Бирке Элеонор: другие произведения.

Глава 22. Негармоничная реальность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:


   ШКОЛА МЕЧТАТЕЛЕЙ
  
   Глава 22. Негармоничная реальность
   Напротив особняка Смолгов, на улице Камней, стояли две пожилые дамы. Кому-то могло показаться, что это обычные старушки, бесцельно бродящие по округе: мало кто мог узнать их сейчас. Виола укрыла себя и Брегантину "наигранным обликом". Она использовала подобные хитрости, чтобы не вызывая вопросов прогуливаться по местам, где ее запросто могли узнать. Трудновато накладывать мечту на черты сопровождающего, однако частые тренировки Виолы сделали эти обращения проще, но все же вызывали определенные трудности. Женщины столетия провели вместе и каждая из них здорово знала другую. Потому Виола приноровилась, не идеально, но вполне сносно скрывать Брегантину под ликом угрюмой старушки.
   Используя миниатюрный орей, такие фокусы Виола проделывала вполне обыденно. В общем смысле орейфусы служили для переноса людей в иные пространства. Но Виола с помощью хитрого сооруженного орея (маленького аналога орейфуса), окутывала себя подпространством, в котором и творила подобные перемены. В целом мир был мало подвластен изменениям, по крайней мере, тем, что противоречили его законам. Ученые называли такие явления природными, но они лишь отражали то, что заложили в мир его создатели - кое-какие ограничения и связанные с ними возможности.
   Накрытая "наигранным обликом" Брегантина, старалась ярко не жестикулировать и поменьше говорить. Все же маска могла сползти с нее, если та, например, прилично отдалится от источника мечты или будет активно двигаться. Мечты в относительно статичном мире непросты, да и подобным фокусам Виола предпочитала не обучать других. Итак хватало приключений с этими неугомонными мечтателями, особенно молодыми. Розыгрыши, проказы - порой мечтатели будто бы застывали в подростковом возрасте. Глаза горели даже в морщинистых складках иных девяностолетних хулиганов. Кроме того требовались навыки "орейфоведения", "толкования нитей", "концентрации" - обширные познания в сложных дисциплинах. Не каждый мог осилить, но временами происходило неожиданное.
   Случай, полуторавековой давности, когда на экзамен по одному из сложнейших предметов Изнанки - "гибридные связи" - пришел целый табун Викторов Скырягиных, заставил Виолу оставить освоение учащимися подобных навыков на самообразование, в Уголке просвещения. Ну и намучались они тогда! Зато пятнадцать выпускников повеселились на славу. Затейник же - Виктор - взмыл на пик популярности. В общем-то, он и научил остальных достаточно хитрым манипуляциям. Пришлось оценить по заслугам, задача то была вовсе непростой.
   Все-таки жизнь в изысканиях мечтателей была прекрасна. Скучать - не удел тех, кто взялся за обучение буйных фантазеров. Идеи, дерзкие, милые, вычурные, изящные - хватало поводов для беспокойства и в тоже время для вдохновения. Здесь нечего жаловаться. Такая жизнь сама по себе - мечта!
   Махинации с обликом сама Виола использовала довольно часто. Ей приходилось появляться в школе с целью выявления мечтателей среди детей, подсматривать, выведывать. Она мало изменялась, в силу загадочных для большинства причин. Для нескольких поколений учащихся она была бойкой дамой, лет шестидесяти - семидесяти. Практически неизменная внешность могла вызвать множество ненужных вопросов у бывших воспитанников, учителей. А этого ей бы вовсе не хотелось. Потому "наигранный облик" был ее вынужденным действом.
