L++: другие произведения.

Императрица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нет, она этого хотела?!
    Она, библиотекарша - императрица! В чужой, враждебной стране, где никого не знает!
    Ах, за неё одна богиня! И, может, остальные боги тоже... Может быть...
    Но жив законный наследник, но жива главная заговорщица... Да что там одна! - а ещё почти полторы сотни герцогских родов, кто её слушаться будет?
    А на горизонте главная цель: выиграть в битве богов

    Цикл "Библиотекарша", часть - 2.



  
  
  обложка []
  
  
   1.Чаепитие
  
   Впервые, особенно отчетливо Каттенька поняла, куда она вляпалась, когда из шкатулки подарка на её коронации от её "царственной сестры" (Нет, так именовалась не Агторрия - Клерисса!) был извлечён свиток телепортации, на бирке которого ажурным почерком королевы Эллезии было вырисовано: "Льиз яррулле".
   Сама коронация - это был отдельный кошмар... Платье... Похороны она провела в том самом найденном в тайной комнате доспехе. Когда на одном из первых... (Нет, вы только вслушайтесь в ужас этого словосочетания: "одном из первых" и представьте нескончаемую их череду!), на одном из первых заседаний по поводу церемониалов похорон и коронации в ответ на её пожелание о доспехе вокруг начали закатывать глазки, вздыхать и причитать: "Но Вы же понимаете...", она оборвала всех: "Такова моя королевская воля!", и все заткнулись. Ну, почти все. Дакр ла Алевтим пробурчал: "В следующий раз говори "царская"".
   Но когда она, когда они перешли на коронацию, и она заикнулась опять про доспех, тишина обрушилась такая...
   " - Нет, бунта, конечно, же не случится... - раздумчиво произнёс Дакр и обратился к самой своей учтивой подруге: - Как ты думаешь?
   " - Дважды в течение недели показаться на людях в одном и том же?!
   " - И что?!
   " - Да для Вас, ваше высочество (до факта коронации она числилась принцессой), - это Ваш цезарский каприз, но двор...
   " - И что - ваш двор?!
   " - Катти, - вмешалась Лестра. - Это твой двор. Все будут вынуждены последовать твоему примеру... Противится никто не осмелится - после недавних казней-то!..
   (Казней было много.... Не публичных. Просто без неё и её каких-то приказов - она в это время отходила от всей этой божественной битвы и рыдала с тётками на кухне -семейные дворцы герцога Вротийского и герцога ла Короннель были захвачены стремительными налётами гвардейских отрядов, и вся верхушка вырезана и там, и там. Аналогичная судьба постигла ещё с десяток родов менее знатных - тех чьи отроки пытались убить принца Ритогла.)
   - То есть, - Лестра пожала плечиками: - нам на коронацию - на праздник! - придётся надевать похоронные наряды...
   " - Да делайте, что хотите! - не выдержала девушка.
   И они сделали.
   В подоле её платья оказалось ровно сто футов шёлка, кружев, плетений, узоров, вышивок и... И уж сами представьте, что ещё можно уместить на ста долбанных погонных футах белоснежной ткани... А теперь вообразите ужас всех портних, когда за четыре дня до коронации... Перед похоронами, принцессу Викгторрию отправили в храм... А как же иначе?? Храм Великого Ютерия будет для неё главным после коронации, а пока - любой другой на выбор, и она "выбрала" - ага, выберешь тут! - храм Анатары... А та её там и ждала: "Выбралась, да? Ну, идём пошушукаемся..." Но об этом потом, а вот, что богиня потребовала - хотя, ну, что вы! Вовсе не требовала - всего лишь выказала пожелание! - чтобы в коронационном наряде были её - Аратары - рыжие, тона...
   А портнихи возненавидели её - Веккатту! То есть Викгторрию. Но они успели.
   Подол платья, чтобы оно не касалось "грязного пола", поддерживали четыре мага воздуха - по два с каждой стороны. Ритуал действа был разработан так, чтобы Катти двигалась только по прямой... И она двигалась.
   И вот после этого Лестра обмолвилась, что её, Каттеньку, возненавидели вообще все дамы двора: успеть пошить два платья - тёмное и светлое, всего за двенадцать дней... Пошутила это она - шуточка это у неё была такая! - и переглянулась с Торри... А сестричка только поджала губки.
   Вытащить её - Агторрию - из Эллезии получилось едва-едва. Катти уже хотела махнуть рукой: что взять с влюблённой?! Но советник был категоричен - вы должны продемонстрировать единство семьи! (Даже еле держащегося на ногах Рогттара вытащили из кровати. Напичкали магией и заставили выстоять сначала почти час на похоронах и потом полтора - на коронации... Его девушка - ла Страда, потом смотрела на неё как на изверга!
   Но что такое с братом? Двенадцать дней прошло, а он никак отойти от ран не может! И это при его-то имперском здоровье!)
   А на том совете советница... эйдежь... Дакр, как-то между делом её так назвал, потом её по его примеру так же назвала и Катти, и уж после сообразила, что это стало значить, но... но махнула рукой - пусть пользуется! Правда, Лестра покачала головой... Пришлось всё-таки рыкнуть на Дакра:
   " - Да, я помню, что эйдежь - это та, кого так называет правительница, но тётя Клер мне как-то сказала, что и ровно до тех пор, пока она её так называет. Не смейте больше манипулировать мною!
   Он тогда извиняюще поклонился...
   Так вот, эйдежь ла Ариерти добавила весьма здравое соображение: "Сейчас-то принцесса влюблена, а потом себе не простит, что на похоронах отца не соизволила появиться. И Вам, ваше высочество, тоже!"
   Пришлось рычать на королеву Клериссу (Десяток свитков связи доставил посол Эллезии). И она сказала, что Агторрию отпустит. (Что означало: от Ниэллона отлепит и из дворца выпрет.)
   Но... Требовать, чтобы влюблённые расстались? А они не сбегут ещё раз куда-нибудь в какую-нибудь хижину на краю света?! Пришлось пообещать Торри свой доспех... Его так и так пришлось бы отдавать, но поначалу Катти хотела хоть месячишку в нём походить... Хотя бы месяц... другой-третий...
   " - Но мне же и надеть нечего! - вернувшись, ужаснулась сестра и посмотрела на неё...
   Посмотрела на неё почти так же, как... Как Лестра говорила, что вот так говорили про неё придворные дамы...
   Она-то здесь причем?! Похороны на седьмой день, коронация - на двенадцатый - это их имперские, тысячелетние обычаи! Но вдруг раскопали, что, когда короновалась Лоуррелция, то та объявила о предстоящем за сто - за целую сотню! - заранее дней! А что это был единственный прецедент за пятьсот лет до того и пятьсот - после, почему-то во внимание не принималось.
   И никакая "царская воля" не помогла пригласить тётю Клер...
   " - Ваше высочество! - рыдал церемониймейстер. - В протоколе "прочие коронованные особы" - только после!.. Они могут быть приглашены только после Вашего венчания на царство!.. После!
   Так что, подарок вручал посол Эллезии.
   А наутро... Она думала, что хоть после этого ей дадут выспаться! Ха!..
   Наутро припёрся "главный податель первой чаши чая"... Да-да! Дакр ла Алевтим вытребовал себе именно эту должность! Припёрся не с чаем, а с подарком-шкатулкой, вынул свиток, прочитал надпись на бирке, а потом начал...
   - Ваше Императорское Величество... - со смаком произнёс титулование он, - я уже знаю, что такое "Льиз яррулле". Помимо всего прочего, это место Вашего отдохновения, - и буднично добавил: - Ну, куда ты от уроков сбегала. Школу ты, по моим сведениям, своими посещениями баловала не особо. Но, ваше величество, я надеюсь, Вы понимаете...
   Нет, он не верил, что тётя Клер посредством данного свитка попытается отправить её куда-нибудь в открытое море или прямо в жерло действующего вулкана, и, наоборот, он уверен, что и посол Эллезии - маркиз ла Пенилиаз, и посыльный, который передавал тому данную шкатулку абсолютно достойны доверия королевы Клериссы. И наверняка маркиз хранил её как зеницу ока, и все эти дни, пока она была у него, не спускал с неё глаз. Но уверена ли она, что шкатулка всё это время была вне - вне! - поля зрения ещё и других личностей? И держал ли данный предмет маркиз под своей подушкой, когда спал? Не говоря уж о более деликатных моментах? И... Учтём, что герцогиня Вротийская...
   О, эта проклятая герцогиня! Эта "тётушка"... Это отдельная песня! Она уцелела... Веккатту, то есть Викгторрию, о предстоящей резне в других замках Дакр - чтоб она ненароком не запретила - в известность не поставил, а герцогиня пряталась в Огненном Дворце, наверняка в его теневых коридорах, и они её не нашли... А потом...Прямых улик на неё не было. Что случилось в той комнате с Императором, кто его упаковывал в темницу Пшосграза Император рассказать - дать показания! - не успел, а то, что она слышала сама... Она же не видела, кто говорил!
   В общем, потом герцогиня заявилась на приём в целой толпе - "в ряду равных"...
   Нет, это появление неожиданным не стало. И премудрый Дакр объяснил девочке, и её молоденькая новая подруга важно покивала, что те двадцать шесть герцогов не об этой драной кошке озаботились, а о своих правах, потому что сегодня - она, а кто будет завтра следующим? Вон, во времена Лоуррелции только чуть слабину выказали, и количество герцогских родов уменьшилось едва ли не на треть... Да и...
   " - Не трогай ты царскую кровь, - поёжился Дакр ла Алевтим. - Смотри, все, кто на то покусился - мертвы. Включая самого Императора...
   " - А наши девчонки?! - испугалась Катти. - Которые Ритогла?
   " - "Царская кровь" - это цезарь, его мать-отец, братья-сестры и дети. И всё. Племянники - следующая ступень родства.
   Единственное, что получилось у Катти - запретить тётке именоваться "высочеством". Ну и отрешить от двора. Чтоб в Огненном дворце она появляться не смела! В герцогство свое вротийское пусть валит! К родственникам из-за неё убитого её мужа!
   Её-то она спровадила, но что же получается? - поняла несчастная императрица. - У неё самой даже свиток есть, а выбраться в свой домик, на своё патио, в своё кресло любимое, качающееся, нельзя?!
   " - Уйдите! - потребовала она. - Все уйдите!
   Ведь теперь... Ко всему тому, теперь ей больше нельзя показывать, что ей причинили горе, что её достали - ей больше нельзя плакать на людях!
   И все ушли. Даже её охрана. Её кровники вышли и перекрыли вход в спальню. Они не пустили внутрь даже прибежавшую Торри. И Лестру не пустили тоже.
   " - Да она одна плачет там! - крикнула на сомкнувшийся перед дверьми мужской ряд девушка.
   Но эти солдафоны... Один даже заулыбался!
   " - Плачет, - подтвердил их полковник.
   " - ...А вот, что одна, - ухмыльнулся другой... и ведь барон ещё! - сомневаюсь...
   " - Скучное это дело - рыдать в одиночку...
   " - ...Да ещё на сухую...
   И девушки переглянулись... И понеслись на кухню. Катти была там. Рыдала в обнимку с какой-то старой тёткой. Правда, Торри её назвала "тётей Рокки" - знала, стало быть. Да та, - Лестра была в курсе, - вообще чуть ли не всю кухню по именам звала!
   В общем, потом эта "тётя" втихую посоветовала Лестре рассказать о вставшей проблеме, о причине слёз главному библиотекарю.
   " - А он-то тут причём?!
   И бабка как-то заменжевалась, и высказала полный бредовый аргумент:
   " - Так и Катти тоже же была библиотекаршей...
   Но Торри...
   " - Оставайся здесь! Побудь с нею! - кивнула Торри на сестру и смылась.
  
   Обед ей в обед подавала лично метресса Акакирра. И когда Катти попробовала первое блюдо, она поразилась:
   - Что это?!
   И Дакр расплылся:
   - Нравится? Кечтакий здесь в специях. Метресса говорила, ты его найти помогла. Так? Я эту траву правильно назвал? - посмотрел он на ГлавПоКухни.
   И метресса получила возможность открыть рот. И она промеж, кулинарных уточнений, сообщила, что её, Каттеньки, аудиенции сейчас ждёт мэтр Меттарион, но пока что ему её в следующем месяце, вроде бы, пообещали. А у него для неё подарок от всей библиотеки.
   - Немедленно! - закричала Катти.
   Подарком был ларец наподобие того, в котором переслали "Тёмный молот". И в нём помимо книги какой-то нашёлся ещё и свиток. "Льиз Яррулле"! И записка всё тем же почерком:
   "Приходи завтра, поболтаем. Захвати брата. Со мною будет Арлия. Взглянет.
   А чаем побалуешь?"
   В цепочку: Клерисса - мэтр Каллиен - мэтр Меттарион - она сама, спаянную за несколько часов, вклиниться невозможно! А ещё и Арлия ла Век будет! Всё! Завтра!
   - Такова моя имперская воля! Я... это... - она вспомнила древнюю книгу: - Я царь или не царь?!
   - Воля - императорская, - сухо уточнил Дакр. - Но лучше бы всё-таки просто - царская. Что ж, остаётся уточнить состав делегации.
   - Чего?! - чуть опять не заплакала Каттенька. - Делегация?
   - Но охрана...
   - В Льиз Яррулле мне не нужна никакая охрана! И там будет тётя Клер - уж её-то охраны на всех хватит!
   - Ты понимаешь, что если её охраны не хватит, то меня здесь... Нас, - он оглядел присутствующих, - нас здесь всех перебьют? Слушай, пусть будет хотя бы двое, только две моих охранницы!
   Он был так серьёзен... И Катти вспомнила здешних стражниц в девичей части их Лицея... Палестры, то есть! - да ладно, тётки как тётки. Клерисса на них не обидится.
   - Хорошо. Две. И всё!
   - Значит, и меня ты не возьмёшь? - вздохнул Дакр. - В Льиз Яррулле? - покатал он во рту экзотические слова.
   - А меня?! - подняла на Катти свои фиолетовые глазищи Торри. И в них совершенно отчётливо читалось: "Там же наверняка будет Ниэ..."
   - И я не увижу...
   Чего она не увидит, Лестра договаривать не стала, но, что жизнь её тогда будет прожита напрасно и зря, выглядело совершенно очевидным. (Не "чего", а "кого"... Потом Анаттолия при Каттеньке объяснит Дакру фактор принца Аккора для этой девушки. "Ох, если ещё и неё мозги поедут...", - поморщился советник.)
   Сама эйдежь тогда промолчала. Вымолвить хоть слово без приглашения в присутствии царственной особы для взрослой женщины, дворянки, фрейлины, было совершенно немыслимо, но... Вот вся её фигура и была этим сплошным "но".
   Ещё взяли Астеллия ла Ферн. С точки зрения Катти - обыкновененький серый мальчик. Чего в нём все находят? Но советник настоял: иначе, якобы, ему одному в их женском коллективе будет неловко...
   Обговорив "состав делегации", ещё чуть ли не час обсуждали фразу про чай...
   - Императрица - кухаркой?! Давай возьмём Акакирру! Или кого-нибудь от неё...
   Катти сразу вспомнила про Иртру. Но - нет!
   - А я попрошу кофе. И тётя Клер нам заварит.
   "И по кухне сравняемся", - не стала договаривать очевидное она.
   - Дакр, - вмешалась эйдежь, - ты думаешь королевы доверятся с чаем для них неизвестной им кухарке из враждебной Империи? Ты, вон, даже их послу не поверил...
   - То есть, там ещё и настоящий "Люстак" будет? - облизнулся советник.
   И вопрос сняли.
   Вызвали магов с кафедры Земли... Все ближайшие сподвижники мэтра Кроктауриуса, как и он сам, погибли на Арене, но были и другие, уцелевшие. Они обследовали свиток. Конечные координаты вычислить не смогли, да специалистов таких вообще по миру единицы - Семереник, например, но грузоподъёмность Веккатту удивила: двадцать четыре человека. Однако, свиток-то взводного уровня...
   - Вот видите, ваше величество, - усмехнулся её советник. - Явный намёк, что ждут не только лично вас. Так что, Ваша личная стража тоже идёт с нами.
   Телохранители его вмешательство оценили и запомнили. А те "две тётки-охранницы"... Дакр ла Алевтим на утро приволок двух жриц из храма Анатары! Тех самых, которые за богиней сумели пройти сквозь камень и стены. И явились они не в своих обычных алых халатах. Они пришли в платьях, сшитых по образцу и подобию оных из гардероба Алисандры - по эскизам Верии Интелии. Но Катти только покачала головой: при одной был чемоданчик... Как из другого века.
  
   Якорь телепорта оказался вплотную с вратами города. Стражники успели предупредить Катти, что Семереник разобрался с местным исказителем, так что она не удивилась. Получить текущий кыллизикл всяко не помешает, а вот сколько народа теперь на улицах Льиз Яррулле - это было так непривычно... И двух недель не прошло, как сняли высшую секретность, а люди везде, люди, люди...
   Их ждали внутри, у входа. Три кареты, два десятка лошадей... И...
   - Каттька, привет! - Семереник со своей бандой... - Слушай помоги раскопаться, а? Переведи пару предложений! Я понимаю, тебя королевы ждут, но по старой дружбе... Ты ж наверняка с этим долбанным кыллизиклом уже разбиралась! Вот тут - это что?..
   - Семереник, руки отобью! Не лезь пальцами!.. - отдёрнула его ладонь от пульта Дирллия.
   - Ах, Ваше Величество! - распахнула перед ними свое декольте склонившаяся в глубоком реверансе Эсктелла. - Ох, извиняюсь, - импера-а-аторское...
   - А-а-а!.. - закричала Катти и кинулась к друзьям.
   - Какие миленькие платьица! Говорили, что нашей Верии равных нет, а вот... Очень даже ничего! Я б так даже и себе такое же хотела. Или вон тот доспех! - кивнула она на Агторрию. Та, как его получила, практически с ним не расставалась. - И ведь вроде бы - латы, а как смотрятся! Слушай, но твой чемодан этому не в тон!
   - Эскта! - попыталась остановить её Катти. Но такую остановишь...
   - Слушайте, а где я вас уже видела? - она вообще отвернулась от Каттеньки, которую сейчас обнимала Дирллия, и повернулась к жрицам.
   - А где ж я видела твою собачку? - улыбнулась ей одна из них.
   - Вы про Чёнечку? Опсс... Это ж вы!
   - Так где она сейчас?
   - Да, правда, где? - заинтересовалась и Катти.
   - Уж только не здесь. - влез Семереник. - Местные големы её не переносят от слова "совсем"! И любая охранная магия прежних - тоже, - он схватил свою библиотекаршу за руку и потащил к пульту. - Идём, потом наболтаешься, давай дело сделаем!
   - Я её домой отпускаю, - выкрикнула ей в след Эсктелла.
   - А она возвращается?
   - Хочешь позову?
   - Скта! - совсем усёкши имя девушки, взвыл Семереник. - Только попробуй! Только ещё раз попробуй! Только опять посбивай мне всё! Выгоню! И будешь дома соседей пугать!
   - Какие мы грозные...
   Перешли врата они только через двадцать минн. А что до любимого дворца Клериссы доедут они в неполном составе, так юная императрица и не заметила... Агторрия не заметит тоже - она всё искала глазами, где же, ну, где же он, ну почему его нигде не видно?! Заметит Лестра. Нет, она тоже искала Аккора и тоже его не находила, но, что Телл отстал, она увидела, она даже отрицательно покачала головой на вопросительный взгляд барона Веллитария: "Не трогайте!.. Пусть остаётся!" Сколько можно всё забывать ради Торри?! И уж если в кои-то веки его заинтересовала другая девушка... Тем более, девушка, которая ему так явно рада...
  
   Мальчики нынче исполняли пажеские обязанности. Они были строги, молчаливы и в дурацких пажеских мундирах. Даже Агторрия подступиться не решилась. Церемониал же! Тем более, когда королевы увидели герцога Дакра ла Алевтим, имперского вельможу, увидели равного им, и Клерисса затеяла парад высокомерий...
   Ну, как знала! Зачем было тащить сюда этого аристократа... Отдохнула, называется! Ну и ладно... часик она с ними перекантуется и сбежит. А они тут пусть своими придворными играми тешатся!
   Эх, и не угадала она с чаем! Катти принесла "обезьяний" - самый редкий, самый дорогой, самый недоступный, а надо было "Стехов куст"! Чтобы сбить эту официальщину... А с ним только дала повод ла Век отказаться сразу заниматься Рогттаром: "Ты для начала хочешь лишить меня "Обезьяньего короля"?" А брат... Он держался, но было видно, что ему тяжело, и его девушка опять начала поглядывать на Катти очень нехорошо.
   - Хватит зыркать! - оборвала чаепитие Арлия. - Лучше скажи, ты свою простыню захватила?
   И девочка стремительно покраснела:
   - Да.
   - А кинжалы, которыми его резали?
   - Я... - растерялась Витталия.
   - Да! - вмешался Дакр. - Ольма!
   - Вот, - кивнула жрица на свой чемоданчик.
   - Ах, вон оно что, - одобрительно улыбнулась Арлия. - Вы догадались?
   - Я, - опять вмешался Дакр. - Сразу после покушения запер. Открыть?
   - Справлюсь. Должно помочь. Простыню мне! И раздевайся, - потребовала она у принца. - И ты тоже, - хмыкнула она на его девушку.
   - Я?! А они?..
   - Им не надо, - равнодушно ответила главная лекарка Эллезии.
   - Нам выйти? - спросил Дакр.
   - Если стесняетесь... Катти, а вот ты останься, точно! Да тебе, и как императрице, полезно будет. Ах, извините, ваше императорское величество...
   - Тётя Аша!
   - То-то же... Иди ближе. Когда я с твоим братом начну, будешь меня касаться... Лучше голой рукой прямо за тело - за шею или за плечо. А сейчас к другой приглядимся... Кажется, у тебя может быть родственником больше... Клер, подойти и ты...
   - Я-то тебе с ней зачем? Гвардейцы выйдите! Не смущайте девушку...
   - Принцы, останьтесь! - потребовала Агвелта.
   - Но... - покраснел Луфгегл.
   - Никаких "но". Вам тоже полезно будет! Даже не так - вам будет необходимо!
   В конце бесстыдного осмотра ("Так, глаза не опускать! Что я делаю - отслеживать, всем! А ты опусти руки! Совсем опусти!"), Арлия таким же бесстыдным движением вдруг резко перенесла свою ладонь на живот Клериссы. Королева, было, дёрнулась, но тут же замерла.
   - Поздравляю, и у тебя - сын. Аура чистая у обеих. А что касается этой милой девушки - я, в присутствии свидетелей, подтверждаю, что отец ребёнка - данный молодой человек, который является братом Катти. Герцог, - она повернулась к Дакру ла Алевтим, - у вас как всё это оформляется? Подписывать что-либо надо будет?
   - Не только. Я подготовлю! Девушке можно одеваться? Накинуть хоть что-то? Не приведи все боги, просквозит, - озаботился он. - Пожелания для неё есть?
   - Она здорова. Противопоказаний к материнству не вижу. А всем в подобном положении, вот и тебе, Клер опять - я рекомендую одно и то же: меньше волнений, больше красоты и не забывать ходить. И никаких приключений! Не бегать, не колдовать, не нервничать. И уж ни в коем разе не скакать верхом! А вы, вернётесь - сообщите о беременности вашим целителям и её родственникам... Дальше - ваша политика, тут я не вмешиваюсь, - и она отвернулась от застывшей, от заледеневшей девушки. Но к той уже подходили юные жрицы и юные царевны. - А теперь вы, молодой человек... Катти, ближе! Вообще, просто обними меня сзади! Эх, какое у мальчика тело!.. И в такое железки острые совать...
   Она раскрыла чемодан и одну руку положила ему на плечо, а другой один за другим начала перебирать кинжалы. И вдруг, словно обжёгшись, отбросила в сторону очередной...
   - Вел, подойди. Кажется, это по вашей части.
   Но подошёл ещё и Дакр, взглянул на бирку, привязанную к рукоятке.
   - И что тут? Наши смотрели ни на одном ничего не нашли.
   - Проклятие, - через некоторое время ответила Агвелта. - Я думала, такой уровень вам доступен быть не должен, ан вот... Допросить владельца можно?
   - Нет.
   Агвелта правильно поняла тон вельможи Империи:
   - Совсем никого не осталось?
   - Дети малые всё равно ничего не знают. А с принцем что? Без допроса никак?
   - Кинжал здесь - снимем, - целительница захлопнула крышку. - Качественный чемоданчик. Без него - рассеялось бы. Хуже пришлось бы, а так - от чего лечить, от чего избавлять понятно. Я про подобные только слышала.
   - Когда?
   - Да не помню уж... Ах, Вы про молодого человека. Он же в полнолуние его схлопотал? Надо ждать до следующего. У вас тяжело ему придётся.
   - А у вас?
   - У нас вот - Агвелта. И ещё есть Семереник.
   - Поможете?
   - Неделю... В одиночку не потяну, - покачала головой Агвелта. - А Семереник... Он не мой подданный. Я за него говорить не могу.
   "О, - поняла юная императрица, - начинается торг. Ну, подождите!.."
   - Тётя Клер!.. - обернулась она к своей королеве, и на глазах у неё навернулись слёзы...
   - Мама! - подала голос и Сина.
   - Ну, куда ж я денусь, - отмахнулась Клерисса. - Мне расстраиваться, как выяснилось, совсем нельзя. А если тебе, девочка, плохо будет, я расстроюсь. Но лично с ним пусть сами договариваются.
   - Катти, договоришься? - обернулся к ней её советник.
   - Он может потребовать этот чемоданчик. Или ещё чего.
   - Он такой меркантильный?
   - Он? Нет. Для этого у него Дирллия есть.
   - Это та с которой остался наш Астеллий? Я начинаю волноваться.
   - За чемоданчик?
   - Нет. За виконта ла Ферн. Но уж тогда обещай! - согласился Дакр. - Что договоришься!
   - Но я без Рогттара никуда не уйду! - послышался дрожащий голосок Виталлии.
   Катти посмотрела, как её брат протянул исхудалую руку к ней, которую девушки сейчас закутывали в сдёрнутую с какого-то стола скатерть, и опередила реплику Дакра:
   - Мы дозволяем остаться!
   Дакр запнулся, но потом сказал:
   - Хорошо. Я сам графу ла Трейси передам... Всё передам. Все новости.
   Катти облегчённо выдохнула, но тут, открылась дверь, и стало ещё хуже - вошла Эсктелла. Она привела того самого отставшего Астеллия... И с ними был бард Истрелл ла Кратас, он-то что здесь делает?!
   - Вот, ваш. Он никак не мог найти дорогу, - заобъяснялась красотка и тут же принялась зыркать по сторонам...
   Ну, конечно! Дирллия идти к королевам застеснялась, а эта... Подхватила пиита для храбрости и припёрлась.
   И Катти заплакала.
   - Катти! - всполошилась математичка. - Они тебя здесь довели, да? Давай я позову Чёню!
   - Не-ет! Идём отсюда куда-нибудь! Я, я... - она обняла подбежавшую Теллочку и, рыдая, побрела в тут же указанную Клер дверцу... - я сейчас... Тётя Клер, приготовьте пока кофе! Пожа-алуйста!
  
