Эль Драко: другие произведения.

Оплачено кровью. Глава 6.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Без вычитки. Глава целиком.



   Глава 6.
  
   Неделя ещё не подошла к концу, а Дафна уже могла сказать, что она дружила с Поттером. Нет, с Гарри. Она так привыкла называть его только Поттер, что ей было всё ещё трудно обращаться к нему просто по имени.
   После принятия Гарри на Слизерине, гриффиндорцы всегда презрительно фыркали на Гарри. Некоторые из старшекурсников-придурков попытались запугать нескольких младших слизеринцев, после чего были найдены застрявшими в стенах, не имеющими ни малейшего понятия, как они оказались в подобном положении. Первогодки, однако, отказались что-либо говорить о том, кто помог им, хотя это было кристально ясно. Они со страхом смотрели на Гарри.
   Дафна находила подобное забавным.
   Священная война Гарри, направленная на унижение ничтожеств и придурков, продвигалась с большим успехом. В классах, он выполнял свою работу правильно и безупречно, даже быстрее, чем Грейнджер, зарабатывая баллы вместо неё. К тому же, Дафна полагала, что он портил зелье Грейнджер, одаривая её троллем за зелья. Ах, как она плакала и стенала, считая подобное несправедливым, и, что самое главное, Гарри не оставил никаких доказательств, указывающих на него. К чему бы не стремилась Грейнджер - добиться этого ей так и не удалось.
   Дафна не очень хорошо понимала, откуда возникла такая ненависть между Гарри и Грейнджер. Они, казалось, были так близки... Все думали, что они будут встречаться... но этого так и не произошло. На её взгляд, конечно, поводы были, но для них было слишком много гнева и ненависти... Дафне было любопытно, но она не собиралась совать свой нос в их дела.
   Уизли пытался несколько раз начать конфронтацию с Гарри, называя его предателем и скользкой змеёй. К удивлению окружающих, Гарри ответил лишь презрительной усмешкой и вопросом.
   -- Помнишь слова МакГонагалл в первую ночь первого года, Уизел? Хотя, что я спрашиваю, конечно же, ты не помнишь. Она сказала, что факультет станет нашей семьёй, и поэтому, я спрашиваю у тебя, Уизел, кто больший предатель - тот, кто поворачивается спиной к тем, кто предал его первым, или тот, кто поворачивается спиной к семье, когда был так нужен?
   Подобный ответ, конечно, привёл к тому, что Уизли вытащил палочку, и попытаться проклясть Гарри. Но сделать что-либо он не смог из-за того, что Дафна совершенно бесшумно применила заклинание разоружения, получив за это поклон от Гарри и несколько баллов Слизерину от профессора Снейпа, который всё видел.
   Даже Лонгботтом пытался противостоять Гарри, что привело к одному из самых непонятных моментов в истории Хогвартса [leading to one of the weirder moments in Hogwarts history]. Лонгботтом подошёл к Гарри в коридоре, после урока Трансфигурации, с просьбой поговорить, непрерывно при этом заикаясь. Что ответил Гарри? Он пристально рассматривал стоящего перед ним сквиба, пока за спиной последнего, его крупная змея по имени Заэль, принимала свою форму.
   -- Проваливай, проклятый предатель, пока я не скормил тебя своей змее. - Ответ Гарри был полон ненависти.
   Лонгботтом перепугался до мокрых штанов, и сбежал быстрее ветра.
   Слизеринцы сочли произошедшее забавным, но Дафна видела в действиях Гарри кое-что другое. Настоящую ненависть. Более того, ничто не могло оправдать призыв Заэля, так как ранее он подобным образом не пугал никого из придурков, хотя те вели себя намного хуже, чем Лонгботтом, а сейчас, Гарри призвал змею. Чем этот сквиб заработал такую ненависть от Гарри? Ей было ещё любопытнее, но снова она не стала совать свой нос в чужие дела. Тем не менее, это привело к вопросам о том, что произошло, и о Заэле от МакГонагалл, которая сняла двадцать баллов со Слизерина за угрозы студенту, десять за заклинания в коридорах и двадцать за вызов опасного животного. Гарри был в ярости и отозвал Заэля, после чего поспешил уйти, чтобы не сорваться прямо там, или, по крайней мере, это выглядело так.
   Дафна также несколько раз видела Уизлетту, смотрящую на Гарри в коридорах. Гарри даже не взглянул на неё, а его презрение ясно читалось на лице.
   Ещё были ничтожества, которые начали насмехаться над Гарри ещё сильнее. Когда один из них попытался бросить в него заклинание, оное отскочило обратно, превратив на напавшем уши в ослиные, а речь - в ослиный рёв. Это было забавно. Потом, когда Гарри уже третий день ужинал со змеями, что вспыхнул сразу весь стол Хаффлпаффа и все ничтожества лишились одежды. Воцарился хаос. Подобное было унизительно для них, и, конечно, несмотря на то, что не было никаких доказательств, все знали, что это был Гарри. Но баллы не сняли, а его даже не задержали, потому что ничто, даже его палочка, не указало на него. [He wasn't docked points nor given detention because nothing, not even his wand pointed at it.] С этого момента, мало кто из ничтожеств осмеливался, не скрывая жажды мести, смотреть на Гарри.
   Дафна также начала проводить больше времени с Гарри. Не только во время учебных занятий с их товарищами, но и когда он помогал ей с учёбой, в чём Гарри ей почти никогда не отказывал. Можно сказать, что Дафна наслаждалась уроками с Гарри. Она никогда не признается ему, но он был на самом деле отличным учителем. Тео, Трейси, Блейз, Милли и она сама подружились с Гарри. Даже Панси была не против. Малфой же продолжал культурно дистанцироваться, а Крэбб и Гойл привычно были на его стороне.
   И конечно, не стоит забывать про вопиллеры от матриарха Уизли, которая обвиняла Гарри Поттера в предательстве Света, требуя от него, чтобы он согласился на новое распределение и перешёл на Гриффиндор. Гарри невозмутимо продолжал сидеть, игнорируя вопиллер, прилетевший во время завтрака, не обращая внимания на хихиканье придурков, а тем более ничтожеств. Так и не дослушав эту громкую напыщенную речь, Гарри ткнул вопиллер палочкой, превратив тем самым его в пепел.
   -- Ещё слишком раннее утро, чтобы слушать баньши, - констатировал он, в результате чего некоторые захихикали уже на Слизерине, и обменялись удручёнными взглядами за столами других факультетов. То же самое повторялось ещё три дня, до тех пор, пока заместитель директора школы не связалась с баньши Уизли, и не заставила её прекратить отправить проклятые вопиллеры, которые Гарри Поттер всегда игнорировал.
   Можно было бы ожидать, что Люциус Малфой неожиданно появится в большом зале, и потребует объяснений того, что произошло с его сыном, но так или иначе, Люциус Малфой был найден травмированным в тупике в Лютном переулке. С тех пор он был в коме, и с серьёзными травмами. Никто не знал, что произошло. Нарцисса Малфой, если она знала то, что случилось с Драко, хранила молчание. Малфой действительно избегал Поттера. Это выглядело так, будто он наконец понял, что не был принцем Слизерина.
   Занимательно, что оружейник в Лютном переулке сообщил о краже нескольких товаров, среди которых было два полных комплекта брони из кожи дракона. Одна из возможных теорий, одобренная Пророком, заключалась в том, что известный всем Люциус Малфой был найден в таком состоянии поблизости от места кражи, после того, как он попытался остановить вора, но был в сильно ранен преступниками.
   Ежедневный пророк написал несколько статей о Гарри и его переходе, обвинив его в том, что он пошёл по пути тьмы и зла, осветив его поведение, странные несчастные случаи, которые происходят в Хогвартсе, и его переход на Слизерин. Ответ Гарри был напечатан на первой полосе Ежедневного пророка и остальных газетах магической Великобритании:
   Открытое письмо магической Великобритании.
   Приветствую всех.
   Меня зовут Гарри Джеймс Поттер, более известный всем как "Мальчик, Который Выжил"'. Я готов ответить на обвинения, выдвинутые против меня.
   С тех пор, как моё имя вылетело из Кубка Огня, выбрав меня четвертым чемпионом Турнира Трёх Волшебников, я, как никто другой по всей стране, стал целью беспрецедентной кампании по дискредитации, развёрнутой Ежедневным Пророком и госпожой Ритой Скитер.
   В первую очередь, касательно моего выбора чемпионом, я уже заявлял несколько раз, что я не бросал своё имя в Кубок Огня, и при этом я не просил, чтобы кто-то другой сделал это для меня. Я даже поклялся своей жизнью и магией, что я не делал этого, и при этом я не просил и не принуждал кого-либо ещё, чтобы они сделали это для меня. Попросите ваших детей показать вам свои воспоминания. Я сделал это в день после первой задачи.
   Как Вы можете знать, я был изгнан с факультета Гриффиндор за обман. Учитывая моё предыдущее утверждение, подкреплённое клятвой, получается, что факультет Гриффиндор изгнал меня без причины, поэтому я отказался дальше быть частью этого опозорившегося факультета. Я попросил перераспределения, и Шляпа решила, что лучше всего я подхожу факультету Слизерин, на который меня и хотела изначально направить при первом распределении, но не сделала этого тогда потому, что, к сожалению, я был молодым и впечатлительным парнем, который поверил, что только злые волшебники выходят со Слизерина, имея пример лорда "Вы-Знаете-Кого" (ред., в оригинале письма было настоящее имя "Вы-Знаете-Кого", но мы изменили его, чтобы защитить наших чувствительных читателей), и его Пожирателей Смерти.
   ОДНАКО, как я уяснил за прошедшие года учёбы, Слизерин - дом хитрых и амбициозных, там нет тьмы и зла. Несомненно, "Вы-Знаете-Кто" действительно вышел с факультета Слизерин, также, как и несколько других его Пожирателей Смерти, хотя и не все, при этом, как все мы можем знать, также большинство из наших самых древних и благородных семей, а также другие известные люди. Знаете ли вы, что наша мадам Помфри, колдомедик Хогвартса, училась на Слизерине?
   Пророк считает, что эти благородные люди на самом деле злые и тёмные маги просто потому, что они были распределены на Слизерин? Они, конечно, думают также и обо мне, из-за того, что моё распределение на Слизерин является ничем иным, чем признаком моих собственных тёмных и злых целей... Почему, я спрашиваю?
   Относительно несчастных случаев, которые случаются со студентами Хогвартса, я могу только сказать, что моя палочка была проверена Приоре Инкантатем, и оно ничего не показало. Директор Дамблдор, заместитель директора МакГонагалл и профессор Снэйп присутствовали при этом, и могут подтвердить это заявление.
   Я был бы признателен за остановку этой кампании по моей дискредитации, из-за чего нам бы ни в малейшей степени не потребовалось привлекать закон.
   Гарри Поттер.
