L++: другие произведения.

Библиотекарша

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.77*44  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Империи надоели карликовые королевства у её границ. Империя хочет быть одной единственной - империей! Что могут им противопоставить короли? - Свою волю к свободе? Свои знания, хранимые в Библиотеке? Империя захватит и сожжёт её!
    А что Империи может противопоставить маленькая библиотекарша?

    проды - по 20-30k (5-7 страниц, 15-25 тыс знаков), по понедельникам обычно.
    на 25.05.2020 - 333 страница чистого текста



   0x01 graphic
  
  
  
   1. Царевичи не сдаются!
  
   - Кранты! - прошипел Келдаз и выдернул из ножен кинжал.
   Остальные мальчишки обнажили свои клинки раньше, и теперь они, выставив оружие, перекрыли собой весь тупичок. А на них со всех трех коридоров неслось по тёмной гончей - магические твари, вызываемые запретным колдовством, почти не чувствующие боли, взрослому мужчине по грудь, с ядовитыми зубами, с малопрошибаемой обычным оружием шкурой. Их надо сначала копьями опрокинуть на спину и уж тогда бить в брюхо или в раскрывшееся горло. Можно попробовать и в глаза...  Но глазницы у них узкие, острие копья застревает, не достигая мозга, твари остаются живыми, а слуха и нюха им хватает - даже без обоих глаз! - и для дальнейшего боя, и для дальнейшего гона. Говорят, снайперы могут в глаз попасть чёрной псине из арбалета и, если стрелять в упор, отправить чудовище назад во Тьму, но сейчас-то что от всего этого толку?! - у мальчишек ни копий, ни арбалетов не имелось. 
   Их здесь было четверо, четверо принцев - наследный принц Эллезии  Ниэллон и трое заложников, старшие сыновья проигравших войну королей Нортиррии, Техлора и Корлэнда  - Келдаз, Луфгегл и Аккор. Они были практически ровесниками, всем по тринадцать-четырнадцать лет. И все ненавидели друг друга. Ниэллона за то, что его отец победил их отцов, а остальных - за то, что победить его не сумели. И они - пленники! А кому нужны пленники?!
   Что ему, Ниэллону, с ними возиться?! Уже полгода - больше! - осень, зиму и почти всю уже весну! Постоянно быть с ними, учиться с ними, тренироваться, драться с ними, драться за них! (Да-да, в групповых боях наставники гораздо чаще ставили его в команду заложников, чем к своим!) И ещё... Вдруг обнаружить, вдруг убедиться - опять и опять убеждаться, что он, оказывается, не лучший... Что Аккор искусней его в шахматах и риторике, что Луфгегл элементарно сильнее, а Келдаз побеждает его в четырёх схватках из пяти при использовании почти любого оружия! Да и без любого оружия тоже! И вот теперь принять смерть рядом с ними?!
   - Это ты нас сюда притащил! - выкрикнул Келдаз.
   - Здесь два пути отступления, - больше перед собой, чем перед нортом, попытался оправдаться Ниэллон.
   - Были... - язвительно уточнил Аккор.
   От первой гончей они бежали уже чуть ли не минуту - эти твари особой скоростью не отличались. К сожалению, многолюдством эта часть замка - подземные хранилища - не отличалась тоже, а от лестницы наверх первая гончая - умная тварь! - их отсекла сразу. Ниэллон хотел опять добраться до неё вкруговую, но вот...
   0x01 graphic
    До ближайших тёмной оставалось с тройку дюжин саженей всего-то...
   - Великий Мастер, прими мою... - зашептал молитву ухода своего народа Луфгегл, но не договорил - сзади вдруг послышалось:
   - Мальчики...
   Мальчишки разом оглянулись. В тупичке за их спинами открылось что-то вроде прохода, из него выглядывала маленькая худенькая, отчаянно рыжая девочка, которая опять повторила: - Мальчики...
   - Справа по одному! - выкрикнул Ниэллон. - Кел, пошёл!..
   Да, Келдаз был самым крайним в их ряду, и он был на шаг впереди них, на шаг дальше от двери. И он был самым разворотливым. Первый шаг парень сделал едва ли не спиной вперед! Следом рванул успевший за это мгновение сориентироваться Аккор, дальше сам Ниэллон, и уже следом - до последнего сумевший удержаться, сумевший не создать толчею в узком проходе - крепыш Луфгегл. Едва он влетел, Келдаз, навалившись всем телом, захлопнул дверь, а Аккор задвинул засовы - верхний - и дверь почти тут же ощутимо сотряслась от внешнего удара - и сразу, в другую сторону, нижний.
   Бум, бум, - раздались ещё два удара, но тяжёлое, заклиненное массивными засовами полотно не поддалось.
   - Ийе-е-еру!  Ийе-е-еру! Ийе-е-еру! - с той стороны завизжали три глотки.
   "Давайте-давайте, вопите! - подумал Ниэллон. -  Может, вас услышат, может, услышат знающие. И придут маги! Настоящие маги. Или настоящие воины, а не мы... с кинжальчиками."
   Он огляделся. Два ряда высоченных, на все шесть сажень - до самого потолка! - уходящих в конец зала стеллажей, проход меж ними, а на полках - книги, книги, книги... Они и в самом деле попали в хранилище - в книжное хранилище. Царевич знал, что основной фонд дворцовой библиотеки находится в подвалах, но никогда не интересовался, где именно. Зачем? Какая книжка понадобится - принесут. А что среди причин отказа - "родительский запрет", "запрет гильдии", "книга выдана", "книга на реставрации" никогда не числилось "книга в фонде отсутствует" он всегда воспринимал как должное. Так вот они откуда - их книги. Здесь они все? "Наверное, даже те, которые подпадают под родительский запрет, - ухмыльнулся пацан. - Хотя их ещё попробуй найди в этой бодяге..." Он взглянул, на некоторых корешках даже названия не было! А кое-где не было и корешков - то есть не было и перелётов, а лежала только стопка деревянных ларцов.
   - Библиотека Иллиоана... - прошептал Аккор, сделал пару шагов и потянулся рукой, чтобы коснуться ближайшей обложки.
   - Нет! - вскинулась вперёд девчонка. - Воинской перчаткой?! Не смей!
   Аккор тут же стянул перчатку.
   - Нет! - опять запретила она. - Немытыми руками?! Книгу можно трогать только так... - она вынула из кармашка беленькие полотняные перчатки, надела их, и повертела ладошками перед его лицом.
   - Хорошо-хорошо, - отвёл руки от книг юноша. И лишь ещё раз почти благоговейно повторил: - Библиотека Иллиоана...
   Он опять натянул перчатку, и ему вдруг бросилось в глаза, что на Ниэлоне левой перчатки не было.
   - Та, что ли, знаменитая? - хмыкнул Келдаз, сбив недоумение.
   Он наклонился, поднял свой, отброшенный впопыхах, клинок, отёр его о рукав, чуть наклонил голову, коснулся лезвия губами и вложил в ножны. А потом равнодушно добавил: - Во книжищ-то... Читать не перечитать! Э, кор, ты б лучше тоже кинжал подобрал. Да извиниться перед клинком, что его бросил, не забудь!
   - Да что б ты понимал... - проворчал на воинственного норта культурный кор, отвёл глаза от раскрывшихся перед ним сокровищ и направился к оброненному клинку. Но тут...
   - Парни... - севшим голосом проговорил Луфгегл.
   Он указывал на дверь. А сквозь неё продавливала свое тело тёмная гончая. Пока ещё видна была только голова, и та не вся. Пасть, нос, глаза... Не проявились ещё даже уши, но тварь уже увидела цель, увидела свою добычу, зарычала, дёрнулась и продвинулась сразу на полладони.
   - Ах ты, сука-а! - заревел на неё Келдаз, но юный голос сорвался, и последнее "а" прозвучало фальцетом.
   Но ему было не сольфеджий, он обнажил кинжал, рванул к почти неподвижной башке и со всей мочи засадил ей лезвием в глаз. Тварь завизжала.
   - Дошло?! - почти провизжал и парень и попытался выдернуть клинок. Но лезвие заклинило. Тварь опять отчаянно заверещала, дёрнулась, ещё продвинулась и клацнула зубами в пальце от живота парня. Он отскочил.
   - Отдай! - попытался протянуть руку он, но гончая опять рванулась, продвинулась теперь на ладонь, из полотна двери вылезла уже вся голова, и мальчишки просто оттащили Келдаза. А рядом с первой уже показались ещё две пасти.
   - Отходим! - скомандовал Ниэллон, и обратился к девчонке: - Веди!
   - Куда?!
   - К главному входу! Надо уходить! Ещё двери по дороге есть?
   - Д-да, - чуть запнулась при ответе она.
   - Веди через них!
   Девчонка оглянулась на выдирающееся из полотна тело, на мальчишек...
   - Главный вход закрыт. Снаружи. И ключи от замков - у двух разных служителей. Это же... Это же потаённый фонд...
   - Всё равно! Веди! к дверям, к любым!
   А сквозь эти - пробились уже и передние лапы первой твари. Она вскинула их по направлению к людям, не достав, взрыкнула, упёрлась ими в древесину. В обратную сторону лапы в ней не увязли, лапы в неё не провалились! Только когти, чуть соскользнув, оставили на ней заметные царапины. Тёмная дёрнулась вперёд.
   - Пошли! - пискнула девчонка. И побежала.
   Двое пацанов сразу последовали за ней. Третий чуть не заскулил:
   - Но... Мой кинжал!
   Луфгегл молча схватил Келдаза за плечо и поволок следом. Да тот и сам всё понимал.
   - Пусти! - через пару мгновений потребовал он, освободился, они чуть прибавили темпа и вскоре догнали остальных.
  
   Полки, полки, полки... Книги, книги, книги... Всех времён, всех народов, всех языков, всех алфавитов. На всеобщем так почти и не видно. Зато вон - корешок, украшенный старокорскими буквицами, а вон руны, которые приписывают пращурам нагтов. А кому принадлежали, кто писал - да уж скорее рисовал! - вон те иероглифы, украшающие уже не древний том, а ветхий свиток? И ведь бумага... а это бумага?.. явно уж на ладан дышит, но краска иероглифа - яркая, словно вчера писанная. И в противоположность дряхлости свитка - отчётливость обожжённых глиняных табличек, сложенных в стопку, простота черт и резов на них.
   По легендам основу собрания составила библиотека прежних, которую Иллиоан в отличие от остальных вождей векатов не сжёг, захватив свой город. А потом он выкупил то, что не сгорело у остальных, а потом он начал покупать новые книги, а потом сдать экземпляр своей книги в Библиотеку стало честью, потом обычаем...
   Полки, полки, полки... И ведь это даже не главная часть Библиотеки - это "потаённый фонд"... Книги по магии? По запрещённым её разделам? По демонологии? Некромантии?
   - Помогайте! - пискнула девочка и бросилась налево, к стене, открывшейся в нешироком проёме между двумя стеллажами. Что-то там сманипулировала, вытянула широкую кожаную петлю, протянула её Келдазу: - Тяни! - а сама кинулась к стене напротив и через вздох освободила ещё одну петлю - Луфгеглу: - Давай!
   А от левой стены заскрежетало: Келдаз вытягивал в проход массивную перемычку. Купол потолка здесь ощутимо снижался, и толстенная переборка, доходя до самого верха, начала напрочь отсекать одну часть зала от другой.
   - Защита на случай пожара, - задыхаясь, пояснила девочка. И тут оттуда, откуда они сбежали, раздалось: "Ийе-е-еру!". Первая тёмная гончая прорвалась в зал. - Скорее!
   Ни Келдаз, ни Луфгегл особого внимания на её слова не обратили: масса плит перекрытия ускорениям не способствовала. А Ниэллон с Аккором уже пристроились к тяжёлым крюкам, висящих на каждой из двух плит, и едва переборки соприкоснулись, кинули крюки в кованные петли. Грохот плит, грохот крюков...
   - А металл их не остановит? - пискнула девчонка, откинув за спину длиннющую рыжую косу.
   - Нет, - покачал головой Аккор. - Я читал, нет. Разве что серебро.
   - Бежим дальше!
   - Нет, - опять покачал головой умный кор. - Бесполезно. Если придёт стража, она через эту преграду не пройдёт. Гончие пролезут, а бойцам проход открыть можем только мы. Ну, хоть умру в святом месте! - улыбнулся он девочке и посмотрел на книги.
   - А я?! - заорал Келдаз. - Я умру без оружия?! Как овца?! Да мою душу тогда к овцам и засунут!
   И все остальные вдруг увидели, как он скользнул взглядам по их кинжалам.
   - Успокойся, - опять тихо улыбнулся Аккор. - Возьмёшь мой. Я прервать свою жизнь тёмной твари не позволю. Я сделаю это сам.
   - Что?! Сам убьёшь себя?
   - Да.
   Ниэллон переглянулся с Луфгеглом - да, они оба знали об этом обычае коров. Самоубийство - грех и у них, но грязная смерть - ещё хуже.
   Но смертью в бою - не испачкаешься! Кровь сражающегося смывает любую грязь! 
   Аккор чуть отошел от них:
   - Чтоб моя кровь не помешала вам, - объяснился он, и опустился на колени. - А то подскользнётесь...
   И тут: "ийе-е-еру!" раздалось с той стороны переборки.
   - Эх, жаль, - поморщился Луфгегл: - я надеялся, что эта дура с разгона врежется и загонит-таки клинок себе в мозги! Не дура. Хоть одной было бы меньше. А так, она сейчас изогнётся, будет втираться в стену плечом вперёд и выдавит из себя кинжал.
   - Девочка, уходи, - обратился к ней Ниэллон. - Спасибо тебе и уходи. Когда мы погибнем - гончие уйдут. Не ты их цель. Они не будут за тобою гоняться, они вернутся в свою тьму.
   Но она не ушла, она растерянно оглядела мальчишек.
   - Вы сдались... - тихо, потрясённо прошептала девочка. - Я думала... Я читала!.. Царевичи не сдаются! А вы сдались...
   - Мы будем драться! - заорал Келдаз.
   - Чтоб было умереть полегче, - почти совсем уже неслышно произнесла она. - Вы сдались.
   - Не все битвы выигрываются, - попробовал что-то доказать Аккор. 
   - Вы сдались.
   Она огляделась, она каждому посмотрела в глаза. И каждый увидел, что она плачет. Тут "Ийе-е-еру! Ийе-е-еру!" - на два голоса прозвучало из-за переборки, и два удара сотрясли её саму с той стороны. А слезинки одна за другой катились и катились по щекам маленькой девочки.
   "Да не такая уж и маленькая - наверняка в школу уже ходит."
   - Не, но как будто я её обманул! - возмутился Келдаз.
   - Да! - всхлипнула она. - Вы должны, должны победить! Вы - царевичи! Уж если не вы - то, кто же?!
   - Так, группа, приказ слышали? - Аккор по-прежнему сидел. Нет, сидел он теперь не по-прежнему! Не в молитвенной позе на коленях, а вольно раскинув ноги. - Нил, принимай командование!
   - Я?
   - Ты!
   - Почему он? - как-то академически заинтересовался рассудительный нагтилин.
   - Да, почему это он?! - возмутился вспыльчивый норт.
   - Мы здесь полгода. Мы провели сто сорок два групповых боя. В сто двадцати девяти из них кто-нибудь из нас был лидером. Его группы побеждали чаще всех. А когда он был лидером нашей группы, мы побеждали всегда. С тобой - чуть больше, чем в трёх из четырёх случаев. Всего лишь!
   - А с тобой?!
   - Чаще. Не на много, но чаще. А с ним - всегда!
   - Мальчики! - взвизгнула девчонка.
   Сквозь переборку пробилась ноздря первой бестии.
   - Нил, командуй!
   - Да! - степенно выговорил Луфгегл.
   - ...Да, - через паузу буркнул и Келдаз.
   - Тогда, все, слушать меня! - заорал, перейдя на командный голос Ниэллон. - Аккор с тебя план! Победный план! Быстро! До, пока её морда здесь! Только морда! Не больше! Не дольше! - ткнул он кинжалом в сторону переборки. - Луф! Кел! Бейте по нозрям! Не кинжалом - застрянет, пятками! Вбейте её назад, в дверь!
   - А-а! - заорал Келдаз, ринулся вперёд, прыгнул, перевернулся в воздухе и с разворота заехал по выдвинувшемуся носу рифлёными каблуками сапог.
   - У-у-у!.. - изумлённо отозвались ноздри и заметно отдёрнулись.
   - Есть! - взревел мальчишка.
   И отскочил, чтобы ещё раз набрать разгон. У другого мальчишки особой техники боя ногами не было, но у него была сила. Он просто подошел, как на тренировке, подтянул ногу к груди, а потом с вывертом распрямил её.
   - Ха!
   - У-у-у!.. - опять изумились ноздри.
   - "Победный план"... - пробурчал Аккор. - Прикажет же... Когда против трёх тёмных гончих из оружия только восемь пяток и три кинжальчика. Но сейчас к ноздрям присоединятся зубы, и количество боевых пяток начнёт стремительно сокращаться. А кинжалы, как были бесполезными, так таковыми и останутся. Тут не кинжал нужен, а гвоздь бы с кинжал размером... Эх, ещё и молоток в придачу тогда потребуется!
   - У-у-у!.. - у переборки ещё раз изумились ноздри.
   - Не-е, молоток не пойдёт! - оттуда же выкрикнул Луфгегл. - Чтоб в такой череп гвоздь вогнать - молот понадобится.
   "Сейчас уже глаза проклюнутся, - увидел Аккор. - И всё. Парни начнут оставаться без сапог. А вон ещё один нос появился...".
   - У-у-у!.. - тут же согласился с ним тот самый, только что появившийся, нос.
   - Девочка, у вас здесь скульптуры или хоть какой-нибудь музей разных народов есть? Хоть не с оружием, а с орудиями труда разными?
   - Нет, - пискнула девочка.
   - А археологический? Чтоб с каменными топорами?
   - Нет.
   - Ну, хоть магический! - включился Ниэллон. - И чтоб в нём - что-то вроде Молота Бессмертных!
   - Нет! Вы смеётесь надо мной, да? - возмутилась она и вдруг, перебивая себя, закричала: - Есть! Молот есть! Рядом! Идём! - и она бросилась в глубину зала.
   - Акки за ней! Парни, с левой - всё! Только с правой! Хотя на хрен и правую! Если Аккор сейчас приволочёт молот, то у вас - передышка. Успокойте дыхание. Надо будет, как ты, Кел, там, вогнать кинжал в глазницу, а потом добить его молотом в мозг. Три твари - три кинжала. Три твари - три переборки! А ведь, если не на этой, то уж на следующей мы вынесем всех!
   - И трёх тёмных гончих - почти голыми руками?! О нас будут слагать баллады!
   - Ты веришь девчонке? - удивился на норта рассудительный нагтилин.
   Что-то в его облике было не так... "Нет платка на шее!" - понял Келдаз.
   - Про молот? - оглянулся Луфгегл на дёргающую башкой, лупающую уже пробившимися сквозь многослойную пожарную переборку зенками тварь. - Эх, надо было мне идти. Скорее уж бы!..
   "Да, надо было посылать Луфа, - молча признал свою ошибку командир. - И в добавок идти самому. Поддался инерции."
   - Вон они!.. Э-э?.. Да что это у него?
   Впереди семенила девчонка, за нею, как мог, поспешал Аккор. А в руках, прижимая к груди, он тащил огромный том книги.
   - Вот, - сгрузил он книгу, опёр её о стенку. - Молот. Тёмный.
   На убранном в металл переплёте и в самом деле было в пол-листа выгравировано или, может, даже выковано изображение боевого молота. И над ним какие-то крупные, тоже, словно выкованные, руны, а под ним ещё больше рун помельче.
   - А мне-то с моими перчатками его брать можно будет? - озадаченно спросил Луфгегл.
   - Всё равно его уже больше тысячелетия прочитать ни у кого не получается, - словно пытаясь оправдаться, зачастила девчонка, затеребила свою косичку м и безнадежно добавила: - Ох, что мне будет...
   Ниэлон подскочил к фолианту, его рука сама потянулась к тёмному молоту, он пригладил его и ойкнул: какая-то невидимая заноза до крови проколола палец.
   - Луф! Давай! - выкрикнул он. - Только осторожно: на молоте заусенец.
   Луфгегл приподнял почти саженную "книжицу", перехватил её снизу...
   - А толщина удобная... - пробормотал он. - В самый раз.
   Его пальцев в самый раз хватало, чтобы обхватить корешок инкунабулы. Он аккуратно взмахнул ею над головой - их всех окатило небольшим шквалом воздуха, потом завёл за плечо, ещё взмахнул - ещё один шквал!.. Сглотнул... Резюмировал:
   - Пробовать можно.
   - Давай, на изготовку! - отдал приказ Ниэллон и выдернул свой кинжал. Заметил, как успел помрачнеть Келдаз, усмехнулся, перевернул клинок рукояткой вперёд и протянул его ему: - Ты ж уже потренировался. Повтори! Всаживаешь в глаз и откатываешься! Луф, готов?
   - Да.
   Нагтилин стоял у переборки с фолиантом, заведённым над левым плечом.
   - Ну... Кел, пошёл!
   - А-а!.. - заревел, завизжал Келдаз.
   - А! - резко выдохнул Луфгегл. 
   - Ийе-е-е... - ввинтился в уши и резко оборвался вопль твари...
   - Есть!! - разом заорали четыре мальчишечьи глотки и одна девчачья.
  
   В этой комнате дворца было, как обычно, тихо. Небольшой будуар рядом с королевской спальней. Чтоб можно было встать и среди ночи, не мешая спящей, посидеть с документами королю, или с книжкой, не мешая спящему - королеве, чтоб можно было перед сном поболтать им обоим. Чтоб можно было... король до сих пор любил - полтора десятка лет брака, а он до сих пор любил смотреть на свою королеву, когда она перед зеркалом готовится ко сну - накладывает крем на веки, заплетает волосы... Её служанки уже давно выучили, сколько оставить своей госпоже на то времени, на то - работы. А она через своих шпионок специально узнавала: нет, ни одна из его фавориток не могла похвастаться, что его величество любуется на прихорашивающуюся перед сном или ранним утром, как на её! Их он трахает - её любит!
   И ещё - её он слушает, с нею он советуется. Ну, чтоб слушался, так это не каждый раз, конечно... Есть у него и профессиональные советники, которые, сволочи, тоже не дураки... Но выслушивает всегда!
   И ещё - только у неё от него дети.
   - Ты заметил, что Нио тебе рассказал не всё?
   - Поясни, - улыбнулся ей король.
   Он видел, что жена до сих пор на грани истерики: её первенец, их сын едва не погиб. Сам бы он так и даже подтолкнул бы её - пусть выкричится, пусть выплачется, пусть вазу какую-нибудь надоевшую грохнет, пусть шторы порвёт, стул о фрейлину переломает! Ваз во дворце много, шторы бы заменили, фрейлине как-нибудь компенсировали... Зато не держала бы она боль в себе! Но... Именно сейчас, как объяснил мэтр Тайли, у её величества что-то не в порядке с женским циклом. А когда физиология накладывается на психику, то у магини может случится срыв контроля, а это... Это уже не стул или ваза, это уже будет грозить серьёзным ремонтом и, как бы не человеческими жертвами. И не с первой нарвавшейся, а... Что королева всегда в курсе происходящего во дворце, а значит, и его текущих увлечений, король давно знал тоже.
   Так что, только тихие разговоры в тихой комнате, которая при семейной спальне. И семейный секс после.
   - Слишком много совпадений.
   - Перечисли.
   - Когда гончие загнали их в отнорок с потаённым выходом, Луфгегл споткнулся. Но этот нагтилин никакой суетностью не отличается - это раз. Он влетел в дверцу, и она оказалась не запертой - два. Внутри они мчались от гончих, но ремни от пожарной перемычки - заметили, остановились, что это такое - когда за ними гончие гнались-то! - проверили. Три. Том этот замечательный, с молотом, среди книжек, свитков и глиняных табличек успели найти - это четыре! Не многовато ли?
   - Вывод?
   - Им кто-то помогал.
   - Почему молчат?
   - Помощник боится, что его вышвырнут из библиотеки. "Бесценный фолиант"! "Эпоха прежних"!
   - Да. Даже принцы даже при этих обстоятельствах получили за "неподобающее обращение" с ним по три плети! Но, если бы того помощника вышибли библиотекари, что бы сделали с ним мы? Конкретно - ты?
   - За спасение сына? Да на выбор - университет, гвардия, поместье, лавка, трактир! И это только я, а там ещё три матери-королевы есть!
   - Да. И любой взрослый это понял бы сразу.
   - То есть - мальчишка? Нет, наши мальчики... да Луфгегл  тот же! - либо всё втолковали бы ему, либо и объяснять не стали! Нио бы уже всё "по секрету" рассказал мне.
   - Не рассказал... Ни тебе, ни мне. Все четверо под плети пошли, но никто ни о ком не обмолвился ни словцом.
   - Девка! - поняла мадам. - Совсем молоденькая. Дура.
   - Мои советники пришли к тому же выводу.
   - Кто?
   - Не знаю.
   - Список сотрудников! Женщины.
   - Самая младшая из них - всего на девять лет младше тебя. И ни одной дуры среди них мы не обнаружили.
   - Их дочери, внучки, племянницы!
   - Одиннадцать. Троим нет и пяти. А остальные весь тот день провели на глазах у родных или были с приятельницами.
   - Тогда кто?
   - Не знаю. Но Имерний Тредис... Знаешь же его страсть к папочкам?
   Королева поморщилась. Начальник департамента безопасности никогда не вызывал у нее симпатий. Но... он со времён ещё прошлого короля никогда не пытался вмешиваться в их отношения с королём нынешним, и нынешняя королева теперь платила ему взаимностью.
   - Так вот, он завёл новую папочку. В которой пока только один единственный листик, на котором только одна запись: "предположительно на три-пять лет младше Ниэллона". И надпись есть. Надпись на этикетке - "Библиотекарша".
   Королева улыбнулась, но улыбка быстро растаяла:
   - А мага, который вызвал гончих...
   - Ищем.
   - Обещай мне.
   - Что?
   - Найдёшь... потом отдай его мне.
   - Его надо будет казнить. Обязательно прилюдно.
   - До эшафота, обещаю, дойдёт.
   - Обещаю.
  
   Название этого кабака - "Коромысло", удивляло только приезжих. А местные, когда надо хорошо погулять, чтоб - дым коромыслом! - знали, куда идти. Сегодня здесь гудела гвардия.
   - Три гончие! Представляешь, три тёмные гончие! Наш маг, когда третий выплеск засёк, только с четвёртого раза слово выговорить смог! Да и мы... Командиры, если на одну гончую четырёх солдат теряют, считают, что хорошо отделались. А мы первыми - тревожная группа! - шли, и было нас - ровно стандартная дюжина! И всё. Ну, и маг тот ещё... Только гончие к его магии - огня да воздуха, практически иммунны. А мы... Копья у нас имелись, но представь, как бы мы этими бандурами в коридорах подвала управлялись против трёх вертких тварей. Все бы там и полегли. Да все понимали, на что шли - чтоб мальчишек спасти, чтоб на себя тварей отвлечь, чтобы успели ещё отряды подоспеть. Но мы же - гвардия! Умирать за королей - это наша профессия!
   - А чего пацанва туда, в подвалы, попёрлась-то?
   - Поспорили. Там же кладовые, вот Келдаза на слабо и взяли. У него днюха подходит, а у нортов с четырнадцати лет мальчишкам снимается запрет на алкоголь. И он заявил, что добудет под это дело бочонок тёрского пива.
   - Губа не дура!
   - Норт же! Да ещё и принц. Нет, представляешь, мы вдруг на полу видим воинскую перчатку одного принца, через шаг к стене - шейный платок другого, и до всех доходит - проход это! И ведь догадались же мальчишки знак оставить! Наш маг дверцу потаённую выносит, мы туда, а там не пиво, а книги, книги, книги... И в конце коридора пацаны копошатся. Подбегаем. Они - клыки у тварей пытаются выковырять! Кинжальчиками своими... Ни хрена у них не получается, конечно, только морды истыкали. Мы их сразу хотели наверх уволочь, а они: "А наши клыки?!" - "Потом, всё потом!". Но за них маг вступился: "Когда потом? - говорит. - Тут три свеженьких тёмных твари в пяти шагах от лабораторий! Да через час их алхимики по косточкам растащат!" Пришлось помочь. А представляешь зрелище: перемычка с локоть толщиной, и гончие в ней, хвосты с одной стороны, рыла окровавленные - с другой... "Что вы с ними сотворили-то хоть?!" - "Знания в мозги вбивали, - хохочут. - А черепухи у них тупые - вот и лопнули!
   - Их же за те знания плетьми сегодня утром отходили!
   - Ага. Только на площадке у столба пыточного ещё и гвардия выстроилась - при парадном обмундировании, в полном вооружении. Палач плёткой - хлясть, а мы мечами в щиты - бух! Хлясть - бух! Хлясть - бух! Мальчишки от столба отходят, а мы - бух-бух-бух! Знаешь, как у них глазёнки горели! И сразу после наказания - ещё даже до лекарей, ещё кровь по спинам текла! - им от королевского казначея по пять граммов серебра. На цепки для тех самых клыков. И бочонок тоже - тот самый! - от королевского интенданта! На двадцать кружек с тёрским пивом! И наш герцог тут же - приказом по гвардии! - им полный доступ открыл - хоть в казармы, хоть на полигон, хоть в оружейную. В гвардейцы только с шестнадцати можно, но право на амуницию, на оружие, на наставников - хоть завтра! Гвардия!
  
   - Дядюшка...
   - Чего звала? - хмуро отозвался тот.
   - Дядюшка...
   Для той, которую главный безопасник дворца обозначил, как "библиотекарша", обращение выглядело не совсем корректным: "дедушка" было бы ближе к видимому, ближе к реальности, но реальностью ни то, ни другое не было.
   - Ты виновата! Ты пустила посторонних! Ты допустила неосторожное обращение с книгой!
   - Но иначе они бы...
   -- Девочка! - старик вздохнул. - В основном фонде ты можешь найти историю... Две истории. Первая о том, как в некоей стране был музей семян. В котором собрали зерновые со всего мира. Но случился голод. И хранители умерли, хотя, вроде бы на кашах из коллекционных круп могли бы и продержаться. И вторая. Та, так даже тоже про библиотеку. Тоже про собрание книг со всего мира. Но случилась небывало холодная зима. В библиотеке укрылись люди. И они выжили. Благодаря тому, что постоянно книги жгли. Книг было много, и они хорошо горели - жарко. Людей этих потом вроде бы и не особо в чём-то винили. Но они хранителями не были, - старик вздохнул и продолжил: - Девочка, реши. Раз и навсегда реши: ты кто? хранитель или забившаяся сюда, чтобы спастись, случайная прохожая?
   - Дядюшка... - зарыдала девочка.
   У "дядюшки" хватило характера ещё пару минут хранить суровый вид на рыжую, раскрасневшуюся "племяшку". Потом он из одного кармана достал платок, из другого кулёк с конфетами...
   - Ладно, успокойся, успокойся... Чего звала-то? Рассказывай!
   - Я... - прерывающимся голоском, всхлипывая, произнесла девочка, - я лучше покажу.
   И она повела старика по разом ставшим знаменитым проходу меж полок. Потаённый фонд! Да, тёмных гончих отскоблили от пожарной перемычки. Служители боялись, что смрадом от трупов провоняет всё помещение, но обошлось: тёмная плоть не сгнила, а закаменела, впиталась в металл, став чем-то вроде узора или орнамента. Да, запасной выход заложили камнями - двумя рядами камней! Стена там теперь такая же непробиваемая, как и остальная, но сколько же из-за этого было мороки! А пыли?! Но какой же этот фонд теперь "потаённый"?!
   Девочка провела старика мимо перемычки, прошла ещё два ряда стеллажей, свернула, подошла к подвижной лестнице, чуть подкатила её. Вынула из кармашка и надела светлые полотняные перчатки; подтягивая за собой книжный кошель, поднялась на три сажени, переместила в него огромный, чуть ли не с неё ростом фолиант, спустилась.
   - Вот.
   - "Том тёмного молота". Тот самый. Мы уже установили, что благодаря армированному металлом переплету, в результате механических воздействий он существенных повреждений не получил. А хорошо выделанную кожу не повредила и кровь тёмных тварей.
   - Дядюшка... Приглядитесь.
   Служитель слеповато пригляделся и ахнул: с молота, с рун словно убрали патину, и металл теперь словно бы засветился тёмно-красными оттенками.
   - Теперь это "Закатный Молот". Правда похоже?
  
   - Ваше Величество! Его Величество призывает Вас!
   - Что-то на словах мой царственный супруг передавал?
   - Да, цитирую, - юный паж даже мордочку свою скривил, пытаясь скопировать выражение королевского лика: - "Обещал же...", конец цитаты.
   Фрейлины захихикали. Но увидев лицо свой королевы, поспешно заткнулись. Одним сразу вспомнилась она в битве при Артокии, когда диверсионная группа коров прорвалась к ставке, и, пока гвардия дралась с воинами, она скомандовала, сорганизовала, возглавила владеющих магией придворных дам и сама ринулась в схватку. И прикрыла солдат, да и всех остальных от вражеских магов. Другие... Другие вспомнили другое... Тех она заставила присутствовать, когда самолично плетью едва не засекла до смерти баронессу Литеннию, осмелившуюся неуважительно отозваться о короле после того, как тот бросил её. Третьим просто не повезло улизнуть вовремя к моменту начала одной из королевских истерик.
   В общем, термин, "мёртвая тишина" в данном случае мгновенно стал точным.
   - Проведи, - встала она. - Сопровождения не требуется, - отмахнулась она от помертвевших девиц.
   Вышла. Девки повалились на свои кушетки, кресла, диваны едва ли не замертво.
   "И никакой некромантии!" - ощерилась её величество.
  
   Как ни странно, повели её не в подвалы к казематам и пыточным, а наверх к королевским кабинетам, где он работал, где он, не отходя от рабочего стола, перекусывал, где он принимал своих советников, своих чиновников, своих подручных.
   Ещё ей не понравилось помещение, к которому подвёл её паж - холл, из которого было несколько выходов. В нём король не дела делал, а отдыхал от дел, а слугам было удобно, не мешая друг другу, приносить чай или вино, закуски или сладости, менять скатерти или цветы.
   - Дорогая, - встретил её супруг, - присаживайся... - указал он на кресло с другой стороны широкого стола, на котором не было ни чая, ни кофе, ни конфет, ни цветов, а только одна единственная папка.
   Королева даже оглянулась: так привычно было, что раз есть такая папочка, то рядом присутствует и любитель подобных аксессуаров - Имерний Тредис. Нет, вокруг никого. Даже мальчик-паж уже беззвучно исчез. Она села.
   - Мы нашли мага, - обошёлся без всяких вступлений король.
   - Где он? - спросила королева. Но взглянув на папку - это намёк? - перевела взгляд на мужа и напряжённо поинтересовалась: - Как?
   - Да всё оказалось не очень сложным, - пожал плечами он. - Кропотливо, но не сложно. Как раз тот тип задач, который любит раскручивать наш Тредис. Вот смотри.
   Он, не спеша, развязал тесёмки папки, раскрыл, вынул оттуда первый лист, положил на стол и толкнул его. Листик послушно заскользил к королеве.
   - Дабы не умножать без нужды сущности, мы решили, что наша стража достойно несёт свою службу, то есть, что не зарегистрированных чародеев на территории столицы нет. А это список всех здешних магов, которым было бы по силам вызвать тёмных гончих.
   Клерисса взглянула. Список обилием не отличался. Незнакомых в нём не имелось. А начинался он с её имени.
   Король вынул ещё... Нет, теперь это была скрепленная красивым бронзовым зажимом - начальник департамента безопасности был своеобразным эстетом - это была целая пачка листов. Гилберт толкнул его, тот подъехал к королеве, и она увидела вверху списка под номером один первое имя "Е. В. Клерисса".
   - Это список тех, кто знал о мальчишеском пари принцев. О том, что они с утра полезут в подвалы.
   Её величество Клерисса пролистала его и взглянула на номер последнего имени - двести сорок восемь.
   - Да, кропотливая работа.
   - О, это ещё что - вот оцени! - король вынул следующую пачку, вроде бы, не такую толстенькую. - Видишь ли, с одной стороны, совет безопасности нашей Академии выразил абсолютную уверенность, что заклинания запретной магии находятся под абсолютным контролем, и чарами вызова тёмных гончих владеют только три престарелых архимага. Двое из которых практически не покидают Академию, а третий - собственное жилище, собственную спальню. Вот и в то утро у первых во время нашего происшествия были лекции, а у последнего приблизительно в то самое время - приём лекарств. С другой стороны, очевидным бенефициаром смерти заложников является имперский двор. И вот режим хранения запретной магии у них мы проконтролировать не можем. Согласно консультации мэтра Тайли для изучения данного типа заклинаний компетентными лицами присутствие наставника необязательно, достаточно иметь ... э-э-э... "перевязанный"...
   - Переплетённый рисунок чар, - сухо озвучила термин королева.
   - Вот-вот. Так вот - это список тех, кто последние три месяца имел контакты с членами дипломатической миссии Империи. Которым имперцы могли бы передать тот самый "рисунок". Что? Не посмотришь? Не оценишь?
   Клерисса и глазом на эту порцию листов не повела. Она же королева! И постоянно общаться с дипломатами, а ещё чаще - с их жёнами! - её прямая королевская обязанность. Как обязанность и Имерния Тредиса, следовательно, поставить её во главе ещё одного списка.
   - И, наконец, последний листик. Чтобы гончим указать цель, надо иметь "биологический материал". Исторически принято - кровь жертвы. Но годятся и волосы или ногти, или даже, как мне объяснили - даже зубная щётка. Служба безопасности традиционно тщательно следит за ограничениями в доступе ко всему этому. В списке из всего дворца всего четырнадцать имён.
   Он толкнул к ней последний листик. Она просмотрела его. Да, все знакомые имена, есть даже её массажистка. Которую любящая мама раз в месяц отправляет поработать с сыном, чтобы убедиться, что те, которые обычно занимаются с ним, в процессе его костоломных тренировок ничего не упустили. И её собственное имя тоже. Сверху.
   Король бросил пустую папку на стол и встал. Она автоматически поднялась тоже.
   - Ваше Величество! - загремел королевский голос.
   И тут же все двери в этот холл раскрылись, и внутрь вошли... нет, не слуги - гвардия и маги, маги... И среди них - Терсия... Его последнее увлечение. Его последняя шлюха. И Имерний Тредис. Со своими двумя "дамами". Женская стража.
   - Гилберт! Ты с ума сошёл?! Я, что ли, натравила гончих на своего сына?!
   - Здесь нет ещё одного списка, - сухо проговорил король. - В котором перечислены те, кто знал, что Ниэллон тоже попрётся за пивом. Потому что в нём было бы только одно имя - моё. Это я накануне намекнул сыну, мол, негоже чужим без присмотра вламываться да шарить по нашим закромам. И только после этого он решил присоединиться к ним. Их глупое пари его участия не предполагало.
   - Но... - больше сказать ей было нечего.
   - Ваше Величество, я обещал Вам предоставить преступника. Вы пообещали мне, что преступник сам дойдёт до эшафота. Я сдерживаю своё обещание. А Вы?..
   Ответить королева не успела. Сэр Горавий, наконец, оказавшийся в шаговой доступности от Терсии рукояткой кинжала заехал той в висок. И тут же подхватил её, падающую, на руки.
   - Всем стоять! - проревел король. Все замерли. Король усмехнулся и добавил: - Происходит задержание преступницы. Имерний, работай!
   Тредис неспешно скомандовал:
   - Вероила! Произведи первоначальный осмотр.
   Стражница особо долго не возилась, из-под левого рукава потерявшей сознание женщины она вытянула свиток. Взглянула на цепочку рун.
   - Свиток мгновенной телепортации, - объявила она.
   - Точно! - подтвердила рядом стоявшая, заглядывавшая той через плечо магиня. И приглядевшись к печати, его скрепляющего, добавила: - И не наш! На имперский стандарт смахивает.
  
   - Как? - спросила после королева своего супруга. - Её в последнем списке не было!
   - Да, - вздохнул король, - к биологическому материалу никого из принцев у неё доступа не было. У неё был доступ ко мне...
   - Ближайший кровный родственник!
   - Да. И, извини, но в ночь накануне мы с ней здорово посмеялись, представляя, как принцы будут, будто зайцы, носиться от стражников по нашим подвалам. Тогда я и приказал практически снять оттуда охрану и поговорил с сыном.
   - Она сманипулировала тобой!
   - Да, - поморщился король. - Умная, сильная, осторожная... Имерний хотел брать её спящей, я не согласился. Она бы успела уйти. Пришлось целый спектакль сочинять. Благо, ты никакая не актриса. Терсия поверила и чуть расслабилась.
   - Какая же она гадина! А ты с ней...
   - Да, - пожал плечами мужчина, - и это ты виновата.
   - Я??
   - Это ты приучила меня любить опасных женщин.
   Королева задохнулась. Ах, он!.. Он лет с тринадцати потчевал её вот такими "комплиментами", в которых не понять, чего больше - льстивости или оскорбительности.
   Выдохнула.
   - Папочки-то - убойные. Ты не заподозрил меня?
   - Я - тебя?! - почти, как только что изумилась она, отреагировал он.
   - И ты не побоялся, что я пойду на прорыв и первым убью тебя?
   - Ты - меня?? - опять изумился он.
  
   2. Урок геополитики
  
  
   - Полторы тысячи лет тому назад орда векатов, наших общих предков, перевалила через Инейские горы и вторглась на Артольский полуостров, который заселяли тогда гриды. Векатов вели четверо братьев, а вдохновил на поход пророк Алторий. Он объявил, что ему в видениях явилась великая Ниобея, которая сообщила, что гриды истощили меру её терпения, когда вывели из строя главный канал Эллезии. Ныне в научных кругах общепризнана версия, что предков наших выдавили из привычных мест обитания, то есть из Таркара, тарокки - ныне титульная нация Империи. Они тогда строили Империю, захватывая разрозненные независимые города и вольные племена, но пророк провозгласил, что далёкие земли прежних, укрывшиеся за неприступным горным хребтом, хранительница земли животворящей - Ниобея заповедала нам. И потому, она откроет проход сквозь Инейи.
   В результате перехода погибло до трети орды, особенно много - женщин и детей, но остатка хватило, чтобы разбить армию давно потерявших всякую боеспособность гридов. Дальше началась резня. Пару десятилетий за гридами охотились, как на чумных животных. В живых оставлялись иногда только красивые женщины детородного возраста. Гриды, как нация, с тех пор перестала существовать. А среди векатов время от времени стали рождаться светловолосые дети.
   Старший из братьев, Иллиоан, сначала помог остальным, Аскориону, Протриону и Исклепию захватить отдалённые Корлэнд, Техлор и Нортирию, а потом вернулся и взял столицу. Женщин не хватало нигде, и в провинциях бывшие подчиненные, практически рабские нации, под геноцид не попали. Тем более, что при приближении векатов они поднимали восстания, и наши войска встречались ими, как освободители.
   Первое, что сделали победители - с помощью местных работников и вывезенных, часто выкупленных из рабства, последних уцелевших к тому времени инженеров из совсем недавно просвещённых городов-государств - сообща восстановили оросительную систему Эллезии.
   Уже в следующем поколении началась усобица. Дебютом её стала пресловутая война бастардов. Когда практически одновременно сразу в трёх новых королевствах к власти пришли сыновья от наложниц. Ещё через поколение их население уже никто не называл "векатами", а лишь корами, нагтилинами и нортами.
   За последующее тысячелетие разная наследственность, а ещё более - различные природные условия ещё сильнее развели единый когда-то народ. Степные просторы способствовали скотоводству нортов, их независимости, их воинственности, их безалаберности. Богатые металлами и каменным углём горы стали идеальным подспорьем, позволившим превратить нагтилинов Техлора в лучших механиков не только Артола, но и всей ближней Ойкумены. Изрезанный удобными бухтами Корлэнд, доставшийся в наследство от гридов город-порт Корикл, служившие при них матросами коры... Ныне они кораблестроители и корабелы, купцы и промышленники.
   И, наконец, векты... Идеальный для разнообразного сельского хозяйства климат, перекрестки всех торговых путей... И ещё... Иллиоан не только библиотеку сохранил, он не дал уничтожить города... Самих гридов вырезали, но у них были рабы, были слуги. В городах осталось, кому подхватить мануфактуры, мастерские... И после первоначального хаоса, теперь, хоть лучшее оружие выкуют Техлоре, но за самыми роскошными латами - отправляются в Эллезию. Лучшая парусина, лучший лён - он в Корлэнде, но шёлк - из южного побережья вектов. Говядиной весь полуостров снабжает Нортирия, а зерном - опять же Эллезия. И... Если ты хочешь построить дом, чтоб ахнули соседи, то каменщиков позовёшь из Техлора, но мастером над ними поставишь зодчего из Эллезии, и скульптуры во дворец закажешь у вектского скульптора, и картины по стенам развесишь вектских художников, и чтоб почитать жене, было что - выпишешь книгу модного, вектского же, поэта.
   И золото... Золотых приисков в горах Техлора нет. Старатели моют его в ручьях Корлэнда - но больше, чтоб похвастать друг перед другом, чем в попытке нажиться. А сколько его добывают в королевских приисках на предгорьях Иней, не знает никто. Но есть у короны деньги на дворцовую роскошь, на благоустройство городов, на искусство, на Университет, на Библиотеку, на учителей - даже сельских! И на содержание армии. И быть солдатом у нас означает не только ежедневную муштру и риск погибнуть, но и достойное жалование. Ежемесячное законное жалование, а не неверную долю в бандитской или пиратской добыче. И достойную пенсию после двадцати пяти лет службы.
   И армейские гарнизоны стоят по всем городам. Ведь издавна... Эллезия издавна - первая цель для всех набегов. И для конницы нортов. И для "железнобоких" нагтилинов, и для - "корсаров".
   Да, можно жить, где угодно, однако, если ты хочешь вкусить глоток красивой жизни, настоящей роскоши! - хоть пару недель в году! - то покупают свиток телепортации на семью и отправляются или на виллы нашего южного моря, или к минеральным источникам наших предгорий, или... Или просто - в Столицу! К нашему Двору, к нашим театрам, к нашим музеям, в Библиотеку нашу, наконец!
   И ещё... Даже в Империи ходят упорные слухи, что Иллиоан в своё время захватил и утаил от братьев Казну гридов, которая, как и Библиотека, досталась им от прежних. Не то золото, которое было ими обнаружено в казначействе и честно поделено, а настоящую, бесценную Казну.
   И регулярно, чуть ли не через поколение среди младших наций Артола разносится слух, и утверждается мнение: векты изнежились! Среди них слишком много развелось блондинистых! - и лектор показательно улыбнулся, отметив взгляд норта на светловолосого принца Эллезии. - И, что Казну надо вернуть! Хотя реально всем завидны наши прииски. Ох, уж мне эта Казна!
   - Разве не так?! - не выдержал Келдаз.
   - За все полторы тысячелетия не было предъявлено ни единого доказательства ее существования.
   - Свидетельство Вернорика!
   - Двести двадцать лет тому назад коры сумели похитить королевского казначея Эллезии. Когда допрос подошёл к параметрам золотодобычи, казначей ухитрился свернуть разговор на Казну. Байками о ней он выиграл время.
   - Чтоб его отравили?!
   - Если точнее - чтоб на него было наложено проклятие. Проклятие тихой смерти. Немота, изнеможение, смерть. Один из первых симптомов - практически нечувствительность к боли. Достойная чистая смерть. Его сын при вступлении в наследство получил титул графа.
   - А свиток Телемона?!
   - Келдаз, - покачал головой наставник, - ты бы ещё "Том тысячи сказов" вспомнил. В котором в каждой пятой истории кто-нибудь к её сокровищам прорывается, среди её сокровищ роется. Просто учти, что ни один из легендарных артефактов ни разу не всплыл на люди. Предлагаю всем подумать, сколько женщин было в пятидесяти четырех поколениях правящей династии. И неужели они все, как одна, сумели удержаться и не похвастаться - хотя бы перед подружками! - например, ожерельем Киусы?
   Мальчишки вспомнили своих сестёр, своих кузин и захмыкали.
   - Но мы отвлеклись. Пока с нашей стороны Инейского хребта векаты делились на вектов, коров, нортов и нагтилинов; копили золото, плавили сталь, разводили табуны, строили корабли, а также - грабили друг друга, копили зависть друг к другу, учились друг у друга, с другой стороны гор тарокки, избавившись от последних серьёзных соперников, захватили всё, что только можно, до чего можно было дотянуться, основав Империю. И опять потомки векатов стали соринкой в глазу великой Империи, пятнышком независимости на её картах. Ниэллон, поясни нам, почему очередной Император не привёл к нам свои легионы, чтобы... Ну, хотя бы, чтобы самолично не поискать ожерелье Киусы для своей императрицы?
   - Они пытались. Были четыре попытки повторить проход векатов. Первый остановило божественное вмешательство, когда в самом начале перехода небывалый обвал похоронил три четверти армии. Два последующих были отбиты уже с нашей стороны перевала. После того, как имперцы были обессилены подъёмом и обильно прорежены лавинами, холодом, горной болезнью. Когда многие из них ещё страдали снежной слепотой. Из обоих походов вернуться сумели единицы. Четвёртый поход был встречен на перевале. Наши маги сумели, совместно с мастерами нагтилинами, создать аппараты воздуха, и первые отряды чужой армии были уничтожены, когда их просто задержали сверх минимума на критической высоте. Остальные повернули прочь.
   Был заключен договор, согласно которому перевал объявили границей. И путь к нему каждая из сторон обустраивала самостоятельно. Ныне считается, что цепочка крепостей, замков, укреплённых пунктов вдоль торгового тракта делает прорыв никакой армии ни в каком из обоих направлений невозможным. Ведь ещё есть и подготовленные к обрушению тоннели и подготовленные к тому же мосты...
   - Морской путь?
   - Южное побережье отделено от общей акватории Большим рифом. Фарватер меж ним и берегом извилист, неудобен для крупных кораблей, требует опытного лоцмана и во многих своих участках пролегает чуть ли не вплотную к высокому берегу, со скал которого, маги да и просто стрелки легко выкосят любую команду. Время от времени напасть на южные поселения через только им ведомые проходы в рифах рискуют корсары.
   - Что ж, обратимся к корам. Аккор, напомни нам, что у вас с Империей?
   - У нас с ней договор. Мы настояли назвать его "Вечным договором". Вдоль по нашему побережью хватает гаваней, но только от одной из них можно почти без помех выйти вглубь Артола. От остальных - разве что тропы для торговцев. Или для горных козлов. Уж больно неприветливы Северные горы! Сами тамошние жители предпочитают перемещаться от посёлка к поселку по морю на лодьях. Вечную бухту прикрывает Корикл. Который нам достался ещё от гридов, а тем - от прежних. Корикл неприступен, - Аккор сбился, сглотнул и поправился: - С моря неприступен. За последние полтора столетия имперцы два раза пытались опровергнуть данный тезис, и оба раза из всего их флота назад не вернулось ни одного судна. Те, которые пошли на штурм, были сожжены там же, а те, которые пытались отступить, утоплены в открытом море. Коры - лучшие моряки Ойкумены! А дальше... Три года после второй попытки вторжения - "Предвечная война" - вся морская торговля Империи была парализована корсарами. Именно Империя запросила у нас мира!
   - Ни у нортов, ни у нагтилинов "вечных" договоров с Империей нет, потому что Нортирия не имеет внешних открытых границ вообще, а последние отроги Северных гор и врезающиеся в них Малахитовые горы Техлора напрочь закрывают его от моря. Немногочисленные, отрезанные от остальной страны бухты не привлекли даже самих нагтилинов, и они пусты.
   - Мы не моряки. Мы мастера. Не худшие, - проворчал Луфгегл.
   - И мы! - не выдержал Келдаз. - Мы тоже не моряки. Мы лучшие воины! С нашими отрядами даже в Империи никакие другие наёмники стараются не связываться.
   - Вот давайте и разберём, как лучшие в Ойкумене воины, моряки и мастера с треском проиграли войну изнеженным вектам. Итак, "Война падающих листьев".
   И все замолчали.
   - Семнадцать лет тому назад норты совершили успешный набег на Эллезию.
   - Это была война!
   - Война - это продолжение политики посредством армий. Политика - это средства достижения каких-то целей. Например, на право беспошлинной торговли в Протириере, которое прописано в "Вечном договоре" Корлэнда с Империей. А захватить, разграбить две волости и откатится назад - это набег.
   - Это победа в трёх битвах! И воинская добыча. И своевременный отход.
   - Да, твой дед тогда поразил весь военный совет деда Ниэллона. Все ждали наступления на Гриэгр.
   - И вы остались с носом с вашей засадой у моста через Итолу!
   - Но и ваша армия не дождалась нашу в Пиотском ущелье. Совет сумел убедить короля не пытаться провести немедленный рейд возмездия. Однако, в результате всего этого... Тезис о пресловутой "изнеженности" вектов опять начал мусолиться по всему Артолу. И, например, за шестнадцать лет с набега до войны количество нападений корсаров выросло в девять раз! Пленников начали открыто продавать в Корикле! Их открыто начали покупать нагтилины! Их начали едва ли не заказывать! Я уж не говорю о казусе с принцессой Нилорнией! Да, именно она должна была стать женой принца Гилберта. Но давным-давно обговоренное и согласованное сватовство вернулось ни с чем.
   - Моя тётя любила другого!
   - Принц Гилберт тоже тут же по возвращению женился на той, которая была известна всему Двору, как его первая любовь. Но унизительности всё это не убавило. Согласен?
   Келдаз смолчал.
   - Добавочным фактором, сделавшим войну практически неизбежной, стала эпидемия серянки, которая не щадила никого, но особо жестока оказалась к людям с изношенными сердцами, то есть к мужчинам за пятьдесят... Пока маги нашли хоть какое-то лекарство... Во всех королевствах Артола сменились властители. Более того, всюду значительно омолодился весь правящий класс. Главные советники молодых королей - поменялись в том числе. Но и тут... В отличие от других, маги нашей Академии главные силы бросили не на исцеляющее, а поддерживающее зелье. Именно им прославилась Арлия ла Век! У нас болели дольше. И переболело большее количество людей. Но у нас много чаще выживали. Например, выжил я, - и престарелый преподаватель усмехнулся: - Возможно к некоторому неудовольствию молодого поколения. Но есть и ещё одно отличие: массовые смерти старой элиты в Эллеззии помогли выйти из тени элите новой - выучившимся в Академии простолюдинам!
   И вернёмся к Войне Падающих Листьев. События позапрошлой осени ещё не успели стать преданиями тёмной старины, я не буду их все пересказывать. Перейдём сразу к её урокам. Келдаз, вы вступили в неё первыми...
   - Вы спровоцировали нас!
   - Да, - пожал плечами старик. - Но... Скажите мне, юноша: стайка прилично одетых юных девушек, со смехом поздним вечером шествующих по переулкам Сокхо - это провокация для его обитателей?
   - Да, - буркнул юноша.
   - А лично бы для Вас?
   - Я не сокхоский придурок!
   - Вот. А ваша армия поддалась - поддалась! - на провокацию. Ваши трехсторонние переговоры о военном союзе начались ещё весной.
   - Все имеют право искать союзников!
   - Да. Но опять же, юноша, вот Вас, лично Вас не смущает тот факт, что к осени в готовом к подписанию договоре треть - треть! - текста была посвящена условиям раздела будущей добычи?
   Келдаз только сжал зубы.
   - Когда Совету Короны зачитали намётки данного документа, было единогласно решено пойти на опережение. Дальнейшее вы знаете: на фермах Техлора вдруг "были обнаружены" рабы-векты, был предъявлен ультиматум об их немедленном освобождении, который ожидаемо был высокомерно отклонён, и армия Эллезии двинулась в "освободительный поход", резко ослабив защиту границ с Нортирией.
   И норты на провокацию поддались. Они, повторяя победную стратегию твоего деда, опять захватили приграничные города, но... Провинции были эвакуированы, мелкие города стояли практически пустыми. И ваши войска на этот раз всё-таки пошли на Гриэгр.
   - У вас не было больше сил на засаду!
   - Да, наш небольшой отряд мост через Итолу защитить не смог и был сметён. Победа вдохновила вашу армию, и она пошла на штурм Гриэгра. Безуспешный. С серьёзными потерями. Были попытки штурма ещё нескольких крупных городов. Найлис вы даже взяли. Но цена... У нас города, даже внутренние, были, были укреплены! А вот ваши... Наши войска перестав имитировать рейд по Техлору, вернулись, захватили Пиотское ущелье и вырвались в ваши степи. К вашим безоружным населённым пунктам. К вашей столице. Вы шли к Элистану, мы - к Таслу. Основа ваших войск - быстрая конница, основа наших - легионы. Вы вышли первыми. Но Элистан - это город при границе - пограничный форпост! - который первым должен встать на пути имперцев. Крепость! Осадных оружий у вас почти не было! Опыта штурмов у вас не было. И всё население Элистана стояло на его стенах. Тасл же...
   Тасл расположен практически в центре Нортирии. Главный её рынок. Он был взят даже не нашей армией - передовым её отрядом. Ваша армия на штурм нашей столицы так и не решилась. А двадцатишестилетний полковник Аатоникл на вашей главной площади перед вашим главным храмом обрубил нижнюю ветвь знаменитого тёмного тополя, забрался на крышу центральной Ратуши города и пустил листья с древа по ветру.
   - А потом он собрал нас.
   - Да, потом он по предложению своих молодых советников собрал жён, детей высшей знати нортов, связал одних, заковал других и на деревянных повозках отправил всех в Эллезию. Наша армия развернулась ещё раньше. Ваша от стен Элистана ринулась нам навстречу. Но нам было ближе. Мы к Пиотскому ущелью подошли первыми.
   - И палатки с нами выставили перед войсками.
   - Пиотское ущелье - идеальная позиция для защиты. И теперь мы с нортами поменялись сторонами. В случае битвы ваши полегли бы все. И вы бы - семьи элиты - первыми.
   - Ваших бы тоже погибло немало!
   - Да. Но битвы не было. Ваши сдались. Итак, почему вы проиграли?
   - Ваше бесчестие!
   - Наш рационализм. Рационализм нового поколения, нового класса! Ещё?
   - Вы же ни разу не пошли на битву! Вы только сидели за стенами по своим городам!
   - Я и говорю: рационализм. Ещё?
   - Грабёж - это тоже рационализм?!
   - Вам всласть пограбить не удалось? Мы сумели провести эвакуацию сельского населения. Не в последнюю очередь потому, что оно стало грамотным! Одним из первых указов молодого короля Гилберта II был о сельских школах. Молодая, только что закончившая Университет королева стала его движителем, а юные, не богатые, не благородные выпускники - первыми преподавателями. И там, где население упрямилось и саботировало бы приказы властей, оно прислушивалось к уже заработанному авторитету учителей и к крикам своих детей. А что касается вашего ущерба - можешь обратится к мэтру Алендиерию, наш казначей с удовольствием выдаст тебе список из двадцати трёх тысяч имён вектов, выкупленных казной из рабства за семнадцать лет после вашего набега. И присовокупит список компенсаций фермерам за ограбленные, порушенные вашими войсками оставленные фермы позапрошлым летом. Но ты не ответил на главный вопрос: почему вы проиграли?
   Принц Нортирии молчал.
   - Аккор, не поможешь?
   - Война была симметричной: обе армии покинули свои территории, и векты грабили Нортирию, норты - Эллезию. Но города Эллезии оказались защищёнными, а у нортов - нет. И нортам всю войну не хватало припасов... Почти всё было эвакуировано под защиту стен городов.
   - А города - кто защищал города?
   - Я же говорю: стены, укрепления...
   - Не что - кто? Ни там, ни там регулярных войск практически не осталось!
   - У нортов войска - это дворяне, элита. А у вектов...
   - Ну, договаривай! Додумывай!
   - Да в чистом поле обыватели бесполезны! От них только на стенах есть хоть какой-то толк!
   - И тем не менее. Какие-никакие городские стены были и у нортов, но... Но?
   - Но у нортов оружие мещанству и носить-то запрещено, а у вектов в городах обычно с незапамятных времён регулярное - для каждого гражданина! - несколько дней в месяц или в пару месяцев дежурство в городском дозоре - в гражданской страже. И соответственно - тренировки, учения.
   - Вот. В Эллезии вольные граждане защитили себя. А в Нортирии привыкшие подчиняться - привычно подчинились захватчикам. Нам. Теперь вы, - мэтр Вертений предвкушающе улыбнулся. - Почему нам проиграли вы?
   - Поражение в первой битве - в битве при Артокии предрешило ход всей военной компании. А там... Удар конницы нортов в наш фланг в самом дебюте битвы...
   - У вектов в заложниках тогда были мы все! - опять выкрикнул Келдаз.
   -... Шанс переломить ход сражения был бы, если бы удалась диверсия на лагерь ставки вектов. Но среди верных жён высшего командного состава, последовавших за своими мужьями, дабы "разделить их судьбу", нашлось достаточно магинь, чтобы сдержать наших магов. Нам взять в заложницы их не получилось.
   - Всё это частности, Аккор. А причины, причины?
   - Магов у вас оказалось больше. Гораздо больше.
   - Почему? Население наших стран приблизительно равно по численности, процент магической одарённости один и тот же, ваш Университет... Наша Академия всё-таки авторитетнее, но не на "гораздо больше", так в чём же дело?
   - У вас в Университет уже принимали женщин.
   - Вот! Но не только! Почти двадцать лет тому назад наследный принц Гилберт имел очень тяжёлый разговор с родителями. Звучали слова "во имя Эллезии!", "королевский долг", и юношу заставили отказаться от встреч с юной герцогиней Клериссой Инейской. Взамен он вытребовал, выторговал для неё осуществление её детской мечты - дать ей возможность поступить в Университет Академии. Пансион кампуса Университета на первых курсах по вековым традициям весьма строг: именно в нём юных аристократов приучали к дисциплине, а некоторым - так и объясняли, что такой термин, такая норма поведения вообще существует. Поэтому царствующие родители сочли за благо сплавить малопредсказуемую девицу со Двора, исключить случайные встречи влюблённых, не ссорясь с остальной аристократией ссылкой родовитой семьи в отдалённое поместье - куда-нибудь в их Инеи, к примеру.
   Пункт устава Университета, разрешающий поступление "сынам дворян, достигших четырнадцати лет", был заменён на "всем гражданам", достигших того же возраста. Поддержать оскорблённую несчастную Клериссу решилась целая толпа её подружек. Гендерный барьер оказался сломан. А девочка на зло всем выбрала не юридический или медицинский, как от неё ожидалось, как ей усердно намекалось, а факультет боевой магии. И вот уже пятнадцать лет, как за оскорбление женщины термином "ведьма" можно загреметь на каторгу
   В Университет начали поступать, к тому же, прослышавшие о новой возможности простолюдины. Тем более, что королевская стипендия, королевский университетский заём теперь решает проблему оплаты обучения. И обученных магов нынче у нас примерно столько, сколько во всём остальном вместе взятом Артоле.
   - А были ведьмами - ведьмами и остались, - пробормотал юный варвар.
   Остальные мальчишки только поморщились. А Ниэллон поглядел на ровесников свысока: это моя мама сделала!
   - Теперь ты, Луфгегл. Поясни нам, причины поражения Техлора. Надеюсь, ты не будешь кивать, что ваши не успели к Артокии?
   - Нет, - вздохнул нагтилин. - Одной из причин, что наши хирды не успели к битве, может быть та, что не очень-то они спешили.
   - Ты это знаешь? - остро заинтересовался Аккор.
   - Нет. Напрямую никто мне ничего подобного не говорил. Но... Кто-то отводил глаза, кто-то переводил разговор на другое, а отец... Он просто каждый раз начинает клясть всю эту войну и говорить, что дело нагтилинов - молотом вкалывать, а не мечом махать.
   - Не участвовавшие в битве, свежие войска Техлора встретились с нашими, изрядно потрёпанными воинами, не восстановившимися магами и огромным обозом раненых. Благодаря магиням-целительницам подавляющее большинство из них - выживет. Но... в то утро? Луфгегл?
   - Битва была проиграна. Проиграна по всем статьям. Причём, во многом, вообще-то, нашими средствами, то есть привычными для самих нагтилинов. На медленно движущиеся хирды была обрушена не столько ваша магия, сколько, более характерная именно для нашей армии, артиллерия. Ваши войска успели за ночь установить осадные катапульты, требушеты, палинтоны... Их оказалось неожиданно много, они оказались неожиданно точны, и неожиданно скорострельны.
   - Да, измотанные предыдущим сражением маги были сосредоточены не на нанесение непосредственного ущерба войскам, а на мало затратную вспомогательную магию: на корректировку полёта камней, на работу по натяжению тросов и тому подобное. Вы, нагтилины, и сами по себе устойчивы к магическому воздействию, но ещё и маги ваши специализируются на защитных кастах. Однако, остановить массу сыплющихся с неба не файерболов или проклятий, а мешки булыжников, они не потянули. Боевого соприкосновения с нашими войсками добился только один-единственный хирд. Но второй легион выстоял. А на потерявшие строй остальные хирды был нанесён удар конницы нортов.
   - Которых у нас, как и у коров, с вашей стороны никто не ожидал увидеть.
   - А потом наши маги с нашей гвардией исполнили то, чего не получилось у коров - диверсию на штаб армии. Через телепорты тогда от них сумели уйти единицы, остальные же были захвачены. И всё-таки, что стало критичным фактором в войне, в битве, вы разобрали, вы поняли?
   - Да. Вы разорвали шаблон. В том, что катапульты - они для осады, а не для поля битвы. И что катапульты и прочая боевая механика это одно, а магия - другое. Вы всё соединили.
   - Да. Это тоже была разработка низкорожденных умников, с не зашоренными тысячелетними традициями мозгами, из Университета. А полковник Аатоникл, войдя в вашу столицу, не удержался и ощипал, забравшись на верхушку храма Итора, где-то сломленную ветку осины. Наверное, ему понравился ниспадание её осенних красных листьев. Но, чтобы он успел проделать то же самое с жёлтой берёзовой веткой, но теперь уже с верхушки кориклского маяка, ему разрешили использовать свиток телепорта штаба армии. Уже через три дня после того наша делегация, наш отряд и он сам покинули Корикл, и Война падающих листьев завершилась. Помимо контрибуции во все мирные договоры с павшими государствами Артола были включены пункты об абсолютном запрете на рабство, а также разрешение на обучение для женщин и простолюдинов. Во что данные разделы мирных договоров вылились для каждой из договаривающих сторон, мы обсудим на следующем занятии.
   В это же мгновение из коридора раздался мягкий перезвон дежурного гонга. Мэтр Оллиделий удовлетворённо улыбнулся: он опять уложился секунда в секунду!
   - А данный урок окончен. Все свободны.
  
   3. Мамочка знает всё
  
   У мальчишек ничего не получалось! Нет, они учились, и Аккор недавно опять поразил преподавателей, найдя более рациональное решение логистической задачи по снабжению Чёрных рудников припасами и вывоза концентрата, чем принятое ныне. Они тренировались - и их группа под лидерством Ниэллона в очередной раз оставила не у дел четыре команды из молодёжи знати. Они жили! И Луфгегл в алхимической лаборатории Академии добился, наконец, сдержанной похвалы мэтра Оритирия, а Келдаз, наконец, дал в морду Штуцеру. Драка происходила на улице Цветов, и формально запрет на посещение принцами района Сокхо не был нарушен. И что из того, что запрет на посещение данного "цветника" никем не прописывался только из-за вопиющей его очевидности?! Зато фингал под глазом ему залечивали прямо в "Нежной лилии"! А кровь с лица вытирала сама Алисандра! Но тс-с-с... Узнай об этом во дворце - тремя плетьми дело наверняка не обошлось бы. И тс-с-с... Знаете, как смотрится её декольте с расстояния пяди от глаз?! Нет, ну, если ему уже можно пиво, то какого демона...
   Знали бы мальчишки, как после хохотали девчонки, как они искали дырки на платье Лиски, прожжённые насквозь взглядами норта, как издевались они над ней, что она удержалась и не вжала его мордочку прямо в то самое декольте!
  
   (Вроде бы, это был обычный ежемесячный вызов в городскую администрацию для "уточнения налоговых отчислений", предвещающий недолгие разговоры и не чрезмерно дорогой "подарок", но минуты не прошло, дверь кабинета за её спиной открылась, и она вдруг увидела, как ужаснулся мэтр Родий. Он поспешно вскочил и суетливо уступил своё место вошедшему... вошедшей. Та повернулась, и почтенная женщина ужаснулась тоже. Она тоже довольно суетливо поднялась с кресла и опустилась в глубоком реверансе:
   " - Ваше величество...
   " - Поднимитесь, метресса... - раздалось не так, чтобы скоро. Ниаракла выпрямилась. - Я вижу перед собою владелицу "Нежной лилии"?
   " - Да, ваше величество.
   " - Тогда у меня к Вам несколько вопросов. Вопрос первый: скажите, Ваше заведение - оно же не со дна Сокхо?
   " - Нет, ваше величество. Улица Цветов - вне пределов указанного Вами района.
   "Что это?! К чему это упоминание о дне?.. Я из него уже двадцать лет, как выбралась!"
   " - Вопрос второй: у вас есть молоденькие девочки? Действительно молоденькие?
   " - Да, ваше величество. Но закон категорически запрещает использовать в нашей сфере труд несовершеннолетних. Поэтому девочек моложе шестнадцати в штате нет.
   "Великая Анатара, она же, говорят, влёт определяет ложь! Не врать, не врать! Ни слова прямой неправды!"
   " - А Селла? Сколько ей?
   " - Шестнадцать лет и четыре месяца.
   "Даже в записку какую-нибудь не посмотрела! Она что? знает по именам всех моих шлюх?!"
   " - И была принята?..
   "Великая Анатара..."
   " - Три месяца как...
   " - А не два года и пять месяцев тому назад?
   "Что ж, ноги-то у меня такие непрочные..."
   " - Я могу предоставить выписку годовой платёжной ведомости. И за этот год, и за позапрошлый - в прошлых годах её нет.
   " - То есть обвинения в развращении малолетних и, соответственно, каторги Вы не боитесь.
   " - Я боюсь только не угодить вашему величеству.
   " - Хороший ответ. Ценю. Тогда вопрос номер три: почему о том, что мой сын был в "Нежной лилии", я узнаю не от тебя?! - перестала скрывать своё бешенство королева.
   "Великая Анатара, благодарю, благодарю!.."
   Перед ней сидела вовсе не разгневанная королева, а вдруг осознавшая, что её сынок вырос, мать...
   " - Он у нас не был. Порог заведения переступил только принц Келдаз. И тот... Ему только...
   " - Я запрещаю! Никому из принцев! Келдазу тоже! Никаких "только"! Ничего! Слышишь: ни-че-го!
   " - Он - норт, - тихо, очень тихо напомнила профессионалка.
   Королева задумалась.
   "Великая Анатара, я отблагодарю тебя! Сегодня же в храме..."
   " - Месяц! Если надо будет дольше - предупрежу.
   "Она хочет всё, как следует, обсудить с остальными матерями... - поняла женщина. - Вот только выросшие мальчики как раз в этом своих мамочек не очень-то слушаются", - про себя даже улыбнулась она.
   Но ведьма, сидящая перед нею, оскалилась:
   " - И спаси тебя Анатара, если у тебя не получится выполнить просьбу своей королевы!
   "Великая Анатара..."
   Ниаракле даже скосить глаза на зеркало не надо было, чтобы увидеть, как она побледнела. Ноги едва держали...
   " - Держи, - королева разжала ладонь, в которой оказался чёрный диск, и толкнула его по столу к бедной женщине.
   " - Что это? - помертвела метресса.
   " - Корские маги назвали их "червоточинами".
   " - Что мне с ним... с ней делать?
   " - Да что хочешь. Хотя... Избавиться от неё ещё никто не пробовал.
   Ниаракла сумела сделать шаг, подняла со стола - медаль, монету, на которой, впрочем, не было ни гербов, ни экслибрисов, а только ещё более чёрная спираль.
  
   Не получалось у пацанов ничего выяснить про свою спасительницу. Её не существовало! "Что вы? - несовершеннолетним работа в Библиотеке не предоставляется". "О чём вы?! -посторонние в фонды Библиотеки не допускаются". "Извините, нельзя, допуск в фонды вам не выписан тоже"... А на морде лица Главного Хранителя Библиотеки при этом просто горело отчаянное сожаление, что тогда его обошли и не позволили лично влепить героям, победивших трёх чёрных гончих, по три плети за недолжное обращение с одной единственной книжкой!
   Аккор попробовал заказать книгу из памятного подвала - Луфгегл запомнил два названия. Была надежда, что, может, заказ будет обрабатывать или помогать обрабатывать та девочка и как-нибудь даст о себе знать - хрен! Отказ: "Для выдачи книги из данного фонда необходимо поручительство двух членов президиума Академии".
   Обсуждение, стоит ли пробовать Ниэллону придумать объяснение родственникам матери, зачем ему понадобилась "Морфология теневых бабочек" или "Синтаксис Актоса" было недолгим. Одно дело, когда над запросом работает стандартная библиотечная бюрократия, другое - прямо засветиться в интересе к тёмным искусствам. А тут... От первого название просто воняло некромантией, Актос же... Вообще-то это самая яркая звезда в созвездии Клешней, но Аккор вдруг вспомнил, что она ещё и одна из тех немногих звёзд, которые в Империи имеют другое название. То есть здесь его унаследовали от гридов, а те... Не от прежних ли? Не хуже ли интерес к этому "Синтаксису" будет, чем к некромантии?
   Но, если не работница - может, это была по-родственному зашедшая к какому-нибудь дядюшке дочка-племянница, пирожков принесла? Но, тогда как им, пацанам, расспрашивать про девчонку?! И нарываться на насмешки одних и подозрительные взгляды других? Пришлось, в кои веки, обращаться к сёстрам... (младших братьев Луфгегла и Келдаза оставили на родине, а сестру Аккора принцессу Никкору уговорили... "Уговаривали", конечно её родителей... Видите ли, принцессе Синнаэль одиноко, ей нужна подружка, равная по положению. Королевская чета Корлэнда в ходе переговоров - ах, да какие, там, переговоры! материнская просьба одной матери другой! - сумела только выговорить, не включать это "дружество" в текст официального договора. И одиннадцатилетняя девочка, вроде бы, сохранила право в любой момент покинуть Элистан. Вроде бы...)
   Когда Луфгегл озвучил это предложение, обоих старших братьев аж перекривило, но оба понимали, что делать нечего... Однако, тут же реализацию в свои руки взял варвар-норт: договориться с девчонками? - нет ничего проще! Учитесь! Вы только о встрече договоритесь. А после всего он ещё и посмеялся: старательный нагтилин по итогам конспект составил!
   Девчонкам раз пять сказали, что дело крайне секретно! Что разговаривать об этом нигде во дворце нельзя! Девчонок отвели в дневной трактир. Луф предложил сделать широкий жест: мол, предложить - выбирайте себе, что хотите...
   - Ха! - сходу отринул это предложение Кел. - Ты только всё испортишь - они начнут думать, чего же они такого хотят?! Девчонки ненавидят думать! Они любят праздновать! Надо просто заранее узнать их любимые сорта мороженого. И лимонада! И пирожных, конечно.
   А потом он за столиком с вазочками мороженого, с высокими взрослыми бокалами, полными любимыми их напитками, тарелочками с немаленькими порциями сладкого, он им рассказал... Нет, он им поведал... И о рейде, и о чудовищах, и о тайном проходе, и о незнакомке... Которой в реальности вдруг оказывается словно бы и нет. А за воинами - долг! Долг жизни и смерти!
  
   (" - Растреплют!
   " - Кому? Своим десятилетним подружкам?! И что?)
   " - Им по одиннадцать...
   " - И что?)
  
   Девчонки посетить "Эктлер" согласились, мороженое скушали, лимонад выпили, сладости умяли, повествование выслушали, ресничками похлопали, ротиком повздыхали и помочь согласились. Вот только... Каждая стребовала себе за то по клыку гончих. Причём, ни одну, ни другую не заинтересовали клыки от своих братьев. И они долго перебирали серебряные цепочки, тщательно рассматривали зубья, умудрялись находить в них какие-то изъяны и, наконец, выбрали: Сина у Луфа, а Никка - у Кела.
   Аккор только выдохнул с облегчением: у него все три клыка остались в неприкосновенности. Ведь, в довершение ко всему, библиотекаршу-то найти так и не удалось! - принцессы через неделю отчитались по полной: они предоставили список работников Библиотеки, их семейный состав, выписанный их ученическим почерком, - включая вторую степень родства, кузин то есть, то есть, всё как заказывали! Но ни одна из внучек-дочек-племянниц под описание не прописалась! Что ж... Мальчишки пересчитали карманные деньги, ушедшие на два захода в дорогой трактир, и принялись думать дальше.
  
   " - Дорогой, мы оказались правы. "Библиотекарша" - это девочка лет десяти.
   " - Откуда?..
   " - Мальчишки попросили сестёр порасспрашивать о малолетних родственницах библиотекарей. И именно такой возраст был указан приоритетным.
   " - И?
   " - Твоя дочь вся в тебя: она предельна рациональна...
   " - Она обратилась к тебе!
   " - Да.
   " - Ну тогда... Что они стребовали с мальчишек?
   " - По клыку...
   " - О-о... И с кого клык тёмной гончей урвала наша дочь?
   " - С нагтилина.
   " - Неожиданно...
   " - Согласна.
   " - А морячка, небось, со степного орла?
   " - Да.
   " - Ожидаемо.
  
   " - Дорогая, что происходит? Зачем тебе личный кабинет в потаённом фонде?! Да ещё чуть ли в центре хранилища! Мэтр Каллиен просто в трансе! Переставлять стеллажи... В том помещении уже тысячелетие, как самое большое, что делали - это пыль с некоторых книг вытирали! А зачем тебе там кровать? Ты ночевать в фонде собралась? А таскать туда три раза в день еду? Ежедневно! Даже когда тебя нет?!
   " - Надоело! Эти старые хрычи врут! Врут мне! Мне! Девчонка - родственница предыдущего Главного Хранителя. Во время эпидемии, в самый её пик - в середине лета, у него все умерли, и ему было не с кем ту оставить. Он её и привёл. А вскоре умер сам. Прямо в Библиотеке. И теперь стариканы запутались в своей лжи. Они не знают, как легализовать её существование, и всего боятся! И, как могут, маскируются. И она ест, что они не доели в столовой; спит, как приблудная кошка, на коврике; одевается в обноски их внучек... В общем, я их немножко... Если не поймут - будет уже не немножко... А уж если они умудряться её обидеть... Кабинет себе - комнатку девочке, я приказала устроить прямо на том месте, где команда нашего сына с её помощью победила трёх тёмных тварей. Кстати, ты, должно быть, ещё не знаешь, твой казначей...
   " - Дорогая, не пугай!
   " - Дорогой, я изнасиловала и его.
   " - Хоть не до смерти?!
   " - Рядышком. Я намекнула ему про его аферу со вторичной обработкой руды с приисков.
   " - И чего ради? Мы же с тобой договорились, что это будет ему в премию.
   " - Зато с тех доходов выбила ставку для девочки в Библиотеке. Смотрительница "Тёмного молота" теперь она.
   " - Что за дичь?! И он согласился?
   " - Я ж говорю - изнасиловала. И он ещё придумал механизм, как ей платить. Её же, как ты помнишь, вроде бы, и нет. Рассказать?
   " - Неинтересно.
   " - В общем, у девочки теперь есть, что есть, есть, где спать, есть за что хоть что-то себе купить.
   " - Я правильно понял, что она всё это время и на воздухе-то практически не бывала?
   " - А вот об этом пусть мальчики озаботятся. Ещё и выгуливать её я не собираюсь!
  
   Следующую зацепку нашёл Аккор. Он, когда отходил с девчонкой за "молотом", заметил, что фонд состоит и трёх галерей. Причём центральная - узкая, а третья, похоже, такая же широкая, как и на которой застряли они.
   - И что? - ничего не понял Ниэллон.
   - У помещения осевая симметрия. Это помещение вам досталось от прежних! Через гридов, конечно, но от прежних!
   - И что? - ничего не понял и Келдаз.
   А Луфгегл привычным жестом пригладил создающий осевую симметрию его причёски пробор на своей верхушке.
   - Нарисуй! - потребовал он.
   Разговор происходил в классе, чёрная доска и белые кусочки мела были в двух шагах. Аккор несколькими штрихами изобразил предполагаемый план помещения запретного фонда.
   - Нил, а теперь ты. Что там с другой стороны?
   - Ни хрена ж себе, - пробормотал Ниэллон и тоже немногими штрихами обозначил бывшую дверь, которую вынес маг, сопровождавший отряд гвардейцев, которая ныне была заделана, зацементирована двумя рядами камней, и продолжил путь от неё проходом, слева от которого обозначил ряд помещений, а ещё левее прочертил ещё один проход, который воткнулся в окончание третьего прохода меж галереями, начертанных Аккором.
   - Ни хрена ж себе, тут точно тоже должна быть дверь! - изумился наглядному подтверждению своей догадки умный кор.
   - Во-первых, - покачал головой пунктуальный нагтилин, - у нас нет правильного масштаба, может, проходы друг друга и не продолжают, во-вторых, может, дверь меж ними давным-давно тоже заделана, а в-третьих...
   - В-третьих, ясно, - вмешался решительный норт, - надо идти смотреть!
   - А тебе... - Луфгегл сглотнул, - тебе не жутко будет опять туда лезть?
   - И мне не по себе... - словно попытался расстегнуть на груди пуговицу Аккор, - как-то...
   - Ага... Значит, идти точно надо, - постановил Ниэлон: - Не хватало мне ещё в моём дворце какого-то подвала бояться! Да и нормально это! Любая тёмная тварь создаёт вокруг себя ауру страха. Которую надо однажды преодолеть, сломать!
   - Среди бела дня попрёмся? Что страже скажем? И ведь тогда весь дворец будет знать, что мы опять в те подвалы полезли... Может, про пиво что-нибудь сморозим? Да и пустят ли? Вдруг на кого осторожного нарвёмся?
   - Так, - отмёл возражения Ниэллон, - никакого пива. Как есть, так и скажем: вдруг поняли, что жутко вспоминать про подвалы. Хотим эту жуть изжить, а потому пойдём одни. И обращаться будем не к кому-нибудь осторожному, а прямо к командиру гвардии - к дяде, герцогу Инейскому. А чтоб точно пустили - переоденемся.
  
   Получив право на гвардейскую амуницию, Ниэллон чуть ли не наследующий же день вызвал полкового портного, но вместо него явился портной его мамочки. Вместе с самой Мадам. Юноша попытался возмутиться:
   " - Я хочу, как у всех гвардейцев!
   " - Ты - не все гвардейцы, - отмахнулась королева. - Ты - наследник престола. Да и... - и она ему попеняла: - Привыкай, сын, не отказываться заранее от того, чего ещё не видел, чего ещё не оценил!
   Когда его начали обмеривать, прочие мальчишки-принцы над ним несколько посмеялись, но потом портной принялся и за них.
   " - Я не надену форму вашей гвардии! - возмутился непочтительный норт.
   " - Прикажу - наденешь! - отрезала королева. Но потом добавила: - А кто тебе сказал, что это будет их форма?!
   После всех обмеров, когда наглый портной с высокомерной королевой ушли, Келдаз проворчал:
   " - И как только она узнала-то...
   " - Во дворце, мама знает всё, - как про само собой разумеющееся, пожал плечами Ниэллон.
   Формой гвардии государства-победителя сшитое не стало. Даже у Ниэллона. Да, что бралось за основу было очевидным. Да, в общем строю гвардии принцы бы в глаза не бросились, но...
   Но на шевронах был вышит не знак гвардии, а герб соответствующего Дома, но окантовка ремней, воротника, да и все главные швы были выполнены не стандартной для вектов золотой нитью, а в династические цвета соответствующей Семьи.
   И ещё одно стало очевидным, когда принцы в зеркале увидели себя рядом с тройкой сопровождавших королеву гвардейцев: может, амуниция принцев и была гвардейской, но... тогда уж какой-то другой гвардии.
  
   Герцог Инейский был не царедворцем, он был воеводой, то есть тем, кто водит воинов, и причём, не просто какую-нибудь пехтуру, а элиту, гвардию! - в бой. Что такое зарождающаяся фобия у юных аристократов - знал; что давить эту заразу надо на корню и сразу - знал тоже. Он оглядел четырёх будущих рыцарей, улыбнулся в усы их незамысловатой хитрости: намекнуть одеждой, что они - свои, а чего своим по мелочи отказывать? И выписал суточный пропуск на посещение складских помещений:
   - Прогуляйтесь.
   "И если они под это дело ещё один бочонок тёрского уволокут, так у этого жмота Айзенбеккера точно не убудет!"
   А осторожным оказался начальник караула у спуска в подвалы. Он очень хотел пристроить к мальчишкам стражников.
   - Да мы ненадолго! - пытались аргументировать парни, но только строка в пропуске: "Вне ограничений." помогла отбиться. Правда, тот заставил определиться с контрольным сроком возвращения. Тогда в ответ мальчики указали аж полтора часа. Он сначала нахмурился, потом под смех всего караула ехидно поинтересовался:
   - Что, ломать дверь в пивной зал будете?
   - В случае чего по кружке с нас! - не растерялся Келдаз.
   Однако, эта перепалка, эти пересмешечки сбили напряжение, и освещённые лишь неяркими магическими светильниками коридоры ожидаемой жути не вызвали.
   "Да не очень-то и хотелось", - с облегчением выдохнул Аккор. Мальчишки переглянулись. Кажется, и остальные подумали о том же.
   В прошлый раз добраться от лестницы до перекрестка с потайным входом в фонд у них вышло минуты за три - ну, так теперь они большую часть пути не бежали, как оглашённые, и добирались до свежеоштукатуренной стены раза в два-три дольше. И ещё минута понадобилась, чтобы, оглядываясь по сторонам, пройти мимо торцовой стены ряда складов и обнаружить новый перекрёсток. Искомый!
   - Есть! - прошипел Келдаз.
   А Луфгегл всё-таки попробовал уточнить:
   - Акки, как? Вспомни, ну, хоть прикинь - сходится?
   "Вот же зануда!" - подумал Аккор, но подчинился.
   Он прикрыл глаза и попытался внутренним взором ещё раз увидеть ту картину, которая в прошлый раз всего на пару мгновений мелькнула перед его глазами и соотнести её с тем, что он прошёл только что.
   - По крайней мере, не противоречит.
   Да какие там противоречия, если перед ними - вот! - точно такой же отнорок в тупичок, как и там, где они сбежали от гончих!
   - И что теперь? - спросил Келдаз. - Ломаем, стучимся, прыгаем, машем руками?
   - Ага, - согласился с ним Аккор, - дверца откроется и оттуда появится достопочтенный мэтр Каллиен. Который на этот раз не удержится и лично заедет тебе в лоб тем самым "Тёмным молотом", - мальчишки зафыркали, представляя старикана с огроменным томом наперехват.
   - И на завтра здесь будет не отнорок, а тоже - свежая штукатурка. У нас суточный пропуск. Сейчас уходим и приходим ночью, когда деды разойдутся по домам жрать манную кашу и хлестать валерьянку. Пошли. А то девчонка нас тогда как-то увидела, как бы и кто из хранителей не разглядел тоже, - резюмировал принц Эллезии.
   И они тронулись восвояси.
   - Э, а пиво-то где? - встретили их стражники.
  
   - Не поздновато? - сразу после полуночи встретил их новый стражник. - Теперь-то чего ради?
   Вот же, опять весь дворец будет знать про розыскные мероприятия принцев! Они специально пришли именно сейчас - сразу после смены постов, чтобы не нарваться на саму пересменку, чтобы ограничить количество об их вояже знающих. Но болтуны всё равно всё передавали друг другу. Эх, надо было у дяди вытребовать ещё одну строку в пропуске: "Строго конфиденциально!"
   - Без ограничений! - ткнул в пропуск Ниэллон.
   - Всё-таки за пивасиком? - стражнику было скучно, ему явно хотелось поболтать, позубоскалить.
   Ниэллон уже намеривался рыкнуть про "разговорчики на посту", но Келдаз захохотал:
   - Так без ограничений же!
   - Парни, так всё, ж на хрен, заперто! И замки - пудовые.
   Они, что ли, уже приглядывались?
   - Мы им, замкам этим, тоже пропуск предъявим, подпись же герцога - вдруг какая магия сработает!
   - Ну, удачи! - огладил усы стражник.
   Он, наконец, соизволил сдвинутся всторону и позволил пройти. Мальчишки тут же ссыпались вниз по широкой спирали лестницы. Особо крутой она не была - да и понятно, хоть работал и грузовой лифт, но ради каждой пары бутылок вина, ману на магический механизм лифта тратить не будешь, так что подъём-спуск по ней в тест на выживание превращаться не должен.
   - Ты что? на часового уже прикрикнуть хотел? - поинтересовался норт. - Зря. Мне отец говорил: "Накомандуешься ещё! Пусть тебя сначала полюбят." Это же твое войско, твоя стража. Им ещё, может, придётся за тебя на смерть идти.
   И юноша-вект заметил, как переглянулись юные кор и нагтилин. Они тоже не ожидали услышать подобное от ровесника воина? Нил отвечать, комментировать не стал. Просто отложил памятку на будущее.
   Ни в коридорах, ни в их отнорке перед предполагаемым проходом ничего не изменилось: было тихо, светло, пусто. Немного пахло едой, почему-то - кожей, ещё чем-то... Всё-таки не все двери были герметичными. Что важнее, ниоткуда не несло опасностью. Интуиция соглашалась, что вокруг - банальные скучные кладовые, а не полные несметных сокровищ и смертельных угроз таинственные пещеры.
   - Ну? И?.. - Келдаз повернулся к Ниэллону, но тот с интересом глядел на Луфгегла. И что ещё занимательнее: точно так же на него смотрел и Аккор.
   "Пещеры, может, и не пещеры, а что подземелья - так точно! - понял ситуацию Келдаз: - Если б они сейчас прокрались к степному табуну, чтоб побаловаться ночной скачкой, они, все трое, вот так же смотрели бы тогда на меня!"
   - Как знал, что этим всё кончится... - проворчал нагтилин. - Но как же мне всё это не нравится...
   - Да ладно! Давай!
   Тот ещё раз вздохнул, сделал шаг вперёд... И отогнал сунувшихся следом пацанов:
   - Не застилайте свет...
   И начал оглядывать стены отнорка. Причём, начал с боковой. С левой, потом так же так же ощупал голыми ладонями правую. И сверху - откуда достанет, и до самого пола.
   "Ищет, рычаг какой, открывающий проход, - поняли мальчишки, - Но вот же зануда! Ну, кому надо бы было устраивать подобное у пола? Чтоб потом сгибаться в три погибели?!
   "А если, чтоб просто ногой пнуть?"
   "Да и как понять, откуда у прежних начиналась та самая "третья погибель"? Пусть работает."
   "Так я не спорю."
   Торец стены Луфгегл ощупал так же тщательно.
   - И что?
   - Ничего?
   - Нашёл, что-нибудь?
   Луф залез в карман, вытащил мешочек, из которого достал мелок.
   - Есть три подозрительных места... Вот здесь... - он нарисовал неровный овал на левой стене. - Вот здесь... И здесь. - ещё два таких же овала появилось на правой.
   И мел - в мешочек, тот - в карман, а из кармана - платок. Нагтилин тщательно вытер руки, сложил платок, вернул его на место, и из внутреннего кармана колета достал свиток.
   - Теперь не мешайте совсем, свиток - всего на шесть мигов. Я успею, три места здесь в четыре шага, но не отвлекайте. Эх... месяц тайком от мэтра Оритирия вкалывал.
   - Так вкалывал-то как раз ради чего-нибудь вот такого!
   - Так я и не против, вроде... - и он резко выдохнул: - Уф! Ну, пробую!
   И он сломал капсулу свитка.
   - Есть! - выкрикнул Келдаз и рванул к выскочившему из стены столбику, но вцепившиеся в него Нил и Акки, удержали.
   А Луф, словно не заметив ни первой удачи, ни его выкрика, сделал три шага к другой стене, обвёл свитком второй овал, и - ещё один шаг, к третьему. Но и там - ничего. И свиток рассыпается в труху, в пепел, в прах.
   - Фу-у-у... - рукавом вытер он пот со лба. - Сработало. Оно всё-таки сработало!
   - Ещё нет, - деловито уточнил принц Эллезии. - Прохода-то по-прежнему никакого.
   - Да теперь же всё ясно! - опять попытался двинуться вперёд принц Нортирии. Но принц Корлэнда опять удержал его:
   - Давай! Доводи до результата.
   Луфгегл удовлетворённо улыбнулся, сделал четыре шага назад, оглядел выступивший металлический столбик, пробормотал:
   - И ведь не сталь... Бронза? Или это и есть легендарный нитрониум?
   И смачно, своим заскорузлым большим пальцем вдавил тот в стену. В стенке напротив мальчишек что-то щёлкнуло.
   Нагтилин подошел к ней, толкнул... И то, что выглядело каменной стеной въехало в боковую каменную стену.
   - То-то же! Эй, - обернулся он к прочим, - идём!
   Вошли.
   Эта галерея фонда ничем не отличалась от той, где они уже были - такие же полки, такие же книги... Нет, книги, конечно, другие... Но такие же. Тоже, большей частью, на незнакомых языках. Даже более того - на незнакомых алфавитах. Из тех, верно, которые тоже тысячелетиями никто прочесть не может. Въедливой девчонки рядом не было и нагтилин, не удержался -пригладил ладонью некоторые корешки... Из тех, что выглядели попрочнее. А кор решился на большее: он вынул толстый том, раскрыл... Норт, заглянув ему через плечо и только плечами пожал: даже картинок нет, только ряды незнакомых значков. Для иероглифов - слишком простые, для букв - чересчур причудливые... И чего весь этот бесполезняк хранить? Кел взглянул на слабую улыбку Акки и опять пожал плечами: поди ж ты, прямо балдеет!
   Он обогнул столпившихся парней и направился к перекрёстку. За ним тут же увязался нагтилин:
   - Здесь тебе не степи, запутаешься.
   Да и правильно - парами сподручнее. Особенно данное обстоятельство Келдаз оценил, когда они наткнулись на явный новодел: посреди библиотеки кто-то словно комнату выстроил!
   - Чувствуешь, мы как раз здесь дрались. Вон, ремни переборки... Не лезь внутрь, я за остальными сбегаю...
   Да, раз двадцать повернув среди всех этих одинаковых полок Келдаз, где остались остальные, уже и не представлял. Луфгегл убежал, а Келдаз не утерпел и аккуратненько - вдруг заскрипит - приоткрыл дверцу, взглянул одним глазком и... И заулыбался. Такие помещения он уже видел - в Университете, в пансионе. Которые одновременно и рабочие кабинеты, и спальни. У студентов. И кровать чтоб была, и рабочий стол для занятий. И чтоб перекусить за тем столом можно было тоже.
   Стол нынче был пустым - только ваза с одинокой розочкой, а в кровати спала их девочка. Рыжие волосики рассыпались по подушке, ладошки под щекой...
   И... Не хрена ж себе! - в углу, там, где те, которые отличались повышенным богопочитанием, обычно устанавливают статуэтку с их божеством, там был прислонен к стене знакомый огроменный том. "Чёрный молот", вроде бы... Или "Тёмный..."?
   - И как всё это понимать? - раздался из-за плеча шёпот нагтилина.
   Келдаз оборачиваться не стал, он пошире раскрыл дверь и сделал пару шагов вперёд, чтоб остальным можно было пройти тоже.
   - Королева... - вдруг пробормотал негромко Аккор. - И здесь она.
   - С чего бы?! - в полголоса не поверил ему Луфгегл.
   - Не туда смотришь, - покачал головой кор. - Вон, видишь...
   - Роза? Да мало ли...
   - Роза в вазе. А на чём стоит ваза?
   - Мама... - понял и Ниэллон.
   Ваза стояла на нешироком чёрном диске, на котором чуть проглядывала ещё более чёрная спираль.
   - Не понял?!
   - Наши назвали это "червоточиной". Её величество королева Эллезии вручила по такому магам, выжившим в столкновении с нею во время битвы при Артокии.
   - И что это?
   - Поделка. Из которой - дольше года уже! - не исчезают следы её ауры. Больше наши артефакторы не смогли разглядеть ничего.
   - А зачем? Что оно делает?
   - Вроде бы, ничего, совсем ничего.
   - А что им-то велели делать с ними?
   - "Что? Да что хотите", - был ответ. Выбросить не решился никто. Здесь, вон, видите, вместо подставки для вазы приспособили. Другое интересно: вот, как она?..
   - Да я же вам уже говорил, - хмыкнул на повернувшихся к нему мальчишек Ниэллон: - во дворце мамочка знает всё.
   Он обошёл их и, не удержавшись, пригладил, как недавно Луфгегл корешок книги, пригладил обложку этого замечательного тома... Но на молоте словно оказалась зазубрина. Совсем он забыл - прошлый раз же укололся тоже! Капелька крови скатилась прямо на изображение древнего оружия.
   - Уй!.. - чуть громче, чем остальные, высказался принц Эллезии.
   - Ма-а-льчики... - донеслось с кровати. Девочка проснулась, села и теперь, рыженькая, сонная, глядела на них.
   За следующие полчаса-час они узнали много всего. И что из-за них у неё... Раньше было так тихо, так спокойно, так хорошо, а теперь приходила королева, сказала, что будет здесь работать днями и ночами, устроила себе кабинет, вот, с кроватью, а сама с тех пор так ни разу и не заявилась; что велела хранить и беречь том "Тёмного молота" как зеницу ока - глаз с него не спускать! Что платить за это стала, что сюда теперь еду носят и ругаются, если она остаётся нетронутой, что ей неделю после возведения этого "кабинета" - неделю! - пришлось пыль с книг вытирать! А ведь некоторые свитки... их не то, чтобы тряпочкой коснуться, на них дышать боязно!
   И тут она увидела...
   -...А ты что?! С кровотечением здесь шляешься?! Ты... ты... ты опять эту книгу трогал?! Ты её... Ты её испачкал??!! Да как вы вообще сюда пролезли?! Вон! Вон! Немедленно! Я сейчас, как закричу, я сейчас, ка-а-ак вот за эту веревку дёрну - здесь стража со всего дворца будет! Во-о-он!!
   Она закричит?.. А сейчас она что делает? Шепчет, что ли?
   Но Келдаз, не стал слушать отговорки прочих, он подхватил мальчишек, кого за руку, кого за плечи, а Нилу так досталось и подзатыльника, и выволок всех их из комнатёнки. Но стоило ему притормозить, как в дверях тут же появилась пышущая гневом, вся в космах нерасчёсанных волос, красная - почти как те волосы! - девица... Когда Луф оглянулся, он чуть не захихикал: так не вязался праведный огнь в её очах с куцыми трусишками и блеклой маечкой - грозный такой мышонок! - но Кел зашипел на него: "Убью!". Нагтилин опомнился и вслед за остальными перешёл на бег. Сзади, размахивая какой-то тряпкой... Может, именно ею она пыль с книжек и вытирала? Сзади за ними гналась девчонка.
   - Уходим! - продолжил командовать воинственный, но умеющий обращаться с девицами, норт.
   - Ведём её к выходу! - уточнил Ниэллон, перехватив командование. И когда девчонка начала отставать, заставил мальчишек изобразить, что они задохнулись тоже, и устроить громкий передых. И только, когда она к ним подтянулась, выскочила на финишную прямую, и уже на виду у библиотекарши, они вылетели во всё ещё открытый проход, и едва ли не с десяти саженей от неё нагтилин с той стороны закрыл его.
   - А не зря мы это?.. - тут же задумался Луфгегл.
   - Чего?
   - Показали? Расскажет своим дедам, мы придём в следующий раз, а здесь - штукатурка.
   - Не-е, - не впечатлился Келдаз. - Она не дура. Вот твоя сестричка рассказала бы? - спросил он Ниэллона. Нил только хмыкнул. - Вот. А твоя? - обратился к Аккору.
   - Аналогично, - поморщился и тот. - Эта маленькая зараза...
   - Ты поосторожней с такими высказываниями, - прервал его норт.
   - Чего?
   - Нам ещё просить их сюда к ней идти.
   - Чего ради?!
   - А кому? Или тебе загорелось всё-таки получить той тряпкой по морде?
   - Вот именно, - проворчал нагтилин. - Вы видели, в чём она одета? Деньги, как я понял, у неё теперь есть, но... Как насчёт прогуляться с нею по лавкам? За платьицами-кофточками? И рассказать ей, "что нынче носят"? Не говоря уж о тридцати сортах шампуня, чтоб как раз под её рыжий тип волос... И уж умолчу про бельишко, там, разное - носочки-чулочки, маечки-трусики... - он посмотрел на призадумавшихся приятелей, и тяжко вздохнул: - Чую, я остался ещё без одного клыка, - правда, тут же ехидно ухмыльнулся и взглянул на Келдаза: - Ты, впрочем, тоже.
   - А вот хрен им! Не отдам. Малявки же, а уже туда же! Ничего, мы тоже кое-что можем, кое-чему обучены!
   - Придумал что-то?
   - Да чего там думать?! Только тогда и с вас...
   - Что?
   - Щас увидите!
   Так что, на этом приключения мальчишек в подземелье не закончились - Келдазу потребовалось пиво! Где расположена пивная кладовая, он у гвардейцев уже вызнал, открыть её - к их изумлению, смог. И только, водрузив себе на плечо по бочонку, согласился возвращаться.
   Когда охранник на выходе попытался протестовать, ему ткнули носом во всё ту же строку: "Без ограничений". А на его: "Но как вы пролезли?!" - Кел опять указал на печать герцога: "Я же говорил: чистая магия!"
   А девочка, постояв у задвинувшейся перед её носом стены, немного порычала и вернулась в свою комнатку, в свою, как её называла, келью. С замиранием сердца оглядела том. Следов крови не было.
   - Но я же видела, видела! - прошептала она. - Прямо на молоте, вот здесь!
   Она ткнула пальцем в переплёт и...
   - Ой!
   Оцарапалась... Откуда? Никаких же зазубрин не было! Мальчишки? Мальчишки покарябали книгу?! Но размышляла она попутно, а сама уже бросилась к тряпке, потом назад к древнему фолианту и замерла: капля крови на глазах уменьшалась, втягиваясь, впитываясь, растворяясь в металле.
   - Ой, - опять вырвалось у неё.
  
  
   4. Операция "Нежная лилия"
  
   Королева расчёсывалась перед сном - сто ритуальных касаний волос, пять минут перед зеркалом, пять минут любований собой, улыбок себе. Пять минут тихих улыбок короля, супруга, отца её детей...
   - Представляешь, Нио обхитрил Сину!
   - Парень растёт? И в чём? Как?
   - Помнишь, я рассказывала, что они попросили девчонок разузнать про родственниц библиотекарей?
   - Да. У них же ничего не вышло. Так, кажется?
   - У меня тогда ничего не вышло! Но мальчишки, представляешь, нашли ещё один потаённый вход в хранилище. Совсем рядом с первым.
   - Ох уж мне, эти прежние! Во дворце отнорков, как в норах у сусликов! Подожди... - и он довольно рассмеялся: - Так вот зачем они среди ночи в кладовые полезли! А пиво - всего лишь маскировочный манёвр! Представляешь, у меня на утро Айзенбеккер руки заламывал, кричал, что четыре бочонка пропало! На мальчишек кивал.
   "Четыре? А стражник упоминал про два. Обнаглел келарь! Тёрское пиво, как чачу, уже хочет квасить. Бочонок реквизирую."
   - Ну, ладно тайный проход в Хранилище, - покачала она головой, - с ним понятно: наверняка нагтилин постарался, а как они к пиву-то прорвались?
   - В их компании ещё и норт есть! - хмыкнул король. - Келдазу на четырнадцатилетние дядя подарок сделал - артефактный набор отмычек. Так что, замки нашего Айзенбеккера для него теперь не проблема.
   "А это проблема. Придётся и этим озадачивать интенданта. Пусть поработает с нашими артефакторами. Им и приработок, и конкретная работа. Решение неразрешимого, конечно, интересно, но иногда дрова рубить тоже надо."
   - Кстати, этот, совсем теперь совершеннолетний, норт сам по себе проблемку подкинул - он в "Нежной лилии" отметился, - воспользовалась предлогом она.
   - Ой, ну, залепили ему там царапину пластырем - подумаешь...
   - Вот и подумай, он на том успокоится?
   - И что с того? Он же норт!
   - Его мать отреагировала слово в слово. Но наш сын - вект! Когда у тебя была первая женщина?
   - А то ты не знаешь?! - усмехнулся мужчина. - Мне как раз исполнилось семнадцать, тебе через месяц - пятнадцать.
   Королева удержала вздох. Королева до сих пор время от времени пыталась поймать супруга, но он ни словом, ни звуком ни разу не сфальшивил - она, она была у него первой! И долгие годы - единственной.
   - В общем, мы с остальными матерями решили, что нашим мальчикам баловство со шлюхами пока не на пользу. Ставлю тебя о том в известность.
   "С остальными... Опять с дальней связью перенапрягалась! Да ладно, зато о детях поболтала - расслабилась хоть чуточку, - и улыбнулся: - Так "перенапряглась" или "расслабилась"?
   - Как мне это в тебе нравится, - вслух засмеялся он: - ты всегда со мной советуешься.
   - О детях - всегда, - улыбнулась и женщина.
   - Вот и давай о детях, о наших детях. Ты начала говорить, что Нил, в кои веки, не стал с Синой ругаться, а аккуратненько её перехитрил...
   - Да. Помнишь, я говорила, что с библиотекаршей некому и прогуляться-то? Нио спихнул всё на девчонок.
   - Ожидаемо.
   - Я тоже хотела убедиться, что наша дочь второй клык тёмной гончей стребует опять с Луфгегла. А они... Они ни о чём просить их не стали! Мальчишки словно бы в благодарность за то, что девчонки им помогли в прошлый раз, устроили ещё одно застолье в "Эктлере", и на нём якобы проговорились и о тайном проходе, и о несчастной узнице, и о великом Хранилище, и о богатенькой нынче хранительнице. В результате, Синнаэль выпросила у меня пропуск в подвалы. И не простой, а чтоб в нём были фразы "Без ограничений" и "Строго конфиденциально!". И теперь они водят её по лавкам, а она кормит их сладостями. И подру-ужки... Не разлей вода. Газированная.
  
   Келдаз был в отчаянии. С горя он прямо от "Нежной лилии" подался в Сокхо, ожидаемо нарвался на банду Штуцера, влез в драку, потом еле вырвался, еле сбежал... Ну, ничего, он с ними ещё встретится, ещё поговорит - с парнями договорится и поговорит! Но сейчас-то что делать?! Его в "Лилию" не пустили!
   - Представляете! - орал он принцам. - Эти бугаи встали втроём перед дверью, бицепсы свои на груди скрестили и молчат! И кроме: "Не велено!" - больше ни слова так и не сказали! А в окошко Алисандра смотрит! Смотрит и рыдает! Рыдает! А я...
   (Мальчишки сумели добиться детализации: смотреть Алисандра действительно смотрела, а про "рыдать"... Она облизнула пальчик и сделала влажные дорожки себе от глаз к подбородку. И от левого, и от правого!)
   -...Я уже совершеннолетний! Мне четырнадцать уже три недели как исполнилось! А они...
   - У нас совершеннолетие - с шестнадцати.
   - Так-то у вас! А мы!.. Я - норт!.. Алисандра!.. - он в полной прострации оглядел мальчишек. - Слушай, Луф, может, там от соседнего дома какого подземный ход где есть? Ты по Цветочной со своим свитком пройтись можешь?! - и едва не вызверился на Ниэллона: - Ну, чего скалишься?!
   - Да вспомнил, каким образом он нам проход искал. И представил, что он ощупывает мостовую. А Алисандра с остальными девками в окошко на это дело смотрят, и все рыдают. От хохота, - и вект старательно обеими ладонями начал щупать парту. Глядя на него, остальные парни захохотали тоже. - Плохая стратегия, - закончил он.
   - Да где я тебе другую найду, - опять заорал несчастный норт и осёкся. И перевёл взгляд на кора. - Слушай...
   - Вот, другое дело, - одобрил Нил: - Выбей с него!
   - Придумай, Акки! Должен буду!
   - Ага... И будем мы долгами считаться, - проворчал Аккор. - Особенно, когда припрёт со всех сторон, кто на тот момент кому и сколько должен. Нет, это тоже плохая стратегия.
   - Хватит ля-ля! Давай хорошую!
   - Хорошая стратегия - обращаться к экспертам.
   - Я к тебе и обращаюсь!
   - По борделям я экспертом, если и стану, то, может, после шестнадцати. Сейчас мне туда, - он поморщился, - знаешь, даже противно как-то.
   - Да что с тебя взять!.. Стоп! - и Келдаз понял: - Гвардейцы, вот кто... Надо договориться с гвардейцами. О! А у меня и пиво под это дело уже есть! А вы шумели: зачем-зачем?!
  
   Когда её пригласили во дворец метресса Ниаракла особо не удивилась, не насторожилась, не расстроилась: причина вызова была очевидной - Келдаз. Ну, может, и остальные принцы... Хотя вряд ли, остальные, хоть они и прославились тоже на всю столицу победной битвой с тёмными гончими, но всё-таки те лопушки ещё были такими лопухами!
   Пожалуй, она даже обрадовалась: хоть во дворце и бывала - лет пятнадцать-двадцать назад один молодой человек, не к ночи будет упомянут, на свидании сводил её туда с экскурсией - но быть теперь "представленной ко двору"... Сулило перспективами...
   Бизнес на Цветочной как-то, она и сама не заметила когда, потерял динамику. Приобрёл основательность, уютную устойчивость, но появилось некоторое ощущение некоего тупика. Почтенная метресса никогда бы не призналась в адреналиновом голоде, но чувствовать себя старушкой в шлёпанцах не желала точно! Только, если бы ещё... Нет, лично встречаться с королевой - высокая честь, но может, обойдётся, и королева сыщет для неё, какую-нибудь... если не придворную даму, так хотя бы служанку, что ли, доверенную... А на саму ту ведьму, скромная метресса лучше на какой-нибудь процессии посмотрит. Издали.
   Не обошлось.
   - У меня для вас несколько новостей, и одна лучше другой.
   "Так, поднять к лицу правую руку, чтоб был виден браслет с висюлькой "червоточины" на нём, и улыбаться! Улыбаться!"
   - Первое, запрет на ваши услуги принцу Келдазу снимается. Остальным остаётся в силе на ближайшие два года. Или до особого моего распоряжения.
   - Слушаюсь, ваше величество.
   - Относительно норта... Когда придёт, сделайте мальчику праздник. Сделайте так, чтоб при первом посещении у него не было менее трёх девочек. Не менее трёх!
   - Но...
   - Слушаю-слушаю?..
   - У него и с первой, с Сандрочкой... Он наверняка сначала выберет Алисандру. Так вот, у него и с ней-то будет не менее трёх раз...
   - Ничего. Недавно его осмотрели, и мне ещё раз подтвердили: у мальчика прекрасное тренированное сердце - выдержит.
   - Но нагрузка ляжет не только на сердце, но и на другие... м-м-м... органы.
   - Пустое. Как улыбнулась его мать: другие органы сына её мужа их пользователя не подведут.
   - Норты!
   - Вот именно! Продолжаю. Второе, завтра с утра... Лучше б сегодня, конечно, но уж не хочу ломать Вам бизнес. Да и почти наверняка сегодня ещё обойдется. Так вот, завтра с утра к вам зайдёт мой доктор с помощником и осмотрит Ваших девочек. Всех. Вы ему предъявите всех.
   - Но наши доктора вполне компетентны...
   - Думаю, что мои - не менее. Третье. С завтрашнего дня вы поднимаете свои расценки вдвое!
   - Но... - задохнулась хозяйка заведения. - Мои клиенты... Они не потянут. Они уйдут!
   - Уйдут одни, придут другие. Повторяю, вдвое! С завтрашнего утра! И кстати, о расценках и принце Келдазе. Праздник праздником, но за всё надо платить. И Вы стребуете с него оплату за всё! От этой... как Вы её назвали? - Алисандры? Так вот от каждого по отдельности поцелуйчика с Сандрочкой до каждой порванной им наволочки и разбитого ими бокала. За всё!
   - Но...
   - Но?!
   - Это может быть дорого. Очень.
   - Её величество королева Нортирии Шитона с улыбкой вспомнила, как четверть века тому назад юный принц Регкарек устроил с нею нечто вроде пятнашек. Только - норты же! - на лошадях. В процессе ночных забав было запалено шестеро трелейских скакунов...
   - Но это же...
   - Ей никто и словом не попенял, но принц потом расплачивался два года.
   - Но... Я не настолько состоятельна... Разовые убытки сразу на два года... Ждать столько... Я не потяну.
   - Копию счёта - сюда! Вам оплатят немедленно. А деньги мальчика... Будете заносить.
   - То есть и он ко мне будет заходить и заходить?
   - Он совершеннолетний норт. Кто ему может запретить? Но и вы, вы же в долг не обслуживаете?
   "Эти стервы продумали всё. Эх, вот бы... хоть краешком уха послушать..."
  
   Двое суток в стенах "Нежной лилии" было непривычно тихо, пусто, и царило уныние. А потом пришла гвардия.
   Гвардии понравилось всё! И девочки, и шампанское, и интерьеры... И они хохотали на куплеты Делии, и топали, и стучали кулаками по столам, стенам и подлокотникам кресел, отбивая ритм на танцах Несты, а напоследок, вообще устроили всеобщее бултыхание в фонтане.
   И наполнили кассу.
   А через пару дней пришли ещё! Почти все новые! "Старички" же припёрли ковёр: "У Сандрочки в номере холодный пол, и мёрзнут её сладенькие ножки". Ковёр протащили мимо охраны, мимо мадам, наверх в номера. Там ковёр опустили на пол, катнули и...
   Мальчишка очумело сел, сумел сфокусировать зрение на Сандре, выставил вперёд ветку чуть помятого алого гладиолуса... И нервно сглотнул:
   - Алисандра?..
   - Келдазик! - в ответ завизжала та и бросилась к нему.
   И понеслось.
  
   На следующее утро... Да какое, там, утро! Уже и полдень пробило. Метресса Ниаракла была очень приветлива. И не скажешь, что он обдурил всю её охрану!
   - Надеюсь, ваше высочество, Вам у нас понравилось. Заходите ещё. А сейчас... Расплатимся?
   - Да.
   Он был готов. Он взял с собой всю сумму, вручённую ему от родителей на совершеннолетие! Ну, чуть, уже потратился, конечно, но почти двести золотых в кошельке!..
   - Это что? - спросил он, глядя на длинную полосу бумаги, которую протянула ему хозяйка.
   - Счёт. Девочки, шампанское, порушенный номер, порубленная мебель, порванные платья, разбитая посуда... Там перечислено.
   Келдаз в несколько приёмов подтянул ленту к концу, к строке "Итого"...
   - Скоко-скоко? - обалдел он.
   - Четыре тысячи двести сорок два золотых.
   "На два года я насобирала, - удовлетворённо про себя усмехнулась метресса. - Схожу, получу деньги, и девочкам выпишу премию. Потому что... Чтоб за одну ночь - удовольствий на четыре тысячи золотых?! Такая реклама! Теперь точно к нам придут другие!"
  
   Поздний вечер, тихая комната, длинный свиток, хохочущий король, улыбающаяся королева...
   - "Порубленные кровати из светлого дуба - 4(четыре) штуки" - это что?
   - У неё при входе - две статуи в доспехах с двуручными мечами стояли. Келдаз демонстрировал разницу в технике удара фламбергом и эспадоном.
   - "Порванное платье из мерцающего шёлка - 1(одна) штука". Там кто-то спустился к пошедшему в разнос мальчишке в мерцающем шёлке?!
   - Драный лоскут шёлка прилагался. Хозяйка настаивала, что он - из порванного подола.
   - Нет, ну, а это что такое?! - "Истальское шампанское - 447 (четыреста сорок семь) бутылок"?! Коллекционное вино. Что он с ним-то делал? Обливался?
   - Купал девочек в ванной. Хозяйка утверждает, что клиент потребовал лучшего. Все её запасы ушли.
   - Запасы истальского?! У неё? Интересно у нас, например, полтыщщи штук таких есть?
   - Она предъявила моему брату купчую на четыреста пятьдесят единиц. Так что у неё они - были, - и двусмысленно улыбнулась: - Купчая помечена позавчерашним числом.
   - Ага, стала бы она пьяному мальчишке потворствовать... Наверняка самую дешёвую шипучку подсунула!
   - Рядом с ванной было обнаружено три отбитых горлышка. Очень характерных. Остальное раздроблено в мелкое крошево. Мальчик демонстрировал, что может ходить босыми ступнями по стеклу.
   - Да врёт она всё!
   - И что с того - нам?
  
   Тому, что его вызвали в Приёмную, Имерний Тредис заморачиваться не стал. Да, обычно рабочие встречи король проводил в одном из рабочих кабинетов. (Имерний сам настоял, чтобы их было несколько - и в разных концах дворца. И следил за неупорядоченностью их посещений. Король поначалу улыбался на паранойю советника по безопасности, но пережив первое покушение - перестал.) Конечно, это могло быть признаком неудовольствия, но если близко принимать к сердцу все признаки - и объективных опасностей, и субъективных опасений, то параноиком и станешь.
   Имерний заглянул в свой дневник королевских поручений, снял с полок и переложил в портфель несколько папок, привычно взял паузу, ещё раз обдумал форму вызова, окинул взглядом свой кабинет и вышел.
   В холле перед Приёмной Имерний мельком огляделся... Кажется, он понял главную причину вызова - члены совета Гильдий... Купцы пришли о чём-то просить, чего-то требовать, о чём-то напоминать, и его величеству Гилберту, второму этого имени, стало не в мочь. И чтобы отсрочить неизбежное... - а заодно и потомить третье сословие! - его и вызвали.
   - Срочное дело к его величеству! - провозгласил советник по безопасности.
   - Извините, его величество в настоящий момент занят, но как только... - замельтешил секретарь, Верник Тоиней.
   Точно! Верник не может быть не в курсе его вызова, но сейчас явно подыгрывал. Что ж... Тогда он очень вовремя. Кроме гильдейцев в холле только охрана. И сейчас бы у Первого Секретаря уже не осталось предлога для дальнейшей задержки. Ишь, как зашебуршились! А вот не хрен!.. На них только у королевы терпения хватает, вот и шли к ней бы... Вот только её величество кроме терпения обладала ещё и въедливым умом, неистребимой женской практичностью и полным отсутствием всякой тактичности, когда дело начинало переходить к делу. И намекнуть на последнюю сплетню, а то и просто ткнуть мордой в, казалось бы, надёжно зарытый фактик - этого Клерисса никогда не упускала!
   Раскрылась дверь, вышел взъерошенный Тира'араил, их главный дипломат. Бедняга, ему досталось явно ни за что - только в предчувствии разговора с этой толпой.
   - Господа, извините, но дела безопасности не терпят отлагательств. Эйдж Тредис, проходите.
   Так-то! Добавить в осанку высокомерия и вперёд! Мимо этих богатеев, которых никогда не вызовут этим древним званием!
   Королевская Приёмная - словно целый зал. Да, с одной стороны ясно: иногда приходится принимать многочисленные делегации, такие, вот, что осталась за спиной, с другой - ещё яснее: пока пройдёшь все эти сорок две сажени от двери до наглядно отмеченного сегмента посетителей, уже сам себе надоешь, не то, что возвышающемуся на троне властителю.
   - Имерний, не хмурься! Я сам учу сына, что неприятные дела надо делать в первую очередь, но слаб человек, слаб!
   - Ваше величество... О мистике или высокой философии это не ко мне. А реальные человеческие слабости - то, с чем я работаю. И такие, как я - тоже.
   - Всё, намёк понял, упрёк принял. Но согласись: тем "гражданам" потолпиться ещё чуток у входа не помешает. А теперь к нашим делам. Со дня покушения на моего сына прошёл месяц. Ты к этому сроку обещал результат. Или мне по-прежнему все новости узнавать от жены?
   Имерний не стал прятать вздоха. Он уже неоднократно благословлял небеса, что двадцать лет назад, прислушавшись к уговорам жены и воплям своей интуиции, занял жёсткий нейтралитет меж тогдашним наследным принцем и его родителями по отношению к юной герцогине. "В дела королевской семьи я не вмешиваюсь!" - "Эта девчонка - вне моей семьи! И никогда в ней не будет!" - прошипела королева-мать. "Но мальчик в ней будет всегда!" - сумел заставить себя озвучить найденный женою аргумент Советник. Сработало. Он сохранил расположение тогдашнего короля и не потерял - будущей королевы. И после эпидемии серянки, после всех этих смертей его советы продолжали приниматься. В том числе и касательно тех, кто выжил, но не был в нужное время... как минимум нейтральным.
   А девчонка... Началось всё с её подружек и подружек её подруг, которые в её университетскую келью таскали последние сплетни про принца, а кончилось... Да не кончилось, совсем не кончилось! Развед-сеть Клериссы по эффективности не уступает его собственной. Правда, выросшая девочка не лезет в высокую политику, а занимается домом и семьёй... Вот только... Если девочка выросла в королеву, а её дом теперь - дворец, то политика сама лезет к ней.
   - Переплетённый рисунок чар заклинания вызова тёмных гончих и свиток мгновенной телепортации передал Терсии второй советник посла Империи Тригазл л'Эритт, который покинул Элистан за три дня до покушения. Сам граф ла Оггорет, скорее всего, в готовящееся покушение посвящён не был. Л'Эритт считается креатурой племянника Императора - Боккара Треульского. В настоящее время Боккар выслан в своё поместье... Проследить за созреванием треульского винограда. Видите ли, запасы сухого треульского в дворцовых кладовых вдруг критично снизился.
   - То есть и император о покушении не знал тоже и выразил о том неудовольствие.
   - Да. То ли самим покушением, то ли тем, что о нём не знал, то ли тем, что оно провалилось.
   - Ты понимаешь, что если племянник доживёт до представления вина нового урожая императору, то Клерисса начнёт действовать сама? Она уже обмолвилась, что её "сёстры" хотят виновного - своими руками! И я не стал бы очень надеяться, что в её устах - это фигуральное выражение!
   - Полгода?.. Я ожидал более жёстких сроков.
   - Идеальным было бы доставить его сюда.
   - Идеальное, реальное... Опять мистика и философия. Налёт наших магов на его поместье не обойдётся без жертв. Наших жертв.
   - Мы это понимаем.
   Тредис поёжился от этого королевского "Мы". Впрочем, он понимал и другое: гибель наследника, гибель заложников... Своя королева сошла бы с ума, соседние - тоже. Только что выстроенный мир - тут бы и рухнул. И воцарился кровавый хаос... На который... Как бы отреагировала на него нависшая над ними Империя?
   Оставлять такое без возмездия - чревато. У Императора - трое братьев, две сестры, и, значит, племянников и племянниц разных - демонова прорва. А сколько ещё никем не пересчитанных бастардов? Кто из них следующим, почуяв безнаказанность, возгорится энтуазизмом... - перекорёжил он имперское словцо. -...дабы порадовать Императора?
   Да и... Дать Империи по мозгам - мечта всей жизни.
   - Отослать неугодного провалившегося - это, может быть не наказанием, - негромко дополнил он, - а подставой. Ловушкой.
   - Работайте!
   - Сделаем. Но... Засветить его здесь у нас - будет абсолютно недопустимо!
   - И не будем. Хватит, если Клерисса потом сходит к ла Оггорету и выразит официальное соболезнование по нечаянной пропаже имперского родственника.
   - Из неё плохая актриса.
   - Никакая! - осклабился король.
   Имрений осклабился следом: "Посмотреть бы..."
   - Ну и довольно о подонках. Что про девочку? Жена накопала, что она - родственница бывшего Хранителя.
   - Кто она, я не знаю, - удивил короля его главный советник по тайнам. - У Хранителя не имелось подходящей родственницы. Просто не было. Тем более с таким интересным именем.
   - Катенька? А в нём-то что не так?
   - Своим полным именем девочка подписалась в первой записке к принцессе Синнаэль. Кстати, почерк у девочки... Будет ей некуда податься, я её в писцы возьму. Так вот, она подписалась: "Веккатта". С удвоенными "к" и "т".
   - Что за имя такое?
   - В перечне наших - в академическом перечне женских имён вектов, ортов, коров и нагтилинов - таковое не значится. А теперь самое интересное: профессор Менитоний вспомнил, что двойное удвоение согласных было принято у...
   - Имерний, давай уж и ты - без актёрства!
   - Было принято у гридов. И именно "веккаттами" они называли наших предков. То, что наше самоназвание оказалось настолько созвучным - стало для них одним из мощных деморализующих факторов. Потому что так они испокон веков называли прежних. Которые, по их легендам, обещали вернуться.
   - Только этого не хватало...
  
