Elme Orta: другие произведения.

Повелители ветров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Могут ли быть счастливы те, кому суждено исполнить древнее пророчество? Такие разные, такие непохожие, но так жаждущие счастья... Сказка о любви, рожденной из долга.

  ПОВЕЛИТЕЛИ ВЕТРОВ
   
  Старый жрец поклонился по обычаю. Маленькие золотые колокольчики, вплетенные в его сложную церемониальную прическу, тихо и мелодично зазвенели, словно подчеркивая важность момента.
  Он пришел в полном облачении, и, казалось, тяжесть его длинных, расшитых драгоценными камнями одежд, давит ему на плечи.
  Дамиран нахмурился. Все, что он сейчас видел перед собой, не предвещало ничего хорошего. Жрецы редко покидали храмы Ветров, а еще реже появлялись вот так - словно в последний путь провожать. Статный мужчина чуть заметно тряхнул головой, отгоняя дурные мысли.
  - Доброго ветра тебе, жрец. - Сказал приветливо, но тревога уже поселилась в его сердце.
  Гость выпрямился и сурово поглядел на хозяина дома.
  - Время пришло, Дамиран. В этот раз жребий достается твоей семье.
  - Какой жребий, жрец? - Удивленно вопросил тот. - Твой визит необычен. Я не ждал тебя. Так о чем ты говоришь мне теперь?
  - А то ты не знаешь, господин, - сердито отмахнулся пришедший и, изящно пошевелив кистью, заставил небольшой золотой ларец поплыть к своему собеседнику.
  Дамиран осторожно подхватил богато инкрустированный сундучок и нахмурился, ощущая в ладонях его тяжесть и холод. Знание, как скользкая змейка, уже пробралось к его сердцу. Пальцы сами приподняли крышку, открывая глазам пару старинных богатых и массивных колец, тяжело лежащих на алом бархате.
  - Да ты, никак, шутишь, жрец! - Грозно воскликнул он, поднимая глаза на гостя.
  - Какие уж тут шутки, господин! - Раздраженно парировал старец. - Время пришло! И в этот раз боги избрали твою семью! - Жрец недовольно передернул плечами. - Да и чего тебе жаловаться? Сам вдовец! Трое сыновей! Выбирай, кого хочешь! А хочешь - так и сам женись!
  Губы Дамирана сжались в тонкую полоску, заходили желваки, но спорить он не посмел. Все-таки воля богов! Да и от этого ритуала избавления не было. Раз в пять тысяч лет один из таймэ обязан был взять в жены девушку из племени людей, иначе сила всего их народа иссякнет и пропадет. И он не хотел стать причиной подобных несчастий.
  - Подтверждение, жрец! - Бросил он.
  И по воле облаченного в тяжелые шелка старца в воздухе раскрылся эфемерный лазурный цветок изысканной печати, застывший на мгновение и исчезнувший, словно и не было его вовсе.
  Дамиран тяжело вздохнул.
  - И сроку тебе месяц от сего дня! - Буркнул жрец и поклонился опять. - А теперь позволь - пойду. Дел еще много, ритуал сложный предстоит, да и потом...
  И гость, развернувшись, побрел к выходу из богато украшенного зала.
  - Постой! - Засуетился хозяин дома. - А как нам узнать невесту? Или любую брать, чтоб ей пусто было!
  Жрец нехотя обернулся.
  - Боги дадут вам знак, - прокряхтел он. - Отмечена она печатью ветров. На том и сойдетесь... - И вышел в резную дверь.
  Дамиран, так и не выпустивший ларец из рук, осторожно поставил его на стол.
  Тяжелые думы одолевали его теперь. Человечка? Войдет в его семью? И как! Жена одного из сыновей! Для себя такой участи он не хотел. Глава дома все-таки! Как ему появляться в совете, если жену возьмет из рода людского? Да его же засмеют! Конечно - воля богов, дело почетное, но жить то ему среди таймэ. А здесь в чести только сила! А человечка, лишенная каких-либо сил вообще, станет Дому только обузой. Сыновья - другое дело. Да и несчастные случаи бывают. Ну, обменяются кольцами. Обряд соблюдут. А там, глядишь, и обернется все к лучшему!.. Но сначала!.. Сначала он посоветуется со старшим сыном. Гавэйн всегда был ему надеждой и опорой. Властный, жесткий. Будущий правитель дома! Ведь такое дело касается и его тоже!
   
  ***
   
  - Амирэн! Амир-э-е-е-н! - Звонкий женский голос разносился далеко.
  Пышнотелая Саная управлялась по хозяйству, и помощь лишней никогда не была. Вот только ее младшая дочь, Амирэн, помогать матери не сильно и торопилась. Пока не прикрикнешь да брови грозно не сдвинешь, ничего девка делать не хочет! Все венки плетет, все песенки напевает!..
  Да и что с нее взять? Блаженная!
  Саная так хорошо помнила, как принесли поселяне дочку ее, всю кровью залитую. Только-только в возраст входить стала - буря застала в полях, да, знать, ветры хорошо натешились с ней. Что им легкое да невесомое тело, коли ураган даже камни порой перемалывал?.. Вот как очнулась она после, раны когда поджили - все с тех пор песенки свои поет...
  Саная и не трогала ее. Судьбу ветры девке-то изломали - кому она нужна такая - со шрамами во всю шею да с глазами безумными? И в хозяйстве толку от нее мало. Пусть уж себе поет, хвала ветрам, помощниц на подворье хватало. И хоть частые роды забрали ее молодость и красоту - вон, поди, еще пять дочерей трудятся! Девки все крепкие да рукастые!.. Одна вот Амирэн только... Да что там говорить!..
  - Амирэн! Да где тебя ветры носят?! - Уже в сердцах воскликнула хозяйка подворья.
  Сегодня все валилось из рук, и даже незамысловатая помощь была бы в радость.
  - Да, мама. - Тихий голос прозвучал, как истаял.
  Саная гневливо взглянула на появившуюся дочь.
  В беленой сорочке до пят, подхваченной лишь алым кушаком. Тонкая, как тростиночка. Только водопад черных, чуть вьющихся волос, густой волной стекал по спине ниже талии.
  - Что косу не плела?! - Все так же рассержено отрезала Саная, критически оглядев дочь. Блаженная она и есть! Что с нее взять?
  - Так шея, мама... - Почти прошептала Амирэн, смущенно опуская глаза.
  - Что уж теперь! - Отрезала Саная. - Доживать такой придется! А с косой не плетеной негоже ходить! Чай не праздник какой! - И она тяжело вздохнула, отдавая дочери тяжелую корзину. - На вот, сходи на реку, белье ополосни. Некогда мне сейчас! А к вечеру - глядишь, и просохнуть успеет.
  И Саная ушла в дом, бросив на дочь строгий взгляд.
  Амирэн тихонько вздохнула, так, чтоб мать не услышала, и, подхватив плетенку, побрела прочь, и не подумав собрать волосы.
  Все ж это задание было куда лучше, чем многие остальные. На реке она хотя бы останется одна. И не надо будет ловить на себе насмешливые или жалостливые взгляды поселян. Вон ее сестры уже и женихов себе нашли. Не сегодня - завтра, свататься кто приедет. Вот мать и старается, чтобы все в доме в порядке было. А то, как женихов принимать - еще слава пойдет! А она все одна. Да и с тех пор, как в бурю попала, тяжело ей среди люда быть. Ни говорить с ними не хочется, ни глядеть на них...
  Руки споро делали свое дело, окуная длинные простыни в холодную воду, а мысли все текли и текли, пока не пришло время возвращаться домой. Да и солнце садилось почти.
  Амирэн поднялась, и вдруг порыв ледяного ветра налетел с дальних гор, взметнул волосы, затрепал белый подол. Девушка вздрогнула и, закусив губы, бросилась прочь, на ходу заталкивая выполосканную ткань в корзину. Она боялась ветра. Другие смеялись над ней за этот ее страх. Но Амирэн знала, как жесток может быть ветер и какую боль причинить. Оттого и вздрагивала каждый раз, как резкий порыв воздуха заставлял дрожать тонкие стекла в доме или заставал ее вот так врасплох.
  Она совсем запыхалась, пока добежала до людских домов, и с трудом слышала, как детишки кричали ей вслед.
  - Глядите, Амирэн снова ветра испугалась!
  Мать дома только вздыхала.
  - Ох, горюшко ты мое!.. - Причитала Саная. - Так и жить-то тебе, горемычной! - И тут же хозяйственно добавляла. - Хорошо, хоть простыни не порастеряла по дороге! Ох-ох! Ну, ступай вон, нить попряди что ли...
  И Амирэн покорно шла делать, что велят, пока вечером не прибежали взбудораженные сестры.
  - Матушка! Пустите нас сегодня подольше на улицу! Сказитель проездом едет, ввечеру обещал истории сказывать!
  - Да и я с вами пойду! - Сказала Саная. - Чай все поселяне придут. Давно сказителей в нашей стороне не было. Всем интересно будет.
   
  ***
  Гавэйн стоял в дверном проеме, вальяжно оперевшись о косяк. Высокий, статный, черные волосы тяжелой шелковой волной ложатся на спину и горят темным пламенем на белом шелке дорогой рубашки.
  - Что, Сэйто, к батюшке собрался? - Крикнул он насмешливо вслед идущему по широкому коридору родственнику.
  Гавэйн ненавидел своего брата. Ему всегда казалось, что Сэйто отобрал у них с Тайвином мать - леди Алана умерла третьими родами, но несчастного мальчишку не любили так, будто это была его вина. Умом Гавэйн все понимал, но поделать с собой ничего не мог. Да и отец относился к Сэйто холоднее, чем к своим старшим сыновьям.
  - Не твое дело, Гавэйн, - вскинулся беловолосый юноша.
  И глядя на снежные волосы брата, Гавэйн подумал, что даже ветры обделили его силой, не налив их чернотой. Брат был слабее их всех, а потому сейчас его можно было использовать, как разменную монету, пешку, которую и не жалко вовсе.
  - Отчего же не мое, брат? - Спросил он с усмешкой. - Дело всей семьи касается! Ну, да ладно. Иди, скоро сам все узнаешь.
  Сэйто только скрипнул зубами. За всю свою долгую жизнь он уяснил одно - лучше не попадаться никому на глаза, неприятностей меньше будет. Раньше - огрызался. Теперь - нет. Он вел свою жизнь, о которой его семья даже не подозревала. Дело было за малым - стать незаметным. И уж этому он выучился лучше всего после долгих лет насмешек и унижений.
  Юноша только дернул плечом, словно заставляя злые слова брата остаться за спиной, и двинулся вперед.
  - Вы звали меня, отец? - Поклонился он, едва зайдя в рабочий кабинет Дамирана.
  - Садись, Сэйто, - статный таймэ поднял на сына темные глаза и, дождавшись, пока тот исполнит его приказание, пододвинул к нему резную шкатулку.
  - Что это, отец? - Ровно спросил юноша, даже не протянув руки к безделушке.
  - Открой, посмотри, - едва обозначил улыбку глава дома.
  Сэйто осторожно дотронулся пальцами до тяжелой крышки, нутром чувствуя очередной подвох, но увидел только два древних кольца, тускло поблескивавших на дорогом
  и сохранить их силу. Время пришло, сын. Жребий ветров пал на бархате. А затем удивленно взглянул на отца.
  - Тебе выпала великая честь защитить всех таймэ нашу семью, и тебе придется взять в жены женщину из людского рода.
  - Нет! - Отрезал Сэйто.
  Дамиран изумленно взглянул на посмевшего ослушаться сына.
  - Это не обсуждается, Сэйто. - Холодно и ровно сказал он. - Это приказ.
  - Приказывай двум своим старшим сыновьям, отец! - Злобно ответил юноша. - Или решил доверить сомнительную честь тому, кого тебе не жалко?
  - Да что ты говоришь, Сэйто, - отмахнулся Дамиран, - пытаясь отвлечь упорствующего сына от такой очевидной правды слащавыми уверениями.
  Ему и впрямь было не жаль этого такого чужого и далекого таймэ, сидящего перед ним. Они никогда не были близки, да и особой любви не имелось. Но сейчас у Дамирана не было выхода. А вот власть была.
  - Или ты собираешься пойти против воли Ветров? - Вкрадчиво спросил он.
  Сэйто молчал. Да и что он мог сказать сейчас? Вся его жизнь в очередной раз разбивалась на мелкие кусочки. И поделать он ничего был не в силах. Слишком слаб был. И его отец хорошо об этом знал.
  - Разреши мне хотя бы самому поговорить со старым Ллурхом, пусть жрец объяснит мне эту необходимость.
  - Только после того, как ты дашь согласие, - хитро улыбнулся Дамиран, уже уразумев, что победил.
  Не слишком-то сын и сопротивлялся. Впрочем, как всегда.
  - Ты ведь с самого начала знал, что будет по-твоему, да, отец? - Сэйто поднялся с холодным лицом. - Ну, дай тебе ветры счастья.
  - Шкатулку не забудь, - сказал вослед Дамиран.
  Сэйто скрипнул зубами, но ларец взял и вышел из комнаты.
  - Поздравляю, брат! - Хищно улыбнулся Тайвин, который будто только его и ждал в коридоре.
  Сэйто сверкнул глазами, коротко поклонился, но в ответ ничего не сказал, только шкатулку с кольцами сжал так, что побелели пальцы.
  Он собирался пойти к жрецу сам. Пусть Ллурх, глядя ему в глаза, скажет, что этот выбор так уж и неизбежен.
   
  ***
  Сегодня была ночь сказок, ночь волшебства. Все поселяне собрались на главной площади: веселые, взбудораженные. Мыслимо ли! Сказитель приехал! Вокруг горели костры, многие захватили с собой еду и выпивку, соседи перебрасывались шутками, где-то в толпе слышались веселые напевы.
  Амирэн затаилась в тени, стараясь никому на глаза не попадаться. Мать настояла на том, чтобы она убрала волосы по обычаю, и девушка куталась в длинный платок, силясь прикрыть искалеченную шею. Теперь насмешек ей - на весь век. Но сказки она любила. Сказки словно переносили ее в другой мир, без боли, без постоянных издевок соседских детей, без косых взглядов парней и девок. Подруг она так себе и не завела. Да и кто захочет дружить с блаженной?
  На середину площади вышел крепкий еще мужчина. Было видно, что жизнь закалила его в долгих странствиях, но еще не согнула немощной старостью, не посеребрила волосы. Он просто и как-то застенчиво улыбнулся, и толпа вдруг замолчала, изготовилась углядеть и услышать кусочек волшебства, творимого словами.
  - Ну, что, поселяне, рассказать вам сказку? - Задорно спросил он глубоким и приятным голосом.
  - Расскажи, мил человек! Расскажи!
  - Ветры в помощь!
  Донеслось со всех сторон.
  - А про что же вам сказ сказывать, славный люд? - Завлекал, заманивал пришелец.
  - А про что хош, про то и расскажи! - Выкрикнул кто-то смелый.
  - Но чтоб интересно было! - Добавил тоненький голосок.
  Послышался легкий смех со всех сторон.
  Отблески костров тепло плясали на знакомых с детства лицах, и Амирэн уже сейчас вбирала в себя магию этой ночи.
  - А расскажу я вам, поселяне, сказку про любовь! - Хитро оглядел сомкнувшийся круг сказитель и аккуратно взмахнул рукой, словно позволяя словам литься в открытые сердца и озаренную кострами ночь.
  - Однажды, давно это было, на заре времен, пришли в этот мир Ветры и увидели, что хорош он без меры. И травы были зелены, и реки полны рыб, и леса дичи. Не хватало вот будто чего только! Гадали-гадали, голову ломали, и задумал Южный Ветер людей сотворить, чтоб скотинку приручали, да за травами смотрели, поля чтоб распахивали, земле помогая произрастание всякое родить. Покладистыми сделал их, смирными. Себе на радость, миру на пользу.
  А брат его, Северный Ветер, сам суров был, и существ под стать себе создал. Род таймэ наделил он силой великой, чтоб подчинялась им воздуха стихия, чтоб бури могли останавливать, чтоб ураганы отводили да людям брата помогали за всем живым смотреть, больно уж новый мир хорош был.
  Только возгордились таймэ да стали между собой своей силой меряться - у кого больше - и слабых уничтожать, а больше всего - людей, ибо были они не такими, как повелители бурь.
  Рассердились братья Ветры и по-новому уклад решили: раз сами не могут таймэ и люди в мире жить, то надобно привязать их друг к другу. И повелели, как знак дадут, одному из таймэ в жены себе брать девушку из нашего рода, а иначе сила их иссякнет, и не будут более они бурями да ураганами владеть. Так и повелось с тех пор. И все-то девы юные надеются, что колечко заветное одной из них достанется...
  - Да где ж это видано, чтоб один их таймэ жену себе из нашего рода взял? Гордые, поди, сильно! - Выкрикнул кто-то из толпы. - Сказки, да и только!
  - Так на то я и сказитель, чтоб сказки рассказывать! - Не остался в долгу пришлый человек.
  И волшебство было нарушено.
  Амирэн только вздохнула, кутаясь в платок.
  - Но раз такую сказку не хотите, расскажу вам другую! - Хлопнул себя по бедрам заезжий гость.
  Амирэн бы и крикнула, что хочет послушать до конца, да только все обернутся на ее голос и глядеть станут, а потом засмеют пуще прежнего, что блаженная в женихи себе ветер захотела. Ну, уж нет, лучше она сама потом помечтает где-нибудь в уголке, как красиво могла бы закончиться эта история.
  А сказитель уже плел нить нового рассказа, заставляя поселян открывать рты от удивления да от ужаса замирать, и радоваться победам героев. Ночь опять наполнялась магией слов.
   