   Пятнадцать минн слёз, но из головы не шло:
   " - И когда мне начинать раздавать латы?
   " - Как вся дюжина вместе соберётся - так и начнёшь. Потому что это будет знак от меня, что откладывать уже некогда.
   Вот вляпалась! - даже выплакаться вдоволь некогда!
   Она вышла. Принцы на месте (пятеро), принцессы - тут же (трое), жрицы - ну, куда им без неё, личные телохранительницы ж (двое), Астеллий - вон он (в единственном экземпляре), и Эсктелла (одна-одинёшенька)... 5+1+3+2+1+1=13. Ах, да. Ниэллон - доспехами будет обделён... Все тут.
   - Рассказывай! - потребовала королева Эллезии. - Это про Анатару, да?
   - Да. В храме я ничего от неё не хотела. Я только одну капельку крови на алтарь уронила, даже больно было не так, чтоб уж... Вы ж знаете, как обычно-то! А она вышла из толпы младших жриц:
   " - Не особенно-то ты и торопилась.
   Я отговорилась, что хлопот за целую Империю, и она посочувствовала. Потом у алтаря отворила дверцу, лестница вниз... Нет, никакой там дверцы потом никто найти не смог. Мы оказались в комнате. Уютная, стол два кресла, две чашки с тёмным напитком... Оказалось, "шоколад". В нескольких источниках об эпохе предшественников упоминается... Прежние его не знали, а секрет приготовления потом был утерян. Вкусный, густой... Приготовляется из бобов одного дерева... "Какао"... Я про него тоже как-то читала. Анатара дала координаты острова, где они растут. Они сюда его из своего мира привезли.
   " - Спрашивай! - потребовала богиня. - Я почти ничего не могу, но именно тебе именно здесь и сейчас на очень многое могу ответить. Правда, у тебя только ауррс.
   " - Где сейчас прежние? - спросила я.
   " - У нас, - не замедлила с ответом Анатара. И только я подумала, что так ничего не успею и не пойму, как она раскрыла ответ. - У них, точнее. Я-то местная. А Пшосграз и которые с ним... Вот те... Вот их туда...
   " - Как прежние оказались там, а боги - здесь?
   " - Поменялись. Почти добровольно. В конце их здешней эпохи их научники начали пытаться докричаться до звёзд. Добраться до звёзд. Добрались не до звёзд, а до них - до богов, до них же и докричались.
   Эшилейда... Тот мир, где обитали боги, мир, который они благоустроили, вылизали... который они выпили. Как тебе объяснить... Представь горы, речку, которая течёт в море. Горы - они такие неровные, некрасивые, да и разных полезностей в них много... И гору срыли. И разбили сад. И стало - лепота. Вот только речка больше течь отказывалась. И полезностей никаких не осталось тоже. И хотели они найти новый мир - с горами и реками, но каждый мир имеет естественную защиту, стену свою собственную, сквозь которую пробиться никак не получалось. Хоть бились долго и упорно.
   И вдруг калитка с той стороны одной из стен открывается и: "Здрасьте! А это вы стучали?"
   "Речка" - для них это люди. Но не всякие. Те, которых вы называете прежние, богам не подходили, потому что они уже были не способны верить, не способны молиться - в их реке уже не было воды. Но остальные... А боги...
   Ну, представь пустыню и влачащих жалкое существование в ней... Берегущих каждую капельку. И вдруг перед ними открывается переполненная родниками долина... Правда, в ней копошатся какие-то непонятные дикари. Их бы и просто уничтожили, но дикарям показали благоустроенный мир... Это, как тебе Лазурный берег по сравнению с Риммериумом, только в сто раз контрастнее. А то, что богам было как вода... Прежние вообще обходились без религии... Окрестным племенам они были не как боги, дикари им были дешёвой рабочей силой, которую они и содержали в дикости.
   Боги им предложили альтернативу: война на уничтожение или одномоментное переселение. И те выбрали.
   " - А ты? - спросила я.
   " - Моя семья как раз и была из "дешёвой рабочей силы". А богам в этом новом мире... Старые запреты давно забылись за ненадобностью... Если из крана льётся уже обеззараженная вода, то чего её кипятить?! А что, если эта вода прямо из речки, то она ещё не обеззаражена, - все давно за отсутствием речек позабыли... Вот и, что прямое воздействие на мир вызывает противодействие мира, забыли тоже. Я - это плод такого воздействия. Пшосграз, когда встретился с живой, верящей в него, влюбившейся в него девчонкой, просто протянул руку и сказал: "Моё! Не отдам!".
   " - Тогда кто я?! Я чья?
   " - Нет, - засмеялась она, - ты не его-моя правнучка. Богини не рожают. Ты - потомок моей сестры, которая осталась смертной. Да не только он, тогда многие из них с ума посходили... Вон по своему отцу ты восходишь к женщине Арриграса. И мы сейчас копаемся, понять хотим, ваша Эсктелла - она от кого? Видишь ли, тёмная гончая запечатлённой чистым человеком быть не может. Потому что она выводилась, как охотница на этих самых человеков.
   " - Но Клерисса же с ними управляется!
   " - Клерисса побеждает, насильничает над гончими. Если сорвётся, если не доглядит, они порвут её. А Эсктелла... "Чёнечка"!
   " - Почему меня не тронула Палица Арриграса?
   " - Потому что она не Арриграсова, а наша! Императоров она только терпит. Одного на поколение. А нашим - служит. Как твоей предшественнице Лоуррелции. Её мать - и твоя прабабка по другой линии тоже. Уж не помню в каком по счёту поколении.
   " - Но тогда бы она не тронула и остальных её потомков!
   " - Нет. Должно быть наследование сразу по обеим линиям. Как у тебя и от матери, и через Лоуррелцию - от отца. У твоей сестры - от отца есть, а от матери - не досталось, здесь для неё прошло наследование не от той бабушки. А у брата, и там, и там не то.
   И тут Катти в своём пересказе запнулась. Нет, этот кусочек её диалога с богиней она озвучивать не будет, потому что... Это её! Не Ниэллона, ни Клериссы, а её!
   " - А "Тёмный молот" - спросила тогда богиню она.
   " - "Хранилище"? - переспросила Анатара. - Аккуратнее с ним. Не ты его разбудила. А оно не слабее Палицы... Странно, всегда было наоборот: Палица - у мужчины, а "Хранилище" - изначала принадлежало женщине, а у вас... Молодые вы, и всё у вас не как у людей, - усмехнулась нелюдь.
   Катти не стала уточнять, разбираться - время уже начало поджимать, она спросила...
   Вот тут она и продолжит для королев:
   "- Зачем я вам? - спросила она Анатару.
   " - Наконец-то! У вас - конец эпохи. Как у прежних в их последние годы. И как они стучались в небо, а нарвались на богов, теперь у вас - начали стучаться в другие миры тоже.
   " - Но у нас всё под запретом! Уж я-то знаю, как Семереника контролируют!
   " - Не поможет. Вон меня уже на Арену вытащили. Хорошо, тот книжник пальцем в пласт, где я была, угодил, а если бы в соседний?
   " - Кроктауриус мёртв! Все его ученики - тоже.
   " - Естественно. Я проследила. Эти теперь мертвы. Появятся новые.
   " - Откуда?
   " - А откуда появились те, которые в мои человеческие времена вышли на богов?
   " - Их подталкивали с той стороны... - дошло до меня.
   " - Хорошо, что это не вопрос, и отвечать не надо...
   " - И сейчас откуда-то подталкивают опять?
   " - Да.
   " - И я, - я руками померяла свой рост, - против новых богов?!
   " - Не ты - все вы! Но... Против вас могут выйти новые боги, а у вас - разделённый мир, слабый... Сильнейшую Империю сумела захватить девчонка!
   " - Да какая из этой Империи - сильнейшая!
   " - Вот твоя первая задача. Сделать её таковою. Восстановить.
   И Катти опять замолчала. Нет, и этого она рассказывать не будет. И это только про неё. Это её - личное!
   " - Поможешь? - тогда спросила она Анатару.
   " - Прямое вмешательство запрещено!
   " - А косвенное? Чуть-чуть?
   " - Чуть-чуть? - улыбнулась богиня. - То, что к тебе люди чуть-чуть добрее, чуть-чуть доверчивее, чуть-чуть порядочнее, чем к остальным - считается? Ты знаешь, к примеру, что твоему палачу крабообразному хватает трёх ударов кнутом, чтоб порвать печень взрослому мужчине?
   " - Спасибо.
   " - Ну и... Сколько сделали из бывшей дворцовой душевой, ты смотрела?
   " - Три дюжины.
   " - А при скольких из них есть "обсерватория"?
   " - У одной.
   " - В которой за неделю до тебя вдруг умер заключённый... Ещё одно "спасибо" скажешь?
   " - Но отмыть её я сама решила!
   " - Сама-сама, - улыбнулась Анатара.
   И, припомнив улыбку самой бешеной из богинь, Катти улыбнулась тоже...
   Так, а вот дальнейшее уже - критически-важная информация! И она продолжила воспоминание вслух:
   " - Но я и... боги?
   " - Сначала всегда появляется разведка. Вы должны быть готовы. Вам надо её встретить. И вышвырнуть!
   " - Нам - это кому?
   " - Комнату с латами команды моей сестры - родной сестры, той самой, которая твоя прабабка, - тебе открыла я. А их тогда с нею было всего дюжина! Справились. Делай команду! - и она ехидно хмыкнула: - Так что свои латы отдашь своей сестре.
   " - Мои?! Но почему?!
   " - Во-первых, на тебя не хватит, а во-вторых, ты не воин. Ты - императрица. Ниэллону передашь, что и ему не воевать, а командовать надо будет. А эти доспехи... Они к тому же несколько гасят сдержанность...
   И я вспомнила, - Катти перевела взгляд с принцессы на принцессу, - описание, как Никка вдруг устроила скандалище в Огненном Дворце. Ничего ж себе, "несколько"!
   " - То есть всем остальным принцам - достанутся?
   " - Да. Принцу Ритоглу - тоже.
   " - Четверо, а ещё двое?
   " - Пятый не совсем принц - он молочный брат принцессы, твоей сестры.
   " - Виконт Астеллий ла Ферн...
   " - А последний не принц совсем - поэт он ваш знаменитый...
   Ну, конечно, мне тогда про него уже все уши прожужжали... Ах, где он, ах пропал... А он - вот, на курорте греется...
   " - Истрелл ла Кратас. А он согласится?
   Веккатта взглянула на барда... Особого энтузиазма на его лице она не рассмотрела.
   " - А куда он, такой влюблённый, денется? Передай своим принцам, что я запрещаю им помогать ему с его Илленой, если он не будет с ними! И хватит о нём, - она ладошкой двинула, как пятнышко какое-то стёрла и продолжила. - Теперь женские доспехи. Все три принцессы. Обе мои жрицы, которые за мною удержались и... - и Катти перевела взгляд на математичку, - и эта ваша математичка - Эсктелла.
   - Да ни хрена! - взвилась математичка.
   " - Вот она-то не согласится точно, - сказала я.
   " - Да кто её спрашивать будет? - пожала плечиками богиня. - Скажешь ей, что иначе я здесь удавлю её Чёнечку. Она привыкла, что любовь - очень приятная штука: все мальчики вокруг неё бегают, в глазки заглядывают, в декольте косятся и дотронуться до самых сладких её мест пытаются, а ей остаётся только хихикать и млеть... Так вот, запечатление - односторонним не бывает. И без своей гончей она у вас сдохнет от тоски.
   - Да какая из меня воительница?! - возмутилась красавица.
   " - Да какая ж из неё воительница?! - сказала я ей тоже. - Хуже только я!
   " - Во-первых... Передашь Клериссе, что у неё месяц после передачи доспехов на всякое разное обустройство - и сразу после, чтоб всех их отправила в тридцать третий лагерь. На смену. Там их всех и твою "учёную" в частности, "воительницей" - опять съехидничала она, - сделают. А во-вторых, кто вы - вы ещё не знаете.
   " - А тридцать третий - что это? - спросила я.
   - Ад, - поёжилась Клерисса. - Да ещё на зиму...
   Гвардейцы охраны переглянулись и тоже поёжились. Кажется, они про этот лагерь знали. Возможно не понаслышке.
   " - Она тебе объяснит, - ответила мне Анатара.
   " - Но почему против богов - мы?! - никак не могла успокоится я.
   " - Я же сказала: с той стороны сначала тоже будут не боги. И вам надо будет отбить у них охоту соваться!
   " - А если...
   " - Значит, проиграют. Запрет на прямое действие - он такой забавный. Почти как закон вероятностей... Подправить вроде бы не сложно, а потом летит такая ответка!
   " - И когда мне начинать раздавать латы?
   " - Как все соберутся - так и начнёшь... - и юная императрица взглядом пересчитала всех двенадцать кандидатов. - Потому что это будет означать, что уже спешно, - закончила богиня.
   И истаяла в воздухе. А я допила шоколад - такая всё-таки вкуснятина! - поднялась и толкнула дверь. И потеряла сознание. Очнулась у алтаря, у них, - она мотнула головой в сторону своих жриц, - на руках.
   - Императрица капнула кровью на алтарь, - подхватила рассказ Ольма, - и потеряла сознание. Мы успели её поддержать. Но она тут же открыла глаза.
   - Значит, уже спешно... - проговорила Клерисса.
   - А месяц - как раз успеем сыграть свадьбы, - пожала плечами Шитона.
   - А вы уверены? - вздохнула Агвелта. - Что в то мгновение для неё смог уместиться целый ауррс?
   - Катти, ты же дашь мне координаты того острова? Вот и проверим, - раздумчиво произнесла Акнаккора. - Сумею ли я за месяц сделать вам по чашечке "шо-ко-лада"?
   - К свадебному ужину? - улыбнулась Шитона и усмехнулась, взглянув на принцесс.
   Они сидели в креслах, рядом с ними стояли их принцы. Синнаэль и Никкора были в подаренных латах - грозные и прекрасные, парни - в своей обычной одежде, в форме, похожей на гвардейскую, образец которой когда-то предложила им Клерисса. Лаконизм которой странно гармонировал с роскошью доспехов.
   - Сина! - вдруг звонко прозвучал голос вставшей принцессы корсаров. - А ты не знаешь, о каких свадьбах тут речь идёт?
   - Нет! - так же звонко ответила другая, тоже поднявшая, принцесса. - Но, возможно, нам расскажут. Если всё это не тайна какая-нибудь особо секретная, очень государственная.
   - Вот так! Нас всего-то не было пару недель, а тут столько новостей! Одних свадеб с десяток, наверно! Катти, может тебе, как императрице, на что-нибудь намекнули?
   - Мне?
   Катти взглянула на сестру. Она тоже поднялась. И Ниэллон тут же сделал пару шагов к ней. Они теперь стояли очень близко друг к другу. Но даже рукавами не соприкасались. Они хоть целовались?.. Хоть раз? Хоть самый первый... В губы... И тут её ошарашило: свадьбу? За месяц?! Опять??
   - Нет! - выкрикнула она. - Никаких свадеб!
   - Каттенька?.. - изумилась Клерисса.
   - Я не про вас! - опомнилась императрица. - Вы успеете - успевайте. А у меня уже были похороны в неделю и коронация в двенадцать дней! И если я заикнусь теперь о какой-нибудь ещё и свадьбе через месяц... Меня возненавидят все - начиная от мажордома, ему список гостей составлять и, где их расселять, думать, кончая Акакиррой! Нет!
   - Так всё-таки!.. - опять громко вопросила Никкора. - О каких свадьбах здесь все говорят?!
   - Я думаю, о моей, - раздался мужской слабый голос. - Но...
   Все обернулись. Принц Рогттар по-прежнему полусидел, полулежал, и Виталлия по-прежнему держала его за руку. Крепко держала.
   - "Но"? - переспросила Катти его. - Брат?
   - ... Но виконтесса ла Трейси не успела прошлый раз ответить на моё предложение. Да и за эти недели очень многое изменилось. Поэтому я опять спрашиваю: Вита, ты согласна выйти за меня замуж? Я всё ещё могу не выжить, и я больше не наследный...
   - Да! - не дала ему договорить Виталлия.
   И она... Она не бросилась ему, почти прозрачному, на шею, она лишь ещё плотнее прижалась к нему.
   - Поздравляю молодых! - заулыбался Дакр. - Надеюсь, вы оба понимаете, что необходимо ещё одобрение семей?
   - Сестра? - тут же нашёл глазами нынешнюю главу семьи принц.
   И что ей отвечать?! "Да"? А Империя? Вдруг его уже какой-нибудь герцогине давным-давно пообещали? Она взглянула на сестру - та сияла. Да на хрен всё! На герцога-советника она смотреть не стала. Чтоб Катти ещё о каких-то незнакомых герцогинях думала!
   - Я буду рада за твоё счастье! - ответила она. - Но со своими... - она встала, подошла к ним, пожала протянутую исхудалую мужскую руку, чмокнула девичью щёчку. - Но со своими разбирайся сама.
   Следом подошли девушки... А потом... Королевы... Ну, что им чужие свадьбы у них своих забот хватает!
   - Дочь, - обратилась к Никке Акнаккора, - можно тебя попросить?
   - О чём?
   - В качестве личного одолжения - пожалуйста, переоденься!
   - Дочь! - тут же подхватила Клерисса. - Пожалуйста - тоже!
   - Мама! - в один голос произнесли девушки.
   - Торри... - вместо них подала голос Катти. - Я тоже... О том же... Пожалуйста!
   - Да мне здесь и не во что! - возмутилась фиолетовоглазая принцесса.
   Катти вздохнула. Глянула на королев. Потупилась. Повернулась к математичке:
   - Передай Семеренику, у него карта здешняя есть, я видела, - он же здесь, внизу остался, да? - чтоб провёл... Квартал Эйнже, дом "агва". Это неподалеку. Дом открыт. Наверное, это была лавка алхимика или портного. Или портного-алхимика. Ему тоже интересно будет. Но на нулевом этаже найдёте, не спрятано - склад одежды. Можно будет переодеться.
   - Да кто-нибудь только чихнёт, и она рассыплется!
   - Та - нет. На мне всё держалось нормально.
   - Правда-а? - округлились глаза у Эсктеллы. - Одежда прежних?! А мне можно будет?
   - Дом - во владениях короны Эллезии. Ваше величество? - повернулась она к Клериссе.
   - Да, Ваше Императорское величество, - улыбнулась Клерисса, глядя как разгораются глазки у принцесс. - Но, Катти, привыкай обращаться ко мне по имени. И девушки, мы с удовольствием, наконец, посмотрим, как выглядели прежние в обычной жизни. Ждём вас! Молодые люди, проводите дам!
   Катти взглянула на всё ещё закутанную в скатерти графиньку - та даже не дёрнулась, как держала за руку Рогттара, так и продолжила сидеть с ним рядом. Плотно. Неотторжимо.
   Дождавшись, когда молодёжь высыплется из комнаты, Клерисса облегчённо вздохнула:
   - Спасибо, Каттенька. Корра, тебе - тоже. Я бы так сразу не сообразила.
   - Костюмчики-то, получается, с подвохом... - хмыкнула Акнаккора. - Кажется, придётся их ношение серьёзно ограничивать.
   - Не без этого, но...
   - Но? - повернулась к ним Шитона.
   - Хороший добавочный урок может получится: что костюм провоцирует искренность, пылкость, они будут знать. Вот пусть учатся противостоять внешнему влиянию. Предупредить командиров, чтоб они заставляли их время от времени снимать доспехи и после этого оценивать своё поведение.
   - Хм...
   - Так, а что с остальными свадьбами делать будем?
   - Девочки особого восторга не выказали.
   - Ну, если бы мне вот так же между делом сообщили... - поморщилась Клерисса.
   - А тебе об этом сообщили не так? - взглянула на неё Шитона.
   Клер покосилась на герцога посторонней ей Империи и просто ответила:
   - Не так.
  
   Не так, не так! Во-первых, герцогство её отца привозросло на одну долину. Та и так была под охраной барона Стокского - вассала Инейских, и налоги платила ему же, но теперь они заимели королевский патент о передаче долины в вечность. И герцоги Датаарские умылись и заткнулись - да не услышит дочь от неё такие выражения!
   А во-вторых... После того позорного, провалившегося сватовства в Нортирии, после того, как Гилберт перед этим от неё отказался... И ещё была жива-здорова его, ненавидящая её, маменька... Герцог Инейский был готов на опалу, он сказал: "Только с личного согласия дочери!"
   И Гил... Она к нему, конечно, не вышла. Он вызвал Лиссату и Арлию и попросил засвидетельствовать, как он на коленях, с цветами в одной руке и обручальным кольцом в другой - прополз весь длинный коридор от входа на их этаж кампуса Университета до её кельи. А потом простоял на коленях у двери всю ночь.
   "Он сам от меня отказался!" - Клерисса была жестока и неумолима. Но...
   Под утро тому захотелось в туалет, а с колен вставать или даже прямо так отползать к унитазам, он отказывался категорически и наотрез. Попросил горшок. Никаких ночных горшков, естественно, ни у кого в кампусе (этаж, разумеется, не спал и сквозь приоткрытые двери все пялились на него!) не было. У кого-то нашлась цветочная ваза. Девки доставили. Но она оказалась слишком высокой. С колен... под хихиканье всего девичьего этажа - её келья была где-то посередине, и если он отворачивался от одной половины, то подставлялся под взгляды другой - у него ничего не получалось... В общем, случился патетический балаган, и рыдающие с хохота подруги ("Зачем тебе будет муж с порванным мочевым пузырём?!") уговорили её смилостивиться. Но он сначала надел кольцо, и только после поскакал в туалет. Она зарыдала тоже.
   Она рыдала, а слетевшиеся со всего этажа, набившиеся в её келью девчонки не могли отвести глаз от сияющего на её безымянном пальце королевского кольца.
   Полгода до свадьбы стали самыми счастливыми в её жизни. Клерисса ж тогда даже с сержантом Корртерием нашла, наконец, общий язык.
  
   - У меня тоже - "не так", - сумеречно улыбнулась, что-то припомнив, наследница древнего корсарского рода. - И куда спешить, я не понимаю. Нике даже восемнадцати ещё нет, - она обернулась к Клериссе: - Лучше скажи, что такое ваш тридцать третий лагерь?
   - Север, горы и... - она перевела взгляд на имперца: - И выпадения, как на ваших пустошах. Только никакого хабара, а лишь чудовища. И есть долина, на которую имеются выходы с трёх перевалов, а уж сколькими путями, тропками может спуститься со скал всякая нечисть- не считал вообще никто. Выход из долины и перекрывает лагерь. Казармы - в пещерном замке, можно сказать. Но больше похожи они на каменный мешок, тесный и узкий. У нас лагерь считается штрафным. И всегда им был. Так что, особыми удобствами, особо никогда в нём не озабочивались.
   - Смена - это сколько?
   - Три месяца.
   - Бедная Теллочка... - ужаснулась Катти.
   - Свою сестру тебе не так жалко? - поинтересовался Дакр ла Алевтим.
   Девушка посмотрела на брата и вздохнула:
   - Я её не знаю ещё совсем. Но... Слышала, она всё с мальчишками сравняться старалась - ей не в диковинку будет, а Эсктелла...
   - А разве военной кафедры у неё не было? - пожала плечами Шитона.
   - Как о кошмаре, раз вспоминала.
   - Будет знать, как у богов что-то просить, - так же равнодушно отозвалась Агвелта и передразнила: - "Чё-ё-нечка".
   - Что - завидуешь? - хмыкнула бывшая нортская бандитка.
   Нынешняя жрица Пшосграза смолчала.
   - Я через месяц шоколад буду кушать, а она каменную пыль глотать, - постаралась простыми эмоциями смягчить возникшее напряжение недавняя библиотекарша.
   - Ваше величество, - улыбнулась эйдежь ла Ариерти, которая до этого старалась держаться чуть позади Дакра ла Алевтим и особо не отсвечивать. - Мне кажется, Вы недооцениваете Вашу знакомую.
   - Вы думаете, она сумеет приспособится?
   - Я, кажется, знаю этот тип девушек... И, кажется, богиня - тоже. Я думаю, она не приспособится - приспособит. И для следующих поколений штрафников условия их тамошнего пребывания будут не такими... штрафными.
   - Думаете?.. - задумалась Клерисса. - Что ж, девочкам это был бы полезный опыт.
   - Про девочек закончили? - поднялся со своего места Дакр. - А давайте поговорим про шоколад? - он огляделся. Королевы промолчали. - Так, особого желания раскрыть подробнее эту сладкую тему не вижу.
   - Дакр, - заставила себя назвать его по имени Катти.
   (" - Всех подданных только по именам! И только на "ты"!" - потребовал он при первом их разговоре.
   " - Я не могу! Я не привыкла!
   " - Привыкайте! Начните с меня!
   Вот, приходится...)
   - Дакр, что... ты... имеешь в виду?
   - Я имею в виду желание её величества Акнаккоры отправить на шоколадный остров своё судно. Может, Вам об этом ещё никто не упомянул, но, Ваше величество, у Вас есть свой флот.
   И Катти внутренне ахнула: "Ещё и это?!" Теперь она во главе Империи - главного врага всего Артола? Она теперь - главный враг тёти Клер?!
   - А мы не слишком утомляем нашего больного? - вдруг вмешалась Агвелта.
   - Я думаю, принц Рогттар выдержит, - жёстко ответил Дакр. - И виконтесса ла Трейси не замёрзнет! Веталлия, так?
   Он встал... Его эйдежь тут же чуть вскинула руку, и он учтиво помог подняться и ей. Они сделали несколько шагов к принцу.
   - Здесь не холодно... - почти прошептала девушка.
   Взрослые развернулись, и Катти зримо увидела, как четверым королевам противостоят четверо её подданных... А с нею рядом только тётя Аша - эйдежь, то есть личная подруга королевы - королевы Эллезии.
   - Что - влипла? Привыкай, - улыбнулась ей великая целительница. - И ведь тебе сейчас даже расплакаться нельзя. Знала б ты, как я ненавижу политику!
   "Я - тоже! Даже расплакаться нельзя!.. А что можно?"
   И Катти чуть ли не задохнулась от облегчения: она придумала, как вести себя - это всего лишь головоломка, надо решить психологическую задачу, типа, как перевезти на другой берег реки на двуместной лодке козу, волка и кочан капусты. И даже не так, даже проще - парой капустных листьев, а то и всем кочаном здесь можно и пожертвовать.
   - Рогттару с нами не вредно? - спросила грустно улыбающуюся эйдежь ла Век Катти.
   - Медицинских противопоказаний нет. То, что его убивает, ровно так же будет убивать и одиночных покоях.
   - Брат! - обратилась она к нему. - Я полагаюсь на твой выбор. Твоё решение?
   Кажется, она сумела удивить его.
   - Остаюсь, - голос был слаб, но твёрд.
   - Виконтесса?
   Это не Веталлию она спрашивала. Она по-прежнему обращалась к нему. "Брат! Нам теперь быть рядом! А она... Она -- твоя забота и твоя проблема. Она - твоя."
   - Со мной!
   - Принято!
   Теперь несколько капустных листиков в другую сторону:
   - Тётя Клер, спасибо Вам, вы показали мне пример, как действовать в подобных ситуациях.
   - Когда? - похолодел голос у "тётушки".
   - Полчаса назад. Когда мы говорили про Семереника... Вы сказали...
   Теперь обернуться к "своим":
   - Герцог Дакр. О существовании у Империи флота я знаю. Но не знаю о его возможностях...
   И намекнуть на барашка одной волчице:
   - ...Я даже не знала о шахтах найдерекса на её территории, то есть на нашей территории... Или мне положено говорить - на моей территории? Мне говорили об этом? Не помню...
   И ещё кочан капусты морской королеве:
   - Но о проигранной последней войне Империи я помню... Войне на море.
   ...а теперь шмат горчицы:
   - Но я знаю, что победившие, всегда доминирующие на водах кары за всю историю так и не обследовали южные океаны. И соответственно координаты волшебных островов им неизвестны.
   ... а теперь... тётя Клер, ну, пожалуйста, помогайте!
   - Поэтому теперь я процитирую её величество королеву Эллезии: Дакр ла Алевтим, договаривайтесь!
   Да, герцог вспомнил, как Клерисса отправила его договариваться с Семереником.
   - Вы назначаетесь послом... - как там?... - чрезвычайным и полномочным! - услышала смешок от тёти Аши, вспомнила и про неё: - Мне надо будет что-нибудь подписать?
   - Браво, моя девочка! - рассмеялась тётя Клер. - Жаль, мальчишек здесь сейчас не было. Посмотреть бы им.
   "Спасибо-спасибо-спасибо!"
   - Так мы будем договариваться?
   Кажется, герцог решил взять быка за рога... Не знает он королев - ни одна из них быком себя не числит!
   - Я думаю не с нами, - улыбнулась ему Клерисса. - Это мужское дело.
   - Да, это же не галеру на абордаж брать, - усмехнулась и Акнаккора. - Но, к примеру, не удивлюсь, если в нашей делегации будет Акки. Не главой, конечно.
   - Простите, но состав Вашей делегации - Ваши заботы. Где и когда?
   - Срочно. Но не завтра, - подала голос Агвелта.
   - Почему срочно? - не поняла Шитона. - Если свадеб не будет, куда спешить?
   - На всю зиму отправлять сына в какую-то дыру за очередными приключениями? Ему что - делать больше нечего?! Только если подтвердится, что это - воля богов! А не видения переволновавшейся девочки!
   - Значит, послезавтра.
   - И где? - спросил ла Алевтим каким-то скептическим тоном. - Приглашаю к нам.
   - Нет, разумеется, - тут же отреагировала Клерисса.
   - Тогда вы понимаете, почему - и ни в одном из королевств Артола.
   - Здесь, - вздохнула королева и грустно переглянулась с остальными. - Данный дворец не принадлежит никому. Он экстерриториален.
   - Вы думаете мы уложимся в один раунд? - он поглядел на опять скептично переглянувшихся женщин. - А у её императорского величества имеется здесь дом, где она могла бы на время переговоров приютить нашу делегацию?
   "Дакр, я люблю вас!" - пролетела мысль у девчонки, и она грустно произнесла:
   - Приютить - есть.
   - Десять-двенадцать аристократов - с их слугами? - уточнил герцог. - Уместятся?
   - Слуги, наверное, нет, - горестно признала Катти.
   - Я думаю, - всё-таки попыталась отделаться малой кровью Клерисса: - можно будет найти особняк покрупнее под ваше консульство...
   - Думаю, это не решение проблемы... Чем бы оно отличалось от посольского дома в... в Элистане, например?
   - Вы претендуете на часть территорию Льиз Яррулле? - изумилась Шитона.
   Но ответил не главный подаватель... ах, да! - уже не вечернего халата, а утренней чашки чая.
   - Интересно, - улыбнулась специалистка по придворной учтивости, - а на том шоколадном острове будет только одичавшая плантация деревьев какао или ещё и покинутый городок обслуживающего персонала? Небольшой такой - в половину вашего Лазурного берега, скажем? И фабричка какая-нибудь? Заводик крохотный. Ну, не везти же им было плоды через все океаны!
   - И мы будем очень благодарны капитану любого корабля, который очень срочно доставит наших колонистов на наш остров. Очень! - подхватил её любовник.
   Королевы опять переглянулись.
   - Катти, какие дворцы заняты, ты знаешь. Выбирай свободный. Будет твой. Приютишь всех. И пусть договариваются.
   - Спасибо, - и Катти заставила себя произнести, заставила себя вымолвить: - Клер.
   И, убедившись, что пол не провалился, потолок не рухнул, двенадцать тёмных гончих не ворвались в комнату, и сама она по-прежнему может дышать, Катти добавила:
   - Если я сейчас не выпью чаю, я умру. Вы со мной? Я готовлю?
   - Да, - первой выдохнула Клерисса.
   - Да.
   - Да.
   - Да.
   - Умница, девочка, - погладила её по плечу целительница.
   - Спасибо, эйдежь.
   И она взглянула на кушетку, где полулежал-полусидел её брат. И он отнял свою руку от прекрасной сиделки и правым кулаком ударил себе в раскрытую левую ладонь. Что означает этот жест в имперской гвардии, Катти не знала. Но, судя по его улыбке - догадывалась.
   "Брат"... - какое странное слово... Не менее необычное, чем "сестра".
   - Не вставай, - сказала она ему. - Мы тебе принесём. Веталлия, поможешь?
  