   По правде говоря, хотя сообщение было коротким и прямым, оно выполнило свою цель. На следующий день Пророк опубликовал на первой полосе подтверждение письма Гарри, и принёс извинения ему и всем остальным студентам Слизерина и его выпускникам за слова мисс Скитер.
   По мнению Дафны, это было довольно забавно, особенно когда она видела самодовольный взгляд на мадам Помфри. Она никогда не знала, что та была слизеринкой.
   Конечно, все, что было до этого, ничто по сравнению с тем, что произошло четвертой ночью после распределения Гарри на Слизерин.
  
   Флешбек
   Когда школьники вошли в большой зал на ужин, они были удивлены пустыми столами.
   -- Мы рано? - спросил Тео. Дафна, однако, заметила расстройство на лицах некоторых учителей.
   -- Что-то случилось, - ответил Гарри, обращая внимание на по-прежнему пустые столы, хотя всё больше человек подходило в Большой зал, а также на их изумление, когда они видели пустые столы. Шепотки быстро стали громкими разговорами, время начала уже прошло, но еда так и не появилась.
   -- Где еда? Её же нет! - раздался возглас никого иного, как Уизли, стоило только ему войти в зал.
   -- Как будто мы не заметили этого, - укоризненно заметил Блейз, чувствуя, что его желудок начинает недовольно бурчать.
   -- Хватит жаловаться, ты не один тут такой голодный, - ответила ему Милли, и Блейз мгновенно замолк.
   Дафна понаблюдала за обсуждением и только вздохнула. Она посмотрела на Поттера, который читал книгу о этикете.
   -- Ты мог бы оторваться от книги хоть на мгновение, знаешь ли? - сказала Дафна несколько раздражённо.
   -- Как бы не было забавно наблюдать за грызнёй Забини и Буллстроуд, я всё же хочу закончить эту главу, - сказал он. - Кроме того, ты сама практически потребовала от меня, чтобы я прочитал эту книгу, и начал вести себя соответствующе своему положению.
   Он поднял глаза от книги и посмотрел на Дафну.
   -- Или ты предпочитаешь, чтобы я смотрел на тебя и твои прекраснейшие сапфиры глаз? - сказал он с ухмылкой, заставив Дафну открыть рот в изумлении.
   Все уставились на него.
   -- Какого чёрта? - в шоке спросил Тео у Гарри.
   -- А я вам говорила. Поттер все время бесстыдно флиртует с Даф, - с усмешкой ответила Трейси.
   -- Стоит ли завидовать кому-то, кто недавно днём целовался на берегу озера? - спросил Гарри, глядя при этом на Трейси, заставляя тем самым её покраснеть.
   -- НЕТ! - ответила она. - Я просто нахожу смешным то, что она тебя ни разу не прокляла.
   -- Забавно, язвишь в ответ, но румянец на щёчках говорит иначе, - ответил Гарри, заметив самодовольный взгляд Дафны.
   -- Что-что? - спросила Милли, внезапно очень заинтересовавшись.
   -- Он меня разозлил, - пояснила Дафна. - Назвал меня "Принцесса".
   -- Я просто пытался тебя мотивировать. - ответил Гарри, не обращая внимания на чужой смех, но при этом продолжение его ответа заставило всех замолчать. - Но, так как это было сказано тихо и без каких-либо посягательств, я позволил себе подобное.
   -- Ты учишься у него? - спросил Блейз, заметив самодовольство Дафны.
   -- Да, у Поттера, он учит меня. Кто же знал, что он на самом деле окажется хорошим учителем, - сказала она с усмешкой, взмахнув волосами.
   -- Секундочку, мне кажется, что тут происходит что-то странное! - вдруг сказал Поттер, останавливая разговор. - Гринграсс так просто похвалила меня. Надо убедиться, что конец света ещё не наступил!
   Все они рассмеялись, а Дафна тихонько бросила заклинание, перекрашивая волосы Гарри в зелёный цвет Слизерина. Гарри было видно, что за своей холодной маской, Дафна на самом деле смеётся. В этом году она стала больше смеяться.
   -- Что же, клёвое заклинание... только почему зелёный? - спросил он у неё с усмешкой.
   -- Просто тебе к лицу, - ответила она Гарри, к её большому огорчению, не потерявшему из-за случившегося ни грамма обаяния.
   -- Ученики, минуточку вашего внимания, как видно, есть небольшая проблема с доставкой блюд, - сказал Дамблдор, привлекая внимание всех. - Она решится через несколько минут, пожалуйста, проявите терпение.
   -- Хорошо, раз так... - сказал Гарри, закрывая свою книгу. - Добби?
   Рядом с Гарри появился странный домовой эльф, и они начали говорить друг с другом, но слов никому слышно не было. Затем оглушительный смех Гарри разнёсся по всему Большому залу. Все повернулись к нему, наблюдая за тем, как Гарри корчится в жесточайшем приступе смеха, почти падая со скамейки. Он кое как держался за домашнего эльфа, который сам старался не рассмеяться. Чего, однако, ему не удалось, и уже сдвоенный хохот начал гулять по залу. Хозяин и эльф упали на пол, продолжая смеяться. Слизеринцы были несколько обеспокоены состоянием Гарри, а Дафна стала переживать ещё сильнее, когда она услышала от Гарри, что он не может дышать от смеха.
   -- Мистер Поттер! - крикнул Дамблдор. - Что это значит?
   Естественно, Гарри из-за этого заржал только сильнее.
   -- Я... Сейчас... О, Мерлин, это так прикольно! - Гарри снова попытался вернуть себе самообладание. Все смотрели на него в шоке.
   -- Какого дьявола, Поттер? - спросила Паркинсон, срываясь в крик, пока Гарри пытался вернуть себе способность дышать.
   -- Хорошо... Хорошо... Я уже почти готов... - сказал он, и его новые друзья видели, как ему было на самом деле тяжело. - Я хочу сказать, что я поддерживаю эльфов в их борьбе. Эльфы, ВПЕРЁД!
   И он снова рассмеялся как сумасшедший.
   В очередной раз все начали смотреть на него, как будто у него выросла вторая голова. Хотя, тут речь скорее всего шла уже о третьей.
   -- Вызови его, пожалуйста. Я не могу... - снова засмеялся он, на этот раз, сидя на скамейке.
   -- Таймблер! - позвал Добби, и очень старый домовой эльф появился перед ним, продолжавшим смеяться, вслед за своим хозяином.
   -- Таймблер, пожалуйста, не могли бы вы... объяснить, что происходит? - вежливо спросил Гарри. Эльф кивнул ему.
   -- Община эльфов бастует, вся целиком, до тех пор, пока нечистивица, та-которая-никогда-не-должна-быть-названа, убийца эльфов, не бросит свои попытки освободить и убить нас, бедных эльфов, работающих в Хогвартсе.
   -- Что? - спросил кто-то, не поняв смысла эмоциональной речи.
   -- Не могли бы вы объяснить, Таймблер? - спросил Дамблдор, смотря то на домашнего эльфа, то на все ещё ржущего Гарри Поттера.
   -- Дьяволица продолжает оставлять одежду для нас, бедных домашних эльфов. Один из нас коснулся одежды и был освобождён, лишившись своей связи с Хогвартсом. Бедная Тайби умирает из-за этого. А эта продолжает делать всё это, чтобы убить ещё больше нас, бедных тяжело работающих эльфов, - сказал Таймблер, в смеси печали, гнева и отчаяния, достаточно, чтобы вывести Гарри из его состояния, в то время как все окружающие мимикрировали под рыб. - Мы даже перестали прибирать красную башню, но теперь эта оставляет вещи и везде тоже. Община живёт в страхе.
   Люди с широко открытыми глазами смотрели на старого эльфа, и более молодого, который стоял, положив руку тому плечо. Он не смеялся больше, как и Поттер. Они оба начали сердиться, если их угрюмый вид можно было считать за проявление чувств.
   -- Вау, Грейнджер, и каково это? - спросил он, глядя на гриффиндорку. - Каково узнать, что ты убиваешь хорошо и трудолюбиво работающих эльфов из-за своей глупости? Ты хоть что-нибудь узнавала о них? Разве ты не понимаешь, что ты творишь, разбрасывая повсюду одежду? - Спрашивал разозлённый Гарри Поттер под аккомпанемент всеобщего внимания к ужаснувшейся и покрасневшей Грейнджер.
   -- Я... я не... - попыталась сказать она, но была прервана Гарри.
   -- Нет, вот именно, что ты "не", дура безмозглая! - прошипел Гарри. - Домовые эльфы отказываются работать, потому что они боятся тебя! Ты почти хозяин для них, как и остальные ученики. Ты имеешь власть над ними, и что же ты творишь? Ты показываешь себя типичным человеком на букву "м", из-за которого плохо относятся ко всем магглорожденным. А магглорожденные ещё и удивляются, почему к ним относятся с неодобрением? Это вот из-за таких людей, как ОНА! Есть правила в этом мире, правила, о которых, я признаю, я не знал ещё пару месяцев назад. Правила, которые Я попытался узнать. Правила, которые объясняют, почему мою мать, простую магглорожденную, ценили и уважали даже самые фанатичные среди приверженцев чистоты крови. Кроме Малфоев. Но всё же, даже если они называют её словом на букву "м", некоторые до сих пор относятся к ней с уважением, потому что она старалась стать частью этого мира, а не изменять его, пытаясь сделать грёбаное магическое отражение мира магглов, уничтожая вековые традиции. Попытайся понять этот мир и его людей, прежде чем насаждать то, что ты считаешь будет лучшим для всех.
   Домовые эльфы отказываются убирать вашу башню, потому что они просто боятся, что найдут ещё одежду, но этого было недостаточно, верно? Ты разбросала ещё больше одежды вокруг... и теперь, бедные домашние эльфы боятся даже появляться на кухне. Из-за тебя и твоего чёртового Г.А.В.Н.Э! И потому, что они больше ничего не могли сделать, они отказались готовить для нас, чтобы привлечь внимание к их бедственному положению, прежде чем ты убьёшь их всех! - обвинил Гарри, а его магия засияла вокруг него, указывая на Грейнджер.
   Все были впечатлены проницательностью Гарри, и зная об этом или нет, но Гарри просто объявил себя нейтральным в политической игре, которая правила магическим миром. Некоторые из магглорожденных по-настоящему приняли его слова близко к сердцу.
   Все в гневе повернулись к Грейнджер, которая плакала за столом. Было даже несколько направленных на неё палочек.
   Дамблдор и МакГонагалл решили спасти Грейнджер, и взять её с собой, оставив очень сердитую толпу позади. Таймблер исчез, поняв, что о их положении услышали, готовый рассказать благую весть братьям своим. Гарри снова сел на скамью.
   -- Чёрт, эта дура точно безмозглая. - сказал он. - А эльфы, подлые ублюдки, они удачно проучили нас.
   Он снова усмехнулся. На что Добби сразу же рассмеялся. Слизеринцы нашли это забавным и рассмеялись тоже, а вместе с ними и ученики Дурмстранга, и пару других. Гриффиндорцы хранили молчание - они были достаточно унижены выходкой Грейнджер.