  ***
  Сэйто раздраженно швырнул шкатулку на стол. Резные ножки процарапали дорогую столешницу, но сейчас ему было глубоко плевать и на кусок деревяшки, и на все остальное. Вот уж повезло, так повезло - браться с отцом решили его совсем со свету сжить. У самого силы немного, а жену вообще без силы брать придется. Себя иногда защитить не мог, а с ней как быть?
  - Опять кузены постарались? - Послышался за спиной мягкий и чуть насмешливый голос.
  Сэйто обернулся, силясь взять себя в руки. Лишнего раза своих эмоций никому не показывал, даже ей.
  - Прошу, Талия, уходи.
  - Ну, уж нет, - спокойно улыбнулась гостья. - Давай, рассказывай, что на этот раз стряслось? Может, помогу чем.
  Сэйто горько усмехнулся.
  - Это уж вряд ли. Только если заставишь Дамирана изменить свое решение. Но, боюсь, даже тебе это не под силу.
  - Выгоняет? - Ровно спросила стройная девушка. - Так в нашем доме жить станешь. Мои родители тебе всегда рады.
  - Жениться заставляет, - буркнул Сэйто.
  Талия расхохоталась.
  - Вот уж не вижу ничего смешного, - в шутку обиделся беловолосый таймэ.
  Кузина подошла к нему, все еще задорно улыбаясь, и аккуратно провела пальцами по его щеке.
  - Вы, мужчины, все одинаковые. Как речь о свадьбе заходит, так бежали бы дальше ветра.
  - Талия, мне жениться на человечке надо! Жрец к отцу приходил - жребий нам выпал на этот раз.
  Улыбка медленно сползла с ее лица, и Талия лишь молча обняла брата.
  - Ветер с тобой, Сэйто, - буркнула она из-под его руки. - Иди к Ллурху, поговори с ним.
  Сэйто осторожно погладил сестру по волосам.
  - К нему и пойду.
  Талия выпрямилась и схватила тонкими пальцами его лицо.
  - Не бойся ничего. Ты знаешь, я всегда на твоей стороне. - И потом хитро улыбнулась. - А кольца хоть посмотреть можно?
  Сэйто притворно закатил глаза.
  - Ветры всеблагие, женщина! Одно у вас на уме!
  И оба дружно рассмеялись.
  - До храма с тобой дойду, - решила кузина, с любопытством оглядев древние драгоценности. - А там по лавкам похожу. Я должна первой знать.
  - Кто, как не ты, - пожал плечами Сэйто, надевая богато расшитый камзол. - Одна ты у меня и есть, Талия. С самого детства.
  - Если б ты не был таким злюкой, - шутливо хлопнула она его по плечу, - завел бы друзей побольше.
  - Если б силы были, друзья бы сами прибились, - раздражено парировал таймэ.
  - Тебе не кажется, что друзей не за силу любят? - Отмахнулась Талия.
  Это был их давний спор, способ отвлечься от тревог, шутливая перебранка, не кончавшаяся никогда.
  - Ладно, идем, если уже на кольца налюбовалась, - дернул плечом Сэйто, будто отсекая перекоры.
  К храму подошли - солнце за полдень повернуло. Талия, как и обещала, по лавкам отправилась, а Сэйто молча вошел под высокие прохладные своды. Сотворил все положенные знаки, затих, никуда не шел, ждал. Знал, что жрец сам к нему выйдет, когда время нужное придет.
  - Быстро же ты пришел, Сэйто, - старый Ллурх не заставил себя ждать.
  Юноша поклонился по обычаю.
  - Так это правда? - Спросил он, все еще надеясь, что жрец ошибся и сейчас отменит страшный приговор.
  - Пойдем, поговорим, мальчик, - спокойно улыбнулся старик и похлопал его по плечу. - Все не так плохо, как тебе кажется сейчас.
  Комната жреца была уютной и какой-то обжитой.
  Ллурх одним движением кисти зажег светильники, только длинные занавески качнулись, налил травяного отвара им обоим, присел напротив за тяжелым деревянным столом.
  - А ведь я знал, что твой отец выберет тебя, - усмехнулся он. - Дамиран в последние годы становится предсказуемым.
  Сэйто поднял на жреца больные глаза.
  - Будто мне в жизни горестей не хватало, так еще и это. Зачем ты такое придумал, Ллурх?
  - Так ведь не мне это решать. И не тебе. Думаешь, шкатулку эту легко достать? Ветры ее и принесли. На алтарном камне явили. Так и происходит с начала времен. Кольца Ветры дают, они же их и забирают после того, как их избранники отойдут из этого мира. И хранят их тоже они. Не я вашу семью выбрал. Всё Ветры.
  Сэйто лишь горестно вздохнул.
  - Да ты не расстраивайся раньше времени, - понимающе улыбнулся старец. - Не унывай и жену ищи. Месяц всего у тебя есть, а иначе сила всех таймэ пропадать станет.
  Сэйто усмехнулся.
  - Ходить и девицам людским брак предлагать? Позора мне мало за всю жизнь было, видно.
  - Отчего же каждой предлагать? - И Ллурх сделал глоток отвара, пододвинув вторую чашку юноше. - Одна лишь у тебя невеста. И Ветры сами ее избрали. Отмечена она их печатью. Найдешь печать - найдешь и жену. И не печалься. Все к лучшему.
  Злая усмешка искривила губы Сэйто.
  - Зря, видно, я родился. Всем помеха. А теперь еще и смеяться будут. Да и девчонка ни в чем не виновата. Ей-то каково будет? У меня сил не станет защищать ее ото всех!
  Старый жрец понимающе улыбнулся.
  - Делай, как должно, Сэйто. А другого я тебе пока не скажу. Невесту только отыскать поторопись.
  И поднялся, давая понять, что у него еще много дел.
   
  ***
  Время текло своим чередом, вот уж и осень потихоньку начиналась. Еще стояли теплые дни, но по утрам в воздухе чувствовалось присутствие предстоящих холодов. Листья едва-едва начинали алеть, и порывистый ветер заставлял поселян кутаться плотнее.
  - Что-то ветры нынче разошлись, - причитала старая бабка Амирэн на печи, жалостливо поглядывая на внучку. - Уж спасу никакого нет - дуют и дуют. Ты, деточка, дома посиди пока, не ходи за порог. Пусть вон сестры твои бегают - тех чай не снесет, дородные какие удались. Одна ты у нас, что твоя тростиночка... Ох-ох...
  - Да, бабушка, - отвечала Амирен, покорно и тихо управлялась по хозяйству.
  Она бы и сама никуда не ходила, будь ее воля. Ей становилось невмоготу от начинающихся бурь, да домашние дела требовали то одного, то другого, вот и приходилось выбегать на большой двор раз за разом.
  Волосы все не плела, хоть мать и ругалась, да только стыдно было Амирэн за свои шрамы, пусть и не нужна никому, а все же.
  - Амирэн! Давай сюда ведра! - Опять послышался со двора голос Санаи. - Воды в дом занесем, чтоб ввечеру не бегать!
  Девушка покорно вздохнула и схватилась за тяжелые деревянные бадьи.
  Саная велела ей подымать воду из колодца, а сама носила наполненные ведра в дом, наливая большую бочку в сенях.
  Из-за плетеного забора выглянул соседский сын.
  Амирэн всегда почитала его увальнем и лентяем, но девушкой она была вежливой, а потому поздоровалась приветливо, не оставляя работы.
  - Амирэн, а пойдешь со мной вечером на танцы? - Спросил он, пощелкивая семечки. И было ясно, что заглянул он уже с утра в местный винный погребок - щеки покраснели, масляно блестели заплывшие жиром глазки.
  Девушка смутилась.
  - Какие уж тут танцы, не видишь - работы по дому много! Сестра замуж идет, сваты приезжали. На свадьбе и натанцуешься - все одно гулять всем людом будем.
  Она не знала, как еще отвадить надоедливого и нечистоплотного юнца, все отговорки говорила.
  Ее назойливый ухажер перемахнул низенький плетень и вдруг оказался рядом, схватив Амирэн за тонкие запястья.
  - Да что ты все крутишься-вертишься! Кому еще нужна будешь? Меня почитай с честью привечать должна, что я тебе милость своим вниманием оказываю!
  И вдруг потянулся с поцелуями, одурманенный давешним вином и теплой близостью девичьего тела.
  Амирэн от ужаса растерялась. Она не ожидала такого поворота дел, и вместо того, чтобы на помощь позвать, принялась лишь слабо отбиваться от наседающего юнца.
  Подмога пришла внезапно. Тяжелая деревянная ложка опустилась на затылок негоднику. Раз и еще раз.
  - Ах ты, шельмец хмельной! - Без устали била Саная и приговаривала. - Коли хош чего, так сватов шли, развратник! А так руки нечего распускать да девок у меня на подворье портить.
  Бестолковый мальчишка почти не обращал внимания на слабые удары, уворачиваясь, но так и не выпустив Амирэн из рук.
  И вдруг ветер хлестнул, будто плетью, поднял пыль с утоптанной земли.
  Перепуганная неожиданным наступлением соседского сынка, Амирэн и вовсе сжалась в комок. Сейчас ей хотелось одного - бежать и закрыться в доме, чтобы не видеть никого.
  А ветер все усиливался. Начиналась буря. Сорванные листья безумно мелькали, подхваченные плотными потоками воздуха, перед глазами проносились мелкие травинки и камешки. Затем раздался резкий хлопок и все стихло.
  Вот только теперь на подворье стоял незнакомый юноша. Красивый, будто молодой бог, в дорогом синем камзоле, шитом серебряной нитью. И белые его волосы будто плащом укрывали всю спину.
  - Таймэ! - Охнула Саная. - Повелитель ветра!
  И бухнулась на колени, подвывая тихонько, да комкая в руках подол.
  Сэйто брезгливо оглядел представшую перед его глазами сцену, а затем сделал шаг вперед и легко, будто незначительное препятствие, отодвинул незадачливого юнца, так и не отошедшего от Амирэн, со своего пути. Хмельной мальчишка не проронил ни слова и трясся, что твой осиновый лист, а потом и вовсе осел в пыль рядом с Санаей.
  Пришелец подошел к замершей от нахлынувшего ужаса девушке и, взяв ее одной рукой за лицо, повернул голову так, чтобы лучше рассмотреть шею. Сжал губы. Аккуратно провел пальцами по давней вязи шрамов. Вздохнул.
  Амирэн казалось, что еще немного, и ее сердце разорвется от страха. Она забыла, как дышать, а этот незваный гость все стоял перед ней, разглядывая, как товар в рыночный день. Вот и опять ветры ломают ее судьбу. Уж пойдет о ней слава еще пуще прежнего на все поселение! И вдруг все то, что годами копилось в ней: и ее страх, и насмешки людские, и стыд ее - все обернулось ненавистью к этому воплощенному ветру, явившемуся перед ней. Она тяжело задышала и стиснула зубы, чтобы не закричать и не впиться в это красивое лицо, никогда не знавшее шрамов.
  Таймэ вздохнул еще раз, словно принимая решение, а затем отпустил ее, чуть отступил и, достав из кармана дорогое кольцо, надел ей на палец.
  - Быть тебе моей женой, - ровно сказал он.
  Его голос, глубокий и низкий, чуть с хрипотцой, завораживал, и потому Амирэн не сразу поняла, что от нее хотят.
  - Собери с собой, что хочешь. Приду за тобой вечером. - А затем обвел взглядом небогатое подворье и его обитателей, трясшихся в дорожной грязи. - В поля иди, - вздохнул он. - Там встречу.
  И исчез, будто его и не было вовсе.
  Амирэн выдохнула, закрыла лицо руками и вдруг ощутила тяжесть кольца - ненужного подарка, которого она не просила. Стала срывать с пальца древнее золото. И не смогла. Кольцо сидело, как влитое, не мешало, но и с пальца сходить не хотело. Девушка стала тянуть сильней и сильней, волосы растрепались, по пунцовым щекам текли слезы.
  И вдруг ощутила теплые объятья матери.
  - Ой, накликал беду сказитель! - Причитала она. - Нарассказывал!
  Всполошилось все поселение. Не верили, переговаривались, руками размахивали, девки голосили, парни языками цокали. Одна Амирэн сидела, сама не своя. Ни делать ничего не могла, ни думать. В голове пусто было, словно ветер прошелся. "Так он и прошелся!" - Сверкала мысль, и девушка снова погружалась в печаль. Она не могла представить себе другой жизни, чем та, что была знакома с самого детства. А теперь как? Будет ли ветер добр? А не будет! Ветры всегда к ней злы были... И Амирэн печалилась пуще прежнего да все молчала. Вот бы сказитель повесть тогда до конца довел, знать бы чем все обернется... А так!..
  Мать охала и заливалась слезами, дочь на повозку сажая. Хоть и за таймэ идет, а приданое по обычаю собрать надобно!
  Провожали, как в последний путь.
  Вечерело, как Амирэн за поселение выехала да в полях очутилась. Ночь опускалась медленно, но ей было, о чем подумать. А вскоре стало и холодать. Девушка достала теплую шаль, раскрыв один из баулов, и обернула плечи. Стало совсем темно.
  - Ну, где же ты? - Прошептала она в разливавшуюся ночь.
  Но ни один листочек не колыхнулся. Замерло все. Будто посмеялся над ней ветер, пошутил!
  Так и просидела до самого рассвета на обозе со своим приданым. Не пришел никто.
  Делать было нечего, а к насмешкам Амирэн привыкла. Ехала домой сама не своя, только злость в ней кипела, огнем выжигая душу. И кольцо камнем на пальце лежало, будто заверяя, что не привиделось ей все, как в бреду.
  Пока до дома добралась, как сквозь ад прошла.
  - Глядите, не пришлась девка Ветру по вкусу! - Только и слышалось со всех сторон.
  В дом вошла молча, шаль сбросила да на печи легла. Так до вечера и пролежала. Мать ее и не трогала, только причитала тихонько в углу.
  - Горюшко-то какое! Горюшко!..
   
  ***
  - Входи! - Сказал Дамиран, услышав стук в дверь.
  Его младший сын зашел и коротко поклонился.
  - Как успехи, Сэйто? - Нахмурился он. Завтра истекал срок, отмеренный жрецом, и ему очень не хотелось лишиться своей силы.
  - Отец, я нашел девушку. И с Ллурхом поговорил - ему к завтрашней церемонии готовиться надо, просил пока не беспокоить.
  - Так где же невеста твоя? - Все еще был недоволен Дамиран. - Нам всем любопытно!
  - Вечером заберу, - буркнул Сэйто. - Подумал, может вы подготовиться ко встрече хотите?
  - Да что там готовиться! Поздороваюсь - и ладно, будет с нее. У нее задача одна - не дать нашей силе истаять. А до всего остального мне дела нет. - А затем добавил, глядя на холодное лицо сына. - Ладно, ступай. У тебя еще заботы есть.
  Сэйто шел в свои покои и думал о том, что отец и к его будущей жене будет жесток. И уже заранее жалел ее. Девчонка была хороша - совсем не похожа на остальных поселянок. И печать ветров лежала на ее шее изумительной вязью! Длинные черные волосы, белая кожа, будто она редко даже из дому выходила. Лицо красивое! А вот фигуру он сквозь тяжелый лен сорочек и не разглядел вовсе.
  - Ну, и где твоя невеста? - Задорно спросила кузина, едва он захлопнул дверь.
  Ей было разрешено появляться в его покоях, когда вздумается. И вообще Сэйто многое бы простил Талии, ведь это только благодаря ее дружбе он не сошел сума за все прожитые годы.
  - Дома у себя, где ж ей еще быть? - Пожал плечами он.
  - Сэйто, ты что! Или передумал?
  - Время ей дал - попрощаться. Все-таки навсегда заберу. Вечером увидишь, подожди еще немного.
  - Хороша? - Не унималась Талия.
  - Сама поглядишь, - отмахнулся юноша.
  - Значит, хороша, раз не говоришь ничего, - усмехнулась кузина. - А зовут хоть как?
  Сэйто опешил. Он как-то не подумал вообще спросить ее имя. Только увидел печать, что ветры на ее теле оставили, так сразу тревога его покинула - нашел! А имя?.. Да что там имя!..
  Талия глядела на него, раскрыв глаза.
  - Бедная девочка! - Покачала она головой, наконец. - И что она о тебе подумала? Пришел, покомандовал, а имени и не спросил!
  - Не зря же Дамиран мой отец! - Огрызнулся Сэйто, сейчас злившийся на самого себя. - У него и научился обхождению!
  Талия осторожно погладила его по лицу, успокаивая.
  - Ну, не расстраивайся. Еще будет время. И не наговаривай на себя. Ты не такой! - А затем легко поцеловала в щеку. - Иди, поспи хоть чуть-чуть. Завтра день тяжелый будет, а для тебя еще этот не закончился. Вечером невесту свою заберешь, а я позже приду. Любопытно мне. - И улыбнулась. - А сейчас домой отправлюсь, родители знак прислали.
  Сэйто только вздохнул, но совету кузины последовал.
  Когда проснулся - солнце уже садилось. Пора.
  - Куда-то собрался, брат? - Насмешливый голос Тайвина прозвучал от двери.
  Его старшие братья пришли вдвоем. Оба навеселе, оба улыбаются.
  Но Сэйто так хорошо знал, что этим улыбкам верить нельзя.
  - Не ваше дело! - Огрызнулся он.
  - А это не тебе решать, - хищно ухмыльнулся Гавэйн. - Мы вот подумали, что как раз наше это дело. Помочь брату решили. А ты сразу грубостью отвечаешь.
  И стройный таймэ повел пальцами, запечатывая дверь.
  - Сегодня мне некогда играть в ваши игры, братья. - Сказал Сэйто, делая ровным голос и холодным лицо. - Да и отец вряд ли простит вам, если я не успею в срок. - И кривая усмешка изогнула его губы. - Собственно, не только отец... Так что, прочь с дороги!
  - А ты успеешь в срок! - Хихикнул Тайвин. - Только будет все по-нашему, чтоб ты не возгордился, не приведи ветры, отведенной тебе ролью всеобщего спасителя. И не думай, что твоя женитьба спасет тебя хоть от чего-нибудь или сделает твою жизнь легче.
  - И мы решили преподать тебе урок, чтобы ты не забывал о своих старших братьях, - завершил Гавэйн, и хлесткий удар ветра, как острый нож, оставил на скуле Сэйто глубокий порез.
  Юноша знал, что теперь слова были бесполезны, а потому лишь молча выставил щит из мерцающего воздуха, хоть и прекрасно ведал - с ним обоими он тягаться не сможет. Один на один - да, шанс бы еще был. Так - нет. Но сдаваться он не собирался.
  Братья усилили натиск. По комнате летали поднятые бурей стулья и разные мелкие предметы, и Сэйто было очень трудно отбиваться от этого кружащегося хаоса, хоть он и старался.
  Еще порез. И яркие капли крови забрызгали дорогой камзол.
  Миг - и еще одна рана.
  Казалось, это продолжается целую вечность.
  Когда Гавэйн и Тайвин уходили, комната была перемолота, будто рукой безумного великана, а окровавленный Сэйто, потерявший сознание от резкого удара в висок очередной кружащейся безделушки, лежал на полу, как изломанная кукла.
  Талия, вернувшаяся рано утром, не могла поверить своим глазам.
  Ее шатающийся брат с трудом поднялся на ноги.
  - О, Сэйто! Как они могли! Я пойду к Дамирану!
  - Не думаю, что он не был в курсе, - прокряхтел хозяин комнаты, пытаясь натянуть один из чудом уцелевших камзолов поверх окровавленной рубашки.
  - Ветры! Но как ты пойдешь на церемонию с таким лицом! - Воскликнула Талия. - Не нужно мне было вчера уходить!
  Сэйто замер на месте.
  - Она ведь должна была вечером уйти из поселения. А я ее не встретил, как обещал! - Прошептал он, а затем отбросил камзол, понимая всю тщетность попыток, и резко взмахнул рукой, исчезая из комнаты.
  Талия всплеснула руками.
  - Вот неразумный! Ну, что ты будешь делать!
  И принялась наводить порядок, заставляя разбросанные предметы аккуратно ложиться на свои места. Хоть это она могла сделать для своего брата, которому сейчас и так было нелегко.
   
