - Вот и славно!
  Старушка прикрыла глаза, замолчала. Я подумала, что она задремала, но через несколько мгновений ведьма опять заговорила.
  - Мое время подходит. Возьми эти мешочки. Здесь золото, немного мелких монеток и несколько драгоценных безделушек. Это все, что осталось у меня в память о прошлой жизни. С собой я их не заберу, а тебе все это сгодится. - Ведьма настойчиво сунула мне в руки два увесистых мешочка, где звонко бряцали монеты и гулко ударялись друг о друга ювелирные изделия. Тот, что с монетами, я пристегнула к поясу, а второй спрятала за пазуху. - Ну, все, дочка, пора мне. Не убивайся сильно, я ухожу в лучший мир...
  Наставница взяла меня за руку, поцеловала и, в последний раз тяжело вздохнув, навсегда покинула меня и весь этот бренный мир заодно...
  
  3.
  Ведьмы делятся на два вида: оседлые и странствующие. Здесь не имеются в виду знахарки, феи или им подобные. Речь идет именно о ведьмах, принадлежащих к разным кланам, и приставки помогут определить их образ жизни. Так, приставка Gro обозначает оседлых ведьм, например оседлая ведьма клана Tredis, которая предпочитает колдовство трав, называется Gro"Tredis. Кочевые же ведьмы имеют приставку Aered, взять тот же пример, выходит Aered"Tredis. Эти приставки обязательно указаны в тайных знаках на месте сбора всех ведьм данного клана и помогают ведающим определить их видовую принадлежность.
  "Клановая принадлежность ведьм. Учебное пособие".
  Аранта.
  Стоя спиной к входу в свой лесной дом, я неохотно проверила снаряжение. Возвращаться в избушку не хотелось, ведь там осталось все, что доселе составляло мою жизнь. Теперь мне хватит прихваченного в заплечном мешке, а об остальном пока и думать не полагается.
  Последний долг моей покойной наставнице, приемной матери и женщине, что позволила мне дожить до этого дня: я мысленно поблагодарила Варфоломину, рьяно попросив Богов позаботиться о ней, после чего сделала неуловимый взгляду пасс руками. Переплетение пальцев особым образом - природа откликнулась на мою просьбу, резкое разъединение ладоней - заклятье завершено. Мгновение ничего не происходило, а затем в небо стремительной параболой взметнулся столб дыма и огня, обдавший меня невероятным жаром и оглушивший запахом гари. Дом лесной ведьмы вспыхнул как свечка. Его необходимо было сжечь, чтобы никто из людей не смог воспользоваться колдовскими зельями и по незнанию сотворить большой беды.
  На минуту горе уступило место удивлению, ведь раньше ничего подобного со мной не происходило. Наоборот, я сомневалась - получится ли у меня вообще поджечь целый дом? Как ведьма я могла колдануть искру или огненный шарик, но что-то более серьезное обычно не пробовала, да и потребности в том никогда не было.
  Оставалось только пожать плечами - мало ли как оно бывает. Последний раз посмотрела на ревущее среди мирного леса колдовское пламя и с усилием повернулась спиной ко всей своей прошлой жизни. Варфоломина хотела этого от меня, а я не в праве ее подвести, так что, желая того, или же нет, но пришлось мне шагать по неприметной тропинке по направлению к человеческому тракту. Огонь утихнет с последней щепкой дома, в то же время душа наставницы отправится на встречу с Богами, и не следует ей в этом мешать. Свидетели при таком не нужны.
  Дорога давалась тяжело. Идти мешали страх и сомнения, поскольку всю свою жизнь я прожила в лесной избушке и была практически не знакома с людскими нравами. Самих людей видела (куда же без них?!), но лишь тех, что приходили к ведьме за различными снадобьями. Меня она прятала, так что ни одна живая душа не знала, что вместе со старой колдуньей живет ее молодая ученица эльфийских кровей. Теперь же, неторопливо шагая по едва заметной лесной тропинке, я со страхом гадала - что же ждет меня там - в большом мире?
  Варфоломина, надо отдать ей должное, хоть и была лесной затворницей в течение долгих веков, однако этикет знала не хуже придворного церемониймейстера. Она обучила меня не только премудростям светского общения, но и многому другому, что, несомненно, понадобится мне в ближайшем будущем. Так, например, я в совершенстве владела человеческим языком и знала лингвистические отличия между светло и темно-эльфийским, ну а на гномийском выучила пару фраз, и то лишь благодаря подслушанным втихомолку скабрезностям. Тем не менее, я считала себя вполне подготовленной.
  И вот теперь, полная осознания собственной осведомленности, я шла по направлению в ближайший город со вполне определенной целью - мне необходимо было найти других ведьм для получения крова, защиты и для продолжения обучения. Конечно, по ходу всего этого было бы неплохо выяснить собственное происхождение, но в этом, несомненно, поможет хорошая библиотека с историческими хрониками.
  Я шла на запад, потому что многие посетители нашего лесного домика приходили именно из западного города, либо же из деревень, расположенных рядом с ним. Варфоломина также частенько упоминала об этом городке, но исключительно нецензурными словами, так что я устремилась туда лишь по причине незнания иных направлений. В любом случае это был промежуточный пункт на пути моего следования. В своих редких рассказах, напоенных ностальгией по прошлому, моя воспитательница упоминала о неком портовом городе, что расположился на берегу моря на севере, так что я практически с детства заболела мечтой хоть краем глаза увидеть эту необъятную синеву, где небо сливается с горизонтом, а чайки поют несмолкаемую песнь жизни.
  Прошагав где-то около двух с половиной часов, я с удивлением обнаружила, что лес окутали призрачно-фиолетовые сумерки. Усталости не ощущалось, а ночевать в лесу категорически не хотелось. Здесь, конечно, было безопасно - звери не тронут, да только опасалась, что меня одолеет страх перед неизведанным, и решимость следовать дальше исчезнет с последним лучиком уходящего дня. Тревога и так грызла душу не хуже поедающего яблоко червя, так что сомневаться в уже принятом решении было просто небезопасно. Выбрано направление - нужно в нем следовать!
  Голода не испытывала, что объяснялось чувством утраты близкого человека. Я, конечно, подстраховалась и прихватила из лесного домика хлеб, твердый сыр, да немного вяленого мяса, но именно сейчас кусок в горло не лез. Может быть, позже... А взять что-то более существенное мне не позволило отсутствие навыков готовки. Боги одарили меня многими умениями, но вот приготовление пищи в их число не входило.
  В конце концов, не зная как быть и что делать, я дождалась, пока небо станет непроницаемо-синим, после чего продолжила путь. Мне всегда казалось, что ночь - это особенное время. Когда все порядочные люди спят, хищники выбираются на охоту, а луна обволакивает мир зыбкими тенями. Когда становится неясно: то ли кто-то таится в ночи, то ли просто ветер колышет листву. Когда на землю опускается тьма, приносящая с собой острый аромат опасности. Когда все окутано пологом тайны и покрыто легкой вуалью неизведанного...
  И именно поэтому под защитой мощных стволов деревьев и их непроницаемой кроны я смело прыгнула на свою непокорную метлу и устремилась ввысь. Ну вот... лирика кончилась! Около четверти часа я пыталась усмирить свою строптивицу, которой вздумалось покувыркаться в ночном небе. Метла выделывала кренделя, совершенно не беспокоясь о том, что я-то уже сижу на ней.
  - Прекрати немедленно!!! - Верещала я, изо всех сил вцепляясь в древко и стараясь по возможности повернуть его в нужном мне направлении, но метла по своему обыкновению не слушалась. - А ну стоять!!! Хватит!!! - Ничего не помогает. Что за демоново творение?! - Я упаду-у-у!!!
  Метла не слышала. Или игнорировала, что в ее случае равноценно. У меня уже начало сводить судорогой руки от того, что приходилось крепко держаться, но конца выкрутасам не было видно. "Так, все, я разозлилась!"
  - На кос-стер отправлю!!! С-сожгу к демонам!!! - Мой свистящий шепот она мгновенно расслышала. Боги! Неужели все? Эта деревянная упрямица как-то подозрительно быстро покорилась и замедлилась ровно на столько, чтобы я себя вполне комфортно ощущала, сидя на черенке. Ох, как чувствовала! Это был обманный маневр хитрой плутовки. Вскоре все повторилось заново, и теперь никакие угрозы на непослушный транспорт не действовали.
  Таким вот непрезентабельным образом я, ругаясь на всех известных мне языках, совершала кульбиты в воздухе над лесом. И только когда горизонт замерцал розовой полоской, метла, наконец, сдалась... хотя я полагаю, что просто устала.
  Это деревянное создание зависло над кронами деревьев и вдруг пошло в пике. Я не закричала только потому, что подавилась встречным ветром, закашлялась и с трудом отдышалась. Метла тем временем притормозила над пышным кустом и с непередаваемым ехидством стряхнула меня в него. Спасибо, что выбрала не терновник, а то щеголять бы мне царапинами еще с неделю.
  - Ах ты! Разберу по щепкам! Двор тобой мести буду! Деревяшка противная!
  Немного придя в себя, отряхнувшись и потерев пострадавшее место, беспрестанно охая и ахая, выбралась на дорогу. Боги! Все-таки не зря я костерила это помело! Пусть и не так, как планировала, но достигла тракта, пока еще безлюдного, но от того не менее интересного. Опять нырнув в лес, я тщательно замаскировала свое средство передвижения под кустами ароматного боярышника, и уже после смело шагнула в новую жизнь, то есть на человеческую дорогу, ведущую куда-то вдаль.
  Первые полчаса мне было безумно интересно разглядывать следы бесчисленных ног, копыт и колес, которые плотно отпечатались на мягкой земле. Следующие полчаса я лишь вяло отмечала дорожные вешки, где из-за проходивших весной проливных дождей названия близлежащих деревень лишь смутно угадывались. И только спустя чуть больше часа с начала пути по людской дороге я засомневалась - правильное ли направление выбрала, ведь за все это время мне не встретилась ни одна живая душа (мертвая, кстати, тоже, что не могло не радовать!). Однако я продолжала идти, размеренно переставляя ноги и добавляя следы своих аккуратных сапожек к уже имеющимся сотням следов путников. Может быть, это сказалась усталость, может быть - давешние переживания, а может и все вместе, но на вопиющий глас интуиции, звучащий в душе, я слабо махнула рукой.
  Как там в сказках? - долго ли, коротко ли... Так вот, какое-то время спустя, я, наконец, достигла города. Что это был за город! Первый город за мое не такое уж и малое существование! Именно поэтому встретившая меня каменная стена в два человеческих роста и раскрытые настежь ворота со стоящими рядом стражниками показались великолепными. И даже ржавые алебарды и унылые лица бравых вояк не испортили впечатления. Заметив меня, мужчины принужденно взбодрились и звучными торжественными голосами дружно завопили:
  - Приветствуем тебя, путница! С добрыми ли намерениями ты вступаешь на земли благословенного короля Анноратха?
  - Э-э... да... с добрыми, - я так растерялась от первых встреченных мною людей первого в моей жизни города, что испугалась - а вдруг не пустят?
  - Тогда, - продолжал стражник, стоявший слева, - с тебя, добрая путница, всего пара серебрушек за вход.
  Я безропотно залезла в кошель, что висел на поясе, и, отыскав нужные монеты, вручила ратникам. "Интересно, - промелькнула мысль, - а если входить со злыми помыслами, то плата за вход возрастет? Или, наоборот, снизится?"
  Как только деньги исчезли в кармане стражника, он отвел в сторону алебарду и пропустил меня в город, и тут же снова вернул железную махину на прежнее место. Я с полными восхищения глазами миновала ворота и попала в невероятный мир, где люди сновали по узким улочкам, занимались какими-то своими делами, торопливо куда-то шли... До меня доносилось множество разнообразных запахов, они буквально валили с ног интенсивностью и резкостью. Город пах и приятно и ужасно: сладковатые духи проходящей мимо дамы, гниющие в сточной канаве помои, вьющийся из труб дым, цветущие растения в редких островках зелени и множество других, трудноразличимых запахов.
  Около четверти часа я с открытым от изумления ртом наблюдала людское столпотворение (кстати, нелюдей среди общей массы было не так уж и много, всего пара низкорослых хоббитов и бородатых гномов), пока меня не толкнул в спину кто-то крайне нетерпеливый. Опомнившись, побрела по самой широкой мощеной дороге вдоль диковинных каменных домов, украшенных каменными же колоннами, балконами, фигурками и затейливыми железными флюгерами.
  Улочка вела прямо, и вскоре вывела меня на круглую довольно широкую площадь, в центре которой высилась статуя. Это была выполненная в полный рост фигура закутанного в мантию человека с короной на голове. Черты лица у изваяния оказались какими-то смазанными, да и сам мужчина производил впечатление смертельно уставшего и больного, поэтому общая картина создавалась унылой.
  Удовлетворив здоровое любопытство путника, впервые посетившего город, я почувствовала дикую усталость и решила заняться поисками таверны, чтобы, наконец, отдохнуть и выспаться. Развернулась спиной к скульптуре и хотела двинуться дальше, но внезапно обнаружила, что все три улицы, которые вели с площади, перекрыты подъехавшими каретами. Из каждого экипажа невозмутимо вышли по паре человек в одинаковых одеждах, синхронно развернули пергаментные свитки и стали громко зачитывать приказ:
  - Именем короля! Сегодня в полночь бал объявляется традиционный, на коем благословенный и милостивый государь наш выберет себе супругу достойную. Приказано женщинам всем города Фарфайна, которым его величество мудрейший король Анноратх правит, в королевский дворец явиться, чтобы в полночь, согласно традиции, властитель наш самую прекрасную и добродетельную узрел, что достойна будет обвенчаться с благословенным королем. До момента того все выходы перекрыты будут, а уклоняющихся от подчинения королевскому указу вооруженная стража во дворец доставит насильно. Подписано третьего числа месяца сего рукой царственной правителя нашего мудрого. Надлежит оглашать ежедневно до наступления бала.
  Звонкий голос глашатаев не успел затихнуть, а королевские посланники уже невозмутимо скатывали пергамент. Служащие короны одновременно, будто репетировали, расселись по каретам и тут же разъехались в разные стороны.
  Я в растерянности оглядывалась по сторонам, но оказалось, что никого сия новость не удивила. Женщины и мужчины лишь безучастно пожимали плечами и шли дальше по своим делам. Взглядом обежала всю площадь, когда внезапно наткнулась на такой же растерянный взгляд темной...
  
  4.
  Честь - качественное и быстрое выполнение задания. Доблесть - молчание и достоверная легенда на каждый случай. Девиз - заказчик всегда прав, а если не прав, то он клиент. Отвага - выполнить задание быстро, точно и красиво. Смелость - глупость, а вот разведка - девяносто процентов успеха. Мастерство оттачивается с каждым новым заданием и между ними. И только реакция спасет от удара в спину. Друзей нет. Доверия нет. Есть лишь задание и опасность. Жизнь коротка, но пройденная по лезвию ножа - бесценна.
  "Тайный Кодекс гильдии убийц"
  Эгосихора.
  "Угораздило же матушку отправить меня в это захолустье!" - с негодованием думала, разглядывая приземистые дома, пока шла к площади. Я точно помнила, что с центральной площади мне следовало свернуть налево, найти трактир "Веселый утопленник" (у матушки, видно, случился редкий приступ черного юмора, когда она его так называла), а там уже передать трактирщику небольшой сверток, полученный мною накануне от моей приемной родительницы. Сам сверток и инструкции по выполнению задания мне передал мелкий подручный, как это обычно и было заведено в гильдии убийц.
  Достигнув площади, я невольно поморщилась при виде помпезного, вычурного и совершенно безвкусного памятника этого великого дурака Анноратха. "Дурак и есть! Кто же в здравом уме допустит такое бесчинство! Это не памятник, а посмешище! Да и делали его наспех, вон, вижу, даже лицо толком изобразить не успели!"
  Широким шагом пересекала то, что местные жители гордо именовали центральной площадью, когда внезапно все три улицы перекрыли кареты, из которых неспешно выбирались по двое глашатаев. Несколько удивилась, но, пожав плечами, решила дождаться их отъезда. Огляделась. Люди безразлично ожидали объявления, сгрудившись кучками и лениво перебрасываясь комментариями по поводу происходящего. Я невозмутимо скрестила руки на груди и с отсутствующим видом выслушала объявление о предстоящем бале. Ухмыльнулась.
  "А что? Будет весьма забавно. Давненько не посещала подобные мероприятия, тем более я здесь совершенно одна, опека матушки мне не грозит, а соглядатаи во дворец не проникнут". Гордо вздернула подбородок и окинула высокомерным взглядом перешептывающихся женщин, что толпились на площади. Они не были мне конкурентками. Уж блистать, несмотря на свою профессию, я весьма любила, а тем более ловить на себе завистливые взгляды - ни с чем несравнимое удовольствие. И тут заметила светлую.
  Х-м-м... А этой что здесь понадобилось? Поставить, что ли, ее на место, заставить понять, что темные лучше везде и во всем? Скучно.
  Внимательно разглядела девушку, пока та наивно хлопала глазами. Мужской костюм, на спине вещевой мешок и зачехленный лук, высокая, с ладной фигуркой. Длинные почти белые волосы путницы аккуратно заплетены в сотни мелких косичек, которые в свою очередь собраны в одну толстую доходящую до пояса косу. И какая же она мне соперница?! Детский совершенно наивный и потрясенный взгляд - как будто впервые услышала, что есть такое светское развлечение как бал. Хотя личико ничего так, симпатичное, даже чуть подкрашенное.
  Эльфийка нерешительно сделала пару шагов навстречу, и я с удивлением обнаружила на ней специальный пояс для хранения пузырьков и порошков. "Занятно. А вообще нет, меня это не интересует. Она блеклая и пресная, да к тому же светлая. Ничего любопытного в ней нет. Завтра я покину этот нищий городок, и думать о ней забуду".
  Кареты разъехались, и я устремилась в нужную мне сторону. Отсчитав шестой от начала улицы дом, скользнула по нему неприязненным взглядом. Здание ничем не отличалось от столпившихся вокруг него таких же строений: маленькое, но "украшенное" неуместными колоннами, над входом висела обновленная вывеска с названием и изображением кружки с пенным элем - для не умеющих читать. И вообще, что за стиль такой? Колоннами украшают большие и величественные постройки, но не хибары. А в этом городе сумасшедший архитектор совместил все, что нельзя: и балюстрады, и колонны и кое-где влепил даже ажурные башенки. Фи, и еще раз фи.
  Сделав соответственное случаю строгое лицо, я зашла в трактир. Пожалуй, это был наихудший из тех, что держала моя матушка. Мгновенно подстроила зрение под полумрак помещения, направилась к стойке, огибая длинные столы и уже имеющихся выпивох, за ними сидящих. "Мрачно. Грязно. Безвкусно. Воняет кислятиной! И трактирщик под стать".
  За стойкой, увидав меня, радостно осклабился маленький толстенький человечек, наряженный в заляпанный жирными пятнами фартук. Он имел ничем не примечательную наружность и протирал столешницу неопределенного цвета тряпкой. На его пальцах были видны почти стертые от времени татуировки в виде нескольких полос, опоясанных точками.
  - Добрый день, милостивая госпожа, - расплылся трактирщик в льстивой, заискивающей улыбке, - желаете отобедать? Или же отдохнуть с дороги?
  - Желаю, - небрежно бросила я и неуловимым движением продемонстрировала печатку с изображением змеи - знаковым отличием моего высокого положения в гильдии убийц. Печатка была повернута на пальце таким образом, чтобы со стороны казалась простым кольцом, в то время как изображение покоилось на внутренней стороне ладони.
  Увидав знак, мужчина мелко затрясся и начал неистово кланяться.
  - Все лучшее для милостивой благородной госпожи! Прошу, пройдемте со мной, я отведу вам самую большую и удобную комнату, а обед не замедлит прибыть вместе с горячей ванной. - И, лихо развернувшись, хозяин почти бегом заторопился на второй этаж.
  Перед тем, как подняться, я изучила местных клиентов, но не нашла в них ничего примечательного - обыкновенные трудяги и пьяницы. Мне такие хлопот доставить уж точно не смогут.
  На втором этаже, не менее темном и мерзком, меня поджидал трактирщик, спрятавший трясущиеся руки за спину. Он отбил мне не меньше пяти поклонов, прежде чем широко открыл дверь в самом конце коридора. Мое временное пристанище оказалось близнецом сотне таких же комнат в других трактирах, где я имела сомнительное удовольствие оставаться на ночь. Кровать, стол, два стула, большой сундук для одежды, в углу умывальник и зеркало, и, что не могло не радовать - настоящая ванная, отделенная от комнаты ширмой. Окно выходило на улицу и располагалось недалеко от входной двери.
  - Что желает уважаемая госпожа откушать? - Опять начал кланяться трактирщик, пятясь к выходу.
  Я поморщилась. В своей жизни в достаточной степени насмотрелась на тысячи таких пресмыкающихся людишек, чувствовала великое множество источаемых ими флюидов страха, так что ничего нового в этой ситуации для меня не было.
  - Закрой дверь, - я по-прежнему была лаконична.
  Человек повиновался и обреченно повернулся ко мне. Теперь у него дрожали не только руки, но и колени.
  - Что изволит...
  - Тишины! - Рявкнула, начав сердиться. Подошла к хозяину почти вплотную и заглянула в бегающие глазки, принуждая его смотреть прямо в мое лицо. Темной магией я владела в достаточной степени, чтобы запуганного мною человека могла беспрепятственно подчинить своей воле. Небольшое усилие по направлению энергии - и цель достигнута: от моих сложенных определенным образом пальцев вытекли темные прозрачные струйки силы, которые мгновенно опутали беспомощного человека и лишили его воли. Поддерживать заклинание было не сложно, а страх мужчины передо мной помог с легкостью проникнуть в его сознание.
  Трактирщик как-то сразу обмяк и уставился на меня пустыми глазами. Он покорно стоял в ожидании приказа, пока я доставала полученный от матери сверток и вкладывала в безвольную руку своей временной марионетки.
  - Здесь завернут платок, - тихо произнесла я, заглядывая человеку в самую душу, которая пряталась в глубине маленьких выцветших голубых глаз, - он отравлен. Как только у тебя появится Кристиан, дотронься им до его кожи. Сейчас ты забудешь наш разговор, но когда придет время, не раздумывая выполнишь приказ.
  Пустые глаза, руки медленно прячут сверток в карман фартука. Человек продолжает стоять в ожидании дальнейших распоряжений.
  Несколько утомительных секунд потратила на снятие гипнотических чар, что было еще проще - просто втянуть нити силы и вернуть их в свой резерв. Взгляд трактирщика становится осмысленным. Человек пару раз моргнул, а я, как ни в чем не бывало, развернулась к нему спиной и через плечо негромко приказала:
  - Свежий обед, горячую ванную и торговца готовым платьем. Выполнишь быстро - получишь награду.
  - Слушаюсь, госпожа, незамедлительно все исполню. - Опять отбив низкие поклоны, он исчез за закрытой дверью.
  Я с наслаждением улеглась и вытянула уставшие ноги. Работа сделана. Кристиан знал, на что шел, когда брался за заведомо невыполнимое задание. Не справился, к тому же подставил нескольких наших. Это карается смертью. А трактирщик и так довольно долго и вполне успешно портил матушкино заведение. Вскоре сюда прибудет его сменщик и постарается не допустить подобных ошибок, зная чем это ему грозит.
  Я закрыла глаза, вспоминая наставления приемной матери, но вскоре мысли потекли к событиям далекого и почти забытого прошлого.
  * * *
  Эгосихорой меня назвала мать, настоящая, и это было все, что я знала первые годы жизни. Уже потом вспомнила, а по большей части мне рассказала приемная матушка, что я была наследной темно-эльфийской принцессой.
  Раньше наша страна не ведала себе аналога в могуществе. Моя настоящая мать Тиас была суровой, взрывной, но справедливой королевой. Во время ее правления страна процветала в экономическом и политическом плане, а потом нас захлестнули междоусобные войны жадных вассалов, приближенных к трону и делящих добычу...
  Страна темных эльфов делится на кланы и по сей день. У каждого клана свои понятия Чести и Справедливости, свои сильные и слабые стороны. Но ВСЕ кланы подчиняются одному, тому, который находится у власти. И традиционно испокон века этой властью обладали женщины. Но после переворота королем всех дроу стал мужчина путем интриг и прямых противостояний, магии и кровопролитных битв. Беспрецедентный случай! Многие кланы в тайне ждали того момента, когда главенствующий род даст слабину, и в лице узурпатора они нашли нового властелина, поддерживая его силой и армией.
  В те времена у нас было множество слуг и вассалов. Моя мать твердой рукой выстроила все кланы по жесткой иерархии, в соответствии с которой единственным способом подняться в этой цепи выше - уничтожить вышестоящий клан. Заговор назревал долгое время. Власть имеет сильнейший - вот главный закон дроу.
  Тогда я была еще слишком мала, для того чтобы остановить предателей. Мне исполнилось пять или шесть лет, точно этого уже никто не знает. На моих глазах вассалы убили мать, горя желанием заполучить власть. Они убили бы и меня, прямую наследницу и единственного свидетеля, но королева успела спрятать свое единственное дитя. Мне удалось уйти от погони тайным ходом.
   Я оказалась на улице. Бежала, не разбирая дороги, и судорожно сжимала в руках метательный нож. Я часто забавлялась подобным образом - темных эльфов с пеленок учат владеть всевозможным оружием, ведь иначе никто из детей так и не достиг бы совершеннолетия... А сейчас это было все, что осталось от прошлой жизни... Ярость и злоба клокотали в моей в груди.
  Оказавшись на самой окраине, я остановилась перевести дух. Но тут из темноты кто-то вышел и с угрожающим рыком направился в мою сторону. Бежать было некуда. С отчаянным криком в невероятном прыжке я оказалась у его ног, ударила ножом противнику в живот и била, била, била... исступленно, выплескивая всю боль и страх, скопившиеся в душе. Не заметила, как из тьмы появился еще один незнакомец... В последствии оказалось, что это была женщина.
  - Он мертв, дитя! - Сказала она.
  Я остановилась и долго не могла прийти в себя. От вида окровавленных рук сознание помутилось, а виски заломило под гнетом обрушившегося понимания содеянного.
  - Пойдем со мной, я позабочусь о тебе! - Незнакомка взяла меня, теряющую сознание, на руки и понесла по улицам моего родного города.
  Неожиданная спасительница оказалась хозяйкой сети таверн и харчевен, расположенных повсеместно. Ее звали Герцефона. Она оставила меня у себя, объявив своей приемной дочерью. Женщина обучила меня грамоте, точным наукам, правильному общению, истории, алхимии... Она учила меня ориентироваться на местности, ставить ловушки и разбираться в ядах. И только спустя многие и многие годы Герцефона открыла мне тайну своих истинных деяний: таверны были всего лишь прикрытием, на самом же деле она являлась главой гильдии убийц и хранительницей тайных знаний темной магии. Моя приемная мать поведала мне также, что представительства этой гильдии есть всюду, в каждом городе нашего необъятного материка.
  Начав тренировки, я вся отдалась учебе: техника, маскировка, стрельба из лука, метание ножей, бой на мечах... меня учили профессионально убивать.
  Я стала беспощадной темной эльфийкой - последовательницей таинственного культа смерти. Насилие, хруст переламывающихся костей и запах свежей крови - неизменные атрибуты моей повседневной жизни.
   Герцефона являлась моей наставницей и обучала своему ремеслу - убийствам и владению темной магией. Она учила меня всему, что знала сама. Готовила себе замену.
  Я убийца, дроу, я не знаю жалости к врагу! Став мастером изощренных убийств и взлелеяв месть в ожесточенном сердце, некогда принцесса, сейчас я стала вестником смерти и готова была свести счеты с теми, кто отнял у меня детство...
  * * *
  От безрадостных воспоминаний меня отвлек едва слышный стук в дверь.
  - Входи, - я встала с кровати.
  В комнату, непрестанно кланяясь, зашел трактирщик, нагруженный тяжелым подносом, а следом за ним слуги внесли ведра с водой, которой быстро и сноровисто наполнили ванную. Слуги удалились, а трактирщик, не забывая отбивать мне поклоны (и как умудрился до сих пор не перевернуть поднос!?), расставил на столе тарелки, горшочки, кувшин вина и тонкостенный высокий бокал. Я благосклонно кивнула, безмолвно оценив его старания.
  - Госпожа, как вы велели, после того как вы немного отдохнете, явится портной. Он известен в нашем городе своим искусством, а также для престижа держит не только ателье, но и магазин готового платья. - Это все мужчина выдал на одном дыхании, чуть ли не распростершись ниц передо мной.
  Я весело ухмыльнулась, от чего человек покрылся мурашками с головы до ног, и пренебрежительным движением отпустила его. "Ну что ж, сегодня буду великолепна, и на местном балу отмечу успешное выполнение своего бесхитростного задания!"
  
  5.
  Жить вредно и опасно - от этого умирают.
  Аранта.
  Я не ожидала встретить эльфийку, пусть даже дроу, в первое знакомство с внешним миром, а потому несколько мгновений зачарованно смотрела на темную. Девушку, несмотря на приличное расстояние между нами, удалось рассмотреть во всех деталях. Незнакомка оказалась молодой, хотя и значительно старше меня. Высокая и гибкая как кошка, она обладала точеными аристократичными чертами лица и раскосыми, жгучими черными глазами, ярким блеском напоминающими звездную ночь. Ее длинные, рассыпавшиеся по плечам густой волной иссиня черные волосы в сочетании с матовым бархатом одежды производили просто ошеломляющее впечатление. Темная была облачена в мужской костюм, который отличался от прочих тем, что рукава камзола расширялись книзу, начиная от локтя, что придавало всему наряду некий шарм и женственность. В руках дроу держала небольшой заплечный мешок.
  В некотором оцепенении я сделала несколько шагов ей на встречу, подсознательно стремясь оказаться ближе к своему народу. Но темная равнодушно скользнула по мне взглядом и скорчила пренебрежительную рожицу, словно увидела нечто недостойное ее высокородного внимания. Действия незнакомки мгновенно отрезвили, и я, чудом не врезавшись в памятник, с гордо вздернутым носом пошла в противоположное от нее направление.
  "Это я-то по ее мнению не стою внимания?! На себя бы посмотрела!"
  Шла и ругалась. Может и не первая красавица, но Варфоломина часто повторяла, что равных мне мало, и я даже по эльфийским меркам весьма красива. А эта... эта чернявая посмотрела на меня как на таракана!
  После неожиданной встречи с темной и поспешного бегства от ее высокомерия я брела в смятенных чувствах по неизвестным улицам. Мысли копошились в голове, сталкивались с фактами и позорно капитулировали. Я все вспоминала те краткие секунды, в кои незнакомая дроу успела одним взглядом смахнуть всю мою уверенность, и потому не скоро заметила, что дома на узенькой улочке стали выглядеть беднее, а дорога превратилась в сплошные потоки помоев. Начали попадаться многочисленные нищие, калеки, которые заглядывали мне в лицо и жалобными голосами просили подаяние.
  В замешательстве от резкой смены пейзажа на откровенно жалкий прошла еще несколько метров. Нет, я, конечно, слышала от Варфоломины о бедняках и просящих подаяние увечных, но впервые встретив их воочию, растерялась. Впереди виднелась еще пара домов, напоминающих скорее лачуги, нежели человеческое жилье, а дальше шли уже сплошные развалины, некогда бывшие землянками, или чем-то на них сильно похожими.
  Я медленно переставляла ноги, с ужасом отмечая бедность и ничем не прикрытую жестокость этих существ. Людьми их язык не поворачивался назвать. С одной стороны, вроде похожи, но, с другой, слишком уж изуродованы их лица как язвенными коростами, так и примитивной животной яростью...
  Я сделала еще несколько неуверенных шагов. Страх сковывал душу, но внушенная наставницей уверенность в себе и, одновременно, вежливость ко всем, заставляли двигаться. Не ожидала от первого на моем пути города такого сложного испытания. Ведь люди же... но уже нелюди!..
  Шла, сдерживая готовые сорваться с губ восклицания, расположенная удрать при первой же опасности. Делала шаг за шагом, не зная для чего, зачем, но уверенная, что так надо. Наконец, ноги довели меня до сгорбленной фигуры, закутанной в потерявшую краски тряпку. Внезапно из этого месива разномастной ветоши в мою сторону высунулся скрюченный палец, и чей-то низкий хриплый голос проскрипел, говоря всем и никому одновременно:
  
  Черная кровь на чистых руках,
  Темная магия в светлых глазах.
  Мертвые предки - потерянный род,
  Тот, кто их вспомнит, мгновенно умрет.
  
  Старуха, а это был хоть и хриплый, но женский голос, отчаянно закашлялась, сотрясаясь всем телом. Я в неописуемом страхе отшатнулась от воплощенного образа смерти, но что-то удержало меня на месте, не позволяя сбежать и даже закрыть уши, чтобы не слышать этот голос, проникающий в самую душу.
  Старуха откашлялась и подняла на меня взгляд, полный безумия. Она продолжила вещать хриплым свистящим голосом, тыча в меня пальцем и часто тряся головой:
  
  Белая ведьма учила науке
  Как различать природные звуки.
  Приемная мать, отдавшая душу
  Черным силам, что мир наш разрушат.
  
  Бальные платья и смерть от короны.
  Лишь темные эльфы спасут от погони.
  Светлые эльфы подарят покой.
  Тайные книги - вот ключ стать собой...*
  В странном оцепенении я стояла напротив безумной старухи, не видя ничего вокруг. Прошло, казалось, мгновение, но этой ужасной женщины уже не было. Она исчезла, видимо, скрылась в подворотне. Зато другие нищие заспешили подобраться ко мне и уже приноравливались к заплечному мешку. Я с трудом сбросила зачарованное состояние, навеянное старухой, стремительно развернулась и почти бегом бросилась прочь, к площади, где люди были людьми, а не живым воплощением опустившегося распутства и ожесточенной свирепости.
  Странные слова несколько томительных минут все еще звучали в голове, но стоило мне достичь приличных с виду прохожих, как они забылись, словно страшный сон. Так и было - кошмар наяву, но впредь постараюсь его избегать... Нищие живут одной жизнью, а я - совершенно другой!
  Уже почти дойдя до небезызвестной мне площади, увенчанной странной скульптурой, я встретила милое заведение под названием "У С"Сидоя". Окна в этой таверне были вымыты до блеска, вывеска пестрела яркими свежими красками, да и само здание располагало зайти внутрь, отогревая скованное страхом сердце теплым уютом. Вошла, торопливо пересекая порог и нисколько не пожалев о сделанном выборе.
  Меня встретил улыбчивый мужчина, уже пожилой, с посеребренными сединой волосами, круглым животом и добрыми грустными глазами. От него пахло вкусной сдобой пополам с корицей, отчего впечатление уюта в трактире значительно усилилось.
  - Какая честь для моего скромного заведения! - Он открыто улыбнулся мне. - Сударыня, позвольте за наш лучший столик!
  Я благодарно улыбнулась в ответ и последовала за хозяином. Предназначенный мне столик действительно удачно располагался: чуть в стороне от соседских, далеко от кухни, вблизи от камина и подальше от дверей. Хозяин с достоинством отодвинул для меня стул, протер идеально чистую поверхность столешницы белоснежным полотенцем и положил передо мной пухлое меню.
  - Если госпожа позволит, то я посоветовал бы заказать жаркое. Оно как раз подоспело, а к нему хорошо идет мой фирменный салат, секрет приготовления которого передается в нашей семье из поколения в поколение. Также, возможно, госпожа желает вина?
  Я растерянно кивнула. Все никак не могла прийти в себя от такого количества людей, от смены лиц, от их непрерывных потоков речи. А еще поняла, что чрезвычайно проголодалась! Шутка ли - в последний раз ела больше суток назад.
  - Очень хорошо, сударыня. Через минуту вам все подадут, но, может быть, вы желали бы еще отдохнуть с дороги? У меня есть несколько свободных номеров... - и человек ожидающе замер подле меня.
  - Да, уважаемый, я бы хотела остановиться у вас. Не знаю, надолго ли, поэтому пока оплачу срок до завтра. - Могу гордиться собой! Все правильно сказала и ни разу не заикнулась, кажется, начинаю привыкать к общению с посторонними.
  Хозяин ловко поклонился и тут же исчез выполнять заказ.
  Я сидела, лениво осматривая немногих сидящих за соседними столиками людей, когда вдруг в самом углу заметила четверку личностей, наглухо закрывшихся от любопытных глаз плащами. Лица их скрывались под капюшонами, да и падающая тень смазывала очертания фигур, придавала кому вид мыслителя, а кому - сгорбившегося старика. Мне стало любопытно и боязно (а вдруг инквизиторы?!), но спросить о них у трактирщика не решилась - не знала, уместно ли, и просто не хотела привлекать к себе внимание.
  Вскоре на моем столе появилось блюдо с чарующими запахами, в котором я признала божественное с виду жаркое, рядом пристроился аппетитный салат и запотевший бокал красного вина. Я готова была заурчать от удовольствия и, не мешкая, набросилась на еду. В это время для меня перестала существовать вся вселенная до того самого момента как тарелки опустели. Сытая и от того пребывающая в благодушном настроении, я уже потянулась к бокалу, но мне помешал подошедший хозяин.
  - Сударыня, - он выглядел сбитым с толку и растерянным, - вам велено передать бокал с этим вином, а ваш забрать и вылить в помои.
  - Кем велено? - Не поняла я, озадаченно припоминая наставления воспитательницы - никаких подобных правил она мне не сообщала.
  - Господами в плащах, вернее одним из них, - и человек кивком головы указал в угол, но столик был пуст - таинственная четверка покинула сие славное заведение, - ничего не понимаю, - трактирщик хлопнул глазами.
  - Так и быть, доверюсь выбору того таинственного господина, - я просто лучилась хорошим настроением, тем более потенциальная опасность в виде мрачных фигур в плащах растворилась в воздухе, а воспоминания о пережитом приключении в квартале нищих помутнело пред теплом уютного заведения - а вы, быть может, составите мне компанию? Я впервые в вашем городе, расскажите мне о нем.
  Трактирщик облегченно заулыбался и присел напротив. Мужчина с явным удовольствием вытянул натруженные за день ноги, после чего благодарно пододвинул в мою сторону подаренный незнакомцем бокал. Что это было за вино! Рубиново - красного цвета с пурпурными и розоватыми оттенками, с фруктовым ароматом, вызывающим в памяти нотки красных ягод: клубники, вишни, инжира... Яркое, бесподобное!
  Мягкое, с длительным послевкусием... Действительно, после такого любое другое покажется помоями!
  Трактирщик, пока я наслаждалась непередаваемым букетом дарованного напитка, оставлявшим на губах привкус жаркого летнего полдня, неторопливо и степенно рассказывал о городе:
  - Мы, - говорил он, - живем в славном королевстве, ведь нашим городом Фарфайном правят короли одной династии вот уже как несколько поколений. Нынешнего нашего государя, будь благословенен его последний путь, зовут Анноратх, и он снискал себе любовь народа тем, что правит мудро и справедливо. Город наш процветает, жители не боятся ходить по ночным улицам, торговля идет бойко - замечателен наш город! - Человек говорил веселым голосом, жестикулируя, но его глаза при этом оставались грустными, не освещенными играющей на губах улыбкой.
  - Вы так славно рассказываете, - осторожно начала я, чувствуя невысказанную тревогу хозяина, - да и город, признаться, мне весьма симпатичен, а намечающийся бал! Великолепная традиция! Это так необычно, что король выбирает супругу среди своего народа. Все дамы должны просто умирать от желания поскорее попасть на это мероприятие!
  - Да, да, конечно, - печально откликнулся хозяин, при этом передернул плечами, словно от ужаса.
  - Что-то не так? Возможно, я чего-то не поняла? Я ведь впервые у вас... - он колебался, поглядывая на меня поблескивающими глазами.
  - Я расскажу вам, сударыня, - по слегка нахмурившимся бровям я догадалась, что трактирщик решил для себя нечто важное и сейчас сообщит это мне. Не ошиблась. Мужчина понизил голос, - вы так прекрасны и так любезны... к сожалению... Видите ли, в нашем городе есть традиция: королева должна проводить царственного супруга в последний путь, и если король еще не женат, то перед смертью он обязан выбрать самую достойную из горожанок и приезжих. Королева умирает сразу после супруга - это закон. Так получилось, что предыдущий король, славный и досточтимый Даилиод, был смертельно ранен на охоте, поэтому в тот же день был спешно объявлен бал и свадьба. Королевой стала моя жена...
  - Жена? Но как же?
  - Да, вам это может показаться диким, но такова наша традиция! Перед смертью границы и рамки утрачивают мирское значение и все становятся равными друг другу, - человек украдкой вытер краем фартука скупую слезу и продолжил, - королевой становится любая женщина, будь она хоть красавицей, хоть дурнушкой, хоть богатой аристократкой или же бедной нищенкой; замужняя или свободная, молодая или старая - любая! Вот теперь я должен собрать на бал свою единственную дочь... И мне страшно, что и ее у меня отнимут...
  Я потрясенно молчала. Вот это новости! Первый бал в моей жизни - и такое безобразие! Варфоломина мне и словом не обмолвилась о таких ужасающих традициях!
  - И что, - боясь поверить услышанному, спросила я, - никак нельзя избежать этого? Уйти из города или просто запереться дома?
  - Нет, сударыня, в том-то и дело. Накануне бала стража прочесывает весь город, осматривает дома и закоулки, переворачивает небо и землю, но доставляет женщин во дворец. Хоть ворота и открыты, разрешен только въезд в Фарфайн, а вот при выезде стражники тщательно осматривают путников. Наш король давно болен и мы ожидали, что вскоре ему необходимо будет выбрать жену, поэтому временно наш город избегают все женщины: и случайные путницы, и торговки, и странницы и даже те, у кого здесь есть срочные дела - ВСЕ. Традиция такова, что королевой может стать не только человек, но и эльфийка, гномийка - любая.
  - Дела-а... - я не знала что думать.
  С одной стороны, я же ведьма - могу улететь в любой момент, с другой - инквизиторы никогда не дремлют, а мне меньше всего хотелось быть пойманной и жестоко убитой. Признаться, я до смерти боялась их, запуганная страшными рассказами наставницы. Опять же, я довольно красива и заметна, но могу одеться скромно и постараться слиться с толпой. Сплошные противоречия!
  - Сударыня, - трактирщик уже исполнял роль заботливого хозяина, - вам следует привести себя в порядок и хорошенько отдохнуть перед балом. Позвольте, я провожу вас до вашей комнаты.
  Я расплатилась с любезным трактирщиком и поднялась на второй этаж. Отведенная мне хозяином комнатка оказалась маленькой, но уютной, оснащенной всем необходимым, что исключало ненужные излишества. Самое же примечательное, с моей точки зрения - это то, что окно было большим, выходило на улицу, а не во внутренний двор, и оно легко открывалось.
  Много времени на приготовления мне не понадобилось. Я смыла с себя пыль дорог, тщательно заплела волосы (ведь ведьмам надо за ними внимательно следить: если кто-нибудь заполучит волосок - он сможет сделать со мной много нехорошего), вытащила из мешка свое единственное платье и нарядилась в него. Скромное, весело-зеленое, оно легко струилось широкими складками, не показывая, но намекая.
  Оставшиеся вещи аккуратно упаковала и сложила прямо под открытое окно - мало ли как оно будет. Следует оставить себе возможность сэкономить несколько минут.
  Страх перед предстоящим вечером окутывал сознание, мешая сосредоточиться на обдумывании побега. В конце-то концов! Ведьма я или травница несчастная?! Будь, что будет, поди, Боги не обделят вниманием! Схожу на этот бал, а там, может и не произойдет ничего страшного. Боги, слышите ли вы меня?! Наверное, нет, ведь демонов и пресловутого пса, коим ругалась Варфоломина, я вспоминаю куда чаще...
  Завершив нехитрые приготовления, я блаженно растянулась на кровати и уснула. Проспать не боялась - в случае чего стража поднимет, а противиться охватившей дремоте сил, да и желания не было. Прошлая ночь выдалась бессонной, нынешней ночью отправляться на бал - организм надо беречь и жалеть. Вот я и пожалела, не торопясь на тот свет, а желая побыть еще на этом, уповая на лучшее и пользуясь моментом отдыха.
  
  6.
  Змея - символ коварства и скрытой силы. Все члены гильдии убийц имеют на себе этот знак, однако, в различном виде. Сами наемные убийцы носят печатки с изображением змеи; если же они на хорошем счету в гильдии и исполняют лишь сверхсложные задания, то глава гильдии лично творит на их шее татуировку с помощью темной магии; всем остальным простым исполнителям и соглядатаем, состоящим при гильдии, положено изображение змеи на пальцах. Если же змея опоясана точками, то это означает, что данный член гильдии в прошлом был наемным убийцей, но со временем отошел от дел, оставаясь всего лишь глазами и ушами главы. И только самые ничтожные из числа переметнувшихся воров удостаиваются татуировки в виде полос и точек на пальцах, что только подчеркивает их низкое положение.
  "Тайный Кодекс гильдии убийц"
  Эгосихора.
  Стоило появиться в моей комнате портному, как я поняла причину, по которой трактирщик стучал зубами и сотрясался всем телом от страха - известный и востребованный всем городом портной оказался хоббитом! Причем, что еще хуже (хотя, что может быть хуже?!) - надменным хоббитом!
  В ярости скрипнув зубами, я сделала первое пришедшее в голову - призвала свою магию, в одно мгновение сплела заученный до мелочей узор заклинания и опутала этого карлика темной нематериальной паутиной. Сеть спеленала недомерка по самый подбородок, сдавила его грудь и врезалась в кожу. Я автоматически вскинула руку, обрывая заклинание, иначе пришлось бы служанкам изрядно постараться, чтоб вынести труп и замыть кровь. Спесь с портного изрядно спала, но, с моей точки зрения, недостаточно. Я вновь дотянулась до узора заклинания и чуть сдавила паутину. Из-за недостатка воздуха карлик отчаянно выкатил глаза, громко дыша и не двигаясь, с немым ужасом глядя в мое разгневанное лицо.
  - Знай свое место! - Взбешенно рявкнула я и чуть ослабила паутину ровно на столько, чтобы моя жертва не задохнулась, но и слова без моего разрешения вымолвить не смогла.
  Хоббит ли, либо же кто иной, но времени искать другого портного у меня уже нет. Поэтому я смирилась с неизбежной необходимостью терпеть присутствие подобного заморыша.
  - К сегодняшнему балу мне требуется платье! - Хоббит согласно, но осторожно закивал головой, опасливо косясь на паутину. - Самое шикарное, какое у тебя найдется! К нему обувь и украшения. Предпочитаю темный цвет. Учти, времени у тебя не более двух часов. Подведешь меня - из-под земли достану!
  Я сняла чары деланно небрежным жестом, привычно втянув энергию и вернув ее в резерв, после чего карлик, кланяясь мне до самого пола, спиной двинулся к двери. При этом я заметила, что он успел оценивающим профессиональным взглядом окинуть мою фигуру. Вот и правильно. Я не привыкла выставлять себя на посмешище, а если бы он принялся снимать с меня мерки - умерла бы от стыда! Ведь ростом хоббит едва достигал мне до талии!
  Я только-только успела принять горячую ванную, разбавленную несколькими каплями эфирного масла с тонким терпким ароматом, как хоббит вернулся, держа на вытянутых руках нечто, скрытое чехлом. Повинуясь моему жесткому взгляду, он торопливо распаковал великолепное темно-синее шелковое платье, с немыслимо глубоким декольте и узкими рукавами; причудливо расшитое ониксом - оно практически не оставляло место воображению. К нему в дополнение шел изумительной работы гарнитур драгоценностей из сапфиров глубокого синего оттенка: ожерелье и серьги. Карлик скромно топтался в дверях и, позвав служанок, деликатно удалился.
  Две прибежавшие девушки помогли мне облачиться и восторженно замерли, украдкой кидая в мою сторону завистливые взгляды. Я осталась довольна своей внешностью. Сложности возникли только с прической - с этим платьем хороши были бы высоко поднятые и заколотые на затылке волосы, но я не могла позволить себе этого из-за татуировки на шее. Около двадцати лет назад матушка лично подвластной ей магией изобразила у меня на шее небольшую змейку с раздвоенным языком, зеркальному близнецу той змеи, что была представлена на печатке. Этими символами Герцефона не только обозначила мое высокое положение в гильдии убийц, но и намекнула на то, что я имею преимущества перед подобными себе профессионалами. В конце концов, посомневавшись немного, я оставила волосы распущенными.
  Испуганные, тайно завистливые взгляды служанок раздражали меня. Я затылком чувствовала их примитивные мысли и боковым взглядом улавливала выражения завидущих молоденьких лиц. Пришлось поспешно отыскать в вещах увесистый кошель, который велела передать хоббиту, после чего можно было величественно отпустить глупых девиц, приказав им вызвать мне наемный экипаж. Времени до начала бала оставалось немного.
  Робкий стук в дверь ознаменовал прибытие кареты. Я спустилась на улицу с надменно поднятой головой и устроилась на неудобной жесткой лавке. Кучер, без слов вскинувший вожжи после моей посадки, тронулся в сторону дворца. "Понятливый попался", - это обстоятельство чуть приподняло мое и без того радужное настроение. Давно я не посещала королевских балов, тем более таких, где не было достойных мне соперниц. И меня вовсе не смущал тот факт, что на предстоящем мероприятии местный королек собирается искать себе спутницу жизни. Я ехала во дворец с единственной целью - потешить свое самолюбие.
  Кучер, по всей видимости, проникся духом моего напускного высокомерия, потому как подъехал к воротам со всем шиком, на какой только был способен наемный экипаж. Я выбралась на свежий воздух при помощи подоспевшего лакея и небрежно кинула серебрушку извозчику, после чего с высокоподнятым подбородком направилась во дворец.
  Никаких восторгов жилище короля у меня не вызвало - обыкновенное серое каменное здание, возле входа в которое в очередь выстроилось множество различных женщин. Я проигнорировала их всех и неторопливо подошла к распахнутым настежь парадным дверям, где меня встретил дворцовый распорядитель, одетый в ту же форму, что и глашатаи. Королевскому служащему на таком ответственном посту полагалось каждой подходящей к входу особе называть залу, куда ей следовало пройти, после чего мужчина с равнодушным видом переключался на следующую.
  Мне не составило труда понять, что для богатых и знатных предназначалась первая зала, для зажиточных - вторая, ну а для скромных и бедных - третья. Мне определили первую залу, в чем я ни секунды не сомневалась. Ведь, кроме того, что я была самой прекрасной среди всех приглашенных, я к тому же обладала огромным состоянием, о чем свидетельствовал мой по-королевски блистающий внешний вид.
  По длинному и довольно широкому коридору я проследовала за толпой разряженных баб (а как еще прикажете их назвать? Бабы и есть!), подмечая через каждые пять метров пару стражников. Похожие на каменные изваяния, они стояли по двое около высоких стрельчатых окон, стекла в которых напрочь отсутствовали. В этом коридоре я насчитала всего шесть облаченных в строгую парадную форму подтянутых мужчин. Сама зала оказалась ярко освященной, буквально сияющей от обилия многочисленных свечей. Столы, стоящие вдоль стен, ломились от изысканных кушаний, а ловкие официанты обносили присутствующих напитками. Один появился передо мной, и я благосклонно приняла бокал игристого белого вина.
  Едва только переступив порог дворца, мной овладело непонятное чувство - смутная тревога, словно бы мне не хватало чего-то жизненно необходимого, и теперь, бродя в толпе, поняла - здесь не действовала магия! То есть совсем, никакая! Тут два варианта: либо в замке имеется мощный артефакт, перекрывающий доступ энергии, либо это потрудился один из сильных магов, или же группа слабых магов. На кой демон такая затрата энергетических ресурсов и золотого запаса города лично я не поняла. Данная ситуация сильно удручила меня, но, обдумав все возможные варианты открывшегося неприятного обстоятельства, успокоилась. В конце концов, что мне может сделать толпа баб?! А кроме них здесь и опасаться нечего...
  Я медленно обходила залу, ловя привычно завистливые и откровенно враждебные взгляды, когда заметила светлую. Девчонка направлялась во вторую залу (Ха! И еще раз - ха!), ее плечи были опущены, а на мордочке сохранялось печальное, скорее даже затравленное выражение. Странно. Она, конечно, осознает, что не блещет, но по сравнению с окружающими даже знатными дамами эльфийка всегда будет выглядеть королевой вне зависимости от одежды. Осанка, врожденное благородство и отточенные черты лица придают как чистокровным эльфам, так и большинству полукровок ту красоту, которая отличает их от людей. Этот дар природы и Древних Богов не сможет скрыть простой наряд и отсутствие украшений. Природное изящество, словно невидимым шлейфом окутывает древнейшую расу, возвышая ее над смертными. Тогда от чего же появилось и сохраняется выражение мировой скорби на челе светлой?
  Меня одолело простое любопытство, присущее не только всем женщинам, но и таким высшим существам, как я. Давно не испытывала удовольствия дать волю подобным эмоциям. И только поэтому, вдоволь налюбовавшись на разряженных куриц, я направилась вслед за светлой во вторую залу. Мне никто не препятствовал.
  Коридор оказался идентичным первому: те же окна без стекол и три пары стоящих навытяжку рядом с ними стражников. Зала также была ярко освещена и отличалась от первой только некоторыми нюансами. Еда на столах здесь была куда более земная и скромная, среди напитков появился эль, а женщины не пытались ослепить друг друга фамильными бриллиантами и редкостными туалетами, чем не пренебрегали дамы первой залы. Однако и тут я утонула в море завистливых и недоуменных взглядов. По всей видимости, никто из них не ожидал, что аристократка-эльфийка соизволит почтить их своим присутствием.
  Я неспешно прогуливалась среди толпы и вскоре нашла светлую в самом укромном уголочке - это круглой-то залы! Она пыталась слиться цветом своего зеленого платья и болезненного лица с портьерами или, на худой конец, спрятаться под столом. Совсем уже непонятно! Да что же с ней происходит? Если это и первый в ее жизни бал, во что мне с трудом верилось, то вовсе не стоит так бояться. А ведь девчонка боялась!
  Я чуть было не сплюнула в сердцах, но вовремя одумалась и просто тихо ругнулась. Мое несносное проклятье! Вот кто бы мог подумать, что я - жестокая и безжалостная убийца-дроу... не могу не прийти на помощь страдающему эльфу?! Я знала, что это последствия пережитой в детстве трагедии, когда мою мать убивали, а ни одна живая душа не поспешила спасти ее от смерти. И вот до сих пор страдания незнакомых эльфов пробуждали во мне до странности глупое стремление помочь.
  Отчаянно ругая себя на все лады за проявление жалости, я, однако, уже собралась подойти к светлой. Хотела прямо спросить ее о таинственной угрозе и предложить помощь в надежде поскорее избавиться как от неприятных чувств, так и от вызвавшего их объекта. Но внезапно в дверях возник пожилой самодовольный герольд. Этот щеголь в стандартной одежде королевских слуг громко и торжественно провозгласил, задрав подбородок до самого потолка:
  - Его Величество, Анноратх Великолепный!
  В залу вплыло нечто непередаваемое: четверо поджарых, высоких и мускулистых человека несли на плечах паланкин, усыпанный неимоверным количеством подушек и подушечек, в которых утопал вышеупомянутый худосочный король с падавшей на нос короной. Действительно, великолепный!.. Шут!
  Я фыркнула, глядя на представший передо мной образчик королевского достоинства, но отворачиваться не стала - не хотела выказывать явное пренебрежение царственной особе, предпочитая являть его лишь презрительными жестами и уничижительными взглядами. Я бывала в разных городах за свою наполненную приключениями жизнь, но ни в одном из них мне не встречался настолько неуважающий себя король, который бы посещал бал, лежа в подушках!
  Процессия медленно обошла всю залу, и вдруг остановилась напротив... светлой. Король поднял свою изрядно скрюченную длань и ткнул пальцем прямо в нее. И когда лицо эльфийки отразило не только страх, но уже панику, я всерьез забеспокоилась. Король же после всех этих непонятных манипуляций и бессмысленных с моей точки зрения действий, едва обозначил взмах кистью, на что молодцы незамедлительно отреагировали и унесли паланкин прочь из залы.
  "Да что же здесь происходит? Какой-то диковинный бал! Танцев нет, кавалеров нет, развлечений нет, а король на носилках! Да еще и пальцем тычет! Его в детстве не учили хорошим манерам?! Пальцем тыкать нельзя - это невежливо!!!"
  Только что произошедший инцидент меня ужасно разозлил. Ненавижу чего-то не понимать, а здесь оказалось, что я единственная, которая ничего не смыслит в происходящем, ведь даже светлая не удивилась, но испугалась.
  Мысленно сосчитала до десяти и заставила себя спокойно отнестись ко всем несоответствиям. Восстановив душевный покой, так необходимый в моей работе, я вновь пошла по зале, но теперь уже с единственной целью. Внимательно слушать разговоры и по крупицам собирать информацию. Чутким слухом ловила обрывки фраз, мгновенно анализировала и сопоставляла их.
  А вот вывод, сделанный на основе полученных сведений, мне совершенно не понравился! Какие дикие нравы! Какие чудовищные традиции! Мне, конечно, ничего подобного не грозило, я всегда смогла бы вырваться и из более сложной ловушки, но ведь я единственная в своем роде, по крайней мере, я искренне в это верила. А светлая оказалась беззащитной против объединения традиции и безропотного следования ей народа. Стадо! Нет, хуже - варвары!
  Я беспрестанно ругалась, кажется, пару раз даже вслух, пыталась перебороть себя, убедить. "Это всего лишь светлая, мне нет никакого дела до нее. Пусть ее выдают замуж хоть за всех демонов сразу! Мне все равно!!!" Однако мой мозг лихорадочно просчитывал все возможные варианты, перебирал и отвергал массу идей и все-таки в итоге остановился на том, что мне придется выручать девчонку, так или иначе. Решив, я уже не отступала. Таково мое основное правило - принять решение и действовать, не колеблясь и не терзаясь бесполезными сомнениями.
  Профессиональным взглядом я выделила из толпы подходящую для моих целей женщину. Мне следовало предварительно уточнить пару моментов до начала осуществления плана по спасению незнакомой эльфийки. Для этого я обратилась с вопросом относительно будущей жертвы моей нехитрой интриги к первой попавшейся девушке. Пришлось применить все актерские способности для придания голосу и лицу выражения доброжелательного любопытства:
  - О, простите, - я старательно округлила глаза, - не хотела навязываться вам, но помогите мне разрешить сомнения.
  - Конечно, сударыня, - девушка оказалась благожелательной, скользнула по мне быстрым оценивающим взглядом и приветливо улыбнулась. Меня не обманешь, но сейчас плохо скрытое опасение собеседницы было только на руку. Разумеется, не каждый день с тобой заговаривают столь сиятельные особы как я!
  - Прошу вас, назовите мне имя во-он той дамы, - я кивнула на интересующую меня персону, - видите ли, я определенно знакома с ней, но запамятовала ее имя. Будет так неудобно, если она со мной заговорит, а я назову ее как-нибудь неправильно!
  - Ох, сударыня, да это же Катанья Фра"Сун! - Девушка снизила голос до заговорщицкого шепота. - Она самая скандальная среди всех присутствующих! Очень хорошо, что вы сначала подошли ко мне и не дали ей понять, что забыли, как ее зовут - она бы такой шум подняла! - И барышня, старательно раскланявшись, предпочла исчезнуть во избежание каких-либо инцидентов.
  Я мысленно похвалила себя, что не ошиблась в определении характера той человечки, которую подметила для воплощения в жизнь возникшей идеи, и смело направилась прямо к этой жуткой скандальной женщине. Она и правда выглядела жутко - толстая, опутанная кружевами и рюшами на нежно голубом платье, что придавало ее внешности синюшный оттенок и совершенно неуместный вид отчаянно молодящейся старухи. Кошмар! Убить ее портного, просто растерзать на месте за такую безвкусицу! И мало ей нелепого наряда, так она, похоже, еще искупалась в пряностях. Удушливый и приторно сладкий аромат, окутавший женщину, на секунду лишил меня обоняния.
  Я сделала небольшой крюк по зале и подошла к женщине со спины, обратившись к ней тем же тихим заговорщицким шепотом, который минуту назад позаимствовала у девушки:
  - Такой чудный вечер, не правда ли?
  Госпожа Катанья ошарашено повернулась на мой голос, но, увидав шикарно одетую дроу в своих собеседницах, буквально расцвела на глазах и закудахтала что-то приторно льстивое. Я ожидала со стороны толстухи именно такой реакции, так что в ответ старательно скалилась в улыбке, сдерживаясь от того, чтобы не свернуть ей шею от душившего меня отвращения.
  - Да-да, восхитительно, - я понятия не имела о чем она только что спрашивала, просто уловила вопросительные интонации, - а вы слышали последнюю пикантную новость? - Женщина клюнула на мою нехитрую приманку, ее глаза уже загорелись в предвкушении скандала, и я решила не разочаровывать благодарную слушательницу. - Представляете, мне только что стало достоверно известно, что муж уважаемой всеми в обществе госпожи Катаньи Фра"Сун изменяет ей во-он с той замухрышкой! - И я неопределенно махнула рукой в толпу.
  После высказанной наглой клеветы я имела сомнительное удовольствие наблюдать, как толстое лоснящееся лицо этой во всех смыслах потрясающей женщины становится пурпурно-бордового цвета. Она тяжело задышала, зашипела сквозь стиснутые зубы какие-то скабрезности. Глаза Катаньи стали размером с едва видимую щелку, и вот, придя в абсолютную боевую ярость, уважаемая госпожа Фра"Сун направилась к той, которую ее больное воображение определило как соперницу.
  Я не стала терять понапрасну время и смотреть продолжение разыгранной сцены, а развернулась и бегом кинулась к светлой. Сзади уже раздавались негодующие крики, отчаянные вопли боли, вскоре полетели чьи-то выдранные волосы, обрывки платья и цветные ленточки. К дерущимся бабам ринулась вся стража, покидая посты в коридорах и пытаясь разнять драчуний. Я же в это время схватила вяло сопротивляющуюся светлую за руку и потащила ее в пустой коридор. План по спасению удался на славу, оставалось дело за малым.
  Поначалу девчонка двигалась за мной вполне шустро, но около первого окна остановилась. Я громко и выразительно выругалась, не ожидая сопротивления в тот момент, когда уже почти выполнила задуманное, и только потом обратила внимание на неестественные ярко-зеленые глаза светлой...
  
  7.
  Метла - это верный друг и помощник. Чаще всего метлу ведьма создает сама, но иногда возможны случаи, когда чужая метла, переходя по наследству, признает хозяйкой другую ведьму. Создание метлы - кропотливый процесс, требующий массу времени и различных ингредиентов. Сам процесс описан в параграфе "Создание ведьмовской метлы и способы ее приручения", здесь же стоит отметить, что чаще всего метла приобретает черты характера своей создательницы, реже - лишь ее отрицательные качества, увеличенные десятикратно. Ведьмаки метлой не владеют, да и создать ее не могут, но вместо этого пользуются активными ведьмовскими кругами в качестве стационарных телепортов, при этом не призывая в мир демонов.
  "Учебное пособие для начинающей ведьмы".
  Аранта.
  Разбудил меня деликатный стук. Я с трудом продрала глаза и открыла дверь. За порогом обнаружилась улыбчивая миловидная пухленькая девушка с занесенной для очередного стука рукой.
  - Добрый вечер, - зачирикала она, - я Марта. Отец прислал меня к вам и велел сопроводить до дворца. Мой отец - трактирщик. Я помогаю ему здесь, но на сегодня он освободил меня от работы. Прелестно, да? Ах, не правда ли, какой занимательный и необычный нам предстоит вечер - полный страхов и опасений! - По ее виду можно было сказать, что она просто жаждет этих страхов. Девушка выглядела такой веселой, да так быстро говорила, перескакивая с темы на тему, что я немного растерялась под ее напором.
  - А нам с вами точно по пути? - На всякий случай уточнила я, успев поймать паузу между восторженными заявлениями.
  - Ну конечно, - Марта так заразительно рассмеялась, что я невольно улыбнулась в ответ, - сегодня всем женщинам города по пути, точнее, у них у всех одна цель. О, позвольте сделать вам комплимент - вы так чудесно выглядите!
  - Спасибо, - я начала привыкать к ее манере вести беседу и сделала вид, что скромно потупилась, а сама быстро оглядела свое платье - не помялось. Хотя, в мятом было бы лучше - кому нужна королева с отсутствием вкуса и воспитания, которая не удосужилась нарядиться в опрятную одежду?!
  Дочь услужливого трактирщика не стала церемониться, а просто схватила меня за руку и протащила по лестнице вниз, ни на секунду не переставая щебетать, от чего виски уже начало ощутимо покалывать. Огибая стойку, она весело махнула отцу и выскочила на улицу. Я не могла ничего предпринять, потому что незамолкающая ни на секунду молодая особа твердо вела меня за собой и не обращала никакого внимания на неудобство быстрой ходьбы в длинных платьях. Признаться, дорогу при таком движении я плохо запомнила - во дворец мы не шли, а почти бежали, и уже на подступах к нему я поняла, из-за чего была такая спешка: от парадных дверей королевской резиденции вереницей тянулась очередь длинною в несколько десятков метров.
  Мы пристроились в конце, и за нами мгновенно возникли следующие невольные претендентки на роль будущей покойной королевы. Ждать было само по себе утомительно - поток женщин продвигался медленно и однообразно, да и к этому следует добавить непрестанный щебет моей юной сопровождающей. Она рассказывала обо всем подряд, перескакивая с пятое на десятое, мне же оставалось лишь временами утвердительно кивать головой и неразборчиво поддакивать. Я бы и рада была избавиться от назойливой спутницы, да только стало жалко девчушку. Ну не хамить же ей, в самом деле?!
  На пределе моего терпения очередь дошла и до нас. Стоящий в дверях человек в знакомой по глашатаям одежде (Марта шепнула, что он был распорядителем), равнодушно осмотрел нас, задержавшись на мне взглядом немногим дольше, и произнес с некоторым колебанием:
  - Вторая зала.
  - Зачем? - Я не поняла, что он хотел этим сказать, но Марта уже тащила меня по коридору, за несколько секунд поведав буквально в подробностях обо всех тонкостях кровожадной традиции. Да, тяжело было выбирать этому распорядителю- эльфийкам ведь по местным правилам этикета положена первая зала, а я вот так скромно одета, что была бы в ней неуместна. А он молодец, даже выражение лица не изменил, сохраняя его равнодушным и непроницаемым - мне бы так!
  Мы попали в первый зал, но меня так утомили девушка, ожидание неизвестно чего, да и просто наше стремительное продвижение по городу, что я вяло шагала вслед за новой знакомой, которая ловко лавировала среди толпы. Меня одолевали нехорошие мысли и предчувствия - вся моя природа протестовала против этой извращенной пытки, именуемой местными жителями по-простому "бал".
  Во вторую залу мы попали из второго же коридора. Здесь я огляделась внимательнее, но не восхищаясь блеском и красотой архитектурного творения, коим я искренне считала дворец, а в поисках надежного укрытия. Увы, зала была круглой, задрапированной множеством портьер цвета молодой травы, и имела всего два выхода - тот, через который мы вошли, и другой такой же коридор, ведущий в третью залу. Вдоль стен расставлены столы, а женщины растеклись по всему центру. Видимых и доступных путей к отступлению не было. Укрытия тоже.
  Я справедливо посчитала, что в образованном столами уголочке справа от входа меня будет менее всего заметно. Марта уже успела куда-то испариться, что меня несказанно обрадовало, но зато вскоре я заметила виденную еще днем темную, с императорским достоинством прогуливающуюся среди дам. Я была не в том настроении, чтобы чему-то удивляться, наоборот, старательно вжималась в стол и по возможности пряталась за спины окружающих меня женщин. Сердце колотилось все быстрее и быстрее в предчувствии беды, и я искренне пожалела, что не могу слиться цветом с портьерами.
  Интуиция не подвела. Вплывший в залу монарх небрежно показал пальцем в мою сторону, как будто кроме меня в зале больше никого не было, и жестом велел слугам унести его прочь. Король плохо выглядел, даже корона несуразно съезжала ему на нос. По всей видимости, болезнь настолько иссушила здешнего государя, что она (корона то есть) попросту стала ему велика. По традиции я в новом качестве будущей мертвой королевы была свободна до окончания бала, в пределах дворца, конечно, а затем стража отвела бы меня к королю на церемонию бракосочетания.
  Я стояла, лихорадочно обдумывая способ побега, но внезапно из прострации меня вывел какой-то шум. Оглянувшись, не поверила глазам: какая-то очень тучная дама, наряженная в нежно-голубое платье, с остервенением вцепилась в волосы другой, не менее тучной, но более удачно одетой. Они так яростно размахивали кулаками, что зацепили рядом стоявших, а те в свою очередь, не разобравшись, кидались на товарок - началась настоящая потасовка, которую уже бежали разнимать стражники. Дюжина растерянных воинов в парадном облачении вызывала сострадание, но вот как следует посочувствовать им мне не дали. Темная появилась внезапно прямо из ниоткуда и намертво вцепилась в мою руку. Девушка держала меня крепко и уже целенаправленно волокла в коридор. Я не верила своему счастью - спасена!
  Уж не знаю, на что рассчитывала дроу, но упускать удачу я не собиралась и затормозила рядом с окном. Щелкнула пальцами, призывая метлу, и... ничего не произошло. Однако опасность была замечательным стимулом быстрее шевелить мозгами - умирать во цвете лет не хотелось. Каким-то шестым чувством догадалась, что в пределах замка магия и колдовство погашены. Но я рассудила, что на территории дворцового парка (аллеи, парка, двора - какая разница, я не сильна в этих хитростях!) магам нет объяснимого смысла тратить свою энергию. А уж если это эффект от какого-то амулета, то у него должны быть разумные пределы действия, границы, где артефакт уже не имеет силы. И этим можно и даже нужно срочно воспользоваться.
  - Демоны тебя забери! Не будь дурой, - зашипела на меня дроу, и тут же осеклась. Ага, разглядела мои глазки. Но мне сейчас безразлично ее мнение. Важнее спастись!
  - Ты со мной или остаешься здесь? - Я вновь прищелкнула пальцами. Уповая на верность расчетов, на этот раз довольно опасно для здоровья высунулась из окна, чтобы проделать эту несложную манипуляцию. Пока ждала свою метлу, получила от спасительницы утвердительный кивок.
  Метелка, так ее разэтак, позволила нам на себя сесть, но стоило только отлететь на пару метров от дворцовых ворот, тут же начала брыкаться. Это было ужасно: темная судорожно сжимала мои плечи (синяки мне обеспечены), громко и витиевато ругалась (я даже заслушалась!), а метла скачками неслась то вверх, то вниз. Я привычно стиснула деревяшку и постаралась придать голосу твердость при укрощении строптивой метлы:
  - Слушай, поганка, твоей хозяйке и ее гостье сейчас грозит смертельная опасность. Если будешь так себя вести, то нас убьют, а ты непременно останешься одна. И тогда тебя обязательно кто-нибудь найдет. И вот он-то уж точно будет тебя, наконец, использовать по назначению! Он будет мести тобой сор в подворотне! И, поскольку ты такая противная, то уже к вечеру следующего дня гореть тебе в костре! - По окончании вдохновенной речи я испытывала и облегчение и стыд, потому что метла (зараза такая!) полетела плавно и быстро, а темная прожигала мне затылок тяжелым взглядом.
  Некоторое время мне понадобилось, чтобы сориентироваться, ведь дорогу от трактира до дворца так и не успела запомнить. Наконец мы пролетели мимо центральной площади со статуей моего неудавшегося царственного супруга, и тогда я уверенно направила метлу в сторону трактира. Вот как в воду глядела, когда оставляла окно открытым! Надо бы взять на вооружение в следующий раз! Хотя, мне и одного-то много.
  Метла под моим неусыпным руководством плавно зависла рядом с окном, а я ловко подхватила приготовленные заранее вещи. Мы вновь набрали высоту.
  - Тебе нужно куда-нибудь заехать? - Чуть обернулась к темной, продолжая управлять помелом.
  - Да, в больницу для душевнобольных! - Рявкнула та в ответ, и тут же нормальным будничным голосом пояснила, - на улицу по левую руку от памятника, шестой дом от площади. Мне потребуется ровно пять минут.
  Я кивнула и направила метлу в нужную сторону. Времени на расспросы нет, да это и подождет. Сейчас главное как можно быстрее покинуть варварский город!
  Указанный дроу трактир меня разочаровал. Я ведь полагала, что такие прекрасные незнакомки обязаны жить в роскошных особняках, где кругом посажены цветы и суетятся безропотные слуги в ожидании госпожи. А тут нас встретило грязное серое мрачное здание сродни тем трущобам, куда я нечаянно забрела несколько часов назад.
  Я опасливо приземлилась недалеко от входа и помогла темной слезть с метлы. Улица оказалась пуста, несмотря на то, что в подобных подворотнях обязаны были копошиться бродяги и возвращаться домой пьяницы. Мое сердце не подавало признаков тревоги, так что я решила, что за пять минут с нами ничего не случится. В любом случае, теперь со мной лук и готовность во что бы то ни стало выбраться из города, утонувшего в варварских кровожадных традициях.
  - Жди меня здесь, - эльфийка даже не обернулась, чтобы убедиться в том, что я ее услышала, и широким быстрым шагом скрылась за дверью трактира.
  Дожидалась свою непредвиденную спутницу с пользой для нас обеих, хотя и прошло куда больше обещанных пяти минут. Пришлось потратить время на похвалу метлы и обещание вплести ей в помело свежие веточки мяты. Я постаралась всячески подластиться к строптивице, чтобы без приключений покинуть этот сумасшедший город. Метла расслабленно покачивалась в моих руках, наслаждаясь моментом торжества, и попыток сопротивляться больше не делала.
  Темная вернулась бесшумно, лишь едва слышным хмыканьем обозначила свое присутствие. Я вздрогнула от неожиданности, а девушка окинула удивленным взглядом картину по усмирению транспорта, и, ни слова не говоря, невозмутимо уселась сзади меня на черенок. Спокойное выражение лица и невозмутимый взгляд были отличной маской для дроу, но по тому, как девушка отчаянно вцепилась в мои плечи, я догадалась, что как бы она не притворялась, все-таки боится до дрожи! Эльфийка успела переодеться в мужской костюм и захватить вещевой мешок, так что я невольно позавидовала ей - лететь в платье доставляло массу хлопот. Широкая юбка не только хлестала по ногам, но и того и гляди грозила взвиться в воздух и закрыть мне обзор.
  Метла исправно летела на север, куда я теперь стремилась со всей возможной скоростью, желая оказаться как можно дальше от Фарфайна с его дикими традициями. Однако моя деревянная бедняга не могла долго выдержать наш с темной двойной вес, ведь раньше я летала одна и практически налегке. Поэтому из-за такой незапланированной нагрузки постепенно скорость помела замедлялась, и мы неминуемо теряли высоту. Часа за три до рассвета запас сил метлы практически весь израсходовался, и мы с моей новой знакомой вынуждены были приземлиться в рощице недалеко от тракта. Встав в полный рост и с наслаждением разминая ноги, мы обе одновременно с облегчением выдохнули. Я рассмеялась.
  - Спасибо! Ты спасла мне жизнь!
  - Не за что. Ты увезла меня из города в нужном мне направлении. Прощай. - И темная решительно развернулась к тракту.
  - Эй, как так прощай? Так нам же с тобой по пути! Давай вместе пойдем! Я всегда мечтала побывать в портовом городе: там, говорят, столько всего интересного!
  Темная заскрипела зубами, впрочем, это я скорее угадала по напряженно сжатым губам спутницы, нежели действительно услышала. Девушка медленно повернулась ко мне, но промолчала, лишь скользнула невозмутимо-равнодушным взглядом. Я решила, что это у нее такая проверка на пригодность меня в спутницы, поэтому лучезарно улыбнулась и предложила:
  - Давай хоть позавтракаем. У меня есть мясо, сыр и хлеб. Они, конечно, не совсем свежие, но после такого поспешного бегства как раз утолят голод. - Я достала перечисленные продукты, захваченные в дорогу еще в лесном домике ведьмы, и попыталась улыбнуться еще шире.
  Темная в ответ издала нечленораздельные звуки, вероятно, жаловалась небесам на навязчивую меня, но все же плюхнулась на травку и впилась зубами в предложенный кусок вяленого мяса. Я боялась, что она в любой момент исчезнет, но рискнула нырнуть в кустики и переоблачиться в удобный и куда более пригодный для путешествий охотничий костюм. В не сковывающих движений штанах было проще и привычней, и я с удовольствием присоединилась к новой знакомой.
  - Меня зовут Аранта, - представилась, деликатно отщипнув кусочек сыра, и выжидающе посмотрела на сотрапезницу.
  - Эгосихора, - недовольно буркнула дроу и демонстративно принялась медленно и долго жевать. Мне показалось, или она не желает со мной разговаривать?!
  - А я вот второй день как среди людей живу, а до этого целый век провела в лесу, - я не сдавалась, упрямо продолжая попытки завести разговор.
  -Угум-с...
  - Ну и ты уже, наверное, заметила, что я - ведьма, - я упорно пыталась разговорить мрачную молчаливую дроу.
  - Угу... Ням-ням-ням, - ей было до потолка кто я, что меня несколько оскорбило. Такое явное пренебрежение после совместного бегства оставалось для меня за рамками понимания.
  - Я, между прочим, умею колдовать, стрелять из лука, неплохо разбираюсь в травах, умею варить зелья и вообще - я много что умею! - Запальчиво отрекомендовалась, но никакой реакции не последовало. - Послушай, Ора...
  - Никогда. Не смей. Меня. Так. Называть! - Эльфийка шипела от негодования. Я согласно закивала головой и с трудом проглотила застрявший в горле кусок. "Ох, надо же, какие мы вспыльчивые!"
  Молча дожевала свою половину провизии и собрала вещи. Пока Эгосихора (ну язык поломать можно, честное слово!) приводила в порядок волосы и одежду, я немного углубилась в рощу и под терновым кустом тщательно замаскировала метлу. Оставлять свой транспорт здесь не боялась - когда понадобится, мое упрямое помело само прилетит в считанные секунды, стоит только щелкнуть пальцами, а таскать с собой такое явное свидетельство моей необычной профессии означало, по меньшей мере, смертный приговор от инквизиторов. Наставница не пожалела времени, чтобы вдолбить в мою бедовую голову эту нехитрую мысль.
  Мы уже около часа шагали по тракту, когда окончательно рассвело и начали появляться другие путники. Две бодро шагающие по утоптанной дороге и безмятежно беседующие эльфийки не привлекли бы к себе внимание посторонних, но тот факт, что рядом мирно шли темная и светлая, причем спокойно разговаривающие между собой, заставлял случайных прохожих и проезжих поворачивать голову в нашу сторону и с любопытством разглядывать. Поначалу меня это удивляло, но позднее дроу объяснила причины такой странной реакции прохожих.
  А мы тем временем действительно разговаривали, правда, мне это дорогого стоило - Ора (и никак иначе - мне мой язык дорог!) упрямо меня игнорировала в течение не менее получаса.
  - Какой чудесный день!.. - И все в таком духе. Я разливалась соловьем, а она лишь шипела нечто нечленораздельное и громко пыхтела от невозможности спустить пар. В конце концов, когда темы о погоде и природе иссякли, я решила действовать иначе, и, рискуя навлечь на себя гнев неразговорчивой спутницы, серьезно продолжила монолог. - Послушай, Ора...
  - Я тебя предупреждала! - Ага, заговорила, наконец! Продолжим, не стоит упускать такой великолепный случай завести беседу, а то разговаривать с самой собой в то время как под боком есть собеседник... нет уж, я уже намолчалась за время жизни в лесу.
  - Да-да, извини, так вот, я уже говорила тебе, что всего второй день как из лесу выбралась? Ты знаешь, мне все кажется таким удивительным! Ты вот мне объясни, пожалуйста, как так может быть, что в том городе был свой собственный король. Я, к примеру, думала, что у короля должна быть своя страна, ну, хотя бы княжество, а здесь всего один город, а он - король. Это разве нормально?
  - Нормально, - буркнула "велеречивая" собеседница, но тут же заметила недоумение на моем лице и сделала над собой титаническое усилие, чтобы пояснить свою мысль, - видишь ли, до недавнего времени действительно было то, что ты описывала, но около дюжины десятилетий тому назад по континенту прошла волна междоусобных войн. В результате те небольшие княжества, которые были вассалами своих монархов, и, по сути, составляли страну, объявили себя независимыми государствами, - Ора подозрительно посмотрела на меня удивительными непроглядно черными глазами, - а что ты, собственно, знаешь о мире?
  - Ну-у, - я напрягла свою память, но там оказалось подозрительно мало того, что можно было бы напрягать, - моя наставница говорила, что около века провела в затворничестве в лесу до моего появления, поэтому, видимо, ее сведения несколько устарели. Но я знаю, - поспешно начала припоминать, - что наш континент называется Роздвирг, и что посередине его с севера на юг пересекают горы, через которые возможно перейти где-то посередине, где есть два довольно больших и широких ущелья, пригодных для прохождения даже больших караванов. В западной части Роздвирга есть два леса - Темный и Светлый, которые, по сути, являются странами, соответственно, темных и светлых эльфов, но они закрыты для всех, кроме проживающих в них эльфов, правда не понимаю почему, но это не важно. Насколько я знаю, западная часть Роздвирга мало изучена и практически не посещаема, а вот восточная полностью обжита и заселена. - Закончила я, гордая своими познаниями.
  -Э-э... - Ора выглядела озадаченной, - это все, что ты знаешь?
  - Ну да, - я даже немного обиделась от того, что она столь низко оценила мои знания, - я же говорила, что всю жизнь провела в лесу.
  - Ага, - туманно кивнула моя спутница и сосредоточенно нахмурила брови, - ну, в общих чертах ты все верно описала, только Загорье не такое уж и неизученное. Но тебе это и не нужно, наверное. Придешь в город, сходи к старьевщику за картой, если интересно. А, как ты говоришь, восточная часть Роздвирга действительно густонаселенна не только людьми, но и всевозможными представителя иных рас. На счет других не интересовалась, знаю только, что гномы живут общинами и очень трепетно относятся к своей даже пра-пра родне, а вот у эльфов в каждом городе есть некое представительство, названное Домом. У каждых свой Дом, и у темных и у светлых. В них можно останавливаться и даже жить любому эльфу совершенно бесплатно, но в ответ хозяева могут попросить о какой-нибудь услуге и будет считаться плохим тоном отказывать в ней. Также в каждом городе есть представительства всевозможных гильдий, и если ты состоишь в одной из них, то можно в любом представительстве не только остановиться, но и подучиться чему-то, конечно, за разумную плату.
   Она на секунду замолчала, чтобы перевести дыхание, и продолжила тем же слегка надменным менторским тоном.
  - Так вот, о городах. Как я уже говорила, около дюжины десятилетий назад они стали независимыми и у каждого города-королевства появился свой правитель. Вокруг всякого города есть несколько деревень, за счет чего они и существуют, а общая централизованная власть нам уже ни к чему. Население быстро смекнуло, что родному правителю налогов придется платить гораздо меньше, поэтому крестьяне добросовестно поставляют в города продукты, выращенные на полях, а также скотину и многое другое. Таким образом, за счет натурального хозяйства, налогов и торговли города-государства существуют и процветают. У каждого короля есть армия, но она выполняет скорее функции охраны жителей от них же самих, потому что войн с тех пор так и не было, а между собой все правители уживаются вполне мирно: ведут торговлю и выстраивают дипломатические отношения. А вот что касается Загорья, то наверняка я знаю лишь то, что там есть жизнь и она вполне цивилизованна. Еще временами доходят слухи о беспрерывной войне между темными и светлыми. Вот поэтому и здесь в каждом городе Дома темных и светлых между собой не воюют, конечно, но держатся более чем отчужденно. И это несмотря на то, что все мы, по сути, были созданы Древними Богами. Я, конечно, не сторонник теории мира во всем мире, но иногда на досуге задаюсь философскими вопросами...
  - Древними Богами? - Я сосредоточенно покопалась в памяти, но как назло перед моим мысленным взором всплывали разрозненные воспоминания. - Ора, расскажи, пожалуйста, о них подробнее.
  - М-мм... - темная задумалась над ответом, пропуская мимо ушей непочтительное обращение, - я и сама не сильна в теологии... Знаю, что наш мир был создан Древними, а затем населен эльфами и гномами. Потому-то нас, эльфов, и называют перворожденными, так как Древние Боги первыми сотворили именно нашу расу. Так вот, эти самые Боги продолжительное время занимались обустройством мира, его населением и управлением, а потом ушли. Историки выдвигают разные версии, но большинство сходятся на том, что Богам просто наскучил наш мир и они ушли в другой. После себя Древние оставили замену - Новых Богов. Их, как ты знаешь, пять. Эта эпоха вошла в историю под названием Время Великого Ухода. Оно ознаменовалось Великой Войной, в результате которой был полностью уничтожен один из материков. Тогда между собой воевали все, но постепенно Новые Боги захватили власть над нашим миром и установили свой порядок. С тех пор никто не смеет громогласно осквернять имена Богов, ведь они достаточно молоды и вполне могут явиться ослушнику с праведным гневом и не всегда справедливым наказанием...
  Я чуть ли не с открытым ртом слушала Ору, ловя каждое ее слово, и впитывая полученные знания, заменяя ими те устаревшие, которыми одарила меня наставница. Моя новая знакомая помимо прочего сообщила, что Роздвирг - это своеобразное "сердце мира", однако кроме него существует еще несколько континентов: Хелиопс (материк, непригодный для жизни, уничтоженный во время той самой Великой Войны), Трилистник (второй по величине после Роздвирга), Торгиг (оплот пиратов и контрабандистов) и Исак-Рин (самый маленький материк, который славится своими воинами и наемниками). Дроу вскользь упомянула, что самым загадочным по сей день является Хелиопс, потому как это земля призраков, умертвий, личей, упырей и прочей нежити. Нередко они встречаются и на других континентах, но здесь ими заполнено все. Я же со своей стороны вспомнила, как однажды читала в какой-то древней книге, что именно на Хелиопсе расположен самый сильный ведьмовской круг. А еще Варфоломина как-то раз обмолвилась, что там самое тонкое пространство (только что бы это значило?!), и прорывы Инферно не совершаются лишь по причине отсутствия живых существ. Опять же, для меня это пустой звук, но почему-то сведения в голове осели и качественно закрепились.
  Мало того, что мне было безумно интересно все касающееся нового для меня, как выяснилось, мира, так и эльфийка оказалась превосходной рассказчицей - так ярко, просто и вместе с тем подробно все описала! Похоже, последнюю мысль я высказала вслух, потому что Ора вдруг смущенно закашлялась.
  Мы бодро шагали по людному тракту, где постоянно приходилось огибать неторопливые крестьянские телеги, нагруженные обозы караванов и просто отдельно шедших путников. Над нами сияло полуденное солнце, окаймленное легкой пушистой дымкой облаков, и двигаться под палящими лучами по пыльной дороге было затруднительно. Ора обнаружила в моем лице благодарного слушателя и теперь не могла остановиться, вываливая на меня все новые и новые знания по истории, географии, экономике и немного о политике. Она была великолепно образованна, поэтому до ближайшей деревни я успела выяснить практически все о портовом городе, куда мы держали путь.
  Солнце стояло в зените, когда мы, уставшие и голодные, зашли в большую и богатую деревню. Хотя деревней ее язык не поворачивался назвать, но в то же время до города она не дотягивала. На подступах в Пьерпон (а поселок назывался именно так) путников встречал большой добротный трактир, и мы, недолго думая, зашли в гостеприимно распахнутые двери.
  Внутри оказалось вполне уютно: в камине на противоположной от входа стене жарился сочный поросенок, такой румяный, что рот мгновенно наполнился слюной; до блеска начищенная деревянная стойка по пояс скрывала внушающего уважение трактирщика, который смахивал скорее на бывшего вояку, чем на хозяина жарящегося хрустящего поросенка; несколько добротных столиков с лавками и стульями - кому как больше нравится, и почти пустой полутемный зал с волшебными аппетитными ароматами. Почти пустой... кроме сидящей в углу четверки таинственных личностей, укутанных плащами по самый подбородок.
  Я дернулась было по направлению к ним, но Ора, не заметившая мой маневр, протащила меня к стойке и потребовала у хозяина сытный обед и две комнаты. Мужчина флегматично принял заказ и вежливо проводил нас к столику. На его пальцах я заметила странную татуировку в виде змеи с точечками. Может, это память о какой-нибудь военной кампании? Но нет, Ора же говорила, что войн уже давно не было. А хозяин этого замечательного во всех смыслах трактира тем временем усадил нас так, что я оказалась спиной к загадочной четверке.
  - Ора...
  - Я тебя предупреждала!!!
  - Ах, да, прости. А зачем нам комнаты? - Я чувствовала себя уставшей, но это не мешало мне предпринимать попытки обернуться назад. К несчастью темная не оставила мне возможности сделать это, ответив надменным и презрительным тоном, который, я думала, она оставила в той памятной рощице:
  - До портового города расстояние займет большую часть дня, ты хочешь прийти к закрытым воротам и ночевать под стеной? Стражники нас все равно до рассвета не пустят. Лично я предпочитаю отдохнуть на кровати и со свежими силами трогаться в путь. И не верти головой, не следует показывать свое невежество и любопытство!
  Я покорно кивнула и, надувшись, уставилась в стол.
  Когда хозяин осчастливил нас принесенными тарелками, горшочками и кувшинчиком с парой кружек, трактир начал наполняться посетителями. Видимо, местные жители предпочитали обедать именно здесь, собираясь в тесные компании, чтобы обсудить последние новости деревни. Следуя примеру новой подруги, я церемонно и неторопливо поглощала пищу, делая вид, что происходящее в трактире меня вовсе не интересует, хотя, если бы не Ора, то набросилась бы на еду не хуже работяг - на свежем воздухе и после долгого пешего пути аппетит разыгрался не на шутку.
  Во время трапезы нас окружили степенные разговоры деревенских, и я жадно вслушивалась в них, ловя каждое слово, но при этом стараясь не поднимать глаз от тарелки. После того, как выяснилось, что мои знания о мире далеки от действительности, я старалась при малейшей возможности их пополнить. А в деревне, да еще и в трактире, можно было услышать массу последних новостей и сплетен, ведь жителям все равно надо обсуждать происходящее, чтобы оставаться в курсе событий, хотя бы и на местном уровне. Все одно - информация. А мне ее сейчас ох как не хватает!
  Мое жадное до новых сведений внимание привлек один столик, расположенный слева от нас - сидящие за ним обсуждали зверства, учиненные оборотнем. Я заинтересовалась и внимательно прислушалась, стараясь одновременно припомнить учебник по нечисти и понять о чем идет речь в разговоре. После нескольких фраз с яркой экспрессивной окраской поняла, что в этой с виду мирной деревне завелся самый настоящий оборотень, который на протяжении долгих лет задирал жителей и проезжих, но охотников разобраться с ним не было, а население своими силами справиться не могло. Хуже того - люди просто не знали как вычислить чудовище. На днях была убита сестра одного из обсуждающих, и я невольно пожалела не только мужчину, в голосе которого сквозило отчаяние, и его мертвую сестру с оставленными на произвол Судьбы малолетними детьми, но и всю деревню.
  Ора уже закончила обед, а я, потеряв аппетит от печальных известий, ковырялась в тарелке. Я подумала, что бокал вина немного поднимет мое упавшее настроение и придаст храбрости в осуществлении возникшей идеи, с чем и потянулась к кувшинчику. Но меня остановило появление трактирщика, невозмутимо водрузившего на наш стол корзинку со странными черными розами, которые издавали необычный нежный и терпкий аромат. Мне же хозяин протянул бокал уже знакомого рубиново - красного вина с пурпурными и розоватыми оттенками. Я аж поперхнулась от неожиданности.
  - Это велено передать вам, прекрасные сударыни, господами, изволившими у меня отобедать, - степенно заявил трактирщик.
  Ора разглядывала цветы с таким видом, будто ей преподнесли корон - недоверчиво и радостно. Я поспешно подскочила и обернулась, но столик в углу был уже свободен - таинственная четверка успела исчезнуть.
  - Спасибо, уважаемый, - поблагодарила хозяина, кивком отпуская его, и посмотрела на темную, - нравятся?
  - Что это? - Она ошарашено оглядывала заведение в поисках дарителя.
  - Это цветы, и насколько я могу судить - розы. Только я таких раньше не встречала, - я покачала головой и пригубила изумительное вино, - это нам подарено теми посетителями, которые прибыли раньше нас. Когда мы зашли, они уже сидели за столиком в углу.
  - Я их заметила, поэтому и села напротив тебя, чтобы следить за ними, но в какой-то момент они улизнули, я и отметить не успела, - Ора придвинула к себе корзинку.
  Растерянная дроу хотела понюхать цветы, как и всякая девушка при виде ароматного цветущего подарка. Уже начала наклоняться к черным бутонам, но внезапно я почувствовала внимательным ко всяческим неприятностям сердцем звонкий сигнал тревоги и, не раздумывая, выхватила корзину из тонких ручек новой знакомой. Осторожно раздвинула необычные розы и, запустив руку внутрь, ловко схватила притаившуюся в ней змею. Сердце не ошиблось - змея была ядовитой.
  - Демоны их забери! Да чтоб у них плащи в прах рассыпались! Да чтоб они трижды себе шеи свернули! - Ора вдохновенно бранилась, не обращая внимания на притихших посетителей таверны. Все правильно, беспощадная дроу в своей стихии, вся такая грозная и гордая. Я лишь печально вздохнула. Но эльфийка не переставала меня удивлять, в очередной раз совершив нечто из разряда вон выходящее.
  Темная достала из своего заплечного мешка маленький стеклянный пузырек, который зажала в левой руке, правой же выхватила у меня змею. Она не прекращала на все лады костерить неизвестного поклонника, лишь чуть-чуть приглушила голос, но от этого пожелания таинственной четверке становились все мрачнее и смертоноснее. Дроу тем временем аккуратно сцедила в пузырек яд, сдавливая голову гадины под самым основанием, а потом... В какой-то неуловимый глазу момент из широкого рукава камзола моей спутницы появилось короткое лезвие клинка. Одно молниеносное движение - и змея лежит на столе с отрезанной головой. Я потрясенно хлопала глазами.
  - Хозяин! - Громкий окрик Оры вывел меня из ступора, а тот уже спешил к беспокойным посетительницам. Увидав гадину, мужчина всплеснул руками. Взволнованный трактирщик долго и пространно извинялся перед нами за досадное происшествие. Наконец, объявив, что обед был за счет заведения, мужчина быстро выпроводил нас в комнату (оказалось, что все остальные были заняты) во избежание продолжения скандала.
  Ора, не обращая на мою растерянную физиономию ни малейшего внимания, рухнула на кровать прямо в сапогах и блаженно закрыла глаза. Я помялась у порога, но потом быстро проанализировала всю ситуацию. Дроу не так проста, как казалась со стороны. Спрятанное в ее рукаве оружие только подтверждало мою внезапно возникшую уверенность, так что, более не сомневаясь в правильности принятого решения, я подошла к ней и тихо предложила:
  - Ора, давай убьем оборотня.
  