   -- Человек на букву "м"? - спросил Тео у Гарри, вопросительно подняв бровь.
   -- Никто же не срезал баллы, не так ли? - ответил Гарри, приводя неоспоримый довод. На самом деле, казалось, даже появилось несколько дополнительных баллов.
   -- Ты все ещё ведёшь себя как проклятый гриффиндорец, - заявила Дафна, одаривая неодобрительным взглядом.
   -- В самом деле? - спросил он у неё. - Я защищал традиции, я дошёл до того, чтобы утверждать, что магглорожденным, для принятия в этом мире, необходимо изучать наши традиции. Нам же нет смысла говорить о моей силе, не так ли? Или моих амбициях? Ведь тогда меня не было бы здесь и сейчас, не так ли? И, пожалуйста, Гринграсс, я не так прозрачен, как я показываю, я знаю, что значит быть хитрым. Я могу быть находчивым парнем, и, хотя я не демонстрирую этого часто, мне нравится одновременно ощущать себя частью вас, но при этом во мне есть достаточная доля решительности, как вы могли увидеть из моего выступления. Я не могу быть обычным слизеринцем, выросшем на идеях чистоты крови, но во мне есть похожие черты. Пусть и запятнанные капелькой гриффиндорства.
   Слизеринцы слушали рассуждения Поттера о том, что у него есть некоторые черты, соответствующие их факультету. И при всём желании им было нечего сказать против.
   Желудок Трейси забурчал, следуя примеру Тео и Блейза.
   -- Черт, это всё забавно, но я есть хочу, - пожаловался Блейз.
   -- Ну, если нам здесь поужинать не судьба, то думается мне, что придётся просто вернуться в нашу гостиную. - Гарри с ухмылкой подмигнул своим друзьям. - Хотя это всё и забавно, но, я думаю, что мы можем забыть сегодня о еде.
   Одновременно с этим, три оставшихся факультета наблюдали за происходящим. Почти все слизеринцы последовали примеру Поттера, и ушли из большого зала, создавая впечатление, что они пошли за своим лидером.
   А истина заключалась в том, что другие курсы заметили переглядывания четверокурсников между собой. Решив рискнуть, ведь то, с каким видом уходил четвёртый курс, было не очень похоже на предвкушение ужина, они всё же последовали за ними.
   Гарри продолжал посмеиваться всё то время, пока они шли к своей гостиной, и, прошипев пароль, открыл вход для всех, ослепляя вошедших открывшимся видом.
   -- Ну мальчики и девочки, объявляю свою вечеринку открытой, - сказал Гарри, взяв себе сливочного пива из ящика со льдом. Гостиная претерпела перестановку - теперь в ней прямо посередине стоял массивный стол с казавшимся просто огромным кусом мяса, просто ждущему, чтобы из него вырезали пару ломтиков. Все слизеринцы смотрели на эту композицию огромными глазами. - Тут же все любят драконье мясо?
   Вечеринка в итоге получилась, и Гарри признал, ему импонирует идея провести вечеринку на берегу озера, несмотря на то, что это сопряжено с некоторыми сложностями.
   Дафна, как это ни странно, сама подошла к нему, когда он разговаривал с Алистером, по-прежнему щеголяя зелёными волосами её авторства.
   -- Ты всё это спланировал, не так ли? - спросила она с обвинением во взгляде. Алистер посмотрел на зелёноволосого молодого человека, и увидел, как тот посмеивается.
   -- Я понятия не имею, о чём вы говорите, Гринграсс, - сказал он с ухмылкой, и Алистер открыто усмехнулся, понимая правду. - Вы ошибаетесь, считая, что я просто знал, что происходит, благодаря Добби. Вы ошибаетесь, считая, что я приказал Добби убедить эльфов начать делать что-то, чтобы помочь решить им свои проблемы с Грейнджер. И вы ошибаетесь, считая, что я знал, что эльфы в конце концов что-то сделают, или что Добби знал о забастовке заранее, не говоря мне о ней, что, кстати, оправдывает мой смех, так как я действительно не ожидал подобного, и подготовил я всю эту закуску из-за того, что у меня осталось мясо от дракона, что я убил в первой задаче, желая просто угостить всех на факультете, а всё только потому, что я хороший парень.
   После этих слов, от них по комнате начала распространяться волна смеха. Это его откровение пересказывали всем остальным, и все с потрясением оборачивались на Гарри. За одну ночь он доказал, что воплотил в себе все черты Слизерина: традиционализм, находчивость, хитрость, честолюбие, лидерство, самосохранение, решительность, ум, братство и власть.
   -- Я не должен был хвастать так, хотя... - прошептал он так, что его услышала только Дафна.
   Смех не прекращался, и положение Гарри на факультете окончательно закрепилось.
   -- Итак, что вы думаете, Гринграсс? - спросил Гарри, и Дафна усмехнулась.
   -- Я думаю, что меня зовут Дафна. Обращайтесь ко мне так, Поттер, - ответила она с красивой улыбкой.
   -- Только если ты будешь звать меня Гарри.
   -- Идёт.
   Конец флешбека
  
   Профессор Снейп зашёл в гостиную в тот момент, когда вечеринка была в самом разгаре, а с учётом того, что он также был голоден, он не смог отказать себе попробовать поджаристый кусочек дракона. После ознакомления со всеми подробностями, он заметно побледнел, и пробормотал что-то о том, что можно ещё продолжить, если недолго. А если бы кто-нибудь догадался проверить журнал начисления баллов, они бы обнаружили запись "Гарри Поттер, пятьдесят очков Слизерину за помощь факультету", и сразу же за ней "Гарри Поттер, двадцать очков Слизерину за защиту традиционных ценностей и приведение доказательств против вопиющей глупости магглорожденных". После награждения семьюдесятью очками Поттера этой ночью, Северус Снейп чувствовал себя больным. Ему отчаянно хотелось выпить чего-нибудь крепкого, а лучше креплёного.
   На следующий день всё вернулось в обычную колею, за исключением того, что Грейнджер всё время смотрела на окружающих - со своего факультета, на учеников других факультетов и гостей, проходя мимо. Она даже получила отработку от директора школы, в ходе которой была обязана написать эссе о домовых эльфах, их истории и роли в волшебном мире.
   Она должна быть счастлива, если о её поступке не станет широко известно и не окажется опубликовано в газете. Что всё же произошло благодаря одному заинтересованному ученику, который пожелал остаться анонимным. Грейнджер также получила несколько ловушек с совами, некоторые из которых отправили её в больничное крыло на несколько дней, что весьма позабавило анонимного ученика, который решил оставить свои волосы зелёными до конца дня, просто чтобы позабавить себя раздражая одну красивую голубоглазую блондинку, которую подобные его действия, глубоко в душе, весьма позабавили.
   Сказать, что Дафна Гринграсс была удивлена, значило бы сильно преуменьшить. С тех пор как Гарри Поттер оказался на Слизерине, он стал почти непрекращающимся организатором шуток в Хогвартсе, она училась таким вещам, о которых она больше не узнала бы нигде, а также она росла в силе. Она даже нашла привлекательным тот факт, что ей нравится беззастенчивый флирт Гарри. И потихоньку она приходила к мысли, что он всё же не плохой человек.
   Она прекрасно видела, что его лицо, которое он показал ученикам своего факультета, на самом деле очень сильно отличается от той холодной и мстительной маски, которую Гарри демонстрировал остальной части учеников. Конечно, Дафна не могла тогда даже подумать, что Гарри Поттер скрывал гораздо больше, чем она считала.
   Гарри проверил содержимое каменного контейнера, который был очень сильно защищён. Внутри лежала диадема Равенкло и старый носок, оба они являлись Хоркрусами, а в носке был кусок души из его шрама. Гарри вместе с Добби провели ритуал извлечения (который был довольно прост, если знать, что делать) и прикрепили кусок души к одному из старых носков Добби. Это было первое, что он сделал, как только подвернулась возможность. Он не стал уничтожать их все немедленно, решив придержать до нужного момента.
   Гарри вернулся за стол, и посмотрел на письмо, которое, наконец-то, принесла ему накануне Хедвиг:
   Дорогой Сохатик!
   Что, чёрт возьми, у тебя там случилось, из-за чего ты не получал моих писем? Ты знаешь, как сильно я волновался? Даже бедный старый Луни попытался добраться до тебя, но по какой-то причине наши письма не нашли тебя, и совы всегда возвращались с ними обратно.
   Судя по тому, что ты писал в предыдущих письмах, я могу предположить, что ты почти всегда сидел в Тайной комнате, а не в школе... Хотя это кажется мне глупым, но... Я понятия не имею, почему.
   Я уверен, что твоя красавица сможет тебя найти. Поэтому, я посылаю все мои предыдущие письма с ней.
   Ежедневный пророк был нашим единственным источником новостей о тебе, и я просто обязан это сказать - ты молодец! Судя по статье, твоё поведение при выполнении задания было безрассудным и дьявольски опасным - ты вообще, чем думал, когда творил такое? Это было самым безответственным и глупым, что я когда-либо видел, а иногда и делал... А что ты имел в виду под своим настоящим лицом?
   Прости, я просто пытаюсь поддержать и проявить ответственность... Я знаю, что я подвёл тебя, Гарри, но с этого момента я буду заботиться о тебе.
   Я с Ремусом, и мы оба в порядке. Пожалуйста, Гарри, вы должны в ближайшее время встретиться, предпочтительно в Хогсмиде в следующие выходные, и поговорить обо всём лицом к лицу. Ремус согласен с этим, и у нас должны быть какие-то способы встретиться, чтобы передавать всё, что тебе может понадобиться.
   Я должен сказать, я в шоке (также, как и Лунатик), что тебе перераспределили в Слизерин. Джеймс, наверное, в могиле переворачивается, но... я знаю, что в детстве я был немножко идиотом, но теперь я совершенно нормален (сейчас Луни бесстыдно ржёт), и понимаю, что слизеринец не означает зло. Чёрт, моя кузина Андромеда училась на Слизерине, и она добра, как ангел... остальная же часть семьи, тем не менее... Ладно, дальше... Мы поддержим тебя в любом случае, просто проверь, что ты в безопасности.
   Также хочу сказать, что я возмущён тем, что та милая ведьмочка, которая помогла тебе спасти меня прошлым летом, отвернулась от тебя, но я надеюсь, что твоя магическая клятва сбила с неё и с этой проклятой школы всю спесь.
   Я ожидаю получить больше подробностей от этой птицы в ближайшее время.
   Не забудь отправить нам письмо с датой, когда ты будешь в свои следующие выходные в Хогсмиде, чтобы мы смогли встретиться с тобой. Я предлагаю собраться в Визжащей хижине.
   Не забывай оглядываться, и обязательно зови нас, если тебе что-то потребуется.
   Твой красивый и непослушный дядя Бродяга, и твой не очень красивый, с маленькой пушистой проблемой, дядя Луни.
   Гарри улыбнулся. Его дяди [прим. пер. я сам не понял, чего он их так зовёт] были на его стороне. Отлично.