  
   2. Большой Совет
  
   Большой Совет Империи давно уже собирался только в чрезвычайных обстоятельствах. До Лоуррелции герцоги участвовали в текущей политике гораздо чаще - Большой Совет был постоянно действующим, но слишком многие из них предали императрицу, и, победив мятежи, она перестала созывать его. Её сын последовал её примеру, и Совет с тех пор обязательно собирался только сразу по воцарению нового монарха - главным образом, чтобы получить присягу со всех герцогских родов. Но у Катти перед глазами была эллезийская Высший Совет, Родовой Совет (совет главных родов) - Техлора, Совет Адмиралов Корлэнда. Даже норты после войны падающих листьев вспомнили про, казалось бы, напрочь забытый Совет Кланов и восстановили его.
   Из разговоров королев Катти знала, что мороки у Шитоны с мужем, конечно, стало больше, но что Нортирия после сокрушительного поражения, когда провалилась не только их армия, но и рухнула честь, не развалилась на отдельные кланы - заслуга, главным образом была именно этого совета.
   Катти не знала, что не только... Раздробить Нортирию или оставить её целой - после войны в Высшем Совете Эллезии спорили много, но в конце концов решили, что иметь дело с сотней мелких банд тяжелее, чем с одной хоть и крупной и... Ну, например, экспорт говядины через свои границы стали разрешать только, если у торговцев имелась виза Совета Кланов. А Совет Кланов начал устанавливать экспортные квоты. И Совет Кланов начал разбирать бесконечные дрязги меж отдельными баронами. Так что, теперь только самые выдающиеся казусы решались лично королём. И король спускал Совету только общие цифры налогов, а тот уже распределял их меж отдельными кланами. И тоже самое с армией. Правда, с точностью до наоборот: от налогов всячески открещивались, а пропихнуть в королевскую гвардию лишнюю свою сотню всадников стремились все.
   Когда Катти впервые озвучила идею сделать Большой Совет перманентным, Дакр встретил предложение с глубоким пессимизмом. Потом... Потом он, кажется, решил провести наглядный урок педагогики: "Как будет угодно Вашему императорскому величеству!" Он только посоветовал оставить Большому Совету чрезвычайный характер, а на каждый день ввести что-то под другим названием. Не копирующее подобное из Артола. Специалистка по учтивости откуда-то вытащила термин - "Палата герцогов". Понравилось.
   И после коронации на Совете, приняв присягу от всех ста сорок четырёх глав герцогств, объявил, что Императрица желает чаще получать советы мудрых мужей. И будет рада регулярно встречаться с ними... Например, во дворце Одрика. (Одрик - один из сподвижников Роггакера I, был первым владетелем дворца, многократно с тех пор менявшего своего владельца). А недавно здание освободилось в связи со смертью герцога ла Короннель, всей его семьи и конфискации столичной собственности рода.
   Каттенька только головой покачала, когда услышала о предполагаемой местопребывании новой Палаты:
   " - В нём хоть кровь с полов отмыли?
   " - Вот будет кому отмывать, - пожал плечами советник.
   " - Но вы же понимаете, что на содержание аппарата потребуются дополнительные расходы? - обречённо спросил её казначей.
   Да-да, "её казначей"! С существованием у неё советника - Катти смирилась почти сразу, а вот личный казначей всё никак не мог уместиться у неё в голове.
   " - ...А о состоянии имперской казны я Вам уже докладывал.
   Докладывал. Если не вдаваться в подробности - казна пуста. Для заведования совершенно пустой казны казначей выглядел слишком румяным, и Катти планировала чуть позже запугать его аудитом от бухгалтера из Корлэнда, и кое-что наверняка выдавить, а потом заменить на кого-нибудь нового из Техлора. Община нагтилинов в Империи была самой немногочисленной, так что тот будет... первое время, хотя бы, практически без сообщников. Но это потом. А сейчас...
   Ну, о подобных ситуациях она читала неоднократно.
   " - Я предлагаю устроить конкурс на места в президиуме Палаты. То есть объявить, что это конкурс, а устроить аукцион.
   " - Какие права будут у Президиума?
   " - Сидеть в Президиуме, главным образом, - хихикнула библиотекарша. - Как вы думаете, на зарплату для уборщиц насобираем?
   Прав в итоге добавили: свои апартаменты во дворце, свои люди в аппарате, право заранее знать повестку очередного заседания, право вносить в неё свои предложения, право определять выступающих на заседании, но главным все-таки осталось именно это - само место. Право быть среди "верхней дюжины". А Председатель Президиума, избираемый императрицей из членов Президиума пожизненно, получил ещё высокое дозволение раз в три месяца на немедленную аудиенцию. Но Викгторрия I на этот пост избрала Дакра, у которого такого добра и так хватало. ("Сейчас - хватает, а что будет через пять лет, вы предсказать можете? А через десять? Хорошо, а через неделю? Что можно гарантировать, имея дело с несовершеннолетними девицами? Гораздыми влюбляться, заводить фаворитов, выходить замуж, наконец?!" - историй про предыдущую императрицу он за эти недели начитался вдосталь!)
   Потом среди этих "верхних" развернулась тихая война за те или иные апартаменты во дворце, те или иные должности своих людей... В общем, забот и забав им Катти подкинула. Ну и денег в казне чуток прибавилось. Даже помимо оплаты на содержание дворца и его новых обитателей.
   Вот им Катти и решила объявить некоторые новости, а Дакр среди них собирался набрать свою делегацию.
   - Вы реально среди них думаете найти людей, которые помогут Вам на переговорах?
   - Катти, ты знаешь об основах переговорного процесса? О его тактике?
   - Читала.
   Особенно интересные истории были из эпохи предшественников.
   Когда прежние ушли, появилось множество мелких государств... Которые и государствами-то назвать часто было сложно - были правители, у которых имелось несколько сотен воинов, или города, окружённые достаточно высокими стенами, или острова с одной единственной легко-обороняемой бухтой, или просто горный кряж с узкими тропами... Но в города надо было как-то подвозить продовольствие, на острова и горы - орудия труда, от топоров до сетей, воинам - доспехи и мечи, а владетелям боевых дружин хотелось ещё и роскоши... Именно тогда появились некоторые правила - неприкосновенность дипломатов и посредников, к примеру, или верность заключённым договорам... Просто с отступниками переставали вести всяческие дела, а то и объединившись, уничтожали.
   - Тогда, скажи мне, кого бы сама ввела в делегацию? Только представь, чтоб тебе легче было, что это посольство не к "тёте Клер", а... наоборот от неё к нам... Ну, с требованиями освободить девочек, скажем? В нём были бы только эллезийцы и коры?
   - Нет, - поняла девушка. - В него надо бы тогда обязательно включить нортов, чтобы они - требовали! Чтобы они - грозили. А уж коры потом торговались бы.
   - Вот. Ты грозить родным королевам не способна. Я - не буду. И никому другому особо не позволю, потому что... Ну, я тебе уже рассказывал почему. Но показать, с кем тебе здесь приходится иметь дело - надо.
   Да он уже рассказывал. Восстановить ирригационную систему прежних Империя самостоятельно была не в состоянии. А ещё один неурожай - станет катастрофой. Это будет настоящий голод с массовыми голодными смертями, с неизбежными бунтами, неизбежными мятежами в провинциях, да просто с плодящимися, как саранча, блокирующими торговлю разбойничьими шайками.
   И, значит - казнями, казнями, казнями...
   Начинать восстанавливать каналы требовалось уже сейчас, но денег на оплату артольским инженерам - не было, своих - не имелось. В прошлом году окончательно провалилась даже попытка реконструировать столичные акведуки.
   Катти планировала поговорить с "тётей Вел" о первой инженерной партии как раз на починку акведуков - при этом чаепитии, да вот... Сорвалось.
   - Ты надеялась, что за чашку "обезьяньего царя" она расплатится аж акведуками? - хмыкнул Дакр.
   - Нет, - сглотнула Катти. - За найдерекс.
   - А вот с этого места - подробнее, - заледенел герцог. И вдруг стал очень похож на Клериссу, когда та выпытывала у неё очередной секрет. - Им про него ты уже раз обмолвилась. А мне до сих пор ничего не известно.
   - Мальчики... Принцы... Они пробились сквозь Ксетронир.
   - Знаю!
   - Они сумели воспользоваться его транспортной системой.
   - Даже так? Она такая же, как в вашем Льиз Яррулле?
   - В Льиз Яррулле - транспортной системы нет. Или она ещё не обнаружена. Вы видели големов-уборщиков. А там... Ребята говорили, всё цело. Как в шахте на острове. А мы в ней уже практически со всем разобрались.
   - То есть и нашу шахту можно как-то запустить? То есть восстановить добычу найдерекса?!..
   - Мы, я думаю, сможем. Я думаю - это ещё один профит от богов. Только...
   - Только?
   - "Мы" - это не Империя. Мы - это Луф, как инженер, я - как переводчик, Нил с мальчиками - как отряд нашей доставки вниз. А там... Явно без Семереника, как супер-мага землянника, не обойтись. И может, без его математички - точнее без её приученной гончей, как защитницы. И без жриц - чтоб Анатара похлопотала за нас перед Пшосгразом. И даже... Я даже не знаю зачем, и почему - но вот боюсь, если с нами не будет моих брата и сестры, то тоже ничего не выйдет...
   - То есть и там потребуется вся команда, весь отряд Анатары в полном составе...
   - Помните... - эйдежь Анаттолия ла Ариерти каким-то неприметным образом стала непременным участником их посиделок. Причём, она как-то становилась именно "эйдежь" - личной подругой юной императрицы, которая могла, к слову, просто выгнать из комнаты мужиков и дать девочке немножечко поплакать. - Помните, Агвелта говорила, что её сыну вообще-то не до глупостей с какими-то там пограничными заставами? А не это ли она имела в виду?
   - Тайком забурятся в шахту, найдерекса много быть просто не может, и примутся они таскать его оттуда телепортами, - криво усмехнулся главный советник императрицы.
   - Нет! - взвилась бедная Каттенька. - Без меня они не справятся! Наверное...
   - Вот и проверим. В любом случае начинать самим предлагать - это плохая политика. У нас время есть. Немного, но есть. Пусть они попросят! И об этом на этих переговорах мы молчим! Так, ваше величество?
   - Так, - она сглотнула и выговорила: - Так, мой Дакр.
  
   Заседание Палаты герцогов было назначено на два часа дня. Чтоб пообедав, с новыми силами...
   Катти прибыла заранее. К одиннадцатому ауррсу. (В Льиз Яррулле, где она последнее годы в основном обитала, от человеческой - десятичной меры времени, она отвыкла и привыкать заново особо не старалась.) С собою взяла сестру, сорвав ту с занятий...
   О, это была отдельная песня! Та с Лестрой заявились на уроки в прихваченных с острова одеяньях прежних! И сразу начали рассказывать обомлевшим сокурсницам про Лазурный Берег...
   Но тут в аудиторию ворвалась Верриса:
   - Плеть! - сходу заорала она. Пригляделась: - Две плети! Каждой! Переодеться! Немедленно!
   Ну, ещё бы - левая грудь в их нарядах была практически не прикрыта. И если у Торри всё было по-девичьи не вызывающе, то у Лестры, чем похвастать, наличествовало.
   У прежних подобный фасон наряда назывался "быть с открытым сердцем" и входил в обычную форму одежды, что у мужчин, что у женщин. Катти, когда примеряла - давно уже, чуть ли не год назад! - про этот обычай вспомнила, но в суете и нервах чаепития в памяти оно не всплыло.
   А там, на складе у портного-артефактора...
   Девчонки были к тому же всё ещё в гасящих сдержанность доспехах, и с ними была Эсктелла... Она переоделась первой, и пока остальные пытались оторвать руки от зажатых ими губ, прохлопаться ресницами и продышаться ротом, резюмировала:
   - Миленько! - и обратилась к жрицам: - Правда?
   Ну, тем большего и не требовалось, они двинулись к вешалкам, с ними сразу увязалась и подруга математички - прирождённая эспериментаторша. А потом Эсктелла отвлеклась от зеркал и взглянула на принцесс:
   - А вы что? У вас же просьба от матерей, а у тебя так и ващще - повеление Императрицы! Каттька же наверняка всё это перемерила! Или тебе сеструха не указ?
   Агторрия с Лестрой присоединяться к переодевающимся не поспешили. Остальные девчонки были уже практически без одежд, а ещё полностью одетые имперки подошли к любующейся собой в многочисленных зеркалах математичке.
   - Нравится? - спросила она их.
   - Мне - нет, - тихо ответила принцесса.
   - Твои проблемы!
   - Твоими проблемами станет, если это, - Торри ткнула пальцем в обнажённую роскошь взрослой женщины, ткнула, да ещё и, словно проверяя упругость, углубила палец, а потом, отняв от груди, взмахнула им. Будто грязь сбросила, - если это заинтересует Ниэллона.
   - И не только его, - Лестра пальцы никуда не совала, она только чуть приобняла сзади царственную подругу. Одной рукой. Вторая из-за спины принцессы видна не была.
   - Да вы!..
   - Да, - нехорошо улыбнулась, тут же вдруг оказавшаяся рядом, Никка, - мы. И если... - откуда в её руке появился кинжал, Эсктелла и тогда не поняла, и потом не смогла придумать - кора же была практически голой! - Если... Тогда вот это, - и лезвие кинжала оказалось в волоске к сладостной плоти, - совсем не как у нас. Обидно же, понимаешь? Так что, если что - я до своего размера тебе подравняю. Чтоб уровнять шансы.
   - И не вздумай Чоньку свою вмешивать! - так же нехорошо улыбнулась и когда-то уже подошедшая Сина. - Или вот здесь, - она пальцем пошевелила никогда не снимаемую серебряную цепочку, - появится ещё один клык.
   - Да никогда мне малолетки не нравились! - забила отступление расчётливая математичка.
   - Кажется, я тебя люблю! - почти без задержек заулыбалась Лестра. - Поможешь мне что-нибудь подобрать? - и, кажется, за спиной подруги что-то смахнула с ладони.
   - Э, а почему это тебе?! Я тоже хочу! - тут же вступила Сина.
   - Угу, и мне, - поддержала её и Никка. Куда у неё делся сразу пропавший кинжал, Эсктелла, отвлечённая телодвижениями Лестры, опять не уследила. - Даже Иттелия говорила, что твой вкус математически безупречен!
   Торри промолчала. Но одевать девчонок самая взрослая в компании начала именно с неё.
   " - Ты почему меня бросила? - потом набросится она на подругу. - Как ты меня одну против них оставила?!
   " - Жрицы не пустили, - ответит Дирллия. - Вцепились и сказали, пусть сами охотничьи угодья поделят. "А если поубивают они друг друга, ваша богиня против не будет?" - прошипела я на них. А они только хмыкнули: "Наша богиня никогда не бывает против хорошей драки".
   " - Мне одной было страшно!
   " - Мне - тоже. Против тебя хоть нормальные девки были, а эти... Они правда сквозь стены теперь протискиваться могут?
   " - Сандра, вроде бы, тоже.
   " - У Сандры, самой, когда про них рассказывала, зубы клацали. Ладно, а что с мальчиками-то теперь?
   " - Ой, а то они в казармах гвардии на полуголых тёток не нагляделись! А уж на кораблях в своих "командировках" - на полуголых матросок!.. Провоцирует не обнажённость, а провоцирование обнажаемостью.
   " - Какая ты умная... - улыбнётся Дирллия.
  
   Жриц на предстоящую церемонию Дакр пригласил тоже. Обе пришли в доспехах, и тут же оттеснили гвардейцев, пристроившись вплотную к Императрице. Ещё Дакр предлагал прихватить и Палицу, но Катти предпочла, в качестве символа царственной власти взять "Хранилище".
   Да, она помнила слова Анатары, что разбудил его Ниэллон, и что вроде бы оно больше соответствует ему. Что у них экзотический вариант: ей, девчонке, - Палица, а "мужчине" - "Хранилище", но передавать его ему - не собиралась: "Моё!". Она даже переносить его за собою никакому мужчине не доверила - кивнула жрицам.
   " - Высокая честь... - попробовали развести церемонии они.
   Но уж подобных книжек Катти начиталась и пафос подхватить умела в лёгкую:
   " - Вы достойны, - с важным видом ответила она.
   Поначалу ей хотелось пораньше сорваться во дворец Одрика, чтобы втихую по нему побродить-приглядеться... Ага, "втихую". А охрана?! Четверо кровников! Вне своих покоев, своего крыла Огненного, всюду - минимум двое, а вне его - четверо! А теперь ещё и две жрицы! А ещё и Дакр! "Я же практически, как Председатель Президиума, теперь - владелец дворца! Я должен про него знать всё!" А ещё и сестра! "Императоры, разумеется, имеют право вмешиваться в педагогический процесс, но подобной практикой никогда не злоупотребляли", - поморщился советник. Нет уж! Пусть Верриса на Лестре практикуется! Сестру она из-под плетей выдернула. Хорошо, хоть эйдежь не припёрлась - уроки у неё. Но всё равно, такой толпе демонстрировать методику работы с Тёмным молотом?! Обойдётесь! Она сюда как-нибудь ночью в одиночку наведается. Ну, может, с Торри на пару.
   В итоге осмотр Дворца вылился в ознакомительную экскурсию. Большую часть времени которой ушло на галерею - пять полотен мэтра Пратария и три маэстро Ботиани! И ещё с дюжину из тех легендарных времён!
   "Забираю! - тут же решила юная императрица. - При первой же возможности и при первом же предлоге - всё забираю!"
   И предлог тут же нашёлся: ей пояснили, что большую часть коллекции сформировалась сравнительно недавно - из конфискаций ла Короннелем опальных родов... Ну, те заслужили - это они были участники того самого заговора, когда погибла мать Катти, но причём здесь он и его дворец?
   - "Конфискации"? - переспросила юная Императрица. - То есть большая часть из этого - собственность Короны? Тогда почему картины не на территории Огненного Дворца? Дакр, данное недоразумение требуется исправить.
   - Слушаюсь, Ваше Императорское Величество!
   - И... Уж... Кто-нибудь знает, конкретно вот это полотно находилось здесь сызначала?
   - Да, - ответил Дакр. - "Явление Пшосграза" - жемчужина коллекции, личный подарок от Роггакера XXIII, сына великой императрицы Лоуррелции только что получившему в своё владение дворец герцогу. - пояснил неместной девочке придворный.
   Из галереи "Пришествие богов"... На картине Пшосграз держал на руках неровный обломок гранита и смотрел на него, как измученный врачебными диетами мужчина смотрит на кусок скворчащего, капающего жиром мяса! А неподалёку, обнявшись, вжимаясь в скалы, выглядывали из-за скалы две рыжие девчушки. Одной из них было очень страшно, а другая...
   "Ну, сын императрицы - это всё-таки не она сама. Неужели не получится забрать? - потом вспомнила портрет рыжей царственной властительницы у ЦП своего дворца и улыбнулась перепуганной этой: - Бабушка, не бойся: у тебя всё обойдётся и всё получится! Здравствуй!"
   - Это радует, - вслух произнесла она, подошла к картине и поласкала взглядом знакомый завиток на вычурной, так не подходящей сути картины, раме.
   Нет, у всех на виду открывать проход в тень она не собирается. Значит, решено, она точно придёт сюда с Торри. А сегодня вечером покажет сестре комнату с роялем. Кстати, рояль будет ещё одним козырем на переговорах с тётей Клер. Катти про него через девчонок даст знать маэстро Видалию. И увечный гений, узнав, что в империи откопали легендарный музыкальный инструмент прежних, вынесет той мозг.
   И хоть с одной стороны, а кому ещё доверить настройку единственного уцелевшего экземпляра? Но с другой, императрица покажет и всё объяснит Дакру, и тот цену за подобную честь - придумает.
  