   Веккатта поморщилась, закусила губу и иголкой проколола палец. Выдавила капельку крови и уронила её на "тёмный молот". Который давно уже не был - тёмным, который уже весь переливался закатными оттенками.
  
  
  
  
  
   5. Матерный рейд
  
   Веккатта всё делала аккуратно: из перевязочного набор достала колбочку с йодом, смочила в ней тонкую иголку (она купила себе "набор для вышивания"), поморщилась и проколола палец. Выдавила каплю, потом ещё одну крови, тонкой кисточкой ("набор для рисования") перенесла её на молот, дождалась, чтобы руда растворилась в металле и вдруг, словно послушавшись кого-то, оттёрла остатки потемневшей густой влаги на пальце о металлическое обрамление тома. Через несколько вдохов и этого красного не стало, на жёсткой окантовке не осталось даже пятнышка, даже как бы не наоборот: его цвета стали словно насыщенней.
   "Иллюзия, - не поверила глазам умная девочка, - разве тех крох хватило бы хоть на что-то?"
   И потрогала, пригладила молот. Вдруг показалось, что он дрогнул - поддался. Она, затаив дыхание, ещё раз коснулась рукоятки. Да, непоколебимого сопротивления не ощущалось, она чуть толкнула... Рукояточка поддалась. И молот чуть повернулся вокруг той точки, где у него должен бы быть центр балансировки.
   Катти отдёрнула палец, но потом сглотнула и ещё подтолкнула игрушечную рукоятку. Та ещё сдвинулась, очертив дополнительный сектор дуги... И раздался еле слышный щелчок.
   Перепуганная девчонка опять отдёрнулась, но поздно: молот выдвинулся из плоскости обложки и закружился словно стрелка компаса на невидимом остриё.
   - Ох-х, - еле выдохнула девочка.
   Первым побуждением было сразу же попытаться затолкать молот обратно, но "Сломаешь!" - завопили мозги, и она опять отдёрнула руки. Вместо того, оглядела столик, взяла кисточку, успокоила дыхание и самым кончиком волосяного пучка лёгонько тронула рукоятку - та послушно чуть провернулась. Девочка отвела кисть, и освобождённый молот закрутил своей рукояткой - туда-сюда, туда-сюда, пока, успокоившись, не застыл в том же самом, в исходном положении. Девочка повторила эксперимент...
   - И в правду, компас, - прошептала она. - Но... Когда увидят - попадёт же! Я осторожно. Я аккуратненько-аккуратненько!
   И она лёгонько, ноготочком мизинчика попробовала вдвинуть молот в плоскость обложки. Не получалось. Девочка задумалась. "Дядюшка" часто приносил ей головоломки, которыми его друзья-преподаватели пользовали своих студентов - чтоб что-то сложить, что-то собрать-разобрать, что-то открыть... Здесь же похожее!
   Катти вспомнила каждое своё движение, когда молот поднялся, и всё повторила только в обратную сторону: той же кисточкой чуть сдвинула рукоятку, ноготком нажала - ничего, ещё сдвинула - ничего, ничего, ничего... Есть! Молот поддался, она усилила нажим - что-то щёлкнуло, и молот легко пошёл вниз. И когда ощутился упор - довернула рукоятку.
   Всё! Всё вернулось в исходное положение. Девочка поспешно отодвинулась от огромного тома. И громко выдохнула.
  
   Стражники девочку не трогали. Сначала она ходила с принцессами, потом стала появляться без них. Когда один из стражи проявил... нет, бдительностью это назвать невозможно! Дотошность он проявил, скрупулёзность, - и девочку задержал, чтоб сдать сержанту, то появился не только сержант, но тут же ещё и лично командир гвардии герцог Инейский, который ни на сержанта, ни на стражника даже не взглянул, прорычал только что-то неразборчивое (Ага... неразборчиво... но потом тот стражник описывал: "Вот говорят, "сердце в пятки ушло", а у меня... у меня печёнка рухнула прямо в самую задницу!"). И тут же гвардейский полковник девочке что-то так же неразборчиво - проворковал! Умеет же! - и увёл.
   Но девчонка через четверть часа появилась опять. Подошла к стражнику, снизу на него посмотрела и мимо него несколько раз походила - туда-сюда, туда-сюда! Но как только он подумал: "Какой же она стервой станет, когда вырастет!", - как она угостила его конфеткой!
   " - Мне дядя Иторий дал, а я такие не люблю.
   Методом тыка солдаты выяснили, что девчонка обожает тягучие ириски и... И она как-то потихоньку стала доброй приметой: увидеть её, как трубочиста на улице встретить. Вроде, и ничего, но весь день потом легче проходит. И её "перестали замечать"... Нет, улыбнуться, сунуть в руку кулёк ирисок, может, даже чуть дёрнуть за косичку - это как же без этого, но девчонка свободно входила-выходила не только в складские подвалы, но и в верхние этажи Библиотеки, и на территорию Университета, и даже там, внутри... На нижние этажи к алхимикам, в тёмные подземелья полигонов... "Я тихонечко постою, только издали посмотрю! Самым краешком глазика!"
   "Ну, вот как она в месяц ухитрилась примелькаться повсюду?!" - молча удивлялись солдаты. На неё и не жаловались почти нигде. А раз настойчивых замечаний не поступало, то проверять устойчивость своей печёнки-селезёнки к гвардейскому рыку не горело никому. И не только охране, но и каким-то образом, сразу прослышавшим о том казусе всем остальным. (""Как" да "как"! Всё-то вам да расскажи!" - улыбалась королева.)
  
   Намагнитить иголку, отрезать тонюсенький кубик пробки, и проткнув его ею, убедиться, что примитивный компас работает, помогли ей у алхимиков (она главному старикану в той лаборатории как-то продиктовала название фолианта, у которого картинки были похожи на то, что стояло на столе... Дед едва себе бороду не вырвал: "А у нас эта книга, что ли, есть?!..")
   Тем же вечером, когда библиотека официально закрылась, и все ушли, девочка быстро выяснила, что для активации компаса молота необходимы две капли крови - одну на него, другую на металл вокруг, причём, безразлично, на руны или на обрамление. Две капли крови, и молот можно было чуть провернуть против хода солнца, и тогда со щелчком он поднимался. И куда-то начинал указывать. И не на север! - теперь убедилась Катти. - А куда? Или... на что?
   К сожалению, позвать мальчишек, чтобы они таскали здоровенный томище... Да они опять чего-нибудь учинят, сдвинут, дотронутся! И они ещё не извинились за прошлое! Нет, звать их нельзя, а подружек-принцесс - бесполезно: что она, что они - сил у всех одинаково. Маловато. В общем, она из заныканной простыни и бинтов перевязочного набора соорудила нечто вроде волокуши, в три приёма уместила на ней фолиант, активировала молот, прямо возле конца быстро замершей рукоятки положила хлебную крошку и повезла...
   Она оттащила неподъемный том в другой конец галереи, но молот по-прежнему указывал на крошку. Однако, девочка знала: первый эксперимент редко приводит к успеху, необходимо быть последовательной и выполнить серию опытов во всей её полноте! И она поволокла свой лабораторный стенд по поперечному коридору.
   Уткнувшись в стену, проверила... Крошка, вроде бы, теперь была чуть сбоку от рукоятки, чуть слева. Сбилась, откатилась? Или всё же?.. Катти, стараясь быть предельно плавной, развернулась и потащила волокушу в обратную сторону - к другой стене. Достигнув её, сначала нагнулась, потом легла на живот, потом почти уткнулась носом в ту самую крошку. Которая теперь была чуть справа - справа! - от рукоятки. Которая указывала на стенку с выходами. И с теперь заделанным, и со всё ещё тайным. Но это, если "намагничена" у молота была рукоятка, а если всё, наоборот, и главное в этом инструменте - молотовище?
   Девочка села, вздохнула, отряхнула платьице, поднялась, впряглась в свою упряжь и поволокла её в противоположный край хранилища. Коридор-галерея был длинным, она даже один раз остановилась, чтобы перевести дыхание, но при этом старательно отводила взгляд от волокуши, от книги, от крошки. Вот доставит к цели, тогда...
   Стена. Девочка отряхивает руки, оглядывается по сторонам, находит, куда примостить, чтобы не бросать на пол, бинты, пристраивает их в той щели, степенно оборачивается и...
   - И-и-и!.. - визжит она.
   Пробел меж крошкой и компасной рукояткой - градусов в тридцать!
   Мальчишкам, как неодобрительно она о них подумала, на дальнейшее хватило бы и пяти минут. Но, во-первых, они взрослее, и, значит, сильнее, а во-вторых, их же четверо! Они бы этот фолиант перебрасывали от одного к другому, они бы его залапали, они бы носились с ним, как бешеные, и просто-напросто уронили б его и сломали указатель!
   Нет, она всё сделала аккуратно. Она даже несколько раз проверила, не протёрлась ли в процессе простыня. А через час стояла перед участком стены, к которому тянулся молот. Стояла, смотрела и жалела, что с нею рядом мальчишек нет.
   Подружки рассказали ей, что второй потаённый вход в Хранилище открыть сумел принц-нагтилин. А как ей? У неё-то никакого артефактного свитка нет... Может, позвать их?
   Вызвать взрослых хранителей ей и в голову не пришло: тем надо будет объяснять, как она всё узнала, рассказать, что она ставила опыты над книгой - то есть рисковала ею...
   Нет! - решила она. - Никаких посторонних, ни взрослых ни тех, кто помоложе! Во-первых, мальчишки так и не извинились, во-вторых, они опять какую-нибудь гадость приманят, а главное - здесь этим принцам не их дворец! Здесь - её библиотека! А проход... Она справится.
   Она справилась. Она на следующий день ещё раз расспросила подружек, как действовал Луфгегл, а потом мелом очертила точку, к которой тянулся молот, и так же, как нагтилин, ощупала всё на несколько саженей вокруг, а потом... Потом она себя очень стыдила, ведь потом именно в самой точке, когда она раздражённо хлопнула по ней, заусенец рассёк ей ладонь...
   Она сначала ойкнула, потом охнула, надавила полную ладошку крови и вымазала ею всё, отмеченное мелом пятно. Потом разум возобладал, и она побежала бинтовать руку, а когда вернулась - охнула ещё раз: из грязно-белого, грязно-красного пятна выступал столбик, сработанный из знакомого металла.
   Интересно, будь с нею мальчишки, решились бы они вдавить его? Одно дело искать вход в библиотечное хранилище, другое - открывать проход незнамо куда. Особенно после недавно пережитой атаки тварями тьмы... Особенно сразу после использования магии крови... Что победило бы - азарт Келдаза или благоразумие Луфгегла?  К кому бы присоединились Аккор с Ниэллоном?..
   Но девочка была одна, и это была её библиотека! Она привстала на цыпочки и вжала выступившую кнопку в стену. Раздался негромкий гонг. И совсем как с потайным проходом в общие кладовые, то, что казалось непрошибаемой стеной, ушло вбок, втянулось в монолит, открывая...
   Девочка осторожно заглянула и... И заулыбалась: это была её библиотека! Просто ещё один зал. А книг-то сколько, сколько новых книг!
  
   Приближался первый день осени, и королеве надоело! Она вызвала мэтра Каллиена, спустилась с ним в хранилище, восшествовала в свой "кабинет", оглядела его и улыбнулась на полотняный шкаф (одежду хранить надо было где-то, и сиротка вместе с принцессами обнаружили, что красивые вещи стоят дорого. Её "жалование" было очень даже приличным, но на сработанный краснодеревщиками шкаф из каррадского темнолиста всё равно не хватало. Королева подсказала дочери о существовании терминов "кредит" и "рассрочка" - дальше девчонки справились сами... А плотнику, чтобы он собрал шкаф, они - ещё до входа в подвал, ещё до стражников! - глаза завязывали!). Главный хранитель, проследив взгляд королевы, ощутимо сник, ещё больше - когда она потребовала привести девочку, но всей Эллезии было ведомо, что, если ей врать, королева теряет человеческий облик, и лукавить перед ней он не решился.
   Веккатта Клериссе понравилась: вот уж библиотекарша! - рассудительная до тошноты. Да, этим егозам-принцескам как раз такая подружка и требуется.
   - Поправьте меня, или с девочкой нарушается закон об образовании? - обратилась она к старику.
   В ответ тот заспорил, что они сами её всему учат, да и она - грамотная, а книжек умных тут, вон - сами посмотрите...
   - Хорошо, - попробовала тут же подловить его королева. - Катти, реши задачу: яблоко стоит грош и ещё половинку яблока. Так сколько стоит яблоко? - и улыбнулась, глядючи, как старик, пытаясь вспомнить основы школьной премудрости, начал пробовать составить линейное уравнение с одним неизвестным, а девочка...
   Девочка изобразила из ладоней весы, и на одну чашу - левую ладошку - зримо возложила целое яблоко, а на другую, такую же веснушчатую, уместила грошик и половинку плода. То есть вторую половину яблока уравновешивает грошик, а значит...
   - Два гроша, - ответила она.
   - Любишь арифметику?
   - Больше историю и географию.
   "Ну, погоди!" В самом разгаре было составление планов налёта на поместье графа Бокара ла Треуль. И ей ни один из этих планов не нравился.
   - Расскажи мне, ты что-нибудь знаешь о Треуле?
   Было видно, что хранитель кое-что знал. Ещё бы, "сухое треульское"!.. Из вин - это как "тёрское" из всех сортов пива! Но и девочка почти не замедлила с ответом:
   - Треуль - искажённое название города прежних - "Террелле", построен на его руинах. Он находится на юго-востоке континента на, соответственно, Треульском полуострове. Славится своими источниками, тихими пляжами, а уникальное сочетание почв, вод, климата позволяет выращивать на склонах восточных отрогов Генейского хребта не сравнимые ни с какими другими сорта винограда. Развитию города с древних времён мешала практическая недоступность с моря. Проход сквозь последнюю, по сути, гряду хребта, которую три стихии - воды, воздуха и земли, то есть море, ветра и землетрясения - превратили в путаницу рифов и отмелей, был только для малых судов, но, впрочем, рыбакам его тогда хватало. Город прежние возводили из местного камня, добываемого неподалеку или прямо снизу, и карта каменоломен, - важно добавила девочка, - ныне просто поражает воображение.
   Хранитель гордо посмотрел на воспитанницу.
   "Интересно, про древних рыбаков она знает, а про дорогу, пробитую через перевал к городу при отце нынешнего императора - не упомянула."
   - И где же ты видела эту, поражающую воображение, карту?
   Девочка... почему заволновалась девочка?
   - В книжке.
   - Покажи, -- хм, её наставник нерешительности девочки не заметил опять. - Она же не такая огромная? - кивнула королева на "Тёмный молот". - Ты её донесёшь?
   - Да, ваше величество. Но она... не близко.
   Из-за этого? Боится вызвать неудовольствие?
   - Мы подождём тебя. Нам есть о чём поговорить.
   Девочка выпорхнула.
   Да, она подходит. Умненькая, независимая, не входящая ни в какие кланы. А девчонкам уже нужна третья. Которая будет соглашаться то с одной, то с другой, на которую можно будет влиять, которой можно пытаться манипулировать, с которой можно и нужно - дружить. Да и... - улыбнулась королева - такая будет контрастная компания: блондинка её дочь, тёмная шатенка - кора и ярко-рыжая библиотекарша!
   Она будет учиться с принцессами, будет. Осталось только объяснить это этому деду.
   Книга оказалась всё-таки большой. Меньше, конечно, тёмного чудовища, которым забили трёх гончих, но тоже...
   - "Террелле", - произнесла девочка, глядя на руны названия.
   - Ты читаешь?! - изумилась королева
   - Читает, - гордо подтвердил библиотекарь, - алфавит, звучание рун прежних мы знаем. Мы не знаем значения слов.
   А карты, какие внутри книги карты! Они ей нужны! Все! Но ей совсем не нужно, чтобы о них и о том, что она интересуется ими, узнали другие...
   - Перерисовать сможешь?
   - Да, - сразу ответила девочка, - но понадобится лист толстого стекла.
   - Зайдешь к алхимикам, сделаешь от меня заказ. Срочный заказ!
   Интересно эта кроха решится?
   - И... Я совсем не знаю расценок на копирование...
   - Веккатта! - возмутился старый хрыч.
   Молодец девочка! Хоть расплатится за свой чудо-шкаф.
   - Я сама уточню.
  
   Королевы очень хотели, чтобы миссию возмездия за покушение на их сыновей, назвали "Материнским рейдом". Но его величество король Эллезии Гилберт II выматерился уже при первом упоминании о том со стороны её величества. Выпороть всё это величие вместе с остальными коронованными особами сразу по возвращению было его почти маниакальным желанием, но как тронуть женщин, спасших весь экспедиционный корпус магов?! И площадная ругань оказалась тогда единственной отдушиной.
   И матерился весь тот нескончаемый вечер не только он. И не только по одну сторону линии фронта. Потому что тщательно планировалась предстоящая операция и там, и там, и ни у кого ни хрена не вышло! А эти четыре бабы...
   Впрочем, предусмотреть планы противника и ввести в заблуждение, ошарашить его получилось и тем, и тем. Имперцы предугадали акт отмщения со стороны вектов и подготовились к нему. Векты предугадали возможные меры безопасности имперцев и приняли меры противодействия. Чего не получилось ни одним, ни другим, так это предвидеть необходимые масштабы.
   Имперцы сызначала рассчитывали, что у Треуля появится стандартный боевой десяток магов. На всякий случай подготовились к появлению трёх десятков. А вот как в Эллезии сумели заготовить три сотни - три сотни! - телепортационных свитков, было выше разумения штабных имперских крыс. Ведь на изготовление одного уходит три-четыре месяца работы и на каждый месяц по алмазу специальной огранки! Так почистить свою сокровищницу!
   Вот только и для университетских умников Элистана оказалось сюрпризом, что для новой версии телепортационной ловушки имперцев, критичность параметра "количество активных процессов", точнее мощь маны, необходимой на то, было нивелировано заменой "блокирования", на "искажение". И внутри сторожевого контура все телепортации теперь завершались успешно, но лишь по одному конкретному, искажённому адресу - в данном случае, на поляну перед скальным отрогом Геней. Вокруг которой уже были расквартированы и лучники, и арбалетчики; подтянуты баллисты и установлены требушеты.
   Вообще-то и векты были готовы к нечто подобному. Не ожидали они только, что это будет не рота, или две роты, а полновесная терция, то есть три тысячи воинов: император очень хотел взять хотя бы горстку вектов живыми и учинить публичное громкое судилище. А потому надеялся, не жалея потерь, задавить их численностью.
   Но магов оказалось слишком много. И они были качественно подготовлены. И прошедшими боевое слаживание. Их совместный воздушный щит прекрасно удерживал лёгкие стрелы, и отводил тяжеленные булыжники. Однако и магам идти на прорыв против выстроившихся в боевой порядок каре... Вообще-то шанс был, но... И уйти из-за исказителя никак!
   Терсиды видели перед собой ненавистных вектов - извращенцев и законченных стерв, колдунов и ведьм, но переть на изготовившихся магов?! Вообще-то шанс был, но...
   Вот две армии стояли друг против друга и матерились. Мата добавилось, когда обе стороны осознали, что выше них, над голыми скалами начинается первая терраса знаменитого виноградника. Это что же? Они сейчас повеселятся, террасы съедут вниз и прощай "сухое треульское"? Нет, большинство из мужиков, стоявших по обе стороны воздушного щита, и надеяться не могли, когда-нибудь его попробовать, но своими руками уничтожить легенду? "Да нас столетиями проклинать будут!" - и трехэтажная конструкция вслед.
   Четыре женщины в это время матерились тоже. Нет, они телепортировались в зону вне барьера, на маленький островок, где их встретила скромная команда корских моряков, чей корабль, от греха подальше, курсировал в открытом море, а они подготовили к плаванью небольшую прогулочную яхту. Трое из женщин к морю никакого отношения не имели, две так вообще на судно вступили первый раз в жизни, но четвёртая первый раз на яхте в одиночку сорвалась в отрытое море в двенадцать лет. В четырнадцать заимела её в свою собственность. Раз пятнадцать на ней тонула (однажды, между прочим - совместно с принцем Арккором, который тогда не был ещё королём и даже - номером один в списке наследников Короны. Да и в списке её личных предпочтений, уж признаться - тоже. Но после чего брак между ними стал неизбежностью.) И пару раз она участвовала даже в самом настоящем абордаже (в семнадцать лет)! Не с той крохи, конечно. И без принца.
   В общем, пройти яхточкой восемь миль, по размеченному на карте фарватеру её величество королева Корлэнда Акнаккора в проблему не ставила. У неё с плаванием их и не случилось. Проблемы возникли у степной воительницы, королевы Нортирии Шитоны. Морская болезнь. Все всё понимали, мат воспринимали стоически и старались не улыбаться, вот только про себя выражений тоже не подбирали. Шитона их старания ценила, терпела и... ругалась ещё яростней.
   Карту фарватера они нашли в том же томе "Террелле". Которому, между прочим, как минимум две с половиной тысячи лет. Акнаккора, поначалу и смотреть не хотела, но Клерисса придумала нечто вроде контрольного замера: она у своей девочки вытребовала аналогичную карту поселения прежних вместе с морскими проходами к нему, которое бы находилось на их южном побережье у Большого Рифа. И переправила её Акнаккоре. Та, верно, сравнила древнюю карту с нынешней "корсарской" и заткнулась.
   Нет, она и теперь слепо карте не доверяла, а ведь могла бы пройти к высадке чуть ли не в два раза быстрее. Но пусть уж лучше степнячка ещё помучается, зато поиметь лишние мгновения, чтоб успеть вывернуть, застопориться, успеть спастись... Не потребовалось.
   Они вышли аккуратно туда, где тысячи лет назад стояли причалы. Доски у него за годы и годы или были растащены, или сгнили, но каменные опоры уцелели. Возводи новый настил - и принимай корабли! Но имперцы - не мореплаватели.
   Женщины выбрались на берег. Шитона приходила в себя, остальные осматривались. Жаль бросать яхту - качественная игрушка, но что делать... Да и хоть какой-то резервный выход при отходе. Или не резервный - если сразу ничего не получится.
   - Я готова, - наконец, прошипела Шитона, и они двинулись.
   "Тоже мне!.." - ещё раз прошипела она, теперь, правда, мысленно: во время боевых операций единственный приемлемый темп перемещений - это бег! Но, если было видно, что веката к нему готова, то, вот, морячка, а особенно нагтилиния... Вот уж из кого бегунья, явно никакая! С такой-то жопой!
   Они шли к первой точке - туда, где согласно наложению карт самого поселения Террелле и его подземных каменоломен, когда-то был выход из них на поверхность.
   Клерисса, оглядываясь по сторонам, только морщилась: в двух шагах от города, а такое небрежение! Конечно, дороги от древнего причала давно уже нет, но и тропинка не обихожена - после дождя по ней и пройти будет невозможно! Всюду сквозь заросли сорняка проглядывали и булыжники, и сухие, когда-то занесённые сюда ручьями и ветром сучья, и просто мусор. Вон, какая-то тряпка грязная! Нет, будь это в её прибрежном городке, наместнику бы не поздоровилось, а городской совет ожидал бы очень неприятный разговор.
   - Нам сейчас надо будет поворачивать, - вдруг подала голос королева Техлора Агвелта.
   - Да, - сверилась с картой Клерисса, она в окрестном небрежении несколько утратила внимательность. А нагтилиние что? и карта не нужна?
   - Мы же готовились, - пожав плечами, ответила на невысказанный вопрос Агвелта. - Вот курган - здесь были здания... Помните, мы ещё решили, что это их припортовые склады...
   Остальные женщины только переглянулись.
   Причал, склады, выход из каменоломен... Купцы прежних, видно приторговывали местным камнем... Хотя две перегрузки - сначала на малотоннажные баркасы, потом, за рифами - на какие-нибудь баржи - неужели оно окупалось?
   Но сейчас выяснится, не зря ли они потратили свои телепортационные свитки, свои бриллианты...
   - Идёмте, - уверено перехватила управление Агвелта.
   Именно она заразила остальных королев уверенностью, что со входом в каменоломни проблем не будет. "Прежние - не халтурщики", - говорила она. Но, глядя на то, во что превратились "склады", как-то более реально представился срок: две с половиной тысячи лет... Всё-таки ушедший, сгинувший в веках народ больше ассоциировался со стоящей посреди леса мраморной колонной, увитой плющом иль девьим виноградом, или монолитной стеной, которую, чуть почистив, используют за базовую при строительстве, а чтоб вот такое - просто давно, прочно заросший холм вместо квадратиков на карте зданий...
   - Здесь, - остановилась Агвелта. И тут же добавила: - Вот, я же говорила...
   Женщины переглянулись опять: Треуль располагался на возвышении, с тропинки, ведущей к нему, они сошли и теперь стояли перед круто возвышающейся стеной, с осыпями, с выпирающими валунами.
   "Ты уверена?" - хотела сказать Акнаккора, не успела.
   - Открывай! - скомандовала Клерисса.
   Нагтилиния поморщилась: не дали ей насладится недоумением остальных. Но веката словно извинилась:
   - Некогда! Вон, видите... - она махнула рукой на невзрачное облачко над горизонтом, - Как бы это не воздушный щит... Наши? Но он без движения уже несколько минут! Наши ушли в глухую защиту? Но кто может стать угрозой трём сотням магов?! Как бы не пришлось ещё и их вытаскивать! Открывай! Твоему сыну почти полчаса на калитку потребовалось...
   Ну, Луфгегл и здесь на час бы действо растянул! Не научился ещё он своей интуиции доверять, использовать её, как рабочий инструмент. А она... Первую свою калитку прежних, она нашла в девять лет! И перевидала их... Да и потаёнными они стали теперь, а для них самих эти дверцы, должно быть, были, как наши со стандартным засовом для нас. Больше от собак бродячих каких-нибудь да каких-нибудь тупых дикарей, чем от своих бандитов да жуликов.
   Итак, проём двери, должен быть достаточно широким, чтобы можно было протаскивать каменные блоки... Достаточно ровный участок осыпи, скорее всего, вот. Теперь, чтоб справа, на высоте её плеча, нечто, чуть выступающее, чуть выделяющееся цветом... Смотрим... Ну, вот и подходящий под затвор булыжник. Она даже свиток активации использовать не будет.
   Агвелта подошла к стене, протянула руку к камню, каких тут торчало не счесть и словно попыталась обломить его. Но камень не сломался, он ожидаемо откинулся, обнажив небольшой столбик из незнакомого нынешним кузнецам металла. И женщина, не раздумывая, кулаком вогнала его в стену.
   Ну, и насколько здесь всё заскорузло? Не хотелось бы показывать чужим использование крови для добавочной активации механизма... Не пришлось. Знакомый, негромкий, но смачный щелчок, и дверь прохода поползла всторону. Всё-таки привыкнуть к такому сложно: бугры, непрошибаемые выступы, выпирающие каменюги при приближении к краю словно теряли вещественность, словно становились иллюзиями, и без сопротивления втягивались в стену. Она улыбнулась, как степнячка не выдержала и помянула в приличном обществе не упоминаемое.
   - Идём.
   Королевы пристроились за ней. Даже Клерисса не попыталась покомандовать - молча двинулась следом.
   Каменоломни прежних для Агвелты в диковинку не были. Её столичный город - Озталлер стоял в предгорьях, и прежние тоже возводили его из подручного материала - из камня, добытого в ближайших отрогах Канаид, к которым Озталлер, очевидно, очень быстро подобрался. Следующие властители Артола - гриды, излишне, не заморачиваясь либо занимали уцелевшие здания, либо делали минимальный ремонт, либо использовали готовые фундаменты, и, когда пришли векаты, новые хозяева просто вступили во владение древним наследством. И для поколений и поколений юных нагтилинов выработки, шахты, штреки раз за разом становились первым приключением, проверкой на храбрость, проверкой на элементарную выживаемость, в конце концов! И Агвелта улыбнулась давнему воспоминанию: она как-то умудрилась "выжить" в них вместе с будущим наследником престола. Умудрилась поразить его, найдя по ходу "выживания" два никому неизвестных прохода. Нет, у неё уже тогда ума хватило не выставляться железной девой - это мальчик спас её! Это мальчик кричал: "Ты найдёшь выход! Я верю в тебя! Успокойся, тебе надо только успокоиться!"
   Нет, его родителей она не провела, они даже заставили её пересказать всё их приключение в присутствии видящего правду. Но на прямой вопрос королевы: "Ты заранее знала о тех потайных ходах?" - она совершенно правдиво ответила: "Нет!" А потом закрыла глаза и добавила: "Но, когда рядом Руф... Ах, извините, Руфгорион... - и кожей, нутром, всем солнечным сплетением, да и всем, что ниже, почувствовала, как вспыхнул рядом застенчивый принц, и тогда протянула к нему руку. А когда он, набычившись на родителей, принял её ладошку, добавила: - Вот вы же... Разве можете вы допустить, что я уже была здесь?! - она распахнула ресницы, оглядела малый кабинет короля. - Но... - встала, подошла к стене, сняла картину и в два мгновения открыла малый схрон прежних. Судя по тому, что в нём была золотая статуэтка... Немного неприличная: парочка целовалась, и руки мужчины... м-м-м... искали что-то, там, где ниже, ниже талии. - Ах, извините!" - разулыбалась тогда она. Кажется, про схрон действительно никто не знал. Но королевскую чету больше всех схронов поразила вдруг проявившаяся решительность их скромного сыночка, и они перестали препятствовать ему и, не очень знатной, ей...
   А та статуэтка теперь в их спальне. (Когда векты, захватив, обыскивали - грабили! - дворец, она успела самое ценное и самое любимое распихать по схронам. Так что уцелело многое.)
   В общем, по подобным переходам Агвелта находилась вдоволь. Логику прежних понять иногда трудно, но здесь цель потаённого выхода из дворца в катакомбы и вдоль по ним за пределы городских стен был достаточно прозрачен. На случай бегства.
   - Сейчас выходим, - предупредила королев она.
   - Пустите-ка тогда меня! - выдвинулась вперёд Шитона и положила руки на рукоятки кинжалов.
   Им надо было пробраться к оранжерее: именно в ней, под раскидистыми листьями орхидеи, должен был спрятать золотую расчёску наместника его личный парикмахер.
   Здесь вышли они в продуктовом складе. Кругом стояли бочки, висели туши, пахло едой, квашеньем и засолками. И было холодно: явно неподалёку где-то пристроился лёдник. Людей видно не было. Что, впрочем, ожидалось: когда звучит тревога, то складские работы приостанавливаются.
   - За мной! - рыкнула Шитона и побежала. "Ничего, дворец - не катакомбы, не запыхаются! Не успеют."
   Небольшая лестница, дворик, коридор...
   - Гля, это ж бабы!
   На королевах были не общепринятые в Империи женские наряды. Ещё саму Клериссу, когда она в Университете проходила стандартную боевую подготовку, тогдашний сержант Кроггер допускать на плац в платье наотрез отказался. А пропуск двух подряд без уважительной причины занятий по военному делу - в уставе Университета было теперь прописано вместе со статьёй о приёме "граждан"! - это автоматическое отчисление! Автоматическое! Пришлось ей позориться, натягивая мужские штаны. Пример был дан, и за нею - что ж делать?! - последовали другие. Студентки быстро перестали стесняться обрисовывать ноги, причем, не только на плацах, но и на всевозможных полигонах, не говоря уж о конюшнях и ипподромах. И на стрельбах-ученьях-тренировках. И в боевых походах. Штаны их мужскими быстро выглядеть перестали: и шнуровка другая, и вышивка по бокам, и бахрома внизу, и расцветка повеселее... Что уж говорить о колетах, рубашках, шляпах...
   - Э! Куда спешим? Бабоньки, вы ж уже там, где надо!
   Первой за Шитоной держалась Клерисса, и она успела выкрикнуть:
   - Не убивай их! Некровыброс...
   Что ж... Некротической энергии не выплеснулась.
   "Лучше б убила..." - было в выпученных глазах повалившихся стражников, пытавшихся вслух выдохнуть матерное слово. Зря они так... Последней держалась корсарыня, которую ещё в девичестве выучили, что за спиной способных к действию врагов оставаться не должно. Сапожки её были обиты металлическими вставками, вот носочком да по черепушкам...
  
  
   0x01 graphic
   Дверь, тихий дворик... "Патио"... Кажется, это слово пришло от прежних. Бассейн, в котором плавали толстые разноцветные рыбы, чуть булькавший водопадик, увитые плющом колонны; лозы винограда, прямо над диванами предъявлявшие роскошные гроздья, оттоманки, присоседившиеся к ажурным столикам... И посреди всей этой лепоты два трупа, и между ними - лужа крови.
   Теперь выматерилась Клерисса:
   - У меня нехорошие предчувствия.
   Она обогнула тело, открыла заляпанную кровью стеклянную дверцу, вошла, через минуту вышла. Вышла молча, но повторить то матерное слово сразу захотелось всем остальным.
   - Это парикмахер? - преувеличенно спокойно поинтересовалась Агвелта.
   Королева вектов кивнула.
   - Хм, ничего мальчик, - хмыкнула королева степных варваров: - Одного кончил, одного ранил... - и пальцем небрежно обвела брызги крови на стекле. - Но четверо противников - это серьёзно. А драгоценный артефакт - слишком большой соблазн. Особенно, когда можно всё списать на военные действия.
   - У нас есть план "?"? - всё так же тихо спросила королева нагтилинов. - А то искать теперь того племянника по всем комнатушкам дворца...
   - У нас есть планы на все буквы! И на букву "икс", и на букву "игрек", и даже на букву "и краткое"!
   Агвелта зрительно представила незамысловатую комбинацию из перечисленных трёх букв разных алфавитов и... И ей полегчало: она сумела, наконец, отвести глаза от излишнего натурализма у входа в оранжерею.
   - Вела, ведёшь нас в их театр! Смотри, - Клер ткнула пальцем в карту, - это вот! Тона, идёшь следом за ней, страхуешь. Я магию пока придержу. Накки - если что, опять подчищаешь. Двинули!
   "Надо же, - оценила Агвелта, - как быстро она сориентировалась: ведь наверняка маршрут до их театрика наизусть заучила, а вот ведущей поставила всё-таки не себя. Да и не остальных... Так Ниэллон в неё такой умный?"
   Зачем им театр, не спросила ни одна. Что данный племянник Императора почитал себя гениальным актёром, знала не только столица Империи. И им нужна его гримёрная.
   Агвелта бежать не стала. Она не воительница. Она... Нет, воровкой она себя никогда не называла: она никогда не брала того, что принадлежало другим. Но то, о чём другие и понятия в своих домах не имели, что не они закладывали, что не они закрывали! Это было ничьё! Или того, кто это нашёл. К сожалению, королева-мать... мать её!.. одним из условий своего невмешательства в их отношения с будущим мужем выставила полный её отказ от таких вот ночных рейдов по чужим особнякам, по чужим дворцам. "Тебе наших хватит", - словно утешая, улыбнулась тогда она.
   Ну, свои-то она потом вычистит до полного блеска!
   И - коридоры, ряды комнат, коридоры... Стены, тёмные гобелены, блестящие доспехи, мягко сияющие светильники...
   - Мы очень торопимся? - остановилась она.
   - Да! - рыкнула из-за спины их предводительница.
   - Тогда двенадцать мигов!
   Длинно провести по стене, по чуть выступающей из слоя штукатурки каменистой занозе, непритворно охнуть, окровавленной ладонью сдвинуть лепесток затвора и хлопнуть по выступившему стандартному для прежних ключу.
   И выгрести их схрона с десяток безделушек.
   - Э, тебя же сюда привезли, да? - тут же встряла королева-корсарша.
   - И сопровождают, да? - добавила королева-степнячка.
   - Да, да, - сразу согласилась королева-сталкерша, - всё делим. Как обычно, на всех, равными долями.
   "Ничего себе, - по-новому посмотрела на спутниц королева-волшебница, - для них это как бы "обычно"?", - но ничего кроме ещё одного косноязычного: "Э-э?.." - вслух вымолвить не смогла.
   - Я уложилась, - словно ответила ей Агвелта, перекинула обратно через плечо рюкзачок и двинулась дальше. По дороге встретилось только двое слуг. Шитона больше садизмом заниматься не стала - аккуратные точные удары в основание черепа... Через полчаса-час очнутся. Ну, через пару часов.
   Дверь в нужную гримёрную определить труда не составило - столько ненужных финтифлюшек! И только она была заперта.
   - Без магии бы обойтись... На всякий случай... - проворчала, подёргав её, Клерисса.
   Акнаккора сразу отошла всторону. Агвелта достала свиток:
   - Самый минимум...
   - Обойдёмся и без него, - хмыкнула Шитона, тряхнув связкой отмычек.
   И обошлась.
   Необходимый "биологический материал" обнаружился в мусорке: платок, перепачканный гримом.
   - Убирать надо за собой! Убирать, - наставительно проворчала колдунья. - И стирать свои вещи, а не разбрасываться ими. Идёмте на сцену. Боюсь, здесь места не хватит.
  
   Количество тёмных гончих, вызываемых из бездны, зависит от силы мага и силы тёмного чувства, вложенного в заклинание. Терсия была сильной магессой - к ней пришли трое. Сколько тварей оказалось на сцене, женщины сумели пересчитать только, когда Клерисса потребовала, чтобы они подошли к каждой и дали обнюхать свои ладони. Двенадцать.
   - Теперь вас эти и без меня не тронут, - объяснилась она. - И отойдите.
   "Какие же наши мальчики смелые! - поняли женщины. - Противостоять таким, такому..."
   Ноги слушались плохо, поднять ладони к оскаленным мордам едва-едва получалось даже у Шитоны... Они отошли за спину королевы вектов, за спину своей властительницы.
   Клерисса бросила в свору платок. И двенадцать чёрных вихрей сплелись в визжащий клокочущий клубок. И через невыносимо громкое мгновение клубок распался. В зубах каждой твари были обрывки, были тряпки, были нитки.
   - Фас!! -- выкрикнула она.
   Гончие взвыли и понеслись к выходу из зрительного зала.
   - Эй, дамы! - усмехнулась Клерисса. - А вы куда?!
   Женщины разом остановились... Со сцены спуститься они успели. Переглянулись, разом выплюнули одно и тоже словцо, повернулись. Корсарша сделала шаг влево, степнячка вправо, и все трое разом ткнули пальцем в чернокнижницу:
   - Больше так не делай!
   - Не буду, - согнала ухмылку ведьма. - Обещаю. Идите сюда. Надо обсудить...
   - Сама иди, - отмахнулась Акнаккора и опустилась в ближайшее кресло. Но эта-то хоть высказалась! Остальные последовали её примеру молча.
   "Бунт на корабле?! - взвилась, было, Клерисса, но тут же заставила себя успокоиться: - Мы не на корабле, мы в театре".
   - Простите, девочки. Использование тёмной магии бесследно не проходит, - подойдя, извинилась она.
   - Как только тебя муж терпит, - хмуро проворчала Велта.
   - У него так первая любовница появилась, - хмуро призналась Клер. - После того, точнее. Убежал шкуру зализывать.
   - А ты?
   - Что я? Его шкура излизана оказалась качественно. У меня ни столько старательности, ни столько слюней никогда не было. А у нас, зато, дочка родилась.
   Женщины засмеялись.
   - А почему я до сих пор не слышу шума штурма? - первой вернулась в реальность Акки.
   - Вот, я как раз об этом и хотела.
   - Давай карту, - протянула руку Ши. - Смотри. Ты облако увидела вот здесь. Что там происходит, мы хорошо рассмотрим... Отсюда. Вот подходящая башня.
   - Двигаем! - поднялась Акнаккора.
   - Порядок движения - прежний. Только теперь не рискуйте. Совсем. Мне прятаться больше надобности нет. А мелкие артефакты защиты я перешибу.
   И они пошли. Но ни рисковать, ни обнаруживать магию не потребовалось: в поместье царил ужас и правила паника.
   Правда, задержаться всё равно пришлось. Первый раз опять, мгновений на двенадцать всего, а когда уже подходили к башне... Был там такой декоративный холмик, украшенный декоративной древней стенкой, якобы укрепляющей склон...
   - Теперь-то мы спешим не особенно? - вдруг севшим голосом проговорила нагтилиния.
   И провозилась минут десять... Но там... Может, это когда-то была кладовая? Хорошо, что у всех четырех королев рюкзаки были с обширными пространственными карманами - поместилось всё.
   "Да я ей без сопровождения не то, что во дворце - нигде в Элистане и шага сделать больше не позволю!"
   - Девочки, обещаю. Без вашего дозволения ничего! С ваших владений без вашего пригляда ничего!
   "Девочки" переглянулись. Кажется, мысль о конвоировании мадам при посещении ею своих владений пришла в голову всем одновременно.
  
   Когда в поместье началась движуха, командование терции, наконец, почти решилось. Оставлять в тылу магов было невозможно, а в поместье что-то загорелось. Но тут и маги резко зашебуршились, и их защитный полог налился туманом. Командиры рассудили всё-таки дождаться активных действий противника: маги для них были важнее всего поместья! - чтобы те вышли под ясны очи, под прицелы, под копья... Потом согласовывали, потом выслали разведку... А потом полог тихо опал. Туман рассеялся... И никого... Уж и матов испустили командиры...
   А это они ещё не слышали, как матерились маги, которым, пришлось, сломя голову, нестись по подземным выработкам, чтоб успеть выйти за пределы пятимильной зоны телепортационной ловушки имперцев... Впрочем, облегчения в том мате было куда больше. Ещё бы, только они решились на самоубийственный, по сути, прорыв, как вдруг: "Мальчики!.. Сюда!" В скале открывается проём, и в нём - королева!
   Первыми в него спустились всё-таки не "мальчики", первыми в него погнали "девочек".
  
   Выразить соболезнование Империи по поводу безвременной гибели родственника Императора в посольство явилась Клерисса. Посол граф ла Оггорет был настоящим дипломатом, но сколько ж матов было, когда королева, наконец, свалила! Но послушайте, как же можно столько держать лицо, когда тебя расспрашивают, например, на сколько именно кусков было разорвано тело несчастного Боккара Треульского... Или, где нашли его обглоданный череп?.. А лицемерные уверения, что Университет по-прежнему убеждён в нераспространении секретности переплетённого рисунка чар, ему принадлежащего... Вот только всему Элистану известно, что она час провела в камере наедине с Терсией перед её казнью! Час! Ведьма! Вызвать двенадцать тёмных гончих! Это же... А ведь прибывшие маги так и не поверили уцелевшим свидетелям! Просто не поверили! А он - верит. Он теперь верит.
  
   Но и это были не последние маты в честь того рейда. Через месяц королевы устроили выставку под названием "Террелле". Украшения и посуда. Говорят, была ещё и одежда. Но ткань за два с половиной тысячелетия сгнила. Вот эта гниль и осталась. Эту гниль в Треуле и нашли. А остальное... Про то, что было в остальном, намекнули четыре бриллианта, по карату каждый, найденные в месиве тех драных тряпок.
   Наследник графа - его племянник - не утерпел, плюнул на алмазы, потраченные на телепортационный свиток: их у него теперь имелось, вроде бы, вдосталь, и выставку посетил.
   Осмотрел всё молча, молча переходил от раздела "Из личной коллекции её величества королевы Эллезии Клериссы", к разделу "Из личной коллекции её величества королевы Корлэнда Акнаккоры", к разделу "Из личной коллекции её величества королевы Нортирии Шитоны", к - "Из личной коллекции её величества королевы Техлора Агвелты"... Кажется, в каждом особо пересчитал бриллианты, выложенные диковинными узорами на тёмном бархате. Что ж, в этом случае он должен бы убедиться, что всё строго поровну. Интересно, сами делили? Он просто зримо увидел четырёх баб в коронах, стол, на столе - куча гальяна, и одна из царственных стерв по камешку откатывает в сторону каждой из них - раз-два-три-четыре! раз-два-три-четыре!
   Когда графёныш отбыл, его сопровождающий, лейтенант гвардии, начал ковыряться в ушах.
   - Что? - спросили его.
   - Никогда не думал, - ошарашенно ответил тот, - что молчаливый мат может так оглушать...
  
   Веккатта долго думала, что всё началось случайно. Королева засомневалась в точности её копирования одного участка, и занесла свою копию карты. А сравнив с оригиналом и убедившись, что Катти была аккуратна, похвалила её. И уже собралась уходить, как девочка спохватилась и попросила карту оставить:
   - Вам же она больше не нужна...
   - А тебе-то зачем?!
   - Теперь это исторический документ. Представляете, через тысячу лет какой-нибудь учёный будет исследовать ваш рейд, а тут - оперативная карта! Да и Вам же нужен свой архив, а где его хранить, как не в секретном отделе Библиотеки!
   - Умная девочка, - похвалила кроху Клерисса.
   Так у "библиотекарши" появился ещё и второй личный каталог. В первом хранился список книг из открытого и утаённого ею раздела. И всё, как у взрослых: название, краткое описание, месторасположение. И всё на карточках из плотной бумаги! Её спецзаказ! С водяными знаками! Поначалу Катти складывала их на полупустой полке, но после своего рейда королева выдала сумасшедшую премию и между делом высказала пожелание: "Заодно мой архив обустроишь. Красивенько".
   При слове "красивенько" Катти сразу вспомнила знакомого краснодеревщика... А тому ходить по дворцовым подвалам с повязкой на глазах было уже не в диковинку. Но какие "шкафы картотечные" заимела девочка! В верхней библиотеке и те были хуже!
   Так вот, как-то перебирая карты, скопированные ею с "Террелле", она наткнулась взглядом на пометки, сделанные женским почерком, поверх условных значков древних картографов, например, "глубина" или "течение", или даже "роза ветров"... Она кинулась к первоисточнику и нашла в нём лист с таблицей, где в одних ячейках находились эти пиктограмки, а рядом, в соседних - слова на языке прежних. Она даже вслух произнесла, прочитала их... Кажется, она теперь знала и их перевод...
   И ещё одна неожиданность проявилась после рейда королев: для девочки в Университете не осталось запретных помещений. Совсем. Нет, её и раньше много, куда пускали "с краешка постоять", но она время от времени всё же нарывалась на ворчание, на недовольство, на неё даже кричали, выгоняли даже! А после рейда... Она этот феномен гордо себе объясняла тем, что стала школьницей! Взрослой! Но... Подхватить её на руки и пронести мимо стражи, проворчать теперь не "Куда припёрлась?!", а "Что стоишь? Вон стул - сядь, не отсвечивай!", да и просто услышать не злой окрик, а спокойную инструкцию: "Ближе десяти саженей, чтоб тебя не было..."
   Сама девочка никак не связала эти перемены с тем, что однажды со слезами в голосе пожаловалась на подобный обидный инцидент подружкам, принцессы обсудили происшествие с "мамочкой"(с "тётей Клер") и встали на сторону магов: "У них же там реально опасно!"
   Но Клерисса при следующей встрече с тою грозной магиней тоже упомянула про Катти, сочувственно покивала на ворчню про "мелкую надоеду". А потом вдруг спросила:
   - Если бы вы у Треуля не дождались нас и пошли на прорыв - пробились бы?
   - Да. А причём здесь это?
   - Оцени возможные потери.
   - Наши - от трети до половины. Их - от половины до... Ну, несколько сотен разбежаться сумели бы в любом случае... Из трёх тысяч терции!
   - А лично ты - в какой бы половине оказалась ты? Как полагаешь?
   - Я... я возглавляла штурмовую группу... Может, и повезло бы. Но причём здесь какая-то рыжая девчонка?!
   - "Какая-то"! - фыркнула королева. - Ты реально думаешь, я тебе отвечу? Но... Ты знаешь, что стража считает её своей доброй приметой?
   - Ну, это уж совсем смешно!
   - Что ж, смех - повод для хорошего настроения, - улыбнулась королева. - Кстати, стражники закормили её ирисками. Говорят, любит.
   Когда суровая магиня в следующий раз столкнулась с не успевшей при её приближении испариться девочкой, и та вся сжалась от предстоящего разноса, она молча подхватила её за руку, достала кулёк ирисок и усадила в кресло в уголке полигона.
   У магов всё-таки было реально опасно. Происшествия случались. Случались таковые даже при девчонке. При девчонке ни разу не случилось смертей.
  
   6. Прошло два года
  
   Прошло два года.
   - Итак, имеем ли мы консолидированное мнение, что в ближайший год, то есть до следующей осени ожидать прямых военных действий со стороны Империи против нас не следует? Мальчики?
   Да, как только старшему из них, принцу Луфгеглу исполнилось шестнадцать их всех обязали присутствовать на заседаниях Большого и Малого совета. Малый совет, если кто не в курсе, - это тот на котором принимают решения. На Большом - обсуждают проблему, приглашая всех интересантов и экспертов, а на Малом оценивают доводы, выгоды, ущербы и - решают. Например, принимают очередной бюджет. Финансовый год начинается с первым днём осени: урожай собран, купцы по летним внутренним дорогам, по летнему спокойному морю, по летним горным путям свои запасы распродали или возобновили, налоги все заплатили, поступления в казну - очевидны, проблемы перед очередной зимой выявлены. Да и войны все правители предпочитают к осени уже заканчивать. А главной военной угрозой для всего Артола всё-таки всегда оставался Таркар. Именно из Таркара пришли гриды, потом сами векты и вот теперь ждали имперцев... Внутренние войны были всегда, но они никогда не отличались ожесточенностью. Грабили друг друга, продавали в рабство друг друга, однако, тех же, скажем, гридов вырезали в своё время подчистую всех...
   А чего ждать, если придут фанатики Империи, не знал никто. Но все помнили об обезглавленных пленных во время последнего их похода через Инейи, и о сожжённых рыбацких деревнях в Предвечной войне с нортами. Сожжённых вместе с захваченными... С теми, кто поленился, а больше - не мог уйти. Со стариками, главным образом да с ещё более древними старухами.
   О том, что пленных имперцев векты шестьдесят лет назад, в ответ живыми посбрасывали в пропасть, что норты тоже сожгли несколько деревень Таркара, а уж сколько кораблей вместе с их экипажами - хвастаться не хвастали, но помнили все тоже.
   - Мальчики? Ждём имперцев?
  
   (" - Почему каждый раз начинают с нас? - поначалу не понял Луфгегл.
   " - Воинский стандарт... - важно ответил  Келдаз: - самые младшие высказываются первыми, чтоб не подлаживались под командиров.
   " - Почему нас вообще спрашивают?! Ну, сидим - понятно: и сами учимся, и к нам привыкают. Но зачем комедию ломать? Кому нужно мнение мальчишек?! - решил до конца прояснить вопрос Аккор.
   " - Я спрашивал маму - там целая стратегия. Во-первых, высказав своё мнение, мы его запомним сами. И потом - разделим ответственность за решение. И за правильное, и за неверное. Сами поймём, каково это - решать! Во-вторых, другие будут помнить, что советовали мы - тоже. И доверять ли нашим следующим решениям - решать будут тоже. В-третьих, наши решения - это мнение молодежи. Старшие будут знать, что хотят молодые. Ну и в-четвёртых, кто-то вывел, что у молодёжи более остра интуиция. Её не давит опыт. Мама сказала: "Конец света просчитать нельзя, а вот прозреть - можно".
   " - А почему её самой-то почти никогда не бывает?
   " - Она до совета всё обсуждает с отцом. И после совета обсудит не раз. И... Есть не только Малый, есть ещё и Узкий совет. В него входят всего шестеро, включая родителей. Включая её - лишь шестеро! Последняя инстанция. С правом вето на всё. Они никогда не вводят втихую что-нибудь новое, что-нибудь своё, но отменить могут, что угодно. Только она и там, вроде, редко появляется. Чаще, когда хочет с казначеем поругаться, а он от неё прячется. Её мнение - это мнение отца. Всегда.)
  
   - Мальчики? Так войну в этом году ждём?
   - Нет, - первым решился на ответ Ниэллон.
   - Нет.
   - Нет.
   - Нет.
  
   Вторая королевская обязанность, которая свалилась на них по достижению совершеннолетия - это королевский суд.
   " - Судебный базис у нас - общий, заложен ещё "Правдой Алтория". Различия - больше в частностях. У коров подробнее разработано морское право, например, а у нортов - воинское. Да вам это уже больше года втолковывают на лекциях по "Основам судопроизводства".
   " - Но...
   " - Вот, поймёшь, как спать на лекциях! Да успокойся, королевский прокурор юридические казусы по делу тебе, если что, растолкует. Твоё дело - суд! Решить, виновен ли человек или нет. И вынести приговор. "Согласно доводов рассудка, велению чести и зову сердца"!
   " - А если ошибусь?
   " - А ты думал, корона - это лишь украшение?! Это - ноша!
   " - Кел, все сомнения - в пользу подсудимого! И всё! - попытался подбодрить его Луфгегл.
   " - Ага, и оставить, скажем, насильника на свободе!
   " - Выносить обвинительный приговор принято, всё-таки согласно "доводов рассудка" и "Кодекса о наказаниях". По "зову сердца" - чаще оправдывают.
   " - Да учту я, учту!
   И как сглазил. Первым достался ему именно насильник. Свидетелей не было, а было только слово девчонки с пустыми глазами против его слов. Келдаз взглянул на неё...
   " - Ну, что делать будешь, королёныш? Девку жалеть или судить по праву?! - нагло осведомился бугай, сын одного купеческого старшины, ухмыляясь на дочку другого.
   "Илитрея... - вот же имена у вектов!"
   " - Да никаких проблем! - не понял всеобщего замешательства принц Нортирии. - Сначала плеть за неуважение к суду! И "по велению чести" назначаю судебный поединок сразу после. Честь девицы Илитреи поддерживаю я. В проходе нам места хватит. И долго времени не займёт, а то вон ещё какая очередь! Выбирай оружие, тебе принесут! А мой меч - при мне.
   И начал распаковываться из чёрной мантии. Меч вместо кинжала на торжественной церемонии перед строем на шестнадцатилетие ему вручил лично герцог Инейский. И он с ним теперь разве что не спал.
   Бугай потребовал булаву. Если он собирался потянуть время, то ошибся, гвардейцы её предоставили ему в две минуты. Как раз хватило, чтоб его плетью огреть! И ещё минуту длился поединок. Угнаться за вёртким пацаном тому не удалось. Увернуться или отмахаться от меча своей железной дубиной - тоже. А Келдаз отрубил ему правую руку почти по локоть.
   Вернулся в кресло, накинул мантию... Королевский прокурор подошёл, зашептал что-то, пацану пришлось мантию надеть, как следует... И он провозгласил:
   " - Считаю преступление доказанным. Пять лет каторги. И оставляю право на прошение о его помиловании у девицы Илитреи. Дело закрыто, - и смачно заехал судебным молотком по столу. - Следующий!
  
   " - Ты со всеми собираешься мечами махаться?!
   " - И что? Реальный бой! Инструктора вечно меня жалеют. А эти-то уж точно будут биться на смерть.
   " - Тебе драк в Сокхо не хватает?! Тебя ж вон недавно без сознания к "Лилии" вынесли!
   " - Да там же без оружия! Без никакого! Совсем! Мне Сандрочка рассказала, помнишь мне по затылку булыжником зимой засандалили? Так ему потом этим же булыжником всю кисть изуродовали! На следующий день! Свои! Прямо в Сокхо! Пришлось Арлию ла Век просить... Триста золотых отдал! Чтоб руку ему выправила... Триста золотых! Это на месяц - на полтора! - раньше расплатиться бы с Ниараклой! А я... Мне недавно опять Сандрочка приснилась... Губки её сахарные...
   " - Поцелуйчики сладенькие или... Всё остальное?
   " - Да ерунда это всё - "остальное"! Чего разговоров столько... - и он, словно отмахнувшись от глупостей, вернулся к суду: - Представляете, не только семья девчонки, но и родители того обормота тоже подходили. Тоже подарок сунуть пытались. Что я его в живых оставил, что он, "может, хоть теперь облагоразумится", надеются. Пусть они лучше девчонку обхаживают. Пока у неё глаза живыми не станут, никаких помилований ему не светит! Лично прослежу.
   Знали бы купцы, каких сил потребовалось Келдазу, отказаться от подарков! Продать бы их и расплатиться, наконец, с демоновой "Лилией"!
   Два года назад парни ему реально помогли: добились от стервы-хозяйки рассрочки платежа. Та ломала руки и закатывала глазки, мол, такие разовые убытки её разорят, он бы не выдержал, он бы опозорился, попросив помощи у родителей, но ему с самого начала Аккор запретил раскрывать рот. "Только представь ей нас. И молчи!" Он и молчал. Даже когда Аккор приплёл королеву Клериссу, что, мол, несчастному, ему, придётся за кредитом обращаться к ней и всё рассказывать ей - "Вы же знаете, какая она доскональная, а врать ей - себе дороже!" - рассказать ей, что в этом заведении несовершеннолетнего мальчишку разули-раздели...
   " - Он - норт! У них совершеннолетие с четырнадцати!
   " - Он сейчас - в Эллезии. А здесь оно с шестнадцати... Впрочем, как королева решит...
   " - Мама?! Принять чужие законы в своей столице?!
   " - А что? Интересный казус, - добавил свою парочку грошей Луфгегл. - Как раз для Королевского Суда...
   " - Ну, зачем мы будем расстраивать королеву и загружать Королевский Суд? У них и так работы невпроворот, - пошла на попятную бандерша. - Сколько ты можешь платить в месяц?
   " - Двести золотых, - озвучил Келдаз всю сумму своих карманных расходов.
   " - Но... - попытался вмешаться Аккор.
   " - Принято, - оборвала его Ниаракла.
  
   " - Согласитесь, очень солидная аргументация. И команда у мальчиков получилась слаженная... Каждый из них долбил в одну и ту же точку!
   " - Тебе что-то надо? - не повелась на словесные кружева Клерисса. - Говори уж...
   " - Разрешите про эти переговоры мне не секретить? О ночи мальчика уже многим известно и, если... Такая сумма... Меня не поймут. Да и платить долги - для принца это репутация.
   " - Дозволяю... Пожалуй, даже больше - настаиваю. И тогда уж ещё капля информации... Двести золотых - практически всё его месячное содержание...
   " - То есть ближайшие два года Келдаз будет крайне нуждаться в деньгах?
   " - Да.
   " - Но что можно ему предложить?.. О чём можно попросить принца? И ещё, как ни крути, несовершеннолетнего, хоть и норта...
   " - Норта? Обо всём, что касается лошадей. Обо всём.
   " - Слушаюсь, ваше величество.
  
   " - Тебе же говорили: молчи! Ну, и сиди теперь два года совсем без денег! - ворчал потом принц торгового Корлэнда. - Она же уже сдалась, ей и ста золотых в месяц хватило бы!
   " - И быть четыре года ей должным?! - ужаснулся норт.
   " - Два, четыре... Какая, на хрен, разница... - непривычно грубо выразился юный нагтилин, представив себе такую бездну времени.
  
   Первой попросила норта разобраться, что случилось с кобылой из её конюшни, сама Ниаракла. Он пришёл туда с друзьями и начал с того, что набил морду её главному конюху. (Остальные принцы в это время с обнажёнными кинжалами молча стояли против остальной прислуги.) Потом три дня чистил в конюшне и наводил в ней порядок. Экзему вылечил в неделю. Вот зарплату всех своих конюхов за эту неделю она и отдала Келдазу.
   " - Адекватно, - согласился Аккор.
   Девочки о методах лечения "Келдазика" похихикали с клиентами. И норт получил заказ от купца Терсия обследовать его конюшню. Лица, рожи и морды не пострадали - какие-никакие нормы на конюшне соблюдались, лошадей не мучили, но список возможных улучшений Келдаз предоставил изрядный: например, перенести навозную кучу на другой конец участка: чтоб господствующие ветра меньше заносили на территорию запахи и паразитов, в навозе неизбежно заводящихся.
   И пошло-поехало. Проконсультировать, вылечить, проследить за ожерёбом любимой кобылы, объездить норовистого жеребца - обратившиеся потом не жаловались. Парень не просто лошадей знал, он их - норт же! - нутром чуял. А они подчинялись ему.
   Родители, не особо расспрашивая о подробностях, в посылки сыну по его просьбе начали докладывать разные нортские лошадиные снадобья, а потом - с торговым караваном прибыли пуки высушенных трав. С очевидным намёком: делай сам. Пришлось Келдазу - Луфгегл поспособствовал - свести знакомство с университетскими алхимиками, пробить пропуск в университетские лаборатории. А учебный курс "Зельеварение" вдруг потерял для него свою сугубую теоретичность. У-у-у, как же эта наука его бесила! "Накапать двадцать семь капель..." Он иногда посреди занятия срывался в коридор... Хорошо, Нил его понимал - часто выбирался следом, они там спарринг минут на несколько учиняли, возвращались и... "...добавить одиннадцать капель настоя древолиста при непрерывном перемешивании...".
   "Я спокоен, я абсолютно спокоен! А мазь будет стоить по три золотых за порцию!"
  
   Луфгегл проблем с наличными не испытывал. После рейда, когда королевы вчетвером вытащили из западни три сотни магов и, кажется, затравили тёмными гончими того, который этими бестиями пытался покончить с их сыновьями, его матушка зачастила в Элистан. Количество истраченных алмазов её не останавливало... Ведь... Да и просто тогда в Треуле, в найденной ею сокровищнице...Ну, для прежних это был, может, лишь складик. Так вот, в нём хранилось несколько платьев, украшенных россыпями мелких брюликов. Матушка смеялась, когда рассказывала, как они, не дыша, вчетвером приподнимали каждое над рюкзаком и его внутрь опускали... Одно рассыпалось! Сразу всё по ниточкам от чьего-то единственного неловкого движения! Пришлось подметать... (Не веником, конечно. У Агвелты имелось на подобные случаи крыло серой гагары. Но Клерисса торопила, и четыре камешка под тряпками, по углам раскатившихся, они, видно, не заметили.)
   К концу года Луф уж и не знал, радоваться ли её очередному прибытию. Дело в том, что его самого, а вместе с ним и остальных принцев каждый раз назначали ей в пажи. То есть быть у неё на подхвате, быть у неё на виду, быть вместе с ней, куда бы она не направлялась. А вот заставили бы вас в четырнадцать лет быть постоянно рядом со взрослой женщиной! Нет, присутствовать при её встречах со столичной общиной соотечественников было и познавательно, и полезно. Он не думал, что деятельность его народа в столице ограничивалась алхимией и работой с металлом, но убедиться в этом так наглядно... А так наглядно убедиться в столичной известности Келдаза! Он шесть заказов получил во время первой встречи, восемнадцать - во время зимней! И подходившие к королеве через одного обращались к нему персонально! Вот он, Луфгегл, был для них просто сыном своей матери, её пажом, а Кел... С мальчишкой-нортом, если и не желали знакомства, то и не чурались его!
   Потом, уже после её отбытия на семинаре по политологии мэтр Вертений заставил их законспектировать весь тот приём. Чтобы они могли "сравнить". "Вот прибудут другие королевы..." - "А они будут?!" - "Увидите." Первую зиму ведь никого не было! Ни разу. А теперь мэтр оказался прав: одна за другой... Первой появилась Шитона. И мальчишки удивились: при всём различии нагтилинов и нортов, но проблемы-то одни и те же! Да, теперь не про металл, а про говядину, но, если отвлечься от номенклатуры... Да, теперь было больше криков, биения себя - в грудь, по плечам - соседей, объятий, а не поклонов, но, но, но!..
   Перед визитом королевы коров мэтр дал новое задание: составить конспект её, ещё не случившегося приёма своей общины... Они почти ни в чём не ошиблись! Разве что про пеньку не вспомнили.
   Нет, Луф на эти встречи не жаловался. Друзья ему пеняли на другое - на походы её величества по лавкам, например, или про сеансы рукоделия... Да сами представьте, каково это пару часов наблюдать, как королева с фрейлинами... Одни тыкают иголками в пяльцы, другие стрекочут спицами, третьи прилипли к мольбертам... Два часа кряду! А её бесконечные гуляния по дворцу... Луфгегл за весь прошедший год и то не бывал во всех этих закоулках! Они ведь даже в подвалы спускались! Их даже в потаённый фонд Библиотеки пустили! Правда, по нему они прошлись под присмотром аж трёх стариканов! И Катти тогда, видно было, вся перенервничала.
   Так было в первый её приезд и во второй. А в третий, уже зимой... Перед самым отъездом... Девиц рядом с ними больше не было - только она и четверо принцев, а она... Агвелта вела их, вдруг останавливалась и тыкала в стенку: "Гляди, видишь?". Агвелта и дальше ничего не подсказывала, ничего не объясняла, просто вдруг опять останавливалась и опять спрашивала: "А здесь?"... И снова: "А теперь?". И вела дальше.
   И вдруг он, как увидел: здесь должна бы стоять статуя... Но её нет. А вон того выступа быть не должно, а он есть.
   - Стойте!
   И Луф потянулся к нему и, подцепив снизу - откинул. Секундная пауза и поднимается знакомый стерженёк из неизвестного ныне сплава (Только название сохранилось: "нитрониум"). Затаив дыхание, мальчишка вдавливает его. Лёгкий звон... Словно звук отдалённого гонга, часть стены уходит вбок и...
   Да, скульптура - в полтора аршина величиной - девушка с котёнком на руках. Из серебра... Девятьсот девяносто девятой пробы, нынче так уже не умеют... Наверняка древние трансмутацию задействовали.
   - Поздравляю, сын. Сам увидел!
   И тем же вечером отбыла. И тратить алмазы перестала. А он... Он с парнями сначала прошёлся по местам, которые указала она - ваза с горстью монет (Да сама ваза прежних ценнее того их золота!); дальше что-то вроде сучковатого кустика, на каждой ветке которого были продеты перстни и кольца, и в последнем - три статуэтки голых дев. Из бронзы на этот раз.
   Аккор его тут же оповестил, что согласно закону, не менее десятины найденного полагается кладоискателю. Но не успел он прикинуть, что из оборудования теперь может себе позволить прикупить в свою лабораторию, как в храме Великого Мастера ему рассказали притчу о дарах богов, суть которой: дали боги на халяву - богам забесплатно и отдай! "Нет, - улыбнулся настоятель, - не нашему храму, но мы содержим, скажем, приютный дом для юных нагтилинов, потерявших родителей... Да и... Ты же присутствовал при встрече королевы с общиной и помнишь, наверное...". Луф помнил. Да у него и конспект о той встрече сохранился.
   На последнюю аудиенцию с королевой-хозяйкой мальчишек не пустили. Да и чего бы им там делать? Чего бы им слушать разговоры взрослых женщин о них самих? Правда, в конце, уже чуть ли не в дверях, Клерисса спросила Агвелту:
   " - И как?
   " - По мелочи - много, но Казну с налёту я не высмотрела. Но уж...
   " - Договаривай.
   " - У вас - четыре яруса подвалов, а у прежних - двенадцатеричная система счисления. Так что, если не три, то ожидается - шесть. И... ваши в них книжные фонды... Слишком их мало.
   " - Мало?! Двадцать тысяч томов - мало?!
   " - Я не о книгах. Найди план первого этажа дворца и план самого верхнего этажа подвалов, в котором фонды, и наложи один на другой... Если на вскидку - ещё два таких зала должно быть. Подсказать, где переход в первый? Кстати, кто-то недавно в нём был. Оцарапался бедняга, ключ кровью заляпал.
   " - Катти!
   " - Думаешь?
   " - Она для себя заказывала два шкафчика под картотеку. Я ещё удивлялась, зачем ей под мой "архив", в котором три листа с половиной, шкаф на десяток тысяч карточек... Раз хотела глянуть на них и на видном месте не обнаружила. Наверняка они, значит, на той стороне.
   " - Что ж, тогда понятно, чего она нервничала с нами. Библиотекари, как на монстров, смотрели на мальчишек, и я думала, Катти за них переживала, а она меня боялась... Непростая девочка.
   А про себя потомственная кладоискательница подумала: "Неужели девчонка и про магию крови у прежних вычислила?"
   После отъезда Агвелты Клерисса предупредив о секретности мероприятия - ото всех! - в том числе и от принцев, принцесс и их мудренькой подружки! - сходила в хранилище вместе с Луфгеглом. Зашла в свой "кабинет", улыбнулась на том "Тёмного молота", до крови укололась о невидимый в её обложке шип, еле сдержала ругательство... Но на видном месте висела медицинская сумка. Мальчик споро обработал рану. А она потом несколько подивилась и лежавшей на рабочем столе ещё одной книге прежних. Раскрыла её - удивилась ещё больше: судя по рисункам - что-то по астрологии.
   В новом хранилище были обнаружены "королевский архив", и оба "шкафа картотечных". Попросила юного нагтилина проверить их на предмет ловушек и/или других "маленьких хитростей" - ничего не обнаружилось, глянула на содержимое - уже более сотни карточек! Достала одну... Сверху нечитаемая строчка символов - видно, срисованное с оригинала название, ниже - "география", "описание джунглей..." и опять закорючки прежних, ещё ниже - "2-ой стеллаж, 3-ья полка".
   Девочка-то трудится. Что ж... Пусть работает.
  
   Самые большие проблемы за эти два года пришлось решать с Аккором. Норт Келдаз тренировался на полигонах с гвардией, дрался в Сокхо, занимался с лошадьми всей столицы. Нагтилин Луфгегл копошился с алхимиками Университета и бродил по подземельям дворцов вектской аристократии, а вот принцу мореплавателей было грустно. Королева мореплавателей хохотала, рассказывая ему о своих девичьих морских приключениях, но глаза её не смеялись; во время первого летнего месяца, когда всем принцам позволили отбыть в родные края, он в замке-то ночевал всего несколько раз, остальное время - в море, море, море! С матерью, с дядьями, с кузинами и кузинами! Но его ровесники проводили под парусами практически все двенадцать месяцев, а он, наследный принц морской державы, становился сухопутным сурком.
   " - Тебя не отпустят, - пожимал плечами Ниэллон:
   " - Ни за что, - согласился с ним Луфгегл. Вы - единственный дом, из которого сразу двух взяли. Слишком вы сильны. Политика.
   " - Да найди стратегию! - пожал плечами только что отмывшийся от лошадиного пота Келдаз: он вернулся от купца Петония, где обучал его сыновей тонкостям игры в поло.
   " - Действительно... - присоединился к пожиманиям Луфгегл. - У нас говорят, что из любого тупика на самом деле есть минимально два выхода.
   " - Ага, попробовать найти выход прямо к морю, когда до ближайшего побережья полтыщи миль!
   " - Четыреста пятьдесят вёрст, на самом деле, - мрачно уточнил принц Эллезии. - До Подония именно столько. Да и там тебе не разгуляться тоже: южное побережье, Большой риф... От берега до него всего-то двенадцать-пятнадцать миль... Как озеро получается какое-нибудь наше - Эллитон вон тот же...
   " - То есть Эллитон - как море? - перевернул фразу дотошный нагтилин.
   " - Э? - согласился с ним непосредственный норт. - И до него всего-то с час на лошади!
   " - Тоже мне - море! - явил скепсис урождённый мореман, но призадумался.
   Эллитон - озеро в десяти верстах от Элистана. Неправильный овал пятидесяти вёрст на двадцать. В него впадало с десяток рек или ручьёв с ледниковых гор, и, значит, вода в любую жару в озере совсем не тёплая. Вытекала - одна Канигора, но в двадцати верстах от истока она срывалась в небольшой - чуть более пяти саженей - водопад, потом ещё и пороги, а потому в транспортном отношении подъезда к Элистану ценности не представляла. Наверное, и Элистан не был возведён вплотную к озеру ещё и по этой причине. (Главная, конечно - город запирал выход с последнего перевала через Инеи.)
   В ближайшую субботу мальчишки смотались в Минеевку - ближайшую деревню на озере... Принцески увязались с ними, библиотекарша - с девчонками, так что по-быстрому, туда-сюда, не получилось... Хорошо хоть Луф догадался взять ещё и коляску. Катти на лошадях до этого пробовала только два раза на манеже, и уже через четверть часа стало видно, что она едва держится. Подружки её пожалели... Сина, та своего первого пони заимела годика в три, а Никку за прошлую зиму всё-таки немного натренировали... Но тут девчонки почти сразу хором запросились в ландо. Потом им захотелось чаю...
   В общем, до озера добирались почти три часа. А там... Вода до горизонта... Рыбачьи баркасы... Никкора едва не расплакалась... Ветра особенного не было, волнения, соответственно - тоже.
   - Ну, пожалуйста, ну, пожалуйста, ну, пожалуйста! Давайте покатаемся!.. - жалобно заюлила юная веката, обращаясь почему-то к четырнадцатилетнему принцу Техлора.
   Он переглянулся с остальными.
   - У кого-нибудь деньги есть? - мрачно поинтересовался Ниэллон.
   - У меня... - поразила остальных библиотекарша, выудив из своей сумочки пузатенький кошелёк.
   Мальчишки ещё раз переглянулись.
   - Мы вернём, - пробормотал Луфгегл.
   (Урок они выучили на всю жизнь: больше никто из них никогда не оказывался в ситуации, что рядом девочка-девушка-женщина, а денег в карманах совсем нет.)
   За мелкую серебряную монетку мальчишки на весь день сняли четырёхвесельную лодку. Сели. И тут их удивила Никкора: из своей сумочки она достала компас! Дождалась, чтоб успокоилась стрелка и махнула рукой:
   - Туда!
   Они проплавали несколько часов. Домой вернулись едва ли не затемно. Впрочем, особой тревоги это не вызвало: Ниэллон непосредственно перед их заплывом отправил во дворец одного из стражников - предупредить...
  
   Тем вечером Веккатта больше не стала слушать свои собственные отговорки: поздно, никуда оно не денется, завтра рано вставать, я устала... У неё перед глазами стояло лицо юной морячки, когда она вскакивала на... нет! - когда она поднималась на судно! Когда она вынимала компас. Когда она командовала: "Вперёд!"
   Библиотекарша подкатила тележку к тому "Тёмного молота".
   Да, теперь, чтоб перемещать книги с одного места на другое у неё была тележка! У алхимиков она как-то увидела, как они перевозили в свои лаборатории туши магических тварей. Она выяснила, где такие изготовляют и сделала заказ. По счастью мастер оказался истинным мастером, и он, предварительно расспросив её, выяснил, что девочке нужно не кратеозавров транспортировать, а книжки от одной этажерки до другой переправлять: "У нас бывают такие тома...". И тележка получилось неширокой, лёгкой, верткой. И достаточно высокой. Чтоб зазря не нагибаться (Мэтр Каллиен, когда её увидел... долго ходил вокруг... А потом написал заявку на двадцать штук. Королева подписала на двадцать одну. Первый экземпляр назвали пробным. И велела вернуть деньги за него девочке. (Катти свой договор на изготовление сохранила.) Через полгода тележки были готовы, и библиотекари их сразу оценили. А вот премию для девочки за идею королеве из мэтра Алендиерия выбить так и не получилось.)
   Катти спустила вниз том и возложила его на тележку. Подвезла к тайному проходу в её блок, открыла его, вошла. Тут же сработала не тронутая никакими варварами магия прежних - вспыхнули светильники. Катти поначалу очень боялась, что они разрядятся и старалась в "своём" блоке не задерживаться, но однажды поговорила с мэтром Дилериусом: "Бывают ли холодные источники света?". Он ей тут же напомнил про гнилушки и светляки, а потом вспомнил и про лампы древних - берущих, запасающих энергию и от солнечного света, и от излишней теплоты помещения, и даже от оседающих на них пыли! И она вспомнила ряды запыленных полок и словно протёртые светильники, не требующие хоть какого-то ухода стены библиотеки. И беречься перестала. Правда, про "излишнее" тепло у неё и прежних, мнение, кажется, не совпадало: у Катти внутри постоянно зябли руки.
   Она прошла мимо своей картотеки, мимо почти пустого стеллажа, на полках которого разместился и "королевский архив", и тетради с её изысканиями. В словаре языка прежних уже значились шестьдесят три слова! К сожалению, почти сплошь - только существительные. (И один союз - "a?", с ожидаемым значением - "и"). Главные аллеи этого зала составляли крест. Она остановила тележку в его центре, и активировала компас молота. Застыла, глядя на его мельтешение. На раскрытую в настоящий момент дверь молот реагировать не должен. А он... И он замер... Нет, его боевая часть не указывала на открытый вход... Осторожно ноготком мизинчика Катти подтолкнула рукояточку, он поддался, качнулся, вернулся, задрожал туда-сюда и замер в опять том же положении... Кажется. Что ж, дальнейшая технология у Катти была уже отработана - она хлебной крошкой пометила расположение рукоятки и ещё раз качнула её. Убедилась.
   Теперь... Слово "триангуляция" Катти теперь знала тоже. Впрочем, куда приведут её поиски, она догадалась раньше: дверь, через которую она вошла была у начала главной аллеи зала, и через четверть часа она уже стояла на её другом конце. А ещё через четверть часа её кровь вытянула наружу стержень ключа запора. Который открыл дверь в ещё один библиотечный зал. В котором всего через неделю Веккатта найдёт детскую азбуку.
  
   Дней через несколько после прогулки в Минеевку в "Эктлере", где принцев с девочками встречали уже как постоянных клиентов, они за бокалами лимонада торжественно вернули Катти серебрушку. А потом девчонки все втроём взялись за парней! "Хотим ещё! Хотим на вёслах, хотим под парусами! Там же как настоящее море!"
   - Мама в твоём возрасте уже с корсарами ходила, а у тебя и простой лодки нету! И у меня, что ли, тоже не будет?!
   - Эй! Ты что?! Тебе рыбаков тех деревенских на абордаж брать загорелось?!
   - Какой абордаж?! Да я здесь из-за тебя вообще сухопутной мышью вырасту!
   - Почему это из-за меня?
   - Да будь я здесь одна, мне бы уже кто-нибудь яхту подарил бы! А кто её мне подарит, если ничего подобного даже у старшего в роду мужчины нет?!
   "Ничего себе! - охренел Келдаз. - Клык, который она с меня урвала - он только для разгона?!"
   - А, старший в роду? - улыбнулся Луфгегл.
   - Да не потяну я ещё яхту! Ты понимаешь, что на самую простенькую мне нужны будут все деньги за три-четыре месяца!
   - Три или даже четыре? - улыбнулась другая принцесса. - Не пить, не есть, да? Во дворце же не кормят? Что ж... - и она аккуратно, пальчиком пересчитала мальчишек: - Раз, два, три, четыре! И это будет ваша общая яхта! На которой каждый из вас сможет покатать не только свою сестричку, но и свою девочку! Правда, я здорово придумала? - посмотрела она почему-то на нагтилина.
   - А ещё... - важно добавила недавно узнавшая о существовании таких волшебных терминов маленькая библиотекарша: - Есть такие слова -" кредит" и "рассрочка".
   Почти совершеннолетний норт непроизвольно поёжился.
   - А что?.. - задумчиво произнёс Луф. - Давай обсчитаем яхту?
   - Нет, - вдруг наотрез отказался вроде бы, ещё несовершеннолетний кор. - Не яхту. Яхт-клуб. Будем обсчитывать яхт-клуб.
   - Братик, точно! Своими яхточками похвастать все захотят! Озеро большое, поместимся. Можно будет даже регаты устраивать!
   - Делаем одну, а дальше - под заказ.
   - И нормальный причал!
   - Верфи.
   - Эллинги!
   - Таверна.
   - Красивая набережная!
   - Эй... - вмешался вект. - А кому там земля принадлежит? Я, вот, не знаю.
   - Стоп! - резюмировал нагтилин. - Ты узнаешь. И мы обсчитываем. Мы всё обсчитываем и попросим кредит. Можно у местных, а можно... Если обсчитаем всё в достаточной полноте, то я, могу попробовать в нашем банке.
   - Если - в достаточной, то у нас получится дешевле!
   - А мне мама на первый мой проект вообще без процентов может дать.
   - А почему это твой?! Это я всё здесь начала!
   Свой первый проект мальчики обсчитывали предельно тщательно. В нём было два этапа: первый - постройка первой яхты, второй - реклама, заказы на следующие судна и развитие инфраструктуры, то есть все эти причалы и прочие "эллинги". Энтузиазма поубавилось. Чтобы накопить деньги на простенький причал для десяти яхт, требовалось сначала эти десять яхт продать... А если использовать "кредит" и "рассрочку", то суммы выходили такими не детскими, что... Это в королевском бюджете или бюджете графств разных на семинарах подобными оперировалось легко и свободно, а когда их предстояло реально заработать...
   Но девчонки настаивали! Степной норт всё не мог забыть, как морская принцесса вскакивала на тот неуклюжий баркас. Он только представил себе, что его год к ряду не подпускают к лошадям... Он буквально заставил этих экономических гениев представить плоды расчётов королеве Эллезии. Девчонки договорились об аудиенции, а он подрядился на представление проекта. И помог Ниэллон: тот взял кора и нагтилина на слабо, и они не сидели с постными рожами, а тоже являли собой твёрдость, решимость и уверенность! Сам Нил на этой встрече бил на то, что всего в десяти верстах от столицы существует такая дыра! "Мама, ты только вслушайся: "Минеевка"!"
   Королева выслушала всех. Чему-то совсем не в такт поулыбалась. Расчёты, наброски (девочки нарисовали - озеро с яхтами под парусами; берег и яхты с голыми мачтами; яхта с надутым парусом, солнце, а вдалеке такие же светлые постройки) - всё она попросила оставить и сказала, что недельку над ними посидит.
   Она не стала говорить пацанам, что Минеевка та давно уже была бельмом у неё на глазу, но мэтр Алендиерий стоял насмерть, бил себя в грудь, рвал волосы, закатывал глазки, хватался за сердце, рыдал, тряс гроссбухом очередного годового бюджета и отказывал, отказывал, отказывал...
   Через неделю четыре королевские семьи подписали договор о совместном предприятии. Яхт-клуб "Эллитон". Уставной капитал - из личных средств семейств. Земли и юридическая поддержка от королевского дома Эллезии, технологическое обеспечение от королевского дома Корлэнда, техническая поддержка от королевского дома Техлора, а общая координация - королевский дом Нортирии. А если конкретно - Келдаз был назначен директором-координатором проекта.
   " - Он?!
   " - Я?? Директор строительства?? яхт-клуба??
   " - Он. Ты. Ты - координатор проекта. Главный толкач. Чтоб проект не застрял.
   Всю инфраструктуру взяли на себя взрослые, а Аккору дали деньги на инструменты, на материалы - на яхту. "Сделай сам. Хотел же..."
   Келдаз сумел уговорить Аккора начать с самого малого - чтоб никаких корветов или даже линкоров, чтоб просто парусная лодка. Чтоб небольшое корытце с палкой под парус. Ага, корыто... Четырехсаженных корыт не бывает! И четыре сажени мачты...
   В помощниках у потомственного корабела оказалось только два человека - его одиннадцатилетняя сестрёнка и... Нет, к мастеру Кордору вопросов никаких - мастер он и есть мастер! Но он был именно помощником, то есть, не считался помощником, а именно - был им! То есть - советы и работы на подхвате, а так - сам, всё делай сам! Аккор и делал, но когда? но сколько?! По выходным. По досточке.
   Его сестрёнка больше молчала - только сидела неподалёку и всё рисовала и рисовала паруса, волны, солнце над морем, и опять - паруса, паруса...
   Келдаз не выдержал и решился нанять бригаду. "Денег не дам!" - хмыкнула Клерисса. Он хмыкнул тоже: волшебные слова "кредит" и "рассрочка" уже знал. Но они вдруг всю свою магию растеряли. С него требовали "обеспечение проекта", с него просили "планы продаж" и ему отказывали! Он ткнулся к одним, другим... Он к своим пошёл! Нет, нет, нет...
   Наконец, один нагтилин над ним сжалился, объяснил:
   " - Молодой человек, в этом городе не всё, далеко не всё делается по указке королевы или хотя бы с её разрешения, но... Но почти ничего - против её воли. А уж вставать меж нею и вами... Ведь Вы, молодой человек, как ни крути, - в её семействе сейчас... И принц Аккор - тоже. Так вот, среди тех, кто владеет деньгами настолько, чтобы давать их в рост - неразумных нет. Двенадцать тёмных гончих, видите ли, слишком серьёзный аргумент, слишком он страшный. Вашему другу построить свою первую яхту придётся своими руками. Своими собственными руками, - повторил он и улыбнулся: - Вот Вы же собственными руками вычистили конюшню у достопочтенной метрессы Ниараклы? - и захихикал: - А уж что Вы прочими частями своего собственного тела учинили в её заведении... - дальше норт слушать не стал, повернулся... В спину ему донеслось: - Сделает - заходите, дальнейшее вполне обсуждаемо!
   Яхту Аккор "спустил на воду" только весной. Да, Келдаз его гонял в Минеевку даже среди зимы! А что? - первый "эллинг" - верфи, то есть, с какой-никакой крышей и стенками от ветра - был уже возведён, вот пусть и вкалывает. "Своими собственными руками"! Мастер Кордор кряхтел, но ездил тоже. С ними бывали и другие девчонки, бывали подсобить и мальчишки, но... редко. У парней на выходные хватало громадья своих планов, для библиотекарши десять вёрст туда и десять обратно верхом - откровенно тяжело, для вектской принцессы целый день провести на озере (да ещё ненастной осенью-зимой-ранней-весной) - откровенно скучно. А Никкора варила мужчинам чай, делала бутерброды... И рисовала.
   Ту яхту отец разрешил ему назвать "Кора". На её первый заплыв явились все учредительницы. Сопровождал их - естественно, - весь Двор. Принц и принцесса были в морской форме Корлэнда. Бедные минеевцы забились по своим избушкам... А на берегу стояли мольберты с эскизами будущей набережной, эллингов, уходящего в гладь озера причала с белоснежными яхтами, таверна... Здание клуба "Эллитон" в закатных лучах сияло на изображениях тоже. (Верия Интелия пересмотрела все рисунки Никки перед тем, как взяться за проект. И Никке результат понравился. Кел позвал её и лишь после её одобрения подписал эскизы). И на необустроенной ещё набережной на там-сям расставленных столиках лежало стопки каталогов яхт.
   Первый рейс они совершили только вдвоём на пару с братом.
   Двор топтался на берегу среди солнечных эскизов метрессы Интелии, королева корсаров озабоченно прислушивалась к порывам ветра, дамы хватались за шляпки. Аккор правил парусом! А Никкора... В бескозырке с обвязанными вокруг горла ленточками...
   В тот день Келдаз оформил заказы на восемь яхт! Самая маленькая из которых была вдвое больше "Коры"!
   Это было первое лето, когда Келдаз всем своим нутром не подгонял последние дни весны, чтобы вырваться на каникулы - домой, в степи! Дел-то здесь оставалось сколько! И как угадал: вернувшись, он обнаружил, что яхты строятся без него, постройки возводятся без него, а его "заместитель" - мэтр Левозий вполне независимо от него шлёпает печати на платёжках. Он попробовал возмутиться, но его не поддержали даже свои! Даже отец, чувствуется, у себя только пожал плечами: "Ты же не хочешь стать строителем? Или хочешь?!". А "тётя Клер" улыбнулась: "Ты свою задачу выполнил - ты этот булыжник с места сдвинул. Теперь он и без тебя покатится".
   Ну и хрен с ними! Он подбил парней, и они провели оглушительный рейд по Сокхо!
   Аккор на своей яхточке обошёл всё озеро. И однажды чуть не нарвался: из устья одной из речонок вырвались плоты! Оказывается, деревья рубили где-то в горах, и вниз - сплавлялись.
   Сначала Аккор с мальчишками пару раз сплавились с ними, потом Аккору показалось, что на плотах - скучно. Слишком просто. И что Иренга - слишком спокойная речка. Он нашёл другую. Когда пацаны сверху на некоторые её завороты поглядели... Нагтилин покачал головой и спросил: "Ты уверен?" Кто-то из девчонок наябедничал королеве. Тут же, не пожалев алмазов, явилась Акнаккора... Первый сплав со своим сынком она и учинила. И только потребовала потом, чтобы на всех, кто ещё "осмелится", обязательно были бы плавательные жилеты - выкройки-чертежи она предоставила. Стоили они, почти как кольчуга: уж больно редко теперь встречалось на южном побережье пробковое дерево, и работа с ним требовало аккуратности чуть ли не на ювелирном уровне - а то, если её не укрепить предварительно, рассыпалась пробка в труху.
   ("Да ерунда! - отмахнулась она от Клериссы. - Только выглядит для вас жутковато. Наши каялы практически непотопляемы, а если умудриться, чтоб они опрокинулись... Выбраться на берег можно почти всюду. Ну, саженей самое большое с сотню пронесёт. В лодке - четверо. Если одному вдруг особенно достанется, есть кому помочь. Девчонкам твоим, пожалуй, рановато, но, если Никки захочет - не препятствуй. Она в воде не растеряется - уже выдюжит.")
   Каялы - лодки из воздушного дерева - в яхт-клубе уже были. Лёгкие, широкие, предельно устойчивые, ими здесь пользовалась на рыбалке аристократия: в такую можно без опаски усадить даже даму, даже в шелках и кринолинах. Для сплава плоскодонки только укрепили рёбрами жесткости из древесины попрочнее.
   Принцы "осмелились" уже через две недели - по готовности четырёх жилетов. Потом, когда сплавилась одиннадцатилетняя Никкора, потянулась придворные... Видите ли, юным маркизам, виконтам, герцогам регаты на озере тоже начали казаться пресными. Держаться на воде они научились (Командование гвардии ввело плавание в число обязательных навыков, а Университете в курсе боевой подготовке зачёт начали принимать!), плав-средства добавляли уверенности. Несчастных случаев - шишки, ушибы, порезы и даже пара вывихов не в счёт! - не было. Развлекуха стала модной.
  
   7. Сплав
  
   Веккатта очень надеялась, что эта суббота пройдёт у неё плодотворно: домашние уроки можно отложить на воскресенье, принцы-принцессы с утра укатили в свой яхт-клуб - у мальчишек планировался сплав на выживание, то есть, когда стартует сразу несколько экипажей, и каждому разрешено вредить остальным. Катти только пожала плечами: остальные никак не могут принять простую истину: когда принцы в одной команде, другим против них на первенство надеется нечего. Да и пусть их... У неё самой понять, в чём заключается азарт пересечь финишный створ на несколько мгновений ранее, чем все остальные, не получалось. Ну, набить больше дичи - ещё куда ни шло, а переживать, например, что, сидя на лошадях, твоей команде получилось затолкать клюшками полотняный мячик в воротца чуть меньшее количество раз, чем второй - это что? это как?
   В её словаре языка прежних уже значилось четыреста одиннадцать слов! В детской "Азбуке" непонятного почти не осталось. А ещё она нашла их "Астрологию", "Географию" и "Бестиарий". И знала теперь, что почти вся топонимика, которая им достались от гридов - это тоже, как и на материке - как на Таркаре - в разной степени искажённые термины прежних.
   Но наряду с "Азбукой" больше всего новых слов она вычислила из "Геометрии": девочка догадалась просто положить рядом два учебника - из их Библиотеки, по которому учили студентов, и прежний... И теорему за теоремой... И если в "Бестиарии" - становился понятен перевод существительных - "иглонос", "голова", "нога", "шкура" (кстати, голова животных и голова человека - у них разные термины), то "Геометрия" позволяла понять и строй предложения... Например, глаголы во множественном числе чуть отличались от глаголов в единственном - причем, приставками!
   Вот и сегодня она хотела сличить тексты теорем о свойствах параллельных прямых. Ночевала она теперь - жила она теперь, в кампусе Университета. Его строгости её привычно не коснулись - это первокурсникам, за порог ни шагу! А она только здоровалась с охраной: "Доброе утро, дядя Эрик!" - и её ленточки, переплетённые в рыжей косе, уже мелькали на выходной лестнице.
   Заниматься же любила в королевском кабинете "Тёмного молота". Да и зарплату она получала, за то, "чтоб глаз с него не спускала", а Катти - девочка ответственная, хоть раз в день, но его обязательно осматривала. Да и пыль вытирать с него тоже надо. Ведь не приведи небеса! - королева зайдёт и попеняет... Даже, если и слова не скажет, а только посмотрит... Нет! Когда бы она не зашла, в её кабинете будет идеальный порядок!
   Девочка улыбнулась, вошла, скинула курточку: с утра по ранней осени прохладно, повесила её в шкафчик, взяла тряпочку, подошла к прислоненному к подставке тому и замерла... Молот... В нём пропали, привычные уже праздничные, закатные цвета. Он опять был "тёмным". Укол мгновенной паники...
   "Нет! - успокоила себя Катти: - Вчера было всё нормально, это не её эксперименты - да она его больше месяца не трогала! Впрочем, может, как раз в этом и дело? Что у него уже сороковину не было крови?"
   Она аккуратно переложила том на свой рабочий стол, спиртосодержащей жидкостью продезинфицировала иголку, проколола палец, выдавила на молот кровь. Привычно проследила, как она впиталась в металл и... И ничего не изменилось. "Может, рано? Ведь и в первый раз, что молот изменил цвет, я заметила только на следующее утро?!", - но никуда не исчезала вдруг сгустившаяся тревога...
   "А может, ему мало?"
   И она сорвала листик пластыря с пальца и выдавила ещё каплю - прямо на боевую часть древнего оружия. Несколько мгновений и её не стало. А дальше... Вдруг набухла тёмно-красная капля на рукоятке. И капнула, пачкая кожу обложки.
   "Ох!"
   Библиотекарша кинулась с тряпкой... И что? Ещё больше размазать кровь?! Катти наклонилась и слизнула каплю. Её язык чуть нечаянно коснулся рукоятки, и та дрогнула... Конечно же, активирована же! Но Веккатта не стала слушать уговоры логики - она разогнулась и затверженным уже движением ноготка подтолкнула рукояточку. Та послушно повернулась, раздался лёгкий щелчок, и молот перешёл в рабочее состояние. И... обычно ему требовалось несколько колебаний, чтобы успокоиться и начать указывать на точку ближайшего перехода, а на этот раз он лишь слегка сдвинулся и сразу замер. Нет, дверь в следующий зал была не там. Катти повернула том - молот никаких движений словно не заметил - он по-прежнему указывал на... Куда? На стену? На новый проход? Откуда в тысячелетней библиотеке взяться чему-то новому?! Катти решительно достала настоящий компас. Нет, молот указывал не на север.
   Карта! Нужна карта! Карта древнего Эллиссэте у неё есть. Она метнулась к нужной полке. Бегом вернулась. Раскрыла нужный лист. Развернула на нужной странице; не дыша, развернула сгибы нужного листа. Как обозначался север у них - знала давно. Чуть ли не первое её слово! Сориентировала по компасу карту и в десять секунд с помощью циркуля и линейки провела из точки центра Эллиссэте прямую, параллельную линии рукоятки молота. Которая упёрлась в озеро Эллиетте. Нет, чуть промахнулась... Линия прошла немного выше, там, где вились петельки горной речушки...
   "Принцы! - ахнула Катти. - У них в полдень сплав! Ещё почти полтора часа - может, успею!"
   И помчалась.
   Объясняться с конюхами, привратниками, стражниками времени точно не было, она сразу побежала в штаб гвардии. Адъютант её задерживать не стал.
   - Катти?! - удивился герцог Инейский. - Что-то случилось?
   - Дядя Торий, беда! Принцы... сплав, речка... Беда!
   - Объяснишь?
   - Некогда! Не сумею! Мне надо к королеве!
   Королева отбыла в свой яхт-клуб ещё накануне. Чтоб сегодня наградить победителей.
   Девочка не ошиблась в "дяде Торие". Он не стал пробовать разобраться - что, зачем, почему, а стоит ли... И не лучше ли девочке просто успокоиться! Он отрядил с ней шестёрку молодых гвардейцев со сменными лошадьми, и они, перекидывая её из седла в седло, домчались до Минеевки чуть ли не в полчаса. И там, поставив Веккатту во главу отряда и размахивая свитком приказа со всем видимой печатью герцога, они не потеряли ни мгновения на перебранки с двумя кругами королевской охраны.
   - Катти?! Что-то случилось? - повторилась за своим братом королева.
   Девочка оглянулась на придворных дам, королева её поняла:
   - Оставьте нас! - приказала она и кивнула гвардейцам: - Круг безопасности! Проследите! Но уж без экстремизма, будьте добры.
   - Дамы! - тут же разулыбались разгоряченные бешеной скачкой гвардейцы и приглашающе откинули локти. Дамы охотно подхватились за них и заулыбались мальчишкам в ответ. Через пару минут Клериссу с девочкой отделяло от остальных уже саженей тридцать пустого пространства.
   - Да пропустите нас! - это сквозь придворных пробивались принцессы.
   - Да! - выкрикнула Катти, королева махнула рукой, и парочка гвардейцев перестали перекрывать путь девчонкам.
   - Итак?
   - Я не знаю почему, но "Тёмный молот" опять стал тёмным! Как до мальчишек. Я боюсь за них!
   - Катти, - поморщилась Синнаэль, - они эту Тиренгу уже назубок выучили!
   Никкора словно нахохлилась, но промолчала. А Клерисса спросила:
   - Когда обнаружила?
   - Час с небольшим назад.
   - Это так вы сюда мчались?
   - И до сих пор боишься?
   - Да! - разом ответила и матери, и её дочери Катти.
   - Плохо. Они уже стартовали. Теперь не докричаться.
   - Но, мама, что с ними может случиться?!
   - То же, что два года назад.
   - Чёрные гончие?! Но мальчишки же сейчас на воде!
   - Да, на воде... - повторила за дочерью Клерисса. - Где на них могут устроить засаду? - обратилась она к Никке. - Вспомни речку!
   - В Раскоряченном ущелье, - тут же ответила та. - С луками, с арбалетами можно в тысяче мест, но удобней всего в Раскоряченном ущелье.
   Именно там, почти ровно на половине дистанции, горы сжимали речку, и она, едва ли не пятясь, делала несколько крутых поворотов. И сплавляющиеся лодки на тамошних разворотах резко ослабляли темп схода.
   - Охрана не успеет! - пискнула Катти.
   - Да, подниматься дотуда дольше, чем сплавляться.
   - Да, может, и нет ничего! - опять встряла Сина.
   - Я гляну, - решилась кора.
   - Никка? - не поняла её королева.
   - Вон орлы, - обозначила направление, чуть взмахнув рукой, девочка. Там, в небе накручивали круги три величественные птицы. - Мне привычней с чайками, но - слажу. Я гляну. Не мешайте только...
   - А помочь?
   - Чем?
   - Маной.
   - Как?!
   - Лиссата! - громко выкрикнула королева.
   Слева, из стайки дам, любезничающих с гвардейцами, вскинулась рука в кисейной ткани.
   - Подойди!
   Женщина, если и была младше своей королевы, то ненамного.
   - Что Имерний Тредис называет секретностью первой ступени, ты знаешь, - вроде бы спросила её Клерисса, но вопросительность в её интонации почти не прозвучала.
   - Да, ваше величество. Первый протокол включает пункты секретности не только о том, как, но и что, то есть наличие самого факта.
   - То, что Никкора умеет работать с птицами - оно и есть.
   - Принято.
   - Ты ей поможешь.
   - Сесть бы... - поглядела та по сторонам. Скамейки стояли гораздо дальше.
   - Некогда. Садись.
   - Слушаюсь, ваше величество, - и придворная дама в своём роскошном платье уселась прямо на траву. - Ваше высочество, идите ко мне, - позвала она.
   - Синнаэль! Никкора! Веккатта!
   - Да, ваше величество?
   - Да, ваше величество?
   - Да, ваше величество?
   - Резонансные методики - секретны на том же уровне.
   Что-то, кажется, требовалось ответить... Сина нашлась первой:
   - Принято.
   - Принято, - вслед за ней отозвалась Никка.
   - Принято, - вслед за ней спохватилась и Катти.
   - Никкора, следуй инструкциям. Веккатта, Синнаэль не отходите, прикроете их слева от визуального контакта... Хоть как-то.
   Справа придворных было больше, но и юбки королевы - шире юбок обеих девчонок вместе взятых. Катти с Синой, как могли, перекрыли директрису, развернувшись спинами к парочке. Так что, в чём суть секретной технологии, маленькая библиотекарша не узнала, разве что, краем глаза увидела, как юная магиня устраивалась на коленях у... донора? Лицом к лицу, глаза в глаза. Чтоб укрыть рисунок пассов? Или для "резонанса"? Ну, а дальше пошла вербальная часть заклинания. Как и большинство прочих - на языке прежних, который для всех людей был невнятным набором непонятных звуков... Но Катти с изумлением вдруг осознала, что кое-что она понимает...
  
   По сути, Тиренга становилась Тиренгой именно в этом месте - тут один за другим соединялись четыре вытекающих из ледников или бьющих прямо из горных круч ручья. Здесь уже давно, с год как, был обустроен небольшой лагерь - хижина под крышей, где обслуга могла передохнуть после подъёма каял, место для костра, чтоб приготовить ужин, выпить чая, удобный спуск к воде, длинненький пляжик на обоих берегах речонки. Где сейчас изготавливались к старту четыре команды.
   - Парни, видели, как Тирли ухмыльнулся? - отвернувшись от соперников, в полголоса проговорил Ниэллон.
   - Ага, словно джокерную пару из рукава достал.
   - Ну, уж так-то не надо, - укорил на норта нагтилин. - В бесчестии втихую обвинять - самое последнее дело.
   - Но козырь у них есть! И они уверены, что мы не знаем, какой...
   - А мы и не знаем, - проворчал Келдаз.
   - Может, сговорились с Нистроями и Пенилиазами? Чтоб нас первыми вынести? Чтоб не получилось, как в прошлый раз? - предположил их главный навигатор.
   В прошлый сплав к финишу пришла только команда принцев. Они на порогах по очереди подсекли все три соперничающих экипажа.
   - Другие догадки есть?
   - Да и хрен с ними! Так нам даже гоняться за ними не придётся, - оскалился норт. - И у них нет Акки! Они не сумеют настолько прочувствовать поток.
   - Нет, - через мгновение покачал головой нагтилин. - Всё-таки, что-то есть ещё заначенное. Слишком морды довольные.
   - Внимание! - раздался голос капитана Аллатюрея, судьи старта. - До полудня - минута. Доложить о готовности!
   - Значит, не связываемся, - решает Ниэллон. - Просто идём на скорость. Сразу отрываемся и корректируем запись. Давно же хотели.
   - Готовы!
   - Готовы!
   - Готовы!
   - Готовы!
   В "Книге записей" фиксировались достижения в разных сферах жизни Эллезии. Прочие королевства издавна посмеивались над данным фолиантом, но... Попасть в неё как-то незаметно стало предметом зависти перед остальными.
   - Парни?
   Первый сплав Акнаккоры с сыном оставался до сих пор не превзойдённым - самым быстрым. Уж что только потом Аккор не делал! Он даже предположил, что дело в лёгкости судна, ведь тогда они были с матерью только вдвоём, и однажды сплавился на пару с сестрой. Нет! У девочки не хватало ещё силы. Тогда - с Нилом! Тоже не прокатило. Пару раз тот не успевал среагировать на его команды, не успевал понять его. И драгоценные мгновения терялись. Но теперь-то они уже сработались.
   - Согласен!
   - Согласен.
   - Эх-х, - разочаровано выдохнул главный любитель абордажей Келдаз, - согласен.
   - Напоминаю, до первого поворота реки и включая его, умышленные физические контакты судов запрещены. Штраф - снятие с дистанции! - суровая пауза и: - Внимание! Готовность десять! Запускаю обратный отсчёт старта: десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один, ноль - старт!
   Мальчишки подхватили с гальки своё судёнышко и ринулись к воде.
  
   Хитрая королева расположила всех так, чтобы ей самой видеть орлов не мешало ничто, а вот им... "Секретность первой ступени"! Они не должны привлекать внимание посторонних наблюдателей к птицам! То есть - не оборачиваться, не пялиться на них.
   - Если можно, не молчи, - вдруг попросила королева.
   - Ка-айф, - почти сразу послышалось от морской принцессы неожиданно просторечное словцо. - Столько силы!.. Беру всех троих.
   - Зачем?!
   - Пусть будут!
   - Лиссата?
   - Терпимо...
   Но в голосе придворной дамы было не терпение, а... С такой интонацией в театре на сцене актрисы разговаривали с теми, кто в конце спектакля становились их мужьями...
   - Вот и терпи.
   А в голосе королевы прозвучала строгость маменьки, заметившей взгляд девочки в сторону корзинки со сладостями.
   И опять послышалась речь на давным-давно непонятном никому языке, преисполненном долгими согласными и мягкими гласными - маленькая волшебница добавляла волшебств. И опять слух Веккатты царапнула несуразность в тексте... Потом-потом! Сейчас нельзя вмешиваться, нельзя мешать.
   - И-их! - под конец перешла на знакомую речь Никка, перестав сдерживать чувства. - Как под парусом!
   - Никки, время! Не увлекайся...
   - Д-да!
   - Никка, к ущелью! Тяни их к Раскоряченному ущелью.
   - Да, мэм! Лечу! Я лечу! Ой, а орлы тоже - в резонансе! А центром синхронизации у них самка. Два самца, а правит - самка!
   - Никка, не так громко, если можно...
   - Слушаюсь, мэм! - действительно снизила голос девочка. - Но как они скользят! И вправду, крылья - это паруса!
   И опять поразилась Катти: "мэм" - подобное обращение к женщине-командиру, такое сокращение титула "мадам" потихоньку становилось привычным в боевой обстановке, на учениях на полигонах, даже на аренах во время турниров или парных дуэлей, но для принцессы-коры пренебрежение церемониальностью - да ещё к самой королеве! - никогда не было в обычае. Однако, ничего ж себе, резонанс!
   - Ущелье, Никка, ущелье!
   И королева не сделала ей замечание! Значит, знает об эйфорическом эффекте процесса. И подлаживается под него, направляет его - даёт самые простые команды.
   - Уже вижу. Пока без подробностей, но ущелье вижу. Спускаюсь... Ой! - почти пискнула она: - Как с горки!
   Зимой на главной площади в Элистане сбивали из досок высокие горки, заливали их водой, и не катались на её ледяных перекатах разве что уж совсем старики.
   - Ой! - повторилась девчонка, но теперь совсем с другой интонацией: - А это ещё кто?!
  
   Начальные позиции экипажей с каялами определялись жребием. Ныне принцам досталось быть во второй паре. Ерунда! Эти несколько саженей можно отыграть уже за счёт стартового рывка, когда каялу с разгона бросают в воду и прыгают в судно. Сила нагтилина, резкость норта, точность кора - и всё балансировалось вектом! На первых конкурентных сплавах принцы отрывались сразу же, а дальше догнать их, ведомых Акки, было уже нереально! Но потом прочие оттренировали старт. Превосходство перестало быть подавляющим. Что ж, дистанция длинная, и преимущества сыновей королей всё равно брали своё. Командиры, конечно, мутили - время от времени разбивая их команду. Тогда победить мог, кто угодно. И чаще, конечно, побежал мореход кор, но, бывало, что и другие - тоже. Раз даже первой пришла каяла, ведомая нагтилином.
   0x01 graphic
   - Есть! - выкрикнул Келдаз.
   На этот раз всё получилось отменно и на начальный поворот они вышли первыми!
   - Внимание! - заорал Аккор.
   Сразу вслед за поворотом начиналась первая гряда порогов. Да все знают о ней - мог бы и не кричать! Но как не выкрикнуть, когда лодка летит со скоростью галопа лошади, брызги лупят в лицо, а каменюги выпирающие из воды, несутся прямо на тебя. Девчонки - визжали бы! (Девчонки и визжали! Принцы "покатали" нескольких отчаянных аристократок. Студентки-простолюдинки только зубками скрипели: "Мы бы и сами!", но сплав - дело совсем недешёвое: каялы, обмундирование, носильщики...)
   На самом деле здесь практически безопасно: основной поток сам огибает красноватые скальные выступы, надо просто попасть в его струю и не мешать ей.
   - А-а-а!.. - в четыре голоса восторженно заорали пацаны на первом саженном водопадике, когда лодка почти взвилась в воздух: скорость тут была очень приличной, а перепад высот - резким.
   - Работаем! - опять скомандовал кор.
   А вот здесь действительно надо было активно уклоняться от торчащих острых камней. Но они и вправду выучили Тиренгу уже наизусть. Да и сработались уже! И уже привыкли слушаться на воде кора:
   - Слева! - и левые вёсла ударили в словно кипящую воду. - Разом!.. Справа!.. Справа! Разом!
   - Ни хрена себе! Видели?! - заорал Келдаз. - Адерелли воткнули Пенилиазов в Ржавый риф!
   - Они что? Они на что-то ещё надеются? - хмыкнул Ниэллон. Но сделал это он погромче. Чтоб его услышали все. Не нравились ему эти непонятки. Адерелли - графы. Им бороться за "почётное второе" место никогда не прельщало. Ни в чём. Тем более - за "призовое третье"! Ведь все эти абордажи - это потери темпа, скорости, потери времени! Они теперь ещё сильней отстанут.
   - Опять странности! - поддержал его Луфгегл, тоже намеренно громко.
   - Разом, разом! Слева! - прервал их кор: - Сушим вёсла! Три минуты передышки! И на слоновий спуск! - но тут же добавил: - А про Адерелли - учтём!
   Впереди их ждало главное препятствие сплава - четырёхсаженный водопад, на котором надо было удержать каялу, чтобы она не перевернулась, а для этого - очень точно выйти на узкий уступ, который позволял проскользить по нему, как по крутому пандусу.
   А сейчас река, как словно бы извиняясь за предыдущие выкрутасы, и за приближающееся сумасшествие, была ровной, гладкой и быстрой. И, словно как для праздничности - сверху брызгало всеми своими лучами солнце, и как для торжественности - вдали парили огромные орлы.
   - Внимание! - прервал общее молчание их капитан: - Кел, Нил, помним, что сразу после резко уходим влево! Приготовились!
   Сразу после водопада ещё одна скала делила течение реки. Правое было шире и спокойнее, но сегодня они шли на рекорд, а потому готовились свернуть в узкую быструю протоку.
   - Принято!
   - Принято!
   -Так... - и резко повысил голос: - Луф, мощно!
   И Луфгегл во всю свою силу гребанул веслом! Ещё, ещё!
   - Стоп, Нил! Нил!
   Ниэллон, даже не глядя на стремительно приближающийся обрыв, сделал гребок, второй...
   - Есть! Идём! Вёсла в лодку! Вжались!
   Мог бы и не командовать, все всё знали и так, но как тут не поорать?! Как заорали сейчас остальные:
   - А-а!
   - А-а!
   - А-а-а!!..
   Скольжение! Падение! Всплеск! Брызги! Есть!!
   - Кел, Нил!
   И не пытаясь протереть залитые водой лица, заляпанные пеной глаза, правая сторона каялы ударила вёслами о воду! Влево! Влево! На быстрину!
  
   - Это ещё кто?! - поразилась Никкора.
   И королева прихватила её за плечи:
   - Кто там?
   - Мужчины. Возятся у скалы... Их... Раз, два, три... Шестеро!
   - Узнаёшь кого-нибудь?
   - Высоко, далеко... Нет... Сейчас. Снижаюсь.
   - Слишком медленно! Быстрее! Переходи в пике! Хотя б одним.
   - Выполняю... Ох!..
   Веккатта уже слышала от Никки такой тон, такую интонацию - тогда они под парусом совершали сложный поворот, и кора повисла на веревке паруса... На шкоте! - вспомнила Катти морской термин. Веса девчонке не хватало, и она откинулась на нём почти до воды! Так низко, что вымочила всю свою переплетённую, вдвое сложенную тёмную косу! Вроде бы, в напряжённом голосе принцессы звучала тогда почти боль, но когда парусник развернулся, и она распрямилась, то засмеялась, как от внезапно захлестнувшего её счастья!
   - Никка! Мужчины... - попыталась вернуть её к реальности женщина и подключила тяжёлую артиллерию: - Твой брат...
   - Да... - да, эйфория из голоса ушла. Ну, почти... - Разглядела. На них цвета дома Адерелли. Слуги. В руках ломы. Они готовятся скинуть вниз булыжник... Они готовятся устроить обвал?
   "Адерелли?! - удивилась Веккатта. - Графский дом. Никаких претензий на трон. Никаких претензий к трону. Во время Войны падающих листьев граф Анитол Адерелли командовал Вторым легионом, который прославился противостоянием с хирдом нагтилинов - единственным достигшим боевых порядков вектов. Остановивших его! Старшая сестра юного Тирли Адерелли, ныне участвующего в сплаве, - вон, среди придворных дам, весела и беззаботна. Ждёт брата."
   - Совсем они, что ли, с ума посходили?! - оглянулась на молодую женщину и королева. - Никка, сможешь помешать им?
   - Только бросив на них птиц. Отвлеку. Но...
   - Но никаких гарантий... - согласилась с девочкой Клерисса. - Веккатта, твоё мнение?
   "Я? Чтоб я что-то посоветовала? Королеве?!"
   И тут же она вспомнила, как мальчишки обсуждали, что их на королевском совете заставляют делать то же самое - тоже спрашивают! И тоже первыми! Да и кого ещё спрашивать? Находящуюся в синхронизации с мало что сейчас соображающей Никкой даму? Синнаэль? Она наверняка будет следующей!
   - Катти! - поторопила её королева.
   - Мне ещё больше кажется, что потемнение молота предрекает катастрофу, - ответила библиотекарша. - Предупреждает о ней.
   - Сина?
   - Мне сейчас очень жутко, - ответила принцесса. - Вдруг накатило.
   И королева приняла решение:
   - Никка, можешь прервать заплыв?
   - Попробую. Орлы - не чайки, но Акки должен понять.
  
   Первая петля Раскоряченного ущелья для экипажа сплавляющихся обычно была зоной отдыха, передышкой перед Нижними порогами: резкие повороты русла компенсировались ровным течением, скорость которого здесь, к тому же, была меньше, чем в среднем по реке. И можно было не выбиваться из сил, можно было только изредка подправлять сход судна, придерживаясь середины русла. Но парни шли на запись! На лучшее время сплава! И они гребли!
   Впрочем, особо расслабляться по-любому не стоило: лодка Нистроев отставала ненамного, и при любой оплошности они были готовы перехватить лидерство. Ведь те тридцать-сорок саженей форы при такой скорости - всего лишь на десять секунд делов-то! С десяток ударов сердца!
   Больше лодок видно не было: Пенилиазы, очевидно, на Ржавом рифе потеряли лодку, а Адерелли ещё оставались за поротом.
   Во всех сплавах на одной стороне с Аккором сидел Луфгегл. Его сумасшедшая физическая сила позволяла самому капитану чуть отвлекаться от гребли, давала возможность поглядывать по сторонам, оценивать обстановку.
   И он увидел... Те орлы, которых он при старте заметил вдали, теперь были ближе! Да чего уж там "ближе"! Две огромные птицы, резко снижаясь, неслись вдоль прорытого за тысячелетия коридора ущелья прямо на них.
   - Небо! - выкрикнул он.
   Парни его поняли правильно - оторвали глаза от воды, подняли головы и тут же вскинули вверх вёсла - наизготовку.
   - Что за хрень?! - успел выкрикнуть Келдаз.
   Да, конечно, в некоторых легендах орлы похищали детей, но они-то уже давно не маленькие! Да и в реальности фактов нападения этих хищников на людей ни разу не фиксировалось!
   - Магия! - успел сообразить Ниэллон.
   И тут первый пернатый учудил вообще невообразимое - он не напал на лодку, на людей, он прямо перед каялой, всего за несколько саженей до неё, как охотящаяся чайка, бросился в воду! Аккор еле успел ударом весла сместить лодку, чтобы она не домяла этот, в раз вымокший, комок перьев.
   Второй орёл просвистел над ними - прямо над их головами! Парни разом повернулись вслед и увидели, как он точно так же, как первый, бросился в воду перед каялой Нистроев. И Аккор понял.
   И заорал:
   - Сбиваем их! - и, разворачивая каялу, ударил веслом в воду.
   - Охренел?! - заорал в ответ Келдаз.
   - Слушаться! - не стал слушать его кор. - Луф!
   Глаз Луфгегла он не видел, но, что они приобрели повышенную квадратность, не сомневался. Как и не сомневался, что нагтилин исполнит приказ! И тот не подвёл - их каяла совершила резкий манёвр и пошла наперерез Нистроям. Впрочем, остальные подчинились тоже. Точно, как в рейдах по Сокхо, все без разговоров и колебаний подчинялись Келдазу! Только Ниэллон пару раз, да - за эти годы только два раза! - решился вмешиваться. Но это оба раза были - даже Кел в конце концов признал! - это были "стратегические" решения.
   - Абордаж! Выкидываем их и выходим! - ещё раз крикнул Аккор.
   - Акки?!.. - недоумевающе подал голос вект.
   - Надо!
   - Куда выходим?! - совсем ничего не понял норт.
   - В воду! И - на косу на повороте!
   - Ну и хрень же!..
   - Делаем! - подвёл черту Ниэллон.
   Дальше стало не до разговоров. Были только команды: "Справа!", "Луф!", "Разом, разом!". В отроге, через который пробивалась к Эллитону Тиренга, здесь был язык из мягких пород, которые и вынесли горные воды, поэтому течение в основном всюду оставалось ровным, но отдельные валуны всё же встречались, вот в бурун над одним из них Келдаз другую лодку и загнал. И ударом своей - добавил. Каялу опрокинуть сложно, но потомок десятка поколений корсаров - сумел. И тут же опять заорал:
   - Уходим!
   И первым выпрыгнул в воду.
  
   - Мальчики на берегу. С двух лодок. Акки сбил вторую. Третья - ещё далеко. Четвёртой нет... - и девочка нервно сглотнула: - Эх, птичек жалко! А что я буду говорить брату...
   - Никка, что с Адерелли? - прервала её сетования королева.
   - Раскачивают камень... Сейчас... Сбросили... И... Высокие небеса, что это?!..
   - Никка, что?
   - Там полсклона съехало! Там затор теперь!.. Мальчишек же сейчас затопит! Хотя...
   - Что? Никка, что?!
  
   - Ну, и как мы отсюда будем выбираться? - пробурчал Диамер Нистрой, старший во втором экипаже.
   Нет, он понимал, что особо возмущаться не на что: да, их подсекли, но на то и гонка. Хотя непонятно, чего ради оно было надо принцам?! Царевичи шли первыми, с приличным отрывом, а сейчас вон и сами остались без лодки! В результате, Адерелли выиграют сплав. Но и вообще ведь, в самом деле - сиди теперь в этом ущелье да жди, когда их найдут и бросят вниз верёвки слуги...
   Вода, тысячелетиями подтачивая левый берег, освобождала правый, на котором образовался крохотный пляжик. На нём все они сейчас и толпились. Мокрые. Раздражённые, злые.
   - Как? Лёгко, - проворчал нагтилин. - Кел, вон о ту каменюгу лассо своё обмотать сможешь?
   - Лёгко! - ответил норт, скрутил с пояса перекрученную вокруг него верёвку и с первого броска выполнил требуемое. Подёргал, валун не шевельнулся. - Я подержу? - предложил он Луфу.
   - Да. Показываю. Вы - следом, а я потом подстрахую верёвку оттуда.
   И, чуть откинувшись на ней от стены, перебирая по камням ногами, в несколько вздохов взобрался по почти отвесной стене до площадки, в которой торчал вросший в неё валун.
   - Нил, давай, - крикнул он сверху.
   Ниэллон чуть покачал головой, но без излишних затруднений - Луфгегл показал же, куда ступать, за что цепляться - повторил трюк.
   - Следующий!
   И тут раздался гром. Нет, небо было безоблачным...
   - Обвал! - первым понял нагтилин. - Эй, быстрее!..
   - Ты! - подтолкнули Диаметра Келдаз с Аккором. - Покажи своим, как это делается!
   У того хватило ума не спорить. И хватило мастерства - всё-таки недаром их, аристократов, столько гоняли на полигонах гвардии! - подняться.
   - Следующий!
   И тут начала стремительно прибывать вода.
   Всех больше хлопот доставил последний из команды Нистроев: у него с первого раза так даже и ничего не получилось - сорвался с пары саженей. Принцы подхватили, поставили на ноги, опять сунули вервие в руки, толкнули вверх, но времени ж на нём потеряли... Кел хотел остаться последним, но кор, которому воды было уже по пояс, только шлёпнул по ней ладонью! Действительно, ну, притопит моремана чуть... Что с ним в воде станется?! Норт полез.
   Правда, через пару вздохов после того, как и самый последний из мальчишек оказался на площадке, за поворотом ещё раз что-то ухнуло, и вода, которая на пляжике доходила бы самому низкому из них уже до горла, как-то вся разом хлынула вниз!
   - Завал рухнул, - резюмировал нагтилин. - Представляете, что там сейчас творится?..
   - Эх, вот бы в том на каяле проехаться... - замечталось кору.
   Луфгегл только поёжился.
   - Не-е, не с вами. Вам ещё слабо... С матушкой бы!
   Они стояли на крохотном уступчике, прижимаясь к скале, придерживая друг друга, а внизу под ними ревел, заходился неистовством поток, несясь мимо них, крутясь в водоворотах, захлёстываясь в сшибках коротких злых волн...
   На глазах уменьшаясь, на глазах утихая, но тут...
   - А-а-а! - раздались крики.
   Это в его взбаламученных остатках среди сбитых кустов, позади ствола вырванного деревца несло каялу Адерелли.
  
