Еловенко Вадим Сергеевич: другие произведения.

Девять жизней Кэтти Харн.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написано чисто "в прикол" и на одном дыхании. Понравится буду писать продолжение. Велкам =)


   Девять жизней Кэтти Харн.
   Фантастическая повесть.
  
   Часть первая.
  
   Глава первая. Детство
  
   - Кэт, ты встала?
   - Да, мама, я встала. - Отозвалась с постели девочка и только крепче обняла ногами свернутое одеяло.
   - Включи изображение. Я хочу тебя увидеть. - Потребовала мама.
   Девочка открыла глаза и, тяжело вздохнув, сказала:
   - Да встала я, встала... Сейчас включу.
   Поднявшись с постели, девочка потянулась рукой к школьному платью и, быстро вскочив в него, пошла босыми ногами к настенному экрану вифона. По дороге совершенно рассеянно взяла со столика расческу и попыталась сходу расчесать спутанные за ночь волосы. Морщась и охая, она продолжала это пытаться сделать, и когда на экране проявилось лицо мамы.
   - Ты еще даже не расчесалась! - Возмутилась мама. - До школы осталось меньше часа! Бегом приводи себя в порядок.
   - Да знаю я, мам! - Мучаясь от боли, сказала девочка.
   - Ты все всегда знаешь! А мне на работу приходят замечания от твоего куратора! Если еще раз мне сообщат о твоем опоздании, ты на каникулы никуда не поедешь. Так и знай. Я абсолютно серьезно!
   - Мама! До каникул еще надо дожить! - Изображая, как ее утомили подобные напоминания о каникулах, сказала Кэт. - Все, мама, я почти готова. Я пойду. Хорошо?
   Покачав головой, мама отвернулась к кому-то в стороне и что-то ему сказала. Кэт не расслышала и терпеливо ждала, когда мама ответит ей. Наконец, та повернулась к камере в своем вифоне и сказала:
   - Все, мне надо работать. Позвони мне, как уроки закончатся. Ты не забыла, что сегодня у тебя встреча с отцом?
   - Не забыла... - устало сказала Кэт. - Только он опять же работать будет. Я его только отвлекать буду!
   - Это не важно. Он платит деньги за право с тобой встречаться. Так что к трем будь готова, я позвоню и вызову наблюдателя. Он тебя заберет и вернет потом домой. Ты все поняла?
   - Да, мама... - в который раз сказала Кэт и кивнула обреченно.
   Быстро умывшись и выпив биококтейль, оставленный мамой на столе, девочка вспомнила, что с вечера даже сумку не собрала к школе. Быстро вернувшись в свою залитую солнцем комнату, она вызвала на экран "умника" расписание уроков, и испуганно охнула. Она с последними приключениями совсем забыла, что сегодня у нее итоговое зачетное занятие по физической подготовке. Сегодня их будут гонять до седьмого пота, причем, скорее всего, отменят все остальные занятия. Семь классов должны разом сдать единый государственный минимум. Но "скорее всего" отменят, не значит что наверняка. И Кэт закинув в сумочку две электронные планшетки для рисования и алгебры, схватив с вешалки сумку с формой для спорта, растерянно замерла. Пить или не пить "Зерган"? В аптечки у мамы он точно есть. Каждый раз, когда они вместе едут на море, она принимает этот стимулятор чтобы быть сильнее и быстрее. Сама Кэт тоже пару раз принимала "Зерган" и после него чувствовала, что горы может свернуть. Километровый заплыв, который они с мамой устроили, показался ей тогда минутной забавой. Если выпить, то все зачеты по спорту будут ерундой. Но если станет медик проверять, то тогда минимум десяток штрафных баллов... За один-то балл мама в прошлый раз на неделю оставила дома. А за десяток вполне может и на все каникулы запереть.
   Почти физически страдая, Кэт отказалась от идеи со стимулятором и направилась в холл. Там она, скинув сумки на пол, нисколько не жалея хрупкие планшетки внутри, стала обуваться. Высокие до колена мягкие сапожки и много-много-много блестящих пряжек на них. И каждую надо застегнуть, каждую надо поправить... Ох, уж эта мода.
   Наконец, Кэт покинула квартиру. Только выйдя из нее, она спохватилась и рассеянно похлопала по кармашку сумки, где лежал ее персональный интеллект-ключ. Облегченно вздохнув, она вызвала лифт и стояла, разглядывая очередное объявление на электронном табло. "С 12 до 13 часов сегодня будет производиться помывка стекол. Будьте добры закройте и заприте окна во избежание попадания чистящих средств внутрь. Спасибо".
   - Пожалуйста. - Ответила вслух Кэт, вспоминая, что вроде все окна в квартире были закрыты.
   Двери лифта открылись и Кэт вошла на платформу внутри огромной стеклянной трубы. Привычно скользнув взглядом по глади пруда во дворе, девочка нажала на кнопку первого этажа и платформа плавно, все набирая скорость, заскользила вниз. Прижав пальцем кнопку "без остановок" Кэт улыбнулась. Ничего. Подождут. Не хочет она никого с утра видеть и ни с кем здороваться из соседей. Опять начнут расспрашивать как у нее дела, как она учится... И постоянно отвечать "нормально" Кэт уже надоело.
   Выйдя из дверей подъезда, Кэт огляделась. Никого. И ни одного кара. Обидно до невозможности. Обычно она сразу на стоянке у подъезда залезала в автоматический кар и за семь кредитов доезжала прямо до школы. А теперь придется тащиться на остановку монорельса. До него просто ближе, чем до другой стоянки автокаров.
   Придерживая сумки на плечах, девочка поплелась к видимому за парком "акведуку" монорельса. По дороге она радостно улыбнулась Эллис - соседке с этажа ниже, что гуляла со своим малышом и даже негромко поздоровалась с ней. Негромко потому что ее мальчик в коляске спал и будить того, Кэт вовсе не желала. Эллис хорошая, пусть сама отдохнет, пока маленький спит.
   Еще до того как Эллис сошлась со своим смазливым поляком они частенько вместе ней ходили в бассейн. И мама нередко просила соседку посидеть с Кэт. Но это было уже давно. Еще когда папа жил с ними. Родители работали, нанимать сиделку было не по карману. Вот и просили после школы Эллис заглядывать к дочери. Помахав рукой Кэт, поспешила дальше. До первого занятия оставалось меньше двадцати минут.
   Кэт не боялась опоздать. За это штрафные баллы не начисляли, и отрабатывать или оплачивать их было не нужно. Ну, позвонит в очередной раз куратор маме, ну пожалуется. Ерунда. Мама, конечно, поохает, посетует куратору как ей тяжело и на работе и с ней воевать. Пообещает в очередной раз лично проверять, как Кэт уходит в школу. И на этом все кончится. Ну, или опять в выходные ее, Кэт, запрут дома, и она от нечего делать весь день проваляется перед "умником", общаясь по Сети с приятелями.
   Ворота школы были уже закрыты, когда Кэт подошла к ним. Так и есть - опоздала. Достав свой интеллект-ключ, она прижала его к специальному пазу и калитка, встроенная в ворота отворилась специально для нее. Вышел из своей стеклянной будки охранник - молодой парень в форменной куртке школьной полиции. Укоризненно поглядел на нее и покачал головой. Смущенно улыбнувшись ему, Кэт поправив сумку на плече и помахала ему пальчиками. Это парень хороший. Он списки опоздавших не подает. Он потом втихаря стирает все данные об опоздавших, оставляя только фамилии двух-трех неудачников.
   Проскочив по длиннющей лестнице ко входу в школу Кэт осторожно сквозь стекло заглянула в вестибюль. Учителей не было и только несколько потерявшихся мальчиков стояли перед большим табло. Проскользнув внутрь, она отодвинула малышню и приложила свой брелок к сканеру. Тут же табло выдало, что ее класс в полном составе должен находиться на стадионе за школой. Помимо этого табло напомнило, что занятие идет уже как семь минут.
   Кэт поспешила к внутреннему выходу на стадион.
   Так и есть. Семь классов стояли перед Куратором построенные в четкие колонны и внимали ему со всей серьезностью. Недалеко от Куратора скромно стоял Медик школы с сумкой на плече. Правильно она не стала пить стимуляторы. Сто к одному, что в сумке анализатор.
   - ... сдавшие зачет, могут покинуть стадион и ожидать результатов дома. Всем будут разосланы уведомления на дом. Слышите меня? Нормативы вы знаете. У кого проблемы со здоровьем, когда я закончу, подойдите к Медику и предъявите брелки. Если вы не были у врача, вас сейчас же направят. Но симулировать не рекомендую. На каникулы не сдавший зачета не пойдет...
   Это он врет, улыбалась про себя Кэт, стоя у линии "опоздавших". Нет такого права у него на каникулы не отпустить. Пару штрафных закатит и отпустит. Никуда не денется.
   - Харн! - Заметил ее куратор. - Ты как всегда! Твоей маме опять придется за тебя краснеть и извиняться!
   - Никак нет, герр Тенри. Я не опоздала в школу. У меня замок на ящике не работал, не могла в раздевалке форму забрать. Честно! - прибавила она, поднимая сумку с формой за ремень. Ну, вообще-то замок на школьном ящике действительно барахлил, через раз пуская или не пуская хозяйку к имуществу. И именно поэтому форму Кэт предпочитала носить домой, а не оставлять в школе.
   Куратор пожевал губами, явно ни на грамм не веря ей, но сказал громко:
   - Харн, встань в строй. Пойдешь как опоздавшая с последними.
   Ага, конечно. Кэт бегом метнулась в колонну своего класса и пристроилась в конце.
   - Ты где, швабра, бегаешь... - Тихо через плечо спросила Алексия.
   - Тебя дура не спросила. - Огрызнулась незлобно Кэт.
   Лекса, как ее все звали, протянула руку назад и попыталась ущипнуть Кэт.
   - Я те ща руки выдерну, - улыбаясь пообещала Кэт.
   - Я тебя ногами запинаю. - Заверила ее Лекса.
   К ним повернулся Джим и зашипел на них, чтобы девчонки заткнулись. Лекса, скорчив страшную гримасу, вытянула ногу и несильно поддала Джиму по мягкому месту. Мальчик обиженно покачал головой. В мочке его уха сверкнул брилиантик и Кэт втайне ему позавидовала. Она себе на пирсинг только фианиты набрать смогла.
   Колонны повели переодеваться. В раздевалке вылезая из дурацкого обязательного в школе платья, Кэт пожаловалась Лексе:
   - Представляешь, вчера поймали с сидром в парке. Сразу потащили разбираться. Еле вырвались. Я и Динка напрямик ломанулись только нас и видели, а Сашка, вот дура, к забору побежала. А там все дыры еще на прошлой недели заделали. Так представляешь, она через забор перебраться смогла. Джинсы порвала, но перебралась.
   - Вы втроем были? - Спросила Лекса, натягивая термобелье.
   - Не, с нами Пол и Дэн были. Они даже не побежали. Мальчишки, что с них возьмешь. Разревелись, просить стали, чтобы их отпустили.
   - Понятно. А они вас не сдадут?
   - Кто, Пол? Ты не смотри, что он плакса, он классный. С ним просто, не то что с нашими, такими правильными... А Дэн, ну в прошлый раз же он не сдал тебя, когда ты его на сеанс для взрослых протащила.
   Лекса глупо заулыбалась, вспоминая, как она учила Дэна целоваться в темноте зала. И как когда их "попалили" со всех ног дала деру оттуда, совершенно позабыв о брошенном мальчике.
   - Он хоть нормально целуется теперь? - Спросила Лекса.
   - Кто? Дэн? - Переспросила Кэт. Увидев кивок, она осторожно призналась: - Я так вчера и не смогла его уломать. По-моему он по тебе сохнет.
   Улыбка Лексы стала еще шире, и она тихо пообещала:
   - Сегодня после занятий заловлю его, посмотрим.
   Вошел Куратор и требовательно спросил:
   - Чего телимся? Кто оделся бегом на стадион! Харн, ты, что стоишь столбом? Оделась? Выметайся!
   Первым сдавали бег. Три километра. Лекса бегущая рядом уже на втором километре клялась всем, чем могла:
   - Брошу курить. Обещаю! С сегодняшнего дня бросаю! Господи, что же тут у меня болит...
   Кэт, бегущая справа от подруги, тоже неважно себя чувствовала и у нее, как и у Лексы тяжко болело под правым ребром. Но она хоть не задыхалась, как подруга. Последние сто метров Лекса бежала, словно раненая в бок. Как-то даже прихрамывая. Куратор и Тренер наблюдающие за бегом, так и смотрели, не отрывая взгляда, на них. Еще бы. Остановится - дисквалификация. Сойти с дорожки - тоже самое. Хоть до кого дотронешься и заново...
   - Гады, сволочи. - Ругалась Лекса, когда они с Кэт упали на траву за финишной чертой. - Я ща сдохну.
   В горле у нее что-то клокотало и откуда у нее находились силы на ругань, Кэт откровенно не знала. Сама она дышала, словно пыталась легкими весь воздух планеты собрать. Боль под ребром так и не отпускала, а горло пересохло настолько, что даже глотать было больно.
   Когда немного отпустило, Кэт села на траву и сказала:
   - Это самое тяжелое было. Хорошо, что вначале...
   Лекса кивнула и тоже со стоном села. Оттянув на животе майку, она пожаловалась:
   - Все насквозь мокрое. Вонять после этого будем как стадо коров. - В этот момент ее внимание привлекли мальчики бегущие отдельной группой и, указывая на них, она сказала: - Кэт, ты посмотри... Бегут себе никуда не торопясь. Как, блин, на пляже... Я завидую пацанам иногда. Нам три кэмэ, им два... нам двадцать раз подтянуться им десять.
   - Нашла чему завидовать. - Отмахнулась Кэт. - Ты с этой штуковиной между ног и километра не пробежишь.
   Девочки звонко засмеялись, привлекая к себе внимание Куратора. Тот замахал на них, чтобы они убирались с поля, и Лекса выругавшись, встала. Протянула руку Кэт и помогла ей подняться.
   - Пойдем... сейчас будем пресс сдавать. - Сказала она, и Кэт угрюмо посмотрела на группу, что уже заканчивала зачет. Девчонки из той группы на снарядах были похожи на какие-то диковинные качели. Синхронно поднимаясь и локтями дотрагиваясь до колен, они так же синхронно опускались на ложе.
   Пресс сдали без проблем. Пятьдесят раз для Кэт было ерундой. Она даже почти не устала. Потом их всех погнали на турники и там уже она вволю поиздевалась над Лексой, которая на пятнадцати подтягиваниях повисла и не могла больше ничего сделать. Вверх подняться сил не хватало, а отпустить турник упрямство мешало.
   Подошедший к ней тренер спросил язвительно:
   - Висим? Созреваем? Вон, посмотри, как Джон подтянулся? Двадцать раз. Наравне с девочками. А тебе не стыдно?
   - Стыдно, потому и вишу. - Ответила Лекса и девчонки, столпившиеся вокруг, засмеялись.
   - Давай уж. Или вверх или вниз. Не задерживай. Вон, гляди, третья группа идет уже сдавать.
   - А если я спущусь мне пересдавать надо будет? - Поинтересовалась Лекса вся багровая от напряжения.
   - Алексия... У тебя сил болтать языком навалом. А подтянуться двадцать раз, слабо.
   Кажется, это разозлило Лексу. Она, взревев раненым медведем, подтянулась раз, еще раз... но на девятнадцатом разу у нее вырвался из рук турник и она, больно ушибив колено, упала перед тренером. Но Куратора рядом не было и тренер, оглядев девчонок, сказал:
   - Все видели, что она двадцать раз подтянулась? Я лично видел.
   Девчонки загомонили, что конечно подтянулась! Как же Лекса не подтянется двадцать раз?! На том и порешили. Кэт была уверена за девчонок. Они не сдадут. Это мальчишки вечно ябедничают бегают. Группу отправили переодеваться и двигать к бассейну. Оставался самый приятный зачет.
   Стоя у бортика бассейна и поправляя лямки купальника Лекса сказала:
   - Руки и плечи ломит. Не знаю, как доплыву.
   - Что ты, сто метров не проплывешь? - Изумилась Кэт, у которой тоже все тело болело уже.
   - Ты что не понимаешь? - Зло сказала Лекса. - Говорю, плечи ломит страшно. Рукой двигать больно.
   - А у меня вообще месячные. - Сказала Кэт и, ударив ладошкой по животу, добавила: - Живот как чугунный и болит.
   - А что ты медику не сказала? - Без сочувствия спросила Лекса.
   - А что он? Затычку вобьет что ли? - Грубо сказала Кэт и увидела, что к бассейну уже идет Тренер. - Да и потом в одиночку сдавать не хочется.
   - Ща у тебя все размокнет и все увидят...
   - Не увидят. - Сказала Кэт и обернулась по сторонам. - Я в переодевалке сменила... Да и вообще четвертый день уже. Почти ничего нет...
   - Если мальчишки увидят, засмеют...
   - Я им засмею. - Грозно пообещала Кэт. - Я же не высмеиваю их, когда они на естествознании или анатомии брюки поправляют.
   Дали команду. Восемь девочек по числу дорожек вышли на помост и приготовились прыгать. Прозвучала еще одна команда и они нырнули. Кэт сразу под водой открыла глаза и погребла, не спеша подниматься на поверхность. Но вот воздуха стало не хватать и она вынырнула. Догоняя ушедшую вперед Лексу, закричала:
   - Это так у тебя плечи болят!?
   - Я с перепугу! - Заорала в ответ Лекса, и Тренер громко свистнул, чтобы прекратили в воде разговоры.
   Когда зачеты были сданы, пот был тщательно смыт в душевых, боль в теле немного поутихла, девочки, устало сидя на лестнице перед входом в школу даже сил не имели на разговоры. Они просто изредка прикладывались к банкам с биококтейлем и отстраненно рассматривали снующих мимо них школьников. Они не меньше получаса уже вот так высиживали и ни одной здравой мысли, чем убить время до обеда в их головах не было.
   - Мне сегодня к отцу... - вяло сказала Кэт и протянула, пустую банку, проходящей мимо девчонке из младших классов: - На выброси...
   - А чего не в выходной? - отозвалась Лекса.
   - Он платит... он и музыку заказывает. - Грустно сказала девочка.
   - Ты его не любишь? - Спросила Лекса, откидываясь на ступенях.
   - Да он какой-то не такой... - Призналась Кэт. - Раньше я любила его точно. А сейчас это наказание какое-то эти встречи с ним. И понимаешь в чем дело... ну, у всех отцы как отцы. Там своих дочерей на машине катают, в лес, пикники устраивают. Подарки дарят разные. Вифоны новые или еще что... А мой...
   Лекса вопросительно на нее посмотрела, и Кэт вынужденно продолжила:
   - Да это ладно, ерунда. Но сам он. Это нечто. Вот твой отец, что после работы делает?
   - Ну, придет, приготовит поесть или закажет из доставки. Дождется мать и там уже по-разному. Иногда она его в визион водит. Иногда они вместе куда-нибудь уезжают. А совсем поздно вечером, моя его в постель затащит и не выпускает пока тот без сил не вырубится. - Лекса засмеялась и Кэт тоже улыбнулась.
   Чуть подумав, девочка сказала:
   - А мой после работы в тир ездит. Стреляет из всего, что стреляет. Занял второе место по полетам на дальние дистанции на параплане. Среди мужчин естественно. Летом уговаривал меня в горы с ним поехать. Вот твой отец в горы как?
   - Да упаси боже... - воскликнула Лекса и добавила: - Он высоты боится.
   Хихикнув, Кэт продолжила:
   - Мой даже сережек не носит. Ща повторю, как он говорит: Украшения - бабий удел. Бабами он нас называет.
   - Ааааааа... - воскликнула Лекса. - Ну, тогда все понятно. Он женоненавистник. Как те раньше. Ну, которые еще пять сотен лет назад были. Как это говорилось... времена патриархата.
   - С ума сошла? - возмутилась Кэт. - Вокруг него так женщины и вьются. И я не могу сказать, что он ханжа. Я к нему в прошлый раз приезжала, так у него там аж две было. Папочка, видите ли, любит секс втроем.
   - Фу как мерзко. - Передернула плечами Лекса. - А как же они такое терпят? Одного мужика на двоих. Я за своего пасть любой порву. Ну, в смысле когда выберу себе... А делить его с кем-то даже не собираюсь.
   Кэт покивала, соглашаясь с подругой, но заметила:
   - Правда и женщины у него... тоже странные. Все такие нежные, мягкие, вечно сюсюкающие. Где он таких, только находит. И ты знаешь... только не ржи. Мне кажется, что он их вот так держит обеих. - Кэт показала, как что-то невидимое сжимает в руке.
   Но Лекса засмеялась. Громко и заразительно. Кэт тоже улыбнулась, представляя, что ее подруга сделает с любым мальчиком, который будет ей что-то указывать или как-то выделываться перед ней.
   - Даааааа, - протянула Лекса. - Богата наша планета чудесами. Не все неандертальцы вымерли. Я теперь понимаю, почему твоя мать с ним разошлась. Это же хуже некуда под каблуком у мужика жить.
   В это время мимо них, будто бы не замечая, проходили Пол с Дэном. Они всегда парой ходили. Друзья типа.
   - Эй, мальчишки! - Окликнула их Кэт. Пол и Дэн остановились и, повернувшись к девочкам, смущенно заулыбались. Кэт поднялась, подошла к ним и сочувственно спросила: - Сильно вам вчера влетело?
   Ответил Пол. Он склонил голову, словно задумавшись, и сказал:
   - Нет. За мной мама приехала забрала. А она меня не ругает никогда. За Дэном отец заехал. Вот он нервы и мне и ему вымотал. Скандал был жуткий пока моя мама не вступилась за меня и мы просто домой не уехали. Теперь даже не знаем можно нам в гости к друг другу или нет. Папа Дэна во всем меня винит. Мол, я виноват во всем.
   Подошла Лекса и, обняв сзади Дэна, что-то прошептала ему на ухо. Дэн смутился, покраснел и глупо заулыбался. Видя, что подруга нашла себе развлечение, Кэт обратилась к Полу:
   - Не будем им мешать. Можно я тебя провожу до дома. Надеюсь твои меня не прогонят.
   Пол мягко кивнул и сказал:
   - Пойдем. Только пешком пойдем у меня денег нет на кар.
   - Какой разговор!? - Изумилась Кэт. - У меня есть. С ветерком доедем.
   Она оставили Дэна и Лексу на крыльце школы, а сами пошли вниз к стоянке каров. Уже выходя за ворота Кэт, повернулась и увидела, что Лекса обнимает мальчика, а тот смущенно и, стараясь ни на кого вокруг не глядеть, положил голову ей на плечо. Заметив, что Кэт на нее смотрит, Лекса улыбнулась и ладошкой показала, мол, вали, не мешай. Кэт помахала ей рукой и, повернувшись к Полу, призналась:
   - Всегда завидую Лексе. Что в ней мальчишки находят?
   Пол, как-то отстраненно глядя на пустую стоянку каров, сказал:
   - Она красивая и... сильная. Внушает силу. С ней прикольно. И она не болтает. Никогда. Она даже тебе, наверное, ничего не рассказывает о том, что у нее с мальчиками бывает.
   Кэт подумала и кивнула:
   - Ну да. Она не хвастается победами. Если ты об этом...
   - А ты? - спросил мальчик и озорно поглядел на Кэт.
   Кэт заверила, что она такая же. Хотя... У никогда еще ничего серьезного ни с одним мальчиком не было. Нет, она, конечно, не была девственницей. Ну, кто в ее возрасте еще девственница? Балуясь разными игрушками и просматривая порновидео, что она таскала из тумбочки матери, Кэт уже знала о сексе все. Только вот опыта у нее не было никакого.
   На их счастье ждать пришлось недолго. Подъехал кар и из него вышла Мастер по военной подготовке. Оглядев ожидающих кар школьников, Мастер кивнула Кэт и сказала:
   - Харн, садись. Проводи мальчика домой.
   - Спасибо, Мастер! - Отозвалась Кэт и первой пропустила внутрь Пола.
   - Не за что. Отцу передай привет. - Сказала Мастер и закрыла за Кэт дверь. Победно оглядывая оставшихся на остановке, Кэт сунула деньги в приемную нишу и на экране с картой города ткнула пальцем в квартал Пола.
   - А она твоего отца знает? - Удивился Пол, когда они уже отъехали от школы.
   - Ага. Они в одной команде по практической стрельбе. Она моего отца разве что не боготворит. И никогда не подкатывала к нему... ну ты понял. Она даже уважает его за то, что он такой странный.
   - Странный? - не понял Пол.
   - Ну, что он считает себя сильнее быстрее умнее большинства женщин... Это я так образно... Хотя, да... Многим женщинам он форы даст, хотя бы на тех же стратосферных прыжках. Он всегда точно выходит на цель. И парашют... парашют он раскрывает всегда так низко, что дух захватывает.
   - ...?
   - Не веришь? Я сама видела. Он же меня заставлял тоже учиться прыгать. Говорит, если в десант направят, то лучше заранее все уметь.
   - Я верю. - Кивнул Пол. - Просто действительно странно. Я вот точно не хочу прыгать. Мне страшно.
   Кэт посмотрела, как Пол передернул плечиками, и сказала:
   - Да я сама тоже... каждый раз боюсь. Когда выпрыгиваешь ведь это космос практически. Небо черное-черное. Видно, что земля круглая. Несколько материков сразу видно. И прикинь надо сориентироваться и точно знать куда лететь. Без компьютера, без наведения на цель... Страшно. Я за отцом летела. Когда он далеко отлетал слишком и меня не видел, то запускал шашку дымовую. Как комета летел, указывая мне путь. Это было красиво. Когда я его видела, то не страшно было. Но когда нет... такой холод и отчаяние в груди. Я как представлю, как наших поодиночке диверсантов на Далекую выкидывают... так уже и в десант не хочется.
   - А кем ты хочешь сама стать? - спросил Пол, когда они уже подъезжали к его кварталу. - В смысле, когда вырастешь, то кем?
   Кэт задумалась и не сразу ответила.
   - Я хочу быть пилотом все-таки. Не смотри на меня. Это не детские мечты. В детстве я мечтала как раз стать десантником. Фильмов много смотрела о них. А сейчас хочу пилотом. И действительно летать далеко. Если получится, то даже за Далекую, за Люнь.
   Кар остановился и Пол, сам вылез со своей стороны. Когда Кэт подошла к нему, то мальчик странно рассеянно спросил:
   - А как же муж? Он типа должен будет тебя ждать?
   Кэт ответила честно:
   - Не знаю. До этого еще дожить надо. - Поправив сумки на плечах, Кэт сказала: - Ну, пойдем, провожу тебя. К тебе кстати можно?
   Пол ответил не сразу.
   - Лучше не стоит. Мамы дома нет. А когда ее нет, или она задерживается, отец злой ходит. Ругается. Сам он не работает.
   Кэт кивнула. Ну, нет, так нет.
   Возле самого дома Пола случилась неприятность. Группа девчонок, явно прогуливавших школу, вышла им на встречу из-за какого-то угла и преградила путь.
   Пол все сразу понял. Умничка какой, подумала Кэт про него.
   - Девчонки, пропустите. Она вас не знает, но я вас знаю. Если что-то случится, штрафными баллами вы не отделаетесь. Моя мама вас сама найдет...
   Старшая девочка потерла нос и сказала веско и важно:
   - Пол, я же не посмотрю, что ты мальчик. Размажу по асфальту. Мама потом тебе на косметику запарится работать.
   - Ничего ты не сделаешь, Сэм. - Уверенно проговорил мальчик. - Я твою мать знаю, она тебя за такое сама отведет в психушку.
   Девочка, названная Сэм, тяжко притворно вздохнула и сказала, обращаясь именно к Кэт:
   - Тебе повезло, что ты с мальчиком. Мы не будем вам мешать. Но сама не появляйся в одиночку. Изуродуем - мать не узнает. Веришь?
   Кэт задумалась. Да, пожалуй, верила. Это уже не детские пугалки. На лице у этих все написано. И молчаливость это страшная. Все в единой воле собрано. Все они в кулаке у этой Сэм.
   - Верю. - Кивнула спокойно Кэт и поправила вечно сползающую сумку.
   - Ну, и хорошо. Иди. - Кивнула девочка, давая небольшую лазейку, чтобы Пол и Кэт проскочили.
   Кэт очень боялась удара в спину. Но удара не было. Их пропустили.
   - Обратно пойдешь, иди не напрямую, а к магистрали и по ней до стоянки доберешься. - Заботливо сказал Пол, указывая рукой куда-то.
   - Ага. - Вняла его словам Кэт.
   Они поднялись на лифте к самым дверям квартиры пола. Кэт ждала, что он скажет на последок и Пол сказал:
   - Ну, все. Мы пришли. Если хочешь после семи приезжай. Мама дома уже будет. И мы с тобой у меня посидим.
   - Да, нет... - сказала Кэт и объяснила: - Я прямо сейчас на встречу к отцу, а там это явно затянется надолго.
   - А, ну как знаешь. - Сказал Пол и уже достал свой интеллект-ключ.
   Кэт долго не решалась, глядя как мальчик тоже непонятно чего ждет. Но, наконец, она сказала:
   - Пол, а можно я тебя поцелую.
   - Это зачем? - Несколько оторопело спросил мальчик.
   - Просто...
   Мальчик, глубоко вздохнул и как-то обреченно сказал:
   - Ну, поцелуй.
   Губы у него были мягкие-мягкие. Кэт буквально прижала его к стене и не давала ему извернуться. И сама не отрывалась, наслаждаясь происходящим. Ее язычок проник через податливые губы мальчика и она принялась им изучать десна и язык друга. То, что она прижималась к Полу, позволило ей сразу почувствовать, как у него изменилось там... внизу. И ей нестерпимо захотелось потрогать или даже больше... увидеть. Не на экране "умника", гоняя стыренные у мамы видео, а так. В живую.
   Пол извернулся и украдкой вытер губы.
   - Мне надо домой. Папа ругается, если я опаздываю из школы.
   Кэт просто молча кивнула. Ей казалось, что если она хоть слово скажет, то пропадет это ощущение блаженства. Она с тоской смотрела, как дверь за мальчиком закрылась и поняла вдруг совершенно отчетливо... Что это не все... что Пол будет согласен и на большее с ней. Что у нее есть шанс получить от Пола именно то, что ей так нужно. Физическую близость.
  
   Глава вторая. Юность.
  