  ***
  Разъяренный Сэйто оказался на знакомом подворье. И хоть злился он все больше на себя, но дела это не меняло.
  Закутанная в платки Саная, лишь увидев окровавленного таймэ, заголосила, завыла, побросав все, что держала в руках.
  - Где она?! - Рявкнул Сэйто, словно отсекая все горькие причитания.
  - Так в доме, господин! - Всхлипнула Саная, которой сейчас было безумно страшно.
  Откуда он такой, весь в ранах?
  - Пусть идет!
  - Так не выйдет она, лежит! - Пискнула Саная. - Как поутру вернулась с полей на обозе с приданым, как по поселению проехала, так и слегла! Позор-то какой!
  Сэйто лишь брезгливо дернул плечом и отвернулся от дурной бабы, глядевшей на него с жалостью вперемешку с ужасом, рывком распахнул дверь, проходя в дом.
  Амирэн не обернулась на звук, только зябко шаль поправила. Так и лежала, в стену глядя, да безгласно свое горе оплакивая.
  - Поднимайся! - Тихо сказал Сэйто.
  Но девушка молчала, никак не реагируя на его слова.
  Ноздри таймэ раздулись, заходили желваки на скулах. В его голове уже сложился план, и времени было очень мало. Упустит момент - и свой последний шанс потеряет. Нутром чуял - спешить надо.
  Вот только вся беда была в том, что с детства был он замкнут и нелюдим, и с юными девушками говорить не больно-то обучен.
  Хлопнула дверь, впуская в горницу запыхавшуюся Санаю.
  - Как ее зовут? - Обернулся Сэйто.
  Саная охнула, прикрыв руками рот.
  Так и не получив ответа, таймэ от нахлынувшей ярости сузил глаза. А чего он еще хотел от неразумных человечек? И решил все по-своему.
  Резко подхватив безвольную девчонку на руки, шагнул из избы.
  Амирэн и понять ничего не успела, только вой матери услышала: "Куда? На погибель забираешь!" - как вокруг тугими петлями закружились ветры, и не стало теперь ни дома ее, ни поселения, только высокие каменные своды над головой.
  Таймэ поставил ее на ноги и развернул лицом к себе, больно держа за плечи.
  - Скажу тебе один раз! - Яростно выдохнул он. - Хочешь жить, молчи и делай, что велю! - И лицо его было красивым и злым. Как нож.
  Амирэн испугалась и не нашлась, что ответить. Она начала дрожать от страха и от холода - босая, в одной длинной сорочке. Волосы вот только спину укрывали.
  - О, ветры! - Простонал Сэйто. - Да за что мне все это?
  Из-за массивных дверей доносился тяжелый гул голосов, и он очень боялся не успеть.
  - Ллурх! - Крикнул он в пустоту храма. - Ллурх!
  - Чего шум разводишь? - Старый жрец появился внезапно. - О, ветры! Сэйто! Что это с вами обоими?
  - А то ты не знаешь, что творится у нас в доме! - Буркнул мальчишка.
  Старик усмехнулся, глядя на босую невесту и окровавленного жениха.
  - Защищаешься, как можешь? - Усмехнулся он.
  - Выхода нет! - Отрезал Сэйто. - Давай начинать.
  И, повернувшись к перепуганной насмерть девчонке, осторожно снял с ее пальца массивное кольцо, положив в шкатулку, которую принес Ллурх. А затем потянул невесту за собой, к открывавшейся двери из храма.
  Амирэн плохо помнила саму церемонию, все было, как в тумане. Знала только, что сотни глаз смотрят на нее и ее нелюдимого жениха. И в голове билась лишь одна мысль: как она станет жить с ним, таким недобрым и колким? Каменные ступени холодили ноги, и к концу обряда она совсем окоченела и не могла думать вообще ни о чем. Жрец надел им обоим кольца, что-то еще говорил, но все плыло, как в тумане. До нее доносились лишь обрывки фраз.
  - Жизнь их обоих - залог вашей силы!..
  - Ветры благоволят!..
  А потом на грани слышимости.
  - А ты, Дамиран, выставил себя дураком, теперь все будут знать...
  Были еще слова, какие-то поздравления - холодные и липкие, как и всё здесь. И Амирэн хотелось только одного - забиться в какой-нибудь уголок и прекратить этот дурной сон. Но ее нареченный не оставлял ее ни на секунду, крепко держа теплыми пальцами под локоть. Амирэн бы упала, если бы не его рука.
  А потом она оказалась в роскошных комнатах. Повсюду шелка и мягкие ковры, цветы в высоких вазах, изящная мебель и ой, как много места вокруг!
  Муж (какое странное слово!) отпустил, наконец, ее руку, и Амирэн в изнеможении прислонилась к стене у входа, лишь бы не упасть.
  Таймэ устало вздохнул, а затем приподнял тонкими пальцами ее лицо, заставляя смотреть себе в глаза.
  - Звать-то тебя как, жена? - Мягко усмехнулся он.
  - Амирэн!.. - Едва прошептала девушка и попыталась опустить голову, но он не позволил.
  - Меня зови Сэйто, - ровно сказал, а затем добавил. - Из комнат не выходи. Тут делай, что нравится, а в коридор - ни шагу! Поняла меня, Амирэн? - Чуть громче добавил он, когда не услышал ответа.
  Его жена испугано кивнула.
  - Сейчас придут горничные, помогут тебе вымыться и переодеться, поесть принесут, а мне уйти надо на время.
  - Зачем горничные. Я сама все могу, - прошептала Амирэн.
  - Не положено тебе самой теперь, - хмыкнул Сэйто и вышел, затворив дверь.
  Амирэн осела на пол и слезы потекли по ее щекам. Она закрыла лицо руками и вдруг разрыдалась. Что ждет ее? Ветры-ветры!.. Зачем вы так?!.
  Кто-то присел рядом с ней и осторожно отвел руки от лица. На Амирэн смотрела настоящая царевна! Тонкое бело лицо, темные волосы уложены роскошной короной вокруг головы, дорогое платье, затканное золотом...
  А потом гостья улыбнулась.
  - Не солгал Сэйто, хороша! Ну, давай знакомиться, сестра!
  Если бы Амирэн могла, вжалась бы в стену еще сильней.
  - Да ты не бойся, - тихо и по-доброму сказала царевна. - Тебе меня бояться не надо. Других надо. Меня - нет. - И мягко улыбнулась. - Ну, поднимайся, чего на полу сидеть?
  Талия позвала служанок, помогла девушке выкупаться и переодеться, а затем присела с ней за стол, уставленный дорогим фарфором и хрусталем.
  - Мясо возьми, - командовала она, - удалось оно сегодня особенно. Дай, вина еще подолью...
  Юная таймэ распоряжалась так непринужденно, что это походило, скорее, на просьбы, чем на прямые приказы, но Амирэн вдруг засмущалась и покраснела.
  - Не умею я все это, - едва кивнула она на вычурно сервированный стол.
  Талия остановилась и внимательно посмотрела на гостью. Вздохнула.
  - А тебе и не надо, - пожала плечами она. - Буду приходить - научишься всему потихоньку. А сейчас - ешь, как знаешь. Все равно никто не видит. - И ободряюще улыбнулась.
  Амирэн подняла на нее тревожные глаза.
  - Я... Я не могу... - И расплакалась.
  - Ну, что ты! - Принялась утешать ее Талия. - Все не так уж и плохо. Вот погляди - в роскоши жить станешь. Дом Дамирана знатный и сильный. Да и муж тебе хороший достался, добрый...
  - Не видела я за ним доброты, - всхлипнула девушка. - Даже имя его узнала, как жрец на палец кольцо надел.
  - К-хм... - Прокашлялась Талия. - Ну... Ну, это же мужчины! - Нашла выход она. - Просто Сэйто тяжело сходится с теми, кто его окружает. Но ты его не вини. Жизнь у него не райская была. Да что там говорить, сама все узнаешь. Придется ему. А я говорить ничего не буду, ваше это дело. - И Талия протянула своей новой кузине румяный пирожок.
   
  ***
  Ночью Сэйто не пришел. Не явился он и на следующее утро. Амирэн, не привыкшая сидеть без дела, встала рано. Томилась весь день. А под вечер ее взяла тоска. Что ей наряды да шелк простыней, коли придется ей, как пленнице, просидеть в заточении комнаты всю свою жизнь?
  На вторую ночь пришел. Все больше молчал. Амирэн глаза отводила, пока рубашку домашнюю надевал. Да только сколько глаз не отводи, а все равно заметила мужнину красоту. Покраснела. А он и пальцем к ней не притронулся, лег в постели рядом, да сразу же и заснул. Дышал ровно, а Амирэн все смотрела на его тонкое лицо, на рассыпавшиеся по подушкам белые волосы, на подживающий порез у брови. Ее раны так быстро бы не зажили!.. А вскоре сон сморил и ее. Когда проснулась, Сэйто уже исчез, опять оставив ее одну.
  Амирэн тихонько плакала.
  Она не знала, почему он выбрал ее женой, не понимала, что ей следует делать теперь и как поступать. Кутала в шелка плечи и шею. Кто ж без брезгливости на такое смотреть станет? Вот видно и мужу ее противно.
  А потом в комнатах появилась Талия.
  Амирэн обрадовалась - все же поговорить хоть есть с кем, а не думу думать горькую.
  - Одевайся! - Улыбнулась ее новая сестра. - В гости пойдем. Мои родители увидеть тебя хотят.
  - Сэйто не велел никуда из комнат выходить, - тихо ответила девушка, хоть ей и хотелось принять предложение новой подруги.
  - Так то сама! А со мной можно!
  - Не знаю, вдруг ругать станет... - Протянула Амирэн.
  - Да не станет. Скажу - я придумала. А теперь давай, одевайся.
  - Так я одета! - Удивилась девушка.
  - А!.. - Словно вспомнила юная таймэ. - Иногда я забываю, что ты не из нашего рода. Совсем на человечку не похожа.
  Амирэн смутилась. Ей вдруг стало обидно за свою семью, но сказать было нечего. Дома ее не любили. Да видно, не полюбят и здесь.
  - На каждый случай свой наряд, - щебетала Талия, доставая новое платье. - Потихоньку привыкнешь, а пока я помогу. - И она хлопнула в ладоши, призывая служанок.
  Амирэн было непривычно, что кто-то ее одевает, словно малое дитя. Но делать было нечего. Она понимала - везде свои порядки.
  А потом Талия взяла ее за руку, взвились тугие ветры, и вот они уже стоят в другом доме.
  Никогда ей не стать такой, как повелители ветров! Но затем новые лица и новые знакомства заставили ее отвлечься, забыть обо всем. У Талии была хорошая семья, веселая. И было видно, что ее мать и отец любят друг друга, не смотря на годы, проведенные вместе.
  Отец и мать Амирэн все больше грызлись да соседям кости перемывали...
  А под конец вечера девушка и вовсе перестала сильно смущаться, согретая теплом этого дома. Этот день ей понравился.
  Вот только когда вернулись, все ее настроение сразу пропало.
  Их ждал разъяренный Сэйто.
  - Убью! - Прошипел он, и Талия с трудом утянула его за рукав в другую комнату.
  Амирэн сжалась в комок. Сердцем чуяла, не надо было уходить сегодня.
  - Да ты хоть понимаешь, что могло случиться?! - Доносился до нее голос мужа сквозь закрытую дверь.
  - Она со мной была! - Тихо ответила Талия. - Родители мои видеть ее захотели. От тебя вежливых визитов вечность пришлось бы ждать. А им интересно! Или прикажешь мне отказом отцу отвечать?
  Сэйто присел на краешек оттоманки и подпер голову руками. Длинные волосы упали ему на лицо.
  - Я чуть с ума не сошел, когда вернулся и увидел, что ее нет. Думал, братья опять шутить вздумали. А ты знаешь их шутки, сестра.
  Талия подошла и осторожно погладила его по волосам.
  - Они не посмеют причинить ей вред, все слышали, что Ветры через жреца повелели.
  Сэйто поднял на нее больные глаза.
  - Убить не убьют, а вот остальное... Она и так напугана. Мне ее не защитить...
  - Так и не волнуйся тогда! - Отрезала девушка. - Пусть будет, как будет. А жене время удели. Что она сидит одна в четырех стенах. Придумай что-нибудь! Все ж вам жить вместе. Хоть поговори с ней, герой-любовник!
  И Талия, топнув ножкой, растворилась в воздухе, только теплым воздухом повеяло.
  Сэйто вздохнул. В чем-то она была права. Да и старый Ллурх сегодня спросил, отчего не проводит с женой время. И как догадался? Ветры что ли поведали?..
  Но что с ней делать? О чем говорить? Отец недвусмысленно выразил свою волю, и Сэйто повиновался, ибо ему было нечего противопоставить словам Дамирана. Требование-то он выполнил - женился на девушке из рода людского. А что дальше?.. Никто не подумал о том, что ему с ней жить... И что жизнь его изменится раз и навсегда. А она?..
  Сэйто неторопливо встал, пригладил волосы и вышел к жене.
  Амирэн сжалась в комочек на стуле, виновато опустив голову. Юноше стало ее жаль, но она должна научиться слушаться. А иначе!.. Он и сам не мог сказать, что будет иначе, но на хорошее надеяться не приходилось.
  Сэйто присел рядом с ней.
  - Амирэн, если ты не будешь делать, как велю, я не ручаюсь за твою жизнь.
  - Прости, я должна была остаться, - прошептала она. - Но Талия...
  - Талия - это лучшее, что могло с тобой произойти, - перебил он девчонку. - Я не хочу думать о том, что какой-то миловидный таймэ придет, нарассказывает тебе с три короба, и ты пойдешь с ним, нарушив мой запрет. Я не желаю беспокоиться еще и об этом!
  - Почему? - С робкой надеждой спросила Амирэн.
  - Ты моя жена, - пожал плечами Сэйто. - Законы чести велят мне заботиться о тебе.
  Девушка сникла. Не такого она ожидала ответа!
  И тут же мысленно обругала сама себя. А чего она ждала? Любви? Так ее не будет! А будет только этот холодный и чужой незнакомец.
  - Прошу тебя, делай, что я говорю. - Отстранённо сказал Сэйто. - Так будет легче нам обоим.
  Он побарабанил пальцами по массивной столешнице.
  - Мы должны найти тебе занятие. Не сидеть же тебе и впрямь в четырех стенах всю жизнь. Я поговорю с Талией. Если ты ей приглянулась, возможно, это и к лучшему. По крайней мере, с ней ты будешь в относительной безопасности.
  Амирэн молчала. Да и что она могла сказать на его слова?
  - Ну, да ладно. - Вздохнул Сэйто на молчание жены. - Завтра подумаем. А теперь уже поздно, пойдем спать.
  И легко поднялся.
  Амирэн замерла, как затравленный зверек. С одной стороны она ждала этого вот уже несколько ночей подряд. Но теперь, когда ее муж так легко начал такой разговор, она испугалась и поняла, что совсем не готова разделить с ним ложе.
  Сэйто обернулся, и его волосы взметнулись снежной волной.
  - Идешь?..
  Девушка покорно встала и поплелась вслед за ним, но когда она вошла в опочивальню, ее лицо пылало, что твой маков цвет.
  Ее муж неторопливо раздевался, и по малейшему движению его пальцев вещи сами ложились на свои места.
  Амирэн прижала руки к груди, не зная, как себя вести.
  - Так и будешь стоять у двери? - Буркнул Сэйто, натягивая через голову легкую домашнюю рубашку.
  Девушка пошевелилась, сделала шаг.
  Таймэ перекинул мешавшие волосы через плечо и поглядел на свою жену.
  - Если ты думаешь, что я наброшусь на тебя, как голодный зверь, то ошибаешься, - кривая усмешка исказила его красивое лицо.
  Амирэн покраснела еще сильней.
  - Я... - Прошептала она. - Это ведь твое право.
  Сэйто презрительно хмыкнул.
  - Ложись спать!
  И юркнул в кровать, повернувшись к ней спиной.
  Да только его жена стояла, не зная, куда себя деть от стыда. Да с чего она вообще решила, что такой, как он, ее захочет? Бестолковую, обезображенную шрамами и страшно некрасивую, ведь всю жизнь он видел утонченных и изящных девушек таймэ, обладающих прекрасными манерами и умеющих себя вести. Амирэн почувствовала себя жалкой деревенщиной, и слезы покатились по ее щекам.
  Она закусила губу, чтобы не всхлипывать, но рыдания душили ее все сильней.
  - Теперь что? - Пробормотал Сэйто из-под одеяла.
  - Я... - Едва слышно начала она и снова всхлипнула. - Зачем ты взял меня в жены, повелитель ветра? Зачем тебе такая неумеха, как я? - И ее рыдания стали сильней. - Я ведь не могу так, как вы!.. Мое дело прясть да простыни полоскать! А ты вон какой!.. На что я тебе сдалась?!.
  Таймэ повернулся и поглядел на плачущую девушку.
  - А ведь и правда? На что ты мне? - Чуть насмешливо хмыкнул он и кривовато улыбнулся. - Веришь - и сам не знаю.
  Он решил быть с ней честным. Хотя бы этого она заслуживала.
  Амирэн оцепенела и прижала ладошки ко рту, едва не ахнув от ужаса, замешанного на изумлении.
  Ее муж встал и подошел к ней, осторожно отведя ее пальцы, и прикоснулся к обезображенной шее.
  - Наверное, из-за этого, - еще раз едва обозначил улыбку он.
  - Из-за уродства? - Амирэн не знала, что сказать еще.
  - Какое же это уродство? - Удивился Сэйто. - Это печать Ветров! Знак на тебе, что Ветрами ты суждена одному из нас. Выбор пал на наш дом. - Пожал он плечами. - Отец мне велел древнее пророчество исполнить.
  Амирэн стояла ни жива ни мертва и слезы катились по ее щекам.
  - Так значит, ты по принуждению на мне женился? - Прошептала она. - А как жить-то станем?
  - А так и станем, - хмыкнул Сэйто. - Ложись иди. День завтра тяжелый - Ветры что-то в последнее время недовольны, бури насылают. Мне отдохнуть надо. А там видно будет. Слушайся меня только - одного прошу. А если собралась куда, хоть слово скажи. Понимаю, что чужой я тебе, вот только связаны мы с тобой теперь навсегда.
  И стройный таймэ снова юркнул в постель. Амирэн поплелась вслед за ним. Ее будущее стало еще темней после таких слов. Она лежала рядом с мирно сопящим мужем, и злые мысли проносились в голове, пока ее не сморил тяжелый сон.
   