   Сейчас она занимала мелкую должность в Куполе природы, ранее - работала в кухне, в библиотеке Мировых языков, да практически в каждой части школы, в каждом отделении. Немного, совсем чуть-чуть, изменяя черты лица, она успела исполнить десятки ролей за свою длинную жизнь. В основном, она трудилась в лоне мелких поручений. Старалась оставаться где-то сбоку от знаковых событий или фигур школы. Несколько лет разносила почту, потом следила за вольерами, а много позже вела учет новых поступлений в библиотеке. Кто обратит внимание на пожилую даму, наверняка работающую последние годы до заслуженного отдыха? Некоторые мечтатели улавливали наигранность облика, однако далеко не все. Мало кто обладал подобным даром. Сейчас, впрочем, таких в школе Крубсерсов не наблюдалось.
   Брегантина знала многие возможные облики Виолы, могла запросто узнать ее, потому как та пользовалась определенным "набор внешностей". Работа с новыми облачениями - это не всегда удобно и требует большего внимания со стороны носителя. Поэтому, как костюмы в гардеробе модника, у Виолы был свой собственный выверенный и отработанный "шифоньер масок".
   Брегантине было сложней, ведь она не мечтатель. Времена вынуждали ее уезжать из Воллдрима на долгие десятилетия. А по возвращению менять манеры, прическу, благо с одеждой было проще. Швейные мастерские Воллдрима и парочка небольших фабрик по пошиву одежды диктовали условия равные для всех. Как говорится, пришла пора брючных костюмов - ну что ж. Шаровары - пожалуйте. Дамы закутались в короткие накидки без рукавов, наподобие французской тальмы, - очень удобно! Накладывались ограничения лишь в плане карманов. Размещать весь свой арсенал успевающего переделать ворох дел директора в обтягивающих лосинах - не дело, да и должность не позволяет. Почти портьерные складки на кринолине - лучший вариант. Немного отстала от моды - дамам в возрасте позволительно. Однако далеко немолодая мисс преображала даже свое имя. Сейчас она величалась "Брегантиной", впрочем, так нарекли ее собственные папа и мама. Ох, ну как же давно это было! С отсчетом возраста в трехзначных числах начинает казаться, что человек сразу появился на свет взрослым. Скорей всего родителей Брегантина слабо помнила. Все же человеческий мозг, не систематизированный архив размером с многоэтажный дом, в котором при желании можно откопать любую информацию. Кое-что призабылось, ведь столько лет прошло! К сожалению, у Брегантины не сохранилось даже каталенты (что-то вроде фотографии) из ее детства, которое, конечно же, было, когда-то очень-очень-при-очень давно.
   Брегантина вернула себе имя около сорока лет назад, но до этого к ней не обращались так лет сто или больше. Естественно, лишь в этом мире. Впрочем, и имя Виолы знали лишь просвещенные мечтатели или некоторые осведомлённые. В этом мире к таким относилась Брегантина и больше - никто. Даже ученики с Изнанки - Школы мечтателей - знали строгую преподавательницу, как миссис Кара Мэриэн. Правда там она не использовала "наигранный облик", все равно каждый ученик по окончанию обучения попадал в Уголок просвещения или, проще говоря, мог вызнать все, что угодно, почти. Если постараться...
   Над скамьей в тени высокой ограды нависли ветви с пахучими розовыми цветками. Неуместное цветение в надвигающейся прохладе поздней осени тронуло Виолу, но она решила не отвлекаться, не сейчас. Итак, хватало поводов пораскинуть своими представлениями о порядке вещей. Они присели.
   - Почему не позвала меня, когда собака была в школе? - возмущалась Виола.
   - Так ведь пес сбежал, как только пришел в себя. Я сама не успела разобраться, - оправдывалась Брегантина. - Да и вообще чего ты ворчишь как исцарапанная пластинка? Вцепилась в собаку, как в последнюю надежду. Уж тебе бы не занимать рассудительности. Вскипела - отвар из коры упрямого дуба. - Брегантина прикусила губу - не любила Виола, когда ее сравнивали с твердолобым деревом. Ноздри Брегантины раздулись, словно паруса гонимые бойким ветром и ее открытое лицо (правда, вовсе не "ее", все же наигранный облик), превратилось в саркастическую физиономию дерзкой старухи.