   - Все чему нас тут учат это какой-то бред! - Ругалась Лекса, устало положив голову на сложенные ладони. Сэм и Кэт поглядели на нее и промолчали. Мало ли что в жизни пригодится. В конце-концов, не просто так преподают историю в высших военных училищах. Преподаватель - мужчина в форме майора десанта, Кэт раньше даже не подозревала, что мужчина может в десанте до майора дослужиться, неторопливо прохаживался между рядами столов и монотонно рассказывал историю Индо-пакистанского конфликта.
   - Нет, девки, ну нахрена нам знать как индусы зафигачили ядерным оружием по Пакистану и как Пакистан ответил им тем же? Кто-нибудь ответит?
   Отозвалась Сэм. Она проведя рукой по своим коротко-коротко стриженным волосам сказала:
   - Тебе не поффигу? Лежи, спи. Я тебя толкну, если близко подойдет...
   - Да у меня сил спать нет. - Призналась Лекса. - Вымотали эти первогодки... Все им покажи всему их научи...
   - А чего вызвалась тогда?
   - Ну, я думала, что это типа круто быть командиром взвода. Знала бы, каких дебилок мне дадут ни за что бы не согласилась.
   - Ага... - кивнула Кэт и сказала для Сэм: - Я была в роте у ее взвода... Там абзац. Неужели мы такими же свиньями были, когда сюда пришли?
   - Мы еще хуже были. - Сказала уверенно Лекса. - Я как вспомню, как вы с Сэм дубасили друг друга, так ржать хочется. Мои хоть между собой не дерутся.
   Кэт положила руку на стриженную голову Лексы и чуть надавила на нее, вжимая щекой в сложенные ладони. Лекса вырвалась и замахнулась на Кэт, но все только улыбнулись. А Сэм, в который раз пояснила:
   - У нас с Кэт старые счеты.
   - Ага, помню-помню... как Пол на проходную приходил, так обе галопом неслись к нему. Лошади, блин.
   - Ой, а ты типа не так... - Возмутилась Кэт. - Кстати, где твой Дэн? Месяц уже твоего красавчика не видела.
   - И не увидишь. - Сказала Лекса. - Скурвился Дэн. Повелся как мальчик на побрякушки. Я не знаю, что там точно было, но он сейчас с Сашкой. Не знаю надолго у них или нет. Но он к ней перебрался за город жить. Живут на берегу моря. Солнце, пляж, вода теплая... Не то что мы тут на марше вброд через ледяную речку... Я себе точно придатки отморожу.
   - Ты в училище рожать шла или убивать учиться? - Флегматично спросила Сэм.
   - Убивать. - Кивнула Лекса и, указывая на майора, сказала: - Только учат нас хрен пойми чему.
   Занятия окончились и взводу велели построиться на плацу. Командир взвода, лейтенант, обошла всех и скомандовала:
   - Командиры взводов, выйти из строя!
   Лекса вышла, вперед чеканя шаг, а с ней и еще три девчонки из взвода.
   - Направляйтесь к своим курсантам и ведите их на прием пищи. Смотрите сами не заблудитесь. Остальные, сомкнуть строй! Слушаем внимательно! Вчера по училищам поступила разнарядка на дежурство во время приезда Глав Совета Правления. Мы тоже участвуем. Сегодня вечером на построении будут выбирать взвода кто поедет, а кто останется. У меня личный интерес поехать. И если я из-за какой-то неряхи, или опоздавшей на построение не попаду туда... То эта виноватая, до погон не доживет. Обещаю...
   Лейтенант обвела взглядом выстроенных перед ней девушек и спросила:
   - Все понятно?
   - Так точно, мэм! - Рявкнул взвод.
   - Давайте, девки, займитесь сейчас формой и обувью. - Сказала лейтенант уже более раскованно. - Как все сделаете, можете быть свободными до девятнадцати ноль-ноль. Пройдет смотр, и если наш взвод возьмут с меня причитается. Благодарности получите от командование за участие. А от меня на взвод три ящика пива. Постарайтесь меня не подвести.
   Взвод распустили и девушки, негромко рассуждая между собой, направились к своему общежитию. Сэм уже в "кубрике", разглядывая свою парадную форму, сказала:
   - Я не успею до вечера выстирать, высушить и погладить.
   Кэт, расправляя собственную "парадку" на застеленной кровати тихо угукнула. Она выпрямилась, достала из чехла на поясе коммуникатор и вызвала Лексу.
   - Слушай, ты объявила уже своим о смотре?
   - Неа, команды не было. После обеда, скорее всего построят их и объявят.
   - А твои уже поели?
   - Ты чего смеешься? - возмутилась Лекса. - Это ты жрать тройной паек за три минуты можешь, а они свой полчаса могут мурыжить...
   - Короче, - вмешалась Сэм, забрав коммуникатор из рук Кэт, - у нас проблема. Нужно три добровольца... или два. Надо форму выстирать, просушить и прогладить. Или лейтенант нас прибьет, если мы как аборты выйдем перед начальником училища.
   - Ща... - недовольно отозвалась Лекса и прервала связь.
   Сэм вернула коммуникатор и стала собирать форму в пакет. Кэт тоже свернула форму и, когда ее коммуникатор ожил, сказала невидимой Лексе:
   - Да все готово. Я встречу их.
   Оставив Сэмми в "кубрике", Кэт спустилась на выход из общежития и огляделась. "Добровольцев" нигде не было видно. Чуть изумленно она уже хотела позвонить Лексе и спросить какого черта, но в этот момент она увидела бегущих со стороны кухни двух совсем молоденьких девчушек.
   - Курсанты, стоять! Раз-два. - Скомандовала Кэт и когда тяжело бухая по асфальту сапогами девушки остановились, она спросила: - Командир кто?
   - Алексия Ригг, мэм.
   - Отлично. Следуйте за мной. Не оборачиваться и не тормозить.
   Они поднялись в "кубрик" и, вручив им два пакета со своей и формой Сэм, Кэт скомандовала:
   - Берите пакеты. Внутри форма. Что бы через два часа она была выстирана, высушена и выглажена. Спалите или порвете, свою отдадите. Вам все ясно?
   Одна девушка тут же ответила "так точно", а вот вторая что-то замялась.
   - Не слышу? Вам все ясно?- Повторила, обращаясь к ней Кэт.
   Девушка упрямо молчала. Кэт так и не заметила, как это Сэмми так ловко прокралась ей за спину и вот она уже гюрзой метнулась вперед, впечатывая кулак в скулу девушки.
   - Когда тебе задает вопрос старшая, ты обязана отвечать! - Рыком выговорила Сэмми, нависая над сваленной на пол девушкой. - Тебе все ясно!?
   - Так точно... мэм! - Сквозь слезы произнесла девушка с пола.
   Кэт помогла ей подняться и сказала, отряхивая девушку:
   - Не реви. Ты же не пацан чтобы реветь. Глотай обиду. Учись злиться! - Уже обращаясь к обеим девушкам, Кэт сказала: - Все. Выполнять. Бегом марш!
   Когда они вышли, Кэт заметила подруге:
   - Ща у нее скула вздуется, потом запаришься объяснять начфаку, что это был воспитательный момент.
   - Ничего. Если не дура, то соврет что-нибудь. А если дура, то Лекса ее живьем съест потом.
   Коммуникатор снова замурлыкал и, видя, что вызов от Пола, Кэт осторожно отошла от подруги.
   - Привет. - Сказала она улыбаясь.
   Сэмми все поняла. Не зря же они уже три года дружили. Без слов понимали друг друга. Но даже уже давным-давно выясненные отношения, не мешали ей обиженно отвернуться от подруги и демонстративно раскрыть какой-то женский журнал. Может она, разглядывая голых мужиков, отвлекалась от мыслей о Поле?
   - Я сейчас выйду. - Сказала Кэт и отключила связь. Она виновато подошла к подруге и стояла за ее спиной молча.
   - Да иди уж. - Через плечо бросила Сэм и Кэтти благодарно положила ей руки на плечи. Движение плечами и глухое бормотание: - Не трогай меня. Я не такая. Иди вон к Вике, она женщин предпочитает, а я своего Пола обратно заберу!
   Кэт вышла из кубрика, оставив Сэмми одну.
   Пол в модной цветастой рубашке и солнечных очках стоял на проходной, дико сторонясь шастающих туда-сюда курсантов. Заметив улыбающуюся Кэт, он тоже радостно улыбнулся и пошел ей на встречу. Уже собираясь пройти через "вертушку", Кэт была остановлена окриком сержанта:
   - Стоять, курсант! Куда? Документы.
   Расслабленно протянув свой жетон под ручной сканер, Кэт получила добро на выход и только тогда уже добралась до Пола, и обняла его.
   - Ты чего не позвонил, дурачок, что приедешь? - Спросила его Кэт и посмотрела с любовью в глаза. - Я бы увольнительные себе выбила. У меня три лишних караула в этом месяце, так что положены. А так уже не выйдет... у нас смотр сегодня. Отбирать будут тех, кто ГСП поедет охранять. Думаю у нас все шансы, так что меня по всем каналам покажут. Ты чего молчишь?
   Пол, смущенно улыбаясь, смотрел в ее глаза и спросил:
   - Ты выйти сейчас можешь или тебе нельзя?
   - Наверное, можно, раз сканер не заорал. Нам же оргпериод никто не объявлял. А на обед я все равно не пошла. С утра от пуза наелась.
   - Пойдем хотя бы к реке посидим. - Спросил Пол и Кэтти, обняв своего парня за плечи, повела его прочь от любопытных девчонок, что искоса подглядывали с завистью за ними.
   Вода в реке была ледянющая. Все реки в горах такие, ничего не поделаешь. Но и все тренировочные корпуса десанта стоят в предгорьях. Чтобы на всех типах местности тренировать.
   - Рассказывай как у тебя. - Спросила, Кэтти заваливаясь прямо в траву.
   - Да ничего. Думал, раньше приехать, да все время не появлялось. Сдал курсовую. Сейчас на практику пойду. В нашу школу, кстати. Буду вести три месяца труды у мальчиков.
   - Прикольно. Мастеру по военной подготовке привет передавай.
   - Обязательно. Кэт, а ты вообще, когда домой звонила последний раз?
   От этого вопроса повеяло нехорошим. Чувствуя подвох, Кэтти ответила:
   - Месяц, наверное, назад. А что? Если бы родичи скучали по мне, то что им... полчаса и они транспортным коридором уже здесь.
   - А ты знаешь, что твой отец улетел?
   - В смысле? - Не поняла Кэт. - Куда улетел?
   - На Далекую. - Тихо сказал Пол и внимательно посмотрел в лицо Кэтти, ожидая реакции.
   Кэт помотала головой. Она не поверила услышанному. Месяц назад ей позвонил отец, и они мило с ним протрепались о какой-то ерунде. И вот он улетел куда-то и даже ничего не сказал. Даже не "куда-то", а на Далекую!
   - Там же война... - Как-то растерянно сказала Кэт.
   Пол молча покивал. Кэтти поднялась с травы и нервно прошлась перед Полом.
   - Что он забыл на войне? - Спросила она в пустоту и пустота, разумеется, ей ничего не ответила.
   Кэт еще раз посмотрела внимательно на симпатичное личико Пола и сказала:
   - Этого не может быть. Туда не берут мужчин. Там кровавя баня уже двадцать с гаком лет. Никто из девок в бой с мужиком не пойдет. Это деморализующий фактор охрененный, когда на твоих глазах миной разрывает мужчину. Потом собраться никаких команд не хватит. Нас не жалко. Мы подохнем и так положено. Но вас пацанов туда никто не пустит.
   Пол помолчал, прежде чем что-то сказать. Он сорвал травинку и, отбросив ее в сторону, сказал:
   - А он там не за нас воюет...
   Ступор и холод в груди. Ее отец предатель родины? Ее отец выступил против ГСП?! Он будет убивать ее и девчонок из ее взвода, когда их туда пошлют? А что пошлют, сомнений не было. Их не просто так готовят. Их не просто так натаскивают. И уже не оправдывает себя тактика диверсантов. Уже нечего на планете утюжить стратосферными бомбардировщиками. Уже нужна "зачистка". А зачистку проводит Десант.
   - Когда ты узнал? - Спросила Кэт.
   - Сегодня. - Сказал Пол. - Как узнал, прыгнул в канал и сюда.
   - А откуда?
   - Ко мне приходила женщина из службы безопасности. Кажется полковник. Я не помню. Она спрашивала про тебя. А не про твоего отца. Это она в конце сказала, что твой отец сбежал и примкнул к мятежникам на Далекой.
   - Про меня? - Удивилась Кэт. - А что про меня можно спрашивать? У меня индекс лояльности девяносто пять из ста.
   Последние слова она сказала с гордостью, но впечатления на Пола не произвела. Он только пожал плечами и сказал:
   - Она спрашивала, любила ли ты его. Как вы с ним общались. Я все рассказал, что ты мне рассказывала.
   Кэтти все больше и больше нервничая, шагала перед юношей и говорила:
   - Это правильно. Врать нельзя. Никогда нельзя врать таким женщинам из такой службы. Она наверняка матерая, как наш начфак... быстро бы ложь поняла. Она просила не говорить об этом разговоре?
   - Нет. - Покачал головой Пол.
   - ... Это тоже верно. Теперь будут смотреть, как я отреагирую, узнав это. Что буду делать. Черт... как обидно. Два курса до выпуска. И ведь из-за папаши отчислят как раз плюнуть. Это ужас.
   - Может ничего страшного? - Спросил с надеждой Пол.
   Но Кэтти не слушая его, только громче ругалась и сильнее злилась.
   - В жизни от него никакой пользы не было. Так даже улетев, он мне так подосрал. Ненавижу.
   - Так нельзя об отце.
   - Да? - изумленно замерла над Полом Кэт. - А что хорошего от него мне было? Что он вообще хорошего сделал? Только разве что кончил в мою мать, когда она ему это разрешила? Не велика заслуга! Вечно он с прибабахами был. И меня такой же прибабахнутой сделал. Все девчонки как девчонки в солдатиков играли, а он меня готовить учил. Это по его дурацкому настоянию я носила длинные волосы в школе. Ты разве не знал? Именно из-за него. Я так запаривалась их вечно расчесывать. Нет... ну надо же. Повстанец, мля. А я будущий каратель. Обалдеть.
   - Почему каратель? - удивился Пол.
   - А кто? Или ты думаешь, сорок два десантных корпуса учебных на планете развернуто для красоты? Нет, Пол, нет, мое солнце. Мы каратели. Сначала Далекую подомнем. Потом пошлют на новую как ее...
   - Люнь...
   - Да. К китаезам этим...
   Пол внезапно обнял за ноги Кэт и, смотря снизу вверх, сказал:
   - Кэтти. Уходи из училища. Я не хочу тебя потерять, когда все это начнется. Пожалуйста.
   Кэт вырвалась из его объятий и, спотыкаясь, пошла прочь к воде. По дороге она кричала:
   - Ты с ума сошел, Пол. Это мое призвание. Это моя работа! Я для этого уже три года в этом долбанном... я для этого... Ты не знаешь, что я для этого сделала. Ты не знаешь, через что я прошла. Я руки в горах ломала себе. Я в госпитале с застуженными почками провалялась, когда дура майор уходя от собак, повела нас по реке... Я тут чуть не погибла когда стратосферные тормозные экраны у нашего бота не сложились. Он ими лишь притормозить должен был и убраться из атмосферы нас выбросив. Так пилот-дебил ни нас не выбрасывал, ни бот не мог вывести. Мы все только на семи километрах вывалились! И пилота я... именно я вытащила из рубки и к себе привязала. И без скафандра прыгала! Парашют меня, скафандр и этого дурака в скафандре просто бы не спас. Я заледенела там. Я чуть не задохнулась. Но и сама выжила и его спасла и медаль получила! Понимаешь, Пол? Это мое. Я для этого рождена. А сейчас... Сейчас у меня все это могут забрать.
   Кэтти не думая ни о чем вошла по колено в ледяную воду и, склонившись, плеснула себе на лицо. Она не сразу расслышала, что Пол просит ее выйти из воды. Но потом она разогнулась, повернулась к нему и сказала:
   - Если меня отчислят... Пол... Если меня отчислят, я даже не знаю что делать буду. Это вам пацанам хорошо. Можете в школу пойти работать. Можете в офисы. А мне? Я себя уважать перестану, если уйду отсюда без погон.
   - А Мастер по военной подготовке? - напомнил Пол. - Она же тоже в школе.
   - Она майор. Понимаешь? У нее тридцать выбросов на Далекую только. Вот было бы у меня столько, я бы, может, тоже не стала судьбу искушать и ушла бы от греха подальше.
   Кэтти вышла из воды и сняла обувь. Вылила из нее и оставила на солнышке сушиться. Подошла к Полу и села рядом с ним теперь уже его, обнимая за ноги.
   - Солнце мое... тебе просто не понять. Это работа. Самая, наверное, достойная работа.
   - Почему не понять. Когда-то именно мужчины ей и занимались... - сказал как-то странно отчужденно Пол.
   - А сейчас мы. - Кивнула Кэтти.
   Пол сел на траву и тихо попросил:
   - Поцелуй меня.
   Она уложила юношу на траву и, удерживая себя на локте, склонилась к его губам. Долго они целовались на берегу ледяной речки. И может и дальше бы забыв про все, ласкали друг друга, но...
   Коммуникатор заорал срочным вызовом и Кэт взяла его в руку. Звонила Сэм.
   - Мне неудобно отвлекать вас... привет, Пол. Но тебя Кэтти тут с собаками ищут. В жизни не догадаешься кто.
   - Особая часть?
   - Они самые... - подтвердила Сэм. - Я тебя сволочь убью, если окажется, что ты продала секреты родины и не поделилась деньгами.
   Но Кэт было не до смеха. Она надела мокрые ботинки и, поцеловав на прощание Пола, побежала к забору, за которым возвышались серые кубы зданий училища. Пол тоже еще не много посидел, поднялся и побрел к далекому порталу транспортного канала. Из Шотландии в Германию долгий путь. Тридцать минут...
   В особой части Кэт заставили стоять смирно и отвечать на массу идиотских вопросов. Но все они ничего не значили. Даже об отце спрашивали как-то вскользь и явно с неохотой. Единственный мужчина в помещении, который что-то печатал на клавиатуре перед большим экраном... кажется, только его по настоящему интересовало, что происходило в помещении. И он, плохо скрывая, подслушивал, о чем велась речь. Через час стояния по стойке "смирно" Кэт озверела. Она в наглую спросила у старшей по званию, в чем она виновата или в чем ее обвиняют.
   - В соучастии или в помощи изменнику родине.
   - Кому именно?
   - Вашему отцу...
   Они ждали, что будет реакция. Они ошиблись. Кэт спокойно уже, словно вскрывая карты, сказала:
   - Последний раз я говорила с отцом месяц назад. Запись нашего разговора есть у меня на вифоне.
   В протянутую руку она вложила вифон и отошла на свое место у двери.
   - На каком основании у вас на территории секретного объекта есть аппаратура видеозаписи? - Рявкнула на нее майор.
   - На основании личного распоряжения начальника училища! - Так же выкатив глаза, выдала Кэт.
   Молодуха, явно только после училища протянула вифон майору и сказала:
   - Да все верно. Вот номер разрешения проштампован на корпусе. Надо искать приказ.
   - Ищи. - Кивнула майор.
   Приказ нашли быстро.
   - То есть вы оператор-разведчик взвода.
   - Так точно, мэм. Имею право снимать во время выполнения заданий, во время тренировок, и просто быт взвода. Для нужд Училища и по личному распоряжению начальника училища.
   - За что тебе такая честь? - Спросила майор, садясь на стул перед Кэт.
   - Индекс лояльности больше чем у начальника училища. - Выпалила Кэт и продолжила: - Имею правительственные награды и благодарности от командования ВКС.
   - Откуда ты знаешь индекс начальника!? - спросила майор.
   - Она сама мне сообщила в приватной беседе.
   - Понятно. - Сказала майор. Потом устало провела рукой по лицу и сказала: - Сдай коммуникатор, жетон, удостоверение и интеллект-ключ. Все это получишь обратно, когда мы во всем разберемся. А пока посидишь в изоляторе. Не растаешь. Не маленькая.
   Кэт не спешила выполнять.
   - Харн, тебе все понятно?! - спросила ее майор.
   - Так точно, мэм!
   Плакал мой показ по всем каналам, скорбно подумала Кэт, выкладывая содержимое карманов.
   Но в камере ей не пришлось скучать. Через пару часов подали ужин арестанта - большой кусок хлеба и банку биококтейля. А после того как она поела, в камеру без стука вошел мужчина. Меньше всего она хотела, чтобы ее допрашивал мужчина. Хотя тот и был недурен собой. Он деловито сел рядом с Кэт почти впритык к ней и спросил:
   - Ну, что? Начнем?
   Мужчина был по гражданской форме одежды, и Кэтти даже не подозревала, в каком тот звании. И потому она просто молча кивнула, выражая согласие.
   - Пятьдесят два стратосферных прыжка...
   - Шестьдесят. Еще восемь я делала с отцом. Они не были санкционированы. Я была маленькой.
   - Сорок часов налета на десантной платформе и столько же на десантном боте в качестве пилота...
   - Я в детстве хотела стать летчиком. Потому, как представилась возможность, здесь прошла дополнительные курсы.
   - Стреляете из...
   - ... Из всего. - Закончила фразу Кэт.
   - Отец?
   - Да. Сразу как научил готовить, научил стрелять...
   - Оригинально.
   - А мой папаша был действительно оригинал. Вот сбежал на Далекую... Разве это жест ординарного человека? А то, что он против нас там воюет...
   - Это как раз нормально. С его складом характера, странно, что он так долго продержался в нашем обществе.
   - В смысле?
   - Ваш отец не уроженец Земли. И даже не Земного Сообщества. Он с Альмы. С Ветров Альмы. С планетарной туманности. Разве он вам не говорил?
   - Когда я его спрашивала о его прошлом, он нажимал мне зачем-то на нос и говорил что маленькая я еще, чтобы знать, откуда он. Всегда удивлялась, какой в этом секрет? Ну, его родина не планета, а станция. Или обсерватория какая-то...
   - Да нет. Это действительно секрет и очень старый. И то, что я вам сейчас сообщу, характеризует наше доверие вам.
   - А в изоляторе я тоже исключительно...
   - Исключительно для вашей безопасности. Ну и для нашей тоже. Больше того. Вы покинете его в наручниках с мешком на голове и согнутой позе. Официально вам будет предъявлено обвинение в шпионаже в пользу Далекой и Люнь. Будет даже судебный процесс. Вас может, расстреляют, как положено в таких случаях. Вам обидно?
   - Нет мля, я рада до усрачки! - Сказала Кэт, не понимая к чему этот цирк.
   - Не ругайтесь, девушке не идет. - С мягкой улыбкой сказал мужчина.
   - Чего-чего? - Не поняла Кэт.
   Вздохнув, мужчина сказал:
   - А пока вас судят, расстреливают и закапывают ваш пепел в землю, мы будем вас учить. Учить быть женщиной. И не только...
  
   Глава третья. Далекая.
  