  ***
  Сэйто отчего-то проснулся в хорошем расположении духа. То ли вчерашний разговор стал тому причиной, то ли крепкий сон - впервые за очень долгое время. Теперь, когда Амирэн была здесь, существовала хоть малая, но вероятность, что их оставят в покое. Тем более, после слов жреца на свадебной церемонии. Он тихо разглядывал лицо своей еще спящей жены и улыбался сам себе. Вон как - натянула одеяло до самого подбородка, а ведь он и пальцем к ней не прикоснулся за все это время. Чего бояться было? Да и какой ему прок брать ее силой?.. Но она так мило краснела, когда он при ней даже рубашку менял. Таймэ усмехнулся, осторожно поправив спутавшуюся прядь ее волос, и удивился - таким они были шелковистыми и мягкими. Высокие скулы, брови вразлет, чуть припухшие ото сна губы цвета спелой малины. О да, его жена была хороша!
  И вдруг Амирэн открыла глаза. Она молча уставилась на Сэйто, нависшего над ней, и румянец залил бледную кожу ее щек. Она пискнула и зажмурилась.
  Таймэ вздохнул. Не страх он хотел бы видеть в ее изумительных сапфировых глазах. Далеко не страх. Но тут же одернул сам себя. Да что он вообще себе думает? Забрал девушку от родной семьи, привел в незнакомый дом. Ей здесь все непривычно. Конечно, она боится, ведь не знает, чего ожидать не только от него, но от них всех. А чего стоила сама свадьба? Не лучшее начало. И вдруг ему захотелось сделать для нее что-то необычное, чтобы она удивилась, чтобы в ее глазах зажглась радость!
  Сэйто спрыгнул с кровати и начал поспешно одеваться.
  - Доброе утро, Амирэн, - бормотал он, натягивая узкие брюки. - У меня для тебя есть подарок. - В ход пошла рубашка. - Ну, как подарок... - Донесся его голос из-под плотной ткани. - Но тебе понравится! - Наконец показалось его улыбающееся лицо. - Я сейчас!
  И ее муж исчез в плотном вихре воздуха, только волосы взметнулись.
  Амирэн прижала руки к пылающему лицу. Она видела, какими глазами муж смотрел на нее утром. И это было совсем не обыденное любопытство. Она прекрасно понимала, что когда-то наступит день, когда им придется разделить ложе, но готова она не была. Совсем.
  О, да! Ее муж был красив, безумно красив. А уж по сравнению с парнями из поселения вообще выглядел, как молодой бог. Но одной красоты ведь мало! С лица воду не пить...
  Она вздохнула и осторожно опустила ноги с кровати, ощутив ступнями мягкий пушистый ковер. В ее доме полы были выстелены соломой...
  Но времени поразмышлять об этом у нее не осталось. Ветер взметнул ее волосы, появился Сэйто.
  - Одевайся! - Широко и открыто улыбнулся он и бросил ей в руки увесистый сверток.
  Амирэн охнула, но поймала перевязанную лентой ткань.
  Она осторожно развернула принесенное, и ей на колени легли теплая рубашка, плотные брюки и длинный шерстяной плащ.
  - Негоже девушке мужскую одежду надевать! - Нахмурилась она, поддевая тонкими пальцами штаны.
  - Но ведь жена должна выполнять волю мужа, - с ехидной усмешкой бросил Сэйто. - Так что!.. Приступай!..
  - Отвернись, - едва слышно сказала Амирэн и опять покраснела.
  - Когда-то тебе все равно придется, - хмыкнул Сэйто, но выполнил ее желание.
  Девушка торопливо натянула одежду, оказавшуюся на удивление ей впору. Вот только низкий ворот рубашки, скрепленный шелковыми тесемками, не скрывал ее изувеченной шеи, и она судорожно думала, как бы сделать так, чтобы длинные волосы не сильно цеплялись за теплый плащ.
  Таймэ обернулся на доносящееся пыхтение.
  - А волосы собери, мешать только будут, - серьезно сказал он.
  - Но шея!..- Совсем расстроилась Амирэн.
  Сэйто подошел к ней и осторожно отвел длинные пряди волос ей за спину, а затем провел рукой по изумительной вязи печати ветров. Кожа была гладкой, но узор отчетливо проступал, и изящные завитки цвета густеющей крови легко ложились под пальцы.
  - Все же волосы собери, - мягко сказал он, едва обозначив улыбку, и протянул Амирэн ладонь, когда она заплела тугую косу. - Придется немного прогуляться. - Задорно сообщил Сэйто, и ветры взметнулись вокруг них плотным покрывалом.
  Амирэн с удивлением огляделась. Они были высоко в горах, и девушка обрадовалась предусмотрительности мужа - в платье она и впрямь бы здесь замерзла. Колючий ветер взметнул их плащи, и она испуганно замерла на месте, не в силах пошевелиться, хотя Сэйто уже бодро шагал к широкому проходу между скалами, уводящему вверх.
  Он оглянулся.
  - Ну же, Амирэн! Идем! Тебе понравится!
  - Я боюсь, когда ветер... - Пробормотала она едва слышно. - Однажды я попала в бурю и это... - Его жена опять прикоснулась к своей шее.
  Сэйто вздохнул и вернулся, взяв ее за холодеющую ладонь. Его пальцы были теплыми и уютными.
  - Теперь тебе нечего бояться, - улыбнулся он. - Я ведь с тобой. Поверь, я могу усмирить ветер, но сейчас не буду этого делать. Но ты сама все увидишь! Пойдем же скорей! - И потянул ее вперед.
  Шли долго, поднимались еще выше в горы. Амирэн то и дело спотыкалась - снег ложился под ноги и жгучий ветер обжигал лицо, заставляя слезы выступать на глазах. Она замерзла, а вот Сэйто, казалось, холод был нипочем. Его рука оставалась все такой же теплой.
  - Но вы ведь путешествуете, куда хотите, - выдохнула она сквозь заледеневшие губы. - Почему мы должны идти так далеко?
  - Здесь нельзя, - ответил он, чуть обернувшись. - Потерпи еще чуть-чуть, мы почти пришли.
  А затем они протиснулись в очередную расщелину, и Амирэн охнула - такое великолепие открывалось перед ней.
  Казалось, она стояла на самом краю мира, такой безумной была высота этого места. Острый пик с идеально круглым плато на самой вершине в обрамлении изящных каменных арок. Здесь снега не было, ветры выдували все, и потому так хорошо было видно идеальный узор, покрывавший весь каменный круг. Печать ветров. И даже самые маленькие завитки были такими же, как на ее коже. Изумительная, тонкая, будто парящая в воздухе печать приковывала взгляд, манила к себе, будто шептала - лети! Пари в небесах! Танцуй в объятиях ветра!
  И такая красота была вокруг, что просто дух захватывало. Это место словно возносилось над всем миром, белым и сверкающим, как драгоценность. И ветры, свободно гулявшие между легкими, вздымающимися ввысь, к самому небу, арками, танцевали, прикасаясь к ажурной вязи на круглом каменном полу. Внезапная радость затопила сердце Амирэн, и она лишь крепче сжала пальцы Сэйто. Это был драгоценный подарок. Он словно давал ей понять, что не считает ее уродом, как все остальные. Он сравнил ее красоту с красотой этого удивительного места и хотел, чтобы она увидела это тоже.
  - Спасибо! - Едва слышно прошептала Амирэн.
  - И больше не прячь свою шею! - Таймэ развернул жену к себе лицом и серьезно взглянул ей в глаза, а затем откинул капюшон ее плаща и, внезапно наклонившись, легко прикоснулся губами к тонкой вязи на гладкой коже, оставленной древними ветрами, как знак, что она будет принадлежать лишь ему одному.
  Тепло разлилось по телу Амирэн. Она сама не понимала, что с ней происходит, но прикосновения Сэйто были такими нежными и осторожными, и сейчас ей не хотелось, чтобы он останавливался. Она задышала глубже, вцепившись в его плащ, и чуть выгнулась ему навстречу, ощущая его горячие руки даже сквозь одежду. Губы Сэйто становились все настойчивей, и жаркая волна окатила Амирэн с головы до ног, заставив ее едва слышно застонать. Таймэ лишь крепче прижал жену к себе и чуть прикусил ее многострадальную шею. Амирэн вздрогнула и распахнула глаза, испугавшись того, что они творят. Сэйто с легким вздохом сожаления отстранился.
  Его жена стояла, что твой маков цвет. Ее пальцы, судорожно сжимавшие его плащ, слегка подрагивали. Она отвела глаза.
  - Прости, - прошептал он и вернул ее капюшон на место. - Я не должен был... - А затем потянул ее за руку туда, где вовсю бушевали ветры, лаская древнюю печать, глубоко въевшуюся в плоть камня. - Пойдем.
  - А можно?
  - Отчего нельзя? Поприветствуй Ветры, ты ведь теперь часть нашей семьи. - Тепло улыбнулся Сэйто. - Сюда приходят все таймэ, когда в их жизни наступают перемены или нелегкие времена. Или когда просто необходимо подумать, попросить у ветров совета. Тут тревоги отступают.
  - Но я ведь не таймэ! - Прошептала Амирэн.
  - Ты - моя жена! - Серьезно сказал Сэйто и вступил с нею в круг.
  И вдруг ветры затихли, буря улеглась, и на них повеяло мягким теплом будущей весны.
  Амирэн охнула, так неожиданно это было, а Сэйто задорно рассмеялся.
  - Ветры приняли тебя! - И подхватив на руки, легко закружил. - Но ты ведь их избранница! - Опять улыбнулся он, аккуратно возвращая ее на землю. - Но нам уже пора, середина дня давно минула, к вечеру только вернемся.
  - А можно еще когда-нибудь сюда прийти? - Спросила Амирэн. - Красиво здесь очень. И спокойно отчего-то.
  - Конечно, можно. Когда пожелаешь, - ответил Сэйто и потянул ее за собой.
  Вернулись - уже опускалась ночь.
  Дома царил настоящий переполох. Ветры выли, словно с ума сошли, бушевала буря.
  Амирэн обмерла от ужаса. Она едва стояла на ногах, и, казалось, если бы не таймэ, крепко прижавший ее к себе, ветры унесли бы ее прочь как когда-то давно.
  - Господин, ваш отец и братья уже в храме! - Слуга выбежал им навстречу, придерживая полы кафтана и сгибаясь под сумасшедшими порывами разошедшейся бури, пытаясь перекричать вой ветра. - Жрец собирает всех таймэ, поторопитесь, остались только мы! Буря крепчает.
  - Сэйто! - Амирен глядела на него полными ужаса глазами.
  - Пойдем, - спокойно ответил ей муж. - Я провожу тебя в дом. Там тебе ничего не грозит. Не бойся.
  - Я!.. - Вцепилась она в его рукав уже на пороге, не в силах сказать, что боится не за себя. Она-то будет сидеть в четырех стенах, а он!..
  - Мне нужно идти. - Сказал таймэ, осторожно отводя ее руки. - Не остановим бурю, пострадают те, у кого нет сил сопротивляться ветрам. И твоя семья в опасности сейчас. Одного прошу: иди в комнаты и из дома ни ногой. Скоро все будет хорошо. - А затем легко поцеловал ее в щеку и, не обернувшись, ушел.
  Амирэн не спала всю ночь, с колотящимся сердцем слушая вой ветра за окном. Вот только не буря пугала ее на этот раз.
  Принесли Сэйто под утро, когда все утихло. Да и многих тогда возвращали вот так. Но что Амирэн до многих, когда ее муж лежит перед ней без памяти, окровавленный, со спутанными волосами.
  Слезы падали ему на лицо, и Сэйто с трудом разлепил опухшие веки. Амирэн аккуратно снимала лохмотья, в которые превратилась его одежда, стараясь не задевать кровоподтеков и ран.
  - Служанок позови, пусть помогут, - едва выдохнул он разбитыми губами.
  - Молчи! - Приказала девчонка. - Сама все! Негоже им тебя таким видеть.
  - Думаешь впервой? - Криво и зло усмехнулся он.
  Амирэн подняла на него гневные глаза, полные слез.
  - Сказала - молчи! Лицо вон какое!
  - Бурю остановили, - вздохнул Сэйто. - А раны что? Раны затянутся назавтра.
  Амирэн недоверчиво взглянула на мужа - видать, хорошо головой приложило - и продолжила свое дело, стирая кровь и собирая его рассыпавшиеся снежные волосы. Таких она ни у кого не видела! Красивые, будто горный снег, и гладкие, как дорогой шелк.
  И вдруг Сэйто с удивлением понял, как приятна ее забота. И от ее тревожного лица и сурово сжатых губ возникало какое-то жгущее чувство в груди. Дышать невозможно было, так заходилось сердце. Таймэ прикрыл воспаленные глаза и отвернулся. Отчего-то ему не хотелось, чтобы она узнала, как тепло и уютно ему сейчас, словно это мгновение должно принадлежать только ему одному, ведь такого с ним не было никогда за всю его долгую жизнь.
   
  ***
  Сэйто уходил часто. У него были свои дела, о которых Амирэн предпочитала не спрашивать. В конце концов, праздное любопытство никого до добра не доводило. Захотел бы - сам рассказал. А так... Что слова пустые говорить?..
  Оставаясь одна, она вышивала, гуляла в роскошном саду. Иногда приходила Талия, и тогда время бежало веселей.
  Вот и сейчас взметнувшийся ветер был кстати. Амирэн очень хотела повидать свою подругу. Для нее это было внове, ведь дома друзей у нее отродясь не водилось.
  Девушка вскочила в радостном предвкушении, но перед ней вдруг оказался темноволосый юноша, разительно похожий на мужа.
  "Брат!" - Пронеслось у Амирэн в голове.
  - Ну, здравствуй, дорогая невестка. - Отчего-то кривовато ухмыльнулся он. - А ведь нас так и не представили! Сэйто очень невежлив! С детства такой!
  Амирэн хотела возразить, что ее беловолосый таймэ совсем другой, но взглянув в злые глаза гостя, решила промолчать. Он внушал ей страх.
  А пришедший юноша продолжал говорить.
  - Мое имя - Гавэйн, - медоточиво сплетал слова гость. - Но я до сих пор не знаю твоего.
  - Амирэн. - Прошептала девушка едва слышно.
  Таймэ шагнул к ней, заставляя отступить и прижаться спиной к стене.
  - Так тихо!.. - Протянул он. - Не говорит ли это о твоей покорности, Амирэн?
  Девушка отвела глаза. Она не знала, как поступить. Таймэ обладали силами, недоступными людям, и даже если она попытается убежать, будет ли это иметь успех? Он настигнет ее в мгновение ока.
  - Что же ты молчишь? - Продолжал усмехаться Гавэйн. - Или слов не знаешь? Впрочем, что с вас взять? Всего лишь жалкие человечки! - Хмыкнул он. - Но тебе повезло! Из хлева попала прямо в хоромы!
  Амирэн покраснела от гнева и стыда.
  - Как мило! - Протянул незваный гость, глядя на ее пунцовые щеки. - А по праву ли ты здесь? Может, и печать ветров сама нарисовала, лишь бы жениха заполучить?
  И Гавэйн сильными пальцами вцепился ей в шею, проводя по коже.
  Амирэн охнула от омерзения. Отчего-то сейчас ей вдруг вспомнились осторожные и нежные прикосновения Сэйто, а то, что происходило теперь, было так отвратительно, будто ее окунули в грязь с головой. Слезы навернулись на глаза, и она стала вырываться из его рук, молча, упрямо. Но таймэ заведомо был сильнее и, казалось, лишь получал какое-то извращенное удовольствие, причиняя ей боль.
  - Убери руки, Гавэйн. - Послышался ледяной, как зимние ветры, голос Сэйто.
  Амирэн чуть не расплакалась от облегчения - ее муж вернулся так вовремя.
  Но упрямый таймэ и не подумал отнять пальцы от горла.
  - А иначе что, Сэйто? - Заявил он, гаденько ухмыляясь.
  - Не посмотрю, что в силе тебе уступаю, - отрезал разъяренный юноша. - Пожалеешь!
  И вдруг по комнате прошелся пробирающий до костей ветер.
  - А давай-ка поглядим! - Еще гаже улыбнулся Гавэйн.
  Сэйто сделал шаг, но тут на его плечо легла тонкая рука.
  - Поглядим, Гавэйн, - мило улыбнулась появившаяся Талия, которая уже не раз становилась свидетелем свар между братьями. Но она всегда была на стороне Сэйто. Вот и сейчас...
  - Мое почтение, милая леди! - Гавэйн, наконец, отпустил свою жертву и едва обозначил поклон новой гостье. - И как вовремя! Отец приглашает вас отобедать с нами. - А затем бросил взгляд на Сэйто. - И тебя с твоей женушкой-дикаркой тоже, - хмыкнул он. - Посмотреть на вас обоих хочет. Говорит - прячешь невестку ото всех. Любопытно.
  Сэйто скрипнул зубами, но возражать не стал. Негоже идти против воли отца.
  Гавэйн еще раз поклонился Талии и исчез, только воздух всколыхнулся.
  Амирэн вдруг расплакалась.
  Талия бросилась утешать подругу, но Сэйто успел первым. Он осторожно обнял плачущую девушку и прижал к себе, гладя ее по рассыпавшимся волосам.
  - Ну, что ты, Амирэн! Все в порядке!
  Талия только диву давалась. Куда подевался ее всегда замкнутый и отстраненный кузен? А ведь он и впрямь испугался за свою жену. И если бы Талия не знала его так хорошо, ни за то бы не заметила!
  - За что он со мной так? - Рыдала Амирэн, уткнувшись в грудь своему беловолосому таймэ.
  - За Сэйто! - Буркнула Талия, отгоняя своего брата от подруги. - Не любит его родня. Не по нраву он им. Вот и издеваются! А ты иди, Сэйто, иди! Мне ее переодеть надо. И причесать подобающе. Да и тебе тоже сменить одежду не мешает, - кивнула тоненькая таймэ на домашний наряд брата.
  - Не пойду я, - всхлипнула Амирэн.
  - Ты что! - Прервала поток ее возражений Талия. - Сам Дамиран зовет! Негоже старшим перечить. Идти надо. И мне тоже, пригласили ведь... Ну, ничего, при мне они тронуть вас не посмеют. Все будет хорошо.
  Сэйто молча вышел, сжимая кулаки.
  - Отчего они с ним так? - Прошептала Амирэн. - Он ведь хороший!
  Талия пожала плечами, выбирая подходящее платье для своей подруги.
  - Понимаешь, среди таймэ ценится сила. Сэйто уж таким родился. Слабее своих братьев. А отца и подавно. Вот и отпор дать не может, когда они несправедливость творят. Он у них, как совесть. А кто ж с совестью в ладах! Вот и вымещают на нем свое зло. А таких, как ты, вообще за равных не считают. И если бы не воля ветров, твоя жизнь тут была бы очень тяжелой. Если бы вообще была. А об остальном я говорить не буду. Не мое это дело, - вздохнула Талия, помогая Амирэн переодеться. - Я уже лишнего наговорила. А Сэйто не спрашивай ни о чем. Ему и так тяжело.
   