  8.
  Где великая честь, там и великая нечисть.
  Эгосихора.
  Какой же беспросветной деревенщиной оказалась моя неожиданная спутница! Эта светлая не знала ровным счетом ничего! Как же у нее хватило ума выбраться в мир? Да с таким представлением о нем для здоровья полезнее в лесу отсиживаться! Пусть останется глупой, но зато живой и невредимой. Ее же убьют сразу, не задумываясь, а эта ведьма недоученная со своим хваленым колдовством даже глазом моргнуть не успеет!
  Продолжая заниматься ликбезом и мысленно проклиная девчонку да самое себя за непонятную тревогу, мы добрались до деревеньки. Хорошая такая деревня, Пьерпон, кажется. Я здесь часто бывала, даже знаю местного трактирщика - он из наших, только непосредственно убийствами не занимается, хотя уважаем всей гильдией. У них с матушкой были какие-то общие дела, но посвятить меня в них никто не удосужился, а я с детства была приучена не задавать лишних вопросов. Позже я начала в этом серьезно сомневаться, потому что светлая то и дело выводила меня из себя.
  Мы зашли внутрь, и мой наметанный взгляд сразу приметил четверку странных личностей, укутанных плащами. На крестьян они не тянули. Не торговцы - об этом говорила почти военная выправка, прямая осанка, гордая посадка головы и широкий разворот плеч. Сопоставив все детали, я также решила, что это не люди. Двое чуть стройнее и повыше среднестатистического человека. Скорее всего - это эльфы. Третий был чем-то на них похож, может быть полукровка, а четвертый либо великан, либо орк, второе вероятней. Меня не смутило, что я не могла видеть их лиц, просто я о многом могла судить по фигуре, позе, росту и некоторым другим неприметным и едва уловимым взгляду деталям.
  Моя спутница, эта самоубийца недоделанная, дернулась в их сторону (решила и с ними познакомиться?!), но я невозмутимо пресекла ее попытку и потащила к стойке. Хозяин, кажется, его звали Трен, прищурил глаза и едва заметно кивнул, давая понять, что узнал меня и приветствует. Я ответила легким движением ресниц - все поняла, но открыто говорить не будем.
  - Добрый день, уважаемый, - обратилась я к трактирщику, отвлекая внимание светлой от загадочной четверки, зато глазами указывая на них Трену.
  - Приветствую вас, прекрасные сударыни, - несколько едва уловимых глазу жестов и спокойный взгляд. Понятно, важные особы, инкогнито, драться не будут, мне не интересны и держаться от них следует подальше, - что бы вы желали заказать?
  - Полный сытный обед, да две комнаты, - неприметными знаками дала понять, что жилье желательно напротив, но получила ответ такими же знаками, что комната осталась всего одна. Опустила глаза в знак согласия.
  Трен проводил нас за столик. Аранта, невозможное создание, все порывалась оглянуться на незнакомцев, и мне пришлось ее немедленно одернуть. Эта дурочка никогда прежде не видела людей в плащах? Или не понимает, что скрытое лицо является признаком нежелания привлекать интерес со стороны любопытных? Обед подоспел скоро, а вместе с ним и множество посетителей. Четверка оказалась спрятанной от меня спинами деревенских, но я успевала заметить то край плаща, то тень, мелькавшую на стене, так что мне не сложно было удерживать их в поле зрения. Светлая, слава Богам, молчала.
  Я уже почти закончила трапезу, когда заметила Трена, подошедшего к нашему столу с корзиной цветов в одной руке и бокалом красного светло-эльфийского - в другой. Но когда он поставил цветы передо мной, а вино перед Арантой, я, к своему стыду, растерялась. А вот девчонка, наивно хлопая глазами, как-то очень наигранно удивилась, будто вероятность такого исхода допускала, но знать наверняка не знала, и под конец своей немой пантомимы она весьма достоверно поперхнулась.
  Трен взглядом и парой жестов дал мне понять, что сам ничего не знает и мне не советует интересоваться. Я вновь слегка кивнула, соглашаясь. Видимо, таинственные путники внушали ему уважение, а это дорогого стоит.
  Аранта подскочила и оглянулась, хотя я уже успела заметить, что столик в углу пустует. Замечательно! Ведьма знает нечто, чего не знаю я?!
  Светлая кивком головы отпустила хозяина. Трен предварительно посмотрел на меня, получил едва заметный кивок и удалился. Девчонка подняла на меня необычные зеленые глаза
  - Нравятся?
  - Что это? - Я оглядела таверну, но четверка точно испарилась в воздухе.
  - Насколько я могу судить - розы. Только я таких раньше не встречала, - моя навязчивая спутница думала, что сообщила мне новость! Да я и сама прекрасно знаю, что это розы, более того, такие розы растут только в Темном Лесу и отличаются от всех остальных сортов каменными шипами и никогда не увядающей красотой, даже в срезанном виде. Задавая этот вопрос скорее самой себе, я подразумевала, что бы это вообще означало. А светлая, видимо, принимая меня за совершенную дурочку, доверчиво поведала мне о четверых незнакомцах.
  Давно я не получала цветов, хотя вообще - получала ли? Хотела рассмотреть цветы поближе, потому что последний раз такие же розы видела в далеком почти забытом детстве, будучи еще наследной принцессой. Но Аранта, вдруг посерьезнев, выхватила у меня корзину, запустила в нее руку и вытащила змею. Ядовитую. А девочка-то еще не совсем пропащая!
  Скорее от облегчения я громко и с чувством выругалась, ведь змея означает лишь попытку убить меня (хотя, это могла быть просто чья-то неудачная злая шутка), а вовсе не нежные чувства тайного поклонника.
  Я хорошо разбиралась в ядах, матушка научила меня не только распознавать, но также добывать и приготавливать их, а терять такую неожиданную возможность пополнить свой запас не хотела. Светлая с ужасом наблюдала, как я сцеживаю смертельно опасные капли в маленький пузырек. Выжав змею почти досуха, молниеносным движением привела в действие механизм на наручах, скрытых широкими рукавами камзола, и обнажила катары. Короткий взмах - и змея обезглавлена.
  Я позабавилась про себя, наблюдая за округлившимися от изумления глазами светлой.
  - Хозяин! - Подоспевший Трен, увидав змею, моментально все понял. Не переставая извиняться, он дал мне понять, что сам разберется в произошедшем инциденте, так что я, не желая портить репутацию пользующегося уважением матушки трактирщика, покорно двинулась на второй этаж. Аранта шла следом.
  Зайдя в комнату, я с наслаждением упала на кровать. Моя жизнь, не бедная на приключения, приучила пользоваться каждой свободной минутой отдыха. Я уже почти провалилась в сон, когда услышала робкий и неуверенный голос светлой:
  - Ора, давай убьем оборотня.
  Я села и ошарашено уставилась на девчонку, гадая, не послышалось ли мне такое нелепое предложение сквозь дрему. А ведьмочка сбивчиво принялась пояснять свое заявление.
  - Понимаешь, пока мы обедали, я услышала разговоры местных о том, что в деревне уже долгое время бесчинствует оборотень. Он убил уже массу народу, но его никто не может не только поймать и убить, но они даже не понимают, кто из жителей может им быть. Ведь это так страшно - потерять близких, а тем более жить в постоянном страхе, что тобой закусит чудовище. Я же ведьма, я хочу помочь жителям. Но если ты против, я не настаиваю, сама как-нибудь разберусь. Я же все-таки умею не только колдовать, но и стрелять.
  - Ты в своем уме? - Я обеспокоенно оглядела ее - а вдруг эта дурочка не просто сумасшедшая, но еще и буйная?!
  - Конечно! - Эльфийка, кажется, оскорбилась. - Я не заставляю, не хочешь - не надо. Говорю - сама справлюсь!
  - Ты хоть представляешь, что такое оборотень? - Я предприняла последнюю попытку отговорить свою спутницу от суицида, но ведьмочка настойчиво желала покончить с собой.
  - Ну, я, конечно, раньше с ними не встречалась, но знаю, что их отгоняет запах можжевельника, убивает серебро и причиняет вред вода, благословленная жрецами любого Бога. Так что я вполне справлюсь! - И Аранта совершила странное, на мой взгляд, действие: открыла окно и положила свой заплечный мешок прямо под ним, оставив при этом у себя расчехленный лук и полный колчан стрел.
  - А окно ты открыла, чтобы оборотень поскорее сюда забрался, а вещи, стало быть,- приманка? - С издевкой уточнила я.
  - Нет, - светлая с детским достоинством и наивным превосходством посмотрела мне прямо в глаза. От ее пронзительно - зеленого упрекающего взгляда мне стало так неуютно, что появилось желание не только язвить, но и прямо оскорбить, чтобы стереть с лица дерзкой девчонки укоризненное выражение, - окно - на всякий случай. Я уже поняла, что всегда лучше перестраховаться.
  - Знаешь, ты хоть и ведьма, но ведь я - маг. Мне ничего не стоит заставить тебя остаться тут и покорно лежать на кровати, - я блефовала, сомневаясь в своей способности легко обездвижить ведьму, но ведь она-то об этом не знает.
  - Ты маг? - Остальное девчонка даже не расслышала.
  - Да, - я поморщилась. Ну вот, не было несчастья... теперь точно не отвяжется, - но темный, так что попрошу не орать об этом на каждом перекрестке.
  - О! Конечно, не переживай, я тоже до смерти боюсь инквизиторов, - я прям онемела от ее предположения! Нет, конечно, я опасаюсь их, но чтобы бояться?! Да еще и до смерти?! Аранта же продолжала развивать свою мысль, ничуть не заботясь о моем мнении на этот счет, - тогда ты точно должна помочь мне убить нечисть. Маги во все времена защищали людей, не наделенных подобным даром, от любых проявлений зла, и тебе сами Боги велели поступить как всякий уважающий себя маг - принять сторону добра и защитить ни в чем не повинных жителей деревни.
  - Ты сама веришь в то, что говоришь? - Я искренне восхищалась ее детской наивностью. Ведь поди ж ты, сто лет девахе, а рассуждает как дитя неразумное.
  - Ну... нет, - уже на выходе светлая растерянно оглянулась на меня, - просто я не знаю как еще тебя уговорить. Я ведь немного побаиваюсь, раньше оборотней убивать не доводилось. Но все-таки не отступлю - оборотня убить надо!
  Я долго и смачно сыпала ругательствами: на нее, убогую, на себя за свое проклятье, на ни в чем не повинного оборотня, и для того, чтобы отвести душу и не свернуть шею идиотке. Но делать нечего, та уже спускалась вниз, и я, сплюнув от досады, последовала за своей сумасбродкой.
  Новоявленная самоубийца с решительной мордочкой (это на нее так влияет светло-эльфийское красное?!) рассуждала, предварительно поинтересовавшись у трактирщика на предмет нахождения в деревне ближайшего храма:
  - Я думаю, что перед тем как искать оборотня, нам необходимо запастись благословленной водой, а затем поспрашивать деревенских о местах убийства и предполагаемом месте нахождения нечисти. У меня с собой есть веточка можжевельника, поэтому оборотень, даже будучи в облике человека, обязательно от меня шарахнется. Так что мы точно будем заранее предупреждены, и у нас будет достаточно времени, чтобы его обезвредить.
  "Боги! Да за что же мне это?!"
  Я вяло и нехотя плелась за светлой девчонкой, непрестанно ворча и бранясь в надежде, что это отобьет у нее желание браться за дело, превосходящее скромные возможности недоученной ведьмы. Таким образом, мы вскоре достигли небольшого, но украшенного всевозможными цветами, храма. Аранта спокойно вошла внутрь и с любопытством огляделась, я двигалась следом.
  Это оказалось святилище, посвященное Богине плодородия - Ярынье. Храм как храм, отличается от любого другого специфическим запахом трав, медленно тлеющих в многочисленных курильницах, а в остальном ничем не примечателен. Сама я исповедовала веру в Рисона - темного Бога, покровителя темных магов и некромантов. Нет, я, конечно, почитаю Богиню земли, но не до слепого поклонения ей. Помимо Новых Богов, к коим относятся уже упомянутые мною Ярынья и Рисон, ранее существовали и Древние, создавшие все сущее, но это было так давно, что храмы, воздвигнутые в их честь, не сохранились на Роздвирге, а на других континентах я не бывала. Допускала мысль, что и по сей день остались приверженцы древней религии, однако реальных фактов, подтверждающих это, ни разу не встречала и не слышала...
  Через парадные двери, увитые росписями с растительными мотивами, мы попали в главную залу, где в центре был установлен малахитовый алтарь, а вдоль стен расположились маленькие скамеечки. Во второстепенное помещение, предназначенное для проживания служителей храма, вел небольшой коридор, прятавшийся в углу справа от алтаря. Служитель здесь был не один, потому что я заметила мелькнувшую тень в коридоре. Впрочем, мне это не интересно, просто навыки впитались в кровь за время обучения и работы в качестве наемного убийцы.
  Я равнодушно оглядела маленького человечка, наряженного в жреческую хламиду, который торопливо шел к нам с целью приветствия в стенах святой обители. Аранта, встретив жреца сразу на входе, вежливо раскланялась и представилась. Ведьмочка попыталась было отрекомендовать ему и меня, но, получив мой недоброжелательный взгляд, осеклась.
  - Приветствую вас в храме плодородия, дети перворожденных, чем могу быть вам полезен? - Человечек смешно скрестил руки на необъятном животе.
  - Видите ли, мы с подругой, - отчетливо послышался мой глухой рык и скрежет зубами, - так вот, мы с подругой узнали о постигшем вашу деревню несчастье, - светлая продолжала, как ни в чем не бывало, не обращая внимание на мои злобные гримасы, призванные заставить ее перестать именовать меня своей подругой, - мы хотели бы помочь вам в борьбе с оборотнем, поэтому нам нужна благословленная великой Ярыньей вода.
  - Ах, как здорово! - Человечек уморительно всплеснул руками и проделал благословляющий нас жест. - Богиня услышала мои молитвы и послала вас в помощь. Да будут благословенны ваши дни и пребудут озаренными мудростью Ярыньи ваши мысли! - Я могла бы с ним поспорить при этом заявлении, но девчонка не оставила мне такой возможности.
  Произнеся свою тираду по благословлению нас, убогих, жрец стал наполнять две увесистые фляги водой. При этом он беспрестанно бормотал молитвы и творил священные знаки, что выдавало его волнение. Светлая, терпеливо ожидая свою воду, с жадным любопытством пробегала глазами по стенам храма, когда вдруг вся напряглась и зверем посмотрела на человека. Ну, надо же, какие метаморфозы! Я заинтересовалась происходящим, но старалась по-прежнему сохранять независимый вид.
  У эльфийки было несколько минут, пока жрец не протянул нам фляги, так что она успела взять себя в руки и шелковым голоском обратилась к служителю великой Богини:
  - Благодарю вас от чистого сердца. Расскажите нам, пожалуйста, об этом чудовище, когда оно появилось?
  Я возвела глаза к потолку за неимением открытого пространства, где можно было бы безмолвно обратиться к небесам. Опять теряем время. Если уж собралась валить оборотня, то шла бы по окрестностям, а не болтала со всяким попавшимся. Или у нее так проявляется дефицит общения, скопившийся за долгие десятилетия прозябания в лесу?
  - Да давно уже, - нахмурился жрец, отвечая на вопрос Аранты, - лет пятнадцать с тех пор прошло. Первые-то убийства мы списывали на счет диких зверей, потому что разодранные тела находили либо в лесу, либо около него. А лет десять назад убийства начали случаться и в самой деревне. С тех пор мы опасаемся по ночам выходить на улицу, особенно при полной луне. К сожалению, сегодня как раз такая ночь. Вы, дети, поосторожнее будьте, остерегайтесь тени и шорохов. Не ровен час - сами погибнете!
  - Благодарим вас за вашу доброту и пожелания, - Аранта просто растекалась медом, что это с ней? - Мы зайдем к вам позже.
  Светлая вновь раскланялась со жрецом при прощании и увлекла меня на улицу. Я не сопротивлялась, ведя с самой собой странный монолог, потому что сейчас испытывала по отношению к девчонке странные ощущения. С одной стороны я ее презирала как всякого светлого, с другой стороны - не могла оставить беспомощной, а с третьей - моя знакомая внушала некий не то трепет, не то уважение - в девочке начала просыпаться дремавшая до сих пор ведьма, а этих странных созданий я мало встречала по жизни. Противоречивая гамма чувств не могла мне нравиться, поэтому я злилась и пыхтела, но шла вслед за эльфийкой.
  Аранта отошла на приличное от храма расстояние, огляделась по сторонам и, убедившись, что нас никто не может услышать, торопливо заговорила, стараясь скорее поделиться впечатлениями:
  - Ты обратила внимание на стены? Там, в храме изображена масса цветов и растений! Красиво так изображены, вполне достоверно и правильно. А среди них есть и веточки можжевельника, - моя знакомая торжественно приподняла палец, убеждая меня в чем-то, мне совершенно непонятном, - они нарисованы НЕПРАВИЛЬНО!
  - И что? - "Она ждет от меня аплодисментов?".
  - А еще, - игнорируя мой вопрос, продолжала светлая, - рядом с порогом стоят две небольшие вазочки с можжевельником и яр-травой, также с виду предназначенные для отпугивания нечисти.
  - И что?? - Я повысила голос, начиная раздражаться от перечисления всех этих травок.
  - А то, что яр-трава - излюбленное растение этой самой нечисти! И в сочетании с можжевельником она притупляет его действие! Это простые обыватели могут подумать, что яр-трава там поставлена в честь Богини Ярыньи - хорошее созвучие, да? Но любую ведьму, знахарку или просто травницу этим не обмануть! Ты понимаешь? Оборотень вхож в храм!
  Не желая повторяться в третий раз, я ограничилась вопросительным взглядом, хотя мысль ее мне была кристально ясна. Просто было интересно проверить, к каким выводам пришла девчонка.
  - Ты не понимаешь? - Вздохнула ведьмочка. - Это значит, что оборотнем может быть сам жрец!
  Провал. Ну и хорошо. А то я, было, испугалась, что у нее мозги появились. Ладно, объясним доходчиво.
  - Неужели ты думаешь, что жрец лично сам занимается украшением храма? - Аранта потерла нос и уставилась на меня в ожидании пояснения. - Ты конечно, ни разу не бывала в храме, не так ли? Так вот, запоминай, жрец - слишком важная и уважаемая фигура для того, чтобы заниматься такими мелочами. Для этого у него есть служители, или еще их называют прислужниками, которые со временем тоже смогут при желании стать жрецами. Конечно, я не отрицаю вероятность того, что оборотнем окажется жрец, но мне кажется, что все-таки это не он. С другой стороны, он может знать о нем и даже потворствовать его злодеяниям - тоже вероятно. Однако не забывай о той веточке, что должна отпугивать нечисть. Жрец не испугался, он ее просто не почувствовал. - "Боги! Да я в жизни так много не разговаривала за один только день! Где моя хваленая лаконичность?!".
  Светлая какое-то время обдумывала новость.
  - Хорошо, давай рассмотрим варианты. - Девчонка сморщила носик, пытаясь придать себе внушающий уважение вид - не получилось. - Если жрец здесь не причем, то остается его служитель. Как человек, прислуживающий в храме более пятнадцати лет - а ведь убийства начались ровно столько лет назад - может не выдать себя? Тот же жрец или прихожане должны были заметить какие-то странности. И как он мог стать оборотнем? Если он нападает на людей только в полнолуние, то значит, что он обращенный, а не истинный. Где здесь его мог укусить другой оборотень? И неужели этого не заметил никто из местных?
  - Ага, - подхватила я, - значит этот оборотень не местный! Потому что ты права (это я сказала?), деревня не город, здесь все друг друга знают и подмечают любые мелочи. Так что остается всего лишь выяснить кто из жителей не местный, но живет здесь давно.
  - Точно! - Аранта аж засияла. - Давай начнем прямо с этой улицы! - И побежала, крепко держа меня за руку, к первому попавшемуся дому.
  Мы обошли с расспросами почти всю деревню, а это без малого домов восемьдесят. День уже клонился к вечеру, разрисовывая окрестности розоватым свечением. Я валилась с ног от усталости, а светлая, не теряя энтузиазма, побежала к последней хибарке, стоящей на самой окраине.
  Мы уже узнали все, что нам было нужно. Жители все как один говорили, что лет пятнадцать или шестнадцать назад в поселок пришла молодая беременная женщина. Пришелица рассказала тогда местным, что у нее были какие-то проблемы с близкими в ее родной деревне, поэтому она не придумала ничего лучше, чем пойти служить в храм Богини плодородия, дабы великодушная бессмертная не оставила ее саму и ее нерожденное еще дитя своей милостью. Жрец, человек добрый и радушный, с радостью принял пришелицу, к тому же в храме уже служили две женщины - местные сироты и бесприданницы. В положенное время прибывшая женщина родила девочку, которую также оставили при храме.
  Пока Аранта бегала как заведенная от дома к дому, я размышляла. Наша теория трещала по швам - ну не могла же беременная женщина быть оборотнем и жрать людей? С другой стороны, моя ведьмочка исправно сообщала, что дома в деревне защищены от нечисти правильно. И что же остается?
  В последнем доме (а вернее лачуге, как тут жить можно? Крыша того и гляди обвалится!) дверь нам открыла древняя, как сам поселок, старушка. Она выслушала сбивчивые объяснения Аранты, пошамкала беззубым ртом и исчезла в недрах домика. Я забурчала себе под нос и уже хотела возвращаться в таверну, но старуха вновь появилась на пороге. Она внимательно заглянула в глаза светлой и вручила ей мешочек.
  - Что это? - Я с любопытством засунула в него нос. - Горох?!
  Но вопрос был обращен двери - пока мы озадаченно рассматривали содержимое ветхого мешочка, старуха успела вернуться в хибару и закрыть за собой дверь. На наш настойчивый стук она открывать не пожелала.
  Уставшие и голодные, мы не стали более стараться получить объяснения и вернулись в трактир. Трен, до которого уже дошли слухи о моей деятельности, вопросительно взглянул, на что мне оставалось лишь слабо улыбнуться и пожать плечами, мол, так уж вышло...
  За ужином ведьмочка сосредоточенно что-то обдумывала. Мне стало любопытно.
  - Наша версия потерпела фиаско? - Скорее утвердительно произнесла я.
  - Отчего же? Вовсе нет, наоборот, все сходится.
  - Что сходится? - Я недовольно посмотрела на нее. Неужели девчонка считает меня глупее себя? - Единственной приезжей была беременная тетка. Не могла же она с животом впереди грызть людей?
  - Ох, - рассмеялась ведьмочка, от чего я насупилась, - да ты просто не с той стороны на это смотришь.
  - И с какой же надо смотреть?
  - Начнем с того, - на вопрос, заданный самым язвительным тоном, Аранта ответила с добродушной улыбкой, игнорируя мое недовольство и негодование, - что эта беременная явилась сюда, потому что у нее якобы были нелады с семьей.
  Я кивнула. Все верно, это мы уже выяснили.
  - А вот ПОСЛЕ ее появления начали происходить все эти зверства. Какой вывод напрашивается? А такой, что в родном краю, когда она уже ждала ребенка, эту женщину покусал оборотень. Никакая мать, даже будущая, не откажется от своего дитя. Поэтому, опасаясь справедливой расправы там, она пришла сюда. Мало ли на свете одиноких беременных? Нагуляла, выгнали, а Богиня плодородия всех своих детей любит. Потому и в храме такие нарушения в охранных знаках. Осталось выяснить одна ли она оборотень или дочь тоже, а еще про других двоих забывать не следует.
  Я прикинула и так и этак, но придраться в рассуждениях молодой эльфийки было не к чему. Все же есть у нее мозги. Жаль. Я думала, что одна такая умная.
  - И что мы будем делать? - Раз юная ведьма претендует на руководящую роль в этом сомнительном предприятии, так пусть сама и планирует наши дальнейшие действия.
  - Как что? - Удивилась моя словоохотливая знакомая. - Засаду в храме!
  
  9.
  Ведьмы могут не продавать душу демонам и темным силам, но это не означает, что они с ними не связаны. Любая ведьма получает возможность колдовать исключительно благодаря ритуалу по призванию темных сил. В каждом конкретном случае жертвуется что-то ценное, но чаще всего это бывает кровь. Ведьмам надлежит тщательно следить за своими деяниями, чтобы окончательно не подпасть под влияние темных сил, ведь часть своей души они им уже пожертвовали. Одна оплошность, либо череда мелких заклятий - и ведьма уже открытый сосуд, через который темные силы врываются в мир. Противостоять им сложно, но многие прожили жизнь и ни разу не совершили роковой ошибки.
  "Учебное пособие для начинающей ведьмы".
  Аранта.
  Как я и предполагала, Ора негативно отреагировала на мое предложение убить оборотня, но после продолжительной дискуссии, в ходе трудных переговоров мне удалось-таки склонить ее на свою сторону. Правда, у меня создалось впечатления, что она не слишком уверена в моем умственном и душевном здравии, но это все было неважно пред лицом возникшей задачи.
  Выйдя на улицу и наметив план действий, мы прямиком направились в храм.
  Это было первое святилище, с которым мне предстояло познакомиться. Я невольно затрепетала, представив себе, что там может оказаться явившаяся с наставлениями великая Богиня, но тут же очнулась от неуместных фантазий. Боги, конечно, реальны, но уж точно не мне с моими пробелами в теологии и религии они будут являть свою мудрость.
  Со жрецом я старалась держаться вежливо и почтительно, а пока он благословлял и набирал для нас воду, с любопытством осмотрела зал.
  Первым делом на глаза попался красивый и богато украшенный портрет сатира, оправленный в дорогую раму. Изображенный на картине мужчина имел хищные черты лица, витые рожки на голове и острые клыки, выглядывающие в пугающей улыбке. Лорд Я"Гуар, как следовало из подписи под рамой, слыл покровителем данного храма. Я так поняла, что некогда он личным присутствием обеспечивал сохранность неких территорий великой Богини плодородия, а с некоторых незапамятных пор нес службу в ее чертогах.
  Уже на улице мы с темной пришли к выводу, что оборотень, скорее всего не местный житель, поэтому занялись расспросами населения деревни.
  Пошли-то пошли, но вот расспрашивала я одна. Ора со скучающим видом таскалась следом, то и дело принимаясь жаловаться то на усталость, то на голод, то на тщетность моих стараний.
  Во время ужина моя новая подруга весьма позабавила меня заявлением о том, что мы зря потратили полдня. Я успокоила ее как могла и заверила, что мы на верном пути. Ничего лучше, чем устроить засаду в храме, для поимки оборотня я придумать не смогла, потому что на улице нам самим грозила опасность, а все остальные дома были надежно защищены от нечисти. И на саркастический вопрос дроу: "Что мы будем делать?" я так и ответила:
  - Как что? Засаду в храме! Мы переполошили всю деревню, и теперь оборотень наверняка захочет разделаться с двумя беззащитными эльфийками. За столько лет ни разу не попасться - это говорит об уме и смекалке, так что иных вариантов, как самим подставиться, попросту нет...
  Подруга, мягко говоря, была не в восторге от моей идеи, более того - выразила свое отношение в нецензурных оборотах и выразительных жестах. В конце концов, мне удалось если не убедить ее в целесообразности засады, то, по крайней мере, в своем непременном участии в ней. Дроу не сдалась, но временно уступила.
  - Странно, - по дороге к храму заметила я, - трактирщик не взял с нас плату ни за ужин, ни за комнату...
  - Ничего странного, - как-то поспешно ответила Ора, - я потом все оплачу, перед отбытием.
  - Ты? Но почему ты решила за меня платить? У меня есть золото, - но темная лишь небрежно отмахнулась. Пожав плечами, я решила, что у каждого могут быть свои причуды, а мне не помешало бы сэкономить небогатые запасы звонких монет.
  Жрец, вновь увидевший нас в храме, расцвел от улыбки:
  - Как продвигаются ваши дела? Вы хотите помолиться великой Богине перед полной луной?
  - Нет, уважаемый, - Ора просверлила его взглядом, удерживая от необдуманных движений, - мы хотим ловить оборотня здесь.
  - Здесь? - Жрец попятился к алтарю.
  - Да, - мягко подтвердила я. Мне стало жалко этого не молодого уже человека, но от своей задумки отступать не хотела, - не переживайте. Так надо.
  Он перебежал глазами с меня на темную, повздыхал, но смирился, широким жестом приглашая нас действовать.
  - Вы, уважаемый, - жестко и несколько брюзгливо приказала моя новая подруга, - останетесь здесь. И что бы мы ни делали - перечить не будете.
  Тот затравленно покосился на меня и получил в ответ кивок и улыбку. Не знаю, успокоился ли, но возражать и препятствовать нам вроде не собирался. Мне показалось, что человек даже хотел помочь по мере сил, потому что встал рядом с алтарем и принялся беззвучно молиться Богине.
  Тем временем наш с Орой тандем отправился на поиски прислужниц и троих из них мы нашли в кельях, расположенных недалеко от зала. Женщины по мере того, как мы их обходили, подняли шум, возмущаясь произволом в храме, но темная что-то сделала с ними (не уверена, но мне показалось, что их вдруг опутала какая-то туманная паутина), и они покорно и безмолвно, с выпученными от страха глазами, собрались все вместе в одной келье. Ора стояла в дверях, гипнотизируя взглядом группу перепуганных прислужниц.
  - Принеси пару ведер благословленной воды, - велела она мне, - надо хорошенько полить здесь все, особенно дверь.
  Я поспешно принесла требуемое, и мы вдвоем с темной тщательно облили дверь кельи и пол вокруг служительниц. В одном ведре оставалось немного влаги и Ора, выплескивая скорее собственный пар, вылила капли на стоявшую к ней ближе всех еще девочку, но уже прислужницу. Я догадалась, что это была дочь той самой пришлой женщины. Стоило только каплям попасть на ее кожу, как девочка дико завизжала, и от нее во все стороны повалил вонючий дым, в котором распознавался явный запах паленой шерсти - кожа в мокрых местах обуглилась.
  - Угу, святые прислужницы великой Богини! - Дроу непочтительно хмыкнула, убедившись в правильности наших догадок, и с гордо поднятой головой покинула келью. Я была с ней согласна, но демонстрировать такое пренебрежение не стала - мало ли что может случиться позже, а злить врага опасно и неразумно при таком раскладе сил.
  Заперев дверь кельи, мы с Орой вернулись в зал. Ждать появления на небосводе полной луны оставалось около получаса. За это время мы совместно со жрецом, без конца благословляющим воду, успели залить пол во всем храме. Я взяла наизготовку лук, у Оры из широких рукавов камзола появились стальные лезвия, хитроумно спрятанные в наручах, которые она называла "катары", а жрец забился под алтарь. Заняли боевые позиции, но ожидание затягивалось.
  Прошло еще около получаса. Я уже решила, что моя затея провалилась и оборотень ни за что не сунется в храм-ловушку, но... Окно, застекленное цветным витражом, разлетелось на тысячи мелких осколков, сверкающими брызгами осевших на мокрый пол. В свете луны мы в мельчайших подробностях в течение пары секунд разглядывали двухметровое чудовище, стоящее на двух мощных лапах и покрытое длинной густой черной шерстью. Из пасти его торчали острые как лезвия и тонкие как жала клыки, а глаза горели багровым пламенем. Оно в одно мгновение перемахнуло через оконный проем и встало задними лапами прямо на мокрый пол. Благословленная вода не подвела - чудище оглушительно завыло от боли и в ярости замахало лапами. Ноги оборотня зашипели, шерсть на них обуглилась, и мы почувствовали едкий запах паленой плоти и сожженной шерсти.
  В этот момент произошло одновременно три события: я вскинула лук с посеребренной стрелой, Ора летела с посеребренными же катарами наголо, а жрец, демоны его забери, зачем-то выполз из-под алтаря и двинулся прямо на нечисть, бормоча молитвы. Так получилось, что моя стрела попала в плечо оборотня именно в то время, когда он дотянулся чудовищными когтями до жреца и одним махом прочертил на нем наискосок от плеча до живота огромные кровавые полосы.
  Оборотню оставалась пара секунд до удара катарами, и он не преминул ими воспользоваться. Ора не успела - чудовище сбежало в окно, подвывая и на ходу ломая древко стрелы, застрявшей в его плече.
  - Она сбежала!!! - Ора взвыла не хуже раненного оборотня, доведенного до крайнего состояния ярости, и обернулась ко мне.
  Я же, не слушая ни подругу, ни вопли раненого чудовища, поспешила к жрецу, но поняла, что ему уже не поможешь - рана была смертельной. Человек лежал навзничь с распоротым животом и переломанными ребрами. Он еще дышал, сипло и с трудом, но уже начал покрываться свинцовой бледностью. Я разрывалась между запертыми в келье прислужницами и удравшим оборотнем, и Ора молча разрешила мои сомнения, двинувшись в коридор к кельям.
  Кровавый след оборотня вел от храма по направлению к лесу. В темноте для меня не составляло труда различать его, впрочем, как и все остальное - эльфийское зрение я усилила специальным заклятьем.
  Шла вдоль следа, раздумывая над сложившейся ситуацией. Оборотень был, несомненно, старым и мощным, об этом свидетельствовала посеребренная стрела, не причинившая ему сильного вреда, и благословленная вода, в которой он стоял около минуты. Да, ноги чудовища разъело до мяса, однако за это же время и количество воды у молодого бы их вообще не осталось. И как такое страшилище убивать прикажете? Вот ведь кто просил? Сама решила погеройствовать! Моя единственная возможность убить нечисть - найти его сейчас, потому что если он доберется до жертвы, то в считанные минуты регенерирует раны.
  След завел меня далеко, так далеко, что деревенские огни исчезли из виду, и оборвался перед замаскированным под медвежью берлогу жилищем оборотня. Было тихо, поэтому я, недолго думая, залезла на дерево, стоящее вблизи логова, и вставила в лук стрелу, готовая ждать чудовище хоть до самого рассвета.
  Долго бездействовать не пришлось. Из берлоги послышался приглушенный вой и вскоре показался сам обитатель сего чудного места. Не мешкая и почти не целясь, я выстрелила, однако паника и страх настолько сдавили горло и затуманили взор, что рука слегка дрогнула, и стрела пронзила чудище во второе плечо. Вконец озверев от боли и ярости, оборотень бросился на дерево в попытке сбросить меня с него. Я дико завизжала, пытаясь уцепиться за ветки, но не удержалась и рухнула с трехметровой высоты, выронив лук и пребольно ударившись всем телом о землю.
  Я лежала с закрытыми глазами, ожидая смертельного удара чудовищными когтями. Текли секунды, но ничего не происходило.
  
  10.
  Ну почему для гениальности есть границы, а для идиотизма - нет?
  Эгосихора.
  Я не успевала. Видела, что оборотень дотянется до жреца раньше, чем подбегу к беспомощному человеку. Вот угораздило же меня караулить коридор, который расположен в противоположном конце от окна! За секунду до моего удара чудовище выпрыгнуло в выломанный им самим оконный проем и скрылось из виду.
  Обернулась - Аранта осматривала жреца. Тот уже не жилец, в этом я толк знаю. А вот оставшиеся в келье оборотни, в чем я нисколько не сомневалась, грозили нам опасностью посерьезнее, чем сбежавший раненый косматик. Пересекла коридор и уткнулась в дверь. Тишина. Заглянула в маленькое оконце на двери, забранное частой решеткой, и увидела прелюбопытную картину: три огромных лохматых чудовища стояли в центре тесной кельи и старательно жались друг к другу, не предпринимая попытки не только выбраться, но и даже сдвинуться с места. Правильно, не зря же мы тут весь храм залили!
  Успокоившись на их счет, я вернулась в зал. Жрец лежал там же, где его одолело чудище, а вот моей безголовой подопечной нигде не было. Когда сам справиться не можешь, остается уповать лишь на божественную помощь, так что я в отчаянии повернулась к алтарю:
  - Глубокоуважаемая Ярынья, - с чувством произнесла я, - прошу тебя, если эта курица останется жива, дай ей крупицу своей мудрости, чтобы она хоть в какой-то степени компенсировала отсутствие разума в этой бездарной воительнице.
  Закончив свою странную молитву, я направилась к выходу. Раздумывать было некогда, да и незачем. На улице отчетливо виднелся кровавый след, отпечатанный в земле тяжелой поступью оборотня, а рядом шли легкие и маленькие отпечатки сапог эльфийки, поэтому я кинулась по следам в сторону леса, уверенная в том, что Аранту найду около нечисти, и чудо - если живую.
  При свете полной луны след вывел меня на небольшую полянку, где я застала небывалое зрелище: светлая валялась возле дерева и не отводила от чудовища взгляда, полного ужаса, недалеко от нее застрял в кустах потерянный лук, а рядом с девчонкой оборотень методично, кропотливо и весьма торопливо... собирал горох!
  Мое замешательство длилось несколько секунд. Я поняла, что чудище и само не радо, но почему-то вынуждено заниматься этим бредом. Монстр торопился, а из обоих его плеч торчали стрелы. От души ругнувшись, я подошла к нему, размахнулась и вложила в удар всю злость, накопившуюся за этот бесконечный сумасшедший день. Голова оборотня покатилась в кусты, тело же безвольной массой растеклось под ногами. Аранта бессильно растянулась в обмороке, а я не удержалась и со всей дури пнула неподвижное мертвое тело.
  * * *
  Я медленно шла обратно в деревню, одной рукой волоча по земле бесчувственную светлую, другой рукой зажав мертвую чудовищную голову, и весело насвистывала какой-то незамысловатый мотив. Почти двое суток без сна не прошли даром - я с ног валилась от усталости.
  Как дошла до трактира - не помню. Дверь мне открыл как всегда невозмутимый Трен. Подхватил девчонку на руки, отобрал у меня голову твари и проводил до комнаты. Рухнув на кровать, я провалилась в беспамятство.
  * * *
  Чествовать нас высыпала вся деревня. До этого мы сутки отсыпались, отъедались и отмывались в трактире, а на вторые сутки староста поселка лично явился к нам с хвалебной речью. Он вывел нас на улицу, где от собравшегося народу не было места даже яблоку упасть. Раздавались поздравления, со всех сторон слышались похвалы и благодарности. Светлая растерянно прижималась к моему боку, и я, тяжко вздохнув, велела ей:
  - Не жмись, хотела быть героиней - наслаждайся! - И уже тише добавила. - Избавительница недоделанная!
  Она послушно сделала шаг в сторону и, улыбаясь, робко оглядела толпу. Ну что за идиотка! Как на матерого оборотня с одним только луком наперевес - так страха нет, а как принимать благодарности деревни - так паника. И вот где тут логика?!
  Пока я сама с собой рассуждала о бренности мира и причудах некоторых светлых (не будем показывать пальцем), из толпы вышли двое мужчин и направились к нам. Судя по широким плечам и закаленным лицам, это были кузнец и его подмастерье. Они держали на вытянутых руках что-то желтое и блестящее. Когда деревенские мужики уже подошли к нам вплотную, то я предпочла вновь выпасть из реальности и задуматься над своей прихотливой судьбой вместо того, чтобы на тридцать первый раз выслушивать благодарности поселка в лице этих двух чудных его представителей. Кузнецы торжественно водрузили на наши головы тиары - как раз то, что было желтым и блестящим, и я с удивлением разглядела на светлой этот продукт местного творчества. Кошмар! Там весьма абстрактно изобразили кривую эльфийку, пронзающую тяжелым турнирным копьем жуткую корчащуюся у ее ног бестию. И вот это безобразие красуется на моей голове?!!
  Наконец, представление закончилось. Этот день в деревне был объявлен праздником, и народ с чувством выполненного долга дружно отправился пьянствовать. То есть пьянствовали они со вчера, но ведь это же не повод и сегодня не погулять.
  - Ора, а мы ничего не забыли? - Светлая обернулась ко мне и забавно скорчила мордашку.
  - Что? Осталось еще прибить пару драконов? И как это я запамятовала?!
  - Нет, - Аранта укоризненно покачала головой, - мы забыли проверить трех прислужниц. Мы же заперли их в келье.
  Я схватилась за голову. Мало нам было одного чудовища, так эта дурочка собралась сразу на троих идти! И ведь пошла. Догнала светлую и, не переставая честить эту несносную девчонку, отправилась следом. Ведь знала же, специально старалась сделать так, чтобы ведьмочка об этих женщинах не вспоминала, ан нет! Перед самым отбытием из деревни припомнила, заботливая моя!
  Храм пустовал. Тело жреца так и лежало распростертым на полу. Все было либо разбросано, либо разбито, а под ногами противно хлюпала разлитая нами вода. Кошмар, неужели это мы натворили?! А жители? Побоялись заходить или просто забыли вознести благодарности Богине?
  Мы с Арантой подошли к заветной двери и, затаив дыхание, посмотрели сквозь решетки в оконце: в темной и тесной келье жалобно плакали три женщины.
  Я не успела остановить Аранту. Эльфийка быстро распахнула дверь и бросилась утешать прислужниц. Я флегматично решила (нервы беречь надо!), что хоть один-то в этом сумасшедшем поселке должен сохранять холодный и трезвый разум, поэтому отыскала немного благословленной воды и вернулась в келью. Быстро обрызгав всех без разбору, я изрядно удивилась - никакой реакции от моих действий не последовало. Абсолютно никакой.
  - Они нормальные, - донесся до меня тихий голос Аранты, решившей развеять мои сомнения, - когда умерла та, что их обратила, проклятье крови утратило свою силу. Это случается, крайне редко, но бывает. Все в порядке, теперь здесь мир.
  Я пребольно стукнула себя по лбу - ну как я, темный маг с двухвековым опытом, могла забыть о такой элементарной вещи?! А ведьмочка-то молодец! (Это я сказала?!!)
  
  11.
  Ведьмовской круг используется ведьмами для различного рода заклятий, но все они схожи в одном: при этом применяют кровь и призыв темных сил. Активных ведьмовских кругов в мире насчитывается несколько, некоторые находятся в статичном состоянии, а большинство же не активизировались столетиями. Это опасное и очень энергозатратное действие, кроме того легко улавливаемое инквизиторами по количеству выброшенной силы в пространство. Ведьмы низких уровней при использовании круга рискуют жизнью и душой, а ведьмы с достаточным опытом сами ни за что не подойдут к кругу. И лишь ведьмы клана Serrto Intorneum регулярно используют круг, причем инквизицией еще ни разу схвачены не были.
  "Учебное пособие для начинающей ведьмы".
  Аранта.
  Дорога в портовый город оказалась на удивление оживленной и скудной на впечатления. Мы бодро шагали по широкому тракту, не обращая внимания на проходящих и проезжающих и игнорируя их любопытные взгляды. Единственной достопримечательностью нашего пути, с моей непритязательной точки зрения, стала полноводная река, через которую был перекинут добротный каменный мост. Ора объяснила, что это Тери, берущая начало в центральной части гор и текущая на северо-восток. Далее река раздваивалась невдалеке от печально известного Фарфайна. Один ее рукав впадал в Ледяное море, на чьих берегах как раз и расположился нужный нам город, а второй - в Тайрианское море, в честь коего был назван одноименный город на востоке.
  Сам мост оказался настолько широк, что по нему свободно проезжали две повозки, окруженные вооруженной охраной. Я не удержалась от соблазна и надолго приникла к оградительному сооружению, наслаждаясь видом спокойной глади текущих вод. Серо-голубая поверхность реки отражала множество солнечных лучиков, рассеивая их по берегам, усеянным густыми зарослями малины и боярышника. Дроу не мешала. Мне даже показалось, что она и сама не прочь лишний раз полюбоваться открывшимся великолепием природной стихии.
  * * *
  В портовый город мы прибыли уже вечером. Грабителям в форме, тот есть вооруженным стражникам, стоящим на входе перед массивными восточными воротами, над которыми гордо развевался стяг с изображенным на нем морским змеем, пришлось отдать горсть серебряных в качестве пошлины. За эту плату мы смогли войти, чтобы медленно пройтись по улицам.
  Живя в лесу, я читала немало книг и слышала много рассказов наставницы о существовавших в ее бытность городах, но даже в самых смелых мечтах не могла представить себе такой красоты!
  Я с жадностью разглядывала каменные дома, бывшие преимущественно двух либо реже трехэтажными и все до одного имевшие высокие остроконечные крыши. Большинство из них украшали увитые веселыми цветами балконы, на которых то тут то там мелькали выкованные из железа фонари и флюгера в виде различных фигур: всевозможные животные, птицы, мифические существа и просто люди, принявшие определенную позу, да так и увековеченные в затейливо выкованном железе.
  Мы шли по оживленной широкой центральной улице, вымощенной крупной яркой плиткой, и проходили мимо магазинов. Миновали две площади, где беззаботно журчали прозрачные фонтаны и в отдалении стояли немногочисленные памятники, искусно выполненные неизвестными скульпторами.
  Еще при входе в город Оре хватило лишь одного взгляда в мою сторону, чтобы снисходительно усмехнуться и замедлить наше продвижение. Темная молчала, позволяя мне насладиться никогда не виденным ранее зрелищем. Теперь я поняла, что тот сумасшедший город, где короли женились только перед смертью, был вульгарной пародией на то, что предстало передо мной здесь.
  Пройдя несколько кварталов, Ора заставила меня обратить на себя внимание:
  - Я провожу тебя до Дома светлых, и на этом мы расстанемся.
  - Как расстанемся? - Я категорически отказывалась терять только недавно приобретенную подругу. - Разве ты не пойдешь со мной?
  - В Дом светлых?! - Ора ухмыльнулась. - Девочка, я же тебе объясняла, что темные со светлыми, мягко говоря, конфликтуют. Если нас увидят в обществе друг друга, то пойдут никому не нужные слухи. Так что давай, не трусь. Как-то же ты обходилась без меня два века.
  - Всего лишь сто лет, - автоматически поправила я ее, - но Ора...
  - И того не лучше! Мелочь пузатая! Сколько можно тебе повторять?!
  - Да, прости, я забыла... ты знаешь, я искренне привязалась к тебе за наше недолгое знакомство, и мне совсем не хотелось бы его прекращать. Ты ведь единственная, кому я могу доверять здесь... - я в отчаянии гипнотизировала ее взглядом, но та лишь едва слышно застонала, гневно сверкая в мою сторону непроглядно-черными глазами.
  - Только этого мне не хватало! - Буркнула она, с раздражением увлекая меня дальше по улице. - Аранта, прекрати эти сантименты! Ты будешь здесь не одна, если тебя это беспокоит. Дом для того и существует, чтобы эльфы могли всегда получить помощь и защиту.
  Дроу повернула на другую улицу, но для меня это теперь не имело значения.
  - И еще, - продолжила темная эльфийка, целенаправленно волоча упирающуюся меня по дороге, - я бы тебе советовала сразу по прибытии в Дом попросить аудиенции у здешнего хозяина и поговорить с ним настолько откровенно, насколько это вообще возможно.
  - Зачем? - Я попыталась вывернуться из железного захвата дроу и попробовать притормозить наше стремительное движение, но тщетно.
  - А затем, чтобы попросить его принять тебя в его Дом.
  - Это как? - Я так заинтересовалась утверждением подруги, что на время забыла спотыкаться.
  - Что значит - как? Тебя как зовут?
  - Аранта, - я обиделась.
  - Ага, это для легкости запоминания ты опускаешь фамилию?
  - Опускаю? - Беспрестанно переспрашивая, чувствовала себя глупо, но мне было куда важнее понять, о чем она говорит, потому что уловить смысл между фразами подруги никак не получалось.
  - Ох, милочка, ты знаешь о том, что любое разумное и уважающее себя существо имеет кроме собственно имени еще и фамилию?
  - Конечно.
  - Хоть это радует. Ладно, а ты знаешь, что имя любого эльфа состоит из трех частей?
  - Ну... я что-то слышала об этом, но моя наставница и сама не очень хорошо разбиралась в этих тонкостях.
  - Боги! Чем я вас прогневила? - Ора с отчаянием развернулась ко мне лицом и мученически возвела глаза к облакам. - Почему именно Я встретила тебя? Почему именно МНЕ надо объяснять тебе вещи, которые знает любой ребенок?
  Я растерянно хлопала ресницами. При общении с темной это уже становилось привычкой.
  - Хорошо, - дроу тяжело вздохнула, - слушай. У каждого эльфа имя состоит, как я уже говорила, из трех частей: собственно имя и фамилия. Фамилия же, в свою очередь, дается, во-первых, по принадлежности к Дому, а, во-вторых, по принадлежности к роду. В настоящее время существует что-то около сотни родов светлых, но самыми известными являются "чистокровные", которые постоянно проживают на территории Светлого Леса, поэтому в мире упоминание рода не обязательно и используется в основном лишь в официальных случаях.
  - А чем отличается Дом от рода? - Я в конец запуталась.
  - Род - это генеалогическое древо, - Ора продолжила движение, по-прежнему держа меня за руку, - включающее в себя все предыдущие и последующие поколения, которые ведут свое начало от родоначальника, и, соответственно, род получает название по имени своего основоположника. А Дом - это клан у светлых, в который могут вступить представители разных родов. Разница между ними велика, потому что от рода отречься нельзя, а Дом поменять при желании или необходимости - можно. У темных аналогично, только клан так и называется "клан", это уже светлые все переиначили из-за своего извечного желания приукрасить действительность, стремления к излишнему пафосу и чтобы просто отличиться от нас, темных.
  Я внимательно слушала подругу, пытаясь соотнести полученную информацию с собой, но последнее от меня ускользало. Темная заметила мои сосредоточенно нахмуренные брови и потому поспешила развить свою мысль:
  - Тебе надо попроситься в Дом, чтобы не выделяться на фоне остальных и не привлекать к себе внимания, а также, чтобы получить защиту и возможность для дальнейшего налаживания своей жизни. Раз уж ты решилась выползти из своих лесов, то, будь добра, следуй общепринятым правилам. Кстати, - эльфийка опять резко затормозила и обернулась ко мне, - а как ты вообще попала в эти демоновы леса?
  Я помолчала, обдумывая ответ. С одной стороны, опасалась открывать свою тайну, а с другой - Ора была моей единственной подругой, и мне хотелось ей довериться.
  - Видишь ли, - начала, осторожно подбирая слова, - я не знала родителей, они, скорее всего, мертвы. Мне было несколько дней или даже часов от роду, когда меня нашла моя наставница. Наверное, с ними случилось какое-то несчастье, потому-то я и не знаю ничего ни о себе, ни о мире.
  Вот, правильно, ни разу не солгала, но и не выдала то, что велела мне не разглашать моя воспитательница. Темная кивнула, принимая мои объяснения, и продолжила путь. Я обреченно склонила голову и, уже не сопротивляясь, покорно шла за ней.
  Мы обогнули сквер и прошли еще квартал, когда дроу остановилась и кивком указала на особняк, обнесенный ажурной решеткой. На одно лишь мгновение я задержала дыхание, поражаясь представшим передо мной великолепием. Эльфийский Дом светлых располагался в трехэтажном здании, по виду превосходящим самые фантастические мечты. Построенное из прочного ослепительно белого кирпича, с широкими фасадными крыльями и крутой кровлей, оно возвышалось среди других строений - настоящий дворец с широкими ступеньками, ведущими к парадному входу, и солнечными бликами в десятках окон из отборного стекла.
  - Вот это теперь твой Дом. Последуй моему совету и прощай, - дроу повернулась ко мне спиной.
  - Постой, - я успела ухватить ее за широкий рукав камзола, - мы ведь еще увидимся?
  Эльфийка внимательно разглядывала меня в течение долгих секунд.
  - На все воля Богов, - пожав плечами, прекрасная темная эльфийка размашистым шагом покинула меня, с раздражением откидывая за спину водопад иссиня черных волос.
  
  12.
  Существует некий негласный договор, по которому все ведьмы обязаны помогать друг другу, но это лишь иллюзия. Ни одна из вставших на путь колдовства не должна доверять своей коллеге, ибо суть ведьмы в обмане и коварстве, в хитрости и подлости. На каждой стоит метка темных сил и с ней нет возможности бороться. И именно за это ведьм преследует инквизиция: за их проданную частичку души, за зло, скрытое на сердце. Не все ведьмы одинаковы, но метка есть на всех и с каждым новым уровнем колдовства она все ярче проявляется и тем сложнее с ней справиться.
  "Учебное пособие для начинающей ведьмы".
  Аранта.
  Я опять осталась одна. Мне хотелось разреветься от нахлынувшей на меня тоски, но усилием воли приказала себе успокоиться. "Давай, Ари, ты сможешь, это не так страшно, как кажется. Надо всего лишь постучаться в дверь и поговорить с хозяином. Право слово, никто же меня не съест".
  Уговаривая себя подобным образом, я на деревянных ногах прошла мимо причудливой калитки и приблизилась к красивой деревянной двери, украшенной замысловатой резьбой. Постучала в нее и постаралась принять независимый уверенный в себе вид.
  Мне открыл человек в нежно-зеленой ливрее, отороченной серебряной нитью, и, пропустив в дом, вежливо поздоровался.
  - Здравствуйте, - ответила я на приветствие и заставила себя говорить твердым спокойным голосом, - я только сегодня прибыла в ваш город и хотела бы попросить аудиенции у хозяина.
  - Конечно, госпожа, прошу вас, - лакей (или дворецкий, или мажордом, или какой управляющий - пес его знает...) проводил меня в просторный холл и, извинившись, попросил подождать, пока доложит обо мне.
  Слуга скрылся в коридоре, а я с любопытством обозрела помещение.
  Холл вроде и неброский, но вместе с тем изысканный: стены облицованы светло-серым мрамором, по которому змеится рисунок в эльфийском стиле со множеством извилистых линий и украшенный всевозможными завитушками, пол выложен затейливой мозаикой более темного оттенка серого с вкраплениями черного и серебристого, а потолок расписан великолепной изображающей лес гравюрой, где яркий солнечный свет озаряет первозданную красоту и древнюю мощь исполинских деревьев. На полу стоят огромные кадки с прекрасными сочно-зелеными растениями, а от двери до коридора ведет узкий длинный и неимоверно мягкий ковер.
  В одиночестве я стояла недолго, вскоре появился слуга и предложил следовать за ним. Мы прошли коридор и попали в парадную залу.
  Меня тут же ослепило открывшееся великолепие. Зала освещалась светом из двух огромных окон, находившихся по обеим сторонам от коридора. На потолке сияла очень большая искусно сделанная хрустальная люстра со множеством мелких хрустальных льдинок, отражающих падающий на них солнечный свет, который преобразовывался в мягкое мерцание, что всей зале придавало вид нереальности звездного сверкания. Стены и потолок были сплошь увиты причудливо переплетенными лианами, росшими в стоящих на полу ящиках, а напротив нас располагалась лестница, поддерживаемая с двух сторон колоннами и ведущая на второй этаж. В углах по обе стороны от лестницы стояли мягкие и как будто воздушные диванчики, а в центре на полу, словно лужайка, красовался нежно-зеленый ковер с длинным мягким ворсом. Общее впечатление от залы получалось, будто бы очутился в экзотическом лесу на огромной поляне, освещенной тысячами звезд.
  Слуга, не задерживаясь в столь совершенной и потрясающей воображение зале, повел меня направо. Он остановился перед неприметной, но от того не менее изысканной дверью. Деликатно постучался и пропустил меня вперед.
  Я оказалась в кабинете хозяина, сидевшего напротив входа за необъятным письменным столом. При моем появлении он отложил в сторону бумаги, в изобилии усеивающие всю рабочую поверхность. Представший передо мной светлый эльф выглядел довольно молодо, но, когда я посмотрела в его глаза, поняла, что это не совсем так - он был гораздо старше меня. Высокий как большинство эльфов, хозяин, однако, был чрезмерно худощав, а в его копне светлых волос мелькали пепельные прядки с жемчужным отливом. "Маг воздуха, средненький, но все же..."
  - Приветствую вас, сударыня, - эльф грациозно приблизился ко мне и галантно поцеловал тыльную сторону моей ладони, - позвольте поздравить вас с прибытием в наш славный город, а также поблагодарить за оказанную честь моему Дому. Разрешите представиться - Гадриэль О"Рейн. Присаживайтесь, прошу вас, - хозяин провел меня к диванчику и приказал слуге подать нам прохладительные напитки.
  - Благодарю вас, господин О"Рейн, - я смущенно присела на краешек дивана, - меня зовут Аранта и я хотела бы обратиться к вам с необычной просьбой.
  - Я весь внимание, - эльф источал неподдельное дружелюбие, приветливо глядя на меня светлыми, голубыми как утреннее небо глазами, - признаться, давно ко мне не обращались с необычными просьбами.
  Появившийся слуга бесшумно поставил перед нами на низенький столик графин с вином и два высоких бокала, после чего также тихо удалился.
  - Видите ли, - набравшись храбрости, я постаралась спокойно изложить свою мысль, - моя история довольно необычна. Родители погибли сразу после моего рождения, и моим воспитанием занималась лесная знахарка и травница. Я говорю с вами откровенно в надежде на ваше полное понимание, - господин О"Рейн кивнул, и я продолжила рассказ. - Так вот, она воспитала меня на свой лад, как умела. Однако люди живут не так долговечно, как мы, поэтому недавно моя приемная мать скончалась от старости, и я впервые познакомилась с миром, выйдя из леса. Я обратилась к вам, надеясь на то, что вы дадите мне не только кров и защиту, но и примете меня в Дом, потому что после смерти родителей я ничего не знаю ни о них, ни об их родственниках, буде таковые имелись.
  Я выжидательно смотрела на хозяина, страшась отказа, но он, казалось, не замечал моих мысленных терзаний, медленно потягивая молодое розовое вино. Мне вся эта ситуация казалась странной, ведь чего ради богатый и преуспевающий эльф станет брать в Дом никому не известную странницу? Но уверенный тон подруги, которая велела мне так поступить, невольно успокаивал. Я ждала решения. Эльф молчал, а вокруг него странно мерцал слегка сгустившийся воздух. И когда пауза грозила затянуться, мужчина прямо посмотрел на меня.
  - Аранта... вы разрешите называть вас так? - получив в ответ мой утвердительный кивок, хозяин протянул мне второй бокал. - Я с радостью приму вас в свой Дом, потому что сейчас эльфы, к сожалению, не так многочисленны, как некогда, и мы стараемся по возможности помогать друг другу. С вашей стороны не потребуется практически никаких действий, кроме того, чтобы с честью носить наше имя. Я и мои родственники ни в коем случае не будем посягать на вашу свободу, а также ограничивать вас в чем бы то ни было. Однако вы должны помнить, что впредь, начиная с этого момента, вы неразрывно связаны с нашим Домом, а значит - обязуетесь поддерживать нашу безупречную репутацию.
  - О, конечно, не сомневайтесь, вы не пожалеете о своем решении!
  - Ну что же, раз мы все решили, я попрошу вас называть меня по имени, мы ведь теперь родственники, - Гадриэль широко улыбнулся, и я с благодарной радостью ответила ему тем же, - а теперь я ознакомлю вас с нашими порядками. Каждый, кто проживает в нашем Доме, имеет полное право поступать так, как ему надо, и никто не требует с него никаких объяснений. Трапезы у нас проходят традиционно, но вы, если не хотите, на них присутствовать не обязаны. Вы можете получить любую нашу посильную помощь, например, у нас есть хороший гардероб, отличная библиотека и неплохая оружейная. Если вам нужны какие-то рекомендации или советы - не стесняйтесь, мы всегда к вашим услугам.
  Я счастливо кивала в такт его слов, до сих пор боясь поверить, что у меня все так замечательно получилось.
  - Вам, наверное, необходимо отдохнуть с дороги, - я расценила слова хозяина как тонкий намек и поспешно встала.
  - Да, благодарю вас, Гадриэль.
  - Слуга проводит вас в ваши покои, и позвольте еще раз выразить вам мою радость по поводу нашего знакомства и родства.
  Я раскланялась с эльфом, припоминая все тонкости этикета, которым мудрая Варфоломина настойчиво обучала свою приемную дочь. Как и сказал Гадриэль, слуга встретил меня в парадной зале и провел по лестнице на второй этаж. Здесь все казалось не таким грандиозным, как внизу, но было не менее изысканно. Мне отвели комнату, располагавшуюся в самом углу по правую сторону от лестницы.
  - Сударыня, в случае необходимости дерните за шнурок колокольчика, который найдете над кроватью, и к вам немедленно кто-нибудь явится, - сообщил слуга, проводив меня до двери, и скрылся из виду.
  Я зашла в свою комнату и вновь, в который уже раз за этот день, лишилась дара речи. Среди огромного полупустого, выдержанного в спокойных светлых тонах, пространства имелась широкая кровать, в изножии ее стоял большой кованый сундук, чуть в стороне - платяной шкаф, зеркальное трюмо с пуфиком и... настоящая ванная комната, чем я поспешила незамедлительно воспользоваться!
  Около часа спустя в мою дверь осторожно постучали. Это оказалась служанка, принесшая мне на выбор три одеяния. Я остановилась на платье нейтрального бежевого цвета, и девушка ловко помогла облачиться в него.
  - Как тебя зовут? - Поинтересовалась я у служанки, не зная толком как должно обращаться с прислугой.
  - Ина.
  - Ина, - повторила, стараясь запомнить, - а подскажи мне, пожалуйста...
  - Что госпожа желает узнать?
  - Господин Гадриэль сказал, что я могу воспользоваться вашей библиотекой. Как мне ее найти?
  - О, вам стоит всего лишь повернуть в коридор налево от вашей комнаты и затем пройти по нему до самого конца.
  Я поблагодарила девушку и отпустила ее. Окинув взглядом комнату, вспомнила свое посещение первого в моей жизни сумасшедшего города и решила, что не будет лишним перестраховаться даже здесь, поэтому аккуратно упаковала вещи в заплечный мешок и оставила их на полу возле открытого окна. Пусть я буду параноиком, но зато живым параноиком.
  Я последовала указаниям служанки и уже через пару минут стояла перед большими массивными дверями. С некоторым трепетом открыла их и заглянула внутрь.
  Библиотека оказалась совершенно не такой, какой я ее себе воображала. Передо мной предстало огромное помещение с окном от пола до потолка, задрапированным воздушными струящимися портьерами сверкающего золотистого цвета. Стеллажи с книгами стояли рядами, а между ними свободно помещались небольшие изящные диваны и маленькие низкие столики, на которых в серебряных канделябрах мягко горели длинные белые свечи. Ряды полок размещались таким образом, что при входе большая часть библиотеки просматривалась как на ладони, но в уголочке имелась небольшая ниша, оборудованная креслом и высоким узким столом - для желающих уединиться с излюбленным томиком. Один из диванов посреди комнаты занимал незнакомый эльф.
   Я робко вошла в хранилище знаний, которое почему-то лично мне больше напоминало пафосный салон сибарита, нежели уютную пыльную библиотеку, и, чтобы привлечь внимание неизвестного эльфа, занятого вялым перелистыванием страниц пухлой книги, слегка покашляла в кулачок.
  Стоило только задумчивому читателю поднять голову и взглянуть на меня аквамариновыми глазами, как я потрясенно застыла, забыв все слова и манеры. Он оказался бесподобно красивым, с длинными вьющимися светлыми волосами, которые отливали мягким лунным светом и придавали лицу легкий налет благородной бледности. Хрупкий и изящный, но при этом высокий, стройный и невозможно грациозный, словно вырезанный из мрамора искусной рукой талантливого мастера... в общем, настоящий возвышенный и утонченный эльф-аристократ. Незнакомец был одет в удивительный костюм серебристого цвета, расшитый эльфийской вязью мелким жемчугом по всей поверхности костюма. Никогда раньше я не подозревала, что мужчины могут быть настолько красивы, более того - божественны.
  Эльф неторопливо поднялся, сверкнув усеянной самоцветами шпагой, которая висела на богатом расшитом сверкающими нитями поясе, и церемонно поклонился мне.
  - Приветствую вас, сударыня, - голос его лился звенящим ручейком, - позвольте представиться, я - Варуэль О"Ланс из рода Бланманей, - чуть надменная нотка и осознание собственной красоты в глазах, - но вы можете называть меня просто Пустотрёп. Вы же знаете, что есть такой уникальный и крайне редкий камень пустотриоп - источник вечной жизни и силы. Да-да, я даже держал его в руках!
  - Э-э... - мне потребовалось некоторое время, чтобы сообразить чего он от меня ждет, - очень приятно, меня зовут Аранта... э-э... Аранта О"Рейн.
  - Ах, так вы не из Светлого Леса? Так редко удается встретить чистокровного эльфа в мире, - откровенная пренебрежительность его утверждения резко привела меня в чувство, заставив покраснеть до кончиков ушей от возмущения. Пусть я не из пресловутого Светлого Леса, но ведь этот эльф ничего обо мне не знает, как можно так отзываться о том, кого только что встретил? И потом, куда лучше быть обыкновенной и незнатной, чем обладать таким красноречивым прозвищем!
  - А что же ваша чистокровная светлость делает в таком несовершенном мире? - Желчно поинтересовалась в ответ, но Варуэль даже не заметил язвительности в моих словах.
  - Я - известный алхимик. В Светлом Лесу я пользуюсь небывалой популярностью! Не так давно я опубликовал свой труд под названием "О том, что возможно получить из различного рода порошков, ингредиенты коих встречаются повсеместно, в том числе в лесах, болотах, горах и других доступных каждому местах". Читали?
  - Ну что вы, я плохо образованная провинциалка, куда мне до таких великих трудов? - Определенно я нахваталась от Оры плохих привычек, да и труд хвастливого алхимика с таким глупым названием вызвал у меня неуместный, но вполне обоснованный смех.
  - Да, так вот, моя книга стала настоящим шедевром, как я уже говорил. Но я не останавливаюсь на достигнутом. Мой талант велит мне просвещать такие неразумные умы, как ваш, а потому я сейчас работаю над другим шедевром алхимической науки, который будет служить продолжением первого, но, к сожалению, я не могу вам сейчас раскрыть его название. Увы, это является тайной вплоть до опубликования. Но если хотите, я могу подарить вам один экземпляр моего первого произведения. Я уверен, что вас непременно заинтересует алхимия после его прочтения.
  "Хвала Богам, он успел заговорить раньше, чем я в него влюбилась!"
  - Ох, ну что вы, - я льстиво улыбнулась эльфу, - боюсь, мне будет недоступно понять такое великое творение, - он действительно так глуп, или притворяется? - Но я уверена, что ценителей помимо меня у вас в избытке.
  - Да, вы абсолютно правы. Буквально сегодня у меня брал консультацию один алхимик, с которым мы весьма плодотворно обсудили последние новинки в мире алхимии. Вы знаете, недавно была изобретена мазь, позволяющая в один момент перекрасить волосы в благородный светлый цвет, вы можете увидеть его в оттенке моих волос. А еще некоторые умы додумались изобрести поразительную машинку, улавливающую любые изменения погоды. Это, конечно, мелочь, но весьма полезная, скажу вам.
  Я начала поспешно искать повод удалиться, но мой "собеседник", добравшись до благодарного, по его мнению, слушателя, так просто сдаваться не собирался. Продолжая повествовать, он увлек меня на диванчик, а сам встал рядом, перекрыв все доступные пути к бегству.
  -И еще одно, несомненно, важное достижение - это эликсир, позволяющий на некоторое время простому человеку стать настоящим эльфом. - "Ну-ну, рассказывай, а то я не ведьма и оборотные зелья делать не умею!" - А один весьма посредственный алхимик, это, кстати, он и советовался сегодня со мной, недавно додумался побаловать женщин, и сделал для них уникальный прибор, меняющий цвет глаз. Представляете, какая забавная вещица?
  - Вы говорите, менять цвет глаз? - Я заинтересовалась.
  - Да, безделица, сущая ерунда, но может быть и порадует кого-то из необремененных интеллектом женщин.
  - Ах, сударь, милый господин Варуэль, подскажите, кто этот изобретатель? Как его найти? Я бы так хотела посмотреть на эту забавную вещицу, а возможно даже приобрести для себя, - и я скорчила самую влюбленную, как мне казалось, рожицу. Зря старалась, он смотрел на меня лишь с тем, чтобы в моих зрачках поймать собственное отражение.
  - Хм-м, пожалуй, я смогу вам помочь, да и вы произвели на меня вполне положительное впечатление, так что я даже буду столь любезен, что не только провожу вас к нему, но все-таки подарю вам один экземпляр своего великого труда!
  - О, благодарю вас! Вы так добры! Но пойдемте же скорее к этому недостойному упоминания вами алхимику, который может изменить цвет глаз. Мне непременно нужно поскорее с ним увидеться.
  - К чему такая спешка, сударыня? Хотя, вынужден согласиться с вами. Вы так наблюдательны, что сразу поняли, что мое время невообразимо ценно и мне не позволительно тратить его в бездарных беседах. Так и быть, пойдемте, все равно нам нужно всего лишь заглянуть в соседнюю комнату. Я согласен сопроводить вас.
  Я поперхнулась от возмущения. Но, подумав, махнула рукой на этого заносчивого и не очень умного эльфа, который тем временем уже открывал двери, не потрудившись убедиться, что я следую за ним.
  Когда я только шла в библиотеку по коридору, то проходила мимо небольшой комнаты, примыкающей к ней вплотную, но даже внимания на нее не обратила. Теперь же мы направились именно туда.
  Что же, лаборатория располагалась в маленьком, ярко освещенном свечами и какими-то странными светящимися приборами, помещении, до того захламленном и пропахшим едкими ингредиентами, что находиться здесь было тяжело. Всевозможные реторты, колбы, перегонные аппараты, порошки и жидкости стояли на многочисленных столах, полках и даже стульях, от чего развернуться в этом месте не представлялось возможным. А среди всего этого безобразия эльф весьма низкого роста невозмутимо плавил в миниатюрной печи кусок какого-то красноватого металла. Заметив нас, алхимик тут же оставил свою работу и, принужденно улыбаясь, подошел к Варуэлю.
  - Дважды за один день? Это так мне льстит! - Его голос насквозь пропитался ядом, затем он бросил косой взгляд в мою сторону. - Сударыня?
  - Здравствуйте, я... - не знаю, что я там хотела сказать - это было неважно, потому что мой божественно прекрасный спутник открыл рот и в течение четверти часа мы с алхимиком имели сомнительное удовольствие слушать монолог, посвященный единственному и неповторимому Варуэлю Ланскому из рода Бланманей. Устало переглянувшись с недостойным коллегой великолепного Варуэля, я жестом показала на глаза и дала понять, что хотела бы посмотреть его изобретение.
  Нашего гения ничуть не смутило, когда мы с алхимиком склонили друг к другу головы и начали шептаться.
  - Буду краток, - заявил низкорослый эльф, так торопившийся от нас избавиться, что даже не представился, - цвет глаз можно поменять за счет консистенции, сходной по составу с жидким стеклом, полученной в ходе специальных экспериментов с нагреванием, охлаждением и закалкой определенными видами жидкости. Для глаз это абсолютно безвредно и может носиться, не снимаясь, в течение лет трех, но, сами понимаете, на опыте я это проверить не мог, однако, могу гарантировать, что вреда это вам не нанесет.
  - Хорошо, мне нужен голубой цвет и в самые кратчайшие сроки, - пока мой высокородный и чистокровный спутник вещал, алхимик внимательно разглядел мои глаза и кивнул.
  - Завтра утром перед завтраком. Приходите одна. Это будет стоить вам мешочек золота.
  "Ах ты, плут! Мешочек! Почти пятьдесят золотых! У меня нет такой наличности!".
  Я хитро прищурилась и откровенно покосилась в сторону Варуэля, который не переставал восхвалять себя, великого. Заметив и правильно поняв мой намек, алхимик резко пересмотрел расценки и едва слышно прошептал:
  - Сколько? Прошу вас, назовите свою цену! Только Богами заклинаю - избавьте меня от его общества!
  - Пять золотых и ни медяка сверху!
  - Договорились, а теперь идите! Идите скорее и прихватите с собой этого ненормального!
  - До завтра, - я с улыбкой подмигнула эльфу.
  Довольная заключенной сделкой, увлекла своего нового и не в меру велеречивого знакомого из комнаты, щебеча ему какие-то глупости.
  - Я так разочарована! Да этот самозваный алхимик и в подметки вам не годится, - говорила я, ведя божественно красивого спутника в библиотеку, - да он же ничего не понимает в искусстве смешивания порошков! То ли дело вы! Вы так интересно и подробно все рассказываете, что даже я начинаю проникаться глубоким почтением к этой древней науке. Ваши пояснения наводят меня на мысль, что я непременно когда-нибудь должна буду ознакомиться с вашим великим трудом,
  Мы зашли в библиотеку и я, рискуя прищемить пальцы дверью, быстро выскочила, после чего в щелку закончила:
  - А теперь оставляю вас предаваться важнейшим думам о вашей второй книге. Не смею вас больше отвлекать, - и помчалась со всех ног в свою комнату.
  
  13.
  Единороги относятся к священным животным Богини плодородия, и ранее считалось, что великая Ярынья лично карала каждого, кто осмеливался покуситься на жизнь этого дивного животного. Однако проходят годы, а в лавках алхимиков все чаще появляются чудодейственные средства, изготовленные на основе частей тела и крови единорога. Легенда гласит, что когда с лица мира исчезнет последний единорог, то навсегда останется в прошлом чистота помыслов и доброта людских сердец. Если раньше эти мифические существа свободно паслись в любой роще, то уже с давних времен их можно встретить лишь в очень труднодоступных местах, а уж убить и того сложнее. Они научились себя защищать.
  "Сборник историй и легенд Роздвирга. Мифические и редкие животные".
  Аранта.
  Поужинав в своей комнате и дождавшись наступления ночи, я, переодетая в излюбленный охотничий костюм, тихо выскользнула из Дома. На улице меня встретил приглушенный свет маленьких магических фонарей, установленных на балконах домов, причем каждый владелец дома зачаровывал фонарики в гильдии магов в соответствии со своим вкусом. А неповторимый аромат цветов, которыми были усыпаны все без исключения дома в центре города, смешивался со свежим доносящимся с моря ветром, создавая неповторимый шлейф и оставляя на губах солоноватый привкус.
  В этом волшебном, напоенном небывалым ароматом, городе я медленно брела, перемещаясь от одного мягкого пятна рассеянного света до другого. Со всех концов города доносился многоголосый шум, но впечатление от нереальности происходящего он не портил, так что я внимательно разглядывала вывески лавок и таверн, которым освещение придавало таинственный вид. Стоило лишь на мгновение закрыть глаза, как создавалось ощущение, словно путешествуешь по снам.
  Прогулка не была единственной причиной моих блужданий по волшебным улицам. У меня была вполне определенная цель - я искала ведьм. Наставница объясняла мне, что ведьмы всегда жили среди людей, опасаясь инквизиции и потому надежно прячась. Но, чтобы посвященные в тайну приезжие колдуньи, знахарки, травницы и всевозможные феи могли без труда обнаружить тайное убежище, ведьмы придумали определенные знаки. Их рисовали на вывеске какого-либо заведения, служащего прикрытием для истинных целей.
  Я знала эти знаки и была уверена, что без труда различу их в любом рисунке. Но мне, в отличие от многих, было боязливо заходить в обитель ведьм в открытую, а потому я решила пробраться туда под покровом тьмы. Рассуждая про себя, что ночь - исконно ведьмовское время, то когда как не ночью моим коллегам бодрствовать.
  В течение почти двух часов бродила по вполне оживленным улицам, удивляясь предпочтению местных жителей ночной жизни. Я уже собралась возвращаться в Дом, потому что поняла, что заплутала, но внезапно наткнулась на книжную лавочку, в вывеске которой мне почудились знакомые тайные изображения. Подойдя ближе, убедилась в этом - здесь располагалось обиталище местных ворожей.
  Яркий свет луны и мягкое мерцание магических фонариков рассеяли ночные страхи, да и долгое хождение по незнакомым улицам придали значительной уверенности. Потому я без каких-либо сомнений постучала в дверь, мудро рассудив, что здешние ведьмы мало чем отличаются от меня и моей наставницы, следовательно, ночью хоть кого-то из них можно застать на месте.
  Либо мои рассуждения были неверны, либо сегодня у местных колдуний был выходной - стучаться мне пришлось довольно долго. В конце концов, за дверью послышались шаркающие неторопливые шаги, и чей-то сонный недовольный голос весьма невежливо поинтересовался у меня о цели визита.
  - Кх-мм... - я не придумала ничего умнее, - а можно я вам лично скажу?
  - Что?!
  - Ну, просто не хочется говорить на улице, - промямлила я.
  - Вот утром придете и скажете!!
  - А почему не сейчас?
  - Потому что сейчас ночь!!!
  - А может, вы все-таки откроете дверь?
  - Утром! Магазин закрыт! Ночью книги тоже спать хотят!!!
  - А мне не за книгами, - я упрямо продолжала пререкаться, не желая сдаваться и несолоно хлебавши возвращаться в Дом.
  После этого заключительного утверждения замок лязгнул, дверь приоткрылась, и показавшаяся рука резко затащила меня в темное помещение. Мне понадобилась пара секунд, чтобы приспособить зрение к царившему здесь мраку, после чего я смогла разглядеть заспанную физиономию разгневанной женщины, которая от происходящего пришла в раздраженное негодование и безуспешно пыталась зажечь свечу. Устыдившись того, что подняла незнакомую даму прямо с постели, я хотела ей помочь и сделала руками несколько пассов, призывая в помощь силу природы. Но... на свече не просто появился огонек - она в мгновение ока расплавилась в плюющемся искрами огненном столбе.
  - Ох, простите, - я готова была сгореть со стыда не хуже пресловутой свечки. Что-то не ладится у меня последнее время с огнем.
  - ....!!! - услышала в ответ десятиэтажную фразу со вполне определенным смыслом, и рука, вновь небрежно сграбастав, потащила меня куда-то по лестнице вниз.
  Мы шли по длинному, довольно широкому коридору, скорее даже подземному ходу. Тут было холодно, но сухо, что навело на мысль о жилом помещении. Мрачный, каменный и, несомненно, древний, он был слабо освещен редкими чадящими факелами, которые крепились к стенам железными скобами в виде голов скалящихся горгулий. Они издавали странный запах, напоенный ароматами трав и колдовских зелий. В этом неверном колеблющемся свете повсюду были видны закрытые двери, и моя провожатая молча указала на одну из них, после чего удалилась, ворча под нос приглушенные и совершенно неразборчивые ругательства.
  Я зашла в небольшую комнату с низким потолком и огляделась, но кроме стола, стоящего в центре, и нескольких стульев в ней ничего больше не было. За столом, читая при свече ветхий фолиант, расположилась женщина, которая при моем появлении подняла голову и внимательно осмотрела. Я ответила ей тем же. Несмотря на то, что ведьма сидела, можно было догадаться, что она обладала высоким ростом. Жилистая, сухая и какая-то вся угловатая, колдунья глядела пронизывающим взглядом ярко-зеленых глаз с вертикальными кошачьими зрачками - опытная и много знающая ведьма. У меня, например, как у довольно молодой ведьмочки зрачок был вполне обыкновенным, но цвет радужки - таким же ярко-зеленым.
  Женщина молчала. Я неуверенно переступила с ноги на ногу и рискнула начать разговор первой:
  - Здравствуйте, - пристальный взгляд и непроницаемое выражение лица были мне ответом, - прошу простить меня за такое неурочное появление...
  - Садись, - я повиновалась и присела на краешек стула подальше от ведьмы, - впервые в городе?
  - Да.
  - Что ты хочешь? Остановиться у нас?
  - О нет, - поспешно мотаю головой, - я остановилась в Доме светлых эльфов, спасибо, конечно, но...
  - Тогда зачем ты пришла?
  - Я хочу учиться у вас, - при моих словах женщина саркастически прищурила глаза и слегка ухмыльнулась, - я умею колдовать - меня обучала моя наставница, но она скончалась. Я многого еще не знаю, вот и решила, что вы сможете помочь мне.
  Колдунья задумчиво потерла подбородок и нехотя кивнула, соглашаясь то ли с моим заявлением, то ли со своими мыслями.
  - Меня зовут Палантея, я глава местного сообщества ведьм. Мы можем предложить тебе остаться у нас, обучаться и в последствии занять достойное место среди себе подобных. Только наше условие - жить здесь и помогать другим. Мы же, в свою очередь, готовы дать тебе наши знания и защиту.
  "Что-то уж больно мягко стелет. Никак редкость среди них эльфийку встретить. Нет уж, дом у меня уже есть, а кровью делиться с ними я не собираюсь".
  Догадавшись о скрытых мотивах, я успокоилась, потому что знала, что эльфийская кровь для ведьм фантастически ценна и редка, а используется в ритуалах, связанных с темными силами. Однако насильно никто резать меня не будет. Если все верно истолковала, то могу лишь одной каплей добиться многого.
  - Благодарю, Палантея, но вынуждена отказаться, - мой голос был тверд, - я ведьма, это правда, но не хочу привязывать себя к одному месту, а тем более всю свою жизнь посвящать единственной цели. Я просто надеялась получить несколько уроков. Естественно, за вознаграждение.
  - Что же ты хочешь изучить?
  - Для начала овладеть иллюзиями, а в дальнейшем - научиться левитировать.
  - Это все? - Палантея сплела пальцы над лежащим на столе открытым гримуаром, демонстрируя длинные заостренные ногти.
  - Это все, чему я пока не могу научиться самостоятельно.
  - Но ты же понимаешь, что это обойдется тебе недешево? Овладеть искусством создания иллюзий - сложный и кропотливый процесс, занимающий массу времени. И тем более освоить левитацию - мало кто из нас умеет это делать.
  "Торг? Отлично!"
  - Я готова учиться. Назови цену, - ведьма внимательно изучила свои ногти, после чего медленно перевела взгляд на меня.
  - Кровь, - одно короткое слово, но сколько же оно несет в себе смысла. Я все правильно рассчитала, поэтому спокойно кивнула в ответ.
  - Конечно, вполне разумная цена - капля эльфийской крови.
  - Капля? Нет, каплей ты могла бы купить умение привораживать или же глядеть в воду. А то, чего хочешь ты - сложное и редко встречаемое явление, и стоит куда больше одной капли. Я думаю, что мы договоримся на полную чашу.
  Я весело улыбнулась, представив, как из меня выжимают тазик крови - жуть! Ох, опять эти неуместные фантазии!
  - Каплю. Большего для темных сил я дать не могу и не хочу. Не думаю, что здесь ежедневно эльфы предлагают пожертвовать своей кровью, так что для вас это выгодное предложение.
  Ведьма вздохнула и неожиданно захлопнула древний фолиант, рискуя превратить его в прах эдаким неосторожным движением.
  - Ты права. Конечно, это для нас редкость. Однако не такая, чтобы даром учить пришлых новичков сложным заклятиям. Я согласна, что чаша - это перебор. Мы можем ограничиться десятью каплями.
  - Договорились, половина капли.
  - Ладно, не хочешь десять... постой, ты сказала половина?
  - Да, я ценю свою кровь.
  - Кто же так торгуется? Это неправильно. Давай так: пять капель - и я научу тебя правильному торгу в подарок.
  - Еще одно такое несуразное предложение и будет четверть капли! - Я упрямо вздернула подбородок. - Предлагаю все же остановиться на первом варианте, то есть мое обучение в обмен на каплю эльфийской крови.
  В течение нескольких секунд мы сверлили другу друга глазами. Ведьма сдалась первой.
  - Хорошо, договорились. Я лично обучаю тебя иллюзиям, а ты по окончании обучения даешь мне каплю крови. Но кроме этого ты берешь себе ученицу...
  - Ученицу? Какую еще ученицу? - Перебила, не ожидая такого подвоха. - Я и сама еще в процессе обучения! Чему я могу научить? Я ничего не умею!
  - Так уж и ничего? - Она хитро подмигнула мне. - А кто совсем недавно уверял меня, что умеет колдовать и сложностей с этим не имеет?
  - Ну... так одно дело самой колдовать, и совсем другое - учить кого-то!
  - Не переживай. Колдовству тебя никто обучать и не просит, для начала сама научись правильно зажигать свечи. - Я невольно вспыхнула до корней волос, но промолчала. - Предлагаю в ученицы знахарку. По сути, тебе надо будет просто уделять ей немного времени, не более того. Видишь ли, все наши ведьмы в данный момент очень заняты, поэтому заниматься с ней некому. А травница она неплохая, да и кое-что в лечении смыслит, так что проблем тебе не доставит. Выгодная сделка - и кровь сбережешь, и новому научишься, и подругу заведешь.
  "Ох, не нравится мне это!"
  Я лихорадочно искала способ откупиться чем-то иным, но, как назло, на ум ничего не приходило. В конце концов, махнув рукой, вяло согласилась.
  - Вот и договорились, - обрадовалась ведьма, - тогда утром приходи знакомиться с ученицей, а занятия наши будут проходить по ночам. Не переживай, - видя мои сомнения, продолжила Палантея, - спать в это время тебе не захочется. У нас есть специальные травы, которые мы даем нашим ученикам, потому что занимаемся с ними исключительно в темное время суток. Традиция, знаешь ли...
  - Хорошо, - я устало поднялась из-за стола, - до завтра.
  - До завтра, - эхом откликнулась глава ворожей, и я вышла из этой странной комнаты, а затем выбралась и из подземелья через обыкновенную с виду книжную лавку.
  На этот раз меня никто не провожал, но я и без этого беспрепятственно вышла на улицу.
  Бредя по безлюдным уже улицам, наугад отыскивая дорогу к Дому, я погрузилась в мрачные размышления. Правильно ли поступила, что согласилась пожертвовать кровью? Палантея не показалась мне связанной с темными силами, но ведь и моя наставница тоже ничем не отличалась от обыкновенной ведьмы, в то время как была неразрывно скована договором.
  Меня одолевали сомнения. Капля - это чрезвычайно мало, но все же... А если у ведьм уже есть некий запас эльфийской крови, и им нужна была именно эта капля? Если Палантея своим торгом просто усыпила мои подозрения, а сама как раз на это и рассчитывала? Вопросы, вопросы... Не знаю, на что им может пригодиться моя кровь, но это точно должно быть что-то нехорошее и недоброе. Догадываюсь, что кроме ведьм в этой обители живут еще и феи, а уж они-то точно воспользуются подаренной мною влагой жизни.
  От предположений и опасений я перешла к воспоминаниям своей далекой юности, когда впервые узнала об опасности, грозящей всякому, кто свяжется с темными силами...
  * * *
  В то время мне исполнилось лет четырнадцать-пятнадцать, точно не помню. Я с помощью Варфоломины постигала ведьмовское искусство и часто получала похвалы со стороны наставницы. Старая ведьма не переставала удивляться, что эльфийка так способна к колдовской науке, тогда как всем и каждому известно, что эльфы - маги, но никак не ведьмы. Я стала для приемной матери средоточием всех ее мыслей и надежд. Она души во мне не чаяла и старательно заставляла постигать все новые и новые знания.
  Посетители у нас были не редки, и всякий раз Варфоломина прятала меня от любопытных глаз, хотя я и умудрялась подглядывать в маленькую щелочку.
  Однажды к нам явились люди с очередной просьбой. Их было двое - мужчина и мальчик примерно моего возраста. Раньше я никогда не видела своих ровесников, и этот юноша, скромно державшийся в тени, произвел на меня неизгладимое впечатление. Он был высок, прекрасно сложен и смотрел на мир удивительными васильковыми глазами. Я забыла обо всем на свете, просто следила за мальчиком, затаив дыхание и стараясь унять внезапную дрожь.
  Люди недолго пробыли в домике ведьмы. Договорившись о чем-то, мужчина положил руку на плечо юноши и вывел его на улицу. Я не удержалась и последовала за ними, прячась за ветвями кустарников.
  Преследовала людей довольно долго, пока не поняла, что они возвращаются в деревню. Тогда, не задумываясь о последствиях, смело вышла им навстречу и заговорила, обращаясь к мальчику:
  - Приветствую тебя, человек! Прошу, будь сегодня моим гостем...
  Я не успела закончить свою спонтанную речь. Мужчина вдруг замахал руками, отгоняя меня, а сам закричал высоким голосом. Я не поняла, что именно он кричал. Это была какая-то дикая смесь сквернословий, молитв, просьб о помощи и устрашающих вскриков. Испуганно отступила, продолжая взглядом умолять мальчика поговорить со мной. Но юноша последовал примеру отца и, подобрав с земли палку, замахнулся ею на меня.
  Я убежала обратно в лес, горько плача и проклиная ту минуту, когда эти двое переступили порог лесного домика. Возвращаться к ведьме не хотелось - знала, что Варфоломина меня обязательно отругает, и будет при этом права. Я и сама понимала, что поступила глупо, открывшись совершенно незнакомым людям. Но как тот мальчишка посмел поднять на меня даже не руку, а палку?!!
  Постепенно обида схлынула, а на ее месте возникла злость, дикая, первобытная и необузданная. Меня отвергли при первой попытке вступить в контакт. Что ж, я отомщу глупому человечишке! Я ведьма, и он это запомнит!
  Решив так, я утерла слезы. Вытащила из-за отворота сапога гномийский кинжал и принялась рисовать на земле маленький ведьмовской круг. Варфоломина учила меня этому совсем недавно, объясняя куда какие символы необходимо вставить, чтобы получить желаемое. Она что-то говорила про темные силы и про то, что я должна просто знать о круге, но никогда не использовать его для себя.
  Сейчас я забыла все ее наставления, кроме одного - круг способен помочь мне подчинить себе волю слабого мальчишки. Закончила рисунок, тщательно отерла лезвие кинжала листьями и, бормоча заклинание, занесла его над ладонью. Слова тихим шелестом срывались с губ, и я уже чувствовала, как вокруг разливается древняя сила, как в круге начинает просыпаться и подниматься из самых глубин нечто. Для окончательного пробуждения ведьмовского круга необходима была кровь, так что я уже готова была порезать руку и брызнуть на символы несколько капель, чтобы открыть дверь таинственной силе, но меня остановил отчаянный крик:
  - Стой! - Варфоломина выбила кинжал и затоптала ногами круг. - Что ты творишь?! Разве для того я тебя учила?
  При виде разгневанной наставницы весь мой запал куда-то исчез, и я опять заплакала, падая в раскрытые объятия приемной матери. Я смогла сбивчиво и сумбурно рассказать о том, что подвигло меня на этот шаг, а потом, жалобно шмыгая носом, спросила, почему она так рассердилась.
  - Ари, - ведьма печально покачала головой, - чем ты меня слушала? Ведь вроде все запомнила, а самое главное упустила! Деточка, пойми, темные силы - не игрушка. Стоит лишь раз воззвать к ним, как они поработят твою душу и заточат разум в пучине злобы и ненависти! Те ведьмы, что связались с нечистым, обрекли себя на служение тьме. Они стали феями. Их много, и именно из-за них инквизиция начала травлю на всех ведьм. Ари! Темные силы обязывают своих приспешников служить злу, демонам и уничтожать хорошие начинания. Все кланы, в какие объединились феи, добиваются прорыва демонов в наш мир, они хотят завоевать его и переделать для хозяев! Неужели ты хочешь также быть обязанной приносить жертвы, убивать невинных и нести в мир горе? Ари! Своей кровью ты только что чуть не связала себя с темными силами! Не совершай моей ошибки - никогда так не делай!
  На следующий день к нам вновь пришли эти двое, только они вели себя, словно накануне ничего не произошло. Мне оставалось лишь вздохнуть - Варфоломина поколдовала...
  * * *
  Только после смерти наставницы я поняла то, что она сказала мне тогда. И сейчас вновь пережила тот страх перед едва не совершенной ошибкой. Так правильно ли я поступила, согласившись пожертвовать кровь?
  Вернувшись мысленно к вопросу, с которого и начались мои сомнения, заметила, что уже вернулась к Дому. До утра у меня оставалось около пяти часов.
  