   Бот трясло невыносимо. Кэт уже почти рвало от этой тряски. Экстремальная высадка. Совсем как тогда... Только теперь это боевая ситуация и ей надо спасать исключительно себя. В кабине больше не было дебила-пилота, в кабине вообще никого не было. "Стручок" как прозвали эти автоматические боты, нес в себе двадцать закованных в броню десантников и ее. Ту, ради которой эти двадцать молодых девчонок должны будут погибнуть. Именно погибнуть. Задачи выжить им никто не ставил. План операции по их спасению даже не рассматривался командованием. Знали ли девчонки об этом? Наверное, нет. Вели они себя слишком уж развязно для смертниц.
   Держась руками за поручень, Кэт перебралась к командиру этого взвода и встала над ней. Сервомоторы ее брони еле удерживали девушку в вертикальном положении, но она не пожалела заряда аккумуляторов и протянув руку ткнула в нагрудный жетон лейтенанта. На нем золотыми рельефными буквами было написано "LEX".
   Лейтенант подняла забрало, и на Кэт взглянуло суровое лицо ее старой подруги. Настроив коммуникатор исключительно на связь с командиром, Кэт спросила:
   - А Сэм где?
   - Что? - удивилась Лекса, пытаясь рассмотреть, кто это ее спрашивает закрытый от нее светофильтром.
   - Сэм спрашиваю где?
   - Погибла, мэм! - Сказала Лекса, пытаясь перекричать шум голосов в своем шлемофоне. Она-то не могла отключить тактический эфир. - Год назад. На штурме Зеленого хребта. И она и вся рота с ней. А вы ее знали, мэм?
   - Да. - Кивнула Кэт. - Слушай, подруга. Слушай меня внимательно. Мой эфир не прослушивается. Что услышишь ты, никто не услышит. Но надеюсь, ты сделаешь правильные выводы из того, что тебе скажу. Сразу после высадки, бери своих в охапку и дуйте напролом в квадрат тридцать девять бис. Там ждите эвакуатор. Он придет не за вами. За другой группой. Через неделю. Но и вас заберут. Неделю в джунглях продержитесь?
   - Не имею права, мэм! У меня четкий приказ. Окопаться и удерживать точку Пэ, до подхода подкрепления или эвакуации.
   - Слушай, дура, меня! Подкрепления не будет. Вы это жертва, для того чтобы из возможного оцепления вырвалась я. Понятно?
   - Тем более, мэм. Раз ради этого посылают целый взвод, значит это важно! Мы не подведем вас. Мы продержимся сколько нужно. Десантник с оружием непобедим, а с сухпайком еще и бессмертен!
   Слушая скрипучий смех своей подруги, Кэт подумала что та, наверное, так и не бросила курить, хотя столько раз обещала.
   - Нет, сука, - рыча, надвигалась на нее Кэт, - ты выживешь! Ты должна выжить! Я не хочу, чтобы ради меня ты сдохла.
   - Как вы смеете, госпожа капитан! - Рванулась Лекса. - То, что я младше вас, еще не значит...
   Светофильтр поднялся и Лекса увидела симпатичную мордочку Кэт. Слова заглохли в ее глотке и, кажется, она даже слышать перестала. По крайней мере, она никак не реагировала на то, что Кэт орала ей.
   - Ты пойдешь в тридцать девять бис. Ты пойдешь сама и заберешь это мясо с собой! Ты выживешь и выживут твои... ты меня понимаешь? Ты меня слышишь!? Дура, очнись через три минуты высадка! Повтори, что я сказала!
   Она не могла повторить. Лекса плакала. Рука в бронированной перчатке несколько раз дернулась утереть слезы, но натыкалась на бронированное стекло шлема и безвольно опадала.
   - Кэт. Кэт... - трепетали ее губы.
   И тогда Кэт ударила сверху по шлему. Лексу тряхануло внутри брони и она вроде пришла в себя.
   - Ты выживешь. Пообещай мне дура, что ты сделаешь, как я сказала!
   Но Лекса упрямо мотала внутри шлема своей головой с короткой стрижкой.
   - Лекса, Алексия, подруга... - уже мягко и успокаивающе попросила Кэт. - Пожалуйста. Сделай, как я говорю, и я обещаю, что найду тебя и вытащу даже из тюрьмы, если тебя упекут за невыполнение приказа. Я обещаю. Слышишь меня? Я и не такое могу. Но я хочу, чтобы ты жила...
   Кабина озарилась красным светом, и раскрылся десантный люк. Не смотря на пережитое, рефлексы у лейтенанта сработали быстрее мозгов. Она вскочила и крикнула на своих в тактическом канале:
   - По тройкам становись! Первая тройка приготовиться!
   Девчонки вскакивали и занимали позиции возле люка. Табло над темным провалом ожило и появилась надпись приготовится. Кэт медленно опустила светофильтр и Лекса, глядя на нее, в очередной раз попыталась рукой утереть высыхающие слезы. Лекса явно для девчонок крикнула в эфир:
   - Мы все сделаем, мэм. Будьте спокойны! Десант не подведет разведку! Вы же нас не подводили!
   "Дура", горько подумала Кэт и заняла место в третьей тройке...
   ... приземлялась Кэт на воду. Броня благополучно утянула ее на дно реки и девушка, по щиколотку увязнув в иле, стала двигаться вдоль русла. Ей надо было пройти по дну всего семь километров. Так мало по суше и невыносимая тягомотина в воде. Этот план придумала не она. Но она вынужденно на него согласилась, так как лучше придумать не могла. Да и не впервой ей шляться под водой. На Люни она так вообще по дну океана выбиралась и молилась, чтобы батарей хватило. Режим всплытия на километровой глубине не отработал бы ни за что. Кислород под таким давлением просто бы растворился в воде так и не продув полости балласта. Тогда ей хватило заряда, чтобы подняться, пройдя девять километров по наклонному склону подводного вулкана, и уже начать всплытие с более приемлемой глубины. Сейчас в пресной воде, да на еще такой детской глубине, заряд вообще почти не расходовался.
   Самое утомительно для Кэт было полное молчание в эфире. И она привычно напевала себе песенку, чтобы не потерять дыхания и счета времени и старалась не думать о Лексе.
   О том, что именно ее подруга поведет смертников, Кэт, разумеется, не знала. Ей хватило бы возможностей уговорить, кого угодно послать только не Лексу. Но когда ее провели в готовый для старта бот, десантники были уже там. Бодрые, развязные девчонки переругивались в тактическом эфире, обещая надрать задницы всем и пилоту, если он ошибется с местом высадки. Дурочки, не знали, что из пилотов смертников не делают.
   Если Лекса, послушается, то все будет хорошо. Девчонки выберутся в спокойный тридцать девять бис. Досидят до прихода транспортника. И вернутся на орбиту, снова пить халявное пиво и смотреть порнушку в перерывах между едой. Потом будут шляться к мужскому персоналу, и хвастаться перед друг дружкой, кто скольких парней окрутил и насколько их выдоил...
   Но если нет... Тогда уже к этому вечеру к позициям десанта подтянут тяжелую технику и она просто закопает девчонок в грунт. Смешает мясо, кости, с броней и размелет в труху. Да одного резонатора на позиции хватит девкам, чтобы уже никогда улыбнуться синему небу Земли.
   Лекса должна понимать. Она не просто так отучилась... Она хороший командир. Она грамотный командир. Она все знает и все умеет, успокаивала себя Кэт. Она не даст сгинуть своему взводу. Она не даст их смешать с дерьмом. Она выведет группу из-под удара. Она доведет ее до тридцать девять бис.
   Кэт совершенно не думалось о задании. О чем угодно лезли ей мысли в голову только не о деле. Некстати вспомнился Пол. Она ездила к нему перед полетом. Издалека наблюдала, как тот играет со своим двухлетним сыном перед домом. У него отличная жена. Зарабатывает хорошо. Заботится о нем. Наверное, сама Кэт так бы не смогла заботиться о Поле. И главное тот не забывал ее, Кэт. Ходил на пустую могилу каждую годовщину и в день рождения. Приносил цветы. И плакал. Это она тоже видела. Наверное, он продолжал любить ее, хотя с другой женщиной уже воспитывал своего ребенка.
   Ей очень хотелось открыться ему. Особенно когда она узнала, что тот женится. Ей до зубовного скрежета, до волчьего воя, хотелось остановить это. Прилететь к нему из своего лагеря и забрать с собой. Жили же у них семейные в лагере!? И они бы смогли. Хорошо Наставник дуру остановил. А то ведь правда приперлась бы с приветом с того света.
   - Ты что хочешь? Что бы него инфаркт был? Да ладно инфаркт. Ну, хорошо допустим... вот ты забрала его. Даже пусть похитила. Нам все равно. Поселила бы его здесь под охраной. Завтра тебя посылают на Люнь, там ты благополучно подыхаешь, героически выполнив задачу, а он будет вечно... слушаешь меня? Вечно под замком. Никто не должен знать, где и как воскресают мертвые. Или его тихонько отравят. Что бы ваши души соединились на том свете. Оно тебе надо? И будет ли он счастлив здесь с тобой?
   Кэт не смогла не поехать на свадьбу. Она издалека посмотрела на счастливых молодоженов и, глотая слезы, вернулась транспортным каналом обратно в Афганистан. В лагере она три дня отказывалась от тренировок. Наставник не ругался. И даже не утешал, справедливо считая, что от утешений Кэт совсем размякнет. Рассопливится как маленькая и провалит задание на Люни.
   Но на Люни все было просто. Всего-то надо было высадиться, дойти в квадрат провести скрытые розыскные мероприятия и внедрение. Ликвидировать предательницу и слинять. Там она потратила всего три недели на выполнение задачи. И, когда всадила в горло перебежчице нож, вдруг подумала... а может и правда остаться. Сдаться и пусть делают что хотят. А куда возвращаться? К кому? К Наставнику, который женщин за людей не считает? Или в свою опостылевшую комнату при центре обучения? К милашке Виктору, которого дружно пользовала вся их группа? Попав в сексуальное рабство, парень, кажется, не особо и страдал, удовлетворяя всех вокруг. Но только при мыслях о Викторе отчего-то пробирала брезгливость. А от мыслей о пустой комнате нападала страшная тоска.
   Кэт так и не поняла, почему вернулась. Зато после возвращения ей понизили статус лояльности до семидесяти пяти. Она горько усмехнулась, а наставник шепотом порекомендовал поднять индекс повыше... а то она действительно может быть послана на невыполнимое задание. Да, к черту, решила она тогда и продолжала учиться, под присмотром лучших преподавателей. Индекс выровнялся на девяносто одном и, кажется, у всех отлегло. Только не у нее. Она все также не понимала, зачем ей все это. Ради денег? Денег у нее было уже на всю жизнь и дочерям было бы что оставить. Если у нее, разумеется, будут дочери. Ради почестей? Да ни в жизнь никто нигде не скажет, чем она занималась, будучи мертвой. Проще прибить ее втихаря, когда славы захочет. Ради власти? Может быть. Что-то было дурманящее в иллюзии власти над людьми. Она могла войти в любую квартиру, она могла совершенно законно задержать любого человека на планетах Сообщества. Она могла убить любого и ни один полицейский не мог ее даже задержать. Права не имел такого. С ней могли расправиться только свои. Из других лагерей... И только по приказу. Как она расправилась с предательницей на Люни.
   Но что стоит эта иллюзорная власть, когда ты платишь за нее собственной жизнью? Каждый тобой прожитый день, это плата за это сомнительное право стоять над законом. Стоять над Сообществом. Стоит ли оно простого человеческого счастья? Стоит ли оно успеха в других делах?
   Говорят, что все нынешние Главы Совета Правления - бывшие выпускницы этих лагерей и школ. Все они с молодости знали власть над людскими судьбами и оттого они вполне адекватно воспринимают жертвы ради цели. Кэт не знала точно, но если это так... То тогда она не понимала как таким женщинам удавалось удерживать мир в процветании. Она бы точно не смогла. Она террористка, а не созидательница. Она убийца. Она кто угодно только не заботливая мать для своего отечества. Из нее бы вышел плохой глава совета, признавала Кэт со вздохом...
   Пора было выходить наверх. Невольно Кэт поморщилась. Да, норматив скидывания пробитой, пылающей брони двенадцать секунд. Но все равно. Из теплого кокона защиты в ледяную воду... Мерзко.
   Вода обжала Кэт со всех сторон и по легкому давлению в ушах она безошибочно определила глубину. Шесть метров. Распавшись на узлы, броня и экзоскелет осели в ил, а Кэт уже почти всплыла к поверхности. Темно как в гробу, думалось ей. Слава богу, вестибулярный аппарат безошибочно гнал Кэт наверх, а не в бок или еще куда.
   Ночь встретила Кэт мириадами звезд раскиданных по небу и гомоном ночных птиц. Беззвучно гребя, девушка подплыла к траве возле берега и, уже спрятавшись в ней, тщательно прислушалась. Звуков боестолкновения она не слышала. Толи повстанцы проморгали высадку, толи Лекса не закрепляясь нигде, уже уводила свой отряд в безопасный квадрат. Успокоив, таким образом, свою душу, Кэт задумалась над собственным положением. Не даром ее высадили севернее, где живность не такая агрессивная. Но и здесь можно было без труда попасть в лапы членистоногих, по злому капризу природы вымахавших на Далекой до невероятных размеров. А все из-за кислорода. Вся планета покрыта лесами. И эти леса производят чудовищное количество кислорода. Даже тотальная бомбардировка несколько лет назад никак не исправила это положение. Ну, спалили треть материка с орбиты, с таким количеством кислорода в атмосфере - не мудреная задача. Так через два года все уже снова покрывали джунгли.
   Выжигать всю планету командование не решалось. Оно все еще рассчитывало добраться до подземных городов здешней цивилизации. И очень рассчитывало на то, что повстанцы не заминировали все обнаруженные объекты.
   Цивилизация Далекой давно уже исчезла в прошлом, а вот за ее наследие велась полномасштабная войнушка. И тут было что делить. Одна только технология репликации органических соединений вывезенная еще первыми исследователями тридцать лет назад принесла много полезных плодов. А сколько тут еще оставалось непонятого?
   Двадцать семь лет назад, когда началось восстание и на Далекую побежали самые отмороженные со всего Сообщества, все это казалось такой ерундой. Ну, побесятся, ну проиграют... а очень может быть, что выкинут белый флаг и попросятся обратно в родные блага цивилизации. Далекая не годится для нормальной жизни. И не столько проблема в отравляющем длительном воздействии кислорода, сколько в местной фауне. На Далекой реально было страшно жить. И все только потешались над теми, кто сюда рвался повоевать с ГСП. Большинство в Сообществе ждало быстрой развязки.
   Но не так все просто оказалось. Восстание ширилось и уже недавно колонизированная Люнь вдруг тоже выкинула законное свое правительство и объявила о выходе из Сообщества. Это ГСП уже не просто не понравилось. Это вызвало гнев, если не сказать ярость. Весь гуманизм был выкинут ко всем чертям и одна за другой стали открываться тренировочные школы десантников. Люнь да и Далекую очень хотели вернуть в лоно родного Сообщества. И если Далекая представляла собой ларец с драгоценным наследием местной цивилизации, то зачем было гробить столько народа на никому не нужной Люнь, не догадывалась даже Кэт.
   Оглядевшись, Кэт заметила над собой замершую на ветке, склонившейся над водой, спящую стрекозу. Во сне ее крылья подрагивали и даже в таком освещении, Кэт уважительно причмокнула губами. Не меньше метра каждое. А челюсти размером с кулак, наверняка. Чувствуя, что к ее гидрокостюму под водой кто-то испытывает нежность, пробуя его на вкус, Кэт не выдержала. Поднялась в полный рост и ступила на берег. Задача минимум просто не быть съеденной, напомнила она себе. Как лучший вариант, за сутки-двое найти хоть одну деревню местных и легализоваться. Легенда у нее не ахти какая, но тоже сойдет. Более глубокое легендирование в этих условиях все равно было бы не провести. Да и контрразведка повстанцев, так скажем, по всем данным, оставляла желать лучшего. Так что та, неумная затея, которую командование навязало Кэт, вполне могла быть осуществлена.
   Вступив под кроны деревьев Кэт, лишилась даже того плохого освещения, что было над рекой. Звезды сквозь плотную растительность просто никак не пробивались своим светом. Не особо долго думая она извлекла из небольшого заплечного рюкзака визоры и надела на глаза. Все вокруг стало уже не черным, но серым. Довольно терпимо учитывая невозможность пользоваться фонарем.
   Час она брела по лесу, далеко обходя полотнами свисающую паутину. Эта разновидность пауков, что плела сети, была, по сути, не опасна, если к ним не приближаться. Из членистоногих Кэт опасалась только "прыгунов", которых ей показывали на Земле. Эти твари и гидрокостюм прокусят, как нечего делать. Остальная фауна и флора планеты хоть и занимала место в ее голове, но серьезных проблем Кэт от них не ожидала. Здесь не водились "драконы", которых было навалом в более южных широтах. Здесь не бегали слоноподобные "гайхи", что вообще-то были травоядными, но все что их смущало или раздражало, вполне целенаправленно втаптывали в грунт. Здесь даже "ойки", как их шутливо обзывали местные, не водились. Летающее насекомое, плюющееся из зада иглами. Вырастет, плюнет, вырастет, плюнет. Говорили, что это работает, как и у пауков. Различные железы выделяют свой материал, на воздухе он твердеет, а дальше дело мышц. Попадет такая игла в тебя, и ты не только "Ой-ой-ой" закричишь, но за нож схватишься и вырежешь иглу вместе с мясом. В крови она отчего-то быстро разлагалась и, распадаясь на составляющие, делалась смертельно ядовитой.
   В этих широтах, действительно, кроме "прыгунов" да повстанцев, никого особо опасаться не приходилось. И если что делать с повстанцами Кэт знала, то вот как предугадать, откуда на тебя прыгнет паук, для нее было плохо разрешимой проблемой. А они ведь ночные охотники, думала она, еще пуще озираясь по сторонам.
   Отойдя уже километра на четыре от берега, Кэт почувствовала что устала, да и инструкция, всплывая в памяти, требовала отдыха, чтобы на утро боец уже мог идти. Выбрав себе ровную площадку между деревьев, Кэт достала из своего небольшого десантного рюкзака сверток палатки и, раскатав его, включила активатор. Набирая воздух насосом активатор раздувал стенки палатки и темная материя за несколько минут буквально выросла перед Кэт в симпатичный кокон. Раскрыв застежку входа, Кэт забралась внутрь и закрылась. Ткань палатки конечно не броня, но психика должна отдохнуть. И мозг, чувствуя мнимую защищенность от внешнего мира, тут же расслабился, позволяя хозяйке, приготовится ко сну.
   Избыток кислорода в воздухе поначалу на всех одуряющее и отравляюще действует. Это Кэт знала и по собственному опыту. В первую свою высадку на Далекой, когда она помогала вытаскивать группу археологов Сообщества, она научилась правильно дышать в этой атмосфере и даже на бегу не сбивалась ни с ритма, ни с глубины дыхания. До соплей и жжения в глотке и грудине не доходило и, слава богу. Но сейчас перед сном она наоборот медленно и глубоко дышала, наполняя мозг и кровь кислородом. Так проще уснуть.
   ... Утро встретило Кэт без особых приключений. Разве что, вылезая из палатки, она впуталась в невесть откуда свалившуюся на нее паутину. Потом рассмотрела и хозяина этого савана. Совсем еще маленький паучок явно не рассчитывал на такую большую добычу и, недоумевая таращил свои глазки на Кэт, что, остервенело работая ножом, рвала в лоскутки эту гадость. Наконец вся облепленная остатками паутины, но со свободными руками и ногами, Кэт погрозила паучку ножом и тот словно что-то поняв, попятился от нее.
   Активатор послушно сдул палатку. Кэт свернула ее и на ходу раскрывая брикет сухпайка, бодро зашагала дальше. Для нее это очень многое значило выжить в первый день после высадки. Это значило как минимум, что если и была погоня, то она или пошла в неверном направлении или бросила преследование. А если не было, то, скорее всего и высадка десанта осталась незамеченной. Это даже лучше. Значит, этот квадрат наблюдатели плохо контролируют или даже активных частей повстанцев здесь вообще нет.
   В любом случае, все шло лучше, чем она думала там, в штабе, на орбите. В штабе она панически боялась, что ей даже из оцепления выйти не дадут и свою дурную легенду придется прямо на месте выкладывать. Но она уже отошла от места сброса. И если в ней и заподозрят диверсанта, то, как минимум, ее доведут до дознавателя контрразведки, а там уж она мозги ему загадит.
   К обеду Кэт вышла на старую дорогу. Старую, потому что нынче таких не делали. Это на неосвоенных планетах лет тридцать назад гнали по маршрутам автопрокладчики. И те сами, высочайшими температурами сжигали все перед собой и под собой. Плавя грунт они делали пусть не бог весть какие, но дороги. По ним резво и на вездеходе можно было добраться, да и кары автоматические по таким дорогам тоже бегали довольно сносно. И главное, что после подобного издевательства над природой, эти дороги доооолго не зарастали, даже когда сами от времени и смещения почв покрывались трещинами и расколами.
   Не выдумывая ничего сверхоригинального, Кэт поправила на плече рюкзачок и пошла по дороге в нужном ей направлении. Весело так пошла, бодро. Разве что шаг не чеканя по привычке оставшейся от училища.
   Походку ей ставили долго. Почти год она училась ходить медленно - раскачивая бедрами. Ходить быстро - для баланса отведя руку в сторону со сжатым кулачком. Бегать, правда, по-идиотски ее таки не научили, как не старались. Бегала она все также, размеренно дыша, чуть склонив голову и угрюмо уперев взгляд в дорогу. Наставник даже не стал мучиться, поглядев, что она просто не понимает задачи. Как это бежать, вынеся грудь вперед и чуть согнувшись при этом? У нее такая поза в голове как-то не укладывалась. Но с походкой она справилась. И теперь идя по раскрошенным остаткам дороги она даже не думая копировала походку тех... тех странных женщин которых в лагере у них было как-то чересчур много.
   Женщины или недоженщины, как их иногда называла подруга Тори, были отовсюду. И с Ветров Альмы тоже там были. Правда с кем бы из них не общалась Кэт, ее отца они не знали. Они были даже слабее мужчин. Они были вообще никуда не годны. Они легко обижались и никогда не давали сдачи, даже если их откровенно били. Кэт, нет, но были среди курсантов их лагеря те, кто находил в этом особый шик. Пойти отпинать обезьянку. Обезьянку потому что даже Кэт не очень-то считала их за людей. Какие-то они... дикие что ли. Запуганные и беззащитные. Она их жалела. И потому не трогала. И она не верила, что вот такие женщины, к примеру, выжили бы в их дворе в детстве, где каждый день Кэт с огромным удовольствием боролась за свое место под солнцем. Но защищать перед другими девчонками "обезьянок" Кэт не лезла. Она еще с первого курса училища помнила, что у всех свое место. Если хочешь быть наверху, надо чтобы кто-то был под тобой.
   Только к концу обучения до нее дошло очевидное. Что это просто иной вид. Да, именно так, а не иначе. Не извращенки какие-то косящие под парней своей изнеженностью. А просто иной вид. Есть мужчины, есть женщины, а есть такие как они. Неясный пол.
   Наставник на такое заявление хмыкнул и сказал грубо.
   - Они женщины. А неясный пол это ты и такие как ты. Природное недоразумение.
   Кэт стерпела. Она вообще многое прощала Наставнику. Он был просто не похож на тех мужчин, которые были в ее жизни. Ни на Пола, ни на Дэна, ни на других. Больше всего он напоминал ей ее собственного отца. Вечно сам себе на уме. А приложит так, если не послушаешься, любая десантница позавидует точности и четкости удара. Только он не любил бить девчонок, даже когда они его открыто, провоцировали или не слушались. Если он и прикладывал силу, то делал это с каким-то отвращением на лице. Однажды он и вовсе заявил странное:
   - Женщин бить не хорошо. - Никто из всего потока так и не понял его слова. Особенно как он это сказал. С сочувствием что ли...
   К полудню Кэт стала замечать признаки жизни. Вырубленные деревья, мусор на дороге явно не природного происхождения. А, увидев на обочине тряпичную куклу, утерянную наверняка каким-нибудь маленьким мальчиком, Кэт не поленилась и подобрала ее. Так она и вошла с куклой и в гидрокостюме в деревню.
   Ее не убили. Она вообще не заметила ни одного вооруженного человека. Поэтому когда она обратилась к пожилой женщине первой увидевшей ее, то в голосе у нее было скорее наглость:
   - Привет, старшая. Мне бы отдохнуть с дороги. Можно у кого-нибудь здесь остановиться?
   Женщина оглядела ее с головы до ног и не надменно, но с холодностью спросила:
   - А ты куда, красавица, путь держишь? Вот что бы я хотела знать. Одетая так...
   - В столицу, старшая. А так одета - по реке от самого Зеленого Хребта сплавлялась. Не рискнула по лесам идти.
   - А что ты там делала, красавица?
   - Дела у меня там были, старшая.
   - Ты я погляжу, девонька, из этих будешь... - старуха выразительно подняла глаза к небу.
   Это никак не противоречило легенде и Кэт скорее показательно раздраженно сказала:
   - Да, старшая, из тех. Проблемы? Или тебя бесит, что вместо возни с кастрюлями, я возилась с детонаторами?
   Наглость лучшее оружие. Наглость и правда. Начни Кэт притворятся местной или просто напуганной девчонкой и эта старая женщина расколола бы ее в два счета. А так...
   - Чего ж сбежала? - С ехидцей спросила женщина, но злобы или негатива на ее лице Кэт не заметила.
   - Дела у меня тут старшая. Личные дела. - Сказала опять Кэт полуправду. - Не на войну прилетела.
   - Ну-ну... - только и сказала старуха и повела Кэт за собой.
   Ей разрешили переночевать в пустом доме на дереве. Показали как, с помощью веревки закрывать снизу люк и убирать лестницу. Объяснили, что делать, если таки проскользнет в дом паук или кровосос. До ночи Кэт бродила между домов, наблюдая за простым бытом деревни. Очень ее поразило, что мальчишки и девчонки наравне играют в стрелялки, бегая стайками между домов. Она сама в детстве бы ни за что в дворовые игры мальчишек не взяла. Одни проблемы с ними были. Расцарапаются и давай реветь.
   Никого не приглядела себе для разговора Кэт. Женщины ее сторонились словно прокаженную. Видно нюхом чуяли, что они из разного теста. Она настоящая женщина, а не это закабаленные в домашних заботах животные. С усмешкой она наблюдала, как три молодых девчонки натирают настил веранды одного из домов, ползая на коленях. С презрением она глядела на старуху, что в большом деревянном ведре замывала деревянную же посуду. На Земле она была бы почтенной женщиной с хорошим достатком. Летала бы на старости лет по планетам Сообщества. Хоть мир бы посмотрела. А так... сидеть склонившись над грязной водой в ведре...
   Только раз Кэт оживилась, видя, как в деревню входит молодая девушка с бухтой веревки через грудь и с удобным топориком в руке. Она даже дернулась ей на встречу, рассчитывая, что они найдут понимание, но ее опередил какой-то вьюнош, выскочив неизвестно откуда. Он жадно обхватил девушку руками, прижал ее этак нагло к себе и впился в ее губы. А она, обмякнув в его руках, с полузакрытыми глазами, откровенно млела. Эти молодые скрылись в одной из хижин, и Кэт с трудом сдержалась, чтобы не плюнуть в траву с досады.
   Ночь наступала не торопясь. Вместе с ней над деревней стали копиться тучи. Не ленясь, Кэт взобралась на одно из деревьев и оттуда попыталась обозреть окрестности. Ничего примечательного. Просто океан джунглей.
   Когда она спустилась, незнакомая женщина обратилась к ней, проходя мимо:
   - Ты бы в дом шла. Сейчас гроза будет.
   Кэт подавила в себе кривую усмешку и промолчала благодарно кивнув. Что она гроз не видела? Или она маленький мальчик, чтобы грома бояться?
   Но начавшаяся через полчаса гроза впечатлила и ее.
   Гигантские реки молний растекались по небосклону, а гром был всем громам гром. Да и полило так, что, казалось, по утоптанным дорожкам в деревне река разливалась. Но, не смотря на сырость, уже через час в деревню ворвался отчетливый запах гари. Джунгли горели. Не только она, несмотря на ливень, выскочила на улицу. Она видела озабоченных женщин и стариков, глядящих в джунгли, словно они там что-нибудь видели.
   Подойдя к ней, старуха встреченная утром, сказала:
   - Запылало. Теперь будет гореть...
   - Это из-за кислорода? - поинтересовалась Кэт у нее.
   - Да, красавица. Из-за него. Чуть полыхнет и разрастается.
   - И что теперь будете делать? - Спросила Кэт, с интересом разглядывая морщины этой женщины.
   - Да как обычно. Если мужики не приедут, то пойдем к реке, там паромы стоят, переберемся, пока все не утихнет. А потом вернемся.
   Через час Кэт увидела отражение пламени на низких облаках. Женщины по всей деревне собирали детей в дорогу. Старые мужчины стояли в сторонке, тихо что-то обсуждая и не спеша принимать участие в эвакуации. Кэт смотрела на происходящее как на нечто занимательное из цикла видео про первобытных людей. Суета, какая-то ненужная. Шум, вскрики. Девочки плачут, вот позор-то какой... Хотя может в их возрасте Кэт бы тоже разревелась такое увидав. Молнии ведь все так же, словно притягивало их что-то, бились над деревней.
   Когда уже улицы наполнял низко стелящийся дым, а пламя мелькало вполне видимое за деревьями, Кэт изумленно услышала непонятный рев. Сначала она решила, что это огонь гонит впереди себя диких животных прямо на деревню, но оказалось не так. С каким-то лихачеством со старой дороги на размокшую улицу деревни влетел древний армейский грузовик. За рулем сидела девчонка. Отчаянно давя на сигнал, она словно звала всех к себе. Кэт тоже направилась к автомобилю.
   Со всех концов деревни стремились к грузовику люди. Какая-то женщина забралась внутрь и теперь стоя в кузове, принимала наверх детей. Только детей. Никого из мужчин не пустили внутрь. Кэт помнила по урокам наставника, что в таких обществах наоборот принято спасать женщин, а не мужчин, и только криво усмехнулась. Ну, правильно, зачем спасать этих стариков, если от них толка никакого.
   Когда почти все дети уже были в кузове, с дороги в деревню вкатилась целая колонна грузовиков и даже одна боевая машина пехоты. Из нее выскочил какой-то парень не много старше самой Кэт и, грозя кулаком девчонке, что приехала первой, заорал на нее:
   - Я тебя Ди... на одну ногу наступлю за другую дерну!
   Девчонка, поправила на лбу слипшиеся длинные волосы, и как-то жалобно прокричала в ответ:
   - Я боялась не успеть!
   - Но мы-то успели!? - Заорал на нее парень, и Кэт смертельно захотелось того отлупить. Что бы знал, как не по делу орать.
   Но на этом перепалка кончилась. Молодой парень скомандовал громко, чтобы все слышали:
   - Женщины и дети грузятся первыми! - Обращаясь к мужчинам, он спросил: - Отцы! Если места в кузовах не будет, на броне поедите?!
   - Отчего ж не прокатиться, не вспомнить юность. - Сказал один, но его остановили.
   - Нет, сынок. Мы останемся. Сам знаешь, что здесь такое. Надо приглядеть. Мы уйдем через реку, дождемся, как пройдет волна и вернемся.
   - Оружие есть? - Спросил парень. - После пожара здесь все как на ладони будет. Наверняка сверху карателей спустят, если вас заметят.
   - Не в первый раз. Езжай с богом, сынок. Вывези наших. - Заявил совсем уж дряхлый дед, и Кэт только головой покачала. Этот, наверное, палку не удержит не то, что оружие...
   В этот момент гиперактивный парень подошел к ней и, схватив за локоть, потащил к машинам. От такой наглости Кэт даже обомлела. Но вырвалась и думала уже в ухо зарядить наглецу.
   - Ты чего встала! Бегом в машину! - Скомандовал парень.
   - Я, пожалуй, останусь. - Сказала она не громко, но придав вес своим словам хмурым взглядом.
   Парень внимательно пригляделся к ней. Рассмотрел гидрокостюм. Задержал взгляд на десантном рюкзачке за ее спиной и очень медленно потянулся к кобуре. И не только он почуял неладное. Сидящий на броне мужчина навел на Кэт свой крупнокалиберный "Шип" и очень настороженно вгляделся в ее лицо.
   - Не трогай оружие, сынок. - Сказала Кэт, с брезгливостью называя его, так как назвали его старики.
   Но он тронул. Вытянул и направил на нее обычный армейский пистолет. Нет, она не стала очертя голову бросаться в атаку. Не сбежала в джунгли... Она просто вздохнула и повторила:
   - Убери оружие. Я вам тут не враг. У меня свои проблемы.
   Голос у парня осип и он сказал:
   - Сейчас ты пойдешь со мной... В штабе разберутся какие у тебя теперь проблемы.
   Поправив лямки рюкзачка, Кэт только головой покачала и направилась к БМП. Такой вариант, может быть, был даже лучше.
  
   Глава четвертая. Големы.
  
   - Переоденься. - Скомандовал ей охранник и бросил какое-то тряпье на лавку.
   Кэт подняла его, расправила и увидела, что это простенькое даже грубоватое платье.
   - Слышишь. - Сказала она охраннику. - Я платья со второй ступени школы не носила. И не собираюсь.
   - Тебя кто-то спросил? - Ответил этот перекаченный боров.
   Вот таких мужиков Кэт не переваривала на дух. Перекачаются в тренажерных залах. А зачем? Мужчина должен быть нежным, ласковым... А это что за чудовище?
   - Не груби. Мужчине не идет. - Сказала она.
   - Много ты знаешь о мужчинах. - Опять грубо отозвался боров и, выходя из камеры, бросил через плечо. - У тебя две минуты. Не переоденешься - на допрос голой отведу. Если ты меня путаешь с вашими хлюпиками-кастратами, то ты ошибаешься, девочка.
   Она переоделась. Почему-то она поверила и сразу этому мужлану. Отвел бы голой, как раз плюнуть. Хотя, по сути, было все равно. Она бы снесла даже изнасилование, не моргнув глазом, только кайф получив. А что тут допрос просидеть обнаженной? Херня.
   Допрос вел мужчина. Но допросом это было сложно назвать. Он даже не смотрел на нее. Словно брезговал. Он буквально физически не хотел делать то, что делал. Но это работа и никуда не денешься.
   - Имя, звание, воинская часть, задание? - Негромко спросил он.
   - Кэт Гарни, капитан ВКС, восьмой корпус десанта. Планета Далекая. Без задания. Ищу пропавшего родственника. Через Красный Крест я ничего не смогла добиться. Была вынуждена подать в отставку и сама спустится к вам сюда.
   Мужчина спокойно спросил:
   - Боевые награды?
   - Я не обязана отвечать на это.
   - Где родились?
   - Тоже самое. Все что я должна была сказать по конвенции Сообщества, я сказала. В данный момент я не служащий ВКС и разумеется не враг вам. Я не разведчик. Смысла в такой разведке нет.
   - Вы больше ничего не скажете? - Как-то чересчур спокойно, словно нисколько не сомневаясь, спросил допрашивающий.
   - Нет. - Пожала плечами Кэт, но, подумав, добавила: - Но если вы поможете мне найти моего отца, думаю я смогу ответить и на ваши другие вопросы.
   - Не утруждайтесь. - Сухо сказал дознаватель и вызвал голосом конвой. Когда вошли два здоровенных мужика, он сказал им: - Забирайте и отдайте ее Крысу. Пусть только не здесь ее... Ну вывезет куда-нибудь. Подальше. Зачем женщин травмировать? Кстати потом доложите мне итоги фильтрации по тем, кого привезли сегодня.
   Он поднялся, и Кэт, недоумевая, тоже поднялась.
   - Прощайте, Гарни. Это была нехорошая идея прилететь к нам сюда. - Сказал он, складывая записную книжку и убирая ее в нагрудный карман.
   - Подождите! - возмутилась Кэт. - Вы не имеете право! Если вы подозреваете меня в шпионаже, так задержите! Отправьте в лагерь для военнопленных! Но не расстреливать же!
   Охранники уже взяли ее под локти и Кэт чуть не до слез разозлилась, что ей сковали наручниками руки.
   - Вы, наверное, просто не понимаете куда прилетели. Привет Големам передавайте. - Сказал мужчина, ставя перед собой кружку и насыпая в нее сахар. Отправив на смерть Кэт, он собирался спокойно попить чая. Брезгливо он кивнул конвою, и Кэт буквально выволокли из кабинета. Коридор уходил назад, а Кэт билась в руках конвоя, пытаясь что-то объяснить, о чем-то докричаться. Тщетно. Встречающиеся в коридоре мужчины только удивленно и как-то сочувствующе глядели на нее. Кэт даже не заметила, как у нее из глаз полились слезы. Зареванную ее вытащили во двор и бросили на камни.
   - Крыс! - Позвал один из конвойных. Подошел парень с действительно какой-то крысиной физиономией и вопросительно посмотрел на охрану. А конвойный, легонько пнув Кэт в плечо, сказал:
   - Давай вывези ее в джунгли. Ну и по исполнению доложишь Старому Лису.
   Названный Крысом кивнул и громко скомандовал:
   - Отделение! По машинам!
   Конвой закинул уже почти не сопротивляющуюся Кэт в кузов грузовика и предупредил солдат, рассевшихся на скамьях:
   - Наручники с трупа снимите. Контрольный не забудьте. Она десантник, так что, мля, без жестов там красивых. Просто сделайте и вернитесь...
   Везли ее недолго. От силы минут двадцать. Все это время Кэт пролежала, словно в оцепенении. Так не должно было быть. Это неправильно. Они же не расстреливали захваченных в плен! За что ее? Она ведь даже не врала практически им!
   Из кузова ее, толкая ногами, скинули на размокшую землю. Было не больно, но ужасно унизительно. Испачкав лицо в грязи, Кэт никак не могла проморгаться. Боль в глазах от попавшей в них грязи была нестерпимой. Слезы еще пуще стали заливать ее лицо. Волоча по месиву ее тело, расстрельная команда молчала. Ни команд, ни окриков не звучало. Всегда Кэт пугала вот такая тишина от врагов. Это значит, что они просто знают, как и что делать. Это значит что они не испытывают к ней никаких эмоций. Ни злости, ни ненависти, ни, тем более, жалости. Это просто дело, которое они делают.
   Ее подняли на ноги и прислонили к какому-то дереву.
   - Отделение становись! - Скомандовал Крыс.
   В последней попытке Кэт обратилась к парню, командующему расстрелом:
   - Как твое звание?
   - Поручик. - Отозвался тот, вынимая из кобуры пистолет.
   - Я капитан. Расстрелом не может командовать младше по званию. - Убежденно произнесла Кэт.
   Крыс пожал плечами.
   - Но я же могу. - Произнес он ей и скомандовал: - На прицел! Приготовится!
   Кэт не зная, что еще сказать, тихо попросила:
   - Пожалуйста...
   Ее не услышали. По команде "пли" рявкнул залп карабинов, и тело Кэт просто вбило в ствол мокрого дерева. Потом она осела на колени, остекленевшим взглядом смотря на своих убийц. Она так и не упала. Она так и не свалилась в грязь. Дождь, заливая ее лицо омыл его. Убрал грязь. Ставшие мокрыми глаза, в которых отображался уголок светлеющего неба, казалось, продолжали озорно смотреть на мир. Совсем как когда-то в детстве. Совсем как когда-то она смотрела на Пола. Влюбленно. Влюбленно в жизнь и небо...
  