  ***
  За столом сидели рядом. Амирэн украдкой рассматривала огромный зал и массивную мебуль, роскошный камин и дорогую посуду, а на незнакомых таймэ старалась не смотреть. Лишь один раз столкнулась взглядом с Гавэйном, как тут же вспомнила его липкие пальцы на своей шее. Стало тошно. Едва дух перевела.
  Талия без умолку щебетала рядом, рассказывая о новостях в своей семье и смеясь над шутками Дамирана. Так и прошла большая часть обеда, как вдруг отец отстраненно поинтересовался у Сэйто.
  - А что ж твоя жена почти ничего не ест? Или не по нраву ей наша еда?
  - Дурно ей с утра, - отчеканил Сэйто ровно и холодно.
  - Никак наследника уже ждете? - Гадко улыбнулся Дамиран.
  - Не ждем! - И от слов беловолосого таймэ повеяло льдом. - А коли и так, не все ли равно! - И Сэйто встал, дернув Амирэн за руку. - За приглашение благодарю. Надеюсь, все получили удовольствие. А мы пойдем. Жена устала.
  И он потащил девчонку за собой к выходу, моля ветры о том, чтобы никому более не пришло в голову заговорить с ними. Едва держался, так хотелось крушить все вокруг.
  - Иди-иди! - Хмыкнул Гавэйн вослед. - И деревенщину свою забирай, конечно! Все вилки вон перепутала!
  Лицо Амирэн залила краска, но Сэйто упрямо и быстро вышел в коридор и захлопнул за собой дверь, а затем они оказались в своих покоях.
  - Прости меня, Сэйто! - Перепугано сказала Амирэн. - Я и впрямь не подхожу тебе! Не знаю ничего о вашем укладе!.. И все эти чашки-тарелки!.. Прости!.. Опозорила тебя!..
  - Не смей! - Рявкнул он с перекошенным от гнева лицом. - Не твоя в том вина! Да и вины нет никакой! А моей семье не мешало бы и впрямь научиться, наконец, манерам! Хотя бы каким-нибудь!
  - Сэйто, успокойся! Ты что! - Подбежала она к нему, гладя по злому лицу. - Не надо!
  Сердце колотилось у нее в груди, Амирэн и впрямь не знала, что делать со своим гневным и разъяренным таймэ. Такое она видела впервые.
  И неожиданно он наклонился и впился злым поцелуем ей в губы, не давая ни вырваться, ни вздохнуть.
  Амирэн поддалась, закрыв глаза и вцепившись пальцами в его рубашку, и, наконец, он отпустил ее, почти оттолкнул, присел на кровать, отвернувшись.
  - Убил бы каждого, кто посмел к тебе прикоснуться! - Едва слышно и яростно прошептал он, сминая пальцами ни в чем неповинные простыни. - Да только муж тебе достался такой, что и защитить не сумеет! О, ветры! Амирэн! Уходи! Иди прочь! Нечего тебе здесь делать!
  - А куда же я пойду? - Растеряно прошептала она.
  - Куда глаза глядят! - Рявкнул он, оборачиваясь. - Даже в канаве лучше, чем здесь!
  Амирэн охнула и вся в слезах выбежала в коридор. Шла, сама не понимая, куда идет. Дрожали руки, ее душили рыдания.
  - О, ветры! Амирэн! Что случилось?! - Талия, наконец, получившая от Дамирана разрешение идти домой, вышла из обеденной залы.
  - Он прогнал меня! - Еще сильнее зарыдала девчонка, бросаясь в объятия подруги. - Прогнал!
  - Да что он себе!.. - Начала Талия и замолкла. - Ладно! - Сказала она вдруг. - В моем доме тебе всегда рады. Пойдем!
  - Я не могу! - Всхлипнула Амирэн. - Я!..
  - Домой вернуться захотела? - Хмыкнула таймэ.
  - Нет... - Прошептала опешившая девчонка, - так ее хуже будет. Меня ведь муж прогнал! - И она зарыдала еще горше.
  - Тогда решено! - И Талия взмахнула рукой, призывая ветер, чтобы в следующее мгновение оказаться у себя в комнатах. - Станешь жить в нашем доме, пока все не образуется. С братом я сама поговорю. Потом. И еще кое с кем. Не твои это теперь заботы. А плакать уже хватит, - добавила она, глядя на катящиеся по щекам подруги слезы.
  - Талия, меня Сэйто прогнал! Как я жить теперь стану? - И рыдания понеслись с новой силой.
  - Да ты никак влюбилась, девочка, - охнула изумленная таймэ.
  Амирэн промолчала, только голову ниже наклонила. Кто ж о таком говорит!
  - Ну, ничего! Это только сначала тяжело, - тепло улыбнулась Талия.
  - Я не!.. - Вскинулась Амирэн. - Это не так! Ты ошиблась! Да и откуда тебе знать! Ты ведь не старуха поди, чтоб так говорить!
  Талия расхохоталась.
  - Уж поверь, судить я могу! - Все не могла отсмеяться она. - Вторую сотню разменяла, как ни как!
  Амирэн охнула.
  - Сотню чего? - Все еще не хотела верить она.
  - Лет, конечно же, - пожала плечами Талия.
  - Но ты же!.. - Начала девчонка и осеклась.
  - Стареем мы очень медленно, - серьезно ответила таймэ. - А что Сэйто говорил, когда тебя гнал? - Вдруг спросила она.
  - Сказал, убил бы каждого, кто ко мне прикоснулся, а затем велел идти прочь, - и по щекам Амирэн вновь потекли слезы.
  Талия охнула.
  - О ветры-ветры! Зачем вы с ним так! - И тяжко вздохнула, а затем обняла, утешая, подругу. - Ну, хватит уже плакать, Амирэн. Утром подумаем, как нам с тобой быть. Какой-то выход найдется. - И гладила ее по волосам, пока та совсем не затихла. - Пойдем, уложу тебя в постель.
  Амирэн покорно встала. У нее была тяжелая голова, и мысли путались как в тумане. Талия помогла ей переодеться и прилечь, укрыла одеялом.
  - А сколько Сэйто лет? - Пробормотала Амирэн, засыпая.
  - Больше трехсот, - хмыкнула Талия.
  - Старый совсем, - зевнула Амирэн и провалилась в тяжелый сон.
   
  ***
  Талия легко постучала в массивную дверь, а затем заглянула, не дожидаясь приглашения.
  - Отец, у меня новости.
  - Заходи, Талия, - кивнул сидевший за широким столом таймэ. - И, кажется, я догадываюсь, какие.
  - У нас гости.
  Ее собеседник вздохнул.
  - Жена Сэйто. Да, мне уже доложили.
  Талия рассмеялась.
  - Мне так нравится твоя постоянная осведомлённость! Иногда мне кажется, что ты знаешь наперед, что должно произойти.
  - Это то, чему я пытаюсь научить и тебя, дочь. - Вздохнул Лантэ, отец Талии. - Но все же, мне хочется знать подробности.
  - Он выгнал ее, - улыбаясь, ответила юная таймэ. - С констатацией того факта, что ему не нравится, когда к ней прикасается кто-либо.
  Лантэ печально улыбнулся.
  - Как будто у несчастного Сэйто и без того проблем не хватает. Еще и любовь к человеческой девушке. Сколько ей отпущено? Двадцать? Тридцать лет?..
  - Этого никто не может сказать, отец. - Ответила Талия. - Но я говорю тебе то, что есть.
  Лантэ кивнул.
  - Пусть Амирэн остается у нас, сколько потребуется. Это в наших интересах. Сэйто - наш будущий повелитель, уж поверь мне. Мы обязаны ему помогать.
  - Но откуда ты?.. - Удивилась Талия.
  - Чутье еще ни разу меня не подводило, дочь, - мягко усмехнулся Лантэ. - И я рад, что ты с Амирен в хороших отношениях.
  - Она добрая. И милая. И с ней очень легко. Как досадно, что ее жизнь так недолговечна. Мне ее жаль. Тем более, что она тоже любит Сэйто, хотя упорно не хочет этого признавать. Я хочу поговорить с братом, пусть объяснится с ней, мне невыносимо видеть ее слезы.
  - Нет, Талия, - прервал ее сидящий за столом таймэ. - Ты никуда не пойдешь. И уж тем более не станешь говорить с Сэйто. Оставь его в покое на время. У него сейчас нелегкие времена. - И Лантэ покачал головой. - Но мне всегда нравился его талант находить выход из любой, даже, казалось бы, безвыходной ситуации. И в данном случае он принял единственное верное решение. Амирэн небезопасно оставаться рядом с ним, пока он не придумает, как ее защитить. Он не может вечно находиться поблизости, и потому отдал ее под защиту другого дома. Я уже известил Сэйто, что мы присмотрим за его женой. Пусть пока побудут в разлуке. Им обоим это пойдет на пользу.
  Талия усмехнулась.
  - Готов ко всему, да отец?
  А затем вышла из комнаты. Ей было, о чем подумать.
   
  ***
  Подруга изящно ковыряла замысловатой вилочкой запеченную рыбу с какими-то странными специями, и Амирэн завистливо поглядывала на нее. Она жила в доме Талии уже почти два месяца, а от Сэйто так и не было вестей. Да и не осмелилась бы Амирэн с ним заговорить первой, ведь он дал ей понять, что более не хочет ее видеть. Надо было учиться жить без него. Но и надоедать своей подруге она не хотела. Ей было стыдно от того, что она так бессовестно долго пользуется ее гостеприимством.
  - Талия, я хочу вернуться домой, в свое селение, - сказала она, продолжая наблюдать за изящными движениями рук юной таймэ.
  Талия вскинула глаза.
  - Тебе здесь не нравится? Или кто-то из домашних тебя обидел?
  - Нет-нет, все в порядке! - Начала поспешно оправдываться Амирэн. - Просто я прекрасно знаю, что такое надоедливые гости.
  - Даже если ты поселишься здесь навечно, никому это неприятностей не доставит. Так что, - взмахнула тонкими пальцами таймэ, - будь добра, даже не начинай подобных разговоров.
  - Я не могу поселиться здесь навечно, - горько вздохнула Амирэн. - Я вам даже не родня! Так!.. Не пойми кто!.. Долг велит мне вернуться домой! Мне неспокойно! Я!.. Но я не знаю, как рассказать тебе о том, что творится в моей душе!
  - Твой дом там, где Сэйто, - пожала плечами Талия. - Хочешь возвращаться - иди к нему.
  - Он выгнал меня... - Прошептала Амирэн, склонив голову. Волосы закрыли ее побледневшее лицо. - Как же я вернусь к нему после такого?
  Юная таймэ хмыкнула, но ничего не сказала, продолжив изящно поддевать рыбу на своей тарелке.
  - Ты должна понять одно, Амирэн, - изрекла она, наконец, чуть взмахнув небольшим кусочком, воздетым на вилку. - Сэйто... Он только кажется грубым и нелюдимым. Но на самом деле... - И девушка ненадолго задумалась. - На самом деле он совсем другой. И причины, побудившие его, скажем так, удалить тебя, совсем иные, нежели те, о которых ты думаешь. Мой тебе совет - оставайся здесь и наслаждайся жизнью. А мой брат... Что ж, Сэйто лучше знает, что ему делать. Он придет. Стоит только немного подождать.
  Амирэн молчала, напряженно раздумывая. Всю свою жизнь она была не такой. Сначала для своей семьи, а теперь вот и для собственного мужа. Не соответствовала их ожиданиям, не могла угодить, хоть в том и не было ее вины.
  - Научи меня, Талия! - Едва слышно прошептала она, так и не подняв головы. - Научи меня быть такой, как ты! Двигаться, говорить, пользоваться всем этим!.. - И девушка кивнула на торжественно сервированный стол. - Может, хотя бы тогда я буду хоть чуть-чуть, но достойна его!.. Я понимаю, ему со мной стыдно! Человечка! Неумейка! Вот его брат и посмеялся над ним!
  - Его брат не стоит даже пыли под твоими ногами! - Талия рявкнула так, что Амирэн от неожиданности вздрогнула и подняла на нее больные глаза, полные слез, готовых вот-вот пролиться. - Ты ничуть не хуже, чем любая из наших девушек! А зачастую и лучше! Ну, да, возможно, немного лоска тебе и не повредило бы, но ты не понимаешь главного! Сэйто пытается защитить тебя! Так, как может! У него не хватит сил, чтобы уберечь тебя! И то, что ты здесь, это его способ показать, что твоя участь и твоя судьба небезразличны ему! Поэтому прекрати стенать и дожидайся, пока твой муж придумает, как обезопасить вас обоих!
  - Все равно научи меня! - И девчонка упрямо вздернула подбородок.
  Талия расхохоталась.
  - А ты не отступаешь от своих решений, как я погляжу! - А затем добавила. - Ну, что ж. Делать нам все равно особо нечего. Так что, можно попытаться. Хотя бы будет нескучно!
  И вот для Амирэн потянулись дни, наполненные новыми знаниями и новыми заботами. Наука давалась ей тяжело, ведь то, что таймэ проделывали, не задумываясь, пользуясь силой, приходилось получать, полагаясь только на свои способности.
  Амирэн была упорна. Да и что ей оставалось еще, ведь другой жизни у нее теперь не было. Всему приходилось учиться заново.
  И если бы не помощь Талии, она ни за что бы не справилась. Насмешливая таймэ не давала ей разочароваться и опустить руки, каждый раз придумывая, как Амирэн справиться там, где нужна была сила тех, кто принадлежал ветрам.
  С каждым днем девушка все хорошела. Она и до этого была очень милой, но теперь будто расцвела. Тонкое лицо, роскошные волосы цвета воронова крыла, уложенные в изящную прическу; сшитые для нее платья. Талия даже принесла ей небольшой сундучок с драгоценностями.
  - Сэйто передал, - отмахнулась она на все вздохи подруги, и Амирэн завздыхала еще больше.
  Теперь ее уже не страшили ни изысканные яства, ни богатые покои. Она чувствовала себя уверенней и оттого без страха общалась с домочадцами Талии. Девушка пришлась по душе всем. Улыбчивая, спокойная, милая - она для каждого находила нужные слова. Теперь у нее было много друзей, которые приходили ее навещать, а зачастую и приносили небольшие подарки. И теперь комната Амирэн была наполнена милыми безделушками, которые служили напоминанием о тех, кого ей посчастливилось узнать здесь.
  Ее прошлая жизнь была серой и пресной по сравнению с этим бесконечным праздником, но все же ей словно не хватало чего-то.
  Она и сама понимала, что очень соскучилась по Сэйто, хотя ее холодный и неулыбчивый муж никогда не давал ей повода подумать о том, что между ними что-то есть, кроме древнего долга. За то короткое время, что они были вместе, она будто прикипела к нему душой. И ей было все равно, даже если его сердце оставалось пустым. Вот только кроме переданного через Талию ларца, не было слышно от него ни словечка. И Амирэн осторожно перебирала сверкающие камни, будто прикасалась к нему самому.
   
  ***
  Старый Ллурх сидел на ступенях храма, задумчиво попивая целебный отвар и любуясь на теплый закат.
  - Ох-ох... Что ж ты медлишь, Сэйто?.. - Говорил он сам себе, грея руки о чашку.
  И будто ветры услышали старого жреца. Почувствовал, узнал, что юноша вот-вот придет за советом.
  Молодой таймэ явился, уже солнце почти закатилось.
  - Долго же ты решался, Сэйто, - усмехнулся жрец ему навстречу.
  - И тебе не хворать, Ллурх, - буркнул таймэ, опускаясь рядом на нагретые за день храмовые ступени.
  Ночь и тишина опускались на мир.
  Оба молчали, думая о своем.
  - Гляжу, не по нраву тебе жена пришлась, - поддел гостя жрец, понимая, что гордый таймэ первым говорить не начнет. - Выгнал, говорят.
  - А то ты не знаешь, отчего! - Скрипнул зубами Сэйто.
  - Ко мне зачем пришел? - Пробормотал Ллурх, хотя знал лучше самого мальчишки ответ на свой вопрос.
  - Что мне делать теперь, Ллурх? - Отчаянно прошептал тот. - Дом отца покинуть права не имею. Ее защитить не могу! Спроси у Ветров! Что они скажут?!
  - Зачем Ветры зря по пустякам тревожить? - Мягко усмехнулся в темноту жрец. - Нашел ведь выход? Да и с кузиной твоей Амирэн сдружилась. Вот пусть и остается все так...
  - А если я так не хочу! - Вскинулся Сэйто и поднявшийся ветер взвил серебро его волос.
  - А ты не горячись! - И Ллурх положил руку на плечо мальчишки. - Не хочешь так - поступи иначе. Забирай ее назад и живи с ней, как с женой! Не тронул ведь ее и пальцем, а Сэйто?
  - А ты откуда?.. - Опешил мальчишка.
  - У меня свои пути. - Хмыкнул старик.
  - Плохой ты совет даешь, Ллурх, - понурился тот. - Только и всего, что надежду ей мнимую дам! А как братьям что в голову взбредет? А им взбредет, знаешь ведь!
  - А ты иди и попробуй! А не получится, у меня еще советы есть. - И старый жрец опять мягко улыбнулся гостю.
  - За себя не страшно. За нее боюсь! - Отрезал Сэйто.
  - Вот и хорошо! - Кивнул Ллурх. - А теперь иди. Некогда мне с тобой говорить больше. Ветры зовут.
  И Сэйто понуро поплелся домой. Старик не сказал ему ничего нового. А ведь он был его последней надеждой.
  Хотя!.. Была ведь еще Талия! Кузина всегда помогала ему в трудные минуты. Вот и теперь, когда он так и не смог ничего придумать, как ни старался, пойдет к ней.
  Но сначала следовало переодеться и привести себя в порядок, а то целый день на ногах: ветры все бушевали и бушевали, заставляя всех таймэ трудиться на славу день ото дня.
  Сэйто взмахнул рукой и оказался в своих покоях.
  - А вот и ты, брат! - Радостно поднялась ему навстречу Талия.
  - Только думал о тебе, - буркнул хозяин комнат.
  - Отчего хмурый такой? - Спросила девушка, лучась весельем.
  - А ты чего от радости светишься? - Хмуро парировал он. Сейчас, когда его одолевали тяжкие думы, не до смеху ему было, и счастливое лицо Талии вызывало глухое раздражение.
  - А у нас новости хорошие! - Сказала кузина. - У жены твоей - помнишь еще такую? - день рождения завтра! Праздновать будем. Отец прием дает. Приходи и ты! Да подарок не забудь, а то я тебя знаю!
  Сэйто вздохнул.
  - А прием зачем? Чай не праздник какой большой - день рождения.
  Тут уже вздохнула и Талия. Иногда Сэйто переставал видеть хоть что-либо дальше своего носа.
  - А ты подумай, сколько ей отпущено! - Нахмурилась она. - Для нее каждый день рождения - праздник большой! Двадцать-тридцать лет - и не станет у тебя жены. Так что... Приходи уж.
  И девушка исчезла в ветреном вихре.
  Сэйто стоял, как громом пораженный. Его годы лились, как вода. И много их еще было у него впереди. По меркам таймэ совсем молодым был. А для Амирэн каждый день был, что век. Он и забыл, что жена его к другому роду принадлежит. И мерками ее другими мерял. А ведь и впрямь...
  И Сэйто решился. Пойдет к ней завтра, и будь, что будет! Может и прав старый Ллурх!
   
  ***
  Праздник был в самом разгаре. Гости ели и пили, веселились и танцевали.
  Амирэн уже получила столько подарков, что не знала, как с ними поступить теперь. И только Сэйто так и не пришел.
  - Подождем еще, - успокаивала девушку Талия, глядя на ее помрачневшее лицо. - А пока наслаждайся праздником. Отец ведь тебя порадовать хотел!
  - Я очень благодарна Лантэ за все это, - вздохнула Амирэн. - Если бы не ваша семья, не знала бы, что и делать!
  Сэйто опоздал. Специально не хотел приходить со всеми. Так было проще затеряться в праздничной толпе.
  И вот он пораженно смотрел на свою жену, на свою человечью жену, которую теперь не отличить было от любой из красавиц-таймэ. Только и всего, что силы в ней нет, а так... Амирэн с достоинством принимала подарки, шутила с гостями. Оказалось, что у нее теперь масса друзей! И это поразило Сэйто. Она танцевала. Она была безупречна. О ветры-ветры!.. И что ему делать теперь?..
  Амирэн подхватила очередной бокал с терпким прозрачным вином.
  - Ты бы осторожней с этим, - чуть кивнула Талия на зажатый в руке подруги хрусталь. - Это же "Ветреная долина". Пить будешь легко, а вот за последствия я не ручаюсь. Хмельное оно очень.
  - Ну, и пусть! - Отмахнулась Амирэн, у которой уже блестели глаза. - Что я и впрямь себе отказываю во всем! Праздник у меня! Буду веселиться!
  Талия только покачала головой, а затем увидела в толпе своего брата.
  Видимо, он появился недавно, ибо не заметить его было невозможно. Отчего-то Сэйто облачился в черное, и его серебряные волосы белым огнем горели на темной ткани камзола. Среди веселой толпы, разряженной в легкие цветные шелка, он выделялся, как одинокая скала среди бликующих летних вод.
  Еще миг, и вот уже он рядом с ними.
  - Здравствуй, Амирэн. - Сказал он просто и легко, будто не было между ними ни молчания, ни разлуки.
  Ее щеки слегка порозовели, но она лишь грациозно присела перед ним в легком реверансе, как и учила когда-то Талия.
  - Я принес тебе подарок, - усмехнулся гордый таймэ. - Примешь?
  - Отчего не принять, мой лорд? - Отстраненно и легко улыбнулась она.
  - Что ты сделала с моей милой женой, Талия? - Чуть нахмурился Сэйто и кивнул в сторону кузины. - Теперь передо мной высокородная леди, к которой я не знаю, как подступиться.
  Талия легко рассмеялась.
  - Зато другим это хорошо известно! У Амирэн теперь много друзей, которые, в отличие от тебя, хотя бы навещают ее, не давая умереть со скуки в нашем чопорном доме.
  Сэйто нахмурился еще больше. Амирэн принадлежала ему - и точка. Но глядя на нее теперь, он отчетливо осознал, что больше не сможет оставить ее одну. Его жена была слишком неопытна, а вокруг хватало охотников за красотой и молодостью. Он бы не вынес, если бы кто-то!..
  И таймэ, обладавший слишком хорошим воображением, от злости скрипнул зубами. Он не позволит!
  - Так я получу свой подарок, мой лорд? - С усмешкой спросила Амирэн, которой выпитое вино напрочь отбило страх. Она больше не была деревенской неумехой. Ей не за что было краснеть. - Я вижу, вы злитесь. Зря, наверное, Талия позвала вас. Вы ведь выгнали меня. Так зачем было навязываться вновь.
  Лицо Сэйто потемнело от гнева. Девчонка была обижена. Да, он вел себя, как дурак, бросив ее здесь так надолго! Но что такое надолго? То, что для нее было вечностью, для него было днем. А теперь они и впрямь, как чужие друг другу. Но он ведь только хотел ее защитить! Неужели она не понимает?! Ему нечего было возразить теперь. Амирэн была права.
  - Я бы не пришел, если бы не хотел, - буркнул он и достал коробочку, обитую черным бархатом.
  Прозрачные, мягко мерцавшие капли изумительного, почти невесомого колье вспыхнули миллиардами маленьких радуг.
  Талия тихо охнула и зажала рот руками.
  - Это принадлежало моей матери, - тихо сказал Сэйто, глядя в глаза своей жены. - Единственная ведь, доставшаяся мне в память о ней. И я хочу, чтобы теперь оно было твоим, Амирэн. Позволь...
  И таймэ аккуратно застегнул ажурную нить у нее на шее.
  Амирэн молчала, не зная, чтио сказать. Еще сегодня утром у нее не было никаких надежд, а теперь ее муж на глазах у всех делает ей такой подарок.
  - Могу я поговорить с тобой, Амирэн? - Тихо попросил Сэйто. - Мне надо слишком многое тебе сказать. У меня ведь было время подумать, - горько усмехнулся он.
  - Я не в праве тебе отказать, Сэйто, - вздохнула его жена. - Только вот что ж ты шел так долго?
  Светловолосый таймэ вздохнул и повернулся к своей сестре.
  - Благодарю тебя за все, Талия. Вы уж завершите праздник без нас.
  И оба они исчезли в поднявшемся вихре.
   