  14.
  Существует множество легенд о крылатых ящерах, именуемых драконами, но проходят годы, складываются в десятилетия, века, а никто из живущих так ни одного и не встретил. Древние говорили, что драконы достигают чудовищных размеров, обладают немереной силой и магией. Они мудры, но своенравны. Это единственное, что объединяет все легенды. Но нет ни одного реального доказательства существования драконов, хотя сказки продолжают рассказывать детям, а некоторые из них, вырастая, пускаются в бесплотные поиски...
  "Сборник историй и легенд Роздвирга. Мифические и редкие животные".
  Аранта.
  Спалось мне замечательно! Шикарная кровать, новый наряд, принесенный служанкой, завтрак прямо в комнату во время утреннего туалета - я была просто счастлива!
  Лучась и сверкая от переполнявших меня положительных эмоций, я захватила пять золотых и танцующей походкой отправилась к алхимику в лабораторию, как мы с ним и условились накануне вечером.
  Он был на месте, даже как будто и не выходил никуда, по-прежнему плавя какой-то металл в своей необычной миниатюрной печи.
  - Добро утро! - Пропела, заходя в лабораторию.
  - Кому доброе, а кому убыточное, - пробурчал в ответ хмурый алхимик, - проходите, проходите, сейчас освобожусь.
  Я послушно прошла мимо батареи склянок и осторожно пристроилась в уголочке, наблюдая за действиями эльфа. Особенным разнообразием они не отличались, поэтому прошедшие в ожидании четверть часа оказались не самыми интересными в моей жизни.
  Алхимик, то и дело бормоча себе что-то под нос, осторожно закончил плавить и вылил крупицу полученного расплавленного металла в пузатую реторту, стоявшую над зажженной свечой на столе, и уже наполовину заполненную красной маслянистой жидкостью. Затем он несколько минут наблюдал за медленным смешиванием ингредиентов. Трепетно добавил туда же скаредно отсчитанные крупицы какого-то мутно-желтого порошка.
  Но стоило только порошку коснуться смеси, как лабораторию окутали клубы вонючего дыма. Я отчаянно закашлялась, пытаясь в сизом тумане пробраться к выходу и глотнуть хотя бы немного воздуха. Алхимик же, скрытый от меня дымом, казалось, сошел от него с ума - он беспрестанно выкрикивал победные вопли, размахивал руками, слегка вентилируя помещение, и танцевал на месте, отчаянно топая ногами.
  - Свершилось! Получилось! Я смог это сделать! - И все в таком духе.
  Вспомнив о своей бедной клиентке в тот момент, когда я толкнула его всем сотрясающимся от кашля телом, алхимик перестал кричать. Подхватил меня за талию и помог выйти в коридор. Здесь было тихо и пока еще более-менее свежо. Я немного откашлялась, а потом, не раздумывая, накинулась на горе-экспериментатора.
  - Вы сумасшедший! Вы хотели меня убить! Вы специально меня туда заманили, чтобы я задохнулась, и об этом никто не узнал! - Из глаз струились слезы, вызванные дымом, голос слегка охрип от жестокого кашля, а на губах сохранялся тошнотворный вкус вонючего дыма.
  Не слушая мои справедливые возмущения, низкорослый эльф бесцеремонно взял меня под руку и потащил в библиотеку. Усадил на диванчик, а сам остался стоять на ногах.
  - Теперь легче? - С ноткой заботы в голосе поинтересовался алхимик, и я смогла, наконец, взять себя в руки и окинуть эльфа недоверчивым взглядом.
  - Это была попытка убийства?
  - О! Ну что за фантазии?! Сударыня, к вашему сведению, я как раз работал над вашим заказом, когда вы пришли. Тем более что вы являетесь моей первой клиенткой по приобретению этого чудного изобретения! Я думал закончить пораньше, но возникли сложности с цветом. Видите ли, чтобы скрыть ваши такие необычные и яркие зеленые глаза и замаскировать их голубым, необходим очень насыщенный цвет, вот я и провел опыт. По моим расчетам цвет должен стать именно таким, чтобы со стороны казался обыкновенным и типичным для эльфов. Сейчас мы с вами пройдем в лабораторию, и вы убедитесь, что мое изобретение - несомненный прорыв в науке!
  - О-о, нет! Только не это! Только не дым! Делайте, что хотите, но туда я больше ни ногой!
  - Да это и не важно, - алхимик просто источал флюиды счастья и гордости, - сидите здесь, я сию минуту вернусь, - и эльф исчез. Я даже не успела слово вымолвить.
  "Сия минута" длилась довольно долго. Я успела прийти в себя и даже немного заскучать. Злость на этого непутевого эльфа прошла бесследно, а на ее месте возник закономерный интерес - что-то он там наалхимичил?!
  Словно отвечая моим мыслям, мужчина вернулся, но теперь выглядел не прыгающим от счастья, а озадаченным, удивленным и весьма растерянным.
  - Что случилось? - Я обеспокоено подошла к нему поближе и внимательно оглядела - внешних признаков того, что бедняга как-то пострадал, не было.
  - Сударыня, - медленно, трагично и необыкновенно печально сообщил мне поникший эльф, - должен вас огорчить. Я никудышный алхимик. Мой эксперимент потерпел сокрушительный крах! Вы с чистой совестью можете хулить меня - даже возражать не буду. Я недостоин высокого звания ученого! Мой опыт провалился!
  Я не знала что предпринять. Это забавное существо вызывало умиление, а теперь и жалость, так что, наплевав на свои интересы, я попыталась утешить неудавшегося ученого.
  - Не переживайте так, все нормально, - осторожно усадила его на диван, - не получилось в этот раз, так непременно выйдет в следующий. Ну-ну, прекратите, вы все же мужчина, имейте смелость сказать даме о своей неудаче - что там произошло? Цвет не удался?
  - Ах, сударыня, вы так добры, - всхлип, - я недостоин делать для вас такую важную вещь, как менять цвет ваших восхитительных глаз! О, если бы вы знали, как я хотел создать для вас небесно-голубой цвет, в котором бы отражалась лазурная голубизна и блики пушистых облаков! Но, увы! Я ничтожен!
  - Да вы романтик, сударь, - я улыбнулась, не обращая внимания на его самобичевание, - однако позвольте взглянуть на результат ваших стараний и разрешите судить о них мне.
  Эльф с выражением искреннего раскаяния залез в карман и извлек из него на свет уже печально знакомую мне реторту. Из другого кармана появился тонкий пинцет. Алхимик с его помощью ловко выудил из емкости потрясающе маленький полупрозрачный кружок. Из третьего кармана он достал коробочку, в которую бережно поместил кружочек. Проделав еще раз такую же операцию, алхимик протянул мне коробочку, и я смогла разглядеть два одинаковых кружка прозрачно-коричневого цвета размером, подходящим как раз для радужки.
  - Вот, посмотрите, это я получил в вашем присутствии. Теперь вы понимаете, как я ошибся - вместо голубого цвета получился карий!
  - О! - Я внимательно изучила кружки, начиная медленно расплываться в улыбке. - Это прекрасно! Карий цвет меня вполне устроит!
  - Вы считаете? Но вы ведь желали стать голубоглазой?!
  - Вы неправильно меня поняли, вернее даже - я неправильно выразилась. Понимаете, я желала просто изменить цвет глаз, а какими именно они станут мне не важно! Прошу вас, помогите мне их правильно надеть!
  Реабилитированный алхимик ураганом подбежал и ловко вставил мне в глаза свое изобретение. Я немедленно пожелала посмотреться в зеркало, и, чудо! оно нашлось в одном из бесконечных карманов чудаковатого ученого.
  Я внимательно разглядела свое отражение, убедившись, что инквизиторы теперь из-за одного цвета глаз не смогут вычислить во мне ведьму. Довольная, я не только отдала алхимику приготовленное золото, но и звонко поцеловала его в щеку, от чего он премило покраснел.
  Тепло поблагодарив алхимика и попрощавшись с ним, я заторопилась на встречу с новоприобретенной ученицей. Успела только спуститься со ступенек и войти в парадную залу, как из ниоткуда рядом со мной появился слуга.
  - Сударыня, - с вежливым поклоном обратился ко мне важный и представительный мажордом, - господин Гадриэль просил передать вам, что сегодня вечером состоится неофициальный званый ужин в узком кругу, на котором он хотел бы видеть вас во всем вашем блеске. Он также особенно отметил, что на этом мероприятии будет присутствовать некая важная особа, находящаяся в городе полуинкогнито.
  - С-спасибо, я обязательно буду.
  Мажордом с поклоном удалился, а я проводила его озадаченным и растерянным взглядом.
  "Как это понять полуинкогнито? И что это за особа такая?"
  Размышляя о странности местных развлечений, я торопливо направилась в книжную лавку. Пришлось немного отвлечься от предстоящего вечером мероприятия, чтобы на ходу продумать свое поведение по отношению к неизвестной еще ученице. Столько событий, столько впечатлений - голова шла кругом!
  Хорошенько поплутав по улицам ночью, при свете дня я без труда отыскала искомую лавку и бесстрашно вошла внутрь. Лавка была обыкновенной, какой я ее себе и представляла, потому как ночью возможности все рассмотреть не было. Передо мной предстала стеклянная витрина, призванная показывать лучший товар. Сквозь нее в лавку проникали яркие солнечные лучи, в которых весело плясали тысячи мельчайших бумажных пылинок. Я увидела груды полок с различными книгами и уставшую малоприметную продавщицу со стянутыми в куцый узелок волосами, спрятавшуюся в уголке и копавшуюся в пухлом томике. Заметив потенциального покупателя в моем лице, девушка поспешила встретить меня и нацепила на лицо дежурную улыбку.
  - Здравствуйте, чем могу помочь милостивой госпоже? Может быть, госпожа желает приобрести недавно вышедшую энциклопедию женских нарядов? Или же лучше предложить госпоже новейшие кулинарные рецепты? А возможно, госпожа предпочтет захватывающий роман с героем-принцем в главной роли?
  -Я бы...
  - Ах, госпоже скорее будет угодна более серьезная литература! У нас представлены лучшие классики всевозможной поэзии и прозы, в том числе такие известные как Клаудино Бемондж, Сальвадо Кламурд, Беретри О"Лайм и, конечно, Вакси Пармазей! У нас есть даже такие редкие писатели как Родре Хормонв, Стайн Вакон и Урви Брюнс! Госпожа наверняка оценит многообразие и богатство выбора в нашей лавке, и, несомненно, останется довольна не только обслуживанием, но и такой мелочью, как низкие цены, которые не составят конкуренции подобным, но менее удовлетворяющим изысканный вкус, заведениям!
  Я в полнейшей прострации выслушивала монолог, соображая как бы потактичнее избавиться от назойливой продавщицы и пройти в подземелье к ведьмам. Смекнув, что новоприобретенная маскировка глаз мне здесь только мешает, потому что меня теперь не могут принять за свою, я успела высказать первую пришедшую в мою бредовую голову мысль:
  - Госпожа желает, - я старалась подражать тональности высокородной и благородной надменной эльфийки при общении с убогими людишками, хотя сама ни разу в жизни подобного не видела и не слышала, разве что Ору взять в пример... - приобрести книгу изысканную, написанную на древнем эльфийском, с картинками, автографом автора на титульном листе и с обложкой, сделанной из редкого дерева семейства крестоцветных! - как подобная ахинея пришла мне в голову? Ладно, главное, что это помогло.
  Продавщица секунду глупо поморгала и тут же птицей полетела к полкам, принявшись шустро их перерывать. Я же, стараясь действовать бесшумно, бочком прошла к неприметной двери, которую запомнила ночью. Осторожно открыла ее и просочилась в небольшую щелку.
  Очутившись в благословенной тишине подземелья, освещенной приглушенным танцующим на темных древних стенах светом факелов, я с облегчением выдохнула. Теперь передо мной возникла иная задача - в какую дверь зайти? Их было множество, и ни одна из них ничем не отличалась от своих товарок. Ту, куда меня проводили ночью, я не запомнила.
  Я постояла несколько минут в одиночестве и, наконец, решила, что раз уж день начался с сумасшествия, то пусть и продолжается в том же духе. Справедливо полагая, что ведьмы прибегут на шум, я тут же захотела наколдовать небольшой колокол, вроде дверного молоточка, только более звонкого. Несколько пассов руками для установления связи с природой, притоп левой ногой - сила откликнулась и разлилась в воздухе неоформленной энергией, щелчок пальцами правой руки - заклятье завершено. Природная сила пришла мне на помощь и передо мной воздух завибрировал, завихрился, образуя пространственную дыру. Я смело запустила в нее руку и с трудом вытащила почти то, что хотела - колокол размером с хорошее такое ведро. Колокол был отлит из ОЧЕНЬ тяжелого металла, как я его вытащила - загадка даже для меня. Стоило дыре закрыться, как моя ноша с оглушительным грохотом полетела на пол. По коридору ударной волной пронесся гулкий звон, троекратно увеличенный древними стенами. Ох, кто же знал, что здесь просто изумительная акустика, и что я такая растяпа? Ладно, допустим то, что я растяпа известно и мне и еще массе народу, но ведь не обязательно же в этом всякий раз признаваться?!
  Многочисленные двери, уходящие далеко вперед по коридору, начали отворяться и я, не зная, что предпринять, чтобы не навлечь на себя гнев главной ведьмы, попыталась избавиться от улики, колокола то есть, и превратить его во что-то другое. Угу, превратила... в ведро. Видимо, я нечетко представляла себе, что именно хочу, поэтому заклятие получилось сумбурным.
  Зрелище вышло фееричным: из комнат повыскакивали перепуганные заспанные ведьмы, одетые кто во что горазд с метлами наперевес, а перед ними стояла смущенная я, держа в вытянутой руке ведро. На шум, как я изначально и планировала, выплыла сурово поджимающая губы Палантея и, мгновенно выделив из толпы источник прозвучавшего грохота, молча, подошла ко мне, пребольно схватила за руку и затащила в какую-то комнату. Это оказалась чья-то спальня, потому что на низкой кровати кто-то лежал с укутанной одеялом головой.
  - Стоило тебе второй раз явиться к нам, как ты перепугала всю обитель! - Бушевала ведьма. - Ты никак не могла потихоньку пройти? Надо было обязательно устроить цирк? Чтобы о тебе наверняка узнали все, да?! Наши бедные женщины решили, что это инквизиция явилась по их заблудшие души, ты довольна?!!
  - Прости...
  - Прости?! Как ты вообще этим ведром умудрилась такой шум поднять? И после этого ты хочешь здесь обучаться?
  Я начала уставать от ее криков, да и быть обруганной, пусть и заслуженно, в присутствии кого-то постороннего, даже скрытого постелью, было крайне неприятно и стыдно.
  - Конечно, я хочу у вас обучаться. И теперь начинаю думать, что мысль о переезде была не такой уж и плохой. И потом, кроме ведра я могу придумать что-то поинтереснее...
  Ведьма глупой не была, в чем я и не сомневалась. Поняв мой не совсем худенький намек, она с минуту буравила меня взглядом, а потом вдруг развернулась к кровати и резко откинула одеяло. Я увидела... нечто. Других слов не нашлось.
  На постели лежала хрупкая девушка, которая заботливо прижимала к себе немыслимое яйцо. Это уже само по себе было странным, а прибавьте к этому еще пару нюансов, во-первых, яйцо было размером с голову ребенка и имело необычный розовый цвет, усыпанный крупными красными пятнами, а во-вторых, сама девушка оказалась весьма диковинным существом. Ее длинные, но чрезмерно волосатые ноги заканчивались самыми настоящими копытами, а в копне золотистых волос проглядывали кокетливые рожки.
  - Знакомьтесь, - объявила ведьма, удовлетворенная выражением моего потрясенного лица, - Аранта, это твоя новая ученица - леди А"Лень.
  - Э-э... - меня, безусловно, в детстве учили, что вот так пялиться на кого-то нехорошо, но в этой ситуации мне было простительно.
  - Очень приятно, - мелодичным голоском поздоровалась сатир и обнажила в улыбке небольшие острые клыки. Девушка бросила на Палантею недовольный взгляд, торопливо выбралась из кровати, по-прежнему аккуратно и нежно прижимая к себе яйцо.
  - Взаимно, - я начала выходить из ступора.
  Ведьма, стоя уже в дверях, хищно улыбнулась нам.
  - Вот и замечательно, вы тут пообщайтесь, а у меня дела. Аранта, в полночь приходи ко мне. Только на этот раз ТИХО! Запомни, постучишь в дверь лавки с черного хода ровно два раза, тебе откроют и проводят.
  И с этими словами Палантея скрылась за дверью. С уходом ведьмы я вдруг сообразила, что теперь сама являюсь как бы старшей, поэтому сделала по возможности умное лицо и обернулась к А"Лень.
  - М-м... ну что же... - да уж, умно, ничего не скажешь! - Ты пока одевайся, а я тебя в лавке подожду.
  Девушка доверчиво кивнула, а я поторопилась вслед за ведьмой закрыть за собой дверь.
  "Боги! Сатир у меня в ученицах! Это мне наказание за мои необдуманные выходки? И что же мне с ней делать? Я слышала, да и читала где-то, что сатиры просто нюхом чуют травы и разбираются в них не в пример лучше любого опытного травника. Попала так попала!"
   Я брела по коридору, сетуя на причудливые повороты своей щедрой на сюрпризы судьбы, а навстречу мне попадались женщины, спешащие по своим делам. Кого тут только не было: и ведьмочки различного уровня, и знахарки, отличающиеся от обычных людей обилием притороченных к поясу мешочков, попалась мне также пара фей с пронзительно-желтыми глазами. И все они окидывали меня настороженными и опасливыми взглядами. "Ну и что они так смотрят? Я же не собираюсь тут ничего взрывать".
  Про ведро, которое продолжала держать в руках, я успела благополучно забыть. И вот с ним вместе через потайную дверь вернулась в лавку, где продавщица, казалось, не заметила моего отсутствия, сосредоточенно копаясь на пыльных полках. Я постаралась тихонько выбраться на улицу, но нечаянно зацепила край стола, стоявшего невдалеке от потайной двери. Послышался грохот падающих фолиантов и звон моего ведра, которым я и задела неустойчивую столешницу.
  Продавщица поспешно обернулась, оценила произошедшее и с милой улыбкой заворковала, прибирая упавшие книги.
  - А вот и вы, госпожа, вы, верно, выходили на улицу, а я в это время нашла то, что вас интересует, - лавочница собрала нетленное чтиво и удивленно покосилась на ведро. Я постаралась честно прикинуться, что и сама его впервые вижу, - странно... ну так вот, сударыня, вы говорили, что вам необходима книга изысканная, написанная на древнем эльфийском, с картинками, автографом автора на титульном листе и с обложкой, сделанной из редкого дерева семейства крестоцветных, я правильно все запомнила?
  - Э-э...да, - ох, какая молодец, действительно все запомнила, только мне-то что с этим делать?
  - Я же говорила вам, что наша лавка отвечает самым взыскательным вкусам, - девушка укоризненно посмотрела на меня, а затем протянула древний с виду томик, название которого было написано на непонятном мне языке витиеватыми рунами, а обложка была явно деревянной, - вот то, что вы хотели. Это Бальтер В"Вотс и его знаменитые сонеты. Я поражена вашими восхитительными знаниями поэзии былых времен. Это абсолютно раритетный экземпляр! Вы можете быть уверены, что такого больше не найдете ни у кого. К тому же это бесценное творение древнего поэта обойдется вам всего в три золотых!
  - Три? - у меня было с собой всего два золотых и горсть серебрушек. - Милочка, но это возмутительно. Такая старая и пыльная книга не может стоить столь дорого. Вы посмотрите, ее хватали пальцами уже несколько поколений, да к тому же рисунки выцвели. А это что? Смотрите, тут краешек загнут, - загнула его я, но совесть моя по этому поводу молчала, - нет, это невозможно, я не хочу покупать такой некрасивый экземпляр!
  - Но вы же сами говорили!..
  - Да, говорила, дайте мне поновее, но такой же, а этот уже давно пора отнести старьевщику. Фи, эта, с вашего позволения, книжка пыльная и совершенно старая, - так, я уже начала повторяться.
  - Хорошо, берите ее за два золотых. Раз вам нужна именно такая, я готова уступить, наша лавка славится тем, что может удовлетворить запрос любого покупателя, так что берите. Я вам гарантирую - не пожалеете! Вы больше нигде не прочтете таких проникновенных стихов! Вот послушайте:
  
  Ночь. Тоска. И холодно в душе.
  На сердце мрак. Образовалась пустота.
  Тепло своей любви не греет. И кажется уже,
  Что никогда она и не была нужна...
  
  - О-о! Какой ужас! Что это за тоска? Какая пустота? Я люблю оптимистичные стихи, а не эти некрологи! (Я вообще ненавижу поэзию!!!) Нет, барышня, - я капризно надула губки, - если не брать во внимание депрессивное содержание, чего категорически не хочется делать, я и предположить боюсь, где только эта вещь не лежала, а вдруг на нее кто-то чихал? Нет-нет, и не уговаривайте. Хочу веселую, а кроме того новее и чище! У меня так много друзей, которые любят читать книги, как я им покажу эту? Мне непременно придется рассказать им, что я купила ее у вас, вы хотите, чтобы меня обсмеяли?
  - Берите за один золотой, - уже сквозь зубы прорычала продавщица, но было поздно - я вошла во вкус.
  - Золотой? Да у нас в Доме такая шикарная библиотека, как вы представляете себе, что я войду туда с этим безобразием? Посмотрите, какая она неказистая, а эльфы ведь натуры очень тонкие. Эта книжка, а скорее пара досок, оскорбит любого, не говоря уже о господине Гадриэле, хозяине Дома.
  - Хорошо, - сдалась, наконец, продавщица, - сколько вы готовы за нее дать?
  Я состроила сомневающийся взгляд и как будто нехотя вытащила несколько серебряных монет.
  - Это все, что она стоит!
  - Забирайте! И запомните, что наша лавка - самая лучшая книжная лавка во всем портовом городе!
  В тот момент, когда я расплачивалась, появилась леди А"Лень, что самое примечательное - без яйца. Сатир скромно подошла ко мне и молча встала рядом.
  Я одарила рассерженную продавщицу самой широкой улыбкой и поспешила на выход. Одной рукой взяла столь бесценный деревянный раритет, второй подхватила сатира под локоток и мы торопливо вышли на улицу.
  Отойдя на приличное расстояние от лавки, я не выдержала и расхохоталась. На недоуменный взгляд моей спутницы весело и в лицах рассказала о своей покупке, после чего мы хохотали уже вместе.
  - С чего начнем? - Немного успокоившись, добродушно поинтересовалась А"Лень.
  - Я думаю с леса, посмотрим, чему я смогу тебя научить и что ты знаешь сама.
  Решив так, мы двинулись к южным воротам, а после и в сторону леса. А"Лень озадачила меня, потому что она знала абсолютно все травы, ягоды, кустарники, деревья, коренья, грибы, а кроме того знахарка ведала, когда и как их нужно собирать, в каких пропорциях готовить и в каких случаях использовать.
  Я чувствовала себя очень неуютно, с грустью поняв, что как наставница не удалась. Мне было решительно нечему учить знахарку, но все же я не сдавалась и упрямо делала вид, что знаю куда больше, чем хочу продемонстрировать. Девушка мне верила, азартно показывая и обстоятельно рассказывая о все новых и новых растениях и беспрестанно сверкая клыками в ясной улыбке.
  В город мы вернулись уже довольно поздно, и я, сориентировавшись по солнцу, неторопливо сползающему с небосвода, сообразила, что катастрофически опаздываю на невероятно важный "неофициальный званый ужин".
  
  15.
  С момента установления новой власти, после того как был свергнут жестокий тиран, король Анигвариэль создал два совета, которые на равных между собой правах помогали ему управлять Светлым Лесом. Ближайшими же помощниками и доверенными лицами король определил генерала Фиримэля О"Лиен из рода Ксан"Ти, который отвечал за внутреннюю безопасность страны и поддержание армии на должном уровне; вторым помощником стал Оксоэль О"Ллос из рода Треш"Та, истинное дитя Леса, следящий за самим Лесом и сохранностью его границ, а также отвечающий за безопасность разумных существ и животных; третий же - Фиримэль И"Сенс из рода Ксанииль - артефактор, хранитель королевской сокровищницы и даров Древних Богов.
  Выдержка из "Летописи истории Светлого Леса. Хроники современности".
  Аранта.
  Я наскоро попрощалась с А"Лень, договорившись о встрече завтра, и заторопилась в Дом. Времени оставалось мало, а мне еще следовало привести себя в порядок, поэтому первым делом по прибытии я залезла в ванную.
  Ина, приставленная ко мне служанка, крутилась вокруг с искренним желанием прийти на помощь. Каждый раз мне приходилось мягко отказываться от ее услуг, потому что никому и никогда я не позволила бы прикоснуться к своим волосам, ведь для ведьмы это очень уязвимое место.
  После торопливого купания я причесалась на свой любимый манер, то есть сотня мелких косичек по всей голове (это чтобы не упал ни один волосок!), после чего позволила Ине помочь мне одеться. Эти роскошные с виду платья были для меня сущим наказанием из-за всевозможных застежек, пуговок, ленточек и завязочек.
  Я очень боялась предстоящего вечера, поэтому, чтобы хоть как-то взбодриться, выбрала сверкающее золотистое платье с потрясающе низким декольте и в противовес ему пышной юбкой с небольшим шлейфом. Свой камень - родительское наследство - спрятала под корсажем, оставив видной лишь одну цепочку, которая скромной изысканной змейкой вилась на шее. Спрятать кулон в комнате было выше моих сил, я сама не понимала почему, но расстаться с камнем не могла ни на минуту.
  Ну вот, все приготовления закончены, и пора бы уже спускаться к ужину. По не так давно обретенной привычке я оставила вещи под открытым окном и, набрав полную грудь воздуха для храбрости, направилась в парадный зал, где меня уже поджидал Гадриэль с приветливой улыбкой на чуть уставшем лице.
  - Сударыня, вы восхитительны, - галантно поклонился мне хозяин Дома, - позвольте сопроводить вас к ужину.
  Я с благодарностью приняла его руку, и Гадриэль провел меня до столовой, где за накрытым уже столом сидели семь эльфов, четверо мужчин и три женщины. С Варуэлем я уже была знакома, остальных видела впервые.
  Гадриэль подвел меня к столу и остался стоять рядом.
  - Дамы и господа, это Аранта О'Рейн, новый член нашего Дома, - и уже обращаясь ко мне, - Аранта, позвольте представить вам младшего наследного принца светло-эльфийского престола Ритора О'Лаксен из рода Фасс"Тин.
  Из-за стола поднялся и невообразимо учтиво поклонился молодой эльф, одетый в темно-синий костюм, по обшлагам рукавов и на вороте расшитый голубыми искрящимися нитками витиеватой эльфийской вышивкой. Принц был высоким, гибким и обладал невероятной кошачьей грацией. Стянутые ленточкой в низкий хвост светлые со слегка золотистым оттенком волосы доходили до плеч. Из прически выбивались отдельные прядки, которые упрямо падали на глаза и придавали мягкость лицу. А оно у принца было запоминающимся и очень выразительным, я бы даже сказала - очень красивым, но не слащавым, а мужественным и передающим оттенок сильного характера. Глубокого синего цвета миндалевидные глаза смотрели на меня спокойно и безразлично. Под левым глазом принца пряталась маленькая родинка, что меня несказанно удивило, потому что у эльфов родинок не бывает по определению.
  - Рад нашему знакомству, сударыня, - голос низкий, интонации мягкие и какие-то бархатные - очаровательно, - и поздравляю со вступлением в уважаемый Дом О'Рейн, славящийся своей безупречной репутацией. Надеюсь, вы будете его достойным украшением.
  Я присела в реверансе с пылающими от смущения кончиками острых ушек. Не понимаю, то ли это было предостережение, чтобы хорошо себя вела, то ли он просто так сделал мне комплимент?! Ну, если предостережение, то запоздалое, знали бы все эти благородные, какой я сегодня шум устроила!
  Когда принц садился, мне почудилось, что в его взгляде мелькнула тень усмешки, но я поспешила отогнать наваждение. Наследные принцы по природе своей и в силу воспитания в духе дворцовых интриг лишены эмоций, так что я постаралась заранее выкинуть любые мысли о нем. Нет, у меня сегодня точно воображение шалит - опять показалось, что он усмехнулся.
  - А это господин Орос, - продолжил знакомить меня Гадриэль.
  На этот раз вежливого поклона я удостоилась от прелюбопытного эльфа. Он был, несомненно, светлым, однако обладал темно-каштановыми длинными волосами, что совершенно не укладывалось в моей голове. Чуть пониже принца, он был немного шире его в плечах, да и вся его атлетически сложенная фигура говорила о стальных мышцах и огромной физической силе. Господин Орос (кстати, помнится, Ора мне читала долгую и нудную лекцию об уважающих себя эльфах, которые непременно имеют фамилию!) обладал впечатляющим резко очерченным лицом, высоким лбом, волевым подбородком и прямым носом. Глаза серые с металлическим блеском (вот демоны! Ведь у светлых эльфов не бывает серых глаз! Исключительно голубые, иногда с небольшим оттенком зеленоватого, нередко даже глубоко-синие, но чтобы чисто серые, со стальным блеском?!), а взгляд такой, будто эльф сосредоточен на чем-то и контролирует любые изменения вокруг. О возрасте догадаться сложно, но определенно старше меня, это единственное, что смогла понять. Я терялась в догадках - разница между нами могла в равной степени составить как столетие, так и тысячелетие. Одежда его также отличалась от традиционной светло-эльфийской, потому что была неопределенного темного цвета, правда, из очень дорогого и красивого материала, с едва заметной золотистой вышивкой. На правой руке я заметила у него массивный золотой перстень с кроваво-красным рубином. Темноволосый эльф ограничился вежливым приветствием и с достоинством присел обратно.
  - Аранта, это моя супруга, госпожа Ханиэль О'Рейн из рода Сайтол"Лин, - после столь колоритных господ Гадриэль познакомил меня с миловидной, но не более того, совершенно обыкновенной эльфийкой. Она приятно мне улыбнулась и произнесла какие-то светские банальности.
  - Госпожа Катарина О'Рейн из рода Нимуэй, - тоже довольно впечатляющая особа. Катарина была молода, но, что меня несказанно потрясло, несла на себе отпечаток смерти. Эльфы в любом возрасте выглядят молодо, однако по некоторым незаметным человеческому глазу признакам можно было определить примерное состояние того или иного эльфа, а проще говоря - достиг ли кто-либо из эльфов зрелости. Людские легенды приукрашивают эльфийские способности к долголетию. Это, в общем, сильно сказано, так как мы живем ровно столько, сколько хотим, либо столько, сколько нам отмерено Судьбой. Мы также старимся и умираем со временем, просто в отличие от людей выглядим перед смертью так же, как и в расцвете юности.
  Так вот, было совершенно ясно, что госпожа Катарина довольно молода, старше меня лет на триста-четыреста, однако по какой-то причине жить ей оставалось от силы пару десятилетий.
  Она приветливо поздоровалась со мной и как бы невзначай накрыла своей ладонью лежавшую на столе руку Варуэля. "Все ясно. Не переживайте, таинственная Катарина, я не собираюсь отбивать у вас этого щеголя, как бишь его - Пустотрёпа".
  - Господин Рафаэль О'Рейн из рода Иштвар, - еще одна живописная личность. Кроме его огненно рыжих волос с багряными всполохами ничего не смогла разглядеть. Я поразилась, впервые встретив настолько мощного огненного мага, мне показалось, что он обладает просто неограниченным потенциалом, если, конечно, судить об этом по цвету волос.
  - Госпожа Аннаэль О'Рейн из рода Маттелан, - чинная, спокойная и выдержанная девушка с привлекательной внешностью, а большего я о ней сказать не смогла бы.
  - Господин Варуэль О'Ланс из рода Бланманей, - ага, знаем, Пустотрёп который. Правда, нужно отдать ему должное, одевался он по-королевски (принц, это вовсе не камень в ваш огород!) и предпочитал серебристые оттенки. Сегодня его костюм был расшит очень мелкими лунными камнями, и, конечно же, шпага, как без нее на званом ужине?!
  * * *
  Познакомив со всеми присутствующими, Гадриэль помог мне присесть за стол, и я оказалась в компании с господином Оросом справа и Катариной, соответственно, слева. За день, проведенный в лесу в поисках трав, я очень проголодалась, поэтому до тех пор, пока не утолила первый голод, даже внимания не обращала на разговор моих сотрапезников. Нет, вы не подумайте, я ела чинно и аккуратно, деликатно отправляя в рот крошечные кусочки, просто мои мысли были заняты содержимым тарелки, а не обсуждаемой присутствующими внешней и внутренней политикой Светлого Леса.
  Но вот я начала прислушиваться и с жадностью ловить неторопливую речь мужчин. Женщины редко вставляли какие-то фразы, что существенно облегчало мое положение. Оказалось, что в настоящее время Темный и Светлый Леса находятся в состоянии холодной войны, но то одна сторона, то другая постоянно провоцировали вооруженный конфликт. Торговля и так была у них налажена не очень, а в последнее время совсем "заплохела" (они там какое-то умное слово сказали, но я не рискнула ломать себе язык).
  Таким образом, обсуждая "жизненно важные для меня" позиции советов правой и левой руки (что бы это ни значило), а также их разногласия и действия, прошел наш ужин. Я чуть было совсем не опозорилась - с трудом сдержала зевоту, когда принц предложил разойтись дамам и господам по малым гостиным. Я вопросительно посмотрела на Гадриэля, но хозяин был занят разговором с рыжим, поэтому мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать за дамами, потому что господа направились в смежную комнату. Гостиные располагались параллельно друг другу, и мы чинной вереницей разошлись по соседним дверям.
  Комната не оказалась маленькой, как следовало из названия, а имела правильную прямоугольную форму и размером раза в полтора превосходила отведенные мне покои. Гостиная была уставлена несколькими изящными мягкими диванами, креслами и пуфиками, а легкие прозрачные портьеры теплового медового оттенка служили для поддержания очаровательной непринужденности в беседе. Войдя и плотно прикрыв за собой дверь, дамы заметно оживились и разлили по маленьким бокалам какую-то вишневую жидкость.
  - Аранта, - обратилась ко мне госпожа Ханиэль, - вы предпочитаете ликер или вино?
  - Вино, - мне не хотелось сегодня экспериментировать со спиртным, потому что впереди меня еще ждала бессонная ночь у ведьм, - спасибо.
  Хозяйка с улыбкой протянула мне бокал и широким жестом пригласила присесть. Я так и сделала.
  - А вы давно в городе? - Это ко мне повернулась Катарина.
  - Нет, я прибыла вчера ("Боги! Это было только вчера?!!").
  - И как вам у нас понравилось? - Девушка, Аннаэль, кажется.
  - Город замечательный! - Откликнулась жарко и искренне. - Я успела обойти только половину, но уже полностью покорена вашими чудесными улицами, по которым так легко скользит солоноватый ветер. Вы знаете, меня занимает один вопрос, но раньше как-то не было возможности задать его.
  - Конечно, спрашивайте, с радостью помогу вам, - Аннаэль вежливо кивнула, благосклонно принимая во внимание мою велеречивость, и пригубила ликер.
  - Почему ваш город так и называется - "портовый город"? Я, конечно, была только в книжной лавке, но на улицах повсюду слышу именно это наименование.
  - Вы увлекаетесь литературой? - Она заинтересованно посмотрела на меня, проигнорировав вопрос.
  - Э-э... да, немного, необычной литературой, даже, я бы сказала, редкой, - а как прикажете назвать книги с заклятьями и заговорами?
  - Какое совпадение, я тоже очень люблю читать, - на фарфоровых щечках молодой эльфийки проступил легкий румянец, - а что вы приобрели? Вы сказали, что были в книжной лавке.
  - О, мне достался уникальный экземпляр творчества некого, э-э... Бальтера В"Вотса...
  - Ах, какая вы счастливица! - Воскликнула пораженная Аннаэль. - Его книг осталось в мире всего около десяти и практически все они находятся в частных коллекциях. Я видела одну у господина Ороса, но подержать в руках творение великого поэта прошлого мне все же не удалось. Скажите, а у вашего экземпляра тоже деревянная обложка?
  - Да, - "причем из дерева, которого не существует в природе!"
  - Этим отличаются все его шедевры. Вы, верно, отдали за него целое состояние? Простите мою бестактность, просто вам так повезло встретить один из раритетов прошлого, причем сразу по приезде. Вам определенно сопутствует удача.
  - Хотите, я дам вам сие почтеннейшее чтиво? - "Могу и подарить, гадость такую".
  - Ох, я была бы вам так признательна, ведь это же моя мечта - прочитать хоть одну книгу самого господина В"Вотса.
  Я решила, что мне хватит разговора с книгоманкой, в любом случае поддерживать его долгое время (и просто хоть сколько-нибудь) я была не в состоянии, поэтому дернула за шнурочек и велела явившейся на мой звонок служанке принести абсолютно не нужный мне раритет. И тут в мою голову пришла великолепная идея, которую я решила непременно осуществить завтра.
  Аннаэль была потеряна для общества. Сначала она с восторгом ожидала шедевр давно канувшего в лету писателя, а потом трепетно взяла деревянный гримуар и исчезла из нашей реальности, возродившись на страницах своего кумира.
  - Возвращаясь к моему вопросу, - неуверенно обратилась я к Катарине, потому что она сидела ко мне ближе, - скажите, пожалуйста...
  - Да-да, вы извините нашу мечтательницу, она просто помешана на поэзии, - Катарина с легкой улыбкой бросила взгляд на девушку, - так вот, вы точно заметили, наш город в народе не имеет названия. Видите ли, у здешнего правителя странные причуды - ежегодно, а то и дважды в год он меняет название города, население не успевает запомнить одно, как приходится привыкать к другому. Поэтому жители решили не морочить себе головы и называть свой город портовым. Забавно, не правда ли? Кстати, Аранта, как вам понравился наш принц?
  - Принц? - Что-то уж очень резкая перемена темы разговора. - Я раньше никогда не видела принцев, поэтому мне трудно судить нравится он мне или же нет.
  Женщины рассмеялись, а Катарина шутливо погрозила мне пальцем.
  - У вас, дорогая, такое тонкое чувство юмора! Я имела ввиду, как он вам понравился не в качестве принца?
  - А, вы об этом... Он, конечно, производит впечатление, однако, во многом уступает другим. Например, Варуэль куда красивее, господин Орос - таинственнее, Гадриэль - эмоциональнее, а Рафаэль - сильнее как маг (Катарина усмехнулась, но я решила, что это относится к моим комментариям). А почему он младший наследник? Есть еще и старший?
  - Да, - на лица женщин набежала тень печали, - увы, у него есть брат - старший наследный принц Эландер Лаксенский.
  - А почему вы сказали "увы" по отношению к нему?
  - Потому что он исчез. Весь Светлый Лес обеспокоен его поисками, но только один Ритор осмелился их осуществить. С этой целью он и прибыл сюда, но, к сожалению, подробности рассказывать категорически не желает.
  - Надо же, как интересно, - я была очарована Катариной и как приятной собеседницей и просто как эльфийкой.
  Наш разговор переходил с одного события в мире на другое, и под конец, после того, как она мимоходом поведала мне о любви к непутевому и странному Варуэлю, не заостряя, однако, на этом особого внимания, мы с ней дружно решили переходить на "ты". Молодая женщина рассказала мне, что секрета из своих отношений они не делали, но афишировать, конечно, не хотели. Так что во мне Катарина нашла как благодарную слушательницу, так и хорошую подругу.
  * * *
  - Катарина, - тем временем продолжали мы беседу, - а вот расскажи мне, что это за загадочный господин Орос? Он меня просто заинтриговал! Фамилии нет, глаза серые, волосы темные, хотя сам он светлый эльф, одежда тоже темная, в то время как все светлые предпочитают светлые же оттенки, да к тому же важная персона?!
  - А с чего ты взяла, что он важная персона? - Катарина лукаво мне улыбнулась.
  - Ну как? Его же представили мне сразу после принца! По логике получается, что он высокопоставленное лицо.
  - Ох, дорогая, ты такая проницательная! Однако я мало чем смогу тебе помочь. Никто не знает точно, что представляет собой господин Орос. Он необщителен, но при этом занимается практически всем: политикой, торговлей, увлекается живописью, вполне профессионально интересуется драгоценными камнями, очень начитан и образован... Я могу продолжать долго, видишь ли, какую бы область мы не затронули - он обязательно является в ней если не экспертом, то далеко не последним сведущим. Например, однажды я посетила его особняк и там увидела весьма необычную картину: на ней изображена маленькая девочка, которая сидит посреди города, усыпанного снегами, и держит в руках горящую лучину. От этой картины просто-таки веет неизбывной тоской и печалью, но при этом она мастерски выполнена. Я это к тому, что и сама довольно хорошо разбираюсь в живописи, но не узнала не только картину, но и не смогла даже примерно определить ее автора, почерк мне совершенно незнаком! Такой вот наш господин Орос - загадочен до дрожи.
  - Ох, поразительная личность! Так ты говоришь, он разбирается в драгоценных камнях? - Мне в голову пришла неплохая мысль.
  - Да, я слышала, да он и сам как-то говорил, что имеет коллекцию камней.
  - Катарина, а ты не могла бы как-нибудь устроить мне с ним разговор? Я бы очень хотела получить консультацию, но при этом как бы анонимно, а такой во всех смыслах замечательный господин, я уверена, оставит наш разговор в тайне.
  - Ну, конечно, тем более что нам пора бы уже возвращаться в столовую.
  Эльфийка подхватила меня под руку и утянула за дверь. Не знаю как они сориентировались и определили именно эту минуту, но получилось, что мы вышли одновременно с мужчинами. Моя новая подруга выбрала подходящий момент и поймала нужного нам эльфа в относительном одиночестве, стоящего немного особняком возле камина и задумчиво смотревшего на тлеющие угли.
  - Орос, удели нам, пожалуйста, минуту своего драгоценного времени.
  - С удовольствием, - прохладный взгляд стальных глаз и выражение вежливого внимания на непроницаемом лице, - чем могу помочь?
  - Понимаешь, Аранта только что посетовала мне, что ей требуется консультация ювелира, но она не может обратиться к любому. Ей непременно нужен тот, кому можно доверять, а я посоветовала ей поговорить с тобой. Будь любезен, помоги нашей новой знакомой.
  - Разумеется, сударыня, позвольте пригласить вас подышать свежим воздухом на балконе, - я с признательностью пожала руку Катарине, а затем последовала за загадочным эльфом. Он был изысканно учтив, и когда мы вышли на просторный балкон, который являлся скорее террасой, продолжил прерванный разговор, - вам нужен ювелир? Боюсь вас разочаровать, но я не считаю себя настолько знатоком, чтобы называться мастером ювелирного дела - я просто люблю мягкий холодный блеск драгоценных камней и их скрытые от простого глаза тайны.
  - Извините меня за беспокойство, но, господин Орос, я не знаю к кому бы я могла обратиться за помощью. Мне необходимо определить одну вещь, но показывать ее кому бы то ни было нельзя, - и как мне при таких туманных объяснениях получить ответы? Но ведь Варфоломина однозначно велела мне беречь камень, чтобы не привлечь к себе внимание убийц моих родителей, она была уверена в этом.
  Орос некоторое время задумчиво любовался звездами, стоя ко мне вполоборота, а потом приглушенным голосом продолжил:
  - Я помогу вам. У меня есть один знакомый специалист в области драгоценных редкостей, но он, как бы вам сказать, как будто не существует. Для него очень важно сохранить тайну своего жилища, равно как и существования, так что лучшего предложить вам никто не сможет. - Я молчала, но эльф и не ждал от меня ответа, продолжая созерцать ночное небо. - Сделаем так: завтра за час до заката я буду ожидать вас в лесу в сторону от южных ворот. Захватите с собой золото, мой знакомый не чужд оплаты за свои услуги. И возьмите, разумеется, ту таинственную вещь, которую нельзя никому показывать.
  - Спасибо...
  - Рано благодарить меня. До завтра, сударыня, приятной ночи.
  Эльф ушел, отвесив мне скупой поклон, а я осталась на балконе размышлять о только что состоявшемся разговоре. Деньги. Проклятье! И где же их взять? Хотя, у меня же была мысль по этому вопросу, пожалуй, с утра нужно будет обязательно навестить Аннаэль.
  Я стояла спиной к выходу в столовую, поэтому то, что произошло в следующий момент, было для меня полной неожиданностью. Шаги, впрочем, как и любые иные звуки, не потревожили тишину летней ночи. Внезапно рука, облаченная в темно-синий рукав камзола, который был обшит льдисто-голубого цвета вышивкой, протянула мне бокал с до боли знакомым рубиновым вином, мягко мерцающим при лунном свете.
  - Негоже эльфийке пить в придорожных тавернах сомнительные напитки...
  - Так это ты?!.. - Я резко обернулась, но принца со мной рядом уже не было.
  
  16.
  Привидение относится к виду неагрессивной нежити, но не стоит обманываться на его счет. Призраки пользуются Зовом для того, чтобы умертвить живых. Они посылают им ложные мысли, используют их воспоминания и привязанности, но на деле не являются теми, кем были при жизни. Это нежить, и они не станут ностальгически вздыхать, а просто схарчат одурманенного Зовом, напитавшись его жизненной силой. Убить привидение сложно. Следует либо сжечь посыпанные солью останки умершего, либо сжечь предмет, притягивающий душу этого покойника. Соль - надежная защита от призрака. Через круг, очерченный солью, они не могут переступить.
  "Виды нежити и способы их упокоения".
  Аранта.
  Занятие с Палантеей было сущим наказанием для меня, тем более что я не могла толком сосредоточиться на том, что она говорила - всю ночь в голову упрямо лезли размышления о принце. Отмучившись со мной, на заре глава ведьм отправила свою нерадивую ученицу домой, напоследок дав съесть какую-то горькую растительную гадость. Я не смогла определить, что это было, но предпочла запомнить на будущее, потому как после этой травки почувствовала небывалый прилив сил и бодрости. Ведьма оказалась права - спать вовсе не хотелось, несмотря на бессонную ночь и предыдущий длинный и полный впечатлений день.
  Леди А"Лень изволила почивать, поэтому я со спокойной совестью отправилась в Дом.
  С трудом дождалась окончания завтрака и поймала Аннаэль в пустом коридоре, сделав вид, что проходила в свою комнату и встретила ее случайно.
  - Как вам понравилась книга? - Осторожно приступила к осуществлению своей идеи.
  - Восхитительно! Я весьма неплохо владею старо-эльфийским, поэтому с удовольствием провела над ней половину ночи. Я вам так благодарна! Это удивительные стихи!
  Мне, показалось, или Аннаэль - девушка во всех смыслах выдержанная и даже чопорная, оживляется лишь при упоминании сомнительной литературы?!
  - Не стоит, я бы даже сказала, что вы сами оказали мне услугу, - эльфийка удивилась, но терпеливо ждала пояснений, - я ведь говорила, что мне эти сонеты достались совершенно случайно, просто я постыдилась признаться, что не понимаю старого языка. Так что вы были бы более достойной обладательницей такой редкой вещи. - Да уж, и вовсе не стыдно признаться, что не владею древним эльфийским. Он ведь был в ходу задолго до разделения перворожденных на темных и светлых. Это уже после эльфы придумали еще один барьер между собой, так что похвастаться знанием того древнего языка может далеко не каждый...
  - Что вы говорите?! Но ведь это же сам Бальтер В"Вотс! Я не смогу принять от вас такой бесценный подарок!..
  - В самом деле? Но вы ведь желаете иметь этот гримуар в своей собственности?
  - Да, но...
  - Тогда сделаем по-другому. Купите его у меня.
  - И правда, - Аннаэль обдумала мое предложение в считанные секунды, - вы согласитесь продать мне его, скажем, за две тысячи? Я понимаю, что это непозволительно низкая цена за такой уникальный экземпляр, но я, пожалуй, не смогу позволить себе больше.
  Мне понадобилась вся моя выдержанность, чтобы удержать челюсть закрытой. Я даже предположить не могла, что деревянная книга, приобретенная мною за горсть серебряных, может стоить в действительности целое состояние. Видя мои колебания, Аннаэль рассудила их по-своему.
  - Ох, как я не догадалась, вы, верно, отдали за нее куда больше. Но, может быть, тогда три тысячи компенсируют вам потерю такого уникального древнего фолианта?
  - Три? - Да девушка темнит! Сначала говорила, что больше двух дать не сможет, а теперь подняла цену на целую тысячу. По природе своей я никогда не была алчной, даже наоборот, скорее совестливой, поэтому выудить обманом состояние у этой милой барышни не смогла. - О нет, это слишком много. Две тысячи меня вполне устроят, - "и как тебе не стыдно?!".
  - Договорились, - Аннаэль взяла меня за руку, - давайте съездим в банк, и я расплачусь с вами.
  - Хорошо, - "в любом случае, отказываться будет глупо, а со своей совестью я как-нибудь договорюсь".
  Девушка приказала слуге подать нам карету, и вскоре мы неторопливо ехали по улицам города. Спустя примерно четверть часа мы остановились возле приземистого добротного здания, украшенного гномийскими рунами и всевозможными коваными фигурками, которые, казалось, выглядывали из каждой потаенной щелки - в ставнях, над дверью, на оградке балкона, под коньком крыши... В самом деле, рука мастера видна сразу, а я припомнила, что банк - монополия гномов. Мы вошли внутрь и оказались в небольшом тесном помещении, уставленном столами, на которых аккуратными стопочками лежали груды бумаг. Встречать нас вышел рыжебородый гном, ростом мне чуть выше талии, одетый в простой серый камзол и коричневые панталоны. Он низко поклонился нам и поздоровался на чистом эльфийском:
  - Приветствую вас, благородные дамы, в нашем банке и благодарю за оказанную нам честь своим появлением, столь редким в нашем неблаговидном заведении.
  - Ах, не скромничайте, господин Коррхен, - Аннаэль спокойно улыбнулась, - всем известно, что ваш банк - самое надежное место в мире. У нас есть к вам маленькое дело, вы примете нас?
  - Госпожа изволит шутить? Для столь дорогих моему сердцу гостей всегда все самое лучшее! Прошу вас. Пройдемте в мой кабинет.
  Мы последовали за гномом, и Аннаэль успела шепнуть мне, что для гномов любой денежный клиент будет "самым дорогим", причем в прямом смысле слова. Коррхен проводил нас в полутемный кабинет и усадил в мягкие бархатные кресла. Сам же устроился за обширным письменным столом и вежливо предложил нам вина. "Как они тут все не спились еще? Утро на дворе, а они уже спиртное пьют, или это я рассуждаю как последняя провинциалка?" Моя спутница отказалась, я последовала ее примеру, и тогда гном, исполнив долг гостеприимства, немедленно перешел к делу.
  - Сударыни, так чем могу?..
  - Мне необходимо передать госпоже Аранте О"Рейн две тысячи золотых.
  - А мне, - поспешно вставила я, - хотелось бы оставить наличными у себя пятьсот, а остальные поместить у вас на хранение с условием, что вы можете пользоваться в своих целях моим состоянием, а мне за это будут начисляться проценты. А также я в любую минуту должна иметь возможность получить необходимую мне сумму.
  - Дамы, для меня сотрудничество с вами является истинным удовольствием! Госпожа Аранта, очарован вашей деловой хваткой. Разумеется, это самое разумное решение. Какой процент вас устроит?
  - Обычный в таких случаях, - не признаваться же, что понятия не имею сколько и за что берут.
  - Как вам будет угодно, - так, кажется, продешевила, ну да ладно, главное, что деньги будут работать сами на себя, а уж гномы свою выгоду никогда не упустят, - прошу, пройдемте за мной.
  И с этими словами гном проводил нас по узким коридорам куда-то в подвал, открыл массивную дверь, обитую металлическими пластинами, и пригласил войти. Мы попали в странную комнату, от пола до потолка уставленную различными железными ящичками и шкафчиками, закрывающими собой древние каменные стены. Аннаэль достала из кармана маленький ключик и открыла один из ящиков, отсчитала мне несколько мешочков и затем заперла дверцу. Гном, в свою очередь, выдал мне такой же ключик, и сообщил, что с ним я в каждом гномийском банке, которые есть практически во всех городах Роздвирга, да и на других континентах тоже, смогу открыть свой шкафчик в таком же хранилище, и в нем непременно окажется то, что я ранее поместила в один из них. Я внимательно его выслушала и, сохранив при себе необходимую сумму, оставшиеся мешочки надежно закрыла в шкафчике. Пятьсот золотых весили немало, поэтому радушный банкир соблаговолил выделить мне сундучок и провожатого.
  Таким образом, с помощью молодого гнома, как две капли воды похожего на господина Коррхена (да кто этих гномов разберет?), мы вернулись в Дом.
  * * *
  Ожидание вечера было невыносимым, поэтому, вернувшись из банка, я помаялась бездельем около часа, а затем отправилась к ученице. В компании с леди А"Лень время пролетело незаметно, но то, чем мы занимались, сложно было назвать обучением. Мы предавались извечным женским слабостям - ходили по магазинам. Сатир познакомила меня с очаровательной улицей, где располагались самые популярные в портовом городе магазины для дам, и я, никогда ранее не видевшая такого многообразия тканей и фасонов, не удержалась от искушения, приобретая все новые и новые наряды. Среди моих обновок оказалось немало вещей с Трилистника, после чего я воспылала чистой искренней любовью к этому далекому континенту за их чудные мягкие ткани, украшенные причудливым рисунком из маленьких прелестных минералов.
  Вечером, вернувшись в Дом и облачившись в новый мужской костюм неприметного зелено-коричневого цвета, я пристроила на поясе три мешочка с золотом и отправилась на встречу с Оросом. Вспоминая холодные стальные глаза загадочного эльфа, я удивлялась тому, что он так легко согласился мне помочь, по сути, просто так. Я, конечно, уже поняла, что эльфы стараются поддержать друг друга в мире, но ведь эта услуга выходит за рамки простой любезности и обыкновенной помощи. Я терялась в догадках, одновременно страшась и радуясь предстоящей встрече. Перед этим статным и властным эльфом я немного робела, интуитивно чувствуя исходящее от него могущество и силу, а интуиция меня редко подводит...
  Размышляя по дороге о мотивах господина Ороса, я так торопилась, боялась опоздать, что в итоге даже пешком пришла задолго до назначенного часа. Несколько минут убила, разглядывая лениво ползущие узким клином перистые облака по начинающему рыжеть небосводу, задумчиво преобразовывая в воображении пушистую массу в причудливые фигуры зверей.
  Вскоре мне надоело однообразное движение небесных странников, поэтому какое-то время я слонялась по тропинке, рассеянно жуя травинку, как вдруг сердце пропустило удар, а затем начало гулко стучать по ребрам. Опасность! Не задумываясь и действуя интуитивно, я нырнула в кусты и постаралась схорониться в них так надежно, как только можно было это сделать, не прибегая к колдовству. Интуиция меня не подвела и на этот раз. На лесной дорожке показались три высокие фигуры, полностью укутанные плащами, и, хотя я никогда раньше не видела инквизиторов, поняла, что эти трое именно они и есть. Я затаила дыхание и пожалела, что не могу провалиться сквозь землю.
  Инквизиторы молча и размеренно шагали по тропинке, но стоило им приблизиться к тому месту, где пряталась я, как они повели себя столь странно, что моя кожа от страха покрылась мурашками. Если бы не видела собственными глазами - ни за что бы не поверила. Они, словно животные, начали принюхиваться и выискивать что-то, что их побеспокоило. Я, не в силах пошевелиться и даже закрыть глаза, с паническим трепетом разглядела, как один из них приподнял голову и в прорези капюшона на мгновение мелькнула жуткая морда, покрытая змеиной кожей с горящими фанатичным огнем красными глазами.
  Я так сильно перепугалась, что при всем желании, коего у меня, разумеется, не было, не смогла бы издать ни звука - горло свело, но сердце так отчаянно колотилось, что в ушах зашумело от ударившей в голову крови. Несколько бесконечных минут этот воплощенный ведьминский кошмар еще принюхивался, а затем все также неторопливо и размеренно ушел дальше в лес.
  Не веря в свою удачу, я еще с полчаса боялась покинуть укрытие. Я бы, наверное, так и сидела в кустах, но услышала стук копыт о землю и звук приближающейся кареты. Я решила, что выскакивать из кустов перед самым носом невозмутимого Ороса будет, по меньшей мере, глупо, а потому поторопилась вылезти на дорогу и привести себя в относительный порядок.
  Вскоре ко мне подъехала черная лакированная карета без каких-либо опознавательных знаков и украшений, запряженная парой гнедых. Лакей, сидевший рядом с кучером, резво спрыгнул и помог мне залезть внутрь, не произнеся ни слова, лишь молча поклонившись. В полумраке кареты я с легкостью разглядела Ороса, который на этот раз был одет в серую рубашку, по вороту и на манжетах украшенную эльфийской вязью кроваво-красного цвета, и черные штаны, плотно облегающие длинные ноги. Он ограничился коротким кивком вместо приветствия и жестом пригласил меня сесть напротив, сверкнув на мгновение рубиновым блеском перстня.
  Я приняла правила его игры и всю поездку не проронила ни слова, украдкой разглядывая задумчивого эльфа. Нет, совершенно невозможно понять сколько ему лет, глядя в это непроницаемое молодое лицо, на котором виднелись резко очерченные морщины между слегка нахмуренных бровей. По его глазам, мерцающим в полумраке кареты металлическим блеском, можно было догадаться, что он настолько спокоен и уверен в себе, как может только хищник, знающий цену своим стальным мышцам и собственной неуязвимости.
  Наконец мы остановились. Кучер подобострастно распахнул дверцу перед хозяином, и Орос галантно помог мне спуститься. Он взял меня за руку твердой сухой ладонью и повел в лес по едва заметной тропинке. Карета осталась ждать нас на дороге, откуда заметить тропинку было невозможно. Я терялась в догадках, и помимо прочего мне в голову шли мысли о западне, диких зверях и тому подобные пакости. Орос, видимо почувствовав мое смятение, пояснил, не замедляя шага:
  - Я предупреждал тебя, что мой знакомый мастер ювелирного дела живет весьма уединенно и очень ценит тайну нахождения своего жилища. Я надеюсь, ты будешь молчать о нашей прогулке?
  - Конечно, - я немного оскорбилась, - это ведь и в моих интересах.
  - Правильно.
  Больше эльф не посчитал нужным ничего говорить.
  Мы продирались сквозь густые заросли и понемногу спускались в низину. Орос был приятно удивлен тем, что я с легкостью шла вслед за ним, не путаясь в кустарниках и не спотыкаясь о выступающие корни деревьев. Минут через десять, когда мы спустились в глубокий овраг, обнаружили лесной ручеек со спокойными прозрачными водами, где виднелись различного размера камни и небольшие островки осоки. Затем шли еще столько же против его течения и оказались лицом перед спрятанным в густых зарослях потайным входом в древнюю пещеру. Я бесстрашно следовала за Оросом, убежденная в том, что он знает, что делает.
  В пещере мы ступали по отдающему глухим эхом полу в полной темноте, эльф выбирал какие-то одному ему понятные ходы и лазы, а в одном месте пришлось буквально просачиваться в узкую расселину.
  Передо мной предстала большая пещера, сводчатые стены которой освещались трепещущим на сквозняке светом факелов. Мне в нос ударил запах переспелой травы и сырости, но к нему примешивалось нечто непонятное, одновременно и терпкое и острое, создавая неповторимое ощущение первобытной дикости. По всей видимости, пещера была обитаемой, потому что всюду стояла странная мебель, вырубленная прямо из скалы, либо из вековых деревьев, росших некогда в этом лесу. Орос не стал задерживаться здесь, а провел меня дальше. Следующее помещение мало отличалось от предыдущего, однако здесь находился хозяин лесного убежища, и я постаралась скрыть изумление, разглядев его в неверном свете чадящих факелов. Это был голум, я читала где-то в далеком прошлом о подобных созданиях, но не верила, что они на самом деле существуют. Помнится, Варфоломина тогда подсунула мне учебник по обитающим в мире разумным существам, но даже тогда у меня возникли сомнения относительно данного представителя, настолько нереальным он мне показался.
  - Здравствуй. Я привел к тебе эту девушку, чтобы ты помог ей определить одну вещь. Не беспокойся, она не причинит тебе вреда, я позабочусь об этом, - Орос говорил спокойно, глядя прямо в глаза странному существу.
  Голум, до нашего появления занятый изучением рассыпанных на каменном полу всевозможных драгоценных камней, с подозрением уставился на меня. Я не знала, что следует предпринять, поэтому неуверенно сделала шаг ему навстречу. Орос, как будто только этого и ждал, тихим кошачьим шагом направился к выходу.
  - Я буду в первой пещере.
  Я неловко подошла к голуму и присела на корточки перед низкорослым существом с серовато-голубой кожей.
  - Ты правда такой великий знаток, каким тебя описал Орос?
  - Я люблю камни! Камни красивые, камни блестящие! Какой камень у тебя? - Тихий свистящий голос, похожий на шелест листвы в ненастный день.
  Я с опаской оглянулась, но мы остались с этим созданием наедине, и я, плюнув на осторожность, решила довериться как этому маленькому существу, так и его рекомендателю. Достав камень из-под рубашки, я осторожно расстегнула цепочку и вложила свою драгоценность в трясущиеся руки голума. При виде моего наследства глаза его загорелись сумасшедшим алчным огнем, и он с присвистом начал судорожно вдыхать спертый воздух.
  - Продай! Что ты хочешь за него? Я отдам тебе сундук камней - продай его мне!
  Я медленно покачала головой.
  - Не могу. Это все, что осталось мне от родителей. Скажи, что это?
  Он долго смотрел на мой спокойно мерцающий при свете факелов камень огромными необычайно круглыми глазами. И когда я уже думала, что голум не ответит мне, начал говорить, да так, словно находился в трансе.
  - Коллен-Б-Валл. Я не думал, что смогу держать в руках знаменитый Коллен-Б-Валл. Раньше их было много, - существо начало покачиваться из стороны в сторону, по-прежнему крепко держа мой камень, - но теперь их можно найти только в одном месте - грот в пещерах на границе Светлого Леса и океана. Они там растут как сталактиты, свешиваются с потолка, но отколоть их нельзя. Когда приходит время, они сами падают на землю, как перезрелый плод.
  Когда-то глупые эльфы строили из него дворцы, чтобы пустить пыль в глаза другим глупым эльфам. Их крепили на стены, ими выкладывали потолки и устилали полы. А потом они исчезли, из всех месторождений остался один, который в труднодоступном гроте. Коллен-Б-Валл стал очень ценным. Глупые эльфы перестали украшать им дома и стали украшать себя. Но Коллен-Б-Валл начал рассыпаться в прах прямо у них на шее. Только самый достойный может владеть им. В мире мало осталось достойных. Мало осталось и Коллен-Б-Валла.
  Я знаю много легенд о нем. Одна из них гласит, что Коллен-Б-Валл - магический камень, но если его использовать, то он не оставляет фона. Древние говорили, что он способен сохранить равновесие между стихиями, поэтому немногие его хранители были магами. Некоторые - стихийными, а некоторые - нет. Коллен-Б-Валл сам выбирает себе хозяина. Никто не знает, какую силу он дает своему хранителю.
  Есть легенды, которые говорят, что Коллен-Б-Валл разумен. Глядя на него, я это понимаю. Предания говорят, что он способен расти. Он принимает какую-то форму, которая отражает истинную сущность хранителя, но только после того, как хозяин докажет, что достоин его.
  В легендах сказано, что пока Коллен-Б-Валл оправлен в металл - он спит. Он пробудится только после того, как убрать металл. Металл сдерживает его силу и разум. Убери металл - он начнет восстанавливать силу.
  У него может быть только один хозяин. Его нельзя украсть - он всегда возвращается к хозяину.
  
  Я зачарованно слушала голума, переносясь сознанием на многие века назад, рисуя в воображении огромные изящные дворцы, в которых все сверкает и искрится... но вот хозяин затерянной в лесу пещеры замолчал, а я попыталась понять, что же все-таки досталось мне в наследство. Существо продолжало держать камень двумя руками, бережно гладило его и смотрело на него с такой любовью, словно он и впрямь был живым.
  - Это все очень интересно, - я мягко постаралась вернуть голума к началу разговора, - но ты можешь сказать, что означает именно мой камень? Он неимоверно важен, раз родители оставили мне лишь его и ни одного намека о себе.
  - Скажу, - и голум внимательно изучил на свету сам камень и его оправу, - я слышал, что один из Коллен-Б-Валл был символом светлого эльфийского рода на протяжении долгих веков. Он передавался из поколения в поколение, но потом был утерян. Я узнал эту оправу, видишь, вот переплетение зажимов, и вот здесь тонкая полоска золота.
  - Какого рода? Скажи мне, пожалуйста!
  - Не знаю, для меня все эльфы на одно лицо. Вы все глупые и жадные. Вы не цените камни, вы не любуетесь красотой, вы только пускаете пыль в глаза!
  Я расстроено забрала камень и повесила его обратно на шею. Голум мне помог, но я так и не узнала главного - кто были мои родители и кто есть я.
  Я уже потянулась к мешочкам с золотом, но странное маленькое существо, не замечая моих действий, задумчиво уткнулось в пол.
  - Тебе нужно разговаривать с ним, - тихо и печально заговорило таинственное создание, - и надо почаще держать его в соленой воде. Он плохо выглядит, положи его в воду в деревянной чаше, ему не хватает сил, дай их ему.
  - Хорошо. Спасибо тебе, ты очень помог мне.
  - Продай его, а? Зачем он тебе? Или давай поменяемся. - Голум суетливо зашарил руками по сторонам в поисках какого-то камня. - У меня есть пара труфинитов. Они такие же редкие, как и Коллен-Б-Валл.
  - Труфиниты? - Название мне ни о чем не говорило, хотя, что я вообще понимаю в драгоценностях?
  - Это камень с мертвого Хелиопса. Его любят маги - он для них накопитель силы. А еще его дарят возлюбленным. Если любовь настоящая, то камень становится кроваво-красным, как рубин. - Я с сомнением осмотрела непроницаемо-черную поверхность неказистого с виду камня, но в последний момент краем глаза успела заметить колеблющиеся серебристые искорки в глубине драгоценности. - Согласна?
  - Не могу, - твердо отказалась я.
  - Тогда заботься о нем. Он поможет тебе, когда это будет необходимо.
  Мы какое-то время молчали, думая каждый о своем, но потом голум как-то вдруг буднично затребовал все деньги, какие у меня при себе есть и, не прощаясь, велел мне уходить. Перед выходом из пещеры я кинула прощальный взгляд на необычного знатока драгоценностей, но голум уже забыл обо мне. Существо самозабвенно перебирало шишковатыми пальцами великолепные искрящиеся камни, что-то тихо шепча им.
  * * *
  Ороса я нашла сидевшим на каменном диване. При моем появлении он встал и вопросительно приподнял правую бровь. В ответ я лишь пожала плечами, и мы пустились в обратный путь.
  Дорога назад промелькнула для меня в одно мгновение, потому что мысленно я все еще слышала рассказы голума о древних легендах и преданиях, касающихся моего камня и его собратьев. Он сказал, что МОЙ камень - символ рода, но какого? Где мне это узнавать? Да еще эти пеленки с гербом или что там на них вышито? Вот же пес! Угораздило меня родиться именно у тех родителей, которые не потрудились оставить дочери хоть намек на родовое имя!
  Мы уже почти дошли до кареты, оставалось всего несколько метров, когда Орос внезапно остановился.
  - Спрячься в кустах, и не высовывайся, пока я не разрешу! - Резко велел мне эльф. Его голос был тих, но в нем слышалось столько металла, что он как кнутом хлестнул по моим натянутым нервам. Я послушно нырнула в заросли, а мой спутник вышел на дорогу, неторопливо, но собранно.
  Любопытство - коварная штука. Я не стерпела и высунулась-таки из-за веток, выглядывая Ороса и карету. Однако то, что увидела, повергло меня в состояние немого шока. Наш экипаж и лошади стояли на месте, а вот кучер с лакеем были зверски зарезаны так, что их кровь залила и карету, и землю вокруг.
  Орос же казался хладнокровным и сосредоточенным. Эльф ни на секунду не остановился, не проверил своих людей, не заглянул в дверцу, нет, он присел на корточки и... Боги! У меня к горлу подскочил тошнотворный комок - темноволосый эльф принялся кровью, в изобилии стекавшей с мертвых слуг, рисовать какие-то странные узоры прямо там же, на земле.
  Сосредоточенно чертя какие-то линии, вскоре мой таинственный знакомый закончил свою ужасающую работу, а затем встал рядом с рисунком и нараспев произнес фразу на совершенно незнакомом мне языке. И тут мне стало по-настоящему страшно: Орос чертил кровью пентаграмму, а словами вызывал демона, который явился в центре чертежа в клубах едкого красного дыма.
  Если отбросить в сторону мои детские страхи и дремучие предрассудки, то я могла бы назвать демона... впечатляющим. От одного его присутствия просто дух захватывало, только причины этого оставались мне неясны. Демон был высок, на две головы выше Ороса, крепкий, с бугрившимися по телу мышцами. От всех известных мне существ отличался темно-бордовой кожей, гладкой и слегка поблескивающей в лунном свете. Его торс был облачен в жилетку, усыпанную сюрикенами наподобие варварских украшений, а ноги затянуты в узкие кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги, которые были украшены бляшками и странными узорами. Руки почти до локтей защищали шипастые наручи, а на когтистых пальцах сверкало множество перстней. На поясе крепился меч из незнакомого мне металла, настолько матового и неблестящего, что на нем не отражалось ни единого лучика света. Волосы демона были иссиня черными и туго стянутыми в косичку, змеившуюся по спине до самого пояса. Голова его сидела на мощной толстой шее, а когда я взглянула в его лицо, то поразилась отображающемуся на нем добродушному выражению. Сверкающие черные глаза демона, в глубине которых горел огонь потустороннего мира, приветливо смотрели на Ороса.
  "Так, вот теперь можно и в обморок падать - слишком много потрясений за один день!"
  Тем временем Орос совершенно невозмутимо обратился к демону на том же неизвестном мне языке. Мой спутник что-то сказал ему, на что демон быстро кивнул и исчез с кратким глухим хлопком. Это произошло не так эффектно, как его появление. Просто в какой-то момент демон испарился, оставив после себя небольшой ветерок, весело завихривший листья и веточки.
  Эльф устало опустил плечи и, не поворачиваясь, насмешливо предложил мне выбираться. Я опасливо подошла к нему, стараясь не смотреть на трупы. Чего еще ожидать от этого потрясающего эльфа? Может, он сейчас кинется на меня и вопьется в мою хрупкую шею острыми клыками? Или скинет одежду и обернется жутким оборотнем? Но эльф стоял неподвижно, иронически приподнимая правую бровь и забавляясь над моими сомнениями.
  - Аранта, то, что ты видела, должно остаться тайной. Это слишком серьезно, и ты можешь подвергнуть себя нешуточной опасности, если хоть раз упомянешь о произошедшем.
  Я судорожно сглотнула и закивала головой в знак согласия. А если не соглашусь, он мне голову откусит? Лучше не буду рисковать...
  - Вот и хорошо. Надеюсь, ты не очень устала? - Орос поправил манжеты, и камень на его перстне вновь подмигнул, но на этот раз мне показалось, что зловещим багровым огоньком.
  - Нет, все нормально, а... как же они?..
  - Слуги? Я распоряжусь, чтобы здесь все убрали. Не беспокойся. Ты ничего не видела. Нам теперь надо бы возвращаться, - я сообразила, что единственное наше транспортное средство обильно залито кровью и в нем уж точно не проедешь мимо стражников.
  Что ж, раз он мне доверился, то почему бы не ответить взаимностью? Тем более что мой новый знакомый вроде не собирается меня убивать... сегодня... Я прищелкнула пальцами и, пока ожидала метлу, внимательно и даже проникновенно посмотрела на Ороса.
  - Я надеюсь, что ты тоже не особо будешь распространяться о том, что сейчас увидишь, - я смело обратилась к нему на "ты", но Орос даже не обратил на это внимания.
  Прилетевшая на мой зов метла вызвала у эльфа вежливый интерес и закономерные опасения о ее надежности. Если честно, я ожидала более бурной реакции, ну хоть какое-то восклицание, а этот невообразимый эльф только приподнял правую бровь и недоверчиво покосился на меня. Вот и попробуй поразить после этого - все желание отпадает! Я насупилась, а затем смачно отругала себя. Нет, ну какая же я еще дурочка. Он тут с демоном на короткой ноге общался, а я, видите ли, горжусь тем, что ведьмочка. Нашла чем хвастаться!
  Мы летели над ночным лесом в сторону города, а я честила себя на все лады, разумеется, мысленно. Изредка, оборачиваясь, ловила насмешливый взгляд Ороса, недоуменно пожимала плечами и продолжала сама себя бранить последними словами.
  Добрались мы до города без происшествий, даже метла не вредничала, проникнувшись важностью момента. Эльф коротко попрощался со мной и растворился во тьме, исчезая в неизвестном направлении, а я торопливо побежала к ведьмам - на занятия я определенно опоздала!
  
  17.
  С клиентом не стоит вступать в связь, даже на глаза ему попадаться не желательно, однако мастер может себе позволить усыпить бдительность клиента, а потом выполнить заказ, но это дозволено лишь тем, кто заслужил доверие главы гильдии.
  "Тайный Кодекс гильдии убийц".
  Эгосихора.
  Я уже две недели пряталась в лесу, выполняя задание гильдии. Мне поступил заказ на убийство вампира. Странное задание, ведь обычно приходилось действовать несколько иначе, чем сидеть в засаде. Мой высокий статус изначально позволил избежать полевых условий, но тем интереснее было сейчас. Вряд ли матушка одобрила этот заказ. Скорее в гильдии ухватились за мой послужной список и даже не спросили дозволения свыше. Что ж, получу двойное удовольствие. И разомнусь, чтобы клинки не заржавели, и потом полюбуюсь сконфуженной физиономией того, кто меня сюда направил. Матушка его накажет. Сам виноват. А я развлекусь за его счет. Впредь будет думать, прежде чем посылать наследницу гильдии к вампиру.
  К слову, этот кровосос отличался от своих становленных собратьев редким человеколюбием, причем не в гастрономическом плане - он был благодетелем поселка, в котором проживал. Из той информации, что мне предоставили, выяснилось, что вампир жил в особняке на окраине деревни, был известным антикваром и вел ночной образ жизни, впрочем, как и все его соплеменники. Деревня процветала, а жители все поголовно пожимали плечами, если кто-нибудь спрашивал у них о том, как они терпят у себя кровопийцу.
  За время, проведенное в разведке, я выяснила, что мой объект покидает дом только в том случае, когда желает искупаться в лесном озере. Это была моя единственная возможность подобраться к вампиру, потому что его особняк охранялся небольшой армией орков, и бесшумно даже я не смогла бы туда проникнуть. Рисковать своей шеей мне не хотелось, тем более что орки были все-таки достойными противниками, а уж когда их около трех десятков!..
  Я высчитала, что вампир купается раз в три дня и никогда не нарушает своих традиций, поэтому в назначенную ночь его смерти устроила засаду в кустах возле стоячего лесного озерца.
  Ждать пришлось недолго. Вскоре появилась карета, из которой неторопливо вылез мой клиент. Пара кобылок, запряженных в транспорт кровопийцы, стояли смирно и ничем не выдали моего присутствия. Я мысленно похвалило себя, радуясь, что выбрала место с подветренной стороны. Вампира сопровождали только двое охранников, вооруженных тяжелыми секирами. Принимать с ними бой не имело никакого смысла. На них заказа не было, так что я резко выбросила обе руки, сжимавшие тонкие дротики, заранее обработанные сильным парализующим ядом. Отравленные дротики попали оркам четко в вены на незащищенных доспехами шеях, яд мгновенно проник в кровь, и оба телохранителя в секунду рухнули на землю. Одновременно в высоком прыжке я появилась из-за кустов, застав вампира врасплох.
  Мне понадобилось две секунды, чтобы оказаться рядом с ним, но за это время представитель разумной нежити успел выхватить короткий меч и принять оборонительную стойку. Нанеся пробный удар, который, впрочем, он без труда отбил, я принялась танцевать вокруг него, делая короткие удары, призванные прощупать его умение владеть оружием. Фехтовальщик из него был неплохой, причем отсутствие должного мастерства он компенсировал своей сверхъестественной силой. Однако я была к этому готова и заранее продумала свои действия. На силу надо отвечать умением и ловкостью. Финт, уворот, блок, еще один финт, замах. Пора бы уже заканчивать игру, да и такими темпами я скоро выдохнусь. Левой рукой сделала свой коронный ложный выпад, и пока кровосос отбивал его, правой одним широким взмахом снесла ему голову. Вот и все, даже магия не понадобилась, тем более на вампиров она не действует. Сегодня повезло, отделалась лишь одной царапиной...
  * * *
  Я в кратчайшие сроки вернулась в портовый город, чтобы отчитаться за выполненное задание, как тут же получила новое. Причем ставленник моей матушки выглядел на редкость испуганным. Ха! Уж не знаю какими методами, но ему однозначно дали понять, что полевая работа не для такого специалиста как я. Мое дело красиво отравить, либо же всадить кинжал в сердце, пока клиент спит. Уличные потасовки ниже моего статуса. Герцефона никогда не одобрит участия единственной дочери в черной и неспланированной операции.
  Но в этот раз мне нужно было не убивать, а, наоборот, спасать. Один из наших трактирщиков оказался в тюрьме из-за того, что начисто обобрал некого чиновника, когда тот напился до состояния зеленых демонов. Озлобленный чиновник, на утро обнаруживший пустые карманы и такой же кошель, задействовал некоторые связи, после чего матушкиного трактирщика задержали по подозрению в убийстве. Обыкновенное дело, только чиновник не учел единственное - моя приемная родительница своих людей в беде не оставляла, покуда они верой и правдой служили гильдии. Вот если бы этот трактирщик нарушил один из законов Кодекса... впрочем, задание все равно досталось бы мне.
  Моя задача заключалась в том, чтобы проникнуть в тюрьму и подменить бумаги, то есть забрать там обвинительную, а вместо нее положить оправдательную грамоту.
  Еще не зная как это осуществить, я по своему обыкновению решила сходить на разведку. Обдумала варианты и остановилась на самом забавном. Он же был и самым безопасным. Мне пришло в голову явиться в тюрьму под видом жены какого-нибудь чиновника (а их было столько, что впору открывать сезон отстрела), которая пустилась на поиски мужа, но забрела не туда, а вот в силу женского ума, то есть отсутствия такого, объяснить толком, что ей нужно, не может.
  Задумано - сделано. Я переоделась в платье, состоящее сплошь из рюшечек, и замаскировалась под полуэльфийку. Такая дама, по моему искреннему убеждению, большим умом не отличается. Обвешавшись для верности драгоценностями, я направилась в сторону городской тюрьмы.
  Попасть внутрь труда не составило, но к начальнику меня долгое время категорически не хотели пускать. Добившись своего путем проникновенных слезливых просьб и пробравшись в заветный кабинет, я весьма успешно доводила до истерики его владельца, но тут... появилась эта вездесущая бредовая светлая!..
  