   -- Добби, - позвал он.
   -- Гарри? - ответил появившийся рядом с ним эльф.
   -- Пора. Ты можешь перенести нас на площадь Гриммо?
   -- Конечно.
   -- Очень хорошо. Готовь свою броню, и будь готов отправляться, - ответил Гарри, начиная облачаться в свою броню из шкуры дракона, пока Добби повторял его действия. - Как думаешь, когда будут готовы наши доспехи из кожи василиска?
   -- Оружейник сказал, что они должны быть готовы на следующей или через неделю, - ответил Добби, получая в ответ кивок от Гарри. Оба одели полный комплект, а Гарри натянул ещё и чёрную дорожную мантию с капюшоном. Добби взял несколько ножей в кобуре на поясе, в то время, как Гарри переложил палочку в наручную кобуру и взял серебряный кинжал.
   -- Готов. Переноси нас на площадь Гриммо, - приказал Гарри.
   -- Ты думаешь, твой крёстный [пр. пер.: в оригинале dogfather, но как на русский переложить игру слов dogfather - godfather (крёстный отец) я не придумал] и волк будут там? - спросил эльф, заставляя Гарри сомневаться.
   -- Дерьмо, я даже не думал. Посчитал, что Сириус будет с Ремусом.
   -- Я могу пойти туда и проверить дом. Если они там, я могу встретиться с Кричером и поговорить с ним. Если нет, ничто не помешает мне вернуться и перенести тебя со мной, - ответил эльф, но Гарри покачал головой.
   -- Возьми меня с собой. Я останусь снаружи, скрытый деиллюминационными чарами, и буду охранять вход, пока ты проверяешь дом. Моя магия все ещё может быть ключом к защите, и я, по идее, не должен иметь никаких проблем с проходом внутрь, - размышлял Гарри.
   -- Я полагаю, что сегодняшняя встреча не из-за возникших вопросов? - спросил Добби, которому Гарри подтверждающе кивнул в ответ.
   -- Для подобного ещё рано, и вызвало бы лишь ещё больше вопросов, - ответил он эльфу, на что тот согласно кивнул. Гарри положил руку на плечо Добби.
   Добби аппарировал, и они оба появились на площади в переулке Гриммо. Эльф чувствовал защитные чары, и так как он всё ещё был занесён в список разрешённых, смог аккуратно заскочить в дом, пока Гарри делал себя невидимым и шёл на площадь, проверяя улицу. Эльф пождал немного, но ничего не произошло, и Добби перенёсся к Гарри.
   -- Я поговорил с Кричером, и он готов выслушать тебя. Он сказал, можно войти через дверь, - сообщил Добби. Гарри кивнул, и пошёл в дом. Как и ожидалось, дверь открылась от лёгкого прикосновения его палочки. Гарри вошёл в прихожую, и был встречен Кричером и визжащим портретом миссис Блэк.
   -- КАК? ГРЯЗЬ ПРОНИКЛА В ДОМ МОИХ БЛАГОРОДНЫХ ПРЕДКОВ? ВОРЫ, ГРЯЗНОКРОВКИ... - она продолжала извергать ругательства, и Гарри махнул палочкой, накладывая чары молчания вокруг рамы портрета.
   Кричер же просто замер на месте, расширив глаза, словно он узнал кое-что в вошедшем.
   -- Ваша... Кричер чувствует в вас магию семьи Блэк. Как? Почему?
   -- Отвечать на твой вопрос придётся долго и очень непросто, Кричер. Всё, что я хочу тебе сказать, это то, что я знаю секрет твоего хозяина Регулуса, и могу помочь тебе уничтожить медальон, и принести успокоение для тебя и памяти твоего хозяина.
   Если бы Гарри обратил внимание на портрет миссис Блэк, он увидел бы, что тот перестал кричать, и молча с большим любопытством смотрел на Гарри.
   У старого эльфа расширились глаза.
   -- Почему Кричер должен доверять вам? - спросил старый эльф, почти не скрывая надежды.
   -- Кричер, ты сказал, что почувствовал во мне магию семьи Блэк. Я могу дать клятву, что я уничтожу его, или даже лучше, я помогу тебе уничтожить его, когда придёт время. Я враг Тёмного Лорда, и я хочу победить его, как и мечтал твой хозяин Регулус. Он умер, пытаясь уничтожить медальон, Кричер. Ты не думаешь, что мы обязаны сделать это за него?
   У Кричера навернулись слезы на глазах, и он кивнул.
   -- Если вы поклянётесь, что уничтожите медальон, как того хотел хозяин Регулус, Кричер отдаст его вам. - Гарри улыбнулся, поднимая свою палочку.
   -- Я, Гарри Джеймс Поттер, крестник Сириуса Ориона Блэка, клянусь жизнью и магией, что я должен либо уничтожить, либо найти способ уничтожить медальон, находящийся на хранении у домового эльфа Кричера, ранее переданный ему хозяином Регулусом Блэком с приказом уничтожить эту вещь. Да будет так.
   Вспышка света разошлась от Гарри, а Кричер удивлённо вылупился на него.
   -- Вы - Гарри Поттер, крестник хозяина Сириуса, грязного предателя крови?
   -- Это я, Кричер. Ты мне доверяешь сейчас? - спросил Гарри, игнорируя попытки портрета перекричать заклинание.
   -- Когда вы будете уничтожать его? - спросил Кричер с надеждой.
   -- Я пока ищу остальные, чтобы уничтожить их все вместе, прежде чем атаковать Волдеморта, - ответил Гарри, и Кричер кивнул, щёлкнув пальцами. Сразу де после этого, у него в руках появился золотой медальон.
   -- Может вы сделаете это сейчас? - спросил Кричер, но Гарри отрицательно покачал головой.
   -- Нет, я не знаю, может ли Тёмный Лорд почувствовать его уничтожение, и потому я не хочу давать ему повод для подозрений.
   -- Кричер согласен. Может ли Кричер быть свидетелем, когда придёт время? - снова спросил он, и Гарри кивнул, показывая своё согласие.
   -- Я пошлю моего друга Добби за тобой, Кричер. - Гарри взмахом руки указал на Добби, который продолжал молчать все это время.
   -- Молодому эльфу Добби повезло, - сказал Кричер, со страхом смотря на молодого эльфа. - У вас с хозяином сильнейшая связь.
   -- Мой хозяин предложил мне не просто связь, а свою дружбу, Кричер. Я был действительно благословлён магией, и, если мои слова имеют значение, ты можешь доверять слову моего хозяина.
   Кричер кивнул, и передал Гарри медальон.
   -- Кричер, я считаю, что твой хозяин Сириус Блэк придёт в этот дом в ближайшее время. Не мог бы ты, пожалуйста, промолчать о моём присутствии здесь или о Регулусе и медальоне? Когда медальон будет уничтожен, мы скажем ему о нём, но не сейчас. Ты можешь так сделать? "
   -- Кричер согласен, - произнёс старый эльф, и Гарри повернулся к портрету миссис Блэк, которая успела уже побагроветь, глядя на Гарри.
   -- Леди Блэк, прежде, чем я уйду, я хочу, чтобы вы знали, что всё, что вы слышали, было правдой, - сказал Гарри, направив палочку на картину, заставляя, тем самым, нервничать Кричера, которого, впрочем, остановил Добби. - К сожалению, я не могу позволить вам помнить о том, что произошло здесь сегодня. Кстати, знаете ли вы, что картинам тоже можно стирать память? ОБЛИВИЭЙТ!
   Гарри положил медальон внутрь контейнера с носком и диадемой. Остались только Нагини, чаша и кольцо. Было довольно просто выбрать способ уничтожения хоркруксов. Он планировал окунуть их все в яд василиска, при этом хоркруксы будут уничтожены, оставив свои вместилища нетронутыми. А контейнер был сделан уже с учётом этой возможности.
   Гарри сидел в одном из кресел, думая о иронии судьбы. Если бы он не знал Кричера, он бы вошёл в дом, убил эльфа и забрал медальон, однако, Гарри было известно слабое место Кричера, даже если у них и было не очень хорошее впечатление друг о друге в исходном времени. Кричер оказался незаменим, помогая ему с делами дома Блэк после войны. Это было единственной причиной, по которой Гарри пожалел старого эльфа. В благодарность, ему нравилось думать именно так.
   В то время как Гарри размышлял, Добби принёс ему чаю.
   -- Всё прошло гораздо проще, чем ожидалось, - сказал Добби, которого Гарри поблагодарил кивком.
   -- Мы можем получить кольцо завтра вечером или позже, - задумчиво сказал Гарри. - Проклятая змея должна быть предпоследней, по очевидным причинам, и я не очень уверен с чашей.
   -- Ты не можешь заключить договор с гоблинами? - спросил Добби, но Гарри покачал головой.
   -- Я сомневаюсь в этом. Я встречался с Среброзубом за пару недель до нашего возвращения, и он признался, что гоблинов не волнует то, что именно клиенты держат в своих сейфах, пока это не представляет опасности для нации гоблинов. Мы можем не рассчитывать на поддержку гоблинов.
   -- Тогда, каков план? Я не думаю, что снова штурмовать банк будет хорошей идеей, даже с помощью амбициозного гоблина... - сказал эльф, зарабатывая смешок от Гарри.
   -- Это действительно сработало в прошлый раз, не так ли? - ухмыльнулся Гарри. - Но нет, я думаю, что у меня есть план получше. Все, что нам нужно, так это обеспечить сотрудничество Беллатрикс Лестрейндж.
   -- Как? - спросил Добби, очень хорошо зная, что его хозяин уже придумал изощрённый план.
   -- Мы начнём с организации её побега из Азкабана. Но это дело на новый год.

***

   К концу второй недели декабря, Дафна устала окончательно. Устала из-за того, что её дразнят соседки, старшекурсницы и даже её родная сестра. Все они хотели знать, встречалась ли она уже с Поттером, было ли что-то между ними и как долго, или если ещё не было, то ей могли бы дать пару советов.
   Неужели так трудно понять, что они были просто... союзниками? Подобные мысли казались... безосновательными, наверное. Да, ей нравилась компания Гарри. Он мог быть забавным, являлся кладезем заклинаний, что очень её удивляло, но при этом с традициями и протоколами у него была просто беда, он был дружелюбен и абсолютно отличался из избалованного принца Малфоя, а Снэйп все эти года обращал внимание на него. Он был влиятелен, умён и злопамятен, имел доступ к тайной комнате и не ограничивал свободу никому. Конечно, Дафна начала считать Гарри другом со дня забастовки домашних эльфов, и считала его одним из самых интересных мальчиков на факультете, но это не означало, что она была связана с ним.
   Её сестра была хуже всего. Она не спрашивала совета, и при этом она не просила объяснений о соглашении Гарри и Дафны, из-за чего у всех были споры насчёт даты начала их отношений. Нет, Астория просто взяла и подошла к ней, и внезапно спросила: "Как скоро вас обоих нужно будет ловить в чулане для мётел?".