  ***
  Амирэн охнула. Перед ней расстилался безбрежный океан. Волны набегали на светлый и прогретый солнцем песок с монотонным и умиротворенным шепотом. Расплавленный диск закатного солнца медленно и неотвратимо погружался в бликующую воду. И вокруг, насколько хватало глаз, только океан, песок и ни души.
  Она никогда не видела ничего подобного, всю жизнь прожив в гористой местности и среди лесов. И вот теперь эти безбрежные воды!
  Ее дорогие туфельки утопали в горячем песке, и не менее горячий ветер развевал шелк праздничных одежд. Амирэн прижала тонкие пальцы к лицу и вдруг почувствовала, как ее волосы тяжелой волной упали на спину, а затем взметнулись, подхваченные теплым бризом. Она обернулась.
  Сэйто стоял, чуть улыбаясь, держа в тонких пальцах дорогую шпильку.
  - Захотелось посмотреть, как ты будешь выглядеть такой, - едва пожал он плечами.
  - Где мы, Сэйто? - Тихо спросила Амирэн.
  - Это - одно из моих убежищ, - и его улыбка стала шире. - Я прихожу сюда иногда... Здесь нас никто не потревожит, потому что об этом месте знаю только я. А теперь вот и ты...
  - Это же море? Да? Я никогда не видела столько воды! - Амирэн опять обернулась к волнам, глядя на заходящее солнце.
  - Это океан... Древний и прекрасный! И Ветры здесь в своем праве - ничто не стоит у них на пути!
  - Здесь так красиво! Я... У меня еще никогда не было такого дня рождения! - И Амирэн посмотрела на своего мужа. - Спасибо тебе, Сэйто!
  Таймэ помолчал немного, а затем лукаво улыбнулся.
  - Но ведь день еще не закончен!
  Он взмахнул руками, и чуть поодаль от них возник легкий летний шатер.
  - Кто добежит первым - загадывает желание! - Еще шире улыбнулся Сэйто.
  Амирэн, подхватив подол, сорвалась с места.
  Но сами Ветры помогают Сэйто, и вот он уже стоит среди невесомых развевающихся тканей, раскрывая объятия, чтобы легко закружить свою смеющуюся жену.
  - Так не честно! - С обиженной улыбкой говорит она, осторожно отстраняясь.
  - Мы не оговаривали условий! - Усмехается Сэйто. - Я в своем праве!
  - А ведь с вами надо держать ухо востро, мой лорд! - Улыбается Амирэн и, не оглядываясь, идет вглубь шатра к накрытому столу.
  - Я выиграл желание! - Бросает ей в спину таймэ.
  - Так желайте! - С улыбкой оборачивается она, держа в руках бокалы, наполненные светлым вином, и протягивая один из них ему.
  Сэйто делает глоток. Его жена изменилась. Теперь это уже не пугливая серая мышка, вздрагивающая от каждого слова. И он не знает, что лучше, не понимая, что такой она старается быть лишь для него одного.
  - Но сначала мы поговорим. - И тень улыбки исчезает с его лица.
  - Мое время здесь и сейчас, - легко отвечает Амирэн. - Так не лучше ли отложить разговоры на потом и насладиться этим прекрасным вечером? Ведь завтра все будет, как и прежде, и я еще долго не увижу тебя.
  - Отчего же! - Горько усмехается Сэйто. - Завтра мы вернемся в дом моего отца вместе. Любуйся хоть каждый день.
  Амирэн осторожно ставит бокал на уставленный яствами стол.
  - Ты больше не гонишь меня? - Тихо спрашивает она, глядя своему мужу в глаза с робкой надеждой.
  - У нас не будет жизни, если мы станем вздрагивать от каждого шороха. Я не ведаю, как защитить нас обоих, но, знаешь, Амирэн, я больше не хочу, чтобы ты была где-то там, далеко. Да, так безопасней. Так спокойней мне. Но Ветры подарили мне тебя не затем, чтобы я отсылал тебя из дому. И мне следовало раньше прислушаться к их воле. - И с этими словами таймэ бережно обнимает свою жену. - Вот мое желание: я хочу быть рядом с тобой, чтобы любить и защищать тебя, чтобы каждый день видеть радость в твоих глазах. Ветры никогда не ошибаются и никогда ничего не дают просто так. Ты мой самый драгоценный дар. И я был глупцом, ведь не понял этого раньше!
  И Сэйто осторожно прикасается к ее губам, ощущая сквозь тонкий шелк своей рубашки ее теплые пальцы, доверчиво лежащие у него на груди. Он целует ее легко и страсть вспыхивает между ними, напоенная дыханием летних звезд на теплом морском берегу. Только шепот волн и дыхание ветра, и больше никого в целом мире, кроме них обоих.
   
  ***
  Шелковые стены шатра едва колыхались под утренним бризом. Солнце уже давно взошло и светило ярко и празднично.
  Сэйто лениво растянулся на мягких подушках, устилавших их временное и такое непрочное убежище, и с довольной улыбкой прижимал к себе все еще спящую Амирэн. Он не открывал глаз, не торопясь начинать новый день и наслаждаясь такими свежими и яркими воспоминаниями. Это была одна из лучших ночей в его жизни, напоенная теплом и любовью человеческой девушки, по воле ветров ставшей ему женой.
  Амирэн завозилась под его руками, просыпаясь. Сэйто блаженно улыбался, ощущая всем своим телом мягкость ее кожи. Но вдруг его жена замерла, как испуганный зверек.
  - Сэйто! - Позвала она, и ее голос был растерянным. - Сэйто! Твои волосы!
  Таймэ распахнул глаза, не понимая, что ее так взволновало, и сначала даже не сообразил, что же он видит перед собой.
  Она лежала рядом, такая родная и знакомая, но ее волосы были белы, словно горный снег.
  - Твои волосы... - Прошептал он обескураженно.
  Амирэн схватила рассыпавшиеся локоны в горсть и поднесла к глазам. Ахнула. Вскочила. Прижала руки к лицу, выпуская из пальцев белоснежный шелк.
  Сэйто поднялся медленно, и ему на спину упала темная, будто ночь волна.
  - О Ветры! Да что же это! - Обреченно прошептала его жена.
  Таймэ кривовато усмехнулся, а затем рванул из шатра наружу как был - в чем мать родила.
  - Куда! - Закричала Амирэн ему вслед.
  - Я, кажется, знаю, что произошло! - Торопясь, захлебываясь словами, выпалил ее муж на бегу.
  Он встал у самой кромки воды, воздел руки. Ураган из поднявшегося песка взвился вокруг него, а затем, послушный, опустился к его ногам. Еще и еще раз. Сэйто властно повел кистью, и покорный ветер вздыбил сердитые волны. Таймэ обернулся и в мгновение ока оказался рядом со своей уже успевшей набросить легкое платье женой.
  Он подхватил Амирэн на руки и закружил ее в воздухе.
  - Ветры дали мне силу! - Смеялся он. - Какой я был дурак, что не слушался Ллурха раньше!
  Он осторожно поставил Амирэн на теплый песок и впился в ее губы поцелуем. Она отстранилась и смущено отвела глаза.
  - Оденься, Сэйто.
  - Ты не рада за нас? - Удивленно спросил он, но ее просьбу выполнил, идя вслед на ней под защиту шатра и разыскивая брошенную вчера впопыхах одежду.
  - Рада?.. - Тихо повторила она. - Наверное, рада. Мне сложно судить, я ничего не понимаю в этой вашей силе.
  Сэйто обнял ее и чуть поддел пальцами тонкое лицо, заставляя смотреть себе в глаза.
  - Мы теперь в безопасности, Амирэн. - Серьезно сказал он. - Хвала ветрам, у меня ныне станет сил защитить нас обоих! Сами Ветры оберегают тебя, раз сделали такой подарок!
  - Как хорошо, когда ты не печалишься! - Мягко улыбнулась она и осторожно погладила его по щеке.
  Сэйто перехвалит ее пальцы и поцеловал, а затем ладонь и бьющуюся жилку на запястье.
  Амирэн вздрогнула и покраснела, вспомнив вдруг минувшую ночь.
  Таймэ мягко улыбнулся.
  - Как хорошо, что ты принадлежишь мне! - И легко прикоснулся к ее губам. - Но нам уже пора. - Сказал он, наконец.
  Он едва шевельнул пальцами, и шатер исчез.
  Амирэн вздохнула.
  - Мы сможем приходить сюда, когда тебе захочется, - хмыкнул Сэйто. - Но сейчас и впрямь надо идти.
  А затем ветры взвились вокруг них плотной стеной.
   
  ***
  Лантэ давал очередной прием. Его дом был богато украшен, а столы ломились от яств. Разодетые пары танцевали, гости пили вино и обсуждали последние сплетни. А говорить было о чем!
  Ветры явили знак своей благосклонности, и теперь младший из сыновей Дамирана лишился своих белоснежных волос, щеголяя косой темнее сумрака, а его человеческую жену было не отличить от одной из знатных таймэ. Девчонка была красива. И как они все не замечали этого ранее. Да еще и эта печать Ветров на ее молочной шее. Многих это возбуждало. Порождало любопытство, замешанное на желании флиртовать.
  Сэйто не отходил от своей жены ни на шаг, и это вызывало понимающие улыбки, но все же смельчаки находились, и Амирэн танцевала и танцевала, не пропуская почти ни одного танца.
  - Краска или заклинание, брат? - Насмешливый голос Гавэйна раздался за плечом у Сэйто, наблюдавшего за своей женой, кружащейся с очередным из бесчисленных гостей Лантэ.
  - Тебе ли не все равно, брат? - Ровно ответил Сэйто.
  - А если так? Что будет, когда правда выплывет наружу? Мало волосам цвет поменять! Осталось-то все по-прежнему!
  - Мне все равно, что ты думаешь, Гавэйн. - Ответил Сэйто, так и не взглянув на брата ни разу.
  - Гляжу, твоя человечка нарасхват! - Припечатал старший сын Дамирана, помолчав.
  - Тронешь ее - тебе не жить! - Вскинулся Сэйто.
  - Не угрожай, брат. Тебе не идет! - Хрипло рассмеялся Гавэйн и растворился среди веселящейся толпы.
  Сэйто нахмурился. Следовало быть осторожней. Волосы волосами, а про то, что силу обрел, знала только Амирэн. Для остальных все осталось, как и было. И чем позже выплывет эта тайна, тем лучше.
  Он упрямо пошел к жене, не обращая внимания на танцующие пары, и протянул ей руку.
  - Пойдем, - с легкой улыбкой позвал ее таймэ, и Амирэн, извинившись перед своим партнером по танцу, доверчиво вложила пальцы в его теплую ладонь.
  - Даже не спросишь куда? - Задал вопрос Сэйто, едва они оказались на улице, вдали от чужих глаз и ушей.
  - Мне все равно куда идти, если ты рядом, - прошептала Амирэн.
  Сэйто хмыкнул, но спросил снова.
  - Но тебе ведь нравится танцевать на всех этих званых вечерах!
  - Это... Это все... - Замялась его жена, пытаясь подобрать верные слова. - Было бы лучше, если бы я тряслась в углу, как осиновый лист? - Сказала она, наконец. - Я не хочу позорить ни тебя, ни твой дом, Сэйто. Или мне следовало вести себя иначе? - В смятении добавила она.
  Таймэ мягко и отстраненно улыбнулся.
  - Ты безупречна. Здесь не о чем тревожиться. Твоя доброта, Амирэн, ведет тебя вернее, чем все эти правила и уловки. И так было всегда. Даже до стараний моей милой неугомонной кузины.
  - Но твои братья!.. - Попыталась возразить она.
  - Мои братья - это отдельный разговор! - Отрезал Сэйто. - Собственно, поэтому мы ушли сейчас.
  - Что-то случилось? - Встревожилась Амирэн.
  - Пока еще нет. - Нахмурился таймэ. - И я хочу, чтобы так оставалось и далее. Следовало подумать раньше, как оградить тебя от моих драгоценных родственников. Зависть застилает им глаза, и они ищут хотя бы одну мою слабость, чтобы уколоть сильней.
  Они шли в молчании, и каждый судорожно раздумывал о своем.
  - Я не хочу быть твоей слабостью, Сэйто! - Едва слышно сказала Амирэн наконец. - Позволь мне уйти!
  - И что это изменит? - Горько улыбнулся он. - Они найдут тебя, где бы ты ни была. Или ты полагаешь, что моя любовь к тебе растает, едва мы расстанемся?
  - Тогда научи меня защищаться! - Вскинула голову его жена, и в ее глазах загорелся яростный огонь.
  - Если бы Ветры дали тебе силу!... А так... Что впустую тратить время... - пожал плечами Сэйто. - Но я обязательно найду выход!
  Амирэн вздохнула.
  Вот опять оказалась она не такой, ущербной, обделенной силой! Ах, как бы все стало проще, будь она одной из них! Но тут уж от ее желаний ничего не зависело.
  - А куда мы идем? - Спросила она, наконец, чтобы отвлечь мужа от грустных мыслей.
  - В горы, - отстраненно пробормотал Сэйто. - Но было бы невежливо призывать ветер прямо в доме Лантэ. А, кроме того, нам нужно переодеться.
  А затем Сэйто взмахнул рукой, и они оказались в его покоях.
  Таймэ собирался со всем тщанием, аккуратно складывая в дорожный мешок какие-то вещи и свертки, достал теплые брюки и рубахи, небрежно швырнул две пары высоких сапог и два скрученных тюка - подбитые мехом плащи.
  - Это там, куда ты водил меня в первый раз? - Полюбопытствовала Амирэн, снимая легкое платье.
  - Да. Место силы, - кивнул Сэйто. - Следовало поблагодарить Ветры раньше, но радость от их даров застлала мне глаза... А еще я хочу попросить совета. - И серьезно взглянул на свою жену. - Я тревожусь за тебя, Амирэн, и не желаю, чтобы кто-нибудь причинил тебе вред.
  Она грустно вздохнула, но не стала ничего говорить, а лишь плотнее запахнула тяжелый плащ.
  И вот уже таймэ закинул на плечо мешок и притянул ее к себе. А затем ветер взметнулся вокруг, и холодный снег ударил в лицо. Предстоял долгий переход.
  Сэйто шел уверенно, не замедляя шаг, так что Амирэн еле поспевала за ним. Мерзнуть было некогда. Но вот, наконец, показалась знакомая расщелина, и таймэ, так и не сказавший за все время ни слова, остановился, сбрасывая в холодный снег свой мешок, а затем принялся раздеваться.
  - Сэйто! Что ты делаешь? - Воскликнула кутавшаяся в мех Амирэн.
  - Прошу, помолчи, пока все не закончится, - ответил ее муж и вновь отвернулся, принимаясь за свое.
  И вот он уже стоит рядом с ней, облаченный во все белое: просторные штаны и туника из легкого шелка с длинными рукавами. Босой, только волосы цвета ночи волной укрывают всю спину.
  Таймэ все так же в молчании подхватил свой еще не опустевший тюк и гордо шагнул вперед, вступив в ветренный круг из высоких арок, а затем принялся расставлять в проемах большие плоские чаши. Металл тихо и мелодично звенел, соприкасаясь с высеченной в камне печатью ветров. И в каждую из тяжелых плошек Сэйто из расшитого кошеля сыпнул по щепотке почти прозрачного порошка. Убрал из круга все ненужное и, воздев руки вверх, принялся танцевать.
  Амирэн тихо охнула, осторожно выглядывая из-за ледяных камней. Никогда она не видела ничего подобного.
  Из расставленных чаш взвился плотный мерцающий воздух, словно прозрачный щит, отделявший пришедшего от всего остального мира, оставляя его наедине с Ветрами - на их суд и волю.
  И Сэйто кружился в молчании, будто выполняя сложный ритуал. Ветры пели и выли, и вздымали его волосы ввысь черным покрывалом. И его движения были так завораживающе прекрасны, что Амирэн невольно засмотрелась, забыв обо всем на свете. И погрузившись в собственные мысли, вздрогнула от испуга, когда ее муж вдруг оказался рядом, осторожно прикасаясь к ее плечу.
  - Не замерзла? - Участливо спросил он, растирая ее ладони. - Руки вон совсем холодные!
  И вдруг Амирэн с удивлением поняла, что и впрямь вся заледенела и дрожит.
  Сэйто понимающе улыбнулся и притянул ее к себе.
  - Зато ты, пока танцевал, разогрелся. - Пробормотала она, нежась в его теплых руках.
  - Я не танцевал, - вздохнул таймэ. - Это такой ритуал. Потому и горячий весь, что сила по моим венам текла. Я говорил с Ветрами, благодарил, спрашивал совета...
  - И что они сказали тебе? - Подняла к нему лицо Амирэн.
  - Не подвергать сомнению их дары. - Серьезно ответил Сэйто. - И ты - самый драгоценный из них. Даже если бы Ветры не подарили мне силу, я ни за что на свете не отказался бы от тебя. - И он осторожно прикоснулся к ее губам, а затем отстранился. - А теперь нам пора собираться в обратный путь. Вечереет.
  Амирэн лишь плотнее закуталась в плащ, лишившись тепла его рук, но так ничего и не ответила. Сэйто собирал плошки и аккуратно складывал их в мешок. Делать было нечего, и она решила еще раз взглянуть на ажурную печать Ветров, возносившуюся над сверкающим миром.
  Девушка осторожно ступила под сень белоснежных арок, сделала шаг вперед. Здесь было так легко и празднично. Вокруг, насколько хватало глаз, искрился драгоценным покрывалом снег и вздымались далекие горные пики.
  - Амирэ-э-эн!.. - Напевно и ласково позвал кто-то.
  - Амирэ-э-эн!.. - Подхватил другой голос.
  Она в недоумении оглянулась.
  Сэйто стоял поодаль и надевал плотную рубаху, повернувшись к ней спиной.
  - Амирэ-э-эн!.. - Еще один голос присоединился к стройному хору.
  Жена таймэ закрутилась на месте, пытаясь понять, кто ее зовет. Ее сердце забилось чаще от нахлынувшего вдруг страха, когда в разноголосый хор вдруг стали вливаться все новые и новые голоса, превращаясь в многотысячный вой. Взметнулся ветер - порыв за порывом - подхватывая ее белоснежные волосы, словно шелковый стяг, сбивая с ног, становясь все сильнее, как и вой голосов, звавших ее по имени.
  Амирэн закричала, падая на колени, зажмурившись и зажимая уши руками, пытаясь хоть на мгновение ощутить тишину, а затем почувствовала, как кто-то тянет ее прочь. Она распахнула глаза и в ужасе вцепилась пальцами в рукав Сэйто, пока оба они не оказались за арками, повалившись в снег.
  Амирэн задрожала, уткнувшись таймэ в грудь и трясясь, как осиновый лист.
  - Они звали меня по имени!.. - Всхлипывала она. - Все сразу! Какие-то голоса!..
  Сэйто осторожно гладил ее по спине и волосам, напряженно раздумывая. То, о чем говорила его жена, было вполне реальным. Вот только у нее не было сил, чтобы услышать ветер. Хотя и ему не следовало приходить сюда с ней. Ритуал полагалось проводить в одиночестве. Но он не мог оставить ее там, дома... Его братья обязательно бы воспользовались этим. Так что, кто знает... Может, это Ветры так говорили о своем недовольстве?..
  - Пойдем, Амирэн, - едва слышно сказал он, когда она немного успокоилась. - Мы подумаем над этим позже. Не здесь. Не стоит тревожить Ветры больше положенного.
  Он помог ей подняться, быстро сложил оставшиеся вещи в мешок и надел свой плащ.
  - Иди вперед. Я догоню. Запечатаю силу после ритуала и сразу за тобой, - сказал Сэйто, а затем поцеловал Амирэн и легонько подтолкнул к полузанесенной снегом тропинке, ведущей вниз.
  - Но как же?.. - Начала она.
  - Иди! Не будем тратить время впустую. - И таймэ отвернулся, уходя назад, к печати Ветров.
  Амирэн спускалась медленно. Пронизывающий ветер, ставший ледяным к ночи, забирался под плащ. Было холодно и страшно, и ее опять пробрала дрожь. Но Сэйто велел ей идти, и она надеялась только на то, что он догонит ее быстро.
  - А вот и наша сестрица! - Внезапно прозвучал насмешливый голос, и из надвигающегося сумрака выступил вперед Гавэйн.
  - И так удачно одна! - Недобро улыбнулся Тайвин.
  Братья пришли вдвоем.
  Амирэн пискнула от страха.
  - Ну-ну! - Протянул Гавэйн. - Мы ведь не причиним вреда такой милой девушке!
  Амирэн попятилась, но споткнулась о камень, заметенный снегом, и упала.
  Тайвин рассмеялся.
  - Деревенщина как есть! - Подвел он итог, а затем резко вздернул ее на ноги.
  Амирэн забыла, как дышать, а о том, чтобы сопротивляться или хотя бы позвать на помощь, она и подумать не могла, так силен был страх.
  - Что не помешает нам немного развлечься! - Хмыкнул Гавэйн и подступил поближе.
  Амирэн задрожала всем телом и из ее глаз покатились крупные слезы.
  Но не успел старший из братьев даже протянуть к ней руку, как хлесткий порыв ветра отшвырнул его прочь, больно впечатав спиной в холодные камни.
  По тропинке вниз бегом спускался Сэйто, бросив мешок в снег и надеясь только на одно - успеть!
  - Оба! Прочь! - Выкрикнул он, и его голос был словно лед.
  Гавэйн уже вставал, отряхиваясь, а Тайвин так и не выпустил свою жертву из рук.
  - Отчего же? - Хмыкнул он, уверенный в своей силе и своем праве. - Может, мы тут решили пообщаться немного. По-семейному! Ты ведь не можешь нам запретить! - И хрипло рассмеялся, потревожив гулкое горное эхо.
  Сэйто выдавил кривоватую усмешку.
  - А вот тут ты не прав, брат. Я могу запретить. И ты даже не догадываешься, с каким превеликим удовольствием я это сделаю. Итак! Вы, все же, мои родственники, а потому даю вам последний шанс. Отпустите мою жену и идите с миром. Может, и останетесь целы!
  - Смотри, как заговорил! - Хрипло и злобно выдохнул Гавэйн. - Давно ли так стало! - И резко взмахнул рукой.
  Хлесткий порыв ветра с присвистом ударил в снег и взвил вокруг Сэйто белое облако.
  Амирен закричала и дернулась в руках Тайвина. Но вот ледяная пыль осела, а ее муж остался стоять цел и невредим.
  - Ну, что ж! Я предлагал решить все по-хорошему. Но, как погляжу, ничего, кроме силы, вы не поймете. - И выбросил руки вперед.
  Ухмыляющийся Гавэйн, отброшенный бешеным ударом ветра, опять отлетел прочь, но на этот раз уплотнившийся вдруг воздух закрутил его, словно щепку, прикладывая о камни раз за разом. А после так и остался таймэ лежать в снегу, окровавленный и изломанный, как позабытая кукла.
  - Отец тебя убьет! - Злобно крикнул Тайвин, еще крепче прижимая к себе Амирэн. И хоть девчонка крутилась ужом, пытаясь освободиться, куда ей было против взрослого мужчины. - Или ты думаешь, Дамиран закроет глаза на убийство первенца?!
  - Жив твой брат! Что ему будет?! - Скривил губы Сэйто. - Только что гордости и спеси поубавится. А теперь и твоя очередь пришла, Тайвин!
  - И что ты сделаешь? - Насмешливо вопросил таймэ, держа Амирэн перед собой.
  - Уж не ею ли прикрываться будешь? - Передернул плечом Сэйто. - А как же твое желание показать мне, кто здесь главный? Или ты только на тех, кто слабее, руку подымать можешь? Так времена поменялись! Отпусти мою жену и иди себе! - Злобно процедил он. - А коли сделаешь ей что - тебе все равно не жить! Убью!
  И такая сила была в его словах, что Тайвин невольно попятился, а затем оттолкнул девчонку прочь.
  - Да подавись своей деревенщиной! - Выкрикнул он.
  - И братца своего подбери! - Бросил Сэйто, прижимая к себе трясущуюся Амирэн. - Замерзнет! Сам ведь знаешь - Дамиран тебе не спустит такого. А мне и он, и вы оба без надобности!
  А затем таймэ вытянул руку, и брошенный мешок, подхваченный ветром, оказался у него в ладони.
  И вот уже они стоят в теплых покоях.
  - Цела?! - Выдохнул Сэйто, сжав лицо Амирэн и с тревогой глядя ей в глаза.
  Она лишь успела судорожно кивнуть, а затем разрыдалась, вцепившись в его рубашку.
  - Все позади! - Приговаривал Сэйто, осторожно гладя ее по спине и рассыпавшимся волосам. - Больше они не посмеют!
  - О ветры! А мне даже нечем было ответить! - Амирэн вся тряслась от пережитого страха.
  - Убивал бы их снова и снова за каждую твою слезинку! - Злобно и горько выдохнул ей в макушку таймэ.
  - Что ты, Сэйто! - Подняла голову Амирэн. - Нельзя так! Пусть Ветры им суд чинят! А ты зла на душу не бери!
  Сэйто замер, пораженный какой-то мыслью, а затем медленно и отрешенно произнес.
  - А ведь и правда!.. - А затем обнял свою жену, прижимая ее к себе. - Пусть их Ветры судят...
   