  18.
  Боги - это, конечно, сверхсущества, способные карать и миловать на свое усмотрение, однако немногим удавалось вживую увидеть бессмертных. Существует лишь один способ призвать Бога в мир, при котором Он не испепелит наглеца, - это заключить с Ним договор. Для начала надо посетить главный храм того Бога, с которым желает встретиться смертный, затем испросить аудиенции у главного жреца этого Бога, поведать ему свои мысли, суть договора и быть при этом искренним. Жрец, если условия договора приемлемы и цена высока, проводит специальный ритуал и Бог являет себя в мир. Но для этого следует действительно заинтересовать Бога и предложить Ему то, что, по Его мнению, заслуживает внимания.
  "Религии Кастельяри. Новые Боги и история их воцарения в мире".
  Аранта.
  За прошедшие с того памятного "неофициального званого ужина" две недели я больше ни разу не встречала Ритора, зато весьма неплохо научилась создавать иллюзии и основательно сдружилась как с обитателями Дома, так и с А"Лень. Однажды мы с ней даже предприняли вылазку на пирс, ведь я ни разу в жизни не видела моря. Однако нас остановили внушительного вида воины таможенной стражи, спокойно объяснившие, что на пристань, да и вообще к выходу в море, никто из посторонних не допускается ввиду массового наплыва контрабандистов. "Торгиг под воду ушел, что ли? Или его коренное население открывает здесь филиал?"
   Я так расстроилась, что пошла в обход оберегаемой территории, ища неохраняемые лазейки к заветному морю, но таковых, к моему глубочайшему сожалению, не оказалось. Я не то что кораблей, а даже капли воды рассмотреть не смогла!..
  В один из дней я сидела в библиотеке Дома и листала пухлые фолианты, грудой сваленные на столе, продираясь сквозь века эльфийской истории в попытке раскрыть тайну своего рождения. Но ничего похожего на свой герб (ну или что там на пеленках было вышито?) так и не нашла, как бы тщательно ни просматривала все обозначения, рисунки, ссылки и заметки на полях. Создавалось впечатление, что моего герба просто никогда в принципе не существовало.
  В очередной раз отыскав еще одну толстую книгу, я меланхолично ее пролистывала, но теперь рассматривала только картинки. Все эти бесконечные "светлый благородный такой-то сделал то-то" мне порядком надоели. Создается такое ощущение, что некто, писавший все эти исторические хроники, специально использовал такие трудные фразы и замудреные обороты речи, чтобы читатели как можно дольше не выпускали книжку из рук в попытке разобрать словоблудие. Либо же попросту спали над ней, настолько это чтение было скучным и нудным. Я упрямо подавляла отчаянную зевоту и продолжала искать. От очередной борьбы с дремотой меня отвлек стук в дверь, и появившийся слуга объявил, что, во-первых, леди А"Лень ждет меня в парадной зале, а во-вторых, для меня есть записка.
  Я начала с записки. Странная она была: грязная дешевая бумага, скомканная и дурно пахнущая, а чернила настолько некачественные, что то и дело оставляли кляксы между красиво очерченных рун. Зато когда я прочитала послание, стремглав помчалась из библиотеки, забыв прибрать фолианты с историческими хрониками на место. Вот содержание адресованного мне письма: "Дорогая госпожа Аранта О"Рейн, я попал в несколько затруднительное положение. Прошу сохранить в тайне произошедшее со мной, потому что в данный момент я нахожусь в тюрьме. На ваш закономерный вопрос о том, что произошло, отвечу лишь - на меня напали, избили и ограбили. Стражники нашли меня в подворотне в жалком виде, а в силу отсутствия у них должного образования, они не могут поверить в то, что я есть тот, за кого себя выдаю. Прошу вас, выручите меня отсюда. Я обращаюсь к вам, потому что мне негоже беспокоить по таким интимным вопросам кого-либо другого, ибо моя репутация может сильно пострадать. Надеюсь, в Доме об этом не прознают и мою карьеру этим не испортят. Искренне ваш, Варуэль О"Ланс из рода Бланманей. P.S. Привезите с собой мою одежду, потому что ту, в которой я нынче утром покидал Дом, по всей видимости, сейчас носит мерзкий гоблин, снявший ее с меня".
  Я, испытывая жалость к незадачливому эльфу, конечно же, решила ему помочь. Мне казалось, что любой, попавший в столь щекотливое положение, заслуживал снисхождение и помощь. Ну, подумаешь, глупый эгоистичный алхимик, но ведь он не заслужил того, чтобы гнить в тюрьме. Вот насмешки и ироничные перешептывания - да, а камера с отбросами общества... да ни один эльф этого не переживет!
  Я вышла в коридор и, убедившись, что меня никто не заметит, осторожно пробралась в комнату к Пустотрёпу. О-о, вот теперь я понимаю, как должны выглядеть покои настоящего высокородного эльфа! Это была не спальня, а произведение искусства и мечта страстного сибарита! Стены покоев моего знакомца были увешаны шедеврами живописи, в которых преобладали пейзажи, но имелись также картина с батальной сценой и несколько портретов незнакомых мне важных гордых эльфов. В центре комнаты громоздилась огромная кровать с балдахином, застеленная тяжелым парчовым покрывалом, а по всему периметру спальни располагались многочисленные диванчики и кресла, до того резные и легкие, что казалось, будто они сейчас вспорхнут бабочками. На противоположной от входной двери стене красовалось огромное зеркало в драгоценной серебряной оправе, здесь же в углу стоял лакированный письменный стол из редкой породы деревьев. Другую стену украшал белый, выложенный мраморной плиткой камин со стоящими на нем нефритовыми статуэтками, а посреди всего этого великолепия лежал огромный мягкий ковер, ворс которого достигал щиколотки.
  Несколько минут я просто любовалась этим шедевром изысканного вкуса, а затем, вспомнив зачем, собственно, пришла, поспешила к гардеробу, который скрывался под неприметной, но искусно отделанной дверцей. Да-а, в этих костюмах можно копаться несколько часов кряду. Я сделала проще - схватила первые попавшиеся тряпки и поспешила на выход. Коридор по-прежнему был пуст, так что я прошмыгнула к себе, упаковала украденные вещи, схватила мешочек с золотом и поторопилась вниз.
  - А"Лень? Я забыла про тебя, - действительно, со всеми этими хлопотами у меня напрочь вылетел из головы визит моей ученицы, - пойдем скорее на улицу, там поговорим.
  - А что случилось? - Я проигнорировала ее вопрос.
  Покинув Дом и выйдя на задний двор, я отыскала слугу и приказала ему подать карету. Сатир молча стояла рядом и ждала моих объяснений. Как только экипаж был подан и мы сели в него, я немедленно рассказала ученице о беде, в которую угодил Пустотрёп.
  - И какое тебе до него дело? Ты же сама говорила, что он высокомерный и фантастически глупый. Зачем его спасать? Пусть бы и сидел в камере, может быть, там на него вдохновение найдет, так он еще одну книгу напишет.
  - Как ты не понимаешь? Во-первых, он благородный эльф, во-вторых, из-за него будет сильно переживать Катарина, а, в-третьих, я все-таки кое-чем ему обязана, хоть и не до такой степени, но все же...
  А"Лень насуплено сидела напротив меня и рассеянно ковыряла пальцем в складках платья. Не очень похоже на ее обычное поведение.
  - У тебя тоже что-то случилось? - Попробовала выяснить я.
  - Нет... ничего... так... просто...
  - Да говори уже! У тебя-то что могло произойти?
  - Ничего не произошло, - знахарка как-то заискивающе взглянула на меня, - просто понимаешь, мне нужна некоторая сумма денег, а я не знаю где бы их взять...
  - Зачем?
  - На сумку.
  - Сумку? Мы же два дня назад по магазинам ходили!
  - Нет, мне нужна особенная сумка, для яйца.
  - Ах, для яйца, - я облегченно рассмеялась, - ты смело можешь использовать обыкновенный заплечный мешок, оно там вполне поместится.
  - Не пойдет, там ему холодно, - А"Лень надулась, но при этом пыталась сохранить умоляющий взгляд.
  - Тогда закутай его в одеяло. И вообще, какого демона ты таскаешься с этим яйцом?
  - Я его нашла, взяла себе и жду, когда оно вылупится.
  - И кого же мы ждем? Мальчика или девочку? - Впечатления сегодняшнего дня не способствовали мирному настроению, и я невольно выплескивала на ученицу весь сарказм, на какой только была способна.
  - Не смейся. Я не знаю, кто появится. Я даже не знаю животное это или птица. Я очень привязалась к этому яйцу, потому что кроме меня у него никого нет.
  - Понятно, - "конечно, понятно, я схожу с ума. Еду в тюрьму за эльфом, а по дороге мы ведем светскую беседу о яйце. Все, мне нужна профессиональная помощь!", - и что же за особенную сумку ты хотела?
  При моем вопросе у леди А"Лень возбужденно засверкали глаза в предвкушении желанного приобретения.
  - О-о, это особенная сумка, я вчера ходила в гильдию магов и договорилась, что они мне сделают нечто, что можно будет всегда носить с собой, и там будет магически поддерживаться определенная температура, так что за два месяца малыш сможет вылупиться.
  - Сколько?
  - Она компактная и водонепроницаемая, а еще можно договориться о каком-то определенном цвете и еще ...
  - Сколько?!
  - Двести пятьдесят, - девушка выдохнула свое страшное признание, медленно вжимаясь в сидение и втягивая голову в плечи. Я тяжело вздохнула, сосчитала про себя до десяти, чтобы пережить шок от заоблачной цифры, а потом решила, что пусть ее, дам ей денег, больше-то я все равно ни на что не способна в качестве ее наставницы.
  - Попозже зайдешь ко мне, возьми с собой какой-нибудь сундучок. Тяжеловато будет.
  Девушка в порыве радости подпрыгнула (в пределах кареты, конечно), кинулась ко мне, обняла, расцеловала, а потом оставшиеся пять минут до тюрьмы счастливо расписывала мне достоинства своего гипертрофированного яйца. "Дракона она высидеть хочет, что ли?"
  * * *
  Здание городской тюрьмы было старым, обшарпанным и весьма мрачным. Мы миновали стражников перед воротами, а затем столкнулись со стражей на входе в административную часть.
  - Цель визита? - Вопросили доблестные воины.
  - Поговорить с начальником тюрьмы, - их косые смешки при моем ответе заставили меня сердито зардеться.
  - Супруга ищете?
  - Нет, - мы с А"Лень недоуменно переглянулись, - хотим решить одно маленькое недоразумение.
  - Сегодня у начальника день приема прекрасных дам, - ехидно бросил один стражник другому, пропуская нас внутрь.
  Мы растерянно прошли по длинному коридору и попали в небольшую грязную комнату, где за столом сидел хоббит, то и дело перекладывая какие-то бумаги из стопочки в стопочку.
  - Здравствуйте, - обратилась к нему я, - мы бы хотели пройти к начальнику тюрьмы.
  - И вы?! - Хоббит озадаченно уставился на нас, - Тоже супруга потеряли?
  - Да какого еще супруга? Мы не замужем! - Меня начало это раздражать, не тюрьма, а брачный салон!
  - А зачем вам к начальнику?
  - Видите ли, - приступила я к объяснениям, стараясь дышать не глубоко из-за царившего здесь зловония, - произошло небольшое недоразумение, из-за которого моего хорошего знакомого, благородного господина Варуэля О"Ланса из рода Бланманей содержат в вашей камере. На самом деле он является жертвой примитивного ограбления, но ваши подчиненные не разобрались в ситуации и посадили его за решетку. Мы бы хотели прояснить это дело с начальником.
  Хоббит задумчиво поскреб подбородок, покопался в кипе бумаг, отыскал какую-то, внимательно ее изучил, а потом, кряхтя, встал.
  - Пойдемте, но учтите, начальник не в духе. Его уже битый час донимает какая-то истеричная дама.
  Клерк провел нас узкими коридорами к внушительной двери и, деликатно постучав в нее, поспешно убежал обратно за стол. "Да что у них за порядки?"
  - Кого там еще демоны принесли?!! - Послышался из-за двери далеко не вежливый гулкий бас.
  Я робко приоткрыла дверь и просунула в щель кончик носа. Успела бегло осмотреть кабинет, но кроме стола с начальником и стула с его посетительницей, ничего не заметила. Сам начальник тюрьмы был каким-то дикой смеси полукровкой и сидел весь красный, словно вот-вот от него дым повалит. Посетительница, напротив, представляла собой хрупкую девушку с печально опущенными плечами. Она сидела ко мне спиной, поэтому разглядеть внимательней эту "истеричную даму" возможности не было.
  - Извините за беспокойство, - вежливо, но твердо решилась я войти, - я бы хотела...
  Я не успела договорить, потому что, глядя в разъяренное лицо начальника, испуганно осеклась.
  - Что? Вам? Надо? - Шкафоподобный полукровка старался изо всех сил сохранить хотя бы видимость спокойствия.
  - Э-э... я ищу одного эльфа...
  - И вы тоже? Вы вместе?
  Девушка, сидевшая перед комодообразным начальником, медленно повернулась и взглянула на нас. Всмотревшись в черты ее лица, а особенно в эти знакомые непроницаемые, черные как ночь глаза, я тихо ахнула. Это была Ора собственной персоной, только замаскированная под полуэльфийку почти до неузнаваемости. Она меня тоже узнала, сузила глаза и демонстративно отвернулась, делая вид, что мы не знакомы. От удивления я не знала что сказать и подумать.
  - Господин Уррош"Ах, - капризно произнесла темная, - давайте не будем отвлекаться. Вы обещали мне помочь...
  Названный ею господин Уррош"Ах схватился за голову и простонал:
  - Женщины! Выкладывайте, зачем пришли и дайте мне работать!
  Я быстро выпалила свою просьбу, боясь, что дроу по каким-то таинственным причинам не даст мне сказать. Начальник, видимо обрадовавшись полученной возможности сбежать из собственного кабинета, со скоростью пущенной стрелы пролетел мимо нас с сатиром и скрылся в коридоре.
  - Ора, что это значит? - Строго спросила я.
  - Во-первых, - прошипела темная, - не смей меня так называть, а во-вторых, ты почти что все испортила!
  Девушка произносила это, уже копаясь в бумагах на столе начальника тюрьмы. Я рот открыла от такого произвола, но сказать ничего не успела. В тот момент, когда Ора вернулась на свое место и приняла прежнее выражение капризной дамочки, в кабинет возвратился багровый полукровка.
  - Так, девушки, идите сами забирайте своего красавчика и захватите с собой эту вот, - он весьма невежливо указал пальцем на темную, которая в ответ сердито поджала губы.
  - Нет, господин начальник, так дело не пойдет...
  - Почему мы сами должны его забирать?
  - А куда нам идти?
  Эти вопросы мы задали втроем одновременно, на что начальник громогласно рыкнул и просто вытолкал нас всех за дверь, громко ею припечатав напоследок.
  - Какой хам! - Возмущалась я.
  - Пойдем отсюда, - канючила А"Лень.
  - Дело сделано, - откликнулась Ора.
  Мы трое торопливо вернулись в комнату к хоббиту, получившему, по всей видимости, жесткий нагоняй от начальства. Клерк вымученно посмотрел на нас и, что-то буркнув, велел следовать за ним. При этом получилось так, что Ора вынуждена была возглавить нашу странную процессию.
  Клерк опять провел нас по коридорам, и вскоре мы с подругами оказались перед зарешеченными камерами с содержащимися в них непрезентабельного вида заключенными, от которых отвратительно пахло немытыми телами и человеческими испражнениями. Мы с девушками брезгливо сморщили носики, но не отступили. Хоббит, не останавливаясь, прошагал почти до самого конца и там драматическим жестом указал на камеру.
  То, что я увидела, никак не вязалось в моем представлении с образом великолепного Варуэля. Этот всегда блистательный эльф сейчас был наряжен в неопределенного цвета лохмотья, к тому же не первой свежести и явно с чужого плеча... точнее - каждая из вещей с разного плеча.
  Это чудо, невозмутимо устроившись на краешке вделанных в стену нар, весело и азартно резался в кости! И был к тому же в выигрыше, судя по размеру горки непонятного назначения вещей рядом с ним.
  - Варуэль, - тихо ахнула я. Эльф меня даже не услышал, тогда я повысила голос, - Варуэль! - Реакции не последовало. Я разозлилась. Мало того, что мне пришлось тащиться за этим оболтусом в тюрьму, потом выслушивать крики разъяренного начальника, так теперь этот... ЭТОТ со спокойной совестью играл в кости с преступниками! Я сорвалась на крик. - ВАРУЭЛЬ!!!
  Подействовало. Пустотрёп повернулся, заметил меня и одарил всю нашу компанию лучезарной улыбкой. Он махнул мне рукой в знак приветствия.
  - Как приятно видеть вас, сударыни. Будьте любезны, подождите меня, я скоро освобожусь, нам осталось всего три кона...
  Вот после этого я окончательно вышла из себя. В этот момент мне было абсолютно безразлично, где мы находимся и кто стоит рядом. Мгновенно вспомнив, чему меня учила Палантея, я сосредоточилась на заклятии. Нескольких биений сердца хватило, чтобы четко представить себе необходимый образ, обратиться к разлитой вокруг силе и безукоризненно наложить на Варуэля иллюзию начальника тюрьмы. Преступники, не ожидавшие такой подлости со стороны своего вроде парня, в панике рассосались по углам. Пустотрёп, ничего не понимая, остался в полном одиночестве.
  Краем глаза заметив, что хоббит готов уже что-то сказать, я с веселой злостью наступила прямо каблуком ему на ногу, так что тот лишь булькнул и захрипел.
  - Все, игры закончились. Поехали домой, - устало велела я эльфу, и тот покорно вышел из камеры. Стоило решетке захлопнуться за ним, как я моментально сняла иллюзию и пихнула ему мешок с вещами, - переодевайся. В таком виде я с тобой близко к карете не подойду.
  Пустотрёп заозирался по сторонам, ища укромный уголок, но такого не нашлось. Ему на помощь пришел хоббит, который уже отдышался и странно косился в мою сторону. Я пожала плечами и двинулась на выход.
  Вскоре к нам присоединился довольный жизнью Варуэль.
  - Сударыня, я вам так признателен. Вы помогли мне в столь деликатном деле. Как мне отблагодарить вас?
  - Золотом, - зло буркнула Ора, которую по недоразумению тоже втолкнули в карету.
  - Вы помогаете за деньги? - Растерянно и даже немного презрительно удивился эльф.
  - Нет, - я погрозила темной пальцем, потому что кроме меня ее шуток никто бы не понял, - простите мою подругу, она немного устала.
  - Конечно, я вас прекрасно понимаю. Но, будьте любезны, скажите, кто подбирал для меня костюм? Ведь этот камзол совершенно не сочетается с сорочкой, а штаны должно надевать на верховую прогулку?!
  Мы дружно возвели глаза к потолку и тихо выругались. Некоторое время спустя, все еще трясясь в карете, Ора пожелала узнать у Варуэля о том, как ему посчастливилось попасть в "столь деликатное дело". Эльф печально вздохнул.
  - Я был на рынке. Да-да, - он заметил наши недоуменные взгляды и торопливо продолжил, - мы не далее как вчера на обеде затронули тему нищих беспризорников, и я, как благородный господин, решил им помочь. - Я вспомнила, что мы, действительно, недавно упоминали о чем-то подобном, но то, что последовало за этим его заявлением, вызвало у нас безудержный хохот. - Я купил самой дорогой колбасы и подарил ее мальчишке, который слонялся вдоль рядов. - И, не обращая внимания на наш смех, эльф тихим голосом совершенно серьезно закончил. - Я велел ему не терять надежду, потому что вскоре собираюсь опять наведаться на рынок и купить уже копченый окорок.
  Мы согнулись в приступах истерического хохота, а Варуэль надменно поджал губы.
  - Ты молодец, - утирая слезы, похвалила я, - помог голодному ребенку!
  - Да, так вот, если позволите, я продолжу рассказ о постигших меня злоключениях. После рынка я направился прогуляться по самым грязным улицам, чтобы своими глазами увидеть, как бедствуют наши горожане. Я шел и поражался запустению, которое въелось буквально во все, на что падал мой взгляд. Некоторое время я просто гулял, а потом понял, что заблудился. Я свернул на какую-то улочку, но оказался в тупике. Я хотел вернуться, но выход мне загородили трое гоблинов. Они были мерзкими и грязными, но, помня о том, что я чистокровный эльф, предложил им пропустить меня. Они отчего-то засмеялись и напали на меня. Я отбивался! Троих уложил шпагой, а еще четверо напали на меня из-за спины...
  - Еще четверо? Но ты ведь сказал, что их было всего трое? И как они могли напасть из-за твоей спины, если ты находился в тупике? - Ора насмешливо передразнивала Пустотрёпа.
  - Да это не имеет никакого значение, в пылу схватки я мог ошибиться. Важно то, что они численно превосходили меня. Но вместо того, чтобы честно сразиться, они подло оглушили и ограбили меня. Они сняли буквально все, вплоть до одежды, и бросили меня лежать в бессознательном состоянии прямо там, в тупике...
  - Ага, а потом, значит, тебя нашли стражники и уволокли в тюрьму, да?
  - Верно. Они заявили, что я своим нагим видом оскорбляю честь и достоинство мирных граждан. И это Я? Грубая солдатня! Они не стали меня выслушивать и просто упрятали в камеру. Вот так и закончилась моя помощь беднякам, - печально подвел итог Варуэль.
  - Так, говоришь, это гоблины на тебя напали? - Задумчиво протянула Ора. Ох, что-то не нравится мне ее тон.
  - Они самые. Мелкие, зеленые, языкастые и, в общем, мерзкие! Зачем они меня раздели? Они же не смогут нарядиться в мой костюм?!
  Мы его проигнорировали. А"Лень сидела растерянная, ничего не понимала и переводила озадаченный взгляд с меня на Ору, с нее на Варуэля, а затем снова на меня. Я шепнула ей на ушко, что Ора - моя старинная подруга, просто она немного не так выглядит, как обычно. Ученица немного успокоилась.
  - И ты этих гоблинов встретил на улице? - Продолжала гнуть свое темная.
  - Если это убожество можно назвать улицей... Но пока меня вели в тюрьму, я слышал разговор стражников. Они обсуждали банду, которая завелась в наших лесах и грабит караваны. Они подозревали, что "мои" гоблины и банда суть одно и то же.
  - Так-так, - Ора задумчиво побарабанила изящными пальцами по коленке, - значит вот что! Эти паразиты совсем обнаглели, раз среди белого дня не боятся напасть на ЭЛЬФА! Я не могу этого так оставить, их непременно следует наказать!
  - Правильно, - Пустотрёп возбужденно наклонился вперед, - я прямо сейчас и отправлюсь туда. Это в лесу недалеко от южных ворот ("Нет, ну почему чуть что, так сразу именно это направление?"). Вот только переоденусь, возьму шпагу и пойду разбираться с этой бандой мелких воришек!
  Ора одарила его снисходительным взглядом:
  - Шпагу?! Не смеши меня. Я и одна с ними управлюсь!
  - Но вы же дама, и к тому же не чистокровная эльфийка! - Ора вспыхнула при этих его словах, и я поторопилась схватить ее за руку, удерживая на месте. Я обоснованно опасалась, что она может покалечить безобидного щеголя.
  - Я пойду, - решительно заявила я, пресекая споры.
  - Тогда пойдем все вместе, - тяжело вздохнула А"Лень, - надо же за вами кому-то присмотреть.
  - Решено. Встречаемся через час за южными воротами.
  * * *
  В назначенное время стражники имели сомнительное удовольствие наблюдать странную процессию: светлая эльфийка, облаченная в охотничий костюм с расчехленным луком в руках и колчаном стрел за спиной, с ней рядом шла дроу в черных, не сковывающих движения, одеждах, за ними выступал божественно красивый эльф в парадном облачении и с великолепной шпагой на поясе, а завершала шествие сатир, также наряженная в мужской костюм и с луком на спине.
  Я, во избежание недоразумений, кратко всех представила и туманно объяснила преображение полуэльфийки в темную.
  - И где мы их будем искать? - Поинтересовалась А"Лень.
  Ора сосредоточенно хмурила брови, углубляясь в лес:
  - Меня больше интересует, как мы будем их выманивать.
  На это замечание подруги мне в голову пришла гениальная идея. Я вспомнила, что Варуэль говорил, будто гоблины грабят караваны. Значит, одинокая крытая телега будет для них легкой добычей, и тогда они непременно нападут сами. Решив так, я немного отстала от спутников и сосредоточилась.
  Палантея свою науку преподавала на совесть, но то, что я задумала, было для меня ново. В процессе обучения я создавала иллюзии, но обычно они не превышали размера рослого человека, а сейчас мне предстояло сотворить видимость телеги, да еще запряженной двумя лошадьми. Пришлось хорошенько сконцентрироваться и четко представить в воображении все детали иллюзии. Через несколько минут, закончив мысленно прорисовывать последние штрихи, я завершила заклятье громким притопом, от чего в стороны брызнула практически осязаемая природная сила. Открыла глаза от удивленного вздоха моих спутников и оценила результат.
  Вышло славно. Перед нами стоял крытый фургон, судя по осадке - тяжело груженый, в него были впряжены две одинаковые каурые кобылы, нетерпеливо роющие землю копытами.
  - Откуда это? - Пораженно спросили хором все.
  - Я немного поколдовала, - скромно потупилась я.
  После бурного обсуждения мы степенно и размеренно направились в лес по натоптанной широкой дороге, притворяясь сопровождающей груз охраной. На приличном от города расстоянии перед нашим шествием вдруг возник одиноко стоящий прямо посреди дороги гоблин. Бандит гнусно ухмылялся, глядя на нас, и ковырял в зубах приличных размеров кинжалом. От него в нашу сторону доносились крайне неприятные ароматы давно нечищеных зубов и никогда нестиранной одежды.
  Будь наша компания обыкновенными наемниками, мы бы, конечно, растерялись, однако цель была определенной - убить банду разбойников. Благодаря этому, да еще и врожденной уверенности в собственном превосходстве в сравнении с невысоким гоблином, каждый из нас был готов к любому повороту событий. При виде стоявшего зеленого существа мы обнажили оружие и встали вкруговую, чтобы не быть застигнутыми врасплох. Как и ожидалось, это была засада. Из кустов нас стали шустро окружать несколько бандитов. Они торопливо, но без лишней суеты приближались, перекидываясь отрывочными фразами на своем каркающем языке.
  Я не растерялась, но все же чувствовала себя несколько нерешительно вблизи с таким отменным воином как Ора. Однако размышлять было некогда. Выбрала стоявшего в отдалении гоблина и приготовилась к атаке.
  - Этот мой! - А"Лень одновременно со мной вскинула лук, и мы слаженно пустили стрелы.
  Мы с ученицей поразили двоих гоблинов, упавших без движения под ноги своим соратникам, кажется, замертво (вот мой-то точно!). Пока сатир вкладывала новую стрелу и метилась в следующую цель, я попробовала улучшить наше положение с помощью колдовства. Тихим шепотом напевая древние слова заклятья, развела руки в стороны, словно бы чтобы обнять природу, отдать всю себя ей. И она откликнулась, поделилась со мной частицей силы. Подаренной энергией я распорядилась по-своему: прищелкнула пальцами, отчего они неярко засветились, притопнула ногой, заставляя воздух вокруг себя ощутимо завибрировать, и хлопнула в ладоши - готово.
  О! Видимо, впопыхах я что-то напутала, потому что вместо запланированной ловчей сети на трупе убитого мною гоблина тотчас начали распускаться прекрасные лиловые цветы.
  - Ты убей сначала! - В ярости крикнула мне Ора, поражая в грудь одного из разбойников и одновременно изящным финтом уходя от удара мечом другого. - Потом хоронить будешь!
  Сатир, в отличие от дроу, не отвлекалась на посторонние звуки и движения. Моя ученица внимательно следила за противниками, при этом успевая вставлять стрелу и целиться. Вот момент, когда один из гоблинов раскрылся, и знахарка мгновенно выстрелила ему в спину, но не учла направление ветра. Стрела вонзилась в лопатку разбойника, лишь ранив, даже не обездвижив. Я машинально вскинула лук и добила раненого. Оглянулась, краем глаза заметив движение слева, и повторно выстрелила. Тот бандит, что пытался ударить мечом Варуэля со спины, упал со стрелой в груди. Эльфы владеют луком от рождения, а мне еще посчастливилось отточить это мастерство на охоте, так что здесь я была в родной стихии.
  Устыдившись своего промаха по части колдовства, я попробовала реабилитироваться и деморализовать противников, которых оставалось всего четверо. Я планировала сотворить иллюзию жуткого монстра, чтобы гоблины в страхе стали разбегаться, но... опять что-то напутала. Может быть, стоило произнести другие слова, а, может, попробовать выпросить у природы чуть больше силы... не знаю... Однако теперь перед нами посреди дороги возник фиолетовый крокодил, который печально и методично жевал собственные сопли. Ну что за больное воображение!
  - ЭТО ЧТО?! - Моя команда все как один уставились на небывалое зрелище, не веря собственным глазам.
  А вот гоблины, казалось, даже не заметили ничего странного. "Хороша иллюзия! И видим ее только мы! Ведьма недоделанная!". Бандиты по-прежнему атаковали эльфов. Один из них набросился на более слабого Варуэля, а двое остальных с гнусными ухмылками пытались проткнуть Ору. Последний, четвертый, как-то подозрительно тихо стоял в сторонке, но он успел лишиться оружия, а подобрать другое не давали яростно сражающиеся товарищи и моя подруга. Темной приходилось вертеться волчком, чтобы уходить от ударов и наносить ничего не значащие раны разбойникам. Она играла! Мучила их, как кошка забавляется с мышатами. Вот она стремительно развернулась и раскинула руки - у обоих противников появились ровные царапины на плечах. Кульбит и взмах - один из гоблинов прижимает к себе перебитую руку, а второй пытается досчитаться потерянных зубов. Еще один резкий выпад, удар, поворот на полшага - бандиты еле живы, на них не осталось ни одной не кровоточащей части тела. Наконец, дроу наскучила игра. Она молниеносно крест-накрест полоснула обоими клинками одного из противников, и тот замертво повалился у ее ног. Второму же достался дротик в самое незащищенное место - горло.
  Варуэлю в это же время приходилось хуже. Тот бандит, что подкрадывался к эльфу со спины, решил воспользоваться временной растерянностью нашего аристократа и с размаху нанес сокрушительный удар, чувствительно ранив его в левое плечо. Я видела, что незадачливый алхимик в первое мгновение пытается как-то защититься, но удар был слишком силен.
  Дважды сплоховав с колдовством, что в итоге привело к ранению одного из нас, я со слепой отчаянной злобой пустила стрелу в бандита. Упал. Живым остался всего один гоблин, но видя такое дело, разбойник в страхе помчался со всех ног в лес.
  - Варуэль!!! - Мы с А"Лень одновременно кинулись к эльфу, торопясь оказать помощь, но наш благородный знакомец вдруг согнулся пополам в жуткой судороге и издал протяжный вопль.
  Мы резко остановились, не добежав до него пары шагов, и с удивлением смотрели на то, во что превращался наш красавчик. Его лицо вытянулось и начало приобретать звериные черты, по всему телу стала рваться одежда, сквозь которую проглядывала серая шерсть, а глаза засветились демоническим красным огнем. Варуэль, сотрясаясь всем телом, вдруг стал выше ростом, а затем начал неистово сдирать с себя одежду вместе с лоскутами кожи. Попятившись от отвращения и страха, мы втроем оказались напротив матерого истинного оборотня.
  Варуэль, зло рыкнув и блеснув острыми клыками, полностью преображенный, на четырех лапах ринулся в лес догонять последнего разбойника. Мы дружно выдохнули и обернулись.
  Демоны! Вовремя успели. Кто-то из раненых оказался жив и теперь тихо крался к нам, подволакивая правую ногу, с мечом в одной руке и кинжалом в другой. Со страху я автоматически колданула, но даже не поняла что именно успела прошептать и какой пасс вытворила руками. А гоблин тем времен остановился, прислушался к чему-то и вдруг начал стремительно увеличиваться в размерах.
  "Да что же это за день такой? Ничего нормально сделать не могу!"
  Девушки, не пытаясь ничего предпринять, с ужасом на лицах наблюдали за тем, как гоблин вырос до размеров взрослого тролля. Я в отчаянии смотрела на ошалевшего от такого поворота событий "гоблотролля" и лихорадочно искала варианты, как исправить положение. Зеленое чудище с изумлением оглядело себя со всех сторон, потом свысока кинуло взгляд на нас, казавшихся ему теперь мелкими букашками, и на морде его расплылась довольная и оч-чень кровожадная ухмылка.
  Поняв, что вот она стоит перед нами наша смерть, я собралась с мыслями и сделала единственное, что было возможно - опять колданула. Я не представляла чем можно поразить такое чудовище, поэтому попробовала просто остановить его. Призвала силу природы, прошептала сумбурные, скомканные слова, где чаще проскальзывало отчаяние и мольба о помощи, нежели призыв и оформленное заклятье. Еще не зная что натворила на сей раз, я с тихим ужасом следила за сгустившимся, искрящим воздухом, а потом решительно топнула ногой. От этого нехитрого действия в стороны разлетелись яркие разноцветные брызги, но колдовство подействовало. Вокруг гоблотролля, совершенно сбитого с толку моей непоследовательной ворожбой, из ниоткуда стали стремительно появляться доски, металлические скобы и гвозди. Они выстраивались вокруг монстра с огромной скоростью, и через минуту перед нами уже стоял добротный такой сундук... размером с хороший такой шкаф, на крышке которого красовался увесистый навесной замок.
  Я устало упала на землю и виновато посмотрела на подруг. Те молчали, с недоверием глядя то на меня, то на сундук. Пауза затягивалась.
  - Ты... - начала было говорить А"Лень, но на полуслове ее оборвал непонятный звук.
  Мы огляделись в поисках источника шума, однако кроме нас на дороге была только иллюзия телеги, да сундук, не считая трупов поверженных разбойников. Иллюзия издать такой звук не смогла бы, трупы - тем более. Мы с сомнением уставились на раскачивающийся из стороны в сторону сундук. Мне пришлось поспешно вскочить на ноги, потому что гоблотролль начал изнутри стучать по стенкам и расшатывать свое временное пристанище, пытаясь вырваться на свободу. Дикой силы, которой я наделила бедного бандита, сундук долго выдержать не смог бы. Я беспомощно обернулась к Оре, взглядом умоляя придумать что-то.
  Дроу в ответ на мой просительный взор выпрямилась и презрительно сморщила носик. Она невозмутимо подошла к сундуку, взмахнула рукой и на несколько секунд отстранилась от происходящего. В результате каких-то непонятных мне действий подруги перед ней черной дырой возник портал, небольшой, но значительно превышающий границы моих пространственных дыр. Я слышала о таких, но в живую никогда не видела. Ора тем временем оперлась в стенки сундука и, отталкиваясь ногами от земли, со всей силы пихнула его в портал. Слегка подрагивающей рукой темная вновь сделала непонятное движение. По ее напряженному лицу было видно, что магия такого порядка быстро истощает, но Ора справилась со своей слабостью и последним рывком закрыла дыру.
  - Что это было? - Одновременно спросили мы с А"Лень.
  - Что это было? - Она резко обернулась и подошла ко мне вплотную, яростно сверкая изумительными антрацитовыми очами. - А что было ЭТО?! Ты хоть представляешь, ЧТО ты наделала? - Я втянула голову в плечи. Дроу хотела продолжить свою пламенную обвинительную речь, однако отчего-то внезапно замолчала. На лице разгневанной подруги появилась презрительная улыбка, и она, поворачиваясь спиной и уходя по направлению к городу, небрежно бросила в нашу строну. - Циркачи!
  Я не поняла резкой смены настроения подруги, а разгадка оказалась проста - в кустах появился Варуэль. Голый. С отгрызенной головой гоблина в руках. Эльф смущенно нам улыбался, стараясь по возможности держаться под прикрытием веток.
  
  19.
  Продолжая тему договоров, следует отметить, что проще всего в этом плане с Богиней воды. Для этого нужно сделать следующее: пойти в храм, желательно в главный, дать обет, испросить за это какую-то определенную милость (в пределах разумного, конечно же), затем заманить какое-то число людей к воде и позволить кикиморам с русалками их утопить. Минимальное количество жертв - пять, а дальше в зависимости от милости, которую желает просящий получить у Богини. Только мало кто отваживается на столь ужасающий договор, ведь кикиморам все равно кого тащить ко дну. Велика опасность и самому утопнуть...
  "Религии Кастельяри. Новые Боги и история их воцарения в мире".
  Аранта.
  - Могло быть и хуже, - философски рассудила А"Лень. Я с ней, конечно, не согласилась, но моего мнения никто не спрашивал.
  Сжалившись над несчастным эльфом, второй раз за день оставшимся в чем мать родила, я привычно прошептала нужные слова, сделала несколько пассов руками, притопнула левой ногой и щелкнула пальцами правой руки. Конечно, как только опасность для жизни исчезла, я начала колдовать правильно и обдуманно!
  Тем временем воздух передо мной привычно сгустился и завихрился, образуя пространственную дыру, в которой я без труда выудила скромный коричневый плащ. Пустотрёп хотел было по привычке возмутиться качеством предлагаемой одежды, но осекся, поймав мой злобный взгляд.
  Я смогла уговорить его выбросить в кусты истекающую грязно-красной кровью голову гоблина, чтобы нас беспрепятственно впустили в город. Объяснять стражникам наличие у благородного эльфа отгрызенной части тела разбойника ни мне, ни А"Лень не хотелось.
  Развеять иллюзии телеги и меланхолично жующего сопли крокодила мне также не удалось. В первом случае я создавала надежную и качественную иллюзию, а во втором - вообще не поняла из каких тайников подсознания выявила фиолетового монстра, так что, махнув на все рукой, мы устало вернулись в город.
  * * *
  Варуэль поспешил в Дом, торопясь принять нормальное светское обличие. Мы же с А"Лень наскоро привели себя в порядок и переоделись в приличествующие дамам платья. Бурлящий в крови адреналин гнал вон из помещения, где традиции требовали соблюдения этикета, так что мы рассудили, что неплохо было бы отметить наше первое совместное и вполне удачное мероприятие в таверне.
  Выбор был прост - первое попавшееся на пути приличное заведение вполне нас устроило. Мы со знахаркой сели за свободный столик, заказали ужин с большим количеством самого лучшего вина и огляделись. В общем, ничего примечательного здесь не было: небольшие деревянные столики с затертыми винными пятнами, стойка, над которой гирляндами нависали связки засушенных полевых цветов, да разношерстная публика. Среди собравшегося народа подавляющее большинство занимали наемники, причем многие из них прибыли с Исак-Рина. Любопытство подбило меня детально рассмотреть элементы их национальной одежды, в коих то и дело мелькали трофейные когти и зубы. Думала, что подобные личности примечательны зверскими рожами и агрессивными голосами, но была приятно удивлена спокойными манерами да четко выверенными движениями гибких тел.
  Ажиотаж после приключений схлынул, и мы обе устало молчали, а получив желанную еду, накинулись на нее со здоровым аппетитом молодого утомившегося организма.
  - Знаешь, - утолив первый голод, обратилась ко мне сатир, - это все-таки было неосмотрительно с твоей стороны.
  - Что именно?
  - Твое колдовство. Например, тот странный крокодил. Зачем ты его сотворила? И почему он... э-э... так странно себя вел?
  - Я хотела деморализовать противника, - вздернув нос, попыталась выставить себя в лучшем свете, припоминая прочитанные хроники по эльфийской истории, где попадались планы и описания действий некоторых великих стратегов прошлого. Вот и пригодились!
  - Демо... что?
  - Испугать. Получить фору для удара.
  - Угу. Получила. Ты на чьей стороне-то была? Почему эти гоблины даже не обратили внимания на твое демо... как-его-там?
  - Ну-у... - я уткнулась в бокал с вином, чтобы не встречаться с обвиняющим взглядом ученицы, - перепутала малость, - вынужденно призналась я, - получилась односторонняя иллюзия, которую могли видеть только мы. Я немного поторопилась...
  - Значит, когда ты из того мелкого гоблина сделала огромное чудище, ты тоже немного поторопилась?
  Я в конец смутилась и, буркнув что-то маловразумительное в ответ, сделала вид, что невероятно занята изучением своего маникюра. Не знаю, то ли А"Лень поверила, то ли, наоборот, не стала лезть с нотациями, поняв, что это излишне, но больше мучить меня расспросами знахарка не стала.
  Минут через пять я заскучала. Вино было паршивым, ногти изучены вплоть до последнего заусенца, а заговаривать не хотелось из опасения вновь напороться на справедливые обвинения подруги. Не зная, чем заняться и чувствуя себя крайне неуютно, я невольно прислушалась к разговорам за соседними столиками. Разноголосый шум постепенно распался на несколько оживленных диалогов. Они сводились, в основном, к двум темам - битвы и женщины. По понятным соображениям о битвах мне слушать было не интересно, а про женщин... Залившись румянцем, постаралась отгородиться от столь щекотливых пересудов, и вот, на грани терпения, меня привлекла одна любопытная беседа.
  - Говорю тебе, - вещал чей-то громкий бас, - это верное дело. Туда не суются обыкновенные жители, а алхимики и ведьмы уже исчерпали все, что было можно.
  - Я все-таки сомневаюсь, - не соглашался с ним другой голос, более молодой и резкий, - если там уже все разнюхали, нам-то что останется?
  - Там были только алхимики и ведьмы! - Первый голос начал раздражаться.
  - Ну и что?
  - А то, что они не искали тайных входов и не разгребали камни! Жители боятся туда соваться - говорят, там нечисть водится. Но нам-то с тобой опасаться нечего!
  - А ведь и правда, - второй голос заметно приободрился, - думаешь, там что-то осталось под развалинами?
  - Конечно, осталось! Я слышал, что там есть то ли сокровищница, то ли просто хранилище, но вход найти сложно. Все же это руины, камней много, да и остатки здания могут в любой момент рухнуть.
  - И зачем тогда рисковать?
  - Затем, что в этом хранилище, по тем же слухам, - вкрадчиво объяснял бас, - осталось нечто весьма ценное. Некоторые даже утверждали, что это какая-то библиотека. А теперь подумай, сколько богатых сумасшедших любителей древностей готовы расстаться с золотом, лишь бы заполучить ЭТО!
  - Да-а, - молодой голос мечтательно вздохнул, - так что, говоришь, это за руины?
  - Я и сам толком не знаю. Слышал, что там был раньше не то дворец, не то еще что-то такое же грандиозное, только уже давным-давно оно разрушено. Сначала люди боялись туда ходить из-за неупокоенных призраков, а потом там и в самом деле нечисть завелась. Некоторые любопытные, сунувшие туда свои носы, вернулись либо покалеченными, либо и вовсе сгинули, только теперь никто не смеет там рыскать. Так что нам никто не помешает исследовать развалины и поживиться древностями. А ценности там точно есть, и по слухам их не меньше, чем в руинах Хелиопса! В этом все уверены!
  - Книги? - Опять скептические нотки во втором голосе.
  - Даже если и книги?! Какая нам разница, что продавать, главное, где это взято. А если мы добудем раритетные экземпляры именно там, то сможем их продать либо магам, либо богатеньким любителям, которым все равно, чем владеть, лишь бы это было редким и таинственным.
  - Наверное, стоит заглянуть туда, - молодой голос все еще сомневался, - далеко эти руины от города?
  - Около часа езды от восточных ворот, не доезжая примерно километра до реки. Обернемся туда - обратно за сутки. Как раз все разнюхаем и раскопаем.
  - Ладно. Когда поедем?
  - Торопиться не к спеху. Давай сначала снаряжение соберем, а дня через два двинемся.
  Дальше разговор слушать не стала. Руины! Эта идея манила, захватывала, рисовала в воображении сказочные образы! От возбуждения щеки вспыхнули, глаза радостно сверкнули, и А"Лень уже подозрительно косилась на свою непутевую наставницу. Смекнув, что после устроенного в лесу балагана сатир будет настороженно относиться к любой моей идее, решила не посвящать ее в свои планы. Наскоро обдумала заманчивую мысль и с широкой улыбкой предложила ученице прогуляться.
  - Неплохо звучит, - не стала упираться знахарка, - давай немного развеемся. Все равно делать больше нечего.
  - Отлично. Тогда я возьму в Доме лошадей, и мы отправимся.
  - А я думала, что мы пешком погуляем по центральной улице, где много народу и не может случиться ничего из ряда вон выходящего.
  - Да я всего-то хотела проехать немного верхом, - как можно беспечнее пожала плечами, - но если ты не хочешь...
  - Я, конечно, не хочу подвергать себя такой пытке, как добровольно трястись в седле, однако соглашусь, чтобы ты знала, что я хорошая подруга и готова поднять тебе настроение любым способом, - сатир благосклонно выслушала мое радостное восклицание и последовала за мной к Дому.
  * * *
  Получив лошадей, мы направились в сторону восточных ворот.
  - А почему ты выбрала это направление? - С подозрением поинтересовалась А"Лень.
  - А чем оно плохо? - Ответила вопросом на вопрос и безмятежно улыбнулась. - Я там еще не бывала, хочу немного познакомиться с окрестностями.
  Сатир замолчала, ей вообще трудно было удержаться в седле из-за собственных копыт. Она мужественно терпела неудобства, но стоило нам немного отъехать от города, как моя ученица наклонила голову к лошадиному уху и что-то тихо зашептала. Удивительное дело - кобыла прислушалась к мягкому ровному голосу моей ученицы и перешла с рыси на торопливый, но осторожный шаг. Я пораженно покачала головой:
  - Ты умеешь общаться с животными?
  - О, да ничего особенного, - А"Лень смущенно отмахнулась, - я просто люблю их, и они это чувствуют.
  Я вздохнула, пряча зависть глубже в подсознание. Сатир ведь на то и есть, чтобы не быть похожей на обычных представителей других рас. Я где-то читала, что родичи моей подруги вообще считаются полубожественными существами, так что завидовать подобному созданию было бы глупо.
  Рассуждая таким образом, я неторопливо понукала лошадей в нужном мне направлении. Еще в Доме успела мимоходом поинтересоваться у конюха о месторасположении таинственных руин, так что теперь дорогу более-менее представляла.
  Примерно полтора часа спустя мы подъехали к небольшой рощице, где в кустарниках то и дело мелькали камни явно не естественного природного происхождения, а обработанные в давние времена человеческой рукой. Я торопливо спешилась и привязала лошадь к ближайшему дереву. Леди А"Лень последовала моему примеру, однако особенного энтузиазма не испытывала.
  - Ты же говорила, что это верховая прогулка, - с укором заметила моя ученица.
  - Я же знаю, что тебе затруднительно долгое время трястись в седле, вот и решила немного прогуляться, - как можно искреннее улыбнулась, привязывая ее лошадь рядом со своей, - давай немного разомнем ноги, а потом поедем обратно.
  - Хорошо.
  - А"Лень... а ты не могла бы немного поговорить с животными? Чтобы они не сбежали? - Кобылы и в самом деле как-то подозрительно захрипели и принялись обеспокоенно рыть землю копытами.
  Сатир восприняла мою просьбу вполне обыденно и выполнила ее без каких-либо затруднений. Я припомнила, что в разговоре двоих незнакомцев слышала про разгулявшуюся в этих краях нечисть, так что постаралась незаметно от подруги наколдовать вокруг лошадей защитный купол. И от хищников защитит, и убежать не даст. Пока знахарка внимательно изучала округу, из сферически соединенных пальцев выпустила прозрачный силовой контур. Пара слов забытого языка, переливчатый звон незримых колокольчиков, и защита, на мгновение вспыхнувшая приглушенным синим светом, накрыла обеих кобыл. Я облегченно перевела дух. Заклятье удалось на славу, а сатир ничего не уловила.
  Сердце колотилось в предвкушении нового приключения, и приходилось постоянно себя одергивать, замедлять шаг. Чтобы скрыть нетерпение беспрестанно болтала о всякой ерунде, даже сорвала пару цветочков. Наконец, среди деревьев показался просвет, и я потащила А"Лень прямо через кусты. Выбрались довольно быстро, и тут же изумленно застыли, не веря собственным глазам.
  - Ах, - выдохнула пораженная знахарка, - что это?
  - Вот это да! - Я удивилась не меньше подруги, потому что даже приблизительно не представляла масштаб раскинувшихся руин. Потрясающе!
  Глаза жадно всматриваются в каждую деталь, отмечают то, что осталось, воображают то, что было... Моей руки касается холодная ладошка знахарки, сжимает ее, словно ища защиты. А я на несколько долгих мгновений замираю пред некогда величественным и таким красивым сооружением.
  Десятки метров... огромная площадь! Когда-то давно здесь был парк, который постепенно стал частью леса, но кое-где еще можно было увидеть увитые плющом остатки пергол, статуй, даже миниатюрный фонтан, за давностью лет заросший колючим можжевельником. И камни... кругом камни. Большие, маленькие, старые, покрытые мхом, но все же сохраняющие прежний белоснежный оттенок.
  Некогда ровная булыжная дорога испещрена травами и молодыми побегами деревьев. Части стен, кое-где неплохо сохранившиеся, но в основном не перенесшие испытание временем, огораживают дворцовые постройки. Можно легко догадаться, что в стародавние времена стены поднимались на два человеческих роста, но сейчас самый высокий участок достигает моего плеча. Ровные, отполированные древними каменщиками, ограждения затянулись вьюнами, но еще виден край хозяйского герба, угадывается вязь защитных рун. За стенами возвышается основное здание, где уже успели обрушиться террасы, балконы, зато гордо вздымаются в синее небо алебастровые колонны. Парадная лестница цела, перила - частично. Изысканная лепнина соревнуется с буйной зеленью за право существования, но неизбежно ей проигрывает. Стрельчатые окна зияют черными провалами, черепица живописными грудами покоится в диких зарослях кизила... красиво! И печально.
  Оставленное на произвол веков творение древних зодчих ласково обвевалось теплым ветерком, к которому примешивался запах земляники. Ни один посторонний шум не тревожил покой замершей вечности. Солнце нежно касалось единственной оставшейся башенки, одаривало лучиками брызги цветных витражей, и терялось во мраке внутреннего помещения.
  - Какое поразительное место! - Искренне воскликнула я, не в силах оторвать взгляд от величественных руин. - Давай посмотрим, что там есть?
  - А может не надо? - Леди А"Лень опасливо сделала пару шагов назад, в лес.
  - Надо, непременно надо! Подумать только! Мы вот так случайно наткнулись на остатки какого-то древнего дворца и просто уйдем? Я не согласна! Нам обязательно нужно его осмотреть, чтобы потом не сожалеть об упущенной возможности!
  Моя вдохновенная речь не произвела желаемого результата на ученицу, поэтому я решила продемонстрировать личным примером необходимость археологической разведки. Сатиру ничего не оставалось делать, как только последовать за мной.
  Мы миновали полуразвалившиеся стены и осторожно пересекли усыпанный обломками двор. Ступать по камням и обломкам в городских туфельках было крайне неудобно, особенно же доставляли хлопот подолы длинных платьев. В спешке я забыла переодеться, а моя спутница не рассчитывала на обещанной конной прогулке заниматься раскопками.
  Осторожно вошли внутрь полуразрушенного дворца и медленно побрели по коридору. Здесь бег времени ощущался сильнее. Не осталось ничего, что напоминало жилище живых существ, лишь осколки, остатки, словно бы неведомая сила ураганом смела любую память о хозяевах. Нам то и дело попадались помещения, отдаленно напоминающие залы и комнаты, но пробраться в них было почти невозможно из-за груд камней, перегораживающих вход. Внутри здания царил полумрак, так что ориентироваться было довольно легко и вскоре мы набрели на комнаты, подвергшиеся самым минимальным, по сравнению с остальными, разрушениям. В некоторых из них даже частично сохранилась лепнина на потолке и фрагменты фресок. Полустертые лица людей провожали равнодушными взглядами двух невольных гостий, и от этого на душе заворочалась тревога.
  - Ну хватит, - заканючила белая как снег А"Лень, - мы осмотрели уже эти развалины. Пойдем!
  - Как ты можешь бросить нашу экскурсию на самом интересном месте? - Я задавила страх, что тугими кольцами начал охватывать сердце. Просто непривычно. Интуиция молчит, значит отставить панику!
  Вместо этого задалась вопросом выбора. Хотелось осмотреть все и сразу, но смятение ученицы и баррикады камней ограничивали доступ в большинство помещений. Я старательно морщила лоб, пытаясь определиться, и заодно отгородиться от дремучего страха перед неизведанным.
  - Что ты опять придумала? Я не хочу туда идти! Там нет ничего, кроме кучи камней!
  - Ах, ничего ты не понимаешь! А"Лень, миленькая, пойдем, посмотрим, - я выбрала комнату, в которую можно было пробраться без урона для здоровья, и упрямо потянула ученицу за руку.
  - Видишь?! - Знахарка торжествующе махнула рукой в сторону обещанной кучи и хотела уже развернуться к выходу, когда ее привлек странный звук, напоминающий скрежет. - Что это было?
  Я прислушалась, но ничего не уловила, как вдруг дремучий инстинкт самосохранения заставил меня резко отпрыгнуть в сторону от того места, где только что стояла. А"Лень, не колеблясь, последовала моему примеру как раз вовремя, потому что из-под камней с гулким рыком поднялось нечто, смутно напоминающее человеческие очертания. Оно имело серую кожу, местами прогнившую до костей, а местами свешивающуюся гниющими клочками, усыпанную трупными пятнами. На полуразложившемся черепе чернели провалы глазниц, а в оскаленной пасти сверкали острые клыки. Оно было частично прикрыто полуистлевшей одеждой и издавало невыносимую тухлую вонь.
  - Упырь обыкновенный, - констатировала я уже известный факт, медленно пятясь назад и увлекая за собой ученицу.
  Упырь повернулся на звук моего голоса и вытянул перед собой жуткие руки, увенчанные когтистыми гниющими пальцами.
  - Аранта! - Сатир в ужасе отпрянула от меня. - Сделай что-нибудь!
  И что я должна делать?
  Страх, конечно, был, как без этого, но не панический, а вполне вразумительный. Я знала, что ОНО уже давно не живое, но еще пока и не совсем мертвое. Относится к нечисти... или нежити? Вечно их путаю. Хотя, нет, все же это нежить... обитает стаями и питается либо падалью, либо одинокими путниками. Убить упыря сравнительно легко, потому как он не отличается особой проворностью и ловкостью, а ориентируется в основном на запах.
  - Колдуй! - Отчаянный вопль подруги послужил для меня сигналом и я, действуя исключительно на автомате, послушалась. Руки без вмешательства мозга сами собой сотворили какой-то жест, губы помимо воли прошептали несколько древних слов, а из всей моей сущности наружу плеснулась волна силы. И только после задумалась, что же такое сотворила на этот раз.
  Ответ оказался в руках упыря. Мое больное воображение и сейчас сыграло дурную шутку - удивленный труп держал в руках детскую погремушку. Ни я, ни сатир, ни тем более сам упырь такого подвоха не ожидали, поэтому несколько секунд столбом стояли друг рядом с другом. Первым вернулся в реальность наш противник. Повинуясь единственной своей цели существования в этом мире, он хотел сделать то, что и должен был сделать с нами - попробовать на зуб подаренную мной погремушку.
  - Что он делает? - Сатир бочком приближалась ко мне.
  - Не знаю. Наверное, ужинает.
  Упырь не успел распробовать мой подарок. Только подносил ко рту, и тот начал шуметь, как и полагается любой погремушке. Испуганный неожиданным звуком, труп выронил игрушку из рук, прислушался, но, не видя перед собой непосредственной угрозы, подобрал вещь и продолжил ее изучение.
  - Давай уйдем отсюда, - А"Лень, боясь привлечь внимание любителя детских забав, потихоньку коснулась моего плеча. Я оглянулась и краем глаза заметила у нее за спиной бесшумно возникших из камней еще двоих приятелей нашего симпатичного знакомца.
  - М-мм... - девушка уловила мой затравленный взгляд и поспешно обернулась. Никак не ожидая прибавления к нашей скромной компании, она все же не растерялась в отличие от меня, а бойко задрала юбки и с диким криком лягнула копытом стоявшего ближе к ней упыря. Второму достался следующий сокрушительный удар. По всей видимости, знахарка вложила в эти движения все свои злость и отчаяние, потому что на краткие секунды немертвые трупы были абсолютно дезориентированы.
  Стыдясь внезапного испуга, я поспешно приняла эстафету у подруги, сотворила пространственную дыру и выудила из нее длинную прочную веревку.
  - Вяжем их! - Скомандовала я.
  Леди А"Лень схватила второй конец веревки, и мы слаженно опутали всех троих в одно мгновение.
  - Ты назвала ЭТО экскурсией?!! - Негодовала моя ученица, яростно завязывая кокетливый бантик за спинами трупов. - Погуляем верхом!!! Покатаемся!!!
  - Понимаю, что ты сейчас немного возбуждена...
  - Немного?! Возбуждена?! - Девушка закончила с упырями, и, не зная куда выплеснуть эмоции, схватила лежащую на камнях погремушку, чтобы яростно затрясти ею у меня перед носом. - Нами чуть не поужинали! А я всего лишь НЕМНОГО ВОЗБУЖДЕНА!!!
  - Так ведь не съели же...
  - И кого же мне стоит благодарить? Вот ЭТО? - Знахарка опять зашумела игрушкой, и я осторожно попыталась отнять у нее грозное оружие. - Нет уж! - Заметив мои действия, сатир гордо развернулась к трупам и всучила первому попавшемуся связанному дохлику результат моего неудачного колдовства. - Это ведь его вещь! Ты же так заботлива: и меня предупредила об опасности, и побеспокоилась, чтобы мы должным образом снарядились, а затем решила вернуть утраченное детство этому любителю падали!!!
  - Прости меня, А"Лень. Я искренне сожалею, что так вышло, - покаянно склоненная голова и полный осознания вины взгляд - поможет ли? - Я не предполагала, что на нас нападут упыри, и я вовсе не хотела колдовать им игрушки. Думала, что мы просто обыщем руины, а потом спокойно вернемся в город.
  - Аранта, ты такая безответственная! - Помогло! Моя ученица начала менять гнев на милость! - Как ты еще жива осталась?
  - Благодарению Богам и моим замечательным друзьям! - Грубая лесть окончательно утихомирила подругу, и А"Лень безнадежно покачала головой.
  - Поехали домой, - в повелительной форме предложила знахарка, но я не успела ответить.
  В том месте, где вылез наш первый упырь, заметила край чего-то деревянного. Если учесть, что до этого дерево нам встречалось исключительно в живом и цветущем виде, я тут же заинтересовалась находкой и кинулась разгребать камни, чтобы проверить догадку.
  - Что ты делаешь? - А"Лень подошла ближе и тоже разглядела найденный мною фрагмент чего-то деревянного. - Нет, Аранта, оставь. Уйдем отсюда, пока на нас еще кто-нибудь не напал.
  - О-о, нет. Я только нашла то, зачем мы вообще сюда сунулись, так что теперь отступать поздно. И потом, упыри обезврежены, бояться больше нечего.
  Поняв, что разубеждать меня - дело бесполезное, сатир присоединилась к откапыванию из-под камней моей находки. Вдвоем мы быстро растащили в стороны камни и внимательно осмотрели результат наших общих усилий. Несомненно, это была крышка люка от подземного хода... лаза... входа в погреб, на худой конец!
  Не сговариваясь, мы одновременно дернули за кольцо, обнаруженное здесь же, и открыли люк.
  - Что там? - Опасливо заглянули вниз, разглядывая первые ступеньки лестницы. Я повернулась к подруге, - Пойдем? - И, не дожидаясь от нее ответа (разумеется, отрицательного), смело шагнула в темноту.
  - Эй, меня-то подожди!
  А"Лень поймала мою руку и последовала за своенравной наставницей, бурча под нос тихие ругательства.
  * * *
  Мы спускались в полнейшей темноте, осторожно, на ощупь, шагая по широким ступеням, ведущим куда-то вниз в неизвестность. Даже мое знаменитое эльфийское зрение не могло в этом абсолютном мраке выхватить ни малейшей детали. Когда позади, а вернее сверху, было оставлено около сотни ступенек, мы попали в небольшой просторный коридор, где темнота окончательно рассеялась горящими на стенах факелами, зажженными неизвестной рукой, источая вместе с неярким и пляшущим на гранитных стенах пламенем клубы дыма.
  - Отлично, только задохнуться не хватало! Не думаю, что здесь есть вентиляция, - ворчала сатир, но следовала за мной, не отставая ни на шаг.
  Мы осторожно прошли по коридору сквозь затхлый, пахнущий пылью воздух, и попали в прямоугольную комнату. Она оказалась пуста, а стены в ней были сделаны из самого обыкновенного, но очень древнего камня. По всему периметру комната освещалась все теми же факелами, прикрепленными к стенам грубыми железными скобами.
  Прямо напротив нас находились огромные двустворчатые дубовые двери, потемневшие от времени и казавшиеся черными. По обе стороны от них высились две одинаковые каменные горгульи.
  Я с секунду зачарованно осматривала великолепные творения древних скульпторов, как вдруг А"Лень, к моему немалому удивлению вылетела из-за спины, издала громкий боевой клич и кинулась к одной из горгулий. Я и глазом не успела моргнуть, а моя ученица уже яростно пинала копытами по ногам и корпусу статуи.
  - Что ты делаешь? - Я недоуменно наблюдала странное зрелище. На фоне скульптур сатир казалась совершенно маленькой и хрупкой, но ее это абсолютно не смущало и не останавливало.
  После моего вопроса, заданного почти шепотом, подруга остановилась, внимательно осмотрела неподвижные монументы и невозмутимо пожала плечами:
  - Да мало ли что... от тебя и не такого ожидать можно! Я просто перестраховалась.
  - В рукопашную с каменными горгульями! - Я восхищенно присвистнула. - Ну, А"Лень, даешь! Да ты просто бесстрашная валькирия! Амазонка!
  Знахарка не посчитала нужным отвечать на мой сарказм и демонстративно-спокойно подошла к дверям. Девушка наклонилась и стала внимательно изучать замок. Следующие действия ученицы меня так заинтриговали, что я приблизилась и с любопытством продолжила наблюдения. Сатир тем временем вытащила из-за корсажа булавку и принялась задумчиво ковырять ею в замке. Это продолжалось довольно долго, так что я хотела уже поинтересоваться у нее на предмет наших дальнейших поползновений, но тут в замке что-то громко щелкнуло, и леди А"Лень торжественно распахнула передо мной одну из створок дверей.
  - Ух ты! А"Лень, ты просто кладезь скрытых талантов! Где ты так ловко научилась вскрывать замки?
  - Я не вскрывала, - сатир оскорблено вскинула подбородок, - здесь была ловушка, и я ее обезвреживала.
  - Ловушка? - Я пропустила ее слова мимо своих острых ушек и повернулась к открытому дверному проему. Еще один коридор с каменными стенами, на которых через каждые два метра горели сильно коптящие факелы. Заканчивался он другой не менее массивной закрытой дверью.
  Я поторопилась пересечь это препятствие и подобраться к следующей преграде на пути к таинственному и неизвестному, но успела сделать лишь один шаг, как подруга с силой толкнула меня на пол, а сама упала сверху и придавила меня всем телом.
  - Что ты?.. - Я не успела закончить, потому что прямо над нами, в том самом месте, где еще секунду назад была моя голова, пролетело короткое копье с блеснувшим сталью наконечником и воткнулось в противоположную стену. - С-спасибо...
  - Не за что, - сатир сползла с меня, но на ноги не встала, - я же сказала тебе, что в двери была ловушка! Неужели ты не догадалась, что за ней тоже могут быть опасности?
  Я виновато покачала головой и огляделась. Просто замечательно! Все стены были изрешечены мелкими и не очень дырками, а в некоторых местах красовались пятна неизвестного происхождения. Черные я смогла определить, как последствия от воздействия огнем, но с какой же это силой должно было шандарахнуть, чтобы оставить на стене ТАКОЕ пятно? Остальные я предпочла не рассматривать, чтобы не портить и без того расшатанные нервы.
  - Ползи, - приказала мне А"Лень и на своем примере показала как именно я должна передвигаться.
  "Я! Ползти?" Но мое справедливое возмущение так и осталось на уровне мысленного, потому что красноречивые пятна и всевозможные дырочки более любых слов подтверждали совет подруги. Я покорно поползла вслед за знахаркой.
  Продвижение подобным образом отняло у нас приличное количество времени, но мы, наконец, достигли желаемой цели. Остановившись метрах в трех от дверей, А"Лень задумчиво почесала затылок.
  - И что дальше? - Я пыхтела рядом с ней, одновременно стараясь расправить непослушные юбки (вот они, женщины!).
  - А ничего, - сатир обиженно шмыгнула носом, - я не могу открыть дверь, потому что вставать на ноги здесь опасно для жизни. А ползком мы через нее точно не пройдем, так что остается лишь возвращаться.
  - Ну, нет!
  Я упрямо поджала губы и велела подруге прикрыть голову руками.
  - Ты не?.. - Сатир попыталась остановить меня, предчувствуя нечто нехорошее, но, наткнувшись на мои лихорадочно-блестящие глаза, предпочла послушно спрятать голову.
  Я не собиралась сдаваться и отступать перед такой небольшой помехой как запертая дверь и невозможность ее открыть. Это дерево - раз. Дерево горит - два. Надо его просто поджечь - три. Элементарно! Я заученно произнесла необходимые слова, с трудом сотворила нужный пасс и с некоторым удивлением отметила, что здесь природа как-то неохотно откликается на призыв. В ответ на мои действия воздух заискрил тысячью мелких точек, которые моментально сформировались в переливающийся багровыми волнами огненный шар. Этот огромный полыхающий пламенем заряд сорвался с моих пальцев и с неистовством рванулся к двери, по ходу все увеличиваясь в размерах. Я-то хотела колдануть небольшой огненный сгусток, и только теперь, увидев столб яростного пламени, сообразила, что в последнее время с огнем у меня не ладится. Было поздно. Над нами с полминуты ревело пламя, затем прогремел мощнейший взрыв, и дверь ударной волной унесло далеко от косяков.
  Отчаянно кашляя, я осмелилась поднять голову и взглянуть на дело рук своих. Слезящиеся глаза наткнулись на занявшийся ярким пламенем дверной проем, а также горящую дверь, улетевшую далеко внутрь помещения. Окутанные клубами черного едкого дыма, мы заползли в открывшуюся нам комнату и поднялись на ноги. Окинув беглым взглядом окружающее пространство, я сделала два вывода: во-первых, это все-таки была (действительно, БЫЛА!) библиотека, сейчас полыхавшая ярким костром, а во-вторых, мы здесь были не единственными разумными существами.
  Я протерла перемазанной сажей рукой слезившиеся глаза и смогла более внимательно разглядеть, а также расслышать сыпавшего десятиэтажными крепкими фразами на всевозможных языках... Ритора. Он стоял чуть левее от траектории полета двери, но судя по опаленному и закопченному лицу, от моего колдовства пострадала не только дверь. Одежду принца в данных обстоятельствах разглядеть было затруднительно, однако же я сообразила, что в лучшие времена это был богатый плащ с капюшоном. Эльф судорожно сжимал в руках наполовину сгоревшую некогда пухлую книгу, а позади него, в стороне от зоны поражения огня, ухмылялся во все свои ослепительно белые зубы высокий темный эльф, надежно закутанный в плащ. Еще чуть дальше темного удивленно взирали на нас двое в одинаковых плащах, капюшоны которых они поторопились накинуть, чтобы скрыть лица. Я успела заметить лишь то, что один из них был полуэльфом, причем обладателем странного деревянного меча, скромно выглядывающего из-за пояса, а второй - орком.
  Не зная, что предпринять в такой экстремальной ситуации, я глупо хлопала глазами и лихорадочно вслушивалась в сквернословия со стороны светлого принца, мешавшего древний язык со всеобщим в невообразимом сочетании. Слова старо-эльфийского звучали красиво, но смысл интонации и перевода их на понятный мне язык постепенно начал до меня доходить. И тут я начала закипать.
  - Eurus mor"rti! Skhaion milben! Ведьма недоделанная! Самоучка демонова! Trei"ha nassaho! Ты хоть представляешь, ЧТО ты наделала?! - Распалялся принц, сверкая синими очами. - За каким демоном ты преследуешь меня? Reha"ard salhein tretis! Стоило угостить девушку вином, как она увязывается за мной и мало того! Ti"or lash tehard apply"spa! Не только вмешивается в мои дела, но еще и отменно пакостит!!! Shay"kast!
  Я медленно сгорала от стыда и злости. Стоять перед эльфом королевских кровей в пыльном, местами порванном и хорошенько прокопченном платье само по себе было позором, но выслушивать от него несправедливые обвинения в присутствии толпы посторонних - хуже бесчестья! А при последних его словах, брошенных с непередаваемым презрением, я вспыхнула и не выдержала:
  - Да как ты смеешь разговаривать со мной в таком тоне?!
   - С ТОБОЙ?! Да ты!..
  - Я! Ты хоть и принц, но никто не давал тебе права оскорблять меня! Я знать не знала, что наткнусь на тебя здесь! Это ты, похоже, преследуешь меня, уверенный в своей полной неотразимости! Мне наплевать, что я тут натворила, а тебя это и вовсе не касается! Что хочу, то и колдую! А ты командуй в своем демоновом Светлом Лесу, а не здесь!!!
  Наши крики оборвались тихим смешком темного эльфа. Мы с принцем насуплено и сердито обернулись к нему, и дроу поспешил махнуть нам рукой, мол, продолжайте забавляться, я тут так...
  Ритор со злостью швырнул наполовину прогоревший раритетный фолиант об пол и, скрипнув зубами, подошел ко мне. Я даже сказать ничего не успела, ни тем более отойти, как он схватил меня за руку. Вскрикнула от вспышки дикой боли, но через мгновение она прошла, а я почувствовала, как из руки принца в мою плавно перетек сгусток энергии, да так там и остался. Эльф отпустил меня, и я разглядела на запястье, в том месте, где он удерживал мою руку, небольшую тоненькую золотистую змейку, уютно устроившуюся вдоль голубой вены и жившую своей собственной жизнью. Рука при этом отчаянно чесалась, но я не посмела двинуть и пальцем.
  - Тебе наплевать, как ты сказала, на то, что ты колдуешь, - прошипел светлый принц сквозь стиснутые зубы, - так знай! Ты только что спалила легендарную блуждающую библиотеку, в которую вот уже несколько столетий никто не мог пробраться!
  Я от страха сделала шаг назад, а он, частично выплеснув на меня гнев, повернулся и размашисто направился к выходу. Следом за принцем к дверям последовали его спутники. Темный, проходя мимо меня, гаденько усмехнулся, и я, не зная чем ответить, показала ему язык, а затем поспешно отвернулась. Кто их знает, этих дроу, может это для них смертельное оскорбление?!
  Ритор слегка притормозил возле полыхающего дверного проема, небрежно повел бровью, и пламя тут же исчезло, оставив во всей библиотеке запах гари и обугленные остатки предметов.
  
  20.
  Клан Tertohees - это клан ведьм общей направленности. Они как разбираются в колдовстве трав, так и весьма прилично ворожат и пользуются заклятиями. Однако же это не мешает им также совершать некоторые ритуалы на крови, но их они весьма не любят и используют редко.
  "Клановая принадлежность ведьм. Учебное пособие"
  Аранта.
  С трудом сдерживая злые слезы, я дождалась, когда последний из темных плащей покинет комнату, и яростно зачесала запястье. Взглянув на зудевший участок кожи, тихо выругалась - золотистая змейка и не думала исчезать. Магическое создание недовольно подняло голову и переменило свое положение, свив кольца вокруг моей руки.
  - Ну что за день такой?!
  А"Лень, которая все это время молча стояла в стороне, стараясь не попадать со мной вместе под горячую руку принца, тихо подошла ко мне и заглянула в глаза.
  - Аранта, ты не виновата. Иногда такое случается. И потом, ты так устала, что могла натворить бед и похуже.
  - Что же может быть хуже, - простонала я, вспоминая крики разгневанного эльфа в свой адрес, - подожгла какую-то мифическую библиотеку, разругалась с наследным принцем... ЧТО может быть хуже?!
  - Мы же еще живы, - сатир невозмутимо пожала плечами, - и потом, ты спалила только часть книг. Здесь их осталось еще множество, - и знахарка, демонстрируя свою правоту, подошла к одной из уцелевших полок и принялась внимательно изучать корешки древних фолиантов.
  Рука чесалась без конца, не давая ни на чем сосредоточиться, так что я могла только беззвучно осыпать ругательствами и всевозможными проклятиями Ритора с его мстительным подарком.
  "Как он мог? Я же не знала! А он даже не разобрался, накричал на меня, оскорбил, заколдовал, наконец!"
  Злая до безобразия, я потеряла всякую охоту к изучению представленных моему негодующему взору фолиантов, но, бросив мимолетный взгляд на ученицу, упоенно набиравшую стопочку, все-таки решила последовать ее примеру.
  У меня под ногами все еще валялась обгорелая книга, которую Ритор бросил на пол, не имея возможности то же самое проделать со мной, так что первой я схватила именно ее. А затем, не глядя, смахнула с первой попавшейся полки несколько томиков и велела леди А"Лень разворачиваться к выходу.
  Обратный путь был, конечно, проще в том плане, что мы уже знали чего ожидать, однако ползти с кипой книг в руках и непрестанно зудевшим запястьем было ужасно неудобно. Безо всяких происшествий мы добрались до лестницы, утопающей во мраке, и поднялись на поверхность.
  Стоило нам только вылезти из подземелья, как наткнулись на наших связанных упырей. В сегодняшнем бесконечном богатом приключениями дне это было последним штрихом: трое трупов с упоением раздирали друг друга на части, не трогая при этом веревки, пытаясь каждый добраться и завладеть пресловутой погремушкой. Не выдержавшие напряжения наши нервы дали выход скопившимся эмоциям в истерическом хохоте.
  * * *
  До городских восточных ворот мы доехали уже чуть за полночь. Стражники, само собой, долго не хотели нас пускать, так что мне пришлось пустить в ход все обаяние, сдобренное изрядным количеством золота, чтобы нам позволено было въехать в город.
  Ученица устало махнула мне на прощание ручкой, с горем пополам спешилась и повернула в сторону книжной лавки. Она проживала в обиталище ведьм, и на мои приглашения переночевать в Доме каждый раз вежливо отказывалась.
  Я без происшествий доехала до Дома, вернула уставших кобыл заспанному конюху, и через черный вход пробралась в свою комнату. Сил на то, чтобы привести себя в порядок не было, а выглядела я не просто отвратительно, а до безобразия ужасно. Пришлось прожевать горькую травку, которую тайком припрятала от Палантеи, чтобы тут же ощутить прилив бодрости. И только после этого занялась своим туалетом.
  Час спустя, чистая и почти довольная жизнью (эта змейка на запястье постоянно зудела, так что я боялась, что расчешу его до крови), расположилась на кровати и взглянула, наконец, на то, ради чего терпела все эти издевательства над собой. Передо мной лежало четыре книги различной толщины. Первой моему изучению подверглась самая пострадавшая из них, та, которую держал в руках Ритор.
  Осторожно перелистав остатки обугленных листов, я отыскала немного целых и почти не обгоревших. Текст был написан на светло-эльфийском, но отличался таким количеством всяческих завитушек, что непривычной к подобному ведьме читать его было сложно. Я рассеянно перелистывала страницы, на одной из которых красовался поблекший от времени рисунок. Чем-то он был мне знаком. Определенно, на нем изображен чей-то герб, но вот... Боги! Я поспешно извлекла из заплечного мешка свои детские пеленки и трясущимися от волнения руками поднесла их к пострадавшей с моей легкой подачи книге. Гербы были одинаковы! Я принялась лихорадочно читать строчку за строчкой, но там не было ни единого намека на род, символикой которого являлся мой герб. Растерянная, я вновь и вновь вчитывалась в текст, но так ничего и не нашла.
  И что же дальше? С таким трудом впервые найти упоминание о своем происхождении и вот так разочароваться! Ох, почему же мне достались такие родители, которых невозможно отыскать ни в одной хронике и летописи, что уж говорить о книгах по истории? Всем известно, что каждый эльф состоит в каком-то из родов, которых и раньше было не так уж и много. Все они кропотливо описаны от самого прародителя до последнего ныне живущего, так что отыскать чей-то герб в любой исторической хронике было легким делом. Угу, если это дело не касается меня! Боги! И где же мне теперь это узнавать, при условии, что и слово-то опасно говорить о себе, любимой, вернее, о своем происхождении. Парадокс. Тупик.
  Чтобы не расплакаться от потери возродившейся было надежды, я достала из-за ворота рубахи свой камень и нежно провела по нему пальцами. С тех пор, как голум посоветовал мне разговаривать с ним и держать его в воде, камень стал еще краше. Красно-оранжевый, он теперь светился изнутри неярким золотистым светом, а при соприкосновении с моей кожей становился чуть теплее, как будто радуясь нашему контакту.
  Я вздохнула и погрузила свою драгоценность в деревянную тарелочку, доверху наполненную подсоленной водой, которую ежедневно обновляла и оставляла рядом с кроватью на тумбочке. Камень засиял чуть ярче, а я постепенно начала успокаиваться.
  Действительно, чего это я так расстроилась. Как будто потеряла что? Подумаешь, не нашла никакой информации, не сейчас, так позже обязательно все выясню!
  Приободренная такими мыслями, я вернулась к трофеям. Что ж, наставница в порыве отчаяния часто мне повторяла, что Боги меня умом обделили. Я в этом лишний раз убедилась. Добравшись до легендарной библиотеки, не нашла ничего лучше, чем схватить книгу, повествующую о кланах ведьм!
  С раздражением отбросив томик, просмотрела следующий. Нет, ну вообще замечательно! Книга для начинающих ведьм с готовыми заклятьями третьего уровня! Третий томик полетел вслед за предыдущим. Осталась всего одна книжка.
  "А это, должно быть, сборник анекдотов! Или того хуже - жизнеописание какого-нибудь жреца! О!!!"
  Обложка последнего фолианта была сделана из кожи, и когда я его открыла, то вполне обоснованно начала считать, что человеческой. Это был учебник по демонологии!
  Перед моим мысленным взором мелькнул образ виденного ранее демона, а затем Ороса, который непринужденно разговаривал с ним. Я немедленно загорелась желанием стать такой же могущественной, как и загадочный господин Орос, поэтому торопливо принялась изучать первые страницы.
  Книга была, к счастью, написана на всеобщем, проще говоря, человеческом языке, а вот дальше моя радость немного померкла. С первых же строчек наткнулась на какую-то заумную терминологию, в которой ничего не понимала. Однако моей решительности сей факт не помешал, я упрямо продиралась сквозь непонятные названия и обозначения, потеряв всякий счет времени.
  * * *
  Часа в четыре пополуночи в мою дверь осторожно постучали. Я вздрогнула, выронила учебник и поспешила открыть. На пороге обнаружился невозмутимый мажордом (он вообще спит когда-нибудь?), который с вежливым поклоном вручил мне записку.
  - Что это?!
  - Простите, сударыня, если разбудил вас, но мне было велено вручить вам это послание незамедлительно.
  - Все в порядке, я как раз читала книгу. А это от кого?
  - Сударыня, велено передать, чтобы вы сами ознакомились с текстом. Какие-нибудь приказания будут? Ответа мне сказали не ждать.
  - Нет, приказаний не будет. Спасибо.
  Мажордом опять поклонился и бесшумно исчез. Я растерянно закрыла дверь и развернула дорогую белую бумагу, где красивым каллиграфическим почерком в лучших эльфийских традициях было написано лишь несколько строк:
  "Госпожа Аранта, прошу Вас уделить мне несколько минут Вашего драгоценного времени по чрезвычайно важному делу. Жду Вас с нетерпением в таверне "Сильванский конь".
  Подпись отсутствовала.
  Заинтригованная, я, тем не менее, не торопилась исполнить просьбу неизвестного. Помня, чем завершилась подобная записка всего несколько часов назад, я теперь опасалась бежать сломя голову к любому, кто не обращался ко мне лично. Хотя нет, не подобная. Та была от Варуэля и в совершенно другом стиле. Значит, это кто-то другой желает встретиться со мной. Гадая, я перебрала в голове множество вариантов, но ни на одном из них не задержалась.
  В конце концов, рассудив, что тот, кто писал данное послание, несомненно, образован и обеспечен в средствах, а судя по тексту - еще и вежлив, я рискнула согласиться с просьбой, тем более что с любопытством бороться - бесполезное дело, я обречена на проигрыш с самого начала битвы.
  Облачившись в первое попавшееся нарядное платье и накинув сверху плащ, я спустилась вниз, раздумывая как добыть карету в сонном Доме. Напрасно, все уже было предусмотрено - перед входом стояла великолепная коляска, запряженная двумя лошадьми серой масти.
  Забравшись внутрь, уютно устроилась на сидении и открыла учебник, предусмотрительно захваченный из комнаты. Я раньше проходила мимо той таверны, где мне назначил встречу неизвестный, так что рассчитала, что поездка займет примерно четверть часа, а терять время не хотелось. Уж очень меня захватила мысль об овладении таким редким искусством как демонология!
  Поездка пролетела в одно мгновение, поэтому, когда кучер элегантно остановил лошадей рядом с входом в заведение, я была несказанно удивлена. Сжимая необычный учебник прохладными пальцами, нервно почесала запястье со змейкой и решилась войти. Я слышала, что эта таверна пользуется успехом у аристократов и утонченных особ, но в силу дороговизны предлагаемых здесь блюд и напитков, а также по причине собственной экономности ("ладно, скаредности, ну и пусть, зато при деньгах"), избегала подобных заведений.
  Несмотря на столь поздний, а вернее даже ранний, час, "Сильванский конь" был полон народу. Войдя в приветливо распахнутые двери, я огляделась и не заметила ни одного свободного столика. Также не увидела среди посетителей ни одного знакомого лица, кроме... я прищурилась, не доверяя зрению, но ошибки не было. Мне навстречу галантно поднялся Ритор собственной персоной, приглашая присесть напротив. Несколько секунд у меня ушло на борьбу со жгучей злостью и обидой, после чего я, глубоко вздохнув, прошла к принцу.
  - Вы прекрасно выглядите, сударыня, - безупречный поклон со стороны эльфа и вежливый кивок - с моей, при этом его улыбка была мягкой и немного виноватой, - надеюсь, я своим приглашением не очень вас побеспокоил?
  - Ну что вы, - я приняла вызов и распахнула глаза пошире, строя из себя жеманную дамочку, при этом кладя томик на краешек стола названием вниз, - я как раз готовилась отойти ко сну, но отказать вашей светлости было бы не очень вежливо, не так ли?
  - Прошу простить меня, госпожа Аранта, но у меня были веские причины пригласить вас именно в этот час разделить со мной трапезу. Разрешите сделать за вас заказ.
  Мило, просто очаровательно! Пока эльф подробно объяснял подошедшему официанту тонкие нюансы моего привередливого вкуса, о которых я, кстати, впервые слышала, медленно закипала, но старалась не подавать вида.
  "И что же Его Высочеству от меня надобно? Наорать больше не на кого?!"
  Официант уже несколько минут как покинул наш столик, а принц задумчиво смотрел в огромное окно, выходящее на центральную улицу. Он держал в руке бокал красного светло-эльфийского вина и совершенно не обращал на меня внимание. Пауза затягивалась, но я из принципа не хотела заговаривать с ним первой. Сам позвал, вот сам пусть и начинает!
  Я чинно сидела с абсолютно прямой спиной, изо всех сил стараясь не совершать лишних суетливых движений, но моя змейка начала дергаться вокруг запястья. Не выдержала - торопливо и зло почесала руку, кидая в наследника полный обиды и укоризны взгляд. Видимо, почувствовав его, эльф, наконец, заговорил:
  - Аранта, - "Ага, светский тон в сторону, значит, сейчас опять начнет оскорблять!", - я, наверное, должен попросить прощения за свои слова.
  - Наверное? Должен? - Я высокомерно вздернула брови. - Мне не требуются извинения, ВАШЕ ВЫСОЧЕСТВО!
  Принц тяжело вздохнул, а затем бережно взял меня за руку и провел пальцами по змейке. Зуд исчез, как будто его и вовсе не было. Странно, когда он выпустил мою руку, я почувствовала укол разочарования и чего-то еще, смутного и неосознанного.
  - Прости меня, - тихо произнес Ритор со смущенной улыбкой, - я не хотел кричать на тебя. Аранта, пойми, ты застала меня врасплох, я ведь не ожидал встретить тебя в таком месте, а ты, вместо того, чтобы проникнуться почтением к бесценному хранилищу древних знаний, просто сожгла его без сожалений. Это и послужило поводом к моей вспышке, однако я понимаю, что был не прав. Мне следовало держать себя в руках.
  Злость на него испарялась, но я продолжала отчаянно цепляться за ее остаточные крохи, боясь признаться себе, что и сама была виновата. Принц казался рассеянным, а я не знала как себя вести.
  - Будь добр, - наконец процедила я, - убери с меня свою змею, она так чешется, что это становится невыносимым.
  Ритор внимательно посмотрел на меня, а затем безмолвно вновь взял меня за руку. Мгновенная вспышка боли и странное ощущение сгустка энергии, который медленно и как-то нехотя перетек с моего запястья на его. Я осмотрела злополучную руку, но она была чиста - змейка бесследно исчезла.
  - Что это было? - Я спросила только для того, чтобы чем-то заполнить возникшее молчание и демонстративно потерла руку.
  - Я не контролировал себя в тот момент, - признался Ритор, - и поставил на тебя свою метку, чтобы всегда знать, где ты находишься, и что с тобой происходит. Ты ведь пока сама для себя представляешь опасность, что уж говорить об окружающих.
  - Неправда!
  - Правда. Ты знаешь о том, что в тебе проснулась магия огня?
  - Что? Какая магия? Я ведьма, а не маг! - Я была возмущена, но осторожность заставила меня говорить так тихо, чтобы никто кроме моего собеседника не смог расслышать.
  - Теперь ты маг, вернее, потенциальный маг. Тебе предстоит долгое обучение, чтобы усмирить стихию и научиться ее контролировать. Огонь - самая непредсказуемая и вспыльчивая из всех стихий, так что учись, девочка, если не ради себя, так ради общества, - эльф ехидно мне подмигнул и неторопливо принялся за еду. Я только сейчас обратила внимание на его странный вкус - перед принцем на тарелках лежали исключительно фрукты и мясо.
  "Какой умный! Надо же, я - маг! Вот ведь не знала, что такое вообще возможно. А он хорош! Сам-то кто? Волосы светлые, без всяких признаков обладания магией, а меня поучает!"
  Мой внутренний монолог был прерван появлением официанта с заказом, а я при этом ощутила такой голод, словно не ела уже сутки. Наплевав на светские тонкости и присутствие принца, я принялась за изысканные кушанья, которые, впрочем, также состояли из фруктов и мяса. "Что же это такое? Я и вправду хочу именно мяса и сладких яблок. Как он мог догадаться, если я и сама не знала?"
  - При затрате внутренней энергии, которую называют просто "сила", - невозмутимо откликнулся на мои мысли Ритор, - есть два варианта ее пополнения. В первом случае можно просто не пользоваться магией и сила вскоре сама восполнится, а во втором случае ее можно получить из продуктов. Лишь сладкие фрукты и свежее мясо содержат в достаточном количестве силу, чтобы маг почувствовал себя лучше. Это, разумеется, не все способы, но одни из самых распространенных.
  Я с умным видом покивала головой, ничего не поняв из его объяснений, но не показывая этого. Вот ведь ехидна, разговаривает со мной, словно я дитя неразумное!
  - Ритор, - я закончила с едой и перешла к дегустации изысканного букета светло-эльфийского вина, - ты не мог бы мне подробнее рассказать о том странном месте?
  - Конечно. Это была блуждающая библиотека. О ней говорится в некоторых легендах, но долгое время никто не мог отыскать входа в нее, потому что она доступна только тем, кто ее не ищет, или же сильным магам. В ней хранятся древние знания в самых различных областях. Любой, кто сможет в нее попасть, найдет для себя много ценного и полезного. Надеюсь, ты воспользовалась такой возможностью пополнить свои знания? - Я опять начала злиться. Что за невыносимый эльф! Слова-то вроде хорошие говорит, а вот тон, каким их произносит, просто верх Ехидства, и именно с большой буквы.
  - Воспользовалась. Кое-что интересное нашла, но мне было как-то не до книг в тот момент, если ты понимаешь, что я имею ввиду.
  - Я виноват, - еще раз склонил голову принц, - возможно, я смогу загладить возникшее между нами недоразумение, если приглашу тебя на конную прогулку?
  Я хихикнула, припомнив, что и сама также заманивала А"Лень на поиски приключений.
  - Да, с радостью! - Это точно! В "Сильванском коне" даже воздух пропитан аристократическими манерами, так что простой ведьме, каковой я себя заслуженно считала, было не совсем комфортно. Ритор галантно помог мне выйти из-за стола, и я невольно подумала, что с таким обаятельным и привлекательным во всех смыслах мужчиной готова гулять хоть до самого следующего заката.
  Принц предложил мне руку, и я заметила, что его щеки покрыты румянцем. "Вот это да! А я и не знала, что он умеет смущаться!" Не успела я додумать мысль до конца, как поймала на себе его удивленно-смущенный взгляд.
  "Ох, прямо как будто мысли мои прочитал! Ой, да ну, какие глупости!"
  Мы как раз пересекали порог таверны, когда Ритор вдруг потерял ориентацию в пространстве и споткнулся о выступающий порожек.
  - Что случилось?
  - Ничего, - поспешно ответил эльф. Я хотела продолжить расспросы, но он подвел меня к предназначавшейся мне лошади. Это была спокойная серая кобыла, на которую меня учтиво подсадил мой спутник, но вот когда принц повернулся к своему транспорту, я завистливо выдохнула.
  Принц одним неуловимым движением запрыгнул в седло поистине королевской лошади - снежно-белой, тонконогой, с изумительной длинной гривой, отливающей при лунном свете тусклым расплавленным серебром. Дивное животное нетерпеливо всхрапывало, нервно закусывая удила, и косилось на меня лиловым глазом, словно предостерегая от попыток приблизиться к нему.
  Мы тронулись, и спустя пару кварталов я поняла, что Ритор направляется в сторону южных ворот. Опять эти ворота и этот разведанный вдоль и поперек лес! Стражники, уже видевшие меня не единожды, спокойно нас выпустили, но конечно, заслуга в этом принадлежала исключительно принцу. Дальше мы ехали до ближайшего подлеска в полном молчании. Не знаю, какие мысли терзали Ритора, а вот мне не давал покоя вопрос о том, как бы правильно спросить у него об интересующем меня предмете, но так, чтобы не услышать в ответ откровенную ложь, полуправду, либо и вовсе нежелание отвечать. "Спросить надо, просто следует выбрать правильную формулировку и дождаться подходящего момента, тогда он точно не откажет".
  Тем временем, мы проехали по едва заметной лесной тропинке до просторной поляны, освещенной ярким лунным светом и источающей пьянящий аромат свежей летней ночи. Эльф, спешившись, помог спуститься мне.
  Наблюдать за ним по дороге мне мешали собственные мысленные терзания, а сейчас я заметила, что светлый принц рассеян и задумчив.
  Не говоря ни слова, Ритор достал из чересседельных сумок большое мягкое покрывало и, аккуратно расстелив его, подал мне руку, приглашая присесть. Такое количество знаков внимания со стороны более чем симпатичного молодого эльфа заставило меня смущенно потупиться. Я лишь краем глаза из-под полуопущенных ресниц наблюдала за действиями принца, которые, впрочем, ограничились извлечением бутылки вина, пары бокалов и нескольких фруктов.
  "Романтика-а! Он подготовился заранее к нашей якобы спонтанной прогулке по лесу при полной луне. Красота!"
  Наконец, эльф и сам присел рядом со мной, задумчиво провел пальцами по широким золотым, украшенным непонятными рунами и эльфийской вязью браслетам, которые раньше были скрыты манжетами рубашки, и небрежно поинтересовался:
  - Так что ты там хотела спросить у меня? - Я поперхнулась и закашлялась от неожиданности.
  - Прости, что? Я не расслышала, - определенно, с моим слухом что-то происходит. Он не мог этого спросить, потому что не знал, а я обычно не страдаю привычкой рассуждать вслух, тем более на темы, связанные с тайной моего рождения.
  - Ты что-то хотела узнать, но боялась, что я не отвечу. Просто, раз я сегодня повел себя столь агрессивно по отношению к тебе, может быть я смогу тебе помочь. Я с удовольствием отвечу на твои вопросы, если сам знаю ответ.
  - Ритор, - я говорила медленно и смотрела прямо в его миндалевидные синие, как у новорожденного котенка, глаза, - ты читаешь мои мысли? Разве ты ментальный маг?
  Принц смущенно пожал плечами, но, повинуясь моему требовательному и настороженному взгляду, ответил:
  - Я не ментальный маг и, да, я слышу твои мысли. Я делаю это непреднамеренно, просто я очень восприимчив, а ты ментально чрезвычайно открыта.
  - И это значит...
  - Это значит, - покладисто продолжил принц, - что ты, проще говоря, "очень громко думаешь"! Я и не хотел бы тебя слышать, но так получается само собой. Аранта, для меня твои мысли звучат одинаково, как и речь, только слова я воспринимаю слухом, а мысли - сознанием. Не беспокойся, кроме меня мало кто может тебя услышать. Обычно для этого необходима определенная концентрация, а мне, наоборот, надо сконцентрироваться, чтобы самому закрыться от чужих размышлений.
  В этот момент нашу идиллию прервал мелкий моросящий дождик, и я зябко поежилась, потому что второпях надела легкое платье и шелковый плащ, не дающий защиты от влаги. Ритор, кажется, заметил мое движение и махнул рукой, возводя над нами небольшой прозрачный и слегка мерцающий в свете луны купол. Капли дождя стекали по нему, не касаясь нас. Они оставляли странные светящиеся дорожки, извилистые и непрерывные, а мелкие брызги казались россыпью алмазов, которые сияли едва ли не ярче звезд.
  - Но как же так? - Удивилась я. - Ритор, если ты не ментальный маг, то кто? И как у тебя получаются все эти штуки? Я имею в виду чтение мыслей, возведение барьера, это ведь не стихийная магия, правильно?
  Он усмехнулся, а затем создал на открытой ладони маленький огненный шар, переливающийся яркими оранжевыми всполохами и казавшийся миниатюрным солнышком. Его сменила тонкая водяная сфера, где бушевали волны и обдавали ладонь принца крохотными брызгами. За всем этим последовало легкое ласковое прикосновение ветерка, словно лето поторопилось отступить под напором заботливого весеннего бриза, напоенного ароматом тающих снегов и пробивающихся почек. Увенчалась же сия демонстрация сгустком темной туманной энергии, небольшим локальным хаосом, где клубы черного и беспросветного мрака чередовались с темно-фиолетовыми размытыми пятнами небытия. Небрежно показав фокус, светлый эльф ответил мне с непередаваемой интонацией взрослого, поучающего неразумного ребенка:
  - Учись, девочка, тогда и сама все узнаешь, - я подавила невольный восхищенный вздох и сердито надулась, но возмутиться вслух означало бы выставить себя в еще более неприглядном свете, а мне, наоборот, хотелось показаться ему как можно лучше.
  Я не знала как продолжить наш разговор, чтобы эльф не возвращался к этому менторскому тону. Рассеянно погладила пальцами корешок учебника, который по-прежнему находился со мной, точно бы хотела набраться храбрости, уверенности. Однако мыслями плутала далеко отсюда, отчего-то вспомнила наставления Варфоломины, утверждавшей, что Судьбе нужно доверять и уметь определять ее знаки...
  - Что это за книга? - голос Ритора, настороженный, удивленный, махом выдернул меня из грез, - Где ты ее взяла?
  - В той библиотеке.
  - Можно? - И не дожидаясь позволения, он аккуратно взял томик, полистал страницы, - хм-м, интересно... но знаешь, - принц грациозно поднялся и достал из чересседельной сумки близнеца моего учебника, после чего вернулся на плед и вручил его мне, присаживаясь рядом, - без этого ты едва ли что-то поймешь. Почитай, может, заинтересуешься...
  - Введение в демонологию, - я с удивлением прочитала название поданной мне книги, - откуда это у тебя?
  - Я в некотором роде тоже изучаю данный предмет, а книга не моя, она принадлежала моему старшему брату.
  - Эландеру?
  - Да, - ответ прозвучал чуть резче, чем обычно, и Ритор поспешил перевести разговор на другую тему, - перед тем, как мы выяснили, что я слышу мысли, ты хотела задать мне какой-то вопрос. Сейчас самое время.
  Я нахмурилась, сосредоточившись на формулировке вопроса, а эльф рассеянно откусил яблоко. Ну что ж, была не была, кому-то же надо довериться, иначе я никогда ничего не выясню.
  - В той книге, - осторожно начала я, - которую ты держал в руках в библиотеке, ну, я еще нечаянно спалила ее... так вот, там осталось несколько целых листов. Не знаю, зачем вообще прихватила с собой этот хлам, но на одной из страниц я нашла изображение странного герба. Ведь последнее время я тщательно изучаю историю, и такого герба раньше ни в одной хронике не видела. Ты мог бы рассказать мне о нем и о тех, чьим символом он был?
  - Странные у тебя вопросы, впрочем, я расскажу то, что знаю сам. Геральдика - это один тех обязательных предметов, который все эльфы без исключения учат с пеленок, а я немногим больше остальных им увлечен по личным мотивам. Аранта, этот герб принадлежал некогда очень знатному светло-эльфийскому роду, который был приближен к трону, по сути, его обладатели были родственниками тогдашнего короля. Из некоторых источников я выяснил, что этот род был младшей ветвью королевского...
  - Да? - Я невольно перебила принца. Ни в одной летописи мне не попадалась история о ранее правящем монархе, так что этот факт меня заинтриговал. - Расскажи мне подробнее о том времени.
  - Да я, собственно, к этому и вел речь, - Ритор слегка улыбнулся странной улыбкой и продолжил, - в то время в течение уже многих столетий правил очень жестокий король, и тогда же, по неизвестным мне причинам, интересующая тебя младшая ветвь была проклята. Правящий род отличался изощренной жестокостью и кровожадностью, Светлый Лес при них процветал, но только за счет крови и притеснений всего эльфийского народа. Пятьсот лет назад был совершен государственный переворот, и всю королевскую семью вырезали, включая слуг и приближенную к ним знать. Детей, которые могли бы претендовать на престол, также не оставили в живых, а вот детей павших аристократов помиловали и воспитали в духе нового правителя. Это было сделано для того, чтобы в сознании ныне живущих эльфов не осталось ни одного воспоминания о тех ужасах, которые ежедневно совершал свергнутый король. С теми же целями были уничтожены все гербы и другая символика, принадлежащая правящему роду. Так что мало где можно встретить упоминание о том времени, а в мире и подавно не осталось воспоминаний о них.
  Я заворожено слушала, пытаясь как-то сопоставить все полученные факты, но вовремя вспомнила о ментальных способностях моего собеседника. Обдумать информацию можно и позже, а сейчас важнее получить как можно больше сведений.
  - А что было дальше? - Я осторожно приблизилась к Ритору на пару сантиметров, а эльф, словно не замечая, задумчиво вертел в руках бокал с вином.
  - Дальше все как обычно. Был претендент на освободившийся престол, его проверили нашим традиционным способом и короновали. Все обыденно и рутинно.
  - И что же это за традиционный способ такой? Я о нем ничего не слышала.
  - Правда? - Ритор немного приподнял правую бровь, и в этот момент напомнил мне Ороса, который также делал в разговоре со мной. - Аранта, ты могла бы и догадаться, что дело не обошлось без артефакта. Видишь ли, в Светлом Лесу их множество, но есть один, очень мощный, с помощью которого проверяют кровь наследника, чтобы определить ее чистоту и законность претендования на престол. Это корона, древняя, как сам Лес, и столь же сильная. Она надевается наследнику на особой церемонии при достижении им определенного возраста и так далее. Если наследник истинной королевской крови, то она принимает его, а если же нет - испепеляет на месте. Также она испепелит любого нового претендента на власть, если в живых остался кто-либо из предыдущих правителей и их наследников. Это, как я полагаю, была еще одна причина истребить предыдущий королевский род.
  - Это все так ужасно...
  - Почему? По-моему, просто данность времени. Круговорот жизни. Один хищник, доказывая свое право на звание вождя, убивает более слабого и руководит его стаей. Мы, эльфы, не так далеко ушли от природы, несмотря на все свое самомнение.
  - И кто же тот хищник, который загрыз жестокого короля?
  - Это была метафора, - Ритор мягко улыбнулся, - сейчас правит мой отец. Это он тогда возглавил восстание. Его наследником является Эландер, мой старший брат.
  - Но, Ритор, как же тогда ты можешь быть наследным принцем, если у твоего отца уже есть один?
  - Старшие дети короля называются наследниками, соответственно, старшим и младшим. Все остальные претендовать на престол не могут. На самом деле, там все гораздо сложнее, но тебе ведь это не интересно?
  - А что случилось с Эландером?
  Принц ненадолго замолчал. Я испугалась, что мой лимит полученных сведений исчерпан, но он все же ответил:
  - Эландер не на много старше, но как маг гораздо сильнее и опытнее меня. Он отправился на некое задание, защищая звание магистра. Все знали, что это очень опасно, но такова традиция - он должен был отправиться один. Его путь отслеживали наши маги от самого Светлого Леса, но в горах след оборвался. И никто из них не смог даже ментально уловить его местонахождение. После этого меня неофициально объявили наследником, потому что церемонию я еще не прошел, а про Эландера как будто забыли. Понимаешь?! - Ритор возмущенно рубанул рукой воздух, лишь чудом не расплескав вино. - Они не предприняли ничего, чтобы найти его! Ни единой поисковой экспедиции! Я разругался и с отцом и с советом, но, в конце концов, смог добиться права попытаться отыскать брата. Я не одинок, со мной вместе Эландера ищет наш друг детства - старший наследный принц темно-эльфийского престола. Его зовут Торн. Ты его видела в той библиотеке, - я припомнила гнусную ухмылку дроу и его колючий взгляд - неприятная личность. Проклятье! А я ему умудрилась еще и язык показать!
  Ритор подхватил мое растерянное молчание, и вновь между нами возникла пауза. Я понимала, что время нашей прогулки приближается к концу, но мне совершенно не хотелось расставаться с тем эльфом, которого я узнала под обычной маской сдержанной официальной холодности наследного принца. Безусловно, он иногда бывал ехидным, но теперь я видела, что Ритор чувствует себя уставшим, и ему также приятно мое общество, как и мне - его. Я искоса задумчиво разглядывала принца и опять увидела, что он рассеянно вертел на руках браслеты, словно они причиняли ему какое-то неудобство. И тут я вспомнила, почему они показались мне знакомыми - это были обручальные браслеты! "О, нет, только не это!" Я не могла не озвучить мучивший меня вопрос, да и не хотела, поэтому по возможности небрежным тоном поинтересовалась:
  - Ритор, а что означают твои браслеты? Ты всегда их носишь?
  Эльф дернулся, но усилием воли заставил себя ответить спокойно.
  - Всегда. Это обручальные браслеты, зачарованные отцом в знак моей помолвки, - и резко сменил тему, - ты еще что-нибудь хотела узнать? Вскоре нам предстоит попрощаться, так что если есть вопросы - задавай.
  - Да, есть, - я постаралась не показывать жгучего разочарования, хотя это давалось с огромным трудом, - про тот проклятый род. Ты сказал, что это были родственники, или вернее, младшая ветвь правящего рода.
  - Правильно, что тебя еще интересует?
  - Кто это был? Или даже так - остался ли кто-то из них в живых?
  - Нет, я же говорил, что были убиты ВСЕ родственники, близкие, слуги и приближенные того кровожадного монарха. Хотя, где-то я слышал, что при самом перевороте не нашли девушки, по-моему, принадлежащей к этому проклятому роду. Она сумела скрыться от преследования, но все-таки ее потом отыскали и также предали смерти.
  - Девушка? А долго она скрывалась?
  - Недолго, точно не знаю, но вроде примерно месяц, может, меньше.
  - А у нее были дети?
  - Нет, она даже не была замужем. Я же объяснял, что и сам плохо осведомлен о том, что было задолго до моего рождения.
  - И сколько же тебе лет? - Я дотронулась рукой до его ладони, и он, не сопротивляясь, пожал ее.
  - Мне недавно исполнилось двести пятьдесят шесть, а что?
  - Ты намного старше меня, - я лучезарно улыбнулась, - мне всего лишь один век.
  - И за все эти годы ты так и не научилась толком колдовать?
  "Ох, опять ехидничает, однако руки не выпускает. Странный ты какой-то, твое высочество".
  - Я еще учусь. Только недавно овладела искусством создания иллюзий, а скоро начну учиться левитированию.
  - Похвально, только что-то тебе это в бою не очень помогает, - он ухмыльнулся и на мой недоуменный взгляд пояснил, - я видел тех упырей, которых вы с подругой связали и зачем-то одарили детской погремушкой.
  - О-о, ты об этом?! Я...э-э... нечаянно...
  - Я так и подумал. А ты не боишься, что однажды нарвешься на врага посерьезнее, который не удовольствуется игрушками?
  - Ритор, - я, не выпуская его руки, подсела чуть ближе, - если ты просто хочешь посмеяться надо мной, то не стоит. Это ниже твоего достоинства, потому что я гораздо слабее тебя. Да, однажды я могу столкнуться с опасным противником, но тогда твои шутки и насмешки мне точно не помогут.
  Принц перестал улыбаться и на несколько минут задумался о чем-то своем. Я не мешала, мало ли какие мысли бродят в светлой голове принца. Он вообще странный, и симпатию проявляет и тут же пытается оттолкнуть... не понимаю...
  А Ритор тем временем пришел к каким-то умозаключениям. Я об этом догадалась в тот момент, когда его глаза на мгновение хитро блеснули, а лицо приобрело лукавое выражение. Эльф взял меня за вторую руку и одарил проникновенным взглядом удивительных синих глаз.
  - Аранта, я могу тебе помочь кое-чем, но ты должна дать на это согласие.
  - Согласие на что? - Мне определенно нравятся его теплые ладони, так бы и сидела дальше... ой, что-то я размечталась!
  - Я могу поставить тебе защиту от прямых ударов, но ты должна знать две вещи. Во-первых, для установления мне понадобится твоя кровь, а во-вторых, чем дальше от тебя я буду, тем слабее станет защитный полог. Ты согласна?
  - М-мм... - это гораздо лучше, чем ничего! - И сколько крови тебе нужно?
  Принц улыбнулся:
  - Капли вполне хватит.
  - Хорошо, давай, делай.
  Эльф осторожно развернул мою ладонь тыльной стороной вниз, вторая же рука оказалась на свободе. Он мгновение изучал мои доверчиво покоящиеся в его сильных руках пальцы, а потом достал из-за пояса потрясающе красивый кинжал. На краткий миг я потеряла связь с миром - оружие было до того великолепным, что невольно приковывало взгляд и заставляло кровь быстрее бежать по жилам. Небольшая рукоять с россыпью сверкающих в лунном свете бриллиантов, тонкое, но невероятно острое слегка искривленное лезвие, по которому вилась гравировка с непонятными рунами... и аура древней силы, мягкими волнами расходящаяся от удивительного оружия. Оно, казалось, было выковано Мастерами иных времен для ритуальных убийств и жертвоприношений - эта сила, что будоражила кровь, безмолвно напоминала о смертельной опасности холодной стали, и тот ореол кровавых ритуалов, который явственно ощущался под напускной красотой, заставлял сердце трепетать от невольного страха. Сколько же жизней оборвалось под тонким изящным лезвием великолепного клинка?
  Ритор отвлек мое внимание бликами лунного света, озорно сверкающими на блестящей поверхности кинжала, а затем резко уколол им мой палец. Мгновение ничего не происходило, а затем на подушечке выступило несколько капель крови. Молодой эльф сосредоточенно посмотрел на кровь, а затем... слизнул ее. Я ахнуть не успела, потому что ранка затянулась, словно ее и не было. Мое волнение отразилось в расширенных зрачках, ведь я понимала, что как ведьма, конечно, могла зашептать маленькую и даже средней тяжести рану, чтобы остановить кровь и ускорить заживление, но так!.. Ни следа же не осталось!.. Пожалуй, до такой ворожбы мне еще ой как далеко, если вообще возможно...
  В то же мгновение, как ранка исчезла, я ощутила нечто, на секунду вспыхнувшее вокруг меня, а затем растворившееся в моей коже. Словно меня на секунду окутала мягкая тьма, а потом бесследно растеклась, преобразовавшись в воздух. Догадаться, что заклинание успешно активировано, было, в общем-то, не трудно.
   - Зачем ты?.. - Я не договорила - принц смотрел на меня как-то странно. Это окончательно запутало ход моих мыслей, которые и без того пребывали где-то вне моего сознания, - что случилось?
  - Аранта, ты знала о том, что ты чистокровная светлая?
  - Что это значит?
  - То, что твоя кровь настолько сильна, что с ней тебе полагалось бы жить среди себе подобных в Светлом Лесу. В тебе нет никаких примесей, кровь древняя, как и полагается перворожденной... и сильная, что сейчас редкость в наших кругах...
  Я неопределенно пожала плечами, совершенно сбитая с толку его последним утверждением. Мы сидели близко друг к другу, держась за руки, так что произошедшее следом заставило нас резко отпрянуть в разные стороны. А случилось то, что сквозь защитный купол проник Торн собственной персоной. Вернее, не проник, нет. Он просто появился. Вот мы сидим одни, а вот он уже возвышается над нами, бросая в мою сторону пристальные цепкие взгляды.
  Ритора как подменили. На его красивом благородном лице появилась та маска высокомерного отчуждения, которая жутко бесила меня. Принц неторопливо поднялся и подал мне руку. Делать нечего - под колючим взглядом темного наследника я медленно и несколько неуклюже встала, топчась с ноги на ногу и не зная как себя вести.
  - Время! - Бросил дроу, и светлый принц степенно кивнул.
  Отведя меня к серой кобыле, он помог мне сесть верхом, и очень вежливо и холодно попрощался:
  - Спасибо, сударыня, что вы смогли уделить мне сегодня столько времени, а также я благодарен вам за нашу прогулку. Теперь же мне пора отправляться в путь. Прощайте и берегите себя.
  - Мы еще увидимся? - Я говорила тихо и печально, подсознательно понимая, что расставание с ним равнозначно потери чего-то ценного и очень важного в моей жизни.
  - Не могу вам ничего обещать, госпожа Аранта. До свидания.
  Ритор хлопнул по крупу мою лошадку, принуждая ее тронуться в сторону города, а я успела кинуть на темного сумрачный взгляд. Плевать на то, что он дроу, и на то, что он принц. Он гадкий, высокомерный тип!
  Ритор не оглянулся.
  