   - Всё, выбрались на верхнюю тропу. На этот раз Кел был последним.
   - А что с Адерелли?
   - Нормально.
   - Проследи за ними, - проговорила королева, обращаясь, кажется, к Никке, - за этими победителями.
   От тона её голоса Катти стало страшно. И, кажется, не только ей.
   - Мама! - пискнула Сина.
   - Клер, уймись! - неожиданно вмешалась и сидящая на траве дама. - Не наделай глупостей!
   - Заткнись!..
   - Кло! Ничего не решай. Вообще ничего сейчас не делай!
   - Заткнись!!
   "Интересно, - вдруг мелькнуло в голове оцепеневшей девочки, - сколько чёрных гончих явится теперь?"
   У обеих застывших принцесс та же мысль проявилась тоже.
   - На!!
   Женщина стряхнула со своих колен Никки, резко вскочила и обняла королеву. И двенадцатилетние подружки увидели, как обнимаются взрослые женщины. И все трое одновременно поняли, что это объятие прятало - один единственный жест: предплечье Саты прижалось ко рту Кло. И слезы, выступившие на глазах придворной дамы, оно прятало тоже. И, может быть, ещё и её слова:
   - С-сука! - и удерживающие стон боли вдохи-выдохи и: - Успокоилась?
   - Мало!
   - Размечталась! Пришла в себя?
   - Да. Вон, Арлия. Иди к ней. Дотелепаешь?
   Арлия... Кто ж не знает Арлию ла Век?! - по случаю ещё одну ровесницу королевы.
   - Угу. Но Ли тебя потом за меня порвёт, - срывающимся голосом пробормотала Лиссата.
   - Пусть сначала догонит.
   Да уж, трепетностью форм знаменитая целительница не отличалась. И Катти поспешно отвернулась: ей вдруг очень не захотелось, чтоб королева увидела, что она рассмотрела кровавые пятна на правом рукаве своей давней подружки.
   И тут со стороны ворковавших с юными гвардейцами придворных дам послышались восклицания, некоторые указывали на устье Тиренги...
   От набережной яхт-клуба до неё было чуть более трёх вёрст, смотровую площадку устроили от него в двух вёрстах: и пройти недалеко, и с небольшого возвышения этого мыска больше ничего не загораживало живописного пролома в гряде гор с блестящей лентой воды в нём, и финишировавшим каялам преодолеть оставшуюся милю труда не составляло.
   Да и дорожка к ней была разузорена жёлтым песком, и очищенные вдоль тропы от путанного подлеска широколиственные дубы вдруг становились экспрессивными элементами словно бы паркового ансамбля... А за ними контрастным фоном пугали своим неистовством настоящие дебри! Да что уж там говорить, Верия Интелия своё дело знала!
   Королева оттолкнула от себя Лиссату, ещё раз шепнув: "Вали давай!" и вскинула руку, привлекая всеобщее внимание:
   - Полюбуйтесь, полюбуйтесь! Сейчас будет ещё интересней!
   Девочки разом выдохнули: пронесло. Никакой нечисти не появится, природные катаклизмы не грянут, и графский род Адерелли ближайший вечер переживёт.
   И вслед за остальными они взглянули на устье реки сплава. Оно было пустым. Камни последнего порога как будто бы выросли, и вокруг них больше не крутились последние водовороты. Воды не осталось - только мокрые камни, камни, камни...
   - Никка, - резко понизив голос, спросила Клерисса: - орлицу удержала?
   - Да.
   - Молодец. Что там?
   - Каяла несётся. Мальчишки толпятся, кажется решают, куда идти... - и она сглотнула: - А из птиц... Один орёл успел выбраться. Сейчас сохнет. Второго нет, потеряла.
   - Сколько до устья осталось водному валу?
   Несколько мгновений оценки.
   - Секунд пятнадцать.
   - Внимание! - вскинула руку королева, Катти почти услышала, как она считает: "один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь...". И широкий жест: - Любуйтесь!
   Сначала до них донёсся глухой рокот, потом... Нет, это была не стена воды - сначала вырвался блестящий в полуденном солнце тоненький ручеёк, но и пары дыханий Катти не хватило - он взбугрился, набрался объёма, набрался мощи - он хлынул, он заревел, он выплеснул в прозрачные воды озера грязь, муть, кусты, деревья!..
   "А если б такое перегородило русло?!" - успела испугаться маленькая библиотекарша.
   И тут через милю водного пространства донеслись четыре восторженных мальчишеских вопля. Остатки селя выплеснули каялу.
   - Внимание! - опять повысила голос Клерисса: - Нам известно, что остальные экипажи в это безумие не попали. Так что с ними наверняка всё в порядке. Ну, а добравшийся заслужил награду. Дождёмся его...
   Нет, голос королевы был ровен, Веккатта бы ничего расслышала, но один за другим оборвались шепотки, гвардейцы расступились перед Меринией Адерелли, та деревянной походкой подошла к королеве. В реверанс она практически рухнула.
  
   - Итак?
   - Граф Адерелли в знак восхищения перед успехами в учёбе Аделлии Форритес попросил оказать ему честь и позволить оплатить её дальнейшее обучение в Университете. Эйдж Форритес, посоветовавшись со своей женой эйдежь Лиссатой, с благодарностью принял это предложение.
   - Он всё играет?
   - По мелочи. Последний раз даже выиграл немного. Лиссата ему практически не даёт наличных, а в долг с ним уже никто не садится.
   - Тебя боятся.
   - Да, я как-то выразила неудовольствие... Но этих самых долгов он успел накопить... Лет на пять вперёд. Я ей уже устала предлагать развести их. Не соглашается: "Он без меня совсем пропадёт!".
   - Ведь во всём остальном - железная тётка.
   - Любит. Даже когда тот продул её родовое поместье, стерпела.
   - Я слышал, не совсем, чтоб так уж...
   - Ну, да... Триста лет, восемь поколений предков. Она сама выросла в нём. Так что, Арлии потом над ним, увечным, посидеть пришлось... Но ведь осталась же с ним, осталась!
   - На озере она тебя удержала.
   - На то и подруга. Я никогда не причиню ей вреда. В костном мозге у меня это уже протравлено. Как с тобой. Они и пользуются. Я бы без них первый год в Университете не продержалась. Вон, до сих пор помню, как стыдно было в первый раз на люди в штанах выйти... А когда втроём... Друг перед дружкой выкаблучиваясь...
   - Не только тебе. И мне это стоило ровно в три дуэли.
   - Я слышала только об одной...
   - С Арогоилом и Дефеем формальные поводы были иные, а не их восторженное прилюдное обсуждение очертаний твоей задницы. Кстати, Леалон Форритес, был моим секундантом в обоих поединках.
   Королева только улыбнулась: про второго секунданта в первом она тоже знала - будущий муж будущей знаменитой целительницы. Да чего уж там... Она уже выросла из пятнадцати лет, и в восторгах собой или отдельных частей себя особой оскорбительности давно не видела.
   - Уничтожение Адерелли было бы... м-м-м... неуместным, - продолжил король.
   - А ставить под угрозу жизни царевичей - это как?!
   - Мальчишки провернули всё сами, это во-первых. А во-вторых, они были убеждены, что всё рассчитано! Они на четырёх, достаточно похожих, участках проверили! Четыре раза, дотошные, проверяли! Четыре раза! Небольшой затор. Первые лодки в нём затормаживают, а их самих на волне прорыва выносило вперёд. И всё можно втиснуть в рамки правил.
   - Что стряслось в пятый раз - ты меня проверить не пустил.
   - Покушение.
   Клерисса встала, вытерла свой совершенно сухой лоб. Села.
   - Говори.
   - Я свозил туда мэтра Бесказа.
   - Ты его сумел вытащить из койки?! Как?
   - Три месяца девочки из "Нежной лили" будут ту самую койку греть. За наш счёт.
   - Не поняла?!
   - Подрастёшь - поймёшь, - ухмыльнулся мужчина. - Он мёрзнет по ночам. Никакие перины-одеяла, никакие грелки не помогают - только молоденькие девчонки. Старше двенадцати чтоб и моложе двадцати четырёх. Но тем лезть к старику противно. Пахнет от него. Ни ванны, ни дезодоранты не помогают. То ли старость, то ли последствия занятиями алхимией. Так что, берут, стервы, дорого.
   - Ладно. И что Бесказ?
   - Он учуял остатки эманации земного элементаля. Давно вызревшего. Мальчишкам такого не вытащить по-любому. Они его своим камнепадиком только спровоцировали. Да запросто могли влететь и сами. Счёт на секунды шёл. На десяток в плюс, и их точно бы посекло бы в потоке селя.
   - Тогда кто?
   - Ты скажи мне.
   "Пусть подумает. Хоть успокоится немного."
   Королева молчала почти четверть часа.
   - Не наши, - подвела черту она.
   - Почему?
   - Вызвать земного элементаля могут многие, но такой мощи... Я вспомнила о пятерых. Не наш профиль... В Техлоре больше.
   - Мне насчитали - четверых наших...
   - Мэтр Бесказ наверняка недооценил эйджа Семереника.
   - Мальчишка!
   - Вот я и говорю: недооценил. Но любой из всех пяти при первом намёке на золото или шантаж сразу пришёл бы ко мне. Сам. Не они. А поэтому надо искать следы недавнего телепорта. Сразу за границей защитного круга, яхт-клуба. В пределах версты, пожалуй.
   - Почему сразу?
   - Способных вызвать взрослого земного элементаля не так уж много и во всём Таркаре. Самому младшему из таких должно быть за пятьдесят. Семерник - исключение, гений. Атлетов среди остальных нет. Смогу составить перечень. Всех! О, вспомнила: один даже у нортов есть.
   - Не старайся. У меня список их уже есть. Включая норта. Телепорт нашли. Тройной.
   - Маг и двое провожатых.
   - Телепорт по имперский стандарту!
   - Всё-таки Империя, - сжала зубы королева. - Кто из магов?
   - Не всё ли равно? Их звали не на охоту за нашим сыном. Имерний сходу предложил мне полудюжину достаточно вегетарианских легенд.
   - Через него выйдем на заказчика!
   - Никто из верхушки магов, никто из того списка за эти дни не погиб, не пропал. Значит, уверены: понять, кто он, невозможно! Или он теперь - наживка для засады. На чужой территории так рисковать своими людьми я не буду. Тебе соваться туда - запрещаю! Слышишь меня? - запрещаю.
   - И не думала...
   - Подтверди! Прямо и однозначно!
   - Я в Империю не полезу! Ну... Без твоего прямого согласия. Или приказа.
   - Не дождёшься! - с облегчением выдохнул он.
   - Но... - придумала ещё королева. - Должен быть источник отсюда. Мальчишки таились. Знающих об их авантюре не должно быть много!
   - Сорок три человека.
   - На допрос с видящим правду!
   - Тут ещё одно... Я не пустил тебя саму проверять ущелье - из-за этого же. Пусть всё это пока побудет мальчишеской выходкой. Нам надо сначала всё обговорить и решить самим. Без давления коров, нортов и нагтилинов. Четверо принцев одним ударом - слишком лакомая цель. Если все мальчишки останутся здесь, покушения будут ещё.
   - Они будут в любом случае!
   - Вот. Но раз в два года - это как? Ожидаемо? Допустимо? Что для нас критичнее - добавочный соблазн для нападения на них или добавочные силы на его отражение, на их выживание? Ведь оба раза по одиночке они бы не уцелели. Ведь и на этот раз, предупредить их получилось только через кора, а из поймы до падения селя они бы не выбрались не будь с ними разом и норт, и нагтилин.
   - Надо думать... Только...
   - Да?
   - Ещё... Оба раза никто из них не выжил бы без Катти.
  
   Катти с девочками сидели на скамейке в саду у фонтана. Переменка. Солнечный день ранней осени, и наставница выгнала всех из класса: "Идите, побегайте!". Нет, носиться, сломя голову, это про мальчишек, а у них развлечения были поспокойнее - там скакали через верёвочку, там - прыгали по расчерченным на земле кругам, а принцессы и к тому пристроится не возжелали. Ой, да через два урока у них будет физкультура - набегаются. И три девочки тихо переговаривались. Троё разноцветных,- как улыбалась королева: блондинка Сина, шатенка Никка и рыжая-рыжая маленькая плотненькая библиотекарша.
   Недалеко от них шебаршилось стайка воробушек, и Катти вспомнила. До ближайшей чужой девочки было не близко - она не услышит. Секретность первой ступени будет соблюдена.
   - Никка, - обратилась она к морской королевне, - помнишь, ты позвала орлов? Текст заклинания повтори, а?
   - Зачем? - сразу потеряла беззаботность девочка. - Без мановенческого орнамента у тебя всё равно ничего не получится!
   - У меня и с ним ничего не выйдет тоже. Ты ж знаешь...
   Да, принцессы знали: наставники давно установили нулевой потенциал к магии у маленькой библиотекарши.
   - А зачем тебе?
   Нет, всё им рассказывать Катти не решалась. Язык прежних - это её! У них - магия, а у неё - библиотека! Только если чуть-чуть...
   - Мне показалось, ты читаешь неправильно.
   - Я?! Да ты знаешь, кто меня ему учил?
   - А меня зато учили алфавиту прежних. Хотя того, кто учил - ты, наверное, не знаешь тоже.
   Да знает она, знает! Мэтра Каллиена знают все. Но чего б не поквитаться чуть-чуть таинственностью!
   - Или, может, я просто тогда неправильно расслышала?
   Помогло. Никкора огляделась - тоже убедилась, что посторонним до них нет дела и согласилась:
   - Ну, слушай.
   И повторила недлинный текст. Что ж, Сина, к примеру, даже не попыталась что-то подхватить в нём, осознать или запомнить: мало того, что всё вообще непонятно, так ещё и некоторые звуки в речи прежних в их родной фонетике отсутствовали. А Катти разобрала почти всё. И главное то, что её корябнуло при первом прочтении: выражение "негр?дди дУррелли" - "крылья воздуха". Ведь наверняка по смыслу должно было быть "негр?дди дТррелли" - "крылья птиц"! Были и ещё две мелочи: с глаголом в будущем повелительном времени стоял вспомогательный глагол явно не в той форме, и перепутан падеж существительного, перевода которого она не знала, но по смыслу из контекста - нечто вроде "послушание".
   - Это тяжелое заклинание?
   - Да. Без той тётки я бы потом пластом лежала.
   - Попробуй чуть по-другому...
   - Опасно! - вмешалась Синнаэль.
   - Ты понимаешь текст? - остро заинтересовалась Никкора.
   - Я много читаю. И словосочетание "тлу зор" не помню, а "тлу зТр" - оно обычно. Попробуй!
   - Опасно... - повторила векта, но видно было, что ей самой стало интересно.
   - Да нет... Я на самой капельке маны и, вон, на воробье каком-нибудь... Слова очень похожие, кто-нибудь так наверняка уже ошибался. Будь критично - предупреждали бы и запугивали. Значит, "тлу зТр"?
   Сина на этот раз промолчала. И Катти добавила:
   - И ещё "негр?дди дУррелли", и "?орисон", а не "орисон"...
   - Прикройте меня, - пробормотала девочка, и ладони её задвигались в катах начального успокоения.
   А потом...
   - Ничего себе... На всю стаю в лёгкую!
   Потом стайка взлетела и зачирикала вокруг их скамейки, а парочка воробушек запрыгала прямо по ладони юной волшебницы.
  
   8. Тревога
  
   Да, это вам не с нортом путешествовать: "а, там достанем!", "да поохотимся!", "обойдёмся, на хрен!". Причём "достать" часто подразумевало - спереть, "добыча" на охоте - отнюдь не фазаны, а какие-нибудь вороны, и "обойтись" - это спать на голой земле с седлом под головой вместо подушки! Впрочем, Луфгегл давно приспособился ко всему этому. Он теперь просто оставлял на месте похищенного золотой, глядя на подгорелую галку, желал всем приятного аппетита и доставал из рюкзака колечко копчёной колбасы, а на седло пристраивал надувную подушку, устраивался на надувном матрасике и закутывался на ночь одеяльцем из шерсти веррийских овец.
   Из принцев он был самым обеспеченным: не говоря уж о никак не могущем расплатиться с "Нежной лилией" Келдазе, ни Аккора, ни Ниэллона родители деньгами особо не баловали, а у него... Посмотреть, что им оставили прежние, хотели многие. И - безусловная десятина кладоискателю! Иногда она бывала уж очень жирной! Впрочем, как раз такие он не любил: и хозяева в лице менялись, когда приходилось её отдавать, да и ему самому тогда практически ничего не доставалось - храм, он, конечно, благодарил, уж как благодарил за статую из трансмутационного золота (их в том подвальном хранилище было ровно десять. Ему отдали самую маленькую. Ещё восемь тут же выкупил королевский дом. Её величество были несказанно довольны... Ага, а потом на ближайшем Совете на него эдак сумеречно поглядел казначей, ведь от тех кладов в казну даже налоги не капали: всё, находящееся в жилище, принадлежало владельцу жилища и только!) - нет, лишняя горсть золотых в собственный карман, нравилась юному нагтилину как-то больше... Впрочем, и бывало так чаще.
   Вот и здесь, на том месте, где они во время прошлого сплава выбрались из ущелья, у него всё было заготовлено: и стальные клинья такие, чтобы уж точно выдержали вес их всех, и молот, чтобы вколотить их в скалистый грунт, и нормальная верёвочная лестница... Нет, он, конечно, да и все они - проверено и доказано! - без особого труда спустились бы и поднялись по голой верёвке, но, а на фига?! Лестница была длинной - до воды доставала. И припасы... Перед спуском спокойно подкрепиться блюдами из "Эктлера"...
   - Красиво жить не запретишь... - проворчал Келдаз, отламывая ножку целиком запечённого лебедя.
   - Зато ты в следующий раз... - нравоучительно начал Луфгегл, - с коллекционным вином будешь поаккуратнее...
   - Да ненавижу я шампанское, ненавижу эту кислятину! - взвыл Келдаз.
   - Тёткам-то хоть понравилось?
   - А то! У них... у них кликуха теперь - "купальщицы"! Уже год - только по предварительной записи. Их же все знают, знают откуда они, но с гвардейцами даже в Театр пускают! На последнем Манеже - пять портретов, с них рисованных, висело - от трёх разных артеров! И все там же были выкуплены!
   - Я тоже думаю, что по справедливости, так это тебе Ниаракла приплачивать должна бы, - ухмыльнулся Аккор. - Кем она была - владелицей борделя на границе Сокхо, а стала...
   - Да, - ухмыльнулся и Ниэллон, - начать с того, что теперь это не граница. Сокхо на квартал от Цветочной улицы отступил...
   - Всё, парни, всё! Два последних платежа осталось! И - свобода! И хватит о них! Так, Луф, колись! Обещал здесь всё объяснить - валяй рассказывай!
   - А то вы не поняли...
   Парни переглянулись - всё они поняли.
   - И где?
   - На той ступеньке, куда мы по-первоначальному вылезли, показалось что-то. Только показалось! Ничего не наверняка.
   - Сам бы приехал, глянул... - проворчал Кел. - А потом уж нас звал.
   - Мне мама запретила, - вздохнул Луф.
   - Что? Когда ты с ней успел-то?..
   - Не сейчас. Давно уже. Чтоб никаких изысканий без свидетелей из местного населения. Во дворцах - это их владельцы. А здесь - владения Короны.
   - Это я, что ль, "местное население"?! - поморщился Нил.
   - Да, - очень серьёзно ответил нагтилин.
   - А мы кто? - обгладывая птичий окорочок поинтересовался Келдаз.
   - Сопровождение и поддержка.
   - О как!
   - Да, - опять не поддержал шутливого тона Луфгегл. - Парни, скорее всего, внизу какая-нибудь мелочь. С меньшей вероятностью - вообще ничего там нет. Но с ещё меньшей... С вероятностью отличимой от нуля... Достаточно серьёзно отличимой от нуля - там нечто.
   - Подробней?
   - Что можно закрыть в замках, во дворцах? - ещё одну комнату, ещё один подвал, ещё один проход. Что можно найти хрен знает где? - хрен знает что.
   - Так, тогда... - предвкушающе заулыбался потомственный корсар.
   - Устной договорённости тебе будет достаточно? - сразу соглашаясь, пожал плечами потомственный кладоискатель.
   - Всё - равными долями на четверых!
   - Что-то мне это всё напоминает... - хмыкнул Аккор.
   - Ага, мамочка обсмеялась, когда рассказывала, как они брюлики делили! - заржал Келдаз.
   - Поэтому я попросил вас взять рюкзаки повместительней. И вы их сейчас набьёте вон теми припасами, - указал он на мешки, навьюченные на лишних лошадей.
   - А не чересчур ты?..
   - Идешь в горы на день - запасись на неделю. А уж если не в горы, а прямо в гору... Извините, парни, в меня это вбито.
   - Ой, да с ним дольше спорить будем, - махнул рукой Ниэллон. - А делов-то - три сажени под рюкзаками вниз и пара шагов там! Доедим, делаем, открываем и приступаем к делёжке!
   "Умеет же принц Эллезии прекратить ненужные споры!", - даже позавидовал принц Техлора.
  
   Королева вышивала.
   Сегодня её супруга не ожидалось: у него вечер в мужской компании - нехилая пьянка, мелкие безобразия и как бы ни шлюхи... Как бы ни эти пресловутые "купальщицы"! Интересно, Ниаракла решится потворствовать? Да куда она денется! Будет потом стоять, ломать руки и причитать: "Как я могла отказать королю?!" И выставляя вперёд червоточину, честно глядеть в глаза.
   Судя по тому, что в тайне от неё приглашён ещё Леалон Форритес, будет и карточная игра. И Гилберт знатно проиграется... Ну, не совсем, чтоб уж... Не в обычае у него... Создавать же обычай - мэтр Алендиерий удавится. И она сама - против тоже. Лучше б придумать что-нибудь и официально наградить. И лучше б всё-таки не его, лучше б Лиссату! А потакать игроку... Как наркоману травку подсовывать. Да вот придумать никак не получалось! Даже принять этот "дар" от Адерелли Лиссату втроём уговаривали! Или вот как, как без урона чести вернуть ей её поместье?! Уже год изобрести ни у кого ничего не выходит.
   В общем, короля не ожидалось, и королева "вышивала". Вокруг дамы. Тоже заняты рукоделием. И переговариваются меж собой. О новостях во дворце, о забавном или непонятном. Чего не заметит одна, над тем посмеётся другая. Чему удивится третья, свысока растолкует четвёртая. А королева умеет быть благодарной, и умеет намекнуть, за что благодарит... за какую вдруг оказавшуюся полезной сплетню. Иногда даже прилюдно.
   - Мама!
   Королева оторвалась от вышивки. Принцессы. Однако, не поздно ли для них уже?
   - Мама... - повторила Синнаэль.
   Пришла без доклада и "мама"... Что-то личное. Но подружка рядом... Принцы?!
   - Оставьте нас, - и можно улыбнуться сразу всем: - Кажется, дочка посекретничать хочет.
   Все заулыбались в ответ и без излишней суеты вышли. У входа, с той стороны закрывшихся дверей, сейчас сделали по шагу друг к другу гвардейцы. А королева приподняла кисть и на виду у девочек выполнила каст "полога безмятежности" - очень лёгкое заклинание, сдерживающее внешние звуки. И чуть хуже внутренние звуки - наружу. Вот только сейчас, поглядывая на доблестную стражу, фрейлины покоев ещё затеют весёлую пикировку, которая, если не отвлечёт, так приглушит звуки для не чаянных нескромных.
   А теперь можно немного удивить девчонок. Обращалась Сина - вот ей и ответим:
   - Беспокоишься за мальчиков?
   Что та особо "беспокоилась" лишь за одного из них, и что это был не её родной брат, с каждым месяцем становилось всё очевидней. Но обсуждено и принято... Одними членами обсуждения - желательным. Другими - допустимым. Принято! Да и только двенадцать лет ей - столько времени ещё впереди. Сколько событий, сколько случайных встреч... И встреч неслучайных.
   Да, удивились. Чуть качнула головой дочь, чуть скривила губки - морячка.
   - Мама, они не вернулись.
   - Задержались, - пожала плечами Клерисса. - Мальчики припасов набрали - и неделю в горах легко продержатся.
   Но забавно: свой поход принцы обставляли некоторой долей секретности, но девочек из зоны келейности они исключили. И Сина тут удивила её ещё больше:
   - Луф к девяти обещал уже быть.
   "Луфгегл перед ней уже отчитывается? Но... К девяти? Тогда зачем припасы?!"
   - Припасы? - переспросила Никкора. - А я-то понять не могла, зачем Луф у Келдаза лишних лошадей достать просил!
   - Он хотел меня обмануть?! - ужаснулась Сина. - Луф?! Почему?
   - А вот это - интересный вопрос, - согнала улыбку взрослая женщина.
   - Мама!
   - Луф никого никогда не обманывал! - удивилась и трезвомыслящая подруга. - С чего бы ему начинать - с тебя?
   - А если из этого исходить... - подтолкнула девчонок королева, а сама попыталась унять вдруг подступившую панику. Минуты сейчас ничего не решают! Успокоиться! Успокоиться!
   - Луф не врал! Он собирался вернуться!
   - Но припасы - значит, он допускал, что они могут понадобиться, - подхватила знающая толк в приключениях кора.
   - Значит девять вечера...
   - ...это не время свиданки, а контрольный срок.
   - Что?! - взвилась очень маленькая женщина. - Ну, он вернётся!..
   - Хорошо, а что делаем сейчас? - постаралась вернуть её в сегодняшнюю реальность мать: - Идём спать? Объявляем тревогу? Седлаем коней? Скачем? Куда? Ты знаешь, где они?
   - В Минеевке. Точнее - у Тиренги...
   - И чего ради, они туда сегодня погнали? Не накупались?! Так уж не жарко, вроде бы.
   - Он не говорил. Намекал на сюрприз.
   Её подружка вздохнула с некоторой долей зависти: сюрпризы от Келдаза были иного рода. Денег у норта никогда не было, а недавно до принцессы вдруг дошло, что будет, когда деньги у него, наконец, появятся... И что с этим знанием делать, она не знала совсем.
   - Ох, - тут задохнулась королева. - Идёмте!
   - Высокие небеса! - следом прижала к щекам ладошки Сина.
   - Что?! - никак не понимала Никка.
   - "Сюрприз"! Ты что, не в курсе, откуда он достаёт свои "сюрпризы"?! - и пока они не вышли из-под полога, выкрикнула: - Значит, он прошлый раз нашёл там пещеру! А что в ней - не знает. Вот и весь сюрприз!
   Королева распахнула дверь:
   - Третий протокол! - бросила она гвардейцам. - Сопровождайте!
   "Протокол N3" - уровень повышенной боеготовности. Это ещё не тревога, но уже не мирное течение жизни. Мужчины подобрались, а дежурная фрейлина, не ожидая разрешения, не ожидая приказа развернулась и выскользнула из зала. Днём бы к начальнику караула с предупреждением о смене протокола помчался бы паж, но детское время кончилось два часа назад.
   Если бы она сказала: "Проводите!", гвардейцы потребовали с неё уточнения конечной цели, и один бы выдвинулся вперёд, второй подстраховывал сзади. Если бы не было заявления о смене протокола поведения, о том же поинтересовалась бы сейчас ведущая фрейлина, и стайка остальных выдвинулась бы перед королевой с тем, чтобы торить ей путь... Открывая двери, для начала. Теперь они "сопровождали" её, следуя за офицерами.
   - Куда мы идём? - потребовала ответа у детей королева. - Куда нам идти? План?
   - Мама!
   "Учись, девочка, учись! Это называется "действия в условиях кризиса". Конечно, до кризиса ещё далеко. Но во время настоящего кризиса и было бы не до вас - сидели бы вы где-нибудь в бункере, да и всё! А вот сейчас..."
   - План!
   - Папа!
   - Твой папа на сегодняшний вечер недоступен. И вплоть до завтрашнего полудня, как я полагаю.
   - Надо маму известить... - вмешалась другая принцесса. - И мы идём в ЦеС, в центр связи! - поняла она.
   - И не только твою, - проворчала Клерисса. - До центра идти, - она взглянула на часы, - ещё семь минут. За это время вам обдумать протокол сеанса: то есть - что говорить. Как говорить. И предполагаемую реакцию. И самое главное: желаемое ответное действие! То есть, что этим разговором мы хотим добиться! Со своей матушкой будешь общаться сама. Исходная позиция та же: разговор должен привести к поставленной цели!
   - С мамой?!
   - С матерью Аккора, с королевой Корлэнда, с мощной магиней воды!
   Никанора только судорожно вздохнула.
   - Дочь, у тебя не менее... м-м-м... деликатная задача...
   - Мама, нет!
   - Да, Синнаэль, да. Ты будешь говорить с матерью Луфгегла, королевой Техлора, магиней земли.
   - Но, мама!..
   - А первой я переговорю с её величеством королевой Шитоной. Но, следуя выработанному плану. Шесть минут осталось - план, девочки!
  
   Первой про Веккатту вспомнила Синнаэль. "Умница!", - отреагировала королева. И, прибыв в ЦеС, первым делом потребовала: "Найдите мне Веккатту Ульенс!". Что девочка, скорее всего, либо в кампусе, либо в Хранилище, говорить не стала. Никакой критичности или срочности по-прежнему не было, вот, заодно можно и приглядеться к компетенции старшего офицера.
   В просторный зал Центра вошли и фрейлины, создавая некоторый отвлекающий фактор - тоже неплохо: тяжело в ученье... Да и девицам на новых мальчиков поглядеть, себя гвардейцам показать - пусть пользуются. Клерисса с трудом сдержала улыбку, отмечая, как благовония духов вытесняют, казалось бы, неистребимые запашки конского пота от сапог господ офицеров, как атмосфера привычной служебной скуки меняется от вдруг вспыхнувшего женского смеха, от вспыхнувшего вдруг женского взгляда.
   Для Клериссы дежурные быстро открыли и, совместно с фрейлинами, подготовили малый зал - в нём на переговорах можно было присутствовать одновременно нескольким персонам. Фрейлины без вопросов оставили четыре кресла.
   Веккатту в караулку её кампуса доставили через десять минут - приемлемый результат.
   - Ваше величество?
   ...И судя по её голосу, не испугали, не обидели.
   Все караулки оснастить амулетами ближней связи - такого и в имперском Дворце нет, но в Университете Эллезии при факультете артефактики на разных курсах трудится более сотни студентов - видели бы вы, как ругаются меж собой высокие чины королевства, когда утверждается учебный план на очередной год - перечень практических и лабораторных работ, если точнее! Разбирается ведь потом всё! Даже те, которые на "троечку". Которые "с отдельными недочётами"! А на тех изделиях, которые на "отлично", дозволяется ставить личное клеймо. Чтоб уже сейчас запомнили, чтоб узнавали потом. А уж когда дело касалось уникумов типа Луфгегла... Их курсовые задания утверждались чуть ли не на уровне Малого Совета!
   - Ваше величество? - повторилась девочка.
   - Катти, подтверди, что в пункте связи ты одна.
   - Одна, дверь закрыта.
   - Хорошо, слушай. Есть основания думать, что у принцев неприятности...
   - "Молот!.." - сразу поняла она.
   - Да. Когда ты видела его в последний раз?
   - Сегодня я занималась в Вашем кабинете до семи вечера. Перед уходом ничего необычного не заметила.
   - Ты точно помнишь?
   - Специально, том книги я оглядела, когда пришла - это было... Из кельи кампуса я вышла в девять утра, значит, это было в девять пятнадцать - девять двадцать утра. Молот был светел.
   Молот был светел и принял каплю её крови. Никаких дополнительных манипуляций она с ним проводить не стала. То есть не стала его активировать и проверять направленность. За эту неделю, которая минула со дня того сплава, она обследовала её несколько раз. Молот, как и до происшествия, уверенно указывал на ближайший потаённый проход.
   -... Когда уходила... Нет, особо я его не проконтролировала, но если бы... Я бы заметила!
   - Хорошо, но тем не менее, успокой меня - сходи и проверь ещё раз.
   - Слушаюсь, ваше величество.
   Нет, девочка не обиделась на недоверие. Согласилась она даже с облегчением - сама, значит, встревожилась.
   - Пропуск можешь выписать у начальника своего караула, я подтвержу, но лучше бы...
   Лучше бы не поднимать излишнюю суету, не запускать поводы для ненужных слухов.
   - Я и так пройду.
   Да, эта просочится, куда угодно. А сюда? Сможет она проникнуть сюда?
   - Замечательно. Если что-то будет срочное - свяжешься из караулки этажа, а так... Мы с девочками в ЦеС'е. Приходи к нам.
   - Слушаюсь, ваше величество.
   - Выполняй. Конец связи.
   Она деактивировала амулет и посмотрела на своих девочек. Никкора явно успокоилась, а Синнаэль - нет.
   - Итак, имеем дополнительную информацию. Вопрос первый - она достоверна? Никка?
   - Да. Катти бы изменения заметила.
   - Сина?
   - Мальчики хотели выехать в семь. Так как командовал Луф, то ровно в семь и выехали. С гружеными добавочными лошадьми они не торопились и к Минеевке подошли через полтора часа. Ещё полчаса им подниматься до... Ну, дотуда, где они тогда в Раскоряченном ущелье высадились. Ещё час на передышку и подготовительные работы. То есть в девять пятнадцать - девять двадцать, когда молот осматривала Катти, они... Они скорее всего валялись у костра, уминали какого-нибудь тетерева, заблаговременно купленного Луфом, и сам он только-только начинал рассказывать им про пещеру. То есть в момент осмотра - молоту и реагировать было не на что!
   - Не согласна, - покачала головой дочь корсарыни. - Прошлый раз Катти всполошилась, когда мальчишки тоже по факту были в безопасности, когда они ещё даже в каялу не сели!
   - Умница! - выдохнула королева.
   Она, как и её дочь, тоже подсчитала приблизительное время входа мальчишек в пещеру - получалось около одиннадцати пополудни. Учитывая личность того, кто в группе на тот момент был за лидера - 11-00 ровно. А соображение Никки она как-то упускала. Ей ощутимо стало легче.
   - Не согласна! - упрямо запротестовала Сина. - Если бы всё было нормально - Луф бы вернулся! Он обещал.
   - То есть версия, что у мальчиков, кажется, что-то случилось, но они, кажется, не в смертельной опасности примиряет обе позиции? - улыбнулась королева, оба раза выделив слово "кажется".
   - Да.
   - Да.
   - С королевами связываемся?
   - Да.
   - Да.
   - Цель?
   - Вызвать сюда её величество Агвелту, - вздохнув, произнесла её высочество Синнаэль.
   - Зачем?
   - Если мальчишки полезли в пещеру и не вышли... Нужен специалист. Лучший! - не выдержала она. - И совсем не нужна огласка.
   - Никка?
   - Надо поставить в известность маму!
   - Встревожить? Может, понапрасну...
   - Надо!
   - А значит, и Шитону. Их присутствие здесь?..
   - Не помешает. Хотя вряд ли поможет, - пожала плечиками Сина.
   - Согласна. Но у мамы могут быть свои резоны!
   - Согласна. Итак, резюмирую: мы ставим в известность о случившимся все три королевских дома. При этом объясняем, что непосредственной угрозы жизни принцев на данный момент... уже через пять минут Веккатта осмотрит том "Тёмного молота", и ещё через семь, если что - она предупредит нас - но скорее всего и на тот момент угрозы не будет. Решение о действиях Наших королевских Сестёр Мы оставляем за ними, но очень намекаем, что присутствие её величества королевы Техлора Агвелты при завтрашних наших поисках было бы очень желательно. Так?
   - Да.
   - Да.
  
   Хочешь, чтоб всё вышло правильно - вот правильно всё и делай! Даже в Келдаза удалось вбить эту несложную норму, и если написано, что температура раствора должна быть тридцать восемь градусов, то теперь он действительно смотрел на градусник, а не совал в пробирку палец - "теплая ли?"... И чтоб на лабораторном столе - ничего лишнего, и никого лишнего - рядом.
   Правила - начинать новое дело с начала нового часа не существовало, но так же аккуратнее! Да и куда особенно спешить? Зато тщательно затушить костёр, стреножить, но отвязать лошадей... На видное место выложить дневник... По-хорошему, кто-нибудь из их небольшого отряда должен бы остаться наверху, но Луфгегл и предлагать такого не стал - кто ж из парней согласится?! И в 11-00 они спустились по тщательно закреплённой лестнице вниз, на небольшую ступеньку в скале, на которой неделю назад они, всей небольшой толпой, переждали сель.
   Ну, и заодно, в 10-57 "неаккуратно" содрать кожу на руке. Потому что дружба дружбой, а тайны семьи, секреты рода - имеют свой приоритет. Конечно, кор и вект переглянулись, когда он отказался сделать нормальную перевязку, но, как и загадывалось, списали это, судя по их ухмылкам, на его нетерпение: мол, даже нагтилина припекло!
   Внизу, для порядка, а больше - для конспирации, Луфгегл учинил манипуляции со свитком... Нет, хоть теперь на выплетание подобного у него уже тратились не три месяца, но всё равно жалко: неделя - тоже срок! Зато ни кор, ни вект не обратили внимание на то, как он вбил свою кровь в главные подозреваемые камни. Нет, будь он один, он бы ограничился этими двумя, но зачем давать шанс посторонним вникать в фамильные секреты? Сработавший лепесток поэтому был даже не в центре... м-м-м... розыскного прямоугольника.
   - Есть! - прошипел Келдаз, увидев знакомый стерженёк, раскрывшийся из-под маскировочного камня.
   - Так, парни, приготовились! И чтоб никакого героизма! - парни переглянулись. Вооружены были все, Келдаз - парой мечей, у Ниэллона с Аккором в руках были копья со щитами. - Нил, будь готов перехватить командование. По мне, так самый простой путь отхода - прыгаем вниз и там - в реку. Одежда на всех лёгкая, на дно не утянет. Снесёт, но дальше где-нибудь выберемся. Внизу прямо под нами - песочек, и до него всего-то четыре сажени. На полигонах подобное проходили не раз. Даже я, я тяжелее всех вас, почти наверняка обойдусь без вывихов-растяжений. А подняться потом... Переждём и здесь же поднимемся. Если прыгать не понадобится, если на нас никто не бросится, учтите - там темнота. Ждёте приказа. Буде всё спокойно - я первый, вы за мной. Поначалу на два-три шага, не больше! Ждём, чтоб глаза привыкли, осматриваемся. Но вперёд меня - ни при каком варианте - ни шагу! Даже если там - гора золота! Особенно, если гора золота. Повторяю, это не комнатка во дворце, которую слуги прежних заманались убирать и прикрыли, чтоб с глаз долой. Кто здесь, что прятал, и как он это прикрывал - совсем другой уровень. Кел, ты меня понял?
   - А, четверть той горы золотишка всё равно уже моя. Я спокоен! Вон, смотри, даже руки от жадности не трясутся! - ухмыляясь, выставил вперёд свои ладони с вытянутыми пальцами норт.
   - И не толпитесь около меня. Обычно дверь - в аршине слева от ключа. Шириною - от сажени. И, думаю, откроется она вверх, - и сам удивился на последнюю свою фразу: обычно двери втягивались в левую же часть стены.
   Парни отреагировали немедленно: кор протиснулся за его правое плечо и сделал ещё один шаг, чтоб не мешать, а Нил с Келом ушли на пару саженей влево. Глянули, присматривая, куда в случае чего сигать вниз. Преграждать путь чему бы то ни было из открываемой пещеры никто не собирался.
   - Готов, - произнёс Аккор и опёрся о копьё.
   - Готовы, - переглянувшись с Келдазом, и поплотнее прикрывшись щитом, подтвердил Ниэллон.
   - Открываю!
   И Луфгегл кулаком вогнал стержень внутрь. Да, интуиция сработала верно - те две сажени камней, которые выглядели, как вся остальная скала - поползли вверх.
  
   Отбытие к Минеевке королевы наметили на семь утра. Цель - найти мальчишек, поэтому желательным было повторить образ их действий. Царственные супруги поход своих жён одобрили. Судя по всему, они просто пожали плечами: парни набрали припасов и свалили на выходные? И что? Маменьки волнуются? Ну, пусть просвежатся... А бриллиантом больше, тремя - меньше...
   Его величество Гилберт I, тот вообще, как ожидалось, на утро оказался недоступен. Накануне он около трёх тысяч золотых проиграл Леалону, сумел остановиться и... Около пяти сотен из того золота - месячная зарплата преподавателя Университета, между прочим! - тут же были потрачены на цветы: "купальщицы" отказались плескаться в холодном шампанском, им загорелось "окунуться в море роз"... Купили бы и больше, но время - после полуночи, рынок был почти пуст. Бутоны обламывали, лепестки обрывали полтора десятка гвардейцев охраны.
   Нет, она-то давно притерпелась к любовницам мужа, однако... Однако, как отреагирует на изыски с проститутками Лиссата? Как бы опять не потребовалась помощь Арлии.
   Принцессы попросились за компанию с мамочками. Молот был по-прежнему светел, в особенные неприятности Клериссе, да и остальным, не верилось - их взяли. А Веккатту персонально пригласила Шитона. "Захотела приглядеться к необычной девочке?" - сначала подумала Клер, но потом... Потом она поймала себя на том, что согласие девчонки восприняла с облегчением. "Интуиция балуется? - почти насторожилась королева. - И у Шитоны?". Сама девочка спокойной не была... Словно чего-то не договаривала... Кстати, вчера никаких пропусков девчонке, чтобы добраться до ЦеСа, вчера ей не понадобилось...
   Веккатта не говорила о том, что активированный и разблокированный молот, больше не указывал на ближайший потаённый проход, он не указывал и на Тиренгу. Он твёрдо указывал на неведомо куда-то на юг - и вчера вечером, и сегодняшним утром, в одну и ту же точку. Но ни одна карта вдоль этой линии не давала и намёка - на что.
   У яхт-клуба они были в половине десятого, им подтвердили, что мальчишки вчера ушли по тропе к верховьям Тиренги, королевы отказались от дополнительного сопровождения - без десятка гвардейцев личной охраны Гилберт своей короле давным-давно запретил удаляться и на шаг от дворца! а ещё какие-то зачем? - и двинулись на подъём. В четверть одиннадцатого вышли к последнему лагерю сыновей. Никого. Неподалёку гуляют стреноженные лошади. Сваленные мешки - пусты. На видном месте, на широком пне - придавленная камнем тетрадь. На обложке нагтилински-готическим шрифтом выписано: "Дневник похода".
   С молчаливого согласия всех его подняла Агвелта, раскрыла. Прочитала на первой странице: "Цель похода - обследование потаённой пещеры прежних. Предполагаемое расположение - на уступе склона Раскоряченного ущелья, где мы из него поднялись неделю назад...". Перелистала. Прочитала ещё: "Спуск и проверку начнём в 11-00. Цель - предварительный осмотр". Развернула тетрадь пошире и показала её остальным. Это была последняя запись.
   Где место спуска, гадать не приходилось: верёвочная, тщательно укреплённая, лестница делала его очевидным.
   - Я гляну, - проговорила Шитона и направилась к ней.
   - Не натопчи, - предупредила Агвелта, но степная воительница только углом рта дёрнула.
   Нет, она даже с лестницы сходить не стала:
   - Двое стояли вот здесь, а двое отошли - вон туда, - она подняла камешек и швырнула на до сих пор видное вытоптанное место. - А потом их не стало. И они не прыгнули вниз - там следов не видать. Я поднимаюсь.
   Поднялась.
   - Ну?
   - Всё достаточно очевидно: они вошли.
   - Идём и мы?
   - Мы же хотим их найти? - повторила для всех свою внутреннюю аргументацию Клерисса, - Вот и давайте, след в след, шаг в шаг. Они пошли в одиннадцать. А нам - как раз время перекусить.
   - Согласна, - первой поддержала Агвелта.
   - Согласна.
   -... Согласна, - смирилась и Шитона. И обратилась к нагтилиние: - Сколько тебе надо будет времени, чтобы открыть?
   - Уже открытую калитку? Подойти и войти. Если они не захлопнули её за собой. Тогда долго. Час. День. Год.
   - Последнего не хотелось бы...
  
   Перекусить - это не хлопотно. Из сопровождения никаких поваров при них не было - стандартный десяток гвардейцев... Клерисса обошлась бы и без этих, но одним из следствий пресловутого "матерного рейда" было даденное ею слово мужу, что без сопровождения больше ни на шаг. Мальчиков она подбирала лично, а инструктировал их лично Гилберт, инструктировал, что их дело - охрана. Не увеселение высокородных дам, не их обслуживание - охрана! Вот и сейчас они уже распределились по периметру и растворились на местности.
   А дамы... Девочки занялись лошадьми, Шитона яростно крошила ножом овощи на салат, Акнаккора выставляла рыбу: маринад, засолка и, судя по всему - запечённая! Сейчас на костре чуть разогреет и... пальчики оближешь!
   Сама королева Эллезии занялась кофе... Королева Корлэнда, скользнув по упаковке взглядом и только головой качнула... Ещё бы, на пикничке откушать настоящий Люстак! Его в год производится всего три-пять тысяч фунтов, так что цена их завтрака на траве до сотни золотых сразу подскочила!
   Конечно, Империя пыталась сорвать монополию на него Эллезии. Мюсангов - крысы такие, м-м-м... через пищеварительный тракт которых проводятся зёрна, чтоб убить излишнюю горечь и придать тот незабываемый оттенок вкуса - так вот их похищали, неоднократно... Корсары, конечно... Хоть за это ещё чуть более столетия тому назад полагалась смертная казнь даже... Но как ты похитишь гору Айвори, на которой растёт этот сорт кофе? Как разведёшь окрестные джунгли, без которых у мюсангов не выживает уже их четвёртое поколение? Есть у имперцев "сухое треульское", вот и пусть радуются, а про кофе и не рыпаются. Правда, ещё у них есть чай. "Империя Маккабари", например.
   Агвелта себе места за расстеленной скатертью находить не стала. Она опять подошла к верёвочной лестнице. Шитона успела предвкушающе ухмыльнуться: не с такой задницей альпинизмом заниматься! - но королева нагтилинов с неожиданным проворством соскользнула вниз. "Не тебе, степнячка, учить меня горному делу!" Конечно, времена, когда она спокойно висела на пальцах - на пальцах, уцепившихся в расщелины! - эти времена прошли... Наверное... Но при скалолазании больше неудобств доставляли те выпуклости, которые спереди... "Которых королеве-воительнице несколько не хватает", - ухмыльнулась Агвелта.
   Спустилась. Огляделась. Да, всё достаточно очевидно. Конечно, если знать, на что смотреть, если знать, что смотреть - надо... А так, и она бы прошла и ничего не заметила бы. Как сын уже много раз проплывал мимо... Но тут поднялся, уткнулся, видно, носом и, наверное, поначалу и сам себе не поверил.
   Что же там может быть? Посреди леса, посреди горы?
   Ключ, конечно, он вот... Сейчас капельку крови и... Она вскинула голову. Сверху на неё смотрела девочка-библиотекарша. Которая в своём дворце сама нашла потаённые книжные хранилища. Что ж... Агвелта улыбнулась ей, и у неё на глазах ножом проколола ладонь, пальцем промокнула выступившую густую красную каплю и втёрла её в прикрывающий ключ лепесток. Выждала пару мгновений и откинула его. Опять посмотрела на девочку, слизнула кровь и прижала палец ко рту: "Тс-с-с!". И опять улыбнулась, когда девочка как-то судорожно кивнула. Точно! Катти о значении магии крови для запоров прежних знала.
   - И что там? - встретили её наверху.
   - Осталось войти. Только вот я подумала...
   - Ох, уж эти мне кладоискатели! - хмыкнула Шитона.
   - Я думаю, наши сыновья об этом уже этом передумали и договорились, - пожала плечами Клерисса.
   - Да чего, там, они обдумывали, - засмеялась Акнаккора, - всем всё поровну, да и всё!
   - Подтверждаем? - подняла глаза на местную королеву королева потомственных кладоискателей.
   - Да, - сухо ответила та.
   Да уж, одно дело делить, не глядя, хабар чужедальной враждебной страны, а вот отдавать три четверти чего-то своего... Э, брось ты! Мальчишки сейчас на равных делят опасности!
   - Кофе готов, - закрывая переговоры, сказала она.
   - До одиннадцати полчаса. Как раз на перекусить!
   Ещё они успели переговорить о цели первого посещения:
   - Только разведка! - потребовала Агвелта. - Заглядываем, осматриваемся и уходим! Даже если там клетка, и в ней мальчишки - говорим им: "Ждите!" и уходим. Обсуждаем увиденное и принимаем решение.
   - Согласна, - кивнула Акнаккора.
   - Согласна, - вздохнула Клерисса.
   Кажется, вздохнул с облегчением и командир десятка их охраны.
  
   Когда они пошли к спуску, капитан подозвал одного из гвардейцев, молоденького, но сержанта уже, вроде бы, и двинулся следом. Клерисса попробовала нахмурить бровки, но тот бестрепетно встретил её взгляд:
   - Не обсуждается!
   - Вперёд меня на шаг вылезешь, - предупредила его Агвелта, - удавлю!
   - Она сможет, - предупредила его улыбку его королева.
   - Я в курсе, - не улыбнулся он.
   Во время Войны падающих листьев при штурме королевского дворца нагтилинов погибло четырнадцать нападавших. Да какой там штурм - разграбление больше... Которое не очень уж поспешило прекратить командование вектов. Из тех четырнадцати пятеро были задушены. У троих из них были обнаружены расстёгнутые и/или приспущенные штаны.
   Специально на захват королевской семьи нацеливались несколько спец-отрядов с планами дворца, с отмеченными на них личными апартаментами королевской семьи. Не преуспел ни один. Королева с ближним окружением сдалась, лично сдалась непосредственно молодому командиру штурмующего полка - тому самому, уже успевшему прославиться, полковнику Аатониклу. Женщины просто вошли в его штаб, который он устроил в зале понарядней, вошли в дверь, которую впопыхах никто не заметил, и никто не охранял, которая, и как дверь-то, не выглядела! - и сдались. А потом получилось так, что доклад о жертвах боя он принимал при ней. Так вот её реплику: "Пятеро? Не четверо?!" - и выражение её лица при этом запомнилось многими.
   Принцесс вниз не пустили, а библиотекарша... К удивлению Агвелты, на неё никто не обращал внимания, никто не пытался ей даже слова сказать! Она словно была невидима. Нет, непоняток перед рискованным мероприятием кладоискательница не принимала! Мало ли, а вдруг и в самом деле какая-нибудь неконтролируемая магия? Она взглядом указала на девочку Клериссе. Но та только покачала головой: "Вижу. Пусть будет". Однако...
   - Пожелания? - обратилась ко всем Клерисса.
   - Повторяю: я иду первой!
   - Леди! Я очень надеюсь на ваше королевское благоразумие! - подал голос капитан и обратился к Агвелте. - При малейшей угрозе прекращайте рейд! - следом перевёл взгляд на Шитону: - Ни в коем случае не пытайтесь чему бы то там ни было "противостоять"! В любом варианте агрессии только одна тактика - немедленное отступление! Дальше тогда будет работа для специально-подготовленного подразделения. Или подразделений, - следом он перевёл взгляд на замершую рядом с королевой нагтилинов Катти и... И отвёл его. Переглянулся с другим гвардейцем: - Мы готовы. Открывайте.
   Она ещё раз вслушалась в себя. Нет, тёмного отчаяния от предчувствия близкой катастрофы... которое ей так запомнилось во время всей той, богами проклятой войны! - не было, его не было. Был нормальный, обычно предвещающий победу, азарт. Что ж... Она пригладила рыжие пружинки волос прижавшейся к ней девочки, чуть сжала её худое плечико, и кулаком вбила стержень нитрониума в стену. И стена в шаге от неё заскользила вверх.
   9. Пещера
  
  
   Стена в полусажени от него с плавной стремительностью поползла вверх. Луфгегл на всякий случай ещё раз выкрикнул:
   - Стоим!
   Впрочем, парни и так стояли.
   - Кел, отконтролируй!
   Шанс, что стена начнёт втягиваться в левую стенку был всё-таки существенным, тогда бы он, что внутри, увидел бы первым, но теперь... Норт был самым проворным, самым быстрым из них.
   И тот всё понял правильно: упал на площадку, прижался головой к земле, заглянул...
   - Темно. Ничего не вижу. Никакого движения - тоже!
   В темноте сам нагтилин рассмотрел бы больше, но любое движение норт заметит раньше. Даже в полной тьме. Проверено.
   - Стоим!
   Стена поднималась, нестерпимо хотелось пригнутся, присесть, заглянуть... И потерять позу готовности! Готовности к отпору, готовности к отступлению.
   - Стоим!
   - Движения нет!
   Ещё судорожный вздох...
   - Ох, парни!.. - в голосе Келдаза зазвенели горы золота, засверкали груды бриллиантов, заблестели переливы сокровищниц легендарных драконов.
   - Стоим!! - заорал Ниэллон.
   "Вовремя!" - признал Луф. Он сам чуть не присел, чтоб посмотреть, что же там такое...
   А ещё через мгновение стена поднялась выше его глаз, и он увидел...
  
   - Замерли! - одновременно выкрикнули все четыре королевы и капитан.
   Потому что устоять было трудно. Нет, в открывшейся пещере не мерцали драгоценные камни, не было в ней и клетки с мальчишками, это был стандартный стационарный пункт телепортации прежних. Таких на весь мир было известно семь штук. Все - в Империи. Шесть - в трёх главных её городах. Связывающих их. Скрепляющие воедино гигантскую Империю! Седьмой стоял в чистом поле. Был активен, но не работал. Имперские маги уже второе тысячелетие пытались заставить его начать переброску - бесполезно! Наиболее вероятной считалась версия, что где-то разрушен парный с ним телепорт. Хотя при известных - двух! - случаях разрушений телепортов (оба во время восстания красных платков: крестьяне так пытались не допустить подхода подкреплений от Императора) - и вторые, парные с ними, просто гасли...
   - Смотрим! - тут же напомнила следующий пункт их расписания нагтилиния. - Внимательно смотрим!
   Смотреть было на что. Уж больно непривычно было всё тут.
   Непривычна мебель - легкая прочная, удобная... неподдающаяся магическому копированию! Сам процесс телепортации скопировать хоть как-то удалось, а материал вон тех кресел - нет! Например, из-за того, что стоило отсоединить, отбить, отрезать хоть крошку от них - и всё изделие рассыпалось в труху! От которой, если вынести её на солнце, спустя пару часов на земле оставалось только влажное пятно... Быстро высыхающее.
   Непривычно освещение - ни у кого до сих пор не получалось сделать магический источник, который бы давал свет, настолько похожий на солнечный. Под ним даже загорать можно было! При том, что он был холодным.
   Непривычной была законченность, абсолютная аккуратность помещения, его строгая роскошь - фреска, изображающая бесконечный лесной пейзаж, на одной стене, скульптура любующейся собой в зеркале девушки, в нише другой. Не из золота - мраморная.
   А уж сам сфероид телепорта... "Дымный сумрак полнолуний" - описывал его древний знаменитый поэт... "Мощный, - отметила Агвелта. - Тоже, как имперские, целую армию пропустить сможет. Четверо одновременно запросто пройдут."
   А уж артефактная группа управления... Над ажурным столиком у ажурного кресла мерцали голубоватым светом, меняясь... два иероглифа?.. два знака?.. две буквы. Левая чаще, правая гораздо реже... Но каждый раз, когда она менялась, раздавался мягкий звон. А рядом ещё два значка непрерывно горели тревожным жёлтым цветом...
   Самым обычным во всём этом выглядел дезактивированный металлический голем. Вот только металл его был не сталью. Страж? На активацию подобных у людей уходит почти минута. За сколько сможет выйти на рабочий - на боевой! - режим этот?
   Всё. Для начала хватит. Надо уходить. Она взглянула на остальных - порядок, никто через порог не переступил.
   - Внимание! Приготовьтесь, сейчас закрываю...
   Она ещё раз бросила взгляд внутрь, и тут тот значок, который менялся всех реже вообще погас, второй изменил цвет на нестерпимо-жёлтый, и в такт с его изменениями зазвучали тревожные, раздражающие слух звуки...
   - Закрывай! - раздался вопль одновременно из нескольких глоток.
   И ещё она успела услышать голосок библиотекарши, выкрикнувшей что-то невразумительное.
   И хлопнула ладонью по впадине, в которой укрылся ключ. И сверху рухнула стена перекрытия, подняв пыль, подняв грохот... Девчонка вцепилась в её поясницу. Раздался вскрик... Ох, не предупредила... Нет, королевы устояли, назад отпрянул гвардеец, сержант тот самый... Достанется теперь ему от капитана! Уступ их был не слишком широким, так что парень, шагнув назад, не удержался, сорвался вниз... Хорошо хоть, что нормально оттренирован - в последний момент успел оттолкнуться и не покатился по склону, а, сгруппировавшись, приземлился на песок отмели. Вполне благополучно, кажется.
   - Поднимайся! - рыкнул ему его командир. - Оглядись уж заодно там... Ножку только не сломай! И поднимайся.
   - Поднимаемся, - сказала и она.
  
   - Итак, что вы видели? - вопрос от её величества королевы Эллезии Клериссы вроде бы предназначался всем, но все три коронованные особы повернулись к гвардейцам.
   И капитан вдруг понял, что все эти три венценосные стервы подсчитывают сейчас, чего будет им стоить "стереть" - прикончить, если без профессионального сленга, всех одиннадцать гвардейцев. Потому что работающий телепорт - это секретность даже не пресловутого первого уровня... А если к тому же он ведёт в Империю... Это королевский уровень, а ни в одном из их десятка нет ни капли королевской крови!
   - Мы все прошли тройной контроль - Ваш, короля и Имерния Тредиса, - сглотнул он.
   - Теперь мало, - покачала головой Агвелта.
   - И вас так много, - нехорошо посмотрела Акнаккора.
   - Клятву... Я готов дать клятву на крови, - выдохнул он.
   - За всех? - сухо поинтересовалась Клерисса.
   Капитан замолчал...
   - Я готов дать клятву на крови, - выдохнул и второй гвардеец.
   - Умный мальчик, - пробормотала королева. - Я учту ваши решения, - и отвернулась от них.
   - Что мы видели - и так понятно, - Агвелта тоже отвернулась от гвардейцев.
   "Светлые небеса! Она, кажется, жалеет, что ей не дадут всё-таки передушить всех нас! - поёжился гвардеец. Тут пригасила кровожадную ухмылку и королева степей. - А эта?.. Нет, эта бы не голыми руками, эта бы нас - своим кинжалом, обоих в два движения, только бы сталь взвизгнула - раз-раз..."
   - Мама, а что там? - не вытерпела принцесса.
   - Мерцающий телепорт.
   - Правда?!
   - Ой!
   И обе девчонки скользнули взглядами по мужчинам.
   "Они же ещё дети!" - ужаснулся младший.
   "Принцессы", - покачал головой старший. И ещё он... Он сам был из обедневшей дворянской семьи, вырос в небольшом городке... И в человеколюбие детей не верил. Это годам к восемнадцати-двадцати в них вбивают, что убивать нельзя, а раньше... Им раньше просто сил не хватает!
   - А где выход? - отвернулась от гвардейцев двенадцатилетняя кроха.
   - Где парный с ним - уже знает, я думаю, твой брат. И нам надо понять, чего ради, он туда полез.
   - Так, что они ушли через телепорт сомнения у кого-нибудь есть?
   - Я внизу просмотрел - убедился: никаких лишних следов нет, - напомнил о себе сержант, - И дождей неделю не было. Этой ночью - тоже. Сверху мальчишки не прыгали. Только лестницу укрепили и всё. К воде никто не приближался вообще.
   "Надо же... А он не полная бестолочь, что ли?" - мысленно удивилась одна королева.
   "Ну, тройной отбор всё-таки", - мысленно хмыкнула другая.
   "Четвертной. Его ещё и капитан выбрал".
   "К делу, девочки, к делу!"
   - Принимается. Пункт второй: могли ли они уйти в телепорт... м-м-м... добровольно? Никка?
   - Вы меня из-за Келдаза спрашиваете, да? - насупилась девица.
   - Да, - спокойно подтвердила Клерисса.
   - Говори, девочка, - без особой теплоты в голосе потребовала Шитона.
   "Говори, во что ты моего сына превратила!" - почти послышалось Никкоре.
   - Нет! - чуть резче, чем хотелось ей ответила принцесса. - Будь он один - полез бы обязательно. А с остальными - нет. Луф бы стеной встал, а Нил его тут же поддержал.
   - А Аккор? - заинтересовалась королева коров.
   - Брат... Он бы тоже. Он бы сказал, что нужно всё обсчитать и, - она чуть поморщилась: - и выработать стратегию.
   - И?
   - А стратегически - это королевское решение. Брат бы начал думать, как обеспечить своё, а значит - их общее! - участие в первой разведывательной группе. И, почти наверняка, придумал бы!
   - Ваши величества, - встрял капитан, - давайте и мы будем исходить из факта, что это -стратегия уровня короля.
   - Нет, - отмела его мнение королева Эллезии: - Мы исходим из факта, что мальчишки - незнамо где, с ними - незнамо что, и незнамо почему они не возвращаются!
   - И, по-моему, мы пришли к консенсусу, - добавила королева торговцев-корсаров, - что мальчишки ушли в телепорт, подталкиваемые враждебными обстоятельствами. Вопрос: мог ли этим обстоятельством стать тот голем?
  
   Да уж, это вам не задрипанные подсобки в их уцелевших коридорах их почти уцелевших домов! Это рабочее помещение прежних! Две с лишним тысячи лет прошло, а ни пылинки! И светильники горят, и пульт светится, и телепорт мерцает. А вон то кресло не отдам! Может, получится и столик в лабораторию перетащить, но кресло - уж точно! Не отдам.
   Луфгегл, как заворожённый, подошёл к рабочему месту, сел, откинулся... Чуть оттолкнулся ногами - кресло мягко на несколько пядей откатилось, остановилось... Знаки над столиком мерно менялись, воздух внутри был чист и полон свежестью... Фреска на стене раскрывала даль мирного пейзажа, скульптура в нише улыбалась над суетностью...
   "Вот бы где работать! Не перетаскивать по мелочи, а устроиться бы прямо здесь! - он даже вздохнул: - Нет... Телепорт. Здесь будет вечный проходной двор. Да и не позволят..."
   Но теперь он будет знать, к чему стремиться... Эх, привести бы сюда Верию Интелию. Чтоб она на всё это посмотрела, чтоб посидела здесь, вчувствовалась... А потом сделала ему бы так же! Мечты-мечты... Кто ж художницу сюда пустит? Это же работающий телепорт! Как же хорошо, что он никому ничего об этой пещере даже не намекнул: у посвящённых возникли бы проблемы...
   Луфгегл огляделся. Аккор, заглядывал в мраморное зеркальце, в которое любовалась собой мраморная девушка. Неужели скульптор прежних ещё и впечатал в него отражение?! Ниэллон стоял у самого сфероида телепорта и... Не мог отвести глаз? Перекрывал к нему доступ? Точно! Потому что не их это компетенция. Их - кончилась, когда они открыли дверь....
   Упс... Как же он это-то упустил! Вот уж действительно - ошарашило его! Келдаз стоял у дезактивированного металлического голема. И смотрел на него, как Акки на скульптуру, как Нил на сфероид, как он сам на рабочее место оператора. Оружие потому что...
   Нет, кресла он не отдаст - пусть мальчишки забирают и делят скульптуру (до остального им и дотронуться не дадут), а эту табуретку он заберёт прямо сегодня! Да прямо сейчас!
   - Всё, парни, всё! Уходим! Дальнейшее обсудим наверху.
   Он подхватил кресло - лёгонькое-то, как соломенное! - и двинулся к выходу.
   Его спасли их бесконечные драки в Сокхо. Услышав "Лу-уф!!" от Келдаза, он на голых рефлексах сразу отпрыгнул всторону, а не стал выяснять, что там да как... Ну, и расстояние... Все-таки сажений с дюжину до того голема было. Когда нагтилин развернулся, голем стоял на том месте у выхода, где только находился он сам. И тут же, отсекая их от свободы, вниз рухнула поднятая дверь, и что-то нестерпимо-жёлтое вспыхнуло у пульта! А в глазницах у голема зародилась и начала накапливаться красная тьма.
   ""Игла огня", - понял Луфгегл, - две секунды, и не увернёшься..."
   - Луф! Сюда! - заорал сзади Нил. - Уходим! Все!
   У Луфгегла хватило соображалки попытаться отвлечь внимание голема, швырнув в него то демоново кресло. Судя по тому, что в глазницах что-то вроде мигнуло - вроде вышло! И сразу, ещё раз развернувшись, он ринулся в дымный сфероид. И видел, что из своего конца комнаты туда же летел Аккор, а со своего - Келдаз.
   Снова две секунды! Раз и... Два!
  
   - Веккатта, - вдруг обратилась к ней королева Эллезии, и у той ухнуло сердце, - почему мне кажется, что ты очень хочешь нам что-то рассказать?
   "Всё, - девочка затравленно огляделась. - Врать "тёте Клер" невозможно. Да и бесполезно - я сейчас буду вся красная, как морковка!"
   - Мы, конечно, и сами разберёмся, - улыбнулась сидевшая напротив королева Корлэнда, - но время...
   - Вдруг для мальчиков оно критично? - не улыбнулась бешеная королева Нортирии.
   - И что такое ты крикнула там, внизу? - чуть пригладила ей плечо сидевшая рядом королева Техлора.
   И девочка решилась. Хотя ей вдруг почему-то отчаянно захотелось, чтоб у неё в руках сейчас оказался тот, два года назад подаренный королевой, чёрный диск с еле заметной чёрной же спиралью на нём.
   - Я скажу, но...- и она оглянулась на гвардейцев. - Но я не знаю требуемого уровня секретности...
   "Катти!" - молча воззрились они оба на неё.
   - Но не выше же телепорта! - хмыкнула одна её подружка-принцесса.
   - Действительно! - поддержала другая.
   - Не знаю! - упрямо повторила библиотекарша.
   - Говори, - решила Клерисса.
   - Я умею читать на языке прежних.
   - Что?! - изумились на три голоса чужие королевы.
   - И что? - не поняла королева своя и пожала плечами: - "Читать", я думаю, у нас все библиотекари могут.
   - Клер, погоди, - остановила её Агвелта, - Катти ещё что-то добавить хочет.
   - И я знаю значение четыреста пятнадцати слов.
   - Как?!
   - Я нашла детскую "Азбуку", детские учебники - математика, биология, астрология... С картинками. И потихоньку... Страница за страницей. Слово за словом.
   - В новых отделах хранилища?
   ""Маменька знает всё"", - вспомнила Катти.
   - Да.
   - Однако, познавательно это мы прогулялись... - пробормотала Акнаккора и непроизвольно оглянулась.
   Да тут оглядывайся не оглядывайся: солдаты не соперники трём королевам - двум магиням и воительнице, да вот все они три - не в соперники четвёртой. У которой наверняка уже давно что-то сплетено. Тогда срочно! С этой психованной королевой всё всегда срочно! Она покрепче прижала к себе дочку, перевернула и развернула ладонь. В ней лежал свиток мгновенной телепортации.
   Тут же скривился рот у Шитоны - она замедленно перевела взгляд на свою левую руку, шевельнувшись, стряхнула с неё вроде бы случайно прикрывавший её лоскут одежды - и стал виден ещё один свиток.
   - Какие мы все всё-таки одинаковые, - хмыкнула Агвелта и предъявила свой. - И червоточину свою не подсовывай - вышвырну.
   - Ладно, - длинно выдохнула Клерисса. - Извините, огорошило, растерялась и на рефлексы перешла.
   Она перевернула свою ладонь, дунула на неё, ещё раз дунула и с третьего раза развеяла облачко грязного тумана, над ней клубившегося.
   - А они? - кивнула на гвардейцев Шитона.
   "Что?! Опять?!.."
   - Я не могу их убить - я обещала Гилберту.
   - Давай я? - ухмыльнулась королева бандитов.
   - Нет. Это значит - обмануть.
   - Так ты ж и не соврёшь даже!
   - Мне врать ему можно. Нельзя - обманывать. Нет, - окончательно решила она. - И они прошли тройной отбор. И дадут клятву молчания на крови. Да и не виноваты, что, вот, вдруг въехали...
   "А что такое "червоточина"?" - вдруг остро заинтересовало капитана.
   - Так, процедурные вопросы обсудили, - хмыкнула королева торговцев. - Теперь переходим к сути. Катти, что ты рассмотрела в пещере и что успела выкрикнуть? Давай, девочка, отмирай! Всё обошлось.
   Всё-таки из-за неё сейчас никого не убьют, поняла маленькая библиотекарша. За себя-то она не боялась: только она, одна единственная, знала, что значат, знала перевод четыреста пятнадцати слов прежних. Она потянулась к своему рюкзачку, вытащила из него лист бумаги, дощечку подставки, пузырёк чернил, ручку со стальным пером - алхимики подарили. Занятая привычным ритуалом подготовке к работе, немного успокоилась.
   - Над столом постоянно горели цветом тревоги два вот этих символа, - она нарисовала их. - Первый обозначает вопросительность интонации. У прежних тон интонации задаётся в начале предложения. Второй... Это буква их дополнительного алфавита. Читают-пишут они на другом, а буквы этого используют в математике. Этой они обозначают число, равное отношению диаметра к длине окружности, нам оно известно, как...
   - Число ??
   - Да. Дальше было табло с двумя меняющимися знаками. Это - цифры. Это шёл обратный отсчет. Самые первые я пропустила, но думаю, он начинался от ста сорока трёх...
   - Было два знака! Две цифры, а "сто сорок три"...
   - Да. Но у них двенадцатеричная система счёта. И сто сорок три в ней - это две цифры. Вот такие - иллекка и иллекка.
   - Хм, не сообразила. До десяти досчитала - второй значок не изменился, и бросила, - покачала головой Никанора.
   - На последней дюжине они к тревожному свету подключили тревожные звуки.
   - Вовремя мы убрались.
   - Мы даже не вошли.
   - А мальчишки наверняка не удержались...
   - Рты раззявили, разбрелись...
   - Акки засмотрелся на скульптуру, Луф уселся за пульт, Кел заоблизывался на голема, а Нио... - мать Ниэлона покачала головой. - Нио уставился на сфероид и тихо балдел от перебора вариантов возможных перспектив.
   - А на последней тревожной дюжине отсчёта сначала задёргали головами: что это ещё?.. А потом кинулись, куда ближе.
   - И чтоб вместе.
   - И чтоб вместе... - тихо повторила Клерисса.
   - И вдолби это в свои рефлексы! - повысила голос Агвелта: - Наши сыновья - вместе! Сама же этого хотела! Значит, мы - тоже!
   - Ладно, девочки, ладно... Я же уже извинилась.
   - Засунь в задницу свои извинения! - забыла, чему её воспитывали королевские гувернёры, воровка. - Думаешь, я мглистую ржу не узнала?!
   - Так!.. - вспыхнула Клер, скосилась на несовершеннолетних девчонок и всё-таки закончила: - В мою столько не влезет, а в твою - так ты ж не пустишь.
   Захохотали все женщины одновременно. Девочки одновременно покраснели. А двое гвардейцев сделали вид, что их здесь нет, и почему-то понадеялись, что у них оно получилось. Обниматься Клерисса отправилась первой. Не с мужчинами, конечно.
   "Извращенка... - после совсем не сестринского объятия подумала Шитона. Про поведение Клериссы с подружками, когда девчонки были на первых курсах Университета и до самого её замужества, ходили довольно грязные сплетни, они с Регкареком, было время, очень даже поспособствовали их распространению, но вот... - Нет, очень близко подпускать её к себе всё-таки не следует, а то ещё..." - откровенную пошлятину на тему, что такого можно учинять с задницами, додумывать королева не стала.
   - Итак, Катти, крикнула ты, значит, цифру "три" на языке прежних. Да? И что? Что-нибудь успела заметить?
   - Да. Цифра "три" вспыхнула и вот здесь, - и она и прорисовала мелкий значок, как раз под крупным знаком вопроса.
   - Тоже голубенькая?
   - Да.
   - То есть, надо полагать, её приняли.
   - Да.
   - Что ж, тогда...
   - Есть проблема, - покачала головой девочка.
   - Озвучь?
   - Я не знаю, сколько цифр надо будет внести. А мне известны лишь только первые три - "3,14".
   - "Три-четырнадцать-пятнадцать-девяносто-два-и-шесть" - как стишок, прочитала тётя Клер.
   - Откуда?!
   - В уравнениях по воздушной магии число ? встречается регулярно. Хотя, казалось бы, откуда там диаметры какие-то да длины окружности?.. Конечно, для практического применения с излишком хватает и двух-трёх знаков, но чтоб повыделываться перед остальными... Восемь знаков тебе ж будет достаточно?
   - Но надо в двенадцатеричной системе!
   - И что? Три - что там, что там - три, а дробная часть...Ну, четырнадцать сотых, к примеру, перевести - четырнадцать так относятся к ста, как искомое к... Двенадцать на двенадцать... К ста сорока четырём. Пропорцию решишь?
   - Но восемь знаков - это же...
   - Да уж... двенадцать помножить на двенадцать семь... нет шесть раз подряд... Длинное число получится... Давай для начала ограничимся шестью цифрами, то есть пятью после запятой. Ты девочка аккуратная - справишься. Задействуй подруг. Работайте!
  
   У аккуратных девочек кропотливые расчеты, чтоб совпали результаты хотя бы двух независимых вычислений, заняло два с половиной часа. Женщины и искупаться успели, и поваляться на не обжигающем осеннем солнышке, и ещё раз перекусить...
   - Ну, хоть понятно теперь, почему у имперцев такие ограничения на время прохода телепорта, - сказала одна. - Ведь большинство купцов до сих пор считает, что это из их вредности да спеси, а они так и не сумели пройти начальный тест. Вот и заставляют всех укладываться в две минуты. Чтоб оставить двадцать четыре секунды себе в резерв. А кто не укладывается...
   Страшные слухи, что сотворяют с теми, кто не укладывается, ходили по всей Империи. Впрочем, косвенно угроза в договоре на прохождение портала была прописана тоже. А не хочешь - не иди. Вон, пожалуйста, караванная тропа на два месяца...
   - Мне теперь страшно и подумать, что они тест тот пройдут, - поёжилась другая.
   - Когда ты будешь принимать клятву? - сразу заинтересовалась третья.
   - Перед спуском.
   - И всё-таки я не понимаю, - настороженно оглядывая остальных, проговорила Агвелта.
   - Чего?
   - Почему все молчат о принцессах? Вы же не могли не заметить?..
   - Как воровато они переглянулись, когда девчонка призналась, что умеет читать? - ухмыльнулась королева-воин.
   Подняли глаза и королевы-матери.
   - Они что-то уже знали, но... - начала одна.
   - Но ни та, ни другая не была ни в чём уверена, - продолжила вторая - Да и... Никка... Я и так её испугала. Не хотелось давить ещё сильнее. А сейчас они между делом всё обговорят и позже выложат.
   - И всё-таки я требую... Я требую! - чуть повысила голос Агвелта. - В настоящее время мы имеем критическую ситуацию. И сокрытие информации недопустимо! Я не о том, что именно девчонки знают! А о том, что вы умолчали, что нечто им известно! - она чуть помолчала. - Надо же, чтоб мы хотя бы начинали доверять друг другу, наконец!
   - Мне ещё раз извиниться? - почти прошипела Клерисса.
   - Моя задница от этого не треснет! - сорвала весь пафос ухмыльнувшаяся нагтилиния.
   - Но обниматься так тесно после того вовсе будет не обязательно, - поддержала её хихиканье нортерра.
   - А мне понравилось... - уже под общий смех закончила корреса.
  
   - "3,184809", - показали девочки вычисленный результат приёмной комиссии.
   - Да... И ни одной незнакомой циферки, - улыбнулась Клерисса. - Изобрази всё это, как оно будет у них... - Катти быстро подрисовала ещё одну полоску знаков. - Прочитай! И начала тыкать по очереди в каждую циферку. Включая десятичную запятую. А после скомандовала: - Собираемся!
   - А вы куда?! - прикрикнула на поднявшихся принцесс Шитона.
   - Мама! - возмутилась Синнаэль.
   - Нет, девочка, нет. Сразу троих членов династии ставить под риск удара недопустимо.
   - Но...
   - Да, такова тяжёлая королевская доля. Если всё будет нормально, а я в этом убеждена! - на ту сторону сходишь, - и поправилась, улыбнувшись и другой насупившейся принцессе: - Сходите. Обещаю, - и обернулась к гвардейцам: - Капитан?
   - Ваши ожидания от предстоящего?
   - Открываем. Катти читает код допуска и, если он принимается... Если он не принимается - возвращаемся, думаем, решаем, что делать дальше. Если принимается - переходим на ту сторону.
   - А там? Что может быть там?
   - Может? - да что угодно. Но скорее всего - такая же комнатушка. С таким же выходом. С выходом, куда угодно. Первыми в те покои войдут Агвелта и Катти - осмотрятся. Если и там тревожная система включена - попробуют её нейтрализовать. По результату, следом идём мы, выходим, осматриваемся и решаем, что делать дальше.
   - В первом зале остаются двое наших, во втором зале будут ещё двое, ещё двое - выходят с нами наружу, двое - здесь. Мы с Торвиком, - кивнул он на сержанта, - сопровождаем первую партию. Всюду. Шаг в шаг. Ещё один остаётся на горячий резерв.
   - Принимается. Но сначала - клятва. Со всех вас - клятва. Проблемы ожидаются?
   - Да. С бароном Веллитарием.
   - Это который? - лениво поинтересовалась Шитона.
   - Самый невысокий.
   - А-а, тот, белобрысенький? Обратила внимание... Честолюбивый, должно быть, молодой человек...
   - Светлые волосы - это у них семейное. Честолюбие - тоже.
   - Тогда особых проблем быть не должно.
   - И не будет, - подтвердила за него его королева. - Зовите.
   Самый невысокий из гвардейцев был выше и Агвелты, и Акнаккоры, да и Клериссы, пожалуй. Ну уж, чуть ниже Шитоны. И волосы его были скорее русыми, чем светлыми, но, конечно, светлее обычных в Артоле, после того, как полтора тысячелетия назад были вырезаны напрочь гриды - через одного блондинистые. Да и все те, кто на них походил. Излишней курносостью, например.
   - Барон, - не стала рассусоливать перед ним королева, - фактом своего здесь присутствия вы стали обладателем секрета королевского уровня.
   - Здесь?!
   - Да. В связи с этим Мы вынуждены вспомнить пункт шесть договора, подписанного Вами при вступлении в гвардию и потребовать у Вас клятву молчания. Клятву на крови.
   - Что?!
   "Клятва на крови" - это магическая клятва. Впрочем, любая клятва - магический ритуал, призывающий кару богов на нарушителя, кару в будущем. Клятва на крови - взрывает кровь при её нарушении немедленно... И даёт принимающему её возможность знать о текущем состоянии клятвы, а значит, и о её носителе. И ещё существовало суеверие, что и влиять на него. И ещё существовало суеверие, что любая уже данная - провоцирует согласие на последующие, с каждым разом всё более тяжёлые по условиям.
   У разных народов Артола отношение к ней разное. У нортов - они довольно привычны. И "кровники" становились едва ли не членами семьи, а вот у коров требование оной - почти повод к персональному бунту.
   - Можно подробнее?! - почти взмолился молодой человек.
   - Любые подробности о тайнах подобного уровня возможны только после обеспечения мер соответствующей секретности, то есть - после клятвы.
   Барон растерянно оглянулся на окружающую его лесную поляну и вдруг прикипел взглядом к спускающейся вниз лестнице.
   "Быстро сообразил, однако".
   - Альтернатива?
   - Ваша немедленная изоляция здесь, вывод из рядов гвардии непосредственно после возвращения в Элистан, и незамедлительный перевод в армейский отдалённый, малочисленный гарнизон. Весьма отдалённый и очень малочисленный.
   - А не легче вам меня тут и закопать?!
   - Нет. Я связана обещанием мужу не наносить физического ущерба ни одному из членов отряда охраны.
   - Извините. Мне надо время. Обдумать.
   - Извинения приняты. Время на размышление выделяю. Одна минута. Капитан!
   Капитан отреагировал тут же. Рядом с костерком стояли цилиндрики песочных часов: женщины хвастались друг перед другом, заваривая согласно экзотическим сигнатурам экзотические сорта чая. Он подошёл и акцентированно перевернул меньший из них.
   - Время истекло, - через минуту отрапортовал он.
   - Могу я сам выбрать носителя моей клятвы? - тут же вопросил его подчинённый.
   - Да. Только учтите, барон, что из присутствующих ваш командир - будет давать ту же клятву, а влияние перекрёстных связей мало предсказуемо.
   - Благодарю. Я в курсе. Перекрёстных связей не будет.
   Он повернулся и направился к девчонкам.
   "Аристократ! Только б повыпендриваться. Какая разница, взрослая королева или юная её дочь?! И у той, и у другой будут ещё сотни поводов стребовать следующую клятву!" - подумала Акнаккора, глядя, как барон перешел на церемониальный шаг.
   Принцессы - обе! - поднялись.
   "О, а точно: у чужой принцессы шансов на рецидив будет поменьше. Надо же, дочка сообразила быстрее меня, - покачала головой чужая королева. - Но ставить ему себя в зависимость от иностранцев... Может, помешать карьере..."
   Но барон замер перед своей библиотекаршей. Она недоумённо встала.
   - Эйдежь Веккатта, разрешите просить Вас о чести хранить мою клятву молчания!
   "Ничего ж себе..."
   - Но...
   - Эйдежь Веккатта, я присоединяюсь к просьбе барона Веллитария - то есть, прошу принять его клятву на крови. И не только его, а также и остальных членов отряда, - возвестила королева Эллезии.
   "А вот это логично: чтобы весь данный блок контролировать через только одного носителя!"
   - Но... Я же не эйдежь, я даже ещё не метресса!
   - Девочка, - не выдержала и вслух откомментировала Акнаккора: - "эйдежь" - это та, которую так называет королева, - и, усмехнувшись, добавила: - И до тех пор, пока она её так называет!
   - Я... - опять начала девчонка, но тут до её ушей дошло, наконец, шипение слева и справа от подружек. - Я почитаю это высокой честью, Ваше Величество, - ответила она и склонилась в реверансе.
   "Умеет же!"
   "Умеет! Мы научили!"
   - А что касается Вас, барон... - улыбнулась ему его королева: - То, что Вы в кратчайшие сроки при стеснённых обстоятельствах умеете находить неочевидное решение, мы запомним.
  
   Мальчишки после прыжка рассыпались во все стороны от туманного сфероида и завертели головами. Ниэлон вложил меч в ножны первым. Остальные последовали его примеру. Непосредственная угроза не проглядывала. Последним вложил свои клинки норт. Ножны у него были укреплены по бокам рюкзака - не одну неделю с Луфгеглом голову ломали, придумывая, как приспособиться.
   Комната была точно такая же: такое же арочное перекрытие, такое же спокойное освещение, такой же пульт, над которым мерцали знаки, похожие на знаки над предыдущим пультом. Только фреска изображала не бесконечный лес, а бесконечное море. Да в нише напротив не красовалась собой скульптура девушки, а читал объёмную книгу мраморный юноша. А рядом насторожённо замер деактивированный на данный момент металлический голем.
   - Луф, где выход? - почти прошептал вект. - Срочно уходим!
   - И не трожь больше кресел, домовитый ты наш! - ехидно добавил норт.
   "Так это я, спровоцировав, разбудил охранника?!" - неприятно поразился на себя нагтилин.
   - Всё потом! Луф, выводи! - стараясь не повышать голос, опять потребовал Ниэллон. - И никто ничего не касается! Ничего! И на цыпочках!
   "Да запросто!"
   Изнутри прежние никогда ничего не прятали, запоры у них находились в одних и тех же местах и выглядели приблизительно одинаково. А здесь, к тому же, прямо над выходом светилась выведенная крупными знаками какая-то надпись.
   "Там тоже была, - вспомнил Луфгегл. - И вроде, точно такая же."
   Он подошёл к чуть выступающей из стены рукоятке из нитрониума. Под ней приглашающе светилась вырисованная толстыми мазками, почти вылепленная голубая стрелка, указующая вниз.
   - Внимание! - протянул он к ней руку. - Готовность?
   - Кел, контролируй снизу!
   Келдаз тут же присел, почти лёг на пол.
   - Готов!
   - Акки, присматривай за големом.
   - Готов, - Аккор развернулся от предполагаемого выхода к нише с охранником.
   - Я - готов тоже.
   - Открываю!
   И Луфгегл вдавил рукоятку вниз.
   Мягкий звон предупреждающего гонга, и дверь со стремительной неспешностью поползла вверх.
   - Парни!.. - восторженно закричал снизу Келдаз. - Тут...
   - Кел, - оборвал его Ниэлон. - Контроль!
   - Чисто! Выхожу! - и он выкатился наружу. - Чисто!
   - Все - следом! И, Луф, захлопывай! Сразу!
   Нагтилин не стал даже осматриваться, чему, там, восторгался норт - он моментально развернулся к стене, нашёл пятно вдавленного ключа и, как только кор, не спускающий глаз с вроде бы не шевелящегося голема, спиной вперёд вышел за пределы портального зала, ударил по ключу кулаком! И с облегчением выдохнул, когда дверь рухнула вниз, отсекая их от ещё одного охранника прежних.
   - Сделано!
   А теперь можно и обернуться...
   - Ничего ж себе...
   - "Рюкзаки побольше" - ты как знал... - в изумлении схватился за лицо обычно сдержанный Аккор.
   А неистовый Келдаз, тот воздел обе руки кверху и просто заорал:
   - А-а-а!..
  
   У Клериссы в руке был листок с цифрами прежних, которые должны, вроде бы, высвечиваться при объявлении их Веккаттой, но она и глазом не косила в их сторону. Голубую подсветку библиотекарша назвала цветом согласия, и то, что появлялось под знаком вопроса - всё было небесных оттенков! Наибольшие споры у них вызвала десятичная запятая - называть её, пропускать? Девочка не знала... Доверились Агвелте, которая была убеждена - надо! Код допуска оказался "3,1848" - шесть знаков! Полудюжина! Включая явно обозначенный десятичный знак. То есть, у хозяев портала он, конечно, не десятичный...
   Сразу после того, как высветилась восьмёрка прежних, раздался мягкий звон, знак вопроса погас, обратный отсчет замер... А потом в воздух над пультом вывалилась целая простыня букв.
   - Катти?!
   - Что это?!
   - Не знаю. Но первое слово - "Здравствуйте!" - пролепетала девочка.
   - Ответь!
   - Тщиртлеккием!
   Ничего не изменилось.
   - Чёрти что... - пробормотала Агвелта. - Идём, что ли... - и, приобняв за плечи Веккатту, почти на цыпочках двинулась к мерцающему порталу. Но тут же оглянулась: - Капитан, сопровождайте, - почти шёпотом напомнила она Дартору о его обязанностях.
   - Торвик, за мной, - спохватившись, тоже шёпотом тут же скомандовал тот. - Эльтар, Веллитарий, Пеггиор, Старкл приготовьтесь. Галлорд, Ольсон, устраивайтесь. Будете ждать нас здесь.
   "Мои гвардейцы - железные люди", - подумала Клерисса, глядя как один из них тут же "устроился" - по-хозяйски положив руки на кресло. Королевы выйдут - он ведь ещё и покатается на нём! А второй подошёл к голему, достал из кармана носовой платок и деловито, по-хозяйски начал протирать у него то, что изображало голову...
   И тут...
   - Проходите! - выкрикнул ещё один "железный человек", наполовину высунувшийся из сфероида. - Здесь всё то же!
   Нет, она знала, что случаев, чтоб сфероид телепорта отрезал неосторожные головы, зафиксировано не было, но так верить в артефакторию прежних!
   Сам переход эмоций или экзотических ощущений не вызвал - всё-таки это вам не свиток неведомо какого "магистра", из которого, бывает, и без сознания вываливаются, у прежних всё отлажено и отрегулировано! Так, словно бы лёгкий тёплый ветерок сквозь тела, внутри тела...
   На той стороне, действительно - почти всё то же самое... И зал, и пульт, и такая же полоса непонятных знаков, синеющая над ним в воздухе... Разве что пейзаж на фреске - морской. Это намёк? Клер, на всякий случай пробормотала:
   - Тщиртлеккием...
   Но и здесь реакции на приветствие не последовало. Да и ладно. Она поспешила к Агвелте. Рядом с той девочка указывала рукой вверх и переводила надпись:
   - "Выход".
   А потом ткнула в ещё одну цепочку знаков:
   - А там в этом месте было Эллиетте...
   "У прежних название озера Эллитон!" - вспомнила Клерисса.
   -...А здесь... Вот это часть слова означает синий цвет, а вот это - побережье.
   - Прочитай.
   - Льиз яррулле.
   - Лазурный берег... - пробормотала морячка.
   - Открываю? - встретила подошедших королев нагтилиния.
   - Капитан?
   - На изготовку!
   Воины распределились вдоль всей стены. Двое поплотнее упёрли пяты копий в землю, двое отвели назад руки, приготовившись их метнуть.
   - Мы готовы.
   - Открывай!
   Дверь здесь тоже втягивалась вверх за те же три секунды. И...
   Сама она только протяжно вздохнула. Веккатта забила в ладоши. Мужчины мужественно сдержались. А королевы... "Как же теперь всё это делить-то?!" - стояло в широко-раскрытых королевских очах.
   Внизу, на берегу синего-синего моря раскинулся заброшенный город. Не разрушенный, не разграбленный, а просто давным-давно покинутый, на первый взгляд совершенно нетронутый -уцелевший с давних тысячелетий город прежних.
  
  
  
   10. Лазурный берег
  
   - Мы туда не пойдём, - покачал головой Ниэлон.
   - Почему?! - взвыл Келдаз.
   - Задача не нашего уровня, - согласился с вектом Аккор. - Слишком непредсказуемо, чересчур опасно.
   - Что?! Значит, подставим под опасность других?!
   - Да. Команду взрослых магов, в сопровождении отряда подготовленных воинов.
   - А мы кто? Маленькие?! Луф! - повернулся к нагтилину норт. - Нас хабара лишают, а ты молчишь!
   - Луф, объясни ему! - нерадостно повернулся к нагтилину вект.
   Но Луфгегл молчал.
   - Луф?!.. повернулся к нему и кор.
   Луфгегл опять смолчал.
   - Луф, - воспрял духом Келдаз, - да растолкуй ты им! А не поймут - бросаем жребий!
   Именно жребием решались в их компании неразрешимые вопросы, когда мнения делились пополам.
   - Нет, это мне растолкуйте - вы, - ни с кем не согласился нагтилин. - Аргументируйте. Нил?
   - Да просто! Прежде всего, мы, как взрослые мальчики - как нормальный разведотряд! - должны доставить информацию! Вы понимаете, что вы видите?! Хабар здесь не рюкзаками - караванами вывозить будут! Но для этого мы должны вернуться!
   - Сразу не получится, - покачал головой их главный проводник. - Тот охранник-голем... Он должен опять заснуть. Надо выждать.
   - Сколько?
   - А я знаю? Час. Сутки. Год.
   - Пожалуй первый вменяемый срок - сутки, - пробормотал Аккор.
   - Да! - тут же поддержал его Келдаз.
   - Похоже на то, - пожал плечами, соглашаясь с ними, и Луфгегл.
   - Что ж, принято, - согласился со всеми Ниэллон. - Но это не значит, что в появившееся у нас время мы попрёмся вниз! - опять махнул он в сторону светлеющих меж заросшей зелени зданий древнего города. - Акки, давай ты, а то я сейчас орать начну!
   - Повторю: слишком опасно. Мы только что прошли два помещения - столкнулись с двумя големами. От активированного смылись чудом. Сколько их там? - он тоже махнул рукой в сторону города. - Хочешь, вспомни тактические наставления: против одного голема - нашего голема, склепанного по образцу големов прежних, ну, не нашего, а имперского, конечно - который грубое подобие на самом деле тех, которые сейчас у нас за спиной! - чтоб хоть как-то на равных было, предлагается выставлять не менее взвода! С полноценной магической поддержкой! Хотя, как я понимаю, на деле всё строго наоборот: взвод отвлекает на себя голема, пока маги с ним пытаются справиться. А на равных - значит, в результате - будет уничтожен голем и ничего не останется от взвода. А вы же видели у первого - у "нашего" ещё и что-то вроде "иглы огня" активироваться начало!
   - Вот-вот, можешь вспомнить и свою любимую "Сагу прежних", - добавил принц Эллезии, - сколько там из отряда Веллетерия уцелело после их рейда в гробницу?.. То есть после прохода только в одно нетронутое строение! А там, - кивнул в сторону города, - таких сколько? - тыщща?! Две?! Пять?
   - Да мы аккуратненько! С краешку...
   - Луф, я не понимаю: тебе тоже объяснять надо? Ты-то что молчишь?!
   - Да я... - и Луфгегл сдался: - Я Сине подарок пообещал...
   - Чего?! - изумился её брат и повернулся к Келу. - А ты?! Ты ничего Никке не посулил?!
   - Стоп, не о том думаешь! - прервал его Аккор. - То есть девчонкам известно, куда мы направились?
   - Я намекнул.
   - Отлично! Значит, критическая информация не пропадёт в любом случае. А город... Парни, вы соображаете, какой это будет уровень секретности? Работающий телепорт плюс нетронутый город?! А мы уже всё знаем. И мы - совершеннолетние теперь! Так что нас ещё и командирами групп будут ставить! Но мы с самого начала должны доказать свою вменяемость.
   - Кстати, о секретности... - вдруг задумался Луфгегл и настороженно повернулся к Ниэллону. - И о том, что мы уже всё знаем, и что мы - ни капельки не векты...
   И остальные тоже вдруг повернулись к нему.
   - Парни! - возмутился он. А потом задумался, а потом очень серьёзно сказал: - Ваша гарантия - я. Вы мне верите? - и вытянул вперёд руку.
   - Да!
   - Да.
   - Да.
   И четыре ладони резко ударили друг по дружке.
   - А теперь, Акки, давай! Как нам за следующие сутки доказать свою вменяемость? И полезность! И компетентность!
   - Просто, - ответил Аккор.
  
   Мальчишек не было. Кругом пепла выделялось недавнее кострище, а на видном месте придавленный камешком лежал лист бумаги.
   - Всю задницу исполосую! - злобно пробормотала Шитона. - Вниз попёрлись - на всю жизнь запомнят!
   Но первой у листа оказалась Агвелта. Подняла.
   - "В исходном зале небрежностью разбудили голема. Пришлось отступать через телепорт. Во втором были аккуратнее. На само-дезактивацию первого голема решили дать не менее суток. В город не пойдём: решили, что опасно. Сходим на вершину - осмотримся сверху, куда попали. Там и переночуем. Контрольный срок возвращения - семь часов вечера воскресенья."
   Облегчённо выдохнула Акнаккора:
   - Мальчики-то повзрослели...
   - Да, - признала Шитона. - Поход наверх - им вполне по силам. Даже при наличии хищной живности. И будет очень познавательным, - и повернулась к Клериссе: - Эй! О чём опять задумалась? А ну, покажи руки!
   - О дурном, я задумалась, о дурном, - она помахала перед собой пустыми ладошками.
   - Совсем, как я, - следом пробормотала кладоискательница.
   - Ага, - в никуда согласилась корсарыня. - Нас же сюда, может, даже больше никогда и не пустят.
   - Почему никогда? - пожала плечами местная королева. - Нам через годик-другой, когда охрана даст добро, а короли с ними согласятся, может, даже что-то вроде торжественного приёма в каком-нибудь отремонтированном дворце, на день рождения, скажем, в качестве подарка устроят...
   - Девоньки... - оглядела подруг Шитона.
   - Охрана - вот. Лучшие. Нет, мужа я обманывать не собираюсь. За магической поддержкой нам ни к кому обращаться не потребуется. А в качестве проводника по диким землям, когда будем спускаться, кто может быть лучше тебя? Я ж слышала ты до свадьбы со своим Регкареком славно по степям погуляли?
   "Да", - ухмыльнулась Ши.
   Много, правда, помогло тому, что её принц тогда непосредственным наследником не числился. Ему, второму сыну, по традиции предстояло стать самым близким военноначальником брата, его главным маршалом, а значит, иметь абсолютный авторитет у нортских бузотёров. Вот ему на пару только с ней по пустошам шляться и дозволяли. Вот и остались они в живых...
   В ту проклятую зиму они ушли в очередной одиночный поход, а потом... Их нашёл посланник и, не подходя, издали прокричал весть об эпидемии серянки... И передал запрет отца на общение с кем-либо. Они три месяца провели на подножном корму. Когда вернулись, первые лекарства уже работали. И, заболев, они выжили.
   - ...И там, среди развалин прежних, кто будет компетентней Агвелты, а внутри зданий - Веккатты?
   - Ваше величество!.. - опомнился капитан. - Меня его величество убьёт!.. Да и остальные добавят...
   - Решать - не ваша ответственность, капитан. Девочки?..
   - Кажется, я начинаю тебя любить, - пробормотала Шитона. - А если потом муж отхлещет задницу мне - так что? В диковинку, что ли?!
   Остальные только засмеялись.
   - Да мы далеко и не полезем, - снизошла, чтоб успокоить главного гвардейца, его королева и подмигнула своей маленькой экспертессе: - Так, только с краешка пройдёмся, да? А вы... Капитан, обеспечьте отряд сопровождения!
   Сэр Дартор обеспечил. Оставив по всей цепочке только по одному стражнику, на каждую из особ женского пола достало сопровождать по отдельному гвардейцу. Да ещё и он сам. Клерисса только выразила пожелание, чтобы находчивый барон шёл с ними. Капитан капризу подопечной королевы внял.
   Контрольный срок на возврат решили установить в половине седьмого вечера, чтоб как раз к приходу мальчишек: час спускаться туда, полтора подниматься обратно, час - по городу, и час останется - в резерве. Акнаккора попросилась, чтоб в качестве цели, выйти на набережную, к морю - Агвелта быстренько прорисовала приблизительный маршрут: Катти с её помощью на листе побольше набросала нечто вроде вида сверху - скорее пейзажик, чем карту, но основные заметные здания в качестве ориентиров в той части города, видны на нем были отчётливо, и проходы к ним были обозначены тоже. Больше для последующего отчёта перед их мужьями, поняли женщины. Что Агвелта, увидев, уже всё запомнила - они выучили с прошлого раза.
   И ровно в два пополудни выступили.
  
   - Ну, смотрим! - скомандовал Келдаз, и мальчишки одновременно развернулись.
   При подъёме на вершину, при проходе по стране незнаемой, по территории возможного противника он привычно, ни у кого особо не спрашивая, взял на себя функции командира отряда, остальные, не споря, привычно с ним согласились. А выйдя на завершающий участок, норт, самодурствуя, приказал по сторонам до самого верха глазеть. И, как ни странно, оказался прав: на вершине нашлась обустроенная прежними смотровая площадка. (Потом они найдут даже пару уцелевших столбиков ограждения по её периметру.) Впрочем, о некоторой предстоящей цивилизованности намекала уже тропа, по спирали огибающая последний десятиметровый скальный выступ. Наверняка и вдоль неё две с половиной тысячи лет тому назад была выстроена ограда, но теперь от неё не осталось и следа.
   - Остров! - через пару вдохов резюмировал Луфгегл.
   Да, это был остров - тропический, как попугай, аккуратный, как ноготочки невесты, уютный на вид, словно маменькина комната в доме, в котором вырос...
   Город на побережье бухты - ровненькой, как циркулем обведённой, почти замкнутой голубой окружности - бликовал белыми стенами. Разрушений с такой высоты было не разглядеть, и он выглядел по-детски игрушечным; море переливалось оттенками синевы, джунгли выше баловалось нюансами зелени. Внизу нескончаемые годы безлюдья сумели зарастить деревьями дороги, но выше, там, где лесная полоса горы кончалась, сровнять их в обступающий хаос не получилось даже у двух тысячелетий. Отряд принцев поначалу не вышел на серпантин, но Луфгегл первым сообразил, что путь наверх у прежних наверняка был, и Келдаз быстро нашёл его. Подниматься сразу стало намного легче.
   - Смотрите, а там что? - указал рукой остроглазый норт.
   Мальчишки передвинулись к нему, присмотрелись... Если на южной стороне острова, на берегу круглой бухты, расположился брошенный город, то на северном склоне горы виднелись постройки другого плана...
   - Кажется, шахты, - пробормотал нагтилин. - Кажется, у них здесь был не только курортик...
   - То-то сюда такой мощный телепорт наладили.
   - Слушайте, а ведь проход в наш терминал только речка открыла... Что они тогда так мучились-то, по отноркам лазая?
   - Значит, наш вход - запасной. А для дела ещё один где-то есть. Надо будет сверху потщательнее пошуровать, - задумался Луф. - Или нет, лучше изнутри. Приглядеться, к примеру, к стенке с фреской. Маму бы вызвать...
   - Так, - оборвал его размышления Кел, - давайте хоть к шахтам тем сбегаем, а? Вон, видите, и дорога просматривается. Быстро получится. В срок уложимся.
   - Нет! - сразу отказал ему нагтилин. - Опасно ли в городе, бабушка ещё надвое сказала, но что на шахте наверняка постоянная охрана - это к гадалке не ходи! - норт только выругался, соглашаясь. - Так, не мешайте больше мне! Я эскиз карты набросаю.
   - Дороги пометь, - спустил стратегическое указание Аккор.
   - Будет он меня учить... - пробормотал нагтилин, снимая рюкзак и доставая из него складной стульчик, мольберт, письменные принадлежности.
   - Парни, смотрите, бараны! Ничего ж себе, целое стадо! А рога какие! Чую, не зря мы сюда всё-таки попёрлись... Такой череп над камином повесить!
   - Откуда у тебя камин?
   - С Ниараклой расплачусь - дом куплю. Как выплачу всё - мне охрененный кредит обещали. Куплю и повешу. Кто со мной?
   - Луф?
   - Валите, а то мешаете только.
   - Пошли. Его тут, на верхотуре, никто не достанет.
   - Крупные хищники, вроде бы, не отметились...
   - Вряд ли они вообще есть - если у прежних здесь было производство, то они всех излишне зубастых первым делом зачистили.
   - И не забывайте: вон то - ещё и курорт наверняка, а значит пикники, экскурсии...
   - Тогда тем более.
   - Да точно вам говорю: я в таких местах на себя "уши зайца" чисто на рефлексах вешаю - ни вчера вечером, ни сегодня с утра никто к нам с аппетитом не приценивался.
   - Луф, а сам-то как?
   - Да если не зверьё, то вы сейчас достанете!
   - Валим, парни, валим! - засмеялся Келдаз.
   - Печёнку только всю не умните, - вдогонку им буркнул Луфгегл. - Мне хоть немного оставьте.
   - Не боись...
  
   Путь вниз, к городу, оказался легче, чем ожидалось. И заслуга в том была сержанта Торвика. В месиве джунглей он аутентифицировал идущую вниз древнюю дорогу. Конечно, и она была где-то завалена сучьями, почти всюду оплетена сверху ветвями, и то тут, то там её пересекали плети лиан, но покрытие из спечённого базальта за всю эту немыслимую бездну лет удержалось, и идущим не было шанса провалиться по пояс в какую-нибудь нору, и не было бесконечных выматывающих овражков, буераков, холмиков, чтоб вверх-вниз, вверх-вниз... И два ручья, пересёкших их путь, преградой не стали: каменные мосты уцелели - перила кое-где обрушились, а перекрытие стояло незыблемо. Местные твари дорогу прежних заценили тоже - звериная тропа шла прямо о ней, огибая разве что не сгнившие ещё упавшие стволы и тут же возвращаясь опять к ней.
   Происшествий не случилось. Джунгли полнились жизнью: и летали мелкие птицы, и порхали огромные бабочки, и сверлили воздух прозрачные стрекозы; и любопытствующая стая мартышек, вереща и повизгивая, сопровождала их несколько сотен саженей, до тех пока кто-то из мужчин, не выдержав не запулил в них корягой - те заверещали и скрылись; и какие-то крики доносились издали, и чьё-то пенье экзотической мелодией тревожило душу...
   Веккатта вдруг увидела, как резко обернулась к морской королеве королева своя.
   - Захотелось посмотреть, что это за певец такой... - заобъяснялась та.
   "Да уж... - опять поразилась девочка: - Это тебе не школьница её дочь, ни звука при касте не было слышно, ни жеста - видно!"
   - Предупреждай следующий раз, - чуть расслабилась Клерисса. - Но меня ещё свербит что-то... Давно уже... Кто-то из вас?
   - Я, - тут же призналась Шитона. - "Заячье ухо" с самого начала выставила.
   - Но как?!
   - На вольных землях оно у меня на рефлекторном уровне без внешнего кастования включается. Какая ж ты сильная!.. Обычно не замечают.
   - И как?
   - Нормально. Никто живой к нам с гастрономическим интересом не приглядывается.
   "Точно! - вспомнила девочка описание этого заклинания. - Одно из охотничьих заклинаний. Точнее - антиохотничьих. Предостерегает об оной. Работает в фоновом режиме. Почти не потребляет ману."
   Клерисса опять повернулась к Акнаккоре:
   - А ты как? Разобрала?
   - Забавная птичка. Сама зеленоватая, чуть больше воробья, а хохолок и хвост - оранжевые.
   - Треккалле... - пискнула Катти.
   - Что?
   - Что ты сказала? - обернулись к ней остальные женщины.
   - Треккалле, - повторила девочка. - Певчая птичка тропических островов южного полушария. Попытки переселить на северное полушарие провалились.
   - Хочешь сказать, мы с другой стороны экватора? Кора?
   - Долгота местности приблизительно наша, - отозвалась морячка. - Полдень здесь был где-то в то же время, как и по нашим часам. А широта... Мальчики переночевали, звёзды видели, опишут - навскидку будет понятно. А пока... Нет, пока я противоречить Катти не буду. Нам южные острова неизвестны. Да и настолько далеко наши не заплывают - уж больно редки острова с северной стороны экватора в тропиках, чего ради? А карты, у тебя есть карты всего?
   - Нет, - виновато проговорила девочка. - Я составляю каталог. Полку за полкой. Последовательно. Было... Художественная литература. Детская. Биология. Очень большой раздел философии и математики. У них математика - непосредственная часть философии... А география - только по Таркару.
   - Методологически немного неправильно, - покачала головой Клерисса. - Что последовательно - это, конечно, хорошо. Но надо было включить и случайный поиск. Периодически, раз в день, раз в неделю брать и описывать первую попавшуюся книгу с любой наугад выбранной полки.
   - Я исправлюсь.
   - Думаю, тебе помогут.
   - Но я...
   - Никого не хочешь пускать? Не волнуйся. Уровень секретности у твоих знаний таков, что толпы не будет... Мы ещё подумаем. Мы очень хорошо всё продумаем.
   - Да, - пробормотала Агвелта, - может, всё обойдётся твоими подружками...
  
   Охота удалась. Бараны, кто такие люди, здесь давным-давно забыли. На Инеях или Канаидах стоило показаться человеку, их родичи сразу бы задали стрекоча, а на этом островке охотников разве что вплотную к себе не подпускали. Что ж, Келдаз засел в засаду, а Ниэллон с Аккором, появляясь по очереди то с одного края, то с другого аккуратно заставили стадо отступить прямо на него. А потом - бросок копья, баран, замекав, рухнул на камни, прочие прыснули всторону, Келдаз подскочил и ударом меча охоту закончил.
   Другие принцы бараньими черепами не соблазнились, а мяса и с одного местного архара на перекус для четырёх пацанов хватало с лихвой. Ниэллона поразило только, что печень никто зажаривать или хотя б обсмаливать как-то над костром не собирался. Ну ладно, Келдаз, он, вырезав её, откромсав себе порцию, перекинул остаток Аккору, а сам впился зубами в ещё кровоточащий кусок сырого мяса! Но ведь и принц коров никакой привередливости не выказал:
   - Ну-у... - протянул он. - Не печень акулы, конечно... Но на безрыбье и баран - каракатица! Нил, давай! Это я Луфу сохраню, - он отмахнул кинжалом шмат тёмного мяса. - А это - тебе! Ты ж уже совершеннолетний?
   - Мужчина должен любить окровавленное мясо, - авторитетно подтвердил давно половозрелый норт.
   Делать нечего. Стараясь не глядеть, стараясь не принюхиваться, Нил откусил... Хм... печень - она и не жаренная, оказывается, тоже печень! Горчит только больше.
   - Тёмные люди, - на верхотуре на стоянке откомментировал Луфгегл. - В молоке сначала надо вымочить. Горечь и уйдёт.
   - Э! некогда уже изысками заниматься. - прикрикнул на него Келдаз. - Трогать пора! Опоздаем к контрольному сроку, маменька не посмотрит, что город... да что там! - целый остров открыли! - наломает розог и, не отходя от портала, всех отхлещет.
   - Не, - покачал головой Ниэллон, - моя, чтоб кто-то меня тронул, не позволит - сама исполнит.
   Луфгегл с Аккором только переглянулись, их матери столь суровыми мерами лично не злоупотребляли. У них для этого дела экзекуторы специальные были.
  
   Город от джунглей отделяла стена. Четыре сажени в высоту, в локоть толщиной, она тянулась меж небольшими башенками строгим барьером... Нет, непреодолимым он уже не выглядел: с выросших рядом деревьев на ту сторону перекидывались ветви, и свешивались лианы... Вдоль неё строители когда-то выложили саженную отмостку, но её камень не устоял перед семенами, перед корнями, стебельками сначала невесомой травы, а потом и стволов неукротимых деревьев. А стена уцелела.
   Издали, сверху она, возведённая вокруг города, казалась сверкающе-белой. А вблизи... Было видно, что всякая краска растаяла, растворилась, смылась в потоке бесконечных годов, и мелкозернистая структура материала теперь явлена была наглядно. Но изобилие серых оттенков лишь подчеркивало, что стена держится! Одно слово - прежние!
   И древняя дорога упиралась прямо в древнюю преграду. Агвелта неподалеку от неё хотела, было, выдвинуться вперёд, но Клерисса покачала головой и, остановившись, притормозила всю команду, а потом кивнула оглянувшемуся капитану: давайте-давайте!
   - Торвик, Ольссон, вперёд! - скомандовал он. - Остальные - ждём! И всем - внимание!
   Двое шедших в арьергарде тут же развернулись, замерли; ещё двое на флангах тоже отвернулись от стены каждый в свою сторону; и чуть встряхнула кистями Клерисса.
   Сержант с Ольссоном не спеша подошли... Ничего не случилось. Он пятой копья ткнул в камень...
   - Глухо! - крикнул Ольссон и для убедительности пнул стену собственной пяткой.
   - Глухо, - подтвердил Торвик.
   - Агвелта?
   - Идём со мной, - предложила в ответ Клериссе нагтилиния.
   - Зачем?
   - Увидишь.
   - А мы?
   - Не хотелось бы... У меня есть моя маленькая секретная тайна. А она - кивнула нагтилиния на векту, - хозяйкой здесь всё-таки будет...
   - Принято! - первой согласилась нортерра.
   - Принято, - покачав головой, согласилась и коресса.
   - Итак?
   - Дартор, - повернулась к капитану гвардейцев Клерисса, - процесс открытия прохода секретен.
   - Да, ваше величество!
   - Но мы-то сейчас, идём его открывать.
   - Понял, ваше величество, - и тут же действием подтвердил, что понял: - Торвик, контролируешь тылы, остальные - за мной! Дистанция с королевами десять саженей, на их действия не глядеть! Ваше величество, перед открытием с вас запрос о готовности!
   - Есть, капитан, - хмыкнула его королева.
   - Излишней почтительностью он не страдает, - хмыкнула следом королева чужая.
   - Чтоб посмаковать почтительность, у меня имеются фрейлины. Идём. Рассказывай.
   - Твоя библиотекарша об этом секретике, судя по всему, осведомлена тоже, - по дороге к стене негромко произнесла кладоискательница: - Многие замки прежних открываются кровью. Но я не знаю, догадалась ли она, что кровь, кажется, становится ещё и меткой владельца.
   - Когда телепорт открывали, ты не сказала...
   - А потом потребовала с вас меры доверия. Считай, что это мой вклад.
   - Принято, - через паузу произнесла королева Эллезии.
   - И славно. Но ты - плохая актриса, так что не удивляйся.
   - Чему?
   - Поймёшь.
   - Пеггиор, Ольссон, - из-за их спин выкрикнул капитан, - ко мне! Бдим! - и давая пример, отвернулся от стены к лесу. Королеве и оглядываться не надо было, чтоб почти увидеть, как её гвардейцы лицами к лесу выстроили полукруг защиты.
   - Итак, дорога упирается прямо в стену, и это значит?..
   - Значит, это не стена, а ворота.
   - Ключ обычно справа, в аршине от двери, на высоте двух аршин. Прежние были предельно рациональными парнями - они прикрывались от животных и защищались от тупых дикарей, а не загадывали шарады умникам. Смотри сама, куда бы ключ воткнула ты?
   Две башенки здесь расположились гораздо ближе друг к другу, чем обычно, сразу по обеим сторонам дороги, явно намекая на привратные укрепления. Правая... Вот древний путник подходит, поднимает руку... Нет, ничего не понятно: неровные бугры, прорытые за эти бесконечные годы каплями дождей ложбинки...
   - Приложи руку, прощупай, - Клерисса послушалась, но всё равно... - Я помогу.
   И нагтилиния накрыла её ладонь своей... Незнакомая ладонь на твоей всегда, как... как от обезьянки какой... Придавив руку к шершавой стене, чужая женщина вдруг резко сдвинула её вниз.
   - Ой! - вскрикнула веката.
   - Извини-извини-извини!.. - повысила голос и Агвелта. - Как же я так... Вот же... - она тут же убрала свою ладонь, и Клерисса замахала своей. - Вот, а теперь, - перейдя почти на шёпот, добавила мадам конспирации, - весь тот участок кровью и обмажь. Молча! И неба ради, не пытайся что-нибудь изобразить.
   В ответ Клерисса только зашипела. Судя по одобрительной усмешке, это была требуемая реакция.
   "Ну, погоди... Мы ещё с тобой сочтёмся!" - и она опять начала оглаживать подозрительный участок.
   Клер, морщилась - каменные бугорки, задевая царапину, обжигали болью. И вдруг один из выступов... Он словно сделался мягче.
   - Ой, - опять отреагировала одна королева.
   - Ага, - улыбнулась другая. - Попробуй подцепить его.
   Так, аккуратненько, ноготком... В Империи у дам были в обычае длинные ногти - едва ли не с вершок каждый, но королева Эллезии до сих пор не пренебрегала исследованиями в алхимических лабораториях и не бросала поделок в артефакторных мастерских, так что демонстрация не приспособленных ни для какой работы рук при дворе была не в чести.
   Лепесток откинулся... А через мгновения поднявшийся стержень ключа из нитрониума, известный всем в Таркаре ещё из первых приключенческих книжек для подростков, чуть ли не из первых детских сказок с картинками.
   - Есть! - громко выкрикнула она. - Капитан, объявляю запрос на готовность! - повернулась она к нему.
   - Нам будет легче, если вы все будете вместе! - тут же отозвался он и повернулся к ней.
   - Девочки!
   - И необходимо унять кровь. Немедленно!
   - Исполняйте, - буркнула королева.
   - Торвик!
   В их отряде сержант был за медбрата. Медицинские наборы имелись у всех, но у него - наготове, ближе, чем у остальных, и ближе остальных он вечно находился к ней.
   Пока гвардеец обрабатывал ссадину, подошли другие. Увидели, узнали ключ из нитрониума.
   - Сейчас буду открывать. Предчувствия? Катти?
   - Я? Но... я... я не знаю...
   - Нет ли ощущения, что тебе незнамо чего страшно, что тебе очень не хочется туда идти? Это называется интуиция.
   - Нет, - пожала плечиками девочка, - наоборот: интересно.
   - Вы? - взглянула она на женщин.
   Взглянула и отвернулась - там было всё понятно: в глазах огонь, на устах - улыбка нетерпения, ладони рефлекторно оглаживают рукоятки кинжалов.
   - Гвардия?
   Нет, и мужчины тоже тяжёлыми предчувствиями озабочены не были.
   - Ваше величество, - не дал скомандовать ей минутную готовность капитан. - Давайте всё-таки сделаем паузу на четверть часа. Да и перекусим. А то мало ли чего, мало ли, как там дальше дело пойдёт...
   Женщины одновременно поморщились и почти синхронно кивнули. Небольшая передышка действительно не помешает. И себя после часового перехода в порядок привести, и успокоиться - сбить нетерпячку.
   - Принято! Костёр, чай! И чего-нибудь пожевать - чуть-чуть, на один зубок чтоб...
   - Слушаюсь.
  
   - Внимание, открываю!
   Все были наготове. Двое гвардейцев стояли рядом с ней, остальные распределились вдоль предполагаемого прохода. Женщины с девчонкой остались в десяти саженях за ними. Клерисса наложила ладонь на толстенький стержень и, налегая всем телом, вдавила его. Ощутимо сопротивляясь, он поддался. Но после начального противодействия неожиданно мягко ушёл вглубь стены. Раздался давно уже знакомый гонг, и три сажени стены между башенками неспешно поползли влево.
   - Внимание! - выкрикнул капитан.
   Но по ту сторону видимой опасности не было. Справа от ключа высветилась небольшая порция - две порции - знаков, а в проёме сиял город!
   У Клериссы ладонь сама прижалась ко рту. Нет, отдельные строения прежних кое-где по городам ещё оставались в прежнем виде: их давно уже старались беречь; ещё больше сохранилось на картинах прежних, которые в копиях разошлись по всему Таркару. Клерисса до сих пор помнила свой детский восторг, когда она впервые увидела изображение Храма Светлого Неба! Да и в её столице, в Элистане, здания в центре перестраивались, "улучшались" и гридами, и вектами, но кое-где, по окраинам больше, оригиналы уцелели, трогать их внешний вид запрещалось уже как два столетия, и теперь выйти в городе на них - как вдруг аккорд музыки услышать. Но тут...
   После свадьбы, сразу по обнаружению беременности, двери всех лабораторий для неё закрывались, на любое магичество налагался принудительный запрет - блокиратор из королевской сокровищницы доставали! - и она много времени проводила в Библиотеке. Сама рылась в фондах, составила свой личный каталог из фолиантов прежних, где было побольше иллюстраций, и смотрела, смотрела... Но там - лишь картинки, а тут...
   - Катти, что написано? - вернула её к реальности Агвелта.
   - Первое слово не знаю, второе - "Здравствуйте".
   - Вежливые они люди, - пробормотала Акнаккора.
   - Были, - добавила Клерисса.
   - Смотрите, стёкол в окнах почти нигде нет, а мостовые-то чистые... - обратила внимание нагтилиния.
   - Точно! - подхватила Шитона. - И сгнившей листвы должно быть по колени, если не по второй этаж, а её почти что и нет.
   - Капитан!
   - Стража! - откликнулся их командир, и солдаты привычно выстроили походную "коробочку".
   - Девочки... Кто-то здесь явно прибирается, и надо постараться, чтобы нас не вымели тоже. Приготовились!
   И тётя Клер достала из рюкзачка перчатки с кармашками вдоль фаланг пальцев, в каждом из которых поблескивали драгоценными навершиями металлические стерженьки. Веккатта узнала рубины - основу для мощных артефакторных накопителей маны - на двух из них. Чем заряжены остальные - знал только владелец.
   От подружек Катти слышала, что сразу после матерного рейда король, "дядя Гил", запретил выдавать своей королеве что-либо, сильнее напёрстка, но она во время ссоры выкрикнула: "Думаешь меня это остановит?!" Он, дабы во время критической ситуации какой-нибудь та не осталась совсем уж "голой", отменил приказ, но взамен поимел с неё слово, что без охраны вне дворца - никуда, ни шагу! "Вот, учитесь! - ворчала она потом девочкам: - Сначала запретить невозможное и тут же отменить, вытребовав теперь уже то, что на самом деле и намеривался! Эх, с каким бы удовольствием я оторвала голову этому советчику, этому Имернию Тредису... И пусть её потом Арлия обратно пришивает... Но ведь он теперь в щель тесную забьётся, и неделю его ни найти будет, ни увидеть!"
   Прочие королевы, тоже достав перчатки, её примеру последовали. Нынче подобным предметами обмундирования пользовались все в Артоле, но Веккатта знала, что раньше камни у магов хранились по кармашкам курток, в поясе патронташей, а снарядить - зарядить! - ими свои перчатки Клерисса придумала на втором курсе Университета. Пацаны поначалу воротили нос от "бабской" придумки, но сэкономить пару мгновений на дуэли - означало выиграть её! А уж как поразились корские маги во время своего десанта, когда придворные дамы вектов при своих полупрозрачных платьицах за несколько секунд обернулись полностью экипированными магинями!
   - Капитан, маршрут у вас есть! Двигаемся!
   - Вперёд! - скомандовал своим сэр Дартор.
   И они вошли.
  