   ... Сознание вернулось резко. Вместе с ним словно включили и ту боль, что пронзила ее в последний миг. Кэт закричала. Истошно, словно ее продолжали медленно и методично убивать.
   А когда она поняла, что жива и смогла оглядеться вокруг, то заорала так, что чуть связки не отказали. От собственно крика она сама почти оглохла. Безликие люди с яйцеобразными головами сидели на коленях вокруг нее и, казалось, что они смотрят за ней. Но ни глаз не было на серых плоских "лицах" ни рта... ничего. Но ощущение изучающего взгляда на себе Кэт не потеряла, даже когда резко прекратила орать.
   Осторожно, запуганно, она огляделась и насчитала вокруг себя семерых "безликих". Поджав руки к груди, уж неизвестно зачем, она поднялась и уже сверху снова оглядела их. Медленно и синхронно "безликие" задрали головы и продолжали неотрывно на нее "смотреть".
   Пытаясь выйти из круга страшных фигур, Кэт оступилась и пребольно ударилась коленями и локтями об острые камни. Превозмогая боль, она поползла прочь от них и только метров через десять повернулась. "Безликие" все так же сидели на тех же местах, только, казалось, с изумлением рассматривали, что же это делает Кэт. А Кэт на карачках прошла еще несколько метров и, выпрямившись, затравленно и вскользь оглядела то место куда попала.
   Пещера. Огромная пещера с небольшим озерцом посередине. Свет падает вертикально сверху. Там небо. Небо почти как на Земле. Не зеленоватое Далекой, не бурое как на Люни. А голубое! Господи, в ужасе думала Кэт. Где я? Что со мной было? Как я вообще сюда попала? Я же умерла. Это наверное ад... и черти... безликие черти что еще размышляют какую пытку учинить специально для нее...
   Ковыляя и облизывая рану на ладони Кэт добралась до бугристой стены пещеры и уселась под ней пытаясь хоть что-то понять в произошедшем.
   Свой расстрел она помнила хорошо. Даже свою смерть, мгновенную, но не менее мучительную помнила отчетливо. Но как она оказалась здесь? Ее не дострелили? Ее в бессознательном состоянии подлатали и скинули сюда посмотреть, как она мучительно умрет от голода? Без еды с водой она действительно надолго растянет удовольствие наблюдателям. На месяц не меньше. Именно столько она протянет, если эту воду можно пить... Но кто, черт побери эти безликие? Это эти "черти" без рогов!?
   Самое забавное, что вопрос, отчего же сама Кэт сидит голая на камнях, пришел ей в последнюю очередь. Но смущение не возникло на ее лице. Она спокойно отнеслась к подобному. Больше всего ее удивило полное отсутствие следов на коже от разорвавших ее тело пуль.
   - Очухалась? - Раздался мужской голос сверху.
   Задрав голову, Кэт так и не рассмотрела говорившего. И промолчала не понимая, показалось ей или действительно кто-то спрашивал.
   - Ну, я вообще-то вопрос задал. - Снова раздался голос. - Приличные девушки обычно отвечают.
   Кэт подумала и согласилась с доводом.
   - Да. - Просипела она сорванными связками. Потом, прочистив горло, Кэт повторила более уверенно и громко - Да!
   - Ну, и хорошо. - Довольно отозвался голос и добавил. - Я твой крик аж за полкилометра услышал и сразу сюда. Посиди пока... Сейчас придумаю как тебя вытащить.
   Через минут пять сверху к самой воде спала, разматываясь, веревка и голос сверху сказал:
   - Обвяжись. Я тебя вытяну.
   Сомневаясь в возможностях мужчины ее вытянуть, Кэт попросила хрипя:
   - Привяжите ее. Я сама поднимусь.
   - Не к чему тут привязать. - Словно обиженно сказал мужчина и Кэт осторожно поглядывая на "безликих" подошла к воде. Как ей и сказали, обвязалась, но не плотно и дернула веревку. Не сказать, что она легко поехала вверх. Видно, что мужчине и тяжело и неудобно ее поднимать. Веревка двигалась рывками и каждый рывок сердце Кэт обмирало. А если вырвется веревка из рук? Если мужчина ее не удержит? Озерцо то совсем мелкое. Руки ноги переломает себе Кэт, свалившись в него.
   Но подъем закончился и, цепляясь за камни и подтягиваясь Кэт, помогла мужчине вытащить себя. Выбравшись на горячий камень Кэт, поняла, что имел ввиду говоривший, что не к чему там было привязать веревку. Вокруг были скалы и ущелье, ни одного деревца, ни одного подходящего валуна рядом с провалом в скале.
   - Ого, какая краля мне досталась... - Сказал голос сзади нее и Кэт удосужилась посмотреть на мужчину. Даже на парня, вряд ли года хотя бы на два старше нее. Он сматывал веревку, беззастенчиво разглядывая Кэт и весело щуря глаза.
   Кэт поднялась с колен и еще раз оглядела площадку, на которой они стояли. Не могло быть и речи, что она голыми ступнями спустится с нее. Кругом она видела острые камни и не верила, что пройдет хотя бы километр, не поранив в кровь ноги.
   - Мдааа. - Только и протянула она. Для нее оставался только один вариант. Прибить спасителя, завладеть его одеждой и снаряжением, а самого его завалить здесь же камнями, чтобы подольше не нашли. Приглядевшись к ботинкам незнакомца, Кэт удовлетворительно про себя отметила почти нужный размер. А одежда... Парень был выше нее, но это не беда. Подвернет где надо.
   С места, как когда-то ее и учили, она атаковала парня, стараясь дотянуться до шеи и перебить трахею. Не вышло. Он увернулся, поскользнулся и покатился по камням. Это было его спасением. Следующий бы удар она нанесла ему в пах, раз предыдущий цели не достиг. Встав на ноги, парень чуть отступил назад, сурово и как-то обиженно глядя на Кэт.
   - Ну, ты даешь... - Только и сказал он. До него было метров восемь. Восемь метров по острым камням. Кэт трезво оценила свои возможности и обмякла. Не достанет она его. Тем более, он теперь пуганный.
   Покачав головой, он достал откуда-то из-за спины обрез карабина и навел на девушку.
   - На колени! Руки за голову.
   Кэт, покивав, не отрывая взгляда от парня и выполнила требуемое. Но он на этом не успокоился:
   - Лечь! Руки с головы не убирать!
   Она легла и щекой приложилась к теплому камню. Приготовив из веревки надежную петлю, парень, не сводя обреза, двинулся к ней. Кэт подождала пока он не приблизится на полтора метра и снова с положение лежа провела атаку. Просто подскочила на руках и резко вбросила ноги, целясь в колени противника.
   Выстрел не прозвучал, но и она своей цели не достигла, парень снова ушел от нее. Черт... Верткий какой, разозлено думала про себя Кэт. А парень, стоя поодаль, снова свернул веревку, закинул за спину обрез и, повернувшись к ней спиной, сказал:
   - Ну тебя в задницу. Сама сдохнешь!
   Спиной к десантнику поворачиваться нельзя. Мгновенно Кэт схватила камень под ногой и что есть мочи швырнула в парня. Но ему снова повезло! Он нагнулся за своим рюкзаком валявшемся в тени, и каменюка прошла буквально в десятке сантиметров над его согнутой спиной. Услышав звук удара, парень все быстро понял и от следующего камня уже закрылся поднятым рюкзаком.
   Кэт в бессилии разве что не заревела. Какой-то парень был удачливее и ловчее нее.
   - Дура! - Только и сказал он отступая.
   Удалившись метров на пятьдесят, он повернулся к ней спиной и пошел, стараясь держаться тени ущелья. Он уходил, а Кэт в бессилии не знала что предпринять. Глядя то на провал, то на удаляющегося парня она вдруг, сама от себя не ожидая, закричала:
   - Эй! Как тебя! Погоди!
   Сделав неприличный жест, парень даже не задержался, все дальше и дальше уходя. Кэт осторожно ступила на один более-менее плоский камень, на другой... и пошло поехало. Словно вброд речку она двигалась по ущелью вслед за уходящим незнакомцем. Ну, одеждой он не поделился, ну так хоть направление покажет, решила Кэт. Она совсем потеряла парня из вида спустя минут тридцать своего скакания. Все так же, не понимая, где она находится Кэт, уже даже не гадала об этом. Все само в нужное время выяснится. Сейчас ей надо было просто добраться до... До чего? До города? До деревни? До повстанцев? Где ее снова показательно и бесцеремонно расстреляют?
   Умирать ей не понравилось... Да и воскрешение среди "безликих" просто не укладывалось в голове. Мозг включил защитный механизм психики и теперь сам факт спасения хотя бы не вызывал мозгового ступора. Мозг принял как аксиому, что воскрешение возможно и больше не рассуждал об этом. И сама Кэт как-то не очень жаждала сломать голову в бесплодных попытках разобраться со своим чудесным спасением.
   Ночь как-то подкрась очень быстро. Даже странно быстро. Небо было еще светлое, а в самом ущелье хоть глаз выколи. Идти стало невозможно. Кэт, ничего не видя, уже не раз и не два наступала на острые грани в кровь раня ноги. Она даже всплакнула, раз никто ее не видел и не мог уличить в слабости. После слез стало полегче, как ни странно. Она прошла еще чуть больше сотни метров и поняла, что ко всем неприятностям добавляется очень неприятный холод. Опасный холод. Она помнила как девчонки еще в училище и пневмонию спокойно подхватить могли, ночуя на марше в горах. И Кэт испугалась. Заболеть в ее ситуации это было бы самое последней решительной неудачей. Смертельной можно сказать.
   Почти не разбирая дороги охая и зло через зубы ругаясь Кэт двинула дальше. Через час она обессиленная заметила впереди маленький отсвет на скалах и моментально поняла, что там жгут огонь. Но это казалось так далеко, а у нее не было сил и чтобы шаг сделать. Одно ожидание боли из растерзанных ступней приводило ее в злость и панику.
   И тогда она снова закричала:
   - Эй! Там! Помоги мне! Пожалуйста.
   Через полчаса не меньше из темноты раздался голос:
   - Да ты действительно зверь... Я бы столько босиком не прошел...
   Она не хотела ничего говорить она просто почти умоляла:
   - Помоги мне. Пожалуйста. Мне жаль... мне жаль, что я там ... напала на тебя... Просто...
   Парень молча ждал во тьме. А Кэт уже не зная как вымолить помощь, заговорила совсем глупости:
   - Я без сил. У меня кровь идет из ног, я не смогу тебе ничего сделать... Пойми. Помоги мне. Мне холодно. - Призналась она, обнимая себя за плечи, словно парень мог ее видеть в темноте.
   Кэт так и не поняла, толи жалость сыграла в парне, толи еще что, но он сказал:
   - Я подойду. Я снимаю чеку с гранаты. С десантницей я не боец. Так что если что... вместе взорвемся.
   - Не надо. - Глухо попросила его Кэт. - Я не смогу ничего сделать. Устала.
   - Поглядим... - ответил парень и приблизился к ней вплотную. На его лице Кэт рассмотрела визоры и глупо позавидовала ему.
   Она думала, что парень даст ей обувь или еще что, но он обошел Кэт и ловко подхватил ее на руки.
   - Ты меня уронишь. - Убежденно сказала она, ожидая скорого падения на острые камни.
   - Ну да... - сказал парень, делая первые шаги. - Ты не тяжелее мешка с черрати. А уж я их натаскался на всю жизнь. Не закрывай мне обзор. Руку убери.
   Кэт послушно убрала руку, свесив ее просто вниз и доверилась снова своему спасителю. Второй раз он прикладывал огромные усилия, чтобы вытащить Кэт и ее кольнул стыд за то, как она хотела его убить там на площадке.
   Он действительно донес ее до самого костра и аккуратно помог встать на ноги. А потом плюхнулся на гладкий камень и спросил серьезно:
   - Слушай, а, правда, сколько ты весишь?
   Кэт присев и протягивая руки, к огню дрожа всем телом, выдавила из себя.
   - В легком весе выступала последний раз. Но прошла низводящие операции сейчас должна еще меньше весить. Не знаю.
   Парень кивнул и, подтянув к себе рюкзак, спросил:
   - Ты десантница? Я угадал?
   - Десантник. - Кивнула девушка.
   Вытягивая из рюкзака какое-то белое белье, парень протянул ей и сказал:
   - Ну, тогда внизу тебя расстреляют. Вы же бешенные. Вас близко к нормальным людям подпускать нельзя. - Видя, как Кэт непонимающе разворачивает белье, парень пояснил: - Одевай, оно чистое. Другого все равно ничего нет. Обувь я тебе сейчас дам. И свитер. Мне мать давно уже связала, но он колючий и я его не ношу. Только когда на посту совсем холодно становится.
   - На посту? - Удивилась Кэт, ныряя в широкую нательную рубаху.
   - Я наблюдатель. - Сказал парень, прекрасно понимая, что рискует не многим. Он сам добровольно сидел рядом с машиной для убийства и просто рассчитывал на ее порядочность. А это он зря. Десантник такими категориями не оперирует.
   - Здесь в горах?
   - Угу. - Отозвался парень, вытягивая свитер из рюкзака. Протягивая его Кэт, он в который раз засмотрелся на ее ноги и то, что выше...
   Кэт не смущалась ни на грамм. Он и так ее видел, как хотел и в разных позах... чего смущаться? Было бы, что скрывать... так ведь есть чем и погордится. Но она спешно влезла в такие же белые штаны и завершила одевание свитером. От холода это помогло на какое-то время. Потом она села на камень и подогнув ногу, стала изучать кровоточащую и истерзанную ступню. Потом вторую.
   - У тебя вода есть? - Спросила она у парня. - И антисептик? И бинт... и спирт желательно или крепкий алкоголь...
   - А почему не бот скорой помощи сразу и не канистру водки? - Спросил он, усмехаясь, но полез в рюкзак. Он достал компактную аптечку и сказал:
   - Ногу вытяни.
   Неуверенно Кэт протянула ему ступню.
   Парень знал толк в первой помощи. Он очистил ступни от грязи, продезинфицировал раны. Залил их биоклеем. И в конце, когда биоклей подсох, замотал все еще и бинтом. Потребовал, чтобы Кэт приняла таблетку какую-то и она послушно выполнила его указание.
   - Ну вот. - Сказал он в итоге. - До расстрела доживешь.
   Хмуро взглянув в его веселящееся лицо, Кэт буркнула:
   - Уже... Хватит. Два раза не расстреливают.
   - Ну, это ты брось... помню девчонку вашу демонстративно раз пять на другом источнике стреляли. А ее все оживляли и оживляли. Только когда прекратили оживлять, тогда успокоились. Жалко ее было. Но она резонатор на плотине подорвала. Селение целое под воду сразу ушло. Душ двести загубила не меньше. А такая молодая была. И красивая...
   Подозрительно вглядевшись в мечтательное лицо парня, Кэт спросила:
   - А тут это что нормально оживать после расстрела?
   - Не что бы очень... - как-то вяло сказал парень. - Но да. Я вот ожить точно смог бы, если бы ты меня прибила. И может, досидел бы, пока не проверили источник другая вахта.
   Поглядев на задумавшуюся Кэт, парень попросил:
   - Только экспериментировать не надо? Хорошо?
   - Мне обувь нужна. - Как-то почти жалобно сказала Кэт. Ей очень не хотелось убивать паренька.
   - Ты ради нее на меня там кинулась? - Догадался он. Увидев кивок, он только и сказал: - Ну, буду знать, что моя жизнь стоит пару приличной обуви. Спасибо объяснила.
   Кэт поглядела на рюкзак с вопросом и парень полез в него. Выудил тапочки. Обычные домашние плетеные тапочки, но Кэт им обрадовалась как в детстве обновке.
   - Все? - Спросил, улыбаясь, парень. - Убивать меня теперь не за что?
   Кэт задумалась, оценивая свои тактические возможности. У парня было оружие. Но оно было не принципиально важно. Кэт могла расправляться с противником и без оного. У него наверняка была еда. А вот это было действительно важно.
   - А почему у тебя такой рюкзак огромный? - Спросила она.
   Пожав плечами, парень пояснил:
   - Здесь нихрена не растет. Синтетическое твердое топливо с собой таскаю для костра. Ну и там параплан. Крыло мое. Палатка... ну, в общем, все чтобы после дежурства спустится нормально.
   - А поесть у тебя есть что? - Спросила Кэт, и парень выудил из рюкзака обычный брикет сухпайка. Откуда только у них это тут?
   - Будешь? - Спросил он, протягивая ей. Она взяла и, спросив оставить ли ему, услышала ответ: - Я поел уже, когда тебя услышал. Поначалу думал, померещилось. Тут когда мороки шляются и не такое может случиться.
   - Мороки? - Удивилась Кэт, ничего подобного не помня из подготовительного курса.
   - Ну да. - Кивнул спокойно парень. - Они не опасные. Просто напугать могут. Я тут как-то отца увидел. Думал, чокнусь, когда он заговори со мной.
   - В смысле? - не понимала Кэт.
   - Ну, он мне начал рассказывать Что-то уже не помню что. А я сижу, ни жив, ни мертв. Ничего не помню из того, что он говорил.
   Кэт все равно ничего не понимала, но спрашивать не решилась. Встав, парень вынул из рюкзака обычную одноместную палатку-кокон и, расстелив ее, включил активатор. Медленно стенки ее наполнялись воздухом. Заряд наверняка был на исходе. Когда парень раскрыл ее, то сказал:
   - Сразу со мной ложиться будешь? Или еще у костра... просто, если чего не растолкай. Я если проснусь, то потом нихрена не усну.
   Кэт ошалело поглядела на него... Так ее еще никто в свою постель не звал. Она даже чуть не рассмеялась, но осеклась, не видя на лице парня ничего кроме доброжелательности. Даже хитрости в его глазах не было. Он убрал визоры в карман и так и стоял, ожидая, что скажет Кэт.
   - Ээээ... - неуверенно сказала она. - Я еще посижу.
   - Как хочешь. - Сказал парень и бодро скрылся в коконе. Вход за ним залепился, а Кэт все так же недоумевая, продолжала смотреть на покачивающуюся палатку. О времена, о нравы. Парень в первое знакомство уже приглашает к себе в постель.
   Но вновь пришли уроки с наставником. Тяжело, но через воспитание и опыт пробилась информация, что этот ее спаситель вполне реально мог не иметь никаких подобных намерений.
   Неторопливо размышляя, как можно жить в мире, где мужчины и женщины поменялись местами, Кэт без комплексов осмотрела содержимое рюкзака и нашла его более чем простым. Действительно свернутым тюком на дне валялось крыло. А вокруг тюка по дну были разбросаны цилиндры горючего синтетика. Провианта было мало. Еще две плитки сухпайка и кусок какого-то сушеного мяса, завернутый в обычную бумагу. Небольшая фляга воды. Небольшая бутылка с чем-то темным. Аптечка... даже патронов к обрезу нет. А, вообще, заряжен ли у него обрез подумала Кэт и посмотрела на палатку, где с оружием устроился парень.
   - А тебя как зовут? - Спросила она громко.
   - Меня Томом зови. - Отозвался он из палатки. - Это не имя... Кличка. Но сойдет.
   - А меня Кэт. Кэтти, для друзей.
   - А у вас друзья бывают? - Раздался насмешливый голос Тома.
   - Бывают. - Подтвердила Кэт, но, вспомнив Сэмми и Лексу, добавила: - Правда, недолго.
   Том еще не спал, когда она влезла к нему, спасаясь от ночного холода. Ничего она не могла сделать со своей дрожью и парень поделился с ней куском тонкого синтетического одеяла:
   - Не ахти что, но сейчас отогреешься. Или прижимайся ко мне.
   Кэт в темноте не видела лица Тома и не знала, как воспринять это. Наконец она улеглась и, аккуратно положив руку на живот парня, закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям.
   Нет убивать она его не будет. Это точно...
   Утром Том проснулся первым и, выбравшись из объятий Кэт, выскользнул на холодный воздух. Кэт, почувствовав холод, только плотнее завернулась в одеяло и продолжила спать. Наверное, через час Том разбудил ее и сказал, что ему уже надо идти.
   Кэт словно обиженно поднялась, протерла глаза и сказала - "конечно". Остатками воды из фляги она умылась и даже на две чашки горячего бульона им хватило. Согревшись, Кэт пугаясь предстоящей дороги, спросила:
   - А как мы дальше пойдем? Далеко еще?
   Недоумевая, Том посмотрел на нее и сказал:
   - Мы? Мы не знаю. Это ущелье заканчивается над каньоном Лунных бликов. Его не пройти за день, а ночью там опасно. Я его на параплане прохожу. Сегодня ветра почти нет, так что проблем быть не должно. А за каньоном уже Лес. Там моя деревня. Но там тебя убьют. И наблюдателей попросят проверить, не ожила ли ты снова. А если и не убьют, то заклеймят и продадут на юг. Старый Лис хорошо платит за пойманных диверсантов. Тебя оно надо?
   - В смысле заклеймят? Как это продадут? - Шокировано спросила Кэт.
   Том посмотрел на нее, увязывая рюкзак и промолчал. Он явно не считал эту тему подходящей для утра. Вместо этого он начал подробно инструктировать Кэт:
   - Когда я улечу, начнешь забирать влево по хребту. Там тяжело, но пройти можно. В каньон не спускайся. Там и так тяжело идти, а ночью точняк погибнешь. Блики на склоны тоже вылезают, но редко, да и заметишь ты их сразу. Ну и конечно увидела - беги. Если нарвешься на наблюдателя с того хребта, не убивай его. Это с нашей деревни. Я тоже ничего про тебя не скажу. Ты мне нравишься, малая.
   Кэт оторопела не от информации, а от такого выражения обращенного к ней. "Малая". Это она капитан ВКС, десантник и убийца "малая"?
   Том неверно истолковал изумление на ее лице и сказал:
   - Ну, пойми, я легко дотащу и тебя на себе. У меня хорошее крыло, ветра почти нет. Но я не хочу видеть как тебя при мне того... или клеймо на щеку поставят. Это больно. Сколько ваших видел, все кричали, когда им "Б" выжигали.
   Кэт встрепенулась:
   - Что такое "Б"?
   Пожав плечами, Том сказал:
   - Бешенная... Берсерк, или еще одно слово, но нецензурное.
   Кэт не поняла. Наверное, она бы не поняла, даже если бы Том произнес его в слух. А уж если бы попытался объяснить суть, Кэт бы себе голову сломала. С чего это "выдоить" как можно больше мужиков стало плохим занятием? Да этим любая в ее группе гордилась бы. Да и от "бешенной" и "берсерка" не открестились бы. Странно было видеть это банальное непонимание двух культур.
   Том серьезно собрался уходить.
   - Оружие ты мне не оставишь? - Спросила она без особой надежды.
   - Это отца. Когда он погиб, то я взял себе. Не хочу потерять... если ты понимаешь. Да и внутри всего один патрон. Так сказать сигнальный.
   Кэт покивала и поднялась. Нет, она не собиралась убивать парня, но не знала, что ей делать. Она даже не представляла, где она находится. И совсем глупо прозвучал ее вопрос:
   - А мы, на какой высоте вообще сейчас?
   Закидывая рюкзак на плечи, Том подумал и сказал:
   - Километра четыре.
   - Потому такое небо. Голубоватое... - Сказала Кэт задирая голову. - Почти как на Земле.
   Тоже поглядев на небо, Том признался:
   - Не знаю, я на Земле не был никогда. Я тут родился. - Посмотрев на Кэт, он сказал: - Ну, пошли, малая? Проведу тебя, пока нам по дороге.
   Кэт уже без особого раздражения услышала неприятное обращение и поплелась за парнем.
  
   Глава пятая. Деревня Тома и дорога на юг.
  
   - Если бы я знал, что ты такая дура... - Вяло ругался Том, лежа в своем укрытии, - Я бы тебя пристрели при встрече... И всем было бы хорошо. И ты бы дурью больше не мучилась. И я бы в такой заднице не оказался.
   Кэт, которая зажалась под поваленный ствол дерева, крупно дрожала. Таких ужасов она еще не видела никогда в жизни. И ее даже не успокаивал почти флегматичный голос недалеко залегшего Тома.
   - Ну и чего теперь делать будем? - Поинтересовался Том неизвестно у кого. - Эти твари нас живыми не выпустят.
   Кэт, понимая, что спрашивают не у нее, тихонько всхлипнула.
   Том расслышал и сказал насмешливо:
   - Ты еще пореви. Угу. Самое место и время истерику закатывать.
   Кэт разозлилась и, выглянув из укрытия, посмотрела на Тома, что прятался за огромным валуном. И тут же тонкий жгут от далеко замершей фигуры потянулся к ней. Паутина, а это была именно она, с шлепком впилась в ствол дерева позади Кэт и кажется намертво прилепилась к нему. Через какое-то время существо поняло, что не попало, не чувствуя подрагиваний и, видно, оборвало паутину. По крайней мере, этот почти невесомый, но прочный жгут плавно осел на траву.
   - Ты хоть знаешь, что делать, если в тебя попали? - Спросил Том почти без ехидства.
   Заученно Кэт затараторила:
   - При получении ранения, необходимо лечь на землю и дождаться санитара Если ранение легкое, то...
   Том откровенно заржал, не дав ей договорить.
   - Ага! Санитара!
   Его смех был так обиден для Кэт, что она снова хотела выглянуть и взглядом поставить обнаглевшего парня на место. Но воспоминания о существах, что их подстерегали в засаде, остановили ее. Таких страхолюдин она не видела. Таких даже при подготовке не показывали, наверное, чтобы не пугать диверсантов. Очень... очень издалека похожие на человека... невероятно похожие. Только вот это прямоходящие... членистоногие!
   При высадке она боялась только "прыгунов", но знала бы она об этих тварях, то на прыгунов бы даже внимания не обратила.
   - Их уже трое. - "Обрадовал" ее Том. - Слушай внимательно. Если в тебя попали просто стой. Стой и все. Не трепыхайся. Начнешь дергаться - всю оплетут. Хотя чего там. Сейчас они осмелеют, ближе подойдут и тогда нам хана.
   - А если в лицо попадут? - Спросила глухо Кэт.
   - Пи...ц лицу тогда. Что тут скажешь. Кожа точно слезет. Ничего с ягодиц себе пересадишь. У тебя ничего ягодицы.
   Кэт покраснела. Интересный комплимент. А главное сказанный вовремя.
   - Жалко что мы ночью не... - сказал, смеясь Том. - Может, не так помирать было бы обидно. А то такая девчонка в руки попалась и я ее не того...
   - Ты говори, говори... - зло сказала Кэт, словно сама себе. - Я хоть получше начинаю понимать, как ты к нам относишься. Но ты не удивил меня. У меня папочка такой же был. Да и наставник не лучше.
   - Да как я к вам отношусь... - тихо спросил Том. - Хорошо я к вам отношусь. Я люблю женщин!
   Последнее он прокричал весело и сразу рассмеялся.
   - Я очень люблю женщин! И я очень люблю жизнь. А патрон всего один. А их уже четыре...
   Кэт только выругалась сквозь зубы.
   - Если мы умрем, - спросила она, - мы воскреснем?
   - Пятьдесят на пятьдесят. - задорно отозвался Том. - Либо да, либо нет. А ты что помирать собралась? Я лично нет. Я умею до последнего за свою жизнь драться.
   - Я тоже. - Отозвалась Кэт.
   - Это-то меня в тебе и пугает. Ты для меня как черная вдова... такие пауки на земле вроде есть, мне рассказывали. Там самка после совокупления убивает самца. Смотрю на тебя и хочется и колется.
   - А ты можешь о чем-нибудь кроме секса сейчас думать? - Разозлилась Кэт и вскрикнула когда в дерево, которым она прикрывалась, влепилась паутина.
   - Могу... - буркнул Том. - Например, о том, что у матери я один остался. И даже жены у меня нет как у других. Ни внуков ей не принес, ни невесты не привел в дом. Так подохнуть будет глупо... Она плакать будет.
   Кэт сжала губы от такого нигилизма и попросила:
   - Нет уж... думай тогда о сексе. Даже думай о сексе со мной... Только сопли с сахаром не разводи тут.
   - Если ты обещаешь отдаться, я ради этого горы сверну! - Сразу весело проговорил Том и Кэт услышала какое-то тихое позвякивание.
   - Да я, что хочешь, пообещаю только вытащи придурок нас отсюда! Ты же, черт побери, абориген!
   - Ловлю на слове. - Серьезно отозвался Том и попросил: - Голову не поднимай. Оторвет нахрен.
   Только он закончил говорить, как Кэт уже все поняла. Том же еще тогда сказал, что у него граната есть... Дура. Надо было у него оружие все отобрать! Она им хоть пользоваться умеет!
   Раздался довольно солидный взрыв и комья земли посыпались градом на прикрывшую голову Кэт.
   Резко подняв голову Кэт "сфотографировала" обстановку и снова скрывшись "переварила" ее. Опасности не было. Но она все еще не решалась подняться, ожидая команды от Тома. Полуоглушенная она даже не услышала, как Том незаметно подошел. Она лишь почувствовала, что этот подонок водрузил свой зад на бревно над ее головой. Не поднимаясь, она со всей дури ударила его кулаком по спине. Том охнул, но не сдвинулся.
   - Еще... Еще, милая! - Сказал он и рассмеялся.
   - Ты идиот, ты в курсе? - Спросила она, поднимаясь и отряхиваясь.
   - Только потому, что третий раз спасаю твою, никому не нужную, жизнь? - Обиженно удивился он.
   Кэт зло промолчала. Наконец, Том поднялся, подхватил рюкзак и пошел вперед не выпуская из рук обреза. О том чтобы спасать свой оставленный на дереве параплан он, кажется, не думал...
   Она легко уболтала его прыгать в тандеме. Просто она как представила себя дикой козой в тапочках скачущей по утесам... в общем, ей было проще параплан отобрать. Но Том легко согласился. Крепления сделали из лямок рюкзака и, хотя, пока они спускались у Кэт ноги одеревенели, это было лучше, чем потратить пару дней на нормальный спуск. Но до горловины каньона они не дотянули. Буквально километр... Как не старался Том найти восходящий поток, как не мотался он одной поляны к другой, все тщетно. Да и с посадкой Том, перемудрил. Прошляпил идеальную поляну. Кэт первой увидела подходящую площадку для приземления и попыталась направить параплан туда. Но Том не дал и они разве что в ствол дерева на пару не влепились. Висели потом, матерясь, и думая резать стропы или так выбираться. Пришлось резать. Падение было болезненным, но не смертельным. Затекшие ноги Кэт даже не сильно его и почувствовали. Когда она смогла ходить и выловила в траве свои тапки, Том повел ее за собой к выходу из каньона что был уже иногда виден за деревьями.
   Но не дошли. Везунчик Том схватил первый выстрел паутины штаниной. И без колебания отрезал ее напрочь. Штанина уехала по траве к охотнику, а Том спасаясь спрятался за валуном. Не столько видя опасность, сколько понимая нутром обстановку, Кэт тоже упала словно от взрыва спасалась.
   - Почему ты сразу не взорвал их? - Грубо спросила она, идя сзади и оглядываясь по сторонам.
   - Эти стаей... семьей охотятся. Взорвали бы одного, а что с остальными делать? Граната же одна была. Вот ждал пока родственники первого подтянуться.
   - Все у тебя по одному... - выругалась Кэт. - Одна граната, один патрон...
   - А больше не нужно обычно. Если бы не ты я бы дотянул до горловины и даже до деревни, может быть... - Сказал Том, не оборачиваясь.
   - Впереди еще что-нибудь будет плохое? - спросила Кэт. - Ты же говорил что днем тут почти безопасно.
   - По сравнению с тем, что тут ночью делается... - задумчиво проговорил Том - Да. Днем тут почти безопасно. Не думаю, что до горловины мы таких же встретим. Каждая семья большие угодья занимает.
   Кэт приняла информацию к сведению и, больше ничего не спрашивая, спешила за уверенно идущим Томом. Его правая нога, оголенная до колена, забавно мелькала в траве и у Кэт, в голове возник только один вопрос - а где этот везунчик загорает!? Такой загар не на каждом пляже получишь...
   Стоя в тени скал нависающих над выходом из каньона, Том сказал чуть с грустинкой:
   - Слушай, я даже не знаю, как тебя отпускать одну. Ты же точно никуда не дойдешь.
   - Я десантник, не забывай. - Напомнила она ему.
   - И что? - Обидно засмеялся этот мужлан. - Тебя учили убивать людей... Себе подобных. Тебя не учили, как выживать на Далекой.
   - Учили... - глухо отозвалась Кэт.
   - Ага. Я вижу. - Покивал Том, убирая веревку, что нес в руке и обрез в рюкзак. - Ты еще с кровососом не сталкивалась. От "прыгуна" не убегала сломя голову. А я мальчишкой здесь со всякой живностью научился бороться. Мы кровососам хоботы резали и веревки к туловищу приматывали с пустыми банками из под консервов. Отпускаешь, и он летит себе еле поднимаясь... банки на солнце сверкают...
   - Меня твои живодерные воспоминания не впечатляют. - Покачала головой Кэт. - Если бы ты сказал, что у тебя была любимая кукла я бы еще поняла...
   Том засмеялся, сгибаясь пополам.
   - Мдаааа. - Только и сказал он, поворачиваясь, чтобы уйти.
   Кэт пошла за ним.
   - Мужчина и женщина. - Странно сказал Том спереди. - Меня всегда учили, что это два начала одного общего. Инь и янь. Свет и тьма. Причем заметь, свет это мужское начало...
   - Даже спорить не буду! - отозвалась Кэт, шлепая сзади. - Мы суки и мы это знаем. А мужики это мягкое, доброе, светлое...
   - Тьфу! - Только и отозвался Том.
   Они прошли с километр и, только тогда, Том уже серьезно остановился и сказал:
   - Через час хода уже моя деревня. Но если пойдешь со мной... Мне ничего даже говорить не надо. Ты сама как рот раскроешь, выдашь себя с головой.
   - А если я буду молчать? - Поинтересовалась Кэт.
   - А ты умеешь? - Недоверчиво спросил ее Том.
   Кэт задумалась и серьезно ответила:
   - Но я могу постараться.
   Поглядев на колыхающуюся недалеко паутину, Том скинул рюкзак и сел сверху на него. Посмотрел как-то странно в глаза Кэт и молча обвел ее взглядом с ног до головы. Потом, указывая на траву, он предложил Кэт сесть. Она села. И он очень серьезно сказал:
   - Расскажи мне о себе. Но только правду. У меня мирная деревня. В играх Старого Лиса мы не участвуем. Солдат в армию не поставляем. Все что мы должны делать, это вести наблюдения и сообщать... И конечно охранять каньон Лунных бликов. Там своей охраны, природной, как ты понимаешь, хватает. Но если туда сунуться ваши мы должны подорвать резонатор. Если хозяева так охраняют свое наследие даже после смерти, то оно точно не должно вам достаться. И если я приведу тебя в свою деревню. В свой клан. В свой дом. Я должен знать, что привел не врага... Ты можешь быть и десантником... и даже профессиональным убийцей. Но ты не должна быть подрывником. Подлой тварью, что убивает мирных, чтобы устрашить остальных.
   Кэт задумалась и ответила не сразу.
   - Я капитан ВКС. Командир отдельной террор группы. Иногда нам поручают сложные задания в тылу врага по другому профилю. Но в основном да. Я, как ты говоришь, та тварь, что вырезает деревнями, чтобы другие деревни в округе подумали давать или нет своих бойцов повстанцам.
   Том холодно посмотрел на нее и надолго замолчал.
   - А сейчас у тебя какое задание? - Спросил он как-то отстраненно.
   - Сейчас у меня и задание, и собственное желание, найти моего отца. Он здесь на Далекой. Причем план подразумевал мое практически легальное присутствие здесь. Мы же не знали, что ваши отморози по одному подозрению в шпионаже расстреливают. Мы же так не делаем. У нас как положено лагеря для военнопленных. Они там до конца мятежа будут жить спокойно.
   - А потом? - С интересом спросил Том.
   - Как получится. Судить будут. - Пожала плечами Кэт.
   - А вас?
   - Что нас? - спросила Кэт.
   - Вас судить будут? - пояснил свой вопрос Том. - За те же вырезанные деревни, как ты говоришь.
   Абсолютно честно глядя в глаза Тому Кэт сказала:
   - Нет. И я, и мои подруги и другие группы... мы над законом. Мы подчинены только собственному армейскому руководству и ГСП.
   - И зачем мне помогать такой как ты? - С усмешкой спросил Том. - Только за красивые глазки и смазливое личико?
   Кэт напряглась и холодно сказала:
   - К примеру, я могу дать слово, что никогда на вашу деревню не упадет ни одна бомба. Или могу пообещать, если вы не будете укрывать у себя мятежников что ни одна дура в десантной броне не войдет к вам. Они за километры будут обходить вас. И мое командование подтвердит права и привилегии после моего рапорта.
   - Да ты же всего капитан. - Насмехался Том.
   - Нет, Том, я капитан террор группы. И те, кто там наверху... Они очень хорошо знают как оружие, выращенное собственными руками, легко поворачивается против хозяев. Я не борзею и послушно выполняю приказы. И они... там... в теплых креслах стараются сделать так что бы моя душа была спокойна. И если для этого надо пообещать тактически неважной деревеньке неприкосновенность они это сделают.
   - Ты забыла о наследии хозяев Далекой.
   - Нет, Том, не забыла. Я могу гарантировать безопасность вам как лояльным гражданам, помогающим Сообществу. Но если вы и правда подорвете резонатор над городом древних и обрушите своды... То вы пойдете против всего Сообщества.
   - Как все хитро. - Сказал Том.
   Кэт просто пожала плечами. Как есть.
   Наконец Том сказал:
   - Нет, пожалуй. Будем разбегаться. - Он поднялся и, указывая куда-то, буквально в чащу сказал: - Через полчаса выйдешь на старую дорогу. Направо будет моя деревня в получасе ходьбы, налево дорога идет до самого моря. Там раньше город был. Ваши его разрушили бомбежками. Но порт работает. Кораблики тоже ходят на острова и вдоль берега. Там до сих пор есть связь со столицей. Так что тебе, наверное, туда. Это приблизительно месяц пешком. Но если найдешь еще такого дурака как я, кто тебе поможет, то, понятно, на машине или на вездеходе быстрее доберешься.
   Кэт не вставая, смотрела, куда указывал Том. А парень, сказав все это, вскинул рюкзак на плечи и, проведя рукой по отросшим волосам Кэт, отчего она инстинктивно отпрянула, сказал:
   - Пока, малая. Помни, за тобой должок - желание. И три спасенные жизни.
   Сказал и, повернувшись, пошел напролом через какие-то кусты. Кэт с какой-то непонятной тоской смотрела ему вслед.
   Потом поднялась и пошла в указанном Томом направлении.
   На расколотой поверхности дороги она замерла и посмотрела по сторонам. Гигантская прямая разрезала джунгли от горизонта до горизонта. И эта словно бесконечная дорога вогнала Кэт в чернейшую тоску. Неужели, правда, отправляться в путь? Вот так в нижнем мужском белье, в дурацком свитере и в тапочках на босу ногу? Мега броня десантника!
   Погружаясь все больше в невеселые размышления, Кэт понимала. Ну, не пройдет она в подобном прикиде, исключительно на "подножном корму", такое огромное расстояние.
   Уже ни в чем, не сомневаясь, она повернула направо и очень не спеша, пошла на звуки детских криков доносящихся из еще не видимой деревни. И она даже почти не удивилась увидев на повороте в деревню стоящего Тома.
   - Ну, да... - только и кивнул он. - Нисколько не сомневался.
   Кэт виновато отвернулась от него. Ее душили какие-то непонятные слезы бессилия. Видя, что девушке очень плохо Том не стал издеваться и сказал:
   - Пойдем. Но помни, что ты обещала молчать.
   И они вошли на улицы деревни...
   ... Как уже через сутки поняла Кэт, тут было вообще никому не интересно, откуда она такая свалилась на голову. Только мать Тома, пожилая довольно женщина, настороженно глядела на отросшие, но все еще короткие волосы Кэт. В первый же вечер Том сказал, что нашел девушку у Големов. На что женщина закачала головой и запричитала:
   - Господи девонька, да как же тебя угораздило?
   - А не помнит она нифига мам. - За Кэт ответил Том. - Когда Сухой вернулся от Големов он тоже ни черта не помнил. Их деревню же бомбежкой уничтожили. Может и деревня Кэт... тоже...
   - Ой, как жалко... - причитала мать Тома, прикладывая ладони ко рту. - Изверги... Псы ненасытные. Никак не могут нам дать самим жить.
   Кэт поймала на себе любопытный взгляд Тома, но промолчала. Она училась молчать. И у нее действительно получалось!
   Потом Том представил Кэт своим друзьям и подругам. Они собрались под навесом и почти до рассвета пили перебродивший сок местных ягод. Кислятина была жуткая, но после третьей кружки Кэт привыкла и не отставала от парней, пока Том не напомнил ей тихо, что девушки, ну, никак не должны выпивать больше парней. Кэт стерпела этот укол и, отстранив от себя кружку, сказала что больше, пожалуй, не будет.
   На второй день она была в деревне как родная. Ей все улыбались, и как поняла Кэт, ее отчего-то все считали невестой Тома. Исключительно основываясь на том, что спали они под одной крышей. Кэт не рвалась никого разубеждать, тем более что для легендирования это было даже не плохо....
   Вечером второго дня она впервые в жизни ела пауков.
   - Они нас могут, а мы их нет? - Изумился с ее недоумения Том и протянул ей большое деревянное блюдо, на котором, сжав лапки, возлежал запеченный "прыгун". Кэт не смогла. Все что она проглотила она немедленно излила обратно и Том, не брезгуя, убрал за ней. Потом посмотрел на нее внимательно и спросил:
   - Чему вас только в десанте учат... Жрать надо все что съедобно.
   - Никогда не думала, что буду мечтать о биококтейле... - Жалобно сказала Кэт.
   - Да, - мечтательно сказал Том, - давным-давно мне отец привозил из столицы целый ящик их. Классная штука.
   - Да я ненавижу это пойло! - возмутилась Кэт. - Меня с детства им пичкали.
   - Еще паучка не желаешь? - Спросил Том язвительно и, отломав у паука ногу, задумчиво откусил, пережевал и проглотил.
   Кэт мучилась мигренью все оставшееся время до сна...
   Утро следующего дня началось с какой-то вакханалии. В деревню на грузовиках вкатил какой-то цирк, или зоопарк. Кэт изумленно глядела на фургоны с клетками, в которых прыгали, ползали, и чуть ли не жрали друг друга различные членистоногие. И их было невероятно набито в этих клетках.
   - Это что? - спросила она у только проснувшегося Тома.
   - Аааа. Ерунда. - Отмахнулся он зевая. - Ваши заказ спускают сверху указывают точку, где заберут. А взамен оставляют провизию, шмотки, медикаменты... лучше б оружие присылали.
   - А нашим это зачем? - Продолжала не понимать Кэт.
   - Не знаю. Может в зоопарки. Может исследовать. Тут же ни один зоолог-биолог без провожатых и охраны не выживет. А так вот им все готовенькое.
   Кэт от воспоминаний о печеном пауке передернуло и она спросила:
   - И для ресторанов?
   - А как же... - кивнул Том. - Пока столицу не разбомбили, мой отец туда возил улов. На планетах сообщества это экзотика. Больших денег стоит.
   - Но ведь война! - изумилась Кэт. - Блокада!
   - Ну да... - кивнул Том. - Спасибо ей. Цены от этого только выросли.
   Кэт покачала головой.
   Том, окончательно проснувшись, пошел к водителям фургонов и, о чем-то с ними пересмеиваясь, долго, очень долго трепался там, заставляя беспокоиться Кэт. Но когда он вернулся, то заставил ее еще больше волноваться.
   - Одевайся. Те шмотки, что мать моя тебе дала тоже с собой бери. Они пойдут до портов. Там пополнятся и уже оттуда на точку двинут. Если с ними поедешь, то послезавтра к ночи будешь на побережье.
   Кэт оторопела. Все? Пора было двигаться дальше? Неужели надо теперь попрощаться с Томом и больше никогда его не увидеть?
   Видя растерянность Кэт, Том спросил: ополнятся и уже оттуда на точку двинут. ала тоже с собой бери. ем-то с ними пересмеивась долго, очень долго трепался там, заста
   - Ну, ты же этого хотела?
   Без слов Кэт кивнула. Том пожал плечами и зашел в дом.
   Они с матерью собрали для Кэт большой узел с вещами и Том выделил ей из своих запасов несколько брикетов десантного сухпайка. Все это делалось либо в полном молчании, либо с какой-то напряженной пустой болтовней. Только когда все вещи были собраны, они втроем вышли на крыльцо и Кэт стала прощаться.
   - Спасибо тебе, Том. Я помню свои долги. И это... Если когда-нибудь мы встретимся, я хочу чтобы ты видел во мне подругу. А не кого-нибудь еще.
   Том хмыкнул столь неоднозначному по его мнению прощанию и сказал в ответ:
   - Ну, если заблудишься и забудешь где твой дом, приезжай к нам. У нас тихая деревня. Мы всем рады. Дай я тебя хоть поцелую на прощание.
   Он обхватил своими ручищами голову Кэт, и она чуть не задохнулась от такого долго поцелуя. Смеясь, они разошлись и Кэт сказала немного смущенной матери Тома:
   - Спасибо вам, мэм. У вас невероятный сын.
   Только тогда, помимо смущения, на лице женщины обозначилась обеспокоенность. Она тихо спросила у сына, когда Кэт повернулась:
   - Как она меня назвала? Мэм? Это же военное обращение...
   - Нет, мам. Так у них ко всем женщинам обращаются. Не забивай голову.
   Холод прокатился по душе Кэт. Но она даже с шага не сбилась и дошла до указанного ей фургона. Спасибо, спасибо тебе, Том, думала она и вдруг почувствовала, что готова разреветься как какой-нибудь маленький мальчик. Но она совладала с собой.
   - Привет. Шмотки назад, сама в кабину. - Сказал ей водитель грубовато хоть и без зла.
   - Ага. - Отозвалась Кэтти и, подойдя к задней дверце фургона, оторопело отпрянула. Из клетки придвинутой к самому краю на нее смотрел "прыгун".
   - Не бойся. Когда они в клетке, то почти смирные. Понимают, что никуда не деться. - Сказал, подойдя, водитель и помог Кэт закинуть узел с вещами за бортик. - Пойдем, красавица, сейчас старший сигнал даст к отправке.
   В кабине Кэт заняла указанное ей место и пристроилась к открытому окну. И, правда, не прошло и минут пяти, как загудел сначала один клаксон, потом второй, третий и вот уже даже ее водитель ударил в центр руля. Над джунглями несся слаженный рев стальных монстров. Невольно Кэт улыбнулась этой... детскости, что ли. И водитель, тоже радостно улыбаясь, все жал и жал на сигнал, веселя детей, что высыпали из домов проводить колонну.
   Машины двинулись на старую дорогу. Уже через минуты три водитель опомнился и попросил:
   - Красавица, ты хоть окно прикрой, а то "ойка" залетит или прыгун или еще кто...
   Кэт поспешно прикрыла окно.
   - Чутка оставь. - Попросил ее водитель, и Кэт послушно чуть открыла. Водитель одобрительно кивнул и спросил: - Тебя как зовут?
   - Кэт. Кэтти Гарни. - Сказала девушка.
   Водитель причмокнул и сказал:
   - Красивое имя прямо как кошка. Кошка Гарни. Или киска Гарни. Ты и сама на кошку похожа. Ты знаешь? На симпатичную такую молоденькую кошечку.
   Кэт просто не знала, как реагировать на подобные комплименты и потому глупо улыбаясь, молчала, смотря в окно.
   - А парень у тебя есть? - Спросил водитель. - А родители где? А сама откуда?
   Кэт, уже матерясь про себя, представляла, что всю дорогу... почти двое суток этот мужлан будет донимать ее вопросами и какими-то сомнительными комплиментами. Мысленно взмолившись она получила таки помощь. Рация над головой водителя ожила и голос их старшего сказал требовательно:
   - В общем как обычно. Не суетимся, не отстаем. Крейсерская скорость пятьдесят километров в час. Всем ясно? Доложить.
   Водитель взял рацию в руку и, поднеся ее ко рту, сказал, что все понял. В динамиках раздались и другие ответы.
   - Слыхала? - спросил ее водитель, - Какой у нас командир? Это тебе не нытики земные. Этот в порошок сам ладонями разотрет любого. У него не побалуешь. Он нас столько раз из-под бомбежки уводил. Вроде все, конец нам, никуда со старой дороги не сойти... ан нет, найдет тропку в лесу, загонит всех туда пересидим пока над нами "Осы" рыщут. Он их нюхом чует. Говорят, что он сам бывший пилот.
   Кэт недоверчиво посмотрела на водителя и сказала с сомнением:
   - Пилотов мужчин по пальцам пересчитать можно за последние двадцать лет. Леруни, Поджевски, Тугин, Смит... там еще кто-то.
   Скорчив недовольную рожу, водитель взял рацию снова в руки и сказал:
   - Медведь! Какая у тебя фамилия?
   - Поджевски. И отставить разговоры в эфире. Режим тишина! Только штурмовиков нам не хватает.
   Водитель, молча, словно его мог услышать старший, вскинул брови и выразительно посмотрел на обомлевшую Кэт.
   Поджевски... Единственный генерал от ВКС мужчина. Боевой генерал. Сколько девчонок пилотов он вырастил. Скольких научил выживать, уходя от средств ПВО. Скольких солдат он лично спас, вытаскивая отступающих из "котлов". Тысячи. Десятки тысяч десантников обязаны были ему и его эскадрильям именно жизнью. Особенно на Люни. Именно там он получил свое генеральское шитье вместо погон. Именно там он подал в отставку и со своей женой - молодым пилотом вернулся по законному праву на Землю.
   Поджевски был сплошной атавизм. Никаких тебе утонченных форм лица. Ни каких тебе украшений. Он, наверное, даже косметикой как другие не пользовался. Рубленная харя смотрела с экрана на нее, совсем еще девочку, когда она мечтала стать пилотом и думала, что, если уж у мужчин получается, то у нее и подавно получится. Она просто не знала что это мужчина иной породы. Этот мужчина не признавал власть женщин над собой и по слухам был полным деспотом в семье. Неудивительно, что его подруга сбежала от него на флот, когда Сообщество объявило новую мобилизацию. А он, вместо того чтобы остаться и воспитывать двух симпатичных мальчиков вдруг сам отвел их в интернат. Да-да... Это же его были слова, что "в нашем обществе мужчиной не вырасти". И транспортным каналом, он тогда еще работал, рванул, на Далекую. Здесь генерал от ВКС просто исчез. Растворился. Здесь он стал просто, как они называют, мужиком. Стоило ли оно того? Вот что хотела бы узнать Кэт у Поджевски. И многое бы за это отдала.
   Но в первый привал она даже не подошла к этому седому небритому мужчине. Она смотрела на него издалека и гадала сколько же ему лет. Пятьдесят? Шестьдесят? Зачем ему было нужно на старости лет стать командиром странствующего чуть ли не цирка? Но зато она поняла, почему его прозвали в этой команде медведем. Он мало говорил. Очень мало. Когда же он говорил, то словно рык раздавался из его пасти. Так рычат на новобранцев, но не на своих товарищей. Генерал, кажется, не мог отойти от своих командирских привычек. Взгляд его был тяжел. Именно тяжел. Когда он поднял глаза на Кэт, та просто обомлела. Это был взгляд человека безошибочно распознавшего, кто она откуда и зачем сюда явилась. Но он отвел взгляд и скомандовал отдыхающим водителям:
   - Взяли газонокосилки и за работу. Отдохнули и будет.
   Все без исключения водители достали из кузовов натуральные ручные газонокосилки и стали выстригать траву вокруг стоянки, боясь отходить далеко в лес. Наконец настригли целый стог и стали руками перекидывать траву в автомобильные конвертеры.
   - Поглядывай за уровнем, красавица. - Попросил Кэт ее водитель, и девушка забралась в салон. Когда шкала поднялась до зеленой отметки, она крикнула водителю что достаточно, и он подошел к ней проверить. Бесцеремонно прогнал ее на соседнее сидение и тяжело сел снова за руль.
   Скоро коротким гудком, старший дал команду выдвигаться дальше.
  