   - Конечно, молодая развалина, теперь тебе весело. Ты-то превращаешься в ископаемую даму средних лет, но мысли твои древнее гравюр в пещерах Хемора. Скоро начнешь завивать косички и щеголять в коротких юбочках. Куда тогда планируешь прятать свои вещицы для перемещений и других фокусов? - Виола была довольная собой. Игра колких язычков завелась.
   - Как же ты мне надоела за сотни лет! Люблю тебя, но временами хочется влепить тебе затрещину. Думаешь, я в восторге от изменений? И уж точно не планирую заниматься устройством личной жизни. Хватит с меня школьных забот, а держать выправку перед мужчинами не по мне. Сама знаешь!
   - Независимость - твой порок или дар, но ты прямо идеальный директор. Держишь всех в загоне, как дрессированных барашков. Иные учителя трепещут перед тобой. Хорошо, что я не у тебя на службе. Многотысячная школа, а без тебя даже директор Кипарисус не в силах что-либо решить.
   - Хочешь, чтобы я навела порядок на Изнанке? Нужна помощь? - Брегантина выдавила из себя крайне неестественную улыбку, которая скорее намекала на недовольство. - Дети замучили? Не по вкусу твердолобые наставления? - склонив голову и закрыв глаза ладонью, Брегантина выгнула губу и рассмеялась, гоняя воздух носом, отчего ее подбородок завибрировал и передал движение корсету. На самом деле ей вовсе не хотелось воспитывать мечтателей, не имея возможности их приструнить. Они мигом могли окутать ее туманом и переместить, например, в жуткий сад у площади Школы мечтателей. Ни за что! Хватить с нее обычных школьных дел.
   - Хочешь к моим воспитанникам? Вспомни, что было с левитацией, когда мы с Карлом трудились в юном Воллдриме? Понаделали домов, а они взмыли в небеса. Слава мечте, людей тогда еще не было. Но тебя искали несколько часов. Как же ты испугалась. Маленькая девочка в обнимку с табуретом! Хохот тогда сотряс весь мир! - месть сладка и потому Виола улыбнулась, но по-доброму погладила Брегантину по плечу. - Весело было, а временами и страшно. Я и сама испугалась за тебя. В конце концов, пришлось шагать по поверхности, как и везде, мало где удается сохранить полет и гармоничность...
   - А ведь мне до сих пор снятся неприятные сны о том случае. Засела заноза воспоминаний и свербит.
   - Свербит - это нормально, с нашей-то работой, - Виола глянула на подругу, глаза бывалой мечтательницы серебрились нежностью. Столько лет проведенных вместе, они - больше чем сестры! Они понимали, они принимали друг друга, как есть.
   Ожидание красили воспоминания. Разговор окунулся в далекие годы, пережитые ими приключения и, как обычно, подруги слегка подтрунивали друг над другом. Они припомнили мужа Виолы - Карла Крубстерса. Две дамы часто говорили о нем. Он был поистине - великим мечтателем! Но - БЫЛ великим! Карл пропал почти сто лет назад. Выяснилось только, что он попал в руки немров - пожирателей чужих желаний. Подробности, так и остались, не известны. Зачем Карл отправился к ним? Как вышло, что он погиб, ведь немры не убивают, у них иная цель? Сарказм и дружественные уколы утонули в печали, и теперь они, обнявшись, молча блуждали взглядом в ожидании четырехлапой цели своего визита.
   Вокруг простирался изысканный парад фантазий архитекторов Воллдрима, воплотивших замыслы в постройках. В Зюжно, расположенном на юге города, сплошь возвышались роскошные дома: двух, трехэтажные; с лужайками, террасами, беседками, заковыристыми воротами, колоннадами, статуями греческих богов... Чего тут только не было! Какая либо единая стилистика отсутствовала, будто каждый из владельцев жилища стремился выделить свою постройку среди других.