   Торжественное помещение дворца Одрика, где поколения герцогов принимали своих вассалов, называлось Голубым залом. Вассалов, видно, имелось много, и зал был саженей десять в ширину и в полтора раза больше - в длину. Отделанные мрамором редчайшего оттенка стены, голубоватые шторы, высокие потолки, где сияли всеми оттенками синевы небеса, расписанные едва ли не учениками маэстро Ботиани. Лазурного оттенка пород деревьев на паркет устроитель найти не сумели, но роскошные ковры имели именно эти цвета.
   И, девушка улыбнулась: полы отмыты, и, девушка опять блаженно улыбнулась: в некоторых арочных каминах горел огонь. Её, наконец-то, не морозило. В зале было тепло.
   Катти ещё раз огляделась и покачала головой - какая роскошь! Она привыкла сравнивать всё с королевским замком в Эллезии, но в империи подобные были у многих и многих герцогских родов и часто - не в единственном экземпляре. Один - на родине, один в столице, а ещё... За тысячелетия кто-то строил ещё и для сына... Или сын - для себя, чтоб сравняться с никак не умирающим отцом, а кто-то - для любовницы, чтоб не было той обидно сравниваться с законной, никак не умирающей женой.
   Возвышение с подобием трона заняла Катти, кресло справа - для жены? - за неимением оной досталось Торри, слева Катти дала указание сделать постамент для "Хранилища", за длинным столом неподалёку и чуть сзади, где раньше видимо располагались особо-доверенные лица, теперь устроились "члены президиума". На сегодня их было лишь восемь. Остальных заседание застало врасплох и в столице не оказалось. Да и в зале людей было гораздо менее полуторы сотен. Пустых кресел (Титул герцога давал право сидеть в присутствии монаршей персоны) было едва ли не половина.
   " - Не ждали, что Вы, ваше величество, призовёте их так скоро, - Дакр при личном общении от обращения на "ты" до "вашего императорского величества" переходил непринуждённо и угадать, когда от него, чего ждать, у Каттеньки получалось не часто. - Ничего, следующий раз будут предусмотрительнее.
   - Господа, - обратилась к собравшимся молодая императрица. - Нам нужен ваш совет.
   Этой фразой открывали заседания Палаты первые императоры. Когда при предварительном обсуждении Катти напомнила про неё, Дакр как-то непонятно пожевал губами.
   " - Вам не нравится?
   " - Не нравится... - с сомнением протянул он. - Вы - императрица, а они - лишь герцоги...
   " - Но? - озвучила недосказанный союз эйдежь.
   " - Но таково Ваша царское пожелание, - не оторвавшись взглядом от Катти, вздохнул советник. - Я никогда не забываю, что ты, девочка, призвана к нам лично богиней... Очевидно, чтобы что-то свершить. Может, чтобы что-то поменять. Чтобы что-то новое внести? Что? Может, и вот это?
   - ...Произошло несколько важных событий, Мы получили несколько новых вызовов, - продолжила свою речь девушка, - и ваша мудрость поможет Нам дать на них достойный ответ.
   " - Не слишком ли заумно? Как-то театрально...
   " - Не в твоём возрасте перед кем-то пренебрегать торжественностью. А в театрах знают, как добиться впечатления.
   - ...Первое из них. Вчера Наш брат Ритогл вторично предложил свою руку и сердце виконтессе Веталлии ла Трейси, - по залу пронёсся шум. - Первый раз предложение прозвучало в день трагических событий и было прервано предателями. Как выяснилось, на одном из клинков, ранивших Нашего брата, оказалось заклятие серого праха. По счастью меры первой помощи принцу оказала его возлюбленная, он обрёл некоторую сопротивляемость, и ураганного течения проклятия удалось избежать.
   И ещё одна волна вздохов, шепотков пронеслась по залу: "Ржавые графы!" "Ведьма!" - расслышать было тоже можно. Дакр настаивал, чтобы слова "чары" и "магия" в связи с Веталлией не прозвучали, но Катти решила: пусть начинают привыкать к новой реальности!
   -...Арлия ла Век вчера подтвердила, что девушка спасла его. Но серый прах убивает реципиента в течение лунного месяца, а полное и окончательное снятие проклятия можно произвести только в полнолуние. Однако, наш брат сейчас находится под попечением архимага мэтра Семереника и до нужного срока продержится.
   И опять по залу пронеслись шепотки. Катти улыбнулась: про "семриксы" - сверхточные часы прежних слышали многие, а у некоторых доченьки-сыночки их уже и вытребовали. У неё тоже был - ещё тот, который ей подарили землянники. Её только ремешок заменить заставили. На царственный.
   - ...И принц, услышав, что он больше не рискует юную невесту сделать юной вдовой, возобновил предложение, получил согласие девушки, которое сегодня было нострифицировано его семьёй. В связи с этим у меня первая просьба к высокому собранию - прошу посоветовать мне выбрать достойную дату свадьбы моего брата!
   " - Может, просто объявить о предстоящей свадьбе? Мало ли чего они насоветуют?!
   " - Катти... Ну, будь реалисткой! Ну, подумай, чем кончится заседание, в котором участвует почти сотня человек?
   " - Ничем?
   " - Хорошо, если они хоть сумеют договориться комиссию какую-нибудь создать... А вот, что успеют выбрать её состав - уже не верю.
   - Собственно говоря, это второе, о чём Мы хотели сообщить высокому собранию: великая целительница даёт уверенный прогноз на полное излечение Нашего брата, который в данное время находится на её попечении. Ожидается, что через десять-двенадцать дней он сможет возобновить нормальную жизнь. Несколько ослабевшим после тяжёлой болезни, но кровь рода императоров быстро восстановит его.
   Она опять оглядела зал. Лица мужчин были непроницаемы. Но... Ей и без подсказок Дакра было понятно, о чём они сейчас думают. Там всё от вздоха: "Он же - законный наследник", до откровенного шипения: "Ну, погоди, узурпаторша!". А у неё на всё это есть только одно слово: "Брат!". И остаётся только подавить вздох: брат, которого она знает всего вторую неделю. Который ровно столько же знает её.
   - Третье. Нынешнее местопребывание принца. Три года тому назад королевства Треуля получили доступ на остров, названный прежними Лазурный берег. Или на их языке - Льиз Яррулле.
   И снова вздохи, шуршание одежд, невнятные слова... На недавнем обеде в столовой Палестры Лестра оказалась в гордом одиночестве. Остальные, забыв про еду, кинулись к своим братьям, к своим родственникам, к доверенным людям своих родителей. Девочки были уже взросленькими, и значение новости о Льиз Яррулле - понимали. Ну, а сама Лестра всё рассказала наверняка и того раньше. Торри сказала, что та выглядела не выспавшейся. Неужели от девчонки полночи требовали подробностей?!
   -... На острове была обнаружена законсервированная алмазная шахта и нетронутый город. Насколько мне известно, шахта успешно переведена в рабочее состояние, добыча делится меж Эллезией, Нортирией, Корлэндом и Техлором равными долями, хотя ведётся силами лишь нагтилинов. Территория курортного городка разделена меж королевств тоже в равных пропорциях. Помимо зданий, в основном требующих только косметического ремонта, в городе функционируют двенадцать боевых големом, на мой непросвещённый взгляд весьма похожих на големы охраны Арены, а также работает система уборки уличного пространства. Так же, как и големы Арены, переключить големы города на охрану других территорий возможностей найдено не было. Остров связан с Эллезией стационарным мерцающим телепортом. В настоящее время Мы и Наша семья являемся владельцами двух зданий в Льиз Яррулле - небольшим особняком и дворцом Синевы в центре города.
   Катти замолчала, но теперь ни шепотков, ни шорохов не раздавалось... Империя основой своего могущества считала крохи хабара, выпадавшего в пустошах, а тут - целый город, целая шахта... Уже три года... И двенадцать боевых големов!
   "Ничего, сейчас я вас расшевелю, подкину вам позитива."
   - Далее. Принцев Эллезии, в процессе недавней погони за ними, загнали в Ксетронир. Благодаря опыту эксплуатации шахты в Льиз Яррулле, они сумели пробиться на первые рабочие уровни. По их предположениям шахта найдерекса тоже всего лишь законсервирована, то есть имеется хорошая вероятность вывести её на рабочий режим.
   - Найдерекс? - выкрикнул кто-то. - У нас может быть найдерекс?
   Остальные кричать не стали, но глазки мужчин загорелись у всех без исключения. Ещё бы! Легендарное оружие, хранимое в самых защищённых тайниках семей, делало таковым именно крохотные инкрустации, впайки из найдерекса. То оружие, с которым предки нынешних герцогов и становились герцогами.
   - Может, - кивнула императрица. - У Нас - может.
   " - Что ты наложишь на всю добычу свою лапу, это понятно. Но лично тебе этот магически сродненный металл - зачем? В сокровищницу складывать? Нет, ты будешь делать из него оружие и будешь продавать, дарить, экипировать, награждать им! Они всё это просчитают влёт. И кроме плётки Молота, - улыбался подаватель утреннего чая, - у тебя появится сладкий пряничек.
   - Далее. Накануне коронации в храме Анатары у меня случилось видение встречи с богиней. В котором она потребовала сформировать боевой отряд под командованием принца Ниэллона, в котором были бы все четверо остальных порфироносных принцев - от нас принц Рогттар, три принцессы - включая Агторрию, две жрицы, - Катти повела рукой в сторону чуть улыбнувшихся, стоявших за её плечами девушек, молочный брат Нашей сестры - виконт Астеллий ла Ферн, один поэт... да-да, Истрелл ла Кратас! И...метресса Эсктелла. Вы могли слышать про неё: во время недавних событий в Огненном дворце богиня подарила ей тёмную гончую. Данный отряд через уже месяц должен будет отправиться на первую миссию - провести зиму на отдалённом и очень опасном посту Эллезии.
   Мужчины в зале... не то, чтобы запротестовали, но задвигались, начали перекидываться взглядами, вздохами, шепотками...
   - Я понимаю, что термин "видение" не особо располагает к риску царской кровью. Но в процессе разговора со мной Анатара обмолвилась координатами ещё одного острова. Ни его размер, ни, что на нём имеется - неизвестно. Богиня намекнула только о плантации деревьев какао, напитком из которых она меня угостила. Королева Акнаккора тут же предложила услуги своего флота, чтобы проверить существование острова и тем самым подтвердить или опровергнуть истинность моего наваждения.
   А вот тут шепотками и вздохами дело не ограничилось. "Что вы!", "Нет!", "Ваше величество!", "Хитрые коры!"... Катти поняла, будь здесь не она, а её отец, герцоги не удерживались бы и применили другую лексику. Но и сейчас с мест повскакивали многие.
   - Господа! - поднял руку со своего места председателя Президиума Дакр.
   И господа унялись.
   - Благодаря присутствию ла Алевтима, я удержалась от опрометчивых решений. И ныне Мы обращаемся к Палате. Ибо у нас проблема. С одной стороны - таинственный остров, про который даже неизвестно, реально ли он существует? С другой - возможность сделать первый шаг по налаживанию реально союзнических отношений с нашими северными соседями. На одной чаше весов - неизвестно какие островные сокровища, на другой - солнечный Льиз Яррулле; в одном случае - обретение незнамо каких новых технологий прежних, но в другом - помощь в освоении таких же, но реальных шахт найдерекса.
   Катти оглядела свою аристократию. Что ж, они призадумались. Больше криков не звучало. Пустой спеси поубавилось, кажется, тоже.
   - Господа, я напоминаю граничное условие колебаний, размышлений, переговоров - через месяц блистательная дюжина должна отправиться в зимний лагерь. Или остаться по домам. Королева Агвелта, например, настроена весьма скептично. Путь до острова от Льиз Яррулле почти вдвое короче, чем от самого ближнего нашего порта, а корская каравелла "Заря Севера" со своим регулярным визитом ожидается у Лазурного Берега уже через три дня. Так что для принятия решения у нас крайний срок - неделя. Лорд Дакр!
   - Слушаю, Ваше Величество!
   - Вам поручается собрать делегацию на переговоры с Артольским союзом. Главная цель переговоров: определиться с возможностью использования корабля коров. Дополнительная: сделать первые шаги к союзу с северными государствами, - и опять раздался неодобрительный гул. Что ж, припечатать: - Срок - до завтра. Такова моя царская воля!
   Ах, вот почему Дакр предлагал взять с собой палицу Арриграса - сейчас бы опустить на неё руку и поласкать рукоятку пальцами... Значит, следующий раз будет умнее... Или будет созывать подобные заседания в Тронном зале!
   Катти замолчала. Поднялся Дакр.
   - Я понимаю, - он оглядел зал, - что ворох новостей требует осмысления. Поэтому предлагаю устроить перерыв. Напомню, что нам следует принять ряд решений по поводу предстоящего бракосочетания принца Ритогла, а также срочно определиться с составом делегации на первый раунд переговоров с Артольским союзом. Переговоры начнутся завтра - да-да, уже завтра! - в Льиз Яррулле. Тема переговоров - сотрудничество. Первым пунктом которого будет - экспедиция к... - он усмехнулся: - к сладкому острову. Жду вас здесь к пяти часам, - и обернулся к Катти: - Ваше величество?
   Катти кивнула. И он, подавая пример, встал. Остальные поднялись тоже. Склонились в поклонах. Движением руки императрица отпустила их. (У неё на то, чтобы оттренировать этот жест - четверть часа каждый день уходит! Словно вместо зарядки. Почти неделю уже! Он должен выглядеть величественным, но не пренебрежительным! Не пренебрежительным, но не суетливым! И ещё двадцать разных "не", "не", "не"! Катти первый раз под конец чуть не расплакалась - да плакать нельзя больше! Хорошо Торри рядом тогда была - сначала показала несколько раз, а в конце подошла, обняла...)
   Когда последний из герцогов вышел, Дакр зримо расслабился, и Катти выдохнула тоже. Откинулась на спинку... Эх, забраться бы в кресло с ногами... А что - специалистки по учтивости нет рядом, а Дакр без неё особым занудством не отличается. Но... В этом платье, что ли? Не приспособлено оно для подобных вольностей. Вот уж действительно - наряд! Девушка в нём не одетой, а наряженной себя и чувствовала! Так что ноги можно только вытянуть.
   Советник подошел к ней. Похвалил: всё прошло хорошо. Позудел немного на тему, что она пару сказала про себя "я", а не "Мы". Ну, погоди!
   - Мы дозволяем Вам некоторое время помолчать!
   Девчонки по бокам хихикнули. Вот хорошо с ними. Они старше её ровно настолько, что выглядят именно старше, но ещё не стали - другого возраста, не стали взрослыми тётками. Жалко, если они через месяц уйдут от неё... В этот - как его? - в тридцать третий лагерь.
   А сейчас жалко, что нет чая. А может, сказануть по этому поводу что-нибудь Дакру, мол, "Мы выражаем свое неудовольствие!". Нет! - опомнилась она. Это для неё хиханьки-хаханьки, а если с этим придворным в двадцатом поколении сердечный приступ случится? - два подряд "неудовольствия"!
   - Дакр, - обратилась она к нему, - а здесь с чаем ещё никак?
   - Почему? - удивился он. - Трое поваров в штате имеются. Старшая - с рекомендацией Акакирры. Чтоб "Империю Маккабари" они закупили, я тоже предупреждал. Про истинную сигнатуру заварки узнать должны бы уже. Сейчас проверим... Милейший! - крикнул он слуге дверей. - Чаю императрице!
   Слуга скрылся за дверьми.
   "Вот так! Выперлась бы ты со своим "неудовольствием"!"
   Катти воровато взглянула на Дакра, но тот смотрел всторону. Впрочем, вряд ли что-либо различая, он явно всё ещё анализировал произошедшее, наверняка перебирая в уме реакцию ключевых фигур Палаты. Благо, большинство из них сидело рядом с ним.
   Девушка вспомнила, как в одной книжке король время от времени требовал от своих советников: "Думайте вслух!" Может, и ей последовать его примеру? Нет, не сейчас. Советник привык находиться рядом с Императором и начнёт тогда выбирать слова, пытаться предугадывать ещё и её реакцию... А сегодня - некогда! К завтрашнему дню делегация должна быть сформирована! Пусть думает без помех.
   Так, пять минн слуге добежать до кухни, пять минн - на заварку, пять - на путь обратно... А пить сейчас хочется! Ну... не то, чтобы жажда уж так одолела, а, чтобы успокоиться отвлечься, забыть почти сотню тяжёлых мужских взглядов, среди которых было несколько откровенно раздевающих, откровенно брезгливых: "Фу, костлявая! Ну, ни рожи, ни кожи...". Эти личики она в памяти отложила.
   И вдруг дверь отворилась и появилась... метресса Тетроккия! Да и правильно! - кого бы ещё могла порекомендовать Акакирра?! Ура, чай будет настоящим!
   Да, "Империя Маккабари" была заварена правильно. Это чувствовалось даже не аромату - по ауре успокоения, отдохновения распространяющейся от её кухонной тётушки.
   - К нам! - закричала Катти. - Тётя Терра, идёмте к нам!
   Герцог Дакр скривил губы, но Катти в ответ раздвинула свои губы и обнажила зубы. Так иногда делала Шитона, и спутать эту гримасу с улыбкой было невозможно! Главный податель утренней чашки чая промолчал. А Катти ещё раз махнула кухарке рукой. А от той вблизи так вкусно, так уютно, так по-домашнему запахло, что даже слёзы подступили... Нет, нельзя.
   Чтоб незаметно проморгаться, Катти отвернулась ото всех к тому своего "Хранилища". Благодаря словарю "кьиллиз - хундр?", она прочитала уже шесть страниц в нём. Много времени уделять ему не получалось, но она старалась... Хоть и не верила, что будет толк: она помнила ухмылку Анатары, когда она ей похвастала об этом. Богиня мгновенно стёрла её, но Катти глаз от лица божественной собеседницы не отводила и её заметила. "Таскать вам не перетаскать!" - было в ней. Что-то она делает совсем не так? Всё равно, сначала надо сделать, что сделать - можно!
   Стоп! - Катти поспешно рукавами протёрла глаза. - Мальчики?!
   - Катти!.. - тут же услышала она брюзгливое от Дакра.
   - Катти?
   - Что случилось?!
   Жрицы поняли её гораздо лучше. А она смотрела на фолиант. Слёзы больше не застилали ей глаза, но оно не помогло - молот опять был тёмным.
   - Дакр! Амулет связи с королевами у вас есть?
   - Да.
   - Здесь?
   - С кем? - он перегнулся к своей сумке, откинул один из клапанов, обнажив карман, из которого выглядывали несколько разноцветных головок амулетов связи.
   - Тётя Клер...
   - Клерисса! - поправил он девушку, но сам тут же выдернул один и протянул его Катти. - Вот.
   - Тётя Клер! - опять выкрикнула императрица, сорвав головку.
   Офицер связи всегда при ней! Всегда при ней!
   - Вон! - показал кухарке на дверь Дакр. - Все вон отсюда. Быстро!
   Та только чуть извиняюще взглянула на девушку и, подобрав юбки, зашелестела к выходу. За ней поспешили и остальные слуги.
   - Катти, это ты?! - послышался из воздуха удивлённый мужской голос.
   - Тётю Клер! Срочно! - выкрикнула она.
   - Уже бегу!.. - судя по голосу, он действительно уже нёсся... Катти знала, как это происходит: офицер выставляет руку с амулетом над собой, и все встречные, едва завидев его, отпрыгивают по сторонам, освобождая ему путь. - Две ми..-нуты! - пару раз выдохнул он. Но через полторы уже крикнул: - Катти!
   - Катти? - тут обозначила себя Клерисса.
   - Молот тёмен. Где мальчики? Где Ниэллон?
   Где сама королева, Катти поняла: голос этого гвардейца она узнала, он - из караула ЦеСа, то есть Клерисса - в своём дворце.
   - Ниэ... С утра был во дворце, с мальчиками. Никуда не отпрашивался, никуда не собирался. Да и куда бы ему собираться, если завтра он в Льиз Яррулле со своей принцессой должен встретиться? То есть с вашей... то есть с твоей... - и Катти чуть ли не наяву увидела сейчас королеву, задумавшуюся, автоматически проговаривающую какие-то пустые слова, ни вслушиваясь в их звучание, ни вдумываясь в их смысл. - Каттенька, а где сейчас - ты? - и через небольшую паузу добавила: - С кем?
   Телохранители-гвардейцы свою королеву поняли быстрее юной императрицы. Слитным, синхронным движением они, оттеснив прочих, пробились к Катти и отсоединили её от остальных. Герцог, сестра, две жрицы - меж каждым из них и девушкой возникло по её кровнику, по её мужчине, её... соотечественнику.
   - Катти, что происходит?! - затребовал информацию Дакр, невольно отступив на шаг, когда шаг к нему сделал капитан её стражи сэр Дартор.
   - Катти?! - возмутилась Торри.
   Жрицы отодвинулись молча, только быстро переглянувшись.
   А Катти думала. Тёмный молот ранее реагировал на принцев. Точнее, теперь понятно - на Ниэллона. А, значит, скорее всего, так же отреагирует и на попавших в опасность остальных, сродненных с книгой-артефактом, то есть на Клериссу и... И на неё.
   В Эллезии всё тихо, спокойно, а здесь? Здесь пока тоже. Пока. Но кого-то из них предупреждает молот. Но королева с сыном - дома, среди своих. А она? В "своей" империи?
   Так, откинем вероятности второго порядка малости, в опасности - именно она! Здесь и сейчас! А сейчас вокруг неё - вот эти, которые рядом, ибо они - здесь! Предательство? Кто? А кому из них она может доверять абсолютно?
   Её кровники? Но их клятва завязана на сохранение тайны Льиз Яррулле, а не на её безопасность. И они верны своей королеве, а не ей! А если королевы в своей мудрости решили, что с влюблённой Агторрией им будет легче, чем с нею? Ведь на другой чаше весов - новый остров, новый город, новые технологии... На другой чаше весов - найдерикс!
   А её сестра? Которую она знает всего вторую неделю, для которой она - это та, что отняла у её брата трон?
   Или жрицы? Они-то должны подчиняться слову своей богини. Но команда уже собрана! И в ней ей места нету! Ей нет даже доспехов. У неё их отняли! И если Нилу назначено место командира, то о ней так просто - молчание! Может, эту пешку, не сумевшую стать королевой, просто теперь смахивают с доски?
   Дакр ла Алевтим? Но наследный принц уже ясно, определённо будет вылечен. Зачем этим аристократам теперь путаница на вершине пирамиды власти с какой-то пришлой императрицей?
   "Катти! - оборвала она себя. - Прекрати панику! Просто опять отсей вероятности второго порядка малости! Потому что в противном случае - против богини, аристократии и любимых королев - да! - почти вслух выкрикнула она, - любимых! - против такого фронта тебе не выстоять и дня! А потому..."
   Эх, поплакать бы...
   - Объясняю. Тёмный цвет молота на фолианте - маркер опасности для кого-то из тройки - Нил, Клерисса, я. Ранее он реагировал на Нила, и я забыла про себя. Тётя Клер - напомнила.
   - И ты, - мрачно усмехнулся Дакр, - решила отгородиться от нас?
   - Катти... - выдохнула из-за спины сэра Ольссона Торри.
   - Нет, - покачала головой девушка. - Как раз наоборот. Я решила не отгораживаться. Сэр Дартор!
   - Да? - повернулся он к ней.
   - Мы - вместе. Ситуация ноль. Командуйте!
   И капитан, отвернувшись от аристократа, метнул взгляд на барона Веллитария, тот почти тут же качнул головой, и тогда командир повернулся к ней:
   - Катти! Телепорт - нет?
   - Нет! - тут же от амулета связи послышался голос Клериссы.
   - Нет! - повторилась и юная императрица. В эту ловушку она больше не полезет. По крайней мере не сразу...
   - Тогда - дай сигнал нашим! - сунул он ей в руку иголку и снова развернулся. - Лорд Дакр, у Вас с вашими связь есть? Вызывайте подкрепление! Торвик - на тот выход! Ольссон, твой - тот! Веллитарий - тот! - махнул он на третий выход. - Смотреть! Бдеть!
   Гвардейцы бросились каждый к указанным дверям, Дакр шагнул к своему суммарю. Катти с облегчением выдохнула: герцог не пустился в прения, кто тут главный. Она всадила иголку в своё запястье. Поморщилась: выступила капелька крови. Теперь ещё! И ещё! Тройной укол - оставшийся с недавних пор сигнал кровникам: тревога! Заметила, как скривился капитан, как сбился с шага бегущий Веллитарий.
   - Катти, легче, спокойней. Они неподалёку - им хватит, - и сэр Дартор повернулся к жрицам: - Леди! С вас наблюдение за магофоном. Умеете?
   - Да, мой капитан, - проворковала одна.
   - Слушаюсь, - вытянулась почти в стойку "смирно" другая. Почти... Она ж при этом расправила плечи... И, повинуясь ей, подстроились под новую позу и диковинные доспехи - облепляя всю фигуру, выделяя все её округлости. Да уж - боевая готовность.
   Каттенька вдруг заметила, как и её сестрёнка, на которой сейчас были латы из той же мастерской, попыталась повторить, скопировать движение жрицы. И люто сестре позавидовала. Она-то в этом балахоне...
   - И, девушки, держитесь ближе! - дисциплинированные девушки тут же шагнули вперёд. - Да не ко мне - к объекту охраны! - почти равнодушно пояснил командир, да вот только перчатка его чуть огладила холёные усы.
   - Через пятнадцать минут сюда прибудет рота гвардии, - оторвался от второго сорванного амулета Дакр.
   - Наши будут чуть ранее, - откликнулся капитан.
   - Не думаю - им ещё и через весь дворец бежать, - покачал головой местный аристократ.
   - Посмотрим!
   Торри пробилась к Катти. Приобняла её. Поддерживает? Сестра! К глазам сразу подступили слёзы. Нет! Нет времени плакать. Может, всё-таки это не по её душу? Можно бы проверить: разблокировать молот и посмотреть, укажет ли он на неё, но... Но открыть всем окружающим ещё одну тайну? Н-нет... А заставить себя отдать им приказ отвернуться, то есть продемонстрировать своё к ним недоверие, Катти не смогла. Хотя до крови проколола себе кожу именно для этого.
   - Есть! - оборвал её колебания возглас жрицы. - Слышу. Чувствую.
   Ольма, её зовут Ольма. А подругу - Ивлия.
   - Да! - подтвердила Ивлия. - Заклятие вызова. Только что сработало!
   - Конкретнее! - потребовал Дартор.
   - Высокая сущность.
   - Из пантеона воздуха.
   - Неужели элементаль?..
   - Точно!
   - Плохо.
   - Очень.
   - Почему? - потребовал капитан.
   - Я - воздух, Ольма - вода, Торри - огонь. Элементали иммунны к магии своей сути. А воздушные весьма резистентны к магии огня и воды. Нужна - школы земли. Лорд?
   - Осттекий, слышишь? - крикнул Дакр в амулет.
   - Да. Я её в грязь вобью. - Из амулета отчетливо доносился грохот копыт по брусчатке, стальной лязг доспехов, гомон мужских голосов. - Продержитесь. Десять минут, и будем у дворца. Ну, и чтоб внутри ещё... некоторое время. И связь! Держите связь!
   - А у меня магия земли не в приоритете, - качнул головой герцог. - Отступаем. Постараемся отгородиться. Сквозь стены, потолок элементаль пробьётся?
   - Нет. Но сквозь щели дверей просочиться - сможет. Или с разгона их сорвёт.
   - Вот это вряд ли. Двери издавна рассчитывались на внутреннюю оборону. Чтоб их выбить - приличный таран нужен.
   - Просочится всё-таки сможет. Почти наверняка.
   - Просочиться? Вот и пусть - сочиться. Нам бы чуть-чуть перетерпеть... Где тварь сейчас?
   - Там! - сразу указали обе вниз и дальний конец зала.
   - Ты, - он сунул оба распечатанных амулета в руки Ивлии, - это твоя забота. Держишь их до последнего - раз уж к твари иммунна, - и, словно сдавая командование, взглянул на капитана.
   - Торвик! - выкрикнул он. - Запирай их и к нам!
   Гвардеец тут же захлопнул створки и принялся баррикадировать тяжелые двери... О! да при них и засовы имеются! Ну, тогда всё проще.
   - Ольссон!.. - продолжил капитан.
   - Нет, - тихо вмешалась Катти, - барон. И капитан, фолиант - на вас!
   - Ольссон, отставить! Веллитарий! Запирайся тоже и - за нами! Ольссон, готовься! - капитан подхватил древний том и обернулся к остальным. - За мной! - он двинулся к выходу, прикрываемым Ольссоном.
   Катти подхватила свои парадные юбки и бросилась следом. Чуть не запнулась - хорошо, её поддержала сестра.
   "Достали! Завтра же свяжусь с Верией Интелией! Завтра же! Ибо таковою будет моя царская воля!"
   Дакр двигался последним. Впрочем, чуть позже послышались звуки тяжелых ратных сапог сэра Торвика, а ещё через несколько мгновений - рванувшего за ними от своих врат барона Веллитария.
   Нет, бежать во всём том, что на ней сейчас надето, было невозможно. Сбросить - быстро невозможно тоже. Катти попервоначалу как-то пошутила, что единственное достоинство этих имперских одёжек, что для фрейлин, помогавших ей, необязательна была квалификация кузнеца. А рассчитано оно только на то, чтобы в нём можно было "ошеломлять","блистать" и "шествовать".
   В оставленные позади двери, что-то ухнуло. Но створки дверей не рухнули, с петель её не сорвало.
   - Там стёкла зазвякали, - сообщил догнавший их Ольссон. - Выбило их.
   Катти, поёжившись, взглянула на окна коридора - нет, это уже с другой стороны дворца. А элементали не настолько разумны, чтобы вернуться на улицу, обогнуть здание сверху и выбить стёкла здесь. Да и для этого надо знать план здания...
   Она опять попробовала прибавить шаг и опять чуть не споткнулась.
   Да не может же быть, чтобы и Лоуррелция в подобном добровольно мучилась! Надо будет присмотреться к нарядам на её портретах... И узнать, может, в музее каком, они сохранились и в живую?
   - Сейчас направо! - приказала она на следующем перекрёстке.
   Капитан тут же повернул направо, а имперцы... Те всё, включая сестру и жриц, сначала повертели головами. Но расстояние до следующих дверей, что направо, что налево, было примерно одинаковым.
   Двери за нею тут же захлопнули. Где расположены засовы и их конструкцию гвардейцы уже оценили: оба засова не только задвигались, но ещё и стопорились специальными штифтами. Так просто их обратно не выдернешь.
   Но меж полом и полотном двери был зазор с полпальца толщиной, сверху - точно такой же. И гвардейцы, пока пропускали остальных, успели увидеть, как у предыдущем проходе сквозь эти щели пробились тонкие смерчики толи дыма, толи тумана, которые тут же переплелись и начали стремительно утолщаться, формируя набирающую плотность, набирающую мощь призрачную фигуру.
   Управившись с запорами, они кинулись следом за основной группой.
   - Катти, быстрее надо! - с двух сторон они подхватили её под руки и практически понесли.
   Девушка только губки поджала, удерживаясь от вскриков, а за новыми дверьми скомандовала:
   - Прямо!
   А предыдущие - уже заскрипели всеми своими петлями и засовами, но и этими удар от элементали был удержан.
   - Герцог, помогите барону! Веллитарий, дверь! Парни, не останавливаемся!
   И Катти опять оценила, что Дакр не стал пытаться выяснять, с чего бы герцогу подчиняться простому дворянину. Но когда Дакр дёрнулся к своему засову, командовать начал Веллитарий:
   - Догоняет. Щели! Надо замуровать щели! Хотя бы нижнюю. Вон шторы!
   Да, шторы были длинными, толстыми, шторы были роскошными. И, Дакр довольно залыбился: у дверей в глубоких вазах красовались стебли - футов по пять-шесть - стебли цветущих роз. Годится!
   И, пока гвардеец управлялся с засовами, он сдернул одну штору, ножнами забил её в щель у пола и, отбросив цветы, окатил тряпку водой.
   - Приготовься со второй вазой!
   Гвардеец с засовами уже закончил и, не пытаясь понять, зачем, что и как, молча вышвырнув розы, встал наизготовку рядом.
   - А теперь делаем так! - пять секунд на каст и... - Давай!
   Веллитарий, увидев, как тряпка покрывается льдом, поспешно выплеснул на неё и из своей вазы. Вода схватилась, едва коснувшись ткани. Через несколько мгновений щель у пола перекрывал ледяной валик.
   - Сделано! За ними!
   На полу у следующей двери они увидели уже сорванную портьеру.
   Куда они со всем их небольшим отрядом отступали, Дакр скоро понял - галерея. Он попытался вмешаться, выкрикнув:
   - Катти! В галерее - тупик!
   - Знаю!
   - Но...
   - Не мешайся!.. - вмешался капитан. - Катти... - он резко выдохнул: они бежали, а в доспехах, даже в парадных, в которых были сейчас все её гвардейцы, в лёгкую не побегаешь, тем более с девицей в древних тяжёлых одеяниях на руках или, как у него - с ещё более неудобным древним фолиантом. Впрочем, у эллезийских воинов -дыхание не срывалось, а лишь углубилось. - ...Катти знает!
   Герцог замолчал. Императрица приняла решение, ему остаётся только подчиниться привычному фатализму и, приняв её волю, приняв свою судьбу, следовать за нею.
   "Ну, хоть сам увижу, как это происходит..."
   Увидеть, как она спасается. Как у неё получается... Как получилось, например, в семь лет спасти принцев от загнавших их в тупик в Библиотеке тёмных гончих, или в восемь - королев в засаде у Треуля, а в одиннадцать - опять принцев от селя в тупике ущелья, в семнадцать - саму себя в одиночной камере, в казематах чужого замка. Вон как в неё верят её люди! Верят! Ибо ни в одном из воинов не проглядывало ни намёка на безнадежность, на предсмертную истошность, на отчаяние.
   Неужели она собирается учинить сражение?! Нет, он тогда настоит на отступлении через телепорт. Даже если на той стороне - исказитель и засада, у них, чтоб драться с людьми, силы есть. А против элементали?.. Жрицы, кажется, уверены, что - недостаточно.
   - Мы уже почти на площади, гвардейцы императрицы с нами, - послышался голос ла Осттекия. - Вы, слышал, в галерее будете укрываться?
   - Да, - пискнула висящая на руках у своих Катти.
   - Где это?
   - Фред, не тупи! - вмешался герцог. - На входе хватаешь любого ливрейного - проведёт!
   - Держитесь!
   - Катти! - послышался женский голос из другого амулета. - Не вздумай в войнушку ввязываться! Без мага земли с воздушной элементалью не справитесь!
   - Да, тётя Клер, - опять пискнула девушка.
   Вот и последняя дверь. Такая же мощная - предыдущие устояли, и эту тоже элементали не выломать, но такая же высокая - до верхней щели не добраться, не законопатить.
   - Отпустите меня! - внутри потребовала Катти и, встав на ноги, неловко подёргала, помахала явно затёкшими рукам и поспешила вглубь к торцу зала, к тупику.
   "Нет, - окончательно решила она. - Императрица она или как? И свои секреты, насколько возможно, она сохранит! Потому что это не вопрос доверия, а... а... пункт политики! - и найдя нужное, всё оправдывающее слово, с облегчением вздохнула. - Как же я её ненавижу!"
   Но ещё через секунду вспомнила "политику семьи" - протокол Лоуррелции... или -Пратария? Да они и сами никак не договорятся, как его называть! Она повздыхала, поморщилась, но позвала:
   - Торри, за мной! Дартор с книгой - тоже!
   - Что? - оторвался от намораживания двери Дакр.
   А вот ему, фигушки! Так, вспомнить, как тётя Клер управлялась в таких случаях со своими "царственными сёстрами". Она не оправдывалась, но всегда объяснялась.
   - Отряд, внимание! Дальнейшие мои действия - секрет уровня короны! Торри, ты - член императорской семьи, твой допуск необсуждаем.
   "Интересно, кого она копирует, - усмехнулся про себя Дакр. - Да кого-кого - Клериссу, вестимо!"
   - Ваше величество, - повернулся он к ней. - Позвольте нам закончить с дверью, а то оно требует некоторых телодвижений, видите ли... Мы можем неудачно повернуться...
   - Мы дозволяем!
   "Молодец, - оценил царственное "мы" Дакр. - И голосок не сорвался. Вот умеет же, когда по-настоящему хочет."
   - Капитан, ко мне! - продолжила командовать девушка. -Том "Хранилища" - сюда! И отвернитесь. Торри, прикрой меня и смотри!
   Сэр Дартор сгрузил свой том почти вплотную с древней картиной и, тотчас же развернувшись, сделал полшага назад. Местная принцесса замерла рядом, а остальные... Мужчины тёрлись у дверей, а жрицы без лишних слов подыскали себе место рядом с мужчинами.
   - Сделано! - отчитался герцог и отчётливо подровнял свою позу, чтобы быть к принцессам строго спиной.
   Его примеру последовали прочие. И при этом... как показалось капитану, одна из жриц проехала своей грудью по плечу Веллитария. Ну, все в свою богиню - те ещё стервы!
   - Приступаю! - отозвалась Катти, и гораздо тише: - Торри, а сейчас не отвлекайся.
   - Да, сестра, - отозвалась девушка.
   И она была внимательна. Она и глазом не повела, когда со звоном вылетело стекло из широкого окна галереи и рассыпалось осколками по полу, когда снопом сквозняка окатило спину. Элементаль устала просачиваться из одной двери к другой и нашла более свободный путь?! Это не её забота! У неё за спиной - целый отряд! А она - она следила за сестрой.
   До вторжения элементали Катти успела выдавить одну каплю крови на молот. Активировать полностью - выводить его на свободные колебания - она не собиралась. Что он укажет на неё, она не сомневалась, он нужен был её, чтоб тот подтвердил её полномочия, её допуск, как перед вратами Льиз Яррулле, когда она добивалась там полного кыллизикла, как недавно - в ЦП Огненного замка, когда она пробивалась к последнему уровню допуска.
   Что за картиной - теневая комнатка или вход в теневой коридор, она не сомневалась. А двери прежних зазоров не имеют! Вот всем отрядом уйти туда, и пусть элементаль здесь прыгает. Уж если двери почти её современников выдержали напор воздушной сущности, то уж магический механизм прежних справится тем более.
   Барон Фред ла Осттекий - Дакр ей уже рассказывал про него, - вообще-то он глава специального отряда охотников за магами, но и за подобной нечистью тоже. Да и, что с воздушной элементалью справится, он не сомневался: "Я её в грязь вобью!". Вот пусть и вбивает. Указание - подмести здесь, она потом отдаст.
   Но всё произошло совсем не так. Пока она возилась с фолиантом, элементаль выбила стекло. Но главной её целью оказалась не императрица. Как потом выяснится - до её "биологического материала" добраться ещё не сумели, и решили, что Дакр ла Алевтим свою императрицу не бросит, и тем самым - подставит. Элементаль для начала кинула на него, то есть на всю их группу у двери воздушный молот, но Ивлия, завизжав и откинув амулеты связи, успела выставить щит. Жрица ничего не могла сделать эфирному телу самой элементали, но противостоять её магии силы и скорости хватило.
   Молот большей частью поглотился, оставшейся - отразившись, сшиб с ног прыгнувшего вперёд, закрывавшего собой "объект охраны" капитана, тот влетел в Агторрию, Торри уткнулась в сестру, и Катти, замахав руками, ухватилась не за вычурный выступ резной рамы картины, как намеревалась, а заехала окровавленными пальцами прямо в вырисованный древним гением кусок гранита, который на изображении ласкал в своих руках бог подземелий, скал и булыжников, бог магии Земли. И Катти вдруг ощутила, как под её рукой холст приобретает рельефность, наливается плотью, твердеет, закаменевает. Как нарисованный камень выдвигается.
   Дальнейшее произошло помимо её сознания, на голых рефлексах, наработанных в бесконечных играх, в которые, отрывая её от книг, без конца втягивали принцески со своими мальчишками. Она с разворота метнула этот камешек в дымящийся, туманящийся меж её группой и группой Дакра силуэт.
   Попала. Чвакнуло. Словно голыш влетел в застоявшееся, покрытое толстым слоем ряски болото. И следом бесчисленные сцепленные, переплетённые меж собой, дающие начало друг другу смерчики, формировавшие фигуру, расцепились, расплелись, рассыпались. И поодиночке в несколько секунд увяли и исчезли.
   - Катти! - закричало тут от амулета в одном углу. - Что с тобой?!
   - Дакр! Что у вас?! - раздалось суматошное из другого.
   - Всё, - выдохнул Дакр и почти не веря себе, добавил: - Элементаль расплелась, - и тут же перешёл на деловой тон: - Осттекий! Заблокируй здание! Никого не выпускать! Надо найти этого затейника!
   - Тётя Клер, слышали?
   - Да, моя девочка.
   - Я отпускаю амулеты, - предупредила жрица. - После щита сил уж никаких нет.
   - Отпускай! - разрешил Дакр.
   И амулеты в своих углах тут же осыпались в прах.
  