   Именно в такие моменты она действительно ненавидела Гарри Поттера, но он умудрялся опять сделать что-то, что вызывало у неё восхищение. Как он заставлял её забыть про свой гнев? Гарри решил показать ей Выручай-комнату на седьмом этаже. Комната могла создать всё, что вы хотели, и принимала любую желаемую форму. Когда она спросила его, как он смог найти такое чудо, его ответ был предсказуем до нельзя - "дневники Салазара Слизерина".
   -- Когда-нибудь я захочу проверить эти дневники, - сказала она однажды в раздражении, ибо ей уже начинало казаться, что они были у него универсальным ответом.
   И что он ответил?
   -- Хорошо, я возьму тебя в тайную комнату завтра ночью.
   И он ей действительно показал эту комнату. Её не впечатлило то, что вход был на втором этаже в женском туалете. Однако большее впечатление на неё произвело то, какой магией был спрятан вход. Прошипев, Гарри вызвал лестницу и свет, заодно позабавив историей о том, как он в первый раз нашёл вход в Тайную комнату. Он сказал ей о месте, где Локхарт разрушил тоннель, и как он был вынужден продолжить путь в одиночку.
   Далее у Дафны появилось плохое предчувствие. Когда они подошли к комнате, Гарри открыл двери, и она очутилась в огромной пещере, внутри которой стояли статуи в виде змеи и большого человеческого лица, а перед ним лежал скелет василиска, длиной примерно шестидесяти футов, который перед смертью явно собирался кого-то атаковать.
   Если бы Гарри не поймал её, то Дафна точно бы упала на колени, увидев этот костяк.
   -- Ты... Ты убил это? - в ужасе спросила она.
   -- Да... - сказал он шёпотом, наслаждаясь тем, что держит её в своих объятиях, и вдыхая аромат её духов.
   -- Как? - снова спросила она, все ещё глядя на скелет, боясь при этом посмотреть на него и расплакаться.
   -- Я ударил его мечом Гриффиндора прямо в пасть. И хотя один из его клыков меня задел, я всё же выжил благодаря слёзам феникса Фоукса.
   -- ЧТО? - вскричала она, оборачиваясь лицом к нему, разрывая тем самым объятия, с выражением шока и неверия на лице.
   Дерьмо.
   -- Ты хочешь сказать, что в двенадцать лет смог нанести удар вот этому вот прямо в пасть? А в ответ это вот тебя просто клыком оцарапало, но ты всё же выжил благодаря слёзам феникса?
   -- Если хочешь, я могу показать тебе воспоминания, раз ты мне не веришь, - ответил Гарри. Дафна же в шоке просто смотрела на него.
   -- Хочу. - Таким был её равнодушный ответ.
   Гарри подвёл девушку к стене и прошипел на парселтанге. Она уже не удивлялась подобному, всё же это была Тайная комната Слизерина. Стена открыла проход в просторные палаты, пространство которых было поделено жилой комнатой, лабораторией и библиотекой.
   -- Добро пожаловать в мою тайную комнату начиная с Хэллоуина. Развлекайся, - пошутил Гарри под прожигающим взглядом Дафны.
   -- За кого ты меня принимаешь? Это - комната Слизерина, не так ли? Я предполагаю, что мне нужен будешь ты, чтобы говорить на парселтанге.
   -- Десять баллов Слизерину. - Гарри пошутил снова, идя с нею к отделу библиотеки. Здесь, видимо, находилась личная коллекция Слизерина, или, по крайней мере, часть её, и несколько из его дневников. Для проверки того, можно ли безопасно взять дневник, она заставила Гарри выбрать тот, который хотела взять, и когда эта импровизированная проверка показала, что подопытный по-прежнему жив, и ничего опасного нет, она раскрыла обложку, чтобы в итоге ошарашенно посмотреть на мальчика.
   -- Ты можешь взять другой? - спросила она, указав на соседний. Он подал ей указанный дневник, и она снова была настолько же потрясена. - Гарри?
   -- Да? - отозвался он, весело улыбаясь.
   -- Что это такое? - спросила Дафна, листая страницы, и видя только волнистые линии.
   -- Скорее всего, судя по тому, что я могу прочитать его, тут или написано на парселтанге, или наложены такие чары, которые маскируют слова так, что только владеющий парселтангом может прочитать их. Но, раз у змей нет надобности в письменности, я склоняюсь ко второму, - сказал он уже с откровенной ухмылкой.
   -- Сволочь, - констатировала она, закрыв журнал с разочарованием на лице. - Я ведь была на самом деле рада, к твоему сведению.
   -- Я знаю, - ответил он с невозмутимым видом. - Ты хотела увидеть дневники. Но всё же, я никогда не обещал, что ты сможешь прочесть их. Лучшее, что я могу сделать, это перевести их для тебя, но это может занять несколько лет.
   Дафна вздохнула.
   -- Прекрасно... У тебя были воспоминания, которые ты хотел показать мне? - сказала она, смотря на него своим ледяным взором. Он кивнул, и вместе с ней подошёл к думосбросу [orig., "took her to the living arrangements" - я хз, что автор имел ввиду], который стоял на столе. Гарри и в самом деле вытащил воспоминания из головы, и бросил их в чашу.
   -- Я добавил память обо всем, начиная с момента как мы вошли в туалет и до конца событий. Готова?
   -- А ты? - спросила она.
   -- Я хочу кое-что сделать, поэтому мне бы не хотелось, - отказался он. - Запоминай, если возникнут вопросы, а затем я на них отвечу, хорошо?
   -- Хорошо, - согласилась она, и опустила голову в чашу. Гарри усмехнулся. Там было много чего, чтобы узнать его получше. Гарри подошёл к одной из полок, и выбрал том, который был тщательно зачарован им с того самого момента, как он вернулся в это время. Он забрал первые десять дневников Салазара, в хронологическом порядке, и с помощью заклинания создал их в одном томе, уже на английском языке.
   Она будет потрясена до глубины души.
   Время прошло, и Дафна вынырнула из чаши задумчивой и дрожащей, и всё для того, чтобы увидеть, что Гарри сидит на стуле и спокойненько читает журнальчик.
   -- Ты... он... тебя... - Гарри вздохнул, и закрыл книгу, подойдя к ней. Он увидел её покрасневшие глаза и плескавшийся в них ужас, который она чувствовала после просмотра. Мальчик обнял её, и она не оттолкнула его.
   -- Он умер, Дафна, - сказал мальчик. Но она всё также продолжала дрожать.
   -- Как? Как это было возможно? Дневник? Волдеморт? - спросила она, но он солгал.
   -- Я не знаю, что за вид магии это был. Но всё закончилось. - Сказал он, и в ответ она посмотрела на него с удивлением и угрюмым видом.
   -- Я надеюсь, что ты больше не глупый гриффиндорец.
   -- Нет, сейчас я хитрый слизеринец, - сказал он с усмешкой.
   -- Я серьёзно, - сказала она, а её голос при этом был тих и холоден.
   -- Бывают такие моменты, - ответил он, зная, что это правда.
   Она выбралась из его объятий, смущённая тем, что позволила ему подобное, но при всём при этом приходилось признать, что ей стало легче.
   -- Дафна? - спросил он, и она снова посмотрела на него. С улыбкой на лице, он поманил её за собой. Вернувшись к библиотеке, Гарри взял со стола книгу, и передал ей. Она открыла её и ахнула от удивления.
   -- Но... но ты же сказал... - начала она, рассматривая на первой странице надпись "Дневник Салазара Слизерина, том первый".
   -- Это же магия, она может всё. Этот том выполняет перевод всех загруженных книг на парселтанге, и он будет продолжать их переводить до тех пор, пока не спадут чары на книге. У тебя там десять дневников, наслаждайся чтением, а потом я могу подкинуть тебе ещё, - сказал он, не замечая слез счастья на глазах девочки.
   -- Спасибо, - прошептала она. - Это прекрасный подарок, но что тебе надо взамен? - спросила она, так как её слизиринская натура намекала, что не всё так просто.
   Ты!
   Он подошёл к ней, вытер слёзы, после чего заключил в объятия снова.
   -- Я скажу тебе на Рождественском балу, но я обещаю, что не буду заставлять тебя делать то, чего ты не захочешь, - прошептал он. По правде говоря, сейчас он не хотел ничего больше, чем поцеловать её прямо тут, но он прекрасно осознавал, что ему всё ещё нужно многое сделать, если он хочет, чтобы она влюбилась в него. Так что, он решил подождать.
   -- Тогда это замечательно, - прошептала она, по-прежнему нежась в его руках. Что произошло, что он с ней сделал? Ей нужно взять себя в руки. Ради Мерлина, они знали друг друга едва ли две недели. В конце концов, она должна поддерживать свою репутацию.

***

   Несмотря на устойчивое мнение большинства школьников, что слизеринцы гуляют по школе только толпой, довольно часто можно было увидеть отдельных их представителей, идущих в одиночку по коридорам. В основном, конечно, это был молодняк с первых курсов, на пару с друзьями. Дафне же нравилось гулять на берегу озера в вечернее время, желательно без компании. Это была одна из тех вещей, которые ей нравились, и прекрасно ложились на её маску Ледяной Королевы. Она не возражала, что люди считали её холодной бессердечной сукой. Правда, всё это было раньше. Теперь же, она обнаружила, что часто ухмыляется, а иногда даже улыбается. Что случилось с её контролем эмоций?
   Её размышления по ходу этой затянувшейся прогулки, привели её к берегу озера, где она иногда останавливалась, чтобы бросить пару камней в воду. Она винила в этом Поттера. То есть, Гарри. Нет, Поттера. Проклятье.
   Она замерла на берегу, скрестив руки на груди, и просто смотрела на воду. Дафна понятия не имела, что ей с этим делать. Она больше не отрицала того, что относится к нему почти так же, как и к Трейси или Милли, которые были её лучшими друзьями, и поэтому она считала Гарри своим близким другом. Он мог быть добрым, смешным и нахальным, но он также мог быть порочным, безжалостным и неудержимым. Иногда он проявлял интерес к ней, но не тот интерес, который, как правило, она видела у других мальчиков. Иначе говоря, он относился к ней, как к другу, в то время, как остальные по-прежнему видели в ней лишь объект для флирта.
   Гарри Поттер был загадкой.
   Она решила вернуться в их гостиную, так как у неё всё ещё была не сделана домашняя работа по чарам. Но не все было настолько плохо, хотя... тут она подумала про себя. Она заметила, что, с тех пор как она стала дружить с Гарри, число пристальных похотливых взглядов, да и просто взглядов, бросаемых на неё, существенно уменьшилось. Это было только одним из плюсов. Она продолжала становиться сильнее и узнала несколько новых заклинаний. А помогая Гарри Поттеру в его занятиях по подготовке к задачам турнира, она получала и дополнительные привилегии для себя. Ведь не стоит забывать, что у Гарри был полный доступ к запретной секции и библиотеке Слизерина.