   Дамы сидели на скамье, через дорогу от бежевых стен, захваченных изгибами взбирающихся на стены зеленых дорожек с листиками, которые добрались даже до колонн у парадного входа. Фасолевые нити с вызревшими фиолетовыми стручками, играючи с собратьями в догонялки, проникли в самые дальние закоулки решетчатой ограды перед домом. За ожившей изгородью возвышались конусы пятиметровых хвойных из отряда Кипарисовых. И конечно розы! Весь дом окружили пышные колючие кусты - страсть Генри Смолга.
   По дороге промчался автомобиль, разбросавший гравий. Вскоре прошествовала группа школьников, видимо старшие воспитанники уже возвращались со своих уроков. Они прошуршали по каменной насыпи, окутанные спорами о происхождении жизни на планете. Одни утверждали, что все дело в случайных играх звездной пыли и газов, которые под действием сил гравитации собираются в звезды и планеты. Другие уверенно доказывали, что без вмешательства извне тут не обошлось. Высший разум или разумы сотворили мир для жизни - в общем, совсем не научные догадки в головах интеллектуалов, а может это были языковеды, увлеченные историей? Кому ж еще волноваться устройством мира, если не детям? Они всегда стараются выискивать причины. А если речь об интеллектуалах, так те и вовсе ни с чем не соглашаются, не получив подкрепленные доказательствами факты. В то время как языковеды предпочитают верить древним свиткам. Для них факты - это античная поэзия или трактаты древних философов.
   Подруги молча отдыхали, однако Виола, услышав спор учеников, покачала головой, немного наклонившись в сторону Брегантины, и похлопала подругу по колену. Брегантина посмотрела на нее и хитро улыбнулась. Казалось, ей известны ответы на вопросы, терзающие школьников, но этими разрешениями вселенских задач она видимо предпочитала ни с кем не делиться, впрочем, как и Виола.
   Дискуссия юных исследователей оставила в покое камни дороги: молодежь удалилась на значительное расстояние, и теперь лишь легкие прикосновения листвы колыхали тишину своим шепотом.
   А две дамы продолжили неспешную беседу:
   - Еще надо подумать, что с Ветхоном. Что он там увидел, когда ты с Пенелопой принесли ему бенайрис? Думаешь Грейхана?
   - Я уверена! - спокойно ответила Брегантина.
   - В таком случае выходит брат изменился из-за него? А может, наоборот, благодаря ему мы раскрыли ужасы, что зародил в сердце Грейхан? Если Ветхон увидел брата, значит, его мечты способствовали тому, что Грейхана сейчас нет здесь. А хорошо это или плохо - не известно. Новая дилемма. Плохо, что нельзя взглянуть глазами Пантелея сквозь бенайрис. Увидеть мир без его мечты. Кроме того ты ведь знаешь, что бенайрис не всегда затрагивает гибридные воплощения, те что сотворило несколько мечтателей. Сквозь него предстает лишь мир без твоей личной, воплощенной фантазии! Здесь бы аппабенайрис подошел. Но это слишком опасно. Если Ветхон от обычного бенайриса чуть было не обезумел, тот, что выше уровнем, вообще может убить его. Так что вопрос с коброй из зоосада остается открытым. Выходит, что мы, не разрешив прежних задач, получили порцию новых!
   - Но ведь Грейхан живет в своем мире, изолированном, далеком отсюда? Он не сможет выйти? Так?
   - Кто же даст гарантии? Мы сделали, что могли. Разрушили орейфус с этой стороны, а там... Все в его руках, но это маловероятно. Он может перемещаться, но попасть в обитаемый мир, из которого можно выйти сюда почти невозможно.
   - Значит проблема в том, что мы недооцениваем нашего чудного Пантелея?
   - Может статься и так.
   - Делать-то что?