  
  
  
    3. Плотина
  
   В дальнейшее Каттенька не вникала. Единственное, чего ей хотелось - это забиться в какой-нибудь закуток, чтоб её никто не видел, чтоб ей никого из этих имперцев не видеть, чтоб... чтоб хоть как-то прийти в себя. Она уже хотела потребовать, чтоб все отвернулись, и уйти в тень, где никакая тварь - ни магическая, ни человеческая! - её не достанет, но сестра напомнила, что Тетроккия здесь, неподалёку. И императрица отдала другой приказ: "На кухню! Отведите меня на кухню!"
   Так и тут возникла проблема! Напрочь примороженная к полу дверь выхода из галереи не хотела открываться! Дакр виновато пожимал плечами, девицы ехидно улыбались, Агторрия предлагала выжечь дверь вообще...
   Благо, тут подоспел отряд спасателей, и её кровники с той стороны, когда с этой сняли засовы, вынесли ледяную заглушку, разом вломившись в дверь плечами.
   И уж рядом с тётей Терри... Сначала снять... Нет, сначала выгнать всех мужчин, потом снять эту уродскую хламиду! А вы думаете её снять много проще чем надеть?! Торри, видя Катти уже на грани, схватилась за кухонный тесак - так нельзя же! - запричитала бедная библиотекарша: у хитроумного советника на несчастную императрицу на сегодня ещё имелись многосложные планы!
   - На хрен всё! - ответила настоящая принцесса и в три счёта, в четыре разреза Каттеньку из демоновых царских тряпок высвободила. И Каттенька сдерживаться перестала.
   Как она рыдала!
   Сестра с чувством выполненного долга сгрузила её кухарке: той рыдающая Катти явно не в диковинку, а сама написала записку Лестре, чтоб она что-нибудь из одежды подобрала и быстренько доставила. И малой печатью - если фактически, то перстень - его при себе всегда иметь Дакр Катти приучал, а девочка его вечно кому-нибудь сбагривала, нынче он был у жрицы Ивлии - малой печатью прихлопнула. Всё! Теперь это - государственный документ, являющий волю Её величества! Так Лестру она из "послеполуденного отдыха" вытащит и из-под плетей, после оного - выдернет!
   Так оно и вышло. Полчаса Катти плакала, потом час на кушетке в подсобке спала, потом они полчаса пили чай с ватрушками (Верриса узнала бы - так и Тетроккию бы под плети загнала). Вот к пяти часам и управились. Ну, а дальше, Дакр убалтывал герцогов, а девочки выбирали из привезённых Лестрой нарядов и одевали Каттеньку. Как раз успели.
   Они уже, императрица и сопровождающие её лица - все видели! - собрались покидать дворец Одрика: уже и охрана вдоль всего коридора выстроилась, и карета прямо у выхода стояла, и сама Викгторрия была на ногах, и двери малой опочивальни (а вы как думали?! - не на кухне же, в самом деле, отдыхала царствующая особа!) были распахнуты... Вот тут Дакр с тремя герцогами, на чьих территориях стояли мерцающие телепорты, и появился. (Ещё троих на заседании Палаты не было.) Правда, на несколько мгновений их опередил барон ла Осттекий, который доложил, что изменники-маги захвачены. Один успел покончить с собой, остальные будут ждать её суда.
   - Я желаю, чтоб они его дождались! - потребовала императрица.
   - Слушаюсь! - ответил, кажется, теперь уж точно - новый глава внутренней безопасности.
   Вот после этого к ней Дакр и обратился. Он попросил её уточнить, правильно ли он из её обмолвок понял, что телепорт из Эллезии на Льиз Ярулле не имеет временных ограничений?
   - Да. При первом нашем проходе мы сняли эту блокировку.
   - Но как?! - не выдержал один герцогов.
   - Секрет короны! - выступила вперёд принцесса Агторрия.
   - Но Ваше Величество!..
   Катти не стала задерживаться, она пошла к выходу, причём именно так, как отрепетировали за несколько минут до того - не обращая ни на кого внимания, вынуждая мужчин отскакивать в стороны и прижиматься к стенкам.
   - Я устала, - вполне искренне произнесла она. Ага, устанешь тут! Мало того, что на ней было восьмое из перемеренных четырнадцати(!!) платьев, так ещё потом и этот тренаж! - Торри, выясни, что хотят мои добрые подданные.
   " - Я?!
   " - Да, наверное, так будет лучше, - согласился с Каттиным предложением Дакр.
   " - Но почему?!
   " - Потому что тебя этому учили, а меня нет! Потому что ты их знаешь, а я - нет! И потому что...
   "И потому что я устала!" - хотела добавить она, но запнулась.
   " - И потому что личный разговор с императрицей - это честь, - которую они ещё не заслужили, - тут же подхватил Дакр.
   "А со мной, значит...", - едва успело всплыть у Торри, как вмешалась Лестра:
   " - А говорить от имени императрицы - честь ещё большая!
   Задачей переговоров было, чтобы герцоги уговорили императрицу снять срочно блокировку телепортов. Которые уже с незапамятных времён не проходили периодического теста на разумность и, соответственно, были работоспособны только где-то около трёх минут в час (если точно, то три минны за ауррс). Налоги с купцов и странников за проход в пропорции восемь к двум шли в казну империи и герцогства. Но вы попробуйте разбить приличный караван, на трёхминутные порции! Много тех налогов насчитаете? А теперь представьте, что его проходимость можно увеличить в двадцать раз!
   Но сделать это могла только Катти. То есть Её Императорское Величество!
   Вот пусть просят! Заодно и телепортационные свитки ротной мощности - с них!
   И срочно! Потому что в казне денег нет! И, потому что в Империи слишком давно не было хороших новостей!
   " - Срочно, значит, завтра. И ты пойдёшь со мной.
   " - Как завтра?! А Льиз Яррулле?!
   Что вообще-то означало: а Ниэллон?! Но во время всех этих примерок-репетиций Каттеньке раз высказали: такова тяжкая королевская доля и несколько раз на то же намекнули. И она устала!
   " - Ты - со мной! - теперь сказала она. - Не обсуждается!
   Что тут обсуждать? Протокол Лоуррелции не допускал, чтобы секреты короны хранило только одно лицо, а протокол безопасности прежних включал запрос на разумность раз в год при случайной дате, и мотаться шесть раз в году по разным транспортным телепортам Катти не собиралась. Так что, пусть сестра учится, а если с Нилом помилуется на сутки позже - с неё не облезет.
   "Да! Злая я! Потому что устала! Почитать и то - некогда!"
   И не только почитать. У неё договор подписан с театром Короны Эллистана, она раз в год должна сдавать им пьесу. А переводить с языка прежних трагедию в пяти действиях с прологом и эпилогом - в стихах, разумеется! - теперь - когда?! Вот уже полтора месяца - ни строчки! Она вчера в Льиз Яррулле даже до своего домика добраться не успела! Послать же других... Кому-то чужому дать допуск в свой дом, в свой архив?! Нет!
   А теперь ещё и это... Вот что это в той галерее было?!
   Расплести воздушную элементаль - её проще схлопнуть! Нет, у Семереника, к примеру, сил бы хватило - не хватило б времени, тварь б его, пока он с перевязками возился, сама бы на ленточки распустила. Да Семереник в одиночку бы с такой задачей на неё и не полез, пару приятельниц бы с воздушной кафедры прихватил, одна бы щит держала, вторая подругу маной подпитывала. Но оно ему надо - расплетать? Хотя... если на спор... На ящик сухого треульского, скажем...
   Ладно, дело не в нём, дело в ней - в картине! Что это было? Неужели картина - магический артефакт? Но что тогда её активировало - присутствие "Хранилища"? Опасность для владетеля "Хранилища"? Кровь потомка богини? Далее, артефакт одно- или много-разов? Если второе - каков период восстановления?
   И самое интересное: а какие ещё из картин великого Пратария - скрытые артефакты? Вот, например, "Рыжая императрица" ничего не прячет? И кстати... А с кого он брал пример, ваяя подобное? Не с "Хранителей", которые прикрывают вход в ЦП, ли?
   Хорошо, что здесь она часик уже на сон урвала, ночью ЦП навестит. Значит, и "Хранилище" сегодня сдавать в Тронный зал нельзя. Ой, скажет, что с ним ей спокойней, и в спальне оставит! Потом спальню запрёт, входить опять запретит и к ЦП сбегает. Благо, от её новых покоев он недалеко.
   И... Верии Интелии она помимо королевских одежд закажет и комплект вот для таких её ночных прогулок. Ибо достало в пижамах по дворцу бегать!
   И последнее... Самое противное... Покушение на неё устроили пятеро молодых магистров с кафедры Воздуха. Чьими друзьями были те парни, которым она помогала раскрыть часы прежних. Которые мечтали познакомиться с Семереником. Которых на Арене "зачистила" Анатара.
   До богини добраться им не было никакой возможности, и они, видать, от мудрости своей великой, решили поквитаться на объявленной ею родственнице.
   Покушение на члена семьи императора - это смертный приговор через колесование.
   Взглянуть на них ей Дакр возможности не дал. Да чего ей-то на них смотреть! Как будто она на таких в своей Академии не нагляделась! Она ж не только у Семереника на его экспериментах "в уголке" или "с краешка" стояла. А всё различие меж академиями - это в Эллезии девок много, которых в империи и на порог Университета не пускают... Соответственно, хороших магов - помимо аристократов, мало. И будет ещё на пять меньше... А попробуй этих аристократов заставить заняться делом, когда те истинным делом считают только бой! Вот и загубили ирригационную систему.
   В Артоле проще. В Артоле помнили, что их туда привели, их туда пустили, чтоб они "сберегли землю". И каждый герцог перед королём на присяге клялся не только "защитить", но и "уберечь" свою провинцию. У одного, эллезийского, раз дамба рухнула, так и не стало того герцога больше... И имени его не сохранилось даже. Некому стало его хранить! Тогда даже нагтилины с нортами и корами от себя подмогу прислали. Нагтилины - хирд на осаду главного замка, а потом землекопов, чтоб помочь восстановить дамбу. Норты - табун лошадей-тяжеловозов подогнали, а коры прислали магов-водников. В одно лето управились. Урок уяснили не только в Эллезии. Именно после того нагтилины резко ограничили вырубку лесов на горных склонах.
   Но как же теперь ей спасти мальчишек?
   Ей - никак. Помиловать - выказать свою слабость, противопоставить себя всем здешним, начиная от герцогов, кончая рабами... А ей ещё и с рабством что-то делать предстоит...
   Тётя Клер? - нет. Это можно интерпретировать, как стремление спасти своих, то есть быть косвенным признанием в соучастии.
   Помочь им сбежать? Но тогда подозрение неминуемо падёт на неё саму.
   Что это она спасла принцесс и принцев, уже распевают в уличных балладах. Она сразу не запретила этому "барду"... Да она и думать о том не думала!.. Подумал Дакр. И только довольно свою бородку огладил, когда ей песенку озвучили, и она морщиться начала. "Что? Всё не так было?". Конечно, не так.
   И если маги теперь исчезнут, придётся наказывать всю охрану, начиная от барона ла Осттекия, кончая, может, её крабообразным палачом. А чего ради она ими должна жертвовать ради придурков, которых даже ни разу не видела?
   А если ещё и гнев Анатары из-за них огребёт...
   Но по факту именно благодаря им, она узнала о новых свойствах "Хранилища" и картин Пратария... Ну... Тут сразу возникает ряд вопросов: "благодаря" или "из-за"? Связаны ли "Хранилище" с картинами? С картинами или одной-единственной картиной? И их ли это надо благодарить или как раз всё ту же Анатару, а пацаны просто стали её орудием, её пешками?.. Но тогда их спасению она противится не будет...
   Хм, а вот это, пожалуй, можно проверить. Какова вероятность, что их, или хоть кого-то из них засунут в её камеру? В том крыле тридцать шесть камер для особых преступников. То есть вероятность - одна тридцать шестая, то есть где-то три шанса из ста. А ещё, чтобы оно сработало, их должны повести именно в Огненный Дворец, а она такого приказания не давала, а ещё их запросто могли бросить в какой-нибудь каземат для быдла... И вероятность от сотых явно скатывается куда-то в невозможные десятитысячные.
   То есть, если они в её камере, это явно можно рассматривать, как знак. И тогда можно будет думать.
   То есть появился ещё один пункт, куда ей сегодня ночью надо будет заглянуть.
  
   "Ей"? - размечталась! Вечером её ни на минуту не оставляла сестричка со своей подруженькой, а к ночи заявился со своей подружкой тоже - ла Алевтим. Они там, в своей палате, всё-таки сумели договориться о составе делегации на переговоры с Артольским союзом, и Дакр почти час втолковывал ей, кто из них - кто. В принципе - Президиум в полном составе. Только двое вместо себя отрядили, один - своего брата, другой - мужа сестры. Теоретически - на то у всех имелось много разных очень серьёзных доводов, ну, а на самом деле - все хотели увидеть настоящий, уцелевший город прежних, конечно же.
   Дакр её ошарашил: он сказал, что будет требовать пятую часть Льиз Яррулле... Ну-ну... Торговаться с нагтилинами и корами? С их королями? Да пусть помогут ему все боги! Чтоб они добровольно что-то отдали? Ну-ну...
   И ещё, он так и не спросил её, что произошло в галерее. Даже не обмолвился, не оговорился, не намекнул даже! Но матёрый царедворец каким-то образом подвесил этот вопрос в воздухе, и весь их разговор он висел меж ними, как сосулька сталактита в тесной пещере, в которую по очереди бьются головой все заходящие. Катти едва вытерпела.
   Но когда он с эйдежь ла Ариерти вышли, не выдержала Торри:
   - Ты ему не расскажешь?
   - Не знаю.
   - Почему?
   - Потому что секрет короны.
   В ответ Лестра вздохнула и начала собираться. Когда её не стали удерживать, вздохнула ещё раз. Ушла.
   - А мне? - уставилась сестра в неё своими фиолетовыми глазищами.
   Ну, вот... И с одной стороны - протокол Пратария, а с другой - она же и так уже решила, что сестре доверять - будет. Потому что кому-то - надо. Потому что иначе ей здесь не выжить.
   - Я не знаю, - опять почти повторилась Катти.
   - Но догадываешься?
   Девушка приобняла Каттеньку. Катти поёжилась. Она росла среди взрослых, занятых важными делами тёток, да и её принцессы вечно крутились с нею в мальчишеской компании своих принцев, и обнимания, да и другие прикосновения, как-то были вне этикета их поведения. И вот так - глаза в глаза... Слишком близко.
   Но и отстраняться не хотелось... Потому что вдруг стало спокойно. Почти словно, когда плачешь...
   И, как в гимнастике прежних пятого комплекса Крайддассе Оллитто, когда посылом рассудка расслабляешь нужные мышцы, так и здесь она усилием разума сняла контроль с рук, и они почти сами легли на плечи сестры.
   И помолчать...
   И сестра улыбнулась. И Катти ответила:
   - Предполагаю, - руки Торри чуть пригладили её плечи, руки Катти отозвались тем же движением сами. - Как бы это ни ещё один подарок богини. Ты же видела?
   - На картине сначала ничего не было!
   - А после активации "Хранилища" появилось.
   - Но ты же заранее это предполагала!
   - Не этого. Картина - я думала - прикрывает выход в тень. Полагаю, что за нею - комната. Такая же, как, думаю, за картиной "Рыжей императрицы" на вашем этаже. И хотела в ней укрыться.
   - А там, у нас целая комната имеется?!
   - Скорее всего, да. Точно знаю, что на мальчишеском этаже к нескольким таким открывается вход за картиной Пратария.
   - А здесь, - она обвела одной рукой комнату, - есть?
   - Да.
   - И ты хочешь побродить?
   - Да.
   - Я с тобой.
   - Да, - опять сказала Катти. С запинкой, но сказала.
   - Когда?
   Что ж, нет худа без добра. Теперь не будет терять время, ожидая, когда Торри уйдёт, или пытаясь её выпроводить.
   - Сейчас, только кровников предупрежу.
   Торри тут же соскочила с софы и протянула руку сестре:
   - Идём! - и потащила её к дверям.
   Катти только головой покачала - вот уж темперамент! Сина и Никка так себя не вели. Сину тётя Клер вымуштровала: сначала - думать! Всегда - думать, и только потом действовать. А Никка... Недаром той приходилось в университете драться едва ли больше даже, чем мальчишкам. Рассеянная, мечтательная, словно несколько не от мира сего, художница - вот кем её видели остальные. Как у такой не попытаться увести отчаянного обаяшку принца нортов? И нарваться на боевую машину, которая с тем же лучшим бойцом Университета - с Келдазом - даже в реальных в сражениях - в абордажах! - на равных. И даже на ринге... Правда, в их шутливых или тренировочных дуэлях принцесса корсаров бессовестно применяет магию... Но вы попробуйте сами успеть что-то скастовать в дуэльном круге! Против норта! Который защитными амулетами увешан, как зимняя ёлка шишками! И практически с расстояния меча!
   - Сэр Дартор! - выкрикнула Торри, вытащив Катти в коридор. - К вам просьба: проследите, чтобы нас не беспокоили! - и она потянула на себя тяжёлую дверь.
   Но со своих кресел, почти не переглядываясь, синхронно поднялись жрицы.
   - Сидеть! - скомандовала им принцесса.
   Но те не ответили и шага не замедлили - в легендарных доспехах, с легендарным оружием, экзотичные... божественные...
   На Торри сейчас доспехов не было, но ей, чтоб выглядеть нечеловечески-экзотичной добавочных прибамбасов не требовалось. И она, спиной оттеснив Катти в спальню, попросту у них перед носом захлопнула дверь. И тут же накинула засов.
   - Потому что не обсуждается! - и повернулась к Катти: - Готово. Идём?
   Но рыжая библиотекарша покачала головой и, с видимым усилием заставив себя приобнять сестру, развернула рыжую принцессу обратно к двери... Точно.
   Нет, дерево дверей для жриц было непреодолимо - они протискивались сквозь камень стены. Выбрались, отряхнулись.
   Одна из них откинула засов, раскрыла дверь, отчиталась перед сэром Дартором:
   - Мы проводим, - и опять прикрыла дверь. Повернулась к девушкам: - Потому что не обсуждается.
   А вторая, взглянув на обнявшихся девушек, заулыбалась, тоже обняла подругу и промурлыкала:
   - А вы нас накажите...
   - Я подумаю, - чтобы хоть что-то сказать ответила Катти.
   - Подсказать? - промурлыкала и её подруга.
   - Не требуется. Третий кодекс Анатары я прочитала в четырнадцать лет. А через год нашла первооснову их всех в сочинениях прежних.
   - Правда?
   - Дашь?! - вспыхнули и расплелись жрицы.
   - Посмотрим на ваше поведение, - шагнула им навстречу истинная дочь Императора.
   Они переглянулись и синхронно пожали плечами:
   - Без нас всё равно не отпустим.
   - Хорошо, - вздохнула из-за спины сестры Катти. - Но сейчас всё равно отвернитесь.
   Жрицы послушались, и Викгторрия без слов, пользуясь лишь знаками, показала Агторрии, как открывается выход из спальни в тень.
   А там скомандовала:
   - Теперь за мной. И шаг в шаг.
  
   Больше Катти никуда особо не спешила. Главное она сделала - убедилась, что магов-заговорщиков закрыли в её бывшей камере. И что они - держались. Тратить силы, тратить свой ресурс влияния - и без того невеликий, на сломавшихся слабаков, она бы не стала. А эти... Эти ещё хорохорились. Да, как их, таких гениальных, споро скрутили профессионалы ла Осттекия - оказалось для них шоком; да, осознание неизбежности скорой страшной смерти давило ужасом, но едва ли не ещё более сильным - стали ажурные браслеты. Магичить для них давно было, как дышать, и теперь они задыхались. Да ещё и браслеты были активированы кровью одного из них. Который вовсе не покончил с собой, как доложили Веккатте... И с этой ложью юной императрице теперь что-то тоже надо было делать.
   - Вы с ними справитесь? - спросила она жриц, глядя на мужчин из теневой "обсерватории".
   Те кивнули, и каст малого паралича заготовили.
   - Ты хочешь зайти?! Зачем? - запротестовала Торри.
   - Я хочу, чтобы моя академия стала моей.
   - Ты хочешь их спасти?! - поразилась принцесса.
   - Есть один вариант, - и, чтоб прекратить споры, добавила: - Завтра утром с Дакром обсудим.
   - То есть сейчас вытаскивать их из камеры ты не собираешься! - успокоилась Торри.
   И они вошли. Вход был через уборную-душ-ванную, то есть, как девушки проникли внутрь, а потом, как вышли, маги не увидели, но само их появление... Свою новую императрицу мужчины б не узнали, но какая ещё рыжая могла оказаться в компании с фиолетовоглазой красоткой, да ещё и под охраной двух жриц - догадались, гении всё ж.
   И Торри им подкинула задачку на выживание, она сказала, что Катти свой браслет в неделю сняла.
   - В шесть дней, - поправила её сестра.
   - А ещё через шесть стала императрицей!
   - Браслет снять невозможно! - завопил один из них.
   Но Катти только молча повертела перед ними своей левой ладошкой. Рукав платьица съехал к локтю, и на чистом запястье только семрикс тонким ремешком удерживался.
   - Придумаете - отпущу!
   - Придумаем - не понадобится, - хмуро отозвался другой.
   Да, больше попадать в плен они не собирались. Вот и пусть думают. А вдруг ещё один какой-нибудь способ найдут?
   - А это, - она пальчиком дотронулась до часов прежних, - мне ваши землянники подарили. За то, что я им с дегеей помогла. И за то, что показала, как активировать подобные.
   - Ты их убила!
   - Ещё раз тыкнешь моей сестре - я лично вырву тебе язык, - тихо проговорила Торри. Но стало ясно - выполнит.
   Маг вскочил и попятился. Остальные, наконец-таки, поднялись тоже.
   Призывать их не суетиться, Катти не стала.
   - Погибнуть они должны были ещё при вызове дегеи, - сказала она. - Во второй раз мне стало не до них. Богиню они взъярили сами. Если кто из вас на Арене был, понять должен бы: она явно где-то в своих эмпиреях делами занималась, а её насильно подраться вытащили... -вздохнула: - И мои-то мальчишки от первого её удара устояли, а ваши... Спасти ваших мне было нечем. Впрочем, повторю: и некогда.
   Пусть подумают. Они же гении - думать, сопоставлять факты, отбрасывать ложные гипотезы должны же уметь!
   После них Катти по теневым коридорам направилась к "Рыжей императрице". Представление Торри для ЦП пришлось отложить - показывать жрицам секрет короны? Обойдутся! А смыться ото всех приглядывающих у них с сестрой ещё шанс будет.
   Выйдя на девичьем этаже, она перехватила "Хранилище", отправила одну охранницу в один конец коридора, другую - в другой, а сама с Торри подошла к портрету. Магические светильники давали мягкий небликующий свет, и девушка с картины всё так же недоумевающе грустила: "За что вы со мною так?"
   "Здравствуй, бабушка", - мысленно, чуть запнувшись перед "бабушка", хотела проговорить Катти.
   - Здравствуй, бабушка, - явно повторяя привычный ритуал, опередила её Торри.
   Катти, подчиняясь внезапному порыву, обняла сзади сестру. И та, положив на её руки свои ладони, пригладила их. Постояли.
   Потом Катти высвободилась, достала иголку.
   - Поставь фолиант так же, как там, перед Пшосгразом, - попросила она Торри.
   - А давай я?
   - Потом попробуем, но у тебя почти наверняка, не получится.
   - Почему?
   - Молот семь лет тому назад по нечаянности активировали я, Клерисса и Ниэллон. Точнее первым был Нил, потом я, потом тётя Клер. А теперь я его только поддерживаю. После и Луфгегл, и Келдаз пробовали - их кровь не принималась.
   - Ниэ был первым?
   - Да. А ты... Лучше чуть позже ты попробуешь открыть здесь комнату. Она - за портретом. Я покажу. И в ней может быть такое!..
   - Что?!
   - Не была ещё - не знаю. Увидим! И если... Обязательно расскажешь о том, когда встретитесь, своей математичке.
   - Она не моя, - чуть брезгливо ответила принцесса.
   - Напрасно.
   - Что?
   - Пренебрегаешь! Очень советую: сделай её своей. Очень!
   - Почему?
   - Потому что даже Анатара ею не побрезговала!
   - Хм... Я подумаю. Ну, давай.
   - Извините, мои дорогие, - пробормотала Катти, подумав о своих кровниках, и всадила иглу в мякоть ладони.
   Молот давно уже был светел. Момент, когда он прояснился, поймать не удалось. Скорее всего его и не было, а было постепенное рассеивание тьмы. И теперь его снова хотелось назвать "Закатным молотом". Катти уронила на него капельку крови... Она растворилась, но ничего не случилось - и через две минны полотно картины оставалось плотным и плоским.
   - Что ж, - вздохнула библиотекарша, - значит, либо картина та - особенная, либо необходим ещё какой-то фактор...
   - Например, внешняя угроза?
   - Угу, - согласилась Катти.
   - Не говори, как простолюдинка, - поморщилась принцесса. - Ты - императрица.
   - Императрица я в тронном зале!
   - Твой тронный зал - всё.
   "Если ещё и она начнёт бухтеть..."
   - Извини-извини-извини меня! - сразу поняла её и засмеялась, сверкая белоснежными зубами, Торри. - Но ты обещала нечто. Только, чур, туда - я сама! Показывай - как?
   "Нечто" вышло на славу. У мальчишек было три комнаты, здесь на той же площади уместились лишь две.
   - Моя! - в первой закричала Торри. И по глазам её было понятно, что она уже видит, как приведёт сюда Ниэллона.
   Нет, здесь не как в той, первой, на мужском этаже...
   Во-первых, в комнате было убрано! Подушки не валялись на полу, на столе не осталась грязной посуды с давно окаменевшими кусочками пищи, и взгляд брезгливо сам собою не искал где-нибудь выглядывающий из-под кровати какой-нибудь забытый носок... Если ни чего-то похуже! Да и пыли уже ни по стенам, ни на полу не было тоже. Главный ЦП Катти запустила, и уборка, очистка возобновилась по всем сохранившимся помещениям. (Ей, когда она со своим палачом встречалась - надо же было дядьке спасибо сказать, что не засёк её до увечий! - так он ей поведал, что все камеры теперь, как её, как ею вымытые - чистенькие! Он посчитал это чудом. Дакр посоветовал не разубеждать - пусть и сам считает, и другим рассказывает.)
   Во-вторых... Нет, конечно... Сын рыжей императрицы разгул разврата в империи прикрыл. Например, после смерти матери он жриц Анатары отправил восвояси по их храмам, и в Огненном дворце почти хозяйками себя они чувствовать перестали. Великий Ютерий - вот истинный покровитель Императора! И нравы стали построже. Но здесь... Хотя, может быть, Роггакер XXIII до этих комнат уже добраться не смог. А, может, и великая Императрица, его маменька, тоже.
   Нет, тут, конечно, не как у мужчин, в первой комнатёнке - где и взглянуть некуда, чтоб на ещё одну голую грудастую красотку не наткнуться! - но и тут... В этом будуаре и понять было невозможно, откуда что берётся. Может, от переполненности роскошью? Но почти слышались откуда-то извне тихие мелодии, почти чувствовались вкрадчивые ароматы, почти уже жили в десятках зеркал нескромные отображения. И цветы... Когда-то здесь было много цветов... Теперь лишь кое-где в пустых вазах остались заизвестковавшиеся веточки...
   Катти поёжилась. Пусть берёт! Ей самой подобного добра не надобно.
   Вторая комната оказалось явно подсобной. И, выходит, именно из неё в первую должны были доноситься звуки музыки... По крайней мере множество стульчиков в ней двумя рядками были размещены, и возле них или прямо на них стояли, лежали музыкальные инструменты. А по центру сиял строгой чернотой рояль... Жрицы взглянули, равнодушно переглянулись и неслышно вернулись в первую комнату, где замерли, впитывая давно затихшие шёпоты, давно рассеявшиеся запахи, словно видя давным-давно умершие тени.
   А в этой...
   - Ох... - прикрыла рот ладошкой принцесса. - Ты, что здесь... - и принцесса вспомнила название царя оркестра, - что здесь рояль, знала?
   - Предполагала. У мальчишек я была. Там - тоже есть. Только белый.
   - Это о нём я должна буду рассказать этой... как её?.. математичке?
   - Не при... - "-дуряйся" хотела сказать Катти, но удержалась: - Не притворяйся. Назови её по имени.
   И почти ожидала, что Торри сейчас склонится в издевательском реверансе: "Слушаюсь, Ваше Величество!"
   Но принцесса удержалась тоже.
   - При чём здесь Эсктелла? - просто переспросила она.
   - Она любит музыку и не пропускает пятничные концерты тёти Клер - у Семереника выпросила, чтобы он похлопотал в своё время за неё перед королевой. Под клятвенное уверение, что будет вести себя скромно и неприметно. А на них почти всегда бывает маэстро Видалий. И ему кто-нибудь - Сина, Никка или Эста - про рояль расскажет. А он... Ты, кто он, знаешь?
   - Да, девочки рассказывали.
   - Если настраивать рояли будет кто-нибудь, а не он, если первым на них сыграет не он - он мне не простит.
   - Вы так тесно знакомы?
   - Он к моим пьесам музыку пишет.
   - К... чему?! К твоим пьесам?!
   - Я перевожу пьесы прежних. У нас их ставят. Уже третью. Ну, первая - одноактная, я для пробы её переводить принялась, а в театре ухватились. Последняя - уже репетиции заканчивают. И я на премьере - буду! И пусть Дакр хоть облезет - буду!
   - Ну, ты!.. Ладно, об этом потом. Так что он?
   - Он вцепится в королеву.
   - И Клерисса будет у нас просить... - поняла юная принцесса.
   - Да.
   - А нам пока так мало, что ей можно предложить.
   - Да. И ему, чтобы к нам самим позвать - тоже. А, знала бы ты, как я по его музыке уже соскучилась. И по нему самому.
   - Он, правда, уродлив?
   - Когда первый раз увидела, испугалась. Словно нечеловек. Нечеловечек... Но и обаяние у него - нечеловеческое. Особенно, когда играет. И он им бесстыдно пользуется. Нет, без концерта я его отсюда не отпущу.
   - Давай тогда даже пыль с инструментов вытирать не будем!
   - Точно.
  
   Назавтра предстоял день утомительных прыжков по мерцающим телепортам и, вернувшись, Катти засобиралась в постель. И к ней подошли жрицы.
   - Вы точно больше никуда не полезете?
   - А что? - сразу насторожилась Торри.
   - Нет, - покачала головой Катти.
   - Да мы хотим к этим магам сбегать.
   - Чего ради?
   - Ты же их простить хочешь? А они прощения не заслужили. Богиня не одобрит.
   - А вы?..
   - Пусть отрабатывают, - глядя девушке прямо в глаза, ответила одна жрица.
   - Они отработают, - предвкушающе добавила вторая.
   Девчонки переглянулись, покраснели.
   - А завтра? - попыталась рассеять тёмную муть в голове Катти. - У нас же завтра...
   - Мы с твоими парнями поделимся. Они - днём с тобой будут, а мы по вечерам присмотрим.
   - Что ж...- действительно, уж мужчинам нечего с ними ночами шататься, а от этих всё равно не отвяжешься. - Тогда так. Дорогу до камер вы помните? - жрицы кивнули. - С тропы сходить запрещаю. Вротийская на свободе, кому ещё она теневые проходы показала, неизвестно, и я выставила повышенный уровень тревожности. Королева Агвелта или Луф... принц Луфгегл пройти, может, и смогли бы, а вы... Слышали - запрещаю!
   - Принято.
   - И э!.. - вмешалась Агторрия. - Доспехи снимите! Нечего рыцарские латы... - и у неё на лице один за другим проявились синонимы: позорить, марать, пачкать, пятнать...
   И Катти полностью согласилась с нею.
   - Эх, девочки... - улыбнулась одна из женщин.
   - Какие же вы ещё - девочки, - улыбнулась и вторая. И перешла на деловой тон: - Выход отсюда покажете?
   - А напрямую? - ткнула в стенку Торри.
   - Можно, но...
   - Тяжело это, - поёжилась первая.
   - И страшно, - поёжилась вторая. - Каждый раз очень страшно. Это же не от богини - а через неё от Пшосграза... А он... Он пока терпит, но вдруг ему надоест?
   - От магов этих уходить так и придётся, скорее всего...
   - А отсюда - чего зря мучится?
   - Переодевайтесь.
   У жриц в этом крыле имелась своя комнатка (у её кровников на десять человек - три, и ещё одна, крохотная - у их командира).
   Они обернулись быстро. На обеих теперь были привычные для выхода на люди, не смущающие людей, закутывающие их от пяток до подбородка тоги. (Тот же сынок Лоуррелции в своё время постарался!) Эти были - цвета крови.
   Катти пустила вперёд сестру - пусть тренируется! - и та показала им, как выходить.
   - Доброй охоты! - пожелала императрица.
   - Спокойной ночи, - ответили те.
   - Вернёмся мы тихо. Спите!
   И действительно: когда девушки проснулись - было уже утро.
   - Жрицы вернулись? - спросила сэра Дартора Катти.
   - Да, - лаконично ответил он и нервно сглотнул.
   Потом с первой чашечкой чая появился ла Алевтим. На это утро он порадовал "Обезьяньим царём". И Катти вдруг подумала: а ведь она может подсказать кое-что его поставщикам, то есть производителям... Но не стала отвлекать Дакра. Для него на сегодня у девушки был другой разговор. Ему она рассказала про магов. Тот закряхтел, начал морщиться... Но тут, небось, на аромат чая, в комнату залетела Торри, разглядела скептическую физиономию советника, приобняла сзади сестру и уставилась в того своими глазищами. И Дакр перечить сёстрам не стал.
   Катти тут же переговорила с Семереником - горсть амулетов для связи с собой он ей в Льиз Яррулле отсыпал. Да и Торри рядом была. Она только чуть на Дакра покосилась и магией капнула. Катти своего дружка ни о чём не просила, просто рассказала про четырёх магов, которым через неделю переломают руки, ноги и позвоночник; после чего пробьют печень, желудок и оставят умирать на вздетом колесе.
   - Эх... - сказал он. - А я за принца твоего у тебя хотел выпросить допуск на ваш одиночный телепорт... Ну, знаешь, который мерцает, но никуда не ведёт...
   - Ох, а я про него и думать забыла... Ладно, с ним чё-нить тоже придумаем.
   - Но без меня не лезь, а? - жалобно попросил он.
   - А что нам за это будет? - не преминула встрять в разговор Торри.
   - Хорошее отношение! - послышался с той стороны голосок их экспериментаторши.
   Ну, да, Экста промолчала. Она, небось, только локотком подтолкнула подругу.
   - А как с моим братом? - не дала настояться паузе Катти.
   - Да без проблем пока. После Арлии-то! Завтра будет тяжче, и прямо перед ритуалом - особенно. Но справлюсь. Она справится тоже.
   - Тогда всё!
   - Ну, ты про тот телепорт всё-таки помни - не забывай!
   - Обещала ж...
   И артефакт рассыпался в прах.
   - Телепорты - это тайна Империи! - не преминул капнуть на мозги герцог ла Алевтим и отбыл.
  