   Глава пятая. Медведь и палочники.
  
   Кэт проснулась в полной тишине. Было предрассветное время и вся колонна замерев у обочины не подавала даже признаков жизни. Водитель Кэт тоже спал, положив на руль подушку и сам водрузившись на нее.
   Сама же Кэт хоть и не против была поспать, но только резкое чувство опасности, что ее разбудило, вряд ли бы дало ей дальше сомкнуть глаза. Не зная источника угрозы, Кэт растерянно вглядывалась в сумрак за стеклами, но ничего так и не могла разглядеть. Движения не было никакого. Даже вечной возни пауков в кузове не было слышно. Все это жутко пугало Кэт. А ее мало, что в жизни страшило. Только тишина. Молчание врагов и молчание природы это было самое опасное. А в тот момент молчала и природа... и враги. В том, что враги окружили мирно спящую автоколонну, она не сомневалась. И как оказалось не только она.
   Раздался окрик в динамиках и голос Медведя проорал, чтобы все просыпались. Водитель немедленно выпрямился, сонными глазами оглядываясь, и спросил у Кэт, что случилось. Она не знала. В это время Медведь глухо выругался в динамиках и сказал:
   - Палочники, мать их...
   Сон мгновенно слетел с водителя и он, уже ни о чем не думая, включил фары.
   - Какая сука врубила свет!? - Заорал не своим голосом Медведь. - Если с орбиты попалят, я лично тому яйца отрежу!
   Водитель выключил фары, но Кэт заметила какое-то движение между деревьев вдоль дороги.
   - Прости, Медведь! - Извинился водитель, но старший не ответил.
   Через некоторое время, он снова выругался и сказал:
   - Считаем трупы? Перекличка!
   - Шестой в строю! - Немедленно отозвался водитель Кэт.
   Не отозвались третий и четвертый. Водитель Кэт после слов Медведя чтобы больше никто не спал, побледнел и спросил:
   - А может того... двинем?
   - А машины? - Спросил Медведь его. Хмыкнув, он добавил: - Не спите просто. С рассветом они уйдут. Подцепим машины и тронемся.
   Кэт удивилась такой жадности Поджевски, но промолчала. Не ей лезть в советчики генералу, пусть даже мужчине. Она только легонько, чтобы не напугать, коснулась локтя водителя и спросила тихо:
   - А кто это палочники?
   Он как-то уж очень дико посмотрел на Кэт и замотал головой не в силах ничего выдавить. Наконец он разразился руганью и спросил:
   - Ты откуда, красавица, что о палочниках не знаешь? Чем тебя в детстве тогда пугали!?
   - Лунными бликами... - без запинки ответила Кэт.
   Водитель отмахнулся и сказал:
   - Ну да, ты же с каньона. Но ты все равно не могла не слышать о палочниках.
   - Да слышала я о них! - Почти неподдельно возмутилась Кэт. - Но не видела ни разу! Я и спрашиваю, как они выглядят.
   Водитель еще раз на нее с подозрением посмотрел и сказал:
   - Я сам их только три раза видел в жизни и то, бог миловал, не близко. А последний раз я видел, как палочник человека съел. Просто стоял над спящим таращился на него, а на утро все... труп. А мы ничего сделать не могли. Если палочник уже жрать начал, то человек не проснется. Кричи - не кричи. Душепийца...
   - А похож он на что?
   - Как на что? - Изумился водитель. - Да на тебя, на меня, на Медведя! Палочник паразит! Он или подчиняет животное или выпивает из него... не знаю что он там выпивает... Душу скорее всего. Но я видел только на людях их.
   В это время, заставив их вздрогнуть, впереди включился свет, и заорала музыка. Невероятно громко в ночной тишине заорала какая-то тяжелая грубая мелодия. Медведь вновь заматерился в динамике, но его быстро осадили свои.
   - Палочник балуется! - добавил свои "пять копеек" водитель в микрофон.
   - Слышишь тварь! - вдруг ни с того ни с сего закричал непонятно кому Медведь. - Может ты к моему окошку подойдешь!?
   Водитель повертел пальцем у виска и сказал Кэт тихо:
   - Медведь считает, что палочники разумны... ну или обретают разум, когда на ком-нибудь.
   - А как сам палочник выглядит? Ну сам... Ну паразит... - спросила Кэт уже не зная как объяснить.
   - Клещ. - Коротко сказал водитель и, показав ладонь, добавил - Вот такого размера. Похож на клеща. Только лапок вроде больше и усики у него такие хитрые, которыми он к позвоночнику проникает, цепляется, опутывает его. В это время в отсвете фар впереди стоящей машины Кэт увидела тень, а потом и ноги. Ноги бредущего вдоль обочины человека. Человек вышел из-за кузова и остановился, глядя на них.
   - Генри. Бедный Генри. Меня его жена убьет... - тихонько пролепетал водитель.
   Мужчина даже в этом сумраке был не естественно бледен. А его мимика. Он словно испытывал невыносимые мучения. Его рот кривился, глаза разве что из орбит не выкатывались. Будто мозг его еще был жив и мучился не в силах совладать с волей паразита.
   - Дверь проверь. - Жестко приказал водитель.
   - Закрыта с вечера. - Показала Кэт на блокиратор.
   Мужчина, все так же жутко гримасничая, подошел, а точнее доковылял к их машине и как-то неестественно, словно плетью вскинул руку и она глухо ударилась о стекло рядом с Кэт. Сильный довольно удар. Кэт невольно вздрогнула. И хотя она контролировала лицо, в ее душе был просто кошмар. Больше всего ей хотелось закричать, заплакать, забиться под "торпеду" и не вылезать оттуда пока все это не кончится.
   Еще один тяжелый удар и невыносимо, до боли, сжалось сердце. Опять глухой стук.
   - У тебя есть оружие? - Еле контролируя голос, спросила Кэт. Было уже не до конспирации.
   - Ага. Но в Генри я стрелять не буду. - Замотал головой водитель. - Мы ведь никто не знаем... может он еще жив. Может он даже от паразита сможет избавиться или тот сам спадет... Говорят, такое бывает.
   Больше всего Кэт подмывало в ужасе закрыть глаза и завопить: "Дурни! Кретины! Как вы тут живете! Что вы нашли в этой идиотской планете, что так держитесь за нее! Неужели все эти палочники, прыгуны, блики... другая нечисть, стоит того, чтобы отказаться от всего, что вам дает Сообщество!?" Она как никогда прежде захотела взять бывшего генерала за ворот и спросить его в глаза: "Ты вот на это променял, покой, уют, своих двух мальчиков?! На это вот!? Да!? Тебе это ближе чем собственная красивая молодая жена?! Ты вот этого всего хотел?" И вдруг перед ней отчетливо возник сам Медведь. Он стоял перед машиной и целил в несчастного свой длинноствольный револьвер.
   - Прости, Генри. - Скорее прочитала она по губам бывшего генерала, чем услышала его. Зато вот хлопок выстрела тяжелого револьвера услышала не только она. Услышали все.
   И потянулись в рассеянном свете фар, словно зомби к Медведю все новые и новые тени. Он стрелял. Стрелял прицельно, точно. Словно не пилотом был когда-то, а настоящим десантником. Кэт кулак закусила, оттого что он стоял там один одинешенек. Ей хотелось до боли в груди встать рядом с ним и может быть даже защитить его. Она хотела взять в руки настоящее оружие, которого так давно не держала. Высадив полный барабан, Медведь откинул его и гильзы ничем не удерживаемые, медленно полетели на землю. Они падали, подскакивали и застревали в трещинах дороги.
   Кэт не выдержала.
   - Дай пистолет! - потребовала она у водителя.
   Тот ошалело на нее посмотрел и замотал головой.
   - Дай пистолет! - повторила она и посмотрела, так как когда-то уничтожающе на них смотрел начальник факультета.
   - Да нет у меня пистолета! - Заорал он в ответ.
   - Ты сказал, что у тебя есть оружие! - Жестко напомнила ему Кэт
   Из-за кресла водителя появился, хитро спрятанный, обрез полуавтоматического карабина, и Кэт вырвала его из рук мужчины.
   - Сколько в обойме патронов!?
   - Двенадцать! - Изумленно глядя на Кэт, сказал тот.
   Кэт распахнула дверь и прыгнула на дорогу. Медведь уже перезарядил свое оружие и выбивал новые и новые цели. Резко повернувшись, почувствовав взгляд Кэт, он и на нее навел оружие. Но не выстрелил, а рявкнул:
   - В машину!
   Сказал и отвернулся к новым наступающим на него теням. Кэт подскочила к нему и заняла позицию у его ног. Вскинула обрез и прицелилась в левую смутную фигуру выходящую из леса на дорогу.
   - Мой левый сектор! - Прокричала она, но Медведь не ответил. Он снова перезаряжал оружие, вытягивая патроны откуда-то из глубины кармана. Одна из горячих гильз упала Кэт за воротник платья, но она даже не поморщилась.
   Обрез был уродский. Но даже из него она положила девять целей. Больших и маленьких. Уродливых и похожих на людей теней. Она благодарила господа за такую неудобную ситуацию, когда она не видит лиц, морд или что там у них. Она боялась, что страх и отвращение помешают ей стрелять. Опустошив обойму, она подскочила к машине и водитель, словно только этого и ждал. Он приоткрыл оконце и выбросил ей еще одну. Кэт перезарядила оружие и пустую обойму закинула обратно в салон. Пусть заряжает, раз стрелять боится.
   Она словно почувствовала, что их окружают. Выскочив на середину дороги, Кэт полностью взяла на себя заднюю полусферу обстрела. Сходу, уложив каких-то даже для Далекой гигантских пауков выползающих на дорогу она с удовольствием наблюдала, как корчатся их отброшенные тела.
   - Прикрой! - Услышала она команду Медведя и увидела, что он вновь перезаряжает оружие. Да сколько же он уже расстрелял?!
   Но им больше не пришлось стрелять. Оставшиеся тени, словно действительно были разумны, торопливо сошли с дороги в лес и растворились в нем. Кэт и Медведь стояли спина к спине посередине дороги и небо над ним становилось все светлее и светлее. Пусть мутно зеленоватое, но такое долгожданное рассветное небо.
   А потом она вела оставшийся без водителя грузовик. Стараясь "не отставать и не растягиваться". На привалах так же стригла траву и собирала ее в стог, а затем руками загружала конвертор. Она пила коньяк из фляги Медведя и была довольна до чертиков. Тем, что провалила все, что могла провалить. Тем, что Медведь безошибочно назвал ее капитаном. Тем, что Медведь вдруг крепко прижал ее к своей груди и уверенно так сказал - Не бойся! Ничего со мной не бойся!
   И она не боялась. Генерал сказал не бояться. Не небритый и какой-то весь страшный мужик ей такое сказал, от которого бы ее в прошлой жизни стошнило. А это сказал человек, который давно и для многих стал легендой, несмотря на свой тяжелый нрав и деспотичный характер.
   И когда показалось впереди Море, именно она первой заорала "Урааааа!" словно была маленькой девочкой, которой разрешили наконец-то нечто ранее запретное. И Медведь сказал в рацию:
   - Поздравляю, господа и дамы. Мы в безопасности ... почти.
   Грузовики стояли в песке. Разморенные жарой насекомые в них даже не подавали признаков жизни. Мужчины и она, прямо в воде, покачиваясь в теплых волнах, пили все тот же нескончаемый коньяк и это было счастье. Потом на берегу перемазанные в песке они курили самую настоящую дурь, от которой Кэт вынесло окончательно и она, блаженно улыбаясь, таращилась в изумрудного цвета небеса и не реагировала ни на что. А потом был закат. Невозможно красивый закат. Наполненный невероятных красок и воздух... такого сладкого воздуха запредельной свободы никогда не знала ее истомившаяся по кусочку счастья грудь. И, кажется, она начинала понимать... пусть не все, но хоть немного. Почему в эти дикие и смертельно опасные места рвутся словно с цепи такие как Медведь... Как ее собственный отец.
   И она подползла по песку к Медведю и что-то говорила ему. Много говорила. Объясняла. И была настолько уверена в своей правоте... А Медведь лишь рассмеялся. Не обидно, а так... от души. Он обнял ее, уложил головой на собственные колени и они молча смотрели, как Солнце уходит за горизонт. Уставшие за день мужчины разбрелись по машинам на ночной сон, а они все еще сидели, боясь разрушить такое хрупкое возникшее понимание... Она понимала что, наверное, такие мужчины тоже нужны. Они могли бы воспитывать отличных девчонок. Смелых и ничего не боящихся. А Медведь, старый матерый Медведь, растаял и подумал, что может быть для мира не все потеряно, раз такие капитаны ВКС еще способны откровенно восхищаться закатом и видеть в мужиках не слабый пол, а как минимум равных себе.
   А утром на трезвую голову был разговор.
   - Мне надо довести колонну. - Сказал Медведь, умываясь в прохладных набегающих волнах. - Я взялся за это дело. И я ее доведу.
   Стоящая на коленях в воде Кэт тоже в этом нисколько не сомневалась.
   - Если ты можешь задержаться на сутки, двое... Помоги мне. - Попросил он, и Кэт повернулась к нему с улыбкой.
   - Что? Женщины тоже люди да, Медведь?
   Тот заулыбался и сказал:
   - Я никогда в жизни не говорил обратного! Просто вы другие. И переделали даже не мужчин под себя, а весь мир. И это, наверное, не есть гут.
   Кэт не хотела начинать утро спором. Она, довольно улыбаясь, кивнула и сказала:
   - Для тебя что угодно! Хоть на край света.
   - Ну, туда, пожалуй, я тебя с собой не возьму. Ты слишком шабутная. Я люблю мягких, добрых женщин. - Смеялся Медведь, но, став серьезным, он сказал: - Мы дойдем до Сизых топей, номер квадрата, по-вашему, я не помню. Говорили, но забыл. Дождемся транспортник. Перегрузим им клетки, даже если что-то передохло это неважно. Пойдет как биоматериал на препарирование. Загрузим грузовики бартером. И пойдем в порты. Там я не буду даже уговаривать тебя остаться. Я понимаю, что у тебя тут дела. Не говори мне о них. Не надо. Правды от тебя не дождешься, а вранья я на флоте по уши нажрался.
   Кэт была ему благодарна за такие слова. Врать Медведю она не хотела.
   - В портах мы расстанемся. Я найду водил и сменных и двинем обратно. А ты... Делай свое дело. Хорошо?
   Они договорились.
   По пути к Сизым топям они миновали разрушенный бомбардировками портовый город, и Кэт только со странным ужасом поняла, как много людей продолжает жить на его развалинах. Стараясь не думать об этом, Кэт просто вела грузовик. И к вечеру они уже вкатили на бесконечные, до самого горизонта тянущиеся болота. Остановившись в условленном месте, Медведь разрешил отдых, но напомнил что самой большое количество кровососов на планете именно в Сизых топях. Место было выбрано не спроста... Случайных наблюдателей никто не желал тут увидеть. А псевдокомары величиной с небольшую кошку вполне могли выступать гарантией этого.
   Транспортник пришел с закатом. Туша, выкрашенная в черный цвет, плюхнулась в болото и опустила аппарель. Десантники, высыпавшие на берег бегло осмотрели грузовики и, раскидав вокруг дымовые шашки, отпугивающие паразитов, сказали начинать погрузку.
   Раз восемь моталась десантная платформа загруженная клетками с полумертвыми тварями, но, наконец, Медведь сдал свой груз и был готов принять бартер. Пока он о чем-то говорил со старшим, Кэт подошла к лейтенанту - командиру этих десантников и спросила:
   - Группы из тридцать девять бис забрали?
   Лейтенант не сразу отозвалась скрытая забралом. Она недоумевала кто перед ней и не решалась отвечать. Наконец она сказала:
   - Я вас не знаю.
   - Это не важно. Все что мне надо знать добралась ли лейтенант Алексия Ригг, позывной Лекс. Номер ее жетона...
   Лейтенант жестом остановила ее и указала на шлемофон, мол, ее слушают в тактическом канале. Потом она очень медленно кивнула и перекрестила пальцы двух рук. Арестована. Ну, ничего. Я ее вытащу, пообещала Кэт.
   - Вы можете записать на ваш коммуникатор сообщение для полковой разведки?
   - Нет. - Покачала головой Лейтенант, но махнула кому-то рукой и сказала: - Это оператор. Все что вы скажете она передаст куда следует. Подозреваю, я не должна знать содержания.
   Пока шла выгрузка тюков и коробок в машины, Кэт, отойдя в сторону, сидела вместе с девушкой оператором и глядя ей в глаза диктовала послание. Оператор все снимала и сомнений не было, что сообщение попадет куда надо. Кэт, кодированными словами сообщила о своей ситуации и о стадии операции. А потом открытым текстом потребовала освобождения Алексии. Она заверила, что группа выполнила поставленную перед ней отвлекающую задачу и по ее личному приказу двинулась в квадрат эвакуации.
   Девушка оператор кивнула и промотала на своем шлемофоне запись сообщения. Кэт только подивилась, как она осунулась за последнее время, но ничего в записи исправлять не стала. Она поднялась и, положив руку на плечо оператору, сказала:
   - Сделай десантник. Доставь куда положено. От этого зависит жизнь моей последней подруги. Будут на словах, что спрашивать... передай, что я нормально. Срывов не было... вообще все нормально...
   О том, что она уже как минимум раз расстреляна, Кэт предпочла умолчать. Серьезные женщины в серьезных погонах после таких заявлений остановят операцию и потребуют ее эвакуации...
   Они проводили транспортник и сами разбрелись по машинам. Пора было в обратный путь. Завели двигатели и неторопливо выкатили на старую дорогу. И пошли по ней пусть не быстро, но и не медленно. Света угасающего дня еще хватало, чтобы хоть и со слезящимися глазами, но двигаться без фар. Но они зря так маскировались...
   "Осы" спикировали как всегда неожиданно и четко. Высыпали на колонну бомбозапас и так же стремительно ушли в зенит. Машина Медведя просто перестала существовать, как и идущая следом. А Кэт?
   Окровавленная Кэт лежала на обочине, неведомо каким образом вывалившись из пылающей машины и готовилась умирать. Она вспоминала маму, папу. Пола и Лексу. Сэм и Тома. Она прощалась с разорванным в клочья Медведем и молилась, чтобы девочка оператор донесла послание. Иначе... иначе и Лексе несдобровать.
   Боли не было. В теле была какая-то тишина. И как всегда эта тишина пугала ее больше всего. Даже когда на ее грудь опустился кровосос и своим хоботом стал дырявить ей грудь она ничего не почувствовала. Она смотрела на него с ненавистью и злостью, но ничего не могла поделать. Тело перестало ее слушаться...
  
   Глава шестая. Старый Лис.
  