  21.
  Кастельяри после ухода Древних Богов правят Новые Боги: Рисон - Темный Бог, покровитель темной магии, некромантии и магии хаоса, а также воров, разбойников и других лихих людей; Ятарай - Бог Солнца, покровитель магии огня, ярый сторонник войн, конфликтов, почитаем кузнецами и некоторыми другими ремесленниками; Яриса - Богиня Воды, покровительница магии воды, которая также соединяет влюбленных, помогает швеям, поварам, ювелирам, карает преступников и дарует покой отчаявшимся; Ярынья - Богиня Плодородия, покровительница магии земли, защитница крестьян, ратующая за священную неприкосновенность любой жизни; Ястин - Бог Ветра, покровитель магии воздуха, что толкает на путешествия, аферы, а также уважает науку, направляет заблудившихся, олицетворяет собой свободу. Они братья и сестры и правят сообща, не зная распрей, не ведая ссор, избегая споров. Боги мудры, а потому властвуют каждый на своей территории, однако, если вопрос касается общего дела, то договариваются между собой. И потому на Кастельяри царят мир и спокойствие.
  "Религии Кастельяри. Новые Боги и история их воцарения в мире".
  Аранта.
  После той памятной прогулки при полной луне жизнь моя претерпела резкие изменения, но давайте по порядку...
  Расставшись с Ритором, я вернулась в город. Мне повезло, потому что как раз настал рассвет, ворота открылись, и стражники привычно махнули на меня рукой, пропуская в город. После одной из перепалок, когда они решили стребовать с меня и сатира пошлину по окончании нашей очередной вылазки в лес, вся стража зареклась связываться с сумасбродной эльфийкой. Нет, я не жадная, но не вижу смысла в плате за вход, когда всего пару часов назад покинула город.
  В Доме меня уже дожидалась леди А"Лень, изо всех сил делая вид, что просто мимо проходила. Уставшая и мрачная я не сразу догадалась, что моя застенчивая - где не надо - ученица пришла за обещанным золотом. Я поспешила всучить ей необходимую сумму, аккуратно упакованную в небольшой сундучок, и тут же выпроводила. У меня было слишком много мыслей, которые предстояло привести в порядок, так что сопровождать любительницу необычных яиц мне совершенно не хотелось.
  Когда, наконец, осталась одна, я блаженно растянулась на кровати и принялась анализировать полученную информацию. Саму встречу с принцем до поры запрятала подальше в тайники памяти, откуда в душу не прокрадется непрошеное одиночество, а вот его рассказ решила разложить по полочкам.
  Итак, пятьсот лет назад в Светлом Лесу был переворот. Я каким-то таинственным образом принадлежу к проклятому роду, бывшего младшей ветвью истребленного жестокого королевского рода. Однако всех моих потенциальных родственников прирезали еще в то далекое время, а одну девушку, которой повезло спрятаться, также нашли и убили.
  Если взять все мои полученные из исторических хроник сведения, то получается, что данная младшая ветвь - это кто-то из детей короля и его предполагаемая семья. А весь рассказ Ритора говорит о том, что сбежавшая девушка осталась единственной представительницей проклятого рода. Дальше... дальше вообще ерунда какая-то! Пятьсот лет назад девушка сбежала, всех убили, ее через месяц нашли, но при этом она даже замужем не была - потомства нет. Моих родителей в то время и на свете-то не было, тогда откуда взялась я? Ладно, если все же та девушка и была каким-то образом моей матерью (бабушкой она быть не могла! Ведь все гербы были уничтожены, и никто бы точно не стал вышивать на детских пеленках запретную символику), то куда же делись целых четыреста лет? Считать я худо-бедно умею, вот и получается: мне сто лет, а мою предполагаемую мать убили четыре века назад. Бред!
  Однако... ведь я все-таки выяснила свое происхождение! Пусть оно и не увязывается в одну логическую и хронологическую цепочку, но несомненно одно - я - последний член прошлой королевской семьи. Потрясающе! Конечно, с этим все сходится: во-первых, эти мои пеленки с гербом, во-вторых, та опасность, которая заставила мою мать бросить меня в лесу под защиту старой ведьмы, и, в-третьих, моя кровь, которую Ритор определил как невероятно чистую. Что ж, все это совпадает, и напрашивается лишь один вывод - моя кровь - последняя из истинно правящей. Осталось только разобраться с пропавшими веками, да попробовать найти еще какие-нибудь источники. Ритор не может быть единственным. Кто-то должен знать правду!
  Но пока мне это не доступно. Тогда остается рассуждать дальше, потому что теперь я абсолютно уверена в своей принадлежности к убитому королевскому роду. Пусть это во мне говорит моя пресловутая интуиция, но я привыкла ей доверять.
  Если же я наследница, а так оно и выходит, то непременно должна получить обратно то, что мне причитается. Для этого нужно пробраться в Светлый Лес, который охраняется даже от посягательств со стороны муравьев, заполучить корону и проверить свое право, надев ее себе на голову. Если я та, кем считаю себя, то корона меня примет, если же нет... не буду думать о грустном!
  Кстати! Если я та, кем считаю себя, то как же корона приняла нынешнего короля? Ведь Ритор утверждал, что этот дивный артефакт испепелит не только самозванца, но и того, кто занимает место законного ЖИВОГО наследника. Значит, если я жива, то король должен был рассыпаться в пыль, а он не только жив, но и здравствует! Еще одна загадка...
  Мне не казались странными мои простые в своей грандиозности планы. Усталые мысли невольно возвращались к одному - я последняя... Что ж, раз так, значит осталось только придумать способ как доподлинно все выяснить. Мне-то, конечно, хватит и одной голой уверенности, а вот другим потребуются факты. Ведь я не остановлюсь на ответах. Получив их, я начну искать варианты по восстановлению исторической справедливости, а это означает слишком многое...
  Вот и еще одна мысль, которую необходимо обдумать: я ведьма, но Ритор сообщил мне невообразимую новость, что во мне "проснулась" магия огня. Никогда о подобном не слышала и не читала, но это может помочь. То, что я умею колдовать, знают немногие, и скрыть это несложно. Теперь же мне нужно научиться владеть магией, и тогда я стану такой сильной, что смогу не только добраться до короны и узнать правду, но и, возможно, отомстить за смерть родителей, о которых еще предстоит узнавать позже. А одновременно буду продвигаться в колдовстве, и смогу совместить в себе то, что в принципе еще никто до меня не пробовал сделать.
  Да, именно так я и поступлю!
  И на этой оптимистичной мысли я провалилась в сон, потому что прошедший день был не только сложным и полным впечатлений, но и длился гораздо дольше того, что я привыкла называть обычным световым днем.
  * * *
  Проснулась ранним вечером, как задумывала, и сразу после легкого ужина отправилась к Палантее с требованием продолжить занятия.
  - Что ты опять хочешь изучить? - Ведьма была так рада меня видеть, что тихо застонала при моем скромном появлении.
  - Помнишь, когда я впервые сюда пришла, мы договорились о двух умениях? Создание иллюзий и левитация. Иллюзиями я овладела, теперь пора научить меня летать.
  - Ты не птица, чтобы летать! - Оборвала меня наставница. - Что ты готова заплатить за занятия?
  - Палантея! Но ведь мы же договаривались о цене!
  - Верно, о цене на иллюзии. Теперь дошел черед до левитации. Твои предложения?
  Настала моя очередь мученически закатывать глаза к потолку. Что кроме крови я могу предложить ведьме? Только золото.
  - Как на счет денег? - Осторожно начала я. - Могу заплатить полновесным золотом за твою науку.
  - Фи, как примитивно. Ты уверена, что ничего больше не можешь мне дать?
  - Да, - я твердо кивнула, зная, что еще одной капли крови для темных сил ни за что не отдам.
  - Тогда, Аранта, - ведьма злобно ухмыльнулась, - это будет стоить тебе сотню золотых монет! - Вообще-то один золотой - это уже больше того, что средний крестьянин зарабатывает за месяц каторжного труда, так что названная главой ведьм цена должна была ввергнуть меня в отчаяние.
  - Договорились, - я широко растянула губы в довольной улыбке "Эх, знала бы ты состояние моего счета!.."
  Несколько секунд ведьма внимательно меня изучала, а потом сдалась и ворчливо назначила первое занятие на предстоящую ночь.
  * * *
  Те долгие две недели, которые последовали за нашим с Палантеей разговором, были сущим кошмаром как для меня, так и для всего ведьмовского сообщества. Начать с того, что при малейшей попытке сконцентрироваться и мысленно оттолкнуться от пола в подземелье ведьм гремел взрыв, а закончить тем, что глава колдовского обиталища строго настрого запретила мне появляться у нее до того, как я научусь контролировать выброс своей новой необъяснимой силы. Уж не знаю, что она обо всем этом думала, мне же доставались лишь упреки и плохо завуалированные ругательства.
  От отчаяния и безысходности я попыталась как-то раз потренироваться в Доме. Это было ночью, когда все уже наверняка спали. Я проделала на практике все то, чему меня учила Палантея в теории, и... по всему дому прокатился гулкий грохот.
  Я виновато втянула голову в плечи и подумывала трусливо сбежать, пока виновника не успели найти. Я как раз уже подошла к открытому окну и хотела щелчком пальцев вызвать метлу, как в мою дверь с силой заколотили. Похоже, ногами, - вяло отметила я.
  Печально вздохнув, побрела открывать. Не прятаться же подобно нашкодившему котенку?!
  - Не отпирайся! Я знаю, что это ты все устроила! - В мою комнату буквально влетел наспех одетый багряноволосый эльф - Рафаэль, с которым мы неплохо общались на обедах-ужинах, но не более того.
  - Простите, - я потупилась и опустила голову.
  Рафаэль широкими шагами мерил мою спальню по диагонали, набираясь терпения, а затем резко остановился прямо передо мной.
  - Почему ты ничего не сказала? Всем известно, что когда просыпается сила, начинающий маг ее бессознательно выбрасывает. В твоем случае это происходит в виде взрывов. Ты ДОЛЖНА была поговорить хотя бы с Катариной, чтобы не подвергать опасности никого в Доме!
  - Простите, - повторила я, осознавая справедливость его слов.
  - Тебе не за что извиняться, - я удивленно вскинула голову и увидела его виноватое выражение лица, - я заметил, что в тебе появилась энергия, но не придал этому особого значения. Я считал, что у тебя слишком маленький потенциал, раз ты стала магом спустя столько лет после рождения. Обычно это происходит несколько раньше. Я ошибся. Ты можешь стать сильным магом, если будешь стремиться к этому. Но пока ты ОБЯЗАНА научиться себя контролировать, чтобы не поднять на воздух половину города!
  - А ты сможешь меня научить? - Я с надеждой уставилась в молодое лицо эльфа.
  - Я? Нет, у меня много других обязанностей, и кроме того, я пока не ищу себе учеников. Иди в гильдию магов, там тебе помогут.
  - Хорошо. Я прямо с утра и направлюсь туда.
  Сухо попрощавшись, Рафаэль покинул меня, а я от обиды на всех и вся вызвала метлу и до рассвета летала над лесом.
  * * *
  Гильдия магов располагалась в странном здании, которое представляло собой группу высоких остроконечных башен, построенных в незапамятные времена из необычного глянцево-черного камня. Они соединялись между собой множеством коридоров и переходов, ажурными мостками вздымающимися ввысь. Этакая гигантская чернильная клякса посреди яркого красочного города, но это только придавало ей мощи и силы в народе, а заодно отваживало любопытных, которые везде и всюду пытались засунуть свой длинный нос.
  Как и обещала накануне Рафаэлю, утром я стояла на пороге перед входом в гильдию. Я топталась в нерешительности, не смея поднять руку и постучать в дверной молоточек. Так прошло уже несколько минут, а я все не могла набраться храбрости.
  Я стояла лицом к двери, поэтому совершенно не ожидала, что меня нагло оттеснят в сторону, не потрудившись извиниться.
  - Эй! - Возмущенно повернулась к нахалу и обомлела.
  Мне широко улыбался молодой человек, и все бы в нем было нормально, если бы не цвет волос - они были ярко-фиолетовыми! Я знала, что у магов в зависимости от принадлежности к стихии волосы приобретают тот или иной цвет, а также степень его потенциала выражается в яркости и насыщенности этого цвета, например, рыжий Рафаэль - сильный маг огня, Гадриэль - средний маг воздуха. У водников волосы становятся либо голубыми, либо синими, а у магов земли - коричневые, либо реже - зеленые. Но вот данный экземпляр не подпадал ни под одну из категорий! Фиолетовый цвет волос - нонсенс!
  - Сударь, вы меня толкнули! - Я очнулась от удивления и принялась распекать нахала.
  - Да? Я нечаянно. Ты стояла столбом возле двери и не услышала моих шагов. Вот я тебя и подвинул чуть-чуть, - человек улыбался мне во все тридцать два зуба, и я не смогла не выплеснуть на него накопившийся за последнее время негатив.
  - Тебе кто позволял мне тыкать? Я тебе подружка, что ли? И вообще, извинись за то, что толкнул меня! Тебя минимальным правилам этикета не учили?
  - У нас в горах этикету учат только горные козлы, - и он оглушительно засмеялся, я же в недоумении разглядывала это чудо, - не поняла? Шутка юмора такая!
  - Ха-ха, - мрачно отозвалась я, - ты извиняться будешь?
  - Извини, - человек покладисто закивал, стараясь сдержать неуместный смех.
  - Да что смешного?
  - Ты смешная. Ты так разозлилась, и после извинений, которые зачем-то требовала, не успокоилась. Зачем тебе нужны были извинения, если ты все еще злишься?
  Я аж задохнулась от возмущения. Совершенно невыносимый тип! Чтобы избежать дальнейших насмешек с его стороны, я торопливо проскользнула в слегка приоткрытую дверь и навалилась всем телом на нее же, забаррикадировав собой вход для этого хама. Вот и пусть стоит на пороге, раз такой шутник!
  - Сударыня? - Я только сейчас обратила внимание, что в холле полно народу, и все они озадаченно рассматривают взъерошенную меня.
  - Э-э...
  - Вы что-то хотели? - Ко мне подошел пожилой маг воздуха, обряженный в длинный балахон.
  - Да, я... я хотела у вас учиться, - дверь за моей спиной начала сотрясаться от многочисленных ударов и попыток открыться, но невозмутимый старик сделал вид, что ничего не замечает.
  - Чему вы хотели у нас учиться? Вы маг?
  - Я... - да что ж такое? Этот фиолетововолосый со своей дверью никак не дает мне сосредоточиться, - мне сказали, что я могу стать магом огня...
  - И кто же, позвольте, сказал вам это?
  - Рафаэль, - я запамятовала его фамилию, но хотя бы перестала заикаться, а вот дверь становилось держать все труднее.
  - Ах, Рафаэль. Конечно. Так что же вы хотели? Конкретнее, пожалуйста.
  - Ну... он сказал, что я должна научиться себя контролировать, - БАХ, - потому что, - БАХ-БАХ, - я нечаянно, - БАХ-БАХ-БАХ, - взорвала Дом.
  - Понятно. Сударыня, будьте любезны, откройте двери, там кто-то явно желает войти.
  - Нет, там никого нет, - БАХ-БАХ, - вернее, - тут же исправилась я, - там сумасшедший какой-то, - БАХ-БАХ-БАХ.
  - Откройте дверь! - Маг рявкнул так, что я испуганно отпрянула в сторону, а в распахнувшуюся дверь влетела... сковородка, проскользнувшая в миллиметре от виска пожилого воздушника.
  - Так-так... - вокруг нас уже собралась толпа, но это не помешало нам с чудным человеком обменяться выразительными взглядами. Маг, тем временем, поочередно осматривал нас, не торопясь выносить решение. Оправдываться было бессмысленно, так что я стояла, высоко задрав нос, - вижу, вы уже познакомились, - маг хитро улыбнулся, а я захлопала глазами.
  - С кем? - Это мы с человеком произнесли вместе.
  - Друг с другом, разумеется, - маг уже хихикал в кулачок, - барышня, вы будете у нас обучаться. Разумеется, как и этот славный юноша. С вами проведут несколько занятий, а потом выделят специальное помещение, где вы ВДВОЕМ будете медитировать и учиться владеть своей силой.
  - Что?! - Мы опять же вдвоем уставились на старика, не веря ушам.
  - О-о, я вижу, вы не только познакомились, но и идеально подходите друг другу для подобных занятий!
  - Но я... - попыталась возразить я.
  - Не переживайте, сударыня. Об оплате поговорим после получения результатов. Приходите завтра утром в пятую башню, там вас будут ждать. И вы, юноша, - он повернулся к человеку, - тоже. Постарайтесь, пожалуйста, без опозданий.
  Закончив речь, маг развернулся и ушел. Вслед за ним холл поспешили покинуть и остальные безмолвные участники устроенной нами сцены. Вскоре мы остались наедине друг с другом, и я растерянно повернулась к чудаку.
  - Мы, кажется, теперь будем вместе заниматься, - гениально констатировала я уже известный факт.
  - Да-а, - мне показалось, или глаза у него как-то странно загорелись?
  - Тебя как зовут-то?
  - Альтаир.
  - Альтаир и все? А фамилия?
  - У нас в горах пока скажешь фамилию, сгинешь под обвалом, - и человек опять расхохотался.
  - А, шутка юмора, да?
  - Точно, - Альтаир подмигнул мне, - а ты ничего, не безнадежна. Как, говоришь, твое имя?
  - Аранта, - я уже поняла, что отвертеться от чудаковатого парня не получится, так что придется налаживать контакт, если хочу успешно учиться здесь.
  - Аранья?
  - Нет, Аранта.
  - А"Ранняя?
  - НЕТ! АРАНТА!!!
  - Ох, у вас эльфов такие имена странные, - я думала, что исчерпала лимит возмущения, оказалось - нет! Человек довел меня до состояния ярости в считанные секунды.
  - Я тебе это еще припомню!
  - Да ладно, не обижайся, я же просто шутил. Давай я буду называть тебя... м-м-мм... Ари, ладно?
  Я так поразилась, что на долгую минуту потеряла дар речи. Ведь он первый и, пожалуй, единственной, кто так назвал меня после того, как скончалась моя наставница. От нахлынувших воспоминаний я умилилась и совершенно перестала сердиться на чудака.
  - Договорились. Тогда ты будешь Альт.
  - О-о, вот это дело! У нас в горах...
  - Да-да, я поняла. Что ты там вообще делал?
  - Как что? Я сорок два года учился магии в горах у самого древнего отшельника!
  - Правда? - Я недоверчиво окинула его взглядом. О людях я знала лишь то, что они живут значительно меньше эльфов, но теперь припомнила, что средний возраст старости приходится у них на два века, реже - два с половиной, и только маги могут жить дольше этого срока.
  - Конечно. Я великий маг, чтоб ты знала! Я ведь СОРОК ДВА года учился!
  - Угу, так сковородка - твоих рук дело?
  - Э-э... да, но это случайно.
  - Понятно. Значит, говоришь, ты маг? И какой же? - я поспешила вставить пояснения. - Что великий я уже поняла, скажи просто какой ты стихии.
  - Никакой. Я - маг хаоса! - Человек обезоруживающе улыбнулся, но я этого уже не замечала, впадая в безмолвное горестное оплакивание собственной участи.
  "Боги!!! За что же мне это?!"
  Я поясню свое изумление и истерическую мольбу, просто чтобы было понятно, что именно повергло меня в состояние тихого ужаса: магия делится на стихийную и нестихийную. Со стихийной, я думаю, все ясно. А вот нестихийная подразделяется на ментальную, темную, хаоса, порядка и равновесия, еще встречаются некроманты, но это и вовсе отдельная тема. Ментальные маги есть всюду, темные гораздо реже и при этом прячутся от инквизиции, маги порядка и равновесия столь редки, что о них лично я мало что знаю, а вот магия хаоса... По сути, владеющий ею обладает всеми видами вышеперечисленной магии, но вот управлять ими не умеет. Представьте, хочет такой маг пустить струю огня, а вместо этого все небо заволакивают тучи, и начинается ливень. Они потенциально опасны для всех, включая самих себя, поэтому их учат не тому, как владеть силой, а как ее контролировать и нейтрализовать.
  И вот ЭТО досталось мне в однокашники? Я поймала себя на том, что уже довольно долгое время пялюсь на фиолетовые волосы, а вот их обладатель совершенно невинно разглядывает мои острые ушки.
  - Можно потрогать?
  - Что??? - Я перестану сегодня удивляться?
  - Твои уши. Я ведь сорок два года провел в горах, а там эльфы не водятся.
  - А эльфы вообще нигде не водятся, - я опять вспылила, - эльфы, как и люди, и хоббиты, и гномы ЖИВУТ!
  - Ты опять не поняла? Это же была шутка юмора.
  Я заскрипела зубами и, чтобы не сорваться, направилась к выходу. На сегодня общения с этим безобразием мне хватит!
  
  22.
  Самые элементарные заклинания магии огня сплетаются из нитей в узор и активируются толчком энергии. Более сложные необходимо подкреплять дополнительной силой и Словом. А вот маги, начиная с четвертого уровня, могут заранее готовить матрицу заклинания и при необходимости выпускать его, активируя специальным жестом, либо словом, которые заложены в матрицу. Так, например, со стороны может казаться, что маг махнул рукой, а перед ним выросла стена огня. Но для этого требуются длительные тренировки по концентрации и полный резерв, иначе заклинание распадется на составляющие и приобретет не ту форму, которая была запланирована изначально.
  "Пособие для начинающего мага огня десятого уровня".
  Аранта.
  Обучение наше проходило... странно.
  В назначенное время, как и было велено пожилым магом воздуха, перед входом в пятую башню стояла я и фиолетововолосый Альт, обмениваясь ленивыми насмешками. После долгого и громкого стука нам соизволили открыть дверь, однако кто - осталось загадкой. Холл был пуст. Обменявшись недоуменными взглядами, мы одновременно направились в сторону лестницы и поднялись на второй этаж. Здесь также царила полнейшая тишина, только мы точно знали, что не одиноки в этой башне, потому что во время подъема отчетливо слышали стук поспешно закрываемых дверей, которых, как я теперь видела, здесь было в избытке.
  Не сдаваясь, мы прошли на третий этаж, но и здесь никого не было, а приветствием звучали поспешные скрипы затворяемых дверей.
  Я начинала злиться, не понимая в чем дело. Оставался последний, четвертый этаж. Уже почти бегом мы кинулись проверять подозрения, и нашли, наконец, того, кого искали - маленького молоденького мага воды. У этого невысокого человека было лицо с выражением неописуемого ужаса, и при нашем появлении он начал ощутимо пятиться в сторону, сохраняя приличную дистанцию.
  - Доброе утро, - буркнула я, злясь на всех магов вообще и на этого в частности. Я бегло осмотрела помещение и немало удивилась увиденному. Четвертый этаж представлял собой один сплошной зал без какой либо мебели, да что говорить - он был СОВЕРШЕННО пуст, - потрудитесь объяснить, - я повернулась к воднику.
  - М-мм... видите ли... х-мм... я вытянул короткую палочку...то есть... э-э... я хочу сказать...
  - А если внятно? - Внезапно серьезным тоном предложил Альтаир. "Ох, еще не все потеряно, вот здорово-то!"
  - Я... я... буду в-вашим у-учителем, - человечек вжал голову в плечи, - н-но т-т-только с-сегодня.
  - Замечательно. Раз у нас не так много времени, давайте начнем, - не зная куда пристроить себя, я плюхнулась прямо на пол в середине зала. Альтаир приютился рядом, а человечек, беспрестанно оглядываясь на лестницу, несмело подошел и остановился метрах в трех от нас.
  - П-приступим...
  Далее мне было довольно сложно уразуметь, что вообще нам говорил водник. Это была дикая смесь терминов, поспешных оговорок и заиканий. Я терялась в догадках о природе его страха, но выдержанно сидела и внимала уроку. Часа два спустя, поняв, наконец, что от нас требуется, я махнула рукой, привлекая внимание преподавателя.
  - Я поняла! Нам надо сидеть без движений и мысленно найти в себе источник энергии, а когда найдем, то постараться понять, как сквозь него проходит сила, а потом научиться дозировать эту силу, чтобы не произошло непредвиденного выплеска. Я правильно все повторила?
  - Э-э... если в двух словах, то верно, но...
  - Отлично! Тогда мы, с вашего позволения, приступим, а вы посмотрите, как мы усвоили урок, хорошо? - Мои последние слова были адресованы пустоте. - Куда он делся, Альт?
  - Он смылся. Как только ты сказала о практике, он с такой скоростью сиганул вниз, что я думал, меня снесет сквозняком.
  - Но почему?
  - Да какая разница, главное, что больше никто не заикается!
  - И как мы будем учиться без учителя?
  - Ари, ты же только что все доступно объяснила, давай пробовать. А в случае нашей неудачи они сами прибегут.
  - Думаешь?
  - Уверен, - человек внезапно замолчал и прислушался, - что это?
  - А? - Я тоже старательно выставила ушко и уловила гулкий рокот. - Похоже, что кто-то топает по лестнице. Их много. И они торопятся. Альт, они нас, что ли, боятся?
  - Не нас, - поправил человек, - меня.
  Я недолго усваивала эту новость, а потом просто махнула на все рукой. Ну и пусть боятся! Нам же лучше - никто не будет беспокоить, и потом, в отсутствии магов я смогу поупражняться в левитировании. Решив так, я принялась выполнять нехитрые упражнения, которые разъяснял нам заикающийся водник.
  Полчаса спустя я пожалела, что вместе с магами не убежала из башни - мне ежеминутно приходилось уворачиваться то от струи огня, то от летящей сковородки. В арсенале мага хаоса были также: небольшой локальный град, радуга, иные погодные явления, различные материализованные предметы, животные и растения.
  - Да что же ты творишь, маг недоделанный?!! Сам попробовал бы на бегу сосредоточиться! Я сюда шла учиться контролировать энергию, а не бегать по залу от всяких летящих мне в голову куриц!!! - Побегав по всему помещению и окончательно вымотавшись, я от души обругала незадачливого мага-недоучку.
  - Ари, я тебя предупреждал, - флегматично пожал плечами человек и принялся за следующее заклинание. В своей обычной манере, что я уже успела изучить, парень расслабленно раскинул руки в стороны, слегка встряхнул кистями и блаженно закрыл глаза. Я видела, что по его телу прошла дрожь, от самых ног и до кончиков пальцев, а затем ладони слегка замерцали. Процесс завораживающий, если дело не касается моего товарища по несчастью.
  Я в который уже раз за последний час испугалась, что в меня опять что-то полетит. Видя, что заклинание уже почти готово, место страха заняло бешенство - надоело! А потом со злости сделала то, что по идее должна была сделать первым делом - наколдовала вокруг себя защитный купол со звукоизоляцией и спокойно приступила к занятиям.
  Теорию я поняла хорошо, но на практике мне никак не удавалось отыскать в себе этот пресловутый источник. И так и этак я пыталась сконцентрироваться, даже вспотела от напряжения, но за несколько часов ничего не добилась. Как я уже говорила, меня защищал звуконепроницаемый купол, а потому я не могла слышать взрывы со стороны других башен, зато Альтаир быстро понял что к чему и широко ухмылялся, изредка помахивая мне ручкой.
  Вечером я сдалась. Голодная, уставшая и опустошенная, я открыла глаза... и тут же закрыла их. Если не считать небольшой участок, где была установлена моя защита, весь пол покрывал хлам, и не только. Среди кухонной утвари, тряпок, горшков с цветами и мебели я то и дело натыкалась взглядом на трупы хищных животных, которых, видимо, успел обезвредить Альтаир, и на мирно пасущихся среди мусора козу, корову и что-то непонятное, но о четырех лапах с копытами. Среди всего этого безобразия местами были видны прожженные дотла кучи мусора и лужи, а в довершении картины над нами переливалась семью цветами радуга...
  - Альт, - я рискнула убрать купол, - что здесь было?
  - Где? Здесь? - Человек весело улыбался. - О, не переживай, завтра тут будет чисто и мы сможем еще поупражняться.
  - Х-мм...
  - Ты на улицу выйди, - посоветовал фиолетововолосый, - увидишь, что сама натворила.
  - Я? Я ничего не творила!
  - Угу, как скажешь. Пошли домой?
  - Пошли.
  Мы осторожно пробрались по мусору до лестницы и спустились вниз. Башня по-прежнему пустовала. Устало пожав плечами, я распрощалась с новым знакомым и поплелась в Дом. На территории гильдии магов я действительно пару раз наткнулась на свежие воронки от взрывов, но не верила, что это именно я их сотворила. Нет, Альт просто ошибся, и вообще, может, маги сами ремонт затеяли?
  После водных процедур, торопливого ужина в своей комнате, состоявшего исключительно из мяса и яблок, и непродолжительного отдыха я заскучала. Слуги на мой как бы нечаянный вопрос сообщили, что младший наследный принц изволил отбыть из портового города в неизвестном направлении уже более двух недель назад, а с тех пор никаких иных известий о нем не было, так что мне оставалось только гадать о его местонахождении. Хотя, почему бы и нет? Гадать - хороший и не раз проверенный способ.
  Я вытребовала себе деревянный тазик, наполнила его водой и настроилась на ворожбу. Мне требовалась не только предельная концентрация, но и яркий образ. Я привычно расслабилась и неторопливо представила себе Ритора. Мысленно прорисовала перед собой деталь за деталью, каждую черточку этого гордого чуть надменного лица, странную улыбку, которая придавала задумчиво-насмешливый вид принцу, его глубокого синего цвета глаза и очаровательную родинку... а затем и всю фигуру эльфа, где грация хищника сквозила в каждом обманчиво-небрежном движении. И только после того, как в моем сознании не осталось ничего постороннего, я обеими руками дотронулась до краев тазика и всем существом впитала разлитую кругом природную силу. Потом тихо нараспев произнесла заговор, который помогал мне оформить заклятье, придать ему видимые очертания. Осторожно подула на воду, словно делясь с ней первозданной природной силой:
  - Ворожи, ворожи, ты вода, моя водица, мне Ритора покажи!
  Тазик потемнел, слегка святящаяся бледным светом вода пошла рябью, подернулась сероватой дымкой и вдруг на ней появилась картинка. Я всмотрелась, сфокусировав взор на изображении, как вдруг растаяла от нахлынувших чувств. В тазике на водной глади появился наследный принц, скачущий верхом, и говоривший что-то в сторону. Белокурый эльф казался уставшим, грязным от пыли дорог, но таким родным, что я невольно удивилась. Вот только этого не хватало! Боги! Я, кажется, влюбилась! Более того - столь устрашающая мысль не повергла меня в пучины ужаса, а, наоборот, объяла все сознание каким-то странным заволакивающим теплом.... Мне хотелось не выть на луну, как представлялось раньше, а танцевать и одарить весь мир плещущимся из самых глубин восторгом.
  Вот уж прав был поэт, который говорил что-то вроде "любовь нагрянула внезапно..." (это влияние Аннаэль на мне сказывается?).
  Додумывать последнюю мысль у меня уже не хватало сил. Я успела только погладить пальцами теплую слегка мерцающую поверхность камня, опустить его в подсоленную воду и провалилась в сон без сновидений.
  * * *
  Далее был кошмар...
  После того памятного дня и вечера откровений перед самой собой я в полной мере ощутила на себе действие магии хаоса. Целых две недели ежедневно с утра до вечера я с новым знакомцем посещала одинокую пятую башню, высившуюся над распластавшимся у ее ног городом глянцево-черным монументом, где не столько сама старалась научиться контролировать выброс силы, сколько пыталась помочь Альтаиру как-то стабилизировать его неуправляемую магию. Под конец я выдохлась, поняв, что это просто безнадежно.
  Магов за это время мы, как ни странно это звучит, не встретили ни разу. Нас боялись, и поверьте, если я говорю нас, то я действительно имею в виду НАС. Мы и по отдельности представляли собой серьезную опасность, а уж при совместных тренировках - это был миниатюрный конец света.
  На всей территории гильдии магов то и дело гремели взрывы, а что творилось на четвертом этаже пятой башни... представить не так уж и трудно. Альтаир то и дело путал заклинания, а когда делал все правильно, то все равно происходило нечто из разряда вон выходящее. То он вместо маленького огненного шара творил сыплющий искрами и полыхающий раскаленной лавой дождь, отчего большая часть моей одежды обуглилась, либо истлела. То он создавал кинжалы, которые летали за мной по всему залу, пока я в ужасе не сбегала на улицу. Иногда случались сугробы из снежно-белых лепестков роз, но чаще всего что-то агрессивное, наподобие саблезубого барсука. Однажды после очередного заклинания я привычно спрятала руками голову в ожидании чего-то фееричного и опасного для жизни, но проходили секунды, а все было тихо. Тогда я рискнула открыть глаза и осмотреться. Хватило мгновения, чтобы согнуться пополам от хохота и размазать по щекам слезы. Моя истерика была вызвана забавным зрелищем: два абсолютно одинаковых Альтаира ходили кругами и обменивались злобными недоверчивыми взглядами. Я даже выяснять, что случилось, не стала, а просто стонала на полу от смеха. Казалось, все, приплыли, у моего товарища появилась родная душа, ан нет! Через пару минут нам с настоящим магом хаоса пришлось уже вдвоем уворачиваться от летающих сковородок и падающих с потолка куриных яиц. И только в этот момент я почувствовала, что подаренная Ритором защита оберегает меня, не дает ледяным иглам впиваться в кожу, а кислотным брызгам разъесть волосы. Спаслись мы банально - Альтаир опять что-то там пошаманил с раскинутыми по сторонам руками, и его двойник исчез в ярком свете синего пламени.
  В общем, я пришла к выводу, что все маги гильдии были заняты устранением последствий наших тренировок, поэтому обучать нас им было элементарно некогда. Да уж, присылая нас с фиолетововолосым чудом к стенам грозного оплота магии, Боги явно пошутили.
  Впрочем, все это не так мрачно, как я описываю. Мы с Альтаиром успели неплохо сдружиться, если опустить нашу скверную привычку постоянно разыгрывать друг друга. Зато я за это время самостоятельно научилась левитировать. Хотя... это, наверное, несколько громко сказано. В общем, я научилась парить воздухе в течение максимум двадцати минут на расстоянии тридцати сантиметров от пола. Все-таки я считаю это серьезным достижением!
  Короче говоря, пока суд да дело, прошло уже немногим больше месяца с момента отъезда Ритора, а мои к нему нежные чувства день ото дня все крепли и прочнели.
  Тем прекрасным тихим - потому и прекрасным - вечером я отдыхала в своей комнате. Меня привлек шум со стороны улицы, и я высунулась в окно (всегда открытое! Дурные привычки не искоренить даже новыми привязанностями) посмотреть чем вызвано оживление.
  В ворота Дома въезжала богатая вычурная карета, запряженная четверкой благородных породистых лошадей, а на пороге выстроилась целая делегация слуг во главе с нашим невозмутимым мажордомом. Из кареты неторопливо выбралась группа эльфов, презрительно крививших губы и хмуривших брови, глядя на особняк. Мажордом почтительно склонился перед ними, его примеру последовали все остальные слуги, и только после получения причитающихся по праву перворожденных проявлений патетичного уважения эльфы с гордо поднятыми головами переступили порог. Мое любопытство возросло до небывалых высот, так что я не смогла спокойно усидеть в комнате и побежала вниз разведывать последние новости. Однако не успела я дойти до лестницы, как меня перехватила Катарина.
  - Дорогая, что случилось? - Эльфийка осторожно взяла меня под локоток и утащила в свою комнату. - Ты так торопишься, что рискуешь свернуть себе шею на нашей лестнице.
  - Катарина! Я непременно должна спуститься. Ты разве не видела, что к нам пожаловали какие-то эльфы? Я хочу поскорее посмотреть на них и услышать, зачем они прибыли.
  - Ох, - Катарина заливисто рассмеялась, - не могу. Аранта, если бы они только тебя слышали. Такое впечатление, что ты желаешь осмотреть зоопарк... или цирк... ха-ха... нет, это невозможно, ты такая шутница!
  - Я же вроде ничего такого не сказала...
  - Ты в самом деле не знаешь кто это? - Катарина немного посерьезнела, но в глубине ее прекрасных глаз все еще плескалось безудержное веселье.
  - Представь себе. Не знаю. Ты можешь просветить меня?
  - Присядем, - и, не дожидаясь моего согласия, подруга впихнула меня в мягкое кресло, а потом принесла кувшин и пару бокалов. - Давай немного расслабимся. Я бы не советовала тебе выходить пока в коридор, чтобы не навлечь неприятности на Гадриэля.
  - Катарина, - я постаралась по возможности говорить спокойно, - объясни, пожалуйста, что происходит?
  Эльфийка неторопливо пригубила вино, собираясь с мыслями, а затем с веселой улыбкой принялась рассказывать:
  - Сегодня наш Дом почтили визитом представители делегации из Светлого Леса. По официальной версии они прибыли с какими-то торговыми делами, а я полагаю, что помимо прочего они хотят разведать о планах Ритора. Вот ведь неугомонный мальчик, правда? Так вот, когда ты с таким искренним любопытством хотела их разглядеть, ты чуть не нарушила весь протокол. Эти благородные эльфы такие страстные ревнители этикета, что ты со своим любопытным носом могла испортить Гадриэлю церемонию встречи и расселения гостей. Чуть позже, когда они отдохнут с дороги, состоится ужин, на котором нас представят по всем правилам, а до того желательно посидеть тихо, чтобы о нашем Доме у них остались самые лучшие впечатления.
  - Ох, мне так стыдно, - я густо покраснела и уткнулась в бокал. Вот опять чуть не опозорилась, надо же мне было так глупо себя вести.
  - Дорогая, я и не помню, когда в последний раз так веселилась! - Катарина действительно развлекалась, разглядывая смущенную меня. - Ты только представь себе эту картину: делегация чопорных и таких всех из себя благородных эльфов приехала лишь затем, чтобы на них с любопытством поглазела молодая ведьмочка, словно это зоопарк какой! - И молодая эльфийка опять расхохоталась, я же с прищуренными глазами подозрительно разглядывала собеседницу.
  - Катарина, - я говорила так мягко и вкрадчиво, что та мгновенно посерьезнела, - ты знаешь о том, что я ведьма? И давно?
  - Дорогая, ты не перестаешь меня удивлять! Ну конечно я знала - с самого начала. Чем ты напугана? Если я ничего не говорила до сих пор, то теперь и подавно собираюсь молчать. У каждого из нас свои тайны, не так ли?
  - Но... как... - я растерянно хлопала глазами.
  - Аранта, поживи с мое - и не такому научишься. Я, знаешь ли, раньше долго училась, чтобы с одного взгляда определять силу и могущество появляющихся в поле моего зрения существ. Тогда это было вопросом сохранения жизни, а теперь просто привычка. Не волнуйся, теперь-то точно мало кто сможет разглядеть в начинающем маге среднюю ведьму. Извини за откровенность, но большего ты не достигла.
  Мы ненадолго замолчали, думая каждая о своем и медленно потягивая молодое розовое вино. В моем положении было бы глупо предпринимать что-либо с разоблачением во мне ведьмы, но и просто так сдаваться я не хотела. Если одна так ловко догадалась, то где гарантия, что и другие не смогут? А там ведь и до инквизиторов недалеко...
  Я в своей задумчивости не сразу заметила, что Катарина разглядывает меня с веселым интересом, и невольно поморщилась. Неужели мои мысли так четко проступают у меня на лбу? Видимо, последний вопрос я задала вслух, потому что эльфийка опять рассмеялась и принесла другой кувшинчик вина. Я и не заметила, что один мы уже прикончили.
  - Ты просто еще молодая, - утешила меня подруга, - пройдет немного времени, и ты научишься скрывать чувства. Эх, помню я в твои годы...
  - Катарина, а сколько тебе лет?
  - Достаточно для того, чтобы немного помочь тебе советами, - и внезапно тень печали легла на ее лицо, - но недостаточно, чтобы уходить из этого несовершенного мира.
  Я давно ждала этого момента, чтобы удовлетворить любопытство, и потому сейчас решила им воспользоваться без зазрения совести:
  - М-мм... Катарина, может быть, ты не захочешь отвечать... я пойму...
  - Тебе интересна та печать смерти, которую ты видишь во мне? - Эльфийка с легкой улыбкой озвучила мой вопрос. - Ах, конечно, кому как не тебе это видеть. Я расскажу. Пей вино, моя повесть займет какое-то время. - Катарина сделала небольшой глоток и продолжила, искусно скрывая грусть в голосе под налетом легкой иронии. - В то время, когда тебя еще и на свете не было, я была хорошей воительницей. Это была редкость, как, впрочем, и сейчас, ведь светлые эльфийки по своей воле не берутся за оружие. Я была иной. Мне нравилось сражаться с врагами и побеждать их. Видишь ли, я в совершенстве умела не только махать мечом и стрелять из лука, я была магом - сильным магом, и совмещала в себе две стихии, причем противоборствующие. Удивительно, не правда ли? Но вот в один далеко не прекрасный день, лет около пяти назад, мы с командой отправились в горы, чтобы уничтожить некромантов, которые обитали там с незапамятных времен... Нас тогда собрал Орос, да-да, не удивляйся, я уже говорила тебе, что он загадочен до невозможности. Может быть, когда-нибудь ты разгадаешь его тайну, мне этого сделать не удалось. Так вот, это не была битва, это было жестокое убийство моих друзей. Те некроманты не пощадили никого из них. В живых остались только несколько из полутора десятков, да и то... если бы не Орос... Они высосали всю мою магическую силу, вплоть до ауры. Нам удалось бежать. Орос буквально вынес меня, потому что некроманты готовы были испить меня до дна, но не успели. Не спрашивай, я не помню всего... Мне тогда остались лишь крохи жизненных сил, которых бы не хватило ни на что, если бы не Орос. С тех пор прошло не так много времени, а у меня его осталось и того меньше...
  - Мне так жаль! - Я искренне сочувствовала подруге, не зная, что следует говорить при подобном признании. - А те некроманты, вы их убили?
  - Нет. Они до сих пор сидят в горах и пьют чьи-то жизни. За несколько столетий их сила так выросла, что справиться с ними на их же территории практически невозможно, так что желающих больше не находилось. Да и вряд ли найдутся...
  Я опять замолчала, неловко пряча полный сожаления взгляд в бокале с вином. Катарина же так погрузилась в свои воспоминания, что и не заметила моего смущения. Пауза длилась несколько минут и была нарушена деликатным стуком в дверь. Эльфийка вернулась из печальных дум и разрешила неизвестному войти. На пороге появился возмущенный до предела мажордом. Никак не ожидая увидеть даже проблеска эмоций на всегда бесстрастном лице управляющего, мы обе вскочили с кресел при таком ярко выраженном буйстве чувств.
  - Что случилось? - Я не поняла, кто из нас первой задал этот вопрос.
  - Госпожа Аранта, - с непередаваемым выражением высказался человек, - к вам гостья.
  - Что? В такой день? - Это Катарина всплеснула руками.
  - Да. ИМЕННО.
  - И кто же это? - Стараясь скрыть стыдливо покрасневшие кончики ушей, я тщательно разгладила складки платья.
  - Некая леди А"Лень.
  - О!
  - Прикажете провести ее сюда или в ваши покои?
  - Давай сюда, - вмешалась Катарина, озорно блеснув улыбкой, и подмигнула мне.
  - Как прикажете, госпожа.
  Мажордом поклонился и с холодным достоинством удалился, прикрывая дверь. Я же рухнула в кресло, не зная как выкрутиться из щекотливой ситуации, в которой была повинна сама.
  - Это сатир, не так ли? - Катарина повернулась ко мне.
  - Да. И моя ученица.
  - Вот здорово! Давно я так не веселилась!
  
  23.
  Пространственная магия не входит в число общеизвестных видов магии, а является скорее умением, приобретенным опытным магом. Это сплетение различного рода магии. В результате грамотного использования и запаса необходимого количества силы можно добиться не только телепортации, но и возможности путешествовать по иным измерениям, также можно экспериментировать с площадью и материализовать различного рода предметы. Продвинутый маг готовит матрицу заклинания заранее, а при необходимости вносит в нее некоторые коррективы и активирует. Этим пользуются в основном маги равновесия, порядка и реже - хаоса, разумеется, при определенном условии. Однако и ментальные, и темные и стихийные могут овладеть данным подвидом магии, просто это требует больших затрат времени и энергии.
  "Основы магии. Общая направленность".
  Аранта.
  - Аранта! Посмотри, какую мне сделали сумку!!! Ой, здрасте, - А"Лень не зашла, нет, она ураганным вихрем ворвалась в комнату, но, заметив Катарину, резко остановилась. Сатир стояла посреди шикарных эльфийских покоев и переводила сконфуженный взгляд с хозяйки на меня.
  - Я тоже очень рада тебя видеть. Познакомься, это моя подруга - госпожа Катарина...
  - Просто Катарина, - эльфийка с приветливой улыбкой предложила знахарке свободное кресло, - счастлива познакомиться, А"Лень. О какой сумке шла речь?
  Ученица смущенно поглядывала на меня в ожидании подсказки, но я невозмутимо молчала. Раз уж моя ненаглядная ученица не умеет себя нормально вести, пусть учится на собственных ошибках. ("Ох, кто бы говорил!..")
  - Вот об этой, - сатир похлопала по небольшому мешочку веселой желтой расцветки, который висел у нее наискосок через плечо, - это для моего яйца.
  - Прости? Для чего?
  - Для яйца. У меня есть яйцо. Я уже объясняла Аранте, что ему необходима определенная температура для того, чтобы вылупиться. Теперь, находясь в этой сумке, оно будет и в безопасности и в комфорте.
  - А... э...
  - Мы не знаем, кого ждем, - я поспешила помочь эльфийке, но так чтобы не поставить в более неловкое положение знахарку, - судя по размерам, зверек еще тот будет.
  - Надо же, как это мило, - Катарина поразительно быстро справилась с удивлением и вернулась к своему обычному светскому тону, - а сегодня вечером у тебя есть какие-нибудь планы? Видишь ли, к нам приехали некие гости, так что чуть позже состоится торжественный ужин, и я считаю, что Аранте будет куда спокойнее, если рядом с ней в этот момент будешь ты.
  Я поперхнулась вином, сатир тоже, а эльфийка с милой невинной улыбкой ждала ответа. Мы с ученицей обменялись недоверчивыми взглядами, и я слегка пожала плечами. Надеюсь, Катарина знает, что делает.
  - Вижу - согласны! Замечательно. Тогда давайте приведем себя в порядок, чтобы произвести впечатление на наших гостей, и спустимся с ними поздороваться. Это будет веселый вечер, не так ли?
  Мы покорно вытерпели долгую процедуру преображения нас прекрасных в нас божественных, по словам Катарины, а затем только она позволила нам посмотреться в зеркало. Что ж, я осталась вполне довольна: эльфийка сумела так подобрать нам наряды, что они дополняли друг друга, отлично сочетались и одновременно делали нас гораздо красивее. Любоваться отражением долгое время нам не дали - мажордом, восстановив обычный невозмутимый вид, после вежливого стука пригласил нас к ужину.
  Сжав мою руку, А"Лень робко последовала за мной и Катариной. От знахарки сегодня больше не ожидалось никаких выходок или неуместных фраз - бедняга была так напугана, что едва могла вымолвить слово. Мы спустились в парадный зал, куда только что вошли Рафаэль и господин Орос. Я приятно удивилась, встретив таинственного знакомого, ведь после той лесной прогулки мы больше не виделись. Обменялись положенными случаю любезностями, а потом вместе направились в столовую.
  Не буду вдаваться в излишнее описание встреченной нами пятерки эльфов, скажу лишь то, что запомнила я всего одного из них и то только потому, что он глаз не сводил с моей ученицы. Звали его Кантриэль И"Лоннес - из какого он рода запамятовала, у меня на имена вообще память короткая. Выглядел он примечательно: высокий, стройный, с благородными чертами лица, рельефными скулами, выразительными голубыми глазами и светлыми волосами, в которых мелькали коричневые и зеленые прядки.
  Сам ужин проходил обыденно, зато в соответствии с буквой и духом свода правил эльфийского этикета. Приезжие эльфы вели себя сдержанно и чинно, а все разговоры сводились в основном к политике, реже затрагивая торговлю и просто сплетни о жизни высших мира сего. Мне было скучно, зато сатир... блистала! Следовало, конечно, предположить, что моя ученица не останется в стороне от мужского внимания, но она себя так тихо вела в самом начале вечера, что, казалось, обойдется без недоразумений...
  Кантриэль постоянно обращался к знахарке то с вопросами, то с комментариями к протекающей за столом беседе, а леди А"Лень отчаянно, но великолепно и даже профессионально флиртовала и кокетничала. Закончился вечер совершенно неожиданно - ко мне подошли, держась под руки, Кантриэль и моя ученица с просьбой разрешить им совершить небольшую прогулку.
  - А почему, собственно, вы у меня спрашиваете? - Я с подозрением посмотрела на эльфа.
  - Но вы же наставница прекрасной леди! - Воскликнул тот. - Это ведь на вас лежит ответственность за такое дивное создание, а значит, вы должны быть в курсе всех ее передвижений. Разве я что-то неправильно сделал?
  - О, нет! - Я мысленно захихикала, как же, ответственность! - Вы все правильно говорите. Господин Кантриэль, я даю вам свое позволение на прогулку, но при соблюдении ряда условий.
  - Каких условий? - Прищурилась моя великолепная вертихвостка. Во время наших совместных блужданий по магазинам эта наивная с виду девушка умудрялась так охмурить продавцов, что нам делали просто колоссальные скидки!
  - Вы пойдете пешком по ярко освещенной центральной улице в сопровождении четырех слуг, которые будут следить, чтобы на вас никто не осмелился напасть. И вернетесь не позже, чем через два часа.
  - Но!..
  - Это очень разумно, госпожа Аранта, - Кантриэль важно покивал, - я даю вам слово, что мы выполним ваши пожелания. Благодарю вас.
  Эльф куртуазно поклонился мне и увлек знахарку куда-то в сторону, подальше от моих любопытных глаз... и ушей.
  Вот вечер и закончился. Веселье Катарина может быть и получила, только я не поняла, чего она вообще добивалась приглашением сатира на ужин к эльфам. Все прошло гладко и в соответствии с этикетом, так что я терялась в догадках относительно задумки подруги. Хотя, если моя ученица была главным событием вечера... может быть, эльфийка знала какую реакцию следует ожидать от гостей, и специально спровоцировала одного из них, ярко демонстрируя, что и этот чистокровный и не в меру тщеславный эльф не чужд мирских искушений...
  Вернувшись к себе в комнату и переодевшись в домашнее платье, я почувствовала себя страшно одинокой, что было для меня ново и что совершенно мне не нравилось. Послонялась из угла в угол и завалилась на кровать, отдаваясь на волю мыслей, вялой волной текших в привычном уже направлении, начиная с принца и заканчивая королевской короной. Замечтавшись, я совсем потеряла счет времени. Плавно и нехотя размышления об эльфийском троне и Риторе перешли к его брату. Я почти ничего не знала о старшем наследнике, но все же меня беспокоила его судьба. Ведь Эландер тоже, своего рода, препятствие к достижению моей цели, и мне сейчас даже выгодно, что он пропал. А впрочем, рано об этом думать, надо сначала пробраться в Светлый Лес и попробовать надеть корону, а там уже и разберемся на месте.
  "А Эландер? А что Эландер? Ну, есть такой, мне-то какое до него дело? Эх, то-то и оно! За ним следом отправился Ритор, который снится мне каждую ночь, так что было бы весьма неплохо разузнать о местонахождении старшего братца".
  Приняв решение и прекратив бесполезно и глупо мечтать, я подхватила деревянный тазик, наполнила его водой и занялась излюбленной ворожбой. Для того чтобы увидеть в воде желаемое, самое важное, помимо способности вбирать разлитую повсюду природную силу, - это четко представлять себе образ. Вот тут у меня возникала трудность - я понятия не имела как выглядит Эландер, ведь говорилось о нем всегда вскользь, как о чем-то запретном...
  Так, вспомним, чему учила меня наставница, светлая ей память и мир душе: либо иметь мысленный образ... либо вещь, принадлежащую этому образу. Ага! Вещь у меня есть, точнее, это книга, которую мне подарил Ритор. Принц еще сказал тогда, что раньше это был учебник его старшего брата... Данный экземпляр для начинающих демонологов, признаться, замечателен. Я запоем его читала и старалась запомнить все эти бесчисленные пентаграммы, октограммы и так далее. Что-то я отвлеклась.
  Книга была извлечена из-под подушки - самое надежное место в комнате - и взята мною в руки. Я сосредоточилась, а потом отпустила все мысли, что еще копошились в голове. Заклятью они только помеха, сейчас мне нужно пустое и чистое сознание. Сидя над тазиком с закрытыми глазами, я положила одну руку на книгу, а второй дотронулась до деревянного края. Почувствовала, что достигла нужного уровня внутреннего опустошения, и тогда природа сама, словно зная, что мне нужно, поделилась со мной силой. Книга слегка замерцала, а потом сияние становилось сильнее и сильнее. Я дождалась, пока сияние не начнет слепить даже сквозь закрытые веки, и склонилась над водой. Осторожно дуя, чтобы вдохнуть в нее колдовскую жизнь, нараспев прошептала слова заговора:
  - Ворожи, ворожи, ты вода, моя водица, мне Эландера - бывшего хозяина книги - покажи!
  Сияние от книги стало меркнуть, зато тут же вода подернулась дымкой, сквозь которую пробивался мягкий серебристый свет. По поверхности волной прошла рябь, прошла и схлынула, оставив зеркальную гладь, где клубился призрачный туман. Я затаила дыхание. Вот оно!
  Через секунду на зеркальной поверхности воды я увидела отражающуюся в тазике картинку: светлый эльф, чем-то неуловимо похожий на младшего принца, стоял ко мне спиной вполоборота на фоне груды золота. Да-да, золото высилось горой, превышающей размером рост эльфа. Тот постоял некоторое время на месте, а затем вдруг повернулся, и мне показалось, что светлый смотрит прямо на меня. Но нет, он внимательно изучал что-то, что находилось напротив его лица. Я отчетливо разглядела ссадины на щеках, запекшуюся струйку крови на левом виске и темные тени, залегшие под глазами незнакомца. Дальше все произошло так быстро, что мне потребовалось некоторое время, чтобы восстановить в памяти события. В эльфа полетел какой-то большой шар, сотканный из искрящихся и переливающихся ослепительно-перламутровым светом энергетических нитей. Эландер поднял руку, чтобы защититься, и картинка пропала.
  Боги! В какую беду попал этот наследничек? И туда же направился Ритор?! О-о, ну почему я такая слабая, я бы так хотела помочь!!!
  Я машинально достала из-за ворота цепочку с камнем и провела пальцами по мерцающей поверхности. Это привычное и такое обыденное уже действие натолкнуло меня на неожиданную мысль. А почему бы, собственно, не помочь сначала себе? Если получилось с книгой Эландера, которая находится у меня довольно много времени, а до этого хранилась у Ритора, то должно получиться и с камнем. Хотя... помнится, голум говорил, что он сам выбирает себе хозяина. За все время, что я ношу камень на шее, он бы давно уже рассыпался в прах, если бы не признал хозяйкой меня. Значит, камень не подойдет, или подойдет? Не узнаю, пока не попробую.
  Я решительно сжала теплую красно-оранжевую драгоценность и вновь сосредоточилась, пробуя ворожить. Проделав все манипуляции, я произнесла заговор, немного исправив его под то, что хотела увидеть: "...мне прошлого хозяина камня покажи".
  Привычная рябь на водной поверхности, туманная серая дымка, необычный алый цвет камня от моих действий и... я затаила дыхание, потому что на картинке возникло изображение двух молодых эльфов, девушки и мужчины. Они стояли друг напротив друга на фоне каменных стен, усыпанных неразборчивыми письменами. С ними рядом находилось нечто, что доподлинно напоминало древний алтарь. Несомненно, здесь проходила какая-то церемония. Я видела происходящее со спины мужчины, то есть его лицо мне было недоступно, зато очень четко, насколько это возможно при взгляде на воду, могла рассмотреть эльфийку. Мужчина осторожно снял с шеи цепочку с моим камнем и надел ее на шею прекрасной светлой эльфийки, которая благоговейно сжала его пальцами. Они обернулись к кому-то, стоящему вне поля моего зрения, но после картинка пропала.
  Не знаю, что это было, но ворожба сработала. А если немного пофантазировать, то можно предположить, что я только что видела своих родителей. Отлично!
  Дальше я решила поэкспериментировать с пеленками. И почему мне об этом раньше никогда мысли в голову не приходили?! На этот раз картинка была полупрозрачной, все же третий раз подряд почти за полчаса - трудновато. Я увидела как девушка, которая до этого получила в подарок мой камень, теперь бежала по ночному лесу, бережно прижимая к себе какой-то сверток. На лице ее сохранялось выражение страха и упрямой решимости. Она торопилась, то и дело спотыкалась, оглядывалась, но не падала и продолжала бег. И тут я разглядела, что это был за сверток - пеленки с младенцем! Сомнений нет - это моя мать.
  Я потрясенно замерла над водой, осознавая увиденное. Боги! Целое столетие я мечтала узнать свою настоящую мать, и вот ее отражение явилось мне на водной глади. Она была прекрасна. Несмотря на написанный на лице испуг, эта юная эльфийка производила ошеломляющее впечатление. То была истинная принцесса: утонченная, с благородными точеными чертами лица, словно вышедшими из-под руки непревзойденного Мастера, гордой посадкой головы и неукротимой волей во взгляде. Я чувствовала, что от нахлынувших мыслей к горлу подступает комок, а на глаза наворачиваются слезы. Почему? Почему я не видела ее вживую? Как Боги могли допустить, что ее убьют сразу после моего рождения? Это несправедливо. Она была так красива, и так отчаянно спасала жизнь только что рожденной дочери, что я невольно почувствовала гордость за свое наследие и обиду за совершенное по отношению к ней злодеяние. Это нельзя так просто оставить. Не зря же моя мама отвоевала у Судьбы мою жизнь, я просто обязана быть достойной ее подвига и восстановить право своего рода, ведь я являюсь последней его представительницей...
  "Мы с ней в чем-то похожи... а я даже имени ее не знаю... Кого там принесло на ночь глядя?!!"
  Последняя моя мысль была вызвана грохотом, простите - громким стуком в дверь.
  - Что? - Я резко открыла и в мою комнату ввалилась сияющая и невероятно счастливая знахарка. - Ага, нагулялась?!
  - Да, - девушка это не сказала, а выдохнула, сверкая глазами и показывая мне в широкой улыбке острые клыки.
  - И?
  - Это было прекрасно! Он такой очаровательный! Мы ходили, разговаривали!..
  - И? - Я немного повысила голос, раздражаясь от этого неподдельного счастья - мне-то ох как не радостно.
  - Аранта, я сегодня остаюсь у тебя, ты ведь не против?
  - Разумеется, но хотелось бы узнать, с чего ты вдруг передумала. Я же не раз тебя приглашала.
  Мы прошли в комнату, и я усадила ученицу на кровать. Пока сатир нежно вздыхала, я поспешно спрятала пеленки, камень и тазик с водой. Сияющая подруга на меня даже внимания не обратила.
  - А"Лень, - я тронула ее за руку, возвращая из астрала, - рассказывай. Мне же любопытно.
  - Он прекрасен!
  - Это я уже слышала, - решительно оборвала я, - давай чего-нибудь, чего я не слышала.
  - Ну-у... мы гуляли, разговаривали... - я обреченно схватилась за голову - сатир неподражаема, - знаешь, он мне такую любопытную вещь рассказал...
  - Да? Что же?
  - Аранта, ты знала, что сатиры - полубожественные существа?
  - Конечно, - я утвердительно кивнула, - постой, а ты разве не слышала раньше?
  - Нет. Я вообще за всю свою жизнь не встречала ни одного своего сородича. Ведьмы мне говорили, что иногда они бывают в нашем городе, но это случается крайне редко.
  - Я даже не задумывалась...
  - А вот Кантриэль, - это имя знахарка произносила с легким придыханием, - рассказал, что сатиры входят в свиту Ярыньи. - Я не узнавала свою ученицу - ее взгляд подернулся мечтательной поволокой, а в голосе прорезались восторженные нотки. - Он говорил, что богиня плодородия очень трепетно относится к своим созданиям, а все сатиры произошли не без ее участия. Сам Кантриэль, оказывается, маг земли ("я это сразу знала!"), поэтому он очень удивился, встретившись со мной. Он раньше никогда и не думал, что такие создания как я могут свободно жить на земле, а не в чертогах богини.
  - Х-мм... интересная история. Но я что-то не понимаю, какое отношение она имеет к тебе? - Так, похоже мысли на счет коварного плана Катарины были верными... моя подруга наверняка внутренне потешалась, наблюдая за ухаживаниями высокородного эльфа, которому безумно понравилась обыкновенная и ничем не примечательная сатир... если можно о ней сказать ТАК... Хотя, скорее всего мудрая Катарина знала, что появление сатира для мага земли будет сродни божественному знаку. Вот ведь как иногда случается...
  Леди А"Лень после моего вопроса скромно опустила глаза долу и нервно затеребила ленточки на платье. Понятно, опять боится говорить, либо хочет попросить нечто ценное, или...
  - Я хотела, - оборвала и одновременно озвучила мои мысли знахарка, - после отъезда Кантриэля в Светлый Лес отправиться в паломничество к благословенным землям Ярыньи. Он рассказал мне, что раньше, когда-то в древности, богиня жила там, в храме, и заботилась как о своей земле, так и обо всех живых созданиях, ее населяющих. На этой земле нельзя было совершать убийства, и поэтому она процветала и плодоносила как нигде больше. Я своими глазами хочу увидеть этот прекрасный край предков, понимаешь? Я ведь даже предположить никогда не могла, что произошла благодаря божественному вмешательству! Аранта, ты только подумай: мои предки и сородичи в настоящее время сопровождают великую Богиню ежедневно! Я... я потрясена! Я ведь не знала родителей, я вообще о себе ничего не знала. Меня воспитал деревенский знахарь, но он был уже так стар, что особенно ничему кроме трав научить не смог. До остального пришлось своим умом доходить. И о родителях узнать негде было, так что сейчас, услышав такое откровение, я просто обязана увидеть этот благословенный край! Это как прикоснуться к истоку, к началу твоей жизни... Понимаешь?
  - Да, - я поняла, я действительно ее поняла. Меня тоже тянуло на землю предков, но вот здесь наши интересы резко расходились - я не удовлетворюсь простым посещением своей исторической родины, - ты права. Ты должна поступить так, как подсказывает тебе душа. Может, пока сходишь в храм Ярыньи?
  - О! Замечательная идея! Завтра мы с Кантриэлем договорились погулять, и думаю, он не откажет мне в такой просьбе, так что мы отправимся туда вместе.
  Мне оставалось только покачать головой. Моя ученица влюбилась, и я не могла ее судить за это. Что же, у нас еще есть немного времени, чтобы провести его вместе, а о разлуке подумаем позже, когда настанет время прощаться. Да еще эта новость про божественное происхождение подруги... в голове не укладывается. Я с грустью наблюдала за счастливым лицом сатира, которая с сияющими глазами продолжала вещать о захватившей ее мечте. Что ж, действительно, раз тут дело в Богах, то я бы на ее месте точно так же светилась радостью и так же стремилась бы хоть кончиком пальца прикоснуться к тайне бессмертных...
  
  24.
  Подробностей разгадки я не знаю,
  Но, в общем, вероятно, это знак
  Грозящих государству потрясений.
  Шарлатанка-гадалка, редкий случай, когда попала пальцем в небо и предугадала будущее.
  Аранта.
  - Не напрягайся! Сколько можно повторять?!
  - Я не напрягаюсь! Я стараюсь расслабиться!
  - Я и говорю! Ты стараешься, надо просто расслабиться, а не стараться!
  - Но я же стараюсь! И вообще, не кричи на меня!
  Мы с Альтом сердито уставились друг на друга, сдерживаясь от взаимных оскорблений. Два совершенно одинаковых взгляда схлестнулись в безмолвном поединке характеров. Я донимала мага хаоса весь день, но толку никакого не было. Самое элементарное упражнение по медитации человек никак не мог освоить. Под вечер, уставшая и проголодавшаяся, я не выдержала и начала на него кричать, в итоге мы почти поругались.
  Вздохнув, я заставила себя говорить спокойно и дружелюбно:
  - Ладно, Альт, давай прекращать на сегодня. Все равно здесь уже свободного места не осталось.
  - Да уж, - мой знакомец бегло осмотрел захламленный им же самим зал и тяжело поднялся, - вот чему я, спрашивается, обучался сорок два года в горах?
  - Козлов ловить? - Голосом послушницы предположила я, но в ответ получила угрюмый взгляд льдисто - голубых глаз.
  - Шутка юмора, да? Будешь тренироваться - научишься, а пока, извини, не смешно.
  Я пожала плечами и осторожно направилась к выходу, стараясь не сломать ноги пока пробиралась через всевозможные предметы. Миновав веселую зеленую лужайку в метр диаметром в самом начале просторной некогда залы, мы добрались до лестницы и покинули никем необитаемую пятую башню.
  Прошло уже шесть недель с того дня, когда я впервые переступила порог гильдии магов, и с тех пор нам ни разу так и не попался даже ученик, не говоря о самих магах. Но, должна заметить, уже три дня как по территории перестали греметь взрывы. Не знаю, то ли я научилась-таки контролировать свою силу, то ли она просто покинула меня, отчаявшись добиться результатов.
  Попрощавшись с человеком, я добралась до Дома и поразилась кипящей в нем бурной деятельности. Нашлись потерянные мною ранее маги, но все они почему-то толпились в нашем парадном зале, а не там, где им полагается по идее быть, то есть в гильдии. Здесь же были и Гадриэль с рыжим, которые тихо разговаривали с группой воздушных магов. На меня никто не обращал внимания. Странно, что случилось? И меня никто не известил...
  - Простите, - я обратилась к первому попавшемуся полуэльфу с синими прядками в волосах, причесанных на манер магов с Торгига - что здесь происходит?
  Он даже не обернулся. Как шел себе куда-то, так и продолжил путь, не удосужившись услышать мой вопрос.
  Растерявшись, но не теряя надежду выяснить причину переполоха, я подошла еще к нескольким представителям славной профессии, однако никаких ответов не получила. У меня уже начало создаваться стойкое впечатление, что Альт своими экспериментами сделал меня невидимой. Поразмыслив, я тут же отмахнулась от глупого предположения, ведь на улице-то меня видели, да и слуга на входе быстро поклонился и исчез. Что же здесь происходит?
  Я ходила по зале, останавливаясь около разных групп, но обрывки их разговоров и отрывочные фразы ни о чем мне не говорили. Все собравшиеся здесь маги обсуждали какие-то заклинания и умения, которые были мне абсолютно не знакомы. Отчаявшись получить хоть какой вразумительный ответ, я уже хотела надавать оплеух первому попавшемуся, чтобы как-то обратить на себя внимание, но тут в залу начали входить... темные!
  Да что же в этом Доме, демоны его забери, происходит?!!
  Дроу все, кроме одного, задрапировались в плащи с капюшонами, так что я не смогла различить их лица. Тот, а вернее та, кто возглавляла шествие, также была закутана в плащ, но голову оставила непокрытой. Каким-то шестым чувством я поняла, что это хозяйка местного Дома дроу.
  Темные присоединились к самым сильным магам из светлых, перебросились с ними парой коротких фраз, и вдруг вся толпа начала подниматься на второй этаж. Совсем хорошо!
  Мало того, что Дом светлых стал напоминать филиал гильдии магов, так еще и дроу беспрепятственно переступили порог и ходят здесь свободно, словно желанные гости. Одна я ничего не понимаю! Не могли же они беспричинно собраться вместе именно здесь и именно сегодня. Значит, что-то случилось, и, судя по напряженным лицам, - нечто трагическое. Придя к такому выводу, я поспешила нагнать магов, причем сердце мое тревожно сжалось, но что это значило разбирать было некогда.
  Пристроившись в хвост процессии, я с самым решительным видом преследовала магов до своей комнаты, затем они свернули в коридор и... странно, эта дверь раньше всегда была закрыта на огромный замок, а сейчас распахнута настежь. Раньше я как-то не придавала значения закрытым дверям, считая их частью интерьера...
  Я прыгала за спинами впередистоящих, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь, но они плотной массой перекрывали мне доступ для обзора. Рассвирепев окончательно, я нагло заработала локтями, пробираясь поближе. Меня пропускали, ни разу не отругав за непочтительность и вообще не обратив на меня и толики внимания. Этот факт еще более усилил мое беспокойство, добавляя к и без того обеспокоенному состоянию изрядную долю страха.
  Оказавшись внутри помещения, я огляделась. Это была совершенно круглая зала, облицованная странным серебристым камнем, и пустая, не считая толпы народу. В ней не было никакой мебели, однако... Я приподнялась на цыпочки и сквозь спины смогла рассмотреть в центре комнаты свободный от магов островок, в котором возвышался на уровне обеденного стола гранитный монолит, смутно напоминающий алтарь. На этом своеобразном ложе лежало два тела.
  У меня по спине толпой пробежали мурашки, крича о произошедшей беде. Еще не уверенная, я уже догадывалась... сердце заныло, оплакивая кровавыми слезами каждый новый удар. Я опять заработала локтями, чтобы оказаться чуть ближе. Здесь некоторые из магов начали проявлять беспокойство, тихо шикая на меня и в полголоса призывая к порядку.
  Плевать! Теперь я не обращала на них внимания. Мое бедное сердечко с каждым шагом все сильнее билось о ребра, словно предупреждая, ограждая... но когда я смогла опознать лежавших эльфов, оно упало куда-то под ноги. Это был Ритор и его друг темный эльф Торн.
  Мгновенный спазм и шок лишили меня возможности издать рвущийся из глубины отчаянный вопль. Ноги подкосились, но я не упала благодаря окружающим плотно стоявшим вокруг меня магам. Мои глаза, расширенные от ужаса, отчетливо видели, что тела эльфов сплошь покрыты множеством больших рваных ран с уже едва сочащейся из них кровью. Каждая из них была смертельной, а в сочетании все вместе выглядели просто кровавым месивом... На принцах, казалось, не было ни единого уцелевшего участка, который бы не пострадал от неизвестного врага. Лица были трудноразличимы из-за запекшейся крови и многочисленных синяков, но Ритора я бы узнала и в темноте с закрытыми глазами.
  Я ошеломленно стояла, не в силах ни пошевелиться, ни вымолвить хоть слово. В голове крутились сумбурные мысли, но главной была - он ЖИВ. При смерти, но еще жив - грудь эльфа с трудом и очень редко приподнималась, но все же он еще дышал.
  С полными безмолвного ужаса глазами я обернулась в поисках помощи, но все маги, заполнившие залу до отказа, стояли, не двигаясь и ничего не предпринимая. Я не могла говорить, только беспомощно смотреть в непроницаемые лица магов, скрывавших внутреннее напряжение и тревогу. Мой рассудок отказывался верить происходящему: как двое наследников могли оказаться в столь тяжелом состоянии, да еще появиться в Доме, полном магов... Нет, скорее это маги явились на выручку, но сейчас чего-то ждут. Чего?! Ах, Боги! О чем я думаю? Он ведь умирает, а я ищу причину бездействия магов.
  Вдруг комната резко пришла в движение. Толпа расступилась в стороны, пропуская вновь прибывших, и я с отрешенным удивлением наблюдала за тем, как в зал вошли ведьмы, облаченные в черные как безлунная ночь мантии. Шествие возглавляла Палантея, которая шагала, сурово поджав губы. Меня она не заметила, прошла мимо и направилась куда-то в сторону от алтаря. Я следила за ней взглядом, не в силах сдвинуться с места, но надеясь, что она обязательно что-то предпримет, чтобы помочь умирающему принцу. Глава ведьм остановилась напротив кого-то, кого заслоняла спиной. Они коротко переговорили, и ведьмы двинулись в сторону, обособленной группой вставая в толпу. Тот, с кем разговаривала Палантея, был Орос.
  Узнав его, я кинулась расталкивать магов, пробивая себе проход. Яростная надежда всколыхнулась во мне, придавая сил и решимости. Ведь Орос столь могуществен - он обязательно что-нибудь придумает. А я буду рядом и помогу!
  - Орос! - Эльф повернулся и обжег меня тяжелым взглядом, в котором плескалось удивление пополам с гневом. - Орос! Я...
  - Уходи. Тебе здесь не место.
  - Но, Орос, он же...
  - Я сказал - уходи!
  - Нет. - Я твердо вскинула подбородок, готовая отстаивать свое право присутствия в этом зале до последней капли крови. - Нет. Я не уйду. Орос, пожалуйста... Что случилось... с ним?..
  - ОНИ при смерти, - эльф резко схватил меня за руку и попытался протащить к выходу, но я уперлась ногами в пол и не двинулась с места. Эльф с явными признаками усталости и тревоги на лице попытался облагоразумить меня, убедительно уговаривая, - тебе здесь не место, пошли, я выведу тебя.
  - Орос! - Я предприняла последнюю попытку разжалобить эту каменную глыбу, от отчаянной тоски и разрывающей сердце тревоги взвизгнув на крещендо. - Не прогоняй меня, я не вынесу этого, если не буду знать... Я хочу помочь! Что я могу сделать? - Но выражение лица эльфа выражало что угодно, кроме понимания, тогда жгучая волна омыла мое сознание, оставляя лишь неистовую решимость идти до конца. - Я остаюсь! Что бы ты не сказал - я буду здесь, готовая помочь всем, чем смогу!
  Эльф хлестнул по мне ледяным и невыносимо тяжелым стальным взглядом, но я ответила ему своим, не менее тяжелым и упрямым. Мы стояли так некоторое время, каждый из нас пытался сломать другого. Потом в какой-то неуловимый миг в глазах мага мелькнуло понимание и... сожаление?
  - Хорошо, - эльф слегка ссутулился и положил мне руку на плечо, - ты встанешь в последний круг и будешь стоять до последнего. Я покажу тебе твое место. Не задавай вопросов, просто стой. Как и все.
  Я послушалась, собирая в кулак всю свою волю, чтобы вновь не дать свободу обуревающему меня страху. Темноволосый эльф провел меня к стене, держа за руку, но только для того, чтобы поддержать - ноги подкашивались, несмотря на отчаянную решимость.
  - Ты будешь стоять здесь, - Орос указал мне на какое-то пространство, где я с удивлением смотрела на возникающие прямо из ниоткуда на полу тонкие полупрозрачные нити силы.
  Я оглянулась: всюду в зале тянулись линии из нитей, и когда маги пришли в движение, вставая в определенном порядке, оказалось, что линии расходятся кругами от алтаря. Всего я насчитала пять кругов. Самый первый, в который встали Орос, рыжий и еще несколько наисильнейших магов, и самый последний, в котором стояла я, ведьмы, ученики магов и маги с маленьким потенциалом, были самыми яркими, переливающимися различными оттенками золотистого. В трех остальных кругах встали маги, распределяясь от центра в соответствии с силой, которой владели. Ведьмы, кроме моего круга заняли предпоследний, а все остальные (маги, ученики и некоторые ведьмы), не стоявшие на линиях силы, выстроились вдоль круглых стен, сосредоточенно закрыв глаза и сконцентрировав свое внимание на происходящем.
  В третьем круге стоял серьезный и собранный Гадриэль, который протянул руку и коснулся дроу. В момент соприкосновения их рук с темного спал капюшон. Это была Ора.
  
  25.
  Право, я и не знал бы, что ответить. Мне оно без разницы.
   В конце концов, живой - величина непостоянная...
  Ааргх - обитатель иного мира и пространства.
  Эгосихора.
  Хорошо-то как! Я наконец-то вернулась в портовый город после такого продолжительного отсутствия. Я не была здесь...м-мм... ну, да, точно, уже шесть недель.
  За все это время у меня практически не было свободного денька для отдыха - задания сыпались со скоростью нарастающей лавины. Я не жалуюсь, всегда полезно держать себя в тонусе, однако же теперь я с удовольствием отдохну пару деньков. Нет, пару недель, я заслужила.
  Первым делом я, естественно, отправилась в местное представительство гильдии наемных убийц отчитаться за последнее задание, но от нового категорически отказалась. Все, хватит. В конце концов, я же не единственная наемная убийца на Роздвирге?!
  А вот и Дом, все так же тих и прекрасен в своей суровой и изысканной сдержанности. Я переступила порог трехэтажного особняка, украшенного замысловатой лепниной и барельефами, намереваясь быстро засвидетельствовать почтение хозяйке, но заметила небывалое оживление в парадной гостиной, где, казалось, собрались все темные города. Хорошо, что никого из приезжих нет, а то бы опять пришлось прятаться и искать оправдания перед хозяйкой. Сама не знаю почему, но я как огня избегала встреч с представителями Темного Леса, изредка посещающими Дом в портовом городе. Возможно, матушка подспудно внушила мне эту мысль, я об этом особо никогда не задумывалась.
  Но я отвлеклась - устала, оно и понятно.
  Дроу толпились в гостиной несколькими группами, каждая из которых что-то бурно обсуждала.
  - Добрый день, - негромко объявила я о своем приходе, - что происходит?
  - Эгосихора? Хорошо, что ты вернулась, - ко мне приблизилась хозяйка Дома - Рина.
  - Что случилось? Кто-то умер? - Х-мм, похоже, неудачная шутка: Рина неодобрительно поджала губы и сдвинула брови, являя собой образец яркого примера неудовольствия.
  - Случилось то, что час назад в город доставили смертельно раненых наследников. Торна и Ритора.
  - Да? - Не знаю, радоваться или огорчаться? Один из врагов сам умрет - мне головной боли и забот меньше, но первым-то должен умереть виновник трагедии - нынешний король. Я еще в детстве поклялась отомстить. - И что?
  - ТО, что они оба находятся в Доме светлых в самом критическом состоянии. Мы как раз собрались направиться туда. Ты нам нужна - ты сильный маг.
  - Круги силы, да? Хорошо, - неплохо бы взглянуть в лицо врага, хоть бы и перед его смертью, наслаждаясь каждым мигом его агонии. Смотреть на мучения в свое удовольствие, пока он собственным сердцем не поперхнется... Да-а, мечты, мечты...
  - У тебя есть минут десять, после чего мы отправляемся.
  Я кивнула и поспешила наверх, сохраняя на лице приличествующее случаю выражение сдержанной сосредоточенности, при этом стараясь изо всех сил не выдать охватившего меня торжества. Вот, кстати, и пригодятся мне безделушки, приобретенные неделю назад у незадачливого клиента. Некие браслеты, с виду обыкновенные и ничем не примечательные. Однако стоит надеть их магу, как они вберут в себя большую часть его силы, сохраняя ее и не давая ей выхода. Расставаться со своей энергией ради врага я не собираюсь.
  Наскоро переоделась в платье, сняла оружие и надела тонкие серебряные браслеты, плотно обхватывающие мои запястья. Вот и хорошо, теперь для всех я буду казаться меньше, чем средним магом, либо они могут решить, что я недавно немного перерасходовала запас силы и теперь восстанавливаюсь.
  Я спустилась вниз как раз вовремя, чтобы присоединиться в арьергарде кортежа дроу. Мы стройной процессией направились к Дому светлых, прикрыв головы капюшонами от любопытных глаз.
  Я никогда раньше не бывала в этом Доме, поэтому сейчас украдкой рассматривала странный интерьер парадной залы, где стены и потолок были сплошь увиты лианами. Странный вкус у этих светлых, никакого понимания изыска. Ага, а вот и моя "подружка". Смотрит на нас как на привидений, и, кажется, совсем не понимает, что происходит. Ой, мир бы перевернулся, если бы это было не так. Эта наивная девчонка всегда все узнает последней, а когда узнает, то еще и не понимает. Тяжелый случай, я бы сказала - неизлечимый!
  Мы поднялись на второй этаж и попали в круглую залу. А вот здесь светлые нас обскакали - у дроу в портовом городе не было специального помещения для проведения подобных обрядов. Алтарь, на котором сейчас лежали неподвижные тела принцев, служил своего рода могучим накопителем силы, которую потом использовали по своему усмотрению для каких-либо целей. Я физически ощущала исходящую от него мощь.
  Наследный принц темных (я вас умоляю! узурпаторский отпрыск он, а не принц!) мгновенно и надолго приковал к себе мое внимание. Я с презрительной жадностью украдкой разглядывала врага в надежде увидеть чахлое создание. Но нет, и здесь Боги от меня отвернулись - Торн обладал потрясающе выразительным лицом, немного зауженным, даже несколько заостренным, с резкими чертами, некрасивым, но примечательным и весьма впечатляющим. Глаза раненого были закрыты, так что цвет определить не удалось, однако они имели правильную миндалевидную форму. Из-за слабости и многочисленных ран и без того резко очерченные скулы еще более обострились, а черные длинные волосы прилипли к мертвенно-бледной коже. Дроу выглядел таким слабым и израненным, что было удивительно как он еще держится на этом свете. Светлый от него не отставал по количеству ран и неподвижному ожиданию последнего вздоха. Я слышала, что между ними крепкая дружба, осуждаемая всеми, но сама до сих пор как-то не верила. Ан нет, и правда - друзья, да такие странные, словно день и ночь, свет и тьма - разные, но в то же время чем-то неуловимо схожие. Ну так пусть бы вместе и умерли! Мне до них никакого дела нет. В самом деле, одним врагом и его прихлебателем меньше бы стало ...
  Темные тесным кружком стояли недалеко от входа, я вместе со всеми, пряча лицо. Некоторое время ничего не происходило, даже скучно стало, но потом я заметила среди толпы свою знакомую. Светлая вела себя странно, впрочем, это обычная ее манера поведения! Сначала пихалась и толкалась, пробиваясь куда-то вперед, а потом встала как вкопанная среди магов. В глазах ее появилось затравленное выражение, на лице отразилось искреннее отчаяние, будто она потеряла кого-то родного. И когда эта дурочка успела воспылать патриотическими чувствами? В городе-то живет всего ничего, и про Светлый Лес, поди, толком ничего не знает. И ведь по-настоящему страдает, а взглядом то и дело пробегает по рядом стоящим лицам, точно бы в поисках помощи. Не понимаю.
  Я внимательно следила за ведьмочкой, и когда та бросилась к какому-то эльфу, не придала этому особого значения. Судя по их движениям, эльф хотел ее вывести, а девчонка уперлась. Уж кому, как не мне знать какая эта ведьма упрямая, когда хочет и особенно когда это не к месту. Тем временем Аранта добилась своего, и эльф за ручку отвел ее поближе к стене. Когда он указал ей куда встать, на полу появились круги. Я раньше сама не участвовала в подобном ритуале, но в теории знала его хорошо. А вот почему светлая стоит в круге, пусть и в последнем? А, точно, там же встали и другие ведьмы, понятно.
  От раздумий меня отвлекла Рина. Хозяйка Дома дроу кивком головы указала мне на третий круг. Я встала в предложенное место, быстро пробежав по залу глазами, и запомнила где стоят остальные темные, а потом в первом круге узнала того эльфа, с которым разговаривала Аранта. Очаровательно, когда эта недоучка успела сблизиться с таким сильным магом?
  Как и все, я вытянула руки, соприкасаясь с ладонями соседей. При движении мой капюшон спал, но все равно было уже поздно прятать лицо - обряд начался.
  
  26.
  И хуже может стать.
  Пока мы стонем: "Вытерпеть нет силы",
  Еще на деле в силах мы терпеть.
  Песнь менестреля Виллигримма о трудности бытия.
  