   - Вот здесь я не знаю. Я так понимаю, что плоха была сама идея одеть ему бенайрис - это факт. Развеяние? Опять? Этого я бы не хотела. Он стар и убрать ему часть памяти...? Когда он был ребенком - это одно, но теперь - все сложнее. Кто возьмется за такую процедуру? Можно ненароком вовсе удалить ему все воспоминания. Так нельзя! Это жестоко! Но и бросать на самотек - сущее безумие... - анализируя варианты, Виола вертела ладонями, сгибала и разгибала пальцы, а потом вовсе зажала их в замок. - Я должна посоветоваться с кем-то из близких к кругу. Но беспокоить их по пустякам... А вдруг не пустяк...? Пора мне выйти в иные пространства. Засиделась я здесь. Думаю, ничего страшного не случится. Проблема в том, что я обессилена. Совсем обмякла.
   - Ну, известно, лишь то, что старухи мы с тобой. Для меня - это единственный факт. Остальное, как всегда, сплошные домыслы! - Брегантина усмехнулась, а Виола вдруг расслабила хватку своих ладоней и будто бы отпустила тревогу. - А бенайрис для Ветхона может статься и не зря мы использовали. Вдруг это предупреждение? Может нам стоит подготовиться к приходу его брата?
   - Страшные вещи ты говоришь. Я надеюсь это не предостережение. Тем более если это так, то он уже на свободе. Предостережение ведь не предсказывает, а указывает на начавшиеся изменения.
   - Пусть так. Было бы неплохо, чтобы я оказалась не права. Но все эти события и чрезвычайно одаренные мечтами дети... Мир гармонизирует перекосы. Вы ведь позаботились об этом, как могли. Возможно, потому и появились сразу два ребенка с невероятными талантами. Сразу два!
   - Да, тут все не плоско. Дети умнеют, с каждым поколением становится сложнее прятать закономерности. Харм, Элфи - два ребенка с невероятными талантами. Мечтателей хватает, но умеющих "чисто" мечтать - единицы. Элфи изменила дерево в зоосаде, куст с цветами в огороде Хванча, простой концентрацией или чем-то еще. Это сущее безумие. Я такого не видела раньше, правда с Магдаленой такое случалось, но она была гораздо старше. А Харм? Тут и говорить нечего! Чего стоит его "видение будущего"? Часто непросто нащупать зависимость от мечты, но здесь... Они практически волшебники для этого мира. Даже мои представления о возможностях мечтателей на них расходится. Я поражена. Этот мир ограничен пучком строгих законов, а они не видят их, просто игнорируют, - Виола уперла руки в колени и продолжила, покосившись на собеседницу, с натугой наклонила голову на бок, будто перебарывая боль в мускулах шеи, - Брегантина, а что с твоей возвращающейся молодостью? Может быть это мечты Харма? Ты с ним часто видишься и подолгу...
   - Я подумываю над этим. Это действо скорей всего не специальное, а посему надо искать в молодых или даже в детях. Думаю, это может быть Харм.
   - Пес еще этот, - Виола взглянула на бежевый дом и будто прислушалась.
   - Да он совсем не прост. Меня проняло до самой макушки, даже руки задрожали, когда я увидела его впервые. Ну, ты знаешь, первые ощущения, наплыв понимания...
   - А у меня складывается такое ощущение, что мы не соблюдали, а просто наблюдали. В одной куче самые разные неожиданности. Теперь я крайне сомневаюсь в твоей правоте. Зря ты притащила мальчишку в школу. Он мог оставаться в своем коконе, в личном пространстве семьи Дриммернов. А теперь все под угрозой!
   - Опять спор ни о чем, Виола. Оставлять без присмотра такую силу - это вовсе безумно!
   - Сожаление не наш путь. Остается искать решение. Может быть, нам отправить его в более статичный мир.
   - Например?
   - Например, в один из старейших. Где вовсе невозможно мечтать.
   - И что ты предлагаешь кинуть его там и предоставить самому себе? Это жестоко! Мы должны отправить его на Изнанку и учить с остальными юными мечтателями!