   - Привет Големы! - Только и сказала обнаженная Кэт, снова резко очнувшись среди семерых "безликих". - Как вы тут без меня? Не скучали?
   Она была рада жить! Она была просто счастлива. И даже когда выяснила, что пришла в себя не в той пещере, где это произошло в первый раз, то не сильно расстроилась. И даже отсутствие видимого выхода ее не смутило. Поднявшись на ноги, она вышла из круга "безликих" и осторожно подошла к маленькому озерцу, даже скорее лужице. С удовольствием напилась из него чистой воды и только тогда снова повернулась к Големам. Те с интересом наблюдали за ней своими гладкими серыми мордами.
   - Вы говорить-то хоть умеете?
   Не дождавшись ответа, Кэт еще раз оглянулась и, наконец, поняла, откуда идет призрачный зеленоватый свет. Это сами стены светились. Кэт, осторожно ступая босыми ногами по камням, приблизилась к холодной влажной стене и пригляделась. Ничего не понятно. Это даже не светлячки, а какие-то колонии совсем микроскопических организмов. Словно лишай на стенах пятнами расползались они и Кэт, недоумевая, покачала головой. Но заниматься наукой у нее не было ни желания, ни образования. Она в который раз безнадежно оглядела каменный мешок и спросила восседающие "на коленях" фигуры:
   - А выход-то где?
   Ответа не было. Да и как могли ответить существа, у которых даже рта не было? А в телепатию Кэт не верила.
   Настоящего десантника от любителя-энтузиаста-новобранца отличает абсолютное отсутствие такого понятия как отчаяние. Десантник не может отчаяться по определению. Он просто об этом не думает. В бою так некогда, а в жизни... а что в жизни может довести десантника до такого состояния? Страх, да. Даже паника может случиться, особенно когда она массовая и заразительная. Никакие психологи не смогли это победить. Отступающий фланг невольно вызывает круглые глаза, и понимание, что тебя сейчас будут "сношать" с двух сторон. Даже в полном окружении и круговой обороне не так страшно и обидно как при отступающем фланге. Тебе начинает казаться, что тобой банально пожертвовали, чтобы прикрыть отступающие части. Или что твой командир полная идиотка, раз не дает команду на отход.
   Кэт знала только один момент, когда Десантник может испытать отчаяние. Это когда не раскрывается парашют. И то, только сопливые первогодки теряются и не сразу начинают вручную вытягивать из мешков материю. Не раскрылся? Хлещет над тобой? Не теряйся, дура, руби его нахрен и вытягивай запасной. То есть даже в этой ситуации времени и места для отчаяния у настоящего десантника не остается.
   И сидя голыми ягодицами на сыром холодном камне, Кэт больше думала о том, сможет ли она убить, расчленить Големов в случае нужды... и съедобны ли они. Моральных вопросов перед ней не стояло вообще. Поиск выхода из каменного мешка она прекратила, когда полностью исползала и его и даже дно небольшого водоема посередине. Она еще гадала, откуда в мешок поступает воздух, но скорее так... чтобы надежда не до конца покидала ее.
   Ожидание неизвестно чего - худшее наказание. А Кэт с детства старалась наказаний избегать. Когда ее запирали дома, она вырывалась виртуально на просторы Сети и неплохо проводила время. Когда ее пытались задержать за распитие алкоголя, она, даже не размышляя, сбегала. Когда в училище ее наказывали дополнительными нарядами она, исполняя, тоже, не особо себя утруждала стойко переносить все тяготы службы. И на разрешенном ей вифоне половину времени просто проводила в Сети или в играх. Или в разговорах с Полом.
   Но вифона у нее не было, чтобы с комфортом провести время. И как настоящий военный она решила сбежать от ожидания в обычный спокойный сон. Ей не помешали уснуть ни неудобные холодные камни, ни урчащий желудок, ни даже то, что спать ей совершенно не хотелось. Она просто улеглась на более-менее плоских камнях, подложив руки под голову, и закрыла глаза...
   Проснулась она от странных звуков. Всю пещеру наполнял довольно громкий и абсолютно неразборчивый шепот. Приподнявшись на локте Кэт, увидела, что в кругу "безликих" восседает на коленях какой-то мужчина. Приглядевшись к его лицу Кэт, словно разряд током испытала. Она вскочила и приготовилась.
   Но мужчина сидел, не шелохнувшись, а неясный шепот становился только все громче и громче. Наблюдать за всем этим хоть и было интересно, но Кэт все равно ничего не понимала, и оттого злилась и все больше накручивала себя.
   Когда шепот резко стих, мужчина внезапно раскрыл глаза и громко закричал, валясь куда-то в бок. Даже не понимая, что с ним происходит, Кэт все равно бросилась вперед и за волосы буквально выволокла его из круга "безликих". Те вообще кажется, изумились ее поведению. Она опрокинула мужчину на камни и, не думая, впечатала ему пяткой в солнечное сплетение. Мужчина согнулся и застонал от боли.
   Он даже не пытался сопротивляться! Еще пару раз поддав ему в ребро и по бедру, Кэт остановилась. Ей с детства внушали мысль, что мальчиков бить не хорошо. Тем более если они старше. Правда, ей не говорили, как поступать с теми мальчиками, которые ее отправят на расстрел!
   - Сука, стерва, тварь... - Ругался, задыхаясь на камнях обнаженный Старый Лис.
   - Ага! Я такая! - Согласилась Кэт, но больше не била Лиса. Да и как она видела Старый Лис, действительно был старым. Его дряблая кожа и какие-то непропорциональные ноги выдавали в нем мужчину сорока пяти-пятидесяти лет.
   Она стояла над мужчиной и очень внимательно смотрела, чтобы он не делал лишних движений. А Лис, наконец, отойдя от боли, охая, сел на камни и посмотрел на нее снизу вверх:
   - Я ведь хотел послать к Големам людей чтобы тебя добить, если оживят... Но пожалел дуру. Думал, опомнишься и удерешь отсюда. Ан нет...
   Кэт угрюмо на него смотрела и ничего не отвечала. Старый Лис не спешил подниматься на ноги или хвататься за камни рядом с собой. Наоборот он все делал очень медленно чтобы не вызвать нового избиения. Даже говорил, как-то растягивая слова.
   - Вот ведь. Повезло мне, что называется. Твои разбомбили так еще теперь ты мне тут покоя не дашь.
   - Не дам. - Уверенно покивала Кэт.
   Взглянув на нее, Старый Лис хмыкнул и спросил:
   - Так ты чего... Все это время тут просидела?
   Кэт помолчала немного, но сказала честно:
   - Я с Медведем колонну вела от Сизых топей. Штурмовики накрыли.
   - Аааа. - протянул мужчина. - С Медведем значит. С Поджевски? Знаю его, знаю. Сколько раз предлагал ему к нам. Героический мужик. Только ни в какую не хотел с вами бабами воевать. Воспитание, наверное, мешало.
   - Еще кто-нибудь будет воскресать? - Перебила его Кэт, не оборачиваясь, рукой указывая на Големов.
   Старый Лис почему-то посмотрел на воду в озерце и отрицательно сказал:
   - Вряд ли... воды мало. Может в другом месте кого-то они и поднимут.
   - При чем тут вода? - Непонимающе спросила Кэт.
   - Наверное, при том, что человек на восемьдесят процентов из нее состоит. - Как-то брезгливо отозвался мужчина. - Остальную органику и соединения сами Големы продуцируют. Как пауки... У них какие-то свои железы...
   Даже слабых научных познаний Кэт хватило, что бы изумленно посмотреть на Старого Лиса, а тот словно поняв ее невысказанный вопрос, ответил:
   - Не веришь - не надо. Я тебе сказал, что сам видел. Я не первый раз уже...
   - Этого не может быть. - Закачала головой Кэт.
   Старый Лис усмехнулся и повторил когда-то сказанные Кэт слова:
   - Ты просто не понимаешь, куда ты прилетела.
   Кэт с неохотой признала про себя, что действительно многого не понимает, но ее интересовало не это:
   - Как отсюда выйти? - Жестко спросила она, и почему-то Старый Лис оценивающе ее оглядел с ног до головы. Кэт не понравилось, что мужчина не торопится с ответом и она ему очень тихо пообещала: - Мне не нужны специальные инструменты, чтобы устроить тебе пытки. Я буду ломать тебе пальцы по одному, пока ты не скажешь мне все, что мне нужно знать. Я буду камнем давить в месиво твои пальцы на ногах. Я тебя оскоплю если понадобиться...
   Старый Лис вздохнул и сказал:
   - А если отсюда нет выхода?
   Кэт покачала головой:
   - Должен быть.
   Тогда Лис усмехнулся и сказал презрительно:
   - Много ты знаешь о Далекой... Здесь все может быть.
   - Не болтай. Все мужики болтливы. Но сейчас не время и не место... - жестко сказала Кэт и повторила: - Как отсюда выйти!?
   - Спроси у них. - Ответил, явно издеваясь, Старый Лис и указал на "безликих".
   Кэт снова подняла ногу намереваясь ударить этого идиота. Но тот не только не испугался, но и как-то чуть выглянув в сторону, сказал:
   - У тебя ноги грязные!
   Кэт опустила ногу и спросила:
   - Тебе совсем жить не хочется?
   Лис ответил почти без усмешки:
   - Хочется. И еще как! И чем больше риск, тем больше жить хочется!
   Кэт вздохнула и сказала:
   - Я обещаю, что не убью тебя, если ты выведешь меня отсюда.
   - Можешь убивать. Потому что я тебя не выведу. - Сказал абсолютно серьезно Лис.
   - Почему? - Спросила, недоумевая Кэт.
   Старый Лис, кряхтя, поднялся, дошел до лужицы и умыл в ней лицо. Так же он сполоснул места, куда его била Кэт.
   - Почему? Во-первых, тут, правда, сами не выйдем. - Переспросил Лис отфыркиваясь. - Во-вторых, мы с тобой на глубине два с половиной километра. Я тут уже был раньше. Оживал, после того как такая как ты до меня добралась. Вам очень хотелось убить Старого Лиса. Мы практически в городе древних. Сюда вас я ни за что не пущу. Сама тамбур ты в жизни не откроешь. Мозгов просто не хватит. У вас у баб мышление другое. Проверяли уже.
   Кэт, склонив голову, наблюдала за Лисом и внимательно слушала...
   ... Она его не убила. Она вообще больше к нему не прикоснулась ни на первый день, ни на второй. Она, наоборот, брала его простым измором. Не может быть, чтобы человек зная выход, добровольно умер бы с голода. И она ждала. Чутко спала, ожидая, когда Лис сломается и попробует открыть этот таинственный "тамбур".
   Первые сутки еще ничего. Вяло, переругиваясь, они провели не плохо время. На вторые сутки Лис подал первые признаки того, что готов сбежать. Он нервничал. Он ходил кругами вокруг озерца и о чем-то сосредоточенно думал. Останавливался и смотрел в стену. Кэт не отрывала от него глаз. Может она и не додумается до какой-то гениальной мужицкой идеи, но зато с внимательностью и терпением у нее все было хорошо. Она наблюдала за Лисом, буквально не отрывая глаз. И расслаблялась лишь тогда, когда он в очередной раз усаживался на плоский камень и начинал с досады кидать мелкие камушки в стены пещеры. Камушки звонко ударялись. Иногда они с плюхами отлетали в озерцо, но чаще падали на дно пещеры и забавно скакали по камням. Если Лис думал, что это будет раздражать Кэт, он ошибался. Ей было даже смешно наблюдать за нервным мужиком. Сама-то она, словно кошка, играла с мышонком. В любой момент она могла бы прибить этого горе-повстанца или учинить ему допрос с пристрастием. Но для нее это стало тоже своеобразным испытанием. Она хотела унизить Лиса. Дождаться пока он сломается. Еще раз доказать, что ни один самый расхрабрый мужик, ни один перекаченный боров никогда не сможет тягаться с веками воспитанной выносливостью женщины.
   Она с улыбкой слушала, как довольно громко урчит живот Старого Лиса. С насмешкой наблюдала за тем как он, тряся своим достоинством, полз к воде и жадно глотал ее. С поддельным сочувствием слушала его редкие жалобы на головную боль от голода. И еще пуще насмехалась над его просьбами типа:
   - Убей меня, а? Что тебе стоит?
   - Нет, Лис. - Отвечала она ему. - Если хочешь вон о стену сам убейся.
   Лис злился и снова начинал накручивать круги вокруг лужи.
   - Они самоубийц не воскрешают... - Однажды обронил он, и Кэт быстро уловив суть, пуще прежнего захотела вырваться наружу.
   - А тех, кто от голода умер? - поинтересовалась она вскользь.
   - Тоже... - вяло отозвался Лис и кинул очередной камушек в стену. Поясняя, он сказал: - Только преждевременная смерть. Ни от старости, ни после суицида, ни от естественных причин, Големы... в общем не помогут тебе. Да и вообще могут не помочь.
   - Они разумны? - Спросила Кэт.
   - Нет. Проверяли. Давно. Псевдоразум конечно есть. Смотрят на тебя, звуки какие-то издают, работают только всемером. Хоть одного убери, и не будет работать "источник". Они мне больше растения напоминают, а не животных. У них даже корни есть. Тончайшие волокна. Глазу незаметны. По полу да по стенам. Вот я стою и на них тоже, можно сказать.
   Словно понимая, что говорят о них, Големы синхронно повернули голову к Лису. Но тот, подняв, словно успокаивающе, руки, продолжил для Кэт:
   - Их сразу нашли. Еще в первый год колонизации. Я молодой еще был. Как вспомню себя тогда, аж противно становится. Я сюда архитектором приехал. Кстати портал транспортного канала я строил. А вы его разбомбили, дуры. Будто он нам нужен был, а не вам. Мы-то уж точно к вам обратно не собираемся. Нам и здесь хорошо. Еще бы вы не лезли, просто, было бы замечательно.
   Лис остановился на полуслове, подумал, но продолжил.
   - Поначалу никто не понимал, что эта за создания такие и для чего они нужны... Чем питаются, кто их жрет. Пытались изучать. Наружу поднимали. Да только гибли Големы на солнце. Они сами как медузы... Большей частью вода... И тогда они никого не оживляли. Вообще никого. Только когда мы вашу администрацию и полицию спровадили в портал, а в ответ пришли каратели, тогда и стали возвращаться погибшие. Страха-то было поначалу. Представляешь, жена мужа похоронила, а он тут, на тебе, возвращается, целехоньки и невредимый. Раскопали могилу и там он. Представляешь, какой шок был?
   Кэт понимающе кивнула и подумала, что где-то лежат и ее два тела. От подобной мысли девушку чуть не передернуло, но она сдержалась.
   - Зато с вашими прикольно было. Ну, с теми, кто оживал здесь. Что-то такое с вами Големы делают, что вы даже на женщин похожи становитесь.
   - Не понимаю. - Призналась Кэт. - Я в себе перемен не заметила.
   - Так не сразу же. - Засмеялся Лис. - Время пройдет, все сама поймешь.
   - Что пойму? - Спросила Кэт, плавно садясь на камни.
   - Не важно. - Отмахнулся Лис.
   Мужчина откинулся на камнях, чуть покряхтел, укладываясь удобнее, закрыл глаза и сказал в потолок:
   - Спокойной ночи, Кэт.
   Кэтти кивнула, ничего не отвечая, и тоже улеглась на камни. Но уснуть они не смогли. Даже десантник и начальник контрразведки повстанцев плохо усыпают на голодный желудок. Буквально через несколько минут Лис встал. Снова походил, маясь, вокруг озерца и в итоге просто залез в воду. Сидел в ней не шевелясь о чем-то сосредоточенно думая. Наконец он сказал грубовато:
   - Зачем тебя послали?
   Кэт набрала воздух в грудь и сказала:
   - Ты, Лис, не в том положении чтобы допрос устраивать.
   - Это не допрос.
   - Отца ищу... - Вяло отозвалась Кэт.
   - Фамилия как у него? - Спросил Старый Лис.
   Кэт поднялась на локте и сказала:
   - Лис, вылези из воды. Я тебе не доверяю. Если ты еще туда дела свои сделаешь, то я забуду про обещание не убивать тебя.
   - Девка, ты с ума сошла? - Изумленно спросил Лис, но вылез и мокрыми ногами прошлепал по камням в какую-то нишу. Там он сел и с вопросом уставился на Кэт.
   - Моего отца зовут Эндрю Тесс. Я не знаю, какая у него кличка... Вы все тут себе клички заводите.
   Старый Лис о чем-то подумал и сказал:
   - А выбора нет. У нас же у всех родственники остались там... А какие вы бабы мелочные и мстительные мы уже давно знаем.
   - Ой, да ладно, типа вы лучше... Мне тут рассказали, как ваши молодчики диверсанта пять раз убивали чтобы наверняка.
   - Ххы. - Только и отозвался Лис из своей "норы". - Мы к вам не лезли и вы к нам не лезьте.
   - Да жили бы вы нормально, как все, больно нужно было бы к вам лезть. А так развели у себя тут патриархат средневековый. - Буркнула Кэт.
   - А при чем тут это? Половина дальних рубежей так живут. И никому это не мешает. А вот мы и Люнь у вас поперек горла встали.
   - Они не вышвыривают с планет нашу законную администрацию и не уведомляют по факту о своем выходе из Сообщества.
   - Это тоже не то... Вам просто нужны местные артефакты, так и скажи.
   - На Люнь нет никаких артефактов. И все что мы хотим, чтобы и там и здесь был порядок и закон.
   - Да кому на Далекой нужен ваш порядок и ваш закон? Он просто здесь мешает, как ты не понимаешь? Ваш порядок в местных условиях ведет просто к гибели. Вот давай вспомни высадку на Зеленом Хребте. Ты всерьез думаешь, что это мы положили там ваших? Да мы в горы даже технику дотащить бы не смогли. "Осы" что прикрывали десант, расхерачили бы любые колонны. Ваши там не много ни мало сами себя поубивали.
   - Ага. Конечно. - Покивала Кэт, хотя историю того десанта знала смутно. Но не верить же на слово Старому Лису.
   - Я не шучу. У нас даже все записи есть. Не знаю, показывали вам там наверху или нет. Наши наблюдатели, что там были, все засняли. Сначала вы умудрились сунуться к палочникам. Потом после кошмара, который там произошел ваши на каждый шорох стреляли. Вы просто не приспособлены для жизни тут. Какой бы крутой десантник не был она гибнет влет здесь. И даже не по незнанию. Вам... что ли интуиции не хватает. Вам бы егерей сюда с Упрямой перекинуть. Они там привыкли с дикой природой воевать. А вы десант посылаете.
   - Я учту твои пожелания, Лис.
   - Да только не поможет это... - уверенно сказал он. - Вы же привыкли к цивилизации. Ко всему чистенькому. Ко всему вылизанному. Вон мы на юг отправляли партию ваших. Так они даже заклейменными требовали все время что-то. Вы очень плохо адаптируетесь. Любой парень даже инфантильный, только прибывший из Сообщества быстро начинает понимать, что тут другая среда. Что ему надо научится выживать или сдохнуть. И что мужественных женщин, которые ему там цветочки дарили, здесь нет в помине, чтобы его защитить. Здесь иной эталон мужской красоты. Здесь ты должен сам защищать женщин от всего и от других мужчин в частности.
   - Как получилось, что ваши женщины... - Кэт с трудом подбирала слова - Такие слабые, что ли.
   - Они не слабые, они женщины. - Отозвался Лис. - Кого в первую очередь посылают на колонизацию новых планет? Правильно, с периферии. А на место убывших приходят ваши... чтобы расселять планеты Сообщества. То есть за два-три поколения планету готовят под вашу цивилизацию и быстренько ее заселяют. Тех, кто там жили правдами и неправдами отправляют в новые миры, чтобы глаза не мозолили. Да они и сами сбегают в массовом порядке, когда начинают видеть, как их мир рушится. Когда на смену нормальным девчонкам приходят монстры типа тебя.
   - Чем я тебе не нравлюсь? - спросила Кэт.
   - У тебя, как и у остальных ваших... программа, что ли сбита. Для тебя мужчина это... я даже не знаю, как сказать...
   - То, что для тебя женщина... - Подсказала ему Кэт.
   - Может быть. - Кивнул Лис. - Только мы не мешаем девочкам сами выбирать свою судьбу. А вы, я со школы еще помню... Ах ваш мальчик дерется! Пожалуйста, отведите его к психологу. Ах, он сегодня ударил другого мальчика. Какой ужас, он сегодня избил девочку. Что из него вырастет! О чем вы думаете, уважаемые родители!? Почему ваш мальчик не в куклы играет, а мастерит самодельный арбалет!? Как он будет в будущем воспитывать детей?
   Кэт улыбнулась тому, как Лис коверкал свой голос. Она в нем узнала своего школьного Куратора.
   - Я в детстве тоже иногда в куклы играла. - Призналась Кэт. - И когда меня мама за этим занятием засекла, то немедленно устроила в школу единоборств. Мол, там у меня дурь сама пройдет.
   - Вот! - поднял палец вверх Старый Лис. - Вот коренное отличие. Вот скажи, мама тобой часто занималась? Ну, там в детстве особенно.
   Кэт подумала и пожала плечами.
   - По-разному было. Но вот отец уж точно мной не занимался. До двух лет я как все в интернате была. Уже когда молочный возраст кончился, тогда меня разрешили родителям забрать.
   - Ага. - Кивнул Лис. - Понимаешь, что в вашем обществе подорвана основная функция женщины? Материнство. На дальних рубежах из-за необустроенности такого нет. Там женщина должна не просто родить, но и грудью вскормить ребенка, сама за ним смотреть, воспитывать. А у вас? Родила, в роддоме сдала под расписку в интернат, там уже есть кому позаботиться, а сама на работу немедленно. Карьера нужна, деньги...
   - Ну и чего плохого? - Насмешливо спросила Кэт. - То, что я не грудью вскормлю ребенка? Так это и к лучшему. Ему в интернате будут давать значительно лучшее питание.
   - Дура, - категорично заявил Лис, - я тебе не об этом. Я о том, что пока женщина кормит ребенка, она беззащитна. Она не может нормально работать, она вообще потеряна для общества. И все на себя берет мужчина. У нас. И охоту, и защиту, и добывание средств к существованию. Заботу о ней и семье. А у вас мужчина как минимум не нужен ни для воспитания, ни для чего иного. Вот за эти пять сотен лет мужчины и выродились, не пойми во что. Начинаешь понимать?
   - Я это и так знаю. - Отмахнулась Кэт. - Нашел чем удивить. Только ты, Лис, забыл, то, что давно доказано. Первичный общинный строй был как раз матримониальным. Так что у кого из нас программа сбилась и когда, это я еще могу поспорить.
   - Ну да... сейчас я тебе что угодно докажу. - Покивал Старый Лис. - И что мы произошли от цивилизации Далекой! Или что они наши создатели.
   Кэт спокойно улыбнулась:
   - А почему нет? Может действительно они наши прародители.
   Лис вздохнул и, покачав головой, сказал:
   - Кэт, ты точно не диверсант. Их все-таки лучше готовят. Местная цивилизация это были разумные пауки.
   - Ой, Лис, на кой черт мне знать, были ли местные двуногими и двурукими или восьмилапыми... Просто ответь мне.
   - Ну, к примеру, чтобы просто задуматься, где может быть у них тамбур выхода с "источника". И как он должен выглядеть... И как активировать дверь.
   Кэт искоса посмотрела на Лиса, увидела его улыбку и, как он и просил, задумалась. Потом поднялась, обошла вдоль стен пещеры, внимательно оглядывая их. Ничего не найдя примечательного она подошла к Лису и сев на корточки спросила:
   - И как?
   - Догадайся! - Улыбался он: - Докажи, что ты по праву именуешься у себя сильным полом!
   - Прекрати издеваться, Лис. - Сказала Кэт и добавила неожиданно для самой себя: - Я устала. Честно. У меня одно желание. Найти отца, встретиться с ним, поговорить... выяснить, может быть, отношения. И свалить с вашей долбанной планеты. А вы живите здесь, как хотите. Пока ваши самки рожают вам детенышей, будьте героями - защищайте их. Хочется вам быть мускулистыми быками, тоже не возбраняется. На Земле иногда даже шоу мужчин бодибилдеров проводят. Если у вас эталон мужчины это грубая небритая ряха, это только ваши проблемы. Они меня не касаются. Я люблю стройных, симпатичных, тихих мальчиков. Которые могут и за домом присмотреть и молчать умеют, когда женщины говорят.
   Лис смотрел на нее восхищенно и, как-то странно медленно, покачивая головой.
   - Тебя просто хорошо не трахали никогда. - Вдруг сделал он вывод. - Нормального мужика у тебя не было!
   - Ты меня не возбуждаешь, Лис... - Почти смеясь, сказала Кэт. - Да и старый ты для большого секса.
   Они впервые, вместе от души смеялись. Просто ржали в голос, пугая Големов и самих себя. Командир отдельной террор группы и командир контрразведки одной из областей Далекой. Они до слез нахохотались, иногда прерываясь на очередные сомнительные шутки: "А я люблю, когда мне женщина вот так делает", "Боюсь, Лис, после подобного с десантником, ты и на малый секс способен не будешь!", "Была у меня одна десантница, так она такое делала!", "Это было ее задание, выдоить тебя до смерти!".
   Они бы так и смеялись, если бы в это время откуда-то не послышались какие-то глухие удары.
   - Оппа! - Воскликнул Лис. - Это за нами.
   Кэт, собралась, быстро сменила позицию и, замерев под навесом одной из стен, прислушалась, откуда идут удары. Источник она нашла сразу. Подскочив, она осторожно продвинулась к почти ровному участку стены и замерла перед ним. По звуку Кэт показалось, что толщина стены в том месте не меньше метра. А может и больше. Удары стихли и тут Кэт услышала далекий, очень далекий и еле слышный голос, требовавший открыть тамбур.
   Она повернулась к Лису, но тот странно глядя перед собой, просто перебирал камушки. Кэт обратилась к нему:
   - Ну, давай, Лис. Открывай.
   - Кэт, ну, не пущу я тебя в подземный город.
   Она вздохнула и сказала медленно и спокойно:
   - Лис. Мне умереть раз плюнуть. Я уже только на Далекой у вас два раза погибала. Нас вообще учат умирать спокойно и без паники. Но я очень хочу встретиться с отцом. Если тебе так не хочется, чтобы я что-то видела, пусть те, кто там, завяжут мне глаза и выведут на поверхность. Если ты мне можешь помочь с поисками, это будет даже лучше. Поверь, я найду способ отблагодарить.
   Лис покивал как-то печально и сказал:
   - Я верю. Но больше всего я верю что ты, вернувшись, все расскажешь там наверху. А закрытые глаза... Даже я с одними ушами многое могу узнать из того что знать не должен.
   Кэт присела перед ним и спросила:
   - И что будем делать?
   - Как вариант сейчас я открою тамбур. Выйду. Возьму гранату и швырну сюда. - Он поднял глаза на Кэт и она поняла что тот ни черта не шутит. - Граната разорвет и тебя и Големов. Они самовосстановятся со временем. Но у тебя будет небольшой шанс воскреснуть где-нибудь еще... Я даже, думаю, знаю, где тебя вынесет. В Сизых топях. Там на одном из островов скала торчит, в ней тоже есть Источник. Странно, что ты вообще не там воскресла. Значит, они кого-то там поднимали в это время. Может даже Медведя.
   - Я оттуда не выберусь, Лис. И ты это знаешь. - Сказала Кэт.
   Тот поджал губы, кивнул и сказал чуть погодя:
   - Потому и предлагаю.
   Кэт разозлилась.
   - Я в кои-то веки прошу у мужчины помощь, так он вместо этого меня кровососам скормить готов. Гранатой подорвать. Лис, опомнись! Ну, не враг я вам! Сколько раз говорить! Тебя что умолять надо!? На коленях перед тобой ползать!? Да!?
   И Кэт совершенно растеряно заморгав, заплакала. Причем слезы лились сами. Она ничего не могла с этим ничего поделать. Злость и какая-то дурацкая тоска выдавливали из нее эти слезы.
   - Ууууу... - Только и сказал Старый Лис. Он протянул обе своих здоровенных мозолистых ладони и стал грубо утирать ей слезы.
   А они не прекращались. Кэт даже сама не могла их перебороть. Видно и, правда, два дня на одной воде подорвали не столько ее физические силы сколько моральные. Да и умирать... жутко не хотелось снова умирать. Но она сжала губы, шмыгнула носом и поднялась. Отошла к противоположной стене и села перед ней по-турецки. Глядя в чуть светящуюся стену, она вытерла слезы и зло сказала:
   - Иди. Я обещаю не смотреть. Только... гранату помощнее. Может и тебя ей сволочь завалит.
   Даже когда она услышала дробящий довольно жуткий звук, она не повернулась. Она не повернулась и когда почувствовала ушами, как изменилось давление. Даже внезапный, словно раздраженный шепот Големов не заставил ее повернуть головы. Она ждала.
   Когда на пол пещеры что-то тяжело упало, Кэт невольно вздрогнула. Но такой звук не могла падающая граната издать. И Кэт спустя мгновение уже отошла и стала снова ровно дышать, ожидая конца. Но вместо взрыва она услышала голос Старого Лиса:
   - Одевайся, рева-корова. А то здесь полно парней не таких старых как я.
  
   Глава седьмая. На прорыв!
  