  Аранта.
  Я не успела удивиться участию Оры во всем происходящем, как соседи с обеих сторон взяли меня за руки. Скорее даже не взяли, а прикоснулись к ладоням. И тут произошло что-то... оно было сродни вспышке, но на мысленном уровне. Внезапно наши руки слились в одно целое, и разжать их мы не смогли бы ни при каком желании. Я ощутила, как волной от одного к другому по нам протекла энергия, которая насыщалась нашей собственной силой. Это было тяжело, вроде как тебя выжимают словно тряпку, вытряхивая струей все твои силы. Пришлось напрячь все мышцы, до скрипа стиснуть зубы, чтобы только невольно не застонать.
  Волна не спадала, а нарастала с каждой секундой. На лбу выступила испарина, но пока я терпела. Неприятные ощущения, очень! Довольно болезненные, но не из самых тяжелых. Вскоре давление стало нарастать. Сила быстро покидала меня, впитываясь во что-то куда более могущественное, что я со своими слабыми познаниями не могла ни понять, ни даже увидеть.
  И тут пришла боль. Немыслимо сильная боль, будто жизнь капля за каплей покидала мое тело, выпивая душу до дна. Я не видела других, но знала, что им также невыносимо трудно ощущать, как их сердца от страха сковывает хрустальным холодом.
  Боль нарастала. Теперь секунда казалась вечностью, повергая меня в бездну, полную первобытного страха и животного ужаса, словно я окунулась в живое воплощение хаоса. Перед глазами уже стояло красное марево, но я терпела. Терпела изо всех своих оставшихся слабых сил. До крови закусывала губы, чтобы не изойти криком. В какой-то момент подумала, что не выдержала адской муки и закричала, но нет - то были мои соседи, упавшие на колени и корчившиеся от нестерпимых судорог. Разомкнуть руки мы не могли, поэтому к моим невыносимым страданиям добавлялся страх, что круг вот-вот будет нарушен. Нет, я не позволю. Не сдамся! Я обещала, что выдержу и помогу. Я справлюсь. Должна!
  Однако новый приступ боли накрыл меня так внезапно и с такой ошеломляющей мощью, что я согнулась пополам, лишь силой воли удерживаясь на ногах. Стало еще тяжелее - все мои соседи обессилено повалились без чувств. Мне приходилось стоять, испытывая жуткую смесь жгучей боли и напряжения в сведенных судорогой руках.
  Секунда передышки, и новая волна. Из носа фонтаном брызнула кровь, заливая платье, и я, кажется, застонала. Перед глазами плясали радужные пятна, кружилась голова, а тело из верного соратника и доброго помощника превратилось в источник терзаний, комочек обнаженных нервов.
  Голова закружилась сильнее. Глаза заволокло тьмой, казавшейся черной беспросветной хмарью, и я начала терять сознание. О нет! Только не это! Я обещала! Я должна! Больно, но ведь ЕМУ еще хуже!
  Я упала на колени и цеплялась за последний лучик сознания, как утопающий за тусклый свет надежды. Боль уже немилосердно перешагнула порог чувствительности. Она стала всеобъемлющей, вечной, и спасением от нее могла быть только смерть...
  Перед погружением в разверзшуюся хлябь я успела лишь мысленно прокричать, надеясь, что ОН каким-то неподвластным Богам образом услышит: "прости, любимый, я держалась... прости..."
  
  27.
  ...беспросветный мрак,
  И человеку бедному так худо,
  Что даже я щажу его покуда...
  Некромант, пресытившийся жизнями, а потому находящийся в хорошем настроении.
  Эгосихора.
  Я проснулась в своей комнате в Доме темных. Не знаю, сколько времени провалялась без сознания, но до сих пор чувствовала дикую слабость во всех чреслах. Мысли неумолимо возвращались к одному и тому же - я не смогла!
  Это было невыносимо! Такая оглушающая боль... и все ради того, чтобы провалить дело всей моей жизни! Да, я горда собой - справилась с физическими мучениями на этом смерти подобном ритуале. Обманула всех, спрятав изрядную часть энергии. Однако то, зачем направлялась в Дом светлых, осталось невыполненным...
  Я огляделась - комната была пуста. Что ж, самое время восстановить силу. Не хватало еще после всего произошедшего отлеживаться в кровати несколько дней, и так собой более чем недовольна!
  Быстро сняла браслеты и ощутила такой прилив энергии, что голова пошла кругом. Хорошую безделушку мне посчастливилось приобрести - эти с виду скромные и ничем не примечательные браслеты не только вбирали в себя и сохраняли большую часть силы, но и поддерживали во мне энергию благодаря впитанному резерву. Только за счет них я смогла без особых осложнений пережить такой иссушающий ритуал и обойтись без существенных потерь.
  Я раньше слышала, что при проведении этого обряда маги так истощаются, что вынуждены восстанавливать потерянную силу в течение долгих месяцев. Насколько это правдиво судить сложно, в каждом случае бывает по-разному. Я была довольна приобретенной вещицей, поскольку помимо душевных терзаний из-за неосуществленного желания мне еще не хватало физического страдания, а уж тем паче - энергетического!
  Прошлое задание было богато на занятные вещи. Среди прочих полезных и не очень амулетов и талисманов мне достался совершенно непонятный предмет: серая каменная пирамидка с гладкой матовой поверхностью размером с мою ладонь. Материал мне был совершенно незнаком, но по какой-то причине со странной вещью расставаться не хотелось. Пусть будет, да и всегда полезно пополнить знания о новых изобретениях. В том, что материал является каким-то хитроумным изобретением, я не сомневалась, потому что магического фона он не издавал, следовательно - это алхимическая новинка, а я и сама нередко баловалась древней наукой.
  Я размышляла о несущественных мелочах, продолжая лежать в кровати, ведь то, что случилось в Доме светлых, вспоминать не хотелось. Но мысли упрямо возвращались к обряду. Тогда все смешалось в один сплошной комок боли и ярости. Я не хотела участвовать в спасении заклятого врага, но не могла отказать себе в удовольствии наблюдать его смерть. В итоге ситуация вышла из-под моего контроля и я... все-таки помогла ему. Ненавижу! И буду казнить себя за это до тех пор, пока не осуществлю свою месть.
  Он был там. Беспомощный, израненный. Мне достаточно было совершить едва уловимое глазу движение, и одним врагом стало бы меньше. Но не смогла. Проклятье! Страдания других эльфов для меня невыносимое зрелище! Как можно забыть об этом?! Он был уже почти за гранью, с ним и его друг, а я не смогла пересилить себя и сделать единственное движение. Я слишком хорошо натаскана - никто в такой суматохе не заметил бы во мне убийцу наследника, но... не смогла. Демоны!
  В ярости я соскочила с кровати и заметалась по комнате. Поздно! Шанс упущен!
  Чтобы не привлечь внимание слуг шумом и избавиться от дикого желания немедленно что-нибудь разбить, я заставила себя сесть и начала дышать как при фехтовании: размеренно, экономно и глубоко. Немного помогло, но ярость не утихла.
  Не буду пока об этом думать. Месть лучше планировать с холодным рассудком. Поразмышляю пока о... да хотя бы о ней, о светлой - Аранте.
  Странная девчонка, всякий раз она заставляет меня удивляться, и при каждом удобном случае выкидывает какую-нибудь новую, еще более шокирующую штуку. То рвется в бой с оборотнем, вооруженная одним лишь луком, а потом бездыханная падает в обморок, то в сражении с гоблинами отвлекает соратников любыми возможными способами, то теперь искренне переживает за принца и заводит знакомства с одним из самых сильных магов города. Кстати, кто это был? Я никогда раньше о нем не слышала. Надо бы поспрашивать, наверное...
  Мои размышления прервал звук, который издал проголодавшийся желудок. Восстановленная энергия, конечно, хорошо, но и о собственном здоровье неплохо позаботиться. Замечательно, как раз настало обеденное время.
  Я наскоро переоделась и спустилась вниз, где не встретила ни одного дроу. Странно, куда все делись? Поймала первого встреченного слугу и хорошенько его встряхнула, частично снимая раздражение и одновременно приводя того в чувство.
  - Где все?
  - Я... они... это...
  - Да прекрати ты заикаться, поди, не первый день тут служишь!
  - Нет. Вторую неделю, - человек опустил голову, пряча испуганные глаза.
  - Прелестно. Тогда просто скажи мне, где все?
  - Госпожа Рина сейчас в своем кабинете, а остальные находятся в комнатах. Большинство из них еще без сознания, а другие слишком слабы, чтобы двигаться.
  Я отпустила слугу и призадумалась. Это сколько же энергии вкачали в двух принцев недоделанных, что столько сильных магов на долгое время выведены из строя? Покачала головой, понимая, что бесполезно строить догадки, проще спросить у той, которая всегда в курсе всего.
  Направилась к Рине, хозяйке. Кабинет ее был небольшим, но со вкусом обставленным и выдержанным в синих тонах. При виде меня Рина подняла голову и кивком поздоровалась. Эльфийка выглядела уставшей и даже слегка постаревшей, а под глазами у дроу залегли голубые тени, свидетельствующие о переутомлении в последние дни.
  - Эгосихора, я рада, что ты чувствуешь себя лучше, чего не могу сказать о своих домашних.
  - Рина, - я села в кресло напротив нее и скрестила на груди руки, - сколько я была без сознания?
  - Два дня. Признаться, удивлена, что после такого выброса силы ты смогла самостоятельно встать, не говоря уже о том, чтобы навестить меня.
  - Но ведь ты же здесь, - я пожала плечами, предоставляя ей самой строить догадки по поводу моего здоровья, и самым небрежным тоном поинтересовалась, - как там наследники?
  - Плохо. Вся надежда была на обряд, но ты и сама видела, что они уже обеими ногами стояли за порогом жизни. После ритуала они сделали шаг назад и теперь неизвестно, в какую сторону Боги уготовили им путь. Маги истощены, и мы не знаем, что еще предпринять для их спасения. Некоторые из моих домочадцев через несколько дней отправятся к озеру Фир, но не думаю, что их восполненная сила каким-либо образом сможет помочь.
  Я возликовала, но постаралась скрыть эмоции, переводя разговор на другую тему, также интересующую меня.
  - Рина, а кто был тот маг, что стоял в первом круге? Светлый эльф с темными волосами?
  - Орос?
  - Его так зовут?
  - Да, видимо ты о нем спрашиваешь. Никто не знает, кто он.
  - Но как же? - Я была удивлена. Нет такого существа, о котором бы разведка дроу не смогла бы выяснить всю подноготную.
  - Да, ты права. Но он такой, какой есть - таинственный и потрясающе сильный. Мы, впрочем, как и светлые, знаем только его имя, но какому роду он принадлежит - неизвестно. Он частый гость Светлого Леса, а также Темного...
  - Что?
  - Ты не ослышалась, - Рина потерла виски, морща брови от усталости, - он посещает Темный Лес, возглавляя делегации послов, и уполномочен вести переговоры на свое усмотрение. Вот так-то.
  - Надо же, - я на минуту задумалась, - и маг он выше среднего.
  - Гораздо выше среднего, - хозяйка Дома голосом выделила слово "гораздо", привлекая мое внимание к степени могущества этого загадочного эльфа.
  - А почему тогда он живет в портовом городе? Или он прибыл сюда ненадолго?
  - Нет, он действительно здесь живет. Эгосихора, я не знаю о нем ничего больше. Расспроси свою матушку. Вот уж кто сможет ответить тебе на этот вопрос.
  Для Рины, как главы темных эльфов в портовом городе, не было секретом мое положение в гильдии убийц, а также она знала об узах, связывающих меня с Герцефоной, что руководит этой гильдией на протяжении более двух веков. Поэтому я решила последовать совету эльфийки и обратиться к матушке, тем более что мы с ней уже довольно долгое время не виделись.
  Поблагодарив Рину за беседу, я откланялась.
  
  28.
  Время губит все в подлунной,
   Только им прожить века.
  Песнь менестреля Виллигримма о воскресшей надежде.
  Аранта.
  "Ох, как же я голодна!" Только одна эта мысль пульсировала в моем затуманенном мозгу. Я осознавала, что лежу, но сил открыть глаза не было. Я чувствовала опустошение во всем теле, оно словно было отлито из свинца. С трудом, прилагая титанические усилия, я приоткрыла веки и тут же голову мне прострелила такая боль, что я невольно застонала.
  Кто-то приподнял меня, заботливо поддерживая, и влил в рот вязкую безвкусную жидкость. Спустя некоторое время боль отпустила, и я смогла открыть глаза и осмотреться.
  Я лежала на кровати в своей комнате, а рядом со мной сидела пожилая травница, обмакивающая в тазике тряпку.
  - Очнулась? - Ворчливо поинтересовалась старуха и, не дожидаясь ответа, приложила к моему лбу влажную ткань, пропитанную укрепляющим отваром.
  - Кто ты? - Я говорила тихо, но на это, казалось, ушли все мои силы.
  - Я Рамма. Не разговаривай. Тебе надо отдыхать.
  Я послушно закрыла глаза и с облегчением погрузилась в легкую дремоту. Странно, почему рядом со мной эта женщина? Я больна? Но когда успела? Все тело болит и ломит, а сил нет даже для разговора. Что случилось?
  Я лениво припоминала какие-то события, не связанные между собой, а потом передо мной возник образ гранитной глыбы, на которой распростерлось два безжизненных тела.
  - О-о! - Я вспомнила все: и раненых принцев и ритуал по их спасению.
  - Я же сказала - отдыхай! - Травница попыталась влить в меня еще какую-то гадость, в которой я по запаху определила снотворное.
  - Нет, пожалуйста! Не надо! Мне... где Орос? - Я уцепилась за образ загадочного эльфа, уверенная в том, что он-то точно все знает и сможет мне сказать, что с Ритором. Он стоял в первом круге, он имел власть оставить меня на ритуале... он намного могущественнее, чем я думала.
  - Я Рамма, - травница, безразличная к отчаянной мольбе, поднесла к моим губам чашку и вновь попыталась влить снотворное, но я из последних сил замотала головой, сопротивляясь старухе, - пей, тогда позову Ороса.
  Это подействовало. Я перестала препятствовать вредной Рамме и торопливо выпила полную чашку.
  - Ты обещала, - перед глазами зависла сероватая дымка, а голос мой доносился как будто со стороны, - Орос...
  - Придет твой Орос, отдыхай.
  - Ритор... - это была моя последняя мысль, в следующее мгновение я провалилась в забытье и не могла больше слышать ворчания старой травницы.
  - Орос, Ритор... ты бы, девонька, определилась уже...
  * * *
  Следующее мое пробуждение было похоже на первое, только с той разницей, что я все помнила, а потому сильно беспокоилась и переживала. Боль стала потише, а слабость все не проходила. Рядом с кроватью по-прежнему сидела Рамма, но на этот раз она дремала.
  Я не стала беспокоить старуху, справедливо опасаясь очередной порции какой-нибудь гадости. Это же не знахарка, а демон в юбке, отравительница! Вместо того чтобы успокоить меня, болезную, она обманом опаивает, а потом и сама дрыхнет. Где ее только отыскали?
  Я попыталась привстать, но тут же рухнула обратно на подушки. Голова кружилась, а к горлу подступил тошнотворный комок. Нет, так дело не пойдет, мне НАДО встать и найти Ороса. Как я могу отдыхать, не зная что с Ритором? Крамольную мысль о том, что принц, может быть, уже расстался с жизнью, я отметала без всяких сомнений.
  Я перевернулась на бок и спустила с кровати ноги. Обрадованная таким успехом, осторожно присела, пережидая пока комната перед глазами перестанет кружиться. Опираясь на кровать, я встала и пошатнулась. Ноги не слушались, а головокружение усилилось. Из носа тонкой струйкой потекла кровь, но я упрямо стиснула зубы. Вот уж нет, я так просто не сдамся.
  Я сделала пробный шаг и остановилась передохнуть. Расстояние до двери в этот момент показалось мне непреодолимым, однако я целеустремленно переползала со скоростью пожилой улитки, стараясь ровно дышать и не делать резких движений. Вот, наконец, дверь, я осторожно открыла ее, сделала шаг за порог и качнулась. Боясь упасть, я обеими руками вцепилась в косяк и так и пошла, медленно, держась за стены. Коридор был пуст, и я сообразила, что не знаю, где может находиться Орос в данный момент. Этот светлый эльф был единственной надеждой, заставляющей меня двигаться и мыслить, ведь если он не поможет, то никто не будет в силах этого сделать.
  Думать и идти я не могла. Оставалось что-то одно, а посему я в растерянности остановилась, дотрагиваясь рукой до стены и используя ее в качестве опоры. Шаги за спиной я услышала слишком поздно, поэтому, когда попыталась повернуться, неловко взмахнула рукой и начала оседать на пол. Перед глазами стоял туман, не давая мне различить очертания подошедшего.
  Чьи-то сильные руки подхватили меня, не позволяя коснуться пола, и прижали к себе. Я с благодарностью припала к плечу, отстраненно различая приятный сильный запах и чувствуя, что силы окончательно покинули меня.
  - И что, позволь поинтересоваться, ты здесь делаешь? - Орос! Я открыла глаза и столкнулась с его стальным холодным взглядом, в котором под покровом суровости затаилось беспокойство.
  - Орос, она не хотела тебя звать, - я жалобно наябедничала на злую Рамму, а эльф уже вносил меня в комнату.
  При виде вошедшего со мной на руках мага, травница подскочила со стула, заохала и засуетилась, боясь испытать на себе гнев грозного эльфа.
  - Оставь нас, - Орос даже головы не повернул в ее сторону, и старуха мышкой проскочила в дверь.
  Эльф осторожно уложил меня на кровать и подоткнул одеяло.
  - Зачем ты встала?
  - Я хотела найти тебя, - я с блаженством понежилась в подушках, а он осторожно стер кровь с моего лица оставленным травницей полотенцем.
  - Зачем?
  - Что с Ритором?
  Эльф некоторое время молчал, разглядывая противоположную стену. Я запаниковала, страшась услышать ужасную новость, и умоляюще дотронулась до руки светлого.
  - Принцы живы, но все еще на грани. Мы смогли восстановить их ауру, но залечить раны были не в силах. Слишком большая кровопотеря вкупе с энергетическим истощением. Кризис не миновал.
  Я закусила губу, слушая эльфа. Это я виновата, я не смогла вытерпеть и потеряла сознание. Надо было держаться, а я...
  - Аранта, все в порядке.
  - Что? - Я вынырнула из пучин самобичевания и удивленно посмотрела на Ороса.
  - Все в порядке, - спокойно повторил эльф, - ты хорошо справилась, и, похоже, тебе свойственно несколько недооценивать собственные возможности. По сути, ты одна держала круг. Все остальные потеряли сознание задолго до завершения обряда, ты же - за мгновение. Нам хватило времени и нашей общей силы, чтобы успеть восстановить ауру принцев. Так что, я должен сказать, что ты все выполнила правильно.
  - Спасибо, - я неуверенно улыбнулась, не понимая почему он так скупо похвалил меня, - а сколько я тут провела?
  - Неделю. Я навещал тебя и проверял твое самочувствие. Ты сильно истощила свой резерв, но ауру не затронула, так что тебе сейчас нужно просто отдыхать и восстанавливать силу.
  - Хорошо, - я устало прикрыла глаза, не в силах бороться с накатившей сонливостью и слабостью, - Орос?
  - Да, я слушаю.
  - Пусть эту Рамму приставят кому-нибудь другому. Она мне не нравится.
  - Договорились, - я услышала насмешку в голосе эльфа, но проверить не решилась - веки отяжелели, и я начала проваливаться в сон.
  - Орос, спасибо, что навещал меня, - прошелестела я, отдаваясь во власть благотворного забытья. Было бы удивительно и просто немыслимо, если бы он также заботился о ком-то еще, например, о том же рыжем, так что я была ему искренне благодарна за проявленное беспокойство.
  - Любовь - родная сестра смерти. В наше жестокое время только они и имеют значение... - Я уже мирно путешествовала по стране грез, когда эльф покинул мою комнату, так что его последние слова адресовались вечности.
  * * *
  - Ну, ты, подруга, дала жару!
  - Альт!!!
  - Собственной персоной, - человек с фиолетовыми волосами церемонно склонился в поклоне, появившись на пороге моей комнаты.
  Я проснулась еще утром и до самого полудня пряталась от тревожных раздумий за учебником по демонологии. Вставать с кровати мне категорически запретила леди А"Лень, которая с утра заскочила проведать меня и тут же улетела на очередное свидание с Кантриэлем (заметьте - в его спальне! Сатир якобы ухаживала за ним, восстанавливая его своими травками. Угу, а я маленькая наивная девочка!..) Я была еще слаба, а потому не могла не последовать совету подруги лежать.
  Было просто невыносимо, пока я не приступила к изучению занятной книжицы (это же целый новый незнакомый мне мир! Мир демонов!). Однако, несмотря на полное погружение в запоминание незнакомых терминов, я постоянно возвращалась мыслями к лежащему в соседнем зале неподвижному принцу, и поэтому искренне обрадовалась визиту Альтаира. Уж этот-то точно заставит меня хоть ненадолго отвлечься, не думать...
  - Как ты узнал?
  - Шутишь? - Альт присел на стульчик рядом с моей кроватью. - О ваших этих принцах весь город говорит! А особенно про перемирие, заключенное между темными и светлыми, которого не смогли добиться никакие послы ни с чьей стороны. И вот тут, пожалуйста! Общая беда объединила эльфов. - Я удивилась новости, но не более того, все-таки Темный и Светлый Леса представлялись мне слишком недосягаемыми для восприятия. - Я уже неделю слоняюсь по гильдии магов, - продолжал человек, - но мне пока строго настрого запретили тренироваться - у них все ходячие стали вдруг лежачими, так что прибирать за мной некому. Тебя там не было, вот я и наведался к вам в Дом.
  - А почему тебя тогда не было?
  - На ритуале? Так тебя, по идее, тоже не должно было быть.
  - Почему? - Я нахмурилась, убирая учебник в сторону.
  - В этом обряде могли участвовать кроме самих магов и ведьм только те ученики, которые не менее нескольких лет обучались магии. А таких недоделанных, как мы с тобой, туда бы и на полет стрелы не пустили. Как ты пробралась на этот демонов ритуал? И зачем?
  - Э-э... - я покраснела, не желая выдавать нежных чувств к одному из наследников, - упросила Ороса оставить меня.
  - Да? Наверное, силен этот Орос - большинство учеников, превосходящих тебя в умениях, не допустили.
  - М-мм... А как у тебя дела? - Я отчаянно пыталась увести разговор в более безопасное русло.
  - Нормально. Как же еще? Тренируюсь на заднем дворе родительского дома... э-э... почти успешно...
  - Ага, конечно, - я хитро улыбнулась, - никого из слуг сковородкой не убил?
  - Издеваешься? Я великий маг! Я сорок два года провел в горах!
  - Учась метать сковородки, знаю.
  Альт насупился и хмуро уставился на меня лазоревыми глазами:
  - Насмехаешься, да? Ты вот пользуешься моментом, опускаешь мою самооценку ниже плинтуса. Вот только выздоровей - буду мстить, так и знай!
  Я расхохоталась, представляя, как этот горе-маг колдует мне вместо огненного шара букет цветов. Ужасная месть! В этот момент, пока я еще смеялась, дверь приоткрылась, впуская в комнату Ороса.
  - О, прости, Аранта, не думал, что у тебя гости. Зайду позже.
  - Нет-нет, - я поспешно приподнялась на подушках, стараясь удержать эльфа, - проходи. Знакомьтесь, это Альтаир, - и повернулась к человеку, - а это тот, о ком я тебе говорила - господин Орос.
  Мужчины церемонно раскланялись, и Орос, за неимением другого свободного места, осторожно присел на край моей кровати. Я заметила, что эльф кинул на Альтаира внимательный изучающий взгляд, но промолчал относительно своих мыслей.
  - Как ты себя сегодня чувствуешь?
  - Уже лучше, - я улыбнулась и тут же поторопилась задать более всего интересующий меня вопрос, - как принц...ы?
  - Без изменений. Маги пока ничего не могут сделать, им самим нужно время на восстановление, так что мы ничего не предпринимаем.
  - Я, пожалуй, пойду, - Альтаир начал торопливо прощаться, ощущая дискомфорт в присутствии невозмутимого эльфа, - Ари, выздоравливай скорее. Прощайте, господин Орос.
  - Спасибо, что навестил.
  Дверь за молодым магом закрылась, но Орос еще какое-то время прожигал ее взглядом.
  - Кто это был?
  - Альт? - Я пожала плечами. - Мы с ним вместе тренировались в гильдии. Он маг хаоса, так что нас там не очень любят. М-мм... Орос?
  - Да, - эльф переместился с моей кровати на стул.
  - Я давно хотела спросить, только не знала у кого...
  - Я слушаю.
  - Э-ээ... даже не знаю как бы это сказать...
  - Аранта. Ты уж определись: ты хочешь спросить или сказать? - Орос саркастически приподнял правую бровь.
  - Спросить, - буркнула я, уже жалея, что завела об этом речь.
  - Так спрашивай. Или успела передумать?
  - Нет, - вот теперь из принципа спрошу! Кто я по его мнению? Взбалмошная дамочка, сама не знающая чего она хочет? - Орос, мой вопрос может показаться бестактным, но ответ на него очень для меня важен.
  - Хорошо, я слушаю, - мой собеседник изобразил на лице соответствующее случаю внимание и весь обратился в слух.
  - Знаешь, как-то раз Ритор сказал, что помолвлен. Ты мог бы мне рассказать кто она?
  - Она? - Оросу уже не приходилось только изображать внимание. - Зачем тебе это?
  - Надо.
  - Если Ритор тебе ничего не захотел рассказывать, почему ты думаешь, что я отвечу?
  - Не знаю, - в самом деле, на что я рассчитывала? Наследный принц никогда не опустится до увлечения безродной ведьмочкой, а вот...
  - Это достойная девушка, дочь одного весьма уважаемого главы Дома, - Орос все-таки ответил, только это как-то не очень походило на то, что я хотела услышать. - Тебя что-то еще интересует?
  - Да, - я вздохнула, - у него на запястьях браслеты. Обручальные. Что они собой представляют?
  - Хм-м, а ты внимательная. Ну что ж, здесь, я, пожалуй, могу подробно объяснить. У эльфов существует традиция, по которой молодая пара, заключая помолвку, получает по паре браслетов. Они бывают разные, но у знатных родов все до единого зачарованы. В основном на них лежит заклятие верности, ведь помолвка - это своего рода проверка чувств, по истечению которой заключается брак, или не заключается. Так вот, нося эти браслеты, оба помолвленных эльфа не могут позволить себе проявить каких-либо иных чувств, кроме дружеских, по отношению к другому существу. Если же такое произойдет, то, в зависимости от силы заклинания, того, на кого были направлены эти чувства либо испепелит, либо случится что-то иное, не менее радостное.
  - Какой кошмар! - Искренне возмутилась я.
  - Почему же? Если двое друг друга любят, то для них это не является проблемой. А если нет, то и смысла заключать помолвку нет. По истечении какого-то времени, установленного родными влюбленных, браслеты либо снимают, либо заменяют свадебными. Но до тех пор обручальные браслеты никто снять не может, кроме того, кто их надевал. Такова традиция.
  - А кто надевал их Ритору?
  - Король. - Это короткое слово рубануло мою хлипкую надежду, разрывая ее пополам. Но предаваться безутешным мыслям в присутствии полного сарказма эльфа я не захотела.
  - Спасибо, Орос, - с достоинством поблагодарила, загоняя хлынувшие эмоции поглубже в подсознание, - ты очень помог мне.
  - Пожалуйста, - эльф усмехнулся, перевел взгляд в сторону и тут же заметил мою книжку, край которой выглядывал из-под одеяла. - Читала?
  - Угу.
  - И что же ты читала? Свадебные обряды народов мира?
  - Э-э... нет... книжку... - я постеснялась признаться, что после той встречи с демоном заинтересовалась мистической наукой, а шутки этого порой несносного эльфа вгоняли меня в краску.
  - Я вижу, что книгу. О чем она? - Я тяжело вздохнула, но покорно протянула Оросу томик, смущенно пряча глаза. Ведь все равно не отвяжется. Эльф как-то странно осмотрел мой учебник, как будто встретил старого знакомого в совершенно неподходящем для него месте. - Х-мм... Вот даже как?.. И тебе это интересно?
  - О, да! Я пока плохо во всем разбираюсь, но уже поняла, что о демонах раньше практически ничего не знала. Самым сложным является то, что определенного ритуала их призыва и управления ими нет, а здесь собраны всевозможные рассказы очевидцев и участников. В них масса сведений, но все же каждому демонологу предстоит выявить собственный путь...
  - Да я вижу, ты в серьез этим увлеклась? - Орос приподнял правую бровь, скрывая любопытство под легкой иронией.
  - Ну... это все так занимательно!..
  Орос вернул мне книгу и встал.
  - Если у тебя возникнут вопросы - обращайся. Я помогу объяснить моменты, которые ты сама не поймешь.
  - Спасибо, - я искренне обрадовалась. Вот здорово! Он такой сильный демонолог, если вспомнить ритуал призыва того демона, виденного мною на лесной дороге - мне везет!
  Эльф пожелал мне скорее поправляться и покинул комнату.
  Я опять была предоставлена сама себе, но в этот раз не скучала, а с упоением вчитывалась в описание очередной пентаграммы призыва, которую использовал достопочтенный демонолог, живший века до моего рождения. Вот ведь как хорошо!.. еще бы Ритор поправился... а про то, что он помолвлен и, по сути, принадлежит другой вообще пока думать не буду... Уж лучше пусть он будет здоров и счастлив с ней, чем умрет на холодном граните рядом со мной...
  * * *
  Я уже четвертый день предавалась ничегонеделанию, лежа в постели. Все было бы ничего, если бы не постоянное беспокойство, снедающее меня с утра до ночи. От осознания собственного бессилия я начала молиться: жарко, истово... как умела...
   День близился к вечеру, а я так ни с кем и не поговорила. Никому не было до меня дела. От злости и неведения я уже хотела встать, нарушив всяческие запреты, и самостоятельно отыскать источник информации по здоровью принцев. Я даже успела спустить ноги с кровати, но в этот момент ко мне в комнату вошел Орос. Он навещал меня ежедневно и в последние дни не имел привычки стучать, хотя всегда заходил именно в то время, когда я больше всего в нем нуждалась.
  - И далеко ли собралась? - Эльф с непередаваемой иронией вздернул правую бровь, взглядом указывая на мои болтающиеся в воздухе ноги.
  - Э-э...
  - Только не говори, - вздохнул светлый, возводя глаза к потолку, - что опять на поиски меня.
  - Тогда промолчу, - я с готовностью согласилась, возвращая конечности под одеяло.
  - Давненько за мной молоденькие девушки не бегали!.. - Орос шутливо покачал головой, притворно вздохнул и сел на стул, который занимал почетное место около моего изголовья.
  - Я... нет... - я покраснела, не зная как реагировать на шутку, однако эльф пришел мне на выручку, заменяя явный шутливый тон скрытой иронией.
  - Ты так уверена в своих вернувшихся силах, что готова уже без помощи и поддержки ходить по Дому?
  - Да, - я надулась, - сколько мне тут еще валяться? Я вполне поправилась, и хочу... то есть... я думала...
  - Продолжай, - он неописуем! Ведь знает же, что я хотела навестить Ритора, и плевать, что к принцам никого не пускают - прорвусь!
  - Который час? - Я невинно сменила тему, но никого этим не обманула.
  - Послеобеденный.
  - А-а... И как?
  - Обед?
  - М-мм... ну да.
  - Вкусный.
  - А-а... - содержательная беседа, ничего не скажешь... Он что, не может сам начать разговор? Обязательно клещами тащить? - Орос, - я начала сердиться, - ты же знаешь, что меня интересует вовсе не обед!
  - Неужели ужин?
  - Орос!
  - Да ладно, я понял. Просто решил тебя немного взбодрить.
  - Угу, шутник!
  - Все по-прежнему, - эльф вздохнул, в очередной раз меняя игривый тон на серьезный, - принцам плохо. В сознание они не приходят, и, по-моему, им день ото дня становится хуже.
  - Но, Орос... А маги? Они что же, ничего не могут сделать?
  - Они не хотят! - Эльф внезапно рассердился своим мыслям и резко замолчал.
  - Почему? - Я осторожно приподнялась на подушках, заглядывая в глаза необычного собеседника.
  - Они...
  В дверь заколотили, прерывая беседу, и я раздраженно бросила в пространство разрешение войти. Вот не комната, а проходной двор какой-то! И именно тогда, когда это вовсе не к месту!
  - Господин Орос! - Слуга с испуганным лицом топтался на пороге, не решаясь его перешагнуть.
  - Что случилось?
  - Принцы... им хуже... маги послали за вами.
  Орос при этой новости спешно поднялся, намереваясь уйти вслед за слугой, но я успела схватить его за руку.
  - Орос! Пожалуйста! Возьми меня с собой!
  Эльф обернулся, и я невольно поразилась выражению его лица, расчетливому и хитрому. Что, демоны его забери, он замышляет на этот раз?!!
  - Хорошо, - светлый вдруг легко (для меня уж точно легко! даже уговаривать не пришлось) согласился и подал мне вторую руку.
  Безумно обрадовавшись возможности увидеть Ритора, я тяжело оперлась о протянутые руки эльфа и попыталась встать. Голова кружилась, в глазах плясали зеленые пятна, а ноги резко подкосились. Я переждала слабость, а Орос, бережно поддерживая меня за талию, терпеливо стоял рядом. Мы медленно направились к заветной круглой зале, причем он почти нес меня, но я упрямо передвигала ногами, ни за что на свете не желая упустить возможности увидеть и помочь своему принцу.
  Зала опять оказалась полна народу и на наше скромное тихое появление никто не отреагировал. Я оглядела присутствующих магов, но видела перед собой только состоящих при гильдии, ни одного из учеников на этот раз к принцам не допустили. Общим числом количество народу было намного меньше, всего человек двадцать (не только людей, но и эльфов, разумеется), чем при проведении ритуала, но после моей одинокой комнаты зала казалась переполненной. Эльф помог мне добраться до стены и оставил там, шепнув, чтобы я молчала при любых обстоятельствах. Я согласно кивнула, но стоило ему повернуться ко мне спиной, как тяжело опустилась прямо на пол - слабость возросла, так что я предпочла сидеть на полу, чем валяться на нем же в обмороке.
  Первым делом я глазами отыскала гранитный постамент. Изменений никаких не было, на нем все так же лежали эльфийские наследники, израненные, исхудавшие и бессознательные. Их бледные лица казались высеченными из мрамора, а неподвижность тел пугала безнадежностью. Я подавила душившие меня слезы и заставила себя сосредоточиться на происходящем.
  Орос за это время успел подойти к группе магов, которые отличались самым ярким оттенком волос, и теперь о чем-то раздраженно с ними говорил. Среди прочих находился и Рафаэль, однако багряноволосый эльф стоял чуть в стороне с отстраненным выражением на лице. Он не спешил поддержать Ороса, но не стал и противоречить ему. Я не могла расслышать их разговор даже со своим чутким слухом из-за многоголосого шума, создававшего своего рода фон, однако по жестам и выражению лиц догадалась, что Орос пытается в чем-то убедить упрямых магов, а те наотрез отказываются.
  Беседа затягивалась, но маги ни в какую не уступали доводам темноволосого эльфа. Их спор прервал стон, который тихим шелестом пронесся поверх голов толпы и многократно отразился о круглые стены зала. Я затравленно всматривалась в принцев, но понять, кто из них стонал было невозможно. Орос тоже несколько мгновений созерцал раненых, а затем обжег упрямых магов таким тяжелым взглядом, что даже я невольно поежилась. Те, естественно, выдержать его не смогли и отступили первыми, сдавая позиции на милость более могущественного эльфа. Я их прекрасно понимала - если Орос ТАК смотрит, то только отчаяние способно не дрогнуть перед ним.
  Четверка магов с яркими волосами различных оттенков, которых Оросу удалось убедить в чем-то, мгновенно выставили из залы всех остальных. Рафаэль по каким-то таинственным причинам удалился сам, на что Орос даже внимания не обратил. Значит, дело не в магии.
  В опустевшем зале четверка магов ворчала себе под нос какие-то сквернословия, но, тем не менее, они все безоговорочно разбрелись вдоль стен, с укоризной поглядывая то на меня, то на эльфа. Я догадалась о том, что задумал Орос в тот момент, когда эльф начал чертить на полу пентаграмму. Несколько долгих минут люди, затаив дыхание, наблюдали за его действиями, и я вместе с ними. Орос чертил так, чтобы гранитный монолит располагался ровно в центре пентаграммы, а закончив, расставил по ее острым углам толстые черные свечи, которые доставал, казалось, из ниоткуда, он их просто материализовал из воздуха и зажигал небрежным щелчком пальцев.
  Надежда во мне вспыхнула с новой силой - эльф спасет их, если он столь силен, что после прошедшего обряда не истратил большую часть силы, то, значит, теперь-то уж точно сделает все возможное... и невозможное.
  Как и тогда на лесной дороге, Орос произнес короткую отрывистую фразу на неизвестном мне языке, и в центре пентаграммы, рядом с принцами в клубах красного едкого дыма появился виденный мною раньше демон. В этот раз лицо его отражало не дружелюбие, а беспокойство. Он медленно перевел взгляд с вызвавшего его эльфа на Торна, и я заметила проблеск печали и сожаления в черных демонических глазах (ничего не понимаю, разве демоны способны испытывать такие чувства, а тем более по отношению к какому-то эльфу, пусть даже и наследному принцу?). Но уже через мгновение демон вновь повернулся к Оросу и между ними состоялся длинный разговор, который ни я, ни окружающие меня маги понять были не в силах. То, что язык является неизвестным даже для самых сильных присутствующих здесь магистров, я определила по их ошеломленным лицам, все более вытягивающимся по мере продолжения беседы Ороса с демоном. Однако хорош мой знакомый! Заткнул за пояс даже самых-самых! Боги, да кто ж он такой?! Хотя, сейчас это не имеет никакого значения...
  * * *
  Кровь! Горячая свежая кровь!
  Кто там хотел меня видеть? Дым, запах серы, багровые всполохи на стенах - обычно это впечатляет и подталкивает к большим жертвам. Жалкие людишки! Я уже чувствую их страх и благоговение передо мной. Они осязаемы и наполняют меня силой, дают невероятную власть над ничтожными жизнями! Такое удовольствие - за возможность насладиться страхом получить теплую пульсирующую влагу! И запах смерти! Заманчиво. Он будоражит и пьянит, призывно зазывая. Агония. Долгая, мучительная. Запекшаяся кровь, множество ран и близкий отход души - нежнейший аромат, доносящийся сквозь тонкий слой пространственной преграды.
  Кто сегодня будет расплачиваться? Орос. Занятно. За такую кровь не жалко потратить свое время, пожалуй, даже снизойду до разговора. Кто еще? Орос не боится, никогда не боялся, но здесь есть страх, чей? Людишки и... не может быть...
  Сделка. Помощь. Что ж, помогу. Даже цену заламывать не стану. Не из уважения к Оросу, - мы с этим чувством почти незнакомы, а из солидарности к нему. Наш. Потом расквитаемся. Хотя, нет. Воспользуюсь. Такая возможность! Кровь! Много крови! Крови Ороса и самых сильных магов! Была бы возможность... был бы не Орос, тогда... крови бы мне надолго хватило!..
  * * *
  Демон закончил говорить, поднял руки на уровень груди, и в них с тихим хлопком появилась чаша. Орос принял ее и направился к магам. Я не понимала его действий, но с любопытством разглядывала чашу. Она была сделана из странного зеленовато-желтого металла, и усыпана драгоценными камнями, которые были так искусно вставлены, что создавали на поверхности объемное изображение человеческого черепа. Я передернула плечами, отгоняя невольные малоаппетитные мысли.
  Орос двигался от одного мага к другому, но лишь когда он подошел к последнему, я смогла определить, что они делали. Маги поочередно доставали кинжалы, судя по узкому изломанному лезвию и длинной рукоятке - ритуальные, резали себе ладонь и капали кровью в предусмотрительно подставленную Оросом чашу. У меня по телу побежали мурашки, а волосы на голове начали неумолимо вставать дыбом. Эльф уже обошел магов и теперь подходил ко мне.
  Я с трудом по стеночке смогла встать на ноги, так что, когда он приблизился, встретила светлого с прямой спиной и спокойным лицом. Предательская дрожь во всем теле выдавала слабость, а легкое головокружение вызвало испарину на лбу, однако это только подстегнуло мое стремление казаться сильнее. Эльф подошел ко мне вплотную и внимательно посмотрел, выискивая что-то в глубине глаз, на самом дне моей души. Я не отвела взгляда, отвечая вызовом. Я боялась, но ни за что не хотела бы показать этого в его присутствии и тем более в присутствии надменных магов. Удовлетворенный моим безмолвным ответом, темноволосый эльф достал из-за пояса свой кинжал. Одного взгляда на это безыскусное оружие хватило, чтобы ощутить древнюю мощь и силу, которые словно жаркой волной растеклись вокруг длинного кривого серебряного лезвия. Простая черная рукоять, неизвестный символ на лезвии, смертельно острые грани, и аура жаждущего крови голода... Символ немного светился, а на самом лезвии, несмотря на его полированную зеркальную поверхность не отражалось ничего, ни мягкий свет комнаты, ни задумчивое лицо хозяина клинка. Меня пробрала невольная дрожь. Глядя на этот кинжал, я с легкостью могла представить, как срывался с губ предсмертный стон жертвы, как теплая красная кровь медленно капает с серебряного лезвия...
  Я заворожено наблюдала, как Орос аккуратно поставил чашу, на три четверти заполненную кровью магов, на пол, а затем взял мою кисть и занес руку с кинжалом. От невольного мгновенного укола страха рука слегка дрогнула, и он это почувствовал. Глядя в мои расширенные глаза, эльф тихо, уверенно и несколько умиротворяюще произнес:
  - Так надо.
  Два слова, но в них было вложено столько воли, что желание сопротивляться умерло, не успев родиться. Я медленно кивнула. Тогда Орос резко полоснул по моей ладони лезвием и подставил чашу. Я зачаровано следила за тем, как моя кровь, драгоценная влага жизни, струей стекает в демоническую чашу, но испытывала при этом тихую нежную радость, зная, что в немалой степени поспособствую возвращению Ритора к жизни. Когда моя кровь уже полностью заполнила чашу, эльф убрал ее и, едва касаясь, пальцами провел по порезу. Я посмотрела на ладонь, но она казалась нормальной, словно на ней и не было только что раны.
  Маг вернулся к демону и протянул ему чашу. Тот в свою очередь несколько томительных минут внимательно изучал поднесенную кровь, и тут его глаза ярко заполыхали, отображая пламя черных свечей и многократно его усиливая.
  Демон по очереди подходил к принцам и аккуратно вливал им в рот пожертвованную кровь, затем остановился у них в ногах и опрыскал остатками животворной влаги неподвижные тела. Закончив мистический и откровенно шокирующий ритуал, демон повернулся к Оросу и вновь протянул ему уже пустую чашу, но не вручая, а удерживая на расстоянии, точно в ожидании.
  Эльф достал виденный уже мной ритуальный кинжал и разрезал собственную ладонь. Я содрогнулась от отвращения, потому что в притихшем зале звонкий звук струящейся крови казался оглушающим и мрачно-монотонным. Маги наблюдали, как эльфийская кровь алой струей льется, дрожит, колеблется... наполняет чашу капля за каплей, и лишь алчный блеск демонических глаз отражается в каждой из них. Мне казалось, что это продолжалось вечность, но прошла от силы минута - две, когда демон легким, явно неохотным и едва заметным кивком прервал подношение. Орос неуловимым движением залечил еще кровоточащий порез и ответил демону более глубоким и многозначительным наклоном головы. После этого в одно мгновение демона окутал столб холодного яростного огня и все исчезло. Демон вернулся в свой мир.
  По залу пролетел вздох облегчения, но ни один из нас не смел ни двигаться, ни говорить. С отчаянием и тающей с каждой секундой надеждой я пробралась ближе к постаменту и, трепеща, до рези в глазах всмотрелась в принцев. Поначалу я ничего не замечала и хотела уже кинуться к Оросу за объяснениями, но потом обнаружила, что раны на телах принцев медленно затягиваются прямо на наших глазах, не оставляя после себя даже шрама. Я слышала биение собственного сердца, потому что маги тоже видели чудесное излечение наследников и от избытка впечатлений, а может и по иным причинам, стояли безмолвно. В воцарившейся тишине мы отчетливо теперь слышали размеренное дыхание двух эльфийских принцев. Они спали.
  Маги покидали залу по одному, не издавая ни звука, боясь нарушить покой царственных особ, одновременно и с радостью приняв новость об их выздоровлении, и с горечью смирившись с ценой этого исцеления. Я не двигалась, смотрела и боялась поверить, но Орос не дал мне насладиться молчаливым счастьем лицезреть Ритора здоровым. Он подхватил меня на руки как раз вовремя - силы резко покинули мое тело, и торопливо доставил меня в комнату, где привычно уложил на кровать и подоткнул одеяло.
  - Спасибо, - я лучезарно улыбалась. Ох, как я благодарна за все этому загадочному и невероятно таинственному эльфу!
  - Отдыхай. Вот, возьми, съешь это и спи, - Орос вложил мне в руку большое красное яблоко и поспешно покинул комнату.
  Есть мне не хотелось, а вот плакать - да. Со слезами облегчения уходили накопившиеся тревога, напряжение, страх, отчаяние и смятение. Незаметно для себя я провалилась в сон, зарывшись лицом в мокрую подушку.
  
  29.
  При вызове демона не обязательно соблюдать какую-то одну процедуру, как, например, призывать демона первого ранга только при помощи октограммы. Достаточно найти удобный для себя вид призыва, при котором возможно накинуть на демона подчинение и обезопасить мир от прорыва инферно. Но следует учитывать, что инквизиция чувствует открытые места и считает их именно прорывом. Не пройдет и получаса с момента призыва, как инквизиторы уже прибудут на место. Это тоже следует учитывать.
  Первый том учебного пособия для начинающих демонологов.
  Аранта.
  Тонкая струйка из вены течет.
  Капля за каплей - и кто-то умрет.
  Жизни обрывки пред взглядом встают,
  Черти в аду себе вилы куют.
  Новая жертва для страшных утех,
  Что совершила последний свой грех.
  
  Строятся башни, и бог вновь забыт.
  В каждой душе свой собственный быт.
  Темные силы готовят удар,
  Власти людские приносят им дар.
  Странная сущность, что землю сотрет.
  Каждый на ней за секунду умрет.
  Будут пополнены черных ряды.
  Время пошло - посмотри на часы... 1
  Я проснулась от собственного крика, тщетно пытаясь вспомнить, что во сне меня так напугало. Отзвуки странной ритмичной песни еще звучали в голове, но картинки смазались и мгновенно забылись. Странный сон, наполненный мистическим ужасом и предчувствием, но чего?..
  Утро только начиналось, но уснуть я больше не смогла. Тем более что слова песни продолжали меня преследовать, и я боялась вновь окунуться в тот сон, пришедший ко мне из-за грани нашего мира.
  Не в силах оставаться в комнате и решив, что раз вчера уже ходила на своих двоих, то и сегодня мне можно встать и прогуляться, я накинула на плечи плащ, взяла учебник и отправилась в сад, где уютно устроилась прямо на земле под душистым розовым кустом. Здесь, под прикрытием цветущих веток, было весьма приятно сидеть, уткнувшись в интересную книгу, и наслаждаться легким ветерком, который неторопливо гнал по лазурному небу сахарно-белые пушистые облака и доносил до меня солоноватый привкус моря.
  Я так увлеклась чтением, что не слышала легких кошачьих шагов, неторопливо приближающихся ко мне. Подошедшего я заметила только тогда, когда передо мной выросли две ноги, затянутые в узкие черные штаны и обутые в высокие кожаные сапоги. Я медленно перевела взгляд с ног на их обладателя, уже зная кого перед собой увижу, поэтому без особого удивления наткнулась на стальные холодные глаза, с интересом меня изучающие.
  - Привет.
  - Доброе утро, - Орос присел рядом со мной, аккуратно расправив манжеты на серой шелковой рубашке, - Аранта, что ты здесь делаешь?
  - Читаю, - "а что еще я могу делать сидя с книгой в руках?"
  - Меня интересует, почему ты читаешь ЗДЕСЬ?
  - Ах, это, - я безмятежно пожала плечами, закрывая фолиант с кожаным переплетом, - мне приснился страшный сон, и я решила прогуляться. А где же гулять кроме как в саду?
  - Например, в собственной кровати. Ты еще слаба.
  - Но не инвалид же! И потом, мне до смерти надоела и кровать, и комната. Я воздуха хочу! - "И вообще, ты мне нянька что ли?"
  - Как знаешь, - эльф отвернулся и задумчиво сорвал бархатный лепесток чайной розы.
  - Орос, - я сменила тон на просительный, - как там Ритор? То есть принцы?
  - Проснулись, позавтракали, пытались пошутить, в общем, чувствуют себя относительно хорошо, - я облегченно выдохнула, радуясь счастливому завершению этой истории, - завтра делегация отбывает в Светлый Лес, - "ох, слава Богам! А"Лень хоть обо всем остальном мире вспомнит", - а с ними вместе телепортируются наследники.
  - Что?! - "Нет! Не может быть! Ведь он только-только очнулся, я же еще даже не видела его, не говорила! Боги! Что же делать?! Ах, стены вынесу, и магов сожгу, если мешать будут!"
  Крепко задумавшись над возникшей проблемой, я слишком поздно заметила озадаченный и выжидающий взгляд Ороса. Что-то мне это напоминает... Проклятье!
  - Орос! Ты слышал?! - Я задохнулась от возмущения, поэтому только не закричала.
  - Что я должен был услышать? - Невинное выражение лица и хитрые глаза меня не обманули. Вот негодяй!
  - Ты слышал мои мысли, - это было утверждение, а не вопрос. О-о, ладно, вот и выход, - Орос, помоги мне, пожалуйста.
  - Помочь в чем? Аранта, ты же знаешь, я всегда готов прийти на помощь, только позови, - и улыбается. Несносный! Ведь заставляет же вслух сказать.
  - Гр-р... Я хочу увидеться с Ритором перед его отъездом. Это очень важно, даже больше - вопрос жизни и смерти ("А то я же умру, если не поговорю с ним!").
  - А что с этого получу я?
  - Ты? - Вот новости, никогда раньше такого не было. Хотя, он прав, ему-то какой смысл устраивать мне свидание. - Я не знаю, что тебе предложить.
  - Хорошо, - после непродолжительного молчания объявил эльф, - я согласен помочь тебе, но в обмен ты обещаешь мне выполнение некой услуги, которую я потребую от тебя в любой момент, когда мне понадобится.
  - Я согласна, - потом буду думать, на что я действительно согласилась, пока важно то, что я увижу Ритора, а остальное значение не имеет!
  После моего поспешного ответа Орос вытянул передо мной руку ладонью кверху и на ней тут же появился странный темный полупрозрачный цветок, искрящийся энергетическими нитями, где в немыслимом сочетании переливались черные, серые и пронзительно-фиолетовые вспышки.
  - Красиво, - я не поняла его действий, - но зачем это?
  - Так маги заключают между собой договоры. Ты должны сделать такой же из огня, ведь ты сейчас владеешь стихией огня?
  - Да, - не понравился мне его вопрос, что это вообще значит "сейчас владеешь"?
  Но я быстро откинула недовольство и вытянула руку, подражая Оросу. Как делать огненные цветы я понятия не имела, но припомнила слова мага, один единственный раз преподавшего нам с Альтаиром урок по основам магии. Я закрыла глаза и сконцентрировалась на точке внутри себя, где находился мой источник энергии, потянулась к нему и вытянула тонкую энергетическую нить. Я хотела создать что-нибудь похожее на цветок, но на ладони у меня вспыхнул небольшой огненный шар, сыпавший маленькими оранжевыми искрами во все стороны, который под взглядами моими и Ороса медленно и как-то нехотя приобрел очертания розы. Тогда эльф поднес к моему не самому удачному творению ладонь, и нити силы, приобретшие форму цветов, соединились, переплелись... и над нами уже парил один небольшой темный бутон весь в сполохах огня. Мгновение - и цветок исчез во вспышке ослепительного света.
  - Наш договор в силе, - я кивнула, а мой новый партнер по необычному договору поднялся, направляясь к Дому, - жди меня вечером у себя в комнате.
  * * *
  День тянулся невозможно долго, но вот, наконец, настал долгожданный вечер. Я металась по комнате, не зная чем занять себя. Ожидание затягивалось, а Ороса все не было. С каждой уходящей секундой мною овладевало все большее беспокойство и страх. Я продумала уже тысячу и один способ как пройдет моя встреча с Ритором, но ожидание продлевалось, а моя тревога все усиливалась.
  Вот уже на город упали синие сумерки, за ними и ночь подоспела, наполнив комнату причудливыми тенями. Я ждала, надеялась и продолжала ходить из угла в угол, протоптав на ковре дорожку, но эльф так и не пришел. В отчаянии я выглянула в окно и по звездам определила, что уже прошло два часа после полуночи.
  Обманул! Не пришел! Что же делать?! Я с ума сойду, если не увижусь с Ритором!
  Я так погрузилась в лихорадочные мысли, что даже не услышала, как моя дверь осторожно открылась, и в комнате возник Орос. Он уронил свою руку мне на плечо, привлекая к себе внимание, а я от страха подпрыгнула, едва сдерживая крик.
  - Как ты меня напугал! Почему ты так поздно? Ты же сказал, что вечером?! А сейчас ночь!!!
  - Ш-ш, - эльф приложил палец к губам, призывая меня соблюдать тишину, - что бы ни случилось - молчи.
  Я даже согласиться не успела, как вдруг почувствовала себя такой легкой и невесомой, словно я стала бабочкой. Орос продолжал держать меня за плечо, но его рука уже ощущалась, как легкое касание ветра в летнюю ночь. Усталость, переживания, сонливость - все мои телесные ощущения не исчезли, но отступили. Они по-прежнему были со мной, но теперь воспринимались со стороны и стали неважными, пустыми и несерьезными. Помня о том, что должна молчать, я удивленно посмотрела на Ороса, ожидая пояснений, но он вдруг озорно улыбнулся, взял меня за руку и... с силой увлек прямо к стене.
  Я не успела испугаться неизбежного удара о каменную преграду, как мы... прошли сквозь нее и оказались в коридоре. Эльф крепко держал меня за руку и уже устремился к следующей стене. Потрясающе! Мы стали совсем нематериальными! Ох, вот это приключение, аж дух захватывает!
  Увидев знакомые серебристые стены и гранитный постамент, я в нерешительности замерла, во все глаза глядя на принцев. Наследники были еще бледны, заметно ослаблены, но живы! И что самое важное - в сознании. Я отпустила руку Ороса и непроизвольно сделала шаг, направляясь к объекту своих мыслей. Следующий шаг разительно отличался от предыдущего, мне вдруг стало труднее ходить, и вообще я сама оказалась тяжелее. Я догадалась, что Орос снял с меня чары, но сам темноволосый эльф остался стоять в стороне, около двери, охраняя нас от непрошеных гостей и удерживая свое заклинание.
  Я с сияющей улыбкой сделала еще шаг, и меня заметили. На лице Ритора отобразилась такая гамма чувств, что я невольно растерялась. Сначала у него мелькнуло удивление, затем искренняя радость, а потом и сожаление вкупе с взглядом на браслеты, по-прежнему охватывающие запястья принца.
  В первую секунду счастье затопило все остальные мысли, но потом я резко остановилась, не зная что делать и как себя вести. Продуманный за вечер монолог мгновенно забылся, оставив после себя растерянность и чувство неловкости. Наконец, решившись, я медленно подошла к алтарю, пытаясь удержать во взгляде нежность и охватившую меня радость от встречи. Мы и виделись-то всего ничего, наверное, будет глупо проявлять чувства... и ведь так не хочется быть отвергнутой...
  Я медленно подошла к Ритору и нерешительно остановилась рядом с гранитной глыбой, когда вдруг наткнулась на высокомерную и презрительную физиономию Торна, который пренебрежительно скривился и отвернулся в противоположную сторону.
  Это меня так отрезвило, что я смущенно опустила глаза и прошептала, надеясь, что дроу не услышит:
  - Я так рада, что с тобой все в порядке.
  - Спасибо, - Ритор улыбнулся, поворачиваясь спиной к другу и таким образом загораживая его от меня.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Уже лучше. Надеюсь, ты не сильно пострадала от ритуала?
  - Не очень, - я пожала плечами, предоставляя ему самому решать степень моего самочувствия, тем более что перед дроу выказывать собственную слабость никак не хотелось. - Ритор, ты завтра уезжаешь?
  - Да, меня с Торном телепортируют в Светлый Лес. На этот раз мы не отвертимся, - эльф разочарованно вздохнул, - а ты чем планируешь заняться?
  - Не знаю, - я проклинала собственную неловкость и робость. Так долго мечтала увидеться с принцем и теперь вот так глупо поддерживать разговор ни о чем! Но ведь я не имею на него никаких прав! Он наследник, помолвлен, а я... пока никто... - наверное, продолжу свое обучение. Магия огня такая строптивая...
  - Ты станешь великим магом, если постараешься. Я вижу в тебе большой потенциал и огромные способности, так что все зависит от тебя.
  - Спасибо. Ритор, а мы еще когда-нибудь встретимся?
  - Аранта, время! - Орос напомнил мне о необходимости прощаться.
  В ответ принц одарил меня долгим загадочным взглядом, а затем молча достал из-за ворота знакомый великолепный кинжал, на рукояти которого блестела россыпь чистых как капля родниковой воды бриллиантов. Я прекрасно помнила и кривое лезвие со змеящейся гравировкой... и ту ауру силы, что наводила на мысли о кровавых жертвоприношениях и мучительной смерти от удара этим совершенным и таким прекрасным оружием...
  - Сохрани его для меня. Не используй ни в коем случае, просто сохрани.
  - Хорошо, - я с внутренним трепетом приняла оружие. На мгновение ощутила странное чувство, до того омерзительное, но не совсем оформленное, что и сама бы ни при каких обстоятельствах не рискнула пользоваться столь кровавым клинком. Но это гадливое ощущение тут же пропало, спряталось вместе с кинжалом в кармане платья, а я внезапно вспомнила о том видении, что рассматривала в воде, - Ритор, Эландер жив. Я видела его.
  - Где?
  - Когда? - Это уже встрял Торн, прожигая меня колючим взглядом. Я поежилась от пробежавших по телу мурашек и повернулась к светлому принцу, стараясь не встречаться с черными бесчувственными глазами дроу.
  - Я смотрела в воду, знаешь, как ведьмы это умеют делать, и видела Эландера, стоявшего в пещере на фоне огромной горы золота. Твой брат не был ранен, только ссадины и синяки. В него летел какой-то большой переливающийся шар, наверное, энергетический, я не знаю. Я видела только, что он успел вскинуть руку, защищаясь, но потом картинка пропала.
  - Давно это было?
  - Да, больше месяца назад. Ритор...
  - Да?
  - Я... - Торн слушал нас с кислым выражением и даже не подумал отвернуться, когда я прямо на него посмотрела. Вот ведь хам! - Береги себя...
  Отлично, язык не повернулся сказать то единственно, что хотелось, да еще и этот наблюдает. Постеснялся бы, что ли?
  - Ты тоже. Мы увидимся, не знаю когда, но обязательно встретимся. Respen thaati, Aranta-la"reina.
  Непонятные слова на древнем языке оставили привкус пряной ночи на губах, ласкали и обволакивали, словно песня, музыка, а по лицу Ритора невозможно было догадаться об их значении. Я сжала руки, стараясь побороть жгучее желание высказать все, что накопилось в душе за долгое время беспокойства о принце. Глядя в это бесконечно дорогое лицо, мысленно прощалась, запоминая каждую черточку, линию...
  - Аранта! - Обеспокоенно окликнул меня Орос.
  Я повернулась и сделала навстречу темноволосому эльфу несколько шагов, когда вдруг меня пронзила простая и яркая как вспышка молнии мысль: "А пошло оно все!.." К демонам все эти приличия и расшаркивания! Я обыкновенная ведьма, не знающая, и тем более не соблюдающая все глупые тонкости эльфийского этикета!
  Не успев как следует обдумать это, я обернулась к Ритору и бросилась ему на шею. Будь, что будет - прогонит - так мне и надо. Не могу больше сдерживаться!
  Я обвила руками шею принца, прильнув к его груди, и уже ждала его возмущенного окрика, когда Ритор вдруг обнял меня, нежно, словно хрупкую фарфоровую статуэтку, осторожно поглаживая по волосам... Несколько мгновений мы не двигались. Для меня прошла целая жизнь в теплом кольце рук светлого наследника, но ехидный смешок Торна выдернул из ожившей грезы и вернул к реальности. Раз наплевав на приличия, я уже не сдерживалась. Постаралась мысленно, не оформляя в слова, передать Ритору на прощание всю накопившуюся нежность, и, развернувшись, пошла к своему провожатому. Душа пела и не знала, что в мою спину направлен странный взгляд пронзительно-синих глаз...
  Перед тем, как вернуться к Оросу, в качестве завершающего аккорда я окатила Торна всем презрением, какое у меня только было. Тот фыркнул в сторону и высокомерно отвернулся.
  Я подошла к Оросу и взяла его за руку. Мы вновь стали невесомыми и нематериальными и молча покинули круглую залу. Я уходила, оставляя в ней половинку души и забирая с собой груз беспокойства и переживаний, изрядно сдобренных окрыленной радостью и плещущейся через край нежностью.
  Орос привел меня обратно в комнату, и тут же разом в полной мере почувствовалась как тяжесть тела, так и бремя плотских ощущений.
  - Аранта, ложись спать, и вот, съешь это, - мне в руки упало сочное красное яблоко, а загадочный эльф уже стоял в дверях.
  - Спасибо... за все!
  Орос не ответил, но одарил загадочным взглядом на прощание, а затем аккуратно прикрыл за собой дверь.
  
  30.
  Следует отличать оборотня от метаморфа. Сами оборотни бывают двух видов: истинные и обращенные. Истинные сохраняют полный рассудок и память во второй ипостаси, а вот обращенные - нет. В них преобладают лишь инстинкты. Метаморфы же, в отличие от оборотней, не являются видом нечисти. Это разумная раса, а не редко и просто физиологическая особенность одной из рас, но о них мы подробно поговорим в главе "Дети Леса и их видовые особенности".
  "Учебник по нечисти".
  Аранта.
  Эту ночь я спала мертвым сном без сновидений. Проснулась довольно поздно и тут же бросилась трезвонить в колокольчик, подзывая слуг. На мой зов прибежала верная Ина, рассыпавшаяся в комплиментах вперемежку с сожалениями. Я не слушала служанку, а, выбравшись из кровати, поспешно кинулась к гардеробу.
  - Госпожа, что вы желаете сегодня надеть? - Ина пыталась угодить мне любым способом, видя мою перепуганную и одновременно решительную физиономию.
  - Одежду, и поскорее. Я должна успеть проводить делегацию, - сколько же здесь вещей?! Я вытаскивала платье за платьем, пытаясь отыскать охотничий костюм в куче разноцветных тканей, одновременно стаскивая с себя ночное одеяние.
  - Вы про тех, которые еще на рассвете телепортировались?
  - Что?
   Я остановилась посреди комнаты, наполовину раздетая и с грудой тряпок в руках.
  - Повтори, что ты сказала, - голос охрип. Я уже знала что услышу, но все равно не желала в это верить.
  - Э-э... я сказала, что делегация из пяти эльфов с обоими принцами сегодня на рассвете изволили отбыть в Светлый Лес. Госпожа?!! - Ина кинулась подхватить меня, но было поздно - я рухнула на пол, зарывшись лицом в ворох платьев, и горько плакала.
  Он уехал. Исчез из моей жизни так надолго, как того захотят Боги, которым нет дела до переживаний и стремлений смертных... Он в безопасности теперь, здоров, но как же мне горестно! Внутри смешалось все: и облегчение после всех переживаний, и радость от состоявшейся встречи, и тоска по принцу, и тревога, и... ревность. Знаю, что не имею права, но не могу иначе!
  Ина суетилась вокруг меня, попеременно предлагая то воды, то успокаивающих капель, то нюхательной соли, но я ее не слышала, растворившись в душевной муке. Как же жестоки игры Богов, обрекших меня на безответную любовь к принцу в то время, когда его отец занимает принадлежащее мне по праву рождения место! Я зарыдала еще громче.
  Время потеряло для меня значение, как и все окружающее. Не знаю сколько часов или минут я провела на полу, оплакивая как свою потерянную любовь, так и освобождаясь от долгое время копившегося напряжения. Вернуться к реальности меня заставила леди А"Лень. Знахарка появилась в какой-то момент и просто обняла меня, не говоря ни слова, а позволяя излить ей свое горе. Потихоньку я успокоилась до такой степени, что начала узнавать и свою ученицу и все остальное.
  - А"Лень? Что ты здесь делаешь?
  - Я пришла попрощаться.
  - И ты? - Рыдания вновь подступили к горлу, и я не смогла сдержать хлынувших слез. - Уезжаешь?
  - Ухожу. Но только после того, как ты расскажешь из-за чего так тяжко горюешь?
  Я всхлипнула, вытирая заплаканное лицо протянутым подругой платком. Сбивчиво, сумбурно, поведала ученице почему страдаю, плачу и, в общем, от чего так расстроилась.
  - Ты его любишь?
  - Да, - я кивнула, утирая мокрые щеки, - это сильнее меня. Не знаю почему и когда, но по-другому не могу.
  - Я тебя понимаю.
  - Правда?
  - Конечно. Ведь любовь - это дар Богов, его надо беречь как бесценное сокровище и лелеять в памяти каждый миг, проведенный вместе. Истинную любовь Боги даруют избранным. Но избранного определяет испытание. Разлука - тоже испытание. Пройди его с честью, тогда Боги не отвернутся. Поверь, ты обретешь счастье в конце пути, но только если ты его преодолеешь, - и вдруг закончила нормальным голосом, - а не будешь заливать слезами ни в чем не повинную одежду.
  - Ох, ты такая мудрая, - я всхлипнула, но слова подруги нашли отклик в моем сердце, и я с новой решимостью посмотрела в будущее, - а ведь и правда. Он же оставил мне свой кинжал и просил сохранить. Значит, собирается его когда-нибудь вернуть. А"Лень, ты права! Я справлюсь, я докажу!
  - Вот видишь, - сатир грустно улыбнулась, - а теперь, когда ты вновь обрела надежду, я могу спокойно с тобой попрощаться.
  - А"Лень, ты уходишь прямо сейчас? - Я обратила внимание на походный костюм подруги и сваленные в углу заплечный мешок и другую походную атрибутику.
  - Да, мне пора. Не переживай, я вернусь. Не знаю как скоро, но обязательно!
  Я обняла знахарку, стараясь передать ученице свою целеустремленность и взять у нее частицу простой житейской мудрости. Мы расставались, но прощание это было светлым, озаренным ожиданием новой встречи. До сих пор я и не понимала, насколько важной частицей жизни стала для меня эта добросердечная и простая в своем суждении о мире девушка. Не смотря на ее отличие от любого моего знакомого, сатир была мне дорога как добрая подруга, и я искренне желала ей счастья.
  - Ну, все, - А"Лень вытерла блеснувшую в уголке глаз влагу, - мне пора. Береги себя и не сдавайся.
  - Обязательно! - Знала бы ты, дорогая ученица, насколько ты права в своих пожеланиях! - И ты тоже будь осторожна и всегда смотри по сторонам.
  Вот и отзвучали последние слова напутствия, разжались прощальные объятия, и я рассталась с еще одной частицей души.
  * * *
  В течение недели я избегала общества, старалась спрятаться ото всех либо в комнате, либо в саду, а по ночам летала на поляну, которая так давно была восхитительным местом единственного свидания со светлым принцем. Мне не было одиноко, но было тоскливо. Я с огромной жаждой поглощала книги, изучила от корки до корки томик о кланах ведьм, бегло пробежала по страницам учебника заклинаний и основной упор сделала на демонологию. Это было хорошо, но спустя какое-то время, необходимое мне для восстановления душевных сил, решила, что этого мало.
  Я вернулась к светской жизни, стала по-прежнему посещать обеды-ужины и участвовать в разговорах с Катариной и Аннаэль. В один из дней я вновь попробовала пробраться на пристань, чтобы хоть одним глазком взглянуть на море, такое необъятное и синее, что одна только мысль о нем напоминала мне глаза моего возлюбленного. Однако и в этот раз меня остановила таможенная стража, доблестные представители которой вежливо сообщили, что контрабандисты до сих пор не выявлены и опасность для отбывающего груза сохраняется. Чего они боялись, я так и не поняла, но настаивать желания не было. Жаль, уже столько времени живу в портовом городе в километре от моря, а ни разу не видела ни воды, ни кораблей... Так прошла еще неделя.
  В одну из особенно лунных ночей мне стало невыносимо сидеть в Доме. Накинув на плечи плащ, я бессмысленно бродила по никогда не спящим улицам портового города. Проходя мимо какой-то таверны, меня заставил остановиться тихий печальный женский голос, напевающий под мягкое журчание струн. Невольно приблизившись к открытой двери, я заглянула внутрь и увидела совсем еще юную девушку, перебирающую струны миниатюрной арфы и исполняющую грустную мелодию. Слова менестреля сначала не доходили до моего сознания, но затем она немного повысила голос, казалось, специально для меня, и отчетливо запела:
  
  А ты ко мне приходишь в сны.
  Я в них бегу как на свиданье.
  Те сны - хрустальные мосты
  Из нежности и обожанья.
  
  Я в этих снах с тобою снова
  Иду неведомо куда.
  За этот миг отдать готова
  Не то, что жизнь - саму себя.
  
  Опешив, я словно во сне вернулась в Дом. Не сами слова, но смысл песни отозвался в душе отчаянными рыданиями истосковавшегося сердца. Я не сдержалась.
  Долгое время я не позволяла себе какие-либо действия, но сейчас желание увидеть Ритора пересилило все имеющиеся доводы рассудка. Я схватила наполненный водой тазик и села над ним, успокаиваясь и сосредотачиваясь на образе любимого. Много времени у меня на это не ушло. Перед глазами как в живую встал высокий светлый эльф, обладающий кошачьей грацией и предпочитающий в одеже спокойные синие или зеленые тона; его лицо, обрамленное светлыми волосами, с прямым носом и очаровательной родинкой под левым глазом, а также руки, закованные в ненавистные золотые обручальные браслеты. Природная сила послушно откликнулась на мой призыв, после чего я слегка подула на воду, перенаправляя энергию, давая воде возможность обрести не жизнь, а способность отображать ее. Вода замерцала, а потом подернулась привычной серебристой дымкой. Заклятье начало обретать силу. Я нараспев прочитала заговор, и с жадностью всмотрелась в тазик, где уже пошла мелкая рябь. Вот она схлынула, оставив зеркальную поверхность, и появилась картинка. Я увидела того, кого хотела, и даже больше...
  Ритор, облаченный в парадный костюм со всеми регалиями наследного принца, участвовал в какой-то церемонии, держа под руку великолепную эльфийку. Я с ненавистью и затаенной болью разглядывала соперницу и внезапно со всей отчетливостью поняла, что мне с ней состязаться бессмысленно. Стройная как тростинка, хрупкая, молодая и прекрасная, его невеста была одета в сияющее платье цвета утренней зари и цепко держала руку принца. Ритор же... он был отрешенно спокоен, равнодушен, безучастен к происходящему и... что это? Где его родинка?
  Картинка пропала, а я все продолжала сидеть над тазиком, размышляя об увиденном. Как это понимать? Он был настолько безразличен ко всему творящемуся вокруг, с пустым отсутствующим взглядом, что я невольно заскрипела зубами. Что они сделали с принцем? Заколдовали? Загипнотизировали? Зомбировали? Ой, не то, но все равно, Ритор сам на себя не похож - изможден и отстранен от мира до невозможности, и потом, его родинка. Не могла же она исчезнуть после исцеления. Я ведь прекрасно помню, что при прощании с ним эта маленькая точка занимала свое законное место под левым глазом. Ничего не понимаю...
  Машинально достав камень, я гладила теплую мерцающую поверхность своей драгоценности. Ах, да, совсем забыла. Камень был помещен в подсоленную воду, а я легла спать, продолжая ломать голову над возникшим вопросом.
  * * *
  Сон принес успокоение и придал уверенности. Наступившим утром я твердо решила, что сделаю все возможное, чтобы пробраться в этот Светлый Лес. Слишком важной частицей жизни он стал для меня, хотя и оставался недосягаемым. Для начала я должна в достаточной степени овладеть магией, чтобы увеличить шансы и обеспечить себе безопасность на пути к цели. А где еще можно учиться, если не в гильдии?
  Я приняла решение и тут же взялась его осуществлять, устремившись к башням магов. С виду здесь ничего не изменилось, хотя я и не посещала гильдию уже в течение долгих недель. Я беспрепятственно вошла в парадные двери и пересекла пустынный холл. Узнать местонахождение магистра не составило труда - стоило просто остановить первого попавшегося мага и расспросить его. Изможденный молодой полукровка со следами страдания на лице кратко описал мне то, что я ищу, и ушел, сгорбившись, словно нес непосильный груз на своих плечах.
  Нужный мне кабинет оказался во второй башне на третьем этаже, так что пришлось выходить на улицу и следовать в указанном направлении. Все эти многочисленные переходы казались столь воздушными, что рисковать ступать по ним не хотелось.
  - Ари! - Я оглянулась и наткнулась на счастливое лицо фиолетововолосого человека. - Привет!
  - Привет, хорошо, что я тебя встретила.
  - О, только не говори, что ты рада меня видеть! - Альт потешно закатил глаза.
  - Рада.
  - Боги! Что случилось с миром, если девушки рады при виде меня?!
  - Альт, не паясничай, - я строго нахмурилась, - ты к магам?
  - Ага, хотел возобновить занятия, а то от меня скоро последний слуга сбежит. Я весь задний двор спалил к демонам!
  - Н-даа... я как раз шла к магистру. Давай вместе попросимся к нему в ученики.
  Человек согласно закивал и пристроился рядом. Вдвоем мы добрались до указанной встреченным мною магом двери и решительно постучали. Получив разрешение войти, мы с Альтаиром переступили порог кабинета и оказались перед лицом того воздушника, с которого и началось наше обучение в стенах сего славного заведения.
  - Э-э... здравствуйте.
  Маг вздрогнул при виде нашей парочки, но постарался и виду не подать как он не рад нас видеть.
  - Доброе утро, чем могу помочь?
  Я толкнула молодого человека вперед, а сама встала чуть позади него. Присесть нам не предложили.
  - Мы хотим заниматься, - Альтаир просто воплощение дипломатии и красноречия! Как же он велеречиво преподнес нашу просьбу!
  - Кто вам мешает? - Маг невозмутимо перебирал на столе бумаги, создавая видимость кропотливой работы. Правильно, я бы на его месте на подобное заявление отреагировала еще хуже.
  - Видите ли, - я взяла дело в свои нежные ручки и решительно уселась в кресло, стоящее перед столом. Воздушник недовольно поморщился, но промолчал, - нам нужен учитель. Самостоятельно мы не сможем добиться хоть какого-нибудь результата. Мы готовы оплатить свое обучение и приступить к занятиям как можно раньше.
  - Я не смогу вам помочь.
  - Простите? - Я ослышалась, или в голосе магистра прозвучали торжествующие нотки?
  - Все наши маги уже имеют учеников, весьма продвинутых в магии, новых брать никто не станет. Есть и еще одна причина - мы сильно истощены после исцеления принцев. Нам понадобилась вся наша совместная энергия для совершения обряда, а восстановить ее дело нескольких месяцев, - воздушник невозмутимо смотрел на наши растерянные лица и предпринял еще одну попытку поскорее попрощаться, - у меня так много работы...
  - И что нам делать? - Я не обратила внимания на последнюю фразу, но тут уже маг хаоса не выдержал и вмешался в разговор.
  - Я тоже продвинут в магии! - Мой друг гордо выпятил подбородок, убеждая старика в своем совершенстве, дабы тот без сомнений зачислил его в ряды адептов. - Я сорок два года провел в горах с отшельником! - "Знаем! Сковородки метал в горных козлов!"
  - Юноша, и вы, барышня, - магистр уже откровенно выставлял нас из кабинета, поднявшись и открыв дверь, - повторяю - наши маги затратили практически всю свою силу, так что взять вас на обучение мы не можем - некому устранять последствия ваших... э-э... занятий. Могу лишь посоветовать найти себе наставника самостоятельно. Из тех, кто не состоит при гильдии.
  - Но ведь я сорок два...
  - Пошли, Альт, - я схватила человека за руку и потащила к выходу, - это бесполезно, нас не примут.
  Мы покинули кабинет, не прощаясь, демонстративно задрав носы, на что пожилой маг облегченно вздохнул и аккуратно прикрыл дверь, заперев ее на ключ. Не сговариваясь, мы молчали до тех пор, пока не вышли за пределы территории гильдии, а там уже дали волю эмоциям, исступленно ругаясь на всю улицу. Прохожие старались обойти нас сторонкой, но это ни в коей мере не остановило поток выплескиваемых чувств. Немного остыв, мы зашли в первую попавшуюся таверну и сели за самый дальний столик, запивая неудачу горячим чаем.
  - Ари, но это же несправедливо, - человек умоляюще поднял на меня небесно-голубые глаза.
  - Знаю, но по каким-то причинам они категорически не хотят обучать именно нас. Ты же видел его лицо. Он прямо-таки жаждал выставить нас вон, - я вздохнула, - остается действительно искать себе наставника на стороне.
  - И где же мне найти такого сильного мага, владеющего больше, чем одной стихией, который смог бы научить меня стабилизировать магию хаоса? Такие маги на каждом шагу не встречаются, если вообще существуют...
  - Х-мм... Альт, опиши мне, пожалуйста, кто именно тебе нужен, - мою голову посетила светлая мысль, но хотелось услышать ее подтверждение из уст друга.
  - Маг. С большой буквы Маг.
  - Альт!
  - Ладно, ты и сама знаешь, что после моих заклинаний происходит, - Альтаир уткнулся носом в чашку с чаем, избегая встречаться со мной взглядом, - я делаю все правильно, но получается вовсе не то, что было задумано. Хочу дождь, а вместо него из пола растут цветы, создаю ветер, а с неба идет град, пытаюсь наколдовать огненный шар, но появляется разъяренный тигр... С моей непредсказуемой магией может справиться лишь тот, кто в совершенстве владеет не только всеми стихиями, но и всяческими другими умениями. Таких магов мало, и все они слишком важные особы, чтобы я мог попроситься к ним на обучение. Да и найти такого сложно, тем более сейчас, когда большинство из них ослаблены или вовсе лишены силы...
  - Альт, допивай чай, - я решительно отставила чашку и бросила на стол несколько медяков, - я знаю нужного тебе... мага.
  Альтаир недоверчиво посмотрел на меня, но наткнулся лишь на лукавое выражение на моем лице.
  - Ты знаешь такого? - Я уверенно кивнула. - Тогда веди, - и мы покинули таверну, устремляясь к Дому светлых.
  
  31.
  ...знающий не убеждает,
  убеждающий не знает...
  Известный философ, живший в эпоху до Великого Ухода - Лиеро Цвань.
  Эгосихора.
  Я направлялась к матушке, как и советовала Рина. Получение информации было лишь предлогом для встречи. Мы с ней не часто виделись с тех пор, как я выполнила первое задание. Матушка тогда сказала, что я уже достаточно выросла для того, чтобы жить отдельно от нее и ее помощи. Поначалу было тяжело привыкнуть к мысли, что рассчитывать могу лишь на себя, а затем я привыкла. Да и потом, мне то и дело приходили письма, в которых моя приемная мать невзначай так намекала как мне лучше справиться с тем или иным делом. Хоть я и жила вдали от нее, но от шпионов спрятаться не удавалось, да и не очень хотелось, если честно.
  Конечно, в крайних случаях я могла обратиться к приемной матери за помощью, но поступала так редко, так что с матушкой мы встречались в лучшем случае несколько раз в год. Задания я получала в представительствах гильдии, а непосредственно от нее они поступали только в тех случаях, когда следовало наказать провинившегося. Это была моя прерогатива - устранять недостойных. Матушка таким образом возвышала меня над остальными, напоминая, что именно я являюсь ее наследницей и преемницей в гильдии убийц. Меня такой расклад устраивал.
  Она дала мне только то, что могло помочь мне в этой жизни, остального я добилась сама. Те умения, которым меня научили, закреплялись в течение жизни, а новые навыки приобретались по мере становления меня как профессионального убийцы и темного мага. Матушка всегда хвалила очень скупо, это вообще было не в ее привычках по отношению к своим подчиненным, но для меня она делала исключения и чаще всего выражала удовлетворение моими свершениями, давая новые задания и каждый раз заставляя совершенствовать полученные знания и умения.
  Те, кто впервые встречался с моей приемной матерью, видели перед собой молодую женщину, невероятно гибкую и пластичную, облеченную ореолом силы и власти, которая окружила себя роскошью и богатством, являя собой пример респектабельной владелицы сети таверн. Я не знала сколько ей было лет на самом деле, но понимала, что люди столько прожить не могут. За прошедшие века Герцефона не состарилась ни на день, однако тайны мне не раскрывала. Я подозревала, что здесь не последнюю роль играет темная магия, но секреты глава гильдии убийц хранить умела, а у меня и без них впереди были тысячелетия.
  Тот факт, что меня взяла на воспитание человечка, не повлияло на мое мнение о других людях. Я всегда считала, что человек - существо беспомощное и неразумное, только моя мать отличалась от всех, но она была особенной. И дело не в том, что любой ребенок считает свою маму самой идеальной и красивой, вовсе нет. Моя приемная матушка действительно отличалась от большинства смертных не только силой и умениями, но и внутренним миром, в котором жесткие принципы соседствовали с расчетливым умом.
  Так, размышляя, я добралась до самого шикарного особняка в городе Тетраиде, расположенного на самом юге Роздвирга. Мне понадобилось долгое время, чтобы приехать сюда, но я не жалела о нем - встреча с матушкой стоило этого. Меня встретил пожилой слуга, которого я помню с самого детства. Он не проявил никаких эмоций, встретив меня, но в глазах старика мелькнула радость - матушка ценила уравновешенных слуг, неподвластных земным чувствам.
  - Приветствую вас, сударыня Эгосихора, - человечек поклонился и пропустил меня в гостиную, - я сию же минуту доложу госпоже Герцефоне о вашем прибытии.
  Я кивнула и огляделась. За время моего отсутствия в доме матушки ничего не изменилось. Меня встретили знакомые тяжелые портьеры темно-бордового цвета, бархатный мебельный гарнитур и небольшой столик, на который вышколенные слуги поспешили поставить напитки и бокалы. Я присела на диван, свалив около него заплечный мешок и, налив себе бокал прохладного восхитительного вина, принялась ждать матушку. Госпожа Герцефона появилась через несколько минут. Она вплыла в комнату, все такая же молодая и прекрасная, шурша длинными синими юбками и сияя приветливой улыбкой, заключила меня в ласковые объятия.
  - Дитя мое, ты не известила меня о своем визите.
  - Прости, мама, я тоже рада тебя видеть.
  Матушка усадила меня обратно на диван и подробно расспросила о моей жизни за все время, что мы не виделись. Это было ее излюбленное развлечение, потому что самая опасная женщина Роздвирга и без моих рассказов была прекрасно осведомлена о каждом шаге дочери. Шпионы работали на совесть.
  Некоторое время спустя, выслушав мой сухой отчет о выполненных заданиях, Герцефона провела меня к накрытому столу и только во время трапезы поинтересовалась о цели моего прибытия.
  - Матушка, не так давно я принимала участие в неком обряде...
  - Расскажи мне то, чего я еще не знаю, - она сложила перед собой тонкие изящные руки и спокойно меня рассматривала. Что ж, когда мама говорит таким тоном, то кто я такая, чтобы ослушаться?
  - Хорошо. Я не смогла его убить тогда. Почему?
  - Ора, запомни - тот, кто хочет преуспеть в битве, прежде всего делает непобедимым себя, чтобы дождаться момента, когда можно покорить врага. Добить смертельно раненого не подвиг, а проявление редкой трусости. Изучи его умения, превзойди его во всем, тогда только месть станет доступна тебе. Ты понимаешь это, потому и не предприняла ничего.
  - Научи. - На меня спокойно смотрели ее прохладные аметистовые глаза, по которым невозможно было прочитать ни одной мысли. - Владеть холодным оружием я умею. А также знаю, что как маг я очень много еще не ведаю. У меня хороший потенциал, но нет знаний и навыков. Ты научила меня кое-чему, но этого мало. С имеющимся у меня арсеналом я не смогу восстановить свои права и отомстить за смерть настоящей матери. Помоги мне.
  - Ора, - матушка опустила глаза, - я не могу научить тебя большему. Я дала тебе почти все, что знала сама, по крайней мере, из того, что можно было. Остальное ты должна освоить либо самостоятельно, либо с помощью другого наставника. Ты эльфийка. А магия, подвластная мне, отличается от того, на что способна ты. И я тебе не раз уже повторяла, что каждый должен найти собственный узор плетения заклинаний, отличный от чужих. Тогда только ты станешь могущественным магом. А на готовом ты всегда будешь оставаться посредственной. Не такого будущего я желала для своей наследницы.
  - Но...
  - Тебе нужен наставник, превосходящий меня по части магии. Постарайся найти его. Это сложно, потому что таких магов немного, но это единственная твоя возможность.
  - Матушка, - я вспомнила зачем, собственно, приходила, то есть предлог для этого, - тогда, в Доме светлых, я встретила одного занятного эльфа, о котором никто ничего наверняка не знает. Некий господин Орос.
  - Да? - Герцефона недоверчиво взглянула на меня. - Тогда тебе повезло. Это и есть тот наставник, который тебе нужен.
  - Он?
  - Совершенно верно, - я припомнила, как светлая девчонка абсолютно бесцеремонно вела себя с этим таинственным субъектом и невольно засомневалась, но слова матушки стоили того, чтобы к ним прислушаться, - я бы на твоем месте постаралась любым способом добиться у него ученичества.
  - А кто он? Почему темные не ответили мне на этот вопрос?
  - Не имеет значения, важно то, что с его помощью ты достигнешь того уровня, при котором будешь готова совершить месть... если тебя это еще интересует.
  Я вздохнула. Матушка опять за свое. Еще будучи ребенком, когда я только начала подумывать о том, чтобы восстановить справедливость и покарать преступников, она ненавязчиво меня отговаривала. С возрастом ничего не изменилось. Герцефона не препятствовала, но и не одобряла моих планов.
  - Нынешний король Темного Леса должен погибнуть. Я твердо решила это тогда и сейчас ничего не изменилось.
  - Хорошо, - матушка поднялась из-за стола, провожая меня в комнату, где я провела все детство, - если так, то ты знаешь, что делать.
  