   Нет, привести себя в режим боевой рекогносцировки у Клериссы никак не получалось. Как в музее. Да, последний раз она себя так ощущала в музеях Корикла. Корсарам чего только не доставалось во время их абордажей! Многое они поначалу утаивали, но рано или поздно оно всплывало и тогда... Например, портрет Алевиалы кисти мэтра Асторния... Как шумели потом в Империи! Но сто лет прошло! Прямых наследников пропавшего на море лорда Хористолика уже не осталось, а дипломатам корские дипломаты дипломатично ответили, что полотно было найдено при утилизации судна, затеянной при расчистке старого причала. И что последним владельцем того судёнышка был давным-давно повешенный в Эллезии корсар Проколкор. А всё бесхозное по законам любого государства принадлежит Короне. В общем, отстаньте!
   Вот и здесь... Дома, отделённые друг от друга оградами, сплетёнными из металлических полос, как из пряжи, мостовая, брусчатка которой до сих пор не покрылась травой, тротуары на которых плитка вырисовывает бесконечный, нигде не повторяющийся орнамент. Скамейки! До сих пор не сгнившие скамейки! Клерисса не выдержала, сняв перчатку, пригладила...
   - Нет, это не дерево, - сообщила она подругам.
   Фонари! У каждой скамьи с обеих сторон изгибались столбики, которые явно были фонарями! Неужели до сих пор работают? Вечером бы глянуть...
   Пруды! Или это бассейны? Или просто аквариумы? Небольшие саженей в десять длиной и в пару - шириной, с изогнутыми бережками, чистой и прозрачной водой, в которой плавали толстые, словно раскрашенные рыбы... Над некоторыми из таких водоёмов стояли скульптуры с источниками воды - одни вроде знаменитой, которая "урну с водой уронила", другие обошлись без излишеств - просто рядом с прудиком булькал источник, изображающий естественный родник, третьи - и того проще: в них лишь редкие пузырьки воздуха подсказывали, откуда вырывалась струйка свежей воды...
   Но как? Королевы только переглянулись: аквариумы уже несколько лет были модной причудой, их ставили у себя все сколь-нибудь зажиточные граждане, так что сколько ухода они требуют, знали тоже все.... А как же тут? Кто? Люди? Нет, будь здесь жители, они первым делом всё-таки вставили стёкла, ...а рыб бы давно съели.
   Впрочем, кто может понять логику прежних? Вот здесь - чистые дороги, тротуары, а в шаге от них - переплетения джунглей. Или вон, за оградой у дома - аккуратный кружок клумбы, чистенькие прямоугольнички дорожек, а рядом хаос тропических зарослей, галдящие птицы, снующие по ветвям мартышки...
   - А ведь тут и змеи могут быть, будьте повнимательней, - первой озвучила очевидное Шитона.
   - Ненавижу! - отозвалась Агвелта.
   - А чего? - удивилась королева-охотница. - Вкусненькие.
   - Да уж... - покачала головой королева-мореплавательница.
   В дома зайти пока не пробовали. Было условлено попытаться сделать это на обратном пути, неподалёку от выхода, чтоб в случае чего, недолго бежать до ворот было. Хотя от кого бежать? Не пуганные дикие обитатели города явно намекали на отсутствие разумных.
   "Внимание!" - вдруг вскинул руку идущий впереди Теггер. Вскинул и замер.
   Дартор, ведший королев по середине улицы, немедленно остановился тоже. Сержант Торвик слева и Веллитарий справа тут же сдвинулись на пару саженей от своих краёв мостовой поближе к женщинам и встали, с копьями наизготовку. Клерисса оглянулась - Ольссон, прикрывавший арьергард, тоже вскинул руку и спиной вперёд медленно, шаг за шагом почти беззвучно отступал к ним. Она потянулась рукой к капитану, но тот только головой качнул: "Вижу!".
   - Тона?
   - Ничего не чувствую. Никто живой на нас не охотится, к нам не подкрадывается.
   - "Живой"?
   - Големы! - сразу сообразили и Акнаккора, и Агвелта.
   - Сжаться! - потребовала Клерисса. - Накки, Велта, ваш задний! Накки, с тебя защита, Вел, завалишь его!
   - Клер, не спеши! - немедленно отозвалась нагтилиния. - Не нападай первой.
   - Поддерживаю! - выкрикнула коресса.
   - Мнение эксперта... - тут же с другой стороны раздался голос нортерры.
   Да, Клерисса сама перед походом фактически назначила Агвелту экспертом по городу. Было видно, что королева Эллезии только зубами не заскрипела:
   - Принято! Капитан, сначала защита! До первого агрессивного действия! А лучше вообще не вмешивайтесь. И плотнее, плотнее... Просила же! Мне кокон что - во всю улицу ставить?!
   - Все ко мне! Быстро! - скомандовал тот. - Малый круг!
   Солдаты, медленно отступавшие к королевам, резко ускорили темп. Теггер с Ольссоном даже спиной к предполагаемой опасности повернулись, чтоб рысью броситься к женщинам.
   "Да, эти из лучших", - признала Шитона.
   Ни одного в пустую потраченного мгновения, ни одного суматошного движения! Несколько секунд - и вокруг венценосных дам кольцо из упёртых в землю щитов, из торчащих наружу копий.
   - В чём тревога? - вопросил капитан. - Никого же!
   - Шаги, - ответил один. - Впереди, за первым левым поворотом.
   - Да, - подтвердил второй, - и мне за перекрёстком сзади послышалось то же! Шаги - что-то вроде этого... Тяжёлые.
   - Ждём!
   И через ещё несколько мгновений дождались. Да, это были големы. И спереди, и сзади. И там, и там - по двое. И те, и другие сразу же разделились по всей ширине улицы, охватывая людей в кольцо. "В квадрат! - уточнила с вдруг возникшей пунктуальностью умненькая библиотекарша. Хотя и до квадрата было ещё далеко. - В прямоугольник!".
   Големы были огромными - не менее трёх саженей, двигались при этом без натуги и звуки их шагов... Стало понятно, что смутило стражников: шаг от шага отделяло больше времени, чем было привычно, да и сам шаг звучал как-то растянуто - ступни големов, словно перекатывались по камню мостовой. Но страшно девочке почему-то не было - будто к ней шли не механические воины, машины убийств, а... Словно это просто была интересная задача из детского учебника прежних - больше на внимательность, чем на сообразительность.
   - Ждём! - опять выкрикнула Клерисса.
   И словно ей в ответ, ближний голем проскрежетал:
   - Кыллизикл!
   - Катти! - обернулась к ней королева.
   - Не знаю! - откликнулась девочка. Нет, этого слова она не знала, но... - Не знаю, - повторила она.
   - Катти! - почувствовала её неуверенность Агвелта.
   Почему это слово ей кажется знакомым? Где она могла его видеть?
   - Кыллизикл! - повторил голем.
   "Геометрия? Астрология?.. Нет. Азбука? Нет! Может, в тех книжках с детскими задачками? Нет, нет, нет!
   - Кыллизикл! - опять раздалось от голема, и тут же: - Дассетта, иллекка.
   - Катти?!
   - Обратный отсчёт! Восемь, семь...
   И со всех сторон понеслось:
   - Клер, кокон!
   - На "раз" атакуем!
   - Катти!
   А Катти в этом гвалте расслышала неуверенный голос гвардейца-барона:
   - Здравствуйте?..
   И до неё, наконец, дошло: "кыллизикл тщиртлеккием" - это была надпись, появившаяся, когда сработал ключ у ворот города!
   - Куинни, - проскрежетало от голема.
   "Три", - автоматически перевела Веккатта. И она дёрнула свою королеву за рукав:
   - Мэм, "тщиртлеккием"!
   Чтоб осознать, что от неё так непочтительно хотят, мадам понадобилось услышать ещё и металлический голос:
   - Тиккар!
   ...и увидеть, как вскинулись металлические руки.
   - Тщиртлеккием! - выкрикнула её величество.
   И все вокруг как-то разом замолчали. Да все звуки смолкли вообще! Казалось, затихло даже неуёмное щебетание местных птиц! И секунда минула...
   И "оддиг" не прозвучало! Зато поблескивающие на заходящем солнце лапы древней громадины опустились в прежнее, нейтральное, как понадеялась Клерисса, положение.
   - Выдохнули! - приказала она.
   И надо сказать, что все вокруг её приказ тут же и исполнили! Но голем разразился ещё одной порцией звуков.
   - Не понимаю! - пискнула Катти. - Ничего не понимаю!
   - Приказ! Любой приказ! - раздалось от Шитоны. - Быстро!
   - "М?нно б?рсьы з?"! - ещё раз пискнула девочка.
   - М?нно б?рсьы з?! - царственно повторила королева Эллезии.
   - Тыллзэммез.
   - Кажется, он согласился.
   - "Кажется"?!
   - Точного перевода не знаю. Но в детских книжках этим словом дети отвечают на приказы взрослых.
   - Так...- нервно усмехнулась Клерисса, - ещё раз, всё - выдохнули! - а после того, как поправила у себя вдруг выбившийся из-под берета локон, почти спокойно поинтересовалась: - И что ж это я ему приказала?
   - "М?нно" - в текстах геометрических доказательств означает "следовательно", "б?рсьы" - косвенная форма местоимения "мы", " з?" - придаёт интонации повелительную форму. Я хотела сказать, чтоб он следовал за нами.
   - Ну, что, королевы, проверим?
   - Подожди, - вмешалась Акнаккора и обернулась к девочке: - Давай начнём с простого. Прикажи ему сесть. В детских книжках такая фраз же встречалась?
   - Да. "Пексьыса з?!"
   Кларисса вскинула руку по направлению к голему, с которым общалась, и властно произнесла:
   - Пексьыса з?!
   И тут... Со всех сторон, со всех вершин их замкнутого квадрата загремело: все четыре голема опустились на каменную мостовую.
   Судя по тому, как пальцы всех королев начали трогать свои щёки, лбы, губы, прически - грохот этот вызвал едва ли не больший внутренний переполох у царственных авантюристок, чем первоначальный обратный отсчёт.
   - Однако... - после сказала одна.
   - А про дыхательную гимнастику, Клер, можешь больше не напоминать, - нервно хмыкнула вторая.
   - Но ведь оно работает! - сообщила хорошую новость третья.
   - Даже лучше, чем надеялись, - выдохнув, резюмировала Клер.
   Потом была команда "Встаньте!" ("с?лтетоно з?") - опять сработало! И после недолгого обсуждения...
   ("Ну, что? Нас здесь, кажется, приняли!" - "Девочки, а я поняла, что означает то "кыллизикл" - это "пароль". Выходит, когда мы открыли, нам сразу сообщили код доступа!" - "И может, он не вечный, может, даже только суточный! Потом надо будет обратить внимание." - "Барон, а то, что Вы помогли Каттеньке сообразить, Мы отметили... Вы делаете себя всё более интересным для Нас. Итак, девочки, идём дальше?" - "Да!" - "Да." - "Да." - "Капитан?" - "Внимание, команда, готовность!")
   ...королева Эллезии опять произнесла в сторону големов:
   - М?нно б?рсьы з?!
   "Запомнила же!"
   "Да я - тоже."
   "А ты - нет?! В меня как впечаталось."
   И услышав от их старшего: "Тыллзэммез.", - Клерисса пошла вперёд. Тот развернулся, но "следовать" не стал. Он двинулся первым, перед нею. Они так и пошли квадратом: впереди два голема, и позади - ещё два.
   - Катти, "право", "лево", "назад", "вперёд" знаешь? И ещё - "стоп"?
   - Да.
   - Будь готова подсказать.
   - Слушаюсь, ваше величество.
   До ближайшего перекрёстка было недалеко, и ведущий голем остановился аккуратно в его центре.
   - Катти, "вперёд"?
   - "Азьллаань."
   - Азьллаань з?! - чуть повысила голос королева.
   И голем возобновил движение.
   - Теггер, давай, на своё место, обгони его, - вмешался капитан. - Карта у тебя есть. Маршрут - прежний. Заодно посмотрим, может, голем без приказов сообразит?
   Теггер ускорился, аккуратно обогнул голема - тот не отреагировал - и возглавил проход.
   Неизвестно, чего там "сообразил" голем, но на следующем перекрёстке он не затормозил, а повернул следом за гвардейцем. Подсказывать больше не понадобилось.
   Постепенно Катти успокоилась: дыхание перестало срываться, стало не нужным сжимать зубы, чтобы они не стучали друг о друга, и не хотелось больше поминутно оглядываться - что в настоящий момент делают две металлические громадины сзади?! Их мерные, перекатывающиеся шаги потихоньку перестали восприниматься как угроза.
   Внимание! - впереди, на очередном перекрёстке вскинул вверх правую руку Теггер и остановился. Голем неспешно дотопал до него и тоже встал.
   - Внимание! - вслух продублировал предупреждение капитан.
   Они огляделись и увидели. Справа. Это было... Три... Нечто вроде трёх больших - сажени на четыре в длину, и две в ширину - голубоватых прямоугольных коробок, которые сами по себе уступом, одна за другой, занимая половину мостовой, скользили по воздуху в паре вершков над нею. И двигались они тоже к перекрёстку.
   - Ваше величество?
   - Голубой у них - цвет покоя. Но решайте, капитан.
   - Ваши величества, приготовьте что-нибудь... Опрокидывающее! - и повысил голос: - Теггер, отступи за голема!
   Теггер всем своим изобразил сомнение, и королевы поняли его: сейчас големы как затеют отступление вместе с ним, и начнутся у них... пятнашки.
   - Катти, что-нибудь вроде "сторожи", "охраняй" знаешь?
   - Нет!
   - "Береги!", "Осторожно!", "Внимание!" - тут же продолжил подсказки барон Веллитарий.
   - Саккеллек!
   - Саккеллек з?! - тут же выкрикнула Клерисса.
   - Тыллзэммез, - отозвался голем.
   - Гляди-ка, он что-то понял, - пробормотала королева. - Вроде бы.
   Понял, вроде бы, не только передний - задние придвинулись к ним на пару шагов - их огромных шагов! - плотнее.
   - Теггер!
   Теггер осторожно...- да чего бы уж там теперь осторожничать, летящие коробки были уже совсем рядом! - осторожно отступил в пространство между големами. Железяки не отреагировали.
   Коробки прошелестели мимо. Самая ближняя к големам только чуть сдвинулась, обогнула его, не сближаясь с гвардейцем, не сближаясь с другим големом проплыла мимо и там, за перекрёстком, вернулась на середину мостовой.
   - Да это уборщики! - выкрикнул Теггер. - Сами поглядите!
   Да, когда королевы подошли, разница меж левой и правой частью мостовой стала очень видной. Дальняя от них половина, над которой проскользили "уборщики" только что не блестела, на ней не было больше упавшей листвы, залетевших сучков... Да что там! - пыли и то не было.
   - И так уже две с половиной тысячи лет... - покачала головой Акнаккора.
   - Вот бы к себе перетащить, - возмечтала Клерисса.
   - Не в ближайшие десятилетие, - отказала ей воительница. - Империя узнает о таком ресурсе - сразу попрёт на нас.
   - Из-за уборщиков? - пискнула девочка.
   - Из-за того, что к уборщикам прилагается, - погладила ей плечо Агвелта. - Всё это, - она обвела рукой панораму улицы, - всё это в момент высчитывается. А уж сколько будет в подозрениях... Например, сколько всего здесь големов? Только эти четверо? Сорок? Четыреста? Представь армию хотя бы из сотни таких...
   - А, следовательно, наш уровень секретности на всё это... - покачала головой Клерисса. - Я очень рада, что это будет не моя головная боль. Бедный Имерний...
   - Ну, нашла "бедного"!
   - Ладно, девочки, идём дальше, - остановила пустую дискуссию Акнаккора. - Очень хочется глянуть на их порт. На неповреждённый порт прежних.
   - Саккеллек з?! - выкрикнула Клерисса. И все четыре голема повернулись к ней. - Кажется, и впрямь: "Внимание!"... М?нно б?рсьы з?!
   - Тыллзэммез, - отозвался голем, кажется, что и раньше - условно старший.
   - Теггер, вперёд!
   - Слушаюсь, - и Теггер бестрепетно обогнул ближнего голема.
   Тот повернулся ему вслед и, когда гвардеец удалился где-то на дюжину саженей, двинулся за ним. Синхронно с ним тронулся и соседний. Задние дождались движения женщин и, чуть отстав, зашагали следом.
   "Точно, боевое охранение, - переглянулись королевы.
   "Как бы их проверить на боевую реакцию?"
   "Не наша задача! - покачала головой Агвелта. - Не забывайте, нам ещё перед мужьями отчитываться и, что мы были, ну, очень осторожными, доказывать".
   "Да".
   "Да".
   "Да", - тут же выразили согласие три взгляда, а Шитона непроизвольно коснулась своей задницы.
   Время прохода они рассчитали правильно - к побережью вышли, если начать отсчет со входа, через двадцать минут. Хотя это был ещё не сам берег - до него бы ещё спускаться минут пять-десять. Сам город стоял выше уровня моря саженей на двадцать, в порт вела дорога, сглаживающая этот перепад высот, а тут была терраса... С оградой вдоль обрыва, со скамейками, с фонарями. Дальше королевы не пошли.
   Ограду оплела какая-то экзотическая лиана, к которой прицепились, на которой пристроились несколько разномастных орхидей... Да весь обрывчик был в зелени деревьев, кустов и в цветах, цветах, цветах... В которых копошились шмели и пчёлы, мелькали мотыльки и красовались собой бабочки. А уж стрёкот, чириканье, мельтешение неугомонных птиц...
   А внизу был порт. Да, на некоторых зданиях не было крыш, кое-где не хватало и некоторых стен, но молы до сих пор выделись на море своими геометрически-правильными формами, но причалы были готовы принять корабли, а верфи - словно заждались кораблестроителей...
   0x08 graphic
- Наше соглашение, я надеюсь, в силе? - повернулась к королеве Эллезии королева Корлэнда.
   А Веккатта, случайно оказавшаяся между ними, вдруг почувствовала, как её руки - от запястий к локтям, к плечам - начали покрываться гусиной кожей.
   - О том, что всё поровну? - сухо уточнила Клерисса.
   - Да, - повернулась к ней королева Техлора.
   - Да, - отвернулась от бесконечного моря королева Нортирии.
   - Теперь оно должно быть утверждено королями,
   - Короли - королями, - покачала головой королева торговцев. - А наш договор?
   - Мы - вместе? - уточнила королева воинов.
   И тут... Барон Веллитарий протиснулся мимо неё и занял место у плеча Клериссы. Молча. И словно очнулся капитан: вот он только что бухтел с сержантом что-то про море, но тут замолчал, и в два мгновения ока очутились слева от своей королевы. Несколько ближе, чем полагалось бы по уставам. Она слышала теперь его дыхание. Совершенно спокойные вдохи-выдохи.
   "А остальные?" - девочка поискала глазами оставшихся гвардейцев, но вместо того заметила, как резко мотнул головой барон Веллитарий в сторону дёрнувшегося, было, сержанта, и тот...
   - Бдим! - скомандовал тот Ольссону и Теггеру и отвернулся.
   И гвардейцы вспомнили о своих обязанностях. А трое эллезийцев теперь стояли против троих "союзников". И она, Веккатта, с заледеневшими плечами, замерла между ними.
   - Да, - произнесла Клерисса и улыбнулась. - Вместе.
   "Вот с такой улыбкой она тёмными гончими и командовала, - поняла девочка. - Всей дюжиной."
   - Да, - ещё раз повторила королева, и добавила: - А вы, что ли, опять засомневались?
   - Нет, - усмехнулась воительница. - С чего бы?
   - Действительно, - раздвинула губы и кладоискательница. Встретилась газами с Клер и усугубила определённость: - Нет.
   - Нет, - даже плечами пожала морячка. - И рамках будущего соглашения я заявляю о претензиях на этот порт. Вам - что угодно, а мне - порт. Только порт. Весь.
   - У кого-нибудь ещё какие претензии ещё на что-нибудь есть? - лязгнуло в голосе Клер.
   - Ты не ответила Акки, - качнула головой Велта.
   - Перед Гилбертом и Советом я поддержу её. Тем более что, кому, как не корам, порт восстанавливать? А ты?
   - Тогда я помолчу... Пока... Шахт, любезных моему мужу, я здесь не вижу.
   - Я тоже ни в какие торги встревать не собираюсь, - пожала плечами Шитона. - У нас для того советники есть.
   - Так вот, передайте и своим советникам, и своим мужьям: библиотеку здешнюю я всё равно никому не отдам!
   - Да кому ж как не вам, - засмеялась Шитона. - Нам бы хоть с големами разобраться.
   "Вот тебе и никаких торгов! - поразилась библиотекарша. - Так, между делом заявить о своих претензиях на големов!"
   (И она угадала. Поделено всё было именно таким образом: порт - корам, наука (не только книги, но и артефакты!) - вектам, обнаруженной пацанами шахтой займутся нагтилины, а всей военной техникой Лазурного Берега - норты.)
   Внизу надолго задерживаться не стали. Сразу после торжища с союзницами Акнаккора приобняла девочку, показала на своё, только что приобретённое, достояние и попросила:
   - Набросай...
   - Недолго! - тут же встрял капитан Дартор. - Никаких пейзажей! Только схему.
   - Да, - согласилась девочка, - чтоб запомнить. Пейзажи я потом, дома... Эх, Никкору бы сюда. Она иззавидуется... Настоящее море, настоящий порт... Не тронутый город прежних! И настоящие тропики... Не тронутые...
   "Какая она всё-таки чувствительная! - поразились взрослые женщины. - Ведь ясно, что опять всё поняла, опять изнервничалась и теперь своим щебетом пытается прийти в себя."
   Но при этом, времени Катти не теряла: дощечка подставки, пузырёк чернил, ручка, лист бумаги... Чтоб не стоять над душой, от неё отошли, только заказчица минуту-другую поконтролировала процесс, но потом отвернулась и она. Чёткие, уверенные штрихи девочки наносили на лист именно схему раскинувшейся внизу панорамы.
   "Да, жаль, что здесь нет Никки. Вернёмся к порталу - дам ей на всё это взглянуть обязательно", - окончательно решила королева-мать.
  
   - Парни, я ж говорил, нас здесь ждут! Не мог я уйти, оставив непогашенный огонь. Помню, что тушил! Да и костёр сутки гореть не может.
   Первым из зарослей джунглей на площадку перед пещерой телепорта выпрыгнул Келдаз. Сэр Эльтар опустил арбалет. Приближающихся, благо они не таились, он засёк... ну, как он? - его сторожевой артефакт - обнаружил и предупредил загодя. По времени - как раз подходяще для мальчишек: те ж явно должны были прибыть не минуту в минуту, а с резервом; направление тоже совпадало, так что он, услышав посторонних, особенно не дёргался и арбалет поднял больше, чтоб продемонстрировать принцам свою бдительность, чем по требованиям караульных уставов.
   Следом вышли и остальные и - опаньки! - какой барашек! Двое из парней на закинутой через плечи жердине несли тушку горного барана!
   - Это что? - на всякий случай поинтересовался стражник.
   - Дык ужин! - удивился норт. - Мы ж на вас, конечно, надеялись, но вдруг чё не так пошло бы? Тогда б вот! Да и так, с вами - не пропадёт же?!
   - Хочу шурпу, - озвучил гвардеец.
   - Э-э, дарагой! Смеёшься, да?.. - перейдя на родной акцент, покачал головой норт. - Где ж я тебе здесь казан надыбаю?
   - Э! Какие проблемы? - там, конечно! - ткнул он в стену, прикрывавшую пещеру. - Чай, с королевами ходим. Вдруг проголодаются? А они, женщины работящие - кушают хорошо!
   -- Стоп, - прекратил балагурство Ниэллон. - Что здесь происходит? Обстановку!
   Давно не молодой гвардеец поднялся, выпрямил спину, набрал в грудь воздуха...
   - Дядя Эльт, - махнул на него рукой Нил, - брось издеваться. Просто скажи толком, к чему нам теперь готовиться? Самим розги ломать или как?
   Дядя Эльт огладил свои усища, опять сел на камень и в пять предложений обстановку обрисовал:
   - Принцессы переполох подняли вчера к ночи. С утра все четыре королевы вышли по вашим следам. Особых приключений не ждали - взяли с собой и девчонок. Катти увязалась с ними. Сейчас королевы и она внизу к городу присматриваются. На вас особо не серчают, полагаю, обойдётся без излишнего воспитания. А принцессы там, - он опять махнул в сторону стены, - сидят и злятся. Потому что, пока вы - тут, - он пальцем ткнул в Ниэлона и Аккора, - у них королевский запрет на всякий риск.
   - А риск есть?
   - А кто ж его наверняка понять может? Но мы туда-сюда раз уж несколько бегали.
   - Как големов сумели успокоить?
   - Парни, знаю, но не скажу: надо мной теперь клятва на крови висит. Я, конечно, всё понимаю, да только про вас в её тексте не было ни словечка. А без явного на то разрешения - я, соображаете же - нем. Но сейчас в каждом зале по нашему караулят. Если откроете - спокойно, думаю, пройдёте.
   - Когда королевы хотели вернуться? - встрял Келдаз.
   - Да, как и вы обещались - к семи.
   - Два с половиной часа есть - с шурпой успеваем!
   - Во-во, под шурпу - какие розги?
   - Нил... - подал тут голос нагтилин.
   Ниэлон поморщился. Следом сморщился и Аккор.
   - Нил... - опять просяще прогудел Луфгегл. - Меня ж Сина съест: хорош подарок, если её сюда и глянуть не пустят!
   - Слушай, чем тебя моя сестрица прикармливает, что ты каждый раз всякую осторожность с нею теряешь?!
   - Наверное, наследственно. Моя мама на отца так же действовала.
   Ниэлон даже задохнулся от подобного сравнения! Взглянул на Келдаза, но только рукой махнул: у того из глаз лишь казан выпирал!
   - Акки? - повернулся он к кору: - Ты-то что скажешь?
   - Формально, поменявшись с ними, мы запрета не нарушим. А посмотреть Никке отсюда вон туда... - махнул он на джунгли, на город, на порт, на тропическое море... - Да и если... Знаешь, Катти расскажет, всё это им опишет, и нам потом кранты - не простят! Не простят и съедят. Как шурпу. Все косточки изглодают, обсосут и выплюнут.
   "Не простят, - согласился с ним принц Эллезии. - И съедят не подавятся."
   - Вы запрет на наш проход имеете? - обратился он к гвардейцу.
   - Нет, - пожал плечами стражник. - Но... Только вы это, девчонки вас увидят, визжать сразу начнут, суету учинят, вы про казан-то не забудьте!
   - Дядя Эльт, будь спок - дровишек подбрось пока! Мы быстро, - озаботился Келдаз.
   - Эх... люди здесь шурпу уминать будут, а мы... там...
   - Такова тяжкая королевская доля! - хохотнул сэр Эльтар, поднялся на ноги и направился к уже заготовленной поленнице.
   - Так, парни, - услышал он предостережение Ниэллона, - в следующем зале - осторожнее, вдруг голем на нас тревожность сохранил...
   Услышал и покачал головой: "Вот заодно и проверят!"
  
   - Вела, какие-нибудь преткновения ожидаются? - показала в сторону особняков Клерисса. - Или предпочтения?
   До выхода из города было уже совсем недалеко, и она решила, что пора бы и заглянуть куда-нибудь. Чтобы знать в дальнейшем, к чему готовиться. Да и что это за рейд без хабара? Из города прежних вернуться с пустыми руками?!
   - Нет, - предвкушающе улыбнулась и Агвелта. - Ничего особенного не предвижу.
   - Катти, выбирай!
   - Я?!
   - Давай, девочка, давай! - подтвердила Шитона. - Ты у нас по прежним главный эксперт.
   - Но на самом деле я же ничего о них не знаю!
   - Ты - ничего, а мы и того меньше, - обернулась к ней Акнаккора. - Речь не о знаниях - о предчувствовании.
   - Совсем вы девочку запугали, - приобняла её за плечи нагтилиния. - Просто определись, куда бы тебе зайти хотелось больше всего.
   - Это не экзамен, - соизволила улыбнуться и её собственная королева, - это подарок.
   - Спасибо! - вспыхнула Катти. - Тогда вон туда!
   - Почему?
   - Не страшный. Уютный, - она огляделась на женщин. - Если бы... Я бы хотела в нём жить.
   0x01 graphic
   За невысокой, наполненной цветами оградой, за не страшными воротами, на которых переплетённые жгуты металла образовывали рельефы экзотических букетов, здание действительно казалось домиком добрых фей. Ну, как "домик"? Это по сравнению с соседними особняками, чертогами, дворцами он выглядел небольшим, а в столицах всех королев он бы вполне годился и для очень небедного какого-нибудь купца, и для непоследней руки дворянина.
   - И ремонта почти никакого не потребуется, - согласилась с ней Агвелта. - Даже стёкла почти всюду уцелели. Веди.
   - Я?!
   - Твой дом. Приглашай.
   - Подтверждаю.
   - Подтверждаю.
   - Подтверждаю, - последней согласилась Клерисса, но тут же уточнила: - Но из общей доли эту усадьбу вычитаем!
   Кто улыбкой, кто кивком - все венценосные дамы подтвердили экстерриториальный статус особняка Веккатты: в собственности Эллезии он учитываться не будет.
   - Спасибо! - глубокий реверанс перед королевой Эллезии.
   "Да, девочку манерам научили", - признала та.
   - Спасибо! - глубокий реверанс перед королевой Корлэнда.
   - Спасибо! - глубокий реверанс перед королевой Нортирии.
   - Спасибо! - глубокий реверанс перед королевой Техлора.
   Выпрямилась.
   "Ах, вон оно что, - поняла Агвелта: - девочке нужна была минута, чтобы прийти в себя. Ведь, наверняка понимает, что ни у бывшей бандитки, ни у бывшей пиратки, ни у бывшей... м-да... ни у бывшей воровки эти особые приседания в чести не особой."
   "Вежливость она для того и придумана, церемониалы для того и разработаны: не знаешь, как - следуй регламенту!" - не согласилась с ней когда-то, неожиданно для себя, ставшая королевой корсарыня.
   "А у Клер? - хмыкнула бывшая бандитка. - Герцогиню Эллезии в "бывшую" даже пять лет строевой подготовки в Универе не изгваздают! Так что, Катти всё сделала верно... Ну и уж нам потом, чтоб никого не обидеть."
   "Не пять - четыре года. С четвертью. Почти", - мрачно уточнила нынешняя государыня и завершила торжественную часть:
   - Умница! А теперь веди.
   - Можно Вашу руку? - опять удивила её Веккатта.
   Женщины переглянулись и от сомнительных шуток, мол, свою женщина уже давно отдала, удержались. Клер молча протянула ладонь девочке.
   Та вскинула её и выкрикнула:
   - Внимание! - и продублировала на другом языке: - Саккеллек!
   Гвардейцы остановились. И едва ли не раньше солдат остановились и големы. Девочка указала рукой королевы на главного из них, отпустила руку и приказала следовать за собой:
   - М?нно б?рсьы з?!
   Голем никак не отреагировал.
   - Подтвердите, - беспомощно шепнула Катти.
   - Тыллзэммез з?! - послышался сбоку шёпот находчивого барона.
   ""Слушаюсь!" в повелительной форме? - хмыкнула про себя нагтилиния. - А мозги у железяки не треснут?"
   - Тыллзэммез з?! - не уделила заботы о металлических извилинах Клерисса.
   - Тыллзэммез, - как-то неуверенно отозвался голем.
   Но когда Катти опять зашагала к воротам, голем двинулся за ней.
   - Саккеллек! - раздался сзади голос королевы.
   Катти непроизвольно оглянулась и увидела, как её величество по очереди ткнула пальцем в оставшихся трёх и почти повторилась:
   - Саккеллек з?!
   И её опять поняли! Големы развернулись и выстроили за спинами людей нечто вроде оборонительной линии.
   - Работает, однако, - покачала головой нортерра. - Катти, а зачем тебе этот?
   - Пусть он откроет ворота, - объяснилась девочка. - Я знаю фразу "откройте книгу" - "усетенньты кониггаддэ з?". "Кониггаддэ" - книга.
   - Умница. Давай!
   Девочка подошла к ажурным вратам своего - "Да, моего!" - особняка. На правом опорном столбе вдруг засветился и замигал жёлтый огонёк.
   "Так и знала! Предупреждает, что хозяев нет дома, чтоб чужие не лезли!"
   Она подождала, пока голем не дотопает до неё. Подумала, вдруг осознав: "Уже совсем от него и не страшно". Вскинула руку:
   - Саккеллек! - указала на ворота и закончила: - Усетенньты з?!
   "Только б не начал ломать! Только б не начал..."
   - Тщиртлеккием! - проскрежетал металлический голос.
   И жёлтый огонёк погас.
   "Всего-то... Надо было только произнести универсальный код доступа? А если он будет не постоянным? Мне каждое утро бегать к воротам - узнавать новый? А со старым из дома-то выпустят?"
   - Саккеллек! - опять потребовала она. Обвела контуры всего дома и заявила о притязаниях: - Литтанн з?!
   "Моё"!
   Никакой реакции не последовало.
   - Ваше величество!
   Её величество Клерисса улыбнулась: что делать, что приказывать она уже знала:
   - Тыллзэммез з?!
   - Тыллзэммез, - в ответ пробубнил железный часовой.
   Он отвернулся к воротам, в глазной впадине того, что изображало у него голову что-то мигнуло, и на правом опорном столбе ворот вместо прошлого жёлтого вспыхнуло ласково-синее.
   - Ну вот, зато мы определенно знаем, кто в сём граде теперь за хозяйку, - проворчала Шитона.
   Веккатта её не слушала, она подошла к месту, где сходись обе сворки и толкнула... Сил их распахнуть никаких не потребовалось. Словно и не минуло двух с избытком тысячелетий - дождавшись своих, врата почти с довольным урчанием раздвинулись.
   - Добро пожаловать в мой дом, - обернулась к остальным девочка.
   И глазёнки её были распахнуты едва ли не шире тех ворот!
  
   Едва парни выбрались наверх - девчонки завизжали!
   - Принцесса! - в ответ заорал норт. - Я подарю тебе настоящее море!
   - Э-э? - только и сказал растерявшийся нагтилин, который полдня уже готовился сказать эту фразу Сине.
   А кор сзади захохотал и подтвердил:
   - Покажет, покажет... Вот как только казан найдёт, так всё и покажет.
   - Но... - замотала головой дисциплинированная принцесса Эллезии. - Мама...
   - Ваши высочества! - встрял и бдительный гвардеец. - Указания её величества требуют!..
   - Какой ещё "казан"?! - возмутилась принцесса морская.
   - Брат! - нашла вменяемого среди этой всеобщей бестолковости Синнаэль.
   И её брат вскинул руку. Дождался, чтобы все замолчали. Указал большим пальцем себе за плечо:
   - Там - остров. Вполне безопасный. Мы, - он ткнул в себя и Аккора, - меняем вас... - он в последний момент вспомнил о манерах и не указал на девчонок пальцами, а склонился перед ними в лёгком поклоне. - Таким образом мамин запрет на недопустимость общего риска не нарушается. Он, - он качнул головой в сторону Луфгегла, - вас проводит. Кел - тоже, но пока ему немного не до того: он шурпу готовить настропалился и сейчас, - Ниэлон хмыкнул, глядя, как Келдаз что-то шепотом уже вытребывает у гвардейца. - И сейчас весь в заботах. Си, помогла бы ты ему. А то он соль забудет - расстроится, бегать туда-сюда начнёт! Никки, а ты расстроишься, если не возьмёшь мольберт и свои акварели: там такое! Да, и ещё... Придумал и настоял, чтоб мы поменялись с вами - Луф. Говорит: обещал же подарок...
   - Правда? - вспыхнула маленькая эллезийская принцесса.
  
   Когда до выхода из джунглей к порталу осталось уже совсем немного, когда уже все устали - и даже не физически, а как-то просто вымотались: с утра всё шляются по буеракам и шляются! Оно, конечно, интересно, но сколько можно?! - а выйдут и опять придётся что-то придумывать, чтоб перекусить, а ещё что-то надо решать с дочерьми, чтоб и они на сюда взглянули, и чтоб дисциплину при этом соблюсти... В общем, праздник кончился, а после всяких торжеств хозяйкам - если не в расплату, так в оплату! - вечно столько мороки...
   И тут Шитона расплылась в улыбке:
   - Мальчики...
   - Что? - устало отреагировала Клерисса. - Ты их видишь?
   - Нет, - и женщина повела носиком, - чую.
   - Гвардейцы! Взбодрились! - тут же втянул воздух в свою носяру и капитан: - Там шурпа!
   - Да! - очень взбодрились гвардейцы.
   Это было, как пастораль из книжек прежних: костёр, чуть в стороне - расстеленные скатерти с расставленными по ним расписными тарелками и изысканными столовыми приборами; над огнём - огромный казан, от которого шёл одуряющий запах; и суетящиеся вокруг него с последними приготовлениями к ужину две мальчишеские фигурки, которыми, кажется, командовала девичья... А чуть в стороне, за мольбертом, вторая принцесса рисовала бесконечное, отчаянно синее море.
  
   11. Малый совет
  
   Прошло три года.
   - Следующий пункт повестки - Льиз яррулле, - и король повернулся к мальчишкам: - Принц Луфгегл, шахты!
   Да, уровень секретности Лазурного берега был таков, что его проблематика на Большом совете не обсуждалась. А Малый - на то и малый, лишних не было.
  
   " -Такова королевская доля, - грустно улыбнулся Луфу его отец, когда года два назад юный артефактор вдруг обнаружил, что ему перестало хватать времени на лабораторию!
   А мамочка тут же добавила:
   " - Узнаю про стимуляторы, или что спишь меньше восьми часов - лабораторию вообще прикрою!
   " - Учись организовывать своё время, - опять вздохнул отец.
   " - Да у меня вообще-то график на каждый день всегда имеется! Но...
   " - А никаких "но"! - покачала головой матушка: - Сообщи о своём графике другим - и пусть укладываются!
   " - Для этого вообще-то и придуманы секретарши, - улыбнулся и папенька.
   " - "Секретарша"? - смешно стало маменьке: - Да кто ж ему позволит?!
   Ну, "позволит"-то кто угодно. Деньги на оплату у парня были, шестнадцать лет - только совершеннолетним дозволялось пользоваться наёмным трудом - исполнилось. Но вот наоборот, "не позволить"... Он только представил выражение личика Синнаэль, когда она о той секретарше прознает...
   " - Не о том думаешь, - прочитал его отец. - Представь лучше, что скажет Имерний Тредис, прослышав, что кто-то будет в курсе регулярности твоих отлучек "в яхт-клуб"... Особенно, если посреди зимы... Впрочем... - он пожал своими плечищами: - Рявкнуть: всё, приходите завтра! - можно и самому.
   Но мать вдруг опять заулыбалась:
   " - Но про секретаршу... А ты посоветуйся!
   " - Так я и советуюсь!
   " - Да не с нами, - вдруг улыбнулся и самый главный нагтилин.
  
   " - Нагтилины обнаглели, - сообщила Клерисса мужу.
   " - У?
   " - Они твою дочь к своему сыночку в делопроизводители пристроили.
   " - В секретутки, что ли?!
   " - "Секретуткам" столько не платят.
   " - А он Сине ещё и платит?!
   " - Натурой.
   " - Дорогая, ты о чём?!
   " - Дорогой, напомню на всякий случай: у девочки месячные уже пошли... Но нет, у них до всего этого ещё не дошло. И... ещё даже не на горизонте.
   " - Уф, не пугай больше меня так... Но тогда, что ты называешь натурой?
   " - Натурную оплату, - уточнила Клер.
   " - Бартер, что ли?
   " - Какой ты умный! - восхитилась королева и объяснилась. - Алмазы. Зарплата: один алмаз, который после огранки будет не менее, чем в карат. В месяц.
   " - Ай да девочка! Это же, если перевести на монеты...
   " - Ты своему Имернию платишь приблизительно столько же.
   " - А что? Парень реально зашивается, ему, чтоб отгонять просителей разных, уже надо. Да и если наш пригляд изнутри за делами в шахте появится - Имернию подобное понравится.
   " - И принцесса Синнаэль приобретёт реальный опыт управления хозяйством.
   " - Реальный опыт командовать она приобретёт, - проворчал мужчина: - "Какие-такие дела? У тебя по распорядку ужин?! А ну, мыть руки, дорогой!"
   Королева отвечать не стала - только посмеялась над попытками мужа скопировать её интонацию.
   Нет, к своевременному приёму пищи принцесса Синнаэль придирчивой не оказалась. Но вот к пропускам занятий на полигонах, стрельбищах, тренажёрах уважительных причин у неё не осталось! Ни одной! Она его даже с температурой на амбулакрум выставляла! Хорошо хоть там лекари... У неё за спиной пальцем у виска крутили, и максимум, что ему тогда под её присмотром дозволяли - это пеший обход периметра.
   Правда... Перехватывать взгляды сокурсниц, втайне бросаемых на него, когда он в гимнастическом зале Университета занимался силовой акробатикой, стало неожиданно приятным. А ведь с ним, в команде, где он был "нижним", и другие принцы занимались - Келдаз тот же!
   А "втайне" - потому как... Нрав Синнаэль имела унаследованный от маменьки, магическую силу - от неё же, и её магия... Её касты почему-то перебивали даже тех, кто по всем параметрам должен бы быть мощнее девчонки! Да и таковых - с параметрами теми самыми - становилось всё меньше и меньше. Девочка стремительно взрослела. И её собственные параметры... Да нет, не магические!.. Хотя, как сказать, как сказать... И то, что раньше у нагтилина было заботливой нежностью, вдруг... "Да она - красавица!" - однажды вдруг ошарашило его.
  
   - Итак, шахты?
   - Шахты работают устойчиво. Обследованы все сорок восемь штреков на восьми уровнях. Выработка, согласно пробным выемкам, в каждом из них должна быть приблизительно одинаковой, то есть равной в ныне используемых. Работы в настоящий момент ведутся только на первом уровне. Если градус секретности будет снижен, то возобновить работу любого штрека - вопрос недели.
   - То есть мы в месяц можем чуть ли не на порядок увеличить добычу алмазов?
   - Да. Шахты прежних сохранились чуть ли не идеально... Эх, разобраться бы в технологии создания материала их крепежа!..
   - А в чём проблема?
   - Не установлено значение четырнадцати терминов. Попытки угадать значение чаще всего просто неудачны, а иногда приводят взрывам той или иной мощности. За прошлый год установили значение всего лишь четырёх. Если бы понизить степень секретности и расширить состав исследователей... А так.... Не срочно же... Ведь заготовленного ими крепежа пока хватает.
   - Продолжай.
   - Ныне месячная норма добычи составляет около двухсот каратов. Доля ювелирных камней в них - пятая часть. Половина оставшегося годится для артефакторики, оставшееся идёт... пойдёт в промышленность. Ну, и кое-что просачивается на рынок сувенирных изделий... Крошечный алмазик в качестве звёздочки над игрушечным дворцом, к примеру.
   - Кстати, поздравляю твою лабораторию: нанести алмазное покрытие на режущую кромку ранее мастерам не удавалось.
   - Ранее у мастеров не было постоянного притока алмазной мелочи. Неактуально потому, чего зря голову было ломать. А теперь... Пока всё опять же сдерживается мерами секретности, но заказчики на сверла, фрезы, пилы с алмазным напылением к нам в очередь уже выстроились! - и Луфгегл ухмыльнулся: - В сугубо секретную.
   - Итожь.
   - Согласно договору о шахтах, за восстановление шахт и работы в них нагтилины получают десятину от общей выработки. Остальное делится поровну меж всеми четырьмя союзниками. Таким образом Эллезия в прошлом году получила пятьсот пятьдесят четыре карата, из которых сто одиннадцать - имеют ювелирный уровень, включая алмаз Клер, в тридцать семь карат, отобранный в свою долю её величеством. (О, это было история! "Не отдам!" - просто взвилась королева Эллезии, когда его увидела. В общем, потом по итогу обсуждений - "В гробу я видел такие "обсуждения"!" - подумал выбравшийся из зала ЦеC'а совершенно бордовый мальчишка, - на алмазы выше двадцати карат установили отдельную очередь и жребий среди очередников: кто получил - из жеребьёвки выбывает. Второй такой алмаз - "Вел", в двадцать восемь карат достался Агвелте. Клерисса и глянуть на него отказалась. Оставшиеся королевы свои камни - ждут).
   - Не отвлекайся.
   - На артефакторику университетам королевских домов было передано приблизительно по одиннадцать тысяч алмазов. В Эллезии, согласно Вашему указу, две трети были/будут использованы на телепортационные свитки. На каждый свиток требуется три камня. То есть в текущем году планируется создание около двух с половиной тысяч свитков.
   - То есть почти на терцию...
   - Да, ваше величество, - поклонился королю Луфгегл
   - Спасибо. Садись. Имерний!
   - Да?
   - Оцени масштаб неучтённых потерь.
   - При нынешнем уровне добычи - незначительный. Утаение камня крупнее пяти каратов можно считать невозможным, выше одного - маловероятным. Потери алмазов ювелирного класса до полукарата - не более одного процента. Прочая мелочь на чёрном рынке не появляется - очевидно, контрагентов останавливает соотношение риск/цена. Я считаю работу охраны удовлетворительной.
   - Что изменится, если снизим, если отменим излишний уровень секретности?
   - Ничего особенного. Всё то же самое. С одной стороны, контингент работников не будет столь качественным, но зато мы сможем ужесточить всю систему наказаний. Нет, у нас всё веками отработано на золотых рудниках, нагтилины наши рекомендации приняли. Повторю: мерами охраны на шахтах я удовлетворён. Но против снижения градуса секретности - я против. Категорически.
   - Королевские дома с тобой согласны. Пока. Садись.
   Имерний Тредис закрыл открытую, было, папочку. Сел.
  
   - Принц Аккор, порт!
   Аккор встал.
   За три года он изменился больше всех. Во-первых, вырос. Стартовал он в этом позднее прочих принцев, но теперь, прибавив в росте больше, чем на локоть, стал выше остальных. Но ещё... Он стал гибким и резким, как боевая плеть! И ещё... Всё-таки плен, почётный, но плен, статус заложника действовал на него сильнее, чем на других мальчишек: он, мореман, был обречён вырасти сухопутным сурком - что ему, потомку десятков поколений корсаров плескаться в луже внутреннего озера?! И вдруг Льиз яррулле - Лазурный берег! Долбанная секретность не позволяла переправить в новый порт достаточное число людей, каждого приходилось буквально зубами выдирать у этого Имерния Тредиса, каждый был на вес золота. И на вес золота стал он сам! Уж, не говоря о работах на верфи, вплоть до самых простых - топором буквально! И спасибо тут его первой яхте "Коре" - он теперь перед мастерами жалким неумехой не выглядел. Но и главное - море! Промер глубин в портовой бухте, к примеру, или обследование ближайших окрестностей острова у лазурного моря, или высадка на соседние острова, или первый выход на только что спущенном траулере и пробное траление! Да что там... Он до сих пор помнил, как они с мэтром Перикколом определяли месторасположение острова! Казалось бы, только крохотная точка на огромном белом пятне карты южного полушария, а он знал, уже тогда, в пятнадцать лет, знал, что запомнит тот день на всю жизнь.
   И помимо работ - что они с сестрой вытворяли на кораллах! Какие жемчужины доставали на отмели!
   А результат... Не заложник - союзник! И не крыса просяная, а океанский спрут!
   До того суматошного открытия Акнаккора только вздыхала после каждой встречи с сыном и с дочерью... Ну, не только вздыхала... Подготовка к похищению детей было практически завершена и с нортами согласована. И у тех, и других эмиссары Эллезии были выявлены, к их интернированию всё было подготовлено. Восстание было подготовлено, если уж быть точными. Нагтилины бы присоединились тоже. Никуда бы они не делись. Но...
   Но Льиз яррулле!
   То, что королевский дом Эллезии принял и выполнил устную договорённость принцев и королев, впечатлило всех.
   Поровну! Всё поровну! То есть делом была доказана не вассальность, а союзность отношений. А уж новый порт! Да, каравелла "Заря Севера", вышедшая из Корикла, спустя почти два месяца доставляет длинномер стройматериалов в порт Лазурный Берег. Но два с лишним месяца пути! А вот отпуск домой, на побывку с родными, через телепорт - три недели. На туда и обратно. Неделя - путь домой, неделя - с родными, и неделя, чтоб опять из Корлэнда в Эллезию и за пару часов - на остров. И потом опять от семи до десяти недель плавания... Без заходов в порты, без высадок на твёрдую землю - не было по пути земель, годных к высадке. Два рейса в год всего получается.
   Чёртова секретность особенно касалась людей заметных, так что из первого ряда должностных лиц Корлэнда на острове никого не было. И мальчик - все понимали! - в порту являлся, если не адмиралом, то стажёром на адмирала! Даже когда на судне каком он числился юнгой. И у него засветились глаза. У него появилась вальяжность движений. От него даже пахнуть стало - морем! Даже в университетских аудиториях. И вокруг принца засуетились опомнившиеся девицы...
   По счастью паранойя по поводу возможностей разведки Имерния Тредиса и, едва ли не большая, - о разведсети Клериссы, вынуждала и норов, и коров до последнего момента резко - параноидально! - ограничивать число посвящённых в заговор, и всё резко заморозить получилось почти безболезненно... Дети так ничего и не узнали. И Имерний с Клериссой - тоже. Кажется.
  
   - Аккор! - поторопил принца король.
   - Всё штатно! - ответил юнга-адмирал. - Порт создан по тем же лекалам, что и Корикл, то есть с моря практически неприступен - конечно, при наличии должного отряда обороны. Но и нынешний уровень позволяет продержаться несколько часов при внезапной атаке даже при подавляющем превосходстве противника в силах - например, при единовременном подходе дюжины имперских каракк.
   - У Империи на сегодняшний день нами отмечено наличие тридцать трёх каракк.
   - Наши тактики не нашли построения судов, дававших бы более плотную атаку на защитную систему порта, чем двенадцать.
   - Продолжай.
   - Этих нескольких часов хватит, чтобы легион гвардии через стационарный телепорт был переброшен на подмогу. И всё. Насколько я знаю, соответствующие маневры, под видом военных игр раз в год проводятся. Учинять многомесячную морскую осаду в условиях подобной отдалённости - бессмысленно. Особенно, учитывая наш малый флот. Верфи порта работают. Ежемесячно спускается на воду по драккару. На сегодняшний день у нас там - двадцать шесть судов. Половина из них размещены на окружающих Льиз яррулле островах. Что даёт определённую уверенность, что неожиданного нападения у имперцев не получится. Ну, и если... Шанс напомнить Империи ценность Вечного мира, то есть, чем кончилась Предвечная война, у нас будет значителен.
   - Итожь.
   - Город и шахты защищены.
   - Спасибо. Садись. Имерний!
   - Регулярный транспорт "Северной звезды" - это серьёзный вызов, тяжёлая угроза скрытности проекта. На острове есть источник деловой древесины! Настоятельно рекомендую использовать. Хотя бы в некоторой степени.
   - Нагтилины категорически против. Их доводы, их пример, что стало с оголёнными склонами восточных Канаид слишком серьёзен, слишком нагляден. И что за этим последовало - мы помним тоже. - мрачно усмехнулся король Эллезии. - Серия землетрясений, открывшийся вулкан. Неудовольствие Пшосграза было проявлено отчётливо. Напомню, векатов привела в Артол ярость Ниобеи животворящей тем, что гриды едва не порушили ирригационную систему прежних, что они едва не превратили Артол в пустыню. И уж, если мы здесь удержались от вырубки в первый год... Насколько отработан проход через телепорт гвардией?
   - Особо в отработке он не нуждается. Легион подходит к телепорту, колонна перестраивается в строй по два и вперёд! Это ещё в первые недели, может, создавало бы определённые неудобства с лестницами, определённую возможность некоторой сумятицы, но, как только был открыт основной - с верху - вход в телепортационный зал, никаких проблем возникнуть не должно. Да и подобные перестроения в строевую подготовку теперь включены.
   - Империю не насторожим?
   - Данное упражнение, как и почти вся прочая шагистика, скопировано именно с их регламента, и вводилось оно постепенно в течение почти полутора лет. Предполагаемая реакция следящих - самодовольное удовлетворение: "Глядишь ты, за ум взялись"... И началось оно не со столичного гарнизона - а как личная инициатива завзятого служаки из глуши. Могу уточнить, откуда... - он потянулся к рядом стоящей этажерке с лотками папок.
   - Не требуется. Садись.
   Имерний опять устроился в своём кресле.
  
   - Принц Келдаз, големы!
   Келдаз нахмурился и встал.
   Вроде бы, внешне он изменился мало. Но... Теперь это был не мальчик, не подросток, не юноша - мужчина! Никакой расплывчатости в чертах, никакой суетности в движениях. Твёрдая линия губ, гордый разворот плеч, жёсткий взгляд. И если внешнюю стать была ответственна порода - и народа, и семьи, то за нынешний норов...
   Что он начал меняться, Клерисса указала мужу через месяц после открытия Лазурного Берега. Гилберт только пожал плечами: "Игрушки кончились. Теперь он реально отвечает за оборону острова. За всю новую машинерию! Да, ему помогают другие - и мальчики, и девчонки, но одно дело - помощь, другое - ответственность!" Его жена только вздохнула и замолчала. Да, можно за рубеж перемен поставить заседание в ЦеС'е, на котором мальчишки присутствовали, и где получили свои назначения. Да только вот... Перед этим она разрешила им всем - в награду за Льиз яррулле трёхдневный отпуск по своим домам. И вернулся Келдаз каким-то взъерошенным. Правда, Ниэ на её замечание только двусмысленно ухмыльнулся и замял разговор... То есть Келдазу там девицу, что ли, какую-то дикую подсунули? Его дядя, небось... "Делатель мужчин бесов!"
   Провести ночь с девкой его действительно заставил дядя. "Весь свой раздрай спишешь на неё - мальчишкам пару слов про Верску, эту психопатку, обязательно скажешь! - объяснился он. - Думаю, королеве, чтоб лишний раз чертыхнуться на меня и успокоиться, хватит". Хватило. А сам он...
   А сам он... Его впервые допустили на заседание Узкого совета. Не эллезийского. Своего родного. Из шести человек. Он - шестой. И тема - восстание против Эллезии. Чтоб "сбросить ярмо."
   За всю ту ночь, пока старшие крутили варианты, он не проронил ни слова. Даже, когда его прямо спросили, где с его точки зрения будет комфортнее похищенным Ниэлону и Синнаэль - у них, в Тасле, или у коров, в Корикле - он только покачал головой. И молча же скрестил руки при голосовании - жест отрицания военных действий. Получилось трое против троих. С ним были ещё мама и её старший брат. Решение отложили на год. Через год отец признал: "Вы были правы". И ещё отец поморщился: "И учись отстаивать своё мнение! Тебя куда пригласили? - на Совет. Вот и советуй! А не сиди, как истукан гридский." Но дядя Тригкарот только потрепал мальчишку по плечу и хмыкнул: "Мне его молчания хватило. Я поначалу, чтоб выступить, больше склонялся." А Шитона, обняв мужа, промурлыкала: "Ты же тоже сомневался! Ну, признайся: для того сына и позвал, чтоб всё замурыжить!" - "Не признаюсь", - пробурчал он и поцеловал её ладошку.
   Союзники! Не побеждённые - союзники! Даже пребывание детей в Элистане теперь со всеми этими телепортами, с островом, с шахтами - с големами! - приобрело реальный смысл, реальное значение. И хоть по-прежнему имперские послы, имперские "гости" - туристы высокопоставленные - на королевских приёмах не упускали возможности поинтересоваться, посочувствовать: - "Как, там ваши детки? Ах, тяжело, верно, им, на чужбине...". Детки были при деле!
   Но ещё одно... Коры всех предупредили сразу, что бесплатно Льиз яррулле никому из них всё равно не достанется, что эллезийцы, чего-нибудь да в требованиях выставят. Они и потребовали... "Для упрочнения союзничества"... Совместные манёвры. Обмен военным опытом. "Мы вас победили - Империя победить не должна!" Обмен офицерами.
   "Мы вас победили"... И вектские офицеры совместно с нортскими начали втолковывать нагтилинам, что "разумная инициатива" - это неотъемлемое качество профессионального военного. И вектские офицеры совместно с нагтилинами у коров... Нет, ну, это же ужас! Они и лёгкую волну не переносят! Они селёдку от сардины отличить не могут! Они ют "задом" называют! И вот такие начали вдалбливать в корсаров, что термин "бессмысленное сопротивление" - бессмысленен! Что сдача в плен - не только позор, но и бесполезен. А уж что творилось у нортов...
   " - Вы полагаете, ваши командиры справятся с моими вояками? - хмыкнул Регкарек.
   " - Ха! - осклабилась Клерисса.
   Во второй гвардейский эскадрон от вектов заявилась баба! И принялась она с нагтилином их к "дисциплине приучать"! Он на лошади еле держится, а туда же... А она... Штаны в обтяжку, бюст весь, как на вынос... И начала она им, нортским гвардейцам, мозги на хрен выносить!
   " - Цель перехода: северная околица фермы Треверис. Темп: лёгкая рысь! Марш!
   Ну-ну, догоняйте! "командиры"... Через три часа... Нет, она-то на лошади ещё ничего, а вот нагтилин - тот с животины просто сполз.
   " - Эскадрон, построиться!
   Приказы надо исполнять - раз и готово! Строй застыл перед нею.
   " - Приказы надо исполнять. Да? Как там в уставе? "Точно и в срок". Вот и вам приказ надо будет исполнить, уж если теперь не в срок, то хотя бы - точно, то есть выполнить переход от места вчерашней стоянки досюда темпом "лёгкая рысь". Вы ж, это, кавалеристы, да? Разъяснять, что такое "лёгкая рысь" не надо? Нет? Ну, чего тогда стоим? На исходную позицию! Взводные, командуйте!
   То есть вернуться и в лёгкую прорысить?!
   Когда - исполнили, выяснилось, что эта стерва полевую кухню на базу уже отправила! - "распорядок, господа воины, у поваров тоже распорядок!" То есть обед в пролёте?! В общем, на третьи сутки, когда она их оставила на этот раз без ужина, а сама учинила купание в местном озере... Нет, "купальник" на ней, конечно, был, но какой! Он не то, чтоб щиколотки прикрывал, даже колен не прятал! А уж когда намок и облип...
   И решили гвардейцы, - кто подал идею, потом так восстановить не удалось даже при поименном допросе с участием видящего правду - решили они эту ведьму поучить уму-разуму: ночью устроить тёмную - одеяло на голову, а там... "как получится". И пусть повизжит. Вот такой шедевр тактики.
   К полуночи у её командирского шатра столпилась вся сотня. Что она туда заходила - видели, что не ушла, гарантировал... м-м-м... дежурный. А что он полчаса хохотал, глядючи, как нагтилин пытался в озере обиходить свою лошадь, видели тоже многие, но как-то не обратили пристального внимание. Далее, те, которые пошли внутрь, потом клялись, что очертания тела под простынёй были явственны, а, что ещё и голова прикрыта, так это, думали они, от мошки...
   Короче, полотно то прикрывало не ноги, голову и... а также прочие части тела командирши, а большую часть местного прайда камышовых котов, которыми магиня, мастер призыва, забила весь свой шатёр. И, когда первый кавалерист бросился на тело, встретил его визг, но не одинокий женский, а сплоченный кошачий. А потом и остальные кавалеристы, которые остались вне шатра, услышали визг, но не человечий, а какой-то почти уже свинячий. Гвардейцы, услышав непонятный ор, ринулись внутрь. Тут же, заслышав такой громкий сигнал, магиня сняла узду. И все коты бросились на свободу в светлеющий проём. И две толпы в нём встретились.
   Капитан-нагтилин, который в это время на бережку читал очаровательному майору новомодный перевод баллады прежних:
  
   ...Мы встречались в вечернем тумане,
   Где у берега рябь и камыш...
  
   Капитан, поморщившись от истошных воплей и суматошных криков, выказал обеспокоенность:
   - Может, вмешаемся... Они там...
   - Нет, ничего страшного не случится: коты, они юркие - вывернутся.
   "Коты? Она только о котах и беспокоится?!"
   - Продолжайте, пожалуйста. Такие замечательные стихи...
   Что ж:
  
   Ни тоски, ни любви, ни обиды... -
  
   продолжил капитан, стараясь не прислушиваться к недалёкому бедламу.
   На утреннем построении очаровательный майор, давясь от хохота, обошла всю расцарапанную сотню, и, налюбовавшись на всё ещё кровоточащие ссадины, вопросила:
   " - Ну, что, гиганты по...-лей , всех тутошних кошек оттрахали? Или пара целок где-то в камышах ещё уцелела? На завтрашнюю ночь продолжим, а?
   Нагтилин не выдержал, едва ли не всхлипывая, опустился на землю и, сидя, рукавом оттирая глаза, почти проблеял:
   " - Парни, разрешаю медсанчасть не вызывать...
   Не помогло. Кликуха "Кошачий эскадрон" к бывшему "Второму гвардейскому" прилипла намертво.
  
   " - Зачинщика выявить не удалось - почти оправдываясь, пробурчал потом король. Нортирии.
   " - Брось, - почти отмахнулась вытиравшая кружевным платочком слёзы королева вектов: - А то я её не знаю!..
   " - Постой, ты хочешь сказать?..
   " - А ты по-прежнему категорически стоишь за раздельное обучение? - поинтересовалась у Регкарека, третьего этого имени, Клерисса. - Ведь у нас-то нынче всё на равных, а у вас... Вон ведь мои стервы твоих пацанят с сухим счётом выносят.
   Его величество "пацанятами" на штабном совещании своих генералов попенял, и те спустили ниже негласную директиву: уделать! Хоть одну из этих стерв - отыметь!
   Её величество девчонок о своей провокации даже предупреждать не стала. Эти тридцатилетние майоры все были из самого первого поколения выживших, которых "уделать" пытались всю жизнь - и когда они были бесправными курсантками, по одной на роту! И почти бесправными младшими командирами, по одной где на терцию, где на легион, когда она - совсем одна, а внизу - шеренги беспощадной солдатни, а сверху - ряды бесстыдного офицерья... И только где-то там, на самом-самом верху - королева.
   Королева-то была почти в небесах, а на грешной земле, в учебке, хоть раз в сутки, но надо было сходить в общий на всех душ. И несколько раз за день выполнить команду: "разойтись и оправиться!" В чистом поле, например, где ни одна скотина не удосужилась вырастить отдельно стоящий кустик, и ни один из толпы... из целой отары!.. козлов не поторопится отвернуться!
   Так что уж теперь-то...
   Размочить счёт не получилось. Не считать же неким подмоченным очком в пользу Нортирии то, что одну из них, шестерых, через полгода уломали принять предложение руки и сердца от несчастного подполковника. Ведь в браке неизвестно ещё, кто кого "имеет" ("Братцы, помянем бедолагу! Ведь был он подполковником, а будет - гы-ы! - под майором!")... Тем более, что брачный контракт подписывала за свидетельницу, а значит, тщательно перечитывала и уточняла формулировки, лично, её величество Клерисса.
  
   - Келдаз! - поторопил принца король.
   - У нас всё штатно. И особых новостей нет. Тридцать шесть големов составляют охрану города. Ещё шестеро - на шахтах, два - в залах телепорта. Вывести хоть один за пределы охраняемой территории не удаётся. Луфгегл называет это системным запретом. Судя по всему, големы предназначены для защиты лишь от дикарей и хищников. Да, они боеспособны, но только на средней и малой дистанции. Согласно найденной документации, предельная зона возможного поражения живого - три гросса мер. Недавно Катти сумела точно установить размер их "меры" - две трети вашей сажени или чуть более ярда коров. То есть - около трехсот саженей или пятьсот пятидесяти ярдов. Чуть более зоны поражения у хорошего лучника. Я, к примеру, добью и подальше, но точность у големов, конечно, будет выше.
   - Проверено? У големов я имею в виду?
   - Да, - поморщился принц. - Сходится.
   Проверялось всё на преступниках. Он первоначально потребовал, чтоб на варнаках, осуждённых именно им. Что таких действительно надо уничтожать, Келдаз был уверен. Потом допустил - которых осудили его друзья... Потом... Только читал дела. Все обязательно. Даже тех, которых на своей "Заре Севера" привозили коры. Тем давался дополнительный шанс, давался дополнительный стимул: доберутся до берега - смертный приговор смягчался до десяти лет каторги... Да и какая, там, каторга! Вместе с нагтилинами на шахтах теперь работают! Пока из трёх десятков выжили двое: они после первого пламенного привета от големов догадались не цепляться за лодку и добраться до берега вплавь - больше под водой, чем по её поверхности. Коры!
   - Против даже минимальной защиты огненная игла практически бессильна: уже деревянные щиты её останавливают. Загораются, но огонь не пропускают.
   Щиты - останавливают, но с прожжёнными ногами, скажем, ты остановлен тоже. А ума у големов не палить по щитам - хватает.
   - Обозначать големам цели получается устойчиво?
   - Да. Теперь, да.
   Разработать последовательность действий, заставляющих големов однозначно "понять", что это приближаются враги и что надо не требовать с них кыллизикл - пароль, а жарить по ним из всех лучемётов, заняло более двух лет. Нет, приказ Клериссы они выполнять начали сразу, как только соответствующий термин раскопала Веккатта, но королеве сидеть всё время на острове - своих дел хватает.
   Весь первый год пробовали передать кому-то хоть какую-то долю её ответственности. Получилось - кто бы сомневался! - с Ниэлоном. Для этого потребовалось, чтобы он своей кровью открыл город и сам получил кыллизикл. С остальными королевами и их детьми фокус не прошел: дверь в город открывалась, но кода доступа они не получали. У принцессы Синнаэль не вышло тоже.
   (Никто не знал, что получилось - у Веккатты. Она как-то осталась в городе...
   В Лицее - школа при Универе - на неё уже махнули рукой: на контрольные она появлялась всегда, зачеты сдавала, практические работы - выполняла, по отметкам - среди первых, а посещаемость... Королева раз обмолвилась, чтоб "перестали приставать к девочке"... Девочка потом пару раз о пожелании королевы не постеснялась напомнить. Хватило.
   ...Никаких шахтёров ещё в помине не было. Мальчики - и Ниэлон! - на занятиях, так что, она - одна. А ей всё хотелось найти местную библиотеку. Големы без пароля внутрь не посещённых Клериссой зданий не пускали. С королевами - одновременно с принцессами - получить кыллизикл она пробовала, но теперь попробовала с томом "Тёмного молота" в охапку... И с ним сработало!)
   - Помимо големов?
   - Баллисты прежних в морском климате не сохранились. Восстановить по имеющимся описаниям, пока не получается. Поставили свои...
   Когда начали ставить, то останки защитной артиллерии и нашли. Нашли и подготовленные позиции, теряющиеся на фоне рельефа берега (Келдаз сам с моря, с борта драккара убедился: не разберёшь ни хрена до самого того момента, как в бочину каменюга не вломится!) А вот с них вход - подход ко входу! - в бухту, как на ладони. Когда он эти площадки облюбовал и начали их от песка, грязи тысячелетней отчищать, тогда и наткнулись... Они с Луфом и Нилом всех работников разогнали, сами деревянными лопаточками земличку отколуповали, пуховыми веничками обметали - впустую: ржавь и прах. Ничего понять не получилось! Ну, хоть позиция идеальна: и куда баллисту устанавливать - ясно, и куда новые фундаменты под якорные цепи заливать - уже обозначено.
   - ...Теперь наличествующий гарнизон в случае внезапной атаки до подхода магов продержится.
   - Имерний?
   - Поддерживаю. Единственный сценарий внезапного удара я вижу в захвате корской каравеллы. И потом высадке с неё десанта.
   - Келдаз?
   - Дата прибытия судна нам всегда заранее известна. Текущий протокол требует его точного соблюдения. Вплоть до времени выхода на внешний рейд. Далее, до захода в бухту обязателен предварительный инспекционный осмотр корабля отрядом, в котором присутствует видящий правду - он из системы безопасности на шахтах. В экипировке всех членов отряда включён свиток мгновенной телепортации.
   - Кстати, с судна телепорт десанта возможен?
   - Да. Но, как выяснилось, работающий стационарный телепорт острова создаёт искажающий контур. Установлено, что якорь внешней телепортации привязан к небольшой долине, на южном склоне Тарекколла - главного пика острова. Выход из неё неочевиден и легко обороняем. Для наших, если тем придётся спешно с корабля уходить, оборудовано убежище. Подходящую пещеру нашли. Если сразу за ними пойдёт десант - спрячутся, переждут. Ниэлон с Луфгеглом пришли к согласию, что имперцы свой контур, продемонстрированный ими во время матерн... материнского рейда, когда те заперли три сотни вектских магов, срисовали со своих стационарных телепортов, наверняка защищённых подобным же образом.
   Про искажающий острова контур выяснили, когда королевы пытались организовать себе проход на Лазурный берег, так сказать, со всеми удобствами. Хорошо, что доблестная охрана Клериссы, потребовала: "Только после нас!" Первым со свитком, сплетённым лично Луфгеглом, ушёл сержант Торвик. Ушёл и не вернулся, как должен бы в течение часа. Но отправляли его... под ироничные улыбки коронованных стерв... отправляли его полностью экипированным с припасами на несколько суток, в число которых входили и сигнальные дымы. При попытке обратного оттуда телепорта его выбросило в той же долине. Сержант зажёг сигнал: я здесь, у меня всё нормально, и стал ждать.
   В городе встречавшие гвардейца мальчишки тоже суету разводить не стали, не дождавшись в установленный срок сержанта, обернулись к Аккору, тот поднял голову, оглядел небо и подсоединился к парящему орлу (здесь они были разве что чуть-чуть помельче северных) и дым сразу засёк.
   Так что для удобств королев пришлось тропу от долинки до города приводить порядок и вычислять радиус покрытия искажающего контура. Покрывалась аккуратно вся долинка. Обратно королевы по своим дворцам "расходились" теперь с драккара, вывозившего их за пределы бухты.
   - Резюмируй! - потребовал король.
   - Подтверждаю вывод Аккора: остров защищён.
   - Садись.
   Король взглянул на советника по безопасности и... и промолчал. Вместо того повернулся к сыну:
   - Принц Ниэлон.
   - Да, ваше величество? - поднялся принц Эллезии.
   - Почему у нас до сих пор у нас нет своего искажающего контура, хоть как-то сравнимого с имперским?
   - У них на его разработку ушло почти три тысячелетия, у нас было три года. У них при каждом телепортационном узле - по лаборатории. А у нас - три человека. Из которых двое - это я и Луфгегл...
   - А что ж ты тогда Сину не считаешь? - усмехнулся король.
   - Пусть сначала хоть совершеннолетней станет... - буркнул Нил. - Тоже мне, научная единица!
   - Ладно, чем нас порадовало исследование Лазурного Берега в этом году?
   Принц потянулся к вплотную стоящей к его креслу этажерке с папками, папками... Вынул одну, раскрыл.
   - Подробная карта города составлена. В нём зафиксировано двенадцать тысяч четыреста двадцать девять строений. На данный момент все они хоть раз посещены и на все из них есть хотя бы предварительное краткое описание: адрес, предполагаемое назначение, этажность, количество комнат, ценности. Например, - он в своей папке перевернул пару страниц и зачитал: - "Девятая улица, дом номер четырнадцать; жилой особняк; два этажа плюс чердак и подвал; девять комнат, подвал и чердак не обследованы; картины, скульптуры, весьма вероятно наличие драгоценностей." Подробно обследовано около половины зданий. Жилой фонд, в основном - шахтёрами, культурные центры - нами. Дворцы - королевами.
   - Потери?
   - В текущий год смертельных случаев не было.
   Да, массовые обследования зданий проводились шахтёрами. Добровольцами, конечно. Но тут не о добровольности говорить надо бы, а о выдачи разрешения скорее... Ещё бы, стандартная смена - полгода. Полгода - только шахта, только одни и те же морды вокруг. Из развлечений - пиво по вечерам. Ну, да - заработок приличный, но тоска же!.. Вот по выходным их и выпускали вниз. И что хочешь - или на пляжу с пивасиком валяйся, или - в город, на добычу.
   "Десятина - кладоискателю" - железно! Сбиваешь шестёрку (меньше не принимается), идёте, получаете адрес, получаете голема в сопровождение, не только на вас - таких шестёрок не один десяток! Но обычно, несколько групп стараются посылать в соседские дома - голем отпирает для всех дом за домом, и сутки у вас!
   Конечно, чаще всего дом уже предварительно просмотрен, на чём стоят маркёры - на картинах, на скульптурах, в основном, то не трогать, а вот остальное... Мебель ещё... Нет, себе в комнату, которая твоя у рудника, стульчик, креслице, шкафчик затащить - это почти все сподобились, но на выход, на большую землю, - бесова секретность! - ничего не допускается. Не выпускается ничего! Но и в добычу не оценивается. Да там и без того - хватает. Конечно, в самые роскошные особняки шахтёров не пускают, но всё равно... Старинные монеты из того самого, трансмутационного серебра-золота, украшения из драгоценных камней - изумруды, сапфиры, рубины, и - бриллианты, бриллианты, бриллианты! И ещё - всё непонятное, всё, что может быть артефактом, всё, от чего несёт истончением маны. Ну, да среди нагтилинов нюх на подобное - не редкость. Один на шестёрку да есть. Вокруг таких команду и собирают.
   Так что вот, вошли в дом, разделились по комнатам и вперёд! - от подвала до потолка. Спокойно, без всякой суеты, без шума и пыли. Тем более, что постепенно приспособились. Где прежние тайнички ховать привыкли - выучили. Ну и выучили, чего трогать нельзя. О чём сразу надо сообщать наверх и... И от некоторых сюрпризов - так сразу на улицу. Не без этого.
   Зато находки сдашь, с оценкой согласишься, как десятину на шестерых делить, подпишешь, и в твою платёжную ведомость - кап! Такая жирная капля! За сутки, бывает, наработаешь больше, чем чуть ли не за пару месяцев в шахте! Правда, в шахте - безопасней, привычней, да и... премия за попавшиеся на руднике камешки бывают тоже очень даже весомыми. Но ведь никто ж и не заставляет! Даже наоборот - более трёх выходных подряд в месяц на сбор по городу не пускают.
   - Трофеи? - продолжил король.
   - Касательно общего сбора шахта даёт больше. Но благодаря дворцам, сокровищницы всех королевских домов пополнились значительно, - чуть улыбнулся Ниэлон.
   Он знал, что древние дворцы женщины обследуют только вчетвером. Ну, и охрана - куда ж без неё. Ну, и ещё Гилберт потребовал, чтобы Катти, когда они там, тоже обязательно была при них. Всегда. Зачем - понять парень так и не смог. А однажды принцу довелось поприсутствовать при делёжке найденного... Недолго... Но впечатлений - наоборот, надолго хватило...
   Но, исходя всё из той же секретности, королевам запретили появляться в Льиз яррулле (то есть отсутствовать одновременно) чаще, чем раз в месяц. И вот раз в четыре недели каждая из королев уединялась ("Дайте мне хоть чуть-чуть побыть с мужем!", "Королева может без вас посидеть в библиотеке?!", "Покатаюсь, а то, что такое парус, совсем забыла!", "Мы на охоту! До понедельника нас нет!". Мужья охотно прикрывали отсутствие жён: у них тоже были свои тихие мужские радости.)
   - Но главное - артефакторика, - продолжил принц. - Артефактное оружие и обмундирование - идеально для магов: сравнительно лёгкое, мало искажающее истечение маны, весьма эффективное. Особенно против тёмных тварей. Кажется, именно они были главными противниками прежних, главной для них угрозой. Вся одёжная ткань, если не сгнила, то истлела - почти любое прикосновение - и в пыль! А эта... Веккатта нашла название - каллуззим. Стрелу... ну, если не в упор из мощного лука стрелять... держит! А с тёмными... Катти говорит, что и гончая не факт, что прокусит!
   - Количественно? В общих чертах?
   - За этот год найденным можно полностью экипировать почти всех наших магов.
   - Включая союзников?
   - Во-первых, у тех есть своя доля. Равная нашей, а их магов гораздо меньше, чем у нас. Правда, корам на кораблях данный класс вооружения тоже более удобен, чем у них принятый, но вот рыцарской коннице нортов и хирдам нагтилинов (как и нашим легионерам, если уж на то пошло) средний артефактный набор из Льиз яррулле - недостаточно мощен. Поэтому ставлю перед Советом пункт обсуждения, чтобы и те, и другие, то есть норты и нагтилины, передали свои излишки нам, для наших магов и корсарам коров.
   - Выцарапать что-то у нагтилинов под предлогом, что оно им не очень-то нужно? - хмыкнул король. - Ну-ну, можешь попробовать. Я тебе такую возможность предоставлю.
   "Инициатива имеет инициатора", - вспомнил Ниэлон гвардейское присловье и поморщился, представив себя перед собранием бородатых дедов... Ага, "дедов"... Там каждый способен, если что, напополам его переломить. Ну-у... Если заловить сумеют, конечно. А он им не дастся!
   - Слушаюсь, ваше величество!
   И пусть Луфгегл иронично кривит губы, зато мама одобрительно улыбнулась.
   "Мальчики выросли, - мысленно констатировала королева. - Это радует."
   Что её не радовало, так намёк на то, что сама она отнюдь не помолодела.
   "Знала бы ты, как молодят поздние дети!" - ни с того, ни с сего вспомнилась ей её сноха. У Итория недавно родился мальчик. Она неделю назад была у него и вдруг ощутила нечто вроде ностальгии.
   "А может..."
   Муж будет только "за". Ещё бы такой повод запереть её в самой безопасной светлице дворца!
   "Так, отставить безумие! - король переходит к заключительному аккорду."
   - Последний вопрос повестки. Угроза со стороны Империи. Мальчики, в следующем году нам ждать открытой агрессии с её стороны?
   Они, конечно обсуждали между собой обязательный конечный пункт заседания Малого Совета, но здесь с них требовали не коллективного решения, а личную точку зрения.
   - Луфгегл?
   - Совокупность данных, вроде бы, не позволяет им ринуться на нас, но в прошлом году я был увереннее.
   - Келдаз?
   - Нападение возможно.
   - Аккор?
   - Им ещё не хватает флота. Думаю, нет.
   - Ниэлон?
   - Полномасштабной войны - ещё нет. Возможна провокация. Или серия провокаций. Ведь у нас с ними взаимный цугцванг - кто вперёд полезет, тот и проиграет.
  
   Вечером в небольшой уютной комнате, глядя, как Клерисса расчёсывает волосы, Гилберт вздохнул:
   - Ты догадываешься, какой может быть провокация имперцев?
   - Попытка покушения. На нас. На детей. Но три года было тихо.
   - Здесь тихо, здесь. В Империи вовсю бьют барабаны. Урожай в этом году у них был опять плохой, не то, что у нас...
   - Наша ирригация справляется. Завет Ниобеи животворящей - мы за каналами следим сугубо и трегубо...
   - А у них орут, что это вектские ведьмы перегоняют к себе дожди.
   - Невозможно же! Мы у себе даже лишнюю тучку приманить не в силах!
   - Приманить не в силах, а вот пролить её... Все запомнили, как во время праздника великого Ютерия три года назад по всему столичному району лили дожди, а над Элистаном сияло солнце.
   - Но тучи-то без нас были над нами!
   - Как ты объяснишь это черни?
   - Большого голода не будет и у тарокков. Их главные реки тоже берут исток из горных ледников. И ирригационная система, какая-никакая, но у них выстроена. Мы восстановили, что едва не угробили доставшееся от прежних гриды, им пришлось возводить самим. Правда, я читала, когда находили самые удобные места - там часто обнаруживались старые фундаменты, но... уж больно старые.
   - И тем не менее! Голода не будет, то есть не будет измождённых трупов - зато будет много голодных. Которым начнут кивать на сытеньких нас.
   - Может, пора запретить мальчишкам пешком шляться на Лазурный Берег? На дороге от столицы до озера слишком много места для засад.
   - Пусть жгут алмазы? Ох, если имперцы обнаружат телепорт...
   - Да теперь и хрен бы с ними! - не выдержала королева. - Я думаю, вы с Имернием слишком привыкли осторожничать. Встретить их мы готовы! Лезть на них нам ещё не стоит, а вот, если они сунутся к нам...
   И как сглазила.
  
   12. Прогулка по солнечной площади
  
   Девочки любили эту площадь - что меж Университетом и Королевским дворцом. Парадный вход в святилище знаний был с другой улицы, и в обитель власти людей пускали тоже не отсюда, а здесь, в центре столицы - тихо, спокойно. Нет, безлюдством место не отличалось тоже: сновали слуги; бродили, сидели, игрались студиусы разных возрастов; у входов в здания бдили службу стражники, но всё равно... Здесь громада дворца не давила свой мощью державности, а громада Университета - жутью учёности, здесь было не как в приёмном зале чертога для просителей или как в академической аудитории для абитуриентов, здесь было почти как в своей комнате в своём доме. В комнате, в которой вырос.
   Впрочем, девчонки здесь и росли. Сина - сколько себя помнила, Никка и Катти чуть позже - одна с семи, другая даже с шести лет. И что из того, что одна вспоминала о другом прошлом, как о другом, распахнутым всем ветрам дворце, а вторая - как о других комнатах, из которых ей и выходить-то не разрешалось - для обеих прошлая жизнь, та, которая была в прошлом семь, восемь лет назад, давно и стала - прошлым, то есть тем, что прошло, кончилось. А теперь... Теперь у них была настоящая жизнь. Реальная! У всех! И у не знавшей другой реальности принцессы Эллезии, и у вырвавшейся из нереальности бесконечных книжных полок маленькой библиотекарши и даже у юной принцессы корсаров...
   Несколько лет тому назад её мать вдруг начала расспрашивать, не хочется ли ей домой, в Корикл, к морю... И девочка... Девочка тогда вдруг задумалась: уехать и бросить подруг? Уехать и перестать каждый день видеть степного абрека Келдаза? Уехать и бросить свою яхту?
   " - А море?.. Ты не тоскуешь по настоящему море?
   Расспросы прекратились, как только море само пришло к ней. Можно было или с мальчишками - два часа до телепорта, а потом ещё час и - берег! Или с королевой - свитком до якоря телепортации на острове, а потом опять же три часа на лошадях до побережья. До Льиз яррулле! В первую зиму окружающие ещё удивлялись: как долго держится на ней с братом загар. Но объясняли себе: коры, что с них взять! А потом её с братом начали гонять по командировкам то на одно судно, то на другое... Юнгой! Они возвращались просоленные, как морские голыши, и вопросы вообще прекратились. А уж выйти после на вечеринку с ожерельем из синего жемчуга! "Тебе из сокровищницы вашей поносить дали?" Да! Оно в сокровищницу Короны потом и ушло. Вот только жемчуг был собран лично ею! Даже брату на такой глубине работать было невмоготу. Даже брату! "В меня пошла", - улыбнулась мама и набрала в той же бухте себе камней на колье!
   Сейчас на Никке из украшений был... даже не браслет это - просто нитка из не очень крупных жемчужин. Нет, не из диковинно-синих - из золотистых. Для её загорелой кожи самое то. Ну, и колечки - тоненькие совсем, они не в счёт! Настоящий браслет носила Синнаэль. Но ей-то он - под стиль, под статус, под её вкус.
   Чем дальше, тем больше принцесса Эллезии становилась похожа на грозную королеву Эллезии; и её вещи - вот и этот, присмотренный ею самой в очередной груде драгоценностей из Лазурного Берега - своей необычностью, почти вычурностью привлекал взгляды, но... Но присмотревшись к браслету, как-то непроизвольно хотелось зябко передёрнуть плечами. Нет, Никку больше устраивал статус не грозной воительницы, а весёлой, немного сумасбродной корсарки, подружки сумасшедшего норта, романтичной художницы.
   У Веккатты от того браслета тоже мурашки по коже бегали. Она раз намекнула об этом принцессе, но наткнувшись на её почти триумфальный взгляд, приставать перестала. Сама она драгоценностями баловалась не особо. Хотя был, к примеру, и у неё браслетик из трансмутационного серебра, который выглядел бы не дешевле того, что сейчас красовался на Сине. Но нет, она держала образ скромной библиотекарши, учёной девочки, которой украшательства себя не интересны. На вечеринках Катти, ещё бывало, проказничала, надевая что-нибудь из найденного по дворцам Льиз яррулле...
   " - Откуда это у тебя?!
   " - Не помню, - рассеянно улыбалась библиотекарша. - Может, королева когда подарила?..
   " - И за что такое дарят?
   " - Может, книжку ей какую нашла?..
   И отставали. Особенно после того, как она мастеру Ортерейю нашла книжку Крайддассе Оллитто... Мастер внутренних энергий никак не мог принять, что она позволяла себе время от времени не являться на его тренинги, пришлось напрячься, походить по особнякам... Крайддассе Оллитто, в переводе - "Заря духа". Текста в книге почти не было - только сотни весьма схематических иллюстраций... Нумерологическая последовательность поз. Гимнастика прежних... Может, утренняя зарядка? Судя по тому, что на картинках фигурки были начертаны - детские, может, для их школьников?
   В том палаццо на полках стояло несколько книжек на одну и ту же тему. Она принесла, в которой иллюстраций было побольше, текста - поменее. Мастер, как начал листать... У него вся его привычная пластика пропала - руки словно деревянными стали. А потом, когда он попытался позы те воспроизвести, Катти ещё и исправила ему пару переходов: в другом томе с той же полки, внизу на самом уголке страниц они были прорисованы так, что, если быстро листать... ну, изогнуть листы и отпустить, чтобы они перелистывались сами - тогда вырисованная фигурка словно начинала двигаться... И Катти по ним поправила учителю некоторые связки. Они... на первый взгляд так получалось вычурнее, но... если изнутри, то естественнее, натуральней, удобнее...
   Больше он бы к ней и не приставал. Академический зачёт на несколько лет вперёд был обеспечен. Но принцески иззуделись: "Вырастешь - будешь, как корова!" Пришлось напроситься на индивидуальные занятия. И, чтоб уговорить, поговорила с королевой, получила кислый взгляд Имерния Тредиса, однако, зато и высочайшее позволение. И она мастеру текст из книжки перевела. Потом принесла ещё том. И тоже перевела. Потом ещё... Он книжки те чуть ли не наизусть затвердил.
   Но с неё он затребовал слово, что с ним ли или без него, но час в два дня она гимнастикой занимается. И минимум шесть минут Крайддассе Оллитто - каждое утро.
   А потом мастер удивил её ещё больше: он начал предлагать уточнения её трактовок текста, поправлять её перевод... в первую очередь - своих терминов, конечно. В общем, мэтр Ортерей теперь сносно владеет кьиллиз - языком прежних.
  
   Катти блаженно покачала головой: солнце своим последним осенним теплом нежило кожу. Хорошо, что есть подружки - хоть они вытаскивают её на воздух, а то... А то и из Университета до Хранилищ во дворце сама бы она пошла понизу - быстрее.
   Когда до неё дошло, что том "Тёмного молота" может служить указателем на ближайший артефакт прежних, она где только с ним не лазила! Ведь нитрониумный запор прежних - это тоже их артефакт! Жаль времени мало - она бы и Казну, может, нашла бы, но когда?! Лингвистика прежних, библиотека прежних, город прежних! А ещё чистка заклинаний - малейшее искажение фонетической составляющей рисунка чар резко снижало его эффективность, зато вздёргивало энергозатраты. А ведь, как выяснилось, за два с лишним тысячелетия подпорчено было едва ли всё возможное.
   А артефакторика! А просто романы прежних - ведь с полки снимешь, читать начнёшь - ну, пару страничек только! - но не оторваться! Ночь и улетит.
   Катти улыбнулась: так интересно жить! Они дошли почти до фонтана в центре площади, когда ей всё испортили.
   - Ваше высочество, простите!..
   Веккатта не знала эту женщину. Видеть - видела... Кажется, из военных кто-то... Встречались как-то, но кто она, не знала.
   - Текоррия? - обернулась к ней Синнаэль. - Что?
   Принцесса с женщиной знакома, принцесса согласна с женщиной переговорить, стражники личной охраны препятствовать её проходу не стали.
   Женщина подошла. Склонилась в реверансе, выпрямилась - привычный ритуал, предваряющий просьбу. День был солнечный, настроение у девчонок - прекрасное. Вот и пусть во втором легионе, в котором Текоррия была центурионессой - Сина первый раз, пожалуй, увидела на ней платье! - пусть во втором легионе про юную принцессу поговорят с приязнью. Мама постоянно твердила, что преданность начинается с мелочей. Она улыбнулась женщине:
   - Говори.
   А Текоррия повторила:
   - Ваше высочество, простите меня. Пожалуйста, простите меня!
   Руки её сошлись, а когда разошлись, то в правой был кинжал. Он был совсем небольшим - под рукав на запястье крупный не уместишь, но судя по ране на левой ладони - которая была теперь просто располосована - бритвенно острым. И женщина ударила им себя в грудь. Раз, другой...
   - Стой! - выкрикнула принцесса и, чтобы остановить её, сделала шаг вперёд.
   - Стоять! Принцесса, стоять! - одновременно с ней закричал капитан охраны и бросился к ним.
   Он не успел.
   Женщина со стоном потянула окровавленную руку к девочке. Принцесса подхватила её, и воительница нанесла последний удар. В горло. В своё. В сонную артерию. Кровь брызнула. Через секунду она была мертва.
   Со всех сторон к ним кинулись люди.
   - Стоять! - опять заорал капитан. - Всем стоять! Стража, код - ноль! Товсь!
   Что такое "нулевой код" посторонним, было, конечно, неизвестно, но к чему готовиться, все как-то сразу догадались: четверо стражников взяли девчонок в кольцо, копья опустились навстречу толпе, стрелок вскинул лук, с уже наложенной стрелой. А то, что подобные мастера способны стрелять со скоростью, позволяющей держать в воздухе одновременно до восьми стрел, на турнирах демонстрировалось регулярно. Толпа отхлынула.
   Не все. С десяток продолжили бег. И если то, что к ним бежало трое в форме ещё можно было попытаться объяснить, что они хотят помочь в защите принцесс, то с чего бы к ним нестись вон тому толстяку - типичному купчику, или вон той тётке, задравшей в усердии почти до колен подол своего платья? Впрочем, капитан и не пытался размышлять - у него был однозначно прописанный и отработанный на учениях регламент. Он скомандовал:
   - Ноль!
   Девочки в тех тренировках участвовали тоже. И тоже действовали без излишних раздумий и колебаний.
   - Я! - тут же выкрикнула Веккатта.
   Подруги вцепились в неё, а она, выдернув свиток мгновенной телепортации, сломала капсулу. И они исчезли.
   Капитан с облегчением зафиксировал их уход, но атака не остановилась! Более того, бегущие к ним стражники опустили в боевое положение острия своих копий, а остальные повыдёргивали, кто кинжалы, кто ножи, а один так и вовсе что-то вроде металлического прута.
   - Огонь! - скомандовал командир.
   Копьеносцы опустились на колено, и стрелок начал стрельбу. По инструкции он должен был постараться, чтобы, как минимум двое, остались пригодными для допроса, он обеспечил троих таковых - тётку, купчика и одного из стражников. Стражнику для верности всадил по стреле в каждую ногу.
   "Что-то здесь совсем не так", - опять подумал капитан: все трое тут же покончили с собой - солдат ударил кинжалом себе в грудь, женщина и купчик что-то сунули себе в рот и после мгновенной агонии застыли.
   А потом, в ходе допроса он понял, что в якоре телепортации девчонки так и не появились. А потом, что пропали и принцы.
   Королеве о произошедшем рассказал лично король. Пригласил её к себе, обнял, словно ненароком прихватив руки, поцелуем занял рот, и Арлия ла Век бросила на рефлекторно закрывшую глаза женщину малый паралич. С помощью Лиссаты Форритес усадили в кресло, и только после этого рассказали о предполагаемом похищении. После старые подружки влили в Клериссу лошадиную дозу успокоительного.
   И тут объявился с просьбой об аудиенции посол Империи граф ла Оггорет.
   Королева пробормотала, что будет присутствовать. Король посмотрел на неё и согласился. Правда, Лиссата с Арлией всю церемонию простояли за её спиной в шаге от малого трона. Ближе не позволил королевский церемониймейстер. "Или парализуйте меня тоже!" - был его последний отчаянный аргумент. Его бы и парализовали, но Клер пообещала: "Я сдержусь". И сдержалась.
   Посол ушёл живым. Церемониал требовал его прямого обращения к каждой из царствующих особ, и один раз на королеву он вынужден был взглянуть.
   Пить граф начал, как только укрылся от посторонних взглядов в своей карете. В своём отчете, который с него стребовали сразу по возвращению, про бешеную королеву и двух женщин, явно готовых вцепиться в неё при первом же её шевелении, он рассказал подробно. Что не надеется пережить ночь - тоже. Ему напомнили, что жизни всех подданных в Империи принадлежат Императору. Ничего не помогло. Глаз за всю ту ночь он так и не сомкнул. Но тёмные гончие ни по его душу, ни за его черепом не явились.
   Целью визита было сообщить, что принцессы приняли приглашение Его Императорского Величества погостить в Столице Мира. Про принцев он не проронил ни слова. Спрашивать его о них не стали.
   Королева сразу, как только имперец свалил с глаз долой, прямо в парадной одежде, путаясь в юбках и своих ногах - преодолевая последствия малого паралича и трёх чашек оранжевого чая, помчалась вниз, в подвалы, в библиотечное хранилище, в пресловутый кабинет Тёмного молота.
   Том находился на месте, и молот снова был действительно тёмным - опять словно в патине всех тёмных тысячелетий. А на ученическом столике Катти лежали четыре короткие записки с однотипным содержанием: каждый из принцев в два-три предложения просил прощение у своих родителей и сообщал, что он с друзьями отправляется спасать девочек. Например, вот записка от норта: "Мама, прости - но мы за девочками. Отец, ну, ты ж понимаешь! Келдаз." У Ниэлона в его писульке было чуть больше почтительности, у Аккора - сердечности, у Луфгегла - информативности: он добавил, что телепорт в пункт Империи, где фактор возможности установленной телепортационной ловушки маловероятен, он сплёл на всякий случай загодя и уже давно.
  
   Как ни удивительно, но именно он был и инициатором, и главным движителем мальчишеской авантюры. Да он просто не слушал остальных: или вы со мной, или я сейчас иду один!
   - Мне тебя парализовать?! - озверился, наконец, Ниэлон.
   - Ну, попробуй, - озверился и начинающий гений артефакторики.
   И, задрав рукав, чуть ли не в нос векту ткнул наручь прежних, практически напрочь гасящую направленные на носителя заклинания разума. А если учесть ещё и природную сопротивляемость к любой магии у этих потомственных шахтёров, то тут и матушка, наверное, не справилась бы... Можно было, конечно, врезать ему в лоб, но прошибить лобную кость у кого-то из этих потомственных кузнецов тоже было нереально, а ежели куда-то в область солнечного сплетения или в печень, что ли, так успеет же среагировать! - за последние пару лет он под присмотром сестры ни одной боевой тренировки не пропустил! А пробить его напряжённый пресс... Пробить кулачишком наковальню пробовали? Да и дальше что? В боях без оружия Луфгегл за счёт своей медвежьей силы побеждал любого из них в семи из десяти схваток.
   - Э, стоп! Давай членораздельно!.. Слышишь? Лучше вообще по слогам... - но Луф набычился и ждал драки - хоть в одиночку против них всех! Что ж, против этого тоже есть лекарство: - Объявляю совет! Но предварительно - "Заря духа"! Делай, как я! - Ниэлон встал в начальную позу Крайддассе Оллитто.
   В то же мгновение рядом оказался кор, а спустя мгновение, ту же позу принял и норт.
   - Ну?
   - Не нукай, не запряг, - буркнул нагтилин, но руки опустил. Глубоко, до предела - до сипения! - выдохнул, опять набрал в лёгкие воздуха... - Готов. Шесть минут тебе. Только. Не больше!
   Эх, музыку бы ещё или какой барабан хотя б... Да и ладно...
   - И...
   И поехали!
   Базовый принцип движений упражнения - сохранение равновесия, удержание баланса, так что взбрыки темперамента Крайддассе Оллитто гасит эффективно. Да и синхронизация движений - любых! даже самых простых, даже всего лишь ходьба в строю в ногу! - даёт резонирующий эффект не только на внешние объекты, но и на субъекты действия. На внесознательном уровне вырывая их из чувства покинутости, чувства одиночества, через мышцы вбивая в мозги чувство командности!
   Первая ступень базового комплекса Крайддассе Оллитто длится те самые шесть минут, затягивать время Ниэлон не стал.
   - Сели! - сразу по окончанию скомандовал он. - Говори! И брось истерить - убеди нас. У меня - сестра пропала! Я за неё тоже готов Империю с землёй сровнять. Кел?
   - Да!
   - Акки?
   - Да.
   - Слышал? Давай! Членораздельно. По пунктам.
   Луф недоверчиво огляделся. Потом опять до хрипа выдохнул воздух. Перевёл дыхание. Потом встал и в одиночку повторил весь комплекс "Утро" полностью - на все шесть минут. Остановился. Сел.
   - Первое, это было похищение. Охрану спровоцировали заставить девочек использовать телепортацию. А сами наверняка заготовили искажающий контур. Поэтому девчонки в якоре и не вышли!
   - Исказитель большой мощности быть не мог - дворец же рядом! Всё вокруг прослеживается, просматривается, пронюхивается!
   - Вот и просмотрели. Излишняя мощность необязательна - куда-нибудь в комнатёнку на соседней улице. А там... Заготовленные ловчие сети, например. И в момент выхода... И по снятию первого каста - уже оттуда новая телепортация. Прямо в их Столицу Мира, в Риммериум.
   - Почему думаешь, что это Империя?
   - Просто. Искажающий контур - только у имперцев. Причём, лишь у особ, приближённых к Императору.
   - Сину с Никкой таким образом не взять, - покачал головой Нил. - У них же, как у нас, раз в месяц обязательный тренинг на выход из-под внезапного нападения. Может, ещё с одной Никкой и прокатило б, но сестра... Это мы бы за оружие хватались и в сетях путались, а она, как только поймёт, что это никакой, на фиг, не тренинг, сначала всю ту комнатушку со всеми присутствующими и их сетками разнесёт в обломки, по косточкам и клочки, а уж потом будет разбираться, как из-под трупов выкапываться и из порушенного здания выбираться.
   - Вот. Наверное, в этом-то и дело. "Простите меня!" - та дрянь что-то такое сделала.
   - Что?! Она только покончила с собой.
   - Наверняка не только. Не знаю. Разбираться нет времени. Чтоб подумать, мне успокоиться надо. А времени нет. Потому что есть пункт номер два! Как только до первых лиц - до твоего, Нил, отца, твоего дяди, до твоей матери - до Имерния того же! - дойдёт... Это чудо ещё, что мы тогда тоже из Универа выходили и в их якорь смотаться проверить свитка не пожалели, так что, почти первыми обо всём узнали, и сейчас фора у нас имеется! А как только до тех дойдёт, что девчонок похитили, так начнут искать нас. И запрут. Потому что сами они на Империю не рыпнутся. У них - цугцванг! А, значит, понимают, что нас им не остановить - меня по крайней мере! Потому что мне плевать на их мировые шахматы - я Сину не брошу! А вы?! Кел, ты Никку на опыты для императорского двора предоставить согласен? А вы - своих сестёр?
   - Да, получается-то, что кроме нас - вообще некому.
   - И тогда... Если...
   Тихая пауза...
   - И как мы тогда будем жить? - спросил остальных степной абрек.
   - Так, отсюда уходим немедленно. Кто?
   - Я, - пожал своими плечищами нагтилин и полез в карман. - Но... У меня в Льизе норка с припасами на всякий случай заготовлена. Сначала туда.
   - Да и я кое-что в Лазурном приховал - зайдём, захватим на дорожку, - принц Корлэнда обернулся к Ниэлону: - Поделиться?
   - Как будто у меня своего ничего не найдётся, - потёр лоб принц Эллезии и взглянул на принца Нортирии: - У тебя ж тоже?..
   - А то!.. - хмыкнул он. - Ну, что, пошли?
   - Но сначала... Родителей предупредить надо, - покачал головой Ниэлон. - Если ещё и мы незнамо куда пропадём, мама с ума сойдёт и полгорода разнесёт. А здесь записку оставлять... Кто его знает, когда они эту нычку вычислят.
   Они были в купленном домике Келдаза. Его официальное обиталище с камином, с бараньей головой над оным и роскошным танцевальным залом был известен половине Элистана; кое-кто был осведомлён и о роскошной спальне во весь второй этаж с кроватью в полкомнаты, а здесь... Здесь всё было по размерам очень скромно. Зато интерьером занималась лично Верия Интелия! Зато с нежданным визитом сюда никогда не заявится ни какой-нибудь проситель, ни - самое главное! - в неурочное - тс-с-с! - время какая-нибудь принцесса.
   - В других местах нас, может, уже ищут... - предупредил Акки.
   Луф недовольно повёл плечами, попыхтел и вынул ещё один свиток:
   - У этого якорь в Хранилище, вплотную к комнатушке Катти. Оставим записки у неё. Уж там-то сейчас нас никто не ждёт, а проверить - рано или поздно проверят.
   - Годится! Мама обязательно туда зайдёт, - согласился Нил. - Двигаем!
   Они привычно переплели руки, и принц Корлэнда сломал капсулу нового свитка телепортации.
   Уже минут через десять в домике, где они только что сидели, вылетела входная дверь, и внутрь хлынули стражники.
   - Никого, - пробежавшись по комнатам, сообщили они неспешно вошедшему Имернию Тредису. А через полчаса тщательного осмотра уточнили: - Были. Ушли незадолго до нас.
  
   - Итак? - вопросил король.
   - Провал, - ответил Имерний Тредис. - Мой. Прошу дозволения на чистую смерть.
   - Не пори чушь!
   - Дела я передам. Телоссний Кавертус вполне компетентен. И в курсе почти всего. Он подхватит. А я... Зажился я на этой должности.
   - Будем считать, - прошипела королева, - что ты выплакался, и платочек утереться я тебе уже подала. А теперь - к делу! Почему в твоих руках нет ни одной папки?! На жестокой старости лет проклюнулась абсолютная память? Проверим! Факты! Выкладывай факты!
   Имерний руками, как платочком, как полотенцем, голыми ладонями вытер всё лицо. Помолчал.
   - Прошу прощения, - пробормотал он, и опять обеими руками потёр свой сухой лоб.
   - Факты! - опять потребовала, поторопив его, Клерисса.
   - Слушаюсь... Сейчас, - он отвернулся, сделал несколько шагов назад, раскрыл дверь, скомандовал: - Телоссний!
   Было видно, как его главный помощник подал ему его любимый портфель, до предела забитый разноцветными папками.
   - Телоссний! - чуть повысил голос король. - Заходи тоже.
   - Поможешь начальнику, - буркнула королева.
   Имерний оглянулся, пробормотал:
   - Благодарю.
   Он сунул портфель обратно Кавертусу, вернулся, указал на место рядом с собой. Протянул руку. Раскрыл, тут же сунутую в неё, папку.
   - Главное. К похищению всё было готово ещё три дня назад. Но чего-то ждали. Была ежедневная готовность, которая отменялась в девять утра. А сегодня группа получила подтверждение. Отбрасывая опровергнутые и/или маловероятные версии, выходим на то, что организаторы похищения каждый раз ждали первого выхода из дворца принцесс и по результатам внешнего осмотра давали ту или иную команду. То есть сегодня у девочек или хотя бы на одной из них было нечто критически важное для похитителей. Вот утренний внешний вид Синнаэль и Никкоры за последние четыре дня...
   Имерний положил по четыре листа перед королём и королевой.
   - А Катти? - спросила Клерисса.
   - За все эти дни вместе с принцессами она выходила из дворца в Лицей лишь два раза. Позавчера и сегодня. Следовательно, ни её присутствие, а значит, и ни что-то в её экипировке провоцирующим фактором быть не могло.
   - А что - могло? - нахмурился король.
   - Опять же, откидывая маловероятные версии насчёт причёсок и фасона платьев...
   - Каков критерий вашего отбора? - опять спросил Гилберт.
   - На девчонках не могло быть и не было ничего, что не прошло бы проверку и не было бы утверждено лично мною, - раздумчиво покачала головой королева. - А имперцы пропустили три дня. Каждый из которых... Да кто угодно из той толпы, которую они набрали, мог сорваться! То есть было нечто, что для похитителей являлось важным критически... То есть во внешнем виде, в наряде, в экипировке девочек должно быть что-то существенное, о чём мы не догадываемся, а они - знали... Да уж - не причёски, не платьица, не туфельки... - она сравнивала все три рисунка и вдруг ткнула пальцем. - Вот!
   Король даже не посмотрел на неё, он тоже вычислил сам:
   - Браслет из Льиз яррулле!
   - Да.
   Имерний молча положил на стол и двинул к царствующим особам ещё по листу, на которых был вырисован во всей своей недоброй красе браслет прежних.
  
   Мальчишки собирались.
   "Какие же мы одинаковые!" - покачал головой принц Эллезии.
   Нет, дома, в которых они обустроили свои "норки" различались. Верия Интелия покачала бы головой на очередные хоромы Келдаза; пожалуй, одобрила бы особнячки Ниэлона и Аккора и просто махнула рукой на берлогу Луфгегла: "Зато там, наверняка, в подвале на третьем каком-нибудь ярусе, кто-то из прежних лабораторию себе забабахал!" И угадала б!
   Вытащить что-либо из найденных телепортационных залов - да то самое катающееся, подгоняемое по размеру кресло! - оказалось невозможно. Уточним: невозможно нагтилину. А приставать с такой мелочью к королеве... Мать вдолбила ему: бесплатных просьб не бывает! Ты попросишь о сущей ерунде, а какую "ерунду" потом попросят у тебя в ответ... В общем, он предпочёл договориться с Катти: он молчит о том, что она здесь проводит больше времени, чем в Артоле, то есть в Эллезии, то есть в столице Эллезии - в Лицее своём, наконец! А она... Она нашла ему вот такое гнездовище. Он, когда первый раз спустился...
   " - В расчёте? - важно спросила кроха.
   "Более чем!" - хотел ответить он. Но посмотрел на её серьёзное личико и выразился более аккуратно:
   " - Да. То, что надо.
   Но голос его сбился, он закашлялся, и библиотекарша расплылась в забавно-самодовольной улыбке:
   " - Обращайся.
   Ниэлон не знал о той сценке, он и о доме этом ничего не знал, но, что у каждого из них такой дом был, а главное: у каждого из них был заготовлен уже тревожный набор - пришёл, закинул на плечи рюкзак, и ты готов к приключениям, ты готов к путешествиям, ты готов к войне! - "Какие же мы одинаковые!"
   "Какие мы одинаковые!" - переглянулись парни между собой, когда и домоседу Луфгеглу не понадобилось ничего собирать - он и в дом-то, в комнаты свои не стал заходить, прямо с порога сделал пару шагов, открыл не бросающуюся в глаза дверцу кладовой... Или у прежнего хозяина это был встроенный гардероб? И вытянул оттуда забитый рюкзак... Почти в копию, как у остальных.
   - Катти? - не выдержал на этот раз Кел.
   Они уже косились на больно похожие рюкзаки друг друга, но раньше молчали.
   - А кто же ещё... - буркнул Луф. - Попросил её, и она подобрала. Вы ж тоже? Потому что это нам с вами приходится маскироваться, и каждую отлучку сюда у Имерния мы с кровью выдираем. Да и когда пробьёмся - работы невпроворот, а она неделями в городе ошивается... Я не уверен, но библиотекарша наша, кажется, и кыллизикл себе уже выбила. По крайней мере королевы в эту часть города точно не заглядывали, а меня она сюда завела, и дом меня хозяином принял. Так что и все рюкзачки наши как бы не из одного и того же чуланчика. Пошли?
   Вообще-то мальчишки не отказались бы поразглядывать дома друг друга изнутри попристальней, но нагтилин всем своим видом понуждал всякие глупости попридержать. Им ещё успеть выйти из зоны местного телепортационного исказителя. Королев за её пределы вывозил специальный драккар, но объясняться теперь с его командой, с его капитаном было в лом, и они решили выбраться из внутренней бухты на яхте до ближайшего островка - да что ещё, там, за остров! - неподалёку скала в море торчала, да и всё. Но высадиться на неё было можно - какой-никакой причальчик оборудован. То есть, и судно посреди моря бросать не придётся.
   Дело уже шло к вечеру. Хорошо, что имперские земли - на западе, и заход солнца на час-другой позже... Не в потёмках хоть на вражеской земле первый раз обустраиваться.
   - Трогаем!
  
   Тропики, вечер, отлив, лёгкий устойчивый бриз - яхта суеты экипажа не требовала, мальчишки расслабились. Едва ли впервые с полудня. Долгота острова почти совпадала с долготой Эллистана, и здесь тоже солнце клонилось к закату. Тропические сумерки коротки, но они с запасом успевали.
   Все были почти голыми: зной, высокая влажность - одежда и рюкзаки небольшой горкой возвышались на корме. Хорошо, на остров в своё время, через телепорт сумели доставить лошадей, и с тех пор в якорной долине на посту конный наряд постоянно дежурит. Принцам возразить стража не посмела, и до города они не пешком добирались. Да и в Лазурном, чтоб от одного дома до другого - ноги сбивать тоже не пришлось, но всё равно - жарко. Да ещё до последнего боялись, что перехватят... Нет, всё вышло удачно. И теперь - тишина. Только чайки перекликиваются, да вода шипит на форштевне.
   - Так, - согнал благодушие Ниэлон, - давайте разбираться, что случилось. Кел, ты про эту, как её... из второго легиона короче - слышал?
   - Нет, старовата она мне. А ты, вон, даже из какого она легиона, в курсе!
   - Это тот самый легион, который нынче расквартирован близ столицы. И всех их центурионов я знаю. В лицо. Ну и... Личные дела читал. Эйджу Капертангу, командиру легиона, зачёт по ним сдавал.
   - Нас-то с этим обошли, - хмыкнул Келдаз.
   - Э, вот, не надо! А то ты командиров своих эскадронов не знаешь!
   - Так они - мои!
   - Ага. Я про ваших только от командиров полков хоть чуть в курсе.
   "Их краткие характеристики", - не стал договаривать наследный принц Эллезии.
   - А ведь точно... - покачал головой принц-артефактор: - Меня тоже по хирдам повозили, с сотниками знакомили, и про них многое рассказали.
   И потом и отец с матерью их долго с ним обсуждали.
   Аккор промолчал: как будто парни сами не знают, как его последние три года с занятий срывали, от лекций освобождали, целые курсы даже отменяли, и раза два за семестр - а то и чаще! - не жалея алмазов, ушедших на свитки, перебрасывали на очередную, уходящую в плавание каракку. Бывало, и прямо в море. Запечатывали якорь телепортационного свитка на ней, и, когда она сближалась с целью - добро пожаловать на борт на неделю, а то и пару! А с некоторых пор и вместе с сестрой даже! И - юнгой, матросом, канониром! Помощником мага, помощником боцмана... Поневоле с экипажем познакомишься.
   - Так ты что, имя этой гадины не запомнил? - повернулся Кел к Нилу.
   - Противно выговаривать, - проворчал мальчишка. - Текоррия Эррудж, командир четвертой центурии второго легиона, сирота. Отец - тоже центурионом был, тоже второго легиона - погиб во время знаменитого нортского набега, твоего, Кел, деда, мать умерла в Эпидемию. Выросла в воинском приюте. Далее - наши женщины путь в армию уже к тому времени пробили - в училище. На сегодня двадцать шесть лет было, мастер клинка и копья. Во время учебы провела три дуэли, во всех победила, причём, одного из противников убила.
   - У вас же дуэли до смерти запрещены?
   - Нет. Сугубо не рекомендованы. Но офицерский суд чести тогда её оправдал. Значит, было за что, - и продолжил: - "Дисциплинированна и упорна в достижении цели. Поставленные приказы выполняет ревностно", - выделил он голосом цитату. - Во второй битве при Артокии стояла в фаланге, встретившей хирд. "Послужила образцом оплота", - опять процитировал он. - Как результат, уже центурионесса.
   - Да-а... - протянул Аккор, - На чём же такую подловили?
   - Нам это неважно. Нам надо понять, что она такое сотворила, а не почему.
   - За что просила прощения...
  
   - Да это как раз не вопрос, - отмахнулась королева: - За предательство. Кстати, извинение - косвенное доказательство в её уверенности, что Синнаэль останется в живых. Давайте-ка, ещё раз, по шагам. Имерний?
   Имерний раскрыл тут же сунутую ему в руку папку:
   "- Ваше высочество, простите!..
   - Текоррия? - обернулась к ней Синнаэль. - Что?"
   - Принцесса показала, что она с женщиной знакома, что она согласна с женщиной переговорить, стражники препятствовать её проходу не стали.
   - Согласна. Принимаю. Далее?
   "Женщина подошла. Склонилась в реверансе, выпрямилась - стандартный ритуал, предваряющий просьбу. Девочка улыбнулась женщине:
   - Говори.
   А Текоррия повторила:
   - Ваше высочество, простите меня. Пожалуйста, простите меня!"
   - Пожалуй, некая истеричность посторонней - повод насторожиться. Но не более.
   - Согласна.
   "Женщина чуть наклонилась, руки сошлись, как в жесте смирения при поклоне, а когда она выпрямилась - в правой ладони был кинжал."
   - Кинжал был небольшим и узким. Заметить под широким рукавом очень затруднительно.
   - Далее!
   - Левую ладонь она порезала, когда его вытаскивала, а потом...
   - Покончила с собой, - буркнул король.
   - Удары в грудь тем ножичком - к немедленной смерти привести не могли.
   - И не мастеру клинка об этом не знать!
  
   - Если бы она бросилась на Сину?
   - Ха, - осклабился норт, - сестричка твоя даже от меня ускользать умудряется! Юркая, как... как капелька ртути! Как муха. Не захочет - не возьмёшь!
   - А та - на жалость надавила: ах, я виноватая, ах, я умираю! - и беспомощно, якобы, протянула руку.
   - Так ей надо было войти в контакт!
   - И что? У неё магии - ноль. Иначе упоминание о том было бы в личном деле! Если только заразить чем? Но все болезни - они не мгновенного действия! Яды? А она сама-то тогда как? Она же - двигалась! То есть тоже бесполезняк!..
   - Слушайте, не будем гадать. Что конкретно та баба успела сделать?
   - Сина шагнула к ней, и она схватила её за руку.
   - Левой рукой, - уточнил Аккор. - В правой у неё было оружие.
   - Перекровавленной ладонью? - вдруг насторожился Луфгегл.
   - А точно... И что?
   - Парни, кто-нибудь знает, на Сине ничего такого-эдакого от прежних не было?
  
   - Помнят ли присутствующие о роли человеческой крови при активации артефактов прежних? - обратилась к мужчинам королева.
  
   "Достали они со своими тренингами! - подумала Сина, когда телепорт выкинул их в незнакомой комнате, и на них полетели сети. - Ну, погодите!"
   Но первой начала действовать Катти - она сразу пригнулась и нырнула всторону. И тут Сина поняла, что никакая эта не тренировка - воин, стоявший неподалеку, влёт ударил девочку пятой алебарды по голове. Катти без сознания, мешком грохнулась на пол.
   "Ах вы!..."
   Перед чужими еле заметно дрожал воздух - призрачный щит? Это для Никки ещё прошло бы, а для неё... Твари! Она в мгновение сплела огненный шквал и...
   Сцепить его не удалось - каждая из его нитей осталась по отдельности.
   "Что за?.. Трясунец!"
   И опять нити каста сплетаться отказались. Сосулька! Чёрный топор! Мгла! - Ничего!
   И тут она почувствовала, как на левой руке... Она перевела на неё взгляд. Браслет прежних... Он словно расширился, он словно уплотнился, он словно стянулся, он сквозь лёгкую ткань платья прижался к её руке. Она резко дёрнула застёжку. Декоративный замочек послушно отлетел, но браслет не шелохнулся: его живописные завитки переплелись и теперь являли собой единое кружево.
   - Всё, принцесса, с тобой всё. Можешь не дёргаться! А теперь ты... - перевёл маг, держащий щит, взгляд на Никку и ухмыльнулся: - Делаем!
   И воины исполнили. Укрываясь за магическим щитом, они окружили запутанную сетями девочку и одновременно натренированным движением со всех сторон вцепились в её руки, в её голову и резко перевязали ей рот.
   - Так-то! - удовлетворённо пробормотал маг.
   Подошёл и вынул из кармана ещё один, почти такой же браслет, надел, щёлкнул замком. А потом, поморщившись, третий браслет защёлкнул на бессознательной библиотекарше. Проворчал даже:
   - И чего на эту плебейку добро переводить? - и опять обернулся к стражникам: - Заканчивайте!
   В комнате были, оказывается, ещё двое - мальчишка и девчонка. Судя по лохмотьям на них - беспризорники из Сокхо. Их подтащили к девушкам, по одному перерезали горло. И их кровью залили браслеты.
   - Ну, вот и всё. Извините, ваши высочества, это всего лишь некоторые меры предосторожности. Вас приглашает Его Императорское Величество. К себе, в Столицу Мира. Вы потрясены выпавшей вам честью? - и он опять осклабился: - Вижу - потрясены. Но то ли ещё будет!
   - Ты умрёшь, - негромко проговорила Синнаэль.
   - После Вас, ваше высочество. Только после вас, - хмыкнул маг, взглянул на часы и отвернулся от неё. - Кончилось. Всем сплотиться. Уходим! - и вынул толстый свиток.
  
   - Мы разобрались, что произошло...
   В малом зале ЦеСа Эллезии была только королевская семья. В малых залах других трёх королевств - тоже. Говорил Гилберт. Клерисса сидела рядом с ним. Вплотную. Её рука вцепилась в его колено. Последние сутки она вообще не отходила от него. Ни днём, ни ночью. Нет, она не мешала ему. Когда надо - помогала даже. Когда не могла - просто молча присутствовала. Без лишней суеты, не создавая добавочного ненужного хаоса. Вот как здесь: в физический контакт с ним она вошла, только когда посторонние вышли вон.
   Спали за эти сутки они всего около четырёх часов... Ну, как спали... В постели провели. А спали, хорошо, если полчаса. Остальное время.... Как в юности - опять и опять. Но в юности это был восторг, прорыв и полёт, а теперь... Как растворение, как врастание в землю, как укоренение...
   А когда утром вставали, она сумела улыбнуться. И добавила:
   " - У меня снята блокада, - когда успела-то? Вроде всё время была рядом. - И у меня сейчас благоприятные дни.
   Что он мог сказать - а ничего. Он только поцеловал жену. Тихо и долго - просто губами в губы, просто окунуться в общее дыхание. В общую тишину. Через неделю всё определится, тогда и поговорят. Да и о чём говорить-то - два раза уже проходили, техпроцесс, можно сказать, отработан.
   - ...Очевидно, - продолжил он своё сообщение, - похищение планировалось давно. Но они опасались магической мощи Синнаэль. Но девочке понравился браслет из Льиз яррулле. Наши библиотекари сумели найти его описание - негатор. Может, кто помнит детскую сказку про волшебницу, пойманную Истирионом? В одной книжке обнаружилась иллюстрация - почти копия. Активируется кровью. По сказке - неснимаем.
   - Наши соболезнования.
   - Наши соболезнования.
   - Наши соболезнования.
   - Вторая плохая новость: имперцы слишком быстро разобрались, что сулит им появление на Синнаэль данного артефакта. Скорее всего они его просто сразу узнали, то есть с подобными они уже постоянно работают, то есть у них нечто подобное уже есть. Мы очень опасаемся и за Никкору.
   - Ох...
   - Тут мы ничего поделать не можем. Но наши аналитики выражают опасение, что император хочет лицезреть при своём дворе всё младшее поколение Артола. Вояж принцев к ним весьма предсказуем. Их наверняка ждут. Но на свободе ещё младшие дети королей Нортирии и Техлора. Мы настоятельно призываем резко усилить меры безопасности.
   - Уже, - хмыкнул Регкарек. - Нашего мальчика при дворе больше нет.
   - Нашего тоже, - донеслось от Агвелты.
   "Как же я их хорошо уже знаю, - подумала Клерисса. - Ведь вроде бы и не сказали ничего конкретного, но ясно: мальчик-норт сейчас скачет к какому-нибудь дальнему стойбищу, чтоб, "как настоящий мужчина", самостоятельно провести зимовку табуна, а мальчику-нагтилину придётся попробовать, что такое настоящая горная проходка. Подручным каким-нибудь на шахте, одним из толпы таких же чумазых пацанов."
   - И последнее... Мы, считаю, определились с местом десанта наших старшеньких.
   - Да?
   - Из всего континента?
   - При всей кажущейся неразрешимости у задачи жёсткие граничные условия.
   - Да, Луф писал: отсутствие установленных имперцами ловящих исказителей.
   - Мы нашли ещё два условия.
   - Появление чужаков не должно бы вызывать там ажиотажа!
   - Да. И ещё одно, очень для них важное...
   - Чтоб не слишком далеко от Риммериума...
   Дальнейшее молчание было недолгим. Регкарек III вздохнул:
   - Детская мечта всех мальчишек...
  
   - Мечты сбываются, - пробормотал Келдаз. - С детства мечтал.
   - Для тебя, вообще-то и плёл.
   - Не понял?
   - Вдруг расплатиться с тобой потребовалось бы... Вот - билет тебе на сафари.
   - Платить тебе - мне?!
   - Ну, соблазнить...
   - Пустоши сизого вереска.
   - Неубиваемое пятно прежних...
   - И всего в трёх дневных переходах от Риммериума.
   - Но там же свой собственный стихийный, разбрасывающий исказитель! На всю долину. Точно выставить координаты выхода будет невозможно.
   - Вот именно. А нам с вами разве требуется - какая-то точность?
   - А если закинет прямо в сердце?
   - А ты в своём детстве не об этом ли мечтал?
   - Так, парни, хватит лирики воспоминаний, - прервал их Аккор. - Даже в пустошах нас будут ждать.
   - Будут ждать четверых. Прибудем - разделимся.
   - Плохая стратегия...
   - Придумай лучше!
   - Придумаю. Но для начала на месте оглядеться надо.
   - Что ж, трогаем! - скомандовал Ниэлон. - Луф, готовь!
   - Товсь, три! - Луф вынул свиток.
   Они привычно переплели руки, и на счёт "ноль" принц Корлэнда сломал капсулу.
  
   13. Прибытие
  
   - Её высочество принцесса Никкора, её высочество принцесса Синнаэль! - возвестил императорский камергер и перед девочками неспешно открылась высоченная дверь в тронный зал.
  
   " - Очень надеемся на ваше благоразумие, ваши высочества, - незадолго до того втолковывал им "Главный податель ночного халата" - Дакр ла Алевтим.
   Можно было улыбнуться над именованием его должности, но оно значило, что это тот, с кем император общается почти каждый вечер. Герцог Империи соответственно. И голос у него был мягким густым обволакивающим - таким как раз и говорят: "Спокойной ночи". А до того или даже после можно сказать ещё несколько слов. Которые Его Императорское Величество выслушает. И возможно даже прислушается.
   " - ...Вы в гостях, - продолжил "податель", - вот и ведите себя соответствующе.
   " - Мы не принимали это приглашение! - попыталась взбрыкнуть Сина.
   " - В императорском ангажементе опции "выбор" нет, - опять, как к маленькой капризнице, обратился к ней герцог. - Его нет даже в императорский капризе. Но стать капризом потомка бога - это же триумф!
   " - Вот это - "триумф"?! - подняла руку с браслетом принцесса.
   " - Всё имеет свою цену. Это - цена Вашего приглашения в Столицу Мира из вашего... - у него просто на лице отобразился перебор эпитетов - "мелкого", "варварского", "захудалого", - из вашего отдалённого королевства. Я, конечно, понимаю, Ваши амбиции, но, к примеру... О только для примера, мой род старше Вашего. На две ступени, чтоб быть точным - в градации Лилового фолианта. И на четверть тысячелетия - по летописным источникам. Впрочем, в нашем Университете "Геральдика" - базовая дисциплина, и вас подтянут в знании её тонкостей.
   Он повернулся к Никке и всё тем же бархатным голосом почти промурлыкал:
   " - Я думаю, Вам будет проще. Ведь как вести себя в гостях, Вы уже знаете. Помогите подружке.
   Было видно, что свой инструктаж, разговор с ними он заканчивал, и Никка поспешила спросить:
   " - С нами была ещё одна подружка... Где она?
   " - Простолюдинка? "Подруга"?! Вы серьёзно? - он оглядел принцесс. - Дитя моё, вы - в Империи! Здесь у плебеев и патрициев разная... м-м-м... среда обитания! Поэтому вы - здесь, во дворце, а ваша прислуга там, где ей и место! - и он, словно не сдержавшись, хмыкнул: - И уж сами подумайте, где очутится эта девка, если вы окажетесь там, где она сейчас!
   И опять на его холёной физиономии просто прописалась мысль: "Ну, должно же дойти?!"
   - Это за вами, - показал он на приближающегося, величественного, как весь вместе взятый королевский двор Эллезии - да и Корлэнда, пожалуй, в добавок, тоже! - камергера. - Будьте благоразумны. - и вдруг бархат в его речи словно повытерся: - Будьте осторожны, девочки. Будьте сугубо осторожны.
   Императорская фамилия не прерывалась уже более трёх тысяч лет и вела своё происхождение от бога Арриграса - бога ярости.
  
   Приём был краток. Там же императору был представлен посол из княжества Каалекс. Они давно уже потеряли фактическую независимость, но всё цеплялись за формальные признаки суверенитета - вот "дипломатические отношения".
   Намёк девочки поняли: ненужный "посол", ненужные "принцессы"...
   А потом их сдали на руки баронессе ла Отредди. Старуха, за пятьдесят, сухая до костлявости и такая... что ни вывеску над ней размещать не требовалось, ни на лбу пропечатывать, и так всё с первого взгляда видно было - мегера!
   - У нас - порядок, - про между прочего проскрипела она: - Особенно будет теперь. Особенно с вами, с принцессами. Так что меры физического воздействия на вас могу налагать только я.
   И скривив тонкие губки, уточнила:
   - И Император, конечно. Я и Император.
  