   - Он мал! - почти выкрикнула Виола. Ее душило предчувствие, а от этого она всегда предостерегала своих подопечных! Необходимо отмахиваться от предчувствия, это ложное ощущение, сбивающее мечты в ниспадающее русло, то есть к печали и разочарованию, а порой и к более серьезным последствиям. Но после смерти мужа, Виола сама стала терять уверенность, часто поддаваться унынию, и она это осознавала. Это понимала и Брегантина, и всеми силами старалась растормошить старую подругу. Как могла.
   Но сейчас страх унялся в сердце Виолы, она утихомирила его, как прирученного пса, мысленно погладив его загривок, словно притупляя его бдительность. Он уснул - она так представила. Это была стандартная манипуляция, которой она обучила не одну сотню мечтателей. Представить тревогу, как нечто живое или предмет, и совладать с ним. Любому мечтателю необходимо в первую очередь научиться унимать страх и думать, иначе мечты станут плодом отчаяния, а не здравомыслия. У некоторых это занимало уйму времени, она же овладела этим искусством в совершенстве. Несколько секунд и она чиста, как помыслы только что рождённого над океаном ветра, когда он лишь нашептывает покой и даже не думает стать разрушительной бурей. Жаль, что все чаще требовалось использовать навыки - терзания и страхи теперь сопровождали ее мысли ежечасно.
   Успокоившись, она продолжила:
   - Он... Мне жаль его, но речь об... Печальная мечта, ну ты сама представляешь масштабы! Ставить все на случай - это выше всякой беспечности!
   - На Изнанку! Виола! Туда и уже сейчас!
   - Мне надо подумать. Так что с псом? Ты не договорила...
   Брегантина оправила юбку и та принялась переливаться, будто календарь с изменяющейся картинкой - клетка, однотонный подол и вновь мелькнула красно-синяя клетка. Виола строго посмотрела на подругу и та резко одернула руку. Юбка вновь превратилась в коричневый колокол. А образ руки, завибрировав, влился в смуглую кожу теперешней Брегантины. Замер.
   - Забываюсь, - она сморщила лоб и недовольно покачала головой, - Ты знаешь, что пес жил по соседству с Дриммернами. Его имя... Харм.
   - И ты, конечно, думаешь это никакое не совпадение? - теперь Виола была спокойна и сосредоточена.
   - Я думаю, он каким-то образом связан с малышом Дриммерном. Их бы вместе посмотреть.
   - Посмотрим. Но пока остановимся на псе. А вот и он!
   К дамам выскочил новоиспеченный питомец Смолгов. Кайгы пронесся по дороге, подкидывая закругленные камешки. Сбегал до ближайшего поворота, скрылся на пару секунд, выскочил, вернулся и промчался в другую сторону. Пригнулся, подпрыгнул, приглашая новых знакомых поиграть. Но дамы проигнорировали задор пса. Тогда он спокойно подошел, лег и уложил голову на ногу Виоле.
   - Умница! - Виола ободрила пса и тот, купаясь в похвале, принялся излучать гордость. - Умный пес: учуял, что я его звала. Думаю, теперь собака сама меня найдет, если будет в том необходимость. Моя или его, - она потрепала мохнатую голову с прижатыми в покорности ушами, - Так удобно! - улыбнулась Виола и вспомнила о своих страхах. Именно так она и боролось с ними, поглаживая их, как пса. Она мотнула головой и отбросила эту мысль.
   Кайгы понюхал ее руку, сел напротив и, выдавая какие-то пережевывающие звуки, заговорил с Виолой. Она выслушала и погладила того по голове.
   - Да, ты порой творишь все, что тебе заблагорассудится. Фея, - подковырнула Брегантина. Она научилась улавливать эмоции, по большей части свои и интерпретировать их. Понимание вливалось в нее, если она давала волю ощущениям, но то, на что была способна Виола, Брегантине было не доступно. Хотя своего друга соловья Сокола она научилась понимать, используя кое-какое приспособление, созданное Виолой. Но в целом общение с животными было прерогативой мечтателей, старейших и чрезвычайно одаренных. И оттого Виола ей порой казалась всемогущей.