   Своё путешествие по телепортам Катти пришлось организовывать самостоятельно. Это ещё одна причина, по которой императрица не отпустила сестру - не так жутко будет командовать герцогами.
   Ну, и эйдежь Анаттолия. Правда, та ни во что не вмешивалась, ничего не комментировала, вела себя тише воды, ниже травы - она лишь присутствовала. Кажется, и у неё этот день был не уроком для молодёжи, а экзаменом для неё самой. Кажется, ей самой приходилось выполнять задание её покровителя - приучать имперскую знать видеть её в обществе императрицы. Приучать всех к истинности своего титула - личный друг правителя, в данном случае - правительницы. Вот, она так и действовала: как другу, поддерживающе улыбнуться, молча встать рядом - чуть за спиной, но почти вплотную. И только однажды она вышла вперёд - когда герцог ла Трриреим, осознав, что его телепорт теперь в самом деле будет работать не три минуты в час, а круглосуточно, кинулся к девушке. Благодарить, наверное. Но специалистка по придворной учтивости излишнего сближения не допустила.
   Да, разблокирование всех трёх пар прошло без сучка и задоринки. В первом с неё потребовали ввести текущую дату. Семрикс её выдал. А в двух других - время. Аналогично.
   Сестре она всё объяснила, показала. Сама всюду отмечалась кровью первой, следом - тоже самоё проделывала с Торри. Потом звала местного герцога, показывала на тревожную сигнализацию, объясняла, что, если голубая подсветка пропадает, значит, немедленно связываться с Огненным дворцом - она или Торри... или Рогттар - в общем, кто-нибудь из царской семьи прибудет, работоспособность телепорта восстановит. А что значит жёлтый цвет, все уже и без неё знали. И при горящем жёлтом глазе соваться внутрь комплекса их и так было не заставить.
   Ну, и всюду... И Дакр настаивал на этом при предварительном обсуждении, но ей и самой... Ей однажды уже довелось постоять на сцене, перед рукоплещущим залом - на своей первой премьере в Королевском театре - тут происходило нечто подобное. Купцов перед телепортами было гораздо меньше переполненного зала, но видеть их глаза, лица, когда они осознавали перспективы... Видеть, как они хватались за драгоценные амулеты связи... Слышать их восторженные крики: "Императрица!"
   И когда закончила с последним, не устояла и согласилась принять участие в торжествах по случаю... Торри явно не хотела задерживаться: управились со всеми делами они достаточно быстро, и девчонка явно надеялась ещё сегодня упрыгать к Ниэллону. Но юной императрице в одиночку лезть в чужие замки, к чужим людям было страшно, а новые союзники требовались! И их надо было начинать привлекать. При разговоре, когда её к себе приглашали, Катти взглянула на свою эйдежь - та никак не отреагировала. Значит, категорически она не против. Никаких учтивостей Катти не нарушит. А остальное - её царская воля. Что ж, да будет так!
   С одеждой тоже было всё нормально: Торри с собой захватила несколько комплектов для себя, соответственно и для Катти. Веккатта на эти два сундука только головой покачала, но ла Ариерти одобрительно покивала и тут же присоединила к поклаже свой кофр.
   "Может, сестра всё это в Льиз Яррулле сразу после утащить хочет?"
   Катти ей свой домик уже показала, перед охраной засветила и пару комнаток выделила, но она ещё утром внутренне хмыкнула: обойдётся, почти уверенная, что сегодня праздничные наряды сестре не понадобятся. Однако, вот, пригодились.
   Торри тогда недоумение сестры заметила, но отправляться куда-либо дальше столицы без трёх комплектов одежды их в Палестре отучили. Да и вспомнить хотя бы её недавний вояж по Пустоши. Окажись она там без приличного платья... Она до сих пор помнила, как вскинулись мальчишки при её в нём появлении... И Ниэллона при этом она запомнила отдельно. А теперь тряпки и нести не самим!
   Провинциальный бал её радовал не особо, но хоть от бала на Святодень в Палестре он отличался не сильно, да на взрослые столичные балы её "приглашали", пускали то есть, ещё не часто. К тому же помочь сестре надо было: у той соответствующего опыта совсем крохи имелись. Катти уже обмолвилась, что со своей аристократией знакома едва ли не лучше Синнаэль, но её с ними общение чаще всего происходило вне этикета и церемоний, для неё это были не герцоги и графини - а "дяди" и "тёти", (например, герцог Инейский - "дядя Иторий"), которые любимицу своей королевы любили и баловали...
   На самом деле, не только из-за королевы... Что случайно встретить её - хорошая примета на целый день, знал весь дворец. У четверти дворца в Университете - магия! - учились или работали родственники, а эта девочка-библиотекарша могла присоветовать и принести им такое!.. Оставшиеся три четверти - это гвардия. Которая все были в курсе, что принцы, как минимум дважды, спасены ею, что она среди них - своя! Работа гвардии защита Короны? - значит, девчонка - и их коллега тоже!
   Баловать-то баловали, но баловство всякое опыта светской жизни не прибавляло.
   Когда они вышли в зал, Торри даже удивилась: столько народу! Она поначалу думала, что будет только семья герцога да его ближний круг, но быстро сообразила, что, хоть амулеты дальней связи дороги, а свитки телепортации - тем более, но императрица в этом захолустье вряд ли когда ещё заглянет, и окрестные бароны поняли, что экономить не время.
   Тем более, покачала головой дочь императора, когда с её величеством - сестра-принцесса, и обе не замужем - бароны молодых наследников с собою захватили... На всякий случай. Впрочем, просчитав несложную ситуацию - что мужской части местной аристократии будет много, старшие своих юных баронесс по тёмным своим гнёздам скучать не оставили тоже.
   Она глядела на всех них, а думала... Сегодня одиннадцать герцогов ведут переговоры с королевствами Артола. Их жёны, их дочери, услышав накануне волшебные слова Льиз Яррулле, проели за ночь плеши своим папенькам или мужьям, изластились, изрыдались и наверняка отправились с ними. И весь день пажи Артола - то есть принцы! то есть Ниэллон! - были должны развлекать этот зоопарк. И сейчас у них там, должно быть, тоже бал. И Ниэ танцует с кем-то. А она - здесь!
   "Вы хотите увидеть настоящую принцессу? - вы её получите!"
   Нет, когда её приглашали, она никому не отказывала, на вопросы во время танца иногда отвечала, она даже, бывало, улыбалась! Викгторрия очень надеялась, что после трёх-четырёх менуэтов от неё отстанут, но местные не унимались...
   Торри не знала, что здешняя первая красавица баронесса ла Поттрс, завидев замкнувшуюся в своём величии принцессу, пообещала поцелуй, тому, кто выдавит из данной рыжей наибольшее количество откликов. Отказался участвовать из их банды только один - баронет Виттор ла Скелл. Да что с него взять - у них и замок "Волчье логово" называется! Представляете? - официальное название!
   Победивший наскрёб два "нет", одно "да", одно "не думаю" и одну улыбка. У следующего за ним было одно "нет", но зато досталось две улыбки. И ему не засчитали, что она раз взглянула ему прямо в глаза.
   " - Да вы не понимаете! Принцесса... Агторрия она такая!.. Я едва с шага не сбился! Чуть не споткнулся!
   " - Вот уронил бы на себя весь ряд - она бы целую б фразу выдала. Императорскую! И ты б выиграл. А так... Меня целует Чаррик!
   А бедная Каттенька...Танцевать она танцевала, да и разве эти чинные хождения парами танцами назвать можно?! Тут и сбиться негде! Не говоря уж о том, чтоб смутиться... Три прикосновения кончиками пальцев: по одному при приглашении и завершении танца, и ещё одно строго в его середине!
   Нет, Катти на придворные балы в Эллезии через щёлочку в потолке иногда поглядывала - там тоже нечто подобное. Но в кампусе Университета... Простолюдины из провинций привезли свои забавы и свои танцульки. Аристо-краты и ...-кратки поначалу морщились, но после стакана (рюмки? да кто разрешит в кампусе держать рюмки?! Сухой закон!) после стакана домашней алхимии, контрабандой пронесённой на этаж, нравы размягчались... Катти с подобных посиделок гнали - ещё маленькая! Но рассказов она наслушалась. И тамошним танцам она с хихикающими принцесками на всякий случай обучилась. А тут...
   Говорить о делах сразу запретила ла Ариерти. "Императрица устала!" Боялась, наверное, что без Дакра Катти рабов на свободу выпустит, мещан с графами в правах уравняет, отделиться от метрополии герцогам позволит. А о чём с ними ещё говорить?! О последней постановке в королевском Театре? О последнем романе мэтра Ауканила? О последнем Салоне? Как будто они в своей империи про это всё хоть слышали!
   Барон ла Леррди поинтересовался о големах Голубого берега. И Катти вдруг почувствовала себя предательницей - рассказывать о боевых возможностях обороны острова... Она запнулась...
   Хорошо, его жена оттеснила мужа и завела речь о платьях, к которым привыкла Императрица:
   - Вам же неудобно в том, что на Вас сейчас?
   "Это так заметно?!" - всполошилась девушка и, чтобы отвлечься, чтоб занять руки, попросила бумагу, карандаш... И женщины потихоньку мужчин из ближнего её окружения вытеснили.
   - Что, в подобном и приличные дамы у вас ходят?! - ляпнула одна.
   Катти тогда набросала несколько туалетов Клериссы.
   - В этом Наша царственная Сестра работает в лаборатории, а в этом принимала вашего... - и опять всполошившись, суетно поправилась, - принимала посла Империи, а в таком последний раз гуляла с подругами-королевами по Льиз Яррулле. А они... Вот так была одета тё... королева Шитона, так - Акнаккора, а вот наряд королевы нагтилинов.
   Листочки бумаги пошли по рукам, дамы старались блюсти приличия и не вырывать их друг у друга.
   - А у дам, которым не надо соблюдать нормы этикета...- улыбнулась она и добавила пару нарядов "купальщиц". - На прошлой премьере они фурор устроили. Обычно, после первых актов овации пять-шесть минут длятся, а тогда и на три не вытянули. Актёры были в отчаянии. Но в зале всем хотелось поскорее рассмотреть девушек. Мастерская Верии Интелии, которая одела их, заказов на три месяца вперёд наполучала!
   К Катти - пригласить её - время от времени приближались молодые люди, но дамы их буквально не подпускали - не до мальчишек! Тем более, что Торри не отказывала никому и танцевала, танцевала. И уже время подходило, что можно начинать собираться...
   Да, этот мальчик был хорош. И не придворный красавчик, а вот-вот - и станет таким волчарой!.. Чем-то он напоминал Аккора. Может, тем, что дуэли, драки и для него были не средством самовыражения, как для того же Келдаза, а дозволенным способом убивать. Тётки попытались оттеснить и его - тоже ж видели, что время кончается, а они явно хотели добраться до эскизов белья. Но он из-за их спин улыбнулся, поклонился, протянул руку, и Катти встала.
   В этом танце вёл он. Они не прикасались. Три шага вперёд, полупоклон друг другу, ещё три шага, голова отклоняется в противоположную сторону, ещё три шага... А вёл он. И с окончанием танца он не выказал намерения вернуть её обратно толпе баронесс, а сразу попросил:
   - Можно ещё?
   Она и улыбнуться не сумела. Осталась стоять. И он отпустил её кончики пальцев. Зазвучала музыка. Опять прикосновение пальцев. И опять три шага вперёд...
   - Ещё? - спросила она его после окончания.
   Ещё.
   На этот раз музыка звучала недолго. А к ней с двух сторон ринулись её сестра и её эйдежь. Она выдернула пальцы из его ладони. Он оглянулся на приближающихся женщин и обратился к ней:
   - Ваше величество!..
   Мороз по коже. От простого обращения. Только от голоса.
   - Ваше величество, - повторился он. - Пожалуйста, пожалуйста, переговорите с моим отцом!
   Она смолчала. Она ждала эйдежь. Она ждала сестру. Подошли. Почти одновременно.
   - Полог! - бросила она ла Ариерти.
   - Сделано.
   - Повтори! - уставившись в пол, потребовала она у юного баронета.
   - Пожалуйста, - повторил он, - переговорите с моим отцом!
   И опять мурашки по спине.
   - Это магия? - стараясь не встретится с ним глазами, обратилась она к женщине.
   Та скосила глаза на перстенёк на мизинце:
   - Отсутствует.
   - Подтверждаю, - тут же добавила Агторрия.
   - Имя? - потребовала она у напружинившегося парня. Она по-прежнему не поднимала на него глаз.
   - Виттор ла Скелл.
   - Я исполню твою просьбу. Но следующий раз, когда я увижу тебя - прикажу казнить, - она сглотнула и всё-таки установила срок: - Год. Сейчас уходи. Торри, не трогай его. Анатолия, снимите полог. Уходи.
   Барон упруго развернулся и двинулся на выход, двое её стражников, её кровников шагнули ему наперерез, но Катти покачала головой, и они остановились. Она дождалась, чтобы он покинул помещение и, чуть повысив голос, проговорила:
   - Барон ла Скелл, подойдите!
   Из угла поднялся и двинулся к ней тот, в кого через четверть века превратится изгнанный ею юноша. Да, волк.
   "Уж не оборотень ли?" - задумалась Катти.
   Подошёл.
   - Ваш сын выхлопотал разговор с Вами. У вас пять минут, чтобы заинтересовать меня.
   - У него получилось, - нагло заулыбался барон.
   Ну, его-то взгляд она выдержит! - подняла глаза Катти.
   - А давай ему оченьки выколем и себе на память оставим? - через полминуты предложила Торри. - Уж больно зелёные...
   - Извините, ваше величество, - смирился и потупил взор барон. - Две с половиной минуты у нас займет переход в синий зал. И за две оставшиеся минуты я заинтересую вас, - и он пожал крутыми плечами: - Или нет.
   Катти повернула голову.
   - Мы проводим! - сэр Дартор уже стоял за её плечом.
   - Ведите.
   - Скрэг! - тут же выкрикнул барон. - Дозволено! Веди.
   "Скрэг"? Скрэг ла Паггар - владетельный герцог этой провинции. Барон к нему, к своему сюзерену, по имени обращается? Указания раздаёт?
   - Ваше величество... - тут же склонился перед нею уже оказавшийся рядом герцог. В его голосе, в его манерах не просквозило ни раздражения на барона, ни приниженности перед теневым узурпатором.
   "Друзья!" - поняла девушка. Друзья детства. Как у Клериссы с обеими её эйдежь. Как у неё самой с артольскими принцессами.
   Синий зал оказался неподалёку. За две минуты успели. Герцог был спокоен, торопить императрицу не пытался. Вот только в коридорах было прохладней, чем в зале. Как раньше в их Библиотеке, как теневых коридорах Огненного дворца.
   В книгах записные интриганы никогда не упускали случая накануне или в ходе переговоров поставить оппонента в неловкое положение. Заставить их... "потерять лицо"! - вспомнила Катти.
   - Прохладно, - сказала она. - Неужели Ваши дамы любят, когда у них зябнут плечи?
   - В коридорах не установить камины, - проворчал герцог. - У всех так. В Огненном дворце тоже.
   - Уже нет, - покачала головой Катти. - Прежние предпочитали попрохладней, но я температуру на два градуса повысила. И камины жечь у нас уже неделю, как почти перестали. Разве что для уюта в комнате. Чтоб горело пламя, чтоб потрескивали дрова.
   - Но как?.. Таких настроек нет!
   - Что? Вы даже на четвёртый уровень допуска не взяли?
   Герцог чуть с шага не сбился. "Даже"? А сколько тогда их вообще?! Но задать сей вопрос не решился. ЦП - табуированная тема. Не приведите все боги, вдруг обмолвишься чем-либо о сердце безопасности своего замка!
   - Взяли, - кратко ответил он.
   - Это вы про уровень допуска на Центральном Посту дворца? - ничтоже сумняшеся вмешался барон. - А там есть четвёртый уровень?!
   - Есть и шестой, - ответила бывшая библиотекарша. - Но не во всех замках. А температурная настройка доступна на третьем. Хотите - покажу.
   Нет, никто пустить в свой ЦП никого посторонних - даже императрицу! - не согласится.
   - ...Хотя не сегодня. Да и вообще, я, пожалуй, инструкцию напишу и разошлю всем желающим. Чего зря ресурсы зимой переводить!
   Мужчины только переглянулись. Протапливать зимние замки - та ещё морока. Но даже о существовании ЦП с посторонними не обсуждали, а она - "инструкция"!
   - Сюда.
   Катти вошла. Огромный зал. Едва ли не такой же, как парадный, в котором они танцевали. Несколько более сумеречный только. На полу выложена карта... Горы, море... Очертания береговой линии Катти узнала - здешнее герцогство - Паггар. И карта была не нарисована, а именно выложена - горы возвышались над полом почти на сажень.
   - У вас две минуты, - равнодушно напомнила Торри.
   - Я использую слабую магию, - предупредил барон. - "Фонарик". Для наглядности и убедительности.
   Катти оглянулась на сэра Дартора. Он кивнул.
   - Дозволяю.
   Но у Торри на ладони тут же сформировалось облачко "малого паралича". Барон скривил губы. Из его пальца вырвался лучик, который подсветил...
   - Это река Тирронга. Она берёт своё начало в ледниках, ими и подпитывается, течёт по ущельям, - лучик света проскользил по голубой ленточке, - и через две сотни миль бесполезно сливается в море. Но во времена древних, вот здесь, - свет перечеркнул русло, - стояла плотина. Она повышала уровень реки на шестьсот футов, и тогда река получала дополнительный сток - здесь. Это территория моего лена, мы там в юности всё облазили. И поняли.
   "Мы"? С герцогом, верно. Который тогда был ещё виконтом.
   - Сток питал собой оросительную систему, снабжавшую водой чуть ли не половину равнины провинции, причём, чем жарче лето - тем обильнее! - и он опять повернулся к царственным слушательницам: - Можно ещё одну слабую магию?
   - Действуйте.
   - Мы нашли её следы. Глядите.
   И голубым подсветилась целая сеть, действительно охватывавшая почти половину карты.
   - Пятнадцать секунд! - напомнила о себе Торри.
   - Мы просим императрицу о содействии. Сами, в одиночку, мы ни плотину, ни каналы не осилим.
   - Вы заинтересовали... - и Катти запнулась, наткнувшись на острый взгляд своей эйдежь.
   Да чего она сейчас-то?! Эти провинциалы сами предлагают то, что она пыталась с них в скором времени требовать! На что предполагала тратить свой ресурс власти, ресурсы своей казны!
   Ах, вон оно что... Казна наша не бездонна, чтоб не сказать пуста, а значит, предстоит торговаться за каждый медный грош, а значит, проявлять излишний энтузиазм не стоит.
   И поиграть в величие не помешает тоже. "Заинтересовали меня"? - вот и нет! -
   -... заинтересовали Нас. В чём конкретно вы ищите помощь Империи?
   Мужчины разве что не выдохнули с облегчением. Теперь заговорил герцог.
   - Для возведения плотины потребуется архимаг Земли. У нас мага такого уровня нет. А учитывая смерти едва ли не всей кафедры Земли столичного Университета, то нет теперь и в Империи. Но Вы, Ваше величество, в хороших отношениях и с королевским домом Эллезии, и, как мы слышали, - лично с её архимагом Семериком.
   - Продолжайте!
   - Далее - каналы. Где они пролегали ранее, мы почти всюду определили, мы бы сумели и откопать их, но очень опасаемся, что этого будет недостаточно. Провал с акведуками для столицы очень показателен. Нужны опытные ирригаторы, которые в Артоле традиционно имеются. Оплатить их работу мы тоже сможем, но для начала надо уговорить их приехать к нам!
   - И оплата должна быть всё-таки не запредельной, - буркнул барон. - А если Корона не даст гарантии безопасности, она и будет назначена таковой.
   - Охрану мы им обеспечим тоже сами, - опять подхватил герцог, - но эллезийцы должны быть уверены, что здесь не появится по их души, скажем, отряд Вашего ла Осттекия.
   Да не будет оплата запредельной, не будет. Потому что... Катти знала проблему с двух сторон: и королевы жаловались, и в Академии учёные мужи (а учёные жёны - так гораздо пронзительнее!) просто плакались, что настоящей работы по землеустройству не осталось! Что ирригационные системы на всём Артоле - уже просто вылизаны! Что регламенты по обслуживанию- это вообще-то уровень практикантов и первогодков-выпускников, а им...
   - Что скажете, ваше величество?.. - подтолкнул её барон.
   - Почему вы с этим не обратились к Императору раньше?
   - Обращались. Мне было сказано, что у мэтра Кроктауриуса важно-срочные дела. И дозволили обратиться через три года. Срок истечёт летом следующего года.
   Ну, конечно... Что мэтру засуха! У него "великий вызов"! Что ж...
   - Первое. Мэтр Семереник почти наверняка откажется. Да, возведение плотины - дело его уровня силы, но оно монотонно, не потребует... не потребует изысков ума, и ему будет скучно. Но я знаю, что у нагтилинов есть маги требуемого уровня, для которых работа такого объёма - это вызов их мощи, а не темпераменту. Но...
   А это второе. Их будет недостаточно. Для работы с рекой, а тем более - с каналами, потребуется маг Воды приблизительно такого же уровня.
   Третье. Хочу убедиться, что вы понимаете: когда я говорю "маг Воды" или "маг Земли" - это означает не его в единственном числе, а его и едва ли не всю его мастерскую.
   Далее. Артольцы приедут, сделают и уедут, а система будет требовать постоянного догляда, поэтому нужны будут местные специалисты. Обучение которых должно быть включено в предстоящие договора. Речь идёт о... я думаю, о десятках магах, не оглушительно сильных, но тем не менее... И это будут не воины, а именно работники, у которых всё их время будет уходить на цивильный, партикулярный труд. У вас таковые люди есть?
   Ага! Аристократы призадумались, как они будут своих дворян впрягать в ежедневную пахоту. Вот! Пусть они попробуют, помучаются, со знакомыми своими страданиями поделятся. И тогда к осени следующего года её требование о допуске в Академию простолюдинов абсолютного отторжения уже не встретит.
   - Короче, - пара минут ходьбы, а теперь и длинные речи её немного успокоили. И недавнее наваждение... Ох, вот, сказала, вспомнила, и опять стайка мурашек заперебирала своими тонкими лапками по её плечам! - Короче, Корона согласна оказать Вам содействие в этом проекте. Но для начала от вас потребуется развёрнутое предложение, с которым я могла бы выйти перед королями Артола, - эйдежь Анаттолия чуть вскинула голову. - И которое удовлетворит Совет Короны, - послушно добавила Катти.
   - Слушаюсь, - склонился в поклоне герцог.
   На пару с ним поклонился и барон. Да уж, эта спина кланяться не привыкла. И с непонятной злобы, она паузу подержала.
   - Герцог, барон... - наконец, разрешила она им выпрямиться. Взглянула на эйдежь. Та её поняла.
   - У императрицы был утомительный день. Мы отбываем.
   - С Вашего разрешения я поспешу в зал, - вскинулся герцог, - предупредить дам о прощании. Вас к нам проводит барон ла Скелл.
   Катти сорвалась бы прямо отсюда, но это было бы знаком нерасположения, неудовольствия, да и просто невежливости.
   - Благодарю Вас. С Вами было интересно.
   Герцог покинул их, и они неспешно двинулись следом.
   - Ваше величество... - обратился к ней барон.
   Она не обернулась, но боковым зрением отметила, как он повёл глазами на эйдежь и Торри. Он хочет остаться с ней наедине?! Обойдётся! Да он и не осмелится обратиться с этим к императрице.
   Анаттолия всё поняла тоже и на полшага придвинулась к девочке. Просить об уединении барон не осмелился.
   - Ваше величество, - повторился он.
   - Да?
   - Мой сын оскорбил Вас?
   Катти опять вспомнила, почти почувствовала соприкосновение их кончиков пальцев.
   - Нет.
   - Но...
   - Повторяю: если я увижу его, я прикажу его казнить. Более того, я отдам приказ, и, если моя стража увидит, что я заметила его и молчу, он будет умерщвлён и без последующего повеления!
   - Год?
   - Скорее всего, через год я продлю приказ ещё на три.
   Дальше они шли в молчании. И только за несколько шагов до двери, барон подал голос опять:
   - Девочка, ты раньше хоть раз влюблялась?
   Катти остановилась, замерла. Чтобы прийти в себя ей потребовалось несколько секунд. Наверное, вовремя: барона уже держали в шесть рук, а у Торри на ладони клубилось что-то смертельное. Впрочем, барон не сопротивлялся.
   - Нет! - приказала она всем. Убедилась, что сестра, сморщившись, принимая и переживая боль, каст развеяла. Добавила: - Отпустите его.
   Отвернулась. Ничего говорить ему она не будет! Сделала шаг к дверям. Сейчас войдёт в зал, примет прощальные поклоны дам и - домой!
   - Императрица! - послышался сзади глухой голос барона ла Скелл.
   Оглянулась она только из-за с детства привитой вежливости.
   Барон стоял на коленях.
   - Императрица, - ещё раз сказал он. - Прими мою верность.
   И они опять встретились глазами. И в его - опять было это слово: "девочка!..", и всё та же усталая безнадежность.
   - Почему? - вопросила она.
   - За сына, - ответил он.
   - Клинок! - потребовала она.
   Кто-то из её кровников вложил ей в руку свой меч. Ей пришлось перехватить его обеими руками. Но лезвие на плечо барону она почти уронила.
   - Я принимаю твою верность. - и разрешила: - Поднимитесь.
   - Приказывайте.
   - Плотина. Ваше дело - плотина! И... - она всё-таки не выдержала: - И спасите Вашего сына от меня.
   И не выдержала опять:
   - И меня.
  
   4.
  
   - Ну, и что это такое было?
   Барон промолчал.
   - Кто ты теперь - мой друг или её верный?!
   - Ты тоже присягал ей.
   - Я - не тоже! Я присягал ей, как герцог - за герцогство! Свою верность я оставил себе! Про себя ты можешь мне объяснить?
   - Могу.
   - Жду.
   - Из-за сына, - пожал плечами барон.
   - Ой, не надо! Она - в Риммериуме, и пока он здесь, ему ничего не грозит!
   - От неё - да. А от её окружения? Которым жених-баронет с окраин Империи на хрен не нужен? Тебе напомнить про её мать? А от её врагов - которым небезразличный ей мальчик может показаться лакомой наживкой?
   - Не пори чушь. Это всё придумки твоей жены, вот пусть они с моей женой об этом и посудачат, а ты... Как будто сомневаешься! Пусть кто-нибудь сюда к нам сунется!
   - Ты прав. Я ей так и сказал.
   - Тогда почему?
   - Из-за сына.
   - Повторяешься!
   - Я спросил её... И девочка вспомнила. Видно так вспомнила их три танца, их девять соприкосновений. Вспомнила свой ужас: "Это магия?!" - "Нет", - ответили ей. "Но тогда..." И тут мой сын попросил: "Переговорите с моим отцом!" Оказывается, всё это была не магия, а просто средство выпросить аудиенцию. Очень важную, очень нужную аудиенцию для его рода, для его семьи. Первый удар чувств, первое волшебство для семнадцатилетней девушки... Мы друг другу в глаза посмотрели - она с детства в своей Эллезии сиротой была. И теперь здесь, "на родине"... Вчера - элементаль от предателей, сегодня... Ты б как отреагировал, если б Саатара после первых ваших поцелуев о долине Рос заговорила?
   Герцог промолчал, но барон молчал тоже. Ждал.
   - Про долину - наши родители решали.
   - И мне девочку стало очень жалко.
   - Что-то не слишком это на тебя похоже.
   - В том-то и дело. На меня не похоже, а мне стало её так нестерпимо жалко, что я опустился на колени.
   - Тебе твоя Леонорра что на это сказала?
   - Ничего.
   - Не верю.
   - Что-то хотела. Но только губы сжала. А потом, - барон криво усмехнулся. - Потом поволокла меня в спальню.
   - И?
   Барон потёр себе лоб тыльной стороной ладони.
   - И давно такого не было. Уж и подзабылось...
   - Подожди... Ты хочешь сказать...
   - Нет. Я хочу зажать руками рот, - хмыкнул Асттор ла Скелл.
   - Хм... А ведь это проверяемо.
   - Угу, - второй мужчина опять потёр лоб и добавил: - И уж у тебя свою спальню подготовить время будет.
   - Заткни пасть!
   И барон послушно положил на свой, снова скривившийся в усмешке рот сначала одну лапищу, а потом для убедительности и другую.
  