   Парни огляделись: они стояли в роще... Хотя это про десяток-сотню берёз или пальм можно сказать - роща, а о легендарных крогсогорах... Считалось, что они выжили, что они жили, что посажены они были прежними. Больше ничего более десяти лет в пустошах не выживало - деревья изредка поднимались, но засыхали и, обрушившись, сгнивали. Сгнивали странно - не в плесень, а, в странного цвета, пыль. С кустами - то же самое, но те успевали давать новые побеги и припорошенные сизым налётом кое-где образовывали почти заросли... Ещё блеклыми пятнами росла трава - всё больше вереск.
   Впрочем, в сравнении с крогсогорами нормальные деревья были бы, как вереск для нормальных кустов. Стволы внизу в два десятка саженей толщиной, а в высоту... Да кто ж их измерит!
   Старые сказки повествовали, что здесь герои прежних сошлись в битве с богами нынешних тарокков. И боги, проверяя не вернулись ли их враги, до сих пор посылают сюда своих ищеек, своих чудовищ. И прежние тоже время от времени прощупывают, не ушли ли эти новые боги. Таким же образом. И не понять, чьи монстры страшнее.
   И ещё никто не может понять, кто опять и опять теряет в пустошах диковинные артефакты; откуда берутся в пустошах всё новые и новые склепы, развалины, пакгаузы; куда деваются старые...
   Раз в полгода имперские отряды с магами частым гребнем проходят сизые пустоши, сокращая поголовье хищных тварей, заодно подбирая хабар. Правда, даже они не суются в сердце пустошей - в треугольник почти посерёдке, вырисованный тремя речонками, но чудовища, обитающие внутри их периметра, за его пределы не выходили - считается, что боятся воды из тех речек... Пить её в пределах "сердца" не решаются и люди...
   Заходить в пустоши дозволяется всем желающим. Уходить - тоже. Плати за четверть найденного или четвертью найденного, отдай ещё одну вещь, остальное - твоё. Цены давались справедливые. Ну, почти. Правда, тот артефакт, что бесплатно забирали чиновники из стражи, жалко особенно: лучшее ж всегда, но утаивать не рекомендуется - тогда реквизируют всё. И плети тогда. И каталажка. А так... Выбравшись, можно было уйти богачом. Но не выбравшихся было как бы не поболее.
   Келдаз подошёл к громадине ствола, жадно прижал к нему ладони и закричал:
   - А-а!.. Парни, и в самом деле Пустошь! Мы здесь!
   - Именно на это я и хотел обратить внимание, - проворчал Ниэлон. - Ты "Заячье ухо" хоть выставил?
   - Не боись! У меня это на рефлекторном уровне. Чисто!
   - А оно экзотов-то воспринимает? Или только естественную живность ловит?
   - Вот и узнаем... - почесал в затылке норт.
   - Про крогсогоров, вроде, я читал, разная гадость среди них не селится, но что-то меня морозит, - зябко повёл плечами Аккор.
   - Огляделись! - тут же скомандовал Ниэлон. Что кора морозит перед неприятной дракой, они уже выучили. - Пути отступления? Защищаемая позиция?
   - Ещё бы знать от кого, - вертя головой, буркнул нагтилин. - От стрелков? От копейщиков? От трёхрогов?
   - Там! - вдруг резко выкрикнул, вытянув руку к недалёким зарослям кустов, Келдаз. - Парни, плохо! Мерзость!
   - Сжались! - тотчас крикнул Ниэлон. - К нему!
   И они рванули к повернувшемуся спиной к громадному стволу норту. Всё-таки хоть какая-то обороняемая позиция.
   Раздался и резко оборвался женский визг.
   Ниэлон сделал шаг вперёд.
   - Куда?! - схватил его за плечи Аккор.
   - Однако, полегчало... - перевёл дыхание Келдаз.
   - Нил, - прогудел Луфгегл, - это пустоши. Ты, того, поосторожней. И у тебя своя команда. А всё прочее может быть обманкой.
   - Ждём, - выдохнул Нил.
   Долго ждать не пришлось. И минуты не прошло из зарослей вырвались двое - совсем молодая девушка и парень. Охотники? Лук и копьецо в руках парня. Арбалет у его подруги. И странное платье: внизу что-то среднее меж юбкой и очень широкими штанами.
   Увидели их. Резко затормозили.
   - Сюда! - крикнул им вект. И чтоб помочь решиться, добавил: - Рассказывайте! Во что вляпались?!
   - Тёмные гончие! - закричала в ответ девчонка и кинулась к ним.
   Мальчишки переглянулись: "Всё повторяется."
   - Где? Сколько?
   Подбежали. Чужой парень, обернулся и ещё раз цепко оглядел встретивших. И отчитался:
   - Там свежие строения, мы зашли - нарвались. Видели троих. Успели захлопнуть двое дверей.
   "Зашли и сбежали, значит, не охотники - хабарщики!"
   "Да здесь все такие!"
   - Бежим! - с несколько истеричной капризностью потребовала девица.
   "Совсем девчонка."
   - Двое дверей? - это им минут на пять, - раздумчиво произнёс нагтилин.
   - Они уже встали на след - на ваш след. Не уйдёте. Без шансов, - сообщил чуть запыхавшимся кор.
   - Некоторые шансы есть, - не согласился незнакомец и выдвинул из рукава свиток телепортации.
   - Да, - пожал плечами Луф, - где-то один из десяти, что вас выбросит достаточно далеко отсюда.
   - Но надо бы, чтоб и поближе к стражевому отряду. Который бы согласился прикрыть вас от трёх гончих, - так же равнодушно уточнил кор.
   - А вы?! - выкрикнула девчонка. Да, совсем молоденькая, не старше их сестёр, их подруг. - Вас же тоже!..
   - Это вряд ли, - поддержал равнодушную интонацию Аккора Келдаз. - Они - на вашем следу. Мы сойдём с пути, и они не станут терять на нас время.
   - А мы никуда не уйдём! И вас!.. Здесь же! Сразу после нас!
   - Нет. Они одноразовое оружие, - опять пожал плечами Луфгегл.
   - Сразу после нашей смерти тёмные вернутся в свои пределы, - тихо пояснил подруге незнакомец. Он уже всё понял.
   "Быстро соображает!" - оценил Ниэлон. И угадал следующую фразу:
   - Что вы хотите за помощь?
   Тут сквозь тучи на горизонте пробился случайный луч и подсветил лицо девушки.
   "Фиолетовые глаза?"
   Рыжие-рыжие волосы, упрямыми прядями выбивающиеся из-под походного шлема, и фиолетовые глаза.
   - Да что они могут?! - с пренебрежительной презрительностью задрала она носик и потребовала: - Уходим!
   "Ах, ты так! - чему-то возмутился принц Эллезии. - Ну, получи!"
   Он акцентировано провёл пальцем по шее, подцепил серебряную цепочку и выпростал наружу все три продетых в неё клыка. Кажется, тон рыжей девчонки задел не только его - друзья один за другим сдублировали его жест.
   - Гончие! - узнал парень. Ну, кто знает, не ошибётся: только у этих тварей светлую кость зуба прорезает характерная вычерненная выемка, словно дол в клинке кинжала. - Все в одном бою?
   Мальчишки отвечать не стали - переглянулись только. Их поняли - девчонка переглянулась со своим парнем тоже.
   - Что вы хотите? - опять спросил парень. Однако, одна его рука по-прежнему удерживала свиток, вплотную к капсуле, а другая в любой момент была готова вцепиться в широкий кожаный пояс спутницы.
   Аккор усмехнулся, но Ниэлон опередил главного переговорщика их команды:
   - Лишь один поцелуй прекрасной дамы.
   Первый переговорщик, да и остальные из команды, посмотрели на него с долей странного весёлого изумления, а девица замерла. Её спутник тоже бросил на неё непонятный взгляд и попытался то ли потянуть время, то ли уточнить:
   - Один поцелуй? Кого целует... - он запнулся... Но нет, в четырнадцать-пятнадцать лет прибавка возраста ещё не выводит из себя женскую половину человечества, - ... прекрасная дама?
   - Кто ж может выбрать это за прекрасную даму? - наконец, сумел вклиниться Аккор.
   - Как целует прекрасная дама? - всё хотел добиться определённости её... паж?
   - Кто ж это может заранее за неё угадать такое, - проворчал Луфгегл и растерянно покрутил головой: "Она сама-то - сможет?" - прописалось на его честной физиономии.
   0x08 graphic
Паж ещё что-то хотел сказать, но его перебили:
   - Согласна.
   - Так! - отсекая пустое, привычно перехватил командование в боевой обстановке Келдаз. - Тогда слушаться! Акки, план!
   - Просто. Молот у нас теперь уже есть, а вон - защищаемая от гончих позиция. Погнали!
   "Молот?" Теперь и девушка узнала непонятную рукоятку, торчавшую из специального отделения непростого рюкзака самого... самого широкоплечего из них - боевой молот это! А рюкзак-то - с пространственными карманами! И не маленькими. Они запросто гасят вес предмета.
   А непростые мальчики встретились им на опушке рощи крогсогоров! У одного из них тоже, из такого же кармана, торчала рукоятка меча, у другого - из двух! - пара сабель, а у последнего... Он умудрился уместить в нём лук?! Ну, хоть не натянутый... В руках у каждого ещё было по протазану.
   - Следуем?.. - переспросил её спутник.
   Она кивнула ему, и они, вслед за парнями, помчались к крогсогору, у которого мощная нижняя развилка была всего в дюжине саженях от земли. Девчонка от него не отставала - ей широкие полуюбка-полуштаны бежать не мешали.
   - По дереву подняться сможешь? - набегу осведомился у неё Келдаз.
   "Кажется, у него есть план и на её ответ "нет"", - понял её сопровождающий.
   - Да, - ответила девушка.
   - Рюкзаки и прочее долой и сами - наверх! Лезьте! И по правому ответвлению, - приказали ей у гигантского ствола.
   - Гончие смогут подняться тоже!
   - Знаем. Но в процессе у них резко упадёт стремительность.
   "А у вас?!" - хотела вопросить она, но её перебили:
   - Вниз не смотреть! - скомандовал ей Аккор. - Идешь второй! После меня!
   Он отставил свой протазан и оценивающе оглядел девчонку, ("Длину рук прикинул?" - предположила она.) отвернулся и приказал:
   - Следи за мной и делай, как я!
   Тут же схватился за выступ коры, на другой - поставил ногу, второй рукой уцепился за третий, откинулся, почти повис, ещё раз обернулся на неё, улыбнулся ей: "Поехали!" и полез.
   "Я - умею! - упрямо прописалось на девичьем личике. - Себе-то рюкзак оставил!". Но она послушно освободилась от лишней тяжести и последовала за ним. Её не сбило даже "Ийе-е-еру!  Ийе-е-еру! Ийе-е-еру!" - почти синхронно раздавшееся изнеподалёку. Тёмные твари вырвались на свободу.
   Повторный их охотничий вопль застал команду уже на развилке.
   - Не оборачиваться! Не теряем времени, - потребовал их командир. - Обходите меня. Ты, - ткнул он пальцем в парня, - ты теперь пойдёшь первым. Двигайте! Цель - следующая ветвь! А я сейчас... И будьте готовы, я вклинюсь и пойду вторым.
   "Значит, меня последней оставят?!"
   - Слушаться! - прошипел ей её парень и дисциплинировано занял лидирующую позицию. - За мной!
   Но она не удержалась и пару взглядов вокруг бросила. Гончие, тремя клоками ужаса, уже неслись к ним. Трое парней, остававшиеся внизу, теперь, переплетённые, связанные друг с другом откуда-то взявшемся вервием, шустро поднимались по стволу... Ведь так и догонят! А она-то успела возгордиться своей скоростью подъёма. Их проводник, значит, под них подстраивался, под них скорость занижал?! И сейчас он... Он на этом узеньком карнизе в несколько движений выцедил из рюкзака лук и уже натягивал тетиву.
   - Не пробьёт, - пискнула она.
   - Вверх! - в ответ рыкнул он.
   - Торри! - послышалось и сверху.
   "Я не боюсь!" - упрямо прошептала она и, словно сбрасывая с ладоней мурашки, резко ими встряхнула. Взялась за выступ коры.
   - Всё под контролем! - словно извинился за своё рычание незнакомец. - Будь только аккуратнее! Лучше не спеши.
   - Буду, - буркнула она и двинулась вверх. - И не буду.
   - Наш человек! - хохотнул парень.
   Даже спокойней стало. Вот уж кто совсем не боится, кто действительно уверен, что у них всё под контролем, что всё обойдётся. Надо только и ей ничего не испортить - самой не сорваться! Поэтому - аккуратней, аккуратней! Она же училась скалолазанию, тренировалась же, а здесь, на дереве, всё лишь проще: из-под ног сыпуха не выскользнет, острый камень пальцы не порежет, из земли не вывернется... Только быть аккуратной, и последовательно руками-ногами - раз-два-три-четыре, раз-два-три-четыре, раз-два-три-четыре...
   Но тут - раз! два! три!.. Три удара о дерево. Она почти въявь увидела, как тёмные гончие с разгона прыгнули на ствол древесного гиганта, как вонзив в него когти, удержались на нём, как поочерёдно всеми четырьмя лапами вгоняя пятидюймовые когти в плотную древесину, полезли наверх, за ними.
   - Хорошо идёшь! Чуть-чуть осталось. Не спеши теперь, притормози немного, - поравнялся с ними их ведущий, как стоячую обошёл по стволу девчонку и подогнал парня: - А ты быстрее! Мне на той ветви место освободишь!
   - Акки! - послышался крик снизу. - Одна не сагрилась. Твоя!
   - Принято! - крикнул он вниз и чуть тише повторил свои приказы: - Быстрее, парень! Красавица, не спеши! И не оглядывайся! Контролирую!
   ""Сагрилась"? Это что? Это как? - почему-то как-то замедленно одна мысль у девчонки сменила другую. -"Твоя"?! Да эта тварь этих защитничков обогнула! И сейчас - за нею? А ей "не спешить"?!"
   - Торри, слушайся! - крикнул ей тот, кому она всю жизнь свою жизнь доверяла.
   Она задрала голову - он был уже на десяток футов выше следующей ветви, на которой устраивался этот, с луком; а её друг, вцепившись в сучья, не отрываясь, глядел на неё. И больше не двигался. А который с луком, ремнём, верёвками пристёгивал себя к дереву.
   - Не отвлекайся! - заметил он её взгляд. - И слушайся меня! слушайся!
   "Слушаться? Не отвлекаться? А как не слышать верещаще-мурчащее урчанию, не прислушиваться к свистящим звукам вонзающихся в доисторическую кору когтей?!"
   И вдруг снизу донеслись ещё звуки - хекающий выдох и задохнувшийся взвизг. И плотный шмяк через пару мгновений. И крики:
   - Луф, держу!
   - Тоже!
   - Есть!
   - Пошли-пошли!
   - Парни!..
   И ещё - выдох, всхлипывающий визг... И ещё один удар тяжёлого тела о землю!
   - Есть!!
   - Все заткнулись! Акки, твой черёд, давай!
   И голос сверху. Ей:
   - Не спеши, но поднимайся! Но аккуратно, ради всех богов - аккуратно! И приготовься прижаться к стволу!
   "Прижаться?! Он через неё, над нею стрелять хочет?! Спокойно! Лишь аккуратно! Они сделают всё остальное, а ей - только одно - не сверзиться отсюда!"
   Очень хотелось посмотреть, что там, наверху. Но всё тело леденело от шелеста когтей снизу - уже почти у самых её пяток! Да что же он?! Давай же!
   - Жмись! - крикнул он.
   И она всем телом вжалась в дерево.
   "Моя задница! - вдруг мелькнула паническая мысль: с некоторых пор она очень гордилась налившимися формами своих бёдер. - Отстрелит, гад!"
   Плотнее, плотнее к дереву!
   Свист стрелы. Ещё!
   - Ийе-е-ер... - заверещало сзади. Но просвистела ещё, ещё одна стрела, и визг захлебнулся.
   И, наконец, через несколько долгих мгновений раздался смачный шмяк.
   - Всё, - раздался голос... его, вроде бы, называли Акки. - Эй, силы ещё есть?
   Она оторвала голову от древесины. Взглянула вверх. До этой самой развилки оставалось не более пяти футов. Молча ему в лицо моргнула.
   - Давай сюда, потихоньку и тщательнее, - почти ласково, почти промурлыкал стрелок. - Тщательнее! - опять перекорёжил он слово.
   А девушка перевела взгляд на своего спутника.
   "Кажется, мне должно было быть страшно!", - поняла она. Потому что тот... У него были закрыты глаза, он вцепился в дерево, и он, кажется, никак не мог вспомнить, как это - дышать.
   - Думал, всё. Отчекрыжит тварь тебе пятки, - через несколько минут сообщил он ей.
   - Выстрел должен был быть в упор, - пожал плечами "Акки". - И всё равно, в глаза не пробило. Через глотку только вошло. Ты в себя пришёл? Сам спустишься?
   - А что, есть варианты?
   - Лишний раз со страховкой возится не хочется, - кивнул стрелок на верёвку.
   Лишний? То есть её он хочет обвязывать?!
   - Я спущусь, - твёрдо заявила девочка.
   - Не обсуждается, - в один голос ответили оба парня, переглянулись и заулыбались.
   "Ах, вы так?!"
   Что ж, спускалась она на верёвке по всем правилам и со всеми удобствами: длинными прыжками, откинувшись, изредка отталкиваясь от ствола ногами.
   - Наш человек, - встретил её на земле тот, который требовал у неё поцелуй.
   - Да! - подтвердила она и потребовала сама: - И от своей доли их клыков я не отказываюсь!
   - Двенадцать на пять делится плохо, - хмыкнул разглядывавший труп зверюги... норт? А ведь точно - норт!
   - По три Акки и Луфгеглу, - "Так здоровяк - нагтилин?" - Остаток на троих по два - точно получается, - тут же разделил всё этот светловолосый.
   "Интересно, норты же, вроде, таких на дух не переваривают..."
   - Э, ты ж не претендуешь? - на всякий случай, решил уточнить он.
   - Виконт ла Ферн! - спрыгнул на землю её спутник. - Нет, не претендую. С чего бы?
   - "Виконт", - сообщил остальным наглый норт. - А ты, небось, принцесса?!
   - Герцогиня, это и есть на вашем наречии - принцесса. Агторрия ла Трелли, - представил виконт девушку.
   Она взглянула на него и покачала головой. Она вздохнула. Она улыбнулась. Склонилась в реверансе. Выпрямилась. И улыбнулась им всем ещё раз: "Вот так это делается у нас, у принцесс!"
   - Нет, таких титулов у нас нет, - поспешил хмыкнуть Акки. - Нил, Луф, Кел - по очереди показал он на парней, - те лишь кивнули. - Меня кличут Акки. Команда мы. Охотники. Вот, решили пошариться по пустошам.
   "Кор! - поняла она. - А он - кор. Ну и шайка же у них подобралась!"
   - Да мы тоже, - проговорил виконт, - здесь за тем же.
   - И пришёл сладостный миг расплаты, принцесса! - предвкушающе разулыбался норт. Весь в породу своего народа: в глазах - все зори степей, зубы нараспашку, загребущие руки приглашающе распахнуты! - Один поцелуй одному из нас! И да, никакие виконты, - кивнул он на её спутника, - виконты и здесь не в счёт!
   Виконт усмехнулся и молча отступил на шаг.
   "Предатель!" - прописалось на девичьем личике.
   Прописалось и стёрлось. Она, не колеблясь, сделала шаг вперёд. Вроде бы, к норту, но словно его на её пути и не стояло! Тот еле успел отскочить.
   - Сэр! - обратилась она к стоявшему за его спиной Нилу.
   - Да? - откинул он голову.
   "Ей что теперь - подпрыгивать?" - сбоку улыбнулся кор.
   - Сэр, склонитесь! - потребовала она.
   Парень опомнился и наклонился.
   - Ниже!
   "Как она привыкла, что ей подчиняются!" - заметил Аккор.
   - Ниже!
   Ниэлон ещё сильней согнул спину.
   "Как же он не привык кланяться!" - покачал головой виконт.
   Пунцовая юная принцесса потянулась губами к вдруг побледневшей щеке юного рыцаря. Сухие губы к сухой щеке.
   "Как улыбнуться сквозь слёзы".
   "Будто тёплый ветер по коже".
   "Колется".
   "Ещё бы".
   - Я исполнила договор.
   - Исполнение принято.
   Они отодвинулись друг от друга. Кажется, недалеко. Виконту пришлось почти протискиваться, чтоб встать между ними. И он обратился к Келу:
   - Не хотите объединить команды? У нас, вроде бы, можно полагать, получается.
   - Не по чину нам, - отказался кор, опять метнув взгляд в сторону Нила. Тот смолчал.
   - А наняться? - не стерпела экивоков девушка. - Я предлагаю вам контракт!
   - И на каких условиях? - проявил некоторую заинтересованность Луф.
   "Кор и нагтилин на торге? - сейчас они оставят нас без штанов, - поморщился юный виконт. - Хоть она и называет то, что на ней - юбкой. Ну, принцесса, ты приключений хотела - считай, нашла! И не надейся на своего расцелованного блондина, он в переговоры вступать явно не собирается! Вон и норт затихарился. У них роли, видно, уже сто раз, как расписаны! А здесь вам не мечами-саблями размахивать..."
  
   Веккатта очнулась. Тёмная комнатушка, жёсткая лавка, куцая подушка. Голова раскалывалась. Она потрогала самое больное место - шишка. Как бы не сотрясение... Вспомнила последнее мгновение... Твердили же ей - тренируйся-тренируйся! Сина бы увернулась... А она...
   Она села. Голова тут же закружилась. Катти вцепилась в кровать... Вдох-выдох, вдох-выдох... Полегчало... Потрогала мокрое лицо, вытерла ладонями пот со лба.
   А это ещё что? На левом запястье появился незнакомый браслет. Ну, как незнакомый - очень похожий на браслет прежних Сины. Нетушки-нетушки, нам ничего такого не надобно! Она быстро расстегнула очевидную застёжку - бесполезно... Недаром он ей не нравилось! Но зачем они ей?.. Ладно, разберёмся. Потом.
   Огляделась. Комната? Больше подходит слово "камера", в лучшем случае "келья". Стены никогда не штукатурились, и сто раз были исцарапаны... Вон то явно метки - кто-то считал дни, а вон то можно назвать "граффити"... Хотя ругань всего лишь это. Или прощания. А вон то, смотри ж ты! - стихи...
   Узкое, забранное мутным стеклом окошечко под потолком. Дверь... С проёмом - с выдвижным металлическим ящиком. Ещё одна дверца, не такая капитальная... Неужели?..
   Катти доковыляла до нее, раскрыла - точно! - хоть это-то... туалет... кран с водой. Открыла. Холодная. Еле цедится. Можно протереть лицо, руки. Смочить шишку.
   Опять накатила слабость - в постель и спать. Сначала спать.
  
   - Нет, ваше величество, я уверен. Я и раньше, как Вы помните, не поддерживал данное мероприятие, а теперь уверен. Граф ла Оггорет описал Клериссу на приёме, как почти невменяемую. Наш человек из посольства тоже уверен: каждое мгновение её в шесть рук готовы были кинуться удерживать. Если бы это были они, она бы не утерпела! Ведь, как актриса, королева Эллезии ещё в юности с треском проваливалась...
   Император, усмехнувшись, кивнул ему.
   - ...А теперь ещё и её дочь! Ну, вся в мамочку. В капельку! Пять раз за несколько минут - я пересчитал! - пообещала себе убить меня. А как она искала хоть какие-то контр-аргументы! И не нашла. Потому что нет их у неё. Нет, данную версию можно отбросить.
   - Принцесса не станет проблемой?
   - Проблемой станет её мать. Ещё раз скажу: я был против. А девочка... Магиня с ажурным браслетом прежних на запястье? А тут ещё и её подружка-простолюдинка! Та станет надёжным добавочным стопором.
   - А сама... библиотекарша, кажется? Её не стоит опасаться?
   - Плебейку?! - искренне удивился Главный подаватель ночного халата императора.
  
   Костерок догорал. Тонкие, перегнившие ветки кустов сгорали быстро, а предложение нарезать сучья крогсогора нагтилин встретил таким неприятием, что виконт попробовать настоять, не решился. Хорошо хоть, чтоб вскипятить чай, дров хватило!
   Парни и тут несколько удивили: попробовав, они одобрительно покивали головами. Нет, удивила не их оценка напитка, ещё бы, из графских-то закромов! - удивило, что они пили его правильно - тихо и спокойно, что не улыбались, не насмешничали ранее над его церемониями при приготовлении, что они, к слову, сразу замолчали, как только он начал ритуал. Правда, в ходе его они как-то странно переглянулись...
   - Ты рассмотрел, как они справились с гончими - опиши, - попросила девушка.
   - Верхняя получила по стреле в каждый глаз, а когда завыла от боли - ещё две в глотку. Успел же, четыре стрелы за пару мгновений! У меня бы просто нервов не хватило, ведь той твари тогда от её лапы до твоей ноги, хорошо, если пара футов оставалось...
   - Цирковой аттракцион.
   - Настоящий цирк внизу был. Двое из них растянули нагтилина вервием, и он смог уверенно-устойчиво держаться на развилке, развернувшись спиной к стволу, а главное, устоять потом, залепив клювом своего молота в глаз сначала одной, а следом, пробежав по тому уступчику... Представляешь картинку - втроём! Синхронно - он по впадинке, а они - один впереди, второй - сзади, и все - перепутанные верёвками! И опять - его на растяжку, а он взмах и - бац! Только кровь брызгами и кости ошмётками! И они снова его влёгкую удержали. Вот такой цирк, такие... клоуны...
   - Виртуозы?
   - Мастера, - ответил старший брат её молочной сестры. И всё-таки спросил: - Почему ты выбрала Нила?
   - Мне объясняться, мне, что ли, оправдываться перед тобой?!
   - Не хочешь объяснить - молчи. Когда ж это ты передо мной хоть в чём-то оправдывалась?
   - Когда конфеты у тебя тырила.
   - Ну, разве что...
   - У двоих - на боевом ожерелье по зубу меньше. Но ведь явно, они все в одном бою всё сняли! Три плюс три плюс два плюс два - это десять. Значит было минимум три гончие. А с них можно взять двенадцать клыков. Двенадцать на четыре делится очень даже поровну, тогда с чего бы у тех по штуке меньше? Да с того, что двое сами поделились с кем-то. А с кем трофеями делятся мальчишки, подсказать? Так что, остаётся Нил и Акки. Но кор... Он с самого начала на меня смотрел, как на подручную. Которую под тёмную гончую удобно подставить. И ведь как угадала: потом он и торговался точно так же... В общем, я ему - член чужого отряда, нанимательница, а не из чужого отряда - девчонка! Кто остаётся?
   - Эти твои оправдания - они передо мной? Только? - пристально вгляделся в неё её старший и самый главный её наперсник. И улыбнувшись, припомнил: - "Согласна!" Напомни-ка мне, ты кроме матери с отцом кого-нибудь уже целовала? Ведь братик твой двоюродный так и обломался! По-моему, даже подружкам ни разу не досталось. Когда они к тебе лезут, ты только головой вертишь! - и, опять улыбнувшись, он повторил: - "Согласна!" - и чуть съязвил: -"Принцесса", ты уж будь поосторожней с этим простым охотником.
   - Давай спать, - после долгой паузы пробормотала она.
  
   На другом конце небольшой полянки мальчишки тоже устраивались на ночлег. Первым должен был дежурить Келдаз, и он был бодр и весел. Оглянулся на своих далёких нанимателей, удовлетворённо хмыкнул и спросил:
   - Наша стратегия прояснилась. Но... - и обернулся к Луфу: - И сколько мы с ними? Когда их будем вытаскивать отсюда?
   Остальные двое тут же перестали лениво перебрехиваться и выжидающе глянули на нагтилина.
   - Думаю, не менее трёх дней надо, чтоб они с нами свыклись, чтоб было видно, что мы с ними давно, что мы - одна команда, - хмуро ответил он.
   - Согласен. Только виконта бы этого чуть от девчонки отсоединить, чтоб он больше нашим казался, чем её.
   - Это вряд ли получится. Проще не от неё, а к нам.
   - Угу. Чтоб, якобы, принцесса и пять её сопровождающих.
   - А коим образом намекать будем, что пора на выход?
   - Очевидный вариант - забить до упора их рюкзаки хабаром.
   - Точно! И, мол, девочка, пора зафиксировать прибыль! - хмыкнул кор.
   И тут наглый норт не выдержал:
   - Однако, Нил, чего это на тебя нашло? С поцелуйчиком?
   Теперь уже все уставились на принца Эллезии.
   - Отстаньте! - мрачно бросил он.
   - На тебя ж даже купальщицы рукой махнули: "Э-э, что с него взять - ледяной принц!"
   - Отстаньте.
   - Да меня тётя Клер уже осторожно так расспрашивала: может, тебе мальчики больше нравятся?
   - Отстаньте!!
   - Нет, ну, чего вы пристали? - ведь имперская герцогинька ему даже не в мезальянс будет...
   Ниэлон молча улёгся на свой матрасик, отвернулся от тлеющего костра и натянул на голову подушку. Вообще-то, хихикать парням не в голос, их голосовым связкам проще похохатывать, но сквозь слои мягкой ткани к нему пробилось именно тройное хихиканье.
   ""Чего-чего"! За девчонкой тёмные гончие на след встали, девчонка от паники еле удерживалась, а они торги с ней затеять собирались..."
   И он опять вспомнил её фигурку, подсвеченную заходящим светилом - напряжённую, готовую ко всему - и броситься бежать за ними, и вцепиться в своего спутника, рвущего капсулу свитка. И фиолетовые тени - фиолетовые брызги, фиолетовые огни в её глазах. И рыжая окантовка плотно обегающих голову волос.
   И её голосок: "Сэр, нагнитесь!"
   И тёплый воздух, понежившийся по его щеке.
  
  
  
  
   14. Ещё один день
  
  
   - В вашем классе училось десять девушек, - вещала баронесса ла Отредди. - Сегодня вас будет - одиннадцать. Её императорское высочество пока отсутствует. Остальные - вам ровня. Мы понимаем, что учебные планы императорской Палестры и вашего Лицея, - сарказм, прозвучавший в её голосе, можно было ложкой на хлеб намазывать! - несколько различаются. Так что, вам будет дан месяц, в течение которого наказания за неудовлетворительные оценки вас минуют. Вас не минует наказание за неудовлетворительное поведение. Повторяю, в классе вы все - ровня, высшие рода Империи. И от вас ожидается соответствующая манера держаться - даже если вам непривычно, что рядом столько не уступающих вам в правах по рождению, - она скривила сухие губки. - Более того, на переменах на девичьем этаже возможно появление мальчиков. Особенно поначалу, особенно сегодня. Их можно понять: освоение новых охотничьих угодий - это истинно-мальчишеский инстинкт, а прямого запрета на их среди вас появление - нет. От вас и в этом случае ожидается сдержанность, присущая истинной аристократии.
   Баронесса перевела взгляд с принцессы на принцессу:
   - Вам всё понятно? - и чуть поморщилась на тишину в ответ: - Я не задаю риторических вопросов. Повторяю, вам понятно?
   - Да, ваша милость.
   - Да, ваша милость, - постарались быть вежливыми девочки.
   - Поясните, что вы поняли? - позанудничала "воспитательница".
   - С девочками не драться, на мальчиков не кидаться, - буркнула Синнаэль. - И наоборот.
   - Кажется, я услышала нотки эллезийско-королевского сарказма в Вашем голосе, - констатировала баронесса ла Отредди, - что является признаком пренебрежительности по отношению ко мне, наставнице. Это недопустимо. И чтобы Вы хорошо уяснили данный факт, после занятий в Палестре, Вас будет ждать наказание - одна плеть! А в следующий раз...
   Обе охранницы предвкушающе захмыкали и первое движение Сины упустили, а когда опомнились, и одна попыталась пятой своей дворцовой рунки ухнуть по ней, то уже Никка ударом ладони подправила направление удара, и древко копья заехало в лоб бросившейся отдирать девчонку от воспиталки второй. И тут же Никка сжавшись кинулась своей под ноги - стражница покатилась через неё, а когда вскочила - мало того, что одна девчонка обеими руками передавливала горло баронессы, так и вторая туда же почти упёрлась кинжалом. Охранница только оторопело рукой стукнула по своим опустевшим ножнам.
   - Замерли! - скомандовала юная принцесса корсаров и придвинула лезвие к горлу уже вплотную.
   - Следующий раз... - прошипела Синнаэль, разжала пальцы, и одним движением сорвала оборку с рукава придворной дамы. - Если я услышу пренебрежение к Эллезии, я сделаю с Вашим горлом так!..
   И её пальцы рванулись в перекрёстном движении. Оборки из веззийского шёлка разлетелись в две длинные полосы.
   - Так-так-так, - послышался ленивый бархатный голос от двери.
   Подаватель халата! Который очень узнаваемо вывернул ладонь. Завершающее мановение каста малого паралича. Ему осталось только толкнуть его в цель.
   - Все успокоились и, девочки, - почти ласково проговорил он, - отойдите от своей наставницы, отойдите!
   - Да, ваша светлость, - постаралась успокоиться Синнаэль, и даже обозначила в его сторону реверанс.
   - Да, ваша светлость, - улыбнулась Никка, замедленно отодвинула от баронессы лезвие, а дальше танцующим движением развернулась, всунула рукоятку кинжала в ладонь своей недавней противницы и, тут же, оказавшись рядом с подругой, реверанс Главному подателю императорского халата просто вырисовала!
   - Верриса, ты как? - не убирая напряжённой ладони, обратился к баронессе герцог.
   - Кажется, не пострадала, - потрогала горло та.
   - Распоряжайся.
   - За прикосновение ко мне без моего на то позволения рукой - плеть, кинжалом - плеть! За порчу платья - плеть! За несанкционированный захват оружия - плеть! За опоздание на урок - плеть, каждой! Впрочем, последние две вы можете ещё избежать. Если бегом, может, ещё успеете...
   - Но... - поднял брови знаток воспитательных мер, - больше одной в день принцессам же не положено?
   - А у них есть подруга-простолюдинка, - хмыкнула мегера. - Ей вместо них можно, сколько угодно. Ей даже будет не обязательно что-либо объяснять до того и лечить после!
   - Какая хорошая пытка, - одобрил умеющий пожелать спокойной ночи. - Интересно, они до начала урока успеют? Или поторопиться побрезгуют?
   - Нам проводника выделят? - спросила Сина.
   - За нарушение церемониала обращения к старшим - плеть! Торлия, - обратилась она к мрачной охраннице. - Проводи! Умышленно задерживаться запрещаю.
   - Пошли, - буркнула женщина и подняла с пола своё копьё.
   Никка успела перехватить предвкушающий взгляд мужчины. И развернулась к наставнице, опередив шевеление Сины. Та, глядя на подругу, тоже опомнилась и подхватила её телодвижение.
   - Разрешите Вас покинуть?
   - И глазками-то, принцесса, не постреливай. Не надо. Одну плеть в день я могу добавить и без всяких предлогов. Только исходя из своего видения воспитательного процесса, - скривила свои губки баронесса и опять потрогала, погладила горло. - Ладно уж, поспешите. Только мусор за собой приберите, - кивнула она на то, что раньше было одной из оборок её платья.
   Девчонки, на ходу подхватывая с пола тряпки, кинулись на выход.
   - Видишь, Дакр, вполне обучаемы, - проворчала старая стерва освободившему проход герцогу.
   В коридорах дворца стражница поспешала как-то не особенно. Сина скоро не выдержала:
   - Мы успеем?
   - Вряд ли, - пожала тётка крутыми плечами.
   - Тебе же запретили задерживаться!
   - Да. Но это вам приказали "поспешить", а мне "поторопиться не брезговать" указания не поступало.
   - Ты что-то хочешь? - обернулась к ней кора.
   - Да, - не стала кочевряжиться стражница. - Отдайте мне шёлк.
   - Этот?! - вытянула Сина вперёд руку с зажатыми в ладони двумя обрывками.
   - Эти.
   - Бери.
   Заметила, как чуть покачала головой Никка. Она что? И сейчас торговаться намеривалась?!
   - Та, ваша подруга... Она, правда, простолюдинка?
   - Библиотекаршей работает, - и Сина тихо уточнила: - Работала.
   - Идёмте. Мы успеем. Вы, то есть.
   И они успели.
   0x01 graphic
  
   - Так это не сказки? Они в самом деле появляются ниоткуда?
   - Вот карта, - виконт расстегнул и раскрыл толстенький том на нужной странице. - Составлена всего одиннадцать лет назад. Вот, видите, наша роща крогсогоров, вот - вон та скала. И больше ничего. Никакого пакгауза, никаких строений меж ними! И смотрите, - он махнул теперь в сторону построек, - тысячи лет, вроде бы, а даже крыша только кое-где просела!
   Мальчишки переглянулись. Каким-то мистическим образом уцелевшая крыша древней постройки их поразила не особенно... Да что с них взять! Варвары!
   - А вы... Вы действительно зайти хотите? - вдруг поинтересовался Нил.
   - Да! - чуть громче, чем требовалось, отозвалась девушка. - Почему ты спрашиваешь?
   - Когда от тёмных гончих в первый раз отбились, мы, чтоб ещё раз спуститься в тот подвал, себя еле уговорили...
   - За мной более сотни поколений предков, не знавших страха!
   - А-а... - протянул светловолосый мальчишка. - Тогда, конечно...
   - Ведите, - распорядился вдруг принявшийся заправлять остальными нагтилин.
   Теперь переглянулись имперцы: они никак не могли понять, кто за главного в этой четвёрке. Вчера, в бою, вроде, командовал норт, в торгах по их контракту последнее слово оставил за собой кор, на привале перед сном задавал тон вект, а теперь на первый план выдвинулся нагтилин... Ну, всё не как у людей!
   Невысокие стены пакгауза, собранные из здоровенных каменюг, казались вросшими в землю, казались неотъемлемыми от пейзажа, казались ровесниками тех самых крогсогоров... Но одиннадцать лет тому назад их не было. Может быть, здесь их не было и неделю тому назад...
   Подошли к тяжёлой, запечатанной двумя мощными засовами двери. Торри взяла в руки своё прислонённое к стене копьё. Телл вчера велел: "Брось!" Был уговор его слушаться, она послушалась.
   - Я открываю? - у торцевой двери обернулся к своей новой охране ла Ферн.
   - Нет, - покачал головой нагтилин, - сначала обойдём здание.
   "И чего ради?" - поморщился виконт, но спорить не стал.
   Обошли. Прямоугольным оно оказалось. От делать нечего, он подсчитал шаги - пятьдесят шесть на восемьдесят четыре. Кладке стен все эти тысячелетия не особенно и повредили - на ровных камнях, разве что, наметилась сеть едва заметных трещинок. Кое-где виднелись мелкие, забранные глухими, тоже окаменевшими от времени ставнями оконца. Других дверей не было.
   - Теперь заходим? - опять обернулся к нагтилину виконт.
   Луфгегл обернулся, убедился, что девушка позади всех и согласился:
   - Снимаешь засов, открываешь дверь и вместе с её створкой отходишь к стене. Приступай!
   Сам он принял на изготовку свой молот, Акки поднял лук, двое оставшихся перехватили поудобнее протазаны.
   Дверь со скрипом растворилась. Никого.
   - Всё спокойно, - раздался голос норта.
   - Поддерживаю, - подхватил кор.
   - Двигаем, - скомандовал нагтилин. - Нил, идёшь последним. Торри, держишься перед ним. Виконт, веди, куда вчера дошли!
   - В боевой обстановке, - подал голос вект, - уж разрешите не мучиться особой учтивостью?
   - Дозволяю, - выдавила из себя принцесса.
   - Виконт?
   - Поддерживаю. "Телл", в качестве боевого псевдонима, вполне приемлемо.
   "Из какой глуши они выбрались, что им там в инстинкт не вдолбили должную почтительность перед дворянами?" - всё-таки поморщился имперец.
   Он вынул из специализированного кармана рюкзака световой факел, активировал его и сделал шаг внутрь. Свет магического фонаря разогнал сумерки. Виконт огляделся - всё, как вчера. Всё такой же, захламлённый коридор, всё такие же, изрисованные поблекшим орнаментом, стены, и тяжёлый сводчатый потолок. И впереди, шагов через дюжину поворот.
   - Дальше, иди дальше, - послышался голос Луфа прямо у него за спиной. - Только не спеши. Идём и осматриваемся. Перед поворотом остановись.
   Вчера насмотрелись! Сзади вспыхнул ещё один факел, виконт не стал оборачиваться: у Торри был точно такой же.
   Стены, стены, стены... Ничего интересного. Поворот. Ну, что ж, встанем...
   - Кел? Акки?
   - Тихо.
   - Тихо.
   - Сделай, как вчера, - тронул его за плечо нагтилин. - Один в один. Ты ж вчера тоже первым шёл?
   - Да.
   - Действуй!
   "И чего нагнетать? Тихо же всё."
   Виконт выглянул за поворот - такой же неопрятный коридор, по-прежнему пустой. А в конце - дверь с ядовито-жёлтым овалом. Опять, как вчера, перекрытая двумя опускающимися сверху металлическим засовами - один на уровне груди, другой почти у пола. Сам успел захлопнуть.
   Через пару минут Астеллий ла Ферн остановился перед тупиком.
   - Вот, - обернулся он к нагтилину, - всё так и было.
   - Что внутри увидеть успел?
   - Комната. Пустая.
   - А гончие? Откуда они взялись?
   - Их словно выдавило из стены, которая напротив этой двери. Резко так. У тварей поначалу даже ноги разъезжались. Мы и успели убраться.
   - И когда? Когда выплюнуло их?
   - Как вошли, минуты через две. Мы оглядеться успели.
   - Две минуты... - пробормотал Акки. - Подозрительно близко к сто сорока четырём секундам...
   - Полезем? - нагтилин обращался к своим друзьям.
   - Чего ради? - спросил кор. - Пустая же.
   - Там выход может быть, но...
   - Но может быть и добавочная защита! - попытался встрять виконт. - И ещё гончие!..
   - Гончие - это не защита прежних. - покачал головой Нил. - Прежние тёмными пользоваться брезговали.
   - То есть там что-то вроде провала или стихийного портала? - предположил кор.
   - Поохотимся? - азартно предложил норт.
   Было видно, что и у молодого векта вспыхнули глаза, но он...
   - Мы на контракте, - и повернулся к девушке: - Вам решать.
   Девушка, которую, вроде бы оттеснили куда-то на периферию похода, опять увидела себя в центре внимания.
   - Поясняю, - без макового зёрнышка насмешки обратился к ней Луфгегл: - по моим прикидкам, внутри есть неочевидный выход в другие коридоры...
   "А ведь точно! - вспомнил свои подсчёты шагов виконт. - Эта комната вполне может быть центральным залом - главным здешним перекрёстком."
   - ...Может, и не один, - словно подтвердил его предположения Луфгегл. - Думаю, их, как и этот, перекрыли прежние, когда возник провал. Возможно, он активируется появлением внутри живых. Или только разумных. От гончих мы отобьёмся влёгкую, когда они будут просачиваться вот здесь, - он ткнул рукояткой своего молота в дверь. Но может выскочить и что-то посерьёзней. Ваше решение, - и он улыбнулся, - Ваше Высочество.
   - Мы по-прежнему в боевой обстановке, - серьёзно проговорила девушка, - поэтому реверансов не ждите. И "Торри" будет достаточно потому тоже. А решение... Без нас, вы бы как сейчас поступили?
   - Мы не хабарщики, - заблистал всеми своими тридцати двумя Кел, - мы охотники!
   - И мы очень не любим тёмных, - без всяких улыбок добавил Нил.
   - Идём, - решила девушка.
  
   Утро у Веккатты не задалось. По ощущениям, проснулась она позже, чем обычно, поднялась, голова болела меньше, чем накануне, но чувство нечистоты... Вода из открытого крана скорее капала, чем сочилась, ничего похожего на посуду в камере не было, пришлось от нижней юбки оторвать клочок, напитать его водой и с его помощью "умыться".
   Тут лязгнуло. Ящик в главной двери задвинулся, выдвинулся опять, и в нем теперь была чашка с блеклого вида кашей, кусок хлеба, грубо-выстроганная ложка, ну, хоть без заноз... кажется... и кружка... с чаем? Размечталась! Наверняка заварка травы какой-нибудь местной.
   Она едва успела допить этот мутный напиток, когда дверь с той стороны опять залязгала, и в камеру ввалилось трое. Двое грубо разложили её на кровати, задрали платье, а третий нанёс два удара плетью.
   - За что?! - вся в слезах им вслед закричала девочка.
   На ответ она не надеялась. И его не получила. Только опять лязгнула дверь.
   Впрочем, вечер случился немногим лучше. После ужина - всё та же каша... (На обед помимо неё была ещё тарелка пустого супа) - опять загремели засовы... Чтобы её опять хватали чужие руки - было невыносимо, девочка сама легла, обнажила спину и прижала к груди простынку.
   - Не трогайте меня, - попросила она того, который хотел схватить её за руки.
   - Погоди, - буркнул тому палач. Его послушались.
   Удар последовал только один.
   - Это не твоя вина и не твоя заслуга, - проговорил палач и кинул ей на кровать глиняный сосудик.
   - Спасибо, - сквозь слёзы пискнула девочка.
   В склянке была мазь... Самой втирать мазь себе в спину...
   "Говорили же тебе: тренироваться, тренироваться надо! - рыдала девочка. - Чтоб хоть какая-то растяжка была."
  
   - Завидная пунктуальность, - пробормотала женщина на кафедре, взглянув на вошедших девушек. И тут же часы над её головой начали отбивать начало часа. - Садитесь.
   Принцессы переглянулись. Отдышаться они успели. На предыдущем перекрёстке их проводница указала на часы, пробормотала: "Они точные. Чувство времени у меня - тоже", - и перешла на спокойный шаг. Не обманула. Отблагодарить надо будет. Ещё чем-нибудь. А здесь...
   Аудитория на дюжину столиков. Карта звёздного неба на стене. Женщина в чёрном за кафедрой. Девять пар глаз, девять девичьих фигурок в почти одинаковых платьях... Почти в таких же, что и на них. "Вам предстоит обучение, а не соревнование в роскоши!.. В котором вы всё равно проиграли бы."
   Чтоб парой - не занятых мест не было. Их с самого начала хотят разделить? Ну-ну... Одно место оставалось свободным прямо по центру, напротив кафедры, два - по краям аудитории. Девочки синхронно подняли руки, коснулись друг друга средними пальцами рук и разошлись. И синхронно опустились на стулья.
   - Прекрасно исполнено! - оценила их преподавательница. - Прошу всех обратить внимание, как культуру танца можно использовать совсем в других обстоятельствах. В ящиках столов - тетради и письменные принадлежности. Доставайте. А мы, - окинула она всех несколько рассеянным взглядом, переходим к теме нашего курса. Астрология. Четыре стихии, семь планет, двенадцать знаков, двенадцать домов... Синнаэль, продолжай! - Сина замерла, застыла, закаменела. - В чём дело, девочка? Тебе абсолютно неизвестны данные термины? Но в любом случае, ваше высочество... - её высочество, глядя прямо перед собой, но словно ничего не видя, поднялось с ученического стульчика, - ...извольте встать, - всё-таки договорила учёная дама.
   По аудитории, словно сквозняки, прошуршали шепотки, смешочки.
   - Ах, вон оно что... Кажется, я понимаю... Кажется, вас не предупредили, что в течение учебного процесса вступает в силу академический церемониал. И вне зависимости от придворного ранга учеников преподавателям рекомендуется обращаться к ним по именам и на "ты". Повторю: ко всем. Включая сейчас отсутствующую здесь принцессу крови Империи.
   - Прошу простить моё невежество, ваша милость, - склонилась в вежливом реверансе принцесса крови королевства.
   - Странно, я слышала, что в Эллезии в последние лет двадцать трепетностью к соблюдению придворных ритуалов заморачиваться перестали... - женщина сделала вопросительную паузу, но Сина промолчала. - Я не права?
   - Вы не ошибаетесь. Но про Империю я слышала ровно наоборот. Что пренебрежение церемонностью здесь равно просто пренебрежению. Ещё раз приношу свои извинения.
   - Хорошо. Меня удовлетворили твои разъяснения и приемлемы твои мотивы. Я даже не буду заносить данное прегрешение в поведенческий кондуит. Но возвращаясь непосредственно к уроку... Продолжи мою... м-м-м... отложенную мысль!
   - Четыре стихии, двенадцать знаков, двенадцать домов... Семь планет, их размещение в связанных со знаками зодиакальных созвездиях, их взаимное расположение, влияние друг на друга, фиксируемое аспектами...
   Для неё про звёздное небо на этом уроке ничего нового не рассказали. А принцесса корсаров и вовсе удивила всех - даже учительницу! - скоростью пересчета местоположения главных светил и особенно тем, что перечислила именования всех звёзд, входящих в созвездие Розы. Даже тех пяти, которых не видят две трети наблюдателей! Она, рисуя его на доске, мелками разного цвета даже пометила их светимости!
   - Да просто я рисовать люблю! - засмеялась она на переменке. - Хочешь тебя нарисую?
   И устроила кутерьму у доски, в несколько штрихов расчерчивая и тут же стирая весёлые шаржики. С ней попытались посоперничать, ей попытались подражать...
   Дисциплина следующего урока называлась "Курс придворной учтивости", но была она отнюдь не о глубине поклонов перед тем или иным придворным.
   - Вы провели в новом обществе более часа, - лениво процедила запакованная в шелка дама. - Согласитесь, что было бы очень неучтиво за это время не запомнить имена своего окружения. Даже если всю перемену просидеть на особицу от него. Принцесса Синнаэль, представь мне своих новых подруг!
   Дама вошла в класс, когда девушки галдели у доски, и её поначалу заметила только не присоединившаяся к их сутолоке Сина. Она встала, хотела подать голос, но была остановлена жестом преподавательницы. Так они последнюю минуту перед уроком и простояли: учительница в дверях, и она в своём уголке.
   До этого, время от времени то одна, то другая из одноклассниц, поглядывали в её сторону, но она не проявляла встречного интереса, и к ней никто не подошёл. Зато теперь, во время урока, некоторые из них не удержались от доли злорадности.
   "Как бы не в кондуит опять... - и вечером ещё одна плеть ничего не понимающей Катти. - Обломаетесь!"
   - Слушаюсь, эйдежь, - тут же обозначила принятие приказа она.
   Да и намекнула, что главную сплетницу двора она узнала тоже. Эйдежь ла Ариерти особой знатностью не отличалась, но... В подругах у подателя халатов, между прочим, числилась... Или - в команде. Говорят, он для неё титул редкостный - "эйдежь" и выхлопотал. Клерисса отзывалась о ней весьма и весьма уважительно: "Всё во дворе знает. И про всех."
   Сина прикинула змейку движения, чтобы не возвращаться, но и никого не пропустить, и подошла к ближайшей. Вежливый поклон равной:
   - Виконтесса Лестра - герцогский дом ла Страда.
   Девушка вскинула брови - никто же на переменке не хвастался своими титулами! Но тоже встала и вернула поклон.
   - Виконтесса Веталлия - графский дом ла Трейси... - подошла она к следующей. И неспешно обошла всех. Но ведь разводить суету - это невежливо!
   - Признаться, удивила, - подобрела к ней наставница, - Кажется, ты разбираешься в созвездиях императорского Двора не хуже, чем твоя подруга в созвездиях небосклона. Поясни источник?
   - Помощь моей подруги была незаменима: она своими набросками визуализировала словесные описания.
   - ...которые...
   - ...которые на главные дома Империи дали нам в своде аналогичного курса.
   - Даже так? Что ж... Перечисли ближайших родственников... Лестры, хотя бы.
   - Отец Врадис, мать Исселия, старший брат Тротор, старшая сестра Вликитта, младший брат Троглав.
   - Словесное описание сестры?
   - У неё есть отличительная черта, достаточно редкая - она рыжеволоса. В мать. Чем похожа на принцессу крови.
   - Любопытно... - вполголоса пробормотала училка. И встряхнулась: - А теперь внимание всем! Итак, мы видим, как грамотно команда из Эллезии распределила роли по первичному исследованию незнакомого коллектива. Коллектив, что за это же время узнали вы? Лестра, назови мне главное сильное и слабое место принцессы Никкоры!
   "Ну-ну", - про себя хмыкнула Сина.
   - Я бы их объединила - это ведомость.
   "Ух ты!"
   - Поясни.
   - Нежелание / неумение быть ведущей, первой.
   - Это наследственно?
   - Нет! Король, королева и принц Аккор - лидеры. Что естественно для королевского рода отца и древнего пиратского... прошу прощения - корсарского! - рода матери. Разве что Аккор... Мне представляется, что он более любит быть единственным, чем первым.
   "Ух ты..." - согласилась с подругой Никка.
   - Что ж, думаю, нам на наших занятиях будет ещё интересней, - предвкушающе заулыбалась преподавательница.
   После третьего урока был обед. Солнечная просторная комната, четыре столика. Их одноклассницы привычно расселись по трое...
   "Всего их было десять. Три по три - девять и остаётся ещё один стол - для одной единственной персоны, хоть и возле него, как и у других стояло три стульчика - на принцессу крови? Что ж, им, принцессам крови, не оставили выбора."
   Подруги переглянулись и двинулись к пустым местам. Тишина, сгустившаяся в столовой, оказалась вкусной приправой.
   Тут же появилась, засуетилась обслуга, на столике возникли дополнительные приборы, тарелки с бульоном, блюдца салатов, переложенная виноградом запечённая птица. Судя по размеру - куропатки? Рябчики? Или вальдшнепы? Выглядели аппетитно...
   Но попробовать не пришлось. Едва девушки закончили с бульоном, в столовую вломились, как их назвала стерва-баронесса, "охотники" - трое парней.
   - Тихо! - сразу выкрикнул один из них. - Девчонки, тихо! И будет фокус!
   Девчонки... У кого-то глаза загорелись азартом, кто-то поморщилась, а Лестра словно их не услышала, словно не заметила - не оглянувшись, продолжила есть. Хороший пример, - согласилась с ней Никка и придвинула к себе блюдце с салатом.
   - Подай, пожалуйста, соль, - тихий голос принцессы Синнаэль прозвучал в зале неожиданно громко.
   - Пожалуйста, - не стала понижать голос и принцесса Никкора.
   - Та-та-та! Какие мы воспитанные, какие неприступные! - и он резко выкрикнул: - Эй, стулья сюда!
   Девушки-служанки принесли требуемое почти бегом. Принцессы продолжали неспешно управляться с пёстрым салатом и сдвигаться, освобождая место не поспешили. Парни уселись за их спинами.
   - Я бы добавила пару листиков морской капусты.
   - Может, фуксии?
   - Нет, жестковата. Ламинария приятней.
   - Эй! -не выдержал кулинарных подробностей всё тот же мальчишка.
   - "С девочками не драться, на мальчиков не кидаться!" - вслух напомнила подруге Никка.
   - А не наоборот? - завспоминала Сина.
   - Эй, да вы знаете, кто перед вами?! - зло фыркнул мальчишка помельче. - Подсказать?
   - Подожди! Слышал же: они ж про нас в школе своей учили! Пусть сами скажут!
   - Никакого вежества, - уронила Никка.
   - Привыкли, что не получают отпора.
   - Им же уже лет по семнадцать?
   - Наследный принц Ростар старше.
   - Да, ему девятнадцать.
   - И в него-то с младых ногтей должны были вбивать чувство достоинства, ответственности.
   - По возрасту племянник Императора по младшей сестре.
   - Жёсткие чёрные волосы, карие глаза, крючковатый нос, узкие губки. Срастается. Принц Ритогл.
   - А кто у него... - Сина почти зримо, почти вслух перебрала: "в прихлебателях", "в приспешниках", "на побегушках", но выбрала самое нейтральное: - Кто у него в ближнем круге, не помнишь?
   - Имена? Нет. Я ж не ты. У меня на имена никакой памяти нет. А так... Средний сын маркиза ла Остреди, старший - графа ла Мистра и единственный - барона ла Порикката.
   - Но тут двое!
   - Сын графа - младше. Может, у его возраста класс в другом здании?
   - Роскошные светлые волосы - гордость маркизы ла Остреди.
   - Глядишь ты, и сыночку, значит, перепало!
   - Не всем, а только одному из них, и, насколько я помню - Оскальду. Значит, остаётся, что вон тот, у которого и глазу зацепиться не за что - Тарий ла Поррикат.
   - Ну вот, - покачал головой блондин, - а ты не верил. Принцесса Синнаэль - дочь своей матери!
   Принцесса, чуть оглянувшись, несколько склонила голову.
   - Девчонки, представляете, - племяш императора обернулся к залу. - Эта принцесса утром вашей мымре чуть горло не открутила!
   - С ней же всегда охрана... - безнадежно пробурчала юная виконтесса Веталлия. - Не прорваться. Не верю.
   - Вырубила! Обеих!
   Юная виконтесса Лестра оторвалась от своего обеда и взглянула на Сину: "Правда?" - "Нет.", - юная принцесса Эллезии качнула головой в сторону подруги: "Она." - "Художница?!" - "Корсарыня."
   -... Да что то за охрана! Тётки! Вот со мной бы ты справилась?!
   - В трёх из десяти схватках, - даже не обернувшись, прикинула Сина и спросила Нику: - Как думаешь?
   - На арене.
   - А в бою? - заинтересовался светловолосый виконт.
   - В одной. В первой.
   - Правильно, может, случайно, а дальше бы никаких шансов! - ничего не поняв, засмеялся барончик.
   "Да, никаких. Повторно убить мёртвого шансов нет." - за своим столиком тихо улыбнулась Лестра.
   - Сразу убила бы, что ли? С помощью какого-нибудь подлого приёмчика, да? Как это принято у эллезийцев? - из-за спины съязвил тоже всё понявший принц.
   Устроился он удачно - как раз под левую руку. Сина положила на стол вилку, и, перекрутившись, рывком, наотмашь ударила назад. От резкого движения широкий рукав съехал к локтю и обнажил браслет прежних. Вот им она и заехала Ритоглу по щеке. Ещё через секунду они с Никкой спина к спине, прическа к причёске, пшеничная роскошь, к сумеречному изобилию! - они уже стояли в проходе. У корсарыни в каждой руке было по вилке, а Синнаэль лупила всей правой ладонью в свой ажурный браслет и орала:
   - Вот это подлый приём! Вот это!..
   - Так, деточки, - раздался от двери скрипучий голос баронессы ла Отредди, - повеселились и по домам. Кто не доел, тот опоздал. До начала следующего занятия всего пять минут осталось. Вы же опоздать на урок не хотите?
   - Мы ещё встретимся! - прошипел принц. Он всё пытался вытереть льющуюся из рассечённой щеки кровь.
   - В бою не рекомендую, - вслед ему бросила юная виконтесса Лестра из герцогского дома ла Страда. - Сугубо и трегубо - не рекомендую!
   - За драку с мальчишкой - плеть! - по итогам учебного дня постановила наставница. - А за кровавые разводы на личике принца Ритогла можешь чего-нибудь попросить лично у меня. Может быть, я просьбу твою даже исполню.
   Синнаэль долго не думала:
   - Катти... Наша подруга... Пусть ей передадут медикаменты... Хоть мазь какую-нибудь!
   - Хм... Что ж, это не попытка избежать наказания. Ваше пожелание будет исполнено.
   - Спасибо, ваша милость, - склонилась в поклоне принцесса.
  
   - Мы идём внутрь, - вынесла решение их нанимательница.
   - Тогда так, - продолжил распоряжаться нагтилин. - Магия - только в крайнем случае. Не теряйте время и силы: у тёмных - почти у всех! - на неё тот или иной иммунитет. А сейчас, Телл, ты открываешь дверь, я вхожу, вы, - он кивнул друзьям, - следом. А вы, - обратился он к нанимателям, остаётесь снаружи. Будьте готовы выпустить нас и захлопнуть дверь! И проверь доступность телепортационного свитка - обратился он к виконту. - Но это уж, в самых отчаянных обстоятельствах. По приказу любого из нас. Или по собственному разумению. Хватаешь девушку и сваливаешь. Ещё раз: Торри на тебе!
   Виконт кивнул.
   - Не головой мотай, а проверь свиток! - хмыкнул Келдаз.
   Виконт поджал губы, ударил по кармашку рюкзака, оттуда выглянула знакомая капсула. Парень с некоторым усилием опять задвинул свиток внутрь.
   "Подпружинен? Удобно", - переглянулись мальчишки.
   - Внутри они, - мотнул подбородком на имперцев Луф, - уже потоптались, ничего с ними не случилось, с нами тоже, значит, обойдётся. Всё, Кел, давай, подхватывай.
   - Внутри мы с Нилом, контролируем дальнюю стенку, - подхватил норт. - Акки, смотришь по сторонам и отслеживаешь время. Телл, Торри - отсюда страхуете всё. Подать голос, если что, не стесняйтесь! Даже если мы в это время все орать будем - вас услышим! Луф ищешь выходы. Если припрёт, и уходим - Акки первым, мы следом, ты, Луф, - последним. Телл, сразу после него захлопываешь дверь. Вопросы? - молчание. - Вопросов нет. Готовность?
   - Готов.
   - Готов.
   - Готов.
   - Нам бы пару минут, - взглянул на подругу Астеллий ла Ферн. - Давай, Торри!
   А сам спустил на землю рюкзак, вынул из него аршинный металлический стержень...
   "Ничего себе!" - узнал сплав Луфгегл - титторн тоже металл прежних, прочнее стали, и при этом легче многих сортов древесины - того же дуба, к примеру...
   Виконт что-то чуть крутанул, раздался щелчок, из середины выдвинулись выступы. Ещё пара оттренированных движений, пара щелчков, стержень раздвинулся в сажень, и на одном конце его засверкало узкое остриё.
   - Торри, - увещевающе повторил виконт.
   Со второго раза девушка вняла. Но из рюкзака она вынула не стержень - приклад... ложа... Но...
   И опять - несколько резких отработанных движений, несколько щелчков, и плечи арбалета отошли в стороны, меж ними зазвенела тетива. Ещё движение - из пояса девушки освобождается коготь. И тетиву - на коготь, ногу в стремя арбалета... Ещё один еле слышный щелчок. И завершающим штрихом в желоб вкладывается болт.
   "И он тоже из титторна?! - поймал отблеск металла нагтилин. - Значит, тоже работа прежних! Хороша ж у этой пары экипировочка! Впрочем, это же имперские герцогские дома, они тысячелетиями здесь, на пустошах, шарятся. Как она говорила - более ста поколений? У меня до прапредка Протриона только шестьдесят два..."
   - Готова.
   - Готов, - подтвердил и её парень.
   - Ну, и отлично! - не стал уж слишком показывать удивление Келдаз. - Ещё раз: ваша боевая задача - уцелеть! Главное - защищаете себя. В общий бой включаетесь только в крайнем, в самом крайнем случае! Так принцесса?
   - Принято, - пробурчала та.
   - Виконт, на счёт ноль открываешь дверь! Сначала на чуть-чуть, по следующей команде - широко.
   - Принято!
   - Товсь шесть! - и нагтилин первым вплотную пошёл к двери. - Шесть! - виконт тоже сделал шаг к ней, приставил своё копьё к стене и, нагнувшись, откинул нижний засов; остальные приготовили своё оружие. - Пять! Четыре! Три! Два! Один! Ноль!
   Откинуть верхний засов у Астеллия получилось тоже с первого раза, и он потянул дверь на себя. Луф заглянул в приоткрывшуюся щель:
   - Чисто! Дальше!
   Дверь распахнулась. Парни ринулись внутрь.
   Внутри было пусто. Обычная для прежних квадратная комната - точно центральный зал! Саженей по пять от центра до стен. Высокий сводчатый потолок. Захламлённый пол. Каменной кладки стены. И на той, что напротив, прямо посерёдке - неровно выписанный ядовито-жёлтый овал, почти такой же, как на двери. Только побольше да понеряшливей.
   Луфгегл оглянулся. Распахнутая дверь тоже была посередине стены. Значит, и другие двери, если они есть - тоже не с краешка...
   - Сто! - выкрикнул Аккорн.
   Уже почти минута прошла? Он ринулся к стене. Оглянулся направо, налево - середина! Их дверь была чуть более аршина, ещё на аршин вправо и на высоте двух аршин... Он оглянулся. В центре комнаты никого не было: парни благоразумно ушли с линии прицела гордой принцессы. Сами наниматели дисциплинировано внутрь не полезли и его не видели. Что ж, можно не маскироваться - он вынул кинжал и проколол себе ладонь.
   - Пятьдесят!
   Уже?! Как быстро! Но вот здесь же должно быть! Он ткнул кровью в стену. Есть! Подцепил и обнажил запор. Столбик нитрониума послушно, призывно выступил наружу. Нет, не сейчас! Сейчас... Точно!
   - Внимание!.. - выкрикнул Акки... пауза... и: - Десять! Девять! Восемь!..
   Первая тварь вывалилась из жёлтого овала на счёт "четыре".
   Мерзкая - вот её наиболее точное описание. Помесь шакала и гиены. Но в добавок ещё и склизкая шкура, но размером со здоровенного волка, но пасть, набитая гнилыми зубами, но голый, словно у крысы-переростка, хвост, и даже лапы - какие-то костлявые, чересчур тонкие... Мерзость!
  
   0x01 graphic
   - Это свикглы! - заорал Кел. - Не дать им сбиться в стаю! Будет много! И матка! Главное - их матка!
   - Уязвимы! - заорал Нил, намеренно уронивший протазан и одним взмахом выхваченного меча перерубивший хребет первой твари. - Точно!
   - Луф, бросай стенку, на хрен! Зачищай! Акки, подхватывай! Наша - матка! Не дайте им сгруппироваться - резонируют!
   - Прямо - матка! - завизжал сзади девичий голос.
   Но парни и сами увидели. Вокруг них, как горох, посыпались тошнотворные твари, а перед ними сквозь камень, прямо сквозь яростно-жёлтый овал выбиралась она. Похожая на своих... щенков? приспешников? миньонов?.. Вот только в два их роста, и морда не узкая, а едва ли не шире своего вывернутого плечевого пояса, ну, и зубы, зубы, зубы...
   Как девчонка оказалась в комнате, она и сам не поняла - вроде, держалась всё время за спиной виконта, а когда тот успел миновать дверь, не углядела...
   - Нил, в копья её! В горло!
   Внутри творилось месилово! Кто б мог подумать, что этот здоровяк-нагтилин может перемещаться так стремительно, может быть настолько экономным и при этом быть настолько эффективным - его молот поднимался-опускался со скоростью иглы швейной машины! Но игла - аккуратно прокалывает ткань, а нагтилин перевернул свой молот тупой стороной вниз, и разбивал черепа омерзительных созданий тьмы в ошмётки! И по всей комнате стелились стрелы. Кор забился почти в самый угол, и оттуда его стрелы неслись беспрерывным роем, сбивая попытки свикглов прийти в себя после перемещения, скучиться... Трое таких почти рядом с имперцами всё-таки успели сбиться в клубок, и Торри увидела, как они "резонируют": три пасти развернулись в три стороны света, в глазах начал накапливаться тёмный огонь, шкуры залоснились, и от двух из них отскочили не пробившие их теперь стрелы.
   - Луф! - завизжала она.
   Но первым среагировал её Телл - он всадил в бочину ближайшей своё копьё. Титторн заточен на битвы с тёмными - наконечник пробил шкуру, но застрял в ней! Выдернуть сразу не получилось! И соседняя тварь бросилась на её оруженосца. Однако, тёмные отсветы уже покинули гнилостную шкуру. Телл подставил ей под пасть наручень, и тут же две стрелы вошли в спину, и челюсти разжались. А нагтилин уже подскочил и своим молотом всмятку разбил черепушку третьей.
   - Торри, бей! - тут раздался крик векта.
   0x01 graphic
   Она взглянула. Матка уже наполовину выбралась из камня стены. Парни вбили ей в горло по копью. Уши лезвия протазанов не давали той, нанизавшись на древко, обрушиться на парней, они задрали кверху её башку, но она всё выковыривалась из стены - вот-вот и уже должны были появиться задние ноги. На плечах парней висело по свикглу, но, как матке оказалась не смертельна сталь, так им самим, кажется, не причиняли боли ни зубы тварей, ни их когти. Но к ним уже пёрли ещё!
   - Торри! В ярёмную лунку! - опять проорал, не оборачиваясь, не видя её, Нил.
   "Пробью тебе затылок - сам виноват будешь!"
   У неё хватило самообладание даже на то, чтобы не пожалеть пары секунд, прицеливаясь. Но, нажав на спуск, она зажмурилась.
   - Есть!! - заревели кругом парни.
   "Попала!.. - поняла она, глаза открыла и, выдохнув, уточнила: - Куда надо."
   Оперение титторновой стрелы торчало из горла матки, оттуда просто хлестала тёмная руда, а саму её всю корёжило в рефлекторных судорогах. Матерь свикгловского прайда сдыхала. Но парни своими копьями всё ещё держали, удерживали её в стене, почти точно внутри жёлтого овала. Тут же к друзьям подлетел Луф и молотом пробил черепа барахтавшихся на них тварей. Остальных добил своими стрелами Акки. В последний раз, взбулькивая, подала голос матка и, как захлебнулась.
   И настала тишина.
   Торри огляделась - кровищи-то! Хорошо, она, в своё время, в основном на зло тётке - сестры матери - поработала в госпитале и к виду крови понемногу пообвыкла. Мальчишкам-то, в этом отношении проще: их на охоту с малолетства берут, а девочек до совершеннолетия не пускают... Она как-то попробовала настоять, так её бонна чуть в обморок не упала. "Сама видишь...", - тогда только и покачал головой отец.
   Кстати, о госпиталях, что с парнями? Укусы тёмных тварей безвредными не бывают! Она решительно направилась к Нилу.
   - Сними куртку! - потребовала она. Второй покусанный заулыбался. Ах, ты...- Ты тоже!
   - Я обойдусь.
   - Нет!
   - Нил, сними, успокой хозяйку, - проворчал и нагтилин.
   "Хозяйку? Это как понимать?! В смысле нанимательницу, что ли?"
   Кажется, и векту понадобились добавочные мгновения на те же умозаключения. Он покачал головой и не спеша...
   - И это правильно! - чему-то хохотнул норт.
   ...не спеша стянул куртку. Ещё не видя неповрежденные рукава рубашки, Торри поняла: беспокоилась напрасно - невесомой куртка не выглядела. Да, это всё же не кольчуга, но...
   - Каллуззим? - явно для проформы поинтересовался виконт.
   Нил молча кивнул и начал натягивать куртку обратно. Торри чуть вздохнула - материал лёгких доспехов прежних, она теперь узнала тоже - и повернулась к своему соотечественнику:
   - А ты как? Наручь выдержал?
   Но он отмахнулся и поднял руку, указывая на стену:
   - Смотрите!
   Брызги крови матки, попавшие на жёлтый овал, производили на него странное действие: его желтизна вокруг бурых пятен словно выцветала...
   - Как интересно, - пробормотал нагтилин. - Кел, помоги!
   Он с одной стороны, Кел с другой подхватили ближайший труп свикгла, нагтилин выдрал торчащую из него стрелу, оглянулся запустил ею в кора, тот равнодушно вынул её из воздуха, пробормотав: "Спасибо". А Луф выступившей кровью ткнул в жёлтый овал и повозил тварью по нему...
   Свежая кровь сделала эффект явственнее: словно алхимическая реакция пошла какая-то, Луфгегл даже прислушался - нет, никакого шипения слышно не было, но желтизна бледнела, растворялась... и на её месте проступала голубизна... которая расползалась, распространялась по овалу...
   - Слушайте, я правильно понимаю? - покачал головой Акки.
   - Что это?! - потребовала разъяснений Торри.
   - Жёлтый цвет у прежних - знак тревоги, а голубой - знак разрешения, знак допуска.
   - То есть...
   - Кажется, мы закрыли проход тёмным.
   - Ага, на хрен, его этой тушей заткнули! Вот везуха! - обрадовался норт. - Теперь спокойно здесь всё обшмонать сможем.
   - Так, э-э... хозяйка, - повернулся к девушке нагтилин, - требуется решение. Вон, один выход куда-то, в коридор, скорее всего, я нашёл. Скорее всего, напротив есть симметричный. Можно уходить туда и начать шариться, а можно...
   - Убрать здесь всё и устроить здесь базу! И уже отсюда...
   - Глядишь ты... - удивился наглый норт. - И вправду, хозяйка!
   - Но вот это... - принцесса ткнула пальчиком в труп матки и обернулась к векту. - Его не выдернуть - оно же завоняет...
   - Нет, - не согласился с ней Ниэлон. - Наверное, нет. Исходя из нашего опыта, - и он машинально дотронулся до серебряной цепочки, чуть видневшейся на горле. - Исходя из нашего опыта труп словно бы закаменеет.
   - Тогда так, - деловито проговорила принцесса, - надо бы тело это подпереть, а то висит как-то... невпечатляюще. Ну, что вы? - обернулась она на разулыбавшихся парней. - Ну, ведь правда же!
   - Мы нанимались на проводников, а не на декораторов, - мрачно проговорил Нил.
   - Но помочь же ты можешь?
   - Он может-может! - чему-то засмеялся непочтительный норт. - Кстати, клыки этому телу, для впечатлительности, мы оставим? Но пара из них - твоя. По штуке нам с Нилом, но твоя - пара. Никто же ещё не претендует?
   Минус четыре клыка? Да этот минус незаметным будет в такой-то пасти! В ней ещё не меньше десятка останется.
   - Мне вон тех хватит, - покачал головой Луф.
   - Аналогично, - согласился с ним Акки
   - Со всех?! - оглядел заваленную звериными трупами комнату и почти ужаснулся Телл. - Их же здесь...
   - Двадцать три штуки. Таскать нам не перетаскать. Нет, лично мне одной пары будет достаточно. Кто знает - поймёт. Свикглы по одиночке не ходят. А остальные... Стандартно - левый верхний, на выходе сдадим. Хорошие грошики в копилочку упадут. А у тебя же ещё ничего нет? Со своего - все четыре снимай! Помочь? А то помню, как мы с первыми ковырялись, - он тоже тронул свою серебряную цепочку. - Хорошо, взрослые, воины опытные, подошли, подсобили... Всё! Чего лясы зря точить - хватайте и попёрли!
   Нагтилин подошёл к выходу, ухватил за заднюю ногу одну тушу, другую и поволок их наружу.
   - Давай-давай, впрягайся, виконт! В мусорщики мы не подряжались тоже! Не, за двух не цепляйся - нам бы хоть по одной не упариться... Фунтов же по сто пятьдесят, заразы... И до чего же мерзкие! Прикасаться противно...
   Чтоб вынести всех, понадобилось пять ходок. Всё ж упарились. Но внутри уютней не стало - пятна тёмной крови, вонь тёмной крови, а ещё от входа потянуло чёрным дымом - Луфгегл подложил под кучу трупов какую-то пирамидку из своего рюкзака, поджёг её... Яростное пламя сжигало тварей, но смрад от них... Подпёртое со всех сторон тело матки, когда закаменеет будет, конечно, впечатляюще - одно рыло чего стоит! И отсутствие четырёх клыков не помешает - чего-чего, а там и без них хватает! - но пока...
   Собравшись вместе, команда огляделась, и все молча двинулись к стенке, в которой тускло отсвечивал столбик из нитрониума.
   - Парни... - пробурчал Луф.
   И парни взбодрились. Взяли на изготовку свои протазаны, Акки наложил стрелу...
   - Держитесь вместе и сзади, - кивнул нанимателям Нил.
   И наниматель опять покачал головой: нанимательница без спора снова подчинилась.
   Удар по ключу забранной в перчатку ладони и дверь со скрипами и скрежетом отъехала влево. Коридор. Ярдов в тридцать.
   - Пусто!
   - Стойте! Сначала я сам. Контролируйте.
   Двинулся вперёд. И Торри опять поразилась: как по-кошачьи осторожно может перемещаться этот громоздкий парень. Два раза остановился, каждый раз приблизил факел к стене - сначала к одной, потом к той, что напротив, высветил на них голубые овалы...
   - Двери! - поняла принцесса.
   - С намёком, что за ними безопасно, - добавил её соотечественник.
   Обратно нагтилин шёл без опаски.
   - Так, наниматели, - остановился он у ближнего к выходу, ближнего к ним овала, поковырялся в нём, выдвинул наружу ручку и с натугой сдвинул то, что казалось стеной, всторону. Взглянул: - Есть, чем поживиться. Принимайте работу.
   Разойтись парни успели, да и принцесса эта - гибкая, как змейка! Она, может, и так бы меж них просочилась бы, никого не задев! Принцесса подлетела к двери заглянула:
   - О! - только и сказала она.
   - Э!.. - норт непочтительно подтолкнул второго нанимателя следом за ней. - Тебе ж говорили: - Будь с принцессой рядом! Всегда.
   А она уже заглядывала через плечо нагтилину, открывавшем комнату напротив.
   - Сама! - выкрикнула девушка и бросилась вперёд. - следующую сама! Телл, помогай!
   - Светлая девочка, - улыбнулся кор.
   Он убрал стрелу в тул рюкзака и теперь спускал с лука тетиву. Тетива из внисттгула сама по себе, вообще-то, помимо того, что не боится влаги, так и почти не растягивается, но любое оружие ценит уход.
   - Так это лампа её подсвечивает, - пожал плечами норт.
   Рядом с девчонкой стоял её спутник с поднятым магическим фонарём и следил, как она, подсмотрев у Луфгегла, как это делается, выдёргивала наружу дверную ручку.
   - Угу, - согласился с кем-то из них вект.
   Это были четыре небольших комнатки, но внутри каждой, за тонкой перегородкой, ещё и ванна с туалетом. Парни только переглянулись, когда осматривали первую: у них в Элистане при Университете было много подобных келий - для молодых неженатых (или незамужних) магов...
   - Кажется, я знаю, что будет в другом коридоре, - тихо проговорил Луфгегл.
   - Лаборатория, - тоже понял Ниэлон.
   - А ведь точно, - обернулся к ним Келдаз и показательно огляделся: - Знаю такие.
   Остальные заулыбались: Кел свои приключения с магинями особо не таил.
   Ровесницы и те, что помладше его... Не то, что бы его не интересовали, но особые отношения с принцессой корсаров... Девицы, которые всерьёз вознамеривались посоперничать за парня с мечтательной художницей, были просто без особой жалости ею биты. Воспитательные мероприятия проводились чаще всего в присутствии и другой принцессы, и, что воздействовало сильнее - тумаки и таскание за волосьё от одной или тёмное молчание другой - ещё вопрос. Так что норт стал выбирать тех, кто... не то, чтобы были поумнее, а - поразумнее, что ли: умеющих понимать и принимать реальности. То есть возрастом поболее.
   - Луф, - тронул нагтилина за руку вект, - ты ж помнишь, мы - охотники? - и повторил: - Мы здесь охотники! Да?
   - Конечно, - буркнул молодой артефактор. - Помню я всё. И восторженно прыгать, хватаясь за реторты не буду.
   И тут нечто восторженное раздалось из дальней комнаты.
   - Здорово ж она визжать умеет! - усмехнулся Аккор. - Неужели золото нашла?
   - Ничего ты не понимаешь в женщинах! - рассмеялся Кел. - Она же здесь уже почти неделю, и сейчас, верняк, обнаружила, что в ванной горячая вода имеется. Тоже, как у нас, в Льизе. Спорим?
   - Э, парни, помните же, что как это всё включается, мы совсем не знаем! - и об этом напомнил всем Ниэлон.
   И тут в комнату влетела Торри:
   - Здесь даже вода есть! - закричала она. - Горячая! - распахнула дверцу в комнатку ванной. - Смотрите! Вода! - подняла кверху кран, и из проёма вдоль края ванной зажурчало. - А вот как температура настраивается! - и сдвинула рычаг регулировки в среднее положение. Сунула руку под струю воды. - Вот, тёплая пошла! - и обернулась к ним: - Всё! Ко мне не лезть и час меня не трогать! Я - в ванной! - и вылетела за дверь. Вернулась: - Без меня в другой коридор не суйтесь! - выскочила. Вернулась опять: - Мальчики, ну, пожалуйста... - и улыбка!.. Которая, впрочем, вся досталась только одному "мальчику". И опять одна за другой хлопнули две двери!
   Второй коридор они обследовали через полтора часа. Да, явно лаборатории. Две штуки, одна напротив другой. Все проходы в них раскрывала Торри. Правда, до того...
   Виконта немного заняли... Хотя и так было ясно, что от дверей в комнату, в ванне которой плескалась подруга, его было не оттащить. Келдаз заметил, что и из руки он у не выпускал чёток - наверняка тревожный артефакт какой-нибудь. Вот, пока он девчонку караулил, Луф запор в левый коридор махонькой, незаметненькой капелькой своей крови и активировал. Нет, указание нанимательницы он выполнил, внутрь не вошёл - договор есть договор, но передавать кыллизикл от лаборатории прежних в чужие руки не собирался совсем.
  
   Поздним вечером того же дня в своей спальне Император поинтересовался:
   - Да, Дакр, а как наказали стражниц?
   - По нижней планке Устава о наказаниях - трое суток карцера на хлебе и воде, - ответил, ехидно улыбнувшись, главный императорский сплетник.
   - У? - заинтересованно среагировал на ехидство властитель империи.
   - Их перед строем припозорить хотели, - и рассказчик пояснил: - Верриса же наша не терпит рядом с собой мужчин. Даже в качестве охраны. Вот и держат нескольких тёток. Но терпят соответственно с трудом.
   " - Ну, расскажите, как вас девчонки уделали? - ядовито вопросил их командир.
   " - Вот так! - одна из них протянула вперёд обрывки оборок нашей суровой воспитательницы.
   " - Порвали, как тряпку?
   " - Да, как одна из них порвала эту тряпку веззийского шёлка, - ответила баба и, говорят, так же, не без яда, усмехнулась.
   И всё. Потом вся рота пыталась те тряпки дорвать.
   - Управились?
   - Да. Одну - сразу. Как раз их ядовитый командир. А вторую... Младший ла Окали, - и опять подаватель ехидно покривил губы: - Через час почти.
   - Он? Не самый, вроде, и атлет?
   - Человеку силой с тем шёлком ничего не поделать. Быстрота нужна сумасшедшая. Точнее резкость бешеная.
   - А ты, помнится, утверждал, что магини без магии вполне безобидны?
   - Ваша интуиция опять показала, что она выше всяческих умствований.
   Лесть неприятной не бывает. Особенно, если она справедлива. Император изволил улыбнуться.
   - А принц Ритогл... - поспешил воспользоваться хорошим его настроением опытный царедворец
   - Наконец-то у племянника будет достойный противник. Не боящийся дать отпор.
   - Но он - маг, а на противницах - по браслету!
   - Вот и посмотрим. Сумеют вывернуться? Ты, Дакр, за кого будешь болеть? За девчонок, небось? Ну-ну... Держи меня в курсе. Спокойной ночи.
   "Итак, дозволение "поболеть за девчонок" получено. Что ж, "племянник", достал ты уже многих. А уж твои маменька-папенька...".
   - Спокойной ночи, Ваше Величество!
  
  
   15. Всё обошлось
  
   Когда на следующее утро в её камере загремел ящик, Веккатта даже не пошевелилась: она, сцепив зубы, ждала другого лязганья. Прошло четверть часа, ящик опять загрохотал и втянулся. Прошло ещё полчаса. Палача с подручными не было.
   "Обошлось?" - начала надеяться Катти.
   Но заставила себя поверить в это только через час. Что ж... Тогда... Она опять взялась за склянку. Мазь ей досталась качественная. Чуть пахла полынью, чуть отдавала тысячелистником, но основные компоненты девочке были незнакомы. Ну, так в каждом ареале - своя базовая фармакология. Да и, судя по скорости заживления, местные маги к мази свои умения прикладывали тоже.
   Катти спустила платье и занялась спиной. Впереди ещё будет вечер...
   "Не твоя вина и не твоя заслуга", - опять вспомнила девочка.
   Не её вина... А чья? В принципе - да чья угодно! Местной кошки, разбившей кувшин сметаны. Но, если вернуться к рациональности... Это же Империя! Для местной аристократии она, чужеземельная простолюдинка, меньше, чем ничто. Кому надо рыться в памяти, чтоб раскопать в оной плебейку, отдавать распоряжения, напрягать аж трёх слуг, чтоб сорвать зло за кошку? Для них про неё можно вспомнить, только, чтобы надавить на равных им... Значит, всё-таки она здесь очутилась не одна... Значит, и принцессы - тоже. Хотя бы одна... И "вина" эта - их...
   Точно! Она читала: в империи принято подставлять своим детишкам в друзья-подружки детей из слуг, чтобы потом на них сбрасывать телесные наказания. "Мальчик для битья" - даже термин имеется общепринятый. А, что она не мальчик, а девочка, значения особого не имеет.
   Но "заслуга"... Которая тоже "не её"... Девчонки всё-таки за неё как-то вступаются? То есть они сопротивляются! Они борются. А она?.. Она только ноет?!
   Она вслушалась в себя. Голова больше не болела. Спина... Не болела тоже. Ночью - да. Но потом подействовала мазь, и удалось даже выспаться. Хотелось есть. Что ж, сама виновата: завтрак предлагался. Ну, какой это завтрак! Вчера хотелось есть даже сразу после их "обеда". Но тем не менее.
   Огляделась... Грязная, замызганная камера. Когда здесь убирались? Когда последний раз мыли полы? Год назад? Сто лет тому назад? Два тысячелетия? Девушка взглянула на тряпочку, которой с утра протиралась и решительно оторвала ещё один, здоровенный клок от своей нижней юбки. Вода в "туалете" сочилась по-прежнему еле-еле. А разве она сама куда-то торопится?
  
   - Ваше величество... - обратился к королеве глава её личной охраны.
   - Сэр Дартор? - удивилась Клерисса. "Если даже этот полезет утешать...".
   - Ваше величество, с Вами хочет поговорить Веллитарий.
   Особого дозволения не требовалось: охрана вне церемониалов, да и барон... С глупостями никогда не приставал, а иногда замечал что-то, что потом можно было бы признать очевидным, но это - потом... а вот в ту конкретную минуту...
   Королева уже полчаса молча сидела в своём кресле. В одиночестве. Без фрейлин. Без подруг. Без дела. Только охрана. Но их она уже давно и замечать-то перестала, и ни раздражающим, ни отвлекающим фактором не полагала.
   - Барон, говорите.
   Странный он... Так и застрял в её личном отряде. Три года назад все были убеждены, что поступление в охрану королевы для него - это тщательно просчитанный шаг в карьере. Чтобы венценосные особы узнали о его существовании, чтобы приближённые к ним привыкли к его присутствию среди них. Но о переводе он так и не заикнулся, а когда о том заговорила королева, отказался... "Со всем почтением, но разрешите остаться...". Что ж, и муж, и Имерний были только за. А отдельное спасибо можно сказать не только ему, а его отцу, например - дав позволение на строительство в Светлом квартале; его матери, заглянув пару раз во время гуляний в её эту выстроенную, только что открытую кофейню... Или приняв его младшего брата в Пажеский корпус... А то ведь родословной для того мальчику всё-таки не хватало...
   - Ваше величество, вчера я два раза ощутил боль. Знакомую боль. В спине. Утром и вечером. Собственно, даже не боль - отголосок боли. Утром - два раза подряд с секундным интервалом. Я тогда просто передёрнул плечами - и всё унялось. Но потом понял - вспомнил... Это из детства-юности. Это воспоминание про удары хлыста. Я поделился с остальными нашими. Схожее и в то же самое время ощутили ещё четверо. Остальные... Для остальных наша библиотекарша не является хранительницей клятвы на крови.
   - Ты хочешь сказать, что девочку там бьют? - поморщилась Клерисса.
   - Да, но не это существенно. Главное, что мы это чувствуем.
   - Договаривай, у меня голова сейчас почти не работает.
   - Хранитель клятвы тоже чувствует своих... носителей?
   - Да. Отголоском. Эхом. Больше знанием, чем ощущением. Если тебя полоснуть кнутом, Катти разберётся: тебе больно. Но ей самой больно не будет.
   - То есть, если мне будет больно, Катти это узнает. А если мне будет больно два раза кряду, Катти это тоже разберёт?..
   - Подожди... - начала собирать в кучу свои мозги королева. - Ты хочешь сказать, что так можно как-то передать девочке сообщение?
   - Но я никак не придумаю - как.
   - Тебе и не обязательно, - пробормотала она, туман в голове начал понемногу рассеиваться. - У меня для этого целый Университет умников имеется! - и криво усмехнулась: - Однако ж, давно же тебя, наверное, не пороли!
   Поморщился тут не только барон. Передёрнул плечами и капитан, и, глядя на них, поёжились ещё трое мужчин из ближней охраны. А уж каким ледком продёрнуло по косточкам их позвоночников, когда через несколько часов подруженька королевы, знаменитая целительница Арлия ла Век, деловито так, практически без всяких предвкушающих ноток проговорила:
   - Ну, какой-такой кнут? Почему сразу кнут? Кожу людям портить, мази на них переводить... Им и без того можно больно сделать.
   Извращенка!
  
   Оказывается, и в императорской Палестре уроки бальных танцев чередуются с занятиями по общефизической и даже по боевой подготовке.
   - Её императорское высочество настояла. - пояснила баронесса ла Отредди. - Давно уже. Девочку очень впечатлило, что королева Эллезии в битве при Артокии совместно с придворными дамами сумела противостоять десанту вражеских магов.
   "Да, мамочка каждый раз только улыбается, вспоминая тот эпизод, а его величество - ругается. Получилось, что лучшие маги Корлэнда были выключены из битвы в самом её начале. Потому что странно так случилось, что при королеве тогда были не штатные фрейлины, а сплошь все её подруги..."
   И ещё... Как-то Клер при дочери помянула, что её клятве никогда не обманывать мужа уже больше четырёх лет! Девочка тут же отсчитала назад четыре года и упёрлась в Войну падающих листьев.
   - ... И она потребовала заменить ими уроки танцев. Но Его Императорское Величество в знак своего неудовольствия постановил, что каждая подобная замена должно быть подтверждена мною. Каждая! Обыкновенно я обращаюсь к её высочеству за аргументацией в пользу того или иного варианта. Вошло в обычай, что принцесса делится своей в этом ответственностью со своими подругами, - и наставница уставилась на Синнаэль: - Пусть сегодня будет твоя очередь. Итак, что сегодня лучше - танцы, боёвка? И очень советую: не разочаруй меня!
   Дело шло к полудню, а лист кондуита у них у обеих был чист. Чист он будет и в случае любого её выбора: мымра сама ей дала право выбора. Правда, остаётся ещё "собственное видение педагогического процесса". Одну плеть девчонка бы перенесла: дома в процесс обучения был включён специальный "курс контроля ощущений". И управление собственным болевым порогом на нём тренировалось тоже. Но Катти... Второй плети быть не должно!
   - Мне требу... мне желательно пояснение: я должна выбрать, что лучше для меня или для группы?
   Никка отвела глаза: Сина в своём репертуаре. Вроде бы, оговорилась - спохватилась - поправилась. Хотели кроткости от гордячки-принцессы - получайте. Конечно-конечно: ведь она вся в маменьку, в никакую не в актрису! А что у неё ещё и папенька есть, как-то почему-то все при этом забывают. Дома она сержантами своей гвардии, как хотела, крутила. Данная баронесса полагает себя более суровой? Ну-ну...
   - Думаю, группа согласится сегодня с твоим приоритетом.
   - Тогда тренажёрный зал.
   - Обоснуй.
   - Для танцев необходима сосредоточенность, а тренировка позволяет расслабиться, что мне сейчас и надо.
   - Даже так? Лестра, будь добра, передай вашему инструктору слова юной принцессы.
   - Да, ваша милость.
   - Проведи группу в зал.
   - Да, ваша милость.
   "Так, теперь её подставляют под плеть от военных? Что ж, скажем ещё раз: ну-ну, - про себя улыбнулась Никкора. - А девчонки-то... Как довольно заквохтали девчонки! Они ждали именно этого выбора. И они ему рады. Им тоже хочется, чтобы мы получили плетей?"
   Лестра вела группу неспешно. Не любит эти занятия? Даёт время насладиться интерьерами? Вообще-то полюбоваться есть на что. Имперский дворец раза в полтора-два больше королевского в Эллистане, соответственно в три-четыре больше её родного, в Корикле... Хотя за пять лет в плену... Ещё вопрос теперь, где она чувствует себя более дома - в Корлэнде или в Эллезии... Тем более, что пленной, заключённой, чужой её себя чувствовать "в плену" не давали. Подруга! Она с самого начала была Сине подругой, а не зверьком экзотическим на цепочке.
   А уж последние годы, когда вообще перестали экономить алмазы, когда её начали приучать к морю, к кораблям, когда она сама стала привыкать быть вплотную к морю - и не у сурового Корского, где купаются лишь три месяца в году, а рядом с ласковым круглогодично-тёплым морем тропиков у Лазурного берега.
   Недавно, да всего месяц назад, в Корикле ей местные попробовали намекнуть, что она "ненастоящая" кора, что она - румовая. Что ж, она им устроила... Сначала заплыв к маяку. Первая! Потом прыжок с него в воду - за нею решилось последовать только трое. Но из всех четверых только она достала со дна гальку! Ну, ещё бы... Они-то не собирали синий жемчуг из заповедной бухты на морском курорте прежних!
   Девицы по пути болтали о нарядах.
   - Да у меня всё будет по-прежнему, - делилась подробностями Веталлия ла Трейси, - и лента такая же - оранжевая.
   - Как прежде? - хмыкнула Лестра. - А ты бы не хотела заменить цвет на жёлтенький? Тебе бы очень пошло.
   ""Прежде"? - не особенно вникала в их воркотню Никка. - Запустить бы в этот дворец тётю Велу, она бы посмотрела, что здесь осталось от прежних времён."
   - Никкора, а Вам, как кажется? Веталлии же подходит жёлтенькое? Как раз под её глаза.
   "А глаза у этой... действительно, как у тигры какой. Да уж, на такую надо через всю спину жёлтый овал выкрашивать - если б здешние знали, что у прежних означал жёлтый цвет!.. - и она вдруг чуть не споткнулась: - Стоп! Страда - область, примыкающая к Пустошам сизого вереска. Это семейство ж там тысячелетиями уже роется. Неужели?.."
   - А для себя Вы какой цвет бы выбрали? - вежливо уклонилась от ответа Никка.
   - Тоже под цвет глаз - голубой.
   - Но у Вас же - серый.
   - Под некоторое настроение, при некотором освещении... Бывает по-разному. Сейчас, - ясно улыбнулась виконтесса, - я бы хотела, чтобы Вы их видели - голубыми.
   - Да? - вернула улыбку скромная художница. И кокетливым жестом вывернула ладонь, прижав большой палец к безымянному: "Тревога!"
   Синнаэль промолчала. Она только чуть пригладила правую бровь: "Принято!".
   Их учёная подруга год назад прочитала сама, а потом подсунула им книжку прежних о детях из клана убийц. У тех имелся секретный язык жестов. Принцессы придумали свой. Чтоб подразнить мальчиков, главным образом. Но вдруг оказалось удобно - в тайне перекинуться знаками в полузнакомой компании. (Да-да уже бывали у них и такие: поначалу с Келдазом, а потом тайком даже от него...)
   "Нас предупреждают про эту кошку? Присмотримся."
   Но сказала она совсем другое:
   - В чём мы будем заниматься? В этом? - и чуть приподняла подол тяжёлого платья?
   - При зале есть раздевалки.
   - И для нас?
   - Думаю, подготовили. Очень удивлюсь, если нет.
   Удивляться не пришлось. Два кабинетика, как всегда, там стояли. И по девушке при каждом:
   - Госпожа, я помогу.
   Помогала она больше снять, чем надеть... О, они, что ли, тоже решились выходить на люди в штанах?
   - Госпожа, - чуть улыбнулась на её провинциализм служанка: - не стесняйтесь! Чужих на занятиях не будет и уж тем более - никаких мужчин!
   Ну, разве что... Никка улыбнулась тоже: видела бы эта девица, женскую морскую форму коров. Да не парадную, не выходную - рабочую. Видела бы, в чём во время своих командировок, юнгой, скажем, на корских кораблях щеголяла она!
   А здесь - лёгкие, свободные, длиной до самых лодыжек штаны, невесомая, прикрывающая бёдра блузка, прячущая волосы шапочка, мягкие тапочки на ноги - годится.
   Раздался гонг.
   - Госпожа, поспешим. Осталась минута. Опоздавшим наказание!
   - Учту, не мешайся!
   Никкора вышла из раздевалки за пять секунд до истечения времени. Одновременно с Синнаэль. Местные - "аборигенки", - вспомнила, как векаты называли завоеванное население, - уже выстроились в некое подобие строя. Принцессы пристроились с краю. Приняли позу остальных, вытянулись.
   Раздался гонг.
   - Неплохо-неплохо, - с нотками удивления проговорила дама напротив. Впрочем, от "дамы" в ней было мало что - узкие бёдра, почти незаметная грудь, резкие черты лица, простейшая прическа недлинных волос... Неприязненный голос... Клария Третос, "наставница по контролю над мышцами", - Порадуйте меня: скажите, что вы чувствуете время. Что вы рассчитали его, а не угадали!
   - Да, - спокойно подтвердила Сина.
   - Тест! Под запись в кондуит. Вы... стишок какой-нибудь знаете? Обе?
   - Много.
   - Выберите.
   - "В шумном платье муаровым."
   - Не слышала...
   "Она считает себя знатоком поэзии?!"
   - Это недавний перевод баллады прежних.
   - Что ж, по счету ноль вы его совместно декламируете. И на пятнадцатой секунде останавливаетесь. Товсь три! - девушки взялись за руки. - Три! Два! Один! Ноль!
   Принцессам привычнее было пение дуэтом, но декламация ничуть не сложнее. Словно дирижируя себе свободными ладонями, они одновременно вступили:
  
   В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом
   По аллее олуненной Вы проходите морево...
   Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,
   А дорожка песочная от листвы...
  
   ...И замерли. И замолчали.
   - Так корёжить слова, - поморщилась военная. - Да ладно: в кондуит по плюсу!
   - Ваша милость... - как трепетная отличница, подняла руку желтоокая.
   - Да?
   - Ваша милость, - вмешалась сероглазая, - как назначенная старшая...
   Наставница перевела свои невзрачные глазки с очей одной в очи другой и кивнула виконтессе из герцогского дома:
   - Говори.
   - Её светлость баронесса ла Отредди...
   - Сколько можно говорить, - прервала её мать-командирша, - забудьте вы о титулах внутри учебного процесса! "Ваша милость" - общее обращение ко всем! Продолжай.
   - ... её милость старшая наставница просила передать, что для её... для новой ученицы Ваши занятия... цитирую: "тренировка позволяет расслабиться", - и взглянув на Веталлию из графского дома ла Трейси, закончила: - Отчёт сдан.
   - Веталлия, ты хотела напомнить об этом же?
   - Да, ваша милость.
   - Значит, ты сюда отдохнуть заявилась? - повернулась она к принцессе. -Танцы - это тебе дело, а здесь расслабуха? И это дочь Клериссы Эллезийской?!
   - Разрешите пояснить?
   - Попробуй.
   - Мама мне говорила, что в паре мужчина-женщина, мужчина бьётся с внешним окружением, а женщина - танцует.
   - Что, когда она выносила корских магов - это она тоже приплясывала?!
   - Папочка до сих пор рычит, когда вспоминает про тот случай, - улыбнулась эллезийская принцесса. - Самое трудное было втянуть в танец их. И тем самым оставить свою армию почти без магического прикрытия. Да и... Хоть я спокойно отжимаюсь по три раза на правой, а потом на левой руке, но даже наши парни в качестве разминки теперь предпочитают не жёсткие махи руками, ногами, а вот такие... - опять улыбнулась принцесса, - танцы... - она плавно воздела обе руки вверх... И как опомнилась - замерла и вопросила: - Разрешите?
   - Ну, - поощрила её командир.
   - Никка...
   И они синхронно, акцентированной гимнастической походкой вышли из того, что здесь считалось строем. Переглянулись и... Крайддассе Оллитто... Жалко, музыки никакой не было...
   - Это же "Заря духа"! - через несколько мгновений, несколько кат выкрикнула наставница. - Неужели полный комплекс?!
   Девочки отвлекаться не стали.
   - Как вы его нашли?! - после окончания комплекса вопросила наставница. - Где?
   - Не мы. Наша подруга - библиотекарша, - и пусть думает, что, следовательно, найдено оно в библиотеке. Где-нибудь в пыльных запасниках известной на весь мир, легендарной библиотеки Иллиоана. - Это начальный комплекс из четырёх. "Утро".
   - Показывайте следующий!
   - Не сможем. Мы их видели все, но... Для разминки и первого хватает. А дальше... На боёвке, нам боевые техники ставят, а на танцах - танцы.
   - Варвары...
   - Это лишь Катти занималась только тем, что хотелось ей, что ей нравилось, а остальные... Кондуиты есть и нас.
   - А она?
   - Она делала, что хотела, ходила, где хотела. И время от времени приносила, что ей попадалось по пути. Наши алхимики на неё буквально молятся. Вот и Зарю духа до неё не находил никто.
   - Почему всё про девчонку в прошедшем времени?
   - В настоящем - она где-то здесь, у вас. Нам сказали, что теперь наши кондуиты закрывает.
   - Обеих?
   - Нам сказали, да.
   - Стойте, так это та простолюдинка, что ли? Которую с вами подхватили?
   - Да, ваша милость.
   - Да ладно, - покачала головой Никка, чуть сбивая трагедийный пафос: - Нет худа без добра: хоть не будет теперь портить зубы своими бесконечными ирисками. Ей полдворца подкидывало...
   - Угу, - пробормотала наставница, - в нижнем ярусе конфетами не балуют, - и резко тряхнула головой: - Всё! Группа, внимание!.. Пробежка вдоль зала - три круга. Вы, - махнула она принцессам, - в строй. Товсь, шесть. Шесть, пять, четыре, три, два, один. Старт!
   И девчонки потрусили.
   Синнаэль с подругой пристроились сзади остальных. Веталлия бежала спереди.
   "Вот же коза!" - мысленно проворчала на неё Сина: та просто не могла спокойно двигаться - подпрыгивала, вертелась и уже втянула почти в пятнашки - внутри-то строя! - двух ближних девчонок.
   Но она... Вчера в столовой она была явно на стороне... как там его? племянника... Боккара! И, возможно, как раз про неё предупредила Лестра... Итак, кто она? Графский род ла Трейси, маги воздуха, второй ребёнок в семье, старший у них - сын... О! входит в окружение графа Боккара... В имперском дворе среди молодёжи несколько центров конденсации. Главный - при наследном принце, а Боккар... Ему ничего не светит, и он ничего не хочет - только всем пользуется. Вот при нём и собралась под стать ему, такие же, которых века назад прозвали - "золотая молодёжь". Император подарил любимому племяннику графство, так тот, кажется, ни разу не удосужился там побывать...
   На занятиях в императорском гимнастическом зале особо нового принцессам не показали. Те же упражнения на растяжку, на гибкость даже к их удивлению на атлетизм. Девочек из высшей аристократии в империи заставляют тягать железо?! Нет, силовая гимнастика практиковалась и в Эллезии. (В армейских частях так и на равных с мужчинами - базовый комплекс один на всех: командиры должны быть уверены в определённым минимуме умений всех солдат, это к рекордным весам им подходить не рекомендовали.) Но с принцессами, а глядя на их, и наставники остальных аристократок, тщательно следили, чтоб формирование мышечной массы не шло в ущерб быстроте, резкости. Самооборона для них была не в том, чтобы пересилить мужчину, а чтоб увернуться от него, выиграть секунды, а дальше... Как, всегда можно найти мужчину, который бы был сильней конкретной женщины, так же для любого мага можно найти более сильную соперницу-женщину. Недаром правители-мужчины жгли "ведьм". А уж Клерисса и её доченька...
   - Кажется, мы смогли удивить вас? - хмыкнула наставница Клария Третос, когда они подошли к странной конструкции, главным элементом которой была давно знакомая штанга с навесными железными блинами, но от которой шли веревки, рычаги, противовесы... - Аппарат позволяет работать с весами лёжа, разгружая позвоночник и поясницу. Или сидя. Или стоя, не нагружая руки, а только плечевой пояс.
   Сина еле сдержала улыбку: "Луфу бы этот механизм показать да дать на пару часов! Наполовину бы количество верёвок уменьшилось!". Но наставница её скептицизм заметила:
   - Девочки, продемонстрируйте! - приказала она.
   Одна из девчонок нырнула вниз, расположилась на узком ложе, приподняла руки, и её милость закрутила ворот, опуская гриф вниз. Остальные столпились рядом, а эта Трейси даже руки положила неподалёку от тросов.
   "У наших наставниц уже бы показательный обморок случился на почве техники безопасности!" - и она опять перевела взгляд на девочку, которая с видимым удовольствием показывала провинциалкам, как работают со штангой. "С облегчённой", - хмыкнула принцесса.
   И вдруг она боковым зрением увидела, как дёрнулась Сина... и тут же обеими - обеими! -руками изобразила знак: "Тревога!"
   "Что?!"
   Сина скосила глаза на верёвочную систему... сдержек и противовесов... На одно место в ней.
   "И что? Да, эта тигра желтоглазая стояла рядом! Ну и?.. Хорошо, пойдём с другого края. Что может в верёвках увидеть Сина? В верёвках прирождённая кора? Всё! При чём здесь Веталлия? - и тут первая ученица Лицея внутренне ахнула: - Стоп!! Кличка рода матери девки - "ржавые графы": глаза цветом в ржавчину - их родовой признак, но, если ещё и?.. Если не только?! Если с намёком на их родовую магию - какую-нибудь способность резко ускорять, как выражался мэтр Дилериус, "процессы медленного окисления", то есть стимулировать, катализировать тление, гниение - ржавление! И сейчас... Вот только не повезло ей: Никкора гнилую верёвку в снастях и с закрытыми глазами разберёт. Её роду для этого никакой магии вообще не требуется!"
   "Поняла! - пригладила она правую бровь. И следом тронула большим пальцем верхнюю фалангу указательного: - Не вмешивайся!"
   И кора, как бы удивляясь на незнакомые упражнения их новой одноклассницы, покачала головой и, то ли поправила локон на лбу, то ли пригладила бровь:
   "Принято!"
   - Впечатляет? - проговорила довольная наставница, глядя, как эллезийская принцесса удивлённо рассматривает на движущиеся части. - Правда, словно часовой механизм?
   - Да, сложная механика, - словно заворожённо, согласилась она.
   "При обрыве противовес полетит вниз, и заедет по ступне... Синяк, как минимум, а то ведь и раздробить может. Наверное, на это и расчёт. А что ещё при этом и гриф вздёрнет вверх, и трос хлестнёт в сторону - этим дура озаботилась вряд ли!" - и она взглядом показала Никке на трос и на опасное место на полу. Та чуть наклонила голову.
   - Нравится? Попробуй.
   - Спасибо, ваша милость.
   Сина чуть суетно уступила дорогу выбирающейся из тренажёра девушке, Никка, отодвигаясь, дёрнулась тоже и подтолкнула графскую дочку. Та поморщилась на неуклюжую морячку и отступила от неё.
   - Тебе не слишком сложно будет? - вдруг встряла Лестра.
   - Лестра, не ревнуй, - криво улыбнулась её милость. - Я понимаю - твой любимый подход, но дай и новичкам попробовать.
   - Я справлюсь, - словно примериваясь, проговорила Сина.
   - Но всё-таки... Может... - попробовала настоять ла Страда.
   "А если она ещё и проверить всё сейчас потребует?!"
   - Ваша милость, виконте... Лестра никак не может простить, что мне сейчас, что голубое, что жёлтое - всё равно: они, когда сюда шли, о ленточках спорили, а я смолчала.
   - Правда-правда! - вспомнила Веталлия: - Она молчала.
   - Что ж, "жёлтенькое" - это важная материя, - хмыкнула та, которой никогда ни с какими "ленточками" не носилась. - Лестра не мешай!
   - Ну и ладно. Я вообще тогда отойду! Девочки, идёмте!
   Четверо её даже послушались. Остальные глянули на ла Трейси и остались.
   "А теперь осторожненько-осторожненько!"
   И как будто бы стесняясь, будто бы ей в невмоготу тяжело, Синнаэль, как фарфоровую вазу, начала поднимать-опускать гриф.
   - Резче, принцесса! - скомандовала наставница.
   И Сина увидела предвкушающую усмешку графиньки.
   "Ну, давай - добавь!"
   И как в ответ, у графки опять скривились губки.
   Потом был звук лопнувшей струны - да целого пучка струн! - и удар противовеса. А потом - вопли, суматоха, а уж кровищи-то, кровищи...
  
   В этот день мальчишек из пакгауза не выпустили. В планах было разделиться, чтоб Луф с Нилом покопались в найденной лаборатории, а Кел с Акки побродили вокруг, поразведовали, поохотились. Но нанимательница вдруг сказала: "Нет! Всем всё обыскивать! Всё найденное фиксировать! Протоколировать всё. И месторасположение найденного, и окружение, и сопутствующие предметы/артефакты. Потому что... потому что здесь лаборатория, и кто его знает, что они тут исследовали! Недаром же прорыв тьмы! И вдруг опять, а то и хуже."
   Наниматель поддержал её. Нанятым осталось только пожать плечами. Да обменяться показательными улыбками. Да прикипеть взглядами к двум невзрачным шарикам, которые девушка небрежно забрала из рук Луфгегла, потом бросила на столик, возле которого воздвигла своего спутника, а их едва ли не за шкирку вытолкала из комнаты. И разразилась приказами.
   По условия договора найденное делилось на всех равными долями, но она имела право свою с виконтом долю выбирать. И, кажется, она выбрала. К концу дня таких шаров было найдено ещё шесть штук. Девушка едва не повизгивала.
   - Что это? - получил право поинтересоваться Нил.
   - Серый шар, - ответил Астеллий ла Ферн. - Что это, никто не знает. В частные руки не допускается, за утайку - смерть. На границе изымается в обязательном порядке. Однако, если имеется вот это - протокол осмотра места находки, тогда в награду всё прочее остаётся нашедшему. У нас их теперь - восемь. Нас - шестеро. То есть всё остальное, что найдём - наше. Даже обыска - досмотра даже, не будет. Хоть караван вывози.
   - А если при караване отдельный возок будет как раз с такими?
   - Сказал же, смерть. И паскудная... Утаить невозможно. Были, которые пытались. Бедолаги.
  
   С полами в своей каморке девочка управилась только к обеду. Оказывается, они были застелены плиткой. С орнаментом даже. Даже со знакомым рисунком. Нет, конкретно этот узор она не припомнила, но группу для служебных помещений узнала. Что ж, ничего удивительного: нынешняя имперская столица наверняка была не последним городом у прежних, и императорский дворец даже если и перестраивался, так это верхние этажи, а подвалы да фундамент - кто ж их трогает? Нарушишь вентиляционные потоки воздуха или - не приведи Небо - канализацию... Аристократия-то это всегда знала, но нувориши... Раз в поколение кто-нибудь да вляпается: купит особняк и решит внизу что-нибудь расширить "только чуть-чуть"... Так потом и восстановить прежнее редко получается - хоть сноси всё здание.
   Вот и здесь у прежних когда-то была комната для прислуги. А в том отделеньеце, где сейчас из крана еле сочиться вода, там раньше была ванная, здесь - раздевалка. Да-да, - хмыкнула девушка, - у некоторых слуг прежних были свои ванные. У очень некоторых. И вода у них шла не только холодная. Кран с горячей наверняка замурован блямбой цемента. А когда с ним возились - повредили и этот, теперь, вот, вода и капает еле-еле... Сюда бы Луфгегла, он бы за вечер всё восстановил.
   Нет, сюда Луфа не надо!
   Как же девочке хотелось есть! Осталась без завтрака, а ещё и мазь, заживляющая... Заживляет-то она заживляет - но за счёт чего? - мобилизуя внутренние резервы организма. И теперь резервы требуют восполнения! Настоятельно!
   Последний час перед обедом она и работать не могла. Чтобы хоть как-то отвлечься прокрутила весь цикл комплекса Крайддассе Оллитто - Утро, Полдень, Вечер, Полночь. Не так давно в очередной книге встретилось упоминание ещё одного - некоего внешнего цикла: Весна, Лето, Осень, Зима. Она о нём упомянула, и мэтр Ортерей начал смотреть на неё с такими ожиданиями, с такими ожиданиями... Но городскую библиотеку в Льиз яррулле она ещё не нашла - королевы настоятельно её просили во дворцы центра города без них не соваться, и она их раздражать не решалась. Уж больно памятной оказалась интонация "тети Клер", с которой она произнесла... Уже получив кыллизикл на очередной особняк, уставившись на здание, за мгновение до того, как распахнуть его ворота: "Ну, девочка... Раздвинь ножки!"
   Аж морозом по коже... Аж суетным перебором воспоминаний: не задерживались ли когда-нибудь руки королевы на её собственном теле более необходимого...
   ...А в остальном городе... Ну, кто из обычных граждан у нас, например, имеет в личном собрании книги по третьей ступени нумерологии? Да ещё, чтоб с картинками...
   Загремело у двери. Обед!
   Обед... Пустой суп, две ложки каши, кусочек хлеба, "чай".
   Всё, следующая еда только вечером. И вечером после еды, её царственные подруги где-то там наверху сдадут отчёт за день, по итогам которого придут к ней. С кнутом. Сами-то они, как-то хвастались - глушить боль натренировались. А она... Ей тогда терпеть это издевательство над собой показалось излишним: она ж не воительница. Вышло так, что быть подругой воительниц - ничуть не проще.
   Перед ужином надо будет ещё раз прокрутить весь цикл Зари духа. Забить "покоем вечности" себя от пяток до самых гланд! А пока... Отжать тряпку и - стены от дверцы в туалетную по часовой стрелке... Пока пальцы не стесались до самых локтей... Поехали!
   Приводить их в порядок выходило едва ли не тяжелее, чем отмывать полы. По здравому размышлению получалось, что полы время от времени всё-таки если не мыли, то хоть как-то чистили, а стены... Кому они в камере нужны! Так что со времён, когда отсюда убрали ванную, законопатили горячую воду да поменяли двери, к стенам вряд ли кто притрагивался... Кроме самих узников, конечно. Те изощрялись, как могли - и скабрезные стишки, и бессмысленные проклятия и даже попытки рунной магии... И тот, сразу бросившийся ей в глаза, календарик... В тысячу с небольших отметок... Три года...
   Смыть, всё смыть! Это же прежние! Даже то, что здесь выцарапывали нынешние, процарапано только лишь в грязи, в наслоениях всех этих столетий, а сама облицовка... Вот она - чистенькая, приятного оттенка - как новенькая! Как и положено в раздевалке при ванной для избранной прислуги.
   Топчан, на котором была устроена её постель, был достаточно высок, хоть и тяжёл тоже... достаточно... Потолок с него вымыть всё же не получится, но если на цыпочках, то до самого верха стены она кое-как доставала... "Может, я здесь и подрасти ещё успею, - безрадостно усмехнулась девочка, - тогда потолок отчищу тоже".
   К ужину она отмыла только две стены своей "раздевалки".
   Сразу после еды запустила комплекс полного цикла Крайддассе Оллитто. "Утро"... "Полдень"... "Вечер"... "Полночь"! Никого! Кажется, девчонки там, наверху убереглись - палач так и не заявился. Что ж, до того, как совсем стемнело, она успела вымыть половину ещё одной стены.
  
   - Ну, рассказывай, что там эти малолетние магички, которые нынче остались без магии, опять учудили?
   - Общее мнение, что им повезло, а той, кому не повезло случиться рядом, не повезло и в остальном.
   - Конкретней.
   "Неужели ещё не доложили? Очень конкретно? Или при попытке это сделать при дворе Его Императорское Величество высокомерно отмахнулся? Интересоваться дикарками... Мол, вчера о них поговорили и хватит! Здесь же двор не присутствует".
   А что Главный по ночным халатам темами, затронутыми при их подавании, ни с кем и никогда не делится, императору известно: неоднократно проверено и многократно подтверждено.
   - Если двумя словами: всё обошлось. Конкретная фактография инцидента следующая: во время занятия на силовом тренажёре лопнул один из тросиков. Его обрывок рассёк крупную артерию... или вену? Не специалист я - не знаю... бедра Веталлии ла Трейси. Скорее всего она бы истекла кровью, но принцесса Никкора как-то пережала кровеносный сосуд, а принцесса Синнаэль ещё и прижгла рану запалёнными обрывками той самой лопнувшей верёвки. По счастью и Верриса ла Отредди решила полюбопытствовать, как с физическими нагрузками справляются её новые ученицы. Лекарские таланты нашей баронессы стали востребованы по полной: и чтоб унять кровотечение, и чтоб вылечить ожог. Ну, и чтоб залечить ссадину на ноге Синнаэль: груз противовеса едва не размозжил той ступню, но её тело повело за дёрнувшейся штангой, нога сдвинулась тоже, и железяка лишь содрала кожу на лодыжке.
   - Что говорит физкультурница?
   - Да всего и не упомнишь. Наиболее красноречив кондуит принцесс: достопочтенная Клария Третос забила его плюсами до отказа. Можно было бы - она бы и на обложке их начиркала. Ещё бы... Смертельный случай на занятиях поставил бы крест не только на её карьере... От семейства ла Трейси она бы не убереглась тоже. И большой вопрос: уберегла ли своё семейство. Графов никакие оправдания не устроили бы.
   - Твой анализ?
   - Принцессы вербуют союзников. Клара откровенно не их уровень. Вы точно её охарактеризовали: физкультурница. А Верриса опоздала. Когда она пришла, главная улика - верёвка с местом разрыва на ней, была уже практически уничтожена: мало того, что оба конца обожжены, так ещё и заляпаны кровью.
   - То есть магическое воздействие больше не разобрать?
   - Если что-то вдруг оказывается сгнившим в присутствии члена рода ржавых графов, то главный подозреваемый очевиден.
   - Главная подозреваемая, - с улыбкой уточнил император.
   - И вот именно этой подозреваемой главная жертва и предложила поджечь главную улику...
   - Кастом, что ли?
   - Именно.
   - То есть поверх возможной слабой криминальной волшбы - свою же, того же плана, но сильную! При свидетелях и при полном одобрении наставницей. Какая милосердная, однако, у нас жертва!
   - Вот только этим горящим вервием добренькая девочка чуть ли не до кости прожгла ногу той, которая возможно... только возможно! - покусилась на её ногу. Я после у Веррисы полюбопытствовал: прижигание действительно помогает? Так она аж зашипела... Что юная корсарша вполне квалифицировано передавила ту самую вену/артерию, баронесса мне подтвердила, а в ответ на данный вопрос - зашипела, аки змея песчаная, ядовитая, вставшая в боевую стойку... - дальше царедворец вовсе не ехидничал, он просто решил перестраховаться: - Ваше величество, Ваш племянник... он Вам действительно дорог?
   - Мне дорог мой сын. А припомни-ка, каковы взаимоотношения его и данной виконтессы? Даже интересно, каким образом он будет решать возникшую проблему?
  
   Кажется, наниматель собирался ночевать в одной комнатке с нанимательницей. Но та его выгнала:
   - Нормальные спальни, нормальная ванна, нормальная кровать - хоть вспомню, что такое по-нормальному спать! - и показательно распустила верхнюю завязку блузки. - Все - вон!
   - Только никому не запираться! - потребовал, выходя, Луфгегл, ведь внутренние запоры всюду имелись.
   А потом...
   - Это она намекнула... - потом в своём кругу, ни на кого глядя, очень постарался не ухмыльнуться очень простодушный норт, - что ранее здесь, в пустошах, спала она исключительно не по-нормальному? То есть в одёжках аж до самого горла?
   Никто не отозвался, но ещё двое тоже старательно задавили ухмылки.
   Наниматель выбрал себе комнату напротив комнаты девушки. И спать он явно собирался с настежь открытой своей дверью. И, кажется, навесив на противоположную несколько сигнальных артефактов.
   - Нормальный ход, - признал Ниэлон.
   - И я говорю... - согласился с ним Аккор.
   Сами они дверь тоже закрывать не стали, и Луфгегл тоже кинул на пол коридора пару сигналок. И внутри тут же повесил глушилку.
   - Что такое этот серый шар? Кто-нибудь знает? Кто-нибудь вообще их видел? - только после этого обратился к друзьям Нил.
   Обратился-то он к ним ко всем, но двое из них сразу повернулись к Луфу.
   - Видел, и не один, - пожал плечами он. - Уже вспомнил: королевы находили. Где - не знаю. Им показать - вспомнят. Что оно такое, понятия не имею. Мало ли чего неопознанного в Льиз яррулле попадалось. Браслет тот демонов, к примеру...
   - Пытаться найти ещё, чтоб затихарить будем?
   - Я - против. У нас договор, - сразу отказался нагтилин.
   - Поддерживаю, - тут же согласился с ним кор.
   Норт задумался...
   - Поддерживаю, - тогда высказался вект. - Я верю нанимателям.
   - И кому больше? - усмехнулся норт.
   - Девчонке.
   - Она ж молчала?
   - Очень выразительно. Она очень рада шарам, но абсолютно уверена: вывезти их нельзя. И вот это - странно...
   - Уточни?
   - Её радость непропорциональна... Ведь их отберут! Конечно, теперь мы можем, за то, вроде бы, вывезти целый караван, но каравана-то у нас как раз и нет.
   - Отлично, - пробурчал Луф.
   - Что? - не поняли остальные.
   - Я данный факт... Меня только некоторая неправильность кольнула, а он разобрался и озвучил. Он, - кивнул он на Ниэлона, - в отношение неё адекватен...
   Кел с Акки опять переглянулись и опять задавили усмешки.
   - ...И, следовательно, выходит, что ей верить - в этом диалоге, по крайней мере - можно.
   - Придурки, - проворчал принц Эллезии. - Ладно, что на завтра?
   - Я ещё здесь покопаюсь, - ворчливо ответил и Луф. - Лаборатория же! Может, хоть что-то пойму. Пойму, хоть над чем думать.
   - Надоело! - буркнул Кел. - Всё обшмонали. Два раза. Сколько можно?! Вересковые пустоши кругом! А мы сиднем сидим, как привязанные.
   - И надо бы тот самый караван организовать. Настоящий хабар искать надо.
   - Угу, имея безопасную базу, имея какую-никакую, но карту! - поддержал их и вект.
   - То есть делимся? Я остаюсь, а вы в разведывательный рейд?
   - А наниматели?
   - Да никуда они не денутся - тоже разделятся. Думаю, девчонка останется приглядывать за тобой, чтобы ещё один шарик без неё безхозным не случился, а парня отправит с нами.
   - А не наоборот?
   - Ей шар важнее.
   - Спорим? На щелбан!
   - О чём? - не понял Ниэлон.
   - О том, что ей важнее! - захохотал Келдаз.
   И остальные знатоки женского пола, к недоумению ледяного принца, захохотали тоже.
  
   16. Мелкие неприятности
  
   Утром Катти завтракала почти спокойно. Что за ночь подруги умудряться наработать на плеть, она почти не допускала. В первое утро они просто были не в курсе. Да, за день их могут подставить или загнать в безвыходное положение, когда... "Интересы страны", "честь короны" да мало ли ещё что!.. Но ведь и она сама - подданная. Жизнь которой принцессы запросто могут потребовать! А тут не жизнь, а только перетерпеть плеть-другую... Но она подругам верила: они будут стараться за неё, бороться за неё. А не получится? Что ж, здесь плен, и кругом враги.
   Но сразу, как доела и допила то, что у врагов, видно, считается чаем, она закрутила комплекс полного цикла Крайддассе Оллитто.
   "Я же обещала мастеру Ортерейю", - попыталась она оправдаться перед собой, но на себя же и поморщилась - причина прилежности была очевидной: не сидеть же, прислушиваясь к каждому шороху!
   Но и вправду обошлось. И Веккатта с облегчением вздохнув, пошла мочить тряпку, ведь полторы стенки были ещё засаленными. Они казались особенно грязными на фоне выскобленного пола и отмытых частей стен.
   Вот только... Как раз на этом участке был тот самый календарик в тысячу отметок... Нет, она, конечно, каждую не пересчитывала, но они вырисовывали ряд одинаковых простеньких картинок из десяти линий каждая - по десять в каждом ряду. Рядов было тоже десять. И ещё один... В котором было только три пиктограмки. И ещё одна - недорисованная...
   Стирать календарь было почему-то жаль.
   Катти оставила его напоследок и счистила уже после обеда. Потом долго отмывала то, во что превратился обрывок её нижней юбки, потом - свои руки. Вернулась в камеру, огляделась...
   Что ж, поучилось живенько... Стены имели салатовый оттенок, чуть более насыщенней внизу, чуть прозрачней повыше, а на уровне роста некоей границей между ними проходила полоса разноцветного орнамента, в котором уголки из разных цветов, но с преобладанием зелёных оттенков, сталкивались, расходились, конфликтовали, соединялись...
   И неуместным контрастом теперь торчала замызганная "мебель" - топчан с дерюгой вместо постели, стол, стул... И добраться бы до потолка...
   "Завтра буду отмывать туалет", - подумала она.
   И ещё она подумала, что уже темнеет, и пора готовиться к ужину. И тут залязгала дверь. Нет, это была еда, это вошёл палач со своими подручными.
   Катти закусила губу, встала.
   - Сколько? - спросила она палача.
   - Две, - ответил он, удивлённо оглядываясь. Двое, что были с ним, завертели головами тоже.
   Она молча спустила с плеч платье и, придерживая его на груди, легла. Зажала в зубах ткань подушки.
   На втором ударе не сумела сдержаться - вскрикнула.
   - Это не твоя вина, - опять пробурчал мужчина. На кровать что-то упало. - И это не твоя заслуга.
   Когда оттёрла слёзы, когда, обжигаясь от боли, втёрла в спину мазь, доставили ужин. Спина горела. Есть эту блеклую, безвкусную, склизкую кашицу не хотелось совсем, но она себя заставила. И заставила себя потом развернуть брошенный палачом пакет. И обомлела от несуразности: в нём были ириски. Не меньше фунта, пожалуй.
  