  32.
  Всех ведьм отличают от обычных людей (реже - нелюдей) несколько качеств, но самое главное среди них - это интуиция. Она даруется вместе с силой и часто спит до определенного момента. У некоторых может так и не развиться, у других перерастает в своеобразный орган чувств. Иное отличие - это тяга к шалостям и пакостям. Ни одна ведьма не устоит перед возможностью нагадить ближнему, какой бы скромной она ни была, однажды это перерастет в потребность.
  "Учебное пособие для ведьм десятого уровня".
  Аранта.
  Я привела Альтаира в Дом, но на мой вопрос слуги ответили, что господин Орос сегодня еще не приходил. Человек недовольно поморщился при упоминании эльфа и подозрительно покосился на меня.
  - Это и есть тот великий маг, которого ты прочишь мне в наставники?
  - Почему тебе? - я весело рассмеялась. - Нам. Я тоже хочу учиться, а лучше его никого не знаю. Да и вообще, есть ли такой?
  Мы расположились на одном из диванов, который стоял в углу парадной залы, чтобы не пропустить появления Ороса. Слуги недовольно посматривали на моего знакомца, но не более. Все уже привыкли к тому, что я привожу в Дом того, кого хочу, будь то сатир, либо человек с необыкновенным цветом волос.
  - И почему же он должен согласиться? - Альт продолжал сомневаться в моем выборе.
  - А почему бы и нет? Пока не спросим - не узнаем. В конце концов, он же предлагал мне некоторую помощь.
  - И какую же?
  - Я, знаешь ли, изучаю демонологию, - я понизила голос до шепота, чтобы никого не шокировать, хотя мы и были одни, я справедливо полагала, что у стен есть уши, - а Орос обещал мне помочь, если возникнут трудности.
  - А сам-то кто этот Орос Великолепный?
  - Понятия не имею, - я беспечно пожала плечами, и молодой маг задохнулся от возмущения, наблюдая мою беззаботность.
  - Да... ты... как...
  - Альт, тебе достаточно будет просто знать, что он сильный маг и владеет больше, чем одной стихией?
  - Маловато, - человек успокоился, но ворчать не перестал, - вот я за сорок два года в горах...
  - Ох, слышала! Горные козлы, сковородки и все такое!
  - Опять? Вот ты снова это делаешь? У меня уже и так с тобой самооценка снизилась, а ты продолжаешь ее опускать!
  - Шутка юмора.
  - Это - сарказм, для тех, кто не в курсе.
  - Понятно. Как скажешь. Ты будешь шутить, а я... как это назвать правильно?
  - Никак, лучше вообще ничего не говори - умнее будешь выглядеть. - Альт надулся и отвернулся от меня в сторону.
  - Вот не скажи! У меня, в отличие от некоторых, - я окинула товарища многозначительным взглядом, - с интеллектом все в порядке.
  - Это на что это ты намекаешь? Думаешь, если я маг хаоса, то и в голове у меня кавардак?
  - О-о, конечно, нет, великий и могучий магистр! Я бы никогда не осмелилась такое предположить!
  - Вот и правильно, - парень самодовольно хмыкнул, - почаще называй меня великим и могучим, тогда, может быть, ты разовьешь свой скудный умишко до уровня моего сиятельного интеллекта!
  - Да я бы и рада... только у тебя его просто нет! Ни сиятельного, ни скудного... зато и с ума сходить не придется!
  Продолжая пикироваться, мы и не заметили, как пролетело время. Слуги бесшумно сновали туда-сюда, занимаясь ежедневной работой, а мы уже и забыли о том, что кого-то ждали. Мне нравилось задирать этого забавного человека, ему - подшучивать надо мной, так что когда перед нами возник Орос, мы оба вздрогнули от неожиданности.
  - Мне сказали, ты хотела меня видеть? - эльф невозмутимо наблюдал за моим внезапным смущением.
  - Да, привет, Орос... как день прошел?
  - Ясно. Если ты начинаешь задавать глупые вопросы, это значит, что на самом деле у тебя есть какая-то просьба. Я слушаю.
  - М-мм... - "неужели я такая предсказуемая?" - Орос, у нас тут с Альтом возникли некоторые трудности... - эльф терпеливо ждал, пока я подберу нужные слова, но под его пристальным взглядом эти самые слова никак не хотели подбираться, - в общем, так получилось... мы были в гильдии магов...
  - Аранта, просто скажи, что ты хочешь, - светлый в раздражении возвел глаза к потолку.
  - Э-э... я хочу, чтобы ты взял нас к себе в ученики...
  - Вас? - Орос внимательно изучил мою невинную мордашку, перевел взгляд на человека и задержался на нем немного дольше. - Хорошо. - "Я не ослышалась?!!". - Но с одним условием.
  - Мы согласны, - я выпалила это, не задумываясь, боясь, что он пересмотрит свое решение, но за такую поспешность получила чувствительный удар под ребра от Альтаира. Поморщилась, но от своих слов не отказалась.
  Эльф приподнял правую бровь, впрочем, никак не прокомментировав нашу безмолвную выходку.
  - Вы будете моими учениками до тех пор, пока я не решу, что обучение закончено. Вы будете беспрекословно выполнять мои требования, но при этом я не очень ограничу вашу свободу. Повторю вопрос - вы согласны?
  На этот раз мы с магом хаоса одновременно утвердительно кивнули, сходясь во мнении, что цена довольно низкая за то, что ее вообще не имеет.
  - Тогда заключим договор, - Орос вытянул руку, и я догадалась, что от нас потребуется.
  На ладони эльфа распустился прекрасный полупрозрачный цветок, но, в отличие от предыдущего раза, он был соткан не из темной субстанции, а из тончайших водяных нитей, где, казалось, бушевали сине-зеленые волны, обдавая нас мельчайшими брызгами. Они перетекали из лепестка в лепесток, играли множеством оттенков хмурого моря, но сохраняли форму, хоть и были сотворены из воды. Я даже удивиться не успела, потому что Орос сразу одарил меня насмешливым взглядом, мол, догадайся сама. Не желая в очередной раз ударять в грязь лицом, я последовала его примеру и, как и в прошлый раз, сотворила нечто корявое и абстрактно-огненное. Альтаир стоял в сторонке.
  - Сделай то же самое, - велел ему Орос.
  - Х-мм... я... у меня... - человек неуверенно отводил взгляд, не зная как объяснить внезапное смущение.
  - Орос, он - маг хаоса, - я поспешила на выручку другу, полагая, что Орос забыл об этом его качестве, - и не умеет контролировать свою силу.
  - Просто постарайся выпустить энергию, а она сама найдет форму, - эльф и не подумал пугаться последствий, так что я решила, что приняла правильное решение - такого наставника, который бы сумел совладать с моим фиолетововолосым другом, нам больше нигде не найти.
  Человек неуверенно последовал нашему примеру, поднял руку и повернул ее ладонью вверх. Закрыв глаза, он нахмурился, изо всех сил стараясь выполнить распоряжение Ороса, и вскоре на ладони у молодого мага заискрился всеми цветами радуги огромный неизвестный науке цветок. Столь гигантское чудо флоры мгновенно обвило лианами руку создателя, а бутон источал вместе с какофонией цветов неимоверно сильный пряный запах. Через мгновение под пристальным взглядом Ороса, в котором сейчас плескались мощь и уверенность, все наши три сотканные из энергетических нитей растения переплелись, создавая одно целое. Лишь однажды мне посчастливилось увидеть столь необычный цветок: вьющиеся лианы серебристо-голубого цвета поддерживали огненный бутон, где вместо искр сыпались бриллиантовые брызги, а в самом его центре горело темное пламя.... Никогда после этого я не видела ничего столь же выдающегося! На мгновение нас ослепила яркая вспышка пронзительно-синего цвета... и все исчезло.
  Альтаир сохранял на лице выражение уверенности в своих силах, но во взгляде то и дело сквозило недоумение: "Неужели я смог что-то сотворить правильно? Без фееричного взрыва и бесконечных ошибок?". Он посмотрел на меня убедиться, что я видела его выдающиеся способности, но вместо ожидаемой тирады о своем величии я услышала нечто другое, впрочем, от этого чудака иного ждать было глупо:
  - Ари, вот это шик! - Его голубые глаза уставились в точку, расположенную у меня между бровями. - Новая тенденция? А я что-то раньше не замечал. Когда успела-то?
  - Это от волнения, - я повернулась к Оросу, пытаясь собой загородить фиолетововолосого, - не думай, он не всегда такой, - повернулась к парню, - Альт, веди себя прилично... хотя бы до вечера...
  Альтаир недовольно поджал губы, еще раз кинул на меня подозрительный взгляд, а потом насуплено отвернулся. Я лишь покачала головой. Как же, дождешься от него нормальности!..
  - Вот и все, ученики, - эльф даже бровью не повел на наши пререкания и по-новому посмотрел на нас, озорно улыбаясь, - теперь вы будете жить у меня.
  - У тебя? Где? В доме? - "Не хочу! Не буду! Мне и здесь нравится!"
  - Увидишь. Вещи перевезешь позже, а сейчас мы немного прогуляемся за город.
  - Зачем? - я категорически отказывалась понимать значение слова "беспрекословно". Для меня оно не существовало.
  - Аранта, - эльф начал раздражаться, - мы ПРОСТО пойдем прогуляться. Ты что-то имеешь против?
  - Н-нет, наверное...
  - Тогда хватит пререкаться!
  Они с Альтаиром уже развернулись к выходу, а я все пыталась осмыслить, что вообще натворила, соглашаясь на все это безобразие. М-да, помнится, Варфоломина частенько говорила в сторону так, чтобы я не услышала, что ее беспутная ученица крепка задним умом. Права была наставница, ох как права...
  Опомнившись от размышлений и воспоминаний, я поспешно догнала спутников и вслед за ними проследовала до самых южных ворот. Опять эти ворота! Опять это направление! В портовом городе расположено четверо ворот, а меня постоянно ведут только через эти!
  - Аранта, что-то случилось? - эльф невинно задал вопрос, хитро поглядывая на меня через плечо. Да-да. И мысли мы читать не умеем, притворяемся только!
  - Все нормально, - я буркнула только для того, чтобы что-то ответить, хотя смысла не видела - этот несносный эльф и так прекрасно слышал все, о чем я только что думала.
  Что нового я могу увидеть в изученной мною до последнего камня дороге? И лес этот я уже вдоль и поперек облазала - ничего примечательного здесь нет! Или в качестве первого урока Орос будет учить нас ориентированию на местности? А может, он хочет завести нас в лес, привязать к дереву и оставить на съедение диким зверям? Или совершить какой-нибудь жутко кровожадный ритуал по жертвоприношению? Ой, опять всякие глупости в голову лезут, хотя...
  А если не глупости? Если он в самом деле заключил с нами этот договор, чтобы получить власть над двумя начинающими магами? Ведь теперь Орос может делать с нами все, что захочет, а мы с Альтаиром не в силах будем сопротивляться. Двое необученных адептов против великого мага... Проклятье! Сомнения одолевают именно тогда, когда уже поздно что-то менять. И от этого несносного эльфа никаких подробностей не дождешься. Не заговорит, пока сам не посчитает нужным...
  Я видела, что Орос усмехается, развлекаясь над моими мыслями, но сделать ничего с этим не могла. Крайне неприятное ощущение полной наготы чувств перед посторонним существом. Не могу же я не думать? Или... я тут же воплотила в жизнь посетившую меня замечательную идею и принялась мечтать, вспоминая Ритора. Помогло, эльф заметно скис.
  Таким нехитрым способом я развлекалась еще некоторое время, пока до меня запоздало не дошло, что Орос просто мне подыгрывает. За внешними отвлекающими мыслями меня продолжала грызть тревога (впрочем, ничем не мотивированная - сердце было спокойно, а оно у меня падко на неприятности), а эльф слышал ВСЕ мысли. Ну и ладно, в конце концов, он теперь мой наставник, мог бы и успокоить...
  Мы успели пройти по дороге чуть меньше получаса, когда перед нами внезапно возникло здание. Это было так неожиданно, что я резко остановилась, не веря глазам. Раньше здесь не было никакого строения, тем более такого неказистого.
  - Это моя лаборатория, - объявил Орос, делая приглашающий жест рукой.
  Я недоверчиво оглядела дом, но не могла признать лабораторию такого потрясающего во всех смыслах эльфа в этой маленькой, одноэтажной, приземистой постройке, где и окон-то видно не было. Просто серый каменный прямоугольник с единственной дверью, гостеприимно распахнутой в ожидании нас.
  Орос не обратил ни малейшего внимания на нашу недоуменную растерянность и потащил нашу замершую компанию к двери. Стоило только переступить порог, как я резко пересмотрела мнение о неказистом с виду доме: перед нами простирался длинный широкий коридор, в который выходило множество дверей, намного длиннее, чем можно было предположить, глядя на здание снаружи. Что же это за магия такая? На самом деле от входа выводили три коридора в разные стороны, но те, что были расположены по бокам, почему-то оставляли странное тягучее ощущение. Зрением уловить что-либо было невозможно, но ходить туда лично я категорически не стала бы.
  Эльф проводил нас до одной из дверей, расположенной почти в самом конце прямого коридора, и распахнул ее.
  - Аранта, - торжественно произнес он, - это теперь твоя комната.
  - Э-э... - я обвела взглядом представшее передо мной пространство и в который раз поразилась - комната была большой и вмещала в себя широкую кровать, письменный стол, шкаф и отделенную ширмой ванную, но кроме этого здесь оставалось столько свободного места, что можно было разместить целый полк солдат, и никому бы не было тесно. Единственный недостаток моего нового жилья заключался в отсутствии окна. Я уже свыклась со своей милой привычкой оставлять все вещи под распахнутыми настежь ставнями, так что последнее обстоятельство меня сильно смущало. Странно, я на удивление легко приняла новость о внезапном переезде, но зацепилась за несущественную мелочь. Я здорова? Или общение с Альтаиром все-таки сказалось на моем самочувствии? - М-мм... Орос... - "как бы потактичнее намекнуть ему?"
  - Да? - эльф оставался совершенно невозмутимым.
  - А нельзя ли выделить мне другую комнату?
  - Чем тебя эта не устраивает?
  - В ней нет окна, - я смутилась от своего признания и слегка покраснела под насмешливым взглядом мага хаоса.
  - Это все, что тебя беспокоит? - я кивнула. - Тогда...
  Наш новый наставник махнул рукой, и в стене напротив двери появилось... окно. Только в нем почему-то светила луна, хотя время было слегка послеобеденным.
  - Я не советую тебе его открывать, или, по крайней мере, в него выходить, но в остальном оно вполне обыкновенное, - эльф уже поворачивался ко мне спиной, уводя моего товарища.
  Мне не оставалось ничего другого, как свыкнуться с тем положением вещей, в которое я самостоятельно нас с Альтаиром втянула. Это мне удалось не в пример легче, чем смириться с тем, что мое окно выходит в другой мир, но, в конце концов, я и к этому привыкну.
  Равнодушно пожала плечами, мысленно посылая к демонам все свои тревоги. Все не так уж и плохо. Комната хороша, Орос под боком, бояться его пока не за что, в Дом всегда успею вернуться, так что повода для паники нет. Или все же?..
  И что-то ждет меня в грядущем?
  
  33.
  Знаю. Вот и подумай об этом.
  Ааз - житель иных миров и измерений.
  Эгосихора.
  Я провела у матушки несколько дней и теперь возвращалась в портовый город, неторопливо пустив свою кобылку шагом по пыльному тракту. Времени у меня много, торопиться не стоит. Следует для начала все хорошенько обдумать и прийти к какому-то решению. После того нашего разговора матушка категорически уходила от темы моего ученичества. Я же терялась в догадках. Мама настоятельно рекомендовала, когда в своей обычной манере облекла слова в добрый ненавязчивый совет. Она ведь знает, что я тонко различаю интонации и всегда отличу приказ от пожеланий, так что в этот раз решение действительно всецело лежало на мне.
  Мама была права, когда говорила мне, что каждому магу необходимо самостоятельно искать пути развития, что для каждого существа, наделенного силой, нити заклинаний индивидуальны и неповторимы. Знаю, но от этого мне не легче. Я привыкла последнее время считать себя опытной и сильной, теперь же получается, что ничего на самом деле не умею. Как я собралась осуществлять месть, если не смогу даже приблизиться к Темному Лесу?! Да, Герцефона права, как всегда... Мне необходим могущественный наставник, который поможет достигнуть такого уровня, при котором восстановление справедливости и захват власти станут возможными. Я многого не помню, еще большего не знаю, так что мне будет мало только овладеть магией. Мне необходимо пробраться внутрь страны, осмотреться, найти единомышленников... Тяжело, но я поклялась, что отомщу за смерть родной матери. Так что из моего предполагаемого ученичества я должна извлечь как можно больше знаний, нежели тех, коими снабжают обыкновенных адептов.
  А это мысль! Помнится, где-то я читала, что можно сплести некое заклинание, которое способно распознавать чужие переплетения нитей силы. А вот из этих считанных знаний я могла бы оформить собственные, качественно новые, ведь природа не обделила меня ни умом, ни воображением...
  Я немного съехала с дороги, перед этим убедившись, что местность пустынна, и спешилась. Привязав свою лошадку к ближайшему дереву, я присела прямо на землю и сосредоточилась. Плетение заклинания было несложной задачей, однако то, что я задумала, делалось мною впервые. Мне потребовалось около часа, чтобы сформировать нужный рисунок, вплести в узор все необходимые условия и требования, и, полюбовавшись на него, я отпустила нити, насыщая их своей силой. Воздух передо мной заметно потемнел, затем сгустился в маленький комочек, по которому стремительно вспыхивали черные пятна, а потом это все затрепыхало, обретая подобие материальности. Я придирчиво рассмотрела получившееся творение и с досады сплюнула в траву. Хотела создать поисковой и распознающий импульс, а получилось аморфное нечто, какая-то клякса из темной энергии. Эта субстанция перетекала из одной формы в другую, как будто не могла остановиться на чем-то одном, но через минуту, видимо, определившись, слегка прозрачная темная клякса застыла, и на меня уставились маленькие доверчивые глазки, умильно моргающие и преданно смотрящие на свою создательницу. Проклятье! Что же это такое получилось?
  Я внимательно изучила переплетение нитей, подавив сиюминутное желание развеять неудачное заклинание. Вот ведь зараза! По всей видимости, я умудрилась сотворить маленькую элементаль темной магии. Хотя, с другой стороны, если ее постоянно подпитывать своей энергией, то она должна будет вырасти, обрести некое подобие интеллекта и вполне сгодится для моих целей. Что ж, в конечном итоге неплохо получилось. Не совсем то, что планировалось, но тоже сойдет. Можно использовать элементальку в качестве шпиона и разведчика - я чувствовала ее не мысли, нет, скорее мысле-образы. Я тут же попробовала отдать кляксе мысленный приказ, и к моему немалому изумлению, та послушно нырнула в отворот рукава, уютно устраиваясь на сгибе руки. Смирившись, я прикинула, что ее придется, конечно, прятать от любопытных глаз и недремлющих инквизиторов, но это уже что-то, с чем не стыдно явиться к будущему наставнику...
  Пока я вновь выбиралась на безлюдный тракт, мои мысли опять вернулись к разговору с приемной матерью и предстоящей задаче.
  Хм-м... Орос... Загадочный эльф. Матушка что-то знает о нем, я уверена. Однако она не захотела мне ничего объяснять, лишь посоветовала обратиться со своей просьбой к нему. Угу, так меня прям и приняли! Светлые не переносят дроу, и это взаимно. Разве только... Аранта ничего не понимает в политике и эльфийском менталитете. Ее воспитала какая-то старая сказочница, которая не подготовила девчонку к трудностям жизни в мире. На этом можно сыграть, а теперь у меня есть и верный помощник... Помнится, ведьмочка искренне привязалась ко мне и даже считала меня подружкой. А что, неплохая мысль - и свое получу при маленьких затратах, и дурочку порадую... Идеальное решение, вот только... отчего на сердце появился камень? Предчувствие? Чего?
  
  34.
  Ученик - орудие и способ Познания мира для мага.
  Автор древней саги "Гибель богов".
  Орос.
  Достигнув единства души и тела, сохранишь ли его? Смягчив душу, станешь ли как дитя? Очистив душу, избежишь ли заблуждений? Любя свой народ и не мудрствуя лукаво, сможешь ли управлять им? Развиваясь естественным путем, останешься ли добр?
  Создавать и воспитывать, создавая, не присваивать, приводить в движение без усилия, руководить без принуждения - вот истинная моя цель.
  Тридцать спиц входят в одну ступицу, но не будь она пуста посередине, не было бы колеса. Кувшин лепят из глины, но не будь он пуст внутри, на что был бы пригоден? В доме делают окна, двери и стены, но не будь пустоты между ними, где тогда жить? Во всем главное - внутренняя пустота. В этих двоих, которых я взял в ученики, есть сила, есть стремление, но есть и пустота, которую должно заполнить тем, что я смогу им дать. Все мои ученики отличаются этой внутренней ненаполненностью, так было раньше, так продолжается и сейчас. Однако в то же время эти двое новичков не полностью пусты, некто до меня дал им основы, построил стены. Что ж, я продолжу начатое неизвестными и дам своим новым ученикам направление, по которому им следует идти, чтобы развиваться и становиться теми, кем им дано стать Судьбой...
  Древние говорили: "Ущербное становится целым. Ущербное хранит совершенное. Кривое выпрямляется, пустое наполняется, ветхое обновляется".
  Стремясь к малому, я обретаю многое, но помню, что гоняясь за многим, можно сбиться с пути. Я верю не только глазам, потому вижу ясно. Я не считаю одного себя правым, потому знаю правду. Славы я не жажду, и меня прославляют. Власти не ищу, и мне подчиняются. Ничему не противлюсь - и непобедим.
  Слова Древних, что ущербное становится целым - разве это пустые слова?
  Что есть мое понимание мира? Миллионы врагов. Мы живем в мире, где каждый является нашим врагом, потому что с кем бы мы ни соперничали, все они наши враги. Они разрушают наши возможности для преуспевания, мы разрушаем их возможности для преуспевания. В этом честолюбивом мире дружба не может цвести, любовь почти невозможна, сострадание не может существовать. Лишь единицы действительно обретают друг в друге не противника, но друга и близкого. Я взял этих двоих новых учеников по ряду причин, среди них есть та, что я хочу показать им, что они приучены жить определенным образом, они развили определенный стиль жизни, они были в безопасности в своей тюрьме... Теперь для них все будет неопределенно. Я уже предвижу, как они начнут сопротивляться тем знаниям, к которым я их приведу. Но, спокойно, теперь возврата нет. Даже если они захотят вернуться, то не смогут. Проблеск этой мысли будет являться им, этот проблеск будет следовать за ними как тень, пока они не смирятся и не научатся получать пользу и удовольствие от учения и новых знаний.
  Я не ожидал, что Судьба одарит меня такой возможностью. Предполагал, но не знал наверняка. Но теперь знаю, что это не все. Вскоре появится еще одна, и вот тогда я получу подлинное наслаждение, наблюдая за неумелыми попытками одних детей противостоять другим. Я предвкушаю это изысканное удовольствие истинного наставника, каковым меня считают, и обремененного обязанностями и ответственностью опытного стратега, каковым я являюсь. Я создал себе эту репутацию и продолжаю работать над ней, но для всего есть свои причины, и если на поверхности они якобы видны, то на деле скрыты на самом дне моего сознания...
  35.
  Утверждать автор не берется, но по многочисленным рассказам массы известных демонологов всех демонов можно разделить на четыре ранга. Это, конечно, довольно-таки условная градация, однако автор склоняется к мнению, что она наиболее верна и правдива.
  Первый том учебного пособия для начинающих демонологов.
  Аранта.
  - Аранта, можно с тобой поговорить? - Орос бесшумно притворил за собой дверь, войдя в мою комнату.
  Накануне вечером я перевезла из Дома в лабораторию эльфа все свои многочисленные вещи и начала потихоньку обживать новое жилье. Мне здесь нравилось, впрочем, я заметила, что довольно быстро привыкаю ко всем новшествам в своей богатой событиями жизни. Весьма полезное качество для ведьмы и начинающего мага - легко адаптироваться к окружающей среде.
  Лаборатория продолжала оставаться для меня загадкой: тот коридор, в котором располагались наши с Альтаиром комнаты, был мною изучен вдоль и поперек, однако в два других ответвления ходить не хотелось, да и мой новый наставник однажды обмолвился, что пока без сопровождающих нам лучше не пытаться исследовать их. И вообще, все здание оказалось больше внутри, чем снаружи. Объяснить это я не смогла бы при всем желании, но тем заманчивее казалось разгадать тайны нового наставника.
  Помимо моей комнаты в доступном нам коридоре имелось множество дверей, ведущих в чьи-то апартаменты, которые были всегда закрыты и гостями не посещались. На мои любопытные вопросы относительно этих самых гостей Орос лишь пожимал плечами, неизменно игнорируя их и оставляя меня теряться в догадках. Хотя, как-то раз он сказал, что в свое время мы все сами узнаем.
  Также меня удивляло, что в лаборатории имелось множество слуг, которые следили за порядком, готовили еду, выполняли различные поручения, короче говоря - были обыкновенными слугами, если бы не одно но... нам прислуживали невидимки. Бесшумные тени, возникающие в те моменты, когда требовалось что-то принести или сделать. Орос предупредил, что бояться их не стоит, ведь, по сути, это просто челядь.
  Я, кажется, отвлеклась... вот как всегда - всякие глупости в голову лезут...
  - Орос! Привет, - я оторвалась от книги, поднимая голову навстречу вошедшему.
  - Ты занята?
  - Нет, - я внимательно осмотрела наставника, но, как обычно, на его властном лице, сохраняющем непроницаемое выражение, невозможно было прочитать ни одной мысли. Зато охотничий костюм красноречиво говорил за своего обладателя о предстоящей теме беседы... - уезжаешь?
  - Уезжаю, - Орос присел на стул рядом с кроватью, - поэтому и хотел поговорить с тобой.
  - Понятно... - замечательно! Не успели поступить в ученичество, как дорогой наставник собирается нас бросить!
  - Аранта, я буду отсутствовать всего три дня. За это время вы как раз успеете привыкнуть к новой обстановке и подготовиться к началу занятий.
  - Не смей подслушивать мои мысли! - опять я забыла про эту его способность!
  - Научишься ставить блоки - не буду, а пока, извини, я бы и сам не хотел, но ты ТАК громко думаешь... - Орос добродушно усмехнулся, вытягивая длинные ноги, обтянутые узкими черными штанами, - ладно, пошутили и будет...
  - Ну-ну, пошутили!..
  - Аранта, прекрати пререкаться, я все-таки твой наставник, меня надо уважать.
  Я с притворной покорностью склонила голову и этим ограничилась. Действительно, препираться с этим эльфом может быть и для жизни опасно...
  - Как ты уже заметила, я уезжаю на три дня, - Орос невозмутимо оправил складки на камзоле, - Вы остаетесь с Альтаиром в лаборатории, как мы и договаривались. Слуги будут выполнять все ваши пожелания, а тебя я хотел бы попросить об одном... м-мм... деле...
  - Деле? Каком деле?
  - Аранта, ты все-таки ведьма с немалым стажем, хоть и с не очень большими знаниями... - я обиженно насупилась, - да и магии потихоньку учишься, уже и огненные шары можешь пускать. Так вот, это я к тому, что Альтаир в отличие от тебя совершенно не способен контролировать не только силу, но и вообще магию. Я, видишь ли, дорожу этими стенами, поэтому несколько тревожусь оставлять его без присмотра...
  - Ты хочешь, чтобы я за ним приглядела? Но ведь это же...
  - Тебе не придется неотрывно быть при нем. Я установил в коридоре несколько магических "следилок", так что просто иногда проверяй их. Этого должно хватить, я полагаю.
  - А что такое эти "следилки"? - я заинтересованно подвинулась ближе к эльфу.
  - Х-мм... мне казалось, что ты должна знать об этом. "Следилка" - это просторечное название нехитрого заклинания, в результате которого выпускается небольшой сгусток ментальной энергии. Он призван запоминать все происходящее в каком-то определенном, специально на это настроенном, месте. Это небольшой периметр, поэтому мне пришлось по всему коридору сделать несколько таких штучек.
  - Э-э... Орос... - я недоуменно почесала затылок.
  - Да?
  - А как я буду проверять эту твою ментальную энергию? Ты забыл, я - маг огня?
  - Ох, Аранта, - эльф безнадежно покачал головой, - ты иногда бываешь такой глупой!
  - Что?!
  - Не сердись. Послушай, я тебе кое-что объясню. Ты знаешь, что наш мир богат магией. Практически каждый житель в той или иной степени обладает ее зачатками. Очень редко можно встретить того, кто совершенно к ней неспособен, но большинство все же маги, хоть и с очень маленьким потенциалом. По сути, они не могут стать даже слабыми магами, но, тем не менее, способность в них присутствует. Так вот, каждый потенциальный маг принадлежит той или иной стихии, реже - нестихии, однако каждый, заметь - КАЖДЫЙ - в той или иной степени обладает ментальной магией. Ведь если немного пофантазировать, то можно легко представить себе, что чистые ментальщики, освоившие свою магию от и до, запросто могут захватить власть над всем миром. Ни у одного из жителей и слабых магов не было бы возможности им противостоять. Чтобы этого не произошло, существует закон равновесия, который наделил всех магов способностью к ментальной магии в различной степени, так что многие могут не только ставить блоки, но и читать мысли обыкновенных горожан, не умеющих закрываться.
  - Х-мм... - а что, вполне даже закономерно получается. И тот факт, что я со временем научусь ставить этот пресловутый ментальный блок, меня очень радует, - так что выходит, я могу просматривать твои "гляделки"?
  - "Следилки", - Орос слегка кивнул мне и закинул ногу на ногу, - можешь. Тебе надо будет просто мысленно потянуться к сгустку энергии и установить контакт. Это не сложно. Можешь попробовать прямо сегодня. Мне будет спокойней, если я буду знать, что ты присматриваешь за Альтаиром.
  - Хорошо. Я согласна.
  Эльф удовлетворенно кивнул и поднялся, направляясь к двери.
  - Тогда не скучайте. До встречи.
  Уже? Я даже попрощаться не успела, как он закрыл за собой дверь. Вот ведь одарили Боги наставником!
  Я пробурчала себе под нос нечто невразумительное и выползла в коридор полюбоваться этими загадочными "смотрелками" (что за дурацкое название?). Подняла голову и внимательно осмотрела потолок. Что ж, Орос на совесть замаскировал свои заклинания - если не знать что ищешь, то едва заметные сгустки прозрачного тумана ни за что не привлекут внимания. Я удовлетворенно хмыкнула, проверила напарника и, убедившись, что он спит сном младенца в своей комнате, вернулась к чтению. Альтаир страстный любитель поспать, и если уж он прилег, то не встанет до следующего утра. Вот чему он сорок два года в горах учился - спать!
  * * *
  Вернувшись в комнату, я с удовольствием предалась чтению самой любимой на данный момент книги. Учебник по демонологии с некоторых пор стал для меня очень важен и дорог. Во-первых, мне его подарил Ритор, а во-вторых, именно демон спас наследного принца от неминуемой смерти.
  Следующее утро, впрочем, как и весь день прошли без каких-либо происшествий. Альтаир не показывался, я же брала с него в этом пример и почти все время провела в комнате, лишь раз выйдя на улицу погреться последними лучами догорающего летнего солнца. День опять (или снова) был посвящен изучению демонологии.
  Я даже не заметила, как провалилась в сон, нежно прижимая к себе учебник. Не помню, что именно мне снилось, однако утром я чувствовала себя, словно накануне не книжки читала, а ямы копала. Вставать с кровати совершенно не хотелось, поэтому принесенный невидимыми слугами завтрак я съела, возлежа на подушках. Что может быть лучше, чем такие замечательные дни, наполненные спокойствием, отдыхом и поучительной литературой?! Про "следилки", которые надо было изредка проверять, я благополучно забыла - Альтаир не высовывал носа из своей комнаты, так что я непозволительно расслабилась...
  Приняв освежающую ванную и почувствовав себя немного бодрее, я вернулась в кровать и вновь открыла учебник, самозабвенно закидывая ноги на подушку. Так прошло около часа, и в тишине комнаты можно было слышать только шелест переворачиваемых мною страниц, да сдавленные вздохи от глубины впечатлений. Вдруг до меня донеслись какие-то шорохи из коридора, но природу их я понять не смогла. Вернулась было к чтению, но затем призадумалась.
  Странно, Орос вроде говорил, что стены его лаборатории звуконепроницаемы, а шорохи слышны... Или эльф меня разыграл, или в его отсутствие чары ослабевают. Да, именно так. А там, наверное, Альтаир выполз, наконец, из своей комнаты. Засиделся, бедняга, в четырех стенах.
  Я безмятежно пожала плечами и продолжила чтение, но вскоре оно было прервано стремительным появлением в комнате Альтаира. Парень залетел ко мне как ошпаренный, в мгновение закрыл за собой дверь и навалился на нее всем телом. С минуту мы с ним просто смотрели друг на друга. Я - озадаченно, он - ошалело, с сумасшедшинкой во взгляде, и дышал при этом так, словно пробежал марафон по пересеченной местности.
  - Альт, - я даже не потрудилась поменять расслабленной позы, - за тобой гналась стая демонов?
  - Э-ээ... ну-у... м-мм... это... как бы... - он заикался, с паникой осматривая мою комнату на предмет неизвестных врагов, - в общем... г-мм... а-аа... ну там... ну в коридоре... э-ээ... там... м-мм... там табуретка бегает...
  Мы вновь обменялись взглядами. Он смотрел на меня с надеждой, я же на него - как на идиота. Докатился! Совсем рехнулся! Ему не в лабораторию могущественного мага надо, а в дом для душевнобольных!
  Проигнорировав его столь безапелляционное заявления, я демонстративно раскрыла книгу и продолжила читать, делая вид, что нахожусь в комнате одна.
  - Ари, я же правду сказал! - парень сделал робкую попытку уверить меня в том, чего не может быть.
  - Табуретка, говоришь? - я хмыкнула. - А стол там не ходит? Вот было бы здорово! Щелкнул пальцами, а к тебе со всех своих ножек несется накрытый стол! Даже ходить никуда не надо!
  - Ари, я серьезно! Она бешеная! - я перестала хохотать и строго нахмурилась.
  - Мебель не умеет ходить. У нее есть ноги, но они деревянные. Понимаешь? Мебель не двигается, если ее не никто не трогает. Альт, прекрати морочить мне голову, я серьезным делом занята, а ты тут ерундой маешься. Шел бы лучше тоже что-нибудь полезное почитал! - я опять уткнулась в учебник.
  - Но она двигается! Она бегает! Она меня убить хочет!
  - Альт, - я мученически схватилась за голову, - прекрати немедленно! Мебель не только не может двигаться, но еще и убить кого-то она тоже не в состоянии - у нее разума нет!
  - Нет, но она хочет, она меня почти догнала, - парень не отступал от своего.
  - Так, все, хватит! Иди разбирайся со своими бешеными стульями, а мне дай спокойно почитать!
  Я вновь уткнулась в учебник, и Альтаир, поняв, что ничего более от меня не добьется, осмелился покинуть мою комнату. Я краем глаза следила за его действиями и внутренне весело хихикала. Дело в том, что он чрезвычайно осторожно потянулся к дверной ручке, прислонил ухо, к чему-то прислушался. Затем, набравшись храбрости, человек чуть-чуть приоткрыл дверь и высунул в щель кончик носа. Поозирался по сторонам, принюхался и со скоростью пущенного арбалетного болта вылетел в коридор, напоследок громко припечатав дверью. "Псих!" Я недовольно сморщила носик и продолжила чтение. Через несколько мгновений мой чуткий слух уловил еще какой-то шорох в коридоре, но сразу после этого все стихло. "Угомонился!"
  За моим окном, выводящим в неизведанный мир, начинало светать, горизонт подернулся розовой дымкой, а птички веселыми голосами возвестили о наступлении глубокого вечера в моем мире. Я отвлеклась от рассказов почивших уже демонологов и поняла, что проголодалась. Я с таким упоением вчитывалась в инструкции по черчению пентаграмм, что не заметила, как пролетел день, а последний раз я ела еще утром. Что ж, пора бы и поужинать.
  Я сладко потянулась, бодро соскочила с кровати и пошла открывать дверь, за которой... мне навстречу шустро неслась табуретка. Живая. Я аккуратно прикрыла дверь и прислонилась к ней. "Все, конец, занавес - я сошла с ума!".
  Шок продолжался несколько томительных минут, в течение которых в моей голове лихорадочно проносились мысли о галлюцинациях и заразном бешенстве моего фиолетововолосого напарника. Встряхнувшись, я слегка опомнилась. Да мало ли что с голоду может показаться! Мебель не двигается. Не бывает такого! Это закон природы, как тот же, по которому солнце всходит на востоке, а заходит на западе. Да, я просто утомилась, устала, да еще Альт со своими странностями - это мне померещилось!
  Решив так, я опять смело распахнула дверь, но тут же поспешила ее прикрыть, оставив небольшую щелочку. Табуретка была. И она была живой. Высунув нос, в точности как это не так давно делал мой нерадивый маг-тридцать-три-несчастья, я с опаской наблюдала за табуреткой. А это деревянное чудо весело и игриво скакало от моей двери к стене... та-ак! Какой еще стены? Утром здесь был коридор!
  Я не верила глазам - в нескольких шагах от моей комнаты коридор наглухо перегораживала добротная каменная стена. Она была настоящей, не иллюзорной, потому что скачущий предмет мебели отталкивался от нее двумя деревянными ножками, разворачиваясь в прыжке.
  Я медленно притворила дверь и осела на пол. Что делать? Выйти не могу - там ненормальная мебель бесится, пройти ко мне тоже никто не сможет из-за возникшей ниоткуда стены. Как быть? Попробовать все-таки выползти? А если табурет набросится? Как-то совсем несолидно получится, если я окажусь избитой мебелью, даже несмотря на то, что я ведьма. Ну не со стульями же драться, в самом деле?!
  Вскоре в голове слегка прояснилось, и я начала соображать. Ох, и правда, подумаешь - табуретка, стена! Я же ведьма! Материализую себе вкусный ужин - и пускай там хоть все диваны в догонялки играют...
  Я сосредоточилась, представила себе сочный кусочек поджаренной птицы с гарниром, салат, и запотевший кувшинчик вина. Удерживая перед мысленным взором картинку будущего ужина, я сделала несколько пассов руками, призывая природную силу, притопнула левой ногой, от чего в стороны брызнули зеленоватые всполохи энергии, и щелкнула пальцами правой руки. Заклятье сформировалось мгновенно - передо мной воздух завихрился, образуя черную пространственную дыру размером с полметра в диаметр. Смело запустив руку в черное ничто, я нащупала ручку кастрюли, покрепче ухватила ее и потянула на себя. Демоны! Я достала кастрюлю, которую, видимо, только что поставили на печку. В ней плавала ободранная и жалкая куриная лапка с синюшным оттенком, не внушающая ну вот никакого аппетита. Сплюнув с досады, я вернула кастрюлю на место и решила попробовать еще раз. Что ж, раз с готовым блюдом я потерпела неудачу, то можно обойтись фруктами. Я вновь сосредоточилась, воображая спелые наливные яблоки, колданула... на этот раз из дыры я вытащила тарелку. Хм-м... когда-то это были яблоки, сейчас же от них остались лишь огрызки.
  Вот ведь незадача! В первый раз поторопилась, а во второй - опоздала! Живот свело от зверского голода, и он от недовольства хозяйкой издал громкое бурчание. Я бы уже и корочкой хлеба удовлетворилась. Ведь не так много и прошу, всего-то кусочек, краюху... С шальными от голодных спазмов глазами я снова колданула, уже просто наугад открыв дыру. В черное пространство потянулась моя жадная до съестного рука и ухватилась за что-то теплое. Я не смогла определить на ощупь, что это было, да и скопившаяся слюна мешала сосредоточиться. Недолго думая, я потянула находку на себя, выуживая на свет будущий ужин... но он вдруг стал сопротивляться! Я рассердилась и потянула сильнее. "Нет уж! Не для того я мучилась! Моя добыча! Никому не отдам!"
  Тем временем добыча сопротивлялась все сильнее и сильнее. Я для верности уперлась ногами в спинку кровати и схватила ужин уже двумя руками. Безо всякой задней мысли я боролась за свою еду, как вдруг внезапно почувствовала жар и резкую вспышку боли в обеих руках. От неожиданности, растерянности и испуга я отпустила сопротивляющийся ужин, но сразу же опомнилась. С нахлынувшей злостью пролезла в дыру с головой и укусила строптивую добычу. Стоило моим зубам цепко вцепиться в предполагаемую еду, как до меня дошло, что это была... чья-то нога! Причем мужская. Еще до конца не придя в себя от ошеломляющего открытия, я почти не сопротивлялась тому, что сильные руки сомкнулись на моих запястьях и потянули на себя, затягивая в пространственную дыру уже по пояс. После такого неожиданного поворота событий я просто озверела от голода и злости как на себя, так и на очередную ошибку моего ведьмовского эксперимента. Я отцепилась от ноги и подняла глаза на моего похитителя. Время остановило свой неумолимый бег, потому что ужином-недотрогой оказался... Альтаир! Он глядел на меня с неописуемым ужасом на лице, который потихоньку сменялся обыкновенным удивлением, а затем и пониманием ситуации.
  Осознав до конца то, что произошло, фиолетововолосый человек резко выпустил мои руки, а я... что я? Сегодня мне не везло. Я ведь продолжала упираться ногами в спинку кровати, и от того, что сопротивление резко исчезло, кубарем упала на пол. Пространственная дыра, выводящая в комнату моего напарника, закрылась, а я готова была расплакаться от злости и досады. И в очередной раз мне не удалось совершить задуманное - ожившая табуретка заскучала в одиночестве в коридоре и начала яростно долбить в мою дверь.
  От неожиданного стука я перепугалась. Не успела отойти от одного потрясения, как тут другое спешит навстречу. Со страху в мою бредовую голову не пришло ничего лучше, чем автоматически колдануть. Что ж, опасность быть побитой табуреткой миновала - дверь загородил большой кованый сундук. Я так устала от впечатлений, пережитого стресса и неудавшегося ужина, что не в состоянии была думать связно.
  Ничего не оставалось делать. Я разделась и улеглась в кровать голодная, уставшая и невероятно злая. Одна надежда на Ороса, он должен завтра с утра вернуться и в любом случае спасет свою ученицу от страшной голодной смерти. Да, именно так, Орос меня освободит, а пока спать, спать...
  * * *
  Меня разбудил деликатный стук в дверь. С трудом открыв глаза, я выползла из-под одеяла и направилась к двери, но, не дойдя до нее нескольких шагов, пребольно ударилась об угол сундука. "Сундук? Откуда? Ах, точно, я же вчера вечером забаррикадировалась от бешеной табуретки... тогда кто это стучит? Неужели мебель решила меня обмануть?"
  - Кто там? - на всякий случай спросила я, зевая во весь рот.
  - Аранта, можно к тебе войти? - Орос вернулся! Вот здорово! Мое голодное заточение закончено!
  - Э-э... минуточку, - я обхватила руками сундук, рассчитывая сдвинуть его в сторону, однако он был настолько тяжел, что ни в какую не поддавался. Это как же я должна была вчера испугаться, чтобы материализовать такую тяжесть? Обычно мне удается доставать вещи куда меньшего веса...
  Несколько мгновений я озадаченно разглядывала неожиданную преграду к спасению. С виду это был не только большой добротный сундук, но еще и дивно красивый. По всей его поверхности проходили витиеватые узоры, а на крышке имелись руны, кажется, служившие чьими-то инициалами. М-даа... Со страху я вчера лишила кого-то богатого его имущества, как нехорошо!..
  Стук в дверь возобновился, но в этот раз он был более настойчивым.
  - Аранта, что происходит?
  - М-мм... Орос... я тут вчера немного поколдовала...
  - И? Я уже заметил, что вы в мое отсутствие развлекались, как могли.
  - Орос, - я покраснела до кончиков своих острых ушек, - я здесь не причем. Я не могу выйти из комнаты!.. У меня перед дверью стоит огромный сундук, и он никак не сдвигается!
  После моего смущенного признания последовало непродолжительное молчание за дверью, а затем эльф очень мягко произнес:
  - Аранта, отойди, пожалуйста, в сторону.
  Я повиновалась и ретировалась к кровати. Стоило мне только отойти на безопасное расстояние, как сундук плавно приподнялся в воздухе и отлетел к противоположной от двери стене. Аккуратно приземлившись на пол, он там и остался, словно так всегда и стоял. Спохватившись, я мгновенно задрапировалась в одеяло и побежала отворять дверь.
  - Аранта, - Орос вошел в комнату и устало обратился ко мне, - что здесь произошло? Меня не было всего три дня, а по возвращении я застал такое безобразие!
  - Я не виновата! - Несмотря на вполне уверенный тон, мои щеки продолжали стыдливо полыхать. - Это все Альтаир сделал! Он два дня молчал. Я думала, все спокойно пройдет, а вчера его приспичило потренироваться в магии! И вообще, я есть хочу! Я голодная!
  Я виновато опустила голову, шмыгнула носом и натянула сползающее одеяло. Наш обычно невозмутимый наставник после моей обличительной речи некоторое время с подозрением разглядывал несчастную меня, а потом безнадежно покачал головой.
  - Я подожду тебя в коридоре, - он опять принял непроницаемый вид, - приведи себя в порядок, после чего мы вместе попробуем разобраться, что тут было с помощью моих "следилок".
  Я согласно покивала и торопливо закрыла за эльфом дверь. Поплескала на лицо холодной воды, натянула любимый охотничий костюм и поспешила к Оросу, всем сердцем желая избежать заслуженного разноса с его стороны. Эльф уже успел собрать все свои "гляделки", и терпеливо ожидал меня в коридоре. Я мышкой проскочила к нему и встала рядом, изо всех сил изображая раскаяние. Кого я пыталась обмануть? Наставник ничего не сказал и молча направился в кабинет. Я следом. Мы как раз подходили к нужной двери, когда на пороге лаборатории показался выспавшийся и довольный жизнью Альтаир. При виде сияющего лица, обрамленного всклокоченными прядями фиолетового цвета, я закипела от праведного гнева.
  - Выспался? Как себя чувствуешь? - Желчно поинтересовалась у друга.
  - Да, хорошо, спасибо. Доброе утро! - Альтаир широко улыбнулся.
   - Ах ты!.. - Я задохнулась от душившей меня обиды. - Да как тебе не стыдно?! Такое натворил вчера, а сейчас весь сияешь! Ты хоть на секунду задумался о том, что замуровал меня в комнате с бешеной табуреткой и без возможности покушать? Я голодная! И вообще, я боюсь замкнутых пространств! Ты!.. Ты... - я не находила слов, чтобы охарактеризовать напарника.
  - Что я? - Парень тоже начал злиться. - Я тебя, между прочим, предупреждал. А ты меня даже слушать не стала, обозвала психом и выгнала из комнаты. Сама-то хороша! За каким демоном ты ночью хотела у меня ногу отгрызть?
  - Ногу? Надо было тебе голову откусить, все равно ты ею не пользуешься!
  - Ты сама со своей не дружишь, вот мне и завидуешь.
  - Да как ты смеешь?! Напакостил тут, а теперь на меня всю вину сваливаешь! Я здесь пострадавшая! У меня кроме голодных спазмов может развиться душевная травма. Подумать только! Я же могла отравиться твоей конечностью!
  - Да это мне пришлось бежать ночью к знахарям пить настои от бешенства! - молодой маг побагровел от гнева, но сдаваться не желал.
  - Хватит, - Орос все это время стоял чуть в стороне и не вмешивался, с удивленным лицом выслушивая наши взаимные упреки. Видимо, ему стала более-менее ясна картина произошедшего, потому что его короткий приказ положил конец нашим препирательствам, - я выслушал вас. Проходите в кабинет и будем разбираться, что вы тут натворили. Пока не разрешу говорить - будете помалкивать, у меня уже голова начинает болеть, - и совсем тихо себе под нос добавил, - наградили Боги учениками!..
  Это стало последней каплей, переполнившей чашу моей обиды. Я остановилась в дверях, не давая никому пройти, и со слезами в голосе заявила:
  - Я есть хочу! Я сутки была заточена в комнате! А он даже не извинился!
  Орос раздраженно метнул в меня недовольный взгляд и чуть приподнял правую бровь. Я вновь открыла рот, намереваясь продолжить стенания ущемленной и обиженной, но вдруг почувствовала, что мои ноги оторвались от пола. Так, с открытым на полувздохе ртом, я плавно пролетела в кабинет, опустилась в кресло, и тут же на моих коленях появился поднос, переполненный различными яствами. Мне и в лучшие-то времена столько было не съесть, но, по всей видимости, наставник на меня изрядно разозлился, раз таким образом решил добиться тишины. Покорно замолчав, я насупилась и принялась за завтрак.
  Тем временем эльф указал Альтаиру на соседнее с моим кресло, а сам направился к столу, устанавливая на нем туманные полупрозрачные сгустки энергии. Мы с интересом наблюдали за действиями светлого, но они ограничились тем, что темноволосый эльф присел в кресло и сосредоточенно закрыл глаза. Несколько секунд ничего не происходило, а потом туман рассеялся, и вместо сгустка энергии появилось небольшое изображение, словно отображенное в зеркале. Я наклонилась вперед и вгляделась в картинку.
  Перед нами предстала уменьшенная копия коридора лаборатории, в котором Альтаир деловитой походкой направлялся к табурету (еще вполне нормальному и не живому), стоявшему в самом конце, недалеко от моей комнаты. Человек присел на корточки и достал из-за пазухи небольшой клубок серых ниток.
  Я молчала, продолжая наблюдать, Орос вообще сохранял невозмутимый вид, а вот Альтаир с трудом сдерживал какие-то комментарии. Тем временем изображение изменилось. Молодой маг отошел от табуретки, встал в стороне от нее и сосредоточенно наклонил голову, рассматривая клубок как некий шедевр художественного искусства. Он был так серьезен и задумчив, что я невольно прыснула в кулачок. Таким я напарника еще не видела, да и представить не могла без обычной его широкой улыбки во все тридцать два зуба.
  Воспроизведенный миниатюрный Альтаир, вдоволь налюбовавшись своим творением, начал выделывать руками сложные пассы, и я догадалась, что он вызывает огненную стихию направленного действия. Молодой маг, широко раскинув руки, призвал силу, которая обволокла его ярким сиянием, а потом с помощью несложного плетения сотворил узор огненного шара. Судя по минимальному количеству переплетения нитей, шар должен был получиться маленьким, с ладонь величиной. Мои соображения оказались верны, но что более удивительно - заклинание в этот раз сработала именно так, как задумывалось... почти... Из рук человека возникла огненная струя и ударила в клубок. Я вполне обоснованно ожидала, что нитки расплавятся и в одно мгновение превратятся в пепел, но огонь не добрался до них всего на несколько миллиметров. Пламя ревело вблизи клубка, однако вреда ему не причиняло. Я похихикала. Только вот подумала, что парню удалось совершить верное заклинание, а оно вон как его не послушалось. Но изображение моего чудаковатого товарища не сдавалось. Испарив огонь, маг решил призвать воду. Струя мгновенно вылетела из сложенных лодочкой ладоней человека, но заклинание опять же не достигло клубка, остановившись в непосредственной близи от серых ниток. Я пораженно разглядела, что вокруг клубка возникла прозрачная сияющая силовая сфера, отталкивающая любые заклинания Альтаира.
  Я покосилась на напарника, но он невозмутимо жевал яблоко, которое стащил у меня из-под носа, пока я была занята. Хулиган! Одарив его возмущенным взглядом, я вернулась к отображению комедии в исполнении моего неугомонного друга.
  Альтаир, изображенный на картинке, вернулся к табуретке. Он уселся прямо на пол, скрестил ноги и погрузился в размышления. По всей видимости, никаких ожидаемых результатов действия мага хаоса не принесли, потому что парень встал на ноги и посадил клубок на плечо. Странно, моток ниток был правильной круглой формы, но на плече человека держался так, словно его пришили. Он не колебался, не скатывался, а сидел как влитой. Уменьшенная копия Альтаира развернулась и направилась к выходу. Однако на полпути к двери человек, видимо, передумал. Он резко повернулся к табурету и за пару секунд успел сделать несколько пассов руками, сплетая узор заклинания. Подразумевался огонь...
  Но в этот раз магия хаоса проявила себя во всей красе. Вместо струи пламени табурет окутал мерцающий фиолетовый туман, бесформенной дымкой скрывая очертания мебели. Прошла всего пара секунд, и за это время заклинание сработало. Из тумана резво выскочила ожившая табуретка и тут же совершила в воздухе двойное сальто. Мебель, словно взбесившаяся коза, бегала по всему коридору, пытаясь догнать отчаянно спасающегося Альтаира. Тот же убегал от нее, на ходу умудряясь отмахиваться вилками. Мой несчастный друг швырял их наподобие метательных ножей. Я невольно поразилась, гадая, где бы он набрал столько столовых приборов, и зачем таскает их с собой. Однако через пару сумасшедших кульбитов, совершенных парой Альтаир-табуретка, я догадалась, что он их попросту создает. Ох, вот ведь горе-маг!..
  Некоторое время продолжался бег человека с препятствиями в виде возникающей из-за спины табуретки, а потом парню, кажется, это надоело, и он завернул в мою комнату. Что происходило после, я и так прекрасно знала, а Орос невозмутимо приподнял бровь, читая мои сумбурные воспоминания, проносящиеся со стремительностью водного потока. Мне вполне хватило минутной паузы, чтобы отчаянно покраснеть.
  Затем мы увидели, как маг хаоса стремглав выбежал в коридор, на ходу захлопнул дверь пинком ноги, и, сохраняя крейсерскую скорость, направился к выходу. Табуретка была несколько сбита с толку маневром моего напарника, чем тот не преминул воспользоваться. Уж не знаю, что он там собирался наколдовать, но после нескольких пассов и фееричного призыва силы с помощью раскинутых по сторонам рук да сумасшедшего отсутствующего взгляда, перед магом возникла добротная каменная стена, отгораживающая его от табуретки, а меня от внешнего мира.
  Молодой человек сполз по стеночке на пол, передыхая после незапланированного забега по коридору, отдышался. Затем он встал и смело направился к стене. Тщательно обследовав ее, и убедившись, что она сделана на совесть, Альтаир бодрой походкой пошел в свою комнату. Несколько последовавших после этого минут мы имели возможность разглядывать пустой коридор, а спустя примерно четверть часа, может быть и меньше, дверь в комнату фиолетововолосого человека тихонько приоткрылась. Парень высунул в образовавшуюся щель вихры вкупе с любопытным носом, воровато огляделся по сторонам, и, убедившись, что его никто не видит, вышел из комнаты. После молодой маг поспешно сбежал, причем от его ног на полу оставались какие-то странные с виду следы, состоящие из вязкого отвратительного серо-голубого вещества. Альтаир покинул лабораторию, и после этого уже ничего не происходило. Изображение пропало, оставляя на столе клочок тумана.
  Орос задумчиво шевельнул рукой, и сгусток энергии мгновенно пропал. Эльф медленно перевел на нас холодный взгляд и, сохраняя выражение спокойствия на лице, требовательно произнес:
  - А теперь потрудитесь пояснить мне, что все это значит.
  Мы с Альтаиром переглянулись, то ли в поисках поддержки друг у друга, то ли решая, кто же начнет первым. В итоге заговорили одновременно, сбивчиво рассказывая каждый свою правду.
  - Он ворвался ко мне с дикими глазами, и начал говорить что-то об ожившей мебели. Естественно, я решила, что он шутит, а сама все три дня читала учебник...
  - Я хотел, чтобы она мне помогла, а она даже слушать не стала. Спасибо, хоть у виска пальцем не покрутила. Уткнулась в свою книгу и выгнала меня! А что мне еще оставалось делать?! Я хотел спастись от сумасшедшей табуретки, вот и сотворил эту стену. Я не думал ее там закрывать, она сама...
  - Я осталась голодная, без всякой надежды на помощь! А он спал!!! Орос, представляешь, я хотела материализовать себе ужин, а он и тут мне попался. Напакостить опять удумал, никак по-другому это не назовешь! Разумеется, я разозлилась. А что мне еще оставалось? Я голодная была, меня в коридоре табуретка чуть с ног не сбила, да еще эта стена... вот я его и укусила. А вот нечего было спать, когда я там одна осталась!..
  - Да она вообще сумасшедшая! Я ведь знал, что утром кто-нибудь ее спасет. Ничего бы с ней за несколько часов не случилось. А она вдруг появилась в моей комнате и стала ноги грызть! Заметь, мои ноги! За сорок два года, что я провел в горах...
  - Он совсем совесть потерял! Я не знала, что наткнулась на его ногу, а он по мне огненным шаром шандарахнул!
  - Она меня съесть хотела!
  - Он моей смерти хотел!
  - Молчать! - наставник говорил тихо, но я решила, что мы довели Ороса до предела его терпения. Эльф устало потер виски и прикрыл глаза, но тут я заметила, что губы его подозрительно дрожат, едва сдерживая неуместную улыбку. Буря миновала, Орос не злится. Мы выдохнули.
  - Альт, а что это был за клубок? - я сменила гнев на милость, тем более что чувство голода с позором капитулировало перед сытным завтраком.
  - Клубок? - напарник как-то совсем неискренне попытался изобразить удивление.
  - Ну да, тот, который сидел на твоем плече. Ты еще его уничтожить пытался.
  - Ах, этот клубок, - и парень в задумчивости замолчал, делая вид, что разговор исчерпан.
  - Альт, не юли. Рассказывай свою страшную тайну. Это в качестве контрибуции за мое заточение! - я не сдавалась, твердо решив докопаться до истины.
  Человек недовольно поморщился, но под пристальным заинтересованным взглядом Ороса, все же выудил из кармана клубок толстых серых нитей. С виду обыкновенный, ничем не примечательный, этот моток, однако, обладал какой-то силой, я ведь явственно видела возникшую вокруг него защиту. Как ведьма я могла определить, что это была очень мощная защита, мне пока неподвластная.
  - Я пытался разузнать о нем в гильдии магов, - молодой маг нехотя приступил к объяснениям, - но они сказали мне только, что это артефакт. Я и сам это понял, но других пояснений от них не дождался. Ари, ты же знаешь, что меня там не очень любят... мягко говоря...
  - Можно мне посмотреть? - Орос протянул руку, и Альтаир покорно вложил в нее нитки. - Хм-м... интересно...
  - Ты знаешь, что это такое? - мы с магом хаоса одновременно наклонились чуть ближе.
  - Знаю, - на лице нашего наставника появилась загадочная улыбка, - это действительно артефакт, причем невероятно древний и обладающий большой силой. Альтаир, тебе повезло обладать такой вещью. Видишь ли, этот клубок признает лишь одного хозяина, его невозможно потерять или украсть - только подарить. ("Ого, а мой камушек-то по тому же принципу устроен!") Он обладает разумом, и хозяин может устанавливать с ним ментальную связь. М-мм... вообще-то о его способностях знает лишь хозяин, потому что клубок сам ему об этом рассказывает. - Эльф вернул нитки владельцу и помолчал несколько секунд. Я обдумывала полученную информацию, но пришла к неутешительным выводам - ничего-то я в этом мире не понимаю! Артефакты не даются в руки обыкновенных людей и нелюдей, тем более древние. Ими может обладать только тот, кто несет в себе силу, либо что-то значит для судеб мира, мне это еще моя наставница говорила. Я покачала головой, отгоняя непрошеные мысли. Ну, обладает Альтаир древним артефактом, и что? Это ведь, по сути, ничего не меняет... Мои размышления прервал Орос, бодрым тоном объявивший нам новость. - Так, друзья мои. Должен признать, никто ранее из моих учеников не начинал обучения с диких выходок. Вы своего рода уникумы... Так вот, раз уж вам так не терпится приступить к началу занятий, то я с удовольствием пойду вам навстречу. Завтра вы отбываете в одно место для того, чтобы проверить ваш магический потенциал.
  - Зачем? - я округлила глаза.
  - Куда? - Альтаир стал моим зеркальным отражением.
  - Не удивляйтесь. Вы же для того и поступили ко мне. С этого начинают все мои ученики, а вам и того проще, вы ведь уже обучались магии. Кстати, должен вас предупредить, что туда, куда вы направитесь, первое время магия действовать не будет. И колдовство тоже, - эльф хитро подмигнул мне, - как только вам разрешат, то колдуйте на здоровье. Помните, однако, что вы являетесь моими учениками, и постарайтесь не очень опозорить мое доброе имя.
  Мы ошарашено молчали, глядя в веселые глаза нашего наставника. Слов не было, мыслей тоже. Хороша шутка, что тут скажешь!
  - Ваше путешествие займет несколько недель, в течение которых, я надеюсь, вы многому научитесь, и не только в магии... - продолжал Орос, - со мной вы связаться не сможете, но я по возможности буду за вами присматривать. А теперь идите собирать вещи и отдыхать перед отправкой.
  Мы покорно встали и покинули кабинет. О прошлых обидах речи уже не было. Перед нами появилась задача, общее дело, и это нас примирило куда лучше, чем страх перед Оросом, либо его попытки нас утихомирить. Потоптавшись в коридоре, Альтаир нерешительно сделал пару шагов в сторону своей комнаты, да так и замер, раздумывая как поступить дальше. Я с подозрением следила за его действиями, но не заметила в них ничего угрожающего для стен лаборатории и меня лично. И только пару минут спустя я догадалась о причине заминки и нерешительности человека.
  - Альт, пошли, покажешь мне, что ты там наколдовал. Глядишь, помогу, - я подмигнула ему и широко улыбнулась.
  - Хорошо, - напарник воспрянул и торопливо проводил меня до дверей своей комнаты.
  Хм-мм... Да уж, славно он тут порезвился. Во-первых, меня поразили красноречивые черные пятна, усеивающие все стены и даже потолок в комнате товарища. За один присест такого наворотить даже я со своей неконтролируемой магией огня не смогу. Это надо было кропотливо и методично раз за разом обстреливать каждый кусочек комнаты. Так вот чем, оказывается, дружочек занимался те два дня, когда я думала, что он спит! Еще бы ему не спать - после такой растраты резерва сил нет даже просто руку поднять.
  А во-вторых, вся комната молодого человека по колено утопала в вязкой серо-голубой жидкости, которая имела густую консистенцию и оставляла ощущение брезгливости. Больше всего меня удивило то обстоятельство, что эта дрянь не вытекала. То есть я распахнула дверь, а ее как будто продолжали сдерживать невидимые границы, не позволяя вытечь в коридор. Я принюхалась и чуть не присвистнула от удивления. В комнате Альтаира пахло фруктами. Вновь поразившись, я неуверенно обмакнула палец в вязкую дрянь и поднесла его к носу. Фруктовый аромат издавала именно эта субстанция, а на ощупь она показалась мне простым киселем. Я недоверчиво засунула палец в рот и попробовала эту пакость на вкус. Так и есть, этот горе-маг наколдовал полную комнату фруктового киселя! Я хихикнула, но быстро осеклась, наткнувшись на непередаваемое выражение, появившееся на лице моего напарника. Ох, ладно, я сегодня добрая.
  Сжалившись над человеком, я притопнула, прихлопнула и подула на кисель. От меня во все стороны хлынула колдовская сила, обретшая форму искрящихся зеленоватых брызг, которые мгновенно под действием моей воли опустились на непонятную субстанцию и с яркой вспышкой впитались в кисель. Уже через секунду комната Альтаира сияла чистотой и первозданностью (если не брать во внимание прокопченные стены), а у моего друга от удивления вытянулось лицо.
  - Как?.. Куда?..
  - Альт, - я шутливо шлепнула его по плечу, - не выпытывай моих профессиональных секретов. Как я это сделала - не имеет значения, а вот куда это делось... - я почесала затылок, - понятия не имею. Не все ли нам равно?
  Маг хаоса согласно покачал головой, забывая о том, что всего минуту назад в его комнату невозможно было пройти. В отличие от него, меня немного тревожило исчезновение вязкой дряни, но, подумав об этом, я решила, что это не самое страшное, что могло произойти.
  И ни я, ни мой напарник не могли догадаться, что в светло-эльфийском Доме началась спешная генеральная уборка в связи с появлением в нем из ниоткуда подозрительно пахнущей вязкой жидкости.
  
  36.
  Итак, демоны четвертого ранга - самого низшего - являются полуразумными существами. Они способны общаться с теми, кто их призвал, помимо своих сородичей, а также примитивно мыслить и рассуждать. Они крайне агрессивны, но, тем не менее, легко соглашаются на заключение договоров со смертными. Эти договоры должны быть предельно четко изложенными и подразумевать под собой уничтожение, порчу чего-либо, потому что на более тонкую работу данная категория не способна. Демоны низшего порядка составляют отряды, которые возглавляются демонами третьего ранга, являющимися своего рода офицерами демонической армии, но не старшего звена.
  Первый том учебного пособия для начинающих демонологов.
  
  Аранта.
  После завтрака я танцующей походкой вышла в коридор на поиски Ороса. Накануне он не сообщил, во сколько мы отправляемся, а меня теперь душило любопытство. Первое задание! Подумать только! Я с предвкушением отправилась в кабинет эльфа, надеясь застать наставника в его любимом кресле. Вчера он ограничился всего лишь сообщением о том, что нам предстоит какое-то приключение, а больше за весь день мы учителя не видели. Но уж сегодня-то я твердо решила получить ответы на бесконечное множество вопросов, крутившихся в моей голове.
  С неимоверной уверенностью в себе и с непередаваемым апломбом, я открыла дверь в кабинет наставника, не потрудившись постучать. Эльф был здесь, Альтаир тоже.
  - Доброе утро, Аранта, а мы только тебя и ждем, - Орос улыбнулся и кивнул мне на кресло. Я обескуражено присела, а то количество вопросов, которыми еще секунду назад хотела задавить наставника, куда-то пропало.
  - Э-э... а вы тут давно? - я смущенно потупилась, чувствуя, что начинаю краснеть.
  - Не очень, - Орос добродушно смотрел на меня, делая вид, что совершенно не слышит моих мыслей, - ты собрала вещи?
  - Да... Орос, я не знаю, куда мы отправляемся, вот хотела у тебя уточнить, что следует взять с собой?
  - Все самое необходимое. Карету под ваш багаж я предоставлять не собираюсь.
  - М-мм... А в число самых необходимых вещей входит моя метла? - Я просительно посмотрела на него.
  - Нет. Аранта, я же говорил тебе, что там первое время ваша магия и колдовство будут подавлены. Так что нет смысла тащить с собой метлу. И не переживай, - эльф поспешил меня успокоить, - там вас не ожидают никакие опасности, в метле нет необходимости. Проще говоря, она вас все равно не спасет...
  - Успокоил, как же, - я возмущенно фыркнула.
  - Хорошо, раз все вопросы исчерпаны, прошу следовать за мной, - Орос приподнялся, и я в панике вскочила со своего кресла, пытаясь отсрочить неизбежное.
  - Есть вопросы! Я хотела спросить...
  - Вопросов нет, - он оборвал меня на полуслове и вышел в коридор.
  Подождав, пока я принесу свой заплечный мешок, наша компания прошла по коридору и остановилась возле каких-то дверей. Орос галантно распахнул их, пропуская меня, как единственную даму, вперед. Я сделала шаг и тут же замерла на месте. Наш наставник завел меня в небольшую и абсолютно пустую комнату, где на полу был нарисован белой краской большой круг.
  - Вставайте в круг, - велел нам Орос, стоя на пороге.
  Мы повиновались, но ничего не произошло. Я подняла глаза, намереваясь спросить у Ороса о причине нашего пребывания здесь, но эльфа там не было. На том месте, откуда мы вошли, не было не только нашего учителя, но и самой двери. Перед нами находилась стена. Что ж, похоже, мы прибыли.
  Оглядевшись по сторонам, мы нашли дверь, прятавшуюся за нашими спинами, и, не сговариваясь, двинулись к ней. Мы с Альтаиром открыли дверь и оказались в длинном ярко освещенном коридоре. Свет в него проникал из множества огромных окон, расположенных по обеим сторонам. Я пригляделась и пораженно ахнула. Стекла в этих окнах сверкали и переливались. Это были не привычные для меня стекла, а нечто, сотканное из тонких радужных, переплетенных между собой нитей. Стены и пол также произвели ошеломляющее впечатление на нас, неискушенных в архитектуре и дизайне. Вся поверхность коридора мягко мерцала, источая приглушенное перламутровое свечение.
  Проход вел прямо, поэтому мы безмолвно последовали по нему, искренне восхищаясь открывшимся нам изыском. Вскоре коридор закончился слегка приоткрытой массивной двустворчатой дверью, украшенной странными геометрическими узорами и непонятными нам символами. Переглянувшись, мы отворили дверь и вошли в огромное полутемное помещение. В дальней его части, прямо напротив входа высилась каменная кафедра, на которой была изображена детально прорисованная морда голубого дракона. За ней стоял высокий седовласый мужчина атлетичного телосложения, о чем можно было догадаться по всей его фигуре, облаченной в просторный балахон изумрудного цвета. Мужчина не двигался. Он сохранял на лице спокойное выражение и внимательно осматривал зал.
  За кафедрой, по обе стороны от нее, тянулись два длинных стола. За правым столом сидело десять человек, одетых в мантии различных оттенков серого цвета. За левым расположились люди, облаченные в парадные одежды спокойной гаммы. Они не разговаривали между собой, но внимательно разглядывали зал.
  Я оглянулась, не понимая куда мы попали. Оказалось, что слева и справа от нас есть такие же большие двери, в которые входили странные существа и рассаживались по скамейкам, амфитеатром спускающимся к кафедре. Я изумленно приоткрыла рот - существа были не просто странными, а потрясающими даже мое богатое (я бы сказала - больное) воображение. Я никогда раньше не видела таких. Более того, я и не подозревала, что они вообще могут существовать в природе. В глазах пестрело от невероятных цветов кожи, некоторые из мутантов имели рога, у кого-то свешивались с затылка кроличьи уши, а парочка из них вообще перетекала.
  Потеряв дар речи, мы с Альтаиром взялись за руки, ища поддержки друг у друга, и прошли к скамейкам. Мой напарник сам выбрал свободное место и помог мне сесть. Стоило мне опуститься на поверхность сидения, как моментально из него выдвинулась спинка и пара подлокотников, подстроившихся под особенности моей фигуры. Я попыталась расслабиться, ожидая продолжения и вообще объяснений происходящему. Боковым зрением заметила, что фиолетововолосый человек не разделяет мои смущение и робость. Он самодовольно растекся по сидению и лениво оглядывал окружающих нас существ. Чуть поерзав, Альтаир поморщился и нагло оперся ногами о впередистоящую скамейку. Я промолчала, гадая, что за этим последует, но существа впереди ограничились лишь неодобрительными и удивленными взглядами, однако ничего при этом не сказали. Мой напарник довольно подмигнул им и расслаблено прикрыл глаза.
  Я успокоилась, поняв, что здесь мы вне опасности, и тогда во мне пробудилось любопытство. Двери, из которых появились мы, оставались закрытыми, а из двух других в зал вошло еще несколько мутантов. Все они степенно расселись по свободным местам, и, как и мы, принялись чего-то ждать. В зале повисла тишина.
  Прошла минута, и тогда человек, стоявший за кафедрой, слегка прочистил горло, готовясь заговорить. Я же, внимательным взглядом окинув всю его фигуру и одеяния, наклонилась к самому уху Альтаира и зашептала, легонько махнув рукой в сторону седовласого.
  - Альт, ты только посмотри, как он несуразно одет! Это же просто безвкусица какая-то надевать изумрудное в сочетании с благородной сединой!
  - М-мм... не знаю, - задумчиво протянул мой напарник, - тебе виднее, ты же девушка...
  Обсуждаемый нами человек недовольно покосился в нашу сторону, но ничего не сказал. Перед тем как он заговорил, я успела мельком подумать, что слишком громко шептала в царившей в зале тишине.
  - Приветствую вас, новоприбывшие студенты, - громким сочным тенором заговорил человек за кафедрой, - вы находитесь в мире Академия, который рад принять в свое лоно молодое поколение, блистающее интеллектом и жаждой новых знаний. - Послышались робкие аплодисменты, а мы с Альтаиром удивленно переглянулись. - Позвольте представиться. Я - Эльбор Марилос Гатдернберргский.
  - Как-как? - Я даже не поняла, что задала вопрос вслух.
  - Гад-там-каковский, - услужливо помог мне Альтаир.
  - Повторю для тех, кто не расслышал, - с укоризненным взглядом в нашу сторону продолжил человек, - меня зовут Эльбор Марилос Гатдернберргский. Я являюсь ректором уважаемой и известной во всех мирах и измерениях Академии.
  - Что-то я о такой не слышал, - Альтаир зевнул во весь рот, удобнее устраиваясь на своем сидении.
  - Да я как-то тоже, - призналась я, с завистью поглядывая на закинутые на чужую спинку ноги напарника.
  Ректор сделал длительную паузу, пристально глядя на меня с напарником. Я поежилась под этим холодным пронзительным взглядом медных глаз и хотела посмотреть в другую сторону, чтобы сбросить внезапное оцепенение, но поняла, что не могу сопротивляться безмолвному приказу.
  - А этот Гад-ский нас, случайно, не слышит? - с подозрением поинтересовался Альт, игнорируя ледяной взгляд ректора.
  - Не знаю, - пропищала я, чувствуя, что губы начинают неметь.
  Ректор отвлекся от нас (хотя меня все еще удерживала таинственная сила) и величественным жестом указал на правый от себя стол.
  - За этим столом, - объявил седовласый человек, - вы имеете удовольствие видеть господ, которые определят ваш магический потенциал, а также составят индивидуальную программу занятий для каждой группы. А с этой стороны, - взмах влево, - расположились господа тренеры. Они составят для вас комплексы физических упражнений, основываясь на ваших физических особенностях.
  - Н-даа... - мы с Альтаиром хором вздохнули, вглядываясь в самого брутального мужчину, надменно скрестившего на мощной груди бугрившиеся чудовищными мышцами руки, - попали...
  - Да, - громко продолжил вещать ректор, - вы попали... кхм-кхм... оказались в этом мире по воле ваших наставников магов. Надеюсь, что занятия здесь не пройдут для вас даром и не разочаруют их. Каждый из вас получит грант за поступление в Академию в размере пятисот серебряных...
  - Фи-и, - я поморщилась, припоминая свой счет в гномийском банке, - как мало!
  - Ну так подкинь им, раз мало, - посоветовал Альт, - а лучше - мне.
  - Деньги ваших миров здесь не действуют, - ректор проигнорировал наши реплики.
  - Как не действуют?!! - Мы с напарником прямо подскочили со своих мест.
  - Да наше золото куда весомее серебра! - Альтаир оскорбился.
  - Не действуют, - с нажимом повторил ректор, - вы можете не пытаться расплачиваться своими деньгами - они здесь не в ходу. Весь ваш поток будет разделен на группы по тридцать существ в каждой. Все эти группы будут занимать отдельные корпуса в общежитии. При выходе отсюда на ваших руках появятся ленточки определенного цвета...
  - А какого? - не удержалась от вопроса я.
  - ОПРЕДЕЛЕННОГО цвета. - Спокойно ответил человек. - Вам нужно будет пройти в здание соответствующего цвета, где вы сможете познакомиться со своей группой.
  - А что мы будем есть? - Альт обеспокоенно покосился на одного зевающего мутанта, изо рта которого на мгновение блеснули острые длинные клыки.
  - Студенты нашей Академии питаются в столовой, - ректор слегка нахмурил брови.
  - А вы нам расскажете, как туда пройти? Или нам самим придется искать? - Альтаир с трудом перевел взгляд на кафедру, стараясь не смотреть в сторону угрожающего с виду существа.
  - В своих комнатах, - размеренно ответил глава Академии, - вы найдете карты, по которым сможете сориентироваться между корпусами.
  - А свободное от занятий время есть? А чем его можно занять? А-а... А таверны есть? А магазины? А дорого тут? - я завалила ректорами вопросами, торопясь разузнать самые насущные сведения, пока кто-нибудь другой не отвлек мужчину.
  - А казино есть? А в карты играют? - мгновенно подключился ко мне маг хаоса.
  Ректор обжег нас каким-то странным взглядом:
  - Различного рода развлечения вы можете найти в городе, расположенном недалеко от Академии. Через каждые два часа туда ходят повозки, на них вы сможете добраться до города. Занятия начнутся через два дня. Расписание узнаете в главном корпусе. Все студенты будут разделены на пары, - седовласый мужчина взмахнул рукой, после чего мы с Альтаиром заметили на руках всех присутствующих свечение, обхватывающее левые запястья. Сначала оно было простой полоской, но затем преобразовалось в подобие браслета с красивым плетением. У нас с напарником эти светящиеся полоски были одинаковы, а ректор тем временем продолжил, - Каждая пара отныне связана друг с другом. Что происходит с одним, то отражается на другом, поэтому берегите себя и напарников.
  Со всех сторон послышалось бурное возмущение, но наши с напарником голоса перекрыли весь этот шум. Мы громко кричали и требовали избавить нас от этой пакости. Через несколько секунд узор на руках ярко вспыхнул и исчез, словно впитавшись в кожу. Я не обманулась, думая, что с нас сняли чары. В одно мгновение припомнила, что ранее Ритор также накладывал на меня защитный полог. То есть видимых признаков заклинания не оставалось, но на самом деле оно продолжало действовать. Вот ведь гадость какая! Это что же получается? Если что-то случится с моим магом-ходячая-катастрофа, то я тоже пострадаю?! Альт, видимо, придя к тем же выводам, решил на месте разобраться и пребольно ущипнул себя за щеку. Я вскрикнула, зажав пострадавшее место, и погрозила напарнику кулаком. Парень же лучезарно улыбнулся и вознамерился было вновь заняться самоистязанием, чтобы довести меня до точки кипения, но в этот момент ректор опять заговорил, перекрывая шум в зале звучным тенором.
  - Я желаю вам достойно показать себя, - "Ага, я вам покажу! Достойнее меня ведьмы вы еще не видели!", - а в дальнейшем пройти обучение в стенах нашей славной Академии...
  Ректор при последнем слове сделал шаг назад и немного наклонил голову. По всей видимости, это послужило знаком окончания церемонии приветствия. Зал пришел в движение, существа заговорили все разом, вставая со своих мест и направляясь к дверям, которые находились между столов наших будущих преподавателей. Я насупилась, мысленно посылая Ороса к демонам за такую неудачную шутку, а затем заметила, что на моей руке снова появился посторонний предмет. Это была ярко-желтая атласная ленточка, ну вот никак не сочетающаяся с моим спокойным зелено-коричневым охотничьим костюмом.
  - Альт! Ты только посмотри! - я с возмущением ткнула человеку ленточкой прямо под нос, - какая жуткая безвкусица! Я не хочу желтую! И вообще, долго я должна ее носить?
  - Я-то откуда знаю? - Альтаир раздраженно отодвинулся от меня. - Спросила бы у этого Гад-ского, если уж так хочется!
  В ответ я фыркнула, но покорно проследовала за толпой до дверей. Альтаир держался рядом, однако мыслями витал где-то далеко. Его лицо оставалось бесстрастным, а сам он тихо насвистывал что-то себе под нос. Вместе с толпой мы вышли на улицу. После полутемного помещения зала яркий свет на несколько секунд ослепил меня. Я поморгала и только потом смогла рассмотреть, куда мы попали.
  Теперь, глядя на незнакомые деревья, я со всей отчетливостью поняла, что мы действительно находимся в другом мире и дороги назад для нас пока нет. Толпу новоявленных студентов окружали странные растения, никогда мною раньше не виденные. По обеим сторонам от дороги высились раскидистые деревья, у которых были стволы, похожие на наши дубы, ветки ивы, а листья одуванчиков. И такое безобразие росло всюду, куда бы я ни посмотрела.
  Растерянная, я обернулась к напарнику, ожидая от него такого же немого изумления и осознания невозможности вернуться домой. Однако это чудо в очередной раз удивило меня. Человек продолжал весело насвистывать, не обращая внимания на мои широко распахнутые глаза и вопросительное выражение лица, и неторопливо двигался за толпой мутантов. Я подавила мгновенное желание обругать ни в чем не повинного друга и заставила себя внимательно осмотреть окрестности. Позади нас высилось огромное белокаменное здание с резными башенками и ажурными балконами, а в отдалении мелькали разноцветные отдельно стоящие постройки поменьше. От главного корпуса, коим было только что покинутое нами строение, вдаль вела дорога, мощеная круглыми серыми камнями, по сторонам от которой росли странные деревья, стояли небольшие витые лавочки и располагались яркие сочные клумбы с экзотическими цветами. Воздух этого мира был пропитан ароматами незнакомых трав и цветов, а легкий ветерок ласково ерошил волосы, сообщая, что здесь царствует лето, а не ранняя осень, оставленная нами дома.
  Идя в хвосте разношерстной толпы, мы с напарником обогнули главный корпус и направились к разноцветным домикам. Я догадалась, что это и есть общежития, предназначенные нам как студентам для проживания. По дороге мутанты разбредались по своим корпусам, а Альтаир повернулся в сторону канареечно-желтого здания. Оно было трехэтажным и украшенным узорчатой лепниной. Оставив на время мысли над собственной участью в качестве ученицы загадочного Ороса, я несмело переступила порог нашего нового временного жилища.
  - Ух ты! - мы с Альтаиром одновременно выдохнули.
  Перед нами простирался огромный холл, украшенный непонятными геометрическими символами, в центре которого стояло множество мутантов, увлеченно разговаривающих между собой. Я сообразила, что это и есть наша группа, но знакомиться с ними смелости не хватило. Стоило лишь кинуть взгляд на острые клыки одного из существ, да на рога другого, как все желание вступить с ними в контакт пропадало. Альтаир не разделял моих сомнений, но я все же смогла уговорить его сначала подняться в предназначенные нам комнаты, а потом уже искать встречи с такими страшными с виду созданиями.
  Я, конечно, немного преувеличиваю, потому что из монстров здесь было лишь пять мутантов, остальные же существа не редко встречались в нашем мире. Кроме моего напарника в холле присутствовало еще девять человек: двое очень похожих между собой парень и девушка, обладающих пышными воздушными золотистыми волосами, словно облачка обрамляющими их заостренные лица; один из парней, судя по пронзительно-желтым глазам, был ведьмаком, а остальные шестеро ничем не привлекли моего внимания. Также я заметила еще одну светлую эльфийку, презрительно сморщившую благородный носик, и тройку стоящих особняком дроу. Среди разномастной компании выделялись два гнолла (не заметить парочку лохматых собакообразных разумных было невозможно), три хрупких дриады, задрапированных в одежду из листьев и цветов, и пять человекоподобных создания. Все в них говорило за то, что они одной с Альтаиром крови, по крайней мере, наполовину, только вот отличались от моего друга зеленоватым оттенком кожи, мощными челюстями и более крепкой и сбитой мускулатурой.
  Мутантов я разглядывала мельком, боясь открыто пялиться на этих необычных и потрясающих мое и без того богатое воображение существ. Один из моих теперь одногруппников имел на голове венец из небольших сахарно-белых рогов, второй был обладателем перепонок между пальцами и некого подобия жабр на шее, у третьего за спиной колыхались крылья, которые вряд ли служили средством передвижения, уж слишком вялыми и ненадежными они выглядели. И все эти странные создания имели неповторимые яркие оттенки кожи, начиная от ядовито-зеленого и заканчивая густо-красным.
  Миновав холл и наших будущих однокашников, мы с Альтаиром поднялись по винтовой широкой лестнице на второй этаж. Здесь нас встретил длинный коридор с несколькими белыми узорчатыми дверями.
  - И что дальше-то? - Я растерянно оглядывала двери.
  - Как что? - Удивился фиолетововолосый. - Выбираем себе по комнате и обживаем их. Давай скорее, пока остальные не появились.
  Я послушно кивнула и открыла третью от начала коридора дверь. Комната самая обыкновенная: небольшая узкая кровать, окно с веселыми цветастыми занавесками, добротный стол, ему под стать стул, платяной шкаф и отдельная ванная. На столе заметила мешочек, до странности похожий на кошель. Я засунула в него любопытный нос и убедилась в правильности догадки. В мешочке были обещанные пятьсот монет, только они не походили на серебряные. Какой-то странный металл, матовый, серый, а чеканка и вовсе незнакомая.
  Альтаир направился в дверь напротив, небрежно закинул в нее свои вещи, и присоединился ко мне. Только я успела подметить, что подобный моему кошель был бережно спрятан за пазуху. Угу, в этом мы с напарником похожи - оба экономны до жадности!
  - Ого, смотри-ка, этот Гад-ский не обманул! - парень восторженно ткнул пальцем в стену, где я заметила огромную карту, занимающую большую часть свободного пространства.
  Мы подошли к произведению искусства (никак иначе язык бы не повернулся назвать этакий шедевр) и с интересом принялись его рассматривать. Минут через десять, кропотливо изучив все надписи, мы с Альтаиром дружно и непередаваемо витиевато выругались.
  - Нет, ну точно - Гад-ский! - Возмущалась я. - Не мог предупредить, что это карта академии, а вовсе не мира!
  - Ага, его бы закинули к нам в лабораторию и дали план ближайшего лесочка - посмотрел бы я на этого Гад-ского! - Человек по привычке хотел что-то колдануть, но после двух неудачных попыток вспомнил, что наша магия здесь не действует. - Вот ведь Гад-ский!
  - Неужели они не могли выделить нам всего одну маленькую карту окрестностей? Как мы попадем в город?
  - Как-как... сказал бы я... да только не при девушках! - Альтаир досадливо поморщился. - Ари, там, кажется, какие-то повозки должны ездить, пойдем посмотрим, а если что - поспрашиваем.
  - Хм-м... спрашивать будешь сам, я этих местных красавчиков лучше стороночкой... - напарник удивленно покосился на мою недовольную физиономию, но от комментариев удержался. - И вообще, раз нам не оставили возможности тихо-мирно изучить округу, то я, пожалуй, начну с таверны.
  - Ты думаешь, их трактиры чем-то отличаются от наших?
  - Нет, и именно поэтому я сегодня... э-э... буду привыкать к изменениям...
  - Что? - "Ох, Альт, не объяснять же, что мне так паршиво, и я решила напиться? Все равно не поймешь".
  - Пойдем. - Я решительно схватила напарника за руку и потащила к выходу.
  Холл встретил нас звучной пустотой. Все наши будущие сокурсники, по всей видимости, разбрелись обживать комнаты, так что мы беспрепятственно вышли на улицу и направились по дорожке к ближайшей толпе местных студентов. Насколько я смогла запомнить и понять из той карты, корпусы общежития располагались вокруг общей столовой, а вот рядом с ней была небольшая площадь. Мы прошли аллею, по обеим сторонам засаженную странными деревьями, и оказались перед высоким зданием, которое отличалось от остальных построек непритязательным серым цветом и отсутствием геометрических узоров. Над входной дверью я заметила табличку с красноречивым рисунком, где была изображена кастрюля с торчащим из нее половником - любой мог догадаться, что это и есть столовая. На самой площади, как мы и полагали, стояла стайка существ, что-то бурно обсуждающих.
  - Иди спроси, - я легонько толкнула в бок напарника, - я тебя тут подожду.
  Альтаир флегматично пожал плечами и влился в толпу. Через несколько минут он вернулся, сияя широкой улыбкой:
  - Повозка отъехала совсем недавно, а следующая будет только через два часа.
  - И чего ты тогда такой довольный?
  - Там такие забавные монстрики! - маг хаоса снизил голос до заговорщицкого шепота. - У одного из них четыре руки, представляешь?!
  Я потерянно уставилась на напарника. Как он может?! Нас без ведома закинули демоны знают куда, лишили магии, возможности вернуться домой, а что совсем худо - плакали мои планы! Как я смогу пробраться в Светлый Лес, находясь в чужом мире? Как я смогу встретиться с Ритором, не умея путешествовать по измерениям? Как я смогу сделать хоть что-то, если сама не понимаю происходящего? А этому магу-берегитесь-кто-может монстрики понравились!!! Вот теперь точно напьюсь! Прежде никогда повода не было, а сейчас это единственное, что способно спасти мои нервы!
  - Ари, не нервничай! - мой друг поразительно быстро заметил потенциальную опасность в лице расстроенной меня. Мысли научился читать, что ли? Или мой вид сам за себя говорит? - Пойдем за ворота, здесь всего одна дорога - не заблудимся!
  Я дернулась в сторону от друга, демонстративно задрав нос к небу, но он быстро перехватил мою руку и потащил в противоположном направлении, хихикая и едко комментируя мой неудавшийся демарш. Ворота мы нашли легко, беспрепятственно вышли и присоединились к группе существ, также шедших в сторону города. Среди разношерстной толпы я заметила двух своих одногруппников, выделяющихся среди остальных обыкновенностью и золотисто-пушистыми волосами. Не раздумывая, я протиснулась между идущими и весело поприветствовала самых нормальных, на мой взгляд, существ. Тем более что налаживать контакт с однокурсниками когда-то стоило начинать, так почему бы не сейчас? И повод, вроде, подходящий.
  - Привет, - я лучезарно улыбнулась девушке.
  - Здравствуй, дева эльфийская. Я чувствую - ты милая, детская. Я - Хигрмин, это - брат мой Саган, как имя твое, незнакомка, чей прекрасен стан?
  - Э-э... Аранта, очень приятно... - "вот тебе и самые нормальные!".
  - Аранта - красиво звучит, а мой брат, к несчастью, молчит. Если скажет - стесняется, не верь - он притворяется. - Хигрмин шутливо толкнула Сагана в бок, на что тот рассеянно улыбнулся и вновь погрузился в свои мысли.
  - А вы в город? - "Прекрасно. Как общаться прикажете? Рифмой говорить не умею, стихи не читаю, да и поэтов недолюбливаю..."
  - О да, мы держим в город путь, ведь нам сказали отдохнуть пред обученьем долгим. Это понравилось многим. - Девушка махнула рукой в сторону остальных наших сопровождающих, а я успела заметить, что Альтаир как-то подозрительно на меня поглядывает. - Аранта, ты откуда? Не знакомы мы были покуда с мирами другими, сами мы из Ортана прибыли.
  - Наш мир называется Кастельяри. Навряд ли вы о нем слышали...
  Хигрмин только собиралась ответить мне певучим голосочком, но тут я зашипела и схватилась за палец - такое ощущение, что кто-то пребольно его цапнул. Ага, мой напарник заскучал и решил привлечь к себе внимание. Конечно, поучаствовать в разговоре мы не можем, лучше будем тихонько пакостить.
  Недолго думая, я поставила самой себе звучный щелбан и с удовлетворением отметила, что парень обиженно потирает лоб. Я сдержалась от желания тоже потереть ушибленное место, но напарник уже вошел во вкус. Теперь он дергал себя за волосы, щипался и грыз пальцы. Я не осталась в долгу - постучала себя по макушке и хлопнула по тыльной стороне ладони, мол, совсем спятил, держи себя в руках, хотя бы в обществе.
  Этот безмолвный содержательный диалог не остался не замеченным. Моя новая знакомая пошепталась с братом и оттащила его подальше от нашей странной парочки. Ну вот, только хотела с кем-то подружиться, так и тут не вышло. И что они обо мне подумают? Что я сумасшедшая? Угу, станешь психом, столько времени пообщавшись с магом хаоса...
  - Это все ты виноват! - я накинулась на друга, грозно сжав кулачки.
  - В чем? Ты же вроде сама себя била, я тебя и пальцем не тронул!
  - Альт, - я застонала от безнадежности. Моего напарника даже могила не исправит, - почему тебе всегда нужно свои шутки юмора показывать? Вот вернемся домой - шути на здоровье, здесь-то зачем меня в неловкое положение ставишь?
  - Ничего я не делал! - он притворяется, или на самом деле верит в то, что говорит?
  - Хорошо, тогда я тоже ничего делать не буду, но в самый неподходящий момент начну заниматься мазохизмом! Руку себе поломаю, зубы выдерну! Это тебя устроит?
  - Ари, ты случаем не заболела? Температура там, или еще что? Может, к лекарю сходим? Здесь наверняка есть нормальные знахари, они тебе помогут, вот увидишь!
  - Гр-р... Прекрати!
  - А что такое? Не хочешь к незнакомым знахарям, так давай я тебя полечу. За сорок два года в горах научился!
  - Ох, вот теперь точно напьюсь, - я смиренно плелась за другом, видя весь окружающий пейзаж сквозь призму безысходности и тоски по дому.
  - Что ты сделаешь? Напьешься? Ари, ты же девушка! Даже я подобным не увлекаюсь. У нас в горах с алкоголем строго!
  - Знаем, проходили, - я мрачно зыркнула в сторону фиолетововолосого, - как напьешься, так козла с козой путаешь.
  - Я сделаю вид, что ничего не слышал. Я добрый, понимаю какое у тебя сегодня настроение. Цени!
  - Ценю... только все равно напьюсь, так и знай.
  - Тогда я не с тобой, и потом сама добирайся до Академии.
  Пререкаясь и огрызаясь, мы все же достигли города. Я огляделась, но увиденное лишь снова напомнило, что это чуждый мне мир. Улицы расходились непонятными зигзагами, дома пятиэтажные, серые, с множеством балконов, а через каждые пять метров по обеим сторонам дороги стояли высокие столбы непонятного назначения. У меня было невероятно поганое настроение, поэтому я не смогла оценить красоту серебристого оттенка, окутывающего здания города, да и мягко сияющую золотистую дорогу не замечала. Непривычная архитектура, правильно выверенные геометрические линии, лепнина и множество памятников, казалось, кричали, что это не мое измерение, не мой дом. Здесь нет друзей, нет Ритора, и цель по восстановлению права рождения недосягаема! Я готова была расплакаться, но ехидный напарник удерживал от этого. Не хотелось стать еще большим посмешищем, рыдая взахлеб от едких замечаний Альтаира.
  Так, сдерживаясь от проявления эмоций, я вместе с напарником вышла на площадь. Небольшая, мощеная все тем же странным золотистым камнем, она правильным кругом вписалась между плотно стоящими домами. Перед нами встал нелегкий выбор: с площади выводило три улицы, кроме той, с которой мы пришли. Альтаир решил проблему просто - парень выдернул первого попавшегося человека и предельно вежливо спросил у него дорогу к приличному трактиру.
  - А, вы новенькие студенты? - человек понятливо покивал. - Тогда вам прямо. Таверна "Гранит науки" - мимо не пройдете. Она одна здесь зеленая.
  Поблагодарив прохожего, мы последовали его указаниям и вскоре действительно нашли зеленое здание, украшенное веселой вывеской. Переглянувшись, вошли в трактир. Обыкновенное заведение, обстановка стандартная: стойка, столики, камин, только вот посетители отличались от привычных. Я не успела заметить в какой момент осталась одна - маг-уходи-хуже-будет шмыгнул за столик к четырем крепко сбитым людям, азартно игравшим в карты. Поморщилась, выбор оставшихся столов был небогат, поэтому я присела за тот, который стоял подальше от входа. Сидевшие за стойкой мутанты окинули меня рассеянными взглядами и продолжили свою беседу, а я вскоре удостоилась появления разносчицы.
  - Добрый день, - поздоровалась со мной девушка, обладающая кошачьими глазами и ушами, - что будем заказывать?
  - Э-ээ... а можно меню? - кто его знает какие здесь цены? Поназаказываю, а потом полжизни отрабатывать придется.
  Разносчица равнодушно пожала плечами и бухнула передо мной огромный толстый фолиант. Ничего себе! Да такое меню и за год не прочитать! Я осторожно открыла том, сравнимый с мировой историей (я читала такой в библиотеке Дома, там страниц не меньше тысячи!), и обалдело вгляделась в незнакомые руны. Ох, не везет так не везет!
  - Выбрали что-то? - вежливо поинтересовалась девушка.
  - Я... нет... - ах, да что со мной? Заикаюсь, будто впервые в таверне, - видите ли, я не понимаю этого языка, но хотела бы что-нибудь выпить. На ваше усмотрение.
  - Могу предложить коктейль "Вихрь смерти", или "Призрачный туман", хотя даме скорее подойдет "Поцелуй ветра".
  - М-мм... вы не так меня поняли. То, что подойдет даме - не подойдет мне. Принесите что-то крепкое и вкусное.
  - Хорошо, - разносчица испарилась, но долго ждать ее не пришлось.
  Уже через две минуты я имела сомнительное удовольствие наблюдать, как девушка аккуратно расставляет передо мной стеклянный кувшин и три очень маленьких глиняных стаканчика. Кошкоподобная разносчица в одно мгновение справилась с работой и исчезла, торопясь обслужить следующих клиентов, а я в полном ступоре разглядывала странную жидкость, налитую в кувшин и по ошибке принятую здесь за выпивку. ЭТО было трехслойным. Сверху шло нечто мутно-желтое, дальше - ядовито-зеленое, а завершалось на дне коричневой субстанцией. Понюхала. Запах мне понравился, но определить его не смогла. Решившись испробовать иномирянский напиток, перед этим успев попрощаться с жизнью и мысленно набросать завещание, я с удивлением рассматривала три стаканчика. Зачем мне столько? Не могла принести один большой вместо трех мизерных? Ладно, отступать поздно. Я налила в одну посудину немного желтой жидкости и попробовала ее на язык. Демоны! С трудом удержалась от дикого желания сплюнуть - гадость неимоверная! Да что ж такое? И девушка не показывалась в поле зрения. Не зная что предпринять, я принялась гипнотизировать взглядом полупустой стаканчик и предаваться грустным размышлениям.
  - Хэй, да ты ж неправильно пьешь! - прогудело у меня над ухом.
  Я медленно подняла взгляд и осеклась - надо мной возвышался шкафообразный мутант с кожей цвета сочной майской травы. "Ого! С одного глотка зеленые демоны мерещатся!". Я уважительно покосилась на стаканчик, а незнакомец уже успел вольготно расположиться на соседнем стуле. Я ошарашено разглядывала нахала, не находя слов при такой наглости. Этот зеленый тип имел на голове венец из снежно-белых небольших костяных наростов, руки он положил перед собой на стол, и я с ужасом отметила, что пальцы мутанта заканчиваются мощными когтями. Одет незнакомец был лишь в одни кожаные штаны, а весь торс, пересеченный наискосок ремнем, бугрился мышцами, на шее же красовалось ожерелье из маленьких острых клыков. На меня внимательно смотрели ярко-синие, чуть мерцающие в полумраке таверны глаза.
  - Могу научить, если ты не против, - нахал широко улыбнулся, продемонстрировав ряд ровных белых зубов.
  - М-мм... а-аа...
  - Вот и хорошо! Я сразу понял, что ты пфырфа с понятиями. Другие пфирпинки "Трехслойный штрайк" не пьют, - и мутант весело махнул разносчице, красноречиво указывая на мой кувшин.
  Пока я приходила в себя от сомнительных комплиментов, не поддающихся ни переводу, ни определению, девушка-кошка успела принести еще один кувшин со знакомой гадостью и ловко расставила перед зеленым три маленьких стаканчика.
  - Смотри, пфырфа, вот как надо пить местный штрайк, - мутант подхватил мощной рукой кувшин и одним махом разлил его содержимое по моим стаканчикам. Причем в каждом из них оказалась жидкость разного цвета, но при этом в кувшине коктейль не перемешался, слои по-прежнему лежали ровно. Повторив процедуру, зеленый поднял первый стаканчик в своеобразном тосте, - меня зовут Тринадцатый. Будем знакомы, пфырфа.
  - А-Аранта, - я трясущейся рукой схватила стаканчик, поддерживая тост наглого незнакомца.
  - Пей одним глотком по очереди все стаканы, - Тринадцатый подмигнул и тут же показал на своем примере, как я должна поступить с напитком.
  Выпила. А ничего, приятно. По пищеводу прокатилась горячая волна, согревающая тело и ласкающая душу. Оказалось, что так пить гораздо вкуснее, а сам напиток оставляет неповторимое слегка терпкое послевкусие.
  - Хэй, пфырфа, молодец! - зеленый повторил процедуру разливания. - По второй?
  Мною овладела какая-то бесшабашность. В конце концов! Оказалась демоны знают где, пью непонятно что с зеленым типом, которого почему-то зовут Тринадцатым, колдовать не могу, домой вернуться тоже - пошло оно все... Я мысленно махнула рукой на все понятия приличий и нравственности, рассудив, что от нового знакомца получу куда больше полезной информации, чем от Гад-ского и его брутальных подчиненных.
  - Давай! - я вернула новому знакомому широкую улыбку и первой опорожнила стаканы.
  - Пфырфа, ты откуда?
  - С Кастельяри. А ты?
  - С Хип-Стрит-Хопа. Бывала?
  - Нет, - напиток странно воздействовал, заставлял расслабиться и почувствовать себя легкой словно бабочка, - а на Академии ты давно?
  - Давненько. Учусь вот, как видишь.
  - Ха, хорошо же учишься - сидя в таверне за кувшинчиком штрайка!
  - Не, пфырфа, ты не допротрефиваешь, - мы уже приканчивали мой кувшинчик, - здесь я получаю акстанз, а учиться - это святое. Мне ж мой наставник фрайс начистит, если завалю что.
  Меня вовсе не смущали непонятные слова собеседника. После половины второго кувшинчика я их не то что не понимала, а даже и сама пару раз употребила. За время нашей неторопливой беседы (читай - попойки) я выяснила массу интересных фактов. Оказывается, все не так печально, как мне представлялось. В первый раз, как и говорил Орос, здешние преподаватели проверяли потенциал студентов. Затем их возвращали наставникам, а уж после у каждого была индивидуальная программа в зависимости от способностей самого учащегося и мнения его учителя. Проверка потенциала проходила в три этапа, каждый из которых занимал по неделе. Первый - это проверка физических данных студентов, их уровень выносливости и способности к выживанию в экстремальных условиях. Сама проверка была изнуряющей, но весьма полезной. Второй этап - социальные навыки, проще говоря, то, как учащиеся способны взаимодействовать с окружающими существами. В этот этап входили различные тесты и инструкции, помогающие в дальнейшем улучшить харизматические данные, при условии, что они вообще имелись в наличии. И завершающий третий этап - это магия. Здесь уже проверялся сам магический потенциал, уровень знаний, способность импровизировать и придумывать собственные заклинания. На четвертой неделе обучения проходил финальный тест, экзамен или просто показательные выступления студентов - кому как больше нравилось. Здесь Тринадцатый снизил голос до шепота и поведал мне, что именно в это время я смогу отыграться на преподавателях за все свои страдания. Меня это несказанно заинтриговало, однако подробностей вытянуть не удалось даже после последней капли второго кувшина.
  - Слышь, пфырфа, а попробуй "Голубой Джангуар"? Отвечаю - присосешься так, что не оторвешь потом.
  - Давай! - я с энтузиазмом юного алкоголика подхватила идею зеленого. Мне уже было море по колено, а перед глазами подозрительно раздваивался собеседник.
  Тринадцатый быстро организовал новый напиток, и разносчица поставила перед нами кувшин светло-голубой суспензии и две странных чашки. По форме они больше всего напоминали продолговатый орех, внутри были молочно-белыми, а снаружи - волосато-коричневыми. Зеленый мутант аккуратно разлил жидкость по чашкам, вставил в них тонкие трубочки, в каждую из посудин запустил по маленькой искорке, и на поверхности вдруг засияло голубое пламя.
  - Пей на одном дыхании, - авторитетно заявил мой собутыльник.
  Я важно покивала и с трудом поймала трубочку губами. Как и советовал Тринадцатый, я моментально втянула напиток, решительно и одним махом, но все же где-то на краю сознания побаиваясь пить горящую жидкость. Это было потрясающе: поначалу казалось, что напиток обжигающе холоден, но под конец он стал очень теплым, казалось, будто вдыхаешь холодный огонь.
  Я весело продолжала болтать с двумя Тринадцатыми, удивляясь когда успел подойти второй и почему они говорят хором. Кувшинчик постепенно пустел, и тут наше внимание привлек шум за столиком, где сидел Альтаир. Вокруг играющих в карты людей собралась небольшая толпа, которая то безмолвно замирала, то разражалась восторженными вскриками. Мне стало любопытно, да и немного неловко, ведь про свое ходячее несчастье успела забыть, и я по простоте душевной поинтересовалась у зеленого знакомца, что там происходит.
  - Э-э, пфырфа, они играют в Беспредельный Покер, - Тринадцатый прищурился, разглядывая толпу и самих игроков, - пока самый большой мордоворот держит банк, а вот парню с фиолетовыми волосами, похоже, не повезло. Это ж самые прожженные игроки. Куда он сел-то? Он же киберфнется, как пить дать.
  Я вспыхнула при такой новости. Какие-то сомнительные личности решили обыграть моего друга? Не бывать этому! Сейчас вот допьем кувшин, и я им покажу, что значит связываться с нашей командой!
  - Тринадцатый, - я с трудом сфокусировала взгляд на двух зеленых, - а что это за игра такая? Какие там правила?
  - Ну-у... правила простые. Делаешь ставку, раздают по пять карт, из них нужно собрать определенную комбинацию. Если тебе не хватает какой-то карты, то поднимаешь ставку. Раздают еще по две карты, которыми можно заменить лишние или просто неудачные, но какие выпадут - зависит от твоей удачи. Затем на усмотрение игроков ставки повышаются. Если понимаешь, что комбинация слабоватая, то можешь выйти, а если нормально - игроки вскрывают карты. Это если в двух словах.
  - Хм-м... расскажи-ка мне про эти комбинации, - я невинно похлопала глазками.
  - Самая слабая - пара. Но эти пары тоже подразделяются на более слабые и сильные. Видишь ли, карты делятся на масти: хищные и нет. Вот которые хищные, как драконы, посильнее, чем, например, единороги. Затем идет тройка, каре, затем по возрастающей, начиная от меньшей и заканчивая сильнейшей, как, скажем: варг, мантикора, василиск, виверна и дракон. Самая крутая комбинация - это набор сильнейших из всех мастей. Но тебе-то оно зачем, пфырфа?
  - Хочу попробовать! - я решительно встала, покачнулась и неуверенно двинулась к напарнику. Тринадцатый попробовал остановить меня, но быстро понял, что это бесполезно - мне и так трудно было сосредоточиться, так что я могла думать только об одном, на что-то иное просто не хватало остатков сознания. Пошатываясь, я добрела до столика с игроками и нагло плюхнулась на пустующий стул.
  - Мальчики, а можно с вами? - невинная улыбка давалась тяжело, а смотреть вообще лучше в стол - глаза разъезжаются.
  - А... А... Ари!.. - фиолетововолосый в полной прострации обозревал предельно серьезную меня.
  - Ого! - "мальчики" глумливо переглянулись и тихо похихикали. - Конечно, мы только рады присутствию дамы в нашей сугубо мужской компании. Играть умеешь?
  - Естес-сно! - я с полной уверенностью в собственных силах кивнула головой. - Какие ставки?
  - По десять монет для начала. Мы по-маленькой играем, - это сказал тот тип, который держал банк, что бы это там ни значило. Я даже сквозь свои наполненные алкоголем мысли сообразила, что меня нахально обманывают. По-маленькой, как же! Да с нас за всю выпивку взяли всего пару монет, а эти целых десять за кон ставят!
  - Х-хорошо, - я отсчитала требуемую сумму и успокаивающе похлопала напарника по руке, - не боись, криспиш, мы их сделаем!
  - Что?!! - я думала, что Альтаир уже и так удивлен безмерно, но моя последняя реплика, позаимствованная из лексикона Тринадцатого, повергла друга в долгий шок.
  - Сдавай, - моя команда вызвала серию смешков, но один из игроков все же послушно перетасовал колоду, ловко перекидывая карты из руки в руку.
  Передо мной ровным рядочком легко пять карт. Я невозмутимо открыла их веером и осмотрела. М-да, кто б знал, что это все так сложно. У меня на руках оказались три единорога и пара виверн. И что мне с этим добром делать? Так, Тринадцатый говорил, что пара - мелочь, а вот тройка лучше. А если у меня и то и другое? Рискнуть? Боги! Зачем же я столько пила-то? Совсем не думается! Эх, демоны с ними, оставлю.
  - Ну что, поднимем еще на десять монет, или слабо? - мордоворотик самодовольно ухмылялся, искоса кидая на меня снисходительные взгляды.
  - Поддерживаю и поднимаю еще на десять, - наглеть так наглеть, верно? Все равно деньги достались случайно и без моего непосредственного участия.
  Компания вместе с Альтаиром подозрительно долго меня рассматривала, словно увидели перед собой уникальный экземпляр ранее не виданной букашки. Но все-таки они перебороли недоверие и подкинули требуемую сумму в центр стола, где уже громоздилась небольшая кучка монет.
  Замену двух карт я молча проигнорировала, чем заслужила еще несколько косых взглядов. Мне было все равно - хотелось спать, а не сидеть с этими незнакомыми и не очень-то приятными людьми, а еще я усердно фокусировала взгляд на картах, боясь, что они опять начнут двоиться. Мои, с позволения сказать, партнеры по игре переглянулись и неуверенно предложили опять поднять ставку. Я важно кивнула, но по ошибке достала не десять, а двадцать монет. Думала - двоятся, оказалось - нет, просто мне все труднее было сохранять серьезный вид, до ужаса хотелось свернуться калачиком и спать!
  - Вскрываем! - скомандовал мордоворот.
  Мы послушно открыли карты, и после этого раздался очень протяжный и грустный вздох. Кучу денег вежливо подвинули в мою сторону и уже с некоторым уважением поинтересовались: хочу ли я продолжить игру. Конечно, хочу! Боги! Я выиграла! Никогда бы не поверила! Хотя, говорят же, что новичкам везет. Угу, а еще дуракам - нужное подчеркнуть...
  Следующие партии я позорно продула, проиграв до последней монетки весь выигрыш, да еще и часть собственных сбережений. Зато Альтаир... похоже, я принесла удачу напарнику - он флегматично обчищал карманы ребят, чем вызывал мое восхищение и их тихую ярость. В общем, когда я уже начала клевать носом, проигрывая битву с организмом за бодрствование, произошло то, чего и следовало ожидать - на мага хаоса набросились разгневанные и обобранные люди. Они резко подскочили, перевернув стол, и скопом накинулись на ничего не подозревающего Альтаира. Зато у меня вовремя включились здоровые инстинкты (разум-то уже давно изволил почивать!), и я с размаху стукнула увесистой кружкой по ближайшей макушке. Обладатель новоиспеченной шишки тихонько осел на пол, а к скромно сидящей мне повернулся следующий. Я оцепенела, отчетливо понимая, что не успею что-либо сделать, а мордоворот уже протянул свою грязную руку с черными ногтями.
  - Хэй! Чвондлак, эта пфырфа со мной! Ищи себе другую пфирпинку! - Тринадцатый! Как вовремя!
  Зеленый знакомец одним махом приподнял моего неудавшегося душегуба и основательно его встряхнул, а потом небрежно кинул в стену. Человек звучно стукнулся о каменную поверхность и мгновенно отключился. Я же с благодарными вскриками кинулась под защиту грозного мутанта и слезно попросила его помочь Альтаиру. Чувствовала при этом себя, словно беззащитный ребенок. Демоны! Оказывается, колдовство и магия уже настолько в моей крови и сознании, что без них я уже не только как без рук, но и без ног и даже без головы...
  Устроив в трактире хорошую заварушку, в которой приняли участие и другие посетители, мы под охраной зеленого гиганта шмыгнули на улицу. Дальнейшее уже не отложилось в моей памяти - я попросту уснула, и кажется, честь доставить мою несопротивляющуюся тушку до общежития досталась несчастному Альтаиру.
  * * *
  - Ох, моя голова!.. - Я схватилась обеими руками за пульсирующие виски, стеная и проклиная все на свете.
  Вот кто ж просил вчера так много пить? Никогда раньше этого не делала и, наверное, больше не сделаю! Демоны! Голова раскалывается и взрывается изнутри тысячью мелких осколков. О-о, кошмар какой! И почему я в одежде? Ах, точно, я же уснула около таверны. Вот стыд какой! Все, клянусь - больше никогда в жизни так не напьюсь!
  Я сползла с кровати и с трудом добралась до ванной. В теплой пенной водичке стало немного получше, но все равно плохо. Оделась в первую попавшуюся под руку тряпку, даже не разглядывая что это было и направилась в комнату напротив. Надежда на то, что Альт поможет, поддерживала иссякающие силы и волю. Постучала. Потом еще и еще, но напарник открывать не спешил. Плюнув на вежливость, я распахнула дверь и ввалилась в комнату друга. Однако там меня поджидал весьма неприятный сюрприз, точнее - весьма недовольный Альтаир!
  - Ты!!! - Прокаркал маг хаоса, хватаясь за голову. Я непроизвольно повторила его движение и, не зная куда бы поместить свое страдающее тело, упала на кровать напарника. - Совсем обнаглела! - шипел резко позеленевший человек. - Иди отсюда, и чтобы я тебя в ближайшее столетие не видел!
  - Альт, за что? - Я обиженно посмотрела в налитые кровью глаза друга, некогда бывшие льдисто - голубыми, сейчас же они приобрели оттенок пасмурного неба.
  - Я никогда в жизни не пил больше одного бокала вина за раз, а вчера вообще обошелся чашкой чая. И что?! Сейчас из-за тебя страдаю от похмелья!
  - Ох, Альт, прости, - я покаянно уронила руки, сделала страдальческую гримаску и для большей убедительности посмотрела на друга взглядом брошенного щенка. - Я не знала!
  - Еще скажи, что больше не будешь, - Альтаир зарылся в подушку, но ворчать не перестал, хотя больше и не рычал.
  - Не буду, - искренне пообещала виноватая я, - честно-честно!
  Около часа спустя мы с трудом выползли на улицу и, поддерживая друг друга, добрались до столовой. Сквозь легкую тошноту и головную боль наша пара с трудом разглядела представшее помещение. Это было огромное здание, и студенты здесь обедали каждым курсом на определенном ярусе. На самом верхнем - преподаватели, а нам, как новичкам, был предоставлен первый этаж. Что не могло нас не радовать.
  За скудным завтраком, состоящим по большей части из кефира, мы дружно решили, что последний выходной проведем максимально спокойно и скучно. На приключения больше никого не тянуло - мне было слишком плохо, а парень и так накануне отхватил изрядный куш в Беспредельном Покере. Сказано - сделано. Весь оставшийся день мы с Альтаиром созерцали окрестности, сидя на лавочке и лежа на кроватях. Безусловно, это времяпрепровождение мне нравится гораздо больше, чем вчерашние похождения!
  * * *
  Как и предсказывал Тринадцатый, на следующий после выходных день начался ад... Нас нещадно гоняли по специальному полигону, заставляя показать все, на что мы способны и даже больше. Вечером я еле доползла до своей кровати, сил хватило лишь на то, чтобы скинуть одежду, быстро сполоснуться и упасть спать в чем была, то есть нагишом. И так продолжалось всю неделю. Я думала, что не доживу до ее окончания - так не выкладывалась еще никогда в жизни. Нам показывали различные приемы рукопашного боя и заставляли их отрабатывать раз за разом. Если учесть, что подобные тренировки длились с самого утра до позднего вечера, прерываясь на час для приема пищи в мизерных количествах, то я могу смело сказать - пару приемчиков не только взяла на вооружение, но и довела их до автоматизма.
  Альтаиру было гораздо хуже. Уж не знаю, чем он там занимался сорок два года в горах, но физическая подготовка была явно не его коньком. Бедняга пыхтел, страдал, стенал и просил Богов о помощи, но бессмертные не вняли его молитвам. Мой напарник был до того истощен, что на одном из занятий мне пришлось буквально на себе волочь его до конца отведенного нам участка полигона.
  Все хорошее когда-нибудь кончается. Слава Богам - плохое тоже. Неделя изнурительных занятий подошла к концу и, не давая нам времени на отдых, преподаватели взялись за наше умение вести беседу. Здесь стало немного проще, однако требовалась предельная сосредоточенность, чтобы запомнить все эти бесчисленные еле уловимые глазу жесты и мимику. Нам объясняли специфику поведения различных рас, их способы взаимодействия и многое другое. Это было безумно интересно, только я так и не поняла - какого демона это нужно МНЕ? Хотя, несмотря на все сложности и непонимание, я все же не ударила в грязь лицом, преотлично закончив неделю.
  Третий и последний этап занятий был самым интересным и полезным, на мой взгляд. Для начала преподаватели провели серию тестов, выясняя наш магический потенциал, сделали какие-то выводы (которые нам почему-то не озвучили) и приступили к занятиям. От нас требовались полет фантазии и богатое воображение в сочетании с отточенной техникой плетения заклинаний. Моей ведьмовской сущности они либо не заметили, либо, что более вероятно, просто проигнорировали. Я училась именно магии. Что ж, несколько новых заклинаний получилось, только их следовало почаще тренировать, а то от стены огня размером по щиколотку никакого толка не было. Альтаиру пришлось несколько сложнее, но его быстро оставили в покое, давая возможность индивидуально заниматься в специально отведенном помещении. Вот на этом и закончилось наше обучение. Настала заключительная стадия.
  Один из немногочисленных преподавателей по магии, облаченный в обычный серый балахон, с серьезным видом собрал нашу разношерстную группу в одной из аудиторий и тихо объявил:
  - Дорогие студенты, вот и подошел к концу краткий курс первоначальной проверки вашего потенциала. Это делалось для того, чтобы сразу выявить ваши способности и в дальнейшем разработать индивидуальный план занятий как нам самим, так и вашим непосредственным наставникам. А завершится этот курс весьма необычным творческим заданием. Надеюсь, здесь вы проявите чудеса изобретательности и докажете, что ваши наставники не только сделали правильный выбор, но и не зря гордятся вами, ведь на Академию отправляют избранных и самых лучших. Итак, цель задания предельно проста: вам необходимо с помощью магии придумать и сотворить нечто, что ошеломило бы как студентов, так и самих преподавателей. Скажу сразу - это сложно. За время работы здесь мы повидали множество магических экзерсисов, так что дерзайте, друзья. У вас три попытки, используйте их все, тогда, может быть, вам удастся сделать что-то из ряда вон выходящее. На это задание отведено два дня, так что не теряйте времени даром, приступайте.
  - Ха! - Отойдя в сторону вместе с напарником, обрадовалась я. - Вот и настал мой час! Уж я по полной воспользуюсь этими попытками, они еще долго будут меня помнить!
  - Ари, не увлекайся, - Альтаир флегматично шел в свою комнату, не проявляя никаких эмоций - устал, бедолага, - он же предупредил, что их сложно будет удивить. Сделай что-нибудь тривиальное, тогда скорее домой вернемся. Мне уже остодемонело торчать в этом проклятом мире. По родителям соскучился, и вообще... мне здесь не нравится!
  - Вот-вот, - поддержала я друга, - мне тоже. Поэтому надо уйти, громко хлопнув дверью. А еще можно отыграться за все наши страдания. Только вот пока нет ни одной стоящей идеи. И я так отвыкла колдовать за это время, мне ж не давали никакой возможности. Одна лишь магия! Да я этой магией уже сыта по горло! Я ведьма! И они еще узнают это!
  - Ну-ну...
  Мы добрались до своих комнат и, дружески попрощавшись, разошлись. Я завалилась на кровать и взяла в руки камень, легонько его поглаживая - так мне лучше думалось. С чего бы начать? Для начала вообще стоит проверить действует ли здесь мое колдовство, потому что с помощью магии огня я вряд ли что-нибудь смогу сделать, разве только спалить все к демонам, тогда уж точно ошеломлю... Однако у меня есть всего три попытки и что-то мне подсказывает, что все случаи колдовства и магии здесь строго дозированы и отслеживаются. Ладно, первую попытку можно потратить и на эксперимент. Что же такое сотворить, чего я раньше не делала?
  Я лениво перебегала взглядом от одного предмета к другому, но ни на чем не останавливалась. Наконец, осмотрев комнату на третий раз, я придумала то, чего раньше никогда не пробовала. Из моего заплечного мешка стыдливо выглядывал учебник по травологии, так почему бы не использовать его в качестве подопытного материала? Это так скучно - читать всевозможное описание, действие и способы использования различных трав, уж куда лучше брать готовые и экспериментировать. Ха, а это идея. Раз читать все это сил никаких не хватит, то пусть учебник сам и озвучивает все, что там написано!
  Я с минуту задумчиво чесала голову, собираясь с мыслями, а затем приготовилась совершить заклятье. Для сосредоточения и взаимодействия с природой чуждого мне мира совершила руками несколько пассов, призванных вобрать силу в мое неоформленное заклятье, затем притопнула, от чего в стороны привычно брызнула сила, которая здесь почему-то имела сине-сиреневый оттенок и оттадавала запахом переспелых фруктов. После того, как воздух начал буквально мерцать и переливаться, я, наконец, произнесла нужное заклятье. Хлопок, взрыв колдовской энергии по всей комнате, от чего она приобрела смазанные очертания, а потом книгу окутал сероватый дымок. Вскоре зрение восстановилось, дымок развеялся, и все стало на свои места. Проверим. Я осторожно раскрыла книгу на первой странице и громко велела:
  - Начинай!
  - Кхм-кхм... - это она что, горло прочистила? - Адонис весенний - многолетнее травянистое растение, высотой двадцать - шестьдесят сантиметров, - у моего учебника оказался на редкость занудный и безинтонационный голос, - знахари используют листья, цветки, стебли и недозревшие плоды, так как в надземных органах содержатся гликозиды сердечного действия, в том числе цимари-и-ин...
  Ох, она еще и подвывает! Так, все, хватит! Эту ерунду и читать-то сложно, а уж слушать и вовсе нестерпимо! Я с раздражением захлопнула учебник, обиженно при этом хрюкнувший, и вновь задумалась. Ладно, колдовство действует, и что замечательно - ПРАВИЛЬНО действует, а то есть у меня дурная привычка путать заклятия. Надо бы теперь сделать что-то такое, что заставило бы моих надменных преподавателей челюсти выронить. Что ж такое можно придумать? Я перебирала одну идею за другой. Мне не терпелось немедленно отомстить за все мучения, поэтому то, что на само задание было отведено целых два дня, мне ни о чем не говорило. Чем раньше справлюсь, тем лучше будет пакость!
  Ох, точно, сделаю небольшую такую милую пакость, пусть развлекает желающих. Я потерла руки, в которых все еще играла природная мощь, пощелкала пальцами, проверяя уровень вобранной силы, а затем протопала в определенном ритме, чтобы природная энергия с легкостью перетекла в нужное мне заклятье. Завершила все громким хлопком ладоней. Энергия вновь растеклась по всей комнате, у меня даже мурашки пробежали по спине от первозданного могущества природной стихии, стихии самой жизни...
  На этот раз комнату заволокло розовым дымом, густым и приятно пахнущим цветами, а затем из этого марева выпрыгнул небольшой бегемотик, ростом до плеча и объемом в четыре меня. Бегемот, или точнее - бегемотиха, была розового цвета и одета в короткую юбочку с множеством рюшей и воланов. Она стояла на задних лапах почему-то на большом шаре и танцевала замысловатый танец живота, звучно хлопая в ладоши. Хм-м, не знаю как преподаватели, а я точно челюсть уронила, да так и забыла подобрать. Бегемотиха тем временем, закончила один танец, и начала другой. Она слезла с шара и принялась выделывать забавные па, подпрыгивая и притопывая, от чего стены общежития подозрительно содрогнулись.
  Что ж, неплохо, куда лучше занудного учебника, но все же мало... Надо под занавес организовать нечто фееричное! Последняя попытка осталась, и ее стоит потратить на то, что будет видно всем и запомнится надолго. Что это может быть? Точно! Мне с самого начала не очень понравился здешний дизайн - исправим!
  Я долго концентрировалась, настраиваясь на нужное заклятие. Помнится, вычитала его когда-то давно в книге Варфоломины, да только повода использовать не было. Так, для начала полностью раствориться в окружающем пространстве. Прочувствовать каждую частичку воздуха, стать ею... затем сплести пальцы определенным образом... сила откликается и вихрится передо мною. Резко развести пальцы. Повторить дважды, потом, после того, как в комнате станет трудно дышать от бурлящей энергии, закрыть глаза, удерживая перед мысленным взором то, что хочу сотворить, и вновь сплести пальцы. Развести и резко хлопнуть. С ногтей срываются бриллиантовые искры, разносятся повсюду, впитываются в стены... Получилось!!!
  Я с гордостью за себя любимую оглядела результат - потрясающе! Наш некогда канареечно-желтый корпус стал полностью прозрачным! Я превратила все стены и перекрытия в толстое стекло, и вот, пожалуйста, можно любоваться видами обалдевших одногруппников. Снаружи здание казалось матовым и непросвечивающим, зато изнутри было видно даже пылинку в конце коридора. А что там поделывает мой напарник? Ага, магичит...
  Альтаир же в это время так увлекся своими экспериментами, что не обратил внимание на произошедшие в обстановке изменения. Маг хаоса стоял с закрытыми глазами и сосредоточенно плел заклинание, призывающее огонь. Мне-то известно, как ему тяжко дается любое из заклинаний. Но в этот раз либо случай подвернулся удачный, либо парень сам так сконцентрировался, что упорядочил магию хаоса, однако в его руке загорелся маленький аккуратный огненный шарик, я даже видела сыпавшиеся от него во все стороны красновато-оранжевые искры. Альтаир, немыслимо довольный собой, горделиво улыбнулся, развеял шарик и принялся творить нечто иное. М-да... Похоже идея уйти, хлопнув дверью, зацепила не только меня, но и моего друга. Через несколько минут я имела неподдельное удовольствие лицезреть следующую картину: мой напарник сотворил ростовое зеркало, оказавшееся не только разумным (ага, любит он оживлять неодушевленные предметы!), но еще и несказанно ехидным. Зеркало, едва успев отразить создателя, принялось едко комментировать незаурядную внешность Альтаира, то и дело намекая, что неплохо бы ему вообще натянуть капюшон до подбородка и не показываться на люди. Мага хаоса вовсе не смутили ядовитые комментарии своего создания. Он стоял, уперев руки в бока, с выражением всемогущества на самодовольном лице. Но вот когда зеркало дошло в своих рассуждениях до манеры фиолетововолосого одеваться, Альт широко раскинул руки в стороны и злобно захохотал. Ох, я и так знала, что он псих, но что еще и буйный к тому же?! Да уж, все-таки сорок два года в горах дают о себе знать...
  Альтаир резко перестал смеяться и продолжил упражняться в магии. Не знаю, возможно, здешняя атмосфера как-то положительно воздействует, либо же кто-то из преподавателей контролирует, но все заклинания у напарника срабатывают как надо. Если, конечно, он именно так и задумывал... Молодой маг сплел сложный узор из нитей силы, мгновение полюбовался, а потом активировал заклинание. Ого! Само здание сначала потряс мощный выброс энергии, словно бы при сильном землетрясении, а потом оно содрогнулось в агонии безудержных перемен. Я огляделась и с изумлением обнаружила, что в каждой комнате и коридоре нашего общежития под потолком появились облака, а затем везде установилась разная погода. У парочки стихоплетов мягко светило апрельское солнце, у одного из мутантов лил дождь, у другого валил снег. Я подняла голову и обнаружила над собой яркое миниатюрное солнышко. Обрадовалась. Уж лучше пусть солнышко греет, чем дождем поливает. Однако уже через минуту мне стало не до веселья - солнце немилосердно жарило, словно я находилась посреди пустыни.
  Пожалуй, я опущу описание "благодарности" наших однокурсников... его можно охарактеризовать всего одним словом, и то оно будет нецензурным...
  В своей комнате я почти не появлялась, предпочитая коротать время в ближайшей аллее, спала там же под раскидистым деревом, потому что мое персональное солнце и не думало сменяться луной. В конце концов, это было не самой большой ценой за такой, безусловно, фееричный занавес - преподаватели нас оценили. Молча. Хмуря брови и кидая в строну нашей парочки злобные взгляды. Хотя Альтаиру и достались похвалы, мне же было единственно сказано, что да, я их действительно ошеломила. А что я? Я была довольна собой! Такого корпуса уж точно больше нигде нет и не будет! Прозрачный, да еще и с различными погодными явлениями!
  Нас вежливо попросили в десять минут собрать вещи для телепортации домой. Мы с Альтаиром готовы были всего через пару минут. Прошли знакомым коридором с необычными окнами и попали в телепортационную комнату. Как хорошо дома! Даже сквозь толстые стены уже нашей комнаты я чувствовала родной запах моего мира!
  