   Выплакаться Каттенька всё-таки сумела. Её кровники перед последней дверью встали угрюмым частоколом и следом за нею не пустили никого. Встретившие возвратившихся жрицы попробовали повторить свой фокус с проходом сквозь камень, но мужчины их едва ли не за волосья оттащили от стены. Одна из них дёрнулась магичить, но Торри уже опомнилась и сбила у той каст.
   - Что? - обратилась она к сэру Дартору.
   - Час, - ответил он принцессе. - Дайте ей час.
   - Она моя сестра!
   - Час, - повторился сэр Дартор.
   - Ауррс! - произнесла недавно выученное слово эйдежь и выразительно потрясла рукой с семериком.
   - Пусть будет ауррс, - переглянувшись с бароном Веллитарием, пожал плечами командир стражи.
   Когда они вошли в спальню, Катти, одетая, спала в обнимку с своим томом "Тёмного молота". Все на цыпочках вышли.
   Но ещё через десять минн появились девушки с кухни. Как заваривать "Империю Маккабари", Торри уже знала, эйдежь, да и появившаяся Лестра - узнать хотели. Они вместе со жрицами мстительно не пустили ни одного из мужчин внутрь, а сами занялись священнодействием. Жрицы о новой сигнатуре даже не слышали - вот под стрёкот женской болтовни Катти и проснулась. К тому же так запахло чаем!..
   Лестра рассказала, что пговорила с матерью (та отбыла в Льиз Яррулле с отцом). Первый день переговоров окончился ничем. Мужчины все переругались. Коры, вроде бы, начали грозиться, а в ответ впервые был озвучен состав нового флота Империи - сто пятьдесят фрегатов. Почти в полтора раза больше, чем каравелл у Корлэнда...
   - Сколько?! - изумилась Катти.
   У них здесь жрать нечего, а они кораблики один за другим клепали?
   В общем, на этом переговоры как-то прекратились, а к вечеру был обещан небольшой бал. Небольшой, потому что на острове на тот момент присутствовали всего одиннадцать имперских семей, и совсем на чуть-чуть больше из высшей аристократии Артола.
   - У них же тоже до последнего времени про Льиз Яррулле никто не знал! Так что, сейчас они всё ещё танцуют, наверное. Принцы тоже.
   Далее последовало обсуждение с кем придётся танцевать двум конкретным принцам. Но когда Торри начала нервничать, Катти, наконец, улыбнулась и предложила поконкретнее представить картину: Ниэллон, приглашающий, скажем, виконтессу Аззалию. Которая в наряде, который в Эллезии перестали носить уж лет десять как. На танец, который она ни разу до того не видела, не то, что танцевала!
   - Так что, думаю, сегодня будут литься не только мои слёзы!
   - А что случилось? - непосредственно поинтересовалась Лестра. - Ты плакала? Из-за чего?
   И все обернулись к маленькой библиотекарше.
   Она попыталась отказаться, но её эйдежь - её "личная подруга", задала вопрос:
   - Ваше величество предпочитает обсудить данную ситуацию со своим личным советником?
   С Дакром ла Алевтим?! Которого она месяц тому назад знать не знала?! С мужчиной?
   - Может, мне лучше уйти? - продолжила настаивать специалистка по учтивости. - Кому ещё? Ей? - указала она на Лестру? - Им? - такой же взгляд на затихарившихся жриц.
   "Эйдежь" с Дакром из Торри всё равно всё выбьют, а наставница - взрослая, опытная женщина.
   Жрицы? - это как раз их компетенция.
   Лестра... Вот ей-то Торри... Торри потом наверняка всё будет обсуждать как раз с ней. Так что, чего уж тут...
   - Оставайтесь все, - вздохнула императрица. - Случилось страшное.
   И она рассказала, как ей уже надоело быть с тётками, слышать их брюзгливые голоса, и при этом видеть жадные огоньки в их глазах, и тут её пригласил приятный мальчик, который до этого ни с кем не танцевал, который даже к Торри не подкатывал...
   - Ваше вел...
   - Эйдежь, прекратите, в конце концов!
   - Катти, - с натугой выговорила классная наставница. - Катти, значит, Вы... значит, ты его сразу отметила?
   - Никого я не отмечала!
   - Ты про всех мальчишек запомнила, кто из них с кем танцевал? - улыбнулась одна из жриц. - И с кем - нет?
   - Н-нет...
   - Я как раз об этом. Продолжай-, - Анаттолия явно хотела добавить "...-те", но насильственно себя оборвала.
   - Его пальцы были абсолютно ледяными. Я ещё поначала подумала: перед тем, как до него касаться, хоть варежки ему надевай! И тут же увидела, как он скосил глаза на пальцы мне. Они ему показались раскалёнными? Мы вышагивали ваш "танец", и я вдруг поняла: мы оба - и он тоже! - ждём срединного соприкосновения. И три секунды, всего три секунды - а рука у меня по локоть замёрзла. И потом не отогревалась, а наоборот словно холодные искорки к плечу поползли. Я ничего не понимала! Взглянула на него - он что-то спросить хочет, но смолчал. И тоже... Когда ко мне подходил, когда к нам шёл, так, как у зверя, походка была, а в танце не танцевал, а ногами переступал - три шага, три шага, три шага. А в конце он попросил: "Можно ещё?". И держит мою ладонь. И сейчас я отвечу, и он её отпустит. "Что ж ты лаконичный такой?" - подумала я. И сама не нашла никаких слов - только кивнула. Оркестр заиграл словно сразу.
   - Нет, - не согласилась Торри. - Меня и довести до моего места успели, и я, глядя на вас, и встревожиться успела.
   - А потом... Потом у меня голова начала кружиться! Не сильно, но...
   - Но сладко-сладко? - улыбнулась другая жрица.
   Катти поморщилась: в стихах, в переводах она бы эти слова не употребила. Но... Но ведь было-то именно так!
   - Да. А он всё хотел толи спросить чего-то, толи о чём-то попросить, и никак не решался. И, чтобы он всё-таки успел, сама предложила ему ещё один танец. Вот только после срединного соприкосновения понемногу начала соображать. Начиталась же я о подобном! Так это?.. это... Но я - императрица, а кто - он? Как здесь с этим? У меня уже сейчас от него голова кружится, а потом что?!.. Мне эту долбанную империю из дерьма тащить, а я буду... А потом вообще, как ударило: а если всё это приворот какой-нибудь?! На залётную императрицу! Две недели назад они одного императора грохнули, вчера другую грохнуть попробовали, а сегодня?.. Нашли мальчика позачётнее и... К счастью, тут музыка неожиданно быстро кончилась...
   - Я потребовала, - объяснилась ла Ариерти. - Тоже глядеть на вас страшно стало.
   -... и он, наконец, сказал, что хотел. Он похлопотал, чтоб я переговорила о важных делах с его отцом. То есть, всё это было только ради вот этого?! Плотину они у себя возвести хотят.
   - Убила б!.. - очень искренне произнесла принцесса Агторрия. И Лестра кивком тут же согласилась с нею.
   Взрослые женщины переглянулись. "Убить?" - нет, с ними бы несчастный провинциал так легко не отделался.
   - Катти, подожди, - Ольма, одна из жриц, взяла её за руки. - Всё-таки, ответь, ты уже влюблялась?
   - Нет.
   - А целовалась? - из-за плеча подруги ей в глаза заглянула другая - Ивлия.
   - Нет! - выдавила из себя девушка.
   - Ну, хоть тебя кто-нибудь трогал? Касался намеренно груди, ног, бёдер?
   - Нет!!
   - Значит, ты раньше только книжки читала?
   Катти задохнулась.
   - Всё-всё! - Ольма сжала ей руки. - Тяжёлый случай.
   - Испугалась? - спросила эйдежь. И спросила не Каттеньку.
   - Если она чувственностью в свою семью, тут испугаешься... - сочувственно покачала головой Ольма, успокаивающе поглаживая холодные ладошки девушки.
   Вдруг стремительно покраснела Торри. Рыжие так умеют - до почти огненного цвета.
   - Так, ещё чаю! - через минну сломала молчание эйдежь Анаттолия. - Я заварю. Девушки, - кивнула она обеим пылающим сёстрам, - отконтролируйте, я всё правильно запомнила?
   - Мы с Вами! - встрепенулись жрицы. Им "Маккабари" ещё в своём храме представлять придётся.
   - Нет! - сумела подать голос Катти. - Никакой суеты - испортите! Эйдежь готовит, а вы...
   - Мы хоть поближе пристроимся!
   - Дамы! - одним только голосом перевела всё в церемониал наставница по учтивости.
   На жрицах были их храмовые балахоны, женщины переглянулись и... Что ж, им в ритуалах участвовать не привыкать. Поднялись, проскользили и опустились на пол в трёх шагах от столика, синхронно и симметрично...
   А через пятнадцать минн, уже поставив свою пустую чашечку на стол, эйдежь церемонно поклонилась:
   - Ваше Императорское Величество! На будущее. Вы никак не поймёте, что равных Вам - больше нет! Мне Дакр как-то похвастал, что при первой встрече он ткнул принцессе Синнаэль, что его род древнее её. Но Вы - вне рангов. И пропасть между Вами и остальными такова, что прочие различия для Вас несущественны. Они...
   - Они - второго порядка малости? - вдруг поняла Катти.
   - Кхм... да. И, например, Вашу царственную мать император встретил в отдалённом провинциальном замке.
   - Она... - не поверила Катти.
   - Нет, дворянство она имела. И всё. Практически служанкой была. Никаких титулов. И в этом - главная причина неприязни к ней дворцовой аристократии. И ещё одно, мне кажется, мне надо добавить. Чисто на всякий случай. Ни на одного из детей у Императора не было никаких матримониальных планов. Ни на одного, никаких.
   - То есть, Вы считаете, что я совершила ошибку?
   - Воля императрицы - священна. Даже герцог ла Алевтим не укорит Вас ни словечком. Но не забывайте, что и над Вами тоже есть Воля...
   - То есть, Вы полагаете, это была подстава не тамошнего герцога, а...
   - Остановитесь! - даже чуть пристукнула ладошкой одна жрица.
   - Не надо имён, - тут же добавила вторая. - Не надо излишне сотрясать космос.
   - И почему "подстава", а не... - улыбнулась первая.
   - ...А не "подарок"? - улыбнулась вторая.
   "Может, ещё поплакать?" - вдруг подумала любимица Анатары.
   - Он хоть хорошенький? - спросила Лестра.
   Катти поджала губы и отвернулась, а её сестра переглянулась с её эйдежь, и они заулыбались. Жрицы переглянулись тоже:
   - Так, а вот с этого места поподробнее!
   Ещё через час, эйдежь отправила Лестру домой: "У императрицы был тяжёлый день, ей необходимо отдохнуть!" И сама тут же ушла тоже: "Дакру ябедничать", - поняла Катти.
   Впрочем... Она не стала сдерживать зевок... И сонным голосом попросила сестру: "Не уходи, а? А то мне будет одиноко...". Она угадала: жрицы тут же настропалились к пленным воздушникам. Что ж, пусть пленники "отрабатывают". Она кивнула женщинам в сторону выхода в тень, а когда они вышли...
   - Слушай, - обратилась Катти к сестре: - А тебе в пустошах с Нилом страшно не было?
   Торри посмотрела на неё. Ничего сонного в девчонке больше не было.
   - Нет.
   - Подробнее! - почти взмолилась императрица.
   Принцесса улыбнулась и обняла сестру:
   - У нас-то всё началось с того, что они... что он дрался за меня - спас мне жизнь. Ни малейшего повода для недоверия! И... - она вздохнула. - Я была для него не принцесса, а... ну, просто аристократка, одна из тысяч. Да и он... Я была уверена, что они - пришлые из глухой провинции, что мы расстанемся, и всё. Никаких обязательств, никаких последствий.
   - ...Только одно, быстротекущее мгновение.
   - Да.
   Катти вздохнула, высвободилась.
   Ещё через секунду мечтательность, слетела с неё, она выглядела уже совсем по-другому и заговорила совсем другим тоном тоже:
   - Жриц до утра не будет, и нынче мы ничего им не обещали!
   - Что? - распахнула свои фиолетовые глазищи Торри.
   - Побродим. И я покажу тебе изначальный ЦП. И познакомлю с прабабушкой.
   - С рыжей Императрицей?
   - Нет, даже для Лоуррелции она тоже - пра-пра-пра... Даже как бы ни старше Роггакера I.
   - Что прямо в ночнушках пойдём?
   - Нет. Ты сбегаешь переоденешься в доспех - родственники оценят, а я... Слушай! Ты завтра в Льиз Яррулле будешь и, если туда уже не выберется Верия Интелия, то хоть с кем-нибудь передай! Хоть Нилу скажи - он найдёт с кем. Вот опиши ей вот это! Пусть она для меня хоть что-нить пошьёт. Ну, задолбалась!
   - Ваше императорское величество!.. - захохотало её императорское высочество.
   Они вышли из комнаты, Торри прыснула переодеваться, а Катти предупредила гвардейцев, чтоб не волновались - час-полтора её не будет. Сэр Дартор установил контрольный срок и отпустил.
  
   С утра нового раунда переговоров не было. С утра короли предложили имперцам побыть гостями на учениях. Наблюдателями, так сказать. И поначалу это было любопытно. Големы охраны в щепки за несколько минут разносили приближающиеся плоты, парусные лодки. Но... герцоги Президиума Палаты знали, что металлические чудовища переместить из зоны охраны объекта невозможно - у некоторых и самих подобные были, да и юная императрица успела сказать, что и здесь - та же самая история. Нападать на столь отдалённый остров - бессмысленно. У вектов есть портал, а без него... Бриллиантов на свитки не напасёшься! Конечно, алмазная шахта - лакомый кусочек, но ради неё как бы ни пришлось держать здесь львиную долю из тех ста пятидесяти фрегатов. Нет. Никаких нападений. Но, согласимся, големы это любопытно.
   Зато потом... Потом была продемонстрирована десантная операция. Совместная - коров и нортов. Три драккара высадили на берег полторы сотни бойцов. Но не это главное. Главное на одном из суден стояла баллиста, которая предварительно тремя выстрелами разнесла три наземные постройки. Без единого промаха! Не прерывая движения!
   Фрегаты Империи более грузоподъёмны, чем каравеллы коров, но те немного более быстроходны и гораздо более манёвренны. За счёт выучки - виртуозности! - экипажей, главным образом. И герцоги зримо представили себе, как вокруг их эскадры начнут крутиться вот такие драккары, поддержанные каравеллами, и издали примутся их расстреливать.
   Что?! Откуда? Как?! Императрица!.. Императрица должна знать.
   Юной Викгторрии на острове не было. Вчера она занималась "разблокировкой" мерцающих телепортов... В двадцать раз, нет, вы понимаете?! - в двадцать раз увеличив их проходимость! Да больше! Мало кому охота рисковать, и последние секунд десять-пятнадцать в телепорт уже почти никто не совался.
   Герцоги не пожалели амулетов дальней связи, и утром удостоверились: телепорты работали всю ночь без малейшего перерыва. А сейчас - сейчас ни на одном из них очереди нет! Подходи и без выматывающей все нервы спешки переходи в другой конец Империи! Нет, конечно, торговцы скоро опомнятся, и очередь опять восстановится, но всё равно - в двадцать раз!
   Так вот, юная Викгторрия вчера блокировку с телепортов сняла, у герцога ла Паггар на балу оттанцевала и сегодня отдыхала. Но утверждать итоги переговоров ей придётся, и тогда они у неё спросят.
   Впрочем... Главный подаватель чая, господин Председатель Президиума, он же - вот он! Амулетов связи со своей "Катти" у него, как грязи! К нему!
   Дакр их принял. Обещал переговорить, но... Переговоры с артольцами уже через час, и против них надо быть едиными. Потому что, несмотря ни на какие баллисты, войны бывшим врагам с нынешней императрицей - со своей девочкой! - не надобно. Поэтому... Будем требовать пятую часть здесь и поровну всё там, на том далёком островке.
   Пятая часть Льиз Яррулле?! Реально отжать? И тот далёкий островок, перестал манить своим "шоколадом". Конечно, вся эта новая территория будет принадлежать Короне. Кто б сомневался! Но Корона имеет обыкновение награждать, дарить. Да и попросту - продавать! И над этой территорией должен быть догляд. И эта территория может быть отдана в кормление...
   Нет, далёкие земли пусть журавлями летят на юг. А данного мясистенького лазурного воробья упускать нельзя!
   Вот тут ла Алевтим и напомнил про Ксетронир, про шахты найдерекса. "Придётся делиться и нам." Да, вот этот журавель был пожирнее... Да что там журавель - райская птица! Но неожиданно его ощутимо поддержал ла Страда. Его земли, как и императорские, тоже граничили со Ксетрониром, и он напомнил присутствующим, что едва ли ни в каждом поколении их рода кто-нибудь пробовал пробиться внутрь, но не удалось никому. Поэтому - либо с нагтилинами, либо никак. И ещё он напомнил, что дыр в Ксетронире много, и если договориться не получиться, то заблокировать шахты от контрабандного проникновения вряд ли получится. Вон Четвёртый легион пытался мальчишек-принцев перехватить - и что? А на всю гору тем более никаких легионов не хватит. Только непременно надо будет вырвать у артольцев согласие на участие в разработке и - обязательно! - на право контроля.
   - Но ещё одно, - добавил Дакр. - Со мною переговорила императрица. Многие из вас знают о любимой мании ла Паггара - плотине через Тирронгу. Императрица решила взять данный проект под свой патронаж. Участие в тех работах должно стать обязательным условием для допуска артольцев на Ксетронир.
   Катти почему-то была почти уверена, что артольцы ухватятся за это предложение и без дополнительного принуждения. Но королевская казна пуста, и, если нагтилины и - кто там ещё? - особой платы не запросят, то Паггару знать о том не обязательно. Особенно теперь, когда сумма налогов за телепорт в его казну скакнёт раз в пятнадцать-двадцать. И ведь это только начало! А ещё будут для новых толп купцов - всё! От новых постоялых дворов, кончая новыми борделями! С которых тоже потекут налоги.
   - Как она сама? - поинтересовался ла Стиеррх, герцог, владевший главными портовыми городами. Это на его верфях строились большая часть тех полутора сотен фрегатов, которыми планировали задавить флот Корлэнда. - Девушка уже выплакалась? Её здесь ждать когда?
   А вот это надо гасить на корню.
   - Ждать послезавтра. На подписание Договора. И на снятие проклятия с брата. Арлия ла Векк это заявила непременным условием. Она все свои важнейшие операции уже несколько лет проводит только в её присутствии. А о том, чтоб поплакать... Эллихем... - он встал и подошёл к герцогу. - Ты ж тоже воздушник, так ты, часом, с воздушными элементалями вживую не сталкивался?
   Герцог только мотнул головой.
   - Эх, жаль на тех магов браслеты надели, а то б можно было их попросить лично тебе на развлечение одну вытащить... Мне напомнить, что "девушка" оную в пару секунд расплела? Не схлопнула, как с такими борются землянники, не заморозила, как иногда получается, у водняков, а распустила на струйки. Впрочем, что я! Можно сначала попросить императрицу, и она с кого-нибудь браслет снимет! Как сняла с себя и со своих подружек принцесс.
   Герцоги переглянулись. Что на пленницах были надеты ажурные браслеты, они знали. Но слышали уже все - юный ла Остреди рассказал, - как принцессы водяными лезвиями посекли нападавших на принца Рогттара прямо из-под тех браслетов. Теперь ни на ком ничего не имелось. На балу у принцесс платья были без рукавов, на императрице все убедились в том ещё ранее. Но как-то все были уверены, что провернула сие небывалое дочь Клериссы.
   - Ах, эти маги под запорами и охраной сидят? - продолжил Дакр. - Так и что? - "девушка", пока не императрицей, а пленницей была - в том же отсеке для государственных преступников сидела. Я к ней, как раз в день Арены, поговорить зашёл, а её-то и нету! Этот, крабообразный, палач наш знаменитый... Видели б вы, как он по камере метался, под топчан заглядывал!.. А я тогда вспомнил, как за несколько дней до этого... Да и вы все, наверное, в курсе уже, как наш великий мэтр Кроктауриус, совершил "великий вызов" - дегею огненную он вызвал, но вот уходить она - отказалась. И что б от того крыла Дворца осталось, ещё большой вопрос был бы, да случилась там девчонка рыженькая, которая недавно посвящение Анатары прошла... Вам та девочка никого сейчас не напоминает?
   Дакр оглядел мужчин. До тех начало доходить.
   - Ах, как она рыдала на похоронах отца! Только вот, когда на нас напала воздушная элементаль, она не рыдала и не билась в истерике: "Мужчины, спасите меня!". Она командовала. Рядом был я, рядом был командир её охраны, а командовала она - и мною, и жрицами, и принцессой! А потом вступила в бой и победила. И после этого - да, опять рыдала. Мне кубка рома хватило - у меня вот переговоры важные. Эллихем, а тебе как бы? Ах, да ты коньяк предпочитаешь.. А она... Она на следующий день разблокировала шесть телепортов. Про меня, каким я был вчера - вы видели, вы помните, а ей - семнадцать лет. Вот только я трижды б подумал... Да, что я - упаси вас всех боги, встать у неё на пути! - и он хмыкнул. - Хотя потом она, наверное, и над вами поплачет. Вот такенными слезами!
  
   Переговоры закончились успешно. Потому что настоящий компромисс - это когда результатом торга в равной степени недовольны все стороны. Пятую часть Льиз Яррулле артольцы не отдали. Отдали одну улицу, заколками тянувшуюся из центра - практически от ранее отданного императрице дворца - до побережья. Не одна пятая, а где-то одна пятнадцатая. А что такая извилистая, Катти, присмотревшись к карте, потом растолковала: приблизительно равные доли отдали все королевства - там у них тоже торг, видимо, отчаянный шёл.
   На шоколадный остров отправилась прибывшая каравелла "Заря Севера". Командиром экспедиции был назначен принц Аккор, а заместителем утверждён принц Келдаз. Но в экспедиционном корпусе были представлены все. А команду высадки возглавил граф Вейрисс ла Трейси - младший брат отца Веталлии, невесты принца Рогттара.
   Принц Луфгегл возглавил партию, отправлявшуюся в Ксетронир. С ним должны были неотлучно находиться принцесса Синнаэль и юный Оскальд ла Остреди. С нагтилинов всё-таки выбили... или наоборот? - вбили, осознание того факта, что Ключ-гора канула в небытие полтора тысячелетия назад, а ныне есть Ксетронир, находящийся в сердце Империи, и шахты найдерекса можно будет эксплуатировать либо совместно, либо никак. Ну, и сплавили под это дело из Дворца несчастного, влюблённого в невесту принца мальчика.
   К немалому изумлению Дакра переговоры пошли проще, когда... Да чего уж там! - сдвинулись с мёртвой точки: нагтилины ни на что не соглашались, норты исходили высокомерием... И Дакр, чтоб создать паузу, упомянул про плотину герцога ла Паггара. И когда прозвучала чудовищная цифра "шестьсот футов", безразличие разом и нагтилинов, и нортов покинуло. Они потребовали подробностей. По счастью присутствовавший младший брат главы рода был в теме, на большинство вопросов он смог ответить. Дакр только подтвердил, что императрица в курсе и проекту благоволит.
   - Хотя, - добавил он, - прямо сейчас саму юную императрицу больше заботит нуждающаяся в некоторой реставрации система акведуков столицы.
   И тогда дело сдвинулось!
   63,16 ********************************************
   Катти хорошо знала Семереника - у него ни задача накидать и утрамбовывать землю на двести сажений в высоту, ни вёрсты вычислений по проверке устойчивости этой кучи камней - вдохновения не вызвала. Да, признаться честно, его никто особо и не звал - "молод ещё!" А для Руфгориона, восьмого этого имени, выбрать одного из семи его архимагов земли стало сущим мучением! Почтенные мэтры Академии Озталлера едва бороды друг у друга не драли за право принять этот заказ и тем - впечатать, вцеметрировать! - своё имя в летопись славы нагтилинов. Ну, двоих таки заставили здраво оценить своё здоровье - всё ж работы будут проводиться на открытом воздухе, в ветреном ущелье, зимой... Потому что, имперцы, были согласны на существенную премию, если плотина встанет к весне, чтобы следующим летом воду уже можно было подавать в оросительную систему. И хоть особых холодов не ждали - всё-таки западная оконечность Империи - она к экватору гораздо ближе всего Артола, но зима есть зима. Двое, повздыхав, отказались, а вот остальные...
   По счастью для таких сложных решений была у короля горняков жена. Она не подвела. Агвелта заставила всех составить эскизный подённый график работ - выяснилось: по одиночке к таянию ледников не успевает никто. (Она заранее предупредила, что экспертиза графиков будет перекрёстной, и рисковать опозориться туфтой не захотелось никому.) После этого она предложила каждому из них составить план работы на всех. И мэтр Орригоф, который наиболее полно использовал сильные стороны каждого из магов, получил главенство. И это при том, что непосредственно возводить плотину по его плану доводилось другому! Сам он занимался цементом. Да он им всю жизнь занимался! Да и его дед с прадедом - тоже!
   Охрану всех работающих пообещал местный герцог, но чересчур доверять ему никто не собирался. В вводе хотя бы взвода регулярных войск, Империя им отказала, но на её территории и так проживало достаточно и нортов, и нагтилинов. Очень кстати проявил себя полковник Клофред. И в самой Империи у него, прошедшего Арену, авторитет стал абсолютным, и кровью за принца Луфгегла он искупил давний позор битвы при Артокии в войне Падающих листьев. Его назначили командиром охраны.
   И работа двинулась! Любо-дорого было увидеть, какими глазами на стройку глядели местные!
   У вектов и коров (Особенно у коров. Их водянники всё-таки были ориентированы на море и на немногочисленных "сухопутников" в академии Корикл обыкновенно поглядывали свысока) внутренних споров было меньше: уж больно впечатляющ оказался масштаб работ - всем хватит.
   Карта прежних? - профессионалы только морщились и хмыкали, глядя на неё - полтора тысячелетия прошло! Хорошо хоть общий рельеф местности изменился не сильно, и в качестве основы её использовать ещё можно... Но пробить за зиму новое русло к морю они пообещали.
   Но... под поливное земледелие требовались, если не новые культуры, то новые сорта семян...
   Герцогство Паггар было не из бедных, но такие разовые расходы... Герцог пришлось залезать в долги.
   Правда, толпы артольцев надобно было кормить, поить, развлекать - и кто сказал, что это бесплатно? Заработавший круглосуточный телепорт начал выплёскивать караваны товаров.
   Наглые артольцы под тройной охраной - своей, герцога и императрицы - не собирались потакать нравам аборигенов - женщины, не скрывали, что они магини! женщины командовали на стройках! женщины ходили в штанах! Их в таких одеяниях не пускали в лавки, кабаки... Но тут же открылись понаехавшими нагтилинами новые просторные светлые "магазины", роскошные "ресторации", где с подобными нарядами уже пообвыклись.
   Ой, да это было уже совсем потом, а раньше по всему Пагару разнёсся слух, как обхохотались заявившиеся в местный бордель охранники-норты, как тыкали они пальцами, когда увидели на девицах местное бельё... Хорошо, была с ними абсолютно бесстыжая векттка. И когда она, со всеми упившись, полезла плясать на стол, по дороге скидывая с себя всё верхнее, вот тогда-то девки, включая хозяйку, глядя на неё, слюной и поисходили. И когда она с девчонкой подмышкой (с бирюзовым кодексом Анатары в заведении всё было в порядке) убрела наверх и там, наконец, отрубилась - бельё её унесли, якобы простирнуть. Нет, вернули отстиранным и выглаженным, но... Ведь чтоб разобраться, особенно с верхней его частью, самой мадам к мэтру Скоббиусу бежать пришлось, пришлось его будить, пришлось, страшно сказать, выслушивать его жену... Но потом достопочтенный мэтр даже оплату не стал брать.
   Нет, Семеренику всё это было бы скучно. Но он регулярно находил повод показаться Каттеньке на глаза и просто жалобно на неё смотрел.
   Ну, помнила она про одинокий мерцающий телепорт, помнила, но некогда ей! А когда она обмолвилась Дакру, может, хрен с ним, с этим гением, пусть идёт и смотрит один, потом всё равно всё расскажет - герцог на полном серьёзе ответствовал, что воля императрицы - священна. Пусть идёт. А если не дойдёт, так это, значит, не повезло ему, или - значит, воля богов.
   Короче всё это означало - нельзя.
   А был Семереник в Риммериуме, потому что его затребовал маэстро Видалий. Маэстро дал концерт в Льиз Яррулле по поводу выздоровления принца Рогттара.
   Катти, когда увидела брата, едва удержалась от слёз - три дня прошло, а он словно досуха высох. Кожа да кости остались. И жалкие верёвочки мускулов. На ритуале излечения присутствовали члены палаты герцогов, от кровати не отходила юная невеста ла Трейси, и Семереник последние сутки тоже провёл тут. Ну и Арлия ла Век опять потребовала, чтобы её во время обряда всё время касалась Катти.
   Когда в конце обряда на коже принца начал выступать кровавый пот, всем стало страшно, но Арлия спокойно откомментировала, что это отходит отрава. На руках ла Трейси были заранее надеты перчатки по самый локоть, целительница на неё непечатно прикрикнула, девушка опомнилась и принялась оттирать его тело влажной тряпкой.
   А потом лопнул кинжал, лежавший на столике, стоявшем вплотную к голове пациента и кусочки лезвия осыпались в серую пыль. "Выпендрёжник!" - еле слышно проворчала метресса. А громко произнесла:
   - Сделано! - и добавила: - Девочка, протри его ещё раз насухо. Всё использованное - сжечь, пепел утопить в текущей воде. Спать он будет до завтрашнего утра. Утром обмоешь и вытрешь ещё раз. После этого прикосновение к нему будет достаточно безопасным и для тебя, и для твоего ребёнка. Тряпки - туда же. Проснувшись, ему очень захочется пить. Давать по два глотка каждые полчаса до полудня. С полудня - вдоволь. Из еды - в полдень сначала тарелку бульона, потом - что захочет, и тоже вдоволь. Много всё равно поначалу в него не влезет. Вставать завтра - не следует, да и по-любому сил не хватит. С послезавтрашнего утра все ограничения снимаются. Сердце у парня железное - уже вынесет всё.
   Слова "твоего ребёнка" были встречены сдержанным гулом герцогской аудитории.
   Дакр о том, когда ставить всех в известность о беременности Веталлии, со старшими ла Трейси почти час обсуждал. Договорились. Свадьбу в три недели не сыграть всё равно, а с венчанием через три месяца досвадебную беременность всё равно не утаить.
   " - Ваша дочь родит внука императора, старшего племянника императрицы, а на прочее остальное - плевать!
   Слова - "возможный наследник", не прозвучали, но они и без того были очевидны.
   Вот после обряда Семереник и потребовал в качестве вознаграждения тех четырёх магов. А когда он их получил...
   " - Ты их что, в злобе своей, не кормила совсем? - спросил он Катти, взглянув на осунувшихся, еле держащихся на ногах, цепляющихся друг за друга, с чёрными пятнами под глазами парней.
   Сбоку залилась смехом разом зардевшаяся Торри, непонимающе пожали плечами две охранницы, и последние остатки злости к беднягам у Катти пропали.
   Браслеты снять с них пробовали все - и королевы, и короли, и принцы с принцессами, но получилось только у Клериссы и Ниэллона. Что, впрочем, и ожидалось. Но экспериментальный ряд проводил Семереник, и после всего он упрямо пробормотал: "Ну, это мы ещё посмотрим!". Сами они ничего не видели - у всех были мешки на головах. К тому же им никто ничего не объяснял, и слышать однообразное с получасовым интервалом: "Неудача, неудача, неудача", - вымотало им все остатки, хоть как-то уцелевших после развлечений с ними жриц Анатары нервов.
   Маэстро Видалий, когда увидел комнату с музыкальными инструментами и роялем, потребовал, чтобы его оставили одного. Совсем. Катти совсем и ушла - прикрыла двери и каморки, и всего теневого отсека - вышла в коридор и там ждала. Что там делал увечный гений - плакал или скакал от одной медной трубы к другой флейте, или молотил кулаками по клавишам рояля, Катти не знала и гадать не собиралась. Через час маэстро вышел, попросил двух служанок с тряпками и тёплой водой. И чтоб до завтра его не беспокоили. Девушек ему предоставили. Были это никакие не служанки, а профессионалки из какого-то недалёкого борделя, которым заплатили за сутки. (Жрицы только головой покачали, но требуемых привели.) Ну, к следующему полудню от пыли на инструментах они совместными трудами избавились.
   А Семереник ему потребовался, чтобы переместить рояль из закутка на "достойную инструмента сцену". Сквозь выход из комнатки рояль не проходил, то есть инструмент надо было разобрать, а потом собрать заново. И маэстро в этом мог довериться только одному человеку - нет, не почтенному мэтру, а его скромной сотруднице Дирллии. Дирллия же и настраивала первый - белый - рояль. Самому маэстро попервоначалу коснуться струн, которым не менее полутысячелетия - решимости не достало.
   " - Лопнули б, так хоть на кого спихнуть, можно было бы, - равнодушно пояснила девушка. - Но я ж сначала их проверила!
   Проверка заключалась в том, что она подушечками пальцев провела по всей их длине. А Семереник при этом нужен был, потому что работать с гениальным мэтром наедине девушка отказывалась категорически.
   "Да что она о себе мнит? - возмущался маэстро. - Ни рожи, ни кожи!"
   Но с присутствием того или иного помощника из её группы вынужден был каждый раз смириться.
   Что данный инструмент в конце концов окажется в Эллистане, Катти не сомневалась. Маэстро Видалий допечёт королеву, а тётя Клер найдёт достойную цену. Вот увидите, Дакр сам будет уламывать свою императрицу, чтоб она согласилась на обмен!
  