   Проснуться на настоящей кровати на чистых простынях, когда на тебе ночное бельё, начать день с ванны... Казалось, чего бы более? Но есть, есть и ещё! Восемь серых шаров! Она уже сделала годовую норму! Нет, ей, конечно, всё равно достанется, но восемь шаров! Сегодня обязательно надо будет самой пройти все комнаты, ещё раз всё просмотреть. Обязательно! Но даже если больше ничего не найдёт, даже если дома её угостят плетьми, она на всех будет смотреть свысока - восемь! Плюс лаборатория прежних. Да, когда она вернётся, сюда целую экспедицию сразу же отправят! Сам мэтр Кроктауриус про все свои болячки забудет и в припрыжку поскачет. Хотя, конечно, "скакать" не придётся - придадут ему пару десятков носильщиков, и в шезлонге... Только покрикивать на них будет, повизгивая: "Быстрей! Кому говорят, быстрее!".
   Эх, жалко девчонки матку свикглов не увидят...
   Та, закаменевшая, в центральном зале, наполовину выбравшаяся из овала допуска, с вытянутыми передними лапами, с разинутой пастью... До сих пор рядом находиться жутко. "И её - я!". Рано или поздно её старший братик не вытерпит - здесь побывает. Пусть тоже полюбуется.
   Собственно говоря, а почему не увидят? Попросить Телла, пусть зарисует! Отчёт по лаборатории должен быть максимально полным - вот, помимо карты подходов, внутренних планов, пусть будут и зарисовки помещений. И среди эскизов - овал допуска! И этот кошмар в нём, которого она... Которую она.
   Да уж, прогулялась... Ушла от тёмных гончих... Нет не "ушла" - отбилась! Вот клык в подтверждение! И забила матку свикглов! С первого выстрела! Вот, смотрите - два клыка! Ещё по зубу загонщикам досталось. А у неё - два! Потому что титторновый болт - это вам не протазанчики из железа.
   И она опять вспомнила загонщиков, напряжением всех сил удерживающих откинутую башку матки, когда на них самих висело по свикглу. И себя саму, еле удерживающуюся, чтобы не завизжать и кинуться... толи вон из комнаты, из пакгауза - куда угодно, только оттуда! - толи прямо в противоположном направлении - к парням отдирать от них мерзких чудищ.
   От них? От обоих? А от кого сначала? "Неинтересно!" - прикрикнула она себе.
   И тут - стук в дверь:
   - Торри, ты поднялась?
   Значит, Телл встал тоже.
  
   За завтраком она была в платье. Лёгкое такое - шёлковое, сиреневое. С рельефным рисунком переплетённых роз чуть более тёмного цвета - вместо пояса. Простенькое совсем. Вот только глаза её - она знала! - своей экзотической фиолетовостью теперь просто переполнились. И ещё её волосы... Теперь они не были стянуты в узел, и рыжая толстенная коса вольно ходила сзади, опускаясь ниже пояса. Да чего уж там - пояса! Она чувствовала её привычные прикосновения и ниже, гораздо ниже.
   Хорошо, что в неё вдолбили: без трёх приличных платьев - никогда и никуда! Хорошо, что эфирный карман её рюкзака не мнёт вещи. Хорошо, что сам шёлк не мнётся!
   Мальчишки - неучи и невежи! Кор с нортом непонятными взглядами обменялись, но промолчали, да все промолчали. Хотя что с них взять - простолюдины из глухой провинции!
   За едой выяснилось: им всё здесь, в пакгаузе уже надоело. Они - не исследователи, они - охотники. Ну, кроме нагтилина. У того въедливости имелось едва ли не вровень с мэтром Кроктауриусом. Остальные вчера, как муравьи, мотались по разным помещениям, а он, как залез в левую лабораторию, так до вечера в ней и просидел. И сегодня у него на очереди правая. Вот и хорошо. Пусть те себе шляются, охотятся, зубы из встреченных выковыривают, а она ни на что и ни на кого не отвлекаясь, спокойно всё досконально осмотрит.
   Пацаны сразу после еды собрались вокруг Телла. Точнее, вокруг его карты, а он и рад стараться. Конечно-конечно, ведь с нею "братик" прокладывал едва ли не самые безопасные пути. (Другое дело, что, откуда бы здесь вообще такие?) Но с новой командой можно и приоритеты обновить.
   Болото! Кто б сомневался! Телл и им предложил сходить на болото тоже! Отсюда - полтора часа хода. Почти все, побродившие среди них, обретали выпадение, но, по слухам, возвращалась едва ли не четвёртая только часть ушедших, так что желающих побарахтаться в её хлябях, не так, чтоб в избытке.
   Они сами шли туда же. Правда, Телл взял с неё слово, что она будет сугубо послушной, и проскользят они только по самому краешку топей, да, вот, наткнулись на неотмеченный пакгауз...
   Мальчишки у карты уточняли маршрут. К её некоторому удивлению, и они идти прямо вглубь отказались. "У нас теперь есть база. Не зная брода, не суйся в воду. Это будет первый, всего лишь разведывательный рейд. Вот осмотримся, тогда...".
   На этот раз главным у "нанятых" чувствовал себя норт Кел. Остальные почти без возражений принимали его поправки. Её Астеллий попытался отстаивать свою новую версию подхода - рядом с интересными точками. Его даже слушали, но тут же разбивали аргументы в пух и прах. И конечный маршрут пролёг почти аккуратно по тому, что раньше проложил он для неё! А потом вект вслух пожалел, что с ними нет какой-то Катти. Остальные согласно переглянулись и важно покивали головами: "С тою-то рыжей было бы спокойней".
   Еще одна рыжая?! Принцесса привыкла в любой компании быть особенной, а у них, значит...
   - Собираемся! - скомандовал Кел и залыбился: - Пять минут - товсь!
   И Агторрия ла Трелли не выдержала. Она сказала:
   - Мне хватит. Я уложусь. Телл, к нашему возращению с тебя подробный отчёт об исследовании пакгауза. Включая эскизы помещений. Особо обрати внимание на центральный зал.
   - Но... - начал он.
   Она хотела взрыкнуть, но вместо того только тронула его за плечо:
   - Пожалуйста.
   - Идём, с рюкзаком помогу, - вздохнул он. Ну, когда хоть в чём-то он ей отказывал?!
   И она бросилась к себе в комнату переодеваться. Да, в пять минут не уложилась. И что?!
   - Перестань мельтешить! - ещё через час оторвался от своих исследований нагтилин. - Ей с ними тремя безопасней будет, чем с тобой одним. А вы ж здесь как очутились? Верно, и сами к болотам шли?
   - Но...- и виконт, наконец, сложил два с двумя. - Вы знали! Поэтому сызначала наиболее безопасный маршрут и выстраивали! Но... Но она же и сама заранее не знала, не думала! Она, вон, даже в платье вырядилась! Как?! Не понимаю!
   - Как-как... Да мы тоже не особо, чтоб поняли. И не надо. Они и сами про себя ничего не понимают. Я в своё время почти голову сломал на этом. Но потом мне Кел втолковал: зачем? Зачем оно тебе надо знать - почему? Нам, мужикам, вполне хватает - что? А что она пойдёт с ними, мы ещё вечером согласились. С Нилом поспорили. Он сегодня три щелбана в лоб получил. У него девчонки нет - так что, ещё в эту хитрую механику он не въехал. А что почти полчаса вместо пяти минут на сборы её потеряли - тут и Нил смолчал. В общем, давай... Что, там, тебе задали - эскизы помещений? Иди матку рисуй! На трёх отдельных листах со всеми доскональностями и нюансами - в трёх видах! И чтоб каждый зуб в её пасти в самых кошмарных подробностях был отображён! - и забухтел сдавленно: - А то и завтра оставит перерисовывать... Ха-ха-ха!.. "Планы лабораторий уточнять" - и перешёл на серьёзный лад: - Кстати, с лабораториями помогу, а ты мне копию планов за то скинешь. Идёт?
  
   Утро на занятиях прошло спокойно.
   "Геральдика". Принцессы спокойно приняли, что в этой области знаний особенно в этой части континента они не лучшие, а им посетовали, что нет здешней принцессы: тогда б принцессы нездешние поняли - насколько.
   "Руннистика". И опять... Принцессу Синнаэль по баллам обогнала виконтесса ла Страда, а принцессу Никкору - ещё двое. И опять "отеческое напутствие": появится наша принцесса - пообщайтесь с нею: узнаете много нового.
   - Правда, что ли? - на перемене Сина спросила Лестру. - Или это лишь геральдические вежливости?
   - Правда, - лаконично ответила она.
   Лаконично и несколько раздражённо. Они с тутошней принцессой соперничают? И не имеет ли виконтесса ещё один титул - "вечно второй"?
   Потом был обед. Потом последние учебные часы - "Основы домоводства".
   - Если они сейчас принесут пяльцы... - проворчала Сина.
   - Ну, хоть здесь тебя за них усадят, - заулыбалась Никка.
   - Вышивать крестиком?
   Вышивание было уроком на усидчивость для них обеих во дворце Элистана. Вышивание крестиком! Никка, та просто обожала, когда её так наказывали. А вот Сина...
   - Вряд ли. Здесь принято...
   - Знаю! Золотое шитьё и имперская вышивка - двусторонняя, шёлком по шёлку.
   - Вот ею бы я занялась! У нас-то и учителей таких найти не смогли.
   Но нет. Курс аналогичный "Основам.." в Эллезии назывался "Принципы ведения хозяйства". А "домом" в императорской Палестре называли, например, графство. Или усадьбу. Или замок. Императорский дворец в задачках встречался тоже. В задачах по снабжению, обеспечению, ведению. Например, рассчитать количество служанок необходимых для уборки помещений в сельской усадьбе из двенадцати комнат. Или дом из скольких помещений потребуется графской семье на отдыхе осенью у вод?
   Здесь Сина тоже не стала первой: она быстрей считала (мать и Луфгегл натренировали её использовать множество приёмов быстрого счета), но исходные данные... Дома-то предпочитали конкретику - и они обсчитывали потребности конкретных королевских семей.
   - Понимаю, - усмехнулась на её затруднения преподавательница: - А если на вас королей не хватит? - Сина промолчала. Никка промолчала. - Или... А если вдруг нагрянет любовь? - они обе опять промолчали. - О! - и женщина закончила: - Я даже не знаю: любопытно ли мне будет их здесь увидеть? Или мне будет страшно?
   - Они Вас не тронут, - пообещала ей Никка.
   - Плеть! За оперирование событиями с нулевой вероятностью.
   - И даже за это не тронут тоже, - подняла голову Сина.
   - Тоже плеть! За то же!
   Теперь девушки смолчали. И молча смотрели на даму. И замерли остальные девчонки. Тишина обвалилась на класс, только перебираемые руками преподавательницы кондуиты шелестели своими кожаными обложками. Но раздался гонг, и она поспешно вышла.
   - Вы думаете они придут? - повернулась к пленницам Лестра ла Страда.
   И все остальные девушки почти синхронно повернулись к ним.
   - Кто?
   - Брось. Если ты всё знаешь про нас, думаешь мы про вас уж совсем ничего не знаем? Про ваших принцев?
   - Да. Если их у нас не перехватят, - ответила на её первый вопрос Никка. - Дома. У нас.
   - Не перехватят, - равнодушно уточнила Сина.
   - Но тогда их схватят здесь!
   - Пф... - фыркнула кора. - Вы думаете они попрут, как носороги?
   - У них будет правильная стратегия и чёткий оперативный план, - отмахнулась и веката, - А уж исполнение...
   И принцессы предвкушающе переглянулись...
   - И вы действительно защитите от них учительниц? Даже Веррису? Несмотря на плети?!
   - Пф... - фыркнула теперь Сина
   - Мелкие неприятности, - отмахнулась Никка. - Видели бы вы, как меня пенькой хлестал боцман на "Светлой ласточке"!
   - И ты терпела?!
   - Я?! Я визжала! О, как я визжала!.. У капитана уши не выдержали, он ему прекратить велел. А я от мачты оторвалась и сделала боцману так! - и она всем известным непристойным жестом откинула мизинец. - Он мне ещё пару раз заехал: "Она же теперь совсем на голову сядет!"
   - А ты?
   - Я и села! Меня теперь ни один боцман ни на одном судне пальцем тронуть не решается!
   - Девочки, подскажите... - подняла голову Синнаэль.
   - Да?
   - Никка хотела бы вашей шёлковой вышивкой позаниматься - к кому ей обратиться?
   - Точно! - вскинулась художница. - К кому?
   Девочки переглянулись.
   "Что-то не так? Может, это и для них очень тайный секрет?"
   - К Вериссе. Она организует, - наконец, ответила Лестра. - Всё сначала с Веррисой.
   "Сначала?"
   Именно. Почему-то и остальные были с нею согласны. Даже Веталлия, до сих пор после вчерашнего бледная и молчаливая, удовлетворённо хмыкнула. Просьба будет чем-то чревата?
   Додумать Синнаэль не успела. Дверь распахнулась, и неё вломились несколько парней. Молодых мужчин, точнее. Всем около двадцати. Девушки встали. Принцессы, мельком переглянувшись, остались сидеть. Отворачиваться не стали. Игнорировать вошедших не стали тоже.
   Самый видный из них направился к ним. Мощью от него несло - носорожьей! Принцессы всюду устраивались в глубине аудиторий, здесь - тоже, так казалось, что столики, заслонявшие прямой путь парню, вот-вот сами вскинутся на задние ножки и упрыгают всторону. Не успевшие - отлетали.
   - Вы знаете, кто я? - с угрозой вопросил он.
   - Нам говорили, что внутри Палестры придворный этикет не действует, - равнодушно проговорила Синнаэль.
   - Женщина! Почему бы вам хоть раз просто не ответить на просто заданный вопрос?! "Да" или "нет"?
   - Да, - пожала плечами одна принцесса.
   - Или нет, - пожала плечами другая.
   - И в правду... - задумчиво улыбнулась одна.
   - Всё так не просто... - насмешливо вздохнула другая.
   - Тогда я упрощу! Не трогайте мою девушку - и я не трону вашу!
   - Мужчины! Правду мама говорила: только б о бабах, - изобразила неодобрение одна девочка.
   - А мне мама добавляла, что ещё и про алкоголь! - добавила осуждения другая.
   - Ты полагаешь, он не трезв?!
   - Орёт, мебель переворачивает - помнишь, мы читали, что как раз так...
   Но Сина нахмурила бровки на подобное неприличие, и Никка не договорила.
   - А ты, что? трогала его девочку? - с недоумением поглядела на свои пальчики Сина.
   - Да ты ж знаешь: мне моих куколок хватает...- даже отдёрнула свои - Никка.
   - Стоп! - взревел наследный принц Ростар и ткнул пальцем в Веталлию. - Вот моя девушка!
   - А она об этом знает?
   - Да! - слились воедино мужской рык и девичий голосок.
   - Ясно? - выдохнув, почти спокойным голосом проговорил парень.
   - То есть... - Синнаэль теперь смотрела прямо в глаза Ростара, - у тебя твоя девушка есть. У тебя, - она повернулась к подруге, - есть твои куколки. А у меня ничего... Обидно... Эй! - обернулась она к ла Трейси: - Пойдёшь ко мне?
   - Ты!.. - опять взревел принц.
   Веталлия ла Трейси знала, что означает этот тон: время слов кончилось. Она почти увидела, как кулак принца в кровь, в крошево разбивает лицо чужой. Но закрыть глаза она не успела, и в действительности увидала другое: девичий кулачок слегка подправил направление удара, и тот ушёл в пустоту, оставшуюся на месте одной чужачки, а вторая, запрыгнув сначала на столик и тут же бесстыдно задрав юбку, взвилась парню на шею, обхватив её ногами, откинулась вниз, собственным весом опрокинула его на пол, а первая тут же заехала по нему своей ногой. Что дальше сделал принц, она не рассмотрела, но обе принцески отлетели от него, вскочили, повернулись к нему, замерли. Он медленно поднялся.
   - И что здесь происходит? - раздался скрипучий голос.
   Мегера Верриса! Как она умудрятся всегда появляться так вовремя?!
   - Да ничего особенного, - совершенно спокойно (!) улыбнулся (!!) принц. - Я пришёл познакомится с нашими гостьями.
   - Познакомился? - провела себе по левой скуле баронесса.
   Он тоже провёл, посмотрел на кровь, слизнул её.
   - Ага. Каюсь, был не куртуазно вежлив. Получил по... по куртуазиям. Претензий не имею.
   - Девушки?
   - Каемся. Были ошеломлены...
   - ...отсутствием куртуазности. О манерах напомнили. Претензий не имеем.
   - В чём причина... срыва манер? И... - Верриса зримо сравнила рост парня и девчонок. - И как дотянулись-то?! До куртуазий?
   - Нас научили... сбивать спесь. Домашнее воспитание, знаете ли... - опять, как до драки, пожала плечами Никка.
   - А причины...- следом пожала плечиками и Сина: - Обычные. У мальчиков - их девушки, для девочек - чужие.
   - Ростар?
   - Да так оно и было. Синнаэль пошутила, что моя девушка может стать ей не чужой, а Никкора во время схватки... Представляете, запрыгнула мне на шею и опрокинула на пол! Тут, - он снова тронул кровоточащую скулу, - и прилетело.
   - Свободен! - и обернулась к столпившейся у дверей его свите: - Вы - тоже! Все!
   Дождалась, чтобы чуждый пол женское помещение покинул, и повернулась к притихшим своим...
   - Теперь вы!
   И все девчонки увидели, как в дверях бесшумно... Когда он успел снять обувь?! - появился принц Ростар. Обе руки его были воздеты вверх с плотно сжатыми кулаками.
   - Принцесса Никкора! Задирать ноги в присутствии мужчин абсолютно недопустимо! Плеть!
   И с издевательской грацией принц откинул левый мизинец.
   - Принцесса Синнаэль! Шутки на тему однополого бесстыдства абсолютно недопустимы! Плеть!
   И принц откинул правый мизинец.
   Кто-то из девчонок не выдержал - хихикнул. Верриса стремительно обернулась. Но дверях уже никого не было.
   - Я надеюсь, это послужит вам уроком...
   - Да, ваша милость.
   - Да, ваша милость.
   И она величаво выплыла из аудитории.
   Девушки опустились на стулья. Никка достала платочек, промокнула лоб, посмотрела на сухую ткань, поморщилась:
   - Вот же сволочь... Тоже мне "схватка"! Даже не вспотела...
   - Это он так подставил... вашу библиотекаршу? Да? - вдруг обратилась к ним "не их девушка".
   - Да, - Никка неприязненно посмотрела на неё.
   - Я... Я возмещу!
   - Что?! - изумились обе принцессы.
   - Той я тоже... может, что-нибудь смогу. А вам... Ты хотела научиться нашей вышивке. У моей семьи - лучшие мастера. Я приведу тебе учителя. Только договорись с Веррисой. Без неё никак.
   - Не поняла?.. А это... - Никка хлопнула себе по ноге, куда накануне засадила Веталлии ла Трейси два горящих конца каната. - Больше не счёт?
   - Не в счёт. Он при всех назвал меня своей девушкой. Он при мне дрался за меня. А "это"... - она как отмахнулась. - Это мелкие неприятности.
   - Да уж какая тогда драка... - вяло запротестовала Никка.
   - Двенадцать тёмных гончих.
   - Что? Где?
   - За вашими спинами - двенадцать тёмных гончих. Всегда. Пока невидимых. Однако, постоянно скалящих зубы.
   И все девушки зябко поёжились. Но тут, сбивая жуть, захохотала Лестра.
   - Что? - повернулись девчонки к ней.
   - Помнишь, ты про боцмана рассказывала? - обратилась она к Никке. - Так я тогда подумала, что "сесть на голову" - для тебя метафора!..
   И остальные девчонки, вспомнив драку, представили несчастного моремана с девицей, рассевшейся на его голове, и прыснули тоже.
  
   Путь к топям был скучным. Ожидаемо. "Увидишь, самое веселье начнётся на болотах", - обещал Торри старший сын её кормилицы. Но она-то его знала: он был бы просто счастлив, если бы скука царила и там.
   Как ни удивительно, но инициатором её побега из дома был именно виконт Астеллий ла Ферн.
   Когда ей опять, вторую ночь подряд, приснилась плачущая над нею мать... Теперь мама просто рыдала, тянула к ней руки и причитала: "Доченька, доченька...". Она среди ночи прибежала к нему, едва не полезла по детской привычке под одеяло, опомнилась, только повисла на его шее. Он стребовал с неё подробного описания сна и, когда она вспомнила текущую по материнским ладоням кровь, обнял её и прямо в ухо зашептал:
   " - Всё! Уходим!
   " - Куда?
   " - Где за тобою последовать не смогут. Сизые пустоши. Там, даже если у кого-то будет близнец моего свитка, их выбросит не рядом с нами. А потом... Поиграем тогда в прятки-догонялки...
   " - Но...
   " - Ты же мечтала о пустошах?
   Она мечтала. И ещё у неё было разрешение отца слушаться Телла. Больше: у неё был его совет - слушаться молочного брата. А совет отца от повеления отличается на неощутимые чуть-чуть...
   " - Только в крайнем случае... Ослушаться молодого ла Ферна разрешаю только в самом крайнем случае! Возможно, после этого ты поймёшь, что должна убить его. Убей!
   Потому что матерью виконта была простолюдинка. Ведьма. С ведьмовским чутьём на смертельную опасность. Отец говорил, что она четырежды спасала своего графа. (После третьего - сыграли свадьбу.) И дважды потом - свою госпожу. Но заговорщики... О, они хотели только добра высокому господину - более достойную его для него жену. Из своего рода, разумеется. (Разумеется, ныне прервавшемуся.) Заговорщики сначала отравили ведьму. Не очень сильным ядом. Не смертельно - предвиденье и не сработало. Она только неделю полежала с симптомами, похожими на алую сыпь... Отец тогда как раз отбыл по делам. Разумеется, при первых признаках страшного недуга её от высокой госпожи отстранили... Выздоровела она уже к похоронам.
   Но бежать из дома? Однако, ни, с одной стороны, тяжёлый сон, ни, с другой стороны, рейд по пустошам ни о каких крайностях не вопияли. Ну, не убивать же брата!
   " - Собирайся! - прошептала она ему, включаясь в игру: - Я буду через полтора часа. Через девяносто минут ровно. Показательно не спеши.
   И побрела в свою спальню. Залезла в постель, с четверть часа ворочалась с бока на бок. Поднялась. Послонялась из угла в угол. Подошла к гардеробу. Перемеряла несколько платьев. Надела походный костюм. Полюбовалась собой в зеркале и, позёвывая, достала свой подарок от родного брата на день рождения - боевой рюкзак. Теперь с ним повертелась у зеркала. И, никуда не спеша, бродя по своим комнатам, начала его собирать. А когда до срока осталась четыре минуты - бросила, наполненный, себе на плечи и понеслась к Теллу.
   Он её ждал. На нём уже тоже был рюкзак, а в руках свиток. Она кинулась к нему, и он сломал капсулу.
   Выбросило их, как потом выяснилось, почти на самой окраине пустоши. И только через пять дней выяснилось, что у её "проводника" имеется даже карта! А так он её таскал по разным закоулкам, якобы "сбивая следы"! Ни толком вымыться, ни выспаться - ночные дежурства, видите ли! А когда она взбунтовалась, предложил возвращаться.
   " - Но ты же сам?!..
   " - Отпустило. Вчера ещё. Но убедиться надо было.
   " - Но мы же даже не нашли ещё ничего!
   " - Зато представь, искупаешься, наконец. В ванне, в горячей воде, с ароматным мылом... И выспишься.
   " - Сначала плетей получим! Я-то одну, а сколько на тебя останется... Выспишься с перебинтованной спиной, как же!
   " - Сколько-сколько - не больше трёх. В первый раз, что ли?
   " - Меня девчонки обсмеют!
   " - А не плевать ли?
   " - Нет! Неудачницей - голой из пустоши! - я возвращаться не собираюсь!
   Вот тогда и всплыла карта, и вытребовано было клятвенное обещание о послушании - до первого артефакта. К вечеру они наткнулись на неотмеченный пакгауз. Следующим вечером он попробовал намекнуть, что артефакты - вот они. Понимания не нашёл: ванна тоже - вот. Две спокойные ночи уже - вот. И: "А как же болото?!". И: "Да успокойся ты: мне зачистить пакгауз надо будет. До последней пылинки. Самой! Не пойду я с вами". Вот тебе и сама. Вот и не пошла. С ним.
   Интересно, Катти - это кто? Эти мальчишки - все! - были уверены, что с нею им бы было гораздо легче. Что ж, пока она помолчит. В пустоши её дар, как и всё здесь незнамо что ограничило и перекорёжило, но за неделю она уже немного приспособилась. Здесь всех животных она "видит" только за пятьдесят-шестьдесят ярдов, а не за сто - сто двадцать, как снаружи. И определением точного расположения - тоже проблема. Здесь из своего арбалета стрелять по внутренней метке она бы не решилась. (Уж больно дороги болты из титторна). С направлением - всё в порядке, а вот метка дальности всё время скачет. Наверное, прав был мэтр Кроктауриус, когда говорил, что прямые измерения в пустошах бессмыслены. Она и этих мальчишек позавчера только чудом рассмотрела. Самое непонятное, что увидела не всех, а лишь одного. Кого - непонятно. Внутреннее и внешнее зрения не аутентичны...
   А "животные"... Ни растений, ни бабочек-жуков разных она не видит. Но видит тёмных. Отец специально в зверинец алхимиков их братом водил, проверили. И неживых она тоже видит. Ради подтверждения полный круг собирали - поднимали зомби. (А брат не увидел.) Потом там остался другой круг - жрецов, который то место зачищали.
   Отец до семи лет ждал, когда у неё родовой дар пробудится, и она начнёт кричать: "Что со мной?!" ... Не пробудился. Потому что был с нею с рождения. Она и знать не знала, что остальные так не умеют. Телл рассказывал, отец уже нехорошо поглядывать на неё начал, о её матери нехорошее ворчать... Тем более, её рыжие волосы... В имперском роду такие встречались - одна на три-четыре поколения, но сестра отца почти красными волосами уже отметился... Получается, что лишняя она!
   Именно Телл всё и выяснил: затеял свару, и старший брат высказал ему, что она не настоящая, потому что на своей земле своего не видит! Она обиделась и пошла к нему спорить, кто видит больше. И выиграла спор! Отец тем же вечером запретил назначать отныне Теллу более трёх плетей. И при этом прилюдно назвал его "молодым виконтом ла Ферн". Подтвердив тем самым, его дворянство и утвердив пожалованный графом-отцом лен. А то десятилетнему Теллу среди мальчишек-аристократов к тому времени уже тяжко приходилось...
   Но пустоши - это не её, это ничьи земли. Однако, что-то большее, чем остальные, она будет видеть даже в лесах чуждой ей Эллезии!
   Нет, хвастать своим даром не поспешила. Во-первых, упоминать о нём при чужих ей запретил отец. Во-вторых, Телл прошептал о том же ещё в первый вечер. А в-третьих... У мальчишек-то было нечто подобное! По крайней мере, когда на них выскочил секач, норт Кел гораздо раньше, чем того можно было услышать или что-то рассмотреть, уставил своё копьё на сплошные кусты:
   - К нам прёт мясо! Парни, вы не поверите, прямо к нам, само!
   0x01 graphic
   Да, за пределами пустоши - это было бы нормальным кабаном, но здесь, в переполненных магическими излучениями переломанных пространствах, кабан вымахал в небольшого носорога южных саванн - в холке едва ли ей не по плечи.
   Кел как его увидел, так отчаянно закричал:
   - Рыло, парни, не попортите ему рыло!
   - Акки, Торри на тебе! - тут же выкрикнул Луф, и следом за Келом опустив наконечник копья вниз, сделал шаг вперёд.
   Она почувствовала руку на своём плече, оттягивающую её назад, всторону.
   "Кабан безобразен, черен и щетинист; он обитает во тьме; он коварен, вспыльчив и преисполнен спеси; он тот, кто ищет драки; он обладает ужасным оружием, коим не уступит и пасти адовой: два клыка торчат из его пасти; он роется в земле и думает только о земных наслаждениях; он нечист и в грязи находит удовольствие; копыта его кривы; наконец, он ленив: вдоволь порывшись в земле и утолив свой голод, он думает только о том, чтобы залечь отдыхать" - вспомнилось ей классическое описание.
   "Кабан - это зверь, который может убить одним единственным ударом. Его щетина при соприкосновении раздирает кожу, а уж вонючий!.." - наставлял отец брата перед первой его охотой. Её тогда не пустили даже издали посмотреть.
   Теперь всё было совсем рядом. Торри потянулась рукой назад, к карману рюкзака, в котором хранился её арбалет.
   - Не понадобится, - негромко остановил её кор. И добавил чуть насмешливо: - Выпендрёжники...
   У самого-то лук был уже в руке. И тут же она увидела характерное движение кулака: он бросил на кабана каст.
   "Что это? Ничего сильного здесь нельзя: потоки маны тут перекручены не слабее здешних пространств - отдача непредсказуема! - но ничего видимого она и не заметила. - "Выпендрёжники"? Он о ком?!"
   Движения парней с копьями были лишены всякого лоска - просто предельно рациональны, наверняка отработаны в бесконечных тренировках и многочисленных совместных охотах... И в боях, наверняка и в боях. И теперь стали синхронными, как у солдат церемониальных войск на параде перед Императором, как у гимнастов на цирковом представлении.
   Она вцепилась в своё копьецо.
   Кабан, вырвавшись из переплетения кустов, захрюкал, завертелся, осматриваясь, всем телом и увидел цель: стоящих плечом к плечу людей. Сбоку от девушки звякнула тетива, и стрела вошла в круп кабана. Хрюканье взорвалось злобным воплем, и вепрь ринулся вперёд.
   Парни не двигались до последнего, а потом отпрыгнули друг от друга и одновременно вонзили в зверя копья. И они не пытались остановить его: когда лезвия протазанов вошли по ограничивающие уши, они перестали удерживать древки и выхватили мечи. Кабан пошатнулся, одно копье упёрлось в землю, заскользило по дёрну, кабан резко отшатнулся в противоположную сторону, и другое копьё в траву просто вонзилось. Раздался бешеный визг - животное приподняло над землёй, и два меча вошли в приоткрывшееся брюхо. Визг резко сменил тональность, и упавшее тело сопротивляться уже не могло.
   - Четырнадцать секунд - всего делов-то, - довольно откомментировал кор Акки.
   - Не жалко копий? Если б кабан переломал древки?
   - Нет, это уж вряд ли, - отмахнулся парень. - На них руны висят - трёх таких выдержат,
   - Руны? - сразу заинтересовалась девушка. - А взглянуть можно будет?
   - Так не увидишь. Прикрыты они. К Луфу обратись - поможет, - и следом почти возмутился: - Неужели этот маньяк башку отчекрыживать примется?
   Маньяк принялся... Пока остальные свежевали тушу, этот...
   - Ты как её домой волочь собрался?! - уговаривали его прочие. - Протухнет же! Нам же быть здесь ещё сколько!..
   - Оттащим к пакгаузу. Там Луф поможет - обработаю. Домой потом заберём!..
   И вправду, маньяк...
   - Так, всё это на обратном пути! - перешёл на командный тон Нил, закончив с мясом. - Хочешь, можешь клык выдрать. Можешь - оба. Свой жертвую.
   - Такую морду портить?! - возмутился Кел.
   - Пять минут тебе! Мы уже час здесь возимся. Делай, что хочешь, но через пять минут выходим.
   - Тогда помогай! Чуть всторону оттащим...
   А там, в сторонке, он в пять минут устроил, судя по всему, охотничий схрон, прикрыв свой трофей лёгкой магией... Он думает, поможет? В пустошах полно магических тварей... Им это, наоборот, как приманка.... Но она смолчала. А то норт с тоски ещё чего-нибудь затеет.
   К болотам они вышли к полудню. Издали граница с ними походила на ещё одну разросшуюся рощу местных древесных гигантов. Вот только теперь не крогсогоров... Издали на различия намекал цвет листвы: спокойные лаконичные оттенки тех и жирная, почти плотоядная зелень этих... Когда подошли ближе различий прибавилось: если крогсогоры гармонично устремлялись вверх, то здешним деревьям хорошо было и внизу. Их стволы были толсты, разляписты, их жирные корни не спешили прятаться от взоров, они тянулись в воздухе, над землёй, над ржавыми протоками и только потом, делясь на десятки отростков, втыкались в гнилую почву, ныряли в тухлые воды.
   - Стоп, - остановил отряд кор. - Это не вода.
   И Торри опять поразилась: она что-то чувствовала тоже, но всё никак не могла понять откуда прёт это ощущение чужого присутствия, чужого внимания - словно кто-то вслепую тянется к ним, пытаясь нащупать. И только после реплики парня осознала направление - спереди, от болота.
   - Кел? - повернулся к норту Нил.
   - Бр-р... - передёрнул плечами тот. - Ещё и маскируется тварь. Представляешь, вон там, вон там и там, - он сначала махнул куда-то направо, потом прямо перед ними, а потом, налево. - И всё одна...
   - Змея в тридцать аршин?
   - У змей глаза на голове, а у этой... или что там у неё вместо глаз... У этой гляделки эти - всюду.
   - Каракрата, - подала свою реплику девушка. Очень постаралась сделать это спокойно. - Тварь появилась сравнительно недавно. Деды про неё ещё не слышали, не рассказывали. Нападает из воды, состоит из воды, множество щупалец, как у спрута, осьминога, каракатицы, но те - головоноги, у них щупальца растут прямо из головы, у этой кроме щупалец ничего другого и нет. Или никто не видел. Вариант победного сражения - выкипятить всю воду, оттуда и дотуда, - она повторила жест норта. Других не найдено.
   Кор только головой покачал, а вект продолжил расспросы:
   - Щупальца длинные? Из воды насколько вытягиваются?
   - Не очень далеко. На несколько ярдов.
   - Точнее?
   - Не знаю. Я слышала рассказ, что над нею по верёвкам перебирались, перекинутым от дерева к дереву - не достала... Да и вода - плохой строительный материал. Жидкий больно.
   - Скорость её передвижения?
   - Оторваться вдоль берега не получится. Если только на лошадях.
   - Их много?
   - Нет. Редкая тварь. Нам повезло просто.
   - Эх, Катти нет! - буркнул Нил и скомандовал: - Разворачиваемся. Уходим.
   - Сейчас, погоди... Интересно же! - ухмыльнулся норт. - Не мешайте. Я его уже чую.
   Спустил рюкзак, достал вырезанную грудину кабана, отделил крайнюю кость. И очень не спеша, тщательно выверяя каждый шаг, пошёл к берегу. Ярдов за двадцать остановился и по высокой дуге швырнул кость вперёд. До глади поверхности она не долетела: жидкость вдруг взбурлила, образовав клубок щупалец, послышался треск ломаемой кости, и... И только вода опала в воду.
   - Она прямо в воздухе, что ли, кость перемолола и переварила? - впечатлился Кел. - И ведь на пару аршин влёгкую...
   - Ещё пару, пожалуй, добавить сможет, - оценил Акки. - Вряд ли, больше.
   - Рискнёшь проверить? - хмыкнул Нил.
   "Действительно!" - переглянулась с ним и поёжилась девушка.
   Возвращались они по своим следам. И только отойдя на милю, не меньше, повернули к следующему мысу твёрдой земли, врезающемуся в глубь болот. У кора нашёлся набросок копии карты её Астеллия. По памяти восстановил? (Да, по памяти, но не кор, а нагтилин.) И девушка оценила интуицию парней - своего всегдашнего провожатого тоже, предложившего первоначальный маршрут и утвердивших его: милю, которую они прошли за полчаса, на этот раз продирались сквозь заросли, овраги и буераки на два часа дольше... Правда, надо, конечно учесть, что шли они не просто вперёд-вперёд-вперёд, а понимая, что возвращаться тоже придётся, и что сейчас - всего лишь разведка, то есть по этому пути им ещё ходить и ходить. И тропу понемногу обустраивали: там, срубив несколько стволов, перекинуть мостки, там, пожертвовав верёвкой, состряпать - как на подвесных мостах - нечто вроде перил.
   - Уходить когда будем - снимем, - покачал головой Нил, в ответ на её вопросительный взгляд, - если не придётся ноги уносить, конечно, со всею возможной скоростью.
   Да и в следующий раз возвращаться - упёршись в провал, больше не придётся.
   Через час норт скомандовал привал.
   - Я нормально, - на всякий случай сообщила девушка. - Сильно ещё не устала.
   - Нам и не надо, чтобы "сильно". - хмыкнул Кел. - И не только ты. Свежесть восприятия теряем. Не приведи светлые небеса ещё какую-нибудь гадость не учуем.
   - Раздражение скрадывает интуиционную стражу, - пояснил ей вект: - Легко подумать, что не глупо поступаешь наперекор предчувствию, а героически преодолеваешь собственную лень.
   - Да и отобедать самое время, - улыбнулся Акки.
   За готовкой, за едой, за болтовнёй просидели почти полтора часа.
   Где-то через четверть часа после начала привала до Торри дошло, что хитрые мальчишки хлопоты по стряпне аккуратно переложили на неё. Она тогда даже ложку с длинной ручкой раздражённо отбросила: её в кухонные девки определили?! И тут же наткнулась на любопытствующий взгляд наглого норта и поневоле вспомнила: за эти два дня их с Теллом приготовлением пищи не озабочивали, а в контракте ничего подобного прописано не было. Ну, что ж... Она опять подняла ложку. Походную похлёбку состряпать она сможет.
   На подобной охоте она не в первый раз - с Теллом они уже сбегали. Только инициатором раньше всегда была она. (По результату получали каждый раз свои плети, но отец, выслушав их меры безопасности, от дальнейших репрессий воздерживался), а одно из условий её сообщника было: в дороге всё поровну! Все хозяйственные дела в походе - поровну! Готовка и мойка посуды после еды - в том числе и в особенности.
   Но ещё у неё имелся и другой опыт: одним из видов её наказаний с детства была ссылка на кухню - на час, на полдня, на несколько суток... Нет, главная повариха ни заставлять её мыть котлы, ни чистить картошку не осмеливалась. Торри просто оказывалась без подружек, среди быдла, среди слуг и скучала, скучала, скучала...
   А вокруг неё творился сущий ад: что-то подгорало, что-то опрокидывалось, что-то разливалось, чего-то не хватало, билась посуда, рядом оправдывались, а потом визжали виноватые. Где-то там, наверху, нежданно-негаданно появлялись гости. Некоторым из них нельзя было даже смотреть на свинину, а другие, которые иногда возникали одновременно с первыми, только свинину и ели. И от тех, и от других на кухню заявлялись наблюдающие... И среди всего царила метресса Акакирра! И на выходе появлялось не подгоревшие, а наоборот - источающие изумительные ароматы свиные отбивные на рёбрышках и тут же - приготовленная на растительном масле абсолютно постная баранина. И наблюдающиеся восхищались чистотой и порядком!
   А потом метресса начала поручать ей "присматривать" - за приготовлением блюда, за одной из печей, за одной из смен... А когда у Торри первый раз всё получилось: её печь приготовила бульон из рябчиков - теперь-то она знает: чего уж проще! - тётя Кира её угостила та-а-аким тортом!
   Ну, что ж мальчики...
   - Кел, - коварно улыбнулась она норту, - хочешь вкусненького? - о, как он взбодрился! -Будь добр, мне надо...
   У мальчиков потом аж за ушами трещало! Интересно, они поняли, что сама она практически ничего не делала? Ну, разве что ложкой своей размахивала! Раз даже едва не треснула ею этого Нила. Правда, в час не уложилась, как намечали... Тётя Кира тортиком бы за это её не побаловала!
  
   (- Нет, ну, пальчики ж оближешь! - вечером вспоминал Келдаз. - Слушай, Нил, а давай меняться!
   - Помечтай-помечтай, - ухмыльнулся кор. - Вот сестрёнке расскажу, и меняться будет некем.
   - Не, не пойдёт, - хмыкнул и вект. - Я расскажу первым - и меняться будет некому.
   - Ябеды! - буркнул норт. - Но, вы ж заметили? - у девчонки есть охренительный реальный опыт работы на кухне. И причём не мойщицей посуды!
   - Да тоже, наверняка, родители с начальным менеджментом ей поспособствовали. Как у той же Сины на шахтах.
   - Не понял? - возмутился нагтилин. - А я, что ли, там прохлаждаюсь?!
   - Ты задачи озвучиваешь и находишь вариант их решения, а с шахтёрами кто разговаривает чаще? Ты? Группы по хабару в городе ты утверждаешь? И премии меж бригадами небось ты распределяешь тоже, и дрязги по выработке разбираешь, да?
   - Ну...
   - Баранки гну!
   - Да просто шахтёрам стыдно перед девчонкой сквалыгами казаться!
   - Вот ты её поперёд себя перед ними и выставляешь.
   - Да бросьте вы!)
  
   Когда во второй раз вышли к берегу болот, стало ясно, что ни о каких исследованиях, даже если б им всё перерешить захотелось, речи уже быть не может - подходило время возвращаться. Разведка и получилась разведкой.
   Каракраты не было. Той жути, которая разила от воды прошлый раз, Торри здесь не чувствовала.
   - Кел? - обернулся к норту Нил.
   - Чисто.
   - Акки?
   - Чисто.
   - Докажешь?
   - Легко, - и он подошёл к самому окоёму, присел на корточки. - Но тревожить воду лучше бы не надо.
   - Да уж, - согласился с ним Кел.
   И остальные тоже двинули к берегу. Прикинули завтрашний переход через протоку, в воду лезть не хотелось никому, так что назавтра, решили: будут перебираться по верёвкам. Верёвочный переход на высоте ярдов в шесть ещё час и обустраивали: Акки стрелой из лука перекинул бечёвку, по ней протянули якорь на канатике, а уж надёжно зацепив его, кор перебрался на ту сторону, и парни с двух сторон всё быстренько по-серьёзному обустроили.
   - Вертаемся! - оглядев получившееся, постановил Кел.
   Вернулись без приключений.
   На базе, в пакгаузе их ждал сияющий Астеллий:
   - Вот! - в руках у него были два серых шара. - Луф нашёл ещё по тайнику в каждой из лабораторий. И в них - вот!
   - Я нашёл в левой, а в правой - он, - недовольно уточнил Луф.
   - Да там всё симметрично!
   - И что в них ещё? - сразу заинтересовался кор, и девушка помрачнела: "Сейчас начнётся..."
   И началось. Нет, ни один из шаров она не отдала...
   " - Да зачем тебе они? Их же всё равно на границе отберут!
   " - По условиям договора я не должна объяснять свой выбор!
   " - Ах, по условиям...
   В общем, больше ей не досталось ничего. Включившийся нагтилин захапал даже мебель! Даже наглый норт удивился: "Луф! Как ты это всё утянешь?! Они в горло ни одного рюкзака у нас не пройдут!" Тот только пробурчал: "Разберусь." И был при этом доволен, будто все эти стульчики-столики уже в его личной лаборатории стоят! Но не это обидно - там же были ещё четыре вечные ручки! Нет, дома у неё уже имелась одна, но та писала чёрными чернилами, а у этих - четыре оттенка фиолетового! У брата, правда, наличествовала ещё и с красными, но она ему по канцелярии досталась - резолюцию "Отказать!" накладывать. Обзавидовался бы, если бы она с подругами этими похвастались.
   А какой сквалыга этот кор! - там ещё и тетради прежних лежали, почти полностью исписанные, так он и их в свою долю запхал... А ведь, если оставить только чистые листы, а исписанные повырывает - всё равно неаккуратно смотреться будут, тем более, что и обложки уже все записями заполненные... Ведь вернётся домой и выкинет! Или сожжёт. Сквалыга!
  
   - Луф, на хрена тебе эта мебель?! Ты же её отсюда не вытащишь!
   - Значит, в болоте утоплю.
   - Так чего было базар разводить?! Только ради твоих торговых принципов мы полчаса девчонку убалтывали?
   - Про болото я ей не расскажу.
   - И?
   - И в Империи, если до них дойдёт, будут думать, что мебель я как-то всё-таки выволок! А что мои стульчики в моей родной лаборатории будут все из Льиз яррулле им не дознаться. И Имерний пусть теперь этим утрётся!
   - Так в Лазурном немного не такие.
   - Какие они здесь, из имперцев знают только два человека, которых - Имерний удавится, но в мою лабораторию не пустит!
   - Ну, ты упёртый! - почти восхитился Келдаз.
   - Подождите, парни, - прервал их Ниэлон, - Луф, а тетради - это то, что я думаю?
   - Парни, - потёр свои жёсткие волосы нагтилин, - у меня до сих пор нет слов... Я как понял... Хоть прямо сейчас домой возвращайся!
   - Дневники?
   - Да. Рабочие дневники двух лабораторий.
   - Но?..
   - Что "но"?
   - Вот и я спрашиваю: что - "но"?
   - Но... Ты же их тоже перелистывал - много знакомых букв встретил?
   - Ну... Почерк ужасный. Что в одной тетради, что в другой.
   - Поэтому и не пытался? Да и не один там почерк - несколько. Я внимания виконта привлекать не хотел - при нём тоже лишь в промельк просматривал... И только одну из них. Двое, как минимум, мой дневник вели, двое. Но не о том речь. У прежних книжный алфавит с начертательным расходится ещё резче, чем у нас. А насколько их высокий книжный язык отличается от повседневного, тем более от научного - я и думать боюсь. Тут не читать - расшифровывать словечко за словечком, предложение за предложением придётся.
   - То есть без Катти...
   - Катеньку я в империи и так не оставил бы. Это у нас она - работник Библиотеки, а здесь - простолюдинка, плебейка, грязь под ногами. По которой топчутся, сметают и выкидывают.
  
   После ужина Катти ещё выплакаться, как следует, не успела - почему-то ириски вызвали новый всплеск слёз, - как снова загремели засовы.
   "Опять?!" - похолодела девочка.
   - Опять? - только и спросила она палача.
   Но следом ввалились подручные, и у них в руках...
   - Это не твоя заслуга, - буркнул он всё ту же фразу.
   А его подсобные содрали с топчана дерюгу, которая его прикрывала, раскатали на голые доски матрасик, бросили на него другую, опрятную подушку и - наволочку! И - простыню! И -одеяльце! И пододеяльник тоже!
   - Смена белья у нас по понедельникам. Утром будешь совать грязную в обеденный ящик. Да, и сегодня - суббота, если помнишь.
   - Спасибо-спасибо-спасибо!
   - А ты, выходит, выгодный клиент. Догадываешься ж, что всё это совсем не бесплатно?
   - Но... - запаниковала девочка.
   - Да брось! Что с тебя-то взять. Оплачено уже. Пользуйся.
   И довольным крокодилом выбрался из камеры.
   А девочка скатала обратно матрасик, убрала бельё и принялась, вытирая слёзы, отскабливать свой топчан. Спать на чистом! Спать в чистом! Как человеку, а не как псу смердящему. Ещё бы с одеждой что-то сделать... Но, может, девочки там, наверху, что-нибудь придумают - они же знают, они ж понимают. А плети... Но как бы и им, всё это - вовсе не бесплатно. Она перетерпит.
  
   - Ну, говори, что морщишься?
   - Сначала надо бить, а уж потом демонстрировать эмоции! Тогда бы она не увернулась.
   - Хорошее ты слово подобрал: "демонстрировать", - Императору было приятно, что он понимал своего сына лучше прочих умников, этого, в том числе: - Он именно так и делает. Обычно. Сам вспомни. А ей дал шанс, и она увернулась. Но ведь позже и она... Она бы тоже могла разбить его лицо очень... заметно, но только чуть содрала кожу. Обменялись намёками и разошлись. Пока нормально. - он опять взглянул на умника: - Ну, чего ещё?
   - Похвальба морячки, что она раз села на голову боцману "Светлой ласточки". Меня царапнуло это название...
   - Хм... Что-то теперь и я... Вроде бы уже как-то...
   - Год назад на караван судов, перевозящих рабов из Каалекса напали три пиратские шхуны. У торговцев была хорошая охрана, и у них было вдвое больше кораблей. Они отказались сдаваться, поочередно были взяты стремительными абордажами и потоплены. Уцелело всего несколько человек - у которых имелись телепортационные свитки.
   - "Красотка", "Натиэлла" и "Светлая ласточка", - вспомнил Император. - То есть эта колокольчик-художница прошла самый кровавый абордаж со времён нашей с ними войны...
   - Да. При случае мы можем столкнуть девчонку с мэтром Ртойком - он видел в бою несколько подростков. Может, признает. А уж если надо будет - признает точно. Правда, и она может припомнить, что рабства по их законам не существует, и, следовательно, то, что к моменту штурма кораблей из-за условий транспортировки погибло более двух десятков человек, можно рассматривать или как массовое убийство, или даже как массовое человеческое жертвоприношение. То есть, что они были в своём праве.
   - Здесь они в Нашем праве. Благодарю. Это было ценное наблюдение.
  
   17. Святодень
  
   Стены того, что когда-то у прежних было ванной, в вымытом виде имели палевые оттенки. Как и "раздевалке", внизу чуть гуще, вверху - прозрачней, и тоже имелась делящая на верх и низ полоска разноцветных разнонаправленных уголков. Жёлтые, красные, зелёные, голубые... Но в этой комнатке больше было коричневых.
   Спину после вчерашних плетей жгло, и общее ощущение нечистоты... Да, свежее, наконец-то постельное бельё, но неотмытое тело, мятое замаранное платье... Про нательное бельё она вообще старалась не думать... Может, и о нём девочки догадаются... Но передавать через мужские руки? Вот стыдобище-то! И она тёрла стены. Тщательней, упорней, всё сильней и сильней вдавливая тряпку в стену. Снизу и доверху. И полоску орнамента.
   Красный уголок остриём вверх, коричневый остриём направо, голубой острием направо, коричневый вниз, жёлтый влево, зелёный влево, голубой направо, коричневый вверх... Разноцветный хаос. Коричневый налево, зелёный направо... Беспорядочно, случайно... Мэтр Дилериус тут бы её поругал: он утверждал, что в случайностях тоже царит порядок. Как-то он заставил своего ученика тысячу раз подбросить монету и записывать, как она упадёт. Пятьсот два раза та упала на герб и четыреста девяносто восемь раз на решку - почти идеально пополам... Как? Кто откуда-то сверху управляет монеткой? Голубой направо, жёлтый вверх, коричневы направо... Но с монетами-то это просто, а вот с игральными костями... Вот сколько раз надо бросить кости, чтобы они обе выдали по шестерке? Он вычислил - вычислил! - что, если бросать более восемнадцати раз, то чаще шестёрки выпадают, чем нет... Оранжевый вниз, голубой налево, коричневый направо...
   Стоп! Что-то не то... Что? Она отвлеклась от своих мыслей и огляделась - всё по-прежнему, всё, как раньше... Та же стена, те же уголки... Ещё раз прошептала последнюю свою мысленную фразу: "Оранжевый вниз, голубой налево, коричневый направо". Что не так? Оранжевый? - да, раньше такого оттенка не встречалось. Это? А голубых? Голубые-то были, она помнила, их было достаточно много. Меньше, чем тех же коричневых, но... Вот прямо перед оранжевым и вон, вон, вон... Но... Ясно! Вот что ещё царапнуло подсознание: раньше всегда было "голубой направо"... Точно, - она окинула взглядом орнамент: с уголками этого цвета ни одного вверх-вниз, а только направо, направо.... Она встала, прошла по вымытому участку - направо, направо. Вернулась и пошла вдоль грязной стены. Цвет уголков сквозь грязь едва просвечивал, но разобрать было можно: голубой налево, налево, налево. Но как раз напротив того места, где она отложила тряпку - опять оранжевый, и тоже уголком вниз, а после него голубые уголки стали повёрнуты направо, направо, направо... Вплоть до первого оранжевого, на который они словно указывали с обеих сторон...
   Голубые оттенки у прежних - цвет разрешения, цвет приглашения...
   Она вышла туда, где у прежних была раздевалка, а теперь - её спальня, пробежала глазами по полоске орнамента. Нет, здесь и дозволяющие голубые, и запретные жёлтые уголки были разнонаправлены во все стороны и, похоже, действительно случайным образом.
   Вернулась, подошла к границе вымытого, огладила оранжевый уголок... Ничего особенного - чуть выпуклый рельеф, точно такой же, как и прочие. Ну, что ж...
   Опять вернулась в "спальню", подошла к "кровати", стянула платье - она почти уже ненавидела его - грязное, мятое. Отложила. Возвратилась. Капельками, сочившимися из крана, как могла, отмыла ладони. Подошла к найденной метке. Потянулась рукой назад, к спине, где было небольшое рассечение от плети и резко содрала запёкшуюся болячку. Выдавила на пальцы кровь и измазала ею весь крохотный рисунок. Заставила себя досчитать до двенадцати, а потом, не дыша, одеревеневшими пальцами - ноготками! - провела по контуру оранжевого уголка.
   Есть!! Ноготь указательного пальца зацепился за проявившуюся выемку.
   Дальше - всё просто. Стоит откинуть уголок, и оттуда поднимется столбик нитрониума. А после нажатия на него откроется... Что? Тайник? Тайная дверь? И она - туда, а сюда ввалится палач со своей внеочередной плетью: "Это не твоя вина", или внеочередным подарком: "Это не твоя заслуга", и полезет узнавать, что она в туалете так долго и так тихо делает... Извращенец!
   Не теперь. Через час после ужина. А теперь... Вон ещё полторы стенки впереди и весь пол. Ну и вперёд!
  
   - Сегодня Святодень, - утром напомнили девушкам. - Занятий не будет. Сейчас - храм. Вечером - малый бал.
   Шесть дней - для работы на себя, на еду, на кров, а седьмой - восславь богов! Из глубины веков было выведено и доказано: кто не соблюдает святое правило, тот долго не живёт. Экономя на выходном, даже сделать больше редко когда получается! У разных народов разные боги, но за соблюдением этого закона все они следят в равной степени ревностно. Да и жрецы напомнить не преминут.
   - Никкора, чей храм ты хочешь посетить?
   - Позикроны, - сразу ответила морская принцессы.
   Богиня морских ветров - капризная и непостоянная, приносящая удачу и отнимающая её.
   - Принято, тебя проводят, - и Верриса ла Отредди повернулась к Синнаэль: - А ты?
   "Проводят? То есть её выведут из дворца?"
   Сина намеревалась попроситься в храм Ютерия - бога царей и царя богов. Здесь мольбы к нему возносит семья Императора, остальные, уже тысячелетие, как не дерзают: последний... двоюродный брат тогдашнего властителя - взял на себя смелость, а через некоторое время попытался захватить трон. Род его был вырезан.
   Но дома девочка посещала храм бога богов вместе с отцом - и помыслила учинить здесь небольшую провокацию: знать я не знаю о ваших заморочках. Но ютерианский храм - одна из жемчужин на территории императорского дворца, который ей уже опротивел.
   - Храм великой Анатары.
   - Не рано ли тебе, девочка?
   0x08 graphic
Богиня любви и сражений. Любви, потому что она приносит боль; и сражений, потому что на них обильно льётся кровь. В её храм не допускаются не убивавшие мальчики и не расцветшие девочки. Богиня наслаждений, а не воздыханий. Богиня резни, а не подвигов. В Империи разнузданное божество особым пиететом от властей не пользовалось.
   - Не рано, ибо я не девочка.
   - Ты хоть раз... уже возносила ей славу?
   - Да. С мамой. И не единожды.
   - Клерисса!.. - проворчала карга, но наткнувшись на заострившийся взгляд девочки, тут же добавила: - Это я не в осуждение, я в некотором удивлении. У нас более строгие обычаи, и девочкам до замужества посещать его не принято...
   Да уж... Ни барельефы, ни фрески храмов Анатары девственной строгостью нигде, даже, наверное, здесь, отнюдь не отличаются.
   - Но теперь-то я вряд ли увижу что-либо новое. Или Вы полагаете, что у вас, на ваших... - добавила она в голос любопытства.
   - Нет, - чуть более поспешно требуемого отказалась Верриса. - Не полагаю. Ладно, правового повода для запрета у меня нет. Тебя проводят.
   И проводили. Карету сопровождала целая дюжина солдат. Те, правда, остались снаружи храма. И вряд ли из-за того, что кому-то из них не доводилось ещё убивать. В конце концов, на охоте они уже все бывали, и если не медведи, то хоть зайцы в добыче у них были.
   Служительницы встретили её без излишней суеты и особого удивления. Что бы ни утверждала наставница, но молодые девушки им в диковинку явно не были. Для подношения обеих принцесс снабдили кошелёчками с золотыми монетами, и служительницы приняли их с видимым удовольствием, но на алтаре Сина ими не ограничилась - она попросила атам...
   - Госпожа уверена? - спросила её закутанная в алые шелка молоденькая жрица. В храме Анатары одежда раскрывает ранг. Чем её меньше, тем он выше.
   - Да.
   Ритуальный нож в ладони жрицы появился словно ниоткуда.
   - Госпожа нуждается в помощи, поддержке?
   - Нет.
   - Госпожа уже проходила ритуал?
   - Да.
   Тоже с матерью. "Они никогда его не предлагают, но и никому не отказывают", - говорила она.
   Синнаэль приняла атам, поцеловала лезвие, перевела дыхание, негромко воззвала: "Ан?тара!" и проколола палец. Полыхнула боль. Сдерживать стон она не стала: "Порадуй слух богини", - говорила мать. Стряхнула появившиеся капли крови на алтарь. "Несколько крапинок или кружка - почти неважно. А вот больно - всегда". Сняла серьги и накрыла ими две свернувшиеся в шарики красные капельки. Поклонилась. На двенадцать биений сердца удержала поклон и отошла.
   Вернувшись во дворец, заметила, что и у Никки стало на одно тоненькое её колечко меньше.
   После обеда началась подготовка к балу. Им с Никкой предоставили на выбор по четыре платья. Сина равнодушно указала на какое-то из них, а вот Никка...
   - Нет, однозначно, нет! В этом я на бал не пойду. Уж лучше в школьной форме.
   - Но почему?!
   - Во-первых цвет...
   И началось... О, "цвет" был только "во-первых"... К балу служивые с нею едва уложились. Потребовались ткани, нитки, иголки... Которые принцесса Никкора повелела оставить. Служанки выходили от неё, изумлённо оглядываясь... А портнихи чуть ли не дрались за листики с эскизами от принцессы из Эллезии.
   Сам бал ничем особым не запомнился. Да, "малый зал" по размерам и роскоши мало уступал главному залу дворца в Элистане. Да, девушек теперь было гораздо больше, про многих из них Синнаэль даже ничего не слышала - ни про них, ни про их семьи. Да, не меньше было и юных придворных, на которых знаменитых фамилий - тех, про которые упоминалось бы в курсе изучения двора вероятного противника - не хватало. Но Лестра с другими девочками из Палестры были постоянно рядом, и кто есть кто, справку давали, иногда напрямую: "Барон Грассий ла Фридде - дружок Тария ла Порриката. А тот, - помните? - с принцем Ритоглом к нам заходил", - а чаще в виде немедленных после появления пересудов, сплетен, слухов.
   Танцы затруднений не вызвали. Скорее наоборот: именно от чужеземных принцесс ждали чего-то нового, необычного, острого. Ещё бы! - свежие люди из Эллезии! Но девочки старались вести себя тихо и скромно: Верриса со своим кондуитом шаблалась здесь же, свой испуг, когда она едва не отозвалась неуважительно о Клериссе, помнила и компенсировать его себе, была явно не против. Но ещё...
   Утром, когда Синнаэль уже выходила из храма, путь ей заслонила другая жрица... Постарше. И, судя по откровенности наряда - не из низших.
   " - Прими благословение, сестра, - произнесла она.
   Сину поразило обращение: какая она ей "сестра"? - "дитя моё", вот как к ней обращались дома! Неужели?.. Её обращение к богине... Катти как-то, давно уже, во время пустого девчачьего трёпа поправила её произношение имени богини крови на то, как к ней обращались прежние - "Ан?тара". С матерью принцесса не решалась своевольничать, а тут само собой вырвалось... Неужели истинное произношение имени оказалось существенным? Неужели оказалось критичным?
   " - Тебе сегодня будет больно, - продолжила жрица, в ушах которой уже посверкивали оставленные на алтаре серьги. - Перетерпи.
   "Опять плети...", - подумала тогда она. Перетерпит. Только бы уберечь Катти.
   " - Я справлюсь, - принимая благословение, склонилась в поклоне она.
   День заканчивался, а её кондуит у мымры был чист. Правда, оставалось ещё "Видение педагогического процесса"... А учитывая посещение взрослого храма... Так что, не приплюсовать бы! Только бы сдержаться!
   Удержалась. Удержались они обе. На выходе Верриса ла Отредди одобрительно откомментировала:
   - Вполне достойное первое представление. Поздравляю.
   И увязалась за ними. Может, она их комнаты хочет проверить? Обломается: там всё тоже аккуратно! Но обломалась она даже раньше: выскочил паж и её куда-то отозвал. Ну, что ж, осталось только вовремя лечь!
   Они уже вышли в длинный коридорчик перед поворотом к их спальням. Они уже подошли к середине этого коридора... И тут из-за поворота вышел принц Ритогл. Сина оглянулась - другой конец перекрыла целая толпа.
   - Узнала меня, цыпонька? - осклабился принц. - Сейчас мы из тебя куриную отбивную будем делать. Да не бойся, лекаря, что смогут, потом подправят!
   - Назад! - рядом выкрикнула Никка и кинулась прочь.
   Но отступать перед врагом?! Сина бросилась вперёд. Но... Вы пробовали бегать в бальном платье?!
   - Выше! - восторженно заверещали мальчишечьи голоса сзади. - А-а!..
   Видно, Никка всё-таки опять совершила недопустимое: задрала подол своего наряда.
   Самой Сине, хоть задирай, хоть нет - фижмы под юбкой бега не облегчали. Она очень надеялась, что урод ещё потешится, продолжит сотрясать воздух, и она успеет. Не успела. Основа каста у того была уже заготовлена, и он с пары саженей швырнул в неё воздушный кулак. И опять же всё сделал правильно: её не отшвырнуло в другой конец коридора, а лишь на несколько саженей, и пока она путалась в рваных шёлковых тряпках и поломанном китовом усе, он сплёл следующий и влепил по лицу снизу. Голову отбросило, она почти потеряла сознание, и тут новый удар! На этот раз сознание её покинуло точно, потому что, как оказалась поднятой, она не помнила. Но её рефлексов всё же хватило, чтобы чуть дернуть головой, и очередной удар кулаком, который должен был ей если не сломать челюсть, то выбить зубы, пришёлся чуть выше, и она только ещё раз потеряла сознание.
   Добавить Ритогл не успел: из-за поворота выскочил Тарий:
   - Уходим! Верриса! Рядом! Быстро!
   Даже чтоб ногой в последний раз по роже заехать, это надо было сделать несколько шагов назад...
   - Ещё встретимся! Ещё не раз! Выздоравливай! - прошипел он и помчался к своей своре.
  
   Накануне вечером выход к болотам был намечен на восемь утра, и в 8-00 они вышли.
   " - Так, наниматели, значит, вы согласны? Значит, вы нам даёте указание выходить именно в это время?
   " - Ну, да...
   " - И вы хотите идти с нами?
   " - Да!
   " - То есть, если завтра к восьми не будете готовы, значит, расхотели? - переспросил наглый норт и хитро взглянул на векта.
   Тел уже рассказал Торри об их утреннем пари, и она просто въявь увидела, как мальчишки, едва останутся одни, начнут делать ставки.
   " - Если я задержусь - вы ждёте меня! - отрезала она и вышла.
   За её спиной сразу упал малый полог безмолвия, а её друг покинул комнату более, чем через минуту. Вышел довольным, как кот, который приглядел себе бесхозную миску сметаны.
   Она велела ему разбудить себя в 6-00. И в 6-10 уже была в ванной!
   Мстительная улыбка, промелькнувшая у векта на устах, когда она в 7-15 полностью готовой - только рюкзак накинуть! - с царственной небрежностью на челе, вышла к завтраку, ей понравилась.
   (Вряд ли понравилась бы ей реплика наглого норта, прозвучавшая едва наниматели потом покинули зону слышимости: "Ну вот, нам по два лобана, зато выходим вовремя", - и дружные хохотки остальных. Включая векта!)
   Нынче до цели добрались быстрее.
   Во-первых, больше не охотились. У норта явно имелся какой-то охотничий артефакт или своя магия какая-то - в одном месте он по широкой дуге обошёл небольшое стадо антилоп, а, главное, подбирающуюся к нему пару леопардов. Отрядом они бы справились с дикими кошачьими, хоть здешние хищники крупнее своих выросших в нормальных землях родственников. Но Кел ухмыльнулся:
   - Там, - махнул он рукой, - самец-охотник. Здоровенький. А там - его самка. А меж ними какая-то травоядная мелочь. Не будем парню мешать перед девчонкой выставляться! - и пожал плечами: -У нас-то еда есть.
   Во-вторых, шли по уже пробитой тропе. И теперь за них работали все ранее переброшенные мостки, провешенные верёвки, разведанные гати. Будь девушка одна или даже с Теллом, они бы, скорее всего с тропы сбились, и всё пришлось бы делать по новой. Да, опыт совместных странствий по диким землям у них наличествовал, но раньше они просто бродили с картами на руках, а так, чтобы след в след по какому-то проложенному ранее маршруту - тем более по таким однообразным пустошам... Да ладно! - что с нортом-то им меряться?!
   В-третьих, выше был темп движения. Кажется, вчера их нанятые проверили её, и она тест прошла.
   В общем, в половине десятого они уже были в пределах прямой видимости своей переправы. Кор смотался к самой воде, подтвердил: чисто. Но сразу вперёд не пошли - устроили небольшой привал. "На полчасика".
   - Я не устала, - на всякий случай сообщила векту девушка.
   - Дело не в простой усталости, - пояснил он. - Надо сбить монотонность, нудность, обычность настроения. Обострить внимание, растормозить бдительность. Чтоб организм не расслабился: пришли! - а взбодрился: ну, сейчас начнётся!
   "Да рассказывал уже... Вчера, а я памятливая. И... когда я над водой поползу, и без того взбодрюсь почти до пяток", - поёжилась девушка, но спорить не стала.
   - Эй, нанимательница, может, здесь останешься? - кажется, что-то заметил норт. - Заодно и обедик забацаешь...
   - Не изойди слюной! - отрезала герцогиня Агторрия ла Трелли. - Сегодня не моя очередь.
   - Значит, сегодня, кажется, моя, - улыбнулся рядом с нею наследный принц Эллезии Ниэлон (первый этого имени). Впрочем, на особом официозе настаивать он не собирался: - Акки, поможешь с кипятком?
   Тот недоумённо поднял брови, но тут же что-то понял и заулыбался:
   - Сам уже как-нибудь предложить хотел. Давай!
   - Давно пора, - пробурчал разводивший огонь Луф. - А то такой продукт зря переводить!
   И Нил повернулся к нанимателю:
   - Полчаса. Как раз на чай. Телл, м-м-м... заваркой не поделишься? Ну, той - из зеленоватого мешочка.
   - Да, которую исключительно такими мешками и продают, - откровенно захохотал Кел.
   Чай "Империя Маккабари" продавался только в особых полотняных, травяных оттенков, с серебряной нитью мешочках по цене примерно бриллианта размером в карат за фунт. Потому что собирался он только на одной горе, только в определенном диапазоне высот, только девственницами и лишь по полнолуниям... Эллезия прославлена своим кофе "Люстак", у империи есть коллекция чаев. И "Маккабари" среди них.
   - Хоть настоящий его вкус попробуете, - насмешливо добавил норт. - И не боись! Порядок знаем.
   - Убедите, - набычился виконт.
   Нил усмехнулся, отошёл в сторону и разделся до пояса. Торри приопустила глазки и поджала губки. Кел с его одеждой отошел на пару шагов, а Акки вынул из своего рюкзака бадейку с водой и с нескольких ярдов плеснул ею в векта. И отбросив посуду, вслед послал каст. Вода из струи разлетелась в брызги, почти в туман и окатила парня... Аккуратно так - штаны его остались сухими. Следом тут же прилетело и полотенце. Он отфыркался и вытерся. Появилась ещё одна бадейка... Нет, больше никаких фокусов - воду слили на ладони, на этот раз, чтобы не просто ополоснуть, а тщательно вымыть.
   Нил оделся заново подошёл к Астеллию:
   - Я готов?
   Тот отвечать не стал, молча полез в свой рюкзак.
   Огонь под котлом, в котором их нанятые обычно кипятили воду, уже гудел. Казалось, с чего бы - поленья в нём особо сухими не казались, но рядом сидел нагтилин... У них огненные маги встречаются едва ли реже, чем маги земли.
   - У? - спросил его Нил.
   - Давай, - подтвердил Луф.
   - Эй, да что вы!.. - возмутился Телл, глядя на них, а девушка опять поджала губки.
   - Так надо, - не обратил внимание на их возмущение Нил. - За десять-пятнадцать минут до заварки требуется залить чайные листы "Маккабари" тёплой водой. На пару минут.
   - При температуре воды сорок три, плюс-минус четыре градуса, время - двенадцать, плюс-минус три минуты, - уточнил Луф. - Время предварительной вымочки - две минуты.
   - Это древняя сигнатура. Едва ли ни от прежних, - пояснил Нил, - недавно у нас нашли.
   Девушка хотела, было, спросить: "Где это - у вас?", да побоялась нарваться на встречный вопрос. Совершенно симметричный: "А у вас?". На который отвечать ей очень не хотелось.
  
   Для Катти день тянулся нескончаемо. До обеда ещё ничего: пока домыла, стены, пока отскоблила пол... Но после... К скуке добавилась ещё и жажда: ириски приглушили голод, но как от них захотелось пить! А капли, которые цедились из забитого "крана" и собрать было не во что! Зачем она возвращала всю посуду? Вот же привычка быть послушной! Кружку надо было оставить себе. А если перестанут давать их "чай", так и демоны с ним! Чистая вода лучше! Она попробовала набирать в ладошки, но руки быстро уставали, мёрзли, и пока их донесёшь до рта, много проливалось. Через пару часов она не выдержала - оторвала от многострадальной нижней юбки ещё лоскут и, привязала его к кранику, подождала, когда он намокнет, и начала его выкручивать прямо в рот... Но ощущения нечистоты... Раз попробовала и больше не смогла. Только юбку зря порвала!
   На ириски и смотреть стало противно. В Эллезии она их не ела давным-давно. В Льиз яррулле она нашла нечто вроде заменителя, жевать который можно было более часа - вкус при этом не пропадал, и он не был приторно-сладким. Остальным Имерний жевать его вне Лазурного берега запретил, а что у Катти нечто жевательное во рту, все привыкли.
   Катти легла в свою постель, попыталась заснуть - как ни странно, получилось. Проснулась от лязганья ящика с едой. Поела. Кружку не вернула, а сразу поставила её под капельки из крана.
   В ожидании реакции, в ожидании вечерней порции плетей затеяла Крайддассе Оллитто. С обязательными паузами меж "Утро", "Полдень", "Вечер", "Полночь" - на него уходит полчаса. Никого. Ни наказания за утаённую посуду, ни плетей за девчонок, ни награды - за них же. Кружка первый раз наполнилась за "Утро" плюс "Полдень", второй - за "Вечер" плюс "Полночь". Те есть где-то за пятнадцать минут.
   Вторую кружку Катти пила уже не спеша, смакуя глотки. Это же прежние! Их работа - их источник, их система водоснабжения, а от империи здесь только ржавый кран. Но рыхлый слой ржавчины она уже, кажется, промыла. И теперь вода идёт - чистая, холодная, вкусная.
   Ещё полчаса надо выждать... Что ж - опять Крайддассе Оллитто!
   Никого. Влажной тряпкой протереть лицо, тело, руки... Только лишь кружка появилась, а как сразу стало удобнее! Уже каждую каплю экономить не требуется.
   Ну, всё. Никаких приличных оправданий, чтобы отложить главное на сегодня, больше нет. Она вошла в ванную, прикрыла дверь. Привычно сверху с потолка полился свет... Ну, как "полился"... Полился бы он, если бы потолок был чистый, а так... Но всё равно света хватало. Она подошла к оранжевому уголку, на который с двух сторон указывали голубые.
   Прислушалась - тихо.
   "Хватит оттягивать!"
   Она возложила на уголок руку, огладила. Ноготок нащупал выемку. За день её обратно камнем не засосало, она камнем не заросла. Хорошо. На всякий случай Катти ту самую болячку лечебной мазью не обрабатывала, но мазь, видимо подстёгивала общую регенерацию организма... Леди Арлия ла Век - каждый раз морщилась, когда слышала этот термин применительно к человеку, но "исцеление", "лечение" - это внешние процессы, то есть накладываемые извне...
   "Всё! Хватит!"
   Подцепив уголок, она откинула его... Секундная пауза, и поднялся столбик нитрониума.
   "Не медлить!" - прикрикнула она на себе и ладонью вогнала ключ внутрь.
   Нет, это не оказалось, как она опасалась, сушильным шкафом для полотенец или гардеробом для банных халатов - это была дверца потаённого входа в ванну. Чуть дальше по крохотному коридору - комнатка. Катти вошла. На одной стене - фреска, с изображением красотки в ванне в момент, когда та моет себе груди; ещё - ажурный столик, лёгкое кресло, вычурный диван...
   Луфгегл обожает мебель из этого материала и жутко злится, что ему не позволяют засветить её вне Льиз яррулле.
   "Кажется, я догадываюсь, чем это было в их времена..."
   Девушка села в кресло и правой рукой пошарила по стене. Точно! Пальцы сразу нащупали искомое, и тут же выступил наружу ещё одни ключ. Она нажала на него... Лёгкий гонг подтвердил срабатывание, и стена напротив стала прозрачной...
   "Вот уж затейники!"
   Когда-то здесь кое-кто из прежних хозяев развлекался, разглядывая купающуюся женскую прислугу. А некоторые из её штата, видно, очень удивлялись: как это господин умудряется настолько бесшумно просачиваться в запертую ванную!
   Так, это тогда, а теперь? Последние три дня на неё саму отсюда никто не любовался? Определиться было сложно: в истинных - в неперестроенных - помещениях прежних пыль ни на стенах, ни на полу не накапливалась. Они в Льиз яррулле в этом убедились. Королева Техлора считала, что она поглощалась самим материалом, впитывалась в него, возможно являясь дополнительным источником энергии для внутренних артефактов. Впрочем, мэтр Дилериус, из её родной Академии, говорил о том же. Но стоило появиться людям... Вот чем здешние изгваздали стены и потолки в ванной?
   Нет, здесь понять случайно ли её поместили в поднадзорную камеру, не получится. Надо осмотреться. Но уходить надолго из камеры... Пожалуй, ещё слишком рискованно. Ещё часик... Как минимум. А потом вся ночь будет в её распоряжении. И если... Если это не просто отнорок для похотливого "господина", а проход в сеть, такую же, как в королевском дворце в Элистане, как такие же, как во дворцах центральных районов Льиз яррулле, то, кажется, ей улыбнулась покровительница Никкоры богиня Позикрона... Хотя, как в каменные казематы пробилась бы богиня ветров? А кто у нас отвечает за подземелья... Пшосграз Тёмный... Нет, этому господину обязанной быть не хотелось... Уж лучше его вечной подруге Анатаре. Та тоже особым милосердием не отличалась, но хоть понятна: нормальные чувства, желания - подраться да потрахаться. А у её вечного ухажёра - только камни, камни, камни... В одном предании было сказано, что и она сама-то привлекла его своим воистину каменным сердцем. А в другом - что у неё холодная кровь, она вечно мёрзнет и, чтоб согреться, всюду и собирает пролившуюся горячую человечью кровь...
   "Хм... - улыбнулась девочка, - а сходится! Замочек я кровью открыла. Появится возможность - надо будет отблагодарить."
   Она выбралась из тайника, захлопнула оранжевым колпачком вдавленный ключ - сверху соскользнуло перекрытие секретной двери. Теперь не отличить. Даже, если попытаться простучать - пустоты звук не покажет, и не покажет прохода обычная магия... По крайней мере ни Луфгегл, ни его мать эффективной не знают. Всё как обычно, всё как везде.
   Катти тронула крышечку, та теперь плотно сидела на своем месте - как и остальные элементы нехитрого орнамента, только ноготок нащупал узкую впадинку... Через час она вернётся. Передремлет и вернётся. И вся ночь у неё будет свободна! А если здесь всё-таки обычная для древних сеть, то можно будет поменять распорядок: спать днём, а ночью... Ночью можно будет найти даже местную библиотеку! Ну, принцесс тоже, и выход тоже, конечно, но, может, им не понадобиться уходить отсюда слишком спешно? И она успеет покопаться в здешних книжках?
   Девочка скинула мятое платье и голышом забралась под одеяло... Как хорошо лежать в чистом! Правда, опять захотелось есть... Да ладно, есть поговорка: кто спит, тот обедает. Вот сейчас она немного и перекусит.
   Не получилось. Дрёму разогнал укол далёкой боли... Она узнала его: год назад во время тренировки член отряда охраны королевы сэр Старкл получил ранение. И она почувствовала резь от раны. Нет, самой ей больно не было - она знала, что больно гвардейцу. Она прибежала к королеве, и тётя Клер ей посочувствовала: "Помолись, чтоб не узнать, как через клятву на крови почувствовать чужую смерть". Вот и сейчас она почувствовала, что барону Веллитарию причинили боль. Она только вздохнула: кажется, плохо не только ей. Ещё! Теперь это был сэр Галлорд... Что у них там? - бой? Ещё! - капитан Дартор! Она уже ждала и дождалась: сэр Ильмерн.
   Бой? Но почему через равные промежутки времени? - сэр Матрий! Да ещё и в алфавитном порядке... В связи с этой клятвой ей приходилось раз в полгода сдавать отчёт по ним. И потому раз за разом переписывать их имена, и она уже назубок затвердила его. Следующим должен быть сэр Нортуг. Есть! Значит, это не случайность. Значит, боль им кто-то причиняет им преднамеренно... Зачем? Стоп! Если она слышит их, то и они тоже слышат её! И, наверное, сильнее, ведь у неё-то канал делится меж одиннадцатью реципиентами, а они... И все её плети... Укол боли от сэра Ольссона её уже не удивил.
   Стоп!! Если она слышит их, а они слышат её - это же возможность связи! С нею пытаются связаться?! Как проверить? Надо им послать ответ! Срочно! Как?
   Как-как? - и она вспомнила любимую поговорку младого гения алфизики, одного из сильнейших магов Земли Эллезии - эйджа Семереника: "Как два пальца в кислоту!"
   Спрыгнула с кровати, села за столик, дождалась укола от сэра Пеггиора и ударила костяшками пальца - вовремя опомнилась - костяшками пальца левой руки! - по углу столешницы. Следующим был сэр Пеггиор - она повторила. Следующий - сержант Торвик. Показалось ли, что сигнал от него пришёл с небольшой задержкой? И это было три укола подряд. Она, не раздумывая, закусила губу и три раза хлестанула пальцем о деревяшку. Ни одного укола от последнего, давшего ей клятву - сэра Эльтара - не последовало.
   Если процессом управляла тётя Клер, то они друг друга поняли: она и гвардейцы друг друга слышат.
   Так, если там - тётя Клер, то последует сообщение, каким-нибудь самым простым кодом, про который королева будет уверена, что Катти его поймёт. Что это может быть?.. Ну, к примеру, сигнал от сэра Эльтара - это буква "э". Но гвардейцев одиннадцать, а букв тридцать три... Разберётся! - тётя Клер что-нибудь придумает или найдёт того, кто ей придумать поможет, а она здесь разберётся!.. Но поймёт шифр не сразу, не мгновенно... Сообщение надо будет записать. Чем? На чём? У неё же ничего нет! Уже даже все стенки вымыты - чтоб ногтем хотя бы по грязи... Кружка! Расколошматить и осколком по столешнице. А получится ли процарапать? И, процарапав, оставить след? А если здесь есть умный наблюдатель, палач увидит, а тот вслед за ней расшифрует, всё расшифрует тоже? Или просто её саму заставят всё рассказать? - что она сумеет выдержать настоящий допрос, Катти не обольщалась... И, к тому же опять ей остаться без воды? Так, кружка - на самый крайний случай. Думай, Катти, думай!
   Что у неё есть? Одежда... Можно же теперь побегать по вновь открытым коридорам - поискать... Ага, с выпученными газами носиться по тайникам и напороться на первую же ловушку, сорвать первый же тест на разумность.
   Одежда... Платье, пуговки, порванная нижняя юбка, грязное... - замоченное и теперь никак не сохнущее бельё... До чего ж противно. Она в этом самой себе противна! Нет, ничем этим она ничего не запишет, даже клинописью... Неужели придётся бить кружку?
   Стоп! Почему - "писать"?! Почему "клинописью"? Есть же другие виды письменности... Например... Да! Узелковое письмо! К ней прибудут сигналы от одиннадцати человек. Код будет состоять из одиннадцати знаков, соответственно ей надо одиннадцать отличимых друг от друга значков. Например, одиннадцать разных узелков... То есть одиннадцать шнурков с разными узелками.
   Она вздохнула: "Бедная моя юбка!". И принялась отрывать от неё узкие полоски...
  
   Первое, что Клериссе предложили сами солдаты - зашифровать каждую букву количеством плетей, а букву от буквы отделять сменой гвардейца. Королева только головой покачала:
   " - Мы, конечно, постараемся избежать слов с буквой "я", но, господа, без буквы "о" - боюсь, не обойтись никак, а она - в середине алфавита. То есть шестнадцать плетей... Я, конечно, не сомневаюсь, вы все готовы перетерпеть боль, но если кто из вас в процессе потеряет сознание - то он боль ощущать перестанет, и значит, сорвёт процесс!
   Гвардейцы процесс прочувствовали как-то по-новому, пригляделись к предвкушающей улыбочке знаменитой целительницы и призадумались. Королева хмыкнула и послала за младым гением эйджем Семереником. Но у того шёл какой-то сложный ритуал, и вместо него явился мэтр Дилериус... А он, едва услышав, что пропала "Каттенька", так расстроился, что сразу стало не до шифров, а Арлии ла Век пришлось доставать успокоительное, потом сердечное... Прерывать ритуал Семереника запретил лично король. Сама королева никак не могла преодолеть какое-то, словно лёгшее на неё, облако заторможенности, тупости... Пожаловавшись на которое, получила от подружки-целительницы очень быстрые уверения, что всё в порядке, не волнуйся, это у тебя нервное! Неужели толстуха её чем-то опаивает?! В общем, связываться с Катти в тот же день не стали.
   " - И кто у вас с той стороны? - младой гений прибыл свежим и бодрым. Аж захотелось ему сделать гадость, но он же... От него же, непочтительного, и ответка прилететь может, а она не в той форме, чтоб турниры по остроумию устраивать. Да ладно, будет и на её улице развлекалово! - Каттенька?! Так тогда всё проще - она же умная! Ей только намекнуть, и она разберётся. Проще, давайте сделаем всё проще! Гвардейцы! - он попытался изобразить злобного сержанта, захохотал, опять насупил брови, упёр руки в боки и скомандовал: - По алфавиту в одну шеренгу становись!
   С алфавитом у гвардейцев обнаружились проблемы. И не только у них. Если порядок начальных буквиц вспомнили все, то с теми, что следовали после буквы "н" затруднения возникли даже у госпожи ла Век. Она назубок отрапортовала алфавит древнего языка, на котором у целителей всей Ойкумены принято писать рецепты, обозначать части человеческого тела и называть болезни, а вот свой родной... Пришлось вызывать парнишку из Библиотеки...
   - Но у нас одиннадцать человек, а букв в три раза больше!
   - И что?
   - Поняла. Скажем, буква "а" - один укол, "б" - два, "в" - три?
   - Ваше величество, Вы хоть Каттеньку пожалейте! Мало того, что она сидит сейчас где-нибудь в клетке, в темнице сырой, так ещё и будет рыдать: "Из-за меня, из-за того, что меня считают тупой козой, хорошим людям лишние плети отвешивают!". И, Вы ж Катюшу знаете, плакать она будет вот такенными, - он поднял с блюда, стоявшем перед ним, крупную сливу, - вот такенными слезами!
   - Что ты предлагаешь?
   - Да будем проще! Это ж информация! А Катенька всю Академию, сколько себя здесь помню, ею потчует. Мы с нею и не такие шифры ломали! Помните же...
   - Семереник, заткнись!
   - Ой... - заткнулся алфизик, едва не сболтнувший при непосвященных про секрет первого уровня.
   "Ага, это тебе не перед лаборантками выставляться! Имерний бы тебе объяснил, почём нынче королевские тайны, и как к ним относятся в королевской пыточной..."
   Глядя на засуетившегося гения, у Клериссы даже настроение улучшилось. Но этот негодяй всё-таки за собой последнее слово оставил:
   - Ваше величество, тут ещё...
   - Что ещё?!
   - Если, как Вы предложили, то... В конце алфавита идут сплошные твёрдые знаки, мягкие знаки и прочие редкие "э", "ю" "я". И все плети, которые обойдут сэра Эльтара, достанутся сэру Веллитарию.
   - Что ты предлагаешь?
   - Таблицу. У Катеньки перед глазами будет таблица: в первой строке фамилии, во второй одиннадцать букв от "а" до... - он взглянул на библиотечного мальчика.
   - Буква "й", ваше величество! - сходу отрапортовал библиотечный мальчик.
   - В третьей от...
   - От буквы "к" до... буквы "ф". А в следующей от "х" до "я"! - понял, что от него ждут он.
   - Вот, видите, даже пацан сразу допёр. А уж Катька... Давай, парень, рисуй таблицу!
  
   Веллитарий
   Галлорд
   Дартор
   Ильмерн
   Матрий
   Нортуг
   Ольссон
   Пеггиор
   Старкл
   Торвик
   Эльтар

А а

Б б

В в

Г г

Д д

Е е

Ё ё

Ж ж

З з

И и

Й й

К к

Л л

М м

Н н

О о

П п

Р р

С с

Т т

У у

Ф ф

Х х

Ц ц

Ч ч

Ш ш

Щ щ

Ъ ъ

Ы ы

Ь ь

Э э

Ю ю

Я я

  
   Что ей дадут время, чтобы она приготовилась, Катти не сомневалась. "Час, не меньше", - предположила она и не ошиблась. Нарвать сорок четыре полоски - по четыре на каждого гвардейца - она успела. Она знала, что одни буквы в любом тексте, встречаются чаще, другие реже, она даже - было такое! - подсчитывала вероятность появления каждой из них, но сейчас ни вспоминать не хотелось, ни рисковать - всех поровну!
   (Королева как-то дала мэтру Дилериусу кипу записок со странной смесью букв... Он спихнул задание на своего молодого ученика, буркнув только: "Задачки про игральные кости для тебя, картёжника-любителя, пресны - вот, чистая математика!" Ну, а тому самому буковки пересчитывать вообще в лом было - он её и пристроил:
   " - Катенька-Катенька-Катенька!.. Ты ж меня знаешь, я же от подобного издевательства над мозгами - сдохну! А если кого другого, если наших просить, Имерний узнает - на ленточки порвёт! А я тебе за это...
   Катенька сразу вспомнила Аккора, даже руки на груди, как он, скрестила:
   " - Продолжай!
   Он после этого открыл ей официальный доступ в свою лабораторию. Раньше Имерний Тредис запрещал, а тут парень выдержал скандал с ним у королевы: "Да она и так, чего только не знает!", и Тредис заткнулся.
   (На самом деле у королевы для главы дворцовой безопасности нашёлся другой аргумент: "Мне Семереник важней всех твоих тайн. Чем он сейчас занимается, ты знаешь. Насколько это опасно - тоже. Пусть Веккатта посидит рядом с ним. Хоть дворец уцелеет.")
   А тот шифр... Заговорщики разделили алфавит на три части и внутри каждого диапазона запустили обратную нумерацию букв. Но вероятность выпадения каждой из них от её расположения в списке или каким значком её обозначать - не зависела.
   Так вот, по здравому размышлению, королева к разработке шифра передачи поднапряжёт как раз Семереника, а этот лоботряс мудрствовать лукаво не будет, ему смотреть, как эйдежь Арлия, скажем, вгоняет иголки в гвардейцев - он в обморок упадёт, поэтому взвалит всё на неё. Алфавитный порядок, одиннадцать гвардейцем и тридцать три буквы? Делаем таблицу и каждому по столбику букв, а Катти, там, сама по смыслу вычислит: "а" это или двенадцатая буква "к", или двадцать третья по счёту - "х". Только давайте, не будем уж совсем заковыристые варианты подсовывать. Хотя могут запустить ещё один вариант: первый гвардеец - барон Велитарий - отвечает за первые три буквы: "а", "б" и "в", второй - сэр Галлорд - за следующую тройку "г", "д" и "е", и т. д. Хотя нет, вряд ли... Последние двенадцать букв встречаются гораздо, гораздо реже. Семеренику-то безразлично, но королева постарается распределить болевую нагрузку по всем членам отряда равномерно.
   Да разберётся, ничего сложного. Да и правильно. Чего людей понапрасну неоправданной болью мучить?! Тем более её кровников.
   Первым пришёл явный запрос о готовности - двойной укол от главного - от капитана Дартора. Она тут же тоже двойным уларом подтвердила: слышу! готова!
   "Да два гез ддин" - обозначили узелки очень простую фразу. "Да - два, нет - один" - получила она несложным перебором. Первый табличный вариант!
   "Да!" - ударила она по столу два раза.
   "Девовеа видигж" - "Девочек видишь?"
   "Нет".
   "Вабжвиадв" - "Мальчиков?"
   Мальчиков?! Их тоже?!
   "Нет".
   И через паузу три подряд удара своими костяшками о стол - что с ними?!
   "Игби важ жеажазж" - "Ушли вас спасать".
   "Мальчишки! - накатило раздражение на девочку. И тут же, и сразу же она выдохнула почти с гордостью: - Царевичи не сдаются!" - вспомнив свою детскую фразу.
   "Да", - отбарабанила она.
   И поняла: придётся менять палец - содрала кожу. "Спокойней, Веккатта, аккуратнее!"
   "Ты на свободе?"
   Спросят же... Хотя уточнить это им было надо обязательно, а формулировка - чтобы ей можно было почти наверняка ответить "нет" - один удар, её берегут.
   "Нет".
   "Держись. Работаем. Увидишь девочек, парней - выходи на связь. Три удара. Всё."
   "Да".
   Её не бросили! Как она после плакала! С каким облегчением! В слезах и заснула.
  
   - Он хоть ей ничего не сломал? Лицо не повреждено?
   - Нет, - покачал головой главный по ночному халату.
   - Ну и ладно. Встречи с ними послы Эллезии и Корлэнда требуют. Было бы несколько неловко показывать их в... нетоварном виде... А молодец племянник: и Веррису сумел отвлечь, и противницу достал. А что не покалечил - так вообще, паче чаяния.
   - Думаю, последнее - не его заслуга.
   - Недоказуемо.
   - Да, ваше величество.
   - Будет интересна теперь их следующая схватка...
   - Да, ваше величество. Думаю, девушка сделает выводы, и на этот раз сдаст командование своей боевой подруге и будет более дисциплинирована. А та... В данной схватке Никкора, смешавшись с парнями, резко ограничила возможность применения боевой магии...
   - Четверо парней подпустили её к себе, а потом не смогли справится с одной девкой?
   - Очень резкая, очень... И пластика необычная. Оскальд ла Остреди сумел воспроизвести - "немного похоже" по мнению остальных - некоторые жесты. Я посмотрел и позвал нашу физкультурницу, Кларию Третос - точно! Они у себя, в Эллезии восстановили "Зарю духа" прежних. Нам-то она почти бесполезна: в стальных доспехах особо не попрыгаешь и задницей не повертишь, а вот без оных... Или в лёгких кожаных... Мы натренированы всё-таки либо на дуэль, либо на действия в строю, а девчонка - корсарыня. Абордажная свалка - их стихия. Будь у неё оружие, хотя бы ножи - захотела б, никто из парней не ушёл, всех положила бы... А так... Для драки силы, физической силы, да и просто веса тела ей всё-таки не хватило. Позорить пацанов, калечить тоже не стала: ни одного удара в пах или в горло, или по глазам...
   - Ослы! Подпустили к себе! Племянник оказался умнее того же ла Остреди... в кои-то веки...- и император опять поморщился: - Ну, говори-говори! Чего я ещё не знаю? Что ухмыляешься?
   - Да у них... Пацаны до сих пор в захлёб всем желающим описывают. Носы - расквашены, у ла Остреди ещё и синячище под заплывшим глазом, а они наперебой перед другими: "Дворяне! Это надо видеть! Она со всех ног на нас! Юбку задрала, а там такое!.."
   - Им же уже не по двенадцать! На служанок во всех видах давно нагляделись. Чего "такого" они увидели, что рты поразевали?
   - Да бельишко себе художница нижнее уж больно... м-м-м... экзотическое стачала... Может, подруга подсмотрела в храме Анатары? Но когда успела-то... Боюсь, нам следует ждать определённых потрясений устоев, - ещё пуще заулыбался Дакр ла Алевтим.
   - Куда ж там Верриса смотрит?
   - Не доложили ещё, верно. Кстати, о храме... Синнаэль и на следующий раз туда же, наверняка, направится... А, что принцы будут здесь, обе девчонки уверены...
   - Вот и оставим им удобную возможность свидеться, - показал зубы император.
  
   Проснулась Катти в чистой постели, после уютного сновидения, в темноте, привычным движением потянулась к стенке и указательным пальцем провела вверх. Сверху послушно полился свет. Катти оглянулась, сжала зубки и поспешно, тем же пальцем дёрнула вниз. Свет погас.
   "Не хватало только выдать себя!"
   Так регулировалось освещение в помещениях Льиз яррулле. С одним уточнением: в своём доме. В доме, на который не только получила кыллизикл - пропуск, а который передан тебе в собственность. В остальных... В каждом здании имелся кабинет с пультом управления всей магической машинерией и, если дом ещё без хозяина, если тебя пустили, то он некоторые твои команды принимал: тот же свет включить или температуру внутри подрегулировать, но это будет свет во всех комнатах и единая температура для всего дома, и - только оттуда, а хозяина дом слушался везде.
   "Комната меня приняла?"
   Катти вспомнила слова Агвелты (своя королева поделилась с ней маленьким тайным секретом королевы кладоискателей): "Кровь первооткрывателя может стать меткой владельца".
   Сколько сейчас времени? Свет в её камере убирают где-то часов в десять-одиннадцать, а включают за полтора часа - проверила уже! - до завтрака. То есть минимум девяносто минут у неё есть. При удаче, - опять подумала она, - действительно можно будет перейти на ночной образ жизни... Ей-то не привыкать потратить ночь на книжку какую-нибудь. Но это, если её отнорок всё-таки выведет в общую сеть дворца.
   От двери, из щели под посудный ящик, из коридора сочился свет. Она быстро оделась, скользнула в бывшую ванную, закрыла дверцу и, затаив дыхание, провела по стенке пальцем вверх - есть! И тут работает! Подрегулировала загоревшееся освещение. Ей не читать здесь! Дверь прикрыта, но всё равно... Чтоб из посудного ящика били лучи в неярко освещённый коридор, ей совсем не надобно! Теперь быстренько привести себя в порядок и...
   И дверь в "обсерваторию" послушно открылась, внутри, сразу гостеприимно посветлело. Девочка убрала свет в одной комнатке и вошла в другую. Закрыла дверь, включила окно прозрачности: возвращаться возможно в спешке придётся, а взглянуть, что нынче внутри оставленной камеры происходит - обязательно потребуется.
   Выход из кабинетика не прятался и столбик нитрониума рядом с ним не скрывался тоже. Ох ты... Кажется, сюда действительно давным-давно никто не заходил: ключ был покрыт пылью. Катти отвела руку - надо вытереть, надо сходить за тряпочкой, повернулась и... И опять затормозила.
   "Да!"
   Стянула платье, содрала уже почти зажившую болячку и, как когда-то, сто лет тому назад тёмный молот, протёрла ключ своей кровью. Отошла. Замерла.
   И дождалась: ключ посветлел, и по его периметру разлилась голубоватая подсветка.
   - Спасибо, - кого-то вслух поблагодарила юная библиотекарша.
   Удерживая дрожь, натянула снова платье. Здесь тоже, как в тайных залах её родной библиотеки, было не жарко. Она вошла, огляделась... В обе стороны длинный, довольно тесный коридор, двум человекам так уж просто не разминуться... Ничего, она одна и совсем не толстая, а за последние дни последние излишки - даже будь они - сбросила. Есть и сейчас хотелось. Это тебе не в родном дворце, где всегда можно сбегать на кухню, в которой её все знали. Здешний ужин она съела весь, но... Чтоб вас так дети в старости кормили!
   И было зябко... А если... Она с лёгким нажимом провела по стенке вверх указательным пальцем... Света прибавилось! Тогда... Теперь двумя большими пальцами - тоже вверх... Есть! Прямо над остановившимися пальцами загорелась голубая точка! Команда принята. Что же она глупая-то такая - в своей библиотеке мёрзла! Описание пальчиковых сигналов девушка встретила год назад в романе "про детскую жизнь"... Был такой жанр у прежних - их читали в семейном кругу старшие младшим... Или младшие совсем уж старшим... В них действие разворачивалось неторопливо со множеством бытовых подробностей, и главными героями были однолетки "младших", и ещё - часто действовали совсем сказочные персонажи... Или существа, пропавшие, ушедшие в сказки одновременно с прежними... А между приключениями рассказывалось, почему важно чистить по утрам зубки, как мальчику первый раз подойти к понравившейся незнакомой девочке, как девочке не оскорбить, решившегося на столь отчаянный поступок мальчика, сказав ему "нет", как не испугать его, сказав "да", как правильно заварить ему чай.
   А как включать, выключать, регулировать с пульта управления домом - ещё до того в Льиз яррулле разобрался Луф. После чего, она почти переселилась в свой подаренный особняк. Раньше-то доставала влажность, жара, а когда из комнат была изгнана тропическая духота...
   Итак, налево? направо? "И всегда ходи с бубей, если хода нету!" - вспомнила она присловье Семереника - картёжник! - и, назло ему, повернула налево. Отошла на пару шагов, остановилась, нагнулась и всей ладонью провела по полу по своим невидимым следам - и теперь уже не удивилась: на полу коридора проступила голубоватая полоса. Она выпрямилась, прошла ещё чуть-чуть, оглянулась - полоса протянулась за нею. Нормально. Маршрут возвращения будет подсвечен! А теперь... Она опять нагнулась и пошарила по полу перед собой, словно пытаясь, стерев несуществующую пыль, рассмотреть узор... И опять всё вышло, как должно: такой же голубенький отросток вырос и перед нею, прервался, продвинулся - прервался, продвинулся, замер... Она двинулась вперёд, и он, подсвечивая голубой пунктир, предваряя её шаги, продлился тоже. Кажется, этот коридор - по крайней мере этот! - её за свою признал и безопасность пути подтверждает. Проверить, убедиться, конечно, надо будет обязательно, но предварительно - так.
   И она двинулась вперёд. Секретный коридор прежних в имперском дворце ничем особым не удивил. И в королевском дворце Эллезии, и центральном в Льиз яррулле - они такие же. Но в Эллезии голубой сопровождающей полоской её не баловали: там своих хозяев хватает. А в Льиз яррулле она схитрила: внутри главного дворца увлекла женщин диковинкой, а сама вернулась и наложила свою кровь поверх не успевшей полностью впитаться королевской, после чего дворец считать её посторонней перестал. О ловушках её начали предупреждать, а остались только базовые проверки на разумность. Которые она все прошла.
   А здесь? Что выпадет раньше - ловушка или проверка?
   Проверка.
   Впереди появилось недлинное расширение, пол которого был устелен цветной плиткой, образующих семь полосок: красная, оранжевая, голубая, жёлтая, зелёная, синяя, фиолетовая. Приглашающий пунктир остановился за шаг до расцветки: мол, дальше - сама. Конечно, надо было пройти по голубой расцветке, вот только голубая здесь - не на своём месте. В радуге голубой цвет расположен перед синим, ибо "каждый охотник желает знать, где сидит фазан"! Вместо голубого тут обосновался зелёный. Вот по зелёной полоске и пойдём! Все они достаточно широкие, и за пределы малахитовых плиток мы заступать не будем.
   Уф! Конечно, Катти в своём решении была уверена, но вздох облегчения, когда на той стороне на полу опять засветился голубоватый пунктир, вырвался сам.
   Ловушку угнездили неподалеку, Катти её почуяла раньше предупреждения, но опять не удержала вздоха, когда пунктир ясно высветил жёлтым шахматную полоску плиток. Её приняли! И она аккуратно прошла по плиткам, которые жёлтым не подсвечивались.
   А чувствовать ловушки она приспособилась ещё в Эллезии. Поначалу по тайным путям девочка без тома Тёмного молота не ходила, но потом убедилась: уже может и так... И Льиз яррулле подтвердил: может.
   Первые встреченные двери вывели её в отчаянно холодную комнату, где на крюках висели свиные туши. Она побегала по ней, убедилась, что холод - работа постороннего артефакта, а не внутренней дворцовой магии, и нырнула опять в свой тёплый коридор. Следующая выход - кухня! Как раз то, что надо! Дверь оттуда пристроилась в тёмном закутке, а выйдя она увидела ещё не растопленные печи, пустые разделочные столы... Ещё ведь ночь. Ещё рано. Пусто. Странно только, что свет горит так ярко... Нет, конечно, светильники прежних они вечные, но всё равно, люди инстинктивно, уходя, свет пригашивают. Ах, вон оно что: один человек уже был. Женщина. И сразу видно - хозяйка. Пришла раньше всех, и пока никого нет, хочет заварить себе чайку.
   Катти сглотнула: настоящий чай, с настоящим тортом... Перед женщиной на небольшой горелке грелся чайник. И чай, не абы какой - "Империя Маккабари"! Светло-зелёный полотняный мешочек, простроченный серебряной нитью, спутать ни с чем невозможно. И имперка сейчас его испортит!
   Сигнатуру корректной заварки этого сорта чая, Катти тоже нашла в детской книжке. Конечно, название их напитка было совсем другое, но основу и для него собирали со знаменитой на весь их мир горы по полнолуниям юные девственницы. Вот о судьбе одной из них и была грустная повесть со счастливым концом... Первый раз рискнуть заветными листиками Клерисса позволила ей только в горстку на две чашечки... А их главная повариха, почтенная метресса Февра, что Катти сначала рассказала рецепт Клериссе, а не ей, та-а-ак разобиделась... Ничего, "Империя Маккабари" - не единственный такой капризный сорт. Империи от прежних ещё несколько досталось. Они помирились.
   - Не делайте этого! - попыталась остановить величественную, как сто королев, женщину девочка.
   - А ты ещё кто такая?! - злобно, как сто гвардейских сержантов, прорычала в ответ она.
   И Катти увидела, что рядом с тёткой лежит плеть. Но это было неважно, главное: повариха отложила в сторону мешочек с чаем.
   - Это неважно... - покачала головой она. - Важно: так Вы чай испортите. Так неправильно...
   - А ты знаешь, как правильно? Ну, иди, - хмыкнула она, - покажи.
   Так просто? И Катти сообразила: тётка просто понимает, что отсюда ей её не догнать, и она подманивает ближе. И Катти пошла к ней.
   Метресса Акакирра протянула оборванке драгоценный мешочек. Сейчас эта... воровка, наверное, вон, дорогое платье как изгваздала!.. протянет свои грязные лапы, и она захлестнёт её плетью, а потом... Даже если та сразу не потеряет сознание - никуда потом она уже не денется! Но девчонка остановилась и отвела за спину руки.
   - Так тоже неправильно, - виновато, с явно проявившимся чужеземным акцентом проговорила она: - У меня грязное тело, на мне грязная одежда, у меня грязные мысли, - и словно покаянно, пожала плечами: - Есть очень хочется. Не получится. Да и просто нельзя.
   Акцент в речи - был, не было визгливых интонаций простонародья.
   "Ну, не может же быть?!.."
   Метресса, не спеша, встала, подошла к замершей девочке и поддёрнула рукав на левой руке. Мелькнуло древнее серебро браслета.
   "Но она же в тюрьме должна сидеть!" - внутренне ахнула Акакирра.
   - Вон там, в конце коридора, у нас душ для работников; чуть ближе, налево - за овальной дверью - не ошибёшься, склад рабочей одежды. Держи ключ, - она, не глядя отцепила от связки на поясе один, - переоденешься. С чаем получится - одежду подарю. Возьмёшь, сколько захочешь или сколько унесёшь. Через четверть часа жду.
   - Спасибо! - пискнула девушка, взяла ключ и чуть ли не бегом бросилась отмываться. Даже кусочка хлеба - голод задавить, не попросила.
   Вроде, говорили, что захваченная простолюдинка там, у себя, работала в библиотеке. И при этом увезённые принцессы её своей подругой называли... Нет, конечно, у них, в Эллезии, всё не как у людей, но библиотекарша у принцесс в подругах?! Да ладно, для неё самой главное не это! Посла Империи в Эллезии на приёме у тамошнего короля почти год уже как назад королева попотчевала чаем, так граф ла Оггорет был потрясён... Он с тех пор элитарные чаи вообще не пьёт "потому что это "профанация" истинного вкуса"! Придумал же словечко! И ведь до сих пор нигде, только у Клериссы!
   Ей самой об этом недавно между делом поведал не кто иной как герцог Дакр ла Алевтим! С очевидным намёком... Так что, если у девочки получится - плевать ей на то, кто она, и как она. Она с ней договорится. Чего-чего, а как договариваться с девчонками, главную повариху Империи учить не надо!
   У девчонки получилось!
   Почти через час метресса взглянула на часы и намекнула:
   - Скоро уже утренняя смена подходить начнёт...
   - Я пойду? - опять перешла на писк девочка.
   - Иди.
   Девчонка подняла корзинку - фрукты, запечённая вечером курочка, кусочек торта; в другой руке ещё пакет с одеждой, аккуратно на две перемены, и пошла.
   - Заходи! - вслед ей буркнула метресса Акакирра. - Ещё по чашечке откушаем. Да хоть завтра...
   - Спасибо! - отозвалась она. - Я постараюсь.
   Куда девчонка делась за поворотом Акакирру не интересовало - пусть о том у стражи голова болит. Если пронюхают. Тетери безглазые. Всем табуном за одной девчонкой уследить не в состоянии! А у неё только высших сортов чая, оставшихся от прежних сортов чая восемь штук! Про которые в древних сказках и рассказываются - сказки! И... может, она знает, может, в книжке какой видела, как выглядит, как теперь называют травку, которую в тех же сказках величают "имбериум"?
  
   - А теперь внимание! - смешливые интонации ушли из голоса норта.
   Торри несколько раз подсматривала с подругами, как команде её брата ставил задачу на рейд их капитан. Судя по тону Кела, он бы сейчас рявкнул что-либо вроде: "Забыли про добреньких маменьку-папеньку и про самых своих злых девок, а слушай меня!..". Она тогда хихикнула своим девчонкам: "Слышали? Хотите, чтоб вас всегда помнили, хотя вы не маменьки-папеньки? - будьте самыми злыми!"
   Она еле сдержала улыбку при следующих словах новоявленного командира:
   - Забыли про чай, супчик и жаркое! И вспомнили про каракрату! Её здесь нет, но это сейчас! Перебраться через протоку надо будет быстро и тихо! Чтоб, когда придёт пора возвращаться - её здесь не было тоже. Готовность?
   - Да! Да! Да! - послышалось от его товарищей. Риторическими вопросами они не балуются.
   - Да, - подтвердил её спутник.
   - Да, - напоминание про болотный ужас согнал усмешку с её губ. Зато опять возникло подсасывающее ощущение вокруг солнечного сплетения. "Это нормально, - прикрикнула она на себя. И повторила ещё раз: - Да!"
   Первым по провешенным вчера верёвкам на ту сторону перебежал кор. Ну, ему-то что! - он наверняка по мачтам с парусами и не так бегает! Вторым отправили Телла. Следом:
   - Ты, - тронул её за плечо норт.
   Уже на той стороне, она подумала: а ведь её даже не возмутило прикосновение к ней чужого парня! Тут же рядом с ней оказался вект, и она вдруг заинтересовалась: "А его?"
   - Всё нормально? - спросил он её.
   И... И глядя ей в глаза, поднял руку и коснулся той же точки на плече. И не просто коснулся, а словно пригладил, словно стёр с рукава помарку. Только не с рукава, а словно с кожи.
   - Да! - чуть громче, чем ей хотелось, ответила девушка.
   - Отойдём, - успокаивающе проговорил тот.
   - Что?
   - Мы путь перекрываем.
   И она увидела, что он не решился ещё раз тронуть её, чтобы направить к Акки, к Теллу. Которые на них не смотрели - они уже заняли свои пункты на периметре и отслеживали внешний контур.
   - Да, - пробормотала она.
   "Вот, коза! Тебе же три раза указывали, куда с этой стороны протоки сразу встать!"
   Она поспешно сдвинулась с места. Они успели отойти и не помешать Луфу спрыгнуть с верёвочного моста.
   - Быстрее, быстрее соображать надо! - не преминул всё-таки поворчать перебравшийся последним норт.
   - Да, мой командир! - не преминула съязвить она. И добавила: - Ещё раз коснёшься - пальцы выломаю!
   Он хотел что-то ответить, но взглянул ей за плечо и заткнулся.
   Вчера они поменяли первоначальный план: пройтись по краю по краю болота больше сравнительно безопасным путём не казалось - пределы чувствительности каракраты к вибрациям почвы берега проверять не хотелось никому. От пограничной протоки решено было удалиться сразу и без особой нужды к ней не приближаться.
   Карта по болоту давала только самые общие ориентиры: даже за год проверенный маршрут мог затянуться трясинами. Но скальная возвышенность пропасть, вроде бы, не должна. Расположилась она сравнительно недалеко, да и твёрдая земля хорошо удерживала "выпадения".
   Отряд дальше повёл Ниэлон. Келдаз к болотам был совсем не приучен - не было их в его степях, а вот вдоль Иней шла полоса словно вогнутого ландшафта. Впадины кое-где заполнялись озёрами, вроде Эллитона, а чаще - неширокими, но длинными топями. На охоту туда мальчишки всегда ходили вместе (Луф несколько раз попытался от мужской забавы отлынивать, но понимания у Синнаэль в этом вопросе никак не находил), но Келу было неуютно, интуиция среди болотин давала сбои и, после того, как однажды завёл их в такую трясину, что еле выбрались, он больше претензий на лидерство в утиной охоте не выставлял. То ли дело в степях! Бриллиантов на тепортационные свитки для них короли не жалели. Особенно после того, как заработала шахта в Льиз яррулле, а королева в Академии одним из зачётов по артефакторике на третьем курсе учредила их изготовление. Парни каждый раз только кривились, используя поделки студиозов, ведь по большей части им доставались те, которые на `'троечку"... То есть, из которых разумные не выходили, а вываливались. Впрочем, по-настоящему разумных ими и пользоваться уговаривать не получалось!
   На море не пытаться править другими Келдазу ума хватало. Особенно после той "командировки" - на "Светлую ласточку"... Когда он поначалу едва не зарезал боцмана - его на судне мальчишки втроём удерживали и за ним по всей шхуне бегали, а потом стал участником не игрушечного, озёрного, а настоящего абордажа.
   " - Как вы её вообще в такую мясорубку догадались пустить?! - ревел он на Акнаккору после боя.
   " - Ровно так же, как лет двадцать тому назад кинули в сечу меня, - отмахнулась от него королева пиратов. - Мне тогда тоже четырнадцать только-только стукнуло.
   " - Норт! - презрительно поморщилась на него его девочка...
   А может, сморщилась она - от боли: ей в этот момент лекарь обрабатывал сабельный разрез на ноге. Их корской "линии" не достало до кости... Ногтя, то есть, если по-нортски. Когда тот не в длину-ширину, а в толщину.
   " - Воспитывать и воспитывать ещё... - поддержала свою доченьку королева-матушка.
   Норт отмахнулся от воспоминаний. То, что окружало его сейчас, было существенней. В пустошах всё перекорёжено, всё не так, к чему привыкли, вот и болота здесь... Не чахлые кустики, кое-где выбивающиеся из ряски, луж, мшарников - здесь деревья, вырывающиеся из бездонных топей, были едва ли не мощнее крогсогоров. Да оно и понятно: именно болото было сосредоточием силы! Да вот только здесь древесным великанам не хватало твёрдости в опоре, корни не удерживали огромной массы - и там, и там, и там были видны обрушившиеся стволы. И по одному из таких вёл их сейчас Нил. Явно с намерением перебраться на следующий, а потом и на ещё один. Спускаться, пробовать идти по мокрой земле, а тем более шлёпать по воде, не хотелось никому. Конечно, из-за выбранной тактики перехода им приходилось то и дело петлять, но пока она себя оправдывала. И дело было не только в каракрате. Его заячье ухо не замечало пристального к ним внимания, но, кажется, их просто не видели. Даже не так - на них не смотрели, на них не обращали внимания, их не замечали... Словно кругом были развешены сети гигантских пауков, но они пока умудрялись ни разу не задеть сигнальную нить.
   Он взглянул на Торри - девочка шла на пару с Нилом впереди него, впереди отряда, и она его поражала! Наверное, у неё есть какой-нибудь артефакт на чужое присутствие: он несколько раз перехватывал её тревожные взгляды и как раз тогда, когда его собственная интуиция о засевших кругом пауках взвывала особенно резко. И ведь каждый раз - как раз туда, где его интуиция ничего поначалу не видевшая, после подсказки начинала яростно кивать головой!
   И ещё он увидел, как девушка два раза тронула их Нила за рукав, предлагая иной путь. Его интуиция соглашалась, и Нил оба раза согласился тоже.
   Но теперь... Кел переглянулся с Акки, и они улыбнулись: они оба увидели, как девушка ищет повода коснуться его ещё раз... Но Нил... Нил пустил её вперёд. Что же ты, болван, вытворяешь-то?! - опять переглянулись знатоки женского пола... Но скоро поняли - что: на следующей развилке вект не согласился с тароккой: он обеими руками придержал её, почти обняв, и повернул её в другую сторону, к другому стволу. Она... "Пальцы выломаю!" - вспомнил норт, она мельком оглянулась, словно вслушалась в себя и послушалась его. Молча!
   Кел хотел ещё раз сыграть в пересмешечки с Акки, но встретившись с ним взглядом - опомнился: если ведущим не до реальности, то о ней надо очень и очень задуматься ведомым!
   Может, ведущие и пребывали в какой-то своей, не доступной остальным, реальности, но та, в которую они всех вывели Келдазу понравилась. 
   - Вот это и называется - выпадение, - тоном хозяйки, демонстрирующей гостям из глухой провинции свой бельведер, незадолго до того возведённый новомодным зодчим, произнесла их нанимательница. Мол, я уверена, что вы ни хрена не поймёте, но поверьте на слово, что хоть выглядит оно, как пять метёлок, прикрытых худой крышей, но это то, от чего приличные люди пищат и хлопаются в обморок. 
   Нет, "пять метёлок" - это тоже не то, что им открылось, но беседка-то имелась тоже, попроще только. И вообще без крыши. И ещё... раз, два, три - четыре! - двухэтажных особнячка. Похожих на те, что на Лазурном береге, и тоже - проще, проще. И тоже без крыш. Некоторые - и без полного комплекта стен, у одного стены разъехались в разные стороны... Более-менее целым выглядел только, уместившийся на сравнительно ровной площадке у самой границы с болотом. А последний - пятый - вздумал устроится на бугре скалы и рассыпался совсем. Да понятно: их-то город им целеньким достался, он по кусочкам никуда не "выпадал". А между домами...
   - Кажется, на караван мы набрать здесь сумеем, - озвучил очевидное кор.
   - За шары я с вами уже расплатилась! - на всякий случай уточнила Торри.
   - Командуй! - предложил ей Нил.
   - Почему я?
   - Ну, не мы же три тысячи лет хабар здесь собираем. Командуй.
   Она взглянула на остальных. Все кивнули. Ну что ж...
   - Кел, с тебя обед! - начала распоряжаться она. - Остальные... Имеем три пещеры...
   - Вижу две, - прервал её Луф. 
   - Судя по карте, - карты в руках Торри не было, - зев третьей должен открыться, когда обойдёте вон тот выступ. Она самая небольшая. С неё и начнёте. Итак, этап первый. Мы делимся. С тобой пойдёт Телл, - он будет для вас кладезом нашего опыта по сбору хабара, и ты, Акки. Будешь на подстраховке. Такая тройка - стандартная группа поиска. Все пещеры - ваши. Исходя из рассказов, если сверху - выпадение, внутри - пусто. Но может оказаться, что они уже были обитаемы. Проверите. И с самого начала, с первого шага отсюда внимательно смотрите под ноги и по сторонам! Телл, проследи. А мы, - она твёрдо взглянула на Нила, - тщательно осматриваем площадку. Ничего не трогаем, обо всех непонятках, что вокруг, что внутри - о странных запахах, о тревожных вспыхнувших предчувствиях, например, - предупреждаем друг друга. Прикидываем объём хабара. Сопоставляем с объёмом наших рюкзаков, чтобы потом не заморачиваться с менее ценным. Внутрь зданий не заходим, из поля зрения Кела не выпадаем. Он достаточно опытен и, если что с нами вдруг случится, хотя это очень, очень маловероятно! - отреагирует. Всем на всё про всё - час. Этап второй - обед. Обмениваемся сведениями. Этап третий - разведка зданий. Чем целее дом, тем вероятней в нём наличие ловушек. Сразу после обеда начнём всей командой на свежую голову вон с того, самого целого. Хорошо бы в нём и устроиться на ночь. И завтра с утра этап четвёртый - жатва! И по окончанию сбора предлагаю немедленное возвращение из пустошей. Рюкзаки будут полны у всех! Вопросы? 
   Парни переглянулись... Мда... Девица-то... 
   - Вопросы? - требовательно повторила "девица" и воткнулась взглядом в Келдаза. 
   - Нет вопросов, - сработал у того рефлекс на вводную от командира.   
   - Нет, нет, нет, нет, - послышалось следом от остальных. 
   - Выполняем! 
   0x08 graphic
Ниэлон, признаться, думал, что осмотр пустой поляны в пару сотен саженей больше четверти часа у них не займёт, и с некоторыми смутными предвкушениями думал, чем они будут заниматься ещё сорок пять минут, но девочка показала ему, что значит подготовка к жатве - как выражался один из его наставников - "настоящим образом". 
   Для начала, она достала из рюкзака серебряный карандаш, лист бумаги, лёгкую подложку для письма и в несколько штрихов набросала план площадки и тут же расчиркала его на квадратики десять вдоль, шесть поперёк... 
   - Внимание, идём к пункту А1. Ни на что не наступаем, ничего не трогаем, ни на что не отвлекаемся: мы сюда ещё вернёмся. Тронулись! 
   И тут же Нил услышал бурчание виконта в сторону своей команды: 
   - Аккуратнее же! Не задевайте ничего - даже сучков, даже выступающих камней! 
   Да, - опомнился Нил, - их опыт в Льиз яррулле здесь не в масть. Там у них был кыллизикл - разрешение, допуск, была дружественная среда. А здесь... Да и... Если бы здесь оказалась бригада шахтёров-хабарщиков, они б могли ещё похвастаться опытом, а из принцев "жатвой" никто не увлекался - просто не до того, некогда им было! Да и у здешних рассказы вернувшихся из пустошей дома за пивом или у камина могут быть не менее обыденными, чем от вернувшихся из плавания у коров. 
   В общем, сам предложил - теперь слушайся!  
   - Квадрат А1, границы - замшелый валун, выступающие корни, - указывала дева-командир на ориентиры, тут же помечая что-то на своём чертёжике, - россыпь из трёх булыжников, обрыв. Интуиционного неприятия нет. Внутри вижу: перевёрнутый стул, зацепившийся за него комок ткани, проглядывающий из-под него браслет, предположительно из золота; три бокала изысканых; бочонок, предположительно винный. Ещё что видишь? - взглянула она на парня.  
   Нил покачал головой, и она вписала в квадрат циферку семь. 
   - Следуй за мной!
   И взяв его за руку, аккуратно обошла с ним вдоль узловатых корней, кое-где выползавших на поверхность, зону артефактов. Отпустила. 
   - Квадрат А2, границы - россыпь из трёх булыжников, выступающие корни, два чёрных камня, обрыв... - твёрдым голосом выдала она ориентиры участка. - Продолжай.
   - Принято, - не менее твёрдо произнёс он. - Интуиционного неприятия нет, внутри вижу...
   Времени за час обойти зону выпадения им едва хватило.
   Группа Астеллия с пещерами управилась быстрее. Нанятые, ещё переходя из одной пещеры в другую, молча переглянулись и, покончив с последней пещерой - ничего ни в одной из них так и не было, сразу пошли помогать норту, а младший наниматель направился с отчётом к своей старшей. Но та словно его не заметила... Впрочем, может, и не "словно". И, может, не только она.
   Нет, у пары не было ни одного лишнего взгляда, ни одного лишнего слова, и слова эти - виконт отследил - точно соответствовали действительности и даже... Квадраты Г6-Г7 что-то Теллу не понравились, так вот, подходя к Г6, Торри сразу притормозила:
   - Чувствую интуиционную тревогу.
   - Согласен!
   - Обходим.
   - Лучше слева, - покачал головой вект, взял её за руку, причём, не за куртку где-нибудь на локотке, а голой ладонью за голую ладонь! - и они обошли непонятный участок. И движения их были уверены, точны... Сомнамбулически точны.
   Телл отправился к костру. Парни ему тут же вручили топор и послали за дровами. По-любому пригодятся ведь...
   Отобедали в полном молчании. Любая произнесённая фраза звучала неуместной какофонией. Келдаз ждал восторгов по поводу своей стряпни - не дождался. Двое, кажется, не заметили бы будь еда вообще несолёной, а остальные старались не глядеть на них. Не говорить о них, не говорить ни о чём. Не говорить ни с кем. Да и сам он тоже.
   После обеда всем отрядом пошли к уцелевшему особнячку.
   - Следуйте за мной! Аккуратно! - потребовала Торри. Подвела их к границе участков Г6-Г7, обвела этот лоскуток земли рукой, предупредила: - Участок проблемный, требуется дополнительное обследование... Но... Не знаю, будет ли смысл рисковать: и так рюкзаки хабаром набьём. После решим. (После решили - не трогать.)
   Повела к дому. У крыльца сдала командование Луфу:
   - Здесь у тебя опыта явно больше.
   Да. Больше. Обшаривая стенку у входа, он уже знал, где может таится неприметный шип. И порезал им ладонь. Выругался, отмахнулся от перевязки: "Сейчас, только дело сделаю...", парни подыграли, отвлекли чужих, а он пометил своей кровью ключ.
   И дом принял их.
   Скорее всего это было жилище воина невысоких чинов. Из тех, кто не командует, а ходит в бой. И у него дома хранилось и его оружие, и его обмундирование, и его латы. И была кухня-столовая, полная посуды, и будуар его жены. С её нарядами - ткань, не укреплённая чарами, распадалась от любого прикосновения, но Торри сразу прогнала пацанов: кое-что она зарисует. И ничего не могло случится с украшениями - камням и металлу тысячи лет не возраст. А бытовые артефакты? Которые, не в пример современным поделкам - вечные! Да тот же письменный столик хозяйки!.. С вечными ручками.
   За шары она уже расплатилась, мальчишки будут упираться за оружейку, вот и поторгуемся!
   Мальчишки переглянулись: ничего особенного по сравнению с Льиз яррулле они не увидели, но дать понять об этом местным было нельзя. Что ж, поторгуемся!
   Вообще-то, вот после таких рейдов и поднимались в империи новые рода. Путь провешен. Сейчас увезти всё, что поместится, а сразу следом - собирать тот самый караван. С носильщиками, с грузовыми рюкзаками, с охраной... И потом что-то сразу продать - с руками всё оторвут! - а что-то оставить как основу родовой сокровищницы... Конечно, если получится довезти, потому что "грабить корованы" из пустошей - это тоже вполне успешный промысел.
  
   В одиннадцать ночи Астеллий едва ли не за шкирку уволок свою подругу из бывшей гостиной рыцаря прежних в бывшую его спальню. Сам устроился напротив в "будуаре" и навесил на дверь, где закрыл Торри, с коридором, туда ведущим, все сигналки, какие только смог упомнить. Попытка поговорить с девушкой успехом не увенчалась. Не то, чтобы она его не слушала - она его не слышала! На всякий случай он её предупредил, что в любой момент может схватить её за руку или за шею, или за что там получится, и без всякого хабара - да-да, именно так! - да и без их рюкзаков даже! - сломать капсулу и свалить, куда придётся! Он ей даже свиток телепортации под нос сунул. Свиток она узнала. И пообещала немедленно лечь спать.
   - Да опомнись же ты! - прошипел он на неё.
   - Какой ты милый, - засмеялась она, совершенно на его шипение не реагируя.
   Перед тем, как он выбежал из комнаты, она его ещё и поцеловала - пригладила губами ему щёку... В детстве принцеска с ним так часто обходилась... Запомнилось. Только теперь-то у них давно не детство! А её смех... Вот такая беззаботная россыпь серебра... Ведь тоже лет сто он от неё не слышал! А тут за один вечер уже несколько раз.
   Так, завтра до обеда, никуда не денешься, - жатва. А после, сначала возвращение в пакгауз. Ещё одна ночёвка. Здесь вот эта, а потом - ещё одна. Две ночи перетерпеть только! А там... За день до ближайшего поста они дойдут все вместе, вместе с нанятыми этими, и - прощайте, прощайте! Там исказитель пустоши уже не действует. Оттуда - сразу домой! И всё дальнейшее - уже не его проблемы. Там при ней имеется куча наставниц и табун подружек... Только б ночь простоять - две штуки! - да день продержаться! - ещё две штуки ровно.
  