   Когда она вошла в двери замка, она пошла в сторону подземелий, но в итоге была перехвачена группой из двух девочек с Гриффиндора и одного мальчика, пытающихся выглядеть угрожающе. Новое золотое трио. Грейнджер, Уизли и Уизлетта. То ещё счастье.
   -- Посмотрите, что книззл притащил, - решил поиздеваться Уизли, направляя свою палочку на Дафну.
   -- Что тебе надо? - спросила Дафна настолько холодным и властным тоном, что Грейнджер заметно поёжилась. Правда это быстро прошло.
   -- Тебе нас не запугать, сучка, - выкрикнула Уизлетта, покрасневшая от гнева. - Мы хотим, чтобы ты избавила Гарри от заклинания или зелья, под которым вы его держите.
   Чего? - подумала Дафна. - Они что, настолько того?
   -- О чём ты говоришь? - снова спросила Дафна.
   -- О, пожалуйста, даже не пытайся, - ответила Грейнджер своим самоуверенным тоном. - Мы заметили, что он всегда рядом с тобой, и что ты используешь его, чтобы улучшить свои оценки. Быть того не может, чтобы он захотел стать слизеринцем по собственной воле.
   Дафна посмотрела на Грейнджер.
   -- Точно, о умнейшая ведьма? - спросила она с усмешкой. - Скажи мне, как бы я смогла контролировать его? Если он смог сопротивляться Империо Муди, то как бы я его смогла контролировать? - спросила она, смотря на Грейнджер.
   -- Эликсир любви, - ответила Уизлетта, демонстрируя ей широко известную вспыльчивость Уизли.
   -- Это нелепо, - ответил Дафна прежде, чем Грейнджер успела снова открыть рот.
   -- Так ли это? Я заметила, как он на тебя смотрит. И то, что он держится рядом с тобой больше, чем со всеми остальными. Что ещё это может быть?
   -- Ты действительно думаешь, что мы поверим тебе? Что Гарри просто так повернулся к нам спиной? В то, что у него хватит фантазии возжелать такую скользкую змею, как ты? - спросила свинья Уизли, вызвав у неё стон.
   Нет, они такие же идиоты.
   -- Что у тебя за план? - спросила Грейнджер, ухмыляясь блондинке. - Заманить его на сторону своего хозяина?
   Моего хозяина?
   -- Я никому не кланяюсь, Грейнджер. И я бы на твоём месте следила бы за тем, что говоришь.
   Уизли усмехнулся.
   -- Ой, да ладно, мы же не идиоты. Все вы скользкие змеи и учитесь на Пожирателей Смерти. Я держу пари, что это было вашим планом с самого начала - вы с помощью тёмной магии поместили его имя в кубок, дали ему какое-то зелье или наложили на него заклятье, чтобы отвратить Гарри от нас, и чтобы в итоге он перешёл на Слизерин, получая часть его славы Чемпиона, а заодно держа его рядом, чтобы потом подарить Известно-Всем-Кому.
   -- Что? - в гневе закричала она, почти теряя самообладание.
   -- Сам-Знаешь-Кто мёртв, Уизли, - ответила Дафна, вызвав тем самым улыбки у остальных.
   -- О, пожалуйста, ты думаешь, что мы поверим в это? - снова спросила Грейнджер. - Мы были с Гарри, когда он столкнулся с Сама-Знаешь-Кем на первом курсе. Гарри всегда считал, что однажды он вернётся, как и директор.
   -- ЧТО? - Это было невероятно, уж точно.
   -- А теперь, Гринграсс, у нас всех тут отличная реакция. Передай нам противоядие или контрзаклятье, чтобы мы могли освободить Гарри от твоего влияния, а затем он вернулся на Гриффиндор и забыл этот кошмар.
   -- Я не управляю им, - ответила, кипя, Дафна. Эти три идиота действительно действовали ей на нервы. Грейнджер же просто впивалась в неё взглядом.
   -- Прекрасно. Значит мы пойдём другим путём. Джинни? - Дафна видела, что Уизлетта усмехнулась, медленно направляя палочку на неё, как будто она получала какое-то извращённое удовольствие от этого. Дафна отшагнула в сторону, уворачиваясь от палочки Уизлетты, и достала свою собственную палочку, бросив Силенцио и замедляющее в неё, окончив заклинанием Депульсо, точно так же, как и в классе за несколько недель до этого. А пущенная её палочкой волна, отбросила Уизли и Грейнджер к стене, дав ей время оглушить их обоих.
   От дальнейших действий Дафну остановили раздавшиеся аплодисменты. Обернувшись на звук, она увидела удивлённого Гарри Поттера, прислонившегося к каменной колонне.
   -- Великолепно, - сказал он, продолжая аплодировать. Дафна убрала палочку, глядя на него.
   -- Как долго ты там стоял? - спросила она, подходя к нему, чтобы он смог получше рассмотреть её зарождающийся гнев.
   -- Достаточно долго.
   -- Не думал, что мне стоило бы помочь? - Она смотрела на него, становятся всё злее, на что он только усмехнулся.
   -- Что-то подобное мне приходило в голову. Но зачем оно мне надо, если ты и не нуждалась в моей помощи? - ответил он, улыбаясь. - Было бы совсем не похоже на тебя, если бы ты не смогла их победить.
   От этих его слов, она замерла на месте, глядя на него, в то время как его слова крутились в её голове.
   Это значит, что он считает меня достаточно подготовленной?
   -- Так, что насчёт того, чтобы я проводил тебя до нашей гостиной? - предложил Гарри, когда она начала отходить от его слов.
   -- И дать им ещё больше причин, чтобы надоедать мне слухами про наши несуществующие отношения? - спросила она, поднимая бровь. - Я думаю, не стоит.
   -- В таком случае, мне кажется, что мне пора в нашу гостиную, и нам просто по пути, - усмехнулся Гарри, оставив троих альтернативно одарённых так и лежащими на полу.
   Дафна просто-напросто застонала.
   -- Почему ты просто не пойдёшь к себе в Комнату? - спросила она, не смотря на него.
   -- Почему? Я тебя уже утомил? - спросил он с ухмылкой, и она повернулась к нему, пылая гневом.
   -- Прекрати! - зашипела она так, что ухмылка на лице Гарри пропала сама собой. Не дождавшись реакции, она молча развернулась к нему спиной, и продолжила идти дальше, но чуть отойдя, остановилась, вспомнив про то, что сказала Грейнджер.
   -- Наш первый год... Грейнджер сказала правду? - спросила она через плечо.
   -- Да, - ответил Гарри, удовлетворяя её любопытство. Но когда она собиралась продолжить расспрашивать, он поднялся палец. - Не сегодня. Завтра.
   Она кивнула. Она просто хотела добраться до своей спальни. И даже забыла о домашней работе.
   Дафна сидела в точной копии гостиной Слизерина, созданной Выручай-комнатой, очень стараясь не показать свои эмоции. Гарри сидел перед ней в таком же кресле, с маленьким столиком с чайным сервизом между ними, только что закончив рассказывать ей о событиях своего первого года, когда он столкнулся с Волан-де-Мортом и Квиррелом из-за философского камня. Дафни было трудно верить в эту историю, но до сих пор Гарри не лгал ей. Когда он предложил ей показать воспоминания, она отказалась, и так веря ему.
   -- Так ты сталкивался с Ним на первом и втором курсах, причём второй раз это было нечто вроде воспоминания о нём? И победил его оба раза.
   -- Да, - просто ответил Гарри.
   -- Я должна знать что-либо ещё? Возможно Сириус Блэк невиновен, и, вообще, не хочет тебя убивать? - спросила она с огромным сарказмом. Когда она видела у него на лице ухмылку, она просто фыркнула.
   -- Я не верю этому... - это всё, что она смогла сказать.
   -- Сириус на самом деле мой крестный отец. Он не был хранителем тайны, это был Петтигрю, и он пошёл прямо к Волдеморту. Сириус пришёл в Годрикову Впадину только лишь вечером, чтобы обнаружить тела и передать меня Дамблдору. Конечно, он должен был позаботиться обо мне, но вместо этого решили поохотиться на крысу.
   -- Крысу? - спросила Дафна, не уверенная, была это метафора или нет.
   -- Петтигрю является анимагом с обликом крысы. Когда Сириус нашёл его, Петтигрю крикнул Сириусу, что он предал моих родителей, потом кинул несколько заклинаний, которые убили магглов и вызвали взрывы. Сириус был схвачен, я думаю, что он был не в себе, и был отправлен в Азкабан без суда.
   -- Но почему? - спросила Дафна, на что Гарри только пожал плечами.
   -- Не знаю. Но я могу тебе сказать, где крыса была на протяжении последних лет... - сказал Гарри, глядя в её любопытные глаза. Она махнула ему рукой, тем самым прося продолжить.
   -- Он был домашней крысой Уизли почти двенадцать лет. Он даже жил в спальне со мной, пока был в Хогвартсе почти три года. - Дафна замерла с широко открытыми глазами. Ей богу, она была поражена до такой степени, что забыла, что надо дышать.
   Чуть погодя, отойдя от потрясения, она застонала.
   -- Это... это просто... - она что-то попыталась сказать, но Гарри решил сам ей помочь.
   -- Совершенно сумасшедшая история, но, к несчастью, даже слишком реальная, - ответил он ей. - Только между нами, я очень старался на первом курсе, но вокруг меня всё время крутились бобриха с уизелом [от пер., в оригинале стоит "weasel" - ласка (животное), но у нас в фандоме оно не используется авторами]. Я не хотел быть в центре внимания.
   -- Ты отлично постарался, попав тогда на Гриффиндор, - насмешливо заметила она.
   -- Я же уже объяснил про это всем, - сказал он, игнорируя её слова. - Я прилежно учился, но я не очень старался на экзаменах. В наш второй год было то же самое. После нахождения комнаты, я, всё же, попытался выучить столько, сколько мог запомнить за те несколько недель, что у нас были в запасе. Затем с помощью Добби я смог попасть туда, чтобы взять ещё книг на каникулы, а в прошлом году я регулярно посещал комнату, самостоятельно или с помощью Добби. В этом году, со всем моим свободным временем, я просидел там довольно много времени, читая, изучая и практикуясь. Как бы странно это не выглядело, но изгнание меня из Гриффиндора, на самом деле пошло мне на пользу.
   Это не было ложью. Несомненно, в это было трудно поверить, но Гарри действительно делал всё то, что он только что описал Дафне.
   Она выглядела впечатлённой.
   -- Я впечатлилась. По-настоящему.
   -- Я понял, что мне необходимо знать больше и лучше готовиться. Если я так притягиваю неприятности, то, по крайней мере, я должен быть в состоянии разобраться с ними самостоятельно. С инструментами, что я имел в моем распоряжении, я был бы дураком, если бы не использовал их.
   -- Верно, - ответила Дафна, смотря на своего сокурсника с одобрением.
   При этом, есть ещё кое-что, касающееся тебя.
   -- Ты знаешь, профессор Муди говорил со мной сегодня, - добавила она, пытаясь изменить тему разговора, в то время как Гарри взял свой чай.