   В окружении отряда повстанцев Лис снова стал Лисом. На его лице появилась вечная улыбка хищника и говорил он предельно мало. Только команды и только выверяя каждое слово. Кэт хоть и подметила эту перемену, но ничего не спрашивала, предпочитая оставаться паинькой. Контрразведчик еще мог передумать.
   Ей не завязали глаза. Наоборот ей давали рассмотреть все, что она могла. И она, не скрывая своего интереса, рассматривала. Подземный город, который так манил ее командование, был просто переплетением идеально круглых тоннелей. Лишь пару раз они миновали просто-таки гигантские сферические пещеры, в которых даже не задержались. В центре этих пещер возвышались странные колонны, но рассмотреть их Кэт не дали и она, честно говоря, ни сильно и жалела. Несколько раз они проходили буквально вброд огромные бассейны. Это были именно бассейны, а не естественное скопление воды. Кэт отчетливо разглядела бортики этих вместилищ украшенные странной вьющейся резьбой. В свете фонарей резьба переливалась, словно отражатели ее детского велосипеда. Но больше ничего примечательно в этих бассейнах Кэт не видела.
   Первый привал сделали только спустя пять или шесть часов непрерывной ходьбы. Даже Кэт была вымотана и у нее натерло ноги неудобной обувью, которую ей дал один из стрелков отряда. Упав на пол, когда объявили отдых, Кэт даже ела с трудом, хотя была жутко голодна. Но она осилила какие-то соленые хрустящие палочки, довольно приличный пакет, и жадно запила их водой из протянутой Лисом фляги.
   Привал был долгим. Кэт даже поспать смогла, восстановив хоть немного сил. Когда Лис всех поднял, он объявил:
   - Думаю, за час до ворот дойдем. Всем быть внимательными. Сейчас ночь и на выходе нас ждет масса сюрпризов. Но нас много и если не будем тупить, то выйдем без потерь. Крыс, ты лично прикрываешь Кэт. Дай ей что-нибудь... Она хорошо стреляет. Лишним не будет.
   Крыс когда-то командовавший расстрелом Кэт, отдал ей дробовик, и на его лице даже ни одной эмоции не проявилось. Хороший воин. Сама бы Кэт на его месте попробовала бы оспорить указание. Доверить профессиональному диверсанту вражескому оружие... Да, пожалуй, Кэт смогла бы и весь этот отряд при толике удачи положить. Но она собиралась оставаться положительной героиней и, проверив боезапас, поблагодарила Крыса. Тот в ответ только кивнул.
   Через час они действительно вышли к выходу. Стоя перед гигантскими идеально круглыми воротами, Старый Лис отдавал последние указания:
   - Итак... Все знают что в тумане делать? Для Кэт объясняю... В тумане не дышать! Идешь сколько можешь... потом твой напарник поднимает тебя, делаешь глоток воздуха и поднимаешь его. Слышишь меня? Крыс? Все понятно? Если она наглотается... пристрели ее чтобы не мучилась.
   Кэт вняла и сразу. Она посмотрела на Крыса и отметила его серьезный кивок своему командиру.
   - Выйдем из тумана - встаем в каре. - Продолжал Лис. - В центре я и Кэт. Если в кого попали - пилите. Остальные удерживают его в строю, не даете утянуть. Если накрыли всех и сразу, лежим, ждем тварей и расстреливаем. Если нарвемся на палочников, а мы точно на них нарвемся в лесу, то не теряйтесь, осматривайте чаще спины друг друга. Тварям надо время чтобы пробиться сквозь одежду и кожу. Ну, если кто верит в бога, помолитесь за всех нас.
   Кэт видела, что Крыс сложил руки на груди, закрыл глаза и зашептал молитву. Его примеру последовало еще несколько человек, а остальные предпочли в последний раз проверить оружие.
   Кэт думала, что огромные ворота раскроются, и они словно на тренировке десанта выкатятся наружу, так хрен там. Где-то в внизу закрытый каким-то мусором оказался ход. Даже не ход, а нора, проделанная явно плазменными резаками. Люди так и не смогли раскрыть ворота за все это время и не нашли ничего лучше как пройти напролом.
   В норе от силы мог поместиться один человек, стрелки отряда ныряли в него и, когда пришла очередь Кэт, то она тоже расторопно на карачках вползла в этот лаз. Какая-то сволочь спешащая сзади позволила своей грязной лапой даже подтолкнуть ее в мягкое место. Рассвирепевшая Кэт хотела лягнуть наглеца, но, передумав, просто поспешила вперед. Это ведь мог быть Крыс... А от напарника, как уже уяснила Кэт, сейчас вполне зависела ее дважды оборванная жизнь.
   Вползла она прямо в туман. Глаза адски защипало, но почти сразу стало полегче. Появившийся из лаза Крыс, сцепил пальцы и просто мотнул головой. Кэт его поняла. Она наступила в его ладони и парень легко приподнял девушку над собой. Кэт буквально взлетела над туманом. Резко набрав воздуха в грудь, она спрыгнула, успев заметить, как рядом еще трое набрали полные легкие кислорода. Она легко помогла Крысу глотнуть воздуха и они пошли за теми, кто уже серыми тенями спешил вперед. Через некоторое время, когда у Кэт уже начинало темнеть в глазах от нехватки кислорода, она ударила Крыса по плечу и тот все понял без слов. Снова Кэт поднялась над туманом и жадно глотала воздух, накачивая кровь кислородом. В первый раз она не почувствовала, но теперь ясно уловила, что воздух над туманом пахнет чем-то кисловатым. Опасаясь, что она отравится и от этого "безопасного воздуха" Кэт спрыгнула вниз и удивилась, когда Крыс отказался последовать ее примеру. Он лишь указал рукой и поспешил дальше. Кэт побежала за ним.
   Еще три или четыре раза она и Крыс по очереди дышали над туманом, прежде чем идущий впереди Старый Лис вывел отряд на невысокий подъем. Поднявшись на довольно широкое поле, где туман стелился совсем низко у земли, Старый Лис скомандовал:
   - Каре!
   Он схватил Кэт за локоть и притянул к себе. А весь отряд, обступив командира и девушку напряженно всматриваясь в туман под ногами, чего-то ждал.
   - Пошли! - Сказала Старый Лис, и вся группа синхронно двинулась вперед.
   Они шли не спеша и боясь растянуться. Лис никого не подгонял, он сам меж голов что-то высматривал впереди и когда один из парней доложил: "Вижу плазму", только и отозвался:
   - Я тоже вижу. И, мля, даже ничего нет под рукой... как будем убирать... ведь прицепится, как пить дать.
   - У меня есть... - негромко отозвался сзади Крыс.
   - Иди вперед. - Скомандовал Старый Лис.
   Парень пробился в первый ряд и достал из заплечного рюкзака бухту какой-то веревки или проволоки. В это время справа от Кэт кто-то вскрикнул. Тут же бойцы плотнее сжались и обхватили кричавшего руками.
   - Пили ее! - раздался чей-то сдавленный голос.
   - Да пилю! - отозвались ему.
   - Не стоим! - рявкнул Лис на всех.
   Кэт не видела, что там пилили, но была рада что, не смотря на какие-то проблемы, отряд продолжил путь. Еще пару раз выпадали заминки и они снижали ход. Но пока было благополучно и без потерь. Только уже совсем близко от леса, когда Кэт разглядела бледный голубоватый шарик висящий между деревьев, случилась трагедия.
   Прикрывавший ее парень, вдруг упал, словно земля ушла у него из-под ног, и невероятно быстро поехал по траве прочь от отряда. Он закричал. Господи, как же он закричал. Сколько ужаса и паники было в этом крике. Кэт дернулась было за ним, но Старый Лис стальной хваткой держал ее за локоть.
   - Сомкнуть каре! - Скомандовал он.
   Парни снова закрыли собой Кэт и Лиса от опасности снаружи. Совсем недалеко буквально метрах в двадцати от них Кэт услышала выстрел и увидела вспышку. А потом над туманом что-то поднялось, вскинуло две длинные лапы к небу и стремительно упало вниз. Раздался сдавленный человеческий крик и у Кэт сжалось сердце.
   - Крыс, давай! - Рявкнул Старый Лис, и парень бесстрашно бросился вперед к лесу.
   Кэт с ужасом увидела как голубоватый шарик сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее полетел на парня. Натуральный самонаводящийся снаряд. А Крыс словно и не видел этого, он только бежал и бежал вперед. Вот он взмахнул рукой и моток веревки раскручиваясь полетел куда-то в сторону. Кэт невольно вздрогнула и охнула, когда парень упал, поскользнувшись в траву.
   Она расслышала, как выругался Старый Лис и сказал: "Сейчас рванет!". Весь отряд словно действительно в ожидании взрыва остановился и присел. Только головы торчали над туманом. Кэт, которой все хотелось видеть, до боли в глазах всматривалась в летящий уже будто метеор голубоватый шарик. Но вот Крыс поднялся над туманом и, согнувшись, к чему-то приготовился. Когда шарик был от него буквально в пяти метрах, парень кинул в него конец веревки, что держал в руках, а сам отпрыгнул в сторону и покатился по траве.
   Он промазал. Кэт могла бы на что угодно поспорить, что Крыс не попал концом веревки по несущемуся "метеору", но... шарик сам метнулся к веревке и раздался оглушающий взрыв. Веревка или проволока, Кэт так и не поняла, что это было, мгновенно превратилась в сверкающую молнию, что растелилась по траве. Она после этого еще долго жалела, что не закрыла глаза как другие. Зеленые и синие пятна мешали ей видеть вообще что-либо. Она только с помощью Лиса поднялась и пошла дальше, словно потерянный маленький мальчик, ведомый Куратором домой.
   - Ну, как я!? - Услышала она веселый голос Крыса, вернувшегося в каре.
   - Ты молодец! - Отозвался Старый Лас, да и другие что-то высказались в том же духе.
   Глаза Кэт стали хоть что-то различать, когда отряд вошел под кроны деревьев.
   Палочники на них не напали. Вообще больше на них в ту ночь не напал. Отряд благополучно вышел к какой-то реке и вплавь не особо жалея амуниции перебрался через нее. Кэт смогла показать, что ее все-таки чему-то учили. Она не только свой дробовик над водой удержала, но и довольно тяжелый мешок Крыса на дно не ушел. Сам Крыс и Старый Лис тянули за собой бойца, что при спуске с речного обрыва, капитально ногу вывихнул, спотыкнувшись о торчащие кругом корни деревьев.
   Уже на берегу, Лис велел развести огонь и приказал:
   - Крыс, выстави посты. Раздай пожрать. И водки по немного.
   Пока Крыс копался в спасенном Кэт рюкзаке, Старый Лис сказал ей:
   - Теперь до утра отдыхать будем. Пока не рассветет, не двинемся.
   Выждав момент, когда близко никого не будет, Кэт спросила:
   - А нельзя было в городе дождаться утра?
   - Нельзя. - Отрезал Старый Лис и больше ничего не пояснял.
   Водка обожгла горло и успокоила нервы. А так же разогрела аппетит. Даже уже зная, что ест сушеные паучьи лапы, Кэт не брезговала. С задумчивым видом она жевала их, разглядывая молчаливых парней, что потеряли своего товарища.
   - Он не воскреснет? - Спросила она.
   Ответил ей Крыс.
   - Нет. Это естественная смерть.
   Кэт хотела вслух изумиться, столь странной классификации, но решила что не время и не место. Потом она все поймет, думала она, во всем разберется и притащит обратно массу драгоценнейших сведений.
   Зачем-то именно для нее выделили единственную палатку-кокон. Кэт, конечно, поблагодарила, но так и не поняла чем же она такая особенная, что о ней столько заботы. Сама она могла бы и на земле поспать. Спали же они спокойно на маршах в училище. Но если быть честной, думала она, уютно устроившись в палатке, есть в этом что-то... когда о тебе кто-то может позаботиться. И заботится. Словно в детстве. Словно в далеком детстве, когда мама прижимала к себе ее и утешала. Или когда Кэт исцарапанная приходила домой и четко знала, что мама смажет биоклеем все ссадины и все очень быстро заживет. Со странными воспоминаниями о детстве Кэт и уснула.
   А на утро был вполне настоящий марш-бросок. С минимум привалов и максимум неприятностей.
   Началось с того, что когда отряд выбрался на старую дорогу, туда же прямо на них выбрался и "дракон". Гигантская рептилия, даже не задумавшись, бросилась на людей. Кэт дергала с плеча зацепившийся за складки одежды ремень дробовика и только в изумлении и с легким ужасом смотрела на уродливую голову монстра. Зубастая пасть истекала слюной, а маленькие глазки просто горели злом и плотоядным желанием. Наверное, Кэт одна так и не выстрелила в тварь. Просто не успела. Весь отряд даже без каких-либо команд от Старого Лиса просто палил без остановок по морде зверя, превращая ее в кровоточащее месиво.
   Потом, уже задыхаясь от долгой быстрой ходьбы Кэт, спросила у Старого Лиса две вещи: Какого черта эта тварь делает здесь, в северных широтах, и почему она и весь отряд почти сдохли, а Старому Лису хоть бы хны.
   - Ваши выжгли много лесов. - Ответил на первый вопрос Старый лис. - Много зверья сменило места охоты и пути миграции.
   Вместо ответа на второй вопрос, Старый Лис сунул в руку Кэт таблетку "Зергана". Кэт с огромной радостью проглотила ее. Стало полегче.
   Она даже позволила себе подбадривать парней в пути. Правда, от ее комплиментов многие скептически улыбались. Отобрав у Крыса рюкзак, Кэт понесла его сама.
   Старый Лис покачал головой и сказал:
   - Ну, Кэт, ты настоящий мужик.
   Она насмешливо к нему повернулась и сказала:
   - Я уже не знаю... оскорбление это или похвала.
   Старый Лис хмыкнул и ответил:
   - Ни то ни другое.
   Крыс и еще пара ребят оторвались от группы по приказу Старого Лиса, и ушли далеко вперед своеобразным авангардом. Кэт хотела с ними, но Лис остановил ее, ничего не объясняя. Ближе к полудню авангард вернулся к основной группе и все остановились на привал.
   Пока ели паучатину, Крыс рассказывал:
   - Впереди следы бомбежки. Дорога раскурочена в хлам. Скорее всего, деревня, что там дальше, тоже уничтожена. - Он выразительно посмотрел на Кэт, и Лис кивнул.
   - Зайдем, все равно посмотрим. - Сказал он. - Кто-то да выжил. А уже из деревни выйдем на связь и крикнем в эфир, чтобы "источники" проверили. Подай мне карту...
   Пока они с Крысом изучали карту, Кэт попросили отсесть. Как бы то ни было, ей не верили и показывать свои карты не хотели. Разумно, пожала плечами Кэт, и отошла к группе парней, что жгли небольшой костерок на обочине.
   - Садись, - сказал ей один из них, подвигаясь чуть в сторону.
   Кэт присела и протянула руки к огню. Нет, холодно не было. Просто она любила огонь. Ей было приятно чувствовать это, словно живое, пламя.
   Не весь отряд относился к ней благожелательно. Не редко Кэт ловила на себе и презрительные и даже злые взгляды. Она понимала их. Не было ни для кого секретом кто она. Было только загадкой, зачем Старый Лис тащит ее с собой, а не пристрелит тут же на обочине. И Кэт не была уверена, что сама знает ответ на этот вопрос. Что же такое переменилось в Лисе, что он смилостивился над ней? Или он действительно рассчитывал ее завербовать? Но он не дурак и понимает наверняка, что это дохлый номер. Смысла переходить на сторону повстанцев нет никакого абсолютно. Не сегодня, не завтра, так через год точно, посыпятся на головы этих вояк не бомбы уже, а закованные в броню десантники. И не единицы подрывники. Не диверсанты. А полноценные корпуса при поддержке всей мощи флота. Надо будет, весь материк этот прочешут цепями. Всю нечисть выжгут от палочников до драконов. От прыгунов до тех тварей каньоне Лунных бликов. Сделают из ада настоящий рай. Чтобы ничего не угрожало здесь Человеку.
   А за десантом вновь придут строители. Снова отстроят города. Возведут и откроют школы. И начнут перебираться сюда люди из Сообщества. Здесь такой дурманящий воздух. Здесь такое великолепное море. Здесь богатейшая природа. Так что проблем с желающими переселиться и тем самым на многие десятки лет получить освобождение от налогов не будет.
   И тогда вот... тогда вот и на Далекой это глупость умрет. Не надо будет уже женщинам изображать из себя свиноматок, подставляя грудь под жадный рот. Не надо будет во всем полагаться на мужиков с их нестабильной психикой. Сюда придет мир и порядок. А эти... Они уйдут. Им даже никто мешать не будет. Ее миру такие мужчины не нужны. Они даже семью-то создать не смогут. Они просто не поймут, как это так, когда домашний быт в основном на них будет висеть. Пусть идут... пусть идут и осваивают новые миры. Пусть идут и выживают там, раз им так нравится чувствовать себя экстремалами. А ее мир здесь будет тихим и спокойным под Правлением Совета.
   Свою задачу эти искатели приключений выполнят. Не сами так под прицелом. Они собрали все необходимые сведения о Далекой. Осталось только заставить их открыть древние города. Осталось принудить их отказаться от попыток уничтожить их. И тогда им даруют жизни и может даже что-то сверху. Лис не прав, - думала Кэт, - мы не мстительные. Не мелочные. Но то, что здесь на Далекой, должно принадлежать нам. Помогут - хорошо. Откажут - накажем.
   Лис подошел к сидящим у костра, и сказал:
   - Сейчас в деревню эту. Смотрим, что там произошло и уже будем решать. Или пойдем на базу... Или мы втроем транспортным каналом отправимся в столицу.
   У Кэт чуть глаза на лоб не вылезли. Транспортным каналом!? - Изумленно повторила она про себя. Но вслух Кэт ничего не сказала и поднялась вслед за остальными. "Зерган" перестал действовать, и усталость накатила на нее, как и на остальных. А может даже больше. Благо, что идти было не далеко...
   Деревня была уничтожена капитально. Ни одного целого дома. Даже те, что строились на деревьях, не уцелели. Очень много погибших. Огромное количество изуродованных тел разбросанных везде. И на всем этом пируют сотни, тысячи, пауков, паучков, паучищь. Просто кишмя кишело все вокруг от членистоногих. Кэт еле сдерживала рвоту. И не только она. Многие в отряде отворачивались, не желая видеть, перепачканные в человеческой крови, морды и жвала.
   - Зачищать будем? - Деловито спросил Крыс.
   Старый Лис покивал, ничего не говоря, и парень раскрыв свой рюкзак, извлек двумя руками охапку длинных тонких шашек с зарядами ядовитого вещества. Кэт узнала их по фиолетовым корпусам и характерным значкам на боках. Раздавая их в руки нескольким бойцам, он инструктировал их:
   - Давайте по краю обходите... бросайте через каждый десять - двадцать метров. - обращаясь к остальным он сказал: - А вы идете с каждым и прикрываете ему спину. Как вернетесь, начнем представление. И смотрите сами не надышитесь.
   Бойцы пошли. Ветра совершенно не было и Кэт слабо себе представляла, как они собираются затравить такую большую площадь. Но вот появился лиловый туман меж стволов и паучье, словно почувствовав неладное даже жрать почти прекратило. Заозирались. Наконец-то заметили, что на старой дороге стоят прямые сородичи тех, кого они с таким энтузиазмом жрут. Зашевелился ковер членистоногих пуще прежнего...
   Вернулись бойцы и сказали, что раскидали как им и велели. Крыс выудил еще горсть шашек и уложил их на сумку поверху. А потом, взяв одну он выдернул чеку и что есть мочи швырнул прямо в скопище этих членистоногих бестий. За первой полетела вторая шашка. За ней третья. Очагами расползался дым по улице бывшей деревни. Он был тяжелее воздуха и не выветривался так быстро. Наоборот он словно густой туман ядовитого фиолетового цвета все больше и больше покрывал землю перед людьми. И тогда пауки начали дохнуть. Все меньше и меньше слышался треск их пережевывающих человеческую плоть жвал. Все чаще и чаще пауки, словно обретшие разум рвались выскочить из фиолетового удушающего дыма. И бежать они могли только на Старого Лиса и его отряд.
   Даже Кэт не осталась в стороне и щедро раздавала картечь ползущим на нее полудохлым тварям. А уж с каким остервенением остальные поливали эту мерзость свинцом.
   Воистину это было просто избиение.
  
   Глава восьмая. Котенок, Лисенок и мышь... большой мышь!
  
   - Крыс, ты кем был до восстания? - Спросила Кэт, на коленях передвигаясь за ним по длинному узкому лазу.
   - С ума сошла что ли? Меня на свете не было до восстания. - Отозвался он спереди. - Я только через три года родился, после того как ваши расхерачили столицу.
   - То есть ты нормального мира не видел?
   - А это что? - Спросил неопределенно Крыс. - Ненормальный?
   - Ну, как тебе сказать... чтобы не обидеть. - Засмеялась Кэт.
   - Лучше никак ему не говори! - Отозвался пыхтящий сзади Лис. - А то он задумается и мы навечно тут застрянем!
   Они ползли дальше. Уже метров четыреста по узкому идеально круглому лазу они проползли, а сколько еще предстояло, Кэт даже не подозревала. Но простое молчаливое пыхтение спереди и сзади ее не устраивало совершенно, и она вновь пристала с вопросами к Крысу:
   - А ты вообще школу закончил?
   Тот явно не хотел говорить, но признался:
   - Только две ступени. Третья ступень в столице, говорят, раньше была. Да я не жалею особо. В институт же я не поступал бы все равно. Матери здесь надо было помогать. Даже когда ваши миссионеры пришли и предлагали всем выезжать на планеты Сообщества или в новые миры, я отказался. Мама отказалась и я отказался. Хотя уже мог выбирать.
   - А чего так? - Удивилась Кэт. - Ты симпатичный. Любая девчонка бы замуж взяла. Еще бы и от других оберегала.
   - Вот, наверное, поэтому и не поехал... - усмехнулся сзади Старый Лис.
   - Я не с тобой говорю! - возмутилась Кэт.
   Крыс опять не сразу ответил, и он действительно притормозил перед ответом, словно задумавшись:
   - А чего там у вас делать. Вот серьезно, скажи мне ты? Я с миссионерами долго говорил. Порядочные женщины попались. Они не врали ничего. Потом у меня была возможность все это проверить. Но то, что они мне рассказывали, меня не устраивало и не устраивает. Чем бы я занимался там у вас?
   Кэт рукой подтолкнула его в ягодицы и он пополз дальше. А она нагоняя его сказала:
   - Не знаю. Ну чем-то же у нас мужчины занимаются... Не все же дома сидят перед видео. Про моего отца не буду говорить... он такой... странный был. А остальные находили себе занятие по вкусу. Кто-то работал. Кто-то детьми занимался. Кто-то только собой. Есть такая порода мужчин... вечно молодые...
   - Лис! - Позвал спереди парень и, когда Старый Лис отозвался, тот сказал: - Свет впереди. Так и должно быть?
   - Ага. - Сказал Старый лис и попросил: - Только вылезая, не спеши. Погляди там все. Мало ли какие твари обжить могли.
   - Разумеется. - Сказал Крыс и пополз чуть медленнее. Вспомнив о словах Кэт, он сказал: - Я не могу себя представить в вашем обществе. Честно. Пробовал. Может это и прикольно, кто знает... не я за девчонкой бегаю, а девки за мной. Наверное, это забавно. Но понимаешь, здесь у меня какое-никакое, но серьезное дело. Война вот закончится... Ваши признают нашу независимость, никуда не денутся. Так я к себе на юг вернусь. Снова лодку построю, буду чератти выращивать. Продавать вам же. Ваши хорошо берут. Даже еще пару лет назад хорошо брали. Сейчас не знаю.
   - Сейчас еще лучше берут! - Со знанием дела сказал Лис. - Им же армию целую на орбите кормить надо. А от сухпайка бабы с ума сходить начинают...
   - Чератти это что? - Спросила Кэт.
   - Это компонент биококтейля. - Отозвался Лис. - У вас он на планетах просто под номером идет. Ингредиент один девять девять двадцать два.
   - Да от биококтейля я раньше с ума сойду, чем от сухпайка! - Возмутилась Кэт.
   - В детстве перепоили? - С издевкой спросил Лис.
   - Да... - грустно ответила Кэт и тоже заметила свет впереди.
   Вскоре они остановились и Крыс осторожно выглянул из лаза.
   - Чисто! - Сказал он и вывалился куда-то вниз.
   Кэт подползла к краю и поглядела на сферическое помещение с матово светящимися голубым светом стенами. Она скатилась на дно сферы к Крысу и спросила:
   - Это нормально, что тут выхода нет?
   Сваливаясь к ним и стягивая за собой объемный рюкзак Крыса, Старый Лис сказал:
   - Совершенно нормально.
   Оставив рюкзак на дне, Старый Лис чуть поднялся и зачем-то обстучав стены стал откровенно просто тыкать ладонями в них. То так, то так, то вот эдак.
   - Чего он делает? - Удивилась Кэт.
   - Контакты ищет. - Флегматично сказал Крыс.
   - Но я там ничего не вижу!
   - Мы тоже. - Кивнул Крыс и пояснил: - Хозяева в другом спектре видели и их рисунки нам без техники не разглядеть.
   Кэт усмехнулась и спросила у Старого Лиса:
   - Ты это там имел ввиду... у Големов? Да?
   - И это тоже... - отозвался Старый Лис и в этот момент кусок стены перед ним просто растворился, открывая еще одни круглый туннель.
   - Господи, опять ползти. - Вздыхая и поднимаясь, сказала Кэт.
   Но в этот раз ползти пришлось не долго. Метров пятьдесят не больше. Они вывалились на перекресток ходов и в абсолютной темноте Старый Лис сказал:
   - Налево, как я помню, лабиринт. Там жилые ульи были... Прямо будет водохранилище и большой зал. Нам на право надо, но в прошлый раз мы там долго провозились. Пойдем направо или через бассейны? Там тоже ход есть.
   Кэт молчала, а Крыс предложил все-таки идти известным коротким путем. Они поползли направо.
   - А почему, в том городе ходы больше были? - Спросила Кэт, которая себе уже колени сбила.
   - Там больше жило. - Отозвался Старый Лис. - Там только больших ульев внутри штук двадцать.
   - Ульи... Почему ульи? Ульи это же с пчелами что-то связано.
   - Ну, так назвали. Что теперь сделаешь... - сказал Старый лис.
   Кэт, не отставая от Крыса, спросила:
   - А в самих городах точно безопасно?
   - Абсолютно. - Уверенно сказали и Крыс и Старый Лис одновременно.
   - Сюда эти... с поверхности не забираются?
   - Забираются. - Сказал Крыс.
   - И что?
   - Дохнут. - Лаконично ответил парень.
   - От чего?! - Испугалась Кэт, подозревая, что в городе есть какие-то ловушки.
   - От голода, Кэт! - Сказал раздраженный ее непонятливостью Старый Лис. - И мы сдохнем, если не прекратишь болтать.
   Кэт обиделась. Не сильно, но чтобы на нее мужик поднял голос... Это было все-таки обидно.
   Она молчала, пока вся их уменьшившаяся группа не остановилась. Крыс попытался извернуться в проходе и больно заехал ногой в лицо Кэт. Она скривилась, а этот негодяй даже не извинился, кажется даже не понял, что задел ее.
   - Лис! Тут тупик.
   - Знаю. Постучи по центру.
   Самое бредовое предложение, которое слышала Кэт. Услышав стук, она чуть вслух не сказала: "Входите!".
   - Еще. - Потребовал сзади Лис.
   Снова стук.
   - Еще.
   Крыс послушно стучал.
   - Во. - Сказал, не объясняя, Старый Лис и добавил: - Теперь упрись в нее ладонями и толкай. Что есть дури толкай.
   Крыс сначала закряхтел, а потом словно исчез.
   - Давай быстрее за ним пока не закрылась мембрана! - потребовал Лис и Кэт шустро поползла вперед. Но зря она такой разгон взяла. Буквально через пару метров девушка свалилась в какую-то лужу. Причем прямо на Крыса. А потом сверху на ее упал Старый Лис и тяжеленный рюкзак.
   - Может, слезете? - Поинтересовался сдавленно Крыс и все стали расползаться кто куда.
   Включился фонарик и, обведя лучом лица спутников, Старый Лис сказал:
   - Никто не покалечился?
   Кэт, сидя в воде, отрицательно помотала головой, А Крыс просто сказал "Нет".
   Теперь они шли в полный рост. Пусть и по щиколотку в воде. Крыс нес свой рюкзак и замыкал. Первым же теперь, светя фонариком, двигался Старый лис. Кэт держалась за ним, норовя все время подглядывать, что там впереди.
   - А при чем тут был стук? - Спросила она.
   - Не знаю. - Честно ответил Старый Лис, поняв, о чем спрашивает Кэт. - Может механизм от вибрации срабатывает, может еще что. Это опытным путем выяснили.
   Они шли и Старый Лис рассказывал:
   - У меня друг в столице... я тебя познакомлю, как доберемся. Тебе все равно на его вопросы отвечать... так вот он считает, что у хозяев был иной способ восприятия звука. Не как у нас слуховой аппарат. А у них либо по вибрации предметов, либо по колебаниям воздуха.
   - Он зоолог? - Поинтересовалась Кэт.
   - Нет, он дознаватель столичного отделения контрразведки. Просто мы курируем все находки связанные с хозяевами и следим, чтобы они вам не доставались.
   - Понятно. - Сказала Кэт - Чего еще хорошего он о хозяевах говорит?
   - Много. Но главное он убежден, что и на Земле разумными должны были бы оказаться не люди. А именно членистоногие.
   Кэт изумилась:
   - Это еще почему?
   Лис отозвался не сразу, но когда ответил, Кэт была удивлена:
   - Жизнь на земле зародилась миллиард лет назад. В океане. Уже шестьсот миллионов лет назад самыми развитыми формами жизни на отмелях были членистоногие и их родственники. Это неоспоримый факт. Вообще кроме членистоногих ничего не было поначалу. Жрали они друг друга понемногу и всем хорошо было. Кроме тех, кого жрали, разумеется. Потом появились прародители хордовых. Типа рыб... Они появились тогда, когда наши многолапые друзья уже кишмя кишели. На самой земле тогда еще ничего не росло. Ну и не бегало по ней, разумеется, тоже ничего. Появились растения. Их никто не жрал вообще и они заполонили всю сушу. Превратили атмосферу планеты из газовой камеры приблизительно в то, что сейчас на Далекой. Немеряно кислорода. Первыми на сушу сразу за растениями вышли членистоногие. Тоже неоспоримый факт. И те, кто вышел уже обладали зачатками мозга. Простейшего мозга, но мозга. А то что мозг со временем усложнился бы до сознательного уровня... Это просто закон природы. У них было все необходимое, чтобы обрести разум. Возможность осязать-видеть мир. Возможность манипуляции предметами... и так далее. И появились бы на Земле разумные пауки.
   - А чего ж не появились? - Хмыкнула Кэт.
   - Изменился климат. Материки сошлись в один. Из-за этого центральная часть материка стала бесплодной пустыней. Влага не доходила. Дожди не шли... Растения уже не могли давать столько кислорода, сколько давали раньше, а вулканическая активность была еще приличной. Фактически из-за отравления атмосферы членистоногие стали получать все меньше и меньше кислорода. А кислород это самое важное для развития и функционирования мозга. Да и строение членистоногих. Их легкие не такие как у нас. Они пассивные, если так можно сказать. То есть даже принудительно кровь кислородом накачать не смогли бы. В общем, из-за отравления внешней среды и недостатка кислорода для органов и, разумеется, мозга, насекомые стали уменьшаться. И если поначалу именно они были основными хищниками на Земле, то со временем и без боя уступили эту нишу рептилиям. До разума они так и не дотянули... А было бы забавно.
   Кэт не понимала, что было бы в этом забавного, а Старый Лис продолжил:
   - Практически по той же причине не обрели разум и рептилии. Им тоже просто не повезло. А все необходимое для обретения разума со временем у них так же было. У некоторых видов разумеется. Но падение метеорита, резкое изменение среды, волна сейсмической и вулканической активности и вуаля... Гигантских рептилий нет, а на сцену выходят миниатюрные млекопитающие. Нам повезло больше. Млекопитающие смогли развить у себя достаточно мощный мозг. А человек так вообще... по природному недоразумению обрел разум. Но все ведь могло быть не так... не сойдись материки в один. Не начнись засуха, уничтожающая растения. И не человек, а пауки бы сейчас изучали наследие других пауков. Но кстати... Как один ученый говорил, что если взять во внимание что разум млекопитающих развился за вшивые шестьдесят миллионов лет, а разумному человечеству нет еще и пятидесяти тысяч лет, то цивилизации разумных пауков на Земле сейчас бы стукнуло миллионов двести... Может быть они как и местные... передохли давно.
   Кэт долго переваривала услышанное, но, наконец, спросила:
   - Отчего местные вымерли?
   - Не знаем. - Просто ответил Лис. - Предположений масса, но доказательств нет. Да и не все вымерли. Еще встречаются, так сказать деградировавшие потомки... В каньоне Лунных Бликов, на южном побережье, на архипелаге Ветров... Эти потомки несут в себе остатки социальных отношений, но разумными их назвать нельзя. Псевдоразум. Даже то, что они строят укрытия себе, ни о чем не говорит.
   Кэт вспомнила, как Том подорвал "семью" напавшую на них и решила, что речь идет именно об этих... Она покачала головой и спросила:
   - Совсем бошку мне задурили. Долго еще?
   Лис, не оборачиваясь, сказал:
   - Почти пришли. Сейчас вокзал будет.
   Кэт даже спрашивать не стала что такое "вокзал". Она справедливо решила, что и так все увидит.
   "Вокзал" оказался огромного диаметра "цилиндром". Из него во все стороны через каждые десять-пятнадцать метров уходили перпендикулярные узкие ответвления-норы.
   - Куда нам, Лис? - Спросил, озабоченно оглядываясь, Крыс.
   - Вон она родимая. - Ответил Старый лис и направил луч фонаря на какую-то установку возле далекого почти последнего ответвления.
   Кэт даже издалека узнала в установке портативный реактор и присвистнула невольно.
   - Как же его сюда затащили! - Изумилась Кэт вслух. Портативный он только назывался. А так занимал добрую комнату своими модулями и генераторами.
   - По частям. - Отозвался Лис и добавил: - Когда ваши столицу бомбили надо было жителей уводить. Именно сюда наши инженеры проложили транспортный канал. Две тысячи километров. Из того бомбоубежища в это подземелье. Ну, а потом обратно... Я тоже тут сидел. Неделю мы боялись на поверхность нос показать. Тогда ни о какой армии и речи не было. Ни о каком организованном восстании или сопротивлении. Мы здесь все забились как крысы и просто оплакивали свою жизнь. Очень многие хотели выйти и сдаться на милость победителей... Но потом пришли наши и сказали, что они ищут тех кто способен держать оружие и готов мстить. Я пошел. Мы вышли на поверхность и... сначала это, действительно, была просто месть. У меня же подруга при бомбежке погибла. Мы подрывали ваши фортификации. Расстреливали введенные оккупационные администрации. Просто десантников уничтожали. Где бы не вылавливали. Когда транспортным каналом с Люнь к нам пришли на помощь, мы и сами почти справились. Вышибли ваших, только визг стоял. Кто не понял, что надо сваливать - клеймо и на восстановление разрушенного. После этого Сообщество решило нас в порошок стереть. Ковровые бомбежки, ядовитые аэрозоли, напалм... Мы выжили. Это вы сделали нас такими, Кэт. Это вы заставили наши гены вспомнить, что мужчина это не оранжерейный цветок. Это вы делаете нас каждый день все крепче именно своей слабостью. А теперь... а теперь нам даже полномасштабная высадка не страшна. Мы просто выждем, пока вы сами тут по лесам да оврагам, нас вылавливая, перемрете. Вы ведь будете не с нами воевать, а со всей планетой. Мы с ней в мире. А вы нет.
   Он засмеялся и пошел к энергетической установке. Кэт и Крыс остались стоять вдалеке. Парень присел и, достав брикеты сухпайка, сказал:
   - На... поешь. Там он тебя сдаст... когда поесть сможешь, не знаю.
   Кэт поблагодарила и взяла брикет. Съев его, она отпила воды из фляги Крыса и спросила:
   - Ты так же нас ненавидишь как Лис?
   - Да ну брось... - отмахнулся Крыс. - И он вас не ненавидит. Он вас даже жалеет иногда... Особенно когда клеймят. Но просто... просто это война. А вы враги. И если не мы вас, то вы нас. А меня еще дома мама ждет...
   - Глупо все это... - пожала плечами Кэт. - Сдались бы. Мы бы вам даже порталы открыли. Куда хотите, идите. Столько миров новых не освоенных.
   - А почему мы должны идти? - Изумился Крыс. - Сами идите. Далась вам наша планета. Ведь если бы вы первыми не начали карательные акции устраивать, то, наверное, вместе бы изучали города древних. И нам выгодно было бы и вам... У вас техника, у нас люди которые тут всяко больше ваших понимают.
   - Сообщество открыло эту планету. Сообщество вбухало сюда огромное количество средств. Именно мы помогли вам сюда перебраться. С какого перепуга вы присвоили себе то что принадлежит Сообществу? - Вяло спросила Кэт, глядя как к ним возвращается Старый Лис.
   Крыс не ответил, а его подошедший начальник сказал:
   - Сейчас автомат мощность поднимет и начнем. Крыс ты первый. Принимай там нашу гостью. Я за вами.
   Кэт, сидя на корточках, посмотрела снизу вверх на Старого Лиса и сказала:
   - Надеюсь, ты меня не на казнь показательную так долго тащил? И не на позорное клеймение?
   Старый лис засунул руки в карманы и, подумав, сказал:
   - Я тебя передам контрразведке округа столичного. А сам вернусь собирать дальше своих. У меня дел будет без тебя навалом. Надо восстановить базу. Отстроимся где-нибудь поглубже в лесах. А то надоело каждый месяц заново отстраиваться. А ты... Расстрелять не расстреляют, но заклеймить и отправить восстанавливать разрушенное могут. Но если повезет, то они смогут найти твоего отца. Я так точно не найду, хотя имя и фамилия мне знакомы. Вроде пересекались на совместной акции.
   Кэт вздохнула, поднялась и спросила:
   - У нас там время поговорить будет?
   Старый Лис покачал головой и сказал:
   - Нет. Мы сразу в бункер попадем. Там тебя и передадим. Так что давай прощаться. Ты же поэтому спрашивала? Да?
   Кэт кивнула и медленно пожала протянутую Старым Лисом руку.
   - Хоть ты меня и приказал расстрелять, - сказала неторопливо Кэт, - но зла я на тебя не держу. Если попадешься мне в руки, когда я вырвусь... А то что я вырвусь надеюсь сомнений нет, обещаю не пытать тебя. И не убивать. Может, даже чем-то помогу. Если раньше меня встретишься с моим отцом... как ты это сказал, на совместной акции, передай ему, что его дочь уже два раза умереть успела. И все равно продолжает искать его.
   Лис улыбнулся и, не выпуская руки Кэт, пообещал:
   - Передам. И слово за тебя, дуру, замолвлю, когда документы на тебя оформлю там... Так что будем надеяться, что тебе повезет. Ты хорошая девчонка, Кэт. Просто по дурости своей бабьей влезла во все это...
   - Умоляю тебя, Лис... не начинай. - Скорчила гримасу Кэт и повернулась к Крысу: - Давай, мышонок, не поминай кошку Харн лихом. И будет возможность, и сам уходи с планеты, и мать забирай. Я знаю, что говорю. Это вы мужики бестолковые, а мы если что-то делаем, то доводим это до конца... И Далекую рано или поздно все-таки подчиним. Вы одни... А за нами десятки планет Сообщества. Вам просто не выстоять. И не попадайся в руки кошкам, мышонок. Мне будет обидно оттого, что они с тобой сделают.
   Крыс хмыкнул и позволил себя поцеловать в щеку. Он ничего не сказал на прощание.
   В конце "вокзала" вспыхнуло голубоватое зеркало транспортного канала и все втроем они направились к нему...
  