   Сразу после концерта в честь излечения принца Рогттара, молодое поколение королевских домов, наконец спокойно собрались вместе. Была и Веккатта. Был даже лично принц Империи со своими двумя друзьями и невестой. Правда, в разговорах они практически не участвовали. Сам он сначала приходил в себя после перехода по коридорам, а потом готовился к обратному маршу. Слаб ещё сильно был и его бесила эта слабость! Как это - у него нет сил?!
   Его друзья дичились чужой компании, да ещё и "невеста" эта... Ему эта девка нужнее их?! Веталлия от жениха не отходила.
   Ещё парой бедолаг выглядели Никка и Ниэллон. Аккор с Келдазом готовились на шоколадный остров, Луфгегл с Синнаэль - в шахты Ксетронира, а они...
   "Рисковать одновременно двумя членами династии - недопустимо, - объясняли им обоим. - Будете оперативным резервом".
   "Опять! Парни - в драку, а я - "командую"!"
   Но самым несчастным был поэт... Когда он обратился к герцогу ла Алевтим, тот ему разрешил всё!
   " - Куда хочешь! Хоть - на остров, хоть в Ксетронир.
   " - А Иллена?!
   " - Хочешь в Каалекс? Пожалуйста! Но в одиночку. Остальным сейчас некогда. Сразу после отбытия экспедиций с Илленой тебе помогут. И принц Ниэллон, и императрица.
   Но новые земли, но найдерикс - это же легендарка! А Иллена?!
   Катти ему сочувствовать не спешила. Когда он ей пожаловался, она только хмыкнула:
   " - Интересная тема для баллады.
   И ещё раз хмыкнула на вдруг задумавшегося поэта. Она эту тему видела с оборотной стороны: только накануне Торри при ней спрашивала подругу:
   " - Но как же так? А то, что тогда бы мы почти на месяц расстались - это для него ничто?
   Ещё неделю назад она бы и на это только хмыкнула, но теперь... Те девять прикосновений - самыми кончиками его пальцев о самые кончики её... А если бы он тронул ей лицо? О чём-либо более нескромном Катти и не помышляла, но если бы он был рядом, а потом вот так уходил? Да нет его рядом! Но над Торри она теперь не смеялась.
   Были и хорошие новости: она забрала свои бумаги, свои книги из её местного дворца и сегодня перевезёт их в Риммериум, в кабинет императора. С Дакром и эйдежь они его обследовали весь. Деловую документацию отделили о личной. Личную перенесли в архив - в библиотеке таковой был! А деловую... Дакр взял с неё слово, что минимум час ("Не ваш ауррс, Катти - полновесный час!") она будет его просматривать и, что не касается секретов Семьи, ему пересказывать.
   Кабинет ей понравился. Немного мрачноватый и... не хватало в нём удобной мебели прежних, но...
   Сегодня она переговорила с Верией Интелией. Та заказ на несколько комплектов одежды приняла. Посмотрев на имперских аристократок, добавила, что для выходной одежды постарается уж сильно её Двор не шокировать. Торри её заинтересовала больше. Ну, ещё бы - такую красавицу обшивать! Да и с ней можно не так заморачиваться тем, что Риммериум посчитает "приличным".
   И императрица с сестрой-принцессой удержались! Они Верию к себе в гости не позвали. Верия попросилась сама! Вот тогда Катти и обмолвилась о своём новом кабинете: "Посмотришь, что там можно сделать, а?". Тётя Клер была неподалёку, так даже отвернулась, чтоб не обнаружить смешок.
   Наутро юная императрица издала Указ: с девяти до полудня она недоступна! Сколько можно?! Утром она будет заниматься только тем, что ей - ей самой! - нужно. Умные книжки читать! Переводы возобновить! У неё трагедия на втором действии застряла!
   Ага, размечталась. Когда Семереник со своей бандой заявился, он от склочного гения быстренько смылся.
   Смылись бы и остальные, но Дирллия от риска оказаться с маэстро наедине, потребовала её избавить - так что, установили дежурство. Кончилось всё тем, что, когда дошла очередь до Эсктеллы, оставшись наедине с двумя девушками, маэстро Видалий несколько... м-м-м... Ну, в общем, математичка позвала свою Чёнечку. Во Дворце пришлось унимать переполох по поводу "прорыва тьмы", а маэстро написал "Волчью сонату" для виолончели, двух скрипок и оркестра. Но это уж потом, совсем потом.
   Кстати, на первом прослушивании, Торри сразу начала вести себя как-то странно, а когда вступила партия ударных, почти захихикав, прошептала ей на ухо: "А это заявилась ты со своей палицей". Катти в ответ только плечами пожала: нельзя же читать музыку столь буквально, но дослушать суровую сонату серьёзно уже не смогла.
   А Семереник выложил перед девушкой дневники исследовательской группы прежних, которую нашли в пустошах принцы. Сам он сумел разобрать в них только один знакомый термин "сур шекера" - серый шар. Который встречался через две страницы на третью.
   " - Ты понимаешь,- потыкав в листы, обратился он к ней - что это может значить?
   Ещё бы Веккатта не понимала! Серый шар - ключевой элемент исказителей телепортаций. И, как бы ни ключ к стационарной телепортации вообще.
   " - А ты королеве, что мне их покажешь, говорил?
   " - Нет, конечно! Она бы с Имернием пошла советоваться, а тот... "В Империю?!" - обморок бы при ней изобразил! И очень достоверно. С глотанием сердечных капель. И кранты. Да их бы и у меня забрали, да и всё!
   Да и всё. Вот только сначала тётя Клер бы обсудила всё со своими царственными сёстрами. Да почему "бы"?! Про мелочного нагтилина, который в свой рюкзак не только кресло хотел засунуть, но и почти совсем исписанные тетради пхнул, от своей не менее царственной сестры Катти наслушалась. То есть дневники были хабаром Луфа и попасть к Семеренику могли только через тётю Вел. А он Кьиллиз знает уж никак не лучше её сына. И, значит, её сын читать сначала тоже попробовал. И тоже никак. Да, - Катти ещё полистала тетрадь, - тут с одними почерками засыплешься... К кому обратится Семереник - гадать особо не приходилось.
   Значит, королевы... Значит, королевы решили провернуть всё в обход своих королей. Это, мол, будет наш, маленький женский секрет, Катти.
   Так как, Катти? Ты расскажешь об этом Дакру? Кто тебе ближе - этот податель чая или родные королевы?
   Но из всей Империи знать только ей? Нет, свой протокол ввести Лоуррелцию мэтр Пратарий заставил не зря.
   Женский, говорите? Она обо всём расскажет сестре!
  
   Торри журналы узнала сразу. Как она обиделась! Она даже нашла тот листик, который Луф при торге вырвал из одной тетрадок, со словами: "Тут же всё исписано! Чистых листов осталось совсем чуть-чуть!". Вырвал, смял и выкинул! Теперь страничка была расправлена и вложена обратно. Он же брал тетради, чтоб, якобы, бумагу для особо важных записей использовать.
   - Но как же так?!
   - А что ты хотела? Ты была чужой. И ты находилась... с другой стороны прилавка. У нагтилина с кором! А где Нил в это время был?
   - Да вышел он как раз!
   - Вот мальчишки! - засмеялась девчонка.
   - Ну, я ему!..
   - Нет. Это наш секрет. От него - тоже.
   - От Ниэ?! У нас нет секретов друг от друга!
   Катти только усмехнулась:
   - И он тебе подробно рассказал, как они придумали присобачить прицелы от големов на наши... на корские баллисты?
   - Но про них ты...
   - И я не знаю. Оно мне надо было? Я тогда с "Аккриддой" по срокам опаздывала. Два месяца оставалось, а я ещё на четвёртом действии копалась. Да всё из-за мальчишек! То с этими прицелами, то с шахтой для Луфа копошилась, то для Акки... Секстанты в Льиз Яррулле нашли. Две штуки. Пока разобрались...
   - Что нашли?
   - Секстант. Коры теперь его вместо астролябий используют, чтоб определиться, где находятся. Широту местности определяют. А позже поняли, почему при обоих и семрики есть. Точное время те дают, чтоб долготу определить. Но это, когда поняли, что семрики - это хронометры...
   - Подожди, а ты нашим про эти... секстанты... рассказывала? А ты в нашей сокровищнице - есть ли они и у нас - смотрела?
   "Ещё и это!" - только и выдохнула императрица.
  
   "Ещё и это" - она после "прорыва тьмы" учинила долгий разговор с бароном Фредом ла Осттекием, который нынче заведовал охраной дворца. Дакр присутствовал тоже, но все два ауррса просидел молча. В разговор он вступил уж потом. А Катти ещё и этому мужчине пересказала свой разговор с богиней.
   - Вообще-то я обо всём этом уже слышал, - посмел скривить губы барон.
   Ах, он слышал!..
   - То есть, Вы уже в курсе, что "всё уже срочно"? Что уже завтра в любой части Ойкумены можно ожидать высадки десанта разведчиков новых богов? И Вы уже обговорили с артольцами о разделении зон ответственности? И у вас - то есть у Нас! - есть отряды повышенной боеготовности, которым и часа не понабиться, чтобы выдвинуться и стать первым редутом обороны? Ах, с артольцами ещё не говорили, зоны не делили... А скажите есть ли вероятность, что Огненный дворец окажется в зоне ответственности тёти Коры? То есть её величества королевы Корлэнда Акнаккоры, которая в своём королевстве занимается военными вопросами? Нет?! Тогда скажите, почему при прорыве тьмы в месте этого прорыва первой оказалась я?! А ваш отряд туда добрался только через девять минн после меня?
   Дакр на заседании палаты данный факт своим герцогам ткнуть в нос тоже не побрезговал. Видите ли, один из них высказал претензию, что наглые векты шляются по Огненному дворцу да ещё к тому же вызывают тварей тьмы. И Дакр поинтересовался, откуда тот узнал.
   " - Да был я во Дворцу! И весь этот переполох понаблюдал!
   " - Сттрвел, это ж ты намедни про плаксу-императрицу сетовал? Так эта плакса схватила Палицу и понеслась воевать со Тьмой! А ты, значит, только "отнаблюдался"?
   - А кто ещё из аристократии был тогда здесь? - заинтересовалась Катти. - Список можно? И как каждый себя повёл при этом - вторым столбцом в нём!
   - Тихо собрать вряд ли получится... - покачал головой ла Осттекий.
   - А не надо тихо! - сразу отреагировал Дакр. - Первый столбец я заготовлю, а ты пусти писцов. Команду! Пусть каждого под роспись опросят! Где они шлялись, когда их императрица неравный бой принимала!
   Ну, да, неравный. Она, сестра, жрицы, кровники - и все на бедную псинку... Торри, небось, уже примеривалась, как будет новые клыки себе на ожерелье вешать, а тут такой облом - Экста глазками хлоп, хлоп:
   " - Здравствуйте... А чего это вы все?..
   Кстати, о родственниках... А где сейчас её брат? Почему она, а не он обсуждает с этими аристократами вопрос безопасности? В спортзале качается? Другой ерундой занимается? А её сестричка - с Нилом милуется?
   Кстати, о Ниле... Он всегда хвастал, что тётя Клер в своём замке знает всё. Почему она не знает всё в своём замке?! Нет, многое она знала. Например, про то, как некоторые из аристов отреагировали на сигнал чёрной тревоги. Она свои знания и то, что ей принесут - ещё посравнивает. Но...
   А не в замке, а в городе? Ведь совсем ничего!
   Разговор об этом она затеет с Нилом - может? посоветует что-нить, пока до тёти Клер не добраться. С ним была и Никка. Собственно, это он был с нею. Никка заканчивала обучение двусторонней шёлковой вышивке, а он... "он был с ней, чтоб ей не было грустно одной на чужбине". Разумеется, была и Торри. И ещё Катти призвала брата. Тот пришёл, разумеется, с Веталлией. И с двумя своими друзьями. Им императрица ещё перед своей коронацией высказала уже, где ж они были, когда Рогттара убивали? Вот ла Страда его спасла, а вы... Слушать их, что их не было, потому что он с этой ла Страдой к ближайшей койке попёрся, она, разумеется, не стала. Но теперь они и спали в соседних комнатах.
   А на её сетования, Ниэллон вдруг улыбнулся:
   - Вообще-то есть вариант...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   **
  
  
  
  
  
  
  
   Персонажи
   Веккатта Ульенс - библиотекарша, императрица Викгторрия I
  
   Ниэллон - наследный принц Эллезии (вект)
   Аккор - принц Корлэнда (кор)
   Луфгегл - принц Техлора (нагтилин)
   Келдаз - принц Нортирии (норт)
  
   Луф - Фулг, Кел - Лекс, Акки - Корк, Нил - Лин
  
   Иллиоан - легендарный царь, прапредок правящей династии вектов, основатель Библиотеки
   Протрион - легендарный царь, прапредок правящей династии нагтилинов
   Аскорион - легендарный царь, прапредок правящей династии коров
   Исклепий - легендарный царь, прапредок правящей династии нортов
  
   Алторий - легендарный пророк
  
   векты:
   Гилберт II - король Эллезии
   Клерисса - королева Эллезии
   Ниэллон - наследный принц Эллезии
   Синнаэль - принцесса Эллезии
  
   Гвардейцы:
   герцог Иторий Инейский - глава гвардии, старший брат королевы
   сэр Горавий - гвардеец
   барон Веллитарий - гвардеец, член отряда охраны королевы 1
   сэр Галлорд - гвардеец, член отряда охраны королевы 2
   сэр Дартор - капитан гвардии, глава отряда охраны королевы 0
   сэр Ильмерн - гвардеец, член отряда охраны королевы 3
   сэр Матрий - гвардеец, член отряда охраны королевы 4
   сэр Нортуг - гвардеец, член отряда охраны королевы 5
   сэр Ольссон - гвардеец, член отряда охраны королевы 6
   сэр Пеггиор - гвардеец, член отряда охраны королевы 7
   сэр Теггер - гвардеец, член отряда охраны королевы 9
   сержант Торвик - гвардеец, член отряда охраны королевы 10
   сэр Эльтар - гвардеец, член отряда охраны королевы 11
   лейтенант Виддерий - гвардеец, начальник охраны группы Семереника
  
  
   полковник Аатоникл - герой Войны упавших листьев
   граф Анитол Адерелли - командир 2-ого легиона
   леди Артерра - командир кошачьего эскадрона
   мэтр Тайли - придворный лекарь
   мэтр Алендиерий - королевский казначей
   мэтр Дилериус - руководитель кафедры алфизик Университета Эллезии
  
   мэтр Семереник - ученик Дилериуса, гений, маг Земли
   метресса Эсктелла - обильная обоими девяностами математичка
   метресса Дирллия - экспериментатор
  
   Имерний Тредис - начальник департамента безопасности
   Телоссний Кавертус
   Верник Тоиней - первый секретарь Приёмной
   мэтр Айзенбеккер - главный интендант дворца
   мэтр Оллиделий - препод текущей политики Академии
   мэтр Каллиен - Главный Хранитель Библиотеки
   Артеррик - молодой служитель библиотеки
   баронесса Литенния - одна из давних любовниц короля
   Вероила - одна из стражниц внутренней стражи
   метресса Февра - главная кухарка Дворца
  
   леди Терсия - придворная дама, магиня, предательница
   сержант Кроггер - военный инструктор в Университете
   мэтр Левозий - "заместитель" Келдаза по строительству яхт-клуба
   мэтр Ортерей - мастер внутренних энергий
  
   маэстро Видалий - придворный композитор Клериссы, увечный коротышка
   мэтр Шартер - его умерший в серянку учитель
  
   метресса Ниаракла - владелица "Нежной лилии"
   Алисандра - проститутка из "Нежной лилии"
   Штуцер - лидер молодежной банды Сокхо
   Илитрея - дочь купеческого старшины
   Верия Интелия - известный дизайнер
  
  
   Тирли ла Адерелли - аристократ, ровесник принцев, граф
   Мериния ла Адерелли - аристократка, старшая сестра Тирли
   Диамер ла Нистрой - аристократ, ровесник принцев, граф
   Тоскир ла Пенилиаз - аристократ, ровесник принцев, маркиз
  
   эйдежь Арлия ла Век, маркиза - подруга детства королевы, целительница
   эйдежь Лиссата Форритес - подруга детства королевы, магиня
   эйдж Леалон Форритес - её муж, друг принца Гилберта, раздолбай
  
   Текоррия Эррудж - командир четвертой центурии 2-ого легиона, предательница
  
  
   коры:
   Арккор Ардат- король Корлэнда
   Акнаккора - королева Корлэнда
   Аккор - наследный принц Корлэнда
   Никкора - принцесса, младшая сестра Аккора
   Мастер Кордор - корабел
  
  
   норты:
   Регкарек III - король Нортирии
   Шитона - королева Нортирии
   Нилорния - сестра Регкарека
   Тригкарот - старший брат Шитоны
   Келдаз - наследный принц Нортирии
  
   нагтилины:
   Руфгорион VIII - король Техлора
   Агвелта - королева Техлора
   Луфгегл - наследный принц Техлора
   Полковник Клофред был командиром терции хирда, дошедшего в битве при Артокии до боевого строя вектского легиона, прошёл Арену
  
   Имперцы:
  
   Роггакер XXXII - император
   Сын Рогттар - наследный принц Империи (21)
   Дочь Викгторрия - в мать (17)
   Дочь Агторрия - рыжая (17)
  
   У Императора (48 лет) - трое братьев, две сестры
   Старшая - Мхиттария (55)
   Сын - Боккар Треульский
   Близнецы - Аркттар и Сттофкл (46)
   Нокктий (44)
   Листеллия (герцогиня Вротийская) (40) - рыжая, ее высочество
   Сын - Ритогл (20)
  
   Герцогиня Агторрия ла Трелли (17) - один из титулов императорской принцессы
   Виконт Астеллий ла Ферн - старший брат молочной сестры Агторрии
  
   Лоуррелция - рыжая императрица из прошлого
   Роггакер XXIII - её сын
   мэтр Пратарий - гений времен рыжей императрицы
   мэтр Ботиани - гениальный живописец времен рыжей императрицы
  
  
   граф ла Оггорет - посол Империи в Эллезии
   Тригазл л'Эритт - второй советник посла
   Граф Боккар Треульский - племянник императора
  
  
   герцог Дакр ла Алевтим - главный подаватель ночного халата
   Княгиня Эрлия Нейшелл - придворная дама, его подруга
  
   баронесса Верриса ла Отредди - имперская Главная наставница
   эйдежь Анаттолия ла Ариерти - наставница курса придворной учтивости
   Клария Третос - наставница по общефизической подготовке
   Госпожа Катианилла - мастерица по шёлку
  
   Веталлия ла Трейси - соученица, подружка сына Императора, из ржавых графов
   Лестра ла Страда - соученица, первая подруга принцессы, Страда - герцогство по соседству с Пустошами,
  
   герцог ла Короннель - глава разведки/охранки, любовник Листеллии
   барон Фред ла Осттекий - глава охранных отрядов
   Истеш - маг-проводник его отряда
   сэр Висконтий ла Торрекс - мажордом
  
   Принц Ритогл - младший племянник Императора
   Оскальд ла Остреди - средний сын маркиза, блондин
   старший сын графа ла Мистра
   Тарий ла Поррикат - сын барона ла Порриката.
   Грассий ла Фридде - дружок Тария ла Порриката
  
  
   метресса Акакирра - шеф-повар императорского дворца
   метресса Тетроккия - её заместительница
   Иртра - кухонная девчонка
   мэтр Профорий - архимаг Земли
  
   Патокул - палач верхних камер
   Прот - охранник
   Ухтат - охранник
  
   мэтр Меттарион - главный библиотекарь имперской библиотеки
   Треккор - библиотечный вьюнош
   мэтр Кроктауриус - архимаг земли, руководитель кафедры общей алфизики имперского Университета
   барон ла Криадди - архимаг огня
   барон ла Торккил - его ученик
   Ольма - одна из старших жриц храма Анатары Риммериума
   Гретта - одна из младших жриц храма Анатары Риммериума
  
   Шкрот - пленник, "филин"
   Вартерий - глава ячейки гильдии в Прассиле
   Штекл - главный оперативник Вартерия
   Сэмсор - главный советник Вартерия
   Фред - проводник
  
  
   Паррет - легендарный вор, последний прошедший насквозь Ксетронир
   Виттарий - легендарный имперский принц, нанявший Паррета
  
   Иллена - принцесса Каалекса
   Истрелл ла Кратас - младший сын герцога Каалекса, бард
  
   Ольма - старшая жрица храма Анатары
   Ивлия - старшая жрица храма Анатары
   Гретта - младшая жрица храма Анатары
  
   Виттор ла Скелл - юноша, смутивший императрицу
   Скрэг ла Паггар - герцог, на чьей территории расположен западный мерцающий телепорт
   герцог ла Трриреим - герцог, на чьей территории расположен южный мерцающий телепорт
  
  
  
   Примечания
  
   Дабы не умножать без нужды сущности, единицы измерений, алфавиты, а также названия растений и тварей переведены на ближайший земной аналог.
  
   Пантеон
  
   Великий Ютерий - бог молний, царь богов
  
      -- Пшосграз - тёмный бог подземного мира;
   - дегея огненная - одна из его шестерки первых слуг;
      -- Ниобея - богиня земли животворящей;
      -- Гериуч - бог небесного свода;
      -- Постоний - бог морей;
      -- Ариления - светлая богиня мудрости;
      -- Арриграс - бог яростных чувств;
  
  
   Позикрона - богиня морских ветров, удачи
   Анатара - богиня любви и войны, крови, подруга Пшосграза
   Рейстра - лукавая богиня игр, розыгрышей, обманов, покровительница жуликов
  
  
   Артольский полуостров
  
   Эллезия - векты
   Корлэнд - коры
   Техлор - нагтилины
   Нортирия - норты
  
   Айвори - гора, на которой выращивается кофе Люстак
   Инейские горы - граница Эллезии и Империи
   Канаиды - горы Техлора
  
   Элистан (Эллиссэте) - столица Эллезии
   "Эктлер" - трактир в центре Элистана
   Сокхо - криминальный район Элистана
   улица Цветов - граничная с Сокхо улица, с публичными домами, ресторанами
   "Нежная лилия" - публичный дом
   Эллитон (Эллиетте) - озеро неподалёку от Элистана
   Минеевка - деревня на берегу Эллитона
   Канигора - река, вытекающая из Эллитона
   Иренга - река плотогонов, впадающая в Эллитон
   Тиренга - река сплава, впадающая в Эллитон
  
   Гриэгр - город в Эллезии
   Найлис - город в Эллезии
   Подоний - прибрежный город в Эллезии
   Большой риф - гряда атоллов, прикрывающая южное побережье Эллезии
  
   Корикл - столица Корлэнда, порт
   Тасл - столица Нортирии
  
   Озталлер - столица Техлора
   Канаиды - горная гряда у Озталлера
  
   Таркар - материк, местопребывание Империи
   Риммериум - Столица Мира
   Огненный дворец - императорский дворец.
   Гаррем - криминальный район Риммериум
   Айдаллерия - река, на которой стоит Риммериум
   Прассиль - город у Пустоши по пути в Риммериум
   Треуль (Террелле) - город Империи, славный свои виноградом
   Генейский хребет (Геннерс) - горы на Треульском полуострове, отделяющие его от остальной Империи
   Пустоши сизого вереска - область выпадений прежних
   княжество Каалекс - приграничье с Империей - жители - алексанцы
  
   Палестра - привилегированное учебное заведение при имперском дворце
  
   Ксетронир - 8-митысячник, величайшая гора Таркара с древними шахтами найдерекса, Ключ-гора нагтилинов
   Тирронга - горная река в герцогстве Паггар
  
  
   Академия - Университет - Лицей
   Академия - Университет - Палестра
  
  
  
   Льиз яррулле - Лазурный берег
   Тарекколл - главный пик Льиз яррулле
  
   Экзотические сорта чая
   "Империя Маккабари" - просто вкусный ароматный чай
   "Обезьяний царь" - чай с горы Хоуккэнн, самый редкий самый дорогой
  
   тарокки - титульная нация Империи
   гриды - первоначальная правящая нация Артольского полуострова
   веккатты - прежние, на языке гридов
  
   эйдж - титул "личный друг царствующей особы"
   эйдежь - титул "личная подруга царствующей особы"
  
   каяла - легкая вёсельная лодка из "воздушного дерева"
   шерсть веррийских овец - ценный вид шерсти, очень лёгкий и теплый
  
   каррадский темнолист - ценная порода дерева
   крогсогор - огромное дерево, что-то вроде секвойи
   мюсанги - грызуны, на вид типа мангуст, через пищеварительный тракт которых проводятся зёрна кофе Люстак
   треккалле - певчая птичка тропических островов южного полушария
   кечтаккам - травка, придающая изысканный вкус, специя
  
   тёмная гончая - охотничьи твари тёмных
   свикглы - стайные твари тёмных, во главе с маткой
   каракрата - водная тварь из болот
   ягвар - ягуар, болотный, полуторный
   скриплер - арахноид
   продакстра - огромная змея
  
   Огненный дворец - 5000 комнат, 500 00 м2 общей площади, 700 м - ребро, 50 км коридоров
  
   нитрониум - металл прежних. Из него изготовляли ключи, например.
   титторн - металл прежних... что-то вроде титанового сплава, но против тёмных
   каллуззим - материал лёгкого защитного обмундирования прежних
   внисттгул - металл прежних...
   найдерекс - добавка в сталь, придающее той идеальное сродство с магией
  
  
   Крайддассе Оллитто - Заря Духа, гимнастика прежних
  
   интрУс - единица длины прежних, метр по сути
   Сутки у прежних начинались в полдень, а не в полночь, и было в них две дюжины их ауррсов, а не два десятка часов, как принято у людей
   ауррс - час прежних, 1/24 суток,
   людской час - 1/20 суток
   минна - 1/60 ауррса - почти минута
   секка - 1/60 минны - почти секунда
  
  
   Словарик прежних:
  
   Кьиллиз - язык прежних
   Льиз - синий
   Яррулле - берег
   Литтанн - моё
   Саккеллек - внимание!
   Тыллзэммез - подчиняюсь
   Азьллаань - вперед
   с?лтетоно - вставать
   Пексьыса - садиться
   кыллизикл - пароль, допуск
   М?нно - следовать
   Б?рсьы - меня, мной, мне
   Тщиртлеккием - здравствуйте
   Сур - серый
   Секера - шар
  
   оддиг - 1, тиккар - 2, куинни - 3, четра - 4, потта -5, старри - 6, кутта - 7, воллг -8, стелла - 9, поттум - 10, иллекка - 11, дассетта - 12
  
  
  
  
  
  
Лувр - один из крупнейших и самый популярный художественный музей мира. В нем содержится около 300 тыс. экспонатов. Длина коридоров музея - 17 км !
   Первоначально выступавший в роли крепости, построенной в средневековый период, Лувр стал королевским дворцом в XIV веке при Карле V, и время от времени использовался королями Франции в качестве их главной парижской резиденции. Сегодня большая часть здания используется в качестве музея. Дворец занимает площадь 210.000 кв. м.
  
  
   Хофбург
   Построенный в XIII веке и с тех пор значительно расширившийся, Хофбург является бывшим императорским дворцом, в котором располагались одни из самых влиятельных людей в истории Европы и Австрии, включая монархов династии Габсбургов и правителей Австро-Венгерской империи. Дворец насчитывает 2600 комнат и имеет площадь 240.000 кв. м.
  
   Лувр
  
   160 106 м2
  
   17 км
   Хофбург
   2 600 комнат
   240 000 м2
   490 м
  
   Огненный
   5 000 комнат
   500 000 м2
   700 м
   50 км
   В Элеззии
   3 000 комнат
  
  
   30 км
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"