   - Не все. А было бы неплохо, - хмыкнула недовольная Виола.
   - Так, что ты узнала?
   - Харм в доме, у Смолгов, играют с Элфи. Вот тебе и дети. Теперь они вместе!
   - И что?
   - Их срочно надо учить, пока они самостоятельно не научились невесть чему. Это уж точно никакое не совпадение. Я верю в вероятность, но не в судьбу. Они катализаторы изменений и потому тянуться друг к другу. Я так понимаю. Иного объяснения у меня нет.
   - Виола, не нагромождай! Ты ведь сама решила приставить в качестве наставника к Харму - Генри Смолга. Какое уж тут совпадение? Ты накручиваешь там, где нечего выдумывать. Они вероятно так и сдружились, через Генри.
   - О, позабытая мечта, так и было, - глубоко вздохнула Виола. Казалось сейчас, она способна расплакаться от бессилия. Ее голос поник. Кайгы будто почувствовал перемену и посмотрел на нее искренней собачей печалью. - Ты знаешь Брегантина, я стала многое забывать. Словно я в негармоничной реальности, как во сне. Я стара, но, похоже, вовсе теряю рассудок. Поизносилась я в последние месяцы. Словно старость бродила поблизости и, застав меня врасплох, решила навалиться всей своей тяжестью. Но когда-то это должно было случиться. Возможно уже...
   Брегантина и сама давно заметила подобные изменения. Виола часто с грустью вспоминала Карла, волновалась обо всем и стала неловка в некоторых действах. Она мечтала безукоризненно, но жизнь обернулась печалью. Чаще жаловалась на боли в суставах, много спала, но, бывало, мучилась бессонницей и бродила ночами по дому, иногда всхлипывая и причитая. Чашки выскальзывали из ее рук, и она оставила свою забаву со спицами. Хотя раньше Виола вязала, и это ей нравилось, помогало отвлечься и хорошенько выплеснуть мысли в затейливые узоры. Но сейчас что-то происходило, что-то нехорошее. Но понять это Брегантина не могла. Месяц назад она отослала весточку своему старому знакомому из Хемора. Он, в отличие от Брегантины, был мечтателем и довольно сильным. Однако ответа не последовало, и Брегантина раздумывала к кому еще можно обратиться за помощью. Ей не хотелось афишировать состояние Виолы, но срочно требовалось отыскать достаточно опытного человека, кроме того, заслуживающего крайнего доверия. За долгие годы многие связи оборвались и потому самые большие надежды она возлагала на Жуля, своего давнего друга. Но пока тот молчал.
   Кайгы взглянул на Брегантину и заскулил. Виола аж подпрыгнула. Однако ее облик остался неизменным. Лишь слегка колыхнулся пучок, неловко собранных в шар волос.
   - Кажется, я поняла! - ну, кончено не Кайгы поведал Виоле ответ, он подтолкнул ее к пониманию, ведь псы видят энергии окружающие людей, чувствуют их настроение, а некоторые умеют угадывать желания своих хозяев.
   - Что?
   - Ты молодеешь, мы с тобой практически не расстаемся. Неужели это именно так и происходит?
   - Что? О чем ты? - Брегантина еле сдерживала себя, чтобы не вскочить. Она понимала, ее облик, в отличие от облика Виолы, легко развеется и, потому, старалась не шевелиться. Однако буря эмоций Виолы растрясла ее не меньше.
   - Жизнь, молодость, сила, вытекая из меня, даруется тебе.
   На Брегантину опустилось несколько лепестков с кроны над скамьей, Виола подняла глаза. Ветвь, что нависала над самой головой ее подруги, изменилась. Цветы, утеряв изящество, отбрасывали свои лепестки.