  37.
  Демоны третьего ранга, в отличие от вышеописанных, разумны, хитры, ловки. Они также легко соглашаются на заключение договоров с призывающими, но здесь уже способны на выполнение более тонкой работы, нежели их подчиненные демоны четвертого ранга. Они способны как разрушить и уничтожить, так и придумать иные способы осуществления условий договора. Также они способны совершать убийства отдельных личностей, не нанося ущерба окружающему пространству и существам, в нем находящимся, однако в результате своей работы оставляют за собой "демонический след", по которому их легко можно вычислить или призвать, разумеется, не новичку, но и особых способностей это не требует. Демоны третьего ранга лживы и изворотливы. Они с непринужденностью сдают своих заказчиков после получения платы по договору, если им это хоть в малейшей степени приносит новую выгоду.
  Первый том учебного пособия для начинающих демонологов.
  
  
  Аранта.
  Мы с Альтаиром наперегонки понеслись к двери, ведущей в коридор лаборатории, опьяненные сознанием того, что мы, наконец, дома. Резко открыли и тут же поторопились отступить на шаг назад. Перед нами стоял Орос, невозмутимо вздернувший бровь, и внимательно следил за тем, чтобы мы от избытка счастья не прибили его дверью.
  - Орос! - я опомнилась первой и радостно кинулась к наставнику, хотела уже обнять его, но вовремя опомнилась. - Привет!
  - Здравствуйте, - эльф окинул нас внимательным взглядом, подмечая исхудавшие фигуры и темные тени под глазами, - вы как, способны говорить, или желаете сначала отдохнуть?
  - Мы в порядке, - бодро отозвалась я, - можно и поговорить.
  Альтаир неопределенно хмыкнул, но промолчал.
  - Что ж, тогда занесите вещи в комнаты, а потом пройдите в мой кабинет. Я распоряжусь насчет хорошего завтрака.
  В этот момент я любила весь мир и этого конкретного эльфа особенно. Как здорово! Быть дома, есть нормальную еду, а не то, что будет полезно в тот или иной момент обучения, а еще я дико соскучилась по своей метле! Косой взгляд Ороса я просто проигнорировала. Да, я даже по его ухмылкам и чтению чужих мыслей скучала.
  Быстро забросив мешок с вещами в свою комнату, я нагнала Альтаира, и мы вместе вошли в кабинет наставника. Странно, помнится, раньше он был выдержан в спокойных темных тонах, а сейчас перед нами предстала какая-то дикая какофония красного и черного цветов. И когда успел ремонт сделать?
  - Присаживайтесь, - Орос восседал за столом, держа в руках бокал вина, и указал нам на пару кроваво-красных кресел.
  Я робко присела, Альт тоже, тогда расторопные бесшумные слуги-тени быстро подкатили к нам маленький столик, уставленный различными вкусностями, и испарились (если о них можно так сказать). Не дожидаясь приглашения, я накинулась на еду, цапаясь с напарником из-за особо вкусных кусочков. Орос некоторое время добродушно усмехался, рассматривая нас, а потом поинтересовался нашими впечатлениями.
  - М-мм... - интересно, а можно говорить все, или последнее происшествие лучше опустить? - Знаешь, было... необычно...
  - Да-да, особенно под конец, - вставил мой любезный друг, за что получил удар под ребра, - она там та-акое устроила! - "Нет, вот поганец, зачем сдавать-то?".
  - Ничего я не делала, - попыталась откреститься я, - всего лишь выполнила задание, ничего более.
  - Ага, задание. Да после этого один из корпусов надо снести подчистую.
  - Подумаешь, - я упорно избегала темы своих колдовских шуточек, - всего-то говорящий учебник да танцующий бегемотик. Ничего особенного.
  - А про стеклянное общежитие почему молчишь? - я одарила напарника таким злобным взглядом, что при определенном условии он бы горел ясным пламенем, только вот на мага хаоса такие штучки не действуют. Жаль.
  - Стеклянное, говоришь? - Орос вопросительно приподнял правую бровь и задумчиво сложил перед собой руки, блеснув на мгновение красным рубином печатки. - Это за что же, Аранта, ты так невзлюбила своих одногруппников?
  - Да я просто хотела преподавателей ошеломить, как они и сказали... - я опустила очи долу и скромно затеребила манжеты рубашки.
  - Ну да, конечно, - Орос саркастически ухмыльнулся, - ладно, вы молодцы. Справились хорошо. Для начала. Как себя чувствуете? Устали?
  - Нет, - одновременно воскликнули мы и замотали головами. Еще чего не хватало! И так выглядим чуть лучше ходячих зомби, да еще и признаваться в том, что из нас там просто высосали все силы? Ни за что!
  - Вот и славно, - Орос окинул нас подозрительно хитрым взглядом, - тогда день вам на отдых, а вечером отправитесь на следующее задание.
  Я рот открыла от удивления, забывая даже возмутиться. Да что ж это такое? Не успели толком в себя прийти и опять на приключения? Ох, чувствую, не раз еще прокляну тот день, когда согласилась на все это безобразие.
  - К-конечно, - выдавила, наконец, сквозь стиснутые зубы, - как скажешь.
  - А что с собой брать? - "Так, мир рушится! Разгильдяй Альтаир стал практичным молодым человеком!".
  - Ничего, - Орос безмятежно улыбался, - все необходимое будет готово к моменту вашей отправки. Метла также не понадобится, - а это уже ответ на мой непрозвучавший вопрос, - пока отдыхайте, набирайтесь сил. На улице дождик, так что выходить не советую. Там, где вы окажетесь, насморк и простуда только осложнят дело.
  Я фыркнула, заслуженно считая себя достаточно закаленной. Зря, что ли, Варфоломина заставляла меня летать под проливными дождями? Да и в зимнюю стужу я этим частенько баловалась. Подумаешь, какой-то дождик, я так по полету соскучилась, что он не помеха.
  - Как знаешь, - в ответ на мои мысли откликнулся эльф, - я предупредил, а в остальном ты свободна.
  - До вечера, - мы покинули кабинет и разошлись по комнатам, гадая, что на этот раз придумал наш остроумный наставник.
  День прошел незаметно. Часа два я просто наслаждалась подзабытым ощущением полета, хотя метла меня довольно сильно удивила. Помело отчего-то стало по-весеннему цветущим, вместо торчащих прутьев появились сочно-зеленые листья, полностью усеявшие все ветки. Я немного поломала над этим голову, но потом решила, что метелка просто рада меня видеть, вот и зацвела от счастливой встречи с блудной хозяйкой. Да и летала она теперь на удивление послушно. Стоило лишь слегка направить древко в нужную сторону, как помело покладисто устремлялось куда следует. Этому я была искренне рада, а то бороться со строптивицей уже сил никаких не хватало. Вернувшись в лабораторию, я долго отмокала в своей ванной, а потом просто валялась в кровати с любимым учебником по демонологии.
  Настал вечер. По совету Ороса я облачилась в теплый охотничий костюм и накинула сверху плащ, подбитый пушистым серым мехом. С грустью покинув комнату, направилась навстречу новым приключениям.
  Эльф поджидал нашу парочку возле телепортационной комнаты. Он в некоторой задумчивости разглядывал потолок и держал в руках два объемных заплечных мешка.
  - Запомните, вам следует найти дорогу, спуститься вниз и отыскать жилище проводника. Это все, что я могу вам сказать. - Орос вручил каждому из нас по мешку и мягко подтолкнул в комнату. Дверь закрылась, а в следующий момент нас обдало брызгами снега и порывом отчаянно холодного ветра.
  - Где это мы? - я не поняла, кто из нас озвучил вопрос.
  Было так холодно, что мы спешно закутались в плащи и только после этого осмотрелись. Здесь царила ночь и дул ледяной ветер, в котором дико плясало множество снежинок. Мы оказались на вершине горы, покрытой толстым слоем снега. Повезло хоть, что сама вершина была довольно плоской неправильной круглой формы и просматривалась от края до края.
  Я восхищенно осмотрела глубокие иссиня-снежные сугробы, по которым ветер гнал мелкую поземку. Луна светила ярко, и это давало возможность оглядеться. Вдалеке виднелись другие вершины гор, подернутые легкой туманной дымкой, где чередовались густые снежные шапки и ослепительные ледяные пики. Поразительно! Царство холода и вьюги, королевство вечной мерзлоты и какой-то незыблемости. Словно мир идет по одной дороге, а это место как было сотворено Богами, так и остается нетронутым жадными руками человечества. Ветер беснуется и завывает в ущельях, снег искрит и переливается, а над головой только небо и звезды! Вся вселенная там, в вышине, а мы такие маленькие и хрупкие в сравнение с исполинскими вершинами гор!
  Я обводила окрестности восторженным взглядом, пока не наткнулась на какой-то сумасшедший взгляд напарника. Ага, дом почуял, ждать теперь беды...
  - И что нам делать? - я зябко потерла замерзающие руки, стараясь скрыть обуявшую меня радость. Не хватало еще насмешки выслушивать!
  - Ночью дорогу искать бесполезно, - авторитетно заявил мой друг, - сейчас расставим палатку, переночуем, а с утра уже попробуем спуститься.
  - Ты знаешь это место?
  - Нет, - маг хаоса деловито копался в своем мешке, выкладывая на снег какие-то вещи, - но горы везде одинаковы. По крайней мере, в нашем мире. А это точно наш мир, воздух мне знаком. Я за сорок два года запомнил его, так что ни с чем не спутаю.
  Ну что ж, одной проблемой меньше. Маг хаоса оказался в родной стихии, но ведет себя адекватно, а я уже было приготовилась к худшему, как, например, обвал для поднятия настроения... Слава Богам, обошлось!
  Впервые в жизни увидев разобранную палатку, я с сомнением попробовала помочь напарнику. Он быстро понял, что от меня больше хлопот, чем пользы, и велел мне сообразить чего-нибудь на ужин, чтобы не мешать. Я растерянно зарылась в свой мешок. Нашла одеяло, комплект запасной одежды, всякие мелочи типа ножа, веревки и иже с ними, а также мешочки с крупой и котелок. Демоны! Я же готовить не умею! Боюсь, что если я возьмусь варить кашу, то мы останемся здесь навеки - мертвые. Оглянулась. Альтаир ловко расставлял палатку, сноровисто вбивая в промерзлый лед какие-то колышки. Я печально вздохнула. От меня никакого толка! Ничего не умею! И еще собралась отвоевывать эльфийский престол, угу, кашу-то сварить не в состоянии, куда там до трона...
  Отругав себя как следует, я сделала единственно возможное в данном случае: колданула, открывая пространственную дыру, чтобы выудить чего-нибудь съедобного. Повезло. На этот раз попалась кастрюля с почти готовым супом. Некто предусмотрительный даже оставил на ручке ухват, так что я не обожглась. Осталось только доварить это и можно ужинать. Пришлось применять магию огня, чтобы сотворить нормальный костер, потому что поблизости не было видно ни веток, ни хвороста, ни тем более дров, один лишь снег. Костерок весело заискрил, а я перелила суп в котелок и приспособила его в центре костра, ожидая, когда варево закипит и его можно будет снять. За это время Альтаир вполне успешно установил палатку и накидал в нее одеял, так что ночевать предстояло в относительном тепле.
  Суп закипел, и я осторожно вытянула котелок. Разлила получившееся блюдо по походным плошкам и отважилась попробовать первой. Тьфу, гадость! Несолено, неперчено, да и гарью отдает. Ох, что ж я такая неумеха-то, и кто ж такую замуж возьмет?!
  - А ничего, съедобно, - Альт весело орудовал ложкой, выгребая остатки супа.
  - Это? Я тебе вроде наливала то же, что и себе, - я подозрительно заглянула в тарелку напарника. Так и есть, тот же суп, а ел он его с завидным аппетитом, - Альт, ты не боишься отравиться?
  - Нет, я за сорок два года в горах и не такое ел, привык! - фиолетововолосый гордо приподнял палец, но тут же снова уткнулся в тарелку. Он съел не только свою порцию, но еще и вылакал все, что оставалось в котелке. Я же отыскала на дне мешка кусок сыра и вяленого мяса - вот и весь мой ужин.
  Наевшись, Альтаир блаженно зарылся в одеяла. Парень успел только предложить мне тоже ложиться спать и мгновенно умчался в страну сновидений. Я опять тяжко вздохнула. Несколько минут в одиночестве - это уже много. Вокруг такая красота, а мой ненормальный напарник не только не понимает, но и даже не догадывается каково очутиться лесной ведьме среди горных вершин. Я ведь раньше и представить не могла, что сочетание камня со снегом может быть таким красивым и величественным. И находясь на такой высоте, кажется, будто ничего иного нет, а есть только небо... вечное необъятное небо...
  Я обвела печальным взглядом наш скромный лагерь и заползла в палатку. Небо и горы... первозданность этого места навевала грустные мысли о собственной незначительности, но я постаралась отогнать их, ведь завтра нам предстоит покорить эту гору и отыскать среди вечного снега тропинку. Следует быть более уверенной, иначе как бы ни накликать беду. Поудобнее устроившись под боком друга и по горло замотавшись в одеяло, провалилась в беспокойный сон.
  Посреди ночи меня разбудило странное ощущение тревоги. Сердце гулко стучало, предвещая неприятности, а я знала, что оно у меня чуткое на такие вещи. Растолкав мага хаоса, я потеплее укуталась в плащ и опасливо выглянула наружу... чтобы тут же улететь лицом в сугроб. Это мой нетерпеливый напарник решил поторопить осторожную меня. Отплевываясь от снега и тихо ругаясь, я с трудом встала на ноги и осмотрелась. Чутье не подвело, уже в который раз!..
  В нескольких метрах от нашей палатки стояла группа воинов. Они были темнокожими, высокими и худощавыми, с развевающимися на ветру ослепительно-белыми волосами и задрапированными в замшевые жилетки и штаны на голое тело. И это в такой мороз! У всех незнакомцев за спинами торчали луки, а в руках ярким алым пламенем горели невероятно красные двуручные мечи. Меня поразили глаза пришельцев - это были только лишь белки без намека на радужку и зрачок. За воинами мягко переливалось радужное сияние, едва уловимое боковым зрением, по форме напоминающее большую арку. В одну секунду я вспомнила, где встречала описание таких вот грозных воителей, успела схватить за руку напарника и со всей силы отшвырнуть его себе за спину. Против них нам не выстоять, они слишком умелые и сильные, практически непобедимые! У меня была лишь одна возможность спастись самой и сохранить жизнь другу. Я быстро нагнулась, захватила горсть снега, наскоро слепила нечто вроде снежка и кинула получившуюся массу в радужную арку, при этом отчаянно молясь всем Богам.
  То ли Боги вняли, то ли я правильно помнила древнюю сагу, но воины поспешно развернулись и по одному стали входить в сияние. Через минуту мы остались одни. У меня резко подкосились ноги от пережитого страха, так что пришлось сесть прямо на снег и обнять себя, чтобы успокоить сотрясавшую тело нервную дрожь.
  - Ари, кто это был? - фиолетововолосый парень тихо подошел ко мне и присел рядом на корточки, заглядывая в мои перепуганные глаза.
  - Наша смерть, - "и это правда", - ты только что видел ожившую легенду. Когда я была еще ребенком, Варфоломина, воспитавшая меня как родная мать, дала мне почитать книгу с древними преданиями. Одна история особенно запомнилась, название, правда, запамятовала, но это была сага о великом воине и его наставнике-маге, Познавшем тьму2... Так вот, там говорилось о радужных воинах, столь великих, что ни один смертный не может с ними сравниться в искусстве ведения боя. Они появлялись из неизвестного пространства с помощью сияния, и только в момент, когда портал открыт, их можно было заставить вернуться, бросив в сияние любой предмет. Ведь порталы столь хрупки, достаточно маленькой детали, как они начинают закрываться, а эти воины очень зависимы от радужного сияния, от которого и получили свое название. Я не знаю, откуда они взялись здесь и почему, но нам несказанно повезло, что когда-то мне попалась эта легенда...
  Я уже пришла в себя и даже автоматически материализовала пару кружек с горячим травяным отваром, задним числом поражаясь такому на редкость удачному заклятию. Альтаир же, прихлебывая напиток, внимательно слушал мой рассказ, а под конец широко улыбнулся.
  - Подумаешь, какие-то воины! Вот я - маг хаоса, учившийся СОРОК ДВА года в горах! Попробовали бы они со мной справиться!
  Я ничего не ответила на бравурное заявление друга, только тихонько радовалась счастливому случаю, спасшему наши жизни. Спать уже не хотелось, так что мы неспешно собрали палатку, упаковали вещи и дождались наступления холодного серого утра.
  В поиске тропинок и проходов от меня толку не было, так что отошла в сторонку и терпеливо ждала результатов вылазки Альтаира. Человек же внимательно осмотрел каждый квадратный метр заснеженной площадки, обошел ее на два раза, а затем только вернулся ко мне.
  - Ари, здесь есть четыре прохода, но по двум из них я идти не советую.
  - А другие? - мне было уже все равно куда идти, лишь бы что-нибудь предпринять.
  - Остальные два нормальные. Попробуем?
  - Конечно, - я хмыкнула и пристроилась в хвосте напарника, - веди.
  Мы спускались по едва приметной тропинке. Поначалу я старалась идти след в след за провожатым, но потом дорожка постепенно расширилась и даже почти очистилась от снега. Идти стало гораздо легче. По мере нашего продвижения я определила, что тропинка, вернее, уже дорога, идет спиралью вокруг горы, опоясывая ее в несколько слоев и нависая над нами своеобразным потолком. Мы не разговаривали, сосредоточенно осматривая окрестности, но тут перед нами возникла столь неожиданная преграда, что я невольно присвистнула. Впереди на довольно большом участке сверху сыпались крупные камни, заставляя землю вздрагивать при каждом ударе, так что пройти под ними без угрозы для здоровья не представлялось возможным.
  Альтаир в данной ситуации соображал быстрее меня. Он подошел к краю тропы, заканчивающемуся резким обрывом, и аккуратно заглянул вниз.
  - Что там? - я побоялась последовать за другом, предпочитая жаться к стене, которая казалась мне надежной и несокрушимой.
  - Ничего. Тьма. Вообще, странно это все. Такого просто не бывает. Уж я точно знаю - это невозможно.
  - Что именно? О чем ты говоришь?
  - Да об этой горе. Это не нормально. Снега здесь нет, один голый камень, ветер не дует, снизу мрак такой, что ничего не видать, да еще эти сыплющиеся камни!..
  Напарник досадливо махнул рукой, а я ошарашено следила за падающими глыбами. Нет, проскочить сквозь них невозможно. Подниматься смысла тоже нет, вдруг вторая тропинка ведет в тупик? Надо что-то придумать.
  - Альт, давай подумаем, - озвучила я мысли, - как пробраться через это препятствие.
  - А что тут думать? Я не самоубийца под ними прыгать!
  - Я и не предлагаю под камни лезть. Может, как-нибудь их убрать?
  - Как, например?
  - Ну-у... - я прикинула размер камней, силу, с которой они ударялись о землю, и приуныла, - а может, попробовать их ветром сдуть?
  - С ума сошла? Это какой же ураган должен быть? Нас-то он тоже сдувать будет! - человек раздраженно ходил взад-вперед, о чем-то серьезно размышляя.
  - Ладно, тогда давай пустим струю воды. Она смоет все, а мы быстро проскочим.
  - Ари, если даже мы не поскользнемся, то сверху все равно будут падать новые камни. Они-то нас и прибьют!
  - Ох, - помог бы, что ли. Чего он только критикует? - А если мы над головами пролеветируем пласт породы? Камни будут от него отскакивать, а мы пройдем.
  - Я этого сделать не смогу, и вообще... - маг хаоса опасно близко подошел к камнепаду, - Ари, почему-то все абсолютно уверены, что камни, падающие сверху, несут потенциальную опасность для тех, кто находится под ними. - Альтаир сделал еще один маленький шаг навстречу этой "потенциальной опасности", у меня аж дыхание перехватило от его неосторожности. - Они могут ранить, - флегматично и размеренно продолжал мой напарник, - убить. Этого избегают, остерегаются и вообще боятся. - Еще один маленький шаг. - Может быть, ловушка заключается именно в этом?
  При последнем слове Альтаир сделал заключительный роковой шаг и встал прямо под летящие сверху каменные глыбы. Я готова была уже издать то ли вскрик, то ли просто заунывный вой, но мне помешала отвисшая челюсть: мой друг равнодушно смотрел, как вокруг него продолжают сыпаться смертельно опасные камни, но при этом на него не попадают. Он сделал еще один шаг в сторону от меня, а затем обернулся и с кривой усмешкой предложил:
  - Пойдем. Здесь вовсе не так страшно, как казалось.
  И как бы подтверждая свои слова, он продолжил движение. Я словно во сне, не веря в собственную отрешенность, последовала за напарником. Эмоций не было, страха, как ни странно, тоже. Мы шли по дороге, заканчивающейся с одной стороны обрывом, вокруг нас со свистом рассекали воздух смертоносные каменные снаряды, но наше движение было плавным, неторопливым и каким-то нереально спокойным. И только когда мы вышли из-под опасной зоны, я со вздохом облегчения опустилась прямо на землю. Не верю. Сама прошла, испытала, видела, но так поверить и не могу. Камни были, и они были вполне настоящие, но мы прошли, а нас так ни один из них и не раздавил.
  - Альт, как?..
  - Какая разница? - мой друг равнодушно пожал плечами. - Пошли дальше, некогда тут рассиживаться.
  Я в ответ только головой покачала. Точно сумасшедший! И куда меня этот псих заведет? А Орос-то хорош! Знал ведь, с кем отправляет, и ничего даже не намекнул!..
  Стеная про себя на все лады и призывая в помощь Богов, я все же встала на обе ноги и не совсем твердой походкой отправилась вслед за спутником. В полном молчании мы с Альтаиром продолжили спуск. Все тот же горный серпантин, с одной стороны обрыв, с другой - скала. Мысли постепенно покинули мою голову, обещая при случае вернуться, так что дальше я шла бездумно, автоматически переставляя ноги.
  Не знаю, сколько времени прошло, но вскоре перед нами вновь предстало невиданное зрелище. Если в прошлый раз сверху летели камни, то в этот... В своеобразном коридоре, образованном навесом уже пройденного нами участка дороги, прямо из земли вверх поднимались огненные смерчи, рассыпая вокруг горячие искры и обещая смерть любому, кто посмеет приблизиться. Я в полном ступоре замерла, не осмеливаясь поверить увиденному.
  - Да что ж за напасть-то такая? - громко вторил моим мыслям напарник. - То одно, то другое! Мы когда-нибудь уже спустимся, или нам тут жить придется, проходя сквозь всякие гадости?!
  - Знаешь, - я задумчиво почесала макушку, - а ведь неспроста это все.
  - Еще бы! Либо Орос постарался, либо... Орос постарался! - Альтаир нервно пнул скалу, видимо рассчитывая, что та разверзнется и откроет нам другой проход - не вышло.
  - Альт, не надо все на Ороса сваливать. Может быть, он и не знал, что здесь такое творится. А может, наоборот, очередная проверка нашего потенциала...
  - Угу, хороши мы будем после такой проверки! С хрустящей корочкой, в собственном соку!
  Я перестала обращать внимание на возмущающегося парня и внимательно осмотрела препятствие. Огонь был вполне натуральным и довольно-таки зловещим. Полыхающие жаром смерчи достигали высоты нам до пояса, а то и выше, и возможности просто так их миновать никакой не было. Я в отчаянии упала на землю и схватилась за голову. Что делать? Это у кого же такая больная фантазия, что понаставили тут фейерверков? Пироманы демоновы! Чувствуя, что паника готова уже перерасти в настоящую истерику, я с горем пополам заставила взять себя в руки и успокоиться. Дышать ровно, глубоко, отставить страх и слезы! Камни прошли? Прошли. Вот и огонь как-нибудь минуем. Хотя... один огонь такие смерчи создать не способен. Не обошлось здесь без воздушной стихии...
  - Альт, - я встала и обернулась к другу, - давай подумаем, как это можно обезвредить.
  - Потушить, как еще?
  - Не знаю, - я растерянно огляделась в поисках ответа, но видела лишь камни голые окрест и ничего более, - можно попробовать.
  Попытка не пытка, все действие, а не пустая болтовня. Я сосредоточилась на нужном заклятии и совершила необходимые пассы. Здесь, в горах, природная энергия била через край, так что сила с готовностью лилась чрез мои подставленные руки. Заклятье оформилось мгновенно, и уже через пару секунд тонкая упругая струя воды, хлынувшая из моих раскрытых лодочкой ладоней, веселым ручейком потекла между огненных вихрей. Вода змеилась, утекая куда-то вдаль, а потом иссякла. Я с сомнением посмотрела на дело рук своих, но ничего утешительного не заметила. Там, где протек мой колдовской ручеек, следов воды уже через мгновение не было, зато образовалась узкая каменная тропинка в шажок шириной, по сторонам от которой бурными потоками разливалась лава. Ох, натворила я дел! То был один огонь, а теперь еще и расплавленный камень в придачу!
  - Ари! Ты что творишь, ведьма недоделанная?!! - возопил мой товарищ по несчастью, с ужасом следя за происходящим безобразием.
  - Я нечаянно, - жалко звучит, зато правда, - Альт, надо срочно что-то делать, пока есть еще эта тропинка!
  - Демоны тебе под юбку! Что делать?!
  - Зачем сразу под юбку? И вообще, я в штанах вроде, - о чем я опять думаю?
  - Гр-р, - ага, парень со мной солидарен, не о том сейчас речь, - колдуй чего-нибудь! Быстро! Тропинка тает!
  Я в панике уставилась на исчезающую на глазах тропинку и с перепугу колданула. Вот всегда так, как только на меня рявкают, заставляя что-то делать, я на автомате послушно это делаю, только результат обычно далек от ожидаемого. Этот раз не стал исключением. Я сотворила ветер, и ладно бы ласковый летний ветерок (хотя, какое лето? Осень на дворе!), так нет же - ураган. Нам в спины ударило с ошеломляющей мощью и потащило прямо навстречу огненным смерчам. Думать времени не было, остановиться мешал первобытной мощи вихрь. Нас буквально втолкнуло в опасное огненное пространство, и мы едва успевали переступать ногами по почти растаявшей тропинке. Ураган с такой силой волок нашу парочку вперед, что мы не только обжечься не успели, а даже толком испугаться.
  Вывалившись по ту сторону от огненного марева, мы впечатались носами в дорогу и по инерции проехали еще с метр, успев при этом собрать пыль и камешки.
  - Убил бы, - чистосердечно признался мой любезный друг, потирая все выступающие и пострадавшие по моей вине части тела.
  - Убей, только сначала спустимся, а там - пожалуйста, - я отряхивалась, не особо чувствуя себя виноватой. Кто ж просил так орать на меня? Я девушка последнее время нервная, сказал - сделала. А если про последствия уточнить забыл, так я тут причем?
  Приведя себя в относительный порядок, мы окончательно убедились в том, что смерть от качественного зажаривания нам больше не грозит, а поэтому со вздохом облегчения пустились в дальнейший путь.
  Спуск казался бесконечным. И все один и тот же изрядно поднадоевший пейзаж - горы, дорога, небо. День легко и незаметно клонился к вечеру, когда мы опять пришли. Не везет. Наша дорога в который уже раз прервалась непроходимым препятствием.
  - Э-ээ...
  - А-аа...
  Вот такими многозначительными репликами мы с Альтаиром встретили поистине впечатляющее зрелище. Сверху с навеса на довольно приличном участке дороги капала подозрительная влага. Казалось, с потолка шел зеленоватый дождь, но капли были такими мелкими и частыми, что на обыкновенное погодное явление никак не тянули, даже если отбросить в сторону отсутствия тучи. При соприкосновении с землей эти внушающие законное опасение капли странно пузырились и создавали небольшой такой водоем, всего по щиколотку, но тем не менее ступать в него мы не решились. И как выяснилось - не зря.
  Я с подозрением осмотрела представшую преграду, принюхалась, а потом во вспышке озарения нашарила в кармане медную монетку и незамедлительно кинула ее прямо в хлюпающую жижу. Результат нас опечалил - монету моментально разъело.
  - Кислота, - вынесла вердикт я, хотя Альтаир и без моего гениального замечания догадался.
  - Дальше что? - напарник деловито упер руки в бока. - Зонтик наколдуем?
  - Если ты первый пойдешь...
  - Только после дам, - тут же открестился находчивый мой.
  - Угу, спасибо, конечно, но я забыла этот аксессуар дома. Может, что другое придумаешь?
  - А почему я? Твоя очередь.
  Я обиженно насупилась. Молодец, что тут скажешь. Все-то готов на мои хрупкие плечи свалить. Однако это не решает нашей проблемы. Выход искать надо, ведь назад поворачивать поздно, да и опасно для здоровья. М-даа... И что придумать с этой кислотой? Вот угораздило!
  - Альт, я не знаю... - фиолетововолосый скептически ухмыльнулся и покосился в мою сторону. - Ну, правда, ни одной мысли нет.
  - Ты ведьма или кто?
  - Ведьма, - я покорно вздохнула, соглашаясь с известным фактом.
  - Тогда колдуй, - потрясающе! А то я сама не догадалась! Гений!
  - Альт, не зли меня! Я и так нервная!
  - Заметно, - еще одна кривая усмешка, - давай попробуем огнем выжечь, он вроде и на кислоту должен действовать...
  - Уверен?
  - Хуже не будет.
  Я была, конечно, не согласна, но деваться некуда. Послушно обратилась к магии огня и со всей злости шандарахнула пламенной струей в самый центр кислотной дороги. Огненная струя в считанные секунды достигла цели, оранжевые языки пламени жадно лизнули зеленоватую влагу, а после со всей стремительностью ринулись выжигать ее. Повалил вонючий дым, от которого мы невольно закашлялись, и когда едкая щиплющая глаза завеса рассеялась, то перед нами появилась своеобразная дорожка. Благодаря моему вмешательству посреди кислотной лужи возникли каменные кочки, торчащие немым укором моим скромным способностям. При желании можно было по ним проскочить, но дождь-то никуда не делся. Я с досады сплюнула под ноги и повернулась к магу хаоса.
  - Получи, - с раздражением предложила напарнику, - нравится? Дорогу я сделала, твоя забота избавиться от капелек, тогда и пройдем.
  Альтаир надолго выпал из реальности, раздумывая над моим предложением. Я поначалу ошарашено рассматривала друга, а затем махнула рукой на это безынтересное зрелище и предалась собственным размышлениям. Подумать, конечно, было над чем, ведь как-то же предстояло выбраться из этой ловушки, в которую мы доброй воле и не без помощи наставника угодили, но в очередной раз мои сумбурные мысли были прерваны странным звуком. Я вскинула голову и только после этого поняла, что звук издавал мой напарник, явно путая его с торжествующим победным воплем.
  - Ари! Я знаю, что делать!
  - Если знаешь, то чего орешь? Я не глухая... была до сих пор!..
  - Это же кислота, - не обращая внимания на мое ворчание, продолжал молодой маг, - а мой наставник - великий горный отшельник - объяснял мне, что она нейтрализуется щелочью!
  - Вот и нейтрализуй, - я предоставила гордому последователю аскетской науки самому разбираться в щелочах и кислотах, потому как сама в них ничего не смыслила.
  - Я не могу, ты должна мне помочь, а то ведь знаешь, что может получиться после моих заклинаний.
  - Ох, - проклиная про себя все на свете, я с обреченностью повернулась к новоявленному алхимику, - чего делать-то надо?
  - Материализовать щелочь.
  Я начала злиться, хоть и понимала всю бессмысленность этой бесхитростной эмоции, но ничего с собой поделать не могла:
  - Альт. Я, видишь ли, не обучалась сорок два года у горного отшельника. Я понятия не имею что такое щелочь.
  - Как?!! - Альтаир был искренне удивлен, из-за такого происшествия даже позабыв позубоскалить надо мной, хотя в любом другом случае обязательно бы воспользовался моим вынужденным признанием. - Это же обыкновенное мыло. Просто сотвори мыло и пусти его в кислоту. При взаимодействии щелочь ее нейтрализует, вот и все.
  О-о! Боги! Надо же так постыдно опозориться! Ругая себя на всех известных языках, я открыла пространственную дыру и без труда выудила из нее пятилитровый бочонок жидкого мыла. Хватит? К демонам! Не хватит, так еще достанем, только бы по рукам за колдовское воровство не получить, а так - мне все равно где и что брать. Бочонок был благополучно вскрыт, а его содержимое выплеснуто на булькающую и пузырящуюся жидкость. Та слегка зашипела, пошла грязными радужными разводами, но на этом все закончилось. Все же нет, плохая идея, столько мыла даже я не смогу достать безнаказанно.
  - Получилось! - напарник не разделял моих пессимистичных убеждений.
  Фиолетововолосый откопал в недрах кармана мелкую монету и кинул в получившуюся лужу. Как ни странно, медяшку не разъело, однако радости лично мне данное событие не прибавило.
  - Ари, давай еще мыла, сейчас мы тут все обезопасим и спокойно пройдем, да еще и умыться сможем.
  - Издеваешься?
  - Нет, - Альтаир был сама серьезность, - это же теперь просто вода, правда, пить ее не стоит, а вот руки помыть можно.
  - Сам и умывайся, я лучше грязная похожу.
  - Как скажешь, давай еще мыла.
  - Не дам, - я упрямо поджала губы.
  - Давай! Не сутки же тут торчать из-за твоей вредности. Быстрее наколдуешь, быстрее пройдем.
  - Альт, ну сам подумай! Толку от лужи избавляться, если за шиворот кислотой поливает? Ну, будет под ногами вода, а с дождем-то что делать?
  - Х-мм... - маг хаоса послушно задумался и, судя по грустной физиономии, пришел к тем же выводам.
  Не зная, что предпринять, я стала бесцельно ходить туда-сюда, изредка скидывая попадающиеся камушки в пропасть. Мыслей было много, но ни одна из них не помогала в решении стоявшей перед нами задачи. Спустя примерно две четверти часа дружного молчания, я вдруг с треском стукнула себя по лбу. Ну, конечно! Как я сразу не догадалась?! Зонтик, сковородки... Это же выход!
  - Что, совсем тяжко думать стало? - саркастически прокомментировал напарник мое действие.
  Я не обратила на него внимания. Пусть смеется сколько влезет, мне некогда. Сосредоточившись, принялась плести нужное заклятие, изо всех сил напрягая память и воображение. Один пласт, второй, третий, четвертый, завершающий штрих, последовательность пассов, напевный речитатив - природная сила послушно отозвалась на мой зов и с легким розоватым сиянием впиталась в заклятье, придавая ему материальность и воплощая в жизнь мою задумку.
  - Что это?
  - Зонтик, - я довольно улыбалась, разглядывая дело рук своих. Получилось неплохо: огромная окружность в несколько слоев примерно в метр диаметром, держащаяся на двух длинных крепких ножках. Гибрид сковородки с зонтом, только вот в данном экземпляре чугун соседствовал с наикрепчайшим камнем - чтобы надольше хватило. А за ножки мы с двух сторон возьмем и пронесем шедевр моей больной фантазии над головой, оставшись живыми и невредимыми под кислотным дождем.
  Все эти мысли я высказала вслух, но Альтаира не вдохновила. Он опасливо подошел к получившейся громадине и внимательно изучил на предмет подвоха. Не найдя такового, парень попытался приподнять "зонтик" с тем, чтобы приноровиться к нему, но не смог и на миллиметр сдвинуть мое творение с места. Я глазам не верила, даже сама попробовала, но результат оказался тем же - "зонтик" вышел таким тяжелым, что поднять его под силу было разве только армии троллей.
  - Демоны забери все эти ловушки! - с чувством высказала я, сдерживаясь от дальнейших пожеланий.
  - Погоди нервничать, - маг хаоса с обычной улыбкой во все тридцать два зуба деловито покопался в рюкзаке и извлек на свет маленькую баночку с содержащимся в ней серым зернистым порошком, больше смахивающим на обыкновенный пепел, - у меня тут есть кое-что, оно и решит нашу проблему с транспортировкой твоего "зонтика".
  Я скептически хмыкнула, на что Альтаир поспешил ответить:
  - Ты не подумай, это хороший и очень редкий порошок. Он одушевляет предметы, как раз то, что нам сейчас нужно!
  - И откуда же у тебя столь ценная вещь? - я продолжала сомневаться, тем более на лице напарника широкая улыбка сменилась весьма смущенной.
  - Да... вот, довелось... немного...
  - А если внятнее и подробнее? - предложила я, причем сомнения уже переросли в уверенность.
  - Как бы тебе сказать?.. Ну... Я немного поколдовал тут...
  Опуская сконфуженные бормотания друга, я могу перевести его рассказ на обычный язык. Данная история была столь ошеломляющей, что я хохотала, согнувшись пополам, невзирая на непреодолимые препятствия впереди и позади нас.
  
  ...В то время, пока маги приходили в себя после проведения исцеляющего обряда над принцами, Альтаир слонялся без дела по родительскому дому. Его деятельная натура не могла смириться с тем, что возможность заниматься магией временно приостановлена. Следуя одному ему ведомому пути в извилистых рассуждениях, фиолетововолосый парень решил, что башня гильдии магов не одна в своем роде, и ее вполне может заменить задний двор, а последствия разгребут слуги. Сердобольный человек сомневался, что без него у нерадивой челяди есть другая работа, так что он, не откладывая блистательную идею в долгий ящик, потрудился на славу. Магия хаоса непредсказуема и опасна, и потому первым делом Альтаир занялся усмирением огненной стихии, наивно полагая, что со временем при упорных тренировках он сможет безбоязненно пользоваться обыкновенными огненными шарами, а дальше кто знает...
  В последующие два дня усердных тренировок молодой маг сжег и спалил все, что могло гореть, обезобразил то, что не горело, и обуглил то, что в принципе невозможно испортить. Слуги, до сердечного приступа напуганные тренировкой недоученного мага хаоса, в ужасе сбежали из особняка, позабыв прихватить вещи. Остались лишь самые верные... то есть самые старые и немощные. Альтаир изменений в окружающем пространстве не замечал. Молодой человек был всецело поглощен занятиями магией (пардон, методичным сжиганием родительского дома).
  На третий день магического вдохновения мой друг велел установить во дворе парочку соломенных манекенов, желая использовать их в качестве мишени и отработать огненные заклинания. Первые два ушли в пустоту. Призванная сила рассеялась в воздухе, не приобретя никакой материальной формы, хотя, радовало то, что на сей раз обошлось без последствий. Однако третье заклинание по созданию невинного огненного шара обернулось столь неожиданно, что мой напарник только раздосадовано почесал затылок (впрочем, эта часть его тела страдала после каждого заклинания. Ей впору уже было красоваться лысиной). Дело в том, что на одном из манекенов пророс маленький бледно-зеленый побег, с виду самый обыкновенный и ничем не угрожающий. Альтаиру не понравилась порча тренировочного материала, ведь по задумке солома должна была вспыхнуть, а не прорасти. Решив так, маг подготовил контрзаклинание по развеиванию нежелательной растительности и ударил им по невинному цветочку. Как и следовало ожидать, трава не только не исчезла, а даже улучшила бледненький цвет на ядовито-зеленый. Альтаир мудро рассудил, что такой цвет просто-таки кричит о потенциальной опасности, и потому трогать его категорически не следует.
  Копаться в книгах в собственной библиотеке парню стало лень, а вот идея навестить магов пришлась по душе, заодно Альт решил прозондировать почву на счет восстановления магистров и дальнейшего своего у них обучения. В хорошо знакомых глянцево-черных стенах гильдии печально известного мага хаоса приняли неохотно, но после длительных уговоров все же разъяснили (впадая в состояние шокового транса), что "травка" на самом деле является жутко редким и смертельно опасным растением, называющимся "зификус зеленый". Оно произрастает где-то в горах, и добраться, а тем более собрать его удается лишь самым сильным, смелым и смекалистым. Каждому магу необходимо придумать собственный способ как добыть этакую редкость, потому что универсальных в природе не существует, новый случай требует индивидуального подхода. Сами маги при этом не могли описать ни одного хоть какого завалящего способа. С грустью отметили - зификусы опасны тем, что убивают любого, кто к ним приближается. Всего за несколько минут человек последовательно впадает в состояние сна, комы, а затем наступает смерть. А вот то, что сам Альтаир их каким-то непостижимым образом умудрился создать на собственном дворе - просто катастрофа! Весь город под угрозой! Моему другу в ультимативной форме было сказано, чтобы до ночи данный представитель семейства зификусов был уничтожен, а город обезврежен. И мило так с улыбочкой добавили, что раз уж парень сам исхитрился их сотворить, то только он может уничтожить, и никто кроме него. Опять же, способ ему предстоит найти самостоятельно.
  Понурившийся напарник вернулся в дом и долго ломал голову над поставленной задачей. Пробовал даже советоваться со своим артефактом-клубком, однако тот на контакт идти не захотел, ограничился лишь коротким: "Уничтожить". Оставалась последняя возможность пролить свет на загадочный зификус - родительская библиотека. Молодой человек с головой окунулся в древние трактаты по травологии и травничеству, и к сумеркам все же раскопал одно единственное упоминание о смертельно опасном зификусе. Изучив статью полоумного знахаря, которому удалось обзавестись редким растением, парень понял единственное: к данному представителю флоры следует подходить без страха. То есть в прямом смысле бесстрашно, потому как этот дивный цветочек реагирует на повышение адреналина в крови и выделяет яд, мгновенно проникающий в кровь. А чем дольше индивид подвергается незаметному отравлению, тем меньше у него шансов остаться в живых.
  Альтаир набрался храбрости, крикнул слуг (глядя на старческие лица, напарник философски решил, что они и так одной ногой в могиле) и принялся осуществлять свою идею. Ничего не подозревающие слуги выслушали приказ молодого хозяина и покорно пошли срезать с манекена сорняк. Однако дойти не успели. Напарник так и не понял, то ли они на самом деле боялись, то ли магически созданная трава никого не подпускала, кроме творца, но парочка стариков мирно прикорнули прямо на грязной обугленной земле заднего двора. Выругавшись от души, нерадивый маг оттащил челядь в дом, устроив их в коридоре на полу без малейшего намека на комфорт, и вернулся к треклятому сорняку.
  Еще с полчаса у мага ушло на обдумывание дальнейших действий. Самому подходить к зификусу было страшновато, а бодрствующих слуг в доме не осталось. Парень прикинул и так и эдак, вышел на улицу и, цапнув первого попавшегося прохожего, заплатил ему полновесным золотом за прополку манекена. Мужик сперва струхнул, но затем вызвался помочь молодому человеку (конечно, звон монет здесь совершенно не причем). И на этот раз произошло то же, что и со слугами, так что Альтаиру не оставалось ничего, кроме как оттащить помощника досматривать сны к посапывающим слугам.
  Делать нечего. Привлекать кого-либо к такому делу бесполезно, нужно справляться самостоятельно. Поплевав для верности на ладони, парень с хрустом размял пальцы и принялся плести заклинание огненной стихии. Боги услышали молитвы своего неблагочестивого сына (хотя, мне сдается, что они просто от души развлекались, глядя на все это безобразие), и огненный шар в этот раз удался на славу. Небольшой сгусток огня весь в сполохах оранжевого пламени стремительно пролетел по плавной дуге и с невероятной мощью обрушился на ядовито-зеленый стебель зификуса. Трава не горела. Более того, на соседнем манекене появился ее аналог, нахально качавший мясистыми листьями на слабом ветерке. Альтаир, видя такой незапланированный результат, пришел не просто в ярость, а скорее в застилающее глаза бешенство. Новоявленный садовник выхватил из-за голенища сапога кинжал, с тихим рыком кинулся к правому манекену и принялся исступленно кромсать растение. По двору летели ошметки, сам маг хаоса был с ног до головы забрызган зеленым соком, но все же зификуса победил. Окинув торжествующим взглядом поле брани, мой друг с запоздалой досадой наткнулся на второй сорняк. Сразиться еще с одним ядовитым пучком травы напарнику мужества не хватило, но этот находчивый парень сообразил, где можно его позаимствовать.
  В сгустившихся сумерках Альтаир побежал по темным узким улицам. В голове набатом билась единственная мысль - зификус! Молодой человек немного попетлял, будто не был уверен в правильности направления, и вскоре свернул в глухой переулок, где отыскал нужную дверь и забарабанил в нее что есть силы. Дверь с натужным скрипом отворилась, являя на свет единственного масляного фонаря обитателя приземистого дома. Недовольное морщинистое лицо в обрамлении седой бороды мгновенно исказилось паническим страхом, как только хозяин узнал посетителя. Альтаир не так давно уже посещал данного алхимика и оставил ему на память дыру в крыше да сердечный приступ. Старик, дабы скорее избавиться от опасного клиента, поспешил вручить магу требуемые склянки с зельем храбрости, после чего бесцеремонно выставил его на улицу и мгновенно захлопнул дверь (подперев ее со своей стороны внушительным комодом).
  Мой напарник, не обращая внимания на странности некоторых субъектов, поспешил на задний двор, ведь маги поставили условие уничтожить зификус до ночи, а в небе уже появились первые звезды. Встав перед ненавистным растением, маг хаоса одним махом опрокинул в себя горькую жидкость эликсира, но вместо ожидаемой волны храбрости, мир вокруг него окрасился красно-багровыми тонами. Парень недоверчиво поморгал, однако кровавая расцветка никуда не исчезла. Другу не повезло - ему попалось халтурное зелье, дающее такой вот побочный эффект. Альтаир, плюнув на необычные краски, для верности выпил второй пузырек и, выхватывая кинжал, кинулся в бой с сорняком. Несопротивляющийся зификус пал смертью храбрых под неистовым натиском безумного мага хаоса, нахлебавшегося шарлатанского зелья. Задний двор респектабельного особняка усеяли тысячи мелких зеленых ошметков, а перемазанный и взъерошенный молодой маг, тяжело дыша, обводил округу ликующим взглядом.
  Победы над зификусом Альтаиру показалось мало. Молодой человек, ползая на коленях по грязному двору, кропотливо собрал в коробочку все ошметки и добросовестно разложил их на подоконнике. Яркое летнее солнышко быстро высушило останки некогда смертельно опасного растения, а маг хаоса довершил начатое и растолок зеленое сушеное месиво в мелкий порошок.
  Получившуюся смесь мой рачительный напарник собрал в баночку, и даже не поленился узнать свойства этого серого зернистого порошка, о которых и поведал мне, стоя перед небывалой слоеной помесью сковородки с зонтом...
  
  Отсмеявшись, я поймала на себе раздосадованный взгляд молодого мага, но в этот раз не удержалась и задорно подмигнула ему. Альтаир, видимо, махнув на меня рукой, бережно открутил крышку с баночки, достал щепоть порошка и осторожно сдул его по направлению к моему шедевру. Секунду ничего не происходило, но потом мой неподражаемый результат колдовского эксперимента резво подскочил на месте и пустился бешеным галопом в горы, сопровождая движение веселым скрипом.
  - Куда?! Стой, зараза! - мы с Альтаиром отчаянно взывали к сбежавшему то ли зонту, то ли двуногой сковородке, но все было тщетно - эта великолепная конструкция скрылась из виду, оставив нас разбираться с кислотой без своего непосредственного участия.
  - Эх, оживить-то ты его оживил, а вот разума дать не додумался, - с горечью посетовала я.
  - То есть я во всем виноват? А сама-то хороша! Создала не пойми чего, а на меня сваливает!
  - Ладно, Альт, не обижайся, я просто расстроилась.
  - Да я и не обижаюсь, - подобрел напарник, - чего дальше придумаем?
  - Если с гибридом не получилось, то может оригинал поможет? - я с надеждой повернулась к магу хаоса. - Давай-ка сковородку наколдуй, у тебя они лучше всего получаются, только ОЧЕНЬ большую и с толстыми стенками. Под ней и проскочим.
  Альтаир пожал плечами. Я так поняла, что ему уже все равно, хоть и без всего суйся под кислотный дождь. Напарник прикрыл глаза и, почти не напрягаясь, материализовал сковороду, и только с четвертого раза у него вышла подходящего нам размера посудина. Встав почти вплотную друг к другу, мы слаженно накрылись чудовищных размеров сковородкой. Я предпочла левитировать из страха, что поскользнусь на маленькой кочке, а так и сама цела останусь и друга подстрахую. Таким вот нехитрым образом мы все же преодолели изрядно поднадоевшую кислотную ловушку. Дальше стандартный путь: вниз по серпантину, хотя на этот раз он прервался банальным подножием горы.
  * * *
  Тропинка вела чуть дальше, блуждая среди огромных валунов и каменных выступов Мы, приободренные тем, что ловушки закончились, безропотно и весело посвистывая, шли вдоль узкой дороги. Не прошло и четверти часа, как тропинка закончилась, остановившись прямо перед огромной и явно кем-то обжитой пещеры, вход в которую загораживало нечто, что с большой натяжкой можно было назвать дверьми. Они были сделаны из грубо сработанных досок, которые к тому же оказались плохо пригнанными друг к другу.
  - Альт, как думаешь, кто тут живет? - Я осторожно приблизилась к пародии на двери.
  - Откуда мне знать? Я же, вроде, вместе с тобой сюда шел.
  - Тогда, может, стоит постучаться? Вряд ли горные козлы, медведи или кто там еще будут свою берлогу загораживать.
  - Стучи, - напарник милостиво позволил мне первой деликатно стукнуть в доски (если бы чуть сильнее ударила, боюсь, они бы рассыпались).
  Мы услышали чьи-то шаркающие шаги, после чего "дверь" неохотно открылась, являя нашему взору чудного человека. Он был очень низкого роста (лишь на полголовы выше гномов), но его длина компенсировалась шириной. Человек мог похвастаться лишь сальными свисающими неопрятными патлами волосами неопределенного сероватого цвета и бегающими глазками, в которых светилась мудрость и озорство. Одет он был в подобие охотничьего костюма, только шитого из шкур и украшенного зубами, клыками и когтями хищников.
  - Приветствую вас, путники, - веселым басом поздоровался владелец пещеры, аккуратно придерживая свою кособокую дверь толстыми короткими пальцами, - как добрались?
  - Да как вам сказать, - я растерянно оглядывала незнакомца, прикидывая про себя тот ли это проводник, что нам нужен, или стоит поискать его в другом месте.
  - Ладно, посмотрим. Меня зовут Бром. А вас, стал быть, Орос направил?
  - Ага, он самый, - Альт невозмутимо разглядывал человека, совершенно ничего не смущаясь. - Я Альтаир, а это Аранта. Орос сказал, чтобы мы нашли вас, а вы уже сами покажете нам дорогу.
  - Покажу-покажу. Только давай на "ты". К чему эти официальности в таком месте?
  - Давай, - с готовностью откликнулся маг.
  - Ладно, ребята, вы тут постойте, я сейчас вернусь.
  Бром скрылся в пещере, а я устало прислонилась к скале. Все, сил моих больше нет удивляться. Пусть ведет хоть к дракону в пасть, лишь бы уже покинуть эти горы. Тем временем проводник не заставил себя долго ждать, и, как и обещал, вскоре вновь показался на входе в пещеру. Только на этот раз в руках он держал два веника из странной травы, похожей одновременно и на полынь и на крапиву.
  - Готовы? - Прикрывая "дверь", поинтересовался Бром. "И от кого он так свое жилище бережет? Да еще таким диковинным способом?"
  - А зачем вам... тебе трава? - Я усиленно пыталась определить видовую принадлежность веников, но до сатира в этом деле мне было далеко.
  - Какая любопытная, - Бром хмыкнул, - когда придет время - узнаешь.
  Проводник возглавил наше шествие и повернулся обратно в сторону горы. Я мысленно застонала, однако вслух что-либо возражать постеснялась. Усталость все ощутимее давала о себе знать, а вот Альтаир, казалось, наоборот, полон сил и бодрости. Попал в родную горную стихию?! Бром шагал быстро, так что мы уже довольно скоро достигли того памятного места перед кислотным дождем. Толстый человечек внимательно и пристально в течение томительных минут всматривался во что-то, одному ему ведомое, а затем принялся громко охать.
  - Ребятушки, ну как же так. Ведь довольно простое испытание, а вы так его провалили. Эх, ведь сложно же потом будет с водой-то. Это ведь такая капризная стихия, раз ее обидишь и почитай все, мстить будет жестоко. Ой, не знаю, ребята, тяжко вам придется, ведь вы так ее для себя и не открыли, так сказать, для подсознания своего. И как умасливать ее будете? Остальное как, тоже не справились?
  - Не понимаю, о чем ты говоришь, - с долей раздражения отозвалась я, - но огненные вихри прошли при помощи ураганного ветра, а камни вообще без применения магии и колдовства, сами по себе.
  - Ох, ну ладно, хоть там догадались. Эх, ну как же так?
  Бром еще с минуту стенал, а потом велел возвращаться к пещере. Я по наивности своей полагала, что на этом наши странствия на сегодня закончились и можно будет развалиться на чем-нибудь теплом и мягком. Однако мечтам не суждено было сбыться. Проводник, не останавливаясь, прошел мимо своего жилища, свернул на неприметную тропку и повел нас куда-то дальше. Я начала считать шаги, чтобы сдержать готовые сорваться с языка скабрезности, но на двести каком-то шаге сбилась и все-таки не удержалась, громко выразив свое отношение к прогулкам по козлиным тропкам. Альтаир ехидно ухмыльнулся в ответ, а Бром вообще меня проигнорировал. От этого стало еще обиднее.
  Бодро шагая, мы неуклонно шли к вершине какой-то горы. С виду они все были одинаковы, но я почему-то была твердо уверена, что мы находимся не так далеко от серпантина с ловушками. Время приобрело какое-то субъективное значение. Оно словно остановилось в этом странном месте, не желая подчиняться никаким законам. Воздух казался пропитанным хрустальной свежестью, а при выдохе появлялось скромное облачко пара, хотя мне не было холодно. В сумерках, когда дорога уже еле различалась, мы, наконец, забрались на вершину.
  - Ставим лагерь, ребята. Ночевать остаемся здесь. - Бром деловито обошел ровную площадку, очищая ее от снега.
  Мы с Альтаиром переглянулись и одновременно пришли к мысли, что спать будем в своей палатке, а этому чудаку установим ту, что валялась без дела в моем заплечном мешке. Наученная горьким опытом, я молча сотворила костер и добыла нам хлеба с мясом и сыром. Экспериментировать с какими-то блюдами было не только боязно, но и элементарно лень, а вот эта нехитрая снедь с легкостью попалась в первой же пространственной дыре. Напарник быстро и сноровисто управился с пристанищем на ночь и присоединился к нам с Бромом в поедании нашего скромного ужина. Стало совсем темно, но вскоре на небо лениво выползла луна, окрашивая окрестности в неповторимый серебристый цвет, так что мы могли легко рассмотреть не только себя, но и пик соседней вершины. Я хотела было встать потянуться, но тут мое внимание привлекло нечто, что я не смогла сразу определить. Мне в какой-то момент показалось, что здесь что-то неправильно, но вот что?
  - Ари! У тебя четыре тени! - Альтаир пораженно уставился на снег, и я последовала его примеру. Бром же только усмехнулся.
  Действительно, на белоснежном покрове стояла я в окружении четырех теней, в точности копирующих мои движения. Без сомнения, они были настоящими, я не чувствовала ни магии, ни колдовства, только от этого еще больше удивилась. Перевела взгляд на напарника в поисках совета, но тут же забыла обо всем на свете.
  - Альт, ладно я. Ты на себя посмотри. У тебя-то их сколько?
  Фиолетововолосый подскочил на месте и дико заозирался. Я, стоя в полнейшем шоке, насчитала у друга восемь теней. Я бы еще долго предавалась размышлениям о таком странном феномене, но маг хаоса оказался не таким впечатлительным. Он внимательно осмотрел каждую из теней, подвигался, попробовал потоптаться на той, что больше понравилась, но тени никуда и не думали исчезать, а послушно повторяли каждое движение за непоседливым хозяином. Тогда Альтаир выхватил из-за пояса кинжал и попытался подковырнуть пару лишних теней. На стальном лезвии остался лишь снег, а других изменений не последовало.
  Я задумчиво следила за действиями напарника, стараясь осмыслить их, и только после инцидента с кинжалом до меня дошло, что понять логику сумасшедшего просто невозможно. Как я могла забыть об этом? Вздохнув, перевела взгляд на Брома, однако у этого забавного человека с тенями было все нормально. Под его ногами, как и полагается любому нормальному существу, находилась всего одна слегка размытая тень.
  - Бром, - я недоуменно покосилась на излишнее количество такой незаменимой и не всегда приметной вещи, - что это все значит?
  - Хех, девочка, самому любопытно. Раньше-то я больше двух теней за раз не видел, а тут такое дело. Ну да ладно. Эй, парень, ну-ка на, держи, - проводник протянул фиолетововолосому один из веников, - кинжалом тыкать бесполезно. А вот этим ты смахнешь все, что считаешь лишним.
  - Не поняла, - я хотела уточнить, но мне также был вручен второй веник, - зачем это все?
  - Я же объяснил - смахни этими травами все то, что считаешь лишним, - терпеливо повторил Бром, - я не могу сейчас сказать ничего больше. Это только ваш выбор, так что подумайте хорошенько перед тем, как делать его.
  - Альт? - Я повернулась к напарнику.
  - Что Альт? - Тот вертел в руках травы, успев уже их разворошить, так что они с трудом держались в связке.
  - Что делать будем? - Я продолжала настаивать на совете, хотя было ясно, что решать должна сама.
  - Не знаю. Странный какой-то веник. Им даже не попаришься - разваливается. И что я им мести должен? Я как-то не очень люблю заниматься уборкой.
  - Альт, будь серьезнее! Мы должны смахнуть лишние тени или же оставить все как есть. Так что выберем?
  - Лишние? Хм-м, - молодой маг надолго задумался, внимательно изучая как свои, так и мои тени, - знаешь, а мне, пожалуй, и так сойдет. Зато ни у кого таких точно нет! Буду выделяться на фоне всех!
  - А то ты не выделяешься, - беззлобно проворчала я, - хотя, ты, наверное, прав. Это же получается часть нас. Я бы не хотела избавляться от какой-то своей части, а вдруг она крайне важна, а я после этого сама на себя стану не похожа.
  - Ха-ха, ты сейчас и так сама на себя не похожа, больше на пугало! Расчесаться, да помыться, вот тогда другое дело!
  Я обиженно примолкла, но спорить не стала. После всех этих горных тропок не только на пугало будешь похожим, а как бы ни на кого похуже. А вот тени я все-таки оставлю. Хоть я и не люблю число четыре, но все же вдруг пригодятся? А если это дополнительные жизни, как у кошки? Или, может, какие-то хранители, оберегающие меня. Да мало ли! Решено - оставляю.
  На этой мысли я твердо вернула Брому веник и со спокойной совестью уселась перед костерком, протягивая к огню озябшие руки. Альтаир тоже хотел вернуть свои травы, но вместо некогда аккуратного пучка он сжимал в ладонях россыпь потерявшей вид соломы. Бром только головой покачал при виде этого.
  - Вы окончательно решили? - неодобрительно уточнил проводник.
  - Да, - мы с напарником ответили как всегда хором.
  - Что ж, не мне вас судить, - наш чудной спутник спрятал веники в карманах и присел рядом со мной.
  Мы недолго помолчали. Я все ждала, что проводник сам объяснит, что не так с нашими тенями и почему их так много, но тот упрямо безмолвствовал, рассматривая нечто в глубине магического костерка. В конце концов, я не выдержала борьбы с любопытством и робко поинтересовалась:
  - Бром, расскажи, пожалуйста, об этих тенях. Что они означают?
  - Что? Тени? - Своим вопросом я выдернула человека из глубоких размышлений, - А что о них рассказывать? У меня в свое время было две тени, лишнюю я смахнул. Сделал свой выбор и ни сколько не жалею о нем. В конце концов, я всегда был уверен, что проводник из меня куда лучший... А вот вам, ребята, тяжеловато придется. Особенно тебе, парень.
  - Почему именно мне? - Альтаир насторожился. - Почему не ей?
  - Когда придет время - сами поймете. - И на этом наш проводник закончил разговор, велев нам ложиться спать.
  * * *
  Подняли меня рано, на улице едва только забрезжил рассвет. Я проворчала сквозь зубы что-то неразборчивое и попыталась зарыться поглубже в одеяла, но Альтаир - добрая душа! - заставил меня подскочить, засунув за шиворот холодный комок снега.
  - Альт! Ты!.. Такой!.. - естественно, я не была в восторге от такой побудки, но мой разлюбезный друг успел благополучно скрыться за пределами палатки, так что волей неволей пришлось вставать и выползать на свет.
  Продолжая ругаться, я с удивлением обнаружила, что наш скромный лагерь уже практически свернут, нетронутой оставалась лишь моя палатка, а два человека - фиолетововолосый и толстенький - тихонько посмеиваются надо мной.
  - А чтоб вам... - пожелала я доброго утра и отправилась приводить себя в относительный порядок.
  Спустя десять минут и множество сквернословий в адрес холодного колючего снега я стояла рядом с напарником, крепко прижимая к себе заплечный мешок, и мечтала всего о двух вещах: горячей ванне и горячем же завтраке.
  - Готовы? - бодро поинтересовался проводник.
  - Да уж отправляй давай, - ворчливо откликнулась я. А вот нечего будить меня в такую рань да еще и подобным образом.
  - Спасибо, Бром, - попрощался Альтаир, пряча усмешку, - не знаю чем, но ты, наверное, нам помог.
  - Всегда пожалуйста. Оросу мой привет горячий, а вам - прощайте! - и с этими словами нас окутал плотный вихрь снежинок, которые рассеялись уже в лаборатории, исчезая в воздухе, не достигнув пола.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"