   - Парни, я реально не понимаю, как это у её получается! Она же вообще ничего не делает - она просто не убирает ладонь из моей ладони! Я думал, когда говорят: "и у него голова кружиться начала", что это литературная гипербола или метафора какая-то, а оно ведь действительно так! В реальности!
   - Подожди, - хмыкнул кор, - у тебя ещё, может, успеется, до груди её прикоснуться случайно...
   - Чего?! - заледенел ледяной принц.
   - Слу-чай-но! - по слогам повторил принц морской.
   - Ага, - согласился с ним принц рудокопов, - так оно всего сильнее по мозгам бьёт. Знаешь, это как... А-а... - махнул он рукой и расплылся в мечтательной улыбке: - не случится - не поймёшь! Только убедишься, что "бить по мозгам" - это тоже никакая, к демонам, не метафора!
   18. Кровавый полдень
  
   В свою камеру Катти вернулась аккуратно у половине седьмого: она вошла и в её каморках загорелся свет. В подсобных помещениях его включают, - метресса Акакирра подсказала, - ровно в 6-30. Подошла она сюда уже во второй раз, в первый - донесла корзинку с едой и одежду, всё оставила у "обсерватории" и пошла гулять в другую сторону от выхода - теперь направо. Ничего примечательного не нашла: какие-то тёмные комнаты, машинерия которых ей подчиняться отказалась, а бродить по ним в темноте девочка не решилась. Прошла ещё один тест на разумность: те же семь разноцветных полосок, но помеченные буквами прежних. Катти мысленно подправила их алфавитный порядок и прошла там, где оказалась бы голубая. Её пропустили, но дальше она идти не решилась - вернулась: всё-таки нервы эти проверки треплют изрядно. Захотелось "домой". Да и время... Вернулась вовремя.
   Пометила дверь в наблюдательный пункт своим волоском, убедилась, что при открытии-закрытии он сбивается. Убедиться, что за ней не подсматривают - стоило. Поругала себя, что, уходя, не подстраховалась так со входной дверью.
   Дождалась завтрака. Без тени сомнений спустила его в туалет. Включая ихний "чай". Уместила в ящике посуду и - понедельник же! - постельное бельё. И запустила Крайддассе Оллитто. Про утреннюю порцию плетей она была почти уверена, что её не будет, но спустя некоторое время загремел не только ящик...
   Она прерываться не стала, а главный палач заткнул своих подручных. "Утро" она закончила. Повернулась к нему. Спросила:
   - Сколько?
   - Одна.
   Обнажая плечи, спустила с плеч платье, прислонилась к стене.
   Палач подошёл, потрогал спину, спросил:
   - Мазь ещё есть?
   - Да, - всхлипнула она.
   - Не экономь. Мажь не менее трёх раз в день. Кончится - скажешь.
   - Да, - она опять всхлипнула.
   И тут же вскрикнула: он, отходя, словно не глядя, полоснул её плетью. Потом в этой демоновой обсерватории она посмотрит в зеркало на свою спину. Свежий след не задел старые подживающие шрамы.
   Заснула Катти снова в слезах.
   После обеда, который тоже спустила в толчок - перекусила курицей с овощами и компотом из местных фруктов, она принялась думать. Тыкаясь по месиву переходов, она год тут будет карту выстраивать. Необходима схема дворца. Поэтому нужна библиотека. А чтобы пройти в библиотеку, опять же необходима схема.
   В её библиотеке карта Старого Дворца Риммериума была. Катти её даже как-то осматривала. Мельком. Шесть этажей. Пять тысяч комнат, залов, палат, спален, будуаров и прочая, и прочая. Тронный зал - на шестом, в донжоне, под словно бы стеклянной, неведомо как держащейся над ним, крышей, чьей степенью прозрачности Император может управлять - от полностью закрывающей от солнца до почти невидимого глазу. Чтоб подняться в зал, у Императора есть лифт. Остальные взбираются ножками... Все. Включая членов его семьи. Библиотека, как и в их дворце - на первом, и её хранилища тоже в подвалах. А вот где находится кухня, девочку тогда не заинтересовало... И как отсюда теперь попасть туда? Куда идти?
   Спросить Акакирру? То есть дать ей понять, что тебе доступны тайные ходы всего этого обиталища? Хватит ли лояльности главной кухарки, чтобы утаить такое? В конце концов любые сигнатуры можно выбить и в допросной...
   Как же здесь залегализоваться?
   Девочка вздохнула: хорошо было в Элистане: все знали - ей можно всё, ей можно всюду... А здесь всюду можно только Императору. А она тут даже не служанка. И вдруг задумалась: а кто знает, что она не служанка? - всего несколько человек. И вздохнула: и все, кто увидит браслет. Акакирра сразу полезла проверять именно его. Ещё бы слухи про пленных принцесс и про неё заодно, - такие расходятся сразу же! Но что это ещё за браслет? Зачем он на ней? Почему девчонок похитили, как только Сина начала его надевать?
   У неё самой никакой информации по нему не было - ничего подобного она не помнила. Спросить повариху? Как-нибудь спросит, но сейчас... Слишком сейчас всё на тоненького, один неправильный шаг и, здравствуй, допросная! Кто ещё? Да как будто много у неё вариантов! - палач только. И Клерисса.
   Ох, - грустно улыбнулась себе Катти, - может лучше рискнуть допросной? Та боль - предположительна, а здесь... своей рукой! Она вздохнула и побрела в обсерваторию. Помимо двух комплектов одежд ещё из склада она взяла увиденную иголку с мотком ниток. (Акакирра потом засанкционировала.) Вот, взяла иголку, обмакнула её на всякий случай в целебную мазь: вдруг хоть какая-то дезинфекция при ней всё-таки имеется. Уселась на диван и три подряд раза вонзила иглу себе в бедро. Руки, спину палач видит, а ноги она никому не открывает.
   Теперь ждать. Пока они сообразят - секунд пять-шесть, пока притащат Семереника - от получаса до недели...Это, если тот забурился в картёжный клуб или вообще в какой-нибудь притон к весёлым девчонкам.
   Когда они расшифровали переписку с заговорщиками, Клерисса выдала обоим хорошую премию, и этот забулдыга повёл показывать ей "настоящую жизнь".
   Ну, там было трудно понять, кто кого развёл: он предвкушался, она обсмеивала; он кричал: да что бы ты, сопля библиотечная, понимала; она ему пересказала несколько абзацев из храмового кодекса Анатары, а в тех бесстыжих строфах никаких тебе "нефритовых столбов" или "раскрывшихся лотосов" - всё своими именами... Конкретно! Он - они сидели в его лаборатории - уже достал что-то спиртосодержащее, она из его травок тоже заварила себе нечто бодрящее... Короче, понять, кто кого взял на слабо - не разобраться. Она переоделась мальчиком, ещё упрятала волосы под вязанную шапочку, и они отправились. Правда, по пути наткнулись на храм этой психованной богини, и он затащил её. Может, картинками смутить хотел? Да нагляделась она на то непотребство давным-давно! В храме к ним тут же ещё какая-то девчонка прицепилась. Так они втроём в публичный дом и припёрлись. Что она - не мальчик, раскусили в борделе влёт, но сутки в том весёлом домике пролетели действительно весело!
   Потом она, конечно, туда заглянула ещё раз. С Аккором. Он - самый нелюбопытный из всех её знакомых, а леденеть глазами мог не слабже Ниэллона. И хозяйка быстро-быстро призналась, что алфизик успел её предупредить, пока лыко хоть как-то вязал, что вляпайся этот мальчик, которая девочка, в какие неприятности, выручать его, то есть её, лично Клерисса заявится вместе со своими пёсиками - всеми двенадцатью. И ещё она припомнила, что чаи, которыми её тут потчевали, все были приготовлены тою самой девчонкой, которую никто здесь не знает, но ослушаться которую было совершенно немыслимо: пожить ещё, видите ли, им всем хочется, а если уж умирать - так хоть без излишних изысков, от простой перерезанности горла, скажем, а не...
   "Довольно!" - прервал её Аккор.
   "Но госпожа ведь осталась довольна?".
   К удивлению девочки, почувствовать себя "госпожой" оказалось приятно.
   В храме над её претензиями только поулыбались и вместо извинений хоть - подвели к алтарю. Намёк был, что называется, стопудовым. Колечко она возложила. Но женщина, на которой из одежд имелись только три верёвочки, по-прежнему стояла за её спиной, почти вплотную. Ничего ж себе, расценочки у них за их "чаи"!
   " - Помогите мне! - тогда попросила она. И опять, как в первый раз, воззвала: - Ан?тара!
   И тут же перед глазами мелькнул атам, и горло полыхнуло болью! Что сдерживаться не обязательно - она читала, и закричала в голос. Аккор потом рассказывал, что, он бы кинулся к ней, но на нём повисли три хохочущие девицы: "Всё хорошо, не мешайте ей!".
   Ну, как полуголые жрицы могут повисеть на парне, она, было дело, читала тоже. И уточнять, на чём висели эти? - у него не стала. Шрама на горле не осталось, но район храма бешеной богини в городе и их жадных жриц Веккатта с тех пор десятой дорогой обходила.
   А как на алфизика орала королева! "Ты б ещё её в карты принялся учить!" - закончила она. Он вышел из неё совершенно мокрый... И пробормотал потом:
   " - Вот ещё морока!
   " - Ты о чём? - насторожилась девочка.
   " - Да про карты.
   " - Ты чего! Это ж был сарказм!
   " - Не-е, я лучше перестрахуюсь, - зябко передёрнул плечами он.
   И ведь выучил. Этот негодяй потом на ней даже деньги зарабатывал! ("Ты только хоть для начала, хоть чуть-чуть глазками похлопай! Хочешь, тебя мои девочки научат?" И научили. Есть у него одна такая... Ну, той хлопать саженными ресницами и мёда больше не надо! А что она ещё и влёт в уме двузначные числа перемножает - так и не поверишь... Но вот все выбывшие карты запомнить - у красотки не получалось.)
   Три удара далёкой боли! И сразу ещё: "ЗИГЕ"... Быстрый мысленный перебор букв: "Тише!"
   Ей дают понять, что себя можно и поберечь. Это хорошо, ведь с числом уколов ей не уберечься. Что ж приступим. Та же самая таблица, по которой общаются с ней. То есть алфавит поделённый на три части, вот только для каждой буквы у неё по отдельному гвардейцу не имеется, поэтому для каждой - свой код, от одного до одиннадцати. И: 2-7-1-8-2-6-9, то есть - б-р-а-с-л-е-т...
   Но из шести уколов за букву "е", она успела сделать лишь первый, и её прервали с той стороны двойным ударом от сэра Дартора - капитана. "Да!". Её уже поняли. И пожалели. Вернётся, она Семеренику за сообразительность отдельное спасибо скажет.
   Вытерла слёзы... Ещё бы дали хоть пару минут передохнуть. Дали.
   И опять сэр Дартор - два удара: внимание!
   И: "негатор", пауза, "не снять", пауза, "включает кровь", пауза, и ещё два удара от сэра Дартора.
   Вот и всё, что они у себя сумели узнать. Что ж, она их поняла - два укола: "принято, конец связи".
  
   - Ну вот, и кирдык котёнку! - ухмыльнулся Семереник.
   - Что-что?
   - Да... С чего бы Катьке понадобилась информация по браслету, если она сидит отдельно от девчонок и их не видит?
   - Семереник не раздражай меня! Меня пять генералов ждут!
   - Да на неё, значит, тоже этот браслет повесили! Придурки, на немага - негатор!
   - Семереник!
   - Дык Катька сломает его!
   - Как?!
   - Вернётся - расскажет. Я б, если б его под руками имел, может, тоже что-нибудь, как-нибудь... Со своими бы покумекали, мозгами пошевелили, ручками пошебуршили... И... Но уж она! Знаете же её методу? - "она только рядышком постоит". Но когда начнётся конец света - об неё тот и споткнётся! А когда дым рассеется, развалины разберут - то решение будет очевидным!
   - Никто нынче не пустит Катти примоститься неподалёку...
   - Как будто она когда-то разрешение спрашивала... Возникнет рядом... И лишь конопушками своими посверкивает... А потом ирисками чавкать примется. И где только такие долгоиграющие находит? Хорошо, если на стол не заберётся: "Ну, маленькая я! Не видно мне...". Не видно ей! Мои девчонки ей специальную приступочку вытребовали... Года полтора уже об неё спотыкаюсь...
   0x01 graphic
   - Подождите, молодой человек! - вмешался оторопевший Имерний Тредис, - разрешение на посещение Вашей лаборатории Веккатта Ульенс получила три месяца тому назад. Вы, что? - хотите сказать, будто она?..
   - Ну, вы разбирайтесь, а мне некогда! - хмыкнула королева и вышла из комнаты.
  
   - Господа! Извините за ожидание: у нас возникли срочные, требующие немедленных действий - моих действий! - новости от девочек.
   Господа генералы поумерили раздражение: Клерисса не терпела лжи. И сама никогда не врала тоже. Впрочем, - усмехнулся кое-кто, - не с её актёрскими способностями! И, значит, намеренно унижать их ожиданием женщина не собиралась.
   - Но я даже рада, что случилось именно так! - продолжила стерва-королева. - Моё обращение к вам будет коротким, и я не хочу, чтобы его краткость вы восприняли как синоним малозначимости. Похищение принцесс выявило проблему. И вам предстоит её решить. Начать решать! Ибо одним приказом, одним действием покончить с нею, на мой взгляд, невозможно. Итак... - она оглядела мужчин: - В похищении девочек среди наших подданных выявлено участие четырнадцати человек. Среди них - четверо военных. Одна даже центурионесса...
   - Мы разобрались, что с нею произо...
   - Генерал! - не дала ему договорить Клерисса. - Если вы посмеете ещё раз перебить меня, я сообщу мужу, что вы не обладаете никакой выдержкой!
   Она почти хотела, чтобы командир второго легиона что-нибудь вякнул в ответ. Этого графа она до сих пор помнит! Адерелли!
   - Извините, не повториться, - опомнился тот.
   - Извинения приняты, - еле сумела выдавить из себя "никакая не актриса".
   Замолчала. И минуту успокаивалась. Что она - на грани, их перед встречей предупредили. Что может вытворить маг её уровня - который сорвался за грань, они представляли. А уж на что способна лично Клерисса, знали не с чужих слов: что осталось от не успевших сдаться корских магов, все здесь присутствующие видели... За всю эту минуту мужчины и дышать через раз старались.
   - Мне неинтересно, что случилось конкретно с Текоррией Эррудж, что и как привело её к измене, результатом чего именно - она выбрала предательство и смерть. Надо будет, мне Имерний расскажет во всех подробностях. Продолжу. В числе всех четырнадцати предателей не нашлось ни одного мага. Ни одного, закончившего мою Академию. Потому что всем известно, последний бандюган в Эллезии знает: попробуй прижать мага - тот будет барахтаться, бороться или ныть - как и все вокруг, но, если дело дойдёт до крайности - он бросится к своей королеве. Ко мне! И я его вытащу! Я всю Академию поставлю на уши, но его вытащу! Любого! Всегда! Откуда угодно!
   Королева замолчала и промолчала ещё минуту.
   - А теперь ответьте, себе ответьте! - как так получилось, почему ни один из этих четверых не постучался в ваш кабинет? Или просто на утреннем разводе не вышел из строя? - она опять замолчала, и опять мужчины перестали дышать. - Ещё раз: я не о том, почему данный "оплот стойкости" - рухнул. Я спрашиваю, как она оказалась в одиночестве? Без всякой поддержки? Вне своего легиона? Вне сомкнутого ряда копий, мечей и щитов своей центурии? И без последнего шанса лично от вас?
   И ещё одна нескончаемая минута тишины.
   - Вы знаете, что в дела армии я не вмешиваюсь. Данное совещание ни продолжения, ни последствий иметь не будет. Но... - она вздохнула и словно отмахнулась от себя: - Нет, никаких "но"! Не будет! Проблему я озвучила. Думайте. Решайте. Действуйте. Всё. Совещание окончено.
  
   Итак, браслет - это негатор. Бред какой-то! Где она и где магия?! Любой маг при первом же взгляде на неё определит её нулевой потенциал! Веккатта подёргала браслет - он послушно проворачивался на запястье, чуть сдвигался с места, он не врастал в кожу, не беспокоил её, но, будучи сам по себе, уверенно держался на выбранном месте - работа мастера прежних, одним словом. И не снимаем... Наверное, замочек, который она вспомнила, и у Сины сразу отлетел. За ненадобностью.
   Она внимательно оглядела браслет. Нет, у принцессы рисунок перевитых узоров был несколько другим. Но стиль тот же. Такой же изломанно-недобрый. Работа одного мастера это. Или одной мастерской, по крайней мере.
   Значит, за принцессами следили и, как только заметили браслет, узнали его и поняли - это шанс. И шанс использовали. То, как та - военная - своей окровавленной рукой схватилась за Синнаэль - у неё и сейчас стояло перед глазами. Бедная Сина! Для неё магия, как для Никки - море. Или её же акварели. Как для самой Катти - книги.
   А Сина? Выжила ли Сина? Может, этот браслет предназначался Сине?!
   Девочка еле заставила себя успокоится и не помчаться немедленно на кухню - узнавать про пленных принцесс у поварихи. Нельзя, нельзя, нельзя! Но усидеть на месте никак не получалось тоже...
   Да ладно! До ужина всё равно ещё несколько часов никого не будет! Она решилась. Пометила волоском входную дверь, вышла в обсерваторию, переоделась в чистое, вернулась, простирнула платье, развесила его в обсерватории на стульях - пусть сохнет, а сама пошла бродить по теневым коридорам.
  
   - Первое. Принцесса Никкора! Прошлое наказание не убедило Вас в обязательности требований приличий, которые во дворце Императора несколько более строги, чем на ваших драккарах или шхунах. Повторяю, задирать юбку в присутствии посторонних, тем более лиц противоположного пола - абсолютно недопустимо. Прошлая плеть Вам впрок не пошла - две плети! Немедленно! Надеюсь, с арифметикой у Вас удовлетворительно, и Вы сумеете подсчитать, сколько плетей достанется Вашей подруге в следующий раз! Что с естественным чувством стыдливости у Вас проблема, я уже поняла. Хочу теперь разобраться насколько Вам присуще чувство сострадания.
   Мымра просто провоцировала юную корсарыню на непочтительную реплику - не дождалась! Обе девушки молча, безучастно рассматривали что-то чуть выше её левого плеча. Та еле удерживалась, чтобы не обернуться!
   - Второе. Согласно дипломатическому протоколу послы Корлэнда и Эллезии запросили о встрече со своими соотечественницами, дабы поздравить вас с прибытием в Столицу Мира. Его Императорское величество Император Роггакер XXXII, - дама опустилась в реверансе при упоминании высочайшего имени и бдительно проследила, чтобы и чужестранки отдали дань уважения Престолу. Чужестранки её примеру последовали. - Император милостиво соизволил разрешить вам эту встречу. Аудиенция произойдёт через два часа. Как раз, чтоб вам успеть переодеться, дабы соответствовать официальному протоколу. Я очень надеюсь, что послы не уйдут разочарованными, что вы обе в полной мере выразите свой восторг от пребывания при высочайшем Дворе. И мелкие шероховатости привыкания к нашим обычаям и вживания в новую среду не затмят в ваших глазах сияния великого Трона.
   - Да, ваша милость.
   - Да, ваша милость, - вслед за подругой сартикулировала уже залеченными губами Синнаэль.
  
   Какая тягомотная вещь - эта жатва! А они ещё полагали, что у них Луфгегл отличается известным занудством! Зануда - это вот эта имперская герцогинька! Первым делом она выяснила вместимость всех рюкзаков и их загруженность. Кстати, у неё с её виконтом пространственный карман рюкзака оказался почти в два раза объёмнее любого из них! Впрочем, и она на параметры их экипировки покачала головой. Явно вознамерилась полюбопытствовать - и не стала.
   А потом начала упаковывать. Нет! Не в натуре - на бумаге.
   " - Квадрат А1. На стул претензии у кого-нибудь есть? - взгляд на Луфа, - Оставляем. Выражаю претензию на бокалы! Против? Нет. Минус три малых слота."
   И так по каждому квадрату! А потом - дом. И уже после первого этажа выяснилось, что мальчишки оказались слишком жадными - места на самое вкусное - оружие, обмундирование из материала прежних, красивые мелочи - в доме имелось четырнадцать, например, статуэток! - места уже не хватало, приходилось что-то вычеркивать, а значит, вычеркивать и те условия к нанимателям, на которых они соглашались в ходе торгов по встречным претензиям...
   В общем - морока. Девочка держала ход торгов на удивление достойно! Но её мальчику, её защитнику было не приобретённых выгод. Девчонка не только торговалась. Да и сами торги... Добавить улыбку к шаткому доводу, закончить капризной гримаской неудачный исход опциона, торжествующе рассмеяться - в случае удачного... Кокетство - это желание нравится? Торри нравиться - желала!
   Она опять была в платье. В новом. И посреди них, оружных и доспешных, её очертания в мерцающем шёлке казалась совершенно невесомыми. И рыжая корона причёски! Она, в хаосе гостиной давным-давно заброшенного и недавно без особой щепетильности перемещённого дома, являла образец элегантной аккуратности, уюта, изысканности. А всего-то - красивый, отмытый столик и её вытянутая в стрелку фигурка!
   И ещё она что-то сделала со своими глазами. Астеллий много времени проводил при Торри и соответственно - среди девичьего окружения, поэтому о разных женских хитростях был осведомлён, но, что она сделала сейчас - не понимал. Такого насыщенной их фиолетовости он не помнил, он не знал.
   И ещё... Её записи постоянно ходили по рукам, иногда другим требовалась и её серебряная ручка, и она передавала их. Из рук в руки. И когда это происходило с вектом... Просто он всю жизнь знал эту девчонку! Он не видел - он её кожей чувствовал, каждый раз чувствовал случайное их касание. "Ещё раз тронешь - пальцы выломаю!" - она и ломала. Её кузен потом неделю в лубке ходил. Её отец запретил излечивать того кастом! А этот вект...
   Остальные ничего не замечали и торговались, торговались! За статуэтки развернулась настоящая битва, в ходе которой Торри, кажется, вспомнила присказку своей умной подружки: "Это мальчишки нас уговаривают, а нам их проще упросить!" И ведь выпросила! По одной только досталось парням, а десять - ей.
   - Всё?! - не веря себе вопросил виконт, ведь полдень уже!
   Как же ему здесь всё надоело! Наконец-то! Сейчас забивают рюкзаки выбранным и - домой, домой! Может, удастся уговорить и перекусить по дороге?
   - Луф, с тебя обед, - обломала его мечты главная нанимательница. - Выходим?
   Келдаз с некоторым облегчением поднялся, смачно потянулся и тут же прикрикнул:
   - Наружу без оружия не выходить! - акцентированно перевёл взгляд на девушку и добавил: - И без обмундирования!
   - Да я только у крылечка постою! - засмеялась она, и у сурового норта не хватило силы воли всё-таки отправить девочку переодеваться в дорожные латы.
   И все они со своими рюкзаками высыпали на улицу. Конечно, у крылечка Торри не удержалась: чуть поодаль валялся диковинный, приглянувшийся и выторгованный ею ларчик, он был распахнутым, внутри ничего не было, но сам- то был он, вроде бы, целым! - словно миниатюрный домик с колонами в виде человеческих фигурок по всем четырём углам и поднимающейся крышей. Она уже нагнулась за ним, но внезапно резко выпрямилась и чуть ли не завизжала:
   - Чужие!
   И началось.
   Стоявший за плечами Нил, подхватив за её поясницу, отбросил в сторону. Она не успела протестующе вскрикнуть, как в выпавший из её рук ларец вонзился дротик.
   - За спину! - взревел вект. - Ищи мага!
   И она включилась. Всё-таки уже три года боевых тренировок! Она выбила их у отца. И тот разрешил их интенсифицировать, когда убедился, что они идут впрок. Что на них девчонок обучают не будто им завтра в штурмовой батальон, а, как максимум, - на боевую поддержку членов отряда того самого батальона. Ну, и на самозащиту, конечно.
   Лёгкое свободное платье не мешало. Она прыгнула за плечи парню. Он мечом отбил ещё один летящий в них дротик, располосовал попёршего на них с копьём битюга и дал ей несколько секунд. Она успела! Стрела застряла в её воздушном пологе! Вторая - тоже. Ещё несколько пролетело мимо - Нил ни на мгновение не оставался на одном месте, а она - с ним, за ним, за его плечами! Она не опаздывала - она почти заранее предугадывала его следующий бросок. Даже когда он кувырком уходил от троих, взявших их в кольцо - Торри кувыркалась рядом! И, когда он с колена, снизу загнал меч под кольчугу врагу, она не вскочила, не подставилась - на коленках удержалась тоже! И первым увидела мага. Тот лепил что-то всеобщее, а она бросила удерживать свой воздушный щит и спалила мага простеньким - пустошь же! проще здесь надо быть, проще, вот ты и запутался! - файерболом. И две стрелы от Акки вонзились в уже, можно сказать, труп. Тот ещё стоял и что-то дико кричал, но в живых уже точно не был. Его успокоил молот Луфа. А потом что-то громыхнуло сзади, и всё кончилось.
   - Торри, ещё чужие? - гаркнул откуда-то Кел. - Живые?
   - Вон, - ткнула она пальцем в парня, застывшего на пятачке посреди диких провалов участка, ещё вчера обозначенного на её чертёжике как Г6-Г7. - И всё!
   - Этого можно не считать. Ведь правда, болезный? Сейчас мы тебя копьюшечкой пошевелим, ты и сорвёшься. И живым быть тоже перестанешь.
   - Пощадите! - закричал парень, и Торри перестала обращать на него внимание. Что будет дальше - она понимала: "работу с пленником" на боёвке они проходили тоже.
   Но тут на неё накатило, и девушка закрыла лицо руками. В голову полезли совершенно дурацкие мысли: не порвалось ли платье; что хорошо, что вокруг мальчишки из Артола, а то бы сейчас пришлось оправдываться за использование магии. Кто-нибудь уже прошипел бы: ведьма! У неё с девчонками даже общих занятий по магии не было - каждую в своей семье обучали. Сугубо секретно. И, она, кажется, содрала коленку. Так говорили тебе - иди, переоденься в боевое-рабочее.
   - Торри, цела?!
   Её обняли. Родные знакомые руки. Тёплые. Телл.
   "Чего припёрся?!" - с неожиданной для себя злобой подумала она и высвободилась.
   Открыла глаза.
   - На, - протянул ей фляжку Луф.
   - Что это?
   - Успокаивающее.
   Интересно, сколько градусов в этом их нагтилинском "успокоительном"? А-а, не всё ли равно! Несколько глотков сделать у неё получилось.
   - Иди переоденься и в ванне поваляйся. То есть, сначала поваляйся, а потом переоденешься. Обед я приготовлю, а с рюкзаком парни помогут. Уходить надо. Всё. Возвращаемся. Немедленно.
   А ещё Луфгегл придержал Ниэллона:
   - Пленник, Нил, пленник.
   И подтолкнул его туда к бывшим квадратам Г6-Г7. Но тот сделал шаг в сторону.
   - Леди, - обратился он к ней, - я в долгу перед Вами. Вы спасли мне жизнь.
   Он склонился перед нею в глубоком поклоне. И она вспомнила две стрелы, торчащие в воздушном щите, прямо перед его лицом.
   - Сэр, - склонилась она перед ним в глубоком реверансе, - я в долгу перед Вами. Вы спасли мою жизнь, - и он рефлекторно скользнул взглядом по изысканному ларцу, пригвожденному к земле тяжёлым дротиком.
   Нагтилин дождавшись, чтобы они выпрямились, проскрежетал:
   - Леди, Вам - ванна! А тебе, сэр - пленник!
   И за плечо поволок векта к друзьям, которые, вроде бы, всё-таки вознамерились потыкать копьецом в сжавшегося на, кажется, начинающем осыпаться, пятачке парня. Пример Луфа вдохновил Астеллия, он тоже решительно взял за руку Торри и почти силком, почти потащил её в дом.
  
   - Ваше высочество, разрешите выразить наше удовлетворение, что мы видим вас в столице мира!
   "Он с ума сошёл?! - Синнаэль этого "дипломата" никогда раньше не видела, но знала, конечно. Она даже знала, что маркизу ла Пенилиазу, среднему брату в нынешнем поколении маркизата, дяде приятеля Ниэллона Тоскира ла Пенилиаза, мало того, что доверял Имерний Тредис, но доверяла и её мать. - Но какое, к демонам, "удовлетворение"?!"
   -...Пребывание здесь придаст законченности Вашему образованию.
   "Конечно-конечно! Он что - меня утешить сюда заявился?! То же мне дипломат! Лучше б манерам выучился, вот, что он рукой всё дёргает?"
   - А наглядный пример несколько другой системы существования государства и проживания его граждан позволит Вам увидеть те наши преимущества, которые теряются в обыденности повседневной жизни, но которые являются почти сердцем нашего собственного правопорядка!
   И словно, чтобы добавить убедительности своей чуши, прикоснулся левой рукой до своей груди, до точки прямо напротив сердца.
   Но этого же не может быть, они же никому и никогда не говорили! - этот жест на их с Никкой секретном языке означал "Внимание!" Ещё ни на что не надеясь, она, словно размышляя, тронула свою правую бровь: "Принято!", и маркиз облегчённо улыбнулся:
   - Я рад, что мне удалось привлечь Ваше внимание к данному аспекту вопроса, - и он удовлетворённо сложил руки - совместив большие и указательные пальцы.
   Запрос о самочувствии!
   - Благодарю Вас, маркиз. В суете моего неожиданного перемещения от меня как-то ускользал данный нюанс моего положения, - она, грустно улыбаясь, чуть развела руки, почти сжав пальцы на правой руке и слегка прижав на левой руке большой палец к немного согнутому указательному: "на троечку".
   Обманывать своих, приукрашивая своё положение - недопустимо! У принимающих решение должна быть истинная информация.
   - Надеюсь, у принцессы Никкоры более оптимистическое настроение?!
   И снова - запрос!
   - Да, моя подруга оказалась более пластичной.
   "Не врать, не врать! Самой себе - тоже! У Никки всё почти идеально! Плеть через день - не существенно!"
   Она прижала большой палец к ладони и, словно в раздумье, отвела его, опять прижала и опять отвела: на четыре с плюсом.
   - А другая Ваша подруга - Веккатта?
   - К нашему сожалению, разделение сословий в Великой Империи более строго, чем у нас - мы не общаемся с нею.
   - Вынужден согласится с Вами: мне тоже было выражено удивление, что королевский посол Эллезии волнуется о столь незначительной персоне. Но мы продолжим работать над этим пунктом. К сожалению время, которое могут потратить на обеспечение нашей встречи многочисленные службы Дворца, уже, да, уже! - подходит к концу. Но мы надеемся, что шероховатости, которые... - запрос, запрос, запрос! - портят Ваше настроение, со временем сгладятся. Что мне передать Вашим царственным родителям о Ваших первых впечатлениях о Столице мира, о великом городе - о Риммериуме?
   Её спрашивают об источнике "шероховатостей"?! Но что они могут из Эллезии сделать здесь?! С их цугцвангом? Да не её это забота. Ей надо информацию - дать! Но что ж она совсем не подготовилась-то?! А если сейчас собьётся? А он? Как разберётся, как всё запомнит он?
   - О, - развела она руками, - минуло только три дня... - и стараясь, хоть как-то общей суетливостью замаскировать движения пальцев, она начала обозначать: один, восемь, один, ноль... "Р-и..." - Я успела только посетить храм богини Анатары, - два, ноль, один, шесть, четыре... "т-о-г..." хватит! Разберутся! - и убедилась, что... - и продолжать, продолжать нервно выпрядать что-нибудь - очень нервно! - пальцами. Бедный маркиз, у него же мозги, запомнить всё это, взорвутся! - что жрицы страстной богини блюдут свои ритуалы с равным тщанием даже в столь далёких друг от друга храмах.
   - Что ж, я надеюсь, - у несчастного Пенилиаза было совершенно безнадежное выражение лица. Неужели ничего не разобрал?! - что в следующий раз у Вас будет больше впечатлений. Разрешите откланяться.
   И откланялся. Да уж, с прибытием в Римериум её поздравили. И всё. Она выпрямилась... Ну, хоть сейчас распакуют её из их чейнов и стоунов всех этих тряпок.
  
   Катти неспешно шествовала по коридору теневого перехода. Она ещё в своём Элистане, в главном дворце Эллиссэте уверилась, а потом дворцы Льиз яррулле утвердили её в этом мнении, что вся эта паутина для прежних стала, в конце концов, неким пунктиком, - фактором престижа, что ли, предметом хвастовства: "У тебя сколько? А у меня, представляешь, зодчий почти на версту накрутил!". Хотя поначалу, может, оно и было именно "тайным проходом" в девичью спальню, к женским купальням, ну и резервным выходом в случае поспешного бегства... Потом, в добавлении к ним, когда дворцы разрослись, и официальные коридоры стали лабиринтом роскоши, появились короткие пути, в которых не надо было плутать среди скульптур, ну, а потом скульптуры появились и здесь.
   А потом всё смели варвары... Куда ушли прежние, как они ушли, почему, нигде разгадки или хотя бы подсказки она не находила. В сказках, в легендах, сказаниях эти дворцы были всегда. Даже боги, спускаясь с небес к людям предпочитали устраиваться в уже готовых помещениях, величая их своими храмами. Например, Анатара своим жрицам заповедала то, что было вроде театров, где специально обученные женщины у прежних исполняли специально разработанные танцы... Некоторые из этих танцовщиц были очень знамениты... Хотя, кажется, и не все из них принадлежали к их, прежних, расе. Или даже наоборот - все не принадлежали. И когда те ушли, они - остались. И встретили... тех же тарокков, скажем... Встретили так, что их богиню назвали Анатарой кровавой. Встретили так, что их дворцы им и оставили.
   Катти не особенно приглядывалась. Ну, разве что полюбовалась на кошечку... интересно, что это за металл?.. притаившуюся в специально обустроенной стенной выемке... Хороша! Такое дикое сочетание яростности - одни клыки в пару дюймов чего стоят! - и изнеженности, ухоженности, явной заласканности - ох, уж этот розовый бантик на шее! На чёрной-то - в смоль, почти синеватой шкуре!
   И вон там тоже когда-то обитала статуэтка, судя по тому, что напротив натягивал лук охотник, там была охотница... Тоже в столь же небрежных одеждах... Верно, в столь небрежных, что кто-то из хозяев предпочёл держать её в своей спальне. Или в спальне своей подружки. Интересно, сумел донести? А то ведь кыллизикл часто срывается при таком явном признаке проявления неразумности, и на пути могут активизироваться дополнительные ловушки.
   В её-то собственной разумности местные духи уже удостоверились, и указующие штрихи предлагали безопасный проход сквозь все тесты. И ей уже не надо было самой регулировать температуру окружающего её воздуха, да и температуру пола - где она двигалась, он был под её ступнями уже ласково-тёплым.
   Она шла, куда глаза глядят. Систематическое изучение внутренних путей у неё ещё будет, но она помнила давнее указание своей королевы по поводу библиотеки: время от времени надо описывать просто наугад выбранную книгу. Вот и сейчас она осмотрит наугад выбранный коридор, наугад выбранное ответвление в нём... И наугад выбранный выход из него.
   Нет, это не выход - ещё один переход, но он странно закруглялся, словно огибая какую-то арену, и по внутренней стороны его - двери, двери... Катти подошла к ближайшей и вжала ключ. Дверь приглашающе отъехала в сторону. Точно! Ещё одна "обсерватория".
   Впрочем, нет. Напротив купальни для слуг всё было... м-м-м... приватно... Так, "трохи, для сэбе", а здесь... Роскошная ложа. Резные кресла, в которые не стыдно пригласить присесть королеву; столик, с которого уместно будет поднять бокал с сухим треульским или чашечку с чаем, ныне называемом "Империя Маккабари"; и зеркало, в котором королеве будет не стыдно увидеть себя! И оттоманка, на которой женщина может позволить мужчине присесть рядом... Или даже прилечь.
   А напротив и столика, и кресел, и оттоманки - фреска. Словно запотевшее окно во всю стенку, по которому стекают крупные капли, и сквозь затуманенное стекло еле проглядывают смазанные женские фигуры.
   Катти вышла. Дверь за нею тихо закрылась сама. Девушка подошла к следующей, открыла. Ещё одна ложа. Такая же. Разве что базовая расцветка чуть-чуть порезче. И на фреске изображение не запотевшего окна, а затянутого ветками тропической растительности проёма. Которая почти перекрывала вид на странных животных. Нет, здесь ей было неуютно. Она вернулась в первую, в "королевскую". Села в одно из кресел. Удобно! Три тысячи лет прошло, а вон, даже ткань обивки... хотя разве это ткань?! - не выцвела. А теперь... Нет её рука ничего не нашла...
   А конечно же! Она не права. У прежних церемониал прописан был на всё, и женщине положено находиться справа от мужчины... Ну, когда они стоят рядом, оно понятно - меч, сабля у рыцаря обычно слева, вот, чтоб об него платье не цеплять, а за столом-то... Да ладно, мало ли у них самих бессмысленных правил вежливости! Она перепорхнула в соседнее, мужское, левое кресло, и тут же обнаружилось искомое: невысокая стойка рядом и на ней, среди узоров, в цвет остальному кабинету, еле обозначающий себя столбик нитрониума. Катти вдавила его. И ожидания её оправдались: морось на фреске начала растворяться, стекло становилось всё прозрачнее, но призрачная женская фигура исчезла первой, а с той стороны потихоньку начала проявляться реальность...
   Всё правильно: наверняка где-то есть общее управление, да и здесь, в глубине ложи, наверняка есть ещё один пульт - для слуг, но когда посторонние из ложи изгнаны, мужчина, хозяин, должен иметь возможность контроля... Вот и ещё... раз, два, три... пять! - столбиков... Хотя какие это "столбики" - больше похожи на крупные, чуть отличающиеся друг от друга цветом капли! Тоже чем-то управляют наверняка. Хотя... да, понятно - чем. Вот на этой - схематичный иероглиф замка, он явно закрывает ложу изнутри, вот полоска управлением света, а этот... со знаком приоткрытой двери... Прикрытый дополнительной прозрачной крышечкой... Нет, это не выход наружу, в коридор, это наверняка, чтобы войти внутрь - вон туда. На арену? На сцену?
   Катти пригляделась к тому, что перед ней открылось.
   Может, оно и было когда-то ареной - теперь это стало полигоном. Девочка на таких - "с краешку" - уже настоялась, и на отличительные признаки нагляделась. Центральное поле с несколькими охранными периметрами - начиная от простой решётки, кончая мощным комплексом блокирующих артефактов. Шесть блокираторов она узнала - по одному на каждую стихию, по одному на каждый из узлов внешней гексаграммы. "Гайки", как их называли у них в Академии. Шестигранные трехпудовые артефакты прежних с вязью рисунков соответствующей тематики по бокам. При активизации гасит магию любой мощности, но дальнодействием не отличается - до двухсот саженей не дотягивает. И сразу резко обрывает своё действие. Гросс интросов, если точнее. ("ИнтрУс" - основная единица длины у прежних, приблизительно в сажень, чуть меньше. Точное его определение Катти не поняла. Семереник, кстати, тоже. А гросс - это дюжина дюжин.) Но и гайками здесь наверняка не ограничивается, и сами стены - ещё один блокиратор, да и материал окна лож - ещё один. То есть не один, а сколько?.. Нет, изнутри ни тех, кто внутри лож, ни самих лож не видно...
   И Катти опознала значение ещё одной кнопки-полоски на стойке управления - с человечком в прямоугольнике на ней: наверняка управляет обратной прозрачностью окна.
   Но первый контур безопасности был выстроен прямо на арене - о, какая интересная конструкция - пентаграмма, прикрывающая внутреннюю гексаграмму! Глядишь ты, здесь кто-то решил побаловаться с верхними сущностями? Ну, флаг вам, смелые ребята, в руки, барабан на шею, горн в зубы! Тёти Клер на вас нет - она бы всех вас тут же на опыты тётеньке Алии и сдала! А та уж побаловалась бы со всей своей обильной щедростью - с вами!
   Нет, у неё самой, здесь, внутри будет безопасно... Прежние - людьми были весьма обстоятельными, со своей безопасностью не игрались, и к ней сюда с арены никакая тварь не пробьётся.
   "Ну, почти никакая", - задумчиво прошептала девочка, приглядываясь к атрибутике предстоящего ритуала. Хорошо хоть человеческие жертвоприношения, вроде бы, не предусматривались, но их эффективность - давным-давно признано! - сильно преувеличена, а вот всё остальное...
   Неужели здешние гении раскопали "Фолиант шести Шести"?
   Есть шесть хранителей их мира, шесть главных божеств, подчиняющихся... даже не так - признающих старшинство высшего - Ютерия. У каждого из этой шестёрки имеется по шесть своих самых любимых слуг. Автор "Фолианта" описывает как раз таких, ссылаясь на то, что вызывал их и исследовал. И прилагал схемы вызова тварей... Ей об этой книге рассказал младой гений её собственной Академии, но он же хихикал, что подтверждения данный труд не имеет в силу высокой смертности не только самих пытающихся, но и хрупкости их лабораторий - в живых не остаются не только участники-свидетели, но и адепты-воспитанники. Книжек этих уцелело... Ну, он сам одну видел и ещё про один экземпляр слышал.
   А основным отличительным признаком ритуала он называл наличие сингулярного тотема кровей.
   И по здравому размышлению - именно в этом и главное препятствие повышенной смертности особо любопытствующих или жадно страждущих: необходимо добыть шесть видов крови - алой, тёплой, склизкой, хладной, тёмной и синей, то есть человеческой, животной, лягушачьей, рыбьей, крови тёмной твари и существа пантеона богов... Нет, здесь не идёт речь о крови той же Анатары (хотя сгодилась бы, конечно) - а о любом из её спутников любого уровня. Да и под "лягушачьей" подразумевается кровь любого земноводного или пресмыкающегося - от змеи, до крокодила. Однако, попробуй рискнуть, оскорбив хоть самого мелкого божка небрежением, ранением, смертью его любимца... Смертью не из самообороны - а из "научного интереса"! Или ради алчности, или властолюбия. И есть ещё два ограничивающих параметра: срок хранения крови - не более трёх суток, и сам ритуал вызова - в течение тоже трёх суток от точки полнолуния, то есть тридцати шести часов в ту или иную сторону. То есть весь комплект кровей необходимо добыть именно в этот период.
   Полнолуние засияет завтрашней ночью. А нити сингулярности - они вон, от одной вершины гексаграммы к другой самый старик самолично дотягивает... Колоритный такой дедок... Неужели видим мэтра Профория? Про него как-то завидовал её приятель: "Ему-то что - может и рискнуть: уже вдоволь пожил, теперь и умирать не страшно!"
   То есть то, что аклины выходят за периметр внутреннего пентакля нашего седого чертёжника не волнует? Или именно так оно и задумано? А то, чтобы все вершины гексаграммы разместить на периметре пентакля, пришлось исказить её пропорции - спорно всё это, ох, спорно, господа!
   0x08 graphic
Упарился дед... Оно и понятно: это только со стороны кажется, мол, что там - кисточкой линию тянуть, но гексаграмма уже и при начертании силы вытягивает, почти как хороший тренажёр... А уж линию сингулярности! Без сил оставалась даже она, хотя она магически бездарна абсолютно, а тот же Семереник после некоторых начертаний мокрый, как мышь, оказывался!
   Катти поудобнее устроилась в своём кресле. Эх, корзинку с собой, которая с кухни, не захватила! Сейчас бы поклёвывала себе по ягодке винограда! Или по семечку рубинового граната, их надольше бы хватило, и носить их удобней - они на единицу погрыза легче...
   Так, мэтр прохлаждаться долго не собирается. Встал. Сроки по крови горят? Аколиты поднялись тоже. И стражники засуетились. Свой периметр выстраивают... Ну, если здесь будет то, о ком она думает, то толку от них... Разве что отвлечь на несколько мгновений... Неужели не понимают? Вон тот, в роскошной кирасе, явно в немалых чинах, тот, вроде, должен бы...
   Хотя идти на смерть - работа у них такая... В Империи уже тысячелетний стандарт - отслужил двадцать пять лет и получай бесплатный надел земли с бесплатным набором инструментов и даже бесплатным количеством скота... Причём, почти на свой выбор: хочешь - лошадей, хочешь - овец, хочешь - коров. Разве что с верблюдами или ламами какими-нибудь обломают. А ещё и кредит, под символический процент. Так что, служи! Некоторых при отставке даже потомственным дворянством жалуют... Эллезия в подражание тоже нечто подобное ввела.
   При ритуале вызова Катти присутствовать уже доводилось. Но уровень призываемых... Даже пресловутые тёмные гончие - это через ступень вниз от шестерых любимцев Шестерых, а даже тех кроме Клериссы в Эллезии способны вытащить разве что ещё с дюжину... Остальные практику проходят на сущей мелочи, а уж как обставляется всё это! Едва ли не под клятву на крови. Нет, от кровной клятвы деканам пока отбиваться получается, но вот от своего личного присутствия на тех занятиях - нет.
   А здесь... Маловато их. Даже если тот дед - действительно мэтр Профорий... Неужели он в приватность, негласность, келейность сыграть захотел? Захотел великий эксперимент, великий вызов осуществить втихую от Императора? Но вот Император бы, в случае чего, реальную поддержку оказать смог бы. Тем более в своём дворце. Почти на равных они с вызываемым были бы. Потому что тот - потомок бога, самого Арриграса. Который тоже из верхней Шестёрки. Но Роггакера XXXII ни здесь, ни в ближайших окрестностях явно не просматривалось: неизбежной челяди не было видно.
   Однако, мэтр подготовился солидно, признала юная библиотекарша, и одну из любимых зверушек Пшосграза - владетеля всех подземных миров, он на наш пласт действительности вытащил. Проблемы начались, когда он дегею огненную попробовал спровадить восвояси. Той здесь уже понравилось, и обратно она не хотела. На этот случай у почтенного мэтра был свой козырь: те самые выходящие за пределы внутреннего пентакля аклины сингулярности - он начал их рвать. Но свой козырь нашла и дегея: сама она выбраться из пентакля не могла, а вот её пламя пробивалось, и на старике просто одежда вспыхивала! Он её гасил, он держался, но разорвать сумел пока только одну единственную аклину!
   И тут начал работать ещё один фактор. Тот самый нюанс, который с самого начала не понравился девочке: точечное совпадение пентаграммы защиты и гексаграммы вызова. Может оно вызову и способствовало, но сейчас эти точки вспыхнули и начали прогорать!
   Судя по тому, как заорали, засуетились аколиты, данный эффект они встретили с недоумением. Но здесь вам не там - дегея заревела тоже, и в её недоумении восторга было гораздо больше!
   Нет, сами по себе спутники Пшосграза особой кровожадностью не отличались, но всему же есть предел, братцы! Если тебя какие-нибудь муравьи выдернут, скажем, из ванны и начнут тыкать тебе прямо в лицо своими псевдоподиями и нагло шевелить при этом жвалами? А если не из ванной, а со свиданки и прямо из самого ответственного момента? Как потом объяснить разлюбезному, впавшему в полный афронт партнеру, что это не ты, это - тебя?! А что ответить на самую вероятную его реплику - и как тебе, когда тебя? Когда тебя и не я? Нет, тут только один достойный ответ - раздавить весь этот поганый муравейник!
   "Хочу ли почувствовать себя муравьишкой? - подумала Катти. - Конечно, как только огненная дама вырвется из ловушки либо пентаграммы, либо даже далее - полигона, сработает аварийная сигнализация, Роггакер XXXII явит ярость своего предка и подручную чужого божества из своего дворца вышвырнет... Должна сработать, должна! А кто до кого доберется быстрей - тридцать второй Роггакер до огненной дегеи или дегея до её подруг, которые в отличие от неё сейчас не в бункере затихарились? Сидят себе где-нибудь за пяльцами - или чему здесь, в империях, девиц учат? - а тут эта, вся из себя такая разгорячённая. А на них к тому же - браслет этот проклятый! - девочка зло дёрнула свой браслет, он послушно чуть сдвинулся и тут же упрямо застыл. Но чем она может им помочь, что она-то с огненной девкой может поделать?! С той, с которою ладить получается только у самого жуткого из богов?!
   Стоп. Не только. Ещё у него именно её, время от времени выпрашивает его подружка - Анатара... Но тогда...
   Катти неотрывно глядела на полигон. Мэтр Профорий всё хотел прорваться к нитям тотема, но с другой стороны защитного барьера пламенем его встречала дегея и добраться до нитей у мэтра не получалось - только тряпки на себе гасить успевал! Аколиты пытались отвлечь её с противоположной стороны арены, но та, быстро уяснила, что аклины сингулярности им не по силам, особого внимания на них не обращала, лишь пару раз кинула в сторону особо-надоедливых пламенем, и вопли заживо сгораемых добавили экспрессии в общую картину. И всё ярче разгорались точки конкордантности. Катти почти видела, что ещё чуть-чуть - они разом вспыхнут, рассыпая искры, сгорят, и дегея рванётся вперёд...
  
   0x08 graphic
Девочка перевела взгляд на подлокотник с панелью управления, подцепив ногтем, откинула прозрачный колпачок над кнопкой выхода на арену, и нажала на неё. Мгновенное сопротивление... Ещё одна защита от случайного нажатия?.. И нитрониум вдавился внутрь. Мягкий гонг.
   Да, она не ошиблась: чуть в стороне от окна часть стены втянулась, освобождая проход. Катти опять заколебалась: открывать, показывать местным проход в теневую сеть имперцам? Но тут же увидела, как столбик нитрониума пополз обратно... Одна, две, три, четыре секунды... На двенадцатой раздался лёгкий щелчок, и прежний колпачок захлопнул кнопку, и следом дверь опять встала на место.
   Что ж, техника безопасности у прежних всегда была на высоте. Катти опять открыла дверь и выскользнула наружу к арене. Здесь все орали, вопили, бегали, катались по полу - здесь им было не до неё. И это хорошо - не помешают. Но ей обязательно нужен нож. Аколиты пытались своими атамами перерезать заряженные нити сингулярности - наивные! Но просить, объяснять, уговаривать было некогда, - вон тех упрашивать не придётся, они уже потеряли сознание. Катти рванула к ближайшему, подобрала валяющийся рядом с телом жертвенный нож, поморщилась, сжала зубы и полоснула им себя по руке! А теперь - к ближайшей точке конкордантности! И стряхнуть кровь прямо на неё! И?..
   Нет, затушить её Катти не надеялась, но, дегея - ты же девочка Анатары! Ну!..
   И дегея, взревев, повернулась к ней. А теперь напомнить:
   - Ан?тара!
   И рёв словно споткнулся...
   - Нити! - заорала Катти на замершего с другой стороны мэтра. - Рубите скорее нити! Пожалуйста! - и тот, к счастью, опомнился.
   Дегея взмахнула на Катти своим огненным рукавом и... И, схлопнув его, ринулась к ней. Нет, не к ней - к рассыпавшимся каплям крови. И принялась вылизывать их.
   Сработало! Катти опять набрала полную ладонь крови и швырнула её туда, куда достичь извне могла и она, и изнутри - огненная тварь. От жаждущего вопля той заложило уши, но Катти увидела, как под атамом мэтра с другой стороны гексаграммы лопнула аклина!
   Теперь надо сместиться, чтобы ему сместиться за огненной спиной было - можно! Но это поняла не только она - сразу двое аколитов бросились к соседней точке конкордантности. Синхронные взмахи ножей, и брызги их крови полетели внутрь.
   - Анатара! - заорали они.
   Не поможет же!..
   И не помогло. Полотно пламени хлестнула по парням, они зашлись криками. Пламя полетело и в мэтра, но тот успел прикрыться ледяным щитом... почти тут же испарившимся.
   - Я! - тогда закричала Катти. - Только я!
   И дразня чудовище выставленной, задранной вверх, окровавленной ладонью, понеслась к следующей точке. Дегея, кажется, пыталась поначалу себе сопротивляться, но кровь... Её повелительница не простит... И вот она уже вылизывает новые капли алой руды. А с другой стороны с бьющим по нутру звоном под ножом мэтра лопает ещё одна аклина...
   Только б хватило сил... Только б хватило крови...
   Но помогли мальчишки: двое подхватили её под руки и почти понесли к очередной точке, а там ещё двое тут же накинули исцеляющий полог, и во всплеске эйфории почти незаметным оказался ещё один порез... И дегея их, тех, кто был рядом с дарительницей крови, не тронула. В конце процесса, у шестой точки, она уже только утробно урчала.
   Молодцы они всё-таки: ничего никому объяснять, командовать не пришлось, а как только установился порядок, проявилась понятная очерёдность действий, так сразу свободные бросились к пострадавшим... Они их даже удержали. А потом мэтр вернул своих учеников в мир живых окончательно.
   А потом он кричал на неё:
   - Ты кто такая?! С какой кухни ты здесь заявилась?!
   Но ей всё было по фигу: три сеанса излечения за две минуты... Она только глупо хихикала. И вытирала слёзы, не замечая, что оставляет на щеках кровавые разводы. Да и сама она, наверное, красная была - поярче тех разводов.
   - Кто-кто... - пробухтел подошедший стражник, который был в запомнившихся ей, блестящих доспехах. - Неужто не понял? - и чуть поддёрнул заляпанный кровью левый рукав её кухонной курточки. - Ты ж с эллезийской библиотекаршей сам хотел перетолковаться... Девчонку, верно, к Акакирре сослали, вот она про тебя и вспомнила и вместо того, чтоб котлы заставить её чистить - сюда прислала.
   - А как она пробралась-то - сюда?
   - Это воины пробираются, а кухонные девки... Кому они, на хрен, нужны?! Может, пирожки кому-то несут! Ты лучше скажи, ты понял, почему её кровь такой лакомой для той твари оказалась?
   - Повезло нам, кажется. Сейчас... - и он опять повернулся к девочке: - Эй, сосредоточься!
   Катти попробовала. По крайней мере, хоть сфокусировать глаза на маге у неё получилось.
   - Ты в храме Анатары недавно была?
   Катти кивнула.
   - Кровь свою ей жертвовала?
   Катти кивнула опять.
   - Ясно? Чуешь, какое непотребство сейчас в Престолах творится? Как её кровь сейчас Анатара высасывает прямо из своей подручной? И ведь не через алтарь это - почти ж напрямую! В общем, опять говорю: повезло. Я, вот, сейчас пару рюмашечек уговорю и в ближайший храм к ней свои стопы направлю. И сто золотых с меня. Не меньше!
   - Что с девочкой делать будем?
   - Что-что... Мои её, конечно, подлечили, но ведь теперь ещё с четверть часа, и есть она захочет... Зверски. Нас и то всех здесь сожрёт! Потому что у меня на полигоне столько продуктов нету. На кухню её возвращать надо! Обратно к Акакирре! Срочно! Сейчас распоряжусь...
   - Брось. Мои быстрее доставят! И на вопросы про её внешний вид встречным ответят.
   - Э-э!..
   - Вот-вот. Твоим ответствовать пришлось бы, а моим... Пусть только попробуют к ним поприставать!
   И её доставили. Вопросы всё-таки случились, были даже ответы: девочка запыхалась, и ей надо было передохнуть... Ну, какие, там, ответы... Элитную стражу главного алхимического зала стражники внутренних покоев знали, бледный вид героев особых разъяснений не требовал - и без того впечатлял.
   Метресса Акакирра тоже только ахала, глядя на перемазанную кровью девочку, слушая переполненных разными чувствами слова стражников: "Тсс! Но девчонка реально нас спасла! Да, может, и вас тут всех тоже! Нет, рассказать не могу - язык вырвут, но... Вы уж её подкормите!".
   "Вот старый хрыч! - думала старая карга. - Выходит, это он выпросил себе девчонку. А последить за нею не удосужился. Даже покормить по-человечески и то... Не до того ему - учинил на радостях великое непотребство! Ну, хоть обошлось..."
   Сама Веккатта больше молчала. Она всё больше вслушивалась в касание браслета, который вдруг стал словно великоват и скользил теперь под заляпанным кровью рукавом почти от ладони по запястью аж до самого локтя.
  
   Из ванны Торри выбралась через полчаса, и ещё столько же времени переодевалась в походное: руки её не слушались, ноги её не держали... Хорошо, появился родной Телл с афтафой волшебно заваренного чая. Посидели, и она немного пришла в себя.
   На выходе все уже были готовы к возвращению. Пленник тоже. Телл рассказал, что тот упросил парней взять с него клятву на крови. Клятву принял кор. Остальные побрезговали. А коры кровников от рабов почти не отличают. Ей пытались рассказать результаты допроса, но она эти глупости не воспринимала. От неё отстали. Но к вечеру к пакгаузу доставили и в следующую ванну сгрузили. А потом она, держась за руку своего молочного братика, заснула.
   - Первый реальный бой - что вы хотите! - пожал своими плечищами Луф. - Помните, Никка после того абордажа сутки из спальни не выходила? А она была, можно сказать в родном дворце, в своей родной комнате и с тремя маменьками под боком!
   Келдаз промолчал.
   (Сразу после абордажа всех "командированных" прямо с судна отправили по домам. Никка, к удивлению матери, запросилась в Элистан. Впрочем, её раздражение подутихло, когда дочь утром, едва раскрыв глаза, спросила: "А где Кел?". Кел ночевал с той стороны под дверью. Их потом сутки во дворце не было. А три королевы, прикрывая детей, сутки в той спальне, чаи да кофий гоняя, и провели.)
   - Вот, парни, - потёр лоб Ниэлон, - и мне мама припомнилась.
   - Тебе-то чего? - усмехнулся кор.
   - В том абордаже она же тоже у меня за спиной шла.
   - А, тогда понятно...
   Кто у кого двигался за спиной в паре Кел-Никка или Луф-Акки разобрать было бы затруднительно. Келу отпихнуть с переднего края девчонку не получилось, а Луфу-Акки пихаться и не требовалось - оттренировано всё давно. Королевская чета нагтилинов на корабле отсутствовала - и по причине полной своей бесполезности, и, чтобы хоть как-то сберечь нервы. Нортов не было тоже: "Сына позорить?! Сам! Первый бой - сам!". Клериссе же уговорить себя не получилось, но она так заранее ненавидела этих работорговцев и их охрану, что сыграть садистку: "Не лишайте меня этого удовольствия!" - у неё почти вышло. Король только головой покачал.
   - Мама шла за спиной, и я знал, что и щит вовремя встанет, и что она все мои движения подхватит... И сейчас... Даже крикнуть нельзя было - эти ж тоже не глухие! А ведь с Торри-то мы даже не танцевали ни разу! Не говоря уж о тренинге или спарринге... Но когда их кольцо прорвать надо было, и я низом уходил - ни тени сомнения в ней не было, ни грана! И она подхватила! И ведь только подумал: где маг?! А она уже залепила в него файер! Мама тоже всю картину боя тогда видела!
   - Друг Ниэлон, - вдруг перешёл на торжественный тон друг Келдаз. - Слушай очень важный совет.
   - Ну? - насторожился вект.
   - Мы - ладно, но упаси тебя все боги... и все богини особенно! - сказать девчонке, что она напоминает тебе твою маменьку!
   - Э-э... Но... - начал Нил, но огляделся на, разом как-то смущённо захмыкавших, парней и принял настоятельную рекомендацию эксперта: - Запомню.
  
   - Следующий раз умнее будешь, - проворчала Никка, втирая мазь в лицо подруги.
   Синяки залечили лекари, но того внутреннего сияния, которое юная художница никак не могла отобразить на своих акварелях, - знаменитой "закатности", присущей коже женщин рода Инейских, больше не было. Она проявится - Сина придёт в себя, и всё восстановится, но пока... И тут важна даже не мазь, а прикосновения массажа - пальчиками, пальчиками!.. Тем более, если это пальцы девушки из рода Ардат - королевского рода Корлэнда.
   - А ты в следующий раз отчётливей принимай на себя лидерство! Мне барьер к повиновению пробить надо! Ну, не привыкла я слушаться - ты же знаешь!
   - Что я не люблю командовать - ты знаешь тоже.
   - Плохая из нас команда, две одиночки... Да ещё этот браслет!.. - Сина яростно крутанула изысканный негатор. Тот послушно провернулся на запястье и, рассыпав тусклые блики, опять словно прилип к коже.
   - Мне наш граф намекнул, что мы здесь - разведчицы, что до сих пор никого внутри Огненного дворца у наших не было.
   - Да я знаю. Даже чужим дипломатам разрешено проходить только по двум маршрутам - входной, до зала приёмов, и другой - на выход. "Сбившихся", их сопровождающих разных, потом больше не находят. А мы... Почти на свободе.
   - Хороша свобода!
   - Но этот Ритогл, он - труп. Моя мамочка его не простит.
   - Твой Луф - тоже.
   - Но что ж он смелый, что ли, такой?
   - Во дворце его никому не достать. И он, помнишь же, сын любимой сестры Императора, младшенькой. Любимый племянник. Он не смелый, он просто никогда не боялся. Не научился этому просто.
   - И не научится. Мёртвые учиться не умеют.
   - Слушай... А если он вовсе не такой и любимый? Если он просто наживка?
   - Это их расчёты, их проблемы, а сыр, который в мышеловке - он самый сладкий! Сожру!
   - Манеры, ваше высочество! - засмеялась корсарыня. - Где Ваши манеры?!
  
   - Девочка, но почему ты не переоделась?! - всплеснула руками добрая тётушка Какки. - Ты же видела, склад открыт!
   - Кажется, мне не положена новая одежда, - опустила глаза Катти.
   - А что тебе положено?
   - Еда.
   - То-то ты третью порцию уминаешь. А утром, как щенок бездомный, тарелку и ту чуть не вылизала...
   - Простите.
   - Да ладно... На ночь тебе соберут сейчас... Но хоть что-то у тебя там тебе всё-таки полагается?
   - Не знаю. Кажется, ничего. Только плети.
   - За подруг?
   - Не знаю. Я ничего не знаю! Не говорит никто ничего. Но никто больше кроме девочек не мог выхлопотать для меня постельное бельё!
   - Ты, что ли, на голом топчане спала?
   - Поначалу, да.
   - Подожди! Плети... Палач - плоский такой, на краба похожий?
   Катти улыбнулась: да, тот и по камере ходил, словно боком.
   - Да.
   - Всё, в камере, у тебя больше нет проблем.
   - Но-о..
   - Ты что за него заопасалась?! Он тебя плетью, а ты за него переживать начала?
   - Он... не со зла, и он... ничего лишнего!
   - Ладно, уговорила: пусть живёт, - довольная заквохтала кухонная тигра. - Но я другое имела в виду: с ним очень понятно, как договориться. Я - договорюсь.
   - Я... я тоже про него поняла. Но у меня здесь совсем нет денег! И у девочек тоже.
   - У-у, какая ты умненькая! Найду я, кто за тебя расплатится. Для кого те деньги, не в деньги! Да и Патокул, права ты, ничего лишнего - меру знает. Так что иди и переоденься!
   Катти потом еле до клетки своей добежала, еле вновь в своё эллезийское учебное платье влезть успела, как загремели засовы, и краб тюремный, обыкновенный, вместе со своими крабятами выложил перед ней три сумки.
   - Разбирайся! - очень довольно пробухтел он: - Кто б мог подумать, что ты настолько золотая девочка!
   И Катти решилась:
   - А нельзя?..
   - Чего? - проявил тут же личную заинтересованность хозяйственный палач.
   - Кран починить... Чтоб вода хорошо шла.
   - Можно. Тебе можно. К ужину сделаем. Можно б проще - тебя в другую камеру и всё! Но... - Катти и испугаться не успела! - Да не боись ты, не боись! Ещё одну, такую же, отмывать заставлять тебя не буду. Здесь сработаем.
   Катенька только с облегчением выдохнула.
   В баулах была одежда, обувь! Бельё! И даже посуда, даже ложки с вилками. Так, пожалуй, ей ещё и шкаф заказывать придётся, - чуть ли не всхлипнула девочка. - У краснодеревщика местного.
   Когда посторонние ракообразные ушли...
   Мэтр Профорий очень советовал сразу после обеда лечь спать, но... Уже второй раз из Эллезии донёсся запрос - три укола боли от капитана Дартора. Первый раз был, когда, она сидела на кухне, и вот, только что опять. Они явно прочувствовали её огненное приключение и хотели знать подробности.
   Не сейчас! Сейчас другое... Но дать знать о себе надо. И Катти иглой кольнула себе бедро. Один укол - это "нет"! То есть: отстаньте пока!
   А теперь главное. Девочка повозила по руке браслет - да липнущего к коже эффекта больше нет. Так не значит ли это... Но застёжки-то больше нет тоже! Ой, да просто ещё одна головоломка от прежних! Как для детей в их детских книжках. Как от мэтра Каллиена в её собственном детстве!
   Она внимательно рассмотрела браслет. Переплетающиеся узоры из металла, похожего на серебро. И он, как и их драгоценный метал, такой же ласковый к коже. Даже не натёр ничего за эти трое суток... Вот только серебро - оно мягкое, оно так легко гнётся! -а этот металл - упрямо-жёсткий.
   Она ещё чуть провернула браслет вокруг запястья. Вот! Переплетающиеся узоры всюду словно вырастали один из другого, а здесь они просто налагались, не соединяясь друг с другом. Катти наложила указательный палец на один из этих лепестков, большой - на соседний и попыталась развести их - не получилось, а... соединить, сплести?
   Раздался лёгкий щелчок, и браслет разъединился. Так, а теперь наоборот. Соединить края и развести те же узоры - есть! Браслет опять сросся! Как обычно у прежних - никакой злокозненности, просто лёгкая проверка на разумность. Правда, заработала она только после того, как Катти повеселилась с дегеей.
   Это небесная тварь поспособствовала? Или...
   Проще будь проще, Веккатта. Ты просто залила его своей кровью! Но вряд ли тут подходит любая кровь - если любая кровь браслет активирует, то проверить то же самое и на выключение - первое очевидное действие! Значит, нет, не любая. А чем её кровь отличается от прочих? Её пробовала Анатара? Или... Что её кровь приняли в ещё одних замках прежних - в Льиз яррулле?
   Всё! Это надо срочно сообщить королеве! Всё сообщить домой! Но что "всё"? Про всё она не поняла ещё и сама! Так пусть присоединяются! У них там целая Академия имеется! И отдельно взятые гении, в том числе.
   Катти дала три укола. Вызов!
   Ответа она ждала почти полчаса. Наверняка Семереник задолбался ждать и свалил на кухню. С фрейлинкой какой-нибудь попроще. А то и не одной. Метресса Февра испытывала необъяснимую слабость к этому худющему раздолбаю и угостить его чем-нибудь "особеньким", случая почти не упускала. Тем "особеньким", что фрейлинам её величества по отдельности никогда почти и не доставалось.
   Отзыв!
   Теперь представить таблицу перед собой и кратенько! Этот гений разберётся:
   "Сняла. Кровь. Я. Анатара. Вы. Нил."
   Гений разобрался в несколько минут. Она только отдышаться успела. "Спасибо". И три укола от капитана Дартора: "Конец связи".
   Вот теперь можно лечь спать. В чистую постель! В чистом ночном белье!
   Да что ж это за день такой! Только заснула - ввалились водопроводчики, и, то и дело выбираясь из закутка бывшей ванной, глазея на неё, закутавшуюся в простыни, почти час возились с краном... Работнички! Ну, хоть сделали...
   А что после этого у неё получилось и горячую воду включать - так это уже не их работа, а заслуга вечности волшебной механики прежних!
  
   "Ж"-"г"-"й"-"б"-"а", - накарябал мелом букву за буквой на чёрной доске Семереник.
   И не успела наморщить лоб королева, как он восторженно заорал:
   - "Сняла"! Я ж говорил! Она сняла браслет! Устроила им Армагеддон, и между делом провернула свою маленькую аферку!
   "А"-"ё"-"д"-"в"-"ж".
   - "Кровь"? Да не может быть! Слишком просто!
   "Я".
   - Она? Своей кровью? Но чем Катькина кровь лучше моей? Всё? Чего она замолчала?
   - С духом собирается, - тихо проговорила королева. - Наверное, слово будет длинное.
   "А"-"г"-"а"-"з"-"а"-"ё"-"а".
   - Она там с Анатарой схлестнулась?! Ну, Катька, я знал, что ты крута, но чтоб настолько!..
   - Заткнись! - не выдержал барон Веллитарий. - Ей сейчас больно!
   И ещё десять мрачных взглядов упёрлись в гения. И он заткнулся. И молча вывел мелом последние слова сообщения:
   "В"-"ё", - "вы". "Г"-"и"-"б" - "Нил".
   И озвучил очевидную для него гипотезу:
   - Она колеблется: толи сработала её кровная связь с Анатарой... По крайней мере один раз, со мной в храме она была и при мне свою кровь богине жертвовала. Капельку всего. Я свою не стал, я деньги оставил. Или, считает, что есть что-то общее между нею, Вами, ваше величество, и Вашим сыном... - и пожал плечами: - Ну, что меж Вами и принцем Ниэллоном общность крови - это понятно, но тогда бы она должна была бы упомянуть и про Синнаэль... - и опять пожал плечами: - Не-е, мне тут явно не хватает данных, - раздолбай присмотрелся на переглянувшихся с королевой охранников, и усмешечки его подувяли: - И я не уверен, что хочу про них узнавать...
   И тут королева усмехнулась. Своим фирменным оскалом. От которого сдыхали на лету мухи, фрейлины падали в обморок, а корские маги тут же поняли, что сопротивление бесполезно и подняли руки.
   - Всё. Бобик сдох, - припомнила она ему его фразу. - Собирай команду.
   Встала и направилась к выходу. Её охрана чуть не смела парня со своего пути.
   - Под какую задачу? - отпрянув, всё-таки попробовал уточнить он.
   - Имперские исказители!
   - Да как?! У меня же нет ничего, ни единого образца! Я ж уже говорил...
   - Будут. Поработаете с исходниками прежних. Час тебе на сборы! Может, чуть больше мне их придётся поуговаривать, но вряд ли. Не будете через час готовы к командировке - разочаруешь! Точка отхода - ЦеС, - откликнулась королева уже из дверей, уже из зала, где её дожидались фрейлины.
   - Да пустите вы! - протолкнулся меж гвардейцев Семереник и поскакал на выход.
   Хорошо, что для расшифровки переговоров с Катти он потребовал доску с мелом, так что общались с королевой они в Академии. Сейчас кликнет общий сбор, и в четверть часа свои скучкуются. Девицы, конечно, визжать начнут, что в пятнадцать минут можно только блоху какую, не особенно бодрую, поймать, а не приличной даме к путешествию приготовиться! Но он им королевский оскал изобразит, и они усру... м-м-м... И они пустую полемику прекратят.
   - Паж! - успел услышать он. - Сообщите Его Королевскому Величеству, что Мы ждём его в Центре Связи. Срочно.
   И совсем другим тоном:
   - Лиссата, Арлия, искупаться в морской водичке, погреться на солнышке не возжелаете?
   Командировка будет на море? Где тепло ещё? То есть они в Подоний куда-нибудь закатятся? Хорошо, что услышал. Девкам бы оказаться там без купальников было бы в грустную печаль, и они б его недолжными, не приспособленными к появлению на общественном пляже лифчиками и захлестали бы!
   Обе приличные дамы-исследовательницы, когда услышали про тёплое море, завизжали во второй раз! Но главное - поспешно вымелись!
  
   Когда водопроводчики ушли, Катти убедилась, что горячую воду она теперь включать-выключать-регулировать может и легла спать. Опять ненадолго! Загремело... Ужин... Следом и палач может припереться... Девочки, ну, хватит уж мне на сегодня, а?
   Чтоб хоть как-то успокоиться, Катенька зашла в обсерваторию и из корзинки с продуктами вынула свежую, ароматную плюшку...
  
  
  
   19. И всяческая суета
  
   До сторожевой заставы, судя по карте было уже недалеко. Час, не больше. Ещё час на ней самой. Никуда не денешься. Конечно, сдав серые шары, они время себе сэкономят, но пограничная бюрократия она такая.... бюрократичная! Он, конечно с Торри её перстень с печаткой стребует и тамошнему начальству под нос его сунет, но ускорит ли это дело, или оно (начальство) решит продемонстрировать, как строго они (начальники) блюдут свою службу - это ещё вопрос. Так что, час и не менее! Ещё четверть часа, чтоб добраться до границы действия исказителя. И домой! К нянькам, мамкам и подружкам! Пусть у них голова болит, а он к роли строгой, но всеведущей дуэньи не приспособлен! У него вон и веера, которым, в случае чего, можно было бы непослушную подопечную - по рукам! по рукам! - не имеется.
   Будь его воля, Астеллий ла Ферн уже бы использовал свиток с домашним телепортационным якорем! Но!.. На самой заставе исказитель пустоши действует определённо, его действие обрывается только через милю от него. Резко. Там есть, а тут уже нет. Десять футов - и два пограничных столпа - истинная граница пустоши! Ну, и договор с этими нанятыми... По нему из пустоши должен выйти отряд герцогини Агторрии ла Трелли с сопровождающими её лицами. Выйти! "Сопровождающие лица" выполнение своих пунктов соглашения ни разу под сомнение не поставили, и "герцогиня" теперь воротит носик... Нет у него повода схватить её, за что придётся, и хрустнуть капсулой, чтоб перенестись от них уже сейчас, куда придётся, нету!
   Да и она сама... Она ему спасибо скажет? Или тут же приступит к отрыванию головы, ломанию рук-ног, рыданиям и проклятиям? (Да, стоит уточнить, что "проклятие" у ведьмы её уровня - это отнюдь не "образное выражение") Утром назначила себя в передовой дозор, он еле успел вставить в условие прохождения, что дозор передвигается в пределах видимости основной группы! А что в напарники по разведгруппе Торри себе после недолгого размышления взяла... Ну, угадайте кого?! Долго вы размышлять будете? И думаете, ошибётесь?!
   Р-р-разведчики!
   - Да не дёргайся ты! - пробухтел рядом идущий нагтилин. - Дойдём, ничего с ними не случится.
   - А давайте-ка чуть сблизимся, - вдруг показал некую обеспокоенность норт. - Прибавим шагу. Вас это не касается, - отмахнулся он от кора с пленным.
   Те шли под грузовыми рюкзаками, взятыми с нападавших. Ещё один был на Луфе, но этот бугай добавочного веса не замечал. У пленника оружие было изъято, а Акки с Келом, чтоб не забивалось тело излишней тяжестью, своим - постоянно менялись.
   Луф тут же прибавил шагу. Должно быть, у норта всё-таки есть какой-то тревожный артефакт, и нагтилин о нём знает. И что того сейчас встревожило?
   Ягвар!
   Если бы они шли сплочённым отрядом, трехметровый кошак местных джунглей напасть не удосужился бы, а вот на отъединившуюся пару...
   Они со своей помощью опоздали... Точнее, не успели. В общем, когда подбежали, всё с тем кошаком было кончено. Копьём пробито горло, арбалетный болт в глазу, но... Всё-таки они успели сблизиться и, как всё происходило, видели отчётливо - цирк!
   Да, Телл сразу вспомнил бой против тёмных гончих на дереве, своё тогдашнее ощущение циркового номера, когда за счёт тысяч тренировок всё кажется лёгким и само собой разумеющимся! Когда трое действовали, даже спинами понимая, спинами видя друг друга!
   Здесь защищающихся было только двое, и дополнительных сложностей в виде пятнадцати футов над землей и ветви вместо тверди - не было, но... Но ведь и тысяч тренировок не было тоже! Ни одной не было. Они три дня назад даже не знали о существовании друг друга, но сейчас уже действовали, как единая машина - как боевой голем прежних.
   И без тени сомнения парень прыгнул вперёд, и без тени упрямства девушка отступила ему за спину. И он дал ей несколько мгновений, и она ими воспользовалась, он - притормозив ягвара первым ударом копья, она - взведя арбалет. И он успел откатиться в сторону, и она, из-за его спины всадив титторновый болт в глазницу, прыгнула в сторону тоже. Что существенно - в ту же сторону. И он успел перехватить её. И они покатились по земле, вцепившись друг в друга. Один через другого, один через другого... Точнее это был один и другая. Или одна и другой.
   Когда Астеллий подбежал к ним. Они уже расплелись и распались, они уже поднимались. Сэр Нил, подав свою руку, и леди Торри, с благодарностью приняв её.
   Вот только у парня намертво были сцеплены зубы - вон как желваки вздулись! - леди же... Торри была раскрасневшейся в маков цвет. А фиолетового марева её глаз хватало на них обоих.
  
   Арлия ла Век исходила недовольством! Она согласилась на тёплое море их южного побережья, где сейчас был в разгаре бархатный сезон, а её телепортом доставили к местному "яхт-клубу"! На неуютное осеннее озеро. А потом заставили взгромоздиться на лошадь, и она вот уже почти полчаса трясётся, поднимаясь вверх по течению местной речонки...
   Хотя... Тропа подъёма была как-то уж слишком обихожена. Конечно, у дворцовых мальчишек здесь был их пресловутый "сплав"! Но... Мальчишкам в голову не пришло бы вдоль тропы устанавливать столики со скамейками... И не абы какими, а с лакированными, с резными спинками... Под открытым-то небом! Ведь всего на пару лет - не больше! - и менять придётся.
   Как всё странно... И подруга её, королева, точно такая же странная. Вся в предвкушениях... Даже от мыслей про детей отвлеклась. Гомонит со своей молодёжью! Ну, и ехала бы с ними. Чего её-то с собой потащила?! Арлия попробовала, было, сразу всё выяснить, но Клерисса решила поизображать всю из себя королеву... Ну-ну, чем бы больная не тешилась, лишь бы из депрессии понемногу выбиралась!
   Тут показалась развилка, и едва они свернули - со всех сторон вышли солдаты. И не просто охрана яхт-клуба - гвардейцы... А потом... Ещё через сто саженей...
   - Дамы, господа, до сегодняшнего полдня всё это, - Клерисса обвела рукой поляну на берегу Тиренги, на одинокий... ну, "домиком" назвать данное укрепсооружение язык не поворачивался, - ...всё это было секретом королевского уровня. Но королевский Совет пару часов назад решил снизить уровень секретности до первого, - и она обернулась к своим молодым магистрам: - Здесь первая точка ваших исследований. Это центр телепортационных искажений, обусловленный... - и она сделала паузу.
   - Но этого же не может быть!.. - заорал её младой гений, слетел с коня и бросился к воротам.
   - Пропустить, - со смехом успела она дать указание гвардейцам, и те, подняв, разом опущенные копья, расступились.
   - А-а!.. - через несколько мгновений донеслось изнутри.
   - Там мерцающий телепорт?! - словно не веря себе, вопросила девица.
   И что такая-то в этой компании делает? Чаи заваривает, скатерти на стол накрывает и следит, чтобы мужчины руки время от времени мыли? И обжимается по углам поочередно со всеми? Включая вторую? Подожди... Что она сказала?.. "Мерцающий телепорт"?! То есть работающий? Как у имперцев?!
   - Заходите! - опять засмеялась Клер.
   Внутри знаменитая целительница при виде стационарного телепорта от проявления детских эмоций удержалась... Но, когда вышла с другой стороны, и на неё пахнуло тропическим теплом... А уж когда ещё и с высоты увидела Льиз яррулле...
   - И вы это прятали?!
   - Два года уже... - и Клер повернулась к прыгающим магистрам и прыгающим магистершам: - Так, молодёжь! Устраивайтесь. В яхт-клубе чтоб никого из вас я не видела. Хотя... гвардейцы вас и так не пропустят, не выпустят. До того города, - махнула она рукой, - "Лазурный берег" его название - час ходьбы, полчаса не спеша на лошади, до вечера присмотрите себе по домику. Я вас поселю. Сам город необитаем. Решите проблему - получите выбранное в собственность. Или можете поставить палатки прямо здесь. А потом соорудить и что-нибудь посущественней. Вам помогут. Строителей выделим. И... вот, - она вытащила брошюру, - правила поведения. В целом на острове безопасно, но нарываться всё равно не стоит: защита прежних от неразумных всё ещё работоспособна. Далее, вон там, - теперь она махнула рукой в сторону возвышающейся в тумане горы, - на северном её склоне - шахта. Нагтилины добывают нам всем алмазы, а на южном - метка якоря исказителя данного стационара. Покрывает небольшую долину. Будет вашей второй точкой исследований. Всё здесь - в вашем полном распоряжении. Повторяю - всё! Всё и все. Даже нагтилины. Даже охране будет дано указание оказывать вам содействие. Максимально возможное. Сегодня обустраивайтесь, а с завтрашнего утра - за работу. И я жду результата! Слышите - результата! - она, полыхнув очами, отвернулась. - Ну, что, девочки, поедем искупаемся?
   Карета у телепорта была только одна. Но девица эта... В карету не приглашённая...
   - Пятёрку лошадей нам! - потребовала она тут же у лейтенанта.
   - Девочка, а ты не слишком круто берёшь?! Чего это ради...
   И девочка улыбнулась... Ух ты! Она и вот так, по-королевски, умеет?
   - Секрет первого уровня! Королевское указание! Лошадей!
   И смех королевы из кареты подтвердил и секретность, и настоятельность указа.
   "Ничего ж себе! Наглая-то какая!"
   И это ещё великая целительница не увидела, как лейтенант, передавая коней, пригрозил:
   - Запалите - урою!
   Тогда девица, вытянув ладошку, не спеша сформировала на ней величиной с его шлем, прыскающий во все стороны толи гигантскими искрами, толи миниатюрными молниями файербол. Ощутимо запахло грозовым воздухом.
   - И пробовать не советую!
   А их совсем не старый, наглый, нескладный, как богомол, начальник, уже с коня, ехидно посочувствовал:
   - Представляешь, ваше благородие, как мне с нею тяжело?! Только фиалки помогают...
   - Йе-е-ха!.. - взлетела, колыхнув всеми своими формами, на подведенного к ней рысака девица.
   - Не запалим! Прослежу! - выкрикнул этот начальничек...
   И они умчались по своему, по-королевски важному и совершенно секретному - первый протокол! - делу. На пляж наверняка. Эх, дурак! Надо было попробовать в проводники к ним напроситься! А если они ещё и о купальниках не озаботились... Вот бы... У-у-у!..
   И это он не слышал, как, скрывшись за ближайшим поворотом, девица громко себя обругала:
   - И где тут пляж?! Вот дура я! Мальчик такой военненький... Надо было попробовать его в проводники к нам назначить! - и по-волчьи: - У-у-у! - взвыла прямо на тропическое солнце она.
   Под хохот остальной этой шалой компании.
  
   После дипломатического представления принцесс успели доставить только на последний перед обедом урок. За минуту до его начала. Астрология. Аудитория с картой звёздного неба. Девчонки уже расселись. Свободными оставались всё те же три места.
   - Привет! - улыбнулась и помахала всем рукой Никка.
   - Здравствуйте! - повторила её жест Сина.
   Только она не улыбалась. Юные аристократки смотрели на неё, как на экспонат кунсткамеры, пытаясь разглядеть уродства. Но нет, лекари здесь достойные - кожа её была уже чистой. И принцессы повторили свой ритуал малого расставания - полуоборот, синхронное касание средних пальцев - и разошлись по своим местам.
   Преподаватели от учениц ожидали, что, когда они войдут, все уже будут готовы к работе, то есть тетради раскрыты, чернильницы - на столе, перья под рукой. Синнаэль открыла крышку парты и замерла... Поверх её тетрадки лежал свиток. Перевитый голубой ниткой. С приклеенным к нему крохотным квадратиком бумаги с надписью, выполненной книжным шрифтом: "Малый щит воздуха. Динамический. Диаметр 6 футов. На 1 фут вперёд от т. разрыва. 12 сек. Удачи". И даже подпись. Буква местного алфавита: "L".
   Подарок? От Лестры? Просто передать не могла? Наверное, нет. Это в открытую противопоставить себя Ритоглу. А значит, ещё и его родителям, его партии, его клану. Вот и буквы - не начертательные, которые своим почерком, а тщательно-безличные. Но "L"... Ну, подстава, ну, провокация. Да и мало ли Ливиан, Лузитр, Лортатий каких... Но тогда... Пол класса уже увидело, что она чем-то удивлена!
   Принцесса опустила руки в ящик. Сунуть свиток под рукав получилось одним движением. А теперь... Недовольно морщась, двумя пальчиками вынуть тетрадку и, ни к кому не обращаясь, проворчать:
   - Два дня лишь пролежала, а пыли-то уже... - ага в закрытом-то ящике! Но ничего другого в голову не приходило.
   - У вас меньше? - не утерпела Веталлия.
   - Меньше. У нас Академию не перестраивали, а в комнатах прежних пыли всегда меньше, - и пусть всё спишут на "эллезийское высокомерие". - Правда? - обратилась она через всю комнату к Никке. Та болтала с соседкой и парту ещё не открывала. Подняла глаза. Теперь левой рукой - до сердца: "Внимание! Внимание! Внимание!"
   Вовремя! Когда подруга открыла парту, на лице у неё ничего не отобразилось. Но тетрадку свою она тоже вынимала обеими руками.
  
   К обеденному залу они шли всей стайкой. Вопрос о белье, как Синнаэль и предсказывала, подняла девушка наследного принца. И такая простая:
   - Покажи?
   - Нет, - замахала руками корсарыня.
   - Нас застеснялась?!
   - Вон слуги.
   - Странные вы, эллезийцы! А я и не видела. Кто их вообще замечает? Или ты думаешь, что мымра опустилась до того, что опрашивает быдло? Баронесса Верриса ла Отредди?!
   - Я не эллезийка - я кора. Но, если баронесса Верриса ла Отредди по окончанию учебного дня спросит меня, соответствовало ли моё поведение принятым у вас нормам, я смогу ответить: "Да!". И моя подруга, простолюдинка Веккатта, не получит вечером три плети.
   - А, может, нарисуешь? - вдруг стрельнула в неё глазами виконтесса Лестра из герцогского дома ла Страда.
   - Чем? - пожала плечами Никка. - На чём?
   - Найдём, девочки? - засмеялась юная виконтесса.
   И те предвкушающе захохотали тоже. И тут же Веталлия оборвала смех:
   - Может не получиться. Я не я буду, если Ритогл не припрётся...
   - Если так - не вмешивайтесь, - убрала улыбку и Сина.
   - Совсем?- Займите его мальчишек. Они же драться с вами не будут?
   - Нет! - ужаснулись в разнобой девушки. - Нет, нет! С девочками?! Это Ритогл, потому что ты... Ты первая начала!
   - Поняла! - воскликнула умная Лестра, оборвав все рассуждения. - Перемешаться с ними и их самих перемешать!
   И представив предстоящее:
   - Ой, как с вами интересно! - загорелись глаза у остальных.
   - Слушай, а на тебе такое же? - вернулась к прежней теме Лестра и тронула бедро Сины.
   - Да, - равнодушно ответила та и коснулась груди. - И тут тоже. У нас, такое как ваше, сто лет как не носят. Смешно уж немного. Вот к балу готовились - по дюжине себе и настрочили.
   - Сами?
   - Сами бы не успели. Швеи ваши присланные. Никка выкройки набросала. А девочки - мастерицы! Тут же мерки сняли и все размеры уточнили и точные выкройки вычертили. Обещали к следующему святодню ещё по дюжине принести. Заодно и ткани, более подходящие подобрать. Шёлк он конечно безупречен, но... не везде уместен, удобен.
   - Потом и к последующему выходному, да?..
   - Нет. Не думаю. Думаю, мальчики нас уже отсюда вытащат.
   - Ну, ты даёшь! - встряла Веталлия. - Событие с нулевой вероятностью! Как они во дворец прорвутся?! Всех подряд ваших магов и то не хватит! Всех их скопом!
   - Да, тётя Клер это называла цугцвангом. Наступательные действия невозможны ни с одной из сторон. Но наши мальчики, - явно, зримо представила себе Келдаза корская принцесса, - они - не из всех подряд!
   - Вот именно! - вспомнила Луфгегла принцесса Эллезии.
   И вспомнив своих братьев, они ещё раз обменялись взглядами.
   - Да подождите вы! - опять вмешалась Лестра. - А те выкройки при вас? Или портнихи забрали?
   - Забрали, - пожала плечами. - Нам-то они к чему? Или ты хочешь...
   - Да, хотелось бы... - как-то хитро улыбнулась скромная умница.
   - Ой, запросто. Я выкройки видела, значит, сдублировать со всеми размерами - хоть когда. Это же эскиз, чертёжик, а не картина мастеров прежних, в конце-то концов.
   - Договорились! Сразу после обеда!
   - Да! Да! Да! - загомонили и остальные.
  
   - Ну, привет, цыпочка! Соскучилась? Продолжим! - что ж, надо признать, что время пообедать он ей дал. Или сам себя без обеда не оставил.
   Девчонки предлагали чуть переставить столы, чтобы перекрыть прямую директрису от входа к "столу принцессы" (Оказывается, они устроились за царственным столом. Что ж, им по статусу!) Но Синнаэль отказалась. Объясняться не стала: полностью открываться на территории противника, во вражеском окружении?! Пусть думают, что это королевская спесь! Ну, не без того, - призналась она себе, хоть и называла это трезвым расчётом: в бою Ритогла она уже видела и скорость его оценила - он её медленнее. Да и она надеялась, что ему помешают... Но главное, надо, чтобы он начал действовать первым! Кондуит должен остаться чистым.
   Поэтому в ответ на его слова только бестолково, суетно подняться и... Вот оно! Он вывернул руку и загодя заготовленный воздушный кулак продемонстрировал.
   - И-и!.. - завизжала Никка.
   Ну, это для посторонних визг, а для своих - теперь общепринятый в Эллезии, перенятый у коров, женский - у корсаров женщина-командир никогда не была в диковинку - сигнал к началу боевых действий. Потому что предельно краткий и потому что похвально мобилизующий!
   И они кинулись... Этот придурок думал, что она опять бросится на него? Они кинулись в разные стороны! Остальные девчонки, что "началось" - тоже поняли, с мест повскакивали и понеслись - каждая по заранее ей начертанной меж столиков траектории, организуя хаос!
   ( " - Девочки, создание настоящей неразберихи требует тщательной проработки. Мы же не хотим при этом выглядеть перепуганными курицами? Пусть они увидят на что способны одиннадцать прекрасных ведьм! Поэтому... Сина, ну, включайся же ты! У тебя с хореографией всегда лучше получается!
   " - Хорошо... Сейчас... Я сейчас... Девочки, помните "змейку" на разминке? Лестра, твои столбики - первый, третий и пятый столы. Веталлия, твои...)
   ...И тут же, заслышав - началось! - в дверь вломилась и остальная пацанва. Никто из "дворян" на этот раз не собирался упустить шанса полюбоваться на задирающую платье - или даже ноги! - корсарыню. Теперь мальчишек было больше - ожидаемо! - а дверь оставалась по ширине всё тою же. Кого-то сшибли с ног, он полетел, сбивая ближайший стол, разбивая посуду, переворачивая стулья. Оказавшаяся рядом аристократка, изображая ужас, восторженно заверещала, остальные с упоением ор подхватили... Толкающиеся дворяне, сшибаемые вновь втискивающимися - слышите? - там уже началось! - распространились уже по всей комнате, на них с наслаждение натыкались пищащие "дворянки", которые - надо же случиться! - тоже оступались, поскальзывались, теряли равновесие, оказывались в объятиях, краснели, давали пощёчины и визжали, визжали, визжали!
   - Замерли!! - перекрывая всё и всех, загремел голос старшей надзирательницы.
   И всё стихло. И все замерли.
   Ну, некоторые, правда, поспешно отдёрнули руки, а некоторые с той же скоростью оправили платье.
   С пола поднялся принц Ритогл.
   "Анатаре бы понравилось", - оценила плоды своих трудов принцесса Синнаэль: напрочь порезанное осколками посуды лицо парня было до самых ушей, залито кровью: мордой об пол она его пару раз провезла. Рядом стоявшая принцесса Никкора с ней молча согласилась.
   - Ритогл, что это с тобой?!
   "Не видно, что ли?!" - чуть не взвыл тот, но героическим усилием сдержался: ещё и перед своими девчонками позориться?!
   - Споткнулся.
   - Принц Ритогл, последнюю неделю каждое Ваше появление на моём этаже вызывает светопреставление. Вам безотлагательно требуется поучиться сдерживать свой темперамент. Я буду вынуждена обратиться к Вашему наставнику с настоятельной просьбой запретить Вам появляться здесь! И дать о том указанием своей страже. Впрочем, - мадам обозрела то, во что обратился обеденный зал, - не только лично Вам, а вам всем! Предлагаю вам всем отчитаться о произошедшем перед Вашими личными наставниками. Я отконтролирую. А теперь... - баронесса Верриса ла Отредди отступила на шаг от двери и припечатала: - Все вон!
   А когда и все аристократки о произошедшем отчитались, своё получили - устные выговоры главным образом, и были разогнаны, баронесса напоследок обратилась к чужеземкам:
   - Попросите у меня что-нибудь. Я, скорее всего, вашу просьбу выполню.
   И улыбнулась. Вот уж крокодил!
   А как осталась одна... Ну, ещё и слуги порядок наводить уже начали, но кто ж на быдло какое-то внимание обращает?.. О! Как баронесса Верриса ла Отредди, припоминая то, что предстало перед её глазами, когда она ворвалась в обеденный зал, захохотала! Что злобная мымра так умеет - ни одна б из "воспитанниц" и не поверила бы!
   Книжки же для их "библиотекарши" она ей в камеру передаст... Какие? Вот ещё голову морочить! Своим библиотекарям даст задание - они для девчонки что-нибудь подберут. Потолще. Сидеть ей долго. Такой инструмент влияния из своих рук баронесса упускать не собиралась.
  
   Заставу прошли штатно. Правда, в это слово все вложили свой смысл.
   Торри привычно смирилась перед необходимостью принимать неуклюжие ухаживания старшего офицера - достаточно любезно, чтобы он не вздумал вредничать, и достаточно равнодушно, чтобы он не возомнил что-либо лишнее.
   Астеллий провёл весь протокол выхода из Пустошей сизого вереска. Составил паспорт выхода группы из зоны враждебной магической активности:
   - герцогиня Агторрия ла Трелли;
   - виконт Астеллий ла Ферн;
   - сопровождающие их светлости лица (5 чел.);
   - на территорию Пустоши сизого вереска вошли групповым телепортом;
   - по выходу из территории предъявлено...
   И предъявил в миг обалдевшему заместителю командира отряда обороны заставы десять серых шаров... Нет, это надо было видеть! Он достал один - и всю сонную скуку с его рожи, как метлой смело! А Телл достаёт ещё! И ещё! И ещё!
   - Сколько? - осипшим голосом прохрипел офицер.
   - Повезло. Ровно десяток. На выпадение нарвались.
   Ну, дальше понятно: весь багаж на стойку исследования. Рюкзаки - чисты. Самих сквозь врата досмотра - чисты! Дальше у стражи любопытство разыгралось - захотелось им глянуть, что выносят. Чем нынче выпадение разбрасывается? Оно, конечно, ничего серьёзного, можно было бы и показать, но время, время! Домой! А этим волкам только продемонстрируй слабость - вцепятся!
   - Вдруг у вас там - запретные артефакты?!
   Что ж! Виконт Астеллий ла Ферн потребовал лист бумаги. Ему, хмыкнув, дали. Он перегнулся - достал со стола перо и крупно написал: "Запретного не выносим!" Вынул сургучную свечу, неспешно разжёг её. Капнул расплавом на листок, снял шнурок с шеи, полюбовался на перстень и печаткой придавил сургуч. Потом помахал им, охлаждая, опять надел шнурок на шею и заправил перстень под одежду.
   Протянул офицеру листок.
   - Этого достаточно?
   Видно было, что тот печать узнал.
   Их всё-таки ещё немного помурыжили - не без того. Да больше, чтоб на юную герцогиню Агторрию ла Трелли полюбоваться, с блистательной герцогиней Агторрией ла Трелли ещё с четверть часа - ну, скучно же здесь! - поболтать, от очаровательной герцогини Агторрии ла Трелли ещё улыбки удостоиться.
   А потом их отпустили.
   У принцев проходом заведовал Келдаз. И он, переглянувшись с друзьями, когда герцогская печать сработала не особенно отчётливо, отозвал полного скепсиса заместителя, якобы о лошадях переговорить, а вдали от свидетелей... По-взрослому так:
   - Шары - шарами, но мы ж понимаем...
   И сумочку ему в руки. От прежних. Цветастую такую. От неё одной у понимающих девок глазки закатываться начинают, но там же ещё и внутри... Охранник руку сунул, всё ощупал, одно ожерелье вынул, но обратно его тут же выронил. Только по сторонам воровато оглянулся: не видели ли солдаты.
   С лошадьми проблем не возникло. Да многим здесь транспорт требуется! На пустошах всем копытным да подседёльным - смерть! Поэтому приезжают - сдают, на выходе забирают. Уцелевшие. Но и без того... Коммерция здесь на заставе небольшая. На которую сверху смотрят сквозь пальцы. Короче, лошадей им запрягли, и они выехали.
   Свою долю в штатность прохода внёс даже пленник. Аккор на подходе при виде встречающих караульных только взглянул на него... Тот нервно облизнулся. И с главным, кто реально, кто здесь распоряжается всем - заместителем этим... Шкрот, словно почесав запястья, сдвинул левый рукав, и убедился, что тот вытатуированного филина с острыми, красными ушами увидел. Чтоб тот понял: детишки под надёжным присмотром. "Филины" отсюда, конечно, далеко, но "Лига Теней" - она всюду.
   В общем, заставу они прошли.
  
   Девочки вышивали. Круглые пяльцы на коленях у одних, прямоугольные, укреплённые на столе, перед другими, рядки мулине или оно же, сплетённое в толстую косу, подушечки с разными иглами, ножницы - и цапельки, и портновские. Вокруг истинной аристократки всё должно быть аристократичным!
   Никка сидела чуть наособицу. Рядом с ней пристроилась женщина и время от времени подсказывала: "Плотнее, плотнее!". Сина только послушно кивала. Она осваивала двустороннюю вышивку шёлком по шёлку.
   Когда мастерица пришла, Сина с нею поздоровалась, но ответа не услышала.
   " - Госпожа Катианилла не любит слышать, предпочитает увидеть, - безэмоционально проговорила Веталлия.
   "Ну, конечно, как же без вступительного испытания! Хоть по мелочи...", - проворчала про себя художница. Благо, как-то, давно уже, дома ещё, за вышивкой гладью, она о мечте освоить обоесторонний шёлк высказалась, Катти присутствовала и, всякое, что знала - рассказала. И, что одним из необходимых искусств для вышивальщиц считается каллиграфия - упомянула тоже.
   Что ж, Никка взяла кисточку, прямоугольные пяльцы с натянутой канвой, и... "Здравствуйте!", "Здравствуйте!", "Здравствуйте!"... На всех языках, которые знала, на всех алфавитах, во всех направлениях: и слева направо, и сверху вниз, и наискосок, и, даже в зеркальном отображении, справа-налево...
   Госпожа Катианилла изволила улыбнуться... А потом ткнула пальчиком в одну из надписей:
   " - А это что?
   " - Тщиртлеккием, - ответила принцесса. - Мы думаем, так приветствовали друг друга прежние.
   " - "Вы"? Вы знаете их язык?
   " - Моя подруга, Веккатта, - читает на нём. Она ж библиотекарша. Читать-то они все могут. Ваши тоже. Они наших когда-то, не весть когда, и научили. А этим словом, как заметила Катти, в их книгах обмениваются в начале многих диалогов.
   " - Я буду тебя учить.
   И вот учила. Сначала Никке предстояло вышить небольшой цветок. Пядь на пядь всего. Они больше часа - больше часа! - подбирали нити...
   " - А теперь смотри!
   К щебету остальных девчонок Никка старалась и не прислушиваться, не приведи Позикрона, на какую-нибудь реплику среагирует, улыбнётся невзначай, скажем. Тётка эта, госпожа Катианилла, - знает она таких! - встанет и даже вещички собрать не удосужится! - встанет и уйдёт.
   " - Жалко, у вас здесь музыки нет... - в самом начале выказала неудовольствие она.
   Действительно - жалко! Хоть бы чужие голоса приглушала. А можно будет Сине предложить! Она с пяльцами возиться не любительница, и, если сюда принести виолончель... Или хотя бы арфу... С Веррисой попробовать договориться. На арфу она может и согласится... Но...
   - Внимательнее, девочка, не отвлекайся! Внимательнее! И плотнее.
   Хорошо, хоть указкой какой, по пальцам не лупанула... Но она и без того дальше будет внимательна!
   - У тебя хорошие руки, - на прощание похвалила её уважаемая госпожа.
   Принцесса Никкора в ответ поклонилась.
   Сзади раздалось шипение: чтоб аристократка кланялась перед "госпожой"?! Которую даже метрессой не зовут?!
   Да пусть шипят, зато вон какой цветочек расцвёл! Рамку бы теперь... Луфа дома попросит -сделает. Из тяжёлого камня. И она у себя в комнате на полке поперечной поставит. Чтоб с обеих сторон вышивку было видно! Невесомый стебелёк в царственном обрамлении.
  
   Астеллий ла Ферн едва не дрожал от нетерпения. Границу Пустошей сизого вереска они прошли. Вон гранитные столбы - со стороны пустоши чуть повыше, а через пару шагов ряд других - пониже. Для знающих - знак, что искажений конечного адреса телепортаций отсюда уже ни в каких хрониках не отмечено! И он сжимал свиток. Сейчас уже, сейчас! Только подойдёт принцесса!
   Ещё сегодня утром он и слушать отказался рассуждения Торри о том, куда, мол, им спешить, что семь бед - один ответ, что никому во дворцах она так и так не нужна... Он ей твёрдо сказал: отходят от границы на десять шагов - он рвёт капсулу! Если она будет верхом - он перенесёт её вместе с лошадью. Или с половиной лошади, или с двумя половинами двух лошадей - если, чтоб догнать её, ему потребуется тоже быть верхом! Уж как там получится...
   Кажется, убедил. По крайней мере сразу за внешним столбом она спустилась с коня, передала поводья норту и начала прощаться.
   - Я тебя предупреждала, - сказала она Келу, - но ты меня коснулся ещё четыре раза. Руки у тебя остались целы - цени!
   - Да ценю я, принцесса, ценю, - захохотал он и полез обниматься. Одной рукой. Левой. Конечно, ведь правой он держал поводья... Конечно-конечно, только поэтому!
   Она лишь поморщилась на наглого норта, но обнять себя и даже прижать к себе дозволила.
   Кор обниматься не стал, он вынул свёрток из кожи, развернул... Статуэтки! Четыре штуки. Те, из уцелевшего дома на болотах, за которые она полчаса торговалась, и десять из четырнадцати которых себе выторговала.
   - Вспоминай иногда, - улыбнулся Акки, - своих нанятых.
   А, передав Теллу подарок, сложив лодочкой ладони, протянул их к девушке. Она свою в них вложила. Он бережно её губами коснулся.
   - У меня тоже небольшой подарок, - пробухтел нагтилин и предъявил... ручки! вечные ручки прежних - те самые, с четырьмя оттенками фиолетовых чернил!
   - Ой! - она бросилась к нему, и он осторожно, как драгоценную хрупкую вазу, чуть сжал её плечи.
   - Прости, принцесса, у меня подарка нет, - тихо произнёс вект. - У меня только вот.
   В руках у него был букет цветов. Полевых, но когда успел-то... Они же всё время были рядом...
   - И ещё... - он с мрачной решимостью сделал шаг вперёд: - Я задолжал прекрасной даме... Ибо защита прекрасной дамы есть долг рыцаря, а не предмет торга!
   И он потянулся губами к её лицу. С закрытыми глазами! Она еле успела повернуть лицо и подставить щеку. Он не промахнулся.
   Какие сухие губы...
   Какая податливая кожа...
   Словно запалённые многодневной пустыней...
   Словно упругая грань водной поверхности бьющего родника... Только не ледяная, а тёплая, только не сопротивляющаяся, а уступающая...
   Словно...
   - Так и знал, что останусь без подарков, - откуда-то извне послышался голос Телла. - Да ладно, я ж тоже никому ничего не дарил! А эти две лошадки будем считать подарком от Торри всем вам!
   Торри сделала шаг назад, и виконт продолжил:
   - Ладно, парни, я подтверждаю полное без изъятия исполнение договора.
   - Мы тоже, - потёр лоб нагтилин, - подтверждаем. Полное. Без каких-либо изъятий и претензий.
   - Прощайте!
   Астеллий ла Ферн вынул свиток. Наконец-то не таясь! Откинул руку. Торри послушно взялась за его запястье, он перехватил запястье её.
   - Я найду тебя, принцесса! - успела услышать она.
   И Телл сломал капсулу.
  
   Магистры возлежали на песчаной полоске узкого пляжа и балдели... За спиной в затянутых ползучей зеленью скалах свистело, щёлкало и верещало.
   " - Я видела настоящего попугая! В полсажени!
   А на стайку настоящих колибри полюбовались ещё в городе... Льиз яррулле... У входа в него гвардеец передал им текущий кыллизикл... У прежних было восемь вариантов дневного приветствия при встрече, вот они их в разбивку и чередовали... Вот Катька! Вот засранка! "А попробуй так... Правда, так менее затратно выходит?.." - то-то королева его касты всегда перебивала! - "Да все библиотекари читать умеют..." А у самой словарик прежних на полторы уже тысячи слов!
   " - На жёлтый не ходите нигде и никуда; в домах, вам не отданных, лучше ничего не трогайте. И уж, не приведи небеса! - вам что-нибудь из чужого дома попробовать вынести! Во дворцы, на входе которых не горит голубым, не суйтесь тоже. А то не охрана прежних по голове настучит, а своя родная королева головки... разные... поотрывает. Это значит - не обследовано ещё. А дворцы - её угодья. Так что, не лезьте. И... Смотрите осторожней - не обгорите. На солнце не валяйтесь совсем - и того, что в воде когда будете, хватит.
   Они полтора часа по городу бродили.
   " - А лошади нагадят на эту чистоту? Это ничего?
   " - Катти говорила, чуть ли не приветствуется. Всю органику - вон птиц сколько! - уборочные големы по садам разносят.
   Девчонки представили железных громадин, деревянными лопаточками собирающих навоз в полотняные мешочки, и захихикали... Но потом уборочную процессию встретили. Две с половиной тысячи лет - а едут и мостовую скоблят... Вот это надёжность, вот это качество!
   Домики незанятые, чтоб неподалеку от выхода и чтоб неподалёку друг от друга, магистры себе присмотрели. Ну, как "домики" - теснится магистры, а тем более магистерши, не собирались. Вечером королева их во владение ввести пообещала. Карету с её величеством со подругами они обогнали и парой слов с Клериссой перекинулись. Она им про тропку в эту бухточку и рассказала. Сами женщины свой путь держали на городской пляж: многоуважаемая леди Арлия ла Век другим пешие прогулки всегда рекомендовала очень и очень, но вот лично... Лично предпочитала, куда можно подъехать в карете. В данном случае, чтоб прямо до воды.
   Лошадей спутали и оставили наверху. И четверть часа вниз по узкой, зажатой среди запутанных разнообразными лианами скал тропинке... Встретился даже дикий виноград. Ну, это он для королев дикий! А магистры для своих учёных дев гроздей полный котелок насобирали! И внизу...
   Вода синяя, как небо, прозрачная, как небо, бездонная, как небо... И, как небо заполнено разноголосым птичьим гомоном, так море было переполнено разноцветными рыбами... И на берегу их уже ждал легкий - из пустотелого бамбука собранный - устойчивый плот. И навес...
   " - Узнаю руку Луфгегла, - пробормотал Семереник: - Никаких тебе "и так сойдёт"!
   " - Вкус Никкоры я узнаю, - покачала головой обильная некоторыми частями своего тела Эсктелла: - Смотрите, как всё вписано в пейзаж. Вон даже та загородочка - это же раздевалка? - приглядываться надо, чтобы её найти. И лиана по ней, чувствуете, по какой выверенной траектории вьётся?! Наверняка подрезают регулярно. Так, мальчики, мы - переодеваемся первыми! А вы плот пока спустите на воду.
   Обустроенное кострище магистры нашли без женской помощи, и тропинку, пробитую к давным-давно свалившемуся дереву - тоже. И топор, в холщовом мешке - нагтилин инструмент ржаветь не бросит! - лежащем на видном месте, тоже.
   Ну, вроде бы чего делов-то? - сбросить платье и натянуть купальник, но когда девицы подошли, чайник на стойке (а вы как думали? - кованные железные столбики, кованный железный прут) уже закипал...
   Потом было море, море, море... Прозрачное, как небо, бездонное, как небо, ласкающееся, как наслаждающаяся медовым месяцем возлюбленная...
   И сияющие девчонки! Даже суровая обычно Дирллия охотно хохотала, а уж изобильная Эсктелла... в своём купальнике в облипочку...
   - Вот откуда у наших коров их вечный загар... А то "командировки-командировки"...
   - И жемчуг на Никке, наверняка, отсюда! Синий - тоже.
   - Ой, мальчики!..
   - Ага, "мальчики"... - пробурчал, сразу поняв её, Семереник, - мне Катти рассказывала, что устрицы с синими жемчужинами водятся на глубинах от двадцати саженей. Слабо?
   - А если не с синими? Если с простыми?
   - На отмелях пошукать надо. Результат сделаем - попросимся в отпуск, обшарим, мож, получится.
   - Только учтите, они секретность понизили, теперь народу здесь скоро будет - не протолкнёшься! Так что если хотите успеть сливки снять - думайте, девоньки ширше!
   - Кстати, вот откуда алмазы на те сотни телепортационных свитков взялись. Шахта местная! А Сокровищницу никто не находил и её не дербанил.
   - Всё равно, свитки дорого... Королевская утеха. И наверняка Клерисса со своими королевками телепортами в той долинке, где у нас вторая точка, добирались.
   - Точно: гвардеец говорил, что от долины до ворот города только чуть-чуть дольше, чем от мерцающего телепорта, а если учесть, что от яхт-клуба до него ещё полчаса, то так на так оно и выходит. Зато поговорить с подружками лишний час...
   - За день, что ли, не наболтаются...
   - Ничего вы не понимаете!
   - Где уж нам. Вот две супружеские пары отправились в годичное путешествие. Возвращаются. Мужики пожали друг другу руки и вопросительно смотрят на своих жён. "Идите-идите! - отмахиваются те от них. - Мы сейчас, договорим только!.."
   Девушки изволили улыбнуться.
   - Мальчики... - вдруг ахнула Эсса. - Но тогда, что ж это получается...
   - Не понял?
   - Они два года уже в ту долину сваливаются. И их четверо!
   - Понял...
   - Это ж...
   - Какая база данных!
   - Так, девчонки, одеваемся! Пока королева домой не свалила...
   - Вот это будет называться - озадачить! Вспомнить каждое точное место приземления за последние два года!
   0x08 graphic
- Ничего, с нею всегда десяток охранников, вместе по черепушкам поскребут, волосья подёргают, и кто на каком камешке поскальзывался, друг другу припомнят!
   - Так, Семереник! Ты месяц отпуска и найти жемчужную отмель - обещал? Я запомнила!
   - Глупости, чего её искать? - мать Никки наверняка в курсе. Я Клер попрошу, она её спросит. И колье - твоё. Только мастера найди. Так, всё! Время, девочки, время! Хотите по жемчужному ожерелью - торопимся!
   - А ещё я всегда хотела лалатику!
   - Её только на праздник, а вот заколку бы на каждый день...
   - Но на каждый день - новую!
   - Девчонки! Время! Там экипаж уже отходит, и все жемчуга увозит с собою!
  
   - Клер!..
   - Клер, но зачем?!
   - Клер, я понимаю, что он у тебя гений, но ты уверена, что это не какая-нибудь его гениальная издёвка?
   - Уверена. В его команде две девицы, так он уже успел намекнуть, что в награду они просят раскрыть, где Никка по жемчугам всё это время промышляла, и глазёнки при этом у девчонок были... Словно они уже тот жемчуг делят.
   - Но всё-таки - зачем?
   - Они хотят вычислить, где в той долине находится истинный якорь. Его точное месторасположение. Точное! А получится найти - его пристально поразглядывать. В стационаре определиться сложно - есть ещё и охранные артефакты, и, собственно, телепортационные да и просто бытовые... И что среди всего, до чего и прикоснуться-то страшно, отвечает за контур искажений, понять сложно. Луф голову сломал - ничего за два года уразуметь не смог. Но если теперь в долине найдём именно его...
   - Но как?! Ты же сама знаешь - выпадение случайно! За два года я ни разу в одном и том же месте не вышла!
   - Да я ему сразу же то же самое сказала, но Семереник говорит, что вот как раз это - нормально. Мол, в одну и ту же яму булыжником из катапульты повторно не запулить! А если точек будет достаточно, то появляется шанс найти истинный центр притяжений. И тогда...
   - Тогда я приду и осмотрюсь, - медленно проговорила Агвелта. - И если это будет круг диаметром хотя бы в сотню саженей, а не вся долина... Я якорь найду.
   - Вот. Я им под это дело уже месяц отпуска пообещала - пусть хоть просмолятся потом на пляже, свой жемчуг добывая, раз уж им про жемчуга Коры вдруг завидно стало.
   - Да я им и без того по жмене отсыплю! - хмыкнула Акнаккора.
   - Ну, а я мастера присоветую. Мне-то он не откажет, - сумеречно проговорила Агвелта. - И оплачу его.
   - В доле, - раздался голос Шитоны. - Хотя нет... Клер, эти "учёные" - твои ж выкормыши? Которым верхом всем в удовольствие? Я им по лошадке из своих конюшен подкину. Трёхлеток.
   - О, они будут счастливы!
   - Э, а ты? А сама-то?
   - Я им ещё до того по домишке в Льиз яррулле пообещала. Они уже присмотрели. По соседству друг с другом. В квартале Ажурного Храма.
   - То есть неподалёку от "домика", - насмешливо, явственно закавычила слово Агвелта, - Катти? А губа-то у них не дура...
   - А вы думали! Мои ж... выкормыши. И завтра с утречка я их ещё побалую...
   Подруги-королевы тон узнали.
   - Клер, не пугай!
   - Придётся. Тут появилась другая новостишка. Со мной Катти связалась. Что за заваруха у неё там случилась, сил описать у неё не хватило, но прозвучало имя Анатары.
   - Ох...
   - Ну, девчонка!
   - Вот тебе и библиотекарша!
   - Так вот, наша умница, судя по всему, втихую организовала себе в Льиз яррулле полный кыллизикл.
   - Ты удивлена?
   - Вот же... тихоня!
   - А при чём тут Анатара?
   - Кровь. Компашка моих гениев предположила, что библиотекарша каким-то образом в своём заключении умудрилась схлестнуться с этой бешеной богиней и откупилась от неё своей кровью. Но попутно во всей возникшей кутерьме - с неё слетел тот проклятый браслет.
   - Ох... - опять не выдержала королева-корсарыня.
   - Сама Катти выдвинула теорию, что это не из-за Анатары, а из-за кыллизикла. Наверняка опять чего-то не договаривает! Но она, определённо считает, что есть что-то общее между мною, Ниэ и ею. Сину не упомянула. Помимо кыллизикла, придумать что-либо между нами троими общее сложно. Вернётся - поговорим. Ох уж, я с нею поговорю!
   - Поможем.
   - Точно.
   - Обязательно. Слишком много у девочки секретиков поднакопилось.
   - А пока надо мальчику отправить послание, он должен знать, что сам сможет снять с девочек те проклятые браслеты.
   - Ему? Но как?
   - Вспомнила я, что есть у меня почтовые голуби... голубки, если точнее...
   - Клер!.. - задохнулась Агвелта.
   - А гении мои при отправке пусть поприсутствуют.
   - Чтоб напомнить им, что помимо сладких пряничков есть ещё и плёточки огненные? - хмыкнула Акнаккора.
   - Аж о двенадцати хвостах? - дошло, наконец, и до Шитоны. - Но я хочу это увидеть.
   - Тоже.
   - И я.
   - Девочки... А вам больше не страшно?
   - Чтоб не было!
   - Надо привыкать как-то.
   - И... Я вдруг поймала себя - тянет, - поёжилась Агвелта. - Проверю, насколько.
  
   Это только сказать - "вернуться домой", но с тех пор, как Эллезия продемонстрировала, что запросто может протратиться и закинуть к вам в усадьбу телепортационными свитками целый экспедиционный корпус магов... Все, кто мог, начали свои дворцы, как могли, защищать. Идеальный вариант - малый имперский исказитель. Когда собственный якорь телепортации всех перехватывает и направляет... По особо-защищённому адресу - с сигнализацией, охраной, страховочной ловушкой, легко обороняемым выходом...
   Но на то он и "имперский", что не для всех... Цены имперские маги заламывали - оглушительные. Да и сначала - дозволение из имперской канцелярии изволь получить, а это чуть ли ещё ни дороже выходит! А сроки рассмотрения!.. Одно прошение в два месяца! И хоть ты золотом всю канцелярию завали - не чаще! И можно только кого-то в очереди потеснить, сдвинуть, выкинуть! А вот вне очереди... Даже у любимой сестры Императора не вышло! Хотя нет, у неё-то, конечно, всё получилось, - просто вся остальная очередь облизнулась, заткнулась и на два месяца больше ждала.
   Но конкретно этого якоря всё вышеперечисленное не касалось - он был оборудован одним из первых.
   "Дом, милый дом", - отобразилось на личике девушки, когда она обозрела кольцо стражников, с копьями наизготовку, на мага, готового сломать капсулу ловчего заклинания, на их командира, вскинувшего руку... Резко опустит и стражник в потаённой комнате, прячущейся за стеклом, которое с этой стороны видится всё той же стеной, нажмёт на рычаг, и разверзнется ловушка у них под ногами...
   - Барон, успокойтесь это я. Пошлите сообщить о моём прибытии. Я пойду к себе, - и она обернулась к своему спутнику: - Телл, разберись здесь, а?.. Я так уста-а-ала!..
   Она спустила с себя рюкзак и побрела туда, где за невзрачным выступом таилась выходная дверь.
   Телл мрачно усмехнулся: конечно-конечно, сейчас из поля зрения стражи выйдет и понесётся, только пятки засверкают! "Лестра! Со мною было такое!.." А ему тут... Он спустил с плеч на пол грузовой рюкзак. Распахнул его, вытащил из грузового рюкзака свой походный, отставил его...
   - Мы из Пустоши сизого вереска. У меня здесь хабар. Я заявляю права на половину. Вторая - принцессы Агторрии. Вызовите мэтра Предакта, мэтра Старкона и мэтра Тлоктиуса.
   "Главный артефактор Императора, его казначей и казначей нашего дома - пусть разбираются, пусть делят. Им сообщу о выпадении - пусть организуют рейд. Координаты передам отцу - он будет счастлив. И про серые шары. Про шары - сразу же, имперскому казначею. За ними наверняка отправят посланника телепортом. Тут же. Ну, а потом... Со мной..."
   Потом будут разговоры-разговоры-разговоры... Баронессе ла Отредди - отчёт о поведении принцессы, мэтру Аспретию - о её самочувствии, герцогу ла Короннель - о причинах ухода, графу ла Осттекию - подневный отчёт о событиях за всю эту неделю... И наверняка "заглянет" ещё и герцог Дакр ла Алевтим... Тот будет мурыжить больше всех. Тому нужно будет выдавить из него чо-нить весёленькое - Императора на сон грядущий позабавить. А ему самому на сон грядущий - плеть. И даже десять найденных серых шаров не помогут. Да ладно... В диковинку, что ли...
  
   -... Всё выглядело, как твоё похищение. В твоей спальне были следы драки. Даже кровь Телла нашли!
   - Драка? Я уходила спокойно, комнату прибранной оставила. Даже Верриса не придралась бы! А кровь... Ой, да поцарапался он о мою застёжку новую! Не привык тогда, что она может сбоку быть. Мне в пустоши первое, что пришлось делать - "рану" ему перевязывать, - хмыкнула принцесса.
   - Ладно, ты лучше картину, которую наши здесь увидели, представь, и сама подумай: кто прославился взятием в заложники детей царствующих фамилий? Твой отец приказал сделать ответный ход. В общем, у нас уже несколько дней "гостят" принцесса Синнаэль и принцесса Никкора.
   - Обе?! Но как? Ведь, говорят, Синнаэль... Она, может, даже сильнее меня... Ну, конечно - её же в Академии учат, а меня... Больше контролю, чем чему-то полезному. Да что я тебе говорю - сама такая же! Так как?
   - Нашим как-то удалось надеть на них по ажурному браслету.
   - Бедные... И что они теперь?
   - Бедные? Они уже два раза Ритоглу морду начистили!
   - Как?! - восторженно потребовала подробностей его кузина.
   - В кровь! Первый раз тем самым браслетом наотмашь, а сегодня... Они организовали в столовой кутерьму, ну, мальчишки толпой заявились - десятка два, не меньше! Кто-то разбил посуду, и вот его личиком - по тем стёклышкам, прямо по стёклам!.. Представляешь, Верриса ему встать приказала, а у него в щеке осколок сияет! Зрелище?
   - Да! Но два десятка ребят... Не поленились? Девчонки и вправду такие интересные?
   - Эллезийки. Ну, одна - кора, но это только ещё больше в экзотику - корсарка она. Она обмолвилась, а мне дома потом растолковали... Помнишь захват конвоя с рабами из Каалекса? Так вот, она скорее всего участвовала в абордаже. И дерётся... Вчера только предыдущая драка - ещё одна - была. Ритогл воздушными кулаками Сину отходил, а Никка от него в толпе его же подручников укрылась. Так вот среди них змеёй крутилась - чуть ли не каждому из них досталось, а её никто достать не смог... Ну, и главное, - заулыбалась Лестра, - ногами она, оказывается, любить бить.
   - Куда?!
   - Не туда, - захохотала девчонка. - Одному пяткой фингал под глазом засветила.
   - Ноги так вскидывала?!
   - И теперь самое интересное: что на тех ногах было.
   - Туфельки? Она его каблуком?
   - Нет, туфельки она сразу сбросила. Я ж говорила: пяткой! Выше!
   - Что "выше"?
   - Вот и я о том: что на ногах у девочек выше пяток?
   - Чулки и...
   - Вот там и было "и". Эти принцессы говорят, что, появись кто у них в Эллезии в таком белье, как здесь у нас, которое на нас, то есть и на них ещё утром тогда было - её бы обсмеяли. И они, когда к балу на святодень готовились, портнихам рисунки показали, и те нашили. А мальчишки, как увидели, как понарассказывали... В общем, чтоб полюбоваться на трусики те абордажные, пацаны весь зал забили...
   - И как? - толи возмутилась, толи восхитилась Торри.
   - А никак, Никку Верриса достала. Да они на этот раз и без верхнего экстрима обошлись. Но наши девочки выкройки уже выпросили, и самое интересное... У Веталлии сегодня свидание с твоим старшеньким...
   - И она?!..
   - А ты как думаешь?
   - Значит, с ними интересно...
   - Да. Да только...
   - Что?
   - Ненадолго. Они уверены, что и двух недель здесь не проведут - их их мальчишки вытащат.
   - Мальчишки? Девочек? Из Риммериума, отсюда - из Огненного дворца?! Невозможно!
   - Девочки уверены. Эх, мне бы так же... Хоть в ком-то... Да не в ком-то - в своём парне! В своём мужчине, в муже! Вот ты говорила, что тот "нанятый" ... - и Лестра вдруг замолчала, а потом... - Слу-у-шай... Говоришь, это была странная компания - вект, кор, норт и нагтилин? А как их имена, они не говорили? Как они друг друга называли?
   - Нил, Акки, Кел и Луф, - спустя бесконечное мгновение, задеревеневшими губами выговорила принцесса крови Агторрия.
   - Ниэллон, Аккор, Келдаз и Луфгегл...- перевела её подруга. - Ну, ты, подруга, и влетела!
   - Но так же не бывает...
   - Так. Вставай!
   - Что? Зачем?
   - К отцу! Срочно! Всё расскажешь ему!
   - Но...
   - К отцу! Немедленно! Пока не получила настоятельного повеления явиться к Императору!
  