   - И не только от меня. Это дерево. Оно чахнет, а всего-то ты побыла здесь с полчаса. Такого я не видывала раньше. Ты забираешь. Точнее - тебе отдается. Как я раньше не заметила? Надо что-то делать! - Виола скрежетала камнями дорожного покрытия, вышагивая перед Брегантиной. Все же она виртуозно владела "наигранным обликом", сейчас, полная эмоций, она ни на крупицу не выдавала своего настоящего облика. Брегантина, встревоженная открытием Виолы, почему то успокоилась. Уверенность подруги - это хороший знак, она взяла себя в руки и полна решимости! Виола остановилась и уперла руки в бока. - Я знаю что делать! Уходим!
   - А Харм Дриммерн? Ты хотела увидеть пса рядом с ним, посмотреть их вместе...
   - Это ни к чему. Мне итак все ясно.
   - Поделишься?
   - Харм - собака, Харм - ребенок. Они связались сами. Это произошло естественным образом. Жили рядом, имена, несчастное окружение. Они самостоятельно впустили друг друга в свои нити. - Виола быстро выдавала факты, будто сберегая время. - Это очевидно для меня. Они даже чем-то похожи внешне, если это возможно. Я так осознала.
   - Скажи еще, что пес - мечтатель, - Брегантина осторожно обхватила себя за талию, будто внезапно разболелся живот. Руки требовали следовать привычным жестам, но такое она не могла себе позволить - облик будет мерцать.
   - Не говори глупостей, но и собака имеет дух, иной. Вовсе не схожий с человеческим. Однако крайне редко дух человека может связаться с животным духом. Это как твоя связь с соловушкой. Вы почему-то взяли нить и завязали, а, как и по какой причине - кто знает. Не я - точно! Порой я корю себя за самонадеянность. Почему я решила, что справлюсь с такой задачей? Знания это еще не все. Законы выпущены и кроят мир, как могут. А я сама и поделать уж ничего не могу. Как самонадеянно. Мы поступили безумно, мы с Карлом опрометчиво решили, что сможем. А теперь. Что теперь? Я не знаю! - Брегантина смотрела на Виолу. Ее речь походила на истерику. Спокойствие Брегантины опять растворилось. Она напряглась, а мысли бились в голове: "Бедная моя Виола, стань прежней, верни себе уверенность и рассудительность! Ты ведь борец! Ты всегда была такой!" - она открыла рот, чтобы сказать слова успокоения, но Виола сама остановилась и взглянула на свою собеседницу, - Но не будем об этом! Надо срочно решить с тобой! Ты... нельзя чтобы так продолжалось, ты станешь забирать жизнь ото всюду. Этого нельзя допустить!
   - Что же будем делать?
   - Отправимся на Изнанку. Тебе лучше остаться там! Влияние должно исчезнуть. Если это Харм... На время изолируем тебя, пока разберемся. В иных мирах, молодых и не скованных строгими законами все происходит, как задумаешь. Мечта может воплотиться в мгновение, но здесь - совсем другое дело. Как так вышло? Что с гармонией? Что творится с миром? Мне становится страшно. Неужто круговорот законов оказался неустойчивым? - грусть сменилась бойкой решительностью, - Я не допущу! Надо исправить! Надо взять детей под контроль! Пойдем, пристроим и тебя куда надо!
   Брегантина смотрела на подругу и молчала. Однако Виолу носило из крайности в крайность. То она кричала и возмущалась, в следующий момент вздыхала от бессилия, а потом, встав в стойку статуи, сжимающей кулаки, уверено излагала свои соображения. Металась в своем спокойствии, унывала в активных действиях. Ничего не поделать. Такова Виола... теперь.
   Выбрав подходящий момент, когда в поле зрения двух пожилых дам никого не было, они переместились. Улица Камней опустела, лишь порыв ветра вскружил сливовое древо, отчего одна из ветвей растеряла потухшие бутоны.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Марго "Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что" (Любовные романы) | | В.Свободина "Отчаянная помощница для смутьяна" (Современный любовный роман) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | В.Крымова "Королевские игры" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | С.Лайм "Мой князь Хаоса" (Любовное фэнтези) | | К.Марго "Не будите Спящую красавицу!" (Любовное фэнтези) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"