  ***
  Мальчишка сидел на алтарном камне, поджав под себя ноги и повернувшись ко входу спиной. Худощавый, тоненький, на вид лет четырнадцати. Простая холщовая рубаха мешком висела на костлявых плечах. А остального жрец и не рассмотрел - бухнулся в ноги, прикасаясь разгоряченным лбом к холодным храмовым плитам. Чуть слышно закряхтел.
  - Что, Ллурх, годы уж берут свое? - Услышал он звонкий юный голос над своей головой.
  - Да господин, время летит... - Ровно ответил жрец.
  - Отчего ж тогда в пол валишься? Не бережешь ты себя, Ллурх! Ой, не бережешь! - И в голосе юноши, уютно устроившегося на алтаре, послышался едва уловимый, но теплый смех.
  - А как иначе, господин? - Пробормотал старик, так и не разгибая спины. - Все по заветам отцов. Да и уважение тебе надобно выразить.
  Юноша вздохнул.
  - Вставай уж. Уважение вздумал он выражать. - И протянул руку своему жрецу, вливая в его дряхлеющее тело силу.
  Щеки Ллурха налились румянцем.
  - Благодарю тебя, господин! Один ты меня на этом свете и держишь. - И еще раз поклонился, но теперь уже куда как легче.
  - А кто ж с моими таймэ говорить будет, коли не ты? - Усмехнулся явившийся Ветер. - Или мне прикажешь самому ножки бить?
  - Что ты, господин! - Замахал руками старый жрец. - На все воля твоя! Велишь, так и вечно служить тебе буду!
  - Вечно не надо. Покой каждому нужен. А вот подрастет замена - и отпущу тебя.
  - А где ж ее, эту замену найдешь? - Сварливо и по-старчески посетовал жрец. - Все теперь молодым танцы да похвальбу силой подавай!
  - Потому и принес я тебе кольца в прошлый раз, Ллурх. - Нахмурился мальчишка. - Время пришло остепенить моих таймэ в очередной раз. Где-то я ошибку допустил, когда вас создавал. Молодой тогда был еще... - И Ветер тяжко вздохнул.
  Жрец склонился, не смея перечить ни словом. Сколько ему было, этому мнимому мальчику, если он помнит каждого из них?.. Тысячи? Сотни тысяч лет? Молодой...
  - Но ничего! - Продолжал хозяин храма. - Выход-то мы нашли? А, Ллурх?! - И заливисто засмеялся, хлопнув жреца по плечу.
  Старик едва устоял на ногах, но виду не подал.
  - Оно и мне, и тебе хорошо, - продолжал мальчишка. - Таймэ мои подугомонятся снова, а ты второго ребенка, что у Сэйто родится, в ученики себе возьми. Вот и будет тебе и подмога, и смена. Хорошие будут мальчики, справедливые... - И Ветер мягко улыбнулся, затуманив взор, словно всматриваясь в течение жизни далеко наперед.
  Ллурх помолчал, а затем все же решился.
  - Благодарю тебя, господин, за подарок такой. Но ты б помог Сэйто. Заедят ведь его совсем! Ой, заедят!..
  - А ты не указывай мне, что делать, Ллурх! - Посуровел вдруг мальчишка. - Целее будешь!
  - Прости, господин, не со зла я ведь!.. - Прокряхтел старик, склоняясь в очередном поклоне.
  - Знаю, что не со зла! - Вздохнул, будто приказывая себе успокоиться, Ветер. - А все ж дальше своего носа смотреть не хочешь! Учил я тебя, учил!.. А все зря...
  - Уж каким уродился, господин, - усмехнулся жрец. - Тут ведь и не поправишь уже ничего!..
  Мальчишка улыбнулся широко в ответ на его слова.
  - Отчего нет? Но тогда бы ты стал другим. А мне ты и такой нравишься. Давно такого жреца, как ты, не бывало. - И Ветер опять вздохнул. - Но я ведь не праздные разговоры пришел с тобой вести.
  - Все ты в делах, господин. - Нахмурился и Ллурх. - А как иначе? Все мы за твоей спиной. Да и не только...
  - Вот-вот! - Вздернул палец вверх юноша. - Так слушай! Сэйто не трогай. Я уж и так дал ему много. Посмотреть хочу, как действовать будет. Все ж надо мудрость и справедливость проявлять, когда твоей милостью народ живет.
  Старый жрец ахнул.
  - Ты хочешь сказать, что Сэйто?..
  - Что хотел, то уже изрек! - Чуть раздраженно отмахнулся Ветер. - В обиду я его не дам, а как дальше будет - поглядим! Любопытный я с годами становлюсь. Ничего с собой поделать не могу. Раньше было бы дело, приказал, как жить, да и все. А так... Другие сейчас времена...
  - Может в том и ошибка твоя была, господин, что волю ты свою навязал, да что таймэ такие вышли... - Едва слышно пробормотал Ллурх.
  - А ты бесстрашный, как я погляжу! - Засмеялся Ветер.
  Жрец сжался в комок.
  - Коли хотел бы, уже сделал! - Поджал губы мальчишка. - Когда я тебя обижал, а Ллурх?
  - Прости, господин, старого дурака. - Поклонился жрец. - А все ж и мне слова выбирать надобно было...
  Мальчишка опять вскочил на алтарь.
  - Ладно, чего уж теперь. А ты запомни хорошенько. Сэйто советом помогай, да не говори лишнего. Да и девчонку его я силой наделил. Все ж мой брат погорячился, когда творениям своим такую короткую жизнь давал. Неинтересно, никого из них запомнить не могу, уходят уж больно быстро. А что мне с того, коли жена у Сэйто этот мир покинет, а он с горя о моих таймэ заботиться перестанет? Ну, уж нет! Не для того я его выбрал! Но о том молчи! Пусть сами догадаются. Посмотреть хочу...
  И с этими словами мальчишка истаял на глазах у древнего жреца.
  Старый Ллурх постоял немного и едва заметно покачал головой.
  - А и что с того, что древнее он этих стен! Мальчишка и есть!
  По храму пронесся резкий порыв холодного ветра.
  - Уж прости, господин! - Крикнул жрец в пустоту, а затем, не дождавшись ответа, побрел по своим делам.
   
  ***
  Потихоньку жизнь пошла своим чередом, и Амирэн успокоилась, уверенная, что Сэйто не причинит своим братьям зла, не сделает недоброго. Теперь их не трогал никто. Окровавленный и изломанный Гавэйн стал хорошим предупреждением Дамирану. И семья Сэйто нынче делала вид, что их двоих не существует вовсе. Их обходили стороной, им кланялись при встрече, с ними были любезны. Да только Амирэн видела, как ходили от злости желваки на лицах обиженных таймэ, и понимала - покоя им не будет. Она была уверена, что ее муж придумает хоть что-нибудь, но больше не боялась ни за себя, ни за него. У нее было много друзей, которые не забыли ее даже после того, как они вернулись в дом Дамирана, и теперь дни Амирэн были заняты бесконечными визитами и светскими делами. Да и к Сэйто стали относиться иначе. Все видели, как она любит своего мужа, которого многие считали замкнутым и нелюдимым. Но вот смурый таймэ открылся совсем с иной стороны. Рассудительный и спокойный, он зачастую становился последним словом в любом споре, не оставляя обиженным никого. Он всегда готов был помочь и словом и делом. И если сначала вереница гостей тянулась к Дамирану ради его невестки, то теперь приходить стали к Сэйто.
  Для него это было удивительно. Не разбалованный дружбой и хорошим отношением, он будто начинал жить заново. И знал, что все это благодаря его жене. Об одном только печалился - что дни ее коротки, что еще немного - и он вновь останется один. Никогда не говорил ей ни слова и старался не показывать свою печаль. Но чем дольше были они вместе, тем больнее ему становилось. И вот дошло до того, что при каждом взгляде, брошенном на свою Амирэн, глухая тоска разрывала Сэйто грудь. Он перестал есть и спать, и все читал старые хроники, пытаясь понять, как сохранить ей жизнь. Но древние книги были глухи к его мольбам, и день ото дня становилось все хуже.
  И вот он корпит над очередным фолиантом, как дряхлый старик, да только не дает бумага ответа.
  Дверь в библиотеку отворилась.
  - Сэйто! - Тихо позвала Амирэн. - Ты здесь?
  Таймэ отложил книгу и поднял на нее больные глаза. Вот уже и первые морщинки на ее лице!.. Или привиделось ему?.. Лампа так тускло мерцает!..
  - Чего тебе, Амирэн? - Глухо спросил он и опустил голову. Не хотелось гадать, изменилась ли она.
  - Что-то случилось? Ты сам не свой в последнее время. - Его жена тихо присела рядом и взяла его руку в свои изящные ладошки, но Сэйто осторожно высвободил пальцы.
  - Ты зачем пришла?..
  - Я же вижу - тебя что-то гложет. Так раздели со мной свои тревоги! - Амирэн все не оставляла попыток до него достучаться, но Сэйто был неумолим.
  - Все хорошо, Амирэн. - Лишь печально улыбнулся таймэ. - Все хорошо. А ты иди, мне нужно еще поработать.
  Девушка вздохнула, будто решаясь на что-то, и мягко улыбнулась, снова прикасаясь к его руке.
  - Я ведь посоветоваться с тобой пришла, Сэйто. - А затем помолчала, давая ему возможность ответить. Но таймэ и не думал отзываться. И тогда Амирэн добавила чуть громче. - Разговор у меня к тебе есть!
  Ее муж только вздохнул печально, а затем поднялся, увлекая ее за собой.
  - Амирэн, погоди хотя бы до вечера с разговорами. - И аккуратно сжал ее похолодевшие пальцы. - Я тебе сейчас не советник. Голова другим занята... Подождет ведь твой разговор?
  Его жена помолчала, едва заметно сжав губы, а затем сухо ответила.
  - Подождет. - И вздохнула. - Ну, пойду я, Сэйто. Вижу, не до меня теперь. - И вышла за дверь, осторожно прикрыв тяжелую створку.
  Таймэ вздохнул. Обидел он жену, ясно это знал. Но вот ведь незадача - и впрямь не мог с ней сейчас говорить. Умирал от тоски по ней, а не мог. Он опустился в кресло и подпер голову руками, с силой сжимая пряди волос, чтобы хоть так привести себя в чувство.
  - О, Ветры! Да помогите же мне!.. Дайте знак!..
   