   Глава девятая. Котенок в клетке.
  
   Подъем был сразу с зарей. Охрана давала обычно только минут пять умыться. После этого кто не успел - тот опоздал. Перегон на построение из жилого улья в сферический зал, был самым утомительным утренним занятием. На карачках, не поднимая голов, ползли вереницей бывшая краса и гордость ВКС по длинному узкому тоннелю. А на той стороне хотя и можно было разогнуться, но вставшей немедленно всадили бы пулю. По залу передвижение тоже было строго на коленях. Попытка встать каралась на месте и беспощадно.
   Такая строгость имела смысл не в том, что кто-то хотел специально поиздеваться над заключенными, а просто в страхе охраны перед ними. Они знали с кем имели дело и не расслаблялись. За разговор в строю можно было остаться без еды, за попытку побега или того хуже нападение на охрану - смерть на месте. И никто не сомневался что на ближайшем "источнике" найдется кому проконтролировать, чтобы казненная не воскресла.
   Кэт о побеге поначалу не думала. Она ждала. Начальник окружной контрразведки лично пообещал отыскать ее отца. И хотя расстались они почти друзьями, никто не отменил ни ее статуса военнопленной, ни принудительной отправки на юг. Таковы были их правила и Кэт только криво улыбалась, обещая сама себе, что когда вырвется, то... задержанные ею повстанцы проползают на коленях столько же километров, сколько она у них уже намотала. Пока колени по самые уши не сотрутся.
   Ее не клеймили. И Кэт искренне благодарила Лиса за то, что тот написал в сопроводительных документах. Именно они спасли ее от болезненной и унизительной процедуры. Иначе бегала бы она сейчас, как и большинство девчонок в их лагере с уродливой "Б" на щеке. Но даже то, что ей пришлось пройти, вызывало в ней здоровое желание мести. Одна только дорога на юг чего стоила. Скованные словно рабы, ведомые на средневековый рынок, она и группа недавно задержанных десантников в полной мере ощутили любовь к ним местных жителей. В каждой деревни, где останавливался "караван" над ними вдоволь глумились и ругань в их адрес была отборнейшей. Они терпели. Терпели даже когда одна из обезумивших женщин чуть волосы всем не повырывала за свою погибшую в ходе налета дочь. Терпели, когда начальник конвоя даже не думал расковывать группу, а очень хотелось справить нужду. И "цепь" вставала ожидая одну и тактично отворачиваясь. Многое что пришлось стерпеть всем, когда они шли на юг. Три недели перехода это было страшно. Начался сезон дождей и кроме влажности их постоянно донимали холод и грязь, от которой никуда нельзя было деться. Благо, что в этот период хищные твари были малоактивны и караван дошел к месту назначения без потерь.
   После всего, что пережила группа на переходе, спустится в подземелье древних, было счастьем. Два дня им дали отдохнуть, и придти в себя. А после этого уже погнали, как и остальных, на работы.
   А работы было много. Кэт откровенно повезло, а может, сказалось, что она не была заклеймена. Ее знания в вождении и умения управлять мультитехническими механизмами зело ей пригодились. Вместо ручного труда ее направили на "комбайн". Старая ржавая машина была одна на весь их небольшой участок восстановительных работ. На других участках была техника получше и поновее, но Кэт была рада и этому. Чем по колено в грязи на раздолбанных тачках вывозить камень разрушенных строений, уж лучше сидя внутри защищенной кабины разгребать завалы грейдером. Ее во время работы даже не смущал конвойный, что сидел позади нее в кабине и готов был пустить ей пулю в затылок при попытке смыться. Пристегнутая к своему месту Кэт, как уже говорилось, и не думала о побеге.
   Работа на технике вопреки логике и физическим затратам позволяли ей получать дополнительный паек. И даже этой мелочи она была рада. И лишняя горсть чератти позволяли ей прожить подольше. И она держалась.
   Ей снова повезло, когда одна из групп заключенных - все офицеры флота, приняли ее в свою компанию как равную. Их не оттолкнула ее молодость и какие-то поспешные погоны капитана. Во время войны звания идут быстро. А упоминания о паре тройке заданий, которые были на слуху и в которых Кэт принимала участие, в частности эвакуация группы археологов, заставили и тех, кто сомневался начать относится к ней благожелательно.
   Старшей в их компании была целый полковник. Кэт с восхищением смотрела на эту почти старую женщину с выцветшими голубыми глазами и бледной кожей. Она была молчалива и до крайности упряма. Даже с охраной. Охрана же старалась лишний раз не дергать ее. Во-первых, видели, как ее уважают заключенные, и спровоцировать мятеж как-то никто особо не рвался. А во-вторых, взгляд этих холодных глаз заставлял себя чувствовать неудобно даже самых отмороженных из охранников. Она словно молчаливо спрашивала у них: Ты вообще что такое и по чьему недоразумению на свет появился?
   Остальные группы заключенных пугали Кэт своей какой-то анархичностью. Часты были драки. Очень часты были унижения слабых. Быстро выветрилась цивилизация из этих головок. Однажды Кэт на правах старшей по званию устроила разнос двум десантникам:
   - Идиотки! - орала она на них. - Не сегодня, не завтра, но послезавтра нашу дислокацию обнаружат наверху и сюда придет освободительный отряд. Как вы будете смотреть в глаза ей?
   "Ей" это была совсем молодая девчонка артиллерист забитая чуть ли не до полусмерти этими двумя дурами. И все за то, что она на вечернем умывании не уступила им свою очередь.
   Кэт очень не понравилось, как десантницы взглянули на нее и как заржали. Громко, в голос, презрительно.
   - Встать смирно! - Заорала взбешенная Кэт на них.
   Но они не послушались.
   Больше того, повернувшись к ней вполоборота десантники вслух рассуждали, как разобраться с дурой капитаном полезшей не в свое дело. В нужнике ее окунуть или еще что. Майор из группы Кэт устало подошла к ней и сказала:
   - Пойдем, Кэтти, не лезь... Вернемся на орбиту когда, тогда и разберемся кто и чем тут прославился.
   Но Кэт с побелевшим лицом снова потребовала подчинения у десантников. Они ей порекомендовали послушать майора и валить пока цела...
   В карцере за убийство Кэт отсидела всего неделю. Но и даже тогда ее не заклеймили и даже особо не притесняла охрана. Вторая десантница, покалеченная Кэт так вниз и не вернулась. Отправленная в лазарет наверху ее больше никто не видел.
   Вернувшись, Кэт взялась за всех. Она построила остальные группы, велела удалиться тем, кто старше ее по званию и объявила:
   - Мы солдаты Сообщества. У нас есть честь, достоинство и права. Те, - она указала на камеры наблюдения, - очень... очень хотят чтобы мы оскотинились, деградировали и просто передавили друг друга. Если вы с ними заодно... Я лично поубиваю каждую такую дуру. Если вы хотите выжить, остаться порядочными людьми, и потом, не краснея вернуться в строй, вы будете жить, как я скажу. Нас здесь два батальона. У нас есть командир. С завтрашнего дня все будут разбиты на отделения, взвода, роты... Всем будут назначены старшие. Независимо от того на каком участке вы работаете. Независимо от того, к каким войскам вы относились до плена, вы будете подчиняться назначенным командирам. Если не будете... То поверьте... Я и те кто верен присяге, сделаем все необходимое, чтобы вы не то что в строй больше не вернулись, но и света белого не увидели.
   Не сразу, но жить стало полегче. Полковник, не сказать, что была в восторге, оттого что Кэт сделала ее своей ширмой, своим знаменем, но она понимала: Лучше так, чем как было. Образовался штаб. Образовалась настоящая полковая разведка куда стекались все сведения полученные пленными об обстановке наверху. Кэт и прочие приступили к анализу. Днем, работая на стройках и на расчистке завалов, вечером они скрупулезно обрабатывали данные и строили планы побега. Охране это, разумеется, не понравилось.
   - Гарни, или лучше вас называть Харн? - угощая ее чаем, говорил начальник лагеря, - Не баламутьте воду. Не заставляйте меня жалеть, что я так мягко обошелся с вами. Я должен был вас повесить за убийство.
   - Господин полковник, вам-то на что жаловаться? - Открыто улыбаясь, спрашивала Кэт. - Я навела порядок среди заключенных. А это, между прочим, ваша работа.
   Начальник лагеря поулыбался и сказал:
   - Харн, вы ведь не понимаете... Нам все известно и о планах вашего побега. И не от камер наблюдения. Женщины, Харн, с удовольствием сдают друг дружку. Из зависти, из ненависти, из других побуждений. Этого не смогла уничтожить и ваша хваленая генная революция. Это ведь не на генном уровне. Это психология. Весь ваш мир Сообщества построен на том, что одни очень быстро все сообщают о других. Только поэтому вы и добились такого низкого показателя преступности на своих планетах. Но здесь это работает против вас, Харн. За пакет чератти мне расскажут все, включая, какая молодая десантница удовлетворяет вас ночами.
   Кэт разозлилась:
   - Полковник, еще пару таких высказываний в мой адрес...
   - А что я такого сказал? - Удивился он. - Это же физиология, Харн, не будьте ханжой. Кто-то из вас сам себя, кому-то кто-то помогает. Записи с этими играми нарасхват у наших сотрудников. Сами они не спешат удовлетворять вас. Боязно, откровенно говоря.
   Кэт невольно улыбнулась, но, снова став серьезной, сказала:
   - Полковник, вы серьезно думаете, что мы навечно ваши пленницы? Или война кончится, или нас освободят... И мы уйдем отсюда. Уйдем, чтобы может быть вернуться. Это я пока отца пытаюсь найти такая тихая... А вернувшись я буду буянить вовсю.
   - Я верю. - Кивнул полковник и добавил: - Ну, так сидите и ждите освобождения или перемирия. Еще раз мне сообщат, что вы активно ведете работу над побегом, я вас переведу в смертники. Пойдете в джунглях на привязи маршруты прокладывать и ваши высыпанные мины ловушки деактивировать.
   Уже уходя, Кэт спросила привычно:
   - От отца, как я понимаю, никаких сведений у вас нет?
   Полковник, убирая под рукомойник чашку Кэт, сказал:
   - Змей будет тут дня через два проездом. Он вашим отцом занимается. С ним и поговорите.
   - Спасибо. - Сказала Кэт и, выходя в коридор впереди конвойного, услышала:
   - Было бы за что, Харн. У всех же родственники везде. Это гражданская война.
   ... Змей принял ее в своем штабном вездеходе. Он положил перед ней голограмму отца и сказал:
   - Оставьте себе. Письмо для вас я у него не взял. Мы шли через оккупированный район. Но на словах он просил передать, чтобы вы продержались еще неделю. Через неделю он добьется вашего освобождения и переправки к нему.
   - Ого. Он и такое может? - Изумилась Кэт.
   - Стервятник, может многое. - Кинул Змей.
   - Это его кличка? - Спросила она.
   - Нет, это его командир. У вашего отца прозвище Енот.
   Кэт чуть не рассмеялась.
   - Это почему? Стирает хорошо?
   - Угу... - Как-то неопределенно сказал Змей. - С карты хорошо стирает целые дивизии. Шутка. Не знаю почему. Ладно, Харн, ступайте. Кстати, как вы здесь сами?
   Кэт пожала плечами и сказала:
   - Нормально. Массовый побег готовлю.
   Змей хмыкнул, покачал головой и сказал:
   - Ну и шуточки у вас.
   ...Потянулись опять изматывающие предчувствием дни. От ожидания неизвестно чего не спасали ни сон, ни работа. Даже полковник заметила ее рассеянность и поинтересовалась в чем дело. Кэт как можно честнее ответила:
   - Обещают встречу с отцом. Скоро.
   - Радуйся. - Сказала, как отрезала полковник.
   Кэт посмотрела на ее спокойное лицо и сказала:
   - Отец мятежник.
   Полковник усмехнулась и сказала:
   - Ты везучая. И как тебя с флота не турнули?
   - Успела доказать лояльность. - С грустью сказала Кэт.
   Ее собеседница тяжело вздохнула и сказала:
   - Чего ждешь от встречи?
   Кэт пожала плечами и ответила:
   - Ничего не жду. Просто хочу увидеть... может поговорить. Спросить не жалеет ли. Попытаться уговорить вернуться. Мы ведь знаем что будет. Мы не можем проиграть. Отступление будет позором.
   - А если он тебя уговорит остаться? - Сказала, просто интересуясь, полковник.
   - Этого не может быть. - Замотала головой Кэт. - Разве что влюблюсь как восемнадцатилетняя дура, в какого-нить смазливого мальчишку, да и плюну на службу.
   Они в голос рассмеялись, прекрасно понимая, что это, наверное, самый маловероятный вариант.
   ... Через ровно семь дней вместо работ ее повели к начальнику лагеря. Он вручил ей какие-то бумаги и сказал:
   - Если есть какие-то личные вещи, собирайте их. Через пару часов мы направляем группу за продовольствием. С ними под конвоем доберетесь до мангровых лесов, там вас передадут местной окружной контрразведке и они вас переправят в лагерь Стервятника. Он уже сам будет голову ломать, что с вами делать. Ваш отец там.
   Кэт, держа неуверенно документы в руках, спросила очевидную глупость:
   - Я свободна?
   - Разумеется нет. - Раздраженно сказал начальник лагеря. - Документы помогут вам не быть расстрелянной, если группа погибнет, а вы случайно выживите. Вас вернут обратно ко мне. Все ясно?
   Кэт ушла. Ей не дали ни с кем попрощаться. И все что она могла сделать, это оставить записку начертав ее куском угля на ткани. В записке она "приказывала" всем дождаться до подхода помощи и не унывать. Не забывать ее и держать за нее кулаки. Хотелось написать хоть пару слов полковнику, но Кэт не решилась. Старая женщина сама все поймет.
   Вездеходы были уже готовы, когда ее вывели к ним. Ей велели забираться в грузовой трюм и она нисколько не роптала. Ехать даже с неудобством всяко лучше, чем идти пешком...
  
   Глава десятая. Я иду.
  
   В трюме не было ничего, кроме каких-то пустых ящиков и целого вороха таких же пустых мешков. Если бы не тусклая лампочка, которую заботливый водитель не выключал, Кэт бы и в первое утро с ума сошла. Грохот, тряска, постоянные прыжки вездехода на неровной местности. Кэт настолько устала от этого всего, что даже не уворачивалась от ящиков, когда они, мотаясь по трюму, норовили ей снести голову. Просто в последний момент она что было сил ударяла в них, ломая и круша хрупкое дерево. Уже к полудню из кучи ящиков целых осталось всего два. Когда устроили привал и водитель выпустил ее подышать воздухом и поесть он только присвистнул. В щепы разбитые ящики заставили его даже разозлиться. Он вызвал начальника колонны и тот потребовал ответа у Кэт.
   - Они сами. - Как-то глупо и по-детски ответила она. - Слабо было вам их принайтовать? Вечно мужики о мелочах не думают.
   Командир колонны посмотрел на расцарапанные и все в занозах руки Кэт и лишил ее еды. Она пожала плечами и присела на комингсе трюмного люка. Но с голоду она не умирала. Ее водитель принес ей горсть сушеных паучьих лап и отдал свою пластиковую бутыль с водой. Сел рядом и сказал:
   - Мы без остановок дальше пойдем. Вплавь по реке... там так болтать не будет. Ты мешки-то возьми, лежанку себе сделай. Поспи хоть не много.
   Кэт покивала устало и поблагодарила за совет.
   - За что тебя арестовали?
   Она не хотела говорить. Эти американские горки ее уж слишком вымотали и она просто ответила:
   - За любовь к родине.
   - А Стервятнику зачем отдать хотят? - Не унимался парень.
   Неужели все водители такие болтливые, про себя изумлялась Кэт.
   - За любовь к отцу.
   Парень хмыкнул:
   - Любовная ты какая...
   - Угу.
   - Ничего... Доедем, может, и обойдется все. Стервятник не зверь, как его малюют. Я его знаю. Вместе с ледяной скалы ваших выбивали. Вот контрразведка у них да - звери, а он нормальный мужик. Так что если к нему направили, может и обойдется. - повторил водитель.
   Кэт пожала плечами и поглядела на солнце стоящее в зените. Ей уже было абсолютно все равно. Ей ужасно хотелось просто поспать.
   Она сама себя не понимала. Не понимала своего странного пофигизма. Скоро конец ее долгой дороги. Скоро она узнает, что случилось с ее отцом. Скоро она сможет вызвать и себе эвакуатор... Очень, очень скоро все это кончится и она вернется в лагерь на Землю. Она поедет к Полу. Обязательно поедет. К черту эту секретность. Она воскресла на Далекой, имеет право воскреснуть и на Земле. Ей ничего от него не надо. Ей хотелось просто прижаться к своему любимому человеку. И плевать, что у него семья. Плевать. Она ни на что не претендует. Просто у нее никого больше нет. А скоро может не стать даже отца.
   Мать? К ней она тоже поедет. Надо же вблизи посмотреть на ее нового мужа. Вроде симпатичный... Кэт просто надо вернуться в нормальную жизнь. Где мужики не скачут как сайгаки с обрезами по дорогам. Не пытаются ее убить, взорвать, казнить и черт знает что еще с ней сделать. Ей хочется ее тихого мира. Где она хоть и на службе государства, но как-то все там было без этого... без спертого мужского противного пота, без вечной грязи и воды. Да Кэт просто воздуха хотела нормального. Нормального воздуха! А не этой отравы Далекой, от которой даже метаболизм меняется.
   Она посмотрела на водителя и спросила:
   - У тебя нет сигареты?
   - Ты куришь? - Изумился он.
   Кэт махнула рукой и сказала:
   - Ах, да... я же забыла, что у вас женщины не люди и курить права не имеют.
   Водитель обиделся и сказал:
   - Херню не говори, просто тут многие бросают. И так воздух отрава... да и сигарета стлевает быстро. На вот возьми. Я себе беру в дорогу иногда. Нервы успокаивает.
   Кэт закурила и закашлялась. Подавив кашель, она докурила до конца и поблагодарила водителя. Голову повело конкретно. Никотин ворвавшись в тело сделал мысли Кэт вообще бессвязными.
   Как же она согласилась на эту самую идиотскую акцию в своей жизни. Как она решилась на открытое передвижение по планете? Кто ее уговорил? Наставник? Нет, он вроде ее настойчиво отговаривал. Ее командир? Да вроде тоже нет. Она, ведь получается, сама вызвалась, когда узнала обстановку. Ей только намекнули, что ее кандидатура лучше всех подходит и она сразу в бой стала рваться. А зачем? Ради чего это было нужно? Ну вернется, она на орбиту, получит гарантированно майора. В двадцать четыре стать майором... Это конечно круто, только зачем? Может, имеет смысл уйти? Остановиться? Как когда-то остановилась Мастер наставник по военной подготовке в ее школе? Может и Кэт пойти в школу? Учить молодых девчонок, что война это не лихой рейд ударного кулака десанта. Война это не классические штабные операции. Война это не честная игра, где никто не нарушает правил... Правильно мужики говорили в древности, что у войны правил нет. Правильно майор ВКС, ходя между партами и рассказывая историю войн, постоянно на это давил. Война это не игра в поддавки, говорил он. Война это по умолчанию геноцид. Вы уничтожаете врага, чтобы он просто не мог расплодиться и в будущем нанести вам удар. Теперь становится понятно, для чего ровняют мирные деревни. Теперь понятно, почему выжигают огромные площади. Все только ради одного. Чтобы эти неправильные мужчины, никогда не могли наплодить, да и воспитать себе подобных. Неужели ее командование взяло именно этот метод на вооружение? А кто будет осваивать новые миры?
   - Черт. - Выругалась Кэт. На недоуменный взгляд водителя она сказала: - У меня крыша едет.
   - У тебя лицо дергается! - Напугано сказал водитель. - И губа!
   Кэт уже теряла сознание. Все как-то становилось темно вокруг, а звуки стали долетать словно через вату.
   - Что ты смотришь на нее! - Услышала она голос начальника колонны: - Под выхлопную ее!
   Очнулась Кэт действительно рядом с выхлопной решеткой на крыше вездехода. Ее мутило. Ее быть может, стошнило бы, но она не рискнула избавляться от столь скудного обеда. Больше могли не покормить. И она, пересилив себя, села и посмотрела на держащих ее водителя и начальника колонны.
   - Что со мной? - Утирая какие-то невольные слезы, спросила она.
   - Кислород. - Скупо отозвался начальник колонны и куда-то ушел.
   Водитель помог ей слезть с крыши и, поддерживая, отвел снова к комингсу. Усадил и просто стоял над ней. Появился вновь начальник колонны и протянул в грязной ладони какую-то таблетку.
   - Глотай. - Потребовал он.
   - Что это?
   - Глотай, говорю.
   Когда она выпила, командир колонны соизволил кое-как объяснить:
   - Кислород к мышцам гемоглобин разносит. Обратно к легким тянет молекулы углекислого газа. Эта херня на шесть-восемь часов снижает возможность легкими поглощать воздух. Будешь чувствовать удушье некоторое, но привыкнешь. Это лучше чем в судорогах концы отдать. Дальше на юг еще больше в воздухе кислорода. Там многие в респираторах спецовых работают. Которые кислород избыточный в молекулы воды обращают. Там Стервятник и сидит.
   - Спасибо вам... - тихонько сказала Кэт и начальник хмыкнул.
   - В первый раз такую присмиревшую десантницу вижу.
   Видно она уж очень жалобно на него посмотрела, что тот как-то сочувственно положил ей руку на плечо и сказал:
   - Не дрейфь. Чему быть, того не миновать. Заваливайся и отдыхай.
   И он сам вместе с водителем очистили трюм от остатков ящиков и вымели пол. Кинули для Кэт из других вездеходов мешки и она чуть ли не закопалась в них, благодарно глядя на закрывающего люк водителя.
   Колонна тронулась и вскоре машина действительно после небольших подскоков стала идти настолько мягко и плавно, что Кэт поняла - они уже плывут. И она хоть, как и обещал начальник колонны, чувствовала некоторую придушенность, все же смогла уснуть.
   Проснулась она от взрыва. Крепкая машина выдержала наезд на мину и просто встала с разрушенной ходовой. В трюме же полуконтуженная Кэт даже не могла себе представить, что произошло. Пока через звон в ушах не расслышала стрельбу. А за стрельбой она услышала и крики и другие взрывы.
   За стенами железного трюма шел полномасштабный бой с применением чего-то уж совсем тяжелого. Это "тяжелое" ухало где-то недалеко и от каждого его "ух" землю и машину характерно трясло. На что угодно могла поспорить Кэт, что по ним стрелял легкий десантный танк "Вепрь" и намеревался подорвать и ее любимую!
   Кэт метнулась к двери, но не смогла открыть. Билась, оцарапала пальцы, но так ничего и не достигла.
   Бой стих. Крики еще были слышны, но стрельба нет. Кэт спокойно села на дно трюма и стала ждать. Правильно сказал начальник колонны: Чему быть, того не миновать.
   Люк раскрылся и сразу же на нее уставился егерский карабин. Девчонка в легкой броне и кислородной маске, с нашивками лейтенанта егерей не сводя оружия с Кэт, помахала ей пальцами, мол, выходи.
   Кэт очень медленно поднялась, подошла к комингсу, спрыгнула вниз и повернулась лицом к машине. Заложила руки за голову и стала ждать обыска. Но лейтенант не спешила, ожидая своих бойцов. По топоту Кэт поняла, что среди прибежавших не только легко вооруженные егеря, но и десантники. Она не спешила орать, что она капитан ВКС. Она вообще спокойно ждала своей участи. Ее должны были обыскать, запросить ее о том кто она откуда, погрузить в трюм "вепря" и доставить в контрразведку армии. Таковы били процедуры. И они их не нарушили. Никогда.
   Кэт только об одном жалела, что все через что она прошла было зря. Из контрразведки ее заберет командир. Лично проследит, чтобы Кэт отправили отдыхать и больше никогда не пустит на этот маршрут ее. Кэт так и не доберется до отца. Так и не поговорит с ним. Невольно она всхлипнула. Сколько она прошла, чтобы из-за ретивости егерей ее остановили в самом конце пути. Это просто фатальная неудача. Это просто неудача неудач и сама она еще долго не сможет нормально работать, вспоминая, как в шаге от цели была остановлена по чьей-то глупости.
   Да лучше бы их снова "Осы" разбомбили! Был бы хоть какой-то шанс очнуться среди Големов и продолжить путь. Но не так!
   Кто-то положил ей руки на плечи. Это просто обыск, думала Кэт и снова невольно всхлипнула. Но руки не обыскивали дальше. Они просто покоились на плечах. Так Кэт успокаивала бешенные припадки Сэмми. Так Пол успокаивал саму Кэт.
   Кэт все поняла. И оттого, наверное, и разревелась. Горько навзрыд. Глотая не успевающие вырваться слезы и словно переживая заново всю ту боль тогда... когда ей сказали позабыть обо всех.
   Повернувшись, она бросилась на грудь Лексе и обхватила ее, закованную в защиту. Тяжелые перчатки гладили Кэт по спине, а сама Лекса не могла даже слова произнести. Кэт не видела, но знала, что лейтенант сейчас глотала слезы, как она и не знала не то что сказать, но даже что сделать.
   - Мы за тобой. - Проговорила сопливясь Лекса. - Я тебя нашла. У меня приказ вытащить тебя отсюда. Отвезти домой. Операция твоя отменена.
   Кэт отстранилась и, утирая руками слезы и размазывая по лицу грязь, ошеломленно посмотрела на нее.
   - Этого не может быть. - Покачала она головой.
   - Это так, Кэтти. Это так, Харн. Ты должна вернуться на орбиту. За то, что ты на своем грейдере смогла указать, где укрывают наших, тебя представили к награде. Твою "стрелу", которую ты в завалах нарисовала наши быстро нашли. Если бы ты не поехала сюда, то еще вчера была бы свободна. Тебе от полковника огромный привет и она мечтает выпить с тобой. В "Вепре" связь с орбитой, мне приказано как перехвачу колонну и освобожу тебя, немедленно дать тебе связь. Идем, Харн. Я тебя там умою хоть...
   Кэт, придерживаемая за плечи Лексой, под взглядами десантников и егерей, пошла. Странно пошла. Качаясь и словно была не в себе. Все были рады, что выполнили это непростое задание. Все были рады, что смогли освободить ту, которая буквально из рабства спасла стольких бойцов. Лейтенант егерей так просто сняла маску и счастливо улыбалась, глядя на уходящих Лексу и Кэт. Она только не поняла, почему вдруг спасенная вырвалась и побежала к лежащему навзничь мужчине. И точно изумилась, когда увидела, как капитан ВКС ползает в грязи от одного трупа грязного мужика к другому.
   Решив, что это помешательство она бросилась на помощь и вдвоем с лейтенантом десанта им удалась затащить упирающегося капитана в трюм "Вепря"...
  
   ...Он встретил Кэт, такой же улыбающийся каким она его помнила с последнего разговора. Обнял. Отпустил конвой и провел в свой дом. Уставшая, осунувшаяся Кэт даже не могла радоваться открыто. Она просто смотрела на него и не знала что сказать. Он улыбался и что-то говорил ничего не значащее, а она молча смотрела на него.
   Он нисколько не изменился. Вся та же плавность в движениях. Вся та же скрытая сила в них. Все так же святятся глаза любопытством и каким-то озорством. Словно он провел эти года не в самом кошмарном аде, а на курорте. И говорит так... будто они вчера расстались, а не прошло так много времени.
   Она попросила его подойти. Он подошел и встал перед ней. Кэт почти без сил обняла его за пояс и прижалась к его животу. Ей очень хотелось расплакаться, но она не смогла. Слезы просто не выходили, а встали каким-то комком в горле, да так что даже дышать тяжело стало.
   - Когда ты не вышел на связь год назад, мне уже тогда сказали, что связным пойду я. - Проговорила она тихо.
   - Я тоже так подумал, что пошлют тебя. Но надеялся, ваши бабы поумнее что-нибудь придумают.
   - Видишь, я дошла. - С какой-то тихой гордостью сказала Кэт. - Угнала "Вепрь" у десанта. Почему ты не выходил на связь?
   Отец положил руки ей на плечи и сказал тихо:
   - Потому что многое изменилось.
   - И ты изменился? - Спросила она, не поднимая головы.
   - И я. Нет, Кэт. Не спеши тащить булавку из-под кожи. Я не предал никого, я выполнил все, что мне поручалось. Мое задание подразумевало возможность длительной консервации... И я в нее и ушел, никого не предупредив. Мне надо будет многое тебе объяснить, чтобы ты рассказала там... когда вернешься. Мне надо будет многое тебе показать, чтобы ты сама сделала выводы. И вот тогда ты решишь. Сама решишь. Убить меня или нет.
   Кэт подняла на него глаза, и ее пальцы прекратили терзать родинку на собственном запястье. В конце концов, это был ее отец, а не та дура на Люнь. Ему она могла позволить пожить и все рассказать. Ее именно для того и посылали. Выяснить. Выяснить и сделать выводы. Ее послали не особо надеясь, что она в случае действительного предательства отца умертвит его. Но ее посылали с расчетом, что собственный отец никогда не убьет свою дочь и поможет ей набравшей сведений выбраться с планеты.
   - Я покажу тебе все, что собрал здесь. Я расскажу все, что узнал. А ты, Кэт, доставишь эти сведения куда положено. Может быть, ты сделаешь великое дело и остановишь эту идиотскую войну. Вы никогда не победите Далекую. Повстанцев - может быть. Но не планету. Вы никогда не сможете сделать ее еще одним миром Сообщества. У этого мира есть свои хозяева, и они вернуться. И кажется, очень скоро.
   - О чем ты говоришь, пап? Хозяева вымерли несколько сотен тысяч лет назад.
   - Кэт. Их никогда тут и не было. Точнее, они или их автоматы только построили города и запустили терраформацию. Это их резервная колония. Работающая исключительно в автоматическом режиме. Они не могли бы жить на планете такой, какой она была даже десять тысяч лет назад. Если люди попытаются на ней развернуться и превратить ее в свой мир, планета сама нас вышвырнет отсюда. Всех. И вас и нас. Я тебе все покажу. А пока просто слушай...
   И Кэт слушала, не отрывая головы от отца, а он говорил. Говорил долго и с чувством. Только все не о том. Больше всего Кэт желала услышать, что он по ней скучал. И что он еще любит собственную дочь. Но он как и другие ничего не понимал в человеческих чувствах.
  
  
   Конец первой части.
   Питер, март 2008 года.

Оценка: 7.31*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"