   Гарри вздрогнул, повернувшись к ней.
   -- В самом деле? Что он хотел? - спросил он, пытаясь не выдать своего гнева в голосе.
   Если ты тронешь её хоть пальцем, Крауч, то ты сдохнешь.
   -- Во-первых, он хотел поздравить меня с моим выступлением в классе. А когда я сказал ему, что занималась с тобой, он спросил где ты, и спросил меня, не хотел бы ты получить пару уроков по ЗОТИ.
   Гарри застонал, поскольку Дафна знала, что он захочет.
   -- Я сказала ему, что ты был хорошим учителем, и что это будет отличный опыт, - усмехнулась она.
   -- Иногда я действительно ненавижу тебя, - сказал он, и она усмехнулась.
   -- О, не говори так, - Дафна на мгновение демонстративно надулась, прекрасно зная, что он шутит. - Тогда он спросил меня, там у тебя с яйцом. И когда я ответила ему, что пока без изменений, он посоветовал мне подумать о воде.
   -- Э-э-э? - высокоинтеллектуально ответил Гарри.
   -- Мне кажется это странным, даже более, почему он пытается тебе помочь? Я имею в виду, что я понимаю Каркарова, подсуживающего Краму, или Максим, подыгрывающую Делакур, или Спраут, помогающую Диггори, но... почему Муди? - спросила она, не видя самодовольной ухмылки на его лице.
   -- Может быть, он сделал ставку по примеру Бэгмана? - предложил Гарри, вызвав улыбку у неё на лице.
   -- Не смешно. Я скорее поверю, что он пытается помочь тебе, чтобы ты выглядел на уровне, тем самым заставляя проявить себя тому, кто положил твоё имя в кубок, чем помочь тебе выиграть, - сказала Дафна.
   -- Подумать о воде, чтобы?.. - задумался Гарри, обхватив подбородок.
   -- Это были его слова, - ответила Дафна. - Что ты думаешь?
   -- Ну, всё, что я могу придумать, чтобы тут сделать с яйцом и водой, это поливать его водой и посмотреть, превращается ли визг в что-то ещё, - ответил Гарри, пряча ухмылку.
   -- Или погрузить его полностью? - озвучила свои мысли Дафна, расширив в удивлении глаза, смотря при этом на Гарри. Её волнение для Гарри не прошло незамеченным.
   -- Добби, принеси мне золотое яйцо, - позвал Гарри, и Добби появился в комнате вместе с ним.
   -- И большую ёмкость, чтобы погрузить его, - сказала она для комнаты, чтобы создать большую ванну.
   -- Я даже не буду спрашивать, что ты задумала, - пошутил Гарри, рассмеявшись, что заставило Дафну покраснеть. - Но, пожалуйста, продолжай.
   -- Заткнись! - Она сурово посмотрела на него, пытаясь проигнорировать смех Гарри и Добби.
   Гарри положил яйцо в наполненную ванну, и открыл его, после чего опустил голову под воду. Как только он это сделал, он смог услышать песню из яйца:
   Ты поспеши на песен наших зов,
   Тех, что над землёй нам спеть вам не дано,
   Но по пути не забывай, что ищешь ты у нас -
   Забрали то мы у тебя, чем дорожишь сильней всего,
   Но час всё ж есть, на то, чтобы узнать пропажу,
   И возвратить себе, из наших рук забрав,
   Но коль промедлишь ты - узришь лишь горя пелену,
   Из-за потери, того, что более всего тебе дороже было.
   Вроде бы, ничего не изменилось. Хорошо. Однако, это также означает, что они похитят Дафну, чтобы привязать под водой, и в связи с чем есть несколько проблем. Он вылез из воды, чтобы увидеть, с каким любопытством и волнением смотрит на него Дафна.
   -- И как? - спросила она, и он улыбнулся ей в ответ.
   -- Десять баллов Слизерину, - сказал он, пересказывая услышанную песню. Дафна нахмурилась.
   -- Что ты думаешь это означает? - спросила она.
   -- Последняя часть очевидна. Я не знаю, чего мне очень будет не хватать, но я знаю, кого мне очень будет не хватать, и я не рад этой мысли, - ответил Гарри, глядя на неё. Дафна усмехнулась.
   -- Ещё бы, - заявила она. Неожиданно она осознала, что верит этим колдовским зелёным глазам, особенно учитывая то, что она уже узнала.
   -- Давай предположим, что они идиоты и действительно похитят людей, которых чемпионам очень будет не хватать. Давай предположим, что они не спросят у них согласия, и поместят тебя туда, где я должен найти тебя за час... - начал Гарри, смотря на неё. К его удовольствию, она не стала разочаровывать парня.
   -- Вода... ты думаешь, это озеро? - спросила она, в испуге округлив глаза.
   -- Под водой, в озере, в феврале? - произнёс он, подойдя к ней. - Даф, обещай мне одну вещь.
   Девушка посмотрела на него с любопытством.
   -- Если получится, беги оттуда. Лучше я буду спасать кого-либо другого, чем что-то случится с тобой.
   Она усмехнулась. Это был один из тех моментов, когда она ощущала, что её сердце начинало учащённо биться из-за него.
   -- О, ты такой заботливый, - ответила она в таком же тоне. - Я подумаю об этом.
   Такой её ответ вызвал у Гарри откровенную ухмылку.
   -- Ну и кто теперь ведёт себя как чёртов гриффиндорец? - спросил он, получив шлепок по руке.
   -- У кого какие идеи о том, как по-быстрому найти любовницу? - спросил Добби, про которого почти забыли. Дафна и Гарри покраснели, про себя проклиная Добби, который, смотря на них, демонстративно скалился во всю челюсть.
   -- Как насчёт того, чтобы пойти сейчас на ужин, а позже продолжить? - спросила Дафна, взмахнув волосами, пытаясь таким образом скрыть своё смущение.
   -- Тогда пошли. Добби, будь другом, можешь захватить яйцо и отнести обратно в комнату? - спросил Гарри у домовика, который согласно кивнул в ответ.
   -- Хозяйка, вам что-нибудь нужно? - Добби начал называть Дафну Хозяйкой в течении последних недель, однако делал он это не только для того, чтобы вызвать румянец у неё на лице, но и желая подразнить Гарри, заставив сделать очередной шаг ей навстречу. Его друг и Хозяин хороший и умный человек, но иногда бывает немного туповат, особенно, если дело касается Дафны Поттер, урождённой Гринграсс.
   Дафна привыкла к подобному обращению, и больше не обращала внимания. Ей, в итоге, даже понравилось.
   -- Я почти закончила с дневниками, - сказала она. - И скоро мне потребуются ещё.
   -- Уже? - спросил он, поднимая бровь.
   -- Большинство из них было о детстве Салазара. Я пропустила те части, - объяснила она, и Гарри кивнул.
   -- Я тоже их не стал читать. Завтра или чуть позже, посмотрим, что тебе загрузить, - пообещал Гарри.
   -- Или ты можешь научить меня заклинанию, чтобы я могла бы просто пойти туда с Добби и сделать свё сама, не тревожа тебя, - ответила она, скрестив руки на груди.
   -- Ты что, устала от меня? - спросил он, надув губы.
   -- Тебе не идёт, когда ты дуешься, Поттер, - сказала она, повернувшись спиной к нему. - Просто ты сам говорил, что в Хогсмид ты идёшь не со мной, а из-за того, что у тебя с кем-то назначена встреча.
   Да, он всё же согласился встретиться с Сириусом и Ремусом завтра, и потому он сказал ей, что у него назначена встреча во второй половине дня.
   -- Прекрасно, меньше всего мне хотелось, чтобы Ледяная королева сердилась на меня. - Она шутила, избегая сногшибателя в последний момент. ["Fine, I don't want the Ice Queen mad at me." she joked, dodging a stunner at the last moment.]
   -- В следующий раз я не промажу, - сказала она, выйдя из комнаты с ухмылкой.
   Только ты должен любить её.
   Гарри и Дафна вошли в большой зал. Это была не просто пятница, это был последний день отъезда, после которого все, исключая младшие курсы, оставались для Святочного Бала на Рождество, до которого было ещё полторы недели. Большинство людей, которые не смогли найти себе пару до этого, судорожно её искали, в то время как остальные готовили наряды и дополнительно закупались в Хогсмиде. На Слизерине же ничего подобного не наблюдалось. Гарри пригласил Дафну за несколько дней до того, как о бале объявили всем, Тео спросил согласия у своей подруги сразу после того, как о нём объявили, сильнее всех удивил Блейз, который нашёл себе пару спустя два дня после объявления.
  
   Ретроспектива, спустя два дня после объявления бала
  
   -- Давай, Забини, ты сможешь это сделать, - пробормотал Блейз перед зеркалом, слушая зажигательную речь его собственного отражения с утра пораньше. - Просто подойти к ней и спросить её. Это не так сложно. Самое худшее, что может случиться, если она скажет нет.
   -- Или она может сказать, что у неё уже есть пара, - сказал голос позади него. Блейз аж подпрыгнул с места, а обернувшись, увидел, как Тео и Гарри веселились, наблюдая его метания.
   -- Что с тобой происходит? - спросил у него Тео, заметив, как Блейз нервно смеялся. - Что случилось с всегда уверенным Забини?
   -- Заткнись, Тео, - пробормотал он, поворачиваясь к зеркалу. - У вас что, нет более интересных занятий?
   -- Ну, я не хочу возвращаться и дрыхнуть, как Малфой, и я хотел сдержаться, но тут кто-то тренируется перед зеркалом, - ответил Гарри, с усмешкой. - Это из-за той девочки?
   -- Поттер, я тебя предупреждаю, просто не лезь, - ответил Блейз с угрюмым видом.
   -- Эй, я никуда не лезу, - ответил Гарри, примирительно поднимая руки. - Хотя, ты мог бы просто подобрать себе пару и спросить её.
   -- Я не придурок, чтобы переть "очертя голову", как вы любите говорить, - ответил Забини, сразу осознав свою ошибку, когда он увидел, что Гарри нахмурился. - Я имею в виду...
   -- Я знаю, что ты имел ввиду, - резко ответил Гарри. - Но дело в том, что придурки правы в одном, наберись мужества, и спроси её уже. Насколько я тебя знаю, ты убедился, что у неё нет пары, так реши с ней всё раз и навсегда, и просто подойди, и спроси. Я устал смотреть, как ты хандришь, всегда сдавая назад в последний момент.
   -- Я согласен, это немного удручает, Блейз. Мы все знаем, что ты вполне себе обходительный парень, но ты похож на идиота, когда хандришь. Черт, принимали бы ставки, я бы поставил на то, когда ты найдёшь себе пару.
   -- Не все из нас могут похвастаться удачей в поисках девушки, - ответил слегка возмущённый Блейз.
   -- Я не могу. И я все ещё не пригласил Даф, - ответил Гарри, подняв бровь.
   Тео усмехнулся.
   -- Гарри, признаёте вы двое это или нет, но для всех в школе вы двое встречаетесь. - Блейз склонил голову в согласии.
   -- Кроме того, не похоже, чтобы она сказала тебе нет. Ты единственный парень, с которым она более-менее дружелюбна, - сказал Блейз.
   -- Хорошо, но речь не обо мне, а про то, что ты хочешь пригласить свою девушку на бал, - ответил Гарри, подходя к Блейзу с злобной усмешкой. - Ты предпочтёшь пойти по лёгкому пути или более трудному?
   Блейз сглотнул.
   -- Потому что я всегда могу наложить Империо на тебя, и приказать спросить у неё, - Блейз вылупил на него глаза также, как и Тео.
   -- Ты ненормальный? - одновременно вскричали они оба.
   -- Нет, это была шутка. - Гарри вздохнул. - Но зато вы расслабились же? Теперь, можешь мне сказать, что эта твоя девушка симпатична? Умна? Интересна? - Блейз кивнул на все вопросы, заработав благодарный взгляд от Гарри.
   -- Это не Трейси, так? - спросил Нотт с угрюмым видом, зарабатывая два недоверчивых взгляда от своих товарищей по комнате.
   -- Нет, это не Трейси, - ответил Блейз, и обернувшись к Гарри, предваряя его вопрос. - И это не Дафна.
   -- Мы просто друзья, - в очередной раз повторил Гарри, хотя на самом деле он ненавидел эту мысль.
   -- Да-да, мы верим... - ответил Блейз, закатив глаза.
   -- Быстрый вопрос, если она такая, то почему другие парни не должны заметить её? - спросил Гарри, смотря Блейзу в глаза. - Почему бы какому-нибудь парню просто не подойти к ней и не отбить её у тебя? Неужели ты думаешь, что такая удивительная девушка будет ждать, пока ты не сожмёшь свои шары в кулак и не спросишь её? Конечно, нет.
   -- Ты хочешь её? - Блейз кивнул.
   -- Хочешь целовать её губы, а потом и всё остальное? - Оба чистокровных посмотрели на Гарри расширенными глазами.
   -- Что? - спросил Блейз.
   -- Ты хочешь её? Хочешь, чтобы она была твоей?
   -- Да... - пробормотал он.
   -- Тогда ты что, собираешься дождаться, когда какой-нибудь паршивый мерзавец уведёт у тебя эту девчонку без боя? - снова спросил Гарри.
   -- Нет.
   -- Я думаю, что ты просто трус. - презрительно усмехнулся Гарри, распаляя тем самым Блейза. У Тео расширились глаза.
   -- Возьми свои слова обратно! - прошипел Блейз, и Гарри медленно и угрожающе приблизился к нему.
   -- Докажи, что я неправ, - бросил он вызов ему. - Если она стоит того, докажи, что я неправ.
   Блейз лишь хмыкнул на это, и оттолкнув Гарри в сторону, выбежал из комнаты.
   -- Что это было? - озадаченно спросил Тео.
   -- Небольшая мотивирующая речь. Нам стоит поторопиться, я хочу узнать, кого он собирается пригласить, - сказал Гарри, выходя из комнаты.
   -- Прикалываешься? Да я ни за что не пропущу подобное представление, - ответил Тео.
   Гарри улыбнулся.
   И мне даже не пришлось использовать чары побуждения.
   Они появились в гостиной как раз в тот момент, когда Блейз, приклонив колено, протягивал красную розу Милли. Вся гостиная затаила дыхание, ожидая её ответа.
   -- Да, я согласна, - сказала она с улыбкой на лице. Тео от удивления приоткрыл рот. Впрочем, его примеру последовала добрая половина присутствующих в гостиной.
  
   Конец ретроспективы
  
   Чёртова довольная улыбка Блейза не сходила с его лица в течение всего дня. Он не только пригласил Милли на балл, но ещё решил сходить с ней в Хогсмид. Вернувшись в свою комнату, он сказал лишь одно. - Мне нравятся "большие девушки".
   На самом деле, Милли не была уродливой или толстой, она была просто широка в кости и уже имела то, за что можно подержаться у любой сформировавшейся девочки.
   Гарри усмехнулся тому, что Блейз был очень счастлив, Тео тихо посмеивался, а вот Малфой смотрел с отвращением. Хотя, собственно говоря, никого и не заботило, что там себе думал Малфой. Когда его спросили о его паре, Малфой ответил, что он не пойдёт на балл по семейным обстоятельствам. Его отец был всё ещё в коме, и он должен помочь своей матери дома. И никто не знал, кто пригласил Панси, и пойдёт ли она на балл вообще.
   Гарри и Дафна сидели вместе с четвертым курсом, и ощущали на себе всю тяжесть подколок Трейси и Милли.
   -- Ни тебе помятой одежды, ни опухших губ или растрёпанных волос... Мерлин, вы оба настолько безнадёжны! - пожаловалась Трейси.
   -- Так, мы уходим... - вздохнула Дафна, а Гарри улыбнулся.
   -- Заклинания разглаживания, не мнущейся одежды и расчёсывания, - ответил Гарри, заставляя Дафну грустно вздыхать.
   -- И этот идиот даёт им ещё больше причин, - снова вздохнула Дафна.
   Трейси удивлённо посмотрела на Гарри.
   -- Ой, я должна была помнить о них, - призналась она, заставив тем самым рассмеяться Блейза вместе с Милли. - Тем не менее, послушайте, не можете же вы так просто поцеловаться перед Рождеством?"
   -- Почему? - спросила Дафна, смотря на девушку, которая была одной из её лучших подруг.
   -- Просто так, но всё же, очевидно же, что вам двоим и так хорошо друг с другом, - ответила Трейси.
   -- Понятненько... И это предложение точно не имеет ничего общего со ставками, которые принимает Амелия Яксли? - спросила Дафна, пытаясь разглядеть на честнейшем личике подруги признаки лжи.
   -- Дафна, как ты могла подумать, что я поставила на что-то подобное? - возмущённо спросила Трейси, хотя на самом деле она давно уже преуспела в искусстве обмана.
   -- Значит, так и есть, - констатировала Дафна, после чего поинтересовалась у Тео. - Скажи мне, Нотт, сколько же ты поставил для своей подруги?
   Тео сделал вид, что глубоко погружён в недра своего стакана с тыквенным соком, не обращая внимания на смех вокруг него.
   -- Ну, что? - спросила Дафна, по-прежнему сверля его взглядом.
   -- Неужели ты думаешь, что я попросила бы Тео сделать ставку на моё имя? - оскорбилась Трейси, бросая свирепый взгляд на Дафну.
   -- Да! - без тени сомнения ответила блондинка. Гарри счёл это забавным, но быстро перевёл внимание на профессора Хмури, или, как ему уже было известно, Крауча-младшего, который как раз выходил из большого зала.
   -- Мне очень жаль, но я должен поговорить с профессором Хмури, - сказал Гарри, хотя до него никому не было дела, ибо все были больше сосредоточены на Дафне и Трейси, плюс ещё и Тео, затесавшегося между ними.
   Гарри шёл позади Хмури, догнав его почти у двери его кабинета.
   -- Профессор Хмури, я могу поговорить с вами пару минут? - спросил он, пока Хмури открывал дверь.
   -- Конечно, Поттер, проходите, - ответил он, входя в комнату и садясь за стол, показав Гарри, чтобы он закрыл дверь. Незаметно наложив на дверь запирающее заклинание, дополнив его ещё и заглушающим, Гарри подошёл к столу.
   -- Что я могу сделать для тебя, парень? - спросил ложный Хмури с улыбкой.
   Без единого слова, Гарри выхватил палочку, направив её на профессора.
   -- Веритас Империус, - сказал он, и глаза поддельного Хмури стали пустыми и застывшими.
   -- Как вас зовут? - спросил Гарри, держа волшебную палочку в руке.
   -- Бартемиус Крауч младший.
   -- Как вы сбежали из Азкабана?
   -- Моя мать убедила отца помочь мне бежать. Она умирала, и воспользовалась оборотным, чтобы занять моё место в Азкабане, а мой отец вытащил меня, дав выпить оборотное с волосом матери.
   -- Каким образом вы скрывались от чужих глаз?
   -- Мой отец держал меня под заклинанием Империо в течение многих лет, но мне удалось его побороть, и сбежать прошлой весной
   -- Для того, чтобы найти Волдеморта.
   -- Да.
   -- Каков его план относительно меня?
   -- Тёмный лорд намеревается помочь вам достичь кубка трёх волшебников в центре лабиринта раньше остальных. Он будет превращён в портключ, который перебросит вас на кладбище, где Тёмный лорд будет ожидать вас вместе с Петтигрю, который выполнит ритуал создания нового тела для Тёмного лорда.
   До сих пор всё то же самое. Очень хорошо, - размышлял Гарри, незаметно для себя демонстрируя предвкушающую ухмылку. - Пора задать главный вопрос.
   -- Каковы планы на Дафну Гринграсс?
   -- Пока девочка должна остаться целой и невредимой, так как является чистокровной. Только если вдруг мне покажется, что вы не хотите участвовать в соревновании, я должен использовать её, чтобы мотивировать вас. В то же время, она хороший способ подкинуть вам информацию.
   Превосходно, никаких плохих планов относительно Даф.
   -- Что Тёмный лорд знает обо мне? Особенно после первой задачи.
   -- Тёмный лорд стал очень любопытным касательно вашего развития, особенно после того, как вы избили дракона. Он также принял к сведению тот факт, что вы перешли на Слизерин. Его приказы состояли в том, чтобы продолжать наблюдать за вами и придерживаться первоначального плана.
   -- Он сказал тебе что-либо странное, или он казался из-за чего расстроенным?
   -- Нет.
   -- Очень хорошо, слушай мои приказы, Крауч, - сказал Гарри, предварительно ему память о заданных вопросах. - Ты забудешь, что находишься под моим заклинанием Веритас Империус. Ты должен продолжить исполнять план Волан-де-Морта, как будто ничто не произошло. Ты НЕ причинишь или НЕ попытаешь причинить вред Дафне Гринграсс ни при каких обстоятельствах. Ты будешь действовать также, как действовал до сих пор, и предложишь создать дуэльный клуб в ближайшее время. Скажешь всем, что тебе хочется оценить потенциал детей. Кроме того, накорми настоящего Безумного Глаза, и убедишься, что он жив и не умирает.
   Ты будешь думать, что мы говорили о жаброслях, и что ты только что предложил их использовать для дыхания под водой.
   -- Ты понял насчёт жаброслей, парень? - негромко спросил Хмури, смотря на Гарри.
   -- Да. Спасибо, профессор, и как мне кажется, скоро надо будет разведывать озеро.
   -- Хорошо сказано, парень. И помни, ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! И это также значит, что надо быть готовым ко всему.
   -- Спасибо за вашу помощь, профессор. Доброго вам дня.
   -- И тебе того же, Поттер.
   Гарри покинул кабинет с ухмылкой на лице.
   Все шло, как и планировалось.
   Великолепно.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"