  ***
  Старый Ллурх ступил в храм, да так и застыл на пороге. Белый шелк этих волос невозможно было не узнать. Жена Сэйто осеняла себя положенными знаками у алтаря, и было видно, что девушку что-то серьезно тревожит.
  - Эх, молодежь, молодежь!.. - Тихонько пробормотал себе под нос жрец и двинулся вглубь зала, усиленно шаркая ногами, чтобы не испугать нежданную гостью своим внезапным появлением. Сэйто - и тот пугался, а куда уж ей!..
  - Почто пришла, девонька?
  Амирэн вздрогнула и обернулась, испуганно глядя на старика.
  А вот гляди ж ты - смалодушничала! И Ллурх приветливо улыбнулся.
  - Я... - Запнулась она. - Ветрам уважение оказать да совета спросить. - Добавила уже тихо.
  - Ну, как я погляжу, с почестями ты уж управилась, - по-стариковски закряхтел жрец. - А советом и я помочь могу. Чего уж зря Ветер звать?..
  - Но я!.. - Мялась Амирэн.
  - Пойдем, пойдем, милая! - Мягко ворчал Ллурх, осторожно увлекая ее за собой.
  А она и пошла.
  Видел ее второй лишь раз вот так близко. Первый на церемонии был. Как сейчас помнил - босая, в одной сорочке до пят, волосы растрепанные по плечам рассыпались, а сама, поди, и не понимает, что с ней делается. Бледная от испуга, как смерть.
  А тут уж перед ним знатная дама. И одета, как подобает, и манерам обучена. И что хорошо - спеси в ней не видать. Растерянная только да встревоженная. А так... Девчонка девчонкой.
  Ллурх заботливо усадил ее на лавку в своей пропахшей травами горнице, налил отвару с медом, подвинул плошку с пирогами.
  - Да ты говори, что стряслось! - Увещевал он за заботами, нарочито отворачиваясь от нее, хлопоча по хозяйству и будто давая ей возможность освоиться да свое смущение одолеть.
  - Я и не знаю, как сказать... - Медленно начала девушка.
  - Никак Сэйто обидел? - Хмыкнул жрец, присаживаясь напротив.
  - Да нет, что вы! - Вскинулась Амирэн, защищая мужа. - Он никогда бы!.. Просто... Нелюдимым каким-то стал, хмурым. Ни поговорить с ним, ни помолчать. Я уж и так к нему, и так... А он все отворачивается да хмурится. И хорошо ведь все, а нет - гложет его забота, а какая - не пойму. А говорить не хочет!
  Слова лились из Амирэн бурной рекой. Она никому не могла рассказать о своих тревогах, а жрец сплетни разносить не будет. Ветрам служит, как ни как. Вот и пыталась теперь выговориться, будто камень с души снять.
  - А ты сама как думаешь, отчего такой стал? - Хитро спросил Ллурх.
  Амирэн пожала плечами.
  - Дома в порядке все, а о его делах я не спрашиваю. А спрашивать стала - все от разговора уходит.
  Жрец помолчал, сделал глоток сладкого отвара, разглядывая гостью.
  - В этом весь Сэйто. Букой будет ходить, себя изводить молча. А как дойдет до грани - за советом торопится. Да зачастую и оказывается, что все его печали простым разговором решить можно. Без матери он рос. Вот и стал нелюдимым. Тут уж не переделаешь его.
  - Глядеть на него жалко. Мучается, вздыхает все. - Понурилась Амирэн. - Думала, может Ветры чем помогут, вот и пришла в храм.
  - Так они тебе и помогают девонька, - мягко улыбнулся Ллурх. - Меня тебе в помощь послали. Любая ведь встреча не случайна.
  Девушка вскинула на него глаза, полные надежды.
  - А ты не знала? - Еще раз улыбнулся жрец. - Ну, вот теперь будешь. А Сэйто твой понятно, чем тревожится. Всю жизнь до тебя был один. Сам да и сам. Помнишь ведь, как тяжело ему было смириться с мыслью, что теперь ты стала частью его маленькой семьи, что защищать тебя придется и оберегать. На себя ведь всегда только надеялся. А теперь, когда узнал он, что такое нормальная жизнь, и как это, когда тебя дома ждут с радостью, до дрожи все потерять боится.
  - Но его братья нас больше не беспокоят! - Воскликнула Амирэн. - Да и я никуда не денусь!
  Ллурх хмыкнул.
  - А ты подумай, девонька, сколько Сэйто уж живет, и сколько тебе Ветрами отпущено.
  Амирэн ахнула, прикрывая рот тонкой ладошкой. Не о таком она думала! Вовсе нет!
  Вздохнула, а затем рассудительно сказала.
  - Но то воля Ветров. Каждому свое отпущено. Что уж тут горевать, коли поменять ничего нельзя.
  Ллурх удивленно посмотрел на девушку, а затем заливисто рассмеялся.
  - Хорошую жену все же Ветры выбрали для Сэйто! Разумную! - А затем рассмеялся вновь и добавил. - Ну, помогли тебе Ветры все же, девонька, хоть и в моем лице?
  - Помогли. - Вздохнула Амирэн. - Спасибо вам за разговор этот. Некому было душу открыть. - И медленно поднялась. - Да мне уж пора. Сэйто искать будет.
  - А ты не торопись! - Серьезно сказал Ллурх. - Не все ведь еще сказала.
  - Откуда вы?.. - Начала Амирэн, но жрец ее перебил.
  - На то воля Ветров. - И тяжело опустился на лавку. - А вот теперь говори, что на самом деле стряслось.
  - Ребенка я жду! - Выпалила Амирэн. - Наследник у Сэйто будет!
  И замолчали оба.
  - А он даже выслушать меня не хочет! - И по девичьим щекам потекли слезы.
  - Так он что ж - и не знает? - Удивился Ллурх.
  - Я с ним и так поговорить пыталась, и так! - Всхлипывала Амирэн. - Отворачивается только да гонит прочь!
  - Дурак, как есть! - Мягко улыбнулся жрец и взял ее руки в свои, хитро прищурившись. - Вот и не говори ничего, раз он такой!
  - Да как же? - Амирэн так удивилась, что даже плакать перестала.
  - А не заслужил!
  Девушка робко улыбнулась, а Ллурх лишь тихонько вздохнул.
  - Я долго жил на этом свете. Так уж поверь старику, который Ветрам служил, когда еще и прабабки твоей на свете не было. Все у вас будет хорошо. Ветры вас обоих оберегают. С этим и иди. И не тревожься больше. То тебе теперь вредно. А муженек твой бестолковый пусть и дальше вздыхает, коли жену свою слушать не хочет. Чай не убудет с него!
   
  ***
  Из храма Амирэн возвращалась поздно - заговорились они со жрецом. По пустынным улицам гулял ветер, но теперь он девушку не страшил - видала и пострашнее. Она шла, осторожно выбирая дорогу в подступавшем сумраке, как вдруг чья-то рука дернула ее, прижимая к горячему телу.
  Амирэн закричала, но незнакомец второй рукой зажал ей рот и потащил ее, не глядя на то, что отбивалась, как могла, в темный проулок между домами.
  - Ты думала, вам все сойдет с рук?! - Низкий голос Гавэйна она запомнила навсегда. - Думала, унизили меня перед всеми и можете жить спокойно? Отвечай! - И брат Сэйто грубо тряхнул ее за плечи, разворачивая к себе лицом.
  Амирэн испугалась до одури. Здесь не было никого, чтобы ее защитить. И она ничего не могла противопоставить таймэ, владеющему силой. И ладно ее жизнь! Но теперь она должна защищать не себя.
  - Сэйто убьет тебя, Гавэйн! - Холодно отчеканила она, пытаясь унять крупную дрожь.
  - Не убьет! - Гадко и часто зашептал таймэ. - Не убьет! На себя руки наложит, когда я отберу у него то единственное, чем он дорожит. Разорву тебя на куски и швырну ему в лицо!
  - Одумайся, Гавэйн! - Прошептала Амирэн, понимая, что помощи не будет.
  Брат Сэйто был безумен. С таким договориться нельзя.
  - Но перед этим, - будто и не слышал ее малахольный, - уж натешусь всласть! Попробую, какова на вкус деревенщина!
  Амирэн закричала, когда его губы впились ей в шею, краем глаза заметив движение в темноте.
  - Помогите! - Прохрипела она.
  - Отчего не помочь? - И рядом с ними оказался Тайвин. - Брату помочь сами Ветры велят!
  - Да вы оба сумасшедшие! - Завопила Амирэн, изворачиваясь изо всех сил и пытаясь вырваться из рук Гавэйна.
  Умом она понимала, что ни единого шанса у нее нет. Догонят и совершат задуманное. Вот какова будет ее смерть. Одного было жаль - что не узнает Сэйто самого главного.
  И так ей стало горько, такая вдруг злоба взяла, что всю жизнь из-за ее слабости, из-за того, что не такая она всем была, и насмехались над ней, и обижали. И если б воля на то Ветров, отшвырнула бы этих обоих, как Сэйто не раз уже делал, да так, чтоб поприкладывало их хорошенько об стены! Может, и ума бы оба набрались!
  И так эта злость в ней кипела, что только краем сознания понимала, что происходит сейчас, чувствовала их липкие руки, разрывающие легкую ткань платья, а затем - будто потемнело все перед глазами, и Амирэн провалилась в спасительную пустоту.
   
  ***
  Сэйто вышел из библиотеки, когда уже сумерки спустились. Амирэн нигде не было, а затем он вспомнил ее лицо, когда уходила, и не на шутку встревожился.
  - Госпожа в храм пошла, - с поклоном ответил слуга на его вопрос. - Сказала - недолго будет.
  Таймэ подождал еще немного, а затем вышел из дома.
  - Встречу в пути. Все ж так спокойней будет.
  Ее крик услышал еще издали. Бросился вперед. Ярость застилала глаза. И остановился, недвижимый, пораженный увиденным.
  Его Амирэн стояла, крепко зажмурив глаза. И по движению ее ладоней послушный ветер хлыстом швырял его незадачливых братьев об каменные стены, без устали превращая их тела в изломанные и окровавленные груды.
  Ее платье было разорвано, и Сэйто ой, как хорошо представил себе всю вереницу событий.
  А затем его жена, так и не открыв глаз, просто упала на каменные плиты мостовой. Ветер затих. Сэйто побежал вперед, не обращая внимания на слабые стоны братьев, ставших злейшими врагами, чтобы качать на руках ту, которую любил больше жизни. Умом он понимал, что случилось с Амирэн. Сердцем поверить не мог.
  Всех таймэ с детства обучали владеть своей силой, чтобы не причинили они вреда ни себе, ни другим, захлестнутые эмоциями - и не важно, сильная то радость, или сильная злость. Но Амирэн была человеком. У нее не было ни сил, ни умений! Откуда ж он мог знать, что Ветры осыпали подарками их обоих!
  Торопливо осмотрел свою жену, понял, что с ней все в порядке - испугалась только сильно: и братьев его, и своей новой силы. Он осторожно гладил ее по щекам и волосам, и не мог поверить своему счастью: жива! И будет жить еще долго! Его тревоги были напрасны! И какой он был глупец, что посмел усомниться в силе Ветров!
  - О, спасибо! Спасибо! - Шептали его губы, а он все сидел на земле, как глупый юнец, обнимая свою Амирэн.
  А затем встал и подхватил ее на руки - пора было домой.
  Но вдруг перед ним со злобным стоном поднялся его брат.
  - Дамиран сам убьет твою маленькую дрянь за то, что посмела даже посмотреть в нашу сторону! - Яростно выдавил Гавэйн и утер кровь с лица.
  Глаза Сэйто сузились от нахлынувшего безумия, но его голос был ровен и холоден.
  - Ветры буду судить вас обоих, брат! - И чуть шевельнул рукой, делая Гавэйна и Тайвина недвижимыми. - Останетесь пока здесь. - И припечатал. - Придут за вами.
  - Ты подохнешь, Сэйто! Подохнешь! - Заверещал Гавэйн.
  - Поглядим! - Отчеканил таймэ и исчез во взвившемся ветре, так и не выпустив из рук свою драгоценную ношу.
   
  ***
  Все повторялось вновь. Старый Ллурх поклонился народу по обычаю. Маленькие золотые колокольчики, вплетенные в его сложную церемониальную прическу, тихо и мелодично зазвенели, словно подчеркивая важность момента. Вот только момент был нерадостным. Все таймэ собрались сегодня у храма, чтобы глядеть, как распорядятся Ветры судьбой Дамирановых сыновей.
  Жрец пришел в полном облачении, и, казалось, тяжесть его длинных, расшитых драгоценными камнями одежд, давит ему на плечи. Но пора было начинать.
  Гавэйн, Тайвин и Сэйто стояли все вместе рядом с ним, облаченные в простые белые рубахи и штаны. Здесь ни знатность их, ни свары значения уже не имели. Ветры придут их судить.
  Ллурх воздел руки и зашептал нужные слова. Воздух вокруг него взвился тугими струями, чтобы в пол валить виноватых, а оставить только невинных.
  Но вдруг случилось диво. Стихло все вокруг так, что даже травинка не шелохнется, а юноши так стоять и остались.
  - Тогда пусть таймэ нас рассудят! - Со злобой выкрикнул Гавэйн, уже предвкушая, как правда будет на его стороне. Впрочем, как и всегда. - Сэйто во всем виноват! По его вине мы пострадали с братом!
  Толпа заволновалась, зашумела, поддалась вперед.
  - Врешь! - Звонкий голос разорвал нарастающий гул, и рядом с жрецом возник вдруг худенький мальчишка с растрепанными волосами. Улыбнулся приветливо.
  Ллурх бухнулся в пол. Мальчишка закатил глаза.
  - Ну, просил же!..
  По толпе прошел дружный вздох, и таймэ, как один стали падать на колени. Такого ни при их жизни, ни при жизни их отцов не было. Сам Ветер судить явился.
  Осеняли себя знаками, тянули руки...
  - Ну, будет вам! - Отмахнулся гость. - Не за тем пришел. Знаете ведь, благословение мое с вами, иначе бы избранницу одному из вас не дал и силу бы вашу забрал! - И огляделся. - А вот и он! - Сказал Ветер, в упор глядя на Сэйто.
  Стройный таймэ не смутился и головы не опустил.
  - Веришь в свою правоту, да, Сэйто? - Кривовато усмехнулся мальчишка. - А вот и правильно веришь! - Добавил он, выдержав значительную паузу так, чтобы в глазах юноши уже стал возникать испуг. Ну, так пусть не задается! И обернулся к его братьям. - Вам сила зачем дана была? Помогать тем, кто слабее! - Вопросил сурово и сам ответил. - А вы как с ней обращались? Чванились все перед другими?! Так не бывать тому! Силу вашу я забираю. Человечки вы отныне. На себе познаете как это, быть слабым и отпор не уметь дать.
  Толпа ахнула, но то был еще не конец. Ветер оборотился к ним.
  - Что ж вы, дети мои неразумные! Опять вздумали зазнаваться?! У кого на поводу пошли? Кто вам пример?
  Таймэ начали виновато опускать головы.
  - А я скажу - кто! - Ткнул в них пальцем Ветер. - Тот, кто над вами стоит и заботиться о вас обязан. - Вздохнул. - Ну, как с вами быть? Что дети малые!..
  - Господин, не загуби! - Послышались крики из толпы. - Пощади!
  - Так на то и пришел! - Упер руки в бока мальчишка. - Дам вам нового правителя! Справедливого и честного! И посмейте только ослушаться его! Силы всех лишу!
  А затем подошел к Сэйто и рванул ему на груди рубаху.
  - Вот он, избранник мой! - И поднял хитрые глаза на юношу, прошептав для него одного. - Не подведешь?
  - То великая честь, господин, - тихо ответил Сэйто. - Все умения приложу. Да только того ли ты выбрал? Есть и более достойные среди нас.
  - Уж мне-то лучше знать! - Усмехнулся Ветер, а затем впечатал ему в грудь свою узкую ладонь.
  Сэйто закричал, а по его коже стала расползаться ажурная вязь печати Ветров.
  А когда стихло все, мальчишка вновь голос повысил, так, чтобы слышали все.
  - Будь к ним добр, Сэйто. Они, как дети несмышленые. Глаз да глаз за ними нужен!
  А затем воздух взвился вокруг Ветра тугими струями.
  - Господин! - Закричал Сэйто, стараясь дозваться, чтобы просить о самом главном.
  Мальчишка обернулся.
  - Домой иди. Новости там тебя ждут. Или не понял еще, что благословение мое на твоей семье? - И, хитро улыбнувшись, исчез.
   
  ***
  Старая Саная все время зябла. Жила так долго, что уже и жить не хотела. И дочерей замуж выдала, и внуки уж все подросли, да и себе свадьбы играть стали. А ее все никак Ветры не заберут. Лежала на печи, кутаясь и охая, и подслеповатыми глазами глядела в потолок, вспоминая свою жизнь. А что делать еще, как сил совсем не стало...
  С подворья послышались крики да шум, в окна забились ветки раскидистой яблони.
  - Да что там они! - Закряхтела седая, как лунь, Саная. - Все покоя нет! Все чварятся!..
  Но вот дверь в горницу отворилась и стала на пороге таймэ, свежая и юная, как весна. А уж таких богатых шелков эта горница и вовек не видала.
  - Госпожа! - Ахнула Саная и с трудом села, щурясь на гостью. - А и сил нет встать! Уж прости!
  Таймэ сделала шаг вперед и тихо сказала.
  - Аль не узнаешь меня, мама? Забыла уж свою Амирэн!
  Санае как ветры сил дали. Вскочила с печи, заголосила, цепляясь худыми руками за плечи дочери.
  - Амирэн! Амирэн! - Все не могла поверить, все гладила той лицо. - Да как же так!..
  Амирэн заботливо усадила мать на лавку и присела рядом, не выпуская ее рук и глядя в глаза.
  - Навестить вот тебя пришла. - И добавила тише. - В последний раз.
  - Никак Ветры меня заберут, наконец! - Прислонилась к дочери Саная. - Умаялась я. Устала...
  - То я за тебя просила, мама, - виновато сказала Амирэн. - Хотела, чтоб ты внуков своих увидела.
  - А как же ты живешь теперь? - Вздохнула Саная и прикрыла глаза. - Как таймэ одета!..
  - А я и есть таймэ, - ответила ей дочь. - Ветры дали мне силу. А пока училась я, как даром владеть, чтоб ни себе, ни другим вред не причинить, прийти не могла. А теперь вот пришла...
  - Ты мне другое скажи, - прошелестела Саная из последних сил. - Одежки богатые, да печали многие. Так у нас говорят. Как же жизнь твоя обернулась, Амирэн?
  - А хорошо и обернулась, - улыбнулась таймэ. - Доброго мне мужа Ветры дали. Заботливого.
  - Ну, и ладно!.. - Голос Санаи становился все слабее.
  Но вот в комнате взвился ветер, и стали перед ними два темноволосых мальчика, держась за руки.
  - А вот и внуки твои, мама! Погляди! - Прошептала Амирэн.
  - Как сон смотрю, - ответила ей Саная. - Красивые у тебя дети, доченька. А на наше племя и не похожи.
  - Таймэ они мама. Как и их отец. И судьба у них другая. - Твердо сказала Амирэн. - Защищать они вас будут от ураганов и бурь. Оберегать. Вот подрастут только! - И мягко улыбнулась, взмахнув рукой и отсылая мальчиков прочь.
  - А и то хорошо! - Тихо вздохнула Саная и закрыла глаза в последний раз.
  Запричитали сестры, заплакали. Амирэн поднялась. Добрую жизнь прожила ее мать, никому зла не делала. Вот и забрали ее ветры с миром, ведь покой всякому положен.
  Провожали Санаю всем поселением, и уж ночью глубокой, как завершили обряды, сестры все жаловаться стали.
  - Ты бы вот и помогла нам, вон какие шелка на тебе дорогие!
  Амирэн встала.
  - Не затем я пришла, чтобы в дрязгах ваших разбираться! - Ответила твердо. - Ветры поведали, что Санае времени больше не отпущено. Вот мать и пришла повидать. А пути у нас отныне разные. Не буду более гостить у вас. Так уж прощайте! - И исчезла во взвившемся вихре.
  Сэйто ждал ее с тревогой. Не хотел отпускать, но то не его право было. Ничего не сказал, лишь обнял да прижал к себе.
  Теперь вот одни они остались друг у друга на целом свете. Оба отмеченные печатью ветров, оба нашедшие мир в душе, чтобы идти рядом, рука об руку, пока Ветры не позовут их к себе.
   
  Донецк, 2017 г.
   

   
   
   
   

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | П.Рей "Измена" (Короткий любовный роман) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"