   За весь час после ужина никого больше не появилось. Что ж, значит девочки там, у себя, убереглись, это во-первых, а во-вторых, Веккатта больше здесь никому до утра, на фиг, не понадобится. Можно было бы, наконец, лечь спать, но... Завтра днём выспится! А сейчас... Сначала - чаю!
   Метресса Акакирра встретила её довольным урчанием, но погонять с нею чаи отказалась: это у нормальных людей ужин уже час, как прошёл, а у аристократов он ещё и не начинался! Она подозвала к ней первую попавшуюся под руку какую-то худющую, как щепку, девчонку:
   - Вот с тобою посидит, - и к ней: - На кухне на шаг, чтоб от госпожи не отходила! - и опять к Катти: - Иди сюда! Вот выбирай!
   Подошла к стенному шкафу, больше похожему на сейф, сняла со связки ключ, больше похожий на ключ от сейфа, с натугой провернула им, открыла дверцу... Мешочки с чаем. Вот - уже опробованные ею полотняные, зеленоватые с серебряной нитью - "Империя Маккабари", а вот...
   - Ключ потом отдашь. Незапертым не оставляй. Всё, мне некогда! - и отвернувшись, тут же на всю кухню заорала: - Ты, тварь косорукая, что вытворяешь?!.. - и болидом небесным понеслась вразумлять косорукую неудачницу.
   А Катти опять повернулась к раскрывшейся небольшой сокровищнице...
   - Госпожа, не молчите... Пожалуйста!
   - Что? И какая я тебе госпожа?! - и заулыбалась: - Уж тогда - эйдежь.
   - Простите госп... - совсем заикаться начала девчонка, - эйдежь!
   - Брось, меня зовут Катти. А тебя?
   - Иртра, эйдежь.
   - Сказала же, брось! - Катти даже ножкой топнула. - Так что ты имела в виду?
   - Я... Потом госпожа Акакирра меня спросит, почему Вы выбрали именно то, что выберете...
   - Всё! Госпожа на капризы слуг не отвечает! И если ты хочешь...
   - Катти, пожалуйста, рассуждай вслух!
   И срочно закрепить достигнутое - Катти потянулась и приобняла девчонку.
   - "Империю Маккабари" - вот эти мешочки с серебряной нитью, мы только вчера пили. Хочется чего-нибудь новенького. "Золотой аист" - видишь вышивку по шёлку? - требует абсолютной сосредоточенности при приготовлении и абсолютного покоя, когда он на столе. Сейчас тоже мимо. "Сон изумруда" - нет, я не хочу сейчас зелёного чая. Пожалуй, вот - "Чёрный дракон"! Из всех этих - самый недорогой. Ну, как недорогой... Как жемчуг на фоне изумрудов-бриллиантов... Но и у него есть свой маленький секрет... Если тебе хочется увериться, что предстоящее пройдёт по твоей воле, что у тебя всё получится, что боги сейчас... ну, хоть один из них... или одна! - улыбаются, глядя на тебя, - улыбнулась она, - то делаем так...
   Когда всё было готово, Катти из закутка вышла и хозяйку кухни чуть ли не силком, прямо за руку, к чашечке чая притащила. К самой маленькой, какую Иртра сумела найти - на пару глотков всего.
   - Это ты с "Чёрным драконом" такое сотворить умудрилась?! - покачала головой леди монумент. И остро взглянула на свою девчонку. Но та... Та уже волшебного напитка отведала и взгляд метрессы встретила бестрепетно. "Повторить сумею!" - читалось в нём.
   - Тебе чего-то самой надо? - обратилась тогда она к Катти.
   - Я с нашими хочу познакомиться... И мне бы, чтобы им бы хоть что-нибудь к чаю...
   - К "вашим"? "Знакомиться"?!
   - В библиотеку... - пояснила библиотекарша. - Вашу.
   - А-а, вон оно что... А не поздно?
   - У нас бы - нет.
   - Ладно, Иртра, собери! И проводишь. Узнаем, сильно ли наши отличаются от ваших.
   До библиотеки они шли почти полчаса, но ни один из встреченных стражников на двух служанок, несущих с кухни по корзинке с печением, никакого внимания не обратил. Служебный вход хранилища книг был не заперт, а там...
   Взглянув на неё, протянувшую вперёд свою корзиночку, на обнажившийся ажурный браслет, старик едва ли не запричитал:
   - Веккатта, ты? Девочка, неужели ты? Та самая?! Мы-то как раз этому упырю ракообразному мзду насобирали! Завтра идти просить за тебя хотели... Но прав старина Каллиен оказался: это ты ещё за нас как-нибудь попросишь! Ну, проходи-проходи... А ты, девочка, - обернулся он через плечо к Иртре, - иди себе. Передай уважаемой Акакирре, что дальше мы сами...
   "Да, - улыбнулась Катти, - корзинку выцепил, а дальше - сами-сами."
   Ничего, пока шли, она девочке несколько пышек скормить успела. Да и за столиком на кухне та не голую воду хлебала.
  
   Что Император отправился в свои покои ранее обычного, герцогу Дакру ла Алевтим доложили вовремя и скандалёзного прецедента, что Императору пришлось ждать - не случилось.
   Его Императорское Величество Роггакер, тридцать второй этого имени, встретил главного по своим халатам за столиком. Пузатая бутылка, высокие бокалы... Нет, сам герцог предпочёл бы сухое... треульское, например, но Император на ночь любил сладенькое. И мясце. Из дичи пернатой. Фазанчик, вон, на столе.
   - Присаживайся. Присоединяйся! - кивнул Император в сторону кресла напротив.
   Бокал уже налит, а тарелка пустая. Отлично! Ему предлагается отчекрыжить от общего с повелителем фазана то, что самому понравится. Ещё один знак высочайшего благорасположения. Таким не пренебрегают.
   Отдать должное вину, и мастерству достопочтенной Акакирре... Пальчики оближешь! Нет, лизать, конечно, не стоит... Оставим это выражение фигуральным.
   - Итак, ты всё-таки оказался прав: похищения моей дочери эллезийцами не было. Что она из пустошей вернулась в добром здравии, с грузовым рюкзаком хабара и десятью серыми шарами, мне уже доложили. Но... Как она?
   - Выглядит хорошо, глазки сияют, уединилась с подружкой... В пустошах они стакнулись с группой мальчишек - тех пятеро, судя по всему, тоже за приключениями отправившимися. Кажется, кто-то из них воображение нашей неприступной принцессы задел, но... - иногда вот такими умолчаниями поддразнить отца шалой дочки можно.
   - Но?..
   - Ни она, ни её "братик" глаз не прятали - если что и было, то в рамках... ну, если не приличий, то в рамках для девицы на выданье допустимого.
   - Да, она девочка взросленькая и, если допустимого не перешла... Так, тебе: тех парней разыскать. Про их семьи узнать.
   - Розыск - это бы не ко мне...
   - Хорошо, убедил. У ла Осттекия команды наготове - пусть заодно и займётся. А что с её собственными "приключениями"?
   - Поговорить с ла Ферном мне не удалось, он сейчас у Веррисы сидит, но на походном костюме Агторрии появилось охотничье ожерелье. И в нём - два клыка тёмной гончей...
   - Точно?
   - Видевшие спецы гарантировали. И ещё успели узнать два клыка матки свикглов. У Телла - клыки свикглов охотничьих. От гончих - на нём ничего нет.
   - Матка и охотничьи? Значит, девочка от целой стаи отбилась?! А ещё и тёмная гончая?
   - Выходит, да. И девочка - и там, и там, - на главных ролях. Есть ещё пара клыков - совсем свежих. От кошки какой-то здоровенной. Леопард, может, или пума. На вскидку распознать точно не удалось.
   - Погуляла...
   - Ваше Величество... Я не о том... Вам, конечно, о том больше герцог ла Короннель поведать должен... Но Астеллий... Мы с Вами знаем, что может подвигнуть молодого ла Ферна на поспешное бегство... Конечно-конечно, не исключено, что это - прямой приказ нашей взбалмошной принцессы, последнее время она была не в себе, вся в раздрае, но, вероятнее, всё было строго наоборот: именно он убедил её. И тогда... Повод для этого у него всегда только один - смертельная опасность для неё. Смертельная! И скорее всего именно так и было, потому что для принцессы баловство с имитацией своего похищения не характерно. Она бы, конечно, сумела с должной тщательностью это дело обставить, но так впустую огорчать Ваше Величество, она ни за что бы не стала. Да и с чего? Верриса последнее время с нею была осторожна и никаких особых провокаций не учиняла.
   - Мы это понимаем.
   - Но кто-то всё это изобразил! Кто-то, у кого был доступ в её личные апартаменты...
   - Мы это понимаем тоже.
   - Больше слов у меня нет.
   - Зато они, кажется, есть у кого-то другого, - проворчал император и недовольно взглянул на двери. - Ну, что ещё? - нахмурил он брови на вошедшего камердинера.
   - Папа, это я! - из-за его спины, из чьих-то удерживающих объятий вырвалась принцесса Агторрия.
   - Дочь? - ещё больше нагнал хмурости отец.
   - У меня не терпящее отлагательств сообщение!
   - Говори!
   - Папа!
   - Дочь, ты очень рискуешь...
   - Нет!
   - Ну, хорошо... Оставьте нас. Герцог, далеко не уходи, мы ещё не закончили, - император мельком посмотрел на наполовину пустую бутылку и добавил, мрачно усмехнувшись: - Я ещё не в спальном халате!
   Не успел ла Алевтим дойти до двери, как опять появился камердинер:
   - Виконт ла Ферн, Ваше Величество, настаивает, что и у него весьма срочно, и что принцессе Агторрии он не помешает, а Вашему Величеству может немедленно понадобиться.
   - Впускай, - только и махнул рукой император, после того, как девушка тут же закивала.
   Разговор с молодым поколением у самого старшего в роду получился недолгим. Когда угрюмые молочные родственники вышли, а герцог опять в спальню вошёл, то выражение лица своего повелителя он не понял.
   - Так, твоё поручение узнать о семьях нанятых принцессой охотников, отменяется тоже.
   - Принцесса их узнала?
   - Да. Ты и сам бы всё понял, если б знал, что поначалу тех было не пятеро. Один из них - пленный. А остальные четверо незнакомцев... Все из Артола - вект, кор, норт и нагтилин...
   - Но этого не может быть! Так же не бывает! - помертвел герцог.
   - Не прав ты, Дакр, ты не прав. Только так оно и бывает. И, - император махнул на стол: - Позови ещё раз Висконтия, пусть принесут чего-нибудь покрепче.
  
   Библиотекари Империи ничем от работников Библиотеки Эллезии не отличались - такие же, как их называла королева, "старые хрычи". Разве что победнее. Той же выпечкой они чай не заедали, а лакомились. В её родной Библиотеке метресса Февра своих побаловать не забывала, здесь же королевская выпечка им была явно в диковинку. И одежда на них была победнее, и обстановка... Хотя с мебелью оно понятно: ещё Иллиоан, первый властитель в Эллезии, запретил у себя трогать обстановку Библиотеки, оставшуюся от прежних. А здесь... Вечную меблировку давным-давно растащили, а самодельная... И столы в царапинах, и кресла потёртые... Да и посуда... Хотя... - она улыбнулась, - когда она была маленькой, чашки на столике у них тоже были разномастные, но девочка постепенно заменила всё. Нет, Катти не пыталась лишать стариканов их любимых чашек, она просто покупала новые красивые сервизы, а посуда и сама по себе имеет обыкновение биться. Даже без всякого её личного на то коварства.
   Щедрости на мешочек из заветного сейфа-шкафа у почтенной метрессы не хватило, но чай даже самый обыкновенный имеет обыкновение становиться необычайным при должном настроении. Или - не удивительным чудом, а уютным необыкновением...
   Поначалу за посиделками она никак не могла понять, почему деды почти не трогают выпечку - творожные плетёнки, слойки с яблоками, печеньица, у которых, уж не говоря об аппетитном виде, запахи-то какие, запахи! - а потом дошло: они наверняка хотят разнести по домам, для любимых внуков-внучек... Да и любимым бабушкам тоже.
   Когда чайник опустел, главный библиотекарь (мэтр Меттарион) потащил её в свой кабинет:
   - Расскажешь, может, что тебе всё-таки нужно...
   - Да не надо уже ничего! - отмахнулась Катти: пусть деды "мзду" свою, для упыря её крабообразного собранную, опять себе разберут. Хотя... Какой из того упырь? Дядька, как дядька. - Только... Мне бы в вашей библиотеке поработать... Да нет-нет, я и сама управлюсь! Вас отвлекать мне не понадобится. Но... Вы меня теперь ещё пустите? - и чуть добавила она лукавинки в просящую интонацию: - Вы мне сегодня задержаться позволите?
   Деды ожидаемо рассмеялись.
   - Передадим мы всем нашим, чтоб тебя не трогали и преград не чинили... Работай! Благо, узнать тебя особых проблем не возникнет: рыжеволосых в Таркаре, ещё меньше, чем у вас блондинок. Тем более, которые с ажурным браслетом... Слушай, а разве ты магичка? Ну, идём, идём...
   Обстановка кабинета мэтра Меттариона по сравнению с кабинетом мэтра Каллиена отличалась тою же скудостью, что и в малом зале. У её родного деда один лишь стол сразу внушал ощущение незыблемой вечности, а здесь...
   - Нет, я к магии не способна. А что это? - обнажила она своё украшение. - Я, когда в камере очнулась, его на себе и нашла. Попробовала снять - замочек отлетел, да и всё.
   - Твари послушные! - выругался дед. - Не бойся, ничего плохого он тебе-то не принесёт - даже руку не натрёт, даже кожу не потревожит. Но снять его... Разве только вместе с рукой если... Негатор это. А на тебя...Приказ, наверное, был - на всех, кого забирают, надеть, - и он вздохнул: - А приказ есть приказ. Вот на тебя его и натянули.
   - А как вы про меня сразу узнали?
   - Ну, сначала старина Каллиен связался...
   - Как?!
   Она себя здесь иголкой истыкала, над гвардейцами там садистка Арлия издевается, а эти старые хрычи!..
   - Все библиотеки межабонементом связаны... Любую книгу в любую библиотеку из любой передать можно. Ну, и любое сообщение тоже. Но об этом только единицы знают. У нас - трое. В Эллезии - двое было. Теперь ты - третья. И смотри - никому! Существует... м-м-м... суеверие уже, что, если его использовать не по назначению... Книги, только книги! Ну, или по крайней мере - только библиотекарями... Ариления, богиня наша, хранительница наша ревностная, разгневается. И первое, что сделает - межбиблиотечный абонемент прикроет. Ну, а если нам -приказать...Что разгневанная богиня Шести может с осквернителями учинить - догадываешься? Тысяча триста лет назад прецедент случился. И герцогский род один в пару годов вымер. Гросс лет после вообще ничего не работало. Когда постепенно нормализовалось, тогдашний наш хранитель напоминать о данной возможности никому из лишних не стал. Его из остальных библиотек старшие поддержали, - и он опять добавил: - Но ты ж своя. Библиотекарша!
   Не в эти ли годы тысяча триста лет тому назад в Эллезии перекрыло проход в потаённые разделы? А здесь? Здесь ничто не перекрыло ничего?
   И вот почему он её сюда позвал. Понял, что проговорился и предупредил. Что ж, она предупреждению вняла.
   Они ещё немного побеседовали. Старикан объяснил, что простолюдины-слуги о новенькой заключённой библиотекарше, ради которой её подруги-принцессы готовы были под плети пойти, слухи сразу по всему дворцу разнесли. ("А ты правда наш дворец спасла?!" Уже? Пол дня ещё не прошло, а они здесь уже обо всём прослышали? Впрочем, это ж библиотека... Алхимики - или их ученики хотя бы - здесь постоянно толкутся.) Но подробностей он с неё потребовал о другом - о её теперешнем быте: что у неё есть, чего не хватает, есть ли что есть-пить, что надеть, где спать, чем умыться. Наверняка перед мэтром Каллиеном хочет отчитаться.
   Впрочем, надолго разговоры не затянулись. А когда вышли, увидела: корзиночки опустели. И поняла ещё одну причину, почему её увели: учинять при ней делёжку сладостей старики постеснялись. Ничего, она здесь не последний раз!
  
   Пузатая бутылочка бренди была уже почти опорожнена, и двое мужчин перешли от важных тем к темам интересным...
   (" - Как проснёшься, передашь ла Осттекию, что мальчишки в Прассиле...
   " - Завтра? Вы уверены? У них было пол дня и будет целая ночь...
   " - И что? Они считают, что задачу по входу в Империю выполнили. Прассиль - прямой путь на Риммериум. Да они завтра ещё и весь день в нём проведут - пока хабар сдадут... Два походных рюкзака! Вот их с ними ла Осттекий и возьмёт.
   " - Не встревожатся?
   " - С чего бы? В лицо мою дочь вне дворца не знают. А какая-то "герцогиня ла Трелли"... Что это приграничье считается самостоятельным герцогством и имеет своё название, давным-давно все забыли. А будут расспрашивать - ещё один след.
   " - У нас знают.
   " - Во дворце? От Огненного дворца до любой харчевни в Прассиле три дня пути, - и император пожевал губами: - Ты только передай, чтоб ла Осттекий, там, без излишнего членовредительства обошёлся. Не будем зря девочку травмировать.)
   -... Итак, что мы имеем в качестве непредвзятого факта? - о, артикуляция его императорского величества была по-прежнему твёрдой, разве что несколько вычурными стали формулировки.
   - Мы имеем юную виконтессу Веталлию ла Трейси... Точнее её имели не мы... Да и, судя по всему, поиметь её не получилось ни у кого, в том числе и особо у особы наследника престола, - излишней дотошностью формулировок заразился и главный специалист по халатам. - Означенная девица была замечена несущейся по коридору, сбивающая слуг, скульптуры и вазы. Добавочный штрих - в одной туфельке. Ещё один узор в данной композиции - того не замечающая.
   - Того это кого или чего?
   - Никого и ничего - ни присутствующих слуг, ни встречающихся ваз, ни собственной туфли.
   - Которой? Которая была на ней или той, что потерялась?
   - Обеих. Как вариант - ни одной из них.
   - Результат?
   - Не увернувшиеся слуги за нерасторопность изгнаны, скульптуры подняты, разбитые вазы заменены... Жалко одну - ей более двух тысяч лет. Из Предшествующей эпохи ещё. Туфелька возвращена.
   - Туфелька - это хорошо. А ваза... Боюсь, Наши сёстры будут недовольны. Причины сего тайфуна?
   - Завезённые принцессы. Кстати, Вы помните - я был против.
   - Так это зловредные принцессы сдвинули вазу, выставили в проход отдельные части скульптур и подпоили слуг?
   - А ещё это вовсе не они развязали герилью с Вашим племянником. И я удивляюсь теперь даже, что они совсем не отметились в великом опыте нашего великого мэтра Профория...
   - Ну, это уже паранойя... - хмыкнул император: - Вызов сущности из шести Шести подготавливался несколько лет. Управлять пока не получилось, но вызов - произведён, отзыв - осуществлён. Подтверждён механизм вызова, проявлены детали, не упомянутые - утаённые! - в "Фолианте...": необходима, оказывается ещё и кровь посвященного владетелю сущности. Но Профорий сам заранее подготовил девицу, отмеченную привязкой к Анатаре.
   - Анатара же не из Шести?
   - Дегея огненная - из шести Пшосграза, Анатара его подруга - хватило. И его призванную тварь получилось отвлечь, получилось занять девчонкой. Ни одной жертвы - представляешь?! Результативный вызов одной из шести Шести - и ни единого погибшего! Мэтр заслужил наше восхищение. Но ты не отвлекайся, - погрозил ему пальцем земной властитель: - Что стряслось с Веталлией? Таким же буйством темперамента она ранее не отличалась? И при чём тут эллезийки?
   - Здесь больше юная корсарыня кора... Намедни она заявила, что наше женское бельё вызвало бы в Эллистане презрительные усмешки. И поделилась рисунками с выкройками того, что нынче принято у них.
   - Помню-помню... Кое-что даже, вроде бы, было продемонстрировала наглядно... Ты не разжился?
   Герцог понял своего повелителя, он огладил усы, полез в карман, достал лист бумаги, развернул... Тот весь, вдоль и поперёк был разрисован эскизами девичьих фигурок в неглиже. А больше - и без неглижа.
   - За выкройки встали насмерть, - хохотнул он. - Затевать смертоубийство я не решился. А иначе... Без применения стали и боевых навыков... Боюсь, дело бы кончилось моим в кровь изодранным их ногтями лицом, - и он протянул вынутую бумагу другому мужчине. - Веталлия что-то на себя из вот этого надела, в зеркалах на себя такую насмотрелась и перед зеркалами такою побродила... А потом всё свидание знала, что оная срамота на ней. Ну, и когда потом наш парень, очевидно, проявил... м-м-м... некоторую настойчивость, и она увидела, что он увидел... И, когда потом она почувствовала, что он увидел... Сил вырваться у неё хватило, а чего-либо соображать в дальнейшем - нет.
   Император с любопытством начал вертеть листок... Интересно, которую из своих любовниц он сейчас себе в этом представляет?
   - Передашь ржавым графам, что сей листочек будет им выкупом за двухтысячелетнюю вазу. Знаешь, я думаю, что копии с него даже моей младшенькой может хватить, - благодушно хохотнуло Его Императорское Величество.
  
   Одну Веккатту старики всё-таки не отпустили. Нет, дело не в недоверии - просто, а как же иначе? А вдруг что понадобится?! Так же и метресса Ниаракла на своей кухне пристроила к ней девчонку Иртру. Только в библиотеке это был мальчик. Но был он таким же худым. И Катти вдруг вспомнила, разговоры о голоде в Империи... Ну, не голоде - о голодных годах, о нескольких кряду плохих здешних урожаях...
   И надо признаться, что парнишка оказался кстати. А что она постеснялась бы затребовать у старших - с ним было запросто.
   Сперва Веккатта просто попросила его побродить с нею по всей библиотеке - и по читальным залам, и по их рабочим помещениям, и по хранилищам. Мальчик поначалу бычился, но она втянула его в сравнения, в состязание - у кого как? у кого лучше? у кого интереснее, удобнее? Между делом похвасталась своими книжными тележками. Мальчик, было, подхватился - им бы тоже! - а потом горестно махнул рукой: дворцовые мастерские работать на библиотеку не будут.
   Но особых различий не было, функционал прежних и здесь работал устойчиво: и температура внутри была постоянной - мальчику тоже внутри было вечно зябко! - и пыль особо не накапливалась, и внутренние книжные лифты работали.
   - Да, тележки - это бы здорово... Ладно с заказами - можно и на руках перенести, но есть же такие ветхие экземпляры... Их бы аккуратненько с полки и сразу на каталку... А то, когда несёшь, мало ли чего случиться может... Да и на вытянутых руках - тяжело.
   Нет, ничего особенного Катти не увидела. Наоборот, сумела чуть удивить местного, что и их, имперские новинки, в библиотеке Иллиоана уже присутствуют, удивить количеством изданий книг при их Университете. Да что у них! - даже у нортов теперь больше! А все новинки всего Артола по-прежнему в обязательном порядке поставляются в Библиотеку Иллиоана.
   - Зато у нас древностей больше! - запальчиво возразил юный библиотекарь. - Даже тех, которые на неизвестных языках, тех народов, которые были, может быть, ещё раньше прежних!
   - Вряд ли, - покачала головой юная библиотекарша. - Я думаю, прежних было мало. Их города, их поселения стояли посреди сельского окружения других племён, и они не особо на них внимание обращали. Брали у них продовольствие, возвели им ирригационную систему, чтоб с поставками перерывов не случалось, продавали металлические орудия труда в оплату да какие-нибудь дешёвые поделки, вроде колец в нос... А потом они с удивлением обнаружили: а у аборигенов-то грамота уже своя есть! В каждом конце континента своя! И обучили всех ещё и книжному делу.
   - Тогда, выходит, наши предки самыми тёмными изо всех были, - хмыкнул мальчишка. - У нас есть раздел со словарями прежних, так явно несколько различных языков среди них имеется, а ничего из знакомого!
   - Покажешь? - равнодушно попросила Катти. - Да просто наши оказались самыми воинственными, и, когда прежние ушли, и за порядком присматривать стало некому - тут они и развернулись.
   - Давай к древностям не пойдём? Это на нижнем третьем этаже; вроде бы, прямо под нами, но, чтобы спуститься, надо вернуться в другой конец хранилища, да и ключа от лестницы у меня нет, а мэтр Меттарион уже, может, и домой ушёл.
   - Ну, и ладно. Слушай, тогда помоги найти мне план дворца? А то мыкаюсь здесь, как у алхимиков по лабиринтам мышь подопытная...
   - Таких рыжих мышей не бывает, - уважительно покачал головой архивный вьюнош. - Идём!
   Он ей и ещё помог - показал, где копировальный станок стоит, ну, закреплённый лист толстого стекла с нижней подсветкой. А когда она устроилась, не стал мешать, достал затрёпанный томик, уселся, почти улёгся, в кресло и от неё отключился. А она чуть ли не до утра - этаж за этажом...
   - Ну, у тебя и терпения!.. - уважительно покачал головой на миг оторвавшийся от книжки парень. - И спасибо тебе, дочитать мастер всё времени не давал, а теперь завтра... Да сегодня уже - скажу, что с тобой всю ночь провёл - правда же! - и днём отосплюсь. Тебя проводить?
   - Выведи, а дальше я до кухни сама доберусь. Спасибо и тебе!
   - Ага, а я тогда дочитаю. Самое интересно осталось!
   "Свой человек!" - подумала про него другая любительница ночного чтива.
  
   20. Пари
  
   Ещё на подходе к Прассилю Аккор подробно порасспрашивал их пленника, что тому известно о клятве на крови. В частности, знает ли он о том, что происходит с самой кровью, если клятва решит, что из-за небрежения её носителя что-то неприятное случилось с клятву принявшим? Шкрот знал многое. В среде Гильдии были в ходу разные клятвы, и, что случалось при их нарушении, рассказов хватало. А уж про кровную... Про её изыски...
   Аккор знал больше: что никакой самостоятельной разумности клятвы не существует - человек, сам человеопределяет, нарушил ли он какое из её условий, а обмануть себя невозможно. Но если носитель не знает, что ущерб или даже смерть хранителя произошла из-за него, он остаётся невредим. В своё время королевский род Корлэнда тщательно на эту тему поэкспериментировал и установил данный факт со всей определённостью. Но Аккор посвящать в подобные нюансы их нового спутника, конечно, не стал.
   Но когда вечером, уже устроившись в таверне, Шкрот попросился уйти в одиночку, чтобы найти оптового покупателя их хабару, он препятствовать ему не стал и, глядя на него, и остальные дали добро. Ниэллон тоже. Уж больно хотелось пораньше выехать из этого городишки. Уже неделю девчонки среди врагов! Неделю! Парни хотели уложиться в пустоши три дня, а потратили семь! Конечно, отец его о данном эффекте предупреждал, что мол, на всякое реальное предприятие уходит ровно вдвое больше времени, чем на него планировалось, но одно дело хмыкать над чужими рассказами, другое - столкнуться с тем самому.
   Шкрот вернулся смурным. Покупателя он нашёл, но... Ну, каких нашёл он покупателей - это понятно: среди кого искал - таковых и нашёл. Видно, местные не впечатлились его татушкой, то есть столичная банда особым авторитетом у аборигенов не пользовалась.
   Однако, надо признать, что все свои сомнения жулик изложил откровенно. Но после расставания с девушкой настроение у Ниэллона как раз подходящим к тому и было - морду бы кому набить! Он на нём себя поймал и кивнул друзьям:
   - Решайте.
   Луф, видно, тоже понял, что хладнокровия и рассудительности ему для вынесения решения сейчас не хватит, и тоже отказался от своего голоса:
   - И без меня. Решайте.
   - Сколько их там может быть? - обратился к их разведчику Аккор.
   - От двух десятков до двух дюжин.
   - Парни, всего-то? - ухмыльнулся Келдаз. - Попробуют заедаться - оштрафуем на пол их казны, да и делов-то!
   - Это воины!.. - попытался воззвать к благоразумию Шкрот.
   - Ворьё это, а воинов ты и не... Слушай, ты же видел в бою нас! Ну, сам прикинь и скажи!
   И Шкрот мысленно представил друг против друга тех, виденных им заскорузлых мужиков и этих мальчишек... Он представил тех вместо своих на том болоте... Которых, - боевую дюжину! - пацаны в полминуты без единой царапины кончили...
   - Но у них могут быть заготовлены ловушки, сети, стрелки.
   - Золото за хабар у них есть?
   - Есть. Они вкладчики банка "Синдикт". Бонд выпишут - где угодно снимите.
   Да, отделения "Синдикта" есть и во всех столицах Артола.
   - Идём? - обернулся Келдаз к Аккору.
   - Идём.
   И двое, отказавшихся от вотирования, только удовлетворённо усмехнулись.
   - Но я... - опять напомнил о себе гильдеец.
   - Ты нас предупредил, решение приняли мы сами. И клятва о том знает. Но ты идёшь с нами.
   - Да, господин. Но они просили, чтобы не самого утра.
   - Ну, хоть выспимся, позавтракаем... А расплатятся, сразу оттуда - на Риммериум!
  
   - Нет, со слугами общается, оборудование у нагтилинов заказывает, следит, чтоб на столе было не только мясо и заставляет мыть руки после экспериментов у них другая - серенькая такая - Дирллия, а Эсктелла - самый сильный среди них математик.
   - А что, поярче себе подавальщицу не могли найти, или красотка соперниц не терпит?
   - Дирллия не подавальщица, это так, попутно, она - экспериментатор. Она - чтобы придумать, как на деле, на опыте проверить очередную теорию мальчишек. Эсктелла обсчитает её, она - проверит! Настроит оборудование, вычертит точно по азимутам пентаграмму, заполнит её тщательно выписанными рунами и без запинок прочтёт головоломную вербальную часть... Это ж теперь, и только мы с вами, смысл слов заклинаний понимаем. Ну, большинства... А остальным-то тот набор звуков ещё попробуй выговори! И ещё про неё... Когда, что-то идёт не так - командование к ней переходит: как маг, она среди них самая слабая, но вот по хладнокровию...
   - Точно. Заметила. Когда гончая выскреблась, Семереник красотку всеми конечностями к себе прижал, чтоб та, выпучив глаза, не сорвалась, а эта... Дирллия, говоришь... смотрела на тварь с чётким мечтанием поиметь собачку на опыты...
   - Слушаться её в острых ситуациях уже привыкли. Но главное, всё ж, почему она среди них удержалась - руки её золотые. Мальчики - книгочеи, а она - из большой ремесленной семьи... И не старшая дочь. Те - всегда на подхвате у матерей, а эта вечно возилась с братьями. Как-то Эсса что-то в очередной раз что-то разбила, что-то разлила и ресничками своими дюймовыми захлопала:
   " - Вы ж сами говорили, что у меня ножки такие, что словно от плеч растут...
   " - Причём здесь ноги?! - простонал Семерник.
   А Дирллия поняла и захохотала:
   " - Ну, если ноги - от плеч, то откуда у неё вырастают руки?
   Королевы представили получившегося гомункулуса и заулыбались...
   - Девочка твёрдо стоит на земле. Она тогда закончит:
   " -... Вот и пусть мучается, а у меня руки растут, откуда надо. И ноги, кстати, тоже. Мне ещё рожать лет через пару предстоит.
   - Так она уже и срок себе установила? И, небось, с кандидатурой отца уже определилась?
   - Он думает, что не понимает, и трепыхается.
   Женщины одобрительно переглянулись.
   Клерисса обратилась к ним:
   - А как вы?
   - Второй раз легче.
   - Да, уже думать, наблюдать получалось...
   - Может, потому что я теперь только одну вытащила, а не полный боевой комплект?
   - Кстати, почему?
   - Чтоб волю не рассредотачивать, не распределять меж несколькими. И, почти уверена, вдолбить в неё, что от неё требуется, получилось. Ну, и меньше мальчикам поводов для резких движений.
   - А почему не сразу - девочкам? Ты же на свою кровь тварь сориентировала?
   - Две причины. Первая: одно дело, если тёмная мелькнёт где-нибудь на улицах приграничного с пустошью городка, другое - если она будет носиться по Огненному дворцу. Ну и вторая причина: если, что пойдёт не так, мальчики с нею справятся, а вот девочки... Тем более, когда браслеты на них ещё не сняты... Да и третья есть: какой толк девчонкам знать об отпирающих свойствах крови Ниэ, если его рядом с ними нет?!
   - Но голубенький бантик - это нечто! - засмеялась королева-воительница.
   - Чтоб издали видно было, - улыбнулась королева-мама. - И чтоб не начали они в голубку мою стрелами пулять да копьями тыкать.
   - А если всё же...
   - Повторю, с одной мальчики справятся, - и Клерисса повернулась к Агвелте: - И всё-таки, ты не ответила: как ты?
   - Тянет, - пожала плечами она. - Ты как-нибудь мне всю дюжину позови, а? Я к ним поприглядываюсь... Может, и ко мне какая из них приглядится...
   Остальные королевы только головами покачали... Впрочем, у нагтилинов с Пшосгразом -тёмным богом нижних земель, свои, особые отношения... Может, и с его тварями?
  
   Мэтру Вартерию всё это не нравилось! Самое неприятное, что непонятно - что именно! Но своему чутью на неприятности он верил, а здесь паршивыми передрягами разило так, что хоть нос затыкай... Впрочем, за данное обоняние у него отвечала совсем другая точка, а её, если она разыграется, хоть затыкай, хоть не затыкай - никому ещё не помогало...
   Ещё вчера было всё понятно: есть мальчишки, хапнувшие хабару и мечтающие сбыть его быстро и тихо. Правда, при них имелся ещё и гильдеец... Но он - из нижнего грейда своего прайда... Не слишком уж авторитетного... Пропал бы и пропал. Вместе со всеми своими подопечными. И двумя грузовыми рюкзаками первоклассного хабара...
   Вот таким пацанам часто и везёт! Люди годами ходят - только на прожитьё зарабатывают, а эти, одна ходка - и основа для личной сокровищницы! Гильдеец, когда описывал, так чуть слюной не захлёбывался! Нет, он пытался быть сдержанным, но не этой пташке пробовать провести старого волка.
   Так что, наличествовал ещё хороший вариант не спешить - разделаться с ними не по-быстрому, а с чувством, с толком, расстановкой - чтоб маршрут свой они описали со всеми остановками со всеми своими привалами вплоть до самого выпадения!
   И вот тут уже начинались непонятки. Гильдеец обмолвился, что они возвращались недолго, из разговора следовало - сутки-другие всего. Значит - с болота. А границу с ним с этой стороны нынче облюбовала каракрата - полгода уже никого не пропускает. Умные возвращаются, тупых - сжирает. А как же эти?
   Вот он, мэтр Вартерий, и решил глянуть на них, таких удачливых, лично. И теперь ни на что не мог решиться. Они пришли с одним мешком. "Расплатитесь - второй неподалёку". Они были наглыми. Нет, правил вежества не нарушил ни один из них - даже норт, но так открыто, так явно не ставить никого из них ни во что?! Здесь же все принимающие вдвое, он так и втрое старше любого из них! А они, как в зоопарк пришли на мартышек полюбопытствовать... И самое неприятное объективно если, если раздражение задавить...
   Первое, что бросилось в глаза - их обмундирование. Нет, в глаза-то оно как раз не бросалось - кожаные доспехи у всех, у всех словно из одной мастерской. Даже у норта, хотя они предпочитают добрую сталь, даже у нагтилина, которым сталь носить не в тяжесть, а уж этому-то битюгу!... Неужели они все маги? Или, может... эта кожанка лучше средней стали? И как они умудрились сбиться вместе? Четыре пацана - из четырёх разных племен? Которые ненавидят друг друга! Ещё и пяти лет не прошло, как они воевали друг с другом, предавали друг друга, брали в заложники детей друг у друга... А уж увидеть в одной компании норта и светловолосого векта!
   Итак, имеем: норты - лучшие бойцы их мира, и который здесь - явно не из худших. И явно хочет влезть в драку... И остальные его не сдерживают. В чужой-то компании, на чужой территории...
   Да что норт - нагтилин, уж вот кто среди распальцованной компании - а троим своим таким Вартерий разрешил не стесняться тоже! - должен бы занервничать, но даже юный нагтилин просто не обращает на них внимания! Как на шавок брехливых морщится! Да и рукоятка, торчащая из его походного рюкзака - она не боевого ли молота? И... холодок прокрался по спине уважаемого мэтра к той самой точке, которая отвечала у него за нюх... Он вдруг представил, как парень вырывает своё оружие из своего "чехла"... И не было в этой картине ни малейшей задержки, ни малейшей сиволапости...
   А уж кор... У него из рюкзака выглядывал лук... Пока вытянешь, пока натянешь тетиву, пока выдернешь стрелу... Но руки кора, пальцы кора были постоянно у рукавов - какие свитки он в них может прятать? Дорогущий телепортации, чтоб смыться? А если не смыться, а что-нибудь попроще - вроде огненного шторма? Хотя - кор! Скорее, это будет что-нибудь водяное... или ледяное... Одно движение и вокруг них - айсберг.
   И вект... За лидера у них - он. Почему? Почему не воин-норт, не махина-нагтилин, не маг-кор?
   Так кто из них самый опасный? С кого начинать? Да уж, одно точно: никаких толкований и расстановок, никаких допросов - сразу на всех, сразу всеми силами! И кончать их, кончать всех.
   Или... Всё-таки... Пятая точка не то, чтоб подрагивала, но уже чувствовалась, чувствовалась!
   И тут... Почтенный Вартерий привычно держался не на первом плане, в базары не вступал. Тут вект сунул руку в походный рюкзак и предъявил предмет торга, горсть предметов... Не глядя зачерпнул и вытащил. Для примера, чтоб видели, о чём идёт речь.
   Дыхание перебило у всех. И все одновременно поняли: пацанов валить надо. Такое не выкупается, такое надо брать всё.
   Значит, сначала мальчишек требуется разделить, растащить по комнате...
   - Развинтить! - негромко подал голос он. Свои и во всеобщем гвалте услышат и поймут, а эти благородные...
   Его понял норт! И слово, и стоящее за ним дело! Значит... Срочно! Вартерий уже набрал в грудь воздух, чтоб выкрикнуть: "Кипеж!"
   Но в коридоре загромыхало - так гремят катящиеся по земле вёдра или... откинутые богатырским ударом воины в стальных доспехах. У входа он как раз приказал свой паре, чтоб впечатлить мальчишек благородных, надеть полный доспех... Потом заверещало, потом дверь распахнулась и внутрь влетел Сипой - шестёрка на побегушах:
   - Босс, там... - успел выкрикнуть тот.
   А дальше...
   -- Ийе-е-еру! - негромко, отчётливо раздалось из сумрака коридора.
   Уважаемый мэтр Вартерий никогда ранее не слышал рыка тёмных гончих, но не узнать его было невозможно. Если не по звучанию, то... Потому что это были не переливы звуков, а переплески чёрного ужаса.
   - А-а-а!.. - завопил Сипой.
   А мэтр увидел, что произошло бы, если бы он сейчас опередил гончую...
   Всего несколько мгновений... Мальчишки? Боевой механизм, давно слаженный и приработавшийся. Несколько мгновений, и они вчетвером... У норта с вектом - обнажённые мечи, у нагтилина - вскинутый молот, и даже кору этих секунд хватило выдернуть лук, натянуть его и наложить стрелу. И они уже у дальней стены. Трое впереди, кор - за их плечами.
   - К нам! - выкрикнул вект.
   И даже у главы немалого клана Гильдии не возникло вопросов, чего это он тут раскомандовался. Все бросились к ним, а они слаженно шагнули вперёд, Вект с нортом чуть раздвинулись, пропуская прочих за спины... Впрочем, мужчины быстро опомнились, и зазвучала вытаскиваемая сталь...
   Но мечи против тёмной гончей? Тут копья нужны, копья! И только сейчас, когда он протискивался меж них, теперь, когда стоял за их спинами, Вартерий разглядел и распознал эти чёрные прожилки на клыках их охотничьих ожерелий - так та, которая за дверью, для них не первая?!
   И она выползла из мглы.
   Именно так - не ворвалась, не вломилась, срывая с петель дверь, а вползла на брюхе! Как побитая дворняга! Только голос её, голос бешеной суки, еле сдерживающей свой норов, по-прежнему морозил позвочник:
   - Ийе-е-еру...
   - Парни... - тоже ничего не понял норт.
   Ведь в довершении ко всем несуразностям, у твари на шее за голубенькой ленточкой, завязанной на кокетливые бантики, был заложен конверт.
   - Мамочка!.. - опустил меч вект. И это был не вопль мальчишечьего ужаса, а почти стон сыновьего раздражения.
   - Уверен? - не поспешил опускать лук кор.
   - Она сама меня такие бантики вязать на Си... на сестре учила.
   - Ты хочешь подойти? - не веряще спросил его нагтилин. - И снять конверт?
   - Прислала же, - пожал плечами тот и вложил меч ножны.
   - А без руки не останешься? - тем же, что и у нагтилина, тоном вопросил, вроде бы по определению, бесстрашный норт.
   - Рукав должен выдержать, - пробормотал парень.
   Кожанка? Выделанная кожа должна, по его мнению, выдержать челюсти тёмной гончей?!
   Вект сделал шаг и словно что-то объяснил:
   - И лента-то - голубая.
   - Ийе-е-еру... - возмутилась на себя тёмная тварь и ещё плотнее прижалась к полу.
   - Лежать! - потребовал вект и пошёл.
   Подошёл. Медленно протянул руку...
   - Ийе-е-еру... - опять провизжала гончая и потянулась мордой к нему.
   - Нил, не дёргайся! - раздался голос норта. - Псина, кажется, хочет познакомиться - обнюхать и, может, лизнуть руку. Позволь!
   Парень послушался. Он замер и только раскрыл навстречу морде чудовища свою ладонь.
   Норт! Кони и псы для них... В детстве, говорят, они и спят на конюшнях вместе с собаками...
   Гончая обнюхала руку, лизнула её и заурчала:
   - Ийе-е-еру...
   И Нил обнял её голову. И она ему не пооткусывала руки по локоть!
   - Лежать! - опять потребовал он и явно привычно - дёрнул за один из кончиков банта.
   Узел ленты распался. Парень подхватил и раскрыл конверт. Вынул лист бумаги. Пробежался по нему взглядом, пожал плечами:
   - Я ж говорил... "Здравствуй, сын, мы волнуемся. Уже осень, носишь ли ты... Тра-та-та, тра-та-та... Ты уж там береги себя. Целую, мама." Парни у кого ручка недалеко?
   Нагтилин в два движения - убрал в рюкзак свой молот и вынул стерженёк вечной пишущей ручки прежних.
   - Лови! - по невысокой дуге он кинул её приятелю. Подходить ближе явно не собирался.
   Вект вскинул руку, но... Тёмная тварь среагировала первой - резкий, с места прыжок, и она перехватила зубами орудьице письма.
   - Э! - возмутился вект. - Отдай!
   Гончая повернула морду к нему. Ручка торчала у неё в пасти.
   - Глядишь ты... Умничка! Не поломала... Лежать! - и он разместил лист бумаги на её почти гладком спинном костяном наросте, на почти не пробиваемом никаким оружием, панцире. - "Здравствуйте, мама! У нас всё хорошо! Вот выбрались из пустоши. Первоклассного хабара набрали на два грузовых рюкзака. Сдадим его в Прассиле, ува-жа-емому мэтру..." Уважаемый мэтр! - выцепил он главаря взглядом: - Вы не представились...
   - Вартерий, - не попытался слукавить тот.
   - "...уважаемому мэтру Вартерию. Он обещал дать справедливую цену... Не волнуйся за нас. Осторожны мы всегда. С любовью, твой послушный сын."
   - Э, - напомнил о себе норт. - А от нас приветы?!
   - Сейчас в постскриптум впишу, - тут же согласился с ним вект.
   И, судя по всему, вписал.
   И опять приладил - тем же самым бантиком - конверт к твари.
   - Домой! - приказал он.
   И она...
   Тварь не ринулась в дверь. К ужасу мэтра и всех его подручных - Сипой так тот начал просто подвывать! - прижала морду к каменному полу и вдавила её в него, а потом, дюйм за дюймом, ушла в него и вся. Вместе с бантиком. А пол каким был, таким и остался. Даже песок, гостями нанесённый, не потревожила - никаких следов.
   - Ну, что? Продолжим? - деловито обернулся к мэтру Вартерию нагтилин. - Только давайте уж вернёмся за стол, что ли...
  
   Королевы вкушали чай. С некоторых пор это удовольствие стало особенным.
   Полтора тысячелетия назад, когда тарокки строили Империю, в горные районы Цейлиса, они всей своей армией не полезли, хватило ума просто послать эмиссаров. А тамошним племенам было всё равно, каким гладковолосым (сами они все сплошь были кудрявыми) продавать свой чай. Так что, и чайные плантации уцелели, и традиции правильного сбора сохранились. И сохранились старые сорта. Про которые рассказывалось в древних-предревних, в таких уютных детских книжках прежних.... Которые время от времени начала приносить ей юная библиотекарша... Которые читать бы на ночь сидя в глубоком кресле прижавшемуся к тебе ребёнку...
   "Ничего, - подумала Клерисса, - ещё несколько дней и Арлия уже сможет определиться. И тогда..."
   Можно будет даже... От опасностей лабораторий её отлучат, от травмирующей психику политики её отлучат (ну, попробуют...), появится много времени, и можно будет заняться переводами. Катти же переводит стихи...
   Визг был таким истошным, что пробился сквозь несколько дверей.
   - Эсктелла? - удивилась Клерисса
   - Почта вернулась! - сразу определился барон Веллитарий.
   - Ваше величество! Туда, срочно! А то ведь их там сейчас съедят! - ринулся к дверям из кабинета и распахнул их сэр Дартор.
   И королевы подхватились.
   Семереник оставался приводить в чувство свою команду всё в том же зале, откуда был вызов. В этом особняке имелся таковой, судя по всему, лекционный, с поднимающимися рядами кресел, перед каждым из которых было по столику, перед небольшой сценой, и длинной тёмно-синей, двигающейся вверх-вниз по стене доской...
   Сейчас на самом верху её выделялось изображение расчёрканного на квадратики контура Якорной Долины. Рядом - длинная таблица, а остальную доску почти всю уже исписали, изрисовали математическими значками. Руки у Эсктеллы были извазюканы мелом... Королевы оставили Семеренику список, кто из них, в какой точке той долинки выходил, и, судя по всему, Семереник нашёл, чем отвлечь от пережитого экстрима впечатлительную блондинку. Интересная методика успокоения нервных барышень!
   Вот только...
   - Лежать!! - прорычала Клерисса, и прочие королевы нервно сглотнули. Конечно, она уже рассказала им, что "командный голос" ей ставил сержант на втором курсе Универа... Она даже называла его имя. Но... Неужели она в него не добавляет - на уровне своих долбанных рефлексов! - никакой своей долбанной магии?! - И заткнись!
   И чёрная тварь вжалась в пол, и визг, катившийся от доски, как отрезало.
   - Не сработало? - несколько нервно спросила Шитона.
   На гончей была всё та же ленточка, перевязанная теми же бантиками. Из-под которых выглядывал всё тот же конверт.
   - Я его повязывала на левую сторону, а сейчас он справа.
   Она решительно подхватила перемазанную мелом руку красотки, которая на своих негнущихся ногах, тем не менее, добралась уже почти до двери, и поволокла её за собой к тёмной гончей.
   - Ой, ой, - на каждом шагу излагала Эсса свои впечатления: - ой, ой!
   - Своя! - повторила свой королевский рык королева, и почти тем же тоном: - Закрой глаза и протяни вперёд руку.
   - О-ой... - оценила предстоящее девушка, но требуемое выполнила... И через несколько мгновений совсем другим тоном: - Ой... А он тёплый...
   Тёплый язык тёмной гончей облизал ей ладонь.
   - Подай мне пакет. Развязать узел сумеешь?
   Математичка открыла глаза и попробовала оценить предстоящее. Хмыкнула:
   - Элементарно.
   Потянулась, перегнулась через морду подземной твари, дёрнула за один из кончиков бантика и торжествующе перехватила освободившийся пакет. Протянула его королеве...
   - Леди... - укоризненно покачал головой из-за королевской спины стражник-барон.
   И леди опомнилась - склонилась в реверансе.
   "То-то же!" - прописалось на королевском лике.
   - "Здравствуйте, мама! - вслух начала читать она. - У нас всё хорошо! Вот выбрались из пустоши. Первоклассного хабара набрали на два грузовых рюкзака. Сдадим его в Прассиле, уважаемому мэтру Вартерию. Он обещал дать справедливую цену... Не волнуйся за нас. Осторожны мы всегда. С любовью, твой послушный сын.
   P.S. Про браслет понял. А парни передают всем привет."
   - Что за бред? - ничего не поняла Шитона. - Он писал под принуждением?
   - Нет. Вот нижняя завитушка у букв "р" - так они меж собой помечают достоверную информацию.
   - Я поняла. Кажется, - неприятно усмехнулась корсарыня, - наша голубка прилетела к ним очень вовремя.
   - Ах, вон оно что... "Мэтр Вартерий из Прассиля"? - так же поморщила губки Агвелта. - Надо бы запомнить имечко...
   - Прассиль? До Риммериума ровно три дня пути по Круглой дороге...
   - Э, девочка, ты собачку-то отпусти - ей домой, к себе домой уже хочется.
   - Эска, не замай чернуху!
   - Грубый ты, Семереник! Какая она тебе "чернуха"? Лапочка Чёнечка!
   И...
   - Ийер-р-ру... - словно соглашаясь с нею, вроде как промурлыкала тёмная гончая.
  
   - Ваше высочество!.. - опустилась в издевательском реверансе баронесса Верриса ла Отредди. - Вы соизволили посетить нас... - и она резко выпрямилась. - Опоздание! Предупреждение! И, Агторрия, что это за безобразие у тебя на шее?! Немедленно снять! Предупреждение! И... - она уставилась на вошедшую девушку, - и только дай мне повод для предупреждения номер три!
   Девушка примаскировала едва не сорвавшуюся реплику вздохом и послушно сняла с себя охотничье ожерелье.
   "Роскошное, - признала Синнаэль. - Одни только четыре клыка тёмных гончих чего стоят! Неужели в одиночку тварь кончила?"
   "Все верхние, - покачала головой Никка. - Значит, как минимум, с двух. И значит, были помощники. Но, если по паре, то, значит, и там, и там она - на главных ролях. И ещё вон та пара... Очень впечатляет. С кого - не разобрала?"
   "С ягуара, может быть, или с тигра. И мелкие - мелкие только на их фоне. А так - крупнее волчьих. Но догадаться: такое на ученическое платье вываливать!"
   "Завидуешь?"
   "Да", - признала Сина.
   Они переглянулись, они обе ощутили касание одинокого клыка тёмных гончих под платьем к своей коже.
   "А рыжая-то какая, рыжая!"
   "А глазищи..."
   "Фиолетовые. Я, когда её описание читала, думала, приукрашивают, ан нет..."
   - Я рада, что хоть остатки дисциплины после своих блужданий ты сохранила, - проронила Верриса. - У нас, как видишь, тоже не без новостей. Знакомься: принцесса крови Эллезии Синнаэль, принцесса крови Корлэнда - Никкора. И... - баронесса сделала почтительную паузу приняла почтительный вид, обернувшись к ней: - принцесса крови Империи Агторрия.
   Девушки послушно поднялись и дисциплинированно обменялись реверансами.
   - Торри, садись и продолжим. И уж, надеюсь, тебе не надо напоминать, что пропуски занятий не оправдывают незнания учебного материала! - и убедившись, что непослушная девчонка вняла, продолжила: - По совпадению тема сегодняшнего занятия - дарованное тебе в твоё совершеннолетие герцогство Трелли... Итак, бывшее королевство Трелли было завоевано Вашим пращуром Роггакером II в ознаменование 100-ой годовщины Основания Империи...
   На переменке ни принцесса Империи, ни принцессы королевств подходить друг к другу намерения не выказывали, но... Организовывать упорядоченный хаос - это врожденное умение всех женщин. Молоденьких - тоже. Да и мало ли, чего кто-то выказывает, если в том хаосе действует ещё и другой взаимный вектор притяжения - любопытство. И из одной аудитории в другую все девушки шли щебечущей роящейся стайкой, а внутри две виконтессы разом сделали по шагу в разные стороны, и принцессы оказались друг перед другом. Нет, не одна против двоих - рядом с Торри стояла Лестра. А остальные... Всякое чириканье разом смолкло. Но начинать разговор первой не хотела ни одна из царственных особ.
   - Мы, вот, поспорили, - заговорила, улыбнувшись, Лестра, обращаясь у Сине, - знала ли ты раньше о том подарке Императора своей дочке? Я про герцогство.
   - Нет, - сухо ответила она
   - Совсем?
   - Нам дают перечень основных событий жизни двора Империи. Но список подарков на дни рождения имперским детям в него не входит.
   - Вот видишь... - с непонятным выражением Лестра повернулась... к подруге?
   Лестра - подруга Агторрии? Не соперница, а подруга? Здесь - ближайшая? Надо бы присмотреться... Но следующей фразой Агторрия ответила не Лестре. Она обратилась к Сине:
   - А ты похожа на брата, - и повернулась к Никке: - А ты на своего - нет.
   - Что?! - разом ничего не поняли те.
   И тут раздался гонг.
   - Пятнадцать секунд! Все по местам! - скомандовала Лестра, подхватила Торри и повлекла её всторону.
   - По местам! - вслед за нею подхватилась и Веталлия и едва ли не силком, за руки, потащила принцесс к их привычным столикам.
   Рассесться все успели вовремя.
   - Наконец-то мы в полном составе, - удовлетворённо заметила главная специалистка по придворной учтивости.
  
   Накануне Торри и Леся после визита принцессы к отцу добрых полчаса обсуждали, говорить ли, и если говорить, то когда, захваченным пленницам об их братьях.
   " - Всё равно узнают.
   " - Но получается, что я подставила мальчишек!
   " - Всё равно бы узнали! Даже, если бы Телл, не найдя тебя у Императора, развернулся бы вон - первый, кто внимательно прочитал бы потом его отчёт...
   " - У них бы были дополнительные часы...
   " - Несущественно! Если они не узнали тебя...
   " - Не узнали! Я для них дочка герцога отдалённого мелкого герцогства!
   " - Тогда они спокойно пойдут в Риммериум - три дня пути по круглой дороге. Справа непроходимая гора, слева непролазные болота. Две загонные команды барона Осттекия с каждого конца дороги, и самое большое через двое суток... Через двое суток их доставят сюда.
   " - Их не так, чтоб просто пленить.
   " - Это будут не дюжина бандитов, а отряды профессиональных воинов, с опытом захвата магов. В том числе и магов! У мальчишек нету шансов.
   " - Что я наделала!..
   " - Да при чём здесь ты!..
  
   На следующей перемене это был шквал. Как только преподавательница вышла, остальная учтивость растворилась тоже.
   - Говори!
   - Я понимаю ваше беспокойство за братьев и прощаю ваше отсутствие манер... - начала Торри, а потом по-простонародному махнула рукой и вытащила своё костяное ожерелье. - Они несколько раз спасли нам жизнь. Это, - ткнула она пальцем в клыки с чёрными прожилками, - это были три чёрные гончие. Это - мы нарвались на прайд свикглов, это - уже на выходе - ягвар. Нил успел остановить его своим протазаном, ну, а я уж добила из арбалета... А ещё была каракрата, а ещё мы отбились от разбойников...
   - "Вы"?
   - Я в основном держала щит, - девочка оглянулась на подруг и добавила: - Ну, и мага бандитского спалила.
  
   Вчера вечером они немного поспорили и следует ли Торри признаваться в магичестве.
   " - Не хочется прослыть ведьмой.
   " - Перед своими девчонками?
   " - Свои они - пока в классах. А когда дают отчёт советникам своих отцов...
   " - А то те про тебя не знают!.. Про дочь своего отца! Но не хочешь, не говори.
   " - Ага, перед дочкой Клериссы импотенкой какой-то выглядеть?! А я, может, сильнее и её!
   " - Теперь ты сильнее её точно.
   " - Я про Клериссу.
   " - Не смеши.
   " - А мне не смешно. Я, когда рядом с ним была... Нет, ну, что же это тогда такое? - на болотах всего-то - шесть касаний ладоней за несколько часов, а у обводного канала уже ничего не соображала! Уже каракрату готова была сама выпарить. И, кажется, сил бы уже хватило.
   " - Как же ты ягвара не почувствовала?!
   " - Почувствовала.
   " - Но?..
   " - Я ж говорю... Полная в себе уверенность. И захотелось... Хотелось опять ощутить это единение, это головокружение. И...- но признаться в этом она не решилась: "И дать ему повод на ещё одно прикосновение...". И он всё исполнил! Она опять вспомнила ощущение его тела, перекатывающегося через неё. - Всё понял - Телл и потом мне выговаривал: "Ещё раз такое учудишь - без меня дальше ходить будешь!"
  
   - Ну, и как оно - убивать? - прямо ей в глаза глянула юная корсарыня.
   И юная принцесса заглянула в них:
   "А она нормальная? Она не безумна?!"
   - Почти сутки в себя приходила.
   - Ну, да, - опять почти облизнулась художница, - первая человеческая кровь... Почти как... - но она не договорила - раздался гонг: до начала урока пятнадцать секунд.
   Всем по местам!
   Астрология. Методика расчёта лунных затмений - второе занятие.
   И Агторрия с удивлением понимает, что она больше не лучшая. Причём самое удивительно то, кто именно постоянно опережает её в точности и скорости расчётов - эта сумасшедшая кора! А потом вдруг в голову пришла мысль самой составить гороскоп эллезийского принца. Дата рождения! Надо будет узнать его точную дату и время рождения! Место - это Эллистан, а знает ли сестра время?
   Нет, ни Сина, ни Никка время рождения не знали.
   - Придётся у него спрашивать...
   - Как? Ты с ним можешь связаться?
   - В камеру меня пропустят.
   - В какую-такую камеру?!
   - Мы расстались у Прассиля. Оттуда в Риммериум один-единственный маршрут. Идеально защищаемая дорога. Узкий рукав меж неприступной горой и непроходимым болотом. Три дня пути. Три заставы. Их перехватят, - и она спокойно закончила: - И я с ними поговорю.
   - Три дня? Только? Это хорошо... Ещё пару-тройку дней им, чтоб оглядеться. Значит, через неделю нас здесь не будет. Отлично, а то я уже по дому соскучилась, - с такой же спокойной убеждённостью произнесла Сина и обернулась к Никке: - А ты?
   Та пожала плечами:
   - А я бы ещё погостила. Мне бы ещё бы хоть несколько уроков от госпожи Катианиллы... - но она вздохнула: - Нет, Келдаз столько не вытерпит. Да, неделя - это максимум.
   - Этого не может быть!
   - Так будет! Да, а время рождения брата я тебе сообщу. Ну, записку, может, оставлю.
   - Пари!
   - Легко!
   - На желание!
   - Принято!
   - Через восемь дней ты исполняешь моё желание!
   - Ты моё исполнишь позже! Способ связаться я придумаю. Или мне его разработает Луфгегл!
  
   Нет, конечно, возиться с такой горой хабара - та ещё морока, но у мэтра Вартерия, в конце концов, здесь потомственное дело - четвертое поколение уже. Мальчишки - не первые удачливые ходоки, и, раз решено платить, дальнейший процесс отработан. Да и с пацанами дело иметь оказалось приятно. С одной стороны, они разбирались в ценах. Ну, чтоб кор с нагтилином где-то упустили свое! А эти молодые да ранние! - надо же так точно навскидку оценивать артефакты! Но с другой - и не мелочились. Им явно не терпелось выбраться из Прассиля...
   Однако, не бедненькие это деточки - у других бы руки дрожали, только трогая некоторые ожерелья, а эти... Словно бы морщась: эка невидаль! Вот тут, пожалуй, в мозги теневого заправилы приграничного городка постучалась какая-то тревожная мыслишка, но горы хабара, но недавняя "письменоша"...
   "Занято!" - раздражённо отмахнулся от надоеды провинциальный пахан.
   Самого мэтра особо порадовали стулья, вытащенные из второго рюкзака. Сокровища сокровищами - большая их часть всё равно уйдёт в банк, а над меньшей повизжит жена, но вот стулья-креслица прежних в твоём личном кабинете! Мэтр Вартерий уже представлял рожи некоторых своих знакомых, когда он качнёт головой, приглашая: "Присаживайтесь!".
   Всё-таки что-то непонятное с этими мальчишками, - опять принялись скрестись около мозгов некие рефлексии, - из реплик было ясно, что собрали они с выпадения далеко не всё и, вот, тащить громоздкие стулья! Как будто не могли прихватить вместо них, чего весом поменьше, ценой подороже... Ведь всё равно всё сдают!
   И опять он не стал додумывать. Да и когда?! В комнате через две двери, с другого конца коридора (ну да, с выходом на другую улицу. Чтоб и случайно одни клиенты с другими пересечься не могли) там сидели представители "Синдикта". Оценщик и клерк. Один примет залог, второй выпишет кредит и подтвердит бонды. Ну, и их охрана, конечно же, тут же.
   Нет, синдикты ничего здесь не боялись: в конце концов, и в Прассиле они с ними работают не первое поколение, и дадут боги - не последнее, но статус, статус... Охранники при них - уже как галстук при фраке, и иначе никак! Ни - им без фрака, ни без галстука, ни без этих трёх лбов, присылаемых из столицы. (Впрочем, лоб у одного из них навевал на размышления - для охраны ли он здесь или для чего-то, требующего более изощрённой соображалки?)
   Вот и носился мэтр из одной комнаты в другую, как иголка швейная! Ничего, ему ещё не в тягость, а сейчас как бы не годовой доход делался!
   И всё-таки на этих мальчишек было приятно смотреть: слаженная команда! Уж, не говоря о том, как они в мгновения ощетинились оружием, когда появилась гончая, вон как чётко не мешают друг другу при торговле. И никто не корчит из себя принцев - норт с вектом только что были на первом плане при угрозе, а вон уже ноги в руки и сходили за вторым грузовым рюкзаком! Не то, что этот "охранник"! Сидит, как принц... И только губки морщит... Может, он и есть какой-нибудь торговый принц на передержке - мол, иди, мальчик, дохни реальной жизни?
   И тут мысля, которая раньше тихенько поскрёбывалась, достала откуда-то молот и бухнула им прямо в центр мозга! И всё сложилось: тёмная гончая плюс слово "принц"... "Мамочка прислала". А какая "мамочка" во всей ойкумене может в письменоши отрядить такую собачку?
   Так это принцы Артола?! Он едва не стал личным врагом бешеной королевы Эллезии?! А пацаны на него ещё и метку успели повесиьб! "Мэтр Вартерий из Прассиля".
   Мальчиков отпустили погулять, а он здесь... Нет, мальчишки смылись в самоволку - вон как сами на гончую всполошились! Да не всё ли равно! Разом стать врагом четырёх королевских родов... Так, упокоиться и выпихнуть, быстро выпихнуть их отсюда!
   Но быстро не получилось. Потому что дела делами, а текучку никто не отменял. И ему доложили, что в город вошёл отряд барона Осттекия - охранная стража Престола. Мэтр поначалу не обеспокоился: где он, а где престол! Но когда ему следом известили, что охры пошли с обысками по тавернам, та самая мысля опять схватилась за свой молоток.
   "Это же их ищут! Чужих принцев!"
   Выходит, у императора с королями какая-то заваруха случилась, и теперь... Отговориться, случись что с мальчишками, что он не при делах - кто ему поверит?! Да и будут ли слушать? Ночью как-нибудь, а то и средь белого дня, выберется псина такая прямо из земляного пола - и куда ты от неё будешь прятаться, кем загораживаться?!
   И он пошёл к парням. Сначала уточнил номиналы чеков оплаты. Тут наследники четырёх тронов тоже были вполне адекватны - половину всей выручки одной суммой, а дальше каждый следующий в два раза меньшей. Чеки "Синдиката" анонимны... Концы-то, эти ростовщики при надобности найти всегда смогут, но оно надо в каком-нибудь мелком отделении выяснять, кто выписал конкретно этот чек на сотню-другую золотых? Печать на цифрах стоит? Всё! Потому что подделывать магическую печать стоит совсем другие деньги... И означает просто сумасшедшие риски!
   А только за этим... Нет, до того он ещё разогнал из комнаты всех лишних. И тогда...
   - Ваши высочества, - обратился он к мальчишкам, - в город недавно вошла стража престола. Они перекрыли город и теперь чего-то ищут по тавернам. Или кого-то. Подумайте, не вас ли. Меня не будет около четверти часа. Протокол требует моего присутствия при выписке чеков. Подумайте о ваших действиях. Штекл и Сэмсор останутся здесь. Они о городе знают всё. На ваши вопросы ответят, - и, смирив гордость, осведомился: - Я иду?
   - Куда?! - заледенел кор. - Стоять!
   - Молодые люди, - попробовал добавить ледку в голос и его главный распорядитель Штокл.
   - Ну, ты даёшь! - улыбнулся ему его главный советник. - Такое сосчитать! Молодые люди, решайте скорее. Ведь с чеками вам, всяко, будет бегать удобнее, чем с вашими мешками.
   - Уважаемый Вартерий, - жестом остановил своих вскинувшихся друзей вект, - пожалуйста, скажите вслух и определённо, что Вы не предали нас и предавать не собираетесь.
   - Новости о вас охранная служба императора прямо или косвенно получила не от меня, - не стал тянуть тот, - и от меня оных не получит.
   - Мы ждём Вас через четверть часа.
   "Значит, правду говорили: Клерисса - из видящих правду. И сыночек дар унаследовал."
   Нет, отсюда он мальчишек выведет. Конечно, Прассиль - город, граничащий с пустошью, так что и стены вокруг него возведены крепкие, и ворота могут охраняться бдительно, но у гильдии Теневой Лиги есть свои собственные, не очень освещённые для прочих тропиночки. А вот дальше... Дальше проблема. Потому что сзади - пустошь, а впереди Круглая дорога. Дорога, проходящая по самому краю глухих болот и огибающая малопроходимое нагромождение скал Ксетронира - одной из высочайших гор обитаемой части мира. Наверное, мальчишкам и надо бы - туда, в горы. Имея в составе команды нагтилина, там, среди скал, можно прятаться столько, сколько хватит припасов. А с нортом нехватка провианта им не грозит. Чего-чего, а живности в горах хватает. По окраинам даже местные побаловаться с охотой, бывает, рискуют. И даже, ноги не переломав, бывает, возвращаются.
   - Чеки, - через тринадцать минут выложил на стол он их.
   Кор поднялся, пересел за столик, переписал все номиналы, заодно проверив печати, сложил цифирь, получил требуемую сумму, кивнул друзьям. Кивнул на мешки Вартерию:
   - Ваши.
   - Итак? - обратился он ко своим.
   - Ты знаешь, - покачал головой Сэмсор, - молодые люди меня удивили.
   - Ещё раз?
   - Оказывается, у нагтилинов до сих пор в ходу легенды про наши найдерексные рудники. Которые им пришлось бросить при переселении в Артол. Ну, и про сам найдерекс - уникальную добавку, рождающуюся в самом сердце самой великой горы, добавляющую стали идеальное сродство с магией.
   - Во-первых, это легенды. Шахты есть, но никакого найдерекса никто никогда не находил, а во-вторых... Ты же им рассказал?
   - Да, что у нас есть свои легенды - о бывшем проходе, о выходе из нашего тупичка в просторы Империи помимо Круглой дороги. Напрямую. Минуя её охранные посты и таможни. Но последние записи об успешном переходе датируются временем, отстоящим от нашего на три столетия. И что достоверность их подвергается сомнению. Как и историчность героя, их оставившего. И что раз в двадцать-тридцать лет попытки пройти по подземной тропе предпринимаются. Безуспешные. По причине тёмной фауны, прижившейся и разжившейся в тёмных коридорах. Молодые люди не впечатлились.
   - Мы просим проводника до входа, - обернулся к Вартерию вект.
   - Сэмсор?
   - С них расписки, что они уходят без принуждения и по собственной воле. Вдруг их заботливые мамочки взволнуются о своих таких послушных сыночках? И ещё... Они нашего проводника не оставляют у входа, а берут с собой и обеспечивают его выживание в процессе своего прохождения. Пройдут - мы восстановим тропу.
   - Штекл?
   - Как раз для Фреда работёнка. Он внутри бывал. Мнит себя особенным - пусть доказывается. Пройдёт - будет повод присмотреться к нему по-серьёзному.
   "Не пройдёт - одной морокой меньше", - поняли все недосказанное.
   - Пишите расписки, - принял решение босс. - А если меня люди барона Осттекия достанут, я их тоже к дыре входа отведу, - он хмыкнул: - Пусть догоняют.
   - Отводите, - согласился Ниэллон. - Теперь Фред, где ваш Фред? И ещё с вас - полный текст легенды о том, последнем проходчике!
   - Фред её наизусть знает.
   - Тогда, парни, отписываемся и уходим!
  
   Всё-таки каким образом тёмная гончая появляется, а потом уходит - нервировало. Как подумаешь, что она вот так, же прямо из-под пола, прямо сквозь доски или даже сквозь камень может выскублиться прямо в твоей спальне, и мурашки начинают морозить кожу. Эта красотка, - хмыкнула на Эсктеллу Акнаккора, - первый раз так просто подвывала при этом. Ага, а потом не иначе, как со страху, в полчаса, вон, всю доску исписала. Результативно хоть? Второй раз обошлось без звуковых эффектов, но их начальнику обнять её всё же пришлось... Ну, как "пришлось"? Судя по тому, что девчонку от свидетелей он отвернул, ручонкам его шаловливым под шумок баловства перепало. Так, довольно разврата! Она подняла руку, указала на доску и акцентировано перевела взгляд на алфизика. Девочка отодвинуться от него успела.
   - Мэтр Семереник, зачем вы расчеркали карту долины?
   - Так это нечто вроде ваших долгот и широт, только нулевой меридиан мы сместили из Огненного замка Риммериума, где его угнездили прежние, вот сюда - в левый нижний угол долины. И сюда же подняли экватор.
   - Экватор поднять невозможно!
   - Да конечно же! Но можно отнять от всех широт долины одно и то же число и вогнать обе координаты в ноль.
   - И вы определили это число?! С точностью до секунд?!
   - Оно не существенно.
   - А как же вы отнимали?!
   Семереник обменялся взглядами со своей красоткой, но в разговор вмешалась экспериментатор:
   - Ваше величество, представьте уравновешенные весы. На них лежат по мешку сахара и гирька с одной стороны и кулёк конфет с другой. Кулёк же весит гирьку?
   - Да.
   - Как Вы это определили? Вы мысленно откинули с весов лишние мешки, то есть, отняли их вес, хоть вес мешков не знаете. Так?
   Королева облегчённо кивнула.
   - Так же и мы откинули лишние мешки координат.
   "Кажется, я понимаю для чего ещё в этой компании нужна эта скромница."
   - И что в результате?
   0x01 graphic
   - Вот на плане долины, - порхнула девушка к доске. "А гимнастикой-то она не пренебрегает!" - отмечены тридцать девять точек выпадений...
   ""Выпадение" - нашла же словечко! Но что из этого можно понять? Всё вполне хаотично."
   - А это две таблицы. В этой - координаты выпадений с севера на юг, через каждые сто саженей от нашей нулевой точки - двенадцать ячеек. Пустые почти все мы отбросили. И в каждой - количество выпадений:

1100

1200

1300

1400

1500

1600

1700

1800

1900

2000

2100

2200

0

1

1

2

5

5

3

7

7

4

4

0

  
   ...А в этой - такие же с запада на восток - всего шесть. Потому что и сама долина в этом направлении уже, и полоса уже почему-то тоже. Так как механизм искажения нам не ведом, то и причина несимметричности - непонятна:
  
  

400

500

600

700

800

900

0

2

19

17

1

0

  
   - Ох, - подала голос Агвелта, - а здесь всё очевидно.
   - Да, но и для первой таблицы... путём несложных вычислений, - кивнула она на исписанную доску. - Объяснить их не просите, мне бы кто объяснил... Вроде бы, всё это следует из того простенького факта, что каждая грань аккуратно сделанного шестигранного кубика выпадает в среднем ровно раз в шесть бросков. Но кто бы мне сказал, кто из богов следит за этим? Вот уж у бедолаги работёнка! В общем, координаты нижнего левого угла квадратика, который мы ищем, тысяча восемьсот саженей к северу от нашей нулевой точки и семьсот саженей от неё к востоку. Кстати, одно из тридцати девяти выпадений случилось именно там. Только одно. И это... - Она подошла к эскизу карты и мелом тщательно заштриховала нужный квадрат. - Это здесь.
   - Час до долины, час обратно, час самое меньшее там, - прикинула Клерисса. - До обеда не успеваем.
   - И хрен с ним, - выразилась бывшая воровка. - Прикажи запрягать лошадей! Поскачем!
   - Бедная моя задница, - поморщилась бывшая корсарыня.
   - Мозги, корабли!.. - засмеялась бывшая бандитка. - А как дело доходит до дела - всё решает жопа!
   - Дамы!.. - улыбнулась воспитанная сержантами военной кафедры бывшая герцогиня.
   Ни Акнаккора, ни Шитона в королевы не собирались.
   У степных королей воителей второй сын - это главная опора трону, главный воин и, когда с ним сблизилась местная оторва, старшие только хмыкнули: "В пару!"
   Акнаккора же - из старого корсарского рода, в котором абордажная пара сабель издревле считалась наиболее эффективным вариантом этикета.
   Да и Агвелта... Родители наследного принца смирились с её присутствием, лишь потому что только рядом с нею сынок, будущий монарх, научился показывать зубы...
   А потом - серянка... И у одних вдруг изменилась очередь на наследование, у других поменялись советники, у третьих - чуть ли не всё ближайшее окружение престола. И у всех поменялся властитель. Ибо всем им приходилось быть на виду, быть среди людей, среди подданных... Каждый из них, к примеру, посетил главный госпиталь своей столицы, своей страны... И дамы, не чаявшие трона, вдруг оказались в венцах.
   - Карета отправится следом. Ведь обратно нам будет уже не к спеху, - улыбнулась Клерисса Агвелте.
   - Да как же я тебя, оказывается, люблю...
  
   И сорок минут бешеной скачки. С минутными остановками на переменить лошадей. Клерисса заметила, с каким чувством на её выкормышей посматривали королевы... А что вы хотели? - у сержантов не забалуешь, выездка же - один из основных курсов. Ещё - строевая подготовка... (Как она ненавидела её в своё время! А теперь сразу, не слушая дальнейших доводов, заворачивает любые предложения её убрать: навыки слаженной работы в команде для многих "гениев" начинаются именно на плацу!) А уж боевая гимнастика, элементарное умение обращаться с оружием, плавание - всё это само собой... Кстати, именно в воде у многих простолюдинов, оказывается, имеется преимущество перед дворянами - в детстве бегали на речку, купали лошадей, сами купались...
   Кстати, поглядывали не только дамы... Давешний лейтенант обнаружился среди сопровождающих. Эсктелла его, среди других, вроде, не выделяла, но помощь - когда он способствовал ей слезть с коня или подержать стремя во время обратного действия - помощь принимала и вежливо в благодарность улыбалась... Остальные члены научного коллектива только переглядывались. Мол, счастливой охоты! Интересно, в чей адрес пожелание? Да уж, когда охотишься на хищную тигру, не удивляйся, когда обнаружишь, что объектом охоты являешься и сам.
   На месте двое мужчин группы без каких-либо уговоров переняли всю пятёрку лошадей, чтобы после скачки неспешно выходить их.
   "Девочек разбаловали?" - подумала Клерисса, но быстро разобралась: уж незнамо как там у них всегда, но сейчас... Математичке именно сейчас было не до прозы жизни: она продолжала "не обращать внимания" на лейтенанта, а экспериментаторша наоборот очень внимательно отслеживала действия Агвелты. Гвардейцы охраны сперва ненавязчиво старались не подпускать близко к царственным персонам девушку, не включённую в "список N2", но Клерисса покачала головой, и `'практикантке" пробиться поближе к объекту наблюдения получилось.
   Агвелта же... Про подобную методику Клерисса слышала, но увидеть вживую - смотрела сейчас впервые. Да она думала, что уж это-то точно сказки! Но, кажется, заинтересованные лица иронию и смешочки по поводу "лозоходцев" распространяли не без умысла... Кажется, растерянность на её лице проявилась слишком отчётливо.
   - Прежние! - словно объяснилась Агвелта. - Если они что-нибудь специально прячут, любая артефакторика бесполезна. Только самое простое - собственный нюх или вот такое.
   - "Нюх"? Ты что-то чуешь?
   - Да. Нет. Запахов чуждых нет, ничего необычного нет. Да и ходила я здесь уже - я здесь уже всё исходила - ничего не замечала. Но... Сейчас изнутри словно прёт! Найдём, что-то, кажись, найдём.
   0x08 graphic
Она оглядела свою ошкуренную рогульку, удовлетворённо кивнула, обернулась к Семеренику:
   - Искомое не обязательно же в центре?
   - Нет. По всей площади равновероятно. Всё-таки точек у нас было маловато. Сотню бы хотя бы...
   - Размечтался! Так, - она обернулась ко всем, - Ты, - указала на Дирлию, - ближе, чем на десять саженей ко мне не приближайся и... прихвати с собой колья, молоток и лопату. Остальные - оставайтесь здесь. И... - но она словно отмахнулась от прочего, ладонью словно вытерла лицо и, встав на колени, опустив голову к земле, воззвала: - О, Пшосграз, великий, дозволь! Не мешай мне!
   0x08 graphic
- Эх, Катьку бы сюда... - услышала она сбоку негромкое сетование начальника грамотеев.
   "Библиотекарша-то здесь причём? - поморщилась она, поднялась, пошла к границе и сообразила: - Мы здесь, потому что нас сюда приволокли эти гении. Тех привлекла Клер, а королева порвала параноидальную секретность острова после сообщения о срыве браслета Веккаттой, после схватки той... Нет, но неужели девочка умудрилась выстоять против Анатары?!"
   И она пошла. На корню задавив желание двинуться наугад - куда повлекут ноги. Бродила уже! Теперь будет всё, как приучал её муж. Сто саженей неспешным шагом - это полторы минуты. Сто проходов - два с половиной часа. До заката управится. Вот и будет ходить неспешно! Она даже змейку лозой рисовать, чтоб захватить по фронту сразу две сажени, не будет- всё будет очень тщательно!
   Первые два прохода толпа следила за ней во все глаза, но потом... Потом охрана прихватила алфизиков, и они начали собирать на костёр, готовиться к чаю, к перекусу. К удивлению Клер командовать взялась ответственная за математику.
   - Так, мальчики, учтите, мы здесь, скорее всего, надолго! Поэтому...
   Ах, вон оно что: в числе "мальчиков" есть и лейтенант... Нет, если её вычисления сработают, Клер ей этого гвардейца оставит. Учредит здесь пост охраны и его - командиром. "И пусть всласть разбираются, кто из них кем больше командовать будет!" - улыбнулась королева.
   Мальчики тем временем принялись снимать под кострище дёрн.
  
   Пшосграз вредничать не стал. Или, может, похлопотала Анатара? До средней линии выделенного квадрата оставалось ещё несколько проходов - три, как минимум, когда...
   - Ой! - послышалось сзади.
   Сама она от восклицаний удержалась - рогулька в её руках ощутимо клюнула.
   - Кол! - потребовала она.
   Хорошо, что с собой она взяла девчонку - мужики бы под колом поняли нечто вроде черенка от вил, у девушки при себе в удлинённой рюкзачной сумке была связка прутьев в пару пальцев толщиной каждый. Самое то: и таскать не тяжко и в землю вбивать удобно.
   Так, теперь отступить на пару шагов назад, на пару шагов к боковой границе и опять вперед... Когда зашла за колышек - лоза не шевельнулась, нормально: в прошлый проход не промухала, а теперь шаг налево, другой...
   - Колышек!
   Когда вбивала, краем глаза увидела, что их телодвижения незамеченными не остались - молодёжь рванула к ним. Но сразу же раздался королевский рык. Границу участка никто не пересёк. Нормально.
   Пятно реагирования лозы в диаметре составило чуть более сажени. И придётся копать. Может, и неглубоко, но снимать дёрн в любом случае надо будет.
   Агвелта кивнула на лопату:
   - Помощников зовём?
   - Обойдусь, - не согласилась отвечающая у гениев за экспериментальную часть. - Разведут суету, и, не приведи небеса, что-нибудь упустим. Эх, вот Луфа бы сюда!
   Мама Луфгегла улыбнулась, развернулась к толпе и руками изобразила крест. Тут же раздался ещё один рык, и гражданские послушно двинулись обратно, к своему костру.
   Да, руки у девочки росли из нужных мест, смотреть, как она работала, глаза радовало. Вроде бы, неспешно, но лишних движений не случалось, не было и необоснованных пауз. Разве что веса, чтоб как следует надавить на лопату у той всё-таки не хватало. Но с подобным инструментом... Лопата из титторна... Когда гении первый раз таковую увидели, с ними случился массовый... как это Катти называла? - дизъюнктивный диссонанс! Ага, а как сами?! С ней самой произошло нечто подобное, когда она в сыновней лаборатории - и не в Льиз яррулле, в Эллистане! - обнаружила пачку рабочих перчаток, пошитых из мерцающего шёлка!
   Углубляться в землю пришлось почти на сажень. Агвелта нетерпения не проявляла: тысячелетия прошли, тысячелетия! Немного волновалась она по другому поводу: всё-таки первоначальное назначение лозоходства - поиск мест под колодец. Сейчас как забьёт родник! Но нет, Пшосграза мелкие пакости никогда не забавляли. Девочка вдруг замерла, вынула лопату, а потом очень аккуратно ввела её в землю. Опять остановилась:
   - Что-то есть...
   Вылезла из ямы, достала из своей рабочей сумки нечто уже больше похожее на совок, чем на лопатку, спустилась в яму, опустилась на колени... Ещё четверть часа... Вылезла.
   - Можно звать остальных.
   - Зови. И захвати мне чаю. Кажется, мы заслужили.
   Внизу на цементном, по-видимому, фундаменте, покрытый матовой полусферой раскрылся артефакт прежних. Из опознаваемого - руническая вязь. Да и вся конструкция... В обоих стационарных телепортах нечто похожее она замечала... Разумеется, притронуться не решилась. Остальные, разумеется, - тоже.
   Что ж, гении, ваша очередь - работайте!
  
   Первый раз разбудили Катти с завтраком - она благополучно спустила его в канализацию, второй - с обедом, который постигла та же участь. Но ложиться больше не стала: дела, дела! И сначала на кухню.
   Теперь смешаться с прочими у неё получилось легко: и одежда такая же, и косынкой - метресса Акакирра не терпела на своей территории простоволосых! - укрыла своё рыжавьё. Мадам, когда её увидела, приветливо кивнула, кликнула худышку Иртру, сняла со своей связки знакомый ключ.
   - Подкрепись! До чая очередь у тебя дойдёт - позовёшь. Некогда, конечно, но уж как тут устоять... - и унеслась.
   Со всех сторон неслись такие запахи!.. Но её главный воспитатель - Хранитель Библиотеки мэтр Каллиен - приучил её, что без супчика в обед, никогда. "Да хоть просто куриный бульон...", - настаивал он. Что ж, в королевской кухне таковое всегда имелось, правда, под "курицами" понимались очень разные птички. Здесь - тоже.
   Девчонку она заставила есть вместе с собой: "А то мне как-то неловко".
   А вот на второе блюдо, можно было выбрать уже повкуснее... Форель! Иртра опять отказывалась, отказывалась, но Катти переупрямить сложно, она ей и гарнира навалила горку повнушительней...
   Чай... "Обезьяний царь". Когда она потянулась за ним, девочка запищала и убежала.
   Ну, да, говорят, его осталось восемнадцать деревьев, каждому их которых более пятисот лет. Когда-то таковыми был засажен весь южный склон горы Хоуккэнн, но годы, годы... Новые посадки давным-давно по-настоящему не принимаются. Катти даже, кажется, знала почему - про их высадку она читала. Горестная история: соседние племена завидовали чаю "обезьянников" и захватили его. И перестали проводить ритуал возведенья на царство обезьяньего царя - при воцарении нового вожака стаи. Старого при этом торжественно хоронили под названным его именем саженцем.
   Поначалу никто ничего не замечал, но столетия шли, земля вырождалась и выродилась. И чайные деревья... Стали обыкновенными.
   Прежними, настоящими оставались последние. Выжившие с незапамятных времён. Теперь только для двора Императора.
   Вот только и заваривать листья с них давно разучились тоже.
   Появилась достопочтенная Акакирра. И правильно. Пусть посидит здесь, успокоится, проникнется. Пить "Царя" впопыхах невозможно! Девочка во все глаза смотрела рядом, но чая ей ни глоточка не досталось. А использованную заварку Катти тут же слила в общие отходы. "Профанации истинного вкуса" не будет!
   - Спасибо, - наконец, сумела выговорить Акакирра.
   Ещё посидела и предложила - она целое утро размышляла, чем можно отблагодарить девчонку, чтоб та в эти дни её не забывала! А то хозяйке кухни только что донесли, мол, захваченные принцессы с её вернувшейся Торрочкой об заклад уже успели побиться, что через неделю их в империи не будет - их принцы вытащат! А если те мальчишки под стать этой девчонке... Семь дней только осталось! А чая - вон целый сейф!
   - Ты своих девочек побаловать не хочешь? - равнодушно предложила она. - Они сейчас при баронессе ла Отредди, а она считает, что от сладкого только зубы портятся. Остальные, те дома подъедают, твои же... И у них обед через полчаса начнётся.
   - Ох, я и просить стеснялась!
   Она отказалась от сопровождения: у неё есть теперь план дворца, она дойдёт, только покажите вот на плане, где это. Хм, действительно, план. И не выдранный из книжки, а перерисованный... "Всю ночь занималась". Ох, уж мне эта библиотекарша! Ну, смотри. Так, вот здесь - это мы, а они... Идёшь по коридору до конца, поднимаешься по лестнице на три этажа... Давай третий лист...
   - А меня пропустят?
   - Ну, да. Это вопрос. Сегодня одну мою так даже обыскивали. Но тебя... Не знаю, как у господ придворных, а у нас, внизу, и у солдат со вчерашнего вечера и, вот, до обеда уже, гуд стоит, что рыжая девчонка, которая с браслетом, огненную тварь, которую придурок Профорий прямо из свиты Пшосграза вырвал - своей кровью умилостивила, и дворец лишь потому в угольки не обратился... Ты только не нагличай... Да ты и не умеешь. Иди, никуда они не денутся - пустят. Иртра, девочка, ту корзинку, что мы собрали, дашь госпоже.
   - Да, госпожа.
   Когда помощница метрессы Акакирры показывала, что они насобирали, то удержаться она не смогла:
   - Это правда? Про ту тварь?
   - Дегею огненную Анатара, бывает, у Пшосграза побаловаться выпрашивает. А меня недавно в её храм занесло, и её жрицы на обряд дарения крови развели. И как-то по-варварски его провели. Представляешь, в горло ножом! Кровью весь алтарь залили. Чудом всё совпало. Вот и не спалила меня дегея. Да Император свой дворец так и так отстоял бы.
   - Да, госпожа, конечно.
   - Да брось!
   Но девушка только покачала головой.
  
   Катти поначалу хотела браслет, от греха подальше, снять сразу - и, мало ли куда кухонная девка пирожные несёт! Но обыск служанки... Конечно, можно предположить, что это солдатне просто загорелось девочку пощупать, но Акакирра уж больно удивление своё показала - не принято, значит, это вообще-то. Так что браслет она оставила. Внутри убрать его придётся: не приведи небеса, рукав сползёт, и новые одноклассницы её подруг заметят. "Эй, а ты разве не в темнице сырой?" Принцессы-то её не спалят - она в девчонок верила, а вот браслет...
   До самого входа в девичье крыло внимания на неё не обращали. Да что там, внимания - её словно не видели, словно не кухонный наряд на ней, а легендарный плащ-невидимка. Но у дверей...
   - Куда?! Обед уже занесли! Кто ты вообще такая?!
   Девочка молча протянула вперёд корзинку и рукав пополз к локтю.
   Всё-таки красивый он, зараза! К нему бы тиару и веер из слоновой кости, а не кухонную косынку с кухонной корзинкой. К нему бы платье с прозрачным декольте, а не её фартук с повязочками. К нему бы грозную волшебницу, а из неё-то какая гроза?
   - Прот, заткнись, - вмешался второй. - А то, если наши прознают, что ты библиотекаршу чужеземную чморить вздумал... Не видишь, что ли, выпросила девочка у Акакирры печенюшек и пришла с подружками поделиться.
   - Да что я... Ну, сказала бы, что ли... А то, что она - рыжая, так и то не сразу разглядишь...
   - Проходи, девочка, проходи.
   - А вы угощайтесь, - пискнула Катти.
   - Ухтат, давай, а? Ну, по штучке! С принцесс не убудет! И хоть попробуем - ведь от Акакирры! От самой Акакирры наверняка!
   - Ну, ладно. Бери. Я тоже возьму. Дочка дома полакомится... Всё, проходи, - и усатый дядька, чуть подтолкнув её в спину, усмехнулся: - проходи-проходи, библиотекарша... Эх, ирисок у меня нету! А ты, Прот,- уже со спины услышала Веккатта, - знаешь, чем она Патокула, краба нашего тюремного, достала? Она у него камеру, в которую её засадили, отмыла. Сама. Без спроса и принуждения. Дочиста! До блеска! Патокул говорит, что теперь в ней не заключённых держать, а хоть девочкам приличным зубки чистить...
   "Надо же, - покачала головой Катти, - и как угадал!"
   Девичье крыло от остальных покоев отличалось... Интересно, это ещё прежние оставили намёк, и имперские архитекторы подхватили или сами сызначала всё так обустроили?
   Стены... С одной стороны фрески, на которых цветы, цветы... И словно поляны, и в вазах; и рассыпанные, и в филигранных букетах. Напротив - портреты молодых женщин... И рыжих среди них как-то было... Сравнительно многовато... Художнику не очень нравились серые да блеклые? Или не художнику, а заказчику просто разнообразия захотелось? И вдруг Катти наткнулась среди прочих на знакомое лицо - императрица Лоуррелция. Её царствование прославилось распутством, ставшее одним из поводов к восстанию красных платков... Катти, было время, искала среди прославленных персон рыжих, как она - и нашла. Да уж... Так тогда это всё - женщины династии? Хороши... Ну, так если тысячелетия кряду брать в жёны первых красавиц империи, чего ж ещё ожидать?
   Катти опустила глаза. Полы... Нет, полы тарокки не трогали. Работу прежних ни с чем не спутаешь! Катти едва не сбросила туфельку, чтобы убедиться - полы должны были быть тёплыми. Может, именно от их праздничного орнамента потом отталкивались местные декораторы? Вот и окна здесь - не бойницы, а родники света, и люстры - не висят, а словно парят...
   "Уютненько, - признала девушка и вернулась к своим проблемам: - Однако, пора."
   Оглянулась, убедилась, что посторонних глаз нет, и браслет с руки сняла.
  
   - Нет, ну уж, Катти... Идёт, как ни в чём не бывало: "Вам от метрессы Акакирры - комплемент главного повара дворца!"
   - Хорошо, что ты мне раньше на неё указала, не знаю, удержалась бы...
   - Но как?!
   - Не знаю. Но она явно к нам нелегально пробралась. Ведь не поздоровалась даже! И, умница, обратила ж внимание, что на слуг здесь не смотрят, не видят, и переоделась. Я вот теперь всё голову ломаю: а это её выпустили, или она сама улизнула?
   - И запертой камеры?!
   - При мне Луф однажды опыт поставил: по дворцовой связи вызвал её - головоломку прежних из Лазурного принесли, он ей игрушку чуть описал и засёк время. Потом мы с ним её маршрут бегом пробежали - едва уложились.
   - И что?
   - Мы с Луфом сломя голову неслись, а она... Её еле на Крайддассе Оллитто мэтр Ортерей уговаривает, что уж про бег на средние дистанции говорить... Она бы мокрой должна появиться, а она... Лишь, как от быстрой ходьбы, чуть дыхание глубже стало.
   - То есть?
   - То есть у неё есть свои собственные ходы по нашему замку. И если из камеры выбралась, то, может, нашла что-то и здесь. Ещё бы! - она по Льиз яррулле месяцами безвылазно гуляет, мама видела, что она тайники прежних едва ли не на голых рефлексах уже находит. Едва ли не раньше Агвелты! Может, и здесь? Уже и здесь? Кстати, и с нашей Феврой она тоже в лучших подругах, как уже и с этой... Как, там, её, ты запомнила?
   - Метресса Акакирра. Ну, и ладно. Может, хоть чаи правильно её научит заваривать, а то я уже и забыла, что у "Империи Маккабари" может быть вкус обыкновенного "чая байхового"... Может, самой на кухню сходить? - и не выдержала: - Ну, говори же! Что ещё заметила?!
   - А ты нет? - и резюмировала: - Ты нет. Я тоже - нет. Я не заметила на её руке браслета.
   - Не, может, быть, - по слогам произнесла Никка.
   - Ты тоже точно видела, что браслет на неё - надевали?
   - Точно, - отмахнулась она. - Теперь тоже вспоминаю. Значит, она специально левую руку несколько раз задирала. А я, дура... - Никка перевела взгляд на свой браслет и чуть его сдвинула - тот послушался. Сдвигать себя на чуть-чуть он позволял. - Но она никогда не любила на себе никаких браслетов! Разве, что-нибудь совсем уж невесомое... Вот я и... Но я же со здешними девчонками говорила, и каждая: - "Только вместе с рукой"! Только, вот, теряя кисть - теряешь возможность каста. А Катти... Специально ребёнка убили, чтобы её браслет залить кровью. Помню я, помню! Чтобы меня - мальчишку, а для неё - девочку... Лет шесть-семь той было...
   - Мага этого я найду и спалю. Всё равно спалю. Значит, Катти свой сняла. Я свой при нём расстегну - Катти расскажет как - и его сожгу. Насколько сил хватит медленно! - она помолчала и словно отмахнулась от нелюдя. - Да, а про наших мальчишек я ей, как ты помнишь, тоже рассказала. У неё свободный проход по дворцу, это раз, а голова - уж не хуже нашей, это два. Пусть подключается.
   - Ах, так вот для чего ты при ней с Торри опять про пари ваше заговорила...
  
   Катти возвращалась. Она тихо улыбалась: всё прошло замечательно. Девочки всё поняли верно - вокруг неё они прыгать не стали, её инкогнито поддержали. Никка на отсутствие браслета внимания не обратила, но Сина подскажет. А ведь та собственным глазам поначалу не поверила, пришлось ещё раз неловкий жест повторять - чтобы опять пустое запястье продемонстрировать. И умница! - все новости пересказала: и про свои драки с побочным принцем... как там его? - Ритоглом, что ли?.. И ведь не боится, гадёныш... Хотя сейчас осень, потом зима... Он из Огненного дворца может вообще носа не высовывать, а здесь его Клериссе доставать тяжко пришлось бы... Но мальчишка не принимает в расчёт, что память у королевы Эллезии отменная - она спокойно дождётся лета, он вылезет на какую-нибудь охоту - вот тогда за ним охоту и устроят... Ведь это для его семнадцати лет полгода - вечность, а после двадцати ход времени, она много раз об этом читала, по-другому воспринимается. А уж ближе к королевским сорока...
   Да ладно, с этим придурком малолетним принцессы сами справятся. Тем более, что, судя по реакции остальных, придурком его остальные считают тоже и девочкам помочь будут не против. А вот свои мальчики...
   Что они пошли на выручку - ожидаемо. Ожидаемо и то, что напролом не полезли, и тихий переход у них удался бы, если бы не выкрутас судьбы. Местной принцеске загорелось прогуляться, и она гульнула как раз в Пустошах сизого вереска. И мальчишек выбросило на их пути. "Будто в книжках", - улыбнулась, было, юная любительница почитать, но юная библиотекарша только покачала головой: видела она и другие документы - мемуары, дневники, и такими невероятными совпадениями делились в них едва ли ни через одного. Как-то она разговаривала с Семериком, - они тогда расшифровкой занимались и считали вероятности выпадения букв в тексте, так он считал, что к человеку этот подсчёт случайностей применять вообще бессмысленно:
   " - Какие ещё случайности?! Боги меж собой играют нами, - говорил он. - И постоянно норовят друг перед дружкой смухлевать.
   Кому из богов понадобилось сталкивать принцев враждебных стран?
   Каприз Агторрии кто-то заинсценировал как похищение, в ответ на которое похитили их. А кому здесь понадобилось спровоцировать прямое столкновение Империи и Артола? Катти, регулярно присутствовала при разговорах королев - столкновение они считали неизбежным и без того...
   Ладно, это высокая политика. Она ей без надобности. Её заботы - её друзья. Жаль, что им не повезло уродиться во дворцах, и для этой самой политики они сами - большая надобность.
   Её взгляд опять зацепился за портрет рыжей распутницы... Девушка остановилась...
   Наивный взгляд, рыжие кудряшки... Наверное, она здесь изображена, когда ещё до замужества, до смерти мужа, до попыток её убийства, до уничтожения в ответ семей младших сестёр покойного императора, потом младших братьев, и тем более, до восстания красных платков, едва-едва не завершившегося взятием Риммериума. Но её, вооружённой палицей Арриграса, личное участие в последней битве... Против "рыжей гадины" вышел конклав магов, примкнувший к бунтовщикам, они до конца не верили, что божественный артефакт признает вдову - она смела их, и миллионная вражеская армия дрогнула...
   И потом творились двадцать лет кровавого ужаса... С тех пор ни одного восстания в Таркаре госпожой Историей отмечено не было. И маги не любят женщин-воительниц. И очень, с тех самых пор - женщин-магинь.
   0x01 graphic
   Наивные глазки, пухлые губки, рыжие кудряшки... И взгляд зрителя просто ищет на детской коже хотя бы несколько веснушек... И вся судьба впереди. И девочке словно бы уже обидно: за что?
   Работа великого Пратария...
   Веккатта ещё полюбовалась и пошла дальше.
   У самого выхода из девичьего крыла, надела браслет. Стража уже сменилась, её выпустили без всяких вопросов и придирок - узнать не узнали (платочек почти скрывал волосы, рукав прикрывал браслет), но чего к кухонной девке зря цепляться? Да и выпускать - не впускать абы кого.
   Возвращаться в камеру не хотелось, до ужина ещё далеко. Ни на кухню, ни в библиотеку не тянуло тоже. Катти спустилась на этаж ниже, прикрыла пустую корзинку поверх реденькой крышки ещё и вышитой салфеткой и пошла по новому коридору. Торопиться не стала, увидит часовых, услышит стражу - перейти на деловую походку всегда успеет. А пока...
   Это крыло походило на верхнее, но... Оно было мужское. И не только потому, что там, где у дам возвышались огромные расписные вазы (едва ли не из предшествующих эпох!), здесь стояли доспехи, а вместо высоких прозрачных зеркал, в нишах висели звериные головы. Катти не удержалась - потрогала. Не муляжи - настоящие! Но и весь стиль - более массивный, более лаконичный, более суровый.
   И у мальчишек перед входом в основные покои - тоже пост. У Катти чуть участилось дыхание, но на неё никто и не глянул. Как болтали, так и продолжили... Ну, о чём бы ещё?
   -- Нет, ну, чего ей ещё надо?! Зарплату домой я приношу? Почти ж всю!
   - Я вот тоже этих баб вообще не понимаю... Представляешь моя...
   "Удачи тебе - с твоей", - запрятала улыбку Катти.
   И галерея с портретами была тоже... С мужскими портретами. Ох, а неужели... Катти прибавила шагу и почти бегом двинулась к тому месту, где этажом выше немного задержалась. Точно! Ещё одна работа великого мастера! Спутать было невозможно, но эту она не знала. Молодой мужчина в тиаре... Наверняка, муж Лоуррелции... Роггакер... Нет, которым был по счёту этот, библиотекарша не вспомнила - ничем особым он не прославился, даже его портрет кисти Пратария, и тот копиисты во многих репликах не воспроизвели. Да что тут воспроизводить? Наивное детское самодовольство? Уверенность в своей вседозволенности?
   "Хочу звезду с неба! Нет, не эту, что вы мне её суёте?! Я хотел вон ту! - а потом: - Хочу вон ту женщину. Нет, не эту, не эту! Жена мне уже надоела - хочу сеструху." Вот потом и решит сестрёнка, что она ничем не хуже бывшей жены... А уж приглядеть за племянничком сможет гораздо лучше его невдалой рыжей маменьки.
   Катти отошла от картины, но остановилась, вернулась... С обеих картин персонажи смотрели на зрителя, но как-то странно: поймать взгляд ни одного из них не получалось. Лица, если картины поставить рядом были бы направлены друг на друга. Сызначала, что ли, их и расположили рядом? Но...
   Рамы у обеих картин тоже были однотипны - более-менее ровные прямоугольники, все в крупных завитушках, и одна такая, на этой раме, должна бы просто втыкаться в аналогичную на той. Ну, не должно быть её! Её быть не должно, а она есть... Рама более поздняя? Но зачем поменяли?
   Катти быстро огляделась - никого. Подошла, положила правую руку на завиток... Пальцы удобно легли в выемки. Что ж... Катти выдохнула и нажала, чтобы повернуть его... Сильней, сильней... Хватит! Так можно и чужую мебель поломать. А что ничего не вышло - правильно: должна быть защита от случайного нажатия.
   Попробуем чуть иначе: вжать - нет! А на себя... Завиток с натугой поддался... "Ага, несколько столетий не смазывали, небось!" Ещё! Легкий щелчок. И завиток зафиксировался в новом положении. И теперь опять - попытаться провернуть... Пошёл! Завиток начал поворачиваться вокруг оси, спрятавшейся сейчас где-то на уровне запястья девушки. Остановился.
   Что там, что было под ним, открылось? Ничего... Ладно всё - потом. В первую очередь постараться восстановить, как было.
   Катти попыталась сразу потянуть его обратно - неудобно, не за что подцепить! Значит, опять - сначала на себя... Есть. А после фиксации дополнительных усилий не потребовалось - завиток сам пополз по часовой стрелке в исходное положение. Дополз. Вдавился. Щёлкнул.
   Уф, всё как раньше!
   Она опять оглянулась направо, налево - ей везёт, никого! Послеобеденное время, и у мальчиков тихий час? Баю-бай, малыши! Что делать дальше она догадывалась - кровь. Нужна активация кровью. Иголка у неё, заколотая, в воротнике была, была она даже на всякий случай и нитью обмотана. Хотя зачем ей нитка? Но уж раз есть игла, - решила она при сборах, - то пусть будет и нить.
   Опять отодвинуть завиток, проколоть палец, выдавить кровь, обмазать подозрительное место, в двенадцать ударов сердца выдержать паузу, и ласково-ласково ноготком... Есть! Подцепить... Лепесток откинулся легко, тут же со знакомым негромким гонгом поднялся столбик нитрониума. Вдавить! Стена с картиной пошла вправо, открывая проход - туда! И сразу вдавить чуть светящийся нитрониум, который изнутри всегда выставляется на виду. Мягкий звон, и стенка пошла назад... Щелчок! Всё в исходном! Свет шедший снаружи отрезало тоже, но прежние никогда небрежностью не отличались... И... И?!
   И невысокий потолок сначала едва проявился во тьме, потом налился сиянием, потом залил светом окружающее. Катти огляделась... Обычный для прежних переходной тамбур входа с односторонним окном наружу. Они оттуда увидят только стену, а ты сможешь рассмотреть их. Даже если они там стенку закрасят, даже если на неё повесят картину. Разве что поставят шкаф...
   И дверь отсюда. Вот ещё чему люто завидовал Луф - таким непроницаемым втягивающимся дверям. Но тут уж совсем безнадежно: кресло в свою лабораторию перетащить ещё можно, а дверь... Вырубать вместе со стеной? И до него уже пробовали. В новом месте механизм работать отказывался.
   Коридор. Такой же как у её камеры. А он её признает? Она потянулась к стене и указательным пальцем провела линию вниз - свет притух. Слушается! Она восстановила комфортное освещение. Здесь было по-привычному для помещений прежних, зябко, но регулировать температуру Катти не стала: задерживаться она не собиралась, а теплело не так, чтоб уж сразу.
   И направо - параллельно общему, открытому для всех коридору. Чтоб не мёрзнуть - чуть прибавить шагу. Штрихи подсветки аккуратно провели её через проверку на разумность, значит, точно: её здесь признают, её здесь помнят.
   Три двери. Этажом выше перед залом столовой были подсобные помещения для слуг. Здесь тоже? Заглянуть, что ли? Для порядка надо. Катти вошла в первый тамбур, заглянула в окно прозрачности...
   Э-э, нет... Здесь не так, как у девушек. Это не для слуг... Хотя служанок парни сюда могли и затаскивать... У женщин подобные помещения называются будуарами, как это называется у мужчин? Кроме разных крайне непристойных терминов ничего в голову не приходило... У Келдаза, в его потаённом домике в Эллистане, похоже.
   Нет, входить туда Катти не собиралась. Во-первых, внутри не убрано! Очевидно, слуг туда запускают не часто. А во-вторых... Да не пойдёт она в это гнездо разврата и всё!
   Катти поджала губки и вышла.
   Вторая дверь... Что-то подобное? Э-э, нет... А это что такое? Неужели же?!.. Катти вдавила нитрониум и вошла. И... И сразу опустила глаза на пол - чисто. Следов она не оставит. Ну, понятно, пол прежних, но остальное... Здесь никого не было давно, очень давно... Когда-то тут было много зелени, но всё засохло, облетело, почти закаменело. Картины на стенах покрылись слоем пыли... Сюжеты у них тоже, как и в той комнате целомудрием не отличались, но... Вон - не узнать маэстро Ботиани невозможно...
   Во время восстания красных платков работы любимого мастера Императрицы были ими сожжены почти все... Он пойман и сожжён тоже.
   Но тут главное не это... Да, даже уцелевший шедевр великого Ботиани здесь не главное! Потому что по центру комнаты стоял он... Катти его узнала, в нескольких книгах его изображение сохранилось - король оркестров прежних, рояль!
   Когда прежние ушли - очевидно, как-то сразу... В Льиз яррулле, в домах, даже запасы продуктов остались: кое-где они не сгнили в труху и потом в пыль, а закаменели... Когда люди ушли, дикари хлынули в их города, разламывая, что ломалось, загаживая остальное... Крупные музыкальные инструменты пошли на костры. Кое-что, правда, уцелело в храмах. Так жрицы Анатары сохранили органы. Ещё кое-что сохранилось и в тайниках. А если ты прошёл проверку на разумность, хоть каким-то разумом ты обладаешь?! Но рояли не статуэтки, чего бы их прятать? Да и как бы их в тайничках размещать?
   Катти подошла к белоснежному когда-то инструменту. Подняла крышку, тронула клавишу... Раздался звук... Больше ни одной клавиши не коснулась: музыкантка из неё - никакая... Сину бы сюда!
   Приведёт она её, приведёт. А пока... Да и инструменты же ведь ещё настраивать регулярно надо, струны-то слабеют... А за несколько столетий... Ничего, Сина с Луфом разберутся!
   Она опустила крышку, ещё раз огляделась и увидела. Статуэтка. Почти голенькая девушка, лукаво улыбаясь, натягивала лук. Ведь это наверняка та, которую утащили из её коридора! Забрать. Тут-то девочки больше не хватятся. А там перед мальчиком-лучником, перестанет зиять пустота...
  
   21. Проверка на разумность
  
   - Ты видел, что они вошли? Сам видел? - настойчиво переспросил Вартерий своего подручного.
   - Да. Все пятеро пришлых. И с ними наш парень, Фред. Он-то, было дело, первые две галереи насквозь исходил - они его и наняли, - спокойно ответил Штекл.
   - Вот, ваша милость, - повернулся к барону Осттекию местный барон лиги теней. - Если б мы знали, если б к нам обратились раньше... С короной ссориться у нас не в обычае. Тем более из-за чужаков. А так... Парни пограничный пост прошли. Кто они такие? Да мало ли их здесь заявляется?! Пустошь же! Печать на свои рюкзаки они получили... Что надо предъявить на посту, чтоб получить такую - не на отдельный артефакт, а на тару с несчитанным хабаром, мы ж местные, мы знаем. Представители "Синдикта" печать подтвердили - чего нам ещё?!
   Барон Осттекий бандита местного почти не слушал, он следил, как двое его людей - маг и следопыт - осматривали пролом. Самому ему слазить с лошади не хотелось: из провала тянуло такой жутью, что рассказ о древних шахтах прежних, ныне заполненных тьмой Пшосграза, сомнений не вызывал.
   Ловчая пара обменялась словами и повернули к нему.
   - Ну? - спросил он.
   - Группа людей, больше трёх, но, пожалуй, меньше дюжины, сегодня вошла туда, - отчитался поисковик. - Шестеро - хороший вариант. До них не было никого. Давно. С зимы, самое меньшее. Шли, не таились. Особенно, если с ними был норт. Тот бы, если захотел, навёл камуфляжа. Прибыли на лошадях, внутрь пошли пешцами.
   - Те лошади - с поста. Мальчишки, уходя, нам их по дешёвке сбыли. На пост и вернутся, - негромко пояснил Штекл. Мол, я не вмешиваюсь, не любо - не слушайте.
   Барон кивнул.
   - Среди них, - принял эстафету маг, - присутствует хотя бы один маг земли. Сильный. Перед тем как войти провёл мощный ритуал обращения к Пшосгразу.
   - Поможет? - повернулся к Вартерию Осттекий.
   - А то другие не пробовали, - пожал плечами тот. - Но это ж нагтилин наверняка был... А у них с тёмным богом свои отношения.
   - А что другие нагтилинов привлечь не пробовали?
   - И не раз.
   - И как?
   - Назад никто не возвращался - так что не рассказали.
   - Так чего туда полез этот?!
   - У них до сих пор в ходу легенды о "донной шахте найдерекса". Мальчишки хапнули хабара. Умудриться с первого раза выйти на выпадение! Это ж надо! И решили, что Позикрона улыбается им. Тем более, что кор у них в команде тоже был.
   - У тебя есть ещё проводник? Хоть, как ты её назвал? - на первую галерею?
   - Ваша милость, Вас я никому не доверю. - ответил на взгляд Вартерия Штекл. - Конечно, Фред хвастал, что он четыре крыла на двух галереях обошёл, а я в его возрасте после второго остановился... Но если очень надо...
   - Идём.
   Глава ловчих отрядов империи слез с коня. А что делать? Доложить Императору, что его остановила дырка в земле?! Что он даже не попробовал?
  
   Когда Штекл мерзко лыбясь сообщил Фреду, что сбылась главная мечта его жизни, молодому осталось только мерзко ухмыльнуться в ответ: пока ещё это его вызвали, это его едва ли ни пинками пригнали сюда: "Скорее, скорей!", и ему вот тут вешают лапшу на уши, всё это - ему, а не он! Но мечта - сбудется!
   А потом они ему объяснили, что они считают его мечтой.
   "Да это ваша мечта!" - чуть не взвыл он. Загнать его в древние шахты! Откуда уже несколько столетий никто не возвращается!
   Да, он туда заглядывал, таков их семейный промысел был, но отец обжёгся и запретил. Конечно, он не слишком послушный сын. Чтоб грибочков набрать, чтоб перед девками выделываясь, их на грибной супчик, на блюдо, которое и принцессам редко когда достаётся, пригласить, туда лазил и после... Но это же только первые две галереи и самое начало третьей! Самое начало! Это даже не шахта, так, приступочек. Грибы, если места знать, уже появляются, а тёмные твари... Те тоже - только появляются там, а не живут. И если быть осторожным, если иметь нужные амулетики... И если повезёт. Если очень повезёт. Последний раз он выбрался голым - всё растратил. Выкатился из сумрака пещер на свет и чуть не завизжал от радости: никакие облачки, пока он внизу был, небо не законопатили, и летнее солнце палило во всю свою полуденную мощь. Так что волна тёмных тварей за ним наружу не выплеснулась.
   " - Первое, - усмехнулся Сэмсор, - ты можешь отказаться. Второе, ты можешь довести их только до входа в третью галерею. Ну и последнее... Нам кажется - мне кажется! - у них есть шансы...
   " - В донных шахтах?!
   " - Что ж, уточню. Я считаю... мне кажется, что если шансы у кого-то есть - то это они. И им не надо в шахты - им надо уйти. Им надо пробраться, прошмыгнуть, им просто надо выбраться от нас. - и он соизволил объяснить: - Чтоб ты знал... О имперских ловцах слышал? - Фред кивнул. - Это за ними. А своих первых трёх тёмных гончих они кончили лет в тринадцать-четырнадцать...
   " - Но тогда... Это же...
   " - Да. Это принцы Эллезии. Император спёр их принцесс, и они, вот, за ними. Хотели пробраться тишком да как-то засветились. На посту кто-то, видать, понял, кем может оказаться команда из векта, норта, нагтилина и кора.
   " -Это точно они?
   " - Не слышал, что ли , ещё? Кому ещё любимая мамочка могла письмишко с гончей переслать?
   " - Как это?!
   " - А так. Мы у них хабар принимали... Мальчики на выпадение вышли - два грузовых мешка битком, забитых, вынесли. Не будь они принцами - принцами с такой добычей и стали бы. Так вот мы хабар принимали, а тут она, тёмная тварь, во всей своей красе... И с ленточкой голубенькой на шее и письмишком за ним. Вект письмо прочитал, ручку у нагтилина вечную, от прежних которая, вытребовал, что тёплые подштанники надевать не забывает, отчитался и обратно отправил... Как тёмная гончая людей рвёт, я видел, теперь увидел, как она лижет руку человеку...
   " - Да уж, - мрачно согласился с ним Штекл, и Фред впервые увидел, как главный убийца клана зябко передёрнул плечами, - то ещё зрелище.
   " - А теперь вспомни "Сказ о Паррете". С чего он-то туда попёрся?
   " - Он... Его нанял принц Виттарий - тому срочно надо было...
   " - У Паррета был один принц, у тебя их будет аж четыре штуки.
   " - Итак, идёшь?
   " - Подумать можно?
   " - Ага, чтоб бутылочку уговорить и девку на дорогу трахнуть... О чём тут думать? Есть внутри азарт - вперёд! Жопа не держит - оставайся. У нас ещё трое есть, которые в первую галерею заходили.
   Действительно, какие ещё расчёты? Когда он доверялся каким-то доводам-пересчётам? Чуйке своей он верил. А она... Она, словно кошка голодная на миску сметаны, заоблизывалась! Ей - хотелось!
   " - Снарягу дадите? - на остатках разума начал торговаться он.
   " - По полной, - пообещал Штекл.
   И не обманул.
   Принцы... Да, не удивительно, что на посту их узнали. Королевская кровь - четыре образца. Девки, когда глазки распахивают и губёнки раскатывают: "Ах, где он мой принц?!" - вот таких и представляют. Такого несокрушимого, как нагтилин - вот же здоровый... Или статного, как вект; или, как кор, вальяжного... А уж норт... Ох, не хотел бы Фред оказаться в бою против этого... Кела. Или в команде, которая против этой четвёрки.
   " - Я довожу вас до входа в третью галерею. И решаю - я решаю! - оставаться ли с вами дальше. Любому моему выбору вы не препятствуете. Так? - обернулся он к нагтилину.
   У нагтилинов слово равно подписи под договором, а уж у их принца... Не то, что у этих хитрожопых коров, непонятных вектов или борзых нортов.
   " - Да, - спокойно ответил "Луф". - Но даже там, в первых двух галереях - это ты подчиняешься нам. Ты - только проводник.
   " - Нет. Так не пойдёт. Если вы потащите меня в капкан, я не пойду. Тогда я вам не вожатый.
   " - Хорошо, свалить от нас ты можешь, когда захочешь. Но предупреди хоть... Хоть за минуту, что ли...
   " - Предупрежу.
   " - Услышано и принято.
   "Принято", "принято", "принято", - подтвердили остальные.
   А их "филин" весь разговор промолчал. Он вообще ни одного словечка не проронил. Молчал всё время, как неживой.
   (Фред не знал, что Ниэллон предложили тому не ходить.
   " - Клятву же вы не снимите?
   " - Нет. Ты видел, где выпадение.
   " - Значит, если я узнаю, что без моей помощи вы пропали, у меня взорвётся кровь. Лучше погибнуть в бою.
   " - Да пройдём мы! - отмахнулся принц.)
   Нет, принцы королей из себя не корчили. Команды их были по делу: "По коням!", "Привал!", "Прежде, чем лезть - перекусим." и, наконец: "Веди!".
   Перед тем, как войти, Фред ещё раз...
   - Подождите, - кинул он себе через плечо.
   Постоял перед проломом, выкинул все мысли из головы и вслушался в себя: чего же он по правде хочет, чего он на самом деле боится? И опять убедился: входить не боится, войти - хочет. Азарт, холодный азарт чуть подмораживал его нутряк, азарт, а не безнадёга.
   И он начал уговаривать себя: да это ещё - приступочек. До второй галереи повернуть можно будет за любым углом, на любом перекрёстке. За минуту предупредить... Предупредить придётся. Если он выйдет, а они нет, его будут спрашивать. От тёмной гончей не спрячешься, его боссов спрашивать начнут первыми, и они сразу кивнут на него, а там... У его родной мамочки его первый зубик или последние носки нестиранные реквизируют - тем тварям хватит. Так что, не прятаться, а встретить, и при видящем правду ответить: договор я исполнил!
   Вот только уговоры эти были не от страха, а от излишней ретивости: неужели и вправду есть шанс?!
   Принцы стояли ждали. Молча. Не мешая не то, чтобы ворчанием или подколками - даже вздорными чувствами. Сзади было не раздражение и спесь, а спокойный интерес, сдержанное любопытство. Сзади было терпение. Сзади была... как странно звучит это слово про принцев! - Сзади была дисциплина.
   "С такими идти - можно", - ещё раз подтвердил себе Фред.
   - Входим, - произнёс он, и вошёл во тьму.
   - Забавная медиативная методика, - услышал сзади смешок кора.
   - Инструментарий не бывает забавным или серьёзным, а только работающим или нет, - почти увидел пожатие плечами нагтилина.
   "Забавно ему! - полыхнуло раздражение, но он придавил его: - Да ладно, мешать не мешали, а теперь... А может, это мне проверка?" - и он заставил себя не обернуться.
   - Свет лучше держать на самой малости, - предупредил он и зажёг свой "светлячок". - Так чтобы только стены да пол различать.
   - Принято, - услышал он от кора. И никаких усмешечек в его голосе уже не было. - Кстати, команда, "глаза!" означает, что глаза надо зажмурить и лучше бы прикрыть руками: у нас есть световые гранаты.
   - Ага, - буркнул нагтилин (это была его разработка), - немного, но есть. Он пристраивал полупрозрачную маску на верхнюю часть лица.
   Фред о них слышал: у шахтёров-золотодобытчиков такие бывали. Не у тех, конечно, которые каторжники, а у артельщиков. Золотоносные шахты Империи давно истощились, но это если копать без разбора, а если у вас в бригаде маг земли нагтилин и удача, в придачу, то... Некоторые... Ну, разбогатеть не обогатились, но на жизнь приличную себе зарабатывают. А маска... Дешёвые - глаза от каменной крошки прикрывают, дорогие - ещё и словно подсвечивают темноту, позволяя работать почти без света, а та, что на этом... Может, она сама по себе под освещение подлаживается. Ему и по той команде жмуриться не надо будет. Принцы!
   Впрочем, у остальных масок не было.
   - Это - факел, - вручил нагтилин их филину стержень в локоть длиной, металлический вроде, но лёгкий, судя по всему, какой-то. Полый? - Этим кольцом подстраиваешь яркость, этим - конус света, ну, толщину луча. Вот здесь сжимаешь - загорается. Попробуй, побалуйся для начала. В бой не вступаешь, твоё дело - свет. Ясно?
   - Принято, - ответил филин.
   И Фред увидел, как принцы переглянулись. Их удивил такой ответ? Они же именно так принимают приказы. Он с ними недавно? Это надо будет обдумать. Потом, потом!
   - Готовы - двинулись.
   Он активировал свой поисковый артефакт, и они пошли. Артефакт - плоский диск - удобно умещался в ладони и был равномерно сер. Тёмную кровь он сейчас не чуял. Совсем уж доверяться ему не следует, это если наоборот, если на нём проявляются багровые точки, то это точно - тёмные, а если наоборот, то это означает лишь то, что артефакт ничего не видит. А там... Может маскироваться научились и теперь не хватает чувствительности. Отец однажды нарвался, и из их партии вернулись только двое. Отец после этого порвал контракт на поставку грибов. Ну, как порвал - не продлил. Домашних запасов хватило завершить текущий, и всё. Матушка только вздохнула с облегчением, а отцу пришлось искать работу, пришлось идти на поклон к Вартерию.
   Грёбанные грибы - всё из-за них! Их едят те, которых едят тёмные хищники. И которые обожают разнообразить свой рацион захожими двуногими. То, что их по близости сейчас, вроде, нет - это ещё не везение, это, что нет откровенной невезухи.
   Нагтилин шёл по галерее, как по музею какому-то, вертя головой во все стороны. Хотя шахты же здесь кругом! Древние шахты прежних, вот ему и занимательно.
   - Успокойся, - заметил его недовольство кор. - Ему оно не мешает. Это он не любопытничает - это так он слушает землю. А по живности у нас другие специалисты.
   "Слушает землю"! И ведь что-то, должно быть слышит. По крайней мере, когда Фред в одном месте хотел чуть сократить путь и пробраться напрямик по людским уже штрекам - камень, кажется, в своё время резали, нагтилин вдруг вмешался:
   - А другого пути нет?
   - Что там? - сразу обернулся к нему норт.
   - Не знаю. Но не нравится мне там что-то. Или мы там кому-то не понравимся.
   - Фред?
   И Фред в те имперские коридоры поворачивать не стал.
   Первую галерею всю насквозь прошли по-тихому за три четверти часа.
   - Досюда, - указал он на крутой спуск, - вас могли довести из города человек десять-пятнадцать. Дальше - я знаю только двоих. Одного знаете и вы - Штекл. Второй - мой отец.
   - Привал, - скомандовал вект. - Десять минут.
   И он же, минут через пять вдруг поднялся и переглянулся с нортом. Тот ухмыльнулся.
   - Что? - спросил кор. - Уже за нами?
   - Ага, - ответил Нил и сел. И пояснил Фреду: - Сигналка сработала.
   - Они могут срезать, ну, через те...
   - Понял. Сколько?
   - Минут десять.
   - Ещё столько же за счёт маршевой скорости. Полчаса у нас есть.
   - Мы и дальше бежать не сможем, - предупредил проводник.
   - В случае чего, в бой с людьми ты не вмешиваешься.
   - С имперской ловчей стражей драться я и не нанимался.
   - С их стороны, за них - тоже, - без всяких усмешек предупредил его норт.
   - Да, - еле сдержался, чтобы не передёрнуть